Лэйси Уэтерфорд - Страсть

Страсть (пер. Народный перевод)   (скачать) - Лэйси Уэтерфорд

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения и не распространять его на зарубежных сайтах. Спасибо.


Лэйси Уэтерфорд

Страсть



Автор: Лэйси Уэтерфорд

Книга: «Страсть», 2015

Серия: «Страсть» #1

Оригинальное

название

:

Crush

(

Crush

#1)

by

Lacey

Weatherford

, 2012

Перевод: Юлия Иванова, Ксюша Луценко, Эллина Гусева

Редактирование: Анастасия Несмиян, Екатерина Барсагян, Мария Кирдяшева

Бета-вычитка: Инна Тихонцева

Русификация обложки: Евгения Гусева

Переведено для группы: http://vk.com/dream_real_team

Любое распространение и копирование без ссылки

на переводчика и группу ЗАПРЕЩЕНО!


Аннотация


У Кэми Уимберли есть план, и этот план не включает парней особенно Хантера Уайлдера, неважно, насколько он красив и харизматичен. Она красивая выпускница, талантливая, получает хорошие оценки и мечтает поступить в колледж, чтобы стать театральным режиссером. Все прекрасно.


Хантер Уайлдер не хочет девушку сейчас это лишь усложнит его жизнь. Тем более он не хочет эту девчонку, Мисс Паиньку, только почему он не может оторвать свой взгляд от нее? Он пытается держаться от нее подальше, но судьба все же продолжает сталкивать их вместе. Вскоре всем становится ясно, что они разрушительны друг для друга.


Начинают лететь искры, а Хантер погружается все глубже и глубже в горячую воду. Вскоре он выбирается, чтобы оградить Кэми от своей темной тайны той, которая может уничтожить их отношения.


Пролог


Кэми


Это было волшебно. Мы танцевали и раскачивались под музыку, а искусственный снег падал на нас сверху, ловя блестки от огромного серебряного диско-шара, мерцающего на весь спортзал.

Несмотря на снежную тему Зимнего бала, комната была раскаленной от возбужденных тел, но никто, включая меня, не обращал на это внимание. Это было прекрасно, и я наслаждалась этой вечеринкой с Клэем, моим самым лучшим другом во всем мире.

Справа от меня было какое-то волнение — повернувшись, я увидела Джордана Хенли, идущего ко мне, покачиваясь. Моей первой мыслью было: «Что ему намешали в пунш?» Он резко качнулся вперед и упал возле меня.

— Кэми, помоги мне. Пожалуйста! — Он сказал это отчаянно звучащим шёпотом, плюя на меня.

— Убирайся от неё! — завопил от отвращения Клэй, отталкивая его. Джордан вырубился — его голова ударилась об пол с громким стуком, создавая вибрацию у моих ног. Мой громкий, ужасный вопль пронзил воздух.

Все танцующие остановились и стали рассеянно озираться на крик, образовывая широкий круг вокруг дергающегося парня в центре. Я замерла на месте, пока Клэй не схватил меня, дёрнув назад. Учителя бросились вперёд, проталкиваясь через толпу и пытаясь понять, что случилось со школьной футбольной звездой.

У него пошла пена изо рта, а глаза закатились вверх.

— Кто-нибудь помогите ему! — хрипло завопила я.

— Вызывайте скорую! — выкрикнул один из учителей, и несколько студентов одновременно достали свои телефоны. Джордан вдруг забулькал и подавился, перестав двигаться.

Учитель, мистер Руссо, приклонив голову ко рту Джордана, затем быстро выпрямился и проверил пульс.

— Уберите этих детей отсюда! — приказал он остальным преподавателям, расстегивая кнопки на рубашке Джордана. Несколько девочек начали плакать, когда он положил руки на грудь Джордана и начал делать непрямой массаж сердца... Но даже я поняла, что было слишком поздно. Джордан Хенли был уже мертв.



Глава 1


Кэми


Три месяца спустя.


— Может кто-нибудь объяснить постановку запятых в этом предложении? — Миссис Стёрт постучала по доске старомодной указкой и посмотрела поверх своих маленьких очков в золотой проволочной оправе. Она провела рукой по своей седой французской косе и посмотрела на класс, высматривая добровольцев. Я подняла руку, и она, улыбаясь, перевела на меня взгляд.

— Кто-нибудь, кроме мисс Уимберли? — спросила она. Я быстро опустила руку, случайно задев край груды папок, лежавшей у меня на парте. Три из них раскрылись, и повсюду разлетелись бумаги. В гробовой тишине класса послышались смешки. Мое лицо покраснело от смущения, и я опустилась на колени, поспешно пытаясь собрать беспорядок.

— Внимание! Пожалуйста! — прогремела миссис Стёрт, заставляя всех смотреть на нее. — Мистер Уайлдер, пожалуйста, помогите Кэми собрать ее вещи.

Я издала внутренний стон. Только не Хантер. Я и так сильно унизилась. Все было довольно плохо, так как все ученики были рассажены в алфавитном порядке, и мы сидели рядом, потому что компьютер каким-то образом поставил четыре из семи моих уроков совместно с ним. Он перевелся несколько недель назад и в настоящее время считается самым горячим и крутым тусовщиком в школе. И, несмотря на наши абсолютно разные социальные статусы, его считают королем правонарушителей, а меня — примерной девочкой. Я поняла, что влюбилась в него, и лучшее, что я могла сделать, — это скрывать свои чувства ото всех ... Особенно от него.

— Это был очень элегантный трюк, Кэми, — прошептал Хантер. Он наклонился и начал собирать документы вместе со мной. — Не думал, что листы могут так летать. Ты прошла специальное обучение? — Он посмотрел на доску, где Миссис Стёрт продолжала вести урок. — Жаль, что это не работает.

— Что? — Я раздраженно вздохнула, пытаясь понять, что он имел в виду. Он сверкнул яркой улыбкой, и сначала мой взгляд остановился на идеальных белых зубах, а затем на восхитительно пухлых губах. Уверена, Хантер хорошо целуется. Я моргнула. Вау! Откуда это взялось?

—Ты хочешь сказать, что весь этот взрыв папок был действительно несчастным случаем? — спросил он. Я резко переключила внимание от его рта на пол и свое задание. — А я подумал, что ты просто пыталась спасти весь остальной класс от ответа на вопрос, — продолжил он. Я остановилась, чтобы посмотреть на него.

— Правда? Ты так подумал? — Он наклонился ко мне, чтобы достать несколько листов из-под парты, и я уловила запах его охлаждающего лосьона после бритья, смешанного со слабым запахом сигарет.

— Нет. — Он тихо засмеялся, и прядь его черных волос упала на загорелый лоб. Он выпрямился и протянул мне бумаги. — Я просто хотел, чтобы ты не чувствовала себя столь униженной. — Он подмигнул, я заметила цвет его глаз. Шоколадный с карамельными крапинками. Я никогда еще не была так близко к его лицу.

— Оу… — Я вдруг почувствовала себя неловко под его изучающим взглядом. — Спасибо ... Наверное. — Его улыбка стала еще шире.

— Обращайся. Возможно, я здесь не так и давно, но я достаточно долго пробыл в твоих классах, чтобы успеть привязаться.

— Серьезно? — Я начала скреплять папку, чтобы не смотреть на его лицо или на его плотную, черную футболку, облегающую идеально накаченное тело. Это преступление — иметь такое шикарное тело ученику старшей школы. Кроме того, я была уверена, что он просто смеётся надо мной.

— Да. Не заняло много времени, чтобы понять, что ты, возможно, самая милая, умненькая и прилежная девчонка в школе и определенно любимица всех учителей. Ты всегда внимательна и серьезно выполняешь все задания, как послушный ученик. — Он покачал головой и продолжил: — Маленькая Мисс Паинька. Чем ты занимаешься вне класса? Я никогда не встречал тебя. Бьюсь об заклад, ты никогда не была на вечеринке, не так ли? Я просто не могу представить тебя, отвисающую с друзьями. — Он определенно дразнил меня — и это сработало.

— Конечно, я веселюсь, — пробубнила я себе под нос, не понимая, почему велась на провокацию. — Моя мама организовывала классные вечеринки, и я провожу всё свое время с лучшим другом Клэем.

— Не думаю, что дни рождения считаются. Клэй? Еще один ботаник около тебя — маленький защитник и всё такое. Но кто-то сказал мне, что у него есть девушка. — Он негромко фыркнул. — В это трудно поверить.

— Поторопитесь, вы двое, — прикрикнула миссис Стёрт и снова развернулась к доске. Я скрепила все бумаги в папке.

— Спасибо за помощь, хотя ты был не обязан. — Я села на место, чувствуя раздражение. Хантер скользнул со мной рядом и, немного ссутулившись, вытянулся в проходе. Я могла сказать, что он все еще пялился на меня, поэтому я смотрела прямо перед собой, игнорируя его. Какой паршивец.

— Для следующего задания вам понадобится партнер, пожалуйста, разбейтесь на пары, — сказала Миссис Стёрт и начала раздавать работы. Поднялся шум, и все поспешили найти себе желаемого партнера. Прежде чем я успела что-либо сделать, Хантер сел на стул рядом со мной.

— Эй, дружище. — Он улыбался мне.

Я распахнула глаза.

— Вернулся мне надоедать? — пробубнила я. Он удивился.

— Что ты имеешь в виду?

— Разве не это ты делал минуту назад? Называя меня ботаником и обсуждая отсутствие моей общественной жизни?

— А ты об этом подумала? — Хантер наклонился вперед, сложив руки на столе, и уставился на меня. Я не ответила. Он был так близко, и меня пугало, что сейчас он видел меня насквозь. И это сильно смущало. Миссис Стёрт остановилась у нашей парты, вручила листок и отошла к началу класса.

— Как вы видите, несколько абзацев. Во всех, кроме одного, есть пунктуационные ошибки, когда найдёте его — обведите. Вы должны вслух прочитать их друг другу. На пропусках под абзацами напишите, как, по-вашему, они должны писаться правильно. В верхнем углу напишите свои имена, вы должны успеть сдать листы до звонка. Можете начинать.

Хантер схватил листок и написал свое имя, прежде чем подать его мне.

— Я рад, что выбрал тебя в качестве своего партера. Может быть, хоть на этот раз я получу хорошую оценку.

— Почему? Потому что я буду делать всю работу? — прошипела я. Я знала таких, как он. Они используют вас до тех пор, пока не получат то, что хотят, затем оставляют одного. Черта с два, я не позволю себя так одурачить. Он с озорством взглянул на меня.

— Я сделал что-то, что разозлило тебя? Ты кажешься взбешенной.

— Не бери в голову. — Я взяла листок и начала читать, но он протянул руку и опустил его на парту.

— Что не так?

— Ничего. — Я не смотрела на него. Я и сама не понимала, почему была расстроена. Меня не должно волновать, что какой-то идиот назвал меня ботаником. У нас ничего бы не получилось, даже если бы он этого не сделал. Я была уверена, что он пробовал алкоголь и наркотики только потому, что его друзья уже сделали это. Пару раз я видела, как он курил на стоянке, пряча сигарету в руке, чтоб никто не заметил, и всегда удивлялась, почему ученики этой школы настолько тупы, что продолжали употреблять после передозировки Джордана Хенли три месяца назад. Вы думаете, они чему-нибудь научились? Нет же, они продолжают саморазрушение как ни в чем не бывало.

— Может, мы уже начнем выполнять задание? — Я указала на работу. Хантер наклонился ниже и сложил руки на столе, пока я читала первый абзац. — Хорошо, как ты думаешь, где здесь ошибка? — спросила я, не желая говорить правильный ответ сразу.

Он указал на место.

— Вот здесь, мне кажется.

Вот черт. Он был прав. Я написала ответ карандашом.

— Мне говорили, ты певица. И что у тебя красивый тембр голоса. Это круто, кстати. Я слышал, ты довольно хороша. Думала когда-нибудь заниматься этим профессионально?

— Чт… — Я не смогла закончить фразу, его комментарий застал меня врасплох. Я замешкалась, подбирая слова. — Где ты слышал это? — Я сузила глаза. — Ты расспрашивал обо мне?

Он засмеялся.

— Конечно. Парни всегда говорят друг с другом о красивых девчонках со школы. — Он ударил меня в плечо, вроде как по-дружески. Я широко открыла рот, чувствуя себя рыбой. Я была ошеломлена, не в силах поверить в то, что он сейчас сказал. — Я как будто попал на передачу «Кто горяч, а кто нет»1, когда перевелся сюда, — добавил он. — Социальная пирамида и все такое.

Из меня как будто весь воздух выкачали, когда я поняла, что он имеет в виду.

— Да, уверена, тебе с радостью рассказали, что я из категории «нет». По факту, я представляю себя, возглавляющую эту категорию.

Он в непонимании поднял бровь, и я опять, второй раз за сегодня, засмотрелась на его цвет глаз.

— Ты шутишь, да? Не думаю, что есть хотя бы один парень, у кого ты в списке «нет».

— Тогда, пожалуйста, просвети меня, в какой список мне посчастливилось попасть. Это так приятно, когда тебя сортируют как неодушевленный предмет.

Он проигнорировал мое замечание.

— Я так понял, что ты в списке недосягаемых. Парни думают, что ты слишком хороша для них, и даже не пытаются.

— Не могу себе представить, почему кто-то может так считать. Я никогда не вела себя как-то по-особому.

Он пожал плечами.

— Должно быть, твоя позиция Паиньки повлияла на них.

— Прекрати называть меня так.

— Почему? Мне нравится. Думаю, теперь я всегда буду звать тебя так, — ухмыльнулся он.

— Ты так бесишь всех, кого знаешь? — Я свирепо уставилась на него. Он засмеялся достаточно громко, чтобы Миссис Стёрт посмотрела на нас недовольным взглядом.

— По большей части, да.

Он взял листок и начал читать следующий абзац. Мы по очереди стали вписывать знаки препинания. Хантер допустил пару ошибок, и мне пришлось объяснять ему правила. Я прикусила ластик на конце моего карандаша и быстро просмотрела следующий абзац.

— Я думаю, это правильный. Хочешь прочесть перед тем, как обвести?

— Нет, я тебе доверяю, — сказал он, отстранившись. — Какие планы на выходные?

Я застыла, беспокоясь, что наш разговор может кто-нибудь услышать.

— В субботу мой папа с его джаз-бэндом выступает на благотворительном ужине. Возможно, я присоединюсь. А что?

— Твой отец играет в группе? — спросил он.

— Да, моя мама руководитель хора в Западном Университете Нью-Мехико, а папа в группе. Они всегда организовывают концерты вместе. Это была их мечта — найти такую работу как сейчас. Я принимала участие во всех их концертах и мюзиклах с тех пор, как мы переехали сюда, когда была маленькой.

— Правда? Это интересно. И где ты жила раньше? — Он выглядел по-настоящему заинтересованным.

— Тусон, Аризона.

На секунду он замер в шоке перед тем, как засмеяться

— Как тесен мир. И я оттуда. Значит, ты знаешь, как болезненно переезжать в такую глухомань, как Коппер Сити.

Я кивнула.

— Ну да. Конечно, я не так уж хорошо помню Тусон. Мы переехали, когда мне было пять. Здесь не так уж плохо, когда привыкаешь. Здесь есть довольно много интересных занятий: ты можешь посетить музей, проверяя местные произведения искусства, или прокатиться, чтобы увидеть некоторые из индийских руин и шахт в... — Я замолчала, увидев его испуганный вид. — Да, Коппер Сити определенно не твое.

Он со вздохом откинулся на спинку кресла.

— Я знаю. Моя жизнь кончена.

— Уверена, что жизнь может быть веселой, если ты сделаешь ее такой.

— Ну и что я должен сделать? Хорошо, тогда я хочу, чтобы моя жизнь была большой, нет, огромной пивной вечеринкой.

Я сжала губы и взглянула на него.

— Что? — Он закатил свои красивые глаза. — Ты сейчас думаешь, что я придурок или просто никчемный тусовщик.

— На самом деле, я пыталась представить тебя с пивным животом.

Он улыбнулся и стал складывать бумаги на столе.

— Ты мне нравишься, Святоша. Никто не упомянул, что ты такая ехидная. — Он начал читать следующий абзац вслух, прежде чем я успела ответить.

Я не была уверена, что думать о нем. Мы с ним никогда не разговаривали раньше, не считая как-то просьбы о карандаше. Теперь он вдруг мистер Общительность? На самом деле, это не важно. Завтра он обо мне и не вспомнит.



Глава 2


Хантер


«Чувак, эта девушка дьявольски горяча», — подумал я про себя уже в тысячный раз, наблюдая за ней во время лабораторной по химии. Сначала я расстроился, что в этом классе все рассажены не в алфавитном порядке, как в остальных, но остался доволен, незаметно для неё любуясь видом сзади.

Бросил ещё один взгляд — стройные формы, но округлости во всех нужных местах. Вьющиеся рыжие волосы колыхались от каждого покачивания головы во время её оживленной беседы с лучшим другом Клэем.

Он типичный ботаник. Волосы зализаны на бок, клетчатая рубашка с ручками в переднем кармане. Он носил очки, но они выглядели прилично — не ужасные толстые линзы, как обычно бывает у зубрил. Мое внимание вернулось к красавице рядом с ним.

Какая пара. Интересно, а она знает, что это из-за него парни не подкатывают к ней? Окружающие считают её заучкой, что обидно, ведь она чертовски хороша. Хотя Клэй и говорил, что его девушка в другом городе, гуляет пара слухов, что эти двое вместе.

Я выпустил разочарованный вздох и пожалел, что так и не поговорил с ней до вчерашнего дня. Она сразу мне понравилась. Это было весело — нажимать на кнопочки и озадачивать её на время. Но я определенно не ищу девушку — плевать какую — никакую. В моей жизни полно херни, а отношения с такой девушкой всё только усложнят.

Я заставил себя сосредоточиться на лабораторной, но постоянно вспоминал наш разговор. Она опасалась меня. Я могу сказать это с точностью: её медовые глаза удивлённо округлились, она прикусила свою нижнюю губу абрикосового цвета, а её идеальная кожа слегка покраснела, напоминая спелый персик.

Рыча, я поерзал на стуле. Она представлялась фруктовым салатом, только и ждущим, чтобы я попробовал его на вкус. «Кто попало ее не попробует, — напомнил мне мой внутренний голос. — Соблюдай границы».

— Чувак, всё нормально?

Я посмотрел на своего партера по лабораторной и нового друга — Русса. Он странно смотрел на меня.

— Да, а что?

Он пожал плечами.

— Ничего. Просто ты издаешь смешные звуки.

— Какой следующий шаг в лабораторной? — спросил я. Даже если он удивился, почему я вдруг заинтересовался работой, хотя раньше он делал все самостоятельно, то ничего не сказал. Он усмехнулся.

— Всё готово.

— Оу, прости. — Я мог придумать миллион вещей, которые предпочел бы делать прямо сейчас. Я ненавидел то, что застрял в этой идиотской научной лаборатории…или в любом другом классе, если на то пошло. Меня уже тошнило от школы.

— Это хорошо. Просто ты выглядел... озабоченным.

Русс бросил взгляд на Кэми. Я хмыкнул и провел рукой по щеке. Я должен обращать больше внимания на то, что делаю и кто это видит.

— Я понял, — продолжил он, будто мы постоянно общались. — Я всегда считал её клёвой.

— Кого? — спросил я, пытаясь найти выход из этой ситуации.

— Ты правда думаешь, что можешь отвертеться?

— Что? Я понятия не имею, о чем ты говоришь, чувак, — Русс озадаченно огляделся.

— Хорошо, я понимаю. Ты не хочешь говорить о девушке, которую, судя по всему, считаешь горячей. Я не понимаю этого, но в любом случае это не мое дело.

— Собираешься на какую-нибудь классную вечеринку сегодня? — спросил я, отчаянно пытаясь сменить тему.

— Слышал об одной у Билли Баркера. Его родителей нет в городе. Ты пойдешь?

— Если она действительно крутая, то я там обязательно появлюсь. — Мне нужно узнать, смогу ли я достать на ней кое-что.

— Набери мне, когда будешь там. Можем потусоваться вместе.

— Окей.


***


Дом было довольно легко найти, во многом благодаря огромному количеству машин, припаркованных вверх и вниз по длинной улице. Я вылез из своего черного Камаро и огляделся — тут не было никаких соседей. Вероятно, это было хорошо, поскольку музыка играла так громко, что, я был уверен, они бы уже вызвали полицию. Я улыбнулся мысли о кричащих и бегающих людях, пытающихся избежать ареста. Гравий хрустел под моими ботиками, когда я шел к двухэтажному дому. Вечеринка была в самом разгаре. Дерево перед домом уже использовалось как туалет, и я слышал, как какого-то беднягу выворачивает в кустах. Я поднялся по ступенькам, пытаясь не смотреть, как несколько парочек зажимаются на крыльце. Прошел через стадо танцующих под орущие басы по направлению, как мне казалось, кухни. Я увидел огромную бочку, которую искал, и взял пластиковый стаканчик.

— Налей мне! — Я старался перекричать громкую музыку, обращаясь к парню на розливе, Джонни, насколько я помнил по школе. Он ухмыльнулся.

— Конечно! — Он открыл кран, и янтарная жидкость наполнила мой стакан. Я кивнул ему и сделал огромный глоток, выпив почти половину. Осторожно, чтобы не разлить, я пробрался через танцпол к бассейну за домом.

— Хантер! — Знакомый голос привлек моё внимание, и я увидел Русса, который махал мне. Я повернулся в его сторону, передал стакан и прыгнул к нему.

— Как дела, брат? — спросил я, забирая напиток обратно. Я достал сигареты и зажигалку из кармана. Затем закурил и глубоко затянулся.

— Потихоньку. Просто высматриваю девчонок.

— Присмотрел кого-нибудь?

Я осмотрел дамочек возле бассейна и покачал головой. Не думаю, что толпа подростков, пиво и вода — хорошее сочетание. Плюс, я бы ни за что не залез в бассейн без подогрева в марте. Погода на этой неделе была немного теплее, чем обычно, — может, все не так уж плохо.

— Есть парочка на примете. — Русс улыбнулся, взъерошив рукой светло-коричневые волосы. — А ты на кого-нибудь положил глаз?

Я пожал плечами и покачал головой.

— Нет.

— Ну, Габриэлла Мартинез уже всех спросила, придешь ли ты сегодня. Думаю, у неё виды на тебя.

Я посмотрел туда, где рядом с бассейном стояла симпатичная брюнетка в маленьком бирюзовом бикини, разговаривая со своими друзьями, и застонал. Лучи фонарей под водой освещали её почти идеальное тело с карамельной кожей. Она чему-то засмеялась и бросила взгляд в мою сторону.

— Она красивая, но не мой тип! — Я посмотрел на Русса, подтверждая полное отсутствие интереса в поиске подружки.

— Оу. Я догадывался об этом. Мне просто не хватило духу сказать вслух, что твои мысли бегут к рыжеволосой святоше.

Русс усмехнулся. Тревожно — я сразу понял, что он говорит о Кэми. В моей голове промелькнул её образ, и пульс немного ускорился. Это хреново. Если быть полностью честным, она была первым человеком, которого я высматривал, когда вошел, хотя и я знал, что её здесь нет. И я был рад, что её нет.

— Кэми великолепна, но тоже не в моем вкусе! — Я глотнул пива и снова затянулся.

— Ты гонишь, ты так смотрел на неё в школе. Если не она, то кто? Уверен, мы сможем подыскать кого-нибудь.

— Никто не в моем вкусе, мне не нужна подружка. Это слишком напряжно.

Русс приподнял бровь на меня как на сумасшедшего. Я решил немного развлечься и поболтать.

— Последняя моя девушка меня достала. Она хотела, чтобы я был с ней все время, выполняя ее просьбы. Казалось, чтобы я ни сделал, я постоянно был недостаточно хорошим. Потом я узнал, что она ещё и спала все это время с каким-то парнем из колледжа. Я порвал с ней, и она пригрозила, что скажет моим родителям и копам, что я сбывал наркотики. Она хотела, чтобы я остался с ней, хотя была с другим парнем.

— Ничего себе, вот это безумие. И что ты сделал?

— Я сказал, что она может катиться и говорить, что хочет, все равно нет никаких доказательств. Кроме того, она постоянно курила со мной.

— Да, похоже, ей было не победить.

Твою мать, блин, я чертовски хорошо вру. Он полностью купился.

— Это было нечто. С кем мне пересечься, чтоб надыбать косячок. На прошлой вечеринке никого не было, но она была меньше.

— Спроси у Дерека Джонсона. — Русс указал на парня, стоящего девушкой в дальнем углу. — Я не уверен, где он получает свой товар, но никто не жаловался.

Я увидел, как девушка достала деньги и поменяла их на что-то из сумки Дерека.

— Спасибо. Я не смог найти никого в прошлые выходные, пришлось обходиться одним алкоголем. Слава Богу, мой дядя оставил свой бар открытым, когда уехал из города. Это помогло мне.

— Я слышал, ты живешь с дядей, сожалею о твоих родителях. — Русс посмотрел на меня с сочувствием. — Мы знакомы несколько недель, и за это время ты ни слова не сказал о своем прошлом. Я не хотел докапываться — подумал, что ты скажешь, когда будешь готов.

Я сделал ещё глоток и пожал плечами.

— Аварии случаются. Я стараюсь не думать об этом.

— Твой дядя уехал надолго? — Я кивнул.

— Да. Кажется, он любит свой образ жизни и работу с корпоративными встречами по всей стране. Уверен, он был не в восторге, что я усложнил ему жизнь, хотя мы ладим. Я рад, что меня оставили в покое.

— Ну, если тебе что-нибудь понадобится, ты знаешь, где меня найти.

— Спасибо, брат.

Я потушил сигарету, похлопал его по плечу и отправился к Дереку. Все было хорошо, пока я не наткнулся на соблазнительную брюнетку, которая караулила меня.

— Хей, Хантер. — Габриэлла преградила мне путь.

— Хей, — ответил я, стараясь удержать взгляд на ее лице, а не на всем том, чем щедро её наградил природа.

— Я рада, что ты пришел. — Она смело провела пальцем по моей груди.

— Правда? Почему же? — Я пытался понять, пьяна ли она, но запах алкоголя не почувствовал.

— Разве ты не заметил, я наблюдала за тобой в школе. — Она кокетливо улыбнулась и перебросила прядь волос через плечо.

— Нет. — Это была ложь. Я давно заметил и всеми силами пытался избегать её. Я знал её репутацию и знал, что она надеялась получить от меня.

— Ну, теперь знаешь. — Она прижалась еще ближе. — Хочешь присоединиться ко мне в бассейне?

— У меня аллергия на хлорку. — Еще одна ложь. Я заметил, как Дерек вошел в дом, и почувствовал раздражение. Я не хотел упустить его. Я пришёл на вечеринку, чтоб найти кого-то типа него.

Габриэлла немного задумалась.

— Хорошо, тогда как на счет того, чтоб прокатиться на твоей милой машине. Я знаю отличное место с видом на город.

Ничего себе, даже полный идиот понял бы намек, а она времени не теряет. Я вытащил свой телефон и взглянул на время.

— К сожалению, Гэбби, мой дядя скоро будет дома. — Я снова соврал. — Я зашел только, чтобы быстро выпить пива и поздороваться с Руссом. Мне пора.

— Оу. Хорошо. Тогда увидимся в школе.

— Конечно. — Обошел её, делая пометку сделать все возможное, чтоб с этого момента избегать Габриэллу. Я поспешил в дом, выглядывая Дерека, но нигде его не нашел.

— Эй, ты не видел здесь Дерека? — крикнул я парню сквозь музыку.

— Я думаю, он пошел наверх, — крикнул он в ответ и указал на лестницу.

Я поднялся на второй этаж и подошел к первой приоткрытой двери. Я постучал и просунул голову, за что был награжден воплями.

— Блин, для этого и существуют дверные замки, — проворчал я, пытаясь забыть эту картину. Теперь я боялся открывать остальные двери.

— Дерек Джонсон! Ты здесь? — прокричал я.

Парочка перестала целоваться и теперь смотрела на меня как на чудика. Но ответа не последовало. Никто не вышел.

— Мы не видели его здесь, — сказал парень.

Я издал разочарованный вздох и спустился вниз. После безуспешного обыска первого этажа, я наконец вышел из дома и направился к машине. Черт. Вся ночь впустую.



Глава 3


Кэми


Я растянулась в шезлонге у бассейна и ловила первые весенние лучики солнца, намечая первый в этом году загар. Я еще раз поблагодарила гены родителей. Хоть мне и достались рыжие кучеряхи от мамы, кожа у меня была цвета молочного шоколада. Клэй, тем временем, толстым слоем намазывал солнцезащитный крем на каждый белоснежный дюйм своего тела.

— Я думаю, ты вылил уже полбутылки, — пошутила я, наблюдая, как энергично он растирает белую жижу.

— Не у всех кожа супермоделей, как у тебя.

Я засмеялась.

— На самом деле, большинство моделей избегают ультрафиолета, и наверняка такие же бледные, как и ты.

Он немного задумался и затем выдал:

— Но есть ли у них такие стальные мускулы?

Клэй не был дряблым, но, конечно, и качком я бы его не назвала. При упоминании мускулов в моем сознании всплыла картинка ... вот черт... Хантера Уайлдера. Я застонала и накрыла лицо рукой.

— Хахах, что, все так плохо? — Голос Клэя был подавленным.

— Нет, нет, нет! — поспешила я его успокоить. — Просто я кое-что вспомнила.

— О, можешь выкладывать, что такое? — Он закончил с кремом и плюхнулся на лежак.

— Да нет, ничего. Это новые плавки? — попыталась я сменить тему. — Я их раньше не видела.

Я указала на его клетчатые шорты. Клэй серьезно увлекался клеткой, сколько я себя помню. Немного — это нормально, но обычно Клэй явно переусердствовал.

— Даже не пытайся. Мы знакомы с детского сада, и я знаю, когда ты что-то скрываешь. Ты была слишком тихой весь день. Рассказывай, что происходит.

Я снова засмеялась.

— Со своей девушкой ты тоже такой властный?

— Нет. Трудно что-то сделать, когда Марси в трех часах езды.

— Ну, по крайней мере, вы достаточно близко, чтоб встречаться. Это хорошо.

Он издал недовольный звук.

— Вернемся к изначальному вопросу. Что происходит?

— Ничего. Просто у меня был довольно странный разговор с Хантером Уайлдером. И я не уверена, пытался ли оскорбить или он флиртовал со мной.

Клэй нахмурил брови.

— На твоем месте я бы держался от него подальше. Этот парень не для тебя. Серьезно, игнорируй его. — Тон был явно взволнованным.

— О чем ты запереживал? Ты его знаешь?

— Нет, но я знаю достаточно. Ходят слухи, что он замешан с наркотиками. И у него же на лбу написано «бабник». — Клэй почесал голову и нахмурился. — Он из тех парней, на которых девчонки вешаются сотнями. И он может выбрать любую.

— Оу, поняла. Ты имеешь в виду, что он не флиртовал со мной. Большое спасибо. — Я изобразила обиженную мину. И Клэй покачал головой.

— Нет, говорю, я точно знаю, что он именно флиртовал. Я видел, как он смотрел на тебя. Поверь мне, Кэми. Этот придурок просто хочет повесить еще одну звездочку на спинку своей кровати.

От удивления у меня перехватило дыхание.

Клэй никогда не отзывался так о парнях. Он выглядел по-настоящему рассерженным.

— Так, на минуточку, я не из таких девчонок, — огрызнулась я, не на шутку задетая его замечанием.

— Конечно нет, — он протянул руку и положил ее на мою, — и я хочу, чтобы так и осталось. Кто знает, на что способен этот говнюк?

— Уайлдер не сможет меня одурачить, потому что он мне даже не нравится.

— Нравится. И ты знаешь это. Как ты на него смотрела, я тоже видел. — Клэй хотел убрать руку, но я схватила ее и переплела наши пальцы.

— Мне не нужен никакой парень, кроме тебя. Сейчас и так все идеально.

— Согласен. Будь со мной навечно, детка, — ответил он с таким же преувеличенным драматизмом, и мы расхохотались. Меня всегда удивляло, что никто не замечал, какой Клэй милый.

В смысле, да, Марси оценила, но ее не было рядом, чтоб показать это. Они познакомились во время зимних каникул, когда Клэй гостил у своей тети (он тогда закидал меня тонной СМС, подробно все описывая). Чувство стиля у Клэя отсутствовало полностью, но сейчас, здесь, лежа раздетым, без очков, с растрепанными светлыми волосами, он и правда выглядел безумно очаровательно. Я бы, наверное, впечатлилась его мускулатурой, если бы поблизости не крутился Хантер. Очевидно — Клэй качался. Я не знаю почему, но мысленный образ, как он поднимает тяжести, заставил меня хихикать.

— Что? — спросил он, подняв голову и щуря один глаз. — Что смешного?

— Ничего. — Я усмехнулась и закусила губу.

— Не заставляй меня защекотать тебя.

— Для этого ты хотя бы должен меня видеть. Я знаю, что без очков ты слеп, как крот.

— Все не настолько плохо. — Он выглядел расстроенным моим замечанием.

— Да ладно, я просто шучу.

— Мне все равно.

— Ну ладно. — Я наклонилась и защекотала его первая.

Он отпрянул от неожиданности моей атаки и засмеялся, прежде чем начать мне мстить. Я завизжала и свернулась в защитный клубок. Пока он меня щекотал, я так извивалась, что грохнулась с лежака. Я пыталась вырваться, но Клэй схватил мои руки и поднял их над моей головой.

— Сдаюсь! Сдаюсь! — прокричала я, не в силах остановить новый приступ смеха.

— Хороший выбор, — улыбка исчезла с лица Клэя, и он стал серьезным, — а теперь время погружения.

Он встал, подхватил меня со стула и, издав боевой клич, прыгнул в ледяную воду, поглотившую нас обоих.

— Давно тебя не было, Клэй. Как твои занятия в этом семестре? — спросила мама, она принесла нам свои знаменитые сэндвичи с курицей.

Клэй пожал плечами и заелозил на своих шортах.

— Почти все то же самое, я думаю. Все в порядке. Хотя я хотел бы больше уроков с Кэми.

О, как мило. Я прислонилась к нему, и он обнял меня за плечи. Клэй лучезарно улыбнулся.

— Мне всегда приятнее с тобой на уроках.

— Мне тоже. Я рада, что мы вместе хотя бы на химии. Там у нас было много хороших моментов.

— О, и не забывай про ланч. Если его можно так назвать, — добавил он, имитируя приступы рвоты.

— Конечно. Мне нужен кто-то, кто помогает получить удовольствие от еды. Помнишь, мы сделали из нее парочку небольших скульптур?

— Достойных научного проекта по этой теме.

— Ага, «Неизвестное происхождение ингредиентов» или «Срок давности этой жижи».

— Надеюсь, школьный совет снова позволит нам открытые обеды.

По комнате прошлась мрачная волна, и я подумала о смерти Джордана Хенли. Совет беспокоился, что дети употребляют наркотики, и закрыл школы нашего городка для безопасности.

— Я так полагаю, вы решили не идти на благотворительный вечер. Какие планы? — Мама неожиданно сменила тему.

— Я думаю, мы можем пойти в кино на новый боевик,— сказал Клэй и повернулся ко мне: — Что думаешь?

— Конечно. Будет весело. Мы стали редко встречаться. Ты очень занят в последнее время.

— Просто я занят уроками, как и ты.

— И разговорами с Марси, — поддразнила я и подмигнула.

Его лицо залилось краской.

— И я, как и ты, работаю в театре. Я надеюсь, Джен снова изменит график. Тогда у нас будет больше общих смен.

Я пожала плечами.

— Я поговорю с ней. Может, она замолвит за нас словечко перед Джоном.

— Может быть, — пробормотал он. — Лучше я пойду домой, собираться. Хочешь перехватить бургеров или еще что перед фильмом?

Я кивнула:

— Звучит заманчиво. Ты не против, мам?

— Пока вы соблюдаете комендантский час, все отлично.

— Хорошо. — Клэй широко улыбнулся. — Я заберу тебя в шесть.

— Увидимся. — Я обхватила его и сжала в медвежьих объятьях. — Спасибо, что пришел сегодня.

— Это лучшая вещь с пяти лет. — Он вернул мне объятья. — Увидимся вечером.

Я свесила ноги с табуретки, как маленький ребенок, и продолжила есть сэндвич. Мама оторвалась от готовки и уставилась на меня с озадаченным видом.

— Что?

Она показала на дверь.

— Интересно, ты заметила, что ваши отношения с Клэем изменились? Ты ему нравишься.

— Даже лучше. Он мой лучший друг. — Я откусила еще один кусок. Мама покачала головой.

— Нет, вы перешли эту черту. Я думаю, ты ему нравишься, нравишься больше, чем друг.

Я подавилась последним куском и начала кашлять.

— Исключено.

Мама поспешила подать мне воды, и я выпила весь стакан.

— Ты несерьезно, правда?

Мама вздохнула и продолжила резать томат для салата.

— Я просто сказала то, что вижу. А ты не заметила изменений? Клэй начал качаться и носить модную одежду, хотя все еще в клетку. И он находит причины прикоснуться к тебе чаще, чем обычно.

У меня отвисла челюсть. Мой мир перевернулся с ног на голову. Я вдруг испугалась.

— Я надеюсь, ты все неправильно поняла, мам. Это все разрушит.

— Я так поняла, ты не ответишь ему взаимностью?

Я застонала.

— Нет. НИ НА ГРАММ. — Я подчеркнула каждое слово. — Что мне делать? Позвонить и все отменить? Он мне как брат, и я не хочу все испортить.

— Нет, можешь пойти. Не думаю, что дело в этом. Я бы пошла и посмотрела на вас. — Она перевела на меня многозначительный взгляд. — Ладно, просто будьте осторожны.

— Окей. — Я отодвинула тарелку, аппетит пропал. — Пойду приму душ. Спасибо за еду, мамуль.

Она печально мне улыбнулась, и я ушла. Закрыв дверь в свою комнату, я со стоном рухнула на кровать, зарывшись лицом в подушку. Я надеялась, что мама была неправа, но она, казалось, обладала сверхъестественной интуицией в таких вещах. Если она права, то мне надо найти способ заморозить его намерения прямо сейчас. Я вспомнила, как мы держались за руки и щекотались у бассейна. Вдруг все, что я считала дружескими действиями, показалось в другом свете. Я встала и подошла к шкафу, пытаясь решить, что надеть. Обычно я надевала что попало, главное, чтоб удобно. Но сейчас было по-другому. Мне одеться, чтобы разочаровать Клэя? Или принарядиться, чтоб пофлиртовать там с другим парнем и показать, что не рассматриваю его в романтичном плане? Это может быть неплохой идеей. Может, стоит погулять с кем-то еще, чтобы он не думал, что он единственный, с кем я провожу время? Я порылась в шкафу и достала мой новенький наряд.

— Ох, Клэй. Почему ты хочешь что-то изменить? Это же все разрушит, — сказала я вслух. Я переоделась перед тем, как сделать укладку и макияж.

Я ненавидела то, что планировала сделать.



Глава 4


Кэми


Дрожащими руками я потянулась к дверной ручке, когда услышала стук. Я сделала глубокий вдох, пытаясь принять непринужденный вид, и открыла дверь.

— Привет, Клэй, — сказала я небрежно. Это был шок. У меня отвисла челюсть, и я с перепугу чуть не захлопнула дверь. Он полностью изменился. Его светлые волосы были не зачесаны назад, как обычно, а стильно уложены. Без очков его глаза были поразительного синего цвета. Я быстро сообразила, что это линзы. Не было ничего клетчатого, он был одет в темно синюю футболку, подчеркивающую синеву глаз и спортивное телосложение, джинсы цвета индиго с низкой посадкой на бедрах завершали образ.

Он усмехнулся.

— Ты потрясающе выглядишь, — сказал он, пробежавшись взглядом по моему короткому летнему платью зеленого цвета на бретельках и подходящим босоножкам.

— Хм, как и ты. Что случилось? — Я покачала головой. — Я имею в виду, ты изменился. В смысле... Я не знала, что ты следишь за модой.

Клэй пожал плечами.

— Решил, пришло время перемен, так что копил деньги для этого. Я пытался медленно начать носить новые вещи, но после сегодняшнего дня я устал ждать.

Я не знала, что сказать. Он выглядел потрясающе, но не как мой прежний Клэй.

— Ну... тебе идет.

Он на секунду отвернулся и замялся, как будто ему было неловко.

— Итак, ты готова?

— Да, сейчас только захвачу свитер, вдруг потом станет прохладно.

Я пошла и взяла его с дивана.

— Мам, я ухожу с Клэем.

Она подошла и поцеловала меня в щеку.

— Желаю приятно провести время, ребята. Будь дома к полуночи. Люблю тебя.

— Хорошо. Я тоже тебя люблю.

Я вышла из дома. Клэй проводил меня к своему белому Фольксвагену и остановился, чтобы открыть мне дверь. Я скользнула внутрь, пробурчав «Спасибо» себе под нос. Не помню, чтобы раньше он это делал. Что-то определенно изменилось. Вспомнилась наша битва щекоткой у бассейна, и мне стало не по себе. Я никогда не задумывалась о наших отношениях. Я была всегда довольна тем, какими они были. Кажется, мама была права. Я нравлюсь Клэю.

— Вот черт! — вскрикнула я, когда поняла, что забыла кошелек дома.

— Что такое?

— Я оставила сумку на диване. Мне ведь нужны деньги на кино и кафе, — я стала выходить.

— Не беспокойся. С удовольствием тебя угощу, — улыбнулся он.

— Подождите! — Я услышала мамин голос. Она бежала из дома с моей сумочкой. — Ты забыла, Кэми! Привет, Клэй. Хорошо сегодня выглядишь, — добавила она.

Он слегка покраснел и отвел взгляд.

— Спасибо, — пробормотал он.

— Держи, милая, — сказала мама, вручая мне клатч.

— Я уже возвращалась. Не хотела, чтоб Клэй платил за все. Не нужно быть излишне галантным, не так ли? — Я нервно засмеялась, надеясь, что мой намек, аля «мы не на свидании», был не очень глупым. Мама посмотрела на меня с любопытством.

— Хорошо. Повеселитесь! — Она отошла на тротуар, и Клэй закрыл дверь.

Я сжимала свою сумку, наблюдая, как он обходит машину. Я чувствовала себя, как будто меня забросили в фильм «Вторжение похитителей тел». Мой лучший друг исчез, его заменил кто-то похожий, но с видами на меня. Я с трудом пыталась это осмыслить. Нельзя просто проснуться и решить, что ты теперь больше не ботаник, а спортсмен. Социальная лестница так не работает, верно? Клэй скользнул на водительское сиденье и завел машину.

— Я думаю заменить эту развалюху на что-нибудь поновее. Как думаешь? Может, спортивное авто… Что-то типа Мустанга.

— Кто ты? — спросила я, не в силах больше держать все в себе. — Зачем ты все это делаешь? Мне нравится твоя машина! У нас связаны с ней куча воспоминаний. И вообще, где ты возьмешь деньги? Покупка машины отличается от экономии на контактные линзы.

— Не переживай ты так. Есть похожие варианты машин. — Клэй выглядел разочарованным, — Кроме того, я думал, ты хотела все это. Это ты меня вдохновила.

— Как?

Его замечание удивило меня.

— Разве ты не помнишь тот день, когда одноклассники задирали меня в школе? Ты сказала мне не слушать их, потому что они не понимают, какой я замечательный. Ты сказала, я могу добиться всего, чего хочу. Я хочу быть тем, кого замечают девушки, тем, с кем хотят болтать. Конечно, на занятиях я хорош, действительно хорош. Я могу получить высший балл по любому предмету, но я не хочу быть просто умным. Я хочу хорошо выглядеть, делая это. Я хочу иметь больше друзей. Ты, конечно, всегда будешь моим лучшим другом, но я устал сидеть и смотреть, как жизнь течет мимо и все самое интересное случается с другими. Так что я немного изменился. Я думал, ты будешь рада. — Он посмотрел на меня с болью на лице.

— Клэй, я думаю, сейчас ты выглядишь потрясающе, но и раньше ты тоже мне нравился, — тихо сказала я.

— Правда? — с надеждой посмотрел он на меня.

Я кивнула:

— Я знаю тебя с пяти лет. Ты для меня как любимый брат, которого я обожаю.

Сжав челюсти, он переключил передачу и отправился вниз по дороге, ничего не говоря. Я почувствовала, что мои руки дрожат. Я хотела, чтобы он хоть что-то сказал, и одновременно надеялась на то, что Клэй будет молчать всю дорогу.

— Я никогда не хотел становиться твоим братом, Кэми.

Кусая нижнюю губу, я отвернулась к окну, чтобы сморгнуть подступающие слезы. Я ненавидела причинять ему боль. Я не знала, что сказать, поэтому весь остаток пути до кафе мы молчали. Ужин был ужасен. В основном мы ели в молчании. Не имело значения то, что мы были в нашем любимом семейном кафе «У Франчески» и ели наши любимые гамбургеры с хрустящей картошкой фри. Все равно у меня во рту был вкус опилок, поэтому я просто сидела и перемешивала мой клубничный десерт, наблюдая, как Клэй шлет кому-то СМС.

— С кем ты разговариваешь? — не выдержав, спросила я наконец.

— Марси, — коротко ответил он.

Я почувствовала внезапный взрыв облегчения. Может, я ему не так уж и нужна, в конце концов.

— Дай мне свой телефон, — я жестом велела передать его мне, но он отстранился. — Дай мне его. Я хочу сфотографировать тебя, и ты сможешь отправить ей фото. Ей нужно знать, как горячо ты сегодня выглядишь.

Он усмехнулся и откинулся на спинку стула.

— Думаешь, я выгляжу горячо?

Я кивнула.

— Да, не двигайся. Ты сидишь идеально.

Он нажал на кнопку и передал мне телефон через стол.

— Вот, держи, — он уже включил камеру.

— Хорошо, дай мне немного сексуального огня. — Клэй засмеялся и поджал губы. — Не утиное лицо! — Я застонала. — Сексуальный огонь. Ну, знаешь, ты сидишь и смотришь на великолепную девушку, которую всегда хотел, и как бы думаешь «Иди ко мне, детка».

Его взгляд мгновенно изменился, и немедленно там появился сексуальный огонь. Ничего себе, он мог это сделать. Я щелкнула и передала сотовый обратно.

— Вот, держи, Марси это понравится!

Он немного приуныл, но все равно посмотрел на экран и улыбнулся.

— Спасибо, Кэми. Ты хороший фотограф, даже если у тебя нет настоящего фотоаппарата.

— Спасибо. Я люблю фотографировать. Это весело, сидеть в маленькой комнате и смотреть, как проявляются фотографии.

— Может, покажешь мне их, — сказал он, продолжая смотреть на экран. — Я собираюсь послать тебе сообщением эту фотку, ты можешь поставить ее на мой контакт.

— Мило. Хорошо звучит. — Я вытащила свой телефон из кармана и стала ждать ММС.

— Ты не голодная? — спросил он, указывая на мою нетронутую тарелку.

Я покачала головой.

— Нет. Просто немного свело живот. Не переживай. Я перекушу что-нибудь в кино, если захочу.

Он пожал плечами.

— Как хочешь. — Он кинул на стол несколько банкнот. — Я сегодня угощаю.

— Ну уж нет, Клэй. Кто недавно говорил, что копит на новую машину, а?

— Я плачу за ужин, — сказал он серьезным голосом.

— Хорошо. Тогда я оставлю чаевые. — Я положила несколько долларов рядом с его купюрами.

— Спасибо. — Клэй коротко кивнул и направился к двери.

Я вздохнула, недовольная тем, что мы опять вернулись к неловкости. Все было хорошо только пару минут. Я наблюдала, как он пошел к своей машине, но направилась в туалет проверить блеск, зубы и дыхание. Хорошо, что кинотеатр был рядом. Нам не придется много разговаривать. Я вздохнула, поправила платье и развернулась, чтобы уйти.



Глава 5


Хантер


Она была здесь, и я был настолько загипнотизирован ею, что у меня ушло несколько секунд на то, чтобы понять, кто этот парень рядом с ней. Я уставился на Клэя, пораженный его преображением. Я не мог поверить, что это все тот же ботаник, которого я видел каждый день.

Стоя в фойе кинотеатра, я наблюдал за похожей реакцией всех ребят из школы, которые его знали. Некоторые указывали на него и смеялись, хотя были несколько девушек, смотрящих на него с восхищением.

Я вернул свое внимание к Кэми и Клэю. Они представляли собой довольно странную парочку. Клэй смотрел на Кэми, как будто она была центром его мира, а Кэми кусала пухлую нижнюю губу, стараясь изо всех сил не обращать на него никакого внимания, изучая все, что видит вокруг.

Я усмехнулся и слегка прислонился к стене. Ну, это было интересно. Казалось, парень из кожи вон лезет, чтобы выйти из френд-зоны, а она не готова ответить ему взаимностью. По неизвестным даже мне самому причинам я был рад этому.

Она волшебно выглядела в своем зеленом платье, которое открывало загорелые ноги почти полностью, а ее шелковистые рыжие волосы волнами падали на нежные плечи. Я никогда не видел Кэми такой. Она напоминала мне созревшее зеленое яблоко, ждущее, когда его сорвут.

