Георгий Лопатин (Лев) - Миссия спасения

Миссия спасения   (скачать) - Георгий Лопатин (Лев)

Георгий Лопатин
Миссия спасения


Глава 1

– Привет, сестренка, – поздоровался Юрий, улыбнувшись как можно радостнее, в который раз невольно скосив глаза на монитор с показателями сердечного ритма и чего-то еще, в чем он абсолютно не разбирался и, откровенно говоря, разбираться совсем не хотел.

Юрий знал, что лицедей из него аховый, и улыбки, особенно сейчас, давались тяжело, ведь сестра лежит в больнице в палате интенсивной терапии. В любой момент у нее могло случиться очередное обострение, набегут доктора и начнут реанимационные мероприятия: колоть в тело шприцы с адреналином и прочей дрянью, бить электрошоком, чтобы запустить пошедшее вразнос сердце.

Да, у сестры порок сердца, неоперабельный случай, если только не пересадить сердце целиком, а вот с этим-то как раз проблемы – нет подходящего донора, во-первых, из-за редкой группы крови, а во-вторых, из-за ситуации с донорством в России в целом. И неизвестно, когда появится, а времени у сестры немного.

Совсем мало.

Конечно, теоретически могли помочь за границей. Но теория редко когда подтверждается практикой. Чтобы теория подтвердилась практикой, нужны деньги, и немалые. А откуда у людей, живущих в деревне, может быть много денег? Если поскрести по сусекам, их не хватит даже на билет в один конец, не говоря уже о том, чтобы провести операцию и оплатить проживание, таких денег не набрать, даже если продать дом со всем хозяйством до последнего цыпленка.

Занять?

Как же, держите карман шире.

– Привет, братец, привет, ма…

В палату вошла мать с сумками, набитыми съестным, что обычно приносят больным: куриные бульоны, фрукты, ягоды, сок…

– Здравствуй, доченька…

Не раз и не два Юрий задумывался о том, чтобы кого-нибудь банально ограбить. Такие мысли, наверное, приходят всем родственникам тяжелобольных, коим для спасения требуются большие деньги. Но с этим тоже загвоздка, ведь надо знать, где деньги лежат, чтобы сходить на дело один раз и получить все сразу.

Где взять подобную информацию?

Конечно, можно потратить сотню рублей, купить русскую версию журнала «Форбс» и ограбить кого-нибудь из списка богачей, что там время от времени публикуют. Только Юрий подозревал, что к таким людям не подойти и за километр, не говоря уже о том, чтобы пробраться в дом.

Можно взять цель полегче, кого-нибудь из воротил регионального розлива, но и тут все не так просто, как может показаться. В конце концов, богатые люди скорее всего не держат больших денег дома, все в банках на счетах.

А если брать количеством, а не качеством, то угроза поимки резко возрастает. Да и не вор он, не обладает никакими способностями к взламыванию дверей, а тем более сейфов с помощью загогулины из скрепки и фонендоскопа. Разве что откровенным разбоем заняться с прижиганием хозяев утюгами и засовыванием в одно место раскаленного паяльника?

Не выход.

Взять инкассаторскую машину? Тут одиночке вообще делать нечего, нужны подельники, да еще оружие, а где все это, скажите пожалуйста, взять? Дать объявление в газету, дескать, набираю подельников для грабежа, выручка пополам?

К тому же это имело бы смысл еще пару-тройку лет назад, а сейчас инкассаторы в массовом порядке переходят на «заминированные» контейнеры, так что даже если удастся деньги украсть, воспользоваться ими не получится, так как при вскрытии сработает «мина» и зальет деньги несмываемой краской, да и самого вора может хорошо окатить.

К тому же, как показывает статистика, репортажи по телевизору и газетные статьи на криминальную хронику, большую часть таких грабителей рано или поздно как-то находят. Никто не может не оставить после себя следов. Даже Шерлок Холмс с доктором Ватсоном, помнится, отправившись на дело со взломом, так накосячили, что хоть стой, хоть падай, а уж кому как не им уметь заметать следы, раз они занимались раскрытием преступлений. Но хоть этот пример книжно-телевизионный, от реальности, как подозревал Юрий, не сильно отличается.

С течением времени приходили и более гнусные варианты решения проблемы, такие как убийство подходящего для донорства человека. Можно даже подстроить аварию, чтобы не подумали, что это именно ради донорства и не вычислили вмиг. Но как уже отмечалось, с донорством в России беда. Убийство, скорее всего, будет просто бесполезным лишением жизни без возможной помощи другому.

Если на Западе человека тут же выпотрошили бы, естественно, при согласии родственников, а они там, надо признать, такое согласие дают довольно часто, то у нас все не как у людей. Наши люди у нас отчего-то не желают, чтобы даже у их мертвых родственников вырезали органы, несмотря на то что это спасет чьи-то жизни. А если и желают, то за бабосы.

Сами доктора просто боятся изымать органы из-за соответствующего «дела врачей», случившегося несколько лет назад, когда органы вырезали у еще якобы живых, и самих врачей замурыжили уже другие внутренние органы, правда уже государственные, и даже кого-то чуть не посадили.

И надо сказать, что по жизни Юрий не убийца, не его это. Свинью или курицу зарезать и то для него проблема. Конечно, человек не животное, всегда есть за что грохнуть, особенно когда очень надо… любую причину-обвинение найдешь, но все выше перечисленные причины делают это просто бесполезным.

В общем, куда ни кинь, всюду…

Юрий зажмурился и постарался отогнать надоедливые мысли, возникающие по нескольку раз на дню. Какой смысл бередить себе душу, если ничего не изменить. Остается надеяться только на чудо, но чудес, как известно, не бывает.

Мать и сестра беседовали на отвлеченные темы, делясь друг с другом последними новостями из деревенской жизни. Юрий не прислушивался, ему эти новости и так все известны. Кто за кем с топором по деревне бегал, упившись до зеленых чертиков, кто родил ребенка и является ли официальный отец фактическим и тому подобное.

Неожиданно какой-то датчик тревожно запиликал, и вскоре его звук превратился в однотонный писк.

Линии на экране перестали повторять друг друга, превратившись в хаотичную ломаную линию.

– Анюта! – вскричала мать, бросаясь к закатившей глаза дочери.

Юрий впервые присутствовал при приступе сестры и оторопел от увиденного. Он просто не знал, что делать, и стоял истуканом. Ноги предательски задрожали, того и гляди подломятся в коленках, в животе словно пустота образовалась, в голове зашумело от отлива или, наоборот, прилива крови.

Но тут в палату ворвались врачи, медсестры и, буквально отшвырнув мать от своей пациентки, стали над ней проводить какие-то манипуляции: делать массаж сердца, кто-то вскрывал ампулу и наполнял из нее шприц, еще один возился с дефибриллятором, схватив «утюги»…

– Прочь из палаты!

Кто-то вытолкал Юрия и мать в коридор. Здесь мать разревелась окончательно, и Юрию пришлось ее долго успокаивать.

Минут через десять из палаты вышел доктор.

– Как она?! – тут же кинулась к нему мать.

– Мы стабилизировали ее состояние… все нормально. Мы дали ей успокоительное, она уснула, так что вам лучше идти…

– Я никуда не пойду! Я останусь с дочерью! Я должна быть рядом, когда она придет в себя!

Врач не стал спорить, понимая, что сейчас это просто бесполезно. Только кивнул.

Юрий оставаться в больнице не стал. Она его тяготила. А то, что он сейчас увидел, его шокировало и выбило из колеи. Ему срочно требовалось на улицу, подышать свежим воздухом.

* * *

Попрощавшись с матерью, Юрию даже показалось, что она не очень поняла, что он ей вообще сказал, что неудивительно, он наконец оказался вне пределов больницы.

Юрий облегченно перевел дух, хоть и ненавидел себя за это. Сам не понимал, почему так, ведь не чужой человек лежит. И так довольно редко, раз в две-три недели приходит, но вот гнетет его здесь не по-детски.

«Так в чем же дело, почему я стремлюсь убраться из больницы как можно быстрее? – невольно подумал он. – Неужели я действительно списал сестру со счетов жизни и где-то глубоко в душе считаю эти посиделки напрасной тратой времени?»

Такие мысли были ему неприятны. Еще и оттого, что времени у Анюты действительно, кажется, осталось немного.

«Или все дело в… смерти? – продолжил он размышлять. – Здесь, среди безнадежно больных, она, как еще мало в каком месте, так близка, с ней практически соприкасаешься, ее эманации пропитали все вокруг, а любой здоровый человек стремится оказаться от нее как можно дальше. Словно из тебя самого вытягивают жизнь».

– Бр-р… Придет же в голову чушь всякая, – пробормотал Юрий, двигаясь по улице как сомнамбула. Он даже встряхнул головой, чтобы сконцентрироваться и на кого-нибудь не налететь, сбив с ног.

Тем удивительнее ему было осознавать, что при такой больной сестре он сам здоров как бык. «Срочку» в разведке ВВ проходил. Не спецназ, конечно, и даже не десант, но и не пехтура, побегать по лесам пришлось будь здоров.

На память от службы на плече правой руки у Юрия даже осталась тату белого медведя, когда он с сослуживцами во время увольнительной да еще по пьяни сходили в тату-салон, где этот рисунок и сделал бурят, что-то напевая под нос.

Мать Юрия, когда с сестрой такая беда приключилась, его тоже заставила пройти кучу обследований, но ничего не нашли. Да и что они могли найти, если он не курил и не пил, что по деревенским меркам вообще нонсенс. Но вот как-то не пристрастился к этому делу. С детства видел, к чему приводит пьянство, как отвратительно это выглядит со стороны, и становиться такой же свиньей не хотелось ни разу.

Настроение после посещения больницы, да еще после случившегося, как всегда стало отвратным, прямотаки хуже некуда, хоть вешайся. Юрий хоть и не пил, но сейчас ему жутко захотелось напиться до поросячьего визга.

Погода еще подкачала. Осенняя сырость, хмурые тучи над головами, вот-вот пойдет промозглый противный дождичек.

На квартиру к дяде, у которого они обычно останавливались, приезжая в город, тоже как-то не тянуло.

* * *

Зайдя в ближайшую кафешку, чтобы согреться, Юрий, присев за свободный столик, заказал кофе. Напиваться все-таки глупо, как бы ни хотелось. Но ведь легче сестре не станет из-за того, что станет плохо ему.

В сторонке чирикала стайка из четырех девушек, парочка даже бросала на него заинтересованные взгляды, но сейчас Юрию было не до того.

Стол накрыла чья-то тень.

– Можно? – спросил мужской голос.

Подняв глаза, Юрий увидел перед собой мужчину средних лет, в черном пальто, со светлыми короткими волосами, зачесанными назад. Лицо человека, несмотря на легкую улыбку, осталось непроницаемым.

Так и не получив разрешения, мужчина уселся напортив Юрия. Сам Юрий не знал, как реагировать, потому не придумал ничего лучше, как просто отхлебнуть немного кофе из кружки.

– Кто вы? И чего надо? – наконец выдавил он грубовато, пристально взглянув на незваного гостя, который, как известно, хуже татарина.

– Меня зовут Олегом Серебряковым. Я посредник. Представляю интересы одного человека. Он хотел бы поговорить с вами на интересную для вас тему.

– Вот как? – удивился Юрий и покосился в окно.

Прямо перед кафе на обочине стоял черный джип, кажется, «мерс» одной из последних моделей. Рядом крутился типичный «бык», «шкаф» или «горилла», называйте, как хотите.

Юрию это все почему-то сразу не понравилось. Такие качки состоят в охране обычно бандитствующих личностей. У них минимум мозгов, потому не задают лишних вопросов и делают все, что прикажут, вплоть до…

А то, что этот белобрысый приехал именно на этом джипе, нет никаких сомнений.

– Да.

– И что за тема, что, по-вашему, меня должна заинтересовать?

– Ее озвучит мой начальник.

– Ага… И чем же она интересна для меня?

– Деньгами.

– Понятно, – кивнул Юрий, нервно улыбнувшись, ничего не понимая, хотя пара мыслишек тут же проскочила.

«Например, им нужен киллер, – подумал Юрий. – Причем как расходный материал. Таких после дела самих выводят под ноль. То, что мы нуждаемся в деньгах, они наверняка выяснили, иначе к первому встречному с таким мутным предложением не подкатывают».

– Убивать никого не буду, – почти искренне сказал Юрий, опустив взгляд в кружку.

Мужик легонько рассмеялся.

«Наверное, не поверил», – решил Юрий.

Немного подумав, он понял, что сам себе, если положить руку на сердце, тоже не верит.

«Даже если мне сейчас предложат такую работенку и вероятность того, что меня самого после работы захотят уконтрапупить, можно ведь подготовиться и избежать столь неприятного момента в короткой карьере киллера и при этом умудриться получить деньги, – невольно подумал Юрий. – Конечно, опасно это все, но куда деваться?»

– Нет, уверяю вас, вот о чем точно не будет разговора, так это об убийствах, а также грабежах и прочем, столь же незаконном и вообще идущим вразрез как с уголовным, так и с гражданским кодексом.

– Вот как? – снова озадачился Юрий.

Ему стало интересно, но чувство самосохранения все равно не отпускало, заставляя оставаться напряженным и недоверчивым.

– Да, – снова кивнул мужик в черном пальто.

– И большие деньги? – все же выдавил из себя Юрий.

– Приличные. Весьма. Вам хватит, и даже еще останется.

«Они точно все раскопали про нас, – решил Юрий и отхлебнул еще кофе, чтобы потянуть время и привести мысли в порядок. – Вот только что им нужно, что они решили обратиться к такому, как я? Явно ведь какая-то пакость, не иначе».

– Так что?

– Заманчиво… Но я где-то слышал, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Поставьте себя на мое место, а теперь представьте, что к вам приходит какой-то тип и предлагает кучу бабосов, утверждая при этом, что проблем с законом не предвидится в принципе. Ну как?

– Понимаю ваше недоверие и скептицизм, но это действительно так. Никто же не говорит, что отработать эти деньги будет просто, даже очень сложно, если вообще возможно.

– Даже так?

– Даже так.

Юрий снова отхлебнул кофе. Точнее, допил его. Он все понял, если не нужно подвергать опасности жизни других людей, значит, опасности подвергнется его собственная. Что ж, в каком-то смысле это даже справедливо.

– И?

– Поехали, – кивнул Юрий, вставая.

А что делать? Деньги нужны, тут на что угодно пойдешь, чтобы их заработать, а если при этом нет риска, по крайней мере, они так говорят, сесть в тюрьму и вообще иметь проблемы с законом, то игра как минимум стоит свеч.

«Вопрос в том, чем это грозит для меня в ином плане и в каком именно? – подумал он. – Вполне возможно, что на кону стоит моя жизнь. Но насколько серьезен этот риск? Максимален? И даже если так, то что? Отказываться? Конечно нет, иначе если есть хоть одна возможность спасения сестры, а я ею не воспользуюсь, испугавшись угрозы, то не прощу себе до конца своей жизни».

Юрий сел на заднее сиденье рядом с Серебряковым, на переднее заскочил «бык», и джип резво взял с места.

* * *

Через час пути машина въехала в загородный элитный поселок для воротил и политиков местного розлива. Дома перемежались широкими полосами лесопосадок из вечнозеленых кедров, лиственниц, елок и прочих хвойных, это для того, чтобы никто друг за другом не подсматривал.

Еще через пять минут джип остановился за высоким сплошным кирпичным забором, окружавшим массивный трехэтажный особняк с кучей пристроек. На заднем дворе, как догадывался Юрий, имеются бассейн и теннисный корт. Многие так называемые новые русские, которых, правда, уже давно так никто не называет, этим грешат.

Впрочем, какая разница, есть там что или пусто? В теннис поиграть и в бассейне поплавать точно не дадут.

По выходе из машины его сноровисто обыскали «быки» из внутренней охраны и даже проверили рамкой на наличие подслушивающих устройств.

«Совсем больные на голову, – подумал Юрий, – ведь сами же на меня вышли, откуда на мне “жучки”? Но с другой стороны, порядок есть порядок и отступать от него не следует».

Рамка несколько раз пикнула. Под требовательным взглядом пришлось лезть в карманы и вытаскивать ключи и мелочь. Отбирать их не стали. А вот телефон забрали.

– Идем, – махнул рукой помощник возможного нанимателя.

Пройдя в дом, им пришлось переобуться, чтобы не марать пол, и они вошли в богато обставленную гостиную. У камина в глубоком кресле сидел престарелый человек, который, глядя на огонь, в который можно смотреть вечно, мелкими глотками отпивал что-то коричневатое, скорее всего виски, из четырехгранного стакана с парой кубиков льда внутри.

Впрочем, вскоре Юрий понял, что мужик просто выглядел старо, даже скорее дико уставшим, оттого и казался много старше своих лет. Бурная молодость не прошла бесследно. Так-то ему вряд ли едва перевалило за шестьдесят.

– Игорь Семенович…

– Свободен, Олег…

Серебряков кивнул и вышел, плотно закрыв за собой двери.

– Проходи, садись, – указал Юрию на соседнее перед камином кресло хозяин дома.

Медведева все это дико напрягало: дом воротилы, охрана, предстоящий приватный разговор, что наверняка будет под грифом «Совершенно секретно. За разглашение – смерть». Тем не менее он прошел и сел в указанное кресло.

– Здравствуйте…

– Здравствуй, Юрий. Выпьешь?

– Спасибо. Не хочу…

– А я, пожалуй, еще глотну, – вздохнул Игорь Семенович и, взяв со столика такую же четырехгранную бутылку, налил в свой уже порядком опустевший стакан, где остались только подтаявшие кубики льда, еще немного спиртного. После чего отпил, даже не поморщившись, точно воду.

– Зачем я вам нужен? – спросил Юрий, не выдержав затянувшейся паузы.

– Для очень и очень важного дела…

– Э-э…

– Не заморачивайся. Сейчас все объясню. Если коротко, то ты мне нужен, чтобы найти одного пропавшего без вести человека.

– Но я абсолютно ничего не понимаю в поиске людей! Я не детектив и даже не следопыт!

– Я знаю… – отмахнулся Игорь Семенович, чуть поморщившись. – Неужели ты думаешь, что я пригласил первого встречного человека и собираюсь дать ему невыполнимое поручение, в котором он ничего не смыслит? Конечно же нет… Мне все про тебя известно, Юрий, начиная с того, в какой садик ты ходил, где учился, служил, работал… Все знаю, и у тебя ровно столько же шансов, как у детектива или следопыта.

Юрий искренне удивился подобному заявлению.

– Простите… я ничего не понимаю…

– Знаю… – горько усмехнулся хозяин дома и залпом осушил квадратный стакан. – Сейчас все объясню на пальцах. Но как ты понимаешь, все, что будет сказано здесь, должно остаться между нами.

– Конечно…

– Даже больше скажу, как только ты узнаешь суть дела, у тебя не останется выбора, кроме как выполнить мое поручение.

– Э-э…

– Да, все очень серьезно. Но и оплата под стать: жизнь твоей сестры. Я слов на ветер не бросаю, в нашем бизнесе это не приветствуется… уже завтра она полетит в Германию на операцию.

– Я приложу все силы, чтобы выполнить ваше поручение и найти нужного вам человека, – сдался Юрий после недолгого колебания.

– Уверен в этом.

Игорь Семенович вынул из внутреннего кармана пиджака фотографию и протянул ее собеседнику. На фотографии был запечатлен парень лет двадцати, улыбающийся, на фоне Биг Бэна. Видимо, отпрыск местного воротилы учился в Англии. Что в общем-то неудивительно. Все они там учатся.

– Это мой сын Андрей. Он пропал. Пять лет назад.

– Пропал?

– Да. Именно пропал. Не убит, не похищен, не сбежал, просто взял и пропал. Гулял с девушкой в лесопарковой зоне у города и исчез. Девушка осталась, а он словно растворился.

– Но как такое может быть? – вырвалось у Юрия.

– Может… еще как может.

– Может, все же…

– Нет! – резко ответил Игорь Семенович. – Неужели ты думаешь, что я не перепроверил все варианты по двадцать раз?! Этот лес прочесали вдоль и поперек с собаками, с различными приборами, я даже заставил перекопать каждый квадратный метр, но тела не нашли. Его не похищали. Потому как выкупа не требовали. Я потратил огромные деньги, поднял все связи среди ментов и криминала, и точно знаю, что это не похищение.

– Тогда что?

– В этом-то и заключается вся гадость нашей ситуации… – ответил хозяин дома и как-то сразу сник. Вот он только что олицетворял могущество и силу и вдруг превратился в сломленного старика. – Ты слышал о необъяснимых пропажах?

– Да, что-то такое… – неуверенно кивнул Юрий, чтобы просто не перечить хозяину дома.

– Так вот, в год только в России бесследно пропадает порядка ста тысяч человек. Целый провинциальный город. Вышел за хлебом и с концами… Я повторяю, говорю именно о бесследных исчезновениях, странных, необъяснимых, немотивированных. Пропадают не только у нас, но и в благополучной Европе, Австралии и Америке. В последней вообще чуть ли не по полмиллиона в год исчезает. С концами.

– Я понял… И вы хотите сказать, что ваш сын попал в число именно таких пропавших?

– Да. Но в случае с моим сыном все же есть свидетель, та самая девушка. Что немного пролило свет на произошедшее… Так вот, она сказала, что во время прогулки вокруг них вдруг заклубился не то дым, не то туман, появился вдруг из ниоткуда. Вот его не было – и вдруг он появился, словно зашли в другую комнату. Мой сын отошел от нее всего на пару метров и всё… больше его не видели.

Юрий молчал, даже не зная, что и думать. Рассказ его потряс.

«Можно ли верить в такое? – подумал он. – Разве что у старика от горя крыша потекла?»

– Я от безысходности стал разрабатывать и эту версию… – понимающе, но с горечью усмехнулся хозяин дома, глянув на обескураженного гостя. – Ты даже не представляешь, сколько я на это денег вбухал… какую гору информации перелопатил в Интернете, с какими шизиками только не встречался лично, чтобы получить хоть сколько-нибудь достоверную информацию, начиная от цыганок и заканчивая какими-то полоумными профессорами с дикими глазами…

Хозяин снова наполнил стакан и отпил.

«Ну и хлещет… – отметил Юрий. – И при этом не сильно-то и пьянеет. Опыт, однако. Видать, долго спиртуется».

– Девяносто девять и девять десятых процентов всего объема полная хрень, – продолжил Игорь Семенович, – а люди, этим занимающиеся, психи, которым место в дурке, но они на свободе только потому, что не буйные, ну а то, что зеленых человечков видят, да с духами атлантов, затонувших со своей Атлантидой, общаются, так что ж… Тем не менее осталась еще одна десятая процента информации, которую просто так не отбросить… Как говорится, дыма без огня не бывает. Так вот, в итоге выяснилось, что есть такие места, аномалии, проколы в трехмерном континууме и прочих матрицах, ведущие не то на другие планеты, не то в параллельные вселенные, но верным кажется последнее. И одно из таких мест с этими вратами меж мирами находится в одном из наших городских лесопарковых зон.

Видно, брови Юрия от изумления залезли совсем уж высоко и хотели забраться еще выше, на совершенно недоступную им высоту, потому как Игорь Семенович замолчал и снова грустно усмехнулся.

– Понимаю, что вы мне, мягко говоря, не доверяете, а как насчет того, что за последние двадцать лет именно в этой зоне пропало уже восемь человек, считая моего сына? И маньяки тут ни при чем. А как насчет того, что я сам уже дважды становился свидетелем этого тумана и, даже более того, одного контролируемого переброса?

– Вы это серьезно? – только и смог выдавить Юрий.

– Да. Вот посмотри сам.

Хозяин дома пододвинул к гость лежащий на стеклянном столике большой пухлый конверт. Юрий взял его и вынул на свет пачку фотографий и стал их медленно перебирать.

Ну, туман как туман, густой, конечно. Виднелись люди в белых халатах с грудой аппаратуры, расставленной тут и там.

На следующих снимках виднелась свинья с седлом… то есть не с седлом, а прикрепленной ей на спину какой-то аппаратуры. Сама свинья была привязана к тележке на гусеничном ходу.

– Зачем это?

– Свинья ведь животное тупое и пугливое, а значит, направить ее туда, куда нам нужно, невозможно. Вот и пришлось соорудить подвижную платформу на дистанционном управлении.

– А зачем вообще свинья нужна?

– Требовалось живое существо. По одной из теорий, перемещению подвергаются именно живые объекты. Что-то там с биополями и прочей хренью… Рисковать я с обычным роботом не хотел, пришлось бы ждать очередного открытия портала, а это явление все же довольно редкое, вот и послали хряка, обвешав его аппаратурой.

– Понятно.

На очередном снимке свинью окутал особенно густой светящийся туман, а на следующем уже пустота. Следующие снимки получились уже не такими четкими, впрочем, и предыдущие по качеству оставляли желать лучшего. На этих фотографиях виднелся тот же лес…

«Хотя…» – заподозрил неладное Юрий, вглядевшись в белесое марево внимательнее. Чем-то растительность отличалась от той, что имелась на прежних снимках. Прежде всего, в плане нижнего яруса. То есть наличествовала высокая трава.

– Это уже на той стороне, – прокомментировал Игорь Семенович. – Удалось получить всего четыре снимка, и портал закрылся. Туман рассеялся буквально в один момент, будто и не было его.

Юрий смотрел то на Игоря Семеновича, то на фотографии и не мог поверить в то, что ему тут только что рассказали и показали. А точнее, в то, куда его хотят отправить искать пропавшего человека!!! В другой мир! В параллельную вселенную!!!

– Все жду, когда меня хлопнут по плечу и весело скажут: розыгрыш, вас снимает скрытая камера, – признался он охрипшим голосом и даже покрутил головой по сторонам в поиске этих самых скрытых камер. Надо признать, что натыкать их можно было где угодно, и сколько угодно много, и обнаружить не представлялось возможным. Сумрак опять же.

– Понимаю, но это не розыгрыш. Все предельно серьезно.

– И вы хотите послать меня… туда?

– Именно. Ты должен найти моего сына и вернуться. На все про все у тебя будет один год и три месяца. Именно с такой периодичностью возникает этот прокол меж мирами. Мои чокнутые профессора уверены, что условия там сходны с нашими, так что не задохнешься. В качестве доказательства даже слезно умоляют меня, стоя на коленях, отправить их туда. Но у меня другие интересы. Этим рохлям там нечего делать. Мне нужно отыскать сына, и для этого нужен крепкий парень.

– Вы уверены, что портал двусторонний? – хрипло спросил Юрий.

– Скорее всего…

– Но вы не уверены.

– Нет, конечно, но мои головастики, эти охотники за барабашками, считают, что прокол с большой долей вероятности двусторонний. Иначе вряд ли бы ломились туда с таким напором.

– Может, просто обнадеживают? Вы же им деньги платите, вот и…

– Всякое может быть, – не стал спорить наниматель. – Но есть моменты, которые подтверждают возможность перехода к нам из сопредельных параллелей.

– Это какие же?! – удивился Юрий.

– Слышал, наверное, о снежных людях или, как их еще называют, йети. Так вот, скорее всего, они своеобразные невольные путешественники меж мирами. Шли себе, шли по своему лесу по своим делам, тут туман – и они уже у нас. Я уже молчу о всяких там чупакабрах и прочих чебурашках и барабашках. Случаев довольно много, чтобы относиться к ним с пренебрежением.

– Допустим… – совсем уже непослушным языком проговорил Юрий. – Но почему я должен быть один?! Командой было бы как минимум веселее, не говоря уже о…

– Увы, но по расчетным данным, объем и масса проходимого объекта, по крайней мере через интересующий нас прокол, ограничена. Говоря простыми словами, через этот портал может пройти один человек средней комплекции… Неужели ты думаешь, что имей я возможность послать туда толпу поисковиков, то не сделал бы этого?

– Конечно…

Тут Юрия от осознания только что озвученного одного очень важного момента характеристики перехода, как током ударило, что он аж подскочил на месте.

– Но постойте! Получается, что в случае успешных поисков я…

– Да, – кивнул наниматель хмуро. – В случае удачи, если ты найдешь моего сына живым, тебе для возвращения домой придется ждать следующего раза. Мой сын должен быть первым.

– Зашибись… Игорь Семенович, но вы же понимаете, что…

– Понимаю, – сокрушенно вздохнул хозяин дома и вновь постарел буквально на глазах, – понимаю, что мой сын мог погибнуть, ведь это чужой мир. Тогда ты должен найти его останки.

– Как?!!

– Не знаю… это твои проблемы. Могу лишь вместе с фотографиями дать тебе снимок его зубных пломб. Больше ориентироваться не на что.

Медведев прикрыл глаза, осознав, что он вляпался по самое не балуй. Как-то незаметно для самого себя он поверил во все, что ему тут только что рассказали и показали.

– Допустим, он выжил, – вздохнул Юрий, – как мне его там искать?! Я уже говорил вам, что не являюсь следопытом…

– Тоже ничем не могу помочь. К тому же ты ничем не хуже следопытов. Времени уже прошло много. Пять лет. Так что никаких следов уже давно не осталось. Остается только надеяться, что он обосновался где-то поблизости и робинзонит, не в состоянии угадать момент нового прокола… Если так, то его можно отыскать, не будучи великим следопытом. Но без ничего ты можешь даже не возвращаться.

Юрий непонимающе уставился на хозяина дома, а когда до него начал доходить смысл угрозы, нахмурился.

– Вы хотите сказать…

– Именно это я и хочу сказать, – буднично кивнул Игорь Семенович. – И даже подумаю над тем, чтобы забрать сердце твоей сестры назад. Даже более того, я именно это и сделаю, чтобы ты не расслабился на той стороне и просто решил не возвращаться, дескать, с сестрой все в порядке, а я уж как-нибудь перебьюсь. Знай, если ты не выполнишь задание и не найдешь моего сына или… или его останки, я убью твою сестру.

– Это уже ни в какие ворота не лезет! – воскликнул Юрий, вскакивая.

– Сядь.

– Не буду! Я отказываюсь! Это вообще какой-то дикий бред!

– Это не бред. И выбора у тебя нет. Тебе придется пойти за грань.

– Вы не оставляете мне выбора?!

– Не оставляю. Я прекрасно понимаю, что перегибаю палку, но ничего не могу с собой поделать. Мне нужно кого-то отправить за сыном в иной мир, и выбор пал на тебя. Это твой рок, судьба. Я хочу вернуть сына и сделаю для этого всё, даже невозможное.

– Да сдался вам этот сын?! – крикнул Юрий в отчаянии. – Других нет?! Нет?! Так сделайте, всего-то делов!

– Сдался… – глухо ответил шантажист. – Очень даже сдался. Я понимаю, что ты хочешь сказать, что сделать ребенка не проблема. Возможно, я тоже бы так думал и смирился бы с утратой… Но, во-первых, шанс все есть, а Андрей моя родная кровь. Во-вторых, Андрей уникум, гений, вундеркинд. Он знает пятнадцать языков. Математика, экономика, физика, химия, не говоря уже о компьютерной грамотности, все это для него не представляло… не представляет трудности. Более того, с годами эти умения у него никуда не пропали, а то бывает, что дети-вундеркинды, когда повзрослеют, становятся обычными людьми: медсестрами, ментами да дворниками. Представляешь, какой это наследник?! Он разовьет мой жалкий бизнес в финансовую империю, а то и вовсе станет… президентом России!

– М-да… – выдал Юрий, ошарашенный и крепко осознавший, что он попал, крепко попал, так попал, что дальше некуда.

– Нет, ты еще не попал, – неожиданно засмеялся Игорь Семенович.

Юрий понял, что последнюю мысль сказал вслух. Впрочем, в этом нет ничего удивительного.

– Вот когда попадешь на ту сторону, вот тогда ты попадешь, став попаданцем.

Взгляд Юрия остановился на массивной, практически опустошенной бутылке, а рука, кажется, сама, независимо от мозга, сознания…

– Не надо. Этим ты ничего не изменишь, – нейтрально сказал хозяин дома, проследив за взглядом гостя. – Во-первых, тебе не выбраться из моего дома, а во-вторых, этим ты не спасешь свою сестру. Даже шанса не появится. Более того, хоть здесь и нет скрытой камеры, но за нами наблюдает мой охранник, и стоит тебе только сделать резкое движение, как тебя завалят, и мне придется искать нового претендента на роль попаданца, а это не так-то просто. Абы кого ведь не возьмешь.

Юрий и сам уже понял, что хозяин дома вряд ли не подготовился ко всем возможным неприятностям. Только выругался сквозь зубы.

– Может, я выпить остро захотел… – буркнул он. – Согласитесь, естественное желание, после всего того что вы мне тут сказали и на что меня обрекаете.

– Нет проблем.

Игорь Семенович сам налил виски во второй стакан и протянул его Юрию.

– За наш успех, – произнес он тост. – За благополучный исход миссии спасения.

Юрий выпил залпом, не почувствовав ни вкуса, ни обжигающего действия американского самогона.


Глава 2

После разговора с нанимателем Юрия разместили в гостевой комнате того же особняка, а чтобы он не наделал глупостей, к нему приставили охрану. Один из «быков» следовал за ним неотступно вплоть до туалета. Внутрь, правда, с ним не заходил, что уже хорошо. Плохо только, что из сортира при всем желании не выбраться.

Мысль о побеге от гостеприимного Игоря Семеновича появлялась регулярно, но останавливала не только охрана, но и судьба сестры.

Сестру Юрия и впрямь уже на следующий день стали готовить к отправке в Германию. Сделали это окольными путями, дескать, по какой-то там государственной программе. На этом настоял Юрий, чтобы не объясняться с матерью насчет появления такой кучи денег. Ведь замучила бы расспросами. А что ему говорить? Игорь Семенович против такого варианта не возражал, напряг нужных людей, проплатил, где надо, и все провернули, как требовалось.

Мать, правда, все равно почувствовала что-то неладное, ведь ее сын куда-то запропастился, а соотнести одно с другим большого ума не надо. Но пока ее от судьбы сына отвлекала суматоха с отправкой Анюты.

И как только сестру отправили в Германию, Юрий окончательно осознал, что обратного пути у него нет, только вперед, в параллельный мир, искать потерявшегося там сына нанимателя.

– Когда хоть примерно отправка ожидается? – поинтересовался Медведев во время обеда, когда Игорь Семенович объявил хорошую новость, что назначили дату операции.

– Если верить моим головастикам, то следующий прокол меж мирами произойдет примерно через семь месяцев в мае.

– В лето, значит, попаду. Хорошо.

– Далеко не факт. Проколы происходят каждые пятнадцать месяцев, так что там может быть что угодно, вплоть до зимы.

– Ясно.

– Так что подготовим тебя на все случаи жизни.

– Это радует, – без особой радости отозвался Юрий и поковырял ложкой в тарелке с супом.

Потом Медведева свозили в ту самую лесопарковую зону, где пропал Андрей. Территорию, выкупленную у города Игорем Семеновичем, огородили внушительным жестяным забором, с колючкой поверху, только неизвестно, под напряжением или нет, повсюду виднелись прожектора и камеры видеонаблюдения. Мышь не проскочит.

На территории буквально на каждом дереве висела какая-то аппаратура. На окраине стояли фургоны, в которых жили и работали «сумасшедшие профессора» или «головастики», как их любил называть наниматель.

– Ни за что не поверю, что у вас нет никаких планов на тот мир, – сказал Юрий, увидев, как серьезно подошли к этому делу.

– Чего уж скрывать, – кивнул Игорь Семенович, – после того как я верну сына назад, с проколом немного поэкспериментируют.

– Хотите сделать его более надежным и открывать по собственному желанию? – понял Юрий.

– Если получится. Хотя последнее вряд ли. Мы еще не выяснили зависимости срабатывания. Головастики над этим работают, но пока глухо. Солнечная активность вроде не виновата, магнитные потоки разве что как-то влияют.

– Может, толчок на прокол происходит с той стороны?

– Тоже может быть. Тогда тем более непонятно, как инициировать и расширять прокол, и не напортачим ли мы тем самым? В общем, проблем много. Ладно, ты уже подготовил список того, что тебе потребуется на той стороне?

– Подготовил… комплект выживальщика. Вот, – Юрий протянул заполненный от руки листок с требуемыми вещами.

С этим списком тоже столько мороки возникло, что просто жуть. Ведь неизвестно, что может понадобиться в параллельном мире. Потому хотелось всего и побольше. В идеале летающе-плавающий танк на вечном двигателе с бесконечным боекомплектом и скатертью-самобранкой, чтобы не заморачиваться на тему жратвы.

Но запросы, конечно же, пришлось хорошенько урезать со сказочной плоскости в реальную, сократив по массе до пяти килограммов полезного груза. И то его еще урежут. Вот и скажите, много можно впихнуть в такую объем? Верно, с гулькин нос, хоть вообще ничего не бери.

От автомата и даже винтовки сразу пришлось отказаться. Патронов на него не напасешься, да и тяжело, неудобно.

– Бесшумный пистолет ПСС со специальным дозвуковым патроном. Желательно разрывным. К чему такой геморрой? – удивился Игорь Семенович, прочитав первую позицию списка. – Ты там что, в киллера собрался играть?

– На охоту ходить, – ответил Юрий.

– С бесшумным пистолетом?!

– А на кой ляд мне эти все бабахающие пушки, что будут предупреждать всю округу о моем присутствии? Так что чем меньше шума от меня будет, тем лучше.

– Ну да, логично. Но почему именно специальное оружие, да и боеприпас специфический? Не уверен, что есть разрывной боеприпас под дозвуковой патрон…

– Я тоже. Но вдруг? Если что, сделаем тривиальный дум-дум.

– Ладно, но что касается самой пушки, то я хоть сегодня тебе могу тебе любую волыну с глушилкой дать. А с этим столько мороки. Особенно с дозвуковым боеприпасом, да еще разрывным…

– Нет, любая пушка не подойдет. Постоянно, что ли, с навинченным глушителем ходить? Как вы это себе представляете? Пистолет ведь в любую секунду может понадобиться. Каждый раз глушитель навинчивать? Так меня сто раз успеют укокошить. А если нечаянно упал и помял его, или вообще нахрен погнул? Так что нужно спецоружие. Масса из-за глушака опять же лишняя.

– Ясно. А разрывной патрон зачем?

– А как же?! Если там эти гориллоподобные йети гуляют на каждом шагу, то сами понимаете, простой патрон их не остановит. Нужно что-нибудь более убойное.

– Ладно, с этим понятно, – в который раз согласился наниматель. – Достану я тебе ПСС и специальный патрон. С остальным тоже все ясно… Веревка, сухпай, медикаменты, в том числе таблетки для повышения выносливости… тоже понятно, нож десантный, нож специальный со стреляющий лезвием… Стреляющие ножи? Нож со стреляющим лезвием тебе на кой?

– Из вредности, – честно признался Юрий. – Всегда хотел посмотреть в работе спецназовский нож. Можете еще даже стреляющий патроном достать. Считайте это дополнительной формой оплаты.

– Ладно, получишь и нож, – хмыкнул Игорь Семенович. – Даже два.

– Да, еще золото, – озвучил Юрий только что пришедший на ум новый пункт.

– Зачем?

– Да мало ли?! Вдруг там кроме снежных человеков с чупакабрами на поводке еще и нормальные люди есть? Вы ведь не сбрасываете со счетов такую вероятность?

– Я ничего не сбрасываю со счетов, – серьезно ответил наниматель.

– Так вот, если там есть люди-человеки, желательно бы поразвитей, а не неандертальцы какие-нибудь каменного века, то чем с ними расплачиваться? Нашими зелеными американскими президентами? Так они ими разве что подотрутся в сортире. Вряд ли доллары настолько универсальная валюта, что и в параллельном мире ценятся. А золото оно и в параллельном мире золото. Универсальное платежное средство, благодаря своей редкости, если исключить, что тот мир с вывихом и железо там дороже злата.

– Будет тебе золото. Граммов сто. С остальным тоже все ясно…

* * *

Через неделю Юрий получил все заказанное скопом, от мотка лески с набором крючков и блесен для рыбалки, солдатского сухпайка на три дня (в дальнейшем пищу предполагалось добывать самостоятельно), аптечку с дополнительным набором спецмедикаментов до спецвооружения с соответствующим боеприпасом к нему.

Наниматель не обманул и вдобавок к обычному десантному ножу присовокупил два специальных стреляющих лезвием и пулей. Скорее всего, от них из-за общей массы придется избавиться. Хотя Юрий их заказывал действительно больше из вредности, ну а Игорь Семенович потешил его самолюбие, где-то их достав. Видимо, исходя из постулата, что чем бы дитя ни тешилось, лишь бы… работу выполнило.

Юрий получил даже кое-что сверху. Лук. Спортивный. Это такая ерунда с какими-то каплевидными колесиками на концах и зачем-то тремя тетивами. Разве что противовеса нет – такая палка, что тянется вперед от лука. С ним по лесу особо не погуляешь, цепляться будет за каждый ствол, куст и просто путаться в траве.

– А это зачем? – удивился Юрий, крутя в руках продукт высоких спортивных технологий.

– Для охоты, чтобы патроны зря не расходовать, у тебя их будет совсем немного. Они ведь не бесконечны. А стрелу всегда по второму разу можно использовать. Более того, боеприпас можно самому изготовить из любой прямой ветки и найденных перьев. С наконечниками, правда, геморрой. Но и тут вывернуться можно, банально вырезав из дерева. Для охоты на мелкую и средних размеров дичь и такие сгодятся. Впрочем, тебе об этом подробнее специалист своего дела расскажет.

– Но я стрелять из него не умею.

– Научишься. У тебя еще полгода впереди. Я тебе тренера уже нанял. Он тебя быстро научит не хуже эльфа или Робина Гуда пулять. Стрелой расщепить другую стрелу, конечно, вряд ли сможешь, но все же лучше, чем вообще однажды без дальнобойного оружия остаться.

Делать нечего. Пришлось тренироваться стрелять из лука. Тем более оружие действительно нужное, и не только в плане охоты, но и самозащиты, тут наниматель прав на сто процентов. Да и плечо не особо тянет, легкий ведь. Но при этом прочный, деревянному фору даст на сто очков вперед по долговечности.

Кроме лучника, пригласили и других специалистов, что учили, как правильно разводить огонь, используя одни лишь деревяшки, на тот случай, если потеряются или придут в негодность зажигалки.

Вязали плоты, строили шалаши, охотились на зверя с луком, готовили на углях законную добычу, так чтобы впрок надолго хватило. Учили читать и маскировать собственные следы и много чего еще. Правда, далеко не все получалось, в частности, со следами, особенно в их чтении, но тут дела тоже потихоньку продвигались вперед.

Сестре сделали-таки операцию, обошлось без осложнений, и она быстро пошла на поправку. Еще месяц полежит в больнице под наблюдением врачей и вернется на родину. Так что теперь уже точно от похода в параллельный мир отмазаться нет никакой возможности.

Возникли проблемы с матерью. Как только жизнь дочери оказалась вне опасности, она занялась сыном, то есть начала его искать. Он ведь по сути пропал, дома не появлялся, хотя, конечно, звонил и письма писал. Писем, кстати, Юрию на год вперед написать пришлось. Со звонками, понятное дело, сложнее, домой из параллельного мира не позвонишь.

Легенду по исчезновению также разработали оперативно, впрочем, думать долго не пришлось. Куда может пропасть молодой человек, которому нужны деньги, обладающего специфическими навыками? Правильно, «горячих точек» на планете пруд пруди, чуть ли не каждый месяц новая возникает. Все друг с другом воюют, одни отделяются от других, иные, наоборот, хотят кого-то к себе присоединить, кто-то демократию в обмен на нефть навязывает, и ни то, ни другое, ни третье без крови, в том числе и наемников самых разных мастей, не обходится. Вот и Юрий для всех стал «диким гусем».

Мать, конечно же, протестовала против такого опасного заработка, требовала вернуться, но первые же переводы в вечно зеленых, позволивших расплатиться с долгами, коих у семьи накопилось порядочно, несколько приглушили требования.

* * *

Полгода пролетели в постоянных тренировках, и не только в стрельбе из лука и выживания. Нашелся учитель по самбо, подтянувший уровень Юрия на ступеньку выше. Хотя по большому счету это умение бесполезно, если все же на той стороне мир населен людьми, и они достаточно развиты. Такие обычно предпочитают дырявить или рубить противника чем-то тяжелым и стальным, например мечами или секирами. Голые единоборства, как известно, против лома не катят.

Ножом Юрий более-менее владел, учили еще в разведке ВВ снимать часовых, хотя это умение тоже вряд ли спасет от чьей-либо настойчивой попытки накормить сталью через пупок.

В связи с этим пришлось помахать мечом с очередным тренером. Тут надо сказать, даже по его собственному мнению, несмотря на месяцы обучения, Юрий в лучшем случае сумет кое-как отмахаться и улучить момент удрать, не больше. Серьезный мечник, учившийся убийству с малолетства, в бою насмерть Юрия в момент уделает, устроив секир-башка с последующей расчлененкой. Так что лучше сразу бежать, бежать и еще раз бежать.

Лучше вообще не ввязываться в такие серьезные поединки, решив дело с расстояния пистолетного выстрела. Ну, или выстрела из лука, если патроны к этому моменту выйдут. Желательно из засады, засев в «зеленке», или из-за угла. В спину. Ночью. Пока враг спит и видит сны. Да еще связанный.

«Стоп. Куда-то меня не туда понесло…» – подумал Юрий во время короткого перерыва меж тренировками на мечах.

Кроме физических упражнений устроили и умственные. То есть проштудировав подборку специальной литературы, Юрий узнал наконец, из чего состоит порох. Наверное, это смешно, но он до этого времени состава пороха просто не знал. Также запомнил состав и способы изготовления полдюжины прочих взрывчатых веществ, легких в изготовлении, без специальных химических лабораторий со сложными перегонными процессами, как и где можно добыть ингредиенты и в каких пропорциях мешать.

«В общем, из меня получается не поисковик, а какой-то диверсант-террорист», – подумал Юрий.

– А как быть с языком, если все же там есть люди и с ними придется контактировать в поисках вашего сына? – поинтересовался Юрий.

– Никак, – развел руками Игорь Семенович. – Разве что сам как-то и где-то выучишь за пару-тройку месяцев.

– Я не проглот, как ваш сын.

– Не проглот, а полиглот… Знаю. Потому придется тебе вывернуться наизнанку, но найти его даже без знания языка.

– Да уж…

Что тут еще можно сказать? Оставалось только надеяться, что до плотного общения с другими людьми не дойдет. Неизвестно ведь еще, как они отреагируют на чужака. Может, в жертву принесут какому-нибудь богу.

Да и выглядеть люди в расовом плане могут совсем иначе, и чистому европеоиду там будет так же сложно затеряться, как негру среди китайцев. Тогда точно придется избегать с ними встреч со всем старанием. И при этом как-то еще вести поиски.

В общем, проблем при скрупулезном анализе ситуации вываливалась целая куча, а решений никаких в голову не приходило. При таком подходе остается только надеяться на удачу. Но с одной надеждой на удачу далеко не уйти.

Беда.

В моменты отдыха, то есть вечером перед сном, когда уже отваливались руки от постоянных тренировок, Юрий подсел на чтение художественной литературы, понятное дело, про попаданцев. Авось чего умного можно найти, что может в реале пригодиться? Скажем, линии поведения на разные случаи жизни.

Увы, ничего такого особо полезного Медведев там не нашел. Всему полезному, что там все же отражалось, его и так уже научили инструктора или он сам уже умел делать, например, ездить на лошади.

Он разве что не уставал поражаться тому, как у главных героев там, за редким исключением, все легко выходит. Главный герой обязательно чуть ли не супергерой, после пары-тройки миссий выбивается в самые верхи местной элиты, а то и вовсе умудряется заиметь трон от империи под задницей с короной на голову, принцессу-красавицу под правую руку и бездонный мешок со златом под левую. Не говоря уже о том, что они чуть ли не с первых страниц становятся супер-пупер-магами на зависть местным колдунам и даже богам, что те слезливо молят их научить себя, таких ущербных, какому-нибудь фокусу-покусу.

Конечно, есть и такие авторы, что стараются особо главного героя не возносить, но все равно скатываются в проторенную колею непомерной крутизны с выходом на высокие должности с последующим обогащением на ровном месте, когда золото находят прямо-таки под ногами.

Не говоря уже про знание местного языка. Это у всех, опять-таки за очень редким исключением, слабое место. Так или иначе знание приходит само, особенно если тело попалось чужое, если тело свое, то обязательно местный язык загрузит местный колдун, даст камень-переводчик шаман-гоблин. Что поделать, закон жанра, ведь если учить язык по старинке, то это неизбежный сбой в динамике.

«Но как быть мне? – размышлял Юрий. – Не рассчитывать же на то, что в первых же кустах, куда я захочу сходить по делам естественным и крайне деликатным, найду древний артефакт, что обучит меня всем языкам и диалектам?»

Иные книги Юрий не читал дальше аннотации и, захлопнув, сразу забрасывал в дальний угол фургона, в который его поселили в последний месяц перед скорым проколом меж мирами. Рядом жили те самые «чокнутые профессора».

Ну как читать такое, где подростки четырнадцати лет переносятся в другой мир, а до сего несчастного случая они ходили в школу по фехтованию? Явно, что детишки эти станут в параллельном мире мастерами меча, а местные убивцы, прошедшие кучу горячих схваток насмерть, литрами ливших свою и чужую кровь, при виде этих детишек будут стоять и нервно курить в сторонке.

В общем, кроме удовольствия от действительно интересных книг, ничего полезного в практическом смысле вынести из них не получилось.

* * *

Последние несколько дней, как «головастики» зафиксировали какие-то изменения в магнитном поле лесопарка, Юрий провел там, что называется, в полной боевой готовности, даже спал в камуфляже, ожидая, когда все раскачается и произойдет прокол меж мирами.

Когда за ним придут, Юрию оставалось только накинуть на себя противоосколочный жилет (против ножа и даже стрелы защитит, а больше и не нужно), подхватить тощий рюкзачок (все необходимое для выживания взято по самому минимуму, едва три кило набралось) и шагнуть в неизвестность.

И такой день настал.

Вечером, когда Юрий уже собирался лечь спать, пролистав на сон грядущий очередную книжку про очередного попаданца, в фургон вбежал один из «головастиков» с сумасшедшими от радости глазами.

«Хотя, может, он просто недообследованный? – невольно подумалось Медведеву. – Как и все его сдвинутые по фазе коллеги».

– Началось! Собирайтесь! Скорее же! Торопитесь! У нас очень мало времени! Ну же!!!

В этот момент Юрию как никогда захотелось пойти на прорыв. К черту все параллельные миры и потерявшиеся там сынки барыг! Всего-то и нужно, что врезать этому очкастому придурку в тыкву, достать пистолет и начинать отстреливать всех, кто окажется в поле зрения. После чего найти Игоря Семеновича и грохнуть его. Все, вопрос закрыт, и никуда путешествовать не надо.

На разведку с намерением найти пути бегства Юрий выходил и раньше, естественно, маскируя все это под обычные прогулки, но не успевал сделать и десяти шагов за периметр отведенного ему крохотного пятачка, тянущегося от фургона до туалета типа сортир, что в десяти метрах, как передо ним вырастал хмурый охранник и вежливо просил вернуться назад. Стало быть, за ним вели круглосуточное наблюдение.

«Но сейчас это не важно, – лихорадочно подумал Медведев. – Прорыв с боем на то и прорыв с боем, что о незаметности можно забыть».

Но все оказалось весьма печально, и обо всех прорывах можно было сразу забыть. Стоило Юрию только выйти из фургона вслед за чокнутым профессором, как сразу стало ясно, что все его мечты вырваться с боем а-ля Рэмбо только лишь мечты. Снаружи Юрия поджидал сам Игорь Семенович, также живший в фургоне, но на другой стороне лесопарка (дабы не искушать спасателя поневоле), и три бойца со «скорпионами».

«Ха-ха, вот и прорыв… фаршированного свинцом мяса», – мысленно нервно усмехнулся Юрий и поежился под направленными на него стволами пистолетов-пулеметов.

Заскочив в открытый джип, тут же резво покатившего к месту предполагаемого межпространственного прокола, Юрий сел рядом с нанимателем-шантажистом и сказал, почти не пряча проступившее злорадство:

– Игорь Семенович, а вы не думаете, что портал может забросить меня куда угодно, но только не в тот же слой, что и ваш сын? Может, он работает хаотично, или все зависит от массы отправляемого груза. Несколько кило лишнего веса от массы вашего сына, и он вместо того чтобы отправить меня в нужную параллель «альфа», закидывает в слой «сигма».

– Все может быть… – рассеянно ответил наниматель. – Подобное не исключено, но головастики считают, что тебя забросит в тот же самый слой, и что конкретный портал работает только для связи двух миров, а другие связывают с другими мирами… Слушай внимательно, портал открыт примерно минуту, максимум полторы…

– Да знаю, говорили уже…

– Я не о том. Если ты найдешь моего сына, тебе придется постараться отправить его в первую половину минуты. Кровь из носу, но ты должен будешь уложиться в это время.

– Почему?

– Потому что под конец действия этого туннеля я отправлю второго поисковика, посчитав, что ты не справился с заданием или погиб.

– Вы что, собираетесь посылать в неизвестность по человеку в год?!

– Да.

– Скажите, а я какой по счету?

– Первый. Тебя отправят сразу, как сформируется прокол. Сам увидишь. Прокол работает по принципу шаровой молнии, то есть сам «нападает» на объект, так что не оплошай при возвращении и не вернись сам, оставив сына.

– Да уж постараюсь… – буркнул Юрий.

– Удачи.

– К черту…

Машина остановилась, Медведева встретил ученый, который, схватив добровольца за рукав, потащил куда-то вглубь рощи. Юрий едва успел схватить свой рюкзак.

– Идите вон к тому кривому дереву, портал должен образоваться где-то в этом районе. Фон вот-вот достигнет пика. Сейчас появится туман, и у вас будет не больше полутора минут для перехода. Поторапливайтесь…

Юрий осторожно побрел к дереву, и вдруг вокруг него заклубился туман, аж дыхание от неожиданности перехватило, ведь даже намека на него не было. Он, конечно же, ждал его, но случившееся все равно стало сюрпризом. Оглянувшись, он не увидел никого, только услышал срывающийся от напряжения голос ученого:

– Быстрее! Портал открывается!

Юрий быстро добежал до едва просматривающегося нужного ему кривого дерева, и в следующий миг ему навстречу скакнула светящаяся сфера, действительно очень похожая на шаровую молнию. Яркая вспышка ударила по глазам, и дерево, к которому он бежал, исчезло. Накатила легкая дурнота, в глазах помутилось, и все тут же прошло.

На той стороне тоже клубился туман, но он быстро исчезал, открывая взору девственный лес параллельного мира. И никого кругом: ни ученых, ни треклятого нанимателя, благодетеля и шантажиста в одном лице.

– Вот теперь я точно попал… Попаданец, блин.


Глава 3

Оглядевшись более внимательно, Юрий в окружающей его природе не нашел ничего необычного. Те же деревья: лиственницы, березы, липы, какой-то кустарник. Нижний ярус надежно укрывал зеленым ковром папоротник, еще какая-то самая обычная трава, какой полно в лесах средней полосы России. Лес как лес, не лесопарк пригородный, но и не сибирская тайга с непроходимым буреломом.

С другой стороны, чего можно было ожидать от растительности параллельного мира? Что деревья будут расти корнями вверх? Параллель потому и параллель, что идет тем же путем, разве что чуточку в стороне, и больших отличий быть не может.

«Другое дело, что если на Земле сейчас лето, то здесь, похоже, осень, – сразу же отметил разницу в температуре Юрий. – Опять же листья у части деревьев начали желтеть и краснеть, в зависимости от породы. Значит, по ночам точно будет холодно. Плохо».

Но на этот случай Медведева оснастили хорошей одеждой, легкой, но теплой. Спальник опять же, так что холод особо не страшен. Кроме того, осень все же лучше зимы. А то топать по пояс в снегу это, прямо скажем, удовольствие ниже среднего.

Юрия также снабдили парой часов, электронными и простыми механическими. Механические в принципе надежнее, но вот с точностью могут возникнуть проблемы. Ударил их чуток, что-то там разладилось и пошло-поехало…

Электроника точнее, но и капризнее механики, не дай бог вода просочится, несмотря на все гарантии водонепроницаемости. Батарейки опять же нужны, а уж как капризны они!

Еще у электроники есть несколько дополнительных функций, например таймер. Юрий им сразу же воспользовался, запуская обратный отсчет в пятнадцать месяцев.

«Кстати, как тут с продолжительностью суток? – подумал он. – Больше? Меньше? Все придется узнавать самому и с часами мучиться, подводя время. Блин, столько геморроя на ровном месте…»

Имелся также простой компас. Им, помимо определения сторон света, уже на месте можно пользоваться при поиске аномалии. Правда, сейчас компас как сошел с ума, стрелка дергалась из стороны в сторону, то и дело начиная вращаться как бешеная.

– Видимо, остаточный эффект перехода…

Сняв рюкзак и пройдя по кругу к ближайшим деревьям, Юрий срезал ножом кору шириной в ладонь на уровне плеч. Пометка, значит, на будущее. Следующий прокол-переход теоретически должен образоваться примерно на этом же месте. Для надежности еще повязал специально приготовленные желто-красные ленточки. Видно их далеко. Хотели еще маячок замутить, но это куча проблем и аппаратуры. Все это с собой таскать, так поломать не долго. К тому же больше года батареи просто не протянут, зарядить вряд ли получится, так что это просто бесполезно. Масса лишняя опять же.

– Ну, вроде все, – сказал нарочито бодро Юрий, приободряя себя собственным голосом. – Теперь осталось выбрать направление и топать куда глаза глядят, в надежде, что рано или поздно куда-то да выйду. Вопрос в том, куда идти и куда я при этом выйду? Не хотелось бы попасть в лапы людоедам-йети. Медведи, тигры и прочие хищники этого мира вроде чупакабр меня тоже не привлекают.

Юрия всего передернуло. Только сейчас он наконец понял, куда его занесло. Он не на Земле, а в параллельном мире!!! Впрочем, яркого проявления чувств все равно не последовало. Сработал какой-то внутренний защитный механизм, погрузивший Юрия в легкий ступор, этакое отупение. Подготовка опять же сказалась. Больше полугода привыкал к мысли, что отправится в иную параллель.

– Эх, жизнь моя, жестянка… Ну и где теперь искать этого выкидыша богатого Буратино, будь он хоть трижды вундеркиндом?

Впрочем, прежде чем искать, нужно уходя не потерять точку прибытия. Понятное дело, что зарубок на деревьях и развешенных ленточек для этого недостаточно. Нужно привязаться к местности примечательными ориентирами с указанием точных расстояний на карте.

Для этого он залез на самый высокий кедр, кстати, шишки уже почти созрели, можно пощелкать на досуге, и огляделся. Оказывается, Юрий находился в распадке между горами, правильнее даже сказать: скальными хребтами. Растительности на них с гулькин нос, но это даже к лучшему, так как приметных ориентиров можно найти в достаточном количестве.

Вот, например, этот возвышающийся каменный столб, точно какой-то клык. Замерив до него расстояние цифровым биноклем-дальномером, Юрий занес эти данные на самодельную карту. Нашел еще дюжину реперных точек и все их отметил.

Теперь бы хорошо найти речку или даже лучше ручей. Во-первых, вода, а во-вторых, можно занести дополнительную точку привязки, скажем: километр двести три метра от развилки, потом вправо на восток триста четырнадцать метров – и вот она зона прокола с образованием портала.

Ручей тоже нашелся, и Юрий занес все необходимые замеры на карту. Двигаться он решил вниз по течению, авось этот придурок уникумный у ручья до сих пор живет, робинзонит, так сказать?

Юрий, наверное, именно так и сделал бы, в надежде вернуться назад. Он даже немного повеселел, ведь все могло оказаться проще простого. Нужно только обследовать ручей сверху донизу и найти этого попаданца!

У ручья Медведев наткнулся на череп. Свиной. Рядом в кустах валялась лента гусеницы от дистанционно управляемой тележки. Этот хряк был предшественником в плане контролируемого перемещения меж мирами. Свина-испытателя, понятное дело, сожрали хищники, а транспорт и аппаратуру поломали.

– Жаль, что не человеческий… А то сейчас бы зубки проверили, ты оказался бы тем самым, кого я ищу, и мне осталось только провести в лесу пятнадцать месяцев, чтобы, прихватив трофей, вернуться назад. Но увы…

Кстати, череп хорошо погрызли. Борозды от клыков на кости, а она не мягкая, были хорошо видны. Да какие глубокие! Волки так точно не могут. Видел Юрий их работу. Разве что медведь? Или тот же йети на пару с чупакаброй?

Медведев даже оглянулся, поправив кобуру с пистолетом на поясе.

Тут еще рука чего-то зачесалась в районе татуировки… По короткому размышлению, подниматься выше по течению Юрий не стал. Если парень и осел где-то здесь, то ниже по течению, там, где ручей становится шире и глубже, а значит, есть возможность для рыбалки, а то и вовсе озеро обнаружится. А то, что ручей течет на север, а не на юг, что ж, значит, придется идти на север. Это направление ничем не лучше и не хуже любого другого.

Увы, но следов деятельности человека Юрий так и не встретил: ни шалашей, ни запруд, ничего. Только следы от копыт и когтей животных, приходящих к ручью на водопой.

С одним таким копытным Медведев неожиданно столкнулся, после того как вышел на опушку. С такими копытными никаких других не надо.

Ученые утверждают, что предок баранов, козлов и овец был… хищником. Так вот перед Юрием стоял предок этих милых курчавых блеющих травоядных, этакая помесь волка, кабана и барана с метр высотой. Клыки выпирают во все стороны. Глаза так смотрят недобро. Дикая жуть.

Эта тварь заметила Юрия и прятаться не спешила. Медведев медленно достал пистолет.

«Что делать? Попробовать уйти или кончить эту зверюгу, чтобы она не дай бог не решила поохотиться на меня?» – начал лихорадочно размышлять он.

Юрий решил сделать последнее. К тому же сухпаек тратить не хотелось бы, когда есть возможность его не трогать. Мало ли как повернется с дичью дальше? А обед вот он, стоит, пялится.

Этот предок овцы, видимо, понял, что его сейчас будут мочить на шашлыки, и, издав рык не хуже динозавра, а вовсе не беспомощное блеяние, рванул на человека.

Медведев выстрелил, даже более того – попал, в лоб, только ожидаемого валящего с копыт эффекта это не принесло, несмотря на разрывной боеприпас. Только кровавое облако взметнулось пополам с шерстью и кожей.

Все-таки дозвуковой патрон обладает недостаточной скоростью и, следовательно, поражающим действием. Особенно учитывая тот факт, что лобную кость этого животного и нормальный патрон, скорее всего, не пробил бы.

Выстрел разве что чуть оглушил да рану нанес, сорвав слой кожи, так что морду всю кровью залило в один момент. Но это только обозлило животину. Зверь, помотав башкой, вправляя мозги, какие есть, и снова рыкнув, продолжил сокращать дистанцию.

На этот раз Юрию пришлось стрелять в грудь и по ногам. А это, как оказалось, не так-то просто. Зверь склонил голову, закрывая широким лбом и длинной мордой всю область поражения. Так что Юрию, стреляя, приходилось смещаться вправо, чтобы достать до мягких тканей, а там уж разрывной патрон понаделает дел.

Зверюга, однако, тоже смещалась, но благо первый выстрел залил твари глаза кровью, и она плохо видела, отчего смещалась недостаточно резво, и Медведев завалил-таки страшилу в каких-то пяти метрах от себя.

– Ну и охотник из меня… – проворчал он недовольно, подходя к шерстистой и рогатой туше, все еще живой, рычащей и сучившей ногами. – Полдюжины патронов пусть и на такую страхолюдину.

Медведев добил ее выстрелом в глаз. Какая теперь разница, одним патроном больше, одним меньше? А перерезать глотку еще живой зубастой твари, ну уж нет. Лучше поберечься.

* * *

Мясо на вкус оказалось… ну как сказать: специфическое. Видимо, тварюга помимо охоты не брезговала и падалью, скорее даже предпочитала последнее. Сами понимаете, какой привкус остался, даже после хорошей прожарки на углях. Пришлось все-таки открыть сухпаек и довольствоваться гречневой кашей. Все-таки Юрий еще не настолько сильно оголодал, чтобы жрать такое.

Добычу он оттащил подальше и прикопал в овражке. Поскольку за всеми этими делами: небольшой прогулкой после прибытия, охотой и готовкой – подступил вечер, тем более что прибыл он не утром, Медведев решил заночевать на месте, по примеру своих далеких-предалеких предков, что ходили еще с хвостами, то есть на дереве. Уж очень не хотелось встречаться спросонья с подобными тварями, да и отличными от убиенной тоже. Схарчат, как предшественника свина, и не подавятся.

