Терри Пратчетт - На всех парах

На всех парах [Raising Steam ru] (Плоский мир-40)   (скачать) - Терри Пратчетт

Дэвиду Пратчетту и Джиму Уилкинсу, двум отличным инженерам, которые учили своих сыновей быть любознательными.

Трудно понять Ничто, но множественная вселенная полна его. Ничто странствует везде, всегда ищет чего-то, и в великом Облаке неведения Ничто жаждет стать чем-то, чтобы стремиться, двигаться, чувствовать, изменяться, танцевать и исследовать - в общем, быть чем-то.

А теперь оно нашло свой шанс, дрейфующий в эфире. Ничто, конечно, знало о чем-то, но это что-то было другим, о, да, так что Ничто бесшумно соскользнуло на что-то и поплыло вниз с мыслью о чем-то и, к счастью, приземлилось на спину черепахи, очень большой черепахи, и поспешило стать чем-то еще скорее. Это было так просто и так прекрасно, и вдруг простота попалась в ловушку! Приманка сработала.


Любой, кто когда-нибудь видел реку Анк скользящей в ее полном всяких гадостей ложе, понимал, почему основная часть морепродуктов для населения Анк-Морпорка поставлялось рыболовным флотом Щеботана. В целях предотвращения страшных желудочных бедствий граждан, Анк-Морпоркские торговцы рыбой должны были гарантировать, что их товар прибывает далеко из-за пределов города.


Для Боудена Джеффриса, поставщика лучших морепродуктов, двести или более миль, лежавшие между рыбными доками Щеботана и клиентами в Анк-Морпорке были, к сожалению, значительным расстоянием в течение всей зимы, осени и весны и сущим наказанием летом: дорога превращалась в филиал литейной печи вплоть до Большого Города. Однажды столкнувшись с тонной перегретого осьминога, вы никогда больше не могли его забыть, запах держался в течение нескольких дней и следовал за вами всюду вплоть до вашей спальни. Вывести его с одежды было вообще невозможно.

Однако люди требовательны – а особенно элита Анк-Морпорка. Всем без исключения хотелось рыбы, даже в самый жаркий сезон. Даже с учетом ледника, построенного собственными руками и, по договоренности, второго ледника на середине маршрута, это могло и до слез довести, действительно могло.


Так же говорил и его кузен Релифф Джеффрис, огородник, глядя в свое пиво:

— Всегда одно и то же. Никто не хочет помочь мелкому предпринимателю. Представляешь, как быстро клубника в жару превращается из маленьких шаров в кашу? А я скажу: мгновенно. Моргнешь - и упустишь этот момент, как раз тогда, когда всем хочется клубники. Спроси торговцев салатом, как трудно получить в этом чертовом городе товар, пока он не увянет, как вчерашняя проповедь. Мы должны ходатайствовать перед правительством!

— Нет, - сказал кузен, - с меня хватит. Давай напишем в газеты! Вот так, чтобы добиться цели. Все жалуются на фрукты, овощи и морепродукты. Ветинари следует войти в бедственное положение малых предпринимателей. В конце концов, за что мы иногда платим налоги?..


Дику Симнелу было десять лет, когда, еще в семейной кузнице в Бараногорье, его отец просто исчез в облаке обломков печи и летящего металла, окутанных розовым паром. Его так и не нашли в страшном обжигающем тумане, но в тот же день молодой Дик Симнел пообещал всему, что осталось от его отца в этом клубящемся пару, что он сделает пар своим слугой.

У его матери были другие идеи. Она была акушеркой, и частенько говорила своим соседям: «Младенцы рождаются везде. Я никогда не останусь без клиента». Таким образом, вопреки желанию своего сына, Элси Симнел решила увезти его из места, которое теперь считала проклятым. Она собрала свои пожитки, и вместе они вернулись к ее семье на окраину Сто Лата, где люди не имеют свойства необъяснимо исчезать в горячем розовом облаке.

Вскоре после их прибытия с ее мальчиком произошло что-то необычное. Однажды, ожидая свою мать, которая должна была вернуться с трудных родов, Дик вошел в здание, которое показалось ему интересным. Здание оказалось библиотекой. Сначала он думал, что это место полно слащавых историй о царях и поэтах, любовниках и дуэлях, но в одной роковой книге он нашел то, что называется математикой и миром чисел.


И именно поэтому, в один прекрасный день, около десяти лет спустя, он собрал с каждой частицей своего духа и сказал:

— Мама, ты знаешь, в прошлом году, когда я сказал, что собираюсь побродить в горах Убервальда с товарищами, ну, это была отчасти ... вроде ... своего рода ложь, только очень маленькая, заметь. - Дик покраснел. - Видишь ли, я нашел ключи к старому сараю папы и, ну, я вернулся к Бараногорье и сделал некоторые эксперименты и ...- он посмотрел на мать с тревогой. - Я думаю, я понял, что он сделал не так.


Дик был готов к жестким возражениям, но он не рассчитывал на слезы - столько слез - и, пытаясь утешить ее, он добавил:

— Вы с дядей Флавием дали мне образование, вы дали мне знания о числах, в том числе об арифметике и всяких странных вещах, придуманных философами в Эфебе, где даже верблюды могут решать логарифмы в уме. Папа не знал всего этого. У него были правильные идеи, но у него не было... правильной тех-нол-логии.


Потом Дик позволил матери заговорить, и она сказала:

— Я знаю, что ничто не остановит тебя, Дик, ты такой же упрямый, как твой отец. Вот, чем ты постоянно занимаешься в сарае? Тек-логии? - Она посмотрела на него с укоризной, потом вздохнула. - Понимаю, я не могу указывать тебе, что делать, но скажи мне: как твои «эксперименты» могут уберечь тебя от участи, которая постигла твоего бедного старого отца?

Она начала рыдать снова.

Дик вытащил из-за пазухи нечто похожее на небольшой жезл, который мог бы принадлежать миниатюрному волшебнику, и провозгласил:

— Вот что защитит меня, мама! Я освоил счетную линейку! Я могу сказать синусу, что делать, и косинусу тоже, и решать квадратные уравнения! Давай, мама, хватит реветь и пойдем со мной в сарай. Ты должна увидеть ее!

Миссис Симнел неохотно потащилась вслед за сыном в большой открытый сарай, обставленный, как мастерская в Бараногорье. Вопреки всему она надеялась, что ее сын случайно нашел себе девушку. Внутри сарая она беспомощно посмотрела на большой металлический круг, который занимал большую часть пола. Что-то металлическое носилось по кругу со звуком, какой издает белка в клетке, испуская запах, похожий на камфару.


— Вот она, мама. разве она не прекрасна? - счастливо сказал Дик . - Я называю ее Железная Герда! - Он широко улыбнулся. - Это то, что называется про- то - тип , мама. Если собираешься заняться инженерным ремеслом, нужен про-то-тип.

Мать слабо улыбнулась, но Дик не останавливался.

— Дело в том, мама, что, прежде чем пытаться что-то сделать, надо иметь некоторое представление о том, что ты хочешь сделать… Одна из книг, которые я нашел в библиотеке, была об архитектуре. И в этой книге человек, который ее написал, сказал: прежде чем он строил очередное больше здание, он всегда делал миниатюрные модели , чтобы получить представление о том, как это все получится. Он сказал, что это кажется неудобным и прочее, но неторопливость и тщательность - это единственный способ продвижения вперед. И поэтому я пытаюсь двигаться неторопливо. Я определяю, что работает, а что нет. И на самом деле, я очень горжусь этим. Вначале я сделал к-колею деревянной, но потом решил, что двигатель, который я хотел бы запустить, стишком тяжелый, так что я порубил деревяшки в дрова и вернулся в кузницу.

Миссис Симнел посмотрела на маленький механизм, наматывающий круг за кругом на полу сарая, и сказала голосом человека, который действительно пытается понять:

— Э-э, мальчик мой, но для чего это нужно?

— Ну, я вспомнил, что сказал однажды папа. Он наблюдал, как закипает чайник, и заметил, что под давлением крышка ходит вверх-вниз. Он сказал мне, что однажды кто-то построит большой чайник, который сможет поднять что-то потяжелее крышки. И мне кажется, что я знаю способ, как построить правильный чайник, мам.

— А что полезного оно будет делать, мой мальчик? - сказала мать сурово. Она видела, как засияли глаза ее сына, когда он сказал:

— Все, мама. Все.

В некотором недоумении миссис Симнел смотрела, как он развернул большой и довольно неряшливый лист бумаги.

— Это называется чертеж, мама. У меня должен быть чертеж. Он показывает, как все соединяется.

— Это часть про- то- типа?

Мальчик посмотрел в лицо своей заботливой матери и понял, что ситуация требует новых объяснений. Он взял ее за руку и произнес:

— Мама, я понимаю, что для тебя все эти линии и круги ничего не значат, но если бы ты знала, что значат эти круги и лини, ты бы увидела в этом изображение двигателя.

Миссис Симнел схватила его за руку:

— Что ты собираешься делать с этим, Дик?


Юный Симнел усмехнулся:

— Менять вещи, которые требуют перемен, мама.

Миссис Симнел с любопытством смотрела на сына мгновение или два, потом, похоже, пришла к какому-то заключению и сказала:

— Пойдем со мной, мой мальчик.

Она повела его обратно в дом, где они поднялись вверх по лестнице на чердак. Она указала сыну на надежный моряцкий сундук, покрытый пылью.

— Твой дедушка дал мне это, чтобы я передала тебе, когда понадобится. Вот ключ.

Она была довольна, что он не не ринулся открывать сундук сразу и в самом деле сперва внимательно его осмотрел. Когда он поднял крышку, воздух вдруг наполнился блеском золота.

— Твой дедушка был немного пиратом, а потом ударился в религию и был… немного запуган. Но последние слова, которые он сказал мне на смертном одре были: «Этот молодой человек однажды сделает что-то замечательное, ты помяни мое слово, Элси, но будь я проклят, если я знаю, что это будет».



Люди города привыкли к лязгу и грохоту, исходящему каждый день от кузнечных горнов, которыми славилась эта область. Но похоже, что, даже имея собственную кузницу, юный Симнел решил не заниматься кузнечным бизнесом, по всей видимости из-за того, как именно мистер Симнел-старший внезапно покинул мир. Местные кузнецы скоро привыкли изготавливать таинственные предметы, которые юный Симнел методично зарисовывал. Он никогда не говорил им, что строит, но, поскольку они зарабатывали на этом немалые деньги, то никто и не возражал.


Известие о его наследстве, конечно, быстро разнеслось по округе - золото всегда себя обнаруживает, - и заставило чесать в затылках многих людей, особенно стариков, которые сидя на лавке возле таверны, ворчали: «Ну, черт возьми! Парень был благословлен таким наследством, получил целое состояние в золоте - и превратил его в кучу старого железа!»

Он смеялся, смеялись и все остальные, но тем не менее они продолжали видеть, как юный Дик Симнел ходит туда-сюда через дверь своего старого и почти заброшенного сарая, вечно запертого на два висячих замка.

Симнел нашел пару помощников – вероятно, из местных, - которые помогали ему делать какие-то вещи, а потом переносить их с места на место. Со временем старый сарай пополнился целым рядом пристроек. Появилось еще несколько парней, и стук молотков раздавался каждый день с утра до ночи. И именно тогда некоторая информация начала просачиваться в то, что можно было назвать местным сознанием.

Видимо, парень сделал насос, интересный насос, который закачивает воду очень высоко. А потом он вдруг все бросил и сказал что-то вроде: «Нам нужна сталь, а не железо».

Ходили слухи об огромных кипах бумаги, заваливающих стол, за которым юный Симнел работал над «замечательным предприятием», как он это называл.

Потом, предположительно произошел случайный взрыв, и люди узнали о штуке, которую парни называли «Бункер» и куда можно было прыгнуть, если случится подобная неприятность. А потом послышался незнакомый, но странным образом уютный, ритмичный, пыхтящий звук. Действительно довольно приятный шум, почти гипнотический, что было странным, потому что механическое существо, которое издавало такой шум, казалось более живым, чем можно было ожидать.

В округе стали замечать, что двое основных сотрудников мистера Симнела, или «Чокнутого Железячника Симнела», как некоторые его теперь называли, в чем-то изменились, стали более взрослыми, уверенными, словно они были адептами каких-то таинственных вещей, происходивших за дверями. И никакие взятки пивом или внимание женщин в пабе не могли заставить их предать драгоценные тайны сарая[1]. Они вели себя сейчас, как и подобает истинным мастерам пылающего горна.

А потом одним солнечным деньком Симнел и его когорта вырыли длинные канавы в поле рядом с сараем и наполнили их металлом.Печь полыхала день и ночь, и все вокруг качали головами и говорили: "Безумие". И это продолжалось, и продолжалось, и продолжалось, пока однажды не закончилось. Стук, лязг и клокотание плавящегося металла прекратились. В этот момент лейтенанты мистера Симнела распахнули двойные двери большого сарая и наполнили мир дымом.

В этой части Сто Лата происходило очень немного событий, так что этого события было достаточно, чтобы заставить людей сбежаться. Многие из их прибыли как раз вовремя, чтобы увидеть, как нечто двинулось к ним, тяжело дыша и исходя паром, с быстро вращающимися колесами и вибрирующими стержнями, устрашающе мелькающими в дыму и тумане. А на вершине всего этого, словно король дыма и пламени, покачивался Дик Симнел, и его лицо выражало предельную сосредоточенность. То, что угрожающее нечто находилось, по-видимому, под контролем человека, слегка обнадеживало, - хотя более здравомыслящий зритель мог бы сказать: «Ну, и что? Вот ведь недотепа» - и приготовиться бежать, - но тут исходящий паром, пляшущий, вертящийся поршневой двигатель покинул сарай и погрузился на рельсы, проложенные в поле. И свидетели, большинство из которых были теперь посвященными, а в некоторых случаях даже вовлеченными, улепетывали, всячески выражая недовольство, кроме, разумеется, маленьких мальчиков всех возрастов, которые следили за механизмом с широко открытыми глазами, пообещав себе тут же, что в один прекрасный день каждый из них будет капитаном страшного опасного двигателя, ах, да, непременно. Князем Пара! Повелителем Пламени! Наездником Молнии!

А там, снаружи, наконец-то освобожденный, дым целенаправленно дрейфовал от сарая по направлению к величайшему городу Диска. Двигался медленно, но все набирая и набирая скорость.

Позже в тот же день, после нескольких триумфальных витков по коротким рельсам в поле, Симнел собрал своих помощников.

— Уолли, Дэйв, - сказал он, - я истратился до последнего гроша. Попросите ваших матерей уложить ваши вещи, соберите нескольких товарищей и выводите лошадей. Мы повезем Железную Герду в Анк-Морпорк. Я слышал, это место, где возможно все.



Конечно, лорд Ветинари, тиран Анк-Морпорка, иногда встречался с леди Марголоттой, правительницей Убервальда. Почему бы и нет? В конце концов, он ведь время от времени встречался и с Алмазным Королем троллей, и с Низким Королем гномов Рисом Риссоном, в его пещерах под Убервальдом. Это, как было известно каждому, чистой воды политика.

Да, политика. Секретное средство, останавливающее мир на полпути к войне. В прошлом было так много войн, слишком много. Но, как каждый школьник знает, или, по крайней мере, знал в те дни, когда школьникам случалось читать что-то более серьезное, чем пакет чипсов, не так давно чуть нет случилась новая страшная война - последняя война Кумской долины, но гномы и тролли все-таки сумели достичь если не мира, то хотя бы понимания, из которого, как мы надеемся, может вырасти мир. Пожимались руки, важные руки, пожимались от всей души, и появилась надежда - хрупкая, как мысль.

В самом деле, думал лорд Ветинари, пока его карета грохотала по направлению к Убервальду, в розовом тумане, которым было окутано знаменитое Соглашение Долины Кум, даже гоблины были признаны разумными существами, и теперь метафорически должны рассматриваться как братский народ, хотя и не обязательно равноправный. Он подумал отстраненно, что, как бы мир ни стремился к покою, дело все равно рано или поздно оканчивается войной.

Он вздрогнул, когда карета подскочила на очередном ухабе. В карете были сиденья с дополнительными подушками, но даже они не могли превратить путь в Убервальд во что-то, кроме кары небесной, а каждая выбоина на дороге становилась источником существенного дискомфорта. Путешествие продвигалось очень медленно, хотя остановки у семафорных башен вдоль маршрута следования позволяли его секретарю Стукпостуку получить ежедневный кроссворд, без которого день лорда Ветинари был бы неполным.

Снаружи раздался грохот.

— О боги! Неужели нам обязательно попадать в каждую выбоину на дороге, Стукпостук?

— Извините, сэр, но, кажется, Ее Светлость даже сейчас не в состоянии держать под контролем бандитов вокруг перевала Вилинус. Зачистки проводятся регулярно, но, боюсь, этот маршрут и так считается наименее опасным.

Снаружи послышался крик, за которым последовал еще залп. Ветинари задул свою лампу для чтения за мгновение до того, как свирепо выглядящая особа ткнула наконечником арбалетной стрелы в окно кареты, в которой теперь царила тьма, и сказала:

— Живо выходи со своим добром, иначе тебе несдобровать, понял? И без фокусов! Мы убийцы!

— Лорд Ветинари спокойно опустил книгу, которую читал, вздохнул и сказал Стукпостуку:

— Погляди-ка, Стукпостук, на нас напали убийцы. Разве это... не мило.

Теперь и Стукпостук слегка улыбнулся.

— Да, сэр, это так мило. Вы всегда рады встрече с убийцами. Не буду мешать вам, сэр.

Ветинари закутался в плащ и вышел из кареты со словами:

— Не нужно насилия, джентльмены. Я отдам вам все, что у меня есть...

Не прошло и двух минут как Его светлость снова забрался в карету и дал сигнал кучеру ехать дальше, как ни в чем не бывало.

Чуть позже, из явного любопытства Стукпостук спросил:

— Что случилось на этот раз, милорд? Я ничего не слышал.

— Они тоже ничего не слышали, Стукпостук, - сказал лорд Ветинари. - О боги! Остается удивляться, почему они не научились читать. Тогда они узнали бы герб на карете, который достаточно информативен.

Когда карета вернулась к тому, что можно было бы назвать чудаковатой манерой передвижения, Стукпостук сказал:

— Но ваш герб черный, сэр, на черном фоне, и сейчас очень темная ночь.

— Ах да, Стукпостук, - сказал лорд Ветинари с мимолетной улыбкой. - Знаешь, я как-то не подумал об этом.


Что-то неотвратимое ощущалось в замке леди Марголотты. То, как медленно, скрипя каждым шарниром, открывались большие двери. В конце концов, существует такое понятие, как социально приемлемая атмосфера. В самом деле, что за вампир позволит себе жить в замке, который не скрипит и не стонет на каждом шагу? Игори не представляли себе ничего иного, и сейчас дворецкий Игорь пригласил лорда Ветинари и его секретаря в пещероподобный зал с колышущейся завесой паутины, свисающей с самого потолка. А еще было ощущение, странное чувство, будто в подвале кто-то кричит.


Но, разумеется, отметил Ветинари, здесь была чудесная леди, которая заставила вампиров понять, что восставать из могилы с такой скоростью, что от этого начинает кружиться голова, довольно глупо, и которая убедила их хотя бы немного убавить свою ночную активность. Кроме того, она ввела в Убервальде моду на кофе, чтобы, по-видимому, вытеснить одну страсть другой.

Леди Марголотта была маленькой женщиной, и равно небольшим был разговор, случившийся за великолепным ужином несколько дней спустя.

— Это глубинники. Опять глубинники, да, Хэвлок? Столько времени прошло! Боги, это даже хуже, чем вы, мой дорогой, предполагали. Как вам удалось это предвидеть?

— Ну, мадам, Король Троллей спросил меня о том же самом, но все, что я могу сказать, - ответ лежит в неутомимой природе разумных существ. Короче говоря, они не могут быть довольны все одновременно. Вы же не думали, что флаги, фейерверки, рукопожатия, обещания после Кумской долины были подписью и печатью, положившими всему конец? Лично я всегда считал это просто антрактом. Короче говоря, Марголотта, мир – это то, что происходит, пока готовится новая война. Невозможно приспособиться ко всем и вдвойне невозможно угодить всем гномам. Видите ли, когда я говорю с Алмазным Королем, он является рупором всех троллей, он говорит от имени всех троллей. В своей своеобразной разумности они предоставляют ему решать все, что касается политики. С другой стороны, у нас есть вы, сударыня: вы говорите от лица своего народа в целом, и большинство соглашений, заключаемых вами, вполне приемлемы для остальных. Но гномы… Это настоящее бедствие. Когда вам кажется, что вы говорите с лидером гномов, из-под земли вдруг выскакивают какие-то глубинники с дикими глазами, и все договоры превращаются в ноль, все соглашения теряют силу, и нет никакой возможности кому-то доверять. Как вы знаете, в каждом руднике на Диске есть свой король – дезка-кник[2], как они его называют. Как можно вести дела с подобными существами? Каждый гном – сам себе тиран.

— Хорошо, - сказала леди Марголотта, - Рис Риссон неплохо справляется в сложившихся обстоятельствах, и верхушка общества Убервальда… - теперь Ее Светлость почти шептала, - во многом на стороне прогресса… Но да, как победить раз и навсегда – я тоже хотела бы это знать.

Его Сиятельство осторожно поставил свой бокал.

— Увы, навсегда этого не сделаешь. Звезды меняются, люди меняются, и все, что мы можем, - это помочь миру в будущем с осторожной и вдумчивой решительностью установиться в покое и равновесии, даже если это означает, что некоторые из особо серьезных угроз придется раньше времени препроводить в могилу. Хотя, я должен сказать, что тонкие и тщательные расспросы о вещах, происходящих в мире, позволяют мне предположить, что Низкий Король – с которым, как диктует протокол, я связался, прежде чем приехать к вам, - уже строит планы, а когда он вступит в игру, мы бросим все силы ему на помощь. Он делает большие ставки на будущее. Он считает, что время пришло, тем более что в Анк-Морпорке проживает самое большое гномье сообщество в мире.

— Но, мне кажется, его люди не слишком приветствуют преобразования. И должна признать, я понимаю, почему. Прогресс – такая беспокойная вещь, когда в одиночку пытаешься сохранить мир во всем мире. Такая… непредсказуемая. Могу ли я напомнить вам, Хэвлок, что много, много лет назад эфебские философы построили двигатель, очень мощный, очень пугающий. Если бы эти люди добились того, чтобы пар приводил машину в движение, вся жизнь сейчас могла бы быть совсем другой. Как управлять будущим, когда один идиот может построить механизм, способный изменить все?

Лорд Ветинари выплеснул последнюю каплю бренди в свой стакан и весело сказал:

— Мадам, только дурак будет стоять на пути прогресса. Глас народа – глас бога, разумеется, под чутким управлением вдумчивого правителя. Поэтому я считаю: если настало время парового двигателя, паровой двигатель придет.



— И что, по-твоему, ты делаешь, гном?

Молодой Магнус Магнуссон старался не обращать особого внимания на старшего гнома, чье лицо, насколько он мог видеть, отличалось выразительной мрачностью гнома, который сам никогда не был молодым, так что он пожал плечами и ответил:

— Без обид, о преподобный, но мне кажется, что я разгуливаю в одиночестве, обдумывая свои дела, в то время как другие, полагаю, обдумывают свои. Надеюсь, ты вкапываешься[3]?

Говорят, что кроткий ответ предотвращает гнев, но это утверждение имеет много общего с пустыми надеждами и сейчас признается откровенно неточным, поскольку даже тщательно обдуманный кроткий ответ с хорошо подобранными словами может привести неправильного человека в настоящую ярость, если он и так испытывал гнев, а это именно в этом состоянии старший гном сейчас пребывал.

— Почему ты носишь шлем задом наперед, молодой гном?

Магнус был беззаботным гномом и потому совершил опрометчивый поступок, который, впрочем, показался ему логичным.

— Ну, преподобный, я ношу на нем свой скаутский значок. Знаете, что такое скаутское движение? На свежем воздухе? Не приносящее никакого вреда и служащее для укрепления товарищеских связей?

Похоже, это перечисление благих намерений не помогло Магнусу обратить врага в друга, и его чувство опасности запоздало заработало в полную силу. Старший гном оказался очень, очень недоволен его словами, и, пока продолжалась эта короткая перепалка, несколько других гномов прогулочным шагом приблизились к ним, глядя на Магнуса вызывающе.

Магнус впервые был один в двойном городе Здец[4] и Шмальцберг, и он не ожидал такого приветствия. Эти гномы были не похожи на тех, рядом с которыми он вырос на улице Паточной Шахты, и он попятился, торопливо бормоча:

— Я приехал навестить свою бабушку, если вы не возражаете, она не здорова, я проделал весь этот путь из Анк-Морпорка на попутных телегах, ночевал в стогах сена и сараях, это был такой длинный путь…

А потом все это произошло.

Магнус бегал быстро, как и подобает Анк-Морпоркскому Крысолову[5], и на бегу он все размышлял, что же он сделал не так. В конце концов, он столько перенес, чтобы добраться до Убервальда, и он был гномом, и они были гномами…

До него дошло, что в газетах дома говорилось о некоторых гномьих сообществах, которые не желали иметь ничего общего с какой бы то ни было организацией, включающей в себя троллей - традиционных и исконных врагов. Ну, разумеется, в его команде тоже было несколько троллей, и они были хорошими спортсменами; конечно, они соображали медленнее, но время от времени он заглядывал к ним на чашечку чая, а они – к нему. Только сейчас он вспомнил, что старшие тролли и старшие гномы были расстроены потому, что, после сотен лет взаимных попыток убить друг друга, они должны были считаться друзьями из-за единственного рукопожатия.

Магнус всегда понимал, что Низкий Город Низкого Короля – довольно темное место, и что для гномов это хорошо, потому что гномы и темнота всегда прекрасно ладили, но сейчас он ощутил куда более глубокую тьму. В этот момент ему показалось, что в этом городе у него нет друзей, кроме бабушки, а от ее дома его отделяет целый сонм неприятностей.

Он задыхался, но все еще слышал звуки погони, даже несмотря на то, что он оставил позади глубокие коридоры и тоннели и уже выбегал наверх из подземного города Шмальцберга. Он понял, что ему придется прийти в другой день… или другим путем.

Когда он ненадолго остановился, чтобы перевести дух, стражник у городских ворот преградил ему путь. На его лице играло явно алчное выражение.

— И куда же вы так торопитесь, а, мистер Анк-Морпорк? Наверх, к свету и своим дружкам-троллям?

Эспонтон стражника сбил его с ног; Магнус ощутил сильный пинок. Магнус откатился в сторону и почти рефлекторно воскликнул: «Так не хочет, чтобы мы думали о нем, но он хочет, чтобы мы думали!»

Он застонал и выплюнул выбитый зуб. Потом он увидел другого гнома, приблизившегося к нему. К его ужасу, новоприбывший был среднего возраста и выглядел обеспеченным, что означало, что никакими дружескими намерениями и не пахло. Но, вместо того, чтобы пустить в ход ноги, старший гном рявкнул голосом, тяжелым, как молот:

— Слушай меня, молодой гном! Ты не смеешь так позорить стражу!

С похвальной свирепостью, демонстрируя совсем необязательную жестокость, новоприбывший великолепным ударом отправил нападавшего на землю, и когда тот со стоном растянулся в горизонтальном положении, помог Магнусу подняться.

— Ну, малыш, бегаешь ты намного лучше большинства известных мне гномов, но ты должен понимать, мальчик, что анк-морпоркские гномы сейчас не в фаворе, по крайней мере, в этих краях. По правде сказать, я и сам от них не в восторге, но если уж дошло до драки, то она должна быть честной.

Он как следует пнул охранника и продолжил:

— Меня зовут Башфулл Башфулссон. Тебе, парень, лучше бы обзавестись микрокольчугой, если ты собираешься навещать свою бабулю, весь из себя такой анк-морпоркский. И это позор, что мои товарищи так плохо обращаются с молодым гномом только из-за того, во что он одет.

Он прервал эту напыщенную речь, чтобы отвесить еще один пинок лежащему стражнику.

— Честное слово, парень, я никогда не видел, чтобы гном бегал так быстро, как ты. И знаешь, ты можешь бежать, но, сейчас, наверное, время научиться прятаться.

Магнус отряхнулся и уставился на своего спасителя.

— Башфулл Башфулссон! – сказал он. – Но ты ведь легенда! – он шагнул назад. – Я читал о тебе! Ты стал глубинником, потому что тебе не нравится Анк-Морпорк.

— Может, и так, юный гном, но я не совершаю убийств под покровом темноты, как эти глубинные ублюдки и бурильщики, мне по душе бой лицом к лицу.

Сказав это, Башфулл Башфулссон еще раз пнул лежащего стражника своим тяжело подкованным железным башмаком.

И один из самых известных и уважаемых гномов в мире протянул Магнусу руку и произнес:

— Позволь своему таланту позаботиться о тебе. Как ты сам сказал, Так не хочет, чтобы мы думали о нем, но он хочет, чтобы мы думали, так вот, пораскинь мозгами о том, как приодеться, когда снова вздумаешь навестить свою бабушку. Да и сама старушка может не оценить анк-морпоркской моды. Приятно было познакомиться с тобой, мистер Быстрые Ноги, но теперь пора бы тебе убрать отсюда подальше свою жалкую задницу, - в следующий раз меня может не оказаться рядом.


В это самое время очень далеко от Убервальда господин Гарри Король размышлял о делах на день. Он был широко известен как Король Золотой Реки, и свое состояние он заработал на обдумывании дел других людей.

Обычно Гарри был веселым человеком с хорошим пищеварением, но только не сегодня. Он был заботливым отцом и много лет без ума любил свою жену Эфимию, но только не сегодня. А еще Гарри был хорошим работодателем, но только не сегодня, поскольку его желудок надул его при злокозненном содействии палтуса, к которому фраза «Привет, давно не виделись» не могла быть применена в хорошем смысле. Его вид не понравился Гарри еще на тарелке (палтус – вообще такая рыба, которая имеет свойство глядеть на вас с укоризной), и в последние несколько часов он обдумал эту чертову штуку, созерцая содержимое своего желудка.

Проблема состояла в том, думал он, что Эфимия до сих пор помнит старые добрые времена, когда они были бедны, как церковные мыши и, как следствие, скромны в своих тратах, и эти привычки, пронизывающие их до мозга костей, очень похожи на не до конца переваренную рыбу, которая плавала где-то в районе кишечника Гарри и. судя по всему, намеревалась плавать там и дальше.

К несчастью, Гарри был приучен доедать все, что лежит перед ним, и это значило, что он доел все. Когда он, наконец, вышел из уборной, где, как ему мерещилось, чертова рыба наблюдала за ним из унитаза, он дернул цепочку с такой силой, что она оборвалась, после чего у женщины, которую он иногда называл Герцогиней, появилось к нему несколько слов. А слова частенько приводят к появлению еще большего количества слов, противные злобные маленькие слова, которые, если бы Гарри мог распорядиться, отправились бы прямиком вслед за той жалкой рыбой, с которой все и началось. Но вместо этого у него с женой началось то, что они всю жизнь называли побоищем. И, конечно, Эффи, родившаяся в соседней с Гарри канаве, могла дать ему сто очков вперед, особенно будучи вооруженной достаточно ценным декоративным кувшином. Язычок Эффи мог заставить даже уличного торгаша залиться краской, и она назвала Гарри «Королем дерьма», в результате чего Гарри сделал то, о чем никогда даже не помышлял, - он замахнулся на нее в гневе, тем более что, что кувшин, которым была вооружена Эффи, тоже было довольно тяжелым[6].

Конечно, все это забудется, как всегда, и привычная гармония семейного очага вернется на круги своя. Но, тем не менее, Гарри весь день бродил вокруг своих построек, как престарелый лев. Король дерьма, ну, да, и благодаря ему улицы были чистыми, или, по крайней мере, значительно чище, чем они были до того, что можно было бы назвать правлением Гарри Короля. Он размышлял, прогуливаясь, что его работа состояла из тех немыслимых вещей, которые люди хотели бы оставить позади. И поэтому его не слишком жаловали сливки общества. О да, он был сэром Гарри, но он знал также, что Эффи действительно хотелось бы отказаться от этого зловонного бизнеса.

«В конце концов, - говорила она, - ты и так богат, как Креозот. Разве мы не можем найти еще какое-нибудь занятие – то, что люди хотят, а не то, что им необходимо?»

Вообще-то, Гарри не был очень уж хорошим философом. Он гордился тем, чего достиг, но крошечная его часть соглашалась с Эффи в том, что для него найдется кое-что получше, чем шакша[7] и наблюдение за тем, чтобы городские нужники не переполнялись. Конечно, кто-то должен был делать это, но не обязательно, чтобы это делал именно Гарри. К тому же, он платил уборщикам и ныряльщикам выгребных ям, а еще была целая армия гоблинов, которые как никто другой справлялись с грязной работой. Сейчас, подумал он, ему нужно занятие, достойное мужчины, но при этом не отвратительное.

С отсутствующим видом он уволил последнего своего адвоката, гнома, которого он застукал на горячем, когда тот запустил в кассу свои маленькие грязные пальцы, и даже обошелся при это без традиционного спускания паршивца с лестницы.

Гарри бродил в необычайном унынии, стараясь успокоить нервы. На границе своих владений он настолько пренебрег опасностью, что втянул воздух полной грудью. Ветер дул с Пупа, и Гарри уловил новый запах, мужественный, целеустремленный запах, запах, готовый занять свое место под солнцем, и этот запах сулил перспективы.


Отношения между Мокристом фон Губвигом и Ангелой Красотой Добросерд оставались крепкими и счастливыми, возможно потому, что они подолгу не виделись. Она была занята управлением Великим Путем, а он имел дело с Банком, Почтамтом и Монетным двором. Что бы там ни думал лорд Ветинари, Мокристу было чем заняться в этих организациях, а именно, по его собственному выражению, ему приходилось держать все под контролем. Все работало, пусть не очень хорошо, но работало. Мокрист считал, что этим он обязан тому, что в Банке, Монетном дворе или Почтамте его знали исключительно как мистера Банка, Мистера Почтамта или мистера Монетного двора.

Он болтал с людьми, спрашивал их о работе, осведомлялся об их женах и мужьях, считал необходимым держать в памяти имена членов их семей. Это была сноровка, замечательная ловкость, и это отлично срабатывало. Вы проявляли интерес к каждому, и они проявляли интерес к своей работе, и было жизненно важно, чтобы он всегда был рядом, поддерживая течение этого магического потока.

Что касается Ангелы, то семафоры были у нее в крови, это было ее наследие, и горе тому, кто встанет между ними[8], даже если это будет ее муж.

Как бы то ни было, а система работала так же напряженно, как и они, поэтому они позволили себе нанять дворецкого Кроссли вкупе с миссис Кроссли[9]. В их доме на Лепешечной улице был также и садовник, который, похоже, прилагался в комплекте к территории. Крисп[10] неплохо справлялся со своими обязанностями и был довольно разговорчив, хотя Мокрист не мог понять ни слова из того, что он говорил. Он пришел откуда-то с равнин и говорил на языке, который, теоретически, был морпоркским, но множество сомнительных слов в нем вкупе со слогом «-ахх» немало затрудняли разговор. Он делал сидр в сарайчике в дальней части сада, используя плоды яблонь, которые предыдущий владелец тщательно оберегал. Само собой, он также мыл окна, а также с помощью ящика, в котором были все мыслимые и немыслимые виды молотков, пил, дрелей, отверток и зубил, мешка гвоздей и других предметов, которых Мокрист так и не смог (да и не старался) распознать, облегчал жизнь Мокриста, в то же время продвигаясь к званию богатейшего мастера на все руки в округе.

Мокрист фон Губвиг занимался тяжелой работой только раз в жизни и надеялся никогда больше не делать ее в будущем, но он мог часами наблюдать за тем, как ее выполняют другие, разумеется, при условии, что им нравится то, что они делают. Так что он чувствовал себя вполне счастливым тем, что Крисп счастлив быть разнорабочим, в то время как Мокрист был счастлив не брать в руки ничего тяжелее стакана. В конце концов, его работа была невидимой и зависела от слов, которые, к счастью, не имеют веса и не нуждаются в смазке. В карьере жулика они хорошо послужили ему, и теперь он ощущал некоторое самодовольство, оборачивая их на пользу людям.

Между банкиром и жуликом есть разница, и хотя она очень, очень невелика, Мокрист чувствовал, что должен подчеркнуть, что эта разница существует, и кроме того, лорд Ветинари всегда следил за ним.

Итак, все были счастливы, и Мокрист приступил к работе в очень чистой одежде и с очень чистой совестью.

Умывшись и облачившись в вышеупомянутую одежду в своей собственной ванной[11], Мокрист отправился повидаться с женой, по пути репетируя улыбку и стараясь выглядеть веселым. Никогда не знаешь, чем тебя встретит Ангела[12]. Она бывает чрезвычайно язвительной. В конце концов, теперь она управляет целой семафорной системой.

Еще ей нравились гоблины, и поэтому некоторые из них жили за деревянными панелями дома и под крышей. Гоблины пахли, хотя все могло бы быть гораздо хуже. К тому же, запах компенсировался тем, что гоблины были влюблены в семафоры, все и каждый. Колеса и рычаги очаровали их. Мокрист знал, что гоблины предпочитали прятаться в пещерах и других вредных для человека местах, но сейчас, когда их внезапно признали равными людям, они нашли свою стихию, которая оказалась небом. Они могли карабкаться на семафорные башни быстрее, чем люди умели бегать, и грохот и лязг рычагов и весь непрерывно работающий механизм семафоров навсегда покорили их.

Уже через несколько месяцев пребывания в городе гоблины втрое увеличили эффективность работы семафоров по всей равнине Сто. Они были порождениями тьмы, но их восприятие света было безупречным. Гоблины на крыше были целой напастью[13], но если вам хотелось, чтобы ваши сообщения доставлялись быстро, вы не говорили об этом вслух. Злодеи из старых книжек нашли свое место в обществе. Этого требовала технология.


Когда Дик Симнел отправился искать встречи с Гарри Королем, он и не подозревал, что ему придется переговорить с таким количеством народа. Тем не менее, ему удалось проговорить себе путь сквозь работников главного офиса, которые были весьма предвзяты в суждениях и, видимо, считали своим прямым долгом воспрепятствовать кому бы то ни было увидеть Гарри Короля, особенно скользкого вида молодым людям с дикими глазами, изо всех сил старающимся выглядеть респектабельно несмотря на свою крайне поношенную одежду, которой, как полагали эти стражи, чего-то не хватало - возможно, костра. Однако Дик обладал настойчивостью осы и прямолинейностью бритвенного лезвия, и в конечном итоге он закончил свои искания перед столом большого человека в качестве просителя.

Гарри, краснолицый и нетерпеливый, посмотрел на него поверх стола и сказал:

— Парень, время – деньги, а я человек занятой. Ты сказал Нэнси внизу в приемной, что у тебя есть что-то, что может меня заинтересовать. Так что прекрати ерзать и взгляни мне в лицо честно. Если ты еще один мошенник, желающий меня надуть, мне придется спустить тебя с гадской лестницы[14], так и знай.

Дик молча таращился на Гарри несколько мгновений, после чего заговорил:

— Господин Король, я построил машину, которая способна перевозить людей и грузы почти везде, и ей не нужны л-лошади, она работает на воде и угле. Это моя машина, я ее построил и мог бы сделать ее еще лучше, если только вы найдете возможным вложить в это деньги.

Гарри полез в карман и вынул тяжелые золотые часы. Дик не мог не заметить на его руках целого комплекта массивных золотых колец, которые, как ему сказали, Гарри носил всегда, возможно, в качестве социально приемлемого и очень дорогого кастета.

— Я правильно тебя расслышал, парень? Ты Симнел, так? Я даю тебе пять минут на то, чтобы заинтересовать меня, и если мне покажется, что ты очередной базарный наперсточник, ты выкатишься отсюда быстрее, чем вошел.

— Моя старушка мать всегда говорит: не увидишь – не поверишь, господин Король, так что я пришел не с пустыми руками. Если вы дадите мне немного времени, чтобы позвать ребят и подогнать лошадей… - Дик кашлянул. – Мне стоило вам сказать, я нашел в себе смелость пригнать их прямо к вашему предприятию, потому что я поговорил с некоторыми людьми, и мне сказали, что если Гари Король хочет, чтобы что-то произошло, это должно произойти быстро.

Он заколебался. Не почудился ли ему этот блеск в глазах Гарри?..

— Ну-у, - несколько театрально протянул магнат. – Молодой человек, хотя время – это деньги, но болтовня дорого не ценится. Я выйду через пять минут, и лучше бы вам показать мне что-нибудь более вещественное.

— Спасибо, господин Король, это очень мило с вашей стороны, но сперва нам надо разогреть котел и поддерживать кипение более двух часов.

Гарри Король вынул сигару изо рта:

— Что? Кипение?

Дик нервно улыбнулся:

— Вы увидите, сэр, вы все увидите.

Спустя совсем немного времени, и как раз вовремя, дым и пар окутали предприятие, и Гарри король увидел…. И действительно был поражен.

Гарри Король действительно был поражен. Было что-то насекомоподобное в этой металлической конструкции, части которой непрерывно вертелись в густом облаке дыма и пара собственного производства. Гарри Король увидел воплощенный замысел. Замысел, который, к тому же, вряд ли когда-нибудь попросит выходной для похорон своей бабушки.


Перекрикивая шум, он спросил:

— Так как, ты говоришь, эта штука называется, мой мальчик?

— Паровоз, сэр. Двигатель, который использует расширение и быструю конденсацию пара для производства энергии. Энергии для перемещения, то есть, движение, сэр. И если вы позволите проложить для него рельсы, сэр, мы покажем, что он может на самом деле.

— Рельсы?

— Ага, сэр. Он движется по железной дороге, сэр, сейчас посмотрите.

Внезапно раздался вопль баньши. Это Уолли дернул рычаг.

— Простите, сэр, иногда приходится выпускать пар. Это все для обуздания пара. Вы слышали ее песню, сэр, она хочет движения, энергия тратится впустую, пока она простаивает здесь. Дайте нам время и позвольте проложить испытательную колею вокруг вашей фабрики, и обещаю, очень скоро она побежит».

Гарри был нехарактерно молчалив. Пыхтение машины действовало на него как своего рода заклинание. Металлический голос пара снова разнесся над предприятием, и он понял, что не может уйти. Гарри не был склонен к самоанализу и прочей подобной ерунде, но он подумал, что это было, ну, чем-то таким, на что стоит взглянуть поближе. А потом он заметил лица толпы во дворе, , гоблинов, взбирающихся повыше, чтобы поглазеть на этого разъяренного демона под контролем двух немногословных парней в плоских кепках.

Собравшись с мыслями, Гарри повернулся к Дику Симнелу и произнес:

— Мистер Симнел, у вас есть два дня, не больше. Я даю вам шанс, не упустите его. Я, как я уже говорил, человек занятой. Два дня, чтобы меня удивить. Продолжайте».


Гномы и люди сидели и внимательно слушали парня, сидящего на углу Паточной Шахты[15], возможно, человека, но с бородой, которой позавидовал бы любой уважающий себя гном. Человек который решил поделиться своими познаниями о мире паточных шахт.

— Садитесь ближе, ребята, плесните чего-нибудь, и я расскажу вам темную липкую историю.

Он многозначительно посмотрел на свою пустую кружку, и послышались смешки, когда какой-то доброжелатель заменил ее. Отхлебнув пива, парень начал рассказ.

Много лет назад под Анк-Морпорком были обнаружены залежи патоки, очень глубоко, а каждый паточный шахтер знал: чем глубже шахта, тем лучше структура патоки и, соответственно, ее вкус. На самом деле, и, по крайней мере, в Анк-Морпорке, между гномьими кланами не было особых разногласий по этому поводу, и вопрос о том, кто будет разрабатывать месторождение, был вполне дружелюбно разрешен между людьми и гномами.

Все единодушно признали, что, когда заходит речь о работе под землей, никто не справлялся с этим лучше гномов, но, к ужасу старшего поколения шахтеров, очень немногие из молодых гномов интересовались шахтерским промыслом. Поэтому седые парни были рады приветствовать местных шахтеров любой видовой принадлежности, желавших работать под славными улицами Анк-Морпорка, только из удовольствия видеть, как патока снова добывается должным образом, и шахтеры, кем бы они ни были, углубились в свой липкий бизнес в поисках глубоких мерцающих залежей патоки.

А потом что-то случилось неподалеку от Равнин, где гномские шахтеры разрабатывали мощный пласт, часть которого находилась под землей, которая в то время принадлежала Низкому Королю гномов. В те не слишком давние времена отношения между людьми и гномами были несколько напряженными.

В те дни случился обвал темной глазури, чрезвычайно ценной и очень редкой, но которой каждый паточный шахтер опасался из-за склонности к спонтанному обрушению тоннелей.

По словам очевидцев, пока политики спорили по обе стороны политических баррикад, люди вместе с гномами трудились в шахтах. И обрушение произошло, в основном, с человеческой стороны пласта, и многие люди оказались в плену неумолимо липкого потопа.

Рассказчик на мгновение замялся.

—Ну, возможно, это случилось и с гномьей стороны, как я теперь думаю… - он смутился, но продолжал: - Шахтеры, работавшие над пластом с другой стороны, услышали, как многих других затопило потоком рафинированного сахара, и сказали: «Давайте, ребята, хватайте свое барахло и давайте вытащим их оттуда».

Рассказчик помедлил, возможно, для большего эффекта, и сказал:

— Но это, конечно, означало, что, для того чтобы попасть в нужное место, им пришлось бы преодолеть два рубежа охраны с вооруженными стражниками. Стражники, к тому же были не из тех, кто заботится о шахтерах, и не собирались пускать чужаков на свою территорию.

Последовала новая многозначительная пауза, и рассказ продолжился.

Шахтеры собрались у сторожевого поста. Кто-то сказал: «Мы с ними не справимся: они вооружены!» Они обменялись понимающими взглядами, и кто-то другой воскликнул: «Но у нас тоже есть оружие, если разобраться, и к тому же, нас больше!» Говоривший взмахнул огромным кулаком и добавил: «И мы каждый день трудимся в шахтах, а не стоим вокруг с умным видом».

И все как один гном или, может, человек, они бросились на ограждения, а стражники, понимая, что не справятся, удрали в укрытие, когда шахтеры с кирками и лопатами налетели на них. И шестьдесят шахтеров были спасены из очень липкой ситуации по обе стороны пласта.

Никаких официальных заявлений сделано не было, потому что чиновники хотели избежать позора.

Рассказчик огляделся, сияя, словно он был одним из тех шахтеров, хотя, возможно, так он и было, и когда его кружку снова наполнили, произнес:

— Это были старые добрые времена. Хотел бы я, чтобы так всегда и было.


На исходе второго дня Симнел и его парни медленно и целенаправленно пустили Железную Герду по короткому маршруту вокруг предприятия Гарри.

Гарри не мог не заметить, что внешний вид двигателя изменился, его очертания стали более мягкими, он бы даже сказал – прилизанными, хотя и трудно назвать пятьдесят тонн стали прилизанными, но, в конце концов, почему бы и нет? Машина не должна была быть красивой, но была красива своей заикающейся, воняющей, рычащей, дымящей красотой.

— Мы продвигаемся потихоньку, - сказал Дик весело. – Нам нужно погрузить кое-какой реальный балласт, прежде чем мы позволим ей разогнаться, но она подросла, вам не кажется? Мы надстроили ее, добавили пару вагонов, так что теперь ее просто невозможно будет остановить.

Ну вот, опять. Это определенно должен был быть «он», думал Гарри, но почему-то упорно цеплялась «она».

А потом и без того изборожденный морщинами лоб Гарри наморщился еще сильнее. Этот молодой человек определенно знает свое дело, и он говорит, что его машина может перевозить людей и грузы, но… кто захочет ездить на этом огромном лязгающем монстре?

С другой стороны, предприятие наполнял теперь запах пара, угля и нагретой смазки – мужественный, здоровый запах… Да, он даст им еще немного времени. Возможно неделю. В конце концов, уголь стоит недорого, да и платить этим парням не надо. Гарри Король понял, что чувствует себя совершенно счастливым. Да, он даст им еще время. И запах приятный, в отличие от того, с которым они с Эффи мирились годами. О, да, они определенно заслуживали еще некоторого времени, хотя ребят и стоит подержать в напряжении. Он взглянул верх, на неустанно мигающие семафорные башни. Гарри Король смотрел в будущее.


Ветер над семафорными башнями дул со стороны Пупа, холодный и целеустремленный, и Ангеле Красоте Добросерд казалось, что отсюда она видит край мира. Ей нравились такие моменты. Они напоминали ей времена, когда она была маленькой, совсем крохой, и ее мать во время кодирования подвешивала ее колыбель на вершине башни, оставляя дочь весело лепетать на высоте нескольких сотен футов над землей. Ее первым словом, как говорила мама, было «Контрольная сумма».

И теперь она ясно видела сквозь легкую дымку гору Кори Челести, похожую на сверкающую зеленую сосульку. Она ликовала, затягивая втулки в верхней галерее. Она была далеко от офиса, так далеко, как только возможно, и это было здорово. В конце концов, она видела отсюда свой офис. На самом деле, она могла увидеть отсюда чей угодно офис, но сейчас она разбиралась в тонких механизмах и наслаждалась миром, в котором она могла протянуть руку и коснуться солнца, по крайней мере, образно выражаясь. Ее лирический настрой был нарушен одним из гоблинов-семафорщиков.

— Я принес двенадцать втулок и флягу с кофе, очень гигиенично, я вымыл кружку своими руками. Я. Сумрак Тьмы, - сказал он гордо.

Ангела взглянула в лицо, который не смог бы полюбить и целый батальон безумных матерей, но все же улыбнулась и сказала:

— Спасибо, мистер. Должна сказать, ты действительно неплохо приспособился, как для того, кто всю жизнь провел в пещере. Не могу поверить, что тебя совершенно не беспокоит высота, это не перестает меня удивлять. Еще раз спасибо, кофе действительно хорош, к тому же все еще теплый.

Сумрак Тьмы пожал плечами так, как это мог только гоблин. Зрелище напоминало клубок извивающихся змей.

— Миссис Босс, гоблинам не впервой приспосабливаться. Не приспособиться – не выживать. И вообще, все идет отлично! Гоблины иметь уважжение!. А как поживает мистер Мокрый?

— Мокрист поживает неплохо, друг мой, и кстати, моему мужу не нравится, как его называют гоблины. Он думает, вы нарочно это делаете.

— Вы хотите мы перестали так называть?

— О нет! Это преподаст ему урок смирения. Ему стоит этому поучиться.

Гоблин заговорщически улыбнулся, видя, что Ангела старается не смеяться, а над их головами семафоры продолжали рассылать свои сообщения по миру.

Ангела почти могла читать сообщения, просто глядя на башни, но для этого приходилось соображать очень, очень быстро, а гоблины были еще быстрее. Кто бы мог предположить, насколько зоркие у них глаза? Используя новые, цветные заслонки после наступления темноты, семафорщики-люди могли различить четыре или пять, ну, может даже шесть цветов в очень ясную ночь, но кто мог вообразить, что гоблины, только-только выбравшиеся из своих пещер, могли отличить багровый от розового, тогда как большинство людей не распознали бы этот чертов багровый, даже если бы увидели его?

Ангела взглянула на Сумрака Тьмы и еще раз призналась самой себе, что именно благодаря гоблинам семафорное сообщение стало быстрее, точнее и слаженнее, чем когда-либо прежде. И как она могла отблагодарить их за это? Иногда гоблины не утруждались даже получением жалования. Они любили крыс, в которых никогда не было недостатка, но, будучи боссом[16], она чувствовала на себе ответственность за то, чтобы показать маленьким ботаникам, что на свете есть множество других вещей, которыми они могли бы заниматься, кроме передачи и расшифровки семафорных сообщений. Она почти содрогнулась. Они страстно, маниакально любили работать дни и ночи напролет, если возможно.

Она знала, что, раз уж табличка на двери гласит: «Босс», то она должна думать об их благополучии, но ведь они совершенно им не интересовались. Все, чего они хотели, - кодировать и расшифровывать, прерываясь лишь с появлением леди троллихи с тележкой, полной крыс. Честное слово! Они обожали свою работу, не просто любили ее, но жили ею. Многие ли начальники должны были обходить своих работников, настаивая на том, чтобы они закончили рабочий день и разошлись по домам? Но и тогда они не уходят, они хотят остаться на семафорных башнях, в короткие ночные часы болтая по семафорам с гоблинами в других местах. Они предпочитали болтовню еде и даже спали на башне, в принесенных наверх соломенных постелях, когда зов природы все же заставлял их вздремнуть.

Ангела настаивала перед советом попечителей на том, что необходимо заложить фундамент для того дня, когда гоблины и их дети захотят глубже влиться в общество. Это было затруднительно, хотя после того, как выдающиеся музыкальные таланты Слез Гриба были так эффектно представлены высшему свету Анк-Морпорка, гоблины и были признаны людьми, странными, но все же людьми. Конечно, оставался еще запах, но нельзя же получить все сразу.


Нововведения обрушиваются на Анк-Морпорк, как заразная болезнь, думал Гарри Король на следующее утро, глядя вниз на фабрику, где люди заглядывали за ворота и ограждения, шепотом обмениваясь предположениями. Гарри знал своих сограждан как облупленных, каждый из них был зевакой, добровольным рабом новизны и экзотики. Вся толпа, как один человек, поворачивала головы, следя за Железной Гердой, как стая скворцов, а Железная Герда раз за разом с пыхтением проезжала мимо, Дик покачивался на подножке, и воздух был полон гари и запахов. И все же, подумал он, это одобрение. Никто не протестовал, никто не пугался. Огненный дракон в облаке дыма и пепла оказался вдруг перед ними, а они поднимают детей повыше, чтобы те могли на него посмотреть, и машут руками, когда он проходит мимо.

Что за странная магия… он поправил себя, что за странная механика смогла добиться этого? Чудовище пришло к ним, и они полюбили его.

Мне придется выучить все эти слова, подумал Гарри, покидая свой офис: «подножка», «котел», «обратная величина», «дисульфид молибдена»[17] и весь этот утомительный, но увлекательный язык пара.

Заметив, что Гарри наблюдает за ними, Дик Симнел позволил Железной Герде плавно замедлить ход, пока она не остановилась с едва заметным толчком. Дик спрыгнул с подножки и приблизился, Гарри увидел в его глазах торжество.

— Молодец, парень, - сказал Гарри. – Но будь осторожен, очень-очень осторожен. Теперь остерегайся всего. Я видел, как люди совали носы за мои ворота и прижимались к заборам так, что у них лица стали как гофрированные. Люди очарованы, а когда люди очарованы, они тратят деньги. Самое главное в бизнесе – это решить, кто будет получать деньги, мой мальчик, и в этом отношении это место вроде джунглей. Я ведь более чем мультимиллионер, гораздо более. И я знаю, что, хотя рукопожатия приятны и дружелюбны, но когда дело доходит до бизнеса, тебе не обойтись без чертовых законников, а если кругом джунгли, то я в них горилла! Лучше назови мне имя своего адвоката, и я пришлю своего, чтобы они могли договориться честь по чести, пока их денежки капают. Не хочу, чтобы кто-то говорил, будто Гарри Король обирает паренька, приручившего пар. Я думаю, стоит финансировать вас до определенного момента, я не сомневаюсь, потому что, я считаю, у этого двигателя есть реальные возможности, огромные возможности. Вы меня заинтересовали, а когда об этом узнают газеты, вы заинтересуете всех.

Дик пожал плечами:

— Здорово, что вы даете мне шанс, сэр Гари, так что я заранее одобряю все, что вы предложите.

Гарри Король почти вскричал:

— Нет, нет, нет! Ты мне нравишься, парень, очень нравишься, но бизнес есть бизнес. – Лицо Гарри побагровело от гнева. – Никогда никому не говори, что примешь все, что тебе дадут. Торгуйся парень! Хватит витать в облаках. Торгуйся, торгуйся изо всех сил.

Повисло молчание. Потом Дик сказал:

— Господин Король, прежде чем я решил отправиться в Анк-Морпорк, я говорил со своей матушкой, очень проницательной женщиной, - ей приходится быть таковой с тех пор, как мой отец отошел в мир иной, если вы понимаете, о чем я. И она сказала: если хочешь сделать бизнес в большом городе, Дик, притворись простачком и посмотри, как к тебе отнесутся. Если к тебе относятся должным образом, принимая таким, каков ты есть, то, скорее всего, ты можешь доверять эти людям. И вот тогда ты можешь показать им, насколько ты на самом деле умен. И да, сэр, кажется сейчас у нас как раз обеденный перерыв, так что я прямо сейчас пойду и отыщу адвоката. – Он заколебался. – Э-э… А где мне найти адвоката, которому можно доверять? Я могу оказаться совсем не таким умным как мне кажется.

Гарри от души рассмеялся.

— Это непростой вопрос, парень, я сам все время задаюсь им. Мой друг Наверн Чудакулли из Университета только вчера рассказал мне об одном: этот адвокат так надежен, что его можно использовать вместо лома. Почему бы не предоставить твоим парням продолжать демонстрацию, и пойдем в мой экипаж, хотя это и не тот путь, каким ты сюда прибыл, ха? Давай, парень, шевелись!

В офисе здания Гильдии Законников Гарри Король и Дик Симнел встретились с господином Громобоем, удивительно большим удивительно троллем. Троллем, чей голос напоминал мягкие потоки лавы.

— Вам нужны мои рекомендации, джентльмены? Я член Анк-Морпоркской Гильдии Законников и служил здесь под началом мистера Сланца, - сказал господин Громобой. – Кроме моей анк-морпоркской практики, я единственный тролль, аккредитованный как адвокат администрацией Низкого Короля гномов. Кроме того, сэр Гарри, я племянник Алмазного Короля, хотя и вынужден добавить, что природа троллей такова, что слово «племянник» не вполне отражает суть ситуации.

Его голос звучал как голос профессора, который почему-то предпочитает вести лекции в гулкой пещере. Черты лица были более или менее обыкновенными тролльскими чертами, если не обращать внимания на признаки осторожных строительных работ, богатство растительной жизни в видимых трещинах и, не в последнюю очередь, неуловимый блеск, даже переливы, с которыми свет деликатно отражался от него – не прямо вам в лицо, но все же неудержимо.

— И да, я алмаз до самой глубины своего существа, и потому не могу лгать под страхом разрушения. Кроме того, у меня нет ни малейших причин попытаться это сделать. Из того, что вы говорите мне, господа, я прихожу к выводу, что вы находитесь в согласии, ни один не желает вести нечестную игру; а поскольку вы и так намереваетесь поступать друг с другом порядочно, то, хотя мои коллеги в Гильдии этого не одобрят, я предлагаю выступить в качестве посредника для вас обоих. Правосудие троллей невероятно прямодушно, - хотелось бы мне, чтобы так было везде. И если вы рассоритесь в будущем, я не стану продолжать работать ни с кем из вас.

Громобой улыбнулся, и солнечные зайчики осветили комнату, как фейерверк.

— Я подготовлю короткий документ, который можно, в некотором роде, назвать соглашением о согласии. И я сужу не о каждом из вас отдельно, а о вас обоих. Я алмаз, и я не могу допустить несправедливости. Я предлагаю вам, господа, продолжить работу над проектом, который кажется мне примечательным, и предоставить документы мне. Я с нетерпением жду встречи с вами завтра в вашей конторе.

Гарри и Дик хранили молчание, пока не вернулись в экипаж. Тогда Дик сказал:

— Разве он не хорош? Как для адвоката.

Когда они вернулись на предприятие, гоблин Билли Плесень, который работал на Гарри уже много лет, в крайнем волнении – хотя он и не знал о существовании такого понятия, - стоял в воротах, ожидая прибытия экипажа.

— Я закрыл ворота, сэр Гарри,- произнес он в отчаянии, - но похоже, что они будут перелезать через них, чтобы увидеть это… эту штуку! Я постоянно говорю, что здесь не увеселительное заведение…

Дневной свет угасал, и все же множество глаз продолжало следить за тем, как Железная Герда путешествует по своему маршруту, пока команда Дика Симнела не остановила ее, разбрасывающую искры в сумерках, словно сигналы Вселенной о том, что пар пришел в мир и намерен здесь остаться. И когда большинство зевак неохотно разошлось по домам ужинать, несколько гоблинов Гарри подкрались ближе, чтобы рассмотреть это чудо века. Они действительно крались, подумал Гарри, но не потому что злоумышляли, а просто потому, что средний гоблин уже рождался крадучись, а сейчас они приплясывали вокруг Железной Герды, и парням то и дело приходилось прерывать работу, чтобы убрать маленькие тощие пальцы гоблинов подальше от опасных мест.

Железная Герда время от времени испускала струи пара или дыма, и Гарри постоянно слышал в полумраке стаккато тонких голосков, которые допрашивали инженеров: «А для чего это нужно, мистер?», «А что будет, если нажать сюда?», «Я вижу, господин, это присоединяется к каркасу мехов».

Гарри и Дик подошли ближе к Уолли и Дэйву, которые стояли у Железной Герды, отвечая на шквал вопросов. К удивлению Гарри, вместо жалоб, которые он ожидал услышать от парней, они счастливо улыбались.

— Кажется, они улавливают! О, да! – сказал Уолли. – Мы следили за ними, но, похоже, они понимают без слов, можете в это поверить?

Гарри поразился. Ему нравились эти маленькие паршивцы, как всякому работодателю нравятся усердные работники, но как гоблинам удавалось понять паровой двигатель? Должно быть, что-то особенное было в самой их натуре. Их потрепанные личики расплывались в широких улыбках при виде всего металлического и сложного. Это примета времени, подумал Гарри. Похоже, время гоблинов пришло.

Симнел помолчал с минуту, словно бы пробуждая внутренний пар для дальнейшего движения мысли, а потом осторожно произнес:

— Действительно, можно подумать, что они родились вместе с ней!

— Не могу сказать, что я удивлен, Дик, - ответил Гарри. – Семафорщики говорят то же самое. Это даже пугает, но похоже, что они интуитивно понимают механизмы, так что будьте осторожны, они любят разбирать вещи на части, просто чтобы посмотреть, как они работают. Но как только они это понимают, они собирают все обратно. В этом нет злого умысла, просто им нравится возиться с железками, и знаете, иногда они даже улучшают их. Понятия не имею, как это объяснить, но вам лучше спать у Железной Герды по очереди, чтобы они не подошли к делу творчески.




На следующий день Мокриста фон Губвига осторожно разбудил Кроссли, который все еще не мог привыкнуть к манере сна своего хозяина, буквально переворачивавшего вверх ногами всю постель. Мокрист сказал: «Брл мрл хррр брлм грррр брлм прочь!» Высказывание повторилось минуты три спустя и с тем же результатом, но на этот раз с ударением на последнее слово, которое он повторил трижды, всякий раз повышая голос.

Позже – если точнее, через пятнадцать минут, - Мокриста фон Губвига вырвал из объятий Морфея не слишком ласковый тычок меча, принадлежащего одному из дворцовых стражников Анк-Морпорка, который относился к самой ненавидимой Мокристом разновидности – тупой и флегматичной. Такова, по мнению Мокриста, была и почти вся Городская Стража,но они, по крайней мере, были творчески и даже юмористически тупыми, что делало их куда более интересными. В конце концов, с ними можно было поговорить, а значит, озадачить, в то время как дворцовая стража… Ну, они умели толкать и знали в этом толк. С ними лучше было не связываться, так что Мокрист, хорошо осведомленный о том, как работают такие вещи, угрюмо оделся и поспешил вслед за стражником во дворец, разумеется, на аудиенцию с лордом Ветинари.

Лорд Ветинари, вопреки обыкновению, не сидел за своим рабочим столом. На этот раз его внимание было приковано к массивному полированному столу, занимавшему половину Продолговатого кабинета. По сути, он играл. Это казалось нелепым, но места для сомнений не оставалось: он внимательно наблюдал за детской игрушкой, маленькой повозкой или тележкой, установленной на миниатюрные металлические рельсы, которые позволяли ей непрерывно носиться по кругу без видимой на то причины. Мокрист громко кашлянул. Лорд Ветинари выпрямился.

— А, это вы, мистер Губвиг. Очень мило с вашей стороны заглянуть ко мне… наконец-то. Скажите, что вы об этом думаете?

Несколько озадаченный, Мокрист ответил:

— Это похоже на детскую игрушку, сэр.

— На самом деле, это очень хорошо выполненная модель чего-то гораздо большего и гораздо более опасного.

Лорд Ветинари повысил голос и произнес, словно бы обращаясь не только к Мокристу, но ко всему миру сразу:

— Кое-кто скажет, что для меня было бы просто избежать этого. Здесь тихо скользнет стилет, там яд упадет в бокал, и многие проблемы разом будут решены. Дипломатия на острие клинка, не лучший выход, зато не подлежит обсуждению. Люди могу сказать, что я не уделял этому должного внимания, и пренебрежение моими обязанностями позволило яду просочиться в сознание мира и изменить его безвозвратно. Возможно, я мог бы принять ряд мер, когда увидел набросок чего-то очень похожего на эту игрушку на полях рисунка Леонарда Щеботанского «Графиня Quatro Fromaggio в вечернем туалете», но, разумеется, я предпочел бы разбить вдребезги самую ценную антикварную вазу, чем позволить хоть волосу упасть с этой почтенной и полезной головы. Я думал, это, как и его летательные аппараты, останется не более чем игрушкой. А теперь это осуществилось. Нельзя бездумно доверять мастерам; они проектируют ужасные вещи просто из любви к своей работе, пренебрегая мудростью, дальновидностью и ответственностью, и, честно говоря, я предпочел бы знать, что они заперты там, где не смогут причинить вреда.