Я внутренне усмехнулся, поняв, что опять сравниваю ее с фруктами. Что вообще происходит? В смысле, я понимаю, что происходит, но мой разум продолжает отрицать это. Я не могу отвести от нее глаз, хотя и знаю, что она не для меня.

— Опять глазеешь на конфетку? — сказал Русс. Он отходил покупать попкорн.

— На кого? Клэйтона Брэдли? Я так не думаю.

Русс фыркнул:

— Мы оба знаем, на кого ты смотрел. Чувак, если она тебе нравится, то иди и возьми ее. Ты знаешь, что хочешь ее.

Я покачал головой и повернулся в сторону залов.

— Не могу.

— Почему нет? — давил Русс, стараясь понять. — У тебя есть девушка дома? Или хочешь сказать, что ты играешь за другую команду?

Я фыркнул.

— Просто нет, ладно? Эта девчонка не для меня и точка.

— Так ты собираешься пялиться на неё издалека? — Он толкнул меня локтем, продолжая есть попкорн.

— Что-то вроде того.

Наши места были в конце кинозала. Мне нравилось сидеть здесь, так я мог смотреть, что делается вокруг меня, пока не начнется фильм.

— Это просто вопиющее безобразие, — сказал Русс.

— В чем дело?

— Сидеть на задних рядах без какой-нибудь малышки и возможности пошалить в темноте — полный отстой. Нужно исправить это на днях.

— Удачи, — ответил я, — может, стоит начать хотя бы разговаривать с девушками. Это должно помочь.

— Ой, посмотрите, тот, кто только смотрит издалека и пускает слюни, вдруг стал мистером Совет.

— По крайне мере, у меня есть реальная малышка, по которой я пускаю слюни, вместо простого принятия желаемого за действительное.

— Ага! Ты только что признал это! Она тебе действительно нравится! — Его лицо засветилось, как будто он проглотил что-то электрическое. И, черт побери, он был прав.

— Ешь свой попкорн, как хороший мальчик, и оставь меня в покое, — усмехнулся я. Он засмеялся:

— Во мне нет и косточки хорошего мальчика.

— Это отстой, — сказал я с улыбкой.

— Хорошие мальчики всегда последние. — Русса толкнули, и он рассыпал попкорн. — Вот дерьмо!

Я усмехнулся и наблюдал, как парень стал стряхивать с себя попкорн.

— Это твоя вина. Меня не вините, — парень с соседнего кресла начал очищать свой стул.

— У тебя никогда не будет девушки, как эта. Может быть, я должен показать тебе, как это делается?

— Ну, мастер, это твой шанс. — Русс жестом указал на кинозал, и я увидел Кэми и Клэя вместе. Я сразу застыл, пока наблюдал за ними. Они выбрали места на несколько проходов ниже нас. Клэй поставил свой напиток в подстаканник и наклонился ближе к ней. Кэми сразу же отодвинулась от него в сторону. Мне захотелось убраться отсюда. Девушке было явно неудобно от его близости. Я думаю, если бы он начал прикасаться к ней, ей бы и это не понравилось. Блин, это как будто не те люди из класса, которых я знаю. Клэй изменил внешность, но, похоже, это вызвало противоположный эффект в их отношениях. Он наклонился ближе и прошептал ей что-то на ухо, и она отклонилась еще дальше. Определённо, между ними было что-то не так. Я протянул руку, схватил попкорн Русса, и встал.

— Эй, ты куда? — спросил он, глядя на меня в замешательстве. Я проигнорировал его и спустился к ряду, где сидела Кэми. Я должен выяснить кое-что.

— Эй, Паинька, — сказал я, присаживаясь в кресло рядом с ней.

— Я думаю, что не узнал тебя достаточно хорошо. Ни за что не подумал бы, что ты девушка, ищущая приключений на свою хорошенькую… э-э-э… голову.

Когда она посмотрела в мою сторону, на ее лице застыла маска удивления.

— Попкорн? — невинно спросил я, протягивая ей ведро Русса.

Она покачала головой.

— Нет, спасибо.

Я взглянул ей прямо в глаза, чтобы увидеть, что в них отражается. Беспомощность. Она поняла, что у нее нет никаких шансов на то, чтобы я ушел.

— Тебе чем-то помочь? — сказал Клэй, наклонившись вперед. На его лице читалось неприкрытое раздражение.

— Думаю, нет. Я просто пришел посмотреть фильм с моим хорошим приятелем, Кэми. — Я повернулся и посмотрел туда, где Русс сидел с открытым ртом: — Да ладно, чувак, эти места лучше, чем те. Я же говорил тебе. — Я засунул горстку его попкорна в рот, начиная счастливо жевать.

Русс встал, продвигаясь в нашем направлении. Он вырвал свой попкорн из моей руки, и, когда сел, посмотрел на меня вопросительным взглядом. Кэми все еще смотрела с надеждой, как будто ждала, что я скажу что-то еще. Я сверкнул своей самой обаятельной улыбкой, надеясь, что у меня в зубах ничего не застряло. Я решил продемонстрировать все свое обаяние, не церемонясь с малышом Клэем.

— Как проходят твои выходные, Кэми? — Я бросил взгляд на ее шикарное тело. — Ты загорела с тех пор, как я тебя видел. Это платье очень мило это показывает.

Ее глаза распахнулись от удивления, и я готов поклясться, что Клэй на меня оскалился. Мне пришлось потрудиться, чтобы не рассмеяться вслух.

— Гм, спасибо. — Улыбка на её губах дрогнула, как будто она не была уверена, смеялся я над ней или нет. Мне нужно было прояснить ситуацию.

— Жаль, что в пятницу у меня не получится поговорить с тобой в школе. Я подумал, может, пойдешь на свидание со мной как-нибудь? Поедим гамбургеров или... сходим на одну из тех художественных выставок, про которые ты мне рассказывала?

Русс подавился попкорном, снова, второй раз за вечер, когда начался трейлер фильма.

Кэми посмотрела на меня как на человека, который только что заговорил на иностранном языке, и она понятия не имела, что я говорил.

— Кэми, — заворчал Клэй, подталкивая её локтем.

Это вернуло ее на землю. Какого черта я делаю? Какую часть из «нет отношениям» мой мозг не понимал? Я должен был внести поправки.

— Я не тороплю тебя. Можешь подумать во время фильма, а потом ответить.

— Хорошо, — ответила она почти шепотом.

Клэй прошептал ей что-то в ухо. Он явно был мне не рад, и после его слов Кэми стала серьезней. Как же меня раздражает этот ее «друг». Она похлопала меня по плечу, и я наклонился, чтобы лучше слышать.

— Мне не нужно ждать, — прошептала она, — я бы с удовольствием встретилась с тобой. Спасибо, что спросил.

Я мягко улыбнулся, гадая, почему мое сердце ускорилось лишь от её слов.

— Я рад. Обещаю, мы отлично проведем время. Ничего такого, что тебе не понравится.

Она кивнула и улыбнулась мне в ответ.

— Звучит заманчиво.

Я вытащил телефон:

— Могу я взять твой номер, чтобы позвонить тебе позже? Ты можешь взять мой.

— Конечно. — Она вытащила свой мобильник из сумки и вручила его мне, забрав мой, мы напечатали наши номера в них и обменялись обратно.

— Спасибо, — снова сказал я, — не возражаешь, что мы сидим тут рядом с тобой во время фильма?

Она покачала головой:

— Совсем нет.

Клэй фыркнул, сидя в кресле, скрестив руки на груди, очевидно, он надулся. Кэми взглянула на него, но он как будто не заметил ее. Она повернулась и начала смотреть фильм. Я откинулся в кресле с чувством удовлетворения. Ей определенно нужна была помощь. Я взглянул на Русса, он сидел в шоке.

— Ты чертов псих. Ты увел ее у другого парня прямо на их свидании, — прошептал он мне в ухо, — я не могу поверить, что ты уговорил ее встретиться с тобой. Как ты это сделал?

— Я просто обращаю внимание на то, что происходит вокруг. И тебе советую. Тогда ты начнешь видеть вещи, которые раньше упускал.

— Я понятия не имею, о чем ты, но можешь учить меня, мастер Оби-Ван.

Я фыркнул, и Кэми посмотрела на меня. Я улыбнулся, и она застенчиво отвернулась назад к экрану.

— Ты уже обвел ее вокруг пальца, — смеясь, сказал Русс низким голосом.

Я толкнул его локтем.

— Заткнись и смотри фильм.

— Да, мастер, — застонал он, и я не смог подавить смех. Я попытался изобразить кашель и накрыл рот рукой. Однако мое веселье длилось недолго. Когда начался фильм, я стал испытывать чувство вины и не мог сосредоточиться. Да, эта девушка красива, и, очевидно, она мне нравилась... Сильно. Но, по правде говоря, не было никакого смысла возиться с ней. Я почувствовал, будто стою на минном поле. Один неверный шаг — и все к чертям взорвется и станет, блин, кровавой катастрофой.

Я снова взглянул на Кэми, ее потрясающие глаза мерцали, отражая огоньки экрана. Я не был уверен в том, что происходит между ней и ее другом, но пообещал себе, что выясню это. Почему-то мне было важно знать, что она в порядке. И все же я всегда прислушиваюсь к своей интуиции, а сейчас она громко и четко вопила, что любые отношения с этой девушкой обернутся для меня одной огромной проблемой.

Надеюсь, она того стоит, ворчал надоедливый внутренний голос.

— Стоит, — шепотом ответил я сам себе.



Глава 6


Кэми


Я не совсем понимала, что сейчас произошло. Я и правда согласилась пойти на свидание с Хантером Уайлдером? С парнем, от которого пообещала держаться подальше, даже если бы мы оказались на одной социальной ступеньке? Не то чтобы я сильно переживала, в отличие от Клэя, который считал своим моральным долгом напомнить мне, что Хантер придурок. Его план провалился. Как только Хантер меня пригласил, я тут же решила согласиться на свидание. Я тяжело вздохнула. День начинался хорошо, а закончился полной неразберихой. Все вокруг поражали меня всё больше и больше. Как будто ты все глубже заходишь в Сумеречную зону. Я так и ждала жуткую музыку, которая начнёт играть в любую минуту. Когда фильм закончился, Клэй встал и вышел из кинозала, останавливаясь только чтобы бросить сердитый взгляд, сначала на меня, а потом на Хантера, прежде чем продолжить свой путь.

— Что это с ним? — тихо спросил Хантер, пока его друг Русс прошёл по проходу и направился вниз по лестнице, в результате чего мы остались вдвоём.

— Долгая история. Наверное, я должна сказать тебе день и пойти догнать Клэя.

— Ты ему сильно нравишься. Ты ведь знаешь?

— Нет. Не знаю. В смысле, сейчас знаю, но раньше не знала. Он просто появился перед моим домом совсем... другим. Как будто он совсем другой человек. Клэй ожидал от меня чего-то, но я не уверена чего.

— Я думаю, он хотел тебя поразить, чтобы ты посмотрела на него в новом свете. Некоторые ребята в школе думают, что вы встречаетесь, из-за того, как он о тебе говорит и ведет себя. Он определенно собственник.

Я была шокирована.

— Правда? Я понятия не имела. Честно говоря, я никогда не видела такого его поведения до сегодняшнего дня. Потом что-то изменилось, когда мы плавали. Даже тогда я не собрала все воедино, пока моя мама не указала на это. Я не хотела в это верить. — На мгновение я посмотрела на него. — Если ты думал, что мы пара, то зачем спрашивал о свидании?

Он пожал плечами.

— Могу сказать, что я заметил, что что-то не так и ты выглядела напряжённой. Хотел убедиться, что ты в порядке.

Это открытие явно не подходило к описанию, которое я дала Хантеру. Это было... мило. Популярный плохой парень, король вечеринок делает что-то хорошее?

— Ну, я ценю твою помощь, Хантер, но давай проясним некоторые вещи прямо сейчас. Во-первых, я схожу с ума на вечеринках, во-вторых, я не принимаю незаконные наркотики, и, в-третьих, я не буду меткой ни на чьей спинке кровати.

Он поперхнулся и расплылся в широкой улыбке.

— Вау! Ты слушаешь ежедневные слухи? Ты уже определила, какой я парень.

Он выглядел разочарованным, а я вдруг почувствовала себя ужасно.

— Прости, это звучит жестоко. Это связано с тем, что сказал мне Клэй.

— Я так понимаю, что-то обо мне?

— Да, он сказал держаться подальше от тебя.

— Правда? — Хантер усмехнулся. — Так вы говорили обо мне?

Я густо покраснела.

— Хм, я лучше пойду, а то Клэй уедет без меня.

— Пусть едет. Я отвезу тебя домой.

Я покачала головой, жалея, что не могу так поступить с лучшим другом.

— Нет, это было бы еще более несправедливо. Я ужасно себя чувствую, переворачивая все мечты или планы, которые у него были. Я люблю его. Он мне как брат. Я не хочу делать ему больно... Я просто не хочу с ним встречаться.

— Я думал, у него есть девушка.

— Да, но она живет не здесь.

— А-а-а, отношения на расстоянии, да? Это никогда не прокатывает.

Я улыбнулась.

— Не знаю, у меня никогда их не было. — Я встала и потянулась за свитером.

— Давай я тебе помогу, — предложил Хантер. Он поднял его, и я проскользнула внутрь, но перед этим почувствовала, как его руки прошлись от моих кистей к плечам.

— Идеально, — пробормотал он, как будто забыл, что я могла слышать его.

— Спасибо. — И я снова была удивлена его поведением.

— Просто называю вещи своими именами, — ухмыльнулся он.

Мы стояли так близко друг к другу, что я могла разглядеть карамельные крапинки в его глазах.

— Эй, Кэми! Ты идешь или нет? — прервал нас голос Клэя.

— Сейчас приду, — ответила я, прежде чем вернуться к Хантеру. — Прости, я должна идти.

— Не беспокойся, но сделай мне одно реально быстрое одолжение. Могу я увидеть твой телефон снова?

— Конечно, — ответила я, копаясь в моей сумочке, прежде чем отдать ему мобильник. Он нажал несколько кнопок и вернул обратно.

— Число 7. Просто запомни Счастливую Семерку. Это мой номер в списке быстрого набора. Если тебе когда-нибудь понадобится помощь, просто позвони мне, и я приду за тобой.

Я покраснела. Ничего себе. Этот парень был просто супер как хорош.

— Спасибо, так и сделаю.

— Хорошо. Когда приедешь домой, напиши мне, что ты в порядке.

Я засмеялась.

— Клэй никогда не причинит мне вреда.

— Это, может, и правда, но, видишь ли... Я не знаю Клэя так же хорошо, как ты, поэтому пусть это будет моей прихотью, окей? Мне так будет спокойней.

— Хорошо. Еще раз спасибо, что пригласил меня. — Я немного подождала и пошла к выходу.

— С нетерпением буду ждать, — тихо сказал он, не двигаясь, а я направилась вниз к моему очень рассерженному лучшему другу.

По крайней мере, я надеялась, что он все еще был моим лучшим другом. Это должно было быть интересной поездкой домой. Клэй повернулся и фыркнул передо мной. Я спокойно последовала за ним на стоянку, и он открыл для меня дверь автомобиля. Мы не разговаривали, пока ехали, и вскоре он остановился перед моим домом.

— Спасибо, что подвёз, — сказал я, нащупывая ручку.

— Почему ты это сделала? — спросил он.

— Сделала что?

— Согласилась пойти с ним на свидание. — Его руки плотно вцепились в руль.

— Потому, что ты пугаешь меня и пытаешься говорить мне, что делать. Это меня раздражает, а потом появился он и предложил выход из положения. — Я была честной.

— Так ты просто сделала это, чтобы разозлить меня?

— Да, отчасти. Ну, и я думаю, он мне нравится. По крайней мере, мне нравится то, что я видела до сих пор, и я хочу узнать больше.

— Я все знаю о тебе, Кэми, и по-прежнему хочу знать больше. Я хотел этого уже давно. — Он выглядел и говорил так печально.

— Мне очень жаль. Я не понимала, что ты чувствуешь.

— Ну, теперь понимаешь. Дашь мне по крайней мере один малюсенький шанс? — Клэй сделал характерный жест пальцами. — Я хочу показать, как хорошо нам может быть вместе.

Он погладил мою щеку. Я напрягла плечо и почувствовала подступающую панику. Я покачала головой.

— Мне очень, очень сильно жаль, но не думаю, что нахожусь с тобой на одной странице. У тебя же есть девушка. Я боюсь, она пострадает. Кроме того, это будет для меня очень неловко. Ты мой лучший друг. Ты видел все мои недостатки и слышал все мои секреты. Я думаю о тебе как о своем брате. Я хочу, чтобы все оставалось, как всегда и было.

Он тяжело вздохнул.

— А если я не могу этого делать?

Я почувствовала приближающиеся слезы.

— Тогда мне будет очень больно потерять тебя. — Я открыла дверь и вышла. — Спокойной ночи, Клэй.

Он даже не взглянул на меня, когда уезжал.

Я смотрела вслед уезжающей машине, пока та не скрылась из виду, затем, развернувшись, пошла по тротуару к дому. Безопасному дому.

«Спасибо», написала я Хантеру. Ответ пришёл незамедлительно:

«Рад слышать. Напишу тебе завтра. Ночью.»

Я уставилась на слова передо мной. Хантер Уайлдер собирался написать мне завтра. Несмотря на все, что сегодня произошло с Клэем, я не могла успокоить небольшое волнение, которое возникло где-то глубоко в груди. Я вздохнула. Боже, какой сумасшедший день.




Глава 7


Кэми


Я открыла глаза и посмотрела на часы. Ничего себе! Десять часов, а мама не разбудила меня. Я потянулась за телефоном, который был подключён к зарядному устройству, и посмотрела, нет ли сообщений от Клэя. Там ничего не было. Я не знала, что ему сказать, поэтому тоже не писала. Схватив шорты и футболку, я направилась в ванную принять душ, а затем пошла вниз, позавтракать.

— Ну, посмотрите, кто наконец решил украсить своим присутствием это прекрасное воскресное утро. — Мой папа улыбнулся из своего кресла, где он читал журнал «Стиль и Декор». Я наклонилась и поцеловала его в щеку.

— Доброго утречка, пап. Как ты? Как прошел вчерашний благотворительный вечер?

— Мы прекрасно провели время. Люди были очень милые, и мы собрали приличную сумму во время джазового концерта. Я рад, что мы живем в городе, где ценят культуру.

В Коппер Сити действительно ценят искусство. Я знала, что родители здесь очень счастливы. Этот город стал для них местом, где сбылись их мечты.

— Я так рада! Это просто потрясающе! Я собираюсь перехватить что-нибудь на завтрак. Где мама?

— Она допоздна помогала в уборке после фуршета, так что пусть отсыпается.

Да, маме не помешало бы отдохнуть. Я подошла к шкафу и достала чашку, насыпала хлопья и залила их молоком из холодильника. Пока я хрустела завтраком, завибрировал мой телефон. Я замерла. Было два варианта: либо Клэй, либо Хантер. Нервничать меня заставляли оба. Я взглянула на текст: «Сегодня хороший день. Не хочешь сегодня около полудня устроить пикник в парке?» Я улыбнулась, выпуская вздох облегчения. Это был Хантер. «Конечно. Звучит весело. Напишешь мне адрес?» И в конце ответа поставила смайлик. «Потрясающе. Увидимся. Я заеду за тобой». В моем животе запорхали бабочки. Я быстро доела хлопья и поспешила к себе в комнату.

— Куда ты так спешишь? — спросил папа.

— У меня обед с другом!

— С Клэем?

— Нет. Его зовут Хантер Уайлдер. Он новенький. Я расскажу тебе больше, когда буду готова.

— Хорошо. Я хочу встретиться с этим мальчиком, перед тем, как он заберет тебя.

Я закатила глаза.

— Да, папа.

Оу, папа включил суперопеку. Знаю, он доверяет мне, но я немного волновалась о том, какое впечатление может произвести Хантер. Да, я ходила несколько раз на свидания с другими парнями, кроме Клэя, но обычно они были прилежными студентами музыкально-драматических факультетов, которых мой отец мгновенно одобрял. Он всегда отпускал меня со своими студентами из колледжа. Однако я никогда не знакомила его с парнями из «горячей» категории, вроде Хантера. Было бы интересно посмотреть, что он скажет. Я перерыла весь свой шкаф и ящики и наконец остановилась на крошечных джинсовых шортах и симпатичной футболке яркого желтого цвета с коротким рукавом. Я тщательно нанесла макияж, а затем кропотливо работала горячим утюжком над своими волосами, пока мои кудри не стали абсолютно прямыми. Я собрала их в стильный конский хвост и надела золотые сережки-кольца в тон сандалиям, которые я зашнуровала на икрах. Было около 11.30, когда я закончила. Я вернулась в гостиную, где мама уже присоединилась к отцу.

— Чудесно выглядишь, — сказала она, оторвав взгляд от своего любовного романа. — Папа сказал мне, у тебя сегодня свидание с новым парнем. Кто он?

— Его зовут Хантер Уайлдер. Недавно он переехал сюда из Тусона со своим дядей. Я думаю, что его родители погибли в автокатастрофе. По крайней мере, так говорят слухи. У меня пока не было возможности поговорить с ним об этом, тем не менее, он сказал мне, что он из Тусона.

— Так он с тобой из музыкального и театрального класса? — спросил папа.

— Нет, он со мной на уроках по химии, английскому, праву и фотографии.

— О, так он надеется стать фотографом?

Я рассмеялась.

— Понятия не имею. Я не так его хорошо знаю. Он здесь совсем недавно. Мы вообще не разговаривали до прошлой недели.

— Клэй добрил его? — Папа улыбнулся, а я застыла.

— Боюсь, что нет. — Я знала, что папа доверяет мнению Клэя о том, с кем мне встречаться.

— Почему он ему не нравится? — нажимал отец.

Я пожала плечами.

— Я думаю, что он ревнует.

— Ревнует?

Мама усмехнулась.

— Ты немного не в курсе, Брандт. Клэй, оказывается, влюблен в нашу девочку.

— Неужели? И как ты к этому относишься?

— На самом деле, я надеюсь, что все это сон. Я не чувствую к нему ничего такого. Он для меня как брат. Клэй все так усложняет.

— Так вчера все прошло не очень хорошо? — обеспокоенно спросила мама.

— Типа того. Вообще-то, я думаю, Хантер своим приглашением пытался помочь мне в очень неловкой ситуации. — Я сцепила руки на коленях.

— Это было мило с его стороны, хотя мне грустно, что у вас с Клэем возникли проблемы. Вы были друзьями так долго не для того, чтобы вот так все разрушить. Я надеюсь, вы сможете это исправить.

— Я тоже. Я люблю Клэя, но не так. — Я посмотрела сначала на маму, потом на папу. — Я должна рассказать вам кое-что о Хантере.

— Что это? — спросил папа.

— Он не такой парень, с которым вы привыкли меня видеть. Я имею в виду, что он, возможно, один из самых популярных парней в школе. Он прославился тут довольно быстро... Ездит на новенькой черной Camaro... И на самом деле самый красивый парень, которого я когда-либо видела в своей жизни... Я говорю, как парень с обложки. Я, честно, понятия не имею, почему он хочет пойти со мной.

— Может быть, потому, что ты красивая и милая, и он увидел это, — улыбнулась мама.

— Ты должна так говорить. Ты моя мама.

— Она не будет лгать тебе, милая, — добавил папа.

В дверь позвонили, прерывая наш разговор, и я занервничала. Он пришёл на несколько минут раньше. Я с удивлением обнаружила, что там стоял не Хантер, а Клэй. Он осмотрел всю меня, и затем его взгляд вернулся вверх, встречаясь со мной глазами... читая в них почти отчаянную мольбу.

— Привет, Кэми, мы можем пойти куда-нибудь поговорить? Пожалуйста.

В этот момент громкий звук баса наполнил воздух. Я взглянула вниз по улице и увидела, как Хантер подъехал на своей Шевроле с опущенными окнами. Я посмотрела на Клэя.

— Хм, сейчас у меня свидание. Может быть, позже, когда я вернусь?

Губы Клэя сжались, и он нахмурился.

— Он не теряет времени, да? Позвони мне, когда вернёшься домой. — Он развернулся и пошёл вниз по тротуару.

— Эй, парень, — окликнул Хантер, когда они поравнялись. Клей проигнорировал его и продолжил идти. Он сел в машину и уехал, не оглядываясь.

— Я прервал что-то важное? — спросил Хантер, когда подошел. В руках он держал пару симпатичненьких букетов, и я улыбнулась.

— Нет, все в порядке. Проходи и поздоровайся с моими родителями. Они ждут тебя.

Я отошла в сторону, чтобы он мог войти. Вместе мы проследовали в гостиную. Мама с папой уже стояли, чтобы поприветствовать Хантера.

Я заметила, как глаза моей мамы удивленно расширились, а у папы сузились, словно почувствовав хищника. Его взгляд пропутешествовал от красной футболки вниз к удивительным темно-синим джинсам и темной обуви, все дизайнерское, конечно. Очевидно, у него были деньги.

— Это моя мама Сесиль и мой папа Брандт. Мама и папа, это Хантер Уайлдер.

— Рад познакомиться с вами, — сказал Хантер с безупречными манерами, крепко пожимая руку моего отца. Он вручил маме розы: — Это для вас, — добавил он, прежде чем передать другой букет мне: — А это тебе.

Я не могла не улыбнуться, пока нюхала цветы.

— Они пахнут замечательно! Спасибо.

Он выглядел довольным.

— Не за что. Я увидел их и сразу вспомнил о твоих красивых рыжих волосах. Похоже, это и про твою маму тоже. — Он засмеялся и указал на цвет её волос.

— Ну, ты просто заклинатель! — Моя мама хихикнула, как школьница, и я знала, что он завоевал расположение, по крайней мере, одного из моих родителей. — Хочешь выпить что-нибудь?

— О, нет, спасибо. Я думал выбрать что-нибудь с Кэми. Мы могли бы пойти в парк и погулять вместе.

— Что еще вы планируете делать в парке? — строго спросил папа.

— Ну, я принес фрисби. Мы могли поиграть, если Кэми согласна, — он взглянул на меня.

— Звучит весело, — сказала я, совершенно не представляя, что Хантер будет делать нечто подобное, как играть в фрисби.

— Когда ты привезёшь её домой?

Хантер пожал плечами.

— Я не планировал определенное время. Я решил гулять с Кэми, пока она не устанет от меня. Ей известно много интересных мест. Вот я и подумал, что будет лучше, если Кэми решит, куда пойти.

— Уверена, вы замечательно проведете время, — радостно сказала мама.

— Дочь, твой комендантский час — полночь. Пока ты его соблюдаешь, все хорошо.

Думаю, в этот момент папа взглядом прожигал маму насквозь, и я закусила губу, чтоб не хихикнуть.

— Помни, она наша самое дорогое сокровище. Обращайся с ней соответственно.

Я подавилась. Мда, вот так шоу.

— Я буду в порядке, пап, — сказала я, встав на цыпочки, чтобы быстро поцеловать его в щеку. Я могла с уверенностью сказать, что он очень переживал. — Увидимся позже.

— Удачи! — Моя мама светилась, когда махала нам.

Я схватила Хантера за руку и утащила его из комнаты, пока мы не попали в неловкую ситуацию. Он проводил меня к машине и открыл передо мной дверь, оббежал вокруг и сел за руль.

— Извини за это сумасшествие.

Он широко улыбнулся.

— Нет, это было прекрасно.

— Я думаю, ты понравился моей маме.

— Но не твоему отцу?

— Я бы сказала, что суд еще впереди. Он сформирует лучшее мнение о тебе после того, как ты благополучно вернёшь меня домой в том же состоянии в каком и забрал. — Я покраснела.

— Ну, вообще-то я не хочу возвращать тебя в исходном состоянии.

Его глаза пробежались по мне, и мой пульс участился. Я почувствовала себя раздетой.

— Да?

— Определенно. Я хочу, чтобы у тебя остались незабываемые впечатления после дня, проведенного со мной.

— Оу. — Я не знала, что еще сказать.

Он завел машину, и его стерео система загремела на максимальной громкости.

Я рефлекторно зажала уши. Хантер быстро снизил громкость.

— Прости! Я немного увлекся, когда ехал.

— Все в порядке. Это было очень неожиданно, вот и все.

— Итак, где ты хочешь перекусить? — спросил он.

— Ну, если тебе нравятся гамбургеры и прочее, подойдет маленькая закусочная «У Франчески».

— О, я ел там с Руссом как-то вечером. У них отличная еда. Тогда поехали туда.

Он повернул машину в направлении кафе.

Мне по-прежнему было рядом с ним неловко, но Хантер заставлял меня чувствовать себя комфортно и непринужденно. И хотя я знала его совсем недолго, нравился он мне все больше.



Глава 8


Хантер


Зрачки Кэми расширились, когда я открыл багажник и достал толстое тяжелое одеяло. Я почти увидел все неприличные вещи, которые проделывал с ней в ее воображении.

— Я подумал, что будет неплохо есть сидя, — улыбнулся я.

— Будет здорово, — ответила она, явно расслабляясь.

Я не смог удержаться и поддразнил её ещё немного.

— На самом деле, все произойдет позже. Будет не очень удобно заниматься этим прямо посреди парка днем.

Господи, она и правда повелась и побледнела. Я громко рассмеялся.

— Я шучу, Паинька. Ты в безопасности. Можешь передавать мне еду, а я буду носить ее?

Она покраснела и немного улыбнулась.

— Хорошо, я тебе помогу.

— Ты уверена? Я бы справился и сам. Я сильный.

Она слегка подняла подбородок.

— Я тоже.

— Очень хорошо, мисс Самостоятельность. Я подумал, что нам лучше сесть там под большим ветвистым деревом, чтобы было немного тени. Ну, как звучит? Хорошо?

— Да, давай сделаем это!

Я поднял бровь.

— Что ты сказала? Я думаю, вы должны знать, что я не из таких парней, мисс Уимберли.

— Ммм...? — Она нервно засмеялась.

— Расслабься, Кэми. Все в порядке.

Мне уже было с ней весело. «Будь осторожен», снова предупредил меня внутренний голос, но я засунул его обратно. Это было дружеское свидание между новыми знакомыми, я просто помог ей выйти из неловкого положения. Я больше никогда не приглашу ее снова. Сейчас все было хорошо и так должно было остаться. Я был в безопасности, пока сохранял границы между нами ясными и четкими. Расстелив одеяло на земле, я жестом предложил ей сесть. Она села и полезла в сумку, которую мы заполнили едой в кафешке «У Франчески»: два на вид сочных чизбургера с беконом; картофель фри с кетчупом; два шейка — один шоколадный для меня, другой клубничный для неё; и два огромных куска домашнего яблочного пирога.

— Это выглядит невероятно, — сказал я, располагаясь возле нее, облокотившись на локоть.

— Еще раз спасибо за приглашение. Я знаю, ты не должен был, но спасибо, что помог мне вчера вечером.

Я сделал глоток шейка и уставился на нее.

— Ты же понимаешь, что это не акт милосердия. Я отговаривал себя пригласить тебя куда-нибудь с тех самых пор, как переехал.

Ее глаза расширились.

— Правда? Почему?

Я пожал плечами.

— Сейчас кое-что происходит в моей жизни, и встречаться с кем-то не самая лучшая идея. Я правда не хочу преувеличивать, но сейчас у меня определенно дерьмовая полоса. И полагаю, что лучше держать всех подальше от этого. — Я с облегчением вздохнул, когда она не стала меня больше расспрашивать. Я бы все равно не смог объяснить. Это тайна, о которой я точно должен помалкивать.

— Почему я? — наконец спросила она.

Вздохнув, я прикоснулся к кончикам её волос, перебирая их. Они были такие шелковистые.

— Ты первый человек, которого я увидел в этой школе. Я остановился на парковке и, проходя мимо аудитории, увидел, как великолепная девушка вышла из музыкального класса. Солнце освещало твои потрясающие рыжие волосы, и они блестели так ярко, как будто вокруг тебя светился ореол. Ты смотрела в тетрадь с нотами, которую держала в руках, и напевала что-то. Я замер, просто стоял и смотрел, как ты идёшь. Ты была так поглощена музыкой, что не заметила меня.

Я скручивал ее волосы вокруг моего пальца.

— Ты выпрямила их сегодня. Я никогда не видел тебя с такой прической прежде.

Кэми подняла свой шейк и сделала глоток, облизывая губы.

— Мне нравится менять их время от времени. Волосы настолько густые, что у меня уходит куча времени на то, что бы их выпрямить.

Я выпустил прядь и взял свой напиток.

— Ну, мне нравится и так и так, но когда ты носишь их вьющимися, они подпрыгивают, как будто имеют свою собственную жизнь.

Она засмеялась.

— Ты еще не видел их влажными летом. Они так кучерявятся, что становятся похожи на рыжее афро. Это уж точно выглядит далеко не мило.

Я покачал головой.

— Неа, я думаю, даже так ты выглядишь великолепно.

— Я рада, что ты так в этом уверен. Знаешь, иногда я испытываю сильное желание обрезать их к чертям.

Она провела по всей длине своих чудесных волос.

— Тогда ты совершила бы преступление. Никогда их не обрезай. Они идеально дополняют твой образ.

— Я начинаю думать, что ты трепач, Хантер. Могу поспорить, у тебя действительно есть девушки, падающие к твоим ногам, когда ты говоришь им что- то подобное. — Она мягко улыбнулась.

— Просто говорю, как есть. И ты должна перестать доверять слухам. Они не имеют ни малейшего сходства со мной.

— Так значит, ты не какой-то сумасшедший парень с вечеринок?

— Думаю, зависит от того, кого ты спрашиваешь, — неопределённо ответил я.

— Я спрашиваю тебя. — Она развернула свой гамбургер и откусила.

— Хорошо, давай договоримся. Ты сможешь спросить меня, о чём захочешь. Я отвечу так честно, как смогу, но я делаю то же самое с тобой. — Я тоже открыл гамбургер и откусил. Она удивилась и, казалось, задумалась на то время, пока закончила жевать и проглотила.

— Хорошо. Это кажется справедливым. Дай мне подумать.

Я опустил несколько фри в соус, пока ждал.

—Ты принимаешь наркотики?

Я засмеялся.

— А ты начала с самых легких вопросов, да?

— Почему бы и нет.

Она ждала моего ответа и уже была готова поверить в любую ложь.

— Да, принимаю.

Казалось, она в шоке от того, что я ответил честно.

— Много?

Я усмехнулся.

— Смотря что для тебя много. Иногда больше, иногда меньше — обычно это травка, которую я достаю на вечеринках.

— А более сильнодействующие?

— Да.

— Почему?

— Потому что мог достать.

Я представил, что она теперь обо мне думает.

— Не хочу судить, но я никогда не понимала, почему люди хотят попробовать то, что причиняет им вред?

— Иногда они просто хотят убежать, Кэми. Людям нравится, как они чувствуют себя, когда получают дозу.

— Это относится и к тебе?

— Я думаю, да, иначе зачем мне это делать?

Она уставилась в сторону детской площадки, где дети катались на качелях, радостно подбадривая друг друга.

— Я ходила на танцы с Клэем несколько месяцев назад, до того, как ты переехал сюда. Это была середина вечеринки, когда один из самых популярных парней в школе подошёл ко мне, шатаясь. Он схватил меня, попросил меня помочь ему, а потом он упал на пол и начал биться в конвульсиях. Он умер через несколько мгновений. У него был сердечный приступ от передозировки наркотиками. Я воспроизвожу эту сцену снова и снова в моей голове, интересно, есть ли что-то, что я могла бы сделать для него. Я не понимала, что происходит. Я не знала, как помочь ему, думала, что он был пьян. — Она серьёзно посмотрела на меня. — Я не очень хорошо знала Джордана, но все же не могла понять, почему он впутался в это. Он был удивительным футболистом. Ему предлагали стипендии в нескольких университетах. Вся его жизнь была впереди. Я не могу не думать, что это пустая трата многообещающего будущего. — Она сделала паузу, прежде чем продолжить. — Это испугало меня. Я знаю, что мы с тобой не так хорошо знакомы, но могу с уверенностью сказать, что ты милый парень, и я буду чувствовать себя ужасно, если что-то подобное случиться с тобой. Я не буду лгать... Я хочу, чтобы ты перестал их принимать.

Что я должен был на это ответить? Кэми обнажила душу передо мной, и на мгновение я не мог представить просьбу, которая была так же сладка, как эта. Как кто-то может сказать «нет» в такой ситуации?

Я покачал головой.

— Единственное обещание, которое я могу дать тебе — я буду осторожен. Много вещей, которые ты слышала обо мне, сильно преувеличены, и всё не так плохо, как кажется. Люди видят то, что хотят видеть.

Она кивнула.

— Да, может, ты и прав, но, к сожалению, это происходит в каждой подростковой компании.

Я кивнул, удовлетворённо за ней наблюдая несколько мгновений.

— Итак, теперь мой вопрос тебе.

Думаю, в будущем мне придется очень сильно пожалеть об этом, но я не мог не спросить.

— Что?

— Пойдёшь со мной снова, зная, что я принимаю наркотики и что это значит для меня?

Она смотрела на свой гамбургер, играя с обёрткой от него.

— Мои родители не хотели бы этого, если бы узнали, да и Клэй будет в ярости.

— Я не об этом спрашивал. Я хочу знать, что ты думаешь об этом.

Она выглядела торжественно.

— Я думаю, мне не нравится, что ты принимаешь наркотики, но также я думаю, что ты выше всего этого. Было бы несправедливо отказаться от дружбы с тобой только потому, что мне не нравится что-то в тебе. Так что да, я бы пошла с тобой снова.

Облегчение разлилось по всему телу, и мое сердцебиение ускорилось. Она так притягательна, но все может обернуться невероятно плохо. Я бы так хотел на одно мгновение стать свободным для нее.

— Итак, моя очередь. — Она улыбнулась. — Люди говорят, что ты ужасный бабник, это правда?

Я широко улыбнулся.

— Может быть, когда-то давным-давно, но не сейчас. У меня действительно не было времени для девочек в последнее время. Это чистая правда.

Она нахмурила свой носик.

— Тогда почему ты здесь со мной?

— Я не могу ответить на этот вопрос. Сейчас моя очередь, — я поддразнил её, и она рассмеялась, отрывая кусочек от своего гамбургера и бросая его в меня. — Ты же не пытаешься разжечь войну едой, правда?

Я не мог поверить, как она постоянно заставала меня врасплох.

— Я никогда не начинаю то, что не могу закончить. А теперь ответь на мой вопрос.

— Нет. Сначала я должен задать свой вопрос.

— Ты только что спросил. О начале борьбы едой. — Она засмеялась и бросила в меня еще один кусок.

— Это не считается! — Я потянулся, пытаясь схватить ее гамбургер.

— Нет, считается! — Она подняла его высоко над головой так, что я не смог до него дотянуться.

Я плюхнулся обратно на одеяло.

— Хорошо, ты выиграла. Давай, спрашивай.

— Я хочу, чтобы ты ответил на мой первоначальный вопрос. Если у тебя нет времени на девчонок, почему ты здесь со мной?

Я застонал, проводя рукой по лбу.

— Потому, что я дурак и, скорее всего, мазохист, я имею в виду самое глупое значение этого слова.

Она посмотрела на меня скептически, как будто не понимала.

— Просто в тебе есть что-то такое, что притягивает меня... Думаю, я страдаю синдромом пламени и мотылька. Русс прикалывается надо мной из-за этого. Он называет тебя «Услада моих глаз». — Я сделал паузу, что бы подобрать слова. — Что-то в тебе манит меня, — повторил я, запинаясь, — ты прекрасна, и ты настоящая. Мне нравится то, что я могу говорить с тобой и получать прямые ответы. Ты не играешь в игры. — Я раздраженно вздохнул. — Извини, я бессвязно говорю.

Она покачала головой и улыбнулась.

— Ты очень милый.

— Хорошо. У меня есть еще один серьезный вопрос, а потом мы можем перейти на более легкие вещи.

— Хорошо. — Она посмотрела на меня, приготавливаясь.

— Это связано с тем, что ты сказала мне о своем опыте. Почему Джордан подошёл к тебе за помощью на танцах? Между вами двумя что-то происходило? Вы встречались? Извини, я просто пытаюсь получить более полную картину.

Если она и заметила, что я только что задал сразу три вопроса, то ничего не сказала.

— Думаю, я просто оказалась не в то время не в том месте. Я не думаю, что он просил о помощи именно меня, хотя он и правда в ней нуждался. И я предполагаю, он был в полусознательном состоянии. Он напивался и раньше, но обычно не обращался ко мне за помощью. Вот почему я беспокоюсь о том, что ты сказал мне. Он веселился, как ты.

Я лишь кивнул.

— Но ты не изменишься.

— Я не могу обещать, что изменюсь. Я бы с удовольствием, но не хочу разочаровывать тебя.

Молчание повисло в воздухе между нами, и я пожалел, что не мог сказать ей всю правду. Это было невозможно. Я не могу доверять никому.



Глава 9


Кэми


Хантер разгромил меня в фрисби. Как бы сильно я ни бросала, пытаясь заставить его пропустить диск, он всегда ловил его каким-то странным способом. На самом деле, это довольно впечатляюще.

— Ты один из тех ребят, что фанатеют от спорта? — спросила я. Согнувшись и задыхаясь, я держалась руками за колени.

— Вряд ли, — смеётся он.

— Серьёзно, ты занимался спортом?

— Я играл в университетской команде по футболу и баскетболу, — признался он.

— Я тебе верю. Ты поразительный.

Я пошла к одеялу и рухнула.

— Ты сказал, что играл. Почему сейчас бросил?

— Я все еще качаюсь, но на этом все. Это просто больше не моё.

Он упал рядом со мной.

— Ну, я уже поняла, что ты качаешься.

Он усмехнулся.

— Правда? Как? Шпионила за мной?

— Нет, я просто обратила внимание на то, как сидят твои футболки. — Я засмеялась, надеясь, что не показалась странной и не перешла черту.

— О, как мило, — улыбнулся он, выглядя очень довольным. — Я рад, что тебе было на что посмотреть.

Хантер кинул фрисби, и я попыталась поймать диск, но он летел слишком быстро, и я упустила его.

— Сейчас я вижу, что ты маленькая хитрюга.

— Подумаешь, — ответила я, невинно махнув рукой.

— Ты просто пытаешься замотать меня, бегая за этой тарелкой. — Он громко засмеялся, оглядываясь на меня. — Ты мне нравишься, Паинька. Думаю, тебе я тоже нравлюсь. Давай, признай это.

— Никогда, — улыбнулась я.

— Это не так сложно, на самом деле, нужно лишь сказать: «Хантер, ты мне нравишься». Теперь ты попробуй.

— Не-а. Я не собираюсь это говорить.

— Спорим, скажешь. — Он приподнял бровь, и я увидела явный вызов.

— Можешь попробовать, — поддержала я.

— Что я получу, когда выиграю? — усмехаясь, спросил он.

— Это не имеет значения. Ты не выиграешь.

— Я должен предупредить тебя, что не часто проигрываю.

— Я тоже, — засмеялась я.

— Брось. — Он перевернулся, бросая фрисби в сторону. Двигаясь как молния, он схватил меня и начал щекотать.

— Нет! — завизжала я, хватаясь за одеяло и пытаясь стремглав убежать от него. — Стой, это вообще не честно. — Я задыхалась от его нападения.

— Скажи это, — приказал он.

— Неееет... — Он убивал меня... я ужасно боялась щекотки. Он сумел быстро перевернуть меня, а я крутилась, пытаясь оттолкнуть его, поставив руки на его накаченную грудь. Схватив меня за запястья, он переместился, удерживая их у земли. Он широко улыбнулся, зная, что заключил меня в эффективную тюрьму.

— Скажи эти слова, и я отпущу тебя.

Я покачала головой и фыркнула, отказываясь сдаваться, пока лежала под его мускулистым телом. В его взгляде появилось что-то... что-то тлеющее, и я вдруг подумала, что он собирается меня поцеловать.

Его голова опускалась ближе, пока губы не остановились на маленьком расстоянии от меня, и я могла чувствовать его дыхание на своей коже. Мурашки побежали по мне, когда он ласкал мое лицо своим пристальным взглядом, и я перестала ёрзать в ожидании. Я хотела, чтобы он поцеловал меня.

— Скажи, что я нравлюсь тебе, — прошептал он.

Он был так близко, что я могла представить себе ощущение его губ на моих. То, как они двигались. Я сжала свои, пытаясь остановить озорную улыбку.

— Нет, — ответила я.

Он покачал головой.

— Такой ответ не принимается.

— Ну, только такой ты и получишь. — Мы вместе засмеялись. Он отпустил меня и шлёпнулся на спину. Чары были рассеяны. Я положила руку на живот, пытаясь успокоить бабочек, которые порхали как одичалая стая летучих мышей.

— В любом случае, это ещё не конец. Я заставлю тебя сказать это.

— Да-да.

Он уставился на меня.

— Ты что, думаешь, я шучу?

— Нет-нет. Просто думаю, я не поддаюсь под дурное влияние других.

Он опять засмеялся.

— Это мы еще посмотрим. — Он оперся на локоть. — Так чем хочешь заняться? Мне слишком весело, чтобы уже вести тебя домой, если ты от меня еще не устала. Я не хочу тебя держать в плену.

— Вообще-то я тоже отлично провожу время, правда. Спасибо.

— То есть ты отлично проводишь время, потому что я тебе нравлюсь, так?

Я ничего не ответила, и он, усмехнувшись, покачал головой. Затем поднялся на ноги и протянул мне руку.

— Так что будем делать?

— Я хочу показать тебе одно место, если ты не возражаешь пройти по городу.

— Просто скажи мне, куда идти. Я не против. Ты хочешь затащить меня в лес и казнить там? — пошутил он, когда я указала, куда нам надо идти.

— Нет, но если подумать, взять твой автомобиль будет не худшей идеей. Я помню, что дорога там была ухабистой.

— Всё в порядке. Я в любом случае не спешу. — Он бросил на меня взгляд и подмигнул.

— Я не возражаю идти медленно.

— А ты умеешь уговаривать, — подразнил он, и я не смогла сдержать улыбку. Я повелась на его флирт. Он точно знал, что делает.

— Ну скажи честно... Я же тебе нравлюсь?

Я не смогла не захихикать. Он был таким забавным.

— Я не собираюсь отвечать. — Я закусила губу и улыбнулась, а он покачал головой.

— Перестань, или мы заедем в реку прямо сейчас.

Он нажал на тормоз и остановился перед спуском к краю воды. Река была глубиной по колено и около двадцати футов в ширину, но выглядела довольно внушительно.

— Вот что я хотела показать, — я указала на дальнюю скалу. После обеда солнце светило под таким углом, что подчеркивало древние индейские руины, построенные в пещере неподалеку.

— Это невероятно! — воскликнул Хантер, выходя из машины, чтобы лучше рассмотреть. Я последовала его примеру, и мы встретились посередине, прислонившись к капоту.

— Там в центре тропинка для посетителей, по которой можно подняться. Это пониже главной дороги. Последняя часть пути, правда, просто кошмарна. Я люблю сюда приходить, посидеть у реки и насладиться видом. Это очень успокаивает.

Хантер одарил меня улыбкой и снова повернулся к реке.

— Мы просто обязаны когда-нибудь пойти туда. Можешь себе представить, на что была похожа их жизнь в таком месте?

Я покачала головой.

— Ну, я бы точно не хотела быть ребенком, выросшим здесь. Я думаю, они, должно быть, были ужасно сильные, если продолжали строить, поднимаясь все выше и выше.

— Уверен, ты права. Мне не понять, сколько труда в это вложено. Представь себе, сколько скал и валунов они подняли на гору. Вот это преданность делу.

Я удивилась, когда он меня неожиданно обнял.

— Спасибо, что привела меня сюда. Это потрясающе.

Я почувствовала, как мои щеки краснеют. Я была счастлива, что ему здесь понравилось. Это было одно из моих любимых мест, чтобы прийти посидеть и расслабиться.

— Рада, что тебе здесь нравится. Я не была уверена. Ты выглядел шокированным, впервые услышав о списке моих здешних развлечений.

Он усмехнулся, приобняв меня за плечи.

— Я думаю, всё становится веселее с правильно выбранной компанией.

Фыркнув, я оттолкнула его. Я подошла спиной к воде, удерживая его взгляд.

— Ты сейчас меня перехваливаешь.

— И тебе нравится это. Могу сказать, что румянец красиво распространяется по твоей коже. Я думаю, он собирается раскрасить тебя до самых лодыжек. — Его взгляд прошёлся по всей длине моего роста. — Ты действительно должна признать это.

Боюсь, что он собирался нанести серьезный ущерб моему сердцу. Я никогда не чувствовала себя так легко и комфортно с кем-то в моей жизни, даже с Клэем. Было что-то в Хантере Уайлдере, что привлекало меня.

Моё сердце билось всё быстрее, пока он смотрел на меня. Это было волнующим и пугающим одновременно.

— Я не могу признать это. Ты постоянно напоминаешь мне, что прямо сейчас в твоей жизни нет места для девочек.

Улыбка скользнула по его лицу, и он стал серьёзным, наклонившись, его глаза смотрели на меня взглядом ястреба. Он оттолкнулся и подошёл в мою сторону, поймав меня за руки и притянув к себе. Мои руки скользнули по его груди по своей собственной воле, у меня перехватило дыхание в горле, когда я подняла голову, чтобы посмотреть на него, возвышающегося надо мной.

