Екатерина Владимировна Скибинских - Сбрасываем маски, господа

Сбрасываем маски, господа 1559K, 234 с. (Наследница-3)   (скачать) - Екатерина Владимировна Скибинских

Екатерина Скибинских
Сбрасываем маски, господа


1 глава

Злата

– … нас больше никто не заставит пасть на колени! Отныне мы единый народ, готовый поддержать друг друга в любой ситуации, сплотившись против общего врага! Никто больше не будет прятаться, словно трусливая мышь от хозяйского кота! Нет! Мы заставим себя уважать! Мы будем развивать свою экономику, образование, свою армию. Мы не будем первыми начинать войну, но на удар ответим десятикратным ударом!!! – я остановилась, чтобы перевести дыхание.

Вся моя армия, что была здесь на границе, сейчас была выстроена передо мной в ровные шеренги и стояла по стойке смирно. Я же на коне пегой масти (белоснежного не нашлось, увы) разъезжала перед своими воинами, толкая бравурную речь. Незадолго до этого произошло мое представление народу.

Я вышла в своем полном облачении Наследника, включая маску. Все зашумели. Ринальдо высказал более торжественную речь на счет того, что вернулся Наследник. Моя армия громогласно обрадовалась. Приятно, ничего не скажешь. Многие и раньше меня видели, так что зрительно опознали. А затем Ринальдо хмуро оповестил всех, что Наследник решил избавиться от маски. И я стянула ее с головы. Вот затем и настала мертвая тишина. Ну, если не брать во внимание тонкий взвизг из задних рядов: «БАБА?!?». Впрочем, так же резко он и затих.

И вот я уже добрых полчаса гарцую на коне, толкая горячую речь, вкладываю душу в каждое слово, а в ответ тишина. Только выражение полного шока так и не сошло с их лиц.

– А с чего мы должны тебе верить? Да и что вообще баба может понимать в правлении? – о, вот и первое отмирание.

Чего-то подобного я и ожидала. Совсем не понравилось, что остальные вдруг резко зашушукались, явно подтверждая его слова. Ринальдо дернулся было, чтоб бежать мне на помощь, но я остановила его жестом. Неторопливо развернула коня и, безошибочно определив говорившего, остановилась возле него.

– Мда…. Погорячилась я. Дела в моей армии обстоят еще хуже, чем я думала. «Баба»? Серьезно? Фи, какая бескультурщина! Малыш, мама тебе не говорила, что так выражаться не пристало в приличном обществе? – ласково заворковала я.

Двухметровый «малыш» лишь ошалело захлопал глазами. Я приблизилась вплотную и немного свесилась с лошади, чтоб быть ближе к нему. Тем не менее, продолжала говорить громко.

– И с каких это пор простые солдаты обращаются к высшему по званию без разрешения? Я уж молчу о том, что говорить правителю «ты» и вовсе не пристало. Знаешь, я могла бы сейчас начать распространяться по поводу того сколько я уже сделала для Темных Земель, какие полезные реформы ввела, законы. Опять же, что я делаю вас сильнее лишь одним своим фактом существования, но… Драгоценный мой, оно мне надо, как ты считаешь? – я улыбнулась и нежно потрепала его рукой по щеке.

Орк и вовсе потерялся в своих мыслях и лишь заторможено помотал головой из стороны в сторону. Я удовлетворенно кивнула.

– Правильно мыслишь, солнышко ясноглазое. Оно мне совсем не надо, – я вновь рассеяно улыбнулась своим мыслям. А затем, собравшись, рявкнула как можно грознее.

– А раз так, именем Наследника приказываю тебе говорить лишь тогда, когда к тебе обращается старший по званию! Все остальное время раздумывай о смысле пословицы «молчание – золото»! Исключение – какие-либо военные действия. До тех пор, пока я не изменю свое мнение. Это за то, что обратился к старшему по званию и сразу на «ты». Полагалось бы, конечно, два наказания назначить, но то, что усомнился – правильно. Мало ли кого вам тут подсунуть собрались под видом Наследника? Доверяй, но проверяй, – вновь опустилась до ласкового голоса я.

– Все понятно? – обратилась я к нему.

– Так точно! – ответил он, но в глубине глаз я увидела недоумение. Явно только что отвечать мне не собирался. Ну-ну!

– Ах, да. Я ж еще не закончила. За то, что назвал «бабой», до того времени как мы доберемся до замка, ты назначаешься главным по сортирам. На каждой стоянке выкопать нужник, после стоянки засыпать землей. Мы же не хотим засорять окружающую среду, верно? И охранять это стратегически важное место тоже нужно – вдруг враг подкрадется незаметно? Так что ночевать и отдыхать ты тоже будешь рядом с ним. Вижу, что хочешь сказать мне много чего хорошего, но слушать не хочу. Припаси все эти комплименты для других представительниц прекрасного пола. И запомни на будущее: саботажа не потерплю. Также у меня совершенно нет времени размусоливать с вами темы типа «курица – не птица, а женщина – не человек». И без того проблем много: Светлые Земли вконец обнаглели! У кого-нибудь еще есть вопросы, возражения или сомнения? – спросила я, тут же потеряв интерес к орку.

– Никак нет! – нестройным хором прозвучало в воздухе.

Я холодно кивнула, разворачивая коня.

– Отлично! Сейчас мы отправляемся в Замок. Там будут проводиться учения и подготовка к военным действиям. Светлые Земли могут атаковать нас в любую секунду. Нужно быть готовыми к этому. Защитим своих родных и близких! Не дадим Светлым войти на нашу территорию! Постоим за свою Родину! – высокопарно закончила я.

– Даааа! – уже более радостно и уверенней прогремело над полем.

– Выдвигаемся завтра с утра. Сегодня собираемся. Если у кого-то есть идеи как улучшить наши войска или новые сведения о Светлых Землях – обращайтесь к Ринальдо либо напрямую ко мне. Для Темных Земель я сделаю все возможное, чтобы они стали лучше, – напоследок сказала я и, отпустив всех, отправилась в свой шатер.

* * *

– Это было крайне безрассудно! – выпалил Ринальдо.

И это была далеко не первая его реплика в подобном духе за последние полчаса. Я лениво прикрыла глаза. Честно признаться, после моего «явления народу» меня еще немного потряхивало.

– Вы считаете себя вправе так разговаривать с Наследницей? – осторожно уточнил Рик.

После моего признания дроу старался находиться как можно ближе ко мне, но утратилась та нотка доверия, что была между нами. Он как-то отдалился от меня, но за последние дни, вникая в государственные дела, мне было не до того. И ко мне, и к Ринальдо, он держался подчеркнуто официально.

– Да пусть говорит что хочет – я все равно не слушаю, – отмахнулась я.

– Что?! Ты забыла уже как обстоят дела?! – почти перешел на крик Ринальдо.

– По-моему, это ты кое-что забыл! – ледяным голосом отчеканила я.

Ринальдо от моего тона аж слегка дернулся. Я выпрямилась в своем кресле.

– Я Наследница, не ты. И мне здесь следует принимать решения. В конце концов, я рискую не только своей жизнью, но и благополучием всех Темных Земель и прекрасно это осознаю. Я уже не та глупая девчонка, которая доверилась вам с первых минут своего пребывания в замке. Напомнить тебе как вы отнеслись ко мне с самого начала, как я подвергала свою жизнь опасности в основном благодаря своей доблестной охране? Или ты уже забыл?! У меня было время все обдумать, осознать, собрать дополнительную информацию и о Темных Землях, и о Светлых. Знания никогда не буду лишними. Я вернулась, Ринальдо. И я вернулась как Наследница, достойная Правительница СВОИХ земель, а не глупая фаворитка-марионетка в руках сильных мужчин. Прошло это время! – высказала я все, что думала, даже не поднимаясь с кресла.

Последнюю неделю меня что-то немного мутило. Сначала во время моего побега из замка. Но там можно понять: нервы, плохая еда, недосып. Теперь здесь. Хотя, а чем эти условия отличаются от тех? Все те же нервы, скудная еда (просто не успеваю нормально поесть) и, соответственно недосып.

– Прости… Ты действительно изменилась, – отступил перед моим напором Ринальдо.

– А я думаю, что ты выступила неплохо. И осадила того зарвавшегося орка, – подметил Рик.

– Могла бы и лучше. Надо было заготовить речь заранее и предусмотреть все варианты. К тому же, я неосмотрительно близко подобралась к самим солдатам. Кто-то мог быть агрессивно настроенным и, недослушав, пришибить меня, лишь потом узнав, что я и есть Наследница, – поморщившись, ответила я.

Ненавижу моменты, когда критика Ринальдо справедлива. Но все равно, я больше не позволю на себя орать.

Подметив мое недовольство, Ринальдо понимающе усмехнулся, но от комментариев воздержался. И это, кстати говоря, тоже очень странно. Он воздержался, чтобы лишний раз не выпятить свое превосходство? Мир сошел с ума! Или я. Но мне больше хочется верить в первое.

– Парень, не хочешь принести своей госпоже чего-нибудь поесть? А заодно и бодрящего чего-нибудь. Она вчера всю ночь не спала, а с утра сразу выступила перед армией. Плохо ты выполняешь свои обязанности стюарда, – велел кирсан.

– Он не стюард, а охранник! – возмутилась я, подметив, что у Рика от этой фразы сжались руки в кулаки, но он промолчал.

– Да? А ведет себя как стюард. Так же преданно заглядывает в глаза и не смеет перечить. И несет тебе все по первому зову, – продолжил насмехаться ящер.

– Не выдумывай ерунды. Рик мой охранник и мой друг. Вот ты и бесишься. Сам-то стать моим другом ты не сумел, хотя возможностей было хоть отбавляй, – разозлилась я.

Может, в чем-то замечание Ринальдо и оправдано, но это его не касается. Это только между мной и Риком и мы сами разберемся, как только будет время. Может, даже сегодня и поговорю с ним на эту тему. Но уж точно язвительные реплики кирсана этому не способствуют!

– Даааа? А по-моему, ты каждый раз меня просто отвергала! – начал злиться кирсан.

– К твоему сведению, дружба – это не перепихон на одну ночь. А другого ты мне не предлагал! – выпалила я.

Если всего лишь полчаса назад я была спокойной, просто уставшей, то сейчас во мне просто бушевала злость.

– Я принесу обед, – прервал нашу зарождавшуюся ссору Рик и вышел из шатра.

Я устало откинулась на спинку походного кресла. Есть действительно хотелось неимоверно. Только подумать, было время, когда я вообще от еды отказывалась. А сейчас мне бы всего и побольше. Так и располнеть недалеко. А еще устала очень. Стремясь вникнуть сразу во все, что произошло с Темными Землями за время моего отсутствия, я почти не спала и сейчас была вымотана до беспредела.

Но расслабляться некогда. У Аэрона кардинальные планы убрать меня и приструнить Темные Земли. Нельзя этого позволить. Нужно просчитать что лучше сделать для своих подданных в первую очередь. Вроде бы за последние два месяца экономика Эрдании начала подниматься. Да и армия, насколько я поняла из отчетов, у меня немаленькая и приходит много рекрутов. Опять же, казна наша отнюдь не пуста – кланы изрядно платят свою дань во дворец. Университет, которым я занималась больше всего перед тем, как меня похитили, уже полностью готов к набору студентов. И уже многие подали заявки на поступление. Нужно только их рассмотреть. И проверить как обстоят дела на моей территории реально. И продумать несколько вариантов борьбы со Светлыми Землями, если они сюда полезут. А также придумать вариант, при котором к нам никто не полезет. Дел полно. Сейчас только посижу еще пару минут, наслаждаясь кратковременным покоем.

– Это действительно было рискованно, – миролюбиво заметил Ринальдо.

Черт, а я уже почти забыла, что он здесь!

– Я в курсе, – сухо ответила я.

– Ты очень сильно изменилась, – добавил он.

– Тоже не новость, – передернула плечами я.

– Зачем ты так? – поморщился кирсан.

– Как?

– Каждую фразу воспринимаешь в штыки. Раньше ты такой не была, – с едва уловимой грустью заметил Ринальдо.

– А с вами по-другому нельзя. Нельзя показывать даже минутную слабость – сожрете и даже не подавитесь. А я жить хочу. Может, недолго, но зато сделав как можно больше хорошего для земель, которым я по воле судеб стала правительницей, – резко ответила я.

– С нами? Впрочем, ладно. Может, в чем-то ты и права. Раньше ты была совсем другой.

– И какой же я была? – заинтересовалась я.

– Доброй. Милой. Немного смешливой, малость наивной, дружелюбной, отзывчивой. Не ангел, конечно, но… Хотя, кто их знает, какими должны быть ангелы? На тебя хотелось смотреть и смотреть, до того ты была искренней, жизнерадостной, доверчивой, чистой… Словно лучик света, по ошибке заблудившийся в наших коридорах. Верила, что каждого можно сделать лучше. Но при этом была упорной, стояла на своем до конца. Впрочем, это у тебя осталось и даже выросло стократ. Только раньше взглянув тебе в глаза, можно было увидеть радость, веселье, смех. В любой ситуации. А сейчас там только глухая тоска и боль. Что с тобой случилось, девочка моя? – Ринальдо приблизился совсем вплотную и говорил мне все это, склонившись к моему плечу.

По мере того как он говорил, на мои глаза навернулись слезы. Стало очень жалко себя. Хотелось просто свернуться клубочком и тихонько всхлипывая, жаловаться на свои беды и чтоб кто-то большой и сильный гладил меня по волосам и шептал что-то успокаивающее. Но последняя фраза меня внезапно отрезвила. Слезы высохли, так и не сбежав торопливыми дорожками по щекам.

– Знаешь, там, где я родилась, говорят: все женщины по сути своей ангелы, но когда им обламывают крылья – приходится летать на метле. Я склонна согласиться с этим утверждением. Ты кое-что забыл. Может, поначалу я и была такой. Но ты в первую очередь делал все возможное, чтобы вытравить из меня эти черты характера. Пусть и не тебе, но это удалось. И теперь все. Забудь о той смешливой наивной девчонке. Ее больше нет. Радуйся, что же ты? Я стала той, кого вы хотели видеть здесь с самого начала – холодной и рассудительной Наследницей, которую волнуют исключительно Темные Земли. И не стоит вспоминать о прошлом. Прошлое должно оставаться в прошлом. Некогда предаваться воспоминаниям. И еще: не смей называть меня «твоей девочкой»! Я не твоя девочка и никогда ею не была. Все ясно? – под конец своей тирады я окончательно взяла себя в руки.

Подумать только: чуть не расклеилась на глазах у кирсана. Нет уж! Такого удовольствия я ему больше не доставлю.

– Послушай, да, я был неправ. И я глубоко сожалею о своих поступках, которыми причинил тебе боль. Я не хотел этого… – начал было он.

– Да кому ты рассказываешь? Не смеши. Вот именно, что хотел! Ты хотел покорить меня, сломить, сделать безвольной куклой в своих руках, а затем делать со мной все, что заблагорассудиться. Поэтому и вел себя так по-скотски. Но знаешь, в чем-то я тебя понимаю. Я была настолько наивной, что грех было этим не воспользоваться. И уже почти не сержусь. Забыть – не забуду, но зла не держу, – я холодно улыбнулась.

С головой уходя в государственные дела, я могла на время забыть о том, что со мной произошло у Светлых. Не думать – так легче всего. Жаль, что нельзя не чувствовать.

– И все же. Что с тобой произошло там? Что они с тобой сделали, что ты стала… такая? – совсем тихо сказал Ринальдо, положив руки мне на плечи.

Я едва ощутимо вздрогнула. Еще неделю назад некто другой точно также был рядом и интересовался моим состоянием, моими чувствами. Точно также прикасался ко мне.

– Прости, не хочу об этом говорить, – также тихо ответила я.

– Злата, пойми, я чудовищно виноват перед тобой! Но, пожалуйста, не замыкайся в себе. Поговори со мной. Помнишь, как раньше? Я был подонком, сволочью и просто скотиной по отношению к тебе. Но я изменился. Я понял, как много ты для меня значишь. Я провел не одну бессонную ночь, разыскивая тебя. Я каждую свободную минуту думал о тебе. Не потому что ты Наследница, а потому что ты – это ты. Я хочу помочь тебе. Мне тебя очень не хватало и я не позволю никому тебя обидеть. Я разорву любого, кто на тебя только косо глянет! Пожалуйста, доверься мне! – почти с отчаянием воскликнул Ринальдо.

– Прости… В другой раз, – подумав, тихо ответила я.

Может, если бы эта фраза была сказана мне с полгода назад, я бы сейчас и растаяла, бросившись в его объятья. Но слишком много воды утекло. Я совру, если скажу, что к Ринальдо ничего не испытываю. Сейчас я понимаю, что он был нечто, вроде первой влюбленности. Даже не влюбленности, а скорее симпатии. Кто знает, если бы он относился ко мне тогда немного иначе и Светлые не похитили бы меня, то может у нас с ним все и получилось бы. А так… Я не могу спокойно думать об Аэроне, вспоминать дни, когда мы были вместе, но так просто это не исчезает. С кирсаном я никогда не была так счастлива. Даже близко. И никогда не была так несчастна.

Но в какой-то момент мне безумно захотелось чьей-то поддержки. Я ведь не всесильная, я тоже имею право на человеческие чувства. Как же мне хотелось забыть последние полгода жизни! Но что-то подсказывало, что это и были главные моменты. Без них – это не жизнь. Лучше иметь и потерять, чем никогда не иметь. Хотя, я бы поспорила с этим заявлением. Слишком сильна еще боль. Не совсем соображая что я делаю, я слегка потерлась щекой о руку кирсана, что лежала у меня на плече. Услышала его судорожный вздох.

Это привело меня в чувство. Больше всего хотелось прижаться к кому-то, возможно, напиться и забыть обо всем, что было. Но нельзя – не то время, и не то место. Да и кирсана я тогда, по сути, просто использую.

Вернулся Рик. Ничего не говоря, поставил поднос с едой. Ринальдо еще немного постоял возле меня, но я избегала на него смотреть. Тогда он также молча вышел. Не удержавшись, я с облегчением выдохнула.

– Это, конечно, не мое дело, но что у тебя с ним происходит? – внезапно спросил дроу.

Похоже, он оттаял немного и смирился с тем, что я и есть Наследница. Во всяком случае, еду себе накладывал с невозмутимым видом и у меня появилась надежда, что хоть с ним у меня будет все как раньше.

– Наследнице Темных Земель не следует позволять так с собой обращаться, – добавил он.

Мда… Надежда появилась и стремительно исчезла.

– А нечего рассказывать. У нас с ним своя история. Конечно, я могла бы с тобой ею поделиться, но… Откровенные разговоры ведутся с друзьями, а ты в последнее время начал всячески показывать, что больше не считаешь меня своим другом. Почему? – пошла ва-банк я.

Если один откровенный разговор я пережила сегодня, то переживу и другой.

– А ты не понимаешь? Ты же Наследница! И я совсем не понимаю почему не сказала раньше. Хотя, что тут скрывать, догадываюсь. На Светлых Землях опасно для тебя. Но я, вроде бы, уже доказал, что опасности от меня ожидать глупо. Разве нет? Я заступался за тебя, думая, что ты просто бывшая любовница Темного Наследника. Неужели ты думаешь, что я бы предал тебя, узнав, что ты и есть надежда нашего народа? Ты как никто другой знаешь как я отношусь к Наследнику. И ты молчала. Да, я могу понять. Кто ты – и кто я. Конечно, многое мне в этой истории непонятно, но я не хочу быть для тебя просто способом скоротать время за разговором. Если откровенность, то до конца. Ты мне лгала с самого начала. Я теперь уже и не уверен где была правда, а где ложь. Да и была ли вообще та правда? Иначе лучше не начинать этого трепа о дружбе и т. д. И мне совсем непонятна сейчас твоя обида. Ты сама оттолкнула меня, не сказав всей правды. Я не предам тебя никогда, не волнуйся. И буду служить тебе верно. Но в эти лицемерные игры я не играю, – с горечью и обидой ответил Рик.

А ведь действительно. Я не подумала, что и вправду ему лгала. С самого начала нашего знакомства. Да, я защищала свою жизнь. Но со временем необходимость лгать отпала, но я правду так и не открыла. Раньше я бы так не поступила. А сейчас… Ринальдо прав, я сильно изменилась.

– Прости. Рик, для меня очень важна наша дружба. Просто я уже привыкла скрывать ото всех, что я Наследница. Я настолько свыклась со своей маской, что уже и не отличить где правда, а где ложь. Прости, я понимаю, что теперь между нами не будет уже той откровенности, но давай начнем все сначала. Я Наследница – от этого никуда не деться. Но мы с тобой действительно похожи. Нас судьба не баловала. Мы часто притворяемся не теми, кем являемся на самом деле. Нам приходится делать то, чего не хочется. Но я хочу, чтоб ты знал: я солгала только в вопросе своего происхождения. Все остальное – правда. Больше я тебе ни разу не врала, поверь, – с запалом воскликнула я.

Некоторое время Рик молча на меня смотрел. На мои глаза вновь навернулись слезы. Терять еще и Рика мне не хотелось. Но тут уж я сама виновата.

– Я тебе верю. Давай забудем об этом, – наконец ответил он.

Впервые за последнее время я счастливо улыбнулась. И потянувшись к нему, крепко его обняла.

– Ого. Не ожидал от тебя таких нежностей. Все, меня обняла сама Наследница – теперь до конца жизни мыться не буду, – усмехнулся Рик.

– Выпьем за взаимопонимание и дружбу? – подмигнул он мне, протягивая вино.

Но неожиданно меня замутило даже от одного вида бардовой жидкости. И уже не первый раз. Когда мы только пришли сюда и я допила вино кирсана, то еле сдержалась, чтоб тут же не выплюнуть его. Будто весь мой организм противился алкоголю.

– Нет, пожалуй, мне нужна трезвая голова. Мы скоро выдвигаемся, а нужно еще столько всего продумать и изучить, – кивнула я на стол, заваленный разными отчетами и документами.

Рик понимающе усмехнулся и отставил вино в сторону. Ели мы дальше в тишине, каждый думая о своем.

– Если хочешь, можешь пойти потренироваться с остальными воинами. Тебе ведь не терпится проверить кто круче, я же вижу. В ближайшее время я никуда выходить не буду, да и охрана мне здесь по сути не нужна, – улыбнулась я.

– Как скажешь, моя королева, – дроу шутливо козырнул и вышел из шатра.

Я же тоскливым взглядом окинула гору бумаг, которые еще предстояло изучить. Да… Кто сказал, что быть правителем легко?


2 глава

Рик

Злата и вдруг Наследница. Хм… Как бы полагается ей поклоняться и все такое, это у нас чуть ли не в крови. Наследник царь и бог, его слово закон и т. п… Но ведь это же Злата! Конечно, с тех пор как мы сюда пришли, она полностью преобразилась. Если бы я не видел какая она была в замке, я принял бы ее поведение как должное и ни секунды не усомнился в том, что она рождена для того, чтобы править и воспитывалась соответственно.

Но я знал ее другой! И теперь не могу связать эти два образа воедино. Я понятия не имею как мне с ней себя вести. Продолжать наши легкие дружеские отношения или же забыть обо всем, что было и просто относиться как к правительнице, которую вижу впервые и незаслуженно одарен ее благосклонностью?

Надо было с самого начала со всем этим разобраться, но видел, что ей не до того. Честно говоря, я до последнего боялся, что и ее и меня просто вышвырнут отсюда, если не сделают чего похуже. Особенно страшно было думать о том, что предстоит встреча с Наследником. Я готовил мысленно речь, которая позволила бы мне и Злате здесь остаться. Я решил помогать этой девушке до конца, раз уж судьба столкнула нас. А тут внезапно оказывается, что я уже знаком с Наследником.

Конечно, умом я понимаю, что у нее не было иного выхода. Она защищала себя. В самом сердце Светлых Земель, где каждый мечтает уничтожить Темного Наследника, она жила полгода и никому не выдала своей тайны. Но ведь я ей раскрылся полностью, а она даже после этого не сказала правду о себе. Обидно, если честно. Хотя, могу ли я ее винить? В случае ее смерти пострадают все Темные Земли. Ей нужно было быть крайне осторожной. Подумать только, ей удалось общаться со Светлым Наследником, магом-эмпатом и другими представителями светлой команды и ни словом не выдать кто же она такая. Это достойно восхищения. Да что там, даже Темные не знали как выглядит их Наследник. И уж тем более, что это девушка.

Все эти мысли проносились в моей голове во время нашего откровенного разговора. К счастью, мы дошли до консенсуса. При посторонних отношения исключительно деловые, а наедине можно расслабиться и пообщаться по-дружески. В принципе, вся моя жизнь окутана ложью – таков принцип моей работы, так что ничего особо сложного.

Более-менее все стало на свои места. В жизни появилась кое-какая стабильность. С работодателем отношения более чем теплые. Конечно, еще будет видно как дела пойдут дальше, но пока все идет отлично. Я даже не смел мечтать о таком.

С чистой совестью я оставил Злату и вышел из шатра. Мне действительно не терпелось проверить свои силы в бою с обученным темным воином. А еще очень сильно хотелось начистить рожу кирсану. Не знаю что произошло у них со Златой в прошлом, но более зла она только на Аэрона. А это о чем-то, но свидетельствует.

Да и просто он меня бесит, какую б высокую должность он не занимал – это не повод относиться ко мне, как к мусору. Опять же, не мешало бы разжиться информацией о прошлом Златы в замке. Что-то там не чисто в ее отношениях с кирсаном и кто там еще был в ее окружении. Она на них здорово обижена, тем не менее, вернулась. Отказалась от возможности быть счастливой в Светлом Замке, и вернулась. Хотя, а была ли у нее возможность жить счастливо? Она Темная Наследница, а он Светлый Наследник. Такого даже в самых извращенных фантазиях не придумаешь. В любом случае, нужно во всем разобраться.

Злата

Разговор с Риком, конечно, принес успокоение, но ненадолго. Услужливая память начала подкидывать фрагменты из недавнего прошлого. Счастливого прошлого. Что там было правдой, а что мне только хотелось видеть – теперь уж не разобрать. Но все это нагоняло тоску. От меня отказались или же я отказалась от всего? Уже не важно. Я вернулась и меня ждут государственные дела.

Я смахнула непрошеную слезу и придвинула к себе бумаги. Так дальше дело не пойдет. Я не могу быть настолько сентиментальной. Только не сейчас. Мне нельзя расслабляться. То, что было с Аэроном, уже не вернуть. У меня других дел хватает. Я должна заботиться о своих землях – это главное. Было бы неплохо найти кого-то, наделенного магическими способностями, чтоб применил ко мне какое-то заклинание, позволяющее отключить или хотя бы скрыть мои эмоции.

Внезапно дверь распахнулась и ко мне в шатер ворвался гепард. Огромным прыжком он преодолел разделявшее нас пространство и, взобравшись на стол, который опасливо затрещал под его весом, начал меня неистово вылизывать, мурлыкать и тереться об меня своей мохнатой башкой. Не успела я что-то сказать, как ножки стола все же подломились и с обиженным мявом гепард свалился вниз.

Я рассмеялась. Гепард тут же вновь подскочил, обеспокоенно обнюхивая меня, вновь довольно заурчал и уткнулся лбом мне в колени. Я сдавлено охнула.

– Лоран, я тоже очень рада тебя видеть, но твоя блохастая башка отдавила мне все ноги, – с улыбкой заметила я.

Гепард недовольно фыркнул, отступил на пару шагов и начал обратное превращение в человека.

– И вовсе я не блохастый, – обижено протянул он.

– Ну, конечно, совсем-совсем, – с сарказмом ответила я.

– Между прочим, оборотни – не животные и разные паразиты к нам не пристают! И вообще, о чем мы спорим? Как же я соскучился! – воскликнул он и бросился ко мне обниматься.

Я счастливо зажмурилась. Помнится, расстались мы с ним на не очень хорошей ноте. Но так надо было. А теперь и он, и я здесь, в безопасности.

– А где Дейярд? – спросила я, когда страсти немного поутихли.

– Он тоже скоро будет здесь. Когда мы узнали, что ты вернулась, я обратился и в теле зверя помчался к тебе. Как ты? Я никому не рассказал в каком именно положении тебя оставил. Но я-то знаю как обстояли дела. Я там был, – с болью в голосе сказал Лоран, пристально вглядываясь мне в глаза.

Не выдержав, я отвернулась. Настроение стремительно понеслось вниз.

– Все нормально, правда. Я же здесь, – натянуто улыбнулась я.

– Ты… Он… Что он сделал? – еле сдерживая себя от ярости, практически вскричал Лоран.

– Все хорошо. Правда. Это моя ошибка. Я слишком ему доверилась. Но теперь это все в прошлом. И я рада, что вернулась и наконец встретилась с тобой, – положив руки на плечи оборотню, принялась успокаивать его я.

– Но… ты расскажешь? – уточнил он, понемногу успокаиваясь.

– В другой раз. Но меня там не обижали, если ты об этом. И я вернулась, как и обещала. Теперь все будет хорошо, – почти искренне сказала я.

– Если б ты только знала как это тяжело знать где ты, в каких условиях, знать что с тобой могут сделать и не иметь ни единой возможности тебе помочь, – прошептал Лоран, вновь крепко меня обнимая. Я осторожно провела рукой по его волосам.

На меня вновь начали накатывать грустные воспоминания. Но я вовремя взяла себя в руки, отрезав лишние эмоции.

– Я вернулась. Это главное, – вновь повторила я.

– Да. Это главное… Как Ринальдо? Как прошла ваша встреча? – сменил тему Лоран.

Я перевела дух. Эта тема была не то, чтобы очень уж приятной, но уж всяко безопасней предыдущей.

– Нормально встретились, – как можно безразличней пожала плечами я.

– Он знает?

– О чем?

– О том, что… что было в Светлом Замке? – замялся Лоран.

– Нет. Ничего особо важного в этом нет. А что есть – я детально расскажу на всеобщем совете.

– Ты все еще злишься на него?

– Не знаю даже. Злости как таковой нет. Много времени прошло, да и в принципе, я могу понять что им тогда двигало. Понять могу, но не принять. И я этого никогда не забуду. За все на свете нужно платить. Я это уже поняла. Теперь его очередь. За свои поступки нужно отвечать, – холодным тоном ответила я.

На этих словах Лоран вздрогнул. Именно такие слова я сказала ему при нашей последней встрече. Я ощутила легкий укол совести. Но быстро справилась с собой, в конце концов, я и сейчас считаю, что тогда поступила правильно.

– А ведь он за тобой скучал. Бросил все силы на твои поиски. И винил во всем себя, – вновь попытался вернуться к этому оборотень.

– Правильно делал. Если б не он, я бы с бала не ушла, – пожала плечами я.

– На него было страшно смотреть. Он сильно страдал. И, мне кажется, он тебя любит, – подумав, добавил оборотень.

На это я не нашлась что ответить. Лишь неопределенно передернула плечами. Вдобавок ко всему, меня вновь начало сильно мутить.

– Не стоит сейчас об этом. Расскажи лучше, как тут обстоят дела во время моего отсутствия, – попросила я.

Да, кирсан мне уже отчитывался, но все было сказано сухим официальным языком, плюс я была не совсем уверена – возможно, кое-какие детали он мне и не стал сообщать. Доверяй, но проверяй.

Рассказ Лорана был более живым, он также поведал мне о том, что все же больше всех по мне скучал замок. Если на первых двух этажах еще как-то можно было находиться, то выше третьего замок не пускал. Подозреваю, там разгром полнейший. Также Лоран поведал мне что творилось в ночь моего исчезновения.

Так в разговорах мы провели больше часа. Затем Лоран отвлекся ненадолго, прислушиваясь к чему-то, что происходило за пределами шатра. Я была лишена тонкого звериного слуха, но отголоски и до меня долетали. Что-то там происходило.

– Что там? – не выдержала я.

– Вроде как драка. Или даже не драка, а спарринг. Только соперники либо очень сильные, либо необычные. Либо и то, и то, – подумав, поделился соображениями Лоран.

– Пошли, посмотрим, – не выдержала я.

Лоран с готовностью вскочил на ноги и повел меня к месту происшествия.

Рик

Где собираются воины, я нашел почти сразу. Честно говоря, ожидал, что возникнут сложности со знакомством. Но неожиданно первым заговорил даже не я.

– Эй, дроу! – обратились ко мне, как только я подошел к основному месту сборищ воинов.

Сами сборы особо много времени не забрали, поэтому в основном все просто набирали сил прежде, чем отправится в замок. Я вопросительно поднял одну бровь.

– Правда, что наш Наследник – на самом деле Наследница? – спросил один гном.

– Правда.

– Ух, ты ж! А правда, что все это время она была на Светлых Землях и разведывала обстановку, пользуясь тем, что никто не знает как она выглядит? – это уже задал вопрос тролль.

– Можно и так сказать, – хмыкнул я.

– Да ты присаживайся к нам, чего стоишь? – миролюбиво пригласил к ним другой тролль. Я принял его предложение.

– Выпьешь? Военачальник наш, правда, не одобряет, но чуть-чуть можно, – предложил какой-то орк.

– Нет, спасибо. А что за фрукт ваш военачальник? – навострил уши я.

– Да как тебе сказать. Ну, ты ж сам его видел. Воин он отменный. Отличный стратег, прекрасный тактик. А вот сам по себе еще та скотина. Такой ради государственного интереса пытать будет – не поморщится. И убивая врагов, испытывает, говорят, неимоверное наслаждение. Зато бывшему Наследнику был верен до конца. Ну, тогда, говорят, он и не был таким жестоким. Только вот не сберег правителя, жена кирсана Наследника и прикончила. Вот так вот. Нынешнему Наследнику тоже был верен. Он… вернее она, назначила его своим телохранителем. Ну, теперь-то становится более ясным его отношение к лэрре Злате. Хм… Ну, в общем, советую тебе не связываться с ним, – ответил гном.

– Угу… А что вообще связывает лэрру Злату и лесса Ринальдо? – стоял на своем я.

– Ну, наша Наследница выдавала себя за фаворитку Наследника. Надо признать, это давало ей многие преимущества в передвижениях по замку. Она вообще очень оригинальна в, казалось бы, безвыходных ситуациях. Взять хотя бы как она пробралась на совещание, будучи замотанной лишь в какую-то тряпку, сдернутую со стола. Мда… Хм, извини, отвлекся. Телохранителей у нее трое было: кирсан, оборотень и вампир. Вернее, они числились за Наследником, но были все время при лэрре Злате. Кирсан изначально относился к ней с раздражением. Я часто видел ее в замке, поэтому многое знаю. Я даже иногда поражался, почему лэрра Злата не нажалуется на кирсана Наследнику. Однажды он ее даже ударил. Все трое телохранителей очень жестко ограничивали ее свободу передвижений и действий. Я думал, что это приказ самого Наследника. Теперь-то я понимаю, что лэрра Злата дала им, видимо, какие-то права так поступать, а они действовали в интересах Темных Земель в первую очередь. Правда, Наследница все равно продолжала утверждать новые законы, проводить суды, собирать советы и даже навещать Светлых, которые были пленниками в замке. Но когда фаворитка, то есть, Наследница, исчезла – тут уж все стали на ноги. Кирсан буквально рвал и метал. С замком и вовсе творилось нечто невообразимое. Кирсан будто взбесился, тех стражников, что охраняли узников, он выгнал из замка. Теперь понятно его поведение: шутка ли, упустить Наследницу. Одно утешало: никто не знал, что она не простая фаворитка. Это давало надежду на то, что ее не убьют по этой причине. С другой стороны, мало ли отчего может умереть обычная человечка. Не знаю уж, что там точно происходило между Наследницей и военачальником, но поисками он занимался больше всех, не отвлекаясь больше ни на что, – закончил рассказывать орк.

Я лишь молча кивнул головой, ошалело переваривая информацию. Конечно, что-то подобное я и ожидал, но чтоб все было настолько запущено? Теперь становится понятно, почему Злата не попыталась сбежать от Светлых еще вначале пути. Хоть глоток свободы ощутить – уже достойная цена. Хотя, может, я и ошибаюсь на счет ее мотивов. Откуда мне знать? Одно я могу сказать точно – больше всех отравлял жизнь Злате именно кирсан. Вот почему сейчас она на него до сих пор зла. Зря он на что-то еще надеется. Теперь мне полностью стало понятно ее стремление научиться драться. Как иначе ей было защитить свою жизнь? Злости на кирсана у меня накапливалось все больше. Я знаю мало, но и этого достаточно, чтоб сделать кое-какие выводы и понять что собой представляет телохранитель Златы.

– Все обсудили? – внезапно раздался по-змеиному шипящий голос.

По закону подлости, над нами навис упомянутый ранее кирсан. Несколько воинов нервно сглотнули. Но взгляд кирсана был направлен только на меня.

– Нет, мы только начали, – спокойно ответил я.

– Да ты что? Стюард решил, что если посидит в компании воинов, то и сам драться научится? – насмешливо сказал Ринальдо.

– А ты проверь. Вдруг и правда помогло? Или же только и умеешь, что избивать слабых девушек? – зло выпалил я.

Рядом кто-то судорожно выдохнул. Подозреваю, что орк, который и поведал мне больше всех. Но кирсан на него даже не взглянул.

– Остришь? Это хорошо, значит, тем приятней будет стереть ухмылку с твоего лица. Вызываю тебя на бой. Или трусишь? – зло сузил глаза кирсан.

– Принимаю вызов. Какое оружие? – так же спокойно ответил я.

– На твое усмотрение. И учти: Наследница тебя не спасет. К ней прибыл ее друг. В отличие от тебя – настоящий друг. И она о тебе нескоро вспомнит, – не удержался, чтоб не съязвить, кирсан.

– Мечи. Это радует – значит, тебя спасать тоже будет некому. А по поводу дружбы… Лучше быть хоть каким-то другом, чем никем. А ты для нее никто, – парировал я, и первый двинулся к месту сражения.

Злата

К месту происшествия мы подошли довольно быстро. Небольшая площадка, на которой тренировались воины, была окружена людьми. Ну, если вдаваться в подробности, то дроу, кирсанами, дриадами, орками, людьми, сидхе и бог знает кем еще. Мы с Лораном протиснулись между них.

Действительно, имела место быть драка. Ринальдо и Рик. Причем бой набирал уже явно нешуточные обороты.

– А ну, прекратите! – закричала я.

Но в горячке боя мужчины не услышали меня, либо сделали вид, что не услышали. Я в раздражении обернулась. Недалеко от меня стоял водяной.

– ТЫ! Воду наколдовать можешь? – спросила я у него.

– Могу. Холодную, горячую? – услужливо ответил он, сразу сообразив, что перед ним Наследница.

– Ледяную. И аккурат над этими двумя драчунами, – холодно улыбнулась я. Тошнота все усиливалась, что не придавало хорошего настроения.

Тот кивнул, закрыв глаза, сосредоточился, и на кирсана и дроу вылилось с лохань воды. Те, не ожидая подобной подлянки, отшатнулись друг от друга, очумело осматриваясь по сторонам.

– Перестаньте, сейчас же! Ваш бой вышел за рамки обычного спарринга, вы так поубиваете друг друга! – вновь повторила свой приказ я.

Рик недовольно сверкнул глазами, но спрятал свой меч в ножны. Ринальдо же с вызовом на меня взглянул. Кто-то из воинов его поддержал.

– И чего бой прекратила-то? Ну, даже если б кого-то покалечили или зарезали – какая разница, не дело женщине в мужские разборки лезть, – услышала я негромкую реплику позади себя.

– И то правда. Эх, что с нее возьмешь? Хоть и Наследница, а что она может понимать в войне? Ну, да ладно, говорят, зато в прочих государственных делах разбирается, – ответили ему.

– Всегда вы недовольные! А я считаю, что в этот раз нам повезло с Наследником не меньше, а может даже и больше, чем в прошлый раз, – одернул их третий голос.

Я никак не отреагировала на эту перепалку. Лишь вопросительно продолжила смотреть на Ринальдо. Пожав плечами, он подошел ко мне.

– Действительно, зачем остановили бой? Ну, прикончили б мы друг друга – что с того? Вам какое дело, лэрра Злата? – насмешливо протянул он, вновь превращаясь в того Ринальдо, который меня всегда раздражал.

Хотя, было что-то в его глазах такое, что я бы охарактеризовала как грусть. Показалось, наверное.

– Вы мои подданные и я не желаю терять ни одного из вас по глупости, – максимально спокойным голосом ответила я.

– Понятно. Ну, что ж, желание Наследницы – закон, – ответил он уже погромче, обращаясь скорее к толпе, чем ко мне.

С одной стороны, оскорбления вроде как и не было, но сам тон ставил под сомнение все сказанное. Я зло прищурилась. В его словах четко прослеживался скрытый подтекст по поводу того, что в боях женщины соображают хуже.

– Переизбыток тестостерона? Не дали подраться всласть и все, настроение ползет вниз? – насмешливо поинтересовалась я.

Настроение стремительно скатилось вниз. За последнее время много чего произошло и мне нужно было хоть как-то выпустить скопившиеся негативные эмоции. Но Ринальдо никак не отреагировал и повернулся, чтоб уйти.

– Злата, что ты делаешь? – тихо поинтересовался Рик, который тоже успел подойти.

– Я тебя не отпускала! – возмутилась я и, бросившись за кирсаном, схватила его за руку.

Он раздраженно обернулся. На его груди красовался неглубокий порез. Я почувствовала слабый запах крови. Это усилило мою тошноту до невозможности.

– Ну, что еще? – поинтересовался кирсан.

– Буууэээээ! – вырвалось у меня в ответ.

Причем вырвалось в буквальном смысле этого слова. Весь мой благополучно съеденный обед оказался на Ринальдо. В образовавшейся тишине можно было различить даже стук сердца каждого отдельно взятого воина.

– Вот теперь все. Можешь идти, – машинально сказала я.

– Во дает! Не только словами, но и делом дала понять как относится к бою, – услышала я чей-то восхищенный возглас в толпе.

– Ага. Наша Наследница намного круче всех тех, что были до нее, – согласился с ним кто-то.

– Завтра на рассвете отправляемся! – напомнила я всем и направилась к Лорану, чувствуя как невыносимо кружится голова и боясь, что вот-вот потеряю сознание.


3 глава

Злата

– Так что там произошло? Нет, я согласен, выглядело эффектно, но раньше за тобой не водилось привычки всех неугодных тебе об… кхм… вот так вот с ними поступать, – разглагольствовал Лоран, расхаживая передо мной в моем шатре.

Я сидела в своем кресле и боролась с подступающей рвотой. И чем я умудрилась уже отравиться?

– Да замолчи ты хоть на минуту! Злата, что тебе дать? Тебе плохо? – обеспокоенно спросил Рик.

– А ты вообще кто такой? – окрысился Лоран, но заметив мое позеленевшее лицо, осекся.

– Может врача позвать? – осторожно спросил он.

– Лучше тазик какой-то дайте, – взмолилась я.

Не знаю уж кто из них, но мне пододвинули ведро, над которым я с шумом склонилась. Сделав свое грязное дело, я с тяжелым вздохом откинулась вновь на спинку кресла.

– И врача не надо. Съела что-то несвежее, сегодня жарко – может что-то протухло. Либо и вовсе перенервничала. Ничего страшного. Если уж совсем плохо станет – тогда зовите. Пока не надо, – попросила я и, почувствовав очередной позыв, склонилась над ведром опять.

– Что-то принести? – осторожно спросил Рик.

– Воды. Чистой и холодной. И все, не маячьте рядом, – отправила я их.

Те, понятливо кивнув, вышли. Я перебралась с кресла на лежак, поставив ведро поближе. Через некоторое время Лоран принес воды и чистую мокрую тряпку, которую шлепнул мне на лоб.

– Эй!

– Так надо, облегчает мучения, – пояснил свои действия оборотень.

Я устало закрыла глаза. Сильно клонило в сон. Уже засыпая, услышала короткий диалог Рика с Лораном у палатки.

– Я, кстати, Рик. Извини, не было время представиться, – миролюбиво буркнул Рик.

– А я – Лоран. Тоже не серчай, что с ходу на тебя наехал. Раньше тебя здесь не видел.

– Я пришел со Златой. Мы с ней познакомились полгода назад. Вот вместе и вернулись. Ты один из ее телохранителей? – поинтересовался Рик.

– Да, можно и так сказать. Только подвел ее. Допустил, что ее похитили Светлые. А когда попытался вернуть ее – сделал еще хуже, – с горечью ответил оборотень.

– Погоди, так ты и есть тот самый оборотень, из-за которого она не могла покинуть пределы замка и стала фавориткой Светлого Наследника? – возбужденно воскликнул Рик.

– Она рассказала? – грустно переспросил Лоран.

– Не все. В общем, как так получилось, что она, Темная, находится в замке Светлых. Ну, ты не думай. С ней хорошо обращались. Я бы даже сказал, что последние месяца четыре она была полностью и безгранично счастлива. Конечно, за учетом последнего дня ее пребывания в замке, – попытался успокоить Лорана дроу.

– За исключением последнего дня? Рик, я вижу – она сейчас очень несчастна и это совсем не вяжется с твоими словами о том, что она была счастлива, – не поверил Лоран.

– Захочет – сама расскажет. Это ее дело. Но я говорю тебе то, что видел. Так что не вини себя слишком сильно. Что произошло, того уже не вернуть, – ответил Рик.

Примерно на этом этапе разговора я уснула, радуясь, что, во-первых, Рик не рассказал обо мне слишком многое, а во-вторых, с Лораном у Рика будут хорошие отношения. Для меня последнее очень важно. Как бы там ни было, но среди всех обитателей Темных Земель Лоран относился ко мне лучше всех. И по-своему он мне нравился. Даже вызывал какие-то родственные чувства.

Следующий раз я проснулась уже от разговора, ведущегося на повышенных тонах.

– Пусти меня!

– Нет, она просила ее не беспокоить. Злата только-только уснула, оставь ее в покое, – стоял на своем Рик.

– И правда, Ринальдо, она себя плохо чувствует, дай ей отдохнуть, – это уже Лоран.

– И ты туда же? Ты видел что она сделала на глазах у всех? – возмутился Ринальдо.

– И что? Ей плохо, разве не видишь? Даже я заметил, хотя только прибыл. А ты уже несколько дней с ней видишься. Ты даже не подозреваешь что с ней было на Светлых Землях, где она была и что с ней произошло. Сегодня она показала, что не здорова, но тебя интересует только задетая гордость. Права была Злата, когда говорила, что она тебя не интересует. Тебя интересует только благополучие страны, а на остальных ты готов забить, если того требует ситуация. Ты какой был, таким и остался! – выпалил Лоран.

Ого, я такого спича от него не ожидала. Я прислушалась к себе. Тошнота все еще была сильной, но ведро не требовалось уже так остро. Во всем организме была лишь сильная слабость. Сил подняться и выйти из шатра не было. Мне не оставалось ничего иного, как просто дальше слушать разговор.

– Погоди! Я заметил, что она не здорова! Ее нужно показать врачу, проверить что это – может, ее и вовсе отравили! – возмутился кирсан.

– Она не отравлена. Я проверил, – ответил Рик.

– А ты откуда знаешь?

– Видите этот амулет? Когда рядом находится яд либо кто-то, отравленный ядом, все равно каким, то камень нагревается. А сейчас он холодный. Злата не отравлена. Разве что какой-то некачественной пищей, – пояснил дроу.

– Отлично. И от тебя бывает польза. А теперь вернемся к другому вопросу. Что с ней было на Светлых Землях? Ты сказал, что она здорова, ее не обижают, она в безопасности и просто временно не может вернуться! – перешел на крик Ринальдо.

– Я сказал то, что мне приказала Злата. Думаю, ты уже заметил, что она прекрасно знает формулировку приказа Наследника. Откуда – другой вопрос, но ослушаться ее нельзя, – парировал Лоран.

– Мне нужно с ней увидеться! – вновь пошел на второй круг кирсан.

– Да задолбал уже! Сказано тебе: она спит! Позже зайдешь, ничего с тобой не станется, а она хоть отдохнет! – кто это выкрикнул – я уже не разобрала и что ответил кирсан – тоже не услышала, так как вновь провалилась в сон.

Не знаю, сколько я спала, но проснулась я когда уже было темно. На улице негромко переговаривались часовые. Рик еще вчера решил ночевать вместе с воинами, либо возле моей палатки. Типа как не положено Наследнице ночевать со своим телохранителем. Ну, лично мне все равно. По сути, теперь у меня четыре телохранителя – хочется им так, пусть выстраивают дежурства, по принципу кто меня охраняет в какое время суток.

Я зевнула. Спать все еще хотелось, чувствовала себя неплохо. Осталось только решить: спать дальше до утра либо встать и заняться документами, горой возвышавшимися на походном столике. Еще немного подумав, я сладко потянулась и еще раз зевнула.

– Как ты себя чувствуешь? – услышала я голос совсем рядом от себя.

– Твою мать! Кто здесь? – нервно воскликнула я.

– Ой, прости. Забыл, что ты в темноте не видишь. Сейчас, – ответил тот же голос, и через некоторое время в шатре зажглась свеча.

Я, прищурившись, всматривалась в мужчину, сидящего в моем кресле.

– Дейярд? – неуверенно произнесла я.

– Да. Как же ты изменилась! – воскликнул он и придвинулся ко мне с намерением обнять.

Я не отодвинулась, но отнеслась к нему с настороженностью. Тот понял это и больше не пытался сократить дистанцию между нами.

– Если ты сейчас начнешь задавать мне вопросы на счет того что со мной случилось, где я была, как ко мне относились, как мне удалось выбраться и не хочу ли я об этом поговорить – можешь не напрягаться. Я не хочу об этом говорить и ты просто зря потеряешь время, – немного равнодушным тоном сказала я.

– Зачем ты так? Мне казалось, я заслуживаю знать все, что с тобой там произошло.

– Тебе показалось. Мне тоже казалось, что я заслуживаю знать все о Темных Землях, о Наследниках, что были до меня, о Светлых Наследниках, о своих правах, о том, что все Наследники необратимо сходили с ума. Кто-то раньше, кто-то позже, но итог один. Как видишь – мне тоже показалось. Что-то еще? – может я и не совсем права, но я считала, что уж Дейярд точно не будет скрывать от меня все это.

А осознание того, что от меня скрыли больше половины того, что я просто обязана знать, больно ударило по нервам еще когда я была с Аэроном и потихоньку все это узнавала.

– Прости. Но я думал, что у тебя еще есть время. Пока ты в безопасности – о тебе никто не знает, а значит, может узнавать все постепенно. Возможно, это был правильный выход, ведь другим Наследникам всю информацию вываливали сразу, – покаянно ответил вампир.

– Может и так. Но сейчас уже все равно поздно. Поэтому, если есть какие-то сведения, которых я не знаю, но должна знать – пожалуйста, не скрывай их от меня, – попросила я.

– Теперь не скрою. Ты была на Светлых Землях очень долгое время, причем в самом сердце их империи. Ты должна мне все рассказать, – сказал он.

– Расскажу. То, что посчитаю нужным, – подумав, ответила я.

В конце концов, кому, как не главе разведки сообщать сведения, которые я узнала во время своего пребывания в замке?

– Я сильно переживал за тебя. И скучал. Но я был уверен, что в любой ситуации ты выживешь и выйдешь невредимой. Ведь ты боец, Злата. И я знал это с первого дня твоего нахождения в замке, – внезапно сказал он.

Не знаю, просыпается ли во мне хваленое чутье Наследников или же мне просто очень захотелось поверить, но я поняла, что он сказал правду.

– Я тоже скучала по тебе. Я по всем скучала. По самим Темным Землям, в конце концов. Как бы там ни было, а это мой дом, – и с этими словами я сама обняла вампира.

Дальше почти все время до утра мы с ним делились информацией. Он мне рассказывал основные аспекты того, что должен знать Наследник. Я же рассказывала ему об обитателях замка Светлых, о столице и о тайных тропах, которыми можно прийти на Светлые Земли.

Ближе к рассвету вампир ушел и я, подумав, прикорнула еще на часок. Ведь, насколько понимаю, путь нас ждет неблизкий и лучше сидеть на лошади самостоятельно. Кто знает, вдруг я вообще подхватила какую-то простуду и днем тошнота вернется. Лучше быть свежей, выспавшейся.

А с первыми лучами солнца начался новый день и мы выступили всей армией в сторону нашего дома.

Аэрон

– Так и собираешься здесь сидеть? – в который раз за последнюю неделю спросил Джонатан.

В ответ, как и прежде, была лишь тишина. Я просто ждал пока он уйдет, чтобы остаться со своим горем наедине.

– Аэрон, смирись – ее нет! Уже ничего изменить нельзя. Нужно жить дальше! – почти с отчаянием попытался достучаться Джонатан до меня. Эти слова больно резанули по сердцу.

Я повернул голову в его сторону и смерил мутным взглядом. Затем отвернулся и наполнил очередной бокал спиртным.

– Почему она так поступила? – хриплым голосом все же выдавил я из себя.

– Ты единственный прочел ее записки, которые она оставила тебе, мне, Миранде и Кристофу. После того, как ты превратился в дракона, на месте бывших покоев Златы лишь руины. И ты знал ее лучше всего. Вспомни, что такого ты сделал? – Джонатан явно обрадовался, что я прервал свое затянувшееся молчание.

С тех пор, как время, отпущенное Злате клятвой, истекло, я практически не разговаривал. Вернувшись, я глухим голосом сказал: «Я ее не нашел. Златы больше нет» в ответ на вопросительный взгляд Джонатана. Дальше я заперся в своих покоях наедине с немалым количеством спиртного и ни на какие внешние раздражители не реагировал. До сегодняшнего дня.

– Что было в записке, адресованной тебе? – продолжил выпытывать Джонатан, силясь выжать из меня как можно больше информации, пока я опять не замкнулся в себе.

– Ничего конкретного. Она попрощалась. И попросила забыть ее. Не понимаю, – в отчаянии я склонил голову на сложенные руки, забыв, что держу бокал с коньяком.

Безразличным взглядом смерил разлитую лужу на ковре. Плевать.

– И все? Должно было быть что-то еще. Аэрон! Напрягись, постарайся вспомнить, если действительно хочешь разобраться в причинах ее поступка! – прикрикнул на меня мой советник.

Я уже более серьезно на него посмотрел и постарался честно вспомнить, было ли что-то еще в записке. Сквозь пьяный дурман действительно ускользало что-то очень важное.

– Еще написала, что любит меня. Хотя, погоди… не «любит», а «любила». В прошедшем времени, – озарило меня.

– Вот оно! Значит, на тот момент уже не любила! Давай, дружище, признавайся: что ты сделал? – серьезно спросил Джонатан.

– Да ничего! Все было как обычно. Ну, если не считать нашего спора о Темном Наследнике. Но мы даже не поссорились, просто она, сославшись на головную боль, ушла к себе. Это был последний раз, когда я ее видел, – под конец тирады мой голос совсем затих и меня вновь пронзила тоска по той, кого я любил больше всего.

– А ты ей часто говорил о том, что любишь? – внезапно спросил Джонатан.

– Причем здесь это? Это ведь и так понятно, – не понял я.

– Ты от ответа не уходи. Ты ей часто говорил эти слова? – не отступал мой друг.

– Ну, разве не видно как я к ней отношусь? Я даже перестал задавать ей вопросы по поводу ее прошлого.

– Ты ей вообще говорил о любви?

– Зачем? Мои поступки говорили сами за себя, – отмахнулся я.

– Ну, ты и придурок… Никогда не слышал, что женщины любят ушами? Она же юная девушка, вырвавшаяся из лап Темных. Она не стремилась быть фавориткой. Тебе требовалось постоянно повторять о том, как ты ее любишь и почему. Сам подумай, с ее стремлением к свободе и совершенно необъяснимой логикой она просто нуждалась в твоем признании. Ты ей хоть сказал, что, по сути, отказался от возможности стать отцом только ради того, чтобы всю ее жизнь пробыть рядом с ней? – допытывался Джонатан.

– Не успел. Но в любом случае, то, что я ей не говорил о своей любви недостаточный повод, чтоб она покончила с собой таким жестоким способом, – хмуро ответил я.

– Да, действительно. Мне она тоже очень нравилась. Конечно, из-за нее ты рисковал всем. Династический брак с какой-либо драконицей дворянского происхождения очень сильно укрепил бы твои позиции. И наследник тебе очень нужен. Но даже это не заставило тебя отказаться от нее, даже на одну ночь. Мне действительно очень жаль, – тихо сказал Джонатан.

Что-то в его словах больно резануло слух. Мне даже показалось на мгновенье, что я нашел ответ. Но затем юркая мысль ускользнула.

– А что было в других записках? – спросил Джонатан, наливая и себе крепкого коньяка.

– Миранде писала, что рада была быть с ней подругами. Извинилась, что не попрощалась с ней лично. Объяснила это тем, что русалка очень преданна мне и не позволила бы уйти. Также писала, что не может здесь больше оставаться, так как никто ей здесь не рад. Упомянула о том, что будущего у нее здесь нет. Посоветовала ей не отшивать всех подряд. Вроде все. Кристофу писала, что он единственный относился к ней хорошо бескорыстно. Пожелала счастья, – постарался максимально подробно вспомнить я.

– А мне что было написано? – осторожно спросил он.

– Там было очень запутано. Она почти прямым текстом обвинила тебя в предательстве. Писала, что верила тебе и ошиблась, но зла не держит. Мол, понимает, что тебе нужно учитывать в первую очередь что важно для Светлых Земель. Писала, что не ошибается, ведь она «жалкая человечка». Это я точно запомнил. Писала, что… что для всех будет проще, если ее не станет и что про фаворитку Злату больше никто не услышит. Пожелала беречь себя и меня, – по памяти сказал я, тем временем пристально следя за реакцией Джонатана, надеясь, что именно в этой записке и кроется отгадка.

– Что?! – поперхнулся коньяком Джонатан.

– Ты мне скажи, – холодно произнес я, не сводя с него взгляда.

– Я в тот день с ней даже не виделся! Клянусь, мы с ней никогда не ссорились. И уж тем более я ее не предавал! – горячо начал уверять меня Джонатан.

Я помолчал. Я чувствовал, что он говорит правду. Отчаяние начало захлестывать меня огромными волнами. Я так никогда и не узнаю зачем она это сделала.

– Разве что… – начал Джонатан, но умолк.

– Что? Говори! – приказал я, подавшись вперед.

– Какова вероятность того, что она после того как ушла к себе, через некоторое время решила вернуться? А вернувшись, услышала наш разговор? – задумчиво произнес Джонатан.

– Ну, она со мной попрощалась, так как у нее начала болеть голова. А через некоторое время ко мне пришел ты, – неуверенно сказал я.

– А вдруг у нее перестала болеть голова и она вернулась? Мы даже не старались говорить тихо и дверь была не заперта, помнишь? – с воодушевлением начал Джонатан.

– Но все равно не понимаю. Если она там стояла, должна была услышать, что в конце концов я отказался даже от мысли согласиться на твое предложение, – все еще не понимал я.

– А с чего ты взял, что она стояла там до конца? Но даже если и так. Разговор звучал несколько обидно. Как мои реплики, так и твои. Вспомни! – потребовал он.

– Ну… да, есть немного. Но все равно, помнится, другим я и в лицо такое говорил – особых ссор не случалось, – неуверенно произнес я.

– Ты что, больной на всю голову? За другими ты так и не бегал. Других ты так не добивался. Других ты шантажом не вынуждал быть твоей фавориткой. Другим ты не прощал всего на свете. Других ты не любил. Таких, как Злата ни ты, ни я еще не видели. Она иная. Разве нет? – почти расхохотался на начале реплики Джонатан.

– Ты прав. Она не такая как все. Она не должна была этого слышать. Да что там, я не должен был такого говорить. Я вообще не должен был с тобой обсуждать этот вопрос! Надо было сразу сказать нет и уйти! – взъярился я. Мои руки частично покрылись чешуей.

– Тихо-тихо, уже ничего нельзя изменить. Я уверен на все сто: она слышала. Теперь становятся понятны ее записки, – постарался утихомирить меня друг.

– Почему она не подошла ко мне и не поговорила об этом? Почему не устроила, в конце концов, безобразный скандал? Почему не бросилась на меня с мечом? Почему она ушла?! – неожиданно в моих глазах блеснули слезы.

– Потому что это – Злата. Она не такая как все. И она не простила бы. А ты бы ее не отпустил. Смирись с этим, – тихо ответил Джонатан, опустив глаза. Затем молча наполнил бокалы и протянул один мне. Я выпил его, даже не поморщившись. Потянулся за бутылкой.

– Стой, стой! Нельзя же так! Злату уже не вернуть. Все, поздно! Поверь, я также как и ты корю себя за то, что вообще затеял тот разговор. В конце концов, ты Наследник, тебе и решать как действовать. Но нужно жить дальше. Нельзя постоянно сидеть в этой комнате и пить, – попытался остановить меня Джонатан.

Я промолчал, но делать глоток из бутылки передумал. Вместо этого поднялся и нетвердой походкой двинулся к дверям.

– Ты куда? – недоуменно спросил Джонатан.

– В ее комнату, – сообщил я и вышел за дверь.

Джонатан не задавал никаких вопросов, но пошел со мной. По дороге мы больше не разговаривали, думая каждый о своем.

Вот и заветная дверь. Вернее то, что от нее осталось после того, как я вынес ее плечом, стремясь пробиться к Злате. Внутри все выглядело еще печальней. Каменная крошка, булыжники разных размеров тут и там, почти все разломано. Еще бы, комната явно не рассчитана на дракона.

Не знаю, зачем я сюда пришел. Возможно, хотел увидеть что-то, принадлежавшее ей. Я поворошил завалы в нескольких местах. Ничего, что бы заинтересовало меня в достаточной мере. Я уже собрался уходить, как заметил алый сполох в углу. Заинтересовавшись, я откинул пару камней. Увидел алый цветок, который хоть и был слегка помятым, но увядать не собирался.

– Что там у тебя? – спросил Джонатан нетерпеливо.

Я молча показал ему свою находку.

– Э'льтаухаракхши? Но почему он красный? Они же бывают только белого цвета, – воскликнул Джонатан.

– Означает ли это… значит ли, что Злата еще жива? – пересохшими губами выдавил я.

– Сомневаюсь. Давай, Аэрон, возвращайся уже в себя. Нужно многое решить, – покачал головой Джонатан.

– Дай мне два дня, – попросил я.

Тот согласился и оставил меня. Мне нужно было подумать. И попрощаться.

Комнату Златы ремонтировать не стали. Просто поставили новую дверь, ключ от которой был лишь у меня. За эти два дня я обшарил все, но кулон, что подарил ей, не нашел. Значит, она забрала его с собой. Меняет это что-то или нет, я не знаю. Но что мне известно точно, так это что во всем виноват Темный Наследник! Он ворвался в жизнь моей любимой и разрушил там все. Когда я ее спас, он незримой тенью висел между нами. И даже в последнюю нашу встречу со Златой мы обсуждали его. Клянусь, я сделаю все, чтобы уничтожить эту дрянь!

Полностью придя в себя, я устроил экстренное совещание. Темного Наследника нужно было устранить как можно быстрее. Дракон внутри меня бесновался также и подсказывал множество кровожадных вариантов осуществления этого.

– Темные отступили от нашей границы, – доложил один из моих приближенных.

– Известно почему?

– Есть сведения, что Темные получили то, чего добивались. Наши шпионы докладывают, что в последние полгода Темный Наследник нигде не показывался на своей территории. А вот на границе присоединился какой-то дроу, что двигался от наших земель, и отряды повернули обратно. Поговаривают, что Темный Наследник на самом деле был на Светлых Землях и вот присоединился к своим. Они ждали именно его. Вполне вероятно, что этот дроу и есть их Наследник. Что делать прикажете? – отчитался Джонатан.

– Там не вся армия. Лишь несколько отрядов. И они не ждут нападения. Послать отряд из самых лучших воинов за ними, – приказал я.

– Первоочередная цель? – осторожно спросил один из присутствующих.

– Убить Темного Наследника! – отдал я приказ и на этом посчитал совещание закрытым.


4 глава

Злата

Следующие несколько дней прошли сравнительно спокойно. Мои телохранители по очереди были со мной. Рик с Лораном стали если не друзьями, то приятелями точно. Дейярд вновь ненавязчиво меня опекал. Ринальдо на сближение не шел и поговорить со мной так и не пытался. Я, честно говоря, была этому только рада. Моя армия уже свыклась с мыслью, что я и есть Наследница. Недовольных больше не было. Ну, я так думаю. Во всяком случае, вслух ни одной претензии не высказывалось.

Все изменилось в одночасье. Мы сделали привал и из окрестных кустов на нас посыпались воины Светлых. Я первый раз видела воочию битву. И ничего геройского или романтического в ней не было. Крики, звон стали, хрипы умирающих, стоны раненых. Я не успевала добежать до походной палатки, да и смысла в этом не было. Со мной рядом был Дейярд в тот момент. Он молча потащил меня за какие-то тюки с провизией, которые только-только сгрузили с лошадей. Было очень страшно.

– Сиди здесь, я постараюсь никого к тебе не подпустить. В случае чего прячься под мешками, – приказал он и тут же принялся отражать нападение какого-то сильфа.

Я сжалась от страха и попыталась прижаться как можно плотнее к земле, в надежде, что меня не обнаружат. Скорей бы это закончилось, скорей бы закончилось, шептала я еле слышно, зажмурив глаза. Эпицентр битвы сдвинулся куда-то влево, далеко от меня, я боялась даже подумать о том, что кто-то из тех, кого я знаю, умрет на этом поле боя.

– Кто тут у нас? Светлая??? Умри, подлая предательница! – завопил внезапно голос у меня над головой.

Я молниеносно обернулась. Какой-то эльф занес надо мной свой меч.

– Стой, стой! Я не предательница! Я знаю где находится Наследник! Я следила за ними! Он не на поле битвы, он прячется за теми деревьями, – закричала я, надеясь, что хоть кто-то услышит мой голос.

Краем глаза я увидела, что сражающихся почти нет. То тут, то там еще был слышен звон мечей, но редкий. Битва окончена. Но кто победил – отсюда не видно. А меч – вот он, навис надо мной.

– С чего мне тебе верить? – недоверчиво спросил эльф, но рука заколебалась. Он бросил быстрый взгляд в сторону поля боя.

– Где Темный Наследник? – вновь грозно спросил он.

– Там, говорю же тебе! – воскликнула я, упорно показывая на дальние кусты, надеясь, что эльф поверит и побежит проверять. Я же спрячусь в месте понадежней.

– Ты идешь со мной. Веди! – приказал он, одним рывком поднимая меня с земли.

Вот черт! Мало того, что он не ушел, так я еще и добровольно иду с ним в темные заросли. Безоружная, слабая. Даже при учете моих навыков рукопашного боя, шансы у меня не очень высокие справится с эльфийским вооруженным бойцом. И на помощь никак не позвать: только я крикну, как меч снесет мне голову. Черт, черт, черт! Мысли в голове скакали перепуганными зайцами, но ничего кроме как тянуть время, в голову не приходило.

– Долго еще? – спросил мечник минут через пять, пока я, пыхтя, продиралась сквозь заросли.

Он насторожено поглядывал по сторонам и периодически бросал хмурые подозрительные взгляды на меня.

– Скоро будет это дерево, я видела как он на него залезал, – выдала я очередную порцию бреда.

– Что? Ты говорила, что он прячется ЗА деревьями, а не НА дереве! Ты водишь меня за нос! – воскликнул эльф.

Я скорее почувствовала, чем увидела как он замахивается своим страшным мечом и сделала единственное, что могла сделать в этой ситуации.

– АААААААААААААААААААААА!!!!! – заорала я что есть мочи.

Как и ожидалось, тонкий слух эльфа тут его подвел. Он машинально дернул руками, чтоб прикрыть уши. Я воспользовалась этим и бросилась ему под ноги, стремясь повалить на землю. Если бы я кинулась ему на грудь – вполне могла напороться на меч, а тут был хоть какой-то шанс.

Эльф такого от меня не ожидал и не удержался на месте. Мы повалились на землю. Страх куда-то ушел. Было лишь дикое желание выжить. Мир перед моими глазами будто подернулся легкой багровой дымкой. Извернувшись немыслимым образом, я умудрилась ногой выбить меч из руки упавшего эльфа. Тот пнул меня в бок и попытался дотянуться до меча. От удара мое зрение вновь прояснилось.

