Петра Владимировна Чиликина - Одди. Поиски хрустального жезла

Одди. Поиски хрустального жезла   (скачать) - Петра Владимировна Чиликина

ПЕТРА   ЧИЛИКИНА

ОДДИ.   ПОИСКИ   ХРУСТАЛЬНОГО   ЖЕЗЛА

Посвящается памяти любимого друга

Стасик, ты навсегда в моём сердце.

Глава первая

С самого раннего утра день не задался. Во-первых, небо было затянуто серыми, словно налитыми свинцом, тучами, которые грозили затяжным дождём. Во-вторых, ещё вчера Одди сильно поругался со своим двоюродным братом Гевином, дело даже дошло до драки.

И в связи с этим родители наказали Одди. Теперь целых два дня он должен сидеть дома и никуда не выходить из своей комнаты. Иными словами, Одди находился под домашним арестом. Скучно, даже поговорить-то не с кем, так как Эмми уже целую неделю гостила у бабушки и возвращаться пока не собиралась. Слоняясь без дела по комнате, Одди с грустью изредка бросал взгляд в окно. Читать не хотелось, так как всё уже читано не один раз, а новые книги стояли в книжном шкафу в гостиной, а из комнаты выходить строго запрещено.

Усевшись прямо на полу, Одди подпёр щёки руками и нахмурился.

– Вот досада! И, что самое обидное, во всём виноват этот заносчивый Гевин!

Дуясь на всех и вся, Одди просидел ещё час на полу, мысленно, а когда и вслух, жалея себя несчастного, забывая при этом, что виноват во всём не меньше чем Гевин. А вышло всё так.

Одди решил составить компанию Гевину и отправился с ним на рыбалку. Погода была чудесная, вода в ручье тёплой и прозрачной, но рыба почему-то не клевала, и вот тут-то у них вышел спор, на какую наживку лучше ловить. Одди уверял, что на мотыля, а Гевин твёрдо стоял, что на червя. Они кричали, ругались и спорили, распугивая всю рыбу, а потом сцепились и молотили друг друга до тех пор, пока не свалились в ручей. В итоге они пришли домой злые, промокшие до нитки и без рыбы. Да вдобавок ко всему обоих наказали.

Сидя у себя в комнате, Одди тихо страдал от безделья и мечтал.

– Эх, вот бы сейчас что-нибудь произошло. Что-нибудь из рук вон выходящее…

Но, как на грех, ничего не происходило. Время медленно тянулось. Час, второй, третий, и всё равно ничего. Одди уж было совсем приуныл, и вот после обеда свершилось.

Когда Милена – мама Одди, собрала со стола посуду, в пустую сухарницу из-под хлеба с размаху шлёпнулся неизвестно откуда взявшийся Люциус Гарто!

Милена от неожиданности даже ложки из рук на пол выронила!

А малыш Люциус Гарто, встрепенувшись, расправил крылышки, и, взмыв в воздух, принялся метаться по комнате, выписывая замысловатые вензеля и закорючки, и менее чем через минуту в воздухе появилось послание, начертанное огненными буквами.

Едва гномы успели прочитать его, как оно растаяло словно дым.

– Мама! – оживился Одди. – Волшебник Тонхирод приглашает меня в гости! Можно мне поехать?

Милена с сомнением качнула головой и посмотрела на мужа. Она всё ещё с содроганием вспоминала рассказ Одди и Эмми об их недавних приключениях.

– Ну, я не знаю. Стоит ли отпускать тебя.

– Мамочка! Ну, пожалуйста, позволь мне погостить у волшебника Тонхирода. Теперь нет никакой опасности в лице злого волшебника Велеса. Всё в прошлом!

Одди очень хотелось поехать в гости к волшебнику и повидать Лена, Глена. Он очень скучал по ним. Ещё совсем недавно они спасали Латанию от проклятия Меча Забвения, а потом, когда всё благополучно завершилось, встречались чуть ли не каждый день и развлекались походами, пикниками у ручья и другими развлечениями, которые присущи только детям их возраста. Они преследовали только им ведомых чудовищ и мифических животных, гонялись за пиратами и ловили разбойников.

Но неделю назад каникулы Лена завершились, и ему пришлось вернуться в замок волшебника Тонхирода, чтобы продолжить своё обучение. Все очень жалели, что каникулы у учеников волшебников такие короткие, ровно один месяц и десять дней.

И вот выдался счастливый шанс повидаться с друзьями, но всё может рухнуть из-за страхов, которые терзали душу мамы Одди.

Но её тоже можно было понять. Милена пришла в ужас от рассказов своих детей об их незабываемом путешествии полного приключений и опасностей. Она только-только свыклась с мыслью, что её Одди и Эмми рисковали собственными жизнями и чуть не погибли от сил зла, спасая Латанию. Что её Одди, проявив отвагу и сообразительность, разбил магический сапфир, тем самым лишил сил Велеса – самого могущественного волшебника каких только знал мир – и прославился как герой. Только её материнское сердце вздохнуло свободно, что можно спокойно спать по ночам и не переживать за детей. И вот всё может повториться по-новому.