— Девушка как ты искушает меня поменять своё мнение. — У меня буквально перехватило дыхание. Я хотела, чтобы он поцеловал меня, но он держал меня твёрдо, не давая пошевелиться. Я хотела знать, как его губы будут ощущаться на моих. Он сделал всех других парней, которых я знала, бледными по сравнению с ним. Решив взять на себя инициативу, я скользнула руками вверх, оборачивая их вокруг шеи, и потянула его ближе. Он протестовал, но потом испустил вздох и нагнулся ко мне.

Я задержала дыхание в ожидании прикосновения его губ к моим. Чей-то смех нарушил нашу атмосферу.. Мы обернулись и увидели пару с двумя маленькими детьми, подходивших все ближе.

— Добрый день! — дружелюбно сказала женщина. — Чудесный вид, не так ли?

Хантер посмотрел на меня.

— Согласен.

Он крепче сжал меня в объятии. И это было так романтично, что я думала, что грохнусь в обморок.

— Наслаждаетесь походом?

— Да, мы уже поднимались к руинам. Это было немного трудновато, особенно с детьми. Нам пришлось пообещать, что они поиграют в реке, когда мы спустимся, — сказал мужчина.

— Звучит весело. Я надеюсь, вам понравится. Мы как раз собирались сделать то же самое, — ответила я, махнув им, когда они продолжили свой путь.

— Дааа? — спросил Хантер, нежно улыбаясь. — Забавно, а я думал, что у нас всё идет в совершенно другом направлении.

— Это ты получишь только в своих мыслях. — Я оттолкнула его и оставила одного, наслаждаясь звуком смеха, причиной которого являлась я. Сев на песок и сняв обувь, я встала и направилась к воде. Я мудро опустила первым палец ноги и ахнула.

— О, Господи! Тут так невероятно холодно! — Я поморщилась и пошла дальше.

— Тогда зачем ты идёшь глубже? — усмехнулся Хантер.

— Потому что это весело! Давай! Разувайся и присоединяйся ко мне.

Осторожно наступая на скользкие камни и пытаясь почувствовать каждый, я пошла еще дальше, пока вода не достигла моих коленей и не заплескалась вокруг них. Я повернулась и оглянулась через плечо, чтобы посмотреть, идёт ли он, но течение заставило меня потерять равновесие. Я шаталась, яростно пытаясь сохранить равновесие, но все равно упала.

Холодная жидкость окутала меня, заставляя задержать дыхание, но у меня был полный рот воды. Поток отбросил меня на скользкие камни дна. Я попыталась поставить руки, чтобы поднять голову из воды, но мне не хватило сил. Мне не удавалось подняться со скользких камней, и на меня обрушилась паника, так как я начала задыхаться.

Сопротивляясь желанию вдохнуть, я забарахталась. Зрение стало черным по краям, появилась ужасающая мысль, что я утону в двух шагах от суши. Мои конечности стали тяжелыми, и я уже не могла ими нормально шевелить. Я понимала, что не могу больше бороться. Открыв рот и пытаясь закричать, я только нахлебалась воды.

Сильные руки схватили меня, подняв из воды. Я закашлялась, выплевывая воду, перед тем как сделать гигантский глоток воздуха. Хантер держал меня на руках, и я положила голову ему на грудь, прижавшись к нему и дрожа от холода и шока.

— Просто дыши, Кэми, — повторял он. Я не могла унять дрожь. Он понес меня к своей машине, поставив на ноги около капота. Сначала он снял с меня майку, кинув ее на капот и обнажив кружевной лифчик, а затем потянулся к пуговице шорт.

— Что ты делаешь? — Мой голос дрожал, когда я обняла себя.

— Пытаюсь удержать тебя от переохлаждения в такую ветреную погоду. Можешь стоять на своих двух?

Я кивнула, и он отошел в сторону, спуская вниз мои шорты и говоря мне поднимать каждую ногу. Шорты присоединились к моей рубашке на капоте. Он полез в карман за ключами и открыл багажник, вытаскивая толстое одеяло, которое мы использовали для нашего пикника, плотно оборачивая его вокруг меня и обнимая.

— Клянусь, девочка, ты отняла у меня десять лет жизни. Ты в порядке? — Он издал тяжелый вздох и прислонил свою голову к моей, поглаживая мою спину. Я начала смеяться, а потом заплакала.

— Я не могла встать. Это было настолько глупо, но я начала задыхаться. Словно тряпичная кукла, — я положила голову ему на грудь. — Это так по-идиотски. Там же мелко.

— Течение под водой было гораздо сильнее, чем показалось. Я думал, прошел год, пока я добрался до тебя.

У меня подкосились колени, и он крепче меня обнял, удерживая от еще одного падения.

— Так, давай усадим тебя.

Он открыл пассажирскую дверь и посадил меня в машину как человека-буррито. Затем присел около меня на корточки и спросил:

— Кэми, ты точно в порядке?

Я кивнула.

— Сейчас мне скорее стыдно, чем все остальное.

— Не смущайся. Всякое случается. Сколько пальцев я показываю? — Его вопрос заставил меня снова засмеяться.

— Я все еще вижу, Хантер.

— Сколько? — потребовал он.

— Три, — послушно ответила я.

— Какое твоё полное имя?

Я закатила глаза.

— Камилла Ноэль Уимберли.

— Кто президент Соединенных Штатов?

— Авраам Линкольн, — ответила я придирчивым тоном. — Кончай задавать мне глупые вопросы.

Он вздохнул, но улыбнулся.

— Я просто пытаюсь убедиться, что всё в порядке. Ты нехило упала. Вдруг ты ударилась головой? Может, стоит отвести тебя в больницу?

— Не думаю, что ударилась головой, только каждой частью всего остального тела. — Я откинулась на сидение.

— Тогда я отвезу тебя домой.

Хантер закрыл дверь. И я наблюдала, как он подобрал мою обувь и одежду с капота, выжал из них воду и положил все в багажник.

— Правда, я не думаю, что твои родители обрадуются, когда я привезу тебя голую, — сказал он, садясь в машину.

— Хантер, ты спас меня от утопления. Я думаю, они будут тебе очень благодарны.

Я заметила, что он тоже весь мокрый. Он тяжело вздохнул.

— Скоро узнаем наверняка.

Он завел машину, включил печку и медленно поехал по кочкам и ямам. Когда мы выехали на шоссе, он прибавил газу, и мы промчались последние сорок миль обратно в Коппер Сити.


Глава 10


Хантер


Итак, что дальше? Я развалился на своих кожаных диванах и теребил телефон. Стоит писать ей смс? Просто спросить, что она делает. Её отец был явно не в восторге, когда я привез Кэми домой полуголую. Хотя её мама и осыпала меня благодарностями за помощь, прежде чем отправить дочь к себе в комнату.

Я натянул на себя одеяло и устроился поудобнее. Так продолжалось пару часов. Слова «Как ты?» были набраны, но я их так и не отправлял. У меня в голове крутилось миллион мыслей, и как мне кажется, мозг уже начал закипать. Если я пошлю сообщение, это будет как сигнал, что я о ней думаю. А это уже проблема.

Это делало из меня дурака, который лежит и целый день думает о ней. А еще это сдавало с потрохами мой интерес к ней, которого, кстати говоря, вообще не должно быть. Я услышал звон ключей, и входная дверь распахнулась.

— Привет, дядюшка Крис, — сказал я высокому худому мужчине, вошедшему наперевес с портфелем. Он покачал головой.

— Заканчивай уже меня так называть, — сказал он мне. — Это больше не смешно.

Я усмехнулся.

— Может, тебе, я же нахожу это весьма забавным.

— Ну, рад, что могу развлечь тебя, хотя я слишком молод, чтобы ты звал меня дядей. Как у тебя дела? Ты выглядишь, как будто тебя нужно подбодрить. Могу сказать — тебя что-то беспокоит. Какая муха тебя укусила?

Я вздохнул и сел. Он знал меня слишком хорошо.

— Могу я кое в чем признаться? Я действительно в сомнениях и мне нужно независимое мнение.

— Конечно, — сказал он, бросив портфель на журнальный столик между нами. — Что случилось?

Я решил погрузиться полностью.

— Я встретил девушку... — Я затаил дыхание, ожидая взрыва.

— Что? Ты шутишь. Пожалуйста, скажи мне, что ты шутишь, — он поражённо посмотрел на меня.

— Хотел бы я, но не могу. Мне очень жаль. Я заметил её с самого начала, пытался бороться с моим влечением к ней, но это не работает. Теперь я прыгаю в омут с головой. У нас была возможность узнать друг друга немного больше, и кажется, я ей тоже нравлюсь.

Крис застонал и ослабил галстук.

— Ндааа, это фигово во многих отношениях.

Я кивнул.

— Знаю, я вляпался по самые уши, но когда я пытаюсь держаться от нее подальше, мы все время сталкиваемся. Карма какая-то. Если бы только все было проще... Ну вот, ты видишь, как я влип.

— Это не хорошо. — Он провёл рукой по лицу. — Как её зовут?

— Кэми Уимберли.

Крис потер виски.

— Сколько ей лет?

— Семнадцать.

Он посмотрел на меня недоверчивым взглядом.

— Она, чёрт возьми, несовершеннолетняя, Хантер, а ты нет. Ты не можете быть связан с кем-то в этом роде. Она слишком молода, и это слишком опасно.

— Я знаю! — буркнул я, вскакивая и подходя к окну.

— Насколько близки вы с ней? Статус парень/девушка? Ты целовал ее?

— Нет, не целовал, но мог сегодня, если бы нас не прервали. Печально то, что я хочу этого. — Я прислонился к окну и скрестил руки на груди. — Быть с ней — самая естественная вещь в мире. Я клянусь, она прекрасна. Это не имеет значения, но она всё для меня. Во мне все тает, когда я с ней. Это просто удивительно. — Я потер переносицу. — Что я должен делать?

— Я не знаю. Но что я знаю, так это то, что мы не должны высовываться. Мы только переехали, и я не могу позволить тебе привлечь излишнее внимание.

— Отлично, тогда мне нужно пару советов. Эта девушка мне очень нравится, и не думаю, что смогу держаться подальше от нее. Я хочу быть с ней.

Он покачал головой.

— Ты совершеннолетний. Если вы пересечете черту, тебя посадят. Я не могу этого допустить.

— Ей будет восемнадцать в следующем месяце. Я узнал.

— Зачем ты расспрашивал её? Знаешь, мы же пытаемся залечь на дно.

— Кэми ссорилась с парнем, которому она нравится. Я решил помочь ей — думал, что это будет просто одноразовой встречей. Оттуда-то все и завертелось.

Крис фыркнул.

— О, теперь ты говоришь, что попал в какой-то любовный треугольник? Ты не должен играть главную роль в собственном романе! Какого черта ты делаешь, когда я ухожу?

Я криво улыбаюсь.

— Видимо, участвую в соревновании на премию косяк года. Мне жаль. Я не хотел, чтоб все так получилось. Есть какие-нибудь рекомендации?

— Скорее всего, это будет не то, что ты хочешь услышать... Хорошо. Зеленый свет. Будь осторожен и не увлекайся с поцелуями и зажиманиями. Именно в эти моменты разум летит к чертям. Тогда у тебя возникнут большие проблемы.

Я кивнул.

— Окей, смотреть, руками не трогать. Я справлюсь.

— И, боже, я повторю, будь осторожен. Всё это выглядит как большая дерьмовая туча.

— В курсе. Я ненавижу то, что втягиваю во всё это, и не хочу, чтоб она попала под огонь, если что-то пойдет не так.

Он взглянул на меня и на секунду замер.

— Мы ведем опасную игру. Тебе нужно быть осторожным. Как она отреагирует, если однажды ты просто исчезнешь? А ты же знаешь, это может произойти.

— Она испугается. Наверно, она подумает о передозировке. Кэми очень обеспокоена моим употреблением наркотиков. В прошлом у нее был хреновый опыт с этим.

Он провел рукой по волосам.

— Итак, вот мой вопрос. Если вы сблизились, почему ты только теперь начал беспокоиться? Наверняка ты уже задумывался об этом.

Я приподнялся на диване.

—Мы гуляли сегодня, и после обеда она чуть не умерла.

— Что?

Крис выпрямился.

— Все не так плохо, как звучит, но она упала в реку, хотя это было больше похоже на быстрый ручей. Она попала в подводное течение и не могла встать. Я уже подумал, она утонет, пока добирался на помощь. Это были самые страшные секунды моей жизни.

— Звучит ужасно. Она в порядке?

Казалось, он очень обеспокоен.

— Да. Она только намокла, замерзла и испугалась. Я закутал её в одеяло, которое осталось от нашего пикника, и отвез домой.

— Я рад, что ты был рядом.

— Я тоже, но там кое-что произошло. Смотря, как она замерзает, я обнял её. И это не потому, что я хотел помочь, не буду себя обманывать. Я бы с радостью все объяснил, но не могу.

Крис смотрел на меня несколько секунд, перед тем как начать говорить.

— Я все понял. Для тебя это как проход по канату без страховки. Ты должен быть всегда начеку и попытаться не сорваться. Похоже, скоро мы увидим, из чего ты сделан? Будь осторожен. Ты можешь упасть и разрушить свою жизнь. — Он встал и пошел на кухню.

— Это то, чего я боюсь больше всего, — пробормотал я себе под нос.


Глава 11


Хантер


«Как ты? не спишь?» напечатал я, нажал «отправить» и ждал, развалившись на кровати и слушая музыку в попытках успокоить свою нервозность. Я больше не мог выдержать это незнание. Мой телефон загудел, и я открыл сообщение в рекордные 0,01 секунды. «Привет. Я хорошо, спасибо. Немного разбитая после того, как ты привёз меня домой. Извини». Я вздохнул с облегчением, пока читал сообщение, затем набрал номер Кэми.

— Алло?

Как хорошо было услышать её голос.

— Я волновался.

— Не стоило. Всё в порядке. Просто вымоталась. Знаешь, что ты теперь мой герой?

Я фыркнул.

— Вряд ли, ведь это я был напуган до смерти. — Это было преуменьшением в эпических пропорциях. Уверен, мое сердце перестало биться с того момента, когда она скользнула под воду и начала задыхаться.

— Ты не показал этого, а просто пришёл и спас положение. Хорошо работаешь в экстремальных ситуациях.

— Не так в этом уверен, но был рад помочь. — Я сделал паузу, прежде чем продолжить: — Думаю, ты должна пройти вперёд и сказать мне, что твой папа собирается навсегда запретить нам встречаться.

— На самом деле, он пока приходит в себя. Когда я ему все объяснила, он даже был впечатлен твоей быстрой реакцией. Скорее, его больше всего впечатлило отсутствие на мне одежды и то, что ты видел меня такой...

— Ну, я не мог допустить, чтоб твои конечности отмерзли. Думаю, тебе пригодятся все твои пальцы.

Она засмеялась.

— Все в порядке, Хантер. Он это переживет. Он нервничал из-за тебя с самого начала. Я действительно раньше не знакомила его с такими парнями, как ты.

— Парнями как я? Почему это звучит как оскорбление?

— Нет, я не имела в виду ничего плохого. Это был комплимент. Давай просто скажем, парнями, которых я бы в прошлом отнесла… к несносным, за неимением лучшей терминологии. Ты определенно не из них, но, думаю, с определением «эксцентричный» папе будет легче справиться.

— Справиться с чем? — А вот это меня уже действительно заинтересовало. На конце провода в течение нескольких секунд я слышал только молчание. Вот те на.

— Мне с тобой очень понравилось, если ты об этом. Не думала, что скажу это, но это так. Звучит странно.

— Рад, что ты так думаешь. Я не хотел бы, чтоб тебе было со мной не комфортно.

Наступила минута молчания.

— Будет плохо, если я скажу, что скучаю по тебе? — спросила она, и мой пульс подскочил.

— Прости, что? Мне хотелось бы посмотреть на закат с тобой сегодня. Наше свидание закончилось раньше из-за моей неосмотрительности.

— Не беспокойся об этом. Будут и другие.

Я издал внутренний стон. Кажется, я сам себе рою могилу. Если так, то я уже хочу в неё прыгнуть.

— Будут?

— Если ты хочешь? — После сегодняшнего происшествия я действительно готов дать ей все, чего бы она ни хотела. Мне просто нужно, чтобы Кэми была в безопасности.

— Я хочу многое.

Она коротко рассмеялась.

— Знаешь, ты мне снился, пока я спала. Я чувствовала запах твоего лосьона после бритья или чего-то еще на одеяле. Прости, что не отдала его перед твоим отъездом. Я постираю его и верну.

Мое воображение тут же нарисовало картинку — её тело переплетается с моими простынями, великолепные рыжие волосы рассыпаны по постели и стон, умоляющий, чтобы я не останавливался.

Семнадцать, придурок. Я дал себе мысленного пинка-напоминания. Держи себя в узде.

— Оставь его, — сказал я. — Я хочу, чтобы оно было у тебя.

— Нет, я не хочу красть твоё одеяло, — запротестовала Кэми.

— Ты не крадёшь. Я просто отдаю его тебе. Теперь ты можешь сказать мне, как сильно я тебе нравлюсь, — усмехнулся я.

— Хорошая попытка. — Она рассмеялась. Этот звук греет моё сердце.

— Я выиграю, — пообещал ей я.

— Вот уж не думаю.

— Возвращайся спать. Как сильно я тебе нравлюсь, ты можешь сказать завтра в школе, или можешь увидеть меня в своём сне.

Она засмеялась еще сильнее.

— Удачи тебе в этом, плейбой.

— Мне не нужна удача, Паинька. Это случится. Теперь иди спать.

— Да, сэр! — сказала она по-военному.

Я улыбнулся, жалея, что не могу прикоснуться рукой к её красивому лицу.

— Спокойной ночи, Кэми.

— Спокойной ночи, Хантер. Спасибо, что ты был там.

Я только отключил звонок и уже по ней скучал. Я сидел несколько мгновений и смотрел на белый потолок. Это должно было быть фиговым периодом моей жизни. Я знал, что некоторые вещи происходили сейчас не самым лучшим образом, и часть меня хотела бежать далеко и быстро в другом направлении.

К сожалению, часть, которая не хотела никуда бежать, держала все под контролем. Сначала я был рад переехать в эту глухомань, затеряться в толпе и жить одними вечеринками. Это было для меня довольно легко и естественно. Я вспомнил те времена, когда был заносчивым качком, — спорт, травка и львиная доля закадренных девчонок, которые посещали те милые дикие тусовки. Мне правда нравилось быть частью всего этого, пока ситуация для меня действительно не изменилась, посылая мою жизнь в совершенно другом направлении. Я криво усмехнулся про себя. Каким же я был идиотом.

Все для меня выглядело как легкая игра — затаиться, тусоваться, быть отстраненным. Я действительно не планировал встречать понимающих людей, которые бы понравились мне, а я им. Но я чувствовал, что стал частью их. Теперь еще и влюбился в девушку, а ведь я говорил своему мозгу, что пора что-то менять и прекратить это безобразие.

Если бы Кэми была из моей прежней старшей школы, я бы схватил ее обеими руками и никогда не отпускал. Она была другой — из тех девушек, которых, парни хотели сохранить для себя. Тьфу, я должен бросить сидеть здесь, как влюбленный дурак. Это становится смешно, я ее почти не знаю. Я потер виски и посмотрел на стопку бумаг рядом с кроватью. Все еще нужно пройти через них и сделать домашнее задание. Может быть, можно попросить Криса сделать мою работу. Я фыркнул — это просьба вряд ли воспримется с энтузиазмом.

Ненавижу всю эту фигню с учебой. Я застонал, когда вытащил себя из постели и пошел в кресло к своему столу. Это будет длинная ночь.


— Итак, я хочу, чтобы вы проверили ваши камеры и носили их с собой всю неделю. Фотографируйте все внутри и вокруг школы, что бросается в глаза. Сосредоточитесь на создании композиции вашего воображения. Я хочу треугольный аспект ваших снимков, что-то с трех точек зрения, которые позволят глазу увидеть окружность, проходящую через картину с легкостью, как мы обсуждали в классе на сегодняшний день.

Я с восторгом слушал мистера Адамса, дающего нам это задание. Мне нравилось фотографировать и смотреть, как камера ловит естественные случайные кадры. Но, конечно, главная причина моего энтузиазма — это получить кадры Кэми.

— Прежде не было цифровых камер, — продолжал Мистер Адамс. — Я хочу, чтобы вы в темной комнате разработали этот фильм.

Я взглянул на Кэми, которая сидит в алфавитном порядке за одним со мной столом.

— Готова позировать для фотографий, Паинька?

— Позировать? — спросила она, смущённо мне улыбаясь.

— Ты слышала его. Мы должны сфотографировать вещи вокруг школы, которые бросаются в глаза. Ты бросаешься мне в глаза. — Я посмотрел на неё и улыбнулся своей верной сексуальной усмешкой. Она сразу покраснела. Черт возьми, да, подумал я. Я всё ещё в строю.

— Я не думаю, что он имел в виду именно это, Хантер. — Она сладко засмеялась и закрыла тетрадь.

Я пожал плечами.

— Никого это не волнует. У меня нет никаких твоих снимков, и меня это не устраивает. Я нравлюсь тебе достаточно сильно, чтобы сделать это, не так ли?

Она в изумлении покачала головой с широкой улыбкой на лице.

— Ты правда не собираешься сдаваться, не так ли?

— Не-а. Нет, пока я не услышу, что нравлюсь тебе. Это не так сложно, Кэми. Даже первоклашка справится. По факту...

Я вырвал листок из своего блокнота, который использовал для записи домашки, и начал писать.

— Что ты делаешь? — спросила Кэми, наклоняясь, чтобы посмотреть.

— Не подсматривай. — Я отодвинулся, прикрывая рукой, лист и продолжил. Когда я закончил, то положил свою работу перед ней. — Я тебе нравлюсь? Поставь галочку, да или нет. Я не могу сделать это еще проще.

Кэми так громко засмеялась, что несколько человек обернулись посмотреть на нас, но было вообще все равно. Она была великолепна, завораживающая, и, возможно, я мог бы смотреть на её улыбку весь день. Покачав головой, она встала и прошла мимо меня.

— Давай, вставай, фотоаппарат зовет.

— Ты забыла проверить маленькую штуковину, такую бумажную и квадратную, — сказал я, указывая на бумагу. Она остановилась, глядя через плечо. — Это просто. Ты берешь ручку и рисуешь галочку, или крестик, на твое усмотрение. Это просто линия, не больше. У кого возникают проблемы с линиями? — Я вытащил другой листок и демонстративно показал, как рисовать галочку. — Смотри, вот так. — Она все еще улыбалась, передвигаясь по классу. — Мне стоит показать тебе снова? — окликнул я её, посмеиваясь себе под нос. Было так весело её дразнить. Я встал и последовал за Кэми туда, где на полке были выстроены камеры.

Они были все одинаковые, так что я не тратил время на выбор, вместо этого просто схватил одну, а затем поставил серийный номер и мое имя на обороте. Её волосы были как всегда очаровательны, и я не удержался и коснулся их. Кэми посмотрела на меня вопросительно. Я мягко улыбнулся.

— Просто любуюсь видом. Как ты себя чувствуешь? Не простудилась или что-то еще?

Она покачала головой.

— На самом деле, я чувствую себя очень хорошо.

— Это замечательно. Я боялся, что ты могла заболеть после этого. — Мы по очереди расписались на бумаге, прежде чем вместе покинуть класс. — Хочешь прогуляться и сфотографироваться со мной? — спросил я в поисках любого повода, чтобы проводить с ней больше времени.

— Конечно, я наслаждаюсь развлечениями, которые предоставляет твоя компания. — Она закусила губу, пытаясь скрыть свою улыбку.

— Ах, так я просто клоун. Все понятно. — Я легонько толкнул её в руку, и она рассмеялась.

— Где хочешь погулять для начала?

— Пойдем на футбольное поле, — предложил я. — Бьюсь об заклад, мы сможем сделать несколько хороших снимков над полем и прочее. Там есть тренировочная полоса препятствий.

— Ты когда-нибудь её проходил? — спросила она, когда мы направились в этом направлении. Я покачал головой.

— Нет, только футбол и баскетбол. Я пробовал играть в бейсбол с приятелями пару раз, но понял, что это не мое.

— Бьюсь об заклад, ты действительно хорош в баскетболе. Ты такой высокий. Какой у тебя рост?

— Шесть футов и три дюйма, я, кстати, был одним из самых низких в команде.

— Ты много играл?

— Да, я начинал как лучший бомбардир, по правде.

— И ты начал играть в футбол?

— Да, я занимался и тем, и другим. Энергичное начало и неудачный конец.

— Почему ты перестал играть?

Я пожал плечами и вздохнул. Хотел бы рассказать ей, что я не бросил, а был звездой команды каждый год, пока ситуация не изменилась. Я хотел бы рассказать ей, почему все было по-другому. Я хотел бы рассказать, почему все изменилось.

— Наверное, попал в плохую компанию после смерти родителей. — Я ненавидел себя за то, что врал ей. Говоря это, я сражался со своей совестью в кровавом поединке.

— Я сожалею о твоих родителях. Как они умерли?

— Автомобильная авария, падение в реку, — небрежно сказал я, повторяя историю, которая была пробурена в моей голове.

Ее лицо побелело.

— О, черт возьми! Вчера... это, должно быть, было ужасно для тебя.

Мой разум боролся за секунду, пытаясь не отставать.

— Что? Ох! Когда ты упала в воду? Нет, всё в порядке.

Она отвела взгляд.

— Это, наверное, подняло на поверхность множество неприятных воспоминаний. Мне жаль. — Она казалась печальной.

Я повесил ремешок от камеры на шею и потянул её в нишу позади здания.

— Слушай, Кэми, — сказала я, сжимая её плечи. — Не расстраивайся. Честно, я ни разу не думал о своих родителях вчера. Любые мои беспокойства были исключительно из-за тебя и твоего благополучия. Я не вру, звучит ужасно, но я действительно сильно за тебя переволновался. — Я притянул её к себе, и она легко скользнула руками вокруг моей талии, положив голову на грудь. Я обнял Кэми, позволив своей руке скользить по спине, а другую запустил в её волосы. Она подняла голову и посмотрела на меня.

— Я рада, что ты был там.

Наши глаза встретились, и я почувствовал, как что-то сильное вспыхнуло между нами. Я знал, что она тоже почувствовала это, потому что желание было написано в её глазах. Как же сильно я хотел поцеловать её. Мой взгляд опустился вниз на блестящие губы и кончик языка, который немного облизнул их. Дыхание Кэми участилось, и тогда я знал, что она хотела меня так же сильно, как и я хотел её.

Мне потребовалась вся моя сила воли, чтобы поднять подбородок и положить его ей на макушку. Еще мгновение Кэми оставалась у меня в объятиях, и затем я отпустил ее.

— Пойдем. Будет лучше сделать снимки прежде, на нас кто-нибудь наткнется.

Я пошел, не дожидаясь, пока Кэми следует за мной.


Глава 12


Кэми


Я не могла скрыть свое разочарование, пока шла за Хантером. Не буду себе врать. Он был горяч, и я только и думала о том, чтобы он меня поцеловал своими мягкими губами. И я уже всю голову сломала, почему он этого не сделал.

Вот если бы вам кто-то нравился, вы бы так не поступили. Правда? Я в отношениях, конечно, не эксперт, но это выглядит легко. Я разочарованно вздохнула, и получилось громче, чем предполагала, потому что Хантер остановился и посмотрел на меня. Он подождал, пока я подойду к нему, и нежно приобнял меня рукой за плечо.

Он ничего не говорил, и мы просто шли к полю, но его действия явно показывали интерес. Хантера не заботило, кто может увидеть нас вместе. Если это какая-то игра, то все идет слишком быстро. И, если честно, немного пугало.

Учитывая то, что я знаю о его прошлом очень мало, для меня он был как обжигающий и, возможно, поглощающий всю меня огонь. Может, я должна быть разумной, отойти в сторону и дать ему возможность разобраться с кучей проблем. Так сказать, позволить природе взять свое. Хантер убрал руку и обратил внимание на школу, делая снимки зданий и территории. Он приблизил и сделал еще несколько снимков площадки.

Я не уверена, что удивительного он нашел в этом месте, но тоже достала камеру и начала смотреть через объектив, фотографируя пейзажи деревьев, растения, пока не навела камеру на глаза Хантера. Он опустил свою.

— Ты хочешь сделать кучу моих фотографий и развесить их по комнате? — спросил он с довольной улыбкой чеширского кота.

— Я так не думаю... — ответила я, невинно глядя ему в глаза. — Я щелкнула тебя случайно, все мое внимание было сосредоточено на тех зданиях. — Я указала рукой на серые кирпичные развалины позади меня.

— Угу. Конечно.

Он направил на меня камеру и сделал сразу несколько снимков. Я улыбнулась и спросила:

— Что ты делаешь?

— Твои фотографии, — он сделал паузу, — ты слышала? Твои снимки, это тебе не серое каменное уродство. Я просто даю тебе мастер-класс.

Боже ты мой, по-моему, мои ноги становятся ватными, а в голове розовый туман. Я не могла стереть с лица счастливую улыбочку, пока шла на дорожку, чтобы оттуда сделать еще снимков. Я слышала, как он продолжал щелкать фотоаппаратом. Я покачала головой.

— Мистер Адам взбесится, когда узнает, что ты потратил на меня все кадры.— Тогда я куплю у него еще пленки. — Он пожал плечами, показывая, что это не проблема. — Мне слишком нравится тебя фотографировать, ничего не могу поделать.

— Надеюсь, я получусь не слишком ужасно.

— Это невозможно, — сказал он, опуская камеру. Мы пошли по дорожке к установке для прыжков с шестом.

— Тебе сейчас нужно будет взять шест и притвориться, что собираешься прыгнуть, а я это сфотографирую.

Я, смеясь, разбежалась, прыгнула и шлепнулась на гигантские маты.

— Это все, что ты от меня увидишь. У меня нет желания пытаться прыгать с шестом.

Хантер посмотрел на меня томным, притягательным взглядом, и мое сердце забилось где-то в пятках. «Это тоже работает». Он поднял камеру и щелкнул еще один раз.

— Ты хоть представляешь, как ты красива со своими чудесными растрепанными волосами?

Я медленно покачала головой.

— Нет. Думаю, ты должен показать мне.

Он сглотнул, снимая камеру со своей шеи и осторожно ставя её на землю.

— Это может быть опасно.

— Я думала, ты любишь опасности. Не ты ли обвинил меня в скучнейшей жизни всего несколько дней назад, подсчитывая моих друзей и количество вечеринок, которые я посетила?

— Это было неправильно. Я не должен был этого говорить. — Хантер всё ещё не сводил с меня глаз, и я заметила, что он стоит и сжимает-разжимает кулаки. Он выглядел голодным, нет, серьезно, голодным, как хищник, прячущийся в траве и готовящийся накинуться на свою жертву. Это так же волновало, как и пугало меня. Я не была королевой соблазнения, но в тот момент жалела, что не знала, как заставить его сократить расстояние между нами.

— Хантер,— прошептала я, не зная, что еще сказать. Господи Иисусе. Это оказалось волшебным словом. Он в одно мгновение переместился с площадки на маты рядом со мной и, наклонившись, провел рукой от моего запястья к волосам.

— Ты так прекрасна.

Я чувствовала, как его руки дрожат, Хантер приблизился своими губами к моим, но в последнюю секунду поцеловал меня всего лишь в лоб. Я была смущена и расстроена. Никто прежде никогда не смотрел на меня так, как Хантер. Никто не мог проделывать те фокусы с моими внутренностями, которые он делал одним взглядом. Тем не менее, он, казалось, сражался сам с собой.

А вот я устала ходить вокруг да около.

— Хантер, поцелуй меня, — потребовала, не заботясь, что сейчас, может быть, было бы лучше спросить что-то другое. Я скользнула руками по линии его мускулистой шеи и сцепила их сзади. Он застонал и тяжело вздохнул.

— Я хочу, Паинька. Ты даже не представляешь, насколько сильно я хочу этого. — Его слова заставляли мое сердце трепетать. — Однако я не могу тебя поцеловать. — И тут это же сердце разбилось вдребезги.

— Почему нет? Что такого ужасного в нашем поцелуе?

Он сухо засмеялся.

— Ничего не могу придумать.

— Тогда, ради всего святого, что же тебе мешает? — Я чувствовала себя маленькой девочкой, которая топает ногами, не получив желаемого. Он подошел так близко, что я почувствовала, как наши дыхания сливаются, и посмотрел на мои губы.

Я поняла, что добилась своего, когда он взял меня за подбородок и приподнял его для поцелуя.

— Ну, разве вам уютно? — Голос Клэя разрушил этот волшебный момент. Я присела обратно на маты, издав разочарованный стон, а Хантер повернулся и присел рядом, смотря на моего друга. Я никогда не хотела ударить Клэя, но всё когда-то бывает в первый раз, правда?

— Мы можем чем-то тебе помочь, Брэдли? — спросил Хантер, глядя Клэю в глаза. Он стоял уже в другом комплекте дизайнерской одежды. Его тело было напряжено, лицо покраснело, а рот искажен сердитой гримасой.

— Кэми, что ты с ним делаешь? — требовательно спросил он. — Мы это уже обсуждали.

— Прости? — спросил Хантер. Я поняла, что эта ситуация будет развиваться только хуже и хуже.

— Я здесь потому, что хочу здесь быть. А ты почему? — Я подвинулась на край матраса.

— Почему? Потому что кто-то должен защищать тебя, и это определенно не он. Ты же понимаешь, что половина школы может увидеть, как вы тут зажимаетесь, да? — Клэй махнул рукой в сторону школы и повернулся к Хантеру. — Ты довольно быстро нарвешься на неприятности. Я говорил ей, что тебе только одно и нужно.

Я думала, мои глаза сейчас вывалятся, Господи, я была так зла. Хантер сложил руки на груди и уставился на Клэя.

— Ты понятия не имеешь, о чем говоришь, — сказал он убийственно спокойно. — Вот тебе мой совет — проваливай, пока не сделал всё еще хуже.

Клэй сначала побледнел, а потом от ярости его лицо приняло фиолетовый оттенок.

— Уйти, чтобы вы продолжили то, на чем остановились? Вот уж не думаю.

— На самом деле я думаю, что ты сейчас не благотворно влияешь на вашу дружбу. — Хантер посмотрел на меня. — Кэми, я тебя принуждал к чему-нибудь?

Я покраснела и покачала головой.

— Нет. Вероятно, даже наоборот, я вынуждала тебя делать вещи, которые ты не хотел.

Хантер положил руку мне на плечо.

— Ты не вынуждала меня. Я думаю, мне нужно уйти, чтобы вы могли всё обсудить. Согласна с этим? Я останусь, если хочешь.

Я раздраженно фыркнула. Я не хотела этого, но знала, что нам с Клеем это нужно.

— Я буду в порядке.

Хантер встал, поднял с пола камеру, наблюдая за нами.

— Напиши мне позже, хорошо? — Я кивнула, глядя, как он уходит. Подождала, пока он покинет зону слышимости и затем заговорила. — Ты просто не мог выбрать время ещё хуже? Что заставило тебя прийти сюда и сыпать обвинениями?

Он сел рядом со мной с самым унылым видом на свете.

— Мне не понравилось то, что я видел. Я бежал к другому учителю и увидел, как вы выходили из укромного уголка, ваши объятия, съемки. Я знал, что он запал на тебя. Теперь ты мне веришь?

— То, что ты видел, так это то, как я принуждала его. Я хотела, чтобы он меня поцеловал.

— Почему?

Я издала сдавленный смешок.

— Потому что он мне нравится. Я думала, это очевидно.

— Он играет с тобой, Кэми.

— Нет, это не так. Это ты так решил.

— Вся школа говорит то же самое. — Он недоверчиво посмотрел на меня.

— Значит, вся школа ошибается. Или то, что вся школа судачит о тебе, тоже правда?

Лицо Клэя вытянулось, он знал, о чем я говорю.

— Знаешь, почему я дружу с тобой все эти годы? — спросила я. Клэй покачал головой. — Потому что ты мне нравишься. И мне плевать, что говорят другие. Я думаю, ты удивительный. Также я и не забочусь, что говорят обо мне.

— Но тебя беспокоит, что он говорит о тебе. — Он махнул рукой в сторону, где все еще виднелась удаляющиеся фигура Хантера.

— Да, потому что он мне нравится. Я могу тебе сказать прямо сейчас, да, у него есть недостатки, да, он не идеальный. Но он мне нравится, и мне все равно, что другие говорят о нем. Я собираюсь сформировать собственное мнение.

Он встал и посмотрел на меня.

— Я не понимаю. Ты говоришь, что я тебе нравлюсь, что ты понимаешь меня, но почему не хочешь увидеть то, что прямо перед тобой?

— О чем ты? — Святые печенюхи, я знала, что он имеет в виду, но все еще надеялась, что все каким-то волшебным образом исправится.

— Неужели ты настолько слепая? Боже, Кэми, я без ума от тебя. Уже много лет... — Он пошел прочь.

— А как же Марси? — спросила я, хватаясь за соломинку. Клэй фыркнул.

— Ты хочешь узнать о Марси? Хорошо, я расскажу тебе. Её не существует. Она всего лишь плод моего воображения, придуманный в жалкой попытке обратить на себя твое внимание.

У меня голова пошла кругом.

— Что? Это же не правда. Я видела смс, которые она тебе присылала. Ты общался с реальным человеком.

— Да, моя кузина Шеннон согласилась на это, чтобы помочь мне. Нет ничего лучше родственной любви, да?

Я уже была на грани обморока.

— Зачем ты это делал? Почему просто не рассказал о своих чувствах?

— Чтобы пройти через такие же унижения как сейчас, ну не знаю... дай подумать! — Он покачал головой в отчаянии. — Ты утверждаешь, что знаешь меня, но, Кэми, ты даже не заметила, что самое главное для меня в этой жизни — это ты. Я сделал всё, что смог придумать, чтобы ты меня заметила. И вот, когда я уже приблизился к финалу, приезжает Хантер на белом коне, похищает тебя, и вы уезжаете в закат под песенку о любви. Видимо, я ждал слишком долго.

Клэй печально опустился рядом со мной. Он провел своей рукой по моей до самой шеи.

— Пожалуйста, Кэми, выбери меня вместо него. Позволь мне носить тебя на руках и смотреть на тебя, как он. Я люблю тебя. Уже очень, очень давно.

Я замерла от его признания. Взглянув на свои сцепленные руки, я поняла, что надо сейчас же придумать ответ. Господи, да что ж это такое?

Я поняла взгляд на друга, как раз за мгновение до того, как его губы накрыли мои. Он обхватил мое лицо по бокам руками и держал их так, пока я не отодвинулась от него.

— Пожалуйста, Кэми, — повторил он со слезами на глазах. — Я ждал этого так долго.

Я посмотрела на него, чувствуя, как подступают слезы, и желая сказать хоть что-нибудь, что заставит его чувствовать себя лучше.

— Я не могу, Клэй. Ты мой лучший друг, но я не чувствую ничего другого. Я не хотела бы терять тебя из своей жизни, но думаю, нам лучше сейчас побыть некоторое время отдельно друг от друга. Ты обязательно встретишь чудесную девушку. Но это не я. — Я поднялась на ноги. Мое сердце разлетелось на миллион кусочков. — Прости. Я позвоню, если захочу поговорить. — Я стала уходить, не в состоянии обернуться и посмотреть на него, я и так знала, какую ужасную боль причиняю.

— Мне не нужна другая девушка, Кэми! — крикнул он мне вслед. Я начала рыдать и побежала прочь.


Глава 13


Хантер


Он поцеловал её! Поцеловал! Это заставляет меня хотеть вмазать ему по лицу. Чувство собственничества раздирает меня, в результате чего гнев струится по моим жилам, хотя особо анализировать все это не было времени.

Остынь, чувак, убедительно наставлял меня мой рассудительный внутренний голос. Я устал стоять на одном месте, поэтому пошел вниз по холму. Я поднял камеру, приблизил и снова стал смотреть на место, откуда Кэми только что убежала. Клэй сидел там с видом ненужного коврика, достал пакетик с чем-то из кармана и замер, уставившись на него. Я не мог разглядеть, что это было, поэтому щелкнул Клэя еще раз, чтобы понять.

Он явно был в гневе, и это немного пугало меня. Я не хотел, чтобы идеальное поведение «лучшего друга» дало сбой и его переклинило. Единственное, что я точно понимал, — я должен за ним приглядывать, чтобы он не причинил вреда Кэми.

Я боролся с идеей побежать и проверить, как она, когда обнаружил её укрытие. Я уже подходил, когда услышал рыдание, но не стал её трогать. Очевидно, что Кэми расстроена, но вряд ли она нуждается, чтобы я пришел и запутал её чувства еще больше. Ей определенно нужно было несколько секунд, чтобы успокоиться.

Я еще немного постоял, глядя на неё, а затем пошел в нашу школьную фотолабораторию. Звонок должен был скоро уже прозвонить, так что большинство студентов начали собирать свои вещи. Я взял камеру и проскользнул в темную комнату, надеясь, что меня не заметят. Я убедился, что там есть все, что мне нужно, и запер дверь, включив красный свет.

Вытащив пленку, я принялся за работу, зная, что потребуется время, чтобы сотворить все то, что придумал у себя в голове. Я тщательно проделывал каждую деталь, поглядывая на таймер, чтобы не передержать фотографии. Раздался стук в дверь:

— Здесь кто-нибудь есть? — спросил мистер Адамс.

Я съежился, проглядывая через красную дымку на часы. Оказывается, я был заперт тут уже два часа.

— Да, это я, Хантер. Я использовал всю пленку и хотел проявить несколько фотографий. Думал, эта комната открыта до пяти.

Я держал в руках пару удачных кадров и из того, что я видел, было еще несколько хороших фоток. Мой взгляд упал на один с Кэми. Даже на черно-белом она была прекрасна.

— Так и есть. У меня было заседание кафедры после урока, и я не знал, что тут кто-нибудь есть, пока не увидел, что горит знак «НЕ ВХОДИТЬ». Только убедись, что все убрал и закрыл, когда будешь уходить.

— Будет сделано, — коротко ответил я и продолжил работать, развешивая фотографии на веревку. Когда я закончил, то сделал всё согласно инструкции на стене. Я уже почти все доделал, когда раздался еще один стук в дверь.

— Секундочку, — ответил я и быстро убрал все фотографии Клэя и Кэми.

На столе всё еще лежали снимки Кэми, когда я пошел открыть дверь, чтобы мистер Адамс смог войти.

— Вот ты где.

Я был потрясен, увидев, что передо мной стояла Кэми. Она вошла внутрь, держа в руках папку, и закрыла за собой дверь.

— Что ты здесь делаешь? — спросил я. От красного света ее волосы сияли.

— Нуу, я ждала тебя, потому что твоя машина всё еще на стоянке.

Я посмотрел на неё в замешательстве.

— Обычно я езжу с Клэем, и... — добавила она, неловко переминаясь. Кэми нужно было подвезти, а я её кинул. Я почувствовал себя ужасно.

— О, блин. Мне жаль. Если бы я знал, то с радостью бы... Просто у меня не было уроков, поэтому я решил заняться проявлением пленки.

— Я так и поняла, когда увидела, что твои учебники ещё на парте. Всё равно я сидела на лавочке и, пока ждала, сделала домашнюю работу.

Когда она села, папка упала, и Кэми нагнулась, чтобы её поднять. Она была совсем рядом с этими идиотскими фотографиями. Пульс стучал у меня в висках, как при марафонском забеге. Не надо, чтобы она знала, что я шпионил за ними с Клэем. Это было бы явно не в мою пользу.

— Не все так уж превосходно, но мне определенно нравится в тебе кое-что. Снимки изумительны — как я и предполагала. — Она подняла один и изучала с легкой улыбкой, а затем потянулась к следующей стопке. — Они очень хороши, Хантер. Ты отличный фотограф.

Мое сердце все еще участвовало в гонках на кубок Гран-при, потому что я знал, что если она продолжит всё рассматривать, то дойдет и до фотографий агента 007. Я выглядел как чокнутый ревнивый бойфренд, что не особо впечатляло. Кэми уже дошла до снимков, перевернутых вниз.

— Эти плохие,— сказал я, подходя к ней, чтобы остановить её.

— Я просто хочу засунуть их в измельчитель.

— Не делай этого.

Она положила свою руку на мою, успокаивая.

— Позволь мне первой их увидеть, все остальные были так хороши.

Я замер в отчаянии. Я пытался придумать, как отвлечь ее, но мозг, оставив меня, уехал в кругосветку.

— Кэми... — мой голос сорвался, и она посмотрела на меня.

— Да?

Я на секунду закрыл глаза.

— Прости меня, — прошептал я, смотря на неё. Я прикоснулся к её щекам и прижался своими губами к её. Между нами взорвались искры, я и обнаружил свои руки, притягивающие Кэми как можно ближе к себе.

Обняв Кэми, я начал двигаться вперед, пока она не прижалась спиной к стене. Её пальцы двигались по мне вверх, пока не сцепились вокруг шеи. Она приоткрыла рот, позволяя мне проникнуть внутрь. Это было как райские небеса. Она издала мягкий стон, или это был мой — я уже ни в чем не был уверен.

Мои ладони опустились ниже, поддерживая Кэми за бедра, чтобы она смогла обернуть свои ноги вокруг меня. Она так и поступила, как будто делала это уже в тысячный раз, и я стал двигаться поцелуями по её шее. Кэми запрокинула голову и выгнулась.

— Наконец-то, — выдохнула она, пока руки путешествовали по мне.

«СЕМНАДЦАТЬ!», крикнул предостерегающий голос в моей голове, и я так быстро отшатнулся, что чуть было не уронил её.

— Что такое? — спросила она, тяжело дыша и повиснув у меня на плечах. Я не могу сделать это, подумал я.

— Мы всё делаем слишком быстро, — сказал я вместо этого, чтобы она не чувствовала себя плохо. Когда она посмотрела на меня, я все же разглядел боль в глазах, а затем Кэми убрала с меня ноги, и я помог ей принять вертикальное положение.

Мы оба стояли и смотрели друг на друга, не зная, что сказать. Наконец она разрушила тишину, окружившую нас.

— Мне жаль, если я делаю что-то, что расстраивает тебя, но мне понравился поцелуй. Я не думаю, что это слишком быстро. Ну... То есть... что это было довольно горячо, так что да, я вижу, где ты мог бы истолковать, что всё быстро развивается. Но тем не менее… Мне понравилось… и мы чувствуем то, что чувствуем, так? — Она моргнула. — Я имею в виду, только если ты на самом деле это чувствуешь.

Она говорила бессвязно, и я не мог себя остановить. Я засмеялся.

— Я понятия не имею, что ты сейчас сказала. — Я не мог перестать смотреть на её губы. Они были немного припухшие, и я хотел бы целовать их снова и снова, снова и снова, пока она не стала бы задыхаться. Мои гормоны взяли надо мной верх, и ничего не мешало мне продолжать воображать всё, что я хотел бы сделать.

— Ты хочешь меня поцеловать? — спросила она прямо.

— Да, — ответил я с раздраженным вздохом. — Даже слишком.

— Тогда просто бери и целуй меня, и позволь мне самой решать, когда будет слишком быстро или слишком много. — Её пальцы коснулись моего рта, очерчивая губы.

— Ты понятия не имеешь, как долго я хочу делать это. Теперь, когда я знаю, что ты хочешь поцеловать меня так же сильно, как и я тебя, надо немного охладить всё тут вокруг нас.

Она закатила глаза, явно настаивая на своем.

— Почему?

Я пожал плечами.

— Просто пытаюсь сделать всё безопаснее. Ели это наш первый поцелуй, что будет дальше?

— Давай выясним это.

Она наклонилась вперед и прижалась к моим губам еще раз. Я был беспомощен — мои жалкие сопротивления — мухи, пойманные в сети соблазна. Чем больше я боролся со своим желанием, тем больше окунался в него. Я определенно сдался, поддаваясь всему, чего она от меня хотела. Я поцеловал её сильно, жестко, слишком жестко, но мне было всё равно. Этого было недостаточно. Она была такая сладкая, и мне безусловно нравилось, как отчаянно она прижалась ко мне.

Я знал, что она чувствовала то же самое. Раздался стук в дверь, и мы, тяжело дыша, отпрыгнули друг от друга.

— Ты уже закончил, Хантер? — спросил Мистер Адамс. Кэми схватила свои книги.

— Увидимся возле твоей машины.

Я кивнул, смотря, как она уходит.

— Да, я все,— ответил я, делая глубокий вздох, чтобы как-то успокоить это бушующее сердцебиение. Собрав вещи, я вышел в класс. — Простите, что так долго.

Я подошел к парте и, кинув вещи в рюкзак, застегнул его.

— Давай посмотрим, что у тебя получилось, — сказал мистер Адамс, подходя и беря фотографии. Он быстро пролистал их, улыбаясь, и отдал обратно. — Они хороши, но давай в следующий раз ты попытаешься сделать меньше портретов Кэми.

Я кивнул.

— Да, я немного увлекся.

Он улыбнулся и похлопал меня по плечу.

— Она красивая девушка, я уверен, сделать это было легко.

Я нервно откашлялся.

— Думаю, мне пора. Мой дядя скоро уже будет переживать, где я. — Я взял вещи со стола. — До свидания, Мистер Адамс.