Я разъяренной кошкой вцепилась в него и принялась покрывать ударами его тело, метя в пах или горло. Но эльф был проворней и успевал выставлять блоки. Мои удары проходили впустую. Но мне было все равно. Главная цель: выжить.

– Я тебя и без меча удавлю, – пропыхтел эльф и сильно заломил мне левую руку.

Я заорала от боли. И вновь начала видеть мир, будто через багровую пелену. Не обращая внимания на боль в вывернутой руке, я дернулась еще дальше к эльфу и правым локтем со всех сил двинула эльфу в область грудной клетки. Он судорожно вдохнул воздух и хватка ослабла. Я дернулась еще раз, освобождая руку. Взгляд метнулся к мечу, лежавшему совсем рядом, но вне пределов досягаемости. Взгляд эльфа был прикован к тому же. К оружию мы метнулись одновременно. Но я понимала, что даже если первой ухвачу его, то в таком ограниченном пространстве не сумею воспользоваться.

В то время как эльф схватил эфес меча, я взметнулась в прыжке и постаралась вложить всю силу в один единственный удар. А именно по руке эльфа, которой он ухватил меч. То ли в минуту опасности мои силы возросли в сотни раз, то ли свою роль сыграла сила притяжения, а именно, что я, во время удара всем весом навалилась на руку, но мне это удалось.

Послышался совсем тихий, едва слышный хруст. Звук, который меня преследовал многие годы во снах. Звук, с которым ломается кость, ни с чем не спутаешь.

Эльф заорал от боли. Левой рукой он отшвырнул меня от себя так, что я упала, ударившись головой о камень. Но сознания не потеряла, даже боли не почувствовала. Я вся напряглась, словно в ожидании. Я и сама не понимала чего именно я жду. И самое странное, что меня захватил азарт. Я спокойно наблюдала за тем, как эльф поднялся и взял меч в левую руку. Он подошел ко мне совсем близко. Я не шевелилась, лишь молча наблюдала за его движениями с легкой, полубезумной улыбкой на лице.

– И почему ты не убегаешь? Ты ведь сейчас умрешь, – озадачено протянул эльф. Он чувствовал на подсознательном уровне, что что-то упускает.

– Нет, – сказала я и со всей возможной скоростью бросилась на него, уже не обращая внимания на то, что багровая дымка вновь стала перед глазами.

Передо мной была цель: остановить его! Пока он не убил меня. Возможно, это просто шок, или может, инстинкт самосохранения. Но что бы это ни было, я сделала то, что сделала. А именно, впилась зубами в шею эльфа.

На удивление, его кожа оказалась мягкой, податливой, нежной. Словно мякоть персика с бархатной шкуркой. И точно также мой рот начал заполнять сок, но намного лучше, чем фруктовый. Чуть сладковатый, с кислинкой. Вкус этого напитка ни с чем не сравнить. Сладость вычурно переплеталась с солоноватыми нотками. Легкий оттенок железа лишь придавал ему совершенства. Все мои мысли пропали. Я забыла, что в нескольких метрах от меня разгорелась битва. Я забыла, что меня пытались убить. Я забыла, что схватилась в схватке не на жизнь, а на смерть. Все это начисто вылетело из головы, я даже перестала понимать, что делаю в этот момент, сосредоточившись лишь на необычных ощущениях. Я едва не заурчала от удовольствия. Какие-то крики и громкие шаги совсем рядом, также не смогли меня отвлечь.

– Злата! – услышала я совсем рядом.

Я открыла глаза, оторвавшись от эльфа. Непонимающе осмотрелась. Несколько воинов, во главе с моими телохранителями, продирались ко мне сквозь заросли.

– Злата, что ты… – осекся Дейярд, когда рассмотрел на чем именно я лежу.

Я проследила за его взглядом. Остекленевший взгляд эльфа и выражение ужаса на его лице – первое, что я увидела. Вторым была рваная рана на горле, из которой едва сочилась кровь. Вместе с тем я вновь ощутила во рту ее вкус. Хотелось тут же сплюнуть, но я вспомнила сколько я уже выхлебала и поняла, что этого все равно уже не изменить.

– Мамочки! Я загрызла человека! – в ужасе воскликнула я.

– Да нет, это был эльф, точно тебе говорю, – невозмутимо поправил Рик, как только удостоверился, что со мной все в порядке.

– А, ну это в корне меняет дело. Ты меня успокоил, – ответила я.

– Правда?

– Нет! Я загрызла живое существо, вы все это понимаете? – вновь воскликнула я, обращаясь уже ко всем остальным.

Но те в ответ лишь склонились передо мной в низком поклоне.

– Вы чего? – опешила я.

– Вы поистине Темная Наследница! Наша королева! – воскликнул один из них.

И все остальные подхватили:

– Темная королева!!!

И тут я поняла, что произошло. Иметь титул Наследника – это еще не все. Он не добывается и не дается за какие-то особые заслуги. Бог сам выбирает кого им одарить. А дальше уже от Наследника зависит: станет он для своего народа королем или так и останется просто Наследником. Конечно, его будут поддерживать, ублажать, пытаться сохранить жизнь и прочее. Но согласитесь, когда все это делается добровольно – намного лучше. Именно это смущало меня на Светлых землях. Аэрон для них не просто Наследник, он их король. Как и я теперь для своих подданных. Какой ценой я этого добилась – уже другой вопрос.

– Сколько погибших с нашей стороны? – спросила я, решив оставить моральные терзания на потом.

– Немного. Раненых больше. Тяжелораненых трое. Как… вы, моя королева? – задал встречный вопрос Ринальдо. В его глазах мелькнуло что-то вроде одобрения или… сожаления? Неважно.

– Руку повредила. Но, думаю, ничего серьезного. Ему досталось больше, – немного по-детски заявила я и ткнула пальцем в труп эльфа.

– Это да, – подтвердил Лоран, осматривая труп. Дейярд ему помогал.

– Что с противниками? – спросила я.

Горячка боя прошла и меня стало колотить, как от озноба. Плюс ко всему, я почти не чувствовала левую руку. Начиная от плеча, ее охватывала тупая боль.

– Разгромили. Большинство убиты. Также есть тяжелораненные. Четверо. У остальных легкие ранения. Что прикажете делать с пленниками? – отчитался вновь Ринальдо. На этот раз он избегал моего взгляда.

– Мне нужно их увидеть, – решила я.

– Моя королева, вас должен осмотреть врач, – легко подхватил мой новый титул Лоран.

– К тому же, ты… вы собираетесь идти к пленникам в таком виде? – осторожно спросил Дейярд.

Я посмотрела вниз. Одежда испачкана в земле, траве и крови. Кое-где порванная. Ну, с этим понятно. Я подошла к трупу, из его руки выдрала меч, который он так и не выронил.

Краем глаза увидела, что воины немедленно о чем-то зашушукались. Я в раздражении обернулась.

– Что? Это не акт мародерства. Во-первых, я победила его в честном бою, а значит, этот меч мой трофей. Во-вторых, мне просто нужно увидеть свое отражение, – пояснила свои действия я.

– Нет, что вы, моя королева. Просто, он погиб с мечом в руке. А это делает вашу победу еще грандиозней, – сказал один из воинов.

– А где ваш меч? – спросил другой.

– У меня нет меча. Со Светлых Земель я его не смогла вынести. В Замке выкуют новый, – соврала я, смутившись.

Действительно, что это за Наследник без меча? Но мои слова вызвали очередную очень странную реакцию.

– Темная королева! – вскричали воины и пали ниц. Что еще более странно, мои телохранители последовали их примеру.

– Хватит уже. Что на этот раз? – растерялась я.

– Вы победили вооруженного врага голыми руками, – первым поднялся Дейярд.

– Скорее зубами, – пробормотала я.

Затем все же посмотрела на свое отражение в мече. Волосы всколочены, кое-где запутались сухие листики и трава, на скуле несколько царапин, сочащихся кровью, на губах и подбородке кровь. Красота! Я максимально пригладила волосы. Но это не помогло. Тогда я попросила у одного из воинов плащ с глубоким капюшоном, в котором спрятала полностью волосы. Кровь решила не вытирать. Ведь предстояло еще пообщаться с пленниками.

– Я желаю видеть пленников, – озвучила я свою мысль.

– Может, следует вначале позвать врача, чтоб вас осмотрел, моя королева? – осторожно спросил Лоран.

– Позже. Сначала пленники. И этого эльфа также отнесите к ним, – приказала я, и мы двинулись к нашей стоянке.

* * *

На пленников я взглянула лишь мельком. Больше внимания привлекла гора трупов за пределами нашей стоянки, куда стаскивали все новые и новые тела. Сколько их? Десять? Двадцать? Больше? Меня замутило. Начало накатывать осознание того ЧТО я сама только что сделала за этими деревьями. Но я должна быть сильной. Не смотря ни на что. Эти нелюди в меня верят. У них также есть семьи, которые нужно защищать. Им нужен лидер, за которым они могут пойти. И раз уж, по задумке одного паршивого божка, я стала этим лидером, то исполню свою роль до конца. Пока окончательно не сошла с ума. А произошедшее в лесу лишний раз доказывает, что я не исключение и меня постигнет та же судьба, что и прежних Наследников.

Я подошла к пленникам. Молча осмотрела их. В глазах многих читался вызов. Подозреваю, что Аэрон послал самых лучших за нами. Но нас больше – это раз. Боевая школа Эрдании не зря считается самой лучшей – это два. И у всех Темных есть теперь Наследник, сам факт жизни которого многократно усиливает их силы – это три. У этого отряда не было шансов. Понимал ли Аэрон, какой глупый приказ он отдал или до него это еще не дошло? В любом случае, это его проблемы. Мои подданные защищали меня. А я буду защищать их.

Судя по всему, воины, что нашли меня в лесу, уже успели вкратце рассказать остальным что там произошло. Никак иначе эти взгляды полные немого восхищения я трактовать не могла.

– Кто из вас главный? – спросила я тем временем у пленников. Они были связаны и стояли на коленях. Мечи моих воинов упирались им в спины.

Но в ответ была тишина. Я едва слышно вздохнула. Отдать приказ пытать я не могла. А уговаривать их можно будет очень долго, а я так устала.

– Почему молчим? – без надежды на ответ, спросила я.

– Ты не достойна ответа! – выпалил один из пленных.

Я заинтересовалась и подошла к нему поближе. Мои воины хранили молчание, лишь немного напряглись, когда я остановилась в опасной близости от заговорившего пленника.

– И почему же? – заинтересованно спросила я. Еще один сексист нашелся тут.

– Если и отвечать, так только Темному Наследнику! Взглянуть в его бесстыжие глаза! – выпалил пленник. Что интересно – человек, на вид – лет 25–30.

– И почему это у него глаза вдруг бесстыжие? Он на вас нападал? Или на ваши Светлые земли покушался? – возмутилась я.

– Он был на наших землях!

– И что? Ваш Светлый Наследник тоже был на наших землях, – пожала плечами я.

– Ваш Наследник держал его пленным в своем замке! – аж покраснел от возмущения мужчина.

– А кто вам доктор, что вы Темного Наследника не смогли пленить? – насмешливо поинтересовалась я.

– Где этот дроу? Прячется? – не выдержал еще один пленник.

– Дроу? А зачем вам дроу? – не поняла я.

– Дроу. Наследник Славий! – свирепо повторил тот же пленник.

– Так вам нужен Наследник Славий или дроу? – продолжила я изображать непонимание, хотя на самом деле ситуация начала проясняться.

Видимо их разведка донесла Аэрону, что темное войско отступило. Также, что к ним присоединился кое-кто без маски. В войске приветствовали Наследника – не слышал только глухой. Даже просчитали, видимо, что Рик присоединился к войску. Отсюда и выводы.

– Женщина! Не зли меня! Нам прекрасно известно, что на границе к вам присоединился дроу! И сразу после этого стало известно, что темное войско ждало своего Наследника, который решил избавиться от маски! Или будешь утверждать, что это не так?! – прорычал этот же мужчина.

Думаю, не ошибусь, если скажу, что он относится к расе драконов. Этих надменных рож я насмотрелась немало. Правда, думаю, именно этого представителя их племени я раньше не видела. Оно и к лучшему.

– Все так. Но дроу – не Наследник. К войску присоединился не только он, – ответила я.

– А кто еще? Разведка доложила, что никаких других мужчин сюда не приходило, – немного озадачено сказал дракон.

– Мужчин – не было. А я – была, – просто ответила я.

– Ты? Меня не интересует судьба гарнизонной шлюхи, – презрительно сплюнул сквозь зубы дракон.

Не успела я как-либо отреагировать, как воин, что был позади дракона, двинул его эфесом меча по спине.

– Как ты смеешь так обращаться к нашей королеве! – прогремел его голос.

Ну, вот и раскрылось мое инкогнито. Лица всех пленных по-прежнему были обращены ко мне и в них светилось неимоверное удивление. Почти шок. Дракон лишь молча открывал и закрывал рот, как рыба, выброшенная прибоем на песок.

– Ну, я так понимаю, вопросы о том, кто Наследник и где он прячется, отпадают? Вот и славно. Переходим к следующему этапу? – спокойно прокомментировала ситуацию я.

– Это невозможно! – первым пришел в себя дракон.

– Почему это? Что за дискриминация вдруг? – обижено протянула я.

– Наследник – женщина! – отчаянно попытался донести до меня эту мысль дракон.

– Спасибо, я в курсе, – сухо ответила я.

– Мы этого не знали, – хмуро пояснил человек.

– Конечно, не знали! Мне, вообще-то, жить хочется. А вы, со своим распрекрасным Наследником во главе, только и делали, что пытались меня убить, даже не познакомившись поближе. Обидно, знаете ли, – заговорщически подмигнула я.

В этот раз они промолчали. Я поморщилась, кровь эльфа начала подсыхать и неприятно стягивала кожу. К тому же, многочисленные царапины продолжали саднить. Об ударенном затылке и левой руке, которую едва не сломал эльф, и вовсе нечего говорить. Я раздраженно постаралась вытереть ладонью губы и подбородок. На ладони отчетливо отпечатался кровавый след. Надеюсь, я вытерла, а не размазала еще больше.

– Каков ваш приказ? – спросила я у Светлых, насторожено наблюдающих за моими движениями.

И тишина… Офигенно!

– Вы должны были просто напасть на нас или убить меня? – попыталась еще раз я.

– Мы должны были уничтожить тебя! И нам это удастся, будь уверена! – выкрикнул еще один пленный.

– Угу. Почти поверила. Значит, Аэрону по-прежнему не нравится моя особа? Шикарно. Ну, я отвечаю ему взаимностью, хоть и ни разу не пыталась его убить. Ни собственноручно, ни через наемных убийц… Ты здесь главный? – внезапно указала я пальцем на дракона.

Тот не ответил, но от неожиданности едва заметно кивнул головой.

– Я так и думала. Значит, ты и отнесешь послание своему обожаемому Наследнику, – констатировала я.

– И не подумаю! – стал в стойку дракон.

– А куда ты денешься? Твои товарищи у меня. И будут пленниками в моем замке. Если через декаду я не получу ответ от твоего Наследника, они жестоко пострадают. Я буду убивать по одному на каждый день промедления. Остальные же будут молить о смерти. Естественно, в течение десяти дней, начиная с этого дня, я их не трону. Так что в твоих интересах действовать быстро, – улыбнулась я.

Пленники посмотрели на меня недоверчиво. И я их понимаю, сомневаюсь, что я сейчас выглядела достаточно грозно. Но именно в этот момент Рик притащил эльфа.

– Моя королева, простите, что отвлекаю, но куда деть труп вашей жертвы? К остальным или вы желаете разобрать его на трофеи? – с невозмутимым видом спросил Рик.

Честно говоря, даже я чуть не подавилась слюной от неожиданности. Что уж тут говорить о Светлых, которые с выражением ужаса смотрели то на меня, то на труп. Взгляд дракона метнулся на рану на горле эльфа, затем на мои губы, перепачканные кровью, и озарился пониманием. Рик также заметил этот взгляд.

– Вы еще его пить будете, там немного осталось? – добавил он.

Я посмотрела, словно в задумчивости. Медленно подошла к трупу и, стараясь не думать о том, ЧТО я сейчас делаю, аккуратно провела пальцем по шее эльфа, рядом с раной. Темнело, у Темных зрение хорошее в любое время суток, а вот Светлые уже подслеповато щурились. Уверена, никто из них не заметил, что я так и не испачкала палец кровью. Тем не менее, я быстро поднесла его ко рту и чувственно облизала, зажмурившись, словно от удовольствия.

– Мммммм, вкуснятина. Но уже не такая свежая. Когда она теплая и вытекает из еще живого тела – это намного вкуснее, а так… Нет, я лучше подожду свежачок. Может, мне повезет и вот этот вот дракоша не будет особо торопиться с передачей послания и опоздает хотя бы на денечек… Мне же тоже нужно развлекаться, правда? – мечтательно улыбнулась я, обращаясь уже к пленным.

– Откуда мне знать, вдруг ты просто играешь и когда послание придет – они все будут уже мертвы? Даже если еще не минует десять дней? – с вызовом спросил дракон, но в его глазах я увидела страх.

Честно говоря, мне самой было отвратительно то, что я делала. Но иного выхода не было. Нужно было напугать их. Только тогда можно быть уверенным, что послание дойдет вовремя.

– Ну, неееет, я, в отличие от вас, играю честно. Десять дней они будут неприкосновенны. Отсчет начнется с завтрашнего утра. И завтра утром я тебе дам послание, – сказала я, внутренне ликуя, что уловка удалась.

– А что будет дальше? В смысле, послание и ответ придут вовремя, что тогда будет с нами? – спросил человек.

– Умный мальчик. Не беспокойся, тогда я просто выменяю вас на пленных темных, что находятся в замке вашего Наследника. Конечно, это избавит меня от пленников, с которыми я могу позабавиться, но так и быть. В конце концов, я могла бы отдать приказ прострелить дракоше ногу и лишь тогда отправить с посланием… Но не буду. Я сегодня добрая, – улыбнулась я человеку.

– Хорошо, я отнесу послание, – покорно вздохнул дракон.

– Вот и умничка. Что ж, завтра утром увидимся, – улыбнулась я и повернулась, чтобы уйти.

– Моя королева, а что с этим трупом делать? – подал голос Рик, о котором я почти забыла. Боль в левой руке становилась все сильнее, я еле сдерживалась, чтобы не заплакать.

– Брось его где-нибудь. Хотя, нет. Отнеси его к остальным трупам. А пленников покормите, я не изверг. И ради бога, пришли ко мне в шатер доктора, – сказала я, направляясь к себе.

Я была более чем уверена, что вскоре туда заявятся все мои телохранители и потребуют подробного рассказа о том что произошло в лесу. Впрочем, и я точно узнаю какие последствия сегодняшнего боя, что с ранеными, и что мне делать дальше со свалившимся новым титулом. А пока есть время отдохнуть, хотя бы с полчаса.


5 глава

Злата

Врач ко мне пришел буквально через пару минут, будто только ждал этого. Им оказался сравнительно молодой мужчина, лет сорок на вид. Конкретней сказать нельзя, так как он принадлежал к расе вампиров.

– Моя королева, я врач, Энрико Лейкхарт, – представился он, коротко поклонившись.

– Проходите, – пригласила его я.

В походной палатке было не очень много мебели. Складной стул, да лежак. В углу маленький столик, который также раскладывался. Честно говоря, я даже не интересовалась тем кто это все собирает, куда укладывает и как раскладывает обратно, когда мы останавливаемся на очередной привал. Может, в этом замешана магия, а может все дело в простом умении компактно укладывать вещи.

– Что у вас болит, моя королева? – спросил Энрико.

Я поморщилась. Новоприобретенный титул уже начал действовать на нервы. Хотя, не скрою, какой-то частичке моей души это очень нравилось.

– Головой ударилась, руку то ли вывихнула, то ли потянула. Не знаю, болит сильно. Ну, царапины, синяки и ушибы – это обычное дело, – перечислила я. и с рассудком некоторые проблемы, эльфа вон пару часов назад загрызла, хотелось добавить мне. Но я промолчала.

Вампир кивнул и молча уставился на меня. Подумав, я поняла, что он ждет, пока я сниму рубашку. Я аккуратно высвободила пострадавшую руку. Лекарь осторожно ощупал ее. Затем, кивнув каким-то своим мыслям, резко сжал мою руку, больно впившись пальцами и забормотав что-то себе под нос. Я задохнулась от вспышки боли, пронзившей мое тело, но спустя несколько секунд поняла, что рука уже не болит. Я изумленно воззрилась на вампира.

– Это магия? – неуверенно спросила я.

– Да, без нее лечение растянулось бы на декаду точно. А так вам придется лишь пару дней мазать плечо вот этой мазью и все. А теперь взглянем на вашу рану на голове, – ответил Энрико.

Примерно через полчаса все мои царапины и ушибы были обработаны, а от раны на голове и следа не осталось. Царапины на щеке Энрико также убрал при помощи магии. Затем оставил несколько баночек с мазью и пояснил как их применять.

– Моя королева позволит сделать полный осмотр тела и внутренних органов? – спросил Энрико.

– Давай в другой раз, – подумав, ответила я.

Энрико кивнул и вышел из палатки. Через некоторое время полог распахнулся и ко мне заглянул Ринальдо.

– Можно? – спросил он.

Я кивнула и через минуту в мою палатку втиснулись все четыре моих телохранителя. Я предложила им разместиться на лежаке, сама же присела на единственный стул.

– Как вы себя чувствуете? – после непродолжительного молчания, осведомился Дейярд.

– Вы что, издеваетесь все? С чего вдруг на «вы»? Ладно, при посторонних. А сейчас зачем? – удивилась я.

– Ну, новый титул… – неуверенно начал Дейярд.

– А я его просила? И, кстати, что за титул, можете мне нормально объяснить? – попыталась разобраться я.

Мужчины переглянулись. Я ожидала, что ответит Ринальдо, но отозвался Лоран.

– Тебя признал народ. А именно, твоя гвардия. Она, правда, неполная, но составляет сам костяк твоего войска. Для них ты в драке ушла в лес, там сразилась с эльфийским мечником, при том, что сама была безоружной и победила. При этом еще и испила кровь своего врага. Теперь они поверили, что ты истинная Темная и поведешь их к победам, – пояснил Лоран.

– Расскажи, что там произошло? Как ты оказалась в лесу с тем эльфом? – спросил Дейярд успокаивающе.

– Я пряталась за теми мешками, где ты сказал, но он подобрался сзади. Он занес надо мной меч, кричал что-то о том, что я предательница. Я испугалась, начала кричать, что знаю где Наследник, указала на кусты, в надежде, что он пойдет туда. Но он потащил меня с собой. Там он понял, что я ничего не знаю и попытался убить меня. Я бросилась ему под ноги, мы покатились по земле. Я несколько раз его ударила, он заломил мне руку за спину. Каким-то образом я вырвалась. Он дернулся за мечом, я изо всех сил ударила ему по руке. Не знаю как, но сломала руку. Он отбросил меня. Я ударилась головой. Он занес надо мной меч для удара, а я бросилась на него и… и укусила. Потом пришли вы, – под конец совсем тихо сказала я.

– Я укусила его. Понимаете? Просто взяла и загрызла живое существо! И мне понравилось!!! Я его убила! Боже мой, я его жестоко убила! И опять никого не было рядом. Меня вновь все оставили! Почему меня всегда все оставляют?! – начала биться в истерике я. Слезы потекли по щекам градом.

Кто-то из моих телохранителей практически насильно усадил меня между них на лежак. Кто-то гладил меня по волосам, кто-то по спине, кто-то прижимал мои руки, чтоб я себе не навредила. Наперебой они шептали что-то успокаивающее. В конце концов, я затихла.

– Все, я успокоилась, – глухо сказала я, негромко шмыгнув носом.

Вытерла рукой слезы и взглянула на них исподлобья. Только сейчас заметила, что они также пострадали в битве. У Лорана была перевязана рука, у Рика порез на щеке, Ринальдо кривился, когда задевали его правый бок. У Дейярда на первый взгляд ранений не было, но кто знает.

– А вы у врача были? – задала я вопрос, отвлекшись.

– Были. Все в порядке, – ответил Рик.

– Но ведь магия… Меня Энрико вылечил так быстро… – пробормотала я в смятении.

– Магия целительства доступна далеко не каждому из тех, кто вообще владеет магией. К тому же, ее едва хватает, чтобы излечить раны одной персоны. Среди всех нас таким даром владеет Энрико и Вольфрам. Но он с тяжелоранеными, поддерживает их силы, – объяснил Дейярд.

– Злата, ты одна боролась с эльфом? – серьезно спросил Ринальдо.

Я кивнула, устремив на него перепуганный взгляд. Подданные радовались моему поступку, но они не знали, что ранее я на такое была неспособна.

– У него открытый перелом руки и прокушенное горло, – продолжил он.

Меня резко замутило. Я едва удержалась, чтобы не выблевать прямо на пол.

– Как тебе это удалось?

– Не знаю. Руку сломала скорее не своей силой, а весом. Прежде чем ударить, я подпрыгнула и навалилась всем телом. А укус… Не знаю, почему я так сделала. Кожа у него очень мягкая и тонкая. Я с легкостью ее прокусила. Только понять не могу, почему мне понравилась его кровь, – вспомнила я. слезы высохли, осталась лишь опустошенность на душе.

– Мммм, просто понимаешь, эльфы славятся очень быстрой реакцией. Помимо этого, кожа у них хоть и не такая крепкая, как у троллей, но плотнее человеческой. И… по поводу самого укуса. Мы осмотрели его. Кожа проткнута чем-то очень острым. Не человеческими зубами. Даже не вампирьими. Тогда было бы четыре дырочки от клыков. А тут такое чувство, что все зубы стали очень острыми, – постарался объяснить Дейярд.

– А то, что понравилась кровь – это нормально. Она источник силы. Любой житель Темных Земель не отказался бы от глотка-другого хорошей крови. Вампирам это прямо необходимо для выживания. Люди, правда, за этим замечены не были, но ты Наследница, возможно, это влияет, – поспешил успокоить меня Ринальдо.

– Да, и не переживай по поводу того эльфа – ты боролась за свою жизнь. И ты победила. Ты доказала, что ты – истинная королева Темных Земель, – погладил меня по плечу Лоран.

– Остается открытым вопрос как мне это удалось, – огласила я то, что читалось у всех в глазах.

– Что бы ни стало этому причиной, радуйся, что так вышло. Ты выжила. И отныне никто тебя не оставит одну ни на минуту, – добавил Рик.

– Ты утешаешь или угрожаешь? – с подозрением спросила я. Шок прошел и я теперь вновь не хотела каждую минуту своей жизни быть под присмотром.

– Как прикажет моя королева, – хитро подмигнул Рик.

– Я хочу продолжить наши тренировки. И как только мы прибудем в Замок, мне нужен меч, – решила я.

Мы еще некоторое время пообсуждали то, что сегодня произошло. Обсудили стратегию расстановки часовых на привалах. Погибших решили сжечь сегодня же. Нечего оставлять их трупы на поживу местной нежити.

– Тебя гложет что-то еще? – проницательно спросил Ринальдо.

После сегодняшних событий я уже не была к нему так холодна. Он это чувствовал и пользовался вовсю. Дейярд и Лоран на это никак не реагировали, а вот Рик бросал недовольные взгляды.

– Пленники. То как я себя с ними вела. Я сама себе была противна, – поделилась я.

– Ты вела себя великолепно, – заверил меня Ринальдо.

Я с подозрением на него посмотрела. Еще ни разу не было такого, что ему понравилось мое поведение перед посторонними.

– Льстишь? – неуверенно спросила я.

– Нет. Ты вела себя как истинная Наследница. Лучше было бы убить их на месте, но раз ты хочешь передать послание, а потом обменять на других пленных – это то, что нужно, – искренне заверил меня кирсан.

– Кстати, а что за послание ты хочешь передать? – спросил Дейярд.

– Ничего особенно важного. Просто смолчать в ответ на это нападение я не могу, – пожала плечами я.

Через некоторое время Дейярд отправился к воинам: утешить их новостью, что с Наследницей все в порядке и проверить пленных. Лоран и Рик ушли после него, помогать присматривать за раненными. Ринальдо остался охранять меня, как раз его очередь пришла.

– С тобой точно все хорошо? – спросил он.

– Нет. И думаю, это очевидно. Скажи, я уже схожу с ума? – грустно осведомилась я.

– Нет, с чего ты взяла? – принялся уверять меня Ринальдо.

Я не ответила, лишь пристально на него посмотрела.

– Я не знаю что это было и как тебе удалось оставить такой след на месте укуса, но ты не сходишь с ума. Это происходило по-другому с предыдущими Наследниками, – вздохнул он.

– Как?

– Они будто слышали какой-то непонятный зов. Их что-то тянуло непонятно зачем и непонятно куда. Сначала они по ночам выходили из своих покоев и блуждали по замку, не просыпаясь. Затем их одолевала мания преследования. После этого они принимались спешно собирать войска и идти войной. Вроде как на Светлых, но на деле убивая кланы дроу, вампиров, оборотней и кого еще придется под ярлыком «предателей». Но с тобой такого не произойдет. Скажу по секрету, те Наследники, ну, большинство из них, с самого начала были с приветом. Нормальные тоже были, но они умерли от рук Светлых, – попытался утешить меня Ринальдо.

– Спасибо.

– И я с ума сходил, пока ты там была, – сказал он, беря мои руки в свои ладони.

– Я же вернулась, – ответила я, глядя куда угодно, но не на него.

– До сих пор поверить в это не могу, – прошептал он и крепко меня обнял.

Я замерла, забыв вдохнуть очередную порцию воздуха. Не сказать, что я растаяла в его объятьях. И что мне было неприятно, я тоже сказать не могла. Самое точное определение: мне было никак. Ну, обнял и обнял. Внутри вообще ничего не всколыхнулось.

Но кирсан воспринял мое молчание как приглашение к чему-то большему и поцеловал меня в плечо. Его руки по-прежнему были у меня на талии. Я вновь ничего не почувствовала, разве что возникло какое-то ощущение неправильности происходящего.

– Не надо, – тихо, но твердо попросила я.

Кирсан тут же отпустил меня. Огорченно опустил голову.

– Прости.

– Я… я очень устала и хочу спать. Пожалуйста, попроси, чтоб мне принесли воды умыться, – попросила я, так же избегая смотреть ему в глаза.

Он молча кивнул и вышел. Я же лежала на своем лежаке, бездумно глядя в потолок. Когда принесли воду, я молча умылась и легла спать, так больше ни слова не сказав кирсану. Он также хранил молчание. Но засыпая, я думала о неком золотом драконе, который сначала духовно меня предал, а сегодня послал наемных убийц за мной. В этот момент я его почти ненавидела. Но память все равно подбрасывала обрывки воспоминаний, в которых я была счастлива с ним. И от этого было больнее всего. Так я и уснула.

* * *

На следующее утро я написала послание для Аэрона и передала его дракону. Тот хмуро на меня посмотрел, не решаясь сразу же идти. На мне вновь был капюшон, скрывающий волосы и бросающий тень на лицо.

– Ты точно сдержишь слово? – спросил он.

– Я обязана перед тобой отчитываться? К тому же, у тебя нет выбора. Так есть хотя бы шанс, что твои друзья выживут, – пожала плечами.

Затем посмотрела на его обреченный взгляд и смягчилась.

– Я всегда держу свои обещания, никогда не нарушаю их. Будь уверен, ближайшие десять дней эти пленники в безопасности. Также обещаю, что того, кто принесет ответное послание, мои люди не тронут. Слово Наследницы Темных Земель, – добавила я.

Дракон посмотрел на меня внимательно и отправился обратно. Я ему даже лошадь выделила. Чем вызвала еще один недоуменный взгляд.

После этого мы собрали свой лагерь и двинулись дальше вглубь Темных Земель. Пленные ехали на своих же лошадях, но со связанными руками. Раненные лежали в повозке вместе с вещами. Воины между собой мало разговаривали. Во вчерашней битве они потеряли своих товарищей. Хотя, надо признать, наших полегло действительно сравнительно немного. Всего шесть человек. Остальные были Светлыми.

Рик, очередь которого была находиться в непосредственной близости от меня, пытался вовлечь меня в разговор, но я на контакт не шла. Мельком взглянула на свой кулон, подаренный Аэроном. Цвет камня был мутно-серый. Цвет всепоглощающей тоски.

С этим нужно что-то делать. Если уж я взялась управлять своими землями, то сентиментальность нужно отбросить прочь, сосредоточившись лишь на делах государственной важности. Ничего, я сильная, мне нужно просто некоторое время, чтоб справиться с собой.

В общем, день прошел без особых происшествий. Если не считать того, что над всеми нами нависло чувство подавленности. Пленники также особых проблем не доставляли. Они скорбели по своим товарищам. И все равно, не пойму, почему Аэрон так поступил. Неужели его шпионы не донесли, сколько именно нас было? Я, конечно, рада, что он послал такой маленький отряд, но все же… Он их отправил, фактически, в самоубийственный поход. Не выдержав, я все же поделилась своими мыслями с Ринальдо на обеденном привале.

– Я думаю, все дело в том, что стычек между Светлыми и Темными не было со времен последнего Наследника. С того времени наши бойцы стали намного совершенней в боевых искусствах. Опять же, близость Наследника имеет очень большое значение. Чем сильнее Наследник, тем больше сил у его войска. Вчера наши силы будто удесятерились. Это свидетельствует о том, что ты очень сильна, как Наследница, – ответил он.

Я недоверчиво на него уставилась. Что-то особой силы я в себе не замечала. Ну, да ладно. В конце концов, что я знаю об этом мире?

Привал закончился и мы отправились дальше в путь. По-хорошему, мне следовало бы навестить еще раненых. Но я никак не могла себя пересилить. Как бы там ни было, но пострадали они из-за меня. Впрочем, нет. Они пострадали из-за Аэрона. И Светлые, и Темные. Загляну к ним уже вечером, когда мы будем обустраиваться на ночлег. От этой мысли я успокоилась и начала обдумывать стратегию своего поведения в Замке. Мне предстояло еще заново представиться всем кланам, но уже без маски.

Так и прошел день. Мы обнаружили удобную полянку, на которой и решено было устроиться на ночлег. Совсем рядом протекал ручей, в котором я смогла нормально умыться, пока Лоран стоял на стреме. Чуть дальше ручей преобразовывался в небольшое озерцо. И я задержалась чуть подольше, решив искупать полностью. Помня еще как на меня напала хикара, когда я была еще со Светлыми, я плескалась на мелководье. Лоран хоть и был повернут ко мне спиной, но чутко ловил каждый звук, готовясь отразить возможную опасность.

После купания я в добром расположении духа возвращалась в наш лагерь. Но какой-то мелкий камешек попал мне в обувь. Не выдержав, я решила вытряхнуть его здесь, на месте.

– Подожди. Мне что-то в сапог попало, – попросила я Лорана и остановилась возле какого-то валуна, совершенной круглой формы. Присмотревшись, я поняла, что этих камней здесь много и они образуют собой небольшой холм.

Не знала даже, что такие существуют в природе. Сняв сапог с ноги, я начала его трясти, пытаясь вытряхнуть камешек. Для удобства, я оперлась левой рукой на валун.

В следующий момент мою руку, которая пострадала вчера в схватке с эльфом, прострелила резкая боль и она соскользнула с гладкого бока камня. Естественно, я потеряла равновесие и упала на землю. Лоран не успел меня схватить. Чего уж точно не ожидали ни он, ни я, так это что земля подо мной немного осядет и прежде, чем кто-либо из нас успел что-то предпринять, пласт земли подо мной провалился. Я с коротким криком упала в образовавшуюся дыру. К счастью, падать мне было невысоко и я почти не ушиблась. И даже ничего себе не вывихнула. С удивлением я поняла, что под землей проходят какие-то тоннели.

– ЗЛАТА! – вскричал Лоран.

– Я в порядке, – откликнулась я.

Но мои надежды на то, что сейчас меня вытащат из этой ямы, рассыпались прахом. С негромким грохотом валун, на который я опиралась несколькими секундами ранее, покатился за мной и также упал в образовавшуюся дыру в земле. Я едва успела отскочить вглубь тоннеля. Это вызвало цепную реакцию и остальные камни также пришли в движение. Поднялось облако пыли. Я закашлялась и максимально отошла в сторону. Когда пыль немного уселась, лучше видно не стало. Камни, насколько могли, засыпались в тоннель, перекрыв, тем самым, выход на поверхность. К тому же, подозреваю, на поверхности камни еще и сверху навалились. Во всяком случае, грохот был характерным. В остальном же темень была полнейшая.

– ЛОРАН! АУ!!! ЛОРАН!!! – принялась кричать я, как только перестала трястись земля надо мной от падения новых камней.

Но в ответ была тишина. То ли меня не слышали, то ли я ответа не слышала, то ли Лорану пришлось отойти, чтоб его не завалило камнями.

– Зашибись, вытряхнула камешек, – прокомментировала я, уставившись на одну босую ногу.

Второй сапог, видимо, завалило камнями. Или же он остался на поверхности. Внутри меня зрела тревога все ли в порядке с оборотнем. Не придавило ли его теми камнями. Хотя, вроде коты славятся быстрой реакцией. Надеюсь, к Лорану это тоже относится.

Я устало опустилась на пол. По-прежнему ничего не видно. Мне не оставалось ничего другого, как только ждать.

Через некоторое время я отметила одну странность: и пол, и стена, к которой я прислонилась, были из камня. При этом никаких особых шероховатостей на них я не нашла. А значит, кто-то построил это все. Надеюсь, я не столкнусь сейчас с хозяином. Также имелось небольшое опасение, что эти тоннели облюбовала нежить. Хотя, думаю, от этого грохота мелкая нежить, если была, то уже убежала. А крупная, если б была, то уже бы явилась. Таким образом, я себя немного успокоила.

Посидев еще некоторое время, я решила, что этим ничего не добьюсь, не факт, что меня смогут скоро достать. В то время как дальше, вполне вероятно, может быть выход. К тому же, стены тоннелей местами были покрыты каким-то мхом, который слабо светился. Или мне это только казалось. Не уверена. А может, просто мои глаза немного привыкли к темноте. Во всяком случае, теперь темнота для меня не казалась непроглядной. Тоскливо вздохнув, я поднялась с насиженного места и, еще раз внимательно осмотрев гору камней на месте выхода, двинулась вперед, в неизвестность.


6 глава

Злата

Не знаю сколько я шла, но через некоторое время я заметила, что коридоры становятся все шире. Все было выложено из какого-то камня, временами попадались другие ответвления, но я не сворачивала. Теперь уже точно было видно, что я нахожусь в остатках чьего-то жилища. Возможно, если я сверну в какой-то боковой тоннель, то даже выйду в какую-то комнату. Но пока рисковать не хотелось. Если бы не было так темно, то, я уверена, я бы увидела еще какие-то доказательства того, что это практически подземный замок. А значит, где-то обязательно должен быть выход.

Я бродила здесь уже около часа и меня четко преследовало ощущение дежавю. Помнится, именно с этого началось мое путешествие в этот мир. Но как только я об этом подумала, как мне показалось, что справа, в очередном ответвлении коридора светлее, чем здесь.

– Я вижу свет в конце тоннеля… Мда, как прозаично, – пробормотала я.

Посомневавшись пару минут, я все же решила свернуть. Да-да, понимаю, во всех умных книжках и телепередачах советуют не уходить с места, если вы потерялись, а сидеть и ждать помощи. Если же вам не сидится, то идти по прямой, никуда не сворачивая. А если уж вы вдруг свернули, то сворачивать только налево. Но какая разница, если я уже и так нарушила все, что только можно. Сам себе не поможешь – никто не поможет. Да и вообще, если помощь все же придет, то найдут по запаху.

Я свернула в этот коридор. Небольшое свечение все же присутствовало, в конце этого коридора явно что-то было. В неясном свету можно было увидеть, что стены покрывали причудливые узоры, разглядеть которые подробней все же не удавалось. Пройдя еще немного вглубь, я даже увидела какую-то пыльную вазу или что-то типа того. Через некоторое время я уже смогла различить, что коридор вел в какую-то комнату. Свет становился все более насыщенным, но не ярким.

Это действительно была комната. Во всяком случае, огромное помещение, посреди которого находилось что-то, что и испускало такое сияние. Ничего другого в этой комнате я не обнаружила. Пожав плечами, я подошла ближе, желая рассмотреть странный предмет тщательней.

Каково же было мое удивление, когда я поняла, что передо мной стоит… гроб. Или нечто очень на него похожее. На небольшом возвышении, из полупрозрачного белого камня, который и испускал это свечение. Я склонилась над ним и едва сдержала крик.

– Да, таки точно гроб, – резюмировала я. ну, а что еще это может быть?

К тому же, там уже кто-то лежал. Спал или нет – не в курсе. Подумав, решила проверить. Дрожащей рукой потыкала в тело.

– Эй, ты жив? – задала я весьма странный вопрос.

Но в ответ была лишь тишина. На всякий случай, я даже попыталась проверить пульс. Но так и не нащупала.

– Похоже ты все-таки мертв. Тогда почему не разлагаешься? Хм… А ну-ка, проверим зубки… И не вампир, судя по прикусу. Может, ты недавно умер? Тогда кто тебя сюда уложил и почему в пыли видно только мои следы? Магия? Возможно. Или же я попросту схожу с ума. Стою тут, с трупом разговариваю… Хоть бы ответил. Хотя, нет, не надо! Я ж тогда поседею точно, – вздохнула я.

Идти куда-либо еще не хотелось. За день очень устала, клонило в сон. Хоть холодно особо не было. И на том спасибо. Я вгляделась в лицо парня, лежавшего в гробу. Темные короткие волосы, очень бледная кожа, цвет глаз не узнать. Кожа практически сияла своей белизной. Ни у кого такой не видела. Вполне возможно, что сияние шло не столько от гроба, сколько от этого парня. Лицо без единой морщинки. Немного пухлые губы, которые больше подошли бы девчонке, алым росчерком выделялись на лице. Совершенной формы нос, высокие скулы. На вид ему можно было дать лет от шестнадцати до двадцати. Не больше. Совсем молодой.

– А ты красивый. Я бы даже сказала, что конфетный красавчик. Даже жаль, что ты умер. Интересно, к какой расе ты принадлежал? Хотя бы к Светлым или к Темным? Таких темных волос не бывает у Светлых рас, а такой белой кожи нет у Темных. У вампиров она более к серому склоняется. А у кирсанов с перламутровым оттенком. Хм… сидхе? Хотя, нет. У них нет кожи чисто белого цвета, всегда есть легкая примесь другого цвета. Ну, да ладно. Мне нужно как-то на ночлег устраиваться. Твой гроб самая удобная вещь, которую я здесь нашла, так что извиняй, но я намерена его у тебя конфисковать на время, – говорила я все, что придет в голову, прикидывая как бы мне поудобней вытащить его из гроба, чтобы улечься там самой.

Первый испуг прошел и я уже рассуждала с точки зрения практичности. Ночевать все равно где-то надо, а этому парню уже без разницы.

Я поднапрягалась и приподняла тело, намереваясь перевалить его через край. Проблему доставляло еще то, что сам гроб находился на уровне моей груди и стащить парня, который в любом случае весил больше меня, было очень сложно. Но я не отступала от своей цели. В итоге мне удалось наполовину перевалить тело, я еще раз поднапряглась и уже просто дернула. Естественно, я не удержала равновесие и полетела на пол. Тело вслед за мной, меня им еще и придавило. Я принялась ворочаться, пытаясь выбраться из-под него и в какой-то момент прикоснулась своими губами к его, мертвым и холодным.

– Тьфу! Ну, и гадость! – вырвалось у меня и я начала отплевываться. С отвращением взглянула на тело.

– Дожили. Вчера эльфа загрызла, сегодня с мертвецом целуюсь… Что дальше? Эх… А дальше я лягу спать, – заговорила я вновь сама к себе.

Вскарабкалась туда и постаралась устроиться поудобней. Закрыла глаза. Но сон никак не шел. Я уже и так повернулась, и эдак. А не спится и все тут. Одно радует: от мыслей об Аэроне отвлеклась. Но все равно, такое чувство, что на меня кто-то смотрит. Не выдержав, я открыла глаза.

– ААААААААААААААА! – заорала я, увидев у самого края гроба лицо мертвого юноши, но с открытыми глазами.

– АААА! Ты чего орешь, дура?! Я чуть заикой не стал! – заорал он в ответ.

– Твою мать! Что ты здесь делаешь?! – опешила я.

– Нет, ну нормальные заявочки? Меня из моего гроба столкнула, сама на мое место улеглась, еще и недовольная! – возмутился он.

– Ты был мертв! – заявила я.

– Неправда! Это называется «магический сон». Кстати, спасибо, что разбудила. А то, честно говоря, там не очень удобно лежать. Лежишь, пошевелиться не можешь… Хорошо хоть остался доступ к моему учебному проекту. Хоть какое-то развлечение. Только все равно там редко кто бывает… – затараторил парень.

Я лишь ошалело хлопала глазами, не в силах и слово вымолвить.

– То есть ты как «Спящая Красавица» в гробу хрустальном лежал и ждал поцелуя? – с сомнением спросила я, когда ко мне вернулся дар речи.

– Вот-вот! И они говорили что-то о «Спящей Красавице», когда меня сюда сунули. И ведь не сделал я ничего такого! Подумаешь, испортил его дипломный проект. Так новый сделает, сложно, что ли? – с праведным негодованием спросил он.

– Ну, за испорченный дипломный проект я, положим, и вовсе удавила бы, – подумав, честно ответила я.

– И ты туда же? Я ж не специально! Кстати, как тебя зовут? – осведомился он.

– Злата.

– Хм… Злата… Что-то знакомое… Что-то мне это напоминает. Ну-ка, а ты, часом, не поешь? – с подозрением спросил он.

– В последнее время я несколько другим занята, но петь могу, – осторожно ответила я.

– Точно! Я так и знал! Ха, бывают же совпадения! Черт, мне же нужно в универ! Меня ж отчислить могут за прогулы! Все, я побежал. Но я еще вернусь, не переживай, а пока отдыхай. Так и быть, можешь оставаться в моем гробу, я все равно от него собираюсь в скором времени избавиться, – подмигнул он мне и исчез.

Я озадачено моргнула. На всякий случай вылезла из гроба и обошла комнату по углам, проверяя, не засел ли этот шутник где-то там. Но кроме нескольких пауков я никого не обнаружила.

– Интересно, а это уже можно расценивать как сумасшествие или еще рано? Пора мне, пожалуй, спать, – пробормотала я себе под нос и забралась обратно в гроб.

Что удивительно, там я обнаружила подушку и одеяло. Готова поклясться, когда я там лежала несколько минут назад, то ничего такого там не было. Но лимит удивления на сегодня я уже исчерпала, поэтому я просто поплотнее укуталась в одеяло и уснула. Видно сказалась усталость, а может, сознание просто отключилось, не выдержав такого напряжения.

* * *

– Убьет – не убьет, оставит – не оставит, родит – не родит, умрет – не умрет…. Черт, лапки закончились. А я еще даже не начал гадать на ухажера. Ладно, найдем еще одного. О! Аэрон, Ринальдо, Лоран, Джонатан, Кристоф, Елисей, Дейярд, хи-хи, я…. опять закончились! Стоп, это что, получается, я? Не-не-не, фигня это все гадание…. – это было первое, что я услышала, проснувшись.

Сонно поморщившись, я открыла глаза. Комната была та же. Но в ней было ощутимо светлее. В потолке я заметила несколько маленьких отверстий, сквозь которые проникал солнечный свет. Повернув голову, я увидела вчерашнего парня, который сидел возле гроба и что-то увлеченно рассматривал у себя в руках.

– Что ты делаешь? – поинтересовалась я.

– Гадаю. Не мешай, – отмахнулся он.

– На чем?

– На пауках. А что, ты здесь видишь ромашки? Вот и я о том же. Что есть, то и отрываю. На что бы еще погадать… – задумался он, почесывая подбородок.

Я присмотрелась. На полу возле него валялось с десяток паучьих тел, но без лапок. Те мелкой ворсой покрывали брюки парня. Видимо, гадание длилось уже долго. Пауки, правда, были феноменальных размеров. Самый крупный с кулак величиной. Меня передернуло. Я их особо не боюсь, но неприятно. И тут я вспомнила что именно я услышала, когда проснулась.

– Стоп! Ты на меня, что ли, гадаешь? – возмутилась я.

– Ага. А на кого ж еще? На меня даже самые мощные предсказания не действуют. Я, кстати, немного покопался у тебя в памяти, пока ты спала. Ты ж не против? – невинно хлопнул глазками он.

– Что ты сделал?! Кто ты вообще такой??? – выкрикнула я, выбираясь из гроба.

Парень на меня покосился скептически, затем также поднялся с пола. Гордо приосанился, прокашлялся и выдал.

– Я – Эрроральд! И я… – начал он.

– Стоп! Еще раз, кто ты? – с обманчивой неспешностью переспросила я.

– Не перебивай! Эрроральд я. Так вот… – вновь принял величественную позу этот парень.

– Тот, который был в шаре и закинул меня сюда? – ласково спросила я, оглядываясь по сторонам, надеясь обнаружить что-то поувесистей.

Отстраненно отметила, что гроба в комнате уже не было, но, я думаю, для бога это вовсе не проблема заставить ненужную вещь просто исчезнуть.

– Ага! Что, тоже меня узнала? – широко улыбнулся он. Но буквально через несколько секунд его улыбка исчезла с лица.

– Э-эй, ты что делаешь? Злата, не надо! В твоем положении нельзя нервничать и совершать резкие движения. А ну, положи на место! Положи, кому сказал. Ай! – огласило комнату уже через пару секунд. Но я только начинала….

Лоран

Злата провалилась под землю, а я не успел ее подхватить. Еще и камнями сверху привалило, я едва успел отскочить в сторону. Остается надеяться, что она также успела уйти в куда-нибудь в сторону. Конечно, если ей было куда уходить. Оуэри корбен! Что мы за телохранители такие, если нас никогда нет рядом, когда она в нас нуждается?

Я попытался самостоятельно расчистить путь к Злате, но камни слишком тяжелы для меня. Я услышал слабые крики Златы из-под земли лишь благодаря тонкому слуху оборотня. Значит, она жива, с облегчением подумал я.

– ЗЛАТА! НИКУДА НЕ УХОДИ! СТОЙ НА МЕСТЕ! – попытался докричаться я, но Злата продолжала меня звать, видимо так и не услышав мои слова сквозь толщу земли. На мои крики прибежали Ринальдо, Дейярд, Рик и еще несколько воинов.

Я им вкратце описал ситуацию. Мы тут же принялись оттаскивать камни, но они были очень тяжелые и их было слишком много. Мы с ними провозились всю ночь. И только с первыми лучами солнца смогли проникнуть в образовавшуюся щель. Но Златы там не оказалось. Видимо, она решила поискать другой выход. К счастью, камни тоннеля еще хранили ее запах. Но вездесущая пыль здорово сбивала меня со следа. Лишь через несколько часов мы смогли ее обнаружить. Вернее, сначала мы услышали ее крики и поскорей поспешили на ее голос.

– … убить мало! Да чтоб на тебя понос напал, а рядом ни одной бумажки! Да чтоб тебя медом обмазали, а вокруг тучи пчел! Да чтоб ты на ежика сел да еще и попрыгал! Да чтоб ты только то и делал, что на шкурках от банана поскальзывался! – сыпала она проклятиями в чей-то адрес.

Когда же мы ее обнаружили, то пришли в еще большее недоумение: в просторном зале она находилась одна. Поднимала с пола разные камни и прочий мусор и бросала его в пространство, продолжая сыпать ругательствами.

– Злата? – неуверенно окликнул ее Дейярд.

Остальные же переглянулись между собой понимающе и грустно. Видимо, от всеобщего проклятия Темных Наследников никто не застрахован. Вот и у Златы появились первые признаки сумасшествия.

Злата

– Злата? – услышала я внезапно у себя за спиной.

– Ой! – я молниеносно обернулась.

Я так увлеклась придумыванием новых проклятий для Эрроральда и осыпанием его всем тем, что только смогла обнаружить под ногами, что не услышала как пришла моя команда спасения. Я взглянула на бога, но он вдруг ехидно заулыбался и, спокойно сложив руки на груди, мне подмигнул. Что странно, никто из Темных даже не попытался выяснить что за кадр стоит рядом с их Наследницей.

– Злата, а что ты делаешь? – осторожно поинтересовался Дейярд.

– Я эту тварь сейчас убью! Голыми руками! – вновь начала закипать я.

– Кхм… а кого именно? – задал странный вопрос уже Ринальдо.

– Его! Вы что, не видите эту наглую рожу??? – возмутилась его отсутствием сообразительности я.

Со стороны Эрроральда донеслось сдавленное хихиканье. Я непонимающе на него взглянула.

– Вообще-то не видят, я невидим для всех, кроме тебя! Прости, что сразу не сказал, но это того стоило, – вновь залился громким смехом Эрроральда.

– Здесь только ты и мы, – подтвердил его слова Лоран.

– Как? А пауки? – начала лихорадочно выкручиваться я. Эрроральд уже просто тупо ржал, всхлипывая от смеха.

– Пауки? Так ты в паука бросаешься? – с облегчением в голосе переспросил Дейярд. Остальные воины тоже с улыбками переглянулись.

– Ну, да. В большоооого такого паука. Я их боюсь очень сильно, вот и отпугиваю, – повторила я, бросая свирепые взгляды в сторону бога, который уже чуть ли не икал от смеха. – И поэтому этим бедолагам оторвала лапки? – с подозрением спросил Рик, рассматривая что-то на полу.

– Ну, без лапок они не такие страшные и я готова мириться с их присутствием здесь, – как можно серьезней ответила я.

– Ой, я не могу!!! – от смеха Эрроральд уже сполз на пол и просто утирал выступившие слезы.

– Я солидарен с Темной Королевой. Сами по себе пауки милахи, а вот эти их лапки – брр! Замучаешься отплевывать, – доверительно поделился один воин другому. Краем глаза я заметила, как он поднял одного паучка без лапок и с наслаждением отправил себе в рот. Меня передернуло, но я быстро взяла себя в руки.

– Что ж, возвращаемся. Привал продлим до обеда и лишь потом отправимся. А пока пусть все отдыхают. Ведь, я так поняла, ночью все расчищали вход в эти подземные коридоры? – деловито спросила я.

– А что не так со входом? – насторожился Эрроральд, но я его проигнорировала.

– Да, мы торопились как могли, – ответил на мой вопрос Ринальдо.

– Нет, ты мне ответь! Что вы уже там сделали? – занервничал Эрроральд.

– Кстати, а что это за место? – все продолжала игнорить бога я. Хоть как-то отыграюсь за его выходку с невидимостью.

– Могла бы и у меня спросить. Я бы ответил, – пожал плечами он.

– Подозреваю, это одно из тайных мест, куда приходил великий Эррор, когда наведывался в наш мир. Но, как видишь, уже давно находится в глубоком запустении, – ответил Ринальдо.

– Эй! Какое еще запустение? Ну, не прибрано немножко, так что теперь, позорить меня? Будет время – подмету полы, а пока и так сойдет! – оскорбился бог. Я едва удержалась, чтоб не прыснуть со смеху.

– Ладно, пошли к дыре. Скорей всего, здесь есть еще несколько выходов, но лучше выйти тем лазом, которым мы сюда попали, – предложил Дейярд.

– Дыре? Он сказал «дыра»? Вы что с моим домом сделали, варвары?! Сами потолок в коридоре разрушили, а на пыль жалуетесь? Вот кто вы после этого?! У меня просто нет слов! – высказался Эрроральд и исчез. Я едва слышно с облегчением вздохнула. Честно говоря, нервы уже начали сдавать.

Обратно мы выбрались быстро. Оставшиеся воины бурно обрадовались моему возвращению. Я объявила привал до обеда. Воины с радостью приняли эту новость и, выставив часовых, устроились на отдых, которого они лишились из-за обвала камней.

Сама же, подумав, решила просмотреть отчеты, до которых еще не дошли руки. Я-то ночью выспалась. Через некоторое время ко мне пожаловали мои телохранители. Я решила им не рассказывать, что общалась с Эрроральдом – вдруг еще не так поймут. К тому же, я еще не до конца уверена, не является ли он плодом моего больного воображения. Их я также отправила отдыхать, заверив, что из палатки выходить не намерена, а часовые не дадут никому украсть саму палатку. Те еще некоторое время поупирались, но ушли. Я вздохнула облегченно и вновь взяла в руки злополучный отчет о начислениях в казну от кланов Темных Земель.

– А чего они всегда к тебе залезают в палатку все вчетвером? Здесь же и так дышать нечем! В походе разве ж нормально помоешься? – проворчал голос у меня за спиной, который за это утро уже стал для меня ненавистным.

От неожиданности я дернулась и случайно смяла злополучный отчет. Раздраженно обернулась. Так и есть. На моем лежаке во весь рост растянулся Эрроральд.

– Слушай, ты! Мало ты мне жизнь попортил! Чего сейчас за мной таскаешься? – взъярилась я.

– Да ладно. Разве плохо быть Темной Наследницей? – удивился Эрроральд.

– Меня убить не хочет только ленивый. Я живу в постоянном страхе, что это мой последний день жизни плюс вполне возможно скоро сойду с ума! – возмутилась я.

– Ну, у каждой должности свои недостатки. И вообще, не нервничай, тебе вредно, – философски заметил бог.

– А чего сейчас за мной ходишь? Заняться больше нечем? – уже более миролюбиво спросила я.

– Не то, чтобы совсем нечем, но ты забавная. И с тобой уж точно скучно не будет. За один только этот год сколько всего наворотить успела, – восхищенно присвистнул он.

– А как же следить за порядком в этом мире и прочее бла-бла-бла? Кстати, хреново выполняешь свои обязанности. Здесь постоянно мочат Темных Наследников, – огрызнулась я.

– Э-э, ты это, не путай. Это не мой мир. Я не имею права что-либо делать, – начал отрицать бог.

– Как это? Ты же великий и ужасный Эррор! И ничего не можешь? – не поверила я.

– Я не Эррор. Я Эрроральд, – возмутился он.

– Что? – опешила я.

– Эррор – это мой старший брат. А я – Эрроральд. Я только недавно стал совершеннолетним и еще не имею права ни на свои миры, ни наследовать миры своих родственников, – объяснил Эрроральд.

– А почему вас зовут почти одинаково?

– Мама назвала брата Эррор. Ей это имя очень нравилось. А когда меня рожала, то умерла при родах. И имя выбрать не успела. А у нас имя для ребенка имеет право выбрать только мать. Вот отец и взял для меня имя, которое носил брат, просто добавил окончание, – ответил Эрроральд.

– С ума сойти! А где Эррор? И почему ты не в универе в таком случае? – попыталась разобраться до конца я.

– Умер. А меня сегодня ночью отчислили. Ладно, пойду я. Что-то настроения нет. Еще увидимся, – хмуро сказал он и исчез.

Я же так и осталась с отвисшей челюстью. Я думала, что раньше здесь был дурдом? Неееет, все только начинается!


7 глава

Аэрон

С тех пор, как я отдал приказ убить Темного Наследника, прошло несколько дней. Я постарался отбросить лишние эмоции и направить все свои силы на то, чтобы наконец-то уничтожить его. Начал уже практически в открытую организовывать все, что нужно, если все-таки начнется война с Темными Землями. Если раньше убирать Темных Наследников было просто чем-то вроде обязанности, то конкретно к этому у меня практически ненависть. Я так и не узнал, что конкретно произошло у него со Златой, но точно решил, что отомщу за это. Пусть я и виноват в том, что она ушла, но было что-то еще. Что-то, что заставляло мою любимую возвращаться мыслями к Темным Землям.

Только в этот раз Наследник сильно отличался от тех, что приходили раньше. В первую очередь принялся устраивать какие-то реформы, чтобы улучшить жизнь своего народа. Ни разу не попытался напасть на Светлые Земли. Не выходил со мной на связь. Даже после того, как мы на него покушались. Не велел казнить нас. Точно неизвестно даже какой он расы, не говоря уж о том, как он выглядит внешне. Даже никто из Темных, за исключением его телохранителей, не мог ответить на этот вопрос. Это знала Злата, было видно, но ответить не пожелала. Последняя информация была о том, что к Темным присоединился дроу и после этого пошли слухи, что Наследник раскрыл свое инкогнито. Был ли он этим дроу или нет – сказать точно также не представляется возможным. Так же, как и совершенно неизвестно где был этот Наследник последние полгода.

Я устало потер глаза. Легко сказать: не думать. Но даже при том, что наши земли на грани войны, я не могу не задаваться вопросом: почему же Злата так поступила? Почему даже не попыталась со мной поговорить после того разговора, если это являлось причиной? Зачем отправилась навстречу гибели? Хотя, глубоко в душе теплилась надежда, что она жива. Ведь она очень сообразительная, могла ли она обнаружить лазейку в формулировке клятвы? Я уже не один раз воспроизводил в памяти точные слова, которые она тогда произнесла, но так и не увидел выхода, как избежать этой клятвы.

Надежду во мне также подогревал цветок, который Злата оставила. Ведь он так и не увял. Хотя, его цвет сбивал меня с толку. Красный мог означать что угодно, я о таком и не слышал. Алый, словно кровь. Я в задумчивости провел рукой по лепестку. Мне показалось или он встрепенулся под моими пальцами? Внезапно подушечку пальца чем-то больно кольнуло и капля крови скатилась на цветок. Я отдернул руку и заворожено смотрел, как кровь немедленно впиталась в лепестки. Цветок словно стал еще ярче, еще насыщенней.

Хм, это очень странно. Нужно будет завтра спросить у Джонатана что бы это могло значить. С такими мыслями я уснул. И совсем неудивительно, что мне приснилась Злата. Странно, что она мне приснилась впервые, с тех пор, как… как ее не стало.

Сон был ярким, но коротким. И, что совсем уж странно, без звука.

Мне приснилось, что Злата сидит в каком-то шатре, а рядом с ней кирсан. Он ее обнимает, но она будто этого не хочет. Затем он ее целует в плечо, но она что-то резко ему говорит. Кирсан немедленно отодвигается, а затем уходит.

На этом мой сон прервался. Существует вероятность, что это мне приснилось, так как я много думал о Злате, но только это не было похоже на обычный сон.

На следующую ночь я решил проверить одну теорию. Я капнул кровью на цветок вновь и лег спать. Но в этот раз мне приснилось, что Злата лежит в гробу. Я проснулся в холодном поту. Так и есть. Видения мне посылает цветок, только что это: прошлое, настоящее, будущее, плод моего воображения? Я так и не разобрался.

– Джонатан, с этим цветком что-то не так, – и я рассказал своему другу о снах.

– Это нормально. Ты постоянно думаешь о ней. Скоро это пройдет, – пожал плечами он.

– Но… может это значит, что она жива и цветок показывает то, что с ней происходит? – с безумной надеждой спросил я.

– Аэрон, ты не ребенок, чтобы верить в сказки. Отдай этот цветок алхимикам или ботаникам, пусть выяснят причину смены его окраски. И хватит думать о Злате. Ты ее этим не вернешь. Нужно жить дальше, – устало покачал головой он и вышел с комнаты.

Я же недоверчиво посмотрел на цветок, который сжимал в руке. Нет, я его не отдам на изучение никому. Это единственное, что осталось от Златы. К тому же, я верил, что какая-то связь все же есть. И пусть это всего лишь плод моего воображения, пусть. Я хочу продолжать ее видеть. Хотя бы во сне.

Следующие пару дней прошли в небольшом напряжении. Я все ждал новостей от отряда, который отправил за Темными. Теперь мне это уже не казалось такой уж хорошей идеей. Некстати вспомнилось, что по преданиям, силы Темных возрастают в непосредственной близости от Наследника. Появились сомнения, не послал ли я их на смерть.

Но вот наконец-то, посреди совещания, дверь открылась и вбежал слуга.

– Повелитель! Вернулся Шаореакх! Говорит, у него какое-то важное послание для вас, – выпалил он.

– Совещание объявляется закрытым. Завтра в то же время, – сухо приказал я.

Все молча согласились с моим решением и спешно покинули зал. Я пригласил командующего отрядом, который послал на Темные Земли. Выглядел он неважно. Весь в пыли, одежда была не первой свежести, местами рваная, на груди виднелась прореха, сквозь которую можно было разглядеть неглубокий порез.

– Повелитель, мы последовали вашему приказанию и… – начал было он.

– Ближе к сути! Вам удалось осуществить поставленную задачу? – нетерпеливо перебил его я.

– Нет. Они оказались сильнее нас, – склонил голову дракон.

– Что с остальными членами отряда? Где они? – спросил я, уже подспудно зная ответ.

– Я вернулся один…

– Оуэри корбен! Как такое возможно?! Вы же лучший отряд! – поразился я и со злости стукнул кулаком по столу.

– Простите. Мы не справились с поставленной задачей. Силы Темных возросли в несколько раз. К тому же, близость Наследника их вдохновляла, – тихо ответил он.

– Оуэри корбен! Будь уверен, их смерть не сойдет Темным с рук. Мы отомстим за каждого! – выругался я, осознавая, что действительно послал ребят на смерть.

Ведь можно было продумать все тщательней, можно было отправить больше воинов, в конце концов… А я пошел на поводу чувств.

– Ты хоть видел Наследника? Я имею в виду, без маски? – особо не надеясь на ответ, спросил я.

– Да. Я ее видел, – замявшись, ответил он.

– Ее? – переспросил я, надеясь, что ослышался.

– Да. Наследник оказался женского пола, – совсем тихо сказал Шаореакх.

– Как такое возможно? Я имею в виду, почему этого никто не знал? – опешил я.

– Маска.

– Действительно. Но как женщина смогла стать таким противником и продержаться так долго? – растерянно пробормотал я.

Некстати вспомнилось, что Злата была фавориткой Наследника. Получается, что у… Наследницы? Недаром Темные Земли считаются рассадником разврата! От переизбытка эмоций я вскочил со стула и принялся ходить по комнате, не в силах усидеть на одном месте.

– Не могу знать, – отчеканил Шаореакх.

– Как она выглядит? Опиши ее как можно подробней. К какой расе она принадлежит? – попытался взять себя в руки я.

– Там было темно, когда я ее увидел. И на лицо был наброшен капюшон, скрывающий черты лица. Я рассмотрел, что она невысокого роста, стройная. Руки тонкие, кожа светлая. Я бы даже сказал бледная. Когтей на первый взгляд нет. К какой расе принадлежит – не смог разобраться. Но может питаться кровью. Во всяком случае, Салмельдира она победила в битве один на один и при этом разодрала ему горло зубами. Это свидетельствует о том, что клыки имеются. И уже из мертвого также отхлебнула крови, – тихо ответил дракон.

– Оуэри корбен! Каркашза харса инкруба! Так поступают лишь представители высшей нежити. Но у них всех есть когти! Неужели мы имеем дело с представителем неизвестной расы из другого мира? Это самое ужасное, что может быть! Ладно, что можешь конкретно о ней сказать? Твое личное мнение? – дела обстояли еще хуже, чем я думал.

– Она опасная. Это сразу видно. Она не угрожала, не кричала, не злилась. Скорее выглядела усталой и немного грустной. При этом необычайно спокойной и даже немного… ласковой. Тем страшнее было слушать ее слова, сказанные таким тоном. Она не запугивала, а просто разговаривала. Причем так, будто ей до этого вообще нет дела, но положение обязывает, – постарался максимально объяснить воин.

От воспоминаний его немного передернуло. По всему выходило, что Наследница рушила все каноны, тем самым не давая ни малейших шансов предугадать ее следующие шаги.

– Как тебе удалось выбраться? – спросил я. С каждым новым сведение о Наследнице, хотелось проклинать Эрроральда с удвоенной силой.

– Она меня отпустила. Вернее не отпустила, а отправила с посланием для Вас, Повелитель, – склонился в поклоне Шаореакх и протянул свиток.