Помолчав, лорд Ветинари добавил:

— И если этого до сих пор не случилось, мистер Губвиг, то лишь потому, что эти негодяи бывают так чертовски полезны.

Он вздохнул, и Мокрист забеспокоился. Он никогда не видел Его Сиятельство в таком расстройстве, а тот продолжал пристально смотреть на крохотную повозку, которая все носилась по кругу, наполняя комнату запахом денатурата. В этом было что-то гипнотическое – по крайней мере, для лорда Ветинари.

На плечо Мокриста тихо, но устрашающе опустилась легкая рука; Мокрист резко обернулся и увидел вежливо улыбающегося Стукпостука..

— Я советую вам сделать вид, что вы ничего не слышали, мистер Губвиг, - прошептал он. – Это лучшее, что вы можете сделать, особенно когда Его Сиятельство переживает эммм, момент мрачного настроения. Разумеется, во многом это из-за кроссворда. Вы знаете, как он к этому относится. Я намерен лично писать редактору. Его Сиятельство считает элегантное решение испытанием своего достоинства. Смысл кроссворда заключается в том, чтобы быть интересной и познавательной головоломкой. – Он залился краской. – Я думаю, что это не замышлялось как форма пытки, но я уверен, что слова «рабат» просто не существует. Впрочем, Его Сиятельство имеет потрясающие способности к восстановлению душевного равновесия, так что, если вас не затруднит подождать, пока я сделаю кофе, обещаю, он станет прежним быстрее, чем вы сможете произнести: «Смертный приговор».

На самом деле, лорд Ветинари угрюмо рассматривал стену еще только восемь минут, после чего сел на свое обычное место. Он улыбнулся Стукпостуку, менее тепло признал наличие Мокриста, который украдкой посматривал на незаконченный кроссворд, лежавший на краю стола.

— Милорд, - сказал Мокрист четко, но с самыми лучшими намерениями, - я уверен, вы в курсе, что слово «рабат» пишется не так, как произносится. Просто мысль, конечно, я просто пытаюсь помочь, сэр.

— Да, я знаю, - сказал лорд Ветинари мрачно.

— Могу я быть еще чем-то полезен, милорд? - спросил Мокрист, понимая, что его не стали бы вытаскивать из постели ради нерешенного кроссворда или детской игрушки.

Лорд Ветинари мельком глянул на Мокриста и ледяным тоном произнес:

— Поскольку вы все-таки решили присоединиться к нам в это тяжелое время, мистер Губвиг, я расскажу вам о человеке по имени Нэд Симнел, который однажды построил механическое устройство для сбора урожая, приводимое в движение каким-то таинственным образом. Нынешние неприятности могли начаться еще тогда, но, по счастью, это устройство не работало и, видимо, имело тенденцию к самовозгораниям и взрывам, так что равновесие в мире было сохранено. Но, разумеется, изобретатели продолжают изобретать в своих маленьких сарайчиках! И это не самое худшее. Эти люди находят женщин, умных здравомыслящих женщин, которые по непонятным причинам соглашаются выйти за них замуж и плодят таким образом целую расу маленьких изобретателей. Один из них, отпрыск вышеуказанного Симнела, по-видимому, покопался в сарае своего отца, и ему стало интересно, сможет ли он своим бесконечным любопытством добиться того, чего его отец, увы, не смог. А теперь этот молодой человек создал машину, которая пожирает дрова и уголь, извергает пламя и загрязняет воздух, распугивает все живое на много миль вокруг и производит ужасный шум. По крайней мере, так мне говорят. И наконец, юный Симнел отыскал путь к сердцу Гарри Короля, и теперь они вместе работают над созданием предприятия, которое, судя по всему, называется… железная дорога.

Ветинари помедлил лишь мгновение, прежде чем продолжить:

— Я чувствую давление будущего, и в этом непрерывно движущемся мире должен либо уничтожить его, либо возглавить. У меня нюх на такие вещи, как было и в отношении вас, мистер Губвиг. И потому я намерен смело вступить в будущее, руководя им и указывая направление. Мои инстинкты говорят мне, что эта железная дорога, которая кажется такой проблемой, может оказаться замечательным решением.

Мокрист вгляделся в бесстрастное лицо патриция. Он произнес «железная дорога» тоном престарелой герцогини, обнаружившей нечто неподобающее в своем супе. Аура презрения витала вокруг него. Но если рассматривать настроение Ветинари как погоду, а Мокрист был настоящим экспертом в области метеорологии патриция, то можно было заметить, что временами метафизический ливень способен обернуться прекрасным днем в парке. Он почти физически ощущал, как Его Сиятельство примирился с реальностью: крошечные перемены в выражении лица, в его позе, - вся симфония Хэвлока Ветинари привела к улыбке, по которой Мокрист понял, что игра продолжается, и ум лорда Ветинари действует все так же безупречно.

— Моя карета ждет внизу, - сказал Ветинари, с каждым словом все более воодушевляясь. – Идемте.

Мокрист понимал, что спорить бесполезно, и что лорд Ветинари об этом осведомлен как никто другой, но он все еще помнил о существовании такой вещи, как гордость.

— Милорд, я протестую, - заскулил он. – У меня полно работы, и ее нужно выполнить, вы в курсе?

Лорд Ветинари, чья одежда развевалась за ним, как знамя, был уже на полпути к дверям. Он был довольно долговязым человеком,и Мокристу вдогонку за Стукпостуком пришлось бежать, прыгая через две ступеньки, чтобы не отставать.

— У вас не так уж много работы, мистер Губвиг, - бросил Его Сиятельство через плечо. – Фактически, как главный почтмейстер, заместитель председателя Королевского банка и, конечно, начальник Монетного двора[18], вы имеете в подчинении целый штат чрезвычайно умных и усердных работников. Ваша удивительная способность располагать к себе людей и нравиться всем вопреки любым обстоятельствам, несомненно, делает вас великолепным руководителем, а ваши сотрудники всегда вам верны. Но на самом деле, все, что вам приходится делать, - это время от времени устраивать проверки.

Лорд Ветинари ускорил шаг.

— И какие же выводы можно из всего этого сделать? Ну, так я вам скажу. Вывод, который сделает всякий мудрый человек, таков: хороший начальник стоит любой услуги, которую ему можно оказать, а я, мистер Губвиг, являюсь образцовым и снисходительным работодателем. Это ясно из того факта что ваша голова все еще находится у вас на плечах, несмотря на то существование множества других мест, где она могла бы оказаться.


Страна Лламедос гордилась своим умением быть разумно гномьей… На самом деле, столько же гномов, сколько и людей называло Лламедос своим домом, но, так как почти все они были шахтерами и, как правило, низкорослыми или постоянно запуганными, вам пришлось бы присматриваться очень внимательно, чтобы различить представителей разных видов между собой. А поскольку все были похожи, в этой местности царила взаимная любезность, особенно с тех пор, хотя об этом не принято было говорить, как Богиня Любви заметила, что ее чары действуют на всех одинаково. И поэтому никто не говорил об этом, ну, вы понимаете, и жизнь вертелась вокруг добычи золота – того немногого его количества, что здесь было, - железной руды, цинка и мышьяка (что было похоже скорее на подначку со стороны неумолимой горной породы) и, конечно, угля. Все это дополнялось рыболовным промыслом на побережье. Внешний мир вовлекался в жизнь Лламедоса лишь изредка, когда случалось что-то по-настоящему важное.

Так было вчера. А сегодня это произошло.

Корабль прибыл в доки Пояскальсона, крупнейшего города Лламедоса, сразу поле обеда. Прибытие на его борту глубинников, явившихся, чтобы проповедовать истину подлинной гномскости городскому населению, могло бы и быть воспринято в энтузиазмом, если бы они не привели с собой бурильщиков - ударные войска, которые никогда прежде не были замечены на поверхности земли. До этого момента население Лламедоса было вполне счастливо тем, что глубинники должным образом сохраняли традиции и соблюдали обряды, что позволяло всем остальным заниматься менее важными вещами вроде рыбалки, работы в шахтах и строительства.

Но сегодня все пошло наперекосяк, потому что Блоуден Стопохруст выходила замуж за Дэйва Каунтера, отличного шахтера и рыбака и, что немаловажно, человека, хотя для большинства населения это не имело решающего значения. Все в Пояскальсоне знали их обоих и считали их отличной парой, тем более что они с детства дружили. И пока они подрастали, окружающие, как это им свойственно, задавались вопросом, каковы шансы человека и гнома обзавестись детьми, и каковы могут быть отдаленные последствия. Но, в конце концов, все признали, что их соединяет бездна любви, да и кому какое дело, собственно?

Он и она пребывали в полном согласии между собой, а поскольку шахты и море регулярно взымали свою дань, множество сирот в этих краях нуждалось в новом доме. Так что, все в Пояскальсоне решили, что ситуация пусть и не настолько хороша, как могла бы быть, но все же вполне подходит для двух людей, занятыми собственными делами, и все желали этой счастливой паре, которая, к тому же, не слишком отличалась ростом, только самого лучшего.

Увы, глубинники считали иначе, так что они выломали дверь часовни; и хотя в Лламедосе не принято приходить на свадьбу с оружием, глубинники поступили именно так. И наверняка началась бы резня, если бы старый Ффлергант, который незаметно сидел в углу, не сбросил плащ, и тогда оказалось, что он и сам из тех гномов, что приходят на свадьбу во всеоружии. Он раскрутил свои меч и топор в сокрушительном вихре, и, в конечном итоге, дело обошлось всего двумя жертвами. К несчастью, одной из них оказалась Блоуден, умершая от рук глубинников на руках у мужа.

Залитый кровью Ффлергант оглядел потрясенных гостей и промолвил:

— Вы все меня знаете. Вы знаете, как я не люблю смешанных браков, но, как и все вы, я не выношу подземников, этих кровожадных ублюдков. Пропасть их возьми!


Карета лорда Ветинари быстро двигалась по улицам Анк-Морпорка, и Мокрист видел, как дорожное движение рассеивается перед ними, пока они не достигли Речных Ворот и не выехали в предместья. Карета понеслась по дороге вниз по течению Анка, к Промышленным Владениям Гарри Короля, миру дыма, пара и неприятных запахов.

Анк-Морпорк исправлялся. Исправлять было что - грабежи, эпидемии, наводнения и прочие развлечения. Но стоимость анк-морпоркского доллара росла, так же как и стоимость недвижимости. Удивительно, сколь многие люди хотели жить в Анк-Морпорке больше, чем где-либо еще (или, вернее, чем умереть в Анк-Морпорке, что было дополнительной услугой). Но все понимали, что город сжат в тиски своего древнего каменного корсета, и никто не хотел находиться там, когда он, метафорически выражаясь, лопнет.

В городе был явный переизбыток населения, и боже, как оно разрасталось. Фермерские угодья вокруг города, всегда бывшие в большом почете, сейчас были полны разумных застроек[19]. Это была чудесная игра, и Мокрист, в своей прошлой жизни наверняка присоединился бы к ней в надежде поймать удачу за хвост и разбогатеть. Пока лорд Ветинари смотрел в окно, Мокрист вслушивался в зов сирен, манящих, песней о деньгах, которые может заработать нужный человек в нужном месте, и упоительные видения дразняще представали перед ним в этот момент.

Анк-Морпорк стоял на суглинках, которые легко было копать, так что, если убрать коровье дерьмо, легко можно было раздобыть материал для кирпичей прямо там, где вы стояли, а древесину вам предоставили бы гномы, сплавив бревна по воде. Очень скоро вы стали бы счастливым владельцем целого квартала ярких новых домов, готовых к заселению и которые благодарное население стремилось бы купить. Все, что вам нужно было сверх этого, - сверкающая вывеска и, самое главное, план отхода.

Карета миновала множество зданий такого рода, которые, несомненно, были целыми маленькими дворцами для их обитателей, сбежавших сюда с Заводильной улицы, Свинарного Холма и других районов, где люди все еще мечтали стать «лучше самих себя» - вполне возможное достижение. И о, каким счастливым был день, когда они наконец обзаводились своим собственным жилищем. Это была очень вдохновляющая мечта, если не углубляться в слова вроде «ипотека», «погашение», «взыскание» и «банкротство». А представители среднего класса Анк-Морпорка, которые считали себя угнетенными более высоким сословием и незаконно ограбленными сословием более низким, выстраивались в очереди за займами на приобретение собственного Ои Донга[20]. Пока карета грохотала по населенным районам, известным под общим названием Нью-Анк, Мокрист задавался вопросом, было ли разрешение Ветинари на подобное освоение этих районов очень глупым или же действительно очень, очень умным решением. Он остановился на «умном». Это была хорошая ставка.

В конце концов, они прибыли к аванпосту сложного, вонючего, но, в конечном итоге, крайне прибыльного, огороженного проволочной сеткой предприятия сэра Гарри Короля, когда-то мусорщика и старьевщика, а теперь самого богатого человека в городе.

Мокристу нравился Гарри Король, очень нравился, и порой у них были общие взгляды на вещи, как у людей, которые не искали легких путей. Гарри Король не искал легких путей, и тем, кто становился на его пути, тоже скоро становилось очень нелегко.


Большая часть территории, открывшейся перед ними, была полна продуктов отвратительной деятельности Гарри Короля. Конвейерные ленты, берущие начало бог знает где, непрерывно двигались, загружались и разгружались гоблинами и свободными големами. Мимо сновали лошади с повозками, привозившими новые порции урожая для этой своеобразной мельницы. В дальнем конце предприятия располагался целый комплекс больших сараев, и довольно обширная площадь перед ними была на удивление пуста. Внезапно Мокрист заметил толпу по ту сторону забора, прижимавшуюся к каждому дюйму ограждения в напряженном ожидании.

Когда карета остановилась, он ощутил едкий запах угольного дыма, перемешанного с общим зловонием, и услышал звук, какой мог бы издавать дракон, страдающий бессонницей, своего рода пыхтение, очень ритмичное, а потом раздался вопль, словно бы где-то там самый большой чайник в мире очень, очень разозлился.

Лорд Ветинари похлопал Мокриста по плечу и сказал:

— Сэр Гарри уверяет, что при осторожном обращении эта штука очень послушна. Почему бы нам не взглянуть? После вас, мистер Губвиг. - Он указал на сарай.

По мере того, как усиливался запах угольного дыма, пыхтящий звук становился все громче. Ну, хорошо, это механизм, подумал Мокрист, всего лишь механизм, правда? Всего лишь вещь, наподобие часов. Поэтому он выпрямился и смело (по крайней мере, внешне) зашагал к двери, куда приглашал их молодой человек в засаленной кепке, еще более засаленном сюртуке и с сальной улыбкой лисы, завидевшей цыплят. Похоже, их уже ждали.

Появился Гарри, как всегда шумный.

— Приветствую, милорд… Мистер Губвиг. Познакомьтесь с моим новым коллегой, мистером Диком Симнелом.

За их спинами, внутри сарая, содрогался металлический монстр, и он был живым. Оно действительно было живым! В мозгу Мокриста моментально поселилась некая мысль. Он чувствовал его дыхание и слышал его голос. Да, оно жило своей собственной непостижимой жизнью. Каждая его часть вибрировала и двигалась сама по себе, словно танцуя; да, оно было живым, и оно ждало.

За чудовищем он увидел несколько вагонов, готовых для буксировки, и понял предназначение машины. Это был железный конь. Кругом сновали работники, они трудились за токарными станками и кузнечными молотами, бегали взад и вперед с ведрами смазки и масленками, а иногда и с кусками дерева, которые выглядели неуместными в этом царстве металла. И с огромной силой ощущалась целеустремленность: мы хотим сделать что-то и собираемся сделать это быстро.

Дик Симнел широко улыбнулся под маской грязи:

— Здорово, сэры. Ну, это она и есть! Не надо бояться. Технически ее зовут Номер Один, но я зову ее Железная Герда. Она моя машина, я строил ее каждый день понемногу: гайки, болты, фланцы, а еще надо держать в памяти каждую заклепку. Тысячи их! А еще работа стекольщика. Смотровые стекла, датчики… Все пришлось делать самому, раньше-то никто такого не делал.

— А когда мы поставим ее на рельсы, она сможет перевезти больше груза, чем целый батальон троллей, и гораздо быстрее вдобавок, - сказал сэр Гарри, становясь рядом с Мокристом. И добавил: - Клянусь, это так. Молодой Симнел возится с Железной Гердой день-деньской: все чинит, паяет, мастерит. – Он рассмеялся. – Я не удивлюсь, если в конце он научит ее летать.

Симнел вытер руку масляной тряпкой, отчего она стала еще грязнее, и протянул руку лорду Ветинари, но тот мягко отстранился от нее и сказал:

— Я предпочел бы, чтобы вы имели дело с мистером Губвигом, мистер Симнел. Если я решу позволить вам продолжать этот увлекательный… эксперимент, отвечать вы будете перед ним. Лично я дорожу своим техническим невежеством. Хотя и понимаю, что для многих людей это представляет большой интерес, - добавил он тоном, который подразумевал, что он имеет в виду людей странных и таинственных… занятых людей, плутоватых людей, неуловимых и непостоянных. Что-то вроде: увы, но это кажется таким невинным, так почему бы не дать ему попробовать, ведь это не повредит, не так ли? Мы всегда можем спрятаться под журнальным столиком.

— Меня интересуют, - продолжал лорд Ветинари, - пути и средства, возможности опасности и последствия, понимаете? Мне дали понять, что ваш двигатель приводится в движение силой пара, разогретого в котле до такой степени, что тот едва не взрывается. Это так?

Симнел одарил патриция сияющей улыбкой:

— Что касается этого, папаша, то я взорвал пару еще на стадии тестирования, и я не прочь об этом рассказать! Но сейчас, сэр, с этим полный порядок. Предохранительные клапаны! Вот в чем соль. Предохранительные клапаны сделаны из свинца, который плавится, если жар становится слишком сильным, вода вытекает и заливает огонь в котле прежде, чем тот рванет. Горячий пар очень опасен. Разумеется, для того, кто не знает, как с ним обращаться. Как по мне, папаша, он игривый, как щенок. Сэр Гари позволил мне построить демонстрационную колею, - он указал на рельсы, которые вели из сарая и шли дальше по периметру предприятия. – Не желаете проехаться?»

Мокрист повернулся к Ветинари и спросил с самым невинным видом:

— Да, как насчет этого… папаша?

И получил в ответ взгляд острый, как стилет. Взгляд, явно обещающий вернуться к этому разговору позже.

Ветинари повернулся к Симнелу:

— Спасибо, мистер Симнел. Думаю, я предоставлю такую честь мистеру Губвигу. И я думаю, Стукпостук будет рад сопровождать его.

Это было сказано бодро, но Стукпостук, похоже, оказался совершенно не в восторге от подобной перспективы, да и Мокрист, признаться, был далеко не на седьмом небе от счастья, запоздало вспомнив, что надел сегодня новую дорогую куртку.

— Мистер Симнел, - спросил Мокрист, - а почему ваша машина должна обязательно ехать по рельсам?

Дик Симнел улыбнулся слегка безумной улыбкой человека, которому действительно очень, очень хочется поведать о своем любимом замечательном проекте и который готов увлеченно доводить таким образом каждого встречного до предельной скуки, а в худших случаях – до грани самоубийства. Мокрист распознал этот тип: такие люди были неизменно полезны, всегда дружелюбны и лишены всякого рода злобы, однако они представляли собой неявную опасность.

И вот теперь мистер Симнел, счастливый, как моллюск, и масляный, как кебаб, искренне произнес:

— Ну, сэр, пар любит бережное отношение, сэр, а в сельской местности полно буераков, а пар и железо очень тяжелые, так что мы решили, что будет лучше проложить постоянный маршрут, что-то вроде дорожной колеи или рельсов, по которым паровоз мог бы двигаться.

— «Железная дорога» будет лучше для клиентов, - сказал Гарри. – Я все время повторяю парнишке: название должно быть коротким и энергичным, если хочешь, чтобы его запомнили. Нельзя ожидать, что они согласятся ездить на том, чего даже произнести не могут.

Симнел просиял, и вдруг его гениальное лицо словно бы заполнило весь мир.

— Ну что ж, господа, Железная Герда смазана и стоит под парами. Кто хочет немного прокатиться?

Стукпостук не произнес ни слова и продолжал таращиться на исходящий паром механизм с видом человека, заглянувшего в глаза смерти. Мокрист, сжалившись над маленьким клерком, наполовину втащил, наполовину помог ему подняться в маленькую открытую кабину металлического чудовища, пока мистер Симнел суетился вокруг, нажимая и дергая загадочные приспособления из стекла и латуни; пламя во чреве чудовища заполыхало сильнее, и все вокруг заволокло клубами дыма.

И вдруг в руки Мокриста сунули лопату, сунули так быстро, что он не успел возразить. Инженер рассмеялся:

— Будете кочегаром, мистер Губвиг. Если ей понадобится топливо, я скажу вам, когда открыть топку. Ну что, повеселимся?

Затем он встретился взглядом с ошеломленным Стукпостуком и сказал:

—Эм-м, что касается вас, сэр, то вот что я вам скажу. Вы будете подавать гудки, с помощью вот этой вот цепочки. Как видите, господа, это действующий прототип, так что об особых удобствах мы еще не думали, но держитесь крепче, и все будет в порядке, если только не высовывать голову слишком далеко. Сэр Гари хотел посмотреть, что она может, так что… Мистер Стукпостук, гудок, пожалуйста!

Стукпостук молча дернул за цепочку и вздрогнул от вопля баньши, раздавшегося из недр двигателя. А потом, как показалось Мокристу, последовал всего один рывок, толчок, еще рывок, толчок, рывок, а потом все вокруг вдруг пришло в движение, и не просто задвигалось, но и начало ускоряться, словно бы задняя часть Железной Герды пыталась обогнать переднюю.

Сквозь клубящиеся облака пара Мокрист оглянулся назад, на груз, который они тащили за собой в скрипящих вагонетках; он почти чувствовал эту тяжесть, и все же двигатель с вагонами набирал обороты и ускорялся. Мистер Симнел спокойно орудовал движущимися рычагами, а вскоре перед ними возник поворот, и паровоз запыхтел, и вагоны плавно пошли по дуге один за одним, как утята за своей мамочкой, слегка постукивая и поскрипывая, но, тем не менее, оставаясь единым целым.

Мокристу и раньше приходилось передвигаться быстро. Пожалуй, голем-лошадь, это редкое создание, и сейчас мог бы легко их обогнать, но это… Это была машина, созданная руками человека: колеса, болты, латунные рычаги, шкалы, циферблаты, пар и шипящая раскаленная топка, рядом с которой Стукпостук стоял сейчас, точно завороженный, и тянул за цепь, приводящую в действие гудок, словно бы выполняя некий священный долг, и все кругом дребезжало и сотрясалось, как раскаленный докрасна сумасшедший дом.

Лорд Ветинари и Гарри мелькнули в поле зрения, когда паровоз миновал их на своем первом круге. Они исчезли позади в клубе дыма и пара, повисшем в воздухе. И по мере того, как Железная Герда шла и шла вперед, в голове Мокриста возникло осознание того, что все происходящее не было ни магией, ни грубой силой, а только мастерством. Уголь, металл, вода пар и дым, объединенные в удивительной гармонии. Он стоял в жаркой кабине с лопатой в руке и думал о будущем, пока вереница вагонов завершала второй круг по своему маршруту. А потом со звуком истязаемого металла она заскрежетала, замедляясь, и остановилась в нескольких футах от наблюдателей перед сараем Железной Герды.

Теперь руки мистера Симнела вовсю порхали, поворачивая, закручивая и закрывая. И замечательный двигатель умер. Не умер, поправил себя Мокрист, он только спал. Вода все еще капала и пар шипел, и машина еще оставалась очень и очень живой.

Симнел выпрыгнул из кабины на импровизированную деревянную платформу, бросил взгляд на циферблат огромного секундомера и сказал:

— Неплохо, неплохо, но я не могу разогнать ее здесь как следует. На испытательном полигоне в Свинтауне она делала семнадцать миль в час, и я готов поклясться, что потянула бы и больше, если бы у меня была возможность проложить колею подлиннее! Но шла она просто чудесно, не правда ли, господа? Со всем этим грузом. - Это он произнес, уже обращаясь к своим товарищам инженерам.

— Да, что еще? - этот возглас был адресован маленькому, с широко распахнутыми глазами, оборванцу, который, как по волшебству, возник на обочине колеи. Симнел со всей серьезностью смотрел, как оборванец достал из кармана маленькую записную книжку и старательно вывел в ней цифру 1, словно бы ему это приказали.

Мокрист, по некоторым причинам, не удержался от замечания:

— Здорово подмечено, молодой человек, и знаете что? Мне кажется, скоро вам понадобится книжка побольше.

Уверенность охватила его, несмотря на то, что лицо лорда Ветинари оставалось по-прежнему бесстрастным, но Гарри Короля и других зевак он видел словно бы сквозь сияющую дымку наступающего будущего. Судя по количеству людей, толпящихся у забора, новость уже разлетелась повсюду.

— Разве эта железная лошадка не удивительна, господа? – сказал Гарри Король. – Похоже, она в состоянии сдвинуть что угодно, уверяю вас. Ну, а теперь в столовой нас ждет хороший обед. Прошу вас, нас ждет порция превосходной говядины.

— Конечно, сэр Гарри, - отозвался лорд Ветинари. – Но может быть, для начала кто-нибудь сообщит, где мой секретарь?

Они обернулись к машине, которая все не могла замереть окончательно и как-то совсем по-человечески ворочалась, как старушка, которая устраивается поудобнее в любимом кресле, с той разницей, что периодически Железная Герда испускала клокочущие струи пара, чего обычно не случается с пожилыми леди, по крайней мере, на публике.

Стукпостук там, в кабине, все еще тянул за цепочку гудка и, похоже, готов был заплакать, как ребенок, у которого отняли любимую игрушку. Заметив, что на него смотрят, он аккуратно отпустил цепь, спрыгнул на подножку и почти прокрался сквозь шипящий пар и неожиданные механические скрипы остывающего металла. Он осторожно подошел к Дику Симнелу и произнес хрипло:

— А можно еще раз? Пожалуйста!

Мокрист вгляделся в лицо патриция. Лорд Ветинари, похоже, глубоко задумался, а потом произнес беззаботно:

— Отличная работа, мистер Симнел, великолепная демонстрация. А правда ли, что с помощью этой… машины можно перевозить большие грузы и даже пассажиров?

— О, да, сэр, я не вижу никаких препятствий для этого, сэр, хотя, конечно, это потребует некоторой доработки. Более качественная подвеска, мягкие сиденья… Я думаю, мы вполне можем превзойти эти ужасные кареты, которые представляют собой сплошную боль в заднице, простите мой клатчский.

— Действительно, мистер Симнел. Состояние наших дорог и, соответственно, конных повозок, оставляет желать лучшего. Путешествие в Убервальд – сущее наказание, и никакое количество подушек не может помочь делу.

— Да, сэр, путешествие по гладким рельсам, да еще при хороших рессорах, было бы верхом комфорта. Так плавно… - сказал Мокрист. – Возможно, в таких повозках можно было бы даже спать, если обустроить их соответственно, - добавил он. Он и сам был удивлен тем, что сказал это вслух, но, в конце концов, он был человеком возможностей, и сейчас он видел их достаточно. Лицо лорда Ветинари просветлело. Железная Герда ездила по своим рельсам куда быстрее, чем почтовые кареты по каменистым и ухабистым дорогам. Не нужно лошадей, подумал Мокрист. Машина не устает, ей не нужно еды, только уголь и вода, да к тому же она тащила тонны груза без малейших усилий.

И когда Гарри Король увел лорда Ветинари к себе в контору, Мокрист коснулся рукой живого теплого металла Железной Герды. Это будет чудо столетия, подумал он. Я ощущаю его запах! Земля, воздух, огонь и вода, соединение всех стихий. Вот она, магия, безо всяких волшебников. Наверное, когда-то я сделал что-то очень хорошее, раз меня наградили возможностью быть здесь и сейчас… Железная Герда издала последнее шипение, и Мокрист поспешил вслед за остальными к обеду и светлому будущему.

В плюшевом комфорте столовой Гарри Короля, полной красного дерева, латуни и крайне обходительных официантов, лорд Ветинари осведомился:

— Скажите, мистер Симнел, может ли ваша машина преодолеть путь, скажем, отсюда до Убервальда?

Симнел подумал пару мгновений и ответил:

— Не вижу причин, почему бы ей не суметь, Ваша Милость. Можно было бы пустить дорогу вокруг Скунда. Конечно, это добавит расстояния, но я бы сказал, что гномы умеют чертовски здорово менять ландшафт, когда захотят. Так что, да, я думаю, это будет возможно со временем, с достаточно большим двигателем. – Он просиял. – Если у вас достаточно угля, воды и рельсов, локомотив сможет пройти везде, где вы только пожелаете.

— И построить такой двигатель под силу любому? - спросил Ветинари с подозрением.

Симнел оживился.

— Конечно, сэр, они могут попробовать, но они ведь не знают всех моих секретов. Мы, Симнелы, трудились над этим многие годы. Мы учились на своих ошибках, а они могут попробовать поучиться на собственных.

Патриций слегка улыбнулся:

— Как по мне, размазывание себя по потолку собственной мастерской – это самый последний урок в человеческой жизни.

— Да, я знаю, сэр, - ответил Симнел. – Но, если вы позволите, я прямо сейчас осмелюсь предложить свои услуги Почтамту Анк-Морпорка. Куй железо, пока горячо, таков девиз Симнелов. Насколько мне известно, семафоры способны передавать сообщения с быстротой молнии, но они не в состоянии доставлять посылки, не говоря уже о людях.

Лицо лорда Ветинари ничего не выражало, когда он ответил:

— В самом деле? Я могу вмешаться в любой момент, однако не обращайте внимания, мистер Симнел, я не собираюсь становиться на пути у ваших совместных с мистером Губвигом планов. Но я настаиваю, чтобы интересы кузнецов и кучеров тоже были учтены в это время перемен.

Да, подумал Мокрист, перемены будут. Но лошади все еще нужны в городе, да и пахать Железная Герда не умеет, хотя нет полной уверенности, что Симнел не может заставить ее это делать.

— Некоторые люди окажутся в убытке, а другие, наоборот, в выигрыше, - сказал он вслух, - но разве это не происходит все время? В конце концов, сперва один человек научился обрабатывать камни, а потом появился другой, который научился плавить бронзу, и первому человеку пришлось или научиться тоже делать бронзу, или заняться чем-то совершенно другим. А человек, который умел выплавлять бронзу, был вытеснен тем, кто открыл железо. И пока этот человек радовался своему хитроумию, пришел тот, кто изобрел сталь. Это вроде танца, где никто не может остановиться, потому что, как только вы остановитесь, вы сразу отстанете. Но разве это не описание всего мира в двух словах?

Лорд Ветинари обратился к Симнелу:

—Должен вас спросить, молодой человек: что вы намерены делать дальше?

— Так много людей хотят увидеть Железную Герду, так что я подумал, может, я мог бы установить в вагонах маленькие сиденья и предложить всем покататься? Конечно, если сэр Гари даст согласие.

— Существует, конечно, вопрос общественной безопасности, - сказал Ветинари. – Кажется, вы в прошлом взорвали… пару, если я правильно вас расслышал?

— Я их нарочно взорвал, чтобы посмотреть, как это происходит. Это было просто способом получения знаний, сэр.

— Вы очень серьезно относитесь к своей работе, мистер Симнел. А какие-нибудь другие инженеры оценили ваши находки? Каковы суждения ваших коллег?

Симнел оживился:

— Если вы имеете в виду лорда Ранчибла, землевладельца из окрестностей Сто Лата, сэр, то когда я спросил его мнения, он много смеялся и сказал, что удивительно, за что только не берутся люди. И еще он попросил меня не запускать Железную Герду в охотничий сезон, чтобы не распугать фазанов.

— Действительно, - сказал лорд Ветинари. – Перефразирую вопрос: каков был вердикт других инженеров, которые видели вашу машину в работе?

— О, думаю, никто, называющий себя инженером, кроме меня и моих парней, не видел Железную Герду, хотя я слышал, что где-то под Ни Чофьордом построили чертовски хорошую паровую помпу для выкачивания воды из шахт и всего такого. Все это очень интересно, но не настолько, как сама Железная Герда. Мне бы хотелось навестить их, чтобы опрокинуть стаканчик и поболтать, но я занят, все время занят.

— Ваша Светлость, - сказал Гарри, - я уважаю мистера Симнела, потому что, как я вижу, он из тех людей, которые заправляют рубашку в штаны, а для меня это является признаком надежности. Теперь, что касается людей, которые только и мечтают, чтобы с ветерком покататься на… Эмм… локомотиве этого парнишки. Я думаю, они готовы будут заплатить большие деньги за первую в своем роде подобную поездку. Народ Анк-Морпорка настолько жаждет новизны, так спешит в будущее, что любой прогресс приводит их в восторг. Так что, я думаю, каждый мальчишка и каждый мужчина, ну, и дамы, разумеется, захотят прокатиться на этой замечательной машине.

— И как нам просчитать риск, когда просто жить в Анк-Морпорке – это все равно что каждый день здороваться за руку с опасностью?.. – пробормотал Его Светлость. – Мистер Симнел, я даю вам свое благословение, а еще я вижу блеск энтузиазма в глазах сэра Гарри, который, если можно так сказать, выглядит, как человек, собирающийся быть инвестором. Хотя, конечно, это зависит только от вас самих. Я не тиран…

Над столом повисла тишина.

— То есть, я не настолько глупый тиран, чтобы становиться на пути прогресса, - продолжил лорд Ветинари. – Но, как вы знаете, я как раз тот человек, который способен направлять его с надлежащей рассудительностью. Вот почему я намерен сегодня же вечером поговорить с редактором «Таймс», чтобы, по его собственному выражению, держать его в курсе. Он любит совещания, они повышают его чувство собственной значимости.

Его Сиятельство улыбнулся:

— Удивительно, как мы придумываем такие вещи? Мне действительно интересно, что будет дальше.


Жестокость нападения на семафорную башню в Сто Керриге, которая была жизненно важной городской коммуникацией, шокировала всех. Ангела Красота Добросерд, созерцавшая руины в сгущающихся сумерках, не была удивлена, увидев очень большого красивого волка, стремительно приближающегося к ней и, в отличие от большинства волков, несущего в зубах мешок. Волк исчез за стогом сена, и вскоре оттуда показалась красивая, лишь слегка растрепанная женщина в форме Городской Стражи.

— О боги, - сказала капитан Ангва, самый заметный оборотень в Страже, - они действительно здесь набедокурили. Вы уверены, что никто из ваших людей не пострадал?

— Двое гоблинов, капитан, но они хорошо прыгают. К тому же, быстро соображают. Представьте себе, они ухитрились отправить последнее сообщение о том, что башню атаковали гномы, прежде чем она рухнула. Гоблины очень добросовестны, когда дело касается механизмов. И в ночную смену работают очень хорошо. Стоит ли говорить, капитан, что, когда вы найдете, кто это сделал, я выдвину обвинения, и выдвину их крайне сурово, и в это время вам, полицейским, лучше бы отвернуться, чтобы случайно не увидеть того, чего вам видеть не хотелось бы.

— Я бы не стала беспокоиться на этот счет, мисс Добросерд. Его Светлость считает, что вмешательство в работу семафоров мешает миру функционировать. Измена не только государственная, но и всеобщая.

— На данный момент у моего друга Осколка Льда, ведущего гоблина этой башни, повреждена рука, но, думаю, он сможет помочь в поисках тех, кто это совершил. Но я понятия не имею, куда исчез Лунный Свет.

— Я тут порыскаю немного, пока не придет подкрепление. Я жду прибытия Игорины для судебной экспертизы, - сказала Ангва. – Если услышите крик – не волнуйтесь, это всего лишь я. Командор Ваймс не любит тратить время на бессмысленные диверсии.

Помедлив, Ангела ответила:

— Там есть еще кое-что, на что вам стоит посмотреть. Видите, вон там, под грудой древесины? Этот гном выглядит очень, очень мертвым и ужасно изуродованным. Возможно, он споткнулся и упал, когда поджигал башню. Что скажете, капитан?

Капитан Ангва осмотрела тело и осторожно заметила:

— У него ухо отрезано.

— Ничего не имею в виду, - сказала Ангела, - но когда гоблины по-настоящему взбешены, они начинают испытывать страсть к сувенирам.

— Но я уверена, что никто из ваших семафорщиков не стал бы делать ничего подобного, не так ли? - спросила Ангва.

Ангела несколько отстраненно произнесла:

— О, конечно. Чуть не стать сожженными заживо по милости гномьих экстремистов это же так – обычный день в офисе, никаких поводов для беспокойства.

Она насмешливо посмотрела на капитана, которая ответила:

— Совершенно верно. Любые травмы были вызваны исключительно некомпетентностью самих нападавших.

— О, да, разумеется, - сказала Ангела.

— Разве не удивительно, как ему удалось откусить собственное ухо?

— Можно, Лунный Свет теперь выйдет из укрытия?

— Извините, - осторожно произнесла Ангва. – Я не расслышала вас за треском башни.


Тишина в кабинете лорда Ветинари была абсолютной. Тем не менее, поступь Стукпостука сделала ее еще тише, когда он вручил Его Сиятельству маленький клочок бумаги и сообщил, что вторую башню подожгли те, кто называл себя, если переводить дословно, «Единственными Истинными Гномами».

Стукпостук ждал, но ни единый мускул не дрогнул на лице лорда Ветинари когда он произнес:

— Доведи по всеобщего сведения, что враждебные действия по отношению к семафорным башням повлекут за собой смерти не только исполнителей, но и заказчиков, кем бы они ни были. Сообщи об этом во все посольства, консульства и всем главам государств. Сегодня же вечером, пожалуйста.

Все так же спокойно лорд Ветинари продолжал:

— Я также думаю, что настало время темным клеркам встретиться с некоторыми особенно необычных подозреваемых. Я уверен, Конклюдиум даст вам некоторые подсказки, и, конечно, мы окажем всю возможную помощь. Низкий Король должен быть… недоволен этим. Хотя пострадавшая семафорная башня была нашей, произошедшее не в последнюю очередь затрагивает самого Короля. Отправь ему сообщение черными семафорами и дай ему понять, что и я сам, и, несомненно, леди Марголотта поддержим любой план, которого он решит придерживаться. Глубинники в очередной раз нарушили соглашение и посягают на сами устои мира. В конце концов, если нельзя доверять правительствам, то кому вообще можно доверять?

Стукпостук кашлянул, и его улыбка в этот момент больше походил на гримасу. Прежде чем отпустить секретаря в его личный кабинет к его личным интригам лорд Ветинари еще немного порыбачил в своем потоке сознания и сказал:

— Как ты знаешь, Стукпостук, я редко злюсь, но сейчас я зол. Буду признателен, ели ты пошлешь за командором Ваймсом в его ипостаси Хранителя Доски. Мне необходима его помощь. Не думаю, что это его осчастливит, что, с моей точки зрения, в данных обстоятельствах отнюдь не плохо. И отправь мистеру Труперу сообщение, что пришло время показать себя с лучшей стороны. Это не война, - подытожил он. – Это преступление. И за ним должно последовать наказание.


Рис Риссон, Низкий Король Гномов, обладал острым умом, и потому время от времени задумываться, почему кто-то с таким умом посвятил себя гномьей политике, не говоря уже о том, чтобы быть Низким Королем. Лорд Ветинари справлялся с этим так блестяще, словно умел это от рождения! Король считал людей достаточно разумными, но, с другой стороны, он помнил старую гномью пословицу, которая в переводе гласила: «Три гнома рассудительно посовещавшись, придут к четырем точкам зрения».

Пока все еще не настолько плохо, но явно близится к тому, подумал он, оглядывая собравшихся членов своего совета, в котором он, согласно правилам, был первым среди равных. Он читал где-то в свитках, что они должны хранить ему верность, что бы это ни значило. Бессмыслица какая-то…

Когда его секретарь Аэрон вернулся из своего недавнего визита в Анк-Морпорк, он описал игру в футбол, свидетелем которой он стал. В центре событий был судья. Сейчас Рис чувствовал, что судье придется уйти прежде, чем все мячи полетят в него. Как можно быть Низким Королем в государстве, где даже фракции разбиваются на фракции, а те – на собственные маленькие фракции? Как он завидовал, о, как он завидовал Алмазному Королю Троллей, который мог давать советы и наставления мириадам своих подданных. И после этого они его благодарили, а Низкий Король слышал благодарности чрезвычайно редко. Алмазный Король всегда говорил от лица всех своих подданных. Раса же гномов раздробилась до состояния разрозненных частиц, и все это вылилось в проблему, которую теперь приходится решать Низкому Королю.

Сегодня на повестке дня значилось прискорбно внушительное количество повесток - по одной от каждой партии. Рис мрачно задумался, каким словом можно назвать такое обилие повесток, и решил, что «повествовательная пытка» как раз подойдет. Эти глубиники были его ночным кошмаром. Было что-то агрессивное в их толстой многослойной кожаной одежде и конических шапках. В конце концов, подумал он, мы все гномы, не правда ли? Так никогда не упоминал, что гномы должны прятать лица при встрече со своими сородичами. Рису пришло в голову, что это умышленная провокационная демонстрация пренебрежения к нему…

Сейчас, на уже привычной повестке дня, гномы из каждой шахты сетовали на исход молодых гномов в большие города. Конечно, у каждого был свой взгляд на причины этого явления, и все взгляды были неверными. Любой, кто не был гномом, предпочитающим жить во тьме во всех смыслах этого слова, знал, что причина переезда молодых гномов, скажем, в Анк-Морпорк, заключалась в старых ворчунах и их занятиях. С другой стороны, прогрессивно мыслящие гномы, вполне благосклонно относящиеся к троллям в качестве друзей, обрушивались на Низкого Короля, обвиняя его в том, что он, фигурально выражаясь, кутает свой народ в паранджу.

В покоях Низкого Короля повисло клубящееся облако непонимания, создаваемое всеми сторонами почти умышленно, словно бы в споре, каким бы незначительным он ни был, каждый готов был бороться до победного конца. Что-то такое было в психологии гномов. Мы слишком много времени проводим в закрытых помещениях, подумал Рис. Он вздохнул, когда понял, что слово держит Ардент, и его голос невыносимо громок.

Ардент был гномом, которого Рис рад был бы увидеть на месте обвала шахты, и желательно – непосредственно под ним. И, тем не менее, у Ардента были последователи, глупые последователи, а еще – влиятельные друзья. И это была политика. Политика напоминала те детские игрушки-головоломки со скользящими деталями, где приходится передвигать элементы, чтобы сложить их в целую картинку.

Сейчас Ардент намекал на то, что, по правде говоря, добыча жира в шахтах Шмальцберга не истинно гномье занятие, и этот комментарий заставил пожилого гнома, в котором Король узнал Сальена Хэдвинна, вскочить на ноги.

Хэдвинн положил руку на топор и заявил:

— Мой отец был жирным шахтером, и мой дед был жирным шахтером, и моя бабушка была очень жирным шахтером, я и сам работал в жирной шахте, когда был помоложе. Моя мать дала мне крошечную кирку, как только я достаточно подрос, чтобы удержать ее. Каждый из моих родственников с момента падения Пятого Слона был жирным шахтером, и, скажу я вам, экспортный доход с нашего жира по Равнинам держит весь город на плаву. Так что я не намерен терпеть оскорблений от всяких брзугда-хара[21], которые боятся солнечного света.

Скрежет металла о металл эхом пронесся по залу, а потом воцарилась тишина; каждый ждал, что будет дальше. А это означало, что Рису Риссону пришлось нарушить молчание. Низкий Король он или нет?!

Он улыбнулся, зная, любое неверное слово произведет эффект взрывной волны в пещерах и шахтах, и что результат, каким бы он ни был, окажется на его совести. Такова судьба тех, кто стремится сдвинуть равновесие в сторону мира, прочь от войны, и путь добровольного посредника неизменно усеян острыми шипами.

Он посмотрел на сердитых советников, размахивающих оружием вокруг огромного стола, словно бы сама бытность гномом означала непрерывно находиться в состоянии, которого слово «раздражение» просто не в состоянии передать. Совещание гномов было, говоря их собственным языком, гномьим бедламом.

— Ради чего я стал Королем? – заговорил Рис негромко. – Я вам скажу. В мире, где мы официально признали троллей, людей и множество других видов, даже гоблинов, закосневшие члены гномьего сообщества упорствуют в своем стремлении сохранить главенство глубинников во всем, что касается гномов.

Он строго взглянул на Ардента и продолжил:

— Повсюду, где гномы живут в достаточном количестве, они пытаются измениться, но, за исключением Анк-Морпорка, всегда безрезультатно, а все потому что те, кто стремится сохранить гномью натуру во тьме, заставляют своих собратьев верить, что изменения любого рода – преступление, не преступление против чего-то, а преступление вообще, по своей природе, и жизнь – такая кислая тоска, как целый океан уксуса... Так быть не должно!

Его голос возвысился, а кулак обрушился на стол.

— Я здесь, чтобы сказать вам, друзья мои, а так же мои улыбающиеся враги, что, если мы не объединимся против сил, которые стремятся вечно держать нас во тьме, гномий народ вымрет. Мы должны работать вместе, говорить друг с другом, честно вести дела друг с другом, вместо того, чтобы тратить время на бесконечные свары по поводу того, что мир не полностью принадлежит нам, и в конце совсем его разрушить. В конце концов, кто захочет иметь дело с такими, как мы, в этом мире новых возможностей? Нам следует действовать так, как подобает разумным существам. Если мы не будем двигаться в ногу со временем, будущее нагонит нас и раздавит.

Рис остановился, чтобы достойно встретить взрыв негодования, все эти «Позор!» и «Неправда!» и прочие обрывки кипящих дебатов, а после заговорил:

— Да, я узнаю тебя, Альбрехт Альбрехтссон. Тебе слово.

Пожилой гном, который был кандидатом на победу в предыдущих выборах Низкого Короля, произнес с почтением:

— Ваше Величество, вы знаете, мне не очень-то нравится ни путь, по которому движется мир, ни ваши прогрессивные идеи, но я был потрясен, узнав, что некоторые особо упрямые глубинники продолжают нападать на семафорные башни.

— Они сошли с ума?! – воскликнул Низкий Король. – Мы ведь ясно дали понять совету и всем гномам после сообщения из Анк-Морпорка, что не намерены игнорировать эти выходки. Они даже хуже Нугганитов[22], которые, будем говорить честно, были на всю голову сдвинутыми.

Альбрехт кашлянул.

— Ваше Величество, можете считать, что в этом вопросе я с вами заодно. Я потрясен, что дело зашло так далеко. Что мы все, если не творения коммуникации? И коммуникация есть благословение, требующее бережного отношения всех видов во всем мире… Не думал, что скажу это, но новости, которые я слышу в последнее время и которые, как предполагалось, должны меня радовать, заставляют меня стыдиться того, что я гном. Все мы разные, и это правильно и справедливо, и компромиссы должны стать краеугольным камнем в мире политики, но сейчас, Ваше Величество, я целиком и безоговорочно поддерживаю вас. А что касается тех, кто стоит у вас на пути, то я призываю кары на их головы. Кара, говорю я!

Раздались крики, потом еще крики, и, казалось, что гвалт не утихнет уже никогда.

В конце концов, Альбрехт Альбрехтссон с силой опустил топор на стол, разрубив его пополам, и в зале воцарилась испуганная тишина.

— Я поддерживаю своего короля, - заявил Альбрехт – Это то, зачем нужен Король. Кара. И Гиннунгагап на всех тех, кто думает иначе.

Рис Риссон поклонился старому гному:

— Благодарю вас за поддержку, друг мой. Примите мою вечную благодарность, я в долгу перед вами.

В этот момент некоторым наблюдателям показалось, что Низкий Король стал выше ростом. В бурлении и гомоне гномьего сообщества Король чувствовал себя странно воодушевленно, приподнято, словно его наполняли странные газы, найденные в кратере вокруг Пятого Слона. Королю вдруг показалось, что некоторые его советники задумались, действительно задумались, и они прислушивались к нему, на самом деле прислушивались. И теперь они пытались мыслить творчески.

И Рис продолжил:

— Не зря считается, что в Анк-Морпорке живет даже больше гномов, чем в Убервальде, а еще мы знаем, что многие гномы переезжают в земли Алмазного Короля Троллей. Наш исконный враг стал теперь другом, спасающим многих от гнета глубинников.

Как он и ожидал, гвалт возобновился с новой силой: намеренное бурление ненависти, недоразумений, злобы.

— Я снова повторяю вам, - сказал он, - история проносится мимо нас, погрязших в склоках, и я не собираюсь просто стоять в стороне и наблюдать, как наша раса скатывается до состояния злобных брзугда-хара! Я Король по праву, меня избрали согласно закону и со всеми подобающими обрядами. Меня помазали на Каменной Лепешке в соответствии с традициями, которые берут начало со времен Брхриана Кровавого Топора, и я буду исполнять свой священный долг всеми доступными средствами. Я заявляю: эти глубинники и их марионетки – дрхрарак, и я не стану потакать их разрушительной доктрине. Я Король, и я буду действовать как Король!

Гомон возобновился, как всегда, по Рису почудилось одобрение в лицах собравшихся за столом, а потом он встретился взглядом с Ардентом, и его триумф слегка поблек. Что ж, друг мой мистер Ардент, подумал Рис, рано или поздно мне придется с вами сцепиться.


Выражение лица лорда Ветинари ничуть не изменилось, когда он прочел заголовок в «Анк-Морпорк Таймс»: «ЛОКОМОТИВЫ ОПАСНЫ ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ», сопровождавшийся надписью поменьше: «ТАК ЗАЯВЛЕНО». И не изменится, пока он не переговорит с редактором. Разумеется, патриций знал, что любые перемены будут оскорбительны для кого-нибудь, и что проект локомотива в любом случае станет своего рода мишенью…

— Судя по всему, - заметил Ветинари, обращаясь к Стукпостуку, - ритм стука железнодорожных вагонов пагубно влияет на мораль… Это от мистера Реджинальда Стиббингса из Сестер Долли. – Он подал знак одному из темных клерков. – Джеффри, что мы знаем об этом мистере Стиббингсе? Он такой эксперт по части аморальности?

— Мне сообщили, что у него есть молодая любовница, сэр. Барышня недавно устроилась в «Розовую кошечку» и, похоже, высоко там ценится.

— Правда? Тогда он действительно эксперт, - вздохнул Ветинари. – Хотя я не думаю, что в мои обязанности входит наблюдение за личной жизнью граждан.

— Милорд, - вставил Стукпостук, - как тиран вы именно этим и занимаетесь.

Лорд Ветинари бросил на него взгляд, который не включал в себя приподнятую бровь, однако подразумевал, что это еще предстоит, если собеседник не перестанет испытывать судьбу. Он переложил бумаги на столе и продолжил:

— Госпожа Баскервилль с улицы Персикового Пирога утверждает, что молодые леди, путешествующие поездом, могут столкнуться с каким угодно джентельменом прямо на соседнем сидении. – Он помолчал. – В этом городе ожидания встретить какого угодно джентельмена кажутся мне несколько оптимистичными. Но, возможно, в ее словах есть смысл. Может быть разумным сделать отдельные вагоны для дам. Думаю, Эффи Король одобрит это.

— Как всегда, замечательная идея, сэр.

— А что у нас здесь? Капитан Склонн очень озабочен скоплением вредных газов вдоль всей железнодорожной линии.

Лорд Ветинари сложил газету и заметил:

— Люди Анк-Морпорка и так живут среди вредных газов. Это их неотъемлемое право. Они не только живут с ними, но и стараются увеличить их объем. Похоже, капитан Склонн из тех людей, которые не примут железную дорогу ни при каких обстоятельствах. Предполагается, что с овцами случатся выкидыши, а лошади будут бежать, пока не умрут от истощения…. Похоже, капитан Склонн всерьез полагает, что железная дорога станет предвестницей конца света. Но ты ведь знаешь мой девиз, Стукпостук: vox populi, vox deorum».

Забавно, подумал патриций, когда Стукпостук поспешил отправить сообщение редактору «Таймс». Народ Анк-Морпорка категорически не приемлет перемен, и, тем не менее, цепляется за любое развлечение и забаву, которые появляются на горизонте. Нет ничего, что толпа любила бы больше, чем новшество. Лорд Ветинари снова вздохнул. О чем они только думают? Теперь все использовали семафоры, даже старушки, которые с их помощью отправляли ему сообщения, в которых жаловались на нововведения, даже не замечая в своих действиях иронии. И в этом скорбном настроении он рискнул задаться вопросом, вспоминают ли они вообще о временах, когда все было таким старомодным, или не модным вообще и сравнивают ли их с современностью, когда мода достигла апогея. Интересно, а воспринимают ли они себя как модников?

Однако, с другой стороны, Его Сиятельство прекрасно понимал позицию извозчиков и других людей, которые, согласно «Таймс» видели в железной дороге угрозу для своего бизнеса, и задумался: что надлежит сделать в данных обстоятельствах осмотрительному правителю?

Он подумал о том, сколько жизней было спасено благодаря семафорам, и не только жизней: браки, репутации, а возможно, и троны. Цепь семафорных башен протянулась с этой части континента в сторону Пупа, и Ангела Красота Добросерд предоставила доказательства того, что семафорщиками были несколько раз замечены зарождающиеся пожары, а в одном случае, за пределами Щеботана, даже кораблекрушение, - они отсемафорили эту информацию начальнику ближайшего порта и предотвратили катастрофу.

Не оставалось ничего другого, кроме как плыть по течению. Новые идеи и новые изобретения прибыли и уже распаковывали вещи, их чернят все, кому не лень, но вдруг раз! – и то, что казалось чудовищным, становится жизненно важным для мира. Во все времена мастера и изобретатели создавали новые полезные вещи, о которых никто не подозревал и которые вдруг становились необходимыми. И столпы мира не шелохнулись.

Как ответственный тиран, лорд Ветинари регулярно бесстрашно и бесстрастно пересматривал свои действия . В эти дни троллей в Анк-Морпорке почти не обсуждали, потому что, невероятно, но люди перестали видеть в них троллей, и видели просто… больших людей. Во многом такие же, хотя и отличаются. Еще была позиция гномов, анк-морпоркских гномов. Гномство? Да, но теперь на своих собственных условиях. Низкий Король, разумеется, был в курсе, что в Анк-Морпорке полно гномов, которые смотрели в будущее и решили занять там место. Традиции? – говорили они. – Ну, хорошо, если вас так устроит, мы будем устраивать парады гномьих ценностей. Сыновья и дочери своих родителей, но, как бы это сказать, повзрослевшие. Мы видели город. Город, где если что-то и невозможно, то хотя бы вероятно, включая лучшее дамское белье.


Тем временем очень далеко от Анк-Морпорка, в маленькой шахте Медной Горы, сапожник Мэлог Чериссон отложил в сторону молоток и гвозди и обратился к своему сыну, опиравшемуся на его верстак:

— Послушай, мой мальчик, я слышал, как ты сказал, что глубинники – это спасение для всех гномов, но сегодня я нашел свою иконографию из Долины Кум. С последней поездки. Я там был, о, почти все мы там были. Глубинники говорили нам, что тролли – наши враги, и я считал их не более чем здоровенными мерзкими булыжниками, которые только и думают о том, как нас расплющить. Ну, мы выстроились там лицом к лицу с этими ублюдками, и тут кто-то закричал: «Тролли, сложить оружие! Гномы, сложить оружие! Люди, сложить оружие!» И мы стояли и слушали другие голоса на разных языках, а прямо передо мной торчал чертов здоровенный тролль, честное слово! У него в руках был огромный молот, и он мог запросто стереть меня в порошок. Не могу сказать, что я не был готов разнести топором его чертовы колени, но голоса звучали так громко, что я остановился и спросил его: «Эй, мистер, что тут происходит?» И он ответил: «Будь я проклят, если что-нибудь понимаю». Я посмотрел на другую сторону долины и увидел ужасную суматоху между холмов, и все кричали, чтобы мы сложили оружие, мы с троллем переглянулись, и он сказал: «Так мы будем сегодня воевать или нет?». Тогда я сказал: «Рад с вами познакомиться, меня зовут Мэлог Чериссон», а он улыбнулся и ответил: «Меня зовут Шмяк, и я тоже рад знакомству». А все бродили вокруг и спрашивали друг у друга, воюем мы или нет, и если да, то ради чего воюем, а потом кто-то начал разводить походные костры, чтобы сварить обед, а с другой стороны долины развевались флаги, словно был какой-то праздник. Потом к нам подошел гном и сказал: «Какая удача, ребята, мы увидим то, чего никто не видел миллион лет!» - и, я думаю, мы действительно увидели. Мы были неподалеку от очереди в пещеру, и люди, гномы и тролли спускались в нее и выходили обратно, точно загипнотизированные. Я и прежде говорил тебе о чуде долины Кум, мальчик мой, но ты еще не видел нашу со Шмяком иконографию. Когда мы поняли, что не будем драться сегодня, то по одному и парами вошли в пещеру и увидели двух королей, тролля и гнома, обращенных в сверкающие глыбы, играющих в Бац. Это правда, мы видели это своими глазами. Они остались друзьями в смерти, и это стало для нас знаком свыше, что мы не должны быть врагами в жизни.

Потом мы со Шмяком долго искали что-нибудь, что мы оба могли бы выпить. Многие вокруг делали то же самое, но от зелья, которое он предложил, у меня чуть голова не взорвалась, у меня даже сапоги загорелись. У Шмяка сейчас двое детей, у него все в порядке, он работает в Анк-Морпорке. Тролли не слишком хороши в письме, но я каждый день вспоминаю о нем и о Кумской Долине.

Старый сапожник покосился на сына:

— Ты умный мальчик. Умнее, чем был твой брат. И… я думаю, у тебя есть ко мне вопросы.

Парнишка кашлянул.

— Если ты видел гнома и тролля, играющих в Бац, - спросил он, - может, ты вспомнишь, кто из них выигрывал?

Старый гном рассмеялся:

— Я спрашивал об этом командора Ваймса, и он мне не сказал. Сдается мне, он сломал пару фигур, так что никто об этом не узнает, чтобы упрямые малыши вроде тебя не нашли нового повода для чертовой войны.

— Командор Ваймс? Хранитель Доски?

— Да, это именно он и был. Пожал мне руку. То есть мы друг другу пожали.

Голос мальчика преисполнился благоговения:

— Ты пожал руку самому командору Ваймсу!

— О, да, - ответил его отец небрежно, словно бы рукопожатие Хранителя Доски было для него будничным делом. – Но я думаю, у тебя есть еще вопросы.

Мальчик нахмурился:

— Папа, а что будет с моим братом?

— Извини, сынок, я не знаю. Я послал петицию лорду Ветинари, убеждал его, что Ллевелис – хороший парень, который попал в плохую компанию. А Его Светлость ответил, что молодой гном поджег семафорную башню, когда на ней работали люди, и что Его Светлость определит для него наказание на досуге. Тогда я послал второе письмо и сообщил, что я сражался в Долине Кум. И Его Светлость ответил, что, хотя я и не сражался в Долине Кум, потому что, к счастью, там никто не сражался, но он думает, что я должен сделать для своего старшего сына все, что в моих силах, и обещал подумать.

Старик вздохнул:

— Я все еще жду, но знаешь, как твоя мама говорит: если мы ничего не слышали, значит, он все еще жив. Так что не говори больше, сынок, что глубинники на нашей стороне, ничего хорошего от них не дождешься. Они скажут, что мертвые короли – это просто сделанные в Анк-Морпорке манекены, и что мы болваны, если верим, что они настоящие. Болваны те, кто верит им!. Я там был, и когда я прикоснулся к ним, я почувствовал то же, что и каждый в тот день, и поэтому меня так раздражает, когда глубинники начинают проповеди о страшных троллях и ужасных людях. Они хотят, чтобы мы боялись друг друга и всюду видели врагов, но наши настоящие враги – глубинники и несчастные дурачки, вроде твоего брата, которые поджигают семафорные башни и прогорают на этом. Они – лишь жертвы мерзавцев, скрывающихся во тьме.


Тем временем в Продолговатом кабинете Стукпостук положил дневной выпуск «Таймс» перед лордом Ветинари и бросил взгляд на последнее безумное прошение мистера Чериссона, в котором говорилось: «Они подожгли еще две башни, но ведь до сих пор никто не умер. По крайней мере, с их стороны. Они просто молодые гномы, попавшие под дурное влияние».

Лорд Ветинари нарушил молчание:

— Разумеется. Легко быть идиотом в семнадцать лет, к тому же, я уверен, что глубинники, которые их наставляют, намного старше. Нет никакого смысла гоняться за стрелами, если можно поймать стрелка. Я оставлю молодого Чериссона в Танти еще на некоторое время, пусть подумает над своим поведением месяц или два, а потом мы побеседуем. Если он не глуп, его родителям не придется горевать, а я получу имена и, прежде всего, расположение его родителей. А это никогда не повредит, верно, Стукпостук?

— Ущерб имуществу, - сказал Стукпостук расчетливо.

— Вот именно, - подтвердил лорд Ветинари.


Несколько дней спустя Кроссли тихо вошел в хозяйскую спальню на Лепешечной улице и осторожно толкнул Мокриста, а когда это не возымело эффекта, ущипнул его за ухо, чтобы привлечь его внимание.

— Прошу прощения, сэр, - прошептал он, - но Его Светлость требует, чтобы вы немедленно прибыли во дворец, и я уверен, никто из нас не хочет побеспокоить хозяйку в такое время.

Дома и, наконец-то, в постели, в то же время, что и Мокрист, Ангела Красота Добросерд спокойно храпела, хотя и была уверена, что этого не делает.

Мокрист застонал. Было начало седьмого, и Мокрист ощущал признаки аллергии на семичасовые пробуждения. Тем не менее, он оделся с быстротой и тишиной, достигнутыми за годы тренировок, бесшумно спустился по лестнице и поймал троллевоз до дворца. Он взбежал по ступенькам к Продолговатому кабинету, отметив мимоходом, что никогда не видел его пустым. На этот раз лорд Ветинари сидел за столом и выглядел, если это слово применимо к лорду Ветинари, бодрячком.

— Доброе утро, доброе утро, мистер Губвиг! Сегодня даже быстрее, чем в прошлый раз, да? Полагаю, у вас не было времени, чтобы просмотреть сегодняшнюю газету. Произошло кое-что довольно забавное.

— Кое-что, связанное с железной дорогой, да, милорд?

Лорд Ветинари лукаво посмотрел на него, после чего промолвил:

— Да, кое-что есть, раз уж вы спрашиваете.

Он хмыкнул так, словно то, о чем идет речь, не относится к числу вещей первостепенной важности..

— Мне сообщают, что все сбегаются к фабрике Гарри Короля, чтобы поглазеть на чудесный паровоз, который, похоже, совершенно захватил воображение людей. Я понимаю, что сэр Гарри со свойственной ему деловой хваткой уже превращает это в коммерческое предприятие. Конечно, это новости. Но если вы действительно раздобудете газету, вы обнаружите маленькое объявление от редактора «Таймс» о том, что кроссворда не будет, так как составительница на некоторое время отстранена по обвинению в отступлении от стандартов решаемых головоломок. Конечно, обычно я не злорадствую, но, боюсь, ее партия сыграна. Я попрошу Стукпостука отправить ей коробку конфет от тайного почитателя. В конце концов, я великодушен в победе.

Лорд Ветинари прочистил горло и торжественно произнес:

— Увы, Стукпостук отпросился на утро, чтобы снова взглянуть на паровую машину. Отпросился на утро. Кто-нибудь слышал о таком? Должен сказать, я поражен, потому что в прошлый раз он отпрашивался у меня на симпозиум по скрепкам, скоросшивателям и настольным пособиям три года назад. Он получил от этого массу удовольствия. Интересно, чем его так привлек паровой двигатель? Вам не кажется это странным?

Мокрист слегка занервничал от употребления слов «Стукпостук» и «странный» в одном предложении и немедленно вызвался посетить месторасположение паровоза, чтобы вернуть заблудшего секретаря в родные пенаты.

— И раз уж вы все равно там будете, мистер Губвиг, я хотел бы узнать ваши… соображения об экономической пользе поезда для города.

Ага, вот оно что, подумал Мокрист. Вот зачем меня вытащили из постели… опять. Ничего общего с кроссвордом, и Стукпостук ни при чем. Все дело в выгоде, которую его город может получить от железной дороги.

Его Сиятельство кивнул и помахал бумагами, давая Мокристу понять, что ему пора отправляться.

Мокристу пришлось потратить немало времени на то, чтобы пробиться сквозь толпу желающих увидеть современное чудо столетия. Фабрика Гарри Короля оказалась в самом конце очереди, которая занимала едва ли не половину пути до города. Стукпостука нигде не было видно, но Мокриста это не беспокоило. Когда Стукпостук стоит рядом с вами, это почти то же самое, как если бы его не было.

В воротах предприятия и по всему периметру стояла охрана, как подчиненные Гарри Короля, так и городские стражники, которые, как орлы, следили за тем, как граждане в очереди один за другим спешат расстаться с целым долларом, чтобы прокатиться на локомотиве. Доллар есть доллар, возможно, на него можно накормить всю семью, но Мокрист признавал, что возможность промчаться над рельсами на чудесном паровозе стоила того, чтобы затянуть пояса. Это было лучше, чем цирк, лучше, чем что бы то ни было вообще, - стремительно нестись вперед с ветром в лицо и в клубах сажи, от которых слезились глаза, что было своего рода признаком пассажиров поезда, которые, тем не менее, не обращали на это внимания, особенно если учесть количество неприятных вещей, которые могли шлепнуться, впечататься или влететь в ваше лицо, стоило вам выйти на улицу. Ну, или даже дома, если вы обитали где-нибудь в Тенях.