— Доброй ночи, Хантер.


Глава 14


Хантер


Подперев голову рукой, я сидел за столом и слушал ревущую на полную мощность музыку. Снимки были разбросаны повсюду, но я не замечал ни одного. Все, что я видел, — Кэми, её волосы, губы, кожа, то, как сладкий запах тела окружал меня, когда я снова и снова целовал её в машине, пока она наконец не отодвинулась, создавая немного расстояния между нами. Я отвез Кэми домой в молчании, так как полностью погрузился в свои мысли.

Если мы пересечем черту, то станем взрывной смесью, и, черт возьми, мы не должны её пересекать. Хотя не имею ни малейшего понятия, как это сделать. Я никогда не хотел ни одну девушку так сильно, как её. С содроганием думаю о том, что могло произойти в той темной комнатке, если бы нас не прервали. Я теряю всякое самообладание. Я ударил ладонью по столу. Какого хрена происходит? Где была моя чертова разумная сдержанность?

Когда мы приехали сюда, я был уверен, что смогу преодолеть всё, во что вляпаюсь. Теперь уже не так уверен. Я потерял чертов контроль над ситуацией, пока дурачился с единственной девушкой, которая меня заводила и которая могла стать причиной серьезных проблем. Это было абсолютно неприемлемо.

Мой телефон завибрировал, и я увидел смс от Кэми.

«У нас все в порядке?»

Я смотрел на телефон, и в голове возник её прекрасный образ.

Я должен катиться к черту и дать Клэю быть с ней, как это и должно быть. Уверен, она будет плакать, и это выжжет дыру во мне, но так правильно. Она могла бы забыть про меня и жить дальше. Она была бы в безопасности. Но способен ли я на такое? Я взял фотографию и пристально посмотрел на неё.

Даже если и хотел, то сейчас не смог бы оставить Кэми. Я чувствовал её всей кожей и хотел больше... гораздо больше.

Крис был прав, говоря, что я хожу по краю. Я не понимал, пока не подошел слишком близко. Вздохнув, я взял телефон, чтобы ей ответить. Я собирался сделать решительный шаг и не отступать от своего решения. Отныне роль любящего бойфренда моя.

Все это было определенно за чертой, но я не собирался врать себе. Она мне нравилась, и я хотел быть с ней. Кэми стала частью моей жизни, и я собирался позволить себе быть счастливым, пусть, возможно, это все и ненадолго. Но почему-то я чувствовал себя больным ублюдком.

«Хей, все великолепно. Не могу перестать думать о тебе»

Это было абсолютной правдой.

«Ты был таким тихим сегодня. Надеюсь, ты ни о чем не сожалеешь».

Сожалею гораздо сильнее, чем ты думаешь, подумал я.

«Кэми сегодняшний день был Вау, просто гигантское, оглушительное Вау. Если ты понимаешь, о чем я. Да я почти что накинулся на тебя».

«Правда?»

Я усмехнулся.

«Не помню ничего такого»

Я громко рассмеялся. Неужели она не видела, до чего меня довела. Господи, да у меня от одних воспоминаний волна жара по всему телу.

«Ха-ха. Ну, хотя может быть»

Я покачал головой. До сих пор не имею ни малейшего понятия, что там творится в головах у девчонок.

«Ну, что бы там ни было, надеюсь, тебе понравилось, потому что у меня это вызвало привыкание. Ты хорошо целуешься»

Я застонал. Она понятия не имела, что делает со мной.

«Ха-ха. Спс. Ты тоже. Что делаешь сегодня вечером?»

Я отчаянно пытался сменить тему.

«Домашку»

«Я тоже»

«Ну, тогда я тебя отпускаю. Просто хотела убедиться, что все хорошо»

«Все гораздо круче, чем хорошо»

«Увидимся в школе)»

«Тебя подвезти?»

Я знал, что раньше она добиралась с Клэем.

«Это было бы мило»

«Супер»

«Забери меня в 7.30»

«Ок

Я улыбался как дурачок, когда держал трубку. Схватив кожаную куртку, я сунул туда оружие, которое всегда беру для защиты. Парень никогда не может быть слишком осторожным. Я схватил свою цифровую камеру, ключи от машины и направился к двери. Время немного освежиться.


Я откинул голову на кожаное сиденье, со вздохом потирая глаза. Дым от сигареты был по всей машине, но мне тогда было все равно. Дерек сидел рядом со мной.

— Рад, что наконец застал тебя, чувак. Я ждал этого уже целую вечность.

— Обращайся. У меня такого добра навалом. Я-то думал, ты будешь святошей, пока встречаешься с Кэми.

Я нахмурился.

— Да, она явно дала понять, что хочет, чтоб я завязал.

— Я так понимаю, тебе все равно, что она думает?

— Нет. Я решил попытаться быть чистым, пока с ней, и оставшееся время будет честной игрой.

— Ну, ты попал. Надеюсь, у тебя получится.

— Слушай, а можешь мне напоследок достать метамфетамин?

Он многозначительно посмотрел на меня.

— Я попытаюсь, поспрашиваю по своим каналам, но это будет тебе немало стоить.

— Круто. Я ценю это. Просто иногда мне нужно что-то посильнее обычной шмали, если понимаешь, о чем я.

— Я понимаю, чувак, понимаю.


— Так что за проблемы с лучшими друзьями навек? — спросил Русс, указывая на Кэми и Клэя, которые сидели на разных краях парты и не разговаривали друг с другом.

— Я, по-видимому, — ответил я с улыбкой.

— Ты? — Похоже, это его немало озадачило.

Я наклонился к его уху и прошептал:

— Клэй чуток сердит, потому что думает, что вчера я целовался с Кэми.

Брови Русса взлетели вверх.

— И это правда?

— Я не базарю о своих похождениях.

— Но вы же целовались? — Он переводил взгляд с меня на Кэми и обратно. — Так что, это на один раз или ты планируешь задержаться?

Я отрицательно покачал головой.

— Шутишь, что ли. Она мне до мурашек нравится. Кэми же просто супер классная.

— Хватит меня убеждать. Я всегда думал, что она классная. Просто я не такой смелый, как ты. — Он засмеялся.

— Ты не первый парень, который хочет ее, уж я-то знаю. Вне её маленького клуба друзей-ботаников, я имею в виду, — сказал я, внезапно ощутив необъяснимый укол ревности.

— Правда? И кто же еще?

— Ну, теперь-то никто, после того как я всех распугал. Например, Джордан Хенли имел виды на нее, пока не погиб. Я слышал, как он делал ставки, за сколько он разведет её, с парнями в раздевалке.

Он покачал головой.

— Да, я слышал, что она отшила его. Хотя он ей проходу не давал.

Я не хотел слышать о другом парне рядом с Кэми.

— Уверен, он получил бонусную лекцию о том, какие плохие наркотики и что он не должен принимать их. — Я напрягся и попытался перевести разговор в другое русло. Он пожал плечами.

— Я не понимаю. Насколько знаю, он никогда не употреблял тяжелых наркотиков. Он выпивал с нами раз или два, и у него же всегда был какой-то атлетический набор для сердца. Он изо всех сил старался держать кровь чистой, желая быть в лучшей физической форме, возможно, для команд, которые могли отобрать его. Американский футбол был действительно важным для него. Вот почему его смерть была странной. Никто не мог поверить, что он начал так много принимать.

— Такой облом, — сказал я, перебирая свой блокнот и смотря на Кэми.

— Все в порядке, чувак. Теперь-то он точно не конкурент, можешь расслабиться. — Русс указал на мои руки, сжатые в кулаки, и я понял, что сжал зубы до боли. Я вздохнул и попытался расслабиться.

— Я в порядке. Вероятно, она мне нравится больше, чем я думал. Все эти разговоры о другом парне нервируют меня.

Русс похлопал меня по плечу.

— Ты любитель все преувеличивать, да?

— Ага.

Хорошая новость была в том, что сплетни в школе разносились со скоростью лесного пожара. И скоро о нас с Кэми будут знать все, а это именно то, чего я хотел.


Глава 15


Кэми


— Это снова он? — спросил Хантер, нагнувшись, чтобы посмотреть на мой телефон, лежащий на диване.

— Да, — ответила я со вздохом, когда увидела имя Клэя на экране.

— Дай его сюда, — он протянул руку, но я колебалась.

— Не думаю, что это хорошая идея. Он сойдёт с ума, если ты ответишь. Плюс я не знаю, что ты скажешь.

— Он преследует тебя, Кэми. Ты не видишь этого?

— Нет. Он просто ревнует к тебе. Дай ему время, Хантер. Он был огромной частью моей жизни с пяти лет. Он не привык, что я бросаю его из-за другого парня. В любом случае, он всё поймёт.

— Так ты собираешься позволить ему травить себя до тех пор, пока этого не случится? — Рот Хантера сложился в твёрдую линию.

— Это уже происходит, примерно недели две. И до этого времени, пожалуйста, не сердись на меня. Я хочу справиться с этим по-своему.

Его глаза стали нежнее.

— Я не сержусь. Просто не в восторге от него.

— Знаю, я тоже. Тем не менее, будет лучше. Обещаю. У Клэя были свои навязчивые моменты со мной в прошлом, но он всегда справлялся с этим.

— Насколько навязчивые? — Угрюмый вид Хантера ожесточился, и я рассмеялась, отчаянно пытаясь разрядить обстановку.

— Мне нравится, что ты так чрезмерно защищаешь меня. — Я погладила его рукой по лбу, пока он лежал у меня на коленях.

— Ну, ты моя девушка. Выглядело бы довольно плохо, если бы я не волновался, тебе так не кажется?

— Я твоя девушка? — Я не смогла сдержать улыбку, которая пробежала по моему лицу.

Он усмехнулся:

— Что-то в этом роде, поскольку мы, похоже, не можем держать наши руки и рты на расстоянии. Если на то пошло, разве не ты была со мной на этом диване последний час или последние пару недель?

— Да, была, но мы никогда не заявляли о том, что это официально. Я думала, может быть, я просто твой новый приятель. Ты разъяснил довольно ясно, что все эти девчачьи вещи в прошлом.

Он покачал головой и, закрыв глаза, рассеяно запустил руку в мои волосы.

— Ты — моя девушка, Кэми, за исключением если ты этого не хочешь. — Он открыл глаза и посмотрел на меня.

Я сглотнула:

— Я хочу этого.

— Хорошо, потому что я думаю, мы выяснили, что я никогда не смогу насытиться тобой.

Он приподнялся и, захватив мой рот, начал двигаться, освобождая место для меня рядом с ним на диване. Я опять легко растаяла, — наше домашнее задание по-прежнему лежало на полу, забытое, и никто из нас не был склонен к тому, чтобы начать его делать. Жаль, что у нас нет общего урока по анатомии, тогда, может быть, мы прошли бы его, как изучение.

Моя голова лежала у него на плече, я повернула её в сторону, позволяя осыпать моё лицо мелкими поцелуями. Он остановился, его удивительные глаза были переполнены желанием. И даже то, как он смотрел на меня, заставляло чувствовать себя красивой.

Он пробежался своей рукой по моему плечу и переплёл наши руки.

— Когда твои родители возвращаются с работы?

Я пожала плечами.

— Возможно, через 30 минут или около того. А что?

— Ничего. Просто думаю, когда мне нужно быть готовым, что твой отец ворвется сюда с дробовиком.

— Зачем ему оружие? Только если ты не планируешь сделать что-то суперзлое и испортить меня, — поддразнила я. Мне очень нравилось сидеть вот так с ним.

— Ты не представляешь, насколько глубок уровень моей испорченности прямо сейчас, — захихикал он.

— Ты сейчас тонко намекнул, что ты волк в овечьей шкуре?

— Не очень-то и тонко. Я тебе прямо говорю об этом. — Его глаза бродили по мне, и я знала, что он серьезен. По какой-то причине я не боялась. Я чувствовала себя комфортно с ним.

— Я верю тебе. — Я прикоснулась своими губами к его, и он застонал от контакта.

— Не стоит, — промямлил он мне в рот. Он приподнял меня, и я снова оказалась лежащей на нём. Я жадно целовала его, когда он запустил одну руку мне в волосы, держа моё лицо возле своего, другой рукой он обвил мои запястья, прижимая меня к своему телу.

Наши рты впивались всё сильнее и сильнее, целуясь со все большим и большим отчаянием, пока он вдруг не выгнулся, в результате чего я оказалась распростертой на полу. Но он мгновенно слез с дивана и растянулся на мне.

Я рассмеялась.

— За что? — спросила я, заводя руки за его шею и потянув вниз. Он посасывал мою нижнюю губу и, кусая её, закинул сначала одну руку, потом вторую мне за голову.

— Мы должны остыть. Ты сводишь меня с ума.

Я закусила губу и посмотрела на него лукаво.

— Я думала, что в этом весь смысл.

Он покачал головой и застонал.

— Ты действительно хочешь, чтобы я получил пулю, не так ли?

— Не совсем. Мы бы не смогли больше делать этого. — Без понятия, что заставляло меня вести себя с ним так дерзко. Я никогда не вела себя так с кем-то в моей прежней жизни, но мне это нравилось. Вещи, которые он делает, невероятны.

— Могу я быть с тобой честным? Я имею в виду брутальным, — спросил он, держа меня под собой.

Нервный страх прошел сквозь меня.

— Конечно.

— Есть много вещей, которые парень может сделать, прежде чем выйти из-под контроля.

— Это хорошо? — Я всматривалась в его глаза, пытаясь понять, к чему он ведет.

Он криво усмехнулся.

— Я пытаюсь сказать, что я здесь, Кэми, — посмотрел он на меня. — То есть прямо здесь. И больше так не могу.

Я могла чувствовать стыд, который пробежался по моему лицу.

— О.

Он усмехнулся, наклоняясь, чтобы поцеловать меня в губы, прежде чем уткнулся носом в моё ухо.

— Мне нравится, что ты так невинна, но теперь я собираюсь это исправить. Я хочу, чтобы ты собрала свои книги и положила себе на колени. Мы собираемся закончить наше домашнее задание… на противоположных концах дивана. Понятно?

— Понятно, — покачала я головой, втайне радуясь, что заставила его чувствовать себя так безудержно.

Он наклонился и поцеловал меня, перед тем как встать и отойти в сторону кухни.

— Куда ты собрался? — спросила я после того, как села и положила книги себе на колени, прямо как он и сказал.

— Мне нужно что-то холодное. Ты хочешь чего-нибудь? — Я слышала, как он стучал шкафчиками, пытаясь найти стакан.

— Нет. Спасибо. — Я не хотела делать ничего такого, что могло разбавить его запах на мне. Я могла попробовать его мятное дыхание от жевательной резинки, которую он жевал раньше, и чувствовать запах его лосьона после бритья на моей коже, после того как он прижимался ко мне. Мне нравилось это. Не могу понять, почему я упускала это раньше. Он заставлял биться моё сердце так, что я даже представить не могла, что такое бывает.

Я услышала, как на заднем дворе открылась дверь.

— Я на минуту.

— Ты в порядке? — улыбнулась я нервно.

— Нет, но буду. Мне просто нужно минутку охладиться.

Вау. Похоже, я правда что-то сделала с ним. Я улыбнулась в тайном ликовании и, снова кусая нижнюю губу, открыла книгу по английскому, чувствуя себя настолько всесильной прямо сейчас. Я уставилась перед собой, пытаясь отвлечься, но никак не могла сосредоточиться. Моя кожа ещё покалывала, а сердце колотилось.

Взглянув вниз, я заметила свой растрёпанный вид. Я встала и пошла наверх в спальню, остановилась перед зеркалом, чтобы поправить одежду перед входом в ванную, и быстро начала расчесывать волосы. Мои губы опухли и почти все следы макияжа исчезли. Я выглядела тщательно отцелованной. Папа сойдет с ума.

Я взяла пудру и начала наносить её на некоторые участки кожи.

— Прячешь доказательства? — протянул Хантер, появившись в дверях и заставляя меня подпрыгнуть.

— Да. — Я продолжала наносить пудру, а он наклонился, изучая меня.

— Хорошая идея, это заставляет меня хотеть опять испортить всё.

Покалывание пронзило моё тело, и я взглянула на него.

— Плохиш.

Он выгнул свою бровь.

— Ты даже не представляешь. — Он слегка наклонил голову и прищурил глаза.

Я замерла.

— Что случилось?

Встав позади меня, он убрал мои волосы на бок.

— Ты, возможно, захочешь нанести немного пудры здесь, на шее. Выглядит так, будто я был немного агрессивным. — Его большой палец скользнул по моей коже.

— Ты поставил мне засос? — По каким-то причинам из меня вырвалось хихиканье.

— По-видимому, если ты только не была с кем-то ещё.

Я ткнула его локтем в живот, и он хихикнул.

— Извини. — Он продолжал держать свой палец на отметине.

— Не извиняйся. Моих волос будет достаточно, чтобы прикрыть. И кроме того… мне нравится.

Он улыбнулся и посмотрел с удивлением.

— Действительно, хах? — Он обнял меня рукой и положил подбородок мне на голову.

— Да. Возможно, ты мне поставишь ещё один.

Он развернул меня и отодвинулся.

— Я уйду до того, как этот разговор вернёт нас к тому, где мы закончили. Увидимся на ступеньках.

— Цыпленок!

— Я не цыпленок, — повторил он, и я не смогла сдержаться, чтобы не засмеяться. Я закончила наносить блеск и пошла вниз, чтобы присоединиться к нему.

Хантер сидел в конце дивана с книгой сбоку и с тетрадкой на коленях. Он аккуратно убрал ручку от тетради и посмотрел на меня, когда я вошла.

— Выглядишь замечательно, — сказал он прерывисто. — Теперь садись там, — он указал на другой конец дивана.

— Властный, да? — проворчала я и пошла туда, куда он указал.

— Практичный. — Он повернулся подмигнуть мне, чтобы смягчить слова.

Я смотрела на него. Я могла делать это вечно и никогда не устала бы, и мне очень хотелось узнать о нём. Мы находились рядом на протяжении последних нескольких недель, но разговор точно не был в списке наших приоритетов.

— Какой твой любимый цвет? — спросила я.

— Что? — Он посмотрел на меня так, будто бы я что-то бросила в него.

— Твой любимый цвет, — повторила я. — Мне в голову пришла мысль, что нам нужно узнать друг друга.

Он фыркнул.

— Я был под впечатлением от того, как хорошо мы узнавали друг друга.

— Ты понял, что я имею в виду! — Я кинула ручку в него, и он вскинул руки, смеясь.

— Рыжий. Мой любимый цвет — рыжий, — он посмотрел на меня, — по очевидным причинам.

Я захихикала.

— То есть, если бы у меня не было рыжих волос, какой бы цвет был у тебя любимым?

Он задумался об этом.

— Возможно, черный. Чёрный со всем сочетается круто… особенно с рыжим.

— Я согласна, черный рулит. Я предпочитаю зелёный и золотой. Они идут к моим рыжим волосам, — улыбнулась я. — А какая твоя любимая еда?

— Что-то итальянское. Я огромный фанат пиццы и пасты. Как на счет тебя?

— Я люблю итальянскую, но больше всего мне нравится мексиканская.

— Мексика — это хорошо. Могу согласиться с этим.

— Твой любимый фильм?

Он почесал затылок и посмотрел в пространство.

— Пас. У меня их очень много.

— Тогда любимый жанр?

— Нет. Я люблю боевики, но есть несколько замечательных комедий. Я даже не против девчачьих фильмов, если на то пошло… только если они с правильными девчонками. — Он посмотрел на меня, и криво улыбнулся. — Как на счет тебя? Есть любимый?

— Большинство из них — драма и романтические комедии, но я большой фанат музыкальных фильмов. Безумно люблю «Призрак Оперы», и фильм, и пьесу. Ты видел?

Он покачал головой.

— Не могу сказать, что смотрел, но если тебе нравится, то я попробую.

Я просияла.

— Правда? Круто! Это так мило!

Он захихикал.

— И я предполагаю, что мило — это хорошо?

Я положила руку на сердце.

— Нет ничего лучше, чем хороший роман, Хантер. Ничего!

— Я запомню это. — Он качал головой, улыбаясь.

— Так чем ты увлекаешься? — спросила я, желая узнать больше.

Он фыркнул.

— Быстрые машины и одинокие женщины, — ответил он без запинки.

— Ох. — Я не знала, что ответить, он застал меня врасплох.

Он снова улыбнулся.

— Это захватывает меня — дразнить тебя, — его взгляд стал более отражающий, — много вещей заставляют меня делать это.

Я правда хотела, чтобы он поцеловал меня снова. Думаю, он тоже, но он взглянул на часы, и я знала, что он подумал о моих родителях.

— Как ты смотришь на то, чтобы пойти на настоящее свидание со мной на этих выходных? — спросил он.

— Я думала, мы были на настоящем свидании.

— Нет. Мы просто гуляли, не свидание, — захихикал он. — Не то чтобы я планировал всё, но на настоящем свидании с тобой… покажу некоторые вещи, которые люблю, и когда закончим, то вернёмся ко мне. Мы можем сделать ужин и посмотрим мой любимый фильм. Если дядя дома, то ты познакомишься с ним.

— Это звучит прекрасно! Мне нравится! Когда?

— Давай в эту субботу?

— Звучит прекрасно, — повторила я, пытаясь остановить хихиканье. Я так была впечатлена тем, что смогу узнать его.

— Тогда, свидание, — сказал он. — К тому же, я надеюсь, мы сможем сделать кое-что после этого.

— У меня будет концерт в среду, если хочешь, приходи. У меня будет соло, но я не хочу озадачивать тебя.

— Ты собиралась петь и не сказала мне? — Он одарил меня обвиняющим взглядом.

Я дернулась.

— Вроде как. Я не думала, что тебя это заинтересует.

— Всё, что связано с тобой, интересует меня, хорошо? Я с удовольствием послушаю. Что ты поешь?

Я не смогла сдержать улыбку.

— Вообще-то я буду исполнять песню из «Призрака». Она называется «Хочу, чтобы ты снова оказался рядом».

— Звучит прекрасно, прямо перед нашим свиданием в субботу. Может, мы пойдем после этого и выпьем молочный коктейль или что-то такое. Я уверен, что твои родители не захотят, чтобы ты вернулась поздно после школьного вечера.

Почти как по команде я услышала, как открылась входная дверь.

— Кэми, мы дома! — прозвучал голос мамы.

— Мы в гостиной.

Мой папа зашел, и его глаза пробежались между Хантером и мной, до того как заметил книги и телевизор, который тихо работал.

— Привет, ребятки. Чем занимаетесь? — Он вошел и поцеловал меня в щеку, а Хантеру пожал руку.

— Английским и Управлением, — ответила я, когда он сел в кресло. — Ну, знаешь… веселье.

Он расслабился и улыбнулся, что понизило напряжение в комнате.

— И как? — спросила мама с улыбкой, выходя из кухни с двумя стаканами воды, один из которых она дала папе.

— Если честно, то это утомительно. Мы планировали наше будущее свидание, вообще-то. Хантер собирается посетить концерт в среду.

— Правда? Ты любишь музыку? — обратился к Хантеру папа.

— Я люблю музыку. Я не знаю, что-нибудь лучше.

— Что ж, музыка была жизнью Кэми с детства. Мы обычно шутили, что она появилась из чрева пения. Она говорила тебе, что хочет поехать в колледж? Она надеется поступить в университет Аризоны в Тусоне.

— Говорила, и я думаю, что это будет хорошим опытом для неё. Плюс, Тусон — это замечательно. Я оттуда приехал. Я собираюсь отправиться назад, когда окончу школу.

Я пыталась не улыбаться, когда смотрела, как план моего отца рушится.

Он пытался намекнуть Хантеру, чтобы тот отвалил, потому что я поступаю в колледж. Он был взволнованным, представляя, что мы будем жить в одном городе.

— Разве это не весело? — сказала мама, не обращая внимания на папино выражение лица «держись-подальше-от-моей-дочери». — Если ситуация работает на вас, вы можете продолжать встречаться. — Она улыбнулась, и чувство романтики пробежалось по её лицу.

— Честно, я не знаю ничего лучшего, чем это, — проговорил Хантер, глядя в моём направлении. — Мне очень нравится Кэми.

Я так хотела поцеловать его. Меня не заботило, что здесь были родители. Пора бы им уже привыкнуть. Я открыла блокнот, где неделю назад оставила его записку. Взяв красную ручку, я написала «да», перед тем как наклонилась и вложила это в его переплёт.

— Ты выиграл, — сказала я, — ты нравишься мне.

Хантер широко улыбнулся и схватил меня за руку, сжимая её, и все мы пытались не обращать внимания на рык моего отца.


Глава 16


Хантер


Я был заворожен. Если быть полностью честным, то её пение заставило меня посмотреть фильмы — чего я не хотел раньше. Я не мог оторвать от неё взгляд, когда она захватила меня звуком своего голоса и историей, которую рассказывала. Кэми вошла в образ, и я полностью поверил, что она была молодой девушкой, которая тоскует на могиле своего отца.

Она не просто хороша, она — одаренная. И уверен, что я не единственный так думаю. Мимолётным взглядом я заметил, что все пристально смотрели на неё, некоторые даже прослезились, и это было невероятно. Я встал и начал аплодировать, когда выступление закончилось, не заботясь о том, правильно это или нет. Она была удивительна и заслуживала оваций от меня. К счастью, ещё несколько человек сделали то же, так что я не выглядел идиотом.

Румянец пробежался по её великолепному лицу, и она быстро поклонилась, прежде чем присоединиться к остальной части хора. Я откинулся в кресле и наблюдал за каждым её движением всю оставшуюся часть концерта. Она была звездой; кем-то, кто ожил на сцене, и я словно увидел ее впервые. И вдруг я почувствовал, что недостаточно быть просто с ней.

«Кто я такой, чтобы претендовать на эту девочку?», задумался я. «Ворваться в её жизнь и перевернуть всё с ног на голову — имеешь ли ты право на это?», начала меня грызть совесть.

У неё были мечты, цели, мысли, что не включали меня. Я ворвался к ней, не задумываясь о том, что у неё было до меня. Я позволил своему притяжению к ней взять контроль надо мной.

Почему так плохо для меня хотеть её? Правда? Если быть точным, то через три недели ей будет всего лишь восемнадцать. Вообще-то я обозначил этот день в моём календаре, это означало освобождение от чувства вины. Ненавижу все тайны, которыми занимаюсь. Я хотел быть открытым и честным с ней, рассказать, кем я являюсь на самом деле. Я хотел, чтобы она влюбилась в меня — в настоящего меня, не в какую-то поддельную личность, которую она считала, что знает. Когда всё будет сказано и сделано, я надеялся, что при виде меня она будет чувствовать достаточно доверия в наших отношениях.

Я вздохнул, опускаясь всё ниже в кресле. Я определённо сделал много плохих вещей. Но сейчас я ничего не мог исправить, помимо попытки делать только лучшее и надеяться добраться до финиша.

Я посмотрел на людей в зале. Помещение было заполнено примерно наполовину. Я выбрал место позади толпы, поэтому мог видеть всех, но был полностью поглощён Кэми, чтобы что-либо заметить.

Они начали последний номер, когда я заметил сидящего в зале Клэя. Он пялился на Кэми. Я почувствовал себя неудобно в кресле оттого, что он здесь. Кэми до сих пор не разговаривала с ним. Он перестал названивать, но продолжал посылать сообщения, умоляя поговорить с ним. Она захотела решить это сама, поэтому я отступил, не предлагая своих услуг. Она знала мою точку зрения на всё это.

Внезапно он повернулся и посмотрел прямо на меня. Я не отвёл взгляда, как и он. Я мог видеть, что он зол, и знал, он пытается запугать меня. Он даже не представлял, с кем связывается, если думал, что я испугаюсь. Я был полностью настроен на победу в этих делах с несовершеннолетними. Мы оба были взрослыми, так пусть покажет мне, какой он «мужик».

Никто из нас не отводил взгляда, пока не послышались аплодисменты после финального выступления. Хор и учитель поклонились, и студенты спустились в зал поприветствовать своих родных и друзей.

Я ждал, пока Кэми остановилась обнять своих родителей, и увидел, как Клэй направился в их сторону. Она не видела его, поэтому я поспешил преградить ему путь. Клэй остановился, глядя на меня, прежде чем уйти.

Я стоял, и она подошла и обняла меня, гигантская улыбка появилась у неё на лице.

— Ну? Что ты думаешь?

— Ты была замечательна! — сказал я, обнимая её сзади.

— Правда? Тебе понравилось?

Я обошел спереди, чтобы видеть её лицо.

— Нельзя описать то, что я чувствовал. Люди говорили мне, что ты хороша, но я даже не представлял, что настолько. Ты была феноменальна. Я чувствовал, что должен был стоять со знаком «это моя девушка» или что-то такое.

Она улыбнулась и шлёпнула меня по плечу.

— Ты просто издеваешься надо мной.

Я засмеялся и притянул её ближе.

— Нет. Это было фантастично. Я точно вижу, как ты занимаешься этим в будущем.

Она покраснела и пробежалась пальцами по воротнику моей кожаной куртки.

—Правда? — Её глаза увлажнились.

— Ты в порядке? — поинтересовался я.

— Да. Для меня многое значит услышать такое от тебя. Я знаю, это не твоё.

Я наклонил лицо к её волосам.

— Кэми…ты — моё. И точка.

Мы сидели в самом дальнем углу возле стенда в «У Франчески», где освещение было мягким, и мы могли смотреть в гигантское окно и наблюдать за движением. Я наслаждался, наблюдая, как она, потягивая из соломки свой шейк, облизнула губы и повторила это несколько раз своим языком. Это сводило меня с ума… в хорошем смысле.

— Я не нравлюсь твоему отцу, — заявил я.

Она покачала головой.

— Думаю, ты прав. Но ты не давал ему ещё никаких причин преследовать тебя.

— О, я предоставил ему причины, просто он не был их свидетелем. Я уверен, что есть места на тебе, куда я клал свою руку, которые не входят в его список дозволенного.

Она фыркнула.

— Нет никакого списка, когда дело доходит до того, можешь ты меня коснуться или нет. Ласкающая рука пересекает линию, по его мнению.

— Тогда я точно попал, — улыбнулся я, взяв свой шейк.

— Мне нравится, когда ты прикасаешься ко мне.

Я подавился.

— Мне тоже, — удалось мне выдавить, глядя на её великолепное тело.

Она прикусила свою губу, будто бы ожидая чего-то от меня.

— Что? — спросил я.

— Почему ты сидишь там?

Я засмеялся и выгнул бровь.

— Ты бы хотела, чтобы я сел к тебе на колени? Не думаю, что мы можем стать ближе, чем сейчас.

Она толкнула меня плечом.

— Нет. Ты просто… весь в себе, — она взмахнула руками, — ты понял, что я имею в виду.

— Хочешь сказать, что ты хотела бы, чтобы я обнял тебя? — Я обнял её, как и сказал.

— Да, так намного лучше. — Она положила голову мне на плечо. — Я люблю обниматься с тобой. Это приятно.

— Не могу не согласиться с тобой. — Я быстро поцеловал её возле уха.

— Хай, бро, как оно? — сказал удивленно Русс, увидев меня здесь. — Привет, Кэми, — махнул он ей.

— Привет, Русс. Как ты?

Мне нравилось, что она лежит на мне — вполне удобно.

— Хорошо. Я шел мимо, когда увидел Клэя возле твоего Camaro, и поэтому решил, что вы все встречаетесь здесь.

Кэми напряглась в моих руках.

— Клэй здесь?

Я посмотрел в окно, чтобы убедиться, что он там, стоял прямо напротив моей машины.

— Останься здесь, хорошо? — сказала Кэми, вырываясь из объятий.

— Кэми… — Я заволновался, чувствуя опасность от того, что она уходила.

— Всё нормально, Хантер. Мне нужно поговорить с ним. Он не отстанет, пока мы не поговорим.

Я не хотел отпускать её.

— Стой так, чтобы я мог видеть тебя — вдруг понадоблюсь. — Я пытался сделать всё правильно. Я не мог отстать, как слишком навязчивый парень.

— Хорошо. — Она одарила меня извиняющимся взглядом и вышла за дверь.

— Всё хорошо? — удивленно спросил Русс.

Я пожал плечами в попытке унять свое беспокойство.

— У них ещё есть какие-то дела.

— Они встречались или что-то типа того? — Русс выглядел сконфужено,— почему он так волнуется?

— Нет, они не встречались, но он хотел этого. Кэми думает о нём как о брате.

— Хмм. Интересно и немного странно, если хочешь знать, — добавил он.

— И я о том же, — ответил я, не сводя глаз с пары на парковке.


Глава 17


Кэми


— Привет, Клэй, — сказала я, приближаясь к Камаро Хантера. Я оперлась на машину рядом с ним. — Что случилось?

Его взгляд был опущен, руки скрещены, Клэй выглядел несчастным и одиноким, даже несмотря на свой новый спортивный стиль, который он продолжал поддерживать.

— Мне не хватает тебя, Кэми. Очень.

Я вымученно взглянула на него.

— Мне тоже тебя не хватает. Правда. Но сейчас я не могу справиться со странностями между нами.

— Это моя вина. — Он пнул камешек, отправляя его катиться вдоль парковки.

— Да, отчасти. — Я не знала, как заставить его все понять. — Я имею в виду, мне нравятся твои изменения, но я полюбила тебя до них. Меня всегда все устраивало, потому что это был ты — Клэй, мой лучший друг, который всегда рядом с тех пор, как я была совсем ребенком. Думаешь, ты выглядишь горячо и потрясающе сейчас? Конечно же, да. Но только потому, что ты стал соответствовать своему новому стилю, я не собираюсь менять то, что чувствую к тебе. Я чувствую то же самое, что и всегда. Я хочу назад своего лучшего друга.

Подняв голову, он взглянул в окно, где Хантер и Русс смотрели на нас с алчным интересом.

— Это наше место. Почему ты начала приводить его сюда? Знаешь ли ты, как это меня убивает — приходить и видеть тебя смеющейся с ним здесь?

— Когда-то у меня был другой парень. Он никогда не останавливал тебя от того, чтобы присоединяться ко мне и сидеть рядом. То, что я встречаюсь с кем-то другим, не аннулирует мои отношения с лучшим другом. Мы были бы рады, если бы ты подходил нам.

— Парень? — спросил он. Я не упустила намек на панику в его глазах. — Это официально или просто неопределенная терминология, которую ты выбрала?

Я скрестила руки и соответственно посмотрела него.

— Да, мой парень.

Он закусил нижнюю губу и посмотрел вдаль.

— Догадываюсь, это означает, что ты разобралась с ним.

— Это не твое дело. — Я не могла поверить, что он заикнулся об этом.

— Нет, мое, — ответил он злобно. — Мы говорили об этом. О том, какого сорта этот парень и какие действительно преследует цели. Он хочет тебя только из-за твоего прекрасного накачанного тела. Как половина парней в школе, которые сидят в раздевалке и говорят обо всех тех вещах, которые хотели бы с тобой сделать.

Я была в шоке.

— О чем это ты толкуешь?

— Ты думаешь, Хантер первый? — выплюнул он. — О нет. Еще до него я сидел и слышал, как Джордан Хенли говорил группке других парней, каким образом собирается взять тебя. Они не знали, что я был там. Он даже поставил пари на то, насколько быстро сделает это. К счастью, судьба вмешалась до того, как он дотянул до тебя свои лапы. Этот парень ни чем от него не отличается. Он хочет только одного.

— И тебе кажется, что меня нужно защищать? — Я пыталась проследить ход его мыслей, хотя моя голова продолжала кружиться от той информации, которую он на меня обрушил.

— Я всегда буду защищать тебя. Несмотря ни на что.

— Правда? — спросила я, испытывающее взглянув на него.

Он кивнул.

— А теперь расскажи мне, что же ты хочешь сделать со мной?

Он забавно взглянул на меня, несколько раз моргнув в смущении.

— Чт… что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, что происходит в твоей голове? Ты уверял, что сделал все эти изменения ради меня, чтобы я обратила на тебя внимание, верно?

Он с трудом сглотнул, вплотную смотря на меня.

— Я думаю, ты виноват так же, как и Джордан. Ты хочешь сделать со мной те же вещи, что хотел и он. Разве не так? Ты завидовал, потому что думал, что он возьмет меня первым. И сейчас ты думаешь так же о Хантере. Ты не хочешь, чтобы я встречалась с кем бы то ни было, потому что сам хочешь меня. Признай.

Он молчал несколько секунд перед тем, как кротко погладил меня по щеке.

— Ты принадлежишь мне, Кэми. Ты всегда была моей, даже если не знала этого. Я ждал, пока ты очнешься и увидишь, что я единственный, кто всегда был рядом. Другие парни приходили и уходили. Хантер сделает так же. Увидишь. Но когда он закончит с тобой, я продолжу быть единственным, кто все еще ждет тебя, потому что я люблю тебя.

Я была ошеломлена и не способна ответить.

Он приблизился.

— Выбери меня, Кэми. Умоляю. — Он скользнул рукой по моей шее и надавил своими губами на мои.

Я положила ладони на его грудь, грубо показывая, что хочу, чтобы он убрался, но он продолжал прилагать усилия, удерживая меня.

— Остановись, Клэй! Прекрати делать это! Ты слышишь меня?

Дверь в ресторан, открывшись, хлопнула, и Хантер побежал через парковку, сопровождаемый Руссом. Он схватил Клэя за рубашку и сильно припечатал к машине. Я вскрикнула.

— Слушай. Если ты когда-нибудь тронешь ее подобным образом, я засуну твою задницу в тюрьму за домогательства. После того, как закончу выбивать из тебя дерьмо.

— Полегче, мужик, — предупредил Русс, ложа на него руку, сдерживая. — Кто-нибудь вызовет копов, если ты здесь затеешь с ним драку.

Клэй ухмыльнулся.

— Я буду трогать ее, когда и как захочу. Ты не сможешь ничего поделать с этим. Она не твоя собственность. — Клэй засмеялся и взглянул на меня. — Слышала, Кэми? Твой парень угрожает мне. С кем ты встречаешься вообще?

— Просто иди домой, хорошо? Позволь всему пройти и останови это до того, как ситуация станет хуже, — сказала я голосом, охрипшим от позора.

Хантер освободил Клэя и отступил назад, все еще оставаясь между нами и удерживая защитную позицию. Клэй выпрямился и посмотрел вниз, разглаживая рубашку.

— Полегче с одеждой, Хантер. Эта вещь стоит хороших денег. — Он посмотрел на меня. — Помни, что я сказал, Кэми. Я буду ждать здесь, пока ты не станешь готова. — Он благодарно улыбнулся.

Я отошла.

— Держись от меня подальше, Клэй, — сказала я через плечо и немедленно начала рыдать. Я ураганом вбежала в ресторан и направилась прямо к уборной, предотвращая падение в обморок. Всхлипы сотрясали мое тело, пока я пыталась осознать только что произошедшее.

Дверь скрипнула, открываясь, и сильные мускулистые руки обняли меня. Я повернулась и уткнулась ему в грудь.

— Выпусти это, — сказал Хантер, пробегаясь своими руками по моим волосам и оставляя мягкий поцелуй на макушке.

— Ты в дамской комнате, — простонала я. Как глупо говорить такого рода вещи.

— Мне было необходимо убедиться, что ты в порядке. Но, очевидно, это не так. — Он мягко качнулся, и это каким-то образом успокоило меня.

— Что с ним случилось? Это не тот друг, которого я знала всю жизнь. Было ли это тем, что я сделала? Ответственна ли я как-то за это? — Я как за последнюю соломинку ухватилась за его куртку.

— Нет, не ты это сделала, малышка. Иди сюда. Давай отправимся куда-то, где сможем об этом поговорить. Мне нужно знать, что он сказал тебе.

— Я не хочу тебе рассказывать. Это взбесит тебя. — Мои губы касались его груди, когда я говорила, удивительно, что он мог разобрать мой приглушенный голос.

— Я уже в бешенстве, так что это ничего не изменит. — Он продолжал свои мягкие поглаживания.

— Я не хочу снова его видеть.

— Тебе не придется. Русс убедился, что он ушел. Кроме того, я думаю, он закончил то, зачем приходил.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, он намеренно пытался накалить ситуацию. Ты должна рассказать мне, что он сказал, так мы сможем все выяснить и составить план игры, чтобы разобраться с ним потом.

Я не смогла сдержать кривую улыбку.

— Имеешь в виду, это повторится?

— Я думаю, это продолжится, да. Мне жаль, Кэми.

Освобождаясь от него, я потерла руками свое лицо перед тем, как подойти к зеркалу. Я застонала, увидев черную тушь, ручейками стекающую по щекам.

— Выгляжу как монстр из фильма ужасов, — пожаловалась я. Я включила воду и немного плеснула на лицо.

— Ты выглядишь такой же красивой, как всегда. Просто слегка огорченной. — Хантер взял немного бумажных полотенец и передал мне, чтобы я могла вытереться.

Официантка шагнула в уборную.

— Сэр, это женская комната. Покиньте ее. Прошу вас.

— Извините, я не хотел быть грубым. Я лишь проверял свою девушку, — извинился он.

Она держала дверь открытой, ясно давая понять, что ждет, пока он уйдет.

— Я в порядке, Хантер. Буду через минуту.

Он кивнул и вышел из помещения. Официантка одарила меня строгим взглядом перед тем, как уйти. Я очень ждала конца этого дня.



Глава 18


Кэми


Хантер в молчании вел машину. Единственными звуками были лишь урчание мотора и тихая музыка, доносившаяся из CD-плеера. Мы повернули к холмам, находившимся за городом, но я не спрашивала, куда он меня везет. Невзирая на то, что думал Клэй, я доверяла Хантеру. Сама не знаю почему, но я чувствовала в нем что-то безопасное. Он был властный и надежный. Кажется странноватым описывать его так, но это именно то, что я чувствовала.

Я уставилась на него. Он был неимоверно прекрасен, но все же было что-то еще. И я никак не могла уловить это.

— Ты кажешься старше, чем есть на самом деле, — вылетело у меня.

Хантер хихикнул и на миг скосил на меня глаза, перед тем как снова вернуть свое внимание на дорогу.

— Правда? Ты так думаешь?

Я положила руку на его бедро.

— Я не имела в виду ничего такого. Просто иногда ты кажешься… умнее, или более уверенным, или… что-то в этом роде. Прости, это бессмыслица. Хочу узнать тебя получше.

Взгляд, полный боли, пронзил его лицо. Рука скользнула поверх моей, чтобы сжать ее.

— Ты сделаешь это. Верь мне, когда я говорю, что хочу рассказать тебе обо всем. Но есть несколько моментов, над которыми я работаю на данный момент. Не хочу показаться скептиком, просто еще не готов говорить об этом. Пожалуйста, будь терпелива со мной. Однажды я откроюсь.

— Бери все время, которое тебе потребуется. — Однозначно, я не хотела давить на него, независимо от того, сколько скелетов он прятал. Я была более чем счастлива уже от того, что Хантер вообще расскажет мне то, что хочет, что бы это ни было. Уверена, многие проблемы исходят из смерти его родителей, рассказывать о которой всегда было трудно для него. Не могу представить, какой стала бы моя жизнь без родителей. Не то чтобы я вообще хотела представлять.

— Я знаю, имя твоего дяди — Крис, но какая у него фамилия? Уайлдер? — спросила я, думая о людях в его жизни.

— Напир.

— Напир. Так он брат твоей матери? — Я притворилась, что догадалась из-за этого, хотя их имена были разными.

— Ммм, да.

— Вы ладите? Я имею в виду, ты рад, что живешь с ним?

— Да, мы всегда были близки. Он намного младше моей мамы, всего на семь лет старше меня, по правде, и больше мне как брат. Я редко называю его дядей Крисом, потому что он ненавидит это.

Хантер широко ухмыльнулся, и это было так заразительно, что заставило меня улыбнуться тоже.

— Мне готовиться к встрече с ним в субботу? — поинтересовалась я.

— Он постарается, но я не могу давать никаких обещаний.

— Чем он занимается?

— Он аналитик компьютерных систем. Летает по стране, помогая компаниям устанавливать их данные, чтобы они работали более эффективно. Затем он учит своих работодателей работать с новыми технологиями. Он уезжает туда, где требуется, поэтому часто отсутствует.

— Должно быть, это заставляет тебя чувствовать себя одиноко.

Он пожал плечами.

— Я хорошо справляюсь.

— Кстати, почему вы решили переехать сюда? Это за пределами основной дороги и не так уж близко к каким бы то ни было аэропортам. Твой дядя хотел усложнить себе жизнь?

Он рассмеялся.

— Не уверен. Он лишь хотел попробовать что-то новое. Ему нравится делать такое время от времени. Он летает на собственном самолете, так что может добраться до основных аэропортов достаточно легко, где бы ни находился.

— Должно быть, он получает хорошие деньги.

— Да, неплохие.

— Не знаю, смогла бы я быть одна так много. — Я сделала паузу, сомневаясь в том, что хотела сейчас спросить. — Поэтому тебя втянуло в наркотики и вечеринки?

— Нет, я начал это, когда искал девчонок, чтобы переспать. — Он бросил оценивающий взгляд на мои формы. — Но мне больше не нужны для этого вечеринки.

— Я не та девушка, которую ты ищешь, если хочешь лишь случайных связей. Я никогда не была заинтересована в подобном.

— Это не то, что я хочу от тебя, — ответил он, и его рука вновь сжала мою.

— А что ты хочешь? По правде говоря, я никогда не могла это просчитать. — Закусив губу, я ждала его ответ.

— Я хочу, чтобы мы плыли по течению и позволили вещам идти так, как они идут. Никаких ожиданий, никакой спешки. Давай посмотрим, как все будет происходить само собой.

Я вздохнула и уставилась в окно. Мы поднялись на холм — огни метались под нами, создавая захватывающий вид.

— Что-то не так?

— Нет, ничего. — Я улыбнулась. — Я здесь, с тобой. Жизнь прекрасна.

— Мне бы хотелось верить в это, Кэми, но мы оба знаем, что сейчас жизнь далеко не прекрасна. Мне нужно знать, что Клэй сказал тебе сегодня вечером. Я не доверяю ему.

Он заглушил мотор и устроился на своем сидении так, чтобы лучше видеть меня.

— Он никогда не навредит мне, Хантер. Он просто в замешательстве. Я всегда понимала его лучше, чем кто бы то ни было, даже его родители. Клэй мыслит иначе и поступает не так, как все. Он сам себе на уме, потому что из-за аналитического мышления понимает все по-своему. Вот сейчас, например — полное изменение стиля, вся эта новая одежда. Где он достал деньги? Сейчас он говорит о приобретении новой машины, такой как мустанг или вроде того. И он хочет, чтобы я начала встречаться с ним. Он был таким… эксцентричным. Я уже давно перестала пытаться понять его и вместо этого сконцентрировалась на том, чтобы быть его другом.

Хантер уставился на меня, на мгновение задумавшись.

— Так что он сказал?

Мне его не переубедить.

— Клэй сказал, что ты не первый парень, желающий меня заполучить — Джордан Хенли тоже хотел меня. Сказал, что я принадлежу ему, и он ждет, пока я очнусь и увижу это. И когда ты покончишь со мной, он будет рядом и снова соберет меня по кусочкам. Тогда я поняла, насколько сильно Клэй любит меня.

Лицо Хантера превратилось в холодную маску. Он даже не вздрогнул. После того, что случилось за обедом, я ожидала, что он снова разозлится. Вместо этого он впился взглядом в ночной пейзаж позади нас.

Хантер скользнул рукой вдоль своего лица.

— Чтобы ты знала, он не прав на счет меня. У меня никогда не было желания использовать и насиловать тебя как бы то ни было. Я правда забочусь о тебе и мне действительно приносило удовольствие узнавать тебя. — Он сделал паузу. — Меня не удивляет, что другие парни интересуются тобой. На самом деле, я уже знал об этом. Я слышал слухи о Джордане, но из другого источника. И знаю нескольких парей, которым нравится, как ты выглядишь.

Я сузила глаза.

— Должна сказать, верится с трудом.

— Придется поверить. Истина заключается в том, что никто никуда тебя не зовет, потому что все терпеть не могут Клэя. Прости за такие слова, но тебя, ассоциируя с ним, считают ботаником. Люди не хотят общаться с тобой, потому что ты всегда с ним и всем это неприятно. Я не говорю, что тоже так считаю. Но вот так происходит на самом деле.

— Если я действительно такая ботаничка, почему ты хочешь встречаться со мной?

— Меня не заботит, что думают другие люди.

— Как и меня. Поэтому мне всегда нравился Клэй. Также по этой причине я встречаюсь с тобой… с тем, у кого менее сияющая репутация.

Он улыбнулся.

— Поэтому ты мне и нравишься, Кэми. Ты не боишься выкладывать все напрямую, независимо от того, насколько это тяжело.

Я не хотела, чтобы это было грубым. То, как он подобрал слова, заставило меня почувствовать головокружение. Поэтому я ему и нравлюсь? Уверена, здесь должна быть ошибка.

— Я вижу два способа того, как это разыграть. Мы можем расстаться, чтобы снять напряжение между тобой и Клэем. Будем надеяться, это позволит ему привести в порядок свою голову, потому что он не хочет больше видеть меня в качестве угрозы. Или мы можем остаться вместе, и ты пообещаешь никаким образом не взаимодействовать с ним. Не говоря уже о том, что ему нужно ясно дать понять, что между вами никогда ничего не было и не будет. Но ты настолько добросердечна, что не знаю, сможешь ли справиться. Что ты думаешь об этом?