– Так чего ж ты молчал?! Давай сюда и можешь быть пока свободен. Возле двери слуги, они позаботятся о тебе. Отдыхай, – отправил я его на время отдохнуть, жадно вглядываясь в мелкий, но аккуратный почерк.

Проследив, что дракону действительно предоставят все, что нужно, я принялся вчитываться в послание, предчувствуя, что это и есть начало войны.

«Здравствуй, не очень дорогой и совсем не уважаемый мной Светлый Наследник!

С тех пор, как я появилась в этом мире, ты только и делаешь, что пытаешься меня убить. Может уже хватит, а? Вот скажи, чем конкретно тебе я насолить успела? На вашу территорию мы не лезем, военные действия не ведем, кровавых оргий со Светлыми в главной роли не устраиваем. Почему нельзя просто спокойно жить бок о бок, никого не трогая? У нас свои проблемы, у вас свои. Для того и нужны Наследники, чтобы их решать. Разве я не права?

Я поднимаю экономику своего государства, ты заботишься о своем. Мне твои земли и даром не нужны. Учитывая тот факт, что за столько времени ты не напал на наши, то мои земли тебе также не грезятся в мечтах. Так почему бы нам, как двум умным правителям, не встретиться где-нибудь на нейтральной территории и не обсудить все? Можно обмениваться разными товарами, обсудить въездную пошлину, ввести законы о неприкасаемости послов из соседних стран, наладить методы выдачи государственных преступников. Либо просто составить договора, в которых четко указано, что границы наших государств пересекать нельзя и, опять же, обсудить способы выдачи преступников. На первых порах нарушители будут с обеих сторон, это понятно. Таков менталитет народа.

Ты прекращаешь попытки моего убийства, а я забываю о тех попытках, что уже были. При последнем нападении, произведенным твоим отрядом, погибли представители и Светлых, и Темных. Раненые и те, кого удалось захватить без кровопролития, у меня. Я предлагаю их выменять на тех Темных, что находятся на твоей территории в заключении. Также я не несу ответственности за предыдущих Темных Наследников и их деяния.

Конечно, все это возможно, если ты дашь ответ в течении десяти дней с момента отправки послания. Скорей всего, в данный момент я нахожусь уже в своем замке. Обещаю, что гонца с посланием никто не тронет. Впрочем, на этот случай можешь послать кого-то из расы фениксов или людей. Всем прекрасно известно, что первые – нейтралы, а вторые могут принадлежать и к Светлым, и к Темным.

P. S. Думай, Наследник. Война – это всегда потери. А следующее покушение на меня не останется неотомщенным. Хватит уже того, что Злату ты потерял. А я ведь одно время всерьез засомневалась не оставить ли ее тебе навсегда. Видимо, это было ошибочно. Нужно было действовать, стремясь ее спасти от тебя. Кто ж знал, что ты ее не сбережешь».

Первым моим действием было скомкать послание и выбросить в окно. Но я сдержал порыв и перечитал письмо еще раз. А потом еще и еще.

За свою жизнь я застал правление двух Темных Наследников. Каждый из них присылал мне послание, в котором в красках расписывал как именно он собирается уничтожить Светлые Земли. Моим предкам также присылались подобные письма. Все они хранились в нашей семейной сокровищнице и я не раз их перечитывал. Содержание всех писем было схожим.

Только не то, что я сейчас держу в руках. Впервые мне предложили перемирие. Первое, что приходит в голову – это какая-то уловка либо нелепый розыгрыш. Но если это не так, то открываются новые перспективы… Хотя, рано или поздно Темные Наследники сходят с ума. Почему же эта Наследница должна быть исключением?

Упоминание о Злате в последних строчках нашло болезненный отклик в моем сердце. Я и так уже винил себя в ее смерти. И Темной Наследнице об этом напоминать мне необязательно. Впрочем, сразу вспомнилось какая грустная Злата была в темном замке. Что конкретно связывало ее с Наследницей узнать уже не удастся, разве что спросить у самой Темной Владычицы. Только ради этого стоило все же встретиться с ней на нейтральной территории.

Тяжко вздохнув, я приступил к написанию ответа. Конечно, по-хорошему, было бы неплохо обсудить все с советом и лишь потом начать сочинять письмо, но пока есть хоть малейший шанс спасти выживших членов отряда, я им воспользуюсь.

Злата

Я тряслась на лошади в тесном и душном костюме Наследника и отчаянно зевала. Выспаться прошлой ночью мне не удалось. Только все, кроме часовых, устроились на ночлег, как ко мне явился Эрроральд и почти всю ночь не давал уснуть своими дурацкими разговорами. Радовало, что скорей всего уже сегодня вечером мы будем ночевать в замке. И так потеряли массу лишнего времени то из-за Светлого отряда, то из-за моего непредвиденного падения в подземные тоннели, то я навещала раненых. Естественно, раненых Темных. До Светлых мне особо нет дела. Они покалечили и убили многих моих солдат. Я не сволочь, лечить их приказала, но от того, чтобы навестить их – отказалась.

Кстати, падение к Эрроральду также выглядело очень подозрительно. Конечно, я будто магнит для различных неприятностей, но такая вот «случайность» вызывала сомнения. Почему земля разверзлась именно подо мной? Должно быть объяснение. Ночью у бога спросила об этом, но тот, замешкавшись с ответом, просто перевел разговор на другую тему. И ведь ясно же, что что-то знает, но не говорит.

– Как тебе окрестности? Ты ведь первый раз их видишь? – до отвращения бодрый голос Эрроральда внезапно раздался справа от меня.

Я хмуро на него покосилась, но промолчала. Не хватало еще, чтоб Дейярд, который ехал на лошади рядом, заподозрил во мне зачатки сумасшествия. К слову сказать, сам Эрроральд ехал на какой-то красивой зверюге золотистого цвета с длинной густой шерстью, мордой, похожей на кошачью, но с более длинной и небольшими рожками между круглых ушек. Судя по всему, эти двое по-прежнему были невидимы для всех кроме меня.

– Чего не отвечаешь? Загордилась? – продолжал донимать меня он.

Я вновь промолчала, лишь гневно сверкнула глазами. Окрестности действительно были красивыми. Кругом поля, которые только недавно начали зеленеть. Кое-где уже цвели какие-то синенькие цветочки. На ветках деревьев зеленела листва. Вдали виднелась река. Лес был позади. Пахло весной.

– Кстати, отвечать вслух необязательно, можно просто «громко» думать. Я услышу. Все равно твое сознание для меня как открытая книга.

– Раньше сказать нельзя было?!? – пронеслась в голове гневная мысль.

– А ты не спрашивала. К тому же так забавней, – показал язык бог.

– Тогда зачем задавать вопросы? Просто копайся себе в моей голове и смотри готовые ответы, – немного обижено ответила я.

– Это совсем не то. К тому же, я стараюсь как можно меньше копаться в сознаниях других. А то обычно на такое количество скрытых комплексов и давних обид натыкаешься, что впору психиатром стать. А если следить за тем как рождается мысль, как отбрасываются миллионы вариантов до того, как сформируется окончательный ответ – тут и самому запутаться можно. Но если тебя это оскорбляет, то, пожалуйста, обещаю специально в твоей голове не копаться, – пожал плечами он.

Я ничего не ответила на это. Скорей всего так и есть. Меня уже даже не напрягало, что такое могущественное существо заинтересовалось мной. С самого начала стало понятно, что я для него на подобии забавной зверюшки. Но я и не против: пока ему интересно рядом со мной, я смогу узнать ответы на некоторые вопросы, которые меня мучают.

– А кто отец? – спросил вдруг он.

– Чей? – недоуменно уставилась я на Эрроральда.

– Твоего ребенка, – словно прописную истину сообщил мне Эрроральд.

– Ты нормальный? Какие дети? Нет у меня детей! – возмутилась я.

– Ну, это пока.

– Вот как будут, тогда и сообщу имя отца. А пока в ближайшем будущем заводить детей я не собираюсь! – категорично ответила я, едва сдержавшись, чтоб не покрутить пальцем у виска. Мало мне Замка, бредящего детьми, теперь вот этот активизировался.

– Кхм… Не хочу тебя расстраивать, но… – через непродолжительное молчание ответил Эрроральд, подозрительно уставившись на мой живот.

– Что «но»? – с опаской переспросила я.

– Нууу, ты, как бы это помягче сказать, немножко беременна. Думал, ты знаешь, – смущенно ответил Эрроральд.

– От кого? – тупо спросила я.

– Ты меня спрашиваешь?!? Извини, свечку не держал! – возмутился бог.

– В смысле, этого не может быть! – исправилась я.

– Ну, еще скажи, что ни с кем, ни разу, ни-ни, – недоверчиво скривился он.

– Ну, было. Но только с одним! – принялась защищаться я.

– Ну, так! Сама понимаешь, от такого дети случаются, – пожал плечами Эрроральд.

– Ты не понимаешь! Не могли случиться! Он – дракон! – едва сдержалась, чтоб не заорать это вслух.

– Оу… Не повезло…

– Что значит «не повезло»? Это подтверждает, что ты ошибся! Я не дракон, а значит, забеременеть не могла ни в коем случае! – продолжала мысленно восклицать я.

– Кхм… Не хочу тебя расстраивать, но…

– Что еще, черт тебя побери, за «но»?!

– Не повезло тебе. Из ныне живущих в этом мире, не принадлежащих к расе драконов, ты единственная, кто мог от них забеременеть. Кто же знал, что ты такая шустрая?! А ауру зарождавшейся жизни я вижу уже сейчас, – принялся оправдываться Эрроральд.

– Но ведь было сказано, что ребенок родится лишь от равного. А я не дракон!

– А кто сказал, что это только про расу? Ты Наследница. Он Наследник. Вы равные. Прости, – пожал плечами он.

– Это значит, что при родах я умру ужасной смертью? – от этой мысли во рту пересохло и закружилась голова. Верить в это ну никак не получалось. Слишком нереально.

– Печально, но факт, – невозмутимо ответил Эрроральд.

– Ты что-то можешь сделать?

– Быть с тобой до твоей кончины, – улыбнулся он.

Но я шутки не восприняла и полностью погрузилась в свои невеселые мысли. Через некоторое время меня разорвет изнутри, как в фильме «Чужой». И самое ужасное, что это будет родное существо. Хотя, воспринимать ЭТО своим чадом не получается. И толку, что я писала Аэрону то послание с надеждой на перемирие наших государств. Толку, что я начала делать попытки развить экономику своих земель. Мне уже даже не стоит бояться светлых рейдов или внезапного сумасшествия. Все закончится месяцев через девять. Вернее, даже раньше.

– И на каком я сроке? – спросила я, сохраняя безликое выражение лица.

– Недель пять-шесть. Точнее сказать не могу, – беззаботно ответил он.

– И ты не можешь меня спасти? Тебе меня не жаль? – ни на что особо не надеясь, спросила я.

– А что я могу сделать? Нам запрещено вмешиваться во внутренние дела существ, населяющих подобные миры. Конечно, пока мне с тобой интересно, и когда ты умрешь, я даже немного расстроюсь, наверное. Но такова жизнь, – спокойно ответил он.

Я молча кивнула. А чего я еще могла ожидать от бессмертного существа, для которого весь этот мир просто как игрушка или дипломный проект, если я правильно поняла.

Эрроральд больше ничего не говорил. Вместо него со мной попытался завязать разговор Дейярд, но я отвечала односложно, прикидывая что полезного я могу совершить перед своей смертью.

Ближе к вечеру на горизонте показались стены моего города. Это меня немного взбодрило. Что ж. Чего быть, того не миновать. Детей я не хотела, честно признаться. С другой стороны, не мне их и воспитывать. Буду относиться к этому как обреченный солдат, зараженный смертоносной куколкой «чужого». А именно, спасти как можно больше народа, пока еще есть силы. Пафосно, но пока иначе все это мне не воспринималось.

– Ты знаешь, а все-таки есть один момент, о котором я забыл. Я могу тебе помочь. Ты спасла меня, я спасу тебя. На недавних строках это еще возможно. У тебя же, в твоем мире, часто проводят операции под названием «аборт»? С помощью своей магии я могу это сделать. Как только прибудешь в свой замок, – вдруг воскликнул бог.

Я заторможено на него посмотрела, силясь сообразить, о чем он вообще говорит.

– Да-да, и не благодари, я нашел выход. Ты будешь жить. Тебе ведь наверняка известно, что избавиться от плода дракона очень сложно, особенно, если есть цель не навредить матери. Какая-то своя специфика. Но я могу провести специальный ритуал. Пока душа ребенка еще полностью не сформировалась, его можно удалить из тебя, не навредив твоему здоровью. Так что расслабься, ты выживешь. Все же, нравишься ты мне чем-то! – подмигнул он мне и исчез вместе со своим зверем.

Я же ошалело уставилась на то место, где он только что был. Я не ослышалась? Я не умру? В ближайшее время меня избавят от того, что уже сейчас растет во мне. И я смогу дальше бороться за каждый день своей жизни и жизни моих земель. Стоит всего лишь отказаться от того, чего я никогда особо не хотела, не видела еще, да и получить смогу в будущем точно, было бы желание. Невелика цена за жизнь. Или наоборот, чрезвычайно огромная? Имею ли я право принимать такое решение?

– Темная Наследница со своим войском! Откройте ворота! – зычным голосом выкрикнул Ринальдо.

Я словно очнулась и подняла голову. Мы стояли у ворот моей столицы. И ворота медленно открывались. Вот я и дома.


8 глава

Злата

В город мы въехали в тишине. На лице моем находилась маска. Костюм был тот же, что и раньше, когда я представлялась Славием. Только теперь я не прятала чересчур изящных для мужчины рук под перчатками и не пыталась с помощью дополнительных кусков ткани скрыть свои женственные формы.

Жители города живо высыпали на улицы, готовые приветствовать нас, но новость о том, что Наследник на самом деле женщина, разносилась со скоростью звука. Под молчаливое сопровождение толпы мы добрались до ворот Замка. Там, не выдержав, я приподнялась на своем коне и развернулась к горожанам, что следовали за нами.

– Жители Эрдании! Я Наследница Темных Земель, а также признанная моим войском Темная Королева. Тот факт, что я женского пола, ничего не меняет. Я буду с вами до конца и буду по-прежнему заботиться о вашем благополучии. В подтверждение того, что больше никаких тайн, я снимаю маску, – толкнула небольшую речь я и сбросила маску.

Толпа удивленно выдохнула. Думаю, некоторые из них все же видели меня раньше и знали как фаворитку Злату. Пусть, с этим я разберусь позже.

После этого я развернула своего коня и вместе с воинами въехала в распахнутые ворота замка. Там уже управление перехватил Ринальдо, командуя, куда именно отправляться воинам, в какие казармы и прочие указания. Я особо не вслушивалась. Меня до сих пор потряхивало от осознания того, что во мне зреет новая жизнь, от которой в скором времени предстоит избавиться. Также я немного опасалась встречи с Замком. Ведь, как бы там ни было, я его оставила. Так же, как и предыдущие Наследники. Думаю, камню будет сложно объяснить, что это произошло не по моей воле.

Рик помог мне слезть с коня. Расторопные слуги тут же увели его в конюшни.

– Ты какая-то бледная, – неуверенно сказал Рик.

– Ерунда. Извини, но я не настроена сейчас на разговоры. Честно говоря, не знаю где именно в Замке ты будешь теперь жить. С этим разбирайся с Дейярдом и Ринальдо. Так же, как и об очередности охраны моей персоны, – ответила я.

Дроу не успел ничего ответить, как ко мне подошел Ринальдо. По его выражению лица я не поняла, сердит он или нет. Но я не дала ему и слова молвить.

– Если сейчас ты собираешься высказывать мне по поводу того как безрассудно я повела себя у ворот, можешь себя не утруждать и идти к своим воинам, – спокойно сказала я.

– Я и не собирался…

– Вот и отлично. Я устала и хочу наконец-то попасть в свою комнату, – перебила я его и двинулась по направлению к массивным ступеням каменного гиганта.

* * *

Внутреннее состояние Замка меня поразило. Трещины в стенах, по полу. Мелкие камешки то тут, то там. Ни одна свеча не зажглась при моем появлении. Сложилось впечатление, что Замок уснул.

– Что здесь произошло? – почему-то шепотом спросила я.

– Замок очень привязался к вам, моя королева, – услышала я со стороны.

Молниеносно обернувшись, я увидела Седрика, которого не видела уже очень давно.

– Седрик! А ты куда пропал? – поразилась я.

– Когда появляется Наследник, я не нужен и ухожу, – пожал призрачными плечами он.

– Мне нужен. Ты тогда не вовремя слинял. Либо уж уходи так, чтоб тебя можно было потом найти, – поморщилась я. Но ведь действительно, как содержать Замок без управляющего?

– Как прикажете, моя королева.

– Так что с Замком?

– Он очень тосковал. Вас долго не было. Когда ему надоело рушить самого себя, он впал в некое подобие забытья. Свечи здесь сразу задувает сквозняком. Заделанные трещины на утро появляются вновь. А мелкие камешки и песок сыпется с потолка практически постоянно. Их попросту не успевают убирать. Вскоре это пройдет. Просто замок станет обычным строением, – ответил он.

– Мне нужно в мои покои. Те, которые принадлежат мне-Наследнице. Приготовь на моем этаже комнату для Рика. Он мой телохранитель. Покажи ему его комнату. Отныне он такой же житель Замка, как и остальные. Также прикажи приготовить мне ванну через час и позаботься, чтоб через два часа был накрыт ужин для меня и моих четырех телохранителей. Пусть подадут в кабинете Наследника, – приказала я и, оставив мужчин внизу разбираться с Седриком, двинулась по направлению к своим покоям.

Я планировала вначале докричаться до Замка и лишь потом принять ванну. А ужин с телохранителями был нужен для того, чтобы максимально сплотить нашу компанию. В конце концов, мы в одной лодке. И с этими четырьмя мужчинами связана моя дальнейшая жизнь.

– Ух, нифигасе! Надо же, как ты его зацепила, – раздался знакомый голос рядом со мной.

И как я могла забыть о пятом мужчине, который также не торопился уходить из моей жизни?

– Слушай, ты не мог бы заскочить часика через три, а? Я хочу ванну принять, покушать, – безо всякой надежды на ответ, попросила я.

– Я ей помочь хочу, а она меня гонит… Эх! Ладно, я хотел только сказать, что для ритуала почти все готово и завтра его уже можно провести. Ну, ладно, заскочу позже. Все равно есть еще пару мест, в которые я бы хотел наведаться, – сказал он и исчез.

Какое счастье, в этом мире есть еще несчастные, к которым наведывается этот бог. Бедняги!

Больше по дороге к своей комнате я никого не встретила. Обстановка Замка выглядела печально. Создавалось такое впечатление, что здесь прошел ураган. Внешний вид нагонял тоску.

Я вошла в свои покои. На удивление, обстановка там не изменилась. Все осталось таким, каким я запомнила в прошлый раз. Только свечи привычно не зажглись при моем появлении.

Я подошла к окну и прикоснулась к камню. На ощупь холодный и какой-то неживой. Конечно, камню и полагается таким быть, но я привыкла, что мой Замок другой.

– Замок? – тихонько позвала я. Но в ответ мне была тишина.

– Ау, проснись! Это я, твоя Злата. Я вернулась, слышишь? – дрожащим голосом повторила я, немного поскребя ногтями по камню.

Показалось, или он нагрелся. Совсем чуть-чуть, но потеплел? Или же это я его нагрела теплом своей руки?

– Ну, пожалуйста, дружочек! Ты мне нужен! Я вернулась к тебе, ну, проснись! – принялась дальше его упрашивать, но с каждой минутой моя надежда таяла.

Он никак не реагировал. Я опустилась на пол и прижалась к стене еще плотнее. Внезапно стало страшно, что он больше не отзовется. Он разуверился во всех своих предыдущих хозяевах и больше не проснется. Я его бросила. Так же, как и все до меня.

– Вернись ко мне, прошу! Я не хочу тебя терять. Я скучала по тебе. Со мной много чего произошло. Меня похитили Светлые и доставили в их столицу. А по дороге на нас напали безобразные твари, забыла как зовут, и было очень страшно. И фениксов я видела. И даже одного младенца держала на руках, представляешь? А еще оказалось, что предводитель отряда Светлых и есть Светлый Наследник. И он меня сделал своей фавориткой. Я хотела вернуться к тебе, правда, но с меня взяли клятву, что я не сбегу. Поэтому мне пришлось там так долго оставаться. Но я вернулась! Неужели ты меня не слышишь? – всхлипнула я.

По щекам потекли слезы. Я их смахнула нетерпеливым жестом. Я уже не знала что говорить. Очень хотелось, чтобы Замок услышал меня, вернулся. По сути, он действительно стал мне другом. И вот когда я уже вернулась и есть шансы, что смогу исправить свою жизнь к лучшему, так глупо потерять его. Я чувствовала, что не все еще сказано, нужно сообщить ему что-то такое, от чего он точно проснется. Такая новость была: ведь я беременна. Но как потом объяснять Замку зачем я избавилась от ребенка? Что такое «смерть» он так и не понял. Так что лучше пока молчать и пробовать другие варианты его разбудить.

– А… а хочешь я тебе спою? Тебе же нравилось, я помню! – пришла в голову новая идея и я тут же принялась за ее выполнение, не прекращая поглаживать шершавый камень ладонью.

I'm at war with the world and they
Try to pull me into the dark
I struggle to find my faith
As I'm slippin' from your arms
It's getting harder to stay awake
And my strength is fading fast
You breathe into me at last
[Chorus]
I'm awake I'm alive
Now I know what I believe inside
Now it's my time
I'll do what I want 'cause this is my life
here, right now
I'll stand my ground and never back down
I know what I believe inside
I'm awake and I'm alive
[V2]
I'm at war with the world cause I
Ain't never gonna sell my soul
I've already made up my mind
No matter what I can't be bought or sold
When my faith is getting weak
And I feel like giving in
You breathe into me again
[Bridge]
Waking up waking up
In the dark
I can feel you in my sleep
In your arms I feel you breathe into me
Forever hold this heart that I will give to you
Forever I will live for you
«Awake and Alive» Skillet

Мне показалось или действительно по стене прошла едва уловимая вибрация? Или я себя просто так утешаю?

– Ну, проснись же! – воскликнула я как можно громче и горько разрыдалась.

Пол подо мной задрожал еще сильнее. От неожиданности я прекратила плакать и очень удивилась. Или это не мое удивление?

– Замок? – неуверенно позвала я.

В ответ пришла волна сумасшедшей радости. Из стен высунулись каменные щупальца и потянулись ко мне со всех сторон. Я немного сжалась, появилось легкое ощущение страха. Кому именно оно принадлежало, мне или Замку, я так и не поняла. То ли я боялась, что он меня раздавит, то ли он опасался, что на самом деле меня здесь нет. А может и то, и другое вместе. Щупальца на миг остановились в сантиметре от меня, затем очень осторожно начали ко мне прикасаться со всех сторон, будто не веря, что я здесь.

– Да, я вернулась. И я постараюсь больше не бросать тебя, – сквозь слезы улыбнулась я.

В голове возник образ, как я пытаюсь выйти из замка, а на моем пути возникают стены и двери сами закрываются.

– Э, нет. Выходить мне все равно придется, но я буду стараться вернуться к тебе как можно скорее. И вообще, чего ты так загрустил? Ты же камень, можешь ждать очень долго. Ты видел, я жива, – попыталась приободрить его я.

Замок показал мне следующее видение. Одно и то же повторялось во все времена. Наследники неподвижно замирали на полу, кровати, столе и много где еще. Приходили люди, брали их на руки и выносили из замка. Всех их располагали в склепе на заднем дворе. Оттуда ни один не возвращался. После этого ряда картинок пришла следующая. Я неподвижно лежу на кровати. Приходят Светлые, берут меня и выносят через окно.

– Ты думал, что и я умерла? Но ведь меня вынесли не в дверь, а в окно. К тому же, меня в склеп не понесли, – попыталась поспорить я.

Но Замок и тут не сплоховал. В быстром калейдоскопе передо мной пронеслись лица некоторых Наследников, которые выезжали за ворота в добром здравии, а вместо них возвращались лишь гробы.

– Тут ты прав. Умереть можно и вне этих стен. Но ведь все обошлось. Пока не увидишь гроб с моим телом – не вздумай засыпать, хорошо? – попросила я.

Неожиданно голос прозвучал очень жалобно. Осознание того, что Замок мог и не проснуться, холодило душу изнутри.

Вместо ответа очередное каменное щупальце осторожно погладило меня по волосам. Думаю, это означало, что он меня не оставит.

Все оставшееся время я вкратце пересказывала Замку мои приключения на Светлых Землях, избегая грустных моментов. Он в свою очередь постоянно посылал мне мысленные образы, в которых показывал как сильно он рад моему возвращению.

– Слушай, ты меня, конечно, извини, но коридоры выглядят ужасно. Ты бы не мог привести все в порядок? И зажги, пожалуйста, свет. Я не люблю темноту, – попросила я.

Еще миг и в комнате зажглись все свечи. Подозреваю, в остальных комнатах Замка также произошли изменения.

– Спасибо. У меня еще одна просьба: если вдруг в Замке появляется чужой, тот, кто не принадлежит к Темным, особенно, сообщай мне, хорошо? И если ко мне кто-то планирует войти, также сразу же показывай мне. Тем более, если эти два фактора совпадают, – вспомнила еще об одном моменте я.

После этого Замок еще некоторое время показывал мне последние события, которые произошли в мое отсутствие. Особенно меня заинтересовало, что Дейярд не раз и не два вступился за Айрин, когда у той были неприятности. А Лоран и вовсе проводил много времени в комнате девушки, которая, по косвенным признакам было видно, принадлежала к расе оборотней.

– Ого. А они зря время не теряют, – растеряно пробормотала я.

Тут же в дверь постучали. Я нахмурилась. Щупальца Замка тут же втянулись в стены.

– Открыто! – крикнула я.

Дверь отворилась и в комнату вошла моя личная служанка Айрин. Тут же склонилась в низком поклоне. Мда, я уже и отвыкла от ее этих замашек.

– Встань, Айрин. Рада тебя видеть, – искренне сказала я. Конечно, подходить обнимать ее я не стала, но действительно была рада видеть.

– И я, госпожа. Очень переживала, что вы не вернетесь. А теперь вы – Наследница. Вернее, были ею с самого начала, а никто не знал. Ой! Я наполню вам ванну, – вконец смутилась орчанка и юркнула в ванную.

Я лишь пожала плечами. Естественно, никто не знал. Потому и скрывалась.

Через некоторое время я вошла в ванную и сбросила с себя одежду. Служанки я не стеснялась. Слишком много всего произошло за последние месяцы, чтоб я отвлекалась на такие мелочи.

Теплая вода с ароматной пеной и различными полезными маслами приняла меня в свои нежные объятья. Мммм, как же мне этого не хватало. Я едва не замурлыкала от удовольствия и счастливо зажмурилась.

– Госпожа позволит заняться ее волосами? – разрушил мир грез голос Айрин.

– Это было бы чудесно, – я даже не стала открывать глаза, когда ласковые руки Айрин принялись перебирать мои волосы.

Если бы девушка еще так не дрожала, было бы и вовсе все прекрасно.

– Айрин, что не так? – все же не выдержала я.

– Что вы, моя королева, все так, – поспешно ответила она.

– Тогда почему ты дрожишь?

– Вы меня теперь отправите из Замка? – обреченный вздох.

– С чего такие выводы? – я аж распахнула глаза от удивления.

– Нуу… Вас же похитили. Я должна была быть рядом, вы не должны были оставаться одной. А я вместо этого отправилась на бал… – совсем тихо вымолвила она.

– Ну, если уж на то пошло, мои телохранители также должны были быть рядом со мной. А охранники и вовсе не должны были прозевать освобождение пленников. Твое присутствие ничего бы не изменило, – ответила я.

– Тогда прикажете сменить служанку. Ведь вы теперь Наследница.

– Не хочу тебя расстраивать, но я и раньше ею была, – поморщилась я.

Девушка по-своему мне нравилась, но вот то, что она чересчур беззащитна и покорна, начало уже напрягать. Я, почему-то, каждую секунду борюсь за свою жизнь и стараюсь сделать ее как можно лучше. Почему она не может? А с другой стороны, не стоит забывать, что не тот менталитет. Опять же, у меня есть титул, а у нее ничего. Вот она и привыкла, что нужно беспрекословно подчиняться сильному. Ей бы защитника нормального найти. Кстати, это мне кое-что напомнило.

– Кстати, а что у тебя с лессом Дейярдом? Он тебя на бал сопровождал? – вспомнила я о том, что мне показывал Замок.

– Простите, я не знала, что это запрещено, – испугалась она.

– Да успокойся ты. Мне просто интересно. Виделись ли вы после того, разговаривали? Если да, о чем? – спросила я.

– Виделись. Он предложил мне свою защиту, если вдруг кто обидит. А разговаривали… хм… в основном о том, не видела ли я чего странного в день вашего похищения и не рассказывали ли вы мне о том, что вам говорили Светлые, – ответила Айрин.

– И все? Я думала уже, что у вас какие-то романтичные отношения, – протянула я разочаровано.

– Кто он и кто я? – горько вздохнула она.

– Было бы желание. Как-нибудь я тебе расскажу сказку о некой мадаме, которая всю жизнь скоблила горшки и крупу перебирала на кухне, а в итоге вышла замуж за принца. Так и быть, побуду твоей крестной феей, в случае чего, – фыркнула я.

В общем, я забивала свою голову чем угодно, только не мыслями о предстоящем аборте. Очень хотелось с кем-то посоветоваться, вот только с кем? Да и есть ли смысл? Оставить ребенка, значит обречь себя на мучительную смерть.

Я со вздохом выбралась из ванной. Наверняка уже накрыли на ужин. Надеюсь, мои телохранители не подерутся, пока меня нет. А там, во время ужина, я может, и прикину, кому из них сообщить о беременности. С другой стороны, а надо ли? О моей связи с Аэроном знают только двое из них. И я и так знаю что они все скажут. Темная Наследница очень важна для всех. Да и я с ними согласна. Наверное. Ведь я хочу жить и уже через многое для этого прошла. И не хочу я выпускать ребенка в этот озлобленный мир, где каждый будет пытаться его убить, а полукровок и вовсе презирают. Так что все решено. Ведь так? Потом уже, если выживу и все будет хорошо, можно будет завести ребенка опять. Дело нехитрое, думаю, даже Ринальдо может подойти на роль отца. Дети должны быть желанными.

Так что, прости, малыш. Мама не виновата, что все так обернулось.


9 глава

Злата

Ужин прошел в спокойной обстановке. Я полностью погрузилась в свои мысли. Поначалу меня еще пытались втянуть в разговор, но я вяло отмахивалась и меня оставили в покое. Между собой, впрочем, парни тоже не ругались.

– Какие твои дальнейшие действия? – спросил Дейярд под конец.

Я непонимающе на него посмотрела. О чем это он? Отстраненно отметила, что наконец-то он перешел на нормальный тон и обращается на «ты».

– Ну, ты вернулась после полугода отсутствия, сбросила маску. Что будешь делать дальше? – объяснил мне Ринальдо. Видимо, этот вопрос интересовал всех четверых.

– Завтра соберем совет, где я предстану уже без маски. Отчеты все я уже изучила. В принципе, дела идут неплохо, – поделилась планами я.

– А со Светлыми Землями что? – это уже не утерпел Рик.

– А что с ними? Ни для кого из вас не секрет, что я отправила послание Светлому Наследнику. Осталось дождаться ответа. Тогда и будем думать, – пожала плечами я.

– Только ты не сказала нам ЧТО было в послании, – ответил за всех Ринальдо.

– Предложение о перемирии или хотя бы о сохранении нейтралитета. Война никому из нас не нужна. И первым шагом предложила обменять наших пленных на их. Также оговорила, что в любом случае гонца с ответом никто не тронет, – сообщила я.

– Гонца? А зачем гонец? У нас есть штатный телепорт для писем. Живые существа сквозь него не пройдут, но письма и мелкие предметы – запросто, – удивился Дейярд.

– А раньше мне сказать об этом нельзя было? – нахмурилась я. Получается, я выставила себя дурой перед Аэроном, пообещав безопасность для гонца.

На это мне никто ничего не ответил. Дальше ужин прошел в тишине. Я первая встала из-за стола.

– Ладно, ребята, завтра увидимся, – попрощалась я с ними и ушла к себе.

Когда я пришла в свою спальню, я первым делом переоделась в домашнее удобное платье. Шерстяное, но вместе с тем тонкое, бирюзового цвета, оно плотно обтягивало фигуру. В углу комнаты стояло зеркало во весь рост. Я подошла к нему.

В нем отразилась невысокая стройная девушка. Усталый взгляд, мешки под глазами, бледное лицо, горькая усмешка на губах. Худые руки, чуть выступающие ключицы. Абсолютно плоский живот. Всеобщее впечатление хрупкости. Да, я действительно изменилась. Если за фигуру можно сказать спасибо ежедневным тренировкам с Мирандой и Риком, то вот за потухший взгляд стоит благодарить Аэрона.

Я провела ладонью по животу. Он не увеличился ни на сантиметр. Наверное, еще просто рано. Вот еще за что также можно благодарить Аэрона. Не верится, что там что-то есть. На деле я ощущала себя также. Что там говорят, тошнота, перепад настроения, усталость, повышенная сентиментальность? Все на месте. Вот только эти симптомы были у меня и без беременности – жизнь такая.

Интересно, а если бы я знала, что ребенок мне не навредит, я бы решилась родить? Привести его в мир, полный опасности, зла и предательства? И тут же поняла, что да. Родила бы. Пусть, я бы смогла его защитить от всего мира.

– Чего такая кислая? – раздался голос за спиной.

Я обернулась. Конечно же, Эрроральд собственной персоной. Внезапно накатила злость на него и ситуацию в целом. Замок, видимо, почувствовал мое раздражение и отреагировал по-своему. Из стены высунулось каменное щупальце и несильно шлепнуло его пониже спины.

– АЙ! Ты, каменюка бесчувственная, да я знаешь что с тобой сделаю?! – искренне возмутился он.

Но в ответ из стен появилось еще около десятка щупалец, которые, угрожающе покачиваясь, зависли над богом.

– Э-эй, я же так, просто пошутил. Мир, дружба, жвачка? – тут же пошел он на попятную.

Я невольно рассмеялась, сбрасывая напряжение. Толку размышлять о несправедливости жизни? Нужно действовать, стремясь ее улучшить. И обвинять в несовершенстве мира других – это последнее дело.

– Замок, брось его, – приказала я.

– Не-не-не, не в смысле «бросить», а в смысле «оставь в покое»! – тут же исправила свое приказание я, увидев, как бога те же щупальца поднимают в воздух.

Они тут же втянулись в стену, напоследок ощутимо дав ему подзатыльник. Эрроральд проводил их ошалелым взглядом.

– Это что только что было? – изумленным голосом спросил он.

– Тебе надрали зад? – предположила я.

– Нет. То есть, да. В смысле, я не об этом! Он тебя слушается? – отмахнулся он от моей гипотезы.

– Ну, да. А что? – пожала плечами я.

– Ничего себе, – он смерил меня уважительным взглядом.

– А меня он всегда так гоняет. Вот что я ему сделал? Наоборот, любить и уважать меня должен, – внезапно пожаловался он мне.

Я лишь неопределенно хмыкнула. Вот только разборок двух бессмертных сущностей мне здесь не хватало.

– И где справедливость? Эх, ладно. Я, кстати, уже все необходимое для ритуала раздобыл. Можно будет завтра вечером его провести, – сказал он.

– Почему не сейчас? – отстраненно спросила я, присаживаясь в кресло. Эрроральд тем временем развалился на моей кровати.

– Я устал. Весь день, между прочим, в седле провел. Да и не выспался, – зевнул он.

– Так надо было спать! – возмутилась я.

– А тогда не хотелось. В общем, завтра проведу ритуал. Пойду, пожалуй, к себе. А то в сон клонит сильно, – он еще раз зевнул.

– Подожди. А почему ты возвращаешься постоянно ко мне? – остановила его я.

– Не знаю. С тобой рядом постоянно что-то происходит, – пожал плечами он.

– Но ты все эти события пропустил. А пока ничего не случилось. Так почему ты со мной? – продолжила допытываться я.

– Значит, произойдет, – просто ответил он.

– Стоп. С чего ты взял?

– Ты иномирянка. Принадлежишь другому миру. Естественно, вокруг тебя происходят разные катаклизмы. Ты притягиваешь неприятности. Если в комнате должен упасть горшок, он упадет на тебя. Ты чужда этому миру и он это понимает, – спокойно сказал бог.

– На Светлых Землях вроде ничего не происходило, – растеряно ответила я.

– Да? Ну, может и так. Светлые Земли от Темных очень сильно отличаются. И я сейчас говорю не о населяющих их расах, – сказал Эрроральд.

– Это одна из причин, что все прошлые Темные Наследники сходили с ума? – спросила я.

– Да. Но я, кстати, хожу за тобой не только поэтому. Ты сильно отличаешься от них. Некоторые ситуации, в которые ты попадала, ни одному из них и попасться не могли. А те, в которые все они вляпывались, ты даже не замечала. Твоя же способность принимать нестандартные решения, лишенные всяческой логики, дают тебе нехилые шансы выжить. С тобой интересней, чем с ними, – непосредственно поделился соображениями Эрроральд.

– Значит, у тебя есть интерес, чтобы я выжила? – уточнила я.

– Нет, ну, конечно, если ты выживешь и все же сделаешь так, что Светлые и Темные Земли перестанут воевать, то окажешь мне неоценимую услугу. Я тогда смогу претендовать на этот мир. Сейчас он значится как нестабильный и я не могу принять его как наследство от брата. А так-то с тобой просто интересно. Влиять на что-либо я все равно не вправе, – скучающим голосом протянул бог.

– А как же тогда ритуал? – возразила я.

– Это плата за то, что ты меня освободила. Это вмешательство вне правил, – объяснил он.

– А если я все же сумею сделать так, что Светлые и Темные Земли перейдут в состояние мира? Ты тогда станешь богом этого мира, вместо брата. Я правильно понимаю? – осторожно начала я.

– Ну, да. И то не факт. Я ведь не закончил образование – меня отчислили. Если восстановлюсь – другое дело. Но опять же, восстановиться я могу на своем факультете лишь в том случае, если здесь будет мир. Хотя, для того, чтобы владеть миром – не обязательно иметь высшее образование, главное иметь связку с ним. А наследование таковым может считаться… В конце концов, я уже совершеннолетний, – задумался он.

– Так помоги мне этого достичь!

– А не могу я! Формально, я не бог этого мира и влиять на него не имею права, так как могу пошатнуть равновесие. Лишь наблюдать. Меня и видеть-то никто из живущих здесь не может. Ну, ты не в счет. Ты иномирянка и я же тебя сюда и затащил. В обход правил, кстати. Но это не моя идея. Это еще Эррор придумал. Проблемы с этим миром начались еще при нем. По сути, как только исчезли черные драконы. И не уверен я, что даже если здесь все будет хорошо и спокойно, мне вернут этот мир. Официального запрета протаскивать иномирян в другие миры нет. Но это не поощряется. Если же один из иномирян наведет здесь порядок, я буду в выигрыше, так как я поспособствовал этому. Но опять же, не факт, – путано начал объяснять Эрроральд.

– Так зачем же ты продолжаешь протаскивать иномирян сюда? – не поняла я.

– В память о брате.

– Понятно. А если ты мне будешь помогать информацией? Это же не вмешательство, – попыталась склонить на свою сторону загрустившего бога.

– Смотря какая информация, – вскинулся он.

– Ну, так я могу задать несколько вопросов? – уточнила я.

– Валяй! – щедро разрешил он.

– Меня интересует куда именно делся Эррор? Ты сказал, что его убили. Как и за что? – начала я не с самого важного.

– На этот вопрос я отвечу как-нибудь в другой раз, – ушел от ответа Эрроральд.

– Мммм… Хорошо. Тогда другой вопрос. Почему я к тебе упала? Слишком уж подозрительное совпадение. Я падаю. Одна. Сразу за мной вход заваливает камнями. И я нахожу тебя. Как так? – пристально взглянула я ему в лицо.

– Скорей всего Темные Земли балуются. Может, им надоело, что я лежу много лет неподвижно. Или тебя проверить хотели. Кто их знает, – пожал плечами он.

– Кто балуется? – переспросила я, недоверчиво взирая на бога.

– Ага, я тоже первый раз был шокирован, когда узнал, что они одушевленные. Как это сделал мой брат и, главное, зачем – не знаю. Сколько не допытывался у него – так и не сказал, – пожаловался он.

– А Светлые? Тоже?

– Нет, только Темные. То ли сил не хватило, то ли он так пошутить над кем-то хотел, – ответил Эрроральд.

– Угу… И чем мне могут угрожать Темные Земли?

– Нуууу… Подозреваю, что всех предыдущих Наследников сводили с ума именно они… Но ты не переживай, пока ведь они тебе ничем не навредили, – поспешил успокоить меня бог.

– Весело! Ладно, допустим. Дальше. Когда я сюда попала, ты был голосом в шаре, исполняющем желания. Как так? – вспомнила я.

– Ну, понимаешь. Я, по сути, вундеркинд. Не такой умный, как мой брат, но все же. Этот шар – мой курсовой проект. Но я его сделал слишком хитроумным и сам же в нем и застрял. Сама работа потянет на магистерскую, но удержать контроль я не смог. Еще и мой друг, теперь уже бывший, за то, что я немного подпортил его дипломный проект, замкнул линии силы так, что я даже не мог никого позвать.

Нужно было вмешательство извне, чтоб я освободился. Но преподаватели просто поставили мне незачет и отчислили из университета. Уроды! Все им мое родство с Эррором покоя не дает! А я не собираюсь от него отказываться! Даже после его смерти! – почти перешел на крик бог, вспоминая давние обиды.

Из стены высунулось каменное щупальце и успокаивающе погладило его по руке. Еще одно, намного тоньше первого, с загогулиной на конце, подцепило вазу со сладостями и также поставило возле бога. Но тот, казалось, даже не заметил небывалой заботы Замка. Я лишь изумленно на все это взирала.

– Ну, и все это время моя душа была заточена в том шаре. Я исполнял желания всех геройствующих придурков, что туда добирались. А потом и ты ко мне попала. Ну, я и подумал, почему бы не воспользоваться возможностью и не подарить Темным Землям нового Наследника. Ты-то уже все равно умерла, а так лишние дни, а то и месяца жизни. К тому же, твое отсутствие здравой логики меня убило напрочь, – доверительно ответил Эрроральд.

– Эй! – возмутилась я.

– А что ты возмущаешься? Ты потратила три желания на сущую ерунду! «Включи свет», «чтоб перестала болеть голова», «красиво петь». Ну, ладно последнее, еще куда ни шло. А первые два? Так что не спорь. Конечно, когда ты меня еще и освободила, изумлению моему не было предела. А еще как покопался в твоих воспоминаниях, так понял, что твоя жизнь ну, просто безумно интересная. Вот и решил наблюдать за всем с первого ряда, так сказать, – продолжил откровенничать бог.

– Ладно, с этим понятно. Мои воспоминания ты уже видел. Ответь, как так получилось, что я убила эльфа? Я прокусила его шею и пила из него кровь, – меня аж передернуло.

– А, да, забавно получилось. Ну, так чего ты удивляешься? Ты вынашиваешь дракона. Некоторые их свойства передались тебе. Сработали инстинкты, тебе угрожала смертельная опасность. Тело среагировало само собой, произошла частичная трансформация, – ответил бог.

– Стоп. Если уже сейчас произошла такая трансформация, значит, во время родов я смогу обратиться в дракона и смогу родить сама? – с надеждой спросила я.

Все же осознание того, что я должна сделать аборт сильно давило на сердце. Понимаю, что это даже еще не ребенок, а просто скопление клеток, но блиииин!

– Не все так просто. Пока ты беременна драконом, в минуты сильной опасности может произойти частичная трансформация в слабом проявлении. Ну, клыки, когти, может, чешуя где проступит. И все. И продлится это буквально пару минут. Ну, также тело станет более выносливым. Но этого мало для того, чтобы пережить роды, – мне показалось, или эти слова он произнес с сожалением?

– Расскажи мне побольше о ритуале, – попросила я.

– Да что там рассказывать? Ингредиенты у меня все есть. Смешать их, сварить. Получившейся жижей нарисовать круг с символами на полу. Остатками этой смеси нарисовать другие символы на твоем животе. Далее, ты станешь в этот круг, я произнесу заклинание и ты безболезненно избавишься от плода, – ответил он.

– А я после этого смогу иметь детей? – спросила я.

– Конечно, сможешь. Это ж тебе не обычное хирургическое вмешательство, что в ходу даже в этом мире. Родишь еще, – весело откликнулся он.

– Вот только захочу ли? – совсем тихо ответила я.

Как бы не уговаривала я себя, что об Аэроне и знать не хочу, но я врала. Камень в ожерелье с каждым днем становился все светлее. Багрово-черный дым из него ушел почти весь. Я понимала, что мы ну никак не можем быть вместе, но душу все равно щемило тоской. А теперь еще и ребенок. Вот только я четко осознавала, что ни от кого в этом мире, кроме него, я не захочу детей. Я в этом уверена.

– А драконы вынашивают детей столько же, сколько и все? Девять месяцев? – спросила вдруг я.

– Нет, у них год. Их развитие плода отличается от остальных рас. У драконов формируется физическое тело и ментальное. Ну, аура или душа по-вашему. Может родиться здоровое тело, но поврежденная душа. И наоборот. Ну, у золотых драконов разница не сильно бросается в глаза. А вот черные драконы и здесь отличились. Их ментальное тело было намного сильнее физического. Это позволяло ребенку, начиная с третьего месяца общаться с матерью. Они могли слышать ее ушами и имели доступ к некоторой памяти матери. Но, конечно, физически были сильнее и выносливее золотые драконы. Потому и смогли перебить всех черных, – вдался в воспоминания Эрроральд.

Я задумчиво кивнула. Попыталась представить себе дракониц, с которыми разговаривали их дети с чрева. Жутковато, наверное.

– Кстати, я тут подумал, а ведь ты можешь быть матерью не только золотого дракона. Есть шанс, что дракончик внутри тебя черной окраски, – внезапно выдал бог.

– Это даст шанс выжить нам обоим? – тут же подалась вперед я.

– Ну, не думаю. Это только предположение. Но, по идее, раз уж ты все-таки забеременела, то и черного дракончика можешь носить под сердцем. Это всего лишь гипотеза, – замялся он.

– А какого размера рождаются драконята? – спросила я.

– Ну, золотые – килограмм 10–15, – прикинул бог.

Да, при таком весе и размер должен быть немаленьким. Мать действительно разорвет изнутри.

– А черные?

– До десяти килограмм. 5-10 примерно, – неуверенно ответил он.

– Так если предположить, что я вынашиваю черного дракона, и он мелкий, то пять килограмм я могу родить! Да, возможно, с травмами, но выживу! – выпалила я.

– Злата, такого еще никогда не было. Даже если вдруг ты беременна черным драконом. Это шанс один из тысячи. Но, предположим. Отец все равно Аэрон. Он при рождении был 14 кг. Наследники всегда крупнее остальных. Твой ребенок вряд ли будет меньше восьми килограмм. Ты не сможешь его родить, – серьезно ответил бог, садясь на кровати.

– А если преждевременные роды? – продолжила цепляться за этот мизерный шанс я.

– Я сожалею, – вновь покачал головой он.

– Сожалеешь? Тебе же плевать на меня. Тебе лишь бы побольше веселья было! Или эксперимент желаешь провести? – зло выпалила я.

– Я приду завтра вечером и проведем ритуал. Ты действительно мне чем-то приглянулась. Будто есть в тебе что-то родственное. Мне будет жаль, если ты умрешь, – ответил он и исчез.

Я же в бессилии откинулась на спинку кресла. На глаза набежали слезы. Я четко осознала, что хоть и не желала становиться матерью, но не могу убить этого ребенка. Да, пусть он всего лишь эмбрион, пусть я могу умереть, но ведь должен же быть хоть какой-то шанс выжить! Нужно всего лишь поискать среди древних архивов упоминания о таких матерях. Не может быть, что ни одна не осталась в живых. Я в это не верю. Опять же, я думаю, что магия шагнула вперед и есть способ родить этого ребенка. Нужно лишь его найти. Вот только есть ли у меня это время?

В комнату постучали. Я недоуменно уставилась на дверь. Кого там еще принесло? Но стук повторился и мне пришлось встать и открыть. На пороге топтался Лоран. Я вопросительно на него посмотрела.

– Можно войти? – спросил он.

Я посторонилась, пропуская его внутрь. Махнула ему рукой на кресло, сама же улеглась на кровать, где всего несколько минут назад лежал Эрроральд.

– Я спросить хотел. Как ты? – начал он.

– Жива, – ответила я лаконично.

– Ну, я просто переживаю. Я ведь никому не рассказал о том, что ты была чересчур близка со Светлым Наследником, – путано начал он.

– Я ценю это. И?

– Но ведь этого никуда не деть! И ведь была причина, по которой ты ушла именно сейчас. Что произошло? Я хочу знать. Это ведь из-за меня ты там осталась, – с мольбой уставился на меня Лоран.

– Хорошо. Я отвечу. Но лишь после того, как ты честно ответишь на мои вопросы, – подумав, предложила я.

– Что угодно.

– Ты мне сказал, что пришел в мой Замок, чтобы устроится в Школу Боевых Искусств. Допустим. Но ты несовершеннолетний. Тебя бы не приняли. И о своей семье ты не сказал ни слова, хотя я знаю, что ты из знатной семьи. Ринальдо как-то обронил, что ты ко мне так прикипел, потому что я тебе напоминаю твою сестру. Ничего не хочешь рассказать? Почему ушел из дома? Что с сестрой? Почему ни разу не вспомнил при мне о родителях? – решила сразу расставить все точки над «і» я.


10 глава

Злата

Я внимательно изучала выражение лица Лорана. Мой вопрос явно застал его врасплох. Ну, что поделаешь – рано или поздно, но это должно было произойти.

– Я принадлежу к дворянскому роду. Граф. Полное мое имя – Окахлоран. Но им меня называли только на приемах. В остальное время я просто Лоран. Так что в этом я тебе не соврал. Наша семья является дальними родственниками Главы Клана Оборотней. У меня была сестра, Алькхларана. Сокращенно – Лара. Кроме нас двоих, в семье детей больше нет. Мы должны были хранить наследие семьи. Но Лара была особой чересчур романтичной. Любила читать дамские романы и мечтать о великой и единственной любви. Не знаю уж где и как, но она нашла ее. Николас полюбил нашу Лару, а она его. Все бы ничего, но Ник принадлежал к обнищавшему дворянскому роду и мои родители были против этого союза. К тому же у них были планы выдать замуж Лару за нашего соседа Маркуса, обладавшего богатыми угодьями. Насколько я понимаю, брачный договор был составлен еще когда они были детьми. Вот только Лара не слушала родителей и все равно сбегала к Николасу на свидания. И вот однажды родители объявили, что дата свадьбы Лары с Маркусом уже назначена и ее больше не пустят к Николасу. Тогда разразился жуткий скандал. Я в него не вмешивался и подробностей не слышал. Знаю лишь, что кричали и мать, и отец, и Лара. Потом она зашла ко мне и сообщила, что намерена ночью сбежать с Николасом и больше сюда не вернется. Я ее отговаривал, но она меня не слушала. Я принял решение не мешать ей. В конце концов, это ее жизнь. Но утром ее нашли мертвой, недалеко от дома Ника. Кто-то воткнул кинжал ей в сердце. Родители тут же обвинили во всем самого Ника. Мол, Лара пришла к нему и сообщила, что выходит замуж за Маркуса, а тот из ревности ее убил. О том, что сестра собиралась наоборот, сбежать с Ником, знали только я и родители. Меня никто не слушал, а родители никому ничего не сказали. Они свято были уверены, что Ник виновен в смерти Лары. Ему удалось сбежать. Где он сейчас и жив ли еще – я не знаю. Но я не смог оставаться в том доме больше. Если бы родители не препятствовали счастью Лары, она была бы жива. Не знаю кто ее убил, но точно не Ник. Он ее слишком любил. Возможно, какой-то грабитель. Я до сих пор виню во всем родителей, что не послушали дочь, и себя, что не смог ее остановить в ту ночь. К тому же, буквально через неделю после произошедшего, отец сообщил мне, что у Маркуса есть довольно симпатичная сестра, всего на несколько лет младше меня. Я не стал ждать чем это закончится, собрал вещи и сбежал сюда, в надежде если не попасть в школу, то найти себе какую-то работу при замке, – закончил свой рассказ Лоран.

Я не нашлась что ответить на это. Вся история была будто шита белыми нитками. Причин не верить Лорану у меня не было. Думаю, он просто сам многого не знал или не понимал. Хотя, в историю с разбойником верилось с трудом. Девушку убили ударом кинжала в грудь. Вряд ли бы она подпустила так близко к себе незнакомого мужчину. А если бы были следы борьбы или другие признаки насилия, то Лоран сказал бы. А так, убил ее кто-то, кого она знала и от кого не ожидала подлости. Так что зря Лоран так свято верил в невиновность Николаса. Мало ли что ему сказала Лара. Теперь уже и не узнаешь. Но Лорану я говорить об этом не буду. К тому же, зачем сбегать невиновному?

– Николаса поймали? – уточнила я.

– Нет. Если бы поймали, то, скорей всего, казнили бы без суда. Родители послали по его следу наемников, – объяснил оборотень.

– Так может его уже нашли и он лежит где-нибудь в овраге? Вряд ли у него есть деньги, чтоб долго скрываться, – предположила я.

– Может и так. Но надеюсь, что нет. Я ведь Николаса давно знал. Он хороший. Он и мухи не обидит, – принялся уверять меня Лоран.

Я промолчала. Помнится, в этой истории как раз мухи не гибли. Но, это не мое дело.

– Сочувствую твоей утрате, правда. Будем надеяться, что однажды судьба приведет Николаса ко мне на суд и мы сможем точно узнать правду, – все же ответила я.

– Да, это было бы прекрасно! – воспрянул духом он.

Было видно, что смерть сестры до сих пор отдает ему болью. Ее он действительно любил, в отличие от родителей, о которых он упомянул безо всяких эмоций. Впрочем, если учесть, что те пытались выдать дочь замуж против ее воли, и спустя лишь неделю после ее смерти попытались повторить тот же маневр с сыном, можно предположить, что и у них не было особой любви к детям.

– Ну, в любом случае поделать ничего нельзя. Так что у тебя с Аэроном? – вернулся к прежней теме Лоран.

– Уже ничего. Он Светлый Наследник, а я Темная Наследница. Нам не суждено быть вместе. Я и позволила себе расслабиться и отдохнуть. Но когда представилась возможность – сбежала. Меня искать не будут, не беспокойся, – сухим тоном ответила я.

– Не хочешь же ты сказать, что для тебя это был просто способ приятно провести время? – недоверчиво произнес Лоран.

– Не хочу. Так же, как и обсуждать это все с кем-либо. Достаточно того, что все это уже в прошлом, а сейчас мы с ним представляем противоборствующие стороны, – тем же тоном отбрила я.

– А как же… – начал было Лоран.

– Я очень устала и хочу спать. Давай обсудим все это как-нибудь в другой раз, – перебила я его и мягко, но настойчиво выпроводила за дверь.

Мельком взглянула на камень медальона. Он медленно окрашивался розовым. Видимо, не стоило бередить воспоминания…

* * *

Нужно торопиться, добыча уходит, стая уже измотана. Вожак дышит едва-едва, впалые бока судорожно сокращаются. Не поедят сегодня – завтра уже не останется сил, чтобы кого-то преследовать. Помочь им или нет? А почему бы и нет? Под убегавшим молодым оленем внезапно проваливается земля. Несильно, до полуметра, но этого достаточно, чтобы животное растеряно затормозило, потеряв драгоценные секунды времени. С радостным урчанием, стая волков набросилась всем скопом на свою жертву…

Чуть дальше одинокие путники развели в лесу костер. Слишком уж они беспечно сидят. А за беспечность нужно платить. Где-то рядом бродила сантира. Против нее этим жалким двуногим не выстоять. Где же она? Нужно ее лишь поманить…

Совсем в других краях раненый волколак, поскуливая от страха, пытался слезть со скалы. Видно было, что поперся сюда по глупости и попал лапой в капкан. Теперь, даже если выкарабкается, то со временем подохнет от голода – за добычей ему еще долго будет не угнаться. За глупость нужно платить. Прекратить его мучения? Пожалуй, стоит. Легкий шорох. Он оборачивается как раз вовремя, чтоб увидеть, как внезапно груда камней приходит в движение и несется прямо на него. Бежать поздно, да и некуда. Короткий тявк, грохот, затем все стихло. Скалы вновь окутало темнотой и тишиной…

Волки уже расправились с оленем и беззлобно переругиваясь, возвращались к себе. Ближайшую неделю жизни они для себя выиграли, а теперь спать. И хоть и проходили в непосредственной близости от костра, никто из них даже не дернулся в ту сторону. Для них охота на сегодня уже закончена…

Сантира найдена. Ее разбудило смутное беспокойство. Нужно было срочно куда-то идти. Голода она пока еще не испытывала, но инстинкты велели ей идти куда-то вперед. Вскоре она остановилась, что-то внимательно вынюхивая. Совсем рядом двуногие. Самка, детеныш и двое самцов. Против сантиры они не бойцы. Огромная кошка облизнулась, выпуская из подушечек лап длинные когти, которые могли раскроить череп любому существу с одного размаха. Она приготовилась к прыжку, который должен был прервать жизни незадачливых путников. «Стой!», – внезапно пришел приказ откуда-то извне. Сантира раздраженно зашипела, но остановилась. «Не твоя добыча! Уйди!», – последовало продолжение приказа. Затем ощущение вторжения пропало. Но кошка решила не связываться с неизвестным, что могло отдавать ей приказы и, еще раз фыркнув, ушла…

Где-то вдали загрохотало. По земле прошла едва ощутимая дрожь. Кто посмел вторгаться в естественный ход событий?! Гнев поднимался из самых недр земель. Казалось, что он сейчас вырвется наружу и тогда произойдет что-то страшное. Но на горизонте уже светлело, занимался рассвет. Неведомая сила затихла, затаилась…

Я проснулась в холодном поту. Это что еще за сны такие?! Меня всю передернуло. С самого начала я наблюдала за всем будто со стороны. При этом я была как бы везде и сразу. Чувствовала себя чем-то могущественным и беспощадным. Знала, что по праву могу решать кому жить, а кому умереть. Но при этом продолжала наблюдать. Какая-то часть меня, которую я раньше никогда не осознавала, отдавала приказы, как нечто обыденное. Я же равнодушно на это смотрела. Лишь под конец встрепенулась, когда поняла, что путникам у костра угрожает смертельная опасность. Не знаю как, но я сумела перехватить контроль этой неведомой сущности и приказать хищнику (или нежити, так и не поняла что это было) уйти.

И вот как понять: это было на самом деле или очередной глупый сон? В любом случае, все это было как-то чересчур реально. Я еще раз вздрогнула. Зябко поежившись, встала и подошла к окну. Распахнула ставни. Сразу дохнуло свежестью. На горизонте только-только показалось светило. Рассвет. Спать больше не хотелось.

Я еще некоторое время полюбовалась тем, как все вокруг окрашивается в розовые тона и просыпается после ночи. Очень сильно хотелось думать, что у меня просто был странный сон. Но интуиция подсказывала, что не все так просто. Вспомнились слова Эрроральда, что Темные Земли одушевленные в некотором роде и могут сами принимать решения. Момент с падением оленя живо напомнил мне как именно я попала в тоннели к Эрроральду. Подозреваю, он был прав: Темные Земли активизировались. Что там у них дальше в планах? Свести с ума очередного Наследника? Ну-ну, а мы еще поборемся. Предупрежден – значит вооружен.

Ложиться вновь спать я не стала. Умывшись, я оделась и вышла за дверь. Стыд мне и позор: сколько владею этим замком, а где у меня кухня – так и не узнала. Что ж, голод не тетка, так что сейчас заодно и узнаю откуда ко мне приходит пища.

* * *

Замок не подвел меня и в этот раз, проводив куда надо. Естественно, там уже никто не спал: слуги всегда встают рано. Вот только больно уж испуганными они выглядели, пока я озвучивала чего, собственно, сюда пришла. Ну, да. Пока была фавориткой, сюда носа не показывала. А теперь пришла собственной персоной. Ну, накормили сразу и без вопросов. Попытались выпихнуть в отдельный зал, но я пожелала остаться там. А что, у Светлых в замке я на кухне была, а у себя – нет. Непорядок.

Затем я сразу же пошла к портнихе. Мне нужно было парадное одеяние, в мужчину переодеваться я ведь больше не планировала. И костюмы для верховой езды. Ну, и так еще по мелочам.

Когда я выходила из коридора, то столкнулась с Дейярдом. Как оказалось, он меня уже искал.

– Что-то случилось? – спросила я.

У меня в планах было еще зайти в оружейную, чтобы выбрать себе оружие и доспехи.

– Да. Пришел ответ от Светлого Наследника, – выдохнул вампир.

– О как. И что пишет? – осторожно спросила я.

– Это послание адресовано Темной Наследнице. Его никто не открыл. Проклятия никакого на нем не навешано – мы это проверили. Пойдешь сейчас? – ответил он.

– Давай сначала все же зайдем в оружейную. У меня нет ни оружия, ни доспеха. Первое нужно выбрать, а второе заказать, – отказалась я от немедленного прочтения послания.

Честно говоря, мне было просто страшно читать послание от того, кого я любила (люблю?), в то время, как он считает меня врагом. Дейярд на меня удивленно посмотрел, но ничего не сказал. Вместо этого повел меня в оружейную.

– А какое оружие ты хочешь себе? Ты ведь не умеешь обращаться ни с одним, – спросил вдруг вампир, когда мы уже доходили до оружейной.

Я резко остановилась и возмущенно на него уставилась. Но прежде, чем закатить скандал, вспомнила, что ведь действительно, когда я здесь жила и изображала из себя фаворитку, я к оружию и близко подступиться не могла.

– На Светлых Землях нашлись мастера, которые согласились обучать меня бою на мечах, – не покривив душой, ответила я.

Рик научил меня сражаться с мечом в руках, Миранда же в свою очередь учила меня ближнему бою, без оружия. Конечно, с мечами мы тоже пробовали, но именно, что «пробовали». Основное внимание доставалось другому.

– Это… кхм… это весьма неожиданная информация, – не нашелся толком что ответить Дейярд.

Я ничего добавлять не стала, к тому же мы как раз входили в оружейную. Про себя между тем подумала, что было бы неплохо возобновить тренировки с Риком. Можно начать сегодня же. Было бы неплохо еще найти кого-то, кто бы тренировал меня ближнему бою вместо Миранды, но этим можно заняться потом.

В оружейной мастер, пожилой дроу, долго не мог поверить, что я к нему пришла. Но, никаких вопросов лишних не задавал. Справившись с собой, он принялся подбирать мне оружие. Но ничего из того, что там было, меня особо не заинтересовало. То же самое было и с доспехами. Тяжело вздохнув, я попросила листик и грифелек. Получив желаемое, попыталась изобразить на бумаге что же я собственно хочу получить.

Обтягивающий костюм из плотной кожи черного цвета. На бедрах, животе и спине – что-то вроде кольчуги из мелких подвижных звеньев. На ногах аж до бедер ботфорты, сделанные из прочного железа. На небольшом, но устойчивом каблуке. Последнее не столько для удобства, сколько для красоты. С другой стороны, если наступить на руку врага ножкой в такой обувке, то кости можно переломать враз. Грудь, шея, ключицы – также заключены в подобие железного панциря. На голове шлем, выполнен таким образом, что закрывает голову, щеки, лоб, нос, но оставляет открытыми глаза и губы. Подумав, к рисунку я пририсовала небольшой щит, что крепится к левой руке и меч, безо всяких изысков, прямой, но на конце лезвие немного изгибается. По моим расчетам, такой меч нанесет врагу больше повреждений.

Закончив рисунок, я продемонстрировала его мужчинам. Дроу лишь удивленно крякнул, изучив его. Дейярд же одобрительно на меня посмотрел.

– Я постараюсь сделать ваш доспех как можно быстрее. Думаю, за неделю справлюсь. Только нужно снять с вас мерки. А вот на счет меча не уверен. Вы точно хотите иметь именно такое лезвие? – спросил мастер.

– Вы сомневаетесь в моем умении принимать правильные решения? – холодно спросила я. хватит уже играть девочку-ромашку. Никому от этого лучше не будет.

– Нет, что вы! Но, насколько я помню, что-то подобное было в сокровищнице замка, – тут же попытался исправить положение мастер.

– Один из предыдущих Наследников был коллекционером. Некоторые его коллекции сохранились. Например, оружие. Он любил все необычное. Вполне возможно, что там имеется такой меч, который тебе подойдет. Особенно, если наш уважаемый мастер заявляет, что видел нечто подобное, – ответил Дейярд.

– На женскую руку? – уточнила я.

– Женские руки он тоже коллекционировал. Но лишь те, на которых были родинки или старые шрамы. Если захочешь, эту коллекцию я тоже покажу. А в оружии для него было главное, это необычность, – пояснил Дейярд.

Я поморщилась, представив что еще мог коллекционировать этот извращенец, но промолчала, согласившись пройти в сокровищницу. Да, узнавая такие подробности о бывших Наследниках, я понимаю Светлые Земли, которые стремились уничтожить их как можно быстрее.

Но до коллекций мы не добрались. Во-первых, требовалось все же посмотреть послание от Аэрона. Во-вторых, я назначила на сегодня совет. Мне предстояло сообщить моим министрам, что я женщина. Вернее, подтвердить слухи, которые уже ходили, уверена, не только по всем Темным Землям, но и по Светлым.

Вместе с вампиром я пришла в свою комнату, где Айрин помогла мне облачиться в торжественное платье темно-бордового цвета с золотым шитьем. Я его выгонять не стала, зная, что если понадобиться, он просто отвернется. После этого орчанка соорудила мне на голове высокую прическу.

Пока она со мной возилась, вампир то и дело бросал на нее заинтересованные взгляды. Но, случайно столкнувшись со мной взглядом, смутился и буркнул, что за дверью подождет. Я же довольно улыбнулась. А ведь действительно Айрин ему нравится! Но сама девушка этого, похоже, не заметила. Ну-ну, не будем торопить события. Посмотрим, как оно у них пойдет и пойдет ли вообще.

Драгоценности надевать на себя я не стала, оставив кулон, что подарил мне Аэрон. Почему я его до сих пор ношу, я не могла даже ответить самой себе. Но носила. Затем мы с Дейярдом пошли в зал заседаний. Члены моего совета еще не пришли, но все мои телохранители были на месте. На столе перед моим креслом белел конверт.

Поздоровавшись со всеми, я прошла к своему месту. Резко выдохнув, взяла в руки конверт и стремительным движением открыла его. На секунду зажмурилась и принялась читать.

«Темная Леди, можно ведь вас так величать?

Не скажу, что очень рад был получить от вас то послание, но некоторые моменты меня весьма заинтересовали. Союзничество между нами вряд ли возможно, но поддерживать ровные нейтральные отношения – почему бы и нет? Пока вы к нам не лезете, мы не лезем к вам. Я согласен отдать вам всех Темных, что находятся на Светлых Землях в заточении с подробным описанием что именно они совершали. Держать этих дармоедов все равно смысла нет. Вы же возвращаете нам Светлых, что находятся в вашем замке и на территории других кланов. Очень надеюсь, что они не пострадали от ваших рук.

Предлагаю осуществить обмен пленными через две декады на границе, близ деревни фениксов. Устраивает? На счет же вашего предложения сотрудничать хотя бы в том, что касается нашей границы и перебежчиков с обеих сторон, то, думаю, позже можно будет встретиться с вами на нейтральной местности и все обсудить. Пока же посмотрим что с пленными.

Неискренне, и совсем не ваш, Светлый Наследник».