Кое-как устроившись на ветках, на высоте в пять-семь метров над землей, соорудив в развилке толстых веток подобие гамака из капроновой веревки, он, привязав себя к стволу, попытался заснуть. Но куда там. После всего, что со ним случилось, и спать?! Сна ни в одном глазу. Пришлось лежать и плевать в небо скорлупками от кедровых орешек.

Небо, кстати, было безоблачным, и Юрий смог сквозь ветки посмотреть на местные звезды. Как ни странно, пару знакомых созвездий он нашел. Большую Медведицу, к примеру, этот ковшик он знал лучше всего. А вот медвежонка по соседству уже не обнаружилось.

Встала луна. Одна. Такая же крупная, вот только знакомого лика из метеоритных кратеров не просматривалось, только лишь хаотичное нагромождение пятен.

Луна, кстати, как выяснилось позже, крутилась быстрее свой земной тезки, а не висела лишь одной стороной к земле.

Стоило Юрию начать проваливаться в сон, как его тут же согнало шумное сопение под деревом.

– Вот черт! – выругался он, глянув вниз, подсветив себе светодиодным фонариком.

Под деревом возился какой-то монстр, оказавшийся медведем, только уж очень большим, раза в полтора, если не в два, больше нашего сибирского топтыгина. И то ли он просто точил когти о дерево, на котором устроился Юрий, то ли решил все же познакомиться с человеком поближе с гастрономическим уклоном.

Лично Юрий такому знакомству был не рад и снова достал пистолет. Впрочем, он еще питал надежду обойтись без стрельбы и для начала бросил в гада шерстяного кедровую шишку, что набрал для собственных нужд.

Медведь с огромными клычищами недовольно рыкнул, а Юрий бросил еще шишку и далее израсходовал весь полуспелый боезапас. Увы, медведь не понял характера убежденного одиночки и все равно хотел близкого знакомства с человеком.

– Я тебя предупреждал…

Прицелившись, Юрий нажал на спуск. Снова глухо лязгнуло, плюнуло, и далее весь лес оглушил полный боли рев. Юрий даже эхо, отразившееся от гор, различил, когда к нему вновь вернулся слух. А что вы хотите, разрывной в глаз получить?

К счастью, медведь тут же потерял к человеку всякий интерес и, продолжая реветь, куда-то срочно убежал, оставив Юрия вновь мучиться бессонницей. Уснешь тут после такого…

Все-таки пару часов он урвал, просто устав реагировать на каждый шорох и вглядываться в темноту под собой, на предмет очередных незваных гостей. Правда, сил от короткого сна не прибавилось, даже наоборот, Медведев стал чувствовать себя разбитым, да еще башка чего-то заболела.

«Видимо, к смене погоды», – решил он.

Умывшись и позавтракав оставленной вчера на эти цели кашей, глотнув таблетку от боли в голове, Юрий отправился в дальнейший путь параллельно течению ручья, искать паршивца-гения, умудрившегося провалиться в параллельный мир.

– Гад…

Так в мыслях и вербально поругивая вундеркинда, выбравшего себе в своей гениальности самый необычный способ смерти, а Юрий уже нисколько не сомневался, что он скопытился, с такими-то местными зверушками, что ему уже довелось повстречаться, а сколько их тут еще, он остановился, точно наткнулся на невидимую стену.

Шестое чувство ясно сказало Медведеву, что он в заднице. Причем не вообще по жизни, это и так ясно, где он еще может находиться, раз умудрился вляпаться в такую историю, а в данный момент времени, конкретно здесь и сейчас. Пару минут уже точно, а то и все пять.

Его вели. Кто-то, сохраняя дистанцию, следовал за ним по пятам, точно свора, загоняющая добычу в ловушку.

«Вопрос только в том: кто? – подумал Юрий, незаметно рассматривая округу, так чтобы не спровоцировать противника на немедленные действия, показав, что он обнаружен. – Те страшенные предки овец и баранов, так они вроде одиночки, а меня ведет группа».

Мелькнуло движение где-то на периферии зрения. Затылок свело судорогой, а по телу побежала волна холодных мурашек. Рука снова чего-то зачесалась. Но сейчас не до почесываний…

Нервы.

Юрий даже мимоходом удивился. Ну не было с ним такого никогда. Впрочем, он никогда и не оказывался в такой сложной, даже более того, смертельно опасной ситуации.

Сдохнуть на второй день это не дело.

«Волки? – подумал Медведев, как можно более плавными движениями почесав руку, уж больно зудела, отвлекая внимание, впрочем, помогло не сильно. – Разве что они здесь, как и медведи, тоже размером побольше?»

Юрий пошел дальше, доставая пистолет, и резко развернулся, готовясь к стрельбе. Но в следующую секунду он упал навзничь, пропуская над собой дротик полутора метров длиной. Он его даже успел разглядеть во всех подробностях, подивившись оперению на конце, как у стрелы, видимо, восприятие в момент стресса изменилось.

Следующий посланец, вылетевший откуда-то справа, попал в Юрия, уже лежащего на земле. То есть не совсем в него, а в рюкзак, пробив его насквозь и чувствительно ушиб спину, но спасла противоосколочная броня.

Видимо решив, что добычу если не уконтрапупили, то серьезно ранили, к нему с криками радости бросились его загонщики, чтобы добить.

От неожиданности, несмотря на всю серьезность ситуации, Медведев впал в ступор. Увидеть подобных существ он как-то не ожидал в принципе.

Нет, это были не здоровые йети, а уродцы помельче, одно слово: гоблины. Да, самые настоящие гоблины, коротышки метра полтора высотой максимум, серые на вид (если не покрасили себя специально для охоты), уши треугольные и непропорционально большие, в шкурах, ну а морда лица это что-то с чем-то. Уроды, одним словом.

Размахивая кто чем, своими оперенными дротиками, каменными топорами и каменными же ножами, они неслись к Юрию со всех сторон. И он четко осознал, что перебить всех этих ублюдков у него просто не хватит патронов и перезарядиться не успеет, если они, увидев смерть своих товарищей, не бросятся врассыпную. И что-то ему подсказывало, что так оно и будет, то есть не разбегутся.

Но делать нечего, не сдаваться же на милость победителям? Против этого протестовало все, в первую очередь инстинкт самосохранения, требовавший борьбы за жизнь при любых условиях и раскладах сил.

Сбросив оцепенение, Медведев из положения лежа, чтобы лишними телодвижениями не спровоцировать новые броски метательного оружия, начал выбивать самых опасных, то есть с дротиками, уж очень хорошо они ими кидаются.

Как он и ожидал, смерть товарищей по охоте остальных не остановила. Большинство просто ничего не поняли, не заметили своих потерь. Крики смертельно раненных гоблинов не выделялись в общем гаме вошедших в раж охотников.

Юрий в этот момент остро пожалел, что выбрал себе бесшумный вариант пистолета. Может, если бы хорошо бабахало, это их испугало бы? А так они, огибая деревья, продолжали нестись к своей будущей жертве, правильнее сказать, жаркому, со всех своих коротких кривых и босых ног.

Выбив копьеметателей, Юрий принялся за обладателей каменных топоров и молотов. Их ведь тоже бросать можно, пусть и с короткой дистанции. А такой подарок, если прилетит по голове, да и в любое другое место, мало не покажется. Перелом обеспечен.

Пистолет, глухо лязгнув в последний раз, кровожадно ощерился затвором, требуя кормежки для продолжения веселья. Но перезаряжать его у Юрия времени уже не осталось. Благо что всю охотничью команду он сократил где-то на две трети. Впрочем, и оставшегося десятка ему могло хватить за глаза. Просто завалят количеством.

В грудь, выбив воздух из легких, прилетел нож. Удар был сильным, Юрий даже отшатнулся. Чуть не упав, броню даже пробило, и кончик ножа впился в кожу.

– Ч-черт…

Медведев смахнул с себя нож, надеясь, что он не отравлен, и повернулся навстречу ближайшему противнику, уже с криком бросавшегося на него, намереваясь заколоть своим большим каменным ножом, для него, наверное, игравшего роль меча.

Прыгали гоблины для своего роста и кривых ног очень даже хорошо: высоко и далеко.

Перехватив руку с ножом левой, правой схватив за вонючую шерсть примитивной куртки в районе груди, увешанной бусами из зубов, Юрий отшвырнул гоблина в сторону, воспользовавшись инерцией движения бегущего тела. Получилось неожиданно далеко, метров пять точно. Может, он улетел бы еще дальше, но столкнулся с препятствием в виде своего соплеменника, хорошенько его приложив.

Выхватив свой нож (коих у Юрия вообще-то два, все же тот со стреляющим лезвием он прихватил с собой, но сейчас не до него), встретил второго серолицего лопоухого, чуть ли не срубив ему голову. Кровищи хлынуло! Фонтан! Хорошо, что он успел отвернуться, и чужая кровь не залила ему глаза, ослепив. Тогда бы ему точно кирдык наступил. Какой боец из слепого?…

В бежавшего с дубинкой Медведеву пришлось бросить нож, вошедший на пол-лезвия в грудь, и выхватить второй – стреляющий. Выстрелив лезвием в очередного нападающего, пожалевшего метнуть в человека топорик и уже занесшего назад руку, попав ему в живот.

Топорик, вращаясь, все же полетел в сторону Юрия, но упал в метре левее. Пришлось воспользоваться трофейным оружием и отмахиваться им от нападавших, смещаясь к убитому десантным ножом, чтобы завладеть своим клинком.

Один из гоблинов, командир этой банды, если судить по особенно большому количеству бус из клыков, прямо-таки целой связке, отскочил назад, что-то пискляво крикнул, и остальные гоблины также разорвали дистанцию. После чего главный ушастик сорвал с шеи одну из двух ниток бус и направил руку на Юрия.

Что гоблин хотел сделать, Медведев в запале схватки не понял и понимать не собирался. Вместо этого он метнул топор в вожака (к несчастью, вожак лохом не был и увернулся) и быстро присел, чтобы вынуть нож из груди убитого гоблина.

Раздался какой-то странный треск, будто разорвали прочную ткань, что-то ярко блеснуло, запахло озоном и чем-то еще.

Юрий почувствовал, как его ударило током, не сильно так, но судорогой свело.

Краем глаза Медведев заметил, как бусы гоблина, из которого он хотел выдернуть свой нож, почернели, словно их подержали в огне.

Вытащив-таки нож из тела поверженного гоблина, он вновь метнул клинок в вожака, все еще стоявшего с протянутой к нему рукой, вид у него к тому же, кажется, был несколько удивленным, и на этот раз бросок оказался более удачным.

– Получи! А милостыню мы не подаем…

Гоблин пошатнулся и, не опустив руку, свалился на землю.

Юрий с рыком, приседая, развернулся вокруг своей оси, чтобы встретить очередного противника, что решит на него броситься, но гоблины бросаться не спешили.

Более того. Постояв мгновение, словно не веря, что вожак погиб, они с криками бросились врассыпную.

– Что это было? – прохрипел Юрий спустя несколько секунд, только сейчас начиная понимать, что произошло что-то странное, если не считать самих этих тварей за странность.

Рука чесалась нестерпимо…

* * *

Гоблины бежали вглубь леса, оставив Медведева в покое, но он прекрасно понимал, что это ненадолго, и вскоре стоит ждать новой теплой встречи.

А вот что конкретно с ним произошло и что это был за электрический удар, можно подумать позже, убравшись куда подальше.

Лихорадочно перезарядив пистолет, Юрий подошел к тяжело раненному гоблину, в которого он выстрелил лезвием. Лезвие необходимо вернуть, а оно ушло в брюхо почти полностью. Гоблина он добил, разрезал ему пузо и достал ценный боеприпас, то и дело настороженно поглядывая по сторонам. Противник наверняка следит за ним.

Выдернув копье из рюкзака, даже не собираясь проверять, что оно там попортило, Медведев поспешил прочь.

Но не прошел он и десятка шагов, как остановился. Произошедшее не выходило из головы. К тому же не надо много сообразительности, чтобы соотнести одно с другим, а именно то, что вожак снял с себя бусы, протянул их в его сторону, а потом последовал электрический удар. А бусы мертвого, из которого он извлекал в этот момент нож, отчего-то обуглились.

Не размышляя и даже не пытаясь делать далеко идущих предположений, просто осознавая, что не все тут так просто, он бегом вернулся к поверженному вожаку гоблинов и просто на всякий случай сорвал с него все оставшиеся бусы, а также с других, мимо которых он проходил, убитых им гоблинов, на которых болталось всего по паре-тройке ниток.

Не отвлекаясь на тех, что валялись вдалеке, Юрий побежал прочь.

Рука беспокоила все больше. Она вроде как опухла, даже пальцы в кулак согнуть как-то стало сложно…

– В чем же дело? Неужели ранили? Ну да, ранили, – вспомнил Медведев, потрогав грудь.

Но как он чувствовал, рана на груди пустяшная, даже уже не давала о себе знать, даже кровь перестала течь.

– Надо все же осмотреться…

Остановившись на относительно открытом участке, чтобы подступы хорошо просматривались и никто не подобрался незаметно, Юрий, быстро сбросив с себя все лишнее, убедился, что других ран у него нет. Быстро обработал ранку, сущую царапину, на груди антисептиком, помазал йодом и заклеил пластырем.

Никаких признаков того, что нож был отравлен, не было. Да и если так, то сначала дала бы о себе знать грудь, она бы распухла, а не рука.

Юрий снова почесал опухшую руку. Впрочем, вроде как начало отпускать.

Одевшись, Медведев вновь бросился бежать. Сейчас, после нападения этих уродцев, как никогда стало ясно, что искать здесь вундеркинда просто бессмысленно. Даже если ему каким-то чудом удалось избежать встречи с дикими животными, то от этих коротышек ему точно было не уйти.

«Я-то едва ушел, это притом что хорошо вооружен и обучен, – подумал он. – Да и ушел ли? В этом я очень сильно сомневаюсь. Гоблины вряд ли от меня так просто отстанут».

Но что делать? Они, может, и не быстрые, но наверняка выносливые и будут гнать свою жертву, пока она просто не свалится от усталости.

Медведев снова остановился. Бежать бессмысленно. По крайней мере, вот так, без цели, куда глаза глядят, то и дело оглядываясь назад, так ведь недолго и ноги переломать. Местность ведь не ровная дорожка для бега, а как раз наоборот.

«Дать новый бой сейчас вряд ли удастся, даже если самому атаковать, и засаду я им тоже вряд ли смогу устроить, – лихорадочно размышлял Юрий. – Это их лес, они его знают, видят все и слышат. Остается только резко увеличить скорость, уйти в отрыв, но с лишним грузом, даже если сожрать все стимуляторы, это невозможно, значит, придется всё бросить. Почти всё».

Из всего богатства, что имелось в рюкзаке, способного сильно облегчить жизнь, Юрий взял только аптечку, один комплект сухпайка, из фляжки вылил половину воды и, конечно же, распихал по карманам боеприпасы. Ну и лук со стрелами забросил за спину. Всё.

Бросив все остальное, даже не став ничего прятать, гоблины все равно найдут, он со всех ног устремился к горам. В лесу, как Юрий прекрасно понимал, ему делать нечего, тут он безусловная дичь, а вот на открытой местности к нему не подкрасться, глядишь, удастся увеличить отрыв еще больше и в конце концов удрать от злобных лопоухих коротышек.

Добежав до подножия, чистого от древесной растительности, только лишь кусты вдоль овражков тянутся, Юрий облегченно перевел дух и, совместив приятное, то есть с отдыхом, с полезным, заполнил опустевший магазин патронами.

«Хорошо, что у этих мерзавцев луков почему-то нет, – подумал он, – а то утыкали бы стрелами в один момент. Бронь, конечно, спасла бы торс, но есть еще ноги и руки. Одной стрелы в ногу достаточно, чтобы меня обездвижить. Но тут, наверное, все дело в их небольшом росте, силы хоть и много, а вот большой лук не сделать, значит, убойная сила стрелы будет невелика, что при здешних живучих животинах весьма печально. Так что их дротики при охоте самое то».

Снова осмотревшись, Медведев чуть не взвыл волком от досады. Гоблины появились в зоне видимости, но не спешили выходить на открытое пространство, прячась среди деревьев. Что ж, этого следовало ожидать. Не став тратить патроны, тем более что с такой дистанции, да еще трясущимися руками не попасть, он вновь побежал на восток, забирая чуть выше по подножию.

В скалистые горы Юрий соваться не решился. Там он быстро потеряет скорость, и его нагонят, подкрадутся, прячась за камнями, и всадят свое копье в задницу. Более того, могут сбросить камень на голову. А ему это надо?

Избавившись от непосредственной угрозы для жизни, Юрий, несмотря на движение пусть и по опасной пересеченной местности, невольно стал размышлять над пустой в данный момент темой, а именно: как быть с вундеркиндом и вообще…

Если гоблины его схарчили, то мог остаться череп. Может, удастся его найти? Это будет относительно несложно, если гоблины живут оседло в каких-нибудь деревеньках и выбрасывают кости в одно место. Теперь остается лишь придумать, как спокойно порыться среди костей, отыскав нужный череп. Для этого гоблинов нужно как-то извести. Что делать придется в любом случае, ведь зона прокола находится на их территории, а они, понятное дело, спокойно жить не дадут, тем более копаться у них под носом.

Но нет, слишком глобальные планы, и на бегу такие задачи не решаются. Нужно хотя бы получше изучить этот мир. Осмотреться.

«Остается только надеяться, что он не заселен только этими гоблинами, если так, то дело дрянь, – подумал он. – Мне не протянуть тут и недели, не говоря уже о пятнадцати месяцах. И еще вопрос: как быть ночью? А то с прошлой ночевкой мне еще, похоже, несказанно повезло!»

Это обстоятельство Юрия откровенно пугало. Он в принципе не знал, что в таком случае можно предпринять. Гоблины, отстав уже на несколько километров, так что без бинокля их и не разглядеть, не желали его отпускать и упорно продолжали преследование. Чувствовалось, что они могут бежать так очень долго. А вот Медведев, несмотря на стимулятор, уже выдохся. Ноги заплетались, в груди резало, дыхание уже ни к черту стало.

– Твари…

Он уже стал подумывать о засаде, когда сам попал в засаду. В небольшой ложбинке, где с гор тек ручей и росла куча каких-то кустов, из этих самых кустов на него выскочила толпа гоблинов и давай с криками метать свои оперенные дротики.

Медведев едва увернулся. Сам даже не понял как. Инстинкты спасли. Копья пролетали в считаных сантиметрах. Одно таки угодило в него, смяв и пробив алюминиевую фляжку. Рана получилась пустяковая.

Потом гоблины, как и в первом случае, всей толпой с криками бросились на человека, потрясая своим ручным оружием: дубинами, каменными топорами и ножами.

Кто-то на бегу срывал с себя бусы…

Тут уж настал его черед шутки шутить. Благодаря порядочной дистанции и тому, что гоблинам пришлось бежать вверх, а это непросто, Юрий начал их отстрел, как в тире.

И начал как раз с тех, что потрясали зубами на ниточке.

На этот раз половина гоблинов, увидев благодаря отсутствию деревьев, что другая половина вдруг скоропостижно скончалась или корчится в траве, воя от боли, резко, как по команде, развернулась и попыталась бежать. Но Юрий на этот раз никого не отпустил, не желая цеплять себе на хвост новых преследователей, истратив оба магазина.

– Вот же блин… если так и дальше пойдет, то я все патроны израсходую максимум за два дня!

Фляжку пришлось выбросить. Она спасла ногу, а вместе с ней и жизнь, но вот воду в ней уже не поносить. Подручными средствами, то есть камнями, не выпрямить, но даже в этом случае дырку заделать просто нечем. Или смола может подойти?

Фляжку он все же подобрал, нечего теперь разбрасываться добром, может, еще на что сгодится.

Напившись воды из ручья, согревая ее во рту, родниковая все-таки, холодная, а он весь распаренный, простыть раз плюнуть, Юрий снова, на всякий случай ободрав гоблинов, побежал дальше.

* * *

Юрий бежал так долго, как мог. Гоблинов давно не было видно, даже в бинокль. Хотя они, может, просто не видны за одним из возвышений или поворотов, ведь подножие гор не ровное, есть пригорки и соответственно впадины. В любом случае ему срочно требовался полноценный отдых. Прежде всего, крепкий восьмичасовой сон. Но как тут поспишь? Где?

Тучи еще быстро собираются. Не зря все же утром голова болела – к дождю.

Делать нечего, пришлось начать подъем в гору. Он надеялся, что, может, все же удастся затаиться в какой-нибудь щели. Но не в пещере. Пещера это ведь по сути природная ловушка. К тому же на камнях следов не остается, а он все-таки обеспечил себе хороший отрыв. Главное, ни с кем больше не встречаться.

Медведев испытывал невыносимое чувство усталости. Ему казалось, он разваливается на куски. Он двигался исключительно на одной силе воли. Таблетки уже просто не действовали. В конце концов силы оставили Юрия, и он, тяжело дыша, развалился под каким-то каменным козырьком. И вовремя. Начал моросить дождик. Скоро он набрал силу, и начался хороший такой ливень. Это спасение.

Подсознание, видимо, решило так же, потому как Юрий вырубился. Начисто.

Проснулся от холода, и неудивительно, осень все-таки, да и дождь прошел. Его никто не сожрал, и гоблины не нашли. Уже радость.

Двигаться теперь нужно особенно осторожно. Камни мокрые, не говоря уже о траве, того и гляди сверзишься и полетишь кувырком до самого подножия, так что костей не соберешь.

Пожевав безвкусные хлебцы и попив воды, набранной еще вчера в пробитую фляжку до уровня дыры, Медведев решил перебраться на другую сторону горного хребта, в надежде, что там чужая территория для тех, кто его так упорно преследует, и они туда не сунутся. А уж там он будет вести себя тише воды, ниже травы.

«Да, надо не забывать делать отметки на карте, чтобы не потерять место, – припомнил Юрий. – Рано или поздно сюда все-таки придется вернуться. Этот мир мне жутко не нравится, чтобы тут оставаться!»

– Чертов вундеркинд!

Но стоило ему присесть и сделать необходимые пометки, как он, уже не сдерживаясь, взвыл, и вой его плавно перешел в рык.

Гоблины.

Весело скача по камням, серомазые твари в количестве трех десятков штук приближались к нему. Пока еще далеко, но очень уж уверенно они чувствуют себя на камнях, следовательно, расстояние очень быстро сократится.

– И почему их все время так много? У них что, совсем чувства самосохранения нет? Я же перебил их чертову кучу, а они все равно меня преследуют!

Медведев понимал, что все время бегать просто глупо. Надо избавиться от хвоста раз и навсегда. Иначе рано или поздно он ошибется, устанет, и они его поймают. Для этого Юрий решил провести классическую, простенькую, но очень действенную медвежью засаду, которой его учили еще в армии.

Вновь убежав вперед и скрывшись с глаз преследователей, он обнаружил подходящее место для своей задумки. Чуть левее от основной межгорной ложбины, словно прыщик, возвышался каменный выступ. Пробежав вперед, оставляя четкие следы на набившейся здесь земле, смял траву, сломал веточки кустиков, ведь его наверняка ведут по ним, Юрий вернулся и, спрятавшись за этим самым выступом, принялся ждать, приготовив как пистолет, так и лук.

Появились гоблины. Правда, надо отдать им должное, выступ, за которым укрылся охотник на охотников, они тоже решили проверить, для чего туда направился один из них. Юрий только поблагодарил всех богов, что не двух, тем более не трех. Взял лук (все-таки в горах даже тихий лязг и хлопок выстрела бесшумного оружия может выдать с головой, выстрел из лука, надо сказать, тоже не бесшумен, но все же тише) и, вложив стрелу, натянул тетиву, поджидая, когда гоблин приблизится вплотную, чтобы наверняка.

Ушастый даже вскрикнуть не успел, когда Медведев из своего укрытия аккуратно всадил ему стрелу точно в сердце. Далее уже дело техники. Выхватив пистолет, он зашел в тыл серомазым и начал быстрый отстрел своих преследователей, начав с отставших.

Его заметили, когда он уже использовал первый магазин и менял его на полный.

Полетели дротики, но Юрий все же вовремя укрылся, да и далековато было для сверхточных бросков.

Несколько мгновений и новый магазин в рукояти, затвор передернут, можно продолжить отстрел.

Юрий выглянул из укрытия, прицелился и даже выстрелил, правда, куда-то в небо.

Его вновь скрутила непонятная судорога.

– Что, черт возьми, происходит?!

Какой-то гоблин сорвал с себя ожерелье из зубов и направил его в сторону Медведева.

Его примеру последовали все остальные лопоухие уродцы, и Юрия буквально начало трясти как припадочного.

– А-а-а!

Яростно ревя, сотрясаемый странными электрическими разрядами, не понимая, что происходит, но осознавая, что если он ничего не предпримет, то будет совсем плохо, Юрий встал на колени и, практически не обращая внимания на свои судороги, принялся стрелять, тщательно целясь в приближающихся врагов. Впрочем, точность оставляла желать лучшего.

Потеряв еще нескольких своих сородичей и видя, что противника никак не удается завалить, гоблины вновь дрогнули и припустили прочь, так что только пятки засверкали.

– Да что же здесь творится, твою мать?!! – заорал во всю глотку Юрий.

Рука опять что-то расчесалась и чуть припухла, так что пальцу даже стало тесно в пазе для курка. Он даже беспокоиться начал.

«Может, укусил кто, а я и не заметил? – с тревогой подумал Юрий, в который раз разглядывая руку. – Ведь есть же такие сволочи, которые перед укусом рану обезболивают. Клещи, например».

Пришлось ему снова раздеться и вновь тщательно осмотреть руку и ощупать все, даже что не мог видеть. Это тем более актуально после этих странных разрядов с последующими судорогами. Но нет, ничего подозрительного не обнаружил. Наколка только разве что чуть покраснела. С чего бы это?

– Может, мыться просит? Так я вроде не очень грязный. Впрочем, сейчас в любом случае не до купаний. Хотя бы просто потому, что негде.

Одевшись, Юрий угодил рукой в карман, где хранил трофейные ожерелья, но вместо почти трех десятков ниток с зубами, обнаружил там только дюжину, остальные рассыпались в прах, о чем свидетельствовала сажа на руке.

– Что за хрень?…

Впрочем, мысли на этот счет кое-какие уже появились, но он, как человек технократической цивилизации, в это верить не хотел.

– К черту этот бред… этого не может быть, потому что быть не может и точка.

* * *

Вырезав стрелу из убитого гоблина, Медведев последовал выбранным маршрутом на восток, снова, несмотря на все свое неверие, затарившись трофейными бусами. Так оно спокойнее.

Но увы, как бы тихо и незаметно он ни старался двигаться на той стороне, ему это не помогло. Новые гоблины садились на хвост, и вновь приходилось уходить в горы и отстреливаться, десятками тратя бесценные патроны.

После пересечения еще трех долин и четырех перевалов, боеприпасы закончилась и последнюю троицу преследователей, сейчас убегающих, Юрию пришлось убивать из лука, потратив почти две дюжины. По подвижным целям он стрелять так и не научился хорошо. А удирающие гоблины двигались еще как, такие зигзаги выписывали, что зайцы бы от зависти сдохли.

Стрелы, кроме тех, что попали в цель, Юрий, естественно, угробил. Попадая в камни со скоростью лишь немногим уступая скорости пули, они не могли остаться целыми. Разве что еще четыре штуки годны к дальнейшему использованию, угодив в камни под острым углом и срикошетив. А с полудюжиной стрел ловить нечего, в том смысле, что защититься очень проблематично. Правда, еще можно попробовать самому сделать, как и предполагалось изначально. Но кто ему даст столько времени?

Убегая от очередной банды лопоухих, Медведев все же поскользнулся на заячьей капусте, не удержался, координация от усталости стала совсем никакой, и полетел кубарем по крутому, осыпанному камнем склону.

Когда бешеные перевороты прекратились и Юрий замер неподвижно, охая и стеная, он сам удивился тому, что остался жив и даже ничего себе не сломал. Ссадины и порезы не в счет.

Но в этом падении он потерял очень ценные вещи: часы механические, часы электронные, компас и бинокль. Все это разлетелось в хлам. Растерял и переломал все оставшиеся стрелы. Впрочем, на кой они ему теперь без лука, у которого сломалось плечо? Разве что в зубах наконечником поковыряться.

– Твою ж мать! Осталось только снять тетиву и повеситься на ней!!!

Тут еще одежда оказалась изорвана практически на лоскуты. Вся в крови.

Времени, на то, чтобы собирать разлетевшиеся по всему склону стрелы (наконечники и оперение даже у поломанных можно забрать), у Юрия просто не осталось, разве что дотянуться до трех ближайших. Дорога каждая минута. Потому подхватив-таки лук, валявшийся поблизости, и несколько ближних стрел, он, не обращая внимания на боль во всем теле, затрусил дальше. И без того невысокая скорость движения после кувыркания по склону горы упала еще больше.

От сломанного лука ему требовались ручка и тетива, ведь плечи можно сделать самостоятельно, не говоря уже о стрелах. Получится, конечно, не ахти, но все лучше, чем ничего.

* * *

Гоблины, гнавшие Медведева почти семь часов и уже почти догнавшие (полкилометра – не дистанция), загнав на очередной перевал, вдруг встали в районе спуска в очередную лесистую долину.

– Неужто поняли своими куриными мозгами, что не догонят? – удивился Юрий.

В это как-то слабо верилось. Невольно возникала мысль о какой-то подлянке. Но вот в чем она могла заключаться, он в принципе не представлял. Ну не могли они ее устроить. Для этого надо его сначала обогнать.

Ничего не понимая, Юрий продолжил движение, а гоблины, еще немного постояв, с тоской глядя ему вслед (ему прямо так и хотелось их утешить топором по голове), развернулись и пошли обратно, то и дело оборачиваясь, видимо, в надежде, что человек тоже вернется, и они смогут-таки его поймать.

– Однако…

Дабы не искушать судьбу, Юрий быстро преодолел спуск, открытая местность все-таки, и укрылся в лесу, чтобы банально отдышаться, восстановить силы и успокоить нервы. Эта гонка его совершенно вымотала, но расслабляться нельзя.

Поведение гоблинов его не только озадачило, но и насторожило.

«Что-то тут не так. Что их могло испугать? – размышлял Медведев. – Хотя, может, действительно все дело в том, что гоблины одной лесной долины не могли ступить в соседнюю – вотчину другого племени? Добыча не стоит того, чтобы ради нее нарушать границы с последующей войной. Раньше-то я выбивал их где-то на середине пути меж долинами, а тут почти до спуска дошли. Как бы там ни было, нужно держаться настороже».

Отдохнув, он добрался до довольно широкой, метров пятьдесят, и, видимо, глубокой реки, как снова зарядил дождь. Только сейчас он был Юрию не нужен. Но кто его спрашивает? Пришлось мокнуть под елью, ее широкий лапник лучше всего защищал от потоков воды.

Впрочем, дождь все же сыграл свою положительную роль. Юрий наконец смог заняться своими ранами. От аптечки тоже мало что осталось, но склянка с йодом уцелела, и он смазал им все свои раны, шипя, как клубок рассерженных змей. Больно, но необходимо, а то и заражение крови схлопотать можно, раны того и гляди загноятся.

Потом выстругал плечи для лука, из-за чего он получился чуть ли не ростовым. По лесу с таким ходить не очень-то удобно, но если делать меньше, то его убойной силы просто не хватит. Также настругал дюжину заготовок для стрел. Три подобранные стрелы не подошли к новому луку по длине, так что от них он, как и намеревался, взял только наконечники и оперение.

В полный рост встала проблема с наконечниками для остальных стрел. С тремя много не навоюешь.

– Разве что из золота их отлить? – невесело усмехнулся Юрий, с удивлением обнаружив небольшой слиток золота в кармане. – До сих пор не понимаю, почему я не выбросил эти сто граммов желтого металла, и как они сохранились при мне во время падения. С пистолетом вот быстро распрощался. Сам. Нафиг он мне без патронов?

А вот с перьями действительно никаких проблем не возникло. Даже убивать никого из пернатых не пришлось. Действительно, нашел похожие на вороньи на тропе. Наверное, каркушу какую-нибудь орел порвал, только перья летели.

В дополнение к луку и стрелам Юрий сделал три метательных дротика по типу гоблинских. Это на крупную тварь. Стрелами от местных тираннозавров точно не отбиться.

Жутко захотелось жрать, аж в животе заурчало. В округе никого на роль шашлыка не обнаружилось. Тут Юрий вспомнил о леске с крючками, они карман не тянут, значит, можно порыбачить. Надо только удилище срубить.

«Но вот с костром прямо беда, – подумал он о необходимости готовки. – Ведь меня, кажется, в самом начале именно по дыму и учуяли эти гоблины серокожие. Или как-то иначе?… В любом случае сталкиваться с ними еще раз у меня нет никакого желания, и так еле ноги унес. Так что ж теперь, рыбу сырую жрать? Дилемма».

– Впрочем, можно и сырую… Лишь бы меня не сожрали.

Как только дождь закончился, Медведев быстренько срубил тоненькое, но высокое деревце на удилище, привязал леску, поплавок из вороньего пера сварганил, привязал крючок, обмотав его красной шерстяной ниткой, поплевал и забросил в речку. И стал рыбачить, не забывая посматривать по сторонам. Одновременно пытался поймать какое-нибудь насекомое взамен нитки и копнуть ножом червячков.

Первая поклевка не заставила себя долго ждать. Поплавок буквально через минуту после заброски резко ушел на дно, Юрий быстро подсек добычу, но к сожалению, это оказался какой-то ерш, мелкая тварь, но с огромными колючими плавниками.

– Ч-черт… Тут даже жрать нечего.

Отцепив ерша от крючка, Юрий от раздражения пинком отправил его обратно в речку, лишь потом сообразив, что его можно было распотрошить для наживки. Но да ладно…

Рыбы он все же наловил. Пару окуней и леща с пузатой сорожкой. Последняя рыбешка оказалась глистатой и полетела далеко в кусты.

Глисты Юрия покоробили, и есть оставшуюся нормальную рыбу сырой, несмотря на жуткий голод, у него желание сразу отпало. Хоть он очень опасался обнаружения злобными аборигенами, все же рискнул развести огонь. Пламя получилось почти без дыма, для чего пришлось изрядно постараться, выискивая сушняк, и запечь рыбу, облепленную глиной, в углях.

Поев и учтя прошлые ошибки, Юрий решил сменить место пребывания. Для чего он быстренько переправился на другой берег вплавь, держа все свое скудное имущество над головой в руке.

– Помылся заодно, – хмыкнул Юрий, дрожа от холода. Вода по осени холодная. – Что немаловажно. А то за все время бега я так вспотел, что вонял, наверное, на многие километры вокруг. Может, меня последующие банды серолицых по этому запаху выслеживали?

* * *

Медведев, шагая по лесу, встал как вкопанный, присел и замер. В двух десятках метров он увидел труп. Человеческий. Болтается на ветке, изображая мясной фрукт.

В каком-то смысле этот жмур Юрия даже обрадовал. Нет, правильнее все же сказать, обнадежил.

«Все-таки в этом треклятом мире есть люди, – подумал он. – Более того, даже европеоидной расы…»

При более внимательном взгляде удалось увидеть, что какие-то отличия имелись, но он сейчас не стал на них зацикливаться, главное, что можно сойти за местного, ярких отличий нет. Оставалось только сожалеть, что аборигены друг другу галстуки пеньковые вешать любят, предварительно закинув их на высокие ветки. Значит, нравы тут суровые.

«Впрочем, это всяко лучше, чем мир, населенный одними гоблинами, как я уже твердо думал, – нашел новый положительный момент Юрий. – С людьми хоть какое-то взаимопонимание можно достичь. С языком бы разобраться…»

Подойдя к болтающемуся трупаку, Юрий убедился в первоначальном предположении, что висельник болтается совсем недолго. Нет признаков разложения, то есть чувак не вспух и пока не пах. Даже насекомых почти нет. То, что он еще не вонял, не привлекло зверей, и они его не похрумкали.

Что Медведева особенно привлекло в трупе, так это его одежда. От собственной-то осталось одно название. К тому же камуфляж будет явно выделяться на местном фоне, если уж придется выходить к людям, что, естественно, привлечет ненужное внимание.

Труп он раздел, сняв с него коричневые штаны из грубой шерстяной ткани, почти мешковины. Также стянул белую рубаху из чуть более качественной льняной ткани и верхнюю одежду типа полупальто, Юрий просто не знал, как оно называется, серого цвета, на ощупь валеная шерсть, из тех, что в России делают валенки или стельки, только тонкая и не такая плотная.

Все старое, потертое, кое-где дырки, есть зашитые места, грязное, так что хорошая стирка бы не помешала. Понятно, почему все это оставили прежнему хозяину, хоть оно ему уже без надобности. Побрезговали. А Медведеву выбирать не приходится. Надел. Свои лохмотья прикопал в сторонке, предварительно забрав все ценное.

Обувка на трупе отсутствовала, но Юрию и собственных берцев хватило. Тем более вряд ли обувка висельника ему бы подошла, размеры уж больно разные. Одежда и та на него еле налезла, это при том, что трупу она была явно велика.

– Кем ты был, мужик? – вслух задумался Юрий, более внимательно осматривая свою висячую находку. – За что тебя повесили? Старый ты для разбойника. Может, как раз разбойники и повесили? И зачем вешали? Просто грохнуть мало?

Так и не придя к какому-то мнению, Медведев потопал дальше и буквально через десяток шагов вышел на неплохо укатанную дорогу. Подавив вдох сожаления, он вынужден был вернуться обратно в лес. А как бы было хорошо пройтись по ровной дороге, а не ломиться сквозь кусты да вязнуть в траве.

Но лучше переться через лес, чем встретиться с местными без подготовки. Подумав, Юрий решил оставить прежнее направление движения, то есть топать строго на север, и зашагал параллельно дороге. Собственно направление само по себе не важно, дорога куда-нибудь да выведет, на то она и дорога.

Пора уже было думать о ночевке, когда вдалеке он увидел движение. По дороге шла небольшая колонна людей. Впереди ехала парочка на лошади, за ними несколько телег и люди колонной по двое, общим числом в полсотни.

При ближайшем рассмотрении стало ясно, что это пленники, потому как связанные, с колодками на руках и шеях. Имелись в наличии охранники-погонщики.

Посетовав на отсутствие бинокля, Юрий до рези в глазах вглядывался в процессию. Более всего на данный момент его интересовали охранники, а точнее их вооружение.

Ружей он не заметил. А вот луки наличествовали. И мечи болтаются на поясах. Всадники без лат (может, в укрытых телегах везут?), за спинами небольшие круглые щиты. Пики.

– Похоже, раннее средневековье… – определил эпоху Медведев.

Сзади раздался какой-то звук, мозг опознал в нем презрительное хмыканье.

Юрий, вопреки инстинктам, требовавших резко вскочить и обороняться, медленно обернулся и застыл. В каких-то десяти шагах от него стояли три высоких человека в кожаных штанах, зеленых рубахах с кожаными жилетками поверху, с готовыми к стрельбе луками. За спинами колчаны со стрелами. На поясах кинжалы в узких, красиво отделанных ножнах и длинные мечи.

В груди у Медведева невольно засаднило, сердце заработало с перебоями, ведь именно туда все трое целились. Юрий даже про свой противоосколочный жилет забыл. Выстрелы он, конечно, сдержит, но это его не спасет. Как минимум дух вышибут, а там его уже голыми руками можно брать.

Бросаться в атаку? Глупо…

Тот, что стоял впереди, наверняка командир, что-то отрывисто сказал, но Юрий, естественно, ничего не понял.

По мере приближения он заметил странности в чертах лиц этих людей. Они были похожи, точно братья. Более того, лица имели слишком правильные черты, тонкие.

«Эльфы, – с недоверием подумал Юрий, еще до того как увидел их чуть заостренные уши, уже ничему не удивляясь. – Ну конечно, где есть гоблины, там должны быть эльфы, гномы, орки, огры и так далее и тому подобное».

Юрий медленно встал с корточек и поднял руки, видимо, этого от него добивался командир эльфийской тройки, то и дело дергая луком с наложенной и оттянутой стрелой вверх. Добившись желаемого, командир эльфов разрядил свой лук, закинув его за спину, а стрелу в колчан, и подошел к Юрию.

Эльф что-то снова сказал.

Не дождавшись нужной себе реакции, эльф неуловимо быстро врезал Медведеву в солнечное сплетение. Несмотря на противоосколочный жилет, смягчивший удар, Юрий рухнул на колени как подкошенный, хватая ртом воздух что твоя рыбешка.

«Вот и все мое самбо…» – промелькнула мысль.

К нему подскочил второй эльф, третий остался с туго натянутым луком, держа незнакомца на прицеле, и вдвоем они быстро скрутили ему руки за спиной. После чего уже втроем принялись обшаривать пленника, вынимая все из карманов и бросая в кучу: ножи, золото, фотографии ублюдка, из-за которого он здесь оказался…

Фотки их, кстати, сильно заинтересовали. Понятное дело, такое они не видели.

Еще больше их заинтересовал лук.

«Ну, это тоже понятно, – отстраненно подумал Юрий. – Что еще может интересовать настоящего эльфа, кроме лука? Сомневаюсь, что даже самые красивые девушки эльфийки котируются сильнее. Это как у летчиков: первым делом самолеты… А тут странная конструкция, еще более странный материал изготовления, ручки по крайней мере. Тетива… Чувствую, что я сильно попал. Так что дальше уже некуда. Ну да ладно, не убивают, значит еще побарахтаемся».

Они снова стали что-то спрашивать, но Юрий Медведев только мотал головой из стороны в сторону и пожимал плечами.

– Не понимаю я…

Поразмыслив чуток, эльфы, собрав все барахло, поставили человека на ноги и повели к дороге.

А Юрий невольно стал лихорадочно размышлять над тем, что ему теперь грозит по жизни. Все естество громко вопило, что ничего хорошего.


Глава 4

Прочертив очередную черточку на стене у своих нар, Юрий завалился на спину и уставился в почерневший от старости деревянный потолок, наблюдая, как к своей паутине в углу с запутавшимся в ней тараканом ползет паук.

Прошел уже год с момента его поимки эльфами. Триста шестьдесят дней он находится в плену и все это время изучал местный язык. Для этого к нему в камеру подсадили еще трех человек.

Тард – светловолосый паренек лет семнадцати, худощавый, можно даже сказать, хлюпик. Очков только не хватает для полноты образа.

Лолт – невысокий плотный плешивый мужик сорока лет.

Зарлон – высокий пожилой мужчина лет пятидесяти. По местным меркам старик, что уже изрядно задержался на этом свете и в могилу пора. Но выглядел бывший солдат еще крепким.

Все они также являлись пленниками остроухих, и до того как их перевели на новое место обучать языку Юрия, работали на шахте, махая тяжеленными кирками и катая еще более тяжелые доверху груженные рудой тачки, так что для них такой перевод являлся настоящим спасением, ибо все трое, не подвернись им такого шанса, уже были бы мертвы, ибо когда Медведев увидел их впервые, они были обессилены до предела.

Тард, по причине молодости и хрупкого телосложения, не имел достаточно сил, а двое старших не могли выработать установленную норму из-за старости. Рабство ведь не курорт, много сил на пустой баланде не запасешь, а собственные резервы человеческих сил уходят быстро.

«У меня осталось всего три месяца… – подумал Юрий тоскливо. – Всего три месяца, чтобы найти чертова вундеркинда или его останки и вернуться домой, спася не только себя и этого невольного попаданца, но и сестру, а я даже не на свободе».

Но сбежать, имея кандалы на ногах, довольно проблематично. Да и куда бежать, находясь практически в центре территории остроухих? При этом не имея никаких средств и не зная дороги.

– Мужики, что-то вы мне в последнее время совсем не нравитесь, – обратился к своим учителям Юрий, собираясь поспрашивать их о возможных путях отхода в случае успешного побега, просчитать возможности, надежда ведь умирает последней, но увидел их совсем кислые лица и поникшие плечи.

Конечно, радости в рабстве мало, но раньше они как-то веселее были, особенно в самом начале.

– Чего головушки повесили?

– Так чего веселым-то быть? – откликнулся Тард. – Язык ты выучил хорошо, получше некоторых говоришь, так что не долго нам здесь осталось. Скоро обратно в шахты отправят.

– Верно малой говорит, – кивнул Лолт. – Нам изначально год дали и предупредили, что если через год ты не заговоришь на человеческом языке, нам и шахты покажутся увеселительным домом.

– Вон оно как, – понятливо кивнул Юрий.


Язык дался Медведеву неожиданно легко, хотя в школе по инязу перебивался с двойки на тройку, так что сам удивлялся. Но там, на Земле он сразу знал, что иностранный язык ему по жизни не пригодится. Потому мозг, видимо, и отказывался его воспринимать, не желая забивать ячейки памяти ненужной информацией, а здесь от языка зависела его дальнейшая жизнь. К тому же языковая среда чужая, родной речи нет, волей-неволей начнешь ее впитывать, как пересохшая губка воду.

Так что за прошедший год Юрий освоил язык аборигенов на хорошем уровне.

Хотя он подозревал, что его память, точнее восприимчивость к новым знаниям, немного форсировали.

Когда Юрий попался, его вместе с другими пленниками отвели к острогу, что стоял при горной шахте. Там в пыточной избе ему, зачем-то надев кожаный ошейник, учинили жестокий допрос. Били, прижигали тело раскаленными предметами, пронзали тело спицами, резали кожу, посыпая раны солью, выкручивали руки и пальцы. Но у остроухого с посохом ничего не вышло. Юрий при всем желании поделиться с истязателем своей историей не мог из-за незнания языка.

Когда остроухий наконец убедился в том, что Медведев не симулирует и действительно не понимает, произошло странное…

Мужик что-то прошептал, набалдашник из янтаря в его посохе засветился, словно внутри загорелась лампочка, и прикоснулся своим лбом ко лбу Юрия.

Медведеву показалось, что он оказался в невесомости, в глазах замутилось, и он почувствовал невероятную боль. Потом в голове словно сверкнула сверхновая, и мужик отшатнулся, зажмурив глаза. Остроухий с посохом едва устоял на ногах, и если бы не его помощник, поддержавший за плечи старшего товарища, то может даже и упал бы.

Эти двое о чем-то поговорили, и на следующий день Юрия, посадив в железную клетку, отправили на новое место, находящееся в трех днях пути от шахты. Здесь шахт не было, но острог стоял.

Это было что-то вроде «центрального офиса» всех шахт в округе. Юрий до сих пор не понимал, почему его держат здесь, а не в какой-нибудь более надежной тюрьме рядом с каким-нибудь городом.

Имелось, правда, несколько предположений на этот счет, начиная с того, что тюрем у остроухих вообще нет. А может, какая-то психологическая подоплека, ведь посади его остроухие в каменную камеру, вряд ли он стал с таким усердием изучать язык, ибо от камня веет безнадегой. А тут кругом лес, горы, какая-то надежда сбежать все равно наличествует…

Уже в «центральном офисе», в переделанном под тюрьму хранилище с ним провели какую-то новую манипуляцию, еще один чудик в зеленых длиннополых одеждах и жезлом с белесым янтарем поводил над головой Юрия, так что появилась легкая тошнота и в то же время прояснилась память. Теперь Медведев при желании мог вспомнить любое стихотворение, что заучивал в школе, просто слышал.

Потом привели трех учителей, и началось обучение. Юрий, чувствуя, что все очень непросто, это еще мягко говоря, размышлял, стоит ли ему вообще при таком отношении к себе изучать язык. Но потом решил, что хуже не будет, в любом случае нужно найти точки соприкосновения и поговорить со своими пленителями. Объяснить, что да как, авось чего и выйдет путное.

При изучении языка сложнее всего, конечно, обстояло с абстрактными понятиями, такими как любовь, честь, красота… Одно дело в школе, когда тебе говорят иностранное слово и его перевод, и совсем другое, когда самому приходится давать развернутое описание и получить определение.

Тем не менее и эту проблему удалось благополучно решить.


– Так, – сокрушенно кивнул уже Лолт.

– И что, у вас совершенно нет никаких возможностей выбраться отсюда и вернуться домой?

– Теоретически нас могут обменять на других пленников или даже выкупить, – сказал Зарлон. – Но сам понимаешь, кому нужны простые солдаты? Тем более ополченцы вроде них?

– Да уж, паршиво… – посочувствовал Юрий.

– Особенно когда мы проиграли, и на обмен у герцогства в принципе ничего нет, да еще дань выплачивать придется. Мы все закончим свои дни в отвалах пустой породы. Нас даже не похоронят по-человечески…

«А что сделают со мной, когда листоухие разберутся, кто я, откуда и зачем пришел? – подумал Медведев. – Отпустят? Помогут?»

Все же робко мелькнула мысль надежды, что раз уж он теперь может хорошо изъясняться, то стоит откровенно поговорить с пленителями и наконец расставить все точки над «ё»? Дескать, ошибочка вышла, господа эльфы, я не имею против вас ничего плохого, к Летийской империи не имею никакого отношения, я вообще не местный, и даже компенсацию за физический и моральный ущерб требовать не буду. Отпустите только богов ради, у меня времени с гулькин нос осталось…

«А смысл, если подумать? – спросил себя Юрий. – Есть ли им резон отпускать меня только потому, что я иномирец? Я бы сам отпустил такого типа, на их месте? Триста тридцать три раза ха-ха. О подобном можно даже и не мечтать. Я здесь чужак, тем более иномирец, а значит, потенциально опасен. Ведь я человек, а значит, по логике вещей, тем более эльфийской, скорее всего, примкну к людям, а учитывая при этом, какими знаниями я обладаю, то это может дать людям запредельное могущество, что в свою очередь может ударить по эльфам, ведь у людей с эльфами отношения, похоже, далеки от дружеских, и вина в этом далеко не в последнюю очередь лежит на остроухих. Значит, я опасен и меня правильнее всего будет пристукнуть».

Положа руку на сердце, Юрий признавал, что будь он на месте эльфов, сам бы такого иномирца выпотрошил бы по первому классу. Вынул бы из его головы все, что он знает и о чем лишь догадывается! Тем более говорить уже может сам. А выпотрошив, прикопал бы, лучше даже сжег и пепел слил в унитаз.

«К черту! Чур меня!!! Бежать, и еще раз бежать!»

– Демонова империя, – ругнулся Лолт. – Уверен, это она через купленных с потрохами советников герцога науськала нашего властителя напасть на это демоново княжество. Ведь жили же, не тужили…

Юрий уже примерно разбирался в здешней расстановке сил. В центре материка Долотария находится человеческая империя, еще не так давно состоявшая из дюжины королевств. Она окружена вольными… правильнее сказать, еще вольными королевствами, герцогствами и баронствами.

Есть еще княжества гномьих и эльфийских полукровок. Они находятся под протекторатом соответствующих старших рас, выполняя своего рода роль буферной зоны. Так на юге у Великого Леса, где собственно обитают эльфы, живут полукровки эльфов и людей разной степени смешанности. На севере полукровки людей и гномов. Севернее, понятное дело, в своем подгорном царстве обитают хмурые, жадные до злата гномы.

Севернее гномов в ледяных землях тусуются огры. Южнее Великого Леса начинается не менее Великая Степь, где носятся со своими стадами различных животных орки.

А на западе в горном районе, примыкающем к Великому Лесу, скачут каменные гоблины.

Все это окружает Великая Пустошь, где хозяйничают драконы.

По всему выходило, что анклав разумных не так уж велик, если предположить, что остальная часть планеты принадлежит именно драконам. Его общие размеры, переведя пешие и конные переходы в привычные километры, Медведев оценил с Европу, это считая с российским Уралом. А есть ли еще на планете подобные анклавы, где живут разумные, сокамерники не знали.

Собственно, сейчас Медведев находился в одном из княжеств полукровок, именуемого Этилоал, что южнее примыкает к эльфам, севернее к людям, а западнее к каменным гоблинам.

– Но зачем Летийской империи наше усиление? – удивился Тард.

– А кто говорит об усилении? – горько усмехнулся Юрий, оторвавшись от своих мыслей о своей дальнейшей судьбе. – Как раз наоборот, в войне с Этилоалом ваше герцогство ослабло и стало легкой добычей для империи. Не удивлюсь, если герцогство уже стало ее провинцией, пока вы тут со мной кукуете.

– Верно, – кивнул Лолт. – Этим летом империя, скорее всего, уже прибрала наше герцогство или приберет в следующем.

– Ладно, мы отвлеклись от темы, – сказал Юрий после короткой паузы, когда каждый думал о своем. – Значит, ждать нам кроме смерти тут нечего, так?

– Ну, относительно тебя я даже и не знаю, – усомнился Зарлон.

– Да уж поверьте, как бы меня раньше вас не пристукнули. Вы еще обратно на свою шахту будете ехать, а я уже, возможно, стану хладным трупом.

– Вот как? Юрий кивнул.

– Что же ты сделал?

– Ничего… Просто я чужак и опасен. А что делать с чужаками?

– Верно… но даже если и не убьют, то к нам в шахту бросят. Чего зря рабочим материалом разбрасываться.

– Может, и так поступят, – не стал спорить Юрий. – Какие перспективы в этом случае?

– А какие еще могут быть перспективы? Загнемся, как пить дай. Больше пяти лет на рудниках никто не тянет.

– Меня это не радует…

– Ха! Покажи мне того, кого это порадует, и я тоже посмеюсь!

– Не о том речь. Если уж нам суждено скопытиться, то лично я предпочитаю сделать это свободным, без ошейника и кандалов на ногах.

– Все этого желают, вот только никому не удастся, – хмуро кивнул Лолт.

– Ты хочешь попытаться сбежать? – не без интереса спросил Тард.

– Никаких попыток. Только наверняка.

– Это невозможно… – вздохнул тщедушный парень. – Тем более отсюда. Даже из нашего острога при руднике нам не выбраться. Не говоря уже о том, чтобы уйти от погони. Полукровки, конечно, не полноценные эльфы, но и они выследят нас без труда, даже без применения магии. А уж с магией, заряженной на поиск…

Юрий задумчиво кивнул. Он уже знал, что его занесло в мир, где у некоего процента людей, да и нелюдей тоже, сильно развиты паранормальные способности, то есть обладают магией.

Не то чтобы магия тут супер-пупер сильная, когда архимаг может одним движением пальца аннигилировать гору на атомы, но есть. Камень величиной с дом, имеется в виду местная крестьянская лачуга, а не земные многоэтажки, сильный архимаг, если сконцентрируется получше, рассыпать в песок может. Ослабнет, конечно, так, что его голыми руками потом можно взять, но может.

В основном, конечно, магия прикладная: медицинская, поисково-охранная, боевая и еще по мелочи.

Особого разделения по стихиям и направлениям магии, как понял Юрий, не наблюдается. Все маги своего рода универсалы, могут все понемногу. Конечно, у кого-то что-то получается лучше, что-то – хуже. Отдельно стоят некроманты, но этих специалистов очень мало. Как мало и самих магов.

При этом широко применяются различные амулеты боевого, целебного и защитного характера. Это для обычных людей.

Как Юрий понял, именно благодаря применению сторожевой магии, его и обнаружил у дороги эльфийский маг, после чего его тихо сцапала тройка эльфоврейнджеров, точнее полуэльфов.

Да и каменные гоблины тоже толпой бегали за ним по этой же причине – шаман обнаруживал нарушителя границ племени. Обычно они охотятся не более чем пятерками.

А электрические разряды, как он уже осознал, и были магическими ударами посредством амулетов.

– Да, это проблема… – согласился Юрий. – Но неужели нет никаких способов ее обмануть?

– Нет. Только если у нас будет свой маг. Только маг сможет снять охранную магическую сеть или на время ее заставить не работать.

– Значит, нужно найти.

– Нет среди нас магов, – вздохнул Зарлон. – Их ведь если удастся живыми в плен взять, в специальные тюрьмы сажают и качают силу. Я слышал, будто их к ритуальному дереву привязывают, и оно выкачивает силу пленных магов.

– Верно, – согласился Лолт и добавил: – Тебя вот непонятно, почему здесь оставили, только лишь ошейник противомагический надели.

Медведев невольно дотронулся до своего ошейника. Он так уже к нему привык за год плена, что уже не замечал это украшение. И как-то не удивился отсутствию ошейников у товарищей по несчастью.

– Так, поподробнее про этот ошейник. И почему меня оставили здесь, а не используют в качестве батарейки?

– В качестве чего? – спросил Тард.

– Э-э… Батарейками у нас называются такие вот маги, что вынуждены сидеть в заточении и отдавать свою силу.

– А где это у вас? Ты ведь обещал рассказать, когда язык получше выучишь. Так ты теперь разговариваешь получше некоторых…

Юрий вздохнул. Что-то сказать действительно придется. Вечно отмалчиваться не получится.

– Хорошо, расскажу, как только вы проясните момент со мной.

– Ну, так ошейник этот противомагический используют, чтобы маг не мог магичить, – с охотой пояснил Тард. – И через него же забирают его силу. Но тебя почему-то не взяли…

– Это потому что он не маг, – хмыкнул Зарлон. – И магической силы у него не так много, побольше, чем у многих, но недостаточно, чтобы можно было что-то выкачивать. Вся его сила увязана лишь на одно действие…

– Тогда почему на мне ошейник?

– Ты смеешься над нами? – удивился Лолт.

Теперь пришла пора Юрию выразить мордой лица свое изумление.

– Даже и не думал. Сейчас мне до чего угодно, но только не до смеха.

– Ты же оборотень, потому и ошейник надели, чтобы не перекидывался и не вырвался! – пояснил уже Зарлон.

Медведев открыл рот, собираясь что-то сказать, и тут же его закрыл. И так несколько раз.

«Я оборотень?!! – воскликнул он мысленно. – Что-то не замечал за собой такого! Хотя…»

Медведев припомнил зуд в руке в момент опасности, ее опухание и как легко он бросил на пяток метров серого гоблина, а мог бы, наверное, и дальше, просто не ожидал от себя такого. Да, этот коротышка небольшой, весит килограммов пятьдесят, и инерция движения была хорошая, но все же, все же…

«А как понимать опухание? – продолжил он анализ новой информации, сопоставляя с ранее испытанными ощущениями. – Начало трансформации, так и не совершившейся до конца? Почему? Сам не знал и не давал себе такой команды? Или просто еще рано? Или луна нужна полная, а на небе тогда висел лишь небольшой серпик?»

Вспомнились другие странности, такие как улучшившееся зрение, слух, а главное обоняние и осязание. Последние два чувства особого восторга не вызывали, сами подумайте, много ли радости в обостренном ощущении вони собственного тела и тел сокамерников (мыться давали не так уж часто, как хотелось бы – раз в месяц) и вкуса почти помоев, что им подавали вместо еды?

Раньше он не придавал этому значение или списывал на остроухого мага, улучшившего его память для ускоренного изучения языка, а значит, до кучи мог и другие функции тела прокачать. Но в связи с новыми данными это уже не кажется столь очевидным.

«Неужели я и вправду оборотень?!! – все еще недоверчиво подумал Юрий. – Тогда в кого я оборачиваюсь?!»

Тут его осенило, что он аж хлопнул себя по лбу: «Ну конечно же, наколка белого медведя! Тату-мастер этот музыкальный… Что он там бубнил себе под нос ритмично? Шаман недоделанный! В бубен стукнутый! Так я что, теперь реально в медведя могу обернуться?!»

Юрий верил и не верил.

Верил, потому что в этом параллельном мире магии возможно всё. Само существование магии уже по сути своей запредельно для понимания обычного человека.

Не верил, потому что все это происходит именно с ним.

Но офигевал он конкретно, это точно.

«Интересно, а если бы я служил в спецназе, у которых на шевроне летучая мышь, и наколол бы ее себе, оборачивался бы в это перепончатокрылое? – подумал он уже почти в истерике, едва сдерживая смех. – И какие бы она мне преимущества дала в человеческом теле? Эхолокацию, как медведь – силу?»

– Хм-м… понятно.

– Похоже, для тебя это самого новость, – заметил глазастый Зарлон.

– Да… там, откуда я родом, этот рисунок дает не так много, как думают здесь. Он всего лишь тотем рода, племени или клана… – начал врать Юрий, чтобы отбрехаться. – Но здесь он, похоже, приобрел иное… воплощение.

– Да, Юрий, расскажи, откуда ты! – вспомнил свою просьбу любопытный Тард.

– Ладно, расскажу. Как вы уже догадались, я не местный…

– Это да… думали уже, что из какого-то отдаленного анклава, что на краю земли. Только что одиночке тут делать, не зная языка?

– Я вообще не из этого мира, – поверг Медведев всех в ступор.

– Ого! – первым отошел от шока Лолт.

– Да.

– Как же ты здесь появился?! Зачем?!

– Случайно… Неудачный эксперимент мага. Меня хотели забросить во вражеский замок. Я должен был открыть ворота, чтобы наша армия смогла без потерь взять его штурмом… – начал на ходу придумывать Юрий.

Он решил, что правду им знать ни к чему. Скучная она к тому же. А как известно, чем чудовищнее и невероятнее ложь, тем легче в нее верят. Вот он и старался, напрягая всю свою фантазию.

– Наш маг почему-то был уверен, что у него получится…

– Хорошая задумка, – согласился Лолт. – А то пока на стены залезешь, весь ров доверху телами завалить можно. Жаль, что у нас так не могут…

– Или могут, но не хотят силу свою драгоценную тратить по пустякам, – недобро добавил Зарлон.

Большого пиетета к магам старый солдат не испытывал.

– Меня назначили добровольцем… Все понимающе хмыкнули.

– Как заметил Лолт, идея хорошая, да только исполнение подкачало, – продолжил Юрий, выслушав комментарии. – Не знаю, в чем дело, то ли обряд был проведен с ошибкой, то ли все дело в магической защите замка, исказившей переход, но вместо того чтобы оказаться во вражеской цитадели, я оказался в лесу каменных гоблинов.

– Вот оно как, – посочувствовал Тард. Медведев печально кивнул.

– Кое-как сбежал от этих коротышек, гонявшихся за мной толпами, перебил их где-то под сотню, но тут меня обессилевшего поймали эти полукровки.

– Не повезло…

– Да, – согласился Юрий, – не повезло. У меня был лишь один шанс из четырех направиться в нужную сторону. Да и не факт, что люди, к которым бы я вышел в случае удачи, встретили бы меня более приветливо.

– Не факт, – согласился Лолт. – Но все равно шансов было бы больше…

– Ладно, чего уж теперь размышлять о шансах… Кто-нибудь в курсе, как снять этот ошейник? – спросил Медведев, вспомнив о своем украшении, которое оказалось еще и магическим.

Пытаться его сорвать он перестал после первого же случая, когда все его тело изнутри начало разогреваться. Что произойдет в случае разрыва, Юрий даже представлять не хотел. Испепелит, наверное. Товарищи по несчастью это подтвердили, и он остановил попытки порвать ошейник.

Но положительный момент в ошейнике Юрий все же нашел. Неплохой способ согреться зимой. Она здесь хоть и мягкая, но помещение не отапливали, так что приходилось изрядно мерзнуть, кутаясь в тощие одеяла из мешковины.

– Это может сделать только другой маг, – авторитетно сказал Зарлон.

– Любой?

– Ну да…

– Ясно…

Юрий заметно приуныл. Магов, как уже не раз говорилось, здесь нет. Но его заинтересовала сама магия, маги, то есть частные нюансы весьма практического плана.

– Вот о чем я подумал, как в этом мире можно убить мага?

– Обыкновенно… – пожал плечами Зарлон.

– Я в том смысле интересуюсь, что может ли это сделать обычный человек?

– Конечно. Если повезет. Особенно если маг не готов к тому, что его будут убивать.

– А если на нем защитный амулет?

– Ну и что?! – удивился Зарлон. – Да хоть сто, от простой стали в кишки это его не спасет, если ты, конечно, не атакуешь его магическими боевыми амулетами. Магические защитные амулеты спасают только от магии.

– Ясно…

– Есть правда небольшое исключение, – заметил Лолт.

– Права древняя мудрость, гласящая, что нет правил без исключений, – усмехнулся Юрий. – А если такое правило, у которого нет исключений, есть, то оно неверно. Продолжай…

– …На противнике может быть зачарованный доспех, то есть доспех в некотором роде сам стал амулетом, и тогда придется хорошо постараться, чтобы пробить его обычным оружием.

– Или надо применить зачарованное оружие. Тогда оно с зачарованным доспехом справится так же, как обычное оружие с обычным доспехом.

– А зачарованное оружие с еще большей легкостью разделается с обычным доспехом, – понял Юрий.

Зарлон кивнул.

– Что ж, тут все понятно. Главное, что маги уязвимы почти так же, как обычные люди.

– Верно.

Выяснив, что не так страшен черт, то бишь маг, как его малюют, интерес Юрия перешел к оборотням, тем более что он вроде сам потенциальный оборотень. Хотелось об этом узнать побольше.