— Думаю, ты слишком остро реагируешь. Клэй не навредит мне. Мы слишком близки. По крайней мере, были.

— В любом случае, не хочу рисковать. Хотя выбор за тобой. Я всецело доверюсь твоему решению.

— Не рви со мной. Если ты так сделаешь, он получит как раз то, что хочет. Это даст ему ложную надежду.

Я вздохнула, ненавидя то, как формально и принудительно это прозвучало.

— Я хочу того же, чего и ты... разыграть это и посмотреть, как все пойдет. Ему нужно привыкать к некоторым вещам в своей жизни.

Он наклонился через кресло и слегка поцеловал мои губы.

— Согласен. Сожалею, что вечер был таким огорчающим.

— Не извиняйся, это не твоя вина.

Он открыл дверь и вылез, чтобы обойти машину и помочь мне выбраться. Мы подошли к передней части машины, и он прислонился на нее, поворачивая меня спиной к себе.

— Изумительный вид, — сказала я.

— О да, — ответил он, наклоняясь, чтобы поцеловать меня. Я повернулась, чтобы быть встать к нему лицом. Его губы нашли мои, глубоко целуя. Но нас прервал шлепок напротив наших лиц. Мы оба взглянули наверх, моргая из-за еще нескольких упавших капель.

— Кажется, мы сейчас намокнем, — сказала я очевидное. Он рассмеялся.

— Мне плевать.

Хантер схватил меня за талию, развернул и положил на капот машины, придавив своим телом. Он пробежался своими руками по моим волосам, раскидывая их.

— Прекрасно, — прошептал он.

Он так обрушился на мой рот, словно хотел поглотить. Я чувствовала возбуждение в его прикосновениях, которое пронзило все мое естество. Я встретила его нетерпеливо, желая, чтобы он продолжил свою восхитительную атаку, также изучала его.

Небеса разверзлись, посылая свое предостережение и барабаня по нам холодным дождем. Дождем, который не смог потушить жар напряжения, горящего между нами. Наоборот, это лишь усилило чувства, бушующие во мне. Наша одежда быстро вымокла, приклеившись к нам, и тепло наших тел стало гораздо заметнее при наших движениях друг против друга.

Хантер тут же отпрянул и засмеялся.

— Нам нужно идти. Мы насквозь промокли. Мне не нужна твоя смерть под дождем. Что произошло между тобой и водой?

Я улыбнулась, пробегаясь глазами по участкам его лица.

— Понятия не имею. Просто удача, наверное.

— Тогда мы должны раздобыть тебе удачу получше.

Он спустил меня с машины и перенес через лужи, чтобы посадить на пассажирское сидение, а после ненадолго оставил, чтобы оббежать машину и забраться внутрь с другой стороны. Он потряс своими волосами, подобно собаке, и я завизжала, поднимая руки, чтобы защититься от капель.

— А что? Как будто ты можешь стать еще более мокрой.

Он засмеялся и наклонился, чтобы оставить влажный поцелуй на моих губах перед тем, как завел машину и направился домой.

Я не могла перестать улыбаться.


Глава 19


Хантер


— Будь осторожна. Возьми его правильно. Обхвати руками вот так и сунь палец сюда.

Я довольно замурчал, когда она так и сделала, и покрепче сжал руки вокруг нее.

— Могу сказать, что ты уже довольно естественна. Приятные ощущения, да?

— Вроде того. Он тяжелее, чем я думала, но все не так уж и плохо.

Кэми изменила положение, как будто пыталась устроиться комфортнее.

— Так, хорошо, вот сюда, — шепнул я ей на ухо, — сейчас прицелься и осторожно спусти курок.

Она закрыла глаза и выстрелила, заряд попал мимо цели.

— Нет, нет, нет! — сказал я со смехом. — Не надо закрывать глаза, когда стреляешь. Молитвы не помогут — смотри на свою мишень, представь, что попадаешь в нее. Попробуй еще.

Кэми вылупилась на меня. Её глаза были готовы вылететь из орбит.

— Представь мишень?! Да запросто.

— А что если какой-нибудь бедный парень пробежит перед тобой в последнюю минуту? Ты выстрелишь в него, потому что твои глаза были закрыты. Это будет очень-очень плохо, малыш.

— Не думаю, что есть какая-то опасность, потому что ты притащил меня прямо в середину никуда. Кто будет бегать передо мной?

— Я. И, если честно, я не в восторге от идеи быть пристреленным.

— Даже мной? — ухмыльнулась она. — Я бы была нежна, обещаю.

Я позволил своим глазам скользнуть по ней и вздохнул, тряся головой.

— Не думаю, что хоть что-то, что ты можешь сделать со мной, будет нежно.

Она засмеялась и пихнула меня своим бедром, перед тем как подняла пистолет и прицелилась в банку с содовой, стоящую в нескольких ярдах от нас.

— Прими более расслабленную позу. Это слишком… по-ангелочарловски… или типа того.

Она фыркнула.

— Прекрати смешить меня или я никогда не выстрелю.

— Но мне нравится смешить тебя.

Мои руки скользнули вниз по ее талии к бедрам, крепко схватив их.

— Сосредоточь себя здесь, но все остальное расслабь. И используй прицел, чтобы сфокусироваться на мишени.

Кэми сделала глубокий вдох и сжала пистолет, нажимая на курок. Пуля попала в землю прямо перед банкой, заставляя ее упасть.

— Она двинулась! Ты видел? — воскликнула она, улыбаясь и прыгая вокруг.

Поэтому я подошел и отвел оружие от нас обоих.

— Это по-прежнему заряженное оружие, дорогая. Давай попробуем не убить им нас обоих. — Я не мог перестать улыбаться. Какая же она забавная. — Хочешь попробовать снова?

Она кивнула и быстро вернулась в прежнюю позицию. Ее лицо превратилось в непроницаемую маску, и я видел, что она сконцентрировалась на мишени. Кэми спустила курок, и банка отлетела, когда она попала в нее.

— У тебя получилось! — сказал я, быстро отбирая оружие, пока ее очередной победный танец не застрелил одного из нас. — Так-то лучше.

— А сейчас то же сделаешь ты, — подначила Кэми. — Я хочу оценить, насколько ты хорош.

Я пожал плечами.

— Я не так уж плох, думаю. Мне просто нравится стрелять.

— Показывай.

Я поднял пистолет, и мои глаза мгновенно сосредоточились на мишени. Я расстрелял остаток обоймы в банку непрерывно и быстро, попадая каждый раз, даже когда она отскочила.

Кэми открыла рот, не веря своим глазам.

— Ты врунишка. Ты превосходен! Неужели ты какой-то оружейный перевозчик-наркоторговец, и ничего мне об этом не сказал?

Я громко рассмеялся, наслаждаясь произведенным впечатлением.

— Да, именно так. Ты раскрыла меня.

Я поставил на предохранитель и вытащил пустую обойму.

— Мне просто нравится стрелять и, думается, никто не может быть слишком подготовлен, когда дело доходит до безопасности. Хочешь теперь попробовать винтовку?

Я надеялся, что она хорошо проводит время. Кэми хотела узнать, чем я люблю заниматься, и я рассчитывал, что это будет забавно. Мне нравилось делиться с ней чем-то настоящим, хотя ее замечание попало неловко ближе к правде, чем мне бы хотелось.

— Конечно. Я попробую.

Я улыбнулся. К счастью, она была рада принимать в этом участие. Этакий трусливый способ научить ее самозащите, чтобы она не подозревала. Я перешел дорогу к своей машине, положил внутрь легкое огнестрельное оружие, а достал 30-06 и пачку снарядов.

— Эти пули немного тяжелее, поэтому будет отдача, — предупредил я и зарядил оружие.

— Что это значит? — спросила она в замешательстве.

— Это значит, что оно ударит немного в плечо, когда ты выстрелишь. Я сперва продемонстрирую, чтобы ты увидела, что я имею в виду.

Как только оружие было готово, я нацелился на банку, которую мы поставили на ограждение на определенном расстоянии.

— Хорошо, сейчас я собираюсь выстрелить в ту.

Я помедлил секунду, чтобы прицелиться в мишень. Затем пальнул и наблюдал, как банку отшвыривает.

— Ты снова сбил ее! Так удивительно! — взвизгнула она, хлопая в ладоши.

Я ухмыльнулся.

— Спасибо. Теперь попробуй ты. — Я передал ей оружие и помог принять удобную позу. — Так, помни, что нужно продолжать смотреть на свою мишень и аккуратно спусти курок тогда, когда будешь готова.

Кэми сделала легкий вдох и выстрелила. Пуля опять пролетела мимо, попадая в следующую банку от той, к которой она прицеливалась.

— Оууу, — взвыла она, и я не смог сдержать хихиканье.

— Хорошенько ударило, да?

Я потер то место, где винтовка упиралась в нее.

— Ты не мог предупредить меня лучше? Это действительно больно! — Её глаза слегка прослезились. — Я больше не хочу стрелять из этой.

Я наклонился, чтобы оставить быстрый поцелуй на ее плече.

— Прости. Я не хотел, чтобы ты поранилась, так же как не хотел, чтобы ты нервничала или была напугана. Знаешь что? Я возьму винтовку, а ты можешь использовать пистолет, и посмотрим, как много этих банок мы сможем сбить вместе.

Она кивнула, когда закончила массажировать себя.

— Окей. Извини. Я не очень хороша в этом.

— Ты превосходна, — ответил я, веря в каждое слово. — Я счастлив, что ты захотела это попробовать.

— Мне нравится узнавать, чем ты занимаешься.

Кэми улыбнулась и скользнула руками вокруг моей шеи, обнимая.

Я убрал пистолет и обнял её в ответ, наклоняя голову и целуя сладкие губы.

— Мне тоже это нравится.


— Я рад, что тебе удалось выбраться с работы, — сказал я, когда мы ехали назад в Коппер Сити. — Мне понравилось сегодня делить свои интересы с тобой.

— Мне тоже. Только не знала, позволит ли это мне мой босс после того, как я брала ночь среды, чтобы пойти на концерт. Мне пришлось немножко поумолять, — посмеялась она.

— Я рад, что все получилось. Жду не дождусь провести с тобой остаток вечера.

— Ты знаешь, у нас есть еще одно вакантное место в театре. Если ты хочешь работу, тебе следует подать заявку. Мы можем работать вместе.

— Правда?

Это заинтересовало меня. Не только из-за того, что мне нужна была работа, но и потому, что это давало возможность быть ближе к ней. Я знал, Клэй работал там, но она говорила, что у них не было много смен вместе в эти дни. Это дало бы мне возможность больше присматривать за ним. У меня появились новые подозрения о нем, особенно о его возможном ресурсе новых доходов. Меня начинало интересовать, не вторгся ли он на арену наркотиков. Я не спущу это ему. Он, безусловно, заслуживал наблюдения. Не думаю, что он был надежен, даже несмотря на то, что Кэми защищала его. Его стоит проверить.

— Думаешь, они позволят нам работать в одинаковые смены, видя, что мы встречаемся?—

До тех пор, пока мы делаем работу и не занимаемся сексом в уборных для персонала, они довольно хорошо относятся к встречающимся парочкам, имеющим одинаковые смены.

— Хмм... Ну, не знаю, уборные для персонала могут испортить дело. Мне нравится заталкивать тебя в темные углы и делать с тобой порочные вещи. — Я потряс головой и она засмеялась.

— Какой ты плохой.

Я захихикал.

— Я пытался предупредить тебя. Ты не кажешься послушной.

— Может быть, мне нравится плохое, — бросила вызов она.

Я положил свою руку на ее бедро, слегка сжимая.

— Устройся ради меня.

Кэми станет моей погибелью.

Она переплела свои пальцы с моими, даря мне одну из своих ослепительных улыбок, и мое сердце пропустило удар.

— Смотри на дорогу, Хантер.

Я вздохнул.

— Ты слишком сильно меня отвлекаешь.

— Мне нравится тебя отвлекать, но и жить мне хочется, — посмеялась она.

— Хороший ответ.

— Так что ты хочешь сделать на нашем следующем свидании? Или я завладею всем твоим временем в эти дни! Знаю, ты привык наслаждаться вечеринками.

— Я немного заботился о вечеринках в последнее время, но сейчас нахожу себя занятым новым выбранным мной наркотиком.

Она одарила меня разочарованным взглядом.

— Так я выбранный тобой наркотик? Какая лесть.

— Если тебе это не нравится, я могу вернуться к своему прежнему образу жизни. Не хочу, чтобы ты считала меня бременем.

Она сжала мою руку сильнее.

— Ты не посмеешь. Мне нравится, что ты пытаешься оставаться чистым. Плюс, я уверена, что появится выжидающая Габриэлла, чтобы обрушиться на тебя и схватить в свои когти. Она чертовски хочет тебя.

Я застонал, чувствуя себя ужасно из-за того, что не был с ней до конца честен, говоря о вечеринках. По правде говоря, я был не на многих вечеринках, но это не означает, что я не употреблял. Отбросив чувство вины, я сфокусировался на объекте «Габриэлла».

— Не напоминай. Я всегда чувствую себя частью выставки питомцев зоопарка, когда она рядом. Она постоянно меня трогает.

— Забавно, но я не могу представить, чтобы она была твоим типом.

— И почему же ты так думаешь?

Она слегка пожала плечом.

— Не знаю. Я догадалась, потому что она была типом любого, кто был до тебя.

— И именно поэтому она не мой.

Я не хотел, чтобы Кэми считала Габриэллу своей соперницей.

— Ты не считаешь ее великолепной?

— Она выглядит очень хорошо, и знает об этом, а потому использует все, чтобы получить от парней то, что хочет. Это уже совсем не привлекательно.

— Тебя она и правда не заботит?

— Ни на йоту, особенно, когда заметил намного более красивую девчонку.

Я подмигнул, и она покрылась румянцем.

— Откуда ты знаешь, что я не использую свою внешность, чтобы получить от тебя, что хочу?

Она немного ухмыльнулась. Мы приближались к парковке у бакалейной лавки.

Я остановил машину и перегнулся, придвигая ее лицо близко к моему.

— Кэми, пожалуйста, используй свою внешность, чтобы получить от меня все, что хочешь. — Я прижался к ее губам. — Мне это нравится.

Она ухмыльнулась и поцеловала меня в ответ.

— Что ты хочешь приготовить для нашего ужина?

— Если честно, мне гораздо больше понравилось бы пропустить ужин и заниматься этим всю ночь.

Её живот выбрал именно эту минуту, чтобы издать рык, и мы оба засмеялись.

— Окей, послание получено — сначала еда, потом поцелуи.

— Звучит изумительно.

Кэми вздохнула напротив моих губ, и я был вынужден поцеловать её еще раз. Её живот вновь заурчал.

— Окей, окей. Давай купим немного еды.

Я неохотно отстранился и выбрался из машины, обходя вокруг, чтобы открыть её дверь.


Глава 20


Хантер


«Боже, она так великолепна», думал я, когда сидел на стуле в своей комнате, уставившись на нее. Кэми спала, ее прекрасные рыжие волосы разметались по моей наволочке. Лицо выглядело умиротворенно, безукоризненное в своей невинности. Она была такой доверчивой. Единственная девчонка, которую я хотел снова видеть в своей постели. Мысли больно ударили меня, и я закрыл глаза. Я был влюблен в нее и прекрасно это осознавал. У меня никогда прежде не было подобных чувств, и я считал, что они наступят не так быстро. Я не был готов к тому, что это захватит меня с такой скоростью.

Мое внимание ненадолго переместилось на музыку, все еще доносящуюся из угла. Мы обсуждали старые темы, когда смотрели телевизор, лежа на моей кровати, но я отвлекал Кэми поцелуями и не особо придавал ему значение. Она не сильно возражала и все возвращала с такой же страстью.

Она не имела ни малейшего понятия о том, сколько секретов я от нее прятал в этой комнате. Большинство из которых было скрыто в шкафу, на дне ящика слева. Я миллион раз задавал себе вопрос о том, что Кэми сделает, когда узнает правду, насколько преданной будет себя чувствовать.

Прозвучал мягкий стук в дверь, и я немного приоткрыл ее.

— Ты здесь? — позвал Крис, заглядывая внутрь. Его глаза остановились на Кэми и он нахмурился. — Хантер… — зашептал он выразительно, и я взглядом заставил его замолчать. — Выйди, сейчас же. — Он практически приказывал.

Я поднялся и прошел за ним в его комнату в конце коридора. Он затворил дверь за мной.

— Что это за притон? — спросил он, и я услышал разочарование в его голосе.

Я сел на край кровати.

— Я без ума от неё, Крис, вот что. Она мне необходима.

— Хантер, ей семнадцать, она слишком юна.

— Я знаю, сколько ей! — отрезал я, чувствуя, как мой контроль, за который я так отчаянно цеплялся, но при этом по-прежнему висящий на нитке, рвется. — Я и не думал, что ты поймешь. Мне плевать, семнадцать ей или сорок. Она уникальна, Крис. Знаю, она совсем молодая, и её жизнь только начинается, но я также знаю, что она единственная, кого я хочу. Я чувствую, как это горит внутри. Меня убивает то, что я продолжаю ей врать. Я собираюсь все ей рассказать.

— Ты не можешь позволить своим чувствам к ней взять вверх, Хантер. Если мы не заставим это утихнуть, то подвергнем себя риску. Ты и её тоже ставишь под удар. Что, если ее схватят посреди наркотической войны? Знаешь, это станет плохой новостью.

— Я спокоен на этот счет и всеми силами пытаюсь не подпускать её к этой части своей жизни. Я говорил себе бросить Кэми, но не могу держаться в стороне.

— Я так понимаю, безпоцелуйная политика тоже была отложена? — спросил он насмешливо.

— Догадка года.

— Насколько вы близки? — спросил он напрямик.

— Близки достаточно, чтобы обсуждать, что будем делать после окончания школы, когда уедем в Тусон. Я не шучу. Она — единственное, что я хочу.

Он опустился рядом со мной.

— Я не это имел в виду.

Я кивнул.

— Знаю.

— Ты собираешься мне ответить?

— Нет. То, что Кэми и я делали или не делали, — только наше дело и больше ничье, по крайней мере, с моей стороны.

Он многозначительно уставился на меня.

— Если ты спишь с ней, родители Кэми могут арестовать тебя, так как она несовершеннолетняя. Копы будут рыться везде и изучать нас. Большинство департаментов полиции не относятся снисходительно к такому типу поведения, ты должен понимать. Это последнее, что нам нужно.

Я не ответил на скрытый вопрос.

— Как бы ты себя чувствовал, если бы кто-то просил тебя врать Шеридан? — спросил я, переводя тему на его личную жизнь. — И как бы ты чувствовал себя, зная, что эта ложь подвергает ее опасности?

— Это бы убило меня, мужик.

— Но это происходит со мной. Это моя жизнь и я ненавижу в ней каждую секунду.

Он сидел в тишине, уставившись на свои руки, будто они могли ответить.

— Ты уверен, что это не обычное увлечение? Подобное может происходить в критических ситуациях.

Я криво усмехнулся.

— Уверен. Она даже не знает об этой критической ситуации, и я не настолько отчаялся. Если бы я не был уверен, что это по-настоящему, то не был бы так обеспокоен. Что-то происходило между нами с самого начала.

— Кажется, сейчас мы пойманы между молотом и наковальней.

Он выглядел очень разочарованно.

Я кивнул.

— Понимаю. Я все испортил. Мы выяснили, из чего я сделан, и в этом не оказалось ничего хорошего.

— Не говори так. И ты уверен, что это настоящее, и ты не делаешь это лишь потому, что другие парни волокутся за твоей девчонкой?

— Я бы не стал так поступать, Крис. Тебе следует знать меня лучше.

— Я хорошо тебя знаю, но ты поступаешь не характерно. Ты никогда не был тем, кем управляло сердце.

— Это потому, что мое сердце раньше никогда никому не принадлежало.

— Знает ли она, что ты чувствуешь?

— Нет. Едва ли я знаю, что чувствую. Это произошло слишком быстро, слишком стремительно. Не хочу её отпугнуть. Я не могу ей сказать, пока она не знает, кто я действительно такой. Если Кэми ответит мне взаимностью, то в кого же она действительно будет влюблена? В меня или человека, которого принимает за меня? И это слишком опасно прямо сейчас.

Крис похлопал меня по плечу.

— Я сожалею, брат. Действительно. Пожалуйста, знай, что даже несмотря на эти события, ты мой первый и главный брат. Ты стал им с самого первого дня, когда сестра свела нас. Я хочу, чтобы ты был счастлив и события развивались в твою пользу. Все, что я могу сказать тебе, — это продолжай находиться в приподнятом состоянии. Я сделаю все возможное, чтобы помочь тебе. Посмотрим, сможем ли мы провернуть все так, как надо, в этом бардаке.

Я облегченно вздохнул, осознав, что не был один. Кто-то был на моей стороне и понимал, через что мне предстоит пройти. Я устал от этого безумия, где-то за внешней оболочкой я постоянно нервничал, и на это уходило много сил.

— Есть возможность получить работу в театре, чтобы работать с ней. Следует ли мне воспользоваться ею?

— Я бы посоветовал идти вслед за своим чувством до тех пор, пока страсть не спадет.

Я язвительно засмеялся.

— Страсть. Спасибо, что воспринял меня серьезно.

— Просто делай все, что в твоих силах. И попытайся не натворить ничего… глупого… я имею в виду, придерживайся благоразумных отношений. Иначе это может привести к еще большей беде для вас обоих. — Он взглянул на свои часы. — Когда тебе нужно доставить её домой? Уже десять.

— У неё комендантский час с полуночи, но она хотела встретить тебя.

— Хорошо, иди и разбуди её, племянничек, и давай преодолеем всю эту неловкость.

Он погнал меня с комнаты.

— Конечно, дядюшка, — ответил я, ухмыляясь, и он тяжело вздохнул.

— Я действительно ненавижу это, — пожаловался он.

— Знаю. Именно поэтому мне очень нравится это произносить.

Я ушел и направился назад в свою комнату. Ненавижу будить её. Она выглядела такой хорошенькой, лежа здесь. Хотелось наблюдать за ней подольше. Моя рука окунулась в её кудряшки, и она слегка пошевелилась.

— Кэми, дорогая, — прошептал я, придвигаясь ближе и легко прикладывая свои губы к её. Она издала сладкий хныкающий звук, потягиваясь немного перед тем, как снова неподвижно застыть. — Милая, пора просыпаться. Мой дядя здесь и хочет встретить тебя.

Я поцеловал её щеку и опустился на шею, зарывая свое лицо.

Её рука поднялась, чтобы лечь на мой затылок.

— Ммм… как приятно, — пробормотала она. — Я хочу, чтобы ты будил меня так каждый день.

Я улыбнулся напротив ее лица.

— Как и я.

— Это было бы так замечательно.

«Может быть, когда-нибудь», подумал я. Если мы невредимыми пройдем через все это, и ты однажды решишь, что снова можешь мне доверять.

— Ты слышала, как я сказал, что мой дядя здесь? Ему бы хотелось увидеть тебя.

Кэми застыла.

— О нет! Он пришел? Должно быть, в таком случае он думает, что что-то ужасное происходило между мной и тобой в этой кровати.

Я хихикнул.

— Он был, мягко выряжаясь, потрясен.

Она покраснела.

— Я так смущена. Мне не хотелось засыпать. Я просто так расслабилась, что задремала.

— Да, я знаю. Это оставило печать на моём эго. Я находился как раз в середине поцелуя. Было так здорово. — Я улыбнулся и ущипнул ее за нос.

Она издала нервный смешок.

— Я действительно сожалею, Хантер. Честно, я не хотела.

— Не надо беспокоиться. Сегодня был насыщенный день. Тебе нужен отдых. Кроме того, я наслаждался, наблюдая, как ты спишь. Ты смотришься очень красиво в моей кровати.

— Ты краснобай и знаешь об этом, верно? Никогда не могу угадать, когда ты серьезен, а когда валяешь дурака. Готова поспорить, другие девчонки едят с твоих рук?

Я пожал плечами.

— Я не пытаюсь быть краснобаем, других девчонок нет, и если бы я хотел, чтобы другие девчонки ели с моих рук, я бы хотел, чтобы это была ты. Как тебе такой ответ?

Она потрясла своей головой и осклабилась.

— Да, мне нужно присмотреться к тебе, определенно краснобай. — Она провела рукой вниз по моему лицу. — У тебя есть расческа? Мне бы хотелось привести себя в порядок, перед тем как встретиться с твоим дядей.

— Прямо за дверью в ванной. Бери все, что требуется.

Я предложил ей руку, поднимая на ноги, перед тем как в ожидании откинуться в кресле. Мне бы хотелось, чтобы ей не нужно было идти домой. Мне нравилось ее присутствие здесь. Было здорово проводить с кем-то домашние вечера.


Глава 21


Хантер


Я пытался вспомнить, какой сегодня день недели. Возможно, суббота? Я удобнее расположился на кожаном диване в доме Дерека. Я перебрал наркоты и обкурился. Мне хотелось лишь закрыть глаза и спать.

Хихикая, я уставился на туман, плавающий по комнате. Черт, человек может набраться, просто пройдясь здесь. Я едва мог различить очертания людей, развалившихся рядом в комнате. Это было так хреново.

Мои мысли вернулись к Кэми, и я закрыл глаза, когда чувство паники поднялось внутри. Если бы она когда-нибудь увидела меня таким, она бы с криком убежала прочь в противоположном направлении. Эта мысль отрезвляла.

Я чувствовал себя херово. Она работала сегодня вечером в театре, так что я получил возможность завести связи. Я знал, что она это не одобрит, и не намеревался набираться, но все вышло из-под контроля. Так, в одну минуту я зависаю с Дереком, разговаривая о поверхностной ерунде, а в другую он убеждает меня начать вести с ним дела и говорит, сколько денег мы можем срубить, если немного расширимся. Он определенно соображал в своем бизнесе, и я согласился уже до того, как все узнал. После у нас было небольшое празднование, и вечеринка поднялась сюда.

Кэми не могла узнать. Она никогда не понимала, а я никогда не смогу объяснить, почему это было так заманчиво для меня. Я вздохнул. Она была такой прекрасной, такой хорошей. Я пытался удержать картинку, плавающую внутри моей головы, но было трудно. Мне так сильно хотелось, чтобы Кэми была здесь, и я почти мог представить её тело, прижимающееся ко мне прямо сейчас. Чувствовать, как она прильнула к моей шее, а руки двигаются вниз по моему телу, соскальзывая в брюки.

Тпру! Мои глаза открылись, обнаружив Габриэллу, прижимающуюся ко мне. Её руки путешествовали в направлении, в котором у меня не было ни малейшего желания, чтобы они двигались.

— Что за черт?! — сказал я, оттолкнувшись. — Отвали от меня! — Я окатил её, как надеялся, испепеляющим взглядом, но могу сказать, что она проигнорировала его.

— Что же девушке нужно сделать, чтобы заполучить твое внимание, Хантер? — заскулила она и выпятила свою нижнюю губу в недовольной гримасе, перед тем, как свернулась на моей груди.

Великолепно.

Я вздохнул.

— Я хорошо тебя заметил, Гэбби. Ты просто не мой тип.

Я толкнул её, но она не шевельнулась.

— Я тип любого, — промурлыкала она напротив моей груди, и я через рубашку почувствовал ее поцелуй. — Тебе лишь нужно дать мне шанс, и я покажу.

— В другое время, возможно. Сейчас я с Кэми.

Я с трудом вытянул руки в очередной попытке её столкнуть, зная, что время, когда я захочу эту девушку, никогда не наступит.

— Нигде не вижу ее. Брось, Хантер. Ты же не обязан жениться на мне. Давай просто немного позабавимся.

Она переместилась, перекатываясь. Ее руки задрали край моей рубашки.

Я недоверчиво уставился на неё, перед тем, как схватил и отбросил назад.

— Отвали от меня, сейчас же, — сказал я с, надеюсь, ледяным спокойствием.

Она захихикала.

— Прекрати быть таким ребенком. Это доставит удовольствие.

— Какую часть из «нет», ты не поняла? — спросил я в раздражении.

Она рассмеялась еще сильнее.

— Часть «нет».

Она наклонилась и поцеловала меня в лицо.

Я толкнул её достаточно сильно, чтобы отшвырнуть прочь с коленей, на пол.

— Ух! Это больно! — взвизгнула она, потирая колени.

Несколько других людей в комнате начали смеяться.

— Не то чтобы он не предупреждал тебя, — издал смешок Дерек. — Иди сюда, Гэбби, малышка. Я позабочусь о тебе.

Она одарила меня мрачным взглядом и направилась в его сторону.

— Чувак, я валю отсюда. Извини. — Я поднялся и наткнулся на несколько тел на полу. — Я позвоню завтра.

— Пока, мужик.

Он занялся с ней сексом еще до того, как я вышел за дверь.

Я разыскал свои ключи в кармане и залез в машину. Немного поколебался перед тем, как вставил их в зажигание. Я был в отвратительном состоянии. Мне определенно не следовало сейчас находиться на переднем сидении.

Но я тронулся и осторожно проехал милю вниз по дороге к театру. Я подъехал к парковке и остановился на несколько минут, пытаясь решить, был ли я достаточно отважен, чтобы зайти в театр и встретиться с Кэми перед тем, как привести свою голову в порядок и немного выспаться в машине. Если бы я мог вздремнуть, мне бы, скорее всего, удалось добраться до дома в сохранности.

Я зарыл глаза и погрузился в сон.

— Хантер? Хантер? — Голос звучал где-то вдалеке, как звук от бесконечных ударов. — Хантер, ты в порядке?

Кэми. Один лишь звук её голоса заставил меня улыбнуться. Я медленно открыл глаза, пытаясь сориентироваться.

— Хей, — я улыбнулся, когда увидел ее за моим окном. — Что ты здесь делаешь?

Она озадаченно посмотрела на меня.

— Я была на работе, помнишь? — Она кивнула головой в сторону театра. О, точно, дерьмо. — Как долго ты здесь ждешь? — спросила она с озабоченным выражением лица.

Я пожал плечами.

— Не знаю. Несколько часов, возможно.

— Не мог бы ты открыть окно или дверь, чтобы я слышала тебя лучше? Не подвезешь меня?

Конфуз.

— Конечно, — ответил я, нагибаясь через сиденье, чтобы открыть дверь на другой стороне и надеясь, что запах дыма, прилипший ко мне, выветрится, пока я буду обходить машину. Я быстро завел мотор, открыл окно, и ветер ударил мне в лицо.

Она забралась внутрь и обернулась, чтобы посмотреть на меня.

— Какого дьявола здесь такая вонь?

Черт.

Я молчал минуту.

— Как работалось? — спросил я весело.

— Черт! Ты курил траву?! — Она выглядела ужасающе.

И её тоже, подумал я.

— Все не так, сладкая, — начал объяснять я.

— Не называй меня так. Где ты был ночью?

— У Дерека. У него была вечеринка, и я посчитал, что могу пойти развеяться, пока ты работаешь. — Я мог видеть ужас и отвращение, написанные на её лице.

— Выметайся из машины!

Ого, она была действительно зла.

— Почему? Это моя машина!

— Тебе лучше проваливать, если хочешь сохранить её. Ни при каких обстоятельствах я не позволю тебе водить в таком состоянии.

— Мне сейчас лучше, потому что я немного поспал, — сказал я, но сделал так, как Кэми сказала, а затем подошел к ней.

Она ураганом пронеслась мимо меня.

— Кэми, — сказал я, привлекая её к себе. — Не злись, пожалуйста.

Она отпихнулась от меня, собираясь сесть на водительское место. Я стоял там, зависнув на минуту, перед тем как сесть. Как только я пристегнулся, Кэми поставила машину на сцепление и нажала на тормоз.

— Кто еще был на вечеринке? — Она была вне себя.

— Много кто. Я не помню каждого. — Я прислонил голову к сидению. Ситуация превращалось из просто плохой — в кошмарную.

— Ты был с какими-нибудь девчонками? — Она клацнула челюстью. Ей не хотелось слышать ответ.

— Габриэлла приставала ко мне. Я не сказал ей спасибо за это.

— Приставала как?

— Я очнулся, а она прижималась ко мне. Пыталась поцеловать.

Костяшки её пальцев побелели, вцепившись в руль.

— Ты поцеловал её в ответ?

— Что? Нет! Ты прикалываешься, да? Я говорил, что чувствую к тебе.

— Я думала, ты также говорил, что больше не собираешься принимать наркотики.

Я издал саркастичный смешок.

— Я достаточно уверен в том, что никогда не говорил этого.

— Ты говорил, что у тебя больше нет необходимости продолжать посещать вечеринки.

— Да, имея в виду, что мне больше нравится проводить время с тобой, а не то, что я собираюсь бросить потреблять. Не перевирай мои слова, Кэми.

Она одарила меня скептическим взглядом.

— Пардон, мистер Совершенство. Простите меня за то, что волнуюсь.

Я провел рукой по волосам. Все пошло не так, как я надеялся.

— Извини. Все вышло неправильно. Но, пожалуйста, знай, что я бы никогда не сделал ничего того, что навредит тебе.

— Не имеет значения, хотел ли ты или нет. Суть в том, что ты сделал.

— Я сожалею, — прошептал я, отворачиваясь к окну. Существует столько вещей, о которых я хотел бы рассказать ей прямо сейчас. Вещей, которые могли бы все улучшить или в итоге помогли бы ей понять, из чего я сделан. Но я не мог сделать это. Еще нет.

Она была ожесточена и вообще не говорила все то время, что вела мою машину.

— Ты зайдешь внутрь, чтобы мы могли обсудить это?

— Нет, — наотрез сказала она, швыряя ключи. — Я собираюсь домой. У меня домашка и необходимо закончить ее до завтра.

Я положил ключи на её колени.

— Возьми мою машину. Я не хочу, чтобы ты шла через весь город в темноте.

Она потрясла головой.

— Я ничего не хочу от тебя, Хантер.

Её слова больно ударили меня, скручивая сердце.

— Либо ты едешь домой, либо позволяешь мне отвезти тебя. «Нет» за ответ не принимается.

— Я позвоню Клэю.

Счет: Кэми — миллиард, Хантер — ноль. Кажется, у меня появится паническая атака, если я подумаю о ней рядом с Клэем.

— Позвони своему отцу, если тебе это так нужно, но думаю, что следует просто взять машину. Утром ты можешь забрать меня в школу. Я хочу пройти через это с тобой, Кэми. Знаю, то, что я сделал, было неправильным, но я не смогу это исправить, если ты не будешь со мной разговаривать. Я знаю, ты зла, но возьми сейчас машину и мы обсудим это позже, после того как у обоих будет шанс остыть. Хорошо?

Кэми сидела, несколько минут глядя вперед, перед тем как взять ключи.

— Ладно. А теперь проваливай.

Я сделал, как она просила, и она едва дождалась, пока я ступлю на обочину, перед тем как умчаться.

Я все испортил.


Глава 22


Кэми


Я плакала, зарывая лицо в подушку, не желая видеть фотографию, но и не будучи в силах отвести глаза.

«Я говорил тебе» — гласил текст под нечетким фото, показывающим Габриэллу на коленях Хантера. Ее руки были на его обнаженной груди, рубашка задрана и он впился в неё взглядом через прищуренные веки. Удивительно, как быстро могут распространяться сообщения.

Мой телефон вновь завибрировал. Это был Хантер.

«Уверен, что ты уже видела это. Все не так, как выглядит, Кэми. Умоляю, поверь мне».

Я не ответила ни на одно из сообщений и вместо этого позволила телефону упасть на пол. Я не могла остановить текущие слезы. Когда Хантер говорил мне об этом — это одно, но видеть своими собственными глазами — совсем другое. У него такой вид, будто он наслаждался этим.

Я услышала, что телефон завибрировал, получив еще сообщения, но не хотела проверять их. Вскоре он начал звонить. Я продолжала всё игнорировать, уставившись в стену.

Стук в дверь.

— Да? — позвала я.

Моя мама открыла дверь.

— Ты хорошо себя чувствуешь, дорогая?

— Да, просто устала, — ответила я, не желая смотреть на неё.

— Ох, ну ладно. Тебе позвонили. Это Хантер. Он сказал, что ты расстроена из-за него и ему бы хотелось поговорить с тобой.

Я встретилась с ней лицом.

— Он позвонил на домашний?

Она кивнула с сочувственным взглядом.

— Думаю, тебе следует поговорить с ним. Он кажется очень расстроенным.

Я тяжко вздохнула и протянула руку.

— Хочешь, чтобы я осталась? — спросила она.

Я потрясла головой.

— Нет, я буду в порядке.

Я подождала, пока она уйдет.

— Алло?

— Пожалуйста, послушай меня минуту и затем можешь повесить трубку, — сказал он торопливо. — Клянусь, ничего не было. Посмотри на фотографию. Я был сонный, спал на ходу и, по правде, находился под кайфом. Мне даже виделось, что я был с тобой. А когда очнулся, это оказалась она. Спроси любого, кто был там. Они скажут тебе, что я ничего не хотел с ней делать. Я так сожалею. Я не знал, что кто-то фотографирует. Серьезно, мне кажется, что она подставила меня или что-то в этом роде, чтобы вывести тебя. Я говорил ей, что сейчас встречаюсь с тобой. — Он сделал паузу и, когда я ничего не сказала, продолжил: — Клянусь собственной жизнью, Кэми, я бы никогда тебя не предал.

Голос Хантера был наполнен отчаянием, он желал, чтобы я поверила ему. Я хотела, но все еще была уязвлена из-за наркотиков.

— Кэми? — спросил он опять.

— Я услышала тебя. Думаю, мне нужно немного времени, чтобы разложить все по полочкам в своей голове. Окей? Дай мне немного времени.

— Пожалуйста, не надо, — боль в его голосе была неприкрытой. — Ты не имеешь и понятия о том, сколько значишь для меня.

— Мне пора. Родители вечером пригонят тебе машину обратно. Мне не нужно утром никуда ехать.

— Кэми… — Его голос звучал слабо.

— Пока, Хантер. — Я нажала на отбой, оцепенело встала и вышла за дверь. Вернула телефон на место, пришла назад в комнату, подняла сотовый и пролистала предыдущие сообщения от Хантера, а после посмотрела новое от Клэя.

«Надеюсь, ты в порядке. Еду проверить тебя. С тебя извинения».

Я вздохнула. Восторга по этому поводу не было, но, полагаю, это было неизбежно. В конце концов, он приходил не злорадствовать.

Совсем скоро я услышала знакомые шаги, и дверь отворилась.

— Хей, — сказал Клэй, и по некоторым причинам я была рада видеть его здесь, даже несмотря на то, что случилось.

— Ты здесь как мой друг? — Я выделила последнее слово.

— Да, если ты примешь меня назад.

Я на мгновение уставилась на него, а затем слегка коснулась и погладила пятно на стене напротив меня.

— Я сожалею, Кэми. Знаю, что был напыщенным ничтожеством, но в моей голове уже давно засело, что ты и я неразделимая команда. Когда мы стали старше, мои чувства к тебе начали меняться. Я был увлечен тобой и хотел, чтобы ты чувствовала то же самое. Когда этого не случилось, я подумал, что мог бы стать тем, кого ты захочешь. Затем появился Хантер, и я увидел, что ты смотришь на него так, как я хотел бы, чтобы ты смотрела на меня. Это сводило с ума. Я не мог видеть вас двоих вместе, потому что ты принадлежала мне.

— Я никому не принадлежу, Клэй, за исключением себя самой. — Я надеялась, что он поймет.

— Ясно, я просто устал больше не быть частью твоей жизни. Это было ужасно, — Он выглядел таким грустным.

— Единственной причиной, почему я попросила тебя держаться подальше, была вся эта чепуха с «хотением быть моим парнем». Что мы собираемся с этим делать? Я знаю, ты не можешь автоматически выключить свои чувства.

Он кивнул и сделал большой вдох.

— Ты меня выслушаешь и поговоришь откровенно?

— Я попытаюсь. — Я очень нервничала из-за внезапности всего этого.

— Я все еще хочу быть твоим парнем, Кэми.

Я открыла рот, чтобы что-нибудь сказать, но он быстро поднял свою руку, останавливая меня.

— Позволь мне сначала все объяснить, окей?

Я глубоко вздохнула.

— Хорошо.

— Просто знать тебя, это, конечно, не то же самое… это даже немного убивало меня, если быть честным. — Он хихикнул, скривившись. — Но быть для тебя никем еще хуже. Мне не нравится жить без тебя. Мне нахватает моего друга.

— Мне тоже тебя не хватало. — Это была абсолютная правда.

— Так что я предлагаю компромисс. Давай вернемся к тому, что мы большие друзья, но мне бы также хотелось не до конца отказываться от идеи изменения наших отношений. Знаю, я вывалил на тебя это слишком быстро, но мне нравится новый я, и хотелось бы, чтобы он понравился и тебе.

— Клэй. — Я встряхнула головой. — Я не хочу давать тебе никаких ложных надежд. Даже если бы было возможно изменить то, что я к тебе чувствую, мое сердце не свободно. — Я взглянула на него извиняющимся взглядом. — У меня очень сильное чувство к Хантеру.

— Хантер, — он казался совершенно сбитым с толка. — Я считал, вы двое расстались после той фотографии.

— Нет. Я беру небольшой перерыв, чтобы взвесить некоторые вещи, но мне очень хочется быть с ним. Хантер завязывал с марихуаной. Но я ошибалась в том, что он отделался от этого образа жизни. Очевидно, это очень важно для него. Мне нужно понять, что для меня важнее и смогу ли я пересмотреть свой взгляд на его плохие привычки. Плюс, Хантер по-прежнему держит рот на замке о некоторых вещах в своей жизни. Есть многое, что мне нужно узнать, но он не готов делиться этим со мной. Трудно быть с кем-то, кто хранит секреты.

Лицо Клэя потемнело.

Я засмеялась.

— Что? Не говори мне, что у тебя от меня секреты.

Он неуютно пошевелился и улыбнулся.

— У кого, у меня? — Он подтолкнул меня своим плечом.

— Да, у тебя! — В один момент мне показалось, что все как в старые добрые времена.

— Мой секрет в том, что я схожу с ума по тебе, но ты его уже знаешь.

Я закрыла глаза и облегченно вздохнула.

— Сожалею, что не чувствую того же. Знаю, у тебя были большие надежды.

— Просто попытайся, Кэми. Ради меня. Пожалуйста. — Выражение его лица было печальным. — Я сделаю что угодно для тебя.

Я осторожно наблюдала за ним, принимая во внимание его трансформацию и по-настоящему смотря на него. Он был действительно привлекателен. Я всегда замечала милые вещи в нем, но никогда не смотрела на него как на объект заинтересованности. Удивляюсь, почему другим девчонкам он не нравится. Хотя и я была перед ним виновата, считая его ботаником, а не кем-то, у кого есть эмоции и желание быть любимым. Я была лицемеркой.

— Я не буду списывать тебя со счетов, говоря категоричное «нет». — Я сдалась, надеясь, что не обманываю его. — Это лучшее, что я могу тебе сейчас предложить. Я действительно хочу все наладить с Хантером.

— Достаточно честно. — Он растянулся в широкой улыбке, и могу сказать, что он был счастлив. — А сейчас расскажи мне, каким подонком он был, и нужно ли мне пойти поправить его лицо.

— Эй, это низко! — возмутилась я. — Я же только что сказала тебе, как сильно он мне нравится.

— Это не означает, что я не должен этого делать, — пробурчал он.

Я издала нервный смешок. Почему жизнь должна быть такой сложной?


Хантер выглядел несчастным, и это убивало меня. Он придерживался дистанции, но это не останавливало его от того, чтобы постоянно наблюдать за мной как охотник. Сказать по правде, наши уроки вместе были некомфортны. Он не заставлял меня разговаривать с ним, а я и не пыталась.

Я изо всех сил старалась притворяться, что он не был здесь прямо сейчас, но это не работало. Я подняла глаза и поймала его рассматривающим меня, но Хантер быстро посмотрел в другую сторону. В другие разы я видела его наблюдающим за мной с горящим желанием во взгляде, и тогда появлялась огромная содержательная пауза, заполняющая пространство между нами.

Эволюция моих чувств к нему приводила меня к одному устойчивому направлению. Я влюблялась в него по уши, но не знала, чувствует ли Хантер то же или ему просто не хватает того физического влечения, которое всегда пульсировало и трепетало между нами, живя своей собственной жизнью.

Доверие тоже было большой проблемой. Я высоко ценила его, но были вещи, в которых определенно ему не доверяла. Наркотики ужасали меня. Я не могла забыть лицо Джордана в ту ночь, когда он умер. Я бы не могла потерять Хантера таким способом, но оказалось, что существовал реальный риск того, что это произойдет.

Также был очевиден факт того, что он скрывал что-то. Он никогда не выдавал информацию добровольно и не раскрывал своих карт. Я знала, что Хантер находился в беде, но никак не могла догадаться в какой. И хотя я хотела верить ему, это было тяжело.

Все сводилось к одному. Могу ли я быть с парнем, которому не полностью доверяю? Это было большим препятствием.

— Эй, не унывай! Ты выглядишь такой грустной, — сказал Клэй, сжимая мою руку во время лабораторной по химии. Я услышала, как стул Хантера двигается за столом позади нас.

Я могла лишь представлять, на что сейчас похоже его лицо. Напряжение между ним и Клэем было почти осязаемым, потому что они находились в одной комнате вместе. Каждый мог почувствовать его.

— Так маскарад еще в силе в этом году? Это всегда было нашей фишкой. — Клэй заговорил низким тоном, приближаясь поближе.

— Мм, да, конечно. Ты попросил меня забить все танцы для тебя на первом курсе, если я правильно помню. — Я улыбнулась.

— Это так. Я лишь хотел получить гарантию хотя бы на один танец с тобой в этом году. Знаю, что у других парней ты будешь нарасхват.

Я фыркнула.

— Да, они действительно повылазили из всех щелей.

Он захихикал.

— Не моя вина, что они такие тупые.

Я была немного разочарована. Я действительно надеялась, что Хантер позовет меня на танцы. Клэй просил еще долгое время назад, так что я могла на это не согласиться.

— Приезжай после школы, мы можем вместе поискать костюмы.

Он широко улыбнулся и слегка засмеялся, сжимая меня снова.

За этим последовал мягкий кашель позади меня, который я не смогла проигнорировать. Я посмотрела через плечо и увидела Хантера и Русса, уставившихся на меня.

— Мы можем поговорить после школы, Кэми? — спросил Хантер.

Я взглянула на Клэя, сидевшего со свирепым взглядом.

— Мм, у меня уже есть планы с Клэем. Может быть, позже? Ему нужно уйти на работу в пять, так что я буду свободна после этого времени.

Клэй издал рычащий звук, и я напрягла губы, отчаянно стараясь не закатить глаза.

— Звучит здорово. Я приду. Спасибо. — Он не улыбался, но его поза стала более расслабленной.

На самом деле, я не могла дождаться этого. Забавно, насколько ближе мы стали за такое короткое время. Моя жизнь без него теперь казалась невыносимой. Я хотела сделать что угодно, лишь бы все наладить. Надеюсь, он чувствовал то же.

Снова поворачиваясь лицом вперед, я встретилась глазами с Габриэллой, сидящей в середине комнаты. Она повернулась на своем сидении, уставившись на меня с загадочной оштукатуренной улыбкой. Она встала и проследовала ко мне, затем записка скользнула на мой стол.

Я уставилась на неё, не желая трогать, и была спасена Клэем, который её схватил. Он открыл и прочел. Его лицо заиграло красками, и он быстро положил её назад.

— Что в ней? — спросила я, с пересилившим меня любопытством.

— Тебе не захочется узнать.

Я развернула листок и увидела записку, написанную помадой.

«Хантер Уайлдер — лучший, кого я когда-либо имела».

Мое лицо вспыхнуло от ярости. Я смяла записку в руке, схватила учебники и направилась к двери, по дороге оставляя бумажку на столе перед Хантером.

— Мисс Уимберли! Сядьте, пожалуйста, — воззвала учительница.

Я вышла, не оглядываясь.


Глава 23


Хантер


Я быстро просмотрел бумажку, выругался и смял её. Затем пронзил Габриэллу взглядом и выбежал из класса вслед за Кэми.

— Мистер Уайлдер! — прокричала учитель. — Вы можете остаться после уроков!

Меня это не заботило. Я поспешил вниз и увидел Кэми, заворачивающую за угол передо мной. Чтобы поймать её, я побежал.

— Кэми, подожди меня.

— Убирайся.

— Это не правда. Я клянусь, это не правда. Она издевалась над тобой, и это сработало. Не позволяй ей так поступать. — Я отчаянно хотел, чтобы она поверила мне.

Она остановилась, слезы бежали вниз по щекам. Я действительно устал постоянно видеть ее такой грустной.

— Перестань. — Я взял её за руку и повел за собой. Она не спрашивала, куда мы направляемся. В молчании мы дошли до моей машины, и она залезла внутрь, пока я держал пассажирскую дверь открытой.

Я перешел на другую сторону и присоединился к ней.

— Нам действительно нужно поговорить. Знаю, все было испорчено, и знаю, что это моя вина, но я больше не могу видеть тебя в слезах. Я хочу, чтобы ты была счастлива. Поговори со мной, пожалуйста, и давай посмотрим, сможем ли это уладить. — Я пристально смотрел на неё, пока она играла с краем своей тетради.