Я тихо выдохнула. Все не так страшно, как могло бы быть. Только неприятно было, что обращался он ко мне подчеркнуто на «вы». С другой стороны, чего мне от него еще ожидать? И приписка в конце «неискренне, не ваш…». Да кто бы сомневался! Можно подумать, пока я была с ним, то он всецело был мой! Ну, это я погорячилась, наверное. Так, нужно успокоиться, а то и так уже мутить начало, непонятно с чего. Вернее, как раз таки понятно. Опять же, «спасибо большое» Аэрону. Фух! Я спокойна, спокойна.

– Ну, что? – не выдержал Лоран, сгорая от любопытства.

– Через две декады осуществится обмен пленными, возле деревни фениксов. Только дайте я напишу ответ, что дата подходит, – немного заторможено ответила я.

Мне подали письменные принадлежности и я быстро написала ответ. В конце концов, какие могут быть церемонии? Он уже неоднократно пытался меня убить, так что политесы разводить необязательно. Мой ответ взялся отправить Лоран.

И вовремя. Как только он ушел, в приоткрытую дверь заглянул мой министр культуры. Увидев меня, он споткнулся.

– Значит, это все-таки правда? – немного растеряно спросил он.

– Смотря что, – холодно ответила я, вживаясь в роль Темной Королевы.

– Оу, простите, моя королева. Просто так сложно сразу вообразить себе, что Темный Наследник Славий и улыбчивая фаворитка Злата одно и то же лицо. Я ведь с вами разговаривал, когда вы были и в том виде, и в том, – поспешил исправиться министр, низко кланяясь.

– Араарогнешолкх, я прекрасно помню что вы для меня сделали. Мне нельзя было ни на минуту выходить из образа фаворитки и пришлось выбираться из комнаты через окно, а потом так же, через окно, я попала в вашу комнату. Вы не только меня не выдали, но и объяснили как попасть туда, куда мне было нужно. Ни на секунду не поверю, что вы не заметили тогда мою ложь. И все же помогли. Еще и имя запомнили. Ценю это, – улыбнулась я, вспоминая как в скатерке вломилась в комнату к этому троллю.

Да, веселые были времена. Если не учитывать то, что меня мои же телохранители заперли в комнате.

Тролль польщено заулыбался в ответ. Но сразу за ним стали приходить другие министры. Все проходило примерно по одному сценарию. Осторожное выглядывание из-за двери. Резкое увеличение и округление глаз. Затем бормотание о том, что слухи подтвердились. Затем быстрые извинения, что не признавали меня раньше. Из сценария выбилось только два индивидуума.

Первым был военный, который спросил у меня почему я, собственно, человечка.

– А вас что-то в этом не устраивает? Так не смущайтесь, поведайте всем нам. А мы послушаем, – ледяным голосом спросила я.

– Нет, что вы. Я так, просто, – смутился он и молча сел.

После того, как все расселись, я, прежде чем начать, собственно заседание, высказала спич. Его темой было объяснение, что от того, что я женщина, мой мозг резко в отставку не ушел. В конце концов, раньше же мы находили общий язык. После этой краткой речи, многие согласно зашумели, а некоторые облегченно выдохнули, поняв, видимо, по моей манере разговора, что ничего особо не изменилось.

А вторым, кто меня удивил, был министр образования.

– Прошу прощения, моя королева, а как нам теперь вас называть? Была фаворитка Злата. Был Наследник Славий. А вы..? – задал он неожиданный вопрос, как только все утихли.

Вот тут я и опешила. А ведь действительно, что делать? Логичней всего назваться своим полным именем – Темная Наследница Златослава. Звучит. Но! Во-первых, я не люблю это имя. Во-вторых, это практически то же самое, что назваться Златой. Кому надо – тот поймет. А это уже мне не нужно. Молчание затягивалось.

– Темная Наследница Злата? – неуверенно спросил министр финансов.

– Нет. Злата – это фаворитка. Ее больше нет, можете считать, что она умерла. Мне все равно. Я – Темная Наследница Слава. Так меня и называйте, – подумав, ответила я.

– А оно что-то означает? – осторожно спросил министр иностранных дел.

– Да. Оно означает славу, популярность, известность, знаменитость, – попыталась подобрать побольше синонимов я.

Мои министры восторженно зашумели. Видно было, что перевод моего имени пришелся по вкусу.

Славой меня называли в художественной школе. Мой учитель искренне радовался моим успехам и называл лишь этим именем. Он любил повторять, что я непременно добьюсь высот и прославлюсь. Мда… И высот добилась, и прославилась… Спасибо вам, Леонид Петрович, знали бы вы КАК я прославилась. Стыдно признаться, но первый рисунок в этом мире, что вышел из-под моей руки, был на военную тематику. Женский вариант доспеха и меч. Красота!

Впрочем, я быстро взяла себя в руки и, как ни в чем не бывало продолжила заседание.

– Министр финансов, чем нас порадуете? – начала, как обычно с краткой переклички по делам каждого министерства я.


11 глава

Злата

Дальше наше собрание прошло спокойно. Мы обсудили все вопросы и я уже готова было объявить завершение совещания, как меня остановил внезапный вопрос.

– А что с пленными делать? – спросил министр обороны.

– Через две декады произойдет передача пленных на Светлые Земли. В обмен же нам вернут наших, что находятся у них в плену. Конечно, подозреваю, среди них также будет хватать уголовников, но этим уже пусть занимается ваше ведомство. Думаю, нормальные Темные, не замешанные ни в чем уголовном, там тоже будут, – отметила я.

– А Светлым известно точное количество пленных? – задал он следующий вопрос.

– Тех, кто не ранен тяжело – да, – нахмурилась я, не понимая к чему эти вопросы.

– А тех, кто ранен тяжело? – продолжил гнуть свою линию министр.

– Нет. К чему вы ведете? – спросила я в лоб.

– Я веду к тому, что один пленник сегодня ночью скончался. А еще один вот-вот попрощается с этим светом. Безусловно, вы все это просчитали и не давали Светлым точных цифр, дабы не ввязаться в ненужные разборки. Я просто напоминаю вам, на всякий случай, что тяжелораненых необязательно отдавать. Можно сообщить, что никто не выжил. В конце концов, пока добрались до замка, да и целителей толковых под рукой не было. Это лишь предложение, моя королева, – закончил свою мысль министр обороны.

Я зло сверкнула глазами в сторону Дейярда, который не удосужился донести до меня эту информацию.

– Я учту ваши мысли. Собрание объявляется закрытым. О следующем вас оповестят заранее. Всего доброго, – ровным голосом объявила я об окончании совещания.

Из зала я вышла первой. Мои телохранители следом. Я завернула в небольшую комнатушку возле зала, где обычно встречали послов из других кланов, когда желали обсудить нечто секретное.

– Итак, почему я только сейчас узнаю, что у нас проблемы? – голосом, не предвещающим ничего хорошего, спросила я.

– Злата… эээ… Слава? Запутаться можно… Это же пленники. К тому же, тяжелораненые. Министр обороны прав, их никто пересчитывать не будет, даже если они все тут умрут. Какая разница? – пожал плечами Ринальдо.

– Твою позицию я поняла. Кто имеет другое мнение на этот счет? Никто? Славно. А теперь послушайте меня. Я дала обещание вернуть их. Всех, кого забрала на том поле боя, понимаете? А тут выясняется, что они умирают, а мне никто не сообщил. Какая незадача. Получается, что я бросаю слова на ветер? Ммм? – обманчиво спокойным тоном принялась рассуждать я.

Внутри меня все кипело. Узнавать обо всем последней мне не улыбалось. Решила быть королевой – нужно соответствовать.

– Нет, но ты же не уточняла сколько именно пленников передашь, – неуверенно начал Дейярд. Видно было, что он, как и остальные, чувствовал себя неловко.

– Да ты что? Правда, что ли? А то, что я обязалась ВСЕХ пленников передать живыми, не рассматривалось?! – повысила я голос.

– Ну, так никто же не узнает. Точное количество раненых никому неизвестно, – растеряно пробормотал Лоран.

– Мне достаточно того, что Я знаю! Понятно?! И то, что я узнаю обо всем в последний момент – меня совсем не радует. Дорогие мои, если уж я взялась играть в королеву, так доиграю эту роль до конца! Кто именно умер? – зло сузив глаза, спросила я.

– Человек. Он был безнадежен с самого начала. И еще один раненый вот-вот умрет. С вечера без сознания, – ответил Ринальдо.

Я от злости с силой сжала спинку кресла, о которое опиралась. Мне даже показалось, что я услышала скрип дерева.

– Отныне я желаю знать все, что происходит в этом Замке. Где какая трещина, кто и как тискает служанку в углу, сколько килограммов муки на кухне, кто где чихнул – все! Это понятно? – ледяным тоном почти прошипела я.

Не знаю, удался ли мне уничтожающий взгляд, но, готова поклясться, Лоран нервно сглотнул.

– Так точно, моя королева, – нестройным хором ответили они.

Я уже более спокойно выдохнула. Не хотелось быть безжалостной стервой, но иначе никак. Милую и добрую Злату здесь в свое время едва не угробили.

– Отлично. Ведите меня к нему, – приказала я уже более спокойным голосом.

– К ней, – поправил меня Дейярд.

– Что?

– Не он – ранена девушка. Единственная наемница среди них. Среди живых, во всяком случае, – добавил Ринальдо.

– Да вы, блин, издеваетесь, что ли?! Да какого, мать вашу, х… лысого я узнаю это только сейчас?! – вновь перешла на крик я, не справившись с эмоциями.

– Злата… – начал было Рик.

– Что, Злата? Что? Я не стремилась становиться вашей Наследницей, но раз уж ваш бог подсунул мне такую свинью, буду стараться сделать все как следует. Если не можете мне помогать – хотя бы не мешайте! – продолжила устраивать разгон я.

– Этого больше не повторится, моя королева, – серьезно сказал Ринальдо.

Я с подозрением на него посмотрела. Но он выглядел вполне искренним. В то время, как Лоран, мне кажется, еще и побледнел.

– Ладно, разобрались. Позовите кто-нибудь мою служанку Айрин, пусть подберет под это платье маску, что ли, карнавальную. Засвечивать свое лицо перед пленными не очень хочется, – вздохнула я, успокоившись.

После чего прошла к окну, намереваясь дождаться орчанку здесь. Правую руку немного закололо. Я мимоходом взглянула на нее. В кожу впилась мелкая деревянная щепка. Странно, откуда она взялась? Мои телохранители вышли в коридор, оставив меня в одиночестве. Впрочем, не все. Рик остался.

– Да, Рик? – устало спросила я, не оборачиваясь. Чувствовалось, что он хочет что-то спросить, но не решается.

– У тебя все хорошо? – наконец спросил он.

– Нет. Разве не видно? – усмехнулась я.

– Мммм… Я не то спросил. Ты… ты ничего не хочешь мне рассказать? – тихо спросил он.

– Нет. А должна? – нахмурилась я и обернулась.

– Хотя бы объяснить что это и как так получилось, – сказал он, показывая на кресло, о которое я опиралась.

Я послушно перевела взгляд туда. Обивку кресла пересекали длинные четыре глубокие царапины. Сама же деревянная спинка была покрошена так, будто по ней прошлись несколько раз топором. Или же просто один несдержанный дракон сильно сжал его рукой. Видимо, мой ребенок среагировал на мой гнев и произошла минутная трансформация руки.

– Я ничего никому рассказывать или объяснять не хочу. За служанкой позвали, нет? Не хочешь пойти помочь ее найти? – немного более резко, чем собиралась, сказала я.

– Да, моя королева, – сказал дроу и вышел.

Я же осталась у окна, невидящим взглядом устремившись вдаль. Мой ребенок… Защищает свою непутевую мамочку, а я… А что я?

* * *

Айрин пришла довольно быстро. Причем уже с маской. Видимо, мои телохранители ей сразу сообщили что к чему. Я не стала терять время зря. Спустилась в подземелья и приказала раненую перевести в лазарет на верхних этажах. Также особо подчеркнула, что там к раненой должен быть приставлен врач. Никаких дополнительных вопросов мне задавать не стали.

Мельком оглядев всех остальных пленных, я пришла к выводу, что они более-менее здоровы и умирать никто из них в ближайшее время не собирается.

После этого я отправилась к Седрику, намереваясь у него выяснить что у нас с Замком. Чего не хватает, с чем проблемы, а может что посоветует. Но никакой толковой информации от него добиться не смогла. Как управляющий, он, безусловно, хорош. Но в остальном – тишина. Когда приходили Наследники – он уходил. Соответственно, о Темных Землях, которые сводили их с ума, он тоже ничего не знал. Об этом я больше никому не говорила, надеясь вечером спросить об этом у Эрроральда.

Хотела сходить в сокровищницу, чтобы посмотреть мечи, но Дейярду срочно понадобилось уйти по каким-то делам, связанным с разведкой. Рик и Лоран Замок знают не очень хорошо. А бродить где-то наедине с Ринальдо мне не очень хотелось. Мне срочно требовалось занять себя хоть чем-нибудь. До встречи с Эрроральдом было еще часа четыре, а то и пять. Меня бил нехилый такой мандраж. Конечно, можно было пойти и потренироваться Риком. Какие-то тренировочные мечи просто обязаны быть здесь. Но, боюсь, я сейчас сама себя заколю и деревянным мечом, не то, что едва затупленными, да еще и в поединке с опытным мечником.

Поэтому я приняла решение навестить раненую. Зачем? А я знаю? Чтобы создать видимость занятости и не сойти с ума в ожидании. Снова надев маску, я вошла в лазарет. Радовало, что кроме девушки никого в палате не было. Значит, остальные здоровы.

– Как она? – спросила я у вампира, что лечил меня во время моего возвращения домой.

– Вы ее вовремя ко мне направили. Я не испытываю никакого сожаления к ней – она убила двоих наших. Но как врач, я вижу, что у нее крепкий организм и она выкарабкается при должном уходе. Я не воин, цель моей жизни – лечить больных. А какой они окраски – меня не касается. Я ее не жалею. Но и не желаю ей смерти. Так что можете быть спокойной, я сделаю все, что от меня зависит, чтобы ее вылечить, – склонил голову он.

Я благодарно улыбнулась. Хоть она и стала причиной смерти моих воинов, я почему-то хотела, чтобы она выжила. Возможно, просто из чувства противоречия. Типа, она умирала, пока я не узнала об этом. А как только я взяла дело в свои руки, она поправится. И тогда мои телохранители поймут, что были неправы и все нужно сообщать мне, их королеве. Да-да, звучит по-детски. Знаю. Но правда в том, что я сама не знаю зачем мне это. Пленные свидетели, что она была очень тяжело ранена и шансы выжить очень низкие. А вот поди ж ты, принципиально!

Так, споря с собой, я не заметила как Энрико куда-то вышел и оставил меня наедине со Светлой. Я подошла к ней ближе. Она лежала на левом боку. Насколько я знаю, весь правый бок у нее представлял собой кровавое месиво. Волосы падали на лицо, что делало невозможным рассмотреть ее тщательно. Пока я со своими телохранителями спускалась в подземелья, они мне сказали, что победил ее Рик. Это заставило меня его уважать еще больше. Девушку немного было жаль. Но я рада, что на ее месте не Рик.

Словно от моего взгляда, девушка зашевелилась. Попыталась повернуться, но зашипела от боли.

– Тихо-тихо, не шевелись! Тебе нельзя, ты сильно ранена, – воскликнула я.

Девушка затихла, видимо силясь определить где она.

– Где я? – хриплым голосом спросила она.

Я вздрогнула. Голос показался мне знакомым. Я осторожно протянула руку и откинула прядь ее волос, что закрывала ее лицо.

– Ты на Темных Землях. Пленница Темной Королевы, – деревянным голосом ответила я, чувствуя, как жутко кружится голова. Я узнала эту девушку.

– Нет-нет-нет! Не может быть! – слабым голосом ответила она.

Я промолчала, всеми силами борясь, чтобы не потерять сознание.

– Какая королева? У Темных – Наследник, злое исчадие ада! А вы кто? И почему ваш голос кажется мне знакомым? – спросила пленница, поморщившись от боли.

Последняя фраза, сказанная таким знакомым голосом, стала последним потрясением для меня. Уже теряя сознание, я почему-то отчетливо подумала, что поговорка: «Черта помяни, а он и в дом полезет» или что-то типа того, правдива. Так же, как и фраза: «Мир тесен». Иначе чем еще объяснить тот факт, что на больничной койке лежала Миранда? Это было моей последней мыслью прежде, чем мое сознание поглотила темнота.

* * *

– Госпожа! Госпожа! – кто-то очень хотел, чтобы я обратила на него внимание.

Кто это и что от меня хочет, я никак не могла понять. Мне так было хорошо в… А собственно где? Что случилось?

Память резко вернулась, от чего меня слегка замутило. Я открыла глаза. Надо мной склонился Энрико.

– Слава Эррору! Вы очнулись! Где болит? Что случилось? Светлая вам что-то сделала? – забросал меня вопросами он.

– Нет-нет, все хорошо. Просто голова закружилась. Все в порядке, – слабо улыбнулась я.

– Вы потеряли сознание. Это ни в коем случае не может характеризоваться как «все в порядке». Вас нужно обследовать. Я же предлагал сделать полную диагностику тела еще во время похода. Ну, что же вы так? ничего, сейчас все сделаем, – начал суетиться он, доставая какие-то баночки и колбочки из шкафчика.

Я огляделась. По всему выходило, что я лежала в лазарете, но не рядом с Мирандой. Нас разделяла ширма и, думаю, еще несколько подобных отделений для больных. Моя маска лежала на тумбочке.

– Ничего не надо, Энрико. Я не хочу, – сказала я между тем.

– Как не надо?! Да что же это? Я должен вас вылечить! – возмутился он.

– Я здорова. Ничего не надо. Это приказ. Я не хочу использовать на вас свое право Наследницы, но сейчас меня обследовать не нужно. Светлая знает, кто я? – задала я главный вопрос.

– Нет. Вы к ней пришли в маске. Когда я вас нашел, счел нужным снять ее вне видимости Светлой. Кстати, именно она позвала меня. Ну, как позвала. Говорить ей еще тяжело. Она скинула с тумбочки несколько баночек, они разбились и я прибежал на шум. Она первым делом сказала, что вам стало плохо. Я вас сюда отнес и пытался привести в чувство. Как часто вы теряете сознание? – во время рассказа, Энрико уже начал высчитывать мой пульс. Я аккуратно вытащила свою руку.

– Сколько я была без сознания? – спросила я между тем.

– Минут десять, от силы пятнадцать, – ответил вампир.

– Хорошо. Дайте, пожалуйста, зеркало, – попросила я, даже не сомневаясь, что мою просьбу выполнят.

Вампир послушно дал мне требуемое. Я посмотрела на себя. Конечно, лицо немного бледнее, чем обычно, но ничего страшного. Губная помада алым росчерком выделялась на фоне белой кожи. Для амплуа Темной Королевы я полностью сменила тип макияжа. Никаких теплых пастельных тонов. Алые губы, глаза, подведенные черным, высокая прическа – отныне это мое все. Подмигнув своему отражению, я надела маску и встала с кушетки, на которую меня уложил Энрико.

– А что Светлая? – поинтересовалась я.

– Я бросился к вам в первую очередь. Она подождет. Ну, сейчас, если вам действительно лучше, приготовлю отвар для нее. И кликну служанку, чтобы принесла ей поесть, – ответил вампир.

– Хорошо. Я хочу ее еще раз навестить, – ответила я, заправляя выбившийся локон волос за ухо. Все, теперь я готова показаться кому-либо на глаза.

– Вы уверены, что это хорошая идея? Я имею в виду, вам стало плохо именно там, – обеспокоено спросил Энрико.

Я лишь отмахнулась, хотя была вовсе не уверена в благоразумности своих действий. Когда я вошла к Миранде, она выглядела весьма испуганной. Видимо просчитывала варианты своего будущего.

– Вам уже лучше? – тем не менее спросила она.

– Да. Спасибо, – ответила я и присела на стул у ее кровати.

– Хорошо… То, что вы сказали. Что Наследник – женщина. Это правда? – спросила она, серьезно взглянув мне в глаза.

– Да.

– На вас маска. Наследница – это вы, – внезапно ошарашила меня таким заявлением Миранда.

Я не нашлась что сказать, лишь изумленно на нее уставилась. А с ней нужно быть осторожнее. Не уверена, что кто-нибудь из моих знакомых, будь на ее месте и не знай меня, смог бы найти правильный ответ.

– Молчите. Безумно дорогое платье. Царственная осанка. Гордо поднятая голова. Лекарь едва с ума не сошел, увидев, что вы без сознания. На лице маска. Спокойно навещаете пленницу. Кем еще вы можете быть? Темная Королева. Войско признало, да? Что ж, могу я поинтересоваться своей дальнейшей судьбой и судьбой своих товарищей? Где они? – тихим и спокойным голосом поведала свои мысли русалка.

– Ты очень наблюдательна, – после непродолжительного молчания, ответила я.

Стоит, наверное, уже уйти отсюда. Телохранители мои, наверняка, уже начинают задумываться где я делась. Конечно, на территории Замка мне ничего не угрожает. Мы с ним договорились, и если мне будет угрожать опасность, он будет действовать так, как посчитает нужным, не дожидаясь моего приказа. Нужно пойти поужинать, уже вечереет. И встреча с Эрроральдом уже совсем скоро. Только вот уходить пока не хотелось. Русалка молчала, не сводя с меня взгляда.

– Боишься? – спросила я, ожидая упреков и обвинений во всех смертных грехах с ее стороны.

– Нет.

– Почему?

– Я наемница. Моя жизнь может оборваться в любой момент. Глупо этого бояться, – пожала плечами она.

– Хм. В чем-то ты права, – ответила я, задумавшись.

А ведь я, по сути, рискую так же, как и она. Моя жизнь также может оборваться в любой момент. И я уже не боюсь этого. Какая разница? Все там будем.

– Я разговариваю с Темной Наследницей. Не верится даже. Темная Королева Славия? – задала она следующий вопрос.

– Слава.

– Звучит. Я единственная выжившая?

– Нет. Есть еще. Просто они не в таком плачевном состоянии, – сказала я.

– Так что с нами будет? – спросила она вновь.

– Пока выздоравливай. А там посмотрим, – ответила я и вышла с палаты.

* * *

В коридоре я столкнулась с Ринальдо, который уже меня искал.

– Где ты была? – спросил он.

– Что? – угрожающим тоном переспросила я.

– Я имею в виду, мы уже обыскались. Тебя нигде не было, – исправился он.

– Значит, плохо искали, – пожала плечами я.

– Там накрыли ужин, – помявшись, сказал он.

– Хорошо. Иду, – ответила я.

Больше мы с ним не разговаривали. Вернее, чувствовалось, что он не прочь продолжить диалог, но я не была на это настроена. Мыслями я была далеко.

Сам ужин также прошел в тишине. За столом не было Дейярда. Но, как мне сказали, ему пришлось поехать на земли вампиров, что-то там решить. Я особо не вникала.

После ужина я ушла к себе. До прихода Эрроральда оставалось еще немного времени. Я достала свой кулон, что мне подарил Аэрон. Внутри камня клубился серебристый туман. Что он означает – не знаю. Еще такого не было. Может сомнение? Скорей всего.

Наверное, я даже немного задремала в ожидании. Во всяком случае, момент, когда появился Эрроральд, я пропустила.

– Ты здесь? Это хорошо. Быстрее начнем – быстрее закончим, – деловито сообщил он и тут же сдвинул в сторону ковер на полу.

На образовавшемся пустом месте он начал чертить какие-то знаки мелком, что-то шепча над ним. Затем достал мешочек с бурым порошком и стал сыпать на некоторые знаки на полу, продолжая что-то проговаривать над ними. Затем повернулся ко мне.

– Подойди. Вот так, – сказал он и помазал мне лоб какой-то зеленой субстанцией.

– Сними платье. Живот также нужно помазать, – добавил он потом.

– А потом что? – медлила я.

– Потом станешь в центре этих знаков, я прочту заклинание и все, – ответил он.

– И ребенка не станет? – переспросила я.

– Да. Ты будешь свободна и счастлива. Давай, снимай, – поторопил он меня.

Я непослушными руками начала расшнуровывать платье. Потом остановилась. Вспомнились слова Миранды о том, что мы все рано или поздно умрем. Я нерешительно посмотрела на бога. Затем на рисунки на полу. Как же трудно сделать последний шаг. Но я сильная, ведь правда?

Я крепко зажмурилась и глубоко вдохнула. Затем открыла глаза и более уверено посмотрела на Эрроральда.

– Ну, что ты зависла? Давай, – начал уже сердиться он.

– Нет.

– Что?

– Нет. Он будет жить. Я отказываюсь от ритуала, – сказала я спокойным уверенным тоном и улыбнулась немного шальной улыбкой.

Вот и все. Выбор сделан. Но что-то мне подсказывало, что я сделала все правильно.


12 глава

Злата

– В каком смысле «отказываешься»? – опешил Эрроральд.

– В самом прямом. Я не буду избавляться от ребенка. Он имеет право на жизнь, – повторила я четко, стирая со лба зеленую фигню, которой он меня помазал.

– Ты что, вообще офигела?! – воскликнул он.

– Но-но! Я бы попросила, – возмутилась я.

– Ты же умрешь. Ты это понимаешь? – уже более спокойным тоном спросил он.

– А вдруг нет? Вдруг ребенок родится не очень большим? Плюс, здесь и магия, и медицина, уверена, шагнула далеко вперед с тех пор, как родился последний полудракон. Может, он родится даже немного недоношенным, а мне сделают кесарево, – крикнула я в свою защиту.

– Нет! Не будет этого! Насколько недоношенным он родится? Если на месяц раньше – ладно, может еще и выживет. Но он не будет маленьким, пойми! В таком случае и ты, и он можете погибнуть, понимаешь? – вновь завелся бог.

– Значит, моя жизнь вместо его. Он живой. Внутри меня, пойми и ты меня! Ты заставляешь убить меня своего же ребенка! – я и не заметила как потекли слезы из глаз.

Замок среагировал на отчаяние в моем голосе и перед Эрроральдом выросли толстые каменные щупальца, покрытые такими же каменными шипами.

– Да ты сбрендила, женщина! От него нужно избавиться! Какой ребенок?! Это набор клеток! Даже сознание еще не начало толком формироваться! Эта штука тебя убьет! Я же тебя, дуру, спасти хочу! – заорал он.

– Штука? Пошел вон!!! – вне себя от ярости, заорала я.

Замок согласно загрохотал. Одно из щупалец не очень сильно, но ощутимо, толкнуло его так, что он едва не упал.

Сумасшедшая! Да пошла ты! Хочешь умереть – на здоровье! Сама же потом будешь мучиться! Когда сформируется его сознание – убить ребенка будет уже намного сложнее! Ведь тогда он действительно будет живой! Вот тогда ты и наплачешься! – наговорил мне гадостей напоследок Эрроральд прежде, чем исчезнуть.

И вовремя. На то место, где он стоял, обрушилось сразу три щупальца. По каменному полу пошли трещины, разрушая рисунок, который Эрроральд там нарисовал.

Я же бросилась на кровать ничком и горько зарыдала. Не знаю сколько времени я так провела, но когда я немного успокоилась, за окном была глубокая ночь.

– Ничего, малыш, все будет хорошо. Я тебя никому не отдам, – прошептала я и погладила себя по животу.

Странно что за все это время меня никто не побеспокоил. И я кричала, и Эрроральд. Я недоуменно уставилась на дверь. Но ее там не было! Гладкая каменная стена на ее месте.

– Замок, а где дверь? – спросила я.

В ответ пришло ощущение вины.

– Замок?

Перед глазами стала картинка, как в коридоре под дверью сидит Ринальдо.

– Ну, начинаааается! Долго он так сидит? Хотя, чего я спрашиваю. Открой дверь, запущу, что ли, – вздохнула я.

Пришла картинка, как я реву на кровати. Дверь начала медленно проявляться, но без дверной ручки.

– Все в порядке, дорогой, открой, – повторила просьбу я.

Дверь слегка приоткрылась. Я выглянула в коридор. Подозреваю, выглядела я не айс. Размазанная по лицу косметика, покрасневшие глаза, опухший нос. Но я кирсана и не звала.

– Чего сидим, кого ждем? – хмуро спросила я.

Тот тут же подорвался на ноги и уставился на меня.

– Злата?? Что случилось?! Ты плакала?! – воскликнул он.

– Тебя это не касается. Ты что-то хотел? – грубо ответила я.

– Замок задрожал, я бросился к тебе сразу же, как почувствовал, и услышал твои крики. Ты на кого-то очень злилась. Я пытался войти, но вместо двери внезапно выстроилась каменная стена. Я понял, что Замок тебя защитит в случае чего и опасности для тебя сейчас нет. Вот и остался ждать, пока все придет в норму. Можно войти? – ответил он.

Я молча посторонилась. Он вошел и тут же остановился на пороге, оглядывая отброшенный в сторону ковер и трещины в полу.

– Что здесь произошло?! – опять воскликнул он.

Я не ответила и закрыла дверь. Затем прошла к креслу и устало в него опустилась. Кирсану кивнула на другое. Он осторожно туда опустился. Обеспокоено на меня посмотрел. От такого пристального взгляда я слегка поморщилась.

– Ну, что? – нехотя спросила я.

Ссора с Эрроральдом бесследно не прошла. Все еще хотелось свернуться клубочком и пореветь всласть. Нет, я ни в коем случае не сомневалась в своем выборе, но так хотелось ощутить чью-то поддержку.

– Ничего мне не хочешь рассказать? – спросил он.

Эта фраза, сказанная за сегодняшний день уже второй раз, возымела странный эффект. Я расхохоталась.

– Нет, блин! Ничего и никогда я никому не хочу рассказать! Что вы все ко мне пристали? Я вас трогаю, а? Почему же вы все так жестоки ко мне? – под конец фразы я почувствовала, что по щекам вновь потекли слезы.

Я сгорбилась в своем кресле, спрятав лицо в ладонях. Помнится, я обещала себе не плакать в присутствии кирсана больше никогда. Но сейчас мне было все равно. Надеюсь, ему хватит такта просто уйти.

Внезапно на мои плечи опустились его теплые ладони. Секунду спустя, он подхватил меня на руки и перенес на кровать. Затем сам пристроился рядом. Крепко прижал к себе одной рукой, а второй просто начал гладить по волосам.

– Помнится, я однажды сказал, что убью любого за одну твою слезу. Я не буду настаивать на том, чтобы ты мне немедленно все рассказала. Но знай, что я в любой момент исполню свое обещание. Ты можешь на меня положиться. И я не уйду сегодня. Не оставлю тебя одну в твоем горе. Просто буду рядом, – тихо сказал он.

Я ничего не ответила. Поддержка – вот чего я так страстно желала всю последнюю неделю. И получила ее от того, от кого и представить не могла. Тем более была благодарна кирсану, что он ничего не спрашивал, позволяя мне выплакаться. И он действительно не ушел. Эту ночь я спала спокойно. Темные Земли мне тоже не снились.

Аэрон

Честно говоря, мне не терпелось получить ответ от Темной Наследницы. И не только из-за Светлых, что томятся у нее в плену. Было что-то такое в ее письме, что заставляло думать, будто мы встречались в прошлом. Но это невозможно. Я бы заметил Темную в своем окружении. Да и просто было интересно увидеть ее реакцию на мое письмо. И уж тем более мне хотелось проверить, действительно ли она сдержит свое слово?

Вскоре пришел ответ. Всего два слова: «Я согласна». Странно, что почерк немного похож на почерк Златы. Впрочем, думаю, у всех женщин почерка похожи. Все равно сравнить не могу – письма, которые писала Злата, были уничтожены моим воплощением дракона.

Я отдал приказ приготовить Темных пленников к отправке на их Родину. Не так уж и велика цена. Мои воины вместо этих воришек и контрабандистов. Я только «за».

В этот день никакого совещания не предвиделось. Послов из других кланов также не было. Редкий день для отдыха выпал. Только вот я ничем не мог себя занять. Все мои мысли крутились вокруг этой таинственной Наследницы. Даже спарринг с Джонатаном не помог мне отвлечься. Впрочем, это я погорячился. Один диалог во время боя меня просто выбил из колеи.

– Ты знаешь, что ко двору вернулся старый друг твоего отца герцог Кардивильтон? – спросил он.

– Да, он был у меня аудиенции позавчера, – отстраненно ответил я, сосредоточившись на выпаде.

– А дочь его видел? – продолжил допытываться он.

– Кого? Матильду? Нет еще. С тех пор, как они уехали в провинцию, я ее не видел, – задумавшись, вспомнил я.

– А вы ведь часто играли в детстве вместе, верно? – не унимался мой друг.

– Было дело. Только с ней было скучно. То нельзя, это недопустимо. Слишком правильная. И трусиха, – поделился я своими детскими впечатлениями.

– Ну, это тогда было. Сейчас она, может, изменилась, – протянул Джонатан.

– К чему ты клонишь? – нахмурился я.

– Да так, просто… Помнится, она еще тогда шутила, что как вырастет, то обязательно выйдет за тебя замуж… – отметил Джонатан.

– Нет.

– Ты же не дослушал, – начал было он.

– Дослушал. Нет, – непреклонно сказал я, наращивая темп в ударах мечом.

– Тебе все равно рано или поздно нужен Наследник… – попытался образумить меня он.

Не выдержав, я отбросил меч в сторону и, частично трансформировав руку, схватил ею Джонатана за шею. Не сильно, но крепко сжал. Пристально посмотрел на его побледневшее лицо.

– Мне плевать. Злата ушла после подобного бреда, высказанного тобой. Тогда я тебя простил. Сегодня я забуду. Но третьего раза не будет. Я женюсь только на Злате, это понятно?! – зло прошипел я.

– Аэрон, очнись! Злата мертва! – попытался докричаться до меня Джонатан.

– Значит, я никогда не женюсь. На мне род закончится. Золотых драконов хватает, уверен, что тогда явится Эррор и назначит кого-то. Проблемы в этом я не вижу. А, хотя нет, есть один момент. Скорей всего, я потерял свою истинную любовь и умру либо в одиночестве, либо на поле боя. Но никогда, слышишь, никогда я не лягу в постель с женщиной только потому, что кому-то это надо! Бой окончен. Я победил, – ответил я и, пустив его, повернулся и вышел из зала.

Больше ни с кем не разговаривая, я пошел в свои покои. Уже там, налив себе бокал вина, я задумался, сколько же правды было в моих словах, сказанных Джонатану? Нет, то, что я не собираюсь ни на ком жениться – это факт. Но отказаться от женщин вообще? С другой стороны, стоит лишь подумать о Злате, как приходит понимание, что такой, как она, я никогда не встречал. И вряд ли встречу еще. Так стоит ли? «Лучше не есть вообще, чем есть что попало и лучше быть одному, чем с кем попало», – так вроде говорила Злата. Лишь однажды произнесла эту фразу, а запомнилось. Нет, монахом становиться я не собираюсь, но еще не скоро я приведу женщину в эти покои.

Была ли Злата моей истинной любовью? Не знаю. А что вообще есть любовь? Много веков наимудрейшие жители этого мира ищут ответ, но не находят. Как понять, есть она или ты уже ее потерял? Это все сложно. Я знаю лишь одно: мне очень плохо без Златы. Уже скоро месяц, как ее нет. Но я все не могу смириться. Кажется, будто только вчера мы были с ней вместе счастливы.

Вздохнув, я подошел к эльфийскому цветку, который теперь постоянно лежал на столике у моей кровати. Погладил лепесток. Все, что осталось в память о моей любимой. Взял кинжал, провел острием по ладони. Поднял руку так, чтоб кровавые капли как можно обильнее попадали на цветок, который жадно шевелил лепестками, впитывая все до капли. Хмыкнул, изучив быстро затянувшуюся рану. Задул свечу и лег в кровать. Сегодня я намерен опять ее увидеть. Не знаю, что означают эти сны, но я хочу хоть так быть рядом с ней…

Злата лежит на кровати и горько плачет. Комната, в которой она находится, будто после побоища. Хочется подойти, утешить ее. Но это всего лишь сон, в котором, впрочем, места для меня нет. Я могу лишь наблюдать. А так хочется обнять ее, прошептать что-то ласковое, пообещать, что смогу защитить ее от всего мира. И все же, интересно, мне снится прошлое или вовсе все это плод моей фантазии?

Картинка поменялась. Злата в комнате не одна. Она сидит в кресле, устало прикрыв глаза. Весь ее вид выражает тоску и одиночество. Какая же она хрупкая. Не знаю что с ней происходит, но она вся будто осунулась. В кресле напротив сидит мужчина. На его лицо падает тень и я не могу разобрать кто это. Но вот он пошевелился, что-то сказав, и я его вижу. Я его знаю. Это кирсан, телохранитель Златы. Значит, это прошлое. Неужели мне открылся доступ к прошлой жизни Златы, которую она так усиленно скрывала? Несладко ей пришлось, судя по внешнему виду.

Картинка вновь изменилась. Злата опять лежит на кровати, но уже не одна. Кирсан рядом. Девушка снова плачет, но в этот раз мужчина ее нежно обнимает и бережно гладит по волосам. Может ли это быть прошлым? Или же и вовсе какая-то параллельная реальность? Этого я не знаю. Но внезапно понял, что не хочу знать что будет дальше и очень сильно хочу проснуться…

На следующее утро я чувствовал себя полностью разбитым. В чем-то Джонатан прав – нужно жить дальше. И для начала хотя бы отказаться от этих снов. Как бы сложно это не было.

Ближе к обеду пришел ответ от Темной Наследницы. В нем всего два слова: «Я согласна». Вот и славно. Заодно проверим чего стоит ее слово.

Злата

Следующая неделя прошла вполне спокойно. Я провела еще несколько совещаний со своими министрами. Пообщалась с учителями, которых выбрала для работы в университете. Проверила количество заявок от тех, кто желает там учиться. По всему выходило, что уже через месяц можно было его открывать. Это не могло не радовать.

Хотелось сделать как можно больше хорошего для этого мира прежде, чем мой ребенок начнет здесь свою жизнь. Меня рядом, скорей всего, не будет. Но останутся результаты моих деяний. А значит, все должно быть идеально. Поэтому я все свое свободное время проводила в размышлениях что еще можно сделать.

На счет будущего для своего ребенка я не волновалась. Главное, чтобы он или она родился. Черный дракон, золотой – не имеет значения. В любом случае, он будет править этими землями на законном основании. Темные не взбунтуются против него потому, что он ребенок Наследника. И Светлые не станут поднимать панику и пытаться его убить, потому что он ребенок их Наследника также. Незадолго до родов надо бы не забыть сделать так, чтоб эта информация облетела максимальное количество ушей как на моих землях, так и на тех. Также есть надежда, что Аэрон, когда узнает, что это его ребенок – не оставит малыша и поможет ему. Если же нет – Дейярд, Лоран, Рик и Ринальдо его точно не бросят.

Пока никто, кроме бога не знает о моей беременности. После той нашей ссоры, он ко мне больше не приходил. Конечно, когда появится животик, скрывать это станет намного сложней и придется признаться. Но пока еще есть время. Я пыталась найти какую-то информацию о женщинах другой расы, которые рожали драконов. Большинство из них пытались избавится от ребенка как только узнавали о беременности. Это было чревато тем, что можно было остаться бесплодной. Но они на это шли. Те же, кто рожал – никто из них не выжил. Потом же Эррор сделал так, что «равный может родиться от равного», имея в виду, видимо, что все расы произошли от драконов, или же, что драконы – это сверх раса… Честно говоря, сама не поняла. Больше никакой полезной информации я не нашла. Единственное, что я поняла, так это то, что мне может помочь магия. Ну, я на это надеюсь. Если не для меня, так для ребенка. В книгах писали, что при родах нередко погибали не только матери. Смертность детей процентов сорок точно.

И я наконец-то нашла время, чтобы посетить сокровищницу в поисках клинка. Дейярд провел мне замечательную экскурсию. Драгоценности меня не особо впечатлили – да, безусловно, дорогущие и безумно красивые, но уже после рассматривания четвертого колье или очередной пары сережек тянет зевать. Коллекции Наследников, которые состояли из органики, я рассматривать не захотела, попросила, чтоб вампир провел меня сразу к оружию.

Я, вроде как, не воин, но здесь провела гораздо больше времени, чем в комнате с драгоценностями. Каждый клинок будто излучал силу, свой собственный характер и свою харизму.

Действительно, Дейярд был прав. Клинок, как на рисунке, был здесь. Мы его увидели почти сразу. Удобная чуть теплая рукоять, которую венчает голова дракона. Из его пасти, словно язык пламени, вырастает лезвие. Извилистое, матово-поблескивающее, оно словно поглощало весь свет в комнате. Сразу видно, что оружие истинно темное. Но мне оно понравилось с первого взгляда. Каждая черточка, прорисованная неизвестным мастером, была настолько искусно сделанной, что дракон казался живым. Глаза дракона были двумя изумрудами, единственное драгоценное украшение рукояти. Я взяла его в руку. В балансировке особо не разбираюсь, но в ладонь ложится идеально. Я на пробу взмахнула им. Просто шикарно, все мое естество наполнилось диким восторгом, эйфорией. Хотелось тут же рвануться в бой, крушить врагов.

– Злата? Все в порядке? – отрезвил меня голос Дейярда.

Я осеклась. Наваждение словно спало. Я с опаской покосилась на клинок в своей руке. Странно, но даже сейчас я не ощущала в нем опасности. Видимо, первое впечатление было верным – у каждого меча, что находился здесь, есть свой характер.

– Да, все нормально. Я беру его. Давай сейчас отправимся в оружейную, мой доспех уже должен быть готовым. Заодно покажем мастеру этот клинок – может чего посоветует, – предложила я. Дейярд молча согласился.

– Ваше снаряжение готово, Темная Королева, – первым делом произнес дроу, как только я вошла в оружейную.

– Могу я взглянуть? – величественно склонив голову, произнесла я. Амплуа Темной Королевы нужно поддерживать, как-никак.

– Да, конечно! Кольчуга из мифрила, нагрудные пластины, наручи и сапоги из чешуи пятихвостой гидры, все остальное сделано из кожи сантиры, – с благоговением произнес оружейник.

Дейярд восхищенно присвистнул. Я недоуменно на него посмотрела. Честно говоря, ни слова не поняла. Лишь сообразила, что доспех очень качественный и дорогой.

– Мифрил – очень редкий метал. Его ценность заключается в том, что он очень прочный и при этом чрезвычайно легкий. Пятихвостую гидру встретить в наши дни практически нереально. Я был уверен, что они уже вымерли! Пробить доспех из ее чешуи почти невозможно! Ну, а поймать, а тем более, убить сантиру – дело не из легких. К тому же, она устойчива к магии. Этот доспех – это просто мечта любого воина! – с восторгом начал объяснять вампир.

– Спасибо, я весьма признательна вам за этот чудесный доспех. Я решила взять себе этот меч. Что вы можете сказать о нем? – спросила я, выкладывая на стол найденный клинок.

– Это… это же Дра'акхарион! Когда Дейярд только упомянул о том, что видел подобный в сокровищнице – я не поверил! Этот меч был выкован еще черными драконами! Этот клинок имеет свой характер и, не побоюсь этого слова, свою душу. Это не просто кусок бездушной стали – у него есть свои желания. Извилистая форма лезвия такова неспроста. По непроверенным сведениям, меч может сам решать убивать врага или нет. В самый ответственный момент, лезвие может изогнуться и вонзиться в сердце врага, которого вы собирались помиловать или же наоборот отказаться убивать. Так что хорошо подумайте, прежде чем брать себе такое оружие, – предупредил меня мастер.

Я в задумчивости посмотрела на клинок. Разлучаться с ним не хотелось вообще. Характер? Душа? Да ладно, со мной целый замок разговаривает и Темные Земли подбрасывают интересные сны – и ничего, пока справляюсь.

– Я подумала. И он отныне мой. Сделайте для него подходящие ножны, – попросила я и вышла с оружейной, оставив там Дейярда, истекать слюнями над моим доспехом.

У меня же есть еще одно неоконченное дело. Ну, как дело. Так, скорее блажь. Хочу наведаться к Миранде. С тех пор, как я потеряла сознание у нее в палате, я так ни разу ее и не навестила. Впрочем, мне это не помешало получать ежедневные отчеты о ее здоровье. Этим можно было бы и ограничиться, но всего через пару дней всех пленных отправят на границу для передачи Светлым. И Миранду в том числе. А мне нужно еще раз ее увидеть, чтобы убедиться в том, что она не связала облик Златы с обликом Темной Королевы. Да и что греха таить: просто увидеться со старой подругой также очень хотелось.

Знала бы я чем может закончиться мое праздное любопытство…


13 глава

Злата

– Каково ее состояние? – спросила я у Энрико, как только мы закончили с приветствиями.

– Удовлетворительное. Уже можно переводить к остальным заключенным, – заверил меня он.

– Ммм… Пожалуй, пока не стоит. Уже меньше чем через декаду все Светлые отправятся домой, – подумав, отметила я.

– Как вам угодно. Желаете пройти к ней? – поинтересовался он после короткого поклона.

– Желаю, – кивнула я и, привычным уже жестом надвинув на лицо маску, вошла в палату.

Миранда не спала. Она полусидела на своей кровати и что-то сосредоточено рассматривала на своей ладони. Я бесшумно подошла ближе. Но девушка настолько была увлечена созерцанием чего-то, что даже не заметила меня. Наконец я рассмотрела что у нее в руке.

– Искра? – вслух удивилась я.

Миранда дернулась, искра пропала, сама же она затравлено на меня взглянула. До меня запоздало дошло, что передо мной магесса.

– В Замке ведь блокируется вся магия. Как же ты смогла создать искру? – с подозрением спросила я.

– У меня очень большой потенциал. Замок не может всего перекрыть. Остались всего лишь крохи, но их тоже можно использовать, – едва слышно ответила она.

Я замолчала, присаживаясь на стул возле кровати. Надо же. Столько времени провела с ней на Светлых землях, а по сути, ничего о ней не знаю.

– Убьешь? – почти спокойно спросила она, но в глубине ее глаз я увидела обреченность.

– Не сейчас. И почему же настолько могущественная магесса является обычным наемником? Причем использует в бою лишь меч и кинжалы? – спросила я.

Миранда с подозрением на меня посмотрела. Затем неуверенно пожала плечами.

– Чтобы использовать магию, хоть даже в бою, нужна лицензия. А у меня ее нет, – ответила она.

– Почему?

Миранда вновь посмотрела на меня с непонятным выражением лица. Затем отвернулась.

– Для этого нужно получить диплом об окончании университета магии, – вновь взглянула прямо в глаза мне она.

– Ты же его закончила, – удивилась я.

– Там были свои заморочки. Сейчас это неважно, но диплом мне не дали. Кстати, знаешь что интересно? – спросила вдруг она, как-то странно улыбнувшись.

– Что?

– Ты задаешь очень странные вопросы. А до тебя я знала лишь одного человека, что вел себя также. Смешно, да? – хмыкнула она.

Я рефлекторно сглотнула. Нужно заканчивать разговор, пока он не зашел слишком далеко.

– Человека? – тем не менее переспросила я, весьма достоверно изобразив удивление.

– Угу. Только она умерла. Во всяком случае, все в этом уверены, – продолжила свою мысль она.

– К чему ты клонишь? – насторожилась я. Происходящее мне нравилось все меньше и меньше.

– А знаешь в чем еще загвоздка? – заговорщицки понизив голос, спросила она.

– И в чем же? – машинально задала напрашивающийся вопрос я.

– Твои слова о том, почему я не использую магию в бою. Во время боя ты меня не видела – я тебя тоже там не помню, чтоб замечала. А в другом месте ты тем более не могла меня видеть во время сражения. Напрашивается вопрос: а с чего ты взяла, что я не использую магию в бою? – подмигнула мне русалка, мило улыбнувшись.

– Я… – лихорадочно начала подбирать слова я.

– Кахалаомо ракахнус! – вдруг воскликнула она и сдула с руки искру заклинания.

Я не успела никак среагировать прежде, чем она устремилась ко мне. Я лишь услышала тихий хлопок и резинка моей маски оборвалась. Маска слетела на пол.

Лицо Миранды исказила боль от осознания произошедшего.

– Злата… Я догадывалась, но так не хотела верить… – прошептала она.

– Мне нужно идти! – воскликнула я и молниеносно выскочила из палаты, так и оставив маску на полу, как доказательство моего разгильдяйства и наивности…

Аэрон

Я нервно ходил по своему кабинету, не в силах посидеть спокойно. С минуты на минуту должен зайти слуга и сообщить, что моих воинов доставили в Замок и с ними все в порядке. Конечно, это в том случае, если Наследница сдержала свое обещание. Поэтому и места себе не находил.

– Прекрати уже мельтешить. Сядь. Зачем ей обманывать тебя? Наши воины отдали бы Темных лишь в том случае, если со Светлыми все в порядке. Скоро все узнаем, – попытался успокоить меня Джонатан.

Я кивнул, соглашаясь с его словами. Все это, безусловно, так, но терзало меня смутное беспокойство. В этой вылазке захотела участвовать Миранда, которая, судя по всему, также тяжело переносила смерть Златы и винила во всем Темную Наследницу. Шаореакх не видел девушку среди выживших. Скорей всего, она навсегда осталась на той поляне. Но был мизерный шанс, что она находилась среди раненых. Их должно было быть около шести. Опять же, если раны не смертельны. Русалка для меня особо ничего не значила, но за время нашего совместного похода я привык к ней, она мне стала практически другом.

– Милорд, они вернулись! – ворвался в мой кабинет начальник стражи дворца.

– Каково их состояние? – первым делом спросил я, с облегчением выдохнув.

– Все, кого назвал Шаореакх живы и новых ранений не имеют. На первый взгляд Темная Королева действительно не причинила им вреда, – отчитался мужчина.

– А те, кто был ранен и их также подобрали Темные?

– Пятеро живы. Двое умерли в замке Темных, так как их раны были чересчур тяжелыми, – не замешкался с ответом воин.

– Среди выживших есть девушка-русалка? – спросил я, надеясь на положительный ответ.

– Нет. Только мужчины. Прикажете допросить вернувшихся? – в свою очередь спросил начальник стражи.

– Нет, не стоит. Пусть сегодня отдыхают, встречаются со своими семьями, у кого есть. А завтра я сам их всех расспрошу, – подумав, принял решение я.

– Разрешите идти?

– Иди.

Мужчина вышел за дверь так же тихо, как и вошел. Я тяжелым взглядом посмотрел на Джонатана. Весть о том, что вернулись пленные его почему-то не обрадовала.

– Что-то не так? – нахмурился я.

– Почему ты ее пустил туда? – тихо спросил он.

– Кого? – не понял я.

– Ты знаешь.

И тут я вспомнил. Джонатан был великолепным мечником, лишь немногим хуже меня. Потому я так и любил проводить с ним поединки. Миранду он вызывал на бой по крайней мере раз в неделю, с тех пор, как она стала охранять Злату. Честно говоря, я думал, что дракон просто хочет отточить свое мастерство в поединке с противником, который не чурается пользоваться грязными методами борьбы. Запоздало вспомнилось правило русалки идти на свидание лишь с теми, кто мог победить ее или продержаться нужное количество времени в бою с ней.

– Ты пытался пригласить русалку на свидание? – спросил я.

– Она не хотела. Поэтому во время боя использовала и магию, и кинжалы, и другие нечестные методы борьбы. При том, никогда не принимала бой на мечах. Всегда выбирала какое-то другое оружие. Хотя за другими обычно оставляла это правило, – пожаловался он.

– Так ты жалеешь о том, что хорошая девушка погибла или о том, что много у кого была возможность сходить с ней на свидание, но не у тебя? – проницательно посмотрел на него я.

– Я… я не знаю. И все же, зря ты ее отпустил туда. Девушке нечего делать на поле боя, среди грязи, крови, где в любую секунду может прерваться ее жизнь. Ей бы заниматься чем-то мирным. Выйти замуж, родить детишек… – совсем уж непонятно заговорил Джонатан.

– Ты ведь знаешь что скрывается в ее прошлом? – уточнил я.

– Знаю. Потому и говорю. Не смотри на меня так. Я не влюблен, если ты об этом. Просто жалко девушку. Бой – не то место, где хочется видеть девушку. Ладно, я пошел. Дел полно, – скомкано попрощался он и вышел.

Я же подошел к графину с вином на столе и налил себе в бокал.

– Прости, Миранда, действительно зря я разрешил тебе туда идти. Пусть тебе будет спокойно и хорошо, где бы ты ни была, – тихо сказал я и отсалютовал бокалом.

Злата

Так, еще здесь подправить, ага. И тут штришок добавить. То, что нужно! И почему я раньше этого не делала? Так успокаивает и позволяет не думать о жизни насущной.

Мой отдых прервал стук в дверь. Я недовольно поморщилась.

– Открыто! – крикнула я.

Дверь открылась и вошел вампир. Я вопросительно на него взглянула. Обмен пленниками состоялся успешно. Мы отдали всех, кроме Миранды, и получили своих. На данный момент они вернулись в свои кланы. Лишь некоторые из них остались в Эрдании. Я возражать не стала, но приказала Дейярду отправить нескольких разведчиков проследить за ними на первых порах. Мало ли. С тех пор прошло несколько недель. Ничего интересного пока не происходило. Эрроральд больше не приходил, Ринальдо с нежностями не лез, советы я проводила исправно. Дела моих земель шли на поправку. Еще несколько раз снились Темные Земли, но ничего из ряда вон выходящего не происходило. О том, что я беременна, напоминало лишь периодическое головокружение и легкая тошнота. Я даже рискнула несколько раз провести тренировки с Риком, справедливо рассудив, что раз обычным абортом драконенка не достать, то и физическими нагрузками ему также не навредить.

– Да? – поторопила я Дейярда, видя, что он замешкался в дверях.

– Я спросить хотел… – неуверенно начал он.

– Ну-ну? Проходи, чего стоишь? – нетерпеливо мотнула головой я в сторону кресла. Вампир послушно в него уселся.

– Что ты собираешься делать с русалкой? – спросил все же он.

Я задумчиво почесала нос кисточкой. Затем пожала плечами. Думать об этом не хотелось. Я еще несколько раз заходила к Миранде уже без маски. Но она либо просто отворачивалась к стене, либо притворялась спящей. Весь ее вид говорил: «Ну, а что ты можешь? Убить? Так вперед, я готова. Только избавь меня от своего общества». Это больно ранило и я перестала к ней ходить. Просто периодически спрашивала у Энрико как ее здоровье и все. Со дня на день ей можно будет уже ходить на длительные расстояния. А через недельку, думаю, она даже сможет принимать участие в спаррингах. И вот что мне с ней делать?

– Не думала еще об этом. А что? – спросила я.

– Ничего. Просто если ты не отправила ее с остальными Светлыми, значит у тебя есть веские на то причины. Но ты так никому и не объяснила какие именно, – ответил Дейярд.

– То есть, ты что-то типа парламентера от группы моих телохранителей? – уточнила я, постаравшись скрыть улыбку.

О, как. Расту, однако. Еще полгода назад с меня не то, что потребовали бы детального отчета о подоплеке того или иного моего решения, а просто бы не дали мне возможности принять это самое решение. А теперь пытаются осторожно выспросить зачем я это сделала, всем своим видом показывая, что если я и не отвечу, то они не расстроятся, и спрашивают так просто, для блезира.

– А что ты делаешь? – ловко ушел от ответа он.

– А на что похоже? – лукаво усмехнулась я.

– Ты рисуешь?

– Браво! Умный мальчик. Возьми с полки пирожок, – похвалила я его догадливость.

– Красиво. Что-то очень знакомое. Будто я такое уже где-то видел, – нахмурился он, рассматривая пейзаж, что вышел из-под моей руки.

Я немного нервно передернула плечами. Честно говоря, я и сама не думала о том что именно рисую. Почти год не держала кисточку в руках. Думала, что после того, как потеряла прошлую жизнь, никогда не смогу рисовать. Но, как оказалось, есть вещи и пострашнее смерти. И когда я в оружейной с пеной у рта доказывая что именно я хочу иметь в своем снаряжении, машинально схватила грифелек со стола и на листке набросала эскиз лекого доспеха и меча, поняла, что мое умение рисовать никуда не делось. Все дело было в том, что мне было страшно стать прежней. А сейчас… Прежней меня уже нет. Я могу понять что двигало Аэроном, я могу это принять, ради благополучия своих земель и моего ребенка, но простить…. Увы, это не ко мне.

– Просто рисунок, – сухо ответила я.

– Я определенно где-то это видел. Эти леса, вон та гора на горизонте. Даже это сломанное дерево. В него когда-то попала молния! Я помню! Точно, это же недалеко от земель моего клана! – обрадовался он.

Я недоуменно на него посмотрела. Что он там увидел? Обычный ночной лес. Деревья, полянка, из кустов выходят один за одним звери. Впереди волчица, беспокойно оглядывающаяся, идут ли за ней ее волчата. Мало ли что родит фантазия. Особенно, если присмотреться к деталям рисунка. Зверь на волка похож лишь совсем отдаленно. Белоснежная густая шерсть. Размером явно больше обычного волка. На лбу небольшие рога. Глаза фиолетового цвета. Или это просто лунный свет так падает, создавая причудливые оттенки? Да и у обычных волков четыре лапы, а не шесть, как у этого исполина. Короче, бред какой-то нарисовала. Только Дейярд никак не уймется, рассматривая этот рисунок.

– Все так детально прорисовано… Ты видела это место? Когда? – посмотрел он на меня.

– Я никогда не видела это место, отстань, – отмахнулась я.

– Здесь волколаки? Еще и самка с детенышами?? Когда ты это видела? – опешил вампир, еще раз взглянув на рисунок.

– Я уже сказала. Я ничего не знаю. Просто нарисовала, – уже сердито ответила я, насупившись. Скорей всего, я изобразила на рисунке одно из тех мест, что видела во сне.

– Извини, просто это так удивительно, – извинился он, не в силах отвести взгляд от рисунка.

– Если хочешь, можешь забрать его себе, – пожала плечами я.

– Правда? Спасибо. Я и не знал, что ты умеешь рисовать. Да еще и так красиво. А почему ты раньше не рисовала? – спросил он.

– В последний раз, когда я рисовала, я умерла. Решила, что повторять этот опыт не хочу, – ответила я чистую правду.

– КАК?! Ты же здесь, живая! – недоверчиво уставился на меня вампир.

– А тебе не приходило в голову, что я очень сильно отличаюсь от всех ваших прошлых Наследников? И меня не готовили к этому, даже не объяснили какую именно свинью подсовывают. Но поскольку я уже была мертва, выбора особого не было. И вот я здесь. Просто стараюсь сохранить свою вторую жизнь. Но ты знаешь, умирать совсем не страшно. Так что в случае чего – я готова. Но постараюсь продать свою жизнь подороже, – серьезно сказала я.

– Извини, что затронул эту тему, – опустил глаза вампир.

– Да нет, это ты прости, что глубоко погрузилась в свое прошлое. Забудь. Все хорошо. Я здесь. Жива. И сделаю все, что от меня зависит, чтобы возвысить Темные Земли, – уже более спокойно улыбнулась я.

– Но все же. Почему ты не отдала русалку? – вернулся к причине своего визита вампир.

– Она меня узнала. Я не могла позволить, чтобы она вернулась и рассказала об этом Аэрону, – вздохнув, ответила правду я.

– Аэрону? Ты называешь Светлого Наследника Аэрон?! Так насколько близко ты с ним знакома?? – у Дейярда отвисла челюсть и глаза чуть не полезли на лоб.

– Кхм… было дело, – уклончиво сказала я.

Мда, надо бы получше следить за тем что я говорю и кому. То с Мирандой прокололась, теперь при Дейярде не то ляпнула. Что дальше? Напишу Аэрону записку в стиле: «Привет, как дела? Я тут немножечко воскресла, чтобы продолжить править Темными Землями. Ах, да. Я еще беременна от тебя. Твоя Злата»? Да, это было бы достойным завершением списка моих ошибок.

– Ты же рисковала! А если бы он узнал, что ты и есть Наследница? – не мог придти в себя Дейярд.

– Я рисковала не больше, чем когда была здесь. А в самой сердцевине Светлых Земель Темного Наследника и не подумали бы искать. Так что мне там было безопасней всего. А в каких отношениях я была с Аэроном – не твое дело. Главное, что я здесь и на первом месте у меня благополучие Темных Земель. И раз уж мы об этом заговорили, а что у тебя с Айрин? – уже я перевела разговор на другую тему.

Не сказать, что вампир обрадовался такому повороту, но спорить не стал и задумался над ответом.

– Да ничего особенного. Девушка как девушка. Немного судьбой обижена, но таких немало. А что? – пожал плечами он.

– Ну, мне казалось, она тебе нравится, – немного разочаровано протянула я.

– С чего ты взяла? Да, девушка симпатичная, вполне себе милая и скромная. Но мы совершенно разные, – пояснил Дейярд.

– Ну, не знаю. А как же противоположности притягиваются? Ты такой сильный, строгий, храбрый, а она такая милая, скромная, беззащитная. Вы были бы прекрасной парой, – и с чего это меня так на лирику потянуло?

Гормоны сделали меня сентиментальной или же недостаток любви у меня пытаюсь компенсировать обустройством чужой личной жизни?

Я рассеяно погладила живот. Его пока совсем не видно, но насколько я помню, ребенок должен быть уже размером с виноградинку. Или даже, учитывая, что это дракончик, с грецкий орех. Странно так осознавать, что внутри меня зреет жизнь. Это так волнительно и так страшно… Я немного грустно улыбнулась своим мыслям.

– Злата? – вернул меня с небес на землю голос Дейярда.

– А?

– Говорю, что ты ведешь себя странно и говоришь странные вещи, – повторил вампир.

– Да? Хм. Может быть, – не стала отрицать я.

Дейярд смерил меня удивленным взглядом, но от комментариев воздержался. Затем поднялся и пошел по направлению к выходу.

– Пойду, пожалуй. И все же, подумай, что будешь делать дальше с русалкой, – сказал он напоследок и вышел.

Я же задумчиво покосилась на нарисованный пейзаж. Хм… И вправду, может, пойти прямо сейчас и попытаться вновь поговорить с ней?


14 глава

Злата

– Привет. Опять игнорируешь? А почему? Я сделала тебе что-то плохое? Или может кому другому навредила на Светлых Землях? А может я просилась, чтобы вы меня взяли с собой? Умоляла всячески, чтобы вы пригласили меня жить в замок? Или же всеми силами стремилась остаться в замке подольше? Может шпионила, выведывала секретную информацию, ходила в запрещенных участках замка, а? Хоть что-то из этого было? – с порога начала я, увидев, что Миранда вновь отвернулась к стене.

Но как водится, она промолчала. Меня это уже, если честно, начало выводить из себя. Но действительно, в чем моя вина?!

– Молчишь… Осужденье… Как часто я вижу это в глазах тех, кто меня окружает. Почти что с самого рожденья. И знаешь что? Меня это уже не трогает. Привыкла, знаешь ли. Только я не понимаю чем заслужила такое. Думала, что мы подруги. В чем моя вина?! – почти выкрикнула последнюю фразу я.

Русалка во время моего монолога немного повернулась так, чтобы искоса меня рассматривать. На последних моих словах она едва ощутимо вздрогнула.

– Ты врала, – хриплым голосом все же сказала она.

Это был настоящий прогресс. С тех пор как с меня упала маска, это были ее первые слова. Во всяком случае, сказанные в моем присутствии.

– Я не врала. Недоговаривала, да. Но ни разу ни тебе, ни Аэрону, ни кому-либо другому из тех, с кем тесно общалась на Светлых Землях, я не сказала ни слова неправды, – чеканя каждое слово, твердо ответила я, глядя ей в глаза.

– Тем не менее ты также и словом не обмолвилась, что являешься Темной Наследницей! Вообще ничего о своем прошлом толком не сказала! – почти с обидой выкрикнула она.

– Кто вам виноват, что не умеете задавать нужные вопросы? – пожала плечами я, рассеяно теребя край пухового платка, которым обмотала поясницу.

В последние дни ее ломило просто нещадно. Немного портил безупречный вид Темной Королевы, но я на переговоры так и не являлась.

– При том как ты умеешь выкручиваться – это неудивительно! – буркнула Миранда, вновь намереваясь отвернуться к стене.

– А что я должна была делать?! Я жить хотела! Я не просилась в этот мир! Ваш долбанутый бог меня сюда затащил, даже толком не объяснив куда именно я попаду и какую цену за это придется заплатить! С первых дней мне все твердят, что я никто и зовут меня никак, но при этом от моей жизни зависит благополучие всех Темных Земель! Я никому ничего плохого не сделала за свою недолгую жизнь, но вы, такие добренькие беленькие Светлые, считаете своим долгом убить меня! Вы даже не видели меня ни разу, но уже желали моей смерти! Даже не попытались поговорить со мной, узнать какая я! А зачем? Проще убрать угрозу, стереть невинную жизнь и успокоиться. А я ведь делала все, чтобы просто выжить самой и помочь выжить людям, которые доверили мне свои жизни. Я пожалела кучку Светлых, которые пришли сюда убить меня. Кто же знал, что вы решите сбежать и меня прихватить с собой. Я была совсем не рада этому повороту. Но мне было некуда деваться. Я иномирянка, человечка, без капли магии, без каких либо мало-мальски полезных умений. Все что умею – играть словами и петь. Так почему же ты ставишь мне в вину то, что я спасала свою жизнь? – под конец прошептала я, тыльной стороной ладони вытерев слезинку, что покатилась по щеке во время моей тирады.

Было очень обидно, что никто, вообще никто, так и не понял чего же я хочу на самом деле и как мне тяжело быть той, кем я есть или кем меня хотят видеть другие.

– Ты могла сказать правду, – неуверенно сказала Миранда.

– Какую? «Ой, знаете, это очень мило, что вы вытащили меня из замка прогуляться, но меня спасать не надо. Я и есть Темная Наследница, та самая мерзопакостная тварь, которую нужно уничтожить любой ценой». И сколько бы я прожила после этого? Минуту, две? – горько рассмеялась я.

– Ты могла бы объяснить…

– Миранда! Очнись! Что объяснить? Кому??? Вы едва не убили слабую беззащитную девушку, всей виной которой было лишь то, что она стала фавориткой Темного Наследника. Причем вполне вероятно, что не по своей воле. А теперь представь что было бы, если б вы знали о моей настоящей сущности? Что сделала бы ты сейчас, если бы рядом было оружие и ты не знала меня раньше? Молчишь? Потому что знаешь ответ. И я его знаю. Хотя, знаешь, может ты и права. Я темное исчадье ада, вселенское зло, мерзкая тварь. Но мне это не мешает жить. И я буду дальше делать все, чтобы поднять свою страну с колен. Укрепить связи с кланами, наладить экономику, сделать отношения между Светлыми и Темными Землями как можно более ровными. Так, чтобы ни я, ни мои возможные потомки не боялись за свою жизнь. Мне Светлые Земли и даром не нужны, век бы их и вовсе не видела. Только вот я им почему-то нужна. Причем, исключительно в мертвом виде. Пускай, я буду тварью. Но тварью живучей. Нам больше не о чем говорить. Выздоравливай, – высказала я все, что накипело и повернулась к выходу.

– Злата… – услышала я робкий голос за спиной прежде, чем вышла из палаты.

– Что? – спросила я, не оборачиваясь.

– Я… мне нужно все переосмыслить, – выдавила она из себя.

Я молча кивнула и вышла из палаты. По щекам непрерывно текли слезы. Чертовы гормоны! Или они здесь не при чем?

* * *

– Давай! Еще! Ну, же! Блок, еще блок, переход! Ну, чему я тебя учил?! – короткие строгие выкрики Рика во время спарринга непонятным образом успокаивали.

После того, как я навестила Миранду, я первым делом нашла дроу и отправилась в тренировочный зал. Мне нужно было выбросить накопившуюся злость. Да и потренироваться не мешало бы. Пока мой козырь лишь то, что тактики никакой – использую попеременно то приемы Светлых, то приемы Темных. Во время непосредственной опасности, прибавится драконья составляющая. Но этого мало. Против опытного бойца я долго не продержусь.

– Ну! Не спи! – гаркнул Рик, заметив, что я отвлеклась.