– И что, любой, имеющий немного силы, может стать оборотнем, нанеся рисунок по соответствующему обряду?

– Теоретически, – немного подумав, кивнул Зарлон, как самый осведомленный. – Конечно, есть свои особенности.

– Какие?

– Природная предрасположенность к какому-либо животному. Ты предрасположен к медведю, и если бы нанесли рисунок мыши, то ничего бы не вышло.

– Вот оно что… И как определить предрасположенность?

– Не знаю… это маги определяют.

А Юрий вдруг вспомнил, что татуировщик этот зачем-то спрашивал фамилию.

«Чего ее спрашивать? Заплатили деньги – делай. И ведь точно! Когда делал татуировку, бубнил, делая мне: “Медведев” – вспомнил Юрий. – Остальным парням сделал молча!!! Как же много подробностей иногда всплывает из почти забытого случая. Интересно, это что же получается, теперь все Медведевы предрасположены к перекидыванию в косолапого?»

– У вас, наверное, много оборотней вроде меня…

– Не, – отозвался Тард. – Мало.

– А чего так?

– Дык запрещено обычным-то людям… Да и без надобности им. Зачем? Разве что если кто-то поклянется до конца жизни в армии служить, используя свою особенность на благо короля. А под конец жизни, если не убьют в сражениях, осесть вдали на западной границе вблизи гоблинов. Но таких охотников мало.

– Вот оно как.

– Мы и про тебя сначала думали, что ты один из таких пожизненных солдат…

– И потом, – взял слово Зарлон, – предрасположенность может быть всякой, в том числе и бесполезной. Ты бы хотел, например, превратиться в маленькую змейку? Паука? Крысу? А то и вовсе в таракана?

– Вряд ли.

– То-то и оно.

– Хотя неплохой вариант для разведчика-диверсанта. Тараканом можно в любую щель пролезть, выведать нужную информацию и ускользнуть обратно или, снова превратившись в человека, перебить врагов.

– Можно. Если в этой щели тебя обычная крыса не сожрет.

Медведева аж передернуло от такой перспективы глупой смерти.

«Все-таки хорошо, что я медведь, – подумалось ему. – Сам кого хочешь съем».

– А может магическая защита от оборотней стоять, – добавил Лолт, – и тогда ты в маленькой щели вдруг начнешь трансформироваться обратно. Тут тебе и кирдык.

– Бр-р… Да уж, везде есть свои плюсы и большие минусы.

– Это точно.

– Все же почему в моем мире я не оборачивался? – задумчиво спросил Юрий.

«Ну нет у нас магии, – подумал он. – А кто себя таковым называет, явно отпетые шарлатаны… разве что этот татуировщик шаманистый действительно что-то умел. Но таких, как он, считаные единицы. Больше всяких мошенников, что из телевизора нам чакры и ауры вправляют направо и налево. Воду заряжают. Болячки рассасывают, надо только больным местом к экрану прислониться… Смех один».

– Кто знает? – философски сказал Зарлон. – Может, энергетика твоего мира другая…

– Наверное. Кстати, почему каменные гоблины называются каменными? Они вроде бы в лесу живут.

– Летом – в лесу, зимой – в горных пещерах, – ответил Лолт. – Тут все дело в их сером цвете под цвет камней.

– А еще есть версия, – заговорщицки зашептал Тард, – что это намек на то, дескать, гоблины есть результат смешения гномов и эльфов! Они такие же маленькие, как гномы, живут в горах и лесу, чувствуя себя везде одинаково хорошо и уши у них треугольные! Опять же живут под боком у эльфов! Да и где-то недалеко от подгорного царства, говорят, тоже есть анклавы каменных гоблинов.

Лолт и Зарлон засмеялись, но как-то так, что стало ясно, что они вполне поддерживают такую версию происхождения коротышек.

Расизм? Или дыма без огня не бывает?

В конце концов, усталость взяла свое, и узники захрапели на своих нарах.

Только лишь Юрий все никак не мог заснуть. Он буквально физически чувствовал, как истекает отпущенное ему время. Если он через три месяца не вернется с живым или мертвым сыном олигарха, то его сестру ждет смерть.

«Этот Игорь Семенович правильно сказал, что я участвую в миссии спасения, – подумал Медведев. – Только вот неизвестно, кого больше, его сына или своей сестры? Про себя я уже молчу…»


Глава 5

Побег. Нужно бежать. Линять. Делать ноги. Рвать когти…

Одна и та же мысль на разные лады звучала в голове Юрия с каждым новым ударом сердца.

Вступала в свои права осень. Начала увядать трава и листья на деревьях.

– Чего это? – спросил Юрий, указав на падавший с небес дождь.

Высунув руку в узкое зарешеченное окошко-бойницу, он набрал в ладонь стекающей с крыши мутной воды и внимательно осмотрел.

– Говорят, что далеко на западе в Пустошах стоит извергающая огонь гора… Иногда она выбрасывает черные облака, что смешиваются с тучами, и как результат льются черные дожди, – ответил Зарлон. – Но правда это или нет, я не знаю.

– Ясно. Скорее всего, что правда.

Юрий задержался у окна, полной грудью вдыхая прохладный, полный влаги воздух, и черный дождь его совершенно не портил, ну разве что чуть-чуть добавляя запах пыли. По крайней мере, это все равно лучше, чем тот кислый запах пота, что устоялся в их камере, буквально пропитав всё вокруг. И не выветрить его никак.

«Впрочем, вдыхать его тебе осталось недолго, – подумал о себе в третьем лице Юрий. – Как и вообще дышать».

Плюнув в окно, Медведев с хмурым видом уселся на нары. Плохие предчувствия буквально вытягивали жизнь, и хуже всего то, что он четко осознавал, что ничего не может сделать для своего спасения. Требовалось какое-то чудо или третья сила, что нападет на полукровок и освободит узников, но надежды на это не было.

Дождь прошел быстро, вот пронеслась тучка и все закончилось.

– Отойти к стене! – раздался приказ из-за двери. Пленники привычно отошли к дальней стене камеры, после чего дверь открылась. Там как всегда стояли две полукровки.

– За жратвой…

Юрий, взяв свой груз, прикованный цепью к ноге, пошел наружу. Полукровки как всегда пристроились на фланги.

Такая пешая прогулка от дома-тюрьмы до кухни, где готовили пищу для небольшого гарнизона, являлась единственной возможностью размять ноги.

Пленники давно разбили свою очередность прогулок, сменяя время суток. Разве что вечерняя прогулка не доставляла особой радости, когда приходилось выносить ведро с отходами жизнедеятельности четырех человек.

Вот и кухня.

Баланду как всегда приготовили из очисток, слив ее в деревянное ведро. Единственный плюс – ее много. Чего очистки жалеть?

Груз пришлось бросить и идти назад, волоча его по земле. Обычно Юрий брал грузило в правую руку, а ведро нес в левой, но сейчас, после прошедшего дождя, когда землю развезло, и поскользнуться нефиг делать, следовало проявить осторожность, иначе можно остаться без обеда.

Проделав половину пути до камеры, Медведев увидел, как открываются внешние ворота «центрального офиса» и на внутреннюю территорию въезжают два всадника.

Юрий едва не поскользнулся от переизбытка нахлынувших на него чувств. Отрицательных чувств. Аж ноги подкосились и руки дрогнули. Это были те самые два мага. По крайней мере, тот, что ехал впереди, точно ему хорошо знаком, да и посох с его огромным янтарем не узнать невозможно.

– Чего встал?! Шагай давай! – подтолкнул в спину Юрия полукровка.

Медведев, обычно двигавшийся достаточно медленно, чтобы продлить прогулку, сейчас заторопился. Он бы даже бегом побежал, если бы не проклятый груз на ноге.

– Ты чего так рано?! – удивился Тард.

Юрий не отреагировал, погруженный в свои мысли.

– Что-то случилось? – озабоченно спросил Зарлон, заметив состояние Медведева.

– А? Да… Маг приехал… тот самый.

– Демоны… – охнул Лолт.

Для всех для них это означало только одно: аборигены вернутся в шахту и будут махать кирками и возить тачки с рудой, пока не загнутся, а для Юрия – что наступили его последние дни.

Необходимость побега встала со всей остротой. Он не знал, сколько у него осталось времени, но не сомневался, что рано или поздно, скорее даже рано, если не сегодня, то завтра утром точно (магу ведь все равно отдохнуть не помешает, приехал-то наверняка издалека), за ним придут. Отведут в пыточную избу, что стоит напротив, и будут выбивать физически или с помощью магии все, что он знает.

«Проклятье… Но как же сбежать, да еще с ошейником, отнимающим силы? – лихорадочно подумал он. – С этим украшением я далеко не убегу. Мне потребуются все мои силы и, возможно, даже скорее всего, проявление моей второй сущности…»

– Нет невыполнимых задач, – вспомнил Медведев любимую поговорку ротного, когда солдаты что-то не могли сделать и жаловались что это в принципе невыполнимо, – есть хреновые исполнители. Даже самая сложная проблема имеет несколько решений. Даже если одно из них собственная смерть.

– Смерть…

Все же удивительный орган мозг. Проблема, казавшаяся неразрешимой долгий год, вдруг получила неожиданное решение. Правда, его действенность еще надо проверить.

Сокамерники удивленно переглянулись.

– Что ты сказал? – поинтересовался старый солдат, ибо Юрий бормотал на родном языке.

– Зарлон, а что случится с ошейником, если его носитель умрет?

– Не знаю…

– Но снять его с трупа можно, просто срезав?

– Наверное…

– А как это скажется для самого трупа? Произойдет активация испепеляющего заклинания?

Зарлон удивленно вскинул брови.

– Не знаю… нет, наверное. Чего ему активироваться, если носитель и так уже мертв? Но зачем ты спрашиваешь?

– Затем, что вы сейчас поможете мне снять этот демонов ошейник… предварительно меня убив.

– Что?!

– Какой в этом смысл?! – изумился Лолт. Тард вообще чуть не упал от неожиданности.

– Смысл в том, что вы меня потом оживите.

– Как?! – воскликнул Тард. – Среди нас нет магов, тем более некромантов, чтобы поднять тебя!

– При чем тут некромантия с их живыми трупами? – удивился уже Юрий. – Убьете ведь не палкой по голове, пробив череп. Просто задушите…

– Юрий! – не выдержал Тард. – Что ты такое говоришь?!

– У вас на все про все будет примерно пять минут. После того как задушите, подождете минутку, чтобы остановились все процессы жизнедеятельности, снимете ошейник, после чего оживите.

– Как?!!

– Тард, ляг… сейчас покажу, что надо делать…

Парень улегся на спешно расчищенную от камней землю. Юрий присел рядом и стал объяснять, показывая:

– Это называется непрямой массаж сердца. Приподнимаете ноги, чуть запрокидываете голову, подложив под шею одеяло, вот так, и, вот таким образом сцепив руки, начинаете ритмично сдавливать грудь вот в этом месте. Вот так, раз, два, три, четыре, пять… Давите не слишком резко и сильно, чтобы не сломать ребра. После чего придется произвести самое неприятное действие… вдохнуть мне воздух в легкие. Вот тряпочка, положите мне на рот… Зажмете нос и плавно вдохнете. Понимаю, что оживлять девушку было бы приятнее, но…

Будущие реаниматоры невольно, пусть и криво, но улыбнулись.

– Резко вдыхать нельзя, – продолжил обучение Юрий. – Иначе воздух попадет не в легкие, а в желудок и вызовет рвотную реакцию. Потом снова нажимаете на грудь пять раз и так в течение пяти минут, пока я не оживу. Если я не очнусь по истечении пяти минут с момента смерти, можете прекращать процедуру реанимации.

– Почему? – спросил Тард.

– Начнутся необратимые процессы в мозгу… И даже если вы оживите меня через шесть и более минут, я буду в лучшем случае дураком, ходящим под себя и глупо улыбающимся.

– Это очень серьезный риск, – заметил Зарлон.

– Кому как не мне это знать? Но выбирать мне не приходится. Так и так меня ждет смерть. Но если сейчас вы меня просто задушите, то в руках истязателей я проведу недели мучений, прежде чем мою душу отпустят, перерезав глотку. Так что, поможете?

– Хорошо… Но ты уверен в этом методе оживления?

– Вполне. У нас это обычное дело… Конечно, получалось далеко не всегда, но это единственный способ оживления без применения магии и алхимии. Давайте, мужики, времени, я чувствую, совсем мало осталось.

Товарищи Юрия неуверенно переглянулись.

– Вяжите, – решительно протянул Юрий руки, тем самым поторапливая их. – А то вырываться буду. Всетаки инстинкт самосохранения начнет работать в любом случае. И потом навалитесь на меня, чтобы не вырвался.

Медведеву быстро спеленали руки, он лег поудобнее и кивнул переглядывающимся Тарду, Лолту и Зарлону:

– Давайте…

Тард навалился на ноги, а Лолт прижал к полу грудь и руки.

– Помогите нам боги, – прошептал Зарлон и крепко зажал Юрию нос и рот, перекрывая приток воздуха.

Медведев терпел долго, как мог, лежал смирно, но потом все же начал дергаться и извиваться, как змея. И неудивительно, ведь смерть от удушья, пусть и добровольная, одна из самых поганых смертей. Даже трудно описать чувство нехватки воздуха. Грудь рвет от попытки вздохнуть, но рот и нос крепко пережаты, движения воздуха нет.

Теперь мысль о добровольной смерти, как способе снять ошейник, не казалась ему такой хорошей, как еще минуту назад, но его товарищи держали слово и не давали Юрию ни единого шанса на глоток богатого кислородом воздуха.

Сознание померкло. Перед глазами появилось пятно белого света. Юрий почувствовал себя легким-легким, все стало до фонаря, он обмяк и перестал шевелиться…

* * *

В какой-то момент Юрий увидел себя со стороны, словно болтается подвешенным под потолком, а на его теле Тард, Лолт и Зарлон.

Бывший солдат, наконец, разжал рот и нос Медведева, и чуть отстранился от спокойно лежащего бездыханного тела.

Тард и Лолт тоже отодвинулись.

– Готов… – сказал Зарлон.

Ошейник вдруг сам взял и спал с шеи еще до истечения минуты. Лолт тут же отшвырнул его подальше.

– Давайте же оживлять! – крикнул Тард. И над Юрием начали измываться.

«Как бы ребра не сломали от усердия…» – подумал он, но как-то апатично, все еще наблюдая за действом откуда-то сверху.

Эта странность его совершенно не беспокоила. Жизнь, смерть, жизненные цели – всё перестало иметь значение.

«И кстати, почему я не возвращаюсь? – все же посетила Юрия очередная мысль, но как-то вяло, с очень слабым отражением беспокойства, скорее даже удивлением. – С другой стороны, оно мне надо? Быть… кем? Духом? Да, духом… Быть духом так легко и приятно… ни забот, ни жизненных проблем, которые нужно зачемто решать… В чем смысл жизни, если все равно нас всех в конце концов ждет смерть? Не сейчас, так через годы, пусть десятилетия, я снова стану духом…»

Медведеву хотелось воспарить, летать, ощущая безграничную свободу, но что-то удерживало, на пути словно возникала невидимая стена. И этой стеной, похоже, являлись попытки оживления.

– Оставьте меня… прекратите, – говорил Юрий своим реаниматорам. – Я не хочу возвращаться в свое тело… А потом снова мучиться под пыткой, что называется жизнью… Отпустите… Прекратите…

Но реаниматоры не унимались, продолжая массаж сердца и закачивая воздух в легкие.

– Ну же! – рыкнул Зарлон, в отчаянии ударив кулаком по груди напротив сердца. – Оживай же, демоны тебя раздери!!!

Юрия-духа словно судорога пробила.

Стало больно. Хотя что могло болеть у духа? Тем не менее эквивалент боли пронзил дух Юрия. Появились какие-то мысли, присущие живым.

«Сестра… – возникла откуда-то далекая мысль, наполненная целой гаммой чувств. – Если я не вернусь домой на землю с сыном богатого Буратино или его останками, ее ожидает смерть. Надо возвращаться…»

Но уже в следующий момент всплыла совсем другая мысль.

«Ну и что? Смерть не так уж страшна. Даже приятна… Так легко… никаких проблем…»

– Оставьте же меня… – духом летал вокруг своего тела и своих товарищей по несчастью Юрий. – Все так ничтожно…

Какое-то движение в темном углу камеры заставило Юрия замереть на месте и обратить на это все свое внимание.

Тень в самом темном углу словно стала еще темнее… даже какой-то объемной, стала бугриться, как туман, и переливаться. Еще немного и тень, словно ртуть, медленно поползла к телу Юрия.

Только это по-настоящему обеспокоило Медведевадуха. Он подлетел к темной субстанции ближе.

– Кыш… кыш, – завопил он, четко осознав, кто лезет к его телу и хочет занять его. – Это мое тело! Прочь!

Темная тень на мгновение остановилась, а потом стремительно бросилась на Юрия-духа.

У духов нет ни рук, ни ног, вообще каких-то конечностей и тем более органов, но между ними завязалась жестокая борьба. Юрий-дух чувствовал, как его рвет на части, это темное нечто убивало его с яростью тысячи демонов.

Собственно, это и был демон-дух, жаждущий обрести тело.

Медведев-дух почувствовал, как он, разрываемый на куски, начинает истаивать и вместе с этим терять силы.

Появился страх. Новый страх. Страх абсолютного небытия. Стать ничем.

Страх придает сил даже духам, и Юрий в какой-то момент сумел отбросить от себя демона.

– Убирайся!!!

Демон что-то прорычал. Оказывается, он тоже пострадал, Юрий хоть и находился в бестелесном состоянии ничтожно малое время, отчаянно сопротивлялся, и инстинкты подсказали ему, как делать это лучше всего.

Так же пришло понимание, что будь он простым человеком, этот демон его бы уже развеял и занял бы желанное тело. Так как Юрий являлся оборотнем, дух его был усилен сущностью медведя.

Демон, восстанавливая силы и готовясь к новой атаке, смотрел то на Юрия-духа (он это чувствовал, хотя глаз у темного тумана не было), то на тело, над которым продолжали работать.

Троица уже изрядно устала, они сменяли друг друга, не останавливаясь.

Юрий и сам переводил взгляд (хотя глаз у него тоже не имелось) с темного сгустка на собственное тело.

– Это мое тело!

– Твое… – признал демон. – Но станет моим…

– Нет!

– Да…

Демон снова набросился на душу Медведева, и завязалась новая схватка. Клочья светлой и темной маны разлетались во все стороны, словно собачья шерсть от двух дерущихся псин, и истаивали.

И снова они разошлись в разные стороны, точно боксеры после команды рефери по истечении времени раунда.

Юрий почувствовал, что следующей схватки может не пережить. Он сильно ослаб в этой драке.

Впрочем, как было видно, демон тоже едва, что называется, стоял на ногах. Он явно недооценил силу соперника.

К тому же против демона играло еще и то обстоятельство, что тело постоянно пытались оживить, и этот процесс не только поддерживал дух Юрия, но еще и прибавлял ему силы, исцеляя нанесенные раны. В то время как демону сейчас сил взять было неоткуда.

– Зачем нам драться? – решил пойти на переговоры демон. – Я могу быть полезным тебе… Вместе мы станем непобедимыми! Твое тело крайне трудно будет уничтожить, а уж сколько силы я тебе дам! Ты без труда сможешь гнуть подковы… Более того, с моей помощью ты сможешь овладеть магией! Ты станешь некромантом!

– А в чем подвох?

– Никакого подвоха, – ответил демон.

– Так не бывает… за все нужно платить… ибо бесплатный сыр бывает только в мышеловке. А поверить в то, что демон ничего не потребует взамен, это все равно, что поверить в акулу-вегетарианку. Так что же ты возьмешь в качестве платы?

– Ничего особенного…

– А конкретно?

– Немного крови… Ведь на твоем пути все равно будет много врагов, которых тебе придется убить, со мной или без меня. Их кровь станет твоей платой мне за все дополнительные возможности, что я тебе предоставлю…

– И окрепнув, в конце концов ты меня сожрешь в моем же теле…

Демон, поняв, что дальнейший разговор не имеет смысла, и противник отвлечен, стремительно рванул к оживляемому телу, торопясь занять в нем место, пока не стало слишком поздно, ведь борьба с законным владельцем могла занять слишком много времени, резервов нет, так что тело успеет «протухнуть», и драться уже будет просто не за что.

Юрий-дух и при жизни не был лопухом. Понимал, что ему лишь заговаривают зубы (хотя согласись он на предложение, демон, может, и впрямь выполнял бы все обещания, естественно, до тех пор, пока не окреп бы настолько, чтобы поглотить истинного хозяина тела), и тоже рванул к своему телу. И в последний момент он сумел перехватить демона, уже наполовину погрузившегося в тело, отчего оно начало конвульсивно дергаться и пытаться вышвырнуть его прочь.

Демон жутко и грозно заревел, бросился в новую атаку, но дух Юрия уже спешил занять свое законное место, уже даже не мечтая о безграничной свободе и легкости беззаботного бытия.

Но что-то не получалось… Сращивание души и тела происходило слишком… болезненно и долго. А ревущий демон уже близко… вот-вот выбьет его из телесной оболочки.

Но тут Зарлон в отчаянной попытке оживления снова ударил Медведева кулаком в грудь, тем самым заставив сердце пару раз мощно сократиться.

Это помогло, и душа, слившись с телом, образовала единое целое. Медведев, пару раз дернувшись, с хрипом согнулся пополам, жадно глотая воздух.

Уши заполнил радостный рев собравшейся вокруг толпы.

В глазах вдруг помутилось, звуки стали едва различимы, снова пробежала судорога по телу, стало как-то больно, но потом все прошло. Лишь на периферии чувствительности докатилось эхо дикого визга, вместившего в себя злость, боль и разочарование…

* * *

Юрий с хрипом вдыхал кислый и пыльный воздух камеры, и сейчас он показался ему слаще, чем самые изысканные цветочные ароматы.

– Уф-ф… наконец-то, – облегченно вздохнул Лолт. – А то мы уж думали, что всё…

– Как тебя зовут? – спросил Зарлон.

– Что?

– Как тебя зовут?! – настойчиво потребовал ответа Зарлон.

– Юрий… Зачем ты спрашиваешь? Ты же знаешь…

– Да так…

– Что да так?

– Ну, я слышал, демоны могут завладеть телом умершего.

Юрия пробила крупная дрожь. Он всё вспомнил и попросил:

– Пожалуйста, больше не говорите мне о демонах. Бр-р…

– Ты его видел?

– Д-да… – признался Медведев после короткого размышления. – Едва отбился…

– Главное, что отбился, теперь он тебе не страшен, – сказал Лолт. – Слава богам.

– А что если я не Юрий, а тот самый демон? Как вы это узнаете?

– Маги это увидят в один момент по твоей ауре, стоит им только посмотреть по-особому… И потом, демоны в первые минуты своего существования в чужом теле почему-то не могут лгать, вот я и потребовал назвать свое имя.

– Понятно…

Юрий привстал и помассировал саднящую грудь. Ребра все-таки целы. Хотя синяк, наверно, будет еще тот, но это не страшно, выжить бы.

– Спасибо… – поблагодарил он, все еще не отойдя от страха после встречи с демоном.

– Ты как, нормально? – поинтересовался Зарлон.

– Да вроде ничего… – кивая, ответил Юрий, прислушиваясь к себе. – Слаб только… А что?

– Да времени многовато прошло, – сказал Тард. – Больше пяти минут…

– Вот как? Впрочем, ничего, тут у нас довольно прохладно, так что это компенсировало лишнее время.

– Ну и хорошо.

– А где этот ошейник?

Тард протянул Юрию кожаный ремешок с вышитыми серебряной нитью письменами. Буковок этих он, понятное дело, никогда не видел. Скорее всего, эльфийский язык.

– Отлично. Веревочки ни у кого не найдется?

– Зачем тебе?

– Ошейник на место приладить… а то ведь заметят отсутствие, проблем не оберешься.

– Так он же вновь затянется! – ужаснулся Лолт.

– Я сделаю так, чтобы не затянулся…

Чуть покопавшись, Юрий все-таки пристроил ошейник к горлу так, чтобы он не охватывал всю шею. А то и впрямь затянется. Второй раз процедуру по его съему через собственную смерть проходить как-то не хотелось. Второй раз демон точно не оплошает… А то и посильнее кто заявится.

Ни разу не стриженные с момента попадания в этот мир волосы отросли знатно, так что сзади это и незаметно. А приглядываться вряд ли кто будет. По крайней мере, Юрий на это очень надеялся. Отросшая борода тоже мешает понять, что с ошейником что-то не так. Ну кто обращает внимание на рабов? То-то и оно…

– Ну как? – все же поинтересовался результатом мучений Юрий.

– Для обычного взгляда и незаметно, – подтвердил Зарлон. – Но если взглянет маг своим истинным магическим зрением, то сразу поймет, что ошейник не работает.

– Ч-черт… – ругнулся Юрий.

Об этом он не подумал. Да и не силен он в знании того, что могут, а чего не могут маги.

– Ладно, сделать все равно уже ничего нельзя… остается только надеяться на лучшее.

После таких испытаний на всех напал невероятный жор, и пленники съели всю баланду, словно это было какое-то изысканное блюдо.

В момент, когда они доедали остатки, двери вновь открылись и полукровка от порога крикнул:

– Вы трое! На выход! Закончилась ваша лафа! Пора и поработать, дармоеды!

Тард, Лолт и Зарлон тут же поникли.

– Живо!

Пленники потянулись к выходу.

– Прощай, Юрий, – обернулся напоследок Тард. – Надеюсь, у тебя все получится…

Медведев только кивнул. Слова застряли в горле, тем более что он и не знал, что им сказать. Обещать что-то в такой ситуации просто глупо. Самому бы выпутаться.

В окошко он видел, как его товарищей, единственных близких людей, с кем он сошелся, пусть и не по своей воле, закинули в клеть, запряженную парой лошадей, и увезли прочь, на рудники.

Оставалось только радоваться, что судьба подфартила ему увидеть мага, и он вовремя подсуетился с ошейником, до того как увезли сокамерников. Без их помощи ему бы точно ничего не светило, даже в теории.

«Теперь только бы не упустить шанс», – подумал он, ощущая, как все тело мелко сотрясает крупная дрожь.

* * *

Остаток дня прошел в жесткой депрессии, ожидании неизбежного. И словно издеваясь над ним, его никто не беспокоил, словно бы давая помучиться как можно дольше.

«Может, и впрямь меня ослабляют затянувшимся ожиданием?» – подумал Юрий.

Подобное предположение не казалось таким уж глупым. Ведь чем дольше человек в депрессии, на взводе, тем он становится слабее.

Но даже понимание того, что его специально ослабляют психологически, не помогло Юрию собраться. Пытка действовала. Ему банально было страшно. Он в чужом мире и с ним хотят что-то сделать, и это что-то явно не тайский массаж с последующим продолжением, все как раз в точности до наоборот. Впереди, скорее всего, мучительная пытка, возможно, с применением магии, чтобы не врал, и смерть.

Большая часть ночи также прошла в тревожном ожидании. Лишь под утро он смог провалиться в тревожное забытье. Снились какие-то рваные кошмары, демоны…

«Может, мне не стоило отказываться от помощи демона? – невольно подумал Медведев, едва проснувшись. – По крайней мере, с его помощью я навел бы здесь шороху. Вряд ли бы дверь стала для нас препятствием…»

– Интересно, а как демоны реагируют на ошейник? Он, конечно, противомагический, а демоны не есть магия…

Найти самостоятельно какой-то ответ помешал скрип двери.

За ним пришли.

– Выходи.

Вздохнув и расправив плечи, заставив тем самым худосочных полукровок отступить еще загодя, Юрий, гремя цепями, поплелся на выход.

На этот раз конвоиров оказалось трое. Понимали, что человеку в таких условиях терять нечего, и он может пойти на совершение глупости. Так что третий конвоир, шедший сзади, на всякий случай держал лук наготове. И стрелу достал со странным наконечником, который глубоко при всем желании не войдет, но покалечит.

«Взбрыкнуть сейчас, воспользовавшись эффектом неожиданности? – поразмыслил Медведев, прикидывая шансы на спасение. – Нет. Я еще слишком слаб. Одного сделаю. Ну максимум двух, а третий уроет меня, это к гадалке не ходи. К тому же я еще не забыл того стремительного выпада под дых во время поимки, так что на свое самбо можно особо не рассчитывать. Меня в бараний рог десять раз скрутить успеют, начни я драку. Тем более я на чужой территории, у всех на виду… не вырваться. Придется подождать другой возможности».

Вот и цель короткого путешествия – пыточная изба.

– Заходи.

Юрий помедлил, огляделся.

Из главного двухэтажного здания «хутора» вышел высокий мужчина в длинном зеленом длиннополом одеянии с черным воротом, держа посох в правой руке. В нем Юрий сразу же опознал эльфийского мага.

А рядом с ним стоял не прошлый его ученик, что был с ним рядом во время первой их встречи, а женщина, может даже молодая девушка, в такой же одежде, только ворот имел желтый цвет.

Юрию это чем-то напомнило пояса каратистов. Наверное, эти разноцветные вороты тоже что-то символизировали, либо направление в магии, либо уровень самого мага, его мастерство или еще что-то.

Остроухие маги с интересом смотрели на Юрия. Он в ответ с интересом смотрел на них. Точнее на девушку.

«Стало быть, девушка тоже магичка? – подумал он. – Скорее сего. Тоже будет рыться в моей черепушке? Эх-х…»

– Ну чего встал, образина… двигай мослами!

Юрия толкнули в спину, и он сделал еще один шаг навстречу своей судьбе.

«Рвать когти сейчас?! – промелькнула шальная мысль, продиктованная скорее страхом, чем хоть каким-то трезвым расчетом. – Нет, снова не подходящий момент… Но другого не будет! Ведь меня сейчас прикуют к полу!»

Все же Юрий покорно вошел в дом, трепыхаться сейчас просто бессмысленно. К нему, как он успел заметить, уже направилась парочка в длинных зеленых одеждах. Мужчина нес небольшой мешок.

«Что там? Особые пыточные причиндалы?» – чуть затравленно подумал Медведев.

В доме Юрия уже ждал кузнец, что на небольшой наковальне сковал пленнику руки кандалами с метровой цепью. Медведева положили уже на знакомый крестообразный стол, вывернув руки, так что он не мог пошевелиться, подцепили цепь на хитрой формы крюках, вбитых в пол, так что сдернуть цепь прикованный не мог при всем желании.

Цепь кандалов на ногах, естественно, тоже намертво присобачили к полу. Очень неудобно. Но никто и не собирался заботиться об удобстве пленника, скорее верно обратное.

Наконец появилась долгожданная парочка. Век бы ее не видеть.

– Оставьте нас, – произнес маг.

Троица конвоиров и кузнец испарились, отвесив легкие поклоны.

– Ну, здравствуй, гость из иного мира, – произнес чистокровный эльф.

– Привет, ушастый. Давно не виделись…

Девчонка на это приветствие только поморщилась, отчего она стала только еще привлекательнее. Хотя думать об этом сейчас явно не время. Тем более не стоит лишний раз задирать своих хозяев, но Юрий не мог остановиться. На него налетела какая-то бесшабашность, терять ему нечего. Кроме того, пара тузов в рукаве у него есть.

– И вам здрасьте, прекрасная леди. Пришли отточить пыточное мастерство на беспомощной жертве?

На это девушка не отреагировала, оставшись холодно-невозмутимой.

– Слышь, мужик, а откуда ты знаешь, что я из другого мира?

– Твои вещи… В нашем мире нет ничего подобного.

– Да мало ли…

– Кроме того, они излучают иной… – маг в затруднении подобрать понятное определение задумчиво взмахнул рукой.

– Ладно, я примерно понял, тем более что вы правы, я действительно иномирец. Кстати, в прошлый раз ты был с парнем… Про эльфов разное говорят, но ты, я вижу, не из таких, – похабно ухмыльнулся Юрий. – Сразу видно, настоящий мужик.

Тут эльфа не выдержала и вспыхнула. Краска залила ее бледное лицо. А уж как она нахмурилась.

– Не волнуйся. Мой первый ученик вскоре присоединится к нам.

– О! Любовь втроем, это уже интереснее! А как вы ее предпочитаете драть: по очереди или сразу?!

– Мессир! – не выдержала эльфа, сунув руку под одежду и явно что-то там нашарив, даже попыталась вытащить, но эльф ее остановил.

– Элеонтаэль, не обращай на него внимания. Будь сдержанней… подобная вспыльчивость не к лицу магине. Его поведение всего лишь одна из нервных реакций.

– Простите, мессир… – склонила голову эльфа.

– Наблюдай.

Девушка покорно кивнула.

– Да, мессир…

– Может, отпустите, а? – решил предложить сделку Юрий. – А я сам все расскажу, что вас интересует.

– Смеешься?

– Ну, попробовать стоило…

Маг тем временем вытащил из тощего мешочка все предметы, обнаруженные при пленении Юрия: ручка от лука, ножи, фотки, тетива, спички, зажигалки, медикаменты и еще по мелочи. Золота только не было. Но это понятно. Золото оно и есть золото, что в нем может быть интересного?

Также положили на лавку элемент противоосколочного жилета, тот, что прикрывал грудь и живот. Наспинного не было.

«Это даже хорошо, что они приехали, – подумал Медведев с легким ехидством, – мои вещи мне привезли».

– Что вас, собственно, интересует?

– Всё.

– Емко.

– Потому что словами это слишком долго. Мы поступим более эффективным способом, и я получу всё и сразу.

Маг оголил грудь пленника и достал откуда-то из глубин хламиды длинненький такой кинжальчик, выполненный словно из хрусталя, весь переливающийся, словно светящийся изнутри.

– Твою мать, – рыком ругнулся Юрий, напрягшись всем телом, когда острие кинжала впилось ему в кожу на груди и начало ее резать, вычерчивая какой-то хитрый магический знак.

«Похоже, магия крови, если кровь полилась, – подумал он с содроганием. – Впрочем, я не специалист, может, так работает магия разума? Но после такого, чую я всем своим естеством, мне точно не жить. Если только не помешать этому ушастику довести ритуал, то мне песец. Вот уж и впрямь не стоило мне отказываться от сотрудничества с демоном…»

Боль разрезаемой плоти придала Медведеву сил и ярости, напрягшись, он почувствовал, как его тело вдруг начало вздуваться. Эльф в удивлении отпрянул. А в следующий момент крюк, удерживавший правую руку, жалобно скрипнул в толстенной дубовой доске и выскочил.

Далее все произошло в считаные мгновения. Свободная рука перехватила нож крайне удивленного мага, тем не менее соображавшего достаточно быстро, чтобы решить немедленно убить пленника. А кончик кинжала уже вошел на добрый сантиметр напротив сердца, а то и глубже, вывернул его и, сломив сопротивление, всадил клинок уже в сердце эльфа по самую рукоять.

Девушка, не ожидавшая ничего подобного, на мгновение впала в ступор, а когда пришла в себя, даже забыв вскрикнуть, тем более осмысленно позвать на помощь, бросилась бежать. Только далеко убежать ей не удалось. Вынув нож из мага, Юрий бросил его в магичку.

Бросок получился не очень удачным, все-таки с кандалами на руках, да еще затекшими, нужной точности движений не добиться. Вместо того чтобы пронзить спину девушки в районе сердца, клинок угодил ей в затылок, да еще рукоятью.

Впрочем, совокупной силы броска и массы самого клинка оказалось достаточно, чтобы вырубить беглянку. Она споткнулась и, ударившись в стену, стекла на пол.

А маг оказался еще жив, несмотря на смертельное для обычных существ ранение в сердце.

Что бы там ни говорили разные «специалисты», но магов убить не так-то просто. Надо изрядно постараться.

– Как?… – прохрипел он, лежа на полу, с непониманием глядя на Юрия.

Медведев сорвал ненавистный ошейник, отбросив его в угол избы. Это еще больше изумило эльфийского мага.

– Как?…

– Что «как»?

– Как… ты… снял… ошейник?…

– Секрет фирмы. И вообще, тебя что, в этот момент больше ничего не волнует? – удивился Юрий. – Например, то, что ты подыхаешь?

Вырвав второй крюк, что оказалось сложнее, ярость уже прошла и трансформация пошла обратно, довольно болезненно, кстати, а значит, произошел упадок сил. Все-таки контролировать свою трансформацию Юрий не умел. Приходит, когда нужно, в момент наибольшей угрозы для жизни, и сразу же спадает, когда непосредственной угрозы для жизни нет. И не удержать эту силу. По крайней мере, сейчас. Тут надо тренироваться.

Ноги Медведев уже освободил обычным способом, просто сняв цепь с крюка. После чего подошел ко все еще живому, что-то шепчущему магу.

– Ты подыхать собираешься или как?!

Не получив ответа, вдруг эта тварь сейчас активно регенерируется или, того хуже, какое-то смертельное заклятье плетет, Юрий подошел к магу сзади, приподнял и, схватив его за голову, свернул шею.

Как он понимал, для надежности надо бы башку вообще отчекрыжить. Но пока не до этого. С девушкой надо как можно быстрее разобраться, пока не очнулась и не натворила дел. Она ведь наверняка тоже опасность может представлять. Шарахнет чем-нибудь…

Увы, убить ее так же хладнокровно, как ее треклятого спутника, Юрий уже не мог. Он стоял над ней, лежащей без сознания, и рука не поднималась совершить… необходимое.

Хоть в чувство приводи и уже потом…

«Женщин не бьем-с… Тем более не убиваем-с, – подумал он иронично. – Она мне вроде как ничего плохого не сделала. А убивать всех эльфов, потому что они эльфы – ни здоровья, ни жизни не хватит. А времени у меня нет и цели в этом мире совсем другие».

Вместо лишения жизни Юрий, вставив ей кляп, надел свой ошейник, тут же затянувшийся и вспыхнувший серебряными письменами, видимо таким образом сообщив об активации, и положил на стол, где сам лежал с минуту назад, а найденной здесь же в пыточной веревкой привязал ее к крючьям.

– Так-то лучше… А что дальше?

Девушка очнулась, и в глазах ее застыл дикий ужас. Ну конечно, пришли пленника пытать, в итоге сами стали его пленниками. И что после этого от него ждать? Уж точно не братской любви. Тут бы просто плотской отделаться…

– Не боись… пользоваться твоим беспомощным положением не стану, – нашел Юрий силы усмехнуться. – Может, чуть позже? Гы-гы…

Чуть успокоившаяся девушка на первых словах дернулась, как от удара.

– Не дергайся. Шутка. Я с девушками только по обоюдному согласию. Но с тобой мне это, похоже, не светит…

Выражение лица эльфы подтверждало этот вывод. Скорее даже наоборот.

– Кстати, по всем законам жанра, ты должна в меня такого благородного жутко влюбиться и следовать за мной хвостиком. Помогать во всем, предупреждать об опасностях, что будут устраивать на меня твои сородичи. Ну так как, уже влюбилась? Еще нет…

Особого понимания юмора в глазах девушки Юрий не нашел. Оно и понятно, освободился, взял в плен, еще и издевается особо изощренно. Тут не до понимания скабрезных шуток.

– Ненавидишь?

Глаза эльфы сверкнули, подтверждая сказанное.

– Тоже понятно, – притворно огорчился Юрий и уже более радостно добавил: – Но говорят, что от любви до ненависти – один шаг. Считается, что и обратное действие поговорки верно.

Медведев подобрал клинок, обшарил труп мага и связанную магичку, вновь заставив ее дико нервничать, но ничего больше, кроме второго кинжала на роль оружия, не нашел.

Еще на поясе эльфы обнаружился резной деревянный скипетр с навершием из янтаря зеленоватого оттенка, размером с куриное яйцо.

Скипетр магички Юрий от греха подальше отложил в сторонку, рядом с посохом мага. Еще шибанет, чего доброго, так сказать, сигнализация против чужих рук. Оторвет еще к едрене фене или отсушит, тоже радости мало. Так что к чертям всю эту магическую ерунду.

– М-да, с таким много не навоюешь… Правда, есть еще молоток кузнеца и кое-какие пыточные орудия, но это на любителя-садиста.

В мешке мага Юрий обнаружил какие-то камни с рунами, тоже янтарные, молочного цвета. Он понял, что это какие-то магические амулеты. Но поскольку пользоваться ими не умел, тем более не знал, что есть что, решил ничего не трогать от греха подальше и тоже все сложил рядом с посохом и скипетром.

«Ах да, еще же мои ножи! – вспомнил Медведев. – Четыре ножа. Причем один из них стреляющий! Уже кое-что, но все равно мало».

Но вот как действовать дальше, он все равно не представлял. Сколько здесь на этом «хуторе» человек, полуэльфов, эльфов и прочих уродов? Дюжина? Две? Сотня?

«На воротах точно два человека или полуэльфа стоят, – начал вспоминать Медведев. – Тройка конвоиров, кузнец. Охрана этого хутора наверняка должна быть. С десяток, максимум два, тут больше просто не разместится. Ну и кое-какая обслуга, вроде поваров, конюха еще кого-нибудь по хозяйству».

– Многовато будет, батенька… я не Терминатор.


Глава 6

Противников в «центральном офисе», конечно, было много. Вырываться внаглую бесполезно, истыкают стрелами или порубят мечами. Магией опять же могут приголубить.

Резать обитателей по одному, прикинувшись а-ля Рэмбо? Ну, в кино еще, может, и прокатило бы, тем более что там враги, как ни стреляют, а попасть в цель даже с двух шагов, да еще в неподвижную мишень не могут. Но здесь, увы, камер нет, разве что одна тюремная, так что такой вариант тоже отпадает. Эти остроухие ребятки не лопухи, сами кого хочешь порежут и попадут в цель с закрытыми глазами. Те еще ниндзя.

Тут требовалось проявить смекалку, подумать, прикинуть. Но мозг отказывался выдавать хоть сколько-нибудь приемлемые варианты. Собственно говоря, он вообще ничего не мог придумать. Пустота.

Голод неожиданно сильно скрутил живот и требовательно заурчал.

– Покормить меня сегодня забыли… Или не забыли и специально оставили мне пустой желудок? Наверное, чтобы не блевал или не прокакался от страха, да?

Эльфа не ответила. Впрочем, Юрий и не ждал ответа. Кляп все-таки во рту.

До носа явственно донесся запах чего-то съестного. Юрий, покрутившись в пыточной избе, ориентируясь на запах, точно пес, в небольшом ларце, вроде старых хлебниц, что еще можно встретить в деревнях или у стариков в городе, нашел пищевой схрон кузнеца: краюху хлеба грубого помола, кусок козьего сыра и немного вяленого мяса, а также глиняную бутыль на пол-литра с пивом.

– О, какое богатство! Живем!

Быстро и с аппетитом слопав найденное, Юрий почувствовал себя значительно лучше. Давно он так не ел, тем более пива не пил. А здесь оно натуральное, а не сваренное не пойми из чего, как дома на Земле, и похожее на мыльный раствор ослиной мочи. Тут до всяких поганых химических добавок и улучшителей вкуса, которые его только ухудшают, еще не додумались.

– Теперь можно и повоевать… А то на голодный желудок совсем уж мир не мил. Правда, если теперь в живот мне что-нибудь засадят, то… в любом случае подохну, так что лучше сытым. Да, красавица?

Но эльфийка снова не ответила, по причине присутствия кляпа во рту. А вынимать его, чтобы узнать ее мнение, Юрий не стал. Заорет еще как резаная.

Получив пищу, всякие там сахара и углеводы, мозг заработал более интенсивно и родил-таки пару идей по спасению тела своего носителя.

Одной из них Медведев решил воспользоваться. Раздел мага и напялил его одеяние, накинув капюшон на голову. Эльфу укрыл одеялом.

– Не дергайся, а то только хуже будет…

После чего чуть приоткрыл дверь и вполголоса выругался. Троица полуэльфов, конвоировавшая его, крутится неподалеку, о чем-то переговариваясь между собой. Пройти мимо них незаметно не получится.

Громко прокашлявшись, Юрий привлек их внимание и повелительным жестом поманил в избу.

Полуэльфы удивленно переглянулись, но подчинились и поспешили внутрь. Один, второй, третий. Юрий закрыл дверь, причем на засов.

Он мстительно подумал, что теперь пришла его очередь наносить стремительные удары.

Последнему вошедшему Медведев загнал нож мага под ребра со спины. Клинок вошел в плоть, словно в желе.

На сдавленный хрип первой жертвы обернулся второй и получил не менее стремительный удар-взмах в районе горла, за которое он и схватился, булькая кровью.

Первый вошедший отошел уже довольно далеко вглубь избы и, естественно, сообразил, что к чему, мгновенно приготовившись к отражению атаки, выхватив свой нож. Правильно, его длинным и узким мечом в избе особо не помахаешь, потолок мешать будет.

Бросок кинжалом полукровка отбил, как настоящий ниндзя, и ринулся в атаку.

– Проклятье!

Медведев, отскакивая в сторону, достал ножичек поменьше, тот, что стреляет лезвием.

«Интересно, они его не испортили? Ведь явно разбирали, чтобы понять, что к чему, – запоздало успел подумать Юрий. – Что ж, начиная операцию по прорыву, следовало бы проверить свое оружие на полную боеспособность».

– Что ж, сейчас узнаем…

Полуэльф умерил пыл, тела его товарищей ему мешали, того и гляди оступишься, и стал сближаться медленнее, намереваясь порезать противника в лапшу, а Юрий, наведя на него нож, сдавил кнопку. Лезвие выскочило из рукояти с хорошей отдачей.

«Все нормально – работает. И цель поражена», – с изрядным облегчением подумал Медведев, наблюдая, как полуэльф осел на пол, что-то хрипя, зажимая живот в районе солнечного сплетения руками, из-под которых обильно текла кровь.

Подойдя к полукровке, Юрий ногой оттолкнул подальше выпавший из его руки нож и уже десантным доделал дело, вспоров глотку, так что фонтан крови хлынул во все стороны, заливая пол.

– Хм, а ведь неплохая мысля! – осенило Юрия. – И вдвойне хорошо, что она пришла не опосля, а к месту и времени!

Стаскав тела в дальний конец избы, сетуя, что тут нет раздельных комнат, где тела можно было бы просто свалить в кучу, не заморачиваясь их маскировкой всякой всячиной, Медведев достал лезвие и, взведя нож, снова выглянул на улицу в поиске новых жертв.

Кузнец сиротливо стоял в сторонке, явно не зная куда себя деть.

Его Юрий тоже поманил в его же вотчину. Да, ибо пыточная изба по совместительству являлась еще и кузней.

И в этот раз все прошло без сучка без задоринки. Никто ведь и не подозревает о капкане. Тюкнул кузнеца по голове его же молотком, так что череп хрустнул, как раздавленный грецкий орех, он и свалился как подкошенный.

А вот дальше дела не двигались. Мимо пыточной избы никто посторонний не шлялся. А чего шляться, если изба в дальнем углу стоит?

– Плохо. Придется все-таки выходить и прорываться с боем… Но нужно подготовиться основательнее.

Юрий прикрыл дверь на засов.

– Привет, цыпа, ты еще не уснула, не задохнулась? – поинтересовался он у эльфы, скинув с нее одеяло.

Зло сверкнувшие глаза отчетливо сказали ему, что все в норме.

– Вот и чудненько. Побеседовать бы с тобой, дабы прояснить пару неясных моментов, как насчет меня любимого, так и касаемо внешнего мира, но рисковать не стану…

Медведев покопался в вооружении убиенных конвоиров, присмотрев себе меч, вернее саблю командира.

Пару раз взмахнул, рассекая воздух. В целом понравилась.

Неплохая игрушка, чем-то напоминала японскую катану в плане лезвия и казачью шашку в части рукояти, только длиннее, для двойного хвата.

Впрочем, оружие он решил в любом случае взять всё. Если получится вырваться и попасть к людям, то за них наверняка можно получить неплохие деньги. С чего-то ведь нужно получить первоначальный капитал, который потом можно будет приумножить. Надо только замотать клинки в какую-нибудь ветошь для удобства переноски.

Как мог тихо избавился от цепей, сбив наклепки с кандалов. Никто не услышал или решил, что так все и надо. По крайней мере, снаружи это не вызвало никакого оживления.

Осенью как всегда внезапно подступил вечер. Вот вроде бы еще совсем недавно свет заливал все вокруг, проникая в каждую щель, и хоп, уже темень, фонари зажигают.

– Это даже к лучшему. Но не засиделись ли мы тут? – подумал вслух Юрий, одновременно обращаясь к эльфе. – Хотя пытки дело такое, хоть всю ночь веселись, да? Впрочем, это не объясняет долгого отсутствия этой троицы и кузнеца. Хм-м… как же быть-то? В любом случае засиживаться в гостях не стоит. Невежливо это. Но как посмотрят на то, что маг решил уйти один? Впрочем, маг на то и маг, что делает что захочет, при этом никому не отчитывается. Дескать, так надо. Что ж, попробуем сыграть на этом. Если только на входе нет никакой опознающей магии. Проклятье. Ведь и такое может быть. Есть там магия на вратах?

Но эльфа и бровью не повела. Уставилась в потолок и смотрит.

Юрий сплюнул.

«Заставить ее ответить? – подумал он. – А смысл? В конце концов, она просто соврет, и ведь не проверить никак».

– Потом, меня банально могут что-то спросить, и отсутствие ответа их насторожит… Дерьмо. Но придется рискнуть и надеяться на лучшее. Авось пронесет… Хотя…

Медведев по-новому взглянул на свою пленницу.

– Тебя ведь можно в случае чего использовать как заложницу! Магичка как-никак, наверняка ценная штучка. Даже если что-то сорвется, то лишний раз дергаться поостерегутся, чтобы тебя не грохнуть, а значит, и мне польза.

Медведев, недолго думая, развязал девушку, связав ей руки за спиной.

– Не дергайся. Этим ты не только не спасешь себя, но и обречешь на гибель стражников у ворот. Конечно, я не специалист в отношениях здешних рас, и для истинных эльфов даже полукровки все равно, что грязные животные, но пожалей бедных зверушек, ладно? А то общество прав животных нагрянет, такой скандал устроит! Что ты на меня как на дебила смотришь? Есть в моем мире такие придурки, считающие, что у животных тоже есть права. Они же безмолвные, потому ничего сказать не могут в свою защиту. Я сам считаю, что животных мучить нельзя, тем более людей, но этих защитников иногда так переклинивает, что хоть стой, хоть падай. Того и гляди даруют избирательное право. Я вот только не представляю, как они его будут осуществлять. Разве что на кнопку нажмут напротив понравившегося кандидата? А что дальше? Будем уже животных избирать?

Закончив нести околесицу, подумав, что это у него, наверное, нервное, Юрий, закинув на плечо скатку с трофейным оружием и даже пыточными причиндалами, осторожно открыл дверь и выглянул наружу.

Вроде все чисто, впрочем, в темноте много не увидишь. Приобняв эльфу за талию, тем самым лишний раз напоминая, что глупить не стоит, Юрий направился к конюшне. Она, конечно, дернулась, но вырваться у нее шансов не было.

Клетка, в которой еще вчера увезли Тарда, Лолта и Зарлона, уже вернулась и стояла в сторонке.

«И что теперь? – подумал Юрий. – Логичнее было бы выезжать на лошадях, мобильность и скорость опять же выше, но тогда придется ослабить контроль над эльфой, а это опасно, наверняка тут же чего-нибудь учудит. Клетка – нелогично, но выхода нет. Пешком выходить вообще не поймут…»

Навстречу выскочил конюх и что-то подобострастно спросил на мелодичном эльфийском, но слух все равно резануло фальшью. Медведеву не оставалось ничего другого, как интерпретировать сказанное как: чего желает ваше магичество? Указать на клетку, неопределенно покрутив пальцем.

Конюх оказался понятливым и, снова раболепно чтото сказав, наверное: будет сей момент исполнено, ваше магичество, поспешил в конюшню, за лошадями.

Юрий, чувствуя себя как на бочке с порохом, причем с горящим фитилем, отошел в сторонку, подальше от фонаря в тень, чтобы не мешать, ну и не быть случайно разоблаченным.

Тут до него доперло, что он забыл посох мага. Образ без него неполный. Но с ним опасно, кто знает, как он отреагирует? Оставалось только надеяться, что на его отсутствие не обратят внимание.

Наконец, когда Юрий уже весь извелся, конюх запряг лошадей в повозку, и сказал, что, дескать, все готово. Юрий, одобрительно кивнув, забросил оружие в клетку, взошел на козлы и помог взобраться… своей ученице. Хлестнув по крупам лошадей вожжами, неспешно направился в сторону ворот.

Незаметно уперев эльфийке нож под ребра, Медведев шепотом, но твердо попросил:

– Скажи им, чтобы открыли, и, пожалуйста, без глупостей. Я ведь человек вообще-то добрый, потому не делайте из меня зверя… Ладно?

Неизвестно, что пленница увидела у него в глазах и о чем подумала, как интерпретировала, уж очень двусмысленная получилась фраза. Юрий сам даже не планировал эту двусмысленность, просто устойчивое выражение, но при его второй сущности это выражение стало иметь прямой смысл.

На воротах все прошло гладко. Эльфа что-то сказала повелительно, стражники удивились, но ворота открыли, выпуская их из «центрального офиса».

– Спасибо… Теперь интересно бы узнать, как долго все останется в тайне? Ты как думаешь, как скоро кто-то осмелится и заглянет в избушку?

И хоть кляпа у эльфы во рту уже давно не было, она промолчала, презрительно хмыкнула и уставилась в сторону от человека.

«Воняю, наверное, сильно, – хмыкнув, подумал Юрий. – Но это же не моя вина! Банный день в последний раз случился аж три недели назад, да и заключался он в ведре воды, вылитой на голову. Ни шампуня, ни мыла, ни мочалки при этом не выдавали. К тому же в избе как-то терпела. Может ведь, когда захочет. А сейчас, видимо, не хочет, вот и вертит носом».

* * *

Тут эльфу пробило на разговор, точнее на излияние угроз:

– Человек, ты хоть понимаешь, что ты наделал?

– Сбежал от верной и наверняка очень мучительной смерти.

– Ты убил одного из лучших магов Великого Леса! – взвизгнула она.

– Да?! – деланно удивился Медведев. – Как же он не заметил, что ошейник на мне не работает? Хотя и на старуху бывает проруха… Это я не о тебе, хоть ты тоже проворонила сей момент.

Эльфа прикусила губу, осознав, как сильно оплошала, и снова отвернулась.

Хотя если честно, то Юрий очень боялся, что бездействие ошейника определят пресловутым магическим или истинным зрением, о котором его предупреждали товарищи по несчастью. Но видимо, расслабился маг, увидев пленника скованным. Недооценил противника. И похоже, снять ошейник самостоятельно не магически и остаться при этом живым действительно невозможно. Подвел стереотип мышления. Юрий же нашел доселе неизвестный способ. Вот что значит солдатская смекалка, когда костлявая с косой припрет к стенке и начнет всячески домогаться. А потом еще вел себя по-хамски, дабы отвлечь их внимание.

– Знаешь, что с тобой сделают, когда тебя поймают? – вновь решила попугать Юрия Элеонтаэль. – Заметь, я сказала: не «если», а «когда»!

– Подозреваю, – кивнул он с тяжким вздохом.

Что и говорить, побег из «центрального офиса» это даже не полдела, а в лучшем случае четверть. Теперь надо убраться из княжества и затеряться среди людей. Но даже это, как он понимал, не избавит его от мести эльфов. Они будут его искать. Долго, упорно, не считаясь в средствах.

Злопамятный народ.

– Мучительные пытки и долгая смерть. Все как всегда, что меня, собственно, и ожидало.

– О нет, ты даже не представляешь, какие тебя ждут пытки! И какая смерть!

– Догадываюсь… есть в нашем мире один народ, понимающий в них толк. Так и эльфы за время своего долгого существования, как народ, безусловно, утонченный, наверняка не могли не придумать столь же изощренных пыток. Я прав? Буду молить о смерти, пятки лизать и все такое… вполне возможно, что так и будет. Но это не значит, что я собираюсь добровольно ждать, когда меня выпотрошат. Лучше немного побегать.

«А там глядишь, во время этой беготни задание умудрюсь выполнить, найду вундеркинда, желательно его останки, чтобы не оставаться дольше необходимого, и смоюсь с ними домой, – подумал он. – Значит, мне надо продержаться три месяца. Думаю, реальный срок».

Юрий невольно потрогал грудь. Раны, нанесенные ножом мага, заживали плохо. Обычные за такое время, даже без ускоренной заживляемости, уже перестали бы кровоточить и покрылись коркой, а эти, даже с ускоренной регенерацией оборотня, то и дело вскрывались…

– Как все-таки ты снял ошейник? – спросила эльфа после долгой паузы, осознав, что иномирца запугать не удастся.

– Что, не получается?! – усмехнулся Юрий. Эльфа вновь насупилась и отвернулась.

«Так, а что мне делать дальше? – подумал Медведев, когда повозка отъехала от «центрального офиса» на порядочное расстояние. – Понятное дело, что бежать, но у этого действа есть много нюансов. С одной стороны, одному бежать легче, незаметнее. Но как я прекрасно понимаю, на мои поиски бросят максимум сил, лучших следопытов, ведь я грохнул целого мага и похитил его ученицу! Это ж какой хай поднимется?! Конечно, ученицу можно отпустить, но что это изменит? Ровным счетом ничего, даже наоборот, только усилю погоню еще одним магом… если, конечно, ей удастся избавиться от ошейника. Ведь маг обмолвился, что к нему должен был скоро прибыть еще один ученик, он-то и снимет это неказистое украшение. Вот ведь гадство!»

Темный лес манил. Дескать, войди в него и сразу же растворишься без следа. Но Юрий по опыту своей службы в ВВ знал, что это не так. След найдут быстро. Даже без собак. А если магию подключить…

«Значит, нужны помощники, – решил он. – В конце концов, один в поле – не воин. Даже снайпер, способный перестрелять батальон в каком-нибудь узком месте, типа ущелья, хватило бы только патронов, ходит с прикрытием. В особых случаях, если нужно пройтись по тылам противника, снайпер ходит как минимум с корректировщиком, определяющим цель, дающего уточненные расстояния до нее и следящего за округой. Уже не один. В одиночку ходят только дебилы, но они не воины, потому что воин и дебил понятия несовместимые. Где взять помощников? Конечно же, на руднике. Мало того что там уже есть хорошо знакомые мне лица, так и остальные сыграют роль дымовой завесы. Когда по лесам будет шастать минимум тысяча человек, в такой толпе меня выследить будет уже не так просто. А там, глядишь, и вырвусь на оперативный простор… или куда-нибудь еще».

– Решено.

Юрий даже чуть повеселел и подстегнул лошадей, чтобы поторапливались. Вероятность того, что его исчезновение заметили и подняли тревогу, сбрасывать со счетов не стоит. И еще нужно придумать, как освободить такую тучу народа. Но время что-то придумать еще есть… пока доедет.

Расспросив Элеонтаэль о рудниках в округе, Юрий направился к тому, где томились его учителя, благо что он же являлся самым близким к «центральному офису», и что вдвойне приятно – по пути.

В итоге план Юрий составил на загляденье, в лучших диверсионных традициях. Но когда подъехал непосредственно к руднику, тут же выбросил его на помойку.

Спросите: почему?

Потому что в этом мире есть магия!

Медведев, увлекшись разработкой плана, про нее совершенно забыл, все привычные диверсионные традиции такую хрень не учитывают. Максимум обыкновенные охранные сигнализации. Их-то он еще худо-бедно обошел бы, мины бы деактивировал и прикарманил, а что прикажете делать с магической охранной системой?!

Магией Юрий не владел и владеть в принципе не мог (опять невольно пожалел, что отказался от договора с демоном, тот бы наверняка решил все проблемы на счет «раз») из-за привитой ему татуировщиком сущности, и потому распутать магическую сигналку ни за что не смог бы. К тому же для этого нужно много и долго учиться.

«Проклятье… – мысленно ругался Юрий, посматривая на частокол. – А есть ли вообще эта магическая охрана? Должна быть, мои товарищи по несчастью в ее наличии были уверены на все сто. Не пленницу же просить подтвердить или опровергнуть ее наличие? Соврет ведь и не покраснеет. И уж конечно, бесполезно просить ее снять магический охранный периметр. Для этого банально надо снять ошейник. А я не могу, заклятье нужно. Надевается ошейник просто, а вот снимается тяжело. И даже если бы снял, она скорее испепелила бы меня, чем выполнила просьбу. Дела… Но ждать нельзя, может, погоня уже наверняка началась, по крайней мере исходить надо из худших соображений».

Проскользнула мысль, что может, все же лучше попробовать уйти в одиночку, чем в одиночку же штурмовать острог. Но доводы в пользу массового бегства оказались сильнее.

По крайней мере, надо попробовать. В конце концов, товарищи помогли ему с ошейником, спасли, можно сказать, и что, ему теперь уйти, бросив их, даже не попытавшись спасти?

Тут его осенило насчет вундеркинда. А что если этот малец все же умудрился выжить? Ну бывают же самые разные случайности. Некоторые с пятого этажа падают и выживают. Достав фотографию, Юрий показал ее спутнице:

– Посмотри.

– Ну посмотрела…

– Не нукай, не запрягала. Видела его? Может, тоже пытать ездили?

– Он что, тоже из твоего мира?

– Сейчас я задаю вопросы. Потому отвечай, знаешь его или нет?

– Нет, не знаю и никогда не видела.

– Подумай лучше. Он мог попасть к вам лет шесть назад. С тех пор в таких нечеловеческих условиях он мог сильно измениться… Представь его осунувшимся, грязным и заросшим, как я.

– Нет, я никогда не видела этого человека.

– А не врешь?

– Зачем мне врать… мертвецу?

Юрий усмехнулся и продолжил спрашивать:

– Но это не значит, что он не у вас в рудниках, так?

– Все может быть.

– Проклятье…

«Что мне теперь, проверять все местные рудники?!» – вспыхнула в мозгу дикая мысль.

От греха подальше Юрий снова заткнул эльфе рот кляпом.

– Пожалуйте в клетку, леди…

Из оружия Медведев взял ножи, свои и эльфийские, положив их рядом с собой и накрыв мешком. Приглянувшийся меч положил на сиденье за спиной. Лук тоже на всякий случай положил под ноги, хотя на него он рассчитывал меньше всего.

Вооружившись, тронул лошадей и попер прямо к воротам острога.

«Чего это со мной творится, черт подери?! Моча в голову ударила? – пожалуй, впервые удивился Медведев, пытаясь анализировать свои странные поступки. – А как иначе объяснить то, что я пру прямо в руки врага? Нормальный человек, не очень-то веря в успех, я и не верю, такого точно не сделает. В чем же тогда дело?!»

Но ответить на этот вопрос он не успел. Остановить себя тоже почему-то не мог. Ехал, как сомнамбула, или приговоренный к смертной казни и понимающий, что ничего изменить нельзя. Но почему нельзя?!

Его засекли, кто-то что-то звучно прокричал. Юрий приветственно махнул рукой. Так, на всякий случай, чтобы сразу валить не стали.

Повозку узнали, сто пудов. Мантию мага наверняка тоже опознали (плохо, что посоха все же нет), но ворота открывать не спешили. Что ж, глупо было рассчитывать, что ночью ворота откроют просто так. Даже днем такое, наверное, не делают без поверхностной проверки. Что уж говорить о ночи?

Службу знают.

Открылась небольшая калитка, и из нее вышел стражник с пылающим факелом.

«Сейчас-то всё и раскроется», – подумал Юрий, дрожа от переизбытка адреналина, и соскочил с козлов на землю, выхватывая меч.

Взмах – и стражник с факелом падает на землю с начисто отрубленной головой. Юрий почти не почувствовал сопротивления при рубке.

– Вот это я понимаю меч!

На стене дико закричали. Медведев с места быстро набрал скорость и врезался в дверцу, из которой выходил убитый стражник. А вот здесь стража сплоховала. Дверь на засов не закрыла, так что Юрий с грозным рыком влетел внутрь без проблем и сбил ближайшего стражника с ног, размахивая мечом, зарубив кого-то походя.

– И что теперь?! Что?!! Почему я вообще полез в эту авантюру?!

И снова нет ответов.

Но делать что-то нужно. Юрий понимал, что бежать сейчас прочь еще более глупая затея, чем то, что он только что совершил. Надо логично заканчивать начатое.

Быстро осмотревшись в комнате, набросил на голову найденный на полке шлем, один овальный щит, стоявший у стены, забросил на спину, второй взял в левую руку, ею же зажал оба меча двух зашибленных стражников, дежуривших в приворотной дежурке.

Тут он заметил на груди одного из стражников какой-то амулет, и не один, а целых три.

– Опять я забываю про магию!

Сбросив лишнее, он снял амулеты со стражников и на всякий случай надел их на себя. Потом решил накинуть на себя толстый трофейный кожаный доспех, для быстроты срезав ремни.