Наконец она подняла глаза.

— Я хочу поверить тебе, Хантер. Правда, хочу. Но ты хранишь от меня столько секретов. Знаю, с тобой происходит какое-то дерьмо, о котором ты не хочешь говорить. Я старалась уважать твою личную жизнь, но когда к этому прибавились наркотики и вечеринки, мне стало трудно доверять тебе. Поначалу я была впечатлена тем, что ты пытаешься избавиться от таких вещей, но, очевидно, я ошибалась. Затем появилась эта наталкивающая на мысли фотография, показывающая тебя с кем-то. Габриэлла говорит, что была с тобой, и фотография подтверждает это, но ты утверждаешь, что ничего серьезного не было. Это заставляет меня осознать, что, несмотря на мои чувства, я действительно не знаю тебя. У меня есть воспоминания, которые мы создали вместе, и физическое влечение к тебе, но ты так и остался для меня загадкой.

Она сделала глубокий выдох, как будто освобождаясь от сильной тяжести в груди, и откинула голову на сидение.

Я нервозно забарабанил пальцами по водительскому сидению, зная, что нужно действовать осторожно. Мне хотелось ей все рассказать, но я не мог. Для её же и моей безопасности. Все так здорово запуталось. Вообще не следовало вовлекать её. Я знал это, но не смог заставить себя пройти мимо.

— Что касается Гэбби — ничего не было. Если не вдаваться в детали, то все происходило примерно так: я был одуревшим от наркотиков и находился в трансе. Задремал и увидел подобие сна или какого-то подсознательного видения, во время которого даже мог чувствовать тебя рядом со мной — твою руку, скользящую вниз по моему телу. Я резко очнулся, а там была Габриэлла. Я столкнул её и сказал, что встречаюсь с тобой. Она ответила, что не видит тебя нигде поблизости и вскарабкалась на меня, стягивая рубашку вверх. Я толкнул ее достаточно сильно, чтобы она свалилась на пол. Гэбби взбесилась и сказала, что я поранил её. Затем её позвал Дерек, и она начала заниматься с ним сексом. Тогда я покинул вечеринку. Я был озабочен тем, что слишком накурился, чтобы водить, поэтому подъехал к театру. Собирался посмотреть фильм и немного отойти от наркотиков, но слишком устал и боялся увидеть разочарование в твоих глазах, поэтому заснул в машине. Вот так. Теперь ты знаешь все. Пожалуйста, скажи, что прощаешь меня, и мы можем оставить все позади. Я никогда не хотел навредить тебе.

Я ждал в нервном напряжении, не зная, что она скажет.

— Ты собираешься принимать наркотики снова? — Она не смотрела на меня.

— Я бы очень хотел сказать тебе, что брошу прямо сейчас, но это не так-то просто.

Я был так разочарован. Не существовало никаких способов, чтобы заставить её понять, почему я употреблял или почему они были так важны для меня.

— Вот именно, это просто. Ты просто делаешь это, Хантер, и позволяешь тому, кому ты не безразличен, помочь пройти через это.

Я закрыл глаза, зная, что невозможно понять, что значит страдать от зависимости, если у тебя никогда ее не было. Но я также не упустил скрытый смысл в ее словах.

— Я тебе не безразличен, Кэми? — Я задержал дыхание, поворачиваясь, чтобы посмотреть на неё. — Ты это имела в виду?

Она вздохнула, перехватив мой взгляд.

— Да, и мне бы хотелось сделать большее, но ты не подпускаешь меня достаточно близко. Все что я могу сказать — это то, что пытаюсь помочь с тем, о чем знаю, несмотря на наше расставание.

Я скользнул пальцами под её подбородком и согнулся, мягко целуя в губы. Тотчас огонь, который она разжигала внутри меня, вернулся. Но я еще никогда не ощущал ничего подобного в своей жизни. Меня больше не волновало, что нужно сделать, чтобы удержать её. Я должен найти способ сделать её своей.

— Я хочу тебя, — прошептал я напротив её рта. — Я хочу все, что знаю о тебе сейчас, и все, что могу узнать о тебе позже. Я никогда такого не чувствовал ни к кому. Ты значишь для меня больше, чем даже когда-либо сможешь понять.

Она снова плакала, и я продолжил мягко её целовать. А потом смотрел в её медовые глаза, стирая слезы большими пальцами.

— Все происходит очень быстро, — произнесла она тихо. — И немного пугает меня.

И вновь я легонько поцеловал её губы.

— Знаю. Это пугает и меня. Но разве то, что это происходит быстро, делает все менее реальным?

— Думаю, нет, — ответила она в перерыве между поцелуями.

Я не мог прекратить трогать её.

— А теперь действительно серьезный вопрос — что ты будешь со всем этим делать?

Мои губы путешествовали по её подбородку, продолжая парад ласк ниже, к её шее.

— Хантер, остановись. Я не могу думать рационально, когда ты повсюду на мне, как сейчас.

Она наклонила голову, отстраняясь от меня.

Я улыбнулся.

— Вот оно, да? Признай. Ты наслаждаешься этим так же, как и я.

— Мы не закончили разговор. Именно так всегда и происходит. Мы отвлекаемся на все эти физические штуки, забивая на то, что действительно требует обсуждения. Я обожаю то, что ты заставляешь меня чувствовать, но ненавижу, что так всегда происходит.

Я остыл и уткнулся в изгиб её шеи, глубоко дыша и позволяя легкому аромату её духов окутать меня на секунду. Мне действительно хотелось бы потеряться в этой девушке. Я хотел ощущать её всеми возможными чувствами, но знал, что сейчас это было невозможно. Я медленно отстранился.

— Что ты хочешь?

— Расскажи мне о себе. Я хочу, чтобы ты доверял мне, независимо от того, каковы твои секреты. И позволил помочь тебе пройти через это. Я хочу, чтобы ты позволил мне узнать о тебе все. — Луч надежды ярко засиял в её глазах, и это убивало меня, кромсая на куски.

— Кэми… — Я погладил её красивый рот. — Мне бы ничего так не хотелось, как излить тебе свою душу и поделиться всем, что тебя интересует. Но сейчас я не могу. Мне нужно какое-то время.

Выражение её лица изменилось. Это был как удар ножа в сердце. Я ненавидел делать ей больно. Был соблазн отбросить прочь осторожность и рассказать ей, но я все еще боялся, что потеряю её сразу, как только она услышит то, что я должен ей сказать.

Она посмотрела вниз, и её губа задрожала.

— Что ж, когда ты будешь готов довериться мне, тогда я и дам тебе шанс. Ты знаешь, где меня найти. — Она подобрала свои книги и дотянулась до ручки двери.

— Кэми, не делай этого, прошу, — умолял её я.

— Это твой выбор, Хантер. Ты знаешь, что нужно сделать, чтобы все изменить. — Она вылезла из машины.

Я сполз в кресле, наблюдая, как она идет к школе. Я ощущал себя так, словно мое сердце провернули через мясорубку. Вцепившись в волосы, я тяжело вздохнул. Я правда не мог её ни в чем обвинять. Было совершенно несправедливо просить её слепо падать в мои объятия, пока она не понимает, во что ввязывается. Это было эгоистично, но я не знал, что делать.

Надеюсь, она не думает, что я просто так отступлю, всего лишь из-за её ультиматума. Я не мог рассказать ей о некоторых вещах, но ни при каких чертовых обстоятельствах я не собирался оставлять её с Клэем, чтобы он смог вычеркнуть меня. Не думаю, что она действительно понимает, каким манипулятором был её друг. Но я пристально наблюдал за ним, и меня совершенно не удивило, что он вернулся к ней назад, воспользовавшись её благосклонностью. Я знал — он по-прежнему хочет её, и, независимо от того, как далеко друг от друга мы находились, напряжение между нами росло.

Я вытащил телефон из кармана и быстро набрал Криса. Он ответил со второго гудка.

— Ты в порядке? — Его голос был полон беспокойства.

— Да, все нормально. Можешь позвонить в офис и сказать, что меня не будет до конца дня? Мне нужен перерыв.

— Конечно. Я скажу, что ты нехорошо себя чувствуешь.

— Отлично. Спасибо, мужик

— Без проблем.

Я прервал звонок, метнул телефон в держатель для чашки и завел машину.



Глава 24


Кэми


Клэй и я ютились на диване, ища костюмы для маскарада на моем компьютере, когда прозвенел входной звонок.

— Интересно, кто это? — сказала я, смотря в коридор.

— Я открою, — ответил он, вскакивая и выходя из комнаты. Секунду я прислушивались, а затем услышала, что он говорит с кем то.

— Кто там? — спросила я.

— Никто.

— Очевидно, теперь я никто, — проворчал Хантер, заходя в комнату и садясь на другой стороне дивана.

Клэй с хмурым взглядом стоял в дверном проеме, уставившись на Хантера.

— Я не приглашал его, Кэми.

— Да, он этого не делал, — сказал Хантер, сверкнув глазами. — Но это не остановило меня от того, чтобы прийти сюда, да?

Он взглянул на меня и поднял пульт, чтобы включить телевизор.

Я не имела и малейшего понятия о том, что происходит.

— Тебе что-то нужно, Хантер?

— Нет. — Он неопределенно махнул рукой по направлению к Клэю. — Вы двое заканчивайте с тем, чем вы там занимались. Я просто посмотрю что-нибудь.

— В твоем доме нет телевизора? — спросил Клэй, садясь между нами. Он не выглядел счастливым.

— На самом деле, у меня их три, — ответил Хатер.

— И ты не можешь посмотреть их там, потому что... — начал Клэй.

— Потому что Кэми там нет.

Молчание. Никто из нас не знал, что сказать, но я не смогла сдержать дрожи, которая пронзила меня насквозь. Было неожиданно увидеть его. Я догадывалась, что он пойдет другим путем после нашего сегодняшнего разговора, но, казалось, причина была в другом.

— Клэй, что ты думаешь вот об этом? — спросила я, стараясь отвлечь его внимание. Он смотрел на Хантера так, будто надеялся, что тот загорится.

Он взглянул на экран.

— Король Тритон и русалка?

— Да, это классно.

— У Клэя нет кубиков, чтобы справиться с этим, — сказал Хантер, заглядывая сверху. — С другой стороны, ты будешь выглядеть изумительно в виде русалки.

Я чувствовала, что температура Клэя близится к закипанию.

— Предполагаю, что ты достаточно превосходен, чтобы справиться с костюмом? — подначил он его.

Хантер фыркнул.

— Меня не развести одеться в такое, но да, думаю, мои кубики бы подошли.

Он уставился на меня тлеющим взглядом, и внезапно стало жарко. Нельзя вкладывать столько значения в одну фразу.

Я сглотнула.

— Хорошо, антирусалочники. Как на счёт традиционных костюмов? Шаровидное платье с орнаментом, смокинг и подходящие маски?

— Давай взглянем, — сказал Клэй, снова удачно переключая внимание. — Мне нравится эта идея.

Мы тщательно рассмотрели несколько изображений перед тем, как натолкнулись на красивое золотое платье и маску, сопровождаемые черным смокингом, золотым жилетом и галстуком со знаками, а также подходящей черной маской.

— Мне нравится маска на этом костюме, Клэй. Она напоминает мне Фантома из «Точки невозврата». Это сексуально.

Хантер заерзал.

— Да, это она. Знаю, как сильно ты любишь этот мюзикл. Я более чем счастлив быть твоим Фантомом во плоти этой ночью. Может быть, я даже услышу от тебя песню.

Я нервно засмеялась. Он ходил по тонкому краю.

— Звучит забавно.

— Кэми и я смотрели этот фильм как-то ночью на моей кровати, — подал голос Хантер. — Ну, должен сказать, мы пытались его посмотреть. Немного... отвлеклись.

Лицо Клэя сменило цвет на такой, какого я никогда прежде не видела.

— Так, ладно, кто хочет перекусить?

Я закрыла лэптоп и схватила руку Клэя, затаскивая его на кухню и надеясь избежать взрыва.

— На его кровати? — резко бросил Клэй, нахмурившись.

— Не начинай, ладно? Это не твоё дело.

— Он что-то сделал с тобой?

Я перегнулась через стойку.

— Нет, Клэй. Он не делал со мной ничего такого, что я не хотела бы, чтобы он сделал.

— О, ну теперь-то я должен почувствовать облегчение, — сказал он шутливо, закатывая глаза. — Ты спала с ним?

— Нет, и не суй нос в чужие дела.

— Это мое дело. Ты мой лучший друг и мне необходимо знать, если с тобой что-то происходит. — Его кулаки были крепко сжаты по бокам.

— Мне кажется, ты недопонимаешь роль лучшего друга. Тебе необходимо знать только то, что, по моему мнению, тебе можно сказать. Это не одна из таких тем, так что заканчивай расспросы. — Я начинала злиться.

— Проблемы? — спросил Хантер, прислоняясь к косяку двери.

— Да, — закричали мы оба.

— Я могу чем-то помочь?

— Нет, думаю, ты уже достаточно помог. Спасибо. — Я взяла стакан из шкафа и выпила воды, не спрашивая ни одного из них, хотят ли и они попить. Меня не волновало, была ли я груба.

Хантер вытащил свой телефон и взглянул на него.

— Четыре тридцать, Брэдли. Кажется, это время отправиться на работу, если ты хочешь закончить ее к пяти.

— Я отлично справляюсь с отслеживанием времени самостоятельно, спасибо.

Хантер пожал плечами.

— Окей, просто пытаюсь помочь.

Он пересек кухню, вышел на задний двор и остановился у бассейна, засунув руки в карманы.

— Какое ему дело? — недоверчиво спросил Клэй.

Я потрясла головой.

— Без понятия. Я удивлена увидеть его здесь. Сегодня я выдвинула ему ультиматум. Может быть, он здесь, чтобы поговорить об этом. Не знаю.

— Я не хочу оставлять тебя здесь с ним. — Он скрестил руки на груди.

— Тебе нужно идти работать. Я буду в порядке.

— Пойдем со мной. Ты сможешь развлечься и, может быть, сходить на фильм или еще что-то.

Я засмеялась.

— Я буду в порядке. А теперь иди. Мне нужно поговорить с ним. Я скину ссылку, чтобы ты позже смог заказать смокинг.

Он выглядел таким разочарованным.

— Окей. Не позволяй ему обижать тебя. Если тебе нужна будет помощь, просто позвони.

— Хорошо, — ответила я, чтобы быстрее заставить его уйти.

Я проводила его в гостиную и наблюдала, как он собирает свои вещи.

— Я напишу тебе позже, — сказал Клэй, обнимая меня.

— Звучит здорово. Пока.

Я ждала, пока не услышала, что дверь закрывается за ним, и повернулась, увидев Хантера, прислонившегося к двери и наблюдающего за мной.

— Тебе следует знать, что он мне не нравится.

— Правда? Фантастика. Я бы никогда не догадалась! Спасибо, что сказал. — Я плюхнулась на диван.

— Я имел в виду, что у меня от него мурашки. Мне не нравится, когда он находится рядом с тобой, с ним что-то не так.

— Хантер, он был моим лучшим другом всю жизнь. Ты и я, мы были вместе, независимо от того, что между нами было, очень недолго, даже если на самом деле так не кажется. Ты не должен говорить, кто мне друг, а кто нет.

Он подошел и сел напротив меня.

— Я не говорю тебе, с кем дружить. Только то, что он заставляет меня беспокоиться. Он относится к тебе очень по-собственнически.

— А ты нет?

— Я тоже, но только потому, что забочусь о тебе и беспокоюсь.

— Клэй любит меня и тоже беспокоится обо мне. Он подозревает, что ты собираешься навредить мне, и хочет остановить это.

— Нет, он подозревает, что я хочу украсть тебя у него, и это он собирается остановить. Он правда верит, что у него по-прежнему есть с тобой шанс. У меня же, с другой стороны, на самом деле есть шанс. В этом вся разница.

— Вот как? Ты пришел, чтобы вывалить мне свои секреты, и мы бы смогли двигаться дальше в наших отношениях? — Я скрестила свои руки и сжала губы, многозначительно смотря на него.

Его лицо потемнело, и это напомнило мне грозовые тучи.

— Нет, не за этим.

Я раздраженно вздохнула.

— Так зачем же ты здесь? По-моему, я все разъяснила довольно ясно.

— Потому что мне нравится быть с тобой, невзирая на то, что ты написала, я думаю, нам хорошо вместе — с секретами или без. Если ты не хочешь, чтобы я был твоим парнем — здорово, но я не уйду. Ты можешь считать меня своим новым лучшим другом.

Я фыркнула.

— Ты издеваешься, да?

— Ничуть.

— Зачем?

— Мне нужно знать, что ты в порядке.

Я начинала злиться.

— Почему я не должна быть в порядке?

— Я думал, что только что объяснил тебе все. — Он указал на дверь. — Тот парень псих.

— Клэй не псих. Возможно, запутавшийся временами, но не псих.

— Это твое мнение.

— И это верное мнение.

— Догадываюсь, мы не найдем согласия.

— Наверное. — Я чувствовала себя расстроенной. Мне хотелось ударить Хантера, а затем поцеловать. Он делал меня ненормальной.

Он снова уставился в телевизор. Когда у нас все стало так трудно? Было ли так, когда мы обнимались на этом самом месте на прошлой неделе?

— Ты сделал свои уроки или у тебя есть домашнее задание, которое ты бы хотел сделать вместе?

Я хваталась за любую соломинку, чтобы заполнить молчание.

— Нет, я закончил с ними.

— Так что ты хочешь, чтобы мы сделали?

Он многозначительно посмотрел на меня. Его взгляд медленно странствовал по мне взад и вперед. Мое дыхание участилась, как будто он на самом деле трогал меня.

— Тебе правда нужно спрашивать? Я думал, ты уже знаешь, что именно мне бы хотелось сделать с тобой.

Я быстро сглотнула.

— Думаю, мне нужно выпить еще. Я так хочу пить сегодня.

Я пошла на кухню, зная, что лишь сбегаю, но он сводил меня с ума. Я хотела забыть все, что сказала, и поцеловать его. Да, я хотела, чтобы он поделился своими секретами и был честен со мной, но я также хотела быть с ним. Будет трудновато.

Наполнив стакан, я на протяжении минуты стояла у раковины, смотря в окно на внутренний дворик. Я не знала, что он зашел в комнату, до тех пор пока его руки не заскользили по моим бокам, а сам он не прислонился к краю прилавка, ловя меня в ловушку.

— О чем ты думаешь? — спросил он, зарываясь носом в мои волосы.

«Я думаю о своем участившемся пульсе и о том, как сильно хочу, чтобы ты поцеловал меня», — подумала я со вздохом и закрыла глаза на секунду, чтобы насладиться его присутствием. Его дыхание порхало по моим волосам, вызывая у меня мурашки.

Я заставила себя успокоиться и встретилась с ним лицом. Он был так близко, его губы на расстоянии волоска и глаза, как расплавленный шоколад, смотрели с неприкрытым желанием. Однако он не уменьшал дистанцию, оставляя небольшой разрыв между нами. Я сдержалась, хотя каждая частичка моего тела протестовала, зная, какое наслаждение ожидает меня, если я сдамся. Я хотела сдаться.

Он продолжал смотреть на меня своим взглядом, путешествующим между моими глазами и ртом, ожидая моих действий.

— Поцелуй меня, Кэми. — Его голос звучал громко и притягательно. — Ты знаешь, что тоже хочешь этого.

Я облизала губы, и его глаза переместились на них.

— Ты прав. Я тоже этого хочу, — ответила я тихим голосом, гадая, растаю ли прямо здесь в кольце из его рук, по-прежнему едва соприкасаясь с ним.

— Так сделай это.

— Я не могу, Хантер. Ты знаешь о моих чувствах.

В его взгляде была боль.

— Да, знаю. Я надеялся, что ты сможешь мне доверять в любом случае, ведь ты знаешь, что я никогда не смогу сделать ничего, что навредит тебе.

Он не двигался, его дыхание продолжало бродить по моему лицу, как будто ища ответа.

— Я бы хотела поверить в это, — ответила я честно. — Просто трудно слепо тебе доверять после всего, что недавно произошло.

— Позволь мне исправить это.

Его рот был так близко к моему, что я почти могла чувствовать легкое прикосновение, когда он говорил.

— Хантер. — Я облизнула губы снова, зная, что заикаюсь. — Я...я...

— Кэми, мы дома, — голос моей мамы раздался эхом по дому.

— Они рано. — Я шептала в испуге, зная, что момент уже был упущен. — Мы на кухне, — позвала я громче.

Хантер тяжело вздохнул.

— Мы даже не приблизились к решению этого вопроса.

Он взял стакан воды и вложил в мою руку, а затем двинулся к стойке, облокачиваясь на нее.

Я глотнула, пытаясь потушить огонь, который он разжег. Как он мог стоять здесь так просто, как будто ничего не произошло? Я подняла глаза, и он подмигнул.

— Позже, — пообещал он, и маленькие бабочки ожидания затеяли бой в моем животе.


Глава 25


Хантер


— Доброе утро, Паинька. Как ты? — спросил я, прислоняясь к шкафчику напротив неё с, как я надеялся, моей самой сексуальной улыбкой.

— И тебе того же, — ответила она без лишних церемоний, хлопая шкафчиком и обходя меня. А затем двинулась дальше по коридору.

Вот дерьмо. Что-то было не так.

— Эй, куда ты так спешишь? — Пришлось поторопиться, чтобы сравнять с ней шаг.

— Это называется занятия, Хантер. Я хожу на них изо дня в день. Может быть, ты замечал.

Я пытался найти причину, из-за которой она могла быть обижена на меня.

— Что не так, Кэми?

Она стрельнула в меня взглядом.

— Как будто ты не знаешь.

— Я бы не спрашивал, если бы знал. Скажи мне, что случилось.

Она замерла на месте.

— Не прикидывайся идиотом. Я видела тебя.

— Видела меня? — Нотка ужаса прокралась в мой голос. Я знал, о чем она говорила.

— Да, конечно, если ты не позволил кому-то еще забрать свою машину, припарковаться на моей улице и торчать в ней всю ночь. Почему ты следил за мной?

Я судорожно пытался найти, что сказать. Сказать что угодно, что имело бы смысл.

— А, ты видела мою машину. — Я засмеялся, чтобы выиграть немного времени. — Эм… У меня спустилась шина после того, как я вчера ушел. Я позвонил дяде, чтобы он забрал меня, и нам пришлось взять новую, чтобы отремонтировать мою. Поэтому мы просто оставили все там до утра, когда он и забрал машину. — Я врал ей, в очередной раз. Я не мог сказать, что на самом деле делал на её улице. Она бы все равно никогда не поверила мне.

Она ощутимо расслабилась.

— Почему ты не пришел и не попросил отца помочь?

— Если ты не заметила, я сейчас не вверху списка тех людей, от которых твой отец в восторге. Заставить его не ложиться спать, чтобы он помог мне с починкой — навряд ли это внушит ему любовь ко мне и в дальнейшем. Кроме того, Крис был более чем готов помочь мне. — Я улыбнулся, стараясь смягчить обстановку. — Могу я понести твои книги?

— Я возьму их, — сказал Клэй, ринувшись мимо меня и забирая их перед тем, как я смог отреагировать. — Мы же команда, помнишь? Пошли, Кэми.

Он взял ее под руку и практически поволок по коридору. Она бросила мне извиняющийся взгляд, но продолжила идти.

Я направился к классу, мгновенно обезумев при виде Клэя. Меня достал этот постоянно докучающий ребенок. И после того, что я видел прошлой ночью, я знал, что он не может дать Кэми ничего хорошего. Я был прав, называя его психом, но не мог разоблачить прямо сейчас. Это только привлечет ко мне больше внимания, а я не могу этого допустить. Я бы мог прогуляться с ним кружок или два, просто чтобы разъяснить, что к чему. Так в моей голове мелькнула и другая мысль. Если я не мог выбить из него дерьмо, возможно, пришло время сесть с ним за один стол.

Я намеренно ждал так долго, сколько мог, чтобы остаться последним в вестибюле. У Кэми была вторая пара с хором, но у Клэя были занятия со мной. Я зашел и небрежно окинул взглядом помещение.

Он находился около самой дальней стены, качая пресс от скамьи. Я двинулся к скамье неподалеку, но притормозил и по достоинству оценил, какой тяжелой он сделал свою планку, а затем накинул себе на 6 фунтов больше. Он злобно посмотрел на меня, когда я стал двигаться с легкостью. Я притворился, что не заметил этого, продолжая заниматься. Он закончил подход, а затем добавил больше веса, так что мы были равны.

Я не мог не улыбнуться мысленно. Намечалось соревнование, и я собирался его выиграть. Я сделал вращение, поднялся, добавил больше веса и начал заново. Вскоре после этого Клэй подстроился под меня. Должен признать, я знал, что он занимается, но не знал, что он будет настолько хорош. Слава ему, но мне это уже надоело.

Я встал и нагрузил планку своим максимальным весом, наблюдая за тем, как его глаза увеличиваются и смотрят на меня с небольшим отчаянием. Без вариантов, Клэй не сможет даже приблизиться, и он знал это. Я прекратил упражнения и перешел к новому месту. Клэй не делал больше попыток превзойти меня. К счастью, он понял, по крайней мере, подсознательный посыл.


Я тяжело вздохнул и закатил глаза, желая удариться головой о стол кафетерия.

— Приветик, Хантер, — сказала Габриэлла, проскальзывая на пустующее место возле меня.

Мог ли этот день стать еще хуже? Я взглянул на Кэми, которая метала в меня гневные взгляды. А затем оглянулся на Русса. Он смущенно пожал плечами. Никакой помощи с его стороны не предвиделось. Клэй же, напротив, выглядел вполне довольным всей ситуацией, и я хотел расплющить его лицо. В какой-то момент мне захотелось, чтобы у школы был отрытый кампус. Ситуаций, весьма похожих на эту, было бы намного легче избегать.

— Чем я могу тебе помочь? — спросил я, стараясь изо всех сил звучать вежливо сквозь сжатые зубы.

— Нет, все в порядке. Я просто подумала, что мы можем снова зависнуть вместе. — Она улыбнулась и сделала глоточек своего напитка.

— Снова. — Я был в огромном замешательстве.

— Ну, я повеселилась с тобой на вечеринке, поэтому подумала, что мы могли бы снова сделать что-нибудь вместе.

Потребовался весь мой контроль, чтобы не позволить челюсти упасть.

— Ты в бреду или ненормальная? — Я больше не мог продолжать быть хорошим с этой девчонкой. У нее были серьезные проблемы с принятием «нет» в качестве ответа.

— Что ты имеешь в виду? — Она моргнула огромными невинными глазами.

— Я имею в виду, что пытался отбиться от тебя, но ты, казалось, ничего не хотела понимать. — Я начинал беситься. — Давай я сделаю это как можно проще и понятнее для тебя, Гэбби, я не хочу ничегошеньки делать с тобой. Прекрати домогаться.

Она изучала напиток в своей руке.

— В следующие выходные будет вечеринка. Я знаю, где можно добыть хорошей наркоты. Хочешь пойти со мной?

Я уставился на нее, на миг я вообще ничего не мог сообразить.

— Ты слышала хоть что-то из того, что я тебе сказал?

Каждый за столом перестал есть и следил за обменом фразами с алчным интересом.

Она кивнула.

— Да, но думаю, если ты просто дашь мне шанс, тебе действительно понравится то, что я собираюсь предложить.

Я кивнул.

— И что же это, конкретнее?

— Все то, что ты не получаешь от нее. — Она указала на Кэми. — У парней есть потребности…

Она оставила предложение незаконченным, потому что Кэми поднялась, вся покрытая пятнами.

— Уходи сейчас же, Гэбби, — сказала Кэми отчетливо и громко. — Тебе здесь не рады. И держись подальше от Хантера. Он прямо сказал, что не заинтересован.

Габриэлла пожала печами.

— Ты знаешь, где найти меня, если поменяешь решение.

Она встала и ушла, попутно проведя пальцем по моей спине.

— Какого черта только что произошло? — спросил я, смотря на остальных.

Русс затряс своей головой и рассмеялся.

— Она очень тебя хочет, парень.

— Почему? — раздраженно спросил я, наблюдая за тем, как Кэми в унынии откидывается назад. — Я никогда не проявлял к ней ни малейшего интереса.

— Ни один парень прежде ей не отказывал. Я думаю, это вредит ее самооценке.

— Я думаю, тебе нужно идти за ней, — лицемерно заголосил Клэй. — Вы двое созданы друг для друга.

Кэми сильно двинула ему локтем по ребрам, определенно она была зла.

— Прекрати.

— Нет, пускай скажет. — Я посмотрел на Клэя. — Раз уж ты знаешь Гэбби столь хорошо, возможно, ты можешь сказать мне, как пришел к такому заключению. Может быть, ты спал с ней?

Кэми подавилась своей едой, и я рассеянно протянул руку, чтобы похлопать ее по спине, но все также пристально смотрел на Клэя. Его лицо раскраснелось, и он злобно смотрел на меня. Я знал, что он ненавидит меня, но меня это не волновало. Я также знал, что он сделает прямо сейчас — проколется.

— Даже если бы я и сделал это, не твое дело, — выплюнул он, ничего не отрицая.

Никаких сомнений, он сделал это. Парень, ты открылся Кэми.

— Ага, — ответил я раздраженно. — Больше не лезь ко мне, черт возьми. И прекрати заявлять, что знаешь, кем я являюсь. Ты и понятия не имеешь, кусок дерьма.

— Думаю, мой обед закончился. — Кэми швырнула свой сандвич назад в коробку для ланча. — В такой обстановке еда не переваривается.

Она встала из-за стола и покинула комнату, по пути скидывая свой поднос в мусорку.

— Прекрати пытаться спихнуть местную портовую шлюху на меня, особенно если она более чем готова переспать с тобой. — Я нахмурился. — И прекрати пытаться заставить Кэми ненавидеть меня. Не важно, что ты сделаешь или скажешь, я не оставлю ее, и уж точно не оставлю с тобой.

— Она не принадлежит тебе,— промямлил он.

— Это ей решать. — Я взглянул на Русса. — Эй, парень, пойдем отсюда.

— Ты едва знаешь её, — вслед крикнул Клэй.

— Я знаю ее достаточно. — Как же меня достало возиться с этим чертовым ребенком. У него были огромные проблемы. Я бы хотел, чтобы Кэми увидела это.

— Она всегда будет моей.

Он искушал меня.

— Я сомневаюсь по этому поводу, но, конечно, у тебя есть все права видеть это в своих сновидениях.

Мы вышли из дверей кафетерия в примыкающий коридор.

— Этот парень чертов идиот, — произнес Русс с нервным смешком. — Ты уверен, что Кэми этого стоит?

— Уверен.

— Ты правда влюбился в нее, все серьезно? — спросил он.

— Да. — Я в поисках осмотрел коридор, ее нигде не было.

Я посмотрел за углом, чтобы поймать ее, если она исчезла в уборной.

— Я подожду здесь, — мудро сказал Русс, догадавшись, где я буду искать ее.

— Спасибо, парень. — Я поспешил, чтобы открыть дверь. Она прижималась к стене, обхватив себя руками. Быстрый осмотр помещения позволил понять, что мы одни.

— То чувство, когда заходишь и застаешь то, что хотел бы никогда не видеть. — Она посмотрела сердито. — Чтобы такого не происходило, снаружи на двери есть знак, который гласит «для девочек». Он значит, что мальчики не должны заходить и видеть, как мы занимаемся своими интимными делами, знаешь ли.

Я одарил ее кривой ухмылкой и прислонился к стене рядом с ней.

— Ты не выглядишь так, будто тебя заботит что-то… личное. Кроме того, мне нужно было знать, что ты в порядке.

— Нет, меня кое-что заботит. Я пытаюсь сбежать от тебя, Клэя и поединка тестостерона, который там происходил.

Я вздохнул.

— Прости. Я не хотел, чтобы ты была поймана между нами. Парень просто дразнит меня. — Я хотел сказать ей о том, что знал, но не понимал как.

— Да? Ну а я ненавижу чувствовать себя так, будто меня все время заставляют выбирать между вами двумя. Это не делает мою жизнь приятней. — Она зло смотрела на меня.

— О, я не знал, что на самом деле был какой-то выбор. Не думал, что ты и правда рассматриваешь его.

Она протянула свои волосы сквозь пальцы и встала перед зеркалом, смотря на себя.

— Я не имела в виду этот выбор. Я говорю о том, что ненавижу выбирать между лучшим другом и парнем.

— Твой лучший друг хочет быть твоим парнем. Ты же понимаешь это? — Его небольшое представление на улице перед ее спальней той ночью не оставило никаких сомнений на этот счет. Он начинал переходить границы приватности.

— Да, к сожалению.

Я обошел Кэми и встал сзади, кладя руки ей на плечи.

— Ты больше не думаешь, что твой парень тоже может быть лучшим другом? Боюсь, ревности не избежать при любом раскладе. — Ей нужно было, чтобы я был рядом, знала она это или нет.

Она смотрела на меня через отражение в зеркале

— Почему все должно быть таким сложным?

— Потому что ты сама все усложняешь. Решение очень легкое.

— Правда? — Казалось, ей по правде любопытно.

— Прекрати думать о том, что Клэй и я можем хотеть или что нам нужно, и загляни внутрь себя. Чего ты хочешь, Кэми? Вот в чем вопрос. Что сделает тебя счастливой?

Когда она не ответила, я позволил свои рукам проблуждать вниз, скользить по её талии. Ее спина была напротив меня, и я зарылся носом в ее густые волосы, оставляя на них небольшие поцелуи. Мы оба наблюдали бессловесную сцену в зеркале.

— Скажи мне, чего ты хочешь, — шепнул я ей на ушко.

Она закрыла свои глаза.

— Я хочу, чтобы ты был честным.

Я замер, пока она открывала глаза, чтобы встретиться со мной взглядом.

— Я тоже этого хочу. Правда, хочу.

— Тогда чего ты боишься? — спросила она, поворачивая лицо ко мне.

Я потряс головой и отступил назад.

— Это не самое подходящее время.

Она двинулась, сокращая дистанцию между нами.

— Чего ты боишься, Хантер?

Я сглотнул, наблюдая, как она скользит своими руками по моей груди.

— Я боюсь потерять тебя.

Она смотрела на меня секунду, а потом убрала раки назад.

— Я тоже этого боюсь.

Она отошла.

— Кэми, я бы сказал тебе правду прямо сейчас, если бы мог. — Мои руки в бессилии опустились. Я чувствовал себя совершенно беспомощным.

— Тогда что останавливает тебя? Просто скажи! — отрезала Кэми. Она была разочарованна, как, впрочем, и я.

— Не могу. — Я знал, что не было никакого способа заставить её понять. — Ты просто должна поверить мне, когда я говорю, что, по крайней мере, сейчас, так лучше.

— И почему я должна верить тебе? — Она выставила палец. — И не говори, что потому, что ты никогда не делал ничего, чтобы навредить мне. Ты уже доказал, что это не так.

Я вздохнул.

— Ты права, я обманул. Это верно, я навредил тебе, но, тем не менее, я не хотел. Это большая разница.

Она издала ворчащий звук.

— Давай отложим этот разговор, а? Пойдем со мной куда-нибудь вечером. Все обсудим.

— Не могу, я работаю в кинотеатре.

— Тогда завтра? — спросил я с надеждой. При виде неё такой я изнутри разрывался на части. Возможно, там я смогу придумать что-то, что успокоит её.

— Не знаю. Я подумаю. Можешь, пожалуйста, дать мне немного времени побыть одной сейчас?

Я смотрел на нее семь долгих секунд, перед тем как кивнул и покинул комнату.


Глава 26


Кэми


Я подняла свою перфокарту и поднесла к табельным часам, быстро посмотрев в расписание на стене за ними. Как оказалось, сегодня ночью я работала с Клэем. Я, мягко говоря, была удивлена, потому что мы никогда не работали вместе. Около моего имени также значилось «ученик». Это смущало меня, потому что новенькой я не была.

Джон зашел в комнату отдыха, неся в кладовку пачку принадлежностей для чистки.

— Под моим именем написано ученик, — сказала я между делом. — Почему?

— О, извини. Я забыл сказать, что сегодня ты помогаешь новому парню. — Он поставил коробку, которую нес, на предназначавшуюся ей полку.

— Так ты прятал кого-то. Как его зовут?

Джон выглядел озадаченным.

— Это твой друг, о котором ты говорила мне, Хантер Уайлдер. Я считал, что он расскажет тебе. Он заходил и прошел собеседование с Джен сегодня днем. Она казалась весьма довольной им.

Я отвернулась, так что он не видел, как я закатила глаза, засовывая кошелек в шкафчик для работников. Держу пари, она была впечатлена. Хантер, наверное, использовал так много шарма, что не оставил ей и шанса.

Я прислонила голову к шкафчику и тяжко вздохнула. Хантер и Клэй на моей работе. Это будет долгая ночка.

— Ты в порядке, Кэми? — обеспокоенно спросил Джон.

Выпрямившись, я повернулась, одаряя его яркой улыбкой.

— Да, спасибо. Просто долгий день сегодня в школе. Я буду в порядке. Где ты хочешь, чтобы я тренировала Хантера ночью?

— Я хочу, чтобы он начал с ухода за залом. Также я пополнил запасы всех средств для уборки вам двоим. Я ненадолго ухожу, но Джен будет в офисе, если тебе понадобится что-нибудь.

— Хорошо. Спасибо.

Джон улыбнулся мне и ушел.

Это было хорошо. Только два человека занимаются уборкой зала в одно время. Это означает, что Клэй будет в буфете с Мэнди, с Шейн или на кассе. К счастью, я могу держать Хантера подальше большую часть ночи.

Конечно, это также значит, что мы вдвоем будем проводить много времени вместе без других людей рядом. Это заставило пульс немного участиться, моего самообладания не хватит, чтобы держать его на профессиональной дистанции.

— Привет, Кэми. — Голос Клэя нарушил мои размышления, и, испугавшись, я подпрыгнула.

Он посмотрел на меня и одарил ленивой полуулыбкой одобрения.

— Я напугал тебя?

— Ага. Не слышала, что дверь открылась. — Я играла с кромкой своей темно-синей рубашки — униформы, на которой в левом верхнем углу была вышита эмблема кинотеатра.

Клэй озадаченно посмотрел на мои руки, а потом перевел взгляд на лицо.

— Ты в порядке? Выглядишь взволнованной.

Я кивнула.

— Я в порядке. Думаю, мне нужно сказать тебе кое-что.

Его глаза в подозрении сузились.

— Что?

— Я сегодня обучаю нового работника.

Он подождал, пока я скажу больше информации, но я не продолжила.

— Кого?

— По-видимому, сегодня днем Хантер получил здесь работу.

Клэй не произнес ни слова, но его челюсть клацнула. Он подошел к своему шкафчику, открыл его, вытащил свой бейдж и начал крепить его к рубашке.

— С чего он начинает? — спросил он наконец.

— С уборки зала. А где ты работаешь?

— В буфете, — ответил он кратко.

— Пожалуйста, попытайся быть вежливым, — взмолилась я. — Это работа. Нам нужно быть профессиональными.

Он фыркнул.

— По-любому, Кэми. — Он оскорблено посмотрел на меня. — Могу представить, как он полюбит свою новую работу. Он собирается получать деньги за то, что будет ходить с тобой по темным комнатам. Наверное, он возбудился.

— Клэй, пожалуйста.

— Он всегда находит способ проникнуть в твою жизнь еще больше, верно?

Я хранила молчание, и он направился к двери, резко и нервно распахивая её, только для того, чтобы столкнуться с Хантером, заходящим внутрь.

Я застонала вслух.

Хлэй хмуро посмотрел на него, но Хантер выглядел всего лишь немного удивленным, он проскользнул мимо него и вошел.

— Мне сказали сообщить тебе, что ты мой наставник. — Он подмигнул.

Я не могла перестать таращиться на него. Еще не видела, чтобы эта уродливая рубашка-поло смотрелась на ком-то столь хорошо. Джону следовало бы поставить его продавать билеты. Хантер собрал бы полную кассу.

— Почему ты не сказал мне, что получил эту работу? — спросила я.

Клэй запыхтел и вышел из комнаты.

Хантер пожал плечами.

— Я не знал еще пару часов назад. Думал, что удивлю тебя.

— Да, получилось. — Я бросила взгляд на дверь, из которой вышел Клэй.

Хантер проследил за моим взглядом.

— Послушай, Кэми. Я не думал, что он будет работать этой ночью, потому что ты сказала, что вам больше не ставят общее расписание. Клянусь, моё поведение будет наилучшим. Я не собираюсь все испортить.

— Так ты говоришь, будто не пытался получить эту работу потому, что здесь я?

— Нет. Я говорю, что взял эту работу только потому, что здесь работаешь ты. Мне, на самом деле, не нужны деньги, но мне нравится быть с тобой, и я ненавижу, когда ты на работе. — Он скользнул взглядом по моей форме, а потом вернулся к глазам. — И обычно я попадаю в неприятности, когда тебя нет рядом.

Это было то, о чем я не подумала. Если он был здесь, то не тусил с кучкой лузеров. Внезапно все стало немного светлее.

— Ты пытаешься стать лучше?

— Да. — Он шагнул ближе. — Я сделаю все, чтобы доказать, что ты можешь доверять мне.

Было так много вопросов, которые я хотела задать, но не сейчас.

— Видишь стол-телегу вон там? Бери её. Мы наполним ее принадлежностями, которые нам сегодня понадобятся.

Он ухмыльнулся и подмигнул.

— Да, мэм.

Я не могла справиться с трепетанием в груди. Прочь самообман — никакую смену я не ждала так сильно, как эту.

— Не знаю, сказал ли тебе кто-нибудь, но одной из наших привилегий является то, что мы можем взять такой стратегический запас содовой, какой захотим. Мы также можем взять одно маленькое ведерко попкорна на смену. И все остальное, за что во время перерыва нужно платить.

— Звучит здорово.

Я указала на чулан, в котором только что был Джон.

— Большинство запасов для уборки здесь. Но время от времени у нас могут заканчиваться принадлежности. Наши резервные запасы на складе на чердаке. Я сделаю тебе экскурсию после того, как мы закончим заполнять телегу.

Я подняла совок для мусора, который был сцеплен с длинным веником.

— Большую часть времени мы будем ходить с этим, убирая мусор и просыпавшийся попкорн. Мы будем использовать их, чтобы убрать зал после каждого сеанса. Сеансы поставлены так, чтобы чередоваться, так что мы можем без проблем перемещаться с одного на другой. Уборные должны проверяться каждый час и убираться перед закрытием, чтобы быть готовыми для следующего дня.

— Понял, — сказал Хантер.

Я достала средства одно за другим и показала ему, куда сложить их в телеге.

— Мы должны быстро перемещаться после каждого фильма, чтобы руководитель мог начать сажать людей на следующий сеанс. В оставшееся время все будет довольно просто. Если толпа окажется чистюлей, даже медленно.

— У меня еще нет карточки с часами, — вставил Хантер. — Джон сказал мне, что ты перепишешь мои часы на сегодня и подпишешь, а после он даст мне личную. — Он вручил мне бумажку со временем, написанным на нем. — То, что было, когда я приходил.

— О, ладно. — Я сложила её и убрала в свой карман. — Пойдем теперь на чердак. — Губы растянулись в озорной улыбке. — Говорят, он наводнен призраками, ну, понимаешь.

Его интерес моментально распалился.

— Сейчас? А кто говорит?

Я хихикала, ведя его через двери и черный коридор к широкой лестничной площадке. Мы медленно поднимались по ней.

— Все работники. Я думаю, Джон единственный, кто не боится приходить сюда один. Это здание старое и раньше здесь был частный театр для семьи, которая изначально владела этим местом.

— Что с ним случилось? — спросил он озадаченно.

— Он по-прежнему здесь, но закрыт. Видимо, владелец зашел туда и нашел свою жену мертвой в одном из кресел, под продолжавшийся фильм. История гласит, что он настолько потерял рассудок, что закрыл кинотеатр и никому не позволял использовать его вновь. Многие работники клялись, что слышали странные звуки или чувствовали запахи, а некоторые говорили, что видели призрак женщины собственными глазами. Они думают, что она бродит по кинотеатру, ищет своего мужа.

— Когда предположительно это произошло? — спросил Хантер, казалось, очень заинтересованный историей.

— В тысяча девятьсот пятнадцатом, как мне сказали. Кто-то позже сделал реконструкцию, добавив дополнительные залы. Раньше был один большой внизу и этот маленький наверху.

— Хмм. Так они сейчас используют этот маленький как хранилище?

Я потрясла головой.

— Нет. Зал пребывает нетронутым. И хранится закрытым. Даже Джон не заходит сюда. Он говорит, что зал остается непотревоженным, как почитание мертвой.

— Так в этой истории есть правда.

— Да. Она была его предком.

— Интересно. Ты никогда не видела зал изнутри?

— Только на фотографиях. Я покажу тебе альбом, который они хранят для истории здания.

Хантер хихикнул.

— Это как дом с привидениями. Может быть, им нужно вызвать охотника за привидениями.

— Смейся-смейся, — сказала я, ухмыляясь. — Это не так забавно, когда ты действительно сталкиваешься с чем-то подобным.

— Ты видела призрак? — Его брови в подозрении взлетели.

— Нет, но я слышала странные звуки и ощущала таинственные запахи на одном мероприятии. Эти вещи я не могу объяснить. — Гусиная кожа покрыла меня, когда мы достигли верха ступенек, и, неумышленно, я протянула руку, и скользнула ей в его.

— Мисс Уимберли, я считаю, вы пересекаете границы надлежащего поведения с сотрудником. Мне, возможно, потребуется заполнить отчет о сексуальных домогательствах.

— Ты прав. Я должна отпустить.

Он сжал мою руку крепче.

— Я так не думаю. Ты должна позволить мне держать её… в целях безопасности, конечно. — Его глаза мистически мерцали. Он подмигнул, а затем посмотрел дальше в коридор. — Давай сделаем осмотр позже, если у нас будет время, и посмотрим, сможем ли мы расшевелить призрака?

Я потрясла головой.

— Ты не имеешь абсолютно никакого уважения к этой истории, да?

Он пожал плечами, оглядываясь вокруг.

— Я не пытаюсь ничего обесценить. Просто я практичный. Большинство вещей можно объяснить, если их тщательно изучить. Кто-нибудь пытался выяснить, что могло бы издавать тот шум и запахи? Они когда-нибудь проверяли зал, чтобы удостовериться, что он остается нетронутым?

— На самом деле, понятия не имею. Уверена, были какие-то маленькие расследования, после того как сотрудники жаловались на это, но не могу сказать точно. — Я указала на ряд старых резных деревянных дверей с изображениями резвящихся херувимов. — Те ведут к театру. Обычная дверь в дальнем конце коридора — это склад.

— Как будто очутился в прошлом, — сказал Хантер, осматривая старые красно-золотые обои и кремовые накладки-молдинги на стенах вместе с бра в стиле арт-деко. — Это все оригинальное?

— Да. Даже ковер.

Он посмотрел вниз на красный ковер, который все еще оставался роскошным.

— Готов поспорить, он выглядел очень здорово в прошлом.

— Альбом на полке за дверью. Они черно-белые, но ты поймешь суть. — Я наблюдала за ним, пока он шел, а затем захихикала. — Ты нюхаешь воздух?

Хантер ухмыльнулся.

— Да. Ты сказала, люди чувствуют здесь таинственные запахи. Просто пробовал, смогу ли и я.

— И? — Я сделала паузу, скрещивая руки на груди, пока он передвигался к двойным дверям, которые вели к залу.

Он повернулся, чтобы встретиться со мной взглядом.

— Я ничего не почувствовал. — Он тяжело вздохнул, выглядя разочарованным.

Я засмеялась.

— Большинство из нас проходят через этот коридор, не желая находиться здесь долго, а ты стоишь и пытаешься найти что-то. Ты не напуган?

Он одарил меня презрительным взглядом.

— Я тебя умоляю. Почему я должен быть напуган, когда меня можешь защитить ты?

Я фыркнула и покатилась от смеха.

— Тебе, должно быть, действительно не хватает защиты в эти дни?

Он широко улыбнулся и шагнул ближе, проводя пальцами по моим губам.

— Мне не хватало твоего смеха в последнее время.

Моя улыбка медленно сползла с лица.

— Была немного стрессовая обстановка.

Он кивнул.

— Знаю и сожалею. Если ты действительно хочешь, чтобы я вернулся, Кэми, я сделаю это. Или скажи мне сейчас держаться подальше, но если это то, чего ты хочешь, то ты должна знать, что я буду присматривать за тобой.

Это был мой момент. Если я действительно хотела, чтобы он оставил меня в покое, он уйдет. Он имел в виду это.

— Хантер, я никогда не хотела, чтобы ты уходил. Я хотела лишь правды.

— И я хочу дать её тебе, правда, хочу. Я просто прошу довериться мне еще ненадолго, хорошо?

Я могла видеть искренность в его глазах. Я хотела верить тому, о чем он мне говорил.

— Знаешь что? Я задолжала тебе извинение. В самом начале я говорила, что хотела узнать тебя лучше, вместе с изъянами и секретами. Затем, когда все стало безумным, я дала задний ход. Я прошу прощения. Делай все, что тебе нужно. Я буду рядом, когда ты будешь готов говорить. До тех пор я буду стараться изо всех сил верить тебе.

Он заметно расслабился.

