Екатерина Азарова - Университет высшей магии. Сердце Океана

Университет высшей магии. Сердце Океана 1987K, 405 с. (Университет высшей магии-1)   (скачать) - Екатерина Азарова

Екатерина Азарова
УНИВЕРСИТЕТ ВЫСШЕЙ МАГИИ. СЕРДЦЕ ОКЕАНА



ГЛАВА 1

— Селеста Айлири, — протянул профессор Эрстен, внимательно окинув меня взглядом.

Я невольно насторожилась. Два часа назад я была полностью уверена в себе, а слушая ответы остальных абитуриентов, убедилась, что проблем со сдачей экзамена не возникнет. Сейчас же, смотря на профессора, от которого зависело решение, начала сомневаться в собственных силах. Непонятно почему. Я долго готовилась и могла с уверенностью заявить, что знаю материал прекрасно. Лист с ответами сдала самой первой, а вот отвечала последней.

В аудитории остались только мы с профессором. Это напрягало сильнее всего. Изначально преподавателей было трое. Через некоторое время одного из них сменил профессор Эрстен. Я заметила, что он не участвовал в опросах, лишь мельком просматривал экзаменационные листы и пил воду. Чем меньше оставалось абитуриентов, тем сильнее на его лице отражалась скука, а стакан постепенно пустел… Позже аудиторию покинул еще один преподаватель, а к тому моменту, когда из двадцати поступающих остались только я и рыжая девушка, ушел и второй. Подобные перестановки я восприняла спокойно, и даже тот факт, что тестирование девушки не заняло и минуты, меня не беспокоил. Уровень ее знаний был откровенно низкий, а вердикт «спасибо, вы нам не подходите» — ожидаемый. Но, оказавшись на стуле напротив профессора, я вспомнила такие чувства, как волнение и необъяснимый страх провала.

— Как думаете, вы верно ответили на письменный опрос? — поинтересовался преподаватель.

Судорожно припомнив, что именно я написала, неуверенно качнула головой. Я не просто владела магией воды, она составляла мою суть. Предварительный тест показал подходящий для обучения в университете уровень магии. Если профессора не удовлетворят результаты письменного опроса, то для меня не было проблемой ответить и устно.

— Почему вы молчите?

— Если у вас появились сомнения, — ответила, осторожно подбирая слова, — готова доказать свои знания другим путем.

— Каким же? — усмехнулся профессор.

— Это решать не мне, — выдохнула я.

— Интересно. — Мужчина бросил лист на стол и, сложив руки на груди, прищурился. — Что ж, сделаем так. Если вы справитесь с дополнительным заданием, то я зачисляю вас на свой факультет. Нет — вы знаете, где выход.

Нервно кивнув, я замерла в ожидании.

Профессор молчал, рассматривая меня. Высокий, худощавый, со светлыми волосами, стянутыми в хвост, преподаватель излучал уверенность в себе. Серые глаза смотрели доброжелательно, но я чувствовала опасность, исходящую от него. Возможно, я накрутила себя, но, учитывая мое положение, везде видела подвох. Мужчина, сидящий за столом, и его вердикт отделяли меня от статуса студентки лучшего университета магии в мире.

— Формула Сервия, — резко сказал профессор. — Продемонстрируйте ее, используя подручные материалы.

Не выдержав, я нахмурилась. В перечне обязательных знаний к поступлению подобное задание припомнить не могла. Нет, я знала, как удалить воду из живого объекта, но понимала, как тонка грань между легким обезвоживанием и смертельным иссушением. Явно задание не для той, кто даже не является студенткой. Нервно оглянувшись по сторонам, я не обнаружила никого, кроме профессора и меня. Кого он подразумевал под подручным материалом? Неужели…

— В качестве объекта вы имеете в виду себя? — тихо уточнила я.

— На мой взгляд, это очевидно, — пожал плечами мужчина, продолжая пристально смотреть на меня.

Резко выдохнув, я постаралась сосредоточиться. Если от этого зависит мое поступление, я сделаю все от меня зависящее!

— Куда собирать воду?

Вместо ответа профессор подвинул мне пустой бокал.

На несколько секунд прикрыв глаза, я вспомнила формулу Сервия. Выделить воду из любого живого существа, независимо от размера, было совсем не сложно. Просто увеличить потоотделение, собрав и направив влагу в емкость. Этим заклинанием я пользовалась неоднократно, когда приходилось в срочном порядке менять ипостась…

Разогрев ладони, подошла к профессору вплотную.

— Я могу вас коснуться? — спросила я на всякий случай.

— Конечно… Кстати, будьте любезны снять все ваши амулеты. Для чистоты проверки, — усмехнулся он.

Быстро взглянув на мужчину, я выполнила поставленное условие и, положив ладонь на его кисть, снова прикрыла глаза. Чувствуя, как кожа профессора становится горячей и влажной, выдохнула с облегчением. Мне не нужно было зрение, чтобы почувствовать воду…

— Четверти стакана будет достаточно? — буднично уточнила я.

— Вполне, — хрипло ответил профессор.

Я продолжила. Минут через пять открыла глаза, чтобы полюбоваться на небольшую лужицу на поверхности стола. Через секунду она скатилась с края и с плеском упала в подставленный бокал, а я вопросительно посмотрела на преподавателя.

— Прекрасно, — улыбнулся он, беря в руки емкость и рассматривая воду. — Осталась только одна проблема. Как вы поступите, если попадете в дождь? В нашей местности он не редкость, не говоря о том, что университет построен рядом с океаном.

Только я собралась ответить, что для этого и ношу специальный амулет, как профессор Эрстен взял бокал и выплеснул на обнаженную руку воду. Крик возмущения застрял в горле, когда я оказалась лежащей на полу, а мои ноги стали такими, какими они были при рождении.

— Никогда не пытайтесь обмануть мага воды, Селеста. — Профессор присел на корточки рядом со мной. — Попытки скрыть рисунок силы довольно грамотные, но неумелые. Эрейцы — непревзойденные маги воды, но у вас есть слабое место. Контакт с водой возвращает вас в истинную ипостась. Чтобы избежать этого, необходим пятый уровень силы или постоянное ношение амулета. Вторым вы озаботились, но беспечно лишили себя защиты. Учитывая ваше происхождение — преступная небрежность. Перед тем как прийти на экзамен, я ознакомился с результатами тестирования и знал, на что способен каждый из абитуриентов. Что касается вас: третий уровень, превосходная теоретическая подготовка. Это намного больше, чем требуется для поступления. Решение, кто будет у меня учиться, принимаю я, но мне нужна честность.

И это я осознавала. Профессор Эрстен был не только очень известным магом, именно он в настоящее время возглавлял факультет стихийной магии. Промолчав, я вновь применила заклинание Сервия, высушив кожу и вернувшись к человеческому облику. Поднялась с пола и отошла на пару шагов от мужчины.

Несмотря на то что Университет высшей магии принимал к себе представителей всех рас, если они удачно сдавали вступительные экзамены, помехи были со стороны Эрея. По нашим законам мужчинам разрешалось покидать страну, для женщин эта дорога была закрыта. И я никогда не подумала бы нарушить запрет, если бы не Вилмар. Он уехал из страны год назад, пообещав вернуться до моего восемнадцатилетия, чтобы мы могли пожениться. Увы, в означенный срок он не появился, к тому же за время его отсутствия многое случилось. Слишком многое, что и подвигло меня на побег…

— Хорошо. Мне тоже импонирует честность. Вы отказываете мне в поступлении? — уточнила я у профессора. — Несмотря на уровень знаний, которым не может похвастаться ни один из абитуриентов?

— Прямым текстом говорю, что вы не будете обучаться здесь, о чем я очень сожалею.

— Профессор Эрстен, — вздохнула я, но, ободренная его словами, призналась, — я не могу вернуться домой.

— В чем причина? Учтите, от степени вашей откровенности зависит мое решение.

— Я не готова выходить замуж, — тихо ответила. — Тем более за того, кого никогда не видела.

— Нелепая отговорка, — пожал плечами преподаватель. — Вы принадлежите вашей семье: от чешуи до кончиков волос. Университету не нужны проблемы из-за сбежавшей русалки. Предполагаю, имя при заполнении анкеты и прохождении проверки уровня силы вы назвали тоже фальшивое.

— Оно настоящее, хотя мне и не принадлежащее, — призналась я. — И это допускается на начальном этапе.

— Имя рода? — процедил профессор.

— Сорен.

— Прекрасно. Не просто русалка из Эрея, а еще и дочь первого советника. Девушка, вы понимаете, что отец будет вас искать?

— Вполне, — упрямо кивнула. — Но я изучила законы. Если факт моего происхождения вскроется после поступления, то оснований для преследования ни меня, ни руководства университета не будет.

— Этого недостаточно. Вы принадлежите своему отцу, и только он имеет право распоряжаться вашей судьбой. Чтобы ситуация изменилась, вам необходимо…

— Выйти замуж или заключить помолвку, — быстро добавила я. — Эти тонкости мне известны. Поверьте, я способна решить данную проблему.

— Способная, целеустремленная, рисковая, — протянул профессор Эрстен. — Вы подходите для университета. Даю вам времени до первого учебного дня, чтобы решить вопрос с законностью нахождения здесь. По истечении этого срока мы увидимся, и я вручу вам приказ о зачислении, или не приходите вообще. Вам необходимо успеть до начала речи ректора. Так что в восемь утра жду вас в этой аудитории.

Профессор усмехнулся, окинув меня взглядом, и покинул помещение. Несколько секунд я смотрела на дверь, а затем без сил опустилась на стул. Машинально забрала амулет и вернула его обратно на шею. Расставаться с ним на суше было безумием. Отныне не соглашусь на подобные просьбы от кого бы то ни было!

Вторая по сложности часть моего плана была пройдена. Осталось только найти Вилмара и официально заключить помолвку. С зарегистрированного документа я планировала снять копию, приложить к ней приказ о зачислении, и с той минуты отец не будет иметь надо мной более никакой власти. Конечно, фактически я оказывалась в полной зависимости от Вилмара, но я верила, он не воспользуется этим, тем более что наша свадьба всегда была лишь вопросом времени, и только желание отца заключить более выгодный ему брак в корне все изменило.


Университет высшей магии располагался в нескольких днях пути от столицы Нерийского королевства. Подобная удаленность была вызвана разумной предосторожностью. Огромное скопление молодых магов разной степени подготовки являло собой взрывоопасную смесь как в прямом, так и в переносном смысле.

Учебный год начинался через два дня. Я специально подгадала время, чтобы успеть сдать экзамены и найти Вилмара. Про власть отца я не забывала ни на минуту. В его силах было вернуть меня домой и выдать замуж, не интересуясь моим мнением. Нет, я была почти всегда послушна его воле и подготовила себя к мысли, что меня ждет брак по расчету, но когда два года назад познакомилась с Вилмаром, он заразил меня своими безумными идеями. Парень утверждал, что учеба в Университете высшей магии откроет перед нами все дороги. Его студенты получали особый статус и защиту. Правда, после окончания была обязательная отработка на благо Нерийского королевства, но он готов был пожертвовать несколькими годами, чтобы на всю оставшуюся жизнь стать независимым и свободным. Когда отец впервые завел разговор о свадьбе, я задумалась — а возможен ли путь Вилмара и для меня? По всему выходило — да. Университет виделся единственным шансом на спасение. Изучив эрейское и нерийское законодательства, благо у отца нашлись все необходимые сведения, и прибегнув к помощи подруги, я начала строить планы и усиленно готовиться к поступлению. Правда, их пришлось корректировать, когда отец объявил о том, что вскоре состоится знакомство с будущим мужем, и это не Вилмар…

По правилам университета все студенты должны были вернуться заранее. День на разговор и подготовку к помолвке… В назначенное время я предстану перед профессором Эрстеном как танэ Вилмара Фоули, а покину его студенткой Университета высшей магии.


Общежитие стихийников располагалось на границе с лесом. Я уточнила у коменданта, какую именно комнату занимает Вилмар, выдав заранее подготовленную легенду, что я новая студентка университета, желающая навестить своего друга детства. Номер комнаты мне назвали, но вот впустить отказались, а я и не настаивала. Комендант сказал, что Фоули сейчас нет, и посоветовал вернуться завтра. Поблагодарив его, я сделала вид, что ухожу, но как только он вышел, проскользнула на лестницу и поднялась на второй этаж. Найдя нужную комнату, задержалась перед дверью всего на пару секунд. С недоумением отметив, что защитные чары те же самые, что я придумала год назад, развеяла их одним движением руки, а когда вошла внутрь, восстановила.

Судя по нераспакованным сумкам, Вилмар только вернулся. Сей факт порадовал, но и заставил нахмуриться. В последнем полученном письме приятель писал, что не может приехать ко мне в Эрей, потому как проведет лето в университете. Оказалось, это было не так. Еще одна тема для разговора, который мне не понравится. Это я осознавала отчетливо.

Ждать Вилмара пришлось несколько часов. Этого времени с лихвой хватило, чтобы узнать, чем и как жил жених этот год. А жил он, судя по всему, неплохо и весьма весело. Во-первых, в гордом одиночестве в очень комфортных условиях. Большая комната, удобная, явно не казенная мебель, шкаф, забитый не только форменной, но и другой одеждой. Раньше я не замечала у Вилмара такой любви к роскоши и искренне не понимала, откуда у него все это появилось. Его семья не бедствовала, но и не являлась зажиточной. А вот происхождение стало одной из причин, но которой мой отец и слышать не хотел о нашем союзе. Аристократы, но род не сравним с нашим по древности. Именно поэтому Вилмар и стремился попасть в университет. Получив диплом, он мог как вернуться в Эрей, имея более высокий статус, так и выбрать другое место жительства. Уровень силы у него был ниже, чем у меня, но жених брал старанием. На этой почве мы и сблизились, а последний год перед его поступлением готовились вместе. Так что программу я знала не хуже, а может, и лучше.

Веселый голос жениха послышался в коридоре, когда я порядком устала от ожидания. Он был не один. Вскочив с кровати, я хотела было спрятаться и устроить ему сюрприз, но передумала. Для шуток и розыгрышей будет другое время, сейчас необходимо решить проблему. Когда дверь открылась, я невольно шагнула вперед, улыбаясь, но реакция Вилмара оказалась необычной. Он отшатнулся и уперся спиной в парня, что шел следом.

— Селеста?!

— Вилмар. — Я продолжала улыбаться.

Ни о каком более теплом приветствии речи не шло. Жених выглядел удивленным донельзя, даже скорее испуганным и явно не желающим меня видеть.

— Сайдар, — коротко представился его приятель.

Посмотрев на второго парня, я машинально отметила, насколько они не похожи с Вилмаром. Мой жених, как и я, обладал типичной внешностью для Эрея: пепельно-серебристые волосы, голубые глаза, светлая кожа и изящное телосложение. Спутник Вилмара был его полной противоположностью: крепкий и смуглый, короткие черные волосы, жесткие даже на вид, и слегка раскосые глаза. Увы, с чтением аур и рисунка силы у меня были проблемы, иначе я сумела бы хорошо замаскировать собственный дар, но силу огня все равно почувствовала. Враждебную стихию ни с чем не спутаешь. Приятель Вилмара был демоном, не иначе.

— Селеста, — коротко ответила я и посмотрела на жениха. — Мы можем поговорить? Наедине!

— Увидимся позже, — все правильно понял Сайдар, вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

— Что ты хотела?

— Нам необходимо оформить помолвку, — медленно сказала я, пристально смотря на парня.

— Что произошло? — нахмурился он. — Только не говори, что сбежала из дома.

— Я сбежала из дома и хочу учиться в университете, — подтвердила я.

— Это невозможно!

— Раз я здесь, то это свидетельство серьезности моих слов, — намекнула.

— Что случилось? — нахмурился Вилмар.

— Отец решил устроить мою судьбу, — помолчав, призналась я.

— Кого он избрал? — уточнил он.

— Холден Арн, — тихо ответила.

— Не понимаю, что тебя не устраивает? — усмехнулся Вилмар. — Прекрасная партия. Подобный союз укрепит оба рода, да и размер выкупа, думаю, внушителен.

— Стоп. Я правильно понимаю, ты предлагаешь мне вернуться и выйти замуж за старика, только на одном том основании, что он богат и влиятелен.

— Насколько я знаю, он не старик, — возразил Вилмар.

— Очевидно, этот факт должен меня успокоить, — пробормотала я, пройдясь по комнате и раздумывая над происходящим.

С каждой секундой настроение стремилось вниз, а идея просить помощи у Вилмара казалась ошибочной. Не знаю, что произошло за год, пока мы не виделись, но жених изменился кардинально. В наших отношениях не было страсти, но с Фоули мне было спокойно и комфортно. Именно поэтому я и хотела видеть его мужем.

— Селеста, возвращайся домой, — посоветовал Вилмар. — Не зли отца. Чем скорее ты вернешься, тем меньшему наказанию подвергнешься.

Слова жениха… бывшего жениха выбили меня из состояния спокойствия и лишили способности трезво рассуждать. Такого приема я не ожидала. Но и говорить с Вилмаром отныне мне было не о чем. Более не говоря ни слова, я развернулась и покинула комнату, а затем и общежитие.


Находясь в полном смятении, я бессильно опустилась на землю и обхватила колени руками, не понимая, что мне делать дальше. Тщательно продуманный план трещал по швам. Я думала, что самым сложным будет сбежать из Эрея и сдать экзамены. Первое действительно оказалось непростым заданием, со вторым справилась играючи. Вопрос с помолвкой считала формальностью, а оказалось все наоборот. Но я не для того зашла так далеко, чтобы сейчас отказаться от задуманного. Пока не наступит назначенный день и профессор Эрстен не выгонит меня, попытаюсь решить возникшую проблему.

— Нужна помощь?

Подняв голову, я увидела приятеля Вилмара и скривилась.

— Нет, спасибо, — ответила вежливо, но внутри все кипело от злости и неспособности найти выход из ситуации.

— И все же я настаиваю. — Сайдар протянул мне руку. — Могу проводить до общежития и помочь с вещами.

— Я пока еще не студентка, так что остановилась в городе.

— Тем лучше. Я сам там живу.

— Как это? Я думала, все студенты живут на территории университета.

— Я не любитель большого скопления народа, — парень усмехнулся, — поэтому снимаю жилье. Пойдем, я провожу тебя.

Продолжать дальше упорствовать было глупо. Поднявшись на ноги, я отряхнула юбку и последовала за Сайдаром. Покинув территорию университета, через полчаса мы шли по улицам города. Разговаривать с парнем мне было не о чем, и то, что он не лез мне в душу, радовало.

План разлетелся вдребезги, а времени придумать новый было катастрофически мало. Найти того, кто согласится побыть моим женихом в течение нескольких лет, но при этом не будет претендовать на большее, практически нереально. Тем более за оставшийся день.

— Что же мне делать? — прошептала я.

— Проблемы? — поинтересовался мой молчаливый спутник.

— Если и так? — остановившись, с вызовом спросила я.

Сайдар изучающе разглядывал меня, словно принимая сложное решение. В раскосых глазах виднелся ум, решимость и ни намека на флирт. Наверное, поэтому я резко одернула себя.

— Прости, — качнула головой. — Мои проблемы тебя не касаются.

— А если я могу помочь?

— Не думаю… Спасибо, что проводил, — поняв, что мы остановились у здания гостиницы, где я поселилась, решила попрощаться я.

— Постой, — резко остановил меня Сайдар. — Надо поговорить. Не здесь, — добавил он, когда я открыла рот, чтобы возразить. — Неподалеку есть небольшой трактир.

Не знаю почему, я согласилась. Может, оттого, что плана действий не было, разумных мыслей в голове не появилось, а проблема никуда не делась. Факт оставался фактом. Нерешительно кивнув, я последовала за Сайдаром.


Трактир «Берлога Джосса» оказался весьма уютным. Потолочные балки, выбеленные стены и внушительный камин у одной из стен, пока не работающий, но я могла представить, как уютно будет около него расположиться зимним вечером. Вся мебель в заведении была крепкой, местами со щербинами, но прочной и вычищенной до белизны. Хозяин трактира провел нас к столику и ушел на кухню. Я задумчиво проводила мужчину взглядом. Джосс был огромным орком. Не меньше двух метров ростом, кулаки размером минимум в половину моей головы, но при этом такая добродушная улыбка, которую не портили даже отчетливо виднеющиеся верхние клыки. Смуглая кожа, черные глаза с красноватым отливом, выбритые виски. Кожаная жилетка, холщовые штаны и высокие сапоги. Белоснежный фартук, повязанный поверх, смотрелся нелепо, но мне и в голову не пришло смеяться. Мужчина вызывал невольное уважение и пробуждал чувство осторожности.

Через несколько минут я задумчиво потягивала яблочный сок, посматривала на Сайдара и пыталась понять, что он задумал. Парень не торопился начинать разговор, и это начинало беспокоить.

— Почему ты просила Вилмара жениться на тебе? — неожиданно спросил он.

— А узнал ты об этом?.. — Я замолчала, ожидая объяснений.

— Подслушал, — пожал плечами парень. — Раскаяния за содеянное не испытываю, так что на чувство вины можешь не давить. Так что с замужеством?

— Мне кажется, это не твое дело, — весьма невежливо огрызнулась я.

— Когда приходят с такими предложениями, то уверены в результате. Очевидно, ты не ожидала получить отказ, — задумчиво сказал Сайдар. — Не вызывает сомнений и тот факт, что вы не только давно знаете друг друга, но и обсуждали этот вопрос. Мы с Вилмаром знакомы около года. Он не входит в круг моих друзей, но о его жизни я осведомлен. Так вот, я ни разу не слышал о том, что в Эрее у него осталась невеста. Скорее наоборот, его поведение явно говорило о том, что никаких обязательств у него нет и не было.

Слушать подобное было неприятно, но я ничего не ответила. Ревности я не испытывала, но вот новость о пренебрежении мною выдержала с трудом. Брак с Фоули устраивал меня. Я приобретала свободу от отца и оставалась независимой от мужа. Вилмар никогда не посмел бы ограничивать меня в желании изучать и совершенствовать магию, в отличие от того, кого отец выбрал на роль мужа. С герцогом Арном я не справлюсь. Я буду вынуждена исполнять ту роль, которая устроит его, а по слухам, семья Холдена в этом плане была весьма консервативна. Его мать лишь дважды появилась при дворе: во время свадьбы и на церемонии представления королю. После этого ее никто не видел, и я даже не знала, жива ли она до сих пор. Подобная участь меня не прельщала. Я знала, что Вилмар не испытывает ко мне огромной любви, но рассчитывала минимум на уважение. Слышать подтверждение обратного…

— Если не приятели, тогда почему вы были вместе? — задала резонный вопрос.

— Он обещал дать мне записи по водной магии, — пояснил парень.

— Ты огневик.

— Я не говорил, что это нужно для меня, — улыбнулся Сайдар. — Теперь придется еще раз идти к нему. Ответишь на вопрос? — без перехода напомнил он.

— Не понимаю, какое тебе до этого дело? — усмехнулась я, стараясь оставаться спокойной.

— Ты единственный ребенок в семье? — неожиданно спросил Сайдар.

— Еще брат и сестра, — пожала плечами.

— Почему решила сбежать из дома? — продолжил он допрос.

— К чему такой интерес? — прищурилась я.

— Ответь на вопрос, тогда все объясню. — Сайдар улыбнулся, и я невольно сделала то же самое.

Как ни странно, именно его улыбка помогла мне расслабиться. Подумала и решила, что ничем не рискую, если расскажу краткую версию.

— Магия всегда привлекала меня, и желание совершенствовать дар оказалось сильнее, чем обязанность выйти замуж. Тем более что после брачной церемонии для меня закроются все дороги, кроме жены и матери. Это вовсе не плохо, но только с тем, кто с пониманием отнесется и к другим желаниям. Кандидатура, выбранная отцом, меня не устраивает, потому что я считаю возможным жить так, как хочу. Тем более что кроме меня есть кому выполнить долг перед семьей.

Сайдар продолжал улыбаться. Чем дольше я говорила, тем больше он расслаблялся и сам, если судить по позе. В черных глазах появилась хитринка. Всем своим видом Сайдар демонстрировал, что я рассказываю ему что-то веселое…

— Моя проблема — причина для смеха? — поинтересовалась я.

— Вовсе нет. Ты меня неправильно поняла. Если выслушаешь, все станет на свои места, — усмехнулся Сайдар.

— Жду с нетерпением, — «любезно» улыбнулась я.

— Моя семья весьма влиятельна, — не обращая внимания на сарказм, сказал Сайдар. — Но наши представления о моем будущем кардинально различаются. Проблема в том, что я не любитель… кабинетной работы. Не находишь знакомых пересечений?

— Ни единого, — сообщила я. — Занять важный пост и при этом жить полной жизнью или стать женой, забыв про все, кроме рождения детей, причем как можно в большем количестве — ни разу не равнозначно. Особенно когда ты мечтаешь лишь об одном — достигнуть высот в управлении даром.

— Тем не менее между нами гораздо больше общего, чем ты думаешь, — усмехнулся Сайдар. — Правильно я понимаю, что замуж ты не хочешь, но необходима фиктивная помолвка, чтобы жить так, как того желаешь?

— Что, если так?

— Думаю, мы можем помочь друг другу, — довольно посмотрел на меня парень. — По странному совпадению мне необходима похожая ширма.

— Поклонницы обуяли? — съязвила я.

— Если бы! Потенциальные невесты, что гораздо опаснее, — хмыкнул Сайдар. — Учитывая интенсивность, с которой меня жаждут отправить в храм, и желание моей семьи всячески потворствовать той, кто окажется на финише первой, с личной жизнью полный кошмар. В каждой девушке, которая мне встречается, я вижу очередную хваткую хищницу, которая жаждет стать леди Раяр. Проблема в том, что вместе с браслетами я буду вынужден забыть о карьере ловца.

Я хотела оставаться спокойной, но не смогла. Чтобы парень из древней и влиятельной семьи, который мог получить от жизни все лишь благодаря своему происхождению, мечтал стать охотником за элементалями? Несмотря на ореол некоторого романтизма, который окружал ловцов, подобная профессия требовала не только обширных знаний в стихийной и боевой магии, но и была очень опасной. Любой демон, и не только демон, сто раз подумал бы, прежде чем вставать на подобный путь. С любопытством посмотрев на Сайдара, я словно заново увидела его. Отметила и внешние данные, которые буквально кричали о физической силе, оценила огонек авантюризма в черных глазах, жесткую линию губ и упрямый подбородок. Что ж, он действительно способен добиться поставленной цели. Неожиданно почувствовала расположение к парню и поняла — он прав. Мы действительно можем быть полезными друг другу. Но для собственного спокойствия необходимо сделать кое-что еще.

— Как ты смотришь на то, чтобы составить договор? — ровно поинтересовалась я. — Мы пропишем все беспокоящие и интересующие нас пункты. Думаю, так будет лучше для нас обоих, учитывая, что знакомы мы всего пару часов.

— С тобой приятно иметь дело, — улыбнулся Сайдар. — Практична и осторожна?

— Приходится.

— Вилмар глупец.

— Кто это такой? — усмехнулась я.

— Мстительна?

— Просто память хорошая.

— Думаю, у нас выйдет не только взаимовыгодное сотрудничество, мы вполне подружимся, — заметил Сайдар.

— Время покажет, — пожала я плечами.

— Господа студенты, — Джосс появился, когда мы с Сайдаром внимательно изучали друг друга, оценивая и узнавая заново, — а вот и ужин. Простите, что задержался, зато все самое свежее.

— Как и всегда, — улыбнулся будущий ловец. — Вот за что люблю «Берлогу», так за отменную еду, уютную обстановку и твою потрясающую способность помнить привычки каждого, кто зашел сюда хоть раз. Кстати, не забудь эту девушку. Отныне она часто будет здесь бывать.

— Всегда приятно видеть столь красивую молодую леди. Все здесь зовут меня Джосс. Первый курс?

— Селеста. Пока еще абитуриентка.

— Это всего лишь формальность, — заметил Сайдар.

— Тогда поздравляю с началом учебы, — улыбнулся Джосс и подмигнул мне. — И одобряю выбор кавалера. А теперь оставлю вас. Надеюсь, вам понравится скромный ужин.

Джосс ушел, а я перевела удивленный взгляд на заставленный тарелками стол. Скромность орка была такой же внушительной, как и он сам. Съесть то, что нам принесли, можно было только компанией не менее чем из десяти гостей. А учитывая, что я решила ограничиться салатом, отдуваться придется Сайдару. Мы довольно быстро прояснили вопрос насчет вкусовых предпочтений и с удовольствием приступили к ужину.


— Внушительный получается список, — заметил Сайдар, когда прочитал все требования, которые я скрупулезно записывала последние два часа.

— А мне кажется, я что-то забыла, — вздохнула я, пытаясь понять, все ли припомнила.

День давно уступил место вечеру, Джосс успел не только унести тарелки, но и дважды приносил напитки, а мы с Сайдаром все учились доверять друг другу и составляли пункты нашего будущего договора. Я пыталась учесть все моменты, которые вызывали хоть какие-то сомнения, в то время как мой будущий «жених» ограничился лишь тремя. Я должна была согласиться на отмену помолвки без промедления, если у Сайдара возникнет такая необходимость, вести себя соответствующим образом и выполнять все необходимые обязанности в качестве невесты одного из наследников рода Раяров. Все остальное так или иначе вытекало из этих основных пунктов.

Моих набралось гораздо больше. Я пыталась учесть все ситуации, которые могут возникнуть. Но я понимала, предусмотреть все невозможно, поэтому последние полчаса пыталась сформулировать основные правила нашего общения. Загвоздка возникла, когда мы коснулись вопроса огласки. Сайдара больше устраивал вариант рассказать об этом всем, я же придерживалась другого мнения. Стать невестой, которая расторгнет помолвку, означало бросить тень на репутацию при огласке подобного случая. Поэтому я предпочитала сохранить все в тайне, уведомив только слишком сильно «заинтересованных» лиц.

Спорили мы и по финансовому вопросу, по которому так же не могли прийти к единому мнению… Сайдар настаивал, что может обеспечить мне содержание, я отказывалась. Этот момент я предусмотрела и располагала достаточной суммой на все время обучения. Необходимо сохранить независимость, тем более, учитывая принятое решение, подобный опыт в будущем мне не повредит. Но как сформулировать, чтобы это устроило нас обоих? Усталость давала о себе знать…

— У меня голова отказывается работать, — сообщила я, когда поймала себя на очередном зевке. — Спать хочу.

— Предлагаю продолжить завтра, — согласился Сайдар. — Я зайду за тобой с утра, составим окончательный договор и завизируем его по закону. А затем оформим помолвку.

Я радостно кивнула и позволила проводить себя до гостиницы. Глаза и правда закрывались, а день предстоял весьма насыщенный.


ГЛАВА 2

Постель выглядела соблазнительно, но, прежде чем упасть и забыться, я должна была сделать кое-что еще.

— Джастин, — позвала я, — выползай.

Покрывало зашевелилось, и наружу показалась мордочка герака. Он был со мной с детства, защищая и оберегая. И хотя его характер отличался повышенной вредностью, о лучшем спутнике я и мечтать не могла. Хотя сейчас, когда мой грозный защитник находился в ипостаси маленького тритона, он был особенно ворчлив.

— Сдала? — зевнув, уточнил он.

— Конечно, — улыбнулась.

— Я в этом не сомневался, — довольно хмыкнул герак. — Если твой Вилмар поступил, то тебя просто обязаны были зачислить. Кстати, видела его? Когда в храм пойдете?

— С ним я никуда не пойду.

— Не понял. Фоули не приехал?

— Почему же, — усмехнулась я. — На месте, как и полагается, хотя и не успел разложить вещи. Джас, он отказался на мне жениться. Посоветовал вернуться домой.

— Вообще, правильное напутствие, — заметил тритон. — Селеста, давай вернемся, пока милорд ничего не знает. Смотри, попадаешь в один водоворот за другим. Не стоит оно того!

— Нет!

— Милорд узнает — все равно вернешься, — заявил Джастин. — Только время потеряешь и отношения с ним испортишь. Давай не будем доводить да такого… Всего день — и будем дома, а мне не придется изображать из себя ящерицу…

— Не ворчи, проблемы больше нет. Я нашла того, кто заменит Вилмара.

— С ума сошла? — ахнул Джастин. — Добровольно отдать себя незнакомцу? Если милорд узнает, он тебя убьет.

— Не узнает. А договор защитит и предоставит права. И не надо читать мне нотации, — подняла руку, прерывая дальнейшие возражения. — Решение принято.

— Тогда милорд меня убьет, — жалобно протянул тритон. — Если выяснит, что я был в курсе, но не сообщил ему и не отговорил тебя… А он выяснит…

— Ты повторяешься, — усмехнулась я. — Тебя послушать, отец просто маньяк-убийца. Успокойся, он не узнает. А теперь помолчи, мне надо с Марой связаться.

Джастин обиженно фыркнул и устроился на подушке.

Взяв кувшин с водой, я вылила ее тонкой струйкой, формируя шарик, который затем уплотнила и вытянула, образовав зеркало. Заклинание активации связи впиталось в поверхность, изменив и преобразовав структуру воды. Все заняло меньше минуты, но теперь необходимо было подождать, пока подруга ответит. Мара была в курсе моей задумки, помогла покинуть Эрей незамеченной, и я пообещала, что, как только будут новости, сразу свяжусь с ней.

— Привет. — Подруга выглядела озабоченной и постоянно оглядывалась.

— С тобой все в порядке? — уточнила я.

— Конечно. Что со мной может случиться? — грустно усмехнулась Мара. — Говори, как дела. Как оно, без хвоста?

— Привыкну, не в хвосте счастье. Докладываю: все в порядке, поступила, — сообщила я. — Осталось уладить небольшие сложности, но это ерунда.

Быстро рассказала, как именно меня встретил Вилмар, весь состоявшийся разговор и про неожиданное предложение постороннего парня, ставшее спасением.

— Жалкий червяк, — негодующе прошипела Мара, возмущенная поступком моего несостоявшегося жениха.

— В глубине души я всегда знала, что ему нельзя верить, — вздохнула я, понимая, что предпосылки были и раньше, но я старательно не обращала на их признаки внимания.

— Я говорил то же самое, — влез Джастин. — Но разве меня кто слушал?

— Какой ты маленький, — развеселилась Мара, рассмотрев его.

— Вредная девчонка, — обиделся тритон и спрятался под покрывало.

— Ему пришлось сменить ипостась, чтобы не привлекать к себе внимания, — пояснила я. — И он очень переживает по этому поводу.

— Могу понять… — кивнула Мара.

Я тоже понимала. В привычном взгляду состоянии Джастин выглядел как огромный и смертоносный ящер, а сейчас он был вынужден изображать мелкого тритона и силой пользоваться не мог. Конечно, при необходимости он мог сменить ипостась, но это влекло за собой проблемы. Люди боятся глубинных монстров и не желают видеть их рядом с собой.

— Прости, — протянула я.

Из-под покрывала вновь высунулась мордочка. Джастин показал мне язык и юркнул обратно.

— Характер такой же, — хмыкнула подруга и снова нахмурилась. — Не могу больше говорить. Держи меня в курсе.

— Обязательно.

Мара прервала связь, и я деактивировала зеркало, позволяя воде упасть на пол.

— Может, вернемся? — снова протянул Джастин, забираясь по юбке и устраиваясь на руке.

— Нет, — решительно отказалась я.

— Так и знал, — протянул он, спрыгивая на пол. — А пострадаю опять я.

— Не ворчи, — примирительно попросила я, но Джастин сделал вид, что обиделся, и не реагировал на меня.

Усмехнувшись, я легла на кровать и закрыла глаза. Слишком насыщенный событиями день, а завтра ждет такой же.


Проснулась я задолго до рассвета. К тому моменту, когда комната озарилась светом, успела исписать несколько листов, продумывая пункты будущего договора с Сайдаром. На этот раз я постаралась все учесть, за этим внимательно следил и Джастин. Его стараниями к договору прибавился еще один лист. Оставалось только надеяться, что Сайдар согласится на все условия.

Стук в дверь раздался, когда я собиралась спуститься вниз. Едва успела шикнуть на тритона, чтобы он спрятался. Появление на пороге будущего фиктивного жениха было ожидаемым, но я обрадовалась ему, так что приветствовала радушно.

— Выспалась? — поинтересовался Сайдар и добавил: — Через два часа мы должны быть у нотариуса.

Вместо ответа я протянула ему исписанные листы.

— Список стал больше, — заметил Сайдар, просматривая бумаги.

— Мне не спалось.

— Я так и понял. Знаешь, не хочу тебя расстраивать, но некоторые пункты не годятся, — заявил он.

— В смысле?

— Тактильный контакт и обязательство сопровождать меня неразрывно связаны. Я демон, Селеста. Со своими избранницами мы не держимся за ручки, мечтая о чем-то большем, и не поем серенады под окном. Если ты собираешься добросовестно выполнять договор, тебе придется смириться с тем, что на людях я буду тебя касаться, а в некоторых случаях и целовать. Естественно, подобное будет дозволено только мне. Так же момент с оглаской. Нам придется это сделать. Не стоит превращать в тайну то, что принесет пользу обоим, и давать повод подозревать нас в неискренности. Если хочешь, среди студентов сильно не будем это афишировать, но опять же, скрывать не вижу смысла.

— Но…

— Это все вытекает из твоего согласия на мои основные условия, — парировал Сайдар.

— Любопытно, что из всего перечня тебя не устраивают только эти пункты, — усмехнулась я, отдавая себе отчет, что Сайдар прав.

— Повторяю, мы должны достоверно играть свои роли, если в этом появится необходимость. Претендовать на что-то большее я не намерен. Конечно, если сама не попросишь, — хмыкнул Сайдар.

— Перебьешься.

— У нас разное воспитание, но похожие жизненные ценности. Чтобы сотрудничество приносило не только выгоду, но и удовольствие, тебе придется принять, что в нашей фиктивной паре я буду главным. Кстати, раз у тебя такое внимание к деталям, то советую продумать и историю нашей великой любви.

— Все сказал?

— Могу сделать это и сам, но тогда тебе придется смириться с моей фантазией, — усмехнулся демон.

— Сама придумаю, — буркнула я.

— Так я и думал. Уверен, что и переписывать договор будешь сама.

— Именно, — с вызовом посмотрела на него.

— Поторопись, — улыбнулся он.

Сайдар присел на край кровати, а мне ничего не оставалось, как снова сесть за стол, достать чистые листы бумаги и чернильницу с пером.


Последним пунктом в списке необходимых дел, после того как мы заверили документы у нотариуса, значилось посещение храма. Солнце стояло в зените, повсюду работали лавочки и ресторации. В воздухе пахло хлебом, отчего моментально захотелось есть, но я не стала даже заикаться об этом. Сначала дело, потом все остальное.

Городок жил своей жизнью, на улице сновал народ, то и дело приходилось сторониться всадников. Мне казалось, что людей становилось больше с каждым часом. Когда я два дня назад заселялась в гостиницу, город казался пустынным…

— Завтра начало учебного года, — словно прочитав мои мысли, сказал Сайдар, избегая очередного столкновения. — К вечеру на улицах будет настоящее столпотворение. Ведь не только студенты возвращаются, но и преподаватели.

— Кстати, почему ты живешь в городе, а не в общежитии? — нахмурилась я, понимая, что к этой части учебного процесса себя не подготовила.

В Эрее я обучалась под присмотром личных наставников, и привыкнуть к большому количеству студентов будет непросто. Про то, что придется делить комнату с кем-то еще, я старалась не думать.

— Официально снимать квартиру не запрещается, но раньше второго курса не приветствуется. Так что можно считать, это запрещено. В общежитии удобнее, и все рядом, но мне нужна личная территория, — пояснил Сайдар. — К тому же я на боевом, у нас постоянные тренировочные выезды.

— Практика?

— Не совсем, — усмехнулся демон. — Программа такая. Но ты не беспокойся. Стихийники обучаются иначе. Сначала теория, затем практика. Серьезные испытания только на выпуске. Вообще оба факультета довольно тесно взаимодействуют. Просто на стихийном изучают мирное применение магии, на боевом — понятно что. Все зависит от склонности учащихся. Кто-то подает документы на боевой, но потом не справляется и переводится, и наоборот. Так что у тебя будет время определиться.

— Успокоил, — рассмеялась я.

— Все очень правильно и скучно, — усмехнулся он.

— А ты у нас правила не любишь?

— Я бы так не сказал, — возразил Сайдар. — Но не все. Кстати, мы пришли.

Пришлось задрать голову, чтобы рассмотреть верхние шпили храма. Изящное белокаменное сооружение, так непохожее на университет, хотя строили их, несомненно, в одно время. Когда я озвучила вопрос, то демон подтвердил мои догадки.

Мы прошли через высокий арочный вход и сразу направились на поиски настоятеля. Я не совсем понимала, когда Сайдар успел договориться обо всех встречах, но осознание подобной предусмотрительности, несомненно, прибавило парню плюсов.


Процедура помолвки прошла быстро. Не знаю почему, но верховный жрец не задавал лишних вопросов. Просто спросил нас об уверенности в совершаемом шаге. Получив согласие, проводил нас к алтарю, попросил оголить родовые метки, а сам отошел за необходимым артефактом.

Меня немного смущало поведение жреца. Я изучала основные ритуалы, принятые на суше. Ритуал помолвки был четвертым по торжественности, не считая свадьбы, посвящения богам и похорон. Я ждала чего-то большего, чем вопроса об имени рода и пристального разглядывания. Первое скрывать и не подумала, понимая серьезность шага, но была уверена, что меня выгонят после этого. Реакция жреца удивила. Он едва заметно улыбнулся и больше задавать вопросов не стал. Списав такое поведение на очередное свидетельство таланта Сайдара решать проблемы, успокоилась и доверилась ему. Раз Раяр вел себя так, будто все в порядке, не мне, русалке, ставить под сомнение правильность ритуалов, принятых на суше. Тем более что основные моменты вроде совпадали.

Мы с Сайдаром родились в высоких семьях древних рас. Для нас была невозможной устная или обычная письменная договоренность, как у обычных людей. Каждый шаг в обязательном порядке заверялся. После ритуала бракосочетания моя метка должна была бы полностью закрыться знаком мужа как свидетельство перехода в его род. И данный шаг был безвозвратным. Помолвка же… Все было немного проще, поэтому я и уцепилась за этот вариант. Юридически я становилась танэ Сайдара, его собственностью, и теряла право на собственное мнение. Но фактически… на мое счастье, у нас был заключен договор со сроком действия и возможностью досрочного расторжения, а в знаке рода просто прибавлялось несколько линий. Главное же было в том, что, пока символ помолвки находился на наших руках, никто не мог претендовать на это место. Так что Сайдар мог жить в свое удовольствие, не опасаясь очередной охотницы за мужем, а я учиться и быть уверенной, что в один «прекрасный» день тот, кто имеет надо мною власть, не нарушит все мои планы.

— Интересный символ, — задумчиво заметила я, рассматривая знак рода Раяров на плече парня, когда Сайдар снял куртку и рубашку.

Огонь, взметнувшийся над терновником, острые длинные шипы которого словно вырастали из тела, ясно говорил об особенности родовой магии.

— Естественно. Уверен, у тебя символ воды, — улыбнулся он.

— Это не самая сложная загадка, — хмыкнула я, ослабляя блузу и оголяя плечо.

— Странно, — протянул Сайдар, рассматривая мою метку. — Почему кристалл?

— Это лед, — пояснила я. — Та же вода, только замерзшая.

Я не стала говорить Сайдару, что во время последней инициации рисунок изменялся. Он и сам это знал. Мой кристалл льда должен был растаять, превратившись в волну, что обовьет руку. Так случилось у моей матери, хотя бабка осталась носительницей прежнего символа и потеряла магию. Здесь не угадаешь, насколько полно раскроется дар, если это вообще произойдет…

— Огонь должен сжечь терновник? — уточнила я, предположив, что и Сайдар не прошел последнюю инициацию.

— А лед растает?

— Кто знает, — улыбнулась я и замолчала.

— Готовы? — уточнил подошедший жрец.

Вместо ответа я протянула руку над алтарем. Сайдар сделал то же самое, крепко обхватив мои пальцы. Росчерк дымчатого лезвия был молниеносным, как и произнесенные слова ритуала. Я не поняла, как одним ударом можно рассечь оба запястья, но жрец сделал это. Выступившая кровь упала в специально подставленную бронзовую чашу. Не прошло и несколько секунд, как я почувствовала силу магии, рвущуюся наружу. Кожа на руке увлажнилась, водяной жгут обвился вокруг запястья, стремясь к порезу. Быстро посмотрев на Сайдара, я увидела, что его ладонь объята огнем. Его стихия была почти столь же красива, как и моя, но пугала. Я хотела выдернуть руку, но Демон держал крепко. В том месте, где наши стихии встретились, сразу появился пар. Я зашипела от боли в плече, а повернув голову, обнаружила, что в печать рода встраиваются новые линии. Рисунок менялся на глазах. Острые грани кристалла льда округлились, словно подтаяв, а сам кристалл оказался заключен в огненную сферу. У Сайдара же шипы оказались покрыты коркой льда.

Я не совсем понимала, что творилось у меня внутри. В какой-то момент я почувствовала себя на грани огня и воды, тем самым паром, что поднимался над ритуальной чашей. Необычное ощущение, но мне понравилось. В сердце появилась искра, и я предвкушала, что произойдет, когда она разгорится сильнее.

Жрец повязал нам руки белой лентой, которая не только впитала кровь, но и остановила ее. Сразу стало легче, хотя запястье продолжало саднить. Когда жрец закончил с ритуалом и оставил нас с Сайдаром, унося ленту как свидетельство озвученных намерений, я потерла новую метку.

— Начала сомневаться? — усмехнулся Сайдар. — Поздно, дело сделано.

— В курсе, — буркнула я. — Просто не ожидала, что эффект будет именно такой. Рисунок… странный.

— Все логично, — пожал плечами демон, натягивая рубашку. — Огненная сфера — знак защиты, а то, что лед подтаял… так сложно заключить союз с огнем и избежать последствий.

— Надеюсь, когда необходимости в помолвке не будет, все вернется на свои места, — пробормотала я.

— Обычно так и происходит. Кстати, я удивлен, что мое пламя стало выше. Был уверен, вода потушит огонь.

— Почему мне кажется, что мы не все предусмотрели и все пошло не так, как планировалось?

— Расслабься, — рассмеялся Сайдар. — Ты просто перенервничала.


— Поторапливайся! — рыкнул на меня Сайдар.

Промолчав, я прибавила шагу. Сегодня случилось немыслимое! Я проспала. Открыла глаза, лишь когда Сайдар зашел за мной, чтобы отправиться в университет. В итоге ни о каком завтраке речи не шло, я могла только порадоваться, что вчера мы поужинали весьма плотно, отмечая помолвку. Забыв про стыдливость и стараясь не обращать внимания на парня, я быстро оделась, подхватила сумку и ринулась на выход. Джастин, как мы и договорились вечером, остался ждать в гостинице.

Сайдар постоянно подгонял меня, так что я почти бежала, думая только о том, что должна успеть до восьми утра. В девять значилась приветственная речь ректора, на которой все должны были присутствовать. Я отдавала себе отчет, что профессор Эрстен не будет меня ждать ни минуты. Или я появлюсь вовремя, или… О втором варианте думать не хотелось, так что судорожно пытаясь сохранить хоть какое-то дыхание, я пыталась приноровиться к шагам моего «жениха».

Надо сказать, Сайдар не делал скидки на нашу разную физическую подготовку. Мимо привратника мы прошли, когда до назначенного времени оставалось шесть минут, а в аудиторию я ввалилась ровно в восемь утра. Мой спутник остался за дверью.

Профессор ждал меня, сидя за столом. И самое ужасное, он был не один. В помещении находился еще один мужчина. Черная рубашка подчеркивала широкие плечи и крепкое тело, а медные, неровно подстриженные волосы, загорелое лицо и темные глаза с золотистыми искрами невольно притягивали взгляд. Незнакомец стоял у окна, и от его облика тянуло опасностью и силой. Нервно сглотнув, я постаралась отдышаться, причем сделать это незаметно.

— Она пунктуальна, Аэрон, — усмехнулся незнакомец, подходя вплотную и рассматривая меня. — Итак, рыбка, продемонстрируй, на что ты способна.

— Подожди, Бран, — поморщился профессор Эрстен, поднимаясь. — Селеста, вы принесли документы?

— Не совсем, — выдохнула я, вспоминая, что мы так и не забрали свидетельства в храме. Перед этим померкло даже то, как назвал меня магистр.

По тому, как скривился преподаватель, я приблизительно поняла, какие мысли появились у него в голове. Корить себя было поздно, так что…

— Мой жених ждет в коридоре, — выпалила я.

— Зови, — распорядился мужчина.

Выглянув за дверь, я позвала Сайдара.

— Раяр? — удивленно уточнил тот, кого профессор назвал Браном.

— Магистр Джэтен, — кивнул мой жених.

— Вот так сюрприз, — развеселился Бран. — Когда я видел тебя месяц назад, ты не собирался жениться.

— Думаю, он и сейчас этого не планирует, — медленно сказал профессор и пристально посмотрел на меня: — Вы меня удивили, Селеста. Был уверен, вы обратитесь к родичу. Ведь отсюда вы направились к Вилмару…

— Планы поменялись, — осторожно ответила я.

— Обнажите метки, — резко ответил профессор.

Пришлось вновь оголить руки, чтобы мужчины могли рассмотреть знаки.

— Интересно, — задумчиво протянул Эрстен. — Я правильно понимаю, два дня назад вы не были знакомы?

— Разве это относится к теме разговора? — поинтересовалась я. — Вы просили предъявить вам доказательства законности моего нахождения здесь в обмен на приказ о зачислении. Я это сделала. Какими путями? Позвольте умолчать.

Профессор достал сложенную пополам бумагу и протянул мне. Едва сдерживая радость, я взяла документ, развернула его и резко выдохнула. На нем, черным по белому, было написано мое имя… настоящее имя, и то, что отныне я являюсь студенткой университета. Внизу стояла размашистая подпись и переливающаяся радужными цветами печать.

— Спасибо, — тихо сказала я.

— Я держу свои обещания, — ледяным голосом уточнил профессор.

— Сай, хорошо, что ты здесь, — улыбнулся магистр. — Поучаствуешь в нашем экзамене.

— Что надо делать? — коротко спросил демон.

— Атакуй ее, — приказал Бран.

— Но… — Сайдар выглядел растерянным.

— В чем дело? — враз растеряв веселость, процедил Джэтен. — Оспариваешь приказ?

— Я на третьем курсе, она — еще не приступила к обучению. Я не занимаюсь избиением детей, — спокойно заметил Сай.

Благодарно взглянув на него, я посмотрела на профессора, не понимая, почему он молчит. Да кто вообще этот магистр Джэтен, раз ведет себя так свободно?

— Разве я отдавал приказ на уничтожение? — усмехнулся он. — Хочу посмотреть, с какой глиной мне придется работать. Сообрази огненный вихрь. У тебя полминуты, потом я сделаю это сам.

Магистр вновь отошел к окну и сложил руки на груди, продолжая улыбаться, но от этой улыбки у меня кровь застыла в венах. Мне действительно стало страшно, и я не понимала, как себя вести.

— Постойте, — запротестовала я и тише пояснила: — Я не могу в полном объеме пользоваться силой в этой ипостаси.

— Студентка Сорен, объясните мне, как вы собирались обучаться на моем факультете? — усмехнулся профессор. — Сидя в ванне с водой? Хочу вас разочаровать, университет не предоставляет подобные условия.

— Но… — От язвительного тона преподавателя я растерялась.

— Сорен, в опросном листе вы написали, что владеете заклинанием водяных жгутов. Хочу напомнить, это базовый уровень, необходимый для поступления. Или вы солгали и затушить пару огоньков — для вас проблема?

— Вовсе нет, — вскинула я голову, стараясь не обращать внимания на язвительный тон профессора. — Полный уровень я действительно не могу показать, но уверена, вас удовлетворит и частичный.

— Даже так?

— Аэрон, не пугай рыбку, — миролюбиво заметил Джэтен, словно и не ставил ультиматум Сайдару пару минут назад. — Она права. Мы сможем определить истинный уровень ее способностей, только если она снимет амулет, но тогда нам придется предоставить ей бассейн, чтобы во время экзамена она не думала, как бы случайно не отрастить хвост. Есть другой вариант.

— Что предлагаешь?

— Думаю, она может воспользоваться одним из твоих амулетов.

— Бран!

— Я знаю, что делаю, — отмахнулся магистр от Эрстена, подошел к преподавателю и протянул руку. Несколько секунд спустя на раскрытую ладонь лег амулет, который магистр и застегнул у меня на шее. — Этот артефакт похож на твой, но гораздо сильнее. Убеди меня, рыбка, что я не зря проснулся в такую рань. Сай, приступай.

Неуверенно кивнув, я заменила амулеты и осторожно пробудила дар, сформировав сферу с водой. Как ни странно, но никаких предпосылок смены ипостаси не обнаружила. Успокоившись, взглянула на преподавателей, затем на жениха.

— Огненный вихрь — направленный поток пламени, — пояснил Сайдар, приблизившись. — Я сделаю его не выше первого уровня, так что сможешь погасить без проблем. Поняла?

Нервно кивнув, я отошла в сторону, машинально подметив, как над нами образовался защитный купол.

Сайдар дождался, пока я буду готова, сложил руки и выпустил в мою сторону струю пламени. Как он и говорил, я затушила ее без труда. Когда магистр приказал увеличить напор, я уничтожила и вторую. На третьей стало сложнее, а после четвертой я начала паниковать, понимая, что дальнейшее применение силы с обеих сторон может быть опасным. Сайдар продолжал атаковать. Очередной удар я постаралась пропустить мимо, одновременно формируя жгуты, которыми и спеленала демона. Я удивилась, но Сайдар не сопротивлялся, хотя избавиться от подобных пут не представляло труда. Таким заклинанием в Эрее успокаивали детей, когда они слишком шалили.

Защитная сфера исчезла в один момент. Магистр Джэтен издевательски захлопал, приблизившись ко мне. Когда он протянул руку, я молча сняла амулет и отдала ему, сожалея, что мой намного слабее.

— Пока пусть ходит со своим, но лучше самостоятельно сделать другой, — словно читая мои мысли, заметил он и посмотрел на Сайдара, который уже поднялся на ноги.

— Так что? — уточнил профессор.

— Ты был прав. Я возьму ее. Потенциал хорош, хотя применение силы направлено больше на защиту. Это поправимо, хотя потребует определенных усилий.

— Не уверен, что она справится, — возразил профессор.

— Ты всегда недооценивал женщин, — усмехнулся преподаватель. — Но эту мы воспитаем правильно.

— Что происходит? — спросил Сайдар.

— Мне тоже интересно, — выдохнула я.

— Подбираем тебе программу обучения, рыбка, — широко улыбнувшись, сообщил магистр. — Ты ведь на многое пошла, чтобы оказаться здесь? Мы решили тебя не разочаровывать. Что же касается тебя, Раяр, — голос Джэтена заледенел, — сегодня после занятий жду тебя на полигоне. Попробуешь мне объяснить, отчего ты упал на спину лапами вверх.

— Да, магистр, — склонил голову Сайдар.

Я взглянула на жениха, осознавая, что он поддался и теперь его наставник этим очень недоволен. С другой стороны, неужели они и правда думали, что Сай будет биться со мной в полную силу?

— Рыбка, поторопись, если не хочешь пропустить речь ректора, — заявил магистр, — После зайдешь в деканат стихийников, получишь расписание и возьмешь направление для коменданта. Надо же тебя и заселить, — рассмеялся он. — Или будешь жить с… женихом?

— Общежитие меня вполне устроит, — парировала я.

— Так я и думал, — хмыкнул он и посмотрел на Сайдара: — Забирай невесту. У вас осталось четыре минуты, чтобы дойти до главного зала.

Сай качнул головой, схватил меня за руку и потащил за собой.

— Что это было? — попыталась уточнить я, когда мы снова бежали по коридорам.

— Узнаем, — буркнул демон.

— У тебя из-за меня будут проблемы?

— Все нормально, — преувеличенно весело ответил Сайдар.

Новые вопросы задавать не стала. Было видно, что Сай не расположен к разговорам, да и время я выбрала неподходящее. К тому моменту, как мы вбежали в огромный зал с необыкновенной хрустальной люстрой в центре, часы пробили девять часов. Вышло не очень красиво. Все студенты уже сидели на местах, а ректор поднялся с кресла и начал речь. Пришлось остаться у входа, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, но наше появление все равно не осталось незамеченным. И дело не только в опоздании. Мы с Сайдаром единственные были не в форме.

Свободные стулья оставались с краю в первых рядах. Взглянув на Сая, я увидела, как он присел на корточки, и поняла: парень не в первый раз опаздывает на подобные мероприятия. Последовала его примеру, и мы оба затаились.

Благодаря магии или просто хорошей акустике речь ректора была слышна в каждом уголке большого зала. Слушая, как высокий темноволосый мужчина с сединой на висках и в длинном балахоне говорит, как он рад всех нас видеть, желает успехов в учебе и рассчитывает, что мы оправдаем оказанное нам доверие, я, как и все присутствующие, попала под обаяние уверенного голоса. Да и сам ректор оказался на редкость харизматичным мужчиной, полным уверенности в себе. Я понимала, что не все преподаватели сейчас присутствуют в зале, но с любопытством рассматривала тех, кто есть, и чувствовала силу, идущую от них. Впрочем, никто и не пытался скрывать дар. Мало того, профессора с интересом посматривали на студентов, словно ища новые таланты среди первокурсников. Хотя, наверное, нет. Каждый факультет принимал к себе только после тщательного тестирования, не считая устных опросов, так что преподаватели еще на стадии приемных экзаменов знали, кто попадет им в руки для дальнейшей шлифовки.

Рассматривая студентов, я отметила, девушек и парней примерно поровну. Университет высшей магии недаром считался заведением, куда принимали всех, кто показывал наличие нужного уровня дара и готовности учиться. Все остальное — положение, статус, расовая и половая принадлежность — не имело значения. Я видела, что некоторым студентам давно перевалило за тридцать, хотя основной массе было на вид двадцать — двадцать пять лет. А в остальном кого только не было! Люди, гномы, орки… И это не считая тех, кто по той или иной причине принял человеческий облик, как я, и невозможно было понять расовую принадлежность. Не знаю почему, но я была уверена, что среди присутствующих много оборотней. Но, как и было предписано правилами университета, обучающиеся должны были находиться в человеческой ипостаси или максимально приближенной к ней.

Гром аплодисментов стал закономерным завершением речи ректора. Сначала зал покинул он и преподаватели, за ними поднялись и потянулись на выход студенты. Мы с Сайдаром последовали их примеру. Чувствуя себя несколько неуверенно среди такого огромного количества присутствующих, я невольно жалась к жениху.

Слишком большое скопление народа! В Эрее женщины, несмотря на видимую свободу, вовсе не обладали ею. Все зависело от мужчины. В основном мы редко покидали дом, не только подчиняясь желаниям главы семьи, но и ценя уединение. Возможность выбирать место проживания — суша или вода и огромная территория королевства внесли свой вклад. Даже столица по населенности походила на небольшой город в сухопутных государствах. Я не была отшельницей, как большинство населения Эрея, но все равно немного растерялась, когда живой поток студентов потянулся мимо меня.

— Все в порядке? — уточнил Сайдар, а я осознала, что судорожно вцепилась в его руку.

— Проводишь в деканат? — тихо спросила я.

— Конечно. — Парень приобнял меня за талию и подтолкнул вперед.

Чувствуя поддержку, я успокоилась и но пути жадно впитывала атмосферу университета. Первокурсников было заметно сразу, они, как и я, старались держаться в сторонке, робко посматривая на студентов старших курсов, которые вели себя совершенно свободно: громко смеялись, делились новостями, обнимались при встрече. Мне нравилось все это и хотелось как можно скорее стать такой же.

Но чем дальше мы шли, тем чаще я замечала, как пустеют коридоры.

— Занятия начинаются, — усмехнулся Сайдар. — Опоздания не приветствуются. Можно вылететь из университета.

— Но ты со мной, — заметила я и нахмурилась. — Почему?

— Забочусь о невесте согласно заключенному договору. Ладно, не пытайся убить взглядом, — хмыкнул он, когда я скривилась. — У меня сегодня отчет по практике у магистра, а он ждет тебя в деканате. Так что я не опоздаю.

Улыбнулась парню, да и настроение однозначно улучшилось. Когда мы подошли к высоким двустворчатым дверям деканата, снова слегка оробела. Сделав глубокий вдох, только хотела постучать, как услышала голоса магистра и какой-то женщины. Не знаю почему, я застыла и решила подслушать чужой разговор, но это решение показалось мне верным.

— Карисма, душа моя, — голос магистра Джэтена напоминал тягучую патоку, настолько проникновенным он был, — ты не можешь мне отказать.

Он был прав. Обладателю подобного голоса невозможно было сказать «нет». Даже я, стоя за дверью, ощутила его притягательность на себе. К тому же магистр был очень привлекательным мужчиной. Устоять перед подобной двойной «атакой»… Не знаю, кем надо быть для этого.

— Бран, — устало ответила женщина, — ты просишь невозможного. Ты видел мое расписание? К тому же в этом году у меня снова две иномирянки. Надеюсь, не нужно напоминать про предыдущий год, когда из всех дисциплин их увлекло только зельеварение, а точнее, приворотные зелья?!

— Да ладно, — хмыкнул Джэтен. — Весело же было. А то, что в результате они получили, воспринимай как закон «всемирной справедливости».

— Подлить приворотное зелье преподавателям на зимнем балу в надежде заполучить хоть кого-нибудь из них? Не знаю, откуда они набрались этой дурости.

— Карисма, ну пришла девчонкам в голову бредовая идея, что они должны любыми путями заполучить ректора или как минимум декана, — заметил магистр. — Как повзрослеют, это пройдет. Хочу напомнить, у них ничего не вышло.

— Да, потому что студенты стащили пунш и выпили его сами, — вздохнула женщина. — Хорошо он закончился быстро.

— О да, — рассмеялся магистр. — Ночь страсти… Такое и в борделе нечасто увидишь.

— Я понимаю, тебе весело, но мне — нет. Заставить разойтись по комнатам опьяневших студентов не просто.

— Кстати, именно я помогал тебе их утихомирить. Так что за тобой должок.

— Знаю, — буркнула она.

— Позанимаешься с девочкой? — вкрадчиво спросил магистр.

— Что тебе до нее? — В голосе Карисмы слышалось любопытство.

— Исследовательский интерес.

— Когда-нибудь эксперименты выйдут тебе боком, — ворчливо заметила женщина.

— Так ты согласна?

— Никогда не могла тебе отказать, — усмехнулась она. — А ты этим беззастенчиво пользуешься. Только как она справится с нагрузкой?

— Не волнуйся.

— Почему я тебе не верю? Кстати, мне так и непонятен твой интерес.

— Мы с Аэроном решили, что она пригодится нам обоим.

— С ума сошли?! Она не сможет. Учеба учебой, но вспомни, на что тратят время студенты. Вечеринки, посиделки в трактирах, разные романтические истории…

— Она русалка из Эрея, — перебил собеседницу магистр. — Это все ей неинтересно. Девочка хочет учиться, мы с Аэроном дадим ей желаемое.

— Ты не прав, — вздохнула Карисма. — Но я не буду разубеждать тебя, сам поймешь со временем. По каким дисциплинам с ней позаниматься?

— Артефакторика.

— Вот так сразу? Без теории и сразу перейти к практике?

— Точно. Ей нужно срочно сделать свой амулет для сохранения ипостаси. Пока походит со своим, но его уровень недостаточно высокий.

— Ты садист, — выдохнула Карисма. — Бедняжка. Непросто ей придется. С Эрстеном поладить сложно, и он не будет сдерживаться, если она ошибется. А при такой нагрузке…

— Когда ей к тебе прийти?

— Давай через пару дней, — немного помолчав, сказала Карисма. — Пусть чуть привыкнет к обстановке.

— Ты чудо.

— Знаю…

Услышав шаги, я отпрянула назад и попыталась сделать вид, что только подошла. Когда дверь открылась, на пороге появилась красивая молодая женщина. Она смерила меня оценивающим взглядом, а посмотрев на Сайдара, радушно улыбнулась.

— Профессор Эльвентайн, — поздоровался демон.

— Я так понимаю, это и есть наше новое дарование? — уточнила она у магистра, который появился следом, продолжая рассматривать меня.

— Селеста Сорен, — представилась я.

— Интересно, — пробормотала Карисма и покачала головой. — Студентка, мы с вами увидимся через пару дней. Требуется время на согласование и совмещение графиков, но это мы решим с деканом.

— Да, профессор.

Карисма Эльвентайн улыбнулась, махнула рукой магистру и ушла, а я все пыталась осознать услышанное про нагрузку. Из разговора я отчетливо поняла, что буду заниматься по особой программе. Это немного пугало, но и одновременно интриговало. Пытаясь понять, как буду совмещать обучение, я не сразу осознала другой момент. До сих пор я так и не знала, чем мне грозят эксперименты магистра.

— Сорен, — равнодушным голосом окликнул меня Джэтен и протянул бумаги, — воспользуйся временем правильно и реши все вопросы, связанные с размещением, получением формы и учебников сегодня, лучше до обеда. Если что-то непонятно, обращайся к куратору, я передал всю информацию на твой счет. Раяр, пошли, — обратился он к Сайдару и, не дожидаясь ответа, пошел прочь, словно потеряв ко мне всяческий интерес.