Милена с тревогой смотрела на сына и не знала, что ответить ему.

Отец малышей решил промолчать, потому что Милена всё равно поступит по-своему.

Одди умоляюще смотрел на маму, а Люциус Гарто терпеливо ожидал ответа, сидя у него на голове. Минута тянулась за минутой, прошло немало времени, прежде чем Милена дала окончательный ответ.

– Хорошо, Одди, – произнесла она, подобрав с пола вилки. – Ты можешь ехать, но, прежде чем ты переступишь порог дома, пообещай мне, что ты больше не станешь ввязываться ни в какие приключения. Пообещай, что больше не будет ни полётов на летающих конях, и что никаких злых волшебников ты ловить не станешь.

Одди, посмотрев на свисавшего с его колпачка Люциус Гарто, малыш откровенно скучал в ожидании ответа, чтобы впоследствии передать его Тонхироду, ответил.

– Хорошо, мамочка, я не буду искать приключений. Я обещаю тебе.

Эти слова были сказаны так уверенно, так обнадеживающе, что Милена сдалась.

– Ладно, можешь собирать свои вещи и спокойно отправляться в гости к волшебнику. Только возьми свитер, шарф с варежками, а то вдруг будет прохладно.

Одди с радостью поцеловал маму в щёку и поспешил наверх в свою комнату собирать вещи.

Пока Одди усиленно думал, каким способом волшебник собирается транспортировать его в свой замок на краю света, в гостиной образовался портал, похожий на маленькую чёрную дыру, вокруг которой воздух искрился радужным светом. Искрясь и мерцая, портал стал медленно расширяться и через какие-то пять минут расширился до размеров шкафа. Сквозь портал была видна часть огромной комнаты похожей на кабинет Тонхирода, но, так как портал постоянно искрился, искажая видимость из-за сгустившегося внутри него воздуха, рассмотреть более подробно было невозможно. Спустившись в гостиную с сумкой в руках, Одди восторженно охнул.

– Портал! Мама, уже через мгновение я буду в замке волшебника! А до него день полёта на Олсене!

Милена, недоверчиво поглядывая на портал, покачала головой.

– Ой, я не знаю, может, на лошади было бы безопаснее…

Одди, поцеловав родителей, прежде чем Милена успела переменить своё решение, смело шагнул в портал. Вокруг него всё заплясало и закружилось, воздух приобрёл глубокий синий цвет с ярко-желтыми пятнами временных вспышек. Но, прежде чем Одди успел испугаться, всё закончилось так же внезапно, как и началось, границы портала побелели и, потеряв равновесие, Одди шлёпнулся на пол в кабинете волшебника.

Открыв глаза, Одди сначала убедился, что он действительно в кабинете Тонхирода и только после этого поднялся на ноги.

Портал сжался, сверкнул и исчез.

Отряхнувшись, Одди огляделся в поисках встречающих, но никого не было.

– Эй! Дома кто-нибудь есть? – позвал он громко.

Одди показалось странным, что, открыв портал, Тонхирод не встретил его. Но тут раздались торопливые шаги, менее чем через пару мгновений дверь распахнулась, и на пороге появился Лен.

– Привет, Одди! Ты видел? Видел, как я сам открыл портал? Правда с местом вышла небольшая ошибочка. Но это неважно, главное, что ты здесь!

Одди был с ним согласен.

– Я тоже так думаю. Но, Лен, скажи, как тебе удалось открыть портал? Я слышал, что этому обучают только в последний год учебы.

Лен, довольный своим удавшимся экспериментом, кивнул, поднимая на руки Одди.

– Всё верно. Но я отыскал заклинание, открывающее портал, переписал на пергамент и вот сегодня на уроке магии прочитал его. Учитель очень на меня разозлился, но, увидав, что у меня неплохо получилось, смягчился и разрешил тебя встретить. Правда, пока ещё идёт урок, и тебе придётся подождать в гостиной, но к твоим услугам Глен. А после уроков мы с тобой поговорим.

Лен опустил гномика на диван в гостиной и поспешил обратно в класс, чтобы не задерживать Тонхирода с провидением урока.

Одди положил сумку со своими вещами на диван рядом с собой и приготовился ждать Глена, но гномик всё не шёл, а время медленно тянулось. Стрелки огромных напольных часов отсчитывали одну минуту за другой, час за часом.

Когда Одди от скуки задремал, тишину нарушил громкий удар гонга, эхом промчавшийся по всему замку.

– Что это? – встрепенулся Одди и протёр слипавшиеся глаза. – Уже девять часов вечера?

Солнце медленно катилось к горизонту, приближалась ночь.

Дверь в комнату раскрылась сама собой и на пороге возник волшебник Тонхирод, как всегда величественный с добродушной улыбкой на красивом лице.

– Одди, добро пожаловать в замок.

Одди, поднявшись на ноги, поприветствовал волшебника.

– Здравствуйте, волшебник Тонхирод! Я очень рад Вас видеть.

– Чувствуй себя как дома. А сейчас идём в зал. Глен приготовил ужин по случаю твоего прибытия.

Гномик с радостью обнял волшебника за шею и позволил ему отнести себя в зал с огромным камином, где Тонхирод принимал особых гостей и отмечал праздники.