Подготовившись, выскочил во внутренний двор, со всех ног помчался к бараку для рабов.

Стрелы так и молотили в щиты, очень быстро Юрий стал похож на дикобраза. Время от времени рикошетили от шлема, наверняка оставляя хорошие вмятины, чувствительно так сотрясая голову.

«Но мозгов у меня, судя по всему, нет, так что сотрясение чего-либо мне не грозит, потому не страшно», – почти в истерике подумал Юрий.

И тут его хорошо шибануло. Раздался гром, и Медведева свалило с ног.

Вспыхнул ярким светом и осыпался прахом один из трофейных амулетов.

– Ч-черт!!!

Применение магии только добавило Юрию прыти. Но пока он вставал, его снова успели утыкать стрелами. В том числе попали в не защищенную с виду грудь. Но это только казалось, что она открыта, на самом деле под одеяниями мага крепилась нагрудная часть противоосколочного жилета. Он и спас, хотя ударило очень даже чувствительно.

Хорошо, что по ногам до сих пор не прилетело. Вот и барак.

Сбив петлю, он сдвинул массивный засов и начал открывать дверь под постоянным градом стрел, истыкавших еще и двери.

Снова приложили магией. Истлел еще один амулет. И он, судя по всему, последний из защитных. Следующий удар магией, скорее всего, окажется смертельным.

Но Юрий успел скрыться в бараке раньше.

– А вот и я! – совсем дико прозвучал его голос. – Не ждали?!

«Что за бред я несу?!» – подумал Медведев ошалело. Рабы молча уставились на него, не понимая, что вообще происходит.

– Тард! Лолт! Зарлон! Вы здесь?!

– Юрий?! – воскликнул Тард.

– Он самый! Собирайтесь! Рвем когти и делаем ноги! Или вы все хотите и дальше сохнуть на руднике?!

– Ну уж нет, я тут загибаться не собираюсь! – рыкнул Зарлон. – Бежим, братья! Это наш единственный шанс! Других не будет!

Рабы, отойдя от шока, активно зашевелились.

Один щит и меч прихватил Зарлон, второй меч позаимствовал Лолт, а Тарду ничего не досталось: ни щита, ни меча.

– Держись за мной, – сказал Юрий пареньку, снимая опаленный магией щит со спины, беря его в руку.

Рабы тем временем подготовились, вырвав свои лежанки из грубых досок, сделав, таким образом, своеобразные длинные щиты, больше похожие на сходни для маломерных речных судов, способные закрыть сразу несколько человек. Жутко неудобные. Но все лучше, чем ничего. Подыхать в рабстве, судя по активному и массовому копошению, никто не собирался.

– Готовы?! Тогда на прорыв!!!

И они всей огромной толпой с криками и руганью, подбадривая себя, понимая, что снаружи многих ждет смерть, ломанулись из барака по направлению к воротам.

Что могли сделать стражники числом в полсотни, не столько защищавшие острог от внешнего врага, сколько сторожившие рабов? Да ничего! Их просто бы смели, они и не встали на пути, разбежавшись во все стороны.

Но вот лучники на стенах, конечно, покосили разбегавшихся людей хорошо. Доски их практически не защищали. Но основная масса людей, конечно же, добралась до ворот, открыла их, что далось многими жертвами, и мощным потоком хлынула наружу, сразу же растекаясь во все стороны.

– К повозке! – направил Юрий своих товарищей, все-таки бежали они в первых рядах. – Хватайте оружие!

Расхватав все, что было, бывшие пленники рванули в лес за остальными разбегающимися людьми.

С лошадьми возиться не стали. К тому же лошадиные следы слишком приметны для любого следопыта. Можно было, конечно, выиграть немного в расстоянии, но ведь лучники на стене просто смотреть не будут, как лошадей распрягают, перестреляют в один момент. Да и самих лошадей тупо прибьют. Морока одна. Смертельно опасная.

Юрий только махнул напуганной эльфе на прощанье ручкой.

– Прощайте, леди, надеюсь больше с вами никогда не свидеться! Как лично, так и в целом с эльфами.

Но, говоря это, Медведев прекрасно понимал, что так просто он от листоухих не отделается, даже если удастся уйти от погони и дойти до людей. Они еще напомнят о себе, и надо быть настороже. Но это потом. А сейчас надо сделать так, чтобы это потом наступило.


Глава 7

– Как же ты на такое решился?! – удивлялся Лолт. – В одиночку напасть на укрепленный лагерь, защищаемый несколькими десятками воинов?!

– Да я сам в шоке!!! – с истеричным смехом выкрикнул Юрий.

Медведева жутко трясло в адреналиновой трясучке, от одного осознания того, что произошло, а он вопреки всему жив и даже не ранен. Одежду только хорошо порвало. Все-таки этот свободный покрой одеяния мага сбил стрелков с толку.

Пробежав по темному лесу километров десять, наверное, не меньше, они остановились, чтобы передохнуть. Точнее, просто попадали навзничь, тяжело дыша, и валялись так минут двадцать, прежде чем у кого-то хватило сил просто сесть, прислонившись к дереву.

Как они во время бега не убились и даже не покалечились, вот чего Юрий понять не мог. Ногу в лесу подвернуть даже днем плевое дело! Ночью сам бог велел! Но видимо, здешние боги решили иначе. Или неописуемая смесь опасности и эйфории от удачного побега до предела обострила все чувства и координацию.

«А может, меж собой боги делают на нас свои божественные ставки?» – подумал Юрий.

После знакомства с демоном, что чуть не забрал себе его тело, он готов был поверить во все что угодно, в том числе и богов.

– Сколько думаю, но ничего не могу понять. В крепкой памяти и твердом разуме я бы на такое ни в жизнь не решился бы… Ведь это же безумие чистой воды!

– Но разве звериные поступки логичны? – все еще хрипя и кашляя, сказал Зарлон. – Это все твоя вторая сущность…

– О чем это ты? – спросил Юрий, уже начиная понимать.

– В тебе сидит зверь… точнее разбужен. Контроля над ним нет… ошейник-то сняли. Сам ты с ним, как я понимаю, еще не договорился, точнее, не подчинил своей воле, со зверем невозможно договориться… Этим еще опасно перекидывание… потому запрещено. Человек иногда совершенно незаметно для себя теряет свою человеческую сущность. Точнее, звериная и человеческая сущности так смешиваются между собой, что… прости, не знаю, как объяснить…

– Я, кажется, понимаю, что ты хочешь сказать.

– Хорошо. Так что тебе придется научиться контролировать себя… приручить человеческому разуму своего зверя, четко понимать, когда думаешь ты и когда проявляется твоя вторая дикая сущность.

– Но я же не перекидывался!

– Не имеет значения… Ты и твоя сущность теперь единое целое. Вопрос в том, чего больше в данный конкретный момент. Это как песочные часы, количества песка в них всегда одинаково, но разно в нижней или верхней части, то есть в человеческой или звериной. Иногда песок пересыпается в одну из долей полностью, например в звериную, ты обратишься в медведя еще и физически.

Юрий понятливо кивнул.

Зарлон посмотрел на небо в сторону луны, видной сквозь ветки.

– Луна идет на убыль, ее влияние еще слишком сильно… Постарайся до полнолуния освоиться со своим звериным «я». Иначе может быть худо. Обернешься неконтролируемо в полнолуние, а обратно в человека скорее всего не сможешь. Случаи такие известны… Да еще нас чего доброго задерешь и слопаешь.

– Бр-р… То есть оборачиваемость должна проходить под полным контролем?

– Да.

– Что ж, будем тренироваться и дрессировать своего медведя. А то человечиной питаться я как-то брезгую…

Товарищи Юрия чуть глухо посмеялись. Шутки шутками, но, как известно, в каждой шутке есть только доля шутки.

Отдохнув еще с полчаса, они вновь отправились в путь. Зеленый, изрядно изорвавшийся во время бегства балахон мага он скинул (доспех сбросил еще раньше, оставив только грудной элемент противоосколочного жилета), став обычным беглым рабом. Только вот для рабов они имели хорошее вооружение: три меча, два лука и пять ножей, два из которых у Юрия. Мало кому из беглецов перепало хоть что-то.

Юрий решил, что его безумие действительно, скорее всего, объяснялось влиянием второй сущности. Ведь ему для успешного бегства с территории Этилоала требовалось прикрытие, и медведь внутри него, перехватив управление, пошел на всё, чтобы обеспечить его.

И обеспечил.

«Кажется, это эффект берсеркера, – подумал он. – А ведь похоже…»

Юрий и без подсказок понимал, что эффект этот нужно брать себе под контроль, иначе он может его в такую ловушку завести, или реально как самый настоящий берсеркер однажды бросится в одиночку на толпу врагов с голыми руками. Собственно, это почти и случилось сегодня. И лишь то, что такого быть не могло, никому такое даже в голову не приходило, такое нападение даже не рассматривали, все получилось.

– Бр-р…

«А как там прекрасная эльфа поживает? – свернула в неожиданное русло мысль. – Наверняка ее уже освободили. Но не от ошейника. От этого, с позволения сказать, украшения ее освободит только второй ученик мага, и вот тогда нам придется хорошенько побегать, а возможно и драться».

Аборигены вполголоса ругались, продираясь сквозь деревья и кусты. Стоило унять бег, успокоиться, стать более внимательным, как переход через ночной лес стал представлять сплошное мучение. Прямо парадокс какой-то.

А вот Юрию приходилось чуточку легче, хотя он тоже время от времени оступался и вяз в траве, получал веткой по лицу, но все же реже, чем его товарищи. Лунного света ему почти хватало.

– Ничего, скоро рассвет, – приободрил всех Юрий.

– Да, но сил ногами двигать уже нет, – устало сказал Зарлон.

– Верно, – подтвердил Лолт, тяжело оперевшись о дерево.

Тард тоже промычал что-то в том смысле, что он сейчас развалится.

– Думаю, с этим я вам смогу помочь.

– Как? – прохрипел старый солдат.

– На привале расскажу.

– А когда он будет?

– У ближайшего ручья. Нужно хоть немного воды.

Незадолго до наступления рассвета они остановились на очередной передых.

– Вот, возьмите, – протянул товарищам по таблетке Медведев.

– Что это? – подозрительно спросил Лолт.

– Это придаст нам сил.

Юрий сам проглотил таблетку, запив ее водой из ручья. Его примеру последовали остальные.

– Я ничего не чувствую, – сказал Тард.

– Действие не мгновенное, торопыга. Надо чуток подождать.

Возражений не последовало.

– Но нам, думаю, пора определиться с направлением отхода, – заметил Юрий.

– А чего его выбирать? – удивился Тард. – Бежим на север в герцогство!

– И на границе нас всех вяжут тепленькими, – хмыкнул Лолт. – Юрий прав, нужно другое направление.

– Боюсь, выбор у нас невелик, и он также предсказуем для нашей погони, – глухо заметил Зарлон. – На восток нам ходу нет, там такое же княжество эльфийских полукровок. На юг тем более соваться не стоит – начинается Великий Лес, север уже обсудили, остается территория каменных гоблинов. До нее, кстати, ближе всего.

– Значит, идем туда, – решил Медведев. – По крайней мере, на территории каменных гоблинов мы с полукровками будем на равных. К тому же, в отличие от северного направления, западное быстро перекрыть не успеют.

– Верно, – кивнул бывший солдат. – Тут войск нет, только лишь небольшие патрули. В то время как на севере после войны с герцогством полно застав. Идем на запад.

– Но там же гоблины! – воскликнул Тард.

– Идеальных путей бегства нет, – вздохнул Лолт. – Но здесь у нас хоть какие-то шансы.

– Зарлон, ты вроде неплохо разбираешься в перевертышах, вот и хочу спросить: как долго можно продержаться во второй сущности?

– Тут много факторов влияет. Самое главное это, конечно же, количество твоей силы. Чем ее больше, тем дольше ты можешь пробыть в своей второй ипостаси.

– Ну это понятно. А еще?

– Луна… Чем она полнее, тем сильнее она тебе помогает.

– Кстати, почему так? В чем тут дело? При чем тут вообще луна?

– Не знаю, – пожал плечами старый солдат. – Я ведь специально не интересовался… Так, нахватался разных сведений.

– А еще какие факторы?

– Опыт… Считается, что опытный оборотень, но с малым запасом силы, может продержаться столько же, как оборотень неопытный, но с большим количеством силы.

– Это не ко мне. Я вообще еще ни разу не перекидывался.

– Плохо. Тогда длительность твоего состояния в ином виде будет очень краткой и, что еще хуже, практически тобой не контролируемой. То есть ты будешь практически невменяемым, что будет опасно не только для врагов, но и для друзей… то есть для нас.

– Понятно… Со своей стороны обещаю, что постараюсь в случае чего не рвать вас для ровного счета.

Никто даже не улыбнулся. Может, шутки не поняли или поняли, но она им не понравилась.

– Ладно. Что еще влияет на время пребывания в измененном состоянии?

– Еще можно усиливать продолжительность существования во второй сущности посредством различных алхимических снадобий и магических амулетов. Тут уже все зависит от их силы. Но ими, как я слышал, оборотни пользоваться не любят. Только если очень нужно. Во время войны.

– Почему?

– Точно не знаю. Оборотничество ведь по сути тоже магия, пусть иного характера, и наложение одного вида маги на другую всегда плохо сказывается. Получается конфликт энергий или чего-то в этом роде, и это чревато тяжелыми последствиями. Для вас, оборотней, это то же самое, что и для обычных людей эликсир силы. Можно горы свернуть, бежать целый день, а как проходит действие снадобья, так такая ломка во всем теле начинается, будто тебя тысяча демонов на куски рвет. Так говорят, что для оборотней все в десятки раз хуже. Пользуются только, если очень надо, прямо-таки жизненно необходимо, особенно когда луны нет.

– Ну, с применением магических амулетов это понятно, а алхимические почему так сильно влияют? В них ведь магии нет ни грамма, – удивился Юрий, подумав, что он ведь по сути сейчас допинг принял, как бы теперь чего не вышло.

– Не знаю, я говорю только то, что сам слышал от других. Сам-то я ни разу оборотней в действии не видел.

– Понятно. Это всё?

– Ну, еще на продолжительность имеет значение размер второй сущности.

– Да, кто бы что ни говорил, а размер имеет значение… Все четверо хмыкнули. На этот раз все всё поняли.

– Так вот, чем больше животное, в которое ты превращаешься, тем меньше время его существования, – закончил Зарлон.

– Справедливо… Значит, мне не очень повезло с медведем. Больше него только слон.

– Слон?

– Такое большое животное из моего мира. Может, и у вас есть. Большие уши, хобот, бивни… живет в Африке – континент с жарким климатом.

– Нет, не знаю… Может, на юге, там за степями орков есть что-то подобное. Да и то вряд ли. Это же отличная добыча для драконов. Кстати, есть один дополнительный момент касаемо медведей… Не знаю, правда или нет, но зимой у тебя могут возникнуть особые проблемы с оборачиваемостью, – припомнил Зарлон.

– Почему?

– Дык спят зимой медведи в берлогах. Или ты не знал этого?

– Знаю. Но мне это не грозит…

– Почему?

– Потому что спят бурые медведи, вроде и черные тоже в спячку залегают. Насчет гималайских не знаю, а я белый. Белые точно зимой не спят.

«А с чего я собственно взял, что являюсь белым медведем? – подумал Юрий. – Я ведь ни разу еще не оборачивался и не знаю внешности своей второй сущности. Разве что продолжатся совпадения, наколка на руке именно белого медведя, и сам я белобрысый – истинный ариец, мля».

– Белый? Разве бывают белые медведи?

– В моем мире они живут в зоне вечной мерзлоты, там, где у вас обитают снежные тролли. И они не спят зимой. Замерзнут.

– Вот оно как…

– Да. Спасибо за информацию, Зарлон. Ты мне очень помог, по крайней мере, просветил в вопросе, в котором я вообще дуб дубом.

– Да не за что…

– Ну что, отдохнули? Силенки появились?

Товарищи с удивлением обнаружили, что действительно усталость прошла, голова ясная и готовы хоть горы свернуть.

– Тогда побежали.

* * *

В пути, во время остановок, Юрий пытался вызвать в себе медведя, обернуться, желательно частично, и чтобы сразу назад, дабы подтвердить, что он действительно белый медведь, но почему-то ничего не получалось. Даже знакомый зуд и опухлость с приливом физической силы вызвать не удавалось. В чем тут дело, Медведев не знал, и его товарищи ничем ему в этом вопросе помочь не могли.

Может, все дело в том, что все силы уходили на переход, а выматывал он изрядно. Лолт, например, как самый плохо подготовленный к длинным дистанциям, едва поспевал, даже несмотря на стимуляторы. Зарлона, как бывалого солдата, несмотря на почтенный возраст, выручал опыт долгих переходов и соответствующая кондиция тела. А Тарда спасало то, что по молодости он быстро восстанавливал силы.

А может, все дело в страхе. Да, Юрий банально боялся обернуться медведем. Ну и все еще сидящее в нем недоверие к подобным перекидываниям сидело, как в любом нормальном человеке технической цивилизации. Все это сбивало.

Луна опять же ущербная.

Впрочем, последнее обстоятельство можно было рассматривать лишь как жалкую отговорку. Как нашим футболистам тоже вечно что-то мешает побеждать, то ветер, то солнце, то дождь, всё им не так. Вот и биатлонистам в последнее время лыжи мешают, и винтовки до кучи в цель не попадают.

Луна, конечно, ущербная, но убыло едва ли четверть. В пути питались в основном рыбой. Сырой. Разводить огонь в подобных условиях смерти подобно. Это все равно, что указатель повесить для погони, вот, дескать, где мы, идите сюда.

Сначала от сыроедения Юрия немного подташнивало, ни соли ведь, ни специй, а потом ничего так, приелся.

Голод не тетка… Захочешь и не такое жрать начнешь, так что за ушами трещать будет.

«Медведь я, в конце концов, или не медведь?! – накручивал он себя эмоционально перед очередным обедом методом сыроедения. – Правда, будь я хоть трижды медведем, соли и прочих специй все же не хватает…»

Рыбачили, естественно, не удочками, хотя леску и крючки ему «вернули». Рыбу забивали своеобразными копьями с несколькими привязанными остриями. Лучше всего получалось у Зарлона и Тарда. Лолт занимался потрошением.

Юрий, чтобы совсем уж не выглядеть нахлебником, все же пытался что-то поймать на свои снасти. Иногда получалось. Особенно радовала рыба с икрой, идущая в верховья речек на нерест. В ней, в смысле в икре, больше всего питательных веществ, не зря ведь медведи едят именно ее, саму рыбу выбрасывая.

Иногда попадались ягоды и орехи.

– А вот и знакомые места, – сказал Юрий на третий день бега, осматривая очередной горный хребет.

Погоня их пока не настигла, с патрулями тоже посчастливилось не столкнуться.

– За этими скалами начинается территория гоблинов.

– Уверен? – спросил Зарлон.

– Более чем. Именно на этом перевале гоблины остановились, не рискуя далее преследовать меня. Значит, это граница.

– Отлично! Чего же мы ждем?! – удивился Тард, которому не терпелось убраться из княжества полукровок.

– Вооружимся получше, – осадил Юрий энтузиазм парня.

– Чем?

– Дротиками. Сделаем себе по три-четыре штуки. Груз, конечно, лишний и не очень удобно с ними таскаться, но если столкнемся с гоблинами, будет чем отбить первую атаку еще на дальней дистанции.

– А стрелы на что?

– Стрел много не бывает. После выстрела стрелу искать времени не будет. А у нас их всего три дюжины на два лука. В то время как дротиков можно на любой остановке наделать.

Только нарубив себе метательных дротиков и потренировавшись в бросании, они направились к перевалу.

Медведев вообще-то хотел подождать темноты, ну очень претило ему появляться в светлое время суток на открытом пространстве перевала, но видимо, и его заразило желание Тарда как можно быстрее сделать ноги. К тому же все время пути им никто не повстречался: ни другие беглецы, ни полуэльфы. Это их чуть расслабило, они решили, что опасность практически миновала и можно пройти в светлое время суток по голому пространству.

Возможно, эта спешка их спасла, как бы парадоксально это ни звучало.

– Твою ж мать!!! – выругался Медведев, обернувшись назад, когда они взобрались на перевал и готовились идти дальше.

– Что? – озабоченно спросил Лолт.

– Погоня!

– Где?!

– Вон же, километрах в трех!

– Не вижу…

– Да вон лесок, особенно редкий, на спуске, там тени мелькают.

– Верно… – с легкой дрожью в голосе подтвердил Тард.

– Много? – спросил уже Зарлон.

Глаза по старости лет подводили старого солдата.

– Десяток, может, чуть больше, – ответил парень.

– И собаки… – добавил Юрий, вглядевшись вдаль до рези в глазах.

– А вот это совсем плохо, – вздохнул Зарлон, не став спорить с тем, что на таком расстоянии вряд ли обычному человеку можно заметить псин, но в том-то и дело, что их спаситель не совсем обычен и такие вещи увидеть в состоянии.

– Да уж куда хуже…

Наличие собак, кстати, наводило на очень неприятную мысль. Ее озвучил Лолт:

– Похоже, охота идет конкретно на нас… Точнее… Все посмотрели на Юрия.

– Да-да, на меня они охотятся, – сплюнул он от досады.

– Это уже не имеет значения, – сказал Зарлон, обрывая затянувшуюся паузу. – В любом случае никому не поздоровится, за кем бы ни охотились. Нам нужно как можно быстрее достичь леса. Мы знаем о враге, его количество, о собаках, может, сможем что-то придумать. Фора опять же есть, час, не меньше. Тем более что в присутствии собак я вижу одну хорошую новость.

– Это какую же? – удивился Юрий.

– Эльфы на дух не переносят этих животных. Полуэльфы соответственно тоже, но слабее. А собакам нужен уход, любовь, так что нас, скорее всего, преследуют полукровки с очень незначительной долей эльфийской крови, то есть почти люди. Значит, как бойцы они практически ничем не лучше нас. Есть шанс преподнести им сюрприз.

– Отряд может быть смешанным. Один-два человека ведут собак, а основной состав…

– Нет… У них это именно такой специальный отряд, где каждый в случае чего может смотреть за собаками. Ведь в противном случае те, кто командуют животными, могут быть убиты из засады, и вся их охота полетит к демонам.

– Ясно. Тогда чего мы стоим?!

И беглецы ломанулись со всех ног, словно за ними гнался сам дьявол. Среди скал им точно не отбиться. Численный перевес более чем в два раза на стороне противника. Собаки опять же. Не говоря уже о возможном присутствии в отряде мага.

«А в лесу, глядишь, еще и гоблины подсобят, – подумал Юрий. – Хотя могут с таким же успехом и нам помешать. Но тут уже на все воля богов».

Медведев невольно усмехнулся, подумав, что начинает мыслить как местный.

* * *

Боги на этот раз, похоже, решили, что беглецам стоит добавить неприятностей к уже имеющимся.

Гоблинов заметили практически одновременно, благо что лес по осени уже просматривался на многие десятки метров, и спрятаться этим коротышкам было просто негде. Они и не прятались и, осознав, что обнаружены, с криками бросились на чужаков.

– К бою! – хором крикнули Юрий и Зарлон. Медведев подготовил для броска свой дротик и, сделав замах, метнул его что было сил. Бросок получился на славу, но мимо. Гоблин не стал ждать, когда его пронзит копье, и резким прыжком скрылся за деревом.

Товарищи также сделали по броску, но с тем же нулевым результатом.

Гоблины, числом около двух дюжин, точнее подсчитать из-за их постоянного передвижения не представлялось возможным, но не более трех десятков, тем временем приблизились на дистанцию своего броска, и их копьеметатели также швырнули оперенные дротики.

Тут уже люди попадали на землю, не желая, чтобы их пригвоздили к деревьям точно жуков.

– Лолт! Тард! Берите луки! – крикнул Юрий, бросая еще одно копье, но с тем же плачевным результатом. – Зарлон! У нас есть шанс только в рукопашной схватке, пока они рассредоточены достаточно широким фронтом!

Старый солдат, кинув свое второе копье, тоже без особой пользы, согласно кивнул, и они, точно получив команду, рванули вперед, выхватывая мечи.

Юрий на бегу, сократив расстояние вдвое, бросил последнее свое копье, и на этот раз попытка оказалась более результативной, один из гоблинов, не успев увернуться, громко вскрикнул, когда дротик пропорол ему бедро.

Зарлон потратил свое последнее копье впустую. Впрочем, как понял Юрий, старый солдат особо и не рассчитывал попасть, просто пугал своего оппонента, тоже решившего бросить свой дротик, и добился своего. Гоблин ушел в сторону, атака сорвалась, и тут Зарлон уже пустил в дело меч, полилась первая гоблинская кровь.

Юрий также сократил дистанцию до противника, и его первой жертвой стал раненный им серокожий коротышка.

Медведев не забыл и об амулетах-бусах из чьих-то зубов, сорвав его с шеи противника и сунув карман.

Не надо думать, что гоблины ждали, пока чужаки доберутся до них и начнут резать, ничего при этом не предпринимая. Нет, они пытались пронзить людей дротиками, у кого были, но в этот процесс вмешались ставшие лучниками Тард и Лолт. Может, они не всегда попадали, хотя крики, полные боли, свидетельствовали и о точных попаданиях, но чаще срывали атаки противника, давая Юрию и Зарлону добраться до врагов практически без проблем.

Гоблины кинулись навстречу, размахивая своими каменными топорами и ножами.

Образовалось два очага битвы вокруг Юрия и Зарлона.

Кто-то метнул каменный нож, и Юрия пошатнуло от сильного удара, но грудной элемент противоосколочного жилета вновь спас его носителю жизнь. А дальше пришлось махать мечом не хуже шаолиньского монаха, вертясь бешеным волчком и отбивая удары со всех сторон, при этом успевая делать атакующие выпады.

Потеряв еще одного своего сородича и не в силах добраться до громил-людей с такими длинными мечами, гоблины по крику своего командира, оставшегося в стороне от схваток, отскочили в сторону, и Юрий почувствовал, как его скрутило судорогой.

Спрятавшийся от лучников гоблин применил боевой амулет. Юрий даже упал на колени. Видимо, решив, что дело сделано, десяток гоблинов, ранее атаковавших Медведева, рванули в сторону лучников, уже истративших больше половины запаса стрел.

Лишь последний решил добить человека, размозжив его голову своим топором, уже сделав широкий замах, но Юрий оказался быстрее и стремительным ударом снес гоблину его самоуверенную башку, так что он даже пискнуть не успел. Еще один амулет упал прямо под ноги Юрию.

Снова знакомый крик командира гоблинов, он уже забыл о своем прошлом клиенте, решив, что дело сделано, и обратил все свое внимание на второго человека, что стало его большой ошибкой.

На магию надейся, а сам не плошай…

Снова лопоухие сноровисто отскочили от оборонявшегося Зарлона, положившего уже двоих соперников. Но ударить магией гоблин не смог. Едва он выставил руку с зажатыми в кулаке бусами в сторону старого солдата, Юрий сделал бросок эльфийским ножом.

Клинок вошел гоблину под правую руку, и камень в рукояти чуть вспыхнул.

Магия все же высвободилась, но благодаря ранению, гоблина скрутило, руку повело в сторону от цели, и разряд угодил в одного из его подчиненных, упавшего на землю с осыпавшимися пеплом бусами.

Зарлон не зевал и, сделав стремительный выпад навстречу врагу, подрезал еще двоих лопоухих и добил раненого, что приложило магией, амулет его наверняка спас, просто оглушило.

Тем временем гоблины, набросившиеся на лучников и потеряв двоих, наседали на Лолта и Тарда, бросивших свои луки и отмахивавшихся своим ручным оружием: Лолт – мечом, а Тард – дротиком.

Пока Зарлон разбирался со своими, Юрий кинулся на выручку менее опытным товарищам и двумя ударами располосовал спину двум гоблинам.

Оставшиеся трое гоблинов решили, что против троих людей им не выстоять, и что-то заорав пискляво на своем языке, бросились в разные стороны.

Потеряв еще одного от рук старого солдата, бросились врассыпную и его противники.

– Все целы? – спросил Юрий. – Зарлон, ты как? Не задели?

– Меня?! Гоблины?! – усмехнулся старый солдат. – Если бы такие коротышки каждый раз меня доставали, я бы не дожил до своих лет!

Юрий криво улыбнулся и невольно потрогал грудь.

– Но спасибо за помощь, – сказал Зарлон, кивая в сторону обвешанного бусами вожака гоблинской стаи с ножом в боку.

– Не за что.

– Хватайте амулеты и делаем ноги! – крикнул Юрий.

Быстро обобрав гоблинов, даже такие амулеты все лучше, чем совсем никаких, и вернув свое оружие: Юрий – нож, а Лолт и Тард – вырезав несколько стрел, четверка беглецов продолжила движение. Погоня, пока они бились с гоблинами, наверняка успела значительно сократить расстояние, и это тревожно. Ибо идущий по пятам противник намного серьезнее гоблинов, хоть и малочисленнее.

* * *

До следующей долины они добрались, когда погоня уже практически наступала беглецам на пятки.

Оглянувшись в очередной раз назад, находясь на небольшом возвышении, поросшем редким лесом, Юрий увидел… или скорее все же почувствовал, что погоня находится максимум в двух дистанциях полета стрелы.

А беглецы уже едва переставляли ноги. Бежали только исключительно на силе воли. Таблетки уже давно закончились.

– Бежим к следующему перевалу! – сказал Юрий, медведем прорубаясь сквозь чащу молодняка каких-то колючих кустов.

– А погоня! – с хрипом напомнил Лолт. – Догонят ведь! Они, похоже, на эликсире силы идут! Даже собаки!

– А что погоня? Мы им сейчас все равно ничего не сможем сделать. И если честно, я очень надеюсь на гоблинов!

Задумку Медведева оценили по достоинству, даже кривые гримасы, видимо, означавшие попытку улыбнуться, появились на предельно уставших лицах.

Поскольку гоблины предпочитали нападать сзади, чтобы подольше оставаться незамеченными, то вероятнее всего их жертвой должен стать отряд преследования.

Гоблинов же вряд ли придется ждать долго, не так далеко виделся дымный столб, наверняка от стойбища. И будет их немало. Все-таки подступает вечер, а как Юрий уже знал из расспросов, гоблины стараются проводить ночи все вместе.

Собаки у преследователей хорошо обучены, потому, гоня добычу, совершенно не лаяли, и определить, как близко они подобрались, не представлялось возможным. И это заставляло нервничать. Того и гляди, в задницу стрела вопьется.

«Да где же эти лопоухие коротышки?! – мысленно простонал Юрий. – Не мог же я их обескровить так сильно!»

Племя, обитающее в этой долине, действительно почти не пострадало от рук Медведева. Эту территорию он практически проскочил.

Неожиданно, совсем близко, едва ли дальше сорока метров, раздался полный боли визг собаки. Воинственно закричали гоблины. Вот и ладушки. Раздался гром, блеснула вспышка синего света. И это явно не работа амулета. Слишком мощно.

«Значит, маг среди них все-таки есть, – подумал Юрий. – Паршиво…»

Потом раздался знакомый треск, какой-то вой и снова гром. Разноцветные вспышки так и сверкали.

– Бежим дальше!

Спорить никто не стал. Связываться с магией никому не улыбалось.

«Но сдержат ли гоблины наших загонщиков? Многих ли они сумеют побить?» – невольно подумал Медведев.

Но тут он вспомнил совсем недавний опыт противостояния их крохотного отряда против почти трех десятков лопоухих, и надежды упали ниже плинтуса.

Гоблины не могли похвастаться особой организацией, шаманы их тоже не котировались, так что на трофеи тоже особо рассчитывать не стоило. В итоге против десятка полукровок у гоблинов не было никаких шансов вообще.

Медведев убедился в своей правоте. Схватка продолжалась не слишком долго, максимум минуту, и все стихло. Только в небо поднялся столб дыма, видимо, что-то активно горело.

С окончанием схватки беглецы невольно остановились, тяжело дыша.

– Я больше не могу… – пожаловался Тард и свалился на землю.

– Я тоже… сейчас… сдохну… – согнувшись в три погибели, прохрипел Лолт.

– Да и мне не долго осталось, – кивнул лучше всех державшийся среди аборигенов старый солдат.

– Я немногим лучше вашего… – заявил Юрий.

– Интересно, чья взяла? – поинтересовался Тард. – Гоблины уделали жидких полукровок или полукровки гоблинов?

– Тихо… надо послушать, – сказал Зарлон. – Если победили гоблины, ору будет на весь лес…

Но как бы они ни вслушивались, ничего не услышали.

– Кажется, гоблинов замочили, вернее сказать, поджарили, – сказал Юрий. – А те, кто выжил, разбежались и попрятались по кустам, дрожа от страха.

– Похоже на то, – согласился Зарлон. – Вопрос в том, сумели ли коротышки проредить наших преследователей и как сильно? Или ограничились только одной собакой.

Да, это был самый животрепещущий вопрос. Вот только как узнать на него ответ?

– В любом случае бежать дальше смысла нет, – сказал Зарлон, озвучив то, о чем думал каждый. Убежать они не в состоянии. – Мы либо разберемся с погоней здесь и сейчас, либо… разберутся с нами, но чуть позже.

– В принципе, я согласен, бегать вечно невозможно, но… магия, – заметил Медведев с внутренней дрожью.

Магия его откровенно пугала, и этого он практически не скрывал. Особенно после того как прочувствовал ее совсем недавно на себе. Каждый раз ему везло, но как долго продлится везение? Он не понимал ее природу и силу, посему, естественно, связываться с ней, тем более с боевой разновидностью, не было никакого желания.

– Давайте распределим амулеты…

Каждый вытащил ворох трофейных бус и сложил в одну кучу.

– Кто-нибудь понимает, где здесь какие: боевые, целительные и защитные? – поинтересовался Юрий.

– Увы, – после паузы выдохнул Зарлон. – Я еще могу определить эльфийские и даже орочьи, но вот гоблинские для меня темный лес.

– Что ж, придется перетасовать наудачу.

Медведев разделил бусы на четыре части, каждому досталось по семь ожерелий, и раздал их товарищам.

– Теперь надо подумать, как быть дальше, и быстро думать.

– Если в группе преследования маг, то после такого боя он истощен, я в этом уверен, можете мне поверить, – авторитетно заявил Зарлон. – В нашем отряде тоже состоял маг, не слабый, так он выдыхался и после меньшего светопреставления.

Ему поверили.

– А мог быть и не маг? – попросил Юрий уточнения, он то был уверен, что в отряде точно есть маг. – С таким-то светошумом?!

– Ну да… могли применяться и боевые амулеты. Мощные. Вопрос в том, как их еще много осталось у наших преследователей.

– Нам хватит, – заметил Юрий. – Особенно если в группе есть маг и все прочие бойцы увешаны амулетами. Наверняка они затарились по полной.

Все молчали. Похоже, ждали решения Медведева, как своеобразного лидера, ведь он всех освободил из плена и вел за собой.

Юрий же мысленно сплюнул. Взвесив все «за» и «против», сделав ставку на то, что среди противников есть маг и он истощен, а амулетов немного, после такого интенсивного боя с гоблинами, да и количество воинов подсократилось, некоторые наверняка ранены, Юрий, вспомнив цитату из какого-то мультика, с пафосом заявил:

– Мы принимаем бой! Айда за мной в засаду… И будем надеяться, гоблины нам не помешают, как мы ни мешали им. Лучше бы, конечно, помогли, но этого ждать уже совсем глупо.

Тард на последнее замечание прыснул в кулак. Нервное, наверное.

Они возвращались, внимательно вглядываясь в сумрак леса. Подступил вечер, и темнело очень быстро. Юрий, да и остальные, наверное, тоже думали сейчас в том ключе, что стоило ли так далеко убегать?

Луками, как и в прошлый раз, вооружились Тард и Лолт. Юрий и Зарлон приготовили по два наспех срезанных дротика. На большее их вряд ли хватит. Дальше дело за мечами.

«Все-таки мы делаем большую ошибку, – думал Медведев, испытывая мандраж. Внутри все переворачивалось. Адреналин в крови бурлил. – Когда шел в одиночку освобождать рабов, было не так плохо. А сейчас я не один, но чувствую себя поганее некуда».

Они залегли за деревьями. Юрий мысленно хлопнул себя по голове, четко осознав: «Засада ведь не имеет никакого смысла! Меня ведь самого поймали почти в засаде! Но с другой стороны, Зарлон этого не может не знать, но все равно пошел на это. Значит, знает, что делает. А я, как лопух, не выяснил всех нюансов. Эх-х».

Среди деревьев показалось движение. Шли преследователи. Изрядно помятые. Собака всего одна, и не похоже, что она в работоспособном состоянии, досталось ей изрядно. Самих воинов… Юрий насчитал семь и среди них отчетливо различил мага в зеленом плаще с коричневым воротником и показал остальным шесть пальцев.

Зарлон насчитал шестерых. Тард вообще пятерых. Лолт подсчитать не успел, поскольку с математикой особо не дружил, как и с письмом.

Исходить стали из подсчетов Юрия. Выходило, что четверых полукровок гоблины все же порешили.

«Интересно тогда, сколько они потеряли в бою с гоблинами?» – отстраненно подумал Юрий.

Собака все же что-то почуяла. Маг… тоже встрепенулся, начал делать пассы руками, и в этот момент Зарлон скомандовал:

– В атаку!

Беглецы рванули вперед. Юрий и Тард – вправо, Лолт и Зарлон – влево, собираясь зажать противника в клещи с проведением перекрестного обстрела. Полетели первые стрелы и дротики.

Пока мимо.

Противник среагировал быстро, полукровки встали за деревьями и тоже начали пускать стрелы… и не только.

В дерево, за которым укрылся Юрий, с грохотом врезалась… молния, оно же, судя по всему, небесное копье. Дерево затрещало, треснуло и задымило.

– Ай! – вскрикнул Тард, падая со стрелой в левом плече.

Медведев метнул второй дротик – и снова неудачно, противник сумел уклониться.

Тут Юрий понял, что им всем конец. Маг у полукровок оказался не то что не слабым, а прямо-таки сильным. Он быстро вырабатывал заклинания и швырял их во все стороны, то есть в нападавших.

Юрий едва увернулся от самонаводящегося огненного файербола. Он, как ракета, следуя за целью с легким запозданием маневра, врезался в очередное дерево, тут же вспыхнувшее, точно пересушенный и облитый бензином банный веник!

Медведева обдало жаром, а дальше случилось вообще что-то ужасное. В него все же угодило какое-то заклинание этого чертова мага, посланное вдогонку за файерболом, потому как тело пронзила дичайшая боль. Бусы на шее моментально осыпались прахом, осталось лишь пара ниток, видимо целебного и боевого действия.

Потом началось вообще что-то невероятное. Юрию казалось, что его разрывает на куски, мышцы рвались, сухожилия лопались, кости трещали…

Это было странно, ведь краем сознания, совсем крохотным кусочком, он понимал, что ничего этого быть не должно, ведь гоблинские амулеты его худо-бедно, но защитили.

Тогда что происходит?!

Даже непонятно, почему он не потерял сознание, видимо, боль была просто запредельной и не давала отключиться.

Лес снова наполнился его криком. Нет, не просто криком, а уже нечеловеческим… рыком.

Юрий вскочил на ноги… лапы – и бросился вперед на обидчика, одновременно чувствуя себя огромным и очень маленьким.

Маленькой являлась частичка его я… четко осознающая себя человеком Юрием Медведевым.

Большим же был… тоже он, но уже просто медведем. Зверем.

Звериные инстинкты полностью захватили его, и он-человек практически ничего не мог с этим поделать. Да и, если честно, не хотел, не решался. Боялся, что если сейчас встрянет, то будет просто окончательно раздавлен своей второй сущностью и исчезнет как таковой. Ну и просто в шоковом состоянии находился, чтобы куда-то вмешиваться, при этом абсолютно ничего не понимая.

Белый медведь, несмотря на громадную массу, двигался меж деревьев с проворством кошки. В его тело… тушу впилось несколько стрел. Но что они медведю?! Уколы, пусть болезненные, придающие только еще больше ярости, но безопасные уколы.

Маг, сосредоточив все внимание на смертельной угрозе и желая хорошо приложить медведя очередным заклинанием, скорее всего даже с последующим для обеих ипостасей смертельным исходом, уже направил на оборотня свой жезл, как получил стрелу в спину, заставившую сорваться заклинание в сторону от цели. А в следующий момент мага сбило на землю, и огромная медвежья лапа просто оторвала ему голову.

То, что случилось дальше, Юрий даже вспоминать не хотел. Благо что память в дальнейшем подводила, и всплывали лишь неясные картинки разлетающихся в разные стороны полукровок, зачастую уже без рук или ног, со вспоротыми животами…


Глава 8

Боль, чудовищная боль во всем теле, вот что ощущал Юрий Медведев. Его кости ломало и корежило, мышцы и сухожилия рвало и тянуло, кожу, казалось, облепило тысячей рассерженных ежиков, и они, сволочи такие, беспокойно вошкаются, доставляя еще больше страданий. Проблески сознания сменялись странным ощущением небытия, вроде бы ты есть и в то же время нет.

Но всему рано или поздно приходит конец. Кроме боли. Она не отступала. Притухла, но пока не уходила окончательно, усиливаясь при каждом движении, так что лучше не шевелиться вовсе.

– Ну как ты?

Юрий посмотрел на спросившего и всплыл на более высокий план сознания.

– Хреново… ты даже не представляешь, как мне сейчас хреново, Зарлон… единственное, о чем я сейчас мечтаю, это сдохнуть, лишь бы не ощущать того, что со мной творится.

Юрий зарычал от очередного приступа боли, словно его насквозь пронзили сотни игл, смоченных чем-то едким, заставив тем самым Зарлона отшатнуться.

– Не беспокойся… ох-х…

Вновь обретя способность осознавать, Медведев осмотрелся и обнаружил, что находится в какой-то небольшой пещере. Выход заливало водой от идущего дождя.

– Рассказывая об оборотнях, ты не говорил, что это так больно… чудовищно больно…

– Забыл…

– Где мы? – спросил Юрий настороженно глядящего на него старого солдата, что-то теребящего в руке.

– В пещере, как ты понял… Дотащили тебя до следующего перевала на волокуше, нашли пещеру и пока схоронились тут. В лесу, понятное дело, оставаться опасно, гоблины вокруг снуют, осмелев, могли напасть.

– Понятно… А где Лолт и Тард? Они живы? – поинтересовался Юрий, не обнаружив поблизости еще двоих товарищей.

– Живы! Чего им умирать?! Тард всего-то получил стрелу в плечо.

– Это я видел… А Лолт?

– А Лолт в ногу и руку. А меня магией немного накрыло, но гоблинские амулеты спасли.

– Так чего их тут нет? Дождь ведь на улице… снаружи.

– Ну дык боятся… – смущенно улыбнулся Зарлон. – Даже мне не по себе рядом с тобой находиться, когда ты так…

– Почему?

Старый солдат усмехнулся.

– Ты бы только видел, что с тобой творилось все эти два дня…

– Два дня?!

– Да… мы тут уже два дня… не считая суток, что добирались до пещеры. Хорошо, вовремя успели, как только занесли, так тебя и начало корежить…

– То есть я без памяти уже трое суток.

– Получается так.

– Расскажи все с самого начала.

– Ну, когда ты раскидал всех, свалился точно мертвый. Дышал только едва-едва. Мы едва дотащили тебя до пещеры, и тут началось…

– Что?

– Частичные трансформации… То одна рука, то другая начнет видоизменяться, то ноги, но тело, то голова, то ноги и голова и так далее… Жуткое зрелище, я тебе скажу.

– Хм-м… понятно… действительно, зрелище, наверное, еще то, – согласился Юрий.

– А еще ты постоянно кричал, рычал и стонал… Согласись, что не каждый выдержит такое несколько суток подряд.

У Медведева все же хватило сил чуть посмеяться.

– Понимаю. Ну а ты чего? Совсем страх потерял по жизни?

– А чего я? Я солдат, повидал многое, не такое, конечно, но нервы у меня крепче. Боялся, конечно, не без этого…

– А если бы я окончательно спятил и бросился на тебя?

– Дык я же не постоянно с тобой в пещере сижу. Когда ты совсем уж плохой становился, уходил к остальным от беды подальше. И потом, на такой случай у меня есть это, – показал Зарлон две висюльки на веревочках.

– Что это?

– Боевые амулеты. Небесное копье и огненный шар. Снял с убитых полукровок.

– Понятно. Умеешь пользоваться?

– Да чего тут уметь? Наводишь в сторону противника и нажимаешь на значок в центре, мысленно отдавая команду.

– И от меня остается горка пепла…

– Ну да…

– Ладно, это все понятно. Ты мне лучше скажи, я теперь постоянно буду ощущать такую боль и вообще выпадать в осадок на несколько суток после каждого превращения?

– Я так понимаю, ты в первый раз обернулся полностью? – поинтересовался Зарлон.

– Да… я же говорил, что ни разу еще не оборачивался.

– Прости, запамятовал… Что касается последствий, то не думаю, что боль будет такой сильной после каждого перекидывания. Каждый последующий раз она будет становиться меньше и менее продолжительной, но со всем от боли, конечно, не избавиться…

– Ясно… за всё надо платить… – вздохнул Юрий.

«А наши фантазеры все время забывают об откате после превращения рассказать, – подумал он отстраненно. – Оборотни у них превращаются из человека в зверя по несколько раз на дню, и хоть бы хны…»

– Чего мне ждать, когда наберусь опыта? Хотя набирать его, честно говоря, совсем не хочется, с такими-то отходняками…

– Ну, как я уже сказал, болевые ощущения терпимые… наверное, такие, как ты сейчас испытываешь…

– И долго мне этот опыт набирать?

– Не знаю, все индивидуально, но несколько десятков раз превратиться придется, чтобы перестать вырубаться и оставаться в сознании, пусть слабым, но в сознании. А то ведь совсем беспомощным становишься…

– Бр-р… Знал бы ты, что я сейчас испытываю. А по времени сколько эта слабость будет длиться?

– Час или два… Всё индивидуально.

– Справедливо. Как там Лолт и Тард себя чувствуют? Ранения все-таки серьезные. Может, я смогу им чем-то помочь? – снова вспомнил о товарищах Юрий. – У меня в аптечке кое-что осталось после того, как эльфы порылись. Хоть раны нормально обработаю, заражения не будет. Антибиотиков пусть глотнут… Да и мне обезболивающего принять не помешает.

– Да они уже поправились.

– Так быстро?

– Ну так я, кроме боевых амулетов, нашел несколько целебных, вот и потратил на них, так что еще немного и они станут совсем здоровыми. Этот боевой отряд очень сильный был… очень. Маг очень сильный и амулетов разных куча… Не ожидал я такого. Прости, что надоумил в атаку идти. Уходить дальше надо было.

– Что было, то прошло, – глухо отозвался Медведев. – К тому же не ушли бы мы, все равно столкнулись. А так маг действительно чуть подустал в сражении с гоблинами, и это несомненно сыграло в нашу пользу, и не ожидал, что мы нападем, а то в противном случае, боюсь, и мое превращение не помогло бы.

Зарлон, улыбнувшись, кивнул.

– Ладно, если Лолт и Тард здоровы, то зови их сюда. Я уже полностью пришел в себя.

– Точно?

– Абсолютно. Сам видишь, больше не трансформируюсь. Даже не опухаю.

– Тогда, конечно… а то они там под козырьком, продуваемым всеми ветрами, сидят, дрожат… огонь даже не развести.

Юрий тоже почувствовал сильный озноб, вызванный холодом и сыростью, вдобавок обнаружил, что валяется на какой-то траве абсолютно голый.

– Зарлон… а где моя одежда?

– Дык от нее почти ничего и не осталось. Ты как обернулся, она вся в клочки и разлетелась.

– Понятно… этого следовало ожидать. Так что ж теперь…

– Вон там целая лежит, – указал Зарлон в дальний уголок пещеры. – Снял с убитых, что поцелее была. С кого рубаху, с кого штаны, и то не все чистое, уж больно много крови было.

Юрий криво улыбнулся, если это можно было назвать улыбкой, скорее все же гримаса.

– Спасибо… – поблагодарил он основательного старого солдата и кое-как, морщась и кряхтя, добравшись до одежды, стал примерять обновку. – Маловата размером только…

– Какая была… К тому же ты немаленький. И когда в следующий раз перекидываться вздумаешь, одежонку-то сними, а то снова в клочья. Не напасешься на тебя.

– Постараюсь… Иди уже, ворчун.

Как выяснилось, товарищи Юрия все это время без дела не сидели, немного поохотились в подлеске, набив жирных куропаток и даже молодого кабана. При виде еды у Медведева проснулся такой зверский аппетит, так громко заурчало в животе, кишки скрутило болезненной судорогой, он даже испугался, что сейчас снова перекинется в медведя.

Сам, может, он и не перекинулся, но пищеварительный тракт, похоже, все же видоизменился. Потому что жрал Юрий за троих, и это еще мягко сказано.

– Ну ты лопать! – изумился Лолт, глядя, как Юрий с жадностью обгладывает кость. – Вот уж с кем точно я не захотел бы остаться на необитаемом острове!

– Ему это нужно, – заступился за Юрия Зарлон, потому как он проворчал что-то нечленораздельное. – Перекидывание отнимает много сил.

– Да я понимаю…

Тард на Медведева все еще поглядывал с опаской. Что ж, его тоже можно понять.

Наевшись и попив воды из трофейной фляжки, Юрий откинулся спиной на стену.

– Вот теперь полный порядок, – похлопал он себя по вздувшемуся животу.

– Оно и видно, – хохотнул Лолт. – Все припасы умял.

– А припасы нам ни к чему. В пути только лишняя тяжесть, – нашел себе оправдание Медведев. – Нам главное скорость держать.

– Тоже верно, – засмеялся уже Зарлон.

* * *

– Я все же считаю, мечи нужно взять, – сказал старый солдат, глядя на восемь лишних эльфийских мечей, точнее те, что эльфы поставляли полукровкам, против них эти игрушки смотрелись как человеческие по отношению к мечам полуэльфов.

Один меч себе взял Тард.

У мага меча не было, только кинжал, ну и скипетр, конечно. Но с магическим инструментом связываться не стали.

– Тяжесть ведь лишняя, – поморщился Юрий, взвешивая один такой меч, тянувший килограмма на два.

– Конечно, не пушинки, но на что ты харчевать собрался, когда до герцогства доберемся? Милостыню просить, грабить кого или людей развлекать, оборачиваясь в медведя?

– Хм, да, тут ты прав, – признал Юрий, и вес меча ему уже не казался таким неудобным.

К тому же он припомнил, что и сам как-то собирался продать мечи, что взял в качестве трофея еще в «центральном офисе».

– Просто я так далеко не заглядывал, выбраться бы отсюда и то хорошо. А деньги нам действительно понадобятся. Особенно мне… Дорого они вообще стоят? – поинтересовался он, совершенно не ориентировавшийся в местной экономической ситуации. В плену как-то не до того было.

– А то! – воскликнул Зарлон. – Каждый такой меч можно продать монет за тридцать, золотом! И это только половина стоимости. Дороже не возьмут. Тут еще кинжалы, каждый монет на пять, кинжалы магов вообще отдельная история… луки, монет на десять серебром или один золотой.

– Итого, если продать все наши излишки, получится… округлим до трехсот монет золотом, – подсчитал Медведев.

Тард ошалело присвистнул.

– Много?

– Да это целое состояние! – воскликнул парень, поглаживая красивый смертоносный клинок.

– А точнее?

– В смысле?

– Что на эти деньги можно купить? Как долго прожить, не особо шикуя, но и не в нищете.

– На триста монет золотом можно купить хороший такой хутор с крепким большим домом, сараями, амбаром, конем и парой коров, а также земельным наделом, способным прокормить не только семью из десятка человек, но и поля под сенокосы для скотины, – перечислил Лолт.

– Неплохо, – оценил Юрий, сравнив с хозяйством своей семьи.

– Или прожить в городе, ни в чем себе особо не отказывая лет семь-восемь, а то и все десять, – добавил Лолт.

– Понятно. Но делить будем на четверых, так что получается не так радужно, всего-то по семьдесят пять монет.

Тард снова присвистнул.

– Да я даже таких денег отродясь не видел!

– Увидишь. Но не будем преждевременно делить шкуру… э-э… хм-м… неубитого медведя. Все это еще нужно дотащить и продать.

– Дотащим! – заверил парень со всей горячностью. Его желание получить такое богатство, конечно же, было понятно.

– Тогда разбираем поклажу и в путь. И не отставать.

– Да куда теперь торопиться? – удивился Лолт. – Гнаться теперь за нами уже просто бесполезно. Какие следы были, давно уже выветрились и дождем смылись.

– У меня своих дел полно и времени остается все меньше и меньше, – буркнул Юрий.

Можно подумать, что три месяца для поисков – приличный срок, но неизвестно, какие трудности придется преодолевать на месте, все ли получится, как планируется, не говоря уже о самих поисках останков вундеркинда, что вообще неизвестно сколько времени занять может, так что в любом случае стоит поторопиться. Дорога опять же много времени отнимет, туда-сюда мотаться…

– А что за дела? – поинтересовался Зарлон. Медведев мысленно сплюнул.

«Проговорился-таки. Действительно, какие у меня могут быть здесь дела, если я по легенде в этом мире очутился случайно? – подумал он, попеняв себе, что не продумал ее более детально. Но кто ж мог знать, что ему с этой троицей придется столкнуться? – Правильно, никаких дел быть не может. Но что теперь им врать, чтобы не отпугнуть?»

– Секрет… Лучше скажите мне, как быстро мы сможем добраться до людей?

– Дней за десять, – подумав, ответил Лолт. – Это если нам никто в пути мешать не станет. Гоблины, например.

– Не помешают.

– С чего ты так уверен?

– Да я в следующих трех долинах перебил по дватри десятка их воинов. Как вы думаете, много их тут еще может обитать?

– Только самки и детеныши, – уверенно кивнул Зарлон. – Если только за это время их не подмял под себя какой-нибудь соседний клан. Что вполне могло произойти. Они слабых быстро под себя подгребают. Так что все может быть.

– Даже если и так, шансов с ними столкнуться все равно меньше, если сами не будем стопорить движение.

Зарлон кивнул, а Юрий порадовался, что они уже забыли о его оговорке о планах.

Юрий все же нервничал. Будущее туманно, на хвосте эльфы, и при этом нужно вести поиски. А эльфы ведь не надоедливая, но в принципе неопасная мошкара, от которой можно отмахнуться и продолжать делать свое дело. Эльфы – сильный дестабилизирующий фактор, придется быть постоянно настороже. А это нервы, это ошибки.

И еще его заботил весьма насущный вопрос: где взять деньги? В одиночку он сюда в земли гоблинов возвращаться не собирался ни за какие коврижки. Помощники нужны. Охрана и дополнительные поисковики. Последнее особенно важно.

Семидесяти пяти монет, даже золотых, наверняка окажется недостаточно для найма двух-трех десятков наемников, это минимум, лучше больше, на полтора месяца для пикника на природе, в землях каменных гоблинов. Тех сотен от мечей, может быть, и хватило бы, но не убивать же своих спутников, помогавших ему и сражавшихся плечом к плечу ради денег?! Он не считал себя настолько бездушным и ублюдочным.

«Ладно, все проблемы надо решать по мере их поступления, – решил Медведев, отгоняя прочь все тяжелые мысли. – Выбраться бы…»

Боги смиловались над ними и неприятностей от гоблинов они так и не дождались. Лишь пару раз видели их в отдалении, но нападать лопоухие не решались. Видимо, Юрий действительно хорошо сократил их поголовье.

– Послушайте, если гоблины такие неважные бойцы, то чего с ними никто не разберется? – высказал он свое удивление на очередном привале.

– Да кому они нужны, точнее их земли?! – в свою очередь удивился Зарлон. – У них и так уже отобрали все, что только можно, люди, полукровки, эльфы, орки. Земля их скудна, один камень, – в подтверждение слов Зарлон ковырнул землю ножом, лезвие ушло едва на два сантиметра. – Там в низине землицы побольше, но если свести деревья под пашню, то всю плодородную почву тут же смоет дождями за несколько лет. Горы сами по себе пусты… руд мало и они бедны…

– Я в этом не разбираюсь, но верю на слово.

– Да я тоже не разбираюсь, просто слышал от знающего человека, – признался Зарлон с улыбкой. – Так вот, проблем от них немного, потому никто особо не чешется. Ну скачут в своих горах и лесах, пусть дальше скачут. По сути, это самый малочисленный народ. Меньше только гномьих полукровок.

– Пора в Красную книгу заносить, объявить их земли заповедником и охранять, – невольно хмыкнул Юрий.

– Что?

Медведев пояснил значение определений «Красная книга» и «заповедник».

– Смешно, – действительно хохотнул пару раз старый солдат и продолжил: – А умирать, воюя с ними ни за что, только лишь для того, чтобы избавить мир от лопоухих коротышек, охотников нет.

– Понятно.

* * *

До границы первого человеческого государства герцогства Рэйстор, родного для товарищей Юрия, они добрались действительно за десять дней. Быстрее, как бы Юрий ни старался, не получилось. Уставшие от многодневного бега товарищи едва переставляли ноги.

– Вот мы и дома! – с невероятным облегчением объявил Лолт, оглядываясь, нет ли позади гоблинских охотников.

– А как ты узнал? – удивился Медведев. – Четко обозначенной границы ведь нет… по крайней мере, я не заметил.

– Да какая граница может быть с каменными гоблинами? – удивился в свою очередь Лолт. – Просто вон селение людское, значит, дома мы.

Юрий вгляделся в указанную сторону и действительно увидел какое-то поселение. Даже удивился тому, как он его просмотрел? Ведь видно как на ладони. При ближайшем рассмотрении селение из двух десятков домов оказалось окружено хорошим частоколом и даже с башенкой в центре, дозорный, значит, там сидит, за окрестностями смотрит.

Люди работали на близлежащем поле, собирая урожай овощей, капусты там, моркови, свеклы и прочего…

– Часто они нападениям со стороны гоблинов подвергаются? – спросил Юрий, подумав, что огороды без охраны, ну не считать же за таковую легкую изгородь из хвороста, могут подвергаться налетам с целью грабежа.

– В голодные годы бывает, – кивнул Зарлон.

– И часто наступают годы эти?

– Да практически через раз. Как правило, нападает один-два клана, так что отбиться можно довольно легко, главное, не прозевать момент нападения и подготовиться.

– Это понятно.

– А еще разбойники, бывает, лютуют, – буркнул Тард, сам родом из подобной небольшой пограничной деревушки. – После очередной войны останется какой-нибудь отряд дезертиров или наемников, коим податься некуда, вот они и шастают…

Дозорный заметил чужих довольно поздно, когда они приблизились к деревне на пару километров. Оно и понятно, их мало, в грязных лохмотьях на фоне едва покрывшейся зеленью земли не заметны, а биноклей нет.

Звонко зазвонила колотушка, предупреждая всех деревенских о приближении чужаков.

Люди встревоженно разогнулись на своих полях, посмотрев сначала в сторону вышки, а потом бросились под защиту частокола.

В общем, местные встретили четверку настороженно, вооружившись кто чем: вилами, топорами и дубинками. А как иначе, идут ведь со стороны каменных гоблинов. Друзей там точно нет.

– Кто такие? Чего надобно? – весьма неласково встретил товарищей староста деревни, выглянув из-за частокола, несмотря на то что они не гоблины и даже не полуэльфы.

Впрочем, Юрий не обижался, ведь бедным крестьянам даже от людей тоже, как правило, хорошего ждать не приходится.

– Мы сбежали из плена полукровок… – взял слово Зарлон.

– Разве можно от них сбежать?!

– Как видишь… даже кое-что от персональных преследователей прихватили, – показал старый солдат на мечи на боках. – А вы разве не знаете?

– А почему мы должны знать?

– Дык бежало нас много, весь лагерь… почти тысяча человек. Неужто больше никто не добрался? Полмесяца как уже прошло. Ведь мы самым кружным путем шли.

– Потому, наверное, и дошли, что кругом шли, а не прямиком перли, – сказал староста чуть оттаявшим голосом. – Нет, не слышали мы ни о каких беглецах. Может, и дошел еще кто от полукровок, да только далеко мы живем от путей распространения слухов. Вот приедут из городка наши, может, и скажут чего нового.

– Ясно. Так что, пустите нас на денек? Обмыться, переночевать, поесть да одежду сменить?

– Чем платить-то за все перечисленное будешь, – проявил прижимистость староста, что, впрочем, понятно, никто своего упускать не станет.

Зарлон вздохнул и вынул из-за пояса нож полуэльфа.

– Этого хватит? В ближайшем городе за него не меньше золотого выручить можно. А уж в столице…

– Пять серебряных, – оценил нож староста в половину его возможной продажной цены, – сверх того ничего не дам.

– Договорились…

Ворота по приказу главы деревни открылись, и путники вошли за частокол. За стеной их встретило все мужское население, вооруженное до зубов оружием двойного назначения, и с оружием этим расставаться пока что не спешило.

Юрий не заметил ни одного меча.

Медведев почувствовал, как от этих хмурых взглядов у него нехорошо так забурлило в животе. А ну как мужичье решит разделаться с ними сейчас? Спина что-то зачесалась, и руки опухать начали весьма знакомо…

Возможно, мужики так бы и поступили, то есть напали бы на вошедших гостей старосты, ведь в их тюках за спинами наверняка еще что-то ценное есть, что хорошо в городе продать можно. Численный перевес на их стороне, просто задавили бы массой. По крайней мере, они так думали, не зная второй ипостаси Юрия. Но Зарлон тоже не лыком шит, тоже все видел и чувствовал, и потому как бы невзначай показал так, чтобы все увидели пару боевых магических амулетов. Настроение деревенских мужиков как-то сразу стало более миролюбивым. Все заулыбались, криво только, и, переговариваясь меж собой, стали расходиться.

– Прошу за мной, – пригласил староста после судорожного сглатывания. – Дом у меня хороший, все поместятся.

– Веди, – кивнул Зарлон.

Дом у старосты оказался, хм-м… всего на две комнаты, не считая холодных сеней. А народу в семье порядочно: жена, две дочери и три сына. И для такой-то семьи дом маловат, а уж с постояльцами вообще не протолкнуться.

– Тесновато, – все же высказал замечание Юрий, поморщившись.

– Не извольте беспокоиться, я своих к соседям отправлю… – тут же засуетился староста. – Сейчас только приготовят все для вас и уйдут.

– Тогда ладно.

В совсем крохотную баньку, едва ли больше шести квадратных метров площадью, Юрий оправился первым, едва она протопилась. Благо что топилась не по-черному, а то сколько в такой ни мойся, сажи на себя больше посадишь.

О, какое же это было блаженство по-настоящему помыться и хорошо попариться за целый год прозябания в грязи! Грязь слезала буквально пластами. С веником только пришлось немного повозиться, ничего похожего Медведев нигде не нашел, пришлось ему обломать небольшую, росшую у сарая березку или очень похожее на нее деревце, благо что листики еще сохранились, пусть и пожелтевшие. Не придется себя чистыми розгами стегать.

– А чего это ты с этими ветками там делал? – поинтересовался Тард.

– Парился.

– Что делал?

Юрий открыл было рот, чтобы объяснить, а потом вспомнил записи о славянах европейских путешественников и рот закрыл. Тут, похоже, тоже о вениках ничего не знали, за извращенца какого еще примут.

«И так меня опасаются, а после того как скажу, что сам себя стегал горячим веником, вообще не знаю, что будут думать», – с усмешкой подумал Юрий.

Медведев не выдержал и рассмеялся, заставив Тарда изумиться еще больше.

– Мойся иди… – отправил Юрий его в баню хлопком по спине, оставив без объяснений. Пусть думает что хочет.

В доме его уже ждала новая одежда. Новая, конечно, условно. Лучше прежней, изорванной в клочья во время путешествия по камням и сквозь кустарники, но вот как она еще не расползлась от ветхости, местами просвечивая, точно марля, Юрий так и не понял.

Прохудившиеся сюртуки и облезлые жилетки с мехом внутрь, поеденные молью, тоже не впечатляли, как и короткие плащи со следами многочисленных штопок. Ветошь.

Впрочем, Юрий плюнул на это дело. Понятно, что хозяин втюхивает им то, что выбросить жалко. К тому же после бани у Юрия установилось хорошее настроение, чтобы портить его торгом, а одежду потом все равно новую покупать придется, так что и такая сойдет.

Медведев отомстил за старую одежду старосте тем, что сожрал и выпил пива столько, что тот чуть не умер от разрыва сердца.

* * *

Еще пять дней, двигаясь напрямки, а не по дороге, ушло на то, чтобы добраться до столицы герцогства, что расположилась на самом севере почти у самой границы с Летийской империей.