— Магистр, разрешите помочь Селесте.

Я благодарно посмотрела на «жениха», осознавая, мне действительно необходима его помощь. Увы, Бран Джэтен придерживался другого мнения.

— Раяр, понимаю твое желание опекать невесту, но если она не способна справиться с простейшими вещами, то я начинаю сомневаться в целесообразности ее обучения здесь. Предлагаю отправить ее к твоей семье. Они будут рады присмотреть за будущей леди Раяр, пока ты не закончишь обучение. Или езжайте вместе…

— Не надо, — испуганно вырвалось у меня. — Я справлюсь, обещаю.

— Я так и думал, — улыбнулся Бран Джэтен. — Но не переживай, Раяр будет твоей нянькой. Уверен, это не отразится на учебе, — усмехнулся он, взглянув на Сая.

— Все будет хорошо, — попробовал успокоить меня Сайдар, но замолчал, когда преподаватель поторопил его. Парню ничего не оставалось, как последовать за ним.

— Магистр, — вдогонку растерянно позвала я, когда прочитала бумагу, где указывалось, что отныне я числюсь на факультете стихийной магии, — последний вопрос. Кто мой куратор?


Виола Миален оказалась привлекательной брюнеткой лет сорока, с пышной фигурой, но, встретив ее взгляд, я невольно напряглась. Не очень хорошо разбираясь в людях, я привыкла доверять интуиции. Конечно, она порой подводила меня, но лучше перестраховаться, а в глазах женщины я увидела не только интерес, но и предупреждение.

— Вот ваше расписание, — она протянула мне новые листы, — а также список книг, приказы к коменданту на заселение, получение формы и пропуска. Сведения об изменении в расписании вывешиваются на доске рядом с деканатом, так что рекомендую постоянно следить за новостями. Никто за вами бегать, чтобы сообщить об этом, не станет. Опоздания на занятия неприемлемы. С правилами внутреннего распорядка общежития вы ознакомитесь у коменданта. Постарайтесь следовать им. Запомните, если у вас будут нарушения, то это осложнит сдачу экзаменов, а при системных или серьезных — руководство может поставить вопрос об отчислении. Университет — серьезное заведение с безупречной репутацией и самым высоким рейтингом среди подобных. Какой бы талантливой вы ни были, конкурс сюда огромен. Надеюсь, вы понимаете, какую честь вам оказали, приняв на учебу.

Выслушав речь, я поблагодарила куратора и отправилась в общежитие, рассудив, что сначала необходимо решить вопрос с проживанием, получить книги и форму и только потом заняться вещами, которые остались в гостинице. Одно было понятно уже сейчас. Обращаться с какими-либо вопросами к куратору я буду, только если в этом возникнет острая необходимость. Она ясно дала понять, что не станет со мной нянчиться, да я и не ждала этого. Игры закончились, когда я приняла решение сбежать из дома. Кстати, нужно будет сообщить родителям об изменении моего статуса и намерениях на ближайшие четыре года.


Немного подумав, я изменила порядок дел и в общежитие пришла вместе с комплектом формы, студенческим кольцом, которое являлось и пропуском.

Комендант беззастенчиво разглядывал меня, делая вид, что изучает приказ.

— Селеста Сорен… — протянул он. — Увы, у меня осталось всего одно место.

Пожав плечами, я взглянула на него, ожидая дальнейших инструкций. Мне хотелось поскорее закончить с этим и переодеться, чтобы заняться всем остальным.

— Надеюсь, вы не конфликтны? — усмехнулся он, заполняя бумаги и зачаровывая кольцо на доступ в общежитие. Все остальные данные внесли, когда выдали его. Теперь кольцо вместе с подписью становилось моей личной печатью на все документы.

— Не замечала за собой такое.

— Замечательно. Ваши соседки довольно эксцентричные девушки. Хотелось хотя бы одну здравомыслящую студентку в эту комнату.

Отвечать я ничего не стала. Разве можно пообещать что-то, не зная ситуации и даже не предполагая, какая будет на нее реакция? Так что, поблагодарив коменданта и подтвердив печатью, что ознакомилась с правилами, я отправилась наверх, нашла нужную комнату и в первый раз воспользовалась кольцом. Припомнив комнату Вилмара, невольно хмыкнула. Видимо, Фоули решил, что свое заклинание будет надежнее, вот только оно было мое…

Комната была гораздо меньше, чем моя спальня в доме отца, но здесь уместились не только три кровати, но и шкаф. Также в комнате имелся длинный стол, но было видно, он используется только для складирования вещей. И этих вещей было много. Они находились повсюду. Мои соседки оставили комнату в беспорядке, видимо собираясь впопыхах. Отсутствие отдельной ванной комнаты немного напрягало, имелась общая на этаже, но, подумав, я решила, если совсем невмоготу придется, то всегда можно последовать примеру Сайдара и изыскать возможность поселиться в городе. Пока же в приоритете была учеба, и только она.

Увидев незанятую кровать и понимая, что, заселившись последней, приходится брать, что осталось, я быстро убрала с нее все лишнее, переоделась, сложила свои вещи в шкаф и покинула комнату.


ГЛАВА 3

В библиотеке было не протолкнуться. Еще когда я шла по коридорам в ее направлении, меня то и дело обгоняли студенты, но истинный масштаб загруженности стал ясен лишь внутри. Немного растерявшись, я остановилась, но толчок в спину напомнил, что я здесь не одна. Быстро сориентировавшись и заняв очередь, постаралась успокоиться. И это мне удалось, но когда я увидела количество и наполненность книжных шкафов… Перед ними, точнее их содержимым, померкло все! Я больше не обращала внимания на высокие арочные потолки, покрытые росписями, изящные стрельчатые окна, благородные деревянные стеллажи, украшенные кружевной резьбой, а видела только корешки книг. Потрепанные и новые, широкие и совсем тонкие, простые кожаные и инкрустированные золотом, а некоторые и камнями. Изнутри поднималась волна азарта, возбуждения и жадности. Хотелось растолкать всех, подбежать к этой, несомненно, сокровищнице и прочитать все книги, но мне оставалось только рассматривать их и ждать.

Чтобы отвлечься, все еще не до конца веря в то, что моя авантюра удалась, и пользуясь моментом, наблюдала за студентами. Отмечая, как свободно они себя ведут, я осознавала, что мне о подобной легкости в общении пока приходится только мечтать. Неожиданно захотелось влиться в студенческую среду, стать такой же, как все.

— Селеста?

Голос я узнала сразу, так что, когда повернулась к Вилмару, была спокойна и даже приветливо улыбалась.

— Привет.

— Что ты здесь делаешь? — нахмурился он.

— Получаю книги, — любезно пояснила я, обведя рукой помещение и наслаждаясь смятением в глазах несостоявшегося жениха.

— Ты должна немедленно вернуться домой!

— Кому должна? — уточнила я с недоумением.

Плохо скрываемая истерика Вилмара привлекла к нам внимание окружающих. Когда я поняла, что разговоры вокруг стихли и студенты, совершенно не таясь, прислушиваются к начинающемуся скандалу, то начала злиться. Выносить свою личную жизнь на потеху окружающим мне претило, и я не понимала, как он мог забыть об этом. Первоначальное удовлетворение от того, что я смогла обойтись без помощи Вилмара, схлынуло. И еще я совершенно не понимала его поведения.

— Немедленно отправляйся домой, — прошипел он, видимо осознав, что не стоило начинать разговор в присутствии стольких свидетелей.

— Ты потерял право мне указывать, а точнее, у тебя никогда его и не было, — напомнила я и отвернулась.

— Селеста! — Вилмар схватил меня за руку.

— Отпусти, — предупредила я.

Несостоявшийся жених хорошо знал меня и должен был понимать, к чему может привести его дальнейшая грубость. Но то, что произошло дальше, я не могла и предположить.

— Что ты мне сделаешь? — усмехнулся он. — Магу второго курса!

Приподняв бровь, я промолчала, давая Вилмару последний шанс осознать свою ошибку.

— Правильно, молчи, — удовлетворенно заметил он, но хватку не ослабил.

Я старалась не обращать внимания на наступившую вдруг тишину. Мало того, вокруг нас образовалось свободное пространство, хотя никто вмешиваться в перепалку не спешил. Впрочем, я предполагала, чем вызвано подобное отношение. Все знали, что Вилмар был эрейцем, а я пока никому не известной девушкой в студенческой мантии. Если я была бы его родственницей, невестой или женой, то он имел бы полное право приказывать мне. Именно это и удерживало желающих заступиться за меня. А желающие были…

Медленно посмотрев по сторонам, я поняла, у меня два выхода: попросить о помощи или решить проблему самостоятельно. В первом случае я избавлюсь от парня и на долгое время приобрету статус слабой женщины, во втором же — сразу покажу, что к чему. Я прекрасно помнила слова магистра Джэтена и осознавала их правильность.

Когда я потянула руку на себя, Вилмар не только не отпустил ее, но и заломил мне кисть. Это стало последней каплей. Видимо, парень совсем потерял голову, раз забыл разницу между нами и мою принадлежность к роду Соренов. Мне не понадобилось даже прикрывать глаза, чтобы сконцентрироваться. Я просто применила выученную назубок формулу Сервия, а когда несостоявшийся жених оказался мокрым с головы до ног, заморозила воду. Подобное сочетание заклинаний не принесло парню никаких проблем, зато обездвижило, превратив на ближайшие полчаса в живую статую. В Эрее у Вилмара были проблемы с ледяной ловушкой, не смог он с ней сразу справится и сейчас.

— Класс! — услышала я восхищенный голос. — Давно пора было проучить его.

Быстро обернувшись в сторону говорившей, я нечаянно толкнула Вилмара, который завалился на пол. Проверять, что с ним, я не собиралась, зная — ему ничего не угрожает. Ледяная корка защищала от травм. К тому же мне это было безразлично. Если у меня к нему и была какая-либо симпатия раньше, то своими поступками он все перечеркнул. Гораздо сильнее меня заинтересовало другое. Я сразу заметила, что из направленных на меня взглядов исчезла настороженность, а где-то и жалость. Теперь в них сквозил интерес и восхищение, усмешка и скептицизм, жалость и сожаление.

— Арлин, — представилась рыжеволосая девушка, протягивая мне руку. — Стихийница. Второй курс.

— Селеста. — Я пожала протянутую ладонь, удивившись ее теплу.

— Он скоро очнется? — поинтересовалась Арлин.

— Год назад у него на это уходило примерно полчаса, — машинально ответила я.

— Круто, — кивнула рыжая. — По крайней мере, я пока еще не видела этого заклинания во время практических занятий.

— Это семейное, — пояснила я.

— И ты вот так просто его применяешь? — удивилась девушка.

— Оно родовое, но не секретное, — улыбнулась я.

— Жаль, вода не моя стихия, — вздохнула Арлин. — Было бы классно замораживать вот так всяких козлов.

Я заинтересованно посмотрела на рыжую, пытаясь понять, что за конфликт вышел у нее с Вилмаром. Но спрашивать не стала, предоставив ей право рассказать все самой.


Быть откровенной оказалось сложнее, чем я думала. Даже с Сайдаром мы перешли на эту ступень, когда практически заключили договор, да и то о многих моментах я умолчала. Мою же новую знакомую интересовало все — откуда я, почему Вилмар так себя вел и еще множество вопросов. Она засыпала меня ими с такой скоростью, что я не успевала отвечать. Пока я подбирала слова, Арлин умудрилась рассказать о себе. Рыжая владела стихией огня, находилась в пятерке лучших на своем курсе и была влюблена в магистра Джэтена. Впрочем, по словам Арлин, в боевого мага была влюблена треть студенток и женского преподавательского состава. Когда же рыжая заявила, что и меня ждет подобное, то я лишь поперхнулась. Бран Джэтен был привлекательным мужчиной, но ради него отвлекаться от учебы? Тем более что он будет моим преподавателем.

За разговором время летело незаметно, так что когда от стены послышался стон, я непонимающе обернулась на звук. Вилмар, которого «сердобольные» студенты (заручившись моим клятвенным заверением, что ему ничего не грозит, но необходимо время, чтобы заклинание развеялось) сгрузили в стороне, чтобы не мешался, пришел в себя. На ноги он поднялся с трудом, наградил меня ненавидящим взглядом и, пошатываясь, вышел из помещения библиотеки. Пожав плечами, я с радостью вернулась к разговору с Арлин и забыла про него.

Очередь шла медленно, я успела познакомиться еще с парой десятков студентов — друзьями моей новой общительной подруги. Некоторые вели себя осторожно, кто-то надменно, но интерес проявили все. К тому моменту, когда подошла моя очередь, я уже и сама была не рада, что не сдержалась и проучила Вилмара. Чрезмерное внимание напрягало, хотелось как можно скорее остаться в одиночестве и собраться с мыслями. Вместо этого я была вынуждена улыбаться, отвечать на вопросы, понимая, что это необходимо прежде всего мне самой.

— Увидимся, — попрощалась я с Арлин.

Нагрузившись учебниками и лавируя между студентами, я двинулась на выход, когда услышала свое имя:

— Селеста Сорен, пройдите в деканат.

Покрутив головой, обнаружила кристалл громкой связи. Проблема была в том, что я не понимала, в какой именно деканат мне идти.


Книг было очень много, и они оказались тяжелыми. Поняла я это не сразу, а когда добралась до деканата стихийной магии. Постучала и выяснила, что меня туда не вызывали. Странно. Перехватив фолианты поудобнее, подумала и направилась к боевикам. Больше меня нигде ждать не могли. Конечно, волновало, зачем я понадобилась в деканате, но, логично предположив, что дело касается моего нового расписания, решительно пошла в другую башню.

Факультетов в университете было четыре: стихийной, боевой, бытовой и целительской магии. Понятное дело, некоторые предметы преподавались всему потоку, а специализация начиналась с третьего курса. Не оставалось сомнений — факультеты сотрудничали, хотя и соперничали. Все абитуриенты писали заявление, но решение оставалось за главами факультетов. Они могли и корректировать программу, если считали необходимым. В этом я убедилась на примере Карисмы, которая согласилась заняться со мной артефакторикой. Я осознавала, что невозможно обучить всему. Объяснить, почему магистр Джэтен захотел меня видеть у себя, а профессор Эрстен согласился, не могла. Вообще эти двое преподавателей меня немного напрягали, а фраза Карисмы про эксперименты намертво отпечаталась в голове. Интуиция кричала, что ничего хорошего в такой ситуации не выйдет, но… почему бы не выяснить все это самостоятельно. Куратор права, университет — самое престижное учебное магическое заведение, и вылететь отсюда проще простого. Гораздо сложнее удержаться. Я же была намерена его закончить, желательно в числе лучших. Точнее, самой лучшей.

Пришлось несколько раз уточнять дорогу, но в результате я нашла нужное помещение. Небольшая заминка случилась у дверей, когда пришла запоздалая мысль, что следовало оставить книги в библиотеке, дабы потом за ними вернуться, но постучала я довольно решительно. Мне никто не ответил. Осторожно заглянув внутрь, я обнаружила отсутствие секретаря. Глубоко вдохнув, постучала снова. Разрешение войти восприняла с облегчением, но, когда открыла дверь, умудрилась споткнуться и едва не упала, а книги выпали из рук.

Бросив быстрый взгляд на магистра Джэтена, увидев улыбку на его лице, я извинилась и решила сначала собрать книги. Преподаватель кивнул и откинулся в кресле, в котором сидел, когда я вошла.

Когда с фолиантами было покончено и я взгромоздила книги на край стола, Бран Джэтен предложил мне присесть.

— Как вы думаете, студентка, зачем я вас вызвал? — поинтересовался он насмешливым тоном.

— Расписание? — предположила я, начиная сомневаться в собственных словах.

— Да, расписание нам точно придется менять, — кивнул он. — Вопрос в том, какое устроит вас? Могу предложить на выбор два варианта. В первом вы посещаете лекции в строгом соответствии с расписанием, во втором — отправляетесь домой за нарушение.

— Я ничего не нарушала!

— Применение заклинаний, влекущее за собой травмы или увечья, в стенах университета запрещено строжайшим образом. Тем более когда они направлены на учащихся.

— Но я ничего такого…

— Вилмар Фоули. Это имя вам знакомо?

— Очень хорошо, — нахмурилась я.

— Он написал заявление, что вы напали на него.

— Я охладила его буйный нрав и подарила себе полчаса спокойствия. Используемое мной заклинание не опасно. Оно лишь обездвиживает, но не причиняет вреда. Могу не только поклясться, но и продемонстрировать вязь.

— Вам рановато использовать чары мороза, — усмехнулся преподаватель.

— Это заклинание было разработано моим предком. Я владею им с детства.

— Прекрасно, — протянул магистр Джэтен. — С каждым часом нашего знакомства я открываю все новые грани вашего дара. Проблема в том, что заявление написано на имя ректора, а такие сигналы не остаются без его внимания. Вилмар предъявил доказательство повреждений.

— Это невозможно, — с уверенностью заметила я. — Повторяю, заклинание не причиняет вреда. Я хорошо изучила правила университета и не собираюсь ставить под удар свое будущее из-за желания сиюминутной мести.

— Последнее — верно, — кивнул головой Джэтен. — Месть надо тщательно продумать.

— Вилмар и ее не стоит, — заметила я.

— Считаешь, он просто букашка, на которую можно не обращать внимания, а при назойливости — отмахнуться?

— Примерно, — немного подумав, сказала я, посчитав сравнение магистра удачным.

— Насколько я понял, вы были не просто знакомы, но и довольно близки…

— Я планировала выйти за него замуж, — спокойно сказала я, понимая, к чему клонит преподаватель. — Но когда приехала сюда, то выяснилось, что не могу на него рассчитывать.

— А на Раяра могли? Я знаю, вы познакомились всего пару дней назад.

— У нас взаимовыгодное соглашение, — не стала я отрицать и этого. — Но если вы планируете упрекать меня в том, что я нашла выход из той ситуации, в которой оказалась, то не стоит.

— Умна, целеустремленна, хладнокровна, — протянул Бран Джэтен. — Мне нравится. Аэрон не ошибся в оценке. Но возникшую проблему придется решать. За нападение на студента, а именно так оценивается твое поведение в библиотеке, университет обязан отчислить тебя. Скажу больше, приказ скорее всего уже подготовлен, хотя пока не подписан ректором.

— Быстро у вас здесь все происходит, — пробормотала я, судорожно пытаясь понять, что делать дальше.

— Не у вас, рыбка, — усмехнулся магистр, отбрасывая вежливый тон. — У нас. Конечно, если ты готова бороться за себя и свое право находиться здесь.

— Интересный у вас подход. — Я задумчиво посмотрела на преподавателя. — Уверяете, что я уже обладаю всеми правами, но за себя должна сражаться в одиночестве. Что здесь происходит? Есть куча свидетелей, которые видели, как этот планктон выкручивал мне руку и орал. Да, я заморозила его, но безопасным заклинанием, к тому же Фоули ушел из библиотеки сам. Почему не опросят свидетелей? Я была уверена, что университет — лучшее среди подобных заведений. Я всего несколько часов числюсь студенткой, но начинаю сомневаться в заслуженности репутации и правильности выбора его для учебы. Учитывая, что на меня начинается самая натуральная травля, поясните, зачем вы так настаиваете на моем нахождении в университете?

— Карты на стол?

— Желательно, — согласилась я.

— Ты знаешь, почему русалкам Эрея запрещено покидать пределы королевства? А для ваших мужчин таких ограничений нет?

— Конечно, — пожала плечами.

Быстро взглянув на преподавателя, я поняла, что он в курсе причин подобного. Эрейцы славились способностью обращаться с водой, но между уровнем магии мужчин и женщин была разница. Первые обладали лишь частью того, что могли получить вторые. Именно женщины были носителями истинного дара, позволяющего управлять водной стихией. Вопрос в том, что не у всех он открывался в полной мере и невозможно было узнать об этом до инициации. Третьей по счету. Первую мы проходили при рождении, вторую — примерно в семь лет, получая часть дара, а последняя… Она была связана с потерей невинности. Магия или расцветала, подобно цветку, или исчезала… Проблема в том, что независимо от результатов мы были связаны свадебными оковами до конца, а если дар пропадал, то жизнь становилась похожей на существование. У меня перед глазами были примеры и того и другого. Мать и бабка. Госпожа и рабыня. Хотя, конечно, все зависело от мужчины, но я не хотела себе рабской судьбы. Увы, меня никто не собирался спрашивать. Девушки принадлежали своим отцам, затем мужьям. Ни одна носительница дара не имела права покидать страну, ведь только в «чистых» браках рождались девочки…

— Тогда тебе не нужен мой ответ. — Голос магистра отвлек от воспоминаний. — Возможно, ты станешь великой… Или нет. Пока рано об этом говорить. Двойная нагрузка всегда работает безотказно. К тому же навыки, которые я планирую тебе привить, пригодятся в дальнейшем. После окончания обучения ты будешь обязана отработать несколько лет на благо Нерийского королевства. И работать будешь на меня и тех, кого я назову. Мне в команду очень нужен сильный водный маг. Раз ты с такой легкостью используешь заклинание льда уже сейчас, в то время как людям для этого требуется прибегать к помощи артефактов, то кажешься мне очень перспективной.

— Вода — моя суть, — спокойно пояснила я, осознавая, что магистру не все известно об особенностях раскрытия дара. Естественно, я не собиралась сообщать ему подробности.

— Кровь — не вода, — усмехнулся Джэтен.

— В моем случае это почти одно и то же, — улыбнулась я. — Магистр, теперь я понимаю, что вами движет. Признаю ваши выводы логичными, сама на вашем месте поступила бы так же. Но…

— Если тебя отчислят, мои планы будут нарушены? — Бран Джэтен озвучил то, что я хотела сказать, и мне оставалось только кивнуть. — Поэтому я постараюсь сделать все, чтобы этого не допустить, но ты должна мне помочь.

— Я готова. Но сначала мне хотелось бы услышать, почему меня начинают травить, — вернула магистра к интересующему меня вопросу. — Фоули на особом счету? Конечно, он не бездарность, но и не представляет собой ничего особенного.

— Рыбка, не все так просто, — поморщился преподаватель. — Никто тебя не травит, но по непонятной мне причине дело пытаются замять. Мне и самому это не нравится, поэтому вместо стандартного доказательного процесса пойдем другим путем. Доверься мне.

— Хорошо, — медленно сказала я, пристально взглянув на мужчину.

— Это я и хотел услышать. Свободна.

Магистр развалился в кресле и подвинул к себе папку с бумагами, лежащую перед ним. Открыл ее и углубился в чтение, словно меня и не было. Вопросов оставалось множество, но поведение преподавателя меня слегка смутило, и я не понимала, что мне делать дальше. Немного растерявшись, медленно встала и подхватила книги.

— Магистр, — сказала я уже в дверях, — можно вопрос?

— Попробуй, — ответил он, не поднимая головы.

— Я не совсем понимаю, какими должны быть мои следующие действия.

— Готовься к завтрашнему учебному дню и докажи мне, что я не зря делаю на тебя ставку.

— А почему именно вы занимаетесь возникшей проблемой, а не профессор Эрстен? Насколько я поняла, мое направление — стихийная магия, а значит, отвечать за свои… проступки я обязана перед ним.

— Это уже второй вопрос, рыбка, — усмехнулся магистр. — Тебе повезло, что именно я находился у ректора, когда твой несостоявшийся муж пришел писать заявление. Но запомни, постарайся не разочаровывать нас с Аэроном. Это для твоего же блага. Факультеты стихийной и боевой магии неразрывно связаны, как и их главы. Есть еще вопросы?

— Нет, спасибо. — Перехватив книги, я вышла в коридор и перевела дыхание.

Разговор выдался непростым, зато я получила ответы на некоторые вопросы, жаль, далеко не на все. Оставалось только довериться преподавателям, раз уж умудрилась найти проблемы на свой хвост.


В общежитие я вернулась в странном состоянии. Конечно, магистр дал понять, что мое исключение не состоится, и посоветовал настроиться на учебу, но я все равно нервничала. Столько сил было приложено, чтобы попасть в университет, решена проблема, которую я не могла предугадать, — и все потерять из-за Вилмара? Я категорически была не согласна на это! Еще меня беспокоил тот факт, что несостоявшийся муж пошел на сознательную ложь, лишь бы любыми путями выдворить меня отсюда. Почему? Непонятно.

В комнату я буквально ввалилась. Руки онемели от веса книг, так что я с радостью сгрузила фолианты на кровать. Передохнув и выпив воды, стараясь избавиться от сухости во рту из-за непривычно длительного нахождения на суше, осторожно расставила учебники на полке и достала расписание. Завтра предстоял сложный день. В общем перечне первого курса значились история магии, взаимодействие стихий, основы артефакторики и еще с десяток предметов, посвященных тем или иным разновидностям стихийной магии. Но вот боевые дисциплины заставили занервничать. Я находилась в хорошей физической форме, но не совсем понимала, как смогу совместить это все, хотя и осознавала, что расписание будет корректироваться. Еще значились общие для всех факультетов предметы: история, этикет и традиции различных рас и их государств. Это не могло не радовать. Получается, минимум месяц у меня будет, чтобы собраться с силами.

Дверь распахнулась, когда я вновь просматривала правила университета, чтобы не допустить досадной ошибки в поведении. В комнату вошли две девушки с довольно воинственным видом. Отложив в сторону книгу, я посмотрела на них и осторожно кивнула.

— Нам все-таки подселили соседку, — зло сказала шатенка своей спутнице. — Зачем они постоянно присылают? Надоело!

— Ты кто? — уточнила блондинка у меня, не ответив подруге.

— Селеста, — коротко ответила я, не совсем понимая столь ярко выраженную негативную реакцию.

— Стихия? — продолжила допрос блондинка.

— Вода.

Шатенка презрительно хмыкнула, села на кровать и сложила руки на груди. Невольно я начала злиться. Нет, я понимала, никто не обязан меня любить и все такое, но конкретно этим девушкам я ничего не сделала!

— Неплохо было бы представиться в ответ, — намекнула я. — Если мне не изменяет память, это основы этикета.

— Нинетт, — сообщила блондинка.

— Галина.

Я перевела взгляд на шатенку, пытаясь понять, кто именно верховодит в их компании. Пока выходило, что блондинка, если учесть, что разговор со мной начала именно она, да и назвала себя первой, а вторая последовала ее примеру. А значит, и говорить следует с ней.

— А какие стихии у вас? — поинтересовалась я, делая вид, что их поведение меня не задевает.

— Земля, — усмехнулась блондинка. — Самый редкий магический дар.

Смерив ее взглядом, я припомнила свои знания на этот счет. Маги земли встречались довольно часто, хотя самый сильный дар по непонятной причине был у иномирян, так что это не повод для такой самоуверенности. К тому же, если я правильно догадалась и это те самые студентки, про которых говорила Карисма, то девушки не блистали талантами, интересуясь лишь приворотными зельями. Что они на самом деле собой представляют, мне только предстояло выяснить, а пока спокойствие и еще раз спокойствие. Учитывая, что я сейчас нахожусь в подвешенном состоянии, нельзя злиться и выходить из себя.

— Редкий, — согласилась я, заметив, что блондинка приподняла бровь в ожидании моего ответа. — Рада познакомиться, девушки.

Посчитав разговор законченным, я вновь открыла правила, пытаясь найти решение, если ректор вдруг решит отчислить меня за происшествие с Вилмаром. Мне казалось, я знала их наизусть, но взгляд так и кружил вокруг пункта с драками между студентов.

Краем уха я слушала разговоры соседок по комнате. Они обсуждали вечеринки, учебу, преподавателей, делились рассказами, как «обломали» очередного парня. Несколько раз я едва удерживалась от смеха. Иномирянки были на редкость самоуверенны и считали, что их грубое поведение, а порой и откровенное хамство придает им шарм и изюминку. Они даже не ставили под сомнение, что максимум до конца обучения смогут найти себе обеспеченных мужей, не ниже лордов, а лучше и правителя одного из королевств. На чем строились подобные умозаключения, сказать было сложно. Внешне девушки выглядели весьма обычно и не отличались яркой красотой. Под укороченными мантиями, открывающими ноги, я заметила довольно смелую одежду. Меня их наряды не смущали, но я знала: на суше принято вести себя более скромно. А эти… Складывалось ощущение, что они хотят показать все и сразу, чтобы поразить потенциального мужа с первого взгляда. Наверное, именно поэтому так тщательно изучали приготовление приворотных зелий. Как говорится, чтобы наверняка. Но если учесть, что за год их усилия не увенчались успехом, то я бы на их месте задумалась о смене модели поведения. Судя по разговорам девушек, они считали себя звездами и мысли не допускали, что в результате они наткнутся на того, кто не посчитает развязность оригинальностью и ответит соразмерно.

— Что уставилась? — грубо спросила шатенка.

Я поняла, что вопрос относится ко мне, потому что в этот момент как раз задумчиво смотрела в ее сторону, но проигнорировала девушку. Вместо этого отложила правила и взяла учебник по истории магии. Я читала его, когда помогала готовиться Вилмару, но именно этот предмет завтра стоял первым, и мне хотелось освежить память.

Движение в мою сторону не осталось незамеченным, но я все равно не ожидала, что Галина вырвет учебник из рук и отбросит его в сторону. Я подобралась, хотя позу не изменила, только посмотрела на девушку.

— Когда спрашивают, нужно отвечать, — усмехнулась она, садясь на кровать.

— А ты ко мне разве обращалась? — уточнила я.

— Естественно.

То, что шатенка нарывалась на скандал, у меня больше не оставалось сомнений. Вилмара я утихомирила безопасным средством, а эту хамку захотелось приложить чем-то более существенным. Вот только… я помнила про запрет и правила университета. Если я снова нарушу его, то меня точно отчислят. Но и оставлять без реакции подобное поведение я не могла. Быстрый взгляд на блондинку, спокойно наблюдавшую за нами, и мгновенное осознание: она специально натравила на меня свою подружку. Хорошо, не буду ее разочаровывать, но попробую обернуть ситуацию в свою пользу и поставить их на место.

— Ты сидишь на моей кровати.

— Где хочу, там и сижу, — заявила она.

— Ты ошибаешься. Не советую преступать границы моего личного пространства, тогда, возможно, мы сможем мирно сосуществовать.

— Кто сказал, что мне это надо? — усмехнулась она.

— Если сообщишь, какой реакции от меня ждешь, все станет немного проще, — усмехнулась я.

— Ты соберешь вещи и съедешь из нашей комнаты.

— Увы, — сообщила я с улыбкой, — комендант сказал, больше мест нет. Если с этим закончили, то встань с кровати и оставь меня в покое.

— Ты… — Галина оглянулась на блондинку, продолжающую спокойно сидеть на кровати.

План дальнейших действий созрел моментально.

— Что? — демонстративно усмехнулась я. — Ты ничего мне не сделаешь.

Как я и ожидала, шатенка кинулась на меня, явно намереваясь вцепиться в волосы. Последний ответ был получен. Галина явно предпочитала «женский» стиль драки, когда основные повреждения должны быть нанесены лицу и прическе. Я перекатилась на кровати, одновременно сбивая девушку и графин, в одно движение оказалась на ногах и метнулась к двери, организовав себе пространство для маневров.

— Драки в университете запрещены, — напомнила я для собственного спокойствия, в последний раз пытаясь решить конфликт мирным путем.

— Да пошла ты. — Девица вскочила с кровати и кинулась на меня.

Наверное, она не поняла, что произошло, потому что падала с удивлением на лице. А я делала вид, что лед на полу образовался сам. Тем более он сразу растаял, как только выполнил свою функцию.

— Осторожнее надо быть, — заботливо посоветовала я.

Когда Галина поднялась, ее лицо украшал кровоподтек, а рот кривился от злости.

— Это ты сделала?

— Не понимаю, о чем ты, — невинно сообщила я. — Кстати, мне кажется, у тебя проблемы с координацией движений. Ты бы сходила к лекарю, вдруг что серьезное.

— Стерва… Да я тебя размажу по стенке!

— Галь, рот закрой, — резко оборвала подружку блондинка и подошла ко мне: — Смелая, да?

— Раз мозги в вашей компании у тебя, то объясняю популярно, но только один раз, — встретив ее взгляд, заметила я. — Не надо меня доставать. Я к вам в соседки не стремилась, где место выделили, туда и заселилась. Есть вопросы, адресуйте их коменданту.

— Я тебя видела в библиотеке, — сказала блондинка, — и как ты заморозила Вилмара. Зря ты это сделала.

Я молчала, ожидая, что она дальше скажет.

— Даже не спросишь почему?

— Это будет означать, что меня интересует твое мнение и сплетни. Это не так.

— Никто не говорил, что ты какая-то отмороженная? — прищурилась блондинка.

— Мало кто осмелится рисковать здоровьем, — намекнула я, что Нинетт следует замолчать, как и ее подружке, которая сейчас сидела на своей кровати и мрачно смотрела на меня. — А кто идет на подобную глупость, очень скоро понимает, насколько был не прав.

Стук в дверь раздался, когда блондинка открыла рот для ответа, но сказать ничего не успела. Никогда не видела, чтобы так быстро менялось выражение лица. Только что передо мной была стерва и некоронованная королева, а стала — нежная и робкая дева, смущенно хлопающая ресницами. Усмехнувшись, я отошла в сторону, с интересом ожидая, что будет дальше.


На пороге стоял Сайдар. Блондинка тут же начала улыбаться ему, но демон хмурился и смотрел на меня. Не здороваясь, он прошел в комнату и быстро осмотрелся.

— Сайдар, — проворковала Нинетт, — я так рада тебя видеть…

— Все в порядке? — уточнила я у парня.

— Надо поговорить. Наедине, — сказал он, не обращая внимания на блондинку.

— Хорошо. — Я пожала плечами. — Мне все равно надо вещи забрать, так что можем прогуляться.

— Жду тебя внизу, — отрывисто бросил Сай и вышел из комнаты.

— Вы знакомы? — рыкнула блондинка.

От неожиданности я оторопела. Да, подобные метаморфозы — от стервы до милой лапочки за несколько секунд — были для меня непривычны. Хотя на это стоит обратить внимание. Возможно, это упростит мне жизнь сильнее, чем привычка называть вещи своими именами или отмалчиваться.

— Как видишь, — улыбнулась я, надевая мантию и забирая сумку.

— В каких вы отношениях?

— А вот это тебя совершенно не касается, — заметила я, закрывая за собой дверь.

Сайдар ждал не внизу, а стоял в коридоре. Когда я появилась, он взял меня за руку и молча повел за собой. Я немного нервничала, потому что встречающиеся по пути студенты посматривали на нас с любопытством. Некоторые здоровались с Саем, он отвечал, а я продолжала молчать. И лишь когда мы покинули территорию университета, он остановился и развернул меня.

— Ты что творишь? — спросил он ледяным тоном.

Присмотревшись внимательнее, я обратила внимание, что в черных глазах бушует злость, а скулы обострились.

— Поясни.

— Ты понимаешь, что тебя могут отчислить в любую минуту? — прорычал он.

— Послушай, мне уже прочитали нотацию на этот счет. Повторяюсь, заклинание, которое я использовала, не может причинить вреда.

— Правда? — усмехнулся парень.

— На том уровне воздействия — нет. Почему Вилмар побежал писать заявление, что я его чуть ли не искалечила, понятия не имею, — призналась я откровенно. — Я неоднократно использовала чары мороза на нем. Наоборот, корочка льда, что покрывает тело, сохраняет от повреждений. Но мне уже понятно: тот Фоули, которого я знала в Эрее, и студент Университета высшей магии отличаются друг от друга, как огонь и вода.

— Тогда поясни, почему это заклинание включено в список смертельно опасных?

— Все зависит от приложенной силы, — поморщилась я. — Но на том ограничителе, что использовала я, оно совершенно безопасно. Могу это доказать и продемонстрировать вязь. Сайдар, эти чары были придуманы моим родом! Естественно, я знаю, как их применять!

— Пошли, — буркнул парень и снова потащил меня за собой.

Руку я сразу освободила. Несправедливость обвинения обидела, и я никак не могла успокоиться. Но понять, как противостоять лжи — не знала.

Мы зашли в гостиницу, я собрала вещи и забрала Джастина, а когда Сай предложил помочь мне с переездом, возражать не стала. Но когда спускалась по лестнице, едва не упала от того, что закружилась голова. Как и несколько часов назад, во рту появилась сухость, и я была вынуждена сесть на ступени, чтобы прийти в себя.

— Ты в порядке? — спросил Сайдар.

— Слишком много событий, — скривилась я. — Для меня это непривычно. Пройдет, не беспокойся.

— Селеста, — задумчиво уточнил Сайдар, рассматривая меня, — а ты сегодня хоть что-нибудь ела?

Чуть позже, сидя в трактире у Джосса, жених заставил меня плотно поужинать, а пока я ела, потягивал из большой кружки пиво. Догадка Сая оказалась верной, меня действительно шатало от голода, ведь если припомнить, то кроме стакана воды за сегодняшний день я не съела ни крошки. Пристальный взгляд Сайдара нервировал, но я была благодарна ему за это проявление заботы.

— Спасибо, — озвучила я свои мысли.

— На будущее учти, что столовая работает с утра и до вечера, — заметил Сай. — В течение дня минимум четыре больших окна между парами, когда можно поесть. И это бесплатно.

— Вылетело из головы, — буркнула я. — Понимаешь, утром этот непонятный экзамен, потом конфликт с Вилмаром. Про нотацию магистра и знакомство с соседками по комнате вообще молчу. С каждой минутой моего пребывания здесь создается впечатление, что мне стоит забыть про учебу и вернуться домой. Не понимаю, почему трепыхаюсь с таким упорством. Заметь, у меня даже не начались занятия…

— Ты должна обо всех проблемах сообщать мне, — жестко сказал Сайдар. — Это моя обязанность как твоего жениха.

— Ой ли, — отмахнулась я. — Тебе своих проблем мало? Что-то ты не рассказываешь, как пообщался с магистром, когда мы расстались у деканата.

— Обычная проверка навыков, — усмехнулся он.

Я наградила парня скептическим взглядом и тоскливо уставилась на дверь.

— Теперь что касается твоих разборок с Фоули и прочими, — напомнил о проблеме Сай.

— Не надо! — вскинула руку. — Я уже прониклась правилами, осознала, что совершила ошибку, и больше подобного не повторю. Не представляешь, как мне хочется разгромить что-нибудь, — прошептала я. — Но из-за этого запрета я стала совсем беззащитной.

— Это не так, — улыбнулся Сайдар. — В любом правиле есть лазейки, которые можно обойти, но постарайся не злоупотреблять ими. Так вот, правила действительно запрещают драки в стенах университета, тем более с применением магии, но есть одно место, где подобное только приветствуется. Есть тренировочные спарринги, — пояснил он. — Учитывая, что ты будешь обучаться с боевиками, то получишь шанс расквитаться с обидчиками. Во время практических занятий маги растягивают над площадками специальный купол. Повреждения ученики не получают, но градус боли чувствуют, как при реальных ранениях. Так что сможешь не только спустить пар, но отработать боевые заклинания.

— Прекрасно, — согласилась я. — Но как быть с тем, что Вилмар оболгал меня, а мне нечего ответить? Не понимаю, в библиотеке была куча народа. Все видели, что он здоров и невредим, но промолчали. Он что, на особом положении?

— Именно! — Я вскинула голову, заинтригованная новыми сведениями. — Вилмар встречается с Лалитой Даш.

— И что?

— Не узнаешь фамилию?

Да, не узнавала. В Эрее таких не было. Но затем…

— Это же фамилия ректора… Дочь?

— Точно. Они собираются пожениться к концу учебы, — безжалостно добавил Сай, впившись в меня взглядом.

— Совет да любовь, но я-то при чем?

— Странная реакция для девушки. Узнать, что ее жених женится на другой, и оставаться спокойной?!

— Я уже говорила: брак с Вилмаром был для меня удобен, но я никогда его не любила. Он привлекательный, спокойный, всегда прислушивался и интересовался моим мнением.

— Этого недостаточно для брака.

— Сайдар, это дело прошедших дней. Сейчас меня интересует другое. Получается, если Вилмар пожалуется невесте, а дочурка попросит папу, то меня вышвырнут из университета?

— Если найдут основания.

— Не понимаю… Вилмар знал о моем к нему отношении, и то, что теперь мы с тобой жених и невеста, должно окончательно успокоить его, а он бесится еще сильнее. Дело в чем-то другом.

— Есть еще одно исключение из правил, по которому ты можешь реабилитироваться, — неожиданно сказал Сайдар. — Но действует только для студентов второго курса и выше.

— Поясни.

— Вызов на поединок защиты чести.

— Я на первом. С нагрузкой, которая пугает заочно, — напомнила парню. — Ладно, закончим бессмысленный разговор. Я постараюсь быть тише воды, не встречаться с Вилмаром и буду надеяться, что про меня забудут.


ГЛАВА 4

Мой первый учебный день начался с того, что я едва не проспала. Немыслимо! С другой стороны, Джастин уполз на охоту, а я полночи прислушивалась к дыханию соседок, ожидая неприятностей. Но то ли девушки решили отложить месть на некоторое время, то ли поняли, что нам лучше сохранить мирные отношения, — в любом случае они ровно сопели и обнимали подушки. В результате забылась сном я лишь под утро и проснулась только тогда, когда хлопнула дверь. Сборы прошли в экстренном порядке и, похвалив себя за предусмотрительность, что подготовилась и собрала сумку вечером, я ринулась на свою первую лекцию. Естественно, снова не успев позавтракать.

В аудиторию вбежала в числе последних и сразу поняла: свободные места остались только впереди. Оно и к лучшему, ведь пробираться между рядами, когда дверь уже закрылась за преподавателем, — не лучший вариант. Тем более первой лекцией значилась история магии, и преподавала ее Виола Миален. И что-то мне говорило: спуска она не даст. Так и произошло… Куратор обвела взглядом присутствующих, остановившись на мне последней, хотя сидела я ближе всех.

— Сорен, напоминаю в последний раз, опоздания неприемлемы, — равнодушно заметила она, поворачиваясь ко мне спиной, садясь за свой стол и продолжая уже для всех: — Приветствую вас, студенты, и поздравляю с поступлением в самый престижный университет в мире. Вы показали необходимый уровень знаний и дара, но только от вас зависит все остальное. Залогом поступления в университет являлось наличие необходимого уровня знаний по всем предметам, которые вы будете изучать в углубленном порядке. В этом семестре мы с вами займемся историей магии…

Голос преподавательницы был приятным и хорошо поставленным, лекция настолько познавательной, что к концу урока я неожиданно для себя осознала, что слушаю ее открыв рот, полностью позабыв про изначальную неприязнь. Виола Миален была права. Первичные знания предмета были необходимы, потому что основ она совершенно не касалась, зато наслаивала на них сведения в таком идеальном порядке, что они, подобно кирпичикам, возводили крепкую стену из фактов и сведений, дающих нужное понимание предмета. Полтора часа пролетело незаметно, а когда профессор объявила об окончании урока, я словно очнулась.

— Спасибо за внимание. На следующем занятии мы детально рассмотрим вторую магическую войну и создание корпуса стражей, — сообщила преподаватель и покинула аудиторию.

— Селеста, — услышала я свое имя и увидела, как ко мне пробирается Арлин.

— Привет.

— Как дела? — Рыжая плюхнулась рядом со мной. — Я слышала, тебя могут отчислить из-за нападения на Вилмара?

— Решение пока не принято, — осторожно сказала я. — Ты же была там и сама все видела, — заметила с обидой. — Я просто немного остудила его.

— Ты с ним встречалась после библиотеки? — прищурилась девушка, а когда я покачала головой, вздохнула: — Найди его и все узнаешь сама.

— Обязательно, — буркнула я.

Настроение вновь испортилось. Арлин продолжала что-то говорить, но я слушала ее краем уха. Вновь захотелось остаться одной. Напоминание, что я нахожусь на грани, с которой очень легко сорваться в пропасть, действовало на нервы. Собрав книги и тетради в сумку, сверилась с расписанием.

— Прости, у меня следующая пара через десять минут.

— Увидимся в обед?

— Конечно, — вымученно улыбнулась я и отправилась на следующую лекцию.

Я надеялась, что предстоящее занятие вернет мне уверенность в себе, ведь в расписании значилась магия стихий!


Все студенты, которые сейчас сидели в аудитории, владели водной стихией, уровень каждого был известен преподавателю, так что он не стал тратить время на дополнительные объяснения и вступительные речи. Профессор Эрстен сразу перешел к делу, быстро обрисовал классификацию и основные направления водной стихии. Начал с более простых заклинаний, постепенно повышая сложность, пока не остановился на тех, названия которых многие произносили с благоговением. Я понимала такой метод обучения. Чтобы мотивировать магов, надо сразу показать, к какому уровню надо стремиться…

— Многие заклинания изначально были разработаны как боевые, но нашли применение и в мирной жизни, путем использования ограничителей. — Профессор подошел к доске и записал формулу. — Довольно яркий пример — заклинание Оушена. Многие из вас знают, что если приложение силы будет полным, то есть маг должен обладать уровнем архимага, то подобные чары способны вызвать волну высотой не менее пятнадцати метров. Это часто использовалось во время первой магической войны, чтобы опустошить побережья и освободить территорию от противника. Таких заклинаний множество. Как вы знаете, их разработка доступна крайне ограниченному количеству магов. Нужно быть самородком или обладать знаниями, накопленными родом. Именно поэтому все крупные открытия в основном совершаются в семьях с древней историей. Чтобы было понятнее, около девяноста процентов заклинаний мы имеем благодаря работе таких родов. Но вернемся к вопросу ограничителей. Благодаря им заклинание Оушена применяется повсеместно при регулировке уровней рек во время весенних паводков и, естественно, при судоходстве…

Я послушно записывала лекцию, когда услышала свое имя и была вынуждена поднять голову и посмотреть на преподавателя.

— Студентка Сорен, — заявил профессор Эрстен, — будете мне сегодня помогать. Подойдите.

Вот чего совершенно не хотелось, так это привлекать к себе внимание. Но мне ничего не оставалось, как подняться, пройти к преподавателю и забрать из его рук амулет. За последнее была особенно благодарна преподавателю, ведь новый я сделать еще не успела. Быстрое сканирование нитей показало — амулет настроен на меня.

На студентов, взгляды которых чувствовала и сейчас, старалась не обращать внимания, но понимала, какой вопрос сейчас в голове у каждого. «Почему он выбрал именно ее?» Хотя кто знает, какую цель преследовал профессор, делая выбор? Оставалось надеяться, что я не опозорюсь, а дар будет послушен. На мгновение прикрыв глаза, собралась с силами.

Это помогло. Вернулась не только уверенность, но и ощущение, что я могу справиться со всем, что подкинет мне жизнь. Все отошло в сторону, осталась только моя стихия и преподаватель, который по непонятной причине решил демонстрировать материал своей лекции, используя мой дар в качестве наглядного пособия.

— Чтобы предупредить вопросы, скажу сразу: можете даже не пытаться плести такие заклинания. При недостаточном уровне дара чары обернутся против вас. Статистика в этом случае крайне печальная. Выживает лишь один из тысячи, — жестко добавил профессор. — Причем «выживает» вовсе не означает, что он остается разумным. Так что ограничители придуманы именно для вашей безопасности. Сорен, — обратился он ко мне, — изобразите мне формулу Оушена.

Панически взглянув на него, я пыталась понять, каким образом он предлагает мне это сделать. Источника воды рядом не наблюдалось, а он требовался, и не маленький.

— Профессор, — тихо сказала я, — для этого заклинания нужен источник.

— И как поступают в таких случаях? — усмехнулся он.

— Необходимо близкое нахождение источника. Или если маг одновременно владеет воздушной и водной стихиями, то ситуация упрощается. Если нет — нужен второй, чтобы работать в тандеме, — медленно сказала я, стараясь не обращать внимания на насмешливый взгляд профессора.

— Маркес, — повысил голос преподаватель, продолжая смотреть на меня, — подойди.

Не выдержав, я отвела взгляд, с интересом наблюдая за высоким брюнетом с серебристыми глазами. У парня на лице читалось если не высокомерие, то полное безразличие к окружающим.

— Вперед, — распорядился профессор, отойдя в сторону.

Парень усмехнулся, размял пальцы и прикрыл глаза. Сначала порывом ветра распахнуло окно, и в аудиторию ворвался влажный прохладный воздух. Я с наслаждением вдохнула, но сразу же сосредоточилась, потому что брюнет начал кастовать заклинание. Я старалась следить за его руками, но постоянно отвлекалась на небольшое темное облачко над его головой. Воздух сгущался все сильнее, пока в нем не начали проскальзывать короткие разряды. Прошло еще несколько секунд, Маркес отошел в сторону, и из облака появились первые капли.

— Конечно, такой способ доступен при сильном дожде, но мы не станем тратить время, иначе велик риск усыпить вас всех. Маркес, достаточно, — распорядился профессор, и парень сразу же прекратил. — Источника, о котором упоминала Сорен, тоже нет, так что используем один из накопителей. Активировать подобные сферы можно, обладая третьим уровнем силы. Если поручим это Сорен, то получим большую лужу на полу, но Маркес у нас еще и воздушник, так что если он не позабыл за лето свои умения, секунд через тридцать мы сможем наблюдать водный шар, висящий в воздухе.

Я с интересом наблюдала, как преподаватель расположил на полу небольшой шарик темно-синего цвета и отошел в сторону. А парень стал серьезнее и явно занимался делом, а не красовался перед присутствующими. В обозначенный срок в воздухе висел шар диаметром около метра, а Маркес вновь расслабился, лишь поддерживая заклинание.

— Сорен, теперь хватит материала? — поинтересовался профессор.

— Вполне.

— Тогда почему я до сих пор не вижу демонстрацию формулы Оушена?

На это ответить было нечего. Я оглянулась, пытаясь понять, куда направить воду.

— Проблемы, Сорен?

— Не вижу цели…

— Маркес? — адресовал мои слова парню Аэрон Эрстен.

— Полы пусть помоет, — пожал он плечами.

— Считаете, здесь грязно?

Презрительный тон Маркеса, ухмылка профессора, смешки со стороны студентов… Наверное, не стоило этого делать, но я была на взводе со вчерашнего дня, и, как говорил Сайдар, периодически необходимо спускать пар.

— Хорошо, — кротко заметила я, не дожидаясь окончания их диалога.

В следующую секунду вода устремилась в сторону брюнета. Высокой волной. Я учла все факторы! Сделала волну строго по той формуле, что была записана на доске. Ошиблась только с одним — направлением. Целенаправленно! Эффект неожиданности также сыграл свою роль. Парень не успел увернуться, как оказался мокрым с ног до головы.

— Ой, — взмахнула я руками, — прости. Неправильно рассчитала вектор. Профессор, мне так жаль!

— Да я тебя… — Парень сделал шаг в мою сторону.

— Маркес, — повысил голос преподаватель.

Брюнет застыл, лишь наградил меня уничтожающим взглядом, но мне было все равно. То чувство облегчения, что я испытала, окупало все!

— Сорен, как же так получилось?

В этот раз я сочла, что будет правильным промолчать и виновато потупиться.

— Есть предположения?

По нестройному гулу голосов я догадалась, что вопрос адресовался студентам. Вот только ответов было крайне мало. Да и те оказались нелепыми. Я не сомневалась, что и профессор и Маркес знают, в чем дело, и не понимала, почему остальные не видят этого.

— Раз никто не может дать внятный ответ, то это будет заданием к следующему занятию. Плюс — мне нужны примеры не менее десяти ограничителей на одно из заклинаний. Используйте ваши стихии и семейные заклинания. И для закрепления пройденного материала — небольшое эссе на тему: что происходит с плетением при снятии и наложении ограничителей. В дальнейшем работать будете парами. Можете предварительно разбиться на них, но по итогам опроса окончательное решение останется за мной. Лекция закончена, — объявил преподаватель. — Сорен и Маркес, задержитесь.

— Прекрасная лекция, — раздался за спиной знакомый голос, и я вздрогнула от неожиданности. — Правда, вы очень великодушны, профессор.

Магистр Джэтен, прислонившись к дверям, откровенно веселился. Сколько он там стоит? Неизвестно. В этот момент показалось, ничего хорошего меня не ждет.

— Я рассчитываю на вас, магистр, — улыбнулся Аэрон Эрстен.

— Правильно. — Джэтен обвел взглядом притихших студентов. — Профессор, вы позволите? — вежливо спросил он, а когда Эрстен кивнул и сделал приглашающий жест рукой, подошел ближе. Легкое движение пальцами, и одежда Маркеса оказалась сухой, как и он сам, а вода с пола исчезла. — Я могу забрать эту парочку? — уточнил он.

— Как и всех остальных.

— Спасибо, но ограничусь этими.

Аудитория медленно пустела. Когда мы остались в помещении вчетвером, профессор Эрстен сел на свое место, а магистр прошел к нему и прислонился к столу. Маркес, как и я, оставался на своем месте и молчал, лишь сверлил меня изучающим взглядом. Это нервировало, и сильно. Осознав, что не стоило все же поддаваться эмоциям, я проклинала себя за небольшой срыв, но повернуть время вспять не могла. Оставалось надеяться, что парень не будет мне сильно мстить. Я чувствовала силу его дара, он вызывал уважение, но, по большому счету, новое обвинение меня окончательно потопит.

— Итак, рыбка, — усмехнулся магистр, — вчерашнее происшествие ничему тебя не научило? Не можешь проглотить грубость и отвечаешь?

— Не понимаю, о чем вы? — твердо стояла я на своем, продолжая нервничать от взгляда парня. — Это была случайность. Здесь куча свидетелей, в том числе и профессор Эрстен. Ведь я пришла сюда учиться, ошибка в векторе является самой распространенной. Но я буду усердно заниматься, чтобы подобное не повторилось.

— Подойдет в связку? — уточнил Аэрон Эрстен у Брана Джэтена.

— Пока не уверен. Надо с другими пробовать.

— Времени мало.

— Зато какие открываются перспективы, — сказал магистр. — Никто не ждет от нас такой рокировки. Маркес? Что думаешь ты? — неожиданно обратился он к парню. — Мне вот интересно, как третьекурсник мог так облажаться и не прикрыться простейшим щитом?

— Недооценил противника.

— Или думал, что от девушки не стоит ждать подобного? А если придется работать вместе?

— На первом курсе я тоже постоянно ошибался в векторах, — неожиданно заявил парень. — Это распространенная проблема, но решаемая.

В полном изумлении я уставилась на него, не понимая, отчего он не сдает меня профессору.

— Профессор? — Я вопросительно уставилась на преподавателя.

— Забыл совсем… Идите погуляйте, дети, — бросил магистр. — Через полтора часа жду вас обоих на полигоне. Рыбка, — окликнул он меня, когда я уже открывала дверь, — ты поаккуратнее с векторами, а то ведь приказ все еще лежит.

— Да, магистр, — глухо ответила я.


— Что за приказ? — неожиданно спросил Маркес, когда мы оказались в коридоре.

— На отчисление. Он еще не подписан, но все может измениться в любой момент, — откровенно ответила я.

— А причина?

— Нападение на студента. Еще вопросы? Или оставишь меня в покое?

— Не стоит со мной ругаться, — намекнул парень. — Как я понял, у профессоров на тебя планы.

— Уже испугалась, — буркнула я.

— А вот это зря, — усмехнулся он. — Первокурсница, с приказом на отчисление на второй день пребывания в университете, но при этом магистр явно тобой заинтересовался… Помню всего пару случаев, чтобы и профессор кого-то так выделял.

— О чем ты? — нахмурилась я. — И… подожди, разве ты не на первом курсе?

— Что я забыл среди желторотых? — хмыкнул он и пояснил: — Я на третьем. Профессор Эрстен всегда приглашает своих студентов со старших курсов для отработки практического материала. Это как момент соревнования. Никто еще друг друга не знает, но видит, что их одногруппник способен на большее, и стремится к такому же уровню. Другие преподаватели не возражают.

— Разумно, — пробормотала я.

Представив, как бы я поступила, увидев подобную демонстрацию, осознала, что из кожи бы вылезла, но попыталась достигнуть уровня.

— А о чем они говорили? Связка, рокировка…

— Извини, — усмехнулся Маркес, — но об этом спросишь у магистра.

Такой ответ меня совсем не удивил.

— Спасибо, — немного подумав, сказала я парню.

— За что?

— Не выдал, — улыбнулась. — Ты ведь понял, что я специально тебя облила?

— Не держи меня за идиота, — хмыкнул он и нахмурился. — Слушай, это не ты Фоули в библиотеке приложила? Просто я больше не могу припомнить ни одного нападения…

— А если и так?

— Тогда у тебя проблемы.

— Знаю.

— Зачем ты вообще на него набросилась?

— Ты там был? — резко спросила я. — Почему все пытаются сделать из меня монстра?

— Успокойся! — Маркес схватил меня за плечи и сжал. — Говорю то, что слышал.

— Как же мне это надоело, — пробормотала я и уточнила: — Ты знаешь Сайдара Раяра? Как его найти?

— Встретитесь через полтора часа на тренировке, — усмехнулся Маркес.

— Спасибо. Ты меня извини, но есть хочется, — как можно спокойнее сказала я. — А на полный желудок тренироваться… Сам понимаешь.

— Компанию составить?

— Хочу побыть одна.

— В столовой? — рассмеялся он. — Тебя ждет сюрприз. Увидимся, Сорен. И это… на тренировке не сдерживай себя.

Последнюю фразу я не совсем поняла, но спрашивать было не у кого. Парень уже скрылся за поворотом.


Маркес был прав. Искать одиночества в столовой было самым глупым поступком на свете. Хотя имелся и положительный момент. К скоплению людей я начала относиться спокойнее. Решительно двинувшись в сторону раздачи, взяла себе огромную тарелку с овощным салатом, сок и нашла свободное место за столиком. Пахла еда довольно аппетитно и на вкус оказалась не хуже. С удовольствием перекусив, я думала, как лучше поступить. Понятное дело, ввязываться в неприятности в мои планы не входило. Более того, я собиралась посоветоваться с Сайдаром. Фиктивный он жених или нет, но как-то так получилось, что ближе его не было.

— Селеста!

Арлин решительно пробиралась к моему столику, весьма неаккуратно расталкивая локтями не особо поворотливых. Я помахала ей рукой, и рыжая радостно плюхнулась на стул напротив.

— Я тебя искала, — заявила она, склонилась и зашептала тоном заговорщицы: — Значит, так. Вилмар сейчас в лазарете, а отчислять тебя хотят, потому что у него какое-то сильное обморожение.

— Невозможно, — прошептала я.

— На самом деле ничего серьезного, лекари его уже подлатали, но…

— Заявление он написать успел, — резюмировала я. — Причем до ректора, как я понимаю, он бежал чуть ли не вприпрыжку. Не вяжется с обморожением…

— Он сказал, что это заклинание замедленного действия, — растерянно пояснила девушка.

— Бред…

— Главное то, что прошел день, а ты еще здесь. Значит, вероятность, что ты отделаешься легким наказанием, весьма велика. Эй, — Арлин пожала мне руку, — все будет хорошо.

— Спасибо за новости, — улыбнулась я, — и за поддержку.

— А как же иначе. — Рыжая посмотрела мне за спину и кому-то махнула рукой.

Не прошло и минуты, как за столик сели две светловолосые девушки.

— Идель и Сабина, — представила девушек Арлин. — Обе воздушницы, второй курс. Это Селеста, про которую я вам рассказывала.

— Приятно познакомиться, девушки, — нервно улыбнулась я.

— Ты уже в курсе, что стала местной знаменитостью? — довольно бесцеремонно спросила Сабина, рассматривая меня.

— Теперь да.

— А раз так, приходи завтра на вечеринку, — улыбнулась Идель. — Отмечаем начало нового учебного года. Будет весело. Знаешь в городе «Берлогу»?

— Джосса? — уточнила, а когда Сабина кивнула, осторожно пообещала: — Я постараюсь.

— Постарайся, — хихикнула девушка. — Будут все. Следующая такая гулянка произойдет только через две недели, когда отборочные будем отмечать. Как говорится, пользуемся моментом, пока нас не успели загрузить по полной программе. Я понимаю, что надо оправдывать звание самого престижного заведения, но преподы здесь звери. Ладно, нам пора. Ты ведь уже знаешь, что опоздания неприемлемы. — Девушка подмигнула, перед этим довольно хорошо изобразив Виолу Миален, и поднялась.

— Это что такое сейчас было? — растерянно спросила я, когда подруги Арлин ушли.

— Они хорошие, — как бы извиняясь, сказала рыжая. — Хотя, конечно, по силе дара до Эмира им далеко. Но ему вообще равных мало. Сразу три стихии. Завтра познакомишься. Он не пропускает вечеринки. Так, я тоже побежала, встретимся позже.

Рыжая напоминала ураган. Налетела, вывалила сведения и исчезла, словно ее и не было. По разговорам с ней я поняла, что статусность в университете определяется так же, как и во всех подобных заведениях. Уровень дара и количество стихий. Все остальное отходило на второй план. Происхождение, внешность, расовая принадлежность… Нет, я уверена, это тоже имело значение, но на первом месте была магическая одаренность. Теперь становилось понятным, почему было принято решение, что все студенты и преподаватели должны использовать человеческую ипостась. По большому счету, та же форма. Все было поставлено таким образом, чтобы ничто не отвлекало от учебы. Разумно… От двух лекций, что успела посетить, я пребывала в восторге, а приглашение на вечеринку и вовсе заставило позабыть о проблемах. Но все же надо сначала поговорить с Сайдаром. Допив сок, подхватила сумку и отправилась искать тренировочный полигон.


Я снова опоздала. Думала, что запомнила план университета и примерно рассчитала, сколько времени мне понадобится на дорогу, но никак не ожидала, что заблужусь. И это не считая того, что меня то и дело останавливали и спрашивали, та ли я девушка, которая напала на Вилмара. После пятого такого вопроса мне хотелось рычать. Выдержка треснула. Под конец лишь улыбалась и как заговоренная твердила, что опаздываю на занятие. Увы, прийти вовремя мне все равно это не помогло.

Тренировочный полигон располагался поодаль от основного здания и на первый взгляд выглядел как круглое трехъярусное строение. Но, приглядевшись, я заметила, что оно отгорожено силовыми линиями. Остановившись перед стеной, я посмотрела на часы. Опоздание составляло уже семь минут. Но проблема была в другом. Входа не наблюдалось! Тогда как попасть внутрь? Можно было предположить, что это сделано специально, ведь все, кому было нужно, внутрь попали, а остальные… Насчет опозданий мне уже объясняли.

Вздохнув, только собралась уходить, как в голову пришла одна интересная мысль. Не может быть такого, чтобы я была единственной опоздавшей за все время существования университета. И что, никто не попытался проникнуть внутрь, чтобы извиниться за задержку и приступить к занятию? Не верю. Но и решения проблемы не видела. Да, вода — моя суть, и я знала, что при должной подготовке могу достигнуть высокого уровня. В идеале я вполне могла приобрести уровень архимага, но лучше сохранить имеющиеся, причем не маленькие способности, чем рисковать в надежде получить большее после последней инициации, которая неизвестно как пройдет.

Внимательный взгляд на стену, чтобы осознать: вижу только линии воды и немного воздуха, да и то только потому, что эти стихии близки. Все остальное представало непроницаемым радужным пятном. Я понимала, что возводили этот купол маги, владеющие всеми необходимыми стихиями, но студенты обладали одной, двумя… Не думаю, что преподаватель ждал всех у входа и закрывал за ними двери. Все же не привратник… Так что вход должен быть, надо его лишь найти! Но как?

Неожиданный порыв ветра взметнул волосы, бросил их в лицо, а затем и вовсе ударил в спину, подталкивая вперед. От неожиданности я покачнулась и чуть не упала.

— Проблемы?

Магистр Джэтен появился настолько неожиданно, что на мгновение мне показалось, будто он материализовался из воздуха.

— Не могу найти дверь, — тихо ответила я, отходя на пару шагов.

— В следующий раз не будешь опаздывать, — заметил он, подходя к стене.

Секунда, и на преграде появилась арка, через которую мы и вошли.

— Как вы это сделали?

— Хотелось увидеть, как на твоей мордашке появится растерянность, а то очень уж ты самоуверенна, — усмехнулся магистр. — Плыви давай.

Хотелось сказать, что я думаю о таких проверках, но промолчала. Преподаватель полностью прав.

На полигоне находились Эрстен, Сайдар и Маркес. На мгновение нахмурилась, не понимая происходящего. В моем расписании значилось практическое занятие по основам боевой магии. Всего три ученика, причем с разных курсов? Главы двух факультетов? Что происходит?

— Итак, все в сборе. — Профессор подошел ближе. — Не будем терять время, ведь мы уже задержались.

Я потупилась, отчетливо понимая, в чью сторону обращен укор… Сайдар приблизился и коснулся моей руки, легко пожав пальцы. Улыбнувшись ему, сразу отошла в сторону. Не хватало еще, чтобы это увидели преподаватели.

— На позиции, — распорядился магистр.

— Выбери отметку со своей стихией и встань на нее, — пояснил Сайдар.