В следующий момент я совсем уж неуклюже взмахнула мечом и пропустила выпад. Тренировались мы деревянными мечами, но и таким получить недетской силой – удовольствие ниже среднего. Особенно, если оно нацелено в живот. Дальше все произошло мгновенно. Моя рука трансформировалась частично в драконью лапу, буквально на секунду, и схватила клинок деревянного меча, который вот-вот должен был обрушить страшный удар на мой живот. Дерево рассыпалось в щепки. Меня по инерции занесло немного в бок и я, не удержавшись на месте, свалилась на мягкие тренировочные маты. Резинка, стягивающая волосы в тугой хвост, лопнула и волосы занавесили мое лицо. Я решительным жестом откинула их назад.

– З-злата? – слегка заикаясь, перепугано позвал меня Рик.

– Я в порядке, – ответила я, не спеша подниматься.

Меня всю трясло от осознания того что только что могло произойти. Как бы там ни было, но я запросто могла потерять ребенка, получив удар в живот. Что бы там мне не говорил Эрроральд о том, что дракона практически нереально выкурить из чрева матери – не верю. Каждому ребенку нужна защита.

– Что это было? – с опаской спросил он, подходя ближе.

Я неуверенно на него взглянула снизу вверх. Отвечать не хотелось. А придется. Но только я приготовилась начать выкручиваться, как дверь в зал распахнулась и в нее практически вбежал Дейярд, чем-то очень взволнованный.

– Светлый Наследник прислал письмо! – воскликнул он.

Я обрадовалась возможности избежать неприятного разговора с Риком и шустро поднялась с пола. Понятия не имею чего там уже вздумалось Аэрону, но действительно лучше ответить побыстрее.

– Давай сюда, – нетерпеливым тоном попросила я, протягивая руку.

Мне тут же его сунули под нос. Я не стала заморачиваться и прямо там начала читать.

«Темная Леди, вы же позволите так себя называть? Я много думал над вашим предложении о мирном существовании. Много лет мои предки уничтожали таких, как вы. Честно признаться, мне бы очень хотелось поступить так же, но что-то меня останавливает. Быть может, пришло время что-то менять в нашей жизни. Кто знает, может, это и будет верный путь для всех нас. Я не хочу загадывать на будущее, но некоторые вопросы можно было бы обсудить уже сейчас. Предлагаю встретиться и обсудить такие моменты, как что делать с беглыми преступниками, которые скрываются и на наших, и на ваших землях и детально обговорить при каких именно обстоятельствах торговцы и просто послы могут пересекать наши границы. Это весьма актуально в наши дни, так как прогресс не стоит на месте и контрабандистов становится все больше и больше. Что скажете на это?

Светлый Наследник».

Вот так вот. Ни приветствий, ни пожеланий благополучия, ни имен. Эмоциональную окраску этого письма можно охарактеризовать как «заинтересованность». Аэрон действительно выбит из колеи моим поведением. Что ж, мне это на руку.

Я не стала разводить политесы и как только попала в свой кабинет, настрочила ему ответ.

«Тогда и я вас буду называть «Светлый Лорд», уж не обессудьте. Я рада, что мое предложение перемирия нашло положительный отклик в вашей душе. Предлагаю встретиться через две декады в деревне фениксов. Думаю, староста любезно предоставит нам хижину для переговоров. Надеюсь, вы держите свое слово и на переговоры не приведете всю свою армию. Я обязуюсь также взять с собой лишь необходимый минимум воинов. Также я настаиваю, что во время переговоров маску снимать не собираюсь. Уж извините, причин доверять вам не имею.

Темная Наследница».

Дейярд лишь вопросительно на меня посмотрел, ожидая, что я поведаю ему о содержании письма. Я не стала ничего скрывать.

– Через две декады в деревне фениксов пройдут переговоры между мной и Светлым Наследником. Решение принято и обсуждению не подлежит, – сказала я.

– Но Злата! – воскликнул Рик, придя в себя.

– Никаких «но»! Я все сказала, – отчеканила я и, не сказав больше ни слова, вышла из зала.

Мне хотелось побыть наедине, а точнее, просто уйти подальше от всех, пытаясь разобраться в том, что совсем скоро я увижу Аэрона.

Но побыть наедине мне не дали. Сразу же в коридоре я столкнулась с Ринальдо. Лишь нечеловеческая реакция последнего спасла меня от падения.

– Осторожней! Что-то случилось? На тебе лица нет, – встревожено спросил он.

– Нет. То есть, да. То есть, не знаю. Через две декады я встречаюсь с Аэроном, – сказала я то, что действительно занимало все мои мысли.

– Слушай, тебя всю трясет. Пошли ко мне, там успокоишься, – неловко приобнял меня он.

Я огляделась. А ведь действительно, как-то так получилось, что от зала я свернула в коридор, который вел к покоям кирсана. Конечно же, я случайно это сделала. А вообще, так-то особой цели где шататься у меня нет, да и не хотелось сейчас объясняться с Риком, который наверняка попытается меня вскоре разыскать.

– Ладно, давай, – согласилась я и пошла к кирсану.

– Вина? – спросил он, как только мы вошли.

– Нет, спасибо. Сок, если есть, – попросила я.

– Сока нет. Есть укрепляющий и тонизирующий отвар из твар, – предложил в свою очередь Ринальдо.

Больше не привередничая, я согласилась и села в предложенное кресло, вертя в руках стакан с напитком.

– Тебя беспокоит встреча с Наследником, – сказал Ринальдо.

– Это уже решено. Я не собираюсь менять свое решение, – сразу восприняла его высказывание в штыки я.

– Тихо-тихо, я и не собирался настаивать. Ты действительно выросла, моя королева. Ты имеешь право принимать любые решения, просто помни, что и ответственность за них нести тоже тебе. Если нужен какой-то совет или же просто поддержка, я повторяю, я всегда рад помочь, – спокойно ответил он, не торопясь садится.

– Это хорошо. Да, меня беспокоит встреча с Наследником. И что с того? – не торопилась становится ласковой и мирной я.

– Знаешь, у нас мало осведомителей на Светлых Землях, но они есть. Недавно пришли последние сведения, в которых было сказано, что у Светлого Наследника появилась фаворитка. А потом куда-то исчезла. И Наследник был настолько опечален этим фактом, что разрушил пол замка. Конечно, скорей всего, сведения не стопроцентно достоверные, но вот описание этой фаворитки зацепило. Светловолосая, с безупречно белой кожей, способная на эксцентричные выходки. И не принадлежит к расе драконов. И появилась она спустя совсем немного времени после возвращения Наследника с Темных Земель. Забавно, не правда ли? – задумчиво сказал кирсан, избегая смотреть мне в глаза.

– Раз знаешь, что это была я – к чему разговор? – не стала отрицать я, спокойно подняв голову.

– Так это правда, – сквозь зубы то ли прошептал, то ли прошипел он.

– Да. Не думал же ты, что как только я попаду на Светлые Земли, мне предоставят политическое убежище? В целом, я там неплохо провела время. Вдаваться в подробности не хочу, – холодно ответила я.

– Злата, прошу, не замыкайся вновь в себе, расскажи мне! Я не предам, ни словом, ни делом, ни бездействием. Это ведь были просто слухи? Обо всем… о том как ты там жила? Я имею в виду, у нас в замке тоже все были уверены, что ты фаворитка Славия. А на деле… Просто скажи! – Ринальдо вдруг подскочил ко мне и, опустившись на корточки возле моего кресла, взял в свои руки мои пальцы и с безумной надеждой в глазах уставился на меня.

– Мне нужно идти. Спасибо за отвар, – ответила я, осторожно высвободив свои руки, и поднялась с кресла.

– Злата! Прошу, – почти с мольбой повторил Ринальдо, не спеша подниматься.

– Мой ответ что-нибудь изменит? Я по-прежнему Темная Королева. Ты – по-прежнему мой телохранитель. Мы все по-прежнему делаем все возможное, чтобы возвысить Темные Земли. Мне правда нужно идти. Потом, как-нибудь, поговорим об этом, – спокойно ответила я и выскользнула за дверь.

Вот тебе и отвлеклась. Но почему-то всерьез не хотелось отвечать кирсану. С одной стороны, было немного неприятно осознавать, что когда я была счастлива с Аэроном, все вокруг только и делали, что обсуждали личную жизнь Светлого Наследника. А с другой – жалко Ринальдо. Не знаю даже почему. Вот почему он не был таким хорошим до того, как я покинула свой Замок? Теперь-то уже ничего не изменить.

– Но нам ведь нужен защитник, да, малыш? – тихонько прошептала я, погладив ладонью живот.

Затем тяжко вздохнула и отправилась на поиски Рика. Как ни крути, а разговор с ним все равно состоится, так зачем же позволять загонять себя в угол? Лучше самой сразу расставить точки над «и» безо всяких там увиливаний и выкручиваний. Разве что, самую малость.

Его я нашла весьма быстро. Он был все в том же тренировочном зале, но дрался на мечах уже с какой-то девушкой. Там же находился и Лоран, который со странной ревностью следил за парой. Я не стала прерывать бой. Вместо этого тихо подошла к Лорану.

– Кто это? – указала я взглядом на незнакомку.

– Джессика.

– О, ну это, конечно же все объясняет. А конкретней ответить нельзя? Что за Джессика? – уточнила я.

– Оборотень, – также отрывисто ответил он.

– Угу. Класс. Следующим ответом будет «девушка»? – с сомнением спросила я.

– Угу.

– Класс! Ты меня хоть слышишь? Ау! – пощелкала я пальцами перед его лицом.

– Что-то случилось? – с трудом сфокусировал свой взгляд на мне парень.

– Кто эта девушка? Я ее раньше не видела, – спросила я, обрадовавшись, что Лоран обратил на меня внимание.

– Она из ведомства Дейярда. В основном живет на территории Клана Оборотней, но последние полгода здесь, – ответил он.

– Понятно. Передай ей, чтобы вечером зашла ко мне, хочу с ней поговорить, – сказала я.

Не хотелось бы, чтоб по моему Замку ходила девушка, которую я вообще не знаю. Да и, честно признаться, просто интересно, что там у нее с Лораном. Не зря же он глаз от нее не может отвести.

Как раз закончился бой. Правда, за разговорами с юным оборотнем, я не успела уловить кто победил. Впрочем, это неважно.

– Рик, можно тебя на минуту? – позвала я дроу, проследив взглядом, как Лоран сразу бросился к девушке, видимо, проверяя на предмет повреждений.

– Я думал, ты меня теперь избегать будешь, – неимоверно удивился он.

– Была такая мысль, признаюсь. Но все равно рано или поздно придется объясниться. Так почему бы не сделать это сейчас? Пойдем, – позвала я его и первая вышла за дверь.

Лучшим вариантом было бы повести его в кабинет или же в свои покои, но я решила провести разговор на крыше. В конце концов, давно там не была.

– Куда мы идем? – спросил Рик, когда мы уже поднимались по лестнице, ведущей на крышу.

– Увидишь, – коротко ответила я. к тому же, мы уже почти пришли.

Как всегда при моем появлении, дверь, закрывающая ход на крышу, бесшумно отворилась. Дроу удивленно на это взглянул, но промолчал.

На крыше я позволила себе сделать глубокий вдох и улыбнуться солнечным лучам, которые озаряли все вокруг. Все цветет, зеленеет, в небе летают какие-то птички. Как же хорошо жить! Поэтому я должна сделать все возможное для того, чтобы мой ребенок все это ощутил в полной мере. А значит, я уже сейчас должна озаботиться тем, чтобы рядом с ним был верный наставник. Рик за все время нашего знакомства не дал мне ни малейшего повода в себе засомневаться. И я решилась.

– Рик, ты мой друг. Наверное, самый верный и преданный. Видишь во мне не только Наследницу Темных Земель, но и просто девушку, человечку. Поэтому, я решила ничего от тебя больше не скрывать. Можешь спросить о чем угодно. Я отвечу, – выпалила я, опершись спиной на зубцы стены.

– Эм… спасибо. Честно говоря, это очень неожиданно и я признателен тебе за оказанное доверие. Я даже и не знаю что спросить тебя в первую очередь. А может сама что-то расскажешь? – растерялся дроу.

– Я тебя лучше кое с кем познакомлю. Замок, знакомься – это Рик. Рик – это Замок, – громко сказала я.

– Эм… Злата? С тобой все в пор… Твою ж… бабушку!!!! Что за хренотень?!? – воскликнул он, когда увидел вытягивающееся каменное щупальце из пола.

– Тихо-тихо, он не хотел тебя обидеть. Просто не воспитанный молодой человек. Не обижайся, – начала успокаивать Замок я, увидев как угрожающе начало надвигаться это же щупальце на Рика.

– Чего ты, как маленький? Обидел его. Познакомься! – шикнула я на него, наткнувшись на ошалелый взгляд дроу.

– Ээээ… – глубокомысленно выдал он.

– Мда… Погорячилась я со знакомством. Ладно, солнышко, спрячься пока, ты нервируешь этого дяденьку. А мы с тобой попозже поболтаем вдвоем, хорошо? Вот и умничка, – обратилась я к Замку.

Тот словно в раздумье покачал щупальцем, но спрятал его обратно. Рик на всякий случай отошел от того места на несколько шагов.

– Что это было?! – воскликнул он, когда к нему вернулась возможность говорить.

– Замок. Я же сказала. Чего пугаться-то так? – поморщилась я.

– Живой???

– Нуууу, скорее да, чем нет. Честно сказать, сама еще не разобралась. Но он хороший и очень интересный собеседник. Думаю, вы со временем подружитесь. Так что бы ты хотел у меня спросить? – спросила я, присаживаясь между зубцами стены.

– Ладно, допустим. Ты не перестаешь меня удивлять. В последнее время ты какая-то странная. Постоянные перепады настроения, то веселишься, то кричишь, то чуть ли не плачешь. И сегодня на тренировке ты каким-то образом раскрошила учебный меч. Ты связалась с магией крови? – серьезно спросил он.

– Не знаю что это и не уверена, что хочу знать. Нет, магия здесь не причем.

– А что тогда?

– Дело в том, что я немножко беременна, – вот и сказала ключевую фразу я.


15 глава

Злата

После того, как я выдала эту замечательную фразу, я даже зажмурилась, дожидаясь ответной реакции. Но ее не последовало. Постояв так еще минуты три, я открыла глаза.

– Извини, здесь ветер, верно не расслышал, ты что..? – переспросил Рик, подходя на шаг ближе.

– Говорю, что меньше, чем через год, я стану матерью. Во всяком случае, здесь будет бегать очаровательный карапуз, – с готовностью повторила я, так же уверено делая шаг назад.

– Э-э-э… Поздравляю? – неуверенно сказал он, ошалело уставившись на меня.

– Ну, в некотором роде и так. Спасибо, – улыбнулась я.

Фух, все прошло хорошо. А я боялась. Но все только начиналось…

– Это от Ринальдо? – полуутвердительно спросил тем временем Рик.

– Ты что? За кого меня принимаешь??? Нет, конечно! – справедливо возмутилась я.

– А кто? – глаза бедного дроу стали совсем круглыми.

Я задумчиво на него посмотрела. Сказать или не стоит? И так уже призналась, что жду ребенка.

– Если это не секрет, конечно, – слегка обижено протянул дроу.

– Вообще, секрет, но тебе скажу. Но учти, ты первый, кому я это говорю. И хотелось бы, чтоб как можно дольше оставался единственным, усек? Хорошо. Аэрон, – решилась я.

– Что «Аэрон»? – не понял Рик.

– Отец, – лаконично ответила я.

– Не понял.

– Аэрон – отец моего ребенка, – терпеливо повторила я.

– Какой Аэрон, – продолжил тормозить Рик.

– Блин, Рик, не тупи! Какой еще Аэрон может быть отцом моего ребенка? Если хочешь знать, он вообще единственный кандидат! – не выдержала я.

– Тот Аэрон?! – с перепугу Рик сорвался на тонкий фальцет.

– Дааа, тооооот Аэрон! Властитель Светлых Земель, Наследник, чистокровный дракон, – передразнила я дроу.

– Но этого не может быть! – беспомощно взглянул на меня Рик.

– Угу. Ты это ему скажи, – беззлобно кивнула я на свой живот.

– Да не бывает так! Пойми! Равный может родиться только… – начал было дроу.

– … только от равного. Да-да, знаю! Но мы не учли одну вещь. Он – Наследник, я – Наследница. Мы равные, улавливаешь?! – уже и сама почти перешла на крик я.

Так, надо успокоиться. Я отошла к краю крыши и облокотившись о зубец, подставила разгоряченное лицо прохладному ветру. Дааа, разговор предстоит не из легких. И это с Риком. Что будет с Лораном и Дейярдом – представить боюсь. А уж о Ринальдо и думать не хочется. Но об этом думать рано. Мне бы с дроу разобраться. Тяжело вздохнув, я опять повернулась к нему.

– Ты серьезно? – почти спокойно спросил он.

– Более чем, – заверила я его.

– Ммм… а ты знаешь чем тебе это грозит? – задал он следующий вопрос.

– Да. Мне Замок наглядно показал, – ответила я.

– Ты не переживай, это можно исправить. Женщины гибли раньше. Сейчас же можно избавиться от негативных последствий, – дроу подошел ко мне совсем близко.

– Я смогу спокойно родить своего ребенка? – с безумной надеждой я уставилась на Рика.

– Эээ, боюсь, что нет. Но наши технологии плюс магия позволяет сделать операцию, в ходе которой плод удалят и ты не пострадаешь. И даже сможешь потом иметь детей, – ответил он, опустив глаза.

– Нет, – отчеканила я и вновь отвернулась к стене.

Солнце клонилось к горизонту и все вокруг озаряли кроваво-красные сполохи угасающих лучей.

– Ты не поняла. Выжить при родах невозможно, – попытался убедить меня Рик.

– Это ты меня не понял. Я прекрасно ознакомлена с последствиями и последние полтора месяца для меня были крайне сложные. Но я приняла решение. И уже его не изменю. Не хочешь меня поддержать – хотя бы не мешай, а этот ребенок будет жить, чего бы мне это не стоило, – твердо сказала я и спокойно взглянула ему в глаза.

– Злата, но это же безумие! – попытался образумить меня он.

– Я все сказала. Жаль, что ты меня не понял. В любом случае, теперь ты знаешь все. И, надеюсь, сохранишь это знание в тайне, – строго сказала я.

– Но мы же останемся без Наследника! – предпринял он последнюю попытку.

– Наоборот. Обретете истинного Наследника, дракона. Причем такого, которого, я думаю, Светлые Земли не будут стремиться уничтожить. Разговор окончен, – ответила я и пошла к выходу с крыши.

– Но мы останемся без тебя… – еле слышно сказал Рик.

Я остановилась в дверях, не оборачиваясь. Слезы застилали глаза. Но голос не дрожал.

– Что ж… За все надо платить, – сказала я и больше не останавливаясь, пошла к себе в комнату, оставив Рика в смятенье на крыше.

* * *

К счастью, по пути к своим покоям, я больше никого не встретила. Не сказать, что реакция Рика стала для меня такой уж неожиданностью, но заделало за живое. Придется готовить себя и к такому. Честно говоря, я особо не задумывалась как именно воспримут мою скорую смерть те, кто меня окружает. Выходит, что некоторых это весьма расстроит. Есть ли мне до этого дело? Получается, что есть. Как бы я не уверяла себя, что прежняя Злата умерла, а вместо нее теперь Темная Королева Слава – это не так. Лишь вторая часть моей натуры. Но и первая никуда не делась.

С такими мыслями я добрела до своих покоев. День близился к завершению. А у меня назначена еще одна встреча с незнакомой мне девушкой Джессикой.

Я успела поужинать и даже принять ванну, когда ко мне пришла Джессика.

– Проходи. Я тебя раньше не видела, – сказала я, рассматривая ее.

Высокая, точеная фигурка, каждое движение наполненное изяществом и грациозностью. Смуглая кожа, густые длинные черные волосы. Выразительные большие глаза. Черт возьми, даже я не могла от нее отвести взгляда! Представляю каково мужчинам приходится.

– Я прибыла сюда полгода назад, за несколько дней до бала в честь пленения Светлых, – ответила она, оставаясь на месте.

– Ты работаешь на Дейярда? – спросила я.

– Да. Разведчик.

– Бывала на Светлых Землях? – решила уточнить я.

– Да, но дальше окраин не заходила. Но обо всем, что там происходит, я осведомлена должным образом, – поспешила оправдаться она.

Я задумчиво кивнула. По всему выходило, что девушка неплохая. Запоздало вспомнила, что действительно видела ее разговаривающей с Лораном на балу.

– Что думаешь о ситуации со Светлыми Землями? – внезапно спросила я.

– Я сомневаюсь, что им можно доверять всецело, но, насколько я разобралась в донесенных сведениях, их Наследник твердо держит свое слово и если с ним уже заключен договор – в спину он не ударит, – честно ответила она.

– Хм… С этим бы я еще поспорила, – тихо пробормотала я, забыв, что у пантеры очень тонкий слух. Впрочем, та сделала вид, что не услышала.

– А что у тебя с Лораном? – вдруг спросила я.

В ответ Джессика покраснела, смутившись.

– Понятно, можешь не отвечать. Ничего советовать или запрещать не буду, лишь упомяну, что он парень очень молодой, так что если вдруг наделает каких глупостей, то не со зла, а по неопытности, – не удержалась, чтоб не дать напутственное слово я.

Но Джессика стойко это восприняла и лишь кивнула в ответ. Но я увидела, что она как-то замялась.

– Ты хочешь что-то спросить? – догадалась я.

– Да. А вы не против наших отношений?

– Если у вас все хорошо – почему бы и нет? Да даже если было бы плохо – чай не дети, сами разберетесь, – пожала плечами я.

– Спасибо, – искренне улыбнулась она.

Я с завистью посмотрела на оскал белоснежных зубов, задержав взгляд на едва выдающихся вперед клыках. Не скажу, что у меня плохие зубы, но улыбаться так, чтобы их было видно все в улыбке – я так и не научилась.

– Было приятно пообщаться. Можешь идти, – попрощалась я с ней.

После того как она ушла, я подошла к окну и задумчиво посмотрела вдаль. Темные Земли… Что они в себе таят? Почему приходят ко мне ночью? Выдержу ли я это? Я бросила взгляд на свой еще плоский живот. Вопрос стоит по-другому: продержусь ли я до того, как родится мой ребенок? И что мне принесет встреча с Аэроном? Одни вопросы. Жаль, ответов так мало…

С этими мыслями я легла спать. И этой ночью мне вновь приснились Темные Земли…

* * *

Темнота… Вокруг лишь одна темнота… Она затягивает… Хочется раствориться в ней без остатка. В ней нет ни горя, ни страданий, ни сожаленья. Лишь умиротворенное спокойствие… Достаточно лишь сделать шаг… Всего один шаг…

– ЗЛАТА! – от внезапного крика я проснулась.

Проморгалась и едва сдержала крик ужаса. Я стояла в лесу, который мне так часто снился в последнее время. На расстоянии вытянутой руки замерла огромная грациозная кошка. В ней было что-то знакомое. Сантира! Вспомнилось мне. Именно ее я когда-то остановила. Или же другую кошку этого вида. Только вот что я делаю здесь? Босая, в своей ночнушке, в которой ложилась спать. И кто меня окликнул? Я медленно обернулась. В нескольких шагах от меня стоял Ринальдо. Его лицо немного побледнело от… страха?

Я обернулась к сантире. Странно, но страха я не испытывала. Мне не верилось, что кошка может причинить мне вред. На меня она смотрела без злости. А вот кирсан ее явно беспокоил. Она глухо заворчала.

– Злата, когда я скомандую, падай на землю, поняла? – тихо сказал он, осторожно доставая меч из ножен.

Я покосилась на сантиру. Такая красивая и такая опасная. Она вновь глухо заворчала и подобралась для прыжка.

– Давай! – сзади меня скомандовал Ринальдо. Но я уже приняла решение.

– НЕТ! – крикнула я и сделала шаг вперед, пристально глядя в глаза сантиры.

Это было очень рискованно, но я решила проверить слова бога о том, что малыш немного трансформирует мое тело, когда мне грозит опасность. А значит, мои глаза превратятся в драконьи зрачки. Если мой расчет верен, то сантира побоится связываться с тем, кто сильнее и убежит. Если же нет – что ж, я отлично помню свои сны. Против сантиры должно стоять как минимум воина четыре. Один Ринальдо с ней не справится.

От моего крика сантира на секунду прижала уши к голове, слегка отпрянув назад. Но затем зарычала громче, недовольная тем, что ее вынудили показать слабость. Подняла голову выше и столкнулась со мной взглядом. Внезапно рычание стихло. Несколько секунд она смотрела мне в глаза, затем коротко мяукнула и большими прыжками унеслась прочь.

– Ты в порядке?! – первым делом спросил Ринальдо, подскакивая ко мне.

– Кажется, да, – неуверенно сказала я.

Физически со мной все было нормально, а вот в остальном… Как я сюда дошла, я не помнила. Это настораживало.

– Тогда какого хрена ты здесь делаешь?! – грозно воскликнул он, нависая надо мной.

– Не знаю, – угрюмо ответила я.

– Как не знаешь? – такого он от меня не ожидал.

– Я не помню, – тихо ответила я, отводя взгляд.

– Эээ… мы… мы об этом позже поговорим, хорошо? А сейчас нужно уйти отсюда. Рассвет лишь через пару часов. Неизвестно какие твари еще бродят в окрестностях., – неловко ответил он, оглядываясь по сторонам.

Я понимала его опасения. Кажется, Темные Земли уже начали влиять на мое сознание. Придется на ночь запирать двери. Интересно, у прошлых Наследников тоже все начиналось с этого? Скорей всего.

– А сейчас позволь, – между тем сказал Ринальдо и не успела я ничего сказать, как он перебросил меня через плечо.

– Ты что делаешь?! – возмутилась я, попытавшись спуститься вниз.

– Лежи смирно, а то неудобно. И веди себя потише, не хватало еще привлечь внимание какой-то твари, – шикнул он, немного струснув меня.

– Что? Опусти меня! – потребовала я, тем не менее, на несколько тонов тише.

– Ты без обуви. Уверен, у тебя уже ноги в царапинах, которые кровоточат. Не хотелось бы, чтоб по твоему следу прибежала стая волколаков или кого похуже. Не говоря уж о том, что тебе будет попросту больно и неудобно идти, – объяснил он.

– Тогда почему бы не взять меня нормально? – спросила я.

– Потому что мне нужна одна свободная рука на случай, если на нас нападут. Или предлагаешь бросать в них тебя в надежде, что пришибешь собой парочку? – хмыкнул он.

– Намекаешь, что я толстая?! – задохнулась от возмущения я.

– Нет, нет, что ты! Просто… Уф! Как же с вами, девушками, сложно, – испугался Ринальдо.

– То-то же! – вяло буркнула я.

Хотелось спать. Хоть я и не помнила как сюда пришла, но все тело ломило, ноги болели, мелкие царапинки саднили. Хорошо, что Ринальдо разбудил меня. Кстати!

– А как ты меня нашел? – спросила я.

– Патрулировал. Ты ведь знаешь, что мы караулим тебя по очереди. Сегодня очередь Рика, кстати. Еще предстоит выяснить как он тебя выпустил. Так вот, я патрулировал со своим отрядом в этой местности. Кому-то из них показалось, что видели в кустах девушку. На всякий случай я пошел проверить. Там на тебя и наткнулся. Расскажешь свою часть истории? – сказал он.

– Нечего рассказывать. Я легла спать, а проснулась от твоего крика и обнаружила, что нахожусь в лесу рядом с опасной хищницей, – ответила я и тут же почувствовала как он напрягся.

– Ты не хочешь поделиться со мной секретом: как тебе удалось заставить ее убежать? – вкрадчивым голосом спросил он.

– Понятия не имею о чем ты, – попыталась уйти от разговора я.

– И ты меня остановила перед этим, – продолжил он.

– Ой, я уже вижу Замок. Опусти меня, я сама дойду, – обрадовалась я возможности перевести разговор на другую тему.

– Как скажешь. Желаешь поговорить о том как ты оказалась в лесу? – спросил он.

– Нечего здесь обсуждать. Ты и сам прекрасно знаешь что это значит. Я не исключение. Ни одному Наследнику не удалось этого избежать. За исключением тех, кого убили раньше. Ведь правда? – грустно улыбнулась я.

Ринальдо ничего не ответил лишь взял мою ладонь в свою руку и крепко сжал. Дальше мы шли молча.

В Замке нас встретила суета. Не успели мы спросить в чем дело, как кто-то закричал:

– Нашлась!

После этого ко мне подбежал Рик и крепко меня обнял. Вид при этом у него был немного виноватый.

– Как ты ее упустил? – тем временем грозно спросил у него Ринальдо.

– Я отошел всего на минуту. Вернулся, а дверь приоткрыта, а комната пуста, – принялся оправдываться дроу.

– Как ты вообще посмел отойти от ее комнаты хоть на шаг? – разъяренно выпалил кирсан.

– Я же не могу постоянно быть рядом! Позывы природы, знаешь ли, – покраснел Рик.

– А меня не волнует! Попросил бы кого-то подменить тебя! А вообще терпеть нужно! Я в свое время возле нее караулил день и ночь, даже спал рядом с ней на кровати, чтоб никто ей не навредил! – заорал Ринальдо.

Несколько нелюдей, включая Рика, тут же на меня осуждающе посмотрели.

– Не смотрите на меня так, я вообще об этом не знала, – пожала плечами я. Взгляды перекочевали с меня на Ринальдо.

Я не стала дожидаться чем же закончиться этот разговор и отправилась по направлению к лестнице.

– Вы тут разбирайтесь, а я – спать. Мне еще нужно за ближайшую декаду построить стратегию поведения со Светлым Наследником, – сказала я напоследок и отправилась спать.

Больше мне ничего не снилось в эту ночь…

* * *

Следующая декада прошла без особых происшествий, только суета так и не покинула мой Замок. Портные были обеспокоены тем, чтобы сшить мне достойный наряд для встречи со Светлым Наследником. Советники были выбиты из колеи моим заявлением, что на встречу я их не беру и поспешно пытались придумать мне стратегию поведения, телохранители мои просто были в ужасе от осознания того, что я встречусь один на один с тем, кто так жаждет моей смерти. Особенно тяжело это переживали те, кто знал какие отношения меня связывали в прошлом с Аэроном, когда я жила в его замке.

За день до отправления на встречу, я зашла к Миранде. Она уже почти полностью поправилась. Но за пределы врачебной палаты ее не выпускали.

– Привет. Мне сказали, что ты уже чувствуешь себя лучше, – сказала я, как только зашла.

– Какая разница? – угрюмо посмотрела она на меня.

– Я не могу тебя отпустить, но и не собираюсь держать как пленницу. Ты сможешь передвигаться по замку и даже выходить на улицу, но только в присутствии кого-то из стражников. Также тебе выделят отдельную комнату, – сказала я ей.

– Ты считаешь это достаточно? Думаешь, мне это заменит свободу?! – вскричала она.

– Забавно. Когда я жила в замке Аэрона, ты считала, что мне этого достаточно. В чем же разница? Хотя нет, разница все же есть. Тебе не нужно будет спать с мужчиной, который желает твоей смерти, – саркастически усмехнулась я.

– Все было не так! – попыталась возразить она.

– Разве? – приподняла одну бровь я.

– Я… я не знаю. Это все очень сложно, – сказала она, опустив взгляд.

– Ну, да. Не беспокойся, со временем я тебя отпущу. И если пожелаешь, даже провожу до границы. Но пока, извини, не могу. Завтра я уезжаю. Сомневаюсь, что кто-то посмеет тебя обидеть, но в случае чего обращайся к Рику. Это дроу, мой телохранитель. В конце концов, вам будет интересно поболтать. Он долгое время жил в Светлой столице, – сообщила я.

– Это случайно не тот дроу, который едва не отправил меня на тот свет?! – сердито зашипела она.

– Да. Это он. Он остается за старшего. Остальные мои телохранители уезжают со мной, – холодно ответила я.

Меня немного задело, что когда я была на месте Миранды, она воспринимала мои проблемы как обычные капризы. Не говоря уж о том, что я особо и не жаловалась ей. А теперь она забыла об этом и изображает праведное негодование. Как-то лицемерием попахивает, если честно.

– А куда ты уезжаешь? – спросила она, заметив перемену в моем настроении.

– На встречу с Аэроном, – усмехнулась я.

– ЧТО?!

– Он согласился обсудить условия нейтралитета между нашими землями. Не хочу упускать шанс. Я никому не хочу зла. Просто хочу спокойно жить, чтобы меня не трогали, – устало сказала я и поднялась, чтобы уходить.

– Поправляйся, – бросила я ей.

– Злата?

– Что?

– Удачи тебе, – пожелала мне Миранда, слегка улыбнувшись.

– Спасибо, – улыбнулась я и вышла.

Впереди меня ждала очень важная встреча, которая неизвестно чем может закончиться. Толика удачи мне не помешает.


16 глава

Аэрон

– Джонатан! Шевелись, мы опаздываем! – нервно прикрикнул я на своего друга.

– Меньше надо было любоваться на звезды в разрушенном крыле замка! – огрызнулся тот.

– Я там предавался воспоминаниям, бесчувственный сухарь! – возмутился я.

– Нашел время! Как ты вообще решился поехать на эту встречу? Это же Темная Наследница. Зачем? – уже который раз за последнее время задал он вопрос, который интересовал всех, кто меня окружает.

– Я действительно устал от этих войн. Может, действительно есть другой путь? Пока нет доказательств, что эта Наследница сходит с ума. Да и, как бы сентиментально это ни звучало, мне кажется, что Злату бы огорчило, если б я отказался от возможности наладить мирные отношения с Темными Землями, – сказал я то, что в последнее время вертелось у меня в голове.

– Я, конечно, извиняюсь, но может хватит уже? Пора жить дальше. И, если уж на то пошло, не ты ли всем доказывал, что именно Темная Наследница сделала жизнь Златы несчастной? Пойми меня правильно, вооруженный конфликт сейчас никому не нужен, но не ловушка ли это? – попытался образумить меня Джонатан.

– Вот приедем и узнаем. А пока поторопись! Время уже к полудню движется, хотя встреча назначена на утро, – поторопил я его, пришпоривая лошадь.

– Ты уверен? Может она тоже опоздает? Она же женщина, в конце концов, – предположил Джонатан.

– Исключено. Как бы там ни было, но Темные всегда славились своей пунктуальностью, – возразил я.

Вскоре на горизонте показалась деревня фениксов. Я незаметно перевел дух. Вот и все, через пару часов все решится. Знать бы еще что ожидать от этой встречи…

Злата

– Злата, может, мы поторопимся? – спросил меня Дейярд, поравнявшись со мной.

– Зачем? Сегодня заночуем в лесу, а завтра к полудню будем уже на месте, – отмахнулась я.

– Но нам нужно быть там утром! – возмутился он.

– С чего это вдруг? – удивилась я.

Может и следовало бы поторопиться, но очень уж не хотелось приближать время встречи.

– Встречи всегда проводятся утром.

– Где это написано? В его письме был указан день, но не время, – возразила я.

– Но так всегда было, – принялся убеждать меня Дейярд.

– А я вообще иномирянка, ваших правил не знаю. Надо было конкретней указывать, когда встреча, – невозмутимо ответила я.

Но ночью на нас напала нежить. Мы, конечно, отбились, и даже никто особо не пострадал, но это нас сильно задержало. В итоге, в деревню фениксов мы въехали после полудня. На мне уже была моя маска, а на голову наброшен глубокий капюшон. Плащ был черным, с алой подкладкой. Под ним же красовалось платье бордового цвета. Естественно, по бокам были сделаны разрезы, чтобы можно было ехать на лошади без помощи дамского седла. Под низ я надела черные обтягивающие брюки.

Честно говоря, мне было очень страшно, что Аэрон меня узнает. Тем не менее, где-то глубоко внутри была надежда, что это все-таки произойдет и мне не нужно будет больше скрываться и лгать. Он возьмет все мои заботы на себя, и мы будем просто счастливы. Вот только даже у меня в голове это все звучит донельзя скептическим тоном. В жизни так не бывает. Нельзя ничего говорить. Нужно молчать до последнего. Даже если вдруг узнает. Буду все отрицать. Только так можно защитить малыша. Будет много таких, кто захотят помешать ему родиться. Нельзя этого допустить.

На лице маска, закрывающая верхнюю половину лица. Капюшон закрывает волосы и бросает тень на лицо, что даже цвета глаз не рассмотреть. Видны лишь губы, накрашенные яркой красной помадой, что алым росчерком выделяется на белом лице. Походку скрадывают длинные полы платья и плаща. Двигаться буду стараться как можно меньше, чтоб не проскользнуло вдруг никакого моего характерного жеста. Как меня еще можно узнать? Голос. Единственное, что никак не подделать.

С другой стороны, что мне мешает шептать, как на совете в моем Замке, пока я притворялась мужчиной? Единственное, не покажется ли это неуважением к Наследнику? Может быть и так. В таком случае, у меня также имеется план. Почему бы не сказаться простудившейся? А что, болит горло, не могу говорить, лишь шептать. А чтоб не выглядело оскорбительно, буду шептать Ринальдо, а он будет озвучивать. На том и порешили.

Староста деревни нас уже встречал. Первым спешился Ринальдо и помог мне спуститься с седла. Староста склонил голову в знак почтения.

– Здравствуйте. Наследник уже здесь? – спросила я первым делом.

– Да. Он уже в комнате для переговоров ожидает вас, – ответил староста.

– Отлично. Я уже иду, – воскликнула я. Меня потихоньку стал бить мандраж.

– Мы с вами уже виделись раньше? – вдруг спросил староста.

– Маловероятно. Я бы запомнила, – едва справившись с собой, ответила я.

И больше не отвлекаясь на разговоры, поспешила за старостой к нужному дому. Возле него стояло два светлых воина. Они на нас враждебно покосились, но смолчали. Я вошла в дом и огляделась. Нужная дверь, как сказал староста, находилась с левой стороны. Сделав несколько коротких вдохов-выдохов, я толкнула ее.

Так и есть. За длинным столом сидел ОН. Я уже и успела забыть какой он. Нет, вру, как такое можно забыть? Можно подумать, он мне ни разу не снился за это время. Я замерла в проходе. Но весьма ощутимый тычок в спину со стороны Лорана меня отрезвил и я, поправив капюшон, вошла внутрь.

– Заставляете ждать, Темная Леди, – произнес он в своей обычной манере и, подойдя ближе, протянул руку, чего-то ожидая.

Я непонимающе на него уставилась. Затем повернулась к Ринальдо. Он все понял по моим глазам.

– Моя королева в дороге немного простыла и у нее пропал голос. Может лишь шептать, поэтому я на вашей встрече буду суфлером. И сейчас она хочет узнать что вы хотите сказать этим жестом, – невозмутимо перефразировал он.

– Я просто хочу поцеловать руку даме, как принято в высшем обществе, – немного резко ответил он.

Я повернулась к Ринальдо и шепнула ему пару слов.

– Моя королева хочет уточнить – не смазаны ли ваши губы ядом. Во избежание, так сказать, – тем же ровным холодным тоном произнес кирсан.

– Я держу свое слово. Мирные переговоры, значит мирные, – ледяным тоном ответил Аэрон и опустил руку.

Я пожала плечами и улыбнулась. То ли еще будет. Боги, дайте мне силы пережить сегодняшний день.

Мы сели за стол переговоров. Только сейчас я заметила возле Аэрона Джонатана. Что ж, все честно. С моей стороны Ринальдо. Лоран и Дейярд остались снаружи, возле светлых стражников.

– Моя королева приносит извинения за свой вопрос по поводу яда. Осторожность, знаете ли, – передал мои слова Ринальдо.

– Не стоит извиняться. Я все понимаю. Итак, Темная Леди, не желаете снять маску? – ответил Аэрон, прищурившись.

Я, не подключая Ринальдо, просто замотала головой. Тот кивнул каким-то своим мыслям.

– Могу я узнать почему? Насколько я понял, мои воины видели вас без маски. Им вы это позволили. Значит ли это, что мы с вами виделись раньше и я могу вас узнать? – продолжил Аэрон.

У меня после этого зашумело в голове и перед глазами заплясали черные точки. Но я быстро взяла себя в руки. Сомневаюсь, что Аэрон на полном серьезе подозревает, что видел меня прежде. Скорей всего, просто ткнул пальцем в небо и попал.

– Хотите сказать, что могли видеть меня раньше без маски и даже не заподозрить в моей принадлежности к Темным Землям? Сомневаюсь. А теперь, когда обмен любезностями закончен – предлагаю перейти к делу, – послушно передал мои слова Ринальдо.

– Что ж, вы правы. Приступим. Итак, как вы видите наше сотрудничество? – не стал спорить Аэрон.

Следующий час у нас прошел в дебатах. И я, и Аэрон старались выторговать для себя условия повыгодней. Конечно, о торговле разговор пока не шел, но и оформить в полноценное соглашение мое стремление устроить нечто вроде таможенного контроля, с обязательной отчетностью кто, куда, на сколько и с какой целью отправляется – дорогого стоит. Худо-бедно, но мы с этим разобрались.

Я наконец-то смогла объяснить свое видение ситуации и озвучить выгоду как для Темных Земель, так и для Светлых. Аэрон в свою очередь поднял вопрос о выдачи преступников, которые бегут за границу своих земель. На этом этапе наши мнения кардинально разошлись. Я предлагала таких преступников возвращать без промедления в их же земли. А вот Аэрон был категорично настроен, чтобы преступники предавались казни на месте. В итоге мы сошлись на том, что если преступление мелкое – его судят на тех же правах, что и коренных жителей. А вот если масштабных размеров, то вначале сообщать в родные земли преступника, дожидаться представителей его племени – хотя бы пяти человек, и лишь потом проводить суд. Дальше дело пошло живее. Мы обсудили несущественные детали и подписали договора.

Также я очень настаивала на пакте о ненападении. Вот только Аэрон не особо воодушевился этой идеей. Тогда я расписала ему, что даже если умру лишь я от рук Светлых, то войска Темных хлынут на Светлые Земли, в стремлении отомстить за мою смерть.

– Это все слова. Конечно, я слышал о неком шевелении на ваших землях, но, прошу прощения, Темных Наследников не раз убивали, а Светлые Земли все стоят нетронутые. Я не говорю, что вот сейчас прямо попытаюсь вас убить, но ваши угрозы смехотворны, поймите, – саркастически ухмыльнулся Аэрон, откинувшись на стуле назад.

Я же наоборот, немного подалась вперед, вцепившись пальцами в стол так, что они аж побелели.

– Почему же сразу угрозы? Я предупреждаю. Мои личные войска готовы. Сколько бы ни было ваших шпионов на моей территории, но точные цифры вам никто не назовет. Так что достоверно вам не известно сколько именно элитных воинов ринутся мстить вам за мою возможную смерть. Может, вы намекаете на то, что остальные кланы за меня не вступятся? Так было раньше. Может не все, но многие пойдут. Если Темные Земли вновь останутся без Наследника по вашей вине – я вам не завидую. Мои подданные достаточно настрадались в темноте. Я для них сейчас как луч надежды. Я не утверждаю, что я настолько величественна и крута, что меня прямо все любят, и поэтому будут мстить. Нет. Я вполне отдаю себе отчет, что я для них в большей степени образ, которому поклоняются, но не одушевляют. И если вы у них отберете этот образ – мало вам не покажется. Конечно же, я не угрожаю. Просто обрисовываю вам возможные перспективы, – позволила я себе легкую улыбку после того, как Ринальдо передал Аэрону мои слова.

Наследник выглядел очень удивленным. На секунду мне даже показалось, что он пристально вглядывается в прорези моей маски, стремясь разгадать тайну моей внешности. Так и подмывало подмигнуть ему или же показать язык. Но не та ситуация и не то место. Да и человек не тот.

– Я буду иметь в виду. Но как быть с тем, что все прошлые Наследники сходили с ума и их требовалось ликвидировать? – задал он следующий вопрос уже серьезным тоном.

– Думаю, вам известно, что Темные Земли сами по себе не так просты и им требуется устанавливать нечто вроде взаимосвязи с Наследником. Никто об этом самим Наследникам не сообщает, и они борются с этими самыми землями, считая это чужеродным вмешательством. Вследствие чего и сходят с ума, не в силах справиться с заведомо более сильным противником. Опять же, довольно часто было так, что Земли сами считали Наследника недостойным и те умирали вследствие несчастных случаев. Ведь так? – спросила я через кирсана.

– Похоже на правду. Во всяком случае, это многое объясняет. Так почему же вы считаете, что справитесь с ними? – не стал спорить Аэрон.

– Я не считаю. Я уже справилась, и Темные Земли признали меня своей хозяйкой, – сказала я кирсану на ухо откровенную ложь.

Мне нужно было лишь выиграть время. Уж как-нибудь полгода я смогу выстоять против Темных Земель. А больше мне и не надо. Лишь бы ребенок ступил на землю, не омраченную войнами. Ринальдо на меня ошеломленно уставился, не ринувшись сразу передавать мои слова. Но я с достоинством выдержала его взгляд. Мне было очень важно, чтобы он мне поверил. Ведь Аэрон чует ложь. Хоть и слабо, но откровенную ложь различить он сумеет. Если же Ринальдо будет верить в то, что говорит, то и Аэрон ничего не заподозрит.

– Это… Это многое меняет… И почему же Темные Земли приняли именно вас? – не сразу нашелся что ответить Аэрон.

– Может потому, что я отличаюсь от прежних Наследников? – передала я через кирсана.

– Интересная теория. Настолько безумная, что может оказаться правдой. Что ж, я согласен подписать мирный договор между нашими землями официально. Пока обе стороны будут соблюдать правила, почему бы и не пожить в мире? – наконец пожал плечами он и подписал составленный мною ранее документ.

– Я очень рада, что наша встреча закончилась успешно, – я позволила себе легкую улыбку. Вполне искреннюю, между прочим.

– У меня только есть один вопрос. Он не касается переговоров, но хотелось бы услышать правду. Откуда взялась Злата? – неожиданно спросил Аэрон.

Я на несколько минут впала в ступор, не зная что ответить, но Ринальдо достойно справился с ситуацией.

– Злата у нас появилась до того, как Темным Землям был представлен Наследник Славий. Я был одним из первых, кто встретил ее. Не знаю как она попала в замок, но вид имела плачевный. Одежда вся в пыли, разодрана, местами виднелась кровь. Что с ней произошло – девушка отказалась рассказывать. Не буду скрывать, вначале мы приняли ее насторожено, но когда поняли, что угрозы она не несет, выделили ей комнату в замке. А вскоре появился Наследник Славий, – ответил Ринальдо за меня.

Я немного успокоилась. Кирсан сказал чистую правду, ведь действительно, все так и было.

– Тогда такой вопрос. Почему появился Наследник Славий, а не Наследница Слава? И почему Злате была присвоена должность фаворитки? – продолжил допытываться Аэрон. Джонатан выглядел таким же удивленным, как и мы, но перечить дракону не стал.

– Если всем известно, что Наследник мужчина – охотиться на женщину не будут, ведь так? Вечером я могла спокойно переодеваться в обычное женское платье. Замок большой, девушек тоже достаточно, никто меня не заподозрил в том, что я и есть Наследница, пока я сама не решила открыться. Это всего лишь мера безопасности. По стечению обстоятельств, Злату поселили в комнату фаворитки предыдущего Наследника. Я не стала развенчивать легенду и объявила Злату своей фавориткой. Естественно, она знала, что я девушка. И вреда ей никакого не причиняла. Можно даже сказать, что мы были подругами. Иногда она оставалась ночевать в покоях Наследника. Оттуда вы ее и выкрали, – я с вызовом глядела на Аэрона, пока кирсан передавал мои слова.

Насколько проще и удобней было бы самой все это сказать, но дракон может узнать мой голос, а этого нельзя допускать.

– Когда мы ее нашли, она была в плачевном состоянии. И была ранена. Говорите, что не причиняли вреда? – нахмурился Аэрон.

Я с удовольствием отметила, как после этих слов нахмурился и немного опустил голову Ринальдо. Но продолжила говорить.

– Она не была ранена. Это нечто вроде ежемесячного проклятия. В течение нескольких дней у нее плохое настроение, болит голова и живот. Потом это бесследно проходит. Я полагаю, что достаточно удовлетворила ваше любопытство и наша встреча закончена. Приятно было иметь с вами дело. Надеюсь это лишь начало нашего плодотворного сотрудничества. До встречи, – и я поднялась со своего места.

– Погодите. А она была с вами счастлива? – задал вконец неожиданный вопрос Аэрон.

Я на секунду встретилась с ним взглядом. В его глазах читалось сожаление, надежда и что-то еще. Тоска? Возможно. Я не стала передавать свои слова через кирсана. Зная, что у дракона также тонкий слух, я прошептала:

– А с вами?

Он ничего не ответил, лишь на секунду опустил голову, принимая мой ответ. Я не стала задерживаться и вышла из комнаты. Не знаю почему, но настроение неуловимо ползло вниз. Хотелось кричать, бушевать, плакать. Странно, ведь встреча прошла хорошо. Но в глубине души я знала почему мне так плохо. Он меня не узнал. Даже догадка не мелькнула. Даже после того, как он услышал мой шепот. Да, все велось к тому, чтобы он меня не узнал, не понял, что я и есть Злата. Только почему теперь от этого так плохо? Чертовы гормоны!


17 глава

Злата

Честно говоря, на последних шагах к двери я едва не сдалась. На глаза почему-то навернулись слезы и я уже практически не глядя выскочила за дверь. Ну, как выскочила – внешне я была все также спокойна и величественна. Хотя, в душе бушевало пламя.

Стражники Аэрона пропустили меня спокойно. Правда, покосились с подозрением. Впрочем, им по статусу положено. Ринальдо молча шел рядом и ничего не спрашивал. Это и к лучшему.

На выходе Лоран попытался выяснить у нас все подробности, но взглянув на наши лица – замолчал. Хотя, вполне вероятно, что ему подал какой-то знак Ринальдо. В любом случае, мы в полном молчании дошли до наших лошадей, где нас ждали остальные. Тут мне пришлось отвлечься от своих мыслей и заверить их, что все прошло успешно и мы возвращаемся домой.

Народ с облегчением вздохнул. Честно говоря, я сама до конца не верила, что все пройдет настолько удачно. Аэрон подписал все договора, на которые мы не надеялись и некоторые из тех, о которых мы даже и не задумывались толком, а составили на всякий случай.

– Я отведу лошадь к водопою. Она выглядит уставшей, – сказала я, желая хоть на пару минут остаться наедине.

– Я с тобой! – в один голос сказали Лоран и Ринальдо.

– Для твоей же безопасности, – пояснил кирсан.

– Не стоит бродить одной в опасной близости от драконов, – добавил оборотень.

– Наверное, вы правы, – осталось лишь ответить мне.

Но у ручья мне не удалось остаться наедине со своими мыслями. Да и не совсем ручей это был. Какая-то заболоченная местность с небольшими участками воды, поблескивающими то тут, то там. Да и от поселка мы не отошли толком. Буквально в паре метров от нас стояла старая конюшня, где, судя по всему, стояли лошади этого поселка.

– Что-то случилось? – осторожно спросил Лоран, в то время, как Ринальдо пристально вглядывался по сторонам, но услышав вопрос Лорана, и сам немного повернулся в мою сторону.

– С чего ты взял? Договор мы подписали, все хорошо, – ответила я.

– Я что, тебя не знаю? Ты вышла оттуда будто ледяная статуя. Кожа бледнее обычного, в глазах ничего не отражается и шагаешь будто деревянная. Что там произошло? То, о чем я думаю? – на последнем вопросе Лоран понизил голос до шепота.

Я скептически на него посмотрела. Затем повернулась к Ринальдо, усиленно делающего вид, что ничего не слышит и вообще занят созерцанием подозрительного куста рядом с конюшней.

– Нет, он меня не узнал, – ответила я на невысказанный вопрос.

– Тогда в чем дело? Он сказал что-то не то? – подключился к разговору уже кирсан.

– Все в порядке.

– Но мы же видим, что как раз все наоборот! Поделись с нами, хватит секретов. Ты изменилась, да, но и мы осознали свои ошибки. Мы всецело преданы тебе и поддержим любое твое решении. Только не закрывайся от нас, прошу, – во время своей пламенной речи кирсан подошел почти вплотную.

Я все же подняла на него взгляд. Ринальдо выглядел искренним. Да и в Лоране сомневаться не приходилось.

– В самом деле. Все прошло замечательно, – попыталась улыбнуться я.

– Но ты расстроилась, – сказал Ринальдо.

– Немного. Он меня не узнал. Да, я знаю, все к этому и велось, мы сделали для этого очень много. Глупо, что я расстроилась от этого факта, но… слишком многое нас связывает. Связывало, – поправила я саму себя.

Кирсан хотел что-то сказать в ответ, но его прервали. С торжествующим мявом, Лоран кинулся в кусты, которые изначально привлекли внимание кирсана, на ходу превращаясь в зверя. Оттуда послышался приглушенный возглас. Кирсан выхватив меч, также кинулся к кустам. Я же лишь покрепче поправила на лице маску, помня, что моя роль заключается в первую очередь в том, чтобы меня не узнали.

Буквально через минуту шум в кустах стих и оттуда сначала вышел Лоран, который успел превратиться обратно в человека и Ринальдо, который кого-то за собой тащил. Я присмотрелась, и поняла, что передо мной стоит Джонатан, советник Аэрона.

– Что это значит? – произнесла я как можно надменней, позабыв, что мне следует говорить исключительно шепотом при тех, кто уже слышал мой голос.

– В кустах был, – лаконично ответил Ринальдо.

– Да не был я в кустах! Моя лошадь там была привязана, рядом и… – начал оправдываться он в ответ на реплику кирсана, но осекся.

Затем, не обращая больше внимания на моих телохранителей, посмотрел мне прямо в глаза.

– Злата? – неуверенно спросил он.

От неожиданности я едва заметно дернулась. По изменившемуся выражению лица Джонатана я поняла, что и он это заметил.

– Уважаемый, вы ошиблись. Перед вами Темная Королева, – холодно ответил Ринальдо, отпустив дракона, но не спеша от него отходить.

Вполне вероятно, что у него действительно там была лошадь и он даже не успел ничего услышать из нашего разговора. Следовательно, это не какой-то хитроумный замысел Светлых и его можно отпустить. Если бы не одно но…

– Но… как??? Я еще на переговорах не мог понять почему ты мне кажешься настолько знакомой и тут твой голос! Я не мог обознаться! Злата, как же это так? – непонимающе и, может, с толикой отчаянья спросил он.

Я продолжала молчать, не зная что ответить. Но, видимо, мои телохранители решили все за меня. Краем глаза я заметила как Ринальдо потянулся за своим мечом, а Лоран приготовился вновь превратиться в зверя, если понадобится.

– Стойте! Не сметь без моего приказа! – жестко приказала я, боясь, что не успею.

Кирсан посмотрел на меня удивленно, но промолчал, всем своим видом показывая, что полностью доверяет моему умению принимать решения. А вот Лоран застопорился.

– Но Злата, он же тебя узнал! – непонимающе и слегка обижено возразил он.

– Лоран, я, кажется, отдала приказ, – тем же холодным тоном пресекла его возражения я.

– Слушаюсь, Темная Королева, – послушно склонил голову он.

– Стань уже возле тех кустов, посторожи, чтоб больше никто сюда не пришел. И ты, Ринальдо, тоже побудь с ним. А мы с Джонатаном здесь поговорим, – отдала новое распоряжение я.

– Но… – напрямую кирсан возражать не стал, но весь его вид показывал смятение.

– Мне ничего не угрожает, – пожала плечами я, полностью веря в то, что говорю.

Как бы там ни было, но Джонатан не был решительно настроен против Темного Наследника. И ко мне относился нормально. Я даже не обижалась на него за те слова, что он сказал Аэрону в последний вечер моего пребывания в их замке. Он делал то, что должен был.

– А если… – кирсан не договорил, но красноречиво покосился в сторону дракона.

– Ну, вот «если», то тогда просто перережете всех Светлых в этом лагере и пойдете войной на Светлые Земли, – спокойно и уверено сказала я. Джонатан невольно сглотнул.

Лоран и Ринальдо послушно отошли туда, куда я их направила, всем своим видом показывая, что я веду себя слишком беспечно. Может быть. Не им решать. У ручья как раз лежало поваленное бревно, с которого, судя по всему, местные любили ловить рыбу. Вот на него и присядем на время разговора.

– Поговорим? – устало спросила я.

– Я… я не знаю что сказать. Во-первых, ты жива. Это, конечно же, радует. И я даже не буду спрашивать как тебе это удалось. Но вот тот факт, что ты и есть Темная Наследница… Как такое вообще возможно??? – в его голосе начали проскальзывать полуистеричные нотки.

Я поморщилась. Вот, опять. История с Мирандой повторяется.

– Ты серьезно думаешь, что я этого хотела? Стремилась к этому? – спросила я немного раздраженным тоном.

– Нууу… не знаю даже. Как там у вас это все происходит и по какому критерию вас отбирают – мне неизвестно, – не смог найти адекватного ответа Джонатан.

– Не знаю как остальных, а я просто попала не в то время, и не в то место. За что и поплатилась. Меня даже не поставили в известность куда отправляют и в качестве кого, – пожаловалась я.

Пока Джонатан в легком ступоре, можно и расслабиться, хоть немного выплеснуть то, что накопилось.

– Сними маску, пожалуйста. Я понимаю, почему ты скрываешь лицо, но хочу на тебя взглянуть хотя бы на пару минут, – неожиданно попросил он.

Подумав, я выполнила его просьбу. Вряд ли кто-нибудь сейчас неожиданно появится, а мне и самой уже поднадоела эта маска. Я с удовольствием подставила разгоряченное лицо прохладному ветру.

– Это действительно ты. Невероятно, – прошептал Джонатан.

Я повернулась к нему. Начинать ему что-то доказывать сразу не хотелось. Лучше уж подожду пока он сам начнет.

– Ты… Ты сразу задумала попасть к нам в замок, притворившись невинной жертвой? – все же спросил он, избегая встречаться со мной взглядом.

– Ты нормальный? Я просила, чтобы меня похищали? Я стремилась попасть в ваш чертов замок?! Может, я умоляла вас оставить меня и цеплялась за косяки дверей, когда вы меня пытались вытурить оттуда?? Или же с готовностью отвечала на все ваши вопросы и расспрашивала о детальном расположении ваших войск и прочих военных тайнах?! – возмутилась я.

– Эм… действительно. Прости, – согласился дракон.

Я ошарашено на него взглянула. Он извинился? Конечно, правда на моей стороне, но все же. Неожиданно, право же.

– Неожиданно такое услышать, – выдавила я из себя.

– Почему? Я ведь тебя успел хорошо узнать за то время, что ты была у нас. Ляпнул не подумав, просто все равно не могу поверить в то, что ты и есть Темная Наследница. Теперь многое стает на свои места, – все еще ошарашено ответил Джонатан.

– Надо же. А я думала, что раз уж Миранда объявила меня врагом народа после того, как я сбросила маску, то и ты сейчас бросишься на меня с кулаками, – невольно хмыкнула я.

– Тогда уж с твоей вилкой, чтоб наверняка. Что, Миранда? Она же погибла! Или…? – спросил Джонатан и с надеждой на меня уставился.

– Нет. Она жива и вполне себе здорова. Но отпустить ее обратно я не могу – она точно все доложит Аэрону. А мне нельзя этого допустить, иначе мирный договор будет разорван, – ответила я.

– Как она?

– Ее хорошо устроили, стараются ни в чем не отказывать. Она же ничего не хочет и просто продолжает тихо ненавидеть меня. Хотя, я ей уже пыталась объяснить, что я ничего этого не хотела, просто у меня не было выхода. Но она не желает слушать как это все выглядело для меня, – пожаловалась я.

– А как это все выглядело для тебя? – он точно решил побить все рекорды возможности меня удивить.

– Я делала все возможное, чтобы выжить. Ни на что неспособная человечка, которой в руки попала огромная ответственность и кроха власти. Я ничего не хотела, да и не хочу, в общем, кроме того, чтобы меня оставили в покое. Я хочу мирно жить. Возможно, со временем превратить свою столицу в процветающий город. И чтобы мои подданные были в безопасности. Разве ж это так много? Я могу понять что вам сделали прошлые Наследники. Но чем конкретно я завинила – мне не объяснили. Я уже почти год как в этом мире, я не тронула ни одного Светлого. Я сделала много для Темных, но для Аэрона я все равно никчемная подлая тварь, – грустно закончила я.

– Нууу… он же не знает, что ты и есть Злата. Зачем ты ушла? – попытался поддержать меня (или его) Джонатан.

– А что это меняет? Нам не быть вместе, думаю, мы с тобой это прекрасно понимаем. И Светлые Земли, и Темные будут ожидать от своего правителя, чтоб он подчинил себе другого. Не скрою, мне было очень обидно, когда я услышала ваш последний разговор, но мой уход был лучшим выходом, – пожала плечами я.

Честно говоря, не ожидала, что у меня с Джонатаном получится адекватный разговор, без криков, упреков и обвинений. Жаль, что я потеряла такого друга.

– В чем-то ты права, но он же думает, что ты умерла! – воскликнул дракон.

– Так будет лучше для всех. Если все получится как надо – между нашими землями не будет войны. Со временем мы сможем плодотворно сотрудничать. Аэрон женится, у него будут наследники, которые не будут уже предвзято относится к Темным. Всем будет хорошо, – заверила его я, избегая смотреть ему в глаза и думая о крохе, который растет внутри меня.

– Прости, я не думал, что ты услышишь наш разговор. И, поверь, я уже сотни раз пожалел о том, что вообще его завел, просто… – начал он.

– Не нужно. Я поняла тебя и простила уже. У тебя не было иного выхода, – грустно улыбнулась я, возвращая маску на место.

– Меня, но не его, – испытующе посмотрел на меня Джонатан.

– Сложно сказать. Поначалу мне казалось, что я его просто ненавижу за то, что он меня предал вот так просто. А сейчас я поняла, что это просто не имеет значения, как бы тогда не начали развиваться события. Я нашла самый оптимальный выход с той ситуации. Войны я не хочу, мне бы просто мирно существовать, – пожала плечами я.

– Ты ему так и не скажешь?

– Нет. Так будет лучше для всех. Надеюсь, ты меня понимаешь и никому не расскажешь о нашем разговоре? – полувопросительно сказала я.

– Пожалуй, действительно это хороший выход и никому от этого не будет вреда. Только вот… А как же вы? Аэрон, ты – вы ведь действительно были влюблены, я же видел, – с каким-то непонятным сочувствием произнес он.

– Может и так. Но только на кону стоит нечто большее, чем отношения двух персон. Только подумай: теперь Аэрон сможет найти себе жену, у них будут дети, а я смогу спокойно править своими землями, ни на что не отвлекаясь, – выдавила из себя неискреннюю улыбку я.

– Но…

– Пожалуйста, Джонатан! Ты ведь и сам знаешь, что я права. Отбрось в сторону все чувства и подумай с рациональной точки зрения, – буквально взмолилась я, добавив про себя: «Так же, как и в тот памятный вечер, когда я решила уйти из вашей жизни как фаворитка Злата».

– Хорошо. Я никому не скажу. Даю слово, – все же сдался он, после непродолжительной паузы.

– Вот и славно, – улыбнулась я уже немного искреннее.

– Правда, прости меня. Я тогда сделал огромную ошибку. Предал тебя, как друга, – с грустью сказал Джонатан.

– Я не буду убеждать тебя в том, что это не так. Но я уже не сержусь. Тебе уже пора идти, а то начнут искать. Удачи тебе, – сказала на прощание я и первая поднялась, чтобы уйти.

– Постой! А мы еще увидимся? – спросил он, тоже вскакивая на ноги.

– Если все пройдет хорошо, то думаю, да, – улыбнулась я, умолчав, что видеться то мы будем, но только как Темная Наследница и советник Светлого Наследника. И уж точно подобных разговоров у нас больше никогда не будет.

– Удачи тебе, – сказал он и ушел.

Я молча подошла к своим телохранителям, которые, подозреваю, все равно слышали каждое мое слово. Что ж, мне все равно от них скрывать особо нечего.

Будто в ответ на мои мысли у меня негромко заурчало в животе. Да, кушать-то мне теперь за двоих.

– Договор заключен. Поехали домой? – устало спросила я.

Мужчины согласно кивнули головой и мы вернулись в лагерь. Вот и состоялась великая встреча двух Наследников. Жаль только, я себя не чувствовала в выигрыше. Наоборот хотелось как можно быстрее попасть к себе домой, только чтобы это паршивое ощущение на душе исчезло.


18 глава

Честно говоря, дорога домой заняла гораздо меньше времени, чем планировалось. Хотя, возможно, мне это показалось. Пейзаж однотонный, никто на нас не нападал, настроение ниже некуда, разговаривать ни с кем не хотелось. Привалы мы сократили до минимума, но никто и не возражал: всем хотелось поскорее попасть домой.

Замок меня встретил распахнутыми дверьми. Причем, распахнуты были вообще все двери, даже те, которые вели в уборные, без разбора, сидит там сейчас кто-то или нет. Это мне потом уже Лоран рассказал.

А пока меня на входе встречала целая делегация из Рика, моих министров, управляющего и, как ни странно, Миранды. Впрочем, последняя едва заметив, что я еду впереди на коне, вернулась вновь в замок.

Я это отметила довольно равнодушно. Чем ближе были уже ставшие родными стены Замка, тем сложнее мне было сдерживать подступающую истерику. Зря я себя убеждала, что мне совсем плевать на то, что я увижу Аэрона. Нифига не плевать, как оказалось! А осознание того, что он меня не то, что не узнал, а даже не заподозрил в том, что уже видел – просто убивало.

Сбивчиво поздоровавшись со всеми, я быстро сообщила, что совещание назначаю на завтра, на утро, все прошло успешно, а я устала и иду к себе.

– Постой, но мы думали устроить праздничный ужин когда ты вернешься, – остановил меня Рик.

– Не сейчас. Я плохо себя чувствую, – ответила я.

– Что-то не так с…? – и он глазами указал на мой живот.

– Нет, все хорошо, но я правда очень устала, – уже спокойнее ответила я.

– Уже все готово. Не обязательно устраивать для всех празднование успешного заключения договора между Темными и Светлыми Землями. Будем только ты и мы, твои телохранители. Давай, а? – попросил он опять.

– Ладно, через два часа только, хорошо? – сдалась я.

– Ура! – просиял он и отпустил меня.

Впрочем, его место тут же занял Дейярд. Я на него насторожено покосилась, но ничего не сказала. Краем глаза увидела, как Лорана обступили мои советники, начав допрос, а Ринальдо решает вопрос куда разместить воинов, что нас сопровождали.

– Ты выглядишь очень грустной, – мимоходом сказал он.

– Да? Постараюсь держать себя в руках, – ответила я.

– Скажешь что тебя так расстроило? – спросил он.

– А то ты не догадываешься, – съязвила я.

– Но ведь ваша встреча прошла хорошо и он тебя не узнал. Или ты поэтому расстроилась? – продолжил выпытывать вампир.

– Извини, Дейярд, но я очень устала и не намерена выслушивать подобный допрос. Давай завтра поговорим, – ушла от ответа я, тем более, что мы пришли к двери в мою спальню.

– Хорошо. Ты ведь спустишься на ужин? – спросил он.

Я молча кивнула и вошла в свою комнату. Первым делом бросила поднадоевшую уже маску на прикроватную тумбочку. Затем стянула тугую резинку с волос, которые на время путешествия я стянула в высокий хвост, не утруждая себя тем, чтобы заплести что-либо замысловатое. Пыльную накидку бросила прямо на пол, уверенная, что расторопные служанки заберут все в стирку.

В дверь аккуратно постучали. Я с раздражением на нее посмотрела.

– Я же сказала меня не беспокоить! – сердито крикнула я.

– Это Айрин, ваша служанка. Можно я помогу вам с одеждой, волосами и наберу вам ванну? – раздался тонкий испуганный голосок из-за двери.

– А, да, заходи, – виноватым голосом ответила я.

И так девочка зашуганая, а тут еще и я на нее срываюсь. Нужно держать себя в руках. Поэтому я не стала возражать, когда она предложила полностью приготовить мне ванную, пока я раздеваюсь.