Зал был ярко освещён с помощью множества хрустальных шаров с Люциус Гарто внутри, и было светло как днём.

За столом, заставленным различными вкусностями, в ожидании сидели Лен, гномик Глен, он собственно и приготовил все эти вкусности. А ещё Одди не поверил своим глазам, за столом сидел… Арсидис! Радужный снип, учитель танцев при дворе Латанийского короля.

– Арсидис!

Одди был очень рад встретить Арсидиса, он же так давно его не видел. Если Лен с Гленом навещали Одди в его родном лесу, то у Арсидиса не было такой возможности, он же придворный учитель танцев и не может отлучаться, когда ему вздумается.

Одди бросился обнимать Арсидиса, а Арсидис обнимать Одди.

– Малыш, как же я рад тебя видеть!

Одди заметил, что Арсидис вместо сшитого по последней моде костюмчика одет в белоснежный хитон ученика волшебника. Он очень удивился.

Словно читая мысли гномика, Арсидис ответил.

– Да, Одди, я теперь ученик волшебника Тонхирода. После той стычки с Велесом, я понял, что много потерял, занимаясь танцами вместо магии, – поморщившись, Арсидис добавил, тяжело вздохнув. – Правда, уроки волшебства даются мне с трудом.

Одди проговорил, ничуть не сомневаясь в своих словах и способностях друга.

– Я уверен, что у тебя всё-всё получится, и из тебя выйдет первоклассный волшебник!

Лен весело шлёпнув Арсидиса по плечу, звонко рассмеялся.

– Всё может быть, но пока из него выходит первоклассный лодырь! Мне горько, но Арс – самый ленивый ученик волшебника, какого мне только приходилось встречать. Он же спит на всех уроках!

Арсидис, покраснев до корней ослепительно белых волос, попытался оправдаться.

– Потому что учу урок всю ночь!

– Если бы ты не спал на уроках, то не пришлось бы зубрить ночью! – подхватил Глен, и все дружно рассмеялись, включая волшебника Тонхирода и Одди, но Арсидис не обиделся, потому что понимал, что они не со зла, тем более это было правдой.

После вкусного ужина друзья показали комнату Одди и проболтали с ним до самой ночи, пока волшебник с отеческой заботой не разогнал их по своим комнатам.

Глава вторая

Солнце ласково пригревало, пробиваясь сквозь неплотно задернутые занавески, и слепило глаз. Сморщившись, Одди перевернулся на другой бок и проснулся. Потянувшись в тёплой уютной кровати, гномик сел и огляделся. Чтобы проверить сон это или нет, он сильно ущипнул себя за руку.

– Ой! Так значит, мне это всё не приснилось, и я действительно в гостях у волшебника Тонхирода! – обрадовался Одди.

Буквально скатившись кубарем с кровати, Одди быстро привёл себя в порядок, умылся, причесался и почистил зубы. Переодевшись из пижамы в свою обычную одежду, которую за ночь почистили невидимые слуги волшебника, он вышел из своей комнаты в огромный коридор, где не было ни одной души.

В нерешительности постояв немного, оглядевшись, Одди пошёл в ту сторону, где, по его мнению, должна была быть лестница.

Лестница действительно была там, но такая крутая и с очень высокими ступенями. Если спускаться по ней, то это займет слишком много времени. Немного подумав, Одди нашёл простой выход из данной ситуации. Он забрался на перила и спустился по ним до первого этажа, съехав, словно с горки. От охватившего его восторга он радостно рассмеялся. Шлёпнувшись в кресло, так удачно стоявшее возле лестницы, Одди поправил на голове колпачок, спрыгнул на пол и побежал на кухню.

Но Глен был занят, он готовил обед и заодно составлял меню на ужин, так что поболтать им не удалось. Чтобы не мешать другу, Одди покинул кухню и побрёл к себе в комнату. Лен и Арсидис упорно грызли гранит магических знаний, и до перерыва на обед было ещё долго. Зато, когда ударит гонг, и урок подойдёт к концу, у друзей будет целый послеобеденный час для общения, а потом снова на урок до самого ужина. А разве кто-то говорил, что будни ученика волшебника просты и беззаботны? Нет, это труд, труд и ещё раз труд. Чтобы стать сильным волшебником, приходится учиться.

Думая так, Одди с трудом забрался на последнюю ступеньку лестницы и от удивления чуть не свалился с неё обратно вниз. Ему навстречу шёл волшебник Тонхирод. Поправив свой колпачок, Одди поспешил к нему, чтобы поздороваться.

– Доброе утро, волшебник Тонхирод!

– Доброе утро, Одди, – ответил волшебник и остановился перед малышом, понимая, что у того будут к нему вопросы.

Одди спросил, высоко задирая голову, и придерживая колпачок руками, чтобы он не свалился с головы.

– А разве урок уже закончился?

Тонхирод ответил на вопрос малыша.

– Нет, урок ещё идёт. Просто иногда я использую для проведения урока своего магического двойника. Вот поэтому и получается, что в одно и то же время я нахожусь в разных местах одновременно.