По пути вызнали, что ослабленное в войне с княжеством полукровок герцогство не завоевано, и империя даже не покушалась на независимость домена, чего так опасались друзья Юрия. Но приготовления к войне все же шли.

Юрий удивлялся, что если империя действительно имела виды на герцогство, то зачем давала противнику столько времени на подготовку? А то, что империя действительно имеет виды на герцогство, у Медведева не осталось сомнений.

Но пока добрались, многое потеряли. Почти все кинжалы ушли на оплату ночлега и пропитания. Остались только по одному на брата, так сказать, для личного пользования. И еще три клинка магов. Но их стоимость намного больше обычных, в деревнях такие оставлять не следует.

Герцогство после войны с полукровками и выплаты контрибуции победителю обеднело, соответственно повысились налоги для простого люда, так что много предложить даже зажиточные люди за дорогое оружие не могли. А деньги путникам, понятное дело, требовались. В конце концов, банально переодеться, а то выглядели они настоящими оборванцами даже в той одежде, что получили в первой попавшейся деревне. Стража на вратах людей в такой одежде заметет, объявит ворами (так как не может быть у честных людей столько оружия полуэльфов, наверняка украли) и в тюрьму посадит, а дальше маршрут известный – рудники. Они разве для того бежали из рудников полуэльфов, чтобы в рудники человеческие попасть?!

«А мне бы рудниками отделаться, а то опять куда-нибудь упрячут и пытать начнут, выпытывая, кто я да откуда», – подумал Юрий.

Лишь два кинжала, принадлежавших ранее магам, удалось продать во втором по значимости городе герцогства за более-менее приличную цену в один золотой каждый.

Другое дело, что и цены росли по мере приближения к столице. В итоге оставшихся у них денег к концу путешествия хватило лишь на то, чтобы заплатить входную пошлину страже на воротах и войти-таки в город.

Хорошо, что стража еще к мечам и лукам не прицепилась, как они того опасались. Точнее, пыталась, но Зарлон их отшил, представив всех как наемный отряд. А оружие соответственно личное и остаток от погибших на задании товарищей. Поверила стража или нет, неизвестно, но отвяла, что товарищам и требовалось.

– Что теперь? – поинтересовался Юрий, оглядываясь и принюхиваясь.

Точнее стараясь особо не принюхиваться. Но увы, носу приказать не чувствовать запахи невозможно, а дышать через рот долго невозможно. Надо также учитывать, что обоняние у Юрия по понятной причине являлось обостренным, и оттого ему было еще хуже.

Столица герцогства снаружи Юрия как-то не впечатлила. Стены они и есть стены. Семь-восемь метров, на его взгляд, не высота. Ну, ров еще широкий метров десять-пятнадцать. С глубиной не ясно, не нырять же…

Внутри тоже как-то не фонтан. Дома каменные, невысокие, этажа два-три, крытые красной черепицей. Серый цвет стен вызывал тоску. Неужели нельзя их хотя бы побелить, а то и раскрасить как-то? По меркам современного человека, привыкшего к кирпичу и плитам, минимум к пяти этажам, дыра жуткая.

Пахло тоже соответствующим образом для средневекового города. Сразу стала ясна причина моды на широкополые шляпы и вощеные, непромокаемые плащи у городского населения. На какой-нибудь узенькой улочке из окна сверху вполне могли окатить помоями, так что и в сторону не отскочить. И это в лучшем случае, могли и продуктами человеческой жизнедеятельности. И ладно, если просто мочой, а если кто диареей страдает?

Сами улицы узкие и кривые. Даже центральная не являлась образцом геометрической правильности, виляя из стороны в сторону, точно ее пьяные архитекторы выстраивали, и могла пропустить едва шесть всадников, едущих бок о бок. Повозки едва разъезжались, чуть ли не скребя бортами по стенам домов и цепляясь друг с другом колесами. Но это понятно, город ограничен в площади стенами, и домам волей-неволей приходится тесниться.

– Продавать оружие, конечно, – вздохнул Зарлон. – Бесплатно нам никто не нальет, не накормит и спать на постоялом дворе не положит.

– И девки не дадут, – поддакнул Лолт, подмигнув при этом Тарду.

Тот немного смутился.

– Тогда двигаем…

Выяснив у прохожих, где находится ближайший оружейный магазин, друзья направились к нему. Зарлон и остальные уже хотели шагнуть внутрь лавки, как Юрий их остановил:

– Стойте. Вы что, хотите все продать в одном магазинчике?

– Ну да, – кивнул старый солдат. – А что?

– Сам подумай, много тебе тут дадут в одном магазинчике за такую кучу дорогого железа? Хозяин сейчас начнет прибедняться, что у него и денег-то таких нет. К тому же видит, что у нас железа целая куча, мы и четверти от желанной цены не выручим. Нам это надо?

– Юрий прав, – согласился Лолт. – Будем сдавать все в одном месте, много не получим.

– Именно. Надо узнать, сколько тут таких магазинов и продать все мелкими партиями. В лучшем случае по одному мечу.

– Вряд ли здесь так много оружейных магазинов, – засомневался Зарлон.

– Ну сколько есть, все лучше, чем в один соваться.

– Хорошо… Давайте пройдемся по всей этой улице и посмотрим, сколько их тут.

– А они что, на одной улице только? – удивился Медведев.

– Ну да, – кивнул Лолт. – На одной улице оружейники, на другой ткачи, на третьей кожевники, на четвертой…

– Все-все, я понял, здесь у вас цеховое разделение и что-то там с артелями… Идем.

После прогулки насчитали целых тринадцать лавок, торгующих оружием. Разделив все свое богатство на пять частей, присовокупив к оружию в свертке и то, что таскали на боку (незачем лишний раз привлекать к себе внимание нетипичным для человека клинком, лучше потом что-нибудь прикупить попроще), товарищи начали торги.

В первом же магазине, куда зашли Юрий и Зарлон, а Лолт и Тард остались снаружи с большей частью товара, чтобы не светить его перед покупателями, за стойкой их встретил мужик лет сорока, среднего по местным меркам роста и очень крепкого даже по земным меркам телосложения.

Верно говорят, что встречают по одежке, а она у друзей все еще была далека от роскошной. Хозяин лавки, увидев посетителей, прищурился и потянулся руками куда-то под стойку, что у него там было припрятано, Юрий так и не узнал (вряд ли кнопка сигнализации поста вневедомственной охраны, хотя как знать с их магией?), но все же спросил, впрочем, без должной учтивости:

– Чего желаете?

– Желаем продать мечи, – сказал Зарлон, положив на прилавок два меча, что сами сняли с поясов, дескать, личное оружие отдаем. Этот фортель придумал Юрий.

– Я сам продавец, – напомнил хозяин лавки, кивнув на стену позади себя, увешанную разнообразными клинками.

– Так мы за полцены. Всем выгода будет… Да вы посмотрите.

– И за сколько желаете продать? – спросил хозяин, бросив оценивающий взгляд на клинки и даже повертел в руках.

– За сорок золотых. Каждый.

– Да вы явно не в себе или перепили вина порченого! Он и десятка-то не стоит!

– Ну это вы, уважаемый совсем загнули…

И понеслась торговля. Медведев только стоял и слушал, учась вести деловые переговоры в этом мире, очень скоро это умение ему могло пригодиться. Зарлон бился за каждый золотой, серебряный и бронзовый этал. Оружейник не отступал от него ни на йоту. В конце концов, они сошли на устраивающей обе стороны цене в тридцать три золотых и два серебряных этала за меч.

Выйдя из лавки где-то через полчаса, именно столько длился торг, Юрий даже смахнул со лба пот, будто торг вел не его товарищ, а именно он.

– До чего настырный человек…

Зарлон посмотрел на Юрия с удивлением.

– Что? – спросил Медведев, почувствовав, что ляпнул что-то не то.

– Это гномья полукровка, – сказал он. – Половинка на половинку.

– Да?! – удивился Юрий. – Тогда понятно.

– Да уж понятнее некуда… За медяк удавятся. Даже не знаю, кто жаднее, истинные гномы или такие вот полукровки…

Зарлон сплюнул, выражая свое отношение к этому племени людей-нелюдей, и они пошли во вторую лавку. Хозяин тоже оказался полукровкой, но только на четверть, хотя торг не прошел от этого легче.

В итоге, обойдя все тринадцать лавок, правда, не везде у них покупали мечи, просто отказываясь или не сходясь в цене, друзья выручили четыреста шестнадцать монет золотом разнокалиберной монетой, помимо самого золота, хватало серебра и бронзы.

В последней лавке, уже озверев от торгов, желая жрать так, что животы крутило немилосердно, они спихнули лишние луки почти задаром.

– Итого каждому причитается по сто пять золотых и пять серебряных эталов.

– Здорово! – обрадовался Тард. – Даже лучше, чем мы рассчитывали, и это без кинжалов!

– Верно, – согласился Юрий. – Предлагаю премировать Зарлона своими пятью серебряными за труды по торгам. Они были очень трудными.

Юрий отдал свои пять «лишних» серебряных Зарлону. Тот долго отнекивался, но Медведев настоял. Лично для него это не деньги. Остальные тоже избавились от «лишнего» серебра в пользу старого солдата.

* * *

– Ну что, мужики, теперь у каждого из нас своя дорога, – сказал Юрий не без сожаления, когда они сидели в таверне, уже умяв плотный ужин из мясных блюд, и попивали красное вино.

Медведеву действительно жаль было с ними расставаться. Все-таки уже хорошо знакомые люди, не чужие, можно сказать, столько всего вместе пережили, с такими всегда расставаться трудно.

Как бы сильно ни хотелось есть, но прежде чем идти в таверну после распродажи трофеев, они приоделись в лавке готового платья. Теперь друзья щеголяли в добротной одежде неброской расцветки с преобладанием темных тонов (в такой ходило большинство), а ее укрывали вощеные, практически непромокаемые плащи, ну и шляпы (не хотелось бы, чтобы новье залили мочой и дерьмом).

Юрий, кстати, взял два комплекта одежды. Так, на всякий случай. Вдруг снова произойдет неконтролируемое превращение? Голым, что ли, после этого бегать?

И вот, одевшись как люди, они действительно почувствовав себя людьми, причем людьми с деньгами, а не оборванцами с большой дороги, пошли набивать брюхо на ночь глядя. Говорят, что перед сном это вредно, но Юрию сейчас на это было плевать.

Приодевшись и чуть подумав, Медведев снова заглянул на улицу оружейников и в ближайшей лавке прикупил себе нормальный короткий меч работы гномьей полукровки всего за десяток золотых. Взял не торгуясь. Хорошая работа, в руку меч лег как родной. А почему так относительно дешево, это потому что подержанный, со следами применения по назначению. Хозяин как мог уговаривал взять новенький за тридцать, говорил, что этот де подвести может, старый же, но Юрий ему не поверил.

К тому же меч ему требовался скорее для статуса почтенного человека, связываться с которым себе дороже, чем для реальной махаловки. Здесь на границе человек без меча и не человек вовсе, а так, млекопитающее, которого всякий обидеть может.

Остальные также вооружились мечами и кинжалами, только деньгами бросаться, как Юрий, не стали, обойдясь человеческими поделками за пять золотых штука и золотой за кинжал. Тоже все, что называется, секонд-хэнд.

– Ты, Тард, вроде домой хотел? – продолжил Медведев, еще отпив терпкого вина. – Мама тебя там старенькая ждет, хозяйство… Мало того что из плена выбрался, так еще и богачом вернешься.

– Это да… – потрогал свою грудь парень, где во внутреннем кармане нового сюртука спрятал золото. – Теперь Долмар точно за меня свою дочку Лиу выдаст! Никуда ему не деться! Я ведь с такими деньжищами действительно самый богатый на деревне буду!

– Выдаст, – заверил его Лолт, смеясь. – Если раньше не выдал, конечно!

На это Тард только что-то пробурчал недовольно. Что уж говорить, и такое могло случиться.

– Ничего, другую найдет, краше прежней, – поддержал смех Зарлон.

– И ты, Лолт, тоже вроде домой хотел…

– Юрий, я что-то не пойму, – пробурчал Лолт, – ты это нас так активно спроваживаешь?!

– Да, Юрий, – встрепенулся Тард, – чем ты займешься?

– Сие тайна великая есть!

– Ну, Юрий!

– Тебе-то какая печаль? Живи да радуйся. Зачем в чужие проблемы лезть? Они ведь, проблемы эти, да еще чужие, иногда для здоровья вредны, я уже молчу про укорачивание жизни иных любопытных.

– Интересно ведь, чем ты займешься… ты ведь… из другого мира… – прошептал он.

– Может, дорогу домой искать буду? А дело это муторное, опасное…

– А как ты ее будешь искать?

– Магов посильнее найду. Может, они что скажут интересное, а там и, глядишь, домой отправят.

– Отправят они, как же… – хмыкнул Зарлон. – Держи шляпу шире!

– Не смогут?

– Может, и смогут, – пожал плечами старый солдат, – не знаю. Если и смогут, то за такую плату, а это тысячи, многие тысячи, может даже десятки тысяч золотых, что если тебе удастся такие деньги все же собрать, то сможешь здесь собственное баронство себе прикупить, и не маленькое, с половину нашего герцогства, точно вместе с деревнями и городками. Тогда сам собой возникает вопрос, а надо ли тебе в таком случае возвращаться? Кто ты там у себя дома? Простой воин? И имея такие деньги, вернуться, лишаясь всего, чтобы остаться простым воином и погибнуть в очередной рядовой битве своего господина?! Смешно же…

– Действительно… – согласился Юрий.

Осознав, что можно увести разговор в сторону от своих истинных планов, он спросил:

– А чем мне тогда здесь заниматься? Денег-то пока нет, чтобы вернуться. Простым крестьянином заделаться, землю пахать? Или в наемники податься, мечом махать, пока мне самому голову не снесут?

– Не знаю… выбор действительно не шибко богат. А у тебя тем более…

– Это почему?

– Дык оборотень ты… а на них особые законы распространяются. Я же говорил…

– Помню. Но это в империи…

– А я так чую, что большая часть человеческого домена скоро станет одной империей с соответствующими законами.

Медведев украдкой обернулся, никто не слышал, о чем они тут болтают? А то оборотней в большинстве земель человеческих действительно не жалуют, где больше, где меньше. Могут и в клеть железную посадить. А у него ни знака особого, ни разрешения, так и снова на рудники с ошейником попасть недолго. Но вроде нет, в зале шумно, все пьют, едят, разговаривают, смеются, и никому нет никакого дела до остальных.

Быстренько споив своих товарищей, постоянно подливая им в кубки вино, сам изрядно захмелев, Юрий пошел отсыпаться в снятую по серебряному эталу за сутки комнату. Дорого, конечно, практически апартаменты класса люкс, но да ладно, хоть по-человечески выспаться удастся, на нормальной кровати с матрасом и одеялом, не говоря уже о пуховой подушке.

Завтра надо много дел сделать. Необходимо найти наемников, согласных прогуляться к каменным гоблинам на месяц-полтора-два, узнать расценки за их несложную в общем-то работу, Юрий ведь там особо ни с кем воевать не собирался, тем более что по большому счету не с кем, и главное, придумать, где надыбать столько денег. А дело это непростое. Из воздуха золото добывать он не умел. И сделать все требуется очень быстро, буквально за неделю. Время нужно экономить.

Но все завтра. Утро вечера мудренее… а сейчас спать… вот она подушечка…


Глава 9

Проснулся Юрий после вчерашней гулянки поздно, уже давно рассвело, и с больной головой.

«Винцо здешнее все-таки не ахти, – подумал он. – Пусть и натуральное, без бормотухи и прочих технических спиртов, да и хозяин вроде ничего постороннего не подлил, но все равно и не французское с многолетней выдержкой».

Спустившись вниз, Медведев увидел мрачного Зарлона, подлечивающегося от той же болезни дополнительными дозами того, что собственно эту болезнь и вызвало.

«Парадокс, однако, если подумать, – невесело усмехнулся Юрий. – Или это принцип лечения подобного подобным, если еще проще, то клин клином вышибает».

– Здорово… остальных видел? – спросил Юрий, подсаживаясь к старому солдату, махнув хозяину за стойкой, чтобы и принес еще «лекарства».

– Не… спят, наверное, еще.

– Ну и ладно. Ты лучше скажи мне, есть у вас тут такие заведения, куда деньги снести можно? А то бродить по городу и воришек кошелем дразнить как-то не хочется. Ноги ведь кошельку приделают и скажут, что так было.

Зарлон посмеялся такой абстракции и кивнул, подтверждая.

– Есть, конечно, банками называются. Держат их гномы в любом уважаемом себя городе, герцогстве и даже баронстве. Точнее в группе баронств. Даже в княжествах эльфийских полукровок.

– А здесь в Рэе есть?

– А то! Целых два!

– Отлично, – кивнул Юрий своим мыслям.

То, что банков два, его особенно обрадовало. Это даже лучше, чем он надеялся.

– Ладно, пойду тогда положу денежки.

– Давай… – кивнул Зарлон и хлебнул еще из кубка и поморщился.

Юрий так понял, что товарищ не лечится, а продолжает попойку в одиночестве.

«Впрочем, это его дело, я не нянька, чтобы выяснять, что случилось, сочувствовать и сопли им утирать», – решил он.

Выйдя из таверны, в банк к гномам Юрий спешить не стал. Нужно ведь еще узнать, сколько ему денег может понадобиться, и брать лучше с хорошим запасом, на всякий пожарный. Для этого надо найти наемников и поспрошать их о стоимости их же услуг.

Но где их искать?

Впрочем, с этим вопросом Медведев мучиться не стал, тут есть свое такси. Они же справочники на все случаи жизни. В этом все миры наверняка схожи, точно близнецы.

– Куда желаете, уважаемый? – спросил остановленный Юрием возница.

– Где обычно наемники собираются, знаешь? – спросил он, катая меж пальцев серебряный кругляш, более чем высокая плата за доставку.

– Как не знать – знаю! В «Ржавом мече» они по обыкновению гуляют!

– Вези, – кивнул Юрий, бросая монету.

– Благодарствую!

Как он и ожидал, «Ржавый меч» оказался кабаком невысокого пошиба в совсем уж грязном районе города, где нечистоты текли по раздолбанной, сто лет не чиненной мостовой настоящей рекой. Чтобы перейти с одной стороны на другую, требовалось скакать по камешкам-островкам.

– Приехали, уважаемый…

– Фу-у… Тут точно наемники собираются, а не бандиты с большой дороги? – все же решил уточнить Юрий, не спеша выходить из повозки, так как ступить было просто некуда.

Разве что на вот тот камешек, но выглядел он так ненадежно, весь какой-то покатый, да еще на вид склизкий, чем-то обросший, того и гляди поскользнешься и плюхнешься в эту реку нечистот со всего маху, уделавшись хуже свиньи. Лучше уж тогда по-простому перейти… сапоги помыть все проще, чем новую одежду покупать.

– Так если подумать, то разница меж ними совсем никакая! – развел руками извозчик. – Когда нанимателей долго нет, а деньги на выпивку и жратву кончаются, на дорогу выходят купцов щипать.

– И их до сих пор не повесили?

– Не пойман – не вор.

– Это верно… Другие места есть?

– Есть, как не быть! Есть еще «Рыжий осел». Но там точно чистые разбойники ошиваются. И работу не выполнят и нанимателя ограбят, а то и пристукнут. Так что господину туда без охраны в дюжину человек соваться не стоит. Да и сюда, если хорошо подумать, тоже не следовало бы…

– Понятно…

Отпустив нервничающего возницу, поспешно стегнувшего кнутом лошадку, Юрий, чуть передернув плечами и пытаясь не дышать носом, хоть помогало не очень, направился в кабак, стараясь не оступиться в мутный вонючий ручей.

Повезло, смрадная жижа осталась за спиной и сапоги почти не замарались.

Сбив налипшую грязь, Юрий толкнул дверь в кабак «Ржавый меч» и оказался внутри достаточно просторного зала, но вот на освещении явно экономили, ибо было довольно темно.

На входе его просканировали десятки быстрых взглядов и, опознав чужого, притушили разговоры, но не затихли совсем. Продолжая что-то обсуждать и одновременно изучать посетителя.

Медведеву же хватило одного взгляда, чтобы оценить правдивость слов возничего, даже сумрак этому не помешал. Собравшийся в кабаке люд действительно сильно смахивал на разбойников, как по одежке, так и по одеянию, место которых на виселице. Про морды лица и говорить нечего, чистые уголовники.

«Это какой же народ должен обитать в “Рыжем осле”?» – невольно изумился Юрий.

Подойдя к стойке, не обращая ни на кого внимания, словно в зале вообще пусто, и положив серебряный кругляш, Юрий, приблизившись к бармену как можно ближе через стойку, спросил громким шепотом, чтобы его слышали все:

– Найдется ли здесь хороший отряд голов в двадцать, а еще лучше тридцать, с собственным вооружением, способный за приличную плату выполнить средней сложности поручение?

Прежде чем бармен успел что-то сказать и даже сцапать монетку, к Юрию подсел детина, лысый, со шрамом через всю рожу, габаритами ничем ему не уступавшими (что удивительно, ибо аборигены комплекцией особо не блистали), а то и превосходящими, и сказал:

– Найдется.

– Сколько у вас человек?

– Моих пятнадцать, но я наберу столько, сколько потребуется господину. Заработать хотят все.

– Мне нужно минимум тридцать человек, с полным вооружением и защитой.

– Нет проблем. Хоть сто, были бы деньги. Если вы согласны меня нанять, то предлагаю обсудить условия в более приватной обстановке.

– Где?

– Да здесь же… у старины Проста есть комнатка, там мы и обсудим условия.

– Идемте…

Наемник провел Юрия за барную стойку. Бармен не возражал. Свой серебряный за посреднические услуги и аренду кабинета он получил, а больше его ничего не касается.

Кабинет для приватных переговоров оказался небольшим, три на три метра с небольшим столиком посередине, на который Прост поставил бутылку зеленого стекла неизвестного пойла с парой кубков и удалился.

– Юрий, – представился Медведев.

– Варн, – представился в ответ наемник.

Разлив вино в кубки и отпив из своего, он тут же перешел к делу:

– Итак, уважаемый, что за работа, срок найма и какова плата?

– Работа, на мой взгляд, не столько сложная и опасная, сколько муторная. Никаких штурмов и масштабных сражений не предвидится, хотя инциденты могут иметь место.

– Это радует… умирать никому охоты нет. С другой стороны, печально, ибо при такой работе на трофеи рассчитывать не приходится.

– Не приходится, – подтвердил Юрий, прекрасно понимая, куда клонит Варн, просто цену набивает.

– Так в чем, собственно, суть нашей работы?

– Мы пойдем в гости к каменным гоблинам.

– Чего там у них делать?! – удивился Варн.

– Мне нужно найти одного человека… точнее, его останки.

– Зачем?

– Этого пожелал мой… заказчик. Его сын пропал в тех местах, и, видимо, он хочет похоронить отпрыска по всем правилам.

– Ясно… Но не думаю, что нам удастся что-то найти от этого лопуха, сгинувшего у гоблинов, – выразил сомнение наемник.

– Надежд действительно немного, но заказ есть заказ, и его надо выполнить.

– Особенно когда за него платят.

– Вот именно. Нам придется обследовать одну долину из конца в конец… Возможно, и две соседние тоже. Сделать это нужно очень быстро, до начала настоящей зимы, когда все покроется снегом, потому и нужно так много людей.

– Но как удастся определить, нашли мы его останки или нет? – удивился Варн.

– Достаточно будет головы. Он это или не он, я сумею опознать по зубам.

– Гоблины любят выбивать зубы своим жертвам на амулеты…

– Клыки и передние зубы, – кивнул Юрий. – Жевательные они не трогают, по ним я узнаю череп отпрыска моего нанимателя.

– Ясно. Но с гоблинами придется хорошо повозиться… Просто так по своим лесам и скалам чужакам они шастать не дадут.

– Только в одной из соседних долин, – согласился Медведев. – Туда действительно придется отправить самый сильный отряд. В остальных двух много проблем не предвидится. Тамошние племена хорошо потрепаны и лишились большей части своих воинов. Реальной угрозы они не представляют.

– Это хорошо… Но откуда вам это знать? – удивился Варн.

– Я уже был там, ходил с… магом. Думал, с ним смогу незаметно все обследовать. Но работы оказалось слишком много, к тому же гоблины, как вы уже заметили, такие навязчивые существа. Магу пришлось хорошо поработать своими заклинаниями и амулетами, чтобы отбить у них охоту нас сожрать. Он и сократил поголовье серых коротышек, но найти искомое не удалось, слишком много работы, слишком большая площадь поисков. Долины надо банально прочесывать частой гребенкой, что я и хочу сделать с вашей помощью.

– Ясно… Что ж, работа действительно выглядит не очень сложной, – согласился Варн. – Сколько ты платишь за работу.

Совершенно не разбираясь в расценках (откуда Юрий их мог знать?), он в свою очередь поинтересовался:

– Сколько ты хочешь? Только учти, мой наниматель хоть и щедр, но не беспредельно.

– Золотой в день.

– Побойся гнева богов за жадность, Варн! – в искреннем возмущении воскликнул Медведев, потому как даже ему стало ясно, что цена неимоверно завышена. – Я же не на штурм замка вас веду и не за драконьим яйцом в Пустошь! Плачу три серебряных, и это более чем щедрая цена за такую нехлопотную и в общем-то безопасную работу, как сбор черепов. Прогулка на свежий воздух из вашего вонючего клоповника считай.

– Ситуация могла измениться, – не стал отступать наемник. – На смену ослабших с битвой с твои магом гоблинов могли прийти другие племена. Девять серебряных. Тем более что в случае успешного штурма замка мы могли бы надеяться на трофеи, чего в землях коротышек явно не предвидится.

– Хорошо, четыре, и это в надежде, что сражаться в случае чего ты и твои люди будете так же яростно, как сейчас торгуешься! И учитывай, что нанимаю вас на срок не менее месяца, а то и вовсе на все лето. А это просто запредельная цена.

– Э-э… Хорошо, восемь.

– Пять и ни медяка больше, – занижал Юрий планку чисто из принципа.

Он наконец понял, что забыли наемники в окраинном герцогстве, и добавил:

– Вряд ли герцог будет столь же щедр в случае войны с империей, да и возможности откинуть копыта намного меньше, чем в сражении с императорскими латниками.

– Хорошо… по четыре серебряных на каждого бойца и мне один золотой. Причем продовольствие за счет нанимателя, – попытался все же выгадать свое наемник.

– Договорились, – засмеялся Юрий. – Самое позднее через неделю подготовьтесь к выступлению.

– Да хоть завтра!

– Хорошо, конечно, но у меня есть еще несколько дел, что займет некоторое время. Марш будет быстрым, потому бери только здоровых. За больных и отстающих платить не стану. Оплата начисляется в день выхода из города.

– Договорились, – заверил Юрия Варн, явно радуясь тому, что сумел надуть такого простофилю.

Медведев подумал, что все же переплатил. Вряд ли такая работа действительно стоила дороже трех серебряных в день, а то и двух при халявной кормежке. Наверное, стоило бы обратиться за советом к Зарлону, уж он-то наверняка в курсе расценок за услуги наемников, но он и остальные и так слишком много знают.

– Кстати, ты сказал, что тебе требуется минимум тридцать человек.

Юрий кивнул.

– А максимум?

– Пятьдесят.

– Будет пятьдесят, – заверил Медведева Варн, широко улыбаясь.

Юрий только хмыкнул, подумав: «Интересно, сколько из тех денег, что он получит, достанется рядовым бойцам? Впрочем, какая мне разница? Главное, чтобы дело сделали».

* * *

«А стоит ли мне заморачиваться с деньгами? – подумал Юрий, договорившись с наемниками. – Тех средств, что у меня есть, вполне хватит на оплату задатка, а там хоть трава не расти! Найдут череп невезучего умника, и я юркну обратно в свой мир, ищи меня, свищи».

Но внутренняя осторожность сказала ему, что зря так рисковать не стоит. Всякое может случиться, и лучше исходить из самых худших вариантов. Тем более до сих пор неизвестно, равен ли здешний день продолжительности дня на Земле, и проверить это уже невозможно, часов-то нет.

По общим ощущениям Юрий особой разницы не замечал, но понимал, что отклонение может быть совсем незначительным, всего двадцать-тридцать минут в сутки, как в ту, так и в другую сторону. Но за прошедшие уже тринадцать месяцев из этих минут набегает значительное количество дней.

То есть, если оказаться на месте ровно через пятнадцать месяцев, день в день, то может статься и так, что переход уже открывался… тогда дело дрянь. А может и так случиться, что он запоздает с открытием. Этот вариант, конечно, лучше, но…

И что тогда прикажете делать? Только сидеть и караулить, желательно за пару месяцев до расчетного срока открытия, это если взять с хорошим таким двойным-тройным запасом времени и после расчетного времени открытия, все те же два месяца минимум.

«Но платить я им в любом случае на месте не стану, – решил Медведев. – Это же такую кучу денег с собой таскать придется, того и гляди у бандитствующих наемников нервы не выдержат и поддадутся искушению грохнуть меня и заграбастать денежки без выполнения работы. Так что вариант с кидаловом с моей стороны и последующим бегством в свой мир может прокатить…

Но может и вообще случиться что-то эдакое… например, портал меня по каким-либо причинам не захватит и не переправит домой. Никто же ведь подтвердить не может, что он работает в обе стороны, хотя теория говорит о таком его свойстве. И останусь я с толпой ну очень рассерженных ребят, у каждого из которых большой меч и очень острый нож. Доставят они мне веселье… Так что в таких неясных условиях лучше подстраховаться на все случаи жизни.

Итак, теперь мне нужно надыбать много-много денежек, – пришел к окончательному выводу Юрий. – Но прежде чем их заработать, нужно потратить свои на…»

Все мысли вылетели из головы в один момент. Еще ничего не понимая, поддавшись инстинктам, Медведев, резко пригнувшись, отпрыгнул сторону, и что-то тяжелое мелькнуло мимо головы.

– Демоны, – зло, едва слышно сквозь зубы ругнулся нападавший, только что выскочивший из щели между домами.

Мешочек, как Юрий понял, с песком, отлетел в сторону. Бандит сунул руку под плащ и вынул, уже держа стилет.

– Приплыли…

Увидев неудачу своего товарища, не сумевшего одним ударом оглушить клиента, на улице материализовались еще три типа с оружием в руках. У двоих также в руках поблескивало холодное оружие, один держал какой-то огромный тесак, второй перекидывал из руки в руку обычный нож. Третий член банды пристроил к плечу небольшой самострел.

Сам Юрий, мягко говоря, выпал в осадок. Такого поворота он не ожидал.

«Хотя следовало бы, учитывая в какой район я угодил, – подумал он с раскаянием. – Проклятье…»

– Я так понимаю, вам деньги нужны, – спросил Юрий, разглядывая до сих пор молчащих бандитов, и такое поведение казалось как минимум странным.

«Они же должны уже давно требовать деньги, – размышлял Медведев. – Типа, жизнь или кошелек, а эти молчат, только переглядываются… Ублюдки».

До Юрия стало доходить, что на обычный гоп-стоп нападение не похоже.

Тогда что? Убийство?

Тогда почему не стреляет тип с арбалетом?

Арбалет Юрию действительно был почти не страшен. Если, конечно, не выстрелят в ногу или голову. Торс надежно защищен, опять-таки если болт не угодит в ранее ножами гоблинов проделанные дыры. Но тут оставалось надеяться на то, что снаряд в одну воронку дважды не попадает.

Юрия плотно обступили, но нападать пока не спешили.

«Чего ждут?!» – уже начиная паниковать, подумал Медведев, достав нож.

На меч в таких условиях полагаться не стоит, тем более не имея реального опыта обращения с ним.

– Если нужны деньги, то вот, возьмите…

Медведев медленно достал кошелек.

Он вполне предполагал, что его могут на улице ограбить так, что он даже не заметит этого. Не зря же еще перед засылкой кучу книжек прочитал. А там везде такие вот ребятки с рожами предельно разбойного вида пристают в темном углу или по-тихому вытаскивают кошели. Вот и с ним подобный конфуз случился. Только драться у Юрия с этими типчиками желания не было совершенно никакого. Жизнь дороже… да и денег в кошеле кот наплакал.

Но вид кошелька ничего не изменил в поведении обступивших его бандитов. Вывод напрашивался сам собой: деньги их особо не волнуют.

Тут он понял, что раз убивать сразу не стали, стреляя из арбалета, сначала попытались подкрасться сзади и двинуть по голове, значит, хотели просто оглушить. А там уже кто их знает? Вариантов множество…

«Лучшая защита – нападение», – подумал Юрий и резко бросил кошель в типа, что показался ему самым опасным, то есть вооруженного стилетом.

После чего сам рванул вперед.

Бандит лохом не был и просто отклонился от кошеля и отскочил в сторону.

Рядом с ухом вжикнуло, и в стену дома врезался болт из самострела.

Напали остальные, навалившись все разом, и тут уже пришлось доставать меч, чтобы банально отмахаться им, держа врагов на расстоянии.

Удалось. Противники отскочили назад.

Стрелок тем временем заканчивал взводить самострел и вкладывал новый болт.

– Сволочь…

Медведев начал заводиться. Снова зачесалась рука, спина… Но как-то слабо, едва-едва.

Даже если бы он и захотел воспользоваться силой оборотня, ему это не позволила бы луна. Ее серпик едва начал расти.

Впрочем, Юрий и не думал призывать свою вторую сущность. Воспользуйся он ею, от бандюков, конечно, полетят клочки по закоулочкам, но и он потом рухнет мешком картошки, так что его любой подрежет.

Тем более что шанс разобраться самостоятельно с работниками плаща и кинжала еще есть, и не стоит палить по воробьям из пушки.

Медведев снова взялся за десантный нож, резко метнув в увлекшегося стрелка. Напарники что-то крикнули, предупреждая подельника, но поздно, нож уже торчал в груди незадачливого бандита.

Арбалетчик хрюкнул, согнулся и спустил болт себе под ноги.

Разбойники рванули все разом, и Юрий даже не заметил, как кто-то из них ткнул его в живот, но броня спасла, получился только чувствительный толчок в район печени.

– Гад!

Медведев обрушил меч на голову придурка с тесаком, рано расслабившегося, решив, что дело сделано, ведь он тоже видел, как один из подельников воткнул клиенту сталь.

Бандиты снова разорвали дистанцию. Главарь посмотрел на свой стилет и удивился, не обнаружив на своем оружии следов крови.

– Обломился, урод!

Пошарив под плащом, Юрий достал спецназовский нож. Бандиты не очень впечатлились видом небольшого ножичка, а зря.

Нож в руке чуть дернулся, и короткое лезвие устремилось в цель.

Главарь со стилетом схватился за горло, из которого хлестала кровь. Юрий специально целился в незащищенное место, на тот случай, если главарь позаботился о своей защите, нацепив кольчужку, на то он и главарь, чтобы быть наиболее защищенным.

– Ну-с, вот мы и остались один на один, – пробормотал Юрий, повернувшись к последнему оставшемуся в живых бандиту.

Тот, переведя взгляд с главаря на клиента, резко развернулся и бросился бежать.

– Не так быстро!

Медведев замахнулся и бросил вдогонку меч.

– Твою дивизию… – ругнулся Юрий, увидев, как меч воткнулся бандиту в спину, и тот растянулся в зловонной луже. – А я ведь так хотел пообщаться и узнать, кто же вас таких идиотов нанял?

Постоянно озираясь, Юрий прибрал свои вещи: кошелек, десантный нож и лезвие от спецназовского ножа. Сорвал какую-то висюльку с шеи вожака. Наверняка амулет. И поспешил прочь, дабы не стать жертвой еще одной банды.

«А точнее того, кто этих субчиков нанял, – подумал он. – Но кто? Ведь они явно по мою душу пришли. Только чего-то заробели…»

Юрий невольно хмыкнул, когда понял причину. Заробеть ребят мог заставить рост и ширина плеч клиента, не ожидали они такого, вот и не решались сразу напасть на такого бугая по сравнению с ними. Тем не менее это их не остановило, и они попытались выполнить заказ.

– Эльфы… только им я перешел дорогу, – продолжил размышлять Юрий уже вслух. – Сами светиться не захотели, все-таки это территория людей, наняли местных… Вопрос в том, как они узнали, где я нахожусь? Маячки… магические? Да ну нафиг… Проклятье, в такой разведке я ничего не понимаю. Банально могли отследить по мечам, если у эльфов здесь есть своя агентура, а она есть, не быть ее не может. Ч-черт, надо как можно скорее выбираться отсюда, иначе они подтянут профессионалов уровнем выше, и тогда мне уже несдобровать. К черту всё! – воскликнул Юрий, прогоняя все сумрачные мысли и прибавляя шаг. – Скоро я исчезну из этого мира, и никто меня не достанет!


Глава 10

Пополнив кошель золотом, для чего пришлось вновь наведаться на постоялый двор, Юрий направился в алхимическую лавку.

Повторного нападения он не слишком опасался. Первая группа уничтожена, и эльфам всяко придется потратить некоторое время, чтобы найти новых охотников.

«И скорее всего, следующие ребята будут намного серьезнее той шантрапы, что я положил», – подумал Медведев, нервно покусывая нижнюю губу.

Это обстоятельство лишний раз подтверждало, что задерживаться на одном месте не стоит. Тем более в городе, где из-за каждого поворота, каждого окна можно ждать неприятностей в виде очередных убийств или арбалетного болта.

– Чем могу служить? – тут же поинтересовался продавец за прилавком, стоило только Юрию войти в лавку.

Зал оказался небольшим, но на настенных полках стояло множество склянок с различными ингредиентами, под потолком болтались связки чего-то засушенного, как травы, так и мумифицированные тушки или части тушек различных животных.

В общем, типичная лавка алхимика-шарлатана. Войдя в лавку, Юрий сразу понял, что у него имеются серьезные пробелы в образовании. То есть он банально не знал, как на местном языке называется селитра и сера.

Пришлось импровизировать.

– Здравствуйте, уважаемый… мне требуется вещество желтого цвета…

– Какое именно? У меня тут из желтых субстанций есть…

Дальше пошли ничего не говорящие Медведеву перечисления.

– Э-э… оно пахнет тухлыми яйцами. Находят в земле.

– Ага, вам, видимо, требуется вот это… Продавец снял одну из склянок с полки. Юрий наконец узнал обозначение серы.

– Да оно самое, – подтвердил он, понюхав и потерев между пальцами.

– Что-нибудь еще?

– Да… теперь нужно белое вещество, порошок, его добывают из навоза.

– Что, простите? – удивился продавец. – Из чего добывают?

«Только не это!» – мысленно воскликнул Юрий, уже догадываясь, что о селитре здесь не имеют ни малейшего понятия.

Так оно и оказалось. Для верности Юрий проверил все склянки с белыми веществами в лавке, но необходимого вещества не обнаружил. Мелькнула мысль-надежда, что в других лавках есть требуемое, но что-то подсказывало ему, что это не так.

Алхимия в этом мире магии, понятное дело, находилась в зачаточном состоянии. А зачем она нужна? Лекарства делать? Так магия есть. Боевые составы? Так магия есть!

– И для чего же вам требуется это вещество, добываемое из навоза? – допытывался алхимик, он же продавец.

– Секрет… – буркнул Юрий, понимая, что теперь ему самому придется заниматься добычей необходимого вещества.

Стоило только это представить, как лицо перекашивала судорога брезгливости.

Хотя можно было нанять людей для столь грязной работы. Подумав об этом, Юрий почувствовал, как его настроение заметно улучшилось. Но потом оно рухнуло даже не ниже плинтуса, а куда-то еще глубже, наверное, в подвал, стоило узнать цену только за небольшой флакончик серы, граммов пятьдесят, а то и меньше, что держали на виду как образец. Да и чистота самого образца оставляла желать лучшего.

– Сколько?!! Вот этот пузырек с серой стоит четыре золотых!!! – буквально завопил он, срываясь на фальцет.

– Да, молодой человек, вы не ослышались, – ответил продавец с достоинством.

– Но почему так дорого?! – удивлялся Юрий, произведя нехитрые подсчеты, по которым выходило, что денег на необходимое количество серы, для расчетного объема пороха, ему не хватит.

– А где вы видели дешевле?

– Э-э…

«Тут он меня уел, – подумал Медведев. – Где я видел дешевле? Да нигде! Но очень уж дорого. Это ж сколько тогда будет стоить бочонок пороха?!! Как бы меня гномы при такой себестоимости не послали на три буквы!»

– А вы меня не обманываете, уважаемый? – набычившись, спросил Юрий. – Я ведь в этом деле профан, и вы это сразу поняли. Но сразу говорю вам, что меня обманывать не стоит. Себе дороже выйти может…

– Не угрожайте мне, – в свою очередь посерьезнел алхимик. – И я не обманываю вас. Вы можете зайти к моим коллегам, и они назовут ту же цену.

Сплюнув в сердцах, Юрий махнул рукой.

– Ладно, уважаемый, сколько у вас всего серы?

– А сколько вам надобно?

– Минимум полкило. А лучше килограмм. Теперь пришлось сильно удивляться продавцу.

– Куда вам столько?!

Юрий, конечно, понял его изумление. Все алхимические опыты проводятся с небольшим количеством вещества, измеряемые буквально щепотками. А тут хотят купить сразу такую гору!

– Не мне… моему учителю, а для чего, я не знаю. Я просто мальчик на побегушках.

– Кто ваш учитель?

– Не важно…

Продавец понятливо кивнул. Наверное, решил, что учитель посыльного ставит какой-то запрещенный опыт или близко к этому. Но это не его дело.

– Ладно, уважаемый, сколько у вас всего этой гадости?

– Четверть от необходимого вам количества.

– Несите. И раз уж я покупаю так много, может, скидку сделаете в три серебряных? А я еще вон тот флакончик прикуплю…

– Хорошо… – чуть подумав, согласился продавец, поскольку товар этот явно мало востребован.

Продавец отсутствовал недолго. Сходив в кладовку, он принес все свои запасы серы.

– Где же ее добывают, что оно так дорого стоит? – все же полюбопытствовал Юрий.

– Так это всем известно, – удивился такой неосведомленности клиента продавец. – В огненных землях.

– Там, где драконы?

– Да. У самой огненной горы… что извергает огонь и источает лаву. Охотников ходить за серой мало, ибо находится она далеко, в самом центре Пустоши. Многие становятся пищей для драконов. Их у огненной горы особенно много водится…

– Понятно…

Юрий, мысленно ругаясь на чем свет стоит, купив серы по заоблачным ценам, пошел в другие алхимические лавки и после жесткой торговли, вот где ему опыт Зарлона с продажей мечей пригодился, докупил необходимое количество материала.

Подумав, он прикупил еще всякой всячины.

Зачем деньги тратил, тем более что их после всех закупок осталось сущие гроши? Юрий решил, что гномы могут как-нибудь проверить, что он купил. Рецепт у пороха простой, можно довольно быстро подобрать пропорцию методом проб и ошибок, а чем больше ингредиентов он купит, тем сложнее им будет понять, что к чему, годы можно опыты ставить.

Впрочем, Юрий все же надеялся, что гномы проверками заниматься не будут. Но чем черт не шутит, лучше перестраховаться.

Идя обратно с покупками, он лишь надеялся, что несмотря на незнание пороха аборигенами, у них нет аналога.

«А вот на это можно не рассчитывать, – тут же одернул он себя. – Наверняка что-то есть. Остается только надеяться, что по ценам моя алхимическая гадость будет дешевле, учитывая дороговизну магии, заключенную в амулетах. Ну и эффективность будет выше. Впрочем, по цене при такой стоимости серы… м-да».

С такими тяжелыми мыслями и не очень тяжелой поклажей Медведев вернулся на постоялый двор.

– Вы долго еще в столице деньги тратить собираетесь? – спросил он у троицы своих товарищей, пьющих вино за столом и уже изрядно опьяневших.

Кажется, Зарлон вообще из-за него не вставал. Разве что в сортир.

– Да вот решили Зарлону компанию составить, – пьяно улыбаясь, поведал Лолт.

Тард, совсем никакой, уже лежал лицом в тарелке, хорошо, что пустой.

– Понятно.

– А чего у тебя там в мешке?

– Голова орка.

– Зачем тебе?!

– Решил таксидермистом стать и шкуры выделывать на чучела, – брякнул Медведев. – Вот решил на орочьей голове потренироваться.

– А! Это ты шутишь! – сообразил Лолт и засмеялся. – А я чуть не поверил!

Забыв, что спрашивал, Лолт отвернулся, чтобы хлебнуть еще паршивого вина, а Юрий быстренько взлетел по лестнице к себе в комнату, где спрятал серу.

Утром, арендовав старую лошадку, того и гляди, копыта откинет, оставив за нее залог в две ее стоимости, Юрий отправился на разведку залежей селитры. Где ее можно найти, точнее навоз, он даже спрашивать не стал. Достаточно было проследить за золотарями.

Медведев не ошибся. В пяти километрах от города, между грядами невысоких холмов, раскинулось навозное поле, на большей части рос сочный бурьян и крапива.

Но первые же пробы показали, что с добычей селитры возникнут определенные сложности, грозившие развалить весь план по созданию пороха. Ему банально не удавалось найти подходящие залежи навоза, где бы образовалась столь желанная селитра.

Думаете, это просто? Дескать, уж где, как не в средневековье, где основным транспортом являются лошади, а от них отходов жизнедеятельности великое множество. Не говоря уже о коровах и прочей скотине.

Навоза вокруг города действительно оказалось великое множество. Целое поле, огромное поле навоза, заросшего буйной травой и крапивой. Его вывозили с конюшен, дворов и сваливали в большие овраги, постепенно заполняя природные котловины. Но беда в том, что не всякая навозная куча является… хм-м… естественной химической лабораторией для производства селитры.

Нужна укрытая от воздействий внешней среды навозная куча. Чтобы ее не поливал дождь и не опаляло солнце, и при этом регулярно поставлялось свежее сырье, желательно из мочевины. То есть практически нужна селитряница.

А именно этого-то и не было. Все навозные кучи оказались просто навозными кучами. Отличным удобрением, которым почему-то никто не пользовался по назначению.

Не сказать, чтобы селитры совсем не было. Была, под особенно крупными черепками битой керамики, под которую не попадала вода, но в столь мизерных количествах, что легче и дешевле придумать иной способ производство взрывчатки.

– И что мне теперь делать?!! – воскликнул Юрий, весь изгваздавшись в свежем навозе.

Но не зря есть поговорка, что ищущий да обретет. После упорных поисков, ближе к вечеру, Медведев набрел на странное поле посреди навозной долины. Травы здесь почти не было, да и как ей расти на почти каменной поверхности.

Обследовав потрескавшийся край странного пятна с треть футбольного поля, Юрий определил, что что-то спекло верхний слой навоза почти в кирпич, как если бы сюда регулярно били молнии.

– Что не есть хорошо, огонь тоже не способствует образованию селитры.

Впрочем, наличие какой-никакой травы говорило, что если молнии и били сюда, то очень давно, и с тех пор безобразие не повторялось.

Как бы там ни было, Юрий решил проверить это странное место. Быстро раскидав участок с десять квадратных метров и добравшись практически до не поврежденного слоя, Юрий стал копать и почти сразу наткнулся на разбитую чашку.

Осторожно ее подняв и перевернув, он не смог сдержать радостного вскрика, снизу блестел белый налет, а в самом центре скопился довольно толстый слой кристалликов.

Покопав еще немного и убедившись, что битой керамики здесь так же много, как и везде, и практически под каждой обнаружилась столь желанная селитра, Юрий поспешил в город, пока солнце окончательно не зашло за горизонт и ему не пришлось бы ночевать на природе, а осенью это особенно паршиво.

Проскочив мимо товарищей, хотевших что-то спросить, Медведев заперся в своей комнате.

«Эх-х… по химии у меня, как и по иностранному языку, тоже тройка в аттестате стоит, – пригорюнился Медведев, выложив на стол свою вонючую добычу. Селитры он наскреб примерно на коробок. – Но делать нечего, придется постараться, чтобы сделать настоящий взрывной порох, а не какую-нибудь едва искрящуюся вонючую дымовушку».

С толчением серы и смешиванием необходимых ингредиентов в нужных пропорциях он справился быстро.

Приготовил небольшое количество смеси и, не удержавшись, поджег.

Пшикнуло здорово. К потолку поднялся грибовидный клуб сизого дыма, так что срочно пришлось открыть окна и проветрить.

– Все, завтра можно идти и собирать уже в промышленных масштабах!


За сбором необходимого количества селитры дело не стало. Наняв с десяток оборванцев, слоняющихся на рынке в поиске халтуры, пообещав им по паре бронзовых эталов, Юрий к вечеру получил хороший такой кувшинчик селитры. Правда, степень очистки оставляла желать лучшего.

Там же Юрий поинтересовался у одного парня:

– Кто-нибудь знает, отчего появилась такая корка?

– Я знаю, ваша милость, своими глазами видел, как все произошло. Ребенком еще был, не помню, что мы тут с друзьями делали, не то…

– И? – оборвал парня Юрий, не желая забивать голову посторонней информацией.

– Маг это постарался.

– Маг? Что он тут делал? Сражался с кем-то?

– Нет, ваша милость. Тренировался, я думаю, по крайней мере, никаких соперников на этом месте не стояло. Сам он молодой был, но очень сильный, что редкость… обычно они к старости только силы набирают. А он уже в молодости огромные такие огненные шары пускал, молнии, еще что-то… Потом уехал.

– Понятно…

Утром следующего дня, дав ночью небольшому количеству селитры хорошо просушиться на кухонной печи, Юрий засел за работу.

Пригодились склянки с лишними порошками. Высыпав из них всю алхимическую ерунду, засыпал в одну из них порох, получив таким образом гранату. Осталось только прикрепить к ней фитиль и поражающие элементы. Но это можно у кузнеца попросить шрапнели нарезать. Но это все потом. Сейчас и так сойдет, главное, проверить взрывной эффект.

Наскоро пообедав, Юрий, кое-как отмахавшись от товарищей, заинтересовавшихся его делами, снова поехал за город.

Граната рванула в лесу, как надо, и дело осталось за малым – сварганить из оставшихся материалов бомбу помощнее.


Глава 11

Утром следующего дня Медведев сразу же направился в ближайший банк.

У дверей его хмурым взглядом встретил дюжий охранник-полукровка. Судя по росту, ширине плеч и густоте бороды, человеческой крови в нем было не много, но все же не чистый гном. Как Юрий уже понял, гномов в землях людей вообще мало, стоят только на ключевых местах, а где только можно, они используют таких вот полукровок.

Несмотря на хмурый взгляд, фейс-контроль был пройден успешно, и ему разрешили пройти.

– Что угодно господину? – с вежливой улыбкой встретила Юрия женщина уже внутри и тоже полукровка, но наполовину.

– Поговорить с вашим самым главным гномом об очень больших деньгах.

– Простите? В каком смысле?

«В философском, блин… – начал заводиться Медведев. – Посидеть за кружечкой пивка и поболтать о смысле жизни и влиянии на нее денег, больших денег».

Но вслух этого ничего не сказал, только лишь улыбнулся еще шире.

– Вы желаете взять в долг?

– Нет, я желаю взять совсем.

Девушка все равно не понимала, о чем уже недвусмысленно свидетельствовало ее личико.

Юрий тяжело вздохнул и пояснил, как мог понятнее:

– Я желаю продать гномам некий секрет, который позволит им заработать целую гору денег. Но за секрет этот сам хочу получить много денег. Так понятно?

– Да…

– Замечательно. Зовите главного управляющего или проведите меня к нему. А то я уже начинаю уставать и подумывать о том, чтобы пойти к вашим конкурентам, благо они через дорогу. Может, они хоть порасторопнее будут.

Последний намек заставил девушку зашевелиться более активно.

– Присядьте, господин… я сейчас же доложу о вас мастеру Гармину.

– Слава богам!

Сидел Юрий недолго, может минут пять, даже не успел обстановку рассмотреть как следует, а на затейливую резьбу по камню можно было смотреть не отрываясь очень долго, когда за ним вернулась все та же девушка и проводила-таки к управляющему отделением банка «Банк клана Дортмун» в герцогстве Рэйстор.

– Итак, молодой человек, что вы хотели? – спросил Юрия самый настоящий гном.

Борода небольшая, никаких косичек… вполне человеческая стрижка. Ничего от классического канона, к какому привык Юрий.

«Хотя с чего я вообще ожидал, что здесь будет все так же, как в кино? – невольно подумал он. – Но с другой стороны, может, это только среди людей они так выглядят, чтобы не выделяться?»

– Продать вам секрет одного алхимического вещества, – начал Медведев, молясь лишь о том, чтобы гномы о нем ничего не знали.

– Что за вещество и для чего оно предназначено? – проявил цепкий интерес мастер Гармин.

– Вещество зовется порохом. Это порошок. При взаимодействии с огнем он взрывается и имеет сильную разрушительную силу.

– Занятно. И зачем этот порох нам может понадобиться? Где его можно применить?

– Да хотя бы в строительстве…

– Как же можно разрушительную силу использовать в строительстве?

– Взрывать породу. Допустим, пробить пару шурфов, заложить порох и взорвать. В итоге работа, которая могла бы занять целый день, будет выполнена часа за два и заключаться она будет в большей степени в вывозе взорванной породы, а не в ее долблении.

– Занятно, конечно, молодой человек, но вряд ли мы пойдем на такой способ пробоя подгорных тоннелей.

– Почему?

– Потому что и при обычной-то работе у нас время от времени случаются завалы, это несмотря на все меры укрепления сводов как техническими способами, так и магическими. А вы предлагаете взрывать, сотрясая горы. Духам гор это точно не понравится… К тому же нам это просто не позволят традиции. Мы веками пробиваем тоннели своими руками и впредь будем поступать так же. А если воспользуемся вашим порохом, и он действительно облегчит и ускорит темп работ, то куда мы денем тысячи освободившихся рук? И потом, мы никуда особо не спешим, зачем нам такая скорость в работе? Все надо делать основательно. На этом стояло, стоит и стоять будет Подгорное царство.

Медведев скрипнул зубами. По всему выходило, что план медленно накрывается медным тазом. Но имелся еще один способ применения, что мог заинтересовать гнома.

– Понятно… Но это вещество можно использовать в войне. Представьте себе небольшой бочонок с порохом, бомбу, – показал Юрий примерные размеры руками, этак литров на десять, – его можно забросить катапультой за городскую стену, заложить под стену наконец, просто бросить в наступающие или обороняющиеся войска. И заметьте, в моем веществе нет ни грамма магии и в производстве оно намного дешевле всех магических амулетов.

– Человек… гномы не воюют друг с другом уже тысячу лет, и начинать мы не собираемся. Тем более у нас нет городов на поверхности, чтобы забрасывать их сверху твоими бомбами.

– А кто говорит о войне между гномами? Мало что ли войн среди людей?

– Хватает.

– Вот и продавайте им эти бомбы. Думаю, вольные королевства, герцогства и даже баронства отдадут многое, чтобы не быть завоеванными Летийской империей.

– Это верно… и твое предложение звучит уже намного интереснее.

Юрий улыбнулся. Наживка заглочена.

– Вы не только быстро окупите вложенные средства, но еще и баснословно заработаете, особенно если считать на десятилетия, – продолжал дожимать он ситуацию.

– Возможно… Почему же ты сам не занялся таким прибыльным делом?

– Для любого дела нужен начальный капитал. У меня его нет. Дело в том, что добыча, точнее производство, одного основного ингредиента пороха хоть и дешева, но надо построить много крытых помещений. Можно воспользоваться какими-то пещерами, но их нужно очень много. Гномы себе это могут позволить.

– Вот как?

– Но на первых порах вам хватит естественных залежей… а когда они подойдут к концу, будете получать сырье из… искусственных.

– Хм-м, ладно, продолжай.

– К тому же подобным бизнесом лучше заниматься, имея за собой реальную силу, чтобы никто не пришел и не забрал твой секрет. У меня такой силы нет. Она есть только у государств, кланов, домов…

– Ясно, – кивнул гном. – Но ты мог бы продать свой секрет людям, раз уж они будут воевать твоим порохом. А вместо этого ты отдаешь секрет гномам, что будут зарабатывать на войне среди людей.

– Секрет стоит дорого. Столько, сколько я собираюсь запросить, заплатить вряд ли кто-то сможет. Ну и доверять в таких делам людям довольно опрометчиво.

– Это верно. И сколько же ты хочешь за свой секрет? – подавшись вперед, задал главный вопрос мастер Гармин.

Юрий набрал воздуха в легкие и выдохнул, сам поражаясь той цене, что назвал:

– Пятьсот тысяч золотых.

– Сколько?!! – бизоном взревел гном и даже вскочил со своего кресла.

– Пятьсот тысяч.

Сумма и вправду была великовата, Юрию хватило бы гораздо меньше, но он решил выжать по максимуму, просто, что называется, из спортивного интереса.

– Ты смеешься надо мной, человек?! – негодовал гном, хватая себя за бороду.

– Ничуть.

– Да все это вшивое герцогство столько не стоит!

– Ну, тут вы уже перегнули, уважаемый мастер…

– А ты вообще в крендель загнул!!! Пятьсот тысяч!!! Ну, вы только подумайте, а! Это годовой доход не бедного клана!

– Вы заработаете намного больше. К тому же я не собираюсь брать все деньги сразу.

– Это неприемлемая сумма!

– Может, ваше мнение изменится после небольшой демонстрации?

– Да хоть с демонстрациями!

– Вы отказываетесь покупать секрет пороха?

Медведев медленно встал.

Гном промолчал. Что ж, в уме ему не откажешь. Кто ж откажется от владения подобным секретом, тем более уступать ему кому-то еще и позволить зарабатывать конкурентам.

– Давай посмотрим на твой порох в действии, а там уже будем говорить о его стоимости… – буркнул он, возвращаясь в кресло. – Когда ты сможешь провести демонстрацию?

– Да хоть сейчас.

– Что ж, не будем откладывать. Едем.

Экипаж управляющего банка быстро подготовили, и они поехали на демонстрацию. Прежде, правда, пришлось заскочить на постоялый двор, где Юрий забрал бочонок с порохом, и двинулись за город, в тот же лесок, где он проводил первое испытание.

– Как вам это дерево, уважаемый мастер? – показал Юрий на хороший такой дубок в два обхвата, самое толстое дерево в леске.

– Ничего…

И прежде чем гном оценил дерево в непосредственной близости, Медведев быстро подошел к дубу и начал привязывать к нему бочонок, мысленно молясь. В том, что ему удастся его разломить пополам, Юрий уже начал сильно сомневаться, несмотря на то что вчера предпринял некоторые меры по ослаблению ствола. То есть банально забил в дерево нож, а потом вынул и так много раз. Хорошо еще, что обман не раскрылся. Вот был бы конфуз.

– Как вы думаете, сколько стоит амулет, способный разломить это дерево надвое?

– Смотря какое заклинание…

– Самое дешевое.

– Если задаться целью переломить его надвое, то много… амулетов десять… это примерно сотня золотом, – дал оценку гном.

Юрий согласно кивнул. Стоимость амулетов, их боевые возможности он также разведал, еще вчера обойдя пару лавок. Их дороговизна его тоже сильно впечатлила. Магия.

– Так вот, мой бочонок при промышленном… то есть массовом производстве обойдется вам не дороже трех золотых, максимум пяти.

– Хорошая разница, – оценил гном.

Юрий наконец примотал бочонок к дереву и вставил фитиль. Сейчас он подумал, что можно заказать простой магический взрыватель взамен радиодетонаторам или часовым механизмам. В общем, магия много на чем поставила жирный крест.

– Вам стоит отойти подальше, примерно за то дерево. Я подожгу фитиль и быстро присоединюсь к вам.

Гном с охраной отошел за указанное дерево, Юрий же, мысленно перекрестившись, поджег фитиль зажигалкой. Пламя быстро поползло к бочке. Юрий стремительно сделал ноги и тоже залег за деревом, успев крикнуть:

– Прикройте уши, уважаемый мастер Гармин, и плотнее, бабахнет сильно…

Медведев сам едва успел вставить пальцы в уши и открыть рот, как лес сотряс оглушительный гром взрыва. Ударная волна сорвала в округе почти все листья. В воздухе замелькала щепа, ветки и целые куски взорванного дерева. Сам дуб падал с жутким треском, обламывая ветви свои и соседних деревьев, через которые продиралось, стремясь к земле.

Юрий встал только где-то через минуту, отряхиваясь от листвы, хвои и щепы, и осмотрелся.

Гном лежал на земле, раскинув руки, и не двигался. Его пара охранников-полукровок также валялись, обсыпанные хвоей, листьями, ветками и щепой, не подавая признаков жизни.

С губ Юрия сорвалось матерное слово, и он поспешил к гному, надеясь, что тот не откинул копыта от страха из-за разрыва сердца. Всякое ведь могло случиться.

«Не хотелось бы мне еще и с гномами отношения портить. С эльфами еще не все понятно…» – подумал он, прикладывая пальцы к вене на шее гнома, но разобрать пульс через толстую кожу да еще под бородой не получалось.

Благо листочек, застрявший в волосах у носа, зашевелился, значит, дыхание есть.

– Мастер Гармин… – начал Юрий осторожно теребить тело гнома. – Мастер Гармин…

Гном вздрогнул и что-то пробормотал на гномском, глядя на Юрия дикими, широко открытыми глазами. Потом повторил и разразился длиной тирадой. Видимо, тоже матерной. Лингвистом быть для этого не надо.

От грубой и громкой ругани пришли в себя охранники. Они от пережитого пошатывались, и в их глазах тоже застыл ужас.

Юрий же испытал одно лишь удовлетворение. Все же получилось, и даже дерево, кажется, не надо было предварительно портить.

– Ну как вам?

– Что?! – прокричал гном.

«Понятно, – подумал Медведев. – Контузия или просто оглох из-за того, что не успел заткнуть уши, вон какие пальцы толстые, в уши, наверное, не вошли».

– Как вам эффект?!! – уже громче поинтересовался Юрий, кивнув на поваленное дерево.

– Отлично!

– Стоит оно пятисот тысяч?!

– По мне так миллион стоит! Но вот что скажет глава клана, я не знаю!

– А как быстро вы сможете это узнать?!

– К чему такая спешка? Серьезные дела, да еще на такие суммы, спешки не любят, – уже тише заметил гном с подозрительным прищуром.

– Мне тянуть не с руки, – начал Юрий туманно.

– Но почему?

– Проблемы у меня с эльфами, – решил он сказать правду. – И хочу как можно быстрее убраться отсюда. А то, как вы, может, заметили, до Великого Леса доплюнуть можно. А уходить лучше с деньгами, с ними как-то легче, вы не находите?

– Это верно… только от эльфов уйти трудно. Они в любую щель пролезут…

– Потому и спешу. Чтобы прибавить им проблем. Так как быстро вы сможете обсудить все вопросы с главой клана?

– Что ж, твоя поспешность понятна. Но пару дней всяко-разно потребуется.

«Отлично, – радостно подумал Медведев. – Похоже, здесь есть свое радио. А то я уже начал опасаться, что они пользуются исключительно курьерами или в лучшем случае голубиной почтой. Впрочем, еще оперативность эльфов, нанявших бандитов. Если это, конечно, их рук дело, доказывала обратное. Быстрая связь у них есть, вряд ли голосовая, но есть».

– Тогда возвращаемся!

Гном кивнул и, предварительно обойдя поваленное дерево, оценив разрушение, направился из леса.

В город пришлось идти пешком. Лошади от взрыва спятили и, несмотря на все потуги кучера, унеслись куда-то вдаль.

* * *

Стража на воротах проводила их недобрыми взглядами, они, похоже, слышали какой-то грохот в лесу, да и дым грибом, наверное, видели, но задерживать не стали.

Дожидаться решения главы клана Дортмун Юрий вернулся на постоялый двор, где снимал комнату.

– Юрий, ты где пропадаешь? – поинтересовался Лолт.

– Дела. А что?

– Да к тебе тут орочья отрыжка приходила.

– Кто?

– Да наемник тебя спрашивал. Назвался Варном.

– А почему именно орочья отрыжка?

– Дык потому что полукровка орочья, – объяснил Зарлон.

Тард смотрел на беседующих с интересом.

– Варн – оркский полукровка?! – изумился Юрий.

– Ну да. Правда, крови орков в нем в лучшем случае шестнадцатая часть, потому и от человека почти не отличить, но есть.

– Ясно… Чего он хотел-то?

– Дык не сказал, спросил только на месте ли некто Юрий и описание твое дал. Когда ответили ему, что тебя нет, ушел, но попросил сказать тебе, что он приходил.

– Ясно.

– А что у тебя за дела с наемниками? – спросил излишне любопытный Тард. – Ты решил вступить в их команду?

– Вроде того.

– Ох и врешь, – усмехнулся Лолт. – Не ходят командиры за простыми бойцами-новичками, да еще так вежливо о нем интересуясь.

– Ты их нанял? – спросил Зарлон.

– Да.