Я осмотрелась. Полигон был круглый, словно арена, двойные стены из силовых линий, за которыми скрывались ярусы трибун, каменный пол. По диаметру внутреннего круга располагалось несколько печатей, обозначенных знаками стихий. В центре еще одна, с символами всех четырех, но она была скорее декоративная, ведь силы источника в ней не чувствовалось. Подойдя ближе к печати с символом моей стихии, с удивлением обнаружила, что линии не нарисованы, а выложены камнями и окантованы полосками металла. Я чувствовала силу, идущую от них. Источники стихий, но откуда? Неужели элементали?

Наступать на печать было страшно, а вот Маркес и Сайдар уже остановились на двух из них. Я ощущала стихию воды, она манила к себе со страшной силой, рвалась на свободу, но впервые в жизни я боялась не справиться и не суметь подчинить источник.

— В чем дело, Сорен? — недовольно заметил профессор.

— Источник нестабилен, — немного подумав, сказала я.

— Сорен, как вы думаете, в учебном заведении подобной квалификации может быть подобное?

— Учитывая, что от этого зависит безопасность студентов? Нет!

— А если права ты? Какие действия? Что делает маг, когда обнаруживает подобное?

— Проводит диагностику, — нерешительно начала я. — Определяет сложность уровня нарушения потоков…

— Определили, — поторопил меня профессор. — Что дальше?

— Все зависит от ситуации. — Я с удивлением посмотрела на Аэрона Эрстена. Зачем он спрашивает такие простейшие вещи, про которые знает любой более-менее сильный маг? Ведь каждый рано или поздно может столкнуться с подобным. — У каждой стихии в основном есть два пограничных состояния, и нарушение в одном лечится применением другого.

— По вашим словам, этот источник нестабилен, — медленно сказал профессор. — Диагностируйте.

В полнейшем изумлении я уставилась на него, стараясь не обращать внимания, что и остальные не сводят с меня взглядов. То, на что намекал преподаватель, казалось немыслимым. Привести студента в место нестабильной силы и предложить его нормализовать? Первокурсницу? Это такая шутка? Проверка? Или профессор подразумевает нечто иное, а я не могу понять?

— Быстрее, Сорен.

— Правильно я понимаю, вы предлагаете мне стабилизировать источник? — нервно выдохнув, уточнила я.

— Если в том есть необходимость, — подтвердил магистр.

В этот момент, как никогда раньше, мне захотелось утопить обоих преподавателей. Странно, подобной кровожадности я в себе прежде не замечала, даже предательство Вилмара оставило равнодушным… Ладно, пора собраться и дать им то, что они хотят.

Я приблизилась к печати, прикрыла глаза и провела над ней рукой. Нет, не ошиблась. Источник действительно бурлил, и в какой-то момент мне показалось, что нити силы спутаны специально. Но играть с таким осмелится только идиот, ведь сложно предугадать последствия.

— Мне кажется, все дело в том, что спутаны нити, — нерешительно сказала я, когда от меня потребовали ответа.

— Кажется или уверены?

— Второе, — выдохнула я. — Произошел нагрев, и под давлением вода рвется наружу…

— Что делать в такой ситуации?

— Остудить…

— Так морозьте. — Он приподнял бровь. — Мы все прекрасно знаем, что вы владеете этим заклинанием. Стыдно не знать чары, которые носят имя вашего рода.

Пристально посмотрев на него, я осознала — это приказ. Не важно, проверка или нет, но от того, как я покажу и эту сторону владения даром, зависит все остальное. Мне нельзя разочаровать преподавателей. Он был прав, это заклинание и девять его ограничителей были придуманы в моей семье.

Кончики пальцев начало покалывать морозом, я чувствовала, как холодеет кожа и на ней появляется иней. В этот раз я сняла второй ограничитель. Не знаю почему, просто в какой-то момент поняла, что необходимо нечто более сильное, чем покрытие предмета коркой льда, но и сил на это требовалось больше. Теплый ветер, неожиданно коснувшийся моей щеки, словно подталкивал вперед, заставлял рисковать, умолял не оглядываться и показать все, на что я способна. Дуновение пропало, и я начала рисовать формулу пальцами, прикрыв глаза для концентрации. Мне не надо было смотреть на чары, чтобы знать, как они выглядят со стороны. Тонкие линии мороза сплетались между собой, закручивались кольцами, расцветали цветками. Через несколько минут я поняла: этого мало. Сняв третий ограничитель, ощутила, как успокаивается стихия под печатью.

— Сильнее, — рявкнул профессор.

Поколебавшись мгновение, убрала четвертый. Я была на пределе, осознавая, что не следовало приближаться к той планке, за которой меня ждали проблемы.

Я поняла, как сильно замерзла, лишь когда почувствовала, что кто-то осторожно обхватил мои запястья. Открыв глаза, увидела магистра Джэтена, который держал меня за руки, а затем и вовсе привлек к себе. От него шло такое тепло, к которому невольно тянешься. Постепенно я согрелась, словно извиняясь, улыбнулась и мягко потянула руки на себя, освобождаясь и увеличивая между нами дистанцию.

— Браво, рыбка. Мы не ожидали подобного. Это предел?

Я кивнула, пытаясь согреться.

— Раяр, займись ею, — бросил он и отошел к профессору, что-то тихо ему сказав.

— Ты в порядке? — Сай держал меня за руки, и от его рук тоже шло тепло, хотя и более агрессивное, чем от Брана Джэтена.

— Холодно, — призналась я. — Сейчас все пройдет. Что это все значит?

— А это последняя проверка, — радостно объявил магистр. — Извини, но чтобы это выяснить, пришлось устроить небольшой гейзер.

Отшатнувшись от Сайдара, я сложила руки на груди и уставилась на преподавателя.

— Зачем?

— Нам нужно понять максимум, на который вы способны, чтобы настроить купол, — пояснил профессор Эрстен. — Сорен, вы не говорили об истинном уровне своих сил.

— А меня об этом не спрашивали. Я внимательно изучила требования, предъявляемые для поступления сюда. Все тесты прошла… с отличием, ваше требование о законности нахождения здесь выполнила. И вы прекрасно знаете, что о родовых заклинаниях в перечне условий не было ни слова.

— Это приятный сюрприз. Для нас. Но может обернуться против вас. Первокурсница, сумевшая применить четвертый уровень формулы Сорена…

— Аэрон, помолчи, — поморщился магистр, — зачем запугиваешь? Рыбка, — он вновь посмотрел на меня, — к Фоули был применен уровень воздействия между первым и вторым. Но я ничего не слышал о промежуточном варианте.

— Потому что официально его нет, — тихо сказала я.

— Если вы хотите продолжать здесь учиться, то сейчас нам все расскажете, — заявил Эрстен.

Я покосилась на Сайдара, Маркеса, но магистр развеял мои сомнения:

— Вы будете работать вместе, так что лучшего времени для откровения не найти.

Я не просто любила магию, я болела ею и к моменту второй инициации знала формулы всех заклинаний моей семьи, а как только получила возможность, начала экспериментировать. Тот ограничитель, что я использовала, когда морозила Вилмара, предназначался для того, чтобы уберечь живые существа при наступлении резких холодов. Точнее, он был немного доработан мною…

— Промежуточную формулу ограничителя придумала я. — От двоих преподавателей зависело, останусь я здесь учиться или нет, а значит… Немного помолчав, призналась, не глядя ни на кого: — У Фоули не хватало сил, а мне хотелось сделать ему подарок. Полтора года назад Вилмар очень хотел овладеть силой мороза. Уровень дара не позволял ему использовать второй ограничитель, а первый казался слишком слабым. Тогда я и сделала промежуточный вариант. Это было нашим секретом. Я не имела права на эксперимент… Знаю, сначала заклинание надо было зарегистрировать, но Фоули был почти моим мужем… Не имело значения, под чьим именем чары станут известными.

— Хороший подарок, — пробормотал Маркес. — Мне бы девчонки такие дарили.

— Получается, вы оба владели формулой? — спросил профессор, и я кивнула. — Бран, ты думаешь о том же, что и я?

— Мстит, что отказалась выйти за него? — поинтересовался Джэтен.

— Магистр, вообще-то это он от нее отказался, — заметил Сай и пояснил: — Учитывая фамилию его нынешней невесты, это неудивительно. Я стал случайным свидетелем разговора…

— И решил жениться сам? — хохотнул преподаватель.

— Вы помолвлены? — резко спросил Маркес.

— Завидуешь? — приподнял бровь Сай.

— Помолвлены — не женаты, — заметил Эмир.

— Помолчите оба, — поморщился Эрстен. — Сорен, вы понимаете, как это выглядит со стороны? У вас был повод. Приехали и узнали, что жених закрутил с другой, решили отомстить. А Фоули на всех тестах показал, что не знаком с чарами мороза, что для его уровня вполне логично. Кстати, а чему вы еще его научили?

— Многому, — понурилась я. — Понимаете, мы собирались пожениться. Мне хотелось ему помочь. Боги, да я год с ним занималась, чтобы он мог поступить!

— Аэрон, ты это слышал? — медленно спросил магистр.

— Когда он там из лазарета выходит?

— Завтра будет на занятиях, — сообщил Сайдар.

— Вот и замечательно, — качнул головой профессор. — Ладно, с этим на сегодня закончим и перейдем к тому, ради чего и собрались. Сорен, вы согрелись? — Я кивнула. — Можете передохнуть. Раяр — следующий.

Мне никогда не приходилось так близко видеть магию огня в действии. Разумом я понимала, что Сайдар, как и я, еще не приблизился к полному раскрытию своего дара, но и то, что я видела, было прекрасно. Огонь послушно ластился к рукам демона, приобретал все формы, которые перечислял магистр.

Когда пришла очередь Маркеса, я и вовсе приоткрыла рот от восхищения. В активе парня было три стихии, хотя преобладал воздух. Вода и земля находились на не очень высоком уровне, как пояснил Сай, но за три года обучения парень далеко продвинулся, ибо на первом курсе он мог использовать только основную, а сейчас уже весьма умело сплетал нити силы между собой и применял дар в комплексе.

— Не переживай, Селеста, — подмигнул он мне, когда закончил. — Уверен, к концу обучения ты как минимум пробудишь у себя воздух. Он неизменно сопутствует воде, так что это лишь вопрос времени.

— Итак, мальчики и девочка, вы меня сегодня несказанно порадовали, — объявил магистр. — В следующий раз будем учиться взаимодействовать и работать командой. Всем спасибо, все свободны.


— Что думаешь? — задумчиво уточнил Аэрон, когда студенты покинули полигон.

— Она шикарна, — протянул Бран. — Я почти влюбился.

— Времени мало, — вздохнул профессор. — Невозможно натаскать ее до необходимого уровня, хотя сила дара завораживает, не могу отрицать. У меня дыхание перехватило, когда она ограничители снимала. Немыслимый уровень, хотя и родовое заклинание. Думал, придется помогать, но она справилась. Может, лучше оставить все как есть? Не рисковать? Шелли давно в команде, они хорошо сработались. Менять все на этом этапе — безумие.

— Я люблю риск, — улыбнулся магистр. — К тому же у меня неожиданно появился один козырь, который планирую использовать.

— Конечно, мне про него не скажешь? — улыбнулся Аэрон.

— Загадки я тоже люблю, — согласился Бран. — В любом случае попробовать стоит. Нельзя отказываться от рыбки, чью ценность гораздо превышает ее вес в золоте. Немного перетрясем ей расписание, сделаем упор на практику…

— Обойдешься. Мои занятия она будет посещать по расписанию, и спрашивать буду без поправок на практику.

— Ладно, но потом я заберу ее себе, — согласился Бран. — Преступление расходовать такой дар в мирных целях.

— Не спеши. Еще не факт, что ее не исключат.

— За это не волнуйся, — подмигнул другу магистр. — Я пригласил стражей поприсутствовать на твоей следующей лекции. Идеальное время и место, чтобы расставить все по своим местам.

— Что ты сделал? — нахмурился профессор. — Ты же знаешь, я их на дух не выношу.

— Это идеальное решение проблемы. Кстати, спорить поздно, все решено. Да и студентам не помешает напомнить про ответственность.

— Надо было сказать мне…

— А что я, по-твоему, делаю? — делано удивился Бран. — Так что эта проблема, считай, решена.

— С ректором не хочешь согласовать?

— Уже.

— Когда успел?

— Ты же знаешь, у меня бессонница в последнее время, — вздохнул магистр.

— У ректора тоже?

— Не цепляйся к словам. Он полностью поддержал мое предложение. Теперь главное за две недели сделать из Сорен то, что мы почти год лепили из Шелли. Ты и сам понимаешь, что с рыбкой наши шансы вырастут в разы. Рискнем. Все станет понятно за неделю. Если не получится — переиграем обратно.

— Жестоко, — заметил Аэрон.

— Ничего, пусть привыкает. Ей здесь не Эрей, и папы рядом нет. К тому же я верю в девочку. Она уже пошла на многое, так пусть еще раз докажет серьезность своих намерений.

— Не буду тебя убеждать в обратном. Просто постарайся не сломать ее.

— И не подумаю. Я собираюсь ей стать новым папой и лучшим другом. А соревнования будут последней проверкой, — заявил магистр. — Ладно, я пошел нести добро в массы.

— Это теперь так называется? — улыбнулся Эрстен.

— Конечно. — Бран с серьезным видом кивнул. — Просто какая жизнь, такое и добро.

— А что с Фоули?

— Ничего, — пожал плечами Джэтен. — Конечно, мы немного поможем, но разбираться ей с ним самостоятельно. Не буду лишать девочку возможности получить моральную компенсацию.

Магистр развернулся и направился к выходу, оставив друга смотреть ему вслед. Аэрон продолжал сомневаться в правильности их действий, но одно было понятно: в данном случае, выигрыш стоил риска. Девушка была талантлива и упорна, к тому же ее благодарность не будет знать границ, когда установят ее невиновность. Ради этого можно не только вытерпеть стражей, но и рискнуть, забыв про щепетильность в учебе. Она выдержит. Должна…


ГЛАВА 5

Остаток дня прошел великолепно, несмотря на то что мотивы преподавателей пока оставались тайной. И если парни были готовы помочь мне во всем, рассказывая о порядках в университете, то в этом они оставались непреклонны. Я сама себе удивлялась, но, выслушав заверения, что если кто и способен мне помочь, так это Джэтен и Эрстен, неожиданно поверила.

— Если ты думаешь, что четыре года проведешь за книгами, то ошибаешься, — усмехнулся Маркес, когда мы сидели в трактире Джосса и ужинали.

— Уже страшно, — усмехнулась я.

— Селеста, вот смотрю я на тебя, и меня терзает один вопрос, — протянул брюнет. — То, что ты подготовлена на уровне второго, а может, и третьего курса по своей стихии, понятно нам всем. Но быть студентом — нечто большее, чем зубрить формулы.

— Вечеринки, развлечения, бурные выяснения отношений, романтические чувства? — уточнила я, а когда Маркес кивнул, возразила: — Не мой случай.

— Почему?

— Я пришла сюда учиться. Меня не интересует все это, — пояснила я.

— А ты пробовала? — приподнял бровь Сайдар.

— Нет.

— Тогда не можешь судить, — решительно заявил Маркес.

— Ты уже сообщила семье? — спросил Сай, переводя тему разговора и задумчиво меня рассматривая.

— А смысл? — тоскливо протянула я. — Я тут пока на птичьих правах, если разобраться.

— Хочешь сказать, семья не знает, что ты здесь? — удивился Маркес.

— По официальной версии я в гостях у своей подруги, — осторожно сказала я. — Но времени осталось мало. Так что…

Естественно, я не стала говорить, каких трудов мне стоило выпросить «отпуск». Отец согласился, дав понять, что по возвращении я должна быть послушной. На это же время было назначено и знакомство с женихом. Вилмар тогда сказал правду, Холден вовсе не являлся стариком, всего немного за тридцать, но мне не становилось от этого легче. Незнакомец, по слухам, закоснелый консерватор, который появлялся при дворе несколько раз в год… Не о такой жизни я мечтала. Да что там говорить, я даже не могла пока сообщить отцу о том, что отныне никакой власти у него надо мной нет и его протеже в пролете. Непонятно, сколько я еще проучусь здесь. Хвастаться раньше времени не хотелось, мое самолюбие не переживет, если после демонстративного заявления придется вернуться домой…

— Называется, развлекли девушку, — буркнул помрачневший Маркес. — Раяр, ты бы хоть иногда голову включал!

— Все в порядке, — запротестовала я. — Но, наверное, мне все же лучше вернуться. Завтра сложный день…

— Я провожу. — Сай поднялся и протянул мне руку.

— Не стоит.

— Если ты думаешь, что я позволю тебе возвращаться одной, то ты безумна.

На это возразить было нечего, оставалось лишь кивнуть.

— А ты куда собрался? — Голос Сайдара стал жестким.

— Если забыл, напоминаю: я предпочитаю жить в общежитии, — расплылся в улыбке Маркес. — Там веселее.

Напряжение между парнями висело в воздухе. Не совсем понимая, чем оно вызвано, ведь на полигоне ребята работали слаженно, я нарушила собственные правила и спросила:

— Что происходит?

— Такую красивую девушку нельзя оставлять без охраны. — На такое заявление Маркеса я хмыкнула.

— Полегче. — В голосе Сайдара послышалась угроза.

— Спарринг, Раяр, — усмехнулся Маркес. — Ты знаешь правила.

Слушать их перепалку мне совершенно не хотелось, поэтому я молча развернулась, махнула рукой Джоссу и вышла на улицу. Не прошло и минуты, как парни догнали меня, но напряжение никуда не ушло, несмотря на все шутки. Но у меня был источник сведений, так что о причинах их давнего конфликта, а в его наличии я уже не сомневалась, намеревалась выяснить у Арлин.

— Я зайду за тобой завтра, — сказал Сай, когда мы прощались.

— В этом нет необходимости.

— Если я говорю, значит, считаю это нужным.

И снова я не стала спорить. Просто попрощалась и вошла в комнату.

Моих соседок не наблюдалось, несмотря на позднее время.

— Ты где? — тихо позвала Джастина.

— Здесь, — буркнул тритон, вылезая из-под кровати. — Хочу напомнить, эта внешность меня порядком достала.

— Ты говоришь мне это каждый день, — рассмеялась я. — Но за то, что не меняешь ее самостоятельно, я тебе очень благодарна.

— Когда уже можно будет? — тоскливо протянул он.

— Прости, пока только так. Новости есть?

— Не считая того, что иномирянки испортили тебе форму? — деловито поинтересовался он. — И да, на твоей кровати остатки сонных чар.

— Это уже результат, — вздохнула я. — Меня интересует процесс. Что им все неймется?

— Блондинка имеет виды на твоего жениха или его дружка, здесь как повезет, а шатенка… она вообще бешеная какая-то. У нее по поводу мужиков пунктик. Считает, что ей гулять позволительно, а мужа себе хочет едва ли не девственника. И очень удивляется, что при таком подходе от нее все кандидаты шарахаются. Еще она увидела тебя сегодня в компании Маркеса и Раяра, и у нее окончательно крыша поехала. Она предлагала использовать магию, но блондинка напомнила, что за это их по головке не погладят. Вариант открытого противостояния возможен только на спаррингах. А так… Отследить сонные чары практически невозможно, а мантия… они уверены в безнаказанности.

— Получается, завтра я должна проспать и мне будет нечего надеть? — резюмировала я.

— Точно.

— Спасибо. — Я провела подушечкой пальца по спине Джастина. — Предупрежден, значит, вооружен.

— Иномирянки очень странные, — вздохнул он.

— Не думаю, что они все такие, — миролюбиво заметила я. — Признаю, мне не повезло и я не собираюсь спускать этого, но будем действовать в рамках правил.

— А когда ты разрешишь мне принять нормальный облик, а не непонятной ящерицы?

— Не стоит пока афишировать твое нахождение здесь. Итак, что с мантией?

— Они назвали это заклинанием тлена, к утру от ткани ничего, кроме трухи, не останется, а сонное зелье в этот раз в кувшине с водой.

Задумчиво посмотрела на графин. Пить хотелось, и сильно, но воздержаться не проблема, как и найти воду в другом месте. Неприятность была в другом. Запасной формы у меня не было, а в обычной одежде появляться на занятиях запрещалось правилами. Эх, как же не предусмотрела такой вариант и переоделась перед походом в город? Итак, отменить заклинание я не могла, потому что не обладала магией земли… Но я знала того, кто ею владеет.

— Жди меня здесь, — сказала Джастину, осторожно взяла и завернула мантию в покрывало, избегая на всякий случай прямого контакта с кожей, и отправилась искать Маркеса.


— Ого, какие люди, и без охраны!

— Девушка, вы меня ищете?..

Нервно улыбнувшись очередным комментаторам в мужском общежитии, я, как и раньше, не стала останавливаться. Маркес жил на четвертом этаже, лестничный пролет до третьего я уже преодолела, оставалось совсем немного.

Скулы сводило от вежливой улыбки, щеки пылали от «комплиментов», которые я успела услышать, а сила так и норовила сорваться с поводка. Нет, я понимала, почему была именно такая реакция. Поздний вечер, мужское общежитие, девушка, которая спрашивает, как найти одного из его обитателей. Мне не только ответили, но и любезно проводили, по пути сообщая всем желающим, к кому именно я иду. Но конкретно сейчас мне было наплевать на все это, главное, чтобы мой визит дал нужный результат. И вот еще метров пять «позора», и я достигла цели. Глубоко вздохнув, постучала в дверь и отошла на шаг.

— Селеста?

Маркес был удивлен моим визитом и не скрывал этого, а я оторопела от его внешнего вида. Парень был обнажен по пояс и, судя по всему, только что принял душ, потому что с кончиков влажных волос срывались капельки воды и стекали по торсу. Загорелый, с развитой мускулатурой… Красивое тело.

— Заходи. — Брюнет отошел в сторону, сделав приглашающий жест рукой.

Я проскользнула в комнату, мельком отметила, что Маркес, как и Вилмар, живет один. Дома я никогда не осмелилась бы прийти в комнату к мужчине без сопровождения, даже во время наших занятий с Фоули кто-то всегда находился поблизости. Отец не одобрял нашего общения, но поводов для запрета я ему не давала, в точности соблюдая все правила. Что там, я только один раз нарушила их, сбежав из дома. А еще все те разы, когда делилась с Вилмаром некоторыми заклинаниями…

— Неожиданно видеть тебя здесь. — Словно очнувшись, я обнаружила, что гипнотизирую шкаф в углу комнаты, лишь бы не смотреть на парня. Да, его вид немного выбил меня из равновесия. — Что-то случилось?

— Ты ведь маг земли? — дрогнувшим голосом уточнила я.

— Слабый, — откровенно признался он. — Основная стихия — воздух. Что случилось, Селеста? — повысил он голос.

— Прости, но я больше не знаю, к кому обратиться, — глубоко вдохнув, я развернула покрывало и отошла в сторону. — Заклинание тлена, если я правильно поняла. Не думаю, что мне хотели сильно навредить, но пока ответить соразмерно не могу.

— Соседки? — усмехнулся парень.

— У нас… некоторое недопонимание, со временем решу, что с этим делать, но пока меня волнует другое. Мантия одна, и, как понимаю, завтра утром я не смогу надеть ее.

Маркес с удивлением взглянул на меня, подошел ближе и провел рукой над тканью.

— И что ты хочешь от меня? — уточнил он.

— Можешь снять?

— А что мне за это будет? — усмехнулся Маркес.

Я вопросительно уставилась на него, не совсем понимая подобное заявление. Конечно, мы только сегодня познакомились, и язвительные комментарии парня во время урока у профессора Эрстена были наполнены сарказмом, но потом он реабилитировался. Занятие по боевой магии, совместный ужин… Ошиблась, и первоначальное мнение было верным? Скорее всего.

— Мне не следовало приходить. — Я решительно сгребла мантию с покрывалом и направилась к двери.

— Постой! — Маркес в одну секунду оказался впереди, вытянул руку и оперся ею о косяк, преградив мне дорогу. — Ты меня неправильно поняла.

— Неужели?

— У тебя проблемы с чувством юмора, — поморщился он, решительно забирая скомканное покрывало. — Но это я исправлю.

— Меня устраивает мой характер, — нахмурилась я.

— Ладно, разберемся, — хмыкнул Маркес. — Присядь, пока не разберусь с заклинанием.

Парень вернулся к столу, осторожно развернул покрывало и вновь поводил руками. Затем вытащил из ящика несколько пузырьков и книгу. Не обращая на меня никакого внимания, занялся нужным заклинанием.

Совет присесть был дельным, вот только единственным местом в комнате, которое не было завалено вещами и книгами, являлась кровать, причем разобранная. Понятное дело, этот вариант мне не подходил. Найдя взглядом стул, на котором вещей было минимум, осторожно сняла с него книги и сгрузила их на пол, а сама примостилась на краешке. Я не знала, сколько времени потребуется Маркесу.

Наблюдать за ним было интересно, но я ничего не понимала в магии земли. Переключившись на осмотр комнаты, я старалась не обращать внимания на Маркеса, который так и не удосужился одеться. Взгляд упал на стопку книг на полу. Рассеянно взяв верхнюю, я открыла ее и начала листать. Формулы, определения… Вроде обычный учебник по магии, но меня все равно что-то царапало и не давало отложить книгу.

— Тебе не говорили, что не надо брать чужие вещи? — Маркес забрал у меня книгу и бросил ее на кровать.

— Прости…

— Готово. — Парень вручил мне мантию. — Не знаю, сколько продержится, день точно, но советую обзавестись новым комплектом, а лучше поменяй соседок.

— Спасибо.

— Хотел бы сказать «не за что», но промолчу, — усмехнулся он. — Потом сочтемся. Иди, Селеста.

Когда Маркес открыл дверь, то мне захотелось вернуться обратно. В коридоре обнаружилось шесть студентов, которые сразу же изобразили, что они занимаются чем угодно, но только не пытаются выяснить, что мы делали с брюнетом.

— Увидимся завтра, милая.

От возмущения перехватило дыхание, а сила начала покалывать кончики пальцев, желая вырваться наружу.

Маркес послал мне воздушный поцелуй и закрыл дверь.

Мерзавец! Других слов просто не осталось, но выругалась я про себя. Слишком много свидетелей.

Общежитие я покинула в бешенстве. Уверена, теперь все решили, что я приходила к Маркесу за… Так, спокойствие! Вспоминаем волшебное слово «спарринг», где я на законных основаниях… отполирую парню его самоуверенность.

Когда я вернулась, мои соседки уже спали. Оно и к лучшему. Не уверена, что смогла бы вытерпеть еще и их претензии. Не зажигая света, тихо переоделась и легла спать.

— Где тебя носило? — прошипел Джастин, заползая на подушку.

— Снимала заклинание, — еле слышно ответила ему. — Все в порядке.

— Благопристойные девушки не шляются ночью непонятно где.

— Не нуди. — Я подвинула тритона и обняла подушку. — Зато завтра ничего не помешает мне пойти на занятия.

— Это точно, — хихикнул он.

— Я чего-то не знаю? — приподнялась на локте.

— Правило бумеранга знаешь? — зевнул Джастин. — Завтра посмотришь на него в действии.

— Хорошо бы. — Я снова легла и закрыла глаза. — Но иногда приходится все брать в свои руки.

Последнее относилось к Маркесу. Я не могла дождаться следующего занятия по боевой магии…


Проснулась я на рассвете, как и привыкла, и тихо покинула комнату, пока мои соседки еще спали. Поступила так специально, чтобы успеть подготовиться и позавтракать. Причем решила совместить одно с другим.

Джастина снова оставила смотреть за своими вещами, но клятвенно пообещала, что постараюсь решить вопрос с жильем в самое ближайшее время, чтобы он мог «заняться своими делами, а не слушать бабские разговоры».

Привести примеры десяти ограничителей, особенно по семейным заклинаниям, для меня не составило труда. Я написала их около тридцати, потратив на это примерно полчаса. Эссе тоже не заняло много времени, но вот задание предварительной разбивки на пары… Слишком поздно про это вспомнила, занятая другими проблемами. Ладно, если что, попрошу профессора самому подобрать мне напарника на следующие практические занятия. Стоило мне только отложить тетрадь, как в столовую вошел Сайдар.

— Почему не дождалась меня? — хмуро спросил он, садясь рядом. — Пришлось разбудить твоих соседок, которые мне с радостью заявили, что вообще не знают, где ты ночевала, потому что они тебя не видели.

— И тебе доброе утро.

Да, сегодня я была спокойна и вежлива.

— И все же…

— Проснулась пораньше, а вернулась, когда они уже спали. Не подготовилась к уроку, — подвинула ему тетради, которые Раяр не преминул открыть и посмотреть. — Я люблю заниматься утром. Тихо, спокойно, никто не мешает.

— А что ты забыла вчера в мужском общежитии? — Голос Сая стал напряженным, а пристальный взгляд едва не прожигал.

— Тебе не кажется, что все это начинает походить на допрос? — поинтересовалась я.

— Ты моя невеста, — напомнил Сайдар. — Это прописано в нашем договоре.

— Ходила к Маркесу, — не став спорить, сообщила я. — Мои соседки решили приобщить меня к своей моде, но так как я предпочитаю классику, пришлось обратиться к воздушнику как единственному из тех, кого я знаю из магов земли и кому хоть немного… доверяла.

— Вот стервы, — выругался Сай. — Я разберусь…

— Не лезь, — попросила. — Я в состоянии сама решить эту проблему.

— Не буду ничего обещать по этому поводу. Они уже всех достали, — мрачно сказал Сайдар. — Слушай, следующие лекции у нас разные, но у профессора увидимся. А ты не вздумай нервничать и помни: преподы дали понять, что решат твою проблему так, что никаких претензий к тебе не останется.

— Очень этого хочу. — Я вздохнула и опустила голову.

Поцелуй Сайдара стал неожиданностью, и не важно, что он был в щеку.

— С тобой все нормально? — растерянно уточнила я.

— Удачного дня, Селеста.

И что оно такое было? Хорошо, что думать на этот счет у меня не оставалось времени. Приближалась лекция, так что, собрав вещи, я направилась в нужную аудиторию.


Первой лекцией стояла артефакторика, которую вела Карисма Эльвентайн. Предмет был для меня непривычный, я многого не знала, поэтому ловила каждое слово. Из потока мне известны были всего нескольких человек, с которыми меня познакомила Арлин. Уже смирившись, что стала кем-то вроде местной знаменитости, я не обращала внимания на пристальные взгляды и старательно делала записи. Когда же лекция закончилась и все заторопились на выход, преподаватель попросила меня задержаться.

— Сорен, вы передумали насчет амулета? — поинтересовалась она. — У нас есть около полутора часов, чтобы доработать ваш.

— Я полагала, мы будем делать новый, — уточнила я, понимая, что придется обойтись без перерыва.

— У вас недостаточно навыков, — отрезала профессор. — Как я поняла, средство необходимо срочно, а у вас скоро изменится расписание… Впрочем, Джэтен скажет обо всем сам.

На это ответить было нечего. Раз магистр так решил — ему виднее.

Мы прошли в кабинет преподавателя, который больше походил на лабораторию. Небольшой, со шкафами вдоль всех стен, заставленными книгами, различными артефактами и кристаллами. Посередине помещения находился массивный каменный стол и несколько стульев вокруг.

Профессор усадила меня за стол, вытащила из шкафа реторты, сосуды с разными жидкостями, горелку и еще кучу предметов, названия которых я не знала.

— Последние нити завязывали вы? — Я кивнула. — Вам придется и в этот раз провести завершающий этап самостоятельно. Слушайте меня внимательно и постарайтесь не ошибиться. — Преподаватель распорядилась снять амулет и положить его перед собой.

Я внимательно смотрела, как женщина смешивает только ей известный состав, который обладал довольно резким запахом. Требование порезать руку, чтобы добавить несколько капель моей крови, вызвало вполне понятную опаску, но я и не думала сопротивляться.

Зажимая салфеткой порез и наблюдая, как на поверхности стола преподаватель вычерчивает символы вокруг медальона, я молчала и ждала пояснений.

— Будем использовать готовую матрицу, на которую добавим несколько новых заклинаний, — снизошла до объяснений профессор под моим взглядом. — Это даст возможность сохранить вашу истинную ипостась даже при применении особенно сильных заклинаний. Видите нити? — резко уточнила она и провела рукой над столом, отчего над ним появилось голубоватое марево, в котором отчетливо виднелось переплетение голубых и золотистых линий.

Внимательно всмотревшись в амулет, я неуверенно кивнула. Разговор не мешал преподавателю закончить рисунок.

— Потяните на себя центральную нить, — распорядилась она, а когда я сделала требуемое, добавила: — Теперь привяжите на нее золотистую слева и две голубые справа. Делайте крепкие узлы. Плетение не должно случайно распасться.

Пальцы немного дрожали от напряжения, но, по сути, ничего сложного в поручении не было. Обычный процесс плетения, который знает каждый маг. Самую трудную работу преподаватель сделала сама — расплела нити и напитала их новой силой, а теперь надо было все вернуть на место. Фишка в том, что именно этот завершающий маневр необходимо было сделать мне самой, чтобы настроить именно на себя. Увы, я не обладала такими знаниями, чтобы с той же легкостью, как профессора Эльвентайн или Эрстен, за считаные секунды перенастраивать артефакты. Я помнила, как преподавателю хватило как раз нескольких секунд, а когда он отдал амулет мне, то я использовала его безбоязненно. Так что в этот раз дело шло медленно, работала я осторожно, но результатом Карисма Эльвентайн осталась довольна. В тот миг, как был завязан последний узел, символы на поверхности стола вспыхнули и заклинания впитались в амулет.

Профессор снова вызвала рисунок силы, внимательно в него всмотрелась и удовлетворенно кивнула головой.

— Забирайте, Сорен.

— Спасибо. — Я надела амулет на шею.

— У вас огромный потенциал, — немного подумав, заметила преподаватель. — Постарайтесь не растерять его… А теперь идите.

— Спасибо. — Я поднялась и направилась к двери.

Профессор Эльвентайн споро убрала все со стола, взмахнула рукой, и поверхность стала девственно чистой. Ко мне она уже потеряла всяческий интерес и, судя по доставаемым новым зельям и кристаллам, хотела заняться другим артефактом. Отвлекать ее я не посмела, так что тихо прикрыла за собой дверь и достала расписание.


Неожиданно я начала волноваться. Следующим значилось занятие по стихийной магии. Я помнила слова Сая, но все равно нервничала, ведь подробностей того, что задумали преподаватели, не знала.

Вездесущая Арлин, с которой мы встретились в коридоре, успела сообщить, что Вилмар поправился, и хотя его невеста настаивала на его пребывании в лазарете еще сутки-другие, лекари заявили, что парень полностью здоров. И они оба будут на сегодняшнем занятии. Мало того, судя по словам рыжей, сегодня на лекции профессора Эрстена ожидается самое настоящее столпотворение. Все, у кого было окно, не отказали себе в удовольствии посмотреть на шоу нашей с Фоули встречи. В принципе ожидаемо. Вот только отведенная роль меня не устраивала.

Приказ на отчисление все так же лежал у ректора. Это сообщил Маркес, дожидающийся меня у дверей аудитории. Конечно, немного удивляло, что они с Сайдаром так резко проявили ко мне доброжелательность и участие, но я объяснила это требованием магистра и профессора, которым я по какой-то причине понадобилась. В остальном мое положение было по-прежнему неопределенным и даже в какой-то степени незавидным. Увидев Сая, я успокоилась. В том числе и по поводу Маркеса… Однако с этим красавчиком мне еще предстояло побеседовать по поводу характера нашего общения.

Странно, но сегодня мне показалось, что мы станем хорошими друзьями. Необычная мысль. Я, которая избегала общения, а из всех парней близко подпустила только Вилмара, да и то потому, что он демонстрировал ту же одержимость магией, что и я. Фоули признал мою силу, не постеснялся попросить помочь ему, никогда не показывал, что придерживается патриархальных взглядов. Сейчас выяснилось, это было не так, и он просто использовал меня, но я не злилась. Так или иначе, но именно наше с ним знакомство и привело меня сюда. Хотя этот факт не отменял моего решения не спускать ему обиду. Вилмар по какой-то причине подставил меня. Он любыми путями добивался моего отчисления, и, если бы не заступничество преподавателей, в данный момент я бы уже возвращалась в Эрей.

— Почему столпотворение? Занимаем места!

Чувствовалось, что профессор Эрстен был недоволен.

Сай взял меня за руку и повел в аудиторию. На этот раз я сидела в середине, а компания с обеих сторон придавала уверенности. Пристально следя за входом, я ждала того, кто и был причиной моих проблем…

Вилмар появился, когда почти все студенты расселись по местам. Не один, а в сопровождении четверых парней и одной девушки.

— Лалита Даш, — прошептал Сай, и я сразу поняла, про кого он говорит.

Невеста Фоули была красива. Очень. Причем той красотой, которая заставляет парней оборачиваться и провожать девушку взглядом, пока она не скроется из поля зрения, а зачастую и идти за ней, не в силах упустить. Среднего роста, стройная синеглазая блондинка. Вилмар придерживал ее за руку, а она то и дело смотрела на него с таким обожанием, что я удивленно вскинула бровь. И я не понимала, что она в нем такого нашла, несмотря на то, что совсем недавно сама определила Фоули себе в мужья. Девушка была без ума от своего жениха и не считала нужным этого скрывать. Теперь становилось понятно, почему ее отец, несмотря на обязанность быть беспристрастным, выступал на стороне Вилмара. Все ради счастья дочери, а Маркес и Сай просветили меня, насколько она дорога ректору.

Вилмар и компания устроились через два ряда от нас, делая вид, что я — пустое место. Маркес хмыкнул и положил руку мне на плечо. В ту же секунду вмешался Сайдар. Брюнет был вынужден отстраниться, но перепалки не возникло, потому что профессор уже прошел на свое место.

— На прошлом занятии мы рассмотрели формулу Оушена и коснулись ограничителей. Передайте свои работы вперед. Пары я утвержу позже, и они останутся неизменными до конца семестра.

— Но мы думали, опрос будет устным, — заметил какой-то парень позади.

— А отвечать вы намеревались, не проведя подготовительной работы? — усмехнулся профессор. — Хорошо, у вас будет такая возможность. Задержитесь после лекции. Кто еще хочет последовать этому примеру?

Желающих не нашлось. С задних рядов начали передавать тетради, собирая их во внушительную стопку, которая перекочевала в стол профессора.

— Раз с этим закончили, продолжим. Сегодня мы детально рассмотрим определение ограничителей, а раз у нас присутствуют представители всех стихий, как я вижу, то занятие будет познавательным для всех. Начнем с огня. Раяр, иди сюда.

Сайдар на мгновение накрыл мою ладонь своей, успокаивающе пожал пальцы и направился вниз. Я нахмурилась. Поведение Сая и Маркеса меня нервировало, поэтому, когда брюнет, пользуясь отсутствием демона, сразу же придвинулся ко мне, я не выдержала и ткнула его в бок морозной иглой.

— Ты что? — прошипел он, потирая место укола.

— Не знаю, с кем ты меня перепутал, — ответила шепотом, — но советую подумать еще раз и… держи свои руки при себе.

— Ты безжалостна…

— Сорен, Маркес, демонстрация стихии огня вам неинтересна?

От тона профессора появилось желание провалиться сквозь землю. Наградив Маркеса укоряющим взглядом, я обратила все свое внимание на сцену. И сразу же подумала, что напрасно не сделала этого раньше. Несмотря на то что огонь был противоположен моей стихии, Сайдар управлялся с ним настолько мастерски, что от восхищения перехватывало дыхание. Видимо, наш разговор с брюнетом отвлек профессора в то время, когда Сай выполнял задание. Как раз в тот момент демон держал руками два огненных хлыста, кончики которых постоянно подрагивали.

— Простите, профессор, — ответил Маркес за нас обоих.

— Я рад, что вы решили снизойти до нас, Маркес, — усмехнулся он. — Будете следующим.

Брюнет хмыкнул, но больше не проронил ни слова, внимательно следя за Сайдаром.

— Раяр, что насчет ограничителей? — Профессор вновь вернулся к демонстрации огненного дара. — Последнее тестирование показало шестой уровень. Следовательно, минимум пять стадий этого заклинания вы нам сейчас и продемонстрируете.

Даже со своего места я видела, каким взглядом Сайдар наградил профессора, но ничего не сказал, лишь молча начал убирать ограничители в заклинании. Огненные хлысты сначала обросли шипами, которые в свою очередь вытянулись, и появилось впечатление, что в руках у Сая ветвистые плети из пламени.

— Третий ограничитель, — подсказал Маркес, но я отмахнулась, не в силах отвести взгляд от демона. Магия огня была прекрасна!

Я помнила слова профессора про пять уровней и с замиранием сердца ждала продолжения.

— Дальше, — распорядился профессор Эрстен.

Сайдар быстро взглянул на него, и огонь стал светлеть на глазах, хотя форма сохранилась той же самой. Мне казалось, что Саю тяжело удерживать огненные плети, если судить по сосредоточенному лицу и тому, как напряглись спина и плечи.

Когда же цвет пламени приобрел золотистый цвет, профессор разрешил Сайдару развеять заклинание. Было видно, демон сделал это с облегчением.

— Перед вами только что прошла демонстрация плетей Хеддвига, одного из величайших магов огня, — заметил профессор. — Данное заклинание является боевым, как вы успели понять, и, к моему огромному сожалению, лишь малое количество магов может его воспроизвести. Даже Раяр никогда не сможет использовать его в полном объеме, несмотря на высокий уровень дара. Итак, студенты, вопрос: почему?

— Он не из рода Хеддвига, — ответила девушка с первого ряда.

— Верно. Поэтому мы можем перейти к следующей теме: «Родовые заклинания». Раяр, садись.

Сай быстро вернулся на свое место, провожаемый восхищенными взглядами. Я понимала, почему он их вызвал. Пятый уровень был мало для кого достижим, а Сайдар только на втором курсе. Можно представить, чего он способен достигнуть к концу обучения…

— Ты молодец, — шепнула я, улыбнувшись парню, и не удержалась от реплики: — Слушай, у него странная система преподавания. Я думала, обычно сначала объясняют материал, а только потом проверяют…

— Он знает уровень каждого ученика, — прикрыв рот ладонью, пояснил Сай. — А он у всех разный. Невозможно составить единую программу. Поэтому Эрстен всегда вызывает кого-нибудь из студентов ассистировать, а потом каждый получает индивидуальное занятие. Только так те, у кого дар сильнее, не чувствуют себя в компании малышей, а более слабые видят, к чему надо стремиться. Есть специальные отчетные занятия.

— Но те, кто слабее, могут решить, что никогда не достигнут необходимого уровня, — усомнилась я в правильности методики.

— Селеста, для меня тоже это было странным, когда я начал обучаться здесь. Как и ты, я привык к частным урокам, но чтобы окончить университет, есть только один вариант — выйти на новый уровень, или будешь отчислен. Никто не обязан разжевывать нам все мелочи, самостоятельной работе уделяется большое внимание, а профессора всегда рядом, чтобы корректировать и поправлять.

— Поэтому Университет высшей магии считается лучшим, — вдруг раздался голос профессора, и я неожиданно осознала, что пока мы с Сайдаром переговаривались, в аудитории установилась тишина, и все это время профессор наблюдал за нами. — Есть еще желающие поговорить? Прошу таковых покинуть лекторий.

Желающих не было, а мне пришлось приложить ладони к щекам, запылавшим от стыда.

— Итак, родовые заклинания, — медленно начал профессор, наградив нас разочарованным взглядом. — Вы все знаете, почему в полной мере их могут применять лишь представители той семьи, в которой они были разработаны. Источники, которые питают магию древних родов, накладывают отпечаток на чары. Что-то вроде личной печати и допуска к силе источника, если хотите. Поэтому всегда можно выяснить, кто им пользовался. Раяр никогда не сможет использовать плети так же, как представитель семьи Хеддвиг. И наоборот. Сейчас Маркес нам продемонстрирует, как работает магия его рода.

Подчиняясь распоряжению, брюнет встал и направился вниз. Любопытно, а я и не знала, что он тоже принадлежит к одной из древних семей.

— Несмотря на то что воздух многими не воспринимается всерьез, эта стихия может быть не менее разрушительной, чем все остальные. Заклинание Таффи-Маркеса, пожалуйста.

Когда Маркес призвал стихию, преподаватель продолжил:

— Оно было разработано лет двести назад сразу двумя магами. Представителями разных семей, которые потом породнились. Они зарегистрировали двойное название и обговорили, что доступ к его полной силе будет сразу у двух родов, — на этот раз меня просвещал Сай, а я начала сокрушаться, что кроме воды никогда не интересовалась другими стихиями.

А Маркес творил свое волшебство. Поток воздуха закручивался в спираль, набирал силу, становился плотнее, но при этом не двигался с места.

— Данное заклинание обычно используется в мирных целях, — прокомментировал профессор. — Но, начиная с седьмого уровня, его применение в настоящее время запрещено. За этим пристально следят стражи, поэтому не будем создавать Маркесу ненужных проблем и попросим его продемонстрировать четвертый уровень, который используется в горном деле для прокладки шахт. Закреплять огнем не станем, все же у нас демонстрация, а не сотворение тоннеля.

Маркес закрутил вихрь сильнее. Я смотрела, как хвост становился все уже, пока не стал настолько острым, что, казалось, был сделан не из воздуха, а из металла. Этим-то концом брюнет и ударил в пол, выбив отверстие диаметром около полуметра с очень ровными краями и гладкими стенками.

— Как хорошо, что у нас есть студенты, обладающие всеми стихиями, — улыбнулся профессор, когда Маркес развеял заклинание. — Иначе администрация университета разорилась бы на ремонт. А когда несколько сил сочетаются в одном маге… Маркес, вы же понимаете, что надо все вернуть на свои места?

Студенты подхватили веселый настрой преподавателя, послышались смешки. Я и сама улыбалась, наблюдая, как брюнет со страдальческим выражением лица возвращал каменным плитам их первоначальное состояние.

Когда он возвращался на место, я, несмотря на довольно теплую атмосферу в аудитории, неожиданно занервничала, почувствовав на себе пристальный взгляд. Резко обернувшись, посмотрела в сторону Вилмара, но он переговаривался со своим соседом и сидел ко мне спиной. Однако ощущение не исчезало. Стараясь не сильно крутиться, я продолжала разглядывать лекторий и на верхних рядах увидела двоих мужчин. Рядом с ними сидел и магистр Джэтен и что-то тихо говорил смуглому брюнету, который и сверлил меня глазами, в то время как блондин равнодушно разглядывал аудиторию.

Обернувшись, я уставилась в тетрадь, пытаясь понять, что происходит. То, что они не студенты, было ясно сразу. Слишком взрослые, около тридцати, это точно, к тому же не в форменных мантиях, а в черных костюмах.

— У нас осталась вода, — продолжил профессор. — Сорен, уверен, теперь вам будет интересно. Ваша очередь.

Вот теперь Вилмар не сводил с меня взгляда. Впрочем, как и все остальные. И я очень надеялась, что дойду нормально, не споткнусь и не растянусь при таком количестве народа. Я понимала — профессор что-то задумал, но что? Оставалось только довериться и выполнять все его указания. Но неизвестность страшила, и я боялась сделать что-то не так. Не оправдать ожиданий, подвести…

— Водные маги, — начал Аэрон Эрстен, — довольно распространены, но есть категория, которая по определению сильнее тех, кто родился на суше. Это все равно что сравнить драконов или демонов с людьми, гномов и гоблинов с орками. Хотя орки — отдельная тема, учитывая, что они не используют магию земли в общепринятом смысле. Не будем их касаться. Сейчас мы говорим о магии воды. Отличие эрейцев в том, что если сухопутные семьи используют ограниченный источник, то к услугам магов Эрейского королевства вся мощь океанов. К моему невероятному сожалению, они предпочитают обучаться дома, но университету удалось заполучить сразу двух представителей морского народа. Фоули, иди сюда. Как говорится, все студенты имеют право знать, с кем им повезло учиться.

Вилмар спустился вниз, явно довольный тем, как его охарактеризовали, и, полностью игнорируя меня, встал в нескольких метрах. Ладно, пусть будет так…

— На примере воды мы как раз и рассмотрим, как изменяется уровень заклинания, когда его используют разные семьи, пусть и с почти одинаковым доступом к источнику. Оба студента как раз представители древних родов за небольшим отличием. Семья Сорен старше, но, учитывая, что Фоули второкурсник, они должны быть примерно на одном уровне развития силы. В этот раз я сам сформирую им источник. Не будем поручать это Маркесу, — хмыкнул профессор, и в ответ снова донеслись смешки. — А то с него станет обвинить преподавателей в повышенном внимании к своей персоне. Кстати, у меня для вас есть сюрприз, но о нем немного позже. Начнем, пожалуй.

Следующие полчаса мы с Вилмаром, подчиняясь распоряжениям профессора и пользуясь созданным им источником, формировали разные заклинания. Начали с простых, постепенно усложняя, но родовые пока не привлекали. В очередной раз убедившись, что Аэрон Эрстен действительно гениальный маг воды, я предвкушала, что же он поручит сделать далее. Не только я ощущала азарт, Фоули тоже заводился. Невозможно остаться равнодушным, когда магия послушно струится по крови, требует выхода и обещает столь много, что невозможно отказать.

— Заклинание Фоули, — скомандовал профессор.

Вилмар вскинул руки, закручивая водную спираль. Это было единственное именное заклинание его семьи, все остальные носили двойные названия.

— Сорен, повтори.

Я выполнила распоряжение.

— Формула Оушена! Одновременно!

Мы с Вилмаром одновременно подняли волны и соединили их. Я чувствовала, что, несмотря на показную самоуверенность, мой несостоявшийся муж не сильно продвинулся в магии, и прекрасно понимала, что если добавлю еще немного силы, то он не сможет мне ничего противопоставить. Настроение от этого улучшилось. Особенно грел тот факт, что и он осознает это. И злится!

— Формула Сорена!

Полная азарта, я выполнила приказ машинально и только потом поняла, что Вилмар последовал моему примеру.

— Замечательно. Расходитесь.

Опустив руки, я шагнула назад, чтобы избежать осколков от разбившейся глыбы льда, когда она рухнет на каменный пол, но ничего не произошло. Застывшая вода продолжала висеть в воздухе…

— Прекрасно, студенты. Несомненно, высший балл за демонстрацию, — сообщил профессор. — Следующая часть нашего занятия — обещанный мною сюрприз.

Я недоумевала. И это все?

— Студенты, с гордостью хочу вам представить наших сегодняшних гостей. Господа Рэйс и Эйнар, представители магического патруля.

Не знаю, какую реакцию хотел увидеть профессор, но все студенты затихли. Стражи… Никто не хотел с ними столкнуться в жизни, ведь именно они следили за тем, чтобы не было злоупотреблений магией. Наверное, единственными, кто откровенно плевал на стражей, были ловцы, но почему между ними существовала подобная договоренность, никто не знал. Поэтому у мага был выбор: или жить по установленным правилам, все равно опасаясь визита магического патруля, или податься в ловцы, но туда брали далеко не всех… Магия стражей была особенной…

— Хочу попросить наших гостей продемонстрировать, как они снимают отпечаток с заклинания. Увы, магия представителей патруля непонятна не только вам, но и мне, так что эта часть лекции познавательна для нас всех.

Несмотря на очередную попытку профессора пошутить, в аудитории стояла оглушающая тишина. Я видела, каждый студент сейчас провожает взглядом стражей. Сюрприз оказался не очень приятным… Но сильнее нервировало то, что шли они по направлению ко мне. И если раньше я переживала, что меня могут отчислить, то сейчас в голову пришла мысль, что поступок, в котором меня обвиняли, может быть расценен как противозаконный. Близость профессора вовсе не успокаивала, а, наоборот, вносила сумятицу в мысли.

— Господа стражи согласились приоткрыть одну из тайн своей работы, — сказал профессор, медленно обведя взглядом зал, когда маги патруля оказались рядом с ним. — Советую навсегда запомнить, что нельзя злоупотреблять силой и нарушать закон. Магия это не только дар, но и ответственность…

Бросив быстрый взгляд на Аэрона Эрстена, я нахмурилась. Мне была понятна его речь, она объяснялась присутствием стражей, но зачем тогда их визит? Или это нормальная практика, дабы студенты не забывались, что за ними ведется постоянная слежка со стороны патруля? Так мы все знали основные законы. Иногда невольно их нарушали, но в противном случае не было бы большей части открытий и новых заклинаний!

— Профессор Эрстен уже упомянул про подпись каждого мага. Подделать ее невозможно. Можно выучить формулу, использовать разные ограничители, но следы все равно будут разными.

Глубокий голос блондина стал для меня неожиданностью. Он обволакивал и туманил разум, вынуждая расслабиться и слушать только владельца этого потрясающего тембра. Что я и делала, развернувшись к стражу и ловя каждое его слово. Впрочем, я была не одинока.

— Естественно, никто не собирается открывать вам формулу, которую использует магический патруль. Также можете не стараться выяснить и записать ее. Природа нашего дара — разная.

Блондин подошел ко мне и пристально посмотрел. Я опустила голову. Выдержать взгляд стража оказалось сложнее, чем я могла представить.

— Сейчас господа стражи визуализируют все заклинания, которые были использованы студентами. Или подвергались им.

Вскинув голову, я снова взглянула на стража. На этот раз блондин улыбался. Еле ощутимо, просто уголки губ чуть приподнялись, но взгляд все равно оставался цепким. Я не чувствовала никакого воздействия и не понимала, почему все студенты смотрят на нас, приоткрыв рты от удивления, а некоторые и вовсе подались вперед и повскакали со своих мест. Медленно посмотрев на Вилмара, я поняла, о чем говорил профессор. Вокруг Фоули кружился вихрь из разноцветных формул. Я жадно всматривалась в них и только потом поняла, что и меня окружает такое облако.

— Господин Эйнар, поясните студентам, заклинания за какое время мы видим?

— Мы сняли те, что использовались в последнюю неделю, — пояснил блондин. — Срока действия нет, для более ранних просто используются другие чары.

Как ни странно, но я заставила себя избавиться от наваждения, вызванного голосом стража, и продолжала всматриваться в Фоули. Стало понятным, для чего все это затевалось. Все заклинания, которым подвергался Вилмар, сейчас висели передо мной в обнаженном виде. Надо было просто откинуть ненужные и найти то, что и стало причиной моих проблем. И я его нашла!

— На примере студентки мы видим не только то, что она продемонстрировала при всех, но и то, что она несколько раз использовала формулу Оушена — от первого до четвертого уровня, Сервия — второй ограничитель, Сорена — до четвертого, — комментировал формулы второй страж.

В его голосе послышалось изумление. А я… Мне нечего было стыдиться, поэтому, вскинув голову, я уверенно встретила взгляд брюнета, стараясь не обращать внимания на то, как блондин чуть ли не заглянул мне в душу.

— А также, — запнувшись, продолжил страж, — находим воздействие заклинанием тлена, частично деактивированным, сонные чары, морозные иглы…

Господин Рэйс замолчал, натужно улыбнулся и посмотрел на второго стража.

— Студент Фоули, — теперь говорил блондин, — мы видим использование формулы Фоули — второй уровень, Оушена — второй, Сорен… от первого до… Студент, а на каком основании вы используете незарегистрированный вид заклинания Сорена, причем он опасен для жизни в том измененном виде, в котором был воспроизведен?

— О чем вы? — Вилмар выглядел растерянным.

Не сумев сдержаться, я улыбнулась. Вилмар не удосужился правильно воспроизвести то, что я для него придумала. Формула, которая дрожала в воздухе, была неверной. Да, ограничитель полуторный, но не хватало одного потока, который и нейтрализовал обратное воздействие на мага. Теперь понятно, почему Фоули попал в лазарет. Видимо, пытался использовать более высокий уровень, чтобы выбраться из моей ловушки, но из-за неправильного заклинания его и приложило обраткой. В этом он и решил обвинить меня. Сделал он это целенаправленно или нет, непонятно.

— Господин страж, можно вопрос? — Я надеялась, что мой голос не дрожал, тем более что лучшего шанса для реабилитации у меня не будет. Когда блондин кивнул, я выпалила: — Вы сказали, что на Фоули есть воздействие формулы Сорена нескольких уровней. А вы не могли бы уточнить, когда он использовал ее?

— Два дня назад, первый ограничитель, причем вашего авторства, студентка, — усмехнулся он. — Говорю об этом с уверенностью, потому что перед вами висит точно такая же формула, и мы все видели, как вы ее воспроизвели. В тот же день Фоули использовал на себе это заклинание, с ограничителем примерно полуторного уровня. Точно не могу сказать, его нет в официальном реестре. И сегодня он снова использовал первый.

Теперь я улыбалась и не скрывала своей радости. И чем выше поднималось мое настроение, тем более мрачным становился Вилмар.

— Господин страж, а вы можете сказать, к чему может привести подобное использование заклинания Сорена?

— Из того, что я вижу… — Во взгляде блондина угадывалась заинтересованность. По непонятной причине страж поддержал мою игру: — Уровень силы не позволяет студенту использовать второй уровень. Я не знаю, откуда взялся новый подвид заклинания, но дело в другом.

— Простите, господин Эйнар, — прервал нас профессор Эрстен, — просто у нас ведь занятие, и мне хотелось бы воспользоваться моментом для маленького опроса. Кто скажет, что сейчас подразумевает уважаемый представитель магического патруля? — громко спросил он, когда блондин кивнул.

— Невозможно сделать ограничитель активным, если его формула изначально неверна, — уверенно сказала темноволосая девушка, сидевшая на первом ряду.

— Почему? — потребовал подробностей профессор.

— Плетение просто распустится. С учетом того, что Вилмар пострадал, думаю, он просто ошибся в использовании формулы. Так что это исключительно результат глупости и невнимательности. Или специальной диверсии.

— Отлично, Сафия, — сказал непонятно откуда взявшийся магистр Джэтен.

Да, это был мой триумф. Вот так и должны сниматься обвинения! Не тихое оправдание в уголке за несправедливый навет, а извинение при огромном количестве народа! Мне было ясно — не пройдет и получаса после окончания занятия, как весь университет будет в курсе того, что Вилмар хотел меня подставить. Оправдательный приговор, подтвержденный двумя представителями магического патруля! С благодарностью взглянув на профессора, увидела улыбку в его глазах. Он знал. Знал, что так все и будет! И не имеет значения, придумал он это сам или инициатором стал магистр. Отныне я окончательно поверила Сайдару и Маркесу. Если я и могу на кого положиться из преподавательского состава в стенах университета, то только на них.

Быстро взглянув на Вилмара, я усмехнулась и отвернулась. Нашла Маркеса и Сая и еле удержалась от желания подпрыгнуть на месте. Все позади!


ГЛАВА 6

Вечеринка была в самом разгаре. Окна и входная дверь трактира открыты, а столики стояли не только внутри, но и перед зданием. Шум, гам, веселье. Судя по всему, студенты начали праздновать несколько часов назад, так что общий градус был повышен.

Конечно, мне хотелось присутствовать с самого начала, но лекции никто не отменял, как и подготовку к завтрашнему дню. Сайдар и Маркес пришли, когда я, пользуясь желанным одиночеством, сидела в комнате и занималась. Парни напомнили про вечеринку и со страдальческим видом подпирали стены, пока я не закончила, а стоило мне отложить тетрадь, щедро выделили мне пятнадцать минут, чтобы я могла переодеться, и потащили в город.

— Эмир, Сай, — послышался женский голос откуда-то из глубины трактира.

— Эмир? — удивленно переспросила я, проведя параллель между нахальным Маркесом и тем самым Эмиром, о котором с придыханием говорили Идель и Сабина.

— Это мое имя, крошка, — шепнул Маркес. — Тебе нравится?

— Отстань от нее, — рыкнул Сайдар, обнял меня за талию и подтолкнул вперед.

Увидев брюнетку, которая махала нам рукой, я опознала в ней Сафию. Девушка сидела за столом в компании четырех студентов.

— Я оставила вам места, — улыбнулась она, когда мы смогли пробраться через зал.

За столом потеснились, мы сели, а спустя несколько минут подавальщица принесла вино. Я осторожно сделала глоток, но напиток был чудесным, с потрясающим ароматом и вкусом.

Эйфория от победы над Вилмаром грела душу. Хотелось петь и танцевать, и вечеринка воспринималась как законный повод для торжества и поздравлений. А их было много. Наверное, это останется в моей памяти как одно из самых ярких воспоминаний. Шутки, когда меня обзывали местной знаменитостью, получили подтверждение, как и слова Сайдара о том, что не все студенты в университете хорошо относились к Фоули.

После слов магистра Джэтена мы все вернулись на свои места в полной тишине. Профессор закончил лекцию, раздал индивидуальные задания для самостоятельной работы. Причем мы трое получили двойную нагрузку за разговоры во время занятия. А тот парень, который спрашивал насчет устного опроса, остался после лекции. Что тут сказать, профессор держит свое слово. Стражи присутствовали до конца, так что студенты не остались в аудитории дольше необходимого. А вот в коридоре я и начала получать поздравления. Стихийно, сумбурно, от души. Понятное дело, не все так себя вели, но меня это совершенно не удивляло. Я находилась в университете всего несколько дней, а Вилмар проучился год, а еще к этому можно добавить близкие отношения с дочкой ректора. Мне повезло с Саем и Маркесом, но не от них зависит, как сложатся отношения с остальными.

— У тебя сильный дар, — заметила Сафия, внимательно рассматривая меня, когда мы все перезнакомились. — Но зря так выпячиваешь его. Выскочек никто не любит.

Я растерянно смотрела на девушку и не понимала сути претензий. Примерно представляя, какого уровня могу достигнуть, я не считала свое поведение выходящим за рамки. Все, что я демонстрировала, было результатом происхождения, сильного источника и конечно же упорной учебы. Были маги сильнее и слабее меня, но я знала, что и небольшие способности можно развить до приличного уровня.

— Саф, ты не права, — вступился за меня Маркес. — Селеста не виновата, что заняла твое место.

— Какое именно ты имеешь в виду? — усмехнулась девушка. — Ладно, это все уже не имеет значения. Сегодня у нас вечеринка по случаю нового учебного года, и я не собираюсь ругаться. Предлагаю тост…

Она подняла бокал, в несколько слов сняла напряжение, которое готово было сгуститься, и к тому моменту, как она закончила говорить, мрачной за столом оставалась только я. Хотелось понять, почему Сафия на меня взъелась, но устраивать разборки… Девушка права, все присутствующие намеревались веселиться, а я вполне могу выяснить все позже. Но настроение упало. Чтобы не портить вечеринку своей хмурой физиономией, я выпила вина и, отговорившись тем, что мне срочно надо выйти на улицу, позорно сбежала. Несмотря на успешную попытку уговорить Сайдара не ходить со мной, остаться в одиночестве получилось далеко не сразу. Меня нервировало, что я невольно вызвала к себе такой интерес, но каждый третий, если не второй, то и дело останавливал меня и пытался узнать, что у меня с Вилмаром. Приходилось отшучиваться, не раскрывая карт. Пока я пробралась через зал, у меня голова кружилась от обилия лиц и имен. Некоторые были знакомы, какие-то — нет, но я терпеливо улыбалась, цедила вино и направлялась вперед, пока не выскочила наружу.

На улице было свежо, я пожалела, что не захватила плащ, но возвращаться не стала. Наоборот, постаралась незаметно уйти. Завернув за угол, ускорила шаг и направилась к набережной.


Голова все еще кружилась, а состояние было странным. Хотелось не контролировать себя, совершать глупости. Поэтому, чувствуя разлад в душе, я и прибежала к воде в поисках спокойствия и умиротворения.

Если так подумать, то поводов для беспокойства не было. Все шло по плану с некоторыми вариациями, и следовало продолжать в том же духе, но… Всегда есть «но». У меня не получалось вписаться в студенческую среду. Это раздражало. Привыкнув добиваться поставленной цели в сложных вопросах, я злилась, что не выходит того же в простейших вещах. Хотя… а что я сделала для этого? Ничего. Надо осознать, что жизнь в Эрее и Нерийском королевстве отличается, отбросить привычку держаться особняком и порадоваться тому, что богиня одарила меня всем к тому необходимым. Маркес прав, я совершенно не умею развлекаться, нужно это исправить!

Спустившись с холма к берегу, разулась и, опустив ноги в воду, прикрыла глаза, наслаждаясь ощущениями. Руки начали движение сами, а когда я вновь посмотрела на речную гладь, то увидела, как ее поверхность задрожала. Пальцы плели одно заклинание за другим. Обычные безобидные развлечения, под действием которых вода взмывала вверх тонкими струями и опадала причудливым дождем, формируя различные фигуры. Настроение уверенно поднималось. Отпустив стихию, я обулась и только хотела вернуться, как почувствовала на себе ненавидящий взгляд. Резко обернувшись, увидела Вилмара. Несостоявшийся муж стоял в десятке метров от меня и пристально разглядывал. Следил, наверное…

Желания разговаривать с ним я не испытывала, мне вполне хватило того, чтобы видеть растерянность на его лице во время лекции. Но не отказала себе в удовольствии окинуть Фоули насмешливым взглядом.

— Думаешь, тебе все сойдет с рук? — прошипел он, когда я проходила мимо.

— Ты один, без свиты? — делано удивилась я.

— Никому не позволено оскорблять меня!

— Никому и не надо этого делать, — усмехнулась я. — Ты прекрасно справляешься сам.

Не знаю, чего хотел добиться парень, нависая надо мной и размахивая кулаками. Возможно, думал, что я испугаюсь, но вышло иначе. Меня настолько смешило все происходящее, что я невольно начала улыбаться.