Наученная горьким опытом, я сразу ей сказала, что помогать принимать ванную мне не нужно, а вот от массажа головы я бы не отказалась. Полуорчанка просто просияла от этой новости.

Мммм… Теплая вода согревает замерзшие руки и ноги, а нежная пена обволакивает все тело. Тонкие пальчики Айрин бережно массируют мне виски. Как хорошо… И опять есть чувство, что служанка хочет что-то сказать, но боится.

– Айрин, у тебя все хорошо? – наконец не выдержала я.

– Да, госпожа, – раздался испуганный голосок.

– Может, ты хочешь мне что-то рассказать, но боишься? – предприняла я еще одну попытку.

– Нет, госпожа, – в голосе почти прорезалась паника.

– Ты меня боишься? – зашла я с другой стороны.

– Я…

– Значит, боишься. Скажи, я тебе хоть что-то плохое сделала? – спросила я, нахмурившись.

– Нет. Простите.

– Не извиняйся. Просто объясни, почему ты меня боишься? Кажется, мы через это уже проходили. И не зря я тебя поставила своей личной служанкой. Так в чем тогда дело? – все же попыталась разобраться в этой ситуации я.

– Вы меня можете выгнать из замка, – прошептала она.

– А раньше не могла? – резонно поинтересовалась я.

– Раньше могли понизить должности и… ой, вы же и тогда были уже Наследницей. Просто я не знала, – совсем растерялась девушка.

– Айрин, мое отношение к тебе никак не поменялось. Да, я выдавала себя за другую личность, но ты же прекрасно помнишь как я обращалась к тебе и к остальным, – попыталась успокоить ее я.

– К своим телохранителям вы стали относиться по-другому, – осторожно поправила меня она.

– Значит, они этого заслужили. Веди себя как раньше, не пытайся меня предать и все будет хорошо, – улыбнулась я.

– Да вы что! Я бы никогда и не подумала, – принялась оправдываться она, слегка даже поперхнувшись от возмущения.

– Вот и отлично. Так что ты хотела сказать или спросить у меня? – вернулась к началу я.

– А почему вы не сообщаете никому, что ждете ребенка? Это от лэса Ринальдо? – бесхитростно спросила Айрин.

От неожиданности я немного дернулась и, поскользнувшись, ушла с головой под воду, больно ударившись о бортик ванны затылком. Тут же вынырнула, шумно отфыркиваясь. Встретилась взглядом с бледной как полотно орчанкой. Мда, попахивает дежавю.

– Откуда ты знаешь? – первым делом спросила я.

– Я просто чувствую зарождающуюся жизнь. Наверное, свойство переданное мне от отца. Я всегда чувствую кто заболевает, ждет ребенка или при смерти. Извините, вы разрешили спросить, – голос Айрин вновь затих.

– Да, разрешила. Только знаешь что, больше никому об этом не говори, хорошо? – попросила я. И угораздило меня выбрать себе служанку с таким интересным даром.

– Хорошо. А можно узнать кто отец вашего ребенка? Он знает? – воспрянула духом служанка.

– Нельзя. Он не знает. И пока я жива – не узнает. Так будет лучше для всех. А у тебя есть еще какие-то свойства? Ну, к примеру, как обезопасить роженицу или нечто похожее? – на всякий случай спросила я, особо не ожидая положительного ответа.

– Я иногда вижу биологические и магические потоки у окружающих. Иногда приходит знание, что если один из них немного сдвинуть, а второй просто присоединить еще к какому-то потоку – могу вылечить человека. Но только магии как таковой во мне нет. Это все в теории и рассказать кому-то это я также не могу – мало кто может видеть эти потоки, – как я и думала, отказала мне Айрин.

– Понятно. Спасибо, можешь идти, – сказала я, намереваясь вылезти с ванны.

– Погодите, а прическу сделать? Помочь вам одеться? Лэс Дейярд сказал, что вы устраиваете празднество небольшое, – возразила служанка.

Я не стала возражать. Настроение не то, чтобы поднялось, но я уже не думала о том что произошло в деревне фениксов.

Я позволила себе расслабиться, пока Айрин укладывала мои волосы в высокую прическу, оставляя пару прядей, которые она потом завьет. Вспомнилось как нечто очень похожее мне соорудили на голове служанки в дворце Светлых. Также вспомнилось восхищенное выражение лица Аэрона, когда он меня такой увидел.

– Стой. Я не хочу такую прическу. Можешь заплести какую-то косу или нечто подобное? – попросила ее я.

Та согласно кивнула и принялась за дело. Я просто закрыла глаза, отдавшись во власть размышлений. Похоже я переоценила свои силы. Быть холодной и властной королевой – это, конечно, хорошо. Только чересчур сложно для меня. Эмоции ищут выход. Сегодня вечером вообще не хотелось никуда идти. А придется, обещала же. Да и Рик старался, организовывал. Только вот надевать маску Темной Наследницы Славы сейчас очень уж не хотелось.

Я взглянула в зеркало. Оттуда на меня смотрело бледное изможденное лицо с запавшими глазами. А вот прическа выше всяких похвал. Слегка встрепаны, они перекинуты на левый бок и заплетены в свободную косу, в которую Айрин вплетала розовый жемчуг или нечто очень похожее. В зеркале она встретилась со мной взглядом.

– Не нравится? Переплести? – растеряно спросила она.

Я задумалась. Красиво, но вот только под такой образ подошла бы как нельзя лучше улыбка, которую я сейчас просто не смогу из себя выдавить.

– А черный жемчуг есть? – спросила я.

– Есть. Только, вы уверены? Все эти темные тона – вам в них очень красиво, но может хватит этой мрачности? Сегодня же праздник. Вы подписали договор со Светлыми Землями! Мало кто в это верил. И там будут только ваши телохранители, для них необязательно быть строгой королевой, – попыталась образумить меня Айрин.

Подумав, я согласилась. Жемчуг убрали совсем, в прическу воткнули несколько шпилек, которые украшали небольшие голубые цветы из драгоценных камней. Платье мы подобрали в тон, насыщенного бирюзового цвета. Оно плотно облегало грудь, на спине ткань полупрозрачная. Такие же длинные рукава и зона декольте закрыта такой же тканью. Дальше оно свободно спускалось вниз до пола, меняясь во всех оттенках бирюзового. Туфли я надела без каблука. Косметики нанесла необходимый минимум. Слегка подкрасила глаза и едва тронула губы розовой помадой.

Посмотрела в зеркало. Моему образу не хватало легкой улыбки и было бы неплохо убрать эту неуместную печаль из глаз. Но чего не дано – того не дано.

– Лэс Дейярд обещал за вами зайти, – сообщила Айрин.

Я едва заметно усмехнулась. Было видно, что вампир моей служанке очень даже нравился. Но я им помогать не буду. Разъяснительную беседу я и с ним, и с ней в свое время провести успела. Так что дальше все в их руках – если судьба, то сойдутся. А нет – нечего и пытаться. У меня вот не судьба была, а мы все равно пытались сойтись. И ничего кроме разочарования и боли нам это не принесло.

Вскоре за мной действительно зашел вампир. Отвесил дежурный комплимент моей красоте, стрельнул глазами в сторону потупившей взгляд Айрин и повел меня куда-то.

Вскоре мы пришли в зал, где был накрыт стол и меня ждали Рик, Лоран и Ринальдо. Когда я вошла, они прервали свои разговоры и молча на меня уставились.

– Что-то не так? – спросила я.

– Я уже стал забывать какой ты была, – первым отмер Лоран.

– Наивной я была. В королеву я буду играть завтра, а сегодня я просто хочу отдохнуть, – вздохнула я и села за стол.

В целом вечер прошел неплохо. Я дежурно отказывалась от вина. Рик рассказывал как его достала Миранда, которая иначе, чем «темное отродье» его не называла. Лоран вдруг начал вспоминать свои детские шалости, которые он совершал со своей сестрой. Дейярд вспомнил несколько забавных историй из своего студенчества и первых вылазок в разведку.

Молчала только я и Ринальдо. Мне было просто не до того. Как бы я не старалась отвлечься – мысли мои возвращались к одному небезызвестному дракону. Кирсан же просто весь вечер не сводил с меня глаз. По-моему, он даже почти не ел. В какой-то момент я столкнулась с ним взглядом и не отвела глаз.

В тот момент я была согласна уже почти на все, чтобы выбросить из головы Аэрона, забыть как мне больно от того, что он не со мной. Мне было почти физически больно от осознания того, что я сама ушла от него, пожертвовала собой непонятно ради чего. Вернее понятно, ради тех, кто живет на Темных Землях. Только вот что мне с этого кроме посмертной благодарности – неясно. И все равно, даже если бы я все это знала – я не поступила бы иначе. Одна жизнь против благополучия целого народа – невелика плата.

И когда ужин закончился, я сама подошла к кирсану. Только вот сказать ничего не смогла. Просто посмотрела ему в глаза и отвернулась. Собралась уже отступить, но он взял меня за руку.

– Ты хочешь о чем-то поговорить? – спросил он ласковым голосом, нежно убрав выбившуюся прядь волос с моего лица.

Я молча кивнула, не спеша убирать его руку с моего лица. За спиной негромко кашлянул Рик. Я машинально отскочила от Ринальдо на пару шагов. Кирсан недовольно взглянул на дроу. Но тот смотрел только на меня, взглядом пытаясь спросить у меня уверена ли я в том, что я делаю. Я едва заметно пожала плечами и вновь шагнула к кирсану.

– Поговорим? – спросила я.

Тот поспешно кивнул и повел меня в свою комнату. Там он еще раз предложил вина, я в очередной раз отказалась. Пожав плечами, он отложил его в сторону.

Я зябко передернулась и присела на кровать. Он присел на корточки напротив. Как когда-то уже было, взял мои ладони в свои руки и взглянул снизу вверх.

– Расскажешь? – осторожно спросил он.

– Мне плохо. Очень. Я уже не выдерживаю, – прошептала я и первая слезинка скатилась по моей щеке.

– Я вижу. Дело только в свалившейся на тебя ответственности или события на Светлых Землях не дают уснуть? – спросил он.

– И то, и то. Ты же знаешь какая я была. Я не хочу быть слабой, но и быть постоянно сильной – тоже напряжно. Я чувствую, что не выдерживаю уже и он… – я негромко всхлипнула.

Кирсан моментально сел возле меня и прижал к себе, успокаивающе гладя меня по спине.

– У тебя к нему какие-то чувства остались? – дрогнувшим голосом спросил он.

– Не знаю, – покривила душой я. Конечно, остались! И вообще сомневаюсь, что когда-нибудь куда-то уйдут.

– Это пройдет. Все забудется, поверь. В свое время я тоже думал, что боль никуда не уйдет и она меня буквально пожирала изнутри. Но со временем воспоминания становятся бледнее и начинаешь отвлекаться на другие вещи. Ты справишься, я знаю это. И можешь на меня рассчитывать – я поддержу тебя во всем, – горячо зашептал он, видимо, вспомнив о своей жене.

– Я тебе верю. Жаль, что ты не показал себя с этой стороны с самого начала. Вполне возможно, наша история была бы совсем другой, – с грустью сказала я.

– А сейчас? – с затаенной надеждой спросил кирсан.

– Не знаю, – после продолжительной паузы сказала я.

– Но… у меня есть какие-то шансы? – почти шепотом задал мне вопрос Ринальдо.

– Шансы? А зачем? Ты меня плохо знаешь. Я о тебе мало что знаю. Ты мне нравишься, но я люблю другого, – честно призналась я.

– Давай начнем все сначала! Будем узнавать друг друга заново. Я буду любить за двоих, – горячо зашептал он.

– Что ты сказал? – недоуменно уставилась на него я.

– Я тебя люблю. Я был дураком. Буду делать все возможное, чтобы исправить это. И никогда не допущу, чтоб тебя кто-нибудь обидел, – вновь повторил он.

Как же это не вовремя. Вот что ему стоило сказать эти заветные слова до того, как я попала к Светлым? Что ему мешало быть тогда таким, как сейчас? Как бы тогда все изменилось. Я в кирсана была почти влюблена, а Аэрона я уже люблю. Как было бы просто согласиться быть с кирсаном и забыть обо всем! Но нельзя. Ни воспоминания просто так не исключить, ни факта моей беременности никуда не деть. Впрочем, я ведь не должна что-либо решать прямо сейчас, верно? А сегодня я просто ужас как устала.

– Я не знаю что тебе ответить. Я очень устала. Можно я останусь у тебя? – сонным голосом спросила я, чувствуя, что еще пара минут и я точно усну.

– Да, конечно. Сколько угодно, моя королева, – тихо сказал он, обнимая меня.

Я слегка улыбнулась и уснула, откинувшись на кровать. Уже сквозь сон я почувствовала, как он накрывает меня пушистым пледом и прижимает к себе.


19 глава

Нужно бежать… Чем быстрее, тем лучше! Они сейчас догонят! Они близко! Не выбраться уже…

Я отстраненно наблюдала за тем, как стая волков настигла свою очередную жертву и устроила кровавое пиршество. Ни сожаления по поводу погибшего оленя, ни радости за поужинавшую стаю я не чувствовала. Я была одновременно и всем и ничем.

Я была каждой кочкой этого леса, я была каждым камешком тех гор, я была каждым самым мелким грызуном, что населял эти земли. Темные Земли.

Стоп. Я не являюсь душой этих земель. Я их королева! Они должны мне подчиняться!

Глубоко изнутри поднялась смесь эмоций из раздражения, опасения, злости и чего-то очень темного.

Все резко потемнело и сон резко изменился…

Я снова во дворце Светлых. Резко села на кровати, проверяя свою догадку. Рядом кто-то зашевелился. Я осторожно туда посмотрела. Растрепанный и сонный Аэрон растерянно щурился, пытаясь понять почему я не сплю.

– Злата, все в порядке? Почему не спишь? – обеспокоенно спросил он.

«Что я здесь делаю? Это же все уже было! Незадолго до того, как я сбежала!», – хотелось крикнуть мне. Но вместо этого мои губы растянулись в нежной улыбке.

– Не знаю. Проснулась отчего-то. Наверное, приснился кошмар, – ласковым голосом ответила я.

– Я защищу тебя от любых кошмаров. Ты же знаешь, никого нет дороже тебя, – улыбнулся он в ответ и потянулся ко мне поцеловать.

Хотелось закричать: «Неправда! Ты меня предал! Ты меня не узнал!». Но здесь я могла только наблюдать за происходящим. Ведь это воспоминания, их не изменить. Хотелось кричать, плакать, биться в истерике, только не смотреть на это все…

– Злата! Злата, проснись! – услышала сквозь сон я чей-то встревоженный голос.

Открыв глаза, я увидела склонившегося надо мной кирсана. На щеках почувствовала влагу. Ну, точно, дежавю. Только в тот раз меня будил совсем не кирсан. От воспоминаний этого я тихонько всхлипнула.

– Что тебе приснилось? Расскажи, – сказал он, обнимая меня и привлекая к себе.

– Призраки прошлого не дают уснуть, – едва заметно усмехнулась я.

– В следующий раз скажи, что у тебя есть я – твой защитник, и они уйдут, – серьезно сказал он.

И тут меня вдруг озарило. А ведь Аэрон ни разу не сказал, что любит меня. Стоит ли мне делать выводы?

– Ты меня правда любишь? – вдруг спросила я у кирсана.

– Да, – серьезно ответил он, глядя мне прямо в глаза.

И я решилась. Будь что будет, а несколько спокойных месяцев у меня еще есть. Зачем же хоронить себя раньше времени?

И потянувшись к кирсану, я сама его поцеловала. От неожиданности он отпрянул. Я удивленно на него взглянула.

– Злата, ты не спишь? Ты уверена? – прерывающимся голосом спросил он.

– Помолчи, Рин, – прошептала я, впервые назвав его сокращенным именем, и вновь потянулась за поцелуем.

Больше он останавливать меня не стал, яростно ответив на поцелуй. Он целовал меня так, словно я была его последним шансом на жизнь. Его руки нежно, но твердо выпутывали шпильки из моих волос, в то время, как я прижималась к нему всем телом, стремясь выплеснуть всю бурю эмоций на него через эти поцелуи. Его руки остановились на застежке платья, словно в сомненье. Честно говоря, я сама не знаю как она расстегивается.

– Рви! – отрывисто приказала я, усаживаясь на него сверху и продолжая яростно целовать его губы, шею, плечо, периодически довольно ощутимо впиваясь в него зубами.

Утром у него явно будут от меня синяки. Но мне было плевать. Мне хотелось отрешится от своих проблем, забыться хоть ненадолго, хоть таким низким образом. Использовала ли я Ринальдо в данный момент? Думаю, да. С другой стороны, сомневаюсь, что его это обидит. В любом случае, с этим разберемся завтра.

С негромким треском ткань разошлась. Я не обратила на это внимания, в этот момент Рин слегка прикусил кожу на моем плече, от чего у меня из горла вырвался негромкий стон. Волосы, не сдерживаемые никакими резинками упали мне на лицо. Я их нетерпеливым движением отбросила назад.

Кирсан, кажется, даже негромко зарычал и, перекатившись, оказался сверху, придавив меня к кровати. Хоть и действовал он жестко, я знала, что в любой момент смогу его остановить и выбраться. Но я не хотела останавливаться. По крайней мере я так думала в тот момент.

«Мама», – вдруг услышала я слабый голос.

Я на секунду остановилась, прислушиваясь. Рин нашел своими губами мои губы. Я слегка прикусила их своими зубами. Как тут опять раздалось: «Мама?» полувопросительным тоном.

– Стой! – сказала я кирсану, садясь на кровати и испуганно озираясь по сторонам.

– Я сделал что-то не так? – обеспокоенно спросил Рин.

«Ты же моя мама?», – вновь прозвучал тихий растерянный голосок.

И внезапно я поняла все. Внутри меня растет черный дракон, который на третьем месяце начинает разговаривать со своей матерью ментально. Вот ради кого я буду все терпеть и справляться сама.

– Нет. Да. Ты не виноват. Не должна была… Прости… – сбивчиво принялась объяснять я, подхватываясь с кровати и отступая к двери.

– Злата! – отчаянно крикнул он, не веря в то, что я ухожу.

– Прости, я не могу. Мне нужно идти, – почти с болью сказала я и, подхватив свои туфли, выскочила за дверь.

* * *

В коридоре я быстро натянула туфли и поспешила свернуть в какой-то боковой коридор, пока меня никто не увидел у дверей кирсана. На меня запоздало накатывало чувство стыда и раскаянья за то, что я едва не сделала с кирсаном. И так зашла слишком далеко, придется утром разбираться еще и с этим. Может, даже скажу ему все как есть.

А еще вновь пришел полузабытый страх. Во мне растет живое существо. Которому я являюсь матерью.

«Так ты все же моя мама?», – обрадовано воскликнул голосок.

– Да, ты что мои мысли читаешь? – тихо сказала я.

«Нет. Только когда ты очень громко думаешь. И эмоции слышу. Почему ты грустная? Ты меня не хочешь?», – совсем грустно прозвучал голосочек.

– Нет! Ты что?! И думать так не смей. Я тебя очень хочу и жду. И сделаю все для того, чтобы тебе было хорошо. Я тебя очень-очень люблю, – жарко зашептала я, пробираясь по темному Замку, намереваясь выйти на крышу.

«Я чувствую, ты говоришь правду. Это хорошо. Мне подсказывает память предков, что мамы не всегда радуются своим малышам», – грустно сказал голосок.

– Бывает и такое, но я к таким не отношусь. Ты мне очень нужен, малыш, я тебя жду. Стоп, что такое память предков? – не поняла я.

«Не знаю. Я только сейчас смог заговорить с тобой ментально. Только сейчас начал воспринимать мир через тебя. Но я уже многое знаю. Будто эти знания всегда были во мне. И что-то подсказывает, что после моего рождения эти знания будут только увеличиваться. Сейчас мне доступна лишь толика от всего», – растерянно сказал он? Похоже, что у меня сын, если судить по окончаниям.

– Ты мальчик? – решила подтвердить свою догадку я.

«Не знаю».

– Как это? А как ты себя характеризуешь? – удивилась я.

«Черный дракон», – прозвучало с гордостью.

– Понятно. Мне непривычно разговаривать с тобой вот так. Мне вообще дико разговаривать с детьми. Но знай одно: мама тебя любит, – сказала я, присаживаясь возле излюбленного зубца на крыше.

«И я тебя люблю, мамочка», – довольно прозвучал голосок и затих.

Сколько я потом не звала, он не отвечал. Я уже начала всерьез беспокоиться, но мне ответили за него.

– Ребенок не может постоянно поддерживать ментальную связь. Срок еще очень маленький. Со временем он станет дольше общаться. Но не забывай, что деткам также полагается и спать больше, – раздался знакомый голос за спиной.

– Ты?! Не ожидала тебя увидеть еще с… да вообще никогда больше не ожидала увидеть, – честно призналась я, увидев за спиной Эрроральда.

– Ну, а я вот пришел. Можешь начинать радоваться, – как всегда самодовольно заявил он.

– Чему обязана? – холодно спросила я, не забыв еще нашей последней встречи.

– Ну, чего ты так сразу? Ну, погорячился я тогда. Тебя же спасти хотел, – вполне миролюбиво сказал он.

– Скучно без меня? – не поддалась на провокацию я.

– Ну, да. Пробовал за Светлым Наследником наблюдать – скучно. За твоими телохранителями походил – там тоже все понятно. И вернулся. Но я еще и переживал за тебя, ты не думай, – поспешно добавил он.

– А что там Светлый Наследник? – жадно уцепилась я за возможность что-либо узнать об Аэроне.

– А что он? То пьет, то сидит в разрушенном крыле и смотрит на звезды. Когда его помощник дергает и отводит на советы – ведет себя вполне адекватно, но затем вновь превращается живую статую. Правда, в последнее время в нем прибавилось жизни. После вашей с ним встречи. Но все равно, за тобой наблюдать интересней. Только вот ты меня видишь, когда я рядом, – почти жалобно сказал он.

– Ладно, можешь наблюдать. Но тогда договор наш в силе: наблюдаешь в обмен на информацию и если я попрошу уйти ненадолго и не подслушивать – ты выполняешь требование, – решила я.

– Согласен. Но ты же знаешь, шпионить или как-нибудь по-другому влиять на равновесие этого мира я не могу, – насторожено сказал он.

– Ничего такого просить не буду, – заверила его я.

– Хорошо. Что ты хочешь знать? – обреченно спросил он.

– Моя служанка метис. Мама темная, а папа светлый. Одна из рас – орк, вторую не знаю. У нее есть умение видеть магические и биологические потоки. Также она знает как на них влиять, но у нее нет сил для этого. Я хочу, чтоб ты узнал кто ее отец, особенности его расы, как можно использовать это умение, как сделать так, чтобы его можно было использовать по полной и найти информацию о том как это все можно использовать для моего случая. Чтобы я выжила, ребенок выжил и родился здоровым, хотя бы облегчить беременность или роды, – попросила я.

– Ничего себе, пожелания! Это же я уйму времени убью, пока хотя бы половину твоих требований выполню! Какой мне с этого резон? За простое наблюдение я не согласен, – возмутился бог.

– Я об этом думала. А теперь представь себе такой расклад: в мире, который уже признали закрытым и затухающим, внезапно появляется представитель давно исчезнувшей расы. И не просто появляется, а начинает править своим народом. Причем без войн и репрессий, законным путем, находясь в мирных отношениях с соседями. И это все благодаря твоему чуткому контролю и небольшому вмешательству, которое было незаметным, но своевременным. Как ты думаешь, это достойно того, чтобы восстановить тебя в университете и дать хоть какие-то права на этот мир? – лукаво подмигнула ему я.

– Это достойно того, чтобы засчитать мне дипломную работу для окончания университета и передать права владения этим миром полностью! Если это произойдет, ведь действительно я получу многое! – воскликнул он, воодушевившись этой идеей.

– Поэтому ты найдешь мне то, что я попросила, – полуутвердительно протянула я.

– Да. Ничего обещать не могу, но кто знает. Что сделать для того, чтобы ребенок точно выжил – я примерно представляю. Постараюсь поискать что-то для тебя. Если ты еще и сможешь удержать здесь мир, пока жива – цены тебе не будет, – радостно воскликнул он и исчез.

– Вот и сделай так, чтобы я оставалась живой как можно дольше, – прошептала я ему вслед.

Конечно, же мне никто не ответил. Лишь из стены высунулось два каменных щупальца и потянулось ко мне. Одно бережно дотронулось до живота, а второе осторожно погладило по волосам.

– Да, Замок, твоя мечта сбылась. Один ребенок через девять месяцев у тебя будет, – сказала я ему.

Меня едва не снесло шквалом радостных эмоций. Я невольно рассмеялась.

– Можно рассчитывать, что ты будешь заботиться о моем малыше, когда меня не станет? – спросила я его.

В ответ мне пришло недоумение и некое опасение.

– Ты же сам мне показывал что происходит, когда драконенка рожает не дракон. Так что со временем тебе придется со мной попрощаться, – пожала плечами я, уже спокойно относясь к этой информации.

В ответ Замок обижено заревел, перебудив всех обитателей. Я принялась поспешно гладить его по прохладной шершавой стене.

– Тихо-тихо! Если что-то еще можно изменить – я сделаю. Но не нужно переживать сейчас. Сейчас ведь все хорошо. Ладно, милый, мне нужно идти, – сказала я, поднимаясь с пола.

Дверь послушно отворилась и я вошла внутрь. Находясь на свежем воздухе, я здорово продрогла. Хоть и конец апреля уже, но по ночам все еще не очень тепло.

У дверей своей спальни я увидела Рина, сидящего на полу. Остановилась возле него, не подходя впритык. Он тут же вскочил на ноги, но ни слова не произнес. Я распахнула дверь, посторонившись, чтоб он вошел. Время откровенного разговора настало непозволительно быстро. Радует, что хоть Эрроральда тут нет. Хотя, подозреваю, он потом подсмотрит эту сцену в моих воспоминаниях. Что ж, договор есть договор.


20 глава

Злата

Я посмотрела на кирсана. Он не собирался куда-либо садиться и просто молчаливо ждал от меня ответа на незаданный вопрос: почему я сбежала? Я села в кресло и указала ему рукой на такое же рядом. Он послушно сел. Я не выдержала первой.

– Это все очень сложно. Я не могу так, – выдавила я из себя, избегая смотреть ему в глаза.

– Я сделал что-то не так? – глухим голосом спросил он.

– Нет, все было отлично!

– Тогда почему ты сбежала? – резонно спросил он.

– Дело не в тебе, дело в… – начала было говорить самую распространенную отмазку.

– «… а во мне». Понятно. А что-то пооригинальней придумать нельзя было? Ты настолько его любишь, что даже на секунду не можешь представить себя в объятьях другого? Ты и проснулась ночью потому что он тебе приснился? – начал закипать Рин.

Я не стала ему ничего говорить. Все равно это все сейчас пройдет мимо него и просто молчала, наблюдая как первые лучи солнца проникают через окно и пускают «зайчиков» на ковер.

– Я ценю эту твою верность. Но ты ведь сама знаешь, что у вас уже ничего не будет. У тебя были шансы это не прерывать, была возможность это все вернуть. Но ты ведь сама от всего отказалась. Почему же ты пришла ко мне потом? – продолжал он.

– Я пришла за поддержкой, которую ты обещал мне оказывать в любое время дня и суток, в чем бы она ни выражалась, – спокойно сказала я.

– Прости. Я и сейчас не отказываюсь от своих слов. Я понимал это когда ты пришла ко мне. Я осознавал это, когда ты осталась на ночь. Но то, что произошло после твоего ночного кошмара… – он затих.

– Ты меня за это прости. Я не хотела. Вернее хотела, но не так. И не сейчас. Я не должна была этого делать вообще. Я не имею права повторить это когда-нибудь в будущем. Прости, что дала тебе ложные надежды, – постаралась объяснить я.

– Но почему? Что тебя останавливает? Я ведь не претендую на твою свободу. Я согласен на все. Хочешь, никому не будем рассказывать о наших отношениях. Или наоборот, пойдем вдвоем к алтарю. Да, черт возьми, я даже согласен быть на должности твоего официального фаворита. Только не отвергай. Я и пальцем не прикоснусь к тебе, пока сама не позволишь, если дело в этом. И буду ждать столько, сколько потребуется. Только скажи мне, что тебя останавливает – мы все исправим, – почти взмолился Рин.

– Было б все так просто, – грустно вздохнула я.

– Что тогда? Доверься мне, прошу, – в который раз попросил о доверии он.

И в этот раз я не выдержала. Хватит терзать его за то, что было в прошлом. Я изменилась, но изменился и он. Сейчас ему действительно стоит доверять. В конце концов, я ему должна правду хотя бы за то, как я с ним поступила этой ночью.

– Хорошо. Я скажу тебе. Но обещай никому не говорить то, что узнаешь сейчас, – серьезно сказала я, подняв голову.

– Обещаю. Хочешь, дам клятву? – деловито осведомился он.

– Не стоит. Достаточно простого обещания. И помни, я тебе верю. Я жду ребенка, – выпалила я.

– Чьего? Он сюда должен прийти? Сейчас? – серьезно переспросил Рин.

Я в изумлении на него уставилась. Не, ну, чисто теоретически, ребенок и сюда может прийти, месяцев через девять, но кирсан явно не понял что я пытаюсь ему сказать. Какие-то мои телохранители совсем непонятливые.

– Ты не понял. Я беременна, – предприняла я еще одну попытку.

По округлившимся глазам Рина, я поняла, что эта информация все же до него дошла.

– Лоран?! Я знал, что вас что-то связывает! И доверяла ему всегда больше остальных! – выпалил он.

– Не Лоран.

– Этот ушлый дроу! Недаром ты сразу назначила его телохранителем, – переключился на другую особь.

– Конечно, ко мне в телохранители можно попасть только через постель, – съязвила я.

– Не он?

– И как ты догадался? Он вообще не принадлежит Темным Землям, – сказала я.

Дальше я увидела как по лицу кирсана пробегают разнообразные эмоции. Думал он явно о чем-то очень нехорошем. Потому что сначала его лицо озарил страх, потом какое-то мрачное понимание, раскаянье, отчаянье, затем ненависть.

– Он… тебя… и… и… я не могу это спросить, – вдруг сказал он.

– Ты о чем? – с подозрением спросила я.

– Ты знаешь вообще кто это оставил? – он кивнул на мой живот.

– Не смей так называть моего ребенка, – разозлилась я.

– Прости, но ты знаешь вообще кто его отец? – осторожно спросил он.

– Знаю. Я спала только с одним мужчиной, так что вычислить несложно, – заметила я.

– Извини, я просто подумал… вдруг тебя там… насильно… – неловко начал кирсан.

– Я поняла твою мысль, можешь не продолжать, – прервала его я.

– Получается, что ты со Светлым Наследником не спала? – сделал какие-то свои выводы Рин.

– Аргументируй.

– Ну, ты же сказала, что спала лишь с одним мужчиной и от него же и беременна. Я пойму, если ты не захочешь о нем рассказывать. И если это было насильно… – вновь завел свою шарманку он.

– Да никто меня не насиловал. Все было по обоюдному согласию. Успокойся. Отец моего ребенка – Аэрон, – все же сказала эту фразу я.

Во второй раз произносить ее оказалось отнюдь не проще. Реакцию Рика я выдержала, осталось пережить шок Рина.

– Вот это поворот… – только и смог сказать он. Я промолчала.

– Этого не может быть! – довольно быстро созрел он для новой оригинальной фразы.

– Угу. Мне тоже это говорили. Но в каждом правиле есть исключение. Мне вот не повезло им стать, – пожала плечами.

– Но как???

– Равное от равного… или нечто подобное, дословно не помню. Но прикол в том, что кто, как не Наследники могут быть равными. Светлый Наследник равен Темному. Я, конечно, так и не поняла по каким таким параметрам я вдруг определяюсь равной по силе Аэрону, но то, что я беременна от него – факт, – как смогла объяснила я.

– Есть способы как избавиться от ребенка. Мы их обязательно найдем. Только нужно срочно, до трех месяцев. Дальше уже будут сильные последствия. Но лучше так, чем рожать. Он тебя убьет, – обеспокоенно произнес Рин. В глазах его я прочитала сожаление.

– Я не буду избавляться от ребенка. Это мой малыш. И надежда всех Темных Земель. Не спорь. Я уже все решила. Поэтому и решилась договориться со Светлыми Землями. Мой сын или дочь будет жить в мире. Я очень надеюсь, что ты станешь ему или ей хорошим наставником. В память обо мне. Я знаю о всех последствиях. Поверь, я все обдумала прежде, чем принять решение. Время у меня было, – сказала я.

– Злата, но… – начал было он.

– Ты обещал поддержать меня в любых моих начинаниях, – напомнила я.

– Но это же форменное самоубийство!

– Тщательно продуманное и на благо нашего народа, – пожав плечами сказала я.

– У них же полукровки не рождаются! Это будет золотой дракон, которого заберут Светлые! Ты это понимаешь? – попытался достучаться до меня кирсан.

– Во-первых, кто его сможет отсюда забрать? Вы тогда зачем? Будете защищать. А во-вторых, это черный дракончик, – сказала я, улыбнувшись.

– С чего ты взяла?

– Он сам мне сегодня сказал. Поэтому тем более есть ради кого рисковать. Поверь, мне бы самой очень хотелось выжить. Если каким-то чудом это удастся, я буду без ума от счастья. Но по-хорошему, спасать нужно ребенка. Ты сам знаешь что для Темных Земель значит обрести себе вновь Черного Дракона. И не нужно на меня смотреть так, будто я уже мертва, – поморщилась я.

– Прости. Ты говоришь, что откуда-то знаешь уже о последствиях. Кто знает о твоей беременности? – сделал правильные выводы он.

– Замок, Рик и Эрроральд. Теперь еще ты, – честно перечислила я.

– Эрроральд?

– Вы зовете его Эррор, – пояснила я.

– Бог???

– Типа того.

– И ты с ним так запросто общаешься??? – опешил кирсан.

– Ну, ссоримся, конечно, иногда. Не без этого. Но в общем все нормально. Но он не имеет права ни на что влиять. Тоже предлагал избавиться от малыша. Теперь решил помочь. Поищет ритуал, который может сохранить мне жизнь, – выложила всю правду я.

– Аэрон знает?

– Конечно, нет! Как ты это себе представляешь? Во время переговоров сорвать маску и веселым голосом звонко ему сообщить: «Привет, милый, я жива и жду нашего ребенка. Правда, во время родов я опять умру и уже навсегда, но это все детали. Ты рад?». Так, что ли? И прекрати смотреть на меня с такой жалостью. Я ведь еще жива. Я тебе сказала все это просто чтоб ты знал. Надеюсь, ты меня поймешь. И еще раз прости за то, что дала ложные надежды. Я не должна была так делать, – извинилась я еще раз.

– Понимаю, что в данном свете событий это не совсем уместно, но у меня действительно нет шансов? – опять спросил он.

– Боюсь, что нет. Ты мне нравишься. Но больше как друг. Если бы я не попала на Светлые Земли, все могло бы сложиться совсем иначе. Давай постараемся забыть то, что сегодня было. Хорошо? – виновато посмотрела на него я.

– Хорошо. Давно не было суда с твоим участием. Может, пора устроить? – спросил он, переключившись на другую тему.

– Ты прав. Давай через несколько дней. И прекрати с таким ужасом смотреть на мой живот, – сказала я, проследив за его взглядом.

– Я просто не могу свыкнуться с этой мыслью. Ладно, я оставлю тебя. Как только понадоблюсь – зови, – сказал он и вышел с моей комнаты.

Я проводила его виноватым взглядом, но останавливать не стала. Неудобно получилось. Хорошо хоть вовремя остановилась. И чем я вообще думала?

Вспомнились ощущения от сна. Как всегда, мне снились Темные Земли. Но в этот раз что-то пошло не так. Я не захотела быть сторонним наблюдателем. Мало того, я еще и вспомнила кто я есть на самом деле. Эмоции, которые пришли вследствие этого, явно принадлежали не мне. Темным Землям? Вполне возможно. И сразу же после этого возникло воспоминание одной из ночи с Аэроном. Значит ли это, что дух этих земель может влиять на меня, на мои ощущения? Нужно будет обсудить это с Эррором, когда он придет. Честно говоря, сомневаюсь, что на трезвую голову я смогла бы поступить так с Рином. Значит, я до чего-то докопалась, сделала что-то очень важное, что заставило их испугаться и затуманить мне разум. Однозначно, посоветуюсь с Эррором об этом.

* * *

Следующие несколько дней прошли вполне спокойно. На совете уже все были ознакомлены с результатами переговоров из детального отчета, составленного Ринальдо. Поэтому мы просто еще раз все обсудили, прикинули какую выгоду теперь будем иметь с этого договора и как именно следует подать эту идею населению. Впрочем, разобрались со всем довольно быстро. Жить в страхе уже давно всем надоело, а значит изменения в нашей политике поведения со светлыми примут. Не сразу, но примут.

С Рином я старалась наедине не оставаться и взглядом не пересекаться. Он быстро понял что к чему и настаивать на своем обществе не стал, держась вроде и рядом, но особо не приближаясь.

К суду мы вновь подготовились. Только на этот раз по моей просьбе мне заранее дали краткие сведения о личности подсудимого и его преступления. К сожаленью, в этот раз невиновных было всего двое из тридцати четырех особей. Но, надо отдать должное, осужденные с первого взгляда выглядели как отпетые разбойники.

Но когда суд подходил к завершению, и я уже выносила приговор последнему из осужденных, появилась еще одна фигура. Мужчина, полностью укутанный в плащ. Как он в таком виде попал в замок – нужно будет еще узнать. Нечего всяким подозрительным личностям тут бродить.

Рин и Дейярд бросились ему наперерез, но он им что-то шепнул, после чего Рин удивленно на него уставился, а вампир, пожав плечами, неуверенно кивнул. Я, заинтересовавшись, немного приподнялась на своем кресле. Оно, как и в прошлый раз, было жутко неудобным. Хорошо, хоть без маски нахожусь.

Мужчина вышел на середину зала. Все заинтересовано следили за его действиями. А я силилась вспомнить видела ли я его раньше. Уж больно знакомыми были его жесты и походка.

– Великодушно прошу меня извинить, но я требую законного суда для себя, Николаса Криделла, Клан Оборотней. Преступление: убийство Алькхлараны Мелинды Астерры Фаррэй. Заявляю, что я невиновен и выдвигаю встречный иск против Гая Джастина Кристофа Фаррэя и Мелинды Астерры Роксаны Фаррэй, виновных в смерти Алькхлараны, – выдал этот мужчина.

Если не ошибаюсь, он только что назвал имя погибшей сестры Лорана и их родителей. А еще я точно вспомнила где уже видела этого Николаса.

– Я рассмотрю это дело. Не хотите к нему еще добавить признание в похищении вашей Темной Наследницы? Под видом фаворитки Златы, но все же. И действовали вы тогда на пару с дриадом, – холодно сказала я, бросив быстрый взгляд на Лорана.

Так и есть. Он очень сильно побледнел, а из этого следуют следующие вещи. Первое: Лоран не знал, что Николас замешан в моем похищении. Второе: сегодня именно Лоран пропустил его в замок.

Что ж, на эту тему мы с ним пообщаемся позже. А сейчас дело принимает интересный поворот. Настал момент истины: кто же именно является убийцей сестры моего телохранителя? И что-то мне подсказывало, исходя из выдвинутого обвинения, ответ мне ой как не понравится. По стремительно сереющему лицу Лорана я поняла, что его посетила та же мысль.


21 глава

Злата

– Я готов ответить за это свое преступление по всей строгости. Я знал на что иду, явившись сюда. Только прошу, сначала рассмотреть дело об убийстве. Я очень долго этого ждал, – взмолился мужчина.

– Хорошо. Подойдите, мне нужно посмотреть ваши воспоминания, чтоб понять виновны вы или нет, – сказала я, постаравшись отбросить в сторону все ненужные мысли.

Перед глазами замелькали быстрые разрозненные образы. Затем картинка начала проясняться.

Невысокая смуглая девушка с медово-каштановыми волосами, чем-то отдаленно похожая на Лорана, весело смеется, что-то рассказывая Николасу. Ее лицо лучится счастьем, а глаза полны любви.

Вот эта же девушка чем-то всерьез обеспокоена и что-то яростно доказывает оборотню, хмурясь. Затем она недоверчиво улыбается и кивает, с чем-то соглашаясь.

Николас спешит куда-то, в руках у него нечто вроде небольшого чемодана. На лице его чистая и искренняя улыбка. Глаза полны нетерпения и какого-то сладостного предвкушения. На улицах никого. Близился рассвет, а значит, все жители города уже спали. Николас заворачивает в подворотню, в которой, судя по всему, его должна была ждать девушка. Но здесь он находит лишь ее безжизненное тело.

В отчаянии парень бросается на колени рядом с возлюбленной и что-то кричит, не в силах поверить, что она мертва. Дрожащей ладонью закрывает ей глаза. Отреагировав на какой-то шум, он молниеносно вскакивает на ноги и сбегает.

Я шумно перевела дыхание. Был бы гораздо проще, если бы я могла сосредотачиваться на этих образах и не только видеть, а и слышать о чем там речь. Впрочем, здесь и без этого все было ясно. Николас невиновен.

– В убийстве девушки ты невиновен. Почему бежал тогда? – поинтересовалась я у замершего в ожидании моего решения Николаса.

– Когда я увидел Лару такой… я был вне себя от осознания того, что ее не вернуть. Но между тем я заметил, что удар был нанесен спереди. Моим же кинжалом, который окровавленный лежал рядом. Для оборотня не составит труда определить, что я долгое время пользовался им. Кто-то меня подставил. И я знал кто. Этот кинжал я однажды оставил у Лары как напоминание, что я всегда рядом и смогу еще защитить. Поэтому мне пришлось бежать и надеяться, что однажды выдастся возможность предстать перед верховным судом, – ответил оборотень.

– Ясно. Мне бы хотелось выслушать ее родителей. Когда они смогут сюда приехать? – спросила я, подозревая, что теперь родители Лорана и Лары сюда точно не явятся. Страшно подумать, но, судя по всему, в смерти их дочери они же и виновны.

– Они как дальние родственники Главы Клана также находятся здесь, – тем не менее ответил Николас.

Спустя небольшое количество времени, ко мне действительно вышла немолодая, но красивая женщина и мужчина. Его я, напрягши память, также узнала. Именно его разговор на повышенных тонах с Лораном мне когда-то давно показал Замок. А я так и не спросила кто это. Мужчина держался уверенно и выглядел немного раздраженным. А вот женщина была бледной как полотно.

– Прошу вас. Мне нужно посмотреть ваши воспоминания, – попросила я, указав им рукой перед собой.

– Мы невиновны. Это нонсенс, обвинять нас в смерти нашей же дочери! Бесчеловечно, в конце концов! – сердито ответил отец Лорана.

– Вы отказываетесь выполнять мой приказ? – холодно спросила я, прищурив глаза. Мои телохранители на всякий случай придвинулись ближе ко мне.

– Нет, что вы! Просто это же наш ребенок. Как можно подумать, что мы причастны… – совсем тихо возразила женщина и первая подошла ко мне. За ней сразу стал и мужчина.

Я просмотрела их воспоминания. Видела их долгие споры с дочерью. Видела ужасный скандал в последний вечер ее нахождения дома. Следующее же воспоминание было связано с приходом стражников. Дальше безутешные родители оплакивали тело мертвой дочери.

Я растеряно на всех взглянула. Получается, что они также невиновны. Ничего не пойму. Неужели, действительно бедную девушку убил случайный грабитель? Все равно не сходится. Ясно же, что в этом замешан кто-то, кого она так хорошо знала. Жаль, что не удастся посмотреть воспоминания Лары.

– Мы не убивали дочь, – подтвердил то, что я видела, старшй Фаррэй.

Я резко вскинула голову, успев увидеть, как на миг глаза оборотня зажглись торжеством. Меня снедало чувство, что я что-то упускаю. В зале стояла полная тишина. Все ждали чем же закончится эта история.

– Мне бы хотелось посмотреть воспоминания мужчины, с которым вы заключили помолвку за спиной Лары, – задумчиво сказала я.

Краем глаза заметила, что мать побледнела еще больше, избегая смотреть мне в глаза. Отец же наоборот, словно затаился. Все эмоции исчезли с его лица.

– Боюсь, это невозможно. Маркус покинул наши края после трагедии с Ларой, – сказал он.

– Я хочу еще раз взглянуть ваши воспоминания. Хотя, нет. Не так. Как же я могла забыть. Именем Наследника, приказываю: расскажите все, что знаете о смерти вашей дочери. А именно: как она умерла и кто ее убил, – вспомнила я о своем умении, холодно улыбнувшись.

– Но… это же… – покраснел мужчина, силясь удержать слова в себе.

Я с любопытством за ним наблюдала. Лоран сопротивлялся моему прямому приказу не больше двадцати минут. Сколько сможет отец? То, что он что-то знает – я была уверена.

– Я ее не убивал, – выдавил он.

– Именем Наследника, приказываю: правдиво и конкретно отвечайте на мои вопросы. Как умерла ваша дочь? – приказала я.

– К ней подошли сзади. Позвали, она обернулась. Сначала ее долго убеждали не делать глупостей, остаться. Но она не согласилась. Все твердила о какой-то любви. Не было другого выхода. Нельзя было позволить, чтобы она опозорила семью, – нехотя ответил он.

Я заметила, как Лоран немного покачнулся. Его совершенно бледное лицо будто заострилось, из глаз исчезла любая осмысленность. Но я продолжала, держа себя в руках.

– Кто убил вашу дочь?

– Маркус.

– Почему он это сделал? – не отставала я.

– Мы с женой его убедили. И мы же дали ему нож Николаса, чтобы спихнуть все на него, – после этих слов мать Лорана начала превращаться в зверя, намереваясь сбежать, но ее вовремя схватили стражники и накинули на шею серебряную цепь.

– Где Маркус? – задала я последний вопрос.

– Мертв. Нельзя было оставлять свидетелей. К тому же, он потом раскаялся и хотел сдаться стражникам, – отстраненно ответил Фаррэй.

– Зачем вы так поступили с вашей единственной дочерью? – грустно спросила я уже не для протокола, а скорее для себя.

– Она опозорила наш род! В нас течет древняя кровь! Нельзя ее смешивать с безродными! – начал визжать мужчина, пытаясь мне доказать свою бессмысленную точку зрения.

Я покосилась на Лорана. Он едва сдерживался, с ненавистью смотря на своих родителей. Честно говоря, в этот момент меня даже передернуло. Не вовремя накатила горечь от осознания того, что Ларе повезло – у нее есть брат, который любил ее и ненавидел отца за ее убийство. Меня же мой отец убил и, подозреваю, никто так об этом и не узнает.

Так же быстро я успокоилась. Мне дали еще один шанс на жизнь. У Лары же этого не было. И я должна принять решение сейчас. Прости Лоран, но смерть твоей сестры должна быть отомщена.

– Мой вердикт: Гай Джастин Кристоф Фаррэй и Мелинда Астерра Роксана Фаррэй признаются виновными в смерти двух оборотней. Как оборотням знатным, им предоставляется выбор: пожизненное заключение в самой дальней темнице без возможности выхода за пределы камеры и без возможности посещения кем-либо или же быстрая смерть от чаши с ядом, принятая добровольно, – без эмоций произнесла я.

– Даю время на обдумывания до вечера. А сейчас отведите их по разным камерам, – отдала следующий приказ я.

После того, как причитающую мать и сыплющего проклятьями отца Лорана увели, больше всего мне хотелось подойти к своему телохранителю и обнять его, утешая. Но нельзя. Было еще одно дело.

– Теперь вы. С какой целью вы меня похитили, какие у вас были планы и знали ли вы о планах вашего сообщника? – спросила я Николаса, переключившись на второе его преступление.

– Мне нужны были деньги. Меня знали все, та что я не мог нигде устроиться на работу. Мои средства закончились очень быстро. Я стал наемником, не гнушаясь почти ничего. Пробиться на первый суд я не успел. Нужно было дождаться следующего. Но мне нужно было как-то выживать. Я и подумать не мог, что вы и есть Наследница. Когда поступил заказ на ваше похищение, я согласился. Я не хотел причинять вам вред. И был уверен, что напарник рассуждает схожим образом. Но сейчас, когда я добился чего хотел, готов ответить за свое преступлении, – склонил голову он.

На всякий случай, я посмотрела его воспоминания на счет этого. Но он не врал. Да я и так помнила, что он дриаду сказал, что не желает, чтоб пострадали невинные и просил отпустить меня в любом случае. Что же делать? Он совершил серьезное преступление, за которое должна последовать смерть. Из-за него Темные Земли могли лишится Наследницы. Насколько я поняла, именно он все просчитал для моего похищения. Но на это его вынудили обстоятельства. А именно, бездушные родители Лорана, которые убили свою же дочь чужими руками. Если б не они, он был бы счастлив со своей возлюбленной и ни о чем таком и не помышлял.

– Мой вердикт: вы признаетесь виновным в содеянном. Но беря во внимание облегчающие обстоятельства, ваше наказание следующее. В течение следующего года вы патрулируете вместе со стражниками в местах скопления нежити. Вам выдадут оружие. Платить вам за это не будут, но жилье и продовольствие будут предоставлять. Там очень опасно и воины, которые туда отправляются, в достаточной степени обучены. Если выживете, по истечению года вы объявляетесь свободной личностью и можете отправляться куда угодно, – все же приняла решение я.

На этом суд я объявила законченным и вышла из зала. Выждав некоторое время, я вызвала к себе Дейярда. Он вошел и недоуменно на меня уставился. Я жестом предложила ему присесть.

– Как там Лоран? – осторожно спросила я.

– Он с Джессикой. Сразу после суда она пошла к нему. Думаю, она подберет нужные слова. Именно ей мы обычно доверяем сообщать женам погибших воинов о случившемся. Тяжелый суд выдался, да? – он сочувственно на меня посмотрел.

– И не говори. Даже без учета того, что это родители Лорана, – тяжело вздохнула я.

Повезло еще, что малыш все заседание так и не вышел на связь. Не хотелось бы, чтоб он все это слышал.

– Это какой же надо быть тварью, чтобы убить собственную дочь? Еще и не своими руками, через чужие руки, – пробормотал Дейярд.

– Думаешь, было бы лучше, если бы он это сделал своими руками? – невесело хмыкнула я.

– Ну, да, ты права. В любом случае это ужасно. Хорошо, хоть это не осталось безнаказанным. Все же есть справедливость, – заметил вампир.

– Да, здесь справедливость есть, – согласилась я, грустно вздохнув.

– Что ты имеешь в виду? – насторожился Дейярд.

– Да так. Не обращай внимания, – отмахнулась я.

– Это связано с твоим прошлым? Еще до жизни здесь? – догадался он.

– Ага.

– Расскажешь? – вдруг попросил он.

Я с сомненьем на него взглянула. Затем пожала плечами. Почему бы и нет? В конце концов, он сам видел в моих воспоминаниях что за человек мой отец. Вряд ли я когда-нибудь с кем-то этим поделюсь.

– Нечего особо рассказывать. Как сюда попадали предыдущие Наследники? – задала встречный вопрос я.

– В основном их готовили к этому с рождения. Были особые предсказания. Конечно, иногда бывали сбои и призывались другие люди. Но такое было лишь пару раз, – пожал плечами вампир.

– А я вообще тут оказалась случайно. Я умерла в своем мире и запуталась в переходе межу миром живых и миром мертвых. Наткнулась на артефакт, принадлежащий Эрроральду и он от скуки отправил меня сюда. Для меня это был шок, – поделилась я.

– А уж для нас какой… Погоди, ты же молодая совсем. Как ты умерла? Ты была в плачевном состоянии, когда сюда попала. Оказалась не в то время, не в том месте? – сочувственно спросил он.

– И время то, и места другого для пребывания у меня особо и не было. Можно сказать, это был несчастный случай. Подозреваю, меня еще можно было спасти, но отец не захотел со мной возиться, – вновь грустно вздохнула я.

– Тебя… тебя убил отец? – шокировано воззрился на меня вампир.

– Не нужно так удивляться. Ты сам видел каким он мог быть. Просто в этот раз он немного не рассчитал силы. Я с этим уже смирилась. Просто обидно, что никто так и не узнает каким подонком он был и моя смерть осталась безнаказанной, – пожала плечами я.

– А почему он так к тебе относился? – задал следующий вопрос вампир.

– Не знаю. Я пыталась у него спросить, но ответом мне были новые побои. Возможно, он так просто самоутверждался в своих глазах. Мать он не бил. Только меня. Да ладно, в некоторых семьях бывает и похуже, – я натянуто улыбнулась.

– Прости. Мне жаль, что тебе прошлось через такое пройти. Но теперь тебя здесь ожидает долгая и счастливая жизнь. Больше никто не сможет тебя обидеть, – искренне произнес Дейярд.

– Спасибо, – я вновь натянуто улыбнулась. Говорить, что уже через год, скорей всего, для меня все закончится – не хотелось. Я с этим смирилась, зачем же печалить остальных?

– Как там Айрин? – поспешила перевести разговор на другую тему я.

– Знаешь, ты была права. Девчонка действительно мне нравится. Только не знаю. Она постоянно такая испуганная, сжатая. Не знаю как к ней подойти, – поделился со мной вампир.

– Просто зови ее почаще погулять. В сад, к примеру. Там же сорви ей пару цветочков. И ни словом не намекай на что-то большее. Пусть пока к тебе попривыкнет, – посоветовала я.

– Я тоже примерно так думал. А можно вместо сада позвать ее посмотреть в городе представление? – смиренно вздохнул Дейярд.

– Можно. Только в ее выходной. Не оставляй меня надолго без нее. Она делает мне чудный массаж головы и прекрасные прически, – улыбнулась я.

Мы еще немного поболтали с Дейярдом, а потом он ушел. Позже вечером мне сообщили, что родители Лорана приняли решение и оба выпили яд. Честно говоря, я была этому только рада. Если б не тот факт, что это отец и мать моего друга, я бы велела казнить. И их смерть не была бы такой легкой.

Лоран довольно быстро пришел в себя. И хоть его взгляд еще долгое время был несколько потухшим, было видно, что Джессика постепенно возвращает его к жизни. О его родителях никто ему не напоминал и жизнь постепенно вошла в прежнее русло.

От Аэрона не было никаких вестей, что меня начало немного напрягать. С одной стороны, это означало, что договор в силе. А с другой, что-то меня начало одолевать смутное чувство беспокойства.

И оно оправдалось. Зря я в тот день отказалась от общества телохранителей и пошла в сад лишь с Айрин. Ой, зря…


22 глава

Аэрон

После встречи с Темной Наследницей осталось какое-то непонятное чувство, будто я что-то упускаю. И еще легкое ощущение дежавю. Возможно именно поэтому я начал расспрашивать Славу о Злате. Было видно, что мои вопросы всколыхнули в ней неприятные чувства. Особенно это стало заметно, когда я, поддавшись какому-то глупому порыву, спросил была ли Злата счастлива. Слава соизволила даже сама задать встречный вопрос. Ее манера общаться так похожа на то, как обычно со мной разговаривала человечка. Может, у Наследницы и научилась? Ведь я так и не узнал Злату даже наполовину.

Но в своем отношении к Наследнице я так и не разобрался. Вроде же зло в чистом виде – другие не могут подчинить себе Темные Земли. А вот интуиция просто кричит, что в этой женщине нет и капли приписываемой ей темноты. Сильная женщина, властная, гордая, но не плохая. Что ж, поживем – увидим. Выживем – учтем.

Что странно, всю дорогу домой Джонатан не задал ни единого вопроса, будучи полностью погружен в свои мысли. Очень хотелось спросить что же его так беспокоит, но понимал, что обстановка этому не располагает. Лучше уже потом, в замке. К тому же, мы уже почти приехали.

– Что думаешь о Темной Наследнице? – друг первым задал этот вопрос, едва мы с ним оказались в моем кабинете.

– Не знаю. Не успел разобраться. То, что она не говорила напрямую – очень подозрительно, – ответил я, наливая себе и Джонатану вина.

– Но ведь договор ты подписал, – уточнил он.

– Подписал. Но в каждом оговоре есть лазейки. Всегда можно просто похитить ее, если что-то пойдет не так, – заметил я.

– И как ты это себе представляешь? И зачем? – нахмурился Джонатан. Видно было, что моя идея не пришлась ему по вкусу.

– Да никак. Просто предположение. Да и не думаю, что это действительно будет возможно. После того, как мы забрали оттуда Злату – у них явно охранная система получше будет, – отмахнулся я от своего же высказывания.

– А ты что думаешь о Темной Королеве? – через некоторое время спросил я Джонатана.

– Ну, я думаю, ей можно верить. И она не предаст – это точно. И действительно хочет мира, – подумав, честно сказал он.

– Что-то ты приписываешь ей совсем уж геройские качества. Хорошая девушка не станет владеть Темными Землями. И титул Темной Королевы за красивые глазки не дадут, – фыркнул я на высказывание Джонатана.

– Может, у нее не было выбора? Просто так совпали обстоятельства? – не унимался Джонатан.

– А чего это ты ее так защищаешь? Не было б ее лицо закрыто маской, подумал бы, что купился на ее неземную красоту, – с подозрением взглянул я на Джонатана.

Совсем недавно он же советовал мне не ехать на встречу и никакие договора не подписывать. Теперь же он в корне изменил свою политику.

– Просто не хотелось бы, чтоб началась война. Сдается мне, эта Наследница умнее и справедливее предыдущих. Потому и народ за ней тянется. И, опять же, Злата ее защищала, вспомни, – последнюю фразу Джонатан произнес, отвернувшись. Но я не обратил на это внимания.

– Ты прав. Может, зря я сделал, что забрал оттуда Злату? Может ей было бы там лучше? И она хотела туда вернуться… Как ты думаешь? – тоскливо вздохнул я.

– Думаю, что глупо рассуждать о том, что можно было бы сделать. Надо думать о том, что еще можно изменить. А именно – не допустить войны. Что вполне в наших силах. Просто не трогать Темную Наследницу. И вообще, тебе лучше отдохнуть. Завтра еще совет с утра, ты помнишь? – сказал Джонатан и ушел.

Я же еще некоторое время стоял у окна с вином в руках. Помнится, некогда здесь стояла Злата и смотрела через окно на дерущуюся Миранду. Теперь нет ни Златы, ни Миранды. Так ли невинна эта Наследница?

Я подошел к эльфийскому цветку, что стоял у изголовья моей кровати. Совсем бледный. Лепестки уже начали вянуть. Без хозяйки он не вечен. Хочу ли я еще раз ее увидеть во сне? Конечно, же хочу! С этими мыслями, я уколол кинжалом свой палец и выдавил на сердцевину цветка несколько капель крови, которые тут же впитались без следа. Потушив свечу, я лег спать.

Сон, что мне приснился, мне совсем не понравился. Злата лежала на кровати не одна. Когда она и кирсан, который мне уже снился, начали целоваться – я очень хотел проснуться. Но Злата уже сама остановилась и выскочила из комнаты. Остановилась на крыше. Выглядела она расстроенной и при этом то ли удивленной, то ли обиженной. На этом сон прервался.

Не знаю какую роль в жизни Златы играла Наследница Слава, но эта сцена, подозреваю из прошлого девушки, явно показывала, что особо счастливой Злата там не была. В связи с этим у меня накопилось очень много вопросов к Темной Леди.

И вместе с этим вспомнилось, что в моей сокровищнице лежит артефакт, который работает как одноразовый телепорт. А так же я знаю где в столице находится клан наемников. Отдать приказ – дело времени. Наследница будет невредима. За похищение я в договор внесу еще несколько пунктов, которые выгодны Темным Землям и отпущу ее обратно. Добровольно Слава сюда точно не явится. А мне нужно поговорить с ней с глазу на глаз и получить ответы…

Злата

С утра я проснулась в приподнятом настроении. Вчера легла спать поздно – рассматривала заявки желающих поступить в отстроенный университет. Что меня несказанно радовало – их было немало. С осени он начнет функционировать. Все нужные преподаватели уже набраны. Какие будут читаться предметы – тоже худо-бедно разобрались. Осенью я еще смогу даже проконтролировать как все будет идти. А вот зимой я уже начну медленно умирать. Но до этого еще полгода точно. Так что не будем о грустном.

«Мама?»

– Да, солнышко? – уже привычно ответила я малышу.

Что еще меня печалило – я так и не узнаю кто у меня: сын или дочь. Эрроральд все не появлялся, что заставляло меня сомневаться в том, есть ли хоть где-то упоминание о возможности выжить при родах для таких, как я.

«Почему ты грустная?» – обеспокоенно обозвался тонкий голосок.

– Вспомнилось грустное. Не обращай внимания. Ты как? – улыбнулась я.

«Физическое тело только-только начинает развиваться. Духовное в порядке, достигло своего потолка. Теперь лишь после того, как я появлюсь на свет и полностью сольюсь с физическим телом, буду развиваться дальше», – подумав, ответил малыш.

– А до этого физическое тело еще не развивалось? – спросила я, поняв теперь, почему мой живот так и остался плоским на третьем месяце беременности.

«Да. Сначала духовное должно было развиться. Тебе, кстати, необязательно говорить для меня слова вслух. Достаточно четко подумать», – поделился малыш.

«Вот так?», – попробовала я.

«Да. Я уже хочу тебя увидеть. Люблю тебя, мамочка», – сонным голоском сказал мой ребенок.

«И я тебя люблю и очень хотела бы увидеть. А ты меня не видишь?», – спросила я. Эрроральд, помнится, говорил обратное.

«Я и окружающий мир твоими глазами еще не могу видеть. И слышать могу пока только тебя», – совсем тихо ответил малыш и затих. Видимо, уснул.

Я сладко потянулась и, сходив в душ, принялась одеваться. В планах было пойти позаниматься в тренировочном зале. Еще было бы неплохо проведать Миранду. С ней в основном общается Дейярд. Иногда Рик. Но его она практически ненавидит. С тех пор, как она холодно меня встретила по приезду, я к ней еще не ходила. Дел было слишком много. Вот сегодня и схожу.

Дверь открылась и вошла Айрин. Принесла мне завтрак. Это было просто отлично. Идти ради еды на кухню не хотелось. А вот кушать хотелось даже очень.

– Привет. Это много, – заметила я, взглянув на поднос.

– Вы теперь должны больше кушать. Ради малыша, – непреклонно заявила Айрин.

– Тогда садись со мной позавтракай, – предложила я компромиссный вариант. Служанка не стала возражать.

– Потом вам нужно сходить в саду прогуляться на свежем воздухе. Для ребенка это очень полезно, – заметила орчанка.

– А ты хочешь детей? – с подозрением спросила я.

– Хочу. Но вряд ли смогу иметь, – грустно вздохнула она.

– Почему?

– Мой отец – светлый. Мать – темная. От таких союзов очень редко рождаются дети. И если уже рождаются, то в большинстве случаев бесплодны. Конечно, есть ритуалы, которые могут повысить этот шанс – но это очень сложно и дорого, – пояснила она.

– А моему ребенку нянькой будешь? – спросила я.

– Вы… доверите мне быть няней вашего ребенка? – неверующе распахнула свои чудные глаза Айрин.

– Да. Ладно, давай прогуляемся немного в саду, – улыбнулась я.

Нужно заранее определить, кто должен находиться рядом с моим ребенком, когда меня не станет и кто его затем будет обучать.

В саду как раз никого не было. Всюду, куда только не кинь взглядом, росли разные цветы и цвели деревья. Мирно жужжали пчелы. Кажется, я даже увидела бабочку. А может, показалось. Для них вроде рано еще. Хотя, я энтомологией никогда не увлекалась – кто знает.

Мы зашли глубже в сад, почти к стене, защищавшей территорию Замка от нападавших. Ласково светило солнышко, на небе ни единой тучки.

– Ты права, хорошо, что вытащила меня сюда, – счастливо улыбнулась я.

Айрин смущенно потупилась от моей похвалы. Я хотела еще что-нибудь хорошее ее сказать, как внезапная тревога накатила на меня. Еще толком не понимая откуда она возникла, я тревожно заозиралась. Рядом с Айрин вдруг возникло непонятное светящееся облако. Из него, один за другим, повыпрыгивало 10–15 мужчин откровенно бандитской внешности.

Ничего не говоря, они направились ко мне. Бежать мне было некуда. Позади стена. Оружия под рукой не было, да и вряд ли я бы смогла выстоять с ним хотя бы минуту.

– Вы знаете кто я? – осторожно спросила я.

У Айрин еще был шанс, что ее не заметят и она сможет побежать позвать кого-то на помощь. Вот только будет ли кого спасать, когда они вернутся?

– Не волнуйтесь, Наследница, знаем. Вам нужно пройти с нами, – ощерился в улыбке самый неприятный из них.

– Мы с вашим Наследником подписали договор, – напомнила я им, продолжая пятиться, пока не уткнулась лопатками в стену.

– ПОМОГИТЕ!!! НАСЛЕДНИЦУ УБИВАЮТ!!! – истошно закричала вдруг Айрин.

Уверена, этот крик хоть кто-то, но услышит. И даже среагирует. Может, я даже согласилась бы добровольно отправиться с этими мужчинами в их телепорт. Но полуорчанке этим не поможешь. Не знаю кто из них испугался и бросил в нее нож, но лезвие воткнулось точно в шею. Не издав более ни звука, девушка кулем повалилась на землю.

– НЕЕЕТ!!! АЙРИН!!! – закричала от ужаса я.

Мужчины испуганно переглянулись. Видимо, у них действительно был приказ меня не убивать, но мой крик портил им все планы. Впрочем, мне уже было наплевать на их мотивы. Они ранили или убили бедную девушку, которая мне искренне была преданна.

Во мне на смену ужаса и боли начала подниматься ослепляющая волна ярости. Она сметала все мысли, оставляя лишь желание мстить.

– Вы об этом пожалеете, – тихо сказала я.

Один из мужчин уже схватил меня за руку, намереваясь отволочь к телепорту. Мое зрение подернулось багровой дымкой и я что есть силы двинула рукой, превратившейся в драконью лапу, по плечу мужчины. Его рубаха тут же окрасилась кровью и он заорал от боли.

Стремясь выпустить наружу хотя бы часть той злости и боли, что была у меня внутри, я взмахнула обеими руками. Подчиняясь мне, из земли высунулось несколько мощных корней и сшибли с ног еще несколько наемников.

– Бросьте церемонии! Хватайте ее, – заорал тот, кто со мной говорил.

Я резко повернулась к нему. Не знаю откуда у меня взялась эта сила. Но сейчас я себя чувствовала не просто одиноким человеком против банды наемников. Было такое чувство, что я одновременно везде и каждый кустик, каждый камешек – это мое продолжение. И я могу им управлять, стоит лишь только немножко поднапрячься. Схожее чувство было у меня в снах, где я видела Темные Земли во всей их красе.

Повинуясь моему приказу, следующий корень вырвался из земли прямо на том месте, где стоял главарь бандитов, прошив его насквозь. Следующий вопль боли всколыхнул сад.

Обезумевшие от страха мужчины вместо того, чтоб броситься обратно в свой телепорт, бросились на меня, достав свои кинжалы и мечи. Я немного еще поднапряглась и из ближайших деревьев выросли лианы, покрытые шипами, которые принялись стегать мужчин. Еще пара корней проросло прямо сквозь их тела, уничтожив еще несколько моих противников. Честно говоря, даже не смогу сказать теперь, по каким мотивам я действовала: мстила за смерть Айрин или же защищала собственную жизнь.

Окружающую обстановку я воспринимала как-то отрешенно. Для меня все было как во сне, яркие эмоции куда-то ушли. Я словно плыла под водой. Но в какой-то момент все изменилось. Я пришла в себя от острой боли в груди и затруднившемся дыхании. Опустив глаза вниз, я увидела рукоятку ножа, торчащего из центра моей груди, даже со сдвигом вправо. Отстраненно подумала, что скорей всего сердце не зацепило. Краем глаза заметила, как на поляну выскочило несколько моих воинов с Ринальдо во главе. Но ноги меня уже не держали. Я медленно сползла по стене вниз. Я закашлялась, сознание норовило ускользнуть. Запоздало пришла мысль о том, что наемники почти всегда смазывают клинки своего оружия каким-то ядом.