— Спасибо. Ты и понятия не имеешь, что это для меня значит. Я постараюсь не разочаровать тебя.


Глава 27


Хантер


— Поцелуй меня, — заявила Кэми.

— Не могу, — ответил я, стараясь спрятать улыбку.

— Почему нет? — Она выглядела озадаченной.

— Фамильярность не позволена на работе. — Я посмеивался, уходя и направляясь на склад. — Нельзя, чтобы меня уволили — я же только устроился.

Я повернул ручку и вошел в темноту, нащупывая стену и ища выключатель.

Я был атакован сзади, Кэми впилась в меня, бросаясь на спину.

— Что ты делаешь? — спросил я, не сдержав вырвавшийся смех. — Сейчас не время для гонок с прицепом. Где включается проклятый свет?

Она соскользнула с меня.

— Он прямо здесь, — сказала она, хватая мою руку и направляя к нужному месту. Я щелкнул вниз, но ничего не случилось.

— Хм… Это странно. — Она пыталась щелкнуть несколько раз с тем же результатом. — Я думаю, нужно подпереть дверь тем ведром попкорна, попытаюсь показать тебе некоторые вещи под светом из коридора.

Я двинулся к объекту впереди нас, на который она указала. Она переплела свои пальцы с моими и отправилась дальше по проходу, показывая нахождение предметов различных видов, от еды до принадлежностей для уборки. Когда мы достигли темного коридора за полкой, я схватил Кэми и мягко надавил своими губами на её.

— Прости, я не могу ждать. Думал, ты будешь больше бороться. — Я потер ее нос своим и освободил её. — Я позволяю тебе вернуться к тому, что ты показывала мне.

Кэми вновь бросилась на меня, сильно целуя, и я сдавленно засмеялся, когда она открыла мой рот и скользнула внутрь своим язычком. Мне нравилась её агрессивность. Я ответил, пихнув ее на одну из полок, и несколько коробочек грохнулись на пол. Мы оба остановились, чтобы посмотреть на беспорядок.

— Упс, — сказал я, на самом деле не волнуясь о бардаке.

Она засмеялась и поцеловала меня снова.

Мои руки скользнули по её бедрам, прижимая ближе.

Неожиданно включился свет, и мы отпрянули друг от друга.

— Мы здесь, в конце! — крикнула Кэми, быстро наклоняясь поднять коробки, которые упали. — Мы не смогли включить свет и свалили принадлежности в темноте!

Ответа не последовало, и я вышел за угол посмотреть, кто пришел.

— Там никого нет, Кэми. — Я тихонько сглотнул и посмотрел на люминесцентные лампы. — Они когда-нибудь так делали?

— При мне нет. — Она сделала паузу, ее глаза раскрылись в сомнении.

Я повернулся и помог ей перегруппировать коробки. Когда мы все сделали, она взяла мою руку и сжала её.

— Давай выбираться отсюда, — попросила она.

Я кивнул, и она практически потащила меня за дверь по коридору. Я не мог не обернуться назад и посмотрел, был ли там кто-нибудь. Никого не было, но свет выключился снова.

— Кто-нибудь говорил тебе, какая ты сексуальная, когда выметаешь попкорн? — Я прислонился к тускло освещенной стене внутри зала, смотря, как она убирает последний ряд.

Она фыркнула.

— Здесь просто тусклый свет. Он все заставляет выглядеть так.

Я взглянул на дверь, чтобы удостовериться, что никто не заходит на следующий сеанс.

— Я сильно сомневаюсь в этом, но могу сказать, что это настраивает меня на определенное настроение.

Она подняла голову, небольшая улыбка играла на её губах.

— Да? Какое?

Я внутренне засмеялся. Она, наверное, убежит с криками, если действительно узнает, что я хочу с ней сделать. Я не мог не смотреть на нее пылающим взглядом, вызванным всем этим. Я немного сглотнул. К моему удивлению, она вернула мне мой собственный тлеющий взгляд.

Схватив Кэми за руку, я подвел ее к заднему ряду.

— Видишь те кресла в дальнем углу?

Она кивнула.

— Если смогу, то приведу тебя на фильм, который, думаю, никто не посетит, и мы будем сидеть прямо там, в углу в темноте, и зажиматься, как два сумасшедших подростка.

Она засмеялась.

— Мы и есть два сумасшедших подростка. — Она смотрела на меня, её глаза мерцали. — Или мы можем пойти куда-то, где знаем, что никого не будет, и сделать то же самое.

Эта девушка собиралась довести мою температуру до воспламенения. Я хотел припечатать её к стенке прямо сейчас и поглотить.

— Быть с тобой это опасная, опасная игра. Думаю, мы уже несколько раз в этом убеждались.

Она легонько приподняла одно плечо.

— Иногда девушке нравится небольшая опасность.

Я застонал.

— Сколько прошло от этой смены?

Она достала телефон из кармана.

— Два часа, но мы еще не брали наш перерыв. — Она ухмыльнулась.

— У вас есть какие-нибудь уборные помимо тех, что вы часто посещаете?

— Мы можем просто пойти в твою машину. Ты припарковался сзади?

— Да, — улыбнулся я.

— Машина с затонированными окнами в замечательной темной аллее. Что же мы можем там делать? — Она постукивала по своим губам, выражение невинности застыло на лице.

— Почему мы стоим здесь, разглагольствуя об этом? — спросил я. Мой рот наполнился слюной в предвкушении поцелуя с ней.

— Я не знаю. Почему? — Она повернулась и направилась вниз по ступенькам, я в предвкушении наблюдал за каждым ее движением, когда следовал за ней.

Мы поставили наши принадлежности в комнату отдыха и отметили время ухода с работы, а затем вышли через заднюю дверь. Она взяла меня за руку, потянув к машине.

— Эй, Паинька?

Она остановилась, вздохнув и прислоняясь к стене.

— Почему ты продолжаешь называть меня так?

Я ухмыльнулся, смотря вниз, и надавливая своим телом на ее.

— Потому что это напоминает о том, что ты за девушка.

Кэми нахмурилась.

— Не уверена, что я такая. Ты правда думаешь, что я Паинька-с-двумя-туфелькам?

— Нет, мне нужно, чтобы ты была Паинькой-с-двумя-туфельками.

— Почему? — Она выглядела такой красивой, когда удивлялась.

— Потому что я хочу сделать с тобой вещи, о которых нельзя говорить.

Ее глаза расширились.

— Например?

Я засмеялся.

— Полагаю, я только что сказал, что они непроизносимые. — Мой взгляд путешествовал по её чертам лица. — Если ты используешь свое воображение, уверен, что сможешь отгадать.

Она обдумывала секунду.

— Хорошо, если ты не можешь сказать мне, как на счет того, чтобы просто показать вместо этого?

Я позволил вырваться сдавленному смешку.

— Это будет лучше, чем рассказать. — Это все, что я смог сделать, чтобы обуздать себя. Слава небесам, у нас было только двадцать минут, иначе я был бы в беде.

Кэми выровняла ладони на моей груди, затем пробежалась ими по плечам и прислонила к моей шее. Она насильно притянула меня к себе. Не то чтобы я слишком уж отпирался.

— Давай обжиматься, как два безумных подростка, как ты предлагал раньше.

Я осторожно посмотрел на неё и прижался ближе.

— Это может быть не очень хорошо.

— Почему? — Она была сбита с толку, ее язык облизнул губы.

— Потому что сейчас у нас восемнадцать минут из двадцатиминутного перерыва. Это не так много, знаешь ли.

— Так прекрати тратить время. — Она неожиданно встала на цыпочки и прижалась своим ртом к моему.

Я сдался, обхватывая руками её талию и прижимая к себе. Знакомый контакт возник между нами, мы погружались друг в друга, спутывая языки, конечности, пальцы, волосы и что угодно, что могло это сделать. Я не хотел останавливаться, только держать её здесь, прислоненной к стене подо мной, она была такой замечательной. Мы целовали друг друга так, словно тонули, словно это было единственное время, когда нам разрешалось это делать — кутаться друг в друга, пока оба не задохнемся.

— Подожди минуту, — сказал я, отстраняясь. — Дай немного отдышаться. — Я облокотил на неё свой лоб, и мы оба начали смеяться.

— Думаю, что каждый раз, когда я тебя целую, это лучше, чем в последний. Не знаю, как это возможно, ведь наш первый поцелуй был близок к идеалу. — Она снова легонько поцеловала меня. — Это так ярко.

— Согласен, это так невероятно, но думаю, будет мудрым больше не оставаться с тобой в одиночестве в темных местах. — Я поднял руку, чтобы провести большим пальцем по её красивой щеке.

— Почему? — Она выглядела такой разочарованной моим замечанием.

— Потому что кое-какая часть моего тела не довольна тем, что не получает все веселье.

Она покрылась румянцем, и я подумал, что это великолепно.

— Так ли это плохо? — спросила она застенчиво.

Семнадцатилетняя — предупреждал чертов голос в моей голове.

— На самом деле да, если учитывать то, что я официально взрослый, а ты еще нет. — Я запечатлел нежный поцелуй на её губах, чтобы смягчить свои слова. — Не то чтобы я думал, что ты ребенок хоть в какой-то мере.

Она слегка подняла свой подбородок.

— Мне скоро будет восемнадцать.

Знаю, подумал я. Я обвел этот день в календарике красным кружочком и считал дни.

— Правда, — сказал я громко. — Но если ты не хочешь навещать меня в тюрьме, после того как твой отец швырнет меня туда, нам лучше поработать над тем, чтобы немного охлаждать пыл.

Она притянула губы к моему лицу и затем зашептала:

— То, о чем мой отец не знает, ему не навредит.

Боже Всевышний, будь милосерден к моей душе. Я собираюсь спуститься в Ад.

Я улыбнулся, продолжая большим пальцем чертить круги на её коже.

— Мне бы хотелось, но знать буду я, и я никогда не прощу себе этого.

Она выглядела задетой и разочарованной, и это убивало меня.

— Вел ли ты себя так же благородно с другими девчонками, которые у тебя были?

Я вздохнул, ненавидя то, что Кэми считала, будто я отвергаю её. Я нежно поцеловал её в лоб.

— Нет. Но ни одна из них не была тобой, Кэми. Ты особенная.

Она выглядела так, будто сомневалась в моих словах. Я взял её лицо в свои руки.

— Слушай меня внимательно. Вот что я хочу сказать. Когда и если наступит наше время, я хочу, чтобы это было прекрасно для тебя. Ты заслуживаешь всего этого — горящих свечей, роз и романтики. Нет нужды спешить. Правильный парень всегда подождет до тех пор, пока ты не будешь по-настоящему готова. Он должен уважать тебя, поклоняться тебе и сделать этот момент таким, чтобы ты запомнила его навсегда.

Она положила голову мне на грудь и тяжело вздохнула.

— Стоп. Ты говоришь об этом парне так, как будто он не такой, как ты. Но я хочу, чтобы это был ты.

Должно быть, я счастливчик. Я прижался губами к ее макушке и крепче сжал в своих объятиях.

— Я тоже этого хочу. Больше, чем ты думаешь. — В миллионный раз я прокручивал в голове все, что происходило в моей жизни. Мне бы хотелось, чтобы была возможность убежать с ней, как она этого хотела. Я знал, что мне по-прежнему нужно было сказать ей правду и что если я этого не сделаю, то потеряю её. Если после Кэми захочет, чтобы я ушел, я так и сделаю. Я всегда буду ставить её желания выше своих. Всегда.

Она сильная, я знаю. Если так и случится, уверен, она оправится и снова найдет свою любовь. Мысль о ней, тесно сжатой в объятиях другого, заставила напрячься каждый нерв на моем теле. Мне захотелось молотить по чему-нибудь, снова и снова, до тех пор, пока оно не перестанет существовать.

У меня не было права умолять её, но я хотел её больше, чем что-либо в своей жизни. Я никогда не был в таком отчаянье из-за другого человека. Я лишь надеялся, что она простит меня, когда тайное станет явным.

— Пожалуйста, никогда не оставляй меня, — шепнул я мягко в её волосы.

Кэми посмотрела вверх, ее глаза невинно раскрыты.

— Я не сделаю этого. — Она замолчала, выглядя нерешительной. — Я люблю тебя.

Ее слова как вспышка цветными огоньками врезались в мою голову, и я был уверен, что где-то взрывался фейерверк. Она любит меня. Да! Нет! Черт возьми!

Она в ожидании смотрела на меня. Мне не нужно было капаться в сердце, чтобы найти ответ. Я невероятно рано понял, какими были мои чувства.

— Я тоже люблю тебя. Очень сильно. — Мне хотелось запомнить этот момент, чтобы я позже смог насладиться им снова. — На самом деле, я понял это уже какое-то время назад.

Она удивленно улыбнулась мне.

— Да? Почему же не сказал мне?

Я пожал плечами и ухмыльнулся.

— Не знаю. Думаю, было бы странно подойти к тебе и сказать: привет, я Хантер, и я люблю тебя.

Она игриво пихнула меня.

— Ой, прекрати. Ты такой дразнилка. Будь серьезным!

— Я серьезен. Ты вошла в дверь в тот день и я… я не знаю… потерялся. Я никогда прежде не верил в любовь с первого взгляда, но так и случилось. Что-то в тебе звало меня. Я не знал, что с этим делать, и пытался игнорировать. Сейчас ты можешь видеть, насколько это было успешно.

— Должно быть, девчонки всю жизнь падали к твоим ногам от таких сладких речей. — Она закатила глаза и скрестила руки, отклоняясь к стене.

— За всю свою жизнь я никогда не говорил такого девушке. Я никогда не влюблялся прежде. — Было честным открыть ей истину. Случившееся ошеломило меня, и осознание заняло какое-то время.

— Нет? — Она казалась скептичной.

— Нет. Почему... А ты? — Тотчас ревность во мне подняла свою уродливую голову, и я снова был готов начать колотить людей.

— Ну… был один парень. — Она позволила фразе повиснуть.

Держите меня, если она произнесет имя Клэя, казалось, что моя голова может действительно взорваться.

— Правда? — Я пытался говорить небрежным тоном, хотя это было трудно, потому что я цедил сквозь зубы. Я заставил тело расслабиться, мысленно командуя каждому мускулу разжаться. — И кто он?

Мне хотелось залить бетон в уши. Я не хотел слышать её ответ.

— Его имя было Доверчивый — или Наивный? Я не помню, — смеялась она.

Моё напряжение растаяло как масло, я затряс головой, ступая вперед, чтобы прижать её к стене.

— Ты очень, очень плохая девочка. Ты знаешь это, верно?

Она кивнула.

— Да, очень плохая, — согласилась она. — Я думаю, тебе нужно наказать меня… сильно.

Я застонал, когда мой рот опустился на её. Я сам загоняю себя в тюрьму.


Глава 28


Хантер


— Ты здесь, Хантер? Оу, гм, хм, прости, что прервал! Я могу подойти к тебе позже, когда, эм, будешь свободен.

Голос Русса медленно доходил до моего сознания, затопленного гормонами, и мы с Кэми отстранились друг от друга. Я посмотрел на него, а затем на неё. Если мои волосы выглядели так же, как и её, то всем сразу станет понятно, чем мы занимались. Я мельком прикинул, сколько работников теряют свою работу в первый же день за фамильярность.

— Эй, чувак. Остановись! — крикнул я до того, как дверь за ним закрылась.

Я схватил его за руку.

— Ты уверен, что это безопасно? — спросил он.

Я похихикал над Кэми, которая неистово пыталась пригладить руками одежду и волосы. Я не мог остановить широко расплывающуюся улыбку, когда и сам прошелся пальцами по себе, пытаясь все поправить. Меня нужно подстреливать, когда я набрасываюсь на неё в треклятых темных местах.

— Да, все хорошо, бро. Что случилось?

— О, ничего важного. — Он постепенно выглядывал наружу, чтобы прикинуть, достаточно ли безопасно выставить себя на обозрение полностью. — Я просто заглянул из-за ерунды по работе, Клэй сказал мне, что ты и Кэми на перерыве. Он уточнил, что вы были снаружи.

Старый добрый Клэй. Я чувствовал, как мое счастье начинает исчезать.

— Как мило с его стороны следить за нами, — ответил я. — Что бы мы без него делали? — Я взглянул на Кэми. Я чувствовал раздражение.

Она отпихнула меня.

— У нас по-прежнему есть семь минут перерыва. Пойдем и выпьем. Русс, один за наш счет.

— Здорово! — Он ухмыльнулся и последовал за нами.

Я тащился за ними, думая о том, что самым лучшим сейчас было не подходить к ней так близко. Я не смог сдержать небольшую улыбку, которая была на моем лице. Она была великолепна, и она была моей. Упрямый ребенок внутри меня хотел подойти прямо к Клэю и сказать ему «Кэми любит меня». К черту Клэя, я хотел сказать всем! Но этого не случится, а потому я вынужден был ограничиться метанием скрытых восхищенных взглядов в ее сторону.

Она пошла к Клэю, который работал за прилавком, и заказала соды. Я остановился у стойки Мэнди. Я никогда не разговаривал с ней прежде, но она была в одном из моих классов в школе. Она выглядела довольно милой. Когда Русс увидел, что я не собираюсь идти за Кэми, он подошел ко мне.

— Что берешь? — спросил я.

— «Доктор Пэппер», — ответил он.

— Мэнди, дай нам два «Доктора Пэппера». И почему бы не отдать моему дружище Руссу свой бесплатный попкорн. Я сегодня немного щедр.

Мэнди улыбнулась, подвигая пластиковый цилиндрический стаканчик ближе к нам.

— Ты кажешься ужасно счастливым сегодня. Наслаждаешься новой работой?

— Да, я счастлив. — Я улыбнулся и посмотрел на Кэми, которая уставилась на меня, ожидая свою газировку. Я подмигнул, и она улыбнулась в ответ. — Что касается работы, что ж, я наслаждаюсь внерабочими привилегиями, которые ее сопровождают.

Кэми фыркнула, и Мэнди весело посмотрела на нас обоих.

— Давай взглянем на это, Русс, — сказал я, таща его к постерам фильмов, которые скорые выйдут, до того как она задаст еще вопросы.

— Что? — спросил Русс, пока я смотрел на Клэя, который выглядел как вулкан, готовый взорваться.

— Ничего. Цыпочка слишком разговорчива. Если люди узнают, что я и Кэми целовались снаружи, нас обоих уволят. Это нисколько не заденет моих чувств, но я не хочу, чтобы Кэми потеряла работу.

Русс тихонько хихикнул.

— Тогда тебе лучше немного поработать над сдерживанием охов и ахов, бро. Вы двое выглядели так, будто готовы были сделать это прямо там, у стены.

— Не напоминай. — Я захныкал, пытаясь выкинуть из головы соблазнительные картинки. — Я не знаю, что это. Где бы мы ни были, все начинает… — я замолчал.

— Воспламеняться? — предложил Русс. — Накаляться? Загораться? Становиться безумным? Раскаленным? Взрывоопасным?

Я пихнул его в плечо.

— Ладно, ладно. Ты понял, я вижу. И откуда такие словечки? Напомни мне позвонить тебе в следующий раз, когда у меня будет нехватка словарного запаса.

Он осклабился.

— Просто говорю, как я это вижу. Думаю, даже неодушевленные предметы оживали от интенсивных движений вас двоих. На парковке, должно быть, теперь есть машины, которые беременны.

Я засмеялся.

— Ты такой мужлан.

— Но ты любишь меня. — Он захлопал глазами, я снова пихнул его.

— Не знаю, может быть, — парировал я.

— Вот сейчас это было жестоко.

— Не могу же я позволить людям думать, что у нас роман? Моя девушка может начать волноваться.

Русс фыркнул.

— Я сильно сомневаюсь, что у нее есть хоть какие-то подозрения после того представления, которому я был свидетель.

— Я определенно верю, что нет. Это определенно уничтожит мою репутацию.

— Извини, но она уже уничтожена. Ты позаботился об этом, когда сделал явным то, как сильно втюрился в Кэми. Люди толкуют о том, как хорошая девочка захомутала плохого парня. На самом деле, парни делают ставки.

— Ставки на что? Я не слышал ни о чем таком.

— На то, кто испортится первым. Станешь ли ты ботаном или наоборот развратишь ее. — Он оскалился. — Я и сам поставил немного денег. Не терпится увидеть, чем это обернется.

— Правда? Ты поспорил за меня или против? — Я сложил руки, смотря на него. Я не был уверен на счет того, что он скажет.

— Ты никогда не узнаешь, — загоготал он, и мы повернулись посмотреть на Кэми, разговаривающую с Клэем.

— Что, если ничего не произойдет? — поинтересовался я.

— Что ты имеешь в виду? — Он вопросительно выгнул бровь.

— Что, если я не стану ботаном и не развращу её.

Он глупо уставился на меня.

— Хмм... Никогда не думал об этом, возможно, я никогда не рассматривал это как вариант, учитывая твою репутацию с девушками в целом.

Я замычал.

— Начинаю понимать, на что ты поставил.

Он ухмыльнулся и повел плечами, не отвечая.

— Мне нравится эта девушка, Русс. Не говори ей о пари. Не хочу, чтобы это затронуло её. Ее чувства важны для меня.

Мы оба заметили Кэми, пытающуюся взять наши газировки и попкорн. Я поспешил на помощь, хватая попкорн.

— Эти две — «Доктор Пэппер», — сказала она, жестом указывая на стаканы. — Мой «Спрайт».

— Понял, — я передал одну содовую и ведро попкорна Руссу, а остальное взял себе.

— Давай посидим в комнате отдыха, — предложила Кэми. — Нам в любом случае нужно взять наши карточки. У нас не так много времени.

— Ничего, если я пойду с вами? — спросил Русс, делая большой глоток.

— Спрашивай босса, — сказал я, указывая на Кэми.

Она ткнула меня локтем.

— Я не босс, но конечно, ты можешь пойти с нами.

Русс сел за стол, когда мы зашли, и я облокотился на стену, взглянув в свой телефон. Кэми и мне нужно было идти обратно на работу, так что я пробил обе наши карточки.

— Ты хочешь зависнуть здесь? — спросил я Русса. — Нам нужно убрать зал.

— Я могу поболтаться один?

— Конечно, — ответила Кэми, беря свою карточку. — Это последний вечерний показ, поэтому людей за ним не будет. Это не проблема.

— Тогда мне лучше пойти с вами как надсмотрщик. Я не хочу, чтобы ваш будущий ребенок был зачат в кинотеатре.

Кэми покрылась ярко-красным румянцем и быстро отвернулась к корзине.

— Русс, тебе нужно быть полегче с ней. Она не привыкла к таким разговорам.

Она по-прежнему была красной, когда я положил руки ей на плечи и повернул лицом к себе.

— Все в порядке?

— Да, — промямлила она, не смотря на меня.

Я поднимал ее подбородок до тех пор, пока она не взглянула на меня.

— Тебе нечего стыдиться. Лучше привыкай к поддразниваниям. Скоро их будет больше.

Она снова начала кусать свою губу.

— Я буду в порядке. Могло быть и хуже.

Я поцеловал ее изумительные губы.

— Иди. — Я поставил напитки в корзину и жестом попросил идти первой.

— Следующий фильм закончится через минуту, — сказала она. — Давай уберем коридор здесь внизу, пока ждем, чтобы все вышли.

Мы взяли наши веники и совки и начали быстро мести. Я отчаянно пытался игнорировать жалкие комментарии Русса о том, что он видит, как я превращаюсь в семьянина, и успешно сопротивлялся побуждению пришлепнуть его своим веником. Двери открылись, когда мы закончили, и люди начали выходить. Мы дождались, пока выйдет последний, и зашли внутрь. Кэми и я повторили налаженную схему. Я начал сверху, а она снизу, и мы работали по направлению друг к другу.

— Вижу, ты в середине, — поддразнил я, шлепая ее по миленькому заду, а затем взбегая вверх по ступенькам.

Она пронзительно заверещала и замахнулась на меня своим веником.

— Ха-ха! Не получилось, — засмеялся я.

— Хантер! — Голос Русса привлек мое внимание, и я обернулся. Он смотрел на меня со странным выражением на лице.

— Что?

Он выронил свой напиток, проливая то немногое, что осталось, на ковер, и неуклюже поплелся к стене.

Я побежал за ним.

— Что это, парень? Что не так? — Я схватил его за плечи, замечая, что он весь трясся и обильно потел.

— Я чувствую себя забавно. Мое сердце скачет.

Я скользнул рукой по его кисти, ища пульс на запястье. Он сильно бился.

— Когда это началось? — задал я вопрос. — Ты чувствовал себя сегодня нехорошо?

— Нет. — Он выглядел так, как будто его скоро вырвет.

Я посмотрел на его глаза, замечая, что зрачки были расширены.

— Русс, скажи честно. Ты принимал что-нибудь? Наркотики? — До него, казалось, немного не доходило, и я потряс его. — Ответь мне, черт побери! Ты принимал что-нибудь?

— Нет, ничего, — прошептал он. Русс сполз по стене, и я безуспешно пытался поднять его. Его глаза закатились, и он зашелся в судороге.

— Кэми, вызови скорую! — крикнул я туда, где она в шоке застыла. — Зови на помощь! — Я смягчил его падение на пол.

Она быстро вытащила свой телефон из кармана и вызвала 911, выбегая из комнаты.

— Кто-нибудь, помогите! — слышал я её крик.

— Русс! — пронзительно закричал я, пытаясь поднять его снова. — Русс, ты слышишь меня? — Я тер своими суставами по его груди.

Ничего не происходило. Я прислонился ухом к его рту, слушая. Слабое дыхание касалось моей щеки, и я мог чувствовать его пульс. Из его рта начали идти пузырьки, и я повернул его на бок, чтобы очистить дыхательные пути.

— Они в пути! — сказала Кэми, становясь в стороне от меня. — Что случилось?

— Я не знаю, но это похоже на передозировку. Я видел нечто подобное прежде. Иди, жди скорую, и покажи им куда идти.

— Ты будешь в порядке? — спросила она с явным беспокойством в голосе.

Я кивнул, и она поспешила прочь.

Мэнди, Клэй и Шейн вбежали в комнату, замирая перед ужасным зрелищем тела Русса.

— Джен, возьми вещи из гардероба до того, как он закроется. Я позвоню ей и подожду в холле, пока не доберется, — сказала Шейн.

— Что мы можем сделать, чтобы помочь? — спросила Мэнди, и я мог видеть слезы в её глазах.

— Принесите мне мокрых полотенец. У парня жар. Нужно охладить его.

Она схватила несколько полотенец из корзины для уборки и выбежала из зала, оставляя меня и Клэя наедине с Руссом.

— Надеюсь, тебе нравится это зрелище, — сказал Клэй, подходя ближе. — Вот что происходит с глупыми детьми, как ты, которые не прекращают принимать наркотики.

— Облегчи мне жизнь, Клэй. Еще одно слово, и я встану, чтобы разбить тебе морду. Сейчас не время. — Я продолжал держать Русса на боку. — Кроме того, он сказал, что ничего не принимал.

Клэй хмыкнул.

— И ты поверил ему. Ты такой же глупый, как он.

Я поднял голову, злость закипала во мне.

— Говорил горшку котелок: уж больно ты черен, дружок.

Его глаза сузились.

— Понятия не имею, о чем ты говоришь.

— Хорошо, тогда позволь мне освежить твою память до того, как ты продолжишь свою высокую и напыщенную тираду. Я следил за тобой, Клэй. Я знал, что ты намеревался сделать, и если кого-то в этой комнате и можно охарактеризовать как глупого, то это тебя.

Русс издал громкий булькающий звук, и я быстро его проверил, немного поворачивая его голову, изо рта вытекла жидкость.

Клэй смущенно откашлялся.

— Мне нужно убрать коридор. Сеансы все еще идут.

— Замечательно, ты сделаешь это, — ответил я. — Но перед этим тебе придется узнать, что я видел тебя той ночью, под окном Кэми. — Глаза Клэя расширились, и я увидел, как по нему прошла волна страха. — Да, именно. И кто теперь псих?

— Ты говорил ей? — выдавил он, ничего не отрицая.

— Черт, нет. Последняя вещь, о которой ей нужно услышать, — это, что у ее любимого лучшего друга сексуальные фантазии, и он следит за ней через окно. Ты извращенец. — Во мне поднялась ярость, когда я вспомнил о том, как он следил за ней той ночью.

— Что ты собираешься сделать?

— Я еще не решил, но готов поклясться твоей задницей, я никогда больше не оставлю тебя наедине с Кэми. Она моя девушка, Клэй. Отвали. Если попытаешься тронуть её — ты труп. Но сейчас не время для болтовни. Ты и я можем потолковать позже.

Клэй сильно сглотнул, его глаза быстро стрельнули, а затем он повернулся и вышел, не говоря ни слова.

Мое сердце билось, и я пытался успокоить адреналин, сфокусировавшись на ситуации. Теперь я был один с Руссом.

— Не знаю, можешь ли ты меня слышать, Русс, но держись, хорошо? Помощь в пути. Еще немного — ты сможешь.

Мэнди снова забежала в комнату.

— Куда?

— На его голову и шею, возможно, на его подмышки, если у тебя достаточно полотенец. Просто будь осторожна и держи все подальше от его рта, чтобы он мог дышать.

Она быстро все сделала так, как я сказал, и я почувствовал облегчение, когда услышал вой сирен.

Вскоре Кэми вернулась в сопровождении полицейского и двух спасателей.

— Что случилось? — спросил полицейский, пока спасатели быстро открывали сумку и начинали прицеплять к Руссу какое-то оборудование.

— Он был в порядке, затем пожаловался на недомогание. А потом внезапно упал.

— Знаете ли вы о том, что он что-нибудь принимал? — спросил он.

— Он сказал, что нет.

— Были ли у него случаи употребления наркотиков?

Я пожал плечами.

— Знаю только, что он курил травку раньше.

Офицер жестом показал следовать за ним.

— Давай отойдем в сторону и позволим этим ребятам делать свою работу. Скорая будет здесь с минуты на минуту.

— Его имя Русс Вестон, — сказал я спасателю напротив меня. — Ему исполнилось восемнадцать седьмого числа этого месяца.

— Спасибо, — сказал он, не отрываясь от бумаг. — Не волнуйся, мы обеспечим ему лучшую помощь из возможных.


Глава 29


Кэми


Я положила свою голову на стол в комнате отдыха. Я так устала, что правда верила, что смогу уснуть здесь. Не знаю, на сколько еще вопросов я и Хантер должны были ответить.

Нас опрашивали полиция и администрация кинотеатра, мы объясняли каждую деталь того вечера и рассказывали, что делали с Руссом. Нам даже светили в глаза, чтобы проверить зрачки и понять, были ли мы под чем-то. Я чувствовала себя злостной преступницей, хотя совершенно не была замешена ни в чем плохом.

Хантер тоже был честен, рассказывая обо всем, чем мы занимались снаружи. Я не была уверена, имели ли мы еще работу.

Клэй, Мэнди и Шейн были отпущены домой после опроса полицией. Хантеру и мне повезло меньше, так как нас оставили из-за того, что мы были «вовлечены». Единственный положительный момент заключался в том, что другие закончили нашу работу за нас, так что нам не придется оставаться еще и для того, чтобы убраться.

— Мы можем идти? — спросил Хантер, явно раздраженный из-за того, что его взяли под стражу. — Мне бы хотелось пойти в больницу к другу.

— Да, вы можете идти. Мы дадим знать, если понадобится что-то еще. Спасибо за вашу помощь. — Офицер закрыл записную книжку.

— Могу я позвонить позже, уточнить на счет работы?

— Вы по-прежнему работаете здесь. Технически, вы были не на работе, когда ушли на улицу, — сказала Джен. — Идите домой и отдохните немного. Мы можем обсудить это позже, если потребуется.

Джон ничего не сказал, но на его лице пролегла обеспокоенная морщинка, а брови были сведены.

— Спасибо, — сказал Хантер, а затем повернулся ко мне. — Пойдем, Кэми. — Он схватил мою руку и поднял на ноги. Я без слов следовала за ним, пока он шел по коридору к заднему выходу. Мои нервы были на пределе. Я не знала, сколько смогу сдерживаться.

Когда мы дошли до машины, Хантер открыл пассажирскую дверь, и я проскользнула внутрь, не говоря слов благодарности. Казалось, он не заметил, закрыл дверь и направился к водительской стороне, чтобы забраться внутрь.

— Ты в порядке? — деликатно спросил он, кладя руку на мои ноги.

Я видела беспокойство в его глазах. Это было последней каплей. Я начала рыдать, не в силах сдержать всхлипы и закрывая лицо руками.

— Он выглядел так же, как Джордан.

Хантер нагнулся, прислоняя меня к своему плечу.

— Я так сожалею, малыш… сожалею, что тебе пришлось снова это увидеть.

— Думаешь, это были наркотики? — спросила я, икая от слез.

— Надеюсь, что нет, но выглядит именно так. — Он поцеловал мою макушку.

— Ты должен остановиться, Хантер! Ты не можешь больше их принимать. Я знаю, что говорила, будто попытаюсь понять, но я не могу. Ты не видишь? Это ты мог лежать там! Это бы убило меня! Убило! Пожалуйста, пожалуйста, остановись до того, как навредишь себе. — Я знала, что у меня началась истерика, но мне нужно было заставить его понять.

— Я сделаю это, Кэми. Я сделаю все, чтобы ты чувствовала себя лучше, что угодно, что остановит твои слезы. Ты разбиваешь мое сердце. — Он сжал меня крепче.

— Не говори так, чтобы утешить меня, Хантер. Я имела в виду, что ты больше не будешь принимать наркотики или… или мы разойдемся. Я не выдержу, зная, что ты относишься к своей жизни так наплевательски. Это мог быть ты… это будешь ты. — Я не могла перестать плакать, слезы текли так быстро, что я не успевала их вытирать. Я прежде никогда не была так напугана за кого-то. Я любила его, но я была зла. На него, на Русса, на Джордана, на всех. Как они не понимали, что ранят людей, которые их любят.

Он поднял мой подбородок, и я посмотрела ему прямо в глаза, желая, чтобы он увидел в них всю боль.

— Я серьезен, — сказал он, не отводя взгляда. — Я даю своё слово. Я не буду употреблять снова. Ты победила.

— Почему? Почему сейчас? Почему не тогда, когда я раньше просила тебя? — Я знала, что давила, но меня это не волновало. Мне нужны были ответы. Раньше он всегда был упрям.

— Это... пугало меня, — ответил он медленно, осторожно, как будто тщательно подбирал слова. — Но я не хочу видеть тебя такой. Я знаю, что это приносит тебе боль.

Я отстранилась и стала смотреть в окно, пытаясь успокоиться.

— У меня по-прежнему кошмары о той ночи, знаешь… с Джорданом. Иногда я боюсь засыпать.

— Я не знал, сожалею, Кэми. Обо всем.

Я потерла глаза, и в машине повисла тишина.

— Пойдем проведаем Русса, — сказала я.

— Ты уверена, что готова? Я буду более чем счастлив высадить тебя у твоего дома по пути. — Он опустил свою руку к моей и сжал.

— Нет. Он твой друг. Я хочу быть с тобой, когда ты пойдешь туда.

Он смотрел на меня, как будто взвешивая мою способность держать себя в руках.

— Правда. Я хочу пойти, если ты хочешь, чтобы я была с тобой.

— Я всегда хочу, чтобы ты была рядом. Ты должна знать это. — Он улыбнулся и поднял руку, чтобы стереть одну из моих слезинок.

Я сдавленно засмеялась.

— Я люблю тебя.

Его глаза путешествовали по моему лицу.

— Мне нравится слышать, что ты говоришь это. Я тоже люблю тебя.


Комната ожидания приемного покоя была чертовски пуста. Нам сказали, что родители Русса прибыли вскоре после него, и мы были там с ними, пока над Руссом работали врачи. Потом пришла медсестра и сказала, что один из нас может зайти. Я велела Хантеру идти и сказала, что подожду его здесь. Он ушел на какое-то время, предоставляя мне возможность свободно подумать обо всем, начиная от темы наркотиков и Клэя до Хантера, наших отношений и даже смерти.

Смерть. Это была одна из тех вещей, над которой я не обманывалась. Я не была как те подростки, которые думают, что они непобедимы. У меня было достаточно близких друзей и родственников, которые умерли, я понимала, что жизнь слишком быстра и драгоценна, чтобы ей разбрасываться. Я намеревалась прожить свою наилучшим из возможных способов и решила избегать определенных вещей: первый пункт запретов — наркотики и алкоголь, другой — секс.

Мой друг умер пьяным в дорожной аварии со своим отцом несколько лет назад, а у моего дяди, который был очень сексуально активен в юности, диагностировали СПИД. Знаю, что мои решения были основаны на страхе, но я посудила, что лучше быть в безопасности, чем сожалеть. Я не хочу, чтобы подобное случилось и со мной.

Я хорошо справлялась со своими моральными убеждениями до недавнего времени. Я встретила Хантера и моментально поняла, почему дети иногда совершают то, что совершают. Он выпустил свою природную харизматичность, которая заманила меня, как мотылька на пламя. Я не могу точно описать… он был развязан и уверен в себе, но это нечто большее. Я лишь взглянула на него и поняла, что он будет моей слабостью, моим искушением. Я слышала о таком выражении, как «ходячий секс», и думаю, это превосходно описывает его — он был чувственным, очаровательным — то, в чем я нуждалась. Прежде я никогда и ни к кому такого не чувствовала. Это было и захватывающе и страшно, потому что я знала, что при определенных обстоятельствах смогу пересечь черту, которую я так бережно начертила.

Это пробудило все мои старые страхи. Я достаточно знала о прошлом Хантера, чтобы понять, что он был с другими девушками... но что это значило для меня? Безопасно ли это для меня — быть с ним? Была ли я по-настоящему готова для этого или лишь шла на поводу у гормонов?

Я вздохнула, сдувая с глаз несколько кудряшек. Ничего из этого по настоящему не имело значения, потому что, по какой бы то ни было причине, он не был готов пересечь эту черту со мной. А мне и за целую жизнь не отгадать почему. Хантер действовал так, как хотел, но всегда давил по тормозам, и его речь ранее звучала так, как будто он не думал, что он один из тех, с кем я буду. Почему нет?

Как же это все запутывает.

Двери приемного покоя открылись, и вышел Хантер. Я встала встретить его и заметила серьезное выражение на его лице. Он обнял меня, зарываясь лицом в мои волосы.

— Как он? — спросила я, обняв его руками.

Он не отвечал секунду.

— Плохо. Они перевозят его в Альбукерку, там более хорошая аппаратура. Он в коме, и все выглядит не очень хорошо.

— Выяснили, что случилось?

— Они сделали проверку на наркотики. Она показала, что в его организме был амфетамин.

— Так это была передозировка? — Мне стало нехорошо.

— Похоже на то. — Он сжал меня крепче.

— Почему он наврал тебе об этом? Почему не захотел сказать тебе, чтобы ты помог?

Хантер освободил меня и отошел в сторону, проводя рукой по волосам

— Вот это и странно. Он все время был с нами. Я никогда не видел, чтобы он принимал что-либо. А ты?

Я потрясла головой.

— Что они говорят?

— Не знаю, но догадываюсь… это не имеет смысла. Ты звонила своим родителям?

— Да. Я сказала, что буду дома сразу, как все закончится.

— Мне лучше отвезти тебя туда. Давай, пошли. — Он протянул руку, и я вложила в неё свою.

— Мне правда жаль Русса.

— Мне тоже, Кэми, — он тяжело вздохнул. — Мне тоже.


Глава 30


Хантер


Все погрузилось в меланхолию после случая с Руссом. Кэми последнюю неделю ходила рядом как призрак, следуя за мной везде, словно боялась упустить из виду. Она почти не говорила, просто была рядом, и я находил её присутствие комфортным для себя, хотя это и создавало трудности в том, чтобы связываться с Дереком и говорить о наших делах. Мы оба согласились ненадолго оставить дело с наркотиками до тех пор, пока все не утихнет.

К несчастью, ее постоянное присутствие также означало, что часто рядом был и Клэй. Он мудро держал рот на замке, по крайней мере, когда дело касалось разговоров со мной, и не пытался снова обсудить замечания, которые делал в кинотеатре. У нас также не было возможности поговорить о моих обвинениях. Я был уверен, что он непрерывно ошивался с нами в надежде, что это не даст мне поделиться информацией с Кэми. Мы были в мертвой точке — он и я — ни один из нас не позволит другому остаться с ней наедине.

Я терпеть не мог то, что он шлялся рядом, потому что чувствовал, что это мешает Кэми и мне поговорить о том, что между нами происходит. Но в то же время это было даже хорошо, потому что я знал, что у неё были вопросы, на которые я не мог ответить. Мне хотелось рассказать ей и открыться, чтобы мы всё так или иначе разрешили. Напряжение сгущалось между нами с каждым днем, и я был уверен, скоро что-то назреет. Пришло время ускорить мою игру.

Сегодня был день, который я ждал с ужасом. Вечером был Маскарад, и осознание того, что Кэми собиралась провести весь вечер в руках Клэя, мало успокаивало мои нервы. Я чувствовал, как энергия непрерывно курсировала во мне, о чем бы я ни думал. Мне не нравился Клэй, и я определенно не доверял ему. Несмотря на все мое уважение к Кэми и ее чувствам к нему, я старался изо всех сил, чтобы позволить им сделать это вместе.

В эти моменты я особенно тосковал по Руссу. Мы сидели в столовой, и мне приходилось слушать, как Кэми и Клэй обсуждают костюмы и последние приготовления. Русс бы отвлекал меня разговорами, чтобы мне не приходилось выслушивать все это. Возможно, я мог бы поиграть в парня-собственника и настоять на том, чтобы Кэми шла со мной, но я не был таким человеком, который заставляет девушку делать что-либо. Я знал, что у Кэми был стресс, поэтому думал, что посещение танцев хорошо на ней скажется, но ни при каких обстоятельствах я не оставлю её с Клэем одну. Я едва переваривал вид их двоих вместе.

Я знал, что они не долго будут лучшими друзьями. Я планировал рассказать Кэми обо всем, когда настанет подходящее время, и надеялся, что эта возможность вскоре представится. Это же была их традиция, поэтому я не хотел встревать. Встревать — в смысле мешать тому, что они вместе пойдут. Но конечно, раз этот черт будет на танцах, я присмотрю за ней.

В кармане завибрировал мобильный. Я вытащил его и посмотрел на номер, гадая, кто мне названивает, потому что он не определился.

— Привет? — ответил я.

— Привет. Это Хантер?— говорил женский голос на другом конце.

— Да, он.

— Это Кэрол Вестон. Мама Русса.

— Как вы? Все в порядке? — спросил я, нервничая. Я давал свой номер, чтобы она могла позвонить мне, если будут какие-то изменения в состоянии Русса.

— Я замечательно, и да. Я звоню сказать тебе, что Русс наконец-то очнулся. Он мало говорит, но узнает нас и спрашивал о тебе.

Облегчение прошло по моему телу, и я чувствовал, что начинают подступать слезы. Я немедленно сморгнул их.

— Я так рад слышать это.

— Он снова уснул, но доктора предвидят полное выздоровление. Сейчас, возможно, мы сможем получить какие-то ответы от него.

— Я надеюсь на это. Спасибо, что дали мне знать.

— Спасибо, что помог ему, Хантер. — Её голос понизился. — Доктора говорят, что если бы не твоя быстрая реакция, мы бы, скорее всего, его потеряли.

— Пожалуйста, не плачьте, миссис Вестон. Я рад помочь. Держитесь на связи и давайте мне знать, как идут дела. Я посмотрю, смогу ли выбраться, чтобы увидеть его. — Она вновь поблагодарила меня, и мы разъединились. Я поднял взгляд и увидел, что Кэми и Клэй смотрят на меня.

— Русс очнулся, — сказал я с облегчением. — Он узнал родителей и спросил обо мне. Они думают, он полностью восстановится. Сейчас Русс снова спит, но они собираются расспросить его, когда он вновь очнется, и посмотреть, смогут ли выяснить, что произошло.

— Хантер, это изумительная новость, — сказала Кэми, закидывая на меня руки для огромных медвежьих объятий.

Я обнял её за талию и оставил поцелуй на голове, облегченно греясь в объятиях. Клэй пялился на нас с отстраненным выражением на лице. Он не казался хоть немного счастливым.

— Может быть, ты и я сможем поехать в Альбукерку на этой неделе и увидеться с ним, если твои родители разрешат, — сказал я.

— Мне бы очень хотелось. Я уверена, что они отпустят меня. У нас сегодня танцы, но мы сможем поехать завтра. Моя тетя тоже там живет. Держу пари, она разрешит нам провести ночь у неё и вернуться в воскресенье, потому что поездка будет долгой.

Я отпустил её.

— Думаю, это будет здорово. Мне нравится дополнительно проводить с тобой время.

Клэй не вымолвил ни слова, но определенно выглядел разгневанным. Я был уверен, что он сделает все, что сможет, чтобы отговорить Кэми ехать в ту же минуту, как я отвернусь.

— Позвоню маме и расскажу, что произошло, — сказала Кэми, доставая свой телефон

Я кивнул и продолжил есть ланч, притворяясь, что не замечаю, как Клэй уставился на меня так, как будто ему хотелось удавить меня прямо здесь.

— Мама говорит, я могу ехать, и она позвонит тете, чтобы все уладить. — Кэми просияла, когда отключала телефон, она казалась счастливее, чем когда-либо в последнее время.

— Звучит здорово, — ответил я. — Спасибо.

— Не могу дождаться. Будет замечательно снова увидеть Русса, и будет весело путешествовать с тобой. — Она потянулась и поцеловала меня в щеку. — Мне нравится быть с тобой.

Я не смог сдержать ухмылки и смешка.

— Я чувствую то же. Будет здорово побыть наедине. В последнее время такого не было.

— Не было.

Я гадал, понимал ли Клэй, что она практически забыла и том, что он сидел с нами. Кэми совсем не скрывала то, как ко мне относилась, но он продолжал ошиваться рядом и вести себя так, будто у него с ней был шанс. Это заставляло меня чувствовать себя неуютно. Казалось, он не воспринимает явный посыл.

Завтра… может быть, завтра я смогу наконец рассказать ей о Клэе.

Прозвенел звонок, сигнализируя, что пора было отправляться в класс, и мы трое собрали вещи. Я слушал, как Кэми счастливо щебечет о своей тете, пока мы шли по коридору, и было здорово слышать, что она снова стала самой собой.


Музыка громко пульсировала в переоборудованном гимнастическом зале, который оснастили фальшивым потолком из ткани и огромными, сверкающими, украшенными масками, по случаю развешанными вокруг по комнате. Большой серебряный шар висел в центре, разливая преломленный свет по залу. Это заставляло все зеркальные поверхности отражать блеск, как будто в них были вмонтированы маленькие бриллиантики.

Подростки в масках танцевали по комнате в такт ритму, одетые в разнообразные стильные костюмы: от сумасшедших до элегантных.

Я не нарядился, только надел черную рубашку, джинсы и туфли. На мне была черная полумаска, просто чтобы немного смешаться с толпой. Я здесь не для того, чтобы принимать участие в танцах. Я здесь, чтобы наблюдать. Я легко смог найти Кэми и Клэя с места, где прятался — прислонившись к углу комнаты в тени. Кэми была самой красивой девушкой в комнате, её золотое платье превосходно шло её рыжим волосам и заставляло кожу выглядеть, как персик с кремом. Ее маска была на длинной изящной палочке, так что она могла убирать её от лица, говоря с людьми. Я был рад, что она не часто её поднимала. Мне нравилось видеть, как её глаза блестят и сверкают под этим светом, когда она танцует и смеется. Она определенно хорошо проводила время… с Клэем.

Не составляло труда увидеть, что её чувства к нему были платоническими. Её действия никак как не были связаны с флиртом, она была просто девушкой, которая наслаждалась проведенным временем с другом.

Клэй же, напротив, выглядел как кот, поймавший канарейку. Его глаза не сходили с неё, и каждый, кто смотрел на него больше двух секунд, мог ясно увидеть, что он витал в облаках из-за неё. Но все, что я мог сделать, — это стоять здесь, вместо того, чтобы подойти и отогнать его. Он постоянно ласкал её в своей манере — проходился руками по оголенным плечам и рукам, или опускал голову, чтобы говорить ближе к её уху — его тело постоянно ее трогало.

Я уставился на время. Осталось два часа. Если я смогу пробыть здесь еще час, танцы закончатся и я смогу удостовериться, что он в безопасности доставил её домой. Завтра на все выходные она снова будет моей.

— Я знала, что ты прячешься где-то в засаде. — Голос Габриэллы прервал мои мысли, когда она подошла. — Ни при каких обстоятельствах ты бы не отпустил свою драгоценную Кэми так надолго, особенно когда она с другим парнем.

Я не потрудился ответить.

Она постучала своим пальчиком по моей голой руке и встала рядом.

— Они составляют великолепную пару, не думаешь? Особенно после того, как Клэй решил надеть прикид тупицы. Они принадлежат друг другу — ты не видишь этого? Так всегда было.

— И что сделало тебя таким экспертом в их отношениях? — спросил я, глядя на неё. Она была одета как женщина-кошка в облегающий спандексный костюм, который плотно облегал каждый её роскошный изгиб. Ее сильно накрашенные глаза сверкнули, когда она посмотрела на меня через глянцевую черную маску. Осталось два часа.

— Клэй и я… близки.

Я фыркнул.