– Ясно, – ответил приунывший Одди.

Ему было скучно, но, увидав Тонхирода, он очень обрадовался, думая, что урок уже закончен и можно пообщаться со своими друзьями.

Тонхирод был великим волшебником, и ему не составило труда понять, почему гномик приуныл, и, как этому горю помочь, он тоже знал. Улыбнувшись, волшебник поднял гномика на руки.

– Чтобы ты не грустил, я разрешаю тебе почитать книги из моей библиотеки. Ты сам знаешь, что за чтением время пролетит быстрее и ты даже не заметишь, как урок подойдёт к концу. Ты согласен?

О таком Одди и мечтать не смел. Он был большим любителем почитать, а у Тонхирода было просто огромное количество различных книг. Поэтому гномик с радостью кивнул в знак своего согласия.

– Да!

Открыв портал, Тонхирод переступил через тёмный, мерцающий разноцветными бликами круг, и они оказались в огромном зале с высокими, до самого потолка шкафами, полностью заставленными книгами.

Спустив Одди на большой стол, стоявший возле окна, Тонхирод спросил гномика.

– Ну, с чего бы ты хотел начать?

У Одди от такого изобилия книг аж глаза разбежались, и он назвал первое, что пришло ему в голову.

– Мифы и легенды Латании.

И раз библиотека принадлежала волшебнику, то всё, что в ней находилось, тоже было волшебным.

Едва Одди озвучил название книги, которую ему хотелось бы почитать, как с самой верхней полки тут же слетела огромная, толстая книга в кожаном переплёте и аккуратно опустилась на стол прямо перед Одди.

Прежде чем гномик успел хоть что-то сказать по поводу размера книги, она в одну секунду стала маленькой, чтобы Одди было удобно читать её.

Просияв довольной улыбкой, Одди огляделся в поисках Тонхирода, чтобы поблагодарить его, но волшебника в библиотеке уже не было.

Он исчез.

Усевшись в маленькое кресло, стоявшее прямо на столе, Одди приступил к чтению.

В книге, кроме уже известных ему мифов и легенд, были и другие, о которых он даже и не догадывался. Все они были очень интересными, но особенно его внимание привлекла легенда о таинственной подземной стране Тасу. Вход в эту страну лежал в одной из пещер, расположенных высоко в горах Латании, и найти его было очень сложно. Так как жители Тасу наотрез отказывались вступать в любой контакт с жителями Латании, то они наложили заклинание на вход в свою страну. Также было известно, что жители Тасу были ростом не больше обычного гнома и жили в домах, отделанных горным хрусталём. В подземелье было своё, собственное волшебное солнце… А дальше страницы из книги были вырваны чьей-то варварской рукой.

– Странно, кто мог вырвать страницы из книги? – задумчиво проговорил Одди, проводя кончиками пальцев по корешкам обезображенных страниц. – Кто-то хотел что-то скрыть об этой стране. Нужно спросить волшебника Тонхирода. Раз это его книга, то он должен знать, кто вырвал страницы.

Рассудив так, Одди решил отыскать Тонхирода и расспросить его об этой загадочной стране. Но прежде всего ему требовалось спуститься со стола на пол. Сбросив книгу в кресло, стоявшее возле стола, Одди смело спрыгнул следом, а с кресла спуститься было куда проще. Едва Одди достиг холодного, мраморного пола, как раздался громкий звук гонга, оповещающий всем вокруг о том, что урок закончен. Зажав книгу подмышкой, Одди со всех ног побежал на встречу с друзьями.

Собравшись в комнате Лена, все четверо с интересом стали изучать скудные сведения о загадочной стране Тасу. Арсидис, аккуратно поправляя рукав своего белоснежного хитона, пожал плечами.

– Лично я вообще не слышал о такой стране. Ну, во всяком случае, мой дядя Сидис ничего о ней не упоминал. Может быть, поэтому она и загадочная, раз о ней никто не говорит?

Лен задумчиво ответил.

– Вполне возможно, что ты прав Арс. Потому что я тоже ничего не слышал о Тасу. А она, судя по всему, когда-то входила в состав Латанийской империи. Но о ней ничего нет в летописях. Может отец что-то о ней и знает, но мне он ничего не говорил.

Глен деловито посоветовал.

– Чем голову ломать, гадая что да как, не лучше ли спросить у самого волшебника?

– А что, если это он уничтожил все записи об этой стране? – предположил Одди. – Тогда он вряд ли нам хоть что-то расскажет о Тасу. Да ещё, пожалуй, отберёт то, что у нас есть.

– Тогда что предлагаешь ты? – спросил Глен, который очень торопился, ведь ему нужно было вернуться на кухню, чтобы заняться готовкой ужина.

– Я как следует просмотрю книги в библиотеке, – ответил Одди. – Может, в более древних сохранились какие-нибудь сведения. А после уроков вы мне поможете с поисками.

На этом друзья решили остановиться, потому что всех устроило предложение Одди.

Вечером того же дня во время ужина, Тонхирод получил послание от верховного мага совета волшебников.

Внезапно в воздухе возник свиток и стремительно приблизился к волшебнику.  Отложив вилку, Тонхирод протянул руку и свиток опустился ему на ладонь.