Мокрист отлично разбирался в страсти народа Анк-Морпорка к новизне, и ему пришлось признать, что Железная Герда, с королевским достоинством влекущая за собой вагоны, была крайней степенью новизны.

Она появилась, выкатившись из-за угла, и люди в ее вагонах кричали и махали руками тем, кто все еще стоял в очереди. И, как знаток по части безумных толп, Мокрист отметил, что некоторые пассажиры, едва высадившись из вагонов, бежали к человеку, который раздавал жетоны в обмен на доллары, а потом бежали в конец очень, очень длинной очереди, чтобы повторить.

Рядом раздался щелчок, за которым последовала вспышка, и, обернувшись, Мокрист увидел Отто Шрика, ведущего иконографиста «Таймс», который дружески помахал ему.

— Феликолепно, мистер Гупфиг! Я уферен, вы проникнуть сюда ф сфой сопстфенный хитроумный способ?

Мокрист рассмеялся:

— Нет, нет, Отто! Впрочем, эта штука так популярна…

И я хочу быть в самом центе событий, добавил он про себя.

Он заметил, что периодически человек, собиравший деньги, торопился прочь, унося огромные кожаные сумки, в сопровождении двух троллей-телохранителей, а его место тут же занимал другой кассир, готовый к изъятию денежных средств у толпы. И Мокрист, как сказал он сам себе, ф сфой сопстфенный хитроумный способ последовал за деньгами. Он проследовал между огромными, оглушительно пахнущими кучами и зловонными лагунами империи Гарри вслед за человеком, который занес полные монет мешки в сарай. Он вошел внутрь и замер, когда его моментально обступили молчаливые люди с носами, свернутыми на одну сторону, и скверным запахом изо рта. По счастью, здесь же находился и сэр Гарри, достаточно благодушный, чтобы помахать рукой:

—Ослабьте хватку, ребята, это всего лишь мистер фон Губвиг, мой старый приятель и начальник банка. Практически один из нас, верно, Мокрист?

Мокрист усмехнулся, радуясь, что хватку не пустили как следует в ход:

— Ну что ж, Гарри, вы знаете, как ваш банкир я считаю своим долгом заботиться о ваших интересах, а вы, как я понимаю, соблюдаете и интересы мистера Симнела?

Фраза повисла в воздухе, как острый серп, и Мокрист уставился в лицо Гарри, на котором не дрогнул ни единый мускул.

А потом Гарри вдруг рассмеялся:

— Я всегда говорил, что вы шулер, мистер Губвиг!

Он кивнул телохранителям:

— Перекурите, ребята. Мы с моим старым другом собираемся поболтать немного, так что давайте, выметайтесь.

И они действительно вымелись, за исключением одного, самого крупного. Это был тролль, странно сверкающий, и он пристально наблюдал за Мокристом, хотя и не так пристально, как Мокрист за ним. А еще, как показалось Мокристу, тролль был… джентльменом. О нем невозможно было думать иначе, к тому же он был хорошо одет, тогда как большинство троллей воспринимали одежду как нечто необязательное.

Несколько смущенный проявленным к нему интересом, Мокрист почувствовал себя даже грубым, когда сказал:

— Хорошо, Гарри, но один телохранитель все еще здесь. Ты думаешь, я могу что-нибудь выкинуть?

Гарри Король расхохотался:

— Мистер Губвиг, это мой адвокат. Его имя господин Громобой. Вы ведь получали письма за его подписью, не так ли?

Адвокат! Бинго!

Гарри буквально сотрясался всем телом от хохота.

— Видели бы вы свое лицо, мистер Губвиг, - выдавил он. – Не беспокойтесь, господин Громобой всех так встречает. Это не значит, что я не рад вас видеть, но вы могли бы быть полезны мне и моему другу инженеру, обоим. Давайте перейдем в более уютное место. Кофе?

Гарри помахал клерку, который тут же заторопился прочь, а затем провел Мокриста и Громобоя в свой кабинет с видом на фабрику, уселся и жестом пригласил остальных сделать то же самое.

— Итак, мистер Губвиг, вы знаете меня, а я знаю вас. Мы напарники, а? Не совсем мошенники, не совсем, по крайней мере, не сейчас. Мы подросли и знаем, как вести бизнес. – Он подмигнул. – И я уверен, мы оба способны распознать Сделку Всей Жизни, когда ее увидим, не так ли?

В комнате присутствовал кое-кто, кто был адвокатом, к тому же, таким адвокатом, который способен прихлопнуть вас одним ударом; и всегда стоит обдумывать заранее то, что вы собираетесь сказать в присутствии адвоката, потому что никогда не знаешь, можно ли доверять этим пронырам. Мокрист кивнул господину Громобою и произнес, тщательно подбирая слова:

— Сэр Гарри, лорд Ветинари поручил мне определить экономическую ценность замечательного нового изобретения для города.

Гарри Король открыл коробку сигар, понюхал, выбрал одну и предложил сделать то же самое Мокристу и Громобою. Тролль, конечно, отказался, но Мокрист был не из тех, кто способен отказаться от лучшей сигары Гарри Короля. Их привозили издалека, и они действительно были превосходны. Гарри выпустил большое облако дыма, изрядно походя в этот момент на Железную Герду, и Мокрист подумал, что Гарри, который, несомненно, понимает важность символов, надеется стать первым железнодорожным магнатом.

— Мистер Губвиг, Железная Герда мирно, за неимением лучшего слова, перевозит кипящих от нетерпения пассажиров по своему маршруту с точностью часового механизма. Они едут круг за кругом, абсолютно счастливые, как вы видите. Мистер Симнел говорит, что он построил ее как доказательство своих идей, и ему понадобится куча денег, чтобы построить полноразмерный вариант, который сможет перевозить еще больше людей и, прежде всего, грузов, потому что он убежден, что именно на грузоперевозке можно сделать прибыль, хотя, глядя в окно на все эти счастливые лица, я не так уж и уверен в этом.

Сэр Гарри выпустил в воздух новое облако дыма с самодовольным видом, что, впрочем, было скорее случайностью, прежде чем добавить:

— Так вот, я знаю вас, мистер Губвиг, и я знаю, что вы можете угадать мои замыслы; да, я готов финансировать парнишку в обмен на долю прибыли, большую честную долю. Я понимаю, что сейчас у него в кармане ни гроша, гол, как сокол, и если он хочет воплотить свои амбиции и запустить большие паровозы повсюду, ему необходим партнер, который знает мир, а я знаю его сверху донизу, как он есть. Знаете, как это бывает, господа: когда человек становится старше и обзаводится деньгами, его начинает волновать, что о нем думают. Я не гном, господа, и я не стану отнимать преимущество у молодого человека с перспективами. Так что я рад, что сумел с помощью мистера Громобоя заключить с парнем честную сделку. Не так ли, мистер Громобой?

Казалось, сам воздух замерцал, когда тролль поднялся на ноги и заговорил. Его голос, казалось, доносился из сумеречных каньонов далеко-далеко отсюда. Он не просто звучал, его можно было ощущать..

— Да, это так. Сэр Гарри, хотя вы с мистером Симнелом фактически уже ударили по рукам, во избежание создания безвыходного положения это предприятие должно состоять из трех долей, и третья маленькая доля должна оказаться в руках у города – то есть, у лорда Ветинари.. Цель такого рода соглашения состоит в том, что в случае, если вы с мистером Симнелом не сможете прийти к пониманию по какому-либо вопросу, касающемуся железной дороги, лорд Ветинари будет обладать решающим голосом, который позволит вам выйти их тупика. Но город не будет требовать никаких дивидендов; свою прибыль он получит через налогообложение, что, я уверен, лорд Ветинари рассматривает как важную часть предприятия. Разумеется, если локомотивы мистера Симнела получат признание, можно будет продавать дополнительные акции. Если вы оба согласны, господа, я обдумаю этот аспект, и можете быть уверены, что, в соответствии с инструкциями сэра Гарри, мистер Симнел и его семья получат значительную долю в бизнесе.

Господин Громобой снова сел; Мокрист и Гарри Король уставились друг на друга.

— Я полагаю, - произнес Гарри, - самое время пригласить парня сюда, - и он дал мистеру Громобою знак открыть дверь.

Несколько минут спустя Дик Симнел неловко сидел в кресле, стараясь ничего не испачкать, без особой, правда, надежды и с еще меньшим успехом. Гарри, старательно не замечая этого, весело произнес:

— Ну, парень, вот на что это похоже. Ты думаешь, что, вложив больше денег, мы могли бы построить двигатель больше и мощнее Железной Герды, правильно? И достаточно длинные, эм-м, рельсы позволили бы добраться до любого другого города? Ну, парень, я буду предоставлять тебе все необходимое, пока ты в состоянии доказать, что это возможно.

Он на мгновение умолк, глядя в потолок.

— Скажи мне, - промолвил он потом, - как ты думаешь, как много времени это займет?

Несколько сбитый с толку, инженер задумался.

— Не могу точно сказать, сэр, - сообщил он. – Но чем больше денег звенит, тем быстрее крутятся колеса. Я имею в виду, если нанять побольше умелых рабочих, то… В общем, я все подсчитал, провел кое-какие опыты, так что, думаю, я мог бы построить новый локомотив всего за…

Мокрист затаил дыхание.

— …одну тысячу долларов.

Мокрист бросил взгляд на Гарри, который невозмутимо стряхнул пепел сигары и сказал невозмутимо:

— Тысяча долларов? И как скоро ты сумеешь поставить его на рельсы, парень?

Симнел вынул из кармана маленькие счеты, щелкал ими около минуты, после чего сказал:

— Как насчет двух месяцев?

Перекинув еще несколько костяшек, он добавил:

— Без перерывов на чай.

Мокрист беспокойно заерзал на месте и вмешался:

— Извините, я знаю, вы говорили, что Симнелы работали с паром много лет, и другие люди, возможно, тоже, но вы уверены, что еще никто не создал ничего подобного? Может, они уже опередили вас, даже не зная ваших секретов?

К его удивлению, Симнел бодро ответил:

— О да, сэр, четверо или пятеро точно, но ни одному из них еще не удалось построить рабочую модель вроде Железной Герды. Они все повторяют ошибки моего отца и множество собственных, вот все, что я знаю. Перегретый пар не оставит вам шанса. Одна ошибка – и он сдерет вам мясо с костей. К тому же, сэр, я сторонник расчетов, тонких, тщательных, внимательных расчетов. Они не слишком интересны, но это душа и центр инженерного ремесла. К сожалению, мои отец и дед ими пренебрегали, не понимая всей их важности, но расчеты – это единственное спасение, когда вы мчитесь на всех парах. Моя мама заплатила за мое образование, семья с ее стороны имела доход с… - он помедлил, - с рыболовного промысла, а мой дядя делал теодолиты и другие тонкие инструменты. Так что я решил, что это все очень полезно, особенно когда он научил меня выдувать стекло, а зачем мне нужно стекло – это мой маленький секрет…

Какое-то мгновение он выглядел озабоченным.

— Мне нужна партия железа, в первую очередь, для самих рельсов. И, конечно, нужно решить вопрос о прокладке дороги через земельные владения… Надо поговорить с помещиками. Я инженер и всегда им буду, но я не уверен, что знаю, как торговаться большими шишками».

— Так получилось, что среди нас есть прирожденный торгаш, - заметил Гарри Король. – Что скажете, мистер Губвиг? Хотите стать частью этого?

Мокрист открыл рот, но заговорить ему не дали.

— Так вот, юный Дик, мы используем мистера Губвига для ведения всех переговоров. Он из тех людей, что последуют за вами во вращающуюся дверь и выйдут впереди вас. И он умеет разговарить по-шикарному, если нужно. Конечно, он тот еще плут, но разве не таковы мы все, когда дело касается бизнеса?

— Не думаю, что я таков, сэр, - осторожно ответил Симнел. – Но я понимаю, что вы имеете в виду. И, если вы не возражаете, я хотел бы проложить первую колею в Сто Лат. Ну, не совсем Сто Лат, это место на окраине называется Свинтаун, потому что там полно свиней. Там хранится остальная часть моего оборудования и инструментов.

Симнел нервно посмотрел на поджавшего губы Гарри.

— Неблизкий путь, парень, - произнес тот. – Миль двадцать пять или больше. Настоящее захолустье.

Мокрист не сумел удержать язык за зубами:

— Да, но долго ли это будет захолустьем? Попробуйте-ка раздобыть свежего молока в городе. Ко времени, когда оно к вам прибудет, оно станет скверным сыром. А еще есть клубника, кресс-салат, латук, ну, знаете, вещи с ограниченным сроком годности. Местности, где будет проложена железная дорога, начнут процветать скорее, чем те, где ее нет. То же самое было с семафорами. Все были против башен, а теперь каждый был бы рад поставить одну в своем саду. Почтамт тоже вас поддержит, письма будут доставляться быстрее, и все такое, да и Королевский Банк не останется в стороне, так что, мистер Симнел, я предлагаю вам как можно скорее явиться в мою контору, чтобы обсудить наши особые банковские услуги…

Гарри Король хлопнул себя по бедру:

— Мистер Губвиг, разве я не говорил, что вы человек, который не упустит ни одной возможности, которая ему предоставляется?

Мокрист улыбнулся:

— Ну, Гарри, я думаю, она предоставляется всем нам…

В самом деле, перед мысленным взором Мокриста вставала сейчас бездна возможностей и бездна проблем, а в центре всего этого был он, Мокрист фон Губвиг. На всем белом свете не могло быть ничего лучше. Мокрист улыбнулся еще шире – и внутри, и снаружи.

Деньги тут были ни при чем. Деньги никогда не имели значения. Даже когда он гнался за деньгами, деньги были совсем ни при чем. Ну, кое в чем, может, и при чем, но главным всегда было то, что гномы называли «кураж». Чистое удовольствие от того, что вы делаете и где вы это делаете. Он чувствовал, как будущее подхватило его. Он видел этот магнит. Конечно, рано или поздно кто-нибудь попытается убить его. Это происходило регулярно, но рискнуть стоило. Это было неотъемлемой частью его жизни. Нужно рисковать, каковы бы ни были шансы.

Гарри покосился на него и сказал через плечо:

— Мистер Симнел, если у вас так много вашего драгоценного барахла там, в этом Свинском городе, то, может, стоит отправить туда моих…. – он помедлил, подбирая подходящее слово, - полезных джентльменов, чтобы присмотреть за этим местом?

— Но это действительно очень тихое место, - промолвил Симнел озадаченно.

Гарри превратился в то, что можно было назвать его благодушной ипостасью, и заявил:

— Может, так оно и есть, мальчик мой, но мы отправляемся туда, где будет куча денег и полно людей, которые захотят ими поживиться. Мне было бы спокойнее знать, что если кто-то влезет в твой сарай в поисках частей машины или подсказок о том, как ее строить, то им придется объяснять свою заинтересованность Снетчеру, Дэйву Стилету и Точильщику Бобу. Они славные ребята, обожают своих мам и даже мухи не обидят. Назовите это… ну, скажем, страховкой. И если ты будешь настолько добр, чтобы доверить им ключ, я пошлю их туда немедленно. А если ты где-то потерял свой ключ, учти, они все равно найдут, как пробраться внутрь. Они в этом отношении не слишком щепетильны.

Симнел рассмеялся:

— Это очень мило с вашей стороны, сэр Гари. Возможно, мне было бы лучше написать письмо для моей матушки, чтобы они передали его ей. Она им все покажет. Мой отец всегда велел мне оставлять пару неприятных ловушек, прежде чем запереть помещение, и тогда пусть воруют, что хотят, если у них останутся руки для этого.

Гарри расхохотался:

— Похоже, твой отец смотрел на вещи так же, как и я. Что мое, то мое, и мне этим владеть.


Когда Мокрист и господин Громобой вышли из конторы, Мокрист отметил, что люди все еще толпятся в очереди на Железную Герду, которая с королевским величием ожидала, пока парни мистера Симнела снова наполнят ее бункер углем и как следует смажут все, в том числе, и себя. Они обстукивали колеса и полировали все, что только можно было отполировать, опять-таки, включая самих себя, а в это время едва ли не каждый городской мальчишка и, как ни странно, большинство девочек смотрели на нее с благоговением, преклоняясь, как перед святыней. И он снова вспомнил: земля, вода, воздух и огонь! Богиня нашла своих поклонников.

Раздался раскатистый звук – это господин Громобой прочищал горло.

— Не, правда ли, замечательно, мистер Губвиг? – сказал он. – Оказывается, и кто-то назвал бы это провидением, что жизнь воплощается в самых разных ипостасях. Не обращайте внимания, просто мимолетная мысль.

Мокрист никогда не встречал тролля с такой четкой дикцией, и это, должно быть, отразилось на его лице, потому что тот рассмеялся:

— Присутствие алмаза выдает неожиданные шутки, мистер Губвиг. Я постараюсь составить контракты так, чтобы они удовлетворили все стороны, и вам не пришлось ни о чем беспокоиться.

Именно тогда Мокрист увидел Стукпостука, замасленного и веселого, покрытого сажей. Он спустился из кабины и с явным сожалением отдал кепку и очень неряшливый сюртук одному из парней Симнела. Мокрист мигом его сцапал:

— Где вы пропадали, мистер Стукпостук? Я всюду вас искал, - соврал он. – Его Светлость ждет вашего возвращения.

Мокрист не был уверен, что ему нравится Стукпостук, но он не собирался делать его своим врагом, тем более что тот так близко к сердцу воспринял прибывшую в Анк-Морпорк паровую машину, так что он как мог отряхнул маленького клерка от грязи и дал знак кучеру выдвигаться обратно в город, по ходу дела замечая, что основное дорожное движение продолжалось, в основном, им навстречу.

Мокрист знал о духе времени, дух времени витал в воздухе, и иногда с ним даже можно было поиграть. Он понял это, и скорость, и страсть, и что-то удивительно новое, словно бы сами кости земли пробуждались ото сна, взывая к движению, новым горизонтам, далеким, местам, чему угодно, чего здесь нет. Нет никаких сомнений: железная дорога способна превратить железо в золото.


— Простите, молодой человек.

Сержант Колон и капрал Шнобби Шноббс, взявшие на себя патрулирование очереди будущих экскурсантов, неуверенно осмотрелись. Прошло немало времени с тех пор, как сержант Колон был молодым, а что касается Шнобби Шноббса, то, хотя он и считался младшим из них двоих, но, по-видимому, когда ему присуждали звание Homo Sapiens, присяжные как раз куда-то отлучились.

Предполагалось, что Колон и Шнобби должны сейчас делать обход Теней, но Колон делегировал эти полномочия новым рекрутам. «Хорошая возможность для них поднабраться опыта, Шнобби, - сказал он. - А этот паровой двигатель, похоже, опасная штука, нужно, чтобы кто-то за ней присмотрел – скажем, пара опытных офицеров, которые готовы рискнуть жизнями ради общественного блага».

— Молодой человек, прошу прощения, - снова послышался голос. Говорившей оказалась задерганного вида дама с двумя мальчиками по пятам, которые отнюдь не желали следовать по пятам и ждать своей очереди на поездку и выражали недовольство теми в высшей степени раздражающими способами, на которые способны только дети. В попытке отвлечь их от полемики, которая доставляла бездну неудобств всем окружающим, она обратилась к ближайшим официального вида людям в надежде, что они развлекут ее потомство.

— Мы просто хотели спросить, не могли бы вы нам рассказать, как локомотив работает? - спросила она.

Фред Колон глубоко вздохнул:

— Ну, госпожа, как вы видите, там есть котел. Он кипит, как чайник.

Этого оказалось недостаточно для младшего мальчугана, который немедленно заявил:

— У мамы тоже есть чайник. Но он никуда не ездит..

Мать предприняла еще одну попытку:

— И как этот «котел» работает?

— Ну, видите ли, он посылает горячую воду в двигатель, - сказал Шнобби поспешно.

— Правда? – сказала дама. – И что потом?

— И потом горячая вода идет в колеса.

Старший мальчик посмотрел на него скептически:

— Да? И как это происходит?

— Думаю, сержант вам об этом расскажет, - нашелся загнанный в угол Шноббс.

Бисеринки пота выступили на лице Колона. Дети таращились на него, как на какой-то экспонат.

— Ну, вода намагничивается, - неуверенно сказал он, - из-за того, что все крутится.

— Не думаю, что все так устроено, - сказал старший мальчик.

Но Колон проигнорировал это замечание. Его понесло.

— Вращение вызывает магнетизм, вот почему вода держится там. В колесах полно железа, поэтому поезд и держится на железной дороге. Магнетизм.

Младший мальчик сменил тактику:

— А почему он пыхтит?

— Потому что он напыщенный, - выдал Колон в порыве вдохновения. – Слышали такое слово – «напыщенный»? Вот откуда оно пошло.

Шноббс посмотрел на товарища с восхищением:

— Правда? Я никогда не задумывался об этом, сержант.

— И когда он достаточно напыщен, магнетизма становится достаточно, чтобы ехать по рельсам.

Последняя фраза была добавлена в надежде, что вопросов больше не последует. Но с детьми такие номера не проходят. Старший мальчуган решил блеснуть знаниями, полученными от друзей, которые уже побывали на паровозе.

— А разве это не связано с возвратно-поступательными движениями? - спросил он с блеском в глазах.

— А, ну да, - беспомощно проблеял Колон, - нужны воз-врат-но-по-сту-па-ли движения, чтобы получить правильную напыщенность. И когда все пыхтит и возвратно-поступает, можно ехать.

Младший мальчик по-прежнему озадаченно произнес:

— Я все еще не понимаю, мистер.

— Ну, наверное, ты просто еще слишком мал, чтобы понять, - раздраженно сказал Колон, найдя выход в оправдании, используемо раздраженными взрослыми на протяжении тысячелетий. – Очень техническая штука это пыхтение. Наверное, не стоит даже пытаться объяснять это детям.

— Думаю, я тоже ничего не понимаю, - сказала мать.

— Знаете часовой механизм? – пришел на помощь Шноббс. – Так вот, это то же самое, только больше и быстрее.

— А как он заводится? - спросил старший мальчик.

— Ах, да, - сказал Колон, - этот пыхтящий звук бывает именно от завода. Когда его заводят, он пыхтит.

Младший мальчик поднял заводную игрушку, которую держал в руках, и подтвердил:

— Да, мама, ты ее заводишь, и она едет.

— Правда… Хорошо, спасибо вам, господа, за такой содержательный разговор, - вымолвила совершенно сбитая с толку леди. – Думаю, мальчиков это впечатлило. - И она протянула Колону несколько монет.

Колон и Шнобби проводили взглядом счастливое семейство, поднимающееся в вагон.

— Приятное чувство – быть полезным обществу, да, сержант? - сказал Шнобби.


Карета Мокриста остановилась у дворца, и он помог обессиленному Стукпостуку подняться по лестнице. Удивительно, но он начинал жалеть беднягу, который выглядел сейчас, как поедатель лотосов, у которого закончились лотосы[23].

Мокрист очень осторожно постучал и дверь кабинета патриция, и ему открыл один из темных клерков. Клерк уставился на Стукпостука и с подозрением – на Мокриста, а даже лорд Ветинари удивленно приподнялся со своего места, заставляя Мокриста занервничать под перекрестным обстрелом взглядов. Мокрист встряхнулся и бодро отрапортовал:

— Должен сообщить, сэр, что мистер Стукпостук благородно, бесстрашно и целиком по собственной инициативе помог мне сформировать мнение относительно практических аспектов этого новомодного паровоза, неоднократно рискуя жизнью при этом, а я, со своей стороны, убедился, что правительство имеет должную степень контроля над этим предприятием. Сэр Гарри Король финансирует дальнейшие исследования и испытания, но лично я, милорд, считаю, что железная дорога сорвет банк. Этот прототип уже способен везти больше груза, чем десяток лошадей. Мистер Симнел очень тщателен и дотошен в своих изысканиях, к тому же, люди уже полюбили Железную Герду.

Мокрист ждал. Лорд Ветинари способен переиграть в гляделки даже статую, не говоря уже о том, чтобы заставить ее занервничать и во всем сознаться. Мокрист обезоруживающе улыбнулся, что, как он знал, раздражало Ветинари сверх всякой меры, и в Продолговатом кабинете воцарилась мертвая тишина, пока пустой взгляд и радостная улыбка пытались пробиться в какое-то другое измерение. Его сиятельство, все еще в упор глядя на Мокриста, сказал ближайшему темному клерку:

— Мистер Уорд, будьте любезны, отведите мистера Стукпостука в его комнату и отмойте его, если вас не затруднит.

Когда они вышли, лорд Ветинари сел и забарабанил пальцами по столу.

— Итак, мистер Губвиг, вы верите в паровоз, не так ли? Похоже, мой секретарь тоже под большим впечатлением. Я никогда не видел, чтобы он был так взволнован тем, что не написано на бумаге, и вечерний выпуск «Таймс» разделяет его точку зрения.

Ветинари подошел к окну и взглянул на город. Помолчав несколько мгновений, он продолжил:

— Что может сделать простой мелкий тиран перед лицом необъятной, многоголовой тирании общественного мнения и, к сожалению, свободной прессы?

— Простите, сэр, но ведь вы, если захотите, можете велеть газетам заткнуться, разве не так? Запретить поезд и посадить в тюрьму, кого только захотите.

Все еще глядя вниз, на город, лорд Ветинари сказал:

— Вы умны, мистер Губвиг, и, несомненно, талантливы, но вы все еще не обрели добродетель мудрости; а мудрость говорит могущественному правителю, что, во-первых, он не должен сажать в тюрьму всех, кого он захочет, чтобы оставить там место для тех, кого он видеть не хочет, а во-вторых, простое бездумное отторжение чего-то, кого-то или какой-либо ситуации не является поводом для решительных действий. Таким образом, хотя я и дал вам разрешение продолжать проект, это не значит, что я его полностью одобряю.

Патриций немного подумал и веско добавил:

— Пока что.

Он помолчал еще некоторое время, а затем, словно бы эта мыль только что пришла ему в голову, сказал:

— Мистер Губвиг, вы считаете возможным для поезда проделать путь отсюда, скажем, до Убервальда? Это путешествие не только очень медленно, неудобно и утомительно, но и чревато многими… хмм… опасностями и ловушками для неподготовленного путешественника. – Он помедлил. – И для невезучего бандита, разумеется.

— А, это там, где леди Марголотта живет, сэр? - беспечно сказал Мокрист. – Но тогда придется придумать что-то с перевалом Вилинус. Там очень опасно. Бандиты наловчились сбрасывать на кареты валуны.

— Но вы ведь знаете, мистер Губвиг, приемлемого пути в объезд не существует.

— В таком случае, милорд, придется построить что-нибудь вроде… бронепоезда, - сказал Мокрист, яростно соображая. Его немного успокоило то, что лицо лорда Ветинари просветлело, когда он услышал слово «бронепоезд» и повторил его два или три раза.

— Такое возможно? - спросил он наконец.

В вертящемся, как белка в колесе, сознании Мокриста возникла мысль: возможно? В самом деле, возможно ли? Это ведь больше двенадцати сотен миль! Больше двух недель в карете, и это если вас не ограбят по дороге, но кто попытается ограбить бронепоезд? Двигателю нужна вода, и как пополнять запасы угля в дороге? Цифры завертелись в его голове. Станции, емкости для воды, горы, ущелья, мосты, болота.. . Так много вещей, способных сорвать весь проект…

Но продвижение в Убервальд означает, что придется пройти через множество других мест, и повсюду будут возможности для получения денег. Демоны критического анализа зароились у него в мозгу. Всегда есть что-то, что необходимо сделать прежде, чем браться за то, что вам хочется, но даже в этом случае все может пойти наперекосяк.

Вслух же он весело сказал:

— Почему бы и нет, сэр? И, конечно, в таком долгом путешествии в поезде понадобятся места для сна, тем более для глав государств, которые будут несколько вагонов, если не весь поезд. - Мокрист затаил дыхание.

Несколько секунд спустя Его Сиятельство промолвил:

— Это было бы приемлемо, но, мистер Губвиг, меня на это не купишь. Поезд должен показать на что он способен и с финансовой, и с технической стороны. Тем не менее, я с нетерпением жду его успехов. Похоже, мистер Губвиг, вы используете свой эктра-веселый голос; так что вы, видимо, находитесь в своей излюбленной среде, а именно - в самом центре событий. Но скажите, как вы думаете, куда стоит проложить первый коммерческий маршрут? В Щеботан?

— На самом деле, мы это уже обсудили, сэр, и, думаю, это будет Сто Лат, у мистера Симнела там всякие станки и материалы, которые надо будет доставить в Анк-Морпорк. Кроме того, это место – связующее звено всей Равнины Сто, так что…

Лорд Ветинари поднял руку:

— Благодарю вас, мистер Губвиг, я знаю, что значит связующее звено.

Мокрист улыбнулся и направился к двери, паникуя лишь внутренне, но когда он взялся за дверную ручку, голос Ветинари остановил его:

— Мистер Губвиг, вы понимаете, что вдумчивый правитель, правитель, который стремится сохранить свой трон и практически подходит к делам людей, не станет ехать в вызывающем излишнее внимание бронепоезде. Он отправит в поезде кого-то другого, одноразового, если можно так выразиться, а сам поедет днем ранее под соответствующим прикрытием. В конце концов, существуют такие вещи, как очень, очень большие камни и, совершенно определенно, огромное количество шпионов. Но я приму к сведению вашу идею. Она… весьма заманчива.


В течение нескольких следующих недель о Железной Герде узнавали все больше и больше людей, и через Анк-Морпорк шли целые толпы желающих увидеть это чудо столетия, в том числе, делегаты, послы и представители большинства городов Равнины Сто. И, конечно, ремесленники и мастера, которые внимательно рассматривали все, что им позволяли рассмотреть, и пытались выведать все, чего им рассмотреть не разрешали.

Каждую ночь Железную Герду загоняли по рельсам в запертый сарай на предприятии, где ее безопасность обеспечивали самые свирепые сторожевые собаки Гарри, а также два голема, которые, в отличие от собак, не могли быть убиты с помощью ядовитой приманки, подброшенной под дверь. Иногда к патрулированию сарая присоединялись члены Городской Стражи – просто так, для вида.

Мокрист много времени проводил на фабрике – не слишком официально, но, так или иначе, он начал понимать, какая часть расходов приходится на смазку, которая, похоже, была необходима во всем, что касалось железной дороги. В конце концов, он имел голос в решении судьбы железной дороги как глава правления Королевского Банка, где деньги двигались быстрее, чем вращающаяся дверь. Гарри выписал уйму чеков на поставки железа, древесины и дополнительных рабочих-металлургов, многие из которых входили в Траст Свободных Големов, каждый из которых был самостоятельным человеком, хоть и глиняным.

И постоянно нужна была смазка. Железная дорога уже порождала целые горы бумаг, с которыми Мокрист расправлялся с виртуозной помощью Стукпостука, чью страсть к документации не сумело затмить даже увлечение железной дорогой. Маленький клерк был просто на седьмом небе от счастья.

Вскоре в работу на маршруте были вовлечены землемеры. Они сновали повсюду со своими маленькими теодолитами. Они относились к Дику Симнелу, как к одному из них, только другому. Мокрист был этому рад. Теперь у Дика были друзья, и даже если они не вполне понимали его язык, они признавали его чем-то сродни своему собственному и отдавали ему дань уважения. В конце концов, эти такие разные люди занимались одним и тем же, только в разной форме, и оставались братьями по духу. И так же, как Дик, они понимали значение чисел и то, как необходимо соблюдать точность в работе с ними.

Звуки ударов металла о металл наполняли теперь предприятие Гарри Короля, и каждая плоскость в его конторе была завалена картами, очень хорошими картами.

— Парни, - говорил Дик Симнел землемерам, - Гари Король – славный старик, и он платит хорошие деньги за хорошую работу. Он поставил на кон все, чтобы локомотивы заработали, и я хочу, чтобы вы облегчили его задачу. Железная Герда может одолеть некоторые склоны, даже большие, чем я ожидал, но постоянный маршрут нужно проложить как можно ровнее. Конечно, есть мосты и тоннели, но они займут много времени, и они дороги, черт возьми. Иногда небольшой объезд может сэкономить большие деньги, которые, кстати, идут в ваше жалование. И, думаю, очевидно, что надо держаться подальше от болот и зыбких почв. Локомотив с угольным тендером, вагонами и экипажем весит чертовски много, и последнее, чего мне хочется, - это придумывать, как вытаскивать локомотив из трясины.

А потом появились они. Люди в чистых рубашках. Люди логарифмических линеек. Они нравились Мокристу, потому что они умели то, чего не умел он. А ему, возможно, придется научить их мошенничеству. О, нет, не тому, чтобы отбирать деньги у вдов и сирот, просто следовало довести до их сведения, что не все люди так прямы, как теодолит.

Землемеры только рады были согласиться с тем, что Сто Лат – ворота к Равнины Сто, так что теперь оставалось только подобрать ключ к этим воротам, что, понятное дело, находилось в компетенции Мокриста фон Губвига.

Как выяснилось, между Анк-Морпорком и Сто Латом обитала целая уйма землевладельцев и еще больше арендаторов. Никто из них не возражал против семафорных башен В эти дни они часто были необходимы, но все же, пыхтящее нечто, пробирающееся через ваши кукурузные поля и капустные плантации, изрыгая дым и золу, было материей совсем иного рода, и такую проблему можно было решить только с помощью такой хорошо известной каждому переговорщику уловки, как мзда[24].

Аристократы, если их можно было так назвать, вообще не принимали концепции поезда на том основании, что он поощрит низшие классы к свободному перемещению и сделает их не всегда доступными. С другой стороны, некоторые из них относились к типу проницательных стариканов, которые способны заставить вас поверить, что они абсолютно безвредны и даже, возможно, слегка сдвинуты, а потом у них в глазах загорится огонь, и – бац! – и, хитренько подмигивая, они выжмут из вас все соки.

Лорд Андердейл, один из таких джентльменов, усердно потчевал Мокриста неприлично обильными порциями джина и бренди, пытаясь навязать ему свои условия.

— Послушайте, молодой человек, - он подмигнул, - конечно, вы можете проложить свои рельсы через мои земельные угодья, если мы согласуем маршрут, и я даже не возьму с вас ни пенни, если вы, во-первых, будете перевозить мой груз бесплатно, а во-вторых, разместите свои погрузочные станции там, где я укажу, чтобы я мог путешествовать куда угодно посредством ваших локомотивов. Видите, молодой человек, - опять подмигивание, - вы ничего не платите и я ничего не плачу. Так что, мы договорились?

Мокрист бросил взгляд из окна на дым над древними деревьями и спросил:

А что это за грузы, сэр?

Лорд, старик с красивыми белыми волосами и такой же бородой, ответил:

— Ну, раз уж вы спрашиваете, это железная руда с определенными примесями цинка и свинца. О, дорогой мой, я вижу, ваш стакан опять пуст. Я настаиваю на том, чтобы вы попробовали этот коньяк, - сегодня довольно холодно, не так ли? (подмигивание)

Мокрист улыбнулся:

— Вы отличный торговец, Ваша Светлость, и не ошибаетесь, - Мокрист усиленно замигал. – Наш проект очень тяжел, когда дело доходит до металла, так, может, заключим сделку? Надеюсь, наши землемеры не столкнутся с разными неприятностями вроде болотистой земли и всего такого…

— Ну, мистер Губвиг, после того как вы допили весь коньяк, а у вас, я смотрю, ни в одном глазу, я готов признать, что вы пришлись мне по сердцу (подмигивание).

А вот Мокрист определенно обнаружил признаки опьянения, когда старик сказал:

— Вчера я как раз встретился с человеком, который отрекомендовался как представитель перспективной Большой Капустной Железнодорожной компании.

Мокрист знал о них, о, да, они были компанией по всем правилам, но у них не было еще ни одного двигателя и ни одного умельца, который смог бы, как Симнел, приручить необузданный пар. Он подозревал, что компания даже получит деньги от доверчивых граждан, а потом, когда их будет достаточно, роскошный офис опустеет, и заинтересованные господа со сменными усами удерут еще куда-нибудь, чтобы основать еще одну железнодорожную компанию. Часть его вопила от желания присоединиться к ним. Но ведь, подумал, Мокрист, я и так один из них, просто на этот раз должен работать.

— Судя по всему, продолжил лорд Андердейл, - они хотят построить гораздо лучший двигатель, чем тот, что демонстрируется в Анк-Морпорке.

Старик рассмеялся, видя почти полное отсутствие выражения на лице Мокриста:

—Вы сказали, что вы являетесь представителем железнодорожной компании, мистер Губвиг. Что ж, теперь у вашей компании есть… компания.

Мокрист тщательно выбрал момент, чтобы с чувством отрыгнуть..

— Вполне возможно, сэр, но у нас есть – ик! – рабочий двигатель, которому… поклоняется весь Анк-Морпорк! – Мокрист позволил языку немного позаплетаться. – А теперь, сэр, почему бы нам не пожать друг другу руки, раз уж мы оба знаем, чего хотим?

Он встал, покачнулся и, увидев очередное подмигивание, возликовал.

Позже, в конюшне, седлая коня, чтобы ехать домой, Мокрист подвел итоги дня. Это была игра, которую он хорошо знал. Он видел ловушку и был к ней готов, и сделка насчет поставок железной руды и маршрута оказалась немного более выгодной для железной дороги. Из этого следовало, что пожилым господам не стоит подпаивать впечатлительных молодых людей, особенно если у них больше земли, чем когда-либо может понадобиться разумному человеку. Да, подумал Мокрист, моральные рамки? Он улыбнулся.

Прежде чем сесть в седло, Мокрист аккуратно снял с себя две грелки и резиновую трубку. Он уложил их в большую мягкую седельную сумку и невольно усмехнулся. Старику действительно не стоило пытаться его напоить. Это ведь так… неэтично.


Как только Мокрист вернулся в город, он тут же отправился в центральный офис Гарри Короля, взбежал по ступенькам наверх, в контору, и бросил на стол еще одну подготовленную Стукпостуком папку с описанием всех деловых контактов, арендной платы и согласованных маршрутов:

— Это для ваших парней, сэр Гарри, а это для вас, - он аккуратно водрузил на столешницу большой ящик, уставленный бутылками.

Гарри уставился на него:

Это еще зачем?

Мокрист пожал плечами и постучал пальцем по носу:

— Вы же знаете, на что это похоже, сэр Гарри. Многие из тех, с кем я говорил, - пожилые мужчины, которые считают себя очень хитрыми, и каждый пытался накачать меня дорогим пойлом в надежде заключить сделку повыгоднее, и они не ошиблись. И я действительно пил все, что мне предлагали. Нет! Не надо на меня так смотреть! Я вполне способен удержать напитки внутри. На самом деле, я способен удержать внутри очень много напитков, и я рад сообщить, что резина ничуть не портит вкуса виски, тонкого коньяка или отборного бренди Джимкина Пивомеса.

— Отличная работа, мистер Губвиг! Я всегда говорил, что за вами нужен глаз да глаз, и я счастлив видеть мастера за… работой. А теперь следуйте за мной, мистер Губвиг, и постарайтесь не расплескаться.

Несколько дней спустя фабрика изменилась до неузнаваемости. Большая штамповка, которая грохотала на Камнеломной улице, была целиком перенесена в центр города, и ее ритмичные удары перекликались теперь с шумами железнодорожного завода.

Гарри Король, похоже, гордился этим, считая, что если уж из дерьма можно делать медяки, то стук молотков был равносилен денежному дождю с небес. Пока они шли через эту какофонию, он прокричал:

— Прекрасные парни эти големы! Всегда пунктуальны и никогда не болеют. Больше всего им нравится просто работать. А мне нравятся те, кто любит работать, - големы, гоблины, мне все равно, кто ты есть, если ты хороший работник.

Он подумал и добавил:

— Лишь бы слюни не пускали. Вы только посмотрите, как эти парни дубасят кулаками. Хотелось бы мне заполучить побольше таких, но вы же знаете, как это нелегко.

Мокрист окинул взглядом геену огненную, которой был металлургический завод. В дьявольски раскаленном воздухе он мог примерно отличить големов от человеческих рабочих в кожаных комбинезонах, потому что големы были единственными, кто способен расхаживать с кусками раскаленного металла в руках. Печи бросали отсветы в серое небо, и грохот и звон раздавались повсюду. Штабели рельс росли.

Он кивнул, понимая, что не сможет перекричать грохот. Он знал, каково это. Люди, которые стремились заполучить на тяжелые производства големов и троллей, все чаще сталкивались с открытием: одно то, что они большие и твердые, не означает, что они обязаны заниматься тяжелым трудом, если сами этого не хотят. В конце концов, это был Анк-Морпорк, где человек мог ходить с гордо поднятой головой, даже если он, строго говоря, человеком не являлся.

Проблема, если это можно было так назвать, нарастала постепенно. Мокрист впервые заметил, что происходит, когда Ангела сообщила, что ее новый парикмахер – тролль, мистер Тиззи-Виззи Форнасит[25], и, как оказалось, он был весьма неплохим парикмахером, если судить по Ангеле и ее подругам. Такова была новая реальность. Если уж все разумные виды равны, то получите големов-домработниц и гоблинов-горничных. И троллей-юристов, подумал Мокрист про себя.

Когда они выбрались на открытый воздух, Гарри Король вскричал:

— Проклятье! Теперь, когда они свободны, големов невозможно заполучить! Спросите у своей благоверной. Они все заняты декоративным садоводством, маргаритками и прочей ерундой, а я плачу вдвое каждому металлургу в этом паршивом городе, и среди них только двадцать один голем. Такая жалость, такая жалость.

— Не знаю, Гарри. Похоже, вы продвигаетесь феноменально быстро.

Гарри ткнул Мокриста локтем и сказал заговорщическим тоном:

— Я велю швырнуть вас в реку, если вы кому-то об этом скажете, но мне это нравится. Большая часть моей жизни была, если не заострять на этом внимания, дерьмом, честное слово, дерьмом, не говоря уже о моче, которая тоже мне хорошо послужила, но все, что я делал раньше - куда-то что-то перевозил, а теперь я что-то создаю. К тому же, об этом мы с Герцогиней можем рассказать в приличном обществе. Конечно, я все еще буду поддерживать мусорный бизнес, и все такое… В конце концов, это мой хлеб с маслом, хотя в последнее время это скорее стейк с гарниром, но теперь мое сердце принадлежит железу. И кто скажет, что это не красиво, мистер Губвиг? Я имею в виду, нарциссы мне тоже по душе, но вы только посмотрите на блеск стали, на пот на лицах людей; будущее куется ударами молота. Даже шлак на этом пути прекрасен.

Железная Герда проплыла мимо в своем непрестанном путешествии вокруг предприятия, и Гарри произнес:

— Что нам нужно – так это первоклассный поэт. – Он протянул руку и указал на почитателей с их записными книжками и всех прочих, кто цеплялся за перила. – Они ищут чуда, и знаете что, мистер Губвиг? Они его получат.

Начался дождь, но люди, особенно трейнспоттеры в их практичной одежде, продолжали стоять и смотреть, как над Железной Гердой поднимаются клубы дыма.

В этот момент Мокристу показалось, что Гарри изменился, стал более живым, чем обычно, а, надо сказать, он и без того был энергичнее некуда. Гарри Король, властелин выгребных ям, стал Сокровищем Нации.


Бедвир Беддсон попытался снять сапоги. Удивительно, чего только не найдешь в сапогах после ночи в шахте, и кое-что из этого даже шевелится. Разувшись (не без борьбы), он взял поводья пещерной пони Дейзи, посмотрел, как она втягивает ноздрями чистый воздух, и легким галопом пустил ее на маленькое поле перед входом в шахту. При взгляде на нее сердце радовалось. Были времена, когда Бедвиру хотелось сделать то же самое. Его мать говорила: нельзя изменить звезду, под которой ты родился, что значило, что это твоя жизнь, и ее тебе жить. Сейчас, входя в жилые помещения, он думал, позволит ли ему Так попытаться еще раз.

Он любил свою жену Блидден, а его дети превосходно чувствовали себя в школе в Ланкре, но сегодня он чувствовал беспокойство. Глубинники опять вызвали его, и в этот раз они были довольно вежливы, хотя ни он, ни Блидден никогда не интересовались политикой. Да и как может в ней разбираться тот, кто всю жизнь потеет в шахтах? Пони теперь была свободна, зато сам он был связан по рукам и ногам, и кажется, почти дошел до ручки. Он просто хотел обеспечить своей семье как можно лучшую жизнь. Что еще оставалось гному?

Бедвир хотел, чтобы его дети стали лучше него, и судя по всему, так оно и должно было случиться. Его отца это раздражало. Бедвиру было жаль, что старикан умер, но мир продолжал вращаться, и Черепаха двигалась. Новые вещи делались по-новому. Не то что эти грэги, которые цепляются за вчерашний день; они даже до нового столетия не дошли.

Блиденн готовила отличный крысиный обед. Она расстроилась, когда увидела его лицо, и сказала:

— Опять эти проклятые глубинники. Почему бы тебе не сказать им, чтобы они засунули свои небылицы туда, где солнце светит[26]?

Блидден обычно не ругалась, и ее слова удивили Бедвира. Она же тем временем продолжала:

— Да, они были правы кое в чем. Они сказали, что люди и тролли поглотят нас однажды, и это правда, но только далеко не вся правда. Наши дети дружат с человеческими детьми, а может и с парочкой троллей – и ничего, все порядке, никто не переживает. В конце-концов, все мы просто люди.

Он вгляделся в ее лицо.

— Но нас стало меньше, мы теряем значимость.

Но Блидден категорически заявила:

— Ты старый дурак. Ты думаешь, тролли не считают, что их стало меньше? Народы смешиваются, и это хорошо. Ты гном в больших подкованных гномьих ботинках и всем остальным, что нужно, чтобы быть гномом. А ведь совсем недавно гномов за пределами Убервальда было совсем немного. Ты ведь знаешь историю? Никто не отнимет ее. И кто знает, может, тролли говорят сейчас: «О боги, мои маленькие валунчики попали под влияние гномов!» Черепаха движется для всех, а глубинники так стремятся к расколу, что считают, что все к этому стремятся. Подумай об этом. Я приготовила тебе прекрасную крысу, мягкую и жирную, так почему бы не съесть ее и не выйти на солнышко? Я понимаю, это не по-гномьи, но, по крайней мере, твоя одежда высохнет.

Когда он засмеялся, она улыбнулась в ответ:

— Что бы неправильного не происходило в мире, пусть оно и захлестывает нас, словно мы камни в потоке, но, в конечном итоге, оно отступит. Помнишь, как твой старый дедушка рассказывал, как он собирался сражаться с троллями в долине Кум? И ты рассказал своему сыну о том, как вернулся из долины Кум, убедившись, что все это дело было сплошным недоразумением. И благодаря этому нашему маленькому Бринмору не придется сражаться, пока не найдется кто-нибудь непроходимо глупый. Откажи подземникам. Они чудовища. Я говорила с другими женщинами, и они считают так же. Ты гном и не перестанешь быть гномом, пока не умрешь. Но ты можешь быть умным гномом – или глупым, вроде тех, кто поджигает семафорные башни.

Бедвир наслаждался хорошо выдержанной крысой и, как подобает хорошему мужу, обдумывал происходящее.

Два дня спустя, возвращаясь из Обсидианца, куда он ездил за грузом свечей, Бедвир обнаружил двух темных гномов, пытавшихся развести огонь у фундамента семафорной башни. Все, что у него было, - это его инструменты. Удивительно, как полезны могут быть инструменты шахтера. Семафорщики и гоблины присоединились к нему, чтобы потушить пожар, и им пришлось остановить Бедвира, который с помощью пинков тяжелыми ботинками выражал свое презрение к поджигателям. И он сказал им тогда: «Дочь моего брата, наша Бервин, работает на семафоре внизу, в Щеботане. Мы не замечаем многих вещей, пока они не явятся к нам на порог, но теперь, кажется, я проснулся».

Бедвир не убил бурильщиков, он просто… как бы это выразиться… отключил их. Но когда он поспешил домой, то заметил мимоходом, что гоблины были очень… заняты. Для людей, которые работают на семафорных башнях в глуши, без охраны, мир делится на черное и белое, и к бурильщикам он повернулся сегодня своей черной стороной.


Железнодорожная лихорадка, и без того полыхающая, накалилась до предела, по крайней мере, на Равнине Сто. Потенциальные инвесторы стремились получить долю в в Гигиенической Железндорожной Компании Анк-Морпорка и Равнины Сто[27]. Осушались болота, укреплялись мосты, и всюду на солнце блестели теодолиты.

Но даже при поддержке Ветинари и миллионах Гарри, дело двигалось медленно. Каждая часть пути прокладывалась со всей тщательностью и испытывалась, прежде чем по ней можно было пустить что бы то ни было – не говоря уже о поезде. Мокрист ожидал, что Гарри захочет достичь цели быстро любой ценой, не заботясь о безопасности. О да, он немало покричал, когда землемерам понадобилось больше времени, чем планировалось, но ворчание оставалось только ворчанием. Эта картина снова и снова представала перед внутренним взором Мокриста. У Гарри Короля уже было полно денег, но железная дорога должна была стать его наследием. Не стало Короля Помойки. Называться Повелителем Дыма было куда более лестно, и, хотя он и кричал, что его пустили по миру, но снова и снова подписывал все необходимые бумаги.

Что до Эффи, которая теперь с полным правом называлась леди[28], то она обожала говорить о теперешней работе мужа. Она не просто любила рассказывать об этом, она старалась вникнуть во все, и ее все чаще можно было встретить в конторе Гарри. Именно Эффи принадлежала идея мобильных бригад. Теперь целая череда вагонов следовала по сельской местности за рабочими и землемерами, которые могли обедать и отдыхать в них, не тратя время на то, чтобы возвращаться домой на ночь.

Теперь прокладка рельсов буквально наступала Мокристу на пятки, когда он отправлялся договариваться с землевладельцами. Это дело тоже продвигалось медленно. Каждый землевладелец задавался внутренним вопросом: если затребовать слишком много, кто-то более рассудительный поблизости может пропустить поезд через свои владения за бесценок, получив возможность поставлять скоропортящиеся товары на рынок быстрее вас, а вам достанется пыль, шум и никаких денег.

Чтобы обеспечить скорейшее продвижение, патриций позволил Мокристу реквизировать одну из принадлежащих городу лошадей-големов. Эти лошади славились неутомимым галопом, а еще они способны были превратить ваши ягодицы в желе, если вы не позаботились как следует подготовиться к поездке, но, даже учитывая это, Мокрист был вне себя от счастья, когда вернулся в город после нескольких недель переговоров.

Измученный и, вопреки опыту и здравому смыслу, живой и здоровый, во всем блеске божественного стиля, к ужасу городской стражи, он проделал верхом на лошади-големе весь путь вверх по лестнице к дверям Продолговатого кабинета. Он был рад видеть Стукпостука, который открыл дверь и отступил назад так быстро, что Мокрист, слегка пригнувшись, без задержки прорысил аккурат к самому столу Ветинари.

Лорд Ветинари невозмутимо отставил чашку кофе и произнес:

— Мистер Губвиг, входя в мой кабинет, положено стучать. Даже – и особенно – если вы въезжаете на лошади. Благодарите богов, что Стукпостуку хватило присутствия духа, чтобы отключить нашу… маленькую сигнализацию. Сколько раз я должен вам это повторять?

— Постоянно, сэр, хотя мне жаль это говорить, - ответил Мокрист. – Вы ведь знаете, чтобы быть полезным вам, я должен быть Мокристом фон Губвигом, а это значит, что мне нужно найти край конверта и поставить на нем штамп, иначе жизнь не стоит того, чтобы за нее умереть.

Мокрист отметил, как Стукпостукаа передернуло от самой идеи проштамповать что бы то ни было, относящееся к канцелярии, и продолжил:

— Это у меня в крови, сэр, и, честно говоря, я уже сыт по горло старыми чудаками, которые думают, что могут взять верх над Мокристом фон Губвигом. Хитрость, нелюбезность, глупость и жадность, иногда заключенные в одном человеке. Думаю, после всего этого я заслуживаю того, чтобы отдохнуть душой.

— Ах, душа! – сказал лорд Ветинари. – Я и не знал, что она у вас есть, мистер Губвиг. Век живи – век учись. – Он переплел пальцы. – Мистер Губвиг, деятельность мистера Симнела привлекла внимание всего мира. Само собой, что каждая страна и каждый мало-мальски значительный город теперь задумывается о железной дороге. Это оружие, мистер Губвиг, торговое оружие. Вы можете этого не знать, потому что вы не живете в моем мире. Молодой Симнел пришел в Анк-Морпорк, потому что этот грязный старый город является тем самым местом, вокруг которого вертится мир, местом, где изменяется ход истории, где благодаря просвещенному и заботливому правительству – то есть, мне, - каждый человек, ребенок, гном, тролль, вампир и даже зомби, ах да, и гоблин тоже, может назвать себя свободным, свободным от любых хозяев, а закон равноценен для всех, независимо от вида и социального статуса. Civis Ankhmorporkianus sum!

Лорд Ветинари ударил кулаком по столу:

— Анк-Морпорк, мистер Губвиг, не должен отстать! Я знаю, в эти дни вы потратили много времени на то, чтобы первый коммерческий и по-настоящему законченный паровоз получил железную дорогу, по которой он сможет двигаться, и когда это произойдет, это станет чудом света. Но мир движется вперед, и наша задача – оставить наш город в авангарде этого движения. Не сомневаюсь: вы, мистер Симнел и сэр Гарри позаботились об этом заранее. Могу предположить, что ежедневное железнодорожное сообщение с Щеботаном послужит доказательством полезности железной дороги Эффективный способ добраться до Убервальда тоже чрезвычайно желателен, хотя, увы, боюсь, это не дело одного дня. Естественно, правительства других городов настаивают на том, чтобы железнодорожный маршрут проложили к ним, но Щеботан – наш сосед и важнейший торговый партнер, к тому же… - он понизил голос, - мы могли бы получать свежие морепродукты гораздо быстрее. Согласны? Можете оставить окончательные детали переговоров по столатской линии Стукпостуку. Я дал ему разрешение прибегнуть к услугам темных клерков… Таланты мистера Смита как нельзя лучше подходят для отбраковки… несговорчивых землевладельцев.

Мокрист заметил необычный блеск в глазах Стукпостука, хотя тот ничего не сказал.

— Можете идти, мистер Губвиг, и позвольте дать вам совет: в следующий раз въезд на лошади-големе прямо сюда может стать весьма опасной авантюрой и может познакомить вас с котятами. – Его Сиятельство коварно усмехнулся. – Седрик всегда ждет.- Он подмигнул[29].

Выводя глиняную лошадь из кабинета, Мокрист подумал:

«Неужели он подмигнул?! О боги, это становится заразным».


Наверн Чудакулли, аркканцлер Незримого Университета, идя мимо Большого Зала Университета, был задержан Барнстеблом, одним из слугобразов.

Слугобраз коснулся полей котелка в традиционном приветствии, откашлялся и сказал:

— Господин аркканцлер, сэр, тут есть…э-э… человек, который хочет вас видеть, и он настроен решительно. Он выглядит довольно жалко, сэр, как будто никогда в жизни как следует не ел, и лично я, сэр, думаю, что он пришел просить подаяния. Несколько непрезентабельная персона, сэр, и носит своего рода платье. Должен ли я указать ему на дверь?

Аркканцлер на миг задумался.

— И этот человек пахнет, как барсук? - спросил он.

— О, да, сэр, точь-в-точь!

Чудакулли усмехнулся:

— Мистер Барнстебл, этот старик, о котором вы говорите, - мастер любого боевого искусства, которое когда-либо было придумано. Мало того, он лично разработал большинство из них и сам является единственным известным мастером дежа-фу[30]. Он может швырнуть удар в воздух, и тот последует за вами до самого дома и будет лупить вас в лицо, стоит вам открыть входную дверь. Он известен как Лю-Цзе, и это имя вселяет ужас в тех, кто не знает, как оно правильно произносится, не говоря уже о том, чтобы его записать. Мой совет: улыбнитесь ему и как можно скорее приведите в мой кабинет.

Лю-Цзе внимательно осмотрел батальон бутылок с бренди, которые аркканцлер выкатил на скрипящем передвижном столике, и откинулся назад. Чудакулли, чья трубка дымила, как труба Железной Герды, сказал:

— Приятно видеть тебя, старый друг. Ты тут по поводу локомотива?

— Конечно, Наверн, - стоит ли еще что-то добавлять? Замедлители вертятся, и все в Ои Донге боятся Гиннунгагапа…. Темнота окутает старый мир перед началом нового, хмм? Думаю, это прекрасная идея, учитывая что этот мир забитый, неухоженный и заброшенный. Единственная проблема, которую я еще не решил, - это как перебраться из умирающего мира в новый. Это вроде загадки. Но даже Настоятель встревожен появлением паровой машины, когда ее время еще не пришло.

Чудакулли поковырял трубку ершиком и сказал:

— Да-а, это загадка. Действительно, как могла появиться паровая машина, когда ее время не пришло? Если бы вы увидели свинью, вы бы сказали: ну, вот свинья, стало быть, пришло время свиней. Вы бы не сомневались в ее праве там быть, не так ли?

— Конечно, нет, - сказал Лю-Цзе. – В любом случае, от свинины веет чем-то зловещим. Мы знаем, что вселенная – это бесконечная история, которая, по счастью, пишется непрерывно. Беда с моими братьями в Ои Донг в том, что они зациклены на мысли, будто вселенную можно целиком понять, каждую йоту, каждую мельчайшую частицу.

Чудакулли расхохотался:

— Честное слово, мне кажется, мой замечательный сотрудник Думминг Тупс впал в такое же заблуждение. Кажется, даже мудрецы пренебрегают наставлениями одной важной богини… Пиппины, дамы с Яблоком Раздора. Она знает, что вселенная, помимо правил и стабильности, нуждается в толике хаоса, неожиданного и удивительного. В противном случае, это будет механизм, замечательный механизм, тикающий столетия напролет, но ничего больше в нем не произойдет. Так что, можно считать, что на этот раз нарушение равновесия простительно, и леди, благосклонно решив, что этот механизм может породить замечательные вещи, даст ему шанс.

— Я был бы не против дать ему шанс, - сказал Лю Цзе. – Спонтанность мне не чужда. Монахи долгое время были пастырями мира, но, думаю, они упустили из вида, что у паствы иногда возникают идеи получше. Неопределенность всегда неопределенна, а трудность с людьми, которые полагаются на систему, состоит в том, что всё на свете кажется им систематичным, и рано или поздно они становятся бюрократами. Так что, друг мой, полагаю, мы скажем «виват» Пиппине и случайным диссонансам. Я уверен, остальной круг придерживается того же мнения, судя по их действиям. В конце концов, это так же очевидно, как нос на вашем лице. Паровая машина здесь, следовательно, пришло время паровых машин.

— Ура! – сказал Чудакулли. – Я выпью за это.

— Спасибо. Я добавлю коньяка в чай, чтобы согреться, - сказал Лю-Цзе.


Мокрист сидел за столом, и его мозг вскипал от раздумий, как преподнести Гарри Королю мысль о Щеботане. Безучастно обратил он внимание на… солидного… господина прямо перед ним, который сказал:

— Мистер Губвиг? У меня есть предложение к…

Мокрист рассмеялся:

— Сэр, любой, у кого есть ко мне предложение в эти дни, получит максимум пять минут, из которых одна уже прошла. Что у вас?.

— Я вам не кто-нибудь, мистер Губвиг, - сказал человек, выпрямляясь во весь рост, который, надо сказать, был меньше его полного обхвата. – Я повар. Может, вы слышали обо мне, - Весь Джолсон. Как я узнал из некоторых источников[31], со дня на день ваши замечательные локомотивы отправятся на Сто Лат. Интересно, вы не задумывались о том, что люди на борту будут есть? Я хочу подать заявку на франшизу, чтобы продавать еду в поезде и, возможно, залах ожидания. Легкие закуски и более существенные блюда для дальних поездок. Нет ничего лучше моего трущобного пирога, чтобы поднять настроение усталого путешественника. Или прима-суп – очень согревающий. Я экспериментировал с его сервировкой в небольших чашках с крышками, потому что, честно говоря, суп – это не та вещь, которую хотелось бы пролить на себя.

Мокрист заглотил основные слова, как форель свежую наживку. Еда в поездах! Залы ожидания, да! Места, где люди будут тратить деньги. Он снова вспомнил, что железная дорога – это не только рельсы и пар.

Джолсон передал ему весьма засаленную визитку, и Мокрист позволил разуму заполниться видениями дополнительных возможностей. Да, действительно, необходимо помещение, где можно подождать своего поезда, сухое и теплое, с напитками и даже, боги сохраните, с сосисками в тесте, которые, возможно, когда-то находились рядом со свиньей. И раз уж Дик сказал, что будет счастлив, если поезда будут ходить и по ночам, в пунктах назначения можно устроить железнодорожные гостиницы, такие же шикарные, как вагоны, и оживленные, потому что люди будут приходить и уходить в любое время дня и ночи. Словно бы весь мир находится в движении.

Раззадоренный, он вышел на предприятие и направился к большому сараю. Думая, что молодой Симнел счастлив жить мечтой, он был удивлен, увидев инженера сидящим рядом с содрогающейся Железной Гердой в одиночестве и, за неимением лучшего слова, в мрачном расположении духа.

Мокрист автоматически вошел в его положение, как масло, смазывающее колеса прогресса, и спросил:

— Что стряслось, Дик?

Словно терзаемый невидимыми демонами, Симнел мрачно произнес:

— Да как вам сказать, мистер Губвиг. Нас пригласили в Гильдию Изобретателей, чтобы поговорить с мистером Пони, и знаете что? Он сказал, что я должен поступить к кому-нибудь в ученики! Я! Парни отлично справляются и, по сути, являются моими учениками, но, оказывается, я должен сперва проходить у кого-то в подмастерьях четыре года, чтобы называться мастером и брать подмастерьев самому. Ну, и я сказал им, что никогда не в ученичество не нанимался, и мастера надо мной никогда не было, и знаете почему? Потому что не было никого, кто мог бы меня научить тому, что я знаю. Я должен был до всего дойти сам! А потом я прочитал о тех парнях из Эфеба, которые когда-то построили небольшой паровой двигатель, который работал… А потом он взорвался, хотя никто не пострадал, и дорога не пострадала; они спаслись, потому что их паровоз был чем-то вроде лодки, так что они просто попадали в воду и промокли насквозь. И тогда я подумал: те парни наверняка знали пару уловок, так? Так что я нашел еще одну книгу в библиотеке Сто Лата, и знаете что, мистер Губвиг? Эти парни с их тогами и сандалиями, они придумали также синусы и косинусы, не говоря уже о тангенсах. Вся эта математика, от которой я без ума. А еще они придумали квадратные уравнения. Невозможно ничего сделать без квадратных уравнений, понимаете? Они походили на кучу стариков, о которых можно подумать, что они занимаются ерундой и спорят о философии, а потом оказывается, что они уже тогда все знали, ну, и записали, конечно. Можете в это поверить? Это было у них в руках, они могли создать рабочий двигатель и паровые лодки, которые бы не взрывались. Вот они – мои академики. Но они вернулись к обсуждению красоты и истины чисел и упустили из виду, что они открыли корень всего. Что касается меня, то если я хочу красоты и истины, я смотрю на Железную Герду.

Дик ударил кулаком по металлическому панцирю:

— Здесь красота. Да! Именно здесь! И все эти знания были спрятаны. Взгляните на нее! Это моя машина! Я построил ее. Я! И я еще недостаточно хорош даже для подмастерья.

Он перевел дух.

— Не поймите меня неправильно, мистер Губвиг, вы знаете, что это только слова, но меня чертовски задевает, что из-за того, что я никогда не был учеником, я никогда не стану мастером, потому что нет никого, кто бы знал о том, что я делаю, больше, чем, ну, я сам. Я прочел все книги и все пособия, но теперь оказывается, что нельзя быть мастером, пока все остальные мастера не скажут, что ты мастер.

Симнел выглядел теперь еще более удрученным, а Мокрист стоял рядом с метафорически распахнутым ртом и слушал, как дотошный мистер Симнел корит себя за собственную гениальность.

— Парни, как я их называю, - продолжал он, - даже надеяться не могут на то, чтобы стать мастерами, потому что инженерии их учит не мастер. Да это же смешно!

Мокрист рассмеялся, обхватил руками масленую голову Дика и повернул ее лицом в сторону предприятия и огромной вездесущей очереди будущих пассажиров.

— Все они знают, что ты мастер, и что Железная Герда – твой шедевр, - промолвил он тихо. – Каждый мальчишка сейчас хочет быть тобой, мистер Симнел, и самому создавать шедевры. Понимаешь?

Симнел засомневался; возможно, он все еще мечтал о дополнительных буквах после своего имени и дипломе, который его мама могла бы повесить на стену.

— Да, но при всем уважении, они не авторитеты, когда вопрос касается укрощения пара. Без обид, конечно, но что они об этом знают?

Мокрист перебил:

— Дик, в некоторых отношениях они – душа мира, они знают все. Ты, наверное, слышал о Леонарде Щеботанском. Некоторые мастера сами делают себя таковыми, и ты, ты сделал из себя инженера, и все знают об этом.

Симнел оживился:

— Я не собираюсь основывать собственную гильдию, если вы об этом, но если парни будут приходить ко мне и просить показать им путь логарифмической линейки, я им его покажу. Я сделаю их учениками по-старомодному, и их руки никогда больше не будут чистыми. И я заключу с ними соглашение, пока они не выйдут из его пылающей пасти, и запишу все на пергаменте, если найду хоть один. Вот что я сделаю, и они будут работать на меня, пока я не решу, что они сделали достаточно, чтобы быть подмастерьями. Вы тоже так делаете. Вы заключаете так свои сделки. Когда я вас увидел впервые, мистер Губвиг, я подумал, что вы пустозвон, но потом я увидел, как вы бегаете туда-сюда… Вы стали смазкой для всей железной дороги. Вы не так уж плохи, мистер Губвиг, совсем неплохи, но в плоской кепке были бы еще лучше.