— Ты пожалеешь, — заявил он.

— Я должна испугаться?

Не выдержав, рассмеялась. Слишком забавно смотрелся парень в своей бессильной злобе. Неожиданно осознав, что мне не хватало как раз этого — расхохотаться ему в лицо, видеть, как белеет кожа, сжимаются в тонкую линию губы, я развеселилась, как никогда в жизни. Жалкий планктон, который возомнил себя акулой. Я смотрела и не понимала, как могла решить, что он будет хорошим мужем. Год вне Эрея — и с Фоули слетела маска вежливости, хорошего воспитания и интереса, которую я принимала за истинное лицо. Надо будет принести Великой Амфитрите дары, что отвела меня от этого двуличного мерзавца и открыла правду.

Момент, когда на моей шее сомкнулись прохладные пальцы, я пропустила, но не испугалась. Знала, он ничего не сделает. Не потому что пожалеет или у него взыграет благородство — просто не хватит сил и смелости. Ничего не предпринимая, я ждала дальнейших действий, спокойно смотря Вилмару в глаза. И увидела, что хотела… Смятение. Страх. Недоумение.

— Стоит мне чуть сильнее сжать руки… — В голосе парня отчетливо слышалась угроза, но пальцы оставили мою шею в покое, переместившись на плечи.

— Если надеешься, что тебе удастся меня спровоцировать, ошибаешься, — заметила я. — И тем более я не собираюсь пользоваться магией. Червяка давят ногой, а не пачкают об него благородное оружие. Кстати, советую вспомнить про правила университета, раз забыл о статусе моей семьи.

Подняв руки, уверенно обхватила запястья Фоули, отводя их, а затем что было сил ударила парня между ног. Да, наверное, неожиданный поступок для аристократки, но иного он не заслужил.

Наблюдая, как Фоули согнулся и цветисто выругался, на израненное самолюбие вновь пролился бальзам удовлетворения. Странно, никогда раньше не замечала в себе кровожадности и удовольствия наблюдать за чужими страданиями.

— Ты осознаешь, что теперь мы враги? — прошипел он, когда поднялся.

— Точно, — улыбнулась я. — Только небольшая поправка: мы никогда и не были друзьями.

— Лучше бы ты уехала сразу, когда я тебе об этом сказал.

— Перебьешься. Но не стану уговаривать тебя остаться.

— Стерва…

— Не представляешь, как ты сейчас жалок, — презрительно бросила я, развернулась и пошла обратно в трактир.


— Где ты была?

Сайдар ждал меня у входа в «Берлогу» и выглядел разозленным.

— Гуляла, — отрапортовала парню, подходя вплотную.

— Предупреждай в следующий раз, — буркнул он. — Я волновался. Пошли.

За время моего отсутствия он, видимо, успел выпить, так что казался разгоряченным и расслабленным. Он и сейчас держал в руках кружку, к которой то и дело прикладывался. Так что спорить не стала.

— Слушаюсь, мой тан, — улыбнулась я и, приняв предложенную руку, позволила увести меня внутрь.

За время моего отсутствия вечеринка лишь набрала обороты. Сайдар усадил меня за стол, а сам снова ушел, сообщив, что скоро вернется.

— Я скучал. — Как только Раяр скрылся из виду, я почувствовала на своем плече ладонь Маркеса.

— Рада за тебя. — Скидывая его руку, я не могла не заметить, каким взглядом меня наградила Сафия. — Но мы вроде договорились насчет… уважения личного пространства.

— Не могу ничего с собой сделать, — доверительно сообщил парень, делая очередную неудачную попытку меня обнять. — Как устоять перед такой красоткой. Смотрю на тебя, и все мысли только об одном…

— Кобель!

Сафия резко вскочила и выплеснула Эмиру в лицо вино. Парень утерся, медленно поднялся и уставился на девушку. Чувствуя начало скандала, я сочла благоразумным отодвинуться, но этим невольно обратила на себя внимание разозленной студентки.

— А ты чего уставилась? — крикнула она. — Тоже мне, звезда магии!

— Саф, успокойся, — повысил голос Маркес.

— Не буду, — упрямо покачала головой девушка, но тон снизила, видимо осознав, что за перепалкой сейчас наблюдает слишком много глаз. — Я год пахала как проклятая, чтобы участвовать, и, когда остается совсем ничего, появляется эта, и все… Про меня можно забыть? Еще и ты ведешь себя как… последний кобель!

— Мы расстались в том году, — напомнил Маркес. — Не понимаю сути претензий.

— Иди в бездну, — выругалась она, развернулась и, расталкивая любопытных, выскочила на улицу.

Теперь злость девушки становилась понятной. Но если с личными взаимоотношениями Эмира и Сафии дело прояснилось, то оставалось загадкой, когда я лично успела перейти дорогу девушке. В чем именно должна была участвовать Сафия?

— Не обращай внимания. — Маркес залпом выпил вино и опустился на стул.

— Что происходит? — Сайдар, посвежевший и с влажными волосами — видимо, приводил себя в порядок, сел рядом. — Саф вылетела как ураган… Опять поругались? — Последний вопрос явно адресовался Эмиру.

— Не лезь не в свое дело.

— Ты нарываешься, — медленно сказал Сайдар.

— Раяр, только дай мне повод, — усмехнулся Маркес.

— Завтра, — решительно выпалил Сай.

— Вот и прекрасно.

Эмир усмехнулся, словно получил давно желаемое, а потом взял меня за руку и резко дернул на себя. Поцелуй был настолько внезапным, что я растерялась. Однако не могла не отметить, прикосновение было приятным, хотя и чужим. Думаю, у Маркеса в этом деле большой опыт, потому что в какой-то момент мне захотелось узнать, что будет дальше. Но как только я это осознала, разозлилась на себя, уперлась ладонями в грудь парня, пытаясь оттолкнуть, но он лишь сильнее прижал меня к себе. Настолько плотно, что стало трудно дышать.

Поцелуй прервался так же внезапно, как и начался. Парня буквально оторвали от меня. С такой силой, что я невольно полетела следом, сбив стул. Какая-то незнакомая девушка помогла мне подняться, но как только я поняла, что произошло, не выдержала и выругалась. Маркес и Сайдар дрались, с каждой минутой увеличивая количество переломанной мебели. Никто не вмешивался, наоборот, сложилось ощущение, что парням организовали круг.

Удары сыпались с обеих сторон, попадали на блоки, периодически то Сай, то Маркес отлетали в сторону, чтобы вскочить на ноги и снова вернуться к противнику.

— Хотите драться — валите на улицу. — От громкого рыка Джосса, казалось, задрожали стены.

Трактирщик был в ярости. Растолкав всех, кто не удосужился убраться с дороги, он схватил обоих парней, но вышвырнуть их не успел, застыв как истукан.

— Что здесь происходит?

Уверенный мужской голос того невероятного тембра, на который я уже обратила внимание во время лекции, прозвучал тихо, но его расслышали все без исключения. Расслышали и посчитали правильным оказаться как можно дальше от его владельца. Моя совесть была чиста, так что я лишь отошла в сторону, пропуская стража.

Не знаю уж, почему господин Эйнар со своим другом решил заглянуть в этот трактир, но становилось понятно: продолжения вечеринки теперь точно не будет.

— Студенты немного повздорили, господин страж, — услужливо объяснил Джосс.

Блондин обвел взглядом помещение и приподнял бровь, вопросительно смотря на орка.

— Молодые, горячие, — попытался пояснить трактирщик. — А когда в дело вмешивается еще и личное… Господин страж, вы не думайте, я за порядком хорошо слежу. Магию они не применяли — так, обычная драка, а она для здоровья даже полезна.

— И кто стал причиной? — поинтересовался второй страж.

От его взгляда хотелось спрятаться. Если первый непонятно почему располагал к себе, то от господина Рэйса веяло опасностью.

— Селеста Сорен, — усмехнулся блондин. — Почему меня это не удивляет?..

Только сейчас я обнаружила, что хотя мое имя никто не называл, по взглядам собравшихся страж догадался, в чем дело. Вскинув голову, я уверенно встретила потемневший взгляд, но ответить ничего не успела.

— Она не виновата, — заявил Сайдар, становясь рядом и беря меня за руку. — Я прав, Маркес?

— Конечно, — согласился Эмир, вставая с другой стороны. — Мы просто решили размяться.

— Джосс, я все оплачу, — сказал Сай. — Прости, немного увлеклись.

— Да что там, дело молодое, — хмыкнул орк и деловито добавил: — Счет тебе принесут утром.

— Заметано, — кивнул Сайдар. — Думаю, Маркес тоже не откажется от участия, так что пришли копию и ему, а то вдруг нам опять придет в голову устроить спарринг.

— Вот видите, господин страж, какие сознательные молодые люди. А вы поужинать пришли?

— Мимо проходили, — медленно произнес брюнет, переглянувшись со спутником.

— И уже уходим, — добавил блондин.

— Жалость какая, — вздохнул трактирщик, явно не испытывая ни грана подобного чувства. — Господа стражи, вы заглядывайте. Я вам лично приготовлю, в городе все знают, лучше Джосса никто не жарит мясо.

— Обязательно, — криво улыбнулся блондин, продолжая пристально меня разглядывать. — Мы теперь будем часто видеться.

Не выдержав, я потупилась и крепче схватила Сайдара за руку. Почему-то показалось, что последняя фраза относилась не только к орку. Хотелось как можно скорее уйти из трактира. Подальше от стражей… Слишком много событий для одного дня, а учитывая, что дальше вероятны разборки с соседками… Нет, надо что-то делать и как можно скорее найти себе другое жилье. Конечно, Джастин на страже моего имущества и спокойствия, но в нынешней ипостаси он мало что может сделать.

— Джосс, еще раз извини, — правильно понял мое состояние Сай. — Мы, наверное, пойдем.

— Все нормально, — кивнул орк.

Сайдар словно ждал этого. Попрощавшись со стражами, он потащил меня за собой. И почему я совершенно не удивилась, когда Маркес последовал за нами?


— Вы с ума сошли? — мрачно уточнила я, когда мы отошли на достаточное расстояние.

— Справедливости ради надо признать, он первый начал, — заметил Сайдар и зло взглянул на Эмира. — Сколько раз надо повторить, чтобы ты понял очевидное? Не лезь к Селесте!

— А то что? — хмыкнул он.

Присутствовать при очередной разборке совершенно не хотелось. Но и вмешиваться в нее я была не намерена. Хочется им поиграть мускулами? Без меня!

— Увидимся завтра. Спасибо, что вытащили на вечеринку, — сказала я, остановившись и развернувшись к парням. — Мне очень понравилось.

— Ты куда? — нахмурился Сай.

— Не хочу вам мешать, — улыбнулась я.

— Не понял? — нахмурился он.

— Выяснение отношений требует времени, — терпеливо пояснила я. — Лучше еще раз повторю все на завтра, чем буду наблюдать ваши разборки, причин которых не понимаю.

— Я провожу…

— Нет! — вскинула я руку. — Не вижу смысла. Потом тебе возвращаться…

— Это не обсуждается. Хочу напомнить: ты моя невеста.

— Ну да, — пробормотала я, перевела взгляд на Маркеса, который явно был недоволен поворотом событий. — До завтра, Эмир.

— Увидимся, — кивнул он, развернулся и ушел.

— Что происходит? — потребовала я объяснений у Сайдара, когда мы остались наедине.

— Не обращай внимания, мы так развлекаемся, — отмахнулся он. — А на самом деле мы практически лучшие друзья.

— Зачем?

— Позволяет не терять форму, — широко улыбнулся Сайдар.

На это ответить было нечего. Интересные у них развлечения.


Утро началось со скандала. Получив обвинение в испорченной вечеринке, я лишь недоуменно посмотрела на свою соседку, но уже традиционно связываться не стала. Пожав плечами, проверила сумку и только хотела выйти, как ненормальная Галина решила проредить мне прическу. Но я уже поняла местные законы и не собиралась никому спускать оскорблений, а тем более рукоприкладства. Месяц назад я приложила бы кандидатку в самоубийцы магией, но правил никто не отменял! Изогнулась, поморщившись от боли, и влепила нахалке пощечину.

— Остынь! — рыкнула на нее, поправила волосы и вышла из комнаты.

Встретившись в коридоре с Нинетт, посоветовала ей, раз в их компании именно она обладала зачатками разума:

— Держи подружку в неводе, иначе я за себя не ручаюсь.

— Я поговорю с ней, — очевидно понимая, о чем идет речь, кивнула та.

— И прекратите подливать сонное зелье в воду, — скучающе добавила я. — Все равно я ее не пью.

В этот раз определить эмоции мне не удалось. Иномирянка мастерски владела ими, но я искренне надеялась, что она сделает выводы.


Сайдар нашел меня, когда я обедала. Не спрашивая разрешения, сел напротив и быстро составил со своего подноса тарелки. Аппетит у парня был отменный, еда так быстро исчезала с тарелки, что я забыла про свой обед и изумленно наблюдала за его трапезой.

— Все нормально? — уточнила я, когда он закончил и откинулся на спинку стула.

— Теперь да, — удовлетворенно заявил он.

— Тебя словно не кормили несколько дней.

— Все нормально, — хохотнул Сайдар. — Просто ты не привыкла. Я вот не могу понять, как ты еще ноги не протянула со своей травой.

Возмущенно уставившись на него, я перевела взгляд на свой салат и невольно улыбнулась, осознав, насколько смешно для него это выглядит.

— Ладно, о вкусах не спорят, — усмехнулся он. — Ты готова к тренировке?

Я кивнула, собирая книги и тетради. Пользуясь перерывом, решила поесть и заодно позаниматься, пока в памяти все было свежо.

— Хотел тебя попросить, — помялся Сайдар, когда мы подошли к полигону. — Не обижайся на Сафию.

— Почему? — прищурилась я.

— Она хорошая девчонка, — начал меня убеждать Сай. — Просто злится, что преподы решили сделать ставку на тебя, но я уговорил дать ей еще один шанс.

Я молчала, ожидая дальнейших откровений. То, что они последуют, сомневаться не приходилось.

— Продолжение будет? — улыбнулась я.

— Саф владеет магией воды, но ее уровень нельзя сравнить с твоим, — немного помолчав и быстро обернувшись, сказал Сай. — На отборочных должна была выступать она, но теперь ее подвинули в сторону. Увидев твой уровень в тот раз, я вполне могу понять преподов.

— Что за отборочные? — нахмурилась я.

— Каждый год традиционно проводятся соревнования между высшими школами магии. Победившему заведению — еще один балл в рейтинге, ну а выигравший может рассчитывать на одно из самых престижных мест работы. Попасть даже на отборочный тур — огромная удача, не говоря уже про сами соревнования.

Я внимательно слушала Сайдара, вспоминая все, что знала про эти соревнования. В принципе ничего нового он пока не сказал, хотя я и предположить не могла возможность своего участия до второго курса. Соревнования проводились как индивидуальные, так и групповые, кандидатуры выбрали еще в прошлом году и начали тренировать. Именно поэтому брюнетка так злилась на меня. Несмотря на то что команда была уже сработанной, магистр решительно заменил Сафию.

— Можно понять — индивидуальные состязания, — нахмурилась я. — Но групповые… Если профессора хотят поставить меня в водной стихии, то их выбор разумен, я сильнее Сафии, и это вовсе не хвастовство. Ты силен в огненной, Маркес — воздушник. Кто земля?

— В этом как раз и проблема, — поморщился Сайдар. — Давно известно, в этой стихии сильнее всего иномиряне, но на сей раз с кандидатами — засада. Ты видела своих соседок. У девчонок реально крыша поехала по поводу своей исключительности, но факт в том, что дар у Галины, я бы сказал, посредственный, а Нинетт магистр возьмет, только если она останется последним магом земли. Он ее терпеть не может, поэтому поставил нам в связку Витора. Он не очень силен, но мы сработались.

— Зачем делать из этого тайну? — уточнила я.

— Преподы хотели посмотреть нас сегодня в команде и потом преподнести тебе их решение как самый желанный подарок на свете, — хмыкнул он. — По крайней мере, со мной они проделали именно это, хотя я буду участвовать в первый раз.

— Но ты мне все рассказал, хотя еще вчера отказывался, — заметила я. — Почему?

— Хочу, чтобы ты мне доверяла, — неожиданно заявил Сайдар. — И это причуды магистра, а вовсе не тайна.

Слышать про доверие было приятно. Я взглянула на парня, поняла, что он серьезен, и неуверенно кивнула. Странно, конечно, все складывается, но я ведь хотела этого. Или нет?


— Работаем! — рявкнул Бран Джэтен, и мне отчаянно захотелось его утопить.

Я потеряла счет времени и не соображала, как долго мы находимся на полигоне, но, судя по физической усталости, минимум два часа. Благодаря источникам никаких проблем с резервом никто не испытывал, а это единственное, что волновало магистра. Меня же тревожило, что не участвовал четвертый. Но свое решение магистр не соизволил объяснить, а не прошло и десяти минут с начала, как я поняла: хорошо, что пока нет Витора.

Возможно, парни привыкли работать в таком ритме, но я… Ожидая, что мы будем только пробовать взаимодействовать друг с другом, я сильно ошибалась. Сначала преподаватель поставил нас с Сайдаром против Маркеса и приказал атаковать. Эмир парировал вполне успешно, пропустив всего несколько ударов, да и то, когда мы с Саем работали вместе. Причем если заклинания демона он знал хорошо, то моих выучить просто не успел. Но я понимала, что это временно. Еще несколько таких тренировок, и мне придется изворачиваться и маскировать истинные намерения.

Когда ребята поменялись местами, то Эмир мстил Сайдару по полной программе. Работать мне с ним было намного легче, стихии не входили в противоречия и только усиливали друг друга. Разгром моего «жениха» был полным и бесповоротным. Прикрывшись пеленой тумана, нам с Эмиром удалось подготовить весьма коварную ловушку. Маркес провалил почву под ногами Сайдара и сбил его с ног, я затушила атаку демона, а клетку мы сотворили вместе с воздушником. Замороженные решетки из воды и земли Сай разломать не смог…

— Отдыхаем, — распорядился Бран Джэтен, а когда мы буквально рухнули на землю, недовольно прокомментировал: — Защита отвратительна! Сай, о чем думаешь? Селеста не сахарная, не растает! Прекрати себя сдерживать!

— Магистр, — запротестовал он, — она же первокурсница! И щиты слабые…

— Про то и говорю! — недовольно перебил его преподаватель. — Она совершенно открыта. Селеста, тебя щиты не учили ставить? В твоем случае это преступная небрежность. Ладно, эту проблему я решу. Будешь заниматься дополнительно.

— Хорошо, магистр, — кротко согласилась я. — Буду делать все, что вы скажете.

— Запомни, рыбка, — Бран Джэтен наградил меня внимательным взглядом и усмехнулся, — полное подчинение и никаких капризов. У тебя будет две недели, чтобы поразить меня, иначе отдам место Сафии, тем более что она буквально умоляла дать ей еще один шанс.

Упоминание девушки вызвало лишь усмешку. Я знала, она всего лишь человек, а значит, не может быть сильнее меня. Так что я просто потренируюсь в тех областях, на которые укажет магистр, и буду лучшей… Конечно, я не горела сильным желанием участвовать в соревнованиях, но проиграть человеку? Немыслимо. Никогда этого не будет.

— Зря улыбаешься. — Ухмылка преподавателя в какой-то момент напомнила оскал, а в чертах лица проглянуло нечто звериное. — Я не буду тебя тренировать, зато проверю успехи.

— А кто? — выдохнула я.

— Узнаешь, — довольно протянул он и резко добавил, обращаясь к парням: — Закончили с отдыхом. Теперь встанете против нашей рыбки.

Медленно поднявшись и отметив растерянность на лицах ребят, я начала судорожно припоминать все щиты, которые могут помочь при атаке. Но при этом, увы, прекрасно осознавала, что мне нечего противопоставить, ведь парни в совокупности сейчас обладают четырьмя стихиями, в то время как у меня в активе только одна. Но какая! План действий пришел в голову моментально.

— Приступайте, — резко бросил преподаватель и отошел в сторону.

Я видела, как мнутся парни, не решаясь нападать. Оба знали, что с щитами у меня не очень хорошо, боялись ненароком причинить боль, и как раз в этой растерянности и было заключено мое преимущество. Я видела только один способ победить… Не дожидаясь атаки, я резко вскинула руки и выплеснула заклинание моей семьи с максимальной скоростью, на которую была способна, но жестко контролируя уровень.

Эмир и Сай покрылись коркой льда мгновенно.

— Думаешь, умная?

Я не понимала тона преподавателя, ведь я выполнила задачу — нейтрализовала парней. Тогда почему он недоволен?

— Простите?

— Деактивируй! — приказал он.

Несколько пассов, и морозная ловушка была снята. Лед осыпался на пол хрупким крошевом, и я снова посмотрела на преподавателя.

— Твоя задача на данном этапе научиться работать в команде, а не пытаться победить любой ценой. Для этого у тебя будет возможность в одиночном зачете, но в командных состязаниях — другой метод взаимодействия. Я ставлю вас в спарринг, чтобы вы знали слабые места друг друга и понимали, с какой стороны надо прикрывать. Это не соревнование на скорость, — медленно пояснил магистр, пристально смотря на меня.

— Но… — попыталась возразить я.

— Проблемы, рыбка? — перебил меня преподаватель. — Ты сейчас оспариваешь мои методы обучения? Так изложи свое видение. Думаю, нам всем будет крайне любопытно.

— Простите, — нервно выдохнула я. — Наверное, неправильно поняла задачу…

Манера магистра разговаривать путала мысли и постоянно заставляла сомневаться в себе. Он мог быть серьезным, а в следующую секунду начинал усмехаться, сбивая меня с толку.

— Наверное? — Магистр приподнял бровь, оценивающе смерив меня взглядом с головы до ног и обратно. — Хрупкость во всем облике, на щеках легкий румянец, глазки блестят, то ли от слез, то ли от волнения, и прерывистое дыхание. Если доберешься до отборочных, продумаем твой внешний вид. Уже сейчас я почти готов поверить в раскаяние. Хотя ты еще невинный взгляд потренируй перед зеркалом, тогда успех обеспечен.

Я почувствовала, как покраснела, и была вынуждена опустить голову. Лучше буду рассматривать туфли, чем увижу очередную насмешку во взгляде.

— Да, приблизительно вот так. Эта поза подойдет во время объявления результатов. Маркес, — резко переменил тон преподаватель, — пошли со мной. Нашей рыбке нужно время пострадать.

— А Сайдар? — недовольно уточнил Эмир.

— Хм… так он числится ее женихом, пусть утешит бедняжку. У тебя такого права нет. Тренировка закончена, — усмехнулся он и покинул полигон, оставив меня в растерянности и непонимании происходящего. Маркес ушел следом, хмурясь и постоянно оглядываясь, но когда мы с Саем остались вдвоем, мне стало легче.

— Я сделала что-то не так? — Было обидно, и я очень надеялась, что мой голос не дрожал.

Сайдар подошел и притянул к себе. Сначала я сопротивлялась, но затем обмякла и спрятала лицо у него на груди. Почувствовала, как он гладит меня по волосам и пытается успокоить, но от этого стало только хуже. Неожиданно глаза наполнились слезами. Это оказалось настолько непривычным и странным ощущением, что я оторопела.

— Сай, — прошептала, растерянно разглядывая пальцы, которыми и смахнула слезы, — я последний раз плакала лет в семь.

— Как все запущено, — грубовато пошутил он. — А если серьезно… Я поговорю с магистром. Его иногда заносит, ты не воспринимай все так близко к сердцу.

— Он прав. — Я вздохнула. — Я действительно привыкла быть и работать в одиночестве. Увы, я совершенно не командный игрок.

— У тебя все получится. До отборочных есть время, — попытался успокоить меня Сай. — Насколько я успел понять, ты ставишь цели и достигаешь их. Воспринимай проблему с общением как очередную задачу, которую надо решить. Я помогу, чем смогу, да и дополнительные занятия принесут пользу, уверен.

— Спасибо. — В груди стало так тепло, что я не выдержала, привстала на цыпочки и поцеловала Сайдара в щеку. — Не представляешь, как для меня это ценно.

— Ты же моя невеста, — улыбнулся он.

— Жених, — хмыкнула я и нахмурилась, осознав один момент: — Кстати, ты уже сообщил родным?

— Конечно. Шума было много, но они приняли мое решение. А ты еще не связалась?

— Прямо сейчас и займусь.


Решиться на разговор с отцом оказалось гораздо труднее, чем создать зеркало связи. Я долго ходила по комнате, поглядывая на кувшин с водой, специально принесенной для этих целей, и не могла заставить себя сплести заклинание.

— Хватит ходить туда-сюда. У меня от тебя голова болит, — ворчливо сказал Джастин, устроившись на подушке. — Свяжись уже с милордом, получи заслуженную отповедь и садись заниматься. Ты сюда учиться приехала, вот и учись. А то ишь что вздумала — по вечеринкам шастать.

— Помолчи, — поморщилась я. — Мне необходимо сосредоточиться.

Понимала, что оттягиваю неизбежное, но просто-напросто боялась реакции отца. Глубокий вдох, выдох, и я решительно подошла к столу и взяла графин.

Выливая воду тонкой струйкой, второй рукой сформировала зеркало для связи. Сначала я решила связаться с Марой и удостовериться, что меня пока не заподозрили в побеге. Подруга ответила не сразу и выглядела обеспокоенной и запыхавшейся.

— Слушай и не перебивай, — затараторила она, постоянно оглядываясь. — Твой отец в соседней комнате. Он уже в курсе, что тебя здесь и не было, так что, как только освободится, готовься.

— Ты сказала, где я?

— Пришлось, — понурилась подруга и вздохнула. — Он сразу понял, что к чему. Просто так советниками правителя не становятся. Было глупо считать, что мы сможем его обмануть. Радуйся, что у тебя оказалось несколько дней форы.

— Тебя накажут? — заволновалась я.

— Кару пока не озвучили, но она не задержится, — тоскливо сказала она. — Мне хватило одного взгляда твоего отца. Так, все. Больше говорить не могу. Удачи, Селеста.

Подруга развеяла свое зеркало, а я медленно вернула воду в кувшин.

— Ты попала, — заметил Джастин. — Что будешь делать?

— Понятия не имею, — выдохнула я.

Увы, времени подумать мне не предоставили. Ощутив вызов отца, я поспешила создать новое зеркало.

— Отец…

— Как ты посмела? — не здороваясь, он перешел сразу к делу.

— Простите. — Я потупилась. — Не могла поступить иначе.

— Объяснись! — отрывисто бросил он.

— Отец… — Я запнулась, а потом вспомнила, что лучшая защита — нападение, и мне несколько раз удавалось настоять на своем, если я правильно аргументировала свой поступок или просьбу. Так что, вскинув голову, я уверенно встретила взгляд лорда Сорена. — Простите, но ваше решение о браке с Арном я нашла для себя неприемлемым, поэтому осмелилась ослушаться. Одиннадцать лет я изучаю магию и добилась успеха. Вы сами признавали это неоднократно, когда приходилось находить мне все новых и новых учителей. И знаете, что именно с магией я хотела связать дальнейшую жизнь. Брак перечеркнет все мои мечты, сделав из перспективного мага обычную мать семейства. Я достойна большего!

— Какая экспрессия, — усмехнулся отец. — Я поверил бы в серьезность твоих намерений, но трусливый побег вместо откровенного разговора — выдает страх. Ты вполне могла продолжать совершенствовать магию, будучи замужем. Пока твои доводы неубедительны.

— Замужество подразумевает под собой выполнение определенных обязанностей, — мрачно напомнила я очевидное. — Третья инициация, отец. Я могу лишиться магии… Не хочу рисковать.

— Планируешь остаться старой девой? — резко спросил он.

— Если такова цена за возможность заниматься любимым делом, то… да!

Отец молчал, продолжая рассматривать меня. Стоило больших трудов отвечать тем же, особенно учитывая, что внутри все замирало от ужаса.

— Почему ты даже не рассматриваешь возможность, что после инициации шансы получить магию гораздо выше, чем потерять?

— Статистика. Семь процентов лишаются дара. Я не хочу оказаться в их числе.

— А что насчет обязательств перед семьей и родом? — усмехнулся отец.

— Я не единственный ребенок, — упрямо заметила я.

— Их участь тоже определена, и они с благодарностью приняли ее, — напомнил отец. — Ты должна была поступить так же. Я ведь могу приказать тебе вернуться домой.

— Нет, у меня теперь новый тан, — тихо сказала я, увидев усмешку во взгляде отца. — Вы не можете больше приказывать мне. Мне пришлось пойти на это. Иначе меня бы не приняли. Его зовут Сайдар Раяр, — нервно выдохнув, открыла карты. — Он не подданный Эрея и не подчинится вам.

— Так стремишься к своей цели? Решила все сама, не попытавшись даже поговорить?

— Простите, отец. Если вспомните, я несколько раз пыталась объяснить, что не хочу замуж, тем более за того, чей род славится патриархальными взглядами, но вы отмахнулись от моих слов, как от лепета неразумного ребенка. Пришлось принимать решение, и хочу верить, я не пожалею о нем. Если вы поймете мои устремления, я буду счастлива. Не хочу разрыва с семьей только потому, что наши жизненные цели разнятся.

— Моя дочь, — от неожиданной гордости в голосе отца пришел мой черед удивляться, — уверен, ты заключила договор и соблюла все предосторожности. Хорошо, я принимаю твой выбор, чтобы ты удостоверилась в правильности своего решения. Даю тебе полгода. Именно столько устанавливается связь. Знаю, ты не осмелишься пойти дальше.

— Отец…

— Продемонстрируй мне свои успехи или вернешься домой.

— Спасибо!

— Не перебивай. Пришлешь копию договора и данные счета. Какой банк?

— Одно из отделений Су-Рас.

— Откуда взяла деньги? Мара?

Вместо ответа я снова потупилась. Конечно, отец ничего не сделает подруге, но я и так ее уже сильно подставила.

— Селеста, будь осторожна, — помолчав некоторое время, сказал отец. — Человеческие земли иные, чем то, к чему ты привыкла в Эрее.

— Знаю, — буркнула я.

— Джастин, — с угрозой позвал отец моего питомца, — с тобой мы еще пообщаемся.

— Да, милорд, — с тоской протянул он.

— Дочь, я надеюсь, ты сообщишь, если у тебя появятся проблемы?

— Конечно, — поторопилась сказать я.

— Надеюсь на это. Полгода, Селеста, — еще раз повторил он и отключился.

— Уф, я думал, все будет намного сложнее, — заметил Джастин.

— Ну тебя, — все еще не веря в такой итог разговора, нервно выдохнула я.

Признаться, я ожидала худшего, но… Все прошло настолько гладко, что не верилось и невольно вызывало подозрения, что я не учла какой-то момент. Интуиция? Возможно. К тому же я хорошо знала отца, чтобы осознавать: такая реакция ему не свойственна. Хотя, может, он все же наконец прислушался ко мне? Хотелось бы верить.

— Так, я на охоту, — объявил Джастин. — А ты занимайся!

— Как бы именно это и планировала, — удивилась я и рассмеялась. — Иди, тебе еще мой покой сегодня ночью охранять.

— Знаю, — заметил он, забираясь на окно. — Хотя твои соседки вроде притихли. Новых заговоров не замышляют, а блондинка провела с подружкой воспитательную работу.

— Надолго ли? — вздохнула я, доставая книги.

Джастин хмыкнул и скрылся за окном, а я открыла первый фолиант. Работы предстояло много, а времени оставалось мало.


В камине пылал огонь, с жадностью поедая дрова и освещая комнату. Эйнар поморщился. Жару он не любил. Точнее, не любил пламя. Против тепла солнца мужчина не возражал, наслаждаясь хорошей погодой. Сейчас же стоял поздний вечер, окна в квартире Брана были наглухо закрыты, а в гостиной для стража казалось слишком душно. Его друга такая атмосфера устраивала, но, не обращая внимания на его недовольный взгляд, Эйнар открыл окно и вдохнул свежий воздух.

— Как прошел урок? — с неизменной насмешкой поинтересовался магистр.

— Познавательно, — коротко ответил страж.

— Жажду услышать подробности. Все же я одно из главных заинтересованных лиц. Натаскаешь девочку до соревнований?

— Однозначно, — уверенно заявил Эйнар. — Не подозревал, что она настолько талантлива, но видно, что до сих пор с ней занимались спустя рукава.

— Ты серьезно? — удивился Бран. — У нее уровень второго курса, если не третьего. А жажда знаний такая, что я готов влюбиться.

— Ты — преподаватель, — напомнил страж.

— Я утрирую, не цепляйся к словам, — поморщился Бран. — Аэрон как увидел ее тест, а потом провел экзамен, мне целый вечер дифирамбы пел. Признаться, я сначала не поверил ему, но когда увидел сам…. Невероятная девочка. Она просто обязана стать украшением моей коллекции.

— Полегче.

— Я заметил, у нее проблемы с защитой, — не обращая внимания на предостережение друга, продолжил магистр. — Не было необходимости тренировать этот навык? Поправить можно?

— Не проблема, — задумчиво обронил Эйнар. — Скажи, как она вообще умудрилась поступить? Я думал, в университет не принимают русалок.

— Она нашла лазейку, — хмыкнул Бран. — Видно, допекли дома настолько, что решила сбежать. Нашла себе жениха и быстренько заключила помолвку. Раяр подписал все необходимые бумаги, разрешающие ей учиться здесь.

— Фиктивная помолвка?

— А бездна их знает, — пожал плечами магистр. — Но у них очень близкие взаимоотношения, Сайдар с нею носится, как нянька. Да и она к нему расположена. Не удивлюсь, что даже если они и провернули все по расчету, то через месяц-два все станет по-настоящему. Почему интересуешься?

— Да так, — неопределенно сказал страж, снова подходя к окну.

Бран с любопытством следил за поведением друга и наслаждался его смятением. Впрочем, несколько дней назад он сам был в его положении. Рыбка умела выбить из колеи.

— Как дела в ордене? — поинтересовался магистр, осторожно прощупывая почву по другой интересующей его проблеме.

— Все в порядке.

— Я отправлял вам несколько писем, но так и не получил ответа.

— Что-то серьезное?

— Подозрения на нападения пьющих силу. Отписались, что все в порядке.

— Значит, так оно и есть, — уверенно сказал Эйнар, разворачиваясь. — Пожалуй, пойду.

— Иди, — согласился Бран, провожая стража задумчивым взглядом.

Когда дверь закрылась, мужчина первым делом затворил окно, налил себе вина и подошел к камину. Не верить Эйнару повода не было, но что-то в его друге изменилось. И пока Бран не определит, что именно, стоило повременить с откровениями и предположениями. Пока пусть занимается тем, в чем ему нет равных. Хотя сложно было представить Эйнара наставником, он сумеет натаскать Селесту для соревнований, а все остальное — потом.


ГЛАВА 7

На первое дополнительное занятие я пришла заблаговременно, но все равно оказалась не первой. Дверь на одну из малых тренировочных площадок была открыта, словно ожидая меня. Остановившись в нерешительности на несколько секунд, я неуверенно вошла внутрь.

Этот полигон предназначался только для работы с водной стихией. Одна печать в центре, под которой томился соответствующий элементаль, каменное покрытие пола, силовые линии барьера, защищающие окружающих. Обычно здесь проводились групповые занятия, но магистр распорядился, чтобы я занималась индивидуально. Вечернее время, моя усталость после напряженного дня, наполненного самыми различными лекциями, необходимость подготовиться на завтра в расчет не принимались. Нет, я понимала, днем все полигоны заняты, поэтому и приходилось заниматься тогда, когда все уже разошлись отдыхать или развлекаться. Обижаться или роптать смысла не было. Разговор с отцом все расставил по нужным местам. Я просто обязана стать лучшей!

Бран Джэтен сказал, что я познакомлюсь со своим преподавателем сразу на полигоне, но пока никого не было. То, что магистр любил нагнать таинственности там, где не надо, я успела заметить. А если хорошо поняла и узнала его за эти дни, то ждала очередную шутку, скорее всего не сильно приятную. Оставалось надеяться, что в этот раз магистр решил сделать для меня исключение.

По периметру площадки мерцали магические лампы, мягко освещая круг и бросая таинственные тени. Я прошла в центр, удивляясь, как гулко отражаются мои шаги, и остановилась у печати. Сила водной стихии бурлила под ней. Плененный элементаль стремился на свободу, но клетка была слишком крепкая, поэтому ему оставалось лишь отдавать…

Устоять перед такой возможностью получить силу было сложно. Я провела рукой над печатью, поймала доступную нить и потянула на себя. Элементаль был родом из океана. Родная стихия отозвалась с радостью, внутри словно оборвалась струна, призывая воспользоваться даром… Но делать это без надзора преподавателя означало нарушить еще одно из университетских правил. Слишком большая мощь таилась под печатью, чтобы позволять недоученным магам проводить эксперименты.

Вздохнув, я отошла в сторону. Видимо, мой преподаватель задерживался, но тогда непонятно, почему дверь была открыта…

— Почему не воспользовалась источником?

От мужского голоса, неожиданно прозвучавшего позади, я вздрогнула и резко обернулась, чтобы сразу отшатнуться. Не знаю, чем руководствовался магистр, когда определил мне в наставники стража, но сейчас он явно посмеивается и поздравляет себя с удачной шуткой.

— Господин Эйнар… Вы давно здесь? — нахмурилась я.

— Минут двадцать, — сообщил он. — Хотел посмотреть, как ты себя поведешь.

— Проверка? — усмехнулась я, борясь с внутренним страхом перед стражем. — Я ее прошла?

— Вполне, — усмехнулся он, продолжая внимательно рассматривать. — Бран попросил меня позаниматься с тобой. Готова?

— Конечно, — ответила я машинально. — Если позволите, у меня есть несколько вопросов.

— Вперед.

— Почему именно вы? Что вы вообще делаете в университете?

— Думаю, ты понимаешь, что посвящать тебя в такие подробности я не стану, — заметил страж. — Но на первый вопрос отвечу. Бран — мой друг. Несколько недель я буду здесь, и мне не сложно выполнить его просьбу. По уровню силы и владению даром мы с ним примерно на одном уровне. И да, он просил напомнить про «полное подчинение и никаких капризов» и что у тебя есть не более двух недель для того, чтобы поразить его.

Очень хотелось выругаться. Теперь у меня не оставалось сомнений, что все сказанное правда. Со мной действительно будет заниматься страж. Один из тех, чей вид деятельности вызывал ужас у любого мага. Шутка магистра оказалась очень злой. Как мне его поразить, если я каждую секунду буду думать о том, как бы случайно не совершить проступок, который может быть расценен стражем как преступление? Но и выбора у меня не было.

— Что надо делать? — тихо уточнила я.


Сила струилась по венам, послушно отзывалась, и я с радостью выполняла все указания стража. Он действительно оказался весьма могущественным магом. О таком уровне владения даром мне оставалось пока лишь мечтать, но я знала, что могу достигнуть его. Конечно, без прохождения третьей инициации будет сложно, но я приложу все усилия!

— Ты неправильно связываешь потоки, — заметил он, когда у меня не получилось совместить два заклинания. — Вплетать чары стазиса нужно на восходящем, но не сразу, а постепенно. Ты же их буквально запихиваешь, поэтому рассыпается все плетение. Необходимо действовать нежнее.

Я нахмурилась и попробовала сделать так, как он говорил. Пальцы медленно повторяли всю комбинацию, но результат был неизменно неудачным.

— Устала? — насмешливо спросил господин Эйнар.

Упрямо покачав головой, я возобновила попытки с новой силой.

Пристальный взгляд стража вносил сумятицу в мысли, сбивал с настроя, и я начала ошибаться. Разозлившись, я вновь и вновь сплетала два заклинания, но…

— Можно подробнее, в чем моя ошибка? — глухо спросила я. — На пальцах…

Признаваться в собственном бессилии было сложно, но иного выхода я не видела. Это раздражало.

— На пальцах? — усмехнулся он. — Хорошо.

Страж встал мне за спину, взял за руки и начал медленно направлять. Снова не получалось. Близкое соседство нервировало, а горячее дыхание и вовсе вынуждало думать не о плетении, а о мужчине, который стоял позади.

— Не отвлекайся, — резко бросил он. — Повторяю. Восходящий поток. — Его рука поставила мою в правильное положение. — Потом начинаешь вплетать стазис. Нежнее! — напомнил он, и вторая рука сжала мою ладонь почти до боли, заставляя ее подниматься очень медленно. — Вот так, — выдохнул он, когда я наконец уловила ритм. — Теперь аккуратно отпускай. Не дергай, а плавно оттолкни. В ином случае тебя накроет обраткой. Представь, что ты в воде, причем на глубине. Каждое движение замедленное, осторожное, размеренное.

Вкрадчивый голос обволакивал и туманил голову. Как и тогда в аудитории, я не могла не заметить, что помимо стихийного дара у стража есть козырь в рукаве, которым он пользовался без зазрения совести. Его голос вынуждал подчиняться, размягчал, лишал способности сопротивляться.

— Правильно. — Одобрительные слова донеслись откуда-то издалека. — Запомнила?

Я машинально кивнула головой и попыталась найти в себе силы, чтобы отстраниться. Я словно находилась в дреме и не могла ничего с собой сделать. Осознание происходящего промелькнуло в голове огненной вспышкой. Собрав всю выдержку, резко шагнула вперед.

Как только контакт между телами был разорван, стало легче. Успокоившись, я повернулась к мужчине, наткнулась на внимательный взгляд… Знаю, подобное говорить представителю его профессии — полнейшее безумие, но и промолчать я не могла.

— Господин Эйнар, — хрипотца собственного голоса взбесила, пришлось прокашляться, чтобы вернуть его привычный тембр, — я понимаю, что чары сирен очень помогают в жизни, но буду очень благодарна, если вы не будете использовать их на мне. Неприятно и, насколько я знаю, не совсем законно.

— Их сложно контролировать, — заметил он. — Магия крови. С ней не спорят. Тебе ли этого не знать.

— А со стихийной магией тем более опасно шутить, — парировала я. — Вы знаете мой уровень и должны понимать, чем может грозить потеря концентрации.

— Как ты собираешься участвовать в соревнованиях, если такая мелочь выбивает тебя из правильного настроя? — поинтересовался страж.

— Буду тренироваться, — мрачно пообещала я. — Этот недостаток вполне возможно искоренить за две недели.

— Уверена?

— Постараюсь…

— Хорошо, — улыбнулся мужчина. — Завтра проверим твои успехи.

— Завтра? — эхом отозвалась я.

— Мы будем заниматься каждый день в это время, — сообщил он. — Если я занят, считай, что у тебя выходной. На сегодня — свободна.

Мне оставалось только кивнуть. Я чувствовала, что страж способен дать мне так много, что не воспользоваться выпавшим шансом будет величайшей глупостью. Конечно, несколько напрягало присутствие в его венах крови сирен. Интересно, откуда бы ей взяться? Но я списала все на случайность. Морские девы не только предпочитали проживать отдельно от остальных русалок, но и частенько завлекали в свои сети рыбаков, предпочитая человеческих мужчин сородичам. И если одной из них в свое время попался маг, то дар вполне мог передаться по крови. Этим можно было объяснить и высокий уровень владения стихией воды.

— Что-то еще? — окликнул меня страж.

— Задумалась, — пояснила я, понимая, что веду себя неправильно, рассматривая его.

— О чем? Или, может, о ком?

— Пытаюсь понять, как распределить нагрузку, чтобы везде успеть, — солгала я.

— Похвальное стремление, — кивнул господин Эйнар. — Твоя целеустремленность импонирует. Вопрос в том, чем она вызвана?

— С вашего позволения, я промолчу.

— Даже так… Ладно, — усмехнулся он. — Пока оставим это. До завтра, Селеста.

Страж, казалось, потерял ко мне всякий интерес. Поднял и надел куртку, отряхнул с нее несуществующие пылинки. Как завороженная, я смотрела на него и не понимала. Стать, манера держать себя, уверенность в облике и каждом движении. Так выглядят люди из высокого рода, облеченные властью и обладающие состоянием. Они не привыкли себе ни в чем отказывать, всегда получают желаемое… Перед аурой властности меркла даже физическая привлекательность мужчины. Сейчас, когда он молчал, я осознала: такому, как господин Эйнар, и не нужны чары сирен. Он опасен и без них. Хотя если подумать, ведь он страж, а кто они такие на самом деле, толком никто не знал, только боялись до ужаса. Испытывала ли я страх? Непонятно. Пока ясно одно: бесцеремонное вторжение наставника в мое личное пространство нервирует.

— Ты еще здесь?

— Уже ухожу. Спасибо за урок. До завтра, — пробормотала я, подхватила плащ и почти побежала к выходу.

Оказавшись за стеной, перевела дыхание и… увидела Сайдара. При моем появлении он встал и приглашающе развел руки. И это было то, в чем я нуждалась! Молчаливое участие… Так же не говоря ни слова, я приблизилась и спрятала лицо у него на груди. С парнем было просто и легко. Несмотря на его происхождение, я с самого начала доверилась ему и ни разу не пожалела о принятом решении.

— Что ты здесь делаешь? — нахмурилась я, отстраняясь и злясь на себя за минуту слабости. — Ты же должен быть в городе!

— Решил вернуться в общежитие, — пояснил он. — Это сэкономит время на дорогу туда и обратно.

— Но…

— Все хорошо. Пока до отборочных, а потом решу. Квартиру в любом случае оставил за собой. Пошли, провожу. — Сай взял меня за руку и потянул за собой.

— Интересный вариант распределения времени, чтобы все успеть, — прозвучал позади бархатный голос, от которого традиционно появились мурашки по телу. — Наверное, я ошибся, когда предположил, что речь шла о занятиях…

Я дернулась, отпустила руку Сайдара и повернулась. Господин Эйнар смерил меня пристальным взглядом и покачал головой. Я кожей чувствовала осуждение и следом начинала ощущать стыд. Это раздражало.

— Мое право и обязанность как жениха провожать свою невесту в позднее время, — заметил Сай, вновь беря меня за руку.

В его голосе появились нотки льда, а уверенность, с которой он смотрел на стража, вызывала уважение. В эту секунду я в очередной раз порадовалась, что судьба свела меня с Сайдаром.

— Невеста? Как интересно… Тогда, конечно. Отпускать ее бродить в одиночестве вечером, пусть и по территории университета, неразумно.

— Пошли. — Сай снова потянул меня, и я послушно последовала за ним, стараясь не обращать внимания на буравящий спину взгляд.

— Как прошла тренировка? — поинтересовался Сайдар, когда мы отошли довольно далеко. — Он действительно так хорош, как говорил магистр?

— Когда говорил? — нахмурилась я и, не дожидаясь ответа, выпалила: — Знаешь, он невероятен! Он не просто знает заклинания и умеет их применять, он чувствует их. Словно он — единое целое со стихией. А еще ему не нужно обращаться к источнику. Я специально на это обратила внимание, когда мы начали заниматься. Я тянула силу из печати, а он использовал какой-то другой источник. Представления не имею, что это такое. А сколько он знает! Мне о подобном уровне приходится только мечтать! Из всех учителей, которые у меня были, никто ему в подметки не годится…

— Восхищаешься им?

— Не то слово, — выдохнула я, осознавая, как прозвучали мои слова. — Не знаю, что будет на других занятиях, но если хотя бы половина от сегодняшнего, я буду счастлива.

— Умеет мужик произвести впечатление, — пробормотал Сай.

— Он… — Я запнулась, понимая, что пора заканчивать с восхищением. — Сайдар, магистр говорил об отборочных состязаниях. Почему такая странная система? Магистр тренирует только нас троих, а остальные?

— Ими занимаются другие, — улыбнулся парень. — Ты же видела списки преподавательского состава. Понятное дело, что каждый старается продвинуть своих. Это ведь не только престиж заведения, но и рейтинг профессоров.

— Кто твои соперники?

— Сильные и довольно опытные, — помрачнел Сай. — Но я надеюсь взять происхождением и особенностями родового источника. У меня припасено несколько сюрпризов, хотя основную часть я, естественно, придержу до соревнований.

— А Маркес?

— Ему проще, — коротко ответил Сайдар.

Я не стала развивать тему, понимая, что, видимо, ему неприятно говорить об Эмире, но кое-что требовалось прояснить.

— Почему он так себя ведет? Этот случай на вечеринке, когда он…

— Долгая история, и тебе будет неинтересно, — улыбнулся он. — Просто постарайся не давать ему повода…

— Да я ему с самого начала дала понять, что к чему, — возмущенно перебила я парня и с досадой закончила: — Только мне кажется, на него это не подействовало.

— Эту проблему я решу.

— Опять подеретесь? — тоскливо уточнила я.

— Посмотрим, — загадочно сказал Сайдар. — До завтра, Селеста.

С удивлением поняв, что за разговором мы пришли к общежитию, я попрощалась с парнем и поднялась к себе. Соседки были на месте, и если Нинетт радушно поздоровалась со мной, то ее подружка буркнула что-то неразборчивое и отвернулась в сторону, делая вид, что меня не существует.

— Селеста, — улыбнулась блондинка, — ты участвуешь в отборочных?

Удивленно на нее посмотрев, я пыталась понять, к чему вопрос. Не думаю, что из моего возможного участия делалась тайна, но все же… Слова преподавателей о рокировке я помнила, но объявили ли об этом официально — не знала.

— Я хотела бы участвовать, — добавила Нинетт.

— Не понимаю, почему ты говоришь об этом мне, — как можно более мило улыбнулась я. — Обратись к магистру. Решение принимает только он, и никто другой.

— Обязательно. Просто хотела попросить тебя, чтобы ты не говорила ему о небольшом недопонимании между нами в самом начале.

— Что так? — поинтересовалась я.

— Дело в том, — я видела, что блондинка не хотела признаваться, но, видимо, решила быть откровенной, — что в команде должны быть крепкие и доверительные отношения, а у нас возникали сложности, которые продолжаются, несмотря на все усилия с моей стороны.

От подобной наглости перехватило дыхание. Я отчетливо осознавала, что если бы сразу не поставила иномирянок на место, то мне определили бы роль полового коврика, не больше. И теперь меня просят сделать вид, что ничего не произошло, и перекладывают вину? С одной стороны, игнорировать подобное предложение мира было нелогично, с другой — я была не из числа тех, кто забывает обиды. Пообещай я выполнить просьбу, Нинетт вполне могло показаться, что я признала ее правоту и главенство.

— Почему магистр Джэтен, а не кто-то еще? — уточнила я.

— Он лучший.

— Я не собираюсь кричать на всех углах о нашем… недопонимании, — немного подумав, сказала я. — Но если меня спросят об этом, скрывать ничего не буду. В любом случае решение будет принимать магистр, а как я поняла, ему сложно угодить.

— Я умею уговаривать мужчин, — с превосходством заметила она.

— Тогда тебе нечего опасаться и совершенно необязательно заручаться моей поддержкой, — усмехнулась я. — Нинетт, прости, но мне надо заниматься. Иначе я ничего не успею.

— В следующий раз гуляй поменьше, — съязвила она. — Кстати, где ты была?

— Тебя это не касается, — отрезала я, села на кровать и демонстративно открыла книгу.

На этом наш разговор можно было считать законченным, а я в который раз подумала о том, что надо бы как-то получить другую комнату. И желательно, чтобы я проживала там одна. Не факт, что мне не достанется кто-то похлеще.


Разговор с куратором вышел неудачный. Виола Миален уверила меня, что свободных мест в женском общежитии нет, поэтому мне придется потерпеть до сессии, пока кого-нибудь не отчислят. В заключение куратор выдала мне новое расписание и попрощалась, оставив изучать изменения. А они были существенными. На ближайшие две недели мне оставили только практику и теорию магии. Я понимала, ради чего все сделано. И ура — несмотря на то что потом придется нагонять остальных, целых четырнадцать дней я буду заниматься любимым делом — совершенствовать владение водной стихией, а учитывая дополнительные занятия с господином Эйнаром… От радости хотелось петь и танцевать.

Сверившись со временем и расписанием, я побежала в столовую. Обедали мы с Арлин. Рыжая щебетала без умолку, в подробностях рассказала все, что было на вечеринке, пока я «гуляла», и объяснила, что такое происходит между Сайдаром и Эмиром. Точнее, с чего началось их извечное противостояние. Впрочем, я уже до этого подозревала, что они не поделили одну девушку, и слова Арлин лишь подтвердили это.

— Я ее знаю? — поинтересовалась я.

— Нет, она вернулась домой, — вздохнула рыжая. — Семья настояла, вроде как мужа ей нашли…

Я промолчала, думая о своем. У меня полгода, чтобы доказать отцу серьезность моих намерений. Победа на соревнованиях станет лучшим способом. Я не заблуждалась на счет своей семьи. Несмотря на все попытки обезопасить себя со всех сторон, отец не просто так занимает свою должность. При желании он найдет лазейку, перевернет все с ног на голову, но добьется своего… Как провернул с братом и сестрой. Конечно, если я выйду замуж, то он окончательно потеряет свою власть надо мной, но отец знал, что я постараюсь не доводить до точки невозврата.

— Что у тебя с Эмиром? — Вопрос Арлин прорвался сквозь клубок мыслей, и я удивленно уставилась на девушку.

— Ничего.

— Когда ничего нет, так не целуют, — заметила она. — Пойми меня правильно, не хочется, чтобы о тебе пошли слухи, а говорить уже начинают. Гуляете и тренируетесь вы вместе. Сначала все решили, что у вас… но, учитывая драку, народ запутался.

— И послали тебя все выяснить? — съязвила я. — Арлин, можешь сообщить любопытным, что мы друзья, а Маркесу надо поменьше пить и не распускать руки, чтобы не получать за это потом. Сейчас его поучил манерам Сай, в следующий раз добавлю сама.

— Я вовсе не хотела… — расстроилась рыжая. — Думала предупредить тебя…

— Спасибо, но тут не о чем говорить, — решительно сказала я. — Прости, если была резка, но меня не интересуют любовные переживания. Пойми, я сюда учиться приехала.

— Это ты меня извини, — понурилась девушка. — У тебя следующая лекция какая?

— Магтеория, потом практика, — сверившись с расписанием, сказала я.

— Значит, идем вместе, — заявила Арлин и нетерпеливо вскочила. — У меня свободная пара и грозит незачет по предмету.

Поесть я успела, что порадовало. На занятия мы попали вовремя — тоже хорошо. А когда профессор Эрстен вошел в аудиторию, я и вовсе потерялась для всего мира, заслушавшись его. На этот раз он не вызывал никого, объясняя новый материал и демонстрируя его сам. Неудивительно, ведь темой лекции стало взаимодействие различных стихий. Из всех студентов, кого я знала, только Эмир обладал тремя видами магии, но профессор… Теперь становилось понятно, почему его лекции были самыми популярными, ведь многие приходили, чтобы прослушать материал еще раз. Магия профессора была потрясающей в своей изысканности, силе и причудливости. До того, как попала в университет, а точнее на уроки Аэрона Эрстена, я и представить не могла, что другие стихии почти столь же прекрасны, как и моя.

— Селеста, очнись, — пошутила Арлин, — ты с него глаз не сводишь.

— Что? — рассеянно посмотрела я на девушку.

— Теперь я верю, что Сайдар и Эмир тебе только друзья, — рассмеялась рыжая. — Видела бы ты свой взгляд на профессора… Даже жаль, что парням ничего не светит.

— Ты сейчас о чем?

— Сказала бы сразу, что влюблена в него, — заметила она. — Вопросов было бы гораздо меньше.

— Это не так!

— Сорен, Карен, вы хотите нам что-то сказать? — поинтересовался профессор, и рыжая сразу сползла на стуле, словно пытаясь спрятаться.

— Нет, простите, — наградив Арлин укоризненным взглядом, все свое внимание я обратила на профессора.

Сигнал к завершению лекции раздался неожиданно, но я не тронулась с места. Следующей парой было отчетное занятие, на котором нам всем предстояло сдавать самостоятельную работу. Я подготовилась, но непонятно почему нервничала. Когда ко мне присоединились Маркес и Сайдар, немного успокоилась, но предчувствие чего-то неизбежного никуда не исчезло.

Когда все студенты заняли свои места, а в дверях появились магистр и господин Эйнар, я поняла, что предчувствия меня не подвели.

Профессор вызывал всех по порядку и оценивал работу, но я следила за процессом лишь частично. Гораздо сильнее меня интересовало, почему магистр снова присутствует на занятиях другого преподавателя. Он и господин Эйнар сидели за столом, внимательно слушали каждого студента, иногда задавали уточняющие вопросы или просили продемонстрировать то или иное заклинание, но никак не комментировали результат.

Я не переставала удивляться, почему стража допустили к учебному процессу, но понимала — такое возможно только с разрешения ректора. Вполне могло оказаться, что господин Эйнар вскоре войдет в преподавательский состав и таким образом отслеживает, какие методы обучения приняты в университете. Тогда занятия со мной — это его производственная практика перед вступлением в должность. Придя к таким выводам, я немного успокоилась и невольно начала сравнивать всех преподавателей.

Профессор Эрстен — один из сильнейших магов, которых я знала, владеющий всеми стихиями. Спокойный, уравновешенный, но не терпящий пренебрежения к учебному процессу. Магистр Джэтен — грубоватый, даже бесцеремонный, со странным чувством юмора, но, несомненно, могущественный, хотя я до сих пор не видела его магию. А вот господин Эйнар оставался для меня загадкой, и это интриговало, особенно когда я увидела ту часть его дара, которую он приоткрыл…

— Сорен, — пригласил меня профессор.

Молча поднявшись, я поторопилась спуститься, не ответив на пожелания удачи от Сая. Новые замечания мне были не нужны.

— Сегодня у нас присутствуют трое студентов, которые любят поговорить во время занятий, — объявил профессор.

— Это первая жертва? — уточнил магистр.

— Верно.

— Я весь внимание, — протянул Бран Джэтен, но я видела только стража.

Точнее, это он смотрел на меня, а я не смела отвести взгляд.

— Сорен, мы слушаем, — поторопил профессор.

На мгновение прикрыв глаза, я собралась и начала отвечать. Заданный материал я знала прекрасно. Паузы, чтобы собраться, мне были не нужны, но поймав себя на мысли, что делаю доклад я вовсе не профессору, а господину Эйнару, невольно запнулась и смутилась.

— Отлично, Сорен, — неожиданно заявил Аэрон Эрстен, и я удивленно на него уставилась. — Свободны.

В растерянности я вернулась на место, проводив взглядом Маркеса, который отправился отвечать следующим. Над ним от души поиздевался магистр, заставляя несколько раз повторить одно и то же, пытаясь подловить, но Эмир знал свое дело. Ровно, обстоятельно, последовательно и спокойно. Любая комбинация демонстрировалась моментально, несмотря на попытки Брана Джэтена внести сумятицу неожиданными вопросами. Справедливости ради надо признать, что магистр не выходил за рамки изучаемого материала. Я завистливо вздохнула. Маркеса явно не получится выбить из колеи случайным прикосновением, как меня. Но с этим я справлюсь! Когда пошел Сай, я не сомневалась, что и он блестяще ответит, но совершенно не ожидала того же от Сафии. Глубокие знания и неплохой уровень магии. Неплохой для человека… Она действительно могла бы стать мне конкурентом, если бы родилась в Эрее.

— Что у тебя дальше? — спросил Сайдар.

— У меня изменения в расписании, — рассеянно ответила я. — На ближайшие две недели только практика и теория магии. Думаю, чтобы могла подготовиться к отборочным.

— Логично, — кивнул он, провожая взглядом очередного студента, возвращавшегося на свое место.

— Шелли и Канн, останьтесь, остальные — свободны, — оповестил профессор, и все потихоньку начали расходиться.

Мне было интересно, зачем попросили задержаться Сафию и еще одного студента, с которым я была незнакома, но память быстро напомнила, что и он блестяще отвечал. Хотелось остаться и узнать, в чем дело, но мы были последними, так что Сайдар решительно подтолкнул меня и закрыл дверь.


Пользуясь небольшим окном до практического занятия, я решила переодеться. Тренироваться в платье было крайне неудобно, а под мантией более смелый наряд никто не увидит.

С Сайдаром мы договорились встретиться на месте. Я была ему безмерно благодарна за заботу, но заставлять ходить за мной тенью… Понятие «совесть» мне было хорошо знакомо, и навязываться не хотелось.

Еще подходя к двери комнаты, я почувствовала что-то не то… Последние шаги делала на цыпочках, стараясь идти бесшумно. Оказавшись у порога, прислушалась. Изнутри слышались шорохи и звук выдвигаемых ящиков. Ждать не стала. Резко распахнув дверь, обнаружила Галину, которая рылась в моих вещах.

— Что-то потеряла? — поинтересовалась я у нее, входя в комнату и закрывая за собой дверь.

Сказать, что я была зла — не сказать ничего. Я всегда очень не любила, кода посторонние трогают мои вещи, вот и сейчас мне хотелось прибить иномирянку. А она застыла с книгой в руках, изумленно на меня смотря.

— Почему ты не на лекциях? — растерянно спросила она.

— С чего ты решила, что я буду перед тобой отчитываться? — Я прошла вперед, забрала у Галины свой учебник по артефакторике и положила его на кровать.

— Тебя не должно быть здесь, — прошептала она.

— Сюрприз. Так что тебе понадобилось в моих вещах?

Она пыталась что-то сказать, но рот безмолвно открывался и закрывался. Не скрывая радости от ее смятения, я открыто усмехалась и ожидала дальнейших событий. Злость так и не утихла, и если быть совсем откровенной, я надеялась, что иномирянка даст мне повод… И он не заставил себя ждать. Видимо осознав, насколько нелепо она выглядит, девушка рванула к двери, но не удержалась от соблазна задеть меня. Сдерживать себя я не стала. Схватила Галину за волосы, со всей силы толкнула ее на кровать и заломила руку.

— Что искала? — повторила я.

— Применять магию в отношении студентов запрещено, — неожиданно усмехнулась она. — Как и причинять увечья.

— Магии и не понадобится, и я сейчас, можно сказать, нежна, — почти ласково объяснила ей. — Говорить будем?

— Нет!

Я мельком бросила взгляд на часы. До занятий оставалось совсем мало времени, так что разборки, видимо, придется отложить. Но и уйти вот так просто я не могла.

— Что же мне с тобой делать? — задумчиво протянула я.

— Вали отсюда!

— Обязательно, — улыбнулась я, садясь на кровати.

Чтобы протянуть руку и ударить ребром ладони по шее, не понадобилось много времени. Иномирянка потеряла сознание, именно это мне и было необходимо.

— Джастин, — позвала я, — что здесь произошло?

Тритон вылез из-под кровати и устроился на подушке.

— Это…

Выглядел питомиц виноватым…

— Джастин, — протянула я.

— А что я?! — возмущенно воскликнул он. — Она меня уже достала. Между прочим, я о тебе забочусь. Она намеревалась сделать что-то очень плохое, я шкурой чую. Иномирянка решила, ты приворожила Маркеса с Раяром и преподавателей до кучи. Я не смог удержаться…

— Что ты сделал? — рявкнула я.

— Подкинул ей пару мошек… Пауков, — мрачно уточнил он, когда я приподняла бровь. — Она решила, что это ты.

— Почему мне сейчас кажется, что ты это проделывал не единожды? — спросила я.

Джастин фыркнул и юркнул под кровать. Вздохнув, я поправила покрывало и положила учебник на полку. Продолжая думать о том, что мелкий вредина и есть виновник того, что эта ненормальная на меня взъелась, я переоделась в узкие брюки и тунику, обула сапоги. Переплетая волосы, продолжала поглядывать на девушку, но разумные мысли в голове так и не появились.

Короткий стук в дверь, которая сразу же открылась, являя мне Маркеса.

— Ого, — вместо приветствия присвистнул он. — Грешно скрывать такие ножки.

— Угомонись, — устало попросила я. — И больше не начинай.

— Милая, я не вру, — горячо заметил он. — У тебя шикарная фигура, но волосы лучше распустить. Ты в таком виде на тренировку собралась? — а когда я кивнула, приблизился и задумчиво осмотрел меня. — Удобно, но нам с Сайдаром придется непросто… Будем отвлекаться на твою аппетитную…

— Ты замолчишь? — перебила я его.

— А если нет? — ухмыльнулся он.

— Утоплю, — пообещала я. — Маркес, кажется, мы уже обсуждали это.

— Что с соседкой? — уточнил он, словно только что заметив девушку на кровати.

— Отдыхает, — процедила я, и тут мне в голову пришла безумная идея. — Эмир, как ты относишься к тому, чтобы побыть в обществе молодой и симпатичной девушки?

— Положительно, — хмыкнул он.

— Замечательно, — улыбнулась я. — Окажи мне услугу. Я очень не нравлюсь моей соседке, но пообщаться по душам с ней не успею. Как ты знаешь, магию применять нельзя. Ты не мог бы ее усыпить до вечера? Насколько я знаю, на зелья нет такого строгого запрета. Путь отдохнет, пока я не вернусь.

— А как ты объяснишь это другой своей соседке?

— Ты же любишь общество молодых и симпатичных девушек. Думаю, ты жаждешь пригласить ее погулять…

— И что мне за это будет?

— Встречный вопрос. Что ты за это хочешь?

— Деловой подход? — усмехнулся Эмир. — Хорошо… Итак, я оказываю тебе две услуги и хочу получить не меньше в ответ.

— Только без пошлостей, — поморщилась. — И если можно, побыстрее, а то я опоздаю на занятие.