Лен, Арсидис, Глен и Одди быстро переглянулись и, не сговариваясь, устремили взгляды на Тонхирода.

Прочитав послание, Тонхирод щёлкнул пальцами и свиток исчез.

Заметив, что на него устремлены четыре пары любопытных глаз, он ответил на немой вопрос, повисший в воздухе.

– Верховный маг Кондел сердечно просит меня явиться к нему в замок для срочной, но не формальной беседы. Так что я после ужина отлучусь. И возможно, что задержусь дня на три, – заметив, что Арсидис просиял улыбкой, он медленно покачал головой. – Нет, Арсидис, уроки по этому поводу не отменяются. Их будет проводить мой магический двойник. Тебе всё ясно?

Арсидис, тяжело вздохнув, опустил ложку в тарелку с кашей.

– Да, учитель.

– Вот и хорошо, – кивнул Тонхирод и, открыв портал, переместился в замок верховного мага Кондела.

Остаток вечера друзья провели в библиотеке и с энтузиазмом рылись в книгах в надежде найти хоть какое-то упоминание о стране Тасу.

Арсидис по своему обыкновению сидел на подоконнике и вяло листал страницу за страницей, книгу за книгой. В то время, когда остальные споро ворошили груды, он просмотрел всего три тоненькие книжицы, при этом он ни на минуту не переставал ныть, жалуясь на усталость и позднее время.

Наконец уставший от этого нытья Лен сдался.

– Хорошо, на сегодня хватит. Идёмте спать.

И все четверо, зевая, разошлись по своим комнатам.

Одди в надежде хорошенько выспаться уснул почти мгновенно, а завтра с утра он с новыми силами продолжит поиски. Он не верил в то, что так просто бесследно может исчезнуть информация о целой стране. Он верил, что хоть что-то должно было остаться. И с помощью своих друзей он это найдёт.

Одди крепко спал, как вдруг шёпот, легкий словно ветерок разбудил его.

– Одди… Одди.

Гномик, встрепенувшись, проснулся. Открыв глаза, он прислушался. Тишина.

– Значит показалось, – решил Одди и, перевернувшись на бок, закрыл глаза.

– Одди… Одди… Одди.

У Одди мороз прошёл по коже. Сев в кровати, он, озираясь по сторонам, тихо спросил.

– Кто здесь? Лен, это ты? Арсидис? Глен? Это кто-то один из вас? Если да, то мне не смешно. Это глупая шутка.

Но ответом ему была тишина. Страх медленно разжал свою руку, и Одди лёг обратно, но глаза закрывать не стал. Он с замиранием сердца смотрел в потолок и ждал. Через пару долгих минут ожидания, голос опять тихо позвал.

– Одди… Одди.

Голос, судя по всему, исходил из-за плотно закрытой двери. В коридоре кто-то был.  Спрыгнув с кровати, Одди решительно подошёл к двери и, открыв маленькую дверку снизу, выглянул в коридор.

– Лен!

Начал он гневно, но тут же замолчал, потому что Лен, Арсдисис и Глен с таким же недоумением выглядывали в коридор из приоткрытых дверей своих комнат.

– Что здесь происходит? – спросил Арсидис, поднимая выше ночную лампу, с двумя Люциус Гарто. – Меня кто-то разбудил.

– И меня тоже, – кивнул Лен.

– И меня, – подхватил Глен. Из-за двери торчал только его нос. – Я, вообще-то, думал, что это ты, Арсидис, решил пошутить.

– Почему сразу я? – возмутился снип. – Я читал пройденный материал, потом уснул и тут меня разбудил чей-то заунывный голос. Он как-то странно тянул, вот так Арсидис… Арсидис…

– Одди… Лен… Глен, – подхватил чей-то шёпот и все четверо буквально подскочили на месте.

– Вот! Вот он голос, – пролепетал испуганно Арсидис, вцепляясь в руку Лена. – Вашество, ты слышал? Это был не я!

Лен кивнул, ему тоже было не по себе от этого таинственного тихого шёпота в ночи.

– Мы все слышали. Идём, нужно найти этого шутника, потому что, кроме нас, в замке никого нет. По крайней мере, не было.

Арсидис резко отпрыгнул в сторону, когда Лен захотел взять его ночную лампу.

– Нет! Лен, неужели ты хочешь идти на поиски владельца этого голоса? А что, если это привидение?

– Что? – усмехнулся Лен. – Арс, дружище, неужели ты боишься? Ты, кто так отважно сражался с самим Велесом?

Арсидис сделался белее мела.

– Вот, а вдруг это он? Что, если Велесу удалось избавиться от чар и это он пугает нас?

Лен, даже не сомневаясь, отмёл это предположение.

– Исключено. Ты же сам знаешь, что Велес лишился своих сил и беспомощен как ребенок, – вооружившись мечом, Лен прихватил из своей комнаты ночную лампу. – Я пошёл, а ты как хочешь. Можешь остаться здесь или лечь спать.

Одди и Глен побежали за Леном, что не говори, а гномы всегда были любопытнее белки.