Железная Герда неожиданно испустила шипение, и они, смеясь, оглянулись на нее. Что-то новое было в ней. Погодите-ка, подумал Мокрист, ее форма изменилась, не так ли? Она кажется… больше. Я знаю, что она прототип, а Симнел всегда все переделывает, но все же я уверен, что ни разу не видел одну и ту же машину дважды. Она всегда больше, лучше, изящнее.

Пока Мокрист обдумывал это открытие, Симнел стоял рядом, переминаясь с ноги на ногу. Наконец он выдавил:

— Мистер Губвиг, вы не знаете, что это да девушка с длинными светлыми волосами и красивой улыбкой, которая иногда появляется на фабрике? Кто она? Она ведет себя здесь как хозяйка.

— Это Эмили, - сказал Мокрист. – любимая племянница Гарри, еще не замужем.

— О, - сказал Симнел. – На днях она принесла мне чай – с булочкой!

Мокрист посмотрел на взбудораженного Дика Симнела, который внезапно оказался там, где логарифмическая линейка помочь не могла. Нет, здесь понадобится нечто совершенно иное.

Почему бы тебе не пригласить ее куда-нибудь, Дик? - предложил он.

Симнел вспыхнул. Его румянец можно было разглядеть даже сквозь толстый слой смазки.

Ну, да, я хотел бы, но она такая модная, и шикарная, и нежная, а я…

— Довольно, - сказал Мокрист. – Если ты хочешь сказать, что ты просто парень в замасленном комбинезоне, я хотел бы напомнить, что тебе принадлежит самая большая доля будущего дохода железной дороги. Так что нечего слоняться кругом и стенать: «О боги, я слишком беден для того, чтобы даже подумать о том, чтобы флиртовать с хорошенькой девушкой!», потому что ты – лучшая партия, которую может найти юная леди в Анк-Морпорке, и я думаю, что в этих обстоятельствах даже Гарри не станет спускать тебя с лестницы, как он поступал с деревенщинами, которые сватались к его дочерям. Если тебе хочется пригласить Эмили на свидание, я бы посоветовал тебе просто взять и сделать это. Я думаю, ее дядя и родители будут только рады.

Про себя Мокрист подумал, что Гарри одобрит эту партию, потому что это значит, что деньги останутся в семье. Он знает Гарри Короля, о да. К тому же, добавил он про себя, она начинающий юрист и знает все требования к ведению бизнеса. Они заживут душа в душу.

Голосом человека, столкнувшегося с новой информацией, Дик осторожно промолвил:

— Спасибо за совет, мистер Губвиг. Можт, когда-нибудь, когда я буду выглядеть почище, я и постучу в ее двери.

— Ну, не стоит откладывать в долгий ящик, Дик. В жизни есть кое-что кроме логарифмических линеек.


Торжественное открытие Гигиенической Железной Дороги Анк-Морпорка и Равнины Сто привлекло пристальное внимание международной прессы.

Дик Симнел всегда предполагал, что первый серьезный публичный железнодорожный маршрут начнется со Сто Лата и вернет старый город на карту, как это было раньше. Как истинный обитатель Анк-Морпорка, Гарри Король был этим несколько встревожен[32]: покидая город, он, как правило, оказывался в некотором замешательстве. Тем не менее, как отметил Мокрист, после утомительного путешествия по дороге туда гости должны были найти обратный путь по рельсам с прохладительными напитками еще более впечатляющим.

Когда их кареты прибыли на место, которое приглашения с золотой каймой гордо именовали «Сто Лат (конечная)», журналисты и другие приглашенные гости обнаружили, что «конечная», по-видимому, означало «незаконченная»: большей части станции еще не было, а то, что было, кишело рабочими – людьми, троллями и гоблинами, которые трудились над воплощением замысла, как на любой другой строительной площадке. Тем не менее, сочувствующий глаз мог прийти к выводу, что здесь строится нечто хорошее.

Гостей препроводили на длинную приподнятую платформу, возвышавшуюся над блестящими стальными рельсами, убегавшими куда-то вдаль, между заполненных зрителями обочин. С другой стороны рельсы вели в огромный ангар, где свежевымытые ученики Дика выстроились по обе стороны закрытых дверей вместе с духовым оркестром, которого почти не было слышно за строительными шумами.

Мокрист фон Губвиг, разумеется, заправлял церемонией и приветствовал всех вместе с Гарри Королем и Эффи. Лорд Ветинари как попечитель Анк-Морпоркской Железной Дороги тоже был здесь в сопровождении Стукпостука, который ни за что не пропустил бы такого события. Королева Кели Сто Латская[33] дала событию королевский знак одобрения, в то время как мэр, стоявший рядом с ней, ошеломленно взирал на цирк, в который, как ему казалось, превратился весь его город.

Как всегда в такого рода делах, присутствующим пришлось дожидаться, пока все будет готово. Похоже, так и задумывалось, судя по двери с табличкой «ЗАЛ ОЖИДАНИЯ» возле входа на платформу[34].

А потом ожидание закончилось. По приглашению Мокриста королева Кели выступила вперед, чтобы установить на место золотой гвоздь, последний на этой линии, что символизировало, что теперь она открывается для работы. Пыхтящий звук, который стал уже визитной карточкой железной дороги, стал громче и выразительнее; толпа на обочинах замахала яркими флажками и завопила с удвоенным энтузиазмом; два подмастерья открыли ворота ангара. Под метафорическую барабанную дробь Мокрист провозгласил:

— Леди и джентльмены! Встречайте Дика Симнела и его Железную Герду!

Оседлавший паровую мечту Дик Симнел на почетном месте на подножке всем своим видом излучал: «А что я тебе говорил!..»

За локомотивом тянулся десяток вагонов, и о чудо, на некоторых из них даже была крыша! Засверкали вспышки иконографов, и Железная Герда очень плавно заскользила вдоль рельсов и остановилась у платформы.

Мокристст подождал, пока стихнут аплодисменты.

— Леди и джентльмены, - объявил он, - вы можете спокойно подняться на борт, где вас ждут прохладительные напитки, но пока что я приглашаю вас осмотреть вагоны.

Теперь Мокристу приходилось быть везде и сразу. Все, что связано с паром и локомотивом, было новостью, а новости могут быть хорошими новостями, плохими новостями и даже вредными новостями. Дик обожал говорить о Железной Герде и всем, что с ней связано, но он был человек прямой, а пресса Равнины Сто может есть на обед искренних людей, которые не проявили должной осмотрительности. Мокрист же перед лицом прессы был искренен, как целый мешок калейдоскопов. Пока продолжалась болтовня, он витал вокруг Дика Симнела, как нянька.

«Анк-Морпорк Таймс» были не так уж и плохи, а «Вестник Танти» более интересовался ужасными убийствами и прочими неприличными аспектами человеческого существования, но у Мокриста сердце упало, когда он увидел, что Дик, временно освободившийся от узды, разговаривал с Хардвиком из «Псевдополис Дейли Пресс», у которого был большой опыт по части выбора нарочито неправильного конца палки с тем, чтобы потом бить ею людей по голове. К тому же, Псевдополис относился к Анк-Морпорку со всем рвением угрюмой мстительности.

Мокрист совершил самую быструю в мире непринужденную прогулку и услышал, как Хардвик сказал:

— Что вы скажете, мистер Симнел, людям, которые расстроены тем, что дым и шум вызовут запор у лошадей и выкидыши у коров и овец?

— Я, честно говоря, не знаю, - сказал Симнел. – Здесь, на равнинах, с этим никогда не было проблем. Когда я проводил испытания с лошадьми, пытаясь обогнать их на Железной Герде, им это маленькое состязание, похоже, понравилось!

Но Хардвик и не думал отставать.

— Вы не можете не признать, мистер Симнел, что поезда таят в себе опасность. Некоторые люди говорят, что на скорости больше тридцати миль в час лицо развеивается.

Мокристу показалось, что все, кто болтал неподалеку, разом замолчали и прислушались, и он знал, что, если он сейчас вмешается, то сделает только хуже, так что все, что ему оставалось, - это вместе со всеми остальными затаить дыхание, чтобы услышать, что ответит этот серьезный паренек из глубинки.

— Ну, мистер Хардвик, - заговорил Симнел, заложив большие пальцы за пояс, как он делал всегда, составляя длинные предложения, - я думаю, многие вещи таят в себе опасность: волшебники, например, или деревья. Опасные штуки эти деревья, они могут внезапно упасть, и упасть прямо вам на голову без предупреждения. Лодки тоже опасны, и другие люди могут быть опасны, и вы, мистер Хардвик, вы говорили со мной пять минут, надеясь, что сельский паренек вроде меня потеряет голову и наговорит того, чего говорить не следует. Так вот что я вам скажу: Железная Герда – моя машина, я ее создал, вплоть до самых мелких деталей, я проверил все по триста раз, искал, как можно сделать ее еще лучше и безопаснее. Но вы, мистер Хардвик, о да, вы можете быть опасны! Сила опасна, любая сила, в том числе и ваша, мистер Хардвик, а разница в том, что силой Железной Герды я управляю, а вы, мистер Хардвик, можете написать все, что вам, черт возьми, в голову придет. Вы думаете, я не читаю? Я читал тот мусор, который вы сыплете на бумагу, мистер Хардвик, и многое из того, что вы пишете, - чистый бред, мистер Хардвик, вонючий придуманный бред, чтобы пугать людей, которые ничего не знают о паре, мощности, косинусах, квадратных уравнениях и даже логарифмических линейках… Но все же, мистер Хардвик, я надеюсь, что вам понравится путешествие. А сейчас, если вы не возражаете, я пойду в кабину. О, и да, я разгонял Герду до скорости гораздо большей, чем тридцать миль в час, и все, к чему это привело, - легкий загар. Хорошего дня, мистер Хардвик, наслаждайтесь поездкой.

А потом, покраснев от смущения в воцарившейся вокруг тишине, Симнел добавил:

— Приношу извинения всем присутствующим дамам за излишнюю прямоту в высказываниях. Прошу вашего прощения.

— В извинениях нет необходимости, мистер Симнел, - отозвалась Сахарисса Крипслок, репортер «Таймс». – Думаю, я выражу общее мнение всех дам, если скажу, что мы ценим откровенность.

А поскольку Сахарисса была не только респектабельна настолько, насколько некоторые люди религиозны, но и вооружена очень острым карандашом, остальная часть толпы тут же обнаружила, что тоже восхищена прямотой мистера Симнела.

На борту было на что посмотреть, в том числе, чрезмерное количество уборных – видимо, еще одно детище Эффи, что привело в замешательство даже Мокриста. Ему стало интересно, во что раздует пресса подарок Эффи железной дороге. Иногда художественные редакторы «Анк-Морпорк Таймс» бывали весьма изобретательны[35].

— Это не хуже дорогой гостиницы, - негромко сказал Мокрист сэру Гарри, который вышел из кабины, раздувшись от гордости.

Гарри просиял:

— Вы должны заглянуть в дамский вагон, мистер Губвиг. Ароматы, подушки и настоящие цветы. Прямо будуар!

— Я полагаю, что, э-э, отходы будут выбрасываться прямиком на рельсы, а, Гарри?

Это заявление потрясло Гарри до глубины души.

— О, некоторые люди так и сделали бы, но не Гарри Король! Где грязь – там и деньги, парень, только не говорите Герцогине. Там, под одним из вагонов, - большая цистерна. Никакого расхода…

Вопросы сыпались со всех сторон. Людей, которым еще не удалось прокатиться на Железной Герде на предприятии Гарри Короля, интересовали вопросы железнодорожного этикета: можно ли высовывать голову в окно? Можно ли провезти с собой своего питомца – болотного дракона, если он будет сидеть у вас на коленях? Можно ли разговаривать с машинистом? По этому случаю Мокрист рад был сказать «да», и избрал редактора «Таймс» для этой чести. Улыбка господина де Слова, когда он шагнул с платформы на площадку машиниста, зафиксировала этот момент на первой полосе, подразумевая, что путешествие прошло успешно, - хотя стоило помнить, что, если бы двигатель взорвался, это тоже оказалось бы на первой странице. В конце концов, журналистика есть журналистика.

Со свистом и дымом поезд пополз вперед, и дальше все пошло гладко, особенно когда по вагонам задребезжала тележка с напитками. Гарри и Весь Джолсон пребывали в счастливом согласии относительно взглядов на хорошую еду – а именно, на количество калорий, - и не поскупились. Масла могло бы хватить на то, чтобы смазать Железную Герду сверху донизу. Быстро проносились пейзажи, словно бы восхищенные и благоговейные вздохи гостей послужили им смазкой, пока поезд не приблизился к первому мосту.

Мокрист затаил дыхание, когда поезд замедлил ход, почти остановился. Там стоял тролль, который взмахнул большим красным флагом и весело огласил[36], что он и его бригада работают на этом мосту и рады, что он востребован, спасибо, что заглянули, дамы и господа. Зазвучал смех, вызванный, по большей части, алкоголем, но, тем не менее, это был настоящий смех. Мокрист снова задышал. Он предполагал, что некоторые из пассажиров хорошо помнят времена, когда повстречаться с троллем – значило испугаться (или, если вы были гномом, пнуть его в лодыжку). Так вот, здесь, на строительстве железной дороги, они были почти как дома.

Мокрист бросил взгляд через вагон Первого Класса туда, где сидел лорд Ветинари. Он открыто оценил таланты Эффи в области проектирования и дизайна, а теперь давал неизменно вежливые, отвлеченные ответы на вопросы журналистов, охочих до цитат, но Мокрист не мог не заметить, что Ветинари улыбается, как дедушка новорожденному внуку. Мокрист поймал его взгляд, и Его Сиятельство быстро подмигнул ему. Мокрист кивнул, надеясь, что это означало прощение хотя бы одного из его грехов. Три смерти за одну жизнь – это, все-таки, изрядный перебор.

Стоял чудесный день, солнце светило ярко, и Железая Герда мчалась по рельсам наперегонки с парой лошадей, которые вздумали с ней посостязаться. Это было чересчур для мистера Хардвика, полностью разочарованного этим фактом. Железная Герда продолжала свой путь вниз по пологим склонам к поселку Вверхивниз, где они остановились, чтобы позволить пассажирам насладиться всей полнотой капустного гостеприимства.

Потом последовал спуск к самому Анк-Морпорку, который манил их издалека дымными пальцами. Они пересекли новый железный мост через Анк и со свистом влетели на предприятие Гарри Короля, где духовой оркестр играл национальный гимн «Мы купим все и будем править» и вопила целая толпа встречающих.

На вечернем банкете к железнодорожникам присоединились другие сановники Анк-Морпорка и Равнины Сто. В заключительной речи от своего лица сэр Гарри объявил, что следующим городом, к которому протянется колея, станет Щеботан, и он выразил надежду, что это случится скоро.

Гарри Король под гром аплодисментов поднял тост да посла Щеботана, мистера Кравата, после чего тосты полились рекой, в том числе и в честь самой Железной Герды. Лорд Ветинари выразил мнение, что день прошел с пользой, и неизвестное множество спускных клапанов, затянутых до предела, было отпущено.

Когда вечеринка кончилась, и гости стали расходиться – кое-кто покачивался и едва держался на ногах, - Дик, увидев знакомое лицо, плававшее перед ним в счастливом мире цветных огней, проговорил:

— Э-э, это был триумф, мистер Губвиг! Все эти маленькие поселки вдоль колеи… Думаю, железная дорога может быть как дерево, знаете, один большой ствол, а дальше – ветки, ветки… Сделать их меньше и дешевле, и я уверен, люди их полюбят… Жизнь людей станет намного легче, если они смогут добраться на поезде в любую точку мира…

Мокрист, решительно игнорируя заманчивые предположения, оборвал его:

— Спокойно, Дик. Для начала нужно добраться до Щеботана.

А потом запустить экспресс до Убервальда, добавил он про себя. Его Сиятельство крайне заинтересован в международных отношениях.


Вечером того же дня Фред Колон и Шнобби Шноббс продолжили изображать патрулирование железнодорожного предприятия. В конце концов, они несли на себе Величие Власти и могли бродить, где им захочется, рассматривая все, что их заинтересует. Сапоги стучали в унисон.

— Я слышал, они хотят проложить дорогу до самого Щеботана, - сказал Фред Колон. – Моя старуха все уговаривает меня съездить туда в отпуск. Тебе это еще предстоит, Шнобби, ты уже почти женат, у тебя появятся обязанности. Но знаешь, у меня аллергия на авеки, и я слышал, там ни за что на свете не получить хорошей пинты.

— На самом деле, - ответил Шнобби, - все не так плохо. Я был на дежурстве в товарном дворе на прошлой неделе, там разгружали ящики с сыром, которые случайно были взломаны. Конечно, их нельзя было отправить обратно. Просто поразительно, что Сияние Радуги может сделать с сыром. Это просто шикарно, особенно с улитками… - Шноббс осознал, что говорит как коллаборационист, и поспешно добавил:

— Но пиво у них все равно моча мочой.

Фред Колон кивнул. Все было как надо. Он оглянулся на компаньона:

— Если железная дорога заработает, как надо, дела могут пойти совсем по-другому. Я слышал, поезда ходят очень быстро, и если какой-нибудь тип совершит ограбление, а потом вскочит в поезд, то сможет улепетнуть быстрее, чем мы поймем, что произошло. Может быть, железной дороге тоже понадобится стража. Никогда не знаешь, как все обернется. Как говорит Старина Камнелиц: где есть люди – там есть и преступления, а где преступления, там и стража.

Шнобби Шноббс переработал эту информацию, как козел жвачку.

— Ну, - выдал он, - сходи к старику Ваймсу и скажи ему, что хочешь стать первым железнодорожным стражником. Хотел бы я посмотреть на его лицо.


Билли Плесень окинул взглядом очень большую фигуру, возглавлявшую очередь, и вздохнул.

— Слушай, - сказал он, - ты не можешь быть машинистом. У нас сейчас полно машинистов, и тебе придется как следует потрудиться, прежде чем ты сможешь работать машинистом. Что ты еще умеешь?

— Ну, - протянул удрученный субъект, - моя мама говорит, однажды я стану хорошим поваром.

Билли улыбнулся:

— Что ж, возможно, мы подберем для тебя что-нибудь. Нам нужны повара.

Он сделал пометку в вербовочной таблице и велел:

— Отправляйся к Мейбл. Она ищет персонал по организации питания и всего такого…

Лицо юноши вспяхнуло от волнения, и он поспешил вперед, в будущее, которое наверняка включало в себя долгие часы без общения и тяжелую работу в стесненных условиях, но самое главное – неограниченные бесплатные поездки на чуде столетия.

— Я художник, мистер, - сообщил следующий человек в очереди.

— Отлично! И как вы себя представляете в роли машиниста?

— О, не представляю. Я всегда был хорошим художником и я считаю, что паровозы нужно красить.

— Великолепно, - сказал Билли. – Вы приняты. Следующий!

Билли поднял глаза от конторки и обнаружил перед собой скалистую фигуру молодого тролля, нависшего над ним.

— Человеки сказать, тут быть работа с лопатой и тоннами угля, могу делать, - сказал тролль. И с надеждой добавил: - Пожалуйста?

— Кочегар? – догадался Билли. – Ну, для подножки ты великоват, но мы могли бы тебя использовать на месте, тут я не сомневаюсь. Поставь свою подпись здесь.

Конторка содрогнулась, когда тролль припечатал пальцем бумагу. Треснули доски.

— Хороший мальчик, - сказал Билли. – То есть, тролль.

— Не о чем беспокоицца. Фсе время это делаю.

Тролль загромыхал в направлении угольного склада, и перед Билли предстала шикарно одетая молодая леди самого авторитетного вида.

— Сэр, я полагаю, железной дороге понадобится переводчик. Я знаю все языки и диалекты Диска. – Ее голос звучал твердо, но блеск азарта в ее глазах, когда она смотрела на Железную Герду и другие локомотивы, выдавал ее увлеченность. Переводчика не было в списке вакансий, так что Билли отослал ее в контору сэра Гарри и вернулся к отбору маневровщиков, сборщиков и других рабочих. Очередь продвигалась. Каждому хотелось стать частью железной дороги.


Трясущийся в седле голема-лошади Мокрист, мчащийся обратно в Анк-Морпорк, чуствовал себя так, как будто целую вечность общался сплошь с жадными землевладельцами, требующими высоких арендных ставок, хотя было совершенно очевидно, что железная дорога пойдет на пользу всей округе. Чтобы достичь Щеботана, придется покрыть пространство в восемь раз большее. А когда Мокрист не разговаривал с землевладельцами, он говорил с землемерами, которые не были жадными, зато были невыносимо дотошными. Они отвергали предложенные маршруты один за другим: этот слишком крутой, тот – заболоченный; один на осыпающихся почвах, второй – затоплен, а третий вообще полон зомби. Приемлемые маршруты могли бы быть с тем же успехом нарисованы змеей, извивающейся по ландшафту с подходящей почвой. И все хотели, чтобы железную дорогу проложили близко, о да, пожалуйста, но не настолько близко, чтобы ее можно было слышать и обонять.

Такова в двух словах была Равнина Сто, или, если хотите, ведро капусты. Все хотели пользоваться преимуществами железной дороги, но не желали мириться с ее недостатками. И ни одному городу не хотелось, чтобы Большой Койхрен получил большую долю.

Понадобился дипломатический гений патриция, чтобы прямо напомнить им, что железная дорога изначально строилась в Анк-Морпорке, и если другие города и поселки хотели вкусить ее полезности… что ж, в каком-то смысле она будет принадлежать и им, потому что то, что спускается по четному пути, должно вернуться по нечетному.

Политика? Ветинари это нравилось. Он чувствовал себя, как рыба в воде. Ему не было нужды кричать, он просто демонстрировал всему миру усталый облик добросовестного государственного служащего, который все делает просто и без лишней суеты. Он достиг вершины искусства отступать с улыбкой в сложных переговорах, но улыбка лорда Ветинари была улыбкой человека, который знает то, что его оппонентам еще предстоит обнаружить, например, то, что у них упали штаны, и их задняя часть выставлена на всеобщее обозрение.

Рейс Анк-Морпорк – Сто Лат стал регулярным. Мокрист написал лозунг: «Не обязательно жить в Анк-Морпорке, чтобы работать в Анк-Морпорке», и он стремительно набирал популярность в Сто Лате. Идея тихой жизни в глубинке вдали от большого города, но с приемлемой коммуникацией с Анк-Морпорком показалась чрезвычайно привлекательной.

Многочасовые путешествия верхом на големе-лошади способствуют полету творческой мысли. Разум Мокриста вертелся вокруг бескрайних возможностей локомотивов со скоростью хомяка в колесе. Еще один синапс в его мозгу подсказал: поезда – это только начало! Железная дорога была чем-то вроде вселенской идеи, витавшей в эфире над всем миром. Идея фикс, которая оправдывала его собственное помешательство на идее насчет Щеботана.

Тем не менее, двигатели оставались по-прежнему важнейшей частью дела. Эксперименты Дика Симнела в Свинтауне породили на свет множество чудес, занявших свое место в вагонах неутомимой Железной Герды. Теперь она делила большой ангар с двумя новичками, которых Симнел называл Летунами, которые совершали регулярные рейсы в Сто Лат и обратно, тогда как сама Железная Герда вернулась к поездкам вокруг Анк-Морпоркскй фабрики, маршрут которых был расширен и включал теперь короткую петлю дволь реки для демонстрации нового моста. Маленькая, но растущая группа неутомимых трейнспоттеров записывала теперь в своих книжках то номер два, то номер три.

Спустя несколько минут после возвращения в Анк-Морпорк Мокрист был изловлен полным энтузиазма Гарри, желавшим показать ему последние разработки. Уклоняясь от искр, они подошли к огромному ангару, охраняемому одним из тяжеловесов Гарри, который даже на собственного работодателя смотрел с подозрением. Он выглядел как человек, по крайней мере, гуманоид, и Гарри представил его просто как «Проблема». Проблема зыркнул на Мокриста и отошел от двери, давая возможность Гарри и Мокристу проникнуть внутрь.

Мокрист затылком почувствовал тяжелый взгляд Проблемы и спросил:

— Гарри, Проблема случайно не стоит на учете в Страже?

Гарри мельком глянул на него:

— Конечно, он стоит на учете! Он охранник. И он мне нужен. Люди слоняются кругом, пытаясь проникнуть внутрь, особенно по ночам, а службы безопасности – Стража, големы и сторожевые псы, - создают массу бумажной работы, тогда как Проблема решает проблемы. Избегайте проблем с Проблемой, и Проблема не создаст вам проблем, как говорила моя бабушка, - Гарри усмехнулся. – Не беспокойтесь, мистер Губвиг, я прямо приказал ему не убивать вас…сегодня.

Мокрист внял советам и бросил последний беглый взгляд на Проблему, который принял еще более угрюмый вид, всем своим существом напоминая, что существует ой как много болезненных вещей, которые можно проделать с человеком, не убивая его.

Гарри кивнул гиганту, который потянул на себя большое полотнище брезента, обнажая машину намного большую, чем Железная Герда или любое из творений Симнела, которое Мокрист и Гарри когда-либо видели.

Гарри хлопнул Мокриста по спине:

— Ну что ж, мистер Губвиг, пока вы занимались экстремальным туризмом во владениях важных шишек и посягали на их имущество, мы с мистером Симнелом тоже были очень заняты, да еще как! Парень сейчас наверху, доводит затею до ума в конструкторском бюро, но этот новый двигатель – высший класс, говорю вам.

— Я тоже не развлекался, знаете ли, - негодующе начал Мокрист, но Гарри перебил:

— Да, я в курсе, что все мы вносим свою лепту в рывок Ветинари к Щеботану, хотя лично меня не слишком волнуют омары, но это показывает превосходство Анк-Морпорка, и все такое, ну и, конечно, если мы сможем поставлять свежие морепродукты в город, то заживем на широкую ногу, или, как они говорят, будем как сыр в масле кататься. А Дик говорит, что его новое детище, - он хлопнул по сверкающему кожуху нового двигателя, словно это была взявшая кубок скаковая лошадь, - сможет перевозить больше грузов, причем быстрее, чем все остальные локомотивы!

Мокрист обдумал это.

— Знаете, - сказал он, - я уверен, что, как только наш малыш Симнел закончит этого нового Летуна, он решит, что Железная Герда может идти чуть-чуть быстрее. Гарри, он не позволит ничему затмить ее, даже если это означает, что ему придется переделывать ее снова и снова, как бы она ни была хороша. Сколько бы мы ни наняли рабочих, большую часть времени он тратит на нее. Она прототип их всех, и он постоянно меняет прототип.

— И он хочет встречаться с нашей Эмили! Ну, он умный парень, и она всегда будет знать, где он находится.

«Интересно, а что Железная Герда об этом думает?» - мелькнуло в голове Мокриста. Но даже когда он отбросил эту смехотворную мысль, ему послышалось легкое шипение пара.

Гарри все еще любовался новым локомотивом.

— Думается мне, омары, будут первыми настоящими иностранцами, которые получат железную дорогу. Наша Эмили говорит, что по-щеботански «железная дорога» звучит так же, как «карточная игра», так что было бы неплохо бы навязать наши рюэлли? Так что убедитесь, что у вас достаточно тузов в вашем манше, мистер Губвиг.

— Манше?

— Эффи учит меня говорит по-омарски; она считает, что это прекрасный романтичный язык.

Мокрист вспомнил, что он почти месяц не виделся с женой и завершил более пятидесяти переговоров, чтобы достигнуть границ с Щеботаном.

— Так вы приспособились к ситуации, да? Щеботан недалеко, и вам предстоит наслаждаться солнцем, когда вы туда доберетесь. И вот что я скажу! Прежде чем отправиться туда, вы получите выходной! И заметьте, я говорю такое очень немногим людям.

Мокрист прочистил горло.

— На самом деле, Гарри, вы, э-э, не можете мною распоряжаться. Мною распоряжается город.

— Так что, я даже уволить вас не могу?

— Боюсь, что нет, Гарри.

Гарри фыркнул:

— Я не желаю видеть рядом с собой людей, которых даже не могу уволить. Это противоестественно.

Это был долгий день после нескольких долгих недель или даже месяцев, и в этот вечер Мокрист был счастлив войти в свой дом, с нетерпением ожидая свидания с большой кроватью под балдахином, матрасы на которой не были набиты соломой, а подушки оставались настоящими подушками. Очень немногие из постоялых дворов, где Мокрист останавливался во время своего путешествия, считали подушки полезными и необходимыми. Что-то напевая про себя, он вошел в дом, прежде, чем Кроссли успел открыть дверь, и прошел не в основную часть дома, а в маленький коридор, который вел к кабинету Ангелы, где его возлюбленная разговаривала с Сумраком Тьмы.

Семафоры предоставляли равные возможности, особенно когда вопрос касался существ, которые могли вскарабкаться по ребристым конструкциям семафорной башни, усесться наверху в креслице и кодировать, как демоны, не являясь таковыми, несмотря на внешний вид.

Ангела с подозрением просматривала отчеты семафорщиков, а гоблин, похожий на ночной кошмар, сидел на краю стола. Она помахала рукой, давая знак, что не может отвлечься, потом скрутила отчет, передала гоблину и рявкнула:

— Отправь это на башню девяносто семь. Кто-то там халтурит с кодом, возможно, стажер. Я хочу знать, понятно?

Гоблин сграбастал свиток, спрыгнул со стола, как лягушка, направился к маленькой дверце у самого пола и исчез. Мокрист слышал престук, пока гоблин карабкался по обшивке наверх, в частную башню на крышу.

Он вздрогнул, но не успел ничего сказать, когда Ангела подняла глаза:

— Слушай, он пунктуальный, быстрый, надежный, а кодирует даже аккуратнее, чем я, но все, чего он от нас хочет, - возможности жить на крыше вместе с семьей. Только не надо опять рассказывать, как тебя травмировала картинка с улыбающимся гоблином в детской книжке, когда ты был маленьким, ладно? Смирись с этим, Мокрист. Гоблины – лучшее, что случилось с семафорами, то есть, с нами! Они обожают, когда семафоры работают, к тому же, рядом с ними не водятся мыши и крысы, так что еще одна проблема разрешилась сама собой.

Ангела встала, обошла стол и горячо поцеловала Мокриста.

— Ну, как прошел ваш марафон, мистер? Я получила сообщения о твоих успехах, конечно, можешь себе представить.

Мокрист отступил назад:

— Сообщения? Как?

Ангела рассмеялась:

— Что есть семафоры, если не сторожевые башни? У каждого семафорщика есть очень дорогой бинокль от герра Флиса, сделанный по передовым технологиям Убервальда. На многих башнях за тобой следили заботливые глаза – ладно, очень много заботливых глаз. В конце концов, каждый семафорщик знает твое лицо и даже макушку, и я подумала, что это обязанность жены…

— Что? Шпионить за мужем? А то вдруг я путаюсь с другими женщинами?

— Все нормально, я знаю, что ты этого не делал, а если бы делал, я бы тебя убила, - не в обиду, конечно. Но ты ведь этого не делал, так что все в порядке, да? Миссис Кроссли готовит отличную говядину и устричный пирог. Видишь? Разве ты не рад, что я знала заранее, когда ты вернешься?

Мокрист улыбнулся, а потом его улыбка стала еще шыре, когда он полностью осознал, что ему сказали.

— Так ты говоришь мне, любовь моя, - произнес он задумчиво, - что ты могла бы обнаружить кого угодно и проследить за ним?

— О, конечно, если он в зоне видимости. Ребята часто посматривают по сторонам, когда берут передышку, в этом нет никакого вреда. На днях, когда ты собирался домой, я побывала в главном офисе Великого Пути и имела честь получить отчет о том, как ты трясешься верхом на лошади-големе… Очень соблазнительно, как мне сказали.

Ангела оглядела мужа.

— Ты знаешь, - сообщила она, - что когда ты слышишь о чем-то удивительно полезном и интересном, твои глаза загораются, как Страшдественская гирлянда? Так что прекрати сверкать и приведи себя в порядок, прежде чем мы сядем за ужин.

Таково было правило Мокриста и Ангелы, что ужин, если он вообще мог состояться, был священен. Никакой сухомятки, никакого перекуса на рабочем месте, но свечи и серебро, словно бы всякий раз это было особое событие. И поводом для этого было то, что они могли хотя бы раз в день сесть лицом к лицу и просто, ну, побыть, по крайней мере, умеренно в браке друг с другом.

Тем не менее, Ангела не могла скрыть своей тревоги по поводу того, что ей предстоит снова расстаться с мужем ради еще одной долгой командировки в иностранное государство.

— Щеботан не так уж далеко, - успокаивал Мокрист. – И когда я договорюсь с местными ребятами, все станет совсем хорошо.

Ангела кашлянула:

— Гарсоны. Если они омары, то твои ребята будут называться гарсонами.

— Что?

— Гарсоны. Это по-щеботански, но не волнуйся, большинство из них говорит по-морпоркски. И знаешь, почему? Потому что никто из нас не затрудняет себя изучением щеботанского.

— Ну, неважно, как они называются. После того, как железная дорога будет построена, я, наверное, смогу бывать дома чаще. – Он сделал паузу, чтобы проглотить еще один кусок пирога. – Кстати, Гарри получил сообщение от короля Ланкра, он спрашивает, не могли бы мы пустить ветку до Ланкра, чтобы их страна, цитирую, «могла занять достойное место на международной арене».

— Не стоит их недооценивать, - заметила Ангела. – У них есть ведьмы. Они залетают на башни и клянчат кофе у парней – ну, по крайней мере, одна так делает, если ребята молодые, а гоблины не на смене. А под Медной Горой живут гномы. Думаю, они нашли бы применение для железной дороги.

Мокрист скривился:

— Ребята говорят – это невозможно. Слишком круто, да и Ланкрский мост не выдержит веса паровоза. Извини. Но, я думаю, можно пообещать Его Величеству, что мы отправим землемеров осмотреть эти места, когда покончим с щеботанской линией. – Мокрист отложил вилку. – Но мы здесь, и, похоже, впервые за целую вечность у нас свободный вечер. Что будем делать? Я имею в виду, это может быть неплохая идея – дать прислуге выходной на остаток дня…

— И что будем делать? - с улыбкой ответила Ангела.


«Это просто механика, - сказал Думминг Тупс за чаем в Необщем зале Незримого Университета. – Это только выглядит волшебно».

— Этого нельзя разрешать, - сказал главный философ, атакуя вилкой пирог. – Выглядеть волшебно – это наш бизнес.

— Ну, - сказал Наверн Чудакулли, полностью игнорируя это замечание, - нельзя стоять на пути прогресса; почему бы не оседлать его? Кто-нибудь хочет прокатиться на поезде? Мы совсем засиделись, и я не хочу, чтобы люди говорили, что мы отстали от жизни.

— Но мы отстали от жизни, - заявил преподаватель древних рун. – Я дорожу этим фактом.

— Тем не менее, пора встретиться с железной дорогой лицом к лицу. Господин Тупс покажет нам путь.

Волшебники покинули Университет на целой флотилии карет, что вызвало переполох, когда они появились на Анк-Морпоркском вокзале. Тупс, хорошо знавший своих коллег, заранее принял меры и заказал специальный вагон с особенно удобными сидениями.

— Конечно, вы будете путешествовать Первым Классом, господа, - заверил начальник станции, заранее проинструктированный Думмингом. – Но некоторые из вас, если захотят, смогут прокатиться на площадке машиниста. – Он заколебался. – Хотя я и не могу обещать, что одежда останется целой.

Аркканцлер расхохотался:

— Молодой человек, мантия волшебника устойчива к огню, иначе мы сгорали бы каждый день еще до завтрака!

Думминг Тупс, который уже успел совершить несколько поездок на Железной Герде на этой неделе и как следует побеседовать с Диком Симнелом, видел некое удовольствие в том, чтобы примирить лучшие умы Университета с идеей железнодорожного транспорта.

Это была короткая поездка в Вверхивниз и обратно, включавшая ужин в середине пути, который продолжался дольше, чем сама поездка. На обратном пути профессору Беспредметных Изысканий, на зависть другим волшебникам, позволили дернуть стоп-кран, а кроме того волшебники давали гудки, махали флажками и хлопали дверями на каждой остановке, чтобы все попробовать. Железная Герда шла на всех парах, и огнеупорные волшебники по очереди проходили в кабину, чтобы одобрительно поглазеть на топку[37].

Усталые и полные впечатлений, они признали этот новый способ передвижения феноменом. Главный Философ еще пытался возражать, но был слишком пьян.

— Удивительно, люди машут нам руками, когда мы проезжаем мимо, - заметил Чудакулли. – Никогда прежде такого не видел. Кто бы мог подумать? Механика заставляет людей улыбаться. Господин Тупс, что это вы пишете?

Думминг залился краской:

— Я просто хотел зафиксировать встречный поезд… Знаете, я немного интересуюсь этим. Это как видеть, как время движется из будущего в прошлое.

Аркканцлер улыбнулся:

— Будущее мчится быстро, и кто знает, что прибудет следующим рейсом.


Стоял дивный солнечный день. В высоком синем небе пели жаворонки. В такой чудесный день хочется жить. Мокрист, желая подышать свежим воздухом, пружинистым шагом вышел с территории предприятия вдоль железнодорожной колеи.

И в этот прекрасный день… вне поля зрения кого бы то ни было, за исключением самого быстро шагающего Мокриста, на рельсах, по которым странствовала Железная Герда, за поворотом, на маленьком уклоне, ведущем к станции, он увидел двух маленьких… существ. Кролики, твердил ему здравый смысл, их в округе полно, даже предприятие кишит ими. И на мгновение весь мир остановился, оставив его вращаться в собственном маленьком мирке, отстраненно глядя на реальность.

Он видел основные ангары локомотивов и толпу пассажиров, а там, на колее, находилось будущее железной дороги. В один прекрасный момент секунды стали длинными-длинными, и Мокрист оказался единственным свидетелем этой ужасной драмы. Это было похоже на странную игру в высокоскоростные шахматы, разворачивающуюся перед его глазами.

А потом его ноги сами рванулись вперед, он бежал и бежал, задыхаясь от крика, к двум детям, приникшим к рельсам ушами, потому что их вибрация была иногда такой забавной и задорной, и громкой…

ПРЯМО СЕЙЧАС, ПРЯМО ЗДЕСЬ!

И… исчез…


Мокрист очнулся, что можно было назвать хорошим знаком. Сначала Железная Герда была над ним, и он умер, но теперь он проснулся в белой комнате, где пахло древесной камфарой и прочими дезинфицирующими средствами, острый и обнадеживающий запах: материальное доказательство того, что у него, по крайней мере еще есть нос; потому что ничего кроме этого он не чувствовал.

Некоторое время спустя едва слышные звуки стали громче, стали ближе и сложились в слова, обнадеживающие и сердечные слова, которые кристаллизовались в человека в белом халате.

— Ну, мадам, его состояние все еще колеблется, но температура падает, а самочувствие улучшается. Он стабилизируется, и у него ничего не сломано и не разорвано, за исключением отличной пары башмаков. Но я хочу сказать, мадам, что здесь, в больнице, уже есть люди, готовые организовать фонд для покупки ему новых.

Мокрист сделал могучий рывок и пробился из бессознательности в здесь и сейчас – место, где все болит. С положительной стороны, на него смотрела Ангела, а за ее спиной маячил большой человек с отрытым лицом и в белом халате, чей вид позволял предполагать, что он занимался жесткими командными видами спорта, когда был помоложе, и с удовольствием делал бы это сейчас, если бы живот был поменьше и бицепсы повнушительнее.

Жена пристально осмотрела Мокриста, словно проверяя, все ли его части на месте, когда доктор схватил его за руку и прогрохотал:

— Кто-то сверху явно присматривает за вами, мистер Губвиг. Как вы себя чувствуете? Как врач я должен сказать вам, что прыгать под поезд вредно для здоровья, но проявление бездумной идиотской отваги заслуживает аплодисментов!

Доктор Лаун внимательно посмотрел на Мокриста:

— Вы же еще не знаете, что сделали,да, мистер Губвиг? Давайте посмотрим, можете ли вы ходить.

Ходить Мокрист мог, но лучше бы не мог. Все его тело ныло так, словно его как следует потоптали, но медсестры помогли ему удержаться в вертикальном положении и бережно препроводили в соседнюю палату, в которой, как выяснилось, помимо шума находились две семьи: плачущие дети и родители. Осколки прошлого встали на свои места в памяти Мокриста, стали большими и ужасными, и он снова почувствовал дыхание двигателя, проплывавшего над ним, пока он держал под мышками малышей. Нет, этого не могло случиться, разве нет?..

Но настойчивые голоса говорили об обратном, а женщины стремились расцеловать его и поднимали на руках свое потомтво, чтобы оно могло совершить то же самое, а их мужья пытались в это же время пожать ему руку. Недоумение заслоняло окружающий мир, как дым, а прямо перед ним стояла Ангела, улыбаясь той самой многозначительной улыбкой, о которой знают только мужья.

И она продолжала улыбаться так, когда им удалось освободиться от счастливых родителей и их липких детей.

— Ну что ж, дорогой, - сказала она, - ты не раз мне говорил, что жить без опасности – все равно что и не жить вовсе.

Мокрист похлопал ее по руке:

— Ну, Шпилька, я ведь женился на тебе, так?

— Ты не мог устоять, да? Это как наркотик. Ты сам не свой, если кто-нибудь не пытается тебя убить, или если вокруг тебя не разворачивается какая-нябудь драма, из которой знаменитый Мокрист фон Губвиг ускользнет целым и невредимым в последний момент. Это что, болезнь? Какой-то синдром?

Мокрист состроил кроткую рожицу, на что способны только мужья и щенки:

— Хочешь, чтобы я прекратил? Я могу, если ты захочешь.

— Ты мерзавец, - сказала Ангела после паузы. – Ты знаешь, что я не смогу этого сделать, потому что, если ты прекратишь это, ты не будешь Мокристом фон Губвигом.

Он открыл было рот, чтобы возразить, но тут дверь отворилась, впуская представителей прессы – Вильяма де Слова, редактора «Таймс», в сопровождении швейцара и вездесущего иконографиста Отто Шрика.

И поскольку Мокрист фон Липвиг не перестанет быть Мокристом фон Липвигом до самой смерти, он улыбнулся в объектив иконографа.

Он напомнил себе, что это только начало. Остальное еще предстоит... Но он танцевал это фанданго много раз прежде, так что он состроил лицо образцового бойскаута и улыбнулся господину де Слову, когда тот заговорил:

— Похоже, вы снова показали себя героем, мистер Губвиг. Машинист и кочегар говорили, что вы бежали быстрее, чем поезд мог затормозить, схватили детей и прыгнули в безопасное место как раз вовремя. Безопасное место, которое как раз находилось под Железной Гердой. Просто чудо, что вы оказались там, верно?

Что ж, танец начинается.

— Вовсе нет. Мы считаем своей обязанностью присматривать за пассажирами все время. Дети за пределами предприятия, конечно, должны находиться под ответственностью родителей, но мы займемся установкой заграждений на этом участке в ближайшее время. Вам следует это понять, люди стекаются сюда. Похоже, их неудержимо притягивает новизна горячего пара и скорости.

— Очень опасная новизна, вы не находите, мистер Губвиг?

— Ну, господин де Слов, все старое когда-то было новым и представляло опасность, пока не было изучено. Но, так же как день сменяет ночь, они превратились просто в детали ландшафта. Поверьте, с железной дорогой будет то же самое.

Мокрист следил за тем, как журналист старательно записывает его слова, и готов был услышать:

— Пожилые люди по всей Равнине Сто жалуются на то, что шум и скорость их пугают. И поезд оставляет дым и пепел... Это ведь опасно для нашего прекрасного города?

Ну вот, пожалуйста, подумал Мокрист, ослепительно улыбаясь.

— Место, которое вы называете «нашим прекрасным городом», полно дыма, шлака и много чего еще. Испытания Железной Герды впечатлили всех возможностью перевозить тяжелые грузы быстро и безопасно. Давайте не будем забывать, что скорость имеет решающее значение при доставке некоторых товаров, вашей газеты, например, - никто ведь не хочет узнавать новости с запозданием, - ну, и почтовых отправлений, конечно. Мы можем доставлять ваш первый тираж в Сто Лат еще к завтраку. А что касается пожилых людей... Одна старушка сказала мне, что мы должны были подождать, пока все старики умрут, прежде чем запускать железную дорогу, и я думаю, вы согласитесь, что ждать пришлось бы слишком долго!

Мокрист увидел, как на лице журналиста мелькнула улыбка, и понял, что достиг нужного результата.

— Люди часто оправдываются тем, что старики чего-то не поймут, - продолжал он, - хотя это значит, что они сами не хотят понять. Хотя на самом деле многие старики любят риск и гордятся этим.

Для драматического эфекта он принял серьезный вид.

— К сожалению, работа прототипа не может гарантировать безопасности; трудно обезопаситься от тех вещей, о которых еще не знаешь, что они опасны. Понимаете? Но я уверен, что однажды поезд спасет очень много жизней. На самом деле, это я гарантирую.

Как только представители прессы получили интервью и иконографии героя, а сам он подвергся окончательному осмотру доктора Лауна, он попрощался с Ангелой и поймал кэб до предприятия. Окзавшись там, он ворвался в кабинет Гарри Короля даже без стука.

— Там должен был кто-то дежурить, Гарри! - закричал он, колотя кулаком по столу. – Если у тебя есть здравый смысл, поставь приличных охранников вдоль маршрута, чтобы они присматривали за публикой, когда поезд идет! В этот раз я вытащил твои каштаны из огня, но вот что я скажу, Гарри. Пара мертвых детишек на первой полосе поставила бы крест на железной дороге раньше, чем мы успели бы как следут развернуться! Ветинари бы это обеспечил, уж поверь мне. Ты знаешь, как он не доверяет механизмам, и вряд ли его популярность пострадает, если он велит Симнелу сложить свои игрушки в коробку. Это просто позор, люди не должны умирать из-за какой-то там машины!

Он замолк, переводя дух. Лицо сэра Гарри, выражение которого не изменилось за все время обличительной речи, побагровело.

В тишине Мокристу показалось, что он слышит забавный шипящий звук, какой издавала Железная Герда, расслабляясь после тяжелого дня на маршруте. Своего рода металлическое мурлыканье. Но звук утих, оставив сомнения, был ли он вообще.

Гарри серьезно посмотрел на Мокриста снизу вверх:

— Они сказали, что ты влетел под поезд с двумя детьми на руках, это правда?

— Понятия не имею. Я действительно видел детей, которые положили головы на рельсы и слушали, как они дрожат, и я точно помню, как сказал: «О, черт!» А потом меня что-то ударило по голове, и больше я ничего не помню, кроме того, что очнулся в больнице госпожи Сибиллы, на кровати, вот это точно. Я часто привираю для развлечения, рекламы, банального превосходства, личной выгоды и просто из любви к искусству, но я не вру тебе сейчас.

Воцарилась тишина, которую нарушил Гарри, хрипло проговорив:

— Я ведь дедушка, ты знаешь? Мальчик и девочка, любезность моей старшенькой. Я не часто дрожу, ты знаешь, но сейчас меня трясет.

Гарри поднялся. Его глаза были полны слез.

— Вы специалист в этом, мистер Губвиг, так что скажите мне, что делать.

Мокрист этого не ожидал, но ему удалось поймать метафорический мяч.

— Наведи порядок, Гарри, - сказал он. – Инженеры и прочие им подобные знают все о горячей стали, высоких скоростях и быстро крутящихся колесах. Но большинство людей считает быстрой скорость лошади. Многие люди получают травмы каждый год, когда старые добрые ломовые лошади чуют овес и свежую траву и стремглав бросаются на пастбища. Мой совет: прикрыть Железную Герду на неделю для «обслуживания». Убрать все острые предметы с пути, наставить барьеров, и пусть несколько серьезных парней в форме бродят туда-сюда с таким видом, будто они заняты. Ты знаешь такие вещи. Создай хотя бы видимость безопасности.

И снова Мокристу послышалось тихое шипение, которое, казалось, раздалось в его мозгу, наполняя его идеями. В театре своей головы он сидел в главной ложе, наблюдая спектакль своего воображения и с волнением ожидая, что будет дальше.

— Подобные вещи могут случиться не только на предприятии, Гарри, мы должны следить за всей линией. Нужен кто-то, кто будет следить, нет ли на пути детей, коров или поездов, идущих в неправильную сторону. – Он увидел, как Гарри побледнел при мысли о вещах, которые могут пойти не так, но его уже несло на всех парусах. – Понадобится хороший обзор – что-то вроде сторожевых башен с семафорами, которыми можно будет давать сигналы машинистам... Спроси у Дика – он придумывает такие штуки быстрее, чем успевает их записать. И еще совет: пора что-то сделать с этими старыми скотскими вагонами, которые таскает Железная Герда. Для бродячего цирка они, может, и подошли бы, но подвижной состав должен быть так же хорош, как тот специальный, который мы гоняем по линии Сто Лат. – Шипение... – Да! Шикарные вагоны для богачей... – здесь Мокрист буквально увидел, как деньги улыбаются ему. – Ну, может, не совсем богачей, но для тех, кто хочет быть на них похож. Почему бы не предоставить им вагоны, которые, может, не так роскошны, но все же лучше самых дешевых вагонов, открытых всем ветрам? Они получат то, чего хотят, а мы получим еще один денежный насос.

В глазах Гарри появился странный блеск.

— Мистер Губвиг, черт меня побери, если вы не самый опасный человек. Вы заставляете людей лезть не в свои сани, а некоторых это заставляет становиться подозрительными, беспокойными и очень нервными.

К удивлению Гарри, Мокрист едва не воспарил и завертелся волчком.

— Да! Да! Таки нужно делать!. И лорд Ветинари тоже так делает . Он считает, что люди должны стремиться стать лучше во всех отношениях. Я почти вижу это, Гарри. Картину того, как молодой джентльмен помогает своей даме подняться в вагон и доплачивает лишние шесть пенсов, чтобы занять лучшие места. Он вовсе не пуп земли, так что он оглядится вокруг и подумает: «Это вернуло меня с небес на землю, мне еще многое предстоит сделать». И он вернется к работе и будет стараться, да, стараться стать лучше, богаче, как в интересах работодателя, так и в своих собственных. И он не преминет возблагодарить владельца железной дороги, а именно, тебя, за то, что ты заставил его задуматься. Все в выигрыше, никто не проиграл. Пожалуйста, Гарри, позволь людям стремиться. Я имею в виду, кто знает, может, они с самого начала принадлежали не к тому классу. Железная дорога, друг мой, позволит им мечтать, и однажды мечта воплотится в реальность.

Слушая Мокриста, Гарри смотрел на него, как на гигантского тарантула, но сумел ответить:

— Мистер Губвиг, совсем недавно вы оказались под локомотивом с пятидесятитонным подвижным составом, которые едва разминулись с вашей головой, а теперь вы возникаете, как черт из табакерки, полный энергии и идей. Что вы курили? Может, поделитесь?

— Не знаю, Гарри; по-моему, это для меня нормально. Просто продолжать двигаться, и что бы ни случилось, не останавливаться. Для меня это работает. И не забудь: надо навести порядок на предприятии, чтобы убедиться, что публика механизмы не сожрут публику.


Сестринское государство Щеботан состояло, как и Анк-Морпорк, из главного города, нескольких теоретически автономных сателлитов, каждый из которых соперничал с остальными, склочных поселков, раздутых от чувства собственной важности, и неисчислимого множества усадеб, приходов, ферм, виноградников, шахт, хуторов, дорожных петель, названных кем-то в честь своей собаки, и так далее, и тому подобное.

Вдоль границ Анк-Морпоркской гегемонии[38] мелкому фермеру с гипотетической окраины всего, что называлось Анк-Морпорком, было вполне возможно, перегнувшись через ограду, болтать со щеботанским фермером, который в это время совершенно определенно пребывал в Щеботане, нисколько не беспокоясь насчет политических обстоятельств. Разговоры велись, в основном, о погоде, поливе и бесполезности правительства, независимо от его принадлежности, а потом они пожимали друг другу руки или раскланивались, и один возвращался домой, чтобы выпить пинту браги после тяжелого дня, тогда как другой проделывал то же самое с приличным домашним вином.

Иногда сын фермера с одной стороны изгороди засматривался на дочь фермера с другой, или наоборот, и потому в некоторых – очень интересных – местах вдоль границы были люди, которые говорили на обоих языках. Такого рода вещи, так ненавидимые правительствами, чудо как хороши.

Технически, Щеботан и Анк-Морпорк были закадычными друзьями, и это после столетних конфликтов по поводу вещей, которые были несущественными, нелогичными, не соответствующими действительности и просто ложными. Да, чтобы выехать в другую область, нужен был паспорт, но с тех пор, как лорд Ветинари занял свой пост, никто на них не обращал особого внимания. Мокрист много раз бывал там под разными именами, в разных обличьях, а однажды, во время одного очень запоминающегося события, другого пола[39].

Мокрист на минуту задумался о своих победах. Это была выдающаяся афера, и, несмотря на большое количество других успешных выходок, он никогда не рискнул бы попробовать снова. Монашки наверняка его раскусили бы.

Но теперь, когда дилижанс до Щеботана достиг границы, единственным препятствием оставались ворота, теоретически запертые и укомплектованные парой офицеров с каждой стороны. Тем не менее, и такова была природа международных отношений, они зачастую мирно дремали или счастливо работали в своих садиках по обе стороны границы. Некоторые спросят: и какой в этом смысл? Все везли контрабанду, боле того – контрабанда двигалась в обоих направлениях, и такой прагматичный подход был вполне в духе времени.

И сегодня у Мокриста был список людей, с которыми надо было повидаться, о да, у него всегда был список. Он знал, что Щеботану необходима железная дорога, потому что здесь было полно продуктов, которые надо было быстро продавать, чтобы не остаться владельцем кучи тухлой рыбы, и Мокристу предстояла счастливая неделя борьбы с омарами[40], но сейчас он имел дело с жителями далеких от побережья селений, которые относились к своим клочкам земли как к святыням. Да, они хотели железную дорогу, но если бы они ее получили, у них не осталось бы земли, которая не была бы железной дорогой.

В переговорах Мокристу помогал и.о. капитана Пикша из Анк-Морпоркской Городской Стражи, прикомандированный сейчас к Щеботанскому подразделению, который изучал местное наречие так, как это делают в Анк-Морпорке,. За пинтой дрянного пива капитан Пикша объяснил дилемму, созданную щеботанской традицией землевладения.

— Это то, что они называют le patrimony. Это значит, что каждый ребенок должен получить что-то, когда мама с папой отойдут в мир иной. Большую ферму приходится делить на две или три части, а иногда и больше, чтобы каждому досталась доля. Даже правительство считает, что это нелепо, но в Щеботане никто не обращает внимания на правительство. Так что только он вас зависит, мистер Губвиг, сможете вы убедить их или нет.

И Мокрист старался, действительно старался, хотя после двухнедельных разочаровывающих торгов за каждый клочок земли размером с носовой платок он был готов сдаться и вернуться в Анк-Морпорк. Это наверняка не понравилось бы Гарри и, что еще хуже, Ветинари, но, возможно, он сумеет отговориться от всего этого.

Его мрачное настроение слегка развеялось, когда он достиг небольшого, но процветающего имения, принадлежащего маркизу де Экс эн Хлебо, известному виноделу. Маркиз был одним из последних в списке важных землевладельцев Мокриста. Он был женат на женщине из Ак-Морпорка и, видимо, был очень заинтересован в том, чтобы его изысканные вина поставлялись клиентам как можно скорее и с минимумом тряски, которая пагубно сказывалась на вине. Сейчас же после путетешствия на повозке по ухабистой дороге вино было необходимо выдержать в прохладном погребе, чтобы осел осадок.

Маркиз пригласил Мокриста на обед, который оказался тем, что называли кухней фьюжн, с паштетом безо всяких авеков, основным блюдом из омаров и пюре, а затем – превосходным пудингом с изюмом, - сочетание блюд, которое могло надолго вписать вас в анналы истории кулинарного позора, но которое было не так уж плохо, особенно в сочетании с удивительно хорошими винами.

Маркиз был молод и дальновиден и видел перспективы железной дороги не только в виноторговле, но и в деле объединения людей. Он подмигнул жене и заявил с каким-то скрытым подтекстом, что идея сближения людей очень близка его сердцу и что чем больше люди знают друг о друге, тем лучше они ладят. Его взгляды на любопытную и слегка буколическую традицию Щеботана разделять имущество после смерти родителей очень заинтересовали Мокриста.

— Каждый хочет продать вино, сыр и рыбу в Анк-Морпорк, это точно, но никто не хочет потерять землю. Каждый любит свой маленький кусочек Щеботана, который можно потрогать, раскрошить в пальцах, что-то, за что можно бороться. Я знаю, это старомодно и раздражает правительство, но я, как истинный сын Щеботана, считаю это приемлемым. К несчастью для вас, друг мой, мы не продаем свои неотъемлемые права, если, конечно, цена не будет достаточно высокой. Как только вести о железной дороге разлетятся, цена вырастет до небес: вам придется, как говорит моя жена, заплатить «dans le nez». Я думаю, друг мой, вам придется найти другой маршрут в Щеботан, если вы хотите закончить работу не les poules auront des dents.[41]

Он на мгновение замялся.

— Пойдемте в библиотеку, я хочу показать вам кое-какие карты.

В обширной богато обставленной комнате, полной чучел животных (или, по крайней мере, вероятно, чучел) и застарелого запаха формалина, Мокрист склонился над большой картой, которую маркиз вытащил из старого сундука.

Указывая на то, что выглядело большим белым пятном на карте, маркиз сказал:

— Здесь земля почти ничего не стоит, кругом колючие кустарники, и ничего не тпроизводится, кроме охры, да и той очень мало. Это более или менее пустырь, заросший таким кустарником, который может порвать ботинки; и лишенный чего бы то ни было, привлекательного для людей. Бесплодные земли, обиталище жуликов, разбойников и контрабандистов, крайне неприятных и вооруженных до зубов. Правительство все время пытается избавиться от них, но это еще не все. Еще там есть гоблины, и они ничего не занют о правах на землю.

— У нас соглашение с гоблинами Анк-Морпорка, - сказал Мокрист быстро. – Нужно просто найти занятие, которое им действительно нравится и с которым они хорошо справляются, ну и, конечно, помнить их имена и воздерживаться от пинков. Непнутые гоблины чрезвычайно полезны, хотя и не всегда симпатичны.

— Хотелось бы мне, чтобы мы заключили подобное соглашение с гоблинами, - сказал маркиз задумчиво. – Но вы должны учесть, что это щеботанские гоблины, а значит, чрезвычайно сварливые и несговорчивые, а кроме того, много пьют. Они сами делают для себя вино. – Он подумал и поправил себя. - Или, точнее, виноподобные жидкости.

— Звучит не так уж плохо, - заметил Мокрист.

— В самом деле? Они делают вино из улиток. Плоды стен, как вы это зовете в Анк-Морпорке. Напившись, они здорово шумят, но, вероятно, с ними все было бы в порядке, если бы не бандиты, которые охотятся на них ради развлечения.

—Так бандиты владеют пустошами? - спросил Мокрист.

Маркиз заколебался.

— Нет, я думаю, это ничейная земля. Если вы спросите адвокатов, они наверняка скажут, что пустошь принадлежит всему Щеботану в целом.

— Ну, сэр, похоже, Щеботан задыхается от желания получить железную дорогу, даже если отдельные землевладельцы против, и если вы поможете мне решить вопрос с правом собственности, я буду счастлив сделать ему одолжение.

Макриз поморщился:

— К сожалению, не все так просто. Мы люди не проблемные, но правительство тянет с решением проблемы бандитов. К сожалению, у правительства и бандитов так много общего, что они абсолютно взаимозаменяемы повсюду в мире... Вы улыбаетесь, мистер Губвиг? Что-то забавное?

— А бандитов много?

— Значительное количество. Эта область ими просто кишит – отвратительные бандиты, которые готовы совершить убийство в любой момент, если и когда думают, что могут уйти безнаказанными. Должен вам сказать, что, если вы спешите очистить эту местность, мистер Анк-Морпорк, вам придется действовать самостоятельно. Вы все еще улыбаетесь? Будьте так добры, поделитесь шуткой. Хотя, боюсь, знаменитое анк-морпоркское чувство юмора непереводимо...

— Да уж, - сказал Мокрист. – Когда раздавали таланты, Анк-Морпорк получил чувство юмора, а Щеботану пришлось обходиться изысканной кухней и занятиями любовью. - Он выдержал паузу. – Вы заинтересованы в сделке?

Маркиза хихикнула в свое вино, улыбнулась Мокристу и подмигнула, а ее муж произнес торжественно:

— Думаю, сударь, мы предпочтем статус кво.

Мокрист, который почти, но еще не совсем опозорился, спросил:

— Скажите, сэр, а живут ли в тех краях порядочные люди, кроме гоблинов?

Маркиз покачал головой:

— О, нет, сэр. Почва там сухая, как пыль.

Мокрист задумался на пару секунд, потом встал, поцеловал руку маркизы и сказал:

— Спасибо вам большое за гостеприимство и информацию. Я должен идти, если хочу успеть на ночной дилижанс до Анк-Морпорка, но у меня приятное предчувствие, что счастливые обстоятельства восторжествуют. Я почти ощущаю, как они вьются в воздухе.


Анк-Морпорк полон гномьих баров, больших и маленьких, готовых вместить всех желающих. Сумрак «Грязной крысы» был особенно популярен среди тех, кто предпочитал традиционный стиль интерьера и недвусмысленное отстутсвие зонтиков в напитках.

— Они рушат семафорные башни. Ну и какой нам от этого толк? Моя старая бабушка живет под семафорной башней, и ей разрешают отправлять сообщения бесплатно.

В темноте кто-то произнес:

— Не надо ей такое разрешать. Семафоры для людей.

И тут началась ссора.

— Ты должен признать, что семафоры иногда полезны. Я слышал, они спасли корабль в море. И они помогают всегда быть на связи с друзьями.

Голос из темного угла опять произнес:

— Тогда не будем трогать семафоры.. Есть и другие способы. Я видел локомотивы. Должно быть, достаточно легко скинуть их с рельсов.

— Да? А зачем тебе это надо?

— Это даст всем понять, что с гномами шутки плохи. К тому же, я слышал, гномам не позволяют работать на железной дороге.

— А я не слышал. Это дискриминация.

— Не-ет, это потому что некоторые тупые ублюдки рушат семафорные башни, вам не кажется? Вот что получается в результате. И меня это не удивляет.

— Может, и так. Но на железной дороге работает уйма трлеей и гоблинов. Гоблины! Грязь! Нас притесняют. Низкий Король продался чертовому Ветинари с потрохами, и следующее, о чем мы услышим, - что они построили ветку до Убервальда, и наши шахты заполонят вонючие гоблины... если мы не постоим за себя сейчас!

— Да! Чертовы гоблины! Везде и всюду!

Разговор перемежался звуками осушающихся кружек и последующего опустошения столов.

— Заметьте, нельзя сказать, чтобы истинный гном захотел бы работать на железной дороге, - сказал все тот же вкрадчивый голос, которые еще не раскрыл себя.

— Нет! Это точно. Я бы никогда не стал там работать. Мерзость какая! Это нужно остановить!

— Они прокладывают колею из Анк-Морпорка в Щеботан. Вмешавшись, мы заявим о себе, - продолжал голос из тени.

Кто-то стукнул кулаком по барной стойке:

— Мы должны показать всем, что гномы не позволят собой помыкать!

— Мы могли бы громить эти чертовы водонапорные башни и красть уголь, - предложил другой. – Никто не пострадает, но это даст им понять, что им здесь не место.

— Этого недостаточно. Они просто все восстановят и продолжат дело, как было с семафорами. Нам нужно совершить что-то значительное, на что люди точно обратят внимание.

Воцарилась тишина, какая бывает, когда люди, не привыкшие думать, вынуждены размышлять очень интенсивно.

Кто-то спросил:

— Ты имеешь в виду убийство людей?

— Мы должны заявить о себе. И позже, когда люди все поймут, мы станем героями.

А потом бармен, поглядывавший на компанию, сказал многозначительно:

— Мы закрываемся, господа; вы сами найдете дыру, через которую можно выйти?

И выгнал их на улицу.

Ардент уверенно зашагал прочь. В конце концов, неподалеку, через несколько улиц, был еще один гномий бар, где можно деликатно посеять семена недовольства. Удивительно, как легко управлять людьми, просто используя нужный голос в нужном месте. А после этого они делают все самостоятельно, руководствуясь словарем с выражениями вроде «само собой разумеющееся» и «они замышляют», маленькие шипы на пути к межвидовой розни.


Когда Мокрист наконец добрался до Анк-Морпорка, было время завтрака, и он поспешил к Гарри Королю домой. Было непривычно видеть Гарри Короля, как он есть, просто Гарри Королем, семьянином. Он даже носил домашние тапочки. Эффи гоняла слуг по поводу кофе, пока Мокрист отчитывался перед ее мужем.

— Сэр, у нас проблемы в Щеботане. Если точнее, есть некоторые неприятные господа, которые стоят на пути нашей железной дороги.

Мокрист объяснил ситуацию с земельным правом, и предложил, поскольку акры пустоши не принадлежат никому, то они принадлежат всем, проложить колею именно там. Оставалось только рассмотреть малленький вопрос с бандитами.