Кто-то схватил меня крепко за руку и попытался потащить. Подозреваю, наемник. Но его хватка тут же ослабла. Затем, сквозь наступающую мглу, я увидела обеспокоенное лицо Ринальдо.

– Злата, Злата! Не теряй сознание! Только не закрывай глаза! – тревожно кричал он.

– Ребенок… мой ребенок должен жить, – прошептала я прежде, чем окончательно потерять сознание…

* * *

Прошло несколько дней.

Светлая комната, сквозь которую пробиваются солнечные лучи. На кровати лежит девушка. То ли спит, то ли без сознания. Волосы беспомощно разметались по подушке. Лицо бледное и осунувшееся. Лежит не шевелясь, кажется, будто не дышит.

Пожилой мужчина в характерном белом халате осторожно вливает в приоткрытые губы какое-то снадобье. Девушка глотает, так и не придя в себя.

– Ну, как она? – тихо спросили от дверей.

– Все так же. В сознание так и не приходила. Яд я вывел и рана потихоньку стала заживать. Но такое чувство, что ее душа совсем не здесь, – отвел глаза целитель.

– Но ведь можно что-то сделать? – в отчаянии спросил от дверей другой голос.

– Можно только ждать и надеяться, что боги ее не оставят, – ответил мужчина.

– А ребенок? – совсем тихо спросил еще один голос.

– Какой еще ребенок? Ты о чем? – наперебой начали первые два голоса.

– С ребенком все в порядке. Если Наследница так и не придет в себя – вполне возможно, что ребенок все равно будет жить и развиваться вплоть до родов, – помолчав, ответил доктор.

Телохранители Наследницы вышли за дверь. Дейярд и Лоран тут же повернулись к Ринальдо.

– Какой ребенок? О чем вы вообще? – насторожено спросил вампир.

– Злата придет в себя – сама расскажет. Это не моя тайна, – невозмутимо ответил кирсан.

– А если… не придет в себя? – с опаской спросил оборотень.

– Мобилизировать войска для военных действий я уже приказал. Если Злата не очнется – они двинутся на земли Светлых, – уклонился Ринальдо от ответа и ушел в казарму.

Дейярд и Лоран ничего не сказали. Кротко вздохнув, они отправились к воинам. Произошедшее нельзя было спускать Светлым с рук. А значит, война на подходе…


23 глава

Злата

Первое, что я почувствовала, очнувшись – это боль. Сильно болела грудь и, почему-то, отдавала давней болью голова. Я открыла глаза, но в комнате было так темно, что я ничего не разглядела. Я постаралась встать и тут же головная боль прошла. Да и в груди почти прекратилась.

Почему-то пахло затхлостью и сыростью. В голову вихрем ворвались последние воспоминания. Мысль о возможно убитой Айрин также отозвалась болью в груди.

– Кто-нибудь здесь есть? – хриплым голосом позвала я.

Но никто не отозвался. Где-то далеко было едва слышно как капает вода. Я решила остаться ненадолго тут, подождать пока глаза привыкнут к темноте.

Со временем я действительно понемногу стала различать очертания предметов. Поняла, что нахожусь в каком-то старом доме. Через окна, плотно забитые досками, едва проникал тусклый свет. Судя по всему, на улице ночь. Накатило острое чувство дежавю.

Осмотрев стены и приметив, в какой стороне дверь, я на всякий случай, насколько смогла, тщательно осмотрела пол. Меня пробрала дрожь – в полуметре от меня кто-то лежал.

– Эй! Вы живы? – тихонько позвала я.

Больше всего этот дом был похож на тот, в котором я первый раз встретила Эрроральда. Я и хотела пойти вновь его поискать, но это тело рушило все мои планы.

Я присмотрелась. Судя по длинным волосам – это девушка. Она была в каких-то штанах и светлой рубашке или свитере. Лежала ко мне спиной. Я ее аккуратно потрясла за плечо. Коснулась холодной как лед руки. Судя по всему, я имею дело с трупом. Кто ж ее так? И не вернется ли за мной? Или именно здесь отправляются духи на перерождение? Тогда нужно быстрее убираться отсюда. В то, что я умерла – я не верю.

– Эрроральд! Ты меня слышишь? – позвала я, особо не надеясь на ответ.

Потрясла девушку еще раз, на всякий случай. От неловкого движения, тело перевернулось с бока на спину. У меня перехватило дыхание и потемнело в глазах, когда я поняла кто передо мной. Бледное лицо. Не худая, но и не полная. Светлые волосы испачканы в крови. Джинсы, порванный и испачканный свитер бежевого цвета. Открытая рана на виске, где кровь еще не успела засохнуть и подернуться багровой корочкой.

Я смотрела на себя. Вернее, на свое тело. Вот куда отец отнес меня, когда понял, что совершил непоправимую ошибку. Я вспомнила о платке в кармане джинсов и, достав его, приложила к ране, стремясь остановить кровь, продолжавшую вяло сочиться. Зачем это сделала – не знаю. Затем, вздохнув, пошла на выход, пытаясь понять, является ли это уже моей реинкарнацией или нет.

Довольно скоро, я нашла дверь на улицу. Действительно, ночь на дворе. Но сереющая полоска горизонта подсказывала, что рассвет близок. И слава Богу, в моем тонком шерстяном платье с длинным подолом и длинными рукавами было зябко. Присмотревшись, я с удивлением даже узнала местность. Заброшенный дом находился недалеко от моего университета. Без особого труда я нашла дорогу к дому, который считала своим на протяжении 18 лет. Никто мне не явился, чтоб рассказать что я должна делать.

Значит, пойду хотя бы расскажу всем где искать мое бренное тело. И кто виновен в моей смерти.

К своему дому добралась довольно быстро. Дождалась пока отец уедет из дома и бросилась стучать в дверь. Меня пустила наша домработница и донельзя удивленным взглядом прошлась по моей одежде.

– Златослава? Я тебя не узнала, – удивленно сказала она.

– Где мать? – спросила я, проигнорировав ее замечание.

Что-то мне подсказывало, что я не мертва и мое сознание сейчас просто путешествует. Возможно, то, что сейчас происходит – просто плод моего воображения, но хотя бы в мечтах я добьюсь справедливости.

– У себя. Только проснулась, – растеряно сказала женщина.

Я побежала к матери. Я в курсе, что она и так все знала о побоях и вечных криках. Но она же мать – смерть дочери не должна пропустить мимо себя.

– Мама! Мне нужно тебе кое-что рассказать, – выпалила я, первым делом вбежав в дверь.

– Дочь, я устала. Не напрягай меня, – как всегда томным голосом ответила мать, нанося на свое идеальное лицо макияж.

– Но это важно! Вчера отец меня сильно избил и… – начала было с запалом я.

– Стоп. Златослава, я не лезу в ваши отношения с отцом. Разбирайтесь сами, – недовольно отмахнулась она.

– Он убил меня вчера! – беспомощно выдала я следующую фразу совсем детским голосом. И это я, королева Темных Земель.

– Меня не интересуют твои глупые фантазии. Иди, а то отцу все расскажу, – протянула она равнодушным голосом, нанося румяна на щеки.

– Вам это с рук не сойдет, – тихо сказала я и выскочила из комнаты, а затем и из дома.

Делать в этом мире мне было нечего. Но вот добиться справедливости очень уж хотелось. Поэтому я пошла к единственному человеку, которому не совсем плевать на мою судьбу. Честно говоря, сейчас я вовсе не чувствовала себя хотя бы на каплю владычицей государства. Может, виной этому мир, в котором я всегда была слабой и жалкой неудачницей. А может, чувство собственной беспомощности.

Как бы там ни было, но вскоре я пришла к нужному дому. Конечно, было бы гораздо быстрее и удобней приехать сюда на маршрутке, но наличных у меня, конечно же, не было.

В подъезд я попасть не смогла, стоял кодовый замок. Но я все еще помнила номер квартиры и набрала его, надеясь, что Жанна дома. К кому мне еще идти? Друзей у меня нет, а Жанна хотя бы в детстве со мной возилась.

– Да? Кто там? – услышала я ее тихий голос.

– Привет. Это я, Златослава. Помнишь меня? Мне очень нужно тебе кое-что рассказать, – произнесла я, от души надеясь, что Жанна меня помнит.

– Злата? Что-то случилось? Проходи, сейчас открою дверь, – немного растеряно и удивленно спросила она и пикнула дверь, сигнализируя, что я могу войти.

Уже когда я поднималась наверх, возникло острое чувство, что мне нужно возвращаться. Что-то буквально тянуло меня. Правда, куда – я так и не разобралась. Но точно знала, что мне нужно было идти за зовом. Я постаралась подавить это ощущение и сильнее нажала на кнопку звонка, возле нужной двери. Мне тут же открыли.

– Привет. Ты так изменилась… Исхудала… И бледная. Плохо кушаешь? – первым делом спросила она, пропуская меня в квартиру.

В глазах ее я заметила некую настороженность. Даже скорее опасение.

– Привет. У меня мало времени. Мне нужно многое тебе рассказать. Почему ты к нам не ходила столько лет? – быстро спросила я то, что уже очень давно желала знать.

– Ну, мне сказали это твое желание, – осторожно сказала она, проводив меня на кухню, где поставила чайник на плиту.

– С какого вдруг перепугу? – искренне удивилась я.

– Ну, тебе же сказали правду о тебе, твоем происхождении… – совсем тихо сказала она, избегая смотреть мне в глаза.

В другое время я бы уцепилась за эту фразу, но сейчас я откуда-то знала – нужно спешить. Поэтому я решительным жестом взяла Жанну за руку и заглянула ей в глаза.

– Уверяю тебя, мне ничего никто не говорил, что бы это ни было. Несколько лет назад отец начал меня избивать. Без особых на то причин, – начала я, с ужасом понимая, что держать руку Жанны с каждой секундой мне все сложнее, будто я теряю плотность.

– Что??? – громко воскликнула она.

– Молчи, дай договорить. С каждым годом побои становились все серьезней. Несколько раз приходилось накладывать швы. У меня остались шрамы, сможешь потом проверить. А теперь главное. Вчера отец избил меня особенно сильно. Вероятней всего, это вышло случайно, но он перестарался. Травмы оказались слишком серьезны, – я замолчала, собираясь с духом.

Предстояло теперь сообщить самое важное и невероятное. В то же время, я почувствовала, как рука Жанны практически проходит через мою. Я ее отпустила. Мне нужно было уходить. И очень надеюсь, что назад, в мое королевство.

– Но, ты же здесь. И внешне незаметно, что… ну, что то, о чем ты говоришь – было, – осторожно начала она.

– А я не здесь. Вернее, не совсем здесь. На самом деле, меня уже нет. Я в лучшем мире. Мое тело находится по адресу ул. Пушкинская, 79. Там стоит заброшенное здание. Пусть проведут экспертизу, разные анализы. Опросят прислугу в нашем доме. Это все сделал отец. И мать тоже обо всем знала. Пожалуйста, проследи, чтобы им не сошло это с рук, – попросила я.

– Злата, ты что-то не то говоришь, – ошалело помотала головой она и попыталась положить руку мне на плечо.

Тихонько вскрикнула, когда рука прошла сквозь меня. Я и сама чувствовала, что уже нахожусь не только здесь, но и в какой-то комнате, где солнечные лучи бьют прямо в глаза.

– Найди меня. И пусть те, кто это сделал – получат по заслугам, – грустно улыбнулась я и темнота завладела моим сознанием.

* * *

В себя я пришла резко, рывком, будто вынырнула из воды. Тут же открыла глаза. Никакой боли или неудобства я не чувствовала. Напротив, меня будто переполняла небывалая легкость. Судя по обстановке, я находилась в палате целителя.

– Я уж начал было переживать, что ты не очнешься, – услышала я знакомый голос.

– Эрроральд? Сколько я тут? Как Айрин? А мой ребенок? – спросила я первым делом.

– Ты тут достаточно. Айрин повезло меньше тебя. Ее спасти не удалось. Ребенок в порядке, – натянуто улыбнулся он.

У меня перехватило дыхание. Не сказать, что я души не чаяла в полуорчанке, но я привыкла к ней. Жалела ее, серьезно собиралась устроить ее жизнь. Девчонку и так жизнь серьезно потрепала, и вот только все начало налаживаться…

– Кто это сделал? – без капли эмоции спросила я.

– Светлые. Ну, сейчас разговор не о них. У меня есть хорошая и плохая новость на счет того, что ты просила меня узнать, – сообщил мужчина.

– Ну?

– Действительно, есть возможность тебе выжить. Нужно немного перестроить твои биопотоки, немного смешать один из них с биопотоком ребенка. И чуть подправить потоки ребенка, – путано начал говорить Эрроральд.

– Так это же прекрасно! А плохая новость? – воодушевилась я. Даже немного поднялось настроение.

– А плохая новость состоит в том, что сделать это может тот, кто видит и умеет управлять этими потоками. И единственное существо, которое я знаю и которое умеет это делать, – твоя служанка Айрин, которая умерла неделю назад, – виновато посмотрел на меня Эрроральд.

– Ясно. Это все? – вновь без эмоций спросила я.

– Нет. Если хочешь, можно временно затормозить развитие ребенка, – с сомнением добавил бог.

– Объясни. Это как?

– Ну, твой дракончик с тобой уже заговорил. Значит, физическое тело сейчас начнет развиваться. Уже сейчас, если присмотреться, твой живот не идеально плоский. С каждым днем он будет становиться все больше. За два месяца до родов ты не сможешь ходить. За месяц будешь испытывать сильные боли. За пару недель ребенок начнет разрушать твои внутренние органы, сдавливая их, ломая кости. Можно погрузить его во временный стазис. Семь месяцев, можно даже восемь, ты будешь ходить спокойно, не испытывая никаких неудобств, что ты носишь ребенка. А вот в последние полтора оно все разом навалится, – объяснил Эрроральд.

– В чем подвох? – резонно спросила я.

– Твой организм будет неподготовлен к этому. Будет очень больно. Придется постоянно обращаться к целителю. Я смогу погрузить тебя в подобие комы. Ты ничего не будешь чувствовать. Просто спать. Во время родов только очнешься – моей магии не хватит сдерживать ту боль, прости, – пожал плечами он.

– Я согласна, – решила я.

Вот сейчас мне ну никак нельзя быть беременной. Особенно в свете последних событий.

– Нужен маг. Очень сильный, причем. Специализация не важна, – помолчав, добавил он.

– Думаю, на Темных Землях найдется парочка подходящих, – отмахнулась я.

– В том-то и дело. Нужен светлый маг, – поправил меня он.

– Где я тебе светлого мага тут возьму??? – возмутилась я.

– А если подумать? – провокационно спросил он.

– Миранда???

– Вот и придумала. Молодец! Когда с ней все обсудишь – дай мне знать. И сделай это как можно быстрее. Ребенок перестанет расти, но остановится на той стадии, на которой будет на тот момент, – подтвердил мою догадку Эрроральд.

– Подожди. У меня скопилось несколько вопросов к тебе, – остановила я его.

А то знаю я его дурацкую привычку исчезать, как только скажет все, что хотел.

– Ну, давай, – вздохнул он и присел на соседнюю кровать.

– Во-первых, почему здесь никого нет? – задала я самый логичный вопрос.

– В этой комнате сейчас время застыло. И в коридоре тоже. Все, кто хотят к тебе зайти – временно застывают. Дальше, – охотно пояснил он.

– Я была в своем родном мире. Видела свое тело. Разговаривала с родными – это было на самом деле? – спросила я то, что хотела знать больше всего.

– Не хочу тебя расстраивать, но это невозможно. Ты там умерла, все. Возврат в тот мир для тебя невозможен. Ты была без сознания неделю. Логично, что тебе приснился сон, – пожал плечами он.

– Жаль. Ладно, что происходит с Темными Землями? Сначала они мне снились. Потом во сне руководили моим телом. А потом я как-то смогла влиять на них в этом сне. И когда на меня напали Светлые – себя чувствовала будто во сне. И действовала так же, как и во сне. Что это? – сумбурно попыталась выразить свои мысли я.

– А, это самое интересное. Тебе действительно удалось покорить Темные Земли. Возможно, дело в том, что ты единственная представительница Светлых, которая стала Наследницей, – задумался бог.

– Стоп. Что значит «Светлая»? – уцепилась я за эту фразу.

– Ну, Темные тебя не чувствуют как Светлую, но и как Темную – тоже. Для них ты ощущаешься просто как человек. А вот у Светлых диапазон восприятия несколько шире. И для них ты человек со светлой примесью. Как-то так. Возможно, Темных Земель именно это и заинтересовало. Тем более жаль, что ты скоро умрешь. Где еще я найду такого идеального кандидата? – грустно вздохнул он.

Словно в ответ на его дерзкие слова и мою обиду, из стены выросло каменное щупальце, и ощутимо пихнуло Эрроральда. От толчка он свалился на пол. Озадачено посмотрел на каменный отросток.

– И тем более жаль, что он к тебе так привык и полюбил, – сказал он, кивнув на щупальце.

– Кстати, ты так и не сказал: почему это здание живо? – задала я вопрос, который мучил меня с первых дней

Сначала я думала, что и у драконов такой же замок. Но позже поняла, что мой Замок уникален.

– А ты еще не поняла? Не здание живо. Частичка души, вложенная в него жива, – каким-то странным голосом сказал Эрроральд, погладив щупальце.

По полу пробежала едва заметная дрожь.

– Постой, постой, ты мне что-то подобное говорил уже. Только не о Замке. О твоем брате, Эрроре, которого убили и лишь частичка его души осталась жить в каком-то его проекте. Замок и есть этот проект? – тихо спросила я.

– Да. Только он ничего не помнит. Он не помнит себя, не помнит меня. Эмоций в нем вроде как нет, кроме примитивных: радость, злость, удивление, настороженность. Хотя, при тебе почему-то возникают и новые, которые он раньше не показывал. Он себя полностью воспринимает как каменное строение. И память его начинается с того момента, как его построили, – глухим голосом сообщил Эрроральд.

– Ты с ним пытался разговаривать? – сочувственно спросила я.

– Пытался. С тех пор, как его убили за его преступление. Но этот камень меня не вспомнил. Хотя, будто радовался даже, когда я появлялся. Странно даже, с братом мы не были особо близки, а вот не хватает его и все тут… Ладно, пора мне. Помни о том, что я тебе сказал, – встрепенулся Эрроральд и исчез.

Я же откинулась на своей подушке, пытаясь переварить всю ту информацию, что на меня свалилась после моего пробуждения. А вскоре и пожаловали первые посетители.


24 глава

Злата

Первым вошел, естественно, доктор. Он очень обрадовался, что я очнулась и принялся меня осматривать, попутно задавая вопросы о моем самочувствии.

– Все в порядке. Мне нужно поговорить с моими телохранителями, – попросила я.

– Но, вы же только пришли в себя, – попытался возразить доктор.

– Это очень важно! Когда я смогу тренироваться? – перебила его я.

– Вам еще хотя бы пару дней нельзя вставать вообще, организм ослаблен! К тренировкам подступать еще неделю нет возможности точно! – стоял на свое доктор.

– Хорошо. Разберемся с этим позже. А сейчас можете позвать моих телохранителей? – строго сказала я.

Целитель молча кивнул и, больше не споря, вышел за дверь. Спустя несколько минут, ко мне ворвались четверо моих красавцев. Я терпеливо выслушала их восхищения по поводу того, что я пришла в себя. Но разводить демагогию было некогда. Нужно было действовать. Время истекало.

– Айрин мертва? – первым делом спросила я.

По повисшему неловкому молчанию поняла, что Эрроральд не соврал.

– За этим стояли Светлые? – задала следующий вопрос я.

– Да. Это явно были Светлые. Думаю, Наследник знал об этом, – тихо сказал Дейярд.

– Ясно. Что-то уже было сделано с нашей стороны, пока я была без сознания? – так же строго спросила я.

– Мы от твоего имени издали приказ всем мужчинам, которые умеют обращаться с оружием, подтягиваться к нашей столице. Но сейчас, отменять? – полувопросительно ответил Ринальдо.

– Не нужно. Приказ в силе. Мне нужно отправить послание Светлому Наследнику. Прямо сейчас. Дорога каждая минута, – сказала я.

Рик молча кивнул и вышел за письменными принадлежностями и гербовой бумагой. Тем временем Лоран замялся, видимо стесняясь что-то спросить. Я вопросительно на него посмотрела.

– На счет каждой минуты, которая дорога. Мы тут недавно узнали, что ты в тягости. Это правда? – все же спросил он.

– Правда.

– Но…

– Аэрон. Все вопросы к нему. Да, я вынашиваю дракончика. Черного дракончика. И он появится на свет. О последствиях я знаю и готова к ним. Больше разговаривать на эту тему я не собираюсь, – сказала я.

Дейярд хотел было что-то добавить, но осекся, встретив мой предупреждающий взгляд. Вскоре вернулся Рик. Я быстро написала письмо и тут же его запечатала в конверт, скрепив печатью. Уже Лоран взялся его отправить и вышел за дверь.

– Что в письме? – спросил Ринальдо, нахмурившись.

– Объявление войны. Так что созывай все войска, которые только можно взять с каждого Клана. Темные Земли не будут больше молчать, – со злостью сказала я.

Смерть Айрин не останется не отомщенной. Не знаю о чем думал Аэрон, когда хотел меня захватить, но этим он нанес сильное оскорбление всем Темным Землям. Не говоря уж о том, что я могла умереть. Да и, оставив скорбь по Айрин в стороне, вынуждена признать, что также он лишил меня единственного шанса выжить при родах. Я желаю своему ребенку мирного правления, без боязни быть убитым лишь из-за каких-то глупых предрассудков Светлых.

* * *

Хоть мой организм уже и избавился от яда, но приходил в норму медленно. Я обеспокоенно осматривала свой живот, замечая, что он действительно уже не такой плоский как раньше. Еще больше меня пугало то, что мой малыш ко мне больше не заговаривал. Но уже к вечеру первого дня я вновь его услышала.

«Мама? Ты меня слышишь?» – раздалось тихое и неуверенное.

«Да, солнышко, я здесь», – с радостью мысленно ответила я.

«МАМА!!! А я тебя звал-звал, а ты не отвечала. Мне было очень страшно», – услышала я жалобный и грустный голосок.

«Не стоит волноваться. Прости, малыш, но наступит момент, когда меня не будет рядом. Но знай, я тебя очень сильно люблю и сделаю все, чтобы ты жил в счастливом и прекрасном мире», – заверила его я.

Еще некоторое время я с ним (или с ней?) пообщалась, пока малыш вновь не затих. Периодически приходил Эрроральд, спрашивая не говорила ли я еще с Мирандой. Когда я была готова попросить Замка вышвырнуть этого наглого божка отсюда, он примирительно заявил, что тогда пока подремлет на соседней кровати и завалился спать. Буквально через пару минут после этого в дверь постучали.

– Войдите, – удивленно сказала я.

Дверь отворилась и вошла Миранда. Я на нее с недоверием уставилась, прикидывая, стоит ли мне звать Замок на помощь или пока русалка не ведет себя агрессивно, подождать. Она смущенно потопталась на пороге, а потом подошла ко мне. Затем присела на край соседней кровати. Ээроральд уже успел уснуть и русалка чудом не села на его руку.

– Прости, что я себя так вела. Я действительно обо всем рассуждала просто с точки зрения того, как должен вести себя каждый Светлый. Тебе и вправду было нелегко. Что здесь, что на наших землях. Мне жаль, что так получилось. И тем более жаль, что мир, который только начал налаживаться между нашими землями, вновь зашатался, – тихо сказала она, избегая смотреть мне в глаза.

– Спасибо, не ожидала, если честно. А что если я скажу, что восстановить мир возможно, но мне нужна твоя помощь? – рискнула начать сразу я.

О том, что война будет – русалка еще явно не знала. Иначе, не пришла бы. Как бы подло это не выглядело, но мне очень нужно воспользоваться сейчас ее хорошим отношением ко мне, чтобы она провела тот ритуал, о котором рассказывал Эрроральд.

– Если это действительно поспособствует образованию мирных отношений между нашими землями – я помогу. А в чем заключается помощь? И как ты планируешь это делать? – насторожено спросила она.

– Ну, вот смотри. Пока были и черные драконы, и золотые – земли жили мирно. Так? – начала издалека я.

– Ну да. Только потом черные стали чересчур наглые, пожелали еще больше власти и их пришлось убить, – выдала свою версию Миранда.

– Мне из хроник известно, что золотые драконы просто им позавидовали. Но сейчас не суть важно, кто знает кто прав, а кто нет. Прошло много лет. Ну, а сейчас проблема в том, что иномирцы приносят некий дисбаланс, сходят с ума и потом их требуется убить. Так? – продолжила я.

– Так. Но ты вроде нормальная. Ни жестокости за тобой не было замечено, ни репрессий. Да и с ума не сходишь. Если б ты не скрывала себя с самого начала, возможно, что никто бы и не отправил отряд зачистки за тобой, – поделилась размышлениями русалка.

Конечно, теория интересная, но ее уже никак не проверить. Раньше надо было думать. А я всеми доступными способами защищала свою жизнь.

– А если вдруг сейчас появится законный Наследник, выходец этого мира, черный дракон, в котором при этом есть светлая кровь? – спросила я.

– Откуда возьмется вдруг такое чудо? – хмыкнула Миранда.

– Ну, неважно. Возьмет вдруг и появится маленький черный дракончик в этом замке. Что тогда? – напирала я.

– Тогда никаких проблем не будет. Аэрон не раз вслух выражал сожаление о том, что его предки истребили всех черных драконов. Тогда и Темные Земли будут довольны, и Светлые. Но это все мечты, – пожала плечами она.

– А если я скажу, что это выполнимо? Но нужна небольшая помощь с твоей стороны, – добавила последний штришок к разговору я.

– Я не совсем тебя понимаю, – осторожно сказала она.

– Я, как бы, Наследница. В здравом уме и памяти. Аэрон, вроде как, Наследник. Также в расцвете сил. И мы были вместе, как ты знаешь. И так получилось, что ваш Эррор не все продумал и я теперь вынашиваю дракона. И как недавно он мне сообщил – черного дракона. Но я не хочу подвергать малыша риску, поэтому нужно, чтоб как можно дольше никто не знал о том, что я беременна. Есть особый ритуал, позволяющий погрузить физическое тело малыша в стазис на полгода. Или чуть больше. Есть один парень, который может провести этот ритуал. Есть я с ребенком в животе. Есть все необходимые компоненты. Не хватает сильного светлого мага, – я заискивающе улыбнулась под конец этого рассказа.

– Ты… ТЫ??? – только и смогла выдавить русалка, указывая рукой на мой живот.

– Да, я. Физическое тело малыша уже начало расти. Ты должна мне помочь. Найдутся те, кто захочет смерти будущего Темного Наследника даже больше, чем смерти Наследника настоящего. После рождения, я думаю, Аэрон признает свое отцовство, а пока мне нужно это скрыть. Пожалуйста, помоги мне, – практически взмолилась я.

– Злата, но ведь ты не дракон. Ты не сможешь выжить, – тихо сказала она, избегая смотреть мне в глаза.

– Я знаю. И я к этому готова. Править будет мой ребенок. А пока он не станет совершеннолетним, регентами будут мои телохранители. Так что? – вновь повторила я.

– Я согласна. Но… Мы ведь были подругами. Ты уверена, что действительно хочешь этого? – спросила она.

– Я не убью собственное дитя. И давай закроем эту тему. Эрроральд! – громко крикнула я.

Бог от неожиданности дернулся и едва не столкнул Миранду.

– Что за?! – возмущенно воскликнула она, вскакивая.

– Ненормальная, чего орешь-то так? И я тебе уже говорил – не могут они меня видеть, не могут. И показываться мне им запрещено. И не слышат меня. Так что я буду говорить что делать, а ты ей пересказывай, – хмуро заявил он.

– Это парень, о котором я говорила. Случайно проглотил зелье невидимости и неслышимости. Он будет говорить, что и как делать, а ты повторяй, хорошо? – сказала я Миранде.

Честно говоря, я напряглась, ожидая справедливых возгласов на счет того, что это все попахивает подставой. Но она согласилась. Только вначале поводила раскрытой ладонью возле моего живота, что-то нашептывая себе под нос.

– Действительно, драконья аура. Я согласна повторять все в точности как скажешь, – кивнула она.

Дальше все пошло быстро. Основное все делал Эрроральд. Каким-то порошком меня посыпал. Говорил какие-то слова. Другие слова приказывал говорить Миранде. В какой-то момент положил ладонь мне на голову, а руку Миранды мне на живот и они в унисон нараспев произнесли какое-то заклинание. На секунду меня скрутил ужасно-болезненный спазм, но потом все прекратилось.

– Вот и все. Не ожидал от твоей русалки такой силы. У тебя впереди еще месяцев восемь жизни точно. Даже немного больше. А потом две недели агонии. Я постараюсь тебя сразу же погрузить в сон, как и обещал. Не подведи меня, – сказал он и ушел.

Я поблагодарила Миранду. Она вскоре тоже ушла. Нужно было ее отпустить, но уж слишком она многое знала. Я просто не имела права так поступить. Я тяжело вздохнула, раздумывая о том как же все сложно и не заметила как уснула.

Аэрон

Известие о том, что не удалось схватить Темную Наследницу меня сильно расстроило. Но вот новость о том, что Темная Леди при этом еще и пострадала – не на шутку обеспокоила. Видит Эррор, не хотел я этого. Не хотелось бы рушить шаткий мир между землями. Да и, чего скрывать, понравилась мне эта Наследница, вполне адекватная и интересная. Зря поддался порыву и вообще все это затеял.

Подданных, погибших во время этого – мне не жаль. Честно говоря, ожидал, что не все вернутся обратно и выбирал из тех наемников, что много зла причинить успели, а толком доказать не могу. Да и всякую шушваль ведь не буду допрашивать именем Наследника.

Не хотелось бы портить отношения. Сомневаюсь, конечно, что от Темных может исходить сильная угроза, но и не хотелось по глупости нарушать договор. Вдруг бы действительно Наследница умерла и темные войска ринулись бы к нам? Мы бы выстояли, а вот поголовье темных уменьшилось бы. Светлые ведь всегда побеждают. Это факт, испокон веков так было.

И все же, очень хотелось бы, чтоб Наследница выжила. В кои-то веки действительно вполне себе адекватная личность. Намного лучше, чем выжидать кого еще Эррор нам подбросит.

Прерывая мои размышления, в дверь постучали. А затем вошел Джонатан.

– Послание пришло от Темной Наследницы, – сказал он, протягивая конверт.

Я тут же нетерпеливым жестом вскрыл его, жадно вчитываясь в строки. А вот они меня ну совсем не порадовали.

«Светлый Наследник, ты поступил как самый настоящий трус и мерзавец. Договор нарушен. Готовься к расплате», – гласила записка.

Всего две строчки, но почему-то мне от них стало немного не по себе.

– Что там? – спросил Джонатан. Его явно также раздирало от любопытства.

– Да вот, ничего хорошего. Темная Леди у нас, оказывается, с характером. Ладно, сейчас напишу ей ответ, постараюсь вырулить ситуацию, – натянуто улыбнулся я.

Но что-то подсказывало мне, что не все так просто. Я тут же принялся писать ответ.

«Глубокоуважаемая Темная Наследница Слава, прошу вас принять мои самые искренние извинения. Я и подумать не мог, что все может закончиться таким образом. Вы уже и сами наказали мерзавцев. Мои подданные просто не так меня поняли. И в мыслях не было вас обидеть или оскорбить. Я очень рад, что сейчас с вами все в порядке. Чего вы хотите, чтобы замять это недоразумение? Согласен практически на все – не хотелось бы испортить наши начавшие зарождаться дружеские отношения», – вроде нормально получилось.

Надеюсь, она выпросит изменения всего пары строк договора. Даже, думаю, немного поторговавшись, я уступлю.

– Отправь это письмо, – попросил я Джонатана.

Злата

– Пришел ответ, – сообщил мне Дейярд на следующий день после того как я очнулась.

Я занималась тем, что возле стены аккуратно делала приседания, стремясь поскорее вернуть мышцам чувствительность. И только после того как я закончила делать свой подход, я распечатала письмо. Прочитала. Тихонько хмыкнула. Отложила его в сторону.

– Можно взглянуть? – спросил вампир.

– Валяй, – махнула рукой я.

Дейярд внимательно прочитал письмо несколько раз, прежде чем удивленно на меня посмотреть.

– Можно позвать остальных? – осторожно уточнил он.

Я и тут кивнула и занялась растяжкой. Я на всякий случай еще вчера у доктора поинтересовалась можно ли мне заниматься и не повредит ли это ребенку. Но тот заверил меня, что дракончика так просто из тела не выкурить. Они необычайно живучи и подобного типа разминки даже полезны. Также, как и бои на мечах или ином оружии.

– Злата, что ты думаешь по этому поводу? – осторожно спросил Ринальдо, кивнув на письмо.

К этому времени уже все четверо сидели на моей кровати. Я поднялась с пола и присела на кровать, жадно припав к стакану с водой.

– А что тут думать? Уже поздно. Дружеские отношения он испортил, – пожала плечами я.

– И? Что ты попросишь? – спросил Дейярд.

– Хм… Нужно что-то просить? Ну, ладно, – вновь пожала плечами я и принялась писать ответ.

«Светлый Наследник, от своих слов я не отказываюсь. Согласна замять конфликт на следующих условиях:

А) треть Светлых Земель переходит в мои владения и люди, живущие там, приносят клятву верности мне и подчиняются впредь только мне.

Б) вы начинаете с нами торговлю теми товарами, что я укажу позже, и продаете нам их по себестоимости, беря все затраты по транспортировке на себя.

В) каждый год 25 % лучших магов-выпускников отправляются к нам на постоянное место жительства и также приносят клятву верности мне.

Г) отныне и пожизненно каждый год 30 % налогов со Светлых Земель отправляются в мою казну.

Д) любой из моих подданных, желающий жить на ваших землях, при этом числясь моим подданным, обязательно должен получить место трудоустройства

П) в вашей столице открывается официальное темное посольство, куда в любое время без предупреждения сможет приехать Темная делегация».

В это письмо я выложила все требования, которые смогла только придумать.

Ринальдо с моего позволения зачитал мое послание вслух. У моих телохранителей вытянулись лица.

– Злата, он не согласится и на половину этих условий. Да что там, половину, и треть этого списка – перебор, – первым не выдержал Лоран.

– Я знаю.

– Так зачем тогда все это написала? – удивился Рик.

– Тяну время. Война уже объявлена. На смерть моей подданной и свое ранение я смогу закрыть глаза лишь после выполнения этих условий. Но, честно говоря, я перестану полностью его уважать, если он согласится. Отправляйте, – кивнула я им.

Ринальдо и пошел его отправлять. Остальные остались со мной.

– Что так смотрите? Я чувствую себя намного лучше. Назначьте назавтра военный совет. Пусть военачальники всех кланов будут на нем присутствовать. Будем выбирать первую точку нападения и тактику боя. А пока убедитесь, что войска, которые прибыли, прошли должную подготовку. Мне же нужно еще немного позаниматься самой, – холодно приказала им я и пошла на новый подход приседаний.

Уже вечером я получила ответ от Аэрона. Одно короткое слово: «Исключено». Я криво улыбнулась своим мыслям. Для себя я уже успела все решить.


25 глава

Злата

– Слайхем! Лучше всего подходит для начала наступления. Находится почти на границе с нами, ресурсов никаких особо там нет. Но ведь это и не является целью нашего завоевания, ведь так? – спросил министр военных дел.

– Покажите на карте, где этот город находится. Ага, вижу. От столицы находится далеко. Значит, подкрепление сразу прислать не успеют. Как с их собственными войсками дело обстоит, и кто населяет этот город? – задала я вопрос.

– Из охраны лишь обыкновенные стражники, патрулирующие улицы города. Живут там в основном люди, но треть населения – другие расы. Некогда это был огромный богатый город. Но сейчас его населяют в основном торговцы контрабандой и нищие. Для Светлых Земель несет ценность лишь как историческая память. Город был построен еще первыми драконами. По данным некоторых хроник, он был построен черными драконами. Его населяли только люди, которые, как известно, ходят и по ту, и по эту сторону баррикад. А затем они резко объявили себя Светлыми. И другие светлые расы также туда подтянулись. Повторюсь, особого урона Светлым Землям не будет нанесено, если мы возьмем этот город, но оплеухой будет хорошей, – ответил военачальник клана водяных.

– Подходит. Тогда следующая деталь. Как далеко простираются Темные Земли? Не по нынешним картам, обходя города Светлых, а по древним хроникам. Проще говоря, до каких пор простираются земли, которыми я смогу управлять во время боя? – спросила я.

Подумав, к огромной карте этого мира подошел военачальник клана вампиров. Красным грифелем он отрезал почти половину Светлых Земель одной чертой.

– Это все было нашими землями?! – воскликнула я.

А я-то поначалу удивлялась, почему Темные Земли в два раза меньше Светлых. А они, оказывается, вот так по кусочку отгрызали у нас территорию.

– Изначально наши территории были абсолютно одинаковы по размеру, – подтвердил военачальник Клана троллей.

– Тогда мы просто обязаны забрать то, что по праву принадлежит нам, – вынесла вердикт я.

После того, как мы определились с точкой нападения, мы принялись за обсуждение тактики боя. Так мы просидели до вечера. Поскольку я особо в военном деле не разбираюсь, я предоставила мужчинам разрабатывать стратегию. Сама же только слушала и в некоторых моментах соглашалась. Конечно же, в самом начале я не забыла сообщить, что Темные Земли полностью подчиняются мне. И при нападении на Светлых я смогу управлять не только растениями, но и, что-то мне подсказывает, животными. Исходя из этого, было решено запихнуть меня вглубь войска, чтоб оттуда я руководила нужными участками земли. Вокруг меня должны были быть около десятка воинов, в задачу которых входило лишь обеспечение моей безопасности.

Следующая неделя была посвящена все тому же. Военные что-то между собой решали, совещались, периодически ставя меня в известность. Я соглашалась либо отклоняла их очередную идею. Но уже не присутствовала там. Я все в том же саду тренировалась управлять Темными Землями, хотя бы в малом. Мне в этом очень сильно помогал Эрроральд, согласившийся побыть моей мишенью и симулирующий нападение на меня. Немного в стороне за нами наблюдал обеспокоенный Ринальдо, единственный, кто знает о моем общении с Эрроральдом. Не знаю в какой степени он ему доверял, но о наших занятиях никому не говорил. Вернее, все знали что я сейчас делаю, но с кем – этого я никому больше не говорила.

По всему выходило, что лучше всего мне подчиняются земли, когда я испытываю негативные эмоции: гнев, страх, боль, тоску, ненависть. Ну, на то они и есть Темные Земли. Стоило мне вспомнить о смерти Айрин и очередном предательстве Аэрона, как все растения и камни тут же мне подчинялись. Мы даже рискнули выйти за стены замка и немного пройти в лес. Там я постаралась вспомнить те необычные ощущения, что меня преследовали в снах. На мой первый зов явилась всего лишь старая лиса, но и это было немалым прогрессом. А значит, города, на которые мы нацелились, вновь будут нашими.

* * *

«И вот наконец настал день, когда была точно разработана тактика боя. И назначен день наступления. Вернее, я хотела сделать все так, чтобы как можно меньше людей и нелюдей пострадало. Причем с обеих сторон. Я не хотела бойни. Я хотела показать, что не позволю нападать на своих людей. Я хотела вылить свою боль на Аэрона, который из прихоти едва не убил меня и погубил мою подругу чужими руками. Я желала показать всем, что я могу быть опасной для своих врагов. Я жаждала вернуть земли, некогда несправедливо захваченные Светлыми. Я хотела, чтоб мои подданные не жили больше в страхе. Возможно, я при этом руководствовалась также страхом того, что мое время уходит. Может быть, я стремилась сделать для своих подданных как можно больше хорошего.

Вполне вероятно, что все эти мысли ко мне пришли вместе с возможностью по праву владеть Темными Землями. А я, по своей неопытности и сумбурности последних событий, не смогла отделить, где еще продолжается моя скорбь и боль, а где начинается уже жажда вернуть некогда украденное. Возможно, и мне передалась толика безумия. Сейчас уже и не скажешь. Что сделано, то сделано.

О многом я жалею, но еще больше понимаю, что этого было не избежать. Война рано или поздно между нашими землями началась бы. Только от меня зависело: будет ли это полномасштабная бойня или же просто возврат украденного, с минимальным числом жертв.

Хотя, и это меня не оправдывает. Можно было просто поговорить. Я могла бы все объяснить Аэрону. Он вместо того, чтоб повести себя как самодур, не считавшийся с мнением другим, мог прислать мне письмо, в котором изъявил бы желание обсудить со мной некоторые аспекты нашего договора. Вполне вероятно, что я бы тогда и маску сняла.

Сейчас я понимаю, что никто из нас не был прав. Но это сейчас, спустя большое количество времени. И назад уже ничего не вернуть…» —

Отрывок из хроникТемных Земель, записанный Темной Наследницей Златославой.

* * *

Высокая серая стена даже на вид смотрелась неприступной. Впрочем, если присмотреться, было видно, что это впечатление обманчиво. То тут, то там виднелись трещинки, сколы, выпавшие камешки. Со стен на нас смотрели хмурые лица стражников. Слайхем явно был не самым лучшим городом.

Я благоразумно держалась в центре войска. Один из магов произнес заклинание, позволяющее многократно усилить мой голос. И я начала свою речь.

– Многоуважаемые жители славного города Слайхем! К вам обращаюсь я, Темная Наследница Златослава. Ваш город находится на Темных Землях, некогда отобранных у нас нечестным путем. Я хочу их вернуть. И сделаю это. Хотелось бы избежать кровопролития. Ваш город останется стоять, его никто не будет разрушать, но налоги вы будете платить уже мне. Также со всеми вашими проблемами, просьбами и жалобами будете обращаться ко мне. Налоги не будут превышать те, которые у вас уже есть. Возможно, будут даже ниже. Не могу обещать, что жизнь у вас станет намного лучше, чем есть, но уж что не хуже – гарантирую. И, конечно же, вам придется принести мне ту же клятву, что вы приносили Светлому Наследнику. Вы будете просто Светлым городом на Темных Землях. Никто вас ущемлять не будет. Те же, кто пожелает остаться верным Светлым Землям – я не держу и позволю спокойно пойти в вашу столицу, где вам взамен выдадут новые жилплощади. Свое имущество сможете забрать в любое время. Время для раздумий вам дается до рассвета. Ваш город окружен моими войсками. Нас много, против нас сражаться нет смысла. Думайте, – сказала я и замолчала. Маг снял с меня заклинание.

Мое войско рассредоточилось вокруг стен город, чтобы никто не подумал бежать и предупредить кого-то, или привести подмогу. Жертв действительно очень не хотелось.

А ночью на нас напали. Очень глупо, кстати говоря, пытаться напасть на народ, который почти столетие вел исключительно ночной образ жизни. Нападение отбили почти сразу. Воины справились бы и без меня, но мне очень не хотелось, чтобы кто-то пострадал. Я вовремя проснулась и успела вызвать корни деревьев с-под земли и спеленать нападавших. Затем подошла к ним.

– Я понимаю, что в ваших глазах мы выглядим завоевателями, но это наши земли. Мы забираем то, что принадлежит нам. Обратитесь к вашему Наследнику, пусть выделит вам место на своих землях. Если уж так принципиально хочется жить здесь, но быть подданным Светлого Наследника, идите к нему, пусть он присылает официальное прошение, выписанное на ваше имя. Я ничего не имею против. Необходимую пошлину за ваш въезд сюда вы выплатите сами либо за вас пусть выплачивает ваш Наследник. До рассвета вы побудете в таком положении, так думается лучше. А утром выскажете свое решение, – сказала я им и ушла в свою палатку.

Утром же всего лишь треть жителей города изъявила желание отправиться в столицу, просить помощи у Аэрона. Я не возражала. Остальные принесли клятву, что будут отныне жить на Темных Землях и подчиняться их законам. Подозреваю, осталось самое отребье, но и это большой прорыв. Не думала, что вообще решусь возвращать хоть какие-то земли.

Проснулся малыш. Новость о том, что мама для него присоединила значительный кусок земель, его немного обрадовала. С другой стороны, то, что при этом никто не пострадал – его обрадовала еще больше. Как и меня – приятно знать, что ребенок будет совсем не жестоким. Честно говоря, после того, как Слайхем стал нашим, я почувствовала небывалое удовлетворение и желание вернуть остальные земли. На секунду даже испугалась. Слишком не моим было это желание. Но что поделать: назвалась Владычицей Темных Земель – будь готова к последствиям.

* * *

С этого все и началось. Мое войско с таким же упоением жаждало вернуть и другие города. И мы начали свое шествие.

Следующие несколько месяцев будто выпали из моей жизни. Я за всем наблюдала будто со стороны.

Неимоверная жара, шествие по лесам, ночевка в палатках, скудная еда. Остановка перед очередным городом. Моя речь. Резкое возражение моим словам. Отказ.

Так гладко как в Слайхеме больше нигде не было. Нелюди не соглашались менять свой такой удобный быт только ради того, чтоб ненавистные Темные восстановили какую-то свою справедливость. Моим воинам был отдан приказ без крайней необходимости не убивать. И все равно на землю пролились первые капли крови. В следующих нескольких городах никто не умер. Но раненых становилось все больше. Кого могли, из своих раненых воинов, мы оставляли в захваченных городах.

Беспокоило, что Аэрон пока ничего не предпринимал. Конечно, мы двигались быстро, но и территория не бесконечна. С другой стороны, возможно, играло роль то, что мы не брали соседние города. А люди из уже захваченных, не желающие там оставаться, двигались к столице слишком медленно.

После очередного захваченного города, мы обновляли запасы продовольствия и уходили в лес. Теперь ни одна веточка растений без моего приказа не шевелилась и ни один зверь не пересекал нам дорогу. Даже нежить теперь слушалась меня. Я ее также чувствовала и слышала. Они не злые. Они просто хотят есть и цепляются за некое подобие жизни. И этот же лес мог нас спрятать, если бы вдруг возникла такая потребность.

И все же на нас напали. Спустя пару месяцев, воины Светлых нас нашли. Несколько элитных отрядов. Подозреваю, это была всего лишь разведка. В результате этого столкновения было ранено несколько Светлых и несколько моих воинов. Уже проверенным способом я спеленала лианами Светлых, раненых же оставила так, надеясь, что помощь им прибудет вовремя. Единственное, что сделала – приказала перед уходом перевязать им раны и когда мы ушли на безопасное оттуда расстояние, убрала лианы. На расстоянии я также могла управлять землями, но это было намного сложнее.

Все это было очень сложно. Временами мне казалось, что я теряю свою человечность. Мои телохранители как могли пытались убедить меня, что я поступаю правильно, но ощущение ошибки и сожаления не давало мне покоя. К жизни возвращали лишь разговоры с моим малышом. Однажды, он заговорил совсем серьезно со мной.

«Мама, а почему ты такая грустная?» – услышала я.

«Просто приходится делать вещи, которыми я не горжусь для блага нашего народа и для того, чтоб как придет время, тебе было легко», – постаралась, как могла, объяснить я.

«Если тебе это не нравится, зачем тогда продолжать?» – не понял он.

«Ты когда-нибудь это поймешь. А пока рано. Хочешь, я расскажу тебе сказку? О фее… Мне когда-то твой папа ее рассказывал», – перевела разговор на другую тему я.

«Я уже так хочу увидеть тебя. И папу. Хочу его услышать. Он рядом?» – бесхитростно спросил малыш после того, как я закончила вспоминать для него сказку, рассказанную некогда мне у костра.

«И я хочу увидеть тебя. А папа сейчас не рядом. Но он будет с тобой, когда ты появишься на свет. И все будет хорошо», – ответила я.

Малыш вскоре замолчал. Как бы мне хотелось, чтобы все так и было. Только сейчас меня все больше посещали мысли, что я сделала огромную ошибку. Нужно было поговорить с Аэроном о добровольной передачи этих земель. Может, он, чувствуя свою вину, пошел бы на уступки. Сейчас же я ничем не отличаюсь от обычных Темных Наследников. И уже ничего не вернуть назад.

Из запланированных 25 городов мы вернули лишь 11. Но внезапно я поняла, что не хочу больше этого. Я потратила почти пять месяцев жизни здесь, в лесах, захватывая территории, руша чьи-то судьбы. Еще месяц я потратила, обдумывая этот коварный план и готовясь к нему. Как бы подло не поступил Аэрон, но мой поступок не лучше. Я сполна отомстила не только ему, но и всем его предшественникам, которые без особых раздумий, толком ничего не проверив, убивали Темных Наследников. Вдруг я не первая, кто смог договориться с Темными Землями? Вдруг были и другие? Теперь уже и не узнать.

Собравшись с силами, я скомандовала отступление. Мне еще нужно подготовить все документы, заранее составить письмо к Аэрону, где я расскажу ему о ребенке и попрошу оберегать его. Надо составить приказы о назначении регентами моих телохранителей. Заказать мебель для ребенка, обставить комнату. Сообщить подданным, что у них вскоре будет законный Наследник. У меня так мало времени, а я почти все потратила зря. Стоит ли того присоединенные города? Что-то в глубине души подсказывало, что да, стоило. Но я уже и не уверена, действительно это мои мысли или кроха Темных Земель сидит во мне, пытаясь повлиять на мое решение.

Примерно такие мысли одолевали меня, пока мы ехали домой. Прости, малыш. Мама не смогла остаться тем хорошим человеком, которым была, когда только попала сюда. Мама оказалась слишком слаба для этого…

* * *

Когда мы были в нескольких днях пути от моего Замка, на нас напали. Это была грамотно спланированная засада. При этом количество Светлых воинов не уступало количеству Темных. Если не больше.

Вперед выехал Аэрон на белом жеребце. Будто с картинки. Вот беда, а мне мало того, что белого коня не досталось, так и черных всех расхватали. Вот и сижу на пегой, к тому же кобыле.

– Здравствуй, Наследница. Потешила свое самолюбие? И все же придется проехать со мной в мой замок, где мы обо всем подробно поговорим. Отдельное спасибо за то, что не убила ни одного мирного жителя, но города придется вернуть. Пойдешь добровольно? Нас больше. Ты же не хочешь по глупости угробить всех своих воинов? – презрительно выдал он.

– Наследника не убивать. На остальных ограничения снимаю! – громко крикнула я своему войску.

– Так значит? Наследница нужна живой. В атаку! – скомандовал Аэрон и два огромных войска схлестнулись в битве не на жизнь, а на смерть.

Никогда я еще не видела столько крови и бессмысленно утраченных жизней. С лошади меня буквально снесло. Несколько воинов дрались вокруг меня, стремясь не подпустить ко мне никого. Естественно, среди них были Рик и Лоран. Дейярда и Ринальдо оттеснили куда-то дальше. Нас ждали на пустынной местности, где кроме травы ничего не росло. Единственное, что я могла, это потряхивать землю то под одним, то под другим вражеским воином.

Для меня все будто смешалось, и я наблюдала за всем со стороны. В какой-то момент я поняла, что охраняющие меня воины остались где-то в стороне, а я своим мечом отражаю чей-то удар. Умений у меня особых нет, зато привычная багровая пелена перед глазами значительно ускорила мою реакцию, а чешуя, покрывающая левую руку, помогала превосходно отбивать удары и голой рукой. Также я приспособилась под противником делать землю зыбкой, как песок. И пока он пытался выбраться оттуда, наносила стремительные удары. Неоспоримое преимущество частичной трансформации: она отсекала почти все эмоции, оставляя лишь гнев, раздражение и ненависть. Иначе я бы и удар нанести не сумела бы.

В какой-то момент мне показалось, что рядом со мной сражается Аэрон, но когда я покончила со своим противником и обернулась, поняла, что не ошиблась. Дальше время будто замедлилось, и я стала наблюдать за всем со стороны. Подозреваю, проснулась какая-то древняя память тела дракона и каким-то чудом передалась на некоторое время мне.

Разгар боя. Наследник и Наследница в самой гуще. Он – высокий, статный, в светлых кожаных доспехах. В руках меч, истинный клинок Света. Широкое прямое лезвие, длиной около полуметра. Она – низенькая, худенькая. Но при этом очень опасная. Точеная фигурка полностью в черном кожаном костюме. На лице маска, скрывающая даже волосы. В руках не очень длинный извилистый клинок. Лезвие гибкое, способное гнуться, но при этом может выдержать любой удар. Истинный клинок Тьмы. Внезапно правители оказываются друг напротив друга.

– Поиграем, Наследница? – вырвалось у Аэрона прежде, чем он успел сообразить что к чему. И ведь не первый раз уже ее видит, только впервые так близко.

– Почему бы и нет? – прошептала она, на губах, которые маска не скрывает, зазмеилась злая усмешка.

Она бросилась первой. Движения были размеренные, точные, в каждом замахе меча так и виднелась неприкрытая ярость. Аэрон даже сдал под таким напором в первый момент. Удар, замах, еще удар! Сбросив оцепенение, дракон сам начинает наступать. Но Наследницу это не пугает. В глазах сквозит холодная решимость. Она уже избрала свою судьбу.

Странно, но Аэрону не хочется причинять ей вред. Вот так, среди грязи и крови лишать ее жизни. Нет, лучше пленить ее, а потом… Может, и не нужно убивать? Как там Злата рассказывала сказку о принцессе, заточенной в высокой башне, что охраняет злой дракон? Почему бы не сделать сказку былью.

Удар, еще удар, защита, подсечка! Ты быстра девочка, но не настолько! Плашмя ударить мечом по руке, выбить клинок из рук. Подскочить, обхватить ее. Вывернулась, полоснула кинжалом по руке. Черт! Опасная штучка. Бросится вперед со всей скоростью дракона, прижаться к ней со спины, жестко обхватить ее руки, чтоб не вырвалась.

– Попалась? Другого кинжала у тебя нет, верно? – прошептал он ей жарко на ухо.

– Никогда я больше тебе не попадусь! – зло выкрикнула она, затрепыхавшись в его руках.

«Больше»? В пленниках он ее не помнит точно. Они не могли встречаться раньше, ведь правда? Вот только голос. Безумно знакомый голос. Где он его мог слышать? Растеряно бросил взгляд на ее фигурку, что прижимал к себе. Зацепился взглядом за небольшой животик. Что за..?

– Поправилась на государственных харчах, а, Наследница? – съязвил он машинально, не понимая, почему у такой тренированной девушки не плоский живот.

– Черт! Началось! Твоими стараниями, Наследник! – с досадой ответила она, проследив за его взглядом.

А затем, будто резко увеличившись в размерах, одним жестом сбросила его руки с себя и резко полоснула по груди внезапно выросшими когтями. Но как?! На такое способны лишь драконы! Затем, ему на голову обрушился удар. И прежде, чем окунуться в темноту, Аэрон понял что его смутило. Глаза. Серые, до боли знакомые глаза. Вот только та, кому они принадлежали, драконом точно не была. На этих мыслях сознание померкло.


26 глава

Злата

Ринальдо появился как нельзя вовремя. И вырубил Аэрона точным ударом сзади по голове, довольно грамотно. А ведь как раз в этот момент мне показалось, что в глазах Аэрона мелькнуло узнавание. Что же делать? Нужно все это прекратить. И с Аэроном лучше переговорить с глазу на глаз. Только как это все остановить.

То ли Земли меня услышали, то ли я им с перепугу что-то не то скомандовала, но все, кто дрались сейчас на поле, кроме меня и лежащего без сознания Аэрона, вдруг провалились под землю по грудь. Да так удобно, что их руки также оказались под землей. И чего я раньше до этого не додумалась? Закаменевшая вновь земля не позволяла им выбраться самостоятельно. Плохо, что мои воины также оказались в этом положении. Но это было исправимо.

– Приказываю прекратить бой! – громко прокричала я прежде, чем начала вызволять своих воинов из земельного плена.

Все кричали, особенно Светлые. Но я не реагировала. Я прекрасно помнила как выглядит каждый из моего войска. За шесть месяцев общения и постоянного нахождения среди них, я каждого знала в лицо. Да и темные расы от светлых различать я научилась.

Бесчувственного Аэрона погрузили на лошадь Рика. Что-то уж слишком недобро Ринальдо посматривал на дракона. Да и стукнул он его хорошо так, от души. Поэтому я не решилась доверить ему везти отца моего ребенка.

– Ваш Наследник будет в безопасности и вскоре к вам вернется. Он жаждал со мной поговорить наедине – его мечта сбудется. Обещаю, что никакого вреда в моем замке ему не нанесут, – сказала я напоследок войску Светлых, которые орали каждый что-то свое, но в адрес «гадких Темных». Что ж, их право.

Больше мы не останавливались, ускорившись насколько это было возможно. В Замок мы прибыли меньше, чем за сутки. К тому времени я силой мысли выпустила всех Светлых из земельного плена. Аэрона, который уже вновь начал приходить в себя, пришлось опять стукнуть.

– Что с ним делать будешь? – спросил меня Ринальдо, когда мы были уже в Замке и лекарь, что осмотрел Аэрона, сообщил нам, что ушиб головы не опасен и он скоро очнется.

– Поместите его пока в темницу. Когда он очнется, я с ним поговорю и постараюсь исправить то, что начала, – ответила я, опустив взгляд на свой животик, который теперь весьма ощутимо выпирал.

Боли пока не было, страха, как ни странно, тоже. Я уже давно готова к этому. Время у меня было.

– Ты… У тебя началось? – осекся Ринальдо, проследив за моим взглядом.

– Да. Он растет. Так что времени у меня мало. Нужно успеть все рассказать. Не хочу, чтоб ребенок был круглой сиротой, – ответила я.

– Ты уверена? – спросил Дейярд.

– Нет. Но уже не важно, – сказала я и пошла переодеваться. До того как очнется Аэрон осталось еще около часа. Значит, я успею сменить пыльную одежду на нечто иное.

Аэрон

Я пришел в себя от того, что сильно болела голова. Прижав ладонь к затылку, я нащупал там повязку. Последнее, что помню – бой с Наследницей. И что-то в нем было неправильное. Только что – никак не вспомнить. Помню свое сильное удивление. Но отчего – память отказывалась мне говорить.

Первое, на что я обратил внимание теперь – это решетчатая дверь помещения, в котором я находился. А также каменные стены, скудное освещение и прочие мелкие признаки, указывающие на то, что я вновь находился в плену у Темных. Только вот что хотела от меня теперь Наследница – непонятно. Надеюсь, она не собралась шантажировать мой народ, угрожая моей смертью.

Я подошел к двери. Головная боль понемногу уходила. Видимо, пока я пребывал без сознания, меня успели немного подлечить. Недалеко от моей камеры я увидел стражников.

– Эй! Позовите Наследницу! Я желаю ее видеть и имею на это полное право! – как можно беззаботней крикнул я пересохшим горлом.

Хотелось выяснить что мне позволено, а что нет как можно заранее. Парадокс, казалось бы, совсем недавно я сам надумал похитить Наследницу, чтобы выяснить все, что меня интересовало. Но мало того, что это не удалось, мало того, что она за это выдвинула немыслимые требования, мало того, что она начала мстить, захватывая мои города, лишая одних людей крова, а других заставляя приносить присяги ей, так она еще и умудрилась запереть меня в своем подземелье. Второй раз уже!

Эта мысль вызвала горькую усмешку. Недооценил я ее. Причем сильно. И ведь была возможность не ссорится, жить мирно. И она первая пошла на мировую, простив наши нападения на нее. Но нет, я, дурак такой, принял это чуть ли не за слабость и возомнил себя самым умным, самым сильным. Вот и расплачиваюсь сейчас за это. Что мне стоило просто попросить Наследницу о личной встрече? Вдруг бы не отказала?

Мои раздумья прервали легкие торопливые шаги. Я выглянул из-за своей решетчатой двери. Заметил знакомую фигуру, закутанную в длинный плащ с глубоким капюшоном и с маской на лице. Также отметил двоих охранников возле нее, которых я уже видел раньше. Кирсана, который присутствовал на переговорах и некогда просто ужасно обращался со Златой. И оборотня, который был у меня в плену и за которого Злата согласилась стать моей фавориткой. Все же многое я упустил, поддавшись тогда на уговоры Златы и не став пытать оборотня. Уже все знал бы и о Наследнице, и о самой Злате. Но, я все равно бы не нарушил обещание, данное ей. Ее улыбка – все, что мне нужно было. Хотя, нет. Не все. Еще нужно было, чтобы она была рядом и не покидала меня.

Наследница остановилась возле меня. Она немного горбилась, кутаясь в полы длинного плаща, и молчала. Мерзнет, что ли? Так вроде не холодно. Или же она, как и Злата, любила тепло? Что-то слишком много совпадений. А если они были сестрами? Хотя, нет. Это невозможно. Или же…?

– Здравствуй, Аэрон. Ты очень жаждал нашей встреча наедине. Я готова тебя выслушать и ответить на все вопросы. Больше скрываться не стану, – тихо сказала она.

В подтверждение своих слов, она одним жестом отправила своих телохранителей стать подальше от нее и мягко опустилась на пол, устроившись на своем мягком плаще. Я, подчиняясь элементарным правилам вежливости, также присел с другой стороны решетки. Надо отдать должное, пол был теплым. Я бы сказал, чересчур теплым, будто на печке сижу. Я с подозрением провел рукой по полу чуть дальше. Там камень был холодным. Ладно, сейчас не до этого.

– Почему я здесь? – первым делом спросил я.

– Ты желал встречи со мной наедине. Для этого ты убил мою подругу. Единственную, которая доверяла мне и видела во мне в первую очередь живого человека со своими потребностями, и лишь потом – Наследницу. Для этого ты едва не убил меня. Ради этого ты устроил засаду недалеко от моего дома. Я этого не планировала, – все так же тихо ответила она.

Что-то в ее устало поникших плечах казалось мне безумно знакомым. Только вот я был уверен, что не встречался с Наследницей раньше. Хотя, так ли это? Откуда мне знать как она выглядит под маской?

– Я не хотел, чтобы так получилось. Я был неправ. Но и ты пошла войной на мои земли! – воскликнул я. Ненавижу чувствовать себя виноватым.

– Неправда. На ТВОИХ землях не было ни одного моего воина. Я возвращала СВОИ земли. Ты знаешь, что 25 твоих городов стоят на моих землях, захваченных вами нечестным путем? Наверняка знаешь. 11 я вернула. Можно сказать, что я отомщена, – ответила она.

– Но там же люди! Да, ты их не убила, но ты выгнала их из их домов! – возразил я.

– Я тоже была неправа. Те, кто пожелал служить мне – остались в своих домах. Если ты желаешь, чтобы и остальные там жили – заплати за них пошлину, указанную в договоре. Города я возвращать не буду, но и остальные захватывать не стану. Наш договор мы сейчас восстановим. Возможно, по обоюдному согласию, вставим новые пункты. Давить на тебя или угрожать я не буду. После того, как ты подпишешь договор, я его также подпишу. И мы вдвоем принесем истинную клятву, что добровольно его не нарушим. Нашим землям не нужна война. Ты видел на что способны мои войска и я в их главе. Кто победит в нашем противостоянии – неизвестно, но пострадают все. Ты со мной согласен? – тихо, но твердо сказала она.

– Твои слова звучат резонно. Пожалуй, я согласен оставить те города за тобой. То, как ты захватила их без единой жертвы – достойно уважения. И согласен подписать договор. Только почему я в таком случае в темнице нахожусь? – резонно спросил я.

– Так с тобой проще говорить. Подпишем договор и я тебя отпущу. Сразу же, как мы принесем друг другу клятвы. Даю слово. Но если бы ты был не в камере или, еще того хуже, находился на том поле, в окружении своего войска, мы бы нескоро договорились. А у меня очень мало времени. И с каждым часом его еще меньше. Так что на счет договора? Все необходимое у меня с собой, – быстро сказала она.

– Я согласен приступить к его обсуждению. Только если ты ответишь на все мои вопросы, какими бы они не были, – выдвинул условие я.

– Хорошо. Но после того, как мы заключим договор, – непреклонным тоном сказала она и вдруг поморщилась, схватившись за живот.

Но довольно быстро она вновь вернула на лицо безмятежное выражение. И мне вдруг как нельзя сильно захотелось увидеть какая же она под маской. Уродлива, как считают одни или же невероятно красива, как доказывают другие?

– Ладно. В таком случае я хочу, чтобы ты сняла маску. Между нами ведь будет договор, какой смысл тогда скрывать лицо? – неожиданно даже для самого себя сказал я.

– Если я сниму маску, ты начнешь задавать вопросы. И не сможешь адекватно воспринимать договор. Я сниму маску, но после того, как будет заключен договор, – почти попросила она.

Подумав, я согласился. Интересно, что же она там скрывает? Но эти мысли были быстро задвинуты на задний план. Решалась судьба наших земель. Наследница не стала наглеть и составила договор идентичный тому, что между нами уже был. Только включила в него пункт о том, что захваченные города она не возвращает и на остальные не претендует. Я с этим все же согласился. Дохода с тех городов все равно было не очень много, а Наследница показала, что при желании забрать то, что на ее землях находится, она сможет без проблем. Так что лучше договориться мирно. Также в договор мы включили пункт о дальнейшей торговле между нашими землями и еще несколько мелких пунктов, которые только упрочили отношения между нашими землями.

Пришло время клятвы. Наследница согласилась приносить ее первой. Тут меня ждало потрясение. Златослава Николаевна Когарова! Златослава! Совпадение ли? Вспомнились вновь безумно знакомые серые глаза, которые зацепили мой взгляд на поле боя. Возможно ли это? Будучи в полушоковом состоянии, я произнес свою клятву. Теперь официально мы союзники. Но мои мысли были далеко от этого. Сердце колотилось словно бешеное.

– Сними маску. Ты обещала, – тут же потребовал я.

Наследница грустно улыбнулась и сняла маску, а заодно и сбросила капюшон с головы.

– Да, Аэрон, я выполню все, что пообещала, – сказала Злата уже громко, не понижая голос до шепота.

– КАК?!? – не сдержавшись, закричал я, вскакивая на ноги.

– Я все расскажу. Но по порядку. Давай только уйдем отсюда в нормальные покои, – сказала она, доставая из складок плаща ключи от камеры.

– Нет, мы поговорим здесь и сейчас! Почему ты ушла?! Почему не сказала сразу кто ты?! Зачем все это было?! Я не выйду отсюда пока не услышу ответов на все свои вопросы! – вспылил я.

– Мне нельзя находиться на сквозняках. И я не очень хорошо себя чувствую. Пошли наверх, пожалуйста, – сказала она, отпирая дверь.

И тут я заметил испарину над ее верхней губой, бледную до синевы кожу, темные круги под глазами. За время нашего разговора ей явно стало хуже.

– Ты ранена? – обеспокоено спросил я, испытывая одновременно и радость, что она жива и огромную обиду, что не сказала мне об этом.

– Я беременна, – сказала она и пошла дальше по коридору к выходу.

Мне не осталось ничего иного, как последовать за ней. Ее охранники молча держались на расстоянии от нее.

Беременна… А я-то думал, что у нас была взаимная любовь. А была ли она вообще? Не был ли это какой-то коварный план? Хотя, нет. Мы же сами ее похитили из замка. Или же…? Нужно будет у нее обо всем этом спросить, раз уж сама разрешила спрашивать. Правду-то я все равно учуять смогу. И все же, когда мы были вместе – она мне не лгала. Не говорила всю правду, но не лгала.

За такими мыслями мы и пришли. Почему-то сразу возникло ощущение, что эта комната как нельзя лучше подходит Злате. И все буквально пропитано ею. Она села в глубокое мягкое кресло и предложила мне присесть в похожее напротив. Я не торопился садиться. Хотелось кричать от несправедливости. Было не так больно, как когда я оплакивал ее смерть, но дышать также было тяжело. Как она могла так поступить? Я даже смотреть ни на кого из девушек не мог. А она… Беременна. Повезло же кому-то!