— Если ты забыла, мы занимаемся вместе, — напомнил Маркес и прищурился. — Хочу свидание.

— Обойдешься.

— Ничего неприличного не будет, — широко улыбнулся он. — Ужин в романтичной обстановке, только чтобы позлить Сая.

— Дай догадаюсь… После ужина ты выдашь что-то типа: «Милая, это было чудесно»? Чтобы на меня все смотрели как на девицу легкого поведения? Мне хватило помощи с мантией. Притом заметь, я ничего не сказала по поводу поцелуя на вечеринке, хотя очень хотелось тебя ударить. Скажу больше, Сайдар столько сделал для меня, что я не собираюсь ни злить его, ни делать больно в угоду тебе.

— Ты совсем не умеешь развлекаться, — вздохнул Маркес, внимательно разглядывая меня.

— Извини, какая есть. И если это развлечение, я — тролль.

— Саю можно позавидовать… Расслабься, ничего просить не буду.

— Принимаю условия, — быстро сказала я. — Теперь займись делом.

— Я уже говорил, что влюблен в тебя без памяти? — заявил он, садясь на кровать иномирянки.

— Несколько раз на нашем несостоявшемся свидании.

— Значит, скажу. Надежды я не теряю. — Он подмигнул мне, наклонился к девушке и сразу стал серьезным. — В следующий раз бей аккуратнее. А лучше вообще руки не распускай. Ты же девушка…

Я хмыкнула, но ничего не сказала. Этикет и правила поведения я знала прекрасно, а Эмир должен понимать, бывают случаи, когда нет иного выхода, кроме как применить грубую силу. Но совет приняла к сведению. Наблюдая, как парень открыл дверцу прикроватной тумбы и начал рыться там, с интересом ждала, что будет дальше. Эмир доставал один флакон за другим, откручивал крышку, принюхивался и ставил обратно, пока не вытащил сосуд из темного стекла. Когда он влил несколько капель содержимого в рот девушки, я нахмурилась.

— Сонное зелье, — пояснил Маркес. — Эта доза гарантирует шесть часов сна, как раз вернешься с занятий.

— Спасибо.

— Сочтемся, — усмехнулся он. — А теперь пошли, иначе магистр нас четвертует, а мне еще твою подружку окучивать.


ГЛАВА 8

— Рыбка, ты решила внести смятение в наши ряды? — поинтересовался магистр, когда я сняла мантию, чтобы она мне не мешала.

Бран Джэтен был в своем репертуаре, но я уже начала потихоньку привыкать к его шуткам. Естественно, отвечать преподавателю ничего не стала, сразу направившись к печати воды.

— Сходи переоденься, — негромко заметил Сай, приблизившись.

— Не вздумай. — Кто бы сомневался, что и слух у магистра отменный. — Она умница, быстро сообразила, что в юбке будет неудобно.

— Но…

— Раяр, неужели ревность? — рассмеялся Маркес. — С каждым днем ты все сильнее походишь на няньку, так и носишься с ней.

— Заткнись.

— Помолчите оба, — рыкнул Бран Джэтен. — Разговаривать будете, когда я разрешу. Быстро на позиции.

Парням ничего не оставалось, как встать около символов своих стихий. Впрочем, это не мешало им переглядываться и пытаться «убить» друг друга взглядами.

— Магистр, мне сегодня снова за две стихии работать? — уточнил Маркес.

— Дай подумать, — насмешливо протянул преподаватель. — Я знаю, ты считаешь себя особенным, но сегодня будешь работать только с воздухом.

— Но Витора нет, — растерянно уточнил Эмир.

— И он об этом пожалеет, — широко улыбнулся преподаватель.

Краем уха слушая диалог, я рассеянно осматривала площадку, так что появление незнакомца заметила сразу. Это был тот русоволосый парень, которого попросили задержаться после занятий…

— Канн, ты не в курсе, что опоздания недопустимы? — спросил магистр, продолжая смотреть на Маркеса и стоя спиной к входу на полигон.

— Простите.

— Думаешь, отделаешься извинением? Наивный… После занятий, пожалуй, позанимаюсь с тобой индивидуально.

— Да, магистр.

— Эх, материал в этом году просто отвратительно сырой, — поморщился преподаватель. — Канн, занимай свое место у печати.

Парень растерянно оглянулся, продолжая стоять на месте, чем вызвал недовольное уточнение магистра:

— Печать земли. Забыл собственную стихию?

Несколько секунд, и студент был на месте.

Джэтен прошел на середину полигона, осмотрел нас всех и поморщился.

— Надеюсь, этот состав последний. Не хотелось бы тратить силы на истеричек и самоуверенных чудаков. Итак, сначала официальная часть. Рыбка, специально для тебя. Нашего забывчивого студента зовут Витор Канн, стихия — земля, третий курс, уровень силы — средний, но это лучшее, что мы смогли найти, не опасаясь погрязнуть в сплетнях и истериках. Теперь всем: с сегодняшнего дня будем работать командой, индивидуальные занятия никто не отменял, так что нагрузка будет двойной. А если у вас есть зачатки разума, а они есть, иначе вы бы не оказались здесь, то вы будете тренироваться и самостоятельно. Вопросы есть? Вопросов нет, — сразу ответил он себе, не дожидаясь ответа. — Начинаем.

Единственный, кто говорил следующие полтора часа, был магистр. Отрывистые распоряжения, окрики, порой откровенная ругань. Мы работали парами, трое против одного, постоянно меняясь позициями. Сай и Эмир использовали только основные стихии, а у Витора, как и у меня, в активе оказалось только по одной. Не знаю, как парням, а мне приходилось нелегко. Темп тренировки усиливался с каждой минутой, и к концу занятия я напоминала себе рыбу, выброшенную на берег.

— Могу сказать, вы не безнадежны, — довольно хмыкнул магистр. — Хотя работы предстоит много. Все свободны. Рыбка, задержись.

Я растерянно переглянулась с Сайдаром.

— Раяр, проблемы? Ты вполне можешь доверить свою невесту мне, хотя я бы себе девушку не доверил, — хмыкнул он.

— Магистр, я хотел проводить Селесту, — пояснил Сайдар.

— А она слепая и без ног? Сама дорогу не найдет? — поинтересовался он.

— Но…

— Раяр, уйди с глаз моих. Пользуйся моментом, пока я добрый.

— Сай, все в порядке, — улыбнулась я.

— Вот. Слушай рыбку, — заметил преподаватель. — Она плохого не посоветует, а совсем скоро, при желании, сможет научить хорошему. Раяр, ты еще здесь?

— Жду тебя снаружи, — прошептал Сай и покинул полигон, оставив нас с преподавателем наедине.

— Как думаешь, что я хочу тебе сказать? — поинтересовался магистр.

— Простите, не могу знать.

— Ты молодец, — неожиданно заявил он, и я удивленно уставилась на мужчину.

Это сейчас что такое было? Меня дважды похвалили? И все за одно занятие? Или очередная шутка?

— Но… — тоскливо продолжила я.

Не верю, что будет только сладкое!

— Тебе надо работать над концентрацией, — закончил он.

Так я и знала!

— Я скажу Эйнару свои умозаключения по этому поводу, а тебе хочу напомнить: никаких капризов и взбрыков, что бы он ни делал. У тебя хороший потенциал, гораздо выше, чем у Сафии, поэтому я делаю ставку на тебя, рыбка. Не подведи меня.

— Хорошо, — пробормотала я.

— Что еще хочу сказать. — Магистр хмыкнул. — Приятно видеть тебя в брюках, услада для глаз, но по территории ходи в мантии!

Я не выдержала и усмехнулась. Отношение людей к обнаженному телу было довольно ханжеским. Его скрывали и одновременно украшали, чтобы привлечь внимание. Странное стремление, возможно немного лицемерное, но оно имело право на существование. Я относилась к этому равнодушно, но так как находилась в человеческих землях, одевалась, как здесь было заведено.

— Смешно?

— Есть немного, — улыбнулась я. — В Эрее к этому другое отношение.

— Знаю. — Мужчина мечтательно улыбнулся. — Но пожалей беднягу Раяра, он ведь кулаки разобьет, защищая твою честь. Насколько я знаю, он уже открыл сезон.

— Магистр, я не давала повода.

— Знаю, чему я очень рад. Давай, плыви и помни, что я сказал.

— Да, магистр.

Надев мантию, я поспешила на выход. Сай, как и обещал, ждал меня, чтобы проводить на индивидуальное занятие.


— Что он тебе говорил? — спросил Сайдар, когда мы шли к полигону.

— Напомнил о правилах приличия, — улыбнулась я, не видя тайны в словах преподавателя.

— Твой наряд… он слишком смелый, — запнувшись, заметил Сайдар.

— Открою тебе страшную тайну, — прошептала я, воровато оглянувшись.

Заинтригованный Сай нагнулся, чтобы лучше меня расслышать. Знаю, мне не следовало это делать, но я не могла отказать себе в удовольствии подшутить над ним.

— Ты же знаешь, какая у меня вторая ипостась? — уточнила я так же шепотом, и Сайдар кивнул. — Так вот, плавать в платье крайне неудобно, так что мы обходимся без одежды.

— Совсем?

— Не скажу, мучайся догадками.

Не выдержав, я рассмеялась. Сай выглядел сначала озадаченным, потом растерянным, но, словно заразившись от меня, и сам начал улыбаться.

— Покажешь вторую ипостась? Никогда не видел русалок воочию, — спросил он, когда мы оба успокоились.

— Как-нибудь потом. Но только при условии, что ты покажешь свою.

— Договорились. Смотри, Маркес нашел себе новую подружку. — Сайдар кивнул в сторону.

Я обернулась и увидела Эмира вместе с Нинетт. Парень выполнял свое обещание, давая мне время закончить не только с занятиями, но и с допросом иномирянки.

— Что такое? Неприятно видеть его с другой? — раздраженно спросил Сай.

— Нет, — пожала плечами. — Наоборот, рада.

— Он тебе безразличен?

— Он хороший парень, правда, нагловатый и со странностями, но у него три стихии, — добавила я с завистливым вздохом.

— А ты оцениваешь всех исходя из силы дара?

— Магия притягивает, — улыбнулась. — Меня восхищает ее сила, многогранность и бескрайность. Больше всего в жизни я хочу совершенствовать дар, потому что понимаю: открыть другие стихии у меня не получится. Поэтому хочу быть лучшей в своей.

— Почему ты хотела выйти за Фоули? — напряженно уточнил Сай. — Он не похож на того, кто может заинтересовать такую девушку, как ты.

— Он обещал, что не будет препятствовать моим стремлениям, — уклончиво ответила я. — Сай, прошу, не будем о нем.

Признаваться в том, что наш союз должен был стать платоническим, я не собиралась. В любом случае это дело прошлое.

— Я буду ждать тебя после занятий, провожу…

— Сайдар, это лишнее, — улыбнулась. — Я большая девочка.

— Это не обсуждается, — напомнил он, быстро целуя меня в щеку. — Удачи.

— Спасибо, — растерянно сказала я.

Меня немного смутило происходящее. То Сайдар дерется с Маркесом, то проявляет нежность по отношению ко мне. И если первое объяснялось договором и сложностями отношений с Эмиром, то для второго оснований я не видела, учитывая, что мы сейчас были наедине.

— Сорен, опаздываешь, — послышался раздраженный голос господина Эйнара.

Я отпрянула от Сайдара, виновато улыбнулась и почти побежала, стараясь не отстать от стража.


— Сегодня мы займемся концентрацией, — оповестил страж, снимая куртку и бросая ее на пол. — Бран просил, чтобы я обратил на это пристальное внимание и в методах не стеснялся.

Внимательно слушая мужчину, я последовала его примеру и скинула мантию. От взгляда, которым он меня наградил, захотелось вновь одеться. Слишком мужским он был. Заинтересованным, оценивающим. Неожиданно для себя я смутилась. Мне не хотелось, чтобы он смотрел на меня так. Восхищаясь его силой, я намеревалась впитывать как губка все, чему он будет меня учить. Если он увидит во мне не только студентку, то это может повлиять на его беспристрастность.

Нервно поправив тунику и пригладив волосы, я вновь посмотрела на стража. Господин Эйнар продолжал меня разглядывать, медленно скользя взглядом вверх-вниз, а на губах появилась предвкушающая улыбка.

— Что-то не так? — растерянно уточнила я.

— Наоборот, — усмехнулся он. — Не будем терять времени. На отборочных вас всех попросят показать все, на что вы способны, но советую придержать свои умения до соревнований. Используй то, что успела засветить, доведя эти заклинания до совершенства. Одна лишь формула твоей семьи — беспроигрышная заявка на победу. Но держи в секрете, что ты можешь снимать четвертый ограничитель.

— Откуда вы знаете? — нахмурилась я, а когда он усмехнулся, поняла, что вопрос прозвучал глупо. Конечно, преподаватели рассказали, с кем ему придется иметь дело. — Как все проходит? Кто определяет победителя? — затараторила я, стремясь скрыть свою оплошность.

— Будет комиссия, — улыбнулся страж. — Ректор, преподаватели, представители магического патруля.

— Вы поэтому здесь? — вырвалось у меня.

— Не совсем, — усмехнулся он. — Но с удовольствием буду присутствовать. Еще есть вопросы или начнем?

— Извините.

— Если тебе хочется поговорить, мы можем заняться этим в свободное от занятий время…

— Я уточняла некоторые моменты соревнований, — медленно сказала я. — Остальные разговоры меня не интересуют.

— Очень хорошо. — Мужчина лениво прищурился. — Начнем с водных жгутов.

Почему-то не хотелось, чтобы мужчина с таким сильным уровнем дара был мной недоволен, а именно это послышалось в его тоне. Я жаждала заслужить похвалу и одобрение! Так, прочь все мысли, которые могут помешать заниматься.

Пожав плечами, я обратилась к источнику. Элементаль отозвался жадным рычанием, вновь моля выпустить его на свободу, но я старалась не поддаваться жалости. Насколько я знала, в подобное заключение попадали только те, кто представлял собой опасность для окружающих. Как раз отловом таких сущностей и занимались ловцы. В случае освобождения подобных элементалей они вызовут разрушения и смерть, так что как бы мне ни было их жалко, поддаваться на такой шантаж нельзя.

Потянув на себя силу, я сформировала требуемое. Это было легко. Одно из самых простейших заклинаний.

— На эту формулу можно много что повесить, — пояснил господин Эйнар свой выбор. — Попробуй добавить воронку Ольстера.

Недоуменно посмотрев на стража, я пыталась сообразить, как провернуть подобное. Каким образом объединить два противоположных по назначению заклинания.

— Думай, Селеста, — поторопил страж. — Эта комбинация очень полезна, когда у тебя полупустой резерв, но требуется мирное заклинание сделать боевым.

Я понимала, что отгадка совсем близко. Прикинув варианты, остановилась на самом логичном. Медленно закольцевав жгуты, начала накладывать слой за слоем, пока не получилась воронка. На эту структуру вполне можно было добавить вторую формулу. Объединение прошло гладко, стенки жгутов сгладились, образовав трубу и став монолитными.

— Добавь мощи, — услышала я из-за спины и послушно выполнила требуемое.

Воронка изогнулась, закрутилась и взмыла широким концом вверх, а узким касаясь пола. Довольно улыбнувшись, получив подтверждение о малом приложении силы, я окончательно уяснила полезность подобного соединения заклинаний.

— Теперь будем тренировать концентрацию. Твоя задача удержать воронку, что бы я ни делал, — заметил мужчина, и я кивнула.

Почувствовав, как по ногам ударил сильный поток воздуха, с трудом устояла, но водный вихрь даже не пошатнулся. Дальнейшие минут десять ознаменовались различными ударами, но я на них никак не отреагировала, как и заклинание.

— Удерживай, — повторил страж, заходя мне за спину.

Я напряглась и не ошиблась. Почувствовав горячее дыхание на шее, я начала нервничать. Воронка дрогнула и едва не распалась. Понадобилось много сил, чтобы удержать плетение. Когда все восстановилось, я посмотрела на результат и осталась довольна. Четкие линии, затаенная мощь, которая не вырывалась на свободу потому, что я не велела.

— Какая сила, — вновь сказал господин Эйнар. — Так хочется выпустить ее на волю, полюбоваться разрушениями, насладиться буйством стихии. Не так ли?

— Это следующее задание? — уточнила я.

— Нет. — Вкрадчивый голос вновь обволакивал и лишал спокойствия. — Задача прежняя. Тебе необходимо удержать заклинание, несмотря ни на что.

Быстро посмотрев на мужчину, я поняла: сейчас произойдет что-то, из-за чего можно потерять концентрацию. Сосредоточившись на воронке, я планировала оставаться спокойной. Но желания часто расходятся с реальностью…

Почувствовав, как рука мужчины коснулась плеча, я вздрогнула, но заклинание удержала. Когда пальцы погладили спину, медленно спускаясь вниз, задрожала, а водный вихрь увеличился в диаметре и закрутился еще быстрее.

— Верни все в норму. — Голос доносился откуда-то издалека, а может, у меня просто отчаянно билось сердце, отдаваясь в ушах набатом.

Я словно оказалась на большой глубине, где даже русалкам тяжело находиться. Толща воды давит, лишает слуха и зрения, зато усиливает ощущения. Продолжая чувствовать ладонь, которая поглаживала мне спину, запаниковала. Возникло ощущение, что на мне и вовсе нет одежды. Никогда не ощущала подобного.

— Что вы делаете? — растерянно прошептала я.

От спокойствия не осталось и следа. По позвоночнику пробежала горячая волна, в голове зашумело с новой силой, и я ни о чем не могла думать, кроме как о мужских пальцах, продолжавших ласкать тело сквозь одежду, сводя меня с ума.

— Удерживай, — резко приказал страж.

Как же я ненавидела его в этот момент! Ненавидела и понимала, что вот он не отвлечется из-за какого-то прикосновения. А я… Магистр прав, мне необходимо любыми путями сохранять концентрацию. Во время отборочных соревнований, да и просто в жизни может произойти все что угодно…

Прикусив губу, чтобы боль прогнала туман из головы, я восстановила воронку.

— Прекрасно, — прошептал господин Эйнар.

Только я собралась выдохнуть с облегчением, как почувствовала, что мужские руки легли мне на бедра.

Это было слишком! Резко развернувшись, я забыла про все. Воронка распалась в ту же секунду, обрушив на нас огромную массу воды. От ее тяжести я не удержалась и рухнула на пол, машинально прикрыв руками голову. Никогда еще ничего подобного не происходило со мной! Не удержать заклинание, которое сама же и создала! Даже когда у меня только открылся дар, я… Чувство обиды затопило все внутри, вытеснив злость на стража. Случилось именно то, о чем меня предупреждали. Я не способна удерживать концентрацию. И о каком соревновании можно говорить?

Обняв колени руками, я уткнулась в них лицом. Встать и посмотреть в лицо господину Эйнару я не могла. Увидеть насмешку или, что еще хуже, разочарование и презрение? После того как заявила, что лучше и сильнее всех? Хотелось плакать, но слез не было. Только дикая опустошенность, нескончаемый стыд и разочарование в самой себе.

Почувствовав руку на своем плече, нервно им дернула, продолжая упиваться жалостью к себе.

— Селеста?

Голос был мягкий, в нем звучало сочувствие, и это меня разозлило. Подняв голову, я посмотрела на мужчину. Он не насмехался, наоборот… В какой-то момент мне показалось, что я вижу жалость… Осознание этого и привело меня в норму. Больше всего на свете я ненавидела жалость, считая ее самым худшим из чувств. И увидеть ее в мужчине, силой и могуществом которого восхищалась, перевести отношения в плоскость взрослого и ребенка? Ни за что на свете!

От протянутой руки я отказалась, медленно поднялась и привела себя в порядок, используя формулу Сервия. Пришлось переплести косу, поправить одежду. Все это время господин Эйнар молча наблюдал за мной. Пристально, изучающе, с непонятным ожиданием. Я старалась не обращать на это внимания, пользуясь появившимся временем, чтобы успокоить нервы и окончательно принять решение. Я боялась неприятной для меня реакции стража на мысль, пришедшую мне в голову, но другого выхода не видела.

— Закончила? — уточнил он, когда я последний раз огладила тунику и сделала несколько глубоких вдохов и выдохов.

— Господин Эйнар, — запнулась на мгновение, — как уже сказала магистру, я сделаю все, чтобы достичь нужного уровня. Простите мой срыв, он больше не повторится. Мы можем продолжить?

— Ты уверена?

— Да. Вы очень ясно показали, что важно обращать внимание на все, не только на магические помехи. А я иногда бываю слишком самоуверенна…

— Хорошо, — медленно сказал он, продолжая рассматривать меня. — В чем причина срыва?

— Вы меня нервируете, — откровенно сказала я. — Предполагаю, что это из-за магии сирен в голосе. Видимо, это послужило спусковым крючком, и теперь ваша близость — не важно, применяете вы чары или нет — действует на меня как раздражитель. Я прекрасно понимаю, что такое недопустимо, и вижу только одно средство избавиться от этого.

— Какое? — Мужчина удивленно приподнял бровь.

— Так же, как избавляются от страхов. Надо привыкнуть, тогда я перестану обращать на это внимание и сбиваться. Вы согласны?

— Что задумала? — поинтересовался он.

— Встаньте позади меня, пожалуйста, — попросила я, а когда страж выполнил просьбу, продолжила: — Проведите рукой по спине.

В этот раз прикосновение было осторожным, но я все равно не смогла остаться равнодушной, хотя спокойствие сохранить удалось. Понадобилось около минуты, чтобы я смогла привыкнуть, хотя далось это не просто.

— Что дальше? — уточнил он.

— Можно вашу руку?

Почувствовав, как господин Эйнар нашел мои пальцы, я решительно положила его ладонь себе на бедро. Вторая немедленно последовала за первой. Я задохнулась от новой волны дрожи и была вынуждена прикусить губу. В этот раз понадобилось гораздо больше времени, чтобы прийти в себя. Я чувствовала тяжесть и жесткость мужских рук, их тепло обжигало сквозь одежду, а мое сердце колотилось как ненормальное. Осознав, что могу плести заклинание, приступила к формированию. Руки подрагивали, но у меня получилось создать новую воронку.

— Меня еще ваше дыхание нервирует, — вспомнила я. — Вам не сложно и это сделать?

Теплый воздух пощекотал кожу на шее, а воронка искривилась. Удержав ее за секунду до разрушения, восстановила в нужном состоянии. Прикосновения сводили с ума, но я заставила себя быть спокойной. Удовлетворившись результатом, развеяла заклинание и отстранилась от мужчины.

— Прекрасно, — заметил он, вновь пристально на меня смотря, и неожиданно усмехнулся: — Что дальше?

— Думаю, с реакцией на тактильные воздействия постепенно разберусь, — подумав, заметила я. — На что еще мне стоит обратить внимание?

— С магическими помехами ты справилась неплохо, но эмоционально — неустойчива, — припечатал меня страж, ведя себя так, словно ничего не произошло. — Будем повышать уровень, пока не перестанешь на все это реагировать. Пройдемся по всему, что может выбить тебя из колеи.

— Хорошо.

Я кивнула и даже улыбнулась, но уверенности в том, что все получится, почему-то не было.

— Продолжим, — распорядился господин Эйнар. — Сначала концентрация, затем спарринг. Я буду тренировать тебя так, как на соревнованиях.

— Вы так уверены, что я на них попаду?

Мне было важно услышать ответ. Он должен был стать подтверждением, что я справляюсь и не разочарую своего наставника.

— Не сомневаюсь. У меня есть две недели, чтобы натаскать тебя.

Вот так ответ. И не понятно, похвалили или отругали. Вроде признали потенциал, но уточнили, что надо много работать. Да, слышать такое не очень приятно. Наверное, я слишком привыкла, что мой уровень знаний и силы высок. Указание планки, до которой необходимо дотянуться, полезно.

— Селеста, если сомневаешься… — усмехнулся мужчина.

— Спарринг — звучит прекрасно, — буркнула я, понимая, на что он намекает.

Во время тренировки он меня не щадил. Пришлось напрячься изо всех сил, чтобы противостоять ему. Понятное дело, его уровень был намного выше моего, но он четко понимал, на что я способна, и работал на пределе моих возможностей. И мне нравилось это! Я выкинула из головы то, что он нарушил субординацию, понимая, что сделал он это для искоренения всех страхов. Магии я не боялась, а вот обычные прикосновения вывели из равновесия. Наставник понял это и продемонстрировал, что важны любые мелочи. Я прониклась, хотя было непросто. Когда же началась полноценная тренировка, с каждым ударом, блоком и новой атакой, когда стихии встречались в противостоянии, я все сильнее восхищалась стражем. Что там, к концу занятия мое отношение к господину Эйнару начало походить на преклонение. Оно достигло такого уровня, какого я не испытывала ни к одному из своих преподавателей.

— Ты прекрасно себя проявила, — заметил он, когда тренировка закончилась и я без сил рухнула на пол, пытаясь отдышаться. — С нетерпением жду, что ты продемонстрируешь завтра. Очень надеюсь, ты меня удивишь. В ином случае…

Я нахмурилась, исподлобья смотря на стража. Он улыбался, продолжая внимательно смотреть. Намек мне не понравился, и повода для нового он не получит!

— Спасибо, что уделили время. — Я поднялась и надела мантию. — Это было одно из лучших занятий в моей жизни.

— Одно из?.. — уточнил он.

— Я уверена — лучшее ждет впереди, — как можно более мило улыбнулась мужчине. — Все для этого сделаю, и у вас не будет причин отменять наши занятия.

— Посмотрим, — усмехнулся он. — До завтра, Селеста.

Господин Эйнар махнул рукой, разрешая мне удалиться, и я поторопилась на выход.

— Ты долго, — заметил Сайдар, встретив меня.

— Вроде нет…

— Я жду тут минут пятьдесят, так что ты занималась около трех часов, — пояснил он. — Хорошо, что я перебрался в общагу, но в следующий раз возьму с собой самостоятельную работу. Что время терять.

Я нахмурилась и только сейчас обратила внимание, что на улице совсем темно. Слушая шутки Сая, удивлялась про себя, как могла совсем потерять счет времени. Мне казалось, все заняло не больше часа, а оказывается… Да, господин Эйнар умеет увлечь и заставить забыть обо всем.

— Устала? — Сайдар поправил воротник мантии, убрал с лица волосы.

— Есть немного.

От такой заботы что-то внутри таяло. Хотелось ответить тем же. Не отдавая себе отчета в действиях, протянула руку и погладила Сая по щеке.

— Что-то наши отношения выходят за рамки договора, — заметила я. — Ты вроде должен гулять с девушками и наслаждаться жизнью, а в итоге возишься со мной. Мне это, конечно, нравится, но я не понимаю причин.

— Я и сам не понимаю, — хмыкнул Сайдар, взъерошив волосы. — Не узнаю себя, но хочется оберегать тебя и заботиться. Отказывать себе в этой прихоти я не желаю. Возможно, это скоро пройдет, так что успокойся.

— Слушай, а во время ритуала не могло что-то пойти не так? — Я нахмурилась от той мысли, что пришла в голову. — Дело в том, что я сама очень болезненно воспринимаю, когда меня трогают или просто вторгаются в личное пространство, но в отношении тебя такого неприятия нет.

— Понятия не имею. Надо уточнить…

— У профессора?

— Скорее в храме, — улыбнулся Сай. — Не думаю, что наши преподы специалисты по брачным обрядам.

Осознав свою оплошность, я рассмеялась. Представить магистра или профессора в качестве служителей храма — безумие.

— Пойдем. — Я подхватила Сайдара под руку.

Не следовало забывать, что мне еще предстояли разборки с иномирянкой, не говоря про тот факт, что я еще не подготовилась.

— Сорен, у тебя много свободного времени? — Я дернулась от неожиданности и выпустила локоть Сая.

Что за дурацкая привычка подкрадываться со спины? Медленно повернувшись, я посмотрела на господина Эйнара. Его лицо ничего не выражало, но вот взгляд… В нем была злость. Но ее причины оставались для меня непонятными.

— Раз так, мы увеличим длительность наших занятий.

Страж прошел мимо и довольно быстро пропал из виду, я а стояла и продолжала молчать.

— Что это было? — резко спросил Сайдар.

— Понятия не имею. Идем.

До общежития мы дошли молча. Я попрощалась с парнем, договорившись встретиться во время обеда, и поднялась наверх. Из-за двери по-прежнему не доносилось ни звука, так что я спокойно вошла внутрь. Но не успела я активировать светильник, как оказалась на полу.

— Сука, — прошипела Галина, надавливая коленом мне на спину и заламывая руку, — зря ты со мной связалась.

Такого поворота я не ожидала. Было больно, при падении я здорово ударилась, но больше всего пострадало самолюбие. Впрочем, Маркес обещал мне всего шесть часов, а я совсем утратила чувство времени из-за занятий. Теперь необходимо было попробовать не просто выкрутиться из ситуации, но и желательно выйти из нее победительницей. Сложности были в том, что иномирянка ждала меня минимум час, а значит, должна была себя накрутить по полной программе.

— Ты первая начала, — спокойно заметила я.

Рука заболела еще сильнее, я невольно поморщилась, но понимала, что трепыхаться смысла нет, сделаю только хуже. А еще я начала опасаться, что Галина просто-напросто сломает мне руку. Скорее всего, именно этого она и добивалась… Не пойдет! Отчетливо понимая последствия и стараясь обезопасить себя, я осмелилась на довольно рисковый шаг.

Иглы стужи были боевым заклинанием, разновидностью формулы Сорена, но я сняла только первый ограничитель. Галина почувствует лишь острые ледяные иголки, но следов магии не останется, что в моей ситуации очень актуально. Мне придется хуже, ведь чтобы сплести заклинание, придется использовать… себя. А она просто наткнется на него. Несомненно, случайно!

Как я и думала, иномирянка вскрикнула от боли и повалилась на пол. Я вскочила на ноги, развеивая заклинание. Оно и для меня не прошло бесследно, кожа слегка обморозилась, ведь первым правилом безопасности было плести его на неживых поверхностях, а я использовала собственное тело.

На руках иномирянки выступила кровь, она прижала их к платью, на котором расплывалось красное пятно.

— Поговорим? — усмехнулась я, садясь на кровать.

Сначала была мысль связать девушку, но потом я передумала. Такой поступок покажет, что я боюсь ее, а это далеко не так.

— Сука! — зло выкрикнула она, но, видимо, до нее дошло, что шутки закончились.

— Знаешь, фактически ты права, я явно не кобель, но все же посоветую выбирать выражения. Или я изуродую тебе лицо так, что ни один целитель не поможет. С таким поганым характером, если ты будешь еще и страшна как химера, мечты об удачном замужестве превратятся в дым. Уяснила?

— Да, — процедила иномирянка.

— Думаю, спрашивать тебя о том, зачем ты рылась в моих вещах, бессмысленно? Уверена, ты успела придумать несколько версий. Но в твоем случае откровенность пойдет на пользу, и в зависимости от твоего ответа я подумаю, стоит ли рассказать кому-нибудь — например, Сайдару или Эмиру о твоих попытках меня изувечить. Пока я молчала, — намекнула я. — Так что мне нужна правда, и только она.

— Я просто хотела знать, что за зелье ты применяешь, — выдавила из себя девушка, и я поняла — не врет.

— О чем ты? — уточнила я.

— Сайдар и Эмир вокруг тебя вертятся как приклеенные, не говоря о преподах. Про стража вообще молчу. Что ты сделала для этого? — Она с мрачным видом уставилась на меня.

— Если скажу, что ничего, ты мне не поверишь, так что дальнейшее обсуждение бесполезно. Это единственная причина недовольства или есть еще?

— Просто свали из нашей комнаты.

— С радостью, как только представится такая возможность. Пока ее нет. Это все?

— Оставь Маркеса в покое.

Так вот в чем истинная причина.

— Все вопросы к нему, — усмехнулась. — Я его не поощряла и повода не давала. Разбирайся с ним сама. Если еще раз попробуешь применить ко мне или моим вещам магию или навредить как-то иначе, я исполню свою угрозу и не стану разбираться, сделала это ты сама или твоя подружка. Уяснила?

— Вполне.

— Вот и замечательно. Думаю, мы сможем мирно существовать несколько недель в одной комнате. А теперь не мешай мне заниматься.

Демонстративно сделав вид, что Галины вообще нет в комнате, я достала нужную книгу и открыла ее. Времени на подготовку оставалось мало, и я не собиралась и дальше терять его попусту.

Не прошло и минуты, как девушка выскочила из комнаты, громко хлопнув дверью.

— Ты меня пугаешь, — сообщил Джастин, вылезая из-под кровати.

— А ты предатель, — заявила я. — Обещал меня охранять, а сам отсиживаешься в сторонке. Не мог предупредить, что меня тут эта гарпия ждет?

— Как бы я ушел из комнаты незамеченным? — обиженно спросил он. — Ты же сама сказала, чтобы я сидел и не отсвечивал. Между прочим, милорд приказал, чтобы я от тебя не отлипал, а ты меня в комнате запираешь. А я волнуюсь!

— Я уточню, как здесь обстоит дело с питомцами. Если тут их не держат, то постараюсь ускорить наш переезд в город.

— Поскорее бы, — проворчал тритон. — Мне до ужаса надоело выглядеть, как ящерица. Хочу быть нормального размера.

— Ты во втором облике и есть ящер, — заметила я.

— Большой и смертоносный, — с гордостью заметил Джастин. — А сейчас мелкое и склизкое земноводное. Разницу чувствуешь?

— О да. — Я не выдержала и рассмеялась.

— Хватит издеваться! И вообще, сиди и учись, а то вылетишь до того, как закончится срок, отмеренный тебе отцом.

Не знаю, чего тритон хотел добиться, но настроение резко испортилось. Он был прав. Помрачнев, я уткнулась в книгу.


Смотря в окно в сторону женского общежития, Эйнар пытался понять, какую стратегию предпочесть. Все оказалось сложнее, чем он мог предположить. Нет, трудности его не страшили, они добавляли пряную нотку азарта в поставленную задачу, но сейчас страж был растерян и сбит с толку. Вторая тренировка, а уже сейчас сдерживать себя становилось проблематично. Магия Селесты, такая вкусная, сладкая, будоражащая кровь, сводила с ума. Что там, просто при взгляде на девушку в той аудитории ему захотелось вполне конкретных вещей. Он, конечно, ничем не выдал себя, но только боги знали, чего ему это стоило.

Была еще одна проблема, но Эйнар планировал переломить ситуацию. Стражей боялись все. Мужчина привык видеть испуг в обращенных на него взглядах, но Селеста относилась к нему с настороженностью, не более. Это радовало. Тем более, привыкнув к его рукам на тренировках, она проще воспримет и все остальное. Вот только идея с наставничеством уже не казалась такой удачной. На первом занятии он не знал, как расшевелить девушку и разрушить установленные ею границы: учитель и ученица. Пришлось прибегнуть к магии, но это еще выше возвело стену между ними. Эйнар не собирался сдаваться, но в тот день невольно растерялся. Обожание и восхищение во взгляде, готовность выполнить любое его желание или просьбу, если она касалась магии, и полное игнорирование всего, что выходило за пределы профессиональных отношений. Это раздражало. А когда он увидел ее с демоном, едва не вышел из себя. Никто не смел даже обнимать ту, которую он выбрал, не говоря уже про нечто большее. Хотелось убить мальчишку на месте, а пришлось ограничиться лишь язвительным комментарием.

Он чувствовал, что девушка не осталась к нему равнодушной, она явно показала это во время практического занятия у Эрстена. Тогда она не могла отвести от него взгляда и так мило смутилась, когда осознала это сама. Пару часов назад Эйнар получил этому подтверждение еще раз.

Не осталось тайной, как Селеста трепетала от его прикосновений, возможно не совсем понимая причин этому. Ее магия рвалась навстречу, тело откликалось даже не на контакт — на приближение, но она стойко пыталась справиться с нахлынувшими эмоциями. Эйнар отчетливо видел, как менялось выражение ее лица: от томного ожидания до злого осознания этого. Селесте было сложно сдерживать себя, он это видел. Вот только мужчина совершенно не ожидал, что она выберет именно такой способ решения проблемы. Он предполагал, что она будет всеми путями стараться избежать контакта, и ее идея сделать все наоборот — удивила. Это надо же было додуматься! Предложить лапать ее, чтобы привыкнуть… Бездна! Не знай он, что она полностью сосредоточена на уроке, решил бы, что издевается. Никогда он не допустит, чтобы она «привыкла к раздражителю»! С одной стороны, следовало радоваться, ведь сближение должно было пойти намного быстрее, с другой — Эйнар не ожидал, насколько сложно придется ему самому.

Выдержка девушки, как и ее целеустремленность, поражала. Неопытная русалка вела себя гораздо более спокойно, чем он. Но больше всего стража не устраивало, что не получается предугадать дальнейшее развитие событий. Придется действовать аккуратно. На это у Эйнара есть две недели…


Утро принесло очередные сюрпризы, а именно, вызов к ректору. Отправилась я к нему, словно на казнь, хотя поводов для подобных ощущений не было. Постучавшись, дождалась разрешения и вошла в приемную. За столом, заваленным бумагами, восседал мужчина средних лет. Худой, жилистый, с хищным неулыбчивым лицом и ледяным взглядом. Черный костюм, бледная кожа… Секретарь производил впечатление мурены, затаившейся между скал, но готовой напасть в любой момент.

— Меня вызывал ректор, — нервно сглотнув, сообщила я.

— Ожидайте, — коротко бросил он и уткнулся в документы.

Присев на край дивана, я обвела взглядом кабинет. Просторный и довольно светлый, несмотря на то что высокие окна были занавешены плотными шторами. Все вокруг дышало удобством, но находиться здесь мне совершенно не хотелось. Я почувствовала себя маленькой рыбкой, на которую охотилась акула, аж дыхание перехватило от страха. Пришлось сжать кулаки с такой силой, что ногти впились в кожу, но и боль не могла привести меня в нормальное состояние. Очень хотелось уйти, но я была вынуждена оставаться на диване.

— Можете зайти, — неожиданно сказал секретарь, и я буквально бросилась к двери, ругая себя за такую реакцию.

Кабинет ректора поражал роскошью и нескрываемой силой. Стены обиты резными деревянными панелями, на полу великолепный пушистый ковер, на который страшно было наступать, а изысканная мебель с инкрустацией перламутра и золота притягивала взгляд.

Ощущение, что я едва ли не планктон по сравнению с китом, усилилось, но в комнате было открыто окно, и свежий воздух помог обрести равновесие и спокойствие.

— Селеста Сорен, — медленно сказал ректор, когда я по его приглашающему жесту присела в кресло, — не успели вы появиться, как наделали много шума.

— Приношу извинения, что мой поступок восприняли именно так, — осторожно подбирая слова, ответила я.

При одном взгляде на ректора у меня по позвоночнику поползла дрожь. Сила… Он и не пытался ее скрывать. Она подавляла и заставляла опасаться ее владельца. Огромный стол стоял у окна, отчего фигура ректора была окутана золотистым свечением. Он казался едва ли не богом, но меня тошнило от всего этого.

— Вам повезло, что стражи подтвердили вашу невиновность, — заметил ректор. — Мне было бы жаль терять столь перспективную студентку. Но если подобное повторится, мне придется подписать приказ на отчисление. Правила едины для всех.

— Вы не представляете, как я рада, — широко улыбнулась я, хотя внутри бесилась от злости. — Учиться здесь всегда было моей мечтой. Мой поступок… Поверьте, это произошло от недопонимания некоторых пунктов правил, но я обещаю, что внимательно их изучу, дабы в дальнейшем не допустить такой оплошности.

— Мне очень импонирует ваша сознательность.

— Спасибо.

Боги, как же я была зла. Ведь когда всплыла правда, Вилмара в отличие от меня никак не наказали, если не считать замечания, высказанного в устной форме, как донесла мне Арлин. Подобная политика двойных стандартов убивала. Но сделать я ничего не могла. Оставалось только робко улыбаться и смотреть на ректора через полуопущенные ресницы. Судя по всему, мое скромное поведение его удовлетворило.

— Я буду очень стараться, чтобы стать достойной звания студентки Университета высшей магии, а впоследствии, надеюсь, и ее выпускницы, — решив добить ректора, с придыханием воскликнула я.

— Очень на это надеюсь. Вы можете идти, Селеста.

— Спасибо.

Я продолжала улыбаться, когда выходила из кабинета и проходила мимо секретаря. И даже когда спускалась по лестнице. И я очень надеялась, что занятие у профессора приведет меня в норму. По крайней мере, слушая преподавателя, я забывала обо всем.


ГЛАВА 9

Машинально ковыряя вилкой салат, я пыталась подготовиться к занятиям. Получалось не то чтобы плохо, но и не совсем хорошо. Я катастрофически перестала успевать делать все необходимое и правильно распределять время. Прошедшие две недели слились в один долгий день с однообразно повторяющимися событиями. Утром я вставала, бежала на завтрак и на занятия по магтеории. Это были те прекрасные два часа, когда я могла передохнуть и насладиться учебой. Как только раздавался сигнал к окончанию, события ускоряли ход. Ела я в обнимку с книгами, потому что другого времени на подготовку не оставалось. Несмотря на освобождение от других предметов, я все равно занималась по программе из-за справедливого опасения оказаться в отстающих.

После обеда Сай забирал меня, и мы отправлялись на практические занятия с магистром, а потом он провожал меня на индивидуальные, с господином Эйнаром. Последние стабильно занимали не менее четырех часов. Страж выжимал из меня все, на что я была способна, и отпускал, только когда я падала от усталости. Я не роптала, мне даже нравился такой подход, ведь с каждым днем дар раскрывался подобно цветку. За две недели я достигла большего, чем за весь последний год. Вот только я дико уставала, и у меня совсем не оставалось времени на нормальную студенческую жизнь, а почти все вечеринки и посиделки проходили мимо.

— Подготовилась? — Сай привычно сел напротив и подвинул мне десерт.

К сладкому я особенно пристрастилась, заметив, что оно проясняет голову и придает сил. К тому же на моей фигуре это никак не отражалось, наоборот, я похудела, что совсем не удивляло при такой-то нагрузке.

— Почти закончила, — пробормотала я, не глядя, накалывая на вилку кусочек фруктового пирога и отправляя его в рот. — Сколько осталось времени?

— Чуть меньше часа.

— Хорошо, — коротко ответила я и снова погрузилась в работу.

Десерт закончился минут через пятнадцать, к тому моменту я закрыла тетрадь и убрала ее в сумку.

— Привет, — улыбнулась я, откидываясь на спинку. — Новости есть?

— Да, я нашел жреца, который сможет проверить, что не так с нашими узами, — отрапортовал Сайдар. — Завтра с утра сгоняем в город, я уже договорился.

— А как же профессор Эрстен? — нахмурилась я.

— Все нормально. Ты забыла про выходной?

— Совсем потеряла счет времени…

— Бывает, — улыбнулся Сай. — Тогда завтра в город?

— Хорошо.

О том, что во время ритуала что-то пошло не так, мы с Сайдаром заподозрили давно, но в храме с нами отказались даже разговаривать на эту тему, заявив, что для понимания таинства ритуала необходимо ступить на путь служения богам. Сай умудрился найти жреца, который согласился все проверить, но пришлось ждать, когда он приедет в Аскер.

— Иди сюда, — позвал Сайдар, и я с радостью устроилась рядом с ним.

Парень обнял меня, а я уткнулась макушкой ему в грудь и замерла. Я настолько привыкла к Сайдару, что не представляла, как раньше обходилась без него. Невероятное чувство защищенности, заботы, внимания… Он давал мне так много, что оставалось только пытаться вернуть хотя бы половину полученного.

— Посмотри, твой личный препод опять с нас глаз не сводит, — хмыкнул Сай.

Повернув голову, я действительно увидела господина Эйнара. В последнее время страж повадился обедать в нашей столовой, хотя в первые дни никто его тут не видел. Впрочем, многие преподаватели ели вместе со студентами. Готовили здесь замечательно, так что смысла столоваться в городе не было.

Компания стража напрягала. Я так и не смогла справиться с внутренним волнением в его близком присутствии, но научилась не обращать на него внимания, когда он держал дистанцию, иначе рисковала оставаться голодной. Кажется, мужчину это раздражало. Я знала, он отыграется на тренировке, но мне нравилась эта злость. Она заставляла наставника не щадить меня, а значит, я узнавала больше и становилась сильнее и опытнее с каждым днем.

— Забудь про него, — посоветовала Сайдару, переплетя наши пальцы.

— Если хочешь, пойдем погуляем?

— Перед тренировкой? — рассмеялась я. — Ты с ума сошел. Мне предстоит не меньше шести часов усиленных физических нагрузок, дай отдохнуть.

— Как хочешь. — Сай быстро поцеловал меня в макушку.

Зажмурив глаза, я довольно вздохнула. Быть невестой Сая оказалось не только очень выгодно, но и приятно. Парень пользовался авторитетом, я была защищена от плоских шуточек студентов и пакостей со стороны девушек, хотя многие меня ненавидели за то, что «отхватила» одного из лучших парней. Меня их эмоции волновали мало, самое главное я получила — никто не мешал учебному процессу. И естественно, всегда приятно чувствовать заботу, особенно когда уверена, что она вызвана хорошим отношением и никаких подводных камней за показной любезностью в принципе нет. Для меня было очень важно знать, что я могу довериться и не опасаться подставы.

— Смотреть на вас тошно. — Маркес, как и всегда не спрашивая разрешения, плюхнулся напротив. — От сладости скулы сводит.

— Не завидуй, — протянула я, открывая глаза.

У парня было страдальческое выражение лица, прическа взъерошена, а на шее виднелось красное пятно.

— Кто это тебя так? — поинтересовалась я.

— А ты не знаешь? — скривился он.

— У тебя такая насыщенная жизнь, что опасаюсь ошибиться, — хихикнула я.

— Нинка достала. — Парень вздохнул так тяжело, что захотелось его пожалеть. — Решила, что я ее собственность.

— Брось ее, — посоветовал Сайдар.

— Пытался, но она прилипла ко мне как репей. Караулит везде где только можно. Достала!

— Раз не бросаешь, значит, все устраивает, — заметила я. — А если так, то не понимаю сути претензий.

— Она безотказна, — хмыкнул Эмир. — Но проблем больше, чем удовольствия, так что…

Я поморщилась, отчетливо понимая, чем Маркеса устраивает Нинетт. В любом случае вмешиваться в их отношения я не собиралась. Вот только…

— Только не бросай ее до отборочных, — попросила я. — У меня с соседками временное перемирие. Одной я объяснила, что к чему, вторая занята тобой. В комнате царит мир и спокойствие, что меня весьма устраивает.

— Ты жестока, — заметил Эмир, пристально на меня посмотрев и становясь серьезным.

— Вовсе нет, — потупилась я, осознав, как выглядит моя просьба со стороны, и попыталась пояснить: — Практична. К тому же знаю, что ты не испытываешь к Нинетт сильных чувств. Тебе с ней удобно, только и всего. Ею же движет расчет, так что длительность ваших отношений определяется твоим интересом. Она его старательно поддерживает, но порой перегибает палку.

— А ты когда-нибудь любила сама? — прищурился Эмир. — Насколько я могу понять — нет. С Саем у тебя тоже все определяется расчетом. Но ты с такой легкостью даешь советы, словно это то, что тебе хорошо известно, а значит, к вопросу можно подойти с точной формулой.

— Мне нельзя влюбляться, — помрачнела я. — Закрыли тему разговора.

Настроение испортилось. В последнее время я часто думала о том, как хорошо было бы влюбиться. Та же Арлин около недели назад начала встречаться с парнем из своей группы. Рыжая буквально светилась изнутри, движения стали плавными, походка соблазнительной, а во взгляде появилась поволока. Она постоянно улыбалась, витала в облаках и стала настолько красивой, что нельзя было отвести взгляда. Это очарование притягивало словно магнит, поэтому я с такой уверенностью говорила о том, что в паре Эмир-Нинетт подобного нет. Мое же сердце молчало. Порой казалось, я холодна как лед, ведь то возбуждение, волнение и томление, о котором толковала Арлин, обуревали мной только во время занятий. Чуть меньше во время групповых и сильнее — индивидуальных. Именно мастерство в обращении с даром сбивало меня с ног и заставляло сердце биться чаще. Так что можно было сказать, я влюблена в своих преподавателей и партнеров по команде. И меня это устраивало целиком и полностью, ведь любовь иного рода рано или поздно обязательно повлечет за собой физическую близость, а я запретила себе этот этап в отношениях. Вот только наставник все равно выбивался из общего числа. Рядом с ним сердце билось слишком быстро, а разум туманился. Невольно посмотрев в сторону стража, отметила его пристальный взгляд и задумалась, чем он мне грозит сегодня. Мне показалось, он что-то задумал, но так это или нет, я смогу выяснить только на занятии.

— Пойдем. — Сайдар погладил меня по руке и отстранился, чтобы помочь мне встать.

Стараясь не смотреть на господина Эйнара, я вложила ладонь в руку Сая и направилась к выходу. Буравящий спину взгляд я ощущала, пока мы не вышли за дверь. Затем стало легче.


— Ну что, господа студенты, готовы к судьбоносному дню? — радостно поинтересовался Бран Джэтен, выстроив нас в шеренгу и прохаживаясь вдоль нее.

— Да, магистр, — нестройно ответили преподавателю.

Хотелось сказать, что поскорее бы уже этот день наступил, потому что не только я чувствовала себя выброшенной на берег рыбой. Парни тоже порядком утомились. Две недели постоянного прессинга и тренировок не прошли бесследно. Мы стали сильнее, злее и научились работать в команде, но и устали до безумия.

— Сегодня последняя тренировка, — сообщил магистр. — Завтра отдыхаете и восполняете резерв. Несмотря на то что у вас будет доступ к источнику, если вы свалитесь от перенапряжения, мне от этого легче не станет.

Не выдержав, я хмыкнула. Удивительно! Магистр решил поберечь нас? Не похоже на него.

— Рыбка, проблемы?

Голос магистра стал походить на мед, и в этом крылись сложности. Когда он последний раз говорил в подобном тоне, меня поставили против троих, а индивидуальные занятия стали длиннее еще на полчаса.

— Нет, магистр, — бодро отрапортовала я.

— Замечательно, — протянул он, пристально разглядывая меня. — Ты такая послушная стала, удивительно. Эйнар хорошо поработал.

Напоминать о наставнике было излишним. Я скривилась и опустила взгляд.

— Не грусти, рыбка. Понимаю, тебе не хочется терять такого первоклассного преподавателя, поэтому я попросил его задержаться до соревнований. Результат его работы потрясающий…

— Что?!

Новость убивала. Когда я тренировала терпение, то самым лучшим аргументом стало, что это временное явление, и, несмотря на все мое восхищение наставником, старательно отсчитывала дни до окончания тренировок. Просто чтобы не сойти с ума от тех чувств, которые охватывали меня в присутствии стража. А что получается теперь? Экзекуции продолжатся еще?

— И попрошу увеличить время занятий, — добил меня магистр.

Нервно прикусив губу, я заставила себя молчать. Нет, я преклонялась перед господином Эйнаром, его силой и мастерством, но его отношение ко мне было слишком неоднозначным. Джэтен не стеснялся в выражениях, был любителем пошутить, но он никогда не переступал грань субординации, а страж совершенно не соблюдал дистанцию. Его намеки и постоянные приглашения поужинать выводили меня из себя, он не стеснялся использовать чары сирен, хотя и уверял, что все выходит случайно. Это постоянно сбивало с правильного настроя и вынуждало видеть в нем не только наставника, но и мужчину. Из-за неоднозначности ситуации я нервничала, и сильно…

— Магистр, еще не факт, что я пройду отборочные, — подумав, решила уточнить я. — Ведь есть несколько кандидатур. Сафия очень сильна.

— Кстати, — лениво заметил преподаватель, — Вилмар Фоули тоже участвует.

— Почему вы говорите мне об этом только сейчас? — глухо спросила я.

Нет, встретиться с Вилмаром я не боялась, наоборот. Но почему никто не сказал мне об этом раньше?

— Смысл?

— Вы правы…

— Тогда к чему спрашивать? — спросил магистр. — Ладно, я довольно потратил времени на болтовню. Еще есть вопросы?

Если они и были, то озвучить их никто не решился.

— Становитесь на позиции, — распорядился он.

Мы поспешили занять места, установили связь с источниками и приготовились выполнять команды…

За две недели мы научились взаимодействовать довольно хорошо. Конечно, сложно достигнуть уровня, когда друг друга понимаешь не просто с полуслова, а с полужеста, но при должных тренировках к соревнованиям мы будем полностью готовы. Причем никто не потерял своей индивидуальности вне занятий. Сайдар и Маркес по-прежнему пикировались при каждом удобном случае, успели дважды подраться, а Витор Канн предпочитал свободное время проводить за книгами. Но мы как-то умудрились прорастать в мысли друг друга, когда начиналась тренировка. Заслуга Джэтена была в том, что он сумел объединить нас, заставив думать, как единое целое. Магистр сотворил чудо.

— Сыро, — недовольно качнул головой преподаватель. — Надеюсь, к соревнованиям вы меня поразите, но для отборочных — вполне подойдет.

Я возмущенно уставилась на него. Мы сработали без единой ошибки, но, наверное, магистру было виднее. Что же, совершенству нет предела. Будем заниматься усерднее и достигнем требуемого уровня.

— Но вообще вы — молодцы, — подсластил горькое лекарство препод. — Добились значительных успехов. Признаться, когда я в первый раз увидел вас, то сомневался в результате. Но я верю в вас и знаю: предел не достигнут. Завтра отдыхаете, если будут вопросы, обращайтесь в любое время. Свободны.

Переглянувшись, мы направились к выходу. Эмоции переполняли, азарт продолжал насыщать кровь, и, как ни странно, хотелось продолжения.

— Может, отметим? — предложил Маркес.

— Не рановато? — парировал Сайдар.

— Я пас, — отказался Витор. — Хочу отдохнуть.

— Селеста?

— Соглашусь с Саем, — улыбнулась я. — Пройдем отборочные, я первая провозглашу тост. А пока у меня тренировка.

— Скука, — скривился Эмир. — Поступайте, как хотите, я буду развлекаться. Нечасто выпадает внеплановый выходной. Увидимся послезавтра.

— Ты собираешься свалить почти на два дня? — ахнула я.

— Крошка, у меня большие планы, — ухмыльнулся Эмир. — Конечно, я бы хотел, чтобы ты в них поучаствовала. Может, передумаешь и не бросишь бедного-несчастного меня на растерзание твоей соседки?

— Разбирайся сам, — покачала головой. — Я просила тебя отвлечь ее на несколько часов, а ты решил поступить иначе.

— Одно твое слово, и я ей дам отставку в ту же секунду! — воскликнул он.

— Хватит паясничать, — поморщилась я.

— Маркес, давно не получал? — мрачно уточнил Сай. — Мне казалось, мы все обговорили.

— Тебе показалось, — подмигнул Эмир. — Ладно, я умею ждать, тем более такую красотку.

— Долго ждать придется, — съехидничала я. — Прости, ты не в моем вкусе.

Когда он прищурился, разглядывая меня, я напряглась и не ошиблась. Маркес резко притянул меня к себе и наградил смачным поцелуем.

— Сладкая, словно нектар, — заявил он, когда оторвался.

— Ты… — От возмущения я едва не задохнулась и что было сил влепила парню пощечину.

— Оно того стоило, — выдохнул Эмир и в следующую секунду рухнул на землю от удара Сая. — А вот это уже лишнее, — недовольно сказал он, вставая и потирая скулу и стирая с разбитой губы кровь.

— Я предупреждал, — сообщил Сайдар. — Ты знаешь, чего мне стоит сохранять спокойствие. В следующий раз я тебя покалечу.

— Собака на сене, — заметил Маркес. — Сам не ешь и другим не даешь. Понравилось изображать монаха? Раяр, что случилось? Помнится, на первом и втором курсе ты вел себя совершенно иначе.

— Не твое дело, — так же ровно сказал Сай.

— Маркес, ты идиот? — справившись со злостью, спросила я. — У нас отборочные через день… Ты что творишь?

— Что происходит? — мрачно поинтересовался магистр, подходя к нам.

— Обсуждаем различия между нашими культурами, — продолжая пристально смотреть на меня, доложил Маркес.

— И как? — поинтересовался он, разглядывая разбитое лицо Эмира.

— С переменным успехом.

— Тогда отправляйся искать постоянство в карцере, — прищурившись, распорядился он. — Надеюсь, напоминать о неукоснительности выполнения моих приказов нет необходимости?

— Все предельно ясно, — буркнул Маркес, но, прежде чем уйти, послал мне воздушный поцелуй.

— Клоун, — пробормотала я, отчетливо услышав, как скрипнул зубами Сай.

— Рыбка, — певуче позвал меня магистр, а когда я посмотрела на него, рявкнул: — Какого гребаного… ты еще здесь? И почему считаешь для себя возможным раздавать обещания, тем более такому ловеласу, как Маркес.

— Но я ничего такого не делала, — растерянно заметила я. — А до занятия еще пятнадцать минут…

— Наверное, у меня плохо со зрением, и только что целовали не тебя…

— Магистр, вы же знаете Маркеса, — спокойно сказал Сай. — Есть повод или нет, у него свои мысли на этот счет.

— А раз ты это понимаешь, то следи получше за своей… невестой, а то как бы не увели. — Магистр успокоился и вновь стал прежним язвительным мерзавцем, которого я, несмотря ни на что, обожала. — Или тебя тоже в карцер отправить? — задумчиво добавил он.

— Я в своем праве, — спокойно заметил Сай.

— Ну да, точно, — согласился преподаватель. — А я вправе выгнать тебя за драку, но ты мне нужен, так что держи себя в руках и не доводи до того, что я только что видел.

— Да, магистр, — кивнул Сайдар и взял меня за руку. — Мы пойдем, иначе Селеста опоздает на занятия.

— Идите, — отпустил нас Бран Джэтен, задумчиво смерив взглядом.


Господин Эйнар опаздывал. Впервые за все те дни, что мы занимались. Сначала я решила, что тренировки не будет, и хотела уйти, тем более Сай ждал меня за воротами, но в последний момент — осталась. За две недели страж ни разу не задержался, показав свою пунктуальность, а раз не предупредил об отмене, то его отвлекло что-то важное.

Решив не терять времени попусту, я подключилась к источнику, как делала всегда, и немного размялась. Вчера мы прорабатывали морозный стазис, и мне почти удалось снять пятый ограничитель. Сегодня я была намерена достичь цели.

— Стена воды, — распорядился господин Эйнар, входя на арену. — Пятый уровень.

Я удивленно на него посмотрела. Наставник не потрудился даже поздороваться со мной, не говоря уже про ставший традиционным обмен «любезностями». Я чувствовала, что его переполняют эмоции, которые он пытается скрыть, но они все равно прорываются. Я с легкостью улавливала их отголоски — злость, уязвленное самолюбие, желание что-то доказать… Ощущала все, но не могла понять, что вызвало столь сильные чувства.

Естественно, выяснять ничего не стала, лишь выполнила желаемое.

Водная стена поднялась вверх, почти до купола. Удерживая ее, я ждала следующего приказа, но его не последовало. Удивленно посмотрев на мужчину, пыталась понять, почему он медлит. Страж знал, что сейчас я работаю на грани своих возможностей и долго удерживать заклинание не смогу. Необходимо или видоизменить его, или развеять, но мужчина молчал, пристально смотря на меня.

Когда стало понятно, что господин Эйнар и не собирается что-то делать, я решилась и распустила плетение.

— Восстанови, — резко сказал он, и я подчинилась.

Мужчина подошел, задумчиво провел пальцами по моей руке и слегка изменил ее положение.

— Снимай шестой, — сказал он. — Ты готова.

— Не уверена…

— Зря, — покачал головой мужчина.

— Вы подстрахуете? — тихо попросила я.

— Конечно, я же твой наставник, — медленно сказал страж. — Это моя… работа.

В какой-то момент мне послышалась горечь в голосе, но выражение лица быстро развеяло наваждение. Привычная уверенность в себе, превосходство в каждом движении, сила, уровень которой сбивал с ног. Господин Эйнар подавлял одним своим присутствием, и чем ближе он находился, тем сложнее мне было оставаться спокойной. Но я отдавала себе в этом отчет, когда просила помочь мне.

Наставник встал позади меня и положил руки на плечи. Внешне ничего не изменилось, на заклинании внутреннее волнение никак не отразилось, но только мне одной было известно, сколько сил это стоило.

— Медленно, — напомнил мужчина, вновь поправив положение пальцев, из-за чего прижался еще сильнее. — На восходящем потоке тянешь на себя плетение и снимаешь ограничитель. Стихия ударит, но не пытайся бороться, пусть она обтекает тебя.

Вздохнув, я ухватила нить силы, медленно распутывая плетение. Ошибка могла дорого мне обойтись, но я верила, все получится. Полностью отдавшись процессу, машинально тянула нить на себя, стараясь все делать правильно. Господин Эйнар периодически направлял, но делал это настолько незаметно, что в какой-то момент я начала чувствовать его частью себя. Словно не его руки корректировали мои действия, а я сама… Осознание того, что я слишком близко подпустила чужого, обрушилось внезапно, словно я со всей силы ударилась о камень. Попыталась отстраниться, в этот момент пальцы дрогнули, нить порвалась, а стихия заревела от ярости. Заминка заняла всего долю секунды, но попытка исправить положение оказалась неудачной. Вся система нарушилась из-за неловкого жеста. Теперь моего уровня просто-напросто не хватало, чтобы усмирить стихию. Я вновь и вновь пробовала подхватить нити, но они таяли у меня в руках, а те, что были покрепче — ускользали.

В какой момент наставник включился в процесс, я не поняла. Осознание пришло тогда, когда стало ясно, что нити не слушаются не из-за моей бездарности или неспособности управлять, а потому что контроль давно перехвачен стражем.

Стена воды распалась на огромное количество нитей и жгутов. Они извивались, переплетались между собой в причудливые комбинации. Словно огромная медуза парила под куполом, пытаясь дотянуться своими щупальцами до всех уголков на полигоне. Вода сверкала, переливалась всеми оттенками синего цвета, завораживала и сводила с ума.

Мы со стражем стояли в центре этого великолепия, и я могла лишь завороженно наблюдать, как он управляет феерией и усмиряет стихию. Я видела, что, несмотря на несомненную опасность, наставник не уничтожал угрозу, а всего лишь брал ее под контроль. Четко, планомерно, не делая ни единой ошибки, словно происходящее было для него обыденным делом. Хотя, возможно, мне и не казалось это…

О подобном мастерстве оставалось только мечтать. Мало того, я даже не понимала, что это такое и какой уровень. Ни одна из известных мне формул не подходила. Понимая, следует держаться в стороне, когда опытный маг нейтрализует вышедшее из-под контроля заклинание, оставаться спокойной оказалось невозможно. Не важно как, но это было делом моих рук и дара. Хотелось быть на месте стража, творить чары, выплетать рисунок того, что, возможно, даже не имеет своего имени. Внутри появилось доселе незнакомое чувство, похожее на возбуждение, но приправленное щедрой порцией безумия. Я честно пыталась с ним бороться…

Стихия манила сильнее с каждой секундой. Я слышала мелодию — перезвон тысячи нежных колокольчиков, которые лишали способности соображать сильнее, чем песнь сирен. Сжав кулаки с такой силой, что ногти до крови впились в кожу, я хотела заткнуть уши, но понимала — это не поможет. Время замедлилось… Не понимая, что делаю, протянула руку, стремясь прикоснуться к волшебству…

Разряд ударил в грудь с такой силой, что я не устояла на ногах. То, о чем говорил господин Эйнар, когда предупреждал об осторожности. Стихия обратила всю свою мощь на меня. Я пыталась заставить ее огибать тело, но повернуть потоки было слишком сложно.

Боль разрывала сердце, но и насыщала силой. Вскинув руки, я попробовала сплести щит, чтобы загородиться им, но он рассыпался на осколки, едва успев появиться. Когда терпеть силу, бьющую в грудь, стало невозможно, сделала то, что неожиданно пришло в голову.

Формула Сорена… Корка льда медленно сковала тело, защищая его. Выдохнув с облегчением, когда боль в сердце прекратилась, перевела взгляд на наставника. Никто из известных мне магов не управлялся с водной стихией так умело. О таком уровне я мечтала, к такому стремилась. Увы, сил было недостаточно, и я это понимала. Зависть сжала сердце сильнее, чем поток разъяренной стихии. Наставник непостижимым образом спеленал каждую нить и, сплетя их, образовал ледяную сеть невероятной силы. Наблюдая, как под действием воды слетела крышка с печати, я начала осознавать, что произошло. Непонятным образом я высвободила элементаль…

Естественно, у меня и не получилось бы взять его под контроль. Взглянув на наставника, словно заново увидела его. Он будто стал выше. Невероятная стать и сила. Элементаль подчинился ему, словно послушный котенок. Запрятав его обратно в ловушку, господин Эйнар вернул печать на место и повернулся ко мне.

Ярость, написанная на его лице, испугала, и я малодушно зажмурилась. Когда развеялись чары мороза, первым моим желанием было сжаться в комочек или отползти в сторону, но я заставила себя оставаться на месте.

— Я ведь говорил о концентрации, — медленно процедил он.

Открыв глаза, посмотрела на наставника и села.