Один вид лица Гарри мог бы согреть любую душу, особенно если это была душа акулы. Мокристу не обязательно было еще что-то говорить, но он добавил:

— Было бы очень полезно, Гарри, если бы я вернулся туда как-нибудь ночью с несколькими големами и, возможно, с несколькими вашими... охранниками, вашими техническими специалистами. Джентльменами, которые имеют некоторый опыт в урегулировании конфликтов. Конечно, мне придется реквизировать карету...

Выражения лица Гарри менялись, как в калейдоскопе, пока он не вымолвил:

— Вы не возражаете, если я присоединюсь?

— Гарри Король! – вскричала Эффи. – В твоем возрасте даже не думай о чем-нибудь другом, кроме как остаться дома!

— Да ладно тебе, любовь моя, речь идет о бандитах. Это мой долг как сознательного гражданина. К тому же, я Гарри Король, бизнесмен, и я должен позаботиться о своем бизнесе.

— Гарри, пожалуйста! Помни о своем статусе!

— Человек сам определяет свой статус, Герцогиня. Это бизнес, и я должен все уладить. Это будет в последний раз, обещаю.

— О, ну ладно... Но будьте рассудительными и внимательными, мистер Губвиг. Гарри, делай то, что скажет мистер Губвиг, он очень благоразумный молодой человек, - сказала Эффи. – И никакого алкоголя... И, мистер Губвиг, сделите, чтобы он тепло одевался потому что его мочевой пузырь... э-э... ну, вы понимаете. Он не так молод, как ему кажется.

— Да, Эффи!!! – взревел Гарри. – Но прямо сейчас я готов на все! Я скажу пару слов своим парням и големам, мистер Губвиг, и буду ждать вас завтра утром здесь. Ровно в семь часов.

А дома Ангела заявила:

— Конечно, это безумная идея, иначе она не пришла бы тебе в голову, да?

— На самом деле, моя сладкая, рейд был идеей Гарри, - соврал Мокрист. – Думаю, это что-то вроде его последнего ура. Но ему действительно пришлось взять меня за жабры, честное слово, не будь я Мокрист фон Губвиг, ты бы видела его лицо.

— О, да, ты Мокрист фон Губвиг, и ты ждешь этого с нетерпением, правда? Взгляни на себя.

— Не обязательно, - сказал Мокрист. – Но ночь будет безлунная, и было бы поучительно посмотреть, как Гарри с приятелями устраивает небольшую вечеринку. Но учти, ты об этом ничего не знаешь, ладно?

Лицо Ангелы было восхитительно пустым.

— Хорошо, но помни, Мокрист: если будет драка, постарайся вернуться домой целиком, а не по кускам.

На следующее утро две большие кареты уже ждали у дома Гарри Короля с экипажем его приятелей на борту. Мокрист задумался, как ему удалось так быстро их собрать, но потом он решил, что такие вещи Гарри привык делать еще в старые добрые времена, которые вспоминал теперь с такой нежностью. В самом деле, совсем не удивительно, что человек способен собрать целую армию, чтобы урегулировать маленький конфликт по поводу владения улицами. Сейчас все они вели себя образцово, не плевали и не выражались, потому что Герцогиня смотрела на них из окна и махала рукой.

Перед отправлением Гарри обратился к своей команде:

— Значит, так, ребята, мы едем не убивать, только если кто-нибудь не попытается убить вас первым. Это не наши улцы, но они все-таки бандиты. Можно сказать, мы очищаем мир для порядочных людей вроде нас самих, мы просто выносим мусор, как всегда делали.

Мокрист оглядел соратников Гарри. У некоторых были золотые зубы или вовсе не было зубов, но у всех был одинаковый таинственный вид джентльменов, привыкших перебираться через границу под покровом темноты. А если посмотреть наметанным глазом, можно было заметить, как бугрились их мускулы, а один держал в руках ящик для инструментов с нетерпеливым видом человека, не знающего полумер.

Гарри ясно дал понять, что выпивки не предвидится, по крайней мере, до обратного пути, так что путешествие протекало в угрюмом настроении. К середине дня они достигли края пустоши.

Край, который раскинулся перед ними, явно не был подходящим местом для карет. Петлявшая дорога смутно виднелась между колючих зарослей. Гарри приказал кучерам остановиться в месте, где можно было накормить и напомить лошадей, а кареты оставались скрытыми от посторонних глаз, и послал приятелей на разведку.

Мокрист никогда прежде не путешествовал с настолько молчаливыми людьми; казалось, они поглощают весь окружающий шум. Стоило им выпрыгнуть из карет, как они растворились на местности. Предоставив действовать профессионалам, Гарри и Мокрист остались ждать.


Ночь была темна, и команда тайно продвигалась к бандитскому лагерю. Они находились в самой глубине безотрадной и дикой щеботанской пустоши, сплошных зарослей терновника, способного содрать кожу до костей. Сады преисподней, особенно в потемках. Они видели неверное пламя костров и слышали недвусмысленный звук вызванного алкоголем храпа. Преступникам должно быть стыдно, подумал Мокрист. Ни одного дозорного!

При поддержке расставленных по периметру компаньонов, Гарри тихо пробрался в центр лагеря.

— Доброе утро, господа! Мы Общество Защиты Гоблинов, и у вас всех есть две минуты, чтобы встать и убраться отсюда! Поняли? Тонко и деликатно, приятели!

Бандит выбрался из своей палатки и ухмыльнулся:

— Нам все равно, кто вы такие, и вы можете засунуть свои требования себе в жакет, мосье!

— Хорошо, - сказал Гарри. – Мы всегда рады потолкаться. Давайте, ребята, только гоблинов не пораньте!

Мокрист осторожно отступил назад, чтобы понаблюдать. Гарри призывал своих людей воздержаться от убийств, но большинство бандитов уже лежало на земле или удрало через пару минут после того, как Гарри отдал приказ своим компаньонам. Это была бандитская разборка, но одна из банд не обладала ни каплей стратегического мышления. Люди Гарри работали с хирургической точностью, методично, очень, очень профессионально и в чем-то даже со скукой. Для них это была просто работа, которую они выполняли аккуратно и точно, и им было лестно, что в этот раз они выступают на стороне хороших парней. Мокрист решил, что для них это своего рода новый опыт.

Гарри оглядел поле боя, чтобы убедиться, что его ребята не зашли дальше легких сотрясений и переломов конечностей, и остался удовлетворен по всем пунктам.

— Что вы собираетесь с ними делать? - спросил Мокрист.

— Передадим в руки местных властей, как и подобает честным гражданам вроде нас. Я думаю, роль властей сыграет твой маркиз.

— Отлично, но я хотел бы предложить отпустить одного или двух бандитов, чтобы быть уверенными, что вся прочая бандитская братия узнала, что произойдет, если они будут огорчать честных граждан.

— Предположим, - проворчал Гарри. – Но я пошлю ребят сделать еще пару… вылазок. Посмотрим, не удастся ли нам прикончить еще кого-нибудь. Действия говорят громче, чем слова, мистер Губвиг.

Позже той же ночью, в замке, маркиз, одетый в халат, в сопровождении двух слуг вышел встречать их.

— Мосье Губвиг, как приятно видеть вас снова, да еще и с товарищами.

Гарри шагнул вперед прежде, чем Мокрист успел заговорить, и объявил:

— У нас тут кучка бандитов для вас, милорд. Мы решили, что вы ближайший представитель власти в этих краях.

Маркиз мельком глянул на пленников:

— Я вижу как минимум двоих, у которых на висках отпечатано: «Гарри Корол». Имею ли я честь общаться с самис сэром Гарри Королем? Не удивляйтесь. Моя жена многое рассказала мне о Короле Золотой Реки и его знаменитых кольцах. Я могу только поприветствовать вас, мосье, и выразить надежду, что наше деловое сотрудничество будет плодотворным. Выпьете что-нибудь?

— Пршу прщения, сэр, а с этими-то что делать?» - спросил носитель ящика с инструментами.

— Суньте их в каменный мешок, будьте так любезны. Рано или поздно мы их оттуда выудим.

— Каменный мешок, сэр? Это что-то типа выгребной ямы?

— Да, - рассмеялся маркиз. – Очень уместная аналогия! Эти гарсоны долго мозолили нам глаза, но не думаю, что теперь нам грозят от них неприятности.

После полуночи, когда Мокрист, Гарри и их товарищи погрузились в кареты и начали долгий обратный путь, победителям все же достался ящик пива.

— Молодцы, ребята, - пророкотал Гарри, отбивая горлышко у бутылки. – Вы сделали все, что я ожидал, и даже больше, господа, Вы знаете, Гарри Король щедр, так что я с нетерпением жду возможности снова поработать с вами вместе. Можете на это рассчитывать.

Он лег спиной на сиденье и закурил одну из своих сигар, переговариваясь то с одним, то с другим компаньоном о выходках, которые они откалывали в старые добрые времена, когда Стража еще была посмешищем.

Ангела разбудила Мокриста чашкой чая около четырех вечера. Пока он прихлебывал чай, жена взбила ему подушки и спросила:

— Ну, как все прошло? Я не слышала ночью никаких больших взрывов, а это уже результат, так?

— Ну, это не было бойней, да и задниц надрали не очень много, насколько я могу судить, но хорошие парни выиграли, в смысле, хорошие в данном значении. Приятели Гарри Короля еще очень крепкие как для старых хрычей, да и хитры не меньше.

Она поставила поднос с едой на колени и сказала:

— Думаю, завтрак в постель не может доставить таких же волнующих переживаний мистеру Жить-Без-Опасности-Все-Равно-Что-И-Не-Жить-Вовсе?

— Как хорошо ты меня изучила, Шпилька, - заметил Мокрист, расправляясь с сосиской. – А теперь послушай. Похоже, в пустоши живет очень много гоблинов, а люди в Щеботане еще не поняли, насколько они могут быть полезными, даже несмотря на то, что у них отлично получаются улиточные вина. – Мокрист поморщился. – Ты не возражаешь, если я возьму Сумрака Тьмы с собой в Щеботан?

— Я думала, он тебе не нравится, - поразилась Ангела.

— Ну, он растет на тебе, как грибок, а там будет полно озадаченных гоблинов, которым не помешает увидеть дружественное лицо, - он заколебался, - если его можно так назвать.


Далеко от Мокриста (во всех, включая метафизический, смыслах), в пещере, парадоксальным образом сияющей, но темной для чуждого взгляда, проходило совещание. Пещера была освещена, насколько это можно было назвать освещением, одинокой свечой, чей свет был призван скорее подчеркнуть темноту, а не разогнать ее. Тем не менее, ее слегка дрожащий свет дробился целой россыпью драгоценных камней, подобия которых, если добавить небольшие печальные проблески, источали в целом меньше света, чем простая скромная сальная свеча.

В общем, это был свет, который скрывался от света и у которого были на это причины. Так же, как у несчастного гнома, примостившегося в центре пещеры, были все основания хотеть оказаться в другом месте. В другом месте, подумал он, это ключевое слово; где угодно лучше, чем здесь.

С другой стороны, у него был религиозный долг. Он впервые услышал о нем на коленях у отца или, может, у матери, ведь он никогда не видел их и не слышал ясно; голоса всегда звучали приглушенно, ведь молчание было для глубинников такой же добродетелью, как и тьма. Он вспомнил тот неоспоримый факт, что он почти пытался бежать, останавливаясь в последний момент, потому что спрятаться было негде. Он забрался так высоко[42]!.. Далеко не лучшее место для гнома, и глубинники его раскусили.

Говорили, что у них полно способов убивать в темноте, и что они умели переходить из тени в тень, не показываясь на свету. О, о них так много говорили, хотя, по большей части, шептали. Он сделал так много плохого: он ел говядину, он купил своей жене яркие серьги, а самое худшее – он подружился с Роки Дебрисом, который был – о ужас! – троллем, но помимо этого еще и вполне приличным парнем, c которым он садился рядом, когда они отправлялись на работу, который, как и он, болел за сборную Сестер Долли, с которым они вместе ходили на матчи, ведь каждый, кто болеет за ту же команду, заведомо становится другом, не так ли?..

Да, так и было, но в самой глубине его сознания сидел давний детский страх, едва различимые шепоты, сгущенные обрывки старых песен, которые пелись в особых случаях, маленькие ритуалы, которые стали святыми, потому что их совершали определенные люди, сидящие у того же домашнего очага, в те уютные дни, когда ты был слишком мал, чтобы понять, а твой несчастный мозг не был набит идеями, что часть тебя должна выражать протест как-то вроде рукопожатий с троллем. А теперь его заметили и поймали, и они стояли между ним и его шансами на новую жизнь после смерти. У них были ключи от того света, и они, по одной прихоти, могли заставить его плавать в темноте Гиннунгагапа, где были… твари, мучители, существа невероятной выдумки и терпения.

Он пошевелился, ощутив спазмы в ногах.

— Пожалуйста, - сказал он, - я знаю, я попал в дурную компанию и, возможно, недостоин называться гномом, но, может быть, я смогу все искупить? Пожалуйста, умоляю, снимите кандалы, я сделаю все, что вы прикажете.

Тишина в комнате сгустилась, уплотнилась, словно собираясь воедино. Как долго он находился здесь? Годы, или, может, только секунды?.. Таково было коварство темноты: она поглощает все и превращает в аморфную субстанцию, в которой все искажается, вспоминается и утрачивается опять.

— Очень хорошо, - сказал голос. – Мы заглянули в твою несчастную душу и согласны дать тебе еще один шанс. Имей в виду, что другого не будет. – Голос слегка смягчился. – Так смотрит на тебя. Теперь можешь съесть то, что лежит перед тобой, и уходить, а Так присмотрит за тобой. Помни: для отрекшихся нет искупления. Когда ты понадобишься Таку, тебе сообщат.


На следующий день после редкого и вполне заслуженного вечера в обществе жены, Мокрист вскочил на лошадь-голема в компании Сумрака Тьмы, цеплявшегося за него сзади.

И пока они шли галопом, Мокрист обдумывал, что его так беспокоит в лошади-големе. Голем-лошадь невероятно полезна, если нужно куда-то быстро попасть, но если вы проводили в седле слишком много времени, то рано или поздно обнаруживали, что стремена просто не выполняют своих функций. Вы просто повисали на лошади, пока не добирались до пункта назначения. Не было необходимости управлять, конь просто делал свою работу: если вы скажете ему, куда вам надо, он сам притащит вас туда. Это существо не издает звуков, не требует воды или овса и просто терпеливо стоит на месте, когда вы им не пользуетесь.

Вскоре Мокриста осенило, в чем проблема. Он брал все, не давая ничего взамен. В Не то чтобы он часто задумывался о концепции кармы, он он слышал о ней, и сейчас ему казалось, что целая тонна кармы обрушивается на него. Лошадь давала ему все, а он только брал… Что за сумасбродство, подумал он. Ложка не требует, чтобы вы говорили ей «спасибо» и «пожалуйста», разве нет? О да, сказал он себе, но ложка – это кусок металла, а лошадь-голем – это лошадь. Он поколебался. Интересно, подумал он…

Неподалеку от границы они достигли головной части проложенной железнодорожной колеи. Они с гоблином соскочили с лошади, и вдруг внезапный порыв заставил Мокриста задать существу вопрос.

— Вы можете говорить? – спросил он, чувствуя себя полным идиотом.

Ответ прозвучал прямо из воздуха, а не из лошадиного рта, как можно было ожидать:

— Да, если мы хотим.

Гоблин хихикнул. Мокрист проигнорировал это и продолжил дознание:

— А, уже кое-что. Тебе бы хотелось побегать по лугам и пастбищам, и все такое?

— Да, если вы хотите, - раздалось из ниоткуда.

— Но чего хочешь ты?»

— Не понимаю концепции.

Мокрист вздохнул:

— Я видел ручеек неподалеку, а еще там есть зеленые пастбища, и, ради спокойствия моей души, я бы хотел, чтобы ты отправилась туда и поскакала всласть по лугам, наслаждаясь жизнью.

— Я буду наслаждаться, если вы хотите.

— Святые небеса! Я предлагаю тебе пожить по-человечески!

— Мое назначение – пахать как лошадь, сэр. И позвольте заметить, что мне незачем наслаждаться жизнью.

— Ну сделай это ради меня, пожалуйста! Покатайся по цветам, поржи, поскачи, повеселись немного. Если не ради себя, то ради моего рассудка.

Он видел, как лошадь исчезает в лугах.

Сумрак Тьмы за его спиной хихикнул:

— Ну вы и нечто, мистер Влажный, освобождаете рабов и все такое. Как вы думаете, что Его Сиятельство на это скажет?

Мокрист пожал плечами:

— Он бывает язвительным, но некоторая язвительность не так уж плоха. Ветинари полностью на стороне свободы, хотя и не обязательно моей.

Переключив внимание на железную дорогу, Мокрист с радостью заметил, что рабочие бригады под руководством молодых помощников мистера Симнела неуклонно движутся вперед, прокладывая путь к Щеботану.

Дальнейший путь Мокрист и Сумрак Тьмы проделали на дрезине, которой с явным удовольствием управляли двое молодых железнодорожников, - забавная, если не сказать – смешная конструкция, чьи колеса резво бежали по вновь проложенным рельсам, еще ожидающим окончательной установки.

Они миновали границу с единственной короткой остановкой, которую заняли формальности вроде кивка охранникам и вопроса: «Ничего, если мы тут проедем, ребята?», после которого они на минуту перестали возделывать свои сады и помахали ему руками.

Там, где колея обрывалась, они повстречали старика на повозке с запряженной лошадью, который, как было заведено, должен был довезти их остаток пути до замка. Он явно считал, что идея перевозки гоблина в его чудесном чистом транспортном средстве дурно пахнет, хотя это транспортное средство было всего лишь двуколкой.

Лучезарный маркиз уже ждал их в замке. При виде спутника Мокриста он наморщил нос.

— Что это? - спросил он тоном светской дамы, обнаружившей в своем супе фрагмент чего-то мохнатого.

— Это Сумрак Тьмы.

Гоблин отсалютовал:

— Сумрак Тьмы, мистер Мар-ки-и. А вы тут неплохо устроились, о-очень неплохо. Не беспокойтесь насчет запаха, я к нему привыкну.

— Мон дье, - выдавил маркиз после неловкой паузы.

— Не бог, мистер Мар-ки-и, - сказал Сумрак Тьмы, - просто гоблин, лучший из, о да. Очень полезный, знаете ли. – Гоблин излучал звенящий сарказм. – И не только это, мистер Мар-ки-и, я настоящий. Если вы меня порежете, у меня ведь пойдет кровь? И если вы это сделаете, я тоже пропущу вам кровь, не в обиду.

Маркиз словно бы маску сбросил и расхохотался. Без сомнения, гоблин знал, как растопить лед. Даже айсберг.

— Эншанте, господин Сумрак Тьмы, - сказал маркиз, протягивая гоблину руку. – Ты пьешь вино?

Гоблин заколебался.

— А в нем есть улитки?

— К сожалению, улиток в нем нет, - ответил маркиз, когда они поднимались на террасу по широким каменным ступеням. – Я знаю, твой народ известен своим улиточным вином, но увы, я не могу вам его предложить.

— Не берите в голову, сквайр, я доволен тем, что есть. И на заметку, мистер мар-кии, они не мой народ, они ваш народ. Я анк-морпоркский парень. Видел большую лошадь[43] и все такое.

Во второй половине солнечного дня вид на пустоши с террасы был великолепен.

— В Анк-Морпорке много гоблинов, мистер Губвиг? – спросил маркиз, наполняя стакан Мокриста охлажденным вином. – Конечно, я слышал о теории плавильного котла милорда Ветинари, но также я слышал, что многие люди в Анк-Морпорке все еще не вполне уверены на их счет и думают, что производство, связанное с гоблинами, демонстрирует, что его владелец нечист на руку. Так много предрассудков у ваших соотечественников, которые, как бы это выразиться, сами не вполне чистоплотны. С логической точки зрения, Щеботан намного чище. В конце концов, это родина господина Биде! Еще один аппарат для поддержания чистоты, и все же вы в Анк-Морпорке насмехаетесь над нами по поводу грязи…

— Да, я знаю, это прискорбно, - сказал Мокрист. – Я и сам встречался с господином Биде, хотя, к сожалению, не пожал ему руку. Прошу прощения? Что-то не так?

Маркиз вдруг забеспокоился:

— Кто-то смотрит на нас с дерева вон там. Должно быть, я говорил слишком громко, потому что оно уже спустилось ниже к поверхности земли. Оно маленькое, но больше гоблина, если вы когда-нибудь видели их на деревьях.

В воздухе что-то прошелестело. Сумрак Тьмы перепрыгнул через парапет и исчез внизу. Почти тут же он появился снова со словами:

— Гном ублюдок. Удрал. Я в него плюнул!

Маркиз снова наполнил стакан Мокриста.

— Гном? – сказал он. – Имеет к вам какое отношения? Промышленный шпионаж? Можно было ожидать, что гномы заинтересуются железной дорогой; в конце концов, они плавильщики и поставщики руды…

— Не думаю, - сказал Мокрист. – Несколько месяцев назад у семафоров было немало проблем с экстремистами, которые нападали на башни, но сейчас, кажется, все утихло. И не похоже, чтобы многие гномы интересовались железной дорогой. Что-то тут связано с глубинниками, я уверен. Глубинникам не нравится ни одна важная личность в Анк-Морпорке.

— Ах, да, - сказал Маркиз, - знаменитое Соглашение Долины Кум и все эти дела… Я думал, все уже разрешилось.

— Как и все остальные. Вы знаете, как это бывает. Невозможно угодить всем. И, разумеется, невозможно угодить глубинникам, как ни старайся.

Чувствуя себя изрядно освеженными, Мокрист и Сумрак Тьмы отправились в пустоши на поиски обитавших здесь гоблинов, которые, хотя и не являлись полноправными владельцами этих земель, были необходимы для консультаций и сбора информации. Раз уж они здесь поселились, решил Мокрист, у них могут быть определенные претензии.

Пока они прокладывали путь по запущенной тернистой местности, Мокрист размышлял, насколько важен гном, который шпионил за ним, здесь, в Щеботане, где гномов обычно не видно. Это означало, что он был сюда заслан, и наверняка не был один.

Во времена своей бездарно растраченной юности и, не будем приукрашать действительность, бездарно растрачиваемого среднего возраста Мокрист кое-что узнал о методологии шпионажа и был уверен, что один шпион не в состоянии отследить цель должным образом. Что гном там делал? Откуда он взялся? И, самое важное, куда он делся?

Его размышления были прерваны, когда Сумрак Тьмы остановился на скалистом выступе, который, по мнению Мокриста, ничем не отличался от множества других, которые они миновали. Было жарко. Очень жарко.

— Подожди здесь, - сказал гоблин. – Вернусь через пять сек.

На самом деле, прошел еще один потный час, и солнце начало опускаться за горизонт, когда гоблин вернулся в сопровождении целой огромной толпы щеботанских гоблинов, и все больше и больше их выходило из зарослей.

Если говорить о внешнем виде щеботанских гоблинов, то они практически не отличались от своих анк-морпоркских собратьев. Однако, в отличие от анк-морпоркских, щеботанские гоблины одевались таким образом, который можно было бы назвать броским. Им было присуще определенное щегольство, недоступное анк-морпоркским гоблинам, и пахло от них чем-то, что можно было назвать одескаргот[44]. Следует признать, что материалы использовались те же – куски кожи животных или сами животные, птичьи перья – и все украшено блестящими камешками. Судя по всему, гоблины уже открыли для себя таксидермию, но еще не полностью осознали необходимость выскабливать и отчищать шкуры. Однако не стоило отказывать гоблинам в праве на собственный от-кутюр.

Мокрист улыбнулся. Он видел, что в своем роде гоблины тут, в Щеботане старались стать лучше, возможно, потому что они обладали неким шатким чванством и веселой дерзостью во взгляде.

Тем не менее, они походили на людей, как следует отбитых на наковальне судьбы и покрытых слоем природной бравады, который не мог полностью скрыть их раны.

Мокрист порадовался тому, что Сумрак Тьмы был на его стороне, потому что гоблины из этой части пустоши явно не питали нежных чувств к человечеству.

Сумрак Тьмы подковылял к нему своей забавной походкой.

— Они обижены очень сильно. Народ пропал. Малыши пропали. Горшки пропали. Пропали. А они храбрятся, да. Больше нельзя быть настоящим гоблином. Удар. Боль. Зло. Сейчас он скажет.

И Сумрак Тьмы стал гоблинским эквивалентом самого Мокриста.

Мокрист толком не владел гоблинским наречием, но не обязательно было им владеть, чтобы понимать сказанное по лицам слушателей и жестикуляции Сумрака Тьмы. По сути, он пудрил им мозги.

Мокрист не мог разобрать слов, но предполагал, что это что-то вроде «Новая жизнь в Анк-Морпорке, завались крыс и зарплата». Ибо это были они, идеи и обещания, витавшие в воздухе.

Мокрист был так уверен в этом, что наклонился и прошептал:

— Не забудь сказать, что в Анк-Морпорке гоблины теперь граждане и имеют права.

Мокристу польстило, как гоблин вытаращился на него:

— Как вы узнали, что я говорил про Анк-Морпорк, мистер Губвиг?

— Рыбак рыбака видит издалека.

Пока Сумрак Тьмы толкал речь, гоблины разглядывали Мокриста, но в их глазах не было злости или гнева, они были… полными надежды, как у людей, чья злая судьба научила их пессимизму в качестве стратегии выживания.

Один из гоблинов шагнул вперед и поманил, явно желая показать ему что-то. Сумрак Тьмы подтолкнул его, и Мокрист осторожно пробирался сквозь сеть почти невидимых троп, терновых пустошей, луж отравленной воды и случайных завалов, вызванных обрушениями старых камней, пока не услышал сухой треск под ногами. Кости, догадался он, мелкие кости. Над ухом у него послышался голос Сумрака Тьмы:

— Молодые гоблины! О-о-очень вкусно! Много хорошей еды. Бандиты так думали. Но мы стоим, мистер Губвиг.Мы стоим. Мы держимся.

Ледяные мурашки ужаса поползли по спине Мокриста.

— Бандиты были голодные, - продолжал Сумрак Тьмы. – Маленькие гоблины. Легко поймать.

— Хочешь сказать, они ели гоблинов?!

Неистовство в крике Мокриста немедленно было подхвачено Сумраком Тьмы.

— Конечно. Легкое мясо. Человеческие бандиты едят все, что могут поймать. Крысы. Кроты. Птицы. Даже вонючие птицы, как ворона. Едят все. Ням, ням. Плохие грязные ядовитые штуки. Гоблины на вкус как курица. Чудо природы, может быть, но не для гоблинов, когда бандиты кругом. Они не хотят многого, мистер, и даже хорошую работу, потому что все равно не получат, но как я рады делать любую работу на свежем воздухе. Место, где жить, чтобы их не убивали. Да! Тип-топ. И не надо еды в Анк-Морпорке. Большой Койхрен! Крысы везде.

—Хорошо, мистер Сумрак, так куда мы пойдем?

Гоблин одарил Мокриста циничным взглядом, что очень легко дается, если вы гоблин, потому что гоблины познают цинизм очень рано и очень быстро.

— Вы даете мне только половину имени, мистер Сырой. Я прощу, из милости. На этот раз. Я прошу вас. Не делайте так снова. Это очень важно. Половина имени – позор.Вызов к борьбе. Знаю, вы торопыга. Нет понимания. Прощаю вас. Прощаю один раз, мистер Губвиг! Это дружеский совет. Бесплатный.

Кем бы там Мокрист фон Губвиг ни был, он знал, как использовать нужное слово в нужный момент.

— Мистер Сумрак Тьмы, благодарю вас за ваше терпение.

Начинался дождь, важный, ленивый дождь, но гоблины не обращали на него внимания. Они самые стойкие из стоиков, подумал Мокрист, хоть и с жалом в хвосте. Интересно, как они принимают решения, и они будут принимать решения, не падая духом.

Сумрак Тьмы опять улыбнулся Мокристу:

— Эй, вы, мистер большой герой, могучий воин, иногда, эти тупые ублюдки, действительно думают, что ты восьмое чудо света, и на тебе свет клином сошелся.

Мокрист осознал, что представление гоблинам прелестей жизни в Анк-Морпорке и его статуса в городе из уст Сумрака Тьмы было несколько преувеличено.

— Что ты им сказал, чтобы заставить их так думать?

— Гоблинам нужна надежда, мистер Губвиг. Вы не такой уж хороший парень, но можете хотя бы притвориться, что вы не кусок дерьма?. Я уже объяснил им, что вы великий гражданин Анк-Морпорка и великий боец.

— Ну, по крайней мере, в чем-то ты прав, - сказал Мокрист. – Но мы хотя бы отпугнули бандитов. Гоблины могут остаться здесь, так? Когда здесь ляжет железная дорога, будет и работа. Им бы это понравилось, правда?

— Бандиты вернутся. Всегда бандиты. Гоблины не умеют летать, мистер Сырой. До Анк-Морпорка долгий путь. Они ждут, что вы вытащите их отсюда. А я не вчера со страшдественской елки упал. У вас нет ножа, и сейчас ночь, а вы все еще в пустоши. Здесь есть кое-что похуже бандитов! Намного хуже! Все плохое можно найти в пустоши, а вы без оружия. Какие еще будут приказания, мистер Большой Человек?!

Мокрист заколебался. У него был нюх на такие вещи, и он никогда его не подводил.

— Хорошо. Возьмем их с собой. Но тебе придется вытащить нас отсюда.

— Нет, Изумительный фон Губвиг собирается вытащить их отсюда. Смелый гоблинский кореш просто упал ему на хвост.

— В самом деле? Ну, хорошо. Просто укажи мне нужное направление.

Мириады крохотных дорожек расходились во всех направлениях. Мокрист и его несчастная, но обнадеженная банда крадучись следовали за Сумраком Тьмы, из которого получился отличный лейтенант, несмотря на то, что он считал Мокриста размазней. Полезным, но размазней.

Пока они пробивались к тому, что, при благоприятных условиях, могло сойти за верный курс, Мокрист говорил себе, что несмотря на то, что командор Ваймс действительно был самым видным борцом за освобождение гоблинов, он, Мокрист, может дать им работу; нельзя ведь овладеть профессией гоблина, но теперь такое понятие есть. Это не имело смысла, но все же, если есть такая вещь, как профессиональный гоблин, то это определенно был Сумрак Тьмы, который был настолько гоблином, что можно было себе представить, как другие гоблины хлопают друг друга по плечам и говорят: «Батюшки! Ты посмотри на этого гоблина! Вылитый гоблин, правда?»

Работа даст им многое и поднимет их самооценку. В конце концов, помимо своего повсеместного вклада в семафорное сообщение, они могли делать серьезные деньги на керамике. Гоблинские горшки красивые, чрезвычайно тонкие и радужные, как крылья бабочки[45].

Мечтательный настрой Мокриста был нарушен Сумраком Тьмы:

— Эти унылые бедняги позади вас думают, что вам стоит знать, что о вас спрашивали гномы, вроде того труса, которого я видел на дереве. О черт, не могут жадные ублюдки схитрить, когда надо. Не люблю я топоры. Некоторые все еще здесь. Думаю, они ждут, пока мы не доберемся до железной дороги. Хорошее место для засады.

Мокрист приложил много усилий, чтобы оставаться вдали от любых военных действий, слова были его излюбленным оружием, но когда слов оказывалось недостаточно, он в крайнем случае мог нанести чувствительные удары руками и ногами. Сейчас он задавался вопросом, не стоит ли украдкой замедлить шаги и отстать, и тогда, если на них нападут, он окажется окружен толпой гоблинов. В конце концов, у них ведь было каменное оружие, верно? А у него нет. Кроме того, гоблины впитали боевой дух с молоком матери, если, конечно, у их матерей было молоко[46].

Они осторожно продвигались в сгущающихся сумерках, стараясь двигаться настолько тихо, насколько было возможно. Даже гоблинские малыши затихли на этом пути к земле обетованной.

Они обошли территорию замка двинулись к железнодорожной станции. У локтя Мокриста зазвучал трескучий гравиевый шепот Сумрака Тьмы:

— Я пошлю нескольких шустрых парней разведать. Что-то там не так. Мы не так близко, чтобы увидеть точно, но там в лесу не менее дюжины гномов, может, и больше. Ублюдки могут услышать шум. Они пытаются скрываться, но гномы в скрытности не спецы. Это все их молотки и языки. Можно попробовать обойти, но ублюдки могут попытаться обойти нас сами. Лучше разделаться с пугалами сейчас, да? Не волнуйтесь, эти омарские ребята знают, как драться, и они гордятся, что вы ведете их… не так ли!

Это был не вопрос, а требование. Мокристу было жутко осознавать, что все беженцы скучковались вокруг него, их вдохновленные лица были полны ожидания и разнообразных остатков еды. Некоторые были совсем маленькими, не более чем дети при оружии. Мокрист почувствовал давление их надежды, необоснованной и, вероятно, неуместной. Он не был лидером. Он не был командором Ваймсом. Но что будет делать Сумрак Тьмы, если он просто сбежит? Он мог обогнать любого гнома и удрать в замок… но обогнать гоблина?.. Он вздрогнул и затолкал эту мысль как можно дальше в подсознание, когда к нему подошла маленькая гоблинская женщина.

— Идти в бой с хорошей чашкачаей! – сказала она. – Особый гоблинский чай. Очень хороший. Заварен в овечьем пузыре. Отличный, когда приходится все время бегать. Травы! Пей! Пей сейчас. Нет ничего лучше чашкичая. Лекарственно это!.

Сумрак Тьмы вручил Мокристу большую гоблинскую дубину.

— Много, много способов умереть сегодня, - сказал он с душераздирающим чувством юмора. – Поверь старому гоблину, этот очень лучший из всех, виси! Будем держаться вместе.

Мокрист понял, что последние слова не были неудачным предложением. Это было традиционное приветствие гоблинов: держаться вместе или висеть в одиночестве. Он прихлебывал холодный чай с безобидным привкусом фундука и густотой супа, в любой момент ожидая отравления. На самом деле, напиток был приятным и довольно… питательным. Если в нем, как в вине, были улитки, то браво улиткам! Хотя секретным ингредиентом наверняка был какой-нибудь авек.

Зелье, судя по всему работало, потому что спустя несколько минут он понял, что готов на все и полон энтузиазма или, возможно, авеков. Почему, во имя богов, он так боялся, когда нечего было бояться, о нет!

Это веселое помрачении ума продолжалось до того момента, пока он не заметил красные огоньки конечного пункта, сияющих сквозь лес, как маяк. Оставив самых старых гоблинов с ветками[47] скрываться в сумерках, как умеют только гоблины, Мокрист со всеми остальными прокрался вперед.

Ребята из подвижной бригады соорудили для себя маленькие уютные лачуги, покрытые непромокаемым материалом. Их легко было перемещать, и в них всегда находилось место для друга и горячего питья, размешанного гаечным ключом. А отсутствие в лесах егерей позволяло разнообразить рацион авеками из дичи и тушеным кроличьим мясом, приготовленным на природе.

Действительно, горшок тушеного мяса все еще бурлил на костре, распространяя лучший аромат из всех, которые Мокрист знал. Он ожидал увидеть молодых парней, отдыхавших после тяжелого дня. Он не ожидал увидеть трупы… но именно трупы он обнаружил. В зареве костра и бледном свете фонарей он увидел множество вещей, которые можно было использовать как оружие, но рабочих, очевидно, застали врасплох. Это была ужасная находка и в то же время ужасная потеря. Быстрый осмотр тел показал, что их было девятеро, и их перерезали, пока они мирно ужинали под открытым небом.

Сумрак Тьмы деловито обнюхивал землю.

— Проклятые гномы были здесь, да, я еще чую этих гря-я-язных ублюдков! Но некоторые еще тут, - добавил он быстро, указывая на участок леса неподалеку и понизив голос до шепота. – Прячутся в лесу. – Шмыг. – Там. – Шмыг. – Несколько, один ранен.

Бусинки гоблинских глаз сверкали, и Мокрист… Мокрист внезапно почувствовал себя словно в огне.

— Пожалуйста, - сумел выдавить он, - пожалуйста, скажи, как по-гоблински будет «В атаку!»?


Намного, намного позже Мокрист вспомнил, что гоблин сказал, по крайней мере, начало слова, и весь мир заволокло малиновой дымкой, и он наполнился криками во мраке тумана войны. Он чувствовал, как его ноги и руки занимаются своими собственными пугающими делами, особенно руки, и он отслеживал шумы, неприятные шумы, трескучие, хлюпающие звуки, совершенно бессвязные в его сознании; а еще были крики… Крохотные кусочки воспоминаний прыгали вверх-вниз, как пузырьки в бутылке самодельного имбирного пива, приближаясь и отдаляясь, никогда не задерживаясь настолько, чтобы обрести значение. Но пузырьки отступили, и когда Мокрист вернулся к тому, что осталось от его чувств, он обнаружил себя лежащим, привалившись спиной к дереву.

Железнодорожная станция полыхала; Мокрист с изумлением отметил, что на горизонте появилась светлая полоска рассвета, но разве они были здесь дольше, чем пару минут? Сумрак Тьмы сидел рядом на обрубке дерева курил трубку, иногда выпуская кольца дыма в светлеющее небо. Это было зрелище, которое привлекло бы внимание любого художника, которому хватило бы выдержки изобразить с натуры все возможные оттенки крови, от свежей до запекшейся, и, чтобы воздать должное месту происшествия, все необходимые цвета кишок. Воспоминания Мокриста о прошедшей ночи стремительно заполнялись трупами.

— Ну, вы темная лошадка, мистер Мокрый, - усмехнулся гоблин. – Кто бы мог подумать? Так скажу: с вами лучше не связываться. Вы сделали мужскую работу! Почти как гоблин. Три! Вот сколько их было. Ну, их части посчитаем потом, но трое из них упали, как подкошенные. Двое из них носили первоклассную микрокольчугу, высокий класс, стоит денег. Вот, возьмите как сувенир для мисс Ангелы. Будет здорово смотреться на каминной полке.

Гоблин бросил ему то, что, как Мокристу почудилось сначала, было куском дерева, и что при ближайшем рассмотрении оказалось головой гнома в шлеме.

— Вот это правильно! Выбросить из системы! Тошнить, тошнить и опять тошнить! Прочистка труб, делает мир лучше. Лучше наружу, чем внутрь.

Мокрист поднялся на дрожащие ноги и сказал сквозь окружающий туман:

— Я не мог убить трех гномов! Я не боец! Никогда! Это просто бред!

— Эти гномы бы не согласились. Учтите, я показываю вам немного гоблинского неодобрения, как вы сказали бы. Особенно когда меня повалили на землю. Большую часть времени все старались держаться от вас подальше, на всякий случай. Вы были не слишком-то… разборчивы. Впрочем, никто не пострадал.

— Никто не пострадал?! – завопил Мокрист. – Я только что убил трех гномов! Хочешь сказать, это никто?!

— Был честный бой, мистер Влажный. Один против многих, как в лучших историях. Еще скажу, много наших ребят забрались на деревья, чтобы не попадаться под горячую руку. И вы не боец. Вы это сказали, мы все слышали.

— Это все напиток, это из-за него! Ты напичкал меня гоблинской тухлятиной. Откуда я знал, что со мной будет из-за этого!

— Я? – Сумрак Тьмы принял вид оскорбленного достоинства. – Я сохранил вам жизнь, чтобы вы могли увидеться со своей прекрасной леди, которая всегда очень добра к гоблинам. Поверьте, мистер Мокрый, напиток просто выпустил то, что уже было у вас внутри.

— И что там было, позволь спросить?

— Ярость, мистер Сырой. Вы спустили ее с поводка. А теперь помогите нам убрать кровавое месиво и вытащите нас отсюда.

Мокрист посмотрел на то, что осталось от железнодорожников, которые просто выполняли свою работу и ни для кого не представляли угрозы. Простые люди, которые не разбирались в политике, у которых были жены и дети, теперь лежали мертвыми из-за какой-то свары, к которой они не имели отношения, и ярость снова начала закипать в душе Мокриста, словно поднимая его над землей. Они не заслужили такого, как и гоблины, чьи обмякшие трупы он видел кое-где на поле боя.

Сумрак Тьмы глянул на него.

— Удивительные вещи мы узнаем, - сказал он. – Гоблины, оказывается, тоже могут быть людьми, а вы, мистер Влажный, плачете, потому что умерли люди, которых вы не знали. Мир полон чудес. Может, я еще увижу, как вы поете в хоре.

В туманном утреннем свете Мокрист уставился на гоблина: он выглядел зловещим, как иллюстрации в книжках, призванные дать детям представление обо всех ночных кошмарах, которые им когда-либо пригодятся, и прочитать им мораль.

— Кто ты? – спросил он. – Я говорю с тобой несколько дней, и ты выглядишь, как гоблин, в этом нет сомнений, но ты часто говоришь такое, чего я никак не мог бы ожидать от гоблина. Не в обиду, но ты умен.

Гоблин раскурил трубку, которая делала его каким-то более человечным, и осторожно произнес:

— Вы хотите сказать, что гоблины не бывают умными, мистер Губвиг? Не бывают храбрыми? Гоблины не учатся? Я лучший ученик. Все вещи для всех людей и всех гоблинов.

Мокрист взглянул на кучку микрокольчуги. Это было более чем сокровище. Легкая и прочная. Легко носить с собой. Стоит целое состояние. И лежит в сырой траве. Он перевел взгляд на гоблина.

— Все ваше, мистер Губвиг, - сказал тот весело. – Трофей победителю.

— Нет. Пусть они возьмут, - сказал Мокрист, указывая на щеботанских гоблинов.

— Не надо, - сказал гоблин. – Заберите трофеи, мистер Губвиг. Никогда не знаешь, где это пригодится.

Мокрист глядел на останки гномьих бойцов и думал: где нелегкая носит господина Шрика, когда он нужен? Эту мысль вытеснила другая: важно иметь надежного свидетеля. Он попросил Сумрака Тьмы привести из замка маркиза или кого-нибудь из его работников с иконографом, если у него такой есть.

—Нам нужно, чтобы люди узнали об этом, - решил он.


После того, как маркиз и его слуги, таращившиеся во все глаза, осмотрели место происшествия, восклицая от ужаса, притащили иконограф, а после, пообещав немедленно переслать новости по семафорам, отправились восвояси, можно было уделить внимание приличиям.

Трупы железнодорожников и гоблинов осторожно, если не сказать – благоговейно уложили на дрезину. Несколько гоблинов исчезли в кустах и вернулись с полевыми цветами, которые возложили на тела. Это было одно из тех небольших наблюдений, которые переворачивали вселенную вокруг Мокриста. Гоблины, которые воздают почести павшим.

Покончив с этой торжественной церемонией, гоблины взялись за рычаги дрезины, и Мокрист со своей командой медленно повлекли свой печальный груз к границе, где и остановились, чтобы отправить сообщения. Мокрист договорился с пограничными стражниками, чтобы те укрыли тела и уложили их в холод, пока кто-нибудь за ними не вернется.

Одного охранника оскорбило, что мертвые гоблины лежат вместе с телами тех, кого он называл «настоящими людьми», так что Мокрист немного побеседовал с ним, в результате чего мужчина получил уйму новой информации и кровотечение из носа. Воспоминания о множестве маленьких костей еще не успели развеяться, а может, зелье еще играло в крови Мокриста. Такой был день.

Покончив с этим, Мокрист посмотрел на вереницу гоблинов, не отстававших от него, и взглянул на знак рядом со щеботанской заставой, на котором говорилось о знаменитой «Толстой Мэри».

Нельзя было ошибиться в том, каким образом владелица заведения получила свое прозвище. Как и во всех подобных дорожных забегаловках, она быстро подавала путешественникам горячую еду и вполне приличный кофе. Ее клиенты даже не подозревали о существовании кулинарного искусства; все, что им было нужно, - должное количество жиров и углеводов. Тем не менее, она с сомнением восприняла идею кормления гоблинов, сказав: «Я могу потерять постоянных клиентов, если допущу подобное».

И снова Мокристу пришлось объяснять некоторые аспекты жизни, давая понять, что отказ обслужить гоблинов может очень скоро привести к тому, что она больше не будет обслуживать никого, если только лорд Ветинари узнает об этом. «Толстая Мэри» находилась на анк-морпоркской земле, а лорд Ветинари был строг.

— В конце концов, - добавил Мокрист, - они будут сидеть снаружи, потому что комнаты им не нравятся, и я за все заплачу, договорились?

Должным образом вразумленная, Толстая Мэри подала им довольно несвежую рыбу с жареной картошкой и жареными ломтиками хлеба. Она была поражена тем, как быстро они ели, особенно жареный хлеб. В этом отношении гоблины не слишком привередливы.

После обеда Мокрист отправил гоблинов в дальнейший путь к предприятию Гарри в вагонах общего назначения, влекомых локомотивом, обслуживающим головняк подвижной бригады, отыскал лошадь-голема, которая все еще послушно скакала и резвилась по лугам, и направился обратно в город.

Гарри Король и в лучшие времена кипел и бурлил, но когда он узнал о резне, его состояние души можно было сравнить разве что с одним из тех дремлющих вулканов, которые внезапно взрываются, и спокойное море мгновенно наполняется грязной пемзой и удивленными людьми в тогах. Мокрист пытался его успокоить, но это было все равно что пытаться поставить заглушку на гейзер, во всяком случае, с гейзером под названием Гарри Король этот фокус не пройдет. Взрыв обратился слезами, бурными и неудержимыми слезами сильного человека, который не хотел бы, чтобы кто-нибудь когда-нибудь увидел его плачущим.

Известие о том, что Мокрист собственноручно разделался с несколькими гномами немного помогло, но даже после этого Гарри продолжал лить сопли на дорогой галстук, призывая кары богов на головы оставшихся преступников, с ремаркой, что богам лучше бы добраться до них раньше, чем это сделает Гарри.

Мокрист предложил известить ближайших родственников покойных, но Гарри заявил, что сделает это сам. Он тут же взялся за этот скорбный труд, не оставив Мокристу ничего другого, как собрать Сумрака Тьмы и компанию щеботанских гоблинов, которые уже прибыли на предприятие и которых развлекали сейчас Билли Плесень и его бабушка.

Когда он прибыл домой, на Скун Авеню, Ангела Красота сама открыла ему дверь. Мокрист, как всегда, был впечатлен ее хладнокровием, с каким она осмотрела группу щеботанских гоблинов, следовавших за ним.

— Как здорово видеть тебя снова, Шпилька, - сказал он. – У меня для тебя небольшой подарок. Это гоблины, как видишь.

— Сколько их, как ты думаешь? - спросила она.

— Двести или больше, - ответил Мокрист. – Я не пересчитывал.

— Думаю, Сумрак Тьмы отведет их на Башенный Холм, там в подвале хватит места для всех.

— Ты не возражаешь?

— Конечно, нет. Многие из моих лучших гоблинов проводят выходные на равнинах или еще где-то. Мы с ними накоротке. Хорошая работа!

Как только гоблины отправились в путь, Городская Стража Анк-Морпорка метафорически взяла Мокриста за воротник, дорогой, но слегка потрепанный в драке с гномами воротник.

В данном случае держащая рука принадлежала капитану Ангве, которая тоном, не терпящим возражений, велела ему сопровождать ее в Ярд.

Оказавшись в комнате для допросов, она нарочито медленно и методично запротоколировала рассказ Мокриста о резне, задавая каверзные вопросы обо всем, что касалось Мокриста.

— Значит, вы, мистер Губвиг, справились с целой бандой гномьих террористов с помощью некоторого числа гоблинов? Вы, должно быть, любите гоблинов.

— Как и командор Ваймс, капитан, - отрезал Мокрист. – Скажите, где он?

Это стоило того, чтобы увидеть гримасу капитана; если присмотреться, можно было заметить даже клыки. Это был рискованный шаг, но репутацию нужно оправдывать, и дерзости в адрес Стражи были для него времяпрепровождением, которым он дорожил и в котором был действительно хорош. Они все были ужасными занудами, а капитан Ангва, как бы ни старалась, выглядела потрясающе в своей униформе, особенно когда злилась.

— У патриция, - проворчала она. – Нападение на железную дорогу – это нападение на Анк-Морпорк. Если уж в дело замешаны бурильщики, не исключено, что будут новые нападения на семафоры. Все должно быть тщательно изучено, и нам бы помогло, если бы хоть один из нападавших остался в живых для допроса.

Мокрист поперхнулся:

— Капитан, когда толпа неприятных людей пытается вас убить, трудно помнить, что оставить одного в живых может помочь. У вас на уме другие вещи, например, как самому не умереть. Если это поможет, я бы посоветовал найти маркиза де Экс эн Хлебо, чтобы он выслал иконографии гномов, которые сделали это. Маркиз достойный член общества, всегда готов помочь и очень хочет заполчить железную дорогу, так что, я уверен, он предоставит доказательства.

Новая колкость выросла в сознании Мокриста, и он добавил:

— И я знаю, что вы сами можете быстро передвигаться, капитан. Если поспешите, найдете их еще свежими.

Взгляд, который Мокрист получил в ответ, больше не был злобным, он явно давал понять, что терпение его владелицы вот-вот лопнет.

К счастью, как раз вовремя дверь открылась, и вошел мрачный командор Ваймс.

— А, мистер Губвиг. Будьте так добры, проследуйте в мой офис. Я всегда знаю, когда вы находитесь в здании. – Он кивнул кипящей Ангве: - Я разберусь с мистером Губвигом, капитан.

Мокрист был неуверен в том, насколько именно командор Ваймс не любил его. В конце концов, этот человек был настолько прям, что его можно было использовать как карандаш, в то время как Мокрист, несмотря на все успехи в почтовом деле, банке и даже Монетном дворе, все еще виделся командору Ваймсу и многими другими крученым как старая ложка, и уж точно личностью весьма сомнительной.

— Хотите кофе? – спросил командор Ваймс, когда они вошли в его кабинет. – Кофейник внизу всегда полон, и кофе не всегда на вкус как тина. – Он открыл дверь и крикнул вниз:- Два кофе сюда, пожалуйста, Шелли. Один черный, и можешь опустошить сахарницу в мой.

Мокрист несколько растерялся, потому что Ваймс вел себя так, что, если приглядеться, мог показаться даже чем-то вроде околодружелюбного, примерно как зевающий аллигатор. Командор откинулся на спинку стула и, да, улыбнулся.

Правда в том, что между Мокристом фон Губвигом и командором Ваймсом было некое… расхождение во мнениях, если говорить вежливо. Сэм Ваймс жил совсем в ином мире, нежели Мокрист фон Губвиг. Интересно, это человек когда-нибудь смеется? Ну, веселиться же он хоть иногда. Например, когда смотрит, как кто-то падает со скалы, или что-то вроде того.

В этот момент, к своему удивлению, командор Вамс прокашлялся и произнес медленно, как человек, проделывающий что-то незнакомое:

— Мистер фон Губвиг, возможно, в последние годы я дал вам понять, что считаю вас обманщиком, мошенником, в общем, не более чем червяком. Однако тот факт, что вы бросились под поезд, чтобы спасти детишек, свидетельствует о том, что леопард может изменить свои пятна. Теоретически, я должен задать вам взбучку за вашу драку с гномами, вовлеченными в неадвшие зверства, и сказать вам, чтобы такие вещи вы оставляли в ведении чертовой Стражи. Но я не дурак, и я готов отдать должное тому, кто этого заслуживает. Бурильщики – злобные ублюдки, разновидность вредителей, которых я мечтаю увидеть пляшущими под дудку мистера Трупера, просто чтобы показать им, как вершится правосудие. Однако осознания того, что, по крайней мере, некоторые из этих ублюдков больше никому не навредят, на данный момент достаточно. Так что, в частном порядке, что я, конечно, буду отрицать, если вы кому-то проболтаетесь, я скажу: молодец.

Ваймс погрозил, да, погрозил пальцем и похоронным тоном и гораздо громче казал:

Не делайте так больше! Это официальный выговор, понимаете, мистер Губвиг? А это моя рука.

К изумлению Мокриста, Ваймс обошел стол и пожал ему руку так крепко, как никто никогда не пожимал. Это было похоже на рукопожатие боксерской перчаткой, полной грецких орехов. Обошлось без переломов и крови, Ваймс даже не попытался стиснуть ему пальцы, как обычно делал при рукопожатии. Таков был командор, человек, не веривший в полумеры.

— На вашем месте, мистер Губвиг, - сказал Ваймс мрачно, - я бы убедился, что моя жена проводит как можно больше времени вдали от семафоров, и попросил бы Стражу присматривать за моим имуществом. Эти гнусные бурильщики не остановятся ни перед чем, и я не покривил душой, когда сказал, что удивлен тем, что вы сумели прищучить эти ублюдков. – Он понизил голос почти до шепота. – Что ты чувствовал, сынок?

Выражение в глазах Ваймса сказало Мокристу, что теперь было самое подходящее время для откровенности, поэтому он тоже понизил голос:

— Честно говоря, командор, у меня был неожиданный резерв. Вы не поверите.

Удивительно, но улыбка Ваймса стала шире.

— На самом деле, поверю, мистер Губвиг. Я кое-что знаю о грязных драках в темноте. Несколько лет назад под долиной Кум у меня тоже были кое-какие резервы, и не думаю, что хочу знать, откуда они взялись. Но будьте осторожны сейчас. Глубинники знают вас. Лучше бы вам пойти повидаться с Ветинари, но я рад этому маленькому разговору.

— Почему вы думаете, что я пойду к Ветинари?

— Я знаю, потому что я только что из дворца. Он посылал за вами, но я попросил Его Светлость о праве первым на вас оторваться.

Мокрист направился к двери, но потом обернулся и сказал просто:

— Спасибо, командор.

Дальше по Нижнему Броду Мокрист поймал однотрольский троллевоз[48], и его ничуть не обрадовало, что какой-то гном прыгнул в корзину следом. Он напрягся, готовый к удару, но гном просто улыбнулся ему:

— Мистер Губвиг, я рад вас видеть. Я был бы благодарен, если бы вы уделили мне минутку вашего времени.

— Слушай, - сказал Мокрист, - я очень занятой человек, у меня куча дел, и меня ждут во дворце.

— Во дворце? Позвольте мне…

Гном бросил троллю нужную сумму и назвал пункт назначения на тролльем языке, к большому удивлению тролля. О боги, подумал Мокрист, Анк-Морпорк – это действительно плавильный котел мира, где время от времени встречаются не переплавленные комья.

Мокрист глядел на гнома, что было, конечно, неизбежно. Он казался более, ну, обтекаемым, чем обычные гномы, хотя улыбался он достаточно дерзко, не неприятно, но с какой-то внутренней самоотверженностью. Он подумал, что гном напоминает ему о чем-то.. как эта штука называется? Ах да, гироскоп, который однажды продемонстрировали на факультете Высокоэнергетической Магии Незримого Университета. Гном создавал ощущение гироскопа, вращающегося вокруг неизвестного центра. Эти раздумья заняли считанные секунды, в течение которых Мокрист, вместо того, чтобы настаивать, чтобы его непрошеный попутчик вышел, разглядывал энергичную маленькую фигурку.

— Кто вы? - спросил он.

— Я всего лишь посланник, - ответил тот. – И я здесь, чтобы сообщить вам нечто такое, что вы не сможете проигнорировать. В священном месте долины Кум ваше имя внесено в списки людей, которые должны быть казнены, но не волнуйтесь слишком, потому что…

— Хотите сказать, что я должен волноваться в общем порядке? Что, черт возьми, все это значит?

Раздражающе похоронное лицо гнома с непонятно двусмысленной улыбкой утомляло Мокриста, и гном сказал:

— Ну, мистер Губвиг, вы в списке следуете за лордом Ветинари и командором Ваймсом, ну и, конечно, за довольно большим количеством гномов, которые были признаны негномскими. Идет маленькая война, она тлеет под землей, как заброшенный угольный пласт, ожидая возможности вспыхнуть в самых неожиданных местах, включая вас самих.

— Слушайте, - сказал Мокрист, - возможно, это ускользнуло от вашего внимания, но я никогда не был гномом. У меня нет бороды, и я не могу пешком под стол ходить. Человек, видите?

Самообладание гнома оставалось непоколебимым, а улыбка стала даже шире:

— Может, вы и не гном, друг мой, но вы все равно что вектор, символ всего того, что противостоит гномьей природе, носитель, если хотите, к тому же, центральная фигура в городе, который многие гномы хотели бы видеть сожженным дотла. Семафоры были только началом. Ваша железная дорога не собьет истинных номов с пути Така. Командор Ваймс и лорд Ветинари окружены людьми, которые имеют при себе уйму полезного оружия. У вас все не так, верно, мистер Губвиг? Вы не воин, вы мишень, хотя, надо признать, мишень замечательная, даже гениальная. Я советую вам вспомнить, как выкручивался Альберт Спенглер, и, прежде всего, избегать темных мест.

Гном покачал головой и добавил:

— Вас предупредили, сэр. Я знаю, вы говорили, будто жить без опасности – все равно что не жить вовсе, но, откровенно говоря, все, что я могу вам сказать, - удачи с этим. Так не требует, чтобы мы думали о нем, но он хочет, чтобы мы думали, и я подозреваю, что Таку понадобятся ваши услуги в ближайшее время. Происходит много событий, политических событий, о которых вы не знаете, но Так знает, где вас найти, если вы понадобитесь.

Гном улыбнулся Мокристу, выскочил из корзины и умчался быстрее, чем тот успел отреагировать.

Застигнутый врасплох, Мокрист все же продолжил путь. У него кружилась голова. До резни на железнодорожной станции он не делал ничего плохого! Просто пытался всем помочь! А теперь он превратился в мишень, потому что он представлял злодейские пути Анк-Морпорка… что было не только несправедливо, но и не соответствовало действительности. Ну, по крайней мере, в основном. Он решил, что глубинники были уязвлены тем, что он убил нескольких из них, хотя это был честный бой. Ну, возможно честный, хотя они наверняка получили по заслугам. Мокрист не сделал ничего по-настоящему ужасного в своей жизни[49]. А теперь его новая, очищенная, трудолюбивая, добропорядочная личность оказалась под ударом.

Мокрист уже просто кипел, когда вошел в Продолговатый кабинет.

— Похоже, теперь я чертова мишень, - начал он. – И вы знали об этом, сэр!

В наступившем безмолвии лорд Ветинари даже не повернул головы, пока не сложил газету.

— Полагаю, глубинники нашли вас, мистер Губвиг? Я думал, вы в курсе, что наряду со мной, Стукпостуком, командором Ваймсом и многими другими, вы входите в хит-парад, составленный радикально настроенными глубинниками. Но на вашем месте я не стал бы беспокоиться. В конце концов, жить без опасности – все равно что не жить вовсе, да, мистер Губвиг?

— Ну да, - сказал Мокрист. – Но как насчет Ангелы?

— Ах да, мистер Губвиг, я говорил с ней на прошлой неделе.

— Что?! Но она не сказала мне!

— Думаю, она хотела сделать вам сюрприз. Она знает, как вы любите сюрпризы и какое удовольствие вы получаете от хорошей дозы дрожи. Она так и сказала.

— Но вы же знаете, я не боец! - почти завизжал Мокрист.

— Действительно, мистер Губвиг? А отчеты говорят об обратном: захватывающие рассказы о непревзойденной храбрости, и, заметьте, ни одного свидетельства обратного.

Мокрист, давний исследователь Ветинари и его настроений, знал, что невозможно точно определить, о чем он думает. Но сейчас патриций, казалось, вообще окаменел, как статуя.

— Мистер Губвиг, вы знаете, что говорят о гномах?

Мокрист уставился на него пустым взглядом.

— Очень маленькие люди?

— «Два гнома – свара, три гнома – война», мистер Губвиг. Ссора, склока, перепалка. Это заложено в их культуру. И в этих распрях глубинники прячутся и сеют семена отравы. Мир приветствовал Соглашение Долины Кум, в котором я выступил посредником между Низким Королем гномов и Алмазным Королем троллей, как надежду на лучшее будущее. Но теперь некоторые старейшины гномов пребывают под влиянием глубинников, которые стремятся к разрушению. Расхождение во мнении – это одно, но такого рода злодеяния нельзя оставлять без ответа. Алмазный Король троллей и я оказываем давление на Низкого Короля, и мы рассчитываем, что он займется решением этого вопроса. Дело зашло слишком далеко, мистер Губвиг. Когда-то глубинники были отважными гномами, которые проверяли наличие рудничного газа в шахтах – отсюда эта их громоздкая одежда.. Конечно, это дало им статус, но, на самом деле, они были просто отважными гномами... экспертами в шахтерском ремесле, конечно, но не обладающими опытом в политике и рассуждениях. В конце концов, невозможно договориться с куском скалы. С людьми – сколько угодно. Низкий Король это знает. Глубинники тоже в курсе, но им это не нравится. Я тиран, и насколько я могу судить, весьма компетентный, и я понимаю человеческую природу и природу вещей. Все меняется. Ничто не постоянно. Немного дать, немного взять, немного поговорить, и вдруг равновесие мира возвращается на круги своя, для этого и существует политика. Но политика глубинников заключается в одном: «Делайте, что мы говорим, нам лучше знать». И я нахожу это довольно утомительным.

— А я, - заявил Мокрист, - нахожу утомительным, когда ваши люди расталкивают меня ни свет, ни заря.

— Правда? И все? – удивился лорд Ветинари. – Я скажу им не слишком толкаться в будущем. – Он усмехнулся. – Мистер Губвиг, командор Ваймс – порядочный человек, и большую часть времени он проводит, говоря людям, что делать; вот как работает Стража. Это не та область, где можно быть вольным художником. Нужно следить, чтобы все шло подобающим образом. Вот в чем на самом деле разница между тиранией и работой полицейских служб. Нужны правила, понятные всем. Понимаете, мистер Губвиг?

Патриций пристально посмотрел на Мокриста. Тот сказал:

— Да, я понимаю. Командор – терьер Ветинари, и я...

— Мистер Губвиг, вы полезны в качестве проводника спонтанной прозорливости. Например, я понимаю, что вы благословили нас целой армией гоблинов как раз тогда, когда мы в них нуждаемся. Кроме того, Сидни, главный конюх, сказал мне, что одна из лошадей-големов вернулась к нему с заявлением: «Паек или смерть». Нам дали понять, что лошади-големы не говорят, но похоже, мистер Губвиг, что вы приобщили одну к прелестям устной речи. Я впечатлен. – Лицо лорда Ветинари расплылось в улыбке. – Что за баловень судьбы вы, мистер Губвиг. – Он вздохнул. – Подумать только, однажды я скормил вас мистеру Труперу с его умелыми руками. Он теперь часто справляется о вашем благополучии. У него хорошая память на шеи, знаете ли. Можете идти, мистер Губвиг... публика нуждается в вас.


Когда новости о резне у головняка железнодорожной колеи достигли ушей Низкого Короля, рев ярости от предательства эхом пронесся по всем жилым помещениям и достиг каждого уголка огромной пещеры. Летучие мыши посыпались с потолка, тесто в пекарнях отказалось всходить, а серебро на украшенном оружии потускнело.

Рис Риссон тяжело опустился на Каменной Лепешке и помахал телеграммой, которую только что получил.

— Гномы убили рабочих железной дороги! – воскликнул он. – Обычные люди занимались обычными делами на предприятии, которое было полезно для гномов не меньше, чем для людей! – Чуть не плача, Король ударил кулаком в ладонь. – И это после башен! – простонал он. – Это послание Алмазного Короля Троллей. Он пытается не расстроить меня, но кажется, он меня жалеет.

Он снова сорвался на крик:

— И это король троллей – когда то наш заклятый враг, а ныне мой личный друг! Что он теперь будет думать о надежности гномов? Благодаря компетентности Анк-Морпоркской Стражи, в том числе, и нашей Шельмы Задранец, у нас есть имена тех, кто это сделал. И теперь я точно знаю, кто стоит за всем этим.

Он сделал паузу и осмотрел растущую толпу.

— Где Ардент? Немедленно приведите его ко мне! Я покажу ему, к чему привели его идиотские разглагольствования. Я хочу, чтобы его заковали в цепи, если возможно. Святые небеса! Так дал нам Соглашение Долины Кум, а теперь какой-то мелкий мерзавец пытается его разрушить!

Толпа разрослась, и Король повысил голос:

— Повторяю. Я хочу, чтобы его доставили. Сюда. Сейчас. Никаких оправданий. Никакого второго шанса. Никакого искупления. Да будет известно всем, что король дорожит выгодами Соглашения Кумской долины и не позволит обратить их в пыль кучке авантюристов, которые считают, что прошлое еще здесь и принадлежит им. Все, что я вижу - лишь его бесплодное эхо. В последнее время я замечаю разговоры против гоблинов, которые работают на человеческих производствах, вроде железной дороги и семафоров. Многие жалуются, что они отнимают работу у нас, гномов, но почему такое происходит? Потому что гоблины быстро учатся, усердно работают и рады жить в Анк-Морпорке! А гномы? У нас есть группировки, которые тянут нас вниз с каждой сожженной башней... Кто станет доверять нам после этого? Помните, если Так и учит нас чему-нибудь, он учит нас терпимости ко всем разумным видам. Мир меняется с каждым поколением, и если мы не сможем удержаться на гребне волны, то разобьемся о скалы.

Под влиянием речи Низкого Короля Башфулл Башфуллссон подхватил тему. Он оглядел собравшихся гномов и заговорил:

— Так не ожидал, что камень может ожить, но когда это случилось, он улыбнулся, сказав: «Все сущее стремится к жизни». Снова и снова последний завет Така скрывался в жалких попытках убить будущее в зародыше, и это не только неправильно, но кощунственно! Так находит в своем сердце место для сострадания даже к Нак Мак Фиглам, возможно, видя в них развлечение, но я не уверен, что он станет терпеть нас... Он, должно быть, смотрит на нас с горечью, которая, надеюсь, не превратится в ярость. Истинно терпению Така когда-то должен прийти конец.