Оставшись один в тёмном коридоре, Арсидис некоторое время колебался идти ему следом за друзьями или вернуться в свою комнату. Мимо прошмыгнула чья-то тень, быть может, это была всего лишь мышь или кот волшебника, но Арсидис не стал это выяснять. Он бросился следом за друзьями с такой завидной скоростью, что догнал их в конце коридора раньше, чем они успели спуститься по лестнице на первый этаж.

– Я… я с вами, – проговорил он, стараясь ничем не высказывать волнение, иначе все подумают, что он испугался.

Лен, освещая дорогу лампой, ответил.

– Я рад, что ты всё-таки решил присоединиться к нам.

Остановившись у лестницы, друзья прислушались. Тишина.

– Эй! – нерешительно позвал Лен. – Ты где?

– Сюда… сюда.

Раздался тихий, едва уловимый шёпот, исходящий из длинного, пустого коридора на первом этаже. Арсидис и гномики посмотрели на Лена, ожидая от него дальнейших распоряжений, сваливая на него всю ответственность за это мероприятие.

– Что дальше? – спросил шёпотом Глен, намертво вцепившись в руку Одди.

Лен ответил не очень уверенно, потому что начал сомневаться в правильности своего решения, но отступить было равносильно признанию в собственной трусости. Принц уже был не так полон решимости отыскать владельца таинственного голоса.

– Мы пойдём за голосом и выясним что это за шутник.

Арсидис, оставив свою лампу на ступенях лестницы, взял на руки гномиков и, осторожно ступая, спустился вниз за Леном.

В коридоре на первом этаже было много дверей, но голос исходил из-за двери, ведущей в подвал.

Арсидис, бережно прижимая к себе гномиков, прошептал.

– Лен, а что, если это ловушка? Может не пойдём?

– Нет, пойдём, – упрямился Лен. – Мы должны выяснить, кто разбудил нас посреди ночи. Неужели тебе не интересно?

– Ни капли, – качнул головой Арсидис и развернулся, чтобы уйти. – Тем более у нас нет ключа от подвала.

– Есть, – Лен прочитал заклинание, открывающее любые двери, и толкнул тяжёлые дубовые створки. – Пожалуйста.

Арсидис, едва услышав, как дверь с легким скрипом отворилась, остановился.

– Но, Лен!

Одди и Глен, уцепившись за шёлковые оборки пижамы снипа, зашептали.

– Идём! Идём, Арсидис!

И снип, нерешительно ступая, поплёлся за Леном в подвал.

– Ладно, – ворчал недовольно он. – Но если что-то произойдёт, то отвечать перед Тонхиродом будете вы все, втроём. А я посмотрю тогда, как вы будете выворачиваться.

Стоя на самой последней ступени лестницы, Лен, оглядываясь и поднимая над головой лампу, промолчал, оставляя реплику Арсидиса без ответа.

– Я здесь… здесь, – опять раздался тихий шёпот из самой дальней комнаты. – Здесь.

Открыв дверь с помощью всё того же заклинания, друзья неуверенно вошли внутрь комнаты.

– Кто здесь? – смело спросил громко Лен. – Покажись нам.

В тёмном углу комнаты лежал большой обломок горного хрусталя, который при последних словах Лена засветился тусклым, бледно-голубоватым свечением.

– Это я. Я позвал вас сюда, – тихо произнёс всё тот же шёпот. – Я.

Лен с удивлением посмотрел на хрустальную глыбу.

– Ты?

– Я, – мерцая, подтвердил голос. – Подойдите сюда, ближе.

Арсидис медленно подошёл к Лену и спустил вырывавшихся из его рук гномиков на пол.

– Лен, послушай, не делай глупостей. Ты же знаешь, что хрустальные осколки разговаривать не умеют. Здесь определённо какой-то подвох.  Когда учитель вернётся, то он сам и разберётся в чем тут дело, и что это за обломок.

Лен и гномики согласились с Арсидисом и все четверо дружно собрались покинуть подвал и дождаться возвращения Тонхирода.

Но хрустальная глыба, таинственно мерцая, засветилась с новой силой и всё тот же вкрадчивый голос спросил.

– Так вы всё ещё хотите узнать о подземной стране Тасу?

Все четверо, словно зачарованные, остановились возле лестницы.

– А ты что-то знаешь о ней? – спросили они хором.

– Знаю… знаю. Именно поэтому, я и позвал вас сюда. Чтобы рассказать.

– Но как? Ведь камни разговаривать не могут, – возмутился Арсидис. – Это против правил!

Гладкая поверхность хрустального осколка матово заблестела, и появилось размытое отражение лица. Это было не очень приятное лицо, слишком узкое и слегка вытянутое, с круглыми бледно-голубыми глазами, кустистыми светлыми бровями, тонкими губами и огромным горбатым носом. И это было не эльфийское лицо, оно принадлежало никому неизвестной расе.

– Да, Вы, совершенно, правы, господин Арсидис. Камни разговаривать не могут, но я – не камень. Я – Госфилд, дух хрустального жезла.

– Хрустального жезла? – друзья недоверчиво переглянулись. – Какого ещё хрустального жезла?