– Зачем?!

– Секрет.

– Ну, Юрий! – взмолился Тард. – Что происходит?! Зачем ты нанял наемников?!

«Вот ведь навязались!» – мысленно заворчал Медведев, осознав, что от них можно отделаться только убив, чего он делать не собирался, а потому начал врать:

– Да вот, гномы как-то узнали, что мы из земель каменных гоблинов вышли. Пришли ко мне и попросили найти там своего соплеменника. Скорее всего, его труп.

– А чего там гном делал? – удивился Тард.

– Да откуда я знаю? Меня в эти тайны не посвятили. Может, разведывал что-то… месторождения какие-нибудь.

– А к нам чего не пришли? – обиженно спросил Лолт. – Мы же тоже оттуда.

– Пить меньше надо. Вы же не просыхаете практически. Чего с пьяными связываться?

– Юрий! Возьми и меня! – взмолился Тард.

– И меня, – попросил Лолт.

– И я хотел бы сходить, – тяжело кивнув, признался Зарлон. – Возьмешь? На правах обычных наемников?

– Почему бы и нет? – вслух подумал Юрий после короткого размышления.

Проверенные товарищи всяко-разно не помешают. Лишние глаза и уши. Одному с наемниками идти и впрямь как-то не комфортно.

– Спасибо! – бросился обнимать Юрия Тард.

– Сколько платишь? – спросил более хозяйственный Лолт.

– Плачу по золотому в день. Расчетное время найма месяца два.

– О! – выдохнула троица разом, даже флегматичный Зарлон.

– Только о своем заработке молчите. Обычные наемники получают вдвое меньше.

– Переплатил… – заметил Зарлон.

– Знаю. Но как же дом? – поинтересовался Медведев у всех троих разом. – Вы же так долго отсутствовали в родных краях.

– А чего дом? – пожал плечами Лолт. – Зима на носу, чего в деревне зимой делать? Нечего. Лучше уж с тобой сходим, еще золотишка заработаем, тогда и возвращаться можно. А что родные ждут, так еще немного подождут. Мы им сообщим, чтобы не волновались.

– Ну смотрите… Кстати, может мне кто-нибудь прояснить момент…

– Какой? – спросил Тард.

– Можно ли в течение дня обговорить какие-нибудь условия с человеком, находящимся за сотни километров от тебя?

– Тебе надо с кем-то поговорить? – спросил Зарлон.

– Нет… мой наниматель обещал мои условия обговорить со своим начальством.

– А-а… – понятливо кивнул Зарлон. – Можно. Есть такой амулет специальный, из двух плоских мраморных плиток сделанный. Пишешь на листочек, что хочешь сказать, меж камней тех лист кладешь, активируешь амулет камнем силы, как-то там задав адрес, кому послание, и оно уже там на другом листе написано…

– Ох ты!

«Местный аналог факса!» – восхитился Юрий.

– Действительно хорошая вещь, – согласился Зарлон. – Лет десять назад всего появились. Только дорогие очень, лишь крупные города себе такие позволить могут.

– Или гномы, – вставил Лолт.

– Или они, – кивнул Зарлон. – Да и стоимость пересылки сообщения тоже впечатляет, золотой за лист… Камни силы недешевы.

– Ладно, идите, готовьтесь и не пейте. Выступаем завтра. В крайнем случае послезавтра утром. Это как переговоры пройдут.

– Ни капли в рот не возьмем, – клятвенно заверил меня Лолт.

– Ну что вы, совсем от пития отказываться нельзя, – с самым серьезным видом заявил Юрий. – Хоть воду время от времени употребляйте.

Троица еще долго не могла понять, что это шутка, а потом зал сотряс взрыв хохота.


Медведев нашел Варна в том же «Ржавом мече» (как ни разглядывал тайком, не нашел в нем ничего не человеческого, тем более орочьего, кроме размера, конечно) и узнал, зачем он приходил. Варн интересовался, не может ли наниматель достать магические амулеты защитного и боевого плана. В землях каменных гоблинов они могли очень пригодиться. Юрий сказал, что прикупит чего-нибудь.

Следующим днем, дождавшись, когда солнце склонится к горизонту, Медведев пошел к гному заключать соглашение. Пропустили его в банк сразу и без задержек провели в кабинет управляющего.

– Еще раз здравствуйте, уважаемый мастер Гармин. Слух уже полностью восстановился, надеюсь…

– И тебе здорово… Слух восстановился… Здорово громыхает твоя бомба.

– Надеюсь, что глава вашего клана тоже впечатлился от красочности ваших отзывов?

– Впечатлился.

– И насколько же он оказался впечатлен в золотом эквиваленте?

Гном засмеялся, а потом с ухмылкой сказал:

– На пять тысяч золотых.

Юрий улыбнулся, хотя не был уверен в том, что получилась именно улыбка. Лицевые мышцы как-то застыли, словно после часа прогулки на сорокаградусном морозе, плохо слушались. Конечно, ему и этих денег хватило бы за глаза, но отдавать секрет пороха так задешево он и не думал. К тому же неизвестно, как все получится с поисками, так что деньги могли потребоваться в гораздо больших количествах, чем пять жалких тысяч золотом.

– Что ж, – начал медленно вставать Медведев, полностью справившись со своими чувствами и теперь действительно мило улыбаясь. – Надеюсь, глава клана Торгов окажется более впечатлительным.

– Не кипятись, человек… – поднял руку гном, также перестав улыбаться. – Признай, что твоя цена действительно запредельна. Мы не можем столько заплатить.

– А ваша больше похожа на оскорбление, – парировал Юрий, окончательно встав, но уходить не торопился. Торг только начался.

– Но попробовать-то стоило? – улыбнулся гном и развел руки. – Десять тысяч.

– Так и быть, скошу со своей стороны сотню.

– Пятнадцать…

– Триста и это моя последняя цена, – сказал Юрий как отрезал.

– Извини, человек, но та цена, что согласился заплатить глава клана, намного меньше той, что ты затребовал.

– Сколько?

– Пятьдесят тысяч золотом. Это всё. Это действительно тот предел, что клан может предложить тебе за твой секрет. И можешь мне поверить, наш сосед даст тебе не больше, а то и меньше. Этот клан беднее нашего.

Юрий, хмуро глядя на грустного гнома, подвигал желваками.

– Ладно, демоны с вами. Я беру пятьдесят тысяч за секрет пороха.

– Всю сумму целиком? – настороженно поинтересовался Гармин.

– Нет, если это возможно… Зачем мне такая куча золота при бегстве? Она не способствует мобильности. Разбойники опять же обокрасть могут.

– Хорошо. Давай заключать договор…

Договор заключили, но времени на него угрохали море.

Юрий расписал формулу (а также способы получения селитры, чем вызвал жуткую гримасу неудовольствия у мастера Гармина) и поклялся, что ни у кого не украл этот секрет и никто не сможет оспорить на него права, а значит, и предъявить претензии клану Дортмун.

Как понял Медведев, с различными клятвами, кстати, тут надо поосторожнее… В таких документах используется магия крови, и стоит в чем-то поклясться и капнуть свою кровь на документ, заверяя клятву, как клятвопреступника может хорошенько так приложить, а то и вовсе испепелить. Так что с текстом клятвы пришлось помучиться так, чтобы возмездие не настигло его от недостаточно проработанной формулировки.

Гном, прочитав клятву, несколько изумился обтекаемости формулировок, но не нашел, за что зацепиться. Да и не особо хотел. Деньги они и есть деньги.

В текст также внесли несколько оговорок. В частности, Юрий не может продавать секрет пороха с использованием данных ингредиентов никому другому. А то ведь что мешает вместо восемнадцати процентов серы сделать двадцать и объявить этот состав другим взрывчатым веществом?

Юрий в свою очередь выбил себе право делать порох для собственных нужд. С правом выдачи своим спутникам. Правда, спутниками не может считаться отряд больше десяти человек, а то ведь целую армию можно в спутники записать.

И так далее и тому подобное. Почти до утра договор заключали.

– Ну вот, все формальности улажены, – сказал гном, захлопывая папку с пергаментами документов.

Один экземпляр Юрий получил на руки. С этим тут все как дома.

– Сколько вы хотите получить на руки немедленно?

– Пять тысяч… – подумав, ответил Медведев.

Много, так как ему еще много чего требовалось закупить в дорогу, и жмотничать он не собирался. От этого зависела успешность и скорость выполнения задания.

– Хорошо.

Гном позвонил в колокольчик, прибежал помощник-полукровка, и гном распорядился:

– Выдайте уважаемому Юрию пять тысяч золотых монет.

– И было бы неплохо охрану дать. А то есть шансы не донести. Тем более ночь.

– Конечно, – кивнул гном.

– И еще. Надеюсь, вы не собираетесь переправлять секрет пороха через амулет связи?

– Конечно же нет! – засмеялся мастер Гармин. – Мы понимаем, что тот, кто сделал амулет связи, может сделать и так, что он будет получать все сообщения, отправляемыми подобным способом.

– Тогда всего хорошего, мастер Гармин. Было приятно с вами работать. Но надеюсь, что больше не придется…

– И тебе не хворать, – хохотнул гном.

* * *

Следующий день оказался полностью посвящен покупкам для предстоящего путешествия. Побегать Юрию с товарищами по городу пришлось хорошо, так как нужные лавки находились в разных сторонах города.

Первым делом Медведев решил прикупить для себя и своих спутников хорошую нательную защиту. Вот уж они все удивлялись щедрости заказчика! Гномы ведь! Разве могут они быть столь щедры?!!

– Подберите себе что-нибудь легкое и подвижное, – посоветовал Юрий и, обратившись к продавцу, подтвердил сходное пожелание: – Ну и мне что-то соответствующее.

– О! У нас широкий выбор!

– Да уж вижу…

От различных доспехов, выставленных только в главной зале лавки, глаза разбегались. И только оставалось гадать, сколько всего лежит на складе? Наверняка армию оснастить можно, если учитывать совокупные запасы всех торговцев доспехами.

– Мне нравится вот этот, – указал Юрий на ламинарку из тонких и узких пластин внахлест, в три параллельные полосы, скрепленных железными кольцами.

Брал с расчетом, что если вдруг неконтролируемо обернется в медведя, хотя делать этого не собирался (но кто знает?), то доспех расползется по бокам и в принципе останется целым и годным для дальнейшего использования. Для этого на боках он ослабил привязку ремней крепления, чтобы легко рвались.

– Великолепный выбор, – тут же подобострастно закивал продавец.

Юрий только усмехнулся. Таковы уж продавцы, что у них что ни выбери, все великолепный выбор, даже если это откровенное дерьмо, но дорогое.

– Сколько?

– Пять сотен золотых, господин…

– Сколько?! – воскликнул Зарлон.

– Пять сотен…

– Четыре сотни, пройдоха, и ни медяка больше. И за вот эти не больше чем по двести пятьдесят, – указал на чешуйчатые доспехи, что выбрали себе Зарлон, Лолт и Тард. – Или мы идем в другую лавку.

Продавец сокрушенно кивнул головой. Покупателей было мало, а эти хоть и за дешево брали, но все же не в убыток, но много. Пришлось продать, иначе неизвестно еще, как долго пролежит это железо, того и гляди проржавеет.

Юрий еще подобрал себе шлем, поручи и поножи, еще на сотню золотом. И товарищам оплатил всю дополнительную защиту конечностей и головы. В целом вышло на довольно кругленькую сумму. Почти две тысячи.

– А зачарованные доспехи есть? – запоздало поинтересовался Медведев.

– Увы, такой товар мы не держим. Да и ни у кого другого торгующего доспехами нет, – быстро добавил продавец, опасаясь, как бы покупатель не отказался от покупки.

– Точно?

– Клянусь.

– Жалко…

– Но вы можете зачаровать доспех у мага… магистра Лонгеро.

– И во сколько мне это удовольствие обойдется? – поинтересовался Юрий.

– Тысячи две.

– Ого! – невольно вырвалось у Юрия, хотя экономить на собственной защите он не собирался, и деньги в этом смысле просто пыль.

Тут вопрос во времени.

– Как долго он будет работать над доспехом?

– Порядка трех недель… Если сейчас никакой срочной работы у него нет.

– Наверняка есть… – сказал Зарлон. – Война на носу, и чтобы маг в такое время бездельничал? Это вряд ли… Наверняка крутится как белка в колесе.

– Согласен, – кивнул Лолт. – Разве что приплатишь еще за срочность.

– Да я бы и приплатил, шкура дороже, но слишком долго даже эти три недели…

– Но зато он зачарует каждую пластиночку…

– Слишком долго, – повторил Юрий. – Заворачивайте.

Далее в списке покупок оказались магические амулеты. Три сотни штук по сотне боевых, защитных и целебных. Плюс усиленно защитил и вооружил себя и свою тройку, истратив больше трех тысячи золотых. Давно улица лавок по продаже магических амулетов не знала такого щедрого покупателя.

Потом Юрий скупил всю оставшуюся в городе серу и кучу всего, еще и сделал себе бомбы, воспользовавшись прописанным в договоре правом на изготовление пороха для собственных нужд.

Пороха получилось совсем немного. На три бомбы в бутылках из-под вина объемом в литр и пять гранат, изготовленных из небольших склянок, умещающихся в руке а-ля лимонка, в которых на кухне обычно хранятся дорогие специи.

Сходил еще раз в банк и, сняв дополнительно тысячу золотых, закупил также лошадей, крепкие телеги и отменного провианта на всех наемников.

Оставшиеся деньги положил обратно в банк, но не на свой счет, а в качестве вознаграждения Варну и своим товарищам, на тот случай, если ему все же удастся найти череп и сразу вернуться в свой мир.

При себе остались деньги лишь на мелкие расходы, сто монет серебром и пригоршня бронзы с медью.


Глава 12

В день выхода отряда как назло начался дождь, по-осеннему затяжной, холодный. Конечно, все были готовы к проявлению стихии, накинули капюшоны плащей, но дорогу очень быстро развезло, не зря говорят: летом ведро воды – ложка грязи, осенью ложка воды – ведро грязи. А уж сколько ее становится, когда по дороге проходят пятьдесят с лишним пар человеческих ног, дюжина лошадей и полдюжины волов, тащивших телеги.

Юрий еще беспокоился по поводу пороха, как бы не отсырел, хоть и по максимуму защитил свои поделки, запаяв все воском. Но сырость это такая поганая штука, что проникнет даже в самые защищенные места.

Тем не менее отряд, несмотря на все неудобства, двигался довольно споро. Все же это наемники, не неженки, привыкли ко всяким условиям перехода. Матерились, конечно, вполголоса, но перебирать ногами им это не мешало.

Кстати, по поводу наемников. Выглядели они как сброд. Конечно, глупо от них ждать какой-то унификации доспехов и вооружения, но в том-то и дело, что нательную защиту из железа имели от силы треть бойцов. Вооружены, конечно, все, но кто во что горазд: мечи, короткие копья, алебарды, луки, арбалеты. Сброд, одним словом. Особенно выделялись пятнадцать голодранцев, хуже всех вооруженных, в каких-то войлочных жилетках.

– Варн, этих, как я понимаю, ты взял исключительно для количества? – поинтересовался Медведев.

Наемник с примесью орочьей крови только улыбнулся.

– Я понимаю, уговор есть уговор, и менять его условия в походе не дело, но скажи мне, сколько ты им пообещал? Я это хочу знать исключительно для того, чтобы посмеяться.

– По серебряному в день.

– Да, Варн, обратно ты вернешься богачом. Наемник только вновь улыбнулся, но все же сказал:

– Не беспокойся, они выполнят свою работу. К тому же я брал их не столько для возможных драк, сколько как носильщиков.

– Думаешь, там будет так много человеческих черепов?

– Уверен. Свежесть черепа трудно определить, так что нести будут все, что найдут, что скопились за многие десятилетия.

– Ясно. Кстати, я только сейчас подумал, а есть люди, знающие язык гоблинов?

– А он у них есть? – засмеялся Варн.

– А почему бы и нет? Все-таки они разумны.

– Может, и разумны, спорить не стану, но они дикие дикари. Лично я не слышал, чтобы хоть один человек знал язык гоблинов. Как его вообще изучать? Сами гоблины человеческий язык тоже вряд ли знают. Кто их учить будет?! А чтобы учить самим, надо гоблина поймать и содержать в плену долгие годы, пытать или, наоборот, умасливать, чтобы добиться от него чего-то путного, и то не факт, что хоть что-то выйдет. Да и сам подумай, зачем его кому-то изучать? Чужой язык изучают в первую очередь ради торговли, чтобы купцы могли договориться о товаре и цене. Ну или для войны, чтобы допрашивать пленных. Ни того ни другого с гоблинами нет.

– Жаль… А то взяли бы «языка», и он бы нам все рассказал. Не пришлось бы самим поисками заниматься…

– Все-таки странный ты человек, вроде умный, а вопросы задаешь глупые.

– А уж с тобой как сглупил, не проконтролировав найм лично.

– В следующий раз будешь умнее.

– Да, за всё приходится платить, главное, вынести из этого урок, чтобы потом не платить второй раз.

– Истинно говоришь! – снова засмеялся Варн.

Противный моросящий дождь, в который превратился ливень, прекратился только под вечер. Промаршировав еще час, наемники незадолго до наступления темноты встали на ночлег, выбрав под лагерь полянку недалеко от дороги. Застучали мечи и топоры, и вскоре в дымных кострах затрещали дрова, а над огнем раскачивались котелки с солдатским кулешом. Все продрогли и скорее хотели поесть горячего и выпить, кто чего запас украдкой.

Хотел отведать горячего и Юрий. Благо у него и троицы имелся отдельный котелок и кашеварил Зарлон на пару с Тардом. Лолт присматривал за лошадьми и снаряжением, чтобы никто ничего не стащил. Уж больно откровенно воровские рожи у многих наемников.

Медведев, как наниматель и командир, не делал ничего.

«Хорошо быть самым главным», – подумал он.

– Готово! – радостно объявил Тард, в очередной раз сделав пробу густого варева.

Юрий протянул деревянную тарелку, куда ему и наложили каши. Обжигаться, лопая, как все, из котелка, он не собирался.

Насытившиеся бойцы повеселели и стали готовиться к ночлегу, как то тут, то там стала слышна ругань. Многие держались за животы. Кого-то начало рвать, другие даже до кустов добежать не успевали, садились на корточки, где стояли, едва успевая стянуть штаны. Поляну заполнил ну очень специфический запашок.

– Варн! Что происходит?!

Наемник сам мучился животом, но держался дольше остальных. Юрий отстраненно подумал, что возможно, тут играет примесь его орочьей крови. Уж что жрут орки, всем известно, то есть все, что можно жрать и нельзя. Жуткие проглоты, так что кишки у них крепкие.

– Нас отравили…

– Кто?!

– Я, – усмехнулся, выйдя из темноты, командир самых худо снаряженных бойцов, известный как Улмарт Косой.

Его воины перестали прикидываться больными, как все, и выпрямились.

Варн выхватил свой меч, но, похоже, это резкое движение сработало как спусковой механизм, и его скрючило в рвотном позыве.

Улмарт брезгливо поморщился.

– Зачем ты это сделал? – спросил Юрий, также вынимая меч.

Впрочем, махать оружием бесполезно, как и задействовать магические амулеты, чтобы одним махом разделаться с этими ублюдками. Люди Улмарта быстро собрали все амулеты у страдающих наемников, практически не встречая сопротивления, а также вооружились нормальным оружием, и теперь они оказались оснащены намного лучше Медведева и его также ощетинившейся оружием тройки. В случае столкновения им просто не выжить.

– Я порву тебя на куски, Улмарт… – прохрипел позеленевший Варн, свалившись на колени.

– Не думаю!

– Зачем ты это сделал? – снова спросил Юрий.

Он сам не ощущал никаких проблем, как и его товарищи. Лишь долгие мгновения спустя Медведев вспомнил, что люди Улмарта активно ходили меж наемников, когда те занимались приготовлением пищи.

К командному составу тоже пару раз хотели подойти, но Зарлон всех отшивал, и близко к котелку никто не подобрался. Вот и разгадка их собственного здоровья.

– Да уж не из любви к искусству! – засмеялся разбойник, и его с готовностью поддержала вся банда.

– Обернись, – едва слышно прошептал Зарлон, стоящий рядом с обнаженным мечом.

Юрий не сразу понял и обернулся назад, но ничего интересного или опасного не увидел.

– Да нет! В медведя!

– Не смогу при всем желании… я даже не чувствую зуда и прилива силы… Луна еще даже расти не начала.

– Проклятье… Что же делать?

– Без понятия…

Разбойники перестали ржать по взмаху руки своего предводителя.

– Тебя наняли нас отравить? – спросил Медведев, уже видя во всем руку эльфов.

– Нет, это моя собственная идея.

Юрий почему-то подумал, что разбойник соврал. Не то чтобы он хорошо разбирался в мимике или определял ложь по голосу, как это делал один тип в сериале «Обмани меня», но ощущение такое было.

Он даже осмотрелся, ожидая, что сейчас из-за деревьев выскочат эльфы или полукровки. Но никто выскакивать не торопился. Впрочем, это еще ни о чем не говорило.

– Ладно, чего ты хочешь?

– Денег, конечно!

– У меня есть сто серебряных. Забирай в обмен на противоядие для людей. Оно вообще хоть есть? Или все умрут?

Разбойничий главарь отцепил от пояса мешочек из плотной ткани и помахал им перед лицом Юрия из стороны в сторону.

– Есть противоядие, есть. Нужно сделать отвар и дать всем выпить по кружке.

– Хватит на всех?

– Должно… впрочем, мне все равно. К тому же яд не смертельный. Но ста серебряных мало.

– У меня больше нет.

– Охотно верю, что с собой действительно больше нет. Зачем таскать с собой деньги в поход? Зато есть в банке.

– Ты что больной?! – искренне удивился Юрий. – Как ты их получишь?! Никто не может взять деньги из банка, кроме меня лично! Банковский амулет не сработает в чужих руках. Ауру не подделать.

– Я это знаю. Но есть один способ обойти это правило.

– И какой же?

– Зачем тебе знать? – спросил разбойник, но не выдержав, желая поглумиться, ответил: – Немного магии и очень много крови.

– Магия крови?

– Ну… можно и так сказать.

– Значит, я стопроцентный труп?

– О нет! Ты нужен живой.

– И в чем заключается фишка?

– Фишка? Просто мы сольем с тебя немного крови вот в этот пузырек.

Юрию аж дурно стало, когда он увидел «пузырек» где-то с литр. В принципе, не смертельно, но… кем он будет после такой кровопотери? Выжатым овощем?

– И что потом?…

– Потом немного магии… один человечек выпьет всю кровь, над ним поколдуют, изменив внешность и подправив ауру, твоя кровь этому поспособствует.

– Понятно… Откуда только у вас такой специалист нашелся?

Разбойник поморщился, и это подтвердило догадку Юрия, что специалист посторонний.

«Все-таки эльфы», – подумал Медведев.

– Но вы хоть понимаете, что даже если вам удастся эта афера, о ней очень скоро узнают, особенно если я останусь жив. За вами развернется доселе невиданная охота. Уж гномы постараются найти воров.

– Они нас не найдут.

«Значит, никого в живых оставлять не будут, кроме меня, – понял Юрий. – Я скорее всего стану пленником эльфов. Кому нужны свидетели? Скорее всего, даже большинству членов отряда Улмарта пропишут деревянный ящик. Да и ему самому тоже, до кучи. Эльфы еще и бабло с меня поимеют…»

Юрий очень пожалел, что не может обернуться в медведя. Черт бы с ней, с этой болью, жизнь бы сохранить.

– Ладно, хватит болтать…

– А чего вы меня не грохнете и с мертвого не сольете крови?

– Увы, – искренне расстроился Улмарт, – я бы предпочел поступить именно так, но кровь нужно слить с живого, и во время операции по съему денег ты должен находиться неподалеку, чтобы связь между тобой и твоей кровью была максимальна.

– Ясно… Ты обещаешь мне жизнь?

– Конечно! Давай руку… будет совсем не больно, в конце концов, ты мужчина или баба, чтобы боли бояться? Подлечишься потом.

– Хорошо, хорошо… только ножички у вас чистотой не отличаются, а я грязь боюсь занести в рану. Сейчас только схожу…

– Никуда ты не пойдешь!

– Ну, тогда пусть твои люди принесут вон ту мою седельную сумку. Только осторожно, там вино. Не разбейте. Я хоть вином промою нож и руку. Хорошо?

– Почему бы и нет, – согласился Улмарт. – Ормар, принеси сумку…

Один и разбойников сбегал к лошади Юрия и стал снимать сумку.

– Только пусть ничего не украдет. Вы и так скоро получите денег, что можете в одном вине купаться. Оставьте мне хоть горе запить…

– Конечно! – засмеялся главарь.

Сподручный разбойник принес сумку, предварительно ее проверив, но ничего подозрительного не нашел.

– А чего это они обмотаны? – удивился Улмарт, лично заглянув в сумку, на предмет сюрпризов, таких как магические амулеты.

– Чтобы не разбились…

– А-а…

Медведев взял вынутую из сумки главарем бутылку и саму сумку. После чего осторожно отмотал от горлышка навощенную тряпичную ленту и незаметно оторвал длинный фитиль.

После чего огляделся. Почти все разбойники собрались вокруг. Наемников, мучающихся животами, они не опасались, те обессиленные валялись на поляне. То, что надо.

Глубоко вдохнув, Юрий плавно бросил бутылку в костер, так чтобы не разбилась.

– Ты чего сделал?! – удивился главарь.

В следующую секунду Медведев, вложив всю силу в ноги, прыгнул назад, сбивая на землю своих тоже абсолютно ничего не понимающих товарищей.

Грохнуло просто оглушительно. А в следующий момент поле заполнили крики боли. Раненые разбойники валялись вокруг кострища, от которого ничего не осталось. Лишь угли разлетелись по всему полю, отметив место приземления сизыми дымками.

Товарищи Юрия вскочили на ноги с дикими глазами.

– Что это было?! – вскрикнул Лолт.

– Потом расскажу. А сейчас надо поработать, – кивнул Медведев на раненых.

Троица понятливо кивнула и, подобрав мечи, принялась за работу. Минута – и все ублюдки были обезглавлены. Лишь пятерке наименее пострадавших, стоявших в отдалении, присматривавших за округой, удалось удрать. Гоняться за ними по ночному лесу не имело смысла.

Юрий стянул с ремня Улмарта Косого порванный осколком мешочек, осторожно засыпал обратно какой-то травы и передал его Зарлону.

– Сможешь сделать отвар?

– Попробую… – не очень уверенно заявил старый солдат.

– Лучше дайте я, – сказал Лолт, отбирая мешок. – У меня хоть опыт в этом деле есть.

– Да?

– Угу. Коровам как-то лечебный отвар варил… Получалось.

– Хм-м… что ж, это все лучше, чем ничего, – согласился Юрий.

* * *

В результате выходки Улмарта Медведев потерял целых два дня! Именно столько времени потребовалось, чтобы отравленные наемники пришли в себя. А ведь за эти уже прошедшие трое суток Юрий намеревался скорым маршем добраться до границы владений каменных гоблинов! И что в итоге? Ему для этого, с момента выхода отряда из города, потребовалось целых семь суток!!!

Даже придя в себя, наемники едва переставляли ногами. Они быстро слабели и часть пути проводили в телеге. Для того чтобы освободить телегу для обессилевших, пришлось бросить часть припасов. Все равно их много. Ведь отряд с пятидесяти человек сократился до тридцати пяти!

Весь путь до границы Юрий грязно ругался вслух и про себя. Даже его ближайшие товарищи лишний раз не рисковали приближаться к нему или заговорить, тем более забыли, что хотели узнать про его странные бутылки. Особенно после того как он отследил родословную до седьмого колена раньше всех выздоровевшего Варна, пришедшего, наверное, извиняться, уличил его в скотоложстве (более страшного оскорбления просто не придумать) и послал так далеко, как его, наверное, еще никто и никогда не посылал, чтобы после этого не быть повешенным на собственных кишках.

В конце концов, наемники окончательно оклемались, дополнительно подлечившись в деревушке у знахарки, и вновь стали боеспособным отрядом. Никто больше не спешил в кусты и не сгибался пополам, выблевывая недавно съеденное.

На границе Варн вновь рискнул подойти к Юрию. Впрочем, он уже почти успокоился.

– Дороги больше нет… дальше земля каменных гоблинов. Куда нам идти теперь? – спросил он, отводя взгляд.

Все же скрипнув зубами и подавив в себе новую вспышку ярости, Медведев сказал как можно более ровным тоном:

– Здесь начинаются три интересующие нас долины… Назовем их Восточной, Центральной и Западной. Западная самая опасная… и ее для обследования получишь ты, – уже прорычал Юрий, вновь закипая.

Ну а как еще?! Столько времени потеряно! Варн покаянно кивнул.

– Двигайтесь максимально быстро, долины надо проверить за тридцать дней. Не забывайте и о горных жилищах гоблинов. Как я уже сказал, мне нужны черепа. Гоблинские не трогайте, тем более не тащите черепа животных.

Подумав, Юрий решил немного дополнительно стимулировать бойцов, сделать их поиски более тщательными.

– За каждый принесенный мне череп будете получать по бронзовому эталу.

Наемники обрадованно загудели.

– Только умоляю вас, в порыве рвения не посрубайте головы друг другу, за них я платить не буду.

Наемники уже откровенно заржали.

«Это хорошо, – подумал Медведев, – а то они меня уже бояться начали. Думали, что я какой-то могучий маг. А как иначе я еще разобрался с бандой Улмарта? А уж чего они могли надумать в связи с тем, что я веду их к каменным гоблинам, собирать черепа, даже представить страшно, в официальную версию поисков останков вряд ли кто поверил».

– Встречаемся в Центральной долине. Место сбора отмечу дымом. Вопросы?

Вопросов не было.

– Тогда двинулись.

В Западную, самую опасную долину отправилось пятнадцать наемников под предводительством самого Варна. В Восточную и Центральную по десять.

Юрий и его товарищи в поисках старых гоблинских стойбищ и черепов практически не участвовали, разве что на начальном этапе, пока не добрался до места, где он появился в этом мире.

С поиском места, кстати, пришлось изрядно повозиться. Русло ручья после весеннего половодья слегка изменило свои очертания, помогли приметные деревья и удаленные ориентиры.

Разожгли сигнальный костер. Тарду вменялось подбрасывать в него мокрой травы и лапника для большего дыму. Лолт и Зарлон занимаюсь охраной. Юрий же расставил по широкой дуге компасы и время от времени их проверял, чем вызвал немалое удивление у троицы.

С компасами в Рэе оказалось непросто. Ими вообще как-то не пользовались, и спрос на сии маршрутизаторы соответственно был невелик. Зачем они кому-то, да еще так далеко от моря? Нашел всего четыре. Дорогущих, по два золотых отдал.

– Чего это ты делаешь? – не вытерпел с вопросом Тард.

– Тут я появился, – сказал Юрий чистую правду.

– А компасы зачем? Медведев вздохнул.

«Ну вот как им все объяснить? – подумал он устало. – Опять надо что-то врать… вот ведь мудота какая. Надо было с самого начала правду сказать и не ломать мозг, в очередной раз что-то выдумывая».

– Ну, я ведь исчез, – начал он придумывать на ходу. – Вот решил, вдруг магу, отправившему меня сюда, интересно, куда я запропастился, и он пытается найти? Я это узнаю.

– Как?

– Стрелки начнут бешено крутиться, а потом укажут в точку прохода.

– А с чего ты решил, что они будут вертеться и укажут на проход?

– Исчезни!

Компасы же «молчали». Как и положено, показывали строго на север… или на проходившего мимо человека в железе.

Его объяснениям, похоже, не очень-то поверили, если судить по скептическим взглядам. Но расспросы прекратили. А Юрию только этого и надо было.

День проходил за днем, и вскоре появились первые черепа. Их действительно было довольно много, старых и новых, битых и целых, с зубами и совсем без оных, но Юрий, не собираясь пререкаться по мелочам, честно выплачивал за каждый бронзовый этал серебряным эквивалентом, бронзовых монет ведь нет. Наемники с деньгами сами между собой разберутся.

Но искомого черепа с пломбами в поврежденных кариесом зубах среди них не находилось.

Довольно быстро у Медведева образовалась настоящая гора из черепов а-ля «Апофеоз войны» известного художника.

Несколько раз на глаза показывались гоблины, но, несмотря на небольшой численный перевес, в конфронтацию с людьми не вступали, уходя восвояси. У Варна, правда, проблемы возникли серьезные. Ему пришлось хорошенько подраться, потерял троих, раненые были, но отбился, раненых подлечил амулетами и продолжил поиск черепов.

Юрий уже начал сильно нервничать. День «Д» все ближе, а нужного черепа все нет. Насколько он помнил, первые симптомы приближающегося прокола наступают за неделю, но стрелки компасов вели себя по-прежнему тихо.

«Неужели я ошибся в подсчетах, и прокол уже давно состоялся?! – в который раз спрашивал он себя, нервно кусая губы. – Конечно, дома оборудование гораздо чувствительнее, электроника, не то что эти компасы, но…»

* * *

– Господин Юрий, – отвлек Медведева от самобичевания один из трех только что приехавших бойцов Варна.

– Что? – спросил он, удивившись, что мешка с черепами нет.

– Требуется ваша помощь, господин.

– Какая?

– Мы не можем выгнать гоблинов из занятой ими пещеры. Их слишком много, да и шаман силен. У нас еще двое ранены и истощилась вся защита. А черепов у них много…

– Проклятье… Далеко это логово?

– Два дня…

– Ой-ё! – воскликнул Юрий протяжно, хватаясь за голову, бросив суматошный взгляд на компасы.

Он их даже время от времени встряхивал и проверял на работоспособность, поводя рядом мечом, а то вдруг сломались. К тому же снег время от времени шел, зима все-таки на носу, могли протечь и застыть, но все было в порядке.

Естественно, отлучаться Медведев дико не хотел. Тем более на целых четыре дня!!! А то и все пять, если не шесть! Ведь вот-вот может произойти прокол меж пространствами, а он в это время будет воевать с гоблинами черт-те где!!!

«Но с другой стороны, возвращаться домой без останков вундеркинда бессмысленно, – подумал он уже более трезво. – Убьют и меня и сестру! Конечно, есть еще надежда, что мужик тот все же пощадит ее… не зверь же он в конце-то концов?! Но от убитого горем и обманутого в надеждах отца можно всякого ожидать, в том числе выполнения обещаний, даже в особо изощренной форме».

Прямо сейчас Юрию в голову пришла мысль, что можно вернуться и с ходу начать рубить там всех в капусту, и в первую очередь надо завалить папашу вундеркинда. Две его самодельные бомбы и гранаты в этом, кстати, могли очень поспособствовать. Взрывов от него точно вряд ли будут ожидать.

«Да, именно так и сделаю… – подумал он, но не очень уверенно. – Отлучаться в такое время нельзя, дам им мелкие гранаты, пусть гоблинов забросают, а большими я в своем мире покидаюсь…»

Но еще раз посмотрев на наемников, понял, что народная мудрость не зря гласит: хочешь, чтобы что-то получилось – сделай это сам. Напортачат ведь, как пить дай напортачат. Ну не знают они про гранаты, еще сами подорвутся, затянув с броском, или бросят слишком далеко от цели, как бы тщательно он их ни проинструктировал.

Тут еще вспомнились серьезные ребята со «скорпионами», охранявшие нанимателя.

«Нет, ждать от меня будут всякого, и к хозяину даже близко подойти не дадут, предварительно не обыскав», – понял он безнадежность своей затеи в стиле Рэмбо и прочих голливудских и отечественных героев-одиночек, круче которых только яйца… вареные.

Проведя еще минут пять в мысленных метаниях, Юрий порывисто встал.

– Едем! Зарлон, Лолт, Тард, остаетесь на месте. Зарлон, веди прием черепов и выплату согласно таксе. Вот деньги, – бросил он солдату изрядно отощавший кошель. – Тард и Лолт, присматривайте за компасами, но ничего не трогайте.

Троица кивнула.

Накинув доспех, Юрий вскочил на коня и поторопил подчиненных Варна:

– Поехали!

Медведев очень торопился. До места добрались за полтора дня, практически загнав лошадей на узких звериных тропинках, а уж как ветки по лицу хлестали!

– Дерьмо, – только и выдал Юрий, осматривая цитадель гоблинов уже в сумерках. – Даже мои средства тут ничем не помогут.

Зимнее убежище каменных гоблинов действительно впечатляло. Подобраться к пещере вплотную и хорошо поработать из арбалетов и луков, да еще боевыми амулетами добавить, не представлялось возможным. Вход в пещеру находился аккурат на макушке и хорошо защищен каменным валом, явно рукотворным. Гоблины, наверное, возвели его как защиту от ветра или от нападения других гоблинов. А может, от всего сразу.

Сверху все хорошо просматривалось и соответственно простреливалось их оперенными дротиками. Сама гора очень крута, взобраться быстро тоже невозможно. Значит, штурмующие представляли собой хорошие мишени.

– Неужели совсем ничего не сделать?! – спросил Варн.

– Только если идти напролом до самого конца, и уже там, в конце я кое-что могу сделать, – неуверенно сказал Юрий.

– Не дойдем, – вздохнул Варн. – Оттуда с высоты хорошо дротиками бросаться. Далеко летят, почти до самого подножия.

– Придется идти. Вы вообще как ходили?

– В смысле? Начали подниматься по тропе…

– Гуськом? То есть один за другим? Фронтом? Вытянувшись в линию?

– Ну да… гуськом, а они как давай швыряться… Сейчас дротиков не видно, гоблины собрали, когда мы отступили, а так натыкано было густо-густо, будто подлесок вырос. Я приказал отступать, не пройдя и пятой части тропы.

– Ясно. Завтра пойдем «черепахой».

– Как?!

– Позже покажу… А сейчас прикажи паре хороших арбалетчиков приготовить по три длинных болта. В два раза длиннее обычного. Без наконечника.

– Зачем?

– Сюрприз готовить буду.

Варн пожал плечами и отдал соответствующий приказ. Вскоре Юрию принесли шесть деревяшек, на четыре из них он привязал свои гранаты. Остается только надеяться, что они сработают как надо.

Хотя можно потренироваться болванками, привязав к болтам мешочки с землей.

Так же отработали строй «черепаха». Тут его не знали.

* * *

Утром, едва рассвело, отряд из дюжины человек начал повторную атаку, но шли уже «черепахой». Трое, что шли впереди, держали щиты прямо перед собой, вторая тройка держали небольшие щиты чуть выше, третья – прямо над головой.

Юрий и Варн двигались позади, прикрывая двух арбалетчиков.

Гоблины не заставили себя долго ждать и начали кидаться дротиками, как только увидели людей. Дротики, что достигали цели мощными ударами, дополнительно набрав в свободном полете вниз кучу кинетической энергии, пробивали крепкие дощатые щиты, выходя с обратной стороны едва ли не на полметра. Только лишь чудом никого не убило и не ранило, ведь руки в таком положении самые уязвимые места.

К счастью для атакующих, большая часть копий лишь хорошо ударяли о щиты, не причиняя особого вреда. Костяные и каменные наконечники не приспособлены для пробивания твердых поверхностей и крошились. Иногда дротики вовсе рикошетили или ломались в щепу.

Гоблины, увидев, что на этот раз метание дротиков не приносит результата, издали воинственный клич и с криками толпой ринулись вниз, намереваясь смести жалкую кучку людей, задавив ее численным превосходством в пять десятков воинов.

– Их слишком много, – сказал Варн.

– Стой! – приказал Юрий, так же прекрасно это понимая. – Арбалетчики, товсь!

Арбалетчики быстро взвели свое оружие козьими ножками, и Медведев отдал им болты с гранатами. Те быстро их вложили и нацелили на Юрия. Точнее чуть выше, сведя болты вместе. Медведев сжал фитили вместе и поднес зажигалку, посматривая на несущихся вниз гоблинов. Собственно, времени уже не оставалось. Чиркнув зажигалкой, одновременно поджигая оба фитиля, он скомандовал:

– Пли!

Арбалетчики, вчера вечером хорошо потренировавшись, задали нужный угол и нажали на спусковые скобы.

Болты упали за десять метров до лавины, гранаты при ударе не разбились, съехав по болту, так как были примотаны в районе центра, тем самым произошла амортизация. В момент, когда гоблины, не обратив на не долетевшие заряды никакого внимания, пробежали эти десять метров, гранаты рванули одна за другой. Острая стальная шрапнель разлетелась во все стороны, и многие гоблины упали, дико крича.

Странные взрывы практически не испугали дикарей. Подумали, что магия, а она привычна. Они только метнулись в разные стороны, но потом вновь собрались вместе и, подгоняемые боевыми кличами командира, продолжили атаку.

Сработали лучники под защитой передней троицы со щитами, сразив еще несколько серолицых. Юрий же вкладывать вторые гранаты в арбалеты не стал. Расстояние сократилось до минимума, сейчас произойдет сшибка, так что эффективнее будет бросить их вручную.

Арбалетчики же выстрелили обычными болтами, пронзив насквозь еще двух лопоухих коротышек.

Медведев снова запалил два фитиля разом и бросил гранаты буквально гоблинам под ноги.

Одна граната, упав неудачно, разбилась и издала только шипящую вспышку с выделением дыма. Вторая оказалась покрепче и рванула, ранив еще несколько гоблинов.

Произошла сшибка, вскрикнул раненый наемник, еще один упал замертво с разбитым каменным топором лицом. Сразу стало ясно, что люди не смогут выдержать такого дикого напора гоблинов. Они отступали назад… Юрию не оставалось ничего другого, как достать заряд помощнее и бросить его подальше, за гоблинские спины, чтобы самим не попасть под раздачу.

– Держать строй!!!

Снова оглушительно грохнуло, как у костра.

Такого гоблины уже не могли не испугаться. Тем более что после такого взрыва их отряд серьезно поредел, и они, что-то закричав, бросились наутек, подставив спины лучникам и арбалетчикам.

Наемники живо добили раненых гоблинов. И оказали помощь своим, пользуясь уже трофейными целебными амулетами. Варн умел отличать одни от других, хотя на вид, кажется, все были одинаковы.

– Не задерживаемся! Продолжаем подъем! – приказал Медведев, когда все раненые очухались. – Сомкнуть строй, марш!!!

Наемники подчинились и вновь начали подниматься. У Юрия после столкновения осталась лишь одна большая и одна малая граната. Негусто.

До пещеры добрались практически без проблем, но гоблины не желали сдавать свои позиции без боя. Продолжили метать дротики из-за вала, что было не так прицельно, но тем не менее не давало расслабиться. Пришлось запустить малую гранату с помощью арбалета к ним за стену. Когда там грохнуло, заставив гоблинов стушеваться, теперь они этого грохота боялись, так как защитные амулеты от этой странной магии явно не спасали, наемники быстро добежали до стены, но гоблины спрятались уже внутри пещеры.

– Проклятье, – вздохнул Юрий, готовя свою последнюю пороховую бомбу, иначе гоблинов не выкурить. – Это последняя моя хлопушка, если она не сработает или мы не сумеем их выбить, то битву можно считать проигранной.

– Если сработает, мы их там голыми руками возьмем, – заверил Варн. – Воинов у них практически не осталось.

Медведев кивнул и, попросив двух бойцов прикрыть его щитами, приблизился к пещере. Из темноты вылетело несколько дротиков и каменных топоров, сбив с ног одного защитника ударом по шлему, Юрий же поджег фитиль на середине и широким замахом бросил бутыль поглубже в темноту.

Новый взрыв гулко отразился в гроте. Послышался шум обвала. Раздались крики, и окровавленные гоблины, многие просто ничего не соображая, видимо, их там хорошо приложило звуковым ударом по барабанным перепонкам, стали выбегать наружу. Тут их поджидали лучники, арбалетчики и бойцы, вооруженные трофейными дротиками. Правда, большинство бежавших были все же… хм-м… гоблинскими женщинами и детьми, но их тоже истыкали стрелами, дротиками и порубили мечами.

Потом наемники сунулись внутрь, там вновь загромыхало, но уже магией. Хорошо, что полезшие внутрь вооружились защитными и боевыми амулетами, что одолжил им Юрий. Дорогими, а значит, очень мощными. Схватка продлилась всего несколько секунд, и гоблинского шамана, всего увешанного бусами из почерневших зубов и чего-то еще, выбросили наружу.

Потом наемники добили мечами всех гоблинов, по каким-то причинам оставшихся внутри.

Шаман оказался очень силен, защитные амулеты уберегли его от немедленной смерти, и все еще дышал. Увидев это, Варн добил его мечом по голове, буквально развалив ее надвое.

Юрий подошел к шаману, что-то точно сороку мельком блеснувшее среди россыпи почерневших зубов привлекло его внимание. Брезгливо покопавшись, кончиком кинжала среди амулетов-бус он увидел… часы.

Не свои и, увы, не пропавшего вундеркинда. У сыночка богатого Буратино были дорогие швейцарские с золотым корпусом и кучей наворотов, а эти оказались простыми заводными «командирскими». Старые. Еще советского производства. Но отчего-то казались еще более древними.

Но эти часы подтверждали, что всех пропавших, как вундеркинда, так и прочих несчастных, забрасывает именно в этот мир, а не разбрасывает по разным параллелям.

«А значит, я попал по адресу», – окончательно убедился Юрий.

Естественно, он сорвал находку. Увы, они не работали, заводная головка не крутилась. То ли гоблин сломал, то ли просто все заржавело внутри, хоть они и должны быть водонепроницаемыми, о чем свидетельствует соответствующая надпись.

– Что это? – спросил Варн.

– Мой трофей.

Наемник только хмыкнул, но спорить не стал. Действительно его.

Склад, точнее свалка черепов, обнаруженная в расщелине неподалеку от пещеры, действительно впечатляла. Тут, наверное, выбрасывали черепа несколько сотен, если не тысяч лет. В основном, конечно, валялись черепа различных животных, но попадались и человеческие.

Уже не обращая внимания на антисанитарию, снующих там крыс и каких-то здоровых пугающего вида насекомых, Медведев их быстро перебрал, даже нижний слой один перекопал, хоть и понимал, что так глубоко нужный ему череп вряд ли может находиться. Но чем черт не шутит? Увы, черт не шутил. Нужного черепа он не нашел.

– Нету? – сочувственно констатировал Варн.

Юрий отрицательно мотнул головой. Даже наемники, коих его проблемы не касались, приуныли, хоть и получат за свою работу дополнительные деньги, черепов ведь здесь действительно куча. Чего уж теперь мелочиться?…

– В конце концов, его мог сожрать какой-нибудь хищник, – сказал Варн, словно читая мысли Юрия. – И тогда череп может валяться где угодно, давно порос мхом и превратился в обыкновенную кочку. Мимо пройдем и не заметим.

– Возвращаемся… – кивнул Юрий, соглашаясь.

Делать здесь действительно больше нечего. Вообще здесь, в этом мире. Надо возвращаться домой, на Землю, и будь что будет. И следует поторопиться. Как бы межпространственный прокол уже не произошел. Впрочем, это будет легко узнать, ведь если он не вернется в первую половину минуты образования врат, сюда должен пройти очередной поисковик, и его товарищи этого дублера… по крайней мере, засекут. Или он их убьет… тоже знак.

* * *

Первым делом, едва соскочив с полуживой лошади, Юрий бросился к компасам, и даже постучал по ним для надежности, убеждаясь в работоспособности. Увы, они ничего, кроме направления на север, не показывали.

Потом поинтересовался поведением несложных приборов у Тарда:

– Стрелки шевелились?

– Нет, Юрий. Я проверял каждые десять минут, но они не шевелились.

– Туман появлялся?

– Какой еще туман?

– Обычный.

– Нет, не было никакого тумана…

Юрий облегченно выдохнул.

– А ты нашел…

– Нет.

– Жаль… И что теперь делать?

Медведев не ответив, рухнул у костра и уставился на огонь немигающим взглядом.

– Юрий…

– Я не знаю, что делать! – взорвался Юрий. – Не знаю! Всё как-то не так! Всё полная, чудовищная нелепость! Такого вообще не должно было быть!

От такого психованного нанимателя отстали, решив дождаться, когда он успокоится. Юрий успокаивался, причем так, что впадал в полную апатию, когда ему вообще ни до чего не было дела. Потом его настигала лихорадочная деятельность, и Юрий часами не отходил от компасов, бегая от одного к другому.

А время все шло, и уже давно вышли все сроки, наступила настоящая зима, снег уже давно не таял, но прокол меж пространствами так и не появлялся.

Но когда кто-нибудь из его товарищей заводил речь о том, что пора бы уже и возвращаться, раз ничего больше не делаем и не ищем черепов, Юрий в лучшем случае бурчал что-то неразборчиво, сам даже не понимая, что говорит, а мог и накричать.

Дольше всех держались наемники. А что им? Каким бы психом ни был наниматель, время идет, а значит, денежки капают на счет. Но когда уже начали подходить к концу продукты, как бы ни урезали пайки и не разбавляли его охотничьей добычей, взбунтовались уже и они. Подыхать с голоду никто не нанимался.

– Господин Юрий, – официально начал Варн, – вынужден сказать, что если вы и дальше намереваетесь оставаться здесь, то это ваше право, мы уходим. Наши обязательства перед вами выполнены в полном объеме. Если пойдете с нами, то можете в дальнейшем рассчитывать на нашу охрану по условленным в договоре расценкам, ну а нет – договор считается исполненным.

Все, что сказал Варн, до сознания Медведева дошло где-то только через минуту. Он уже хотел было рыкнуть, чтобы проваливался к демоном со своими людьми, но в последний момент разум возобладал над расстроенными чувствами.

Сплюнув, Юрий глухо ответил:

– Хорошо… мы уходим… завтра.

Варн кивнул и ушел к своему отряду с хорошими новостями. Зарлон, Лолт и Тард также начали собираться, чтобы утром сразу сесть на лошадей и отправиться в обратную дорогу.

Ну а Юрий… он не знал, что делать. Глупо ждать, что портал откроется в последнюю минуту, как в дешевых боевиках, но чувство опасности, что он уйдет, а портал откроется на следующий день, не оставляло его, буквально изводя душу. Только подумайте, как это невыносимо! И даже доводы разума, говорившего, что если прокол не состоялся, то в ближайшее время ждать его не стоит, не помогали.

Но вечно на территории каменных гоблинов тоже не усидеть. Рано или поздно они осмелеют, объединялся в крупную банду, вылезут из пещер шаманы и начнут досаждать уже не на шутку. А как только выяснят после дюжины разведок боем, что у людей практически ничего нет в плане магических защитных и атакующих амулетов, то атакуют всерьез. Никто не станет терпеть у себя дома таких наглых чужаков слишком долго.

Ночью Медведев практически не спал, бродя от одного компаса к другому, в надежде, что может быть сейчас, вот-вот, как в дурных книжках и фильмах, в последнюю минуту произойдет то, чего он так долго ждет…

Не произошло.

Рассвело, и компасы, проверив в последний раз их показания, пришлось сложить в седельную сумку.

«Что же теперь делать? – размышлял он в удрученном состоянии. – Задание не выполнено, портал не открылся, и неизвестно когда откроется и откроется ли вообще».

Юрий уже начал подозревать, что временная зависимость между нашими мирами не линейная. То есть если на Земле прошел год, то тут… больше. Вопрос только в том, насколько больше? Десять лет? Столетие?

«Да, надо у кого-то узнать, – подумал он уже более оживленно. – Но у кого? В конце концов, кто-то в этом вопросе должен разбираться. Скорее всего, маги. Точно. Возможно, даже есть какие-то записи, книги, слухи в конце концов! Отлично, значит, ищем информированных магов и общаемся с ними. Если не захотят брать золото, возьмут железом в брюхо. Но я так или иначе вызнаю все, что только можно, об этих проклятых проколах меж мирами и частоту их возникновения. Тогда, возможно, удастся высчитать их периодичность, а то и вовсе маги уже все знают. Потом все-таки потребуется найти этого пропавшего ублюдка-вундеркинда, точнее его останки. Хоть с помощью той же магии. Деньги есть, если не хватит, еще надыбаю, найму самых дорогих и умелых магов. Если потребуется, я найму настоящую армию и все эти гоблинские горы завоюю, согнав или уничтожив серолицых коротышек! После чего прочешу все скалы и леса частой гребенкой, но найду эти гребаные останки!»

Медведев даже немного повеселел и приободрился. У него появился план, пусть сырой, лишь наметки, но и этого уже достаточно, чтобы приступить к его выполнению.

– Зарлон…

– А?! – от неожиданности вскинулся старый солдат не без удивления.

– Кто считается самым великим магом в вашем мире?

– Чего? А-а… Конечно, знаю… его все знают.

– Кто он?

– Великий архимаг Олатон. А зачем ты спрашиваешь?

– К нему поеду.

– Не знаю, зачем он тебе понадобился, но он живет в империи в самой столице.

– Ничего не поделаешь, придется ехать в империю, в саму столицу.

– Ты не понял… В империи в любом сколько-нибудь крупном городе, не говоря уже о самой столице, тебя быстро раскусят. Что потом с тобой сделают, если даже в вольных герцогствах и баронствах к перевертышам относятся враждебно, даже не знаю. Ведь все решат, что ты стал оборотнем незаконно, значит, для дел темных, никаких разрешающих документов и знаков у тебя нет и сделать их не сможешь.

– Неужели? Думаю, за пару сотен золотых можно купить любые документы.

– Можно. Но только чтобы показывать их несведущим в магии. Маги же тебя быстро раскроют, а их купить уже трудновато будет. В лучшем случае они тебя припашут для собственных нужд, и будешь ты у них выполнять самую грязную и отвратную работу.

– Проблема… Неужели все так плохо?

Зарлон утвердительно кивнул.

– Никак не проскочить?

– Никак. В империи магов много, эти маги, что тебя могут вычислить, тоже предназначены для этих целей, чтобы найти одаренных людей. А также собирают магический налог.

– Что?! Магический налог?!

– Ну да… есть ведь люди, что одарены силой, вроде как ты. Но у тебя оно увязано на оборотничество. А у большинства оно без привязки. Раньше, допустим, можно было привязать его для собственных нужд, ну там зрение улучшить, если совсем слабо видеть стал, силы чуток прибавить, как правило, в одно место…

Юрий не сразу понял намек, а потом захохотал. Зарлон тоже улыбнулся и продолжил:

– Кто ни в чем подобном не нуждается, зрением силен, как сокол, мужской силой богат девицам на радость, может продать свою скопленную энергию любому магу, слив ее в особый амулет, за пару серебряных монет. Но лет десять назад ввели магический налог, на благо империи. Так что тебе не проскользнуть через такую магическую сеть. В столице точно поймают.

– Да уж… проблема, – вздохнул Юрий. – Что ж, придется хорошенько покрутиться, чтобы найти выход из такой засады. Кстати, Зарлон, а чего это все так медленно плетутся? Лишние эталы зарабатываете на тихоходстве?! Быстрее надо!

Старый солдат усмехнулся и отдал соответствующее распоряжение на ускорение марша.


Глава 13

– Твою… плешь, – процедил Юрий сквозь зубы, когда на одном из перевалов увидел отряд из дюжины всадников.

До земель людей оставалось еще пять дней ходу, так что они точно не могли быть мирными путниками, следующими своей дорогой.

– Стой!

Отряд наемников, неизвестные тоже заметили их в редком, лысом лесу, тоже остановился.

Заметить противника раньше, как со стороны наемников, так и со стороны неизвестных заметить наемников, не представлялось возможным. По всем правилам обоим отрядам следовало бы отправлять вперед разведчиков, а не тащиться одной толпой, но в этих лесах и горах разведчиков быстренько оприходуют гоблины. Вот и получилось практически столкновение лоб в лоб.

– Господин? – недоуменно посмотрел на Юрия Варн. – Вы их знаете?

– Думаешь, я кого-то могу узнать с такого расстояния? Но в чем-то ты прав, я действительно думаю, что они по наши души.

– Кто?

– У меня конфликт только с остроухими, – признался Юрий.

– Плохо дело, – поморщился Варн. – Но вряд ли это полноценные эльфы.

– Думаешь?

– Уверен. Эльфы предпочитают обделывать все свои делишки вне Великого Леса руками своих полукровок. Максимум могли послать своего мага для усиления.

– И маг там, кажется, тоже есть, – заявил зоркий по молодости Тард.

Юрий тоже так считал, заметив знакомые длинные зеленые одеяния. И воротник такой светленький…

– Тем не менее нас больше и еще имеются кое-какие амулеты…

– Забей, Варн… шансов на победу у нас с этими побрякушками нет, если там действительно есть маг, – сказал Медведев, переглянувшись с Лолтом, Зарлоном и Тардом.

У них уже есть похожий опыт, и повторять его они не собирались. Прошлый раз ноги чудом унесли. И то за счет его превращения в медведя. Сейчас Юрий чувствовал, что обернуться не сможет, не чувствовал он еще в себе на это сил, тем более желания, хоть луна уже начала расти.

– Мало того что у них скорее всего есть маг, так еще и простые воины по уши обвешаны магическими амулетами. Испепелят.

– Думаете, они так хорошо оснащены при наличии собственного мага?

– Уверен.

– Хм-м… Что же нам тогда делать?

– Дают – бери, бьют – беги. Нас явно собираются хорошо побить, и лучше сразу делать ноги, не испытывая на себе силы чужих кулаков.

Варн, кажется, облегченно выдохнул и с улыбкой сказал:

– Вы хороший наниматель, господин Юрий. Другой бы послал нас в бой, а сам постарался удрать. И это было бы нормально.

– Можно и так, – усмехнулся Медведев. – И будь хоть один шанс на успех с такой тактикой, я бы так и поступил. Только выгода во времени получится небольшой. Ну что такое пара минут, что они потратят на бой с вами? Смех один… А напрасных жертв я все же не хочу допускать. Даже среди наемников, и даже в отношении тебя, такого раздолбая.

Варн только поморщился от напоминания.

– Но все равно мы могли бы кого-нибудь ранить или даже убить… – уже чисто теоретически размышлял наемник.

– Возможно… Но для меня не так важно двенадцать их или всего десять. Лучше пусть за мной идет вся группа целиком.

– Почему? – все же удивился наемник такой странной логике.

Это шло вразрез с его пониманием противостояния. Ведь чем меньше врагов, тем лучше.

– Большая группа заметнее и что еще важнее – медленнее. Я уже молчу про то, что прокормить большое количество ртов намного сложнее небольшой группы.

– Вот оно что!

– Угу.

– Обещаю, если вы наймете нас в следующий раз, я предоставлю хорошую скидку, – расщедрился наемник.

– Я тебя за язык не тянул, – посмеялся Юрий чуть нервно. Все-таки опасность, грозящая ему, очень велика. – Кроме того, мне еще нужно удрать, чтобы воспользоваться скидкой… Ладно, поступим следующим образом… я забираю всех лошадей в качестве заводных и пытаюсь на них уйти, а вы разбегаетесь по всему лесу, в буквальном смысле по всему, группами не более двух человек. За одинокими зайцами они охотиться не будут, им нужен я.

– Я с тобой, – сказал Зарлон.

– И я! – кивнул Лолт.

– Я тоже, – вызвался Тард.

– Чего это? – удивился Юрий такому самопожертвованию.

– Пропадешь ты без нас, – усмехнулся старый солдат. – В одиночку здесь делать нечего.

Медведев ненадолго задумался и признал, что действительно в одиночку он долго не протянет. Кто-то ведь должен и сон караулить, да и вообще один в поле не воин. Но не слишком ли их получается много? Не лучше ли вдвоем, ну максимум втроем? А с другой стороны, где трое, там и четвертый поместится.

– Ладно… разворачиваемся и даем деру.

Отряд резво развернулся и со всех ног побежал обратно. По пути четверке отдали всех лошадей, итого скакунов с учетом тех, на ком они уже сидели, оказалось десять.

Юрий оглянулся назад. Так и есть, этот отряд прибыл по их души, дюжина всадников сорвалась с места и помчалась в погоню.

– Разбегаемся! – приказал Юрий, когда они оказались в кедровой чаще, и густая хвоя закрыла всех от чужих взглядов.

Люди брызнули во все стороны, точно искры бенгальского огня. Следы на снегу, конечно, не скрыть, их обнаружит даже слепой следопыт, но попробуй поохотиться на тридцать человек двенадцатью.

Медведев все же питал надежду, что преследователи так или иначе задержатся, чтобы определить, не сбежал ли и он подобным образом, в надежде затеряться в толпе. Собак у них вроде нет, значит, будут пользоваться магией, а это, как он уже понял, дело не быстрое даже для опытного и сильного мага…

«Других, похоже, за мной не посылают», – подумал Юрий со смешанными чувствами.

* * *

Стегая лошадей, выжимая из них все силы и пересаживаясь на относительно свежих, четверка беглецов неслась по ранее протоптанной тропе, назад в земли каменных гоблинов. По-умному следовало бы оставлять на пути преследования ловушки, но гранатных растяжек у Юрия в наличии не имелось, а что еще можно в данном случае соорудить, он не знал. К тому же на все нужно время.

Остановились, только когда стемнело и лошади уже чуть не падали от усталости. Того и гляди оступится в темноте и себе шею свернет, кувыркнувшись и всадника всего своей тушей поломает. Даже удивительно, что они вообще целы.

В итоге путь, который отряд прошел за два дня неспешного перехода, был преодолен за день бешеной скачки. Они остановились на старом месте, у огромной кучи черепов, и Юрий едва удержал себя от того, чтобы вновь расставить компасы.

– Куда мы путь держим? – поинтересовался Зарлон, после того как задал чуть остывшим лошадям по мере овса.

– Вот сейчас и подумаем… до сего момента просто пытались отрыв создать. Как думаете, удалось?

– Думаю, да, – кивнул старый солдат. – Если они, конечно, не опоили своих лошадей чем-нибудь. Но это вряд ли.

– Почему?

– Сдохнут. Как потом нас преследовать конных пехом? Так рисковать они не станут.

– Хорошо бы.

– Конечно, они тоже могли ссадить часть бойцов, забрав их лошадей в качестве заводных, как мы.

– Это вряд ли, – возразил Лолт. – Оставшимся не жить. Наемники их порешат в горах. Никакие амулеты не спасут от падающего на голову камня. Гоблины опять же.

– Согласен, – чуть подумав, кивнул Зарлон. – Разделяться они не станут. Немного времени у нас есть. Так куда идем?

– А разве у нас есть какой-то выбор? – хмыкнул Медведев.

– Земли драконов? – с содроганием в голосе догадался Тард. – Ты пойдешь в Пустошь?

– Угу… Знаете, всегда мечтал увидеть настоящего дракона. А то в том мире, откуда я пришел, их всяко-разно рисуют, а как они на самом деле выглядят, никто не знает.

– Лучше бы их не видеть вовсе… – поежился уже Лолт. – Потому как это зачастую последнее, что видит человек. Часто забредших туда людей они убивают, так что несчастные даже понять ничего не успевают.

– Ладно, байки мне потом потравите… Путь пройдет через земли драконов. Постараемся зайти поглубже.

– Зачем?! – хором воскликнули Лолт и Тард.

Юрий невольно улыбнулся. Нервы товарищей надо поберечь. По крайней мере, объяснить.

– Наших преследователей много. Будем надеяться, что такая куча мяса привлечет чешуйчатых, и они прилетят пообедать.

– Так они и нас заодно схарчат! – почти крикнул Лолт.

– Будем надеяться, что нам повезет больше, ведь нас меньше. Успеем спрятаться. И вообще на месте разберемся…

Товарищи Юрия медленно кивнули. Может, возражения и имелись, но все-таки такой план лучше, чем совсем никакого.

– Потом пойдем на север, – продолжил Медведев, – и выйдем в земли людей через гномьи горы.

– Не пропустят, – уверенно заявил Зарлон. – Похоронят под камушком потяжелее. Гномы свои горы оберегают от чужаков так же тщательно, как эльфы – лес. Людям туда ходу нет.

– Что, совсем так плохо?

Зарлон кинул.

– Но может, хоть клан Дортмун пропустит? Я все-таки их деловой партнер…

– Хм-м… если партнер, тогда могут и пропустить. Знать бы только, где располагается территория этого клана. Кто-нибудь знает?

Никто не ответил. Юрий тоже не знал. На карте подобной информации не отмечалось. На ней территория гномов обозначалась как Подгорное царство, и никаких делений на кланы.

– Дойдем, – не очень уверенно сказал Медведев. Пожевав немного вяленого и очень жесткого бычьего мяса, он поинтересовался: – Скажите, ведь эльфы известны как большие снобы, так?

– О да! – хохотнул Лолт. – Нет большего сноба, чем эльф.

– То есть к людям они относятся с презрением?