Башфуллссон поклонился Низкому Королю:

— Я ваш слуга, Ваше Величество. Чем я могу быть полезен вам?

Король, все еще красный лицом, ответил:

— Тебе не следует кланяться, друг мой, скорее уж я должен склониться перед тобой. Твои слова, как всегда, мудры, и их провозгласят в каждой шахте.

В этот момент один гном бегом пересек пещеру и что-то прошептал верному секретарю Низкого Короля Аэрону, который немедленно помрачнел.

— С прискорбием сообщаю, Ваше Величество, что Ардент и его сообщники исчезли, - сообщил он.

— Что ж, значит, безмозглый смутьян сбежал, - прошипел Низкий Король, едва сдерживая ярость. А после громко объявил толпе: - Они изгоняются. Все. Без сомнения, трусы найдут, где спрятаться, но любой, кто им поможет, будет признан предателем, и не мною, но Каменной Лепешкой.

Позже, в уединении гардеробной, Король мерил шагами комнату, когда с последним докладом прибыл Аэрон.

— Нескольких мелких рыбешек удалось поймать, но главные зачинщики сбежали. – Когда он назвал пару имен, лицо Риса Риссона стало холодным, как мрамор. Аэрон успокаивающим жестом положил руку ему на плечо и продолжил: - Альбрехт и народ его шахт на вашей стороне, хотя многие пока колеблются.

— Колеблются? Этого недостаточно. Мне нужна полная преданность, - сказал Король.

Секретарь улыбнулся:

— Вы ее получите, я уверен. Возможно, нам еще предстоит разделаться с некоторыми негодяями, но мы поймаем их в ближайшее время. Но будьте осторожны, Рис, я вижу, что это занимает вас почти целиком, и это не очень хорошо. И у вас есть еще карта, которую можно разыграть.

Король покачал головой:

— Пока нет, но уже скоро, когда я выберу время. Мне просто нужен подходящий момент.

Аэрон опять улыбнулся. А потом раздался звук поцелуя.


Гному вандалу повезло. Первый Двигатель, тот, который они называли Железной Гердой, находился прямо под. ним, не пришлось тратить время на поиски. Он был знатоком своего дела, к тому же, хитрецом, а глубинники щедро заплатят, если хотя бы один локомотив окажется уничтожен.

Он беззвучно упал с крыши и приземлился прямо за прославленным двигателем. Самое время запустить руки в шестерни…

Он знал, что здесь есть охранники, но они глупые и ленивые, к тому же, сегодня их откомандировали в патруль далеко отсюда. Он проверил и перепроверил. Он бесшумно подошел к локомотиву, единственному в этом пещероподобном ангаре.

Было много способов убить железнодорожный двигатель, и он мог представить каждый из них. В темноте, готовый в любой момент вскарабкаться обратно через световой люк, Он развернул свою сумку с инструментами, тщательно завернутыми в кожу, чтобы не звякали и не гремели, и целеустремленно шагнул на подножку Железной Герды…

…и в темноте локомотив выплюнул струю горячего пара, мгновенно наполнив воздух розовым туманом…

Вандал ждал, не в силах пошевелиться. Мрачный голос произнес:

— ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ПАНИКУЙ. ТЫ ПРОСТО УМЕР.

Вандал уставился на скелетоподобную фигуру, собрал мысли в кучу и сказал Смерти:

— О… Знаешь, я не жалею об этом. Я выполнял дело Така, и теперь он примет меня в рай с распростертыми объятьями!

Для создания, не обладавшего гортанью, Смерть предпринял неплохую попытку откашляться.

— НУ, ТЫ МОЖЕШЬ НАДЕЯТЬСЯ НА ЭТО, НО, УЧИТЫВАЯ ТВОИ НАМЕРЕНИЯ, НА ТВОЕМ МЕСТЕ Я БЫ ПОСТАРАЛСЯ НАДЕЯТЬСЯ КАК МОЖНО СИЛЬНЕЕ УЖЕ СЕЙЧАС, И ПОБЫСТРЕЕ. – Голос Смерти был тяжелым, как гранит. – ТАК ДЕЙСТВИТЕЛЬНО МОЖЕТ БЫТЬ СНИСХОДИТЕЛЬНЫМ, КАКИМ ТЫ БЫТЬ НИКОГДА НЕ СТРЕМИЛСЯ. ДА, ТАК МОЖЕТ БЫТЬ СНИСХОДИТЕЛЬНЫМ, ИЛИ…

Вандал вслушивался в тишину, которая гудела, как колокол, но увы, не была колоколом. Наконец страшное молчание закончилось:

— …НЕТ.

Железная Герда издавала пронзительный свистящий крик дамы, попавшей в беду, который вспарывал воздух, как нож, но когда капрал Шнобби Шноббс и сержант Колон достигли ангара методом крайне осторожного и продуманного бега[50],. все, что они нашли кроме самой Железной Герды – это теплая, чуть розоватая сырость, сумка с инструментами и несколько фрагментов костей.

— Такое ощущение, как будто локомотив отбивался! – сказал Шнобби. – Я знаю, что это такое, сержант. Это необъяснимо – можно сказать, мистика.

— А мне так не кажется, Шнобби, - сказал Фред Колон. – Ты только взгляни на этот лом и инструменты… Ты что, хочешь сказать, что локомотив не спит по ночам, как старая тетка, и держит кочергу у кровати, чтобы отгонять грабителей? Нет, она скромница. Горячий пар! Как по мне, хорошая работа, она смогла отпугнуть всех нападавших!

— И они были хорошо вооружены, - сказал Шноббс решительно, словно стремясь окончательно прояснить ситуацию, - но им не хватило мужества противостоять нам. Да, так все и было.

С прочных балок под. потолком закапала вода. Колон поднял голову и произнес:

— Эй, Шнобби, что это за белая штука там вмазалась в крышу?

Шнобби прищурился.

— Э-э, это выглядит как половина черепа, если хочешь знать мое мнение, сержант. И она еще дымится.

Издали донесли гулкие шаги. Это приближались големы-охранники, разворачивая строй.

Шнобби повысил голос:

— Лучше бы сказать им, что остальные уже убрались на десяток миль отсюда, сержант,судя по скорости, с какой они бежали, и, думаю, старик Ваймс может дать нам выходной вместо ночной работы.

— Но послушай, - сказал Колон, - мы патрулировали вокруг этого локомотива снова и снова, и ничего с нами не случилось.

— Но мы ведь не собирались ее сломать, правда, сержант?

— Что? Хочешь сказать, Железная Герда знает своих друзей? Я тебя умоляю… Это просто кусок старого железа.

В тишине раздался тихий звенящий шум. Колон и Шнобби затаили дыхание.

— Тем не менее, она замечательная машина, Шнобби! Ты только посмотри, какие красивые плавные линии!

Последовала еще одна бездыханная пауза, а потом Шнобби сказал:

— Ну, големы уже здесь, сержант, а у нас конец смены. Я напишу подробный отчет, как только мы вернемся в Ярд, и кстати, верни мне мой карандаш.

Они убрались восвояси с впечатляющей скоростью, и Железная Герда некоторое время оставалась в одиночестве, а потом она издала очень тихий звук – полусвист, полухихиканье.


Рано или поздно, все связанное с железной дорогой проходило через стол Мокриста, и он, в целом, ускорял процесс. Сейчас он просматривал документы слегка смущенного Дика Симнела.

— Ну что, Дик, скажи, что ты думаеш об этом ночном происшествии. Кажется, глубинники собирались причинить Железной Герде больший вред, чем простая вмятина. Это может быть связано с нападением на железнодорожную станцию, но есть некоторые… существенные различия. Думаю, есть множество способов вывести локомотив из строя, но Стража оказалась на месте преступления спустя буквально минуту, и если верить им, она отбивалась и одолела одного из жестоких бандитов. Я знаю, что эти два стража из старослужащих и каждый бой, который у них был, обязательно случался с превосходящими силами противника, во всяком случае, они сами так говорят, если поблизости нет никого, кто мог бы это опровергнуть. Но, похоже, это действительно было возмездием, и она его просто вскипятила. Там до их пор отмывают пол.. Как вы думаете, что там случилось, Дик? Магия какая-то?

Симнел покраснел.

— Мистер Губвиг, я инженер, я не верю в магию, но я не уверен, что магия не верит в Железную Герду. Каждый день, когда я прихожу на работу, там уже полно трейнспоттеров, они даже понастроили кругом маленьких сарайчиков для себя. Вы заметили? Они знают о ней едва ли не больше, чем я сам. Я смотрю на людей, которые еще выезжают на прогулки, я смотрю на их лица, и это не лица инженеров, они выглядят скорее так, словно пришли в церковь, так что мне самому интересно, что происходит. Нет, я не могу объяснить, как Железная Герда убила гнома, который пытался убить ее, и почему она никогда не делает подобного, когда кругом простые люди. Это выглядит так, словно она умеет думать, но я не знаю, как она думает.

Дик сейчас просто пламенел румянцем, и Мокристу стало жаль молодого инженера, привыкшего жить в мире, гд вещи делают то, что им говорят, маленькие числа складываются, а все расчеты пляшут под. щелканье логарифмических линеек, как им и полагается. Но теперь он оказался в иллюзорном мире, где логарифмические линейки не имели власти.

Дик отчаянно посмотрел на Мокриста:

— Как вы думаете, возможно ли, чтобы у машины вроде Железной Герды была… душа?

О боги, подумал Мокрист, это действительно проблема. Вслух же он сказал:

— Ну, я видел, как вы ее гладите, когда она останавливается, мне даже кажется, что вы ее ласкаете, и я замечал, что остальне мшинисты тоже так делают, и хотя Летуны значаться под. номерами, я замечал, что машинисты дали им имена и даже разговаривают с ними – иногда и нецензурно, конечно, но все же они говорят с машинами. Возможно, одушевление входит в моду, потому что я видел, что каждый раз люди, совершающие прогулки на Железной Герде, тоже гладят ее, и они наверняка поклялись бы, что не знают, почему так делают. Что вы об этом думаете?

— Э-э, я знаю, что вы имеете в виду. Помню, в первые дни, когда я только начинал, я все время говорил с Железной Гердой, даже кричал и иногда ругался, особенно если она упрямилась. Да, возможно, в этом есть смысл. В ней много от меня самого, много крови и целые ведра пота и много, много слез. Я потерял кончик большого пальца, а большинство моих ногтей черные от ушибов, и когда я думаю об этом, то понимаю, что в ней дейсвительно много меня.

Он смутился, сказав это, и Мокрист тут же подхватил разговор:

— Думаю, ты прав, Дик, это как раз тот случай, когда надо перестать думать о том, как да почему, нужно просто помнить, что, что бы ни случилось, все работает, а может и поломаться, если кто-то слишком умный начнет выяснять, есть ли душа в происходящем. Иногда логарифмическая линейка просто не оправдывает ожиданий, и на твоем месте я бы отполировал ее сегодня до блеска и позволил ей увидеть ее поклонников, почувствовать их любовь. Они ждут чего-то, чего я не в состоянии назвать, так что бери, что дают, и не надо слишком много думать и слишком много беспокоиться, это может все только испортить. Обещаю, я никому не скажу об этом разговоре.

Он оживился:

— Ну же, Дик, жизнь прекрасна! Так как, помогли ваши логарифмы достичь согласия с мисс Эмили?

Дик покраснел:

— Ну, да, мы поговорили немного, в основном, о Железной Герде, и ее мама пригласила меня на чай завтра.

— Тогда я советую тебе раздобыть новую рубашку… знаешь, без жирных пятен, почистить ботинки, ногти и все остальное. У тебя теперь куча денег, так что купи себе новый шикарный костюм. Я знаю пару мест, где тебе сделают хорошую скидку. – Он принюхался и добавил: - И прими ванну, почему бы тебе не сделать это ради мисс Эмили.

Дик покраснел еще больше и усмехнулся:

— Вы правы, мистер Губвиг. Хотелось бы мне быть таким же обходительным, как вы.

— Это просто, Дик: просто оставайся собой. Никто этого у тебя не отнимет.

Когда Мокрист покинул свой рабочий стол, чтобы еще раз взглянуть на место ночного происшествия, он повстречал Гарри Короля, разодетого в пух и прах и крайне обеспокоенного.

Гарри помахал галстуком-бабочкой перед носом Мокриста:

— Ненавижу эти проклятые штуки; я имею в виду, какой в них смысл? – он зарычал. – На сегодня назначене очередное общественное мероприятие, Эффи в них преуспевает. Я сказал ей, что занят делами с железной дорогой, но она все пытается сделать из меня лучшего человека. Все эти фокусы насчет того, каким ножом и какой вилкой есть, - это просто специальная головоломка, чтобы простые парни, вроде меня, чувствовали себя не в своей тарелке. Чем бы ты ни подцепил еду, ее вкус не изменится, но Эффи пинает меня под столом, если я ошибаюсь. Она казнить меня готова, будь я проклят, но я занял твердую позицию. Шишки они там или нет, но я все еще Гарри Король и собираюсь оставаться им и впредь. Так что я сказал Эффи, что не против бросать деньги на ветер ради детских домов и всего такого – мне нравится видеть, как детские личики расцветают, как ромашки, - но эта показуха мне не по нраву, вся эта непрерывная болтовня, когда я мог бы заниматься действительно важными делами у себя в конторе. Эффи говорит – положение обвязывает, но если даже кругом полно важных шишек, я ведь не обязан к ним относиться благосклонно? Ужасно, когда человек не может быть самим собой, шишки там или не шишки.


В пятидесяти милях по вращению от Анк-Морпорка лежит Гадский лес, для некоторых – источник смеха, но круглый год он полон птичьего щебета, дровосеков и семейных угольных шахт, которые слишком малы, чтобы гномы хотели ими владеть, но достаточно велики, чтобы наскрести на пропитание.

В это прекрасное утро в семейной кузнице Уэсли Горн Уэсли спорил со своим братом.

— Ладно, ты кузнец, согласен. Но этот двигатель такой сложный. Джед, ты хороший кузнец, да и здоровый парень, но я не могу представить, чтобы ты сам построил целый локомотив. Тебе нужно немного больше книжной учебы. Ты же видел этих пареньков там, на предприятии. Всех в дыму, с их раздвижными линейками, хотя не мог взять в толк, зачем они нужны.

Вышеупомянутый Джед, потный и вонючий, оторвался от наковальни.

— Смотри, это просто. Ты кипятишь воду, кипятишь действительно сильно, пар двигает поршни, а те крутят колеса. Не так уж много надо, кроме масла и мазута. Я считаю, что остановить это, когда оно уже начнет двигаться, будет гораздо сложнее.

Горн Уэсли, мозговой центр местной общины, занервничал.

— Я знаю, что ты был Кузнецом Года в Скроте три раза подряд и получил серебряный кубок, которым наша мама так гордится, но, ой, не знаю…Думаю, есть еще кое-что. Коммерческая тайна, и все такое.

Джед, похоже, некоторое время пообщался с духами, после чего объявил:

— Ну, на самом деле котел уже наполовину готов. И я уверен, если мы запустим его медленно, беспокоиться будет не о чем. В конце концов, я видел пар из маминого чайника, это просто влажный воздух.

Он стукнул огромной рукой по котлу, который стоял на импровизированном постаменте рядом с его верстаком.

— Давай, помоги мне запустить эту штуковину, мы всегда сможем ее остановить, если нам покажется, что все пошло наперекосяк. Мы сможем перехитрить чертов чайник.

Они вытащили гигантский сосуд наружу, хотя Джед гордо нес большую часть груза сам. Его брат смотрел на него с восхищением и благоговением, вернее, это было бы благоговением, если бы он знал такое слово. Он чувствовал, как пот струится у него по спине. Он попятился назад и предпринял еще одну попытку увещеваний:

— Ой, ну не знаю, Джед, они делали все эти штуки с измерениями, рычагами там и прочим, и когда оно зашипело, оно чертовски здорово зашипело.

— Да-а, и я заплатил доллар, чтобы на это посмотреть! Не волнуйся ты насчет этой скользящей палки… Как я говорил, у меня больше мозгов, чем у котла. Если возникнут проблемы, я его на подковы размолочу. Давай, я разведу огонь, а ты поможешь с мехами.

Когда братьям удалось установить котел на открытом воздухе среди деревьев, Горн предпринял последнюю попытку внести ясность в диалог:

— Ой, думаю, все-тки, это слишком сложно, иначе все и всюду делали бы то же самое.

Но, к его ужасу, это предположение только помогло его брату более решительно настроиться на укрощение пара, потому что тот постучал по носу и заявил:

— Это потому, я считаю, что они не такие умные, как я!

В слове «считаю» есть некое смутное беспокойство, которое режет ухо; слишком тяжело понять соображения, по которым что-то кажется более определенным и менее пугающим. Как назло, примерно через двадцать минут ухо оказалось именно тем, что по спирали спустилось из завесы дыма и тумана между искореженных деревьев, которые выглядели так, словно их выкосили драконы, а птицы падали вниз поджаренными…


Мокристу было чуждо понятие «два часа утра» -, времени, которое случалось с другими людьми. Он не возражал против некоторого количества свежего утреннего воздуха, когда был в пути, особенно на железной дороге, что больше походило на палаточный лагерь и потому было весело, но пробуждение в собственной постели в такую рань было отвратительным. Он взывал к небесам о справедливости, хотя и не кричал на сэра Гарри, который только что прибыл на Скун Авеню, притащив на запятках всю преисподнюю.

Дворецкий Кроссли попытался призвать сэра Гарри к соблюдениям норм этикета, но тот взбежал вверх по лестнице, размахивая семафорной телеграммой на всех, кто ему попадался, и ворвался в спальню Мокриста, громыхнув с порога:

— Кто-то напортачил с паровой машиной и убил двух человек, включая себя самого, там, в Гадском лесу. И знаешь что? Семафорщики на Скротской башне заметили взрыв, спустились и обнаружили кровавое месиво, а ты же знаешь семафорщиков! Чертова новость разлетелась повсюду, как и кусочки этих болванов. Два человека погибли, мистер Губвиг. Пресса пустит наши кишки на подтяжки.

К этому времени Мокристу удалось надеть штаны правильно. Он пролепетал:

— Но Гарри, мы ведь ничего не делали в Гадском лесу. Конечно, мы собираемся пустить там небольшую ветку в Скрот, хороший источник доходов, но к этому взряву мы не имеем никакого отношения. Кроссли, будь добр, принеси сэру Гарри крепкого бренди и мягкий стул.

— Имеет оно к нам отношение или не имеет, Мокрист, но пресса будет виться вокруг нас, как мухи над навозной кучей.

К неудовольствию Гарри, Мокрист сказал:

— Доверься мне, Гарри. Доверься мне. Это не наша вина, и я не вижу причин для беспокойства. Я улажу дела с прессой. Я думаю, они помчатся в Гадский лес, едва рассветет, так что, если не возражашь, я отправлюсь туда прямо сейчас и перехвачу инициативу в игре.

— Это, черт возьми, не игра! - взревел Гарри.

— Прости, Гарри, - сказал Мокрист через плечо, - но мне легче думать об этом как об игре.

Как раз в тот момент, когда Мокрист спускался по лестнице в обществе бурлящего негодованием Гарри, Ангела вернулась домой. Иногда она работала по ночам на Великом Пути, она говорила Мокристу, что это нужно для повышения дисциплины среди семафорщиков, но Мокрист знал, что она просто любила тихие часы ясных ночей, когда сообщения перебегают с холма на холм, как светлячки.

Это была магия семафоров, и не только гоблины чувствовали ее. Ангела знала и не возражала против того, что семафорщики и семафорщицы обмениваются сообщениями с помощью чудесных мерцающих линий света. В конце концов, немало браков было заключено посредством ничего не подозревающего эфира в ночные часы, и рано или поздно родится новое поколение маленьких семафорщиков.

Однажды Ангела сказала мужу: «Знаешь, семафорщики, а особенно семафорщицы становятся каким-то особым видом людей, и это очень правильно, что они вступают в брак с людьми своей крови. Они наше будущее, и помоги им небеса, если их супруги не будут работать на семафорах. Люди семафоров – новый вид, а подобное притягивает подобное».

Когда Мокрист пересказал ей новости об аварии в Гадском лесу, она скрылась в своем кабинете, и Мокрист услышал, как гоблины поспешно карабкаются на крышу, и как торопливо трещит семафор. Вскоре она прислала гоблина с телеграммой, в которой говорилось: «Новости из Скрота. Стоп. Лопнул котел. Стоп. Не поезд. Стоп. Ужасная смерть двух человек, но двигателя не было. Стоп».

Это сообщение заставило Мокриста воспрянуть духом. Он положил руку на плечо Гарри и сказал:

— Пожалуйста, не волнуйся об этом, Гарри. Я знаю, как все это будет. Все, что мне нужно, - чтобы вы с мистером Симнелом присоединились ко мне в Гадском лесу так быстро, как только сможете. И да, я думаю, мне понадобится Громобой.

Настало время поговорить с лошадью-големом еще раз. Мокрист беспокоился, стоит ли снова прибегать к ее помощи после так скоро после долгого путешествия, но лошадь заявила:

— Сэр, я лошадь. Быть лошадью – величайшая страсть в моей жизни. Мы доберемся до Скундского леса с ветерком. Седло, пожалуйста, и отправляемся.

Мокрист нашел что-то вроде золотой середины в аллюре. Лошадь без мышц и костей могла бы скакать галопом, не путаясь в ногах, но даже при этом он проделал путь в пятьдесят миль, отделявший его от Гадского леса, к рассвету без особых растяжений в паху.

Он тут же отыскал ближайший к месту аварии кабак, которым оказалось заведение Эдварда Праотца, производителя лучшего пива, эля и стаута. Во всяком случае, так говорилось на довольно большй вывеске, и Мокрист не собирался с эти спорить.

Трактирщик, уже проснувшийся и одетый, осмотрел его с ног до головы и сказал:

— Я ждал кого-то вроде тебя. Ты из города, да? Насчет взрыва? Журналист какой-нибудь? Учти, если ты журналист, придется заплатить.

— Нет, я с железной дороги, - сказал Мокрист. – Я услышал о взрыве и решил посмотреть, что случилось.

Праотец снова окинул его взглядом.

— Мы все об этом знаем. Это были браться Уэсли. У вас крепкий желудок, молодой человек? Конечно, я мог бы оставить бар, чтобы вам помочь, но тогда пришлось бы разбудить мою жену, чтобы начать утреннюю смену для шахтеров. Они приходят сюда на ранний завтрак.

Мокрист понял невысказанное требование, передал трактирщику разумную сумму и последовал за ним в лес. Это часть леса оказалась довольно привлекательной, не слишком темной, как раз то место, которое вы выбрали бы для пикника, но когда они прошли дальше, Мокрист понял, что что бы ни ожидало их в дальнейшем, это будет точно не пикник.

В нескольких минутах ходьбы от трактира деревья были лишены листьев, повсюду валялись в беспорядке куски дерева, и куски кузнечного горна торчали из стволов. А еще здесь были фрагменты разрушенного котла, некоторые из них так глубоко ушли в могучие дубы, что Мокрист не мог их вытащить. Дымка на поляне заставила его почувствовать, как по спине бегут мурашки.

Он глубоко вздохнул и спросил:

— Что случилось с телами, мистер Праотец?

— О, да, сэр. Они в моем подвале, там довольно холодно. Они в ведре, небольшом таком ведре. Это были два брата, крепкие парни. Горн был поумнее, а Джед … кузнецом. Хотя, в ведре я не смогу распознать, где чьи куски. Джед как-то похвастался, что построит локомотив, и, говоря по-правде, он был хорошим кузнецом, но что он там смыслил в локомотивах мне трудно даже представить. Но он считал, что сможет это сделать, и все товарищи его подзуживали.

Он замялся на мгновение и добавил:

— Я был первым, кто сюда добрался, тут почти все было в тумане, и мне это совсем не понравилось. Все было липким и горячим, аж блевать тянуло. И это все, сэр. Что тут еще скажешь?

Мокрист взглянул вверх и спросил:

— Там, на дереве, что, действительно наковальня?

Трактирщик уставился на него, потом поднял взгляд на дерево и сказал:

— А у тебя глаз наметанный, да? Вообще говоря, наковальня всегда была на земле, но взрыв был очень мощный.

Мокрист оживился, насколько смог.

— Спасибо, мистер Праотец, - сказал он. – Очень скоро здесь будет полным-полно журналистов, которые захотят на все это поглазеть, я сожалею об этом, но они налетят, как мухи.

— Все в порядке, сэр. Для бизнеса хорошо. Журналисты пьют вдвое больше, чем кто угодно другой, и вдвое дольше. Они были тут, когда обрушилась шахта, и они впитывали ликер, как губка. - Мистер Праотец потер руки в предвкушении.

На самом деле, было уже около девяти утра, когда начали появляться журналисты. Возглавлял их стаю Отто Шрик из «Анк-Морпорк Таймс», который всегда оказывался на месте происшествия первым[51].

Что касается остальных разбойников пера, то они пребывали во взаимном непонимании, и каждый ожидал, что другие расскажут ему, что происходит.

Мистер Пратоец целеустремленно богател на бутербродах с беконом, пока его жена жарила яичницу и обязательные чипсы.

Мокрист взял слово и заявил, что, хотя железная дорога не замешана в катастрофе, ее владельцы намерены лично осмотреть место происшествия, и что он готов ответить на вопросы.

К тому времени, как прибыли Гарри Король, Симнел и Громобой, Мокрист успел понаблюдать, как праотец осторожено взвинчивает цены на пиво, а его трактир постепенно заполняется посетителями со всей Равнины Сто.


Мокрист успел выяснить у миссис Праотец, что старушку мать погибших братьев сейчас утешают друзья в ее доме, в паре минут ходьбы от трактира, но он был достаточно осторожен, чтобы проследить, чтобы никому из журналистов не сказали об этом ни слова, как и о текущем месте пребывания братьев Уэсли. И он вдруг понял, что это была самая разумная и гуманная вещь, которую можно было предпринять: некоторые из журналистов принадлежат к той породе людей, кто обязательно скажет что-нибудь вроде: «Ну, миссис Уэсли, что вы почувствовали, когда узнали, что оба ваших сына расплавились?»

Когда представители прессы ухватились за новоприбывших, Мокрист, как настоящий гроссмейстер, предпринял все усилия, чтобы уберечь своего короля, которым был сэр Гарри Король, от бестактных вопросов, и вместо этого пустил в ход своего сияющего рыцаря, мистера Дика Симнела. Он многому учился у мистера Симнела. Он встречал лицом вопросы типа: «Что вы скажете людям, которые думают, что, в конце концов, горячий пар убьет их всех?»

— Я не знаю, сэр, - отвечал Дик. – Я ни разу не встречал человека, который бы так думал. Пар очень опасен, если не уметь с ним обращаться, и мне очень жаль бедных мальчиков.

— Я слышал, ваш собственный локомотив убил кого-то позапрошлой ночью, - сказал Хардвик из «Псевдополис Дейли Пресс». – Что вы на это скажете, мистер Симнел?

Прежде чем Дик успел заговорить, Громобой обрушился на них, как судья, и сказал:

— Лицо, о котором вы спрашиваете, явно пыталось совершить диверсию по отношению к локомотиву, и мы действительно сожалеем о том фатальном обстоятельстве, что он находился там, где не должен был находиться, и делал то, чего не должен был делать. Очевидно, он проник в ангар через световой люк, что явно демонстрирует, что честные дела не предусматривались в его замысле. Увы, он сам послужил причиной своей смерти.

— А как насчет мистера Симнела-старшего? – сказал Хардвик. – Он тоже сам был виноват в своей смерти?


Симнел снова взял слово:

— Все дело в том, что к пару нужно относиться с уважением. Я понял это на горьком опыте – со смертью отца. Поэтому я измеряю, проверяю, и опять измеряю - снова и снова. Все дело в маленьких числах. Все дело в аккуратности. Все дело в знаниях. У пара свои правила. В конце концов, мы называем это ожившим паром неспроста. В неподходящих руках он опасен, но мои руки, сэр, провели кучу времени, строя котлы и стационарные двигатели, просто чтобы выяснить, насколько далеко можно зайти. И в основном это значило прятаться за каменной стеной, покуда куски механизмов пролетают над головой. Если тебе повезет, на ошибках можно научиться, и я пытался делать ошибки, просто чтобы понять, как и что работает. Может, сейчас не самый подходящий момент для этих слов, но перед лицом такой силы нужно быть умным, сообразительным и еще - скромным. Нужно думать о самых мелких деталях. Нужно делать заметки и учиться, и тогда, только тогда пар станет твоим другом. Как Железная Герда, вы ведь все ее видели? Да, мисс?

Мокрист узнал Сахариссу Крипслок, которая спросила:

— Вы говорите о своем локомотиве с такой заботой, мистер Симнел, и потому я не могу не спросить, есть ли у вас возлюбленная?

Из толпы послышались смешки, но Симнел даже глазом не моргнул:

— О, спасибо за вопрос, и да – одна молодая леди очень добра ко мне.

Симнел развернулся к следующему размахивающему блокнотом:

— Да, сэр?

— Гриво, сэр, Гриво Джонсон из Большой капустной газеты. Собираетесь ли вы поделиться знаниями с другими строителями машин? Это могло бы спасти много жизней.

Симнел взглянул на Мокриста, а Мокрист взглянул на Гарри Короля, который, в свою очередь, приподнял бровь, что, как было известно Мокристу, можно было считать согласием.

Симнел тоже знал это и уловил сигнал. Он сказал:

— О, да, сэр, мы так и поступим. По крайней мере, основы, безопасность и так далее. Но не бесплатно. Исследования и усовершенствования должны иметь цену. Но я возьму подмастерьев, покажу им, как все устроено и как сделать работу безопасной. В сущности, мы планируем создать регулярные курсы – Железнодорожную Академию – если можно так сказать, - по мере того, как он говорил, улыбка его блекла. - Конечно, я сожалею об этих пареньках, сэр, но учеба тяжела, а неудача может стоить жизни. Меньше всего на свете я хочу, чтобы что-то подобное произошло еще раз, поэтому все следует делать по правилам – не скупясь и не халтуря.

Мистер Симнел снова победил. Прессе нелегко справиться с непосредственным человеком. Прямолинейность на его лице просто обезоруживает их, и возможно – думал Мокрист – даже заставляет их стремиться стать лучше. В нем нет ли капли политики, и это их завораживает.

Симнел продолжать блистать.

— Конечно, если кто-нибудь захочет вернуться и посмотреть на нашу работу еще раз, я с радостью вам все тут покажу.


Вдали от Мокриста и уж точно вдали от здравого смысла, глубинники вели совет, если можно это так назвать. Внешний мир менялся слишком быстро.

— Вам известно, что мы проигрываем? - произнес голос в темноте.

— Ничего не поделаешь, это дух времени – он в воздухе, - промолвил другой голос, немного более надтреснутый.

— Какое дело нам до воздуха, до какого-то духа? Мы – объяснение, мы – основы, мы – короли и слуги тьмы. Наш народ восстанет!

— Нет, он исчезнет! Сжигать семафорные башни было глупо! Каждому нужны новости, а мы выглядим как преступники, каковыми и являемся. И это уже не объяснение.

А гном, сохранявший молчание на протяжении всего этого конклава, вспоминал старую джелибейбийскую легенду о том, как свести осла с минарета. Разумеется, ответ на этот вопрос крылся в том, чтобы, прежде всего, отучить его быть ослом. Что совершенно невозможно, если имеешь дело с глубинниками. Кажется – думалось ей – пришло время получше узнать жизнь в землях Короля Троллей. Она была осторожна – о, боги, так невероятно осторожна – и поэтому она выжила и надеялась стать той самой удачливой ослиной задницей, которая выберется из минарета, но, увы, идиоты продолжали призывать юных впечатлительных гномов нападать на семафорные башни. Кому бы ни принадлежала эта идея, их она уничтожила без рассуждений.

Рис Риссон был прав, думала она. Мы утратили всякое равновесие. Нам нужно бежать отсюда, от всего, что здесь есть, наружу – к свету. Конечно, думала она, ее не заподозрят. Она была неумолима в своих поисках неверных.

Тем не менее, когда она наконец побежала, ножи настигли ее, и она споткнулась. А потом в пещере осталось восьмеро и те, кто смотрит из темноты, пригляделись, чтобы понять, кто будет следующим. Наступает время, когда чистота тьмы должна быть абсолютной!

Ужасной истиной о гномах было то, что когда в их рядах происходит раскол, они раскалываются… любое отклонение от нормы считается посягательством на все исконно гномское.

Все прочие уже или сбежали, или мертвы, и, кто знает, сколько их еще осталось – не только в этой пещере, но во всех пещерах Убервальда. А проблема безумия в том, что безумец никогда не знает, что он безумен. Глубинники набрасывались на несогласных всей тяжестью и, судя по всему, не понимали, что это все равно что вдавливать картошку в землю, чтобы она не росла.


В наши дни, куда ни глянь, везде были комитеты – по большей части организованные с благословения лорда Ветинари. Другие княжества, большие города и города-государства не видели причин откладывать получение своего кусочка волшебства под названием «поезд» и, ухватившись за возможности, в железнодорожный бизнес входили новые и новые компании с успехом большим или меньшим, чем братья Уэсли.

Документы множились, стопки бумаг росли, и Стукпостук чувствовал себя в своей стихии, ухитряясь быть везде и вникать во все – с компетентной помощью господина Громобоя.

Были комитеты, обсуждающие промышленные стандарты, общественную безопасность, комфорт пассажиров, может ли грузовой вагон одной компании быть подсоединен к поезду другой компании, чтобы завершить свое путешествие без необходимости разгрузки[52] – и все хитросплетения финансовых и юридических механизмов, задействованных при этом.

Все предложения других бизнесменов открыть собственные железные дороги вынудили Гарри обратиться к Громобою.

Выслушав жалобы Гарри, законник заявил:

— Это вопрос патентов, сэр Гарри. Вы платите другим людям, чтобы они забивали себе головы всей этой канителью, о которой вы говорите. Мы с мистером Симнелом подали заявки на каждое из его изобретений. Но я уверен, что есть и другие способы заставить машину катиться по рельсам. Нельзя запатентовать саму идею железной дороги, как таковой, и, если вы пройдетесь по улице Искусных Умельцев, вы найдете немало людей, достаточно талантливых, чтобы создать поезд, движущийся по рельсам, не нарушив ни одного из патентов, которые я получил для вас.

Идея парового локомотива очевидна всякому, хотя бы потому, что все мы знаем, что кипящая кастрюля пытается приподнять собственную крышку. Немного ума, и юноша, наблюдающий за огнем, придет к выводу, что если он построит кастрюлю побольше, он сможет приподнять крышку потяжелее. Впрочем, как мы могли увидеть в Гадском Лесу, вскоре он поймет, что все не так просто. Не все так умны и талантливы, как Дик Симнел».

Гарри кивнул.

— Тупые деревенщины. Не чета нашему Дику и его ребятам. Все, что им по силам, это отправить свою старую мамочку доживать жизнь в богадельне, - Сэр Гарри фыркнул. Фыркнул от души.

Не подозревая о том, что его клиент немного отвлекся на мысли о обездоленной леди из Гадского Леса, лишившейся ее мальчиков – ее радости и гордости, Громобой продолжал.

— Возьмите, например, манометр мистера Симнела. Как только принцип продемонстрирован и доказан, Искусные Умельцы, как обычно – весьма хитроумные, прекрасно могут добиться тех же результатов, не нарушая патента. В этом все они – хитроумные по названию и по природе.

Громобой снова завладел вниманием Гарри.

— И прежде чем вы выйдете из себя, скажу, что это все сугубо в рамках закона.

— Что? После всего, что я сделал? После всех денег, которые я вложил? - лицо Гарри покраснело до цвета бекона. Он выглядел так, как будто ему самому не помешал бы один их манометров Дика.

Мокрист решил вмешаться.

— Гарри, вся шутка поездов в их всеобщности. Ты ставишь их на пути, и они уезжают.

Законник сладкозвучно продолжал.

— На вашем месте, сэр Гарри, я бы оставил себя заниматься всеми этими патентами и лицензиями, пока вы с мистером Симнелом будете нести пар в массы. И помните, сэр Гарри, самое главное, что вы были первым. Этого никому у вас не отнять. Вы, сэр Гарри, тот, кого – я верю – будут называть царем горы, королем вечеринки, первооткрывателем железной дороги. Гигиеническая железнодорожная компания Анк-Морпорка и Равнины Сто надежна, как банк, - тролль улыбнулся и добавил, - или, например, как я – а я бриллиантовый.

Бизнес Гигиенической Железнодорожной компании действительно стремительно расширялся, а количество ее работников росло. Гоблины из Щеботанских пустошей слали друзьям известия о возможностях в Большом Койхрене, за которые они рьяно хватались. И как только объявление Дика о его Железнодорожной академии разнеслось по газетам, после инцидента в Гадском Лесу, целые очереди людей выстраивались каждый день, чтобы записаться в подмастерья. Симнел был строг с теми, кого принял, предупреждая их, что прежде всего они должны открыть железу свое сердце. И нередко он выгонял их, если чувствовал, что они не дотягивают.

Возвращаясь из очередной инспекции Щеботанской линии, Мокрист остановился, чтобы взглянуть на последние изменения на фабрике. Маленький механический мирок поглотил подмастерьев. Уолли и Дэйв обучали их, а также проверяли, чтобы кепки всегда были достаточно приплюснутыми. Мокрист наблюдал за их блаженной механической мечтой и не мог не заметить, что они буквально окружены гоблинами – или внимающими всему так серьезно, как будто от этого зависит их жизнь, или собирающими выброшенные жирные тряпки – нечто вроде haute couture для гоблинов, знак настоящего шика в их норах.

А рядом с поездом сигнальщики сверяли числа. И еще там было мистер Симнел, как обычно сосредоточенный на своих новых изобретениях.

Когда Мокрист подошел к нему, мистер Симнел – в своей засаленной кепке и неряшливой рубашке с закатанными по локоть рукавами – вытирал улыбающееся лицо тряпкой, оставляя мазки масла на коже.

— Мистер Губвиг! Счастлив вас видеть! Мне нужно вам кое-что показать! Мы привезли эту красоту из Сто Лата вчера и собрали ночью! - Он кричал даже громче обычного. - Важнейшее оборудование! Моя разработка! Я собрал его и назвал поворотным кругом!

Мокрист едва сдержался, чтобы не закрыть уши руками, когда инженер подошел ближе. «Это все потому, что он целыми днями работает с поездами, - думал он, - ему приходится перекрикивать свист и лязг, но вот что интересно – как он разговаривает со своей Эмили?»

А что до поворотного круга, то, ну… это был круг и он поворачивался: большая металлическая плита с парой колей, проходящих через центр, которая поворачивалась с помощью большой ручки, прикрепленной к храповому механизму, примотанному, в свою очередь, к троллю, всем выражением лица выказывавшему интенсивную сосредоточенность.

Мокрист наблюдал за демонстрацией.

— Прекрасно! Это просто замечательно, Дик, но… ради всякого святого, на кой черт нам эта штука?

Дик посмотрел на Мокриста, будто тот был ребенком, и ответил:

— Разве вы не видите, мистер Губвиг? Вы заезжаете на своем паровозе на поворотный круг и - в этом суть задумки - вся конструкция разворачивается. Вы готовы ехать обратно!

И мистер Симнел пустился в пляс на медленно вращающемся железном круге, выкрикивая:

— Грандиозно! Великолепно! Мы почти у цели!

Торжественность момента особенно подчеркнуло шипение Железной Герды, словно после длительного перегона. Оно стало бы достойным завершением эксперимента, если бы не некоторое время, которое пришлось потратить на то, чтобы заставить тролля перестать крутить ручку, и чтобы Дик, который уже успел немного позеленеть от продолжительных поворотов, смог слезть.

Довольный тем, что с конкуренцией между компаниями, обслуживающими Равнину Сто, искусно управляются Громобой и Стукпостук (без сомнения при участии темных клерков), Мокрист как раз предвкушал часы домашнего уюта, когда его вызвали во дворец.

Он ничуть не удивился, застав Его Светлость поглощенным ежедневным кроссвордом. Стукпостук прошептал Мокристу:

— Знаете, у них новый составитель, и я должен с прискорбием сообщить, что он лучше прежнего. Тем не менее, Его Светлость делает все возможное.

Лорд Ветинари поднял глаза:

— Мистер Губвиг. Есть такое слово - «бенефициар»?

Вообще-то, ввиду беспутной юности, Мокрист точно знал, что это слово значит, так что он препоясал метафорические чресла и произнес:

— Как мне кажется, сэр, это слово означает кого-то, кто заключает сделку ради прибыли. Я встречал это слово однажды и оно запомнилось мне потому, что, как мне кажется, прибыль и есть - единственная цель сделки.

Ни один мускул не дрогнул на лице Его Светлости, пока он наконец не произнес:

— Совершенно верно, Мистер Губвиг, - он отложил газету и встал. - Я слышал, что линия на Щеботан почти закончена… Если Щеботанская Ассамблея будет тянуть кота за хвост, я перемолвлюсь словечком с монсеньором Жаном Немаром… одним особенным словечком. Должен сказать, мистер Губвиг, наблюдать вашу работу на пользу железной дороги было весьма отрадно, и, я уверен, мы все у вас в долгу.

— О, - сказал Мокрист, - значит ли это, что я могу вернуться к своей основной работе и видеть свою жену чаще, чем раз в неделю?

— Разумеется, можете, мистер Губвиг! Вы действовали, прежде всего, на сугубо добровольных началах. Тем не менее, теперь меня интересует железная дорога на Убервальд. Так что я спрошу, как скоро мы обзаведемся локомотивным сообщением туда? Без остановок.

Мокрист был ошарашен.

— Это невозможно, сэр. Только не без остановок. Нужно будет восстанавливать запасы воды и угля, а до Убервальда больше тысячи миль!

— Если быть точным, то тысяча дести двадцать пять миль от Анк-Морпорка до Здеца на карете, хотя я уверен, что поезд пойдет другим маршрутом.

— Да, сэр, но без остановок…

— Мистер Губвиг, если вы собираетесь рассказывать мне о невозможностях, вы очень скоро отправитесь к котятам. В конечном счете, вы - человек, который добивается результатов.

— К чему такая спешка, сэр? Ребята трудятся не покладая рук, но и для них будет удачей положить чуть больше трех миль пути в день – и это при всех деньгах, вложенных Гарри Королем. А кроме того, всегда есть непредвиденные обстоятельства, и вы знаете, что каждый город на Равнине хочет стать частью сети. Мы и так расширяемся, сэр. Кажется, что еще немного, и мы разломимся пополам.

Ветинари быстро обошел стол.

— Отлично! Тогда обе части будут работать только эффективнее! Мне кажется, мистер Губвиг, вы не совсем понимаете природу наших с вами отношений. Я прошу вас– очень вежливо – чего-нибудь добиться, памятуя при этом, что могу попросить и по-другому, а ваша работа – сделать то, о чем я прошу. И вы, в конечном счете, человек, который, несомненно, может сделать что угодно, великий мистер Губвиг, нет? И сейчас я советую вам отставить всю работу, которая не касается того, чтобы добраться отсюда до Убервальда в максимально сжатые сроки. Все прочее может и будет ждать, - он предупреждающе поднял руку. - Не рассказывайте мне о своих проблемах – рассказывайте о решениях. Хотя и о решениях говорить не надо – их просто нужно реализовывать.

— Вы не против, если я присяду? - спросил Мокрист.

— Сколько угодно, мистер Губвиг. Принесите человеку воды, Стукпостук. Ему, кажется, жарковато.

— Я должен спросить, сэр… Почему такая необходимость?

Ветинари улыбнулся.

— Вы умеете хранить секреты?

— О, да, сэр. Я хранил уйму секретов.

— Убедительно. Но дело в том, что я тоже умею. Не ваше дело, мистер Губвиг.

Мокрист сделал отчаянную попытку:

— Сэр! Даже сейчас поезда – часть жизни множества людей, особенно тех жителей Равнины Сто, кто каким-то образом вовлечен в строительство железной дороги. Мы не можем просто бросить все!

— Мистер Губвиг, что именно вам непонятно в слове «тиран»?

В отчаянии Мокрист воскликнул:

— Но у нас нет столько рабочих! Недостаточно людей, чтобы укомплектовать литейные цехи! Недостаточно людей, чтобы добывать руду! Допустим, мы найдем достаточно машин, чтобы осилить половину пути, но все дело в рабочих.

— Именно. Все дело в них. Подумайте над этим, мистер Губвиг.

— А как на счет волшебников? Могут они поднять свои жирные задницы и немного помочь городу?

— Да, мистер Губвиг, и я знаю, и вы знаете, чем это может закончиться. Оживший пар гораздо дружелюбнее магии, пошедшей наперекосяк. Нет, мистер Губвиг, мы не будем обращаться к волшебникам. Все, что вам нужно – поезд, который приедет в Убервальд вовремя.

— Вовремя - это когда, сэр?

— Как я и сказал, мистер Губвиг, очень скоро.

— Тогда у меня нет шансов. Это займет месяцы… или год… или больше.

Внезапно атмосфера охладилась до состояния льда.

— Тогда я предлагаю вам приступать к делу, - Ветинари уселся на свое место. - Мистер Губвиг, мир вращается между теми, кто говорит, что сделать что-то невозможно, и теми, кто утверждает обратное. По моему опыту, те, кто говорят, что возможно все, обычно говорят правду. Это всего лишь вопрос творческого подхода. Есть такое выражение: «Подумай о немыслимом». Разумеется, это нонсенс, но у вас, сэр, и на это хватило бы наглости. Задумайтесь об этом. А теперь, не позволяйте мне вас задерживать.

Когда за Мокристом затворилась дверь и тишина окутала Продолговатый кабинет, Патриций вернулся к своему кроссворду. Через некоторое время он нахмурился, закончил линию и отложил газету.

— Стукпостук, - спросил он, - как идут дела у Чарли Панча и Джуди? Он в порядке? Мне интересно, не согласится ли он на небольшие каникулы. Очень небольшие.

—Да, сэр, - ответил Стукпостук, - я встречусь с ним после обеда.

— Вот так мы и поступим, - резюмировал лорд Ветинари.


Все еще пошатываясь под впечатлением от последних требований Патриция, Мокрист ехал обратно в Гадский Лес с поручением от Гарри.

«Поезжай к старушке и передай ей от меня привет, - велел Гарри, - скажи ей, я был впечатлен тем, как ее мальчики пытались обуздать пар, и я приветствую их, как пионеров. Осмотрись там, погляди, что у нее есть. Раз уж всем кажется, что у меня золото из ушей лезет, тогда я считаю, мы можем назначить ей какую-никакую пенсию. Только – ради богов – не говори об этом больше никому. О, и скажи ей, я прослежу, чтоб, когда кто-нибудь запишет историю железной дороги, ее парни были на обложке. И скажи, чтоб обращалась ко мне в любое время».

Старая избушка в лесу оказалась в точности такой, как Мокрист представлял, а миссис Уэсли разрыдалась, когда он пересказал ей предложение Гарри. Она была убеждена, что сэр Гарри – что-то вроде святого или ангела, так что, если Мокрист что-нибудь понимал в людях, история о красивом жесте Гарри обречена была облететь весь лес за пару часов, а к концу дня – добраться до Анк-Морпорка. Мокрист знал, что за человек Гарри – предельно резкий, но с золотым сердцем и глазами на мокром месте. Его поступок был весь он - безо всяких скрытых мотивов. Но, тем не менее, как только новости разнесутся, он будет в каждой газете как защитник обездоленных и – следовательно – знаменитость. Не в первый раз Мокрист пожалел о своей собственной привычке видеть ангелов во всем, что случается, - хорошем или плохом.

- Сколько?!

Этот простой вопрос прозвучал как объявление войны, коим, собственно, и являлся, поскольку Гарри только что озвучили стоимость экспресс линии до Здеца.

Мокрист стоял на своем.

— Дик говорит, там повсюду железо, Гарри, но его нужно выкопать. А потом деньги понадобятся на изготовление стали, - поспешно добавил он, пока Гарри не спустил их с лестницы.

— Вкладываешь золото – вынимаешь сталь, - спокойно добавил Симнел. - Мы славно сработались с парнями с медеплавилен, но до Убервальда тысяча двести миль, а это очень много стали.

— Гарри, - терпеливо начал Мокрист, - я знаю, что когда ты женился, вы с женой разрезали спички пополам, чтобы они служили дольше. Но ты больше не тот человек. Ты можешь себе это позволить.

Они наблюдали за тем, как меняется лицо Гарри. Мокрист знал, что Гарри пробился наверх из канавы и страшно гордился этим. Но его деньги дались ему дешево – мелкие сошки, как правило, не несут особых непредвиденных расходов. И потому теперь он рассматривал всякое предложение за что-то заплатить, как доказательство несовершенства мира.

Дик Симнел тоже давно раскусил этого человека. Он сказал:

— На вашем месте, сэр, я бы потряс свою копилку и купил столько стали, на сколько хватит денег - и так, чтобы никто не узнал. Мы же не хотим, чтобы она вдруг подорожала, правда? Спрос и предложение.

Гарри по-прежнему выглядел как человек, размышляющий, в чем суть подвоха (что, вообще-то, было основной формой его существования), а Мокрист обдумывал на что же, в самом деле, Гарри тратит свои горы денег?

И он решил рискнуть.

— Честно говоря, Гарри, я думаю, что твоего состояния хватит на строительство железной дороги на луну и обратно – с учетом целого флота из локомотивов. Но, если тебе нужна ссуда, Королевский банк выдаст ее с удовольствием – как клиенту с безупречной репутацией.

Мистер Громобой возроптал.

— Разумеется, сэр Гарри, вы можете продать акции: это значит, что вы разделите с кем-то издержки, но, увы, вам придется разделить и доходы. Решать вам.

Мокрист углядел зацепку.

— Понимаешь, Гарри, каждый, кто купит акции железной дороги, с этого момента будет заинтересован в ней, как в собственной. Тролли называют это «жить чужим умом». Если дым приносит тебе богатство, это твой дым, и ты на него не жалуешься. И, - Мокрист сделал глубокий вдох, - если ты разделишь риски, ты сможешь позволить себе построить дома для железнодорожных рабочих. Так они смогут жить возле самой дороги, вдоль нее, и всегда быть наготове».

— На этот счет можете не распинаться, мистер Губвиг. Все ребята, которые работают на моем конвейере, живут неподалеку. И живут в собственных домах.

— Не нужно строить дворцы! - продолжил Мокрист, - просто небольшие уютные домики с маленькими садиками, в которых будут резвиться детишки. Всеобщее счастье, которое подарили им вы. В конце концов, кто же не хочет жить поближе к работе – в приятном и теплом месте с кучей угля в придачу.

Гарри Король хорошенько врезал бы тому, кто посмеет назвать его филантропом, но в действительности под его ворчливостью залегали пласты поразительной мягкости. Пожилые работники Гарри независимо от видовой принадлежности получали пенсию – крайне редкого зверя в Анк-Морпорке, а дорогие больничные счета, о чем Мокристу было известно как банкиру Гарри, повадились пропадать, как только Король о них узнавал. А на Страшдество Гарри, ворча, будто старый тролль с головной болью, всегда проверял, чтобы у его работников на столе было мясо – как можно больше мяса.[53]

Зная обо всем этом, Мокрист продолжал:

— Давай посмотрим на это так: я понимаю, что как человеку, сделавшему себя с нуля, перспектива выпуска акций кажется тебе анафемой. Поэтому ты можешь принять все риски на себя и разбогатеть, как Креозот. Но мне кажется, Гарри, что ты и так богат, как Креозот и - скажу тебе как мошенник – не стоит лишний раз искушать судьбу. А как твой банкир скажу тебе, что разделить риски и прибыли будет наиболее благоразумным и общественно полезным шагом.

На мгновение Мокристу показалось, что он видит, как в голове Гарри Короля складывается вполне определенная реплика, которой он посылает общественную полезность запачкать белые ручки на какой-нибудь достойной работе, вместо того, чтобы вмешиваться в дела честных бизнесменов, которые трудятся, не разгибая спины. Но затем Мокрист увидел широкую улыбку и понял, что Гарри знает, зачем все это делается. Лорду Ветинари нравилось, когда люди заботились о своем городе.

— В любом случае, - добавил он, чтобы закрепить результат, - Ветинари хочет дорогу на Убервальд, а он - наша высшая инстанция. Кто знает, возможно город окажет нам щедрое финансирование. Поезда приходят и уходят, деньги умножаются.


Строительство Щеботанской линии завершилось торжественной церемонией в Анк-Морпоркском терминале, на которой главную партию, к сожалению, исполнял алкоголь. Паровоз был запущен и назван Fierté d’Quirm[54]. Маркиз Экс де Хлебо и его жена, которая, как заметил Мокрист, стала очень жинерадостной, как говорят в Щеботане – enceinte[55], разбили о локомотив бутылку очень хорошего шампанского.

И в гуще празднования, казалось, только Мокрист заметил, как Симнел побрел прочь с вечеринки, чтобы вытереть паровоз от кипящего шампанского своим шейным платком, в мгновение ока превратившимся в жирную тряпку. Симнел наградил Мокриста суровым взглядом.

— Нельзя так делать мистер Губвиг. Нельзя бить локомотив, когда я как раз пытаюсь добиться от него сорока миль в час через равнины пустошей, просто чтобы показать этим омарам, на что мы способны.


В первом путешествии Мокрист ехал вместе с Симнелом и кочегаром на площадке машиниста, глядя как мимо на огромной скорости проносятся пустоши, заполненные гоблинами, виднеющимися за каждым камнем и деревом.

На мгновение ему показалось, что он заметил Сумрака Тьмы, но, к его удивлению, выяснилось, что отъявленный гоблин ждет их на щеботанском вокзале. Мокристу даже пришло в голову, что у маленького поганца, должно быть, есть какие-то собственные каналы передвижения, недоступные человеческим существам.

А в вагонах позади царило безудержное веселье с уймой авеков и тысячами сердечных соглашений. Элегантные пассажирские вагоны произвели фурор. А человеком дня стал щеголеватый господин, обслуживающий удобства первого класса, который искусно обращался с полотенцами и объяснял устройство стеклянного бачка – с плещущейся внутри золотой рыбкой, которую от мгновенного исчезновения защищало какое-то невидимое решето.

В Щеботане их приветствовал целый парад, ознаменовавший возникновение нового уровня общественно-политической суматохи, щедро приправленный алкоголем и завершившийся ужином в паровозном депо. И еще больше тостов предварили разворот локомотива на новомодном поворотном круге, чтобы вернуть Анк-Морпоркских пассажиров домой, где их должны быть выгрузить из поезда.


А еще немного погодя был прекрасный летний вечер, когда Мокрист и Ангела уселись ужинать превосходными свежими лобстерами из Щеботана, доставленными новым экспрессом Fruits de Mer[56]. Они были хороши, и они были дешевле, чем Мокрист когда-либо мог вообразить, и еда превратилась в одно сплошное удовольствие, крепко приправленное острым кресс-салатом.

А потом была свежая клубника, и мягкая кровать со взбитыми подушками, и вдруг вся эта кутерьма приобрела значение.


Это началось в Высоких Уступах, что в Графствах. Местные жаловались на шум по ночам: металлические звуки, лязг и периодические стоны металла, истязаемого в муках. «Само собой, - говорили все, - это ж гоблины, что с них возьмешь?»

И все это не могло уйти от внимания главного констебля Фини Апшота, прикрепленного к подведомственности Анк-Морпорка. Фини нравилась эта подведомственность. Она означала, что всякий, кто выйдет из-под его контроля, рано или поздно будет иметь дело с Командором Ваймсом или даже сержантом Детритом, чье появление в их сонных пенатах пару лет назад вызвало настоящий переполох. Так что Фини влез на лошадь и отправился в Уступы, названные так из-за ландшафта, с давних времен искореженного бездонными пещерами и безжалостным зубчатым рельефом.

Фини был порядочным и благоразумным копом, а такие люди заводят друзей потому, что никогда не знают, когда они понадобятся – особенно, если ты единственный коп в этой местности. Хотя теоретически Фини должен был помогать особый констебль Дым Костей. Существовал закон, и все были равны перед ним, и в наши дни закон провозглашал гоблинов людьми, что значило, что закон их защищает. Фактическим воплощением этого правила и был Фини и его особый констебль. Невероятно, но последний даже разрешал своему начальнику называть его Бони на том разумном основании, что в случае какой-нибудь заварушки куда удобнее кричать имя покороче.[57]

Фини бывал в Анк-Морпорке и гордился тем, что курс базовой подготовки прошел в Псевдополис Ярде под руководством сержанта Детрита. А тот факт, что находящийся в его подчинении Бони был всяко умнее знаменитого капрала Шнобби Шноббса, исключал вообще всякие жалобы. Так что сейчас он был чрезвычайно рад увидеть, что его констебль ждет его возле главной гоблинской пещеры, которую он использовал как офис, а прочие гоблины расценивали как нечто вроде храма.

Колония гоблинов в низинах Уступов переживала расцвет. Гоблины поставляли высококачественные горшки, а Фини знал, что производство горшков – довольно мирное времяпрепровождение, никак не вызывающее много шума. Небольшая пещера, которая использовалась как офис, была – и с этим следовало быть очень деликатным - определенно не обихожена в человеческом понимании, она была огоблинена. А звук, доносившийся из большой пещеры позади определенно не имел ничего общего с производством горшков. Это был металлический звук, тяжело металлический. Ну, - надо признать, что на этой мысли Фини немного запнулся, - гоблины ведь свободные люди, а если людям вздумалось немного погрохотать металлом в уединении своих пещер, ничто не запрещает им этого делать. Он моргнул. Мир меняется, и стоит тебе растеряться, он перевернет тебя вверх тормашками.

Фини был вежлив и достаточно умен, чтобы выучить пару полезных слов из гоблинского наречия. На дворе стоял белый день, поездка в Уступы удалась на славу, и –да – на холме над пещерой стояла семафорная башня, гоблинируемая гоблинами. Доставив бумаги и раздав указания, Фини отвел своего офицера на словечко относительно гоблинского шума в контексте нарушения общественного порядка. Поскольку в непосредственной близости к гоблинам почти никто не жил, Главный констебль Фини объяснил жалобы обычным человеческим недовольством гоблинами, где бы и что бы они не делали. Но кроме того, он посоветовал перенести их работы, какими бы они были, поглубже в пещеры.

— Нет проблем, босс, - заверил его надтреснутый голос Бони. - Все сделаем в лучшем виде.

— Отлично, Бони, рад слышать, но из-за чего весь этот шум и лязг?

— Шеф, вы же знаете, сколько гоблинов уехали в Анк-Морпорк работать на сэра Гарри Короля, дерьмового магната? Ну, и вы же понимаете, как бывает? Возвращаться каждый месяц с зарплатой! Никогда раньше не иметь зарплаты! Иногда они возвращаются с чертежами… Или идеями. И полными головами схем.

Бони внимательно смотрел на начальника, когда тот наконец произнес:

— Они крадут.. идеи?

Наступившая тишина заставила Фини решить, что он совершил промах. Но Бони рассмеялся и произнес:

— Нетссэр! Усовершенствования! Нам нравится сэр Гарри, ооооочень хороший хозяин, но мы собираемся построить свою гоблинскую железную дорогу. Ездит везде, никаких проблем – знаем как построить такую дорогу, которой больше нет! Копать! Копать под землю. Гоблинская подземка, дда? Соберем всех гоблинов из всех пещер. Так много пещер в недрах. Никаких хлопот. Гоблины везде нужны. Как бы добрая мисс Ангела Красота Добросерд справлялась без нас на башнях? Вы нам доверяете, мы доверяем вам, вонючкам. Прекрасная подземная дорога, узкоколейная, конечно. Видишь? У нас есть подходящие слова! Нет дождя, нет снега, нет ослов и пугливых старушек под землей! Хоп! Наконец-то у гоблинов есть свой мир в тоннелях под большим человеческим миром. Мы вышли из тени. Назад пути нет.

Фини обдумывал это по дороге домой, пока его лошадка мягко рысила в сторону заката. Он никогда не был философом, он даже слова-то такого не знал, но голос его офицера продолжал звенеть у него в голове. Он размышлял о том, что бы произошло, выучи гоблины все о людях и делай они все по-человечески, потому что по-человечески им казалось бы лучше? Как скоро гоблины бы исчезли, прихватив с собой все гоблинское, даже горшки? У них были такие красивые горшки, он купил несколько матери. Пока гоблины относятся к горшкам серьезно – они сияют даже в ночи. Но что будет дальше? Может ли случиться, что гоблины утратят интерес к горшкам, а люди напротив – постигнут сложную, тяжелую и даже волшебную науку их изготовления? Или, может быть, гоблины просто станут одной из человеческих рас? И что из этого лучше?

Потом ему пришло в голову, что полицейскому не следует особенно углубляться в подобные материи, потому что, в конце концов, здесь нет никакого преступления, и все в порядке…. И все же, в каком-то едва уловимом смысле преступление было. Как будто что-то украли из мира, а никто и не заметил. А потом Фини сдался. Потому что он почти приехал, потому что его мама обещала ему Ман Дог Сак По с морковным пюре, а ведь сегодня было даже не воскресенье.


Чтобы построить самую длинную в мире железную дорогу, приходилось пахать днем и ночью, и с каждой неделей Мокрист уезжал все дальше от города, а возвращался домой, чтобы насладиться плодами своего труда[58] – все реже и реже.

Рассыпанные вдоль всей тысячемильной дороги, появлялись железнодорожные станции. Вагоны беспрерывно уходили и приходили, превращая их в гудящие деятельностью ульи.

Компания тем временем проверяла обеспеченность работников, поскольку, как Гарри Король сказал Анк-Морпорской Таймс, железнодорожники серьезно нуждаются в хорошем питании, крепком сне в удобной постели после дня тяжелого труда. На самом деле, теплота или удобство постели не имели никакого значения для работяги, который засыпал, едва принимал лежачее положение, пока предыдущий постоялец этой же постели бежал на свою смену, размахивая котелком.

Периодически случались вспышки агрессивности, или как там это называлось у троллей, гоблинов, големов, и – разумеется – настоящих железных мужиков с гор, которые грызлись между собой по любому поводу.

Там, где новая линия следовала за рекой Анк, утончающейся по мере приближения к ее истокам в Овцепиках, ходили баржи, до верху нагруженные деревом для шпал, железной рудой, углем и другими ресурсами. Плавильни работали ночи напролет, отливая рельсы, и, если бы вам посчастливилось оказаться неподалеку и соответственно защищенным, вы бы увидели, как они раскрывают свои чрева, выталкивая раскаленную жидкую сталь: живую и танцующую, будто демон из подземных измерений. А если бы вам не посчастливилось, например, стоять слишком близко – вы бы имели все шансы оказаться в этих самых подземных измерениях, лицом к лицу с любым созданием по своему вкусу.

И все вокруг питалось золотом, золотом, золотом. Жаждущие инвесторы превращали золото в сталь и уголь в надежде на обратное превращение в еще большее количество золота.

Повсюду вдоль дороги компания строила хранилища, и однажды Мокрист осознал, что все эти железнодорожные штуки – паровозы, вагоны и все остальное – только лицевая сторона, железный конь, которого еще нужно кормить и поить. И все это делали люди, почти сливающиеся с углем по цвету, из тех, кого походя замечаешь и забываешь в тот же миг. Он знал – потому что ходил на все встречи и слушал – что создание железной дороги состояло из решения кучи маленьких головоломок, которые, в свою очередь, предлагали тебе новый перечень задач, ограничений и необходимостей, требующих решения, пока не навалились новые. Железная дорога была одним большим хитросплетением проблем на колесах. Удивительно, как логарифмическая линейка мистера Симнела не раскалилась до сих пор, словно печи, с которыми он работал.

А в Свинтауне мастерские выпускали новые и новые паровозы: небольшие танк-паровозы, которые беспрерывно катались взад-вперед по растущей фабрике; маневренные составы; ночные поезда – медленные и тяжелые, собирающие один за другим вагоны от фермеров, которые хотели доставить свой товар в город к рассвету; новый Летун Номер 2 с крышей над площадкой машиниста и чудесной зеленой раскраской; и все остальное, что обычно имело имена вроде Дух Скрота или Король Псевдополиса.[59]

Паровой гудок перестал звучать чужеродно, став просто одним из звуков Анк-Морпорка, вроде взрывов Гильдии Алхимиков, и, как один старик сказал своей жене, «часы не нужны, если знаешь звук семичасового в Щеботан». Казалось, всего пару недель прошло с того времени, когда Железная Герда впервые пропыхтела вокруг фабрики Гарри Короля, но теперь, через год, ветви линий протянулись по всей Равнине Сто, соединяя маленькие городки и деревеньки во всех направлениях.

А возле этих городков и деревенек начали появляться чудесные новые домики для железнодорожного персонала. Дома с ванными! И горячей проточной водой! Конечно, следовало признать, что удобства были на улице, но зато сантехника - в превосходном состоянии.[60] Если что и можно было сказать о Гарри, так это «если что-то нужно сделать, нужно сделать это хорошо», и удвоить сказанное, говоря об Эффи.[61]

Как будто где-то была какая-то пустота, и ее следовало заполнить. Настало время паровых механизмов, и паровая техника возникла, будто дождевая капля, которая падает точно в свою лужу, и Мокрист, и Дик, и Гарри, и Ветинари и все остальные были только брызгами во время ливня.

А затем однажды на Анк-Морпоркском вокзале, когда Мокрист собирался отправляться обратно в Равнину Сто, в его вагон вошла леди, назвавшаяся миссис Георгиной Брэдшоу, и уселась напротив, обеими руками вцепившись в дорогую сумку. Когда Мойcт встал, чтобы предложить ей свое, расположенное по ходу движения, место, как того, кажется, требовал железнодорожный этикет, она ответила:

— О, любезный сэр, не беспокойтесь! Но все равно спасибо. Джентльмена сразу видно.