— Простите, — я действительно чувствовала себя жутко виноватой, — но я говорила, что не готова к подобному уровню. — Я вскочила на ноги, намереваясь защищаться. — Однако вы настояли, результат — закономерный!

— Две недели идеального поведения, взятие эмоций под контроль — и такой срыв. Для мага твоего уровня это позор.

— То же самое могу сказать и о вас, — упрямо возразила я. — Вы прекрасно знали мой предел, но решили переступить его.

— Ты соображаешь, что могла разнести весь университет? — повысил голос страж.

— Я не сразу поняла, что произошло! — парировала я. — Думала, просто неизвестная модификация волны.

— Проблема в том, что ты не думаешь! — Наставник сорвался на крик. — А когда поняла, зачем полезла?!

— Мелодия! — крикнула в ответ. — Она затуманила разум, я перестала контролировать тело. Неужели вы могли предположить, что я решилась бы подойти к элементалю на своем уровне дара! Думаю, вы специально это сделали. С самого начала вы относились ко мне предвзято, эти ваши постоянные намеки на близкие отношения. Вы тыкаете своим превосходством мне в лицо каждый раз, когда мы встречаемся. Я восхищаюсь вашим даром, но как человек вы полное г…

— А кто сказал, что я человек? — Страж был вне себя от злости. Лицо побелело, глаза превратились в черные провалы, и было видно, что сдерживался он с трудом.

— Да мне плевать, господин Эйнар, кто вы там, — скривилась я. — Подставьте вместо человека название вашей расы, смысл от этого не изменится.

— Помолчи, — процедил он. — Пока не наговорила того, о чем потом пожалеешь.

— Угрожаете? — усмехнулась я. — Ничего другого и не ожидала, только не могла определить, когда вас прорвет.

— Это не угрозы, — чеканя каждое слово, сообщил страж. — И лучше тебе не доводить меня до такого состояния.

— Господин Эйнар, — старательно подбирая каждое слово, сказала я, — мне сложно высказать свою благодарность за то, что вы согласились заниматься со мной. Я солгала бы, попытавшись опровергать тот факт, что вы самый лучший наставник в моей жизни, но отныне вынуждена отказаться от подобной милости. Думаю, магистр Джэтен и профессор Эрстен пойдут мне навстречу. Если понадобится, я сумею убедить их в правильности принятого решения.

— Замечательно, — неожиданно улыбнулся мужчина. — Прекрасное самообладание. Ты достойная дочь своего отца. Он ведь советник правителя Эрея, если я не ошибаюсь. Вот только кто будет готовить тебя к соревнованиям?

— В университете лучшие преподаватели. Буду заниматься дополнительно. Справлюсь, — упрямо качнула я головой. — Как справлялась раньше.

— Есть одна проблема, которую ты не учла, — усмехнулся страж. — Мне не отказывают. Никто и никогда!

— Лестно быть первой, — улыбнулась я. — Теперь, когда начало положено, уверена, вы не в последний раз услышите такое. Еще раз спасибо за потраченное на меня время. Прощайте.

Развернувшись, нашла мантию и натянула ее на себя. Не совсем осознавая, какие чувства обуревают мною, я с трудом сохраняла спокойствие. Понимала, что поступила правильно, ведь мужчина до безумия нервировал меня, но терять такого преподавателя… Я чувствовала себя дурой, но и иначе поступить не могла. Господин Эйнар повышал сложность заданий так быстро, что я постоянно находилась на пределе. Мне нравилось это, но сегодняшнее происшествие было тревожным звоночком. Может получиться, что однажды страж не сможет или не захочет страховать меня. Я выгорю, и тогда всему конец.

— Страх никогда не позволит тебе добиться высот в управлении даром, — донеслось мне вслед, когда я находилась у двери. — Мечты останутся мечтами. Ради этого ты рискнула всем?

— Да что вы знаете о моей жизни? — Спокойствие исчезло, словно его никогда и не было. — Вы — мужчина! Вам открыты все дороги, а у меня есть всего полгода, чтобы стать лучшей. Если я не добьюсь успеха, мне придется вернуться домой и выйти замуж за старого маразматика, который сидит безвылазно у себя в имении. А я хочу так многого! Брак же перечеркнет все мечты и стремления.

— С чего ты решила, что… старый маразматик помешает тебе добиться цели?

— А разве не так? — уныло спросила я. — Даже если я не лишусь магии во время инициации, сложно заниматься ею, будучи обвешанной кучей орущих младенцев, и при этом всем уделять внимание.

— Ты не права. — Мужчина приблизился и развернул меня к себе.

— Не надо, — скривилась я. — Мне прекрасно известны мои возможности. Понимаю, что борюсь с бурей, но у меня только одна возможность не быть выброшенной на берег — уйти на глубину.

— Тогда почему отказываешься от моих уроков?

— Вы постоянно заставляете меня балансировать на грани, — не стала скрывать своих мыслей. — Что, если вы не успеете и я выгорю?

— Этого не произойдет.

Я молчала и смотрела на него. От срыва не осталось и следа, страж был совершенно спокоен. Причин не верить ему у меня не было, но как повернуть обратно после собственных заявлений? Тем более что обида была вызвана моим личным отношением к наставнику. Только сейчас я осознала, что давно искала повод высказать ему все, что думаю…

— Я могу сделать вид, что этого разговора не было, — медленно сказал господин Эйнар.

Понимая, что это последнее предложение заключить мир, я неуверенно кивнула. Страж внимательно на меня смотрел, словно ожидая чего-то еще. Я предполагала, что он ждет извинений с моей стороны, но как раз их-то я принести была не способна.

— Мы можем быстро пройтись по всему, что мне пригодится послезавтра? — тихо спросила я, опустив взгляд.


— Ты сейчас свалишься, — заметил Сайдар, когда, пошатываясь, я вышла к нему.

Он был недалек от истины, чувствовала я себя ужасно. Все предыдущие тренировки показались детским лепетом, и все равно я улыбалась. Падала с ног от усталости, но улыбалась. С наставником у нас установилось негласное перемирие, хотя за мой срыв он все же отыгрался. Но за то, как он это сделал, я готова была его расцеловать. За пару часов он умудрился вытащить из моей головы все, что я знала, поправил некоторые плетения, указав на ошибки, и в конце довольно заявил, что я готова к отборочным и он гордится мною. Намеков на более близкое знакомство больше не поступало, и проверки на концентрацию никто не устраивал. Наставник вел себя так, как обычно преподавал профессор Эрстен: четко, емко, понятно. По умолчанию ни состоявшегося разговора, ни происшествия с элементалем мы не касались, хотя я понимала, что господин Эйнар обязан доложить о случившемся начальству.

— Сейчас как никогда я рада, что ты являешься моим женихом, — хмыкнула я, посмотрев на Сая. — Могу с чистой совестью упасть, и ты добропорядочно транспортируешь меня в комнату.

— Начинать прямо сейчас? — пошутил Сай, но в его взгляде читалось волнение. — Селеста, у меня такое ощущение, что ты пустая.

— Точно, — довольно призналась я. — Меня выжали почти досуха, но это не проблема. Поплаваю и восстановлюсь.

— Что сделаешь? — нахмурился парень.

— Поплаваю, — хихикнула. — Вспомни, кто я есть. Надо сменить ипостась, очутиться в родной стихии и найти источник. Восстановлюсь за пару часов.

— Но как же так? — растерянно уточнил он. — Разве вы не пользовались печатью?

— Нет, — радостно сообщила я.

— Слушай, ты ничего не приняла? — Сайдар заглянул мне в лицо. — Ты словно пьяная.

— Не ворчи, — обняв парня за шею, с чистой совестью повисла на нем. — Я уже говорила, как сильно тебя люблю.

— Как друга или жениха? — уточнил Сай, подхватывая меня на руки.

— Дружественно настроенного жениха, — немного подумав, сообщила я, прижалась к груди и поинтересовалась: — Тебе не тяжело?

— Своя ноша не тянет, — хмыкнул он.

— Ты — сокровище, — объявила я и, посчитав программу по вежливости выполненной, зажмурилась.

— Раяр, объясни свое поведение!

Недовольно открыв глаза, я покосилась на наставника. Он смотрел с такой злостью, что я сразу попыталась слезть с рук Сайдара, но парень не позволил, еще и шикнул, чтобы не ерзала.

— Простите, — уточнил Сай. — Что именно я должен вам объяснить?

— Почему ты держишь девушку на руках?

— Она устала.

— Очевидно, понятие правил приличия тебе не знакомо? — процедил страж. — Хочу напомнить, законы университета требуют их соблюдения.

— У меня классическое воспитание, — сообщил Сайдар. — Селеста — моя невеста. Я в своем полном праве, и о наших отношениях уведомлены не только наши семьи, но и руководство университета. Насколько я знаю, вы моей будущей жене никто, всего лишь временный наставник, так что ваши претензии непонятны и не принимаются.

— Даже так…

— Разве вы не знали? — притворно удивился Сайдар. — Мы не делаем из этого секрета. Простите, нам нужно идти. Сегодня вы занимались больше, чем обычно… Селеста очень устала.

— Конечно, Раяр, — медленно сказал господин Эйнар. — Селеста, увидимся на отборочных.

Наставник прошел мимо нас, но я не решилась произнести ни звука. Эйфория схлынула, оставив страх за Сайдара. Он был слишком дерзок в разговоре.

— Сай, — шепотом позвала я, когда страж скрылся из поля зрения, — у тебя проблем не будет?

— Хоть одно мое слово было ложью? — резонно поинтересовался парень.

— Нет.

— Прости, но мне сложно сдержаться и не ответить в том же духе, в каком обращаются ко мне, — помедлив, объяснился Сайдар. — Мне не нравится этот мужик. Бесит, как он на тебя смотрит, и это не говоря о том, что я кожей чую: сегодня на тренировке произошло нечто не сильно приятное. Ничего не хочешь мне сказать?

Покачав головой, я снова на мгновение прикрыла глаза.

— Опусти, я в состоянии дойти, — попросила я.

— Не уверен, — отказался Сайдар. — Так что терпи, дорогая, сегодня я решаю, что для тебя лучше.

Хмыкнув, я согласилась с ним и больше не бунтовала. На руках у Сайдара было тепло и уютно. К тому моменту, когда мы добрались до общежития, я балансировала на границе сна и яви, так что поднимал по лестнице и в кровать меня укладывал тоже Сай. На завистливые и ревнивые взгляды всех, кто встретился по пути, мне было плевать. Я умирала, как хотела спать. Так сильно, что запланированное купание решила отложить на завтра.


ГЛАВА 10

— Похудела-то как! — обеспокоенно заметил Джосс, ставя передо мной корзинку с еще горячим хлебом. — Сай, ты бы следил за ней лучше.

— Она, кроме травы, ничего не ест, — недовольно сообщил Сайдар, наградив меня тяжелым взглядом.

— Вовсе нет! — возмутилась я.

— Точно, еще десерты, — ухмыльнулся он.

— Сейчас принесу, — воскликнул трактирщик и скрылся на кухне.

— Сай, зачем ты так, — укорила я жениха. — Я ведь не говорю, что если ты питаешься мясом, то поступаешь неправильно. Ты бы еще мне его предложил.

— На такую глупость я не осмелюсь, — сказал Сайдар. — Прости, но на салатах и тортах долго не протянешь.

— Не собираюсь обсуждать с тобой мои предпочтения в еде, — отрезала я и, взяв булочку, помахала ею перед носом парня и решительно откусила кусочек. — Доволен?

— Нет.

Фыркнув, ничего не стала отвечать. И не потому, что рот был занят, просто знала, мы все равно останемся каждый при своем мнении.

Мы сидели в трактире больше часа, ожидая жреца, которого разыскал Сайдар. Храмовник опаздывал, и Сай, пользуясь предоставленной возможностью, усиленно пытался меня откормить. Джосс был с ним солидарен, заявив, что тонкую былиночку, то есть меня, скоро унесет порывом ветра, и быстро заставил стол всем, чем только можно. Едва не подавившись от его умилительного взгляда, которым он сопровождал каждую порцию овощного рагу, что я отправляла в рот, мне пришлось съесть все, причем постараться сделать это быстро. Вот только Сая и Джосса не удовлетворил размер съеденной порции, и мне оставалось молить всех богов, чтобы жрец поскорее пришел и моя экзекуция закончилась.

— Сай, — я решительно отложила булочку и обеспокоенно уточнила, — он точно придет? Не получится, что мы теряем время попусту?

— Не беспокойся, я специально привел тебя пораньше, чтобы накормить.

— Изверг.

Слов не осталось. Получается, все то время, пока я нервничала, не понимая, почему опаздывает жрец, Сай…

— Господин Раяр, рад снова вас видеть.

Я повернулась на звук голоса. К нашему столику пробирался пожилой седой мужчина.

— Тэр Ангус. — Сай поднялся и подошел к жрецу. — Спасибо, что нашли время.

— Вам сложно отказать, молодой человек, — улыбнулся старик. — Это та девушка, о которой шла речь?

— Она самая.

— Здравствуйте.

— Как любопытно, — пробормотал жрец и посмотрел на Сайдара. — Здесь есть, где уединиться? Хотелось бы поговорить наедине.

— Джосс, — позвал Сай орка, — не дашь ключ от одной из комнат наверху?

— Конечно, — донесся голос, а примерно через минуту появился и сам трактирщик.

— Третья справа.

— Спасибо, Джосс. Включи в мой счет.

— Обязательно, — хмыкнул тот.


Я сидела на стуле у окна и молчала. Жрец стоял сбоку и водил руками над символом на моем плече.

— Очень любопытно, — в очередной раз пробормотал он и отошел.

Чуть раньше подобной процедуре подвергся Сай, но жрец и тогда не проронил ни слова. Я вопросительно посмотрела на него, ожидая более подробных комментариев, но храмовник молчал, задумчиво поглаживая подбородок.

— Тэр Ангус, — напомнил о себе Сайдар, — что скажете?

— Милые дети, а что вы чувствуете после ритуала? — наконец поинтересовался он.

— Что вы имеете в виду? — нахмурился Сай.

— Что-то такое, противоречащее вашей природе, — пояснил жрец. — Возможно, несвойственное ранее поведение. Две недели — достаточный срок. Вы должны были заметить изменения. Что-то, касающееся только вас двоих. Хм… поясню, на других это никак не отражается. С ними вы ведете себя по-прежнему.

— Сайдар стал мне ближе любого другого, — немного подумав и переглянувшись с парнем, призналась я храмовнику. — Я чувствую близость с ним, мне приятно его общество, а прикосновения воспринимаются как естественные и правильные. Это последствия ритуала?

— А вы, господин Раяр?

— То же самое, — хмыкнул парень. — Безграничное доверие, потребность оберегать и заботиться.

— Как любопытно, — усмехнулся жрец.

— Не томите, — попросила я.

— Последний вопрос. Милая девушка, вы ощущаете… влечение к вашему жениху?

— Извините?

— Вы желаете его как… мужчину?

Пристально посмотрев на Сая, я пыталась понять, что чувствую. Любила ли я его? Несомненно! Как мужчину? Не думаю.

— Нет, — прошептала я, растерянно взглянув на Сайдара. — А ты?

— Сложно сказать… Селеста красива и, несомненно, желанна, хотя мне почему-то не хочется… Прости, — виновато потупился он, но я неожиданно выдохнула с облегчением. Не хотелось испортить те отношения, которые сложились у нас.

— Не надо волноваться, — улыбнулся жрец, когда Сай запнулся. — Это совершенно нормально. Ваша магия подсказывает вам, как должны вести себя разум и тело.

— Ничего не понимаю, — пробормотала я, вставая со стула.

— Обязательный ритуал помолвки между обладающими даром придуман не напрасно, — пояснил жрец. — Соединяются ведь не просто жизни, обручаются стихии. Им необходимо время, чтобы прорасти друг в друга, поэтому обязательным явлением становится возникновение взаимного чувства приязни и доверия. Идеальную совместимость сейчас не берем. Там и без помолвки тянет друг к другу с невероятной силой. Так вот, отличительной особенностью помолвки является влечение. В вашем случае вы ощущаете все, кроме последнего, но не менее важного, чем остальное. Поэтому могу с уверенностью заявить, что обручения между вами не было.

— Что?!

Кажется, мы с Саем воскликнули это одновременно. Переглянувшись, я увидела растерянность на его лице и полное непонимание происходящего.

— Послушайте, — невольно я повысила голос, — вы видели наши знаки. Они изменились после ритуала, который, хочу напомнить, проводили не где-то, а в главном храме.

— Милая девушка, думайте, — усмехнулся жрец. — Ответ лежит на поверхности.

— Вместо одного ритуала был проведен другой, — глухо сказал Сайдар.

— Верно, господин Раяр. Раз вы сообразили это, может, додумаете и остальное?

Сай молчал, переводя взгляд с храмовника на меня.

— Что за ритуал? — нахмурилась я, старательно вспоминая, какие церемонии обычно проводятся жрецами.

Увы, в голову ничего не приходило. Обручения, свадьбы, проводы в последний путь. Эти были на слуху, как и обряды просьб и принесения даров. Но это все было не то. Мне нужен был ритуал, который имел одинаковые признаки воздействия, но я никогда не интересовалась этим, поэтому голова готова была взорваться от мыслей.

— Каким образом жрец проводит другой ритуал, если обговорен иной? — спросил Сайдар. — Ведь это преступление.

— Только в том случае, если заявившие свою волю не имеют на это права, — улыбнулся храмовник. — Вот вы, господин Раяр, несмотря на всю самостоятельность, все равно вынуждены подчиняться семье, а можно ли такое сказать о леди?

— Принятие в род, — резко выдохнула я. — Тогда рисунок меняется, как при обручении.

— А если быть точнее, милое дитя, то первая ступень ритуала принятия, — улыбнулся жрец. — Если через полгода не провести вторую, то чары постепенно развеются, но пока вы испытываете потребность заботиться друг о друге и чувство приязни.

— Полгода, — эхом повторила я. — Почему?

— У вас враждебные стихии, — пояснил жрец. — Чтобы между ними не было конфликта, требуется дополнительная процедура.

— Он знал все с самого начала и решил подстраховаться, — тихо сказала я. — Сай, ты когда сказал отцу о помолвке?

— На следующий день. Селеста? — обеспокоенно позвал меня Сай, но я отмахнулась, вспоминая все и находя подтверждения предположению.

Как я могла думать, что меня отпустят без присмотра. Отец знал все с самого начала! Не знаю как, но он сумел заставить жреца в храме заменить обряды, и я отчетливо понимала: это он стоит за всем. Мара… только она знала о моих планах. Но какой смысл ей докладывать отцу после того, как помогла сбежать? Еще в курсе был Джастин… Я не таилась от него, доверяя безоговорочно, а ведь он с самого начала называл мою затею безумием и опасной авантюрой! Тогда почему мне разрешили покинуть Эрей без проблем? Голова едва не лопалась от мыслей и подозрений. В любом случае есть свершившийся факт. Кто именно донес, уже не имело значения, и я совсем ничего не имела против такого развития событий.

— Вы уверены насчет ритуала принятия, тэр? — уточнила я, а когда жрец кивнул, усмехнулась.

— Ваши знаки говорят сами за себя, — улыбнулся он и поспешил пояснить: — Магия медленно сплетается, хотя, учитывая принадлежность к противоположным стихиям, процесс идет крайне медленно.

— Сай, — усмехнулась я, — а как твоя семья отреагирует на то, что ты обзавелся сестричкой?

— Уверен, тебя они примут в любом качестве, — заметил он и посмотрел на жреца: — Тэр Ангус, это все? Или вам есть что еще мне сказать?

— Если только напомнить, что истинный виновник вовсе не исполнитель, — уже не улыбаясь, сказал жрец.

— Не беспокойтесь, это не входит в мои планы, — сообщил Сай.

— Это все, что я хотел услышать.

— Надеюсь, не надо упоминать, что узнанное следует держать в секрете?

— Конечно. А теперь прошу извинить меня, дела ждут. — Храмовник поклонился и вышел.

— Считаешь, это твой отец постарался? — уточнил Сайдар.

— Уверена. Это в его стиле, хотя непонятно, как он все провернул. Не удивлюсь, если попросил правителя посодействовать. Одно мне неясно: кто меня предал и все рассказал ему? Кстати, думаю, что заговор не прошел без участия твоих… Хотя это предположение.

— Сейчас это не имеет значения. Есть факт, и я рад ему.

— Что будем делать? — поинтересовалась я.

— Ничего, — улыбнулся Сайдар.

— Как это?

— Сама подумай. Твой отец уверен, что переиграл тебя по всем ходам, поэтому не станем разубеждать его. Естественно, не распространяйся о том, что мы узнали. Ничего ни для кого не изменится, что бы ни случилось. Возможно, мы еще извлечем и бонусы из всей ситуации.

— Какие? — мрачно уточнила я.

— Узнаем, — усмехнулся Сай.


Я стояла на берегу и наблюдала, как волны разбиваются о камни неподалеку расположенного утеса. Брызги летели в разные стороны, пенный вал отступал, чтобы быть погребенным под новой волной. Ароматы соли и влага насыщали воздух, а подол платья трепало от порывов ветра. Погода ощутимо портилась, но мне нравилось это. Я любила буйство стихии и очень сожалела, что дела закрутили меня до такой степени, что я совсем забыла о том, что неизменно успокаивало нервы и приносило успокоение.

— Ты уверена? — взволнованно уточнил Сайдар.

— Конечно. — Резко обернувшись, я широко улыбнулась. — Давно надо было сюда прийти.

— Как долго ты намереваешься… плавать?

— Пару часов, — подумав, сообщила я. — Этого времени должно хватить. Я чувствую поблизости несколько небольших источников и примерно представляю их силу.

— А если кто увидит? Ты ведь будешь без… одежды!

— Ты ведь никогда вживую не видел русалок? — Когда Сай покачал головой, не выдержала и хмыкнула: — Поверь, все довольно прилично.

Еще раз бросив взгляд на воду, я не спеша разулась и стащила платье, оставшись в нательной рубашке. Сайдар отвернулся, что вызвало у меня еще один смешок, но, принимая во внимание его смущение, я распустила волосы, позволяя им укрыть меня подобно плащу.

— Держи. — Я сняла с шеи амулет и протянула ему.

Сай протянул руку, по-прежнему смотря куда угодно, но только не на меня, и забрал камень.

— Два часа, — напомнил он.

— Не ворчи, братец.

Сайдар выглядел так забавно в своем стремлении соблюдать приличия и одновременно защитить меня, что я рассмеялась. Мы несколько часов гуляли по городу, поужинали и вернулись обратно в университет. Но мое желание набраться сил со вчерашнего вечера никуда не делось. Когда я изложила все Сайдару, он попытался мне помешать, но ему это не удалось. Требование охранять мой покой и честь было также его пожеланием. Я с этим спорить не стала, и парень сам привел меня сюда, к узкой песчаной полосе у самого подножия утеса. О существовании этой тихой заводи с возвышающимися скалами по бокам я не знала, иначе стала бы постоянной гостьей.

Стащила рубашку, бросила ее на песок и подошла вплотную к линии прибоя. Если сейчас вода коснется ног, то ипостась я сменю мгновенно. Изначально я хотела прыгнуть в воду со скалы, но, представив на миг, как это переживет парень, отказалась от идеи. Так что зайду в воду медленно и печально. Точнее — вползу. Картинка, возникшая в голове, рассмешила еще сильнее. Найдя место, где берег был не таким пологим, быстро оглянулась и, увидев, что Сай по-прежнему показывает мне исключительно спину, прыгнула вперед, поднимая облако брызг.

Тело стало гибче, вместо ног появился мощный хвост, а грудь прикрыла тонкая сеточка из золотистых чешуек. Такие же украшали полоску вдоль позвоночника и тянулись от плеч к запястьям. Жаль, что я не умела украшать себя чешуей в человеческой ипостаси. Увы, пока не хватало ни сил, ни опыта.

Невозможно описать чувство, возникающее при единении с родной стихией. Как же я соскучилась по воде! За учебой не замечала, как меня угнетает нахождение на суше, а пользоваться университетскими источниками — все равно что пытаться напиться застоявшейся водой.

Настроение уверенно поднималось, а вся серьезность исчезла, словно ее и не было. Отплыв подальше от берега, я устремилась вниз, резвясь не меньше, чем встречающиеся рыбки.

Синева воды, становящаяся все насыщеннее, чем глубже я погружалась, прохлада, бодрящая тело, безмолвие, приносящее покой. Я отчаянно жалела, что не могу доплыть до Ларвейской впадины. Там находилось Сердце Океана — источник невероятной мощи, и даже нахождение вблизи него заряжало меня силой и энергией на месяц вперед. Но на это понадобится явно более двух часов, так что приходилось пользоваться тем, что есть.

В последний раз посмотрев наверх, где сквозь толщу воды едва виднелась луна, я решительно поплыла вглубь. Оказавшись на дне, прислушалась к ощущениям. Чувствуя источник поблизости, я пыталась определить его точное нахождение. Тянуло направо, в стороны каменной гряды. Улыбнувшись от предвкушения и доверяя внутренним ощущениям, заплыла в одну из пещер и не ошиблась. Сквозь океаническое дно просачивался один из потоков. Магия тянулась тонкой струйкой, но мне и этого было вполне достаточно.

Прикрыв глаза, начала медленно кружиться, создавая водный вихрь вокруг себя, творя нужное заклинание. Кружево чар вплеталось в воду, создавая воронку. Когда ее острие коснулось дна, выгнулась и откинула голову. Я находилась в центре торнадо, отгороженная от всего мира, замкнув поток магии на себе. Сила устремилась в тело, насыщая его энергий и заполняя резерв. И чем более жадно я насыщалась, тем яростнее становился вихрь. Уже не понимая, что происходит, и действуя на одних инстинктах, в какой-то момент я сама стала стихией, яростной и неумолимой. Грань между здравомыслием и безумием истончилась, а когда насыщение достигло пика, я бессильно опустилась на дно.

Меня била легкая дрожь, волосы разметались по песку, а из головы исчезли все мысли. Мне было так хорошо, что не хотелось ничего, лишь лежать и довольно мурлыкать от силы, переполняющей не только тело, но и душу. Но время шло, и я вспомнила, что Сай ждет меня на берегу. Увы, сложно сказать, сколько времени я провела под водой, но нужно было возвращаться. Глубоко вздохнув, лениво оттолкнулась от дна и поплыла к выходу.

Но перед тем как устремиться вверх, я почувствовала всплеск магии. Заинтригованная происходящим, повернула в ту сторону. Тело словно покалывали тысячи мелких иголочек. Это интересовало еще сильнее. Обычно такую реакцию вызывал мощный источник поблизости и плетение сильных заклинаний. Могущественная и вкусная магия, проплыть мимо которой я не могла, если и захотела бы.

Даже закрыв глаза, я все равно не ошиблась бы в направлении. Меня влекло с такой силой, что в какой-то момент стало сложно отдавать себе отчет в происходящем. Подчиняясь музыке стихии, послушно плыла, огибая скалы и ныряя в один проход за другим. Цепочка переходов привела меня в огромную пещеру. Но прежде чем заплыть внутрь, я остановилась в растерянности и спряталась за камень. Магия, что привлекла меня, была следствием не столько сильного источника, сколько того, что с ней делали.

Подобно мне кто-то активировал подпитывающее заклинание. Оно находилось на пике своего действия. Торнадо был закручен с такой скоростью, что меня невольно относило течением в сторону, так что пришлось крепко держаться за скалу. Сначала я подумала, что в центре вихря Вилмар, решивший, как и я, восполнить резерв, но, прислушавшись к ощущениям, поняла — это не так. Слишком сильным было заклинание и яростным ответ стихии. О подобном уровне мне приходилось пока только мечтать, что уж говорить о Фоули. Кто бы ни находился в сердце воронки, он был могущественным магом. А еще представителем моей расы. Только эрейцам подвластно подобное!

Борясь с восхищением и отголосками собственного заклинания, от которого в голове продолжал сгущаться туман, поплыла вперед как завороженная, стремясь увидеть лицо того, кто управлял этим вихрем. Увы, я мало что могла рассмотреть. Увидела лишь светлые волосы и серебристую чешую хвоста, которые под воздействием источника сияли с такой силой, что слепили глаза. Очертания фигуры были мужскими. Нет, не так. Это было сильное мускулистое тело, а вот лицо… вода прятала его от меня! Несправедливо! Неожиданно для самой себя я почувствовала, что меня влечет к обладателю этой магии со страшной силой. Хочу знать, кто он!

Момент, когда мужчина в сердце воронки выгнулся и от этого стал еще крупнее и выше, едва не пропустила. Понимая, что сейчас заклинание распадется, я не могла сказать, чего хочу сильнее: увидеть того, чья сила неудержимо влекла к себе, и тем самым обнаружить свое присутствие или бежать, пока он не пришел в себя. Понимая, что сюда не мог заплыть случайный русал, осознала, что тот, кто сейчас приближался к пику наполнения резерва, скрывался. Имела ли я право раскрыть его? Точнее, хотела бы я, чтобы меня обнаружили, если бы у меня была потребность сохранять инкогнито? На оба вопроса имелся только один ответ. И как мне ни хотелось удовлетворить свое любопытство, я не могла себе этого позволить. Бросив очередной восхищенный взгляд на мужчину, решительно развернулась и поплыла наверх. Возможно, мы еще встретимся…


— Тебя не было больше трех часов! — рявкнул на меня Сай.

— Не шуми, — улыбнулась я.

Настроение было настолько замечательным, что ругаться, как и реагировать на резкий тон, совершенно не хотелось.

— Я чуть с ума не сошел!

— Прости, — примирительно попросила я. — Кстати, да, выполняю обещание… Все прилично, как и говорила.

Изогнувшись, подняла над водой хвост и покачала им.

Наблюдать, как сменяются эмоции на лице Сайдара, оказалось очень забавно. Он словно впервые осознал, кто я на самом деле. Смущать парня своим видом и дальше мне не хотелось, особенно в свете последних новостей, так что опустила хвост и спряталась по шею в воду.

— Ты не подашь мне полотенце и амулет? — притворно смущенно попросила я.

— Извини, — смутился Сай, а затем подхватил с песка большое полотенце и вошел в воду, держа его в одной руке и амулет в другой, при этом старательно не смотря на меня.

Не удержавшись, я хихикнула, надела подвеску и закуталась в полотенце. Чувствовать ноги было странно, но я знала, что это ощущение скоро пройдет. Выйдя на берег, быстро оделась и повернулась к воде. Разум вновь затуманился, стоило вспомнить об эрейце на глубине. Как бы я хотела знать, кто он. Его магия была такой вкусной, родной и отдаленно знакомой, сила поражала, а зрелище сияния чешуи так и стояло перед глазами. Мечтательно вздохнув, я боролась с желанием вернуться обратно и узнать, кто же это был. Никогда еще магия так не завораживала меня. Я пыталась убедить себя, что просто так все совпало, ведь сама была переполнена энергией и не могла воспринимать происходящее трезво, но чем дальше я уходила, тем сильнее мне хотелось не только вернуться, но и оказаться внутри того вихря.

— Ты сама на себя не похожа, — заметил Сайдар. — Что произошло?

— Все в порядке. — Я повернулась к парню: — Секундная слабость.

— Надо идти отдыхать, — напомнил он. — Завтра сложный день.

— Да, — эхом отозвалась я, не удержавшись от еще одного взгляда на воду.

Нет, надо было все же узнать, кто это. Теперь уже поздно… И все-таки — кто? Маг — однозначно. Маг, в совершенстве обладающий водной стихией. Ипостась сменил в непосредственной близости от университета, а значит, он постоянно находится именно на его территории. Невозможно скрыть столь мощную силу. А если бы я обладала таким даром и вынуждена была прятаться на человеческих землях? Как бы я поступила в такой ситуации?

— Сай, — тихо позвала я, стремясь подтвердить свои предположения, — представь, что тебе надо скрыть свою суть и расу, но магия рвется наружу. Причем ее уровень настолько высок, что это бросается в глаза. Как бы ты поступил?

— К чему вопрос? — нахмурился он. — Знаешь ведь про маскирующие амулеты.

— Это да… Просто думаю, как поступить, если решу остаться на суше и буду вынуждена скрывать свое происхождение, — выкрутилась я.

— Учитывая силу твоего дара уже сейчас, — Сайдар задумчиво окинул меня взглядом, — предполагая, как он разовьется дальше, и зная о желании его совершенствовать, я бы посоветовал тебе заняться преподаванием, например, здесь.

— Интересный вариант, — пробормотала я. — Не знаю, почему я прежде его не рассматривала. Ты прав целиком и полностью.

Сайдар привычно проводил меня до общежития, но всю дорогу я молчала. Ведь на самом деле может так быть, что я видела одного из преподавателей. Но кого? Профессор Эрстен — великий маг, несомненно. И внешность подходящая — блондин. Но есть и еще один такой маг! Наставник! Могущественный и светловолосый. Обоими я восхищалась, но кто из них являлся эрейцем, не могла и представить. От напряжения в попытке вспомнить рисунок магии, чтобы понять и соотнести с увиденным, заболела голова. Знакомые отголоски я чувствовала от обоих, но точного сходства не было.

— До завтра. — Сайдар обнял меня и быстро поцеловал в лоб. — Ты победишь, я знаю.

— Посмотрим, — улыбнулась. — Сай, спасибо за все. Не знаю, что бы я делала без тебя.

— Все строго по договору, — хмыкнул он. — Но выполняю его пункты я с огромным удовольствием.

— Не ты один, — заметила я. — Пока.

Помахав рукой, поднялась в комнату и села на кровать. Время было позднее, соседки спали, а на мое появление отреагировала только Нинетт, на миг приподняв голову. Стараясь не шуметь, я разделась и забралась под одеяло. Джастин быстро шепотом рассказал о событиях дня и снова спрятался под кроватью. Новостей не было, пакостей от соседок — тоже, так что засыпала я только с мыслями об отборочных состязаниях и эрейце.


ГЛАВА 11

— Возьми меня с собой! — потребовал Джастин, когда я заплетала косу, стараясь добиться того, чтобы ни единый волосок не выбивался из прически.

— Это плохая идея, — заметила я. — А если тебя кто увидит?

— Мелкую ящерицу, которой я стал по твоей настойчивой просьбе? — хмыкнул тритон. — Очень смешно.

— Между прочим, я за тебя беспокоюсь, — усмехнулась я. — Вдруг задавят случайно? И вообще, ты глубоководный, находиться на суше в ипостаси герака — не совсем разумно. Вспомни, сколько сил приходится тратить на выравнивание уровня давления.

— Радуйся, что я сейчас мелкий и не могу тебя покусать, — мрачно объявил Джастин. — Ты права, но хочу напомнить, я уже кучу дней сижу взаперти и изображаю из себя сторожевую собачку, а милорд отчетливо приказал везде тебя сопровождать. Если он узнает, что я не выполнял своих обязанностей, он же меня в таком состоянии на всю жизнь оставит.

В голосе тритона слышалось такое отчаяние, что мне стало его жалко. Смерив приятеля задумчивым взглядом, я решила выполнить просьбу.

— Хорошо, — решилась я. — На полигоне высажу, но будь осторожен. Разыскивать потом не стану, обратно сам доберешься.

— Договорились. — Джастин заметно повеселел, влез по моей ноге и спрятался в рукаве.

— Без щекотки, — предупредила я, когда вздрогнула от ощущения маленьких лапок, перебирающих по коже.

— Прости, — донесся глухой голос.

Запоздало подумав, что надо было просто-напросто подсадить тритона самой, я стоически подождала, пока он не угомонился, и в последний раз взглянула на себя в зеркало. Мне понравилось увиденное. Идеальная прическа, удобный наряд, не стесняющий движений. Да, снова туника и тонкие брюки, но прыгать по полигону в платье я не собиралась, и плевать на правила приличия и на магистра. Если таким образом дополнительно деморализую своих соперников, оно к лучшему. Нет, я была спокойна и собранна, а небольшое волнение отражалось лишь румянцем на щеках. Понимая, что от результатов сегодняшних испытаний зависит очень многое, была готова и к тому, что против меня будут играть нечестно, и собиралась отвечать соразмерно, но очень осторожно. Слишком свежо в памяти было происшествие в библиотеке, когда я едва не лишилась всего, а также предупреждение ректора.

— Так и будешь на себя глазеть? — ехидно поинтересовался Джастин, высовывая мордочку из-за ворота. — Не наблюдал за тобой такой склонности в Эрее.

— Помолчи, — перебила его я, но к его словам прислушалась.

В последний раз поправила одежду и накинула сверху мантию.


Привычно пустой главный полигон сегодня был центром мира. По крайней мере, в рамках университета. Не удивлюсь, если трибуны внутри заполнены до отказа. Но именно это и удивляло. Я думала, что отборочный тур будет проходить только в присутствии тех, кто утверждает участников для соревнований, но из этого события сделали шоу для всех. Сей факт вызвал легкую заминку, я остановилась перед входом и отошла в сторону, собираясь с силами. Мимо проходили студенты, я машинально здоровалась и улыбалась, но внутрь войти никак не могла решиться. Надо было не отказывать Саю в желании зайти за мной и проводить на состязания, но раньше я всегда готовилась к подобным испытаниям в тишине и одиночестве и не хотела изменять заведенному порядку. Оказалось, ошиблась. Поддержка Сайдара значила для меня гораздо больше, чем все старые привычки.

— Где тебя носило?

Маркес подошел вплотную и, упершись о стену рукой, пристально посмотрел на меня.

— Тебя забыла спросить, — привычно огрызнулась я и усмехнулась: — Как карцер?

— Очень комфортный, — скривился Эмир. — Попробуй туда заглянуть на досуге, вдруг понравится?

— Не думаю, — улыбнулась я. — Наоборот, планирую улучшить свои жилищные условия.

— Неужели? — якобы удивился Маркес. — Переезжаешь к Раяру?

— С тобой советоваться точно не буду, а если еще раз выкинешь подобное тому, что отправило тебя в комнату для размышлений в одиночестве, то пощечиной не отделаешься.

— Люблю жесткие игры, — мурлыкнул парень, склоняясь, и, ухватив кончик косы, начал с ним играть. — Буду рад, если присоединишься.

Наглость Маркеса поражала. В то же время я понимала, что запреты на него не действовали, надо было выбрать нечто другое. Решение проблемы пришло быстро.

— Обязательно… — с придыханием ответила я и сделала паузу, зеркально копируя его манеру поведения.

Эмир наклонился сильнее, мазнув губами по волосам. На лице появилось предвкушение и ожидание. Он, очевидно, ждал, что я скажу дальше, и я не собиралась его разочаровывать.

— Присоединюсь, — продолжила я. — Но только тогда, когда перестанешь вести себя, как морской конек во время брачного периода. Вот только уверена, что, когда сие знаменательное событие произойдет, у тебя и желания будут другими.

— Откуда такая уверенность у молодой и неопытной русалки? — хмыкнул он.

— Ты же не думаешь, что я раскрою тебе все свои секреты? А теперь, если не хочешь вместо отборочных попасть в карцер, советую помолчать.

— Не могу понять, почему меня к тебе так тянет? — задумчиво протянул он, но отстранился, быстро поздоровавшись с какими-то парнями.

— Могу подсказать, — отметив заинтересованный взгляд, продолжила я. — Это называется воспаление дурости в результате попытки непонятно что кому-то доказать.

— Язва…

— Селеста, — Сай подошел бесшумно, но, как только я услышала его голос, сразу успокоилась, — ты долго.

Как ни странно, но Маркес отпрянул от меня. Пряча улыбку, я подошла к Сайдару, и он обнял меня. Мельком взглянув на его лицо, увидела привычную уже заботу, но никак не попытки продемонстрировать Эмиру свои права на меня. Такое отношение грело, я с удовольствием прильнула к Саю, подметив досаду на лице Маркеса.

— Прости, собиралась с мыслями.

— Пошли, — Сай подтолкнул меня вперед, — скоро начало!


— А вот и опаздывающие, — радостно провозгласил магистр, встретив нас в проходе. — И что самое прискорбное для меня, всех их тренировал я. Эйнар, как думаешь, мои нерадивые студенты решили дать задний ход или просто отличаются полным отсутствием дисциплины?

— Тебе лучше знать, — заметил страж, пристально разглядывая меня.

— Все на месте, кроме этих. Пришлось запускать поисковик, — жалостливо добавил он, — и лично идти за ними. Ты представляешь, какой это удар по моему самолюбию? Что молчим? — неожиданно рявкнул он, посмотрев на Эмира.

— Обговаривали стратегию, — бодро доложил Маркес.

— Без четвертого? Тогда у вас меньше мозгов, чем я предполагал. И не надо смотреть на меня таким преданным и влюбленным взглядом. Я вам не хозяин, а вы не котята.

Видимо, последнее относилось ко мне. Правда, рассматривала я вовсе не магистра, а господина Эйнара, пытаясь понять, мог ли он быть эрейцем, которого я видела на дне. Образ незнакомца не давал мне спать полночи, а чешуя… Вот почему не осталась и не потрогала, спрашивается? Сейчас бы не страдала от неудовлетворенного любопытства. Но чем упорнее примеряла на наставника чешую, тем больше появлялось сомнений. Хотя тот факт, что преподаватели стояли рядом, помог мне скрыть интерес, что не могло не радовать.

— Рыбка, язык проглотила? — поинтересовался магистр. — Где привычная язвительность и пренебрежение правилами? Ты меня пугаешь своей серьезностью.

— Простите, — только и могла сказать я.

— Предполагается, я должен этим удовлетвориться? — приподнял бровь Джэтен, обращаясь к стражу. — Неужели за годы, что обучаю этих оболтусов, я стал таким скучным и больше не внушаю ужаса? Прискорбно… Пора бросать это дело. Почему вы еще здесь? — вновь рыкнул он. — Радуйтесь, что первыми соревнуются студенты с даром земли. Валите готовиться! Они начнут минут через двадцать, следующие огневики.

После окрика Сай и Эмир синхронно подхватили меня под руки и потащили вперед. Наш побег магистр также прокомментировал в привычной манере. Увы, ответа господина Эйнара я не слышала.

Как только мы завернули за угол, я заставила приятелей меня отпустить. Дальше пошли более спокойным шагом. Прежде я никогда не ходила под трибунами. Не потому, что было неинтересно, просто не хватало на это времени из-за насыщенного расписания. И сейчас, несмотря на спешку, я с интересом посматривала по сторонам. Каменная галерея под арочным потолком оказалась необычно просторной, явно рассчитанной на большое количество народа. Наши шаги гулко отражались от стен, ощутимо чувствовалась прохлада, и это все нервировало.

— С ума сошли? — потирая локти, проворчала я с запоздалой реакцией на их хватку.

— Магистр прав, — поморщился Сай. — Мы слишком задержались. И то, что он был вынужден идти за нами лично, нам еще припомнят.

— Это да, — вздохнул Маркес. — Карцером не отделаемся. Хотя если победим, то, может, он и сменит гнев на милость. Точнее, ограничится комментарием.

— Лучше карцер, чем выслушивать его «комментарии», — уныло заметил Сай.

— Что за упаднические настроения? — преувеличенно весело воскликнула я. — Мы две недели вкалывали как проклятые. Не знаю как вы, а я намереваюсь пройти отборочные и хорошенько это дело отметить.

— Сразу видно, ты мало общалась с магистром, — хмыкнул Маркес, смерив меня взглядом. — К тому же к некоторым он настроен очень благожелательно. Может, тебе и повезет, а мы отправимся в карцер в любом случае. Но победить надо, согласен.

— Разве в этом есть сомнения? — поинтересовался Сайдар.

— Никаких, — отрапортовала я. — Тем более что у меня наконец появилось законное основание разделаться с Вилмаром.

— Какая кровожадная крошка, — ухмыльнулся Эмир.

— Маркес!

— Еще спасибо скажешь, что я тебя взбодрил перед спаррингом.

— Хватит, — оборвала я очередной обмен любезностями. — Пришли.

Мы действительно находились у дверей, за которыми слышался гул голосов. Сай придержал створки, пропуская меня вперед, но лучше бы он этого не делал, ведь первый, кого я увидела, был Вилмар. Нет, я ждала момента, чтобы сойтись с Фоули во время испытаний, но только в этот момент поняла, насколько он меня раздражает, а эмоции сейчас были недопустимы, ибо могли привести к ошибке.

— Кто к нам пожаловал! — насмешливо заметил он. — Восходящая звезда университета.

— Так кто-то должен занять место тех, что погасли, — парировала я, проходя вперед.

Позади Фоули кто-то хихикнул. Найдя взглядом Сафию, я поняла, что смеялась она.

Я ожидала новых гадостей, но Вилмар промолчал. Меня это удивило, и, когда, обернувшись, я увидела лица Сая и Эмира, вопросы отпали. Все происходило так же, как и во время тренировок. До и после парни могли ругаться, а порой и дрались, но все менялось, когда мы приходили на полигон. Тут мы становились командой, единым целым, и каждый горой стоял за всех остальных. И мой несостоявшийся жених это понимал и не хотел или боялся нарваться на соразмерный ответ.

— Всем привет, — доброжелательно поздоровалась я с остальными, игнорируя притихшего Фоули.

В большой комнате со скамьями вдоль стен сидело больше тридцати студентов. Их тренировали другие преподаватели, они же составляли и команды, магистр занимался только нами, хотя и следил за подготовкой остальных. Кандидатов отбирали в течение полутора лет, начиная с первого курса, а тренировать начинали на втором. И только то, что я была эрейкой и обладала сильным даром, позволило мне занять место Сафии. Но я понимала: если не справлюсь, меня заменят не раздумывая.

Одиночников я насчитала около тридцати человек. С удивлением увидела и Нинетт. Странно, иномирянка не говорила, что участвует в отборочных состязаниях, тем более в составе одной из команд. Но у нас с самого начала большой любви не вышло, хотя меня удивило, что Эмир не подошел к ней, лишь кивнул.

— Многие пытаются получить место в команде, хотя изначально их забраковали, — незаметно шепнул Сай, когда я спросила его об этом. — Но к отборочным допущены. А Нинетт совсем недавно перешла на новый уровень, но с силой управляется умело, поэтому здесь.

Мы отошли в сторону и устроились на скамье, где до нашего появления в одиночестве сидел Витор.

— Где вы были? — мрачно спросил он.

— Прости, — ответила за всех. — Я виновата. Немного замешкалась, ребята приводили меня в норму.

— Главное пришли, — резонно заметил он.

— Сай! — позвала я, а когда парень приблизился, так же шепотом спросила: — Ты не говорил, что состав команд могут поменять.

— Это нормальный процесс, — пожал он плечами. — В прошлом году с нами тренировалась Сафия, но магистр решил заменить ее тобой. Если кто-то из нас облажается в одиночных зачетах, то желающих занять место много. Я же говорил о перспективах, которые открываются перед победителями. Но в тебе я уверен. — Сайдар нашел мою руку и пожал пальцы. — В командном зачете, в идеале, нужно дойти до соревнований в полном составе. По крайней мере, я могу припомнить всего несколько случаев, когда меняли состав команды после отборочных.

— Получается, участники в одиночном и командном зачете могут быть разными? — нахмурилась я.

— Конечно.

— Смотреть противно, — буркнул Вилмар, проходя мимо. — Нашли место…

— Помочь тебе решить вопрос со зрением? — лениво заметил Сай, не поворачивая головы. — Продолжи, и я это сделаю с удовольствием.

— Не заводись, — миролюбиво заметил Эмир. — У нас скоро появится возможность порассуждать о прекрасном.

Я промолчала и крепко сжала руку Сая. Маркес прав, всего сутки, и мы встретимся все вместе. Конечно, если я смогу удержаться от искушения выбить Вилмара уже в индивидуальном зачете без возможности возвращения.

— Земля, на выход, — оповестил незнакомый мужчина, войдя в помещение.

Поднялись три парня, в том числе Витор и четыре девушки, среди которых была Нинетт.

Как только они вышли, Сай встал и потянул меня за собой.

— Пошли, посмотрим, — бросил он.

Оставаться на месте я и не подумала. Впрочем, как и половина присутствующих. Пройдя через галерею, мы вошли в одну из комнат, где почти во всю стену располагалось огромное окно.

Только сейчас я получила представление, что происходило на полигоне. Неудивительно, что сначала мне показалось, будто здесь присутствует весь университет. Посмотрев на заполненные трибуны, я утвердилась в первоначальном впечатлении. Хотя незанятые места еще были. Как рассказывали парни, последние двадцать лет соревнования проводились на территории университета.

В центральной ложе, отгороженной силовым полем, как и все трибуны, находились ректор, преподаватели и представители магического патруля, в том числе и господин Эйнар, а на арене собрались участники первого испытания. Как мне уже давно объяснил Сайдар, в командных состязаниях строгого ограничения нет, но схватка в индивидуальном зачете происходит между представителями одного дара, а если кто-то обладает несколькими стихиями, то пользоваться может только той, в которой заявлен. Правда, победитель может быть только один. Хотя тот, кто занял второе место, в дальнейшем может претендовать на участие в соревнованиях или заменяет победителя, если тот по каким-либо причинам не может в них участвовать.

Пока я рассматривала присутствующих, ректор успел произнести речь и дать сигнал к началу. На арене, кроме участников, находился профессор Эрстен. Как я поняла, он следил за безопасностью изнутри и заодно контролировал элементалей.

Я не могла отвести взгляда. Подмечала точность и профессиональность жестов, легкость, с которой он плел необходимые заклинания, и восхищалась преподавателем с новой силой. Черная мантия сидела на нем как влитая, подчеркивая крепкое тело, светлые волосы были привычно затянуты в хвост, а лицо оставалось спокойным, несмотря на то что участники почти разворотили полигон, вздыбив камни и заплетя его лианами.

Момент, когда все прекратилось, я упустила, вновь пытаясь понять, эреец он или нет. Словно очнувшись, заметила, как арена приобретает первоначальный вид, а присутствующие, которые во время испытаний шумели и подбадривали криками участников, замолчали в ожидании результатов.

— Первое место — Нинетт Мэйер, второе — Витор Канн, — провозгласил ректор.

Я удивленно уставилась на иномирянку, которая, казалось, ожидала подобного, и на расстроенного Витора.

— Первый готов, — усмехнулся Вилмар, как оказалось, стоявший позади. — А шуму-то было, преподы носились как с младенцами.

— Заткнись, — не выдержав, рявкнула я.

— Успокойся, — тихо сказал Сай, — не поддавайся на провокацию.

— Ты прав, — пробормотала я.

— Я следующий, — так же спокойно сказал он. — Потом — Маркес. Водники всегда выступают последними.

— Удачи, — пожелала я.

Сайдар улыбнулся и ушел, а я осталась у окна следить за дальнейшими испытаниями.

Перерыв занял не больше десяти минут, и на арене появились новые участники. В этот раз я гораздо сильнее переживала за Сая, так что не отводила от него взгляда. Парень выглядел спокойным и уверенным в себе. Зная, на что способен демон, я не сомневалась в его победе, хотя и не знала уровня его соперников. Как только прозвучал сигнал и к этой схватке, Сайдар не стал присматриваться к остальным, сразу перейдя в атаку. Несколько минут — и не осталось никого, кто еще мог сопротивляться. Слова парня о практике, которую им периодически устраивает магистр, приобрели новый смысл, и стало понятно, как он сдерживался на тренировках. Самое интересное в том, что новых заклинаний он не показывал, но так сочетал уже известные мне, что у противников не оставалось ни малейшего шанса. Поэтому, когда объявили его имя, я лишь улыбнулась.

— А он ничего, — хмыкнул Маркес, стоявший рядом со мной.

— Я и не сомневалась в его победе.

— Это ты меня еще в деле не видела.

— Скоро увижу, — заметила я и мило улыбнулась. — Ты же не разочаруешь?

— Я устрою шоу специально для тебя, — многозначительно пообещал он.

— Устрой победу для нас всех, — парировала я.

— Не сомневайся.

Маркес ушел, и в комнате остались только водники. На Фоули я старательно не обращала внимания, а до всех остальных мне не было никакого дела.

Когда начались соревнования воздушников, я в какой-то момент пожалела, что решила подначить Эмира. Он действительно устроил шоу.

С трибун раздавались одобрительные крики, участники разлетались в разные стороны, а Маркес продолжал развлекаться. Как и Сайдару, Эмиру не нашлось достойных соперников. Но если Сай старался побыстрее закончить схватку, то Маркес… он был в своем репертуаре. Неизвестно, сколько это могло бы продолжаться, если бы профессор Эрстен не напомнил ему о правилах и возможной дисквалификации. В следующий момент все закончилось, а Эмира закономерно объявили победителем.

— Последний шанс отказаться, — усмехнулся Вилмар. — Ты же не хочешь опозориться и отправиться обратно в клетку?

— А ты? — поинтересовалась я, оборачиваясь.

— Я второкурсник, — заносчиво сказал Фоули. — У меня больше опыта.

— Жаль, что мозгов меньше, — заметила я и направилась к выходу, больше не обращая на него внимания.

Не знаю, чего он хотел добиться, но у меня лишь проснулась здоровая злость в сочетании с трезвым расчетом. Эмоции покинули меня, я была спокойна как никогда, но полна решимости не просто победить, а опозорить несостоявшегося жениха.


Трибуны ревели. Присутствующие, разгоряченные предыдущими схватками, хотели больше зрелищ. Они уже получили соревнование по правилам, быструю расправу и шоу и теперь требовали чего-то нового. Подумав, я решила не разочаровывать зрителей, тем более что это входило в мои планы.

Как только раздался сигнал к началу, я отпрыгнула в сторону, избегая атаки Вилмара, который, видимо, сразу решил взяться за меня, и оценила обстановку. Четверо меня не интересовали, я держала в поле зрения троих: Вилмара, Сафию и еще одного незнакомого парня. От первого я знала чего ожидать, вторая была зла и намеревалась любыми путями победить, а вот третий… я присматривалась к его плетениям, искала слабые места, но парень был силен. Сильнее Сафии, поэтому представлял угрозу. Он открылся всего на миг, но я воспользовалась этим. Водник рухнул как подкошенный, когда я придушила его водным жгутом, затем все свое внимание перенесла на Сафию, решив оставить Фоули на десерт.

Один за другим выбыли из борьбы те четверо, которых я отвергла изначально как достойных соперников, и мы остались втроем. Я поражалась сама себе, но меня ничто не могло вывести из состояния равновесия. Словно вся эмоциональная часть моей натуры оказалась за стеной изо льда. Я все видела, подмечала малейшие детали, и ничто не могло нарушить этого. Да, наставник хорошо поработал. Даже Фоули я воспринимала как обычную помеху, которую надо убрать.

Укрепив щит, я вновь уходила от его атак на меня, заняв выжидательную позицию.

Грязная игра! На нас как на эрейцев подобное заклинание не подействовало бы, но Сафия была человеком, а значит, риск утопить ее был весьма серьезным. Понятно, профессор не допустил бы такого, но от этого подлость поступка никуда не делась. Внутри начала просыпаться злость, но она не мешала действовать разумно. Продолжая следить за Фоули, я выдохнула с облегчением, увидев, как девушка с трудом встала на четвереньки, пытаясь подняться.

— Наконец-то, — оповестил он, становясь напротив.

— Точно, — улыбнулась я.

Пару минут мы кружили вокруг друг друга, примеряясь для удара. Надо признать, щиты у Фоули были хорошие. Видимо, за год он все же поднаторел в этом, что неудивительно, с такими-то преподавателями!

— Скажи, ты уже договорился о месте на соревнованиях? — уточнила я.

— Не понимаю, о чем ты?

— Ну как, закрутил с дочкой ректора, а учитывая реакцию на безобидное происшествие, явно числишься на особом счету. Мне вот интересно, если я тебя сейчас размажу, ты все равно попадешь в финальный отбор или будут судить по правилам?

— Нас осталось двое, я в любом случае в выигрыше, — ухмыльнулся он.

— Логично, — согласилась я. — Вот только я пошла на этот шаг осознанно. Видишь ли, не люблю, когда мне мешают. Жаль, что ты этого не понял вовремя и встал у меня на пути.

— Могу сказать то же самое.

— Ты никогда не отличался фантазией, — покачала я головой. — Можешь только повторять…

Договорить не успела, отклонившись в сторону из-за атаки. Я ждала нападения, несмотря на разговор, а Фоули в очередной раз подтвердил гнилостность своей натуры. Теперь у меня были развязаны руки.

Подпрыгнув, чтобы не дать водным путам обвиться вокруг ног, я закрутила вихрь. Отправив его на Вилмара, повторила то заклинание, что мы тренировали с господином Эйнаром. Свила из водных жгутов вторую воронку и добавила в чары стазис. Фоули едва успел отмахнуться от первого, как его тут же поглотил второй. Пошевелиться парень не мог, скованный заклинанием, а сфера, в которую я его поместила, позволяла мне делать все что угодно.

Самое интересное, что на этом можно было и закончить. Выбраться из подобной ловушки Фоули не мог, застыв в том положении, в котором попался, но… у меня была слишком хорошая память. Мне было мало! Никогда не стала бы глумиться над поверженным противником, будь кто другой на месте Вилмара. Но Фоули слишком долго испытывал мое терпение. Я была вынуждена мириться и ждать своего часа. Он настал. Да и пафосные слова о клетке вспомнились весьма кстати. Медленно обойдя вихрь, я добавила немного струй, сделав из них вторую сетку, которую искривила, образовав кружево из тонких нитей. Посмотрев на результат, решила не останавливаться, раз у меня неожиданно проснулись художественные способности, и присоединила к заклинанию формулу мороза. Вода застыла и засверкала на солнце, но от этого не стала менее прочной.

Отойдя на шаг назад, осталась довольной, правда, усиленно прогоняла прочь ощущение мерзостности, что сделала все это. Словно запачкалась от Фоули, зато жажда мести утихла.

Вилмар находился внутри вихря, который, несмотря на мощь, не двигался с места, а поверх водной стены расцвела ледяная клетка в лучших традициях искусства кружевниц.

Теперь никто не оспорит тот факт, что я сильнее Вилмара!

Посмотрев на результат, повернулась в сторону судей, старательно продолжая выбранную линию поведения, и только хотела поинтересоваться, почему нет объявления результатов…

— Нет! — Женский крик раздался так громко, что перекричал остальные голоса.

Голос был смутно знакомый, и, повернув голову, я увидела дочку ректора. Девушка вскочила со своего места и вцепилась руками в ограждение непосредственно перед силовой стеной. Светлые волосы разметались в беспорядке, как и одежда, а на лице было написано такое страдание, что на миг мне стало стыдно. В своем желании унизить Фоули я как-то не подумала, что даже такой червяк может быть кому-то дорог. И совершенно забыла, что этот кто-то — Лалита Даш, любимая дочка ректора.

Растерянно повернувшись в сторону профессора, который все это время молчаливо следил за происходящим, я не понимала, что мне следует предпринять. Но лицо преподавателя ничего не выражало, хотя в глубине глаз мне показалось странное сожаление.

— Первое место — Селеста Сорен, — объявил ректор. — Вилмар Фоули — второе. Поздравляю победителей. Завтра мы проведем командные соревнования.

Все. Речь оказалась краткой, но реакция трибун ее возместила. Кто-то радовался, некоторые возмущались результатами, но равнодушных не осталось. Ко мне подошел профессор Эрстен и приказал освободить Вилмара. Удивившись, почему он не сделал этого сам, я избавила парня от клетки, хотя и с сожалением. Фоули рухнул на землю и медленно поднялся. Взгляд, которым он наградил меня, не предвещал ничего хорошего, хотя у него хватило ума промолчать и покинуть арену с поднятой головой.

— Поздравляю, — сказал профессор, когда Вилмар отошел на достаточное расстояние.

— Вы не рады? — нахмурилась я.

— Рад, — едва заметно улыбнулся преподаватель. — У вас невероятный потенциал, но будет умно скрывать его.

— Как вы? — Я вскинула голову, пристально всматриваясь в лицо мужчины.

Подозрения, что именно профессор Эрстен был под водой, вспыхнули с новой силой. Невероятная сила крылась под привлекательной внешностью. Я видела, как преподаватель контролировал элементалей и следил за схватками. Уверена, именно поэтому он находился на арене в одиночестве. Ему просто никто не был нужен. Но на занятиях он не показывал и сотой доли своих умений, предпочитая демонстрировать заклинания с участием самих студентов.

Я пыталась увидеть ответ во взгляде, движении, но ничего не могла обнаружить. Преподаватель был привычно невозмутим и спокоен.

— Идите, Сорен, — наконец проронил он. — Уверен, друзьям не терпится поздравить вас. И постарайтесь не сильно отмечать победу, завтра — командные соревнования.

— Спасибо, профессор.

— Будьте осторожны, Селеста, — неожиданно сказал он, когда я уже повернулась. — Своей победой вы нажили себе врагов.

— Я получила их гораздо раньше, профессор. Но я переживу.

— Очень на это рассчитываю. Было бы жаль потерять вас.

Улыбнувшись, я направилась к выходу и через пару минут оказалась в крепких объятиях Сая.

— Молодец! — Он поднял меня. — Не сомневался в твоей победе!

— А тебе хватило нескольких минут, всех поставил на место, — заметила я.

— Я — это я. А ты — настоящая королева!

Сайдар так искренне радовался, что я не выдержала, обняла его за шею и рассмеялась, когда он закружил меня.

— Классно ты его разделала, — сказал Маркес. — Сай, отвали, дай поздравлю.

Не дожидаясь ответа, Эмир ухватил меня за талию и буквально оторвал от Сайдара. Как ни странно, но у меня было настолько превосходное настроение, что его довольно нахальную хватку, как и россыпь поцелуев, я восприняла спокойно. На Нинетт, стоявшую в стороне, старалась не смотреть. Лицо девушки едва ли не пылало от злости, но она молча наблюдала за нами.

— Крошка, ты умница, — восхищенно повторял Маркес, совершенно не обращая внимания на свою девушку. — Ты помнишь, что должна мне свидание?

— В твоих мечтах, — хмыкнула я. — Поставь на землю, у меня голова кружится.

— Если пойдешь на свидание, то гарантирую тебе еще не то…

— Маркес, — рыкнул Сайдар, забирая меня обратно.

— Не жмись, здесь многим есть что ей сказать, — ухмыльнулся Эмир. — Наконец-то на Фоули нашлась управа. Да еще такая симпатичная…

И в самом деле поздравления раздавались со всех сторон. С этой минуты я чувствовала себя каким-то переходящим призом. Каждый хотел пожать мне руку, сказать пару слов, а некоторые и целовали в щеку. Я уже не могла сообразить, кому улыбаюсь и благодарю за теплые слова, тем более что половину лишь смутно помнила. Несколько раз оглянувшись на Сайдара, я заметила, что он злится, но в драку лезть не собирается, молчаливо наблюдая. Мне и самой происходящее не сильно нравилось, но я набралась терпения, хотя и не понимала, почему все стараются поздравить. Все же я была не сильно общительной, но, может, действительно Маркес прав и Фоули мало кто любил. Осталось только подождать, пока лавина рукопожатий схлынет. Нет, мне было приятно слышать слова поздравлений, но не нравилось, когда трогают. Лишь Сай имел на это право, его прикосновения были приятны и несли заботу.

— Прости, — прошептала я Раяру одними губами.

В этот момент меня снова подхватили на руки и с силой прижали. Я вздохнула, собираясь посмотреть, кто на этот раз такой активный и сильный, но не успела опомниться, как задохнулась от ощущений. Никогда до сих пор меня так не целовали. Жадно, страстно, сводя с ума. Невольно я прикрыла глаза и разомкнула губы, а когда осознала, что происходит, протестующе уперлась руками в мужскую грудь, требуя отпустить. Ошеломленная напором, я растерялась, а когда осознала, кто именно меня поцеловал, и вовсе потеряла дар речи. Сердце остановилось и забилось с бешеной скоростью…

— Поздравляю, — сказал господин Эйнар, отпуская меня.

Я молча смотрела на него, отмечая, что вокруг установилась тишина. Подобная выходка стража не могла остаться незамеченной. Уверена, сейчас не только я, все думали о том, зачем он так поступил. Хотелось влепить ему пощечину, и я обязательно так бы и сделала, но… Бездна! Я могла понять, что наставник спустился для поздравлений, все же он две недели обучал меня, но подобное нарушение субординации… Он сошел с ума? Пальцы неловко тронули губы, которые показались непривычно горячими и припухшими. Осознание того, что все на нас смотрят, вызвало злость.

— Вы всех так поздравляете? — запинаясь, спросила я, растерянно ища взглядом Сайдара.

Парень стоял у меня за спиной, я видела, что он в бешенстве. Понимая, чем грозит срыв, схватила его за руку, заставив оставаться на месте.

— Ты особенная, — заявил страж.

— Предпочитаю быть обычной, — пробормотала я, умоляюще посмотрев на Сайдара.

— У тебя это не выйдет, — сообщил наставник и вынужден был отойти в сторону, довольно бесцеремонно отодвинутый магистром.

— Рыбка, ты прелесть! — воскликнул он. — Расцеловал бы, но опасаюсь, твой жених готов меня растерзать, как, впрочем, и всех окружающих.

— Магистр… — начала я, но он перебил меня.

— Забирай его, — резко сказал он, мельком взглянув на стража. — Понимаю, вы сегодня гуляете, но помни, завтра командные. Уверен, насчет опозданий напоминать не надо.

— Спасибо, магистр, — выпалила я и потащила Сая за собой.

Брат явно находился в том ступоре, за которым следует потеря контроля. Глаза красные, кожа потемнела, руки сжаты в кулаки… Крепко ухватившись за его локоть, я сама прижалась к парню.