Злата внимательно всмотрелась в мое лицо. Усмехнулась чему-то. Сбросила плащ, оставшись в тонком шерстяном платье, которое плотно обтягивало довольно большой живот. Месяц седьмой, не меньше. Подошла ко мне вплотную. Я запоздало вспомнил, что на поле боя живот у нее еле намечался. Стазис? Вроде слышал о подобного рода ритуалах. Только для чего ей это нужно было? И зачем беременной женщине лезть в войну?

– Гадаешь кто отец? Не стоит. Дай руку, – сделала свои выводы она.

– Зачем?

– Сейчас поймешь, – сказала она.

Затем, больше не говоря ни слова, взяла мою руку и крепко, но бережно прижала ее к своему животу. Сама же не сводила пристального взгляда с моего лица. Сначала я ничего не понял. Потом почувствовал легкий упругий толчок в ладонь. Только хотел спросить ее зачем она это делает, как меня перебили.

«Папа?», – донельзя удивленный голосок.

– Что? – дернулся я, чуть не убрав руку, но Злата ее удержала, сжав ладонь крепче.

Умиротворенно улыбнулась, совсем как прежде, когда мы с ней были счастливы.

«Папа! Я тебя чувствую! Ты меня слышишь?» – вновь услышал я все тот же голос.

– Я не понимаю, – растеряно сказал я, с ужасом оглядываясь по сторонам.

«Ты слышишь меня! А мама говорила, что ты будешь рядом только когда я появлюсь на свет. Ты пришел раньше ради меня? А почему ты оставил маму одну?» – уже обижено протянул голосок.

– Я не оставлял, – только и смог, что выдавил я.

Злата отошла от меня, убрав руку. Погладила свой живот и ласково заворковала.

– Малыш, тебе нужно поспать. А маме нужно поговорить с папой. Нет, мы не будем ссориться. Я же обещала, папа будет рядом, когда придет время, – сказала она.

– Злата, я не понимаю, – растеряно посмотрел на нее.

– Это твой ребенок. Боги с нами сыграли жестокую шутку. «Ребенок будет лишь от равного»… И ни слова о том, что Темная Наследница и Светлый Наследник равны друг другу, какой бы расы не были! – воскликнула она.

И я поверил. Если бы не детский голосок, до сих пор звучавший у меня в ушах, я, может, и засомневался бы. Но не теперь.

– Но ведь, если это так, то… ты… ребенок, он… – попытался я как-то сформулировать свою речь, но не получалось.

– Да. Я умру. Я к этому готова. Поэтому я так торопилась. Наш ребенок будет черным драконом. Я оставляю ему в наследство Темные Земли. Они его примут, я знаю. Надеюсь, Светлые Земли не будут мешать ему или ей править. Это ведь и твоя кровь тоже. И безумие его не коснется – он целиком и полностью принадлежит этому миру. И других Наследников больше не будет. Раса черных драконов восстановится – тебе лучше меня известно, что от черных драконов рождаются только черные драконы. Их кровь сильнее, чем у золотых. Это будет чудесным выходом для этого мира, – улыбнулась она и осторожно села в кресло.

– Но как же так?! Почти год прошел с тех пор, как ты покинула меня! Сколько осталось? И почему ты мне не открылась?! – в отчаянии прошептал я.

Злата мне никогда не врала. Умалчивала, юлила, выкручивалась, но не лгала. Поэтому я даже не буду спрашивать о том, специально ли она находилась в моем замке. Прекрасно помню как она стремилась вырваться оттуда. За одно то, что она жива и сейчас сидит передо мной – я ей готов простить все, что между нами было за этот год. И я не готов терять ее вновь. Это жестоко.

– Когда мы с тобой подписали наш первый договор – была на третьем месяце. Потом прошел еще месяц, прежде чем твои люди на меня напали. Затем я приходила в себя, проводила ритуал для помещения малыша в стазис, планировала как быть дальше. Это еще месяц. Затем, собственно, полгода я возвращала свои земли. Вот сейчас я как раз на двенадцатом. У меня еще чуть больше недели, если верить прогнозам, а затем я не смогу уже находится на ногах и мой друг обещал погрузить меня в безболезненный сон. Как бы я тебе открылась? Если даже не учитывать, что ты ненавидишь Темные Земли. И что я тебя, по сути, обманула, заставив поверить в свою смерть. Я не знала как бы ты отреагировал на ребенка. Да и смысл мне говорить тебе, что меньше, чем через год я умру? Мне нужно было сделать мирные земли для своего малыша, – просто ответила она, избегая смотреть мне в глаза.

– Но ведь можно было это исправить! В самом начале еще можно было избавиться от него! – в отчаянии сказал я.

Мою щеку обожгла очень сильная пощечина. Зрачки Златы стали вертикальными.

– Не смей говорить такого о своем ребенке! – полупрошипела она.

– Но ведь… – растеряно начал он.

– Никогда! Я ни о чем тебя не прошу. Но помни, это наш малыш. И ему будет тяжело без мамы. Я была бы тебе очень благодарна, если бы ты пообещал хоть иногда к нему приходить. Потом, когда он подрастет, – отвернувшись, чуть срывающимся голосом сказала она и едва слышно всхлипнула.

Я подошел к ней и, подняв на руки, сел в ее кресло, усадив ее к себе на колени. Бережно прижал ее к своей груди, вдохнул уже почти забытый запах ее волос. Накатило чувство дежавю. Когда-то я мог к ней прикасаться к ней каждый день. Ценил ли я это? Я и мысли не допускал, что она может куда-то деться. Я любил ее, но не боялся потерять. Это и было моей ошибкой.

– Почему ты ушла? Мы бы справились вдвоем. Зачем ты меня бросила? – тихо спросил я.

– Я не могла иначе. Быть чьей-то игрушкой, фавориткой – это не для меня. Я слышала твой разговор с Джонатаном. Ты спокойно рассуждал о том, что когда я умру, ты женишься на драконице. Это было очень больно. И я внезапно очень четко поняла, что для тебя никто. Мимолетное увлечение. Вспомнила о своих обязанностях правителя. Я не хотела этого, но и избежать никак. На меня надеялись, в меня верили. На Светлых Землях меня держал лишь ты. И я ушла, когда поняла, что держишь ты меня некрепко. А о малыше узнала уже, когда вернулась. Поздно было что-то менять, – сказала она, задумчиво водя пальцем по моей руке.

– Но ведь это неправда! Мне плохо без тебя! Нет, не то говорю. Я люблю тебя! Никогда так не любил как тебя. Зачем же ты так со мной жестоко?! Я Джонатану сказал ту фразу только чтоб он от меня отстал и передал ее совету. Мне нужна была лишь ты! И тогда, и сейчас, – почти с мольбой сказал я.

– Мне жаль. Я тебя тоже люблю. От этого мне еще хуже. Я думала, что с ума сойду, когда ушла. Особенно осознание того, что я сама ушла от тебя. Был шанс, что я выживу во время родов. Но единственное существо, которое мне могло в этом помочь, убили твои люди, когда пытались меня похитить, – вдруг сказала она.

Я еле слышно застонал от бессилия. Своими руками лишить любимую шанса на жизнь. Но кто же знал?!

– Тебе надо было мне сказать все, когда мы подписывали договор. Нет, еще раньше! Ты должна была мне сообщить о подслушанном разговоре и я бы развеял все сомненья. А ты бы призналась кто ты. Почему нельзя было быть честной со мной? Я ведь ничего от тебя не скрывал. Я давал тебе все, чего ты хотела, – с болью спросил я.

– А почему нельзя было хотя бы на капельку терпимей относится к Темному Наследнику? Сколько я тебя пыталась убедить, что Темный – не значит плохой? Но ты не желал меня слушать. Мы оба неправы. Мы оба осознали свои ошибки. Только уже ничего не исправить. И если бы я осталась – тоже ничего не изменить. У нас будет ребенок. Я его очень люблю. А он любит тебя и меня. А ты, сможешь его полюбить? – с затаенной надеждой спросила она.

– Но он убьет тебя… – не мог не сказать эту ужасную фразу я.

– Забудь эту фразу раз и навсегда. Не приведи Господь ты когда-нибудь произнесешь ее вслух, – угрожающе сказала Злата.

– Прости. Я буду любить ребенка. Ведь это все, что останется после тебя, – тихо сказал я.

– Я его очень люблю. Я готова отдать за него жизнь. Или за нее. Не знаю даже сын у нас или дочь. Смешно, да? Меня скоро не станет, а я переживаю, что не узнаю какого пола наш ребенок, – внезапно совсем невесело хихикнула она.

Я прижал ее к себе еще крепче. Сильные мужчины не плачут. Кто сказал? Тот, кто не испытывал такой боли. Хотелось завыть, как раненая собака, броситься на кого-то и в бессильной ярости впиться зубами в шею, лишая жизни, только чтоб она жила. Но это не поможет. Ничего уже не поможет! Как я был слеп! Я же видел ее, общался с ней в той деревне! Как я мог не узнать ее?! И ведь были же, были сомненья! Она казалась слишком знакомой! Смотрел на нее, а память подбрасывала воспоминания о Злате. Это ли не знак?! Как же я был глуп! Не заметил, упустил! В который раз потерял!!! Хотелось кричать до хрипоты, до срыва голоса.

Я думал, что мне было безумно плохо и больно, когда нашел записку Златы в своем замке? Нет. Я ее воспринимал как должное. Теперь же я знаю каково это потерять ее, испытал безумную радость от того, что она жива. Сейчас обнимаю ее такую теплую и такую родную. И понимаю, что это ее последние дни. Что вскоре начнется ее агония, а я не смогу помочь. Слеза, которая скатилась по моей щеке, упала Злате на макушку, но та даже не заметила. И слава всем богам. Для нее я буду сильным.

– Знаешь, у меня было много месяцев, чтобы подготовить себя к этой мысли. Я всецело уверена в своем решении. Я рада, что так много успела сделать. Я довольна, что наконец-то могу ничего скрывать и рассказать тебе все. Вот только мне страшно. Совсем чуть-чуть. Но я боюсь. Побудешь со мной? До конца. Пожалуйста. Я не думала, что мне будет так страшно. И еще я боюсь, что малышу тоже будет страшно и он будет меня слышать. Я ведь не смогу беззвучно… ну, ты понимаешь. Не уходи от меня, – вдруг робко попросила она.

– Не уйду. Ни за что и никогда, – пообещал я.

Моя Злата. Самая желанная и любимая. Кому нужны те земли, кому нужно королевство, для кого власть, если нельзя разделить ее с любимым человеком? Я знаю, что когда придет время – моя душа умрет вместе со Златой. Я буду и жив, и мертв одновременно. Что-то сломается во мне с ее смертью. Я не смогу смириться с тем, что теряю ее второй раз. Вот так медленно, каждый день наблюдая за ее агонией. Но для нее я до последнего буду находиться рядом и отвлекать ее от грустных мыслей. Для нее я буду заботиться о ребенке. Для нее я буду помогать ему расти, становится сильным и мудрым, достойным своей матери. Для нее я буду поддерживать мир между Темными и Светлыми Землями. Все для нее. Жаль только, она не сможет никогда этого увидеть…


27 глава

Злата

Было очень тяжело вновь сидеть с Аэроном в обнимку и понимать, что по глупости я потеряла так много времени, которое могла провести с ним. Стоило ли оно того? Теперь уже и не узнаешь. Можно долго гадать как бы сложилась наша судьба, если б я не подслушала разговор, если б не ушла, если б не встретила Эрроральда, если б… Но от этого не легче. Наша жизнь состоит на 80 % из случайностей, так стоит ли жалеть о бесповоротно ушедшем прошлом?

Эрроральд в наш разговор не вмешивался и мне не мешал. Последние несколько месяцев он почти постоянно рядом со мной. Мы мало разговариваем, но я вижу, что ему также грустно будет со мной расставаться. Вот и сейчас он сидел тихо на моей кровати и молчал. Я уже и привыкла к его присутствию, особо не акцентируя на нем внимание. Отошла ли от него скука, от которой он спасался в моем обществе? Не говорит. И еще немного интересно: грустит он потому что она опять к нему вернется или же действительно ко мне привязался? Не знаю, хочу ли я и вправду знать ответ.

Я немного отстранилась от Аэрона. Посмотрела ему в глаза. Такие знакомые и такие печальные сейчас. Как же глупо мы себя вели. Провела ладонью по его щеке, вспоминая его тепло. Наклонилась и едва ощутимо коснулась губами его губ.

– Злата! Что ты… – начал было он.

– Я просто хочу удостовериться, что это не сон. Что ты действительно рядом, – тихо сказала я, обхватив его руками за шею.

– Я рядом. И не брошу ни тебя, ни малыша, – напряженным голосом сказал он.

Ему было так же тяжело, как и мне. Но у него было неоспоримое преимущество: ему доставался ангелочек, которого я никогда не смогу увидеть. И вообще ничего и никогда больше не смогу. Стоп, нужно отбросить эти мысли в сторону! Не хотелось бы, чтоб меня запомнили такой, унылым нытиком, которой все всё должны. Я сильная, справлюсь. И ребенок мой должен знать, что его мама была смелой и сильной. Хочу, чтоб гордился мной…

– Ты ведь будешь к нему приходить потом, правда? – с надеждой спросила я.

Больше всего я боялась, что мой малыш останется наедине с этим жестоким миром. Охранники и друзья у него будут, бесспорно, но материнского тепла он уже будет лишен. Не хотелось думать, что и отцовской защиты ему также не достанется.

– Я буду здесь проводить столько же времени, сколько и на своих землях. Если, конечно, позволишь, – осторожно ответил он.

– Это было бы замечательно… Ты теперь не считаешь меня злобной темной тварью? – вдруг спросила я, пригревшись на его руках.

– Что за бред?! – воскликнул он.

– Ну, ты мне очень долго доказывал, что нынешний Темный Наследник именно такой, – улыбнулась я.

– Я же не знал, что это ты. Если бы ты призналась, хотя бы через полгода после нашего знакомства, я бы в корне поменял свое мнение на счет Наследников, – заверил меня Аэрон.

– Да? И почему же? – заинтересовалась я.

– Потому что я к этому времени тебя знал. Да, я не знал твоего прошлого, я понятия не имел какие тайны ты скрываешь и почему временами вела себя так странно. Но я знал, что ты любишь тепло. Знал, что когда ты чем-то недовольна, ты немного щуришься. Знал, что ты терпеть не можешь жаловаться, предпочитая до последнего все скрывать в себе. Знал, что ты ненавидишь тех, кто причиняет вред невинным. Ты склонна к сопереживанию и имеешь повышенное чувство справедливости. И многое другое. Я знал тебя настоящую. Какая разница что ты скрывала, если ты была рядом со мной? Ну, и что, что ты Наследница? Да, неожиданно. Да, немного настораживает. Но я ведь ТЕБЯ знал, – ответил он.

– Жаль, что я не знала этого раньше, – с грустью ответила я.

Мы перебрались на кровать. Здесь было намного удобней лежать в обнимку. Знала бы я раньше какое это счастье: просто лежать рядом с любимым, вдыхать его запах, чувствовать его тепло, слышать его легкое дыхание…

– Я хотел бы спросить. Когда я думал, что ты умерла, мне иногда снились сны. Это были очень странные, но до ужаса реалистичные сны. Но чаще всего я видел в них твоего телохранителя кирсана. Я пойму, если у вас что-то было. Но мне хотелось бы знать, – вдруг сказал он.

– Я всегда любила только тебя. И ни с кем другим я не смогла бы быть такой же счастливой, какой была с тобой, – ответила я.

«Мам? Что-то происходит», – вдруг услышала я.

«Что-то не так?» – забеспокоилась я.

«Не знаю. Я странно себя чувствую», – неуверенно ответил ребенок.

«Что-то болит?» – испугалась я.

«Нет. Мне кажется, я начинаю чувствовать. Это очень необычно», – как-то растеряно ответил малыш.

«Не бойся. Все хорошо. Ты просто растешь», – успокоила его я.

– Что-то не так? – спросил вдруг Аэрон.

– Что? А, нет. Малыш обеспокоен тем, что начал чувствовать свое тело, – ответила я.

– А можно я с ним опять поговорю? – неуверенно спросил Аэрон.

Пожав плечами, я разрешила. Дракон тут же этим воспользовался и положил свои ладони на мой живот. Его лицо озарила робкая и как-то по-детски счастливая улыбка. Я устало прикрыла глаза. На несколько минут я даже немного задремала.

– Он молчит, – вдруг испуганно сказал Аэрон.

– Просто уснул. С ним все в порядке, – успокоила его я.

– Он немного разговаривает, да? Это же мальчик, да? – спросил он.

– Когда как. Бывает, за день скажет одну-две фразы и все. А бывает и несколько часов к ряду не замолкает. Я тогда рассказываю ему разные сказки или пою. Я не знаю кто у нас: сын или дочь. Да и какая разница, править сможет в любом случае, – улыбнулась я.

– А ты уже думала над именем для ребенка? – осторожно спросил он.

– Угу. Если девочка – Ева. А если мальчик… хм… не знаю даже. Буду надеяться, что родится девочка. Ну, если сын – хотелось бы, чтоб назвал его Адам. Мне всегда нравились эти два имени. Я не религиозна, но имена красивые, – улыбнулась я.

Почему бы и нет? В этом мире никто не читал нашу библию. А имена действительно красивые.

– Ты уже думала кого назначишь регентом? – спустя некоторое время спросил Аэрон.

– Думала. Ринальдо на эту роль подойдет как нельзя лучше. Он не оставит малыша, он предан землям, верен традициям и не стремится к власти. Лучшую кандидатуру сложно найти, – поделилась мыслями я.

– А я? Может… – начал было он.

– Нет. Дело не в том, что я тебе не доверяю, но народ не поймет. Тебя будут считать захватчиком, а из-за тебя и малыша. Пусть все идет как идет. Завтра в мой Замок прибудут главы всех кланов Темных Земель. Я им расскажу, что вскоре у них будет новый законный Наследник. Объясню, что у нас со Светлыми Землями вновь подписан мирный договор. Также не буду скрывать кто отец ребенка. Объясню как это получилось. Выпишем тебе свободный доступ к нам, – стала рассуждать я.

Эрроральд со своего угла одобрительно подмигнул. Я с ним это еще не обсуждала, но было приятно, что ему такая расстановка вещей пришлась по душе.

– Ты права, – вынужден был согласиться Аэрон.

– Отправь своим подданным послание, что с тобой все в порядке и скоро ты к ним вернешься. Волнуются ж наверняка, – вспомнила я об еще одном нюансе.

– Обязательно. Но позже. А пока, расскажешь мне откуда ты такая удивительная взялась и как тут оказалась? – спросил он, обнимая меня еще крепче.

Я не стала ничего скрывать и начала свой рассказ. В свою очередь мне также очень хотелось знать все об Аэроне. Так мы проговорили до вечера. Эрроральд благоразумно не стал нам мешать и ушел. Нас прервали только раз. Дейярд заглядывал, чтоб узнать все ли у нас хорошо и принес ужин. Аэрон ему передал письмо, которое нужно было отправить на Светлые Земли.

Уснула я в объятьях Аэрона и он перенес меня на кровать. Но уже ночью я проснулась от несильной, но ощутимой боли в животе. Ребенок чувствовал себя хорошо, но мой организм не справлялся. Давления на органы и кости еще не было, но чувствовала я себя очень некомфортно. Врач, который меня тут же обследовал, объяснил, что теперь мне нужно есть как можно больше калорийной пищи, чтоб ребенку было откуда черпать энергию.

До утра я больше не уснула. Мне вновь стало очень страшно и обидно от того, что я так и не испытаю счастье материнства и никогда уже не стану любимой женой. Аэрон же продолжал нашептывать мне что-то ласково-успокаивающее, поглаживая мой живот.

В какой-то момент у него вновь возникла связь с малышом, и он разговаривал уже с ним. Я же, успокоенная этим фактом, под утро уснула.

* * *

Как ни странно, Главы Кланов вполне спокойно приняли новость о том, что у них появится вскоре черный дракон. И не освистали меня, когда я сообщила, что со Светлыми Землями мы отныне в мирных отношениях.

Они были удивлены, даже, я бы сказала, шокированы, но приняли это. Некоторые из них даже посочувствовали мне, но не более того. Впрочем, я особо не расстроилась. Мой малыш – все, что меня беспокоило на тот момент. Живот рос все больше. Пока мне просто было тяжело ходить, ныла спина, почему-то болели ноги и постоянно хотелось есть. Но до родов еще почти две недели. А я уже выглядела так, будто на девятом месяце.

Эрроральд надолго от меня не уходил, напомнив, что как только я пойму, что больше не могу терпеть, он меня погрузит в сон. Аэрон также меня не покидал ни на миг.

Без его поддержки я бы не справилась. А еще я очень боялась, что в разговоре с моим малышом допущу какую-то ошибку и он будет винить себя в моей смерти. Мои телохранители также пытались везде ходить за мной, но делали это с таким похоронным видом, что я приказала держаться им подальше от меня.

Последние свои дни я проводила в своей комнате, куда мне принесли все документы, которые я должна была рассмотреть и утвердить в срочном порядке, боясь, что не успею.

Я была очень благодарна Аэрону, который действительно меня не оставил и старался быть веселым, рассказывал мне разные забавные истории из своей жизни, рассказывал как сильно меня любит, развлекал меня интересными фактами истории этого мира…

Я как-то даже умудрилась поверить в то, что счастье возможно и со мной не случится ничего плохого. Ну и что, что мне почти постоянно нужно было есть? Какая разница, что двигаться мне было тяжело и даже немного больно? И что за проблемы, что в соседней комнате постоянно находится врач, который осматривает меня раз в несколько часов? Я ведь жива, любимый рядом, и во мне бьется еще одна жизнь.

Но я распрощалась с иллюзиями в тот вечер, когда меня внезапно пронзила ослепляющая боль в боку. Я только и смогла простонать. Больно было настолько, что я даже не смогла закричать. К счастью, у нелюдей очень тонкий слух, а я почти сразу потеряла сознание от боли.

Пришла в себя уже к утру. Из одежды на мне была лишь тонкая батистовая рубашка и сверху наброшена простыня, благо тут жара. Камины топили на славу. На свой живот было страшно смотреть. Он был просто огромным. Я осторожно к нему притронулась. Горячий и тугой. Такое чувство, что если надавить чуть сильнее – лопнет. Накатило вновь острое чувство страха. Я судорожно вздохнула.

– Мне жаль, – услышала я голос Эрроральда совсем рядом.

Я повернула голову. В кресле, рядом с кроватью, спал Аэрон. А на подлокотнике кресла сидел Эрроральд.

– Я выдержу, – ответила я.

– До родов еще три недели. Все это время он будет расти. Судя по размерам, твой малыш при рождении будет весить даже больше его папаши. Сегодня он помял твою печень. Почти раздавил селезенку. Тебя подлатали. Но это только начало. Честно говоря, мне кажется, что ребенок и вовсе родится недоношенным – даже если ты выдержишь все повреждения, ему не будет места, чтобы дальше расти, – покачал головой бог.

– Что ты хочешь этим сказать? – помертвевшим голосом спросила я.

– Я сдержу свое обещание, постараюсь спасти ребенка. Но если будет такая ситуация, что придется его спасать, я не смогу и дальше удерживать тебя во сне. Ты будешь чувствовать все в последние минуты. Прости. А сейчас мне нужно погрузить тебя в сон. Чем больше времени пройдет, тем будет хуже, – сказал он.

– Не сейчас. Дай мне еще несколько дней. Я… я хочу попрощаться, – попросила я.

– Злата, я привык к тебе. Ты мне нравишься. Я не хочу видеть как ты мучаешься. Позволь мне сделать это сейчас, – сказал он почти с мукой.

– Мне нужно предупредить всех, что я усну. И что ты поможешь принять роды. Я не могу уйти не попрощавшись. И, мне нужно малышу многое сказать, – принялась упрашивать я.

– Ты рискуешь. Сердце может не выдержать. Ладно, я буду постоянно рядом. Один день у тебя всего, – согласился он и отошел в сторону.

Сразу же проснулся Аэрон. Встрепенулся, будто не понимая как он умудрился уснуть. Не объяснять же ему, что Эрроральд просто желал побеседовать без свидетелей.

– Любимая! Как ты? – тут же бросился ко мне, заметив, что я не сплю.

– Я… помнишь, я говорила, что когда мне станет совсем плохо, мой друг погрузит меня в сон? – начала я.

– Да, помню. Но ты так и не сказала кто этот твой загадочный друг, – нахмурился Аэрон.

– Он… Если захочет, он сам тебе скажет и покажется. Он очень могущественный, но ему нельзя вмешиваться в ход событий. Он нарушает правила, помогая мне. Время пришло. Я хочу попрощаться. Он потом примет роды, думаю, тогда и проявится. Он выглядит как семнадцатилетний мальчишка. Кожа очень белая, как у меня вот, даже немного белее и волосы короткие, черного цвета. Если повезет, я завтра вечером просто усну и все. И мы больше не увидимся. Вся моя жизнь была блеклой, будто с выцветшими красками. И в том мире, да и в этом особо ничего не изменилось. Но когда я встретила тебя, будто все вокруг стало ярче. Не знаю даже как объяснить. Но я рада, что ты был в моей жизни. Ты ее изменил. Благодаря тебе, я стала сильнее, увереннее, смелее даже. Спасибо тебе за все, – сумбурно высказалась я.

– Я не хочу тебя вновь потерять, – немного испуганно сказал Аэрон.

– Я не уйду насовсем. Помни, что в ребенке часть меня, – улыбнулась я.

– Мне не нужна часть. Мне нужна ты вся, – вздохнул он.

– А… Впрочем нет, ничего, – осеклась я.

– Что?

– Ну, как у вас принято хоронить ушедших? – все же задала я нужный вопрос.

На похоронах Айрин я не присутствовала – ее похоронили до того, как я очнулась после ранения. А раненых воинов сжигали прямо на месте, чтобы не оставлять их на поживу диким зверям и экономить время.

– Не думаю, что стоит об этом говорить. Зачем вообще говорить о смерти, ведь ты еще жива, – с болью ответил он.

– Аэрон, я не боюсь умирать. Мне жаль покидать тебя и малыша, но умирать совсем не страшно. Я знаю о чем говорю. В первый раз это пугает, но во второй это воспринимается все иначе. Я знаю, что там, за гранью, нет пустоты. Мне не страшно. Просто хочу знать в каком виде останется мое тело здесь, – заверила его я.

– Для высокородных есть склепы. Уверен, на территории твоего замка есть подобный, где хранятся все Наследники. У каждого своя ниша и свое ложе. Там свой микроклимат и они просто высыхают… Прости, не нужно было тебе это рассказывать, – извинился он, увидев мое позеленевшее лицо.

– Нет, ничего. Но я так не хочу. В моем родном мире меня даже не похоронили по-человечески. Но меня всегда пугал ритуал, когда тело зарывают в землю или же оставляют так лежать. Я не хочу так, – задумавшись, сказала я.

– Может… Может твой друг сможет тебя спасти? Я в это верю. Ты действительно такая сильная и такая храбрая – ты выдержишь! И мы будем жить вместе. Ты, я и наш малыш. Есть ведь такой шанс? Не отвечай, я уверен, что есть! Я тебя наконец-то нашел и больше не отпущу! – жарко начал шептать он, бережно взяв меня за руку.

– Когда придет время, я хочу, чтоб мое тело сожгли. А пепел развеяли над Темными Землями. Мне кажется, это будет красиво и символично. Ты так не думаешь? – не обращая внимания на его слова, сказала я.

Аэрон не ответил, лишь сильнее сжав мою ладонь. Я на него посмотрела и с удивлением заметила слезы на его щеках. Также я неожиданно для себя открыла, что его виски слегка тронула седина. Неожиданно…

– Ты плачешь? Не нужно. Все будет хорошо, – прошептала я, в то время как у самой увлажнились глаза.

– Я не смогу без тебя. Не выдержу это снова. Ты не представляешь какая это мука. Почему это так? Зачем?! Если бы я знал – я бы в жизни к тебе не притронулся, лишь бы ты жила! – начал быстро говорить он.

Я хотела было ответить, но острая боль в ребрах внезапно пронзила меня. Не сдержавшись, я закричала. Подскочивший ко мне врач, который все это время был за ширмой, влил в меня какую-то микстуру, от которой боль немного отступила. Сам же магией стал сканировать мое тело.

– Трещина в ребре. Ребенку тесно. Простите, я не могу помочь. Это только начало, – виновато и чуть испуганно ответил лекарь.

После этого он принялся готовить еще одно зелье, насколько я поняла, для укрепления костей. Трещину же вскоре залечили и мне стало легче дышать. Тем не менее побледневший вид доктора дал мне понять, что его хватит еще на залечивание двух-трех повреждений и все. Нужно торопиться.

– Аэрон, скажи, пожалуйста, моим телохранителям, что я хочу с ними попрощаться. Еще немного времени есть, – сказала я, откинувшись на подушку.

Кивнув, он вышел. Но буквально через пару минут дверь отворилась и вошел тот, кого я никак не ожидала увидеть.

– Миранда? – удивилась я.

Пришлось оставить ее здесь, когда я отправилась на захват Светлых городов. С тех пор я ее не видела. Честно говоря, была уверена, что она уже давно сбежала.

– Я никоим образом не одобряю захват наших городов. Но и тебя могу понять. Аэрону я потом покажусь на глаза. Пока не время. Слышала, тебе твой друг, который помог наложить стазис, поможет уснуть и не чувствовать боли. Я очень рада этому. Ты многое пережила. Мне жаль, что так получилось. Действительно, жаль. У меня было время подумать. Прости меня за все. Могу я чем-нибудь помочь? – спросила она.

Но вместо меня ответил доктор, пока пребывала в прострации.

– Милая моя, вы ведь маг. Довольно сильный, насколько я понял. Когда наша Наследница уснет, повреждений ее тела станет только больше. Боюсь, мне не хватит сил справиться со всеми. Вы бы не могли изредка делиться со мной силой? Светлая как нельзя лучше подходит для заживления ран, – сказал старый вампир.

– Я с радостью поделюсь, – ответила она, не сводя с меня глаз.

– Спасибо тебе. Я рада, что знала тебя, – слабо улыбнулась ей я.

Миранда, сглотнув, лишь кивнула и, наклонив голову, выбежала из комнаты. А мне вскоре стало не до того. Когда пришли мои телохранители, меня вновь ослепило болью. Не знаю что на этот раз, но доктор провозился немного дольше.

– Я знаю, вы заботились обо мне. Прошу, сделайте все возможное, чтоб мой ребенок, а ваш новый Наследник, рос окруженный теплом и заботой. С детства готовьте его к тому, что он будет ответственный за Темные Земли. Учите его справедливости, прощению, доброте, стойкости и многому другому, чему я сама научилась здесь. И, хотелось бы знать, что вы хоть иногда, но будете рассказывать ему или ей обо мне, – слабым голосом попросила я.

Рик, Дейярд и Лоран лишь кивнули, не справившись с эмоциями. Их убитый вид меня ранил прямо в сердце, но не в моих силах что-то изменить. Вперед шагнул Ринальдо, как самый стойкий. Но в его окаменевшее лицо было страшно смотреть. Глаза были будто неживые.

– Будь уверена, с нами он будет в безопасности, – коротко сказал он.

– Хорошо. Ты назначаешься регентом. Бумаги все я подготовила заранее. Они лежат на моем столе. И последнее. Asde rithko tioja! Я снимаю с вас вашу клятву. Надеюсь, в свое время вы принесете ее черному дракону, – вспомнила я еще об одном деле.

Затем на меня накатила следующая волна боли и я вновь потеряла сознание. Очнулась спустя пару часов. Мои телохранители и Аэрон вповалку спали на полу рядом с моей кроватью. Над ними возвышался хмурый и серьезный Эрроральд.

– Пора. Я и так дал много времени, – сказал он и начал делать какие-то пассы у меня над головой, шепча незнакомые слова.

«Мама? Мама, мне страшно», – захныкал вдруг малыш.

«Все хорошо, милый. Я рядом», – ответила я, не зная что бы мне еще добавить.

«Что-то меняется. Я чувствую. Очень тесно и я чувствую, тебе плохо. Что с тобой, мама?» – донесся испуганный голосок.

Мне снова стало очень больно и я стиснула зубы, чтобы не закричать и не напугать ребенка еще больше.

«Мама? Тебе больно, мама? Я что-то сделал не так?» – не унимался дракончик.

«Нет, малыш. Все хорошо. Помнишь, о чем мы говорили? Мне скоро придется уйти», – едва выдавила из себя я, пытаясь ни отголоска боли не пустить в свои мысли.

«Я не хочу! Я же тебя даже не видел. Я люблю тебя мама! Пожалуйста, не покидай меня!» – испуганно закричал вдруг он.

«Я не могу, солнышко. Я просто усну. И всегда буду рядом, просто ты не сможешь меня увидеть. Но я буду видеть тебя постоянно. Помни об этом», – ответила я, чувствуя, как по щекам текут слезы.

«Ты не хочешь меня видеть?» – сделал свои выводы малыш.

«Хочу, очень хочу! Но, ААААЙ! Ничего-ничего, все нормально. Но, это от меня не зависит. Я тебя люблю солнышко, больше жизни люблю. Сколько смогу буду находиться с тобой. ААААЙ! Но уже очень скоро мне придется уйти. Ты подрастешь и все поймешь», – принялась утешать его я.

Боль становилась все сильнее. Голос Эрроральда тем временем также повышался в тональности. Скорей бы уснуть, я уже едва сдерживаюсь, чтобы не орать от боли.

«Мама, не уходи! Я не хочу без тебя! Я не смогу!!!» – жалобно закричал малыш.

«Глупенький. Ты – черный дракон. Ты в безопасности. Мама об этом позаботилась. Все будет хорошо. Ты сможешь. Ты же у меня умный, сильный, красивый. У тебя все получится. ААААА!!» – не сдержавшись, я все же закричала вслух. Думаю, в мыслях это также отразилось.

«Мама! МАМА!!! Что происходит, мама?! Я очень четко чувствую свое физическое тело. Мама, что-то меняется! Я делаю тебе больно?! Я плохой???» – истошно продолжил кричать ребенок.

«Нет! АААА! Нет, солнышко! Все хорошо! АААА! Так и должно быть. Все нормально. Все будет хорошо!» – уже теряя сознание (или погружаясь в сон?) прокричала ему я.

«Мама! МАМА!!!! МАААМАААА!!!!!» – последнее, что услышала я, прежде чем отправиться в мир без сновидений…


28 глава

Аэрон

Последняя неделя была одновременно и самой счастливой, и самой печальной за этот год. Я не могу смириться с тем, что Златы на самом деле не будет. Как ни странно, новость о том, что Злата и есть Темная Наследница, меня шокировала намного меньше, чем тот факт, что она жива, но ждет ребенка от меня. Смогу ли я полюбить его, зная, что из-за него ушла из жизни моя любимая? Не знаю.

– Она… Ей не больно? – спросил я.

Я продолжал каждую минуту находится возле Златы. Не знаю кто уж ее этот загадочный друг, но она спала уже несколько дней. Ребенок продолжал травмировать ее тело, но она, к счастью, этого уже не чувствовала. Впервые за несколько дней, меня посетила другая странная мысль. А каково сейчас ребенку? Злата от него до последнего скрывала, что что-то не так, но сейчас-то он ее не слышит. Могу ли я с ним поговорить? И стоит ли? Те несколько раз, когда я решался с ним заговорить – было очень странно. Голос в голове, который радостно называет меня папой. Не знаю даже, есть ли во мне какие-то отцовские чувства. Но ребенка нужно успокоить.

«Ребенок, ты меня слышишь?» – неуверенно позвал я, дотронувшись к животу спящей Златы.

«Папа? Мама не отвечает», – услышал я хныканье.

«Ну, мама… хм… она далеко. Нет ее. Она тебе ничего не говорила?» – совсем смешался я, не зная что сказать.

«Она сказала, что ей нужно уйти. И ей было больно. А потом она замолчала. Мне страшно», – вновь услышал я жалобный испуганный голос.

«Все это очень сложно. Хочешь, я расскажу сказку?» – спросил я, не зная как успокоить несчастного ребенка.

«Хочу. Про фею можешь? Мама ее часто рассказывала», – вполне серьезно попросил малыш.

«Пусть будет про фею», – согласился я и начал рассказ.

Когда я закончил сказку, малыш замолчал. Наверное, уснул. Как же это все сложно. Ребенок не виноват. А кто виноват в том, что та, кого люблю больше всего на свете, сейчас умирает? Выходит, что все и одновременно никто.

Я никуда не отходил от постели Златы больше, чем на несколько минут. Врач также почти постоянно был рядом. Мимо периодически кто-то сновал. То телохранители, желающие лишний раз убедиться, что Злата еще жива, то служанки, которые приносили еду или же медикаменты доктору. Я на них даже не смотрел. Все мое внимание привлекала совсем хрупкая фигурка с огромным животом, лежащая на кровати.

Но в какой-то момент я отвлекся на пришедшую девушку, которая попыталась быстро юркнуть за ширму к доктору. Что-то в ней показалось знакомым.

– Миранда? – спросил я прежде, чем успел подумать.

Девушка вернулась. Остановилась возле меня, опустив голову.

– Давно здесь? – нейтральным тоном спросил я.

– Давно. С тех пор, как Злата захватила пленных после боя. Я была среди них. Тяжело ранена. После того, как меня вылечили, она не смогла меня отпустить – я ведь уже знала кто скрывается под маской Наследницы. А потом я узнала, что она ждет ребенка. Черного дракона. И сама осталась. На кону стояло благополучие этого мира. Я приняла решение, – ответила она, под конец гордо вскинув голову.

– А сейчас что здесь делаешь? – отстраненно спросил я, даже особо не удивившись. Не до того было.

– Делюсь силой с лекарем. Ребенок наносит слишком много повреждений Злате и доктор не справляется, – ответила она удивленно.

Видимо, ожидала от меня обвинений в измене. Но я и сам сдался бы Наследнице с потрохами, если б знал, что это Злата.

– Молодец. Хвалю, – ответил я и вновь обернулся к Злате, легонько поглаживая ее по руке. Она, конечно, не чувствует, но мне так спокойней.

– И все? – удивленно спросила она.

– А что еще? Что будешь делать после рождения ребенка? – спросил в свою очередь я.

– Что прикажете, – без эмоций ответила она.

– Ты детей любишь? – таким же тоном спросил я.

– Простите?

– Ну, умеешь с ними обращаться? – переиначил вопрос я.

– Немного. Люблю их, но не уверена, что… А к чему вопрос? – насторожилась она.

– Я вот не знаю что делать с этим ребенком. Ты присмотришь? – как-то неуверенно спросил я.

Ведь действительно понятия не имел что буду делать, когда все случится.

Она в немом изумлении на меня уставилась, но согласно кивнула. Я ей жестом показал, что она может идти.

С того дня она уже не скрываясь также почти все свое время проводила возле Златы, но больше мы не разговаривали. Несколько раз телохранители Златы передавали мне послания от моего совета. Они не верили, что отныне действительно будет мир. Я написал, что все проясню, когда вернусь.

Дни проходили за днями. Каждую минуту я боялся, что вот этот сиплый вдох, который вырывается из груди спящей девушки, будет последним. Но все обходилось. Не смотря на то, что ее кости ломались уже по нескольку раз на день. Что происходило с органами – я даже не берусь предположить. По-моему, доктор не все кости и сращивал, объясняя это тем, что ребенку совсем нет уже места.

В какой-то момент ночью, когда я пребывал в состоянии полудремы, я почувствовал рядом чужое присутствие. Даже, мне показалось, услышал чей-то тихий голос. Резко вскинувшись, я увидел задумчивого подростка, стоящего возле моего кресла и с грустью смотрящего на Злату. Первой мыслью было метнуть в него кинжал, с которым я никогда не расставался, но что-то заставило меня помедлить.

– Мне тоже ее будет не хватать. Она забавная. И какая-то родная, что ли? Ты тоже это почувствовал, да? Бедный, тяжело тебе придется. Но зато будет малыш тебе в утешенье. Ты ведь хотел детей? Знаю-знаю, не такой ценой. Но от нас это уже не зависит, – говорил он кому-то.

Присмотревшись, я с удивлением заметил, что из стен выдвинулись каменные щупальца и они едва ощутимо гладят Злату по рукам и плечам. Парень, в свою очередь, обращается именно к… замку? Слухи о том, что он живой – правда? Забавно. Впрочем, я уже ничему не удивляюсь.

– Я знаю, что ты не спишь, – между тем сказал парень.

– Кто ты? – чуть хриплым со сна голосом спросил я.

– Хм… Кто я – знать необязательно. Скажу лишь, что последние несколько столетий вы зовете меня Эррором, – так же спокойно сказал он.

Почему-то я сразу в это поверил. Было что-то в нем, чуждое этому миру. И уж явного ореола силы вокруг него я не мог не заметить.

– ТЫ??? Спаси ее! В плату возьми что хочешь, но спаси! – взмолился я прежде, чем успел подумать о своих словах.

– Думаешь, я не хочу? – раздраженно взглянул на меня он, – Я ей предлагал, не раз. Она выбрала ребенка. Это ее право. Все, что я смог для нее сделать, не нарушая правил, – я сделал. Она не чувствует боли. А через пару дней я помогу появиться на свет черному дракону.

– Ты и есть ее невидимый друг? – дошло до меня.

– Типа того. Жаль, что она уходит. Возможно, уже завтра, – сказал он в задумчивости.

– Что завтра? – сперва не понял я.

Но Эррор уже исчез. И до меня дошло о чем он говорил. Уже завтра-послезавтра ее не станет…

* * *

Из-за плотно закрытой двери доносились истошные крики, пропитанные болью. Я несколько раз пытался вломиться туда, но все тщетно. Эррор позволил остаться внутри лишь доктору и Миранде. Остальных же выставил за дверь.

Рядом со мной находились встрепанные телохранители Златы. Произошло то, чего я боялся больше всего – роды очень тяжелые и Эррор не смог держать мою любимую до конца в безболезненном сне.

Ее крики будто разрывали мою душу в клочья. В этот миг я ненавидел всех. Ненавидел бога, который притащил Злату в этот мир. Ненавидел ее семью, из-за которой она оказалась возле Эррора. Ненавидел ее телохранителей, что не сумели сберечь. И в первую очередь ненавидел себя. Ведь именно я являюсь причиной ее сегодняшних мучений.

Через какое-то время, показавшееся мне вечностью, крики стихли. Но только через несколько часов дверь отворилась и вышел лекарь. Его руки были полностью алыми и на одежде было много брызг крови.

Я не стал ничего спрашивать и сразу же ворвался внутрь комнаты. Комната собой представляла жуткое зрелище. Казалось, кровь была везде. На стенах, на хирургических инструментах, собиралась в небольшие лужицы на полу. И, конечно же, на кровати, где была Злата. На ее тело была наброшена простыня, которая уже полностью пропиталась алой жидкостью.

Я подошел ближе. Бескровное лицо с синяками под глазами, тем не менее, на нем застыло умиротворенное выражение. Мне на миг даже показалось, что на губах Златы застыла улыбка. Но присмотревшись, понял, что это лишь обман зрения. Оно было полностью безжизненным. Губа прокушена насквозь. Злата очень мучилась перед смертью. Я взялся за край простыни, желая воочию убедиться насколько сильны были повреждения.

– Стой! Не нужно этого делать. Она бы не хотела, чтоб ты видел ее такой. И тем более не стоит глядеть на то, что с ней сотворили дети. Они не виноваты, – остановил меня голос Эррора.

– Дети? – заторможено спросил я, обернувшись.

– Угу. Будь ребенок один – Злата справилась бы. Они родились небольшими. Девочка шесть с половиной, а мальчик восемь с половиной. Вся проблема в том, что их двое, – сокрушенно ответил Эррор.

– Два черных дракона? – задал следующий вопрос безжизненным голосом.

– Нет. Только девочка. Мальчик – золотой дракон, – сказал он.

– Ясно. Злата хотела, чтоб ее сожгли, а пепел развеяли над Темными Землями. Нужно исполнить ее просьбу. А после этого мне нужно вернуться к себе, – не знаю зачем, сказал я.

– На детей посмотреть не хочешь? – серьезным тоном спросил он.

Я услышал за ширмой негромкий писк одного из них. Но эмоции внутри меня будто отключили. Для меня они сейчас были просто тем, что убило Злату.

– Нет. Пока не могу, – мотнул головой я.

– Как хоть назовешь детей? – не отставал он.

Из-за ширмы выглянула Миранда. Кажется, в руках у нее копошился какой-то слабо попискивающий комок. Я не стал всматриваться. Пройдет несколько месяцев, прежде чем драконенок обернется человеком.

– Без разницы… Хотя, стойте. Злата хотела их назвать Адам и Ева. Пусть будет так. Мне нужно уехать. Слишком тяжело. Мне нужно время, – тяжело, на выдохе, сказал я.

Эррор больше не стал настаивать и просто исчез. Я же, не стесняясь больше никого, сел на мокрый пол у кровати Златы и завыл. Глухо и отчаянно, выплескивая наружу всю свою боль от потери…

* * *

На прощание со Златой собрались почти все жители Темных Земель, кто только смог приехать. Во всяком случае, вся знать точно. Огромное поле за столицей было полностью заполнено различными нелюдями. Многие довольно искренне горевали утрате. И это при том, что формально без Наследника они не остались. Черная дракона успешно справилась с этой задачей, даже ничего не почувствовав. Солнечный свет по-прежнему не вредил Темным.

Многие смотрели на меня с крайним удивлением и большой неприязнью, но уже было давно объявлено о мирном договоре и о том, что их новый Наследник – дочь Златы и моя. Мое войско, которое в свое время Злата немного прикопала землей, также было тут. Вернее, самые близкие мне драконы. Остальные отправились домой, подтвердить, что все то, что было сказано в моих посланиях – правда.

По центру поля была сооружена высокая красивая башня из сухих веток. На самой вершине, на ковре из полевых трав, лежало тело Златы. В простом белом платье, с распущенными волосами, на которых лежал венок из цветов. Сейчас она выглядела спокойной и безмятежной.

Заиграла печальная музыка. Несколько магов одновременно бросили сгустки огня на хворост. Вся конструкция вскоре заполыхала огромным костром. Нелюди еще несколько часов не расходились.

Изначально планировалось еще и сразу же после этого вынести показать народу детей. Но, к счастью, многие этому воспротивились. Я в первую очередь. Слишком цинично. «Король умер… Да здравствует король!». Так, кажется, сказала бы Злата.

На следующий день я и ее телохранители отправились развеивать ее прах. Знаю, что по-своему она близка со всеми ними, но это вызывало сейчас лишь неконтролируемый приступ злости.

Сразу после этого, я не стал задерживаться в замке и скомандовал своим воинам отправляться домой. Каюсь, к детям я так и не заглянул. Слишком больно это было для меня.

В своем родном замке, впрочем, я себя чувствовал не лучше. Несколько дней ушло на то, чтоб уверить всех, что отныне между нашими землями мир. Также подтвердил, что черные драконы возрождаются. И это моя дочь. Но эта формулировка не вызвала во мне никакой эмоции. Я не мог себя заставить поверить, что у меня есть дети от той, кого любил больше всего на свете. А ее нет…

В себя я приходил несколько месяцев. Не без помощи Джонатана. Именно он меня убедил, что не только на Темных Землях появился Наследник. Второй ребенок – золотой дракон, а значит, имеет все права наследовать мой трон. Следовательно, я с чистой совестью теперь могу никогда больше не думать о женитьбе ради продолжения рода. Эта мысль сподвигла меня на то, чтоб я решился оставить ненадолго свои земли и отправиться в замок Златы. Для себя я его теперь называл только так.

Как бы подло это не звучало, но я имел полное право забрать сына. Наследница у Темных Земель есть. А мне нужен Наследник, который будет после меня. Вот пусть его и растят в моем замке. Учителей для него я найду.

С такими мыслями я и ворвался в ворота замка. Меня беспрекословно везде пропустили. Спасибо мирному договору и предусмотрительной Злате, которая озаботилась нужными бумагами, где мне разрешалось приходить в любое время.

– Чего вам будет угодно? – спросил меня полтергейст, который бесшумно возник сбоку от меня.

– Я бы хотел увидеть сына, – отрывисто сказал я.

– Только сына? На дочь взглянуть, желания нет? – вроде вежливо спросил он, но ехидные нотки проскользнули.

– Они что вместе? – удивился я.

– Ну, да. Дети остались без матери. Еще и отец не желает иметь с ними ничего общего. Вот крохи и тянутся друг к другу, – пожал плечами тот.

На миг меня укололо острое чувство вины. Сколько времени я оттягивал этот момент? Два месяца? Нет, летом было много проблем, связанных с погашением небольших конфликтов по поводу заключенного договора. И осенью на меня накатила острая хандра, ведь именно тогда я узнал Злату. А зимой все замело снегом. Появились новые проблемы… месяцев 9-10 я здесь не появлялся? Стыдно. С другой стороны, может, оно и к лучшему? Ребенок уже более-менее самостоятельный.

– Я был занят. Можно мне сейчас увидеть детей? – спросил я, постаравшись не нагрубить.

Полтергейст кивнул и повел меня по длинным коридорам. Замок был каким-то темным, будто выцветшим и постаревшим на несколько столетий. Тоже тяжело переживает смерть Златы? Он же камень…

– Пришли. Они как раз не спят, – возле одной из дверей остановился мой провожатый.

– Они уже обрели ипостась человека? – не решаясь сразу зайти, спросил я.

– Ева еще месяц назад. Адам должен со дня на день, – с необычной теплотой ответил полтергейст и сам толкнул дверь, предлагая мне зайти.

В большой светлой комнате было тепло. Желтый мягкий ковер с длинным ворсом покрывал весь пол. На нем сидела Миранда, поджав под себя ноги. Она в воздухе создавала иллюзии бабочек, рыбок, птичек и прочей яркой живности. Золотой дракончик неумело потряхивая крылышками, пытался взлететь, чтобы их поймать. Уже сейчас он был размером с крупного волка. У него не получалось надолго задержаться в воздухе и он обижено пыхтел, изредка похныкивая.

Девочка же, светловолосая кроха с кудряшками и моими голубыми глазами, в синем платьице, стояла ровно и в задумчивости смотрела на ближайшую бабочку. Затем, приноровившись, подпрыгнула за ней. Пухлые пальчики чуть задели иллюзию и та рассыпалась разноцветными искорками, покрыв малышку мелкой пылью. Та рассмеялась весело и звонко. Золотой дракончик, который так и не смог ничего достать, обижено пихнул сестру. Та упала, благо ковер мягкий. Посмотрела внимательно на ручонку, на которой, вполне вероятно, скоро должен был проявиться небольшой синячок, и вздохнула немного грустно, но между тем серьезно, как взрослая. Затем повернулась к дракончику и покачала головой.

– Адам! Ну-ну, – сказала она ему при этом.

Тот пристыжено заурчал и, приблизившись к сидящей малышке, лизнул ее раздвоенным язычком в щеку. Та рассмеялась и с детской непосредственностью, обхватила его за шею, прижав к себе. Миранда улыбнулась, глядя на играющих детей. Видимо, подобные сцены происходили часто. Дунула легким золотистым облачком в сторону малышки, видимо, залечивая ушиб.

– Мир-ра, – сказала девочка, улыбнувшись и подошла к русалке.

Я не стал и дальше стоять молча. Нужно было объявить о своем присутствии. Я негромко кашлянул. На меня уставились три пары глаз. Две любопытных и одна донельзя удивленная. Почти испуганная.

– Повелитель? – выдохнула она.

– Я вернулся, – только и смог сказать я.

Примерно в этот момент я понял, что это действительно правда. Своих детей я не брошу. И тащить к себе не буду. Нечего детям трястись в повозке напрасно. На Светлых Землях все в порядке, а значит, я смогу позволить себе задержаться здесь на несколько месяцев. У меня вновь есть ради чего жить.


29 глава

Аэрон

На то время, что я решил остаться в этом замке, я поселился в бывших покоях Златы. С детьми побыть мне не дали. Миранда подозвала какую-то пожилую женщину и та увела их куда-то. Полтергейст спокойно воспринял новость, что я здесь надолго и поспешил объявить об этом остальным. А вот русалка задержалась у меня.

– Ты их оставил, – с укором сказала она, как только мы остались наедине.

– Мне было тяжело, – отрывисто сказал я.

– А им? Им не тяжело?! Они совсем одни, подумай об этом! – разозлилась она.

– Не кипятись. Больше я так не поступлю, – отмахнулся я.

– Хорошо бы. Адам ведет себя как обычный ребенок. А вот Ева часто приходит сюда. Думаю, Замок с ней общается. Потому что ее тянет в эту комнату. Она ничего не говорит, но здесь она не такая веселая. И, думаю ты уже заметил, внешне она очень похожа на Злату. Разве что глаза твои. И цвет, и разрез. Не оставляй их, – попросила она.

– Сколько им? Месяцев восемь? – спросил я.

– Почти одиннадцать уже. Ты отсутствовал без малого год, – сказала она и вышла.

К детям я больше не пошел. Приближался вечер и я решил не беспокоить малышей, отложив знакомство с ними на завтра. До поздней ночи я рассуждал как теперь быть, но так ни до чего определенного и не додумался.

Но проснулся я рано утром от того, что кто-то пытался стянуть с меня одеяло. Я, полный негодования, резко сел на кровати. Перед моим изумленным взглядом возникла светлая макушка. В маленьких ручонках зажат край одеяла.

– Ты чего? – вырвалось у меня.

Как разговаривать с такими малышами я не знал.

Ева тяжело вздохнула и отпустила одеяло, уставившись на меня со всей серьезностью, я бы даже сказал, со строгостью.

Потянувшись, я поднял ее к себе и усадил рядом. Она перенесла это со стоическим спокойствием.

– И что с тобой делать? – вслух спросил я.

– Ева, – вдруг сказала она.

– Хм. Я знаю, что ты Ева, – хмыкнул я.

Девчушка погладила меня по руке. Заинтересованно взглянула исподлобья.

– Папа? – вдруг спросила она.

– Эм… Да. Твой папа, – опешил я.

– Мама? – чуть напряженно задала следующий вопрос она.

– Ее нет. Она… ммм… не сможет прийти. Здесь теперь я буду жить, – неловко сказал я, отведя взгляд.

Она очень грустно вздохнула и ее плечики печально поникли.

– А как ты сюда пришла? Ну, здесь ты откуда? – попытался узнать я.

– Замок.

– Тебя замок привел? – догадался я.

– Замок, – согласно кивнула она.

Сразу после этого раздался торопливый стук в мою дверь и после моего разрешения, буквально влетела Миранда. Увидев малышку рядом со мной, она облегченно вздохнула.

– Вот егоза, опять сюда пришла. Простите, – кивнула мне Миранда и забрала Еву.

– Да ничего. Я скоро приду к ним, – растеряно сказал я и проводил взглядом русалку, уносящую мою дочь.

Моя дочь и мой сын… И почему я был таким идиотом этот год? Добровольно отказывался от семьи… Ничего. Отныне, я буду стараться уделять своим детям как можно больше внимания, а со Светлыми Землями ничего не случится, если все документы и проекты я буду рассматривать дистанционно, приезжая туда лишь несколько раз в году. По крайней мере, пока дети не подрастут хоть немного…

Прошло два года…

– Адам, а где твоя сестра? – спросил я у сына, который сосредоточенно раскрашивал цветными мелками свой рисунок.

Обычно двойняшки все свое время проводили вместе, но Адам был более спокойный, предпочитая исследованию неизвестных территорий рисование. Видимо, Ева убежала к Миранде или к Лорану, который для нее обращается гепардом, на котором малышка любит кататься.

– Не знаю, – чуть невнятно ответил он.

Он очень не любил, когда его отвлекали, пока он рисовал. Но эта картина была уже почти дорисована.

– А что ты рисуешь? – поинтересовался между тем, проведя рукой по светлым волосам мальчика.

– Маму, – ответил он.

Это было не странно. О ней детям рассказывали все, кто хоть отдаленно ее знал. Плюс ко всему, кто-то из ее войска оказался отменным скульптором и смог запечатлеть ее в камне. В ее любимом наряде Наследницы, в котором она впервые явилась навстречу со мной в деревне фениксов. Верхом на коне с вытянутой рукой вперед, в которой был зажат ее меч. При этом спокойное сосредоточенное выражение лица и легкая улыбка на губах. Волосы распущены и слегка взъерошены, будто от ветра.

Я ее помнил совсем другой, но я не скульптор. А значит, не имею права оспаривать эту работу. Статую поставили во дворе Замка. Детям также очень нравилось на нее смотреть.

Я присмотрелся. Детский рисунок сложно оценивать объективно, но талант Адаму явно от Златы передался. Вполне можно узнать крышу Замка. И видно, что там сидит светловолосая женщина. Конечно, сходство со Златой очень отдаленное и в основном на цвете волос и заканчивается, но для трех лет такой подробный рисунок – впечатляет. А вот платье маленький художник рисовать не захотел.

– А почему платье не нарисовал? – с улыбкой спросил я, беря сына на руки и присаживаясь в ближайшее кресло.

Сынишка улыбнулся в ответ и начал перебирать мои волосы, заплетенные в тонкие косицы.

– Мама без платья, – бесхитростно ответил он и стянул металлическую заклепку с одной косицы, проказливо улыбнувшись, совсем как Злата.

– И почему же мама вдруг без платья? – задал новый вопрос я, легонько щелкнув его по носу.

– А его дядя Рин забрал. Вот она и укуталась в скатерть, – засмеялся Адам.

– Что за фантазия такая? – удивился я.

– Замок показал. Еве он показывает больше. Она умеет правильно просить, – пожаловался вдруг Адам, прижавшись ко мне и дергая за пуговицу на жилете.

Я хмыкнул. Хорошо, хоть Замок не видел как в аналогичной ситуации Злата у меня дома вышагивала укутанная в штору.

– Правильно просить? – насторожился я, зацепившись за фразу, что резанула слух.

– Да. Дядя Дэй говорит, что раньше так делать могла только мама. А теперь вот и Ева. Она будто знает что спрашивать. Особенно у замка, – тяжко вздохнул малыш.

Мда, доча от мамы тоже взяла уникальный талант. Или это уже от меня? Словесные баталии у меня со Златой длились долго… Главное, чтоб этот талант не оказался удвоенным. Тогда никто не спасется от любопытной драконы.

– И что она спросила? – поддерживая разговор, спросил я.

– Не знаю. Мы попросили Замок, чтоб он показал что-то из жизни мамы необычное. Он выполнил просьбу и я решил нарисовать. А Ева еще что-то спросила. Но я не слышал. Она про маму очень много спрашивает у Замка, – поделился Адам.

– А что после этого сказала? – насторожился я.

Замок не позволит, чтоб Ева хоть как-то пострадала, но что-то в этом разговоре мне кажется важным.

– Ничего. Сказала, что красивый у меня рисунок. Маме бы понравился. Я пойду еще порисую, – непосредственно улыбнулся он и слез с моих колен.

В моей голове начали складываться кусочки мозаики. Опасность малышке, конечно же, не угрожала, но быть сейчас она могла где угодно. Сбегать от нянек она научилась еще с годовалого возраста.

Все бы ничего, но если Адам воспринимает маму как нечто абстрактное, то, о чем все говорят, но этого нет, то Ева с младенчества будто ищет Злату. Такое чувство, что она ее буквально вчера видела, а вот сейчас найти не может. И возле статуи проводит много времени, всматриваясь в каменное лицо. Бывает, даже шепчет какие-то свои секреты.

Что мне совсем не нравится, так это реакция Замка на нее. Он уже выполняет любые ее просьбы как приказ. Адама он любит с такой же силой, но и Ева умеет задавать правильные вопросы. Боюсь представить что эта каменюка бездушная могла ей показать.

Я вышел в коридор, тихонько притворив за собой дверь и быстро зашагал в нужном направлении. Если не ошибаюсь, под впечатлением рисунка Ева побрела на это же место. С провожатым в виде Замка точно не заблудится. Хорошо хоть я знаю где это.

Еву я действительно нашел быстро. Девочка сидела совсем близко возле стены на крыше и смотрела на птиц, которые пролетали мимо. На звук моих шагов она обернулась и слегка нахмурилась.

– Малышка, что ты здесь делаешь? – осторожно спросил я.

– Почему ты не удержал маму? – внезапно спросила она, и смерила меня серьезным, совсем не детским взглядом.

– Ева? – опешил я.

– Я помню ее голос, ее тепло, ее эмоции. Все это помню. Но я ее нигде не смогла найти. Искала, но не нашла. Зачем ты ее упустил? – повторила свой вопрос она.

– Так получилось. Она сейчас в лучшем мире. И от нее это не зависело, – попытался увернуться от неприятного разговора я.

– Тогда почему она не вернется к нам? Адам ее не помнит. А я помню. Мне снится ее голос иногда, – в задумчивости сказала она.

– Она не может. Ее не пускают. И нам к ней еще рано. Пойдем, когда-нибудь ты все поймешь, – сказал я и поднял дочь на руки.

Она лишь вздохнула и ничего не ответила. Такая маленькая, а вопросы задает правильные. Как же это сложно…

Злата

Всепоглощающее чувство боли, которое заставляло забыть обо всем, внезапно сошло на нет и взамен пришла темнота. Вязкая, холодная, в ней застревали все мысли и эмоции.

Сколько я в ней пребывала – не знаю. Просто в какой-то момент поняла, что могу ее рассеять. Для этого нужно лишь собраться с силами и открыть глаза. Что я и сделала.

Меня тут же ослепил яркий свет. Второе, что я почувствовала – это невыносимую жажду. И что странно, боли совсем не было. Я попыталась кого-то позвать к себе, но из пересохшего горла вырвался лишь тихий сип. Тем не менее, на мои действия кто-то или что-то отозвался противным пищанием. Дальше я услышала чьи-то удивленные голоса. От непривычки они слились в один неприятный гул. Я попыталась сесть, но удалось лишь немного сдвинуться на кровати. Чьи-то холодные руки помогли мне поддержать голову и в мой приоткрытый рот полились драгоценные капли влаги. Вода немного горчила, но меня это уже не волновало. Я вновь провалилась в сон без сновидений.

В следующий раз я пришла в себя немного на дольше. Свет был уже не таким ярким и глаза не слепил. Я находилась в комнате, окрашенной в белое. Сильно воняло какими-то медикаментами. Вокруг не было ни единой знакомой вещи. Взгляд зацепился за непонятный прибор явно техногенного происхождения у моей кровати, который противно попискивал. Следующее, что я заметила – игла капельницы, которая торчала у меня из вены.

– Нет-нет-нет, – в ужасе зашептала я.

– Девушка, вы очнулись?! Погодите, погодите, я вызову врача! – воскликнула женщина в белом, которую я сразу не заметила.

Этого хватило, чтоб я вновь ушла в небытие. Но пришла в себя быстро. И с каждым подобным пробуждением чувствовала себя все лучше. Очнулась от того, что кто-то оттягивал мне веко и чем-то светил в глаз.

– Ай! Неприятно же! – возмутилась я, дернувшись.

– Действительно, очнулась. Мы уже сами начали сомневаться. Света, сообщите ее матери, она сейчас как раз в приемной, – сказал немолодой мужчина, продолжая совершать нехитрые манипуляции, направленные на обследование моего организма.

– Что со мной случилось? – тихо спросила я.

– Вас избили и бросили в нежилом доме. Как такое произошло – вам лучше знать. Ваша мать каким-то образом узнала ваше местонахождение и вызвала туда сначала полицию, а те уже скорую помощь. Вы были в очень тяжелом состоянии. Это можно назвать таким понятием, как летаргический сон. Человек вроде как мертв, но обследование показывает, что это заблуждение. Вы в таком состоянии были около двух суток в том доме. Вот вы и пролежали в коме пять дней. Так что радуйтесь, вас буквально с того света вернули, – улыбнулся он.

Да уж, точнее и не скажешь. Нахлынули воспоминания о жизни в мире магии. Вспомнился Аэрон, который уверен, что я умерла. Ножом по сердцу резанула мысль, что мой ребенок по воде случая будет расти сиротой там, не зная даже, что я жива, но не могу вернуться. По щекам побежали слезы.

– Ну-ну, не стоит. Все уже позади. У вас лишь сломано ребро, вскоре вас отпустят домой. Травма головы была очень серьезной, но показатели активности мозга все в норме. Естественно, постельный режим прописан, но уже через неделю, если все будет хорошо, вас выпишем. А сейчас на несколько минут можете увидеться с мамой. Она отсюда уходила только на ночь, – сказал он и вышел.

Мне хотелось крикнуть ему, что после выписки я лучше на вокзал поеду, чем домой, а мать наверняка не меня ждет, но сдержалась. К чему незнакомого человека нагружать своими проблемами. К тому же накатила странная апатия. Я больше не чувствовала этот мир свой. Моя жизнь осталась там.

В приоткрытую дверь вошла Жанна. В белом халате, с растрепанными волосами и бледным осунувшимся лицом. Я удивленно на нее уставилась. Видимо, доктор что-то перепутал. С другой стороны, кто, как не мать будет караулить в больнице, волнуясь за жизнь дочери? Конечно, если это действительно настоящая мать.

– Злата, как же я волновалась, – она разрыдалась, присев возле меня.

– Как ты узнала где я? – насторожено спросила я.

– Это… не знаю… Сродни какому-то чуду. Я, наверное, задремала чуток днем и мне приснилась ты. Сказала, что тебя убили. Назвала имя убийцы и место, где лежит тело. Я проморгалась, но тебя уже не было. Это все было настолько реалистично, что я решила проверить. И нашла тебя… К счастью, ты была жива. Решив не останавливаться на достигнутом, я пошла к брату, но он заявил, что не видел тебя уже несколько дней. По поджатым губам служанки, я поняла, что это не так. Мой… ммм… будущий муж работает следователем. Он помог мне написать заявление и, подключив свои связи, опросил всех соседей и двух служанок, что работали у вас. Припугнув их порядочным сроком, они дали показания против моего брата. Они просто ужасны. Я… я даже не знаю, – быстро говорила она, будто боясь замолчать. Под конец она оборвала свою речь коротким всхлипом.

– Все, что я тебе сказала – правда. И я готова дать показания в суде. Его посадят? – отстраненно спросила я.

– Он уже в тюрьме. Равно, как и его жена. Суд должен состояться послезавтра. К тебе придет мой жених, возьмет у тебя показания. То, что есть сейчас и так дает этим иродам шанс засесть в тюрьме на продолжительный срок. Но, думаю, после твоих показаний этот срок только увеличиться. А ты будешь жить с нами. У нас будет чудесная семья, – она вновь заплакала.

Если бы все было действительно так, летаргический сон, кома и чудесный миг, когда я очнулась, – все было бы более чем прекрасно. Но моя жизнь осталась далеко в другом мире. Единственное, что меня тут держало – понятие справедливости. А вот на остальное мне уже плевать. Хотя, нет. Жанну жалко – она поверила в невозможное и помогла восстановить справедливость.

– Не будет. Не хочу становиться обузой, – тихо сказала я.

– Ты становишься наследницей целого состояния. Все, что было у моего брата – переходит к тебе, – поспешила добавить она.

– Тебе нужны деньги? – быть наследницей мне не впервой.

Но хотелось бы знать почему Жанна настаивает на моем переезде к ней. От моей фразы она дернулась, словно от пощечины.

– Как ты могла такое подумать?! Хотя, ты много чего можешь обо мне думать. Я так виновата перед тобой. Я же не знала! Думала, что обеспечиваю тебе шикарную жизнь. Я хотела как лучше. И меня уверяли, что так и есть. Если б я только знала, – у Жанны новым потоком хлынули слезы.

– Ты о чем? – постаралась проявить любопытство я.

Не хотелось расстраивать ее. Все же добро в этом мире я видела лишь от нее. Но слишком чужой она мне сейчас казалась.

– Я была молода и глупа. Влюбилась и полетела на огонь, словно бабочка. Чувства прошли, с ухажером распрощались. Осталось неоконченное образование и ты под сердцем. После смерти родителей мне досталась художественная галерея, а брату все денежные счета. Учебу мне он обещал оплатить, но и только. К тому времени он уже пятый год был женат и подумывал о ребенке. Но его жена не собиралась ради этого портить фигуру. И мы заключили соглашение. Я отказываюсь от ребенка, от любых прав на него, а они его, верн