— Мокрист фон Губвиг, к вашим услугам, мэм.

— О, вы тот самый мистер Губвиг? Мистер Губвиг железнодорожник? Я столько о вас слышала!

— Да вроде бы я. По крайней мере, пока нет других претендентов.

— Ну разве это не замечательно? – продолжила миссис Брэдшоу – Я никогда раньше не ездила на поезде. Меня предупредили взять с собой лекарство на случай тошноты. С вами когда-нибудь такое случалось?

— Нет, мадам, пожалуй, что ритм поезда мне по душе. Но скажите мне, где вы взяли это чудесное лекарство?

— У джентельмена по имени профессор Достабль, производителя панацеи от железнодорожных болезней. Он был весьма убедителен.

Мокрист не смог сдержать улыбку.

— Наверняка был. Боюсь, мистер Достабль в лучшем случае очаровательный проходимец. А его панацея, боюсь, не более чем сахар с какими-нибудь связующими веществами. И он, опасаюсь, в авангарде нелегальных торговцев готовыми лекарствами, серьезно испытывающих мое терпение.

Она засмеялась.

— Хорошо сказано, сэр. Буду считать, что я просто выбросила пару монет на ветер.

— Могу я спросить, что за дела заставили вас воспользоваться железной дорогой?

— На самом деле никаких дел у меня нет. Я подумала, что, знаете, живем-то один раз. Мама рассказывала, что когда я была маленькой, я всегда бежала за повозками, чтобы увидеть, куда они едут. И сейчас, когда мой муж Арчибальд покинул нас, я решила, что настало время посмотреть мир… Знаете, отдаленные уголки, странные названия… вроде Дверубашки, или Гадского леса, или Скрота. Должно быть в местах с названием вроде Дверубашки все время происходит что-нибудь экзотическое. Так много мест, в которых я никогда не была… Передо мной целый мир, который я хочу исследовать, пока не поздно. И я собираюсь вести дневник всего, что происходит, чтобы, когда я вернусь обратно, я могла переживать это снова и снова.

Озарение снизошло на Мокриста, и он спросил:

— Могу я полюбопытствовать, миссис Брэдшоу, красивый ли у вас почерк?

Она посмотрела на него свысока:

— Да, красивый. Я прекрасно писала от руки для моего дорогого покойного мужа. Он был юристом, а от них всегда ожидают превосходного умения использовать и писать слова. Мистер Кривз был очень… разборчив в этом отношении. И Арчибальд чрезвычайно ценил грамотное использования Лататинского. А я, смею добавить, воспитывалась в Щеботанском колледже для юных девиц, где весьма серьезно относятся к преподаванию иностранных языков, хотя Морпоркский и стал lingua quirma современности. – Миссис Брэдшоу вздохнула. – И работая на моего мужа, я узнала многое о людях и человеческой природе.

— Миссис Брэдшоу, если вы все равно поедете везде, куда ходят поезда, и будете писать обо всех эти местах, может быть, вам не составит труда отсылать мне копии ваших заметок? Они могли бы быть весьма полезны другим бесстрашным пассажирам…. Люди будут знать, чего ожидать от Гадского леса или Дверубашки прежде чем они уплатят хотя бы пенни за билет. Столько людей ездят из Анк-Морпорка в Щеботан просто за солнечным светом! Это сама распространенная наша услуга. И некоторые едут всего на один день! Думаю, они заинтересуются и другими маршрутами, если все мелкие детали ваших путешествий будут им уже известны. Кроме того, вы могли бы оставлять заметки о местах, где можно поселиться, и других вещах, важных для путешественника, - добавил он, захваченный собственными фантазиями. – Все, что вы бы хотели увидеть. Куда бы ни занесли вас ваши путешествия, вы всегда можете отправить рукопись, просто отдав ее начальнику ближайшей станции, а он проследит, чтобы она попала ко мне.

Мокрист подумал о потоках золота, собирающихся в закрома Гарри Короля, и добавил:

— И я уверен, мы сможем организовать вам кое-какое вознаграждение…


Когда миссис Брэдшоу немного обвыклась и стала смотреть в окно, Мокрист взял записную книжку и нацарапал памятку для Гарри: «Пожалуйста, позволь миссис Георгине Брэдшоу путешествовать, куда ей вздумается, даже по тем маленьким линиям, которые еще не полностью открыты. Она училась в одной из лучших женских школ, известных мне, и говорит на разных языках. Она будет писать заметки обо всех наших направлениях, которые могут нам очень пригодиться. Моя интуиция подсказывает мне, что мы будем ею гордиться.

Подозреваю, она будет весьма дотошной, или смешной, или, надеюсь, и той, и другой. А кроме того, вдова, которая въезжает в Анк-Морпорк в золотом кольце с бриллиантом и уезжает из Анк-Морпорка все еще в нем же, явно далеко не глупа. И разговаривает она не хуже леди Сибиллы – результат Щеботанского колледжа. Знания! Разве мы не этого хотим? Мы хотим, чтобы поезда расширяли горизонты, да, но чем плохи путешествия одного дня? В Анк-Морпорке полно людей, которые даже в Сто Лате ни разу не были. Путешествия расширяют кругозор, а также наши доходы».

Образец прекрасной работы, написанной на ароматизированной бумаге, появился неделей позже.

Трухлявые высоты, что в Равнине Сто, могут похвастаться прекрасными ваннами с соленой водой, проистекающей из приятных теплых источников. Желающим насладиться дополнительными услугами владелец ванн и его жена предлагают гигиенические массажи. Разумеется, дам обслуживают отдельно от господ; здесь нет ничего предосудительного или способного оскорбить даже самые деликатные чувства.

Поблизости расположен Отель Континенталь, предлагающий жилье для троллей, людей и гоблинов. В данный момент свободно 50 комнат. Тех, кто захочет посетить эту местность, может заинтересовать Священная Поляна Пинающего Колена, которая заслуживает упоминания благодаря своему удивительному эху. Недалеко располагается храм Анойи – богини-покровительницы тех, у кого возникли проблемы с вещами, застрявшими в кухонных ящиках.

Прекрасный отдых на выходные, с отменным питанием. Настойчиво рекомендуется.

Мокрист сделал отметку не забыть встретиться с мистером Томасом Готбергером, когда в следующий раз вернется в Анк-Морпорк. Насколько он мог судить, издатель руку себе откусит, лишь бы урвать свой кусочек железнодорожного волшебства.


Когда Мокрист вернулся в Анк-Морпорк в следующий раз, вопрос дороги на Убервальд значительно обострился.

Взволнованный Гарри мерил шагами комнату, в которой они с Диком Симнелом председательствовали над своими графиками, отчетами и чертежами.

— Итак, Мокрист, раз уж нас здесь никто не услышит, должен признать, что у меня поджилки трясутся. Мы снимаем бригады с других линий, мы все больше и больше вкладываем в эту дорогу на Убервальд, это чертово адское предприятие. Я по колено в дерьме буду чувствовать себя уютнее, чем в этом кабинете, если что-то пойдет не так, уж поверь.

— Да, - признал Мокрист, - но не забывай, что добраться до Убервальда значит добраться до уймы других мест по дороге – мест, которые тоже хотят железную дорогу. Это тут же поможет покрыть расходы. Да, у нас проблема с тоннелями и мостами, но плюс в том, что они не требуют новых технологий. Сотни каменщиков могут построить для нас хорошие мосты, а что касается тоннелей – тролли уже начинают копать их при условии, что они могут выкопать себе дом неподалеку.

Гарри только проворчал в ответ.

— А плюс троллей в том, - добавил Мокрист, - что с собой они приводят целые семьи, даже детей. Это их дело. Ты не тролль, если не знаешь свои камни. И они прямо-таки обожают менять ландшафт. Один из них спросил у меня на следующий день, может ли он быть топографом, и я уже открыл рот, чтобы ответить «нет», но потом подумал: а почему нет? Он производил впечатление смышленого парня – медленного, да, но смышленого. Так что я поручил ребятам подучить его немного, прямо в процессе.

— Собираешься вручить ему одну из раздвижных штуковин Симнела? – улыбнулся Гарри.

Мокрист засмеялся:

— Почему бы и нет, Гарри? Я могу это сделать! Не вижу никаких причин не нанять топографа достаточно сильного, чтобы поднять гору и посмотреть, что под ней.

Он воспользовался тем, что атмосфера немного разрядилась, чтобы подтолкнуть Гарри к обсуждению более приятных вопросов, и попросил ввести его в курс последних достижений.

Каждое утро стол Гарри Короля оказывался теперь завален письмами от людей, которые не хотели поездов, не хотели некоторых из поездов, или неистово желали приобщиться к поездам прямо сейчас, или давали прочие чрезвычайно полезные комментарии и предложения. Мистер Снори Снориссон, например, жаловался, что под часами на станции договорилось встретиться такое множество людей, что его друг был вынужден разыскивать его четыре часа…. Не собирается ли железная дорога внедрить использование складных лестниц для невысоких граждан….? Требовалась помощь пассажирам с тяжелым багажом, или пожилым, или неживым… Учитывая всю опасность механизмов, не стоит ли учредить какую-то стражу – не Городскую Стражу, разумеется, а кого-то, наделенного здравым смыслом, – чтобы охранять поезд и пассажиров? А это значит форму, шляпы, флаги, свистки и прочие завораживающие принадлежности.

Учитывая весь ажиотаж, казалось закономерным, что редактор Анк-Морпорк Таймс решил обзавестись железнодорожным корреспондентом, мистером Рэймондом Шаттлом – бесстыжим и самовлюбленным трейнспоттером. Блеск в его глазах не оставлял никаких сомнений.

Помимо непосредственно железнодорожного бизнеса, Гарри вынужден был признать восхитительным энтузиазм, с которым люди тратили доллары на сувениры вроде маленьких механических моделек, которые изготавливались искусными умельцами по лицензии и приносили немалых доход[62]. А еще более искусные умельцы, находящиеся в вечном поиске новых возможностей заработка, постоянно выпускали дополнения к этим детским забавам: маленькое депо и четыре крошечные фигурки в ожидании поезда, сигнальная будка с гоблином – сигнальщиком, и даже миниатюрный поворотный круг – такой же, как на фабрике. Некто, повернутый на поездах, мог заполучить собственную миниатюрную Железную Герду и петлю железной дороги с кучей поворотов, и даже миниатюрных железнодорожников, включая миниатюрного Гарри Короля.[63]

Мокрист в который раз восхитился силой мечты.

А потом они отправились в пропитанный машинным маслом мир фабрики, чтобы посмотреть, чего добился гениальный мистер Симнел с тех пор, как Мокрист видел его в последний раз.

В одном он был уверен: несмотря на то, что Дик Симнел вечно являлся с новыми чертежами следующих локомотивов, он каждый день продолжал трудиться над Железной Гердой. И потому в каждый новый визит Мокриста она выглядела немного по-другому: новый котел здесь, новые колеса там, новая покраска и, скорее всего, туча существенных вещей, которых Мокрист не мог заметить. Она была гордостью Дика, его первой паровой любовью, и – Мокрист старался не ляпнуть этого вслух - экспериментальной установкой для каждого новшества. Ни один локомотив не сиял так, как Железная Герда. Ни один локомотив не удостаивался усовершенствований прежде Железной Герды. Она была первой ласточкой железной дороги, а Дик Симнел был ее добровольным рабом.

Пока Мокрист выяснял, где ему искать Симнела, Эмили Король, в изящном белом ситцевом платье, беспечно проскользнула через хозяйственный двор к святилищу депо, будто вовсе не замечая окружающей грязи и жира. С другой стороны, она, должно быть, выросла рядом с бизнесом своего дяди, в сравнении с которым железная дорога была садом свежести и удовольствий.

И вот она пропорхнула мимо, а вот – Железная Герда, и у Мокриста мороз пошел по коже, и зазвенели сухожилия. Он готов был грызть ногти, пока девушка продолжала двигаться к локомотиву в своем первозданно белом платье.

Со скоростью молнии Мокрист бросился через двор к Эмили, как раз добравшейся до Железной Герды. Он взглянул на Симнела, чье лицо приобрело занятный серый оттенок даже под слоем грязи и жира, и приготовился к любому развитию событий, когда Эмили похлопала локомотив и произнесла:

— Привет, Железная Герда. Ну, как ты сегодня, красотка?

И пока Мокрист таращился на нее с раскрытым ртом, достала носовой платок и принялась шлифовать латунную табличку «Железная Герда», пока та не засияла ослепительнее, чем солнечный свет. И пока Эмили болтала с Железной Гердой о том, как славно та сегодня выглядит, Симнел повернулся к Мокристу и очень, очень тихо сказал:

— Знаешь, она бы не стала. Только не Железная Герда.

— Отлично, - ответил Мокрист. – А ты, счастливчик, теперь обладатель двух леди.

Но голос в его голове подсказал: «А ведь ты и наполовину не был уверен, правда, мистер Губвиг? О, ты маловер». Раздался паровозный гудок.

Следующие два месяца Мокрист сидел за столом на фабрике Гарри, чувствуя себя паровозом, на всех парах проносящимся через размытый пейзаж прошлого. Каждый раз, когда появлялся посыльный с очередной стопкой бумаг из очередной части королевства Гарри - все более явно по мере приближения вечера - он чувствовал себя потихоньку дрейфующим в кому. Поначалу было даже приятно: он представлял себя эдаким бледно-розовым туманом, и ничто его не волновало. Вообще никаких тревог. Мокрист фон Губвиг мало-помалу отключался, и как раз, когда он почти впал в забытье, прямо перед ним из вечерней зари – хотя откуда именно, Мокрист так и не понял - вывалился Сумрак Тьмы.

— Должен идти спать, мистер Губвиг! Тот, кто продыху не знает, тот нигде не поспевает. Когда мистер Губвиг ел? Не закуски! Лопал от души! У меня есть сушеные грибы, если вы проголодались. Нет? Мне нравится. А вы спите, если есть не будете. Мистер Губвиг не может делать все. Если есть не будет, не сможет ничего делать. Делать деньги хорошо, но их в могилу не унесешь. Отдохните, мистер Железная Дорога! А это вам точно поможет.

Гоблин подал Мокристу маленькую бутылочку, неряшливая этикетка на которой провозглашала содержимое как «КРЫСИНЫЙ ЯД».

— Этикетка большая ложь, мистер Губвиг! Все потратили, съели крыс, правда-правда, и налили специальное гоблинское средство от усталости. Никаких червей и свежий сон. Будет гораздо лучше завтра, если проснетесь! Гарантия! Чисто чернила! Лучше нет!»

День был долгим, а жар плавилен иссушил Мокриста так, будто он и сам стал плавильней. Так какого черта? И он сделал один долгий глоток.

— Отлично, мистер Губвиг! – хихикнул гоблин – От этого у вас волосы виться начнут… везде!

Позже, когда Мокрист закончил разговаривать с танцующими поганками и мистером Вуу-хуу!, который мог забавно есть свое лицо, ноги Мокриста, тащившиеся по улице как пара старых ослов, самостоятельно нашли кровать. Правда, не без помощи добрых офицеров сержанта Колона и капрала Шнобби Шноббса, которые предварительно обнаружили его недалеко от дома беседующим со своими коленями. И, если верить Шноббсу, прилежно внимающим тому, что они ему отвечали.

Проснулся он лежащим на полу в спальне. Кто-то укрыл его одеялом и даже заботливо подоткнул его. Он схватился за голову и подумал: «О, нет! Я выпил еще одно гоблинское варево!» Правда, его смятение несколько улеглось, когда он понял, что чувствует себя просто прекрасно, и не только прекрасно, а еще и настолько полным сил, что, наверное, в мире их больше нигде не осталось. Когда он вышел на балкон, чтобы вдохнуть свежего воздуха, птички во всю голосили, а небо переливалось удивительными оттенками голубого.

Позади него открылась дверь, и раздался голос Ангелы:

— Я знаю, что наш брак, скажем так, достаточно нетрадиционный. Мы слишком много работаем, и все такое, но я была бы плохой женой, если бы не спросила, не якшался ли ты с распутными и падшими женщинами? Никакого давления. Скажешь, когда будешь готов.

Пританцовывая от восторга жизни и, разумеется, избытка сил, Мокрист радостно ответил:

— Погоди-ка, минуточку, подожди, скажи: а в чем разница между распутной женщиной и падшей женщиной? Может, есть какой-нибудь четкий критерий, и, если есть, как он их разделяет?

— Мокрист фон Губвиг, ты отвратительно пьян. Ты хоть идти можешь?

Вместо ответа Мокрист подпрыгнул в воздухе, щелкнув каблуками, и сказал:

— Распутная или падшая, девочка моя? Или, может быть, два в одном?

Втаскивая его обратно в комнату и закрывая за ним дверь, Ангела ответила:

— Думаю, дорогой муж, мы сейчас это выясним.


Над Шмальцбергом бушевала гроза, но в этом не было ничего особенного. Гром катился по горам, словно жемчуг, рассыпанный богами. В уединении кабинета Низкий Король обсуждал с Аэроном, который выглядел бодрее обычного, текущие дела.

— Кажется, все утихло, - сказал Король. – Они все спорят, и спорят, а потом кто-нибудь вспоминает, что у него срочное дело на крысиной ферме, или какие-нибудь проблемы в золотоносной шахте, вода прибывает, крепежные стойки прогибаются, или еще что-нибудь в этом духе, что никак нельзя доверить подчиненным, и все стихает.

— Я знаю, что ты волнуешься, - ответил Аэрон, - но я думаю… нет, я верю, что у тебя больше друзей, чем ты думаешь. Даже гоблины знают, что ты из тех, кто первыми начали ратовать за их признание. И они, хотим мы этого или нет, - это будущее, Рис. Этот случай с семафорными башнями разозлил даже традиционных гномов. Башни нужны: люди хотят новостей. Люди повсюду в ярости. В конце концов, говорят они, тролли и гоблины занимаются своим делом, почему бы и гномам не вести себя так же?

— От Ардента больше нет вестей? – спросил Король – Но ведь прошли месяцы. Никто больше не разрушает башни и не пытается уничтожить железную дорогу? Могу ли я считать, что пламя недовольства погасло?

Аэрон подал Королю кофе:

— Лорд Ветинари говорит, что ничего не стоит предпринимать, пока не услышишь крики. Так или иначе, Ардент не из тех, кто придет, сняв шлем, просить прощения. Слишком много у него гордости.

Пару минут Рис Риссон обдумывал возможности. Затем Аэрон продолжил:

— Так мы принимаем приглашение на саммит в Щеботане? В сложившихся обстоятельствах, Рис, мне кажется чрезвычайно важным быть там и быть увиденными там.

— Разумеется. В этом году председательствовать будет Алмазный Король, и мне нужно укрепить наш политический союз. Он очень любезен, но у меня нет желания испытывать его терпение. Он всегда был наиболее понимающим союзником.

— А … другой вопрос?

— С другим вопросом все в порядке, - сказал Король. – Да, мы должны поехать в Щеботан, но, думаю, для ведения дел правильным будет оставить здесь Альбрехтсона.


Невзирая на то, что он понятия не имел, как это произошло, и несмотря на его крайне малую вовлеченность в дела на фабрике, выяснилось, что Мокрист теперь мистер Железная Дорога. Если у кого-то возникали какие угодно вопросы на ее счет, спрашивали у него. Кто-то потерял ребенка в очереди к Железной Герде? – Шлите за мистером Губвигом. Есть какие-то идеи о работе железной дороги? – Шлите за мистером Губвигом. Где и в какое время суток бы он ни находился, поток внимания никогда не иссякал.

Он был почти уверен, что спит достаточно регулярно: иногда дома, иногда спасаясь матрасом и одеялом где-нибудь в тепле постоянно увеличивающихся литейных по всему маршруту на Убервальд, или, если со всем остальным ничего не вышло, - свернувшись калачиком под брезентом, или что там было у железнодорожной бригады, и довольствуясь тем, что нашлось в кастрюле. Если повезет, это мог быть фазан или тетерев, а если нет – счастливая кастрюлька, которая обычно подразумевала капусту и брюкву и, почти наверняка, что-нибудь белковое, правда такое, что увидеть это при дневном свете вам бы не захотелось. Тем не менее, надо отдать им должное, железнодорожные бригады, включая передовиков, уже приближающихся к Слэйку, были запасливыми людьми, особенно что касается капканов, которые они устанавливали вдоль железной дороги.

Слэйк, думал Мокрист, был местом, которое вы наносите на карту просто потому, что как-то неловко оставлять на ней белые пятна. Немного леса, немного рыболовства и кое-какие полезные ископаемые. Через некоторое время у всякого прибывшего туда возникало стойкое чувство, что в Слэйке живут люди, которые очень сильно не хотят, чтобы кто-то знал, где они находятся. А еще, гуляя по Слэйку, ты все время ощущал, что за тобой наблюдают. Мокрист счел это местом, которого следует всячески избегать, если только не стремишься к отвратительной еде и банджо. Тем не менее, в городе был мэр, а сам город был нанесен на карту в качестве остановки для дозаправки углем и водой.

Мокрист больше не носил своих шикарных костюмов, обуви ручной работы и коллекции официальных шляп, которые были его визитной карточкой в городе. Они не очень вязались с образом жизни железнодорожника, так что теперь он одевался в замасленную рубашку, жилет и брюки, подвязанные на коленях. Ему нравились здоровенные ботинки и плоские кепки, которые позволяли чувствовать себя защищенным с обоих концов. Но ботинки… О, эти ботинки! Даже если бы вы погибли вследствие отрывания головы каким-нибудь троллем, эти ботинки бы продолжали жить и пинаться. Они были подбиты гвоздями и напоминали маленькие крепости. Ничто не могло повредить ботинки железнодорожника.

Мокрист получал сообщения, где бы он ни находился. Поездом, гоблинским курьером или семафорными башнями, которые теперь дополняли любой пейзаж.

Одним ранним утром в равнинном городе Малый Отек, когда проливной дождь молотил по крыше времянки, Мокрист отдернул брезент и отпер дверь. За дверью он увидел лицо Сумрака Тьмы, которое если и нельзя было назвать промокшим насквозь, то только потому, что промокать там особо было нечему. Как только гоблин пробрался в хижину, вся вода на нем просто исчезла.[64]

Почти автоматически Мокрист поднял глаза на огоньки местной семафорной башни и тут же увидел знакомый код: это от Ангелы. Он узнавал ее код тотчас же, как свой собственный.

— Быстро!- скомандовал он. – Лезь на башню и неси мне сообщение. Немедленно!

Голос Сумрака Тьмы в полумраке произнес:

— А как же волшебное слово, мистер Мокрый?

Мокрист и сам себе удивился. Пусть гоблины и пахнут так, что их запах, кажется, можно увидеть, это еще не повод пренебрегать манерами, так что он повторил:

— Пожалуйста, мистер Сумрак Тьмы. Большое спасибо.

Поставленный на место, Мокрист молчал, пока маленький гоблин нырнул обратно в дождь и побежал к башне.

Мокрист умылся, собрали вещи – на случай, если сообщение, каким бы оно ни было, потребует от него немедленного отбытия в другое место, и пошел туда, где в любую погоду ждала пробуждения его големская лошадь. Как бы Мокрист ни старался, он не могу заставить себя думать о ней, как о неодушевленном предмете. Правда, следовало признать, что поездки на этой лошади способствовали зарождению у него геморроя – независимо от того, сколько слоев подкладки он располагал между ней и собой. И хотя существо теперь научилось разговаривать, Мокрист по-прежнему придерживался всех ритуалов, обычно сопровождающих верховую езду. Он был убежден, что лошадь нужно кормить, ослаблять поводья и поить водой. Невыполнение этих ритуалов выводило его из равновесия. Это было неправильно.

Стоя под дождем он словно перенесся в другой мир.

И пока он раздумывал, стоит ли ему дать лошади имя, и изменит ли это что-нибудь в лучшую сторону, появился мистер Сумрак Тьмы с мокрой перепачканной телеграммой в руках.

Ветинари хочет видеть тебя немедленно. Стоп. PS. Можешь привезти с собой еще того гоблинского средства? Стоп. PPS.Если будешь проезжать пекарню, возьми пару буханок нарезанного хлеба. Стоп. Твоя любящая жена. Стоп.

Ну разве не чудесно, подумал он, когда ты кому-то нужен?

Спустя несколько часов и тряский путь под проливным дождем, Стукпостук открыл перед ним дверь в приемную Продолговатого кабинета. Стукпостук был одет в новомодную шляпу машиниста и вытирал с рук жир неизменной промасленной тряпкой.

— Его Светлость примет вас в ближайшее время. У вас было много дел в последние дни, не так ли?

Мокрист не мог не заметить, что под сажей и копотью Стукпостук выглядел загорелым, а его шляпа была, прости господи, залихватской – эпитет, никогда прежде не применявшийся к Стукпостуку.

— Часто бываете на железной дороге, мистер Стукпостук? Похоже, это идет вам на пользу.

— О да, сэр! Его Светлость позволяет мне сделать несколько кругов на железной дороге по утрам, после того, как он решит свой кроссворд. В конце концов, сейчас все крутится вокруг поездов, не так ли, так что он был так великодушен, что попросил меня держать его в курсе.

В этот момент с другой стороны двери раздался пронзительный свист, и Стукпостук бросился ее открывать, предоставляя взору Мокриста удивительное зрелище. Лорд Ветинари ловил один из новых маленьких паровых механизмов, который как раз собирался упасть с отполированного стола. Знакомые прямые и повороты были окружены маленькими игрушечными человечками: охранниками, машинистами, пассажирами, дородным контролером с сигарой и разнообразными служащими с логарифмическими линейками в руках. А патриций поймал паровозик в перчатку, позволив воде и жиру капать на полированный паркет черного дерева.

— Захватывающе, да, мистер Губвиг? – из-за клубов дыма послышался веселый голос. – Хотя жаль, что они могут ездить только по рельсам. Не могу себе представить, как изменился бы мир, будь у каждого собственный паровой локомотив. Безобразие.

Его светлость протянул Стукпостуку руки, чтобы тот протер их не-настолько-грязной тряпкой, и сказал:

— Ну, мистер Губвиг здесь, Стукпостук, а ты, я догадываюсь, ждешь не дождешься вернуться к своей обожаемой железной дороге.

И Стукпостук – Стукпостук, который всегда считал, что вся красота мира заключалась в манильских конвертах – перепрыгивая ступеньки, бросился вниз по лестнице, чтобы забраться в кабину, бросать лопатой уголь, дуть в свисток, дышать копотью и быть самым чудесным существом на свете – машинистом.

— Скажите, мистер Губвиг... – начал Ветинари, как только дверь захлопнулась. – Мне пришло в голову, что камни на рельсах могут легко пустить локомотив под откос…

— Да, милорд, вдали от Анк-Морпорка мы снабжаем паровозы путеочистителями. Это что-то вроде плуга, если позволите. И кроме того, сэр, не забывайте, что движущийся локомотив обладает значительным весом, а сигнальщики и путевые обходчики осматривают колею.

— То есть никакого преднамеренного саботажа до сих пор не происходило?

— Ничего со времени нападения на Железную Герду несколько месяцев назад, не считая мальчишек, которые кладут пенни на рельсы, чтобы их расплющило. Это просто игра, а медь легко деформируется. Ведь все тихо, сэр? Я имею в виду глубинников, которые рушат семафорные башни. Кажется, они отступили.

Ветинари вздрогнул.

— Возможно, вы правы. Кажется, Низкий Король придерживается того же мнения, да и Командор Ваймс сообщает, что его агенты в Убервальде не докладывают ни о чем подозрительном. Другие источники это подтверждают. Но… Боюсь, экстремисты похожи на многолетний сорняк. На какое-то время они исчезают, но это не значит, что они сдались. Боюсь, они просто ушли поглубже под землю, ожидая подходящего часа.

— Какого часа, например, сэр?

— Знаете, мистер Губвиг, я думаю об этом каждый вечер. Мне нравится, что эпоха локомотивов началась с кропотливой работы и научного мышления, а не с какой-то там халтуры. Поощрение вседозволенности приводит только к случаям вроде того, что мы видели в Гадском лесу. Так что… - Ветинари пристально взглянул прямо на Мокриста – Как продвигается дорога на Убервальд?

— Продвигается очень хорошо, сэр, но есть некоторый дефицит. Мы планировали запустить часть сообщения уже в следующем месяце. Однако по-прежнему остается много работы, а еще мы пускаем поезд под землей в районе Грубб. Мы роем тоннели так быстро, как можем, но там слишком много пещер, - «А еще мосты, - подумал он. – Ты не сказал ему о мостах». - И, конечно, как только мы доберемся до Убервальда, продолжим дорогу в Геную.

— Этого мало, мистер Губвиг, этого очень мало. Вам нужно ускориться. Мировое равновесие под угрозой.

— Э-э… со всем подобающим уважением, милорд, с чего вы взяли?

Ветинари нахмурился.

— Мистер Губвиг. Я даю вам указания. Как вы их выполняете – дело ваше, но они должны быть выполнены.


Настроение Мокриста отнюдь не улучшилось, когда он нашел свою големскую лошадь заблокированной, судя по всему – Стражей, поскольку поблизости обнаружился и хихикающий стражник. Лошадь смущенно поглядела на него и произнесла:

— Сожалению об этом недоразумении, сэр, но я обязана подчиняться закону.

Мокрист начал закипать:

— Будучи големской лошадью, ты так же сильна как обычный голем?

— О, да, сэр.

— Отлично. Тогда выбирайся из этих скоб.

Скобы треснули и развалились, а стражник побежал к Мокристу, запрыгивающему на лошадь с криками «Э-эй! Это, между прочим, общественная собственность!»

— Пришли счет Гарри Королю, если осмелишься, - бросил Мокрист через плечо. – Скажи, это от Мокриста фон Губвига!

Оглянувшись с лошади, во всю прыть скачущей по Нижнему Бродвею, он увидел, как стражник собирает куски желтых скоб, и крикнул:

— Никто не встанет на пути у развития Гигиенической Железной Дороги!

Мокрист всегда предпочитал передвигаться как можно быстрее – в конце концов, для его предыдущего рода деятельности скорость была весьма существенным показателем, – так что на фабрику Гарри он приехал на лошади с одышкой как у альпиниста на Кори Челести[65].

Спешившись, он эффектности ради привязал лошадь и спросил:

— Откуда у тебя одышка? Големы не задыхаются. Големы вообще не дышат!

— Простите, сэр. Вы хотели, чтобы я больше походила на обычную лошадь, вот я и стараюсь, сэр… Иго-го!

Мокрист разразился хохотом.

— Хватит, Доббин… Нет, не Доббин! Как тебе Молния?

Лошадь задумалась.

— У меня никогда раньше не было имени. Меня всегда звали «лошадь». Но это очень приятное чувство – знать, кто ты есть. Даже не знаю, как я прожила без имени последние девятьсот три года. Спасибо вам, мистер Губвиг.

Мокрист направился в кабинет Гарри и прежде чем начать разговор, убедился, что их никто не слышат. Гарри целую вечность таращился на Мокриста, не говоря ни слова, пока наконец не ответил:

— Ты ведь знаешь, что они еще даже не начали укреплять первый мост на Убервальдской линии. Ни один поезд не пройдет по воздуху!

— Да, Гарри, я знаю. Боги свидетели, я все время разговариваю с геодезистами и инспекторами. Но много работы требует только мостовое полотно, опоры выдержали проверку временем.

И пока Гарри набирал воздуха, чтобы возразить, Мокрист рассказал ему, что придумал на случай, если инженеры Симнела не управятся к тому моменту, на который Ветинари что-то планирует.

Гарри понадобилось некоторое время, чтобы вникнуть в план Мокриста, но когда он наконец все понял, он сказал:

— Это против всех правил, приятель. И сработает только один раз – для Ветинари. В этом я абсолютно уверен.

Мокрист собрал всю свою хитрость и самоконтроль, чтобы удержать позиции, и ответил:

— Гарри, за то время, что я работаю на лорда Ветинари, я хорошо понял значение слов «недоказуемая причастность».

— И что же это значит, умник?

— Это значит, что Его Светлость предпочитает иметь небольшое представление о том, чем я занимаюсь, и, разумеется, давать мне четкие инструкции, но, кроме того, это значит, что я должен о многом догадываться самостоятельно, а в этом я всегда был очень хорош. У нас много дел, сэр Гарри, или мне лучше сказать милорд Гарри, или даже осмелиться на Король Барон Анк-Морпоркский и… тут можешь сам додумать… и, если я правильно понимаю, когда Ветинари сделает тебя первым железнодорожным бароном, тебе пожалуют шесть металлических шишечек на венец. А рыцарство? Пха! Да ты в одночасье станешь бароном! Представляю, какое впечатление на леди Король произведет человек с шестью шишечками.

Гарри прыснул.

— Вот так сюрприз для благоверной!

Он обдумал картину, нарисованную Мокристом.

— Вообще-то, мне кажется, что чванства в ней хватит и на герцогиню.

Немного посерьезнев, он продолжил:

— Знаешь, раньше я думал, это я - Король Дерьма, но в действительности это ты полон всякого дерьма. Ты бы мне, черт побери, лучше сказал, сколько головной боли это все нам принесет. Барон, мать твою. Ладно, мистер, и как же все это провернут два мерзавца вроде нас?


Но даже с учетом давления со стороны Патриция, и с учетом всех людей, троллей и гоблинов, которых Гарри мог нанять, на постройку дороги все равно нужно было время. «Цорт не за день строился» было мантрой на случай всякого нетерпения. Тем не менее, день ото дня новая великая железная дорога на Убервальд становилась все ближе и ближе к своей цели.

Но построить железную дорогу - это одно, а оснастить ее – совсем другое. Железная дорога остается на месте и в холод, и в зной, и – в большинстве случаев – вдали от цивилизации.

Мокрист каждую неделю просматривал книгу жалоб и предложений. Его интересовало все: пьяный тролль на линии, гарпии, гнездящиеся на угольном складе, роженица[66]. Ну, и, разумеется, оползни, которые играли злые шутки с расписанием. Кроме того, людям не особенно нравилось, что оставить телегу, полную свиней, на железнодорожном переезде значило полностью парализовать движение, или что, если вытянуть руку перед подъезжающим паровозом, он не остановится в тот же миг. То есть, он может, конечно, но по поводу заноса локомотива приходится заполнять столько форм!

Как было прекрасно известно Мокристу, с момента самой первой поездки все редакторы по всей Равнине Сто только и ждали, что первой железнодорожной катастрофы, желательно, как минимум, с одной ужасной смертью.

И случай им представился, хотя и не на линии Гигиенической Железнодорожной Компании. Первый инцидент произошел в Щеботанской глубинке, где три предпринимателя: монсеньор Лавасс, винодел, монсеньор Крок, сыродел и мсье Лестрип, производитель декоративных луковых гирлянд, вложились в строительство собственной маленькой одноколейной линии между виноградниками и фермой.

Они обратились к Симнелу за консультацией – преимущественно по поводу того, как избежать лобового столкновения между поездами, движущимися по одной линии. Эту задачу Симнел решил со свойственной себе простотой, предложив использовать сигналы, подающиеся специальным медным жезлом, положение которого указывало бы, имеет ли машинист право двигаться по линии.

В сопровождении газетных заголовков, гласивших: КРАХ СИСТЕМЫ СИМНЕЛА и ЖИЗНЬ ПАССАЖИРОВ ПОД УГРОЗОЙ, Симнел и Мокрист были вызваны в Щеботан для проведения расследования, где им и открылась страшная правда. Менеджер среднего звена в Шато Лавасс решил оптимизировать процессы и сделал копии жезла безопасности, а машинистам и сигнальщикам объяснил, когда им следует быть на чеку. И, надо сказать, что вера в то, что они все поняли, некоторое время себя оправдывала. Все расслабились. А потом однажды сигнальщик Хьюго немного задумался и забыл о жизненно важной мере предосторожности, и два поезда, управляемые машинистами, каждый из которых был уверен в своем праве на проезд, понеслись навстречу друг другу на одинаковой скорости по одной и той же линии. И встретились они ровно посередине. Один машинист погиб, второй получил серьезные увечья сыром, который, достигая горячей площадки, превращался в лаву. Значительные повреждения постигли также фуа-гра.

А клерк, который заказал второй жезл, сказал:

— Ну, я думал это сэкономит время, так что я просто…

Согласно отчету Рэймонда Шаттла, напечатанному в «Таймс» на следующий день, мистер Губвиг заявил: «Я искренне сожалею о смерти погибшего джентльмена и об увечьях второго. Думаю, никто из нас не сможет больше спокойно смотреть на фондю. Так или иначе, мистер Симнел верно подметил, что хотя с обычной тупостью легко иметь дело, дремучая тупость частенько заводит людей в дебри, из которых не выбраться. Интересно, сколько ужасных преступлений начинаются со слов «Я просто…»


Добившись уменьшения суммы возмещения ущерба, Симнел и Мокрист возвращались в Анк-Морпорк. Когда пассажирский поезд прибрежной линии оставил позади каменистые почвы, столь подходящие знаменитым щеботанским винам, и начал огибать дышащие влагой земли Низболот, Симнел уснул, а Мокрист уставился в окно на бегущий мимо пейзаж, обдумывая все предстоящие им трудности. Глядя на проносящиеся мимо болота, Мокрист чувствовал что-то вроде облегчения от того, что поезд не остановится, пока не достигнет места посуше – маленького городка Шанкидудл, родины прекрасных скаковых лошадей. Вот и правильно, - думал Мокрист, - путь отсюда до Низболот долог и извилист, и если вы не можете его отыскать, то вам и делать здесь нечего.

Дождь заливал Сто Латский вокзал, хлестал с крыши, а люди торопились укрыться от него, хоть немного передохнуть от натиска потопа. В маленьком кафе Марджори Пэйнсворт было сухо, и в качестве бонуса пострадавшим от ужасов этой ночи продавались горячие булочки. Это кафе стало светом утешения для юной тролльской леди, неуверенно помешивающей свою чашку расплавленной серы. Она разглядывала приходящих и выходящих и была чрезвычайно удивлена, когда гномский джентльмен, указав на стул возле нее, спросил:

— Прошу прощения, здесь не занято?

Трещинка прежде никогда не имела дела с гномами, но раз уж со всей этой Кумской Долиной разобрались, она сочла вполне уместным поговорить с гномом, особенно, учитывая то, как хорошо и, ну, по-человечески он был одет. Таких называли Анк-Морпоркскими гномами. Так что она улыбнулась и ответила:

— Пожалуйста, присаживайтесь, сэр. Погода слишком ненастна для этого времени года, вы не находите?

Гном поклонился и сел:

— Простите мою навязчивость, но я был счастлив услышать от вас слово «ненастный». Слово само по себе уже картина, не правда ли? Такая серая, но все же… О, ну где же мои манеры?! Позвольте представиться: Торчок Доксон к вашим услугам, мадам, и, если позволите, вы просто прекрасно говорите по-гномски.

Трещинка огляделась. Люди продолжали приходить из-под дождя и уходить под дождь по мере того, как приходили и уходили поезда. Сто Лат, помимо всего прочего, был пересадочным узлом железной дороги, и через него проходил почти весь пассажиропоток. Краем уха она услышала, как диспетчер объявляет ее поезд, но решила ответить:

— Ваше понимание тролльского также весьма примечательно, если можно так сказать. Могу ли я поинтересоваться, где вы начали свое путешествие?

Гном снова улыбнулся:

— Я библиотекарь в Клатче, но только что похоронил отца в Медной голове.

Трещинка подавила смех:

— Простите, сэр, прискорбно слышать о вашей потере, но это потрясающе! Я тоже библиотекарь – на службе у Алмазного короля Троллей!

— О! Алмазная библиотека! Увы, недоступная нам даже по знаменитому Соглашению. Я бы отдал что угодно за одну возможность на нее взглянуть.

Двое библиотекарей заказали еще выпить и под звуки паровозных гудков разговаривали о книгах, пока поезда приходили и уходили. Трещинка рассказала Торчку, что ее муж не любил книг и считал невнятное мычание достаточным для троллей – как в старые добрые времена, а гном рассказал ей о своей жене, которая даже после Соглашения Кумской Долины считала троллей разновидностью животных. И они говорили, говорили, говорили о значении слов и о любви к словам. Марджори распознала симптомы, так что держала кофе горячим, а серу плавящейся, и разогрела припасенный каменный пирог.

Конечно, это все не ее дело, думала она, - ее не касалось, как люди управляют своими жизнями, и уж точно она не подслушивала, ну, разве только самую малость, и она совершенно не виновата, что просто случайно услышала, как гном сказал, что ему предложили должность библиотекаря в Бразинекском университете и уже сказали, что он может взять с собой ассистента. И Марджори совершенно не удивилась, когда через мгновение увидела только две пустых чашки и пустой стол: такие вещи неизбежно случаются на железной дороге. Она расширяет горизонты – и снаружи, и изнутри. Люди отправляются на поиски себя и находят кого-то совершенно другого.


Как для революции, Шмальцбергский переворот протекал крайне медленно, просачиваясь в тоннели и шахты подобно патоке, – по крайней мере, он был таким же липким. Знаток переворотов сразу же распознал бы эту форму. Двое собрались, чтобы убедить третьего, потому что так надо и потому, что так делают все остальные. Ведь нет смысла оставаться на проигрывающей стороне, правда? Всегда находились сомневающиеся, но сила течения усиливалась. Во многих отношениях подземелья Шмальцберга были похожи на улей, и рой решил, что ему нужна новая королева.

Ардент и другие изгнанные глубинники, разумеется, были в эпицентре всего происходящего, и после своего триумфального возвращения[67] обосновались так, как будто никуда и не уходили.

«Никто не должен пострадать», - говорили они, и этого было достаточно, чтобы люди начали шептаться, «прежде всего, это в его собственных интересах», ну и еще ряд бесплатных бонусов, вроде «настало время впустить свежую струю» или чего-нибудь вроде «мы должны беречь наши священные письмена», и, если вы восприимчивы к атмосфере, вы бы заметили, как гномы - чрезвычайно здравомыслящие гномы, гномы, которые считают себя гномами с хорошей репутацией честных дельцов - тем не менее, потихоньку предавали свои клятвы верности, которые прежде приняли с такой торжественностью, потому что улей гудел, и никто не хотел оказаться тем, кого прихлопнут.

Основными лозунгами было: «Восстановление порядка» и «Возвращение к основам истинной гномскости».

И все-таки всегда найдется тот, кто не жужжит в унисон с ульем. В этом случае это был Альбрехт Альбрехтсон. Вокруг него объединились гномы, вступающие против государственного переворота и оставшиеся верными Рису Риссону. Воздух в шахтах сгустился, пропитанный невысказанным вопросом: кто ужалит первым?

Альбрехт Альбрехтсон положил руку на Каменную лепешку.

— Друзья мои гномы, я принял клятву, и вы тоже. А мы с молоком матери впитали, что всех убийц и клятвопреступников ожидает Гиннунгагап, - его улыбка стала угрожающей, он продолжил, - или я как-то неправильно понимаю?

— Обстоятельства изменились, - заявил Ардент. – Король слишком любезничает с троллями и проклятыми людишками. Да будь он неладен, он же подписал декларацию о том, что к гоблинам – гоблинам! – надлежит относиться так же, как к гномам! Не знаю, может, вы считаете, что вы равны с гоблином, но я считаю, что гоблины не равны мне.

В звенящей тишине Альбрехтсон почти прошептал:

— А Соглашение Кумской Долины? Взаимопонимание, ставшее основой сегодняшнего мира? Мы все его часть. Неужели теперь мы так просто нарушим наши клятвы?

— Я ничего не подписывал, - ответил Ардент.

— Не подписывали. Оно было подписано Рисом Риссоном от имени всех гномов.

— Не от моего, - возразил Ардент. – И я не верю в эту лубочную сценку с двумя королями в пещере. Разве ты на знаешь, что представляют из себя люди? С кого-нибудь вроде Ветинари сталось бы самому ее туда поместить.

На этот раз тишина буквально взорвалась. Они все проходили мимо странной сияющей картины в Кумской Долине, где пещерный воздух был так спокоен, и два мертвых короля вошли в историю в состоянии умышленного тупика. И, наверное, кое-кто из них задавался вопросом, как поступят мертвые короли, если их покой потревожат.

Момент испортил Ардент.

— Нам нужна стабильность, - сказал он. – Никто не будет лезть в драку, никто не пострадает. Я клянусь в этом.

— Прошу прощения, а с этой клятвой вы поступите так же, как с той, которую вы дали Королю, господин предатель?

На скорости, с которой эхо отражается от стен, по залам пронесся лязг оружия, а за ним последовала оглушительная тишина нежелания быть тем, кто нанесет первый удар. Мертвая точка – мертвая настолько, что уже пованивает.

— Я не поддамся на дурацкие угрозы, - сказал Ардент. – Нам приходится иметь дело с современным миром таким, каков он есть. А мы должны постараться, чтобы он стал таким, как мы хотим – чтобы гномы заняли подобающее им место. Времена изменились. Нам нужен кто-то, способный защищать наши интересы. Все только и говорят об этих переменах. А я намерен проследить, чтобы эти перемены пошли на пользу всему гномству.

Он подошел к Альбрехту и протянул ему руку.

— Ведь ты считал так же, мой друг. Присоединишься ли ты ко мне?

Все в пещере затаили дыхание.

Альбрехт мгновение помедлил.

— Сунь себе в жакет свое присоединение.

В наступившей тишине некоторые гномы спрашивали друг у друга, что это значит, а другие, видавшие виды и имевшие дело с людьми, приходили на помощь, объясняя, что это все равно, что сказать «засунь это туда, где не светит солнце». Это, в свою очередь, заставляло гномов, мало знакомых с человеческой природой, предполагать: «Это о той маленькой долине возле Ломтя?», пока, наконец, один из них не произнес: «Насколько я понимаю, это значит «засунь себе в задницу». – «О, правда?».

— Я предлагаю открытое голосование, - сказал Ардент. – Пусть все те, кто против меня и разрешения гномьих дел таким образом, каким они разрешались испокон веков, пусть покажутся и поднимут руку.

Альбрехтсон спешно уселся на Каменную лепешку.

— Отлично, - сказал Ардент. – Посиди там подольше, и обзаведешься геморроем.

Все засмеялись, но это был смех беспокойства. И вопреки гномьему обыкновению, первым делом гномы подумали о людях. Да, гоблины поднимались, а с ними тролли и люди, и на мировой игральной доске гномам, безусловно, нужны были союзники. Что произойдет, если король поменяется? Нынешний король вернется домой, и будет поставлен перед свершившимся фактом, а мир в это время будет занят своими обычными делами… Ведь все знают, как изменчива политика. Невысказанный, но общий вопрос заключался в другом: все знали, что начнись междоусобная гномья война, она продлится до самого что ни на есть победного конца. Вот только кто окажется победителем?


На самой вершине башни над самым глубоким убервальдским ущельем дежурный Игорь разбудил леди Марголотту, чему та отнюдь не обрадовалась.

Откинув крышку своего гроба, она спросила:

— Что происходит? Еще таше не закат.

— Фолнения фо фнешнем мире, миледи. Я слышал про заговор ф Шмальцберге фо глафе с Ардентом.

Игорь внимательно следил за своей госпожой, которая, кажется, впала в глубокую задумчивость. На случай внезапного взрыва он сделал пару шагов назад. Однако, к его удивлению, леди Марголотта только вздохнула:

— Этот маленький проныра? Иногда черная лента станофится слишком тяшелой ношей. Как талеко разлетелись нофости?

— Фообще никуда, миледи. Башни разрушены по фелению Ардента.

Приторный тон госпожи взволновал Игоря. Если бы шелк умел говорить, он бы разговаривал так же.

— По его велению? Ф самом деле? Ну, посмотрим, посмотрим.

Леди Марголотта вышла на балкон и бросилась в ущелье, набирая скорость пока не достигла первой семафорной башни за пределами Убервальда. Она приземлилась на небольшой палубе – так близко к суперинтенданту, что тот лишился по крайней мере года жизни. Но он кое-что понимал. Леди Марголотта носила черную ленту и была довольно полезной соседкой.

— А, Артур, это ты, - сказала она. – Как твоя жена? Прости, если напугала.

Немного нервничая, он ответил:

— Долорес в порядке, м’леди, спасибо.

— А детишки?

— Прекрасно, м’леди, и спасибо за помощь с оплатой обучения.

— Не за что. Твои башни все еще работают?

— О да, м’леди, а вот на линии, кажется, что-то случилось. У нас завал с передачей пакетов, и совершенно непонятно, что происходит. Кажется, глубинники опять взялись за свое.

— Да, я знаю, Артур. Отошли, пожалуйста, телеграмму лорду Ветинари и копию Алмазному королю Троллей. И в головной семафорный офис в Щеботане – Рису Риссону до востребования. Мои обычные коды, приоритет номер один.

Пока человек приводил механизмы в движение, она ждала, постукивая ногой по полу, и явно испытала облегчение, когда он закончил.

— Спасибо, Артур. Не мог бы ты как можно скорее отсылать любые сообщения, адресованные мне, с одним из своих гоблинских курьеров, если тебя не затруднит? О, и у твоего сына ведь скоро день рожденья?

— Да, завтра!

Тяжелая золотая монета упала мужчине в ладонь.

— Скажи, пусть не тратит все за раз, - голос прозвучал откуда-то издалека, и уже через мгновение леди Марголотта исчезла.

Мужчина беспокойно поглядел на монету в руке. Конечно, это взятка. Но еще это его плата за то, чтобы присоединиться к высшему свету. Она всегда ему помогала, и когда дочка заболела - тоже. Конечно, она была вампиром. Но она не была плохим человеком. И ему очень, очень повезло, что он мог быть полезным ей.

Ждать возвращения домой было несусветно долго, но оно того стоило. После приятного ужина с Ангелой, что может быть приятнее, чем быть разбуженным в три часа ночи дворцовым стражником? Разумеется, абсолютно все, думал Мокрист.

Кроссли был настолько разъярен, что стражники пятились от него через порог, пока он вопрошал: «Это недопустимо! А как же habeas corpus[68]?!»

Мокрист вздохнул и натянул штаны. Он привык держать их под рукой - на случай вроде этого. С ним такие случаи происходили постоянно. Так что, обувшись и застегнув рубашку, Мокрист скатился по лестнице туда, где ухмыляющиеся стражники пытались оттолкнуть все еще упирающегося Кроссли.

Он был уверен, что Ангела смотрит через перила своим колючим взглядом, и на него накатило чувство «да какого черта!»…Как только охранники ступили в холл, он подошел к ним с вопросом:

— Где ваш ордер?

— Что? Нам не нужен ордер.

— Ладно, - согласился Мокрист. – Но в таком случае, ради вашей же безопасности, я бы на вашем месте извинился перед моей женой за беспокойство в столь ранний час. Она очень… расстраивается, если кто-то не дает ей поспать.

В этот же момент Ангела перегнулась через перила и подтвердила:

— Это прекрасный арбалет, один из лучших у Коренного и Рукисилы, и я могу выстрелить из него всего один раз. Джентльмены, в кого из незаконно проникших мне стрелять? Потому что в данный момент вы – лица, противоправно вторгшиеся в мой дом, и к тому же невежливо вторгшиеся. А ведь исправить положение можно было бы даже такой малостью, как «Не могли бы вы пройти с нами?»

— Мокрист, - спросила Ангела, подымая заряженный арбалет, - это тот, у которого курок сам по себе спускается? Все время их путаю.

Мокрист протянул руки:

— Объясняю ситуацию. Вы думаете, что Ветинари вас поддержит, на вашей стороне авторитет Патриция. С другой стороны, моя жена выстрелит и попадет в одного из вас, или, вполне возможно, в меня. А у меня есть основания подозревать, что жизнь Мокриста фон Губвига важнее для Патриция, чем вы, сборище ничтожеств.

— Ступайте, господа, - повторила Ангела Красота со своей стратегической высоты. – Уверена, мой муж посетит Его Светлость сразу после завтрака. Всегда приятнее вести дела на полный желудок.

Мокрист взглянул на стражников:

— Джентльмены, у меня нет ни малейшего желания впутывать вас в какие-то неприятности и, на самом-то деле, я не хочу, чтобы моя жена кого-то из вас подстрелила. Так что я, пожалуй, совершу утренний променад к дворцу. Если так случится, что вы будете идти в то же время в том же направлении – что ж, пусть будет так. Хотя я думаю, что вы расположены гулять бодрым шагом, поскольку, боюсь, моя жена будет наблюдать за нами из окна наверху, а в руках у нее тот арбалет с ненадежным спусковым крючком.

Мокрист неспешной походкой последовал за неожиданно шустрыми стражниками, которые толкаясь и звеня доспехами, поспешили покинуть дом. К своему удивлению, Мокрист заметил, как безупречно выглаженный Кроссли сжал кулак и прошептал:

— Отличная работа, сэр! Они даже обувь не вытерли, перед тем, как войти, - лицо маленького человека пылало свирепостью.


Мокрист обнаружил Ветинари беседующим с камнелицым Командором Ваймсом. Обычное спокойствие Продолговатого кабинета было нарушено негромкими переговорами взволнованных клерков, прибывающих с сообщениями, которые они вручали Стукпостуку.

Ветинари поднял глаза и произнес:

— А, мистер Губвиг. Рад, что вы смогли уделить нам несколько минут вашего крайне занятого утра.

— Ваши стражники отвратительно бегают. Вам следовало бы что-то предпринять по этому поводу. И, к слову говоря, неплохо было бы научить их манерам.

Патриций приподнял бровь.

— Как я понимаю, вы протестуете против принуждения. Вы пришли сюда по принуждению?

— Нет, сэр, но…

— Рад слышать. А теперь давайте к делу. Как я и предполагал, сторонники глубинников и другие недовольные гномы просто залегли поглубже, заговоры же и интриги продолжают расти, как грибы. Выяснилось, что в Шмальцберге произошел дворцовый переворот, всего третий за всю историю гномов. К несчастью, Низкий король в данный момент, как они выражаются, не на месте, – в Щеботане он присутствует на саммите с Алмазным королем Троллей. Рис Риссон - выдающийся переговорщик, как нам прекрасно известно по Кумской долине, и он долгие годы удерживал беспокойное сообщество гномьих горных инженеров вместе. И, думаю, он неплохо владеет топором. Но ему нужно вернуться в Убервальд со своим внутренним советом, если этот… прискорбный поворот событий не распространится в прочие шахты. С учетом всех обстоятельств, - продолжил Патриций, - очевидно, что железная дорога, которая сейчас строится, является самым быстрым, безопасным и удобным способом транспортировки Низкого Короля, его свиты и военных советников. Как говорится, время решает все. Вы, мистер Губвиг, на всех парах отправитесь в Щеботан и примите на себя командование подготовкой. Командор Ваймс обеспечит эскорт из стражников и присоединится к вам, когда вы будете проезжать Анк-Морпорк, с подкреплением, которое сочтет необходимым. Примите к сведению, мистер Губвиг, что это ваша Кумская долина, на колесах.

— Когда доберетесь до Щеботана, - добавил Ваймс, - обязательно найдите гнома по имени Башфул Башфулссон. Он может пригодиться, к тому же он исключительно предан Низкому Королю.

— Но линия еще и близко не закончена! – взвыл Мокрист.

— Мистер Губвиг, мне казалось, вы осведомлены, что в ваши обязанности не входит докладывать мне о проблемах. В ваши обязанности входит предлагать способы решения этих проблем. Мы понимаем друг друга? Я уверен, что у Гарри Короля найдется локомотив, который он сможет выделить – например, один из Летунов.

— Но, милорд, Гарри выделит вам хоть дюжину локомотивов, дело не в этом. Дело в прокладке рельс – это камень преткновения.

— Мистер Губвиг, я хочу… Нет, я приказываю вам совершить чудо – любыми способами, в обязательном порядке. Я понятно высказался? Я уверен, что не мог выразиться понятнее.

Мокрист отдал честь и без доли сарказма ответил:

— Есть, сэр! Мы сделаем все сегодня! Чудо – это мы!

— Постарайтесь сделать это вчера, мистер Губвиг, - лаконично ответил Ветинари.

И, насколько Мокрист мог судить из разговора, он имел в виду именно то, что сказал.

Стукпостук был занят. Хотя дворцовая стража и подняла Мокриста из постели, к Гарри и Дику тоже отправили гонцов. Ко времени, когда Мокрист добрался до фабрики, там воцарилось даже большее оживление, чем в середине обычного дня. В сером свете занимающегося рассвета его встретили Гарри и Дик. Они спорили, и Симнел выглядел заметно расстроенным.

— Дело во внешнем виде, Дик, - говорил Гарри. – Я имею в виду, что Железная Герда, разумеется, прекрасна, но я уверен, что Летуны выше классом и больше походят для королевских особ.

— Прости, Гарри, - ответил Дик, - но я считаю рискованным использовать любой другой паровоз, кроме Железной Герды. Не спрашивай меня, почему, потому что я не могу этого объяснить даже с помощью логарифмической линейки. Я просто знаю, что нам нужна именно она. И, сказать по правде, сэр, я так ее отполировал и смазал, что она подойдет любому королю, или королеве, если уж на то пошло. Да, Летуны хороши – они классные и модные, но я снова повторяю: моя Железная Герда - это то, что нужно в чрезвычайной ситуации.

Аргументы проносились друг за другом в голове Мокриста. Ветинари сказал, что все должно храниться в глубочайшей тайне, а для Железной Герды это будет первым за несколько месяцев путешествием за пределы фабрики. Ее заметят все. Но мы будем идти не по расписанию, так что нас заметят в любом случае. И если мы используем один из обычных Летунов, все пассажиры захотят узнать, почему они не могут поехать на нем. А с учетом вооруженного эскорта из Стражи, нас вообще будет за версту видно. И в конце концов, если ты намерен использовать особенный поезд, тебе нужен особенный локомотив…

— Знаешь что, Гарри, - сказал Мокрист, - думаю, Дик прав на этот счет. Есть в этом паровозе что-то…

В этот момент Железная Герда немного поодаль от них издала вполне различимое шипение. Даже Гарри это заметил.

— Поднять пар, джентльмены, - сказал Симнел. – И на борт все, кто собирается в Щеботан. Простите, мистер Губвиг, но его светлость приказал отправлять только грузовые вагоны, типа внимание отвлечь. Ну и, честно говоря, только так можно взять на борт некоторых офицеров из Стражи. Я что-нибудь придумаю, пока вы вернетесь, - поспешно добавил он, заметив всеобщий ужас, - на обратном пути мы подцепим обычные вагоны.

— Надеюсь, эти грузовые вагоны будут заполнены. Не могу себе позволить потратить целый рейс, когда товары ждут отправки.

— Ну, передний уже полностью заполнен сержантом Детритом, - сказал Симнел, и действительно, через открытую крышу Мокрист теперь мог разобрать очертания тролля, терпеливо сгорбившегося у дальней стены. – А все остальные мы забили доверху.

По дороге в Щеботан Мокрист задремал, укачанный в Железной Герде, словно в колыбели. Он был уверен, что она идет тише, чем новомодные Летуны. Все говорили, что это невозможно, но, тем не менее, эта мысль его не оставляла. Почему-то Летуны всегда выглядели как механизмы, а Железная Герда всегда была… кем-то. И все трейнспоттеры, кажется, считали так же. Складывалось впечатление, что она и есть железная дорога.


Казалось, что поперек всего шато, переданного в распоряжение Низкого Короля на время его пребывания в Щеботане в связи с саммитом первостепенной важности, было написано «смехотворно величественный».

Возле главного входа Мокриста встретил опрятно одетый гном, на котором заметно не хватало обычного вооружения.

— Башфул Башфулссон, мистер фон Губвиг. Мне знакомо ваше лицо. Оно часто бывает в газетах.

Пока они спешили внутрь, Башфул продолжил:

— Позвольте мне, как говорится, cделать кое-какие наметки, мистер Губвиг. Король в ярости. В ярости на бунтовщиков и в ярости на себя за то, что не сделал должного в должное время. И, смею сказать, в ярости на меня. Но я… я смотрю на небо и говорю Таку: не злись, но когда ты создавал нас, гномов, настроение у тебя было не очень, да и запасы утонченности заметно истощились. Кажется, что воевать и спорить нам важнее, чем жить.

Внутри шато расположился отряд тяжело вооруженных гномов – охранников. «Тяжело вооруженных» при этом значило, что они были вооружены тяжелее, чем среднестатистический гном, который, в общем и целом, сам по себе выглядел как неплохой отряд. Они зыркнули на Мокриста обычным хмурым взглядов всех охранников на свете, который намекает на то, что ты не более, чем пыль на их сапогах, так что поостерегись тут. Башфулссон проигнорировал их и ввел Мокриста в Великий Чертог, кипевший деятельностью.

Проблемой оказалось увидеть Короля. Вопрос отличался деликатностью, но Мокрист не намерен был позволять каким-то военным и придворным собой помыкать. Он знал, что Рис Риссон – рассудительный и могущественный гном умеренных взглядов, личность, которая предпочитает смотреть в глаза фактам, поскольку понимает, что это – единственный способ выжить.

Мокрист ждал, пока Башфулссон разберется с протоколом, и раздумывал, сколькие из этой пышной компании в зале в действительности на стороне Короля. Подозрения витали в воздухе, как мельчайшая пыль, оседая на каждом плече. В конце концов, речь шла о подпольной гномьей войне. Гораздо приятнее сражаться с троллями. Сложно не заметить врага, если он тролль, но кто вычислит предателя в этом болтливом скопище?

Один из охранников попытался изъять у Мокриста его бесценные отмычки и отстал только когда Мокрист возвратил их себе с помощью пары недипломатичных фраз и нескольких специфических указаний направления. Вообще-то, он не пользовался отмычками несколько лет – его язык порой проводил его в такое места, куда никогда не заведет пара изогнутых проволок. Тем не менее, он все еще злился и был готов высказаться в очень неполитическом духе, когда Башфулссон схватил его за руку и повел общаться с Королем.

Покои Короля неожиданно находились под крышей здания. В обычных гномьих жилищах, чем ниже располагался гном, тем более важным он был, так что Мокрист предположил, что размещение Короля на самом верхнем этаже было уловкой, призванной запутать традиционно мыслящих врагов.

Короли не путешествуют налегке или негласно. Между замковой прислугой то и дело попадались гномьи слуги, которые складывали, а иногда и просто сгребали вещи в сундуки в такой панике, как будто за ними вот-вот явится судебный исполнитель.

Наконец Мокриста и Башфулссона препроводили в небольшую переднюю, где Низкий Король планировал со внутренним советом свой контрпереворот. Как только появлялись новые семафорные сообщения, их тут же доставляли Королю.

Рис Риссон оказался ниже и изящнее, чем ожидал Мокрист, и с учетом тесноты комнаты со всех сторон был окружен генералами и прочими клоунами, которые обязаны следовать за монархом.

Несколько гномов, недовольные вторжением человека, бросили на него мрачные взгляды.

Башфулссон поклонился и представил Мокриста:

— Мистер фон Губвиг, ваше величество, посланник лорда Ветинари.

— И убийца внушительного числа вероломных бурильщиков, - сказал Король Мокристу. – И не в последнюю очередь управляющий банком, - Рис засмеялся. – Должно быть, в банковском деле крутые нравы, мистер Губвиг?

Мокрист сделал попытку присоединиться к веселью:

— О, вы даже не представляете, сэр. Но самое важное, что вам следует знать обо мне, - это то, что я был мошенником и прохвостом, и весьма коварным. Кто может управлять Королевским Банком и Монетным Двором Анк-Морпорка лучше, чем мошенник? У меня склонности мошенника и огромное количество навыков мошенника, и из-за того, что я смотрю на вещи мошенническим взглядом – в переносном смысле, я вижу проблемы и возможности. И еще мне очень повезло с талантом заводить друзей.

— Только с теми бурильщиками как-то не сложилось, да?

— В тот раз мне повезло выжить. Я выжил и, с позволения сказать, желаю выжить Низкому Королю и его двору.

«Ладно, -подумал он, - все эти сказки про белого бычка даются ему неплохо, но рано или поздно… весь этот обмен любезностями с ходьбой вокруг да около пойдет наперекосяк».

— Мистер Губвиг, как вы знаете, у меня неожиданно возникли неотложные дела в Убервальде, которые требуют моего присутствия так скоро, как это только возможно. Из сообщений, которые прислал мне лорд Ветинари сегодня утром я понял, что у вас есть какой-то план относительно моего возвращения. Мне любопытно, что этот план в себя включает.

Последовали обычные перешептывания и взгляды, но Мокрист не собирался дать кучке маленьких людей с большим самомнением себя запугать. Он не был создан для протокола – тот только мешал и часто скрывал неприятные и даже опасные вещи.

— Боюсь, сэр, я не стремлюсь разглашать предложение лорда Ветинари здесь. В комнате слишком много людей, каждый из которых может оказаться предателем.

За этим высказыванием последовал гвалт. Мокрист сохранял невозмутимое и совершенно неподвижное выражение лица, пока все протесты не были высказаны.

— Я здесь не для того, чтобы любезничать. И должен сказать, что на время этой операции я верен вам и только вам, сэр. За исключением мистера Башфулссона я не знаю ни одного из присутствующих здесь гномов. Вне всякого сомнения оппозиция достаточно умна, чтобы иметь во дворце крота, передающего им все новости.

Он зашел слишком далеко, он знал это, но гномы не впечатлили его своей охраной. Она была слишком неуклюжей… слишком парадной, слишком помпезной.

— Мистер Губвиг, я, безусловно, Король, и я до сих пор жив благодаря тому, кого я знаю, и кому я верю. Я ценю вашу добросовестность.

Король повернулся к гному за его спиной.

— Аэрон, мне нужно уединение.