— Если ты имеешь в виду, что спала с ним, то я уже это знаю.

Она выглядела удивленной.

— Единственное, я не знаю, как долго это продолжается, — добавил я. — И почему.

Она застенчиво улыбнулась и легко прильнула ко мне.

— Я могу дать тебе ответы… если ты действительно хочешь знать.

— Любой ценой. Давай.

Она полностью захватила мое внимание.

— Это стоит того. — Она пальчиками прошлась по моей руке, направляясь к плечу.

— Правда? Почему? — спросил я, готовый сыграть в её игру.

— Ты знаешь, чего я хочу. — Она пристально осмотрела меня с ног до головы.

Я сделал паузу, обдумывая её намек.

— Все, что я могу пообещать — это прокатить тебя так, как никто и никогда… один раз… и только. Больше ты ничего от меня не получишь.

Она победно улыбнулась.

— Одного будет достаточно. Затем ты будешь на крючке, как все другие парни в школе.

— Ты не можешь быть настолько хороша. Сейчас же выбалтывай свои секреты или никакой сделки.

Она вздохнула, лаская мою руку и останавливаясь, чтобы сжать бицепс.

— Клэй хотел Кэми долгое время, а то, что он хочет, он получает. Ты не должен ему мешать. Он опасен. Джордану Хенли уже сильно досталось.

Мои глаза сузились, и я схватил её за руку

— Что ты имеешь в виду?

— Ауч! — сказала она, отходя назад. — Ты же не хочешь поставить синяк на товаре, милый.

Я ослабил хватку.

— Виноват. Почему-то думал, что ты сильнее. — Она улыбнулась, потерев своей рукой мою, и я отпустил её. — Что ты говорила о Джордане?

Она немного нахмурилась, и я видел, что она сомневается.

— Я не должна ничего говорить.

Я сжал ее сильнее и потащил к одной из украшенных стен.

— Скажи, что знаешь, или сделке конец. — Я заставил себя протянуть руку и погладить её по лицу, пытаясь притвориться, что меня влекло к ней. Она наклонилась и закрыла глаза.

— Как здорово.

— Скажи мне, что ты знаешь. — Я вновь надавил на неё.

Она уперлась в стену и соблазнительно поманила меня своим длинным наманикюренным ногтем.

— Иди сюда, сначала.

Я двинулся, прижав её тело своим.

— Поцелуй меня, — промолвила она, облизывая свои губы.

Я опустил голову.

— Не до того, как ты скажешь мне, что знаешь, Гэбби. Это сделка. — Я был так близок к ней, это почти вызывало тошноту.

— Клэй отравил Джордана. Он гений химии. Он знает, как делать собственные наркотики. Джордан сказал, что собирается поиметь Кэми любым способом той ночью на Зимнем Празднике. Клэй подсыпал денатурат в напиток Джордана, надеясь вывести его из строя, но случайно дал ему слишком много, и вместо этого убил его. Он не знал, что я видела его, до тех пор, пока не стала угрожать разоблачением. Он сказал, что даст мне наркотиков для продажи и я смогу оставить себе часть прибыли, если никому не скажу. Ну как, хорошенькую тусовку ты нашел? Я единственная, кто может дать тебе то, что ты хочешь. Тебе следовало быть со мной все это время.

Меня тошнило. Кусочки головоломки складывались в моей голове. В кино Клэй, должно быть, отравил напиток, который предназначался для меня, но когда Кэми подвинула его, она их перепутала.

— Напиток Русса… он предназначался мне. — Я был мишенью. Болезнь Русса была моей виной. Он был со мной. И сейчас моя девушка танцевала в руках убийцы… Я должен вытащить её отсюда.

Гэбби засмеялась.

— Я же говорила тебе не связываться с ним. Он садист.

— Как и ты, да? — парировал я, не чувствуя ничего, кроме презрения, к этой очень глупой девчонке.

— Возможно, но самое главное — это то, что я выполнила свою часть сделки. Сейчас время выполнить твою.

— О, поверь мне, Габриэлла. Я всегда держу свое слово. Ты определенно получишь главную поездку своей жизни. — Я прильнул ближе, так, что мои губы касались ее уха. — На заднем сиденье полицейской машины.

Она выглядела озадаченной, а затем напуганной.

— Что... что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, дорогая Гэбби, что мое настоящее имя Дилан Уилкок, и я двадцатиоднолетний офицер полиции под прикрытием, который был послан сюда расследовать подозрительные обстоятельства смерти Джордона Хенли. — Я не смог сдержать застенчивой улыбки и приподнял бровь. — Ты только что предлагала себя копу, признавшись, что нелегально продавала наркотики, покрывала убийство и знала о попытке убийства. Я думаю, ты, как это говорится, сама вырыла себе яму? Ты под арестом.

Она оттолкнула меня и попыталась бежать, но я схватил её и быстро припечатал к стене.

— Отпусти меня! — крикнула она, вырываясь.

— Без вариантов. Ты пойдешь со мной прямо сейчас и будешь выступать против Клэя, а я вызову наряд, чтобы забрать нас.

Она в ужасе смотрела на меня.

— Не могу. Слишком поздно.

— Почему поздно?

— Я была отвлекающим маневром. Он знал, что никогда не сможет уйти отсюда с ней, пока ты так пристально наблюдаешь. У него другие планы на эту ночь. Они ушли, как только ты перестал смотреть.

— Что? — взревел я, ярость закипела во мне. — Почему? Почему ты толкнула её в лапы того, кто может ей навредить? Ты правда так сильно её ненавидишь?

— Я устала соревноваться, — захныкала она, как испорченный ребенок. — Все парни хотят её, а она даже не знает об этом! Я единственная, кто всегда с ними, но все, о чем они могут говорить, — это как она изумительна и как именно они её отымеют. Я подумала, что, если помогу Клэю, это решит мою проблему. Он любит её. Он не навредит ей.

— Парень — психопат! Откуда ты знаешь, как он поступит? Скажи мне, куда они идут. — Я поволок её за собой, направляясь к двери.

— Я не знаю. Он не сказал мне, — искренне заверещала она, когда мы вместе вошли в зал.

Я снял свою маску и начал бежать по направлению к выходу, практически таща её за собой. Я вышел наружу как раз тогда, когда уродская машина Клэя покинула парковку. Я поторопился к своему Камаро и остановился. Шины были спущены.

Я повернулся к Гэбби.

— Дай мне ключи от твоей машины.

— У меня нет их. Они в сумке в спортивном зале.

— Слушай меня внимательно. Я отпускаю тебя, а ты идешь и приносишь их мне. Если кто-нибудь спрашивает тебя, что не так, ты говоришь им, что чувствуешь себя нехорошо и направляешься домой. Если ты поможешь мне сейчас здесь, я укажу это в своем рапорте и выступлю свидетелем. Будем надеяться, это выставит тебя в хорошем свете. Так что лучше помоги мне. Если ты убежишь, я поймаю тебя, и будь уверена, они отыграются на тебе. Так что ты собираешься сделать?

— Я помогу тебе, — ответила она без колебаний. — Обещаю.

— Окей, иди внутрь. Не забудь, я наблюдаю.

Она кивнула, и я отпустил её.

Я вытащил телефон и набрал номер Криса. Он ответил со второго гудка.

— У меня все есть, и я нашел свидетеля. Это Брэдли. Я знал, что с ним что-то не так, но даже не представлял такого. У него Кэми, Крис. Мне нужно найти её.

— Подожди. Я приеду и пришлю полицейскую машину за твоим свидетелем.

— Я не могу ждать. Мне нужно идти за ними. Он спустил мои шины, поэтому я беру автомобиль свидетеля. Поставь ориентировку на него, пожалуйста. Информация о нем в файле, который я дал тебе посмотреть.

— Уже делаю, — ответил он.

Продолжая висеть на линии, я набрал Кэми.

— Телефон Кэми, — ответил Клэй.

— Отдай Кэми телефон сейчас же, — потребовал я.

— Нет проблем. Так случается, — ответил он без всякого смысла, и связь тут же оборвалась.

Черт.

Я смотрел из холла, как Гэбби вернулась со своим кошельком. Она вложила ключи в мою руку и последовала со мной, когда я направился к своей машине.

— Что ты делаешь? — спросила она, когда я открыл багажник.

— Мне нужно забрать несколько вещей. — Я взял свою кобуру и протащил её под подмышками, а затем вложил в нее пистолет. Я также надел поверх кожаный жилет, чтобы скрыть оружие. Я не хотел, чтобы Клэй, когда я найду его, свихнулся, увидев это. Я спустил жетон в карман и взял пару наручников.

— Не могу поверить, что ты коп, — прошептала Гэбби. — Ты не кажешься таким старым.

— Так я и получил эту работу. — Я схватил её запястья. — Прости, что делаю это, но ты мой ключевой свидетель, и я не могу позволить тебе сбежать. — Я пристегнул её к засову багажника и положил её сумку в свою машину, так что она не могла никому позвонить. — Скоро кто-нибудь приедет, чтобы забрать тебя.

Она кивнула, потому что слезы текли вниз по её лицу.

— Ты уверена, что не знаешь, куда он забрал Кэми? Это где-то, где он чувствует себя в безопасности.

— Он никогда не говорил. — Я пристально уставился на неё. — Честно. Я бы сказала тебе, если бы знала. Мне нужны все послабления, которые я смогу получить.

— Где он готовит свой мет? — спросил я.

Она выглядела беспокойной.

— Скажи мне, Гэбби.

— В кинотеатре.

— В кинотеатре?

— Есть заброшенный кинотеатр на втором этаже, который закрыт. Все думают, что в нем обитают призраки. Он нашел другой вход через служебную лестницу, которую никто никогда не использует. У него есть ключ.

Странные звуки и запахи, исходящие из зала… сейчас все это имело смысл. Все это время это был Клэй.

— Где эта служебная лестница? — Кэми мне её не показывала.

— Есть закрытая дверь в черном входе. За ней узкая лестничная площадка. Тебе будут нужны ключи, чтобы попасть внутрь. Он украл те, что принадлежали босу, и сделал собственную связку, чтобы зайти в любое время.

Я уже бежал к машине.

— Ты правда любишь её? Это не игра! — крикнула она в след.

— Да, — ответил я через плечо. Я лишь надеялся, что было не слишком поздно.


Глава 31


Кэми


— У меня для тебя сюрприз, — с улыбкой сказал Клэй, когда затащил меня в холл.

— Сюрприз? Какой? — Сегодня он был довольно привлекательным в своем смокинге и маске. Я заметила нескольких девчонок, смотревших на него. Это внушило надежду, что скоро у него появится девушка.

— Если бы я сказал тебе сейчас, это бы не было сюрпризом, ведь так? Повернись.

— Повернуться?

— Да. Я завяжу тебе глаза, чтобы ты не видела, куда мы направляемся, до тех пор пока не прибудем.

— Ну не знаю. Это ужасно подозрительно, — поддразнила я, но сделала, как он сказал.

Он завязал мягкую шелковую повязку поверх моих глаз.

— Ты можешь довериться мне, Кэми, — шепнул он мне в ухо, затем взял под локоть и повел.

— Так что натолкнуло тебя на этот сюрприз?

— Пара вещей, на самом деле. Конец старших классов и скоро тебе стукнет восемнадцать. Мы переходим к новым главам нашей жизни, так что, я думаю, нам нужно отпраздновать чем-то особенным то, что мы были друзьями так долго.

— Ты всегда такой милый и внимательный. Спасибо тебе, Клэй. Не могу дождаться увидеть то, что ты запланировал.

Я услышала, как открылась дверь машины.

— Осторожно с головой. Я помогу тебе забраться внутрь.

Я взяла его руку, чтобы опереться, когда садилась.

— Проверь, все ли мое платье в машине.

— Все в порядке, — ответил он, закрывая дверь.

Я потрогала повязку на глазах.

— Эй! Не подглядывай! — скомандовал он, садясь рядом. — Держи руки при себе, или я свяжу и их. Мы не можем допустить того, чтобы ты сорвала сюрприз.

— Есть, сэр! — засмеялась я, опустив их.

Машина тронулась и мы поехали.

— Это странно. Почему ты не говоришь мне, куда мы едем? Люди могут подумать, что ты похищаешь меня или что-то вроде этого.

Он усмехнулся.

— Хорошая попытка. Тебе придется побыть терпеливой.

Я почувствовала, как сотовый начал вибрировать в моем малюсеньком клатче, который я привязала к запястью.

— Ой, мой телефон звонит.

— Я возьму вместо тебя,— сказал Клэй, и ремешок соскользнул с моего запястья.

— Телефон Кэми. — Он сделал паузу. — Нет проблем. Так случается. — Я услышала клик. — Кто-то звонил Джули.

— О, должно быть, ошиблись.

— Ага.

— А мы далеко собираемся?

— Нет. Прибудем через пару минут.

— Так этот сюрприз близко. — Я пыталась, но не могла отгадать, куда бы он мог везти меня. — Сегодня я здорово повеселилась с тобой на танцах.

— Я тоже. Как в старые добрые времена?

— Да, именно. Я не могла не заметить, что все девчонки пялились на тебя. Думаю, твой новый стиль обеспечил тебе фан-клуб.

— Да ну. В любом случае, меня не волнует ни одна из тех девчонок. Если прежде я им не нравился, то почему сейчас я должен волноваться о том, что они думают?

— Ну, тогда им же хуже.

Он наклонился и сжал мою руку.

— Ты лучшая, Кэми. Ты же знаешь это, верно?

— Я так рада, что могу называть тебя своим другом.

Его рука соскользнула с моей, но он не ответил. Мы сидели в тишине, пока он не остановил машину.

— Оставайся здесь. Я обойду и помогу тебе.

Через мгновение он был с моей стороны, помогая мне выбраться.

— Теперь я могу снять свою повязку?

— Вскоре, но не сейчас. Давай, пошли.

Мы прошли немного, а затем он остановился и повел меня вверх по ступенькам. Я услышала звон ключей и звук открывающейся двери, за которыми последовало еще больше ключей и дверей.

— Так, мы собираемся подняться по ступенькам, поэтому осторожнее.

Он обхватил руками мою талию и сопроводил меня внутрь. Я услышала, как двери закрылись за нами, и воздух моментально стал спертым и несвежим.

— Где мы? — спросила я вновь, начиная чувствовать себя некомфортно.

— Увидишь через секунду. Тебе понравится, обещаю.

Мы аккуратно взошли по ступенькам, остановившись, когда достигли верха. Я слышала, как он возится с другим замком, а затем заводит меня внутрь, и звук щеколды за нами. Теперь я услышала играющую музыку и осознала, что это песня из «Призрака Оперы». Он знал меня так хорошо.

— Что ты собираешься сделать? — спросила я, расплываясь в улыбке.

— Воплощаю твои мечты в реальность, — засмеялся он. — Перед тем как повязка слетит, давай сделаем тост за будущее. Затем сможешь увидеть, где ты. — Он сунул мне в руку узкий стакан. — Давай выпьем!

Я поднесла его к своим губам, сделала малюсенький глоток, а затем захихикала.

— Это фруктовый пунш в бокале для шампанского?

— Я знаю, что это твой любимый напиток, так что давай до дна. У меня тоже есть стакан. — Он чокнулся им.

Я улыбнулась и быстро опустошила оставшееся.

— Окей, давай, показывай мне, что тут происходит.

— Хорошо. Позволь мне по-быстрому поставить эти стаканы, и я помогу тебе с повязкой. — Он вернулся через несколько секунд и начал работать ножницами. — Вот и все.

Я открыла глаза, но зрение было замутненным, и какой-то момент я привыкала к свету. Я чуть не задохнулась.

— Мы в старом кинотеатре?

— Да, круто же? — он улыбнулся и скользнул рукой по моей талии.

— Где ты нашел так много рождественских свечей в это время года? — Выглядело так, как будто мы попали в прошлое: старые обои пожелтели, но оставались по-прежнему красивыми и обрамленными широкими рельефными молдингами. Красные накрытые сиденья были в идеальном состоянии, как и ковер. На всех поверхностях были свечи. На стенах, на спинках сидений и под красным занавесом, висевшим впереди.

— Как тебе удалось получить разрешение Джона воспользоваться этим местом? Я никогда не видела, чтобы он заходил сюда. Здесь так красиво.

Он проигнорировал мой вопрос и указал на потолок перед занавесом.

— Экран спускается здесь, перед занавесом. А за ним настоящая сцена. Предполагаю, у них также были здесь семейные представления. Когда я увидел это, то понял, что выбрал превосходное место для тебя. Оно напомнило мне «Призрака Оперы». Я знаю, как ты любишь эту пьесу.

— Это превосходно! — Я повернулась и наградила его большими объятиями.

Он крепко держал меня несколько секунд, а затем внезапно отпустил.

— Стой! Это не все! — Он повернулся к стене и исчез за занавесом.

— Что ты делаешь? — спросила я, не в силах подавить улыбку.

— Просто дай мне секунду!

Я услышала скрип, и шторы раздвинулись, открывая большой канделябр со свечами, горящими на нём. Туман начал расползаться по сцене, и я засмеялась, радостно хлопая в ладоши.

Клэй вступил на сцену с ухмылкой на лице и поманил меня.

— Я же говорил тебе, что буду твоим ожившим Фантомом Оперы. Спой мне, Камилла!

Я покачала головой, идя к нему по проходу.

— Не в этой жизни.

— Правда? — Он выглядел неподдельно разочарованным. — Я принес караоке и все остальное! Хочу, чтобы это стало твоим большим моментом.

Он взял мою руку, помогая взобраться по ступенькам.

Я вновь обняла его.

— Поверить не могу, что ты проделал всю эту работу только ради меня. Это невероятно!

Его рука скользнула на мою шею, и он отклонился назад, чтобы у него была возможность смотреть мне в глаза.

— Я так рад, что тебе нравится. Я сделаю что угодно для тебя. Что угодно. — Он замолчал на секунду, смотря на моё лицо, а затем его рот стал приближаться к моему.

Он застал меня врасплох, и я оттолкнула его, в результате чего он оступился назад.

— Прекрати, Клэй. Не разрушай все… не тогда, когда между нами все наконец стало нормальным

— Но я думал… думал, тебе нравится это… я думал, ты наконец увидела. — Он выглядел крайне ошеломленно.

— Увидела что? Почему ты ничего не видишь? Почему не можешь услышать то, что я непрерывно твержу тебе? Я люблю Хантера. — Моя кожа вспыхнула, а температура подскочила.

— Нет, не любишь! Ты даже не знаешь его. Ты и я, — он переводил рукой с себя на меня, — мы годами были вместе! Так должно быть. Почему ты продолжаешь все отрицать?

У него потекли слезы и на лице появилось выражение паники.

— Я сожалею, что раню тебя. Но я не чувствую того же. Ты мой лучший друг, Клэй. Вот и все.

— Ты понятия не имеешь, что я сделал, чтобы получить тебя, Кэми. Я не лгал, когда сказал, что сделаю что угодно. Я устал ждать тебя. Больше я не буду принимать «нет» в качестве ответа. — Выражение его лица стало странным, он меня пугал.

— Что ты натворил? — Я боялась его ответа.

— Переместил соревнование.

Я нервно двигалась назад, а он наступал вперед.

— Что ты сделал с Хантером? — спросила я, ужас прокатился по мне.

— С Хантером? — На секунду он замешкался. — С ним ничего. Сейчас он, должно быть, счастлив находиться в объятиях Гэбби, занимаясь с ней тем, что они оба делают лучше всего — спят друг с другом.

— Гэбби замешена в этом? — Я пыталась уцепиться хоть за что-то, чтобы заставить его продолжать говорить, пока я двигалась по сцене. Все это время Хантер был прав. Клэй не в порядке, он… сумасшедший. Я не знала, как выкрутиться.

— Она видела, как в ночь смерти Джордана я кое-что подсыпаю ему в напиток. И шантажировала меня какое-то время. Я сказал ей, что помогу ей заполучить Хантера, если она поможет мне с тобой. У нас была сделка.

Крик вырвался из моего рта, когда до меня дошло, о чем он говорил. Он убил Джордана.

— Сейчас ты видишь, насколько важна для меня? — Он снова приблизился ко мне.

— Держись подальше от меня! — закричала я, грубо отталкивая его и сбивая с ног. С всхлипом я повернулась и побежала со сцены по направлению к главной двери частного кинотеатра и сжала ручку. Мне необходимо выбраться отсюда, но она была заперта и не поддавалась.

— Кто-нибудь, помогите мне! — закричала я, колотя по толстым, старым, деревянным панелям так сильно, что, думала, сломаю руку. — Пожалуйста! Помогите! — Внезапная волна головокружения настигла меня.

— Не так быстро, Кэми, — пробормотал Клэй, сжимая меня. Мы повалились на ковер, он оказался сверху.

Я сильно толкнула его, извиваясь в хватке, но он схватил мои руки и прижал по сторонам.

— Удобно?

— О чем ты? — Я не смогла сдержать дрожи в голосе, к горлу подступала тошнота.

В его глазах появился дурной блеск.

— Я о том, что тебе нужно прекратить драться со мной. Я перестраховался. От меня не сбежать.

Моё зрение поплыло, и мне пришлось моргнуть несколько раз, чтобы четче видеть.

— Ты подмешал что-то в мой напиток? — Истерика зарождалась внутри и мой рот пересох. — Ты убьешь меня?

Он выглядел испуганным.

— Что? Нет! Я бы никогда не сделал ничего, что навредило бы тебе.

— Но ты причиняешь мне вред. — Я боролась, чтобы вырваться из захвата, но чувствовала, что начинаю ослабевать. — Почему ты не понимаешь этого?

— Нет, я помогаю тебе. Я хочу показать тебе, как хорошо нам может быть вместе. Я понял, что если ты просто увидишь… если ты сможешь понять глубину моих чувств к тебе… то ты захочешь меня так же сильно, как я тебя. — Клэй звучал почти мило, он искренне верил, что все, что он делал, было на пользу.

Комната снова качнулась, силы уходили из меня. Слезы потекли из глаз, когда я попыталась сфокусироваться.

— Ты собираешься сделать это, Клэй? Силой? Это совсем не заставит меня полюбить тебя.

— Расслабься, Кэми. — Он опустил свой рот на мою шею, целуя около уха. — Я буду нежным, — напевал он. — Обещаю. Это будет так здорово.

— Отвали от меня! — Из-за вспышки отчаянья во мне появилась энергия, и я быстро подняла колено, ударяя его со всей силы, на которую была способна. Он взвыл в бешенстве и скатился с меня в сторону, сжимая свое достоинство.

Я вскочила на ноги, облокотившись на стену для поддержки. Вереница висящих ламп качнулась, я чуть не упала и схватилась за них в отчаянной попытке остаться в вертикальном положении. Я ткнулась в дверь, а затем вспомнила, что он держал ключи при себе, и поплелась назад и стала рыскать в его карманах. Все плыло, я едва могла сосредоточиться, но почувствовала, как холодный металл прикасается к коже, и крепко схватила их, вытаскивая из кармана, но он снова бросился на меня. Мне удалось избежать его захвата, и я опять зашаталась по направлению к двери, отчаянно пытаясь заставить руки не дрожать, чтобы попасть ключом в замок.

Первые два не открывали, но третий подошел. Я чувствовала, что еще чуть-чуть и меня вырвет, я повернула ручку, но, прежде чем смогла выйти, Клэй вновь поймал меня, и я полетела, ударившись головой об пол. Все. Я знала, что все потеряно. Меня слишком накрыло, чтобы еще раз попытаться сбежать.

— Пожалуйста, не надо, Клэй. — Я неудержимо ревела, отчаявшись хоть как-то достучаться до него. — Если ты когда-то любил меня, пожалуйста, не делай этого. Я прослежу, чтобы тебе оказали помощь. — Мои губы бешено дрожали, когда я пыталась сформулировать слова.

— Мне не нужна помощь. Мне нужна ты, — бесцеремонно сказал он. Его рот опустился на мой, и я повернула голову в сторону, пытаясь избежать его, но не могла больше ничего сделать. Я была обездвижена длиной его тела. Он грубо схватил мой подбородок и повернул, насильно прижимая свой рот к моим губам. Его другая рука скользнула по моему бедру, он смял платье и сдернул.

— Остановись! — взмолилась я, глотая собственные слезы и пытаясь в очередной раз его оттолкнуть. — Перестань!

Клэй схватил мою ногу и закинул её на свой пояс. Я пыталась извлечь из этого выгоду, делая попытку перевернуться и уползти от него.

— О нет, ты не сделаешь этого! — прорычал он, отбрасывая меня назад и меняя положение. Я услышала, как моя одежда рвется, и начала молотить по его груди кулаками. Тяжесть в конечностях подрывала мои силы, но нельзя было переставать бороться. Я не могла позволить ему сделать этого. Я громко завопила, ужасающий звук моего голоса эхом отразился от стен комнаты.

Клэй вздрогнул, но не остановился.

Я зашлась в рыданиях.

— Пожалуйста, — взмолилась я. — Пожалуйста, не делай этого. Не делай это, не делай это, не делай это… — повторяла я снова и снова, пытаясь блокировать ощущения, возникшие, когда его рука скользнула по моей ноге.

Раздался громкий щелчок, и Клэй моментально застыл. Я подняла глаза и увидела, что в его голову было направленно дуло пистолета… пистолета Хантера.

— Поднимайся, Брэдли, — угрожающе сказал Хантер, и сдавленный крик при его виде сорвался с моих губ. Облегчение разлилось по телу. Хантер был здесь. Хантер пришел. Я не могла сдержать истеричных слез.

Клэй медленно встал, поднимая руки в воздух. Его штаны висели на талии.

— Не стреляй. Я делаю все, что ты скажешь. Ты можешь опустить пистолет. Мы же абсолютно успокоились.

— Мы сейчас и близко не спокойны, — сказал Хантер, его лицо потемнело от ярости, и он покрылся пятнами. — Кэми, ты в порядке? — спросил он, не отрывая глаз от Клэя.

— Буду, — попыталась произнести я между всхлипами.

Его челюсть сильно клацнула.

— Он… он…

Я знала, что он пытался спросить.

— Нет. Он не сделал этого... благодаря тебе. — Я сглотнула, мой язык был сухой. — Думаю, он меня чем-то накачал. Я чувствую себя ужасно.

— Ты дал ей мет? — Хантер потребовал у него ответа, на секунду обеспокоено взглянув на меня.

Клэй метнулся к пистолету, выбивая его из рук Хантера, и они оба упали. Он шлепнулся в проход возле меня. Они оба боролись за оружие, пока я беспомощно сидела и смотрела. Клэй был ближе, он и схватил его. Все внезапно начало двигаться на невероятно медленной скорости, когда он повернулся к Хантеру, поднял пистолет, прицелился и выстрелил.

— Нет, — кричала я, когда Хантер громко замычал, падая в стороне от меня. Кровь начала быстро распространяться по его рубашке. Темная, мокрая, окрашивая все вокруг.

Клэй засмеялся, дикое выражение появилось в его глазах, когда он подошел, по-прежнему направляя пистолет на Хантера.

— Как быстро ты хочешь умереть? Я позволю тебе решать, когда мне всадить следующую пулю.

— Не делай этого, Клэй! Умоляю, не убивай его! — рыдала я. Перекатившись, я попыталась защитить его тело собственным, и руками прикрыла место, которое кровоточило.

— Уйди, Кэми, — сказал Хантер, пытаясь оттолкнуть меня, но я вцепилась в него.

— Нет, — хрипло прошептала я, свернувшись на его груди.

Внезапно мир вокруг меня начал взрываться, и несколько выстрелов из огнестрельного оружия прозвенели по воздуху. Я не могла понять, что происходит. Руки схватили меня за талию и стали оттаскивать от Хантера.

— Нет, — кричала я, борясь, пока знакомый голос не пробился через мою истерику.

— Кэми, все в порядке. Это я, Крис. Ты ранена?

Я покачала головой.

— Помоги Хантеру, — дрожа, взмолилась я. Он положил меня назад на пол. Тогда я увидела Клэя, который, очевидно, был мертв и лежал в луже распространяющейся крови. Пистолет Хантера лежал в нескольких футах. Я отвернулась, не в силах смотреть на него.

— Код 999, код 999, — вопил Крис в приемник, хватая пистолет Хантера, а затем ушел кричать за дверь. — Все чисто, но мне нужен врач! Офицер ранен!

— Офицер? Какой офицер? — Я оглядела комнату, ища другую жертву, а затем повернулась к Хантеру, из которого по-прежнему обильно текла кровь. Я попыталась поднять руку, чтобы надавить на рану, но едва ли могла двинуться.

— Кэми, — сдавленно произнес он. Крис опустился рядом на колени и быстро оторвал лоскут от моего платья, прикрыв им дыру в груди Хантера.

— Держись, Дилан, — сказал Крис. На его лице было выражение сожаления. — Даже не думай умирать, твоя сестра прикончит меня. Я обещал ей, что не позволю кому бы то ни было навредить тебе.

— Дилан? — спросила я, лица обоих затуманились, когда я посмотрела в пространство между ними.

— Моё настоящее имя, — просипел Хантер. — Я не мог сказать тебе. Я хотел, но это бы сорвало расследование. — Маленькие капельки крови вылетали из его рта.

— Ты коп? — прошептала я, пытаясь бороться с темнотой, надвигающейся на меня с краев сознания.

Он слегка кивнул, выдавая гримасу.

— Так все это была ложь… — Я больше не могла держаться. Я позволила тьме поглотить меня.


Глава 32


Кэми


Похороны состоялись через неделю. Печально, но присутствовало не много людей, кроме его семьи, моих родителей и меня. Я не плакала — не могла. Я по-прежнему пребывала в шоке от всего. Казалось, пазлы не складывались в моей голове. Я пыталась понять, в какой момент мой лучший друг превратился в монстра.

Его родители чувствовали себя ужасно, они сказали, что и понятия не имеют, когда он стал таким лжецом. Они думали, что мы встречаемся, с его слов и из-за того, что он им показывал — от ненастоящих писем и сообщений, до фотографий, на которых он поставил нас вместе в фотошопе. Он жил абсолютно фальшивыми отношениями со мной в своей голове. Протокольщик из полиции сказал мне, что Клэй был в бреду — он вправду верил, что мы были парой. И что ничего из этого не было моей виной. Но сейчас Клэй был мертв. И я чувствовала себя виноватой.

Я очнулась в больнице, которая использовалась, чтобы помочь промыть желудок от сильной передозировки наркотиками, которыми Клэй накачал мой организм. Хантер был первым человеком, о котором я спросила. Они сказали, что его перевезли на вертолете в место с лучшим оборудованием, но никто не сказал мне, как он. Я пыталась позвонить на его мобильный телефон, но механический голос сказал, что он недоступен.

Крис пришел в больницу, когда услышал, что я очнулась. Он задавал множество вопросов о том, что случилось с Клэем той ночью. Я ждала, что он скажет мне что-то на счет Хантера, но он так и не сделал этого. Наконец я спросила сама.

— Я не могу обсуждать Хантера с тобой, Кэми, с тех пор, как это стало частью расследования. — Он выглядел действительно огорченным. — Но я обещаю, ты получишь ответы так скоро, насколько это возможно. Тебе придется довериться мне, хорошо?

Я хмыкнула. Доверие. Кто знал, что теперь значило это слово.

— Можешь ли ты хотя бы сказать, жив ли он? Всё же он пытался меня защитить.

— Он жив.

Волна облегчения прокатилась по мне.

— С ним все будет хорошо. — Мне нужно было это знать.

Крис встал и направился к двери.

— Он был в критическом состоянии — это последнее, что я слышал. Сейчас я иду проведать его. Мне передать ему что-нибудь от тебя?

Миллион вещей вертелось в моей голове. «Я люблю тебя» было первой и самой главной.

— Скажи ему, я… — сомнение закралось в сердце. Что, если в действительности он не чувствовал того же? Что, если это была всего лишь игра? Он отстранялся от меня столько раз. Должно быть, он на несколько лет старше меня. Может ли он на самом деле быть влюблен в подростка? — Скажи ему спасибо.

— Это все? — спросил Крис, его глаза полны участия.

— Ты правда его дядя? — Я хотела услышать правду хоть о чем то и от кого-то для разнообразия.

Он потряс головой.

— Нет, на самом деле я его сводный брат. По крайней мере, до тех пор, пока его сестра меня не схватит. Она открутит мне голову за то, что я позволил ему навредить себе. — Он вздохнул, схватив голову рукой. — Вся семья на ушах из-за всего этого.

— Я сожалею, что он попал в опасность из-за меня. — Слезы полились из моих глаз, и я пыталась быстро их сморгнуть. Я цеплялась за свое самообладание, висящее на волоске.

Крис подошел и взял мою руку, сжимая её.

— Ты ни в чем не виновата, Кэми. Держись, ладно? Я приду, чтобы дать тебе ответы так быстро, насколько смогу.

Он вышел за дверь, и это было последним, что я слышала от кого бы то ни было. В следующий понедельник в школе дюжина детей была арестована в результате огромной спецоперации. Теперь я знала, что Хантер был жив. Кто-то же дал им имена.

Но я по-прежнему ничего от него не слышала.

Я зашла в свою комнату, когда пришла домой, и кинулась на кровать, чтобы наконец сбежать от всех взглядов и перешептываний, сопровождавших меня целый день.

— Тебе принести что-нибудь, Кэми? — спросила мама, заходя проведать меня. Она почти не оставляла меня одну, рано приходя с работы, так что я никогда не была дома одна.

— Нет, спасибо, мам. Я хочу лишь вздремнуть. — Я много спала в последнее время. Это было единственным облегчением, которое у меня было, когда не снились кошмары.

— Хорошо. — Она послала мне заботливый взгляд. — Я рядом, если понадоблюсь.

— Спасибо, — сказала я, и дверь за ней закрылась, я перекатилась на кровати, наконец позволяя себе пролить слезы из-за всего произошедшего. Я не могла уложить все в голове. Мне было больно и грустно из-за Клэя. Он всю жизнь был моим лучшим другом! Как он мог предать меня наихудшим из возможных способов? Он уничтожил все то хорошее, что я помнила о нем, за несколько секунд… время, которое стоило счастливых воспоминаний, навсегда запятнано его последними поступками. Но, несмотря на травму, которую он мне нанес, он не был причиной, по которой я хватала ртом воздух посреди ночи.

Мне не хватало Хантера, я страстно желала его, мне вновь хотелось оказаться в его объятиях. Я скучала по его поцелуям, тому, как он смотрел на меня, его глаза тлели, а руки оставляли тропинку от горячих ласк на моей коже. Я не могла без ласковых слов, которые он часто шептал мне в уши, и того, какой красивой они заставляли меня чувствовать. Хантер, единственный, с кем я представляла свое будущее и кто оказался даже не настоящим, никем иным, но лишь персонажем, придуманным, чтобы вводить окружающих в заблуждение. Иронично, это оказалось наихудшим предательством и заставляло меня вертеть в голове один вопрос снова и снова.

Это возможно — любить кого-то, кто никогда не существовал?


Это был мой день рождения. Хотя я не чувствовала праздника. Мои родители, должно быть, понимали это, потому что не устроили расточительный прием, как обычно это делали. Были традиционные праздничные панкейки, дополненные улыбающимися рожицами из бекона, хотя я и стала восемнадцатилетней, и небольшим свертком на моей тарелке.

— Что это? — спросила я, пряча свои непослушные вьющиеся волосы за ухо. Я не потрудилась даже сменить пижаму — какой смысл, если на протяжении этих дней я проводила все время в постели.

Мама повела плечами.

— Кто знает? Доставили сегодня утром.

Я потянулась к маленькой коробочке и потрясла её.

— Она кажется пустой.

— Почему бы тебе не открыть её и не узнать? — предложил отец, и это выглядело так, как будто он пытался спрятать хитрую улыбку.

Я потянула ленту и открыла крышку.

— Это бумажка, — в замешательстве я посмотрела на них.

— Хорошо, прочти, — сказала мама.

Взяв бумагу, я развернула ее, чтобы прочитать два слова, написанные на ней:

«Прости меня.»

Я узнала каракули и петельки его почерка.

— Где он? — спросила я, сдавленным голосом из-за подступающих слез.

Папа улыбнулся.

— Он в гостиной, ждет тебя. Мы будем снаружи во внутреннем дворике, если понадобимся.

Я повернулась и выбежала через дверь, резко остановившись только внутри комнаты. Мое сердце забилось, когда я увидела его, стоящего около камина спиной ко мне и водящего пальцем по фото в рамке с моим изображением в мантии. Я закрыла глаза и вновь открыла их, чтобы удостовериться, что он был здесь и это не сон.

Он выбрал момент и повернулся, и на протяжении секунд я не могла оторваться от его печальных глаз. Я не замечала повязки до тех пор, пока не рассмотрела его лучше.

— Для чего это? — спросила я озабоченно. — Никто не говорил мне, что твоя рука была поранена.

Он взглянул вниз.

— Она и не ранена. Мне просто приходится держать ее неподвижной. Пуля порезала мое легкое и застряла в лопатке. Займет немного времени правильно её вылечить.

Неожиданно для себя я разозлилась, мое волнение последних нескольких недель всплыло на поверхность.

— Где ты был, Хантер? Последним, о чем я слышала, было твое критичное состояние. С тех пор ни слова! Я не знала, жив ты или мертв. Я даже не знала, у кого спросить и разузнать о тебе. Ничегошеньки не знала! Ни от кого все это время!

Он вздохнул и жестом указал на диван.

— Ничего, если мы сядем? Я уверен, это займет время, а я быстро устаю.

Пытаясь успокоить себя, я выдохнула и села. Он присоединился ко мне, оставляя большое пространство, садясь на противоположный край дивана. Было странно видеть его намеренно держащим дистанцию. После всего того времени, когда я представляла себя находящейся в его объятиях, это ранило.

— Расскажи мне все, — потребовала я, не в силах оторвать от него взгляда. Он казался уставшим, нервным и немного сбросившим вес, но он по-прежнему был способен заставить все внутри меня переворачиваться только от одного взгляда на него.

— Хорошо. — Он казался таким чопорным и официальным. — Для начала, мое имя Дилан Хантер Уилкок и мне двадцать один год. Я недавно выпустившийся офицер полиции из Тусонского департамента полиции в Аризоне. Я не был в деле очень долго. Когда полиция Коппер Сити связалась с нами для помощи в этом деле, я был призван как часть междуштатной команды.

— Каком деле? — спросила я, досада сменилась любопытством.

— Семья Джордана Хенли считала, что его смерти сопутствовали подозрительные обстоятельства, и согласно другим свидетелям, он не был одним из тех, кто принимал тяжелые наркотики, такие как метамфетамины. Он не просто умер от передоза, а от непомерно большого количества наркотиков в организме. Много вопросов принесло вскрытие, которое также дало полномочия для дальнейшего расследования. Меня послали сюда собирать информацию и профили студентов в этой школе и посмотреть, смогу ли я проникнуть в место сбыта и выяснить, кто изготавливал или продавал мет. Когда я попал сюда, я пытался подружиться с Дереком Джонсоном и посмотреть, смог ли я отыскать, кого он снабжал и у кого покупал. Было важно быть вовлеченным во все аспекты такого образа жизни, чтобы обезопаситься от любых подозрений.

— Поэтому ты употреблял? Ты пытался поддерживать прикрытие?

— Да. Я не мог заставить тебя понять и не подставиться при этом. Я хотел сказать тебе, но не мог.

Это задело меня.

— Я бы хранила твой секрет. Или ты не доверял и мне?

— Я доверял тебе, но безопаснее для тебя было не знать. Кроме того, если бы ты узнала, это могло бы изменить то, как ты относилась к Клэю, а он был в моем списке потенциальных дилеров, после того, как ты сказала мне, что у него внезапно появились деньги. Я не хотел, чтобы ты спугнула его.

— Так все, что ты говорил мне, было ложью, способом сблизиться с Клэем, чтобы узнать о его намерениях?

— Нет. Я не был уверен насчет Клэя до самого конца, но сомнения были при мне. Я поймал его рыскающим возле твоего дома одной ночью, когда ты легла в постель. Это был тот день, когда ты обвинила меня в шпионстве из машины. Я знал, что что-то было не так и за тобой нужно присматривать. Он и вправду подбирался к тебе, но ты об этом не знала. У меня не было твёрдых доказательств, чтобы привлечь его к допросу, поэтому мне пришлось ждать. Я пытался найти способ раскрыть тебе что-то, не рассекречивая свою личность, но ты была такой уверенной и бесхитростной. Я не знал, что еще сделать на тот момент, кроме как оставаться близко и надеяться, что я буду способен должным образом защитить тебя.

Здесь появилась неловкая пауза, и я заиграла кромкой на пижамных шортах.

— Похоже, я была не права на счет него?

— Я сожалею обо всем, что касается него. Я знаю, все это должно быть очень непросто для тебя. Он долгое время был твоим другом. — Он выглядел сожалеющим, и я поняла, что он был искренен. Я знала, что он чувствовал по поводу Клэя.

Я повела плечами, не желая вспоминать недавний ужас, через который Клэй заставил меня пройти.

— Он не должен был стрелять в тебя. Он был бы в порядке, если бы не связался с тем, с чем не должен был.

— Он был болен, Кэми. Если честно, я считаю, что он никогда бы не навредил тебе, если бы был в своем уме. Что-то заставило его напасть. Грустно, но это правда.

Я сузила глаза.

— Почему ты говоришь так, как будто переживаешь насчет того, что случилось? Ты никогда не любил его.

— Нет, не любил, но я видел, как он относится к тебе.

Я хмыкнула, пытаясь дистанцироваться от боли и эмоций, кипящих внутри меня.

— Я была частью твоей лжи — твоим способом приблизиться ко всем тем детям. Так почему же имеет значение то, что он хотел меня?

— Ты шутишь, да? — Он выглядел рассерженным. — Ты и правда понятия не имеешь, как сильно я забочусь о тебе?

— Я не слышала о тебе неделями, Хантер… гм... Дилан, да кто бы ты ни был! Я не имела ни малейшего представления, где ты был и был ли жив! Думаю, ты доказал, как сильно заботишься обо мне! — набросилась я на него. — Знаешь ли ты, каково это… постоянно беспокоиться и гадать, был ли ты в порядке? Ожидая день за днем услышать что-то от тебя, да от кого угодно, и получая лишь отказы на вопросы о том, как ты? Ты оставил меня одну, не сказав ни слова о своем местонахождении!

— Я не мог позвонить тебе, Кэми! Мне не позволяли.

— Почему нет?! — завопила я, гадая, могут ли мои родители услышать меня снаружи.

— Потому что я был отстранен департаментом отдела, ожидая расследование.

— И как это касается общения со мной? — спросила я. Мое сознание кружилось в сотнях обрывочных направлениях.

Он сказал сквозь стиснутые зубы:

— Расследование нужно было удостовериться, что я не был вовлечен ни в какое неподобающее сексуальное поведение с несовершеннолетней.

— Что? — Я была совершенно ошеломлена. И моментально все обрело смысл с потрясающей ясностью. — Поэтому ты продолжаешь отталкивать меня, да?

Он потер рукой лицо и затем опустил на колени.

— Мне двадцать один и я коп. Тебе было семнадцать. Я вышел за грань дозволенного. Меня пытались вышвырнуть несколько раз из-за этого, но департамент чувствует, что я был как раз там, где должен был быть, чтобы найти правду, так что меня с осторожностью отправили продолжить. Мне сказали не заниматься ничем, вроде поцелуев, или границы станут опасными. Я не мог ничего поделать. Я пытался справиться с собой, но не мог. Когда расследование дошло до суда, мне приказали не иметь с тобой никаких контактов до тех пор, пока тебе не исполнится восемнадцать. Ты понятия не имеешь, как много раз я хотел позвонить тебе или послать Криса сказать, что происходит, но все это подразумевало контакт. Я не мог свободно говорить с тобой до сегодняшнего дня, и я находился здесь с рассвета, ожидая, пока ты проснешься. Я уже объяснил это твоим родителям.

— О чем ты говоришь? — спросила я. Я была так смущена, что едва ли могла уничтожить росток надежды, который начинал расцветать у меня в груди.

— Я говорю, что люблю тебя, Кэми. Все это было таким же реальным для меня, каким это было для тебя. Я спрашиваю, сможешь ли ты быть рядом со мной. Я готов в этом случае потерять свой значок и быть позорно уволенным. Я просто не хочу потерять тебя.

Во время речи я хотела обхватить его руками и поцеловать, но что-то меня останавливало.

— Я не знаю, что о тебе правда, а что нет. Я думала, что знала много, но как оказалось, этого на самом деле было мало.

Я вздохнул и вновь потер лицо.

— Я все запутал, да? Позволь сказать лишь, что я хотел, чтобы ты в меня влюбилась… в настоящего меня… поэтому я пытался говорить тебе правду так часто, как это было возможно. Я был горячим спортсменом в старшей школе. Я тусовался с лучшими и встречался со многими девчонками. Все это было правдой, но я никогда не любил ни одну из них. Я преуспел в спорте и надеялся продолжить заниматься им в колледже. Затем моя сестра вышла замуж за потрясающего парня, который был копом, и мы стали лучшими друзьями. Я восхищался им, следовал по пятам, как щеночек, и однажды решился пойти в полицейскую академию. Мои родители живы и счастливы, и единственный раз, когда я употреблял наркотики, был во время этого расследования, для сохранения прикрытия. Первый раз, когда я поцеловал тебя, я пытался не дать тебе найти фото, которые я взял у Клэя, чтобы ты ничего не заподозрила. Ты была такой решительной, я не смог придумать другого способа остановить тебя, поэтому просто сделал это. Это было чертой, которую мне не следовало переходить, но когда я это сделал, пути назад не было.

Я не знала, что сказать. Я сидела и пыталась переварить все, что он мне говорил, смотря на него, пока он в оцепенении сидел на диване. Он выглядел напряженно.

— Не знаю, как тебя называть, — сказала я в итоге.

— Зови меня Диланом, или Хантером, если хочешь. — Он впервые немного расслабился с тех пор, как сел. — Если честно, не важно, как ты зовешь меня, до тех пор пока ты зовешь меня хоть как-то. Я просто хочу быть рядом с тобой. — Он соскользнул с дивана на колени передо мной, совсем не прикасаясь, а скорее как акт повиновения. — Пожалуйста, скажи мне, что еще не поздно все восстановить. Скажи, что все еще любишь меня. Я никогда ничего не хотел так, как тебя. Я рискну всем, что важно для меня, только чтобы услышать, что ты хочешь видеть меня в своей жизни.

Мой взгляд путешествовал по его великолепному лицу, и я изнывала от желания прикоснуться к нему.

— Я не хочу, чтобы ты рисковал всем ради меня. Я не стою того. — Я зачесала назад локон волос, который свисал ему на лоб.

— Ты стоишь этого. Недавно у меня была потеря, связанная со смертью, и она показала мне, что только одна вещь стоит жизни, и это любовь. Я люблю тебя. Пожалуйста, дай мне шанс.

Я потрясла головой, слезы текли по моим щекам.

— Мой отец недолюбливал тебя раньше. Интересно, как он относится к тебе сейчас?

— Это да? — Он с надеждой смотрел на меня.

Я кивнула, улыбаясь.

— Да, но только если ты отныне и навсегда будешь полностью честен со мной во всем.

— О, Кэми, во-первых, я никогда не хотел быть нечестным с тобой.

Он наклонился вперед, обхватывая меня свободной рукой и целуя, даря ощущения, которых я так отчаянно желала. Знакомая искра быстро и сильно зажглась между нами, заставляя нас сжать друг друга сильнее, пока наши рты страстно исследовали друг друга. Я хотела, чтобы он не переставал целовать меня.

— Подожди, — сказала я, отстраняясь, мое дыхание немного сбилось. — Есть ли шанс, что ты попадешь в тюрьму из-за того, что вовлекаешься в это?

— Я так не думаю. Крис сказал, что так как меня просили перевести так много раз, департамент тоже в проигрыше. Из-за того, что я не делал ничего незаконного, взял разрешение твоих родителей, чтобы быть с тобой, и они давят на меня с обвинениями, все должно быть в порядке.

Я выпустила наружу огромный выдох облегчения.

— Это хорошо, потому что я тоже не хочу снова потерять тебя.

— Этого не произойдет, обещаю, — улыбнулся он.

Я провела пальцами по его губам.

— Люди будут говорить, что я слишком маленькая для тебя.

— Я смогу с этим жить. А сможешь ли ты справиться с тем, кто будет говорить, что я слишком стар? — Его большой палец лениво прочертил большой круг на моей щеке.

Я ухмыльнулась.

— Ты так и не узнал меня? Когда это меня волновало, что говорят люди?

— Моя девочка. — Его глаза спустились вниз с прежней теплотой, а потом вернулись к моему лицу.

— Крис думает, у меня просто страсть к тебе.

— Правда? — засмеялась я. — И ты думаешь также?

Он завертел головой.

— В первый раз, когда я увидел тебя, я понял, что попал в беду. Я хотел поцеловать тебя и сделать все те вещи, о которых нельзя говорить вслух.

— Снова эти ужасные вещи, о которых нельзя говорить. Что же мне с ними поделать? — Я улыбнусь, легонько целуя его губы.

Он ухмыльнулся, его глаза карамельного цвета озорно замерцали.

— Думаю, мне нужно просто показать тебе.

Notes

[

←1

]

«Who’s hot and who’s not» — сайт, позволяющий людям оценивать фотографии, нравится или нет. В последствие было создано такое шоу.

X