Пришлось пройти мимо господина Эйнара, но он молчал, лишь пристально смотрел. От этого взгляда, который я продолжала ощущать и спиной, мне стало нехорошо. В нем была решимость и упрямство, а это несло в себе опасность. Нужно будет поговорить с профессором или магистром, чтобы понять, чем мне грозит интерес такого мужчины. В том, что он есть, я уже не сомневалась.

— Крошка, это что такое было? — Когда мы вышли наружу, нас нагнал Маркес.

— Ты о чем?

— Про твои нежные отношения со стражем!

— Я тоже хотел бы это знать, — резко сказал Сайдар.

— Мне нечего ответить, — тихо промолвила я. — Он никогда прежде так себя не вел.

— На радостях облобызал? — весело уточнил Эмир.

— Заткнись, — рявкнул Сай. — Иди погуляй, нам поговорить надо.

— А что я?

— Маркес, пожалуйста, — попросила я. — Встретимся в городе, как и собирались. И вообще, ты свою девушку поздравил с победой?

Эмир хмыкнул, но остался на месте. Несмотря на присущую ему наглость, он знал, когда надо отступить, наверное, именно поэтому я относилась к нему нормально, хотя о большем речи идти и не могло.

Мы с Сайдаром прошли вперед и свернули к лесу. Когда оказались на опушке, парень остановился.

— Успокоился? — спросила я, когда Сай расслабился и перестал сжимать кулаки.

— Вполне, — наконец сказал он. — Ты больше не должна заниматься с ним.

— Сай, я все понимаю, — покаянно опустила я голову. — Но его мне назначил магистр. Как я могу отказаться?

— Он страж, — напомнил Сайдар. — Этого достаточно, чтобы ты понимала: шутить с таким нельзя!

— Знаю, — прошептала. — Сама недоумеваю, что на него нашло. Он никогда не позволял себе такого. Во время занятий порой отпускал язвительные комментарии, но они ничто по сравнению с шуточками магистра. Сама в шоке, но что я могла сделать?

— Ничего, — глухо сказал парень. — В этом и есть главная проблема. Стражи практически всесильны. Если хотят, то берут желаемое и не спрашивают. Как ты сама понимаешь, никто не жалуется, тем более маги.

— Давай не будем об этом, — вздохнула я. — Сейчас наша самая главная проблема — соревнования. Давай выиграем их. Все остальное — пустяк.

— Ты права. — Сайдар привлек меня к себе и обнял. — Мы победили в индивидуальных испытаниях, завтра разделаемся с командными. Нужда в дополнительных занятиях исчезнет. Я смогу убедить магистра, что они не требуются. Сегодня все видели, на что ты способна. Не могу передать, насколько была хороша. Никто не сомневается, что сильнее тебя среди водников нет.

— Причина исчезнет, — улыбнулась я. — А с ней и проблема. Идем отмечать? Занятий сегодня нет, думаю, скоро все будут в городе.

— Да, ты права…


ГЛАВА 12

Последнее, что я отчетливо запомнила перед тем, как все смешалось в голове, — громогласный рык Джосса.

— Героям сегодняшнего дня — бесплатная выпивка, — провозгласил орк, когда мы вошли в трактир.

Странно, но никто не напомнил мне о случившемся после соревнований. Все сделали вид, что происшествия словно и не было вовсе. Это успокоило, и я запретила и самой себе думать об этом.

— Я не пью, — напомнила трактирщику.

— Это было раньше, — хмыкнул он, махнув рукой служанке. — Сегодня вы герои дня, так что просто обязаны разделить победу со всеми остальными.

Не прошло и минуты, как мне вручили бокал вина, и со всех сторон раздались подбадривающие возгласы. Я попыталась отказаться, но, видимо, делала это неубедительно, потому что мои аргументы разбили в пух и прах. Даже Сайдар был уверен, что мне необходимо расслабиться и немного выпить. С сомнением посмотрев на парня, я нерешительно сделала несколько глотков…

А дальше все закрутилось. Сначала все пили и веселились, потом веселились и пили, пока кому-то не пришла идея переместиться на побережье, чтобы можно было не сдерживаться и развлечься, как и предписано традициями.

— Это как? — поинтересовалась я, когда студенты загрузились напитками и едой и потянулись на выход.

— Отмечать на берегу, — хмыкнул Маркес. — Обязательная программа после отборочных испытаний и соревнований. Гуляем на полную катушку.

— Почему не здесь?

— По слухам, лет десять назад студенческая братия устроила фейерверк в городе, разгромив несколько зданий, так что теперь показываем умения в относительно безлюдном месте. К тому же источники под рукой. Пошли, будет весело.

Не дожидаясь ответа, Эмир схватил меня за руку и потащил за собой. Сайдар, который в этот момент загружался бутылками, махнул мне рукой, крикнув, что встретимся на месте.

С чистой совестью я пошла с Маркесом.

На берегу уже организовали стихийный пикник, разожгли костры, а студенты продолжали подтягиваться. Кто-то начал плести заклинания, развлекая присутствующих огненными цветами и птицами. Присмотревшись, я обнаружила, что мастерство показывает Арлин. Несмотря на проигрыш в отборочных испытаниях, девушка заразительно смеялась и шутила, не показывая виду, что расстроилась. Я увидела, как к ней присоединилась Сабина, которая увеличила силу огня и вырастила огненных птиц до поистине огромных размеров.

Позже девушек заменили другие студенты, а Арлин взяла вина и подошла к нам с Маркесом.

— Эмир, что вы так долго? Где Сайдар?

— Скоро будет, — доложил Эмир. — Арлин, душа моя, ты меня весь день игнорируешь. Надеюсь, не обиделась за что-нибудь?

— Ты ведь с Нинетт, — напомнила рыжая. — А она очень болезненно воспринимает, когда на ее собственность посягают.

— С чего ты решила, что я ее собственность? — помрачнел Эмир.

— Так она всем сообщила, что ваша помолвка не за горами. По секрету, — с усмешкой добавила девушка.

Я посмотрела на Маркеса и покачала головой. Он и до этого устал от назойливости иномирянки, а после подобного заявления однозначно ее бросит.

— Последняя порция, — объявил Сайдар, подходя к нам и ставя на землю ящик с вином. — Все нормально? — спросил он, когда внимательно посмотрел на Маркеса.

— Вполне. Ну что, все в сборе. Можем начинать. Итак, в программе традиционная демонстрация способностей, — громко объявил он. — Победители развлекают всех остальных.

Раздались радостные крики, образовали круг, в центр которого вышла Нинетт.

— Очередность, как и на отборочных, — пояснил Сай. — Так что готовься, будешь последней. Ребята уже поставили купол, чтобы никого не приложило случайным заклинанием. Конечно, это не полигоны, печатей здесь нет, но в нашем распоряжении природные источники.

Про такие местные традиции я не знала. Судорожно припомнив правила университета, неуверенно кивнула. Сайдар взял меня за руку и повел ближе к кругу.

Пользоваться своей стихией Нинетт умела, так что ее победу я больше не ставила под сомнение. Не прошло и получаса, как по желанию девушки на берегу появились столы из камней, несколько гамаков из плюща и песчаные скульптуры.

Демонстрация понравилась всем присутствующим без исключения, аплодисменты раздавались громкие и заслуженные, а когда сияющая Нинетт отошла к своей ненормальной подружке, в центр круга вышел Сайдар.

Небо вновь раскрасили фейерверки и огненные птицы, но мой «братец» только начал. С усмешкой осмотрев присутствующих, он размял пальцы, и через мгновение на ночном небосводе возник огненный дракон.

— Невероятно, — прошептала я, завороженная зрелищем.

— Сай, давай феникса ему в пару! — крикнул Эмир.

Демон усмехнулся, явно услышав возглас, но отказывать не стал. Не прошло и секунды, как рядом с драконом появилась огромная огненная птица.

Не знаю, что меня впечатлило сильнее. Я представляла, как выглядят драконы, но фениксы… Они всегда были явлением таинственным и редким, и мало кто мог похвастаться тем, что видел их живьем.

Грозный ящер и птица еще минут десять парили в небе. Они кружились рядом друг с другом, сотканные из тягучего пламени, и разбрасывали вокруг искры. Невозможно было словами описать совершенство, созданное по велению Сайдара. Среди тех, кто собрался на берегу, царила тишина, лишь изредка нарушаемая негромким шепотом. Когда же Сай развеял заклинания, присутствующие еще долго не могли прийти в себя.

— Народ, у нас сегодня праздник, — напомнил обескураженный Сайдар. — Развлекаемся! Уверен, следующий выступающий подготовил для нас не одну шутку.

— Точно! — объявил Маркес. — Скажу больше, развлекать мы вас будем вместе с Селестой.

— Что? — растерялась я.

— Расслабься, крошка, — подмигнул мне этот нахал, схватил за руку и потащил на берег. — Можешь поднять пару волн?

— Конечно. — Я удивленно посмотрела на парня. — Это детский уровень.

— Отлично. А я обеспечу скорость. Эй, кто хочет покататься на волнах? — крикнул Эмир, оборачиваясь. — Количество желающих не ограничено.

Желающих нашлось много. Наблюдая, какая толпа образовалась на берегу, я нахмурилась. Дело не в том, что я не справилась бы с заданием, но с половиной собравшихся я была не знакома, тем более не знала, умеют ли они плавать. Просто одновременно поднимать волны и поддерживать заклинание безопасности очень трудно. Оглянувшись по сторонам, нашла взглядом Сафию. Несмотря на то что у нас были сложные взаимоотношения, необходимо было налаживать контакты с остальными студентами. К тому же брюнетка не вызывала неприятия, да и ее поддержка во время того опроса пришлась кстати.

— Не хочешь поучаствовать? — подошла к ней.

— В чем? — прищурилась она.

— Например, слегка утопить Маркеса, — улыбнулась я, понимая, что девушка хочет этого так же сильно, как и я. — Чтобы в будущем за языком следил и руки не распускал.

— Что надо делать? — деловито поинтересовалась она.

— Я растяну сетку под водой, чтобы никто случайно не утонул, — пояснила ей. — Но уследить за всеми не смогу. Точнее, смогу, но это уже перестанет быть игрой, а мои методы могут неправильно понять.

Я знала, о чем говорила. Сетка, несмотря на все старания, может порваться, ведь присутствующие — маги и предугадать их действия невозможно. Тогда мне придется просто-напросто вышвыривать народ из воды, так что пострадавшие будут в любом случае.

— Поможешь?

— Проследить за сетью?

— Уверена, после того как часть искупается, они выйдут из воды, останутся самые стойкие, — улыбнулась я. — С ними церемониться не стану. А вот первые… у меня сложности с чувствительностью.

— Это я уже поняла, — медленно произнесла Сафия и неожиданно сказала: — Ты меня извини за ту выходку в трактире. Мы встречались с Эмиром около полугода, а когда он сделал стойку на тебя, кого же другого было винить? Ведь знаю, что он кобель, но сердцу не прикажешь. Ты его не поощряешь, теперь я это отчетливо вижу…

— Нормально все, — смутилась я. — Не будем заставлять народ ждать.

Растянуть сетку под водой не заняло много времени. Сложнее было сделать ее одновременно упругой и жесткой. Я заморозила тонкие жгуты воды до такой твердости, чтобы они пружинили, но не могли порезать кожу. Закрепив заклинание, встретилась взглядом с Сафией. Девушка как-то странно смотрела на меня.

— Обижаешься, что заняла твое место? — по-своему поняла я выражение ее лица.

— Да нет, в очередной раз убедилась, что оно твое по праву, — усмехнулась она. — Конечно, врать не стану, мне нужна была победа, тем более я долго тренировалась и была уверена, что оставлю всех соперников позади.

— Победа всем необходима, — заметила я.

— Вовсе нет. Вот Нинетт, например, исключительно ищет себе мужа, на команду и всех остальных ей плевать. К тому же, уверена, с завтрашнего дня она начнет поиски с удвоенной силой.

— Что так?

— Ты не поняла? Эмир сегодня отправит ее в отставку. Причем заслуженно. Не понимаю, как ты уживаешься с ней и ее подругой?

— С трудом, — призналась я, еще раз проверила все узлы плетения и осталась довольной. — Ладно, можем начинать.

— Я правильно поняла, что слежу за вторым и шестым узлами? — уточнила Сафия, пристально всмотревшись в заклинание, которое я как раз опускала на глубину.

— Точно!

— Круто.

Проверив амулет, я вошла в воду. Стихия откликнулась на призыв послушно и радостно. Не прошло и пары минут, как около тридцати волн приподнялись над гладью и застыли, став достаточно твердыми, чтобы на них можно было стоять.

— Прошу, — склонилась я в шутливом поклоне, подавая пример и становясь на одну из волн.

Маркес оказался вторым, заняв соседнюю. Кто бы сомневался… Увидев с другой стороны Сафию, отвернулась, чтобы Эмир не заметил мою улыбку. Сегодня я твердо намеревалась искупать его.

Сай остался на берегу. Воду он не сильно любил, к тому же выпил немало, но понимал, контролировать себя в чужеродной стихии будет сложно. Я знала, ему не просто далось это решение, особенно учитывая привычную наглость Маркеса, но в самом деле он мне не нянька, а я не малое дитя.

— Вот мы и остались наедине, — шепнул Эмир.

— Проверь зрение, — посоветовала парню. — И помни: Сай будет рад подправить тебе физиономию, лишь ждет повода.

— А если я ему его дам?

Не стоило забывать, Эмир пусть и не очень хорошо, но владеет стихией воды. В один миг он оказался рядом. Слишком близко, чтобы я не насторожилась.

— Крошка, поверь, ты многое теряешь, — проникновенно заметил он. — Сейчас оседлаем волны, взбодримся, а потом… Могу рассказать, что тебя ждет.

— Как интересно. Хочешь, начну первой и поделюсь своими планами? — не подавая виду, что рассердилась на очередную наглость, с придыханием уточнила я.

Эмир подался вперед, не забыл победно взглянуть на Сайдара, чтобы в следующую секунду оказаться в воде.

— Ванна, — пояснила с улыбкой. — Холодная, правда, но ты ведь хотел взбодриться? Все на местах? — громко спросила, оборачиваясь и демонстративно больше не обращая на Эмира внимания. Кажется, ему не понравился мой поступок.


Стихия подчинялась беспрекословно, сеть то и дело пружинила, когда очередной студент оказывался в воде, но Сафия помогала мне удерживать ее. Незаметно для себя я сама заразилась царившим весельем. Гонки на волнах… никогда не думала, что могу хохотать так громко, что сорву голос. Азарт заполнил кровь, и я вела себя, как обычная девчонка, забыв про статус и правила.

Особенное удовольствие мне доставляло окунать в воду Эмира. Словно дорвавшись до сладкого, я снова и снова сбивала его волну. Впрочем, все участники занимались чем-то похожим. Не знаю, сколько прошло времени — полчаса или больше, но сухих не осталось в принципе. Как я и предполагала, половина почти сразу выбралась на берег. Остались самые стойкие — около десяти студентов, в числе которых, к моему огромному удивлению, оказалась и Нинетт. Иномирянка старалась держаться поблизости от Эмира, чем тот явно был недоволен. Но вместо того, чтобы как-то поговорить с ней, поступил как обычно — начал приставать к Сафии. В результате та разозлилась, в очередной раз сбила его с волны и крикнула мне, что пора заканчивать. Я спорить не стала. Направив волны к берегу, еще раз проверила сеть, а когда все выбрались на сушу, деактивировала ее.

Пострадавших и утонувших не было, что окончательно меня успокоило. Сай вручил мне бокал с горячим вином, но от предложения высушить меня я отказалась, хотя с благодарностью закуталась в его куртку.

— Ты классно обращаешься с водой. Самой понравилось? — спросил он.

— Не то слово! — хрипло заметила я, понимая, что голос все же сорвала. — Но твои иллюзии — это что-то! Почему никогда не показывал их?

Сайдар пожал плечами, словно я говорила о чем-то несущественном, и обнял меня за плечи. Откинув голову ему на грудь, я зажмурилась от удовольствия. В присутствии Сайдара мне удалось забыть про поцелуй наставника и наслаждаться происходящим.

Не знаю, сколько мы так стояли, но одежда успела полностью высохнуть, а вино закончиться. К тому же было любопытно наблюдать за тем, как веселятся все остальные. Конечно, некоторые успели и поругаться, как, например, Нинетт с Маркесом, но это было ожидаемо. Сначала они ссорились на глазах у всех, потом отошли в сторону, и я забыла про них, пока иномирянка не вернулась к костру, у которого стояли мы с Саем.

— Посмотрите на нее, словно и не флиртовала с Эмиром еще полчаса назад. Про стража вообще молчу.

Голос был полон сарказма и злобы. Несомненно, ее слова адресовались именно мне, но я сделала вид, что не слышу их. Она пьяна, судя по всему, рассталась с парнем, так что ищет виновного и решила определить на эту роль меня.

— Успокойся, — посоветовал ей Сай, но руки у меня на плечах потяжелели.

Я напряглась. Характер у Раяра был сложный, под внешним спокойствием скрывалась буйная натура, хотя он постоянно работал над собой. Частые спарринги, как и драки с Эмиром, снижали накал, но Сая лучше было не доводить. К тому же разговоры о его агрессивности возникли не на пустом месте. Сайдар был опасен, хотя ко мне относился с неизменной добротой и нежностью. Успокаивающе накрыла его ладонь своей, призывая не реагировать на происходящее.

— А если нет? — с вызовом спросила девушка.

На нас уже все смотрели, что разозлило меня. Портить настроение присутствующим было бы неправильно, так что я решила поступить разумно — развести в стороны участников зарождающегося конфликта.

— Пойдем? — спросила у Сая.

— Хорошо, — медленно сказал он, и мы направились прочь от костра.

— Раяр, ты демон или ручной котик? — с насмешкой выкрикнула иномирянка нам вслед. — Хотя можешь не отвечать.

— Нинетт, — примирительно заметила Сафия, — ты бы успокоилась. Завтра командные испытания, а судя по индивидуальным, на соревнованиях вы можете попасть в одну команду. Если и были разногласия, сейчас самое время их забыть.

Сайдар остановился еще раньше, услышав про «ручного котика», а теперь и повернулся. Я продолжала тянуть его за руку, но он на это не реагировал, молча глядя на Нинетт. А та не унималась.

— Да мне плевать на них на всех. Если будет надо, специально сделаю так, что они проиграют. Тем более я не буду выступать в одной команде с ним! — кивнула она в сторону подошедшего Эмира.

— С ума сошла? — нахмурилась Сафия.

— Просто сдурела, — мрачно заметил Маркес. — Ты понимаешь, что несешь?

— Тебя забыла спросить, — огрызнулась девушка, нервно оглянувшись.

Если она искала поддержки, то просчиталась. Негласный закон университета о том, что отношения могут быть различными, но на учебе и престиже заведения они никак не должны отражаться, соблюдали все. Поэтому и осуждение девушки было всеобщим. Мне показалось, она и сама это понимала, но остановиться не могла.

— Пойдем. — Я вновь потянула Сая за собой.

— Шлюха, — донеслось мне в спину.

— По себе судишь? — усмехнулась я, вскидывая руку и запрещая Сайдару вмешиваться.

Это была наша разборка. Я вполне в состоянии постоять за себя. Как же хотелось ее утопить! Но… будь неладны эти правила! А бросаться в драку… Накануне командных?.. Я не хотела рисковать.

— Лучше не возвращайся сегодня в общагу, — процедила иномирянка.

— Это угроза?

— Констатация факта, — усмехнулась она. — В ином случае твое место займет Вилмар.

— Не боишься, что это твое место кто-то займет? — процедил Сайдар. — Не забывайся, Нинетт. Ты сейчас оскорбляешь не только ее, но и меня.

Взглянув на парня, я поняла, что он в бешенстве и с трудом сдерживает себя. Губы уже побелели от напряжения, скулы обострились, а воздух вокруг нагрелся. Причины такого поведения Сай только что озвучил. Блондинка действительно перегнула палку, ведь официально я являлась невестой Раяра, а он был демоном.

— Если ты думаешь, что я собираюсь извиняться, то ошибаешься, — уже не так уверенно сказала девушка, развернулась и быстро ушла.

Я видела порыв Сайдара, который явно хотел догнать ее, но снова сжала руку парня. Нельзя допустить этого.

— Ты обещал меня проводить, — тихо напомнила я.

— Да, конечно, — пробормотал он, позволяя себя увести.

Как только мы оказались на выходе из города, Сай резко остановился, словно очнувшись, и посмотрел на меня.

— Не стоит тебе сегодня ночевать в общаге, — хмуро сказал он.

— Она мне ничего не сделает.

— Я не готов рисковать.

— Сай, где я сейчас номер найду? — рассмеялась. — Ночь на дворе. Не собираюсь никого будить из-за твоей прихоти. Успокойся и просто проводи.

— Это не обсуждается, — резко сказал он. — И ни в какую гостиницу ты не пойдешь. Переночуешь у меня.

Я нахмурилась, рассматривая Сая. В принципе ничего такого в его предложении не было, тем более мы с ним прошли через ритуал, но сам факт нахождения в квартире молодого парня смущал, и сильно.

— Не волнуйся, у меня много места.

— Дело не в этом. Я доверяю тебе. Но как ты себе это представляешь? Пойдут разговоры…

— Ты моя невеста, — хмыкнул он. — Это нормально для моей расы.

— А для моей — нет. У нас не афишируют добрачные отношения.

— Ты сказала, что доверяешь, — напомнил он мне. — Или я ошибаюсь?

— Нет!

— А раз так, то давай без разговоров.


Квартира у Сайдара оказалась просторной. Две спальни, гостиная с огромным камином, но самое главное, там имелась роскошная ванная. Я буквально зависла в ней, только сейчас осознав, как меня раздражала необходимость использовать общую. Да и сама обстановка. Ковры, мебель…

— Ты ненормальный, — прошептала я. — Имея все это великолепие, ты добровольно переехал в общагу?

— Иначе долго добираться. — Сайдар пожал плечами.

— Два года было нормально, а теперь резко — нет?

— Я и сам не понимаю, что со мной, — вздохнул он. — Сейчас мы выяснили, что все дело в ритуале, а до этого у меня реально крыша ехала, ведь я не понимал, почему испытываю потребность заботиться о тебе. У меня так с младшей сестрой было… Я не хочу отказывать себе в этом «капризе», так что смирись с моим вниманием.

— Спасибо, Сай, — тихо сказала я. — Для меня это правда очень важно.

— Тогда иди и спи, — грубовато сказал он. — Комнату я тебе показал.

— А ты?

— Пока не хочу. Потом, — старательно улыбнулся Сайдар.

Пожелав ему спокойной ночи, с наслаждением искупалась и направилась в выделенную для меня спальню. Небольшая, но довольно уютная, с большой кроватью и кучей мягких подушек. С довольной улыбкой упав на кровать, зажмурилась. Как же мне не хватало этого. Повернувшись на бок, натянула на себя одеяло и почти моментально заснула.


Давно мне не спалось так сладко. Если точнее, то с того дня, как я покинула Эрей. Рассветное солнце заглядывало в незашторенное окно, лаская кожу и понуждая подняться. Но проснулась я не от этого, а от шума за закрытой дверью. Решив, что Сайдар уже встал, я довольно потянулась и снова закрыла глаза, желая урвать еще пять минут сна, прежде чем Раяр постучит в дверь и бескомпромиссно велит поторопиться.

Насладиться дремой не выходило. Несмотря на нахождение в чужом доме, нос улавливал посторонние запахи, которых здесь не было ночью, а до слуха доносились незнакомые звуки. Насторожившись и понимая, что в такую рань никто посторонний прийти не мог, я рывком села на кровати. Щиты активировались в один миг, но больше я ничего сделать не успела. Дверь в комнату резко открылась, и на пороге появился незнакомый молодой мужчина в форменной одежде городских стражников. Судя по всему, он не ожидал меня увидеть, потому что резко шагнул в сторону, а рука легла на рукоять клинка. Я не шевелилась, а служитель, видимо, решил, что полуобнаженная девушка в кровати для него неопасна, усмехнулся и беззастенчиво принялся меня рассматривать. Это разозлило.

— Кто вы и что здесь делаете? — процедила я.

Вместо ответа стражник довольно похабно осклабился и сделал шаг вперед.

— Кто там? — раздался голос из коридора.

— Походу, его любовница, — крикнул в ответ мужчина. — Самого нет.

— Вот как? — На пороге появился второй стражник, постарше, и я начала нервничать сильнее.

— Где Раяр? — резко спросил первый.

— Кто вы и что здесь делаете? — упрямо повторила я.

— Советую не огрызаться и отвечать на вопросы, — грубо заметил второй.

В ответ я промолчала, продолжая уверенно смотреть на них. Когда первый нагло сел на кровать, не пошевелилась. Мне казалось, я понимала, какой реакции от меня ждут, но паниковать и истерить не собиралась ни при каком раскладе. Пока понятным было одно: Сай во что-то ввязался, и теперь по его душу заявились законники, но не нашли. Где он сам есть — я не представляла.

— Нашли что?

А вот этот голос я знала слишком хорошо. Увы…

Господин Эйнар вошел в комнату и в какой-то момент застыл. Быстро оценив обстановку, резко выдохнул, смерив меня странным взглядом.

— Свободны, — глухо сказал он. — Дальше я сам.

Стражники послушались беспрекословно. В несколько секунд они не только вышли, но и осторожно закрыли за собой дверь. Подобная реакция не выглядела странной. Магический патруль обладал широкими полномочиями, а по статусу находился несоразмерно выше обычной городской стражи.

Я продолжала молчать, хотя теперь мне давалось это нелегко. Вся уверенность в себе испарилась под внимательным взглядом серых глаз. Хотелось накрыться одеялом с головой, но я понимала, насколько глупо это будет выглядеть, и могла только надеяться, что под ним не видно, как сильно у меня дрожат ноги. Вчера вечером, в эйфории от победы, а затем и праздника, я почти забыла про тот поцелуй, но сейчас, когда страж стоял в паре метров от меня, вернулась и растерянность, и привычное волнение от одного его присутствия.

— Что ты здесь делаешь? — рявкнул мой наставник.

— Сижу, — неожиданно для себя грубо ответила ему.

— Я задал вопрос!

— Что происходит? — Самообладание дрогнуло, слова получились жалкими, и это меня едва не добило окончательно.

— Ты провела здесь всю ночь? — продолжал допытываться он, а когда я кивнула, презрительно бросил: — Подобное поведение не вяжется с твоим происхождением.

— Разве оно запрещает мне находиться рядом с женихом? — язвительно заметила я, безуспешно пытаясь скрыть волнение.

— Древний род, известный, точнее… знаменитый своими достижениями, — чеканя каждое слово, сказал наставник, продолжая разглядывать меня. — Ум, достоинство, безупречная репутация. Никто из представителей семьи Сорен никогда не запятнал себя как неблаговидными поступками, так и порочащими связями.

— Моя семья в курсе моего выбора, — парировала я. — И не находит его ужасным.

— А они уже в курсе, что твой жених обвиняется в убийстве? — спросил господин Эйнар.

— Бред, — уверенно заявила я.

— Безжалостное, бессмысленное убийство, — повторил страж.

— Кто?

— Нинетт Мэйер, — сообщил наставник.

— Он не мог этого сделать! — бросила я. — У него не было причин. Да и зачем? Он бы не стал марать руки.

Новость шокировала. Я недолюбливала свою соседку, сама на словах хотела ее утопить, но это была нормальная реакция на постоянное раздражение, и ясно, что на деле я никогда бы не совершила подобного. Точно так же и подозревать Сайдара было верхом глупости! Сая, который так заботился обо мне, был терпелив и внимателен. Кто угодно, только не он! С большей вероятностью в убийстве можно было обвинить меня! Поводов у меня накопилось гораздо больше. Безумие какое-то… Надо срочно выяснить, что произошло!

Понимая, что продолжать разговор, оставаясь в кровати, не только глупо, но и неудобно, я нашла взглядом свою одежду. Сжала край одеяла, намереваясь откинуть его и встать, но вспомнила о правилах приличия, принятых на суше.

— Вы не могли бы покинуть комнату? Мне необходимо одеться.

— Где Раяр?

— Ночью был здесь, — пожала плечами. — Где сейчас? Вам лучше знать. Так я могу одеться в одиночестве?

— Нет, — усмехнулся он, а затем и вовсе устроился в кресле у окна, сложив руки на груди, всем своим видом показывая, что никуда уходить не собирается.

Если наставник думал меня смутить, то он опоздал. Смущена и растеряна я была несколько минут назад, а сейчас самообладание вернулось. Все же тренировки не прошли бесследно. Я научилась держать себя в руках и довольно быстро успокаивать возбужденную нервную систему. Вопросительно приподняла бровь, наткнулась на презрительный взгляд стража и решила, что падать ниже в его глазах мне уже некуда. А раз так… Откинув одеяло, поднялась с кровати и прошла к стулу, где вчера оставила вещи.

Чувствуя пристальный взгляд, оделась, надеясь, что не веду себя провокационно. Наверное, надо было завернуться в одеяло, удалиться в ванную и переодеться там, но… дело сделано, к тому же на мне было белье. Повернувшись к наставнику, на миг оторопела от выражения его лица и нахмурилась. Мне не понравилось, как он на меня смотрел. Слишком хищно и оценивающе. Когда на тебя так смотрят, вряд ли это сулит что-то хорошее…

— Что произошло вчера на берегу? — резко спросил он.

— Ничего, — пожала плечами.

— У меня другие сведения.

— Тогда не понимаю, зачем спрашивать меня. На этом все? Мне необходимо успеть в университет. Сегодня…

Только сейчас я поняла, что у нас большие проблемы. Какие командные испытания?! Я не сомневалась, что недоразумение с Сайдаром скоро прояснится, но вот участвовать в полном составе мы не можем. Причем не факт, что не дисквалифицирует всех остальных…

— Ты изменилась в лице, — сообщил наставник. — Осознала, что торопиться больше некуда? Или дошло, что Раяр не так безобиден, как ты пытаешься меня убедить? — Он поднялся и подошел ко мне.

— Не надо приписывать мне свои мысли, — стараясь оставаться спокойной, заметила я. — Сайдар невиновен, и вы должны это понимать сами. Я не говорила, что он невинный младенец, но и не убийца. Если есть какие-то доказательства…

— Есть. И даже свидетели, — перебил меня господин Эйнар.

— …то они поддельные, а ваши свидетели лгут, — уверенно закончила я. — Это все?

— Как невеста Раяра и участница вчерашнего конфликта, после которого убили девушку, которой вы оба угрожали, ты тоже под подозрением. И вы оба отстранены от занятий на время, пока не выяснятся подробности происшествия, — отчеканил он.

— Вы хотели сказать — не определят виновных? — усмехнулась я. — Ведь вы не собираетесь искать истинного убийцу, решив, что виновен именно Сай, а все расследование ограничится именно подтасовкой фактов. В ином случае должны понимать, насколько абсурдны все обвинения. Нинетт провоцировала ссору, но не получила желаемого. Да, перепалка случилась, но мы с Саем ушли. И как раз этому есть куча свидетелей, но сомневаюсь, что вы опрашивали их.

— Какая преданность, — хрипло заметил наставник. — Чем он заслужил ее?

— Вам этого не понять, — выпалила я.

— А вдруг? — усмехнулся господин Эйнар, протягивая руку и проводя по моим волосам.

— Мои отношения с Сайдаром вас не касаются, — заметила я, вновь начиная нервничать.

— Ошибаешься, — медленно сказал страж. — К тому же ты знаешь далеко не все.

Его пальцы чуть сжали мое плечо, проследовали по руке вниз, переместились на талию. Я привычно замерла, справляясь с волнением, но получалось плохо. Если на тренировках у меня просто горела кожа от его прикосновений, то сейчас в памяти вновь всплыл поцелуй, сводя меня с ума. Нервно прикусив губу, я резко выдохнула и на мгновение прикрыла глаза.

— Что вам нужно? — процедила, упрямо посмотрев на наставника. — Мы не на тренировке, необходимости в подобном нарушении личных границ не вижу. Тем более что в ваших услугах больше нет смысла, если я отстранена от участия в соревнованиях.

— Это решать не тебе, — улыбнулся он.

— И не вам!

— Если бы я не знал, что ты родом из Эрея… Морские жители практичны, хладнокровны и неэмоциональны. Первое и второе присутствует, а вот третье… На твоем плече кристалл льда, но в крови — огонь, который разгорается с каждым днем все сильнее. Ты холодна, как и твой знак, но мне известно то, что для тебя пока остается загадкой. Ледяная королева тает, но тает от моих прикосновений, что радует безмерно.

— Вы слишком много о себе возомнили, — нервно парировала я. — Огонь — стихия моего жениха. Из-за него лед тает. Реакция же на ваши прикосновения — неучтенный фактор, с которым я почти научилась справляться.

— Почти — ключевое слово. Ты подменяешь понятия…

— Нет!

— Доказать? — наставник приподнял бровь.

— Попробуйте…

Договорить я не успела. Рука, до этого момента спокойно лежащая на талии, вмиг стала тяжелее, хватка сильнее, и не успела я опомниться, как оказалась притянута к мужскому телу, а губы ожег поцелуй.

Меня снова охватила растерянность и неспособность разумно соображать. Глаза сами закрылись, губы приоткрылись, а тело стало слабым и безвольным. Я злилась на себя, но ничего не могла поделать. Надо было давно закончить бессмысленный разговор и уйти, но сделать это до того, как господин Эйнар прикоснулся ко мне. Теперь не хотелось, чтобы он отпустил меня, а поцелуй закончился. Он был таким страстным, томительным и сводящим с ума. В какой-то момент я перестала осознавать, где нахожусь. Значение имели только руки и губы мужчины и те ощущения, что они дарили. Нечто подобное я испытывала, когда подключалась к источнику, но это было совсем другое чувство. Магия насыщала и будоражила кровь, но мне всегда удавалось контролировать процесс. Здесь же все было иначе. И это пугало. Пугало и злило, но в то же время хотелось выяснить, в чем именно заключается разница и почему на меня так действует происходящее.

Собрав остатки разума где-то на задворках сознания, я заставила себя открыть глаза и обнаружила, что сама обнимаю мужчину, прижимаясь к его телу, пропускаю светлые волосы между пальцами… Осознав реакцию собственного тела и то, что она не осталась незамеченной, если судить по уверенности и наглости мужчины, уперлась ладонями в его грудь и прервала поцелуй.

— Убедилась?

При этом наставник и не думал меня отпускать. Мало того, провел подушечкой пальца по нижней губе, отчего та моментально отозвалась пульсацией, а тело потребовало продолжения. Справиться с обуревавшими меня эмоциями не выходило, но зато прекрасно получилась оглушительная пощечина.

— Не смей меня трогать, — прошипела я, отступая. — Не имеешь такого права!

Нервно оценив ситуацию, ринулась к двери. Надо как можно скорее вернуться в университет и заняться тем, что действительно важно. Выяснить, что произошло на самом деле, разыскать преподавателей и остальных членов команды. И любыми путями и способами выяснить, где Сай и как доказать его невиновность. Пока понятно одно: никаких больше тренировок со стражем не будет. Хватит, дозанимались…

— Далеко собралась? — донеслось в спину.

Вопрос я проигнорировала, но покинуть дом не вышло. Двое стражников охраняли вход с улицы. На них я и наткнулась, они же меня и задержали.

— Вернись в дом, — услышала я голос наставника.

— И не подумаю, — огрызнулась, пытаясь обойти стражников.

Ледяной аркан обвился вокруг талии, и меня буквально втащило обратно.

— Не стоит игнорировать меня, — посоветовал он, когда дверь за спиной захлопнулась с оглушительным грохотом. — Я не закончил.

— Внимательно слушаю, — съязвила я.

— Начнем сначала, — усмехнулся он. — Отныне, пока идет следствие, ты обязана все свои действия согласовывать со мной как с представителем магического патруля.

Я молчала, понимая, что страж прав. Если преступление расследуется ими, то я, как невеста Сая, могу попасть под раздачу. С другой стороны, раскрыть секрет я была не готова. Сначала необходимо выяснить, что произошло. Официальной невесте это сделать проще. Осталось только уточнить детали…

— Какие именно действия я должна согласовывать? — спросила я.

— Все!

— В том числе и те, когда, к примеру, мне требуется в ванную? — невинно поинтересовалась я. — Как раз сейчас мне очень нужно посетить эту комнату.

— Нет, на такое разрешения не нужно.

— Радует, — улыбнулась я как можно более мило, но это не особо получилось. — Еще несколько уточнений. Я под каким-нибудь видом ареста? Мои передвижения ограничены?

— Нет, — процедил страж.

— Благодарю. Тогда, думаю, вы не имеете оснований для моего дальнейшего удержания и я наконец могу посетить ванную. В одиночестве, — с очередной улыбкой уточнила я. — А затем пойти в университет. Я права?

— Да, — вынужден был согласиться со мной наставник.

Выдохнув с облегчением от небольшой, но победы, направилась в ванную комнату. Мне были необходимы несколько минут в одиночестве, чтобы окончательно прийти в себя и собраться с мыслями.


ГЛАВА 13

Университет бурлил от новости. Предположения были самые безумные, но в одном мнения совпадали — Нинетт сама напросилась, кто бы ее ни убил. Слишком заносчивой и высокомерной была девушка, несмотря на попытки казаться дружелюбной. Такие множественные высказывания удивляли, хотя я должна была уже привыкнуть, что сухопутные жители довольно эмоциональны, злопамятны и не обременены снисходительностью к ошибкам и просчетам других.

Я не видела тела Нинетт, но по тому, что слышала, она была изувечена и обожжена. И все равно, почему в этом некоторые обвиняли Сая — непонятно. Да, он был демоном, но в сто раз лучше каждого, кто «по секрету» утверждал, что все представители его расы опасны для окружающих. Последних характеризовали как «нормальных», но чем больше я слушала, тем сильнее убеждалась в своей правоте. Злилась на несправедливое обвинение, которое многие приняли за истину, не попытавшись разобраться, но пока ничего не могла сделать. Планктон… Завистливые червяки, которые ждали возможности рассчитаться с более удачливым соперником и теперь торжествовали. Радовало одно, их было мало, большинство студентов, как и я, были возмущены.

Сейчас я занималась тем, что искала профессора Эрстена и магистра, чтобы выяснить правду. Им я верила, и кому как не преподавателям знать обо всем. Уверения господина Эйнара в виновности Сая меня не убедили, так что я постаралась избавиться от компании стража, и мне это удалось. Ему просто нечего было возразить, когда я напомнила его же собственные слова и свое согласие сотрудничать, следуя которому докладываю о том, куда собираюсь идти.

— Селеста, — услышала я окрик Эмира и резко обернулась, — где ты была? — прошипел он. — Слышала уже? Что скажешь?

Маркес выглядел одновременно злым и растерянным. От привычной язвительности, самоуверенности, нахальства и смешливости не осталось и следа.

— Знаю. Ничего не скажу, — буркнула я. — Ищу хоть кого-нибудь, кто мне внятно объяснит, почему обвинили именно Сая.

— Ты же ушла вчера, — скривился Эмир. — Кстати, где была? Я заходил к тебе, но мне сказали, что ты не ночевала в общаге.

— У Сайдара, — пояснила я. — После разборок на берегу он сказал, чтобы я оставалась у него в квартире.

— Логично, — кивнул парень и снова нахмурился. — Тогда какого он снова приперся на вечеринку?

— Откуда я знаю? — зло выпалила я. — Когда ложилась спать, он сидел в гостиной и никуда не собирался. Что произошло? Почему обвинили его? Только говори то, в чем уверен. Очередных слухов и домыслов я не вынесу!

— Когда вы ушли, сначала все были несколько напряжены, но потом веселье продолжилось. Мы классно проводили время, пили, потом вернулся Сай. Он не присоединился к остальным, а сразу увел Нинетт в сторону. Они о чем-то говорили, и, судя по выражению его лица, приятного в этой беседе было мало. — Эмир покачал головой. — Под конец они снова поругались, причем он взбесился до такой степени, что у него началась трансформация. Я, как мог, его успокоил, Сайдар заверил меня, что все в порядке, и ушел, недвусмысленно заявив, что, если она не оставит тебя в покое, ей не жить. Нинетт тоже ушла, ну а мы потихоньку свернули вечеринку. Все же командные, все дела. Надо было и поспать… Почти все разошлись, осталось шестеро всего. Когда возвращались, услышали крик Галины. Она вопила так, словно ее убивали. Естественно, бросились выяснять, что к чему, помочь…. А нашли ее сидящей над трупом Нинетт.

— Прям сразу и труп? — уточнила я.

— Часть тела была обуглена, а все остальное в крови, — приподнял бровь Эмир, и я покачала головой. — В таких случаях не остается сомнений.

— Почему Сай? — глухо повторила вопрос.

— Галина сказала, что когда она возвращалась, то видела именно его.

— И ты поверил? Не неси чушь!

Узнав, что подозрения основываются на показаниях Галины, я окончательно убедилась в невиновности Сайдара. Эта психованная иномирянка просто не способна мыслить разумно, так что свидетельница из нее, как из меня — дракон.

— Ты не понимаешь. — Маркес подошел ближе и понизил голос: — Сай под особым наблюдением. На первом курсе он уже сорвался пару раз. И знаешь, при одном таком случае я присутствовал лично. Забыть подобное сложно. У него реально все ограничители срывает, и он превращается в зверя с неконтролируемой агрессией…

— Если он так опасен, почему его не отправили под надзор семьи и не блокировали силу?

— Магистр поручился за него лично. Не знаю, кого именно он хочет из него вылепить, но тот год прошел спокойно, и вот новый срыв. И виновата в нем ты, — заявил Маркес.

— Эмир, ты веришь, что Нинетт убил Сай? — резко спросила я.

— Знаю, что он способен на это, — припечатал меня Маркес. — И основное доказательство его вины в том, что он сбежал. Но! Именно это и является его оправданием. Сайдар не трус! Поэтому, пока не увижу его, не задам вопрос в лоб и не получу ответ, не собираюсь ни обвинять его, ни оправдывать.

— И на том спасибо, — буркнула я. — Что нам делать дальше?

— Нам? — уточнил Маркес. — Ты сейчас о чем конкретно?

— Обо всем. Где искать Сая? Как доказывать его невиновность? И вообще, что с соревнованиями теперь?

— Первое и второе — понятия не имею. Соревнования… все сложно. Отстранили всю команду.

— Тебя-то за что?

— За все хорошее, — мрачно заявил Эмир. — Мой тебе совет: хочешь помочь Раяру — помалкивай. Ты рыба, поэтому никого не удивит, что ты спокойно воспримешь новость про причастность жениха к убийству…

— Я не рыба, — спокойно заметила я.

— Не придирайся к словам, — поморщился Маркес. — Понимаешь, о чем я говорю. А лучше пойдем, найдем магистра и получим все инструкции от него. Он как никто заинтересован, чтобы все обвинения были сняты и мы попали на соревнования. Учитывая, что Нинетт мертва, Витор займет ее место, не придется срабатываться с новеньким.

— Ты циничен.

— Ты попала в команду магистра случайно, вместо Сафии, — напомнил Эмир. — А мы с Раяром этого добивались с первого курса… Все, хватит разговоров! Пошли!

Машинально кивнув, я молча последовала за парнем. Мыслей в голове роилось много. Новости об агрессивной натуре Сайдара слышать было неприятно, но я подозревала что-то подобное. Как говорится, из хищника, а демоны были по своей сути именно такими, не сделаешь невинного ягненка. То, как он спускал пар, я тоже успела понять. Спарринги, тренировки… Маркес прав. Моя размолвка с Нинетт — не повод рисковать своим будущим. Сай быстро заводился, но умел и остывать. Я могла понять, если бы он потерял контроль сразу, но предположить, что Сайдар, проводив меня, вернулся мстить — безумие. Одно оставалось непонятным. Даже если его увидели рядом с трупом, почему он скрылся и тем самым дал полное право обвинить его?


Магистра мы обнаружили в деканате боевой магии. Точнее, там были все: профессора Эрстен и Эльвентайн, другие преподаватели, которых я пока только видела. В коридоре столпилось множество студентов, среди которых я опознала тех, кто вчера участвовал в отборочных. Мы с Эмиром присоединились к ним, молчаливо прислушиваясь к голосам, доносящимся из-за двери.

Не знаю, почему не было активировано заклинание против прослушки, но мы прекрасно слышали дискуссию в кабинете. С другой стороны, может, это было сделано специально, ведь скрывать такие сведения от всех заинтересованных лиц — неразумно. К сожалению, начало разговора я пропустила, но и того, что услышала, хватило, чтобы догадаться об остальном.

Командные все же отменили! Решение ректора не обсуждалось, но преподаватели пытались понять, что делать дальше. Учитывая, что одна из победительниц была мертва, второго подозревали в ее смерти, третья оказалась связана с ним узами ритуала, ректор принял решение вообще заменить участников, в том числе и четвертого — за компанию. Лорд Даш не любил скандалов и поддерживал репутацию университета на самом высоком уровне. Уверена, он бы вообще предпочел умолчать о происшествии, но слишком многие уже знали о нем. Хотя были и исключения. Как говорится, все равны, но некоторые равнее, особенно если это жених любимой дочери.

— Осталась пара недель, — напомнил профессор Эрстен. — Принимать решение надо сейчас. Команда вторых мест — слаба. Они не успеют сработаться, а значит, выпускать их — заведомо расписаться в проигрыше.

— Какой удар по университету… — насмешливо добавил магистр.

— Можем вообще никого не выставлять и лишиться даже малого шанса на победу, — напомнил незнакомый мужской голос. — В любом случае решение ректора не обсуждается. Конечно, в идеале бы использовать твою команду, Бран. Они превосходны! Увы, это невозможно, если только каким-то чудом не выяснится, что Раяр невиновен. Тогда, уверен, ректор согласился бы с твоими доводами и вернул все на свои места.

— Что дальше? — уточнила профессор Эльвентайн.

— Готовим в срочном порядке вторую команду и продолжаем вести себя так, словно ничего не произошло. Убийство или нет, но на рабочем процессе это никак не должно отразиться, — резко заявил Аэрон Эрстен. — Делом занимаются городские стражники и магический патруль. В любом случае мы никак не можем повлиять на результаты их расследования.

— Раз так, то предлагаю расходиться. Кстати, в коридоре толпа студентов…

— Ректор официально объявит о решении в течение дня, — напомнил магистр. — Наша задача — работать так же, как всегда, и даже лучше. А теперь прошу меня простить, необходимо продумать план занятий для новой команды.

Когда дверь открылась, все постарались сделать вид, что случайно оказались в коридоре, но магистр лишь покачал головой, все понимая. Когда его взгляд остановился на мне и Маркесе, преподаватель нахмурился и кивнул в сторону выхода, предлагая подождать его там. Эмир схватил меня за руку и потащил за собой.

— Вижу — те, кто занял вторые места, все здесь. Жду вас на главной арене через час. Остальные расходятся. Занятия проходят по расписанию, не забывайте про опоздания.

На этом магистр посчитал свою речь законченной и направился к выходу. Проходя мимо нас, тихо бросил:

— На арену. Я скоро подойду.


Магистр немного запаздывал. Мы с Маркесом бесцельно слонялись по арене. Не знаю, как Эмир, но я старалась не думать о плохом. Главное я услышала: если с Сайдара снимут обвинения, то все вернется на свои места. Вопрос в том, как это сделать…

— Так, времени мало, поэтому сентенций разводить не собираюсь, — с порога заявил Джэтен. — Скажу как есть. Вас всех слили. За это можете благодарить Раяра.

— Магистр, — перебила я его, — вы тоже верите, что Сайдар виновен?

— Разве мое мнение имеет значение? — усмехнулся он.

— Для меня — да!

— Рыбка, — уже мягче продолжил преподаватель, — я знаю о ваших нежных взаимоотношениях, но лучше бы тебе не кричать о них на всех углах. Мы все придерживаемся официальной точки зрения. Никаких предположений, пока ректор не объявит о новой версии.

— Магистр, — спокойно заметила, — а мне плевать на ректора и его точку зрения. Я знаю точно — Сай не виноват.

— Это радует, — неожиданно улыбнулся он. — Тогда сможешь попробовать ему помочь.

— Что надо делать?

— Подожди, все скажу в свое время. А что касается тебя, Маркес… — усмехнулся магистр. — Поведай нам о своих мыслях на этот счет.

— Раяр, конечно, тот еще гад, но он не убийца, — глухо согласился со мной Эмир.

— Приятно в очередной раз получить подтверждение правильности собственных действий, — заметил магистр и оглянулся. — Тогда иди погуляй, я тебя позже позову.

— Но…

— Без «но»! — рявкнул Джэтен. — Мне не нужно, чтобы вас вообще выгнали, так что действовать будете независимо друг от друга.

— Да, магистр, — больше Эмир не сказал ни слова и покинул полигон.

— Вот скажи, почему не остановила его вчера? — зло спросил он. — Или задержать мужика лаской — для тебя проблема?

— Сделаю вид, что не слышала ваших слов, — спокойно сказала я. — Оправдываться не собираюсь, но могу точно сказать: когда я пошла спать, Сай был абсолютно спокоен.

— Извини, — поморщился преподаватель. — Я не должен на тебе срываться. Все я знаю… И как ты уводила его, и что не провоцировали никого… Ты все делала правильно. Но на Раяра ты действуешь определенным образом. Он готов подчиняться и прислушиваться, но когда считает, что тебе угрожают или проявляют к тебе чисто мужской интерес, моментально выходит из себя. В принципе нормальное поведение для… жениха, когда не только дорожишь мнением невесты, но и испытываешь ревность. Я одобрял ваши отношения, несмотря на некоторые недостатки, потому что он стал серьезнее относиться к учебе. По той же причине я закрываю глаза на то, что они с Маркесом постоянно выясняют, кто из них круче.

Я молчала, слушая преподавателя и четко осознавая, в чем истинная причина. Не жених, конечно, а старший брат, но этот факт я вновь предпочла утаить, а про остальное и сама догадалась.

— Почему вы поручились за него два года назад? — прищурилась я.

— У Маркеса слишком длинный язык, — заметил преподаватель.

— А еще я знаю, что вы не только поспособствовали получению разрешения жить в городе, но и постоянно устраиваете для него «практику». Конечно, о последнем Сайдар не распространялся, — поторопилась уточнить собственные слова. — Однако подобное отношение кажется несколько странным.

— Ты многое видишь, но не все пока готова услышать, — усмехнулся магистр. — В любом случае у нас сейчас другая проблема.

— Вы знаете, где он? — тихо спросила я.

— Неужели ты думаешь, что если бы я знал, то кричал бы об этом на всех углах? Причем не важно, кто меня об этом спрашивает. Раз он считает правильным не говорить о своем местонахождении, тому есть причины.

— Вы не сказали, как я могу ему помочь, — напомнила я, принимая это объяснение.

— Скоро скажу, — сказал он, вновь смотря на вход.

— Мы кого-то ждем? — уточнила я.

— Уже нет, — улыбнулся преподаватель и махнул рукой.

Быстро обернувшись, я увидела того, кого хотела лицезреть в последнюю очередь.

— Господин Эйнар, — пробормотала я.

Страж выглядел сосредоточенным и обеспокоенным, двигался стремительно, но с какой-то тягучестью, что моментально вызвало чувство опасности. В горле появился комок, стало сложно дышать, и я машинально шагнула назад. Наставник наградил меня тяжелым взглядом, от которого сердце учащенно забилось. Машинально тронув губы пальцами, я отчетливо вспомнила все события сегодняшнего утра. Хотя расстались мы с мужчиной на довольно позитивной ноте, сейчас я поняла, что предугадать его дальнейшие действия не могу.

— Все в сборе, — выдохнул магистр. — Поэтому не будем ходить вокруг да около. Есть проблема, которую надо решить. Эйнар, как друга, я прошу тебя помочь.

— Дело касается Раяра? — резко уточнил страж, снова взглянув на меня, а когда магистр кивнул, процедил: — Знаю ситуацию… Тебе не кажется, что ты просишь слишком много?

Я с интересом посмотрела на наставника. Когда Сай успел перейти дорогу и ему? Неужели все из-за меня?

— Не кажется, — спокойно возразил магистр. — А ты, видно, забыл клятвы ордена.

— Я не буду защищать убийцу.

— Его вина не доказана, — парировал преподаватель. — Если тебе так будет спокойнее, я лично поручусь за него.

Взгляд, которым страж наградил преподавателя, заставил меня поежиться, но Джэтен лишь вновь усмехнулся:

— Знаешь, я удивляюсь тебе. Неужели ледяной Эйнар все же способен на эмоции?

— Предлагаешь обсудить это при ней? — кивок в мою сторону.

— Так она заинтересованное лицо, — хмыкнул магистр.

На этой фразе я с новым интересом начала следить за разговором. Как ни странно, меня даже не смущало, что мужчины ведут себя так, словно они здесь одни. Я готова была мириться с этим, лишь бы не выгнали и дали дослушать до конца.

— Бран!

— Так поможешь или нет?

— Что именно ты от меня хочешь?

— Зеркало Истины, — медленно сказал магистр, не сводя взгляда с господина Эйнара.

— Он так тебе дорог? — прищурился страж. — Готов идти на крайние меры?

— Не люблю несправедливости. Особенно когда обвиняют перспективного мальчишку, который станет гордостью всего магического сообщества. Что решил?

— Мне необходимо подумать.

— Давай. Пары часов хватит?

— Решил поиздеваться? — приподнял бровь господин Эйнар.

— Вовсе нет, — притворно оскорбился преподаватель.

Страж промолчал и впился в меня взглядом.

— Дам ответ вечером, — глухо сказал он. — Ей лично. Дом на скале, в девять.

Больше не говоря ни слова, развернулся и ушел. Я вопросительно уставилась на магистра, ожидая объяснений, но преподаватель, враз растеряв веселость, задумчиво смотрел на выход, где скрылся господин Эйнар.

— Магистр, — напомнила о себе я.

Переведя на меня внимательный взгляд, он посмотрел на меня так, словно видел первый раз в жизни.

— На что ты готова ради Сайдара? — резко спросил он.

— На многое, — пожала плечами.

Я действительно так считала. Сай стал мне ближе, чем кто бы то ни было.

— Хорошо, если так, — пробормотал магистр. — А теперь к делу. Ты знаешь, что такое Зеркало Истины?

— Артефакт огромной силы, — отрапортовала я. — Используется как средство для установления последнего и непреложного доказательства практически по любым вопросам. Свидетельство Зеркала не может опровергнуть никто. Действие — одноразовое. Изготовить его может обладатель дара, имеющий уровень не ниже архимага. Процесс изготовления и настройки мне неизвестен, знаю только, что при этом спаивается элементаль и Зеркало стихии. Знание об этом артефакте является тайным. Правом на его применение обладает только магический патруль.

— Четвертый курс, — уважительно сказал преподаватель, окинув меня взглядом. — Рыбка, ты с каждым днем поражаешь меня все сильнее.

— Магистр, вы хотите доказать невиновность Сайдара с его помощью? Об этом вы просили господина Эйнара? Он сделает его?

— Тише, рыбка, — притормозил меня Бран Джэтен. — Не тараторь. Изготовление Зеркал — процесс крайне трудоемкий и опасный, поэтому используется только в крайних случаях. Риск смертельного исхода очень велик, и дело не только в поимке элементаля. Надо в совершенстве обладать даром, ведь малейшая ошибка может привести к катастрофе. Поверь, я хотел бы обойтись другими средствами, но я не вижу выхода.

— Кто вам Сайдар, раз вы готовы пойти на такое?

— Я знаю его потенциал и могу предположить, кем он станет, — откровенно сказал магистр.

— Почему господин Эйнар не горит желанием помочь?

— А ты не догадываешься? Тогда ты не так умна, как я считал.

— Представитель закона готов пойти на должностное преступление ради сиюминутной прихоти? — скривилась я.

— Рыбка, не надо так бурно реагировать. Морщины появятся…

— Магистр!

— Есть определенные правила. Случай Сайдара признают незначительным и не требующим дополнительного расследования. Поверь, я знаю, о чем говорю. Слишком очевидна его вина. На месте преступления сняли следы его атакующих заклинаний. Имеется свидетель, который видел его над трупом. Одежда, испачканная кровью, след его ауры на ноже, которым убили Нинетт. Даже отец не поможет и будет вынужден смириться с вердиктом.

— Почему?! Он же влиятелен и могуществен.

— Ты представляешь, сколько преступлений совершается ежедневно в мире? Невозможно в каждом случае создавать Зеркало. Его используют в исключительных случаях, когда есть сомнения в виновности. Лорд Раяр, конечно, применит все свои связи, но пока ходатайство дойдет до главы ордена, пока его рассмотрят… Селеста, отец Сайдара слишком многим поперек горла, в том числе и патрулю. Ему откажут в любом случае.

— Беспристрастность — закон стражей. Они обязаны защищать невиновных любыми путями, — тихо напомнила я. — Если для этого требуется создать артефакт, то необходимо его сделать.

— Все законы можно обойти. К сожалению, стражи обладают слишком большой властью, а она развращает, — глухо сказал магистр. — У Сая слишком неоднозначная репутация, неопровержимые доказательства причастности к убийству и отец, которого слишком многие хотят убрать.

— Тем не менее вы верите в его невиновность, — медленно повторила я, и меня озарило: — Вы видели Сая. Он рассказал, что случилось на самом деле… Где он?!

— Тихо, рыбка, — рыкнул магистр. — В твоем положении будет умным молчать и быть солидарной с официальной версией, если хочешь помочь своему жениху.

— Хорошо. Скажу немного иначе. Сайдара делают крайним. Почему вы решили, что господин Эйнар поможет? Если проанализировать все сказанное и несказанное, ему проще дождаться окончания всей этой истории.

— Об этом ты можешь спросить его сама. Но перед тем как откроешь рот, хочу посоветовать десять раз подумать. Еще есть вопросы? У меня через двадцать минут занятие…

— Почему именно он занимается делом об убийстве?

— По сути, в этом наша удача. Эйнар из тех, кто как раз способен действовать не по установленной процедуре, чтобы докопаться до истины. По крайней мере, был таким. И, несмотря на официальный отпуск, он включился в расследование, хотя и не должен так делать.

— Ничего не понимаю.

— Рыбка, не тупи. Официально дело ведет Рэйс, он не сомневается в виновности Сая. Никаких оснований оспаривать его вердикт нет, как и причин для замены. Только те, кто хорошо знает Сайдара, понимают абсурдность обвинения, но для патруля он всего лишь один из… Но даже стражи — живые существа. Когда в деле появляется личный интерес, все решается быстрее. Сделай так, чтобы дело Сая заинтересовало Эйнара лично, только это спасет твоего жениха, потому что больше никто из патруля не согласится создать Зеркало.

— Почему Сай не пришел ко мне?

— А чем бы ты ему помогла? Ничем. — Магистр ответил на вопрос сам. — Когда все закончится, он расскажет тебе подробности. Возможно, ты злишься, что я многого не договариваю, но поверь, это в интересах всех, кто искренне хочет помочь Сайдару. Лучше и безопаснее будет действовать независимо друг от друга.

— Неужели нет другого способа? Я поняла, что отец Сая не может повлиять на патруль, но если ничего не выйдет? Неужели они ничего не могут сделать? К тому же можно пригласить для удостоверения невиновности Сайдара менталистов…

— Только обеспечить ему другое имя и жизнь в бегах. Ментальная проверка вскроет то, что не только Сай предпочел бы скрыть. Он никогда не пойдет на то, что бросит тень на имя его рода. Пойми, Сай успел создать себе не очень хорошую репутацию, а на сей раз есть явные доказательства его причастности. Впрочем, не стану повторяться. Вердикт стражей — виновен. Думаю, ты знаешь, что на этом можно заканчивать. Их решения не оспаривают. Я останусь здесь и официально не предприму ничего, чтобы помочь Сайдару. Знаю, что не вправе тебя уговаривать или приказывать, но уверен, ты не смиришься с несправедливым обвинением. Предложенный мною вариант сложнее и проще одновременно. Эйнар заинтересован в тебе и готов помочь. Твоя задача убедить его сделать Зеркало Истинны. Сама сказала, что готова на все.

— На многое, — поправила я.

— Идешь на попятную?

— Даже не думала, — процедила я. — И не делайте вид, что не услышали меня с первого раза. Но если вы думаете, что ради Зеркала я безропотно соглашусь на все требования господина Эйнара, то глубоко заблуждаетесь! Вы осознаете, какую плату он потребует за свои услуги? — с горечью усмехнулась я.

— Все будет зависеть от тебя, рыбка. Докажи, что ты не только гениальна, но и умна. У тебя есть огромный козырь. Две недели — и он до сих пор не тронул тебя. А ты знаешь, стражам не отказывают. Их интерес считается наградой…

— Прыгаю от счастья, — съязвила я. — Знаете, магистр, у меня даже нет слов, чтобы сказать, что я о вас думаю, и при этом остаться в рамках.

— Верю.

Я кипела от злости. Она переполняла все внутри, вынуждая терять контроль. Предполагая, что это отголоски стихии Сайдара, я обрадовалась и испугалась одновременно. Ярость не даст мне отступить, но страх может помешать предстоящему разговору. Если бы я могла зарядиться силами от своей стихии! Но времени на это не было.

Бросив быстрый взгляд на магистра, я поняла, что наш разговор окончен. Но заставить себя уйти так и не могла.

— Зеркало необходимо до соревнований, — пристально посмотрев на меня, сказал магистр. — Ректор настроен решительно. Я буду тянуть время любыми способами, но, чтобы сохранить репутацию заведения, он объявит о виновнике до их начала, чтобы подтвердить безопасность университета и неотвратимость кары за преступления вне зависимости от происхождения студента.

— Две недели, — прошептала я. — Хорошо, поняла вас.

— Селеста, время. У тебя еще есть вопросы? — нахмурился Джэтен.

— Да. Профессор Эрстен в курсе?

— Меньше сведений об остальных — гарантированнее результат, — напомнил преподаватель.

Криво улыбнувшись, развернулась и побрела к выходу. Только что я злилась, сейчас внутри образовалась пустота, но решения проблемы с наставником я так и не видела. Теперь было глупо говорить магистру о своих жалобах на стража, раз тот со своими полномочиями заставил преподавателя отойти в сторону. Как ни хотелось мне распрощаться со стражем, обстоятельства вынуждали к терпению. Отныне придется быть исключительно любезной с тем, на кого так бурно реагировало мое тело и магия, а разум приказывал держаться подальше. Никогда не думала, что между ними может возникнуть конфликт. Но с этим я обязательно разберусь, а пока у меня было около часа перед следующей лекцией. Времени как раз хватит, чтобы освежиться и переодеться.


Не успела я войти в комнату в общежитии, как на меня накинулся Джастин.

— Совсем совесть потеряла! — рявкнул он неожиданно громко для своего размера. — Где шлялась?!

— Не ори на меня, — напомнила я. — Лучше доложи, что здесь происходило, пока меня не было.

— Иди в бездну.

Судя по тону и тому, что Джастин демонстративно юркнул под кровать, он на меня обиделся. Я могла его понять. Единственной обязанностью герака было охранять и защищать меня, а я вынудила его сидеть в закрытой комнате, сторожить вещи и следить за соседками. Его нынешний размер и так стал ударом по самолюбию, а я добавила новых переживаний…

— Извини, — миролюбиво попросила я. — Виновата, исправлюсь.

— Каким образом? — донеслось из-под кровати.

— Не знаю, — честно сказала я. — Но придумаю.

— Галька перерыла все твои вещи, — доложил тритон, показываясь.

— Что-то испортила или украла?

— Одежды у тебя больше нет.

— Весело, — пробормотала я.

После того случая с мантией я позаботилась о запасе и попросила Маркеса повесить на них соответствующие заклинания, которые помешают испортить одежду. Видимо, они были не настолько хороши, раз соседке удалась диверсия. Вот ведь… иномирянка. У нее подруга погибла, а она… Как же такое возможно? На все плевать, лишь бы напакостить.

Мне срочно требовалась вода, чтобы привести мысли в порядок. Купание в океане было заманчивой идеей, но смогу ли я удержаться и не сменить ипостась? Сомневаюсь. Да, стихия унесет меня на глубину, заставит забыть о проблемах, но и погасит злость, а я пока не готова была с ней проститься. По крайней мере, пока не нанесу визит наставнику. Решение не заставило себя ждать. Днем в душевых никого не было, так что не воспользоваться подобной удачей я не могла. Пресная вода освежит мысли, но не смягчит характер. Проблема только в одежде. Ходить два дня в одном и том же не хотелось. Моя — испорчена, а значит…

— Джастин, где Галина хранит чистое?

— В нижнем ящике, — услужливо подсказал тритон.

— Справедливый обмен. Она лишила меня одежды, я позаимствую ее. Вот только сам факт…

— У нее есть пара новых платьев, которые она ни разу не надевала. Только вчера доставили от портного, — ехидно добавил Джастин, правильно поняв мои сомнения.

— Замечательно, — улыбнулась я, решительно открывая ящик.


Голова была ясной, одежда на удивление удобной, а лекция познавательной. Профессор Эрстен разбирал тему использования некоторых стихийных заклинаний в бытовых целях, и я послушно конспектировала. В этот раз все воспринималось иначе. Преподаватель рассказывал так же емко и интересно, но привычной эмоциональности не было. Периодически он замолкал, уставившись в одну точку. Под глазами его легли тени, скулы обострились. Профессора не оставила безучастным неприятная ситуация, хотя он старался вести себя так, словно ничего не случилось.