Гном по имени Аэрон, который показался Мокристу доверенным ассистентом, гномьей версией Стукпостука, очистил комнату от прихлебателей, оставив лишь себя, Башфулссона и нескольких явно высокопоставленных гномов.

— Спасибо, - произнес Король. – Теперь, мистер Губвиг, в этом небольшом кругу я доверяю всем. И, молодой человек, вам я могу доверять только потому что вы – мистер Губвиг, и мне известна ваша репутация. Вы непотопляемы – возможно, как игрушка богов, а, возможно, как самый обаятельный пустозвон на свете. Каким-то образом вам всегда удается выйти сухим из воды, и поэтому я надеюсь, что мне тоже удастся. Дело в том, что не только наши жизни зависят от того, смогу ли я вернуться в Убервальд и на Каменную Лепешку, прежде чем эти ублюдки разрушат все, за что я боролся, - он улыбнулся. – Я надеюсь, это не звучит, как будто я на вас давлю?

— Ваше величество, давление – самое естественное для меня состояние.

Шумная гномья вечеринка с выпивкой и песнями была в самом разгаре, когда Низкий Король со своим командующим часом спустя тихо покинули шато через черный ход. Несколько карет приехали и уехали утром, а отбытие еще нескольких осталось незамеченным.

— Тагвен Тагвенссон сегодня удостоен чести играть Короля, - заметил Рис Мокристу, пока их вагон покачивался на длинном гравийном подъездном пути. – У этой песни больше больше сотни версий, ее можно петь дни напролет!

На щеботанском вокзале их встретила чрезвычайно выдающаяся фигура сержанта Детрита из Анк-Морпоркской Городской стражи, который охранял Железную Герду наперевес с его «Миротворцем», обладавшим, скажем так, оптовой производительностью.

Глаза Низкого Короля загорелись, когда он узнал сержанта. Он воскликнул:

— Детрит! Если ты на борту, то мне, наверное, не нужны другие телохранители.

Это было сказано в шутку, но Мокрист не мог отделаться от мысли, что доля правды в этой шутке довольно велика.

— Рад видеть тебя, Король! – проревел Детрит. Затем он внимательно посмотрел вокруг. – Есть здесь какие-нибудь глубинники? Если да, постройтесь, пожалуйста.

Позади Короля, как всегда неотлучный, суетился Аэрон, погружая на борт людей и багаж. Он открыл дверь и быстро провел Риса в слабо освещенный вагон.

Башфулссон постучал по колену Детрита.

— Я настоящий глубинник, сержант, и выстроился, как и было приказано. Что дальше?

Детрит почесал голову.

— Но вы-то нормальный, мистер Башфулссон. Командор вас знает, и его леди тоже.

— О, ну, значит, я выстроился в очередь на поезд, да? – сказал гном. – Приятно снова встретить вас, сержант, но, пожалуйста, помните, что есть разные глубинники, - и он отвернулся, чтобы последовать в вагон за Аэроном.

Наконец, вся свита благополучно погрузилась на борт, а Мокрист остался наблюдать, как Детрит помещает себя в вагон охраны. Тот ворчливо заскрипел, но выдержал, так что Мокрист, отдав сигнал машинисту, вскарабкался на подножку, и они отправились.

Поезд тронулся, привычно вздрогнули сцепления, и Мокрист вдруг подумал, что, на самом деле, он совершенно не нужен в этой поездке.

В пассажирском вагоне Низкий Король, его охранники и советники сбились в кучу и разговаривали очень тихо, полностью погрузившись в планирование. Машинист сосредоточился на том, чтобы доставить свой королевский груз по назначению и пребывал в мире высокой концентрации. Он излучал ее, как сияние. Прислушивался к рельсам и колесам, смотрел на огни, контролировал колею и вообще вел поезд так старательно, что, кажется, они бы добрались, куда надо и без Железной Герды – одной силой воли. Да и кочегар ясно дал понять, что не нуждается в помощи Мокриста. Так что Мокристу ничего не оставалось, кроме сна… и переживаний.

Если Король был мишенью, и если глубинники прослышали, что он в поезде, мишенью становился весь поезд. Правда, Мокрист надеялся, что в таком случае глубинникам все-таки придется столкнуться с некоторыми трудностями.

Мокрист полагал, что нападение случится где-нибудь в глуши, позже, на длинном одиноком перегоне в Убервальд. Несмотря на все, что он сказал лорду Ветинари, он знал, что пустить поезд под откос ох как просто. Прилежный Симнел рассказывал Мокристу, что пробовал сделать это на низкой скорости в укромном месте на фабрике, где Железную Герду не было видно, и получил весьма впечатляющий результат. После того, как паровоз сошел с рельс, потребовалось много часов объединенных усилий нескольких троллей и големов в сочетании с хитроумной системой подъемных блоков, чтобы поставить локомотив обратно на рельсы. Если подобное произойдет с паровозом, идущим на полных парах… И это, подумал Мокрист, человек, который живет логарифмической линейкой, и синусом с косинусом, не забывая, разумеется, о тангенсе. Мокрист никогда не оспаривал утверждения, сделанные Диком с помощью логарифмической линейки; цифры плясали в руках Симнела, и Мокрист ни разу не видел, чтобы тот ошибся. Это было как… как волшебство, но без волшебников и их заморочек.

И при всем при этом, как выяснилось, у Дика может быть девушка. Интригующая мысль, которая эхом отзывалась на задворках его сознания. Было общеизвестно, что Дик и племянница Гарри, как говорится, встречаются. Однажды он даже катал Эмили вокруг фабрики при свете звезд, а это кое-что значит, ведь так? И Дик сообщил Мокристу голосом человека, только что открывшего странный и привлекательный мир, что она может управиться с топкой, даже не запачкав платья. «И еще, - добавил он, - я думаю, что она нравится Железной Герде. На ней никогда нет сажи. Я всегда выхожу похожим на мусорщика, а она остается беленькой, как балерина, или вроде того».

Но сейчас следовало подумать о другом. Самым важным в поездах была перевозка бесценного груза, и Мокрист знал, что все дело держится на очень простых вещах, которые нужно делать вовремя и так, как надо. Были люди, которые проверяли, есть ли уголь в хранилищах вдоль дороги, и к настоящему моменту он точно знал, сколько понадобится воды и кто проверит, будет ли она в нужном месте в нужный момент. Но как проверить, проверит ли тот, кто должен это делать? Кто-то должен выполнять эти обязанности!

Все эти вопросы казались Мокристу огромной пирамидой, каждый камень в которой должен быть уложен на свое место, прежде чем колесо сделает оборот. В какой-то мере это его пугало. Большую часть жизни он провел в одиночестве, и, что касается Банка и Монетного двора, то Ветинари все правильно понял. У него было чутье на людей, которым нравится их работа, и которые в ней хороши. А как только все функции оказались делегированы, почему нет? – он снова мог стать Мокристом фон Губвигом, движущей силой этого мира. Но теперь он понимал людей с приступами паники, которые сначала закрывают дверь, потом возвращаются с половины дороги, чтобы проверить, закрыли ли они ее, открывают, чтобы убедиться, потому снова закрывают, и опять уходят, чтобы вернуться и провести весь этот дурацкий ритуал еще раз.

Суть вопроса заключалась в том, что ему приходилось рассчитывать на множество добросовестных людей, которые совершат добросовестные поступки добросовестным образом, и постоянно проверять их, чтобы удостовериться, что все в порядке. Так что волноваться глупо, верно? Но с волнением так не справиться. Оно садится вам на плечо, как маленький гоблин, и шепчет. И тогда взволнованный человек из мира недоверия переходит во вселенную ночных кошмаров, а прямо сейчас он – Мокрист фон Губвиг – ради всего святого, был взволнован, чертовски взволнован. О чем они подумали? А что упустили?

Я слышу колеса прямо под собой, я знаю, что путешествие займет по меньшей мере четыре дня, не считая поломок, ужасной погоды и гроз в горах (они могут быть совершенно безжалостными), и все это вместе – не считая нескольких психованных гномов, повернутых на том, чтобы испортить всем праздник.

Надо сказать, это был внутренний монолог. Вернее, персональный внутренний монолог внутреннего монолога, но кровь Мокриста оставалась безупречно холодной: все пройдет без сучка, без задоринки. В конце концов с технической стороной вопроса будет разбираться Дик, а он – гений. Не такой гений, как Леонард Щеботанский, а, преданно подумал Мокрист, гений в своем - воодушевляющем, надежном Симнеловском стиле. Леонард, скорее всего, в разгар работы отвлекся бы не идею об использовании вагонов в качестве горючего, или об использовании золы из топки для выращивания капусты, или на рисование нимфы, облаченной в уголь и капустные листы. Но Дик держит свою приплюснутую кепку по ветру. Да и Ваймс с ними поедет, и хотя у части Мокриста – той части, которая до сих пор предпочитала избегать полицейских, пусть даже под прикрытием, – мурашки шли по коже, когда командор смотрел ему в глаза или на любой другой участок тела, – оставшийся Мокрист был очень признателен Хранителю Доски за поддержку в грядущем столкновении с глубинниками.

В сущности, Мокрист был полон маленьких моноложиков, сменяющих друг друга в его голове, но в конце-концов, поскольку все они были его монологами, они решили собраться вместе, как один цельный Мокрист фон Губвиг, и выдержать, и победить, несмотря ни на что.

Все будет просто чу-дес-но, уверял он себя. Да когда не было-то? Ты же везучий Мокрист фон Губвиг! Где-то внутри гипотетический гоблин неуверенности растаял в небольшую дрожащую лужицу. Мокрист пожелал ей удачи, улыбнулся и распрощался.


Просторный особняк Гарри Короля был хорошо защищенным и прекрасно подходящим местом для приватного обеда, на котором Низкий Король мог встретиться с Ветинари, пока готовится его долгая поездка в Убервальд. Широко признанным было, что гробокопы Гарри обладали колоссальным превосходством над среднестатистическим солдатом или полицейским, когда дело доходило до драки, поскольку прочих людей учили каким-то правилам, а ребята Гарри не могли и двух слов связать. И любому злоумышленнику, которому хватило бы ума затаиться где-нибудь в кустах на обширных землях Гарри темной ночью в дождливую погоду, в два счета подрезали бы веточки.

Хотя ужин не был официальным, Эффи Король не хотела ударить лицом в грязь. Головная боль насчет приготовлений к трапезе перешла в настоящую панику, которая проявлялась в организации армейской точности и размаха, издевательстве над поварами и отчаянных изысканиях относительно того, какую ложку к какому супу подают.

Когда в отделанной дубовыми панелями столовой появился Король, Эффи присела в глубоком реверансе. Она была на седьмом небе от счастья – очень дорогом и представительном седьмом небе.

— Как прошло ваше путешествие, сэр? Безопасно и удобно?

Низкий Король немного помедлил.

— Вы Эфимия, не так ли?

Эффи зарделась.

— Да, ваше величество, но для вас просто Эффи.

Король снова улыбнулся.

— Прекрасно. А для вас я просто «ваше величество», леди Король.

Эффи выглядела несколько озадаченной, пока Король Гномов не протянул руку и не произнес:

— На самом деле, вы можете называть меня, как вам угодно. Я просто пытался прибегнуть к старой гномьей шутке, похожей на мое нынешнее положение: беглец пытается сбежать от других беглецов и надеется на помощь благородных людей вроде вашего мужа и его друзей.

Мокрист улыбнулся, когда до Эффи наконец дошло.

Король же оглядел прочих гостей. Он улыбнулся командору Ваймсу и леди Сибилле, пожал руку Ангеле, которая, как с гордостью отметил Мокрист, выглядела настоящей красоткой, когда не была одета в свою рабочую форму. И, насколько он мог судить, она купила самое привлекательное и, следовательно, дорогое платье для вечера. Оно по-прежнему было серым, но немного блестело, что превращало его в почти нарядное. Это был серый, позволивший себе расслабиться. Спорить было не с чем – она зарабатывала гораздо больше него.

Король осмотрел комнату:

— А лорд Ветинари… присоединится к нам? И мистер Симнел, технический гений, на котором держится ваша примечательная железная дорога?

Гарри оглянулся как раз, когда лорд Ветинари выступил из теней комнаты[69] и первым проворно подскочил к нему.

— Ваше величество, добро пожаловать в Анк-Морпорк. Мистер Симнел наблюдает за последними приготовлениями локомотива, который отвезет вас к вашим владениям и трону вовремя. Могу вас заверить, что мы ничего не оставили без внимания.

— О, лорд Ветинари, я вас не заметил, прошу прощения, - ответил Рис, и Мокрист чуть не подавился своим напитком, когда он продолжил, - но как я понимаю, все еще остались непроложенные линии и непостроенные мосты, - он сделал паузу, - думаю, в непосредственной близости от пункта нашего желаемого прибытия.

Мокрист почувствовал, как в одно мгновение похолодало. Он быстро изучил лица Гарри и Ветинари и ринулся в бой – в конце концов, он сюда затем и пришел:

— Прошу прощения, ваше величество, но мистер Симнел изобрел концепцию под названием логистика, суть которой вернее всего передать во фразе «сперва первое». Конечно, вся штука в том, чтобы понять, что именно является первым, но сейчас, поскольку вы еще в нескольких днях пути от Убервальда, у наших бригад еще есть время, чтобы закончить последние несколько секций. Вы будете в Убервальде в назначенное время. Ставлю свою жизнь на это.

Тишина наступила такая, что воздух начал замерзать. Мокрист отсчитывал время до неизбежного ехидного комментария Ветинари.

— Чрезвычайно отрадно, мистер Губвиг, что вы дали это обещание в присутствии всех нас. Прекрасное представление! А у всех господ здесь отличная память.

После этого первым, кто заговорил, была Ангела:

— О, в этом весь мой муж, но я уверена, что он разберется со всем в самую последнюю минуту… Он всегда так делает. А если ему удастся еще и выйти всему в белом, он будет счастлив, как ребенок.

Король как-то странно засмеялся:

— Будем надеяться, что обойдется без детских неожиданностей.

— Ваше величество, мистер Губвиг всегда достигает поставленных целей, уверяю вас, - произнес лорд Ветинари своим самым мягким голосом. – Я нахожу это удивительным и, разумеется, раздражающим, но тем не менее, он всегда добивается успеха. Именно поэтому все его конечности до сих пор на своих местах.

Все, кроме лорда Ветинари, нервно засмеялись, – сам он просто засмеялся. Король Гномов уставился на Мокриста так, словно увидел его в новом свете:

— Это действительно так, мистер Губвиг?

Мокрист заставил себя принять настолько невозмутимое выражение лица, что оно почти казалось мертвым.

— Да, ваше величество, все, что должно входить в комплект, до сих пор на месте, правда, Ангела?

Его жена ничего не ответила. Она просто посмотрела на него взглядом жены, вынужденной мириться с забавными слабостями своего мужа, наказан за которые он будет позже в спальне.

После этого Эффи беспокойно улыбнулась и голосом, который по ее представлению, приличествовал шикарным людям, сказала:

— Может, перейдем к столу, ваше величество, леди и джентльмены? Все ложки на своих местах, я вас уверяю.

Разговоры за столом, к удовольствию Эффи и развевающихся ушей прислуги, были… милыми, и в большинстве своем касались новой железной дороги и чудес, на которые она способна. В действительности, любопытным фактом было то, что теперь множество богатых людей покупали дома на щеботанском побережье, поскольку туда стало легко добираться. Еще один вежливый разговор велся о том, как хороши стали рыба и морепродукты теперь, когда они не жарятся на солнце, ввиду чего возникла необходимость как-то справиться с горой из креветок, моллюсков и неопознанных щупалец, выложенных так, чтобы напоминать затерянную крепость Лешп, которой Эффи отвела почетное место в центре стола. В разных вариациях эта беседа продолжалась почти до самого конца ужина, пока прислуга не покинула комнату, после чего командор Ваймс наградил Риса лукавым взглядом, встал и вышел из комнаты. Через несколько минут он вернулся, поклонился королю и занял свое место за столом.

— Леди и джентльмены, все приготовления к нашему отъезду закончены. В данный момент Низкий Король отбывает скорым экипажем в Убервальд.

Что-то в его словах заставило Мокриста задуматься, поскольку в данный момент Низкий король со всей определенностью находился в комнате и уплетал дорогущее мороженое.

Между тем, с улицы донесся звук на минуту остановившейся и вновь двинувшейся кареты, окруженной хорошо вооруженными телохранителями.

За столом Король чрезвычайно царственно облизал ложку и хмыкнул:

— Это займет часть мерзавцев на время, - он улыбнулся Ваймсу. – Спасибо за помощь, командор.

— Да не за что, - угрюмо ответил Ваймс. – Это хорошая мысль. Мы с Гарри добавили немного ваших украшений.

— Но кто в карете? – спросил Мокрист.

— В карете? Сегодня темно, а Король закутан в плащ, так что разглядеть почти невозможно. Но глаза, привычные к темноте, могли бы различить сержанта Шельму Задранец в обществе моих самых надежных гномьих офицеров. Каждый, кто вздумает повредить карету или ее содержимое, сильно усложнит себе жизнь. Или даже прервет ее.

Король закашлялся, прежде чем сказать:

— Я помню сержанта Задранец по нашей встрече возле Каменной лепешки восемь лет назад. О да, я помню ее.

— Она вызвалась на это задание, - сказал Ваймс.

— Вызвалась, правда? Что ж, никто из нас не знает, что нам уготовано, но если я усижу на Лепешке,то, когда все это закончится, сержант Задранец и ее коллеги получат от меня любую награду, какую захотят. Благодарность Короля дорогого стоит, как вы считаете, Хранитель Доски Ваймс?

Ваймс улыбнулся так, словно вспомнил старую шутку.

— Думаю, она ее заслужила. Она - один из моих лучших офицеров.

— В таком случае, как много Шельм Задранец вы можете позволить себе потратить? – Король выглядел мрачным. – Я не хочу, чтобы кто-то умирал просто для того, чтобы я выжил. Так что, если я хочу добраться до Убервальда как можно скорее, нам, вероятно, время уходить?

— Время, ваше величество, - согласился Ваймс. – Железнодорожное сообщение между этим местом и Сто Латом не прекращается даже ночью. Сейчас это в основном скоропортящиеся грузы и почтовые посылки, но люди тоже все время ошиваются на вокзале. Никто не сможет уследить за всеми. Так что мы устроили все так, что вы будете просто очередным безымянным пассажиром на платформе, одетым как любой пассажир третьего класса, хотя, на непредвиденный случай, вы и ваши попутчики будут оснащены необычайно значительным количеством смертоносного оружия. В которое, ваше величество, входят клыки. Стража не намерена дать себя обыграть, сэр. Если дерь… экскременты попадут на этот, как там его, люди будут пялиться на вас, куда бы вы ни пошли. А теперь предлагаю вам и мистеру Губвигу пройдете со мной в заднюю комнату. Я прослежу, чтобы вы изменились до неузнаваемости.

Повернувшись к Гарри, командор спросил:

— Гарри, вы можете поручиться за молчание ваших людей - даже тех, кто работает на кухне?

Гарри почти отдал честь.

— Да, командор! Некоторые из них – прохвосты, но это, знаете ли, мои прохвосты.

— О, да, - сказал Король, - я начинаю привыкать к этому типу прохвостов. Они так… полезны.

Мокрист знал многое о трюках с переодеванием, хотя сам никогда особенно не заморачивался с макияжем. Превращение в другую личность было тонкой материей, которую постигли, вероятно, только морщинистые старики в горах вокруг Ои Донга, знакомые с секретами вселенной, одним из которых был секрет выбивания позвоночника из тела твоего врага. Они наверняка знали, что истинная маскировка идет изнутри. Конечно, дополнительная перемена одежды желательна, но в основном Мокрист думал о том, какого рода человеком он хочет стать, и концентрировался на этом. Накладной нос определенно исключался. Любой нос, призванный сделать вас похожим на случайного странника, неминуемо делал вас примечательно странным. Зачем так рисковать, если его собственные черты были настолько незапоминающимися, что их в любом случае никто не мог воспроизвести? Конечно, в превращении в женщину были свои неизбежные подводные камни, но ему это несколько раз удалось – в старые плохие времена, которые теперь, в ретроспективе, были так чертовски хороши. А уж сколькими он был священниками… Он сбился со счету. Если на свете есть такая штука, как искупление, им стоило бы выпить за Мокриста бочку вина. Нет, пивной завод.

После прибытия на вокзал королевский отряд разделился. На некотором расстоянии от Риса, который теперь был замаскирован под растерянного пожилого гнома, держалось несколько подозрительных типов, в то время как остальные разбились на небольшие невинного вида группки вдоль перрона.

Башфул Башфулссон галантно предложил себя на роль телохранителя, но и Мокрист, и командор Ваймс оба сочли его слишком узнаваемым для других гномов в его родном Анк-Морпорке, и предложили использовать его особые навыки в другом деле. Темные клерки и так обучались лордом Ветинари, который, как он это только что доказал, мог оставаться невидимым в комнате, полной людей, – это вопрос техники. Были и другие. Вполне возможно, прямо над головой. Что бы ни произошло, командор Ваймс не собирался позволить Низкому Королю Гномов умереть в его дежурство.

Мокрист вздыхал, жалобно (но не слишком жалобно) приволакивая ногу по дороге к хвосту поезда. Там он обнаружил станционного охранника, бранящегося на хорошо одетого мужчину, который решительно уселся в вагоне третьего класса, среди сонных рабочих с жирными руками и коробками с инструментами, и трубочистов с неизменно протекающими мешками с сажей. Мокрист был обеими руками за простых людей, особенно – за простых людей, которые смогли себе позволить хотя бы один кусок мыла в жизни и не плевались беспрестанно огромными шарами плевков, которые, кажется, жили своей отдельной жизнью.

А франт, которых вонял и сочился лучшим бренди, задерживал поезд, пока охранник возмущался, выведенный из себя капризным голосом.

Так что Мокрист приобнял отвратительное существо и перешел в свой приводящий в бешенство режим пьяницы, дополненный взрывоопасной отрыжкой – стопроцентным гарантированным победителем в любом соревновании. Сперва пустить слюну из уголка рта, потом - ужасный запах, в котором Мокристу просто не было равных, а потом уж речь, в которой каждое слово было измельчено, унижено и замучено до смерти, пока Мокрист неприлично развалился и пускал слюни.

Несчастный поторопился занять отдельное купе первого класса в передней части поезда меньше чем через минуту. Лучший результат Мокриста, который все еще в образе, прошатался к своему месту как раз к тому моменту, когда прозвучал свисток. Поезд тронулся нерешительно, как всегда делают поезда, работа механизмов в которых хорошо налажена.

Он был страшно горд собой, а также тем, что использовал всего половину искусственной рвоты Боффо с длительным запахом.

Ночь выдалась слишком холодной для путешествий. Где-то на борту был Король, но сейчас не стоило выказывать любую заинтересованность в нем. Поношенная одежда Мокриста выглядела уместной, но по полу гулял ветер, и все в купе закутались потеплее в попытке не существовать, пока поезд не прибудет в пункт назначения. Где-то обязательно следует возвести памятник Эффи, которая буквально разнесла мужа на кусочки, чтобы он сделал вагоны третьего класса хотя бы водонепроницаемыми[70].


Главарь бурильщиков, наблюдавший за основными дорогами из Анк-Морпорка улыбнулся, завидев вдалеке большую карету с эмблемой Низкого Короля. Дождь молотил по ней, лошади неслись в сторону Пупа, и главарь улыбался каплям дождя. Как все замечательно складывалось. Он подал сигнал другим гномам и уже через минуту они схватили упряжи и уздечки, заставив карету замереть на месте. Он рывком распахнул дверь.

— Выведите Короля, и вас никто не тронет, - приказал он.

В экипаже царило молчание, а затем он услышал, как кто-то говорит:

— Для нас нет короля, кроме Гарри Короля, и среди нас нет ни одного, кто дал бы себя тронуть. Считай нас Обществом Охраны Короля, а сэр Гарри Король не любит, когда у его друзей случаются неприятности. Ты же, сынок, - целая куча неприятностей, но, к счастью, не такая большая, как мы. Пошли, ребята!

Битва была быстрой и методичной. Экипаж уехал, увозя в грозу пьющих и поющих победителей, а вода на булыжной дороге окрасилась в красный цвет.

Тем временем, несколькими милями дальше, другая группа бурильщиков получила примечательно схожий опыт с примечательно схожей каретой, внутри которой среди прочих ужасов оказался очень свирепый и очень женственный гном в шлеме стражника…

Поезд подошел к узловой станции в Сто Лате, и Мокрист наблюдал, как охранник помогает неопрятному жалкому старому гному спуститься из вагона. У Низкого Короля определенно были актерские навыки. Мокрист заметил, что один из его не менее ветхих товарищей по несчастью сжалился над ним и дал ему кусок гномьего хлеба, топором разделив его напополам. К своему ужасу, Мокрист увидел, как Король рассыпался в благодарностях перед подателем хлеба.

Подойдя к Королю, Мокрист прошептал:

— Великолепно! Как вы добились этого запаха? Он словно живет своей жизнью.

Король приложил палец к губам и ответил:

— Не я, он исходит от мужчины напротив. Думаю, он не мылся несколько лет. Но помните, королю приходится справляться с вещами куда худшими, чем небольшой запашок.

Нужно было убить несколько часов до скоро поезда из Сто Лат в Земфис – пока самую дальнюю точку в пупстороннем направлении, где еще можно было воспользоваться услугами Гигиенической Железнодорожной Компании.

Спрятать Низкого Короля от лишних взглядов было первостепенной задачей; риск оставался, несмотря на маскировку.


Оставив Ваймса и Симнела дежурить на станции, Мокрист и Низкий Король поковыляли подальше оттуда. Мокрист оглянулся в поисках людей, которые точно должны были там быть, потому что он никого не видел. Внезапно один из них возник прямо напротив, настолько близко, что они почти касались друг друга. До этого Мокрист его не видел. Складывалось впечатление, что тот просто выскочил из-под земли.

— Годфри, мистер Губвиг, - темный клерк. Лорд Ветинари распорядился предоставить вам и вашему отряду безопасное укрытие. Мистер Симнел предложил дом своей матери, который находится неподалеку. Мы встретились с леди, и она роялистка до мозга костей. Привержена любой монархии, и разумной тоже. Не о чем беспокоиться. Клерк Мэвис говорит, что старушка понимает все с полуслова и сразу вникла в ситуацию. Она хорошо готовит, и вас ждут чистые простыни.

Мокрист взглянул на промокшего Короля, который улыбнулся и сказал:

— В ночь, подобную этой, это просто подарок от Така.

Пока они шли все недолгое расстояние по пустынным, пропитанным дождем улицам к дому миссис Симнел, Мокрист ни на секунду не переставал чувствовать их эскорт. Волоски на шее говорили ему, что они там, указывая путь. Вскоре они достигли опрятного маленького домика неподалеку от центра, такого типа, который обычно называют «маленький дворец», и такого типа, который может купить хороший парень своей овдовевшей матери, чтобы ей не приходилось далеко ходить за покупками.

За сдержанным стуком последовало шарканье за дверью, и леди, которая могла быть только матерью Симнела, очутилась на пороге, безмолвно пропуская их внутрь. Как только они очутились в ее маленьком, но безупречном доме, она остановилась, посмотрела на Низкого Короля и присела в реверансе.

— Большое спасибо, дорогая миссис Симнел, - сказал Король, который, безусловно, оказывался в таких ситуациях множество раз. – Этого не требуется от матери гениального инженера.

Миссис Симнел неожиданно залилась материнской гордостью.

— Ох, да, ваше величество. Он славный парень, наш Дик. Вы знаете, что когда он был еще сосем юным, он сделал мне иконограф. Сам поймал беса, ага, и выучил его маслом. Им очень масло нравится, бесам-то. И он мне очень помогает, правда.

Пока клерк Годфри с ногами, как будто подбитыми фланелью, быстро проверял остальные комнаты, миссис Симнел обернулась к Мокристу и сказала:

— И вас я тоже знаю. Вы – мистер Губвиг. Дик о вас очень хорошо отзывался. Я видела вашу иконографию в газете только вчера, и иконография Дика там тоже была. Старая мамочка страсть как горда. Я не покупала ее, конечно, преподобный Потешник проходил мимо и прочел мне все, что там мелкими буковками, и все остальное. Я теперь не часто выбираюсь, но сейчас мой мальчик при деньгах, присылает мне всю еду свежей на поезде, следит, чтобы у его старой мамочки все было хорошо. Один раз, у-ух, там был лобстер в пакете со льдом. Пришлось идти в шикарный ресторан, чтобы узнать, как его готовить, но еда была высший сорт и пальчики оближешь, и так много, что хватило и миссис Панквезер, которая лежачая, и почти всю еду не может переварить, но вы бы видели, у нее аж зубы засветились, когда она увидела тарелку, полную лобстера. Да уж, вы бы видели. Не у каждой пожилой леди есть такой сын, который за ней присматривает.

Миссис Симнел неожиданно помрачнела и сказала:

— Но он регулярно присылает мне деньги каждую неделю, и так много, что я не знаю, что с ними делать и раздаю бедным. Вы ведь ему друг, да, мистер Губвиг?

— Да, миссис Симнел, - ответил Мокрист. – Вы не представляете, насколько.

В этот момент появился клерк Годфри:

— Мы возвращаемся на сортировочную станцию, чтобы помочь мистеру Ваймсу и другим сотрудникам Стражи, которые поедут с нами в Убервальд. Клерки Коломбина и Шелкопряд останутся снаружи и сопроводят вас обратно на станцию в нужное время, чтобы успеть на поезд в Земфис.

С тем он исчез.

Миссис Симнел снова взглянула на перепачканного Короля и неосознанно просто заметила:

— Плохо ты выглядишь, дружок. Я знаю, что поздно, но у меня есть чуть-чуть гороховой каши в горшке… немного, конечно, но это вас поддержит и придаст сил на случай, когда они понадобятся.

Как выяснилось, гороховая каша миссис Симнел был верхом совершенства среди гороховых каш, и хотя они всего пару часов назад ужинали у Гарри, Мокрист заметил, что Король съел все без остатка. Когда они доели, миссис Симнел снова накрыла горшок крышкой.

— Надо оставить немного для моего мальчика, - сказала она – вынесу на улицу. Кстати говоря, гороховая каша ему нравится холодной.

Король уселся в удобное кресло, чтобы немного подремать. Пока он спал, а миссис Симнел мыла посуду, Мокрист огляделся по сторонам и заметил множество аккуратно оформленных портретов улыбающихся малышей, или, возможно, одного и того же малыша, изображенного снова и снова, потому что, как ему казалось, в этом возрасте все дети выглядят одинаково, и только мать может отличить одного от другого. Это было невероятно.

— Честное слово, миссис Симнел, какие чудесные малыши! – заметил Мокрист, когда она вернулась, чтобы пожелать ему спокойной ночи. – Все ваши?

Она засмеялась.

— О, боже мой, нет! Наш Дик у меня один, но я училась на повитуху, перед тем как встретила своего покойного муж, знаете. У меня неплохо получалось акушерство, особенно в сложных случаях.

И она строго посмотрела на Мокриста.

— Уверена, вы понимаете, о чем я, мистер Губвиг? Я только однажды потеряла малыша, потому что меня долго не могли найти, а потом стало слишком поздно. В любом случае, с тех пор люди зовут меня. Знаете, мой мальчик говорит, мне больше не нужно этим заниматься, но если уж однажды заработал себе репутацию, от нее не избавишься. Особенно, когда речь о девушках в отчаянии.

И хотя во всем остальном миссис Симнел выглядела забитой, взгляд ее на мгновение озарился гордостью.

Раскатисто храпевший в огромном кресле король перевернулся на бок. Миссис Симнел подправила мягкие подушки, чтобы ему было удобнее, и вдруг на секунду застыла, словно что-то привлекло ее внимание. Она послала Мокристу быстрый, неожиданно острый взгляд и в последний раз взбила подушки, прежде чем распрямиться, сладко улыбаясь. Мгновение, каким бы оно ни было, прошло. Мозг Мокриста был насквозь пропитан усталостью, и природная способность читать мельчайшие знаки, сохранявшая ему жизнь столько раз, оставила его еще пару часов назад. Тем не менее он должен был спросить:

— Миссис Симнел… что-то не так?

Она перебила его.

— Нет, сынок. Я просто подумала, как странно, что кто-то настолько маленький и, ну, волосатый может быть… королем. Но, наверное, все дело в маскировке. Уверена, он будет выглядеть круче некуда в своей короне, когда вернется на свою лепешку. А теперь тебе пора поспать, сынок.

Даже будучи ужасно усталым, Мокрист мог распознать отвлекающие маневры, так что он продолжил настаивать:

— Миссис Симнел, если есть что-то, что вы не…

— Да нету ничего, по крайней мере, ничего страшного.

Мысли Мокриста закружило в водовороте, а потом просто смело звуком шумно распахнутой двери. Следом за звуком появился Дик в сюртуке, с которого струями стекала вода, и поклонился матери. Он принес столько коробок и свертков, что вынужден был оставить их все в небольшой прихожей с часами, которые показывали время, дни недели и, наверное, даже фазы луны, но чье предназначение по большей части сводилось к тому, чтобы показать, что у матери Дика Симнела есть все самое лучшее, что только можно купить. Он мгновенно очутился в ее объятиях, и, роняя пакеты, умудрился смеясь встряхнуть ее.

Сидя в еще не успевшей остыть кухоньке, Дик за обе щеки уплетал застывшую гороховую кашу, пока мать распаковывала некоторые свертки.

— Очуметь, мамуля! Просто бомба!

Мокрист вдруг понял, что устал как собака.

Миссис Симнел сказала:

— Я приготовила вам постель, мистер Губвиг. Я и Королю постелила, но ему, кажется, удобно там, где он лежит, так что я не хочу его беспокоить. Ты останешься на ночь, Дик?

— Прости, мать, не могу. Куча работы. Мы все работаем по две смены.

Миссис Симнел с гордостью посмотрела на Мокриста.

— Вот такой у меня парень. Мой мальчик, он трудяга. Все время работает с этой своей… алкоголической палкой.

— Это логарифмическая линейка, - широко улыбнулся Дик.

— Ага, точно, - продолжила гордая родительница. – Он пробивает себе дорогу в жизнь, мой мальчик, работая на этого Гарри Короля.

Он подошла к Дику, чтобы поцеловать его, а вместо этого он подхватил ее на руки, поцеловал прямо в воздухе и поставил обратно – немного более мокрую и перепачканную, чем прежде.

— Ой, мама, не делай ты из меня святого. Я просто обычный рабочий с грязными руками. В любом случае, мне пора уходить, ты же понимаешь.

Уходя он взглянул на Короля и спросил:

— Он в порядке, мать?

Мокрист внимательно следил за выражением лица миссис Симнел.

— В полном, сынок, - ответила она. – Ему просто нужно поспать, жаль его будить.

Дик бросил на Мокриста взгляд, в котором явно читалась какая-то мысль, а затем пожал плечами, как человек, у которого есть о чем подумать и кроме этого. Он подал Мокристу сверток с сухой одеждой для него и Короля и снова поцеловал мать.

— Ты проследишь, чтобы они вышли вовремя на Земфисский экспресс?

И она проследила – после миски каши, горячей и сладкой – в точности такой, какую Ангела терпеть не могла. Мокрист физически чувствовал, как она делает его здоровее, пока они с Королем, улыбающиеся и обновленные после короткой передышки, уходили из дома миссис Симнел. Над Сто Латом вставало солнце.


Нервно ерзая в тускло освещенной пещере и изо всех сил пытаясь производить впечатление, что он на стороне гномов (в действительности будучи на стороне денег), механик объяснял, что ввиду тяжести локомотивов пустить их под откос будет проще, когда поезд будет проходить через ущелья или вблизи гор. Он также предположил, что возможным вариантом будет оставить паровоз без необходимых ресурсов – топлива и воды – и напасть в момент наибольшей уязвимости.

Он случайно наткнулся на карту, указывающую расположение всех угольных хранилищ и водонапорных башен, и придумал это.

— Если предположить, что мы сосредоточимся на остановке определенного поезда… сколько человек нам понадобиться, чтобы разрушить эти… водяные краны? – прохрипел неизвестный глубинник из темноты.

— Множество, - ответил услужливый гном. – Оппозиционеры достаточно сообразительны, чтобы предугадать, что вы попытаетесь вывести из строя механизмы, так что краны и хранилища будут хорошо охраняться. Разумеется, - добавил он, - высоко в горах у вас будет преимущество.

Насколько можно было разобрать в темноте, механик выглядел оптимистично настроенным.

— Ну, вот как-то так, сэры. Это не очень сложно, и вы всегда знаете, где меня найти, если что.

На самом деле от этой пещеры у него мурашки шли по коже, и он очень хотел выбраться оттуда как можно скорее. Он услышал, как лидер глубинников сказал:

— Прекрасная работа, мой друг. Пожалуйста, прими это золото, как знак нашей благодарности и, да, мы знаем, где найти тебя и каждого члена твоей семьи.

Механик взглянул внутрь тяжелой кожаной сумки.

— Вы очень добры, сэры. Я надеюсь быть полезным еще не раз.

Он ушел, ужасно довольный таким огромным заработком за такую ничтожную работу. Глубинники такие тупицы! Все равно что у детей деньги брать. Но он улыбался и улыбался, и попрощался, и в темноте получил ножом по горлу от бурильщика прежде, чем успел выйти из влажного зала. В конце-концов, какой глубинник отдаст золото Анк-Морпоркскому гному? Для глубинника все они – неверные.


Мокрист был уверен, что пока они с Королем торопливо уходили из дома миссис Симнел обратно на станцию, темные клерки приглядывали за ними, незаметно отслеживая их с обеих сторон. Вчерашние наряды исчезли, и после легкого умывания и причесывания Король превратился в гномьего бизнесмена, в то время как Мокрист остался неряхой, и теперь был похож на инженера, спешащего на работу.

Крик носильщика возвестил:

— Отправляется Альтипланский Экспресс, остановки в Большом Кочане выход на Мир Капусты и Земфисе выход на Земфисские водопады. Спальные вагоны в голове поезда! Заходим, леди и джентльмены!

Мокрист прошептал Королю:

— Вы знаете, что делать, сэр.

Король показал билет охраннику, который долго изучал его прежде чем возвестить: «Средний класс, середина поезда». Мокрист отошел так быстро, как мог, не глядя по сторонам. Оглядываться – значит показать, что ты нервничаешь. Рассчитывать можно только на интуицию. Все знают, что нужно делать.

Ему пришлось уворачиваться от клеток с курами, и он задумался, почему в поездах всегда возят клетки с курами? Судя по звуку, им здесь совсем не нравится. Тем не менее, теперь кажется, что куры едут во все концы. Мимо поспешно прошли мать с ребенком. Гоблин махал своей жене (предположительно жене, – гоблинов поди разбери), а Мокрист глазел на охранника и наслаждался минутной тишиной, прежде чем поезд оживет.

Он зашел в поезд через вагон стражников и первым, кого он увидел, был Детрит. Без своего значка он казался совершенно другим троллем. Выглядел он растерянным. Позади Детрита Мокрист обнаружил командора Ваймса, одетого в форму охранника, и вроде бы вполне довольного, если Мокрист правильно истолковал его кривую гримасу.

Ваймс взмахнул телеграммной бумажкой и весело сказал:

— Идиоты! Они попытались выкинуть коленце еще на территории Анк-Морпорка. Бедняги… Подозреваю, они считали, что обвели нас вокруг пальца, но Шельма и ее ребята быстренько показали им, что к чему. Люди сэра Гарри там тоже были, судя по тексту. И теперь обе партии направляются в Танти, где темные клерки проведут с ними пару важных бесед. Будем надеяться, что глубинники еще не получили известий на этот счет.


До Земфиса долгая дорога. А в Земфисе они перейдут на пути, по которым не ездил еще ни один пассажирский поезд. У него будет куча времени, чтобы поволноваться о том, что произойдет, когда они до него доберутся. А сейчас главное – маскировка. Он должен быть инженером, счастливчиком, которому повезло ездить на последнем Летуне номер два каждый день и получать за это деньги.

Пока Мокрист шел по вагонам, он начал приглядываться к пассажирам вокруг. Среди нормальной смеси анк-морпоркцев и другого народу из равнины Сто и прилегающих областей, которых он ожидал увидеть в обычной поездке в Земфис, он заметил нескольких гномов, путешествующих группами и поодиночке. В нескольких он узнал свиту короля, другие были, насколько он мог судить, анк-морпоркскими гномами. Кстати говоря, в Анк-Морпорке было несколько видов гномов: один были счастливы быть гражданами Анк-Морпорка, а другие выглядели угрюмыми и раздраженными своим статусом, не понимая, что в Анк-Морпорке никто не обращает на тебя внимания, по крайней мере, пока ты не выглядишь обеспеченным - в этом случае ты определенно окажешься в центре внимания.

А кроме того там были люди, которые чуть сильнее нормального пытались казаться безобидными членами общества. Такие люди всегда выделялись, и Мокристу стало любопытно, понимают ли они, насколько очевидными их усилия были для натренированного глаза мошенника. Они волновались и отчаянно пытались выглядеть спокойными и беспечными. Настоящую беспечность не подделаешь. Если к этому нет таланта, все в тебе будет кричать: дилетант!

Один из гномов особенно привлек внимание Мокриста, поэтому он немного погодя вернулся и сел напротив. Покачиваясь в такт ритму поезда, он почувствовал какое-то несоответствие. Не страх в собственном смысле, а только биение страха было таким сильным, что почти пело, и внутри головы Мокриста понеслись телеграфные ленты подозрений.

Мокрист был слишком умен, чтобы пялиться или чтобы делать вид, что не пялится. Беспечность он умел изображать профессионально. А вот гном, на которого он смотрел, потел. Рано или поздно что-то должно было произойти.

— О, я знаю, кто вы! – неожиданно сказал Мокрист, понизив голос. – Вы один из этих трейнспоттеров, да? Я всегда узнаю их куртки.

— О, да, я очень преданный трейнспоттер, сэр, - ответил гном неестественно громко, в то время как с его бороды капал пот, а его глаза кричали: «Помогите!».

— Отлично! Значит, вам известен главный секрет скорости Летунов, да? Нет?

Вряд ли кто-нибудь в поезде видел, как он тонко допрашивает гнома, тонко, как кузнечный молот. Своеобразным[71] правилом железнодорожного этикета стало то, что поведение и разговоры других пассажиров оставались их личным делом, какими бы навязчивыми они ни были. Гном заметно подпрыгнул на сидении, когда Мокрист первый раз обратился к нему, но лицо его по-прежнему оставалось замогильным, и он по-прежнему потел, так что Мокрист продолжал нести чушь, как друг, который хочет одолжить немного денег.

— Как я уже сказал, я всегда узнаю куртки. Отправляемся в дальнюю поездку в Земфис, да?

Гном кивнул и просто ответил:

— Да.

— Видели, какой у нас паровоз? Знаете, что я вам скажу… Я слышу какое дребезжание осей. Чувствуете? Может, он совсем новый – только из депо?

— Ээ…да… Наверное… - пробормотал несчастный гном.

Мокрист огляделся, обдумывая следующий шаг. О, а вот и еще один гном – чуть дальше. Исподтишка следит за тем, как он следит за псевдо- трейнспоттером. Судорожно соображая, он снова обратил внимание на потеющего гнома напротив него.

— Погоди-ка! Я видел вас раньше на входе в фабрику. У вас еще была такая маленькая записная книжечка, да? У нас у всех есть такие записные книжечки, приятель, и моя где-то в багаже. А вы - самый чистенький трейнспоттер, которого я видел в жизни. Настоящие трейнспоттеры все в грязи и саже... Замасленная куртка – их орден славы. А вы, мистер, ни черта не знаете о поездах и трейнспоттинге, так?

Как только он закончил свою речь, он заметил, что другой гном поднялся с места и беспечно идет в следующий вагон.

— Вы! Стоять! - Мокрист гавкнул на гнома напротив, который собрался бежать следом, и прыгнул на его отдаляющегося товарища.

Остальные пассажиры наконец пробудились от своего тщательного отсутствия интереса. Когда Мокрист вскочил на ноги и пнул гнома подбитыми гвоздями ботинками путеукладчика (что являлось настойчивым приглашением упасть на землю в агонии, даже если ты одет в кольчугу), послышались испуганные крики.

Мокрист поднял руки и достал сигнальную веревку[72], едва заметную на потолке, и когда поезд резко остановился, крикнул пассажирам:

— Никто не выходит из поезда, если только не умеет летать. Скоро у нас будут гости, леди и джентльмены. Об этом вы станете рассказывать внукам.

Подкрепление уже подходило с обеих сторон: темные клерки с одной, и Стража с другой… а именно: Стражу представлял командор Ваймс, которому хватило одного взгляда, чтобы разобраться в ситуации.

— Не о чем беспокоиться, леди и джентльмены. Этот господин путешествовал без билета, а такое поведение чрезвычайно огорчает железнодорожный персонал…

Немного погодя в вагоне стражников нервный молодой гном и его мрачный надсмотрщик, к удивлению, разговаривали со Стариной Камнелицем, который сидел за столом охранника и внимательно слушал.

— И вот, что джентльмены, здесь происходит.

Он держал в руках большой четырехгранный нож. Это оружие предполагало действие, и не просто действие, а очень противозаконное. Молодого гнома держали двое стражников, а командор обращался к нему, улыбаясь как акула.

— Это, сэр, то, что наемные убийцы называют кругляшом, и, должен сказать, даже профессионалы не пользуются им. Думаю, они считают его слишком жестоким и неизящным. Честно говоря, я склонен согласиться с ними. И мне очень интересно, сэр, что заставило вас пронести его с собой в поезд?

Ваймс повернулся ко второму гному, в настоящий момент прикованному к сержанту Детриту.

— И вы, сэр. Какова ваша роль во всем этом? Мы находимся в транспортном средстве, движущемся через дикие места, где может случиться что угодно. И, знаете, это что-угодно может произойти очень скоро, если я не получу некоторых ответов.

Затем он повернулся к офицерам.

— Фред, ты со Шнобби закуйте молодого и бросьте где-нибудь, где он сможет остаться наедине с своими мыслями, а я пока продолжу свой небольшой разговор с тем, что постарше, который, подозреваю, очень хочет поговорить со мной ясно, вдумчиво и откровенно, ничего не упуская. ВЫ, сэр, - и это было сказано уже Мокристу, - вам я предлагаю вернуться на свое место. С вами я поговорю позже.

Отосланный за ненадобностью Мокрист продолжил свое патрулирование вагонов. Впереди была долгая, долгая дорога до Земфиса, а на некоторых отрезках пейзаж казался настолько однообразным, что для него, пожалуй, следовало изобрести отдельное слово. Чтобы как-то убить время, он бродил вдоль пресловутых спальных купе первого класса. Эффи определенно приложила к ним руку. Целая Анк-морпоркская семья, включая дядей и теток, бабушек и дедушек, всех детей и, наверное, еще небольшого ослика, смогла бы уместиться в одной из таких наполовину спален, наполовину гостиных.

Находившись взад-вперед по коридорам, Мокрист вернулся к вагону стражников и постучал не слишком секретным стуком. Ему открыл Шнобби Шноббс – стражник, который? хотя технически и считался человеком (с сертификатом, подтверждающим это), был так похож на гоблина, что даже обзавелся гоблинской подружкой. Ангела много раз встречала ее и сказала Мокристу, что Сияние Радуги гробит свою жизнь со Шнобби.

— Как делишки, мистер Губвиг? Жаль вас не было, когда мистер Ваймс допрашивал того типа постарше. Он закатал рукав, и гном как с ума сошел, не шучу. Он как увидел этот знак у командора на запястье, ну вы в курсе, совсем умом тронулся – обещал, что угодно. Никогда не видел, чтобы кто-нибудь так пугался, а ведь Ваймс его пальцем не тронул. Он его сломал, вот что я вам скажу. Сломал. Я имею в виду, он и со мной такое пробовал – ну, когда я, например, нашел что-нибудь на улице и тороплюсь отдать владельцу. Ничего особенного. Но тот гном… Он как будто расплавился, сэр. Расплавился! Если бы вы были в Страже, вы бы знали Это-Все-Я Дункана, сэр – несчастный бродяга сознается во всем подряд, лишь бы ему дали попить и поспать в камере или даже поболтали с ним и угостили бутербродом с ветчиной. Так вот с этим украшением лужайки все еще хуже было.

Мокрист осмотрелся:

— А где они сейчас?

— Вон там. А молодого мистер Ваймс отослал куда-то с Фредом, - Шнобби указал в дальний конец вагона. – Мистер Губвиг, знаете, что было вашей отличной идеей?

Мокрист растерялся.

— Подскажи мне, Шнобби. У меня полно отличных идей.

— Да, сэр, я на счет сортировки писем в поезде.

«Ну, да, - подумал Мокрист, - и она будет работать».

Шнобби тем временем продолжал:

— В этом поезде есть специальный вагон. Со стеллажами, выдвижными ящиками и все такое.

Внутри почтового вагона Мокрист увидел командора и его нового маленького друга – в сопровождении Фреда Колона. Ваймс довольно дружелюбно разговаривал с молодым гномом и, увидев Мокриста, сделал ему знак, обозначающий, что он может слушать, но не должен вмешиваться в деликатный процесс.

Мокрист не заметил следов драки или насилия, напротив – две чашки кофе гнездились в отделениях письменного стола. Командор ласково, как мать с новорожденным, играл с гномом в игру, которая заставила Мокриста фон Губвига – отпетого мошенника, лжеца, обманщика, афериста и короля хитрости, покраснеть от стыда.

— Боже мой, всегда эти глубинники. Скажи, кто из них это был? Ну, давай, помоги мне.

— Я не помню.

— И что они сделали? Точно нет? А, это был ваш приятель, которого мы держим в вагоне за дверью, так?

— Ну, может, и он.

Мокрист хотел зааплодировать, но шоу – если это было то, что он думал – продолжалось.

То и дело сверкая странной красной змеей на руке, командор мурлыкал с гномом так сладко, что чаепитие у любимой бабули показалось бы разбойным нападением в сравнении с ним.

Под конец он вздохнул и сказал с восхитительно искренней тоской:

— Конечно, если бы это зависело от меня… Но, понимаете, мне приходится считаться с лордом Ветинари и Низким Королем. Я могу замолвить за тебя словечко, сынок, скажу, как ты мне помог… Думаю, я так и сделаю. Могу тебя поблагодарить и заверить, - красная змея шевельнулась вместе с Ваймсом, - заверить, вас, молодой человек, что, что бы ни произошло с тобой, твоей семье ничего не угрожает. Но я не думаю, что мне удастся убедить других в твоей невиновности, если тебя еще раз поймают, или если окажется, что ты меня обманул. А теперь, если ты не против, мне нужно снова поговорить с твоим коллегой.

Мокрист обожал это «если ты не против». Как будто у дурака был выбор. Темные клерки утащили молодого гнома прочь и вернулись со страшим, и осторожный, методичный допрос продолжился – уже погромче, учитывая, что этот гном был гораздо старше. На этот раз в словах Ваймса содержалось куда больше угрозы, но, тем не менее, он уклончиво обещал, что обстоятельства сложатся гораздо лучше для гнома, если он расскажет абсолютно все, что ему известно о глубинниках, бурильщиках и других заговорщиках, которые обрекли их быть пойманными и брошенными на милость Низкого Короля.

— Да, сэр, судить вас будет Низкий Король, но, как я уже говорил, я замолвлю за вас словечко. На следующей станции я пошлю сообщения, если, конечно, ваши минутные друзья не сожгли башню.

И тут гном вздрогнул. Мокристу стоило усилий удержаться от аплодисментов.

— Фред, - сказал командор, - пожалуйста, попроси их привести сообщника этого джентльмена, чтобы они могли наслаждаться обществом друг друга до конца путешествия.

И когда оба гнома оказались в почтовом вагоне под надежным присмотром темных клерков, Ваймс продолжил.

— Ну, ладно, - по-прежнему дружелюбно сказал он. – Прошу прощения за наручники, но мы же не можем дать вам сбежать, правда? А вы должны помнить – особенно вы, сэр, в вашем возрасте – что могло быть и хуже. И боюсь, я вынужден сказать, что все еще может стать хуже, но, как я уже говорил, я замолвлю словечко. За вами будут присматривать, пока я не смогу организовать вашу высадку под конвоем, так что если вы что-нибудь вспомните, пожалуйста, не стесняйтесь рассказать, и я посмотрю, что можно сделать. Но я уверен, вы согласитесь с тем, что ради безопасности обеих сторон, вам лучше находиться в этом изолированном помещении, где никто не сможет вам навредить. Я лично прослежу, чтобы вас регулярно кормили.

Он повернулся к Мокристу.

— На пару слов, если вы не против.

Вернувшись в вагон охраны, командор достал откуда-то сигару и прикурил ее в нарушение всех существующих железнодорожных правил, а затем уселся на скамью.

— Мистер Губвиг, вы как-то лукаво выглядите. Говорите, не стесняйтесь.

— Ну, командор, я впечатлен тем, как вы запудрили им мозги. Они думают, что вы их друг, что вы хотите им помочь.

В ответ Ваймс выпустил новый клуб дыма.

— Разумеется, я их друг, - ответил он с самым серьезным видом, - и я продолжу быть их другом, пока. Это вы мошенник. А я - нет. О, да, я могу сделать их жизнь невыносимой, или даже хуже. Тот постарше, которого вы так находчиво познакомили с железнодорожными ботинками, он – мозг этой конкретной операции. А малыш – только пешка, идиот, до предела напичканный ложью, возбуждающей ложью о том, что действует во славу Така. Я имею в виду, что он плох даже как трейнспоттер.

Ваймс похлопал себя по карману.

— А теперь у меня есть имена, о, такие имена, такие восхитительные имена. А когда я донесу суровую правду жизни до их обладателей, у меня без сомнения появятся новые имена, и мы увидим, как кролики удирают. Полицейская работа не сводится к выбиванию дверей, знаете ли. Вся штука в том, чтобы докопаться до сути вещей, а когда видишь суть, видишь вершину пирамиды. Вершина-то мне и нужна. Мы скоро остановимся за углем и водой в местечке под названием Клюкавка, а там должны быть семафорные башни.

Он улыбнулся.

— Интересно, что скажет Его Светлость на мой прелестный список имен? Думаю, он пройдет едкий путь от иронии к сардоническому смеху, не успев и дух перевести.

Он снова хлопнул себя по карману.

— Некоторых я знаю. Все могущественные гномы, непоколебимые сторонники Низкого Короля с одной стороны, и услужливые помощники глубинников - с другой. Большое вам спасибо, мистер Губвиг. Вы – огромная потеря для профилактики преступности. Но вы ведь поняли, что происходит, потому что узнали себя, верно? Очень удобно, я тоже так делаю. Знак всегда должен считать вас своим другом, а вы должны быть чем-то вроде опечаленного, но все еще любящего отца. Знак – это щит от пугающей темноты снаружи.

Командор отвернулся и спросил:

— Шнобби, кто дежурит на станции Большой Кочан?

— Сержант Виллард, мистер Ваймс.

Ваймс обратился к Мокристу:

— Это хорошо. Он старый коп, получит свой скоростной вагон и предстанет перед Его Светлостью, не успеем и глазом моргнуть. А пока эти двое в кандалах, у него и проблем никаких не возникнет. Знаете, мне их почти жаль. Глубинники, бурильщики, как бы они там себя ни называли, modus operandi[73] у них один всегда один – найти невинного гнома с правильными связями и объяснить ему, что если он не подчинится требованиям и не сделает то, чего от него хотят, скорее всего, вся его семья просто исчезнет в Гиннунганапе.

Он снова улыбнулся.

— Если уж так посудить, то я делаю то же самое, но я плюшевый мишка в сравнении с ними, и я на правильной стороне.

Ваймс встал и немного размял руки, чтобы восстановить циркуляцию крови.

— А теперь я думаю, мне нужно найти Короля, чтобы поделиться своими захватывающими открытиями. Не беспокойтесь, я расскажу о ваших подвигах. Вы обращаете внимание на людей, а это само по себе заслуга.

Воздух с улицы пропитывал вагоны ароматом Равнины Сто, который состоял всего из одного запаха – капустного, и это был грустный запах, источающий беспомощность и меланхолию. Кстати, капуста сама по себе была отличная, особенно новые сорта.

Город Большой Кочан – теоретически, последнее место, куда захочет отправиться разумный человек, – был тем не менее популярен летом - благодаря аттракционам Капустного Мира и Научно-исследовательскому институту Капусты, студенты которого первыми подняли капусту на высоту пятисот ярдов исключительно на силе ее соков. Никто не спрашивал, что заставило их это сделать. Зато это была популярная наука – среди студентов в том числе.

Как только поезд поравнялся с платформой 2 в Большом Кочане, рядом с вагоном охраны появилось несколько стражников. Мокрист наблюдал за тем, как командор Ваймс высадил пленников, с которыми был так любезен, и как они под конвоем пересели в скоростной вагон.

Когда вагон исчез, Ваймс обратился к Мокристу:

— У нас есть имена и адреса их семей, так что их будут круглосуточно охранять, пока вся эта чертова кутерьма не закончится. Я знаю, что Ветинари будет рвать и метать, увидев счет, но когда он этого не делал?

Точно по расписанию поезд отправился из Большого Кочана, оставляя серый смог Анк-Морпорка далеко позади за горизонтом. У Мокриста сложилось ощущение, что он понемногу поднимается в гору, что было, по меньшей мере, сравнительно верно. Все шло по плану, люди устраивались для долгой поездки, и у него появилось время подумать. Теоретически, он знал, что волноваться следует, когда что-то идет не так, но его инстинкт имел тенденцию волноваться, когда все шло слишком хорошо, чтобы быть правдой.

И сейчас в его голове собиралось грозовое облако беспокойства, словно молот богов только ждет момента, чтобы обрушиться на него. Что он упустил? О чем забыл? Нет, все должно быть хорошо.

Впереди стоял мост с обычным троллем на страже. Семьи троллей – железнодорожников относились к мостам – новеньким и сияющим – как к своей собственности. Да, тоннель был для тролля, словно приятная прогулка в парке, но мост, твой собственный мост… особенно с удобствами, любезно предоставленными Гарри Королем, и достаточной площадью, чтобы растить детей… «Тролли», - думал Мокрист. Кто бы мог подумать. Они содержат свои мосты в сверкающей чистоте. На самом деле Эффи даже объявила конкурс на лучшего хранителя моста по всей длине Анк-Морпоркской железной дороги с не больше не меньше, чем двадцатью козлами победителю.

Путешествовать поездом значило видеть мир во всей его переменчивости – деревья, фермы, луга, реки, поселки, о которых Мокрист никогда не слышал до железной дороги, да и сейчас трудом припоминал названия которых – вроде вот этого, Шибко Опоздал, судя по знаку – проносились мимо на железнодорожной скорости. Но кто там живет, и чем они занимаются? – задавался вопросом Мокрист.

Особенный интерес у него вызывали поселки железнодорожников. Их жены, заприметив пассажиров, выбирающихся из поезда на остановках для дозаправки углем и водой, демонстрировали такое понимание коммерческих основ мироздания, которому лорд Ветинари бы аплодировал. Они выстраивались наготове со взбитыми сливками, домашними пирогами, превосходным горячим кофе и даже – в одном памятном случае – маленьким поросенком.

Но даже это затмевала блестящая идея, с которой он столкнулся месяц назад, в глуши далеких Дверубашки, которые считались в Анк-Морпорке несуществующим местом. Две трудолюбивые дамы держали большой плакат: «Спальные одежки для спальных вагонов». Леди, занимавшиеся вязанием, пока их мужья бродят вдоль путей, пытались построить небольшой бизнес на всех тех пассажирах, которые, подобно Мокристу, смеялись и выворачивали карманы. Ему всегда нравилось, что, если насмешить клиента, то его деньги, считай, у тебя в кармане.

Приближался еще один знак и он прищурился, чтобы разобрать название на табличке и – ввуууух – он увидел, что они в Монашьем Лишении, или они были там, поскольку ход поезда быстро отбросил это место в прошлое и – ввууух – приближается – ввууух – Верхний Фетросвист, по всей видимости. Но вечнодвижущийся поезд прошел и его, и Мокрист ждал увидеть знак Нижний Фетросвист, но поезд пошел в другую сторону, отправляя неизведанные места в забвение. Диковинные места и диковинные названия, живущие в мгновении победоносного поезда.

С грохотом мимо пронесся другой состав, но откуда? И куда он идет? Мокрист сдался. Злоупотребление путешествиями по железной дороге может превратить тебя в философа, хотя, признал он, и не очень хорошего.

Следующая угольно-водная остановка была в Семи Челках. Название ничего не говорило Мойтсу, и даже Ваймс отрицательно помотал головой. Это было одно из тех мест, сходя в которые из поезда, люди исчезают в глуши и, скорее всего, только налоговые инспекторы и почтальоны знают, кто вообще здесь живет. И тем не менее, население Семи Челок пополнилось четырьмя путевыми обходчиками, их домами и семьями, расположившимися прямо у колеи.

Мокрист разговорился с мужчиной, который управлял водопроводным краном, и спросил:

— А не сложно вам спать здесь, когда поезда постоянно проходят мимо?

— О, благослови вас бог, сэр, но нет, сэр, вовсе нет. О, у нас ушло некоторое время на то, чтобы акклиматизироваться, - и он хихикнул, как человек, который впервые употребил непривычное слово, и теперь ему смешно. – Моя жена спит как младенец. Единственный раз, когда она проснулась, случился на прошлой неделе, когда Летун не смог сюда добраться. Она клянется, что неурочная тишина выбивает ее из колеи.

Ваймс, кажется, никогда не покидал вагон охраны, за исключением редких вылазок к Королю и его телохранителям, так что все телеграммы несли туда же. В вагоне охраны все время было полно гоблинов, но на этом их экспансия не останавливалась. Они крутились повсюду – подкручивали гайки, смазывали, паяли и хлопотали. Мокрист спрашивал Симнела об этом еще давно, и услышал в ответ, что они смазывают все, что нужно смазать, и ремонтируют все, что нужно отремонтировать, и вообще – предотвращают любые неисправности.

Конечно, от них исходил запах, но однажды привыкнув, как Ангела привыкла давным-давно, ты никогда после о нем уже не вспоминал. А еще, когда поезд останавливался в стороне от основных направлений, они убегали с поручениями и собирали телеграммы с новостями обо всем, что может иметь отношение к поездке.

Старые добрые телеграммы – стали говорить люди в наши дни. Раньше к ним относились с пренебрежением, но теперь люди стали использовать телеграммы даже чтобы узнать, какая погода ожидает их впереди. Немного удобства, но не такая уж необходимая необходимость.

Тем не менее, в отрыве от телеграмм вы начинали чувствовать себя второсортным гражданином. Шпилька часто рассказывала ему, как бесятся клиенты от своих телеграммных счетов, которые, по его мнению, были не так уж плохи в сложившихся обстоятельствах. Но у людей в голове срабатывала какая-то трещотка: это новинка, значит, она должна быть у меня. Вчера ты еще об это не знал, а послезавтра уже не можешь без этого обойтись. Так работают технологии. Кажется, что ты управляешь ими, но, если подумать, все обстоит с точностью до наоборот.

Насмотревшись на водопроводный кран, Мокрист почувствовал себя неприкаянным и теперь – как он делал каждый раз, когда чувствовал себя неприкаянным, – отправился в вагон охраны. Детрит спал неподалеку, на куче упаковочных коробок, окруженный всем сопутствующим мусором. Складывалось впечатление, что все путешественники, которые не были в собственном смысле пассажирами, облюбовали вагон охраны как временный дом. Возможно, причиной тому была кофеварка. А еще там был Сумрак Тьмы, который варил очень особенный кофе. Мокрист немного подумал, а затем ухмыляющийся гоблин протянул ему кружку с пузырящимся напитком.

— Я все понял. Ты шаман, да?

Ухмылка гоблина стала шире.

— Простите, мистер. Тут вы не угадали. Можете звать меня шамгогом. Звучит, к сожалению, не очень, но нет в мире совершенства.

Мокрист посмотрел на кофе и спросил:

— Пахнет приятно, но что со мной от него будет?

Шамгог ненадолго задумался.

— От него вы будете настороже, деловой человек! Может, волосы на груди вырастут. Небольшая тенденция ходить в туалет почаще.

Он посмотрел на Мокриста так искоса, как может только гоблин и добавил:

— Гарантировано не заставит вас убивать гномов.

Кофе был и правда отменным. Надо было отдать гоблину должное.

Он всматривался в окно. Наверное, это все воображение, но Скундский лес казался все темнее и темнее по мере того, как они приближались к нему. Лес был хуже пустошей. Насколько Мокрист помнил, деревья в Скундском лесу стоят плечом к плечу, а если вы думаете, что у деревьев нет плеч, вы просто не были в Скундском лесу. Это было одно из тех мест, где до сих пор осталось полно магии. И многие страхи и поверья все еще витали вокруг. Никто не совался туда без необходимости – разве что какой-нибудь случайный дровосек, на спор. Это было мрачное место, следящее за тобой через равнину и ожидающее своего часа. Место, которого лучше избегать, если не хочешь, чтобы тебе на голову свалился волшебник. Если бы какому-нибудь пейзажу удалось научиться рычать, это бы был Скундский лес.

Мокрист воспользовался возможностью рассмотреть оснащение вагона. На такое путешествие предусматривалось два охранника, и хотя поездом и нельзя было управлять отсюда, но охранник мог, по крайней мере, остановить его, – полезные сведения.

По мере наступления темноты храп Детрита стихал от чего-то, приблизительно напоминающего боевой клич бобров, сражающихся насмерть, до низкого гула, от которого резонировал весь вагон. Было что-то удивительное в виде мощной груди, сделанной из камня. Не в первый раз Мок