– Того самого хрустального жезла, в котором находится душа самого могущественного волшебника всех времён.

– Велеса, – тихо шепнул Одди.

– Да, Велеса, – подтвердил Госфилд и неуверенно спросил. – Мне продолжать рассказ или вы подождёте Тонхирода?

Друзья уселись прямо на ступенях лестницы, они были слишком заинтригованы, чтобы ждать возвращения волшебника.

– Нет-нет, продолжай, мы слушаем тебя.

Госфилд, призрачно мерцая, продолжил свой рассказ тихо, но отчётливо выговаривая слова.

– Тасийцы, будучи небольшого роста, отличались мирным характером. Обычно они селились в горной местности, добывали горный хрусталь, обрабатывали его и изготавливали прекрасные украшения. А жители Латании с удовольствием покупали украшения или меняли на другие товары. Так продолжалось долгое время, но, когда император Галактий пошёл на Латанию войной, король Тасийцев увёл своих подданных в подземелье. Велес, тогда ещё добрый могущественный волшебник, создал для тасийцев особое волшебное солнце, и оно до сих пор светит для жителей подземелий. У них там глубоко в пещерах есть свои реки, поля, пастбища, согреваемые солнцем Велеса. Тасийцы терпеливо ждали окончания войны, чтобы вернуться в родные края, но они не знали, что Велес пал жертвой своего же Меча Забвения и что Тонхирод, тогда ещё совсем юноша, смог наложить на Велеса заклинание вечного сна. Никто из эльфов и не подумал отправить весточку Тасийцам о том, что война с Галактием длилась всего два часа и что Велес под воздействием собственных чар.

Лен спросил шёпотом.

– А разве было можно чем-то помочь Велесу?

– Можно. Даже сейчас можно помочь Велесу обрести его душу. Тасийский король через сто лет, после того, как Велес был подвержен заклинанию вечного сна, сделал пробную вылазку на поверхность и узнал о беде. Он тут же заставил своих лучших ювелиров создать магический хрустальный жезл. Когда жезл был готов, король тасийцев взобрался на самую высокую гору и, прочитав заклинание, заставил жезл светиться так ярко, на сколько это было только возможно. Душа Велеса, привлечённая светом жезла, слилась с ним и упокоилась в жезле на веки… Но если этот магический жезл достать из алмазного ларца и приложить к этому куску хрусталя, в котором… духом, которого являюсь я, Велес станет прежним! Он вновь обретёт доброту, и душу его согреет любовь ко всему живому, а от злости и гнева не останется и следа.

Одди спросил, едва Госфилд замолчал.

– А почему жезл нужно приложить именно к этому обломку хрусталя?

Госфилд ответил, едва заметная улыбка коснулась его тонких губ.

– Потому что именно из этого осколка и был изготовлен магический жезл. Тогда Тонхирод наотрез отказался разбудить Велеса, чтобы тасийский король провёл обряд очищения, и предпочёл, чтобы Велес продолжал спать вечным сном. Но его можно было понять. Он был слишком молод и не опытен, да плюс ко всему ему с таким трудом удалось одержать победу над Велесом. Так что он решил, что рисковать не стоит. Король тасийцев согласился подождать, когда Тонхирод окрепнет и наберётся опыта. Точно так же решили и на магическом совете. Но время, словно вода, смыло из памяти этот эпизод. Теперь в Латанийской империи не встретить ни одного жителя, который бы помнил об этом, – Госфилд тяжело вздохнул. – Вот и всё. Теперь вы знаете всё, что касается Тасу.

– Но кто, почему кто-то уничтожил все записи об этой стране? – спросил горячо Лен. – С какой целью?

Госфилд, мерцая, ответил.

– Таково было решение верховного мага Кондела. Он испугался, что на Велеса может не подействовать сила Хрустального Жезла и что его собственные силы возрастут в тысячи раз и справиться с ним будет практически невозможно… что собственно и произошло. Только находчивость и сообразительность Одди помогла одолеть вышедшего из-под контроля Велеса, – Госфилд с почтением склонил голову перед гномиком, и Одди вспыхнул от смущения. – А иначе произошла бы величайшая катастрофа.

Госфилд замолчал.

Лен медленно прошёлся по подвальной комнате. Он явно о чём-то размышлял. Резко остановившись перед друзьями, он решительно произнёс.

– Всё решено. Мы завтра же с утра отправляемся в Тасу за Хрустальным Жезлом! Мы должны помочь Велесу. Раз он пострадал во имя Латании, то это наш долг.

Арсидис воздел руки к потолку.

– Но, Вашество! Лен, тебе что ещё приключений захотелось? Мало было…

– Арс, я не принимаю возражений, – перебил его Лен. – Либо ты с нами, либо остаёшься здесь.

Арсидис не унимался, он во что бы то ни стало решил отговорить принца от этой опасной затеи.

– Лен, послушай меня. Лучше будет, если мы дождёмся Тонхирода и спросим у него совета.

Госфилд тихим, каким-то вкрадчивым голосом проговорил.

– Тонхирод будет против.

– Мы отправляемся завтра утром, Арс! – повторил Лен и стал спешно подниматься по лестнице вверх.