Когда занятие закончилось и студенты покинули лекторий, я осталась. То, как преподаватель рассеян, поняла окончательно, когда он даже не отреагировал на меня. Подойдя к столу профессора, негромко кашлянула, привлекая внимание.

— Сорен, вы что-то хотели? — словно очнулся он.

— Я…

— Простите, профессор, — донеслось от двери. — Сорен вызывают к ректору.

Я обернулась и увидела парня со второго курса, который тоже присутствовал на той злосчастной вечеринке.

— Хорошо, — кивнул преподаватель, и студент закрыл за собой дверь.

— Что ему надо? — вырвалось у меня.

— Не могу знать. Просто постарайтесь следить за тем, что говорите и как себя ведете. Не вступайте в споры и, что бы ни сказал вам ректор, примите это со смирением и присущим вам по происхождению и воспитанию достоинством.

— Хорошо.

— Не заставляйте себя ждать.

Да, так меня еще не выгоняли. Но делать было нечего. Закинув поудобнее сумку, я направилась к ректору. Профессор больше не сказал ни слова, но его взгляд я чувствовала, пока не закрыла за собой дверь.


Кабинет ректора я помнила еще по первому визиту сюда, но его монументальность поражала, как и в первый раз.

За огромным столом в приемной все так же сидел секретарь. Злобный мерзкий пес, который вызывал брезгливость и желание держаться от него как можно дальше. Он окинул меня взглядом, распорядился занять место на диване и ждать, пока меня не вызовут.

Послушно устроившись на краешке сиденья, принялась ждать. Минутная стрелка делала круг за кругом, но ничего не менялось. По крайней мере, в опоздании меня теперь точно никто не обвинит. Невольно усмехнулась, чем заработала осуждающий взгляд секретаря, а в следующую секунду вновь стала серьезной, ибо дверь кабинета открылась, и из нее вышел Маркес. Выглядел он подавленным и мрачным, а когда я подалась вперед, покачал головой. Намек был недвусмысленным, разговаривать парень не собирался. Впрочем, пообщаться у нас не получилось бы. Секретарь пригласил меня зайти в кабинет.

Ректор сидел в огромном кресле. Молча кивнул на стул, предлагая присесть. Положив руки на колени, я ждала услышать то, что мне не понравится. Как бы мне хотелось ошибиться, ведь плохих новостей было слишком много, но увы.

— Сорен, я не буду говорить вступительных слов. Вы на время отстранены от занятий. С этого дня все перемещения вы согласуете с представителями магического патруля. Расследование продлится максимум две недели. На основании результатов мы вернемся к этому вопросу. Вам все понятно?

— Вполне, — кивнула я, думая над тем, что ректор решил лично со мной поговорить, а не донести новости через куратора или декана. — С кем именно из представителей магического патруля мне проводить согласования?

— С господами Эйнаром и Рэйсом. Первый — ваш наставник. — Ректор окинул меня взглядом. — Мне доложили о нарушении субординации с его стороны. Думаю, в дальнейшем вам будет проще общаться с господином Рэйсом. Хотя принципиальной разницы нет. Личная жизнь стражей никогда не отражается на их профессиональных качествах, — добавил он с усмешкой.

Я была уверена, что в этот момент густо покраснела. Стыд заполнил каждую каплю крови, смотреть на руководителя университета я не могла, опасаясь увидеть еще и брезгливость на его лице. Я видела ректора всего трижды, понимала, сколько сил и умений необходимо, чтобы руководить таким заведением, и, несмотря на его жесткую позицию в истории с Сайдаром, осознавала, что он поступает так безжалостно потому, что не может иначе. Хотя покрывать жениха дочери ему не следовало. Это выдавало его слабость. А слабость всегда приводит к проигрышу.

— Спасибо, что даете мне шанс, — спокойно сказала я. — Поверьте, я приложу все силы, чтобы оправдать ваше доверие. Как я уже говорила, учиться в университете огромная честь для меня.

— Вы очень разумны. Это радует. Вы можете пользоваться библиотекой и заниматься самостоятельно, — мягче добавил он. — В случае положительного решения по вашему вопросу риск отстать по программе сведется к минимуму.

— Благодарю вас!

— Вы свободы, Сорен.

— Благодарю, что уделили мне время. — Я поднялась и направилась к выходу.

У двери я улыбнулась и попрощалась, мимо секретаря прошла так быстро, как позволяли приличия, а вот по лестницам уже сбежала.

Наткнувшись внизу на мрачного Маркеса, резко остановилась.

— Отстранили? — догадалась я.

— И тебя?

— Ничего, прорвемся…

— Сама-то веришь? — поинтересовался он.

— Конечно. Предлагаю последовать моему примеру: заниматься самостоятельно, чтобы не отстать…

— И не подумаю. Когда это я отказывался от дополнительных выходных, — хмыкнул Эмир. — У меня каникулы, и я собираюсь их провести в компании пары шикарных крошек, чтобы они измотали меня до состояния нестоя…

— Выбирай выражения! — перебила его я.

— Не хочешь присоединиться? — нахально подмигнул он.

— Третьей? Я и второй не собираюсь быть.

— Я опечален, но настаивать не смею. Уезжаю завтра, так что если передумаешь…

— Нет.

— Ты многое теряешь.

— Учитывая, что только что убили твою девушку, ты слишком веселый, — укорила я парня.

— Бывшую, — поправил меня Маркес и помрачнел, враз растеряв всю веселость. — Мне жаль Нинетт. Но я не могу повернуть время вспять. Думай обо мне что хочешь, считай циничным ублюдком, но сейчас меня заботит другое. — Эмир обнял меня и быстро поцеловал в щеку. Только я хотела возмутиться или ударить его, как услышала шепот: — Мы вытащим Сая, даже не сомневайся. Это все, что сейчас имеет значение.

Отпустив меня, Эмир вновь сказал какую-то пошлость, но я ее не разобрала, ошарашенная пониманием — Маркес тоже что-то задумал. Помня слова магистра, я не стала задавать вопросов, лишь привычно буркнула про то, что думаю о поведении парня. А когда он скрылся из виду, поняла, что до назначенной встречи со стражем осталось около часа. Сначала я думала вернуться в комнату и забрать Джастина, как и обещала ему, но, подумав, решила этого не делать. Он будет отвлекать, а если влезет с очередными нравоучениями, я просто сорвусь, ведь нервы и так на пределе. Конечно, потом герак устроит мне головомойку, но я постараюсь извиниться, и он простит. Надеюсь…


ГЛАВА 14

Небольшой дом на скале, где поселился господин Эйнар, стоял в стороне от всех прочих строений. Кажется, Сай рассказывал, что в свое время там жил сторож, но позже весь персонал перевели в отдельный корпус, а домик использовали в качестве гостевого. Не знаю, почему стражей не разместили вместе, но факт оставался фактом — проживал наставник в гордом одиночестве, а его напарник предпочел город.

Я прекрасно понимала, как выглядит со стороны визит незамужней девушки в дом, где проживает чужой ей мужчина. И меня очень интересовало, чем руководствовался господин Эйнар, когда велел мне прийти к нему. Прекрасно помня о том, какие слухи появились после моего визита к Маркесу во имя спасения мантии, повторить подобное я не решилась бы. Но что такое стыд и новый виток слухов, когда дело касается жизни? Недоразумение, с которым можно справиться позже.

Я не таилась и не скрывалась, пока шла, но и не афишировала своего визита. Остановившись перед входом в дом, уверенно постучала и чуть отступила назад. Дверь открылась сразу, словно господин Эйнар стоял за ней в ожидании. Эта мысль вызвала невольную усмешку. Наставник посторонился, пропуская меня. Молча войдя в дом, я умудрилась не вздрогнуть, когда дверь захлопнулась, отрезая путь к отступлению. Впрочем, я и не собиралась бежать.

Внутри оказалось довольно уютно. Окна раскрыты настежь, впуская насыщенный солью и свежестью влажный морской воздух, удобная мягкая мебель словно приглашала присесть, а на массивном деревянном столе стоял поднос с напитками и фужерами. Помимо графина с водой, там находилось и ведерко со льдом, где охлаждалась бутылка из темного стекла. То, что камин был не разожжен, очень порадовало. По большому счету, присутствие рядом активной враждебной стихии было лишним в моей ситуации.

— Девять вечера, — заметила я, посмотрев на часы на каминной полке.

Игнорируя диван, я прошла к столу, с интересом достала шампанское, посмотрела на название и равнодушно засунула его обратно в лед. Обернулась и встретила пристальный взгляд стража.

— Вы что-то хотели отметить? — полюбопытствовала я.

— Я рад, что ты здесь, — наконец произнес он, подходя ближе.

Пожав плечами, снова отвернулась. На этот раз, чтобы налить себе воды и залпом выпить. Ставя бокал на столик, почувствовала, что Эйнар стоит совсем рядом. Судя по реакции моего тела, между нами было не больше двадцати сантиметров.

— Вы обещали сказать ваше решение, — напомнила я о причине моего нахождения здесь.

— На что ты готова ради Раяра? — как несколько часов назад магистр, спросил господин Эйнар.

— На многое, — повторила свой ответ и протянула руку, наливая себе еще воды.

— Почему? — глухо спросил страж.

— Говорят, демоны кровожадны и безжалостны, — спокойно сказала я, продолжая стоять к наставнику спиной. — Оспаривать это не стану, как и утверждать за всю расу. Сайдар — единственный ее представитель, кого мне посчастливилось узнать. Возможно, остальные другие, но он — верный друг, заботливый мужчина, честный, порядочный, талантливый… Можно долго перечислять эпитеты, но у меня не найдется ни одного отрицательного. Он был тем, кто предложил мне помощь, не зная даже моего имени. Никогда не требовал ничего взамен, но от этого хотелось дать ему все, и даже больше. Всегда был рядом, помогал и поддерживал. С ним я не боюсь показать слабость, ему могу рассказать о том, что меня тревожит. Знаю, он поймет и подскажет, как лучше поступить. Мы знакомы очень недолго, но ближе его у меня никого нет.

Не выдержав, я снова налила себе воды и выпила. В глазах появились предательские слезы. Никогда не думала, что могу быть эмоциональной, к тому же сказанное мной было чистой правдой. Смущал мужчина, в присутствии которого я пошла на откровения. Я не знала, какая реакция последует, но почему-то была уверена — мне не только стоит, а необходимо быть откровенной.

— Неожиданно, — обронил наставник после небольшой паузы. — Не хочешь присесть?

Равнодушно пожав плечами, прошла к дивану и пристроилась на краю. Я ожидала, что страж сядет рядом, но он опустился в кресло напротив и задумчиво уставился на меня. По выражению его лица невозможно было что-либо прочитать, но становилось понятно, что наша встреча проходит не так, как думал он и ожидала я.

Идя в дом на скале, я предполагала, какую именно цену мне предложат заплатить. Находиться рядом с господином Эйнаром в течение двух недель и не заметить его интереса ко мне. Я была невинной, но не считала себя наивной. Наверное, не довлей надо мной риск лишиться магии, я бы не смогла устоять перед напором и властностью наставника, который к тому же беззастенчиво пользовался своим статусом и превосходством в силе. Тяга между нами была взаимной. Слишком ярким и недвусмысленным был отклик моего тела на нахождение стража поблизости, не говоря уже про прикосновения. Мои губы до сих пор помнили вкус его поцелуя, и, несмотря на все старания, равнодушнее мне стать так и не удалось. Игнорировать этого я не могла. Понятно, если бы он все-таки воспользовался моим положением и слабостью, я бы не смогла его даже видеть, ведь своим поступком он разрушил бы все. Но какой смысл строить предположения? Лишиться магии — все равно что умереть. Наставник почти уничтожил мою репутацию и намеревался разбить все остальное. Что для него мечты и стремления какой-то русалки? Ничего. Будучи уверенной, что явного принуждения не будет, вариант с шантажом я не отбрасывала в сторону. Долго размышляла, но так и не придумала, как отказать господину Эйнару, но при этом уговорить его помочь Саю, однако надеялась на чудо.

— Зачем ты пришла? — глухо спросил он, сцепив руки в замок и продолжая пристально смотреть на меня.

— Вы сказали, что сообщите свое решение, — вновь повторила я. — Почему вы спрашиваете, ведь сами не оставили мне выбора?

— Сними мантию, — бросил он.

Кровь застыла в венах, я нервно выдохнула, но встала, стянула мантию и бросила на диван. Наставник поднялся и подошел ко мне. Протянул руку, коснулся лица… Тело привычно задрожало, но на глазах вновь выступили слезы. Быстро смахнув их, попыталась восстановить дыхание. Как я ненавидела себя за все испытываемые эмоции, за то, что пришла сюда. Но и не прийти не могла. И выхода из ситуации до сих пор не видела.

— Ты говорила, что магия для тебя все, — с горечью усмехнулся он. — Никому не позволишь встать между вами, и все равно ты здесь… Повторю еще раз: зачем ты пришла, раз знала, что тебя может ждать?

— Наверное, в глубине души надеялась, что вы не совершите то, что уничтожит меня, — выдохнула я и тихо спросила: — Вы поможете Сайдару?

— Если выполнишь несколько условий. — Он усмехнулся, когда я нервно прикусила губу. — Еще не знаешь что, а уже такая обреченность?

Я потупилась. В голове было только одно предположение, и я боялась получить подтверждение ему. Но пытка ожиданием становилась смертельной.

— Догадываюсь, — прошептала я.

— По тому, как тебя трясет, предполагается, я должен приказать тебе пройти в спальню и раздеться?

— Мантия… — кивнув в сторону дивана, намекнула я на то, что он уже сделал к тому первый шаг.

— Неужели ты и правда могла подумать, что я воспользуюсь своим положением? — приподнял бровь мужчина. — Жениха обвиняют в убийстве, а злобный беспринципный наставник тащит его невесту и по совместительству свою ученицу в постель? Пошло звучит, не находишь?

— Именно так вы себя и вели все время, — мрачно заметила я. — В последний раз не далее как несколько часов назад. Про утро и говорить не стоит.

— Ты не можешь винить меня за срыв. Что, по-твоему, я должен был испытывать, обнаружив тебя в постели у мальчишки?

— Это была гостевая спальня. Уверена, вы это прекрасно знали, но не посчитали нужным учесть. Как и то, что преподаватели не целуют учениц на глазах у кучи студентов.

— Не смог удержаться. Ты обнималась со всеми, кто этого хотел, целовала в ответ…

— Если я оттолкнула бы тех, кто искренне желал поздравить меня с победой, выказала бы высокомерие! А мне с ними вместе учиться… И вообще, для мага такой силы у вас слишком слабая выдержка, — вырвалось у меня.

— Чем больше сила, тем острее мы чувствуем. Разве ты не знала? — Я молчала, а наставник, не обращая внимания на мое смущение, продолжил: — Не могу передать словами, как впечатляет твой дар. Вторая инициация, а уровень силы таков, каким и после третьей не все обладают. Немногие могут похвастаться подобным. Твоя магия влечет меня к тебе так же сильно, как и ты сама. А еще безмерно радует то, что чувства взаимны. Ты не можешь этого не замечать! — резко сказал он, когда я попробовала возразить. — С каждым днем мне все труднее сохранять дистанцию. Могу сказать больше, скоро и ты почувствуешь это.

Отрицать очевидное было сложно. Моей выдержки хватало на крайне малый срок. Эмоции не так сбивали с ног, как в самом начале, но тягучее чувство притяжения никуда не девалось, а учитывая собственное поведение утром, это стало огромной проблемой.

— Я справлюсь…

— Не получится, — улыбнулся он. — Это называется идеальная совместимость. Избавиться от такого можно, только перекрыв потоки магии, но и тогда останется проблема, если дело не только в даре.

Опустив голову, я вновь промолчала. Мне было понятно, о чем толковал мужчина. Для древних рас такое было не в диковинку. Магия сама выбирала, с кем будет лучше ее носителю. Мало того, это было нормальной практикой — пары нередко составлялись с учетом этого фактора, что, конечно, все равно не гарантировало удачного брака. Я откровенно не понимала, почему наставник заговорил об этом применительно к нам. Или он все же русал и успел посетить Сад Душ? В любом случае сейчас для меня важным было иное.

— И что дальше? — спросила я, когда поняла, что молчание затянулось. — Я в любом случае не смогу… удовлетворить ваши потребности, не рискуя потерять все, ради чего пошла против своей семьи. Сейчас я здесь, потому что очень хочу помочь своему другу. Я отчаянно надеюсь на чудо, но чем больше слушаю, тем сильнее осознаю, что просьба магистра для вас ничего не значит и, чтобы доказать свое превосходство, вы готовы уничтожить меня.

— Боишься лишиться магии? Третья инициация? — приподнял бровь наставник, а когда я кивнула, заявил: — Это не так. Что, если я помогу тебе пройти ее?

— Даже минимальный риск для меня неприемлем. Я не могу положиться на судьбу.

— Я сейчас говорю про совсем другой способ, — улыбнулся он. — Хотя традиционный приятнее. Благодаря фактору совместимости для тебя не будет рисков в том, что я могу предложить.

— Никакой близости? — не в силах поверить в услышанное, уточнила я.

— Это тоже близость, но не физическая. Ты ничего не теряешь в любом случае, но придется довериться мне.

— С этим сложнее, — откровенно призналась я.

Однако не получится ли так, что, соглашаясь на проведение неведомого мне ритуала, я подписываюсь и на все остальное? Ведь других причин для отказа, кроме напрочь погубленной репутации, у меня не останется. Хотя еще час назад, думая над этим, я призналась себе в возможной капитуляции. Что изменилось сейчас? Ведь я по-прежнему боялась, что семья запретит мне занятия магией, как и жених, которого они мне подыскали. Договор с Сайдаром однажды закончится, и мне придется вернуться под власть отца, если я не придумаю что-то еще. Есть огромная разница, останусь я невинной или нет. В первом случае все слухи и домыслы разобьются о факты, во втором… Эрейцы не были столь лицемерны, как сухопутные существа, и спокойнее относились к добрачным связям, но невинность невесты среди представителей древних родов являлась значимым фактором, который никто не сбрасывал со счетов. Потеряй я ее, и отношение ко мне может стать другим, тем более от того, кто, по слухам, славился консерватизмом и приверженностью патриархальным взглядам.

— На какое место в моей жизни вы претендуете? — тихо спросила я, пытаясь выяснить, что именно движет наставником.

— Тан, — незамедлительно ответил он.

— Что?! Вы в своем уме?

Новость оказалась слишком неожиданной. Я подготовила себя к тому, что мне предложат стать любовницей, но заявление господина Эйнара, что он желает гораздо большего, ошарашило и сбило с толку. С одной стороны, радовало, что меня оценивают дороже, чем прихоть, но серьезность его намерений пугала. К тому же я не могла понять, чем вызвано его решение.

— Вполне. Раяра ты знала всего несколько часов, но заключила помолвку, — безжалостно напомнил мужчина.

— У нас договор! — запальчиво выкрикнула я и осеклась, испуганно взглянув на стража.

Он улыбался. Довольно улыбался, полный осознания собственного превосходства. А я неожиданно поняла, что выдержка оставляет меня, отчаянно хочется пить, а еще кричать от бессилия. Мужчина так и не озвучил свое решение, зато подбросил столько тем для размышлений, что я начинала сходить с ума. Но основной вопрос был только один:

— Кто вы на самом деле?! Вы так много знаете об Эрее и его жителях, к тому же в совершенстве владеете водной стихией, что невольно напрашивается вывод, что вы и сами оттуда. Из какого вы рода? Я знаю только имя…

— Не буду отрицать, что при рождении получил другое, — прищурился наставник. — Но при зачислении в патруль все берут себе новое имя. Мое — Эйнар.

— Ладно, пусть будет так, — согласилась я на время принять очередную недомолвку. — Раз вы из Эрея, то понимаете, что я не могу согласиться…

— С каких это пор условия начала ставить ты? — резко спросил он и замолчал, словно злясь на себя за несдержанность. — Вернемся к фактам. Первый заключается в том, что тебе необходима моя помощь, причем в такой ситуации, когда торговаться неразумно. Второе. За это я прошу лишь разорвать отношения, которые позорят твой род. На место тана я именно претендую, как ты правильно выразилась, но обещаю не торопить события и подождать, пока ты сама не осознаешь мою правоту. В качестве жеста доброй воли и свидетельства серьезности своих намерений обещаю помочь тебе безбоязненно пройти третью инициацию. Как ни крути, но ты в плюсе по всем статьям.

— А я горжусь тем, что являюсь невестой Сая. Кстати, а с тем, кого отец прочит мне в мужья, вы тоже договорились? — уточнила я, не в силах удержаться от сарказма. — Он отступился? И отец согласен? Почему вы вообще ко мне прицепились, как рыба-прилипало?

— Насчет них не волнуйся. Ты же мне не просто нравишься, а сводишь с ума. Поверь на слово, я мало с кем проявляю такую выдержку и терпение, но тебе хочу помочь.

— Простите, но мне в подобную добрую волю верится слабо. Что получаете вы, раз согласны на такие «уступки»?

— Предпочел бы промолчать.

Интуиция вопила, что в обещаниях мужчины скрывается подвох, но я не могла понять, какой именно. Все было предельно понятно, и я действительно получала сплошные бонусы, в то время как он — практически ничего. Осознавала я и то, что уже согласилась… Если есть возможность получить магию, спасти Сая и при этом заплатить лишь предоставлением шанса — готова. А его настоящее имя все равно узнаю при заключении договора. Это не столь важно.

— Последний вопрос. Почему вы решили, что сможете помочь мне с инициацией? Как все будет происходить?

— Идем. — Наставник взял меня за руку и подвел к зеркалу. — Проще будет, если я покажу. Запомни свой знак.

Развернув меня к стеклу и встав позади, закатал рукав платья, обнажая плечо и родовую метку. От прикосновения его пальцев я привычно вздрогнула, а когда ладонь накрыла символ, в крови и вовсе начало твориться что-то странное. Если это доказательство той совместимости, о которой он говорил, в этот момент я была готова поверить в нее. Кожу покалывало иголками, одновременно обжигало паром и морозило. Магия в крови сходила с ума. Она бурлила и требовала воспользоваться ею немедленно. В висках бешено бился пульс, сердце так и норовило выскочить из груди, а дыхание превратилось в рваные хрипы. Как ни старалась успокоиться, ничего не выходило. Не в силах и дальше терпеть это мучительное смятение, прикрыла глаза. Ноги отказывались держать. В итоге решилась и уперлась затылком в мужскую грудь. Когда рука наставника легла на талию, застыла, но дальше она не продвинулась… Представив, что я на очередной тренировке, кое-как справилась с волнением.

— Смотри, — глухо сказал он.

Открыв глаза, я взглянула в зеркало. Собственное отражение удивило. На щеках проявился румянец, губы приоткрылись, грудь нервно вздымалась, а сердце учащенно билось. Потемневший мужской взгляд с лихорадочным блеском приковал внимание, но когда пальцы Эйнара обхватили подбородок, заставили повернуть голову и посмотреть на собственное плечо, я ахнула, оттолкнула руки наставника и встала перед зеркалом вполоборота.

С родовой меткой творилось что-то непонятное. Огненная сфера исчезла, кристалл льда растаял, и сейчас руку огибал бурный поток. Он вихрился, распадался на множество струй, которые захлестывали друг друга. Рисунок распространился на всю руку. Чтобы понять границы, я рванула рукав платья, разрывая ткань. Вода достигла шеи и уходила за лиф. Раздеваться дальше не рискнула, и так все было понятно. Примерно это я и представляла, когда мечтала о прохождении третьей инициации. Но то, что творилось на руке, было совершенно иным. Движение стихии казалось хаотичным, хотя в какой-то момент мне показалось, что определенный ритм прослеживается. Не в состоянии оторваться от зрелища, впала в странное оцепенение. Я словно стала сильнее, а резерв казался бесконечным. Магия в крови бурлила и пьянила. Пошатнувшись, я едва не упала, но наставник вовремя подхватил меня.

С его прикосновением дар буквально взбунтовался. В какой-то момент я стала воспринимать стража как источник. Цеплялась за одежду, пытаясь схватить ниточки силы, чтобы подсоединиться, но они ускользали из пальцев, оставляя лишь ткань. Это сводило с ума. Перед моим лицом словно размахивали чем-то очень вкусным, но стоило протянуть руку, резко убирали. Невыносимое ощущение. Я видела только один способ получить желаемое. Не совсем понимая, что делаю, обняла мужчину и поцеловала его.

Прошло всего нескольких секунд, и я уже прогибалась, стремясь прижаться к его телу как можно теснее. Крепкие руки обхватили талию, обжигая прикосновением, но самое главное, получив желаемое в виде опьяняющего поцелуя, магия чуть утихомирилась, довольно урча. Неожиданно проснулось что-то другое. Утром я чувствовала нечто похожее, но в этот раз все было более пряно и остро.

Когда поцелуй прервался, причем по инициативе наставника, недовольно застонала, потянулась снова, но он развернул меня к себе спиной и прижал, а ладонью снова накрыл родовую метку. По коже пробежал озноб, магия будто притаилась, а затем и вовсе уснула. Это было жестоко! Поманить меня сладкой мечтой, а затем все отобрать.

— Так будет лучше, — пробормотал мужчина, отнимая ладонь и разворачивая меня к себе.

Посмотрев на плечо, я застонала от разочарования. Вместо бурного водопада на коже вновь красовался кристалл, но на этот раз словно ледяная гора, неровная, с острыми краями, и несколько маленьких языков пламени внизу.

— Верни все обратно! — потребовала я, расстроенная метаморфозой.

— Ты хотела знать, как все будет происходить, — хрипло заметил он. — Я показал наглядно.

— Что это было? — прошептала, медленно приходя в себя.

— Примерно это ты почувствуешь при третьей инициации, но ощущения будут гораздо острее и ярче, — пояснил он.

В этот момент я была готова на все, чтобы третья инициация состоялась немедленно. К сожалению, от меня сейчас ничего не зависело.

— Так ты… Вы и правда можете помочь мне с этим? — Эйфория проходила, и с ней возвращалась привычная манера общения.

— Я бы предпочел обращение на «ты» и по имени.

— Хорошо, — подумав, согласилась я. — Как ты это сделал и когда я смогу пройти инициацию в полном объеме?

— Магия стражей, — усмехнулся он. — По действию схоже со снятием ограничителей с формул. Я просто приподнял твой, чтобы ты убедилась в моих словах. Провести полностью… здесь не получится. Нужен сильный источник.

— Когда? — нервно выдохнула я.

— Как только мы договоримся по всем остальным вопросам, — улыбнулся Эйнар.

— Например.

— Ты разорвешь помолвку с Раяром, — резко заявил наставник.

— Это единственное условие? — быстро уточнила я.

— Ты не поняла, — сказал мужчина. — Ты разорвешь помолвку в любом случае, потому что не посмеешь бросать тень на имя своего рода.

— Тогда я вернусь в семью. Не считаю позором нашу помолвку с Сайдаром. Он потрясающий парень и принадлежит к древнему роду. И мне все равно, что его дар враждебный… — Неожиданно меня осенило: — К тому же ее нельзя разорвать раньше срока, — мстительно напомнила я, разозленная, что наставник вновь уходит от ответа. — Что касаемо остального… Я согласна заключить новую, если невиновность моего жениха будет доказана в двухнедельный срок.

— Если он на самом деле невиновен, думаю, управимся, — усмехнулся Эйнар. — Что-то еще?

— Договор. Уверена, ты сам будешь настаивать на договоре с традиционным сроком, где мы обговорим все условия. Мы заключим его, когда я пройду инициацию, Сай будет оправдан, и не ранее чем через полгода…

Наставник улыбался, внимательно разглядывая меня. Наверное, я говорила что-то веселое, по его мнению, но для меня вопрос документального оформления устных договоренностей был серьезным.

Вроде все шло хорошо, словно я и не являлась просительницей. Эйнар довольно быстро соглашался на все мои требования. Вот только почему-то возникло ощущение, что я рыбка, попавшая в плотную сеть рыбака.

— Тебя забавляют мои слова? — разозлилась я.

— Немного, — признался он. — Просто пытаюсь понять, как русалка, выросшая в традиционной семье, стала такой практичной и целеустремленной? Полное игнорирование общепринятых правил, если они идут вразрез с твоими желаниями, и убежденность, что заключение договора снимает все вопросы.

— Так проще жить, — пожала плечами.

— Мне еще очень интересно, что твой отец думает по этому поводу?

— Это мое личное дело, — парировала я.

— Не груби, — предостерег меня мужчина, продолжая улыбаться.

— Раз мы договорились о главном, можно я пойду?

Кажется, голос звучал не слишком жалко, но мне и правда требовалось остаться в одиночестве. Неожиданно мне стало плохо. В голове шумело, руки пришлось сжать в кулаки, чтобы скрыть их дрожь.

— Что с тобой?

Теперь в голосе мужчины отчетливо слышалось беспокойство.

— Мне нехорошо, — не стала скрывать. — Надо присесть…

Я обернулась, чтобы дойти до дивана, но, видимо, сделала это слишком быстро, потому что в следующий момент обнаружила, что падаю. Но удара не последовало, меня вновь подхватили.

Легкое прикосновение к печати на руке, и я отключилась.


Пробуждение было стремительным, словно кто-то потряс меня за плечо. Резко поднявшись, быстро осмотрелась. Находилась я в кровати, большой и довольно удобной. Где именно располагается спальня, сомнений не оставалось. А вот насчет того, что произошло вчера и как я оказалась здесь, у меня было множество вопросов. Последнее, что я помнила, — как обмякла и оказалась на руках у Эйнара. Дальше — провал.

Большие окна были открыты, ветер шевелил тонкие занавеси и не препятствовал попаданию солнечных лучей. Судя по положению светила, сейчас было около девяти часов утра, а значит, проспала я преступно долго.

Откинув одеяло, нахмурилась: платья на мне не было, лишь тонкое белье, но это дела не меняло. Получается, меня вчера отнесли на кровать, раздели и заботливо прикрыли одеялом? Мерзавец…

Кажется, последнее слово я сказала вслух, так что быстро прикрыла рот ладонью и вскочила с кровати. Быстро осмотрелась по сторонам, но платья не обнаружила. Дальше я ругалась исключительно молча, но ничего, что могло бы сойти за одежду, так и не нашла. Как и гардероба.

Осознав, что мои трепыхания проблему не решат, я стащила с кровати простыню, завернулась в нее и пошла к двери, намереваясь устроить допрос. Или скандал. Окончательное решение можно было принять только по результатам ответов наставника. А вопросов у меня накопилось много! Но стоило мне коснуться ручки, как я услышала стук в дверь, причем такой настойчивый, что становилось понятно: визитер не уйдет, пока ему не откроют. Допустить, чтобы меня обнаружили в спальне у Эйнара, означало окончательно растоптать остатки своей репутации, так что я затаилась у стены, судорожно пытаясь понять, где прятаться, если вдруг придется.

— Где она? — услышала я резкий голос магистра.

— Спит. Не ори, — ответил Эйнар. — Кстати, тебя не учили здороваться?

Я затаила дыхание и вся обратилась в слух, потому что дальше разговор пошел намного тише.

— Она здесь ночевала? — ледяным голосом уточнил Джэтен.

— По-моему, ответ очевиден.

— Ты что творишь? — прошипел магистр. — Я тебе шею сверну, если ты ее хоть пальцем тронул. Ты мне в чем поклялся, когда нарисовался на пороге и попросил о помощи? Напомнить?

Обязательно! Потому что я не в курсе неожиданного тайного заговора! Руки сжались в кулаки с такой силой, что стало больно.

— Я не нарушал условий, — заметил Эйнар. — Она просто спит. Ей это необходимо, так что часа два еще проваляется. Сомнир рассчитан на полное восстановление. Это где-то двенадцать часов. Кстати, раз ты так переживал, что же не пришел раньше?

— Потому что я только полчаса назад узнал, что она не ночевала в общежитии…

— И примчался спасать бедняжку? Бран, не понимаю причин истерики.

— Неужели? — издевательски протянул магистр. — «Бран, нужна помощь. У вас учится девушка, которую мне необходимо не только увидеть, но и иметь возможность пообщаться. Найдешь достоверную причину для этого?» Я ничего не путаю?

— Нет.

— Тогда давай напомню еще кое-что. По твоей просьбе я увеличил длительность и количество ваших тренировок, потому что тебе оказалось мало стандартных полутора часов. Мне пришлось объяснять ректору, почему одна конкретная студентка должна иметь право на привилегированное обучение и не проще ли ее отправить обратно домой, раз она не справляется. А все потому, что ты не захотел официально оформлять наставничество, чтобы тебя не отвлекали от единственной ученицы ради других, но при этом решил пользоваться базой университета. Знаю, ты страж, но порой твоя наглость зашкаливает. Впрочем, учитывая результат, который она показала, ничего против я не имел, хотя пришлось пересмотреть ее расписание и временно отменить остальные лекции. И выдержать новый бой с ректором, который очень сомневался, что она способна сдать сессию при таком подходе. Но девочка целеустремленная, талантливая до гениальности, поэтому я в очередной раз заявил, что только она из всех водников способна победить на соревнованиях, хотя ректор хотел видеть в университетской команде жениха своей дочери. Из-за твоей просьбы я подставлялся за эти недели столько раз, сколько не набралось за последний год. За это ты обещал сделать из нее мага уровня третьего курса и не распускать руки. Первое ты выполнил, дальнейшее развитие упирается в резерв. А что насчет последнего? Или считаешь нормальным свое поведение после отборочных? Я понимал, что у тебя кровь отлила от головы и мозги перестали работать, но опять же списал все на эйфорию после ее победы. Прекрасно знаю, как себя ощущаешь, когда наблюдаешь, как твой студент всходит на пьедестал, но я же не целуюсь со своими учениками!

— Еще бы…

— Ты идиот, — повысил голос магистр. — Ничего не понял из сказанного!

— Я по ней с ума схожу, — тихо признался Эйнар. — Не могу ничего с собой поделать. Думал, все будет гораздо проще. Пара дней, и она сама признает мою правоту, не в силах противостоять притяжению, и на этом все закончится. А вышло все иначе. Когда она поняла, что нервничает в моем присутствии, а иначе и быть не могло, она предложила мне лапать ее, чтобы привыкнуть к «раздражающему» фактору. Думаешь, мне было легко? Но я это делал…

— И не сопротивлялся? Совсем? — хмыкнул магистр.

— Не смешно.

— Даже не думал. Но согласись, она — умница, — хмыкнул магистр. — И как, привыкла?

— Попыталась. Не вышло, — довольно заметил Эйнар и добавил глухо: — Все без толку. Ничего из привычного арсенала не помогает. Она готова наплевать на все, что помешает ей учиться, но одно слабое место у нее все же есть — твой огневик. Не знаю, почему они стали так близки, учитывая их стихии, но обязательно выясню. По крайней мере, вчера я хоть немного успокоился, узнав, что между ней и мальчишкой ничего не было. Они просто друзья. Ты мог бы сказать об этом, а не издеваться в своей манере.

— Ты хочешь забрать у меня одну из лучших учениц, а я должен тебе помогать? Я не идиот.

— А где же мужская солидарность?

— Там же, где и обещание держать себя в руках. Мне доложили о твоем вчерашнем визите в квартиру Сая и то, что было дальше, — злорадно добавил магистр.

— Везде шпионов заслал?

— Привычка, — усмехнулся Бран Джэтен. — Ладно, а теперь к делу. Зеркало сделаешь?

— Что, не веришь в способности убеждения своей протеже? Ты ведь за этим ее ко мне отправил.

— Да? А я думал, это ты ультиматум ставил. Правда, я рассчитывал, что мозги у тебя до назначенного времени вернутся в голову, поэтому возражать не стал.

— Хватит уже. Упражняйся в сарказме со своими студентами. Сделаю, раз обещал.

— Давно бы так. Кстати, ты ей сказал?

— О чем?

— Кто ты и для чего приперся сюда?

— Не было возможности.

— За всю ночь?

— Все пошло не так…

— Она снова не поддалась на твои уловки? — не удержался от подколки магистр.

— Скоро все изменится. Когда я дам ей то, о чем она мечтает, тогда и сам получу, что нужно мне.

— Только не говори, что хочешь забрать ее с собой. У Селесты недостаточно сил.

— У нее их будет с избытком. Источник мне поможет выполнить первое обещание, потом все пойдет легче. Вчера я проверил уровень, он зашкаливает.

— Только не говори, что…

— Да, приподнял покров, силой чуть не сбило с ног. Еле все вернул на место.

— Какой же ты гад, — медленно произнес Бран. — Теперь понятно. Думал оборвать их с Сайдаром связь, заодно проверив, какой материал тебе достанется?

— Это преступление?

— В условиях формирующейся связи — несомненно. Только обломись, у тебя ничего не вышло, хотя Саю пришлось трудно.

— Я знал, что ты его прячешь, — усмехнулся Эйнар. — И как объяснил сей момент ректору?

— Разве я должен объяснять?

Когда до меня дошло, что сейчас сказал магистр, все остальное померкло. Я подозревала, с проверкой не все так просто, но тот факт, что Эйнар, пользуясь моим желанием удачно пройти инициацию, постарался избавиться от соперника? Это было так жестоко! И подло! Но и это все ушло в сторону. С Сайдаром все в порядке, раз магистр прикрывает его.

— Где Сай?!

Сама не знаю, почему я не осталась за дверью. Но в какой-то момент выдержка покинула меня. Слишком много новостей, и их нельзя было назвать приятными. Голова, затуманенная злостью, позволила решать сердцу.

— Ты говорил, что она проваляется еще пару часов, — заметил магистр, окинув меня взглядом.

— Сбоев еще не было…

— Рыбка, как давно ты проснулась? — вкрадчиво спросил преподаватель. — И почему в таком виде?

— Не смогла найти платье, — буркнула я, осознав, что кутаюсь в тонкую простыню, а это не самый лучший наряд, и разозлилась еще сильнее. — Да какая разница, во что я одета?! Как вы могли? Оба! Ставите свои эксперименты, играете с нами, как с куклами!

— Успокойся…

— Идите вы знаете куда… — посоветовала магистру. — Где Сайдар?

— Ждет, когда ты принесешь Зеркало. В сонном состоянии, правда. Пришлось его немного утихомирить, пока ты здесь. До твоего возвращения вы не увидитесь. И не надо сверкать на меня глазами. Прежде всего я думаю о вас всех и вижу дальше, чем некоторые. Подумай, рыбка, какой я предоставляю тебе шанс. Ты не только пройдешь инициацию, но и получишь возможность помочь Сайдару. Не нужно искать причин для пропуска занятий, ректор сделал это за тебя.

Я продолжала злиться, но понимала разумность и логичность поступка магистра. Успев узнать Сая, я бы тоже заперла его, помня о его потребности защищать меня. Джэтен не знал тонкостей, но осознавал, что проблемы у Сайдара появились именно из-за этого стремления.

— Если после инициации не понадобится много времени на привыкание, я покажу, как делают Зеркала, — как-то в сторону обронил Эйнар, и я затаила дыхание.

Такой шанс предоставлялся один раз в жизни. Чтобы обычной русалке разрешили увидеть создание подобного артефакта? Немыслимо! Возможно, получится даже поучаствовать в процессе… Я буду дурой, если откажусь!

— Не заговаривайте мне зубы! — рыкнула, когда поняла, что готова согласиться на все, лишь бы получить возможность прикоснуться к тайнам магии стражей. — Чего еще я не знаю?

— О чем ты?

— Например, кто ты и для чего приперся сюда? — с улыбкой процитировала я магистра.

— Она слышала, — хмыкнул Бран. — Сам виноват, сказал, что спит…

— Помолчи, — рявкнул Эйнар, подошел и взял меня за руку. — Селеста…

— Только без рук, — дернулась я, ощущая привычную бурю в крови.

— Ты спрашивала про мое имя? — Я кивнула. — При рождении меня нарекли Холденом. Холденом Арном, если быть точнее. Я тот старый маразматик, кого лорд Сорен хотел видеть твоим мужем.

— Ой…

Прикрыв рот ладонью, шагнула назад и едва не потеряла простыню. В памяти пронеслись все часы, проведенные вместе с наставником, мои слова о женихе, мои поступки. Поцелуи, пикировки, признания… Почему-то стало очень стыдно. Захотелось оказаться как можно дальше отсюда, но именно сбежать я и не могла себе позволить.

— Приятно познакомиться, — медленно сказала я, чувствуя себя очень глупо, но ничего более умного в голову не пришло.

— Не так, как мне, — парировал Эйнар… Холден.

— Рыбка, ты чудо, — рассмеялся магистр. — Потрясающая выдержка. Теперь, когда вы все выяснили…

— Не все!

По тому, каким взглядом меня наградил преподаватель, поняла, что сейчас не время для претензий. Все личные проблемы я решу позже, теперь же главное — помочь Сайдару.

— Что тебя еще интересует? — уточнил Эйнар, который, видимо, не заметил нашего обмена взглядами с магистром.

— Где мое платье? — буркнула я, не решаясь смотреть на наставника.

— Оно тебе не пригодится, — улыбнулся он, а когда я все же изумленно уставилась на него, пояснил: — Нам предстоит заплыв к Сердцу Океана. Туда, где находится самый сильный источник нашей стихии.


Платье мне понадобилось. Как и помощь магистра, который прикрыл меня чарами невидимости, чтобы я сумела дойти до общежития и остаться незамеченной. Жаль, что он додумался проделать то же самое, когда я шла в домик на скале в первый раз… Дальше все походило на бег с препятствиями, но прошмыгнуть мимо коменданта получилось. Магистр отдельно предупредил, что надолго чар не хватит. Полчаса максимум. Оказавшись в комнате, я на мгновение прижалась спиной к двери. Когда я согласилась с требованием магистра, чтобы Эйнар дождался нас в доме, пока я «схожу взять из комнаты необходимое», под чем подразумевался прежде всего Джастин, я надеялась, что преподаватель ответит мне на некоторые вопросы. Увы, он не был настроен на разговор, лишь сообщил, что мы все его уже достали своими кульбитами, и с Саем все будет в порядке, если я начну использовать подаренные богами мозги и талант по назначению.

Джэтен злился на меня, я обижалась на него, но причины поступка преподавателя понимала. Видя, что его друг уперся и не хочет помогать в столь важном деле, особенно после того как получил в ответ совсем не то, чего ожидал, магистр закинул ему наживку в моем лице, чтобы получить желаемое. Эйнар ее проглотил… А я, будучи уверенной, что магистр отправил меня платить телом за услугу, дико злилась на него и не знала, что он прежде всего удостоверился в моей полной безопасности. Теперь претензии остались только к наставнику, который поступил довольно подло. И его признания в том, что двигал им не только расчет, моего мнения особо не изменили. Слишком много козырей у него было в рукаве, тогда как у меня — ни одного. В любом случае согласие помочь было получено, да еще и с бонусами в виде инициации и наблюдением за созданием артефакта. Получается, я выиграла…. Или проиграла? Холден Арн предъявил требования, и я понимала, что отступать он не намерен, хотя и оставил мне лазейку. Я понимала, что он открыл далеко не все карты, и пыталась отыскать подвох, но в голову ничего не приходило.

— Джастин, — позвала я, радуясь, что герак видит сквозь наведенный морок, — есть важные новости.

— Я с тобой не разговариваю, — сообщил тритон, показываясь на секунду и снова прячась под кровать.

— Ты сейчас именно это и делаешь.

— Нет, я тебе об этом только сообщил и умолкаю….

— Джас, — тихо сказала я, — мы возвращаемся в Эрей.

— Как это?! — ахнул он, взбираясь на кровать.

— Ты не представляешь, сколько всего произошло…

Может, мой приятель и вредина, но одного у него не отнять — слушать он умел. Слушать и понимать все мои тревоги, давать дельный совет и даже прочитать нотацию, которая часто приходилась к месту.

— Так я и знал, что с твоим наставником не все чисто, — буркнул он. — Хочешь, я его покусаю?

— После того, как поможет с инициацией и Зеркалом, — улыбнулась я. — Могу тебе даже в этом поспособствовать.

— Договорились.

С грустью осмотрев комнату, в которой я ночевала две недели, испорченные вещи, книги, расставленные на полках, я поняла, что мне действительно ничего не понадобится, как и говорил наставник. Одежда не нужна, книги с собой не потащишь, так что придется полагаться только на свои знания и заставить себя довериться Эйнару. Примерно представляя, сколько времени займет наше путешествие, я волновалась, как мы будем общаться. С другой стороны, я была рада открывшейся правде, ведь в ином случае я бы еще сильнее запуталась в своих эмоциях. Возможно, именно этого Эйнар и хотел: использовать притяжение, может быть, даже влюбить меня в себя, чтобы добиться своего. В результате все вышло иначе. О его внешней привлекательности, как и о желаниях собственного тела, я запретила себе думать.

— Что застыла?

— Все в порядке. Ты прав, пора торопиться. — Спрятав Джастина в карман, я вышла из комнаты.


— Сорен, — услышала я голос профессора Эрстена, когда возвращалась к домику на скале, и остановилась, дожидаясь, пока он подойдет, — сожалею, что вас отстранили. Но я верю, вы справитесь. Если будет необходима помощь, обращайтесь.

— Спасибо. — Улыбнувшись, я пыталась понять, он в курсе происходящего или нет.

— Куда-то спешите? — поинтересовался он.

— Меня ждет магистр, — решила я свалить все на Брана Джэтена.

Знает профессор о том, что задумал его друг, или нет, но пусть разбираются сами.

— Удачи, Сорен, — усмехнулся преподаватель, окинув меня внимательным взглядом.

Кивнув, я пошла дальше, так и не поняв, что ему известно.

Следующий час слился в какую-то круговерть. Почти не обращая на меня внимания, Эйнар и магистр, склонившись над столом с картой, обсуждали временные рамки, маршрут и зоны поиска. Последнее, как я поняла, затрагивало поимку элементаля для Зеркала. Когда же разговор коснулся даты возвращения, то наставник по непонятной причине прибавил к тому сроку, который просчитала я, еще несколько дней. И по этому новому распорядку получалось, что вернемся мы впритык, а риск и вовсе опоздать стал выше.

— Зачем задерживаться? — влезла я в разговор.

— Рыбка, так надо, — ответил магистр. — Просто поверь, раньше вы не управитесь. Ты бы переоделась, — предложил он. — Еще минут двадцать, и мы закончим.

Кивнув, я замолчала, встала с дивана и скрылась в спальне. Плотно закрыв за собой дверь, прижалась к ней спиной. Было страшно. Казалось, я возвращалась в родную стихию и, несомненно, должна стать уверенней в себе, но не чувствовала этого. Все дело в спутнике? Возможно. Но, понимая, как много он мне уже дал и сколько готов предоставить, я заставила себя не злиться.

— А он симпатичный, — объявил Джастин. — И не такой старый, как ты говорила…

— Лучше помолчи, — нервно выдохнула я.

— Грубиянка!

— Сам такой!

Тритон снова спрятался в кармане, а я сняла мантию, затем все остальное и надела ее обратно. Появились смущение и робость, хотя причин для них не было. Чтобы не накручивать себя, решительно вернулась в гостиную и доложила о готовности.

— Хорошо. — Магистр свернул карту. — Тогда не будем терять времени.

Усиленно стараясь не обращать внимания на взгляд Эйнара, который буквально сверлил мне спину, я все равно нервничала. Мы вышли из дома и направились в сторону обрыва. Наблюдая, как удаляется громада университета, я была готова паниковать. Когда же магистр остановился в той части скалы, где она широким языком выдавалась над водой, у меня просто не осталось мыслей насчет дальнейших событий. Нервно оглянувшись, я заметила, как мой наставник спокойно раздевается. Рубашка уже лежала на камне, туда же отправилась и обувь, а когда Эйнар расстегнул ремень и потянул брюки вниз, я, прежде чем отвернуться, заметила, что он не носит белья. И то, что я не сводила с него глаз в процессе обнажения, он прекрасно видел.

— Рыбка, не смущайся, — хмыкнул магистр.

А я продолжала гипнотизировать камни под ногами. Прекрасно понимая, что мне предстоит подобное обнажение, я никак не могла заставить себя даже коснуться тесемок мантии. Странное чувство — одновременно испытывать холод и жару. Руки были ледяными, голова пылала в огне, а все тело трясло, как при ознобе.

— Проблемы? — уточнил Эйнар.

Зажмурившись, отрицательно покачала головой, пытаясь не думать, в каком виде наставник стоит позади меня, и осознала, что мне сложно звать его другим именем. Магистр же откровенно веселился, и я понимала, что моя реакция на его друга тому причиной.

— Бран, успокойся, — вздохнул наставник и положил руку мне на плечо.

От этого прикосновения я дернулась. Не знаю, что случилось бы дальше, но мой маленький приятель выбрал именно эту минуту, чтобы заявить о своем присутствии. Причем сделал это своеобразным образом. Ткань треснула, карман оторвался, а спустя секунду на камнях грозно скалил пасть шипастый ящер.

— Джастин, — невольно вскрикнула я, но тут же отвела взгляд, наткнувшись на обнаженную фигуру наставника.

— Рыбка, а у тебя полно секретов, — усмехнулся магистр. — Морской герак на побегушках? И чем ты его кормила все это время?

— В ипостаси тритона он питается насекомыми, — буркнула я, присаживаясь на корточки и обнимая Джастина за шею, чтобы он успокоился. — И он не выходил из комнаты, так что никому ничего не угрожало.

— Кроме того, что проживала ты с двумя соседками, которые, надо думать, не знали о незаконном жильце.

— Ничего не случилось.

— Как сказать… — намекнул на убийство Нинетт магистр. — Впредь обязательно докладывай мне о подобных гостях.

— Хорошо, — послушно согласилась я.

— Вот так ящер, — восхищенно выдохнул Джэтен. — Учись самообладанию.

— Главное, чтобы я его манерой шутить не заразилась, — буркнула я и, прежде чем успела закончить фразу, услышала подтверждение своим словам. — Холден, ты хоть прикройся, пока все не выясним. Мне на тебя смотреть холодно.

— Комплекс неполноценности развивается?

Ого, наставник тоже умеет шутить? Это стало открытием и сняло напряжение. Рискнув поднять взгляд, я обнаружила, что на его бедрах повязана мантия. Вот только мне от этого проще не стало. Не сумев отказать себе в удовольствии как следует рассмотреть мужчину, я окончательно решила — может, он и маразматик, но явно не старый. Наоборот, он находился в той идеальной форме, за которую любой скульптор выложил бы состояние, чтобы уговорить его позировать.

— У меня? Да ты смеешься. Но время не позволяет доказывать это немедленно. Я не удержу долго купол, так что постарайтесь скрыться, пока вас не обнаружили.

— Магистр, с Сайдаром все будет в порядке?

— Даже не сомневайся, — уверенно заявил Джэтен, и я поверила.

Последний раз проведя по острой и прочной чешуе Джастина, я поднялась, решительно взялась за тесемки мантии, но развязать их так и не смогла. Неожиданно захотелось пить, а когда наставник подошел ко мне, снова смутилась.

— Просто доверься, — усмехнулся он, обнимая меня со спины.

Кивнув, я моментально почувствовала, как плетется неизвестное мне заклинание и как на это откликается моя магия. Она тянулась к силе Эйнара, мурчала от удовольствия, а вместе с ней и я сходила с ума. Тело дрожало, с ним творилось что-то странное. Не то волнение, к которому я уже привыкла. Магия наставника словно обволакивала его, даря невероятное удовольствие. Возникло ощущение, словно я качаюсь на волнах, греясь под солнечными лучами и наслаждаясь чистым небом.

В какой момент он снял с меня мантию, я не заметила, но почувствовала легкий ветерок, обдувающий обнаженные плечи. В себя же меня привел восхищенный возглас магистра. Поняв, что не смогла с собой справиться и с удовольствием прижимаюсь к груди мужчины, отшатнулась, а посмотрев на себя, обнаружила самое настоящее чудо.

Тело от груди и до пяток прикрывала плотная ткань. Вот только она была тягучей, плотной водой. Такие чары мне пока были недоступны, а Эйнар явно имел мало представления о том, как надо делать платья. На миг представив, какие возможности откроются, как только я обрету необходимый уровень, я была готова схватить наставника за руку и сама тащить его проводить мне инициацию. Вздохнула, понимая, что придется ждать этого несколько дней, и посмотрела на Эйнара:

— Спасибо.

— Это только начало, — заметил он, рассматривая меня. — Надеюсь, твой герак любит прыгать.

— Что?

Но ответа я не получила. Эйнар подхватил меня на руки, крепко прижав к себе. Сделав вывод, что платье из воды служит только для прикрытия тела, но совсем не мешает ему чувствовать, я снова была готова начать паниковать.

— Увидимся, Бран, — бросил наставник, подошел к краю обрыва и спрыгнул вниз.

Кажется, я не удержалась и закричала. Не от страха — от восторга! На какой-то момент мы ушли под воду, а когда выплыли, я счастливо рассмеялась. Спустя несколько секунд со скалы сиганул и Джастин, войдя в воду неподалеку.

Я продолжала улыбаться, когда на поверхности показалась его недовольная морда, но очередную нотацию слушать не стала, завороженная родной стихией.

— Это тебе больше не понадобится. — Эйнар снял с меня амулет и выбросил его.

Чувствуя, как меняется ипостась, я убрала руки с шеи наставника и отплыла подальше. Как только процесс полностью завершился, увидела, что и мужчина вернулся к природному облику. Увидев на его плечах серебристую чешую, я нахмурилась и нырнула.

— Так я и знала, — выпалила я, вновь оказавшись на поверхности.

— О чем ты? — уточнил он.

Вместо ответа я усмехнулась и вновь ушла под воду. Вот и открылась еще одна тайна. Русал в пещерах оказался Эйнаром. Мне было жуть как любопытно, как ему удалось так скрывать рисунок магии, что я не узнала его, несмотря на две недели совместных тренировок? И я дала себе слово, что выясню и это.

Мужчина догнал меня довольно быстро и напомнил, куда именно мы плывем. Стихия действовала на меня привычным образом. Хотелось резвиться и стрелой умчаться на глубину, но теперь пришлось учитывать тот факт, что на небольших глубинах с нами довольно медлительный Джастин. И все равно его присутствие радовало. Я надеялась, компания моей «няньки» немного охладит пыл мужчины…


Проводив взглядом Эйнара и Селесту, магистр задумчиво посмотрел в сторону здания университета. Улыбка пропала с губ, на лице появилось серьезное выражение.

Сложно, когда не понимаешь, кто твой друг, а кто уже нет. Бран мало кому мог сказать о своих предположениях. Необходимо было многое проверить, прежде чем делать выводы. Пока магистр совершенно не подозревал, кто на самом деле стоит за нападениями. Пытался выяснить уже больше двух лет, но так и не продвинулся. Джэтен чувствовал, что скоро события закрутятся быстрее, а орден больше не сможет игнорировать происходящее в стенах университета.

Невозможно и дальше оставаться одиночкой. Трудно держать все при себе, не имея возможности действовать, чтобы не раскрыть себя. Присутствие Холдена оказалось как нельзя кстати. Бран две недели присматривался к старому другу, пытаясь понять, на чьей стороне тот играет, но выдохнул с облегчением только сейчас.

Правда, пришлось довериться Арну, открыв ему одно из заклинаний, чтобы убедить его в своей правоте. Тот поверил. Бран осознавал, что Холден пошел на нарушение протокола и вмешался в расследование Рэйса только из-за Селесты. Согласился создать Зеркало, по большому счету, тоже ради девушки. Конечно, теперь, когда страж усомнился в виновности Раяра, он и сам не оставит этого дела, но толчком послужило именно непонимание их взаимоотношений с рыбкой.

Бран невольно улыбнулся. Можно было бы сказать «попался», но вокруг никого не наблюдалось, а разговаривать самому с собой казалось глупым.

Жалко, нельзя понаблюдать, как эта парочка будет притираться друг к другу. Холден не знает, как подступиться к девушке, Селеста отчаянно борется с собственными чувствами, не понимая их, и оба постоянно выясняют отношения. Великолепное шоу, лучше любой театральной постановки. Конечно, совместное дело их сблизит, и появится хороший повод для гулянки… Бран нахмурился, неожиданно осознав, что, способствуя их сближению, он может потерять рыбку, а она ему ой как нужна. Он уже все распланировал и определил для девушки место в своем плане. Менять его он был не намерен. Представители огня и воздуха у него есть, теперь надо умудриться не потерять воду и дождаться землю. И можно браться за задуманное несколько лет назад, когда он официально ушел из ловцов, но вовсе не перестал им быть.

Бросив быстрый взгляд на воду, магистр решительно направился в университет. Предстояло сделать очень много: доказать невиновность Раяра, умудриться найти зацепку с пьющими и их хозяином, да и о соревнованиях забывать нельзя. Как бы там ни обстояло дело, проигрывать даже в этом Бран не собирался.


ГЛАВА 15

Лежа на плоском валуне в небольшой лагуне, я грелась под лучами солнца и периодически опускала хвост в воду, чтобы ненароком не вернуться в человеческий облик. Не то чтобы я испытывала смущение или робость, но последние четыре дня, с тех пор как мы в Эйнаром покинули университет, моя выдержка подверглась слишком большим испытаниям. Если не сказать больше. На второй день после отплытия я была готова сойти с ума.

Меня одолевали мысли о предстоящей инициации и несколько напрягало непривычное поведение наставника, изменившееся после того, как он открыл свое истинное имя. Хотелось как можно скорее достигнуть источника и сделать артефакт, мужчина же словно специально тянул время, а для ночевок и вовсе распоряжался выплывать на поверхность и отдыхать на суше. Даже Джастин, видимо заразившись нахальством Эйнара и сарказмом магистра, не сдерживал себя и постоянно отпускал комментарии, чем выводил меня из себя.

Мне предоставляли всего полчаса долгожданного одиночества в день, когда я отдыхала от лицезрения натуры наставника, а потом мы приступали к занятиям. Во время них я окончательно успокаивалась и прощала Эйнару все остальное за прошедший день, а утром все начиналось заново.

В очередной раз намочив хвост, полюбовалась, как сверкает на солнце чешуя, повернулась и легла на живот, устроив голову на руках. Состояние было ленивым и расслабленным. Глаза невольно закрывались сами, ничего не хотелось делать, только наслаждаться теплой водой, нежным соленым ветерком и лаской солнечных лучей.

Приближение Эйнара привычно почувствовала гораздо раньше, чем он появился на поверхности. Повернув голову, приподнялась на руках и посмотрела в его сторону.

— Выглядишь шикарно, — заметил мужчина, окинув меня жадным взглядом. — Но какая необходимость проводить все время в истинном облике?

— Должен же хоть один из нас соблюдать приличия.

— Как давно тебя это стало интересовать? — Эйнар пристроился рядом и провел рукой по моей спине.

В последнее время он часто так делал, и оказалось, что такие, казалось бы, невинные прикосновения влияют на меня весьма ощутимо. В этот раз я тоже не смогла совладать с дрожью. Когда же рука наставника отвела волосы со спины, а пальцы начали томительно медленно обрисовывать позвонки, поняла, это выше моих сил. Уже само присутствие Эйнара будоражило до невозможности, а когда он делал вот так… Сама не понимала, чего мне хотелось больше: убить его или поцеловать. Выход виделся только в одном. Фыркнув, спрыгнула в воду, не только охлаждая кожу, но и успокаивая нервы.

— Так что насчет приличий? — усмехнулся Эйнар, когда я вынырнула.

Устроившись на моем месте, этот обманщик и невероятный маг успел принять человеческий облик и теперь с улыбкой посматривал на меня. Как ни странно, в этот раз он вспомнил про совесть и сидел вполоборота.

— После твоей двухнедельной лжи я стала жуткой ханжой! — зло выпалила, не в силах сдержаться.

— Не вижу логики.

— А ты много чего не видишь.

Понимая, что несу бред, снова ушла вглубь. Объяснить, что с некоторых пор непонятно почему я не могла спокойно смотреть на наставника, было сложно. Суть в том, что я нервничала в его присутствии с той самой секунды, как впервые увидела на задних рядах в аудитории, и с каждым днем волнение становилось сильнее. Мне не удалось справиться с поставленной задачей и стать равнодушной. Думала, если привыкну к его прикосновениям, будет проще. Увы… Эйнар же, словно чувствуя мое состояние, постоянно был рядом, заставляя сердце биться сильнее. Я сторонилась наставника, порой успешно, но во время наших уроков, от которых не отказалась бы ни за что в жизни, с радостью соглашалась на все, что он говорит. Вот и сейчас, не доплыв до дна, неожиданно для себя заметила, что уже поднимаюсь на поверхность, а пальцы подрагивают от волнения совершенно другого рода. Раз страж вернулся, значит, меня ждет новый урок!

— Я знал, что ты не задержишься, — с улыбкой сообщил мне наставник, когда я появилась на берегу.

Как и вчера, Эйнар пошел навстречу моим пожеланиям и прикрылся. Это было первое, чему он научил меня, когда мы в первый раз остановились на ночлег и я неожиданно обнаружила, что смущаюсь как его наготы, так и своей. В воде все было нормально, но на суше я ощутила себя странно беззащитной. Это чувство мне очень не понравилось. Тогда-то наставник и показал, как прикрыть тело, к примеру, грудь и бедра, не меняя ипостаси.

Потрясающее заклинание! При смене облика эрейцы приобретали не только хвост, на коже появлялась и чешуя. Но я даже предположить не могла, что можно задержать ее распад в другой ипостаси, когда она не осыпается пылью, а сохраняется, становясь своеобразной одеждой. Сейчас, по моим новым меркам, приличия были соблюдены, а нервы — спокойны.

— Все-то ты знаешь, — буркнула я, высохнув на камне и спрыгнув на песок.

— Не соглашусь, — возразил он, подходя вплотную и мимолетно касаясь волос. — Знаю, ты снова мне не поверишь, но я еще не встречал никого, кто поражал бы меня так, как ты. С каждым днем все сильнее и сильнее…

— В чем подвох? — прищурилась я. — Только не говори, что занятий сегодня не будет!

— Я бы посоветовал тебе отдохнуть, — улыбнулся наставник. — Завтра мы доберемся до цели. Не стоит проводить там больше времени, чем необходимо. Так что как только достигнем Сердца Океана, сразу приступим к ритуалу.

— Инициация? — радостно воскликнула я, вскакивая на ноги. — Наконец-то!

Перед такой новостью померкло все остальное. Завтра! Не верится… Странное чувство. Дыхание перехватило от чувства ожидания и страха одновременно. Несмотря на заверения Эйнара, боязнь, что ничего не получится, изводила душу. Я хотела приблизить этот день и страшилась его.

— Есть одна проблема, — заметил наставник.

— Какая? — Внутри что-то оборвалось.

— Эту ночь тебе придется провести со мной, — сообщил он.

— В смысле? — уточнила.

— Я имел в виду, что нам необходимо установить связь. Время бежит быстрее, разговоры не отвлекают… Так что если ты хочешь, чтобы завтра все прошло успешно, придется тебе спать в обнимку со мной. Точнее, ты будешь отдыхать, а я сделаю все, что требуется.

— Что именно? — подозрительно прищурилась.

— Прости, это из арсенала стражей и необходимо для инициации, но если ты не согласна…

— Хорошо, — согласилась я, получив подтверждение, что это будет именно сон, а не что-то другое. На мгновение представив, как все будет происходить, я засомневалась, справлюсь ли с реакцией своего тела на подобное времяпровождение, и уточнила: — Когда начинать? Ну, спать с тобой?

Наставник наградил меня взглядом, от которого мне стало не по себе, резко развернулся и направился к воде, а я лишь растерянно смотрела ему вслед, пока он не скрылся в волнах.

— Ну, ты загнула!

Джастин, снова в ипостаси тритона, подкрался незаметно и так тихо, что я дернулась от неожиданности.

— Следишь? — грозно спросила я. — Кстати, кто-то две недели мне ныл, что ему надоело чувствовать себя ящерицей, а сейчас сам принимаешь такой облик?

— Селеста, в данном случае размер, как никогда, имеет значение, — хмыкнул герак. — Подслушивать и подсматривать, когда ты огромный, оказалось весьма неудобно. К тому же я стараюсь не отсвечивать. Не сошлись мы с твоим женихом характерами…

— Он мне не жених, — напомнила я. — И вряд ли будет.

— Оно и видно. Да он тебя планомерно в сеть загоняет, а ты не видишь. Мне со стороны виднее, а я с вас последние дни глаз не свожу.

— С этого места поподробнее, — процедила я.

— Легко. Ты же на все согласна, чтобы он только продолжал тебя обучать. Стоит позвать — несешься быстрее ветра. К рукам приучил, ты уже не шарахаешься, как еще пару дней назад, особенно когда научил чешую отращивать, при этом не обзаводясь хвостом. Все время пялишься на него, особенно когда думаешь, что никто не видит. Но при этом упорно возмущаешься, а над головой разве что транспаранта не хватает: «Не дам мужику собой управлять».

— Это неправда!

— Опровергни, — усмехнулся тритон.

— Он действительно самый лучший наставник, о таком можно лишь мечтать, — медленно сказала я, одновременно обдумывая слова Джастина. — Я уже говорила — Эйнар невероятен. Столько знаний, такая сила… Рядом с ним никто и близко не стоял. Разве что профессор… Хотя их методы все же различаются, так что сравнивать нельзя. А по поводу транспаранта и во