– Да, – кивнул Зарлон. – Людей они держат чуть ли не за животных, если не хуже. Раньше, когда люди были намного слабее, они позволяли себе весьма жестокие выходки. Да и сейчас при случае могут повести себя жестоко. Убьют остроухого где-нибудь, так они, не разбираясь, возьмут в заложники какую-нибудь влиятельную особу, на территории которой произошло злодеяние, и потребуют найти убийцу в короткий срок, иначе заложника порежут. Или нападут на селение, где произошло убийство, и всех там порешат. Только зачем ты спрашиваешь про это?

– Да вот думаю, как же при таком отношении к людям так много полукровок развелось? Прямо целые княжества.

– А-а, вот ты про что. Дескать, как они вообще могли делить ложа с людьми? – понятливо усмехнулся Зарлон.

– Угу.

– Тут все просто. Общеизвестно, что эльфы живут ради собственного удовольствия, но при этом у них почему-то рождается на удивление мало детей.

Тут Юрий кивнул, понимая, что именно имеет в виду Зарлон под удовольствием.

«В нашем мире та же байда наблюдается, особенно касаемо европейской цивилизации, – подумал Медведев. – Живем ради себя, а дети побоку, ведь они мешают веселиться. За ними уход нужен, их воспитывать надо, деньги тратить на игрушки, одежду и прокорм, которые лучше бы на собственное веселье истратить. В итоге в семье в лучшем случае рождается один ребенок. В то время как менее обеспеченное и просвещенное окружение плодится ударными темпами. Живут в нищете, жить негде, жрать нечего, но жен несколько и детей стругают, так что счет идет на десятки. Вот чем мы европейцы как раса лучше эльфов? Да самые что ни на есть натуральные эльфы! Только уши обычные… только лишь, в отличие от эльфов, запускаем в свой “лес” кого ни попадя… всяких гоблинов и орков, которые начинают и у нас плодиться как тараканы, а мы все веселимся…»

– …Тем более они долгоживущие, и потомство, как наследники и продолжение себя, для них не так важно. Возможно, чисто в теории, конечно, что того мага, что гонится за нами, мог видеть мой прапрапрадедушка. Почему так, я не знаю, но факт остается фактом, с каждым столетием эльфов становится меньше.

– Вымирают?

– Вряд ли они вымирают… уменьшение численности не столь велико, но есть.

– Ну и при чем тут полукровки?

– При том самом. Один их король… верховный лис, просек тенденцию к уменьшению своего народа и смекнул, что если так пойдет дальше, а оно идет, то люди в какой-то момент в очередной войне могут их перерезать, просто задавив количеством, и сжечь их лес к демонам. Повысить рождаемость собственно эльфов ему так и не удалось…

«Материнский капитал надо было предложить! – мысленно засмеялся Юрий. – За каждого второго эльфенка двести золотых!»

Медведев едва удержался, чтобы не заржать вслух, как конь.

– …Вот он и решил создать своеобразный забор между людьми и эльфами из полукровок. Люди ведь не любят полукровок, значит, они будут за эльфов, особенно если остроухие поддержат своих выкидышей.

– Хм-м… как же ему такое удалось?

– Да все на удивление просто оказалось. Банально платил человеческим женщинам, чтобы они выносили ребенка от эльфа. Всего пять золотых – и вот полукровка готов.

– А эльфы что? Они же ведь людей за животных считают. Это же вроде скотоложства… Где он столько добровольцев набрал на такое извращение? – уже не сдерживая смех, спросил Юрий.

– Ну… все несколько мягче, конечно, в представлениях… Тем не менее ходят слухи, что добровольцам не только хорошо платили, но и опаивали, чтобы они плохо соображали и вместо человеческой женщины представляли, что совокупляются с эльфой.

– Понятно.

– А еще говорят, что провинившихся эльфов, нарушивших какие-то внутренние традиции, заставляли трудиться на ложе особенно ударно в качестве наказания.

Тут они все откровенно засмеялись в голос, представив себе такой метод перевоспитания.

– Наверное, преступность в Великом Лесу после такого резко сошла на убыль!

– Вот так за пару столетий появились тысячи полукровок, – смахивая слезу, продолжил Зарлон. – Дальше процесс пошел сам, полукровки размножались между собой, вливалась дополнительная человеческая кровь, ее перебивали дополнительной эльфийской, и вскоре образовался новый народ, который на месте своего проживания сформировал цепь княжеств, отделивших Великий Лес от земель людей.

– Понятно. По-своему умно.

– Да, тому остроухому в уме не откажешь. Не зря же его выбрали главным остроухим.

– А княжества гномьих полукровок тоже по таким же причинам образовались?

– Нет, – уверенно заявил Зарлон. – Чего гномам в своих пещерах рукотворных людей бояться? Это же ведь не открытый лес, куда с любой стороны войти можно, поджечь, вырубить… Да и с численностью у гномов вроде все в порядке, хоть они тоже отличаются долгожительством. Бородатые коротышки работают в своих горах, а не утехами занимаются… С гномьими полукровками все естественно случилось… Об этом свидетельствует хотя бы то, что против семи княжеств полуэльфов существует всего три княжества полугномов. Да и размеры этих княжеств не впечатляют, скорее они напоминают большие графства. И численность самих полугномов невелика. Так что никакого барьера между собой и людьми Подгорное царство таким образом не создавало.

– Ясно…

– Ну а оркские полукровки, сам понимаешь, рождаются от человеческих пленниц. Их совсем мало. Считаные единицы.

– Как же орки проходят в земли людей?

– Через гоблинов, они оркам не помеха, а если договорятся, то лопоухие коротышки еще и присоединятся к набегу. Иной раз идут прямиком через драконьи пустоши. Иногда драконы словно куда-то исчезают, вот орки и пользуются этим их затишьем, чтобы пограбить.

– Кстати, как там сейчас в пустошах? – поинтересовался Юрий. – Не затишье? С орками, идущими в очередной набег, не встретимся?

– Да кто ж знает? – пожал плечами Зарлон. – На всё воля богов… Может, затишье, а может, наоборот, самый пик активности. С драконами никогда не угадаешь. Орки только как-то узнают. Но может просто разведка у них в пустошах хорошая.

– И такое может быть, – согласился Юрий. – А часто орки нападают?

– Не очень. В среднем раз в десять-пятнадцать лет.

– Чего это они так редко?

– Да кто их знает, зеленомордых? Они вообще чаще меж собой дерутся за скот, водопои, пастбища. Разве что договорятся о совместном походе, но чтобы два орка из разных племен о чем-то меж собой договорились – это практически невероятная вещь! А одно или даже два племени в поход не пойдут. Минимум четыре должны сговориться.

– На стойбища, лишенное воинов тут же нападут, – понял Юрий.

Зарлон кивнул.

– К тому же долго это через гоблинов тащиться, месяц сюда, месяц обратно, на войну еще не меньше месяца… Если только через пустоши во время затишья спрямить, тот же месяц выгадать можно, но им еще договориться надо к периоду затишья драконьей активности. Но случается такое, когда в степи совсем плохо станет.

– Понятно. Ладно, давайте спать. Завтра нам понадобится много сил. Я первым на часах постою…

Все приготовились ко сну, а Юрий все же не вытерпел и достал компас…

* * *

Очередной кусок холодной конины упал в кишки. Вообще-то долго питаться одним мясом, без овощей, фруктов или хотя бы хлеба не рекомендуется, но выбора у беглецов нет. Не воздухом же одним насыщаться?

Несколько дней бешеной гонки, когда они одну за другой теряли лошадей в результате травм последних, закончились тем, что беглецы достигли пустоши, углубились и забили оставшихся лошадей. Дальше двигаться на лошадях было уже опасно, слишком они заметны, да и бесполезны по большому счету. Так как животины обессилели до предела. Имелась и еще одна причина, чтобы избавиться от живого транспорта… это было рискованно, но необходимо, ведь в случае успеха можно было надеяться избавиться от преследования чужими руками, то бишь лапами.

Юрий же все гадал, сработала там их ловушка, устроенная по его задумке из бедных лошадок, или нет? И если сработала, то как хорошо? Может, там всех накрыло медным тазом, и они напрасно рвут жилы, выкладываясь по полной? Конечно, им очень хотелось снизить темп хода, но риск, что преследователи уцелели и продолжают погоню, оставался довольно высоким. Так что им приходилось перестраховываться и идти максимально быстро.

Драконов они так и не видели. Все эти низкие тучи виноваты. Но это и хорошо. К тому же снег прячет следы, затрудняя работу возможным преследователям.

Юрий сплюнул. Опять мысли уже в который раз возвращаются на одну и ту же тему, как испорченная пластинка.

Чтобы как-то отвлечься, Медведев решил потренироваться в оборачиваемости. Луна хорошо подросла, чтобы дать сил. Но еще не полная, чтобы процесс стал бесконтрольным. В конце-то концов надо это когда-нибудь делать или нет? Почему бы и не сейчас? А то ведь жизнь может в дальнейшем так повернуться что у него, как и сейчас, не будет ни одного свободного дня. Все будет бегать от кого-то. Или сам за кем-нибудь носиться…

Юрий закатал рукав на правой руке по локоть.

– Чего это ты делаешь? – тут же поинтересовался Тард, увидев странную манипуляцию.

– Да вот решил потренироваться в оборачиваемости. Для начала попробую с руки…

– С ума сошел! – встрепенулся парень. – А ну как весь перевернешься!

– Тард дело говорит, – тоже забеспокоился Лолт. – Вдруг процесс очень плохо контролируемый. Чтобы по частям оборачиваться? Начнешь с руки, а в итоге весь обернешься?

– Хм-м… и такое дерьмо случиться может, – все же признал Юрий их правоту.

– А ты как, силы в себе чувствуешь? – поинтересовался Зарлон.

– Да есть что-то такое… – неопределенно взмахнул Юрий рукой.

– Тогда попробуй, тщательно все контролируя. Тем более не думаю, что опасность полного твоего оборачивания так уж велика. Луна успела вырасти едва на треть.

– Хорошо, попробую… А ты знаешь, как это делать лучше всего?

– Без понятия. Я ведь не оборотень. Попробуй представить… в общем, тебе должно быть лучше известно… положись на чувства, инстинкт.

Медведев кивнул и стал смотреть на руку, точно гипнотизируя ее… Командовал, представлял руку медвежьей, даже тужился, точно роженица или человек с трехдневным запором, но ничего не происходило. Даже разочаровался.

– Не выходит…

Тард разочарованно вздохнул. Понятно, бесплатного развлечения не получилось. Впрочем, слышалась и нотка облегчения. Он действительно боялся полного неконтролируемого оборачивания.

– Но ты ведь в момент опасности тогда обернулся, – сказал Зарлон.

– Верно. Сейчас опасности особой нет.

– Тогда попытайся представить, что есть непосредственная угроза для жизни… только осторожно.

Юрий снова кивнул, но с усмешкой, увидев, что старый солдат держит под рукой амулет.

Но снова ничего не вышло. Разве чуть зазудела рука в районе наколки.

«Но может, все дело в боли? – подумал Медведев. – Я ее очень не хочу испытывать. Прошлого раза хватило за глаза. А ведь без нее никак. Видимо, два взаимоисключающих желания гасят весь процесс на корню. Что же делать? Я ведь не садомазохист… Вот уж кому понравилось бы быть оборотнем. Столько боли! Море, океан боли!» Юрий даже вздрогнул, и его товарищи тотчас же напряглись.

– Да не дергайтесь вы… ничего не происходит. Не получается, и все тут.

– Ну, может, оно и к лучшему, – сказал Лолт.

– Может, и к лучшему… – кивнул Юрий и добавил еще более безразличным тоном: – Пока жареным не запахнет.

Дракона увидели уже в холмах, но далеко на западе, он парил на приличной высоте, а потому лично Юрия не впечатлил, это как с пассажирскими аэробусами, не осознаешь масштаб, пока не постоишь рядом. Хотя он искушать судьбу не собирался и шустро спрятался вместе со всеми. Потом дракон на кого-то спикировал, и больше его не видели…

– А чего они на земли людей не залетают? – поинтересовался Юрий. – Столько жратвы бегает, а они нос от нее воротят? Брезгуют?

Тард тихо засмеялся.

– Да кто их знает? – пожал плечами Лолт, не разделив веселья с Тардом от шутки.

– Раньше, говорят, летали, много тысяч лет назад, – сказал Зарлон. – Но тогда простые маги были, как нынешние архимаги, а архимаги могли помериться силой с младшими богами и прогнать крылатых ящеров, едва не уничтожив их. А память у драконов длинная, говорят даже, как-то передается от родителя к потомству, вот они до сих пор и помнят ту битву и не летают к нам, хоть магов, способных им противостоять, и нет уже давно.

– На грани, значит, живете… – заметил Юрий. – Стоит только кому-то из драконов хотя бы случайно залететь в земли людей и узнать, что врагов, способных их попинать, нет, то…

– Станем их пищей, – кивнул Зарлон. – Вмиг сюда налетят. Есть мнение, что именно потому гномы предпочитают жить под землей, ибо там их драконам не достать.

– Похоже на правду, – подумав, согласился Медведев. – Наверное, местные или пришли оттуда, где также распространены драконы… Вы как, в курсе, откуда в этом мире гномы и прочие разумные появились? Вроде как эльфы пришли со звезд…

Лолт пожал плечами.

Тард отрицательно покачал головой.

– Не слышал ничего подобного, – сказал Зарлон.

– Но чей этот мир был изначально?

– Вроде как гоблинов… и драконов. Потом появились гномы, за ними эльфы, люди и орки.

– Самостоятельно или случайно? – задал главный вопрос Юрий.

– Не знаю.

– Скорее всего, все же сами, – высказал Юрий предположение. – Учитывая, что маги тогда были невероятно сильными…

– Наверное…

«А как быть с орками и гоблинами, не говоря уже о троллях и ограх? – подумал Юрий, не видя большого желания товарищей говорить на эту тему. – Гоблины и орки, если они все же не местные, могли просочиться через какие-нибудь естественные порталы, расширенные и стабилизированные шаманами. А самые малочисленные, те же огры и тролли, так и вовсе случайно здесь оказались, став жертвами порталов-ловушек, как та, что вундеркинда схомячила и благодаря которой я сюда прошел. Впрочем, чего фантазировать? Мне от этого ни холодно, ни жарко… Или все же жарко? Если узнать, кто и как тут появился, то может, с помощью этих знаний я могу вернуться домой?! Отошлет меня, сделав пару пассов руками, пробубнив под нос заклинание».

* * *

На четвертый день пути в холмах, когда беглецы уже повернули на восток, намереваясь двигаться в земли гномов, впереди раздался шум битвы… магической.

– Эта светомузыка мне знакома, – сказал Юрий нервно, припадая к голой, продуваемой ветрами земле.

Звуковые удары, гром и треск раздавались довольно далеко, почти у горизонта, этак километрах в трех-пяти, то есть там, где они собирались в скором времени встать на ночлег.

Ни с одной из дерущихся сторон, тем более комуто там помогать, играя в рыцарей, спешащих на помощь безвинным, Юрию и его спутникам категорически не хотелось. Тем более какие могут быть безвинные в пустошах? Это все равно что проститутку с многолетним стажем девственницей назвать.

– Что делать будем? – дрогнувшим голосом спросил Тард. – Куда пойдем?

– Мельтешить не будем, – сказал Юрий. – Где остановились, там и будем сидеть тихо, как зайцы. А будем скакать, желая убежать от возможных неприятностей, точно в них вляпаемся по самую маковку. Давайте только место чуть получше выберем. А то здесь как на ладони сидим… продувает опять же со всех сторон.

Предложение не встретило протестов, и они, быстренько обшарив пятачок местности, решили затаиться на одном из холмов. Там обнаружилась хорошая каменная щель, где можно отсидеться, не отсвечивая, и почти не дует опять же. Снег только, что туда ветром намело, пришлось покидать.

– И долго мы тут будем сидеть? – спросил Тард, когда они устроились в своем укрытии.

Шум битвы все еще не утихал, но стал уже не таким интенсивным.

– Да вот ночь пересидим и двинемся. И тише… больше ни слова до рассвета.

Тард понятливо кивнул и затих.

Магическая битва, погремев еще минуту, резко оборвалась.

Сон, несмотря на быстро сгустившиеся сумерки и усталость, не шел. Оно и понятно. Ведь где-то невдалеке бродит кто-то обладающий магией, а от них добра, особенно в пустошах, не жди, кто бы там ни победил.

Оставалось только гадать, кто там с кем схватился. Юрий лично был почти уверен, что одна из дерущихся сторон это их остроухие знакомцы. Готовили ловушку, да сами в чью-то угодили. Но вот с кем они дрались? Даже ему, полному профану в магии, сразу стало ясно, что там была драка именно между магами, а не обладателями боевых амулетов. Внятно объяснить, почему он так решил, Юрий не мог, просто чувствовал.

Снова пошел снег, и это хорошо. Скроет следы, если вдруг одна из сторон поединка пойдет здесь. Конечно, магическим зрением следы можно увидеть на раз, слишком они свежи, но ведь маги этим зрением постоянно не пользуются… Подтверждение тому случай с эльфийским магом, не углядевшим, что ошейник не работает.

Медведев, весь обращенный в слух, ему показалось, что он расслышал что-то вдалеке, дернулся, как от взрыва под ухом звуковой гранаты, когда рядом пошевелился Лолт. Сидеть в одной позе долго тоже невозможно, вот они и шевелелись время от времени, но сейчас это произошло как нельзя не вовремя.

Юрий, скривив недовольную рожу, предостерегающе поднял руку, и Лолт застыл в совсем уж неудобной позиции, как-то скрючившись, словно собирался завязаться в морской узел, ну или особо извращенную позу из Камасутры показать. Снова прислушавшись, Юрий ничего больше не услышал, кроме легкого шума ветра в камнях.

Лолт с облегчением устроился поудобнее, когда через долгую чрезвычайно напряженную минуту Юрий все же опустил руку. Зашевелились Тард и Зарлон, видевшие напряжение командира, что передалось и им, да и Юрий пару раз скрипнул свежим снегом.

Но никто не проронил ни слова, хотя наверняка все хотели спросить, что же он такого услышал. Собственно, Юрий сам не знал, что долетело до его ушей. Вроде как скрип снега. Но скрипнуть мог какой-нибудь ночной зверек буквально в паре метров, а мог зверь покрупнее в двух десятках метров, а могла скрипеть совсем крупная тварь в двух сотнях метров, тем более что он, похоже, неосознанно перешел на медвежий слух, а он поострее человеческого будет. Так что все запутывалось окончательно.

Вдалеке что-то звякнуло. Это услышали уже все и вскочили, хватая луки с заранее натянутыми тетивами.

Выглянув из укрытия, четверка на все лады коротко матернулась. Прямо на них уже в каких-то трех десятках метров, быстро сокращая дистанцию, двигалось больше десятка теней, не то людей, не то еще кого.

Быстро наложив стрелу на тетиву, четверка начала быстро стрелять, почти не целясь. После трех суматошных залпов они убавили неизвестный, но точно вражеский отряд лишь на пару бойцов. Нападавших спасала нательная защита, да и точность стрельбы оставляла желать лучшего.

Потом атаковали неизвестные, метнув копья. Они пролетели над головами обороняющихся или вовсе не долетели.

– Их слишком много! – воскликнул Тард.

– Верно, – согласился Зарлон. – Давайте амулетами!

Юрий взял свой боевой амулет небесное копье. Ему до сих пор вообще еще не доводилось ими пользоваться, но кажется, время пришло, и Юрий, сделав все, как его учили, нацелив руку с амулетом на предполагаемую жертву, с силой сжал центр амулета, дав мысленный приказ на разряд.

Руку сильно обожгло, одноразовый амулет обратился в прах, и ветер рассеял его, а во врага устремилась освобожденная энергия в виде голубой молнии.

Жертва полыхнула, точно лампочка, что говорило о наличии магической защиты, но не зря Юрий все же не поскупился на амулеты, взяв одни из самых дорогих, жизнь ведь дороже всяких денег. Его цель все же не устояла на ногах и опрокинулась навзничь. Не убит, так оглушен, и надолго. И этого достаточно, главное вывести как можно больше противников из игры. Добить их можно и безвольных.

Товарищи Юрия тоже не оплошали. Зарлон даже свалил сразу двух мощным файерболом. В итоге на четверку уже неслось всего шестеро противников. Все равно многовато, тем более что и они решили атаковать магией. Правда, у обороняющихся имелось небольшое преимущество в виде укрытия. От магии, как и от стрелы, если успеешь заметить, конечно, начало полета, можно увернуться или спрятаться за укрытием. Вот они и спрятались.

Защитный амулет Юрия все же сработал. Значит, все же попали, сволочи. Больно, но не смертельно, а это главное. Над четверкой разверзся огненный ад, когда магические энергии бесновались, испаряя снег и круша камень, обдавая острым крошевом.

А потом на них сверху в укрытие прыгнули… орки. Да, это оказались они, со столь близкого расстояния спутать их клыкастые рожи, вздернутые почти свиные носы, низкие лбы с большими надбровными дугами, глубоко посаженными маленькими глазами, практически невозможно.

Запасливый Зарлон (надыбал где-то гоблинских бус) угостил одного из противников еще одним магическим боевым амулетом, сократив количество противников до пяти, а Юрий довел численность до одного к одному, всадив лезвие стреляющего ножа в пах своему противнику, от чего тот дико взревел. Ну, так получилось… Подумал еще совсем уж отдаленным краем сознания, что ему ведь там придется основательно покопаться, вытаскивая лезвие…

Потом Медведев, все еще лежащий, едва успел подставить под удар кривой сабли свой меч и отвести удар в сторону, ибо он был слишком силен и мог пробить защиту. А потом еще и еще… Он даже не понял, как под таким градом ударов умудрился встать, получив-таки скользящий удар и при том очень сильный удар по доспехам в районе груди, выбивший из легких воздух.

Дальше Юрий действовал исключительно на инстинктах, и только они его спасали от смерти, но не от новых не смертельных попаданий по доспехам. Орки очень быстры и сильны в ударах, о чем свидетельствовала его уже изрядно покореженная защита, да и Юрий сам весьма посредственный боец на мечах. А это значит, что дело лишь во времени, когда его порубают на куски.

Осознав, что с мечом он ничего не сможет сделать со своим противником, в очередном ударе-отбое бросился на орка, свалившись с ним на землю в клинче, и заехал ему в пах коленом со всей силы. Яйца у мужских особей всех разумных существ (да и не разумных тоже) есть самое слабое место.

На мгновение это парализовало орка, он даже не взвыл, что-то хрюкнул глухо и чуть пискляво, и этого мгновения Юрию хватило, чтобы достать второй нож и всадить его противнику в бок, где зазор между грудной и спинной пластинами доспехов оказался непозволительно большим.

Зарлон – опытный боец, довольно быстро справился со своим противником и сейчас прикрывал валяющегося Тарда. Непонятно только, насколько все серьезно.

А вот с Лолтом все оказалось довольно ясно и печально. Он упал, пронзенный саблей в живот, и орк, подколовший его, бросился на Юрия. Понимая, что еще одной такой схватки на мечах ему не пережить, и он схлопочет сталь в живот, как Лолт, Медведев бросил нож, когда орк сократил дистанцию до двух метров. Бросок оказался очень мощным и быстрым, рука налилась знакомой силой, так что орк в принципе не мог отразить снаряд и десантный нож, пробив стальную кирасу, вошел в грудь громиле по самую рукоять.

Тард наконец поднялся, его просто оглушило хорошим ударом по голове, шлем выдержал, и на пару с Зарлоном добил своего орка.

Парень, едва последний орк упал, тут же бросился к Лолту, принявшись его тормошить.

А Юрий и отсюда видел, что дело дрянь. Не выживают с такими ударами в живот. Зарлон это тоже видел и попытался оттащить Тарда от раненого, чтобы еще хуже не сделал своим тормошением.

– Не надо, соберись… это еще не все враги. Подбери меч…

Слова Зарлона отрезвили парня, и он подобрал клинок. Правда, орочий, осознав это, бросил его и нашел свой меч.

Зарлон тем временем все же склонился над Лолтом и задействовал целебные амулеты, собственные, какие остались, и даже трофейные – орочьи. Но рана оказалась слишком серьезной, и этих амулетов просто не хватило. Лолт все еще был плох.

Юрий тем временем осторожно выглянул из укрытия.

– Они уходят, – сказал Зарлон, указав на спешно убегающих орков в количестве четырех штук.

Приглядевшись, Юрий по походке одного из них, а также худощавой комплекции, понял, что орков всего трое, четвертый – пленник.

– Ну и черт с ними, – махнул он рукой. Зарлон согласно кивнул головой.

– Надо только раненых и оглушенных добить… Может, у них есть еще целебные амулеты.

Юрий согласно кивнул, и они выскочили из укрытия, чтобы проткнуть мечами начавших вставать оглушенных магическими ударами орков, а также раненных стрелами.

– Проклятье, они остановились, – заметил Юрий, снова взглянув на беглецов.

– Увидели, что нас осталось трое, и решили, что смогут справиться, – сказал Зарлон.

– И они могут.

– Особенно если среди них шаман…

– Проклятье! Назад!

И снова Юрий поразился, когда Зарлон начал срывать с шей убитых в самом начале орков амулеты. Настоящий мародер. Медведев присоединился к нему, сорвав что-то с шеи парочки орков.

– Что тут есть что? – спросил Юрий у старого солдата, когда они вновь оказались в укрытии.

– Вот этот боевой, а вот этот защитный, вот эти два целебные. Принцип действия тот же, что и у человеческих.

– Ясно…

– Надо атаковать…

– Мы уже атаковали как-то раз, не забыл?! – мгновенно взвился Юрий.

– Помню… но иначе никак. К тому же шаманы в принципе не работают быстро…

– Сейчас у него времени хватит.

Быстренько выглянув, Юрий снова выругался. Орки шли к ним, двое прикрывали какого-то припадочного. Пленника оставили, наверное оглушив, если судить по тому, что он валяется без движения. А может и вовсе кончили.

– Абзац… Что делать-то?!

– Атаковать…

– Черт с тобой! – выкрикнул Медведев, заводясь, готовый порвать всех и вся, разве что оборачиваться не стал. Это он сумел проконтролировать. – Атакуем!

Они взяли луки и начали стрелять в троицу. Стрельба заставила их остановиться, а потом стрелков накрыло – сработал шаман. Защитные амулеты рассыпались в прах, Юрий испытал такое ощущение, будто его переехал грузовик. Не пошевелиться.

Тард, взмахнув рукой, завалился на бок. Схватившись за сердце, с хрипом осел на землю Зарлон.

Лолт окончательно потерял сознание.

Но тем не менее они остались живы. Шаман бил сразу по всем, то есть по площадям, а значит, мощь заклинания от этого рассеивается. Защита опять же сработала. Довольно быстро они начали приходить в себя и, что отрадно, вовремя. Два орка-воина с криком рвались к людям.

– Вставайте…

Но Лолт оставался все еще плох. Зарлон стал подниматься, но тоже словно контуженный. С координацией движений у него обстояло неважно.

– Нам крупно повезло… – прохрипел он. – Видимо, шаман сильно ослаб в предыдущей схватке… Ох-х…

Юрий, как самый быстро восстановившийся, не ясно, в чем тут дело, снова взялся за лук и пустил первую стрелу… куда-то в небо. Все-таки магический удар не прошел бесследно.

Тут Юрию подсобил Зарлон, активировав атакующий амулет, выбивший молнию, заставив противников замереть на месте на пару мгновений, это-то Медведеву и требовалось. По почти неподвижным мишеням стрелять одно удовольствие.

Орк упал со стрелой в глазнице, второму он попал в ногу. Раненый зеленокожий в свою очередь попытался достать их магией своего амулета, но израсходовал его зря, а потом Юрий добил-таки его из лука.

– Теперь шаман! – напомнил Зарлон.

Они выскочили из укрытия и побежали навстречу что-то камлающему припадочному орку, обвешанному с ног до головы непонятно чем, особенно в темноте.

Обессиленный Зарлон быстро отстал, споткнулся и полетел кубарем.

Медведев, чувствуя, что не успевает, шаман вот-вот спустит заклинание, тряска его достигла пика, на бегу, широко замахнувшись мечом обеими руками, со всей силы бросил его в орка.

Произошло что-то невероятное. Заклинание всетаки сорвалось, но, угодив в предмет между ними, то есть в меч, в следующий миг вонзившийся в шамана, обратилось против него самого.

Припадочного орка, обвешанного всякими причиндалами из народной медицины средних веков, такими как сушеными лапками ящериц и лягушек, мумиями змеек, какими-то костяшками, буквально разорвало пополам, точно он умудрился слопать гранату, предварительно выдернув из нее чеку.


Глава 14

Юрия Медведева начало трясти, как доселе припадочного орка, от острого осознания того, что в который раз он едва остался жив!

«А сколько еще раз мне придется пройти по краю?! – кричал он в мыслях, буквально ощущая, как все внутри переворачивается и по телу расползается отвратительная слабость. – Нет, меня этот мир начинает реально доставать!»

– Как же я уже ненавижу этот гребаный мир! Ненавижу!!!

Руку Юрия пронзила дикая боль, она резко увеличилась в объеме, так что затрещала ткань рубахи, покрылась густым волосяным покровом, выросли когти…

– Нет… – глухо прорычал Юрий, упав на колени и обхватив правую руку левой, еще находящейся в состоянии покоя. – Нет…

Страх перед болью заглушил чувство ненависти, и трансформация замерла на полпути, после чего пошла в обратную сторону.

– О боги…

И хоть трансформация не завершилась, все стало, как было, боль все равно терзала руку так, будто ее переехали.

Тут Юрий наконец понял, что может стать ключом к осмысленной, а не внезапной и взрывной трансформации – ненависть! Она, в отличие от страха, всегда с ним.

«Надо бы проверить теорию на практике, – подумал он уже заинтригованно, но, представив, что снова испытает чудовищную боль, быстро передумал. – Как-нибудь в другой раз… В более спокойной обстановке».

Примчался-таки Зарлон.

– Что с тобой? – обеспокоенно спросил он, заметив метаморфозы Юрия, отражавшиеся на его лице. – Тебя ранило? Задело магией?

– Уже все в порядке…

Старый солдат начал деловито копошиться в мешке шамана, выгребая оттуда многочисленные связки амулетов.

– Что ты делаешь?

– Ищу целительные амулеты…

Юрий кивнул. Лолт все еще находился на границе между жизнью и смертью, и ему срочно требовалась помощь.

Зарлон наконец нашел, что искал. Потом взялся за второй мешок, явно не оркский. Там тоже нашлись магические побрякушки.

– Эльфийские…

– Значит, они все-таки столкнулись с эльфами?

– Скорее всего.

– И победили?

– Действительно странно… – на мгновение задумался Зарлон. – Но если их было немного, то вполне могли справиться. Тем более что и орочьи группы обычно в два раза больше, чем эта. Значит, половину потеряли в бою с эльфами.

– Ясно. Но столь малые потери хорошо объясняются, если и эльфов было совсем мало.

– Да…

Зарлон и в эльфийском мешке нашел целительные амулеты.

– Мощные! Надеюсь, это всё поможет…

Сказав это, старый солдат спешно отправился назад на холм к умирающему Лолту.

Понимая, что там он бесполезен, Зарлон на пару с Тардом все сделают, как надо, Юрий направился к пленнику орков, на всякий случай прихватив трофейную саблю, скорее даже ятаган. От его меча кроме рукояти ничего не осталось.

– Ба, знакомые все лица! – как мог, после такого тяжелого и опасного боя, дурашливо воскликнул Медведев, увидев, кого именно пленили орки.

Обойдя пленницу и убедившись, что опасности от нее ждать не приходится, орки надежно спеленали ей руки, причем похоже, что не самой простой веревкой, а на шее узнаваемый ошейник, Юрий присел рядом на корточки и вынул из ее рта кляп.

– Значит, это от вас, леди, я убегаю?

Эльфа, проплевавшись, кляп ей, понятное дело, вставили не свежий, что-то прошипела в ответ и оскалилась, обнажив ровные зубки, которые Юрию захотелось выбить хорошим ударом. Едва удержался, рука от вновь вспыхнувшей злобы и ненависти уже зачесалась.

– Как же вас какие-то там орки сделали, а?

– Можешь гордиться собой, человек-оборотень! – буквально выплюнула она ему в лицо. – Твоя ловушка из лошадей сработала выше всяких похвал! На нас напал дракон, и со мной осталось всего три полукровки. На дракона извели практически все боевые амулеты, да и я не в самой лучшей форме, вот орки нас и одолели.

– А орки, стало быть, сильно потратились на вас, шаман тоже ослаб и потому не смог сделать нас. Отлично. Наверное, за это вас стоило бы поблагодарить, иначе мы попали бы сначала к ним… Но не буду. Ну и что мне с тобой делать? Может, грохнуть прямо сейчас? А то хорошего отношения ты, похоже, как и все эльфы, не понимаешь? В прошлый раз оставил тебе жизнь. Так ты за мной увязалась аж в Пустошь, но явно не для того, чтобы сказать слова благодарности. Или я все же не прав? Ты мне так благодарна за подаренную жизнь, что пошла за мной, чтобы горячо отблагодарить?

Эльфа снова что-то прошипела, если судить по интонации, то что-то оскорбительное.

– Так я и думал.

Рука крепче сжала орочью саблю. Эльфа все же напряглась, увидев перемену в лице человека.

– Нет, я шла за тобой не для выражения благодарности, человек… – все же сказала она. – Я должна поймать тебя и отомстить за смерть учителя.

– Ну вы вообще охренели?! – изумился Юрий. – Он меня резать начал, потом бы вы меня вовсе грохнули, а я что должен был делать?! Смирненько лежать и ждать, когда сдохну?!

– Ты убил моего учителя, и теперь мой долг…

– Заткнись! С тобой все ясно…

Юрий посмотрел на вершину холма. Там лилось магическое свечение. Видимо, Зарлон уже приступил к работе с амулетами и лечит Лолта. Оставалось только надеяться, что этих амулетов хватит на полное восстановление раненого и его не придется тащить на себе… слишком долго.

– Так, дорогая остроухая леди, – с решительным видом повернулся Юрий к эльфе. – Как и что мне сделать, чтобы ваше лисье племя от меня отстало раз и навсегда?

– Умереть.

– Гы-гы… Насмешила, я сейчас животик надорву. А еще?

– Других способов нет.

– Хреново. Тогда ты мне не нужна…

Юрий встал и замахнулся саблей. Эльфа закрыла глаза, отвернулась, но молить о пощаде у презренного человека не стала. Видимо, решила, что бесполезно, после всего ими сделанного с иномирцем и только что сказанного.

Юрий ругнулся сквозь зубы и опустил саблю. Все-таки убить девушку, пусть она твой враг и эльфа, в свою очередь жаждущая его крови, ему что-то мешало. Воспитание, наверное. Будь на ее месте мужик, не сносить ему головы.

Да и эльфе бы не поздоровилось, случись все в бою, грохнул бы не задумываясь. Но вот так, устроить ей секир-башка, когда стоит на коленях…

«Кроме того, у меня к ней еще вопросик имеется», – подумал он с облегчением, найдя-таки причину ее не убивать.

– Помнишь наш последний разговор насчет того парня на фотог… на картинке, портрет.

– Да, – кивнула Элеонтаэль не без удивления.

– Ты часом не поинтересовалась его судьбой? Говорят, женщины любопытны, и вряд ли в этом плане эльфийские женщины сильно отличаются от человеческих. Так что, у ваших полукровок в рудниках он томится или томился и уже умер от непосильного труда?

– Я действительно поинтересовалась человеком, которого ты ищешь, – после короткой паузы ответила эльфа, видимо, решала говорить или нет. – Но нет, в рудниках его никогда не было.

– Точно?

– Точно. Мне незачем врать.

– А как проводилась проверка? Просто попросили найти подходящего по описанию человека?

– Я все-таки магесса, человек! – эльфа гордо вскинула голову. – Я создала копии портретов. Да, они, конечно, не цветные, так словно нарисованы простым карандашом, но в целом изображение получилось узнаваемым.

– Понятно. Может, тогда отнеслись к проверке наличия на руднике какого-то там человека спустя рукава? Тем более если он давно умер?

– Наши распоряжения исполняются на совесть. Даже по отношению к какому-то там человеку… даже умершему. Опросили всех, кто мог знать этого человека.

– А может, ты мне все же просто врешь?

– Зачем мне врать?

– Да кто вас остроухих знает? Может, просто из принципа?

Эльфа сморщилась. Должно быть, выражала к иномирцу презрение или похожие чувства.

– Черт с тобой, живи… пока, – многозначительно добавил Юрий. – Пошли.

Медведев нарочито грубо помог эльфе встать на ноги, после чего повел ее к холму, где Зарлон уже закончил изводить магические целительные амулеты. По крайней мере, свечение прекратилось.

– Как Лолт? – спросил Юрий.

– Я сделал все, что мог, потратил на него все амулеты, – ответил старый солдат.

– Жить будет?

– Да…

– Это главное.

– Но он еще долго будет очень слаб. Уж очень поганым оказалось ранение.

– Это тоже понятно… В то же время нам надо убираться отсюда как можно быстрее. Магия и гора мяса привлекут внимание драконов.

– Да, мы уже готовим носилки, – ответил Тард, указывая на свою работу.

Юрий увидел носилки, изготовленные из пары орочьих копий, связанных между собой ремнями.

– Отлично.

– А это кто? – спросил Тард, кивнув на пленницу.

Юрий быстро поведал все самые интересные моменты своего знакомства с теперь уже их пленницей.

– Так может, ее лучше…

– Я тоже так думал… а потом решил, что она станет моей заложницей. Может, тогда активные попытки грохнуть меня эльфы прекратят? Неужели моя жизнь дороже эльфийской магички?

– Ну, это вряд ли! – хохотнул Зарлон.

– Вот и я про что. Кстати, зачем оркам эльфа?

– О! – засмеялся Зарлон. – Это очень редкий товар в Великой Степи.

– Ну и что? Зачем она им? Будет услаждать главного орка танцами или по прямому назначению? Так, по-моему, взрослого дракона легче приручить.

– Нет, конечно, – посмеялся Зарлон. – Будет служить… батарейкой… для их главного шамана.

– Ах вот оно что…

– А знаешь ли ты, как они получают энергию от других существ, обладающих силой?

– Как?

– Так же, как делают детей!

Юрий не выдержал и засмеялся, особенно увидев искаженное отвращением личико эльфы.

– А если действительно дети появятся?!

– Так это для них еще лучше, особенно если ублюдок будет иметь силу! Есть небольшая вероятность, что через несколько поколений может появиться очень сильный шаман, ну а то, что в его жилах есть немного крови эльфов, уже никого волновать не будет.

Кивнув, Юрий принялся за самую неприятную работу. Нашел первого бросившегося на него орка и, достав нож из того, что бросился последним, начал активно им работать.

– Что ты там делаешь? – поморщилась эльфа, увидев мясницкое потрошение да еще в таком интересном месте.

– Мне тоже интересно, – кивнул Зарлон.

– Решил яйца орочьи коллекционировать, блин… – отозвался Юрий, засовывая руку в сделанный разрез.

Воняло невероятно.

– Зачем?! – удивился Тард, приняв объяснение за чистую монету.

– На память! Ч-черт… Будет потом в старости, что внукам рассказывать… Они не поверят, а я возьми да покажи трофеи! Целую связку яиц!

Зарлон расхохотался. Тард понял, что его разыграли, и тоже рассмеялся.

Даже эльфа улыбнулась.

– Ладно, повеселились и будет… – достав-таки лезвие, пробормотал Юрий, весь измазавшись в крови и еще не пойми в чем. Противно. – Пора ноги делать, пока драконы на пирушку не заявились и нами в том числе не полакомились. До рассвета нужно уйти как можно дальше и найти новое укрытие.

Уложив Лолта на носилки, они двинулись в путь.

* * *

Трупы орков действительно привлекли крылатых ящеров, причем сразу двух. С большого расстояния путники видели их драку за падаль, выражавшуюся в поливании друг друга напалмом, но без особого ущерба для себя. С них этот едкий огонь сходил как с гуся вода.

Но в конце концов один из поединщиков, как водится в любой драке, проиграл и вынужден был ретироваться. Победитель быстро слопал орков, как истинный гурман чуток поджаривая пищу для вкуса. Но полтора десятка орков такой туше было явно маловато, он хотел еще, и дракон начал наматывать круги, справедливо рассудив своим умом, что где-то поблизости должен находиться тот, кто забил для него эти вкусные тушки, но сам есть почему-то не стал. Нашел тех орков, что завалили эльфы, но и этого ему тоже показалось мало.

– Рано или поздно он нас найдет, – сказала Элеонтаэль. – У драконов очень хорошие зрение, слух и нюх…

Люди, все как один, кроме все еще спящего Лолта, неотрывно наблюдали за наматывающим под облаками все расширяющиеся круги дракона.

– Не найдет…

– Найдет.

Медведев хмуро посмотрел на эльфу. Так спорить можно очень долго.

– И что теперь?

– Развяжи меня и сними ошейник. К моменту, когда он нас найдет, я смогу его сильно ранить, что он забудет о том, что хотел нас съесть, и улетит. Я уже отвадила так одного.

Юрий глухо рассмеялся.

– Ага, щас! Держи карман шире!

– Я даю слово, что не стану причинять вам вред.

– Так я и поверил лисе в курятнике, что она не забьет ни одну курицу и не украдет ни одного яйца. Так, просто погреться пришла.

– Слово эльфа нерушимо.

Юрий посмотрел на своих товарищей. Что они скажут на эту сентенцию? Но они промолчали. Значит, не так уж оно и нерушимо, сделал он вывод.

– Я клянусь!

– А как же клятва мести? Эльфа смутилась.

– Я забуду о ней… пока мы не выберемся из Пустоши.

Юрий снова засмеялся.

– В такие игры я играть не собираюсь. А может, ты, как отгонишь дракона, снова дашь надеть на себя ошейник?

Эльфа промолчала, хмуро взглянув на Юрия.

– В любом случае я не могу снять этот ошейник, – сказал он.

– Но свой же ты как-то снял!

– Ну… вообще-то не сам.

– А кто? Никто не мог снять тебе ошейник на руднике…

– Это мое ноу-хау… Оно дорого стоит.

– Дороже жизней? – кивнула Элеонтаэль в сторону приближающегося к ним на очередном расширяющемся витке дракона.

– Нет, конечно, но не думаю, что мой метод тебе понравится…

Тард пакостно захихикал, Зарлон, впрочем, тоже не удержался от смешка.

– О чем ты говоришь?! – заподозрила неладное эльфа.

Юрий сложил губы дудочкой и немного, что называется томно, прикрыв глаза, вроде как полез целоваться.

– Или ты предпочитаешь помоложе? – указал он на Тарда. – Или наоборот постарше? – кивнул Юрий уже на Зарлона.

– При чем тут это?! – дернулась в сторону эльфа. Товарищи не выдержали и уже откровенно расхохотались.

– Я уже не говорю об его опасности… Тут никто смеяться не стал.

– Да и поздно уже…

Дракон действительно шел прямо на них без каких-либо маневров.

– Засек-таки, паразит чешуйчатый…

Теперь Юрий получил возможность разглядеть дракона вблизи, но в этот момент он подумал, что лучше бы, конечно, век не видеть эту пасть с частоколом из длинных и острых зубов. Чешуя у этого дракона оказалась зеленой, отливая синевой, не молодой «птенец», но и не старый. В длину от носа до кончика хвоста достигал он метров двадцати, мощный длинный, метров шесть хвост, шея метра четыре, увенчанная огромной головой размером со среднюю легковушку.

– Бежим!

Все бросились врассыпную, оставив Лолта в укрытии, тем самым спасая его.

Почему-то Юрию сейчас совсем некстати вспомнились сказки о рыцарях, шедших в одиночку убивать дракона, чтобы получить его сердце в подарок возлюбленной принцессе или ради спасения из лап чудовища самой принцессы! Большей глупости представить сложно!

«Как тут его убьешь, если даже тираннозавр Рекс – гроза всему живому в юрском периоде, по сравнению с этим огнедышащим драконом просто едва вылупившийся птенец!!!» – подумал он в смятении.

Медведеву жутко не повезло – дракон выбрал первой жертвой именно его. Он вспомнил из рассказов Зарлона, что драконы сами полумагические существа и чувствуют, кто из противников наиболее опасен, и стремятся завалить такого противника первым.

«Но ведь есть же еще эльфийская магичка! – подумал он, резко бросаясь в сторону, едва услышав рев сплюнутой в его сторону струи едкого огня. – Видимо, чувствует, гад чешуйчатый, что ее сила заблокирована, а моя – нет!»

Пламя едва не подпалило Медведева, хотя жар он почувствовал более чем отчетливо.

Снова пришлось уносить ноги, так как дракон решил поиграть в догонялки и помчался за Юрием, хлопая крыльями, тем самым помогая себе развить большую скорость.

Обо что-то споткнувшись, Юрий полетел кубарем и распластался на спине, во все глаза наблюдая, как несется на него эта многотонная летающая туша, зловеще разинув пасть. И эти глаза…

Страх сковал Юрия, а потом он закричал… и крик его в какой-то момент уже знакомо перешел в звериный рык.

Юрий снова стал медведем, и во второй своей сущности сделал то, чего бы он в трезвом уме и твердой памяти, то есть в человеческом обличье, ни в жизнь не совершил – бросился на врага. Врага, многократно превосходящего как размером, так и мощью во всех смыслах.

Дракон, кажется, тоже немного удивился, сделал шаг назад, запоздал с плевком огня, а когда все же сделал его, то струя пламени пошла выше, подпалив мех оборотню, грозя реально попортить шкуру, тем самым придавая Юрию-медведю еще больше прыти и ярости.

Струя пламени наконец иссякла, и оборотень с рыком бросился на дракона. Огромная драконья пасть, усеянная устрашающими зубами, клацнула в полуметре от его бока, а оборотень уже вцепился в драконью шею и, быстро обняв ее, уперся головой прямо под нижнюю челюсть дракона.

Чешуйчатый монстр, естественно, замотал отчаянно головой, пытаясь стряхнуть неожиданного наездника, но сделать это оказалось не так-то просто. А медведь начал активно работать задними лапами, скребя когтями по чешуе.

Дракон продолжал мотать башкой, рычал, изрыгал пламя, хлопал крыльями, бил ими по медведю, вставал на дыбы, пытался дотянуться до врага лапами и сдернуть с себя, но у него ничего не получалось. Белый медведь вцепился как клещ, не оторвать, и продолжал перебирать задними лапами, казалось, без особого результата скребя по чешуе.

Чешуя на шее мелкая, но даже она очень долго не поддавалась натиску когтей, но в конце концов одна за другой стали отрываться чешуйки, и медвежьи когти впились в обнаженную драконью кожу, рвя ее в клочья. Брызнула горячая, прямо-таки обжигающая кровь.

Дракон жутко взревел и рухнул на землю, подминая оборотня всей своей немалой тушей, и проволочился по каменистой земле, буквально соскребая медведя от себя ею как наждаком.

Тут уже взревел от боли оборотень и выпустил свою добычу. Его боевой запал вышел, и белый медведь стал трансформироваться обратно. Лишь урывками Юрий видел, что дракон получил сильнейшее ранение, кровь так и хлестала из его шеи, натуральным фонтаном, и он носится из стороны в сторону, ничем не в силах себе помочь, то и дело изрыгая огонь.

«Артерия перебита…» – подумал Медведев затуманенным мозгом, уже отключаясь.

* * *

Снова дикая, ни с чем не сравнимая боль пронизывала все тело Юрия.

«Это просто невыносимо… Сжальтесь, добейте меня. Есть у вас наконец чувство сострадания?!» – вопил он в бреду, но его, кажется, никто не слышал или не понимал, потому как когда дело доходило до членораздельных звуков, то кричал он на неизвестном здесь языке.

Когда Медведев наконец немного успокоился, перестал метаться, непроизвольно трансформируясь частями, ему дали что-то попить, горькое до отвращения, но благодаря этому отвару боль вскоре значительно спала. А еще через пару часов он наконец смог прийти в себя.

– Ч-черт… Где мы, Зарлон? – удивился Юрий, обнаружив себя в какой-то крохотной пещере.

– Небольшое укрытие вроде той трещины в земле, в которой мы прятались недавно…

– Похоже, она хорошо укреплена и вообще рукотворна.

– Да, действительно это похоже на убежище охотников, промышляющих в Пустоши.

– Ну да ладно… главное, чтобы охотники сюда не заявились, пока мы в их убежище отдыхаем. Кстати, долго я валяюсь?

– Чуть больше суток.

– Проклятье…

Юрий осмотрел себя, но на этот раз он обнаружил на себе одежду, тот второй комплект, что он прикупил как раз на такой случай неконтролируемого превращения.

– Спасибо, что одели…

– Да как-то неудобно тебя было голым перед эльфой оставлять.

Юрий только усмехнулся.

– Где она, кстати? Не сбежала?

– Нет, умывается под присмотром Тарда.

– Она его облапошить может вмиг.

– Лолта не облапошит.

– Он уже в норме?

– Почти. Ходить уже может, а это главное.

Юрий кивнул. Новый приступ острой боли пронзил все тело, и так скованное тупой болью.

– Можно еще этого отвара?

– Можно, но не нужно…

– Ясно… Что дракон?

– Улетел.

– Улетел?! Да из него кровь фонтаном била!

– Они сильные существа. И не такие раны могут пережить.

– Да уж…

– Зато мы хорошо обогатились на нем, – улыбнулся Зарлон.

– Как? Он указал дорогу к своей сокровищнице, перед тем как хвостом на прощанье махнуть?

– Нет, но мы собрали его чешую.

– И что, она дорого стоит?

– Очень! По сто золотых за чешуйку выручить можно. Именно за драконьей чешуей и ходят в Пустошь охотники всех мастей. Драконы ведь, когда за самок меж собой дерутся, хорошо друг другу чешую рвут. А уж если погибшего найти или место линьки, то это вообще невообразимая удача!

– М-да, я как-то не задумывался над тем, что они тут ищут в Пустоши, где ничего нет и никогда не было… значит, чешую. И сколько всего собрали?

– Три десятка.

– Не так уж и много…

– Может, и не много, если продать просто так.

– А что с ними еще сделать можно?

– О! Из них делают великолепные магические амулеты! Ведь драконы полумагические существа, а это значит, что и чешуя их обладает силой, что в свою очередь делает амулеты из них в десять раз сильнее! Но и это еще не всё, они благодаря этому становятся многоразовыми! Их можно использовать до десяти раз, в зависимости от силы и вида заклятия, прежде чем они рассыплются.

– Теперь понятно. Амулет из такой чешуйки будет стоить уже не несколько десятков, а несколько сотен золотых, а то и всю тысячу.

– Вот именно!

– Здорово. Нам такие пригодятся.

Зарлон ушел, а Юрий, собравшись с силами, присел и осмотрелся. Рядом нашел свои вещи.

«М-да… доспех нуждается в хорошей починке, – подумал он. – Его порвало сильнее, чем я рассчитал… это из-за того, что ранее над доспехом хорошо поработал саблей орк. Ножи на месте. Мешок с мелочью тоже здесь».

Вот и чешуя. Размером с ладонь. Мелкие. На спине дракона они с тарелку и больше. Некоторые с бороздами – следы от когтей.

«Такие продадим, – решил Юрий. – А точнее, отдадим в уплату магам за создание амулетов из хорошо сохранившихся чешуек».

В укрытие спешно вбежали его товарищи и эльфа.

– Дракон на горизонте, – пояснил Тард на немой вопрос Юрия.

– Ты как, нормально? – спросил Лолт.

– Да уж получше тебя.

– Это хорошо, – заметил Зарлон. – А то вас двоих таскать занятие не из легких.

Следующим утром они отправились дальше на восток.

– Собственно, чего нам к гномам тащиться, испытывая на себе их гостеприимство? – сказал Медведев. – От погони мы избавились, большой крюк делать смысла нет, можно сразу в земли людей податься.

– Верно, – согласился Зарлон.

– Но вот как быть с… – кивнул в сторону эльфы Лолт.

– Блин… вот уж действительно прав был один деятель, сказав: нет человека – нет проблемы. В нашем случае эльфы.

Элеонтаэль с легким испугом посмотрела на Юрия, но тут же сделала надменное лицо, дескать, чихать она хотела на всех с высокого мэллорна.

– Не боись… тащиться в земли с пленной эльфой, да еще с ошейником, не дело. Нас там самих во избежание проблем с эльфами порешат. Ладно… чеши отсюда.

– Далеко я с ошейником не уйду… – сказала Элеонтаэль, посмотрев в сторону выхода.

– А это уже не мои проблемы. Мы вот тоже магией не обладаем и ничего, живы еще… Даже умудряемся с магическими уродами вроде тебя разбираться. Хоть бы спасибо сказала, что не убил.

– Спасибо, – едким тоном проговорила эльфа.

– Да не за что, – не менее едко ответил Юрий. – Ладно, брысь отсюда. И постарайся не попадаться мне на глаза в третий раз. Зашибу.

* * *

Но не успела она пройти и десяти шагов по направлению к Великому Лесу, а четверка беглецов в сторону земель людей, как перед ними выросло два десятка низких субчиков. Полтора метра ростом, широкие в плечах, аккуратные бороды темного цвета, оснащены и вооружены до зубов. Среди них выделялся один в просторном одеянии, без оружия, но с посохом. В нем за версту опознавался маг.

– Гномы… – прошептал Тард.

– Ежу понятно, что не гоблины… – согласился Юрий. – Но что они тут делают?

– Да кто их знает?

В пустошах любые встречи не к добру, так что неудивительно, что все люди потянулись к оружию и амулетам, какие еще остались.

Гномы тем временем шли на людей, обнадеживало только то, что они не бросились с криками в атаку.

Элеонтаэль предпочла вернуться к людям.

«Ну да ладно, можно еще раз прогнать, – отметил Юрий возвращение эльфы, – а то, что она сейчас с нами побудет, с меня не убудет. Каламбур, однако…»

– Что вы здесь делаете, люди? – пробасил один из воинов с самой длинной бородой, стало быть, командир этого небольшого отряда.

– Я бы мог спросить у вас то же самое, гномы, – ответил Медведев, прежде чем кто-то успел открыть рот и начать оправдываться, что сразу бы поставило людей в подчиненное положение. – Это пустоши, а не территория Подгорного царства. До него еще далеко. Здесь могут ходить все.

– Ты прав, человек, – вынужден был признать гном после короткого раздумья. – Здесь могут ходить все, кому головы не дороги.

– Стало быть, и вы не особо своими дорожите? – усмехнулся Юрий.

– Дороги… но…

Гном замолчал, не собираясь ничего рассказывать первому встречному, да еще человеку, хотя тень, пробежавшая по лицу гнома, многое сказала. Проблемы у них какие-то, и нехилые.

«Но что мне до чужих проблем, тем более гномов? – подумал Юрий. – Мне тут вообще ни до чьих проблем дел нет. Своих выше крыши. Хотя среди них ведь маг есть, а с ними я бы хотел пообщаться на интересующую меня тему».

– Позвольте узнать, уважаемые гномы, куда вы путь держите? Может, подскажу что?

Гном неожиданно рассмеялся.

– Что ты можешь нам подсказать, человек?! Мы эти пустоши знаем как свои пять пальцев!

– Ну, если я не ошибаюсь, то у нормальных разумных их на руках десять, а если еще приплюсовать пальцы на ногах, то и вовсе выходит двадцать. Так что если вы пустоши знаете лишь как пять пальцев из двадцати, то…

Тут уже все гномы ржали.

«Простые ребята, – подумал Юрий почти с умилением. – Правы фантасты, не так уж и много надо, чтобы их рассмешить».

– Ты мне нравишься, человек… давно мы не смеялись.

Старший хотел сказать что-то еще, но тут вмешался их маг и что-то тихо пробормотал на гномьем языке.

Старший пристально посмотрел на Юрия.

– Ты маг?

– Нет.

– А кто? Наш маг тебя не может прочесть… но говорит, что ты непрост.

– Оборотень. Медведь, – признался Юрий.

Сделал он это, чтобы ни у кого не возникло никаких нехороших идей.

Гном кивнул, не выказав особого удивления.

– А она?

– Магесса, но с ошейником.

– Почему?

– Попалась оркам. Мы ее отбили, а ошейник снять не можем.

– Так, может, наш маг…

– Не стоит беспокоиться! – поспешно отказался Юрий. – Мы и не хотим снимать.

– Почему?

– Она эльфа.

– Вот как?! У орков, значит, отбили? Большую благодарность можете получить.

– Да?! – удивился Юрий и обратился к эльфе: – Ваша благодарность распространится так широко, что вы от меня отстанете?

Эльфа только скривилась и отвернулась.

– Ты ошибся, гном, благодарности мне от них ждать не приходится.

Гном опять засмеялся.

– Меня зовут Дарвл… клан Тормар. Мы охотники.

– И на кого же вы охотитесь?

– На драконов.

Юрий почувствовал, как его челюсть отпала до земли. Остальные тоже рты от изумления разинули. Даже эльфа вскинула брови.

– Парни, я могу вам подсказать более простой и безболезненный способ самоубийства, – сказал Юрий, чуть оправившись от шока. – Сотни способов, на всех хватит, ни разу не повторитесь.

– Мы знаем не меньше, – глухо засмеялся Дарвл, – но у нас просто нет другого выбора. Ладно, примете ли вы мое приглашение отужинать с нами? Здесь недалеко есть хорошее укрытие.

Медведев пожал плечами. Гномы в общем-то народ дружелюбный, особенно вне своих гор, где они во всяком видят шпиона за своими секретами и если дело не касается денег.

– Буду очень рад.

– Тогда идемте с нами.

Юрий посмотрел на эльфу, но она пошла с людьми и гномами.

«Ну да ладно, черт с ней», – мысленно махнул он рукой.

Укрытие оказалось всего в полусотне шагов. Видимо, люди потревожили охранную сеть мага, вот они и вышли всем скопом, проверить, кто шатается поблизости.

Путников пригласили действительно в довольно уютное укрытие, представляющее собой круглую комнату диметром метров десять. Рядом со входом оказалась замаскированная повозка, что там внутри, разглядеть не удалось из-за кожаного навеса.

Усадив гостей, гномы угостили их пивом, дали простой походной еды. За едой все перезнакомились, хотя большая часть гномьих имен из головы Юрия тут же благополучно вылетела. Уж больно они заковыристые.

– Благодарим за пищу, но могу я поинтересоваться, уважаемый… Дарвл, зачем вы решили охотиться на драконов? Это же дико опасно.

– А чем еще заниматься? Раньше мы промышляли добычей серы. Заработок не то чтобы богатый. Но постоянный, нам хватало. Но недавно наш промысел отбил клан Дортмун, наняв для этого полукровок.

«Упс… кажется, у этих ребят проблемы из-за меня приключились», – с легким раскаянием подумал Юрий.

– Но вроде серу достают у самой огненной горы?

– Это не совсем так, – глухо засмеялся гном. – Даже совсем не так. На самом деле месторождение серы совсем недалеко, а то, что ее якобы добывают у самой огненной горы, придумали мы, чтобы набить цену. Хотя у огненной горы ее действительно много, но добывать ее там действительно самоубийство.

– Вот оно что.

Гном сокрушенно кивнул.

– Как же можно просто так отнять промысел? – удивился Зарлон. – Ведь это практически война между кланами…

– Эх… в том-то и дело, что мы не клан… точнее, очень маленький клан, и остальные гномы нас за своих не считают. У нас ведь даже нет своей горы.

– Почему?

Помявшись, гном все же ответил, словно признавался в постыдном поступке:

– В нас течет человеческая кровь… совсем немного. Но хуже всего то, что в нас есть и… – гном, поморщившись, посмотрел на эльфу, – эльфийская кровь. Но очень мало! Столь мало, что высчитывать замучаешься, но… собравшийся Совет глав кланов постановил изгнать из Подгорного царства всех с примесью иной крови, как бы мало ее ни было. Наши отцы и деды, изгнанники разных кланов, решили создать собственный род.

– Понятно, – кивнул Юрий. – Но почему вы выбрали именно охоту на драконов?

– А что еще делать? В наемники податься? Их и без нас хватает. Да и не хотим мы, мало нас, чтобы в сече рядовой всем погибнуть. Кузнецами в землях людских работать? Так и там полно мастеров. Да и люди предпочтут купить работу полукровки, она дешевле. Не прокормимся.

– Но неужели мало гор, где вы смогли бы обосноваться?

– В Подгорном царстве нам не дают… даже близко не позволяют.

– На юге…

– Там эльфы и гоблины…

– Ну и что? Что вам гоблины под горой? Да и на эльфов можете класть…

– Ну если подальше от эльфов, поближе к пустошам среди гоблинов, конечно, можно было бы там обосноваться, но горы те пусты. Иначе от гномов там уже было бы не протолкнуться. Чем там в пустых горах заниматься? Вот и решили мы на драконов охотиться. Чешуя их дорога, особенно готовые амулеты, маг, чтобы их изготовить, у нас есть, а завалим одного чешуйчатого, так столько с него получим! На годы хватит!!!

– Или все поляжете…

Дарвл хмуро кивнул.

– И такое может случиться…

– М-да… как же вы его вообще заваливать собираетесь?

– С помощью стреломета стрелой заговоренной, – кивнул гном на мага.

– У вас будет только один выстрел, и если он окажется неудачным, то…

– Нас всех сожгут и сожрут.

– Сколько раз вы уже охотились?

– На первую охоту идем.

Брови Юрия от изумления оказались где-то на спине, наверное.

– М-да… Все-таки я бы на вашем месте отбил какую-нибудь гору у гоблинов. Пусть и не очень богатую рудой, чем самому идти на корм чешуйчатым.

– И что нам там делать? Вся наша продукция будет во много раз дороже, при том же качестве.

– Значит, нужно предложить что-то такое, чего ни у кого нет.

– И что же?

– Не знаю… ну например… например… – бормотал Юрий, пытаясь лихорадочно придумать какой-то продукт, что могли бы изготовлять гномы, не имея больших ресурсов.

Все-таки ему захотелось им помочь. Из-за него ведь пострадали.

Тут Медведева осенило.

– Например, часы! Маленькие наручные часы!

– Заманчиво, конечно… Но если даже клан, столетиями делающий часы, не смог сделать маленькие наручные, а только большие башенные, то где уж нам, ими вообще никогда не занимавшихся и даже не ведающих их устройства? И потом, кому они понадобятся? В городах есть те самые большие башенные, их отовсюду видно. А у особенно богатых людей домовые часы есть. А уж сколько маленькие будут стоить, если домовые тысяч в десять обходятся, я даже боюсь считать! Там же работы невероятно много и мелкой!

– Потому гномы истинные и не могут сделать.

– Почему?

– Пальцы слишком толстые!

Полукровки с незначительной примесью человеческой крови, а потому считавшие себя полноценным гномами, все же засмеялись.

– А у вас есть кровь человеческая, даже эльфийская, значит, пальцы должны быть тоньше и работу сможете выполнить более мелкую.

– Это все досужие рассуждения, – махнул рукой Дарвл, все же посмотрев на свои руки. Тонкостью его пальцы не отличались. – Мы не сможем делать такие часы. Как я уже сказал, мы даже не знаем внутреннего устройства.

– Ну почему же…

Порывшись в мешке, Юрий достал командирские часы.

– Вот… разберете и узнаете.

Гномы застыли на местах, как статуи, в самых нелепых позах. Даже дышать, кажется, забыли.

– Что это?… – выдохнул Дарвл.

– Часы. Сломанные, правда…

– Такие маленькие?!

– Как видишь.

– А чего так стрелок много?

Юрий мысленно хмыкнул. В этом мире, как и на Земле во времена средневековья, часы башенные тоже только с одной часовой стрелкой. До минутных еще не доперли.

– Маленькая и толстая – часовая, большая, средней длины – минутная, а та, что совсем тоненькая, отмеряет секунды.

– А в этой полоске что начертано?

– Это счетчик дней и недель.

– О! Механизм должен быть просто невероятно сложным! И такой маленький! Наверное, без магии никак…

– Никакой магии. Чистая механика.

– Это просто невероятно! А откуда они у тебя?

– Там уже нет…

Гном обиженно нахмурился, и Юрий ответил:

– С гоблина снял.

– А у него откуда?

– А вот об этом я бы хотел поговорить с уважаемым магом.

– Ты дашь нам эти часы? – с блеснувшими глазами, очень тихо и хрипло, словно боясь спугнуть ну очень пугливую птицу счастья, спросил Дарвл.

– Дам, но не бесплатно, конечно.

– Нам тебе практически нечего дать… Дракона мы еще не убили, чешую не содрали и не продали. Так что денег нет.

– Я же не требую всё и сейчас. Составим договор, я отдаю вам часы, вы в них разбираетесь и делаете копию. С продажной цены каждого изделия, я буду получать, ну… допустим десять процентов. Нормально?

– Да… но инструменты для столь мелких работ, мастерские… у нас ничего этого нет. Пока сделаем… деньги нужны…

– Хм-м… В принципе, я могу вам все это оплатить, – сказал Юрий, немного подумав.

Деньги у него действительно есть, чуть меньше сорока пяти тысяч.

– Ты так богат?

– Пять-десять тысяч золотых выделить могу. Только не становитесь тут же разбойниками и не берите меня в плен ради выкупа.

На этот раз гномы промолчали, даже не улыбнулись. На лицах напряженные маски. Не до смеха, когда обсуждается их будущее… светлое будущее.

К тому же нападать на гостя ни один гном не станет. А они все же считают себя гномами. Хоть и есть в них капля иной крови.

К тому же гость их оборотень. Нападать на такого себе дороже.

– Я готов заключить с тобой такой договор, человек.

– Ты? Может, такой масштабный проект мне лучше заключить с главой вашего клана? А то он потом скажет: знать не знаю, ведать не ведаю, я не я и лошадь не моя…

– Я и есть глава клана.

– Ты?

– Я. Могу поклясться.

– Все клятвы прозвучат при составлении договора, – сказал Юрий.

– Хорошо. Мы возвращаемся, братья!

Гномы облегченно перевели дух. Что ни говори, но они, похоже, не горели желанием испытывать судьбу в охоте на дракона. Сразу начался галдеж, веселье, открыли еще один бочонок с пивом.

– Но почему глава клана идет на столь опасное дело, как охота на драконов? – поинтересовался Медведев.

– Потому что охота первая, и в ней обязан принять участие глава клана, чтобы тем самым получить одобрение богов. Тем более что это была моя идея. Если бы я погиб, значит, боги против, выбрали бы другого главу, и он стал бы думать над новым способом заработка.

– Понятно. Прости, хочу с вашим магом пообщаться.

Дарвл кивнул.

Юрий тут же подсел поближе к магу.

– Я хочу задать вам несколько вопросов, уважаемый…

– Мастер Морлд. Спрашивай.

– Мастер Морлд, меня интересуют порталы или проколы, ведущие в другие миры… Вы знаете о них чтонибудь?

Маг заинтересованно посмотрел на Юрия и усмехнулся. Конечно же, он всё понял. Впрочем, Юрия это не особо расстроило.

– Боюсь, человек, я не смогу хоть сколько-нибудь удовлетворить твое любопытство в данном вопросе. Не интересовался я ими никогда, других более насущных вопросов много. Я знаю только то, что они есть, но даже не знаю, где и как их искать. Да и зачем?

– Понятно… Но, может, знаете кого-нибудь, кто может ответить мне на эти вопросы?

– Увы, человек, как сказал наш глава, мы отщепенцы. Я не вхож в магические круги гномов и тем более людей. Я, смею думать, довольно сильный и достаточно умелый маг, наш маленький клан потратил много средств, чтобы я смог получить магическое образование, данное мне… человеческим магом, так что до отвлеченных знаний нам дела не было. Пустые траты.

– Облом… Но раз уж вы сильный и умелый маг, то может, сделаете нам несколько амулетов?

– Это я могу.

– Точно?

– Не оскорбляй меня недоверием, человек. Если маг говорит, что он что-то может, значит, так оно и есть. Более того, могу тебя уверить, что к наложению рун в создании амулетов у меня особенная предрасположенность.

– Это радует.

– Что нужно сделать?

– Восемь защитных, шесть боевых и шесть лечебных амулетов. Самых простых, но мощных. Материал для амулетов у нас свой.

Юрий достал десяток чешуек дракона, вызвав среди гномов, успевших уже успокоиться от осознания предстоящих перспектив для клана, слитный «ох». А уж когда вывалил остальные…

– Боги явно благоволят вам, раз вы нашли такое богатство! – сказал Дарвл.

Медведев хотел было сказать, что это вообще-то законный боевой трофей, но сдержался. Не стоит так сильно напрягать гномов.

– В оплату за изготовления двух десятков амулетов дам десяток. Вот этих…

– Годится, – почти без раздумья кивнул маг.

Юрий тут же подумал, что скорее всего здорово переплатил. Как и с наемником Варном. Ну да что ж теперь? Не отбирать же?…

– Сразу все сделать не смогу, работы много, много сил придется отдать, но думаю, время у вас есть?

– Есть.

Маг сразу же принялся за работу, не откладывая ее в долгий ящик, а Юрий подсел к главе клана, начав формулировать положения будущего контракта. В нем требовалось обговорить очень многое, чтобы не осталось ни одного спорного момента. И занимались они этим аж до конца пути, окончившегося в небольшой деревушке гномов, что стояла на горе у пещеры, за которой начиналось одно из немногих княжеств гномьих полукровок.


Глава 15

Контракт заключили через пару дней после прибытия в деревню, как только лучшие мастера клана убедились, что механизм, разобранный с величайшей осторожностью, пригоден к копированию.

– Очень тонкая работа, – с восхищением покачал головой один из мастеров, рассматривая проржавевшие внутренности часов. Благо что маг как-то все магически укрепил, и теперь ничего не рассыплется в труху. Даже тоненькая, с волосок пружинка имелась в наличии. – Великие мастера делали…

«Штамповали», – подумал Юрий с усмешкой.

– Так вы берете?

– Конечно!

На радостях, что у них наконец-то появился клановый вид деятельности, связанный не с каким-то там тупым сбором вонючей серы, и даже не с убийством драконов, что сами кого хочешь убьют глазом не моргнув, а с производством сложных механизмов, настоящим ремеслом для настоящих гномов, все члены клана от мала до велика, мужчины и женщины, числом чуть больше тысячи, закатили грандиозный пир, что называется горой.

– Юрий, ты и твои друзья, – растроганно начал глава клана Дарвл, – будете всегда нашими лучшими друзьями. Сможете гостить, сколько пожелаете… хоть до конца жизни, найти укрытие от любого врага…

– Я тебя за язык не тянул! – заметил Медведев не менее пьяно, обняв гнома. – Вот приду к вам и поселюсь!

– И приходи! От богатого гостя не откажемся!

– А если деньги все потрачу, потеряю или украдут?!

– Все равно богатым будешь! Ведь доля твоя с каждых проданных часов десять процентов!

– Твоя правда… Не жалко уходить? – окинул Юрий взором добротную деревню.

Небольшие круглые каменные двухэтажные дома выглядели основательно. Саму деревню окружала трехметровая стена. Это не какой-то там частокол человеческой деревни. Первый уровень в два метра выложен из камня, по стене могли разойтись два гнома в полной амуниции, второй уровень выложен из бревен, по типу сруба. Часть второго уровня, как видно, постепенно заменялась камнем.

– Нет. Специально ведь предки все построили на скорую руку, не особо стараясь, в надежде и желании обрести настоящий дом.

Юрий только хмыкнул.

«Если это на скорую руку, то как будет на века?» – подумал он.

– Кстати, где вы обоснуетесь? Где-нибудь здесь поблизости?

– Нет… тут гномы близко… подальше надо от них уйти, как можно дальше, а то секрет украдут… с них станется. Пойдем, как ты сказал, в земли гоблинов, отобьем у них гору самую высокую…

– Там гор высоких нет… так, перевалы…

– Какую найдем самую высокую, ту и отобьем, – отмахнулся Дарвл.

– Когда пойдете?

– А вот как лишние продукты проедим, пиво и вино выпьем, чтоб в дороге, значит, не мешали, бросать же тоже не дело, и пойдем!

Юрий, наконец узнав, отчего такой богатый пир, и длиться он, судя по всему, будет неделю без продыху (радость от обретения смысла в жизни, конечно, велика, но не до такой же степени, учитывая скупость гномью, так щедро продукты переводить), рассмеялся.

– Не лучше было бы продать продукты?

– За треть цены, это в лучшем случае? – поморщился глава клана. – Больше ведь не даст никто… год урожайный был. Потом возни с продажей немерено. Возить всё… Бр-р… Лучше сейчас все самим съесть. К тому же пир все равно устраивать придется, так лучше сейчас, чем потом купленными по полной стоимости провиантом и вином!

– Логично.

И здесь гномы всё посчитали.

– Когда думаете получить первые изделия?

– Трудно сказать.

Дарвл, казалось, даже протрезвел, когда разговор коснулся дела.

– Уж больно механизм тонок… и частей в нем много. Но мы все осилим, ты не сомневайся…

– Я и не сомневаюсь.

– А что касается примерных сроков, то к лету, думаю, уже сделаем цитадель, мастерские, кузни и начнем… Может, к следующей осени уже подарим тебе первый экземпляр.

Юрий кивнул. Долго, конечно, но кто знает, сколько ему здесь придется провести времени? Когда портал в следующий раз откроется?

Гномы затянули очередную песню, и стало не до разговоров.

Пировать Юрию надоело на второй день.

«Ну не мое это, – подумал он, словно оправдываясь перед самим собой. – К тому же так и алкоголиком стать не долго. Гномам-то что, они ребята крепкие, пьют бочками. А у меня печень с почками не резиновые».

Его товарищи хоть и оказались падки на халяву (когда еще такой случай побухать появится?), но составить конкуренцию гномам тоже не смогли и отвалили от столов к вечеру второго дня пира.

К обеду третьего дня, когда они очухались, Медведев их собрал вместе для разговора.

– Ну что, камрады, свои обязательства вы полностью выполнили. Завтра поедем получать деньги. Сколько, кстати, вам причитается?

Подсчитав, Юрий чуть сам не обалдел.

– Неплохо вы заработали. По шестьдесят золотых. А если прибавить к тому, что у вас уже есть…

– Мама родная! – воскликнул Тард, произведя нехитрые подсчеты. – Целое состояние!

– Опять гонишь, Юрий? – поинтересовался Зарлон, на которого подсчеты, похоже, не произвели особого впечатления.

– Ну… если честно. То мне было бы жаль с вами расставаться…

– А чего нам расставаться? – хмыкнул уже Лолт. – Зима еще не кончилась… Она только начинается.

– Тебе прошлого препарирования орком мало? – поинтересовался Юрий.

– Даже много…

– Вот я о чем и хочу вам сказать. Опасно ведь со мной ходить. Убить могут. В следующий раз амулетов может и не хватить. А уж если голову отхватят…

– Убить и без тебя могут… – заметил Зардон. – Особенно теперь, когда у нас денег столько. Уж сколько желающих их отнять найдется, даже считать не хочется. Так что я предпочел бы пойти с тобой, куда бы ты ни шел.

– И я, – кивнул Тард.

– Да и я тоже, – согласился Лолт. Юрий в сердцах сплюнул.

– Платить больше не буду, – сказал он, надеясь, что хоть это охладит их пыл и тягу к приключениям. Хотя тут же смягчился, добавив: – Сможете рассчитывать только на трофеи, и то, если они попадутся на пути. Так и быть, стол и кров тоже за мной.

– Тогда вообще не о чем думать! – засмеялся Зарлон. – А что касается трофеев, то думаю, они будут. Я вообще думаю, что вместе с тобой мы заработаем больше, чем сможем себе представить, хоть ты и не будешь нам платить.

– Демоны с вами, но я все же рад, что вы остаетесь со мной. В одиночку как-то скучно топать. Тогда нам надо вооружиться получше.

– Это да, – тут же кивнул Зарлон.

– Ты даже не представляешь, чем я хочу вооружиться, – усмехнулся Юрий.

* * *

Юрий уже давно задумал обзавестись нормальным огнестрелом. Все эти перестрелки из лука, метания копьями его, мягко говоря, не вдохновляли. А махание мечами и ножами, а также борьба в вольном стиле его и вовсе откровенно удручали. А уж про магию и говорить нечего, в тоску вгоняло неимоверную, особенно осознание того, что сам в этом полный ноль. Разве что оборотничество… Но это тоже та еще бяка, лишний раз пользоваться желания нет никакого.

Присоединившись к пирушке, чтобы просто пообедать, Юрий заодно поговорил с главой клана.

– …Да, кстати, от прошлого вида деятельности у вас запасов не найдется?

– Серы, что ли? – спросил осоловевший Дарвл.

– Ее.

– Найдется! Нужна? Медведев кивнул.

– Забирай! – пьяно махнул рукой Дарвл. – Для тебя ничего не жалко!

Юрий опять усмехнулся.

– Только на кой она тебе?

– Секрет.

– Понимаю. Секрет – это святое!

– И кузнец мне нужен.

– Тоже забирай! Кузню в последнюю очередь разбирать будем. Так что распоряжайся.

– Спасибо.

– Для дорогого гостя ничего не жалко! – совсем разошелся Дарвл и полез обниматься с благодетелем, но Юрий сумел выскользнуть из все еще крепких объятий, пусть и пьяного в зюзю гнома.

Пользуясь своим положением дорогого гостя и благодетеля, Юрий выбил из прижимистых гномов с примесью человеческой и – о ужас! – эльфийской крови, побольше бумаги и чернил. После чего засел за рисование.

Сначала встал вопрос: какое оружие делать? Привычные автоматические системы с гильзо-капсюльными патронами он отмел сразу. Не подходит. То есть автомат Калашникова ему при всем желании не получить, хотя и говорят, что его можно буквально из мусора собрать, так он прост.

Может, для технократического мира он прост, как лом, но не для технологий этого средневекового мира, выражающихся в молотке и наковальне. Тут надо быть проще.

И потом ему просто дурно стало, стоило только представить, сколько придется делать гильз и капсюлей?! Это же считай, целую технологическую линию строить придется! Что неприемлемо. А ведь они одноразовые почитай. После использования выкидывать придется. Не таскать же с собой ящики готовых патронов и стреляных гильз по всему здешнему миру?! А уж во сколько это выльется в денежном выражении при штучном производстве! Одна гильза – минимум золотой!!! Да при таких тратах никакого золота не хватит!

«Однозарядные мушкеты, заряжаемые через дуло или даже двустволки, не подходят из-за слишком малой скорострельности и большого геморроя при перезарядке, – обдумал он очередной вариант. – Меня десять раз порубают на куски, истыкают болтами из арбалетов, зажарят магией до хрустящей корочки, прежде чем я успею зарядить ружье второй раз и пальнуть во врагов».

– Что тогда остается?

Привычная затворная система все еще крепко сидела в голове, и он придумал, что можно совместить затвор с гильзой. То есть затвор станет одновременно многоразовым патроном.

«Тоже не пойдет, хотя мысль сама по себе неплохая. Выстрелил и поменял затвор… – скомкал Юрий очередной проект. – Но это же сколько тогда придется делать таких затворов-гильз?! А они нелегкие… Да и скорострельность тоже не та, что хотелось бы, слишком много движений при перезарядке. Хотя идея действительно неплоха… странно, что до нее у нас на Земле не додумались хотя бы в семнадцатом веке…»

После долгих раздумий Юрий пришел к проекту винтовки револьверного типа, но с заряжанием барабана без гильз. Сам механизм прокрутки барабана ручной, а не автоматический. То есть для нового выстрела и прокрутки барабана придется вручную взводить боек, а не только нажимать на курок. В общем, очень простая система. Тут вообще, чем проще и меньше деталей, тем лучше. И что важно, скорострельность по сравнению со всеми прочими проектами возрастает на порядок.

В целом все должно было выглядеть так: в барабан засыпается порох, делается прокладка и вставляется пуля, все как у первых примитивных мушкетов. Преимущество в том, что можно сделать шесть быстрых выстрелов, по числу гнезд. После чего можно достаточно быстро сменить барабан на новый, уже подготовленный для стрельбы.

Тут Юрия ждал неприятный сюрприз.

«А как собственно производить поджог пороха в барабане?! – подумал он. – Можно, конечно, с помощью капсюлей…»

Юрий поморщился, как от зубной боли. Капсюли это морока. Новый тип взрывчатого вещества придется делать, а это ненадежно. Не говоря уже об усложнении производства барабанов.

К счастью, в этот трудный для Медведева момент ему на глаза попался маг. Точнее, мастер Морлд сам пришел к нему, принеся очередную партию амулетов из драконьих чешуек.

– Вот, человек, я выполнил свою работу. Амулеты готовы к применению.

– Благодарю, мастер… Но не могли бы вы мне подсказать один момент?

– Что именно?

– Мне требуется получить небольшую искру в замкнутом объеме.

Юрий показал на рисунке, где именно ему нужна искра.

– Можно это сделать магически?

– Конечно.

– Но не магу, а мне простому человеку.

– И простому человеку можно, – кивнул маг.

– А как?

– Камни силы.

– А как они работают?

– Проще некуда. Как известно, некоторые стихии конфликтуют между собой, при взаимодействии выделяя энергию. В зависимости от размера камней силы и накачки их энергией, они могут как выдать совсем крохотную вспышку, что, как я понял, требуется тебе, до хорошего взрыва. При выделении энергии они разрушаются. Тебе для искры нужны камни стихии огня и воды.

– То есть это своего рода амулетики?…

– Можно и так сказать.

– И какие камни размером требуются для небольшой искры?

– С горошинку… в эту дырочку такой камешек пролезет свободно.

– Отлично!

Юрий действительно сильно обрадовался. Лучшее решение и придумать сложно. В барабан закладывается камень огня, а в боек вделывается камень воды. Удар бойка по барабану, камень огня дает искру и порох воспламеняется!

«Зашибись! – ликовал он. – Главное, чтобы камни не оказались слишком уж сильными, чтобы детонировать все сразу… А то залп из всех гнезд барабана мне совершенно ни к чему».

– А вы можете их сделать?!

– Естественно. И для тебя я сделаю бесплатно.

– Тем более что я явно переплатил в прошлый раз. Маг только хмыкнул.

Тут Юрий вспомнил слова мага о разрушении камней.

«Если камни разрушаются, то дело плохо, – подумал он, резко погрустнев. – Нет, камень огня, что вложен в барабан, пусть рассыпается в прах, а вот камень воды в бойке это уже плохо. Менять его после каждого выстрела это уже не геморрой, это геморрой с большой буквы. Вся и без того невеликая скорострельность коту под хвост. Но может, не все так фатально?!»

О чем Юрий и поинтересовался у мага:

– Камням обязательно разрушаться? Камню воды, по крайней мере.

– А что?

– Мне нужно, чтобы камень воды выдерживал хотя бы шесть воздействий. Вот посмотрите, шесть камней огня в этих ячейках и камень воды, вложенный вот в это устройство, я должен последовательно их активировать ударами.

– Это сложно…

– Но возможно?

Маг крепко задумался, и когда Медведев уже хотел его выдернуть из мира раздумий, он очнулся сам и сказал:

– Можно сделать его продолговатым… тогда после каждого удара будет разрушаться только часть камня. Так тебе подойдет?

– Идеально! – обрадовался Юрий.

«Боек, конечно, придется чуток переделать, но это не фатально, – подумал он. – Хотя использование камней силы имеет свои недостатки. Придется вместо гильз таскать по паре горстей этих камней стихий, тщательно следя, чтобы не положить их вместе… а то такое может случиться! Но, несмотря на потенциальную опасность детонации камней силы, это все же проще и дешевле, чем делать гильзы и капсюли. Камешки-то мне любой маг может продать и зарядить. А вот гильзы… С пулями, правда, еще проблема… С собой их много не унесешь. Но можно сделать небольшую формочку, в которой я сам могу наклепать столько пуль, сколько мне нужно, был бы свинец».

С этими чертежами Юрий наведался к кузнецу, мастеру Карду.

– Уважаемый мастер Кард, у меня для вас работенка есть.

– Работе всегда рады, особенно если за нее хорошо платят.

– Плачу хорошо, – с улыбкой кивнул Юрий. – Тем более что работа сложная. Конечно, проще, чем предстоит заниматься в будущем вашему клану, но все же нетипичная.

– Это даже интереснее. Что нужно сделать? Юрий показал на чертежи.

– Что это? – озадачился гном.

«Как бы наврать так, чтобы гном ничего не понял?» – призадумался Медведев.

Потом махнул на всё рукой. Как он уже убедился, вранье часто боком выходит, и сказал:

– Хм-м… Вот это большое – ружье. А то, что поменьше – пистолет… то бишь револьвер. Но да для вас один хрен.

– И для чего они?

– Для метания пуль.

– Что это такое?

– Что-то вроде наконечников для арбалетных болтов, но без древка и оперения и круглые в сечении. Вот рисунок пули, – указал он на картинку. – Да и способ метания другой…

– Магический?

– С применением магии… Но это уже секрет. Хотя разобраться будет нетрудно.

– Понимаю, – с улыбкой кивнул кузнец. – Что ж, давай посмотрим…

И они стали смотреть, а Юрий объяснять по ходу дела, что да как должно работать.

Через месяц трудной работы винтовка – одна штука, с барабаном на шесть выстрелов, и револьверы – целых четыре штуки (один ему самому и по одному его товарищам) – с барабаном на пять выстрелов были готовы. К пистолетам помимо основного прилагалось два запасных барабана, а к винтовке аж четыре.

Барабан к револьверу тоже можно было бы сделать шестизарядным, так даже было бы проще, не пришлось бы второй раз мучиться с механизмом проворачивания, рассчитывая его на пять движений, но тогда пришлось бы уменьшить калибр, а это уже геморрой с боеприпасом. Юрий решил, что лучше помучиться немного с механизмом, чем таскать два разных калибра. Пусть пули будут унифицированными.

К тому же для изменения калибра пришлось бы изготавливать два разных сверла. А уж как они намучились с изготовлением первого, это просто ужас. На его изготовление ушло восемьдесят процентов времени.

А сколько при этом пришлось извести выкованных стволов, чтобы просверлить отверстие?! Станков-то нет. Все вручную делать пришлось, а руки, как известно, крюки… А потом еще и внутренние желобки вытачивать, для придания пуле вращения и соответственно увеличения дальности полета.

В общем, проблем пришлось решить очень много. Масса всего в итоге получилась не маленькая, только винтовка по массе составила пять кило! При размере полтора метра с прикладом, но своя ноша, особенно такая, не тянет. А ведь еще пистолет составил примерно кило или даже полтора. Потом масса всех сменных магазинов еще где-то полтора кило. Небольшой запас пуль – еще полкило. Камни силы – двести-триста граммов.

Все это пришлось распределить по телу в специальных патронташах и разгрузках. На правый бок пистолет и два барабана на ремне. На спине небольшой запас пороха, мерный инструмент для засыпки пороха и стреляющий нож. На левом боку запас пуль в противовес пистолету и десантный нож.

Дополнительные барабаны к винтовке на наплечном ремне. Снизу от барабанов камни огня, а сверху камни воды.

Винтовке при движении пешим, естественно, полагалось быть за спиной.

В общем, обвешался Юрий оружием, как какой-то супергерой боевика. Самому смешно стало.

Обошлось ему это богатство в целое состояние. В десять тысяч золотом!!! (Заплатил только половину. Вроде как вернул вложенные ранее инвестиции в переезд и обустройство гномов на новое место.) Но по здравому размышлению, Юрий решил, что получившееся оружие того стоит. В чем он убедился на испытаниях, куда пригласил и товарищей. Ведь им вообще предстояло обучиться такому мастерству, как стрельба из огнестрела.

– Что это такое? – спросил Тард, когда Юрий вручил ему револьвер.

По виду оружие представляло собой жуткую смесь мушкета начала восемнадцатого века и револьверов конца девятнадцатого. То есть к кремневому ружью и пистолетам присобачили барабаны. Вот как это выглядело.

К винтовке Юрий вначале хотел сделать еще штык, но потом передумал.

«На кого я буду бросаться в штыковую атаку?! – подумал он. – В одиночку! Если до такого маразма дойдет, то лучше убегать. И потом у меня уже есть целых два ножа. Куда еще третий?!»

В конце концов, для ближнего боя Медведев прикупил из запасов мастера Карда короткий меч. Ножи ножами, но без меча тоже никуда. А также починил свой доспех, посеченный орками и окончательно разорванный во время превращения.

– Сие есть оружие огнебойное. Револьвер Медведева – РМ-5 «гремлин». Пятерка означает количество выстрелов.

– Ох ты! – воскликнул Тард. – А что такое гремлин?

– Чудище кошмарное… маленькое, злое, страшное, как вот это, прости господи, оружие.

– А как оно работает?

– Сейчас покажу… Смотрите внимательно… начнем со смены барабанов. Поднимаем вот этот язычок и отодвигаем вперед прикрепленный к нему стержень, до упора… Он высвобождает барабан, который мы сдвигаем в сторону пальцем. Снимаем пустой барабан и ставим на его место снаряженный… Главное, не перепутать, какой стороной насаживать… Позже я покажу вам, как его снаряжать. Вставляем. Задвигаем барабан обратно, закрепляем стержнем, язычок в паз. Вставляем в боек камень силы знака воды, взводим его, сдвигая назад. Всё, «гремлин» готов к стрельбе. Остается только прицелиться через вот эти две штучки и плавно нажать на вот этот крючок.

Юрий прицелился в мишень, что установили в двадцати пяти метрах, прикрытые старыми доспехами, нашедшихся среди металлолома на переплавку, и нажал на крючок.

Бабахнуло отменно.

Гномы, во главе с кузнецом и главой клана с небольшой дружиной, пришедшие на испытания, вообще ребята не пугливые, раз уж на дракона поперли, пусть и от безысходности, но и они отшатнулись и присели.

Тард и вовсе сел на землю, где стоял, с такими огромными глазами, что сова позавидует. Лолт, вскрикнув, выронил оружие, отскочил и начал делать охранные знамения, что-то бормоча, взывая не то к богам, не то к демонам. Лишь Зарлон сохранил самообладание, но сильно побледнел, и левый глаз его отчего-то задергался.

Вообще-то большая часть клана, охраняемая дополнительными пятью сотнями гномьих полукровок, нанятых, кстати, на деньги Юрия, уже находилась в пути под предводительством мага. Эти же пять сотен наемников должны были стать основной ударной силой в отнятии у каменных гоблинов понравившейся горы и близлежащей территории.

Медведев сильно пожалел, что маг уже в пути, так как хотел, чтобы он еще зачаровал его доспех и оружие. Впрочем, маг после изготовления амулетов из чешуи дракона был уже никаким, а времени на восстановление ему требовалось много.

Остались только дюжина кузнецов и подмастерьев, ну это понятно, Юрий их припахал. Глава клана решил также задержаться, когда узнал, что человек изготавливает что-то очень необычное, и захотел увидеть результат в конечном исполнении, а не в виде чертежа. И отговорку нашел логичную, дескать, кузнецов надо будет защищать, когда они будут догонять остальной клан.

Юрий этому был только рад. Просто потому что Дарвл со своей дружиной являлись хорошей охраной ему самому. Места тут дикие, охрана никогда не помешает. Разбойники, бывает, снуют, животные большие и страшные ходют, эльфа эта опять же снова что-то могла учудить. Он ведь ее отпустил, как только добрались до поселка гномов… пинком под зад, пусть и в фигуральном смысле.

Не обращая внимания на реакцию зрителей, Юрий отстрелял оставшиеся четыре заряда. После чего взял винтовку, уже готовую к стрельбе.

– Представляю вашему вниманию винтовку револьверного типа конструкции имени меня любимого ВРМ-6 «чупакабра».

– Шестерка это, понятное дело, количество выстрелов, – сказал чуть отошедший от шока глава клана. – А что такое это твое чупа… кабра?

– Да зверь такой непонятный… то ли он есть, то ли нет, то ли из сопредельной реальности проскакивает, но по слухам, облика жуткого, как вот это то, что я в руках держу, ну и не менее злобный, чем гремлин.

Выдав эти характеристики, Юрий засадил шесть пуль в мишени, установленные на удалении в двести метров.

Финальным аккордом стал взрыв ручной гранаты типа «лимонка», среди ближних мишеней, ранее пораженных пистолетным огнем. Центральная мишень, под которую упала граната, смешно подпрыгнула и отлетела в сторону.

– А это была РГМ-1. Переводится как ручная граната, опять таки конструкции моего имени. Один – первый прототип. Неформальное название… Ну пусть будет «шалун».

С гранатами тоже, кстати, пришлось изрядно повозиться. В суматошных условиях ближнего боя, когда до врагов уже рукой подать, поджигать запал каждый раз зажигалкой, словно в руках безобидная петарда, не дело.

Потому Юрий применил ту же схему с камнями силы. В трубочке на разных концах поместил камешки, к дальнему камню привязав веревочку с кольцом. При резком вытягивании шнура за кольцо камень воды ударял о камень огня, вспыхивала искра и… Нет, ничего не взрывалось у метателя в руках. Искра зажигала шнур-замедлитель, сгоравший во второй трубке в течение стандартных четырех-пяти секунд. И только после этого происходил взрыв. Все просто как дважды два.

Медведев сделал по пять штук, себе и своим товарищам. Плюс учебные. Мало? А зачем много? Тем более что такие рубчатые оболочки для «лимонок» мог сделать любой кузнец, даже человеческий. Только сделай заказ.

– О боги! – воскликнул пораженный до глубины души глава клана Дарвл.

Остальные гномы тоже обступили Юрия плотным кольцом, желая поближе рассмотреть диковинки.

Подбежав к Медведеву, глава клана буквально выхватил винтовку из его рук.

– Какому демону ты продал свою душу ради такого чудо-оружия?!

– Полковнику Кольту, – усмехнулся Юрий, вспомнив поговорку своего мира. – Боги сделали людей, а демон Кольт уравнял их шансы.

– Ты действительно продал душу демону?! – отшатнулся от Юрия Дарвл с ошарашенным взглядом.

Остальные также отпрянули.

– Нет, конечно! – уже откровенно расхохотался Медведев. – Шутка!

– Не шути так…

– И почему сразу демону? Может, меня одарил знаниями бог?!

– Потому что ни один бог не даст людям в руки такое оружие! Это же удивительная мощь!

– Да, мощная штука получилась, – согласился Юрий и добавил: – Похоже, у вашего клана появился еще один секрет. В том числе и от богов.

Дарвл после таких слов поспешил вернуть Юрию винтовку. С богами связываться он не хотел.

– Да ладно тебе! Не убили же меня боги, значит, они не против.

– Хм-м… возможно. Но может, они все же еще не знают или только думают, как с тобой поступить?

– Ну, пока они думают, судят да рядят, пошли кого-нибудь к мишеням, пусть посмотрят, попал я или нет?

– Зачем бегать? И отсюда можно увидеть…

С этими словами Дарвл достал из сумки какую-то доску размером с кухонную разделочную со вставленным матовым стеклом с одной стороны и кристаллом в центре на другой стороне. Нажал на руну, и матовое стекло прояснилось…

Юрий увидел изображение предметов по ту сторону доски. Несколько раз нажав на соседнюю руну, Дарвл добился нужного укрупнения выбранного изображения.

Ближайшая земная аналогия этого магического предмета в технологическом исполнении, пришедшая Юрию в голову, это планшетник «айпад».

– Забавно…

– Вот, – показал он Юрию первую мишень.

Он увидел дырочку внизу «живота». Остальные мишени также оказались поражены, но если бы это были люди, то двое отделались бы легкими ранениями в руку и ногу. Снайперского огня таким оружием, конечно, не добиться, тем более с первого раза.

– Здорово… – сказал Юрий, поражаясь не столько результатам своей стрельбы, сколько этому странному магическому предмету. – А записывать может?

– Что?

– Вот это записывать показываемое изображение может, чтобы потом снова просмотреть или кому-нибудь показать в качестве доказательства?

– Увы, этот нет… только может показать и укрупнить. В темноте тоже через него хорошо смотреть, только изображение черно-белое. Что касается запоминания, то сейчас новые изготовляют. Но стоят они целое состояние! Нашему клану и этот-то по случаю достался… нашли в Пустоши в обгоревшей сумке. Я слышал, есть еще очень большие такие же предметы, так что почти не поднять одному человеку. Только очень богатые люди и гномы могут себе такие позволить… на них можно в увеличенном виде просматривать, то, что записано вот на таких же небольших.

«Забавно, – снова подумал Юрий, – а магический аналог телевизионной системы тут работает? Почему бы и не быть? Разве что никто пока не додумался транслировать одну запись сразу на все “телевизоры” в королевстве. В конце концов, факс есть. Айпад как бинокль и записывающее устройство есть. Телевизор тоже есть. Что еще в этом мире еще есть такого интересного?!»

Тард, Лолт и Зарлон также заинтересовались «планшетником».

«Ладно… не будем о магии, – тем временем подумал Юрий. – Лучше подытожим первые результаты стрельбы. На двухстах метрах из винтовки я гарантированно поражаю мишень размером с человека. Надо бы только еще потренироваться, свыкнуться с оружием, чтобы поменьше “раненых” получалось. Но уже сейчас ясно, что на более дальних дистанциях начнется довольно чувствительный разброс, но для такого кустарного оружия это нормально».

КПД выстрела также оставляло желать лучшего, так как большой процент пороховых газов выходил в зазор между барабаном и стволом. Так что на большую дальность, а значит, и убойность, рассчитывать не приходилось.

У револьвера точность стрельбы, конечно, хуже, но он изначально предназначался для близкого боя с дистанцией до двадцати пяти метров. Дальше это уже для винтовки.

«Теперь я в одиночку мог расправиться с отрядом из сорока пяти человек, – удовлетворенно подумал Юрий, несмотря на все минусы. – Это только с помощью огнестрельного оружия. С убойностью гранат не ясно, если только под ноги не кинуть, но точно ранят всех в радиусе пяти метров. Тоже нормально. Раненый противник уже не противник, а будущий труп. Отныне с таким оружием мне здесь никто не страшен: ни эльфы, ни орки, ни гоблины, ни разбойники, ни дикие звери… вообще никто! Я сам кого хочешь испугаю!»

– Ладно, продолжим обучение… Штаны у всех сухие, никому переодеться не надо?

Гномы засмеялись.

Увидев натянутые улыбки своих друзей и отрицательное мотание головами, Юрий пригласил их на рубеж.

– Давайте. Приступайте к замене барабанов и стреляйте. Мишени прямо перед вами.

– Можно и мне! – попросил Дарвл.

Медведев отдал главе клана свой револьвер и снаряженный барабан, после чего всем объяснил принципы прицеливания. В буквальном смысле на пальцах.

Забухали выстрелы. Как и следовало ожидать, точность, несмотря на все объяснения, не то что хромала на обе ноги… она вообще ползала где-то ниже плинтуса. Стрелки банально пугались выстрелов своих и стреляющих соседей. Разве что гном на пятый раз все же попал в мишень (и то скорее всего случайно), что вызвало целую бурю восторгов его самого и его дружины.

– Это не магический амулет, – напомнил Юрий. – Тут нужно целиться, а не представлять противника, в которого хочешь попасть. Еще раз…

К вечеру, когда все чуть не оглохли, стрелки наконец немного освоились с «гремлинами», поняли и почувствовали, что к чему, и стали попадать в цель. Заодно Юрий научил их снаряжать барабаны.

Заряжая свои барабаны, Юрий подумал, что надо сделать бумажные патроны, чтобы сразу сунул в гнездо и все дела. В бою опять же, в случае если все барабаны расстрелял, легче будет. А то пока бросишь камень огня, засыплешь пороху, забьешь бумажную прокладку и сунешь пулю, сверху чуть запаяв отверстие воском, чтобы не выскочила ненароком (пуля она ведь дура), это же куча времени!

– Так что ты там говорил насчет второго секрета нашего клана? – подошел к Юрию вечером Дарвл.

– Ну, не убивать же мне вас всех ради сохранения секрета производства винтовок и револьверов?

– Э-э… хм-м… Ты с легкостью мог всех нас перебить, – все же признал глава клана, в полной мере оценив потенциал оружия, его дальнобойность и скорострельность. – Нас не спасла бы ни броня, ни магия…

– Но в конце концов вы же мои партнеры, – сказал Юрий, улыбнувшись.

Дарвл тоже выдавил улыбку.

– Но оружие без секрета производства того вещества, что ты называл порохом, бесполезно.

– Увы, этот секрет принадлежит не мне, и дать его вам я не могу. Могу только производить для собственных нужд.

– И кому же принадлежит секрет пороха? Медведев невольно посмеялся и ответил:

– Тем, кто выгнал вас с добычи серы.

Дарвл громко выругался в адрес обидевшего их клана, но потом до него дошло.

– Ага… значит, в составе пороха есть сера? Не зря же ты нашими остатками интересовался.

– Без комментариев, – ответил Юрий, необычайно остро почувствовав, даже правильнее сказать: узнал, что если скажет «да», то ему будет очень плохо. Не умрет, ведь это только один из ингредиентов, но мало не покажется. Ту боль от превращения в медведя и обратно станет вспоминать как приятный, расслабляющий массаж.

Магическая клятва все же страшная штука.

– Ясно…

– Но вы, думаю, сможете купить у них порох или обменяться секретами.

– Ну уж нет!

– Ладно, это ваши дела, как хотите, так и делайте.

Гном кивнул.

– Что, будете еще заниматься изготовлением оружия?

– Да… если боги не воспротивятся, то думаю, оно принесет куда более больший и быстрый доход, чем производство часов. Ведь эти винтовки и револьверы мы сможем начать производить буквально сразу.

– Это верно.

– Так что, заключаем договор? – протянул Дарвл руку.

– Почему бы и нет… Я хочу тридцать процентов от продажной стоимости каждого изделия барабанного типа.

Гном кивнул.

– Справедливо… Но один момент, насчет барабанного типа. Что ты имеешь в виду?

– Все стволы, где будет присутствовать барабан, какие бы изменения вы бы ни внесли.

– Это нечестно…

– Честно! – хмыкнул Юрий. – Я ведь тоже могу внести изменения и кому-то продать как новый продукт. Например, такое: проворот барабана и удар бойка одним нажатием на курок. И ваше ружье сразу становится устаревшим.

– Э-э… да. А чего сразу такое не сделал?

– Мороки много. А так было бы время… но у меня его нет. Счет идет на дни. И вполне возможно, что я уже опоздал…

«И ведь действительно могло такое случиться, – подумал Юрий угрюмо, – портал может открыться в любое время, хоть завтра или… вчера».

– Ладно… договорились…

– Но лучше если вы сначала будете производить оружие попроще. Не барабанный, а затворный…

Юрий объяснил принцип работы такого оружия и его недостатки.

– Зачем делать такие винтовки, если они менее совершенны?

– Как только ружья попадут в продажу, его тут же начнут копировать, не то что гномы и полукровки, но даже люди и ваша монополия быстро сойдет на нет. Когда продажи данного типа винтовок упадут, вы выбросите на рынок барабанный тип винтовок и револьверов, вновь сняв сливки.

– Понял! – кивнул Дарвл.

– Распределение дохода по затворной винтовке то же, что и по барабанной.

– Ладно, – легко согласился гном. – А что производить, когда и барабанные винтовки станут достоянием конкурентов?

– Хм-м… – призадумался над своими действиями Юрий с этической точки зрения. – Не думаю, что подобное оружие вообще стоит производить… Будете заниматься производством часов. Вы должны стать прежде всего кланом часовщиков, а не оружейников.

– Но ты ведь знаешь другие типы оружия?!

– Знаю… – не стал скрывать Юрий. – Но знание это, тем более воплощенное в металле, не принесет в мир радости. Даже эти винтовки, что уже стали известны – зло.

– Зачем же ты их тогда изготовил?

– Чтобы выжить…

Закончив свои приготовления и заключив новый контракт, обговорив все возможные моменты, сделавшие клан Дарвла не только часовым, но и оружейным (хотя Юрий о последнем уже жалел), Медведев отправился в путь искать мага, что поведает ему во всех подробностях о порталах меж мирами и, возможно даже, отправит его обратно.

Сам Дарвл с дружиной и кузнецами отправился догонять свой клан.


Глава 16

Заплатив въездную пошлину, четверка людей вошла в пределы столицы княжества гномьих полукровок. Юрий уже побывал тут месяц назад, когда снимал деньги на оплату работы по производству огнестрела и на нужды клана, а также закупил селитры и прочей химической дряни для производства пороха.

Город гномьих полукровок ему нравился больше, чем человеческий. Во-первых, чистотой. Здесь отсутствовали эти удушающие запахи гнили, кала и мочи. Все благодаря проточной канализации. Если прислушаться, то можно услышать, как под широкими плитами с краю дороги журчит вода, унося все отходы жизнедеятельности прочь. Сама дорога мощена намного более добротно и гораздо более ровными камнями.

Дома тоже аккуратные, что ли, растения в горшках создавали впечатление воздушности, легкости, а не сваленного в кучу камня.

Понятно, что городская стена всем стенам стена. Непробиваемый монолит. В общем, во всем чувствовалась основательность, свойственная гномам, что переняли полукровки.

Что полукровки переняли от людей? Почти все остальное. Тут и там шныряли какие-то мутные типы, попрошайки, воры, проститутки, убийцы… пусть и в меньшем количестве. Юрию эта разница между обществом людей и гномьих полукровок напоминала благополучный запад по сравнению с «человеческой» Россией. Они заселились в гостиницу среднего класса, по серебряному в сутки за номер.

– Зачем так тратиться? – зажадничал Лолт.

– Надо пообщаться с приличными людьми и выяснить обстановку далее на востоке. А то мы уже больше двух месяцев в пути и находимся в полном неведении, что происходит в мире.

– Так это можно было узнать в месте и подешевле…

– Можно. Но еще я не люблю грязь, а также мне нравится хорошая еда, а не сваренные во вчерашнем бульоне помои.

– Ну, вряд ли полукровки так делают… – заметил Зарлон. – Да еще про грязь…

– Все равно. Тем более чего вы над деньгами трясетесь? Все ведь за мой счет.

– И то верно! – обрадовался Лолт.

Сняв два номера, сбросив все вещи и скинув все лишнее с себя, они спустились вниз. Как и везде, вечером в зале за столами, уставленными едой и питьем, находилась куча самого разнообразного народа: люди, полукровки и даже полноценные гномы. Гомон стоял на весь зал.

Присев за свободный столик и сделав заказ, они стали слушать, о чем болтают соседи.

«Интересно, на что я рассчитывал с такой тактикой? Сяду, и кто-то начнет болтать на интересующую меня тему, подробно расписывая, что и где происходит? Где опасно, а где спокойно?» – иронично и с раздражением подумал Юрий, осознав, что в этом многоголосом гаме, то тут, то там разрываемом мощным хохотом, он практически ничего не понимает и не слышит. В конце концов, язык все же не родной, и он просто не успевал с мысленным переводом.

В общем, на ниве пассивного сбора информации его ждал пакостно хихикающий песец.

«Что же делать? – размышлял он, все еще не теряя надежды вызнать что-нибудь самостоятельно. – Подсесть к кому-нибудь и спросить прямо? Ну, тоже вариант… Оплатить разговор бутылкой хорошего вина не проблема».

Он уже начал подыскивать кандидата, в меру пьяного человека или полукровку из купцов, но еще способного соображать и членораздельно изъясняться, когда Зарлон выдал:

– Похоже, у нас на пути назревает хорошая война.

– Хреново… – отозвался скорее своим способностям Юрий. – А с чего ты взял?

– Три соседних королевства заключили между собой союз.

Медведев выглядел полным бараном, потому Зарлон пустился в подробные объяснения.

– Орэй, Стрейдж и Итакия, что пролегает с севера на юг, на севере упираясь к гномам, а на юге гранича с империей, заключили династические союзы. Сын короля королевства Орэй женится на принцессе королевства Стрейдж, а на дочери короля Итакия женится недавно овдовевший король Стрейджа. Даже тебе должно быть понятно, что столько брачных союзов, заключенных за столь короткое время, это не совпадение.

– Понятно… И все это ты услышал, сидя здесь, за полчаса?

Зарлон кивнул и продолжил:

– Кроме того, в данных королевствах выросли цены на продовольствие и железо. Так что местные купцы, торгующие железом, в хорошей прибыли. Вон как раз компания отмечает хорошую сделку.

Купцы действительно зажигали.

– А еще гномы отчего-то активно скупают какую-то селитру… вон те коротышки.

Юрий усмехнулся, он знал ответ. А потом поморщился, вспомнив, что селитру пришлось добывать в пещере, полной дерьма летучих мышей. Гномы уже разворошили все нормальные залежи селитры. Оперативно сработали, нечего сказать.

– Ясно. Армия формирует запасы провианта… из железа куют оружие и доспехи. И чем нам это все грозит? Впрочем, и так ясно, королевства, по сути, в предвоенном состоянии, повсюду ловят лазутчиков противника… особенно на границе, причем обе стороны. А тут мы, все такие красивые, непонятно кто, идем неизвестно откуда, неизвестно куда, при этом никаких документов, рекомендательных писем и нас опознать никто не сможет…

Зарлон снова кивнул.

– Блин… А обойти этот бардак можно?

– Все можно, – кивнул Зарлон. – Можно пройти по землям гномов…

– Смешная шутка, – невесело усмехнулся Юрий, зная, как относятся гномы к путешественникам по своим горам. – Дальше, юморист…

– Можно пройти по пустошам и вернуться в герцогство Рэйстор. И из него уже попасть в империю. Хотя не удивлюсь, если и наше герцогство тоже присоединилось к трем королевствам, и тогда на границе будет та же ловля лазутчиков. В этом случае придется идти еще дальше.

Медведев вызвал в памяти карту государств, просмотрел все обходные пути, перевел в дни и мысленно грязно выругался. Куда ни кинь… всюду белый пушной зверек подсуетился, типа мины положил пахучие.

– Лучше уж напрямки…

– Короткая дорога не всегда самая быстрая, – глубокомысленно заметил Лолт.

– Тут ты прав… философ деревенский. В моем мире говорят: тише едешь – дальше будешь. Особенно если мы угодим в застенки, где нас скорее всего скормят крысам.

– Так что делать-то будем? – не вытерпев, спросил Тард.

– Будем благоразумны и пойдем длинной дорогой. Через пустоши в Рэйстор. К демонам все местные заморочки.

– А почему не войти в империю из пустошей? – спросил парень. – Она же с ней граничит.

– Там тоже ищут лазутчиков, – ответил Зарлон. – Даже наверное, еще более активно, чем на границе с королевствами. Поскольку эта территория империи, буквально жалкая полоска, зажата в тисках между Итакией и Рэйстором.

– Можно подумать, нами в Рэйсторе не заинтересуются?

– Ну, во-первых, мы все же местные там, – заметил уже Лолт. – В случае чего справки быстро наведут… кроме касательно Юрия… А во-вторых, у нас магов мало, так что проскочить гораздо легче. А в королевствах, тем более в империи, они прямо-таки кишат.

* * *

После доброго ужина и пары кружек пива Юрий разомлел и его потянуло в сон. Все-таки дорога нелегкая, да и путь им предстоит непростой, особенно когда вновь предстоит пройти по Пустоши. Пусть немного, чтобы обогнуть границу империи, но все равно пустошь она и есть пустошь. Пусто там.

– Господин желает развлечься? – повисла на руке Медведева какая-то девка.

Надо сказать, очень симпатичная, гномьей крови в ней явно не много, так что фигурка и все прочее было в его вкусе. Даже действительно на мгновение Юрию захотелось провести вечер приятно, тем более он даже считать не хотел, сколько времени провел без женского общества, то в рабстве, то постоянно мотаясь по землям гоблинов и пустошам. Все как-то не до развлечений подобного рода.

Но сейчас он действительно жутко устал и вряд ли смог бы показать класс.

– Господин хочет спать…

– Недорого… всего серебряный, – не желала терять заработок девица.

– Я дам тебе серебряный, но только отстань и другим подружкам скажи, что я не в настроении.

Юрий действительно достал из кошеля серебряный и отдал гулящей девке. Наверное, этим он допустил ошибку, потому как, видя его щедрость, не свойственную местным жителям (гномьим полукровкам, что за медяк удавятся!), да и людям тоже, она прилипла к нему еще сильнее.

– Если господин сильно устал, то есть средства взбодриться… совсем недорого.

– Не нужно. Лучшее средство от усталости – хороший сон.

Женщина с каким-то странным выражением лица наконец отлипла от него, ничего не видящего дальше своего носа и не желавшего ничего, кроме мягкой кровати. Медведев, не заморачиваясь лишними вопросами, смог наконец подняться к себе в номер, где тут же, едва раздевшись, завалился спать.

Его товарищи спать не торопились, видимо, решили все же воспользоваться услугами доступных за плату женщин.

«Ну да ладно, это их дело… – подумал он и уже в полудреме мысленно себе пообещал, что в качестве наказания не даст им в пути ни одной поблажки, если завтра они начнут падать с лошадей от упадка сил. – У меня время поджимает».

Надо сказать, что в последнее время Юрий из-за неясной ситуации со временем стал каким-то нервозным, что ли. До открытой раздражительности и тем более грубости по поводу и без, как случалось в землях гоблинов, было еще далеко, но на нервы все время давил этот проклятый вопрос: «есть у меня еще время, или же я безнадежно опоздал, и прокол меж мирами уже произошел?»

Это прямо-таки убивало осознанием того, что сестру могут убить.

«Чертов вундеркинд, – мысленно ворчал Медведев. – Чертов папаша вундеркинда. Чертов портал и чертов мир…»

– Ну и куда, спрашивается, делся сон?! – уже вслух проворчал он. – Валился же с ног! Проклятье…

Медведев раздраженно перевернулся на спину и уставился в потолок.

– Все дело в воздухе… Здесь у меня в комнате он намного свежее и прочистил мозг от углекислоты, что я надышался внизу. И что теперь делать? В самом деле девку звать? Нет. Нужно спать. Завтра действительно придется проделать длинный путь, и чем больше удастся пройти, тем лучше.

«А что касается того, произошел прокол меж мирами или нет, то тут, наверное, можно навести справк, – снова мысленно размышлял он. – Как? Да очень просто: узнать, не появлялся ли человек в странной одежде, не говорящий на местном языке. Ведь Игорь Семенович обещал послать очередного подневольного добровольца в качестве спасателя, если его сын не появится в первый момент открытия портала, или я сам с тем, что осталось от его сына. Шансов добраться до герцогства у новичка больше. Я ведь по своем прибытии хорошо их проредил, потом еще с наемниками повеселился. Так что если не попадется по-глупому, выйдет. Другое дело, что новичок мог пойти на юг в степь к оркам. Мог пойти на запад в пустоши, а еще хуже – на восток к эльфам».

– И здесь засада. Всего один шанс из четырех. Впрочем, если он пошел на запад, то мог столкнуться с гномами Дарвла. Надо будет с ним пообщаться на эту тему при первой же возможности.

«А вот по остальным двум направлениям… – подумал Юрий разочарованно, ведь возможностей их проверить у него нет. – Впрочем, с эльфами можно поговорить. Поймать кого-нибудь и отдать за выкуп в виде информации о чужаке. Все равно у меня с ними отношения хуже некуда. Так что еще одним печальным эпизодом меньше, одним больше, значения не имеет. Эльфа бы поймать. Они ведь тоже на дороге не валяются. Вопрос только в том, как проверить подлинность сказанного? Магической клятвой? Тоже можно. Что ж, теоретически без прикрытия осталось южное орочье направление. Но тут уж как судьба распорядится».

– Вундеркинд, кстати, тоже мог к оркам попасть. Совсем маленький шанс, но мог. И как мне прикажете его там в степи искать? Тоже черепа по всей бескрайней прерии собирать?!

Юрий буквально зарычал от такой перспективы.

– Твою мать!!!

Сон от этих мыслей совсем испарился.

– Лучше бы уж я действительно девку для утехи снял! Устал бы с ней и отрубился к чертям собачьим, как сурок!

Почувствовав, что заводится, ненависть вновь вспыхнула в нем, как спичка, что тут же дало о себе знать позывом к обращению, а значит, нестерпимой болью во всем теле, он попытался успокоиться. Потому как если он сейчас обернется, то разломает тут все к демонам, а потом на двое суток выпадет из реальности. Юрию это, естественно, не улыбалось. Черт с этими деньгами, что придется выплатить на возмещение ущерба, он время потеряет! А оно дороже всяких денег! Особенно если его после буйства в клетку посадят, как невменяемого оборотня. А это смерть!!! Наденут ошейник, а снимут его, только предварительно отчекрыжив голову!

Еще минут пять Юрий промаялся, борясь с самим собой, сев, как Будда, в позе медитации, и ровно дышал, мысленно читая разные стишки на отвлеченные темы.

– Вроде успокоился. Ф-фу-х… Всё, надо спать. Спать и еще раз спать.

Медведев лег и укрылся одеялом с твердым намерением не открывать глаз, пока не уснет. Но стоило ему только смежить веки, как дверь, чуть скрипнув, начала медленно открываться.

Юрий хотел было сказать Зарлону, чтобы не таился и входил нормально, так как все равно не спит, но тут его напрягла излишняя темнота в коридоре.

«Почему так темно? – подумал он. – Там же как минимум три лампы гореть должно. Погасли сразу три? Ну ладно одна, ну пусть даже две, значит, какой-то свет, но быть обязан».

В совпадения Юрий уже давно не верил, потому резко сверзился с кровати, быстро выхватывая револьвер.

Падение на пол тела спустило пружину дальнейших стремительных действий как противника, так и Юрия.

Входящий, осознав, что раскрыт, вскинул вперед руку, Медведев машинально отметил, что амулетов на ней нет, значит, сей фрукт есть маг, и с руки в этот момент сорвался сгусток огня, буквально испепеливший кровать.

«Проклятье! – взревел Юрий в мыслях. – Боек еще нужно оснастить камнем воды!!!»

Ну не ждал он нападения в гостинице, никак не ждал, потому разрядил его от греха подальше. Благо что камешек этот находится в дырочке рукояти, и поставить его дело двух секунд. Но и эти две секунды показались ему вечностью, ведь в следующий момент его могли испепелить уже на полу. Спрятаться от нового удара здесь негде.

Но на счастье Юрия, магия дело тоже не мгновенное, даже для сильных и опытных. Для нового удара магу нужно подготовиться или на крайняк достать боевой амулет, что тоже не быстро, особенно если он рассчитывал закончить все одним мощным внезапным ударом.

Медведев успел быстрее. Взвел боек, вставил в него камень воды и нажал на курок. Грохнуло оглушительно, все заволокло пороховым дымом, усугубив и без того плохую видимость от источающих дым постельного белья и матраса, но он все же понял, что промахнулся. Даже не ранил.

Маг не стал ждать, пока Юрий в его башке сделает дырку, вынеся мозги наружу, и, пригнувшись, бросился бежать.

Юрий было дернулся следом, чтобы всадить ему в спину остаток барабана, но быстро передумал. Защиты на нем никакой нет, тем более магической, так что лучше не подставляться под очередной файербол. Зажарят еще.

В гостинице начался жуткий переполох, а Медведев уже спокойно затушил все еще тлеющую кровать водой из кувшина и открыл окно, чтобы проветрить комнату.

* * *

Прибежал разбираться хозяин гостиницы и друзья Юрия с оружием наготове.

– О боги! Что здесь произошло?! – схватив себя за рыжую бороду, воскликнул коренастый гномий полукровка.

– На меня напали…

– Кто?

– Не знаю…

– Я попрошу вас покинуть мою гостиницу.

– Еще чего! – влез в разговор Зарлон. – За комнаты заплачено…

– Но вы подвергаете мое имущество и жизни моих постояльцев опасности! Не говоря уже о том, что страдает моя репутация, раз в моей гостинице творится такое безобразие!

– Но разве мы в этом виноваты?!

– Да! На вас ведь нападают, и вы наверняка знали, что на вас могут напасть! Посему прошу заплатить за порчу имущества!

– Да заплачу я, только заткнись… – отмахнулся Медведев.

Порывшись в кошелке, он бросил хозяину пару бронзовых монет.

– И не говори, что этого мало.

Полукровка, наверное, так и хотел сделать, но увидев злобный взгляд Юрия и не менее хмурые взгляды его товарищей, передумал.

Довольно оперативно прибыла городская стража.

– Что здесь произошло? – начал стражник-коротышка, видать, почти гном.

– На меня напали, – начал Юрий снова.

– Применялась магия?

– Да.

– Вам придется пройти с нами.

Делать нечего, с властями лучше не спорить, и на радость хозяина гостиницы, его заведение им все-таки пришлось покинуть.

Вещи четверки в управе внимательно осмотрели и оценили богатство. Чего только амулеты из драконьей чешуи стоят, тем более в таком количестве! А уж как их заинтересовало огнестрельное оружие!

– Что это? – спросил глава городской стражи уже утром. Никто его посреди ночи будить не стал ради какого-то неудавшегося покушения.

– Магические амулеты, – не стал вдаваться в подробности Юрий.

– Какие странные… и как они работают?

– Секрет.

Глава стражи пожевал губами, но настаивать не стал. В конце концов, задержанные пострадавшая сторона, а не обвиняемые.

– И все-таки кто на вас напал, да еще с применением магии?

– Не знаю. Лица не видел. Темно было, и он капюшон носил.

– Это был маг или использовался амулет?

– Не знаю. Наверное, амулет, – решил соврать Юрий и начал придумывать дальше: – Видимо, кто-то узнал про наше богатство и решил его позаимствовать.

– Похоже на то… Но тут слишком много нестыковок и их надо прояснить…

– Господин главный стражник, вот найдете того, кто на меня напал, и будете с ним все прояснять. Я же очень спешу, время – деньги, понимаете ли. Каждый день задержки для меня потеря в деньгах. Кто мне их возместит? Уж точно не злодей. Тем более его еще поймать надо.

– А кто вы собственно такие? На купцов вы точно не похожи.

– Охотники мы. Из Пустоши. Сезон вот-вот начнется, и мы хотели бы отправиться пораньше, дабы опередить конкурентов.

– Понятно. Что ж, если хотите разобраться по-быстрому, то могу предложить записать все на пергамент правды и…

– Что еще за пергамент правды? – вырвалось у Медведева.

Глава стражи удивился.

– Вы не знаете про пергамент правды?

– Никогда с ним не сталкивался. Я из глухих мест, там много о чем не знают…

– Странно… В общем, пергамент правды что-то вроде договора, только там нельзя не только лгать, но и разглашать секреты, а здесь просто проверим правдивость слов. Соврете, будет очень больно, это в качестве наказания за ложь, ну и пергамент покраснеет. От стыда…

Главный стражник засмеялся.

– И за чей счет сей документ?

– За ваш, конечно.

– И сколько стоит?

– Один золотой.

– Однако…

– Нет так уж и дорого для того, кто спешит и теряет деньги.

– Не дорого. Тем не менее тратиться впустую я не намерен. Но готов заплатить за сей пергамент… пять золотых.

– Зачем такие расходы, если можно?

– Чтобы не сболтнуть лишние секреты. Кроме того, мне такой пергамент действительно может пригодиться, потому я его действительно хочу заполучить, чтобы проверять информаторов на правдивость продаваемых ими сведений.

Главный стражник призадумался. А Юрий уже знал, что такая сделка ему по душе, если не сказать больше. У полукровок свои недостатки. Гномья жадность и человеческая продажность в итоге сделали свое дело, и стражник протянул Юрию пергамент, а он отсчитал ему пять золотых.

Так что расстались они довольные друг другом. Чуть ли не лучшими друзьями. Коррупция. Иногда она все же во благо.

«Теперь осталось поймать эльфа, – подумал Юрий. – Еще лучше, если это будет тот самый киллер».

Впрочем, он сомневался, что маг хотел его именно убить.

«Боевое заклинание он держал на всякий случай. – размышлял Юрий. – Скорее всего, эльфам я нужен живым, чтобы выпотрошить меня на информацию, а потом физически, чтобы своими страданиями ответил за смерть того мага в пыточной избе. Да и второго тоже, коему я, будучи медведем, оторвал башку».

Не выспавшиеся, квелые друзья выехали из города, хотя если по уму, то следовало задержаться еще на денек. Все равно в таком состоянии далеко не уехать. Но оставаться Медведев не решился. А ну как эльфы в своей неуемной жажде мести опять чего сотворят, подставят в конце концов по-крупному, и тут уже пятью золотыми не отделаешься.

К черту всё.

* * *

– Не страшно со мной ехать после ночного происшествия? – поинтересовался Юрий с усмешкой, едва они выехали из города.

– Боязно, конечно, – не стал отрицать Лолт. – Но с другой стороны, у нас столько амулетов всяких, и защитных и боевых, да таких мощных, что на страх можно плюнуть. Тем более что после ночного нападения мы готовы к прочим неприятностям.

– Ну смотрите, – усмехнулся он. – Приготовьтесь только, чтобы все под рукой было. Вряд ли от нас отстанут.

– Мы готовы, – заверил Зарлон. – Что мы, совсем без понятия, что ли?

Юрий тоже подготовился, все оружие зарядил, вставил камни воды в бойки, сами бойки оттянул и застопорил предохранителем. Осталось только сдвинуть его в сторону и нажать на курок. «Шалуны» в карманах сюртука. Амулеты тоже под рукой: защитные на шее висят, остальные в карманах штанов: боевые – в правом, лечебные – в левом. «Гремлин» из кобуры выходит легко, «чупакабра» из чехла, притороченного впереди седла по правой стороне, тоже выхватывается без проблем.

Осталось дождаться врагов и изрешетить их в дуршлаг. Но они пока не спешили показываться. Может, ждали вечера.

А вообще Медведева предстоящее нападение жутко нервировало, и осознание того, что предупрежден, значит, вооружен, его совершенно не успокаивало. В жизни не все так просто… и предупрежденного вооруженного могли убить. Защиты на все случая жизни нет.

– Сворачиваем в ближайшую деревню, – сказал Юрий, уже начиная клевать носом, того и гляди сверзится с лошади.

Его спутники выглядели не лучше и согласно, даже с радостью кивнули головами.

Неожиданно сугробы по обе стороны дороги, спереди и сзади взорвались, и четверка оказалась в полном окружении.

Юрий едва успел пригнуться, одновременно пытаясь удержаться на шарахнувшейся в сторону от страха лошади, и пропустил болт, летящий ему в грудь, над собой, лишь по наплечнику чуть чиркнуло.

Лошадь от крика нападавшего встала на дыбы и сбросила-таки Юрия на землю. Удар получился хороший, левую руку отсушило вмиг.

Его товарищи тоже оказались на земле. Лолт кричал, придавленный убитой лошадью, Тард с болтом в плече выл от боли, ничего не соображая, лишь Зарлон, как опытный боец, оказался дееспособен и по привычке вытаскивал меч, готовый сразиться хоть с демоном.

– Гранаты! – крикнул ему Юрий, сам выхватывая револьвер.

Зарлон кивнул и потянулся к кармашкам на поясе, где у всех членов отряда были пристроены эти метательные взрывающиеся заряды.

Разбойники, разрядив арбалеты, взялись за боевые амулеты, и в четверку полетели огненные шары и молнии. Заполыхала магическая защита. Чешуйка, принявшая на себя первые магические удары, стала трещать, покрываться бороздами трещин и быстро обугливаться, грозя вот-вот рассыпаться в прах.

Нападавшие, ничего не боясь, атаковали стоя, практически в полный рост, видимо, помимо боевых амулетов у них имелся еще ворох всяких защитных. Простые разбойники таким богатством похвастаться не могут. Впрочем, Юрий уже давно понял, что они наняты конкретно для нападения на них и соответствующим образом вооружены и защищены, то есть по высшему разряду.

«Впрочем, от моих пуль им не защититься», – мстительно подумал Медведев, прицеливаясь и нажимая на курок.

Первый разбойник, получив свинцовый посланец точно в грудь, рухнул в снег. Прозвучало еще четыре выстрела, и ни одна пуля не пропала даром.

Начали громыхать взрывы. Зарлон не поскупился и бросил все пять своих гранат, убив только одного. Враги, видя, что к ним что-то летит, не ждали непонятно чего и стремились оказаться подальше. Лишь один чтото сплоховал, за что и поплатился.

Четверо, получив осколочные ранения, перепугавшись до полусмерти, бросились наутек. Но по снегу быстро не побегаешь.

– Добей их…

Зарлон кивнул и достал револьвер.

Пятью выстрелами ему удалось завалить еще одного. Двоих легко ранил, и они продолжили улепетывать. В экстренной ситуации результативность стрельбы даже такого привычного к бою человека, как Зарлон, получилась не ахти.

Юрий, сплюнув, взял револьвер выбравшегося наконец из-под лошади Лолта. Сдвинул предохранитель и добил остальных, тоже один раз промазав, когда убегавший споткнулся и упал.

Тард перестал кричать. Не то от шока, не то просто потеряв сознание. Им занялись Лолт и Зарлон.

Болт засел глубоко, и, вместо того чтобы вытаскивать его обратно, Зарлон со всей силы, резко навалившись, продавил его дальше в плоть, добившись выхода наконечника из спины. Очнувшийся Тард снова заорал как резаный.

– Тихо, малец, сейчас все будет хорошо…

Зарлон обломал наконечник, проверив древко, и, обломав его спереди, резким движением вытащил деревяшку из раны. Кровь хлынула потоком.

Вдвоем они быстро избавили его от пробитой брони, продырявленной и напитавшейся кровью одежды.

Лолт взялся за целебный амулет из той же драконьей чешуи. Окунув его в кровь раненого, нажал на руну, и появилось багровое свечение. Лолт заставлял амулет действовать до тех пор, пока он не рассыпался в руках.

После чего стер кровь, и вместо кровоточащей дыры показался свежий шрам.