Арсидис, подхватив на руки гномиков, пытавшихся без чьей-либо помощи, вскарабкаться по лестнице, поспешил следом за принцем. Ему почему-то было неуютно в подвале наедине с подозрительным куском хрусталя, именующим себя Госфилдом, который к тому же ещё и разговаривал. Догнав Лена в коридоре на втором этаже, Арсидис, останавливая, схватил его за рукав.

– Лен, мне почему-то не нравится вся эта история. Это просто нереально. Волшебники, будь любой способ вернуть Велесу его душу, сделали бы это. И я не верю, что верховный маг Кондел приказал уничтожить все записи о Тасу только потому, что боялся неограниченной силы Велеса.

– Арс, Кондел и Тонхирод не Велеса боялись, а того, что силы Хрустального Жезла не подействуют, – фыркнул Лен. – А нам с вами терять нечего. Велес потерял свои силы и не представляет никакой опасности. Завтра утром мы отправимся в Тасу и попросим у тамошнего короля жезл и всё, дело сделано.

– Так тебе его и отдали! – гневно проговорил Арсидис. – Не забывай, что Тасу – уже три тысячи лет отдельное государство, и не подчиняется Латанийской империи. Что тогда? Что ты будешь делать, если тебе откажут?

Лен ответил, ни минуты не сомневаясь в своей правоте.

– Выкраду жезл и всё. Ну а потом, конечно, верну с извинениями.

Арсидис тщетно взывал к благоразумию принца, но того уже охватила жажда приключений.

– Хорошо, – обречённо вздохнул Арсидис. – Я предлагаю провести голосование. Кто за, поднимите руки.

Лен, Одди и Глен дружно подняли вверх руки.

– Трое против одного, – весело провозгласил Лен и похлопал Арсидиса по плечу. – Мы вылетаем рано утром, так что смотри, не проспи.

Арсидис недовольно проворчал, глядя, как друзья расходятся по своим комнатам.

– Опять они лезут неизвестно куда, да ещё и меня с собой тянут в придачу.

Глава третья

На другой день рано утром, задолго до начала первого урока, четверо друзей вылетели на Олсене к северной горной цепи, где, по их мнению, в одной из подземных пещер находился вход в страну Тасу.

Арсидис тщетно пытался отговорить Лена от этого опасного, по его мнению, мероприятия, но принц, как нам известно, был очень упрям и не желал менять своего решения.

Олсен, вызванный ночью Леном, в одно мгновение доставил своих всадников до цепи пещер. Все четверо были твёрдо уверены, что вход в одной из этих пещер, оставалось только определиться в какой именно.

Арсидис, затянув свои белоснежные волосы в хвост, спросил не без ехидства, надеясь, что хоть это охладит пыл Лена и они вернутся обратно в замок.

– Ну и куда дальше? В какой из пещер вход?

Лен озадаченно огляделся, действительно, в какой именно пещере необходимый им вход в подземную страну. Этого он не знал, но не терял надежды узнать, иначе им всё же придётся вернуться в замок.

– Сейчас узнаем, – произнёс он не слишком уверенно, доставая из кармана магический кристалл.

Арсидис моментально узнал кристалл учителя, так как им самим ещё не полагалось иметь магические атрибуты, Лен попросту стянул кристалл из кабинета Тонхирода.

– Но, Лен! Это кристалл Тонхирода! Ему не понравится, что ты без разрешения трогал его вещи.

– Но он же об этом не узнает, – упрямо стоял на своём Лен. – Мы же быстренько, буквально туда и обратно.

Расправив цепочку, Лен, легонечко покачивая сверкающим на солнце кристаллом, переводил его с одной пещеры на другую и так до тех пор, пока цепочка не напряглась до упора.

– Сюда! Кристалл укажет нам путь.

И Лен смело шагнул в пещеру, гномики споро потрусили следом за ним, и Арсидису ничего не оставалось делать, как подчиниться.

– Да, Вашество, как будет тебе угодно, – отвесил он шутливый поклон. – Но если Тонхирод обо всём узнает, то…

– Знаю, Арс, знаю. Отвечать за всё буду я один, – весело подхватил Лен. – Склянки у тебя?

Арсидис достал из сумки, висевшей у него на плече две склянки, в которых отчаянно метались Люциус Гарто, одну он передал Лену, а вторую оставил себе. Освещая свой путь, друзья медленно, но уверенно продвигались вглубь пещеры.

Яркий свет Люциус Гарто мягко разгонял темноту, и было не так страшно, когда с потолка свешивались клочья серой плотной на ощупь паутины или срывались одна-две летучие мыши.

Арсидис всё надеялся, что они не найдут вход в подземную страну и тогда Лен решит вернуться обратно. Но эта хрупкая надежда таяла быстрее, чем снег на весеннем солнце, потому что впереди забрезжил слабый свет.

Лен с замиранием сердца прошептал едва слышно.

– Это оно, искусственное солнце Велеса! Мы уже почти пришли.

Кристалл в руке Лена отчаянно тянул вперёд, ведя за собой. Все четверо прибавили шаг, даже Арсидис и тот на мгновение почувствовал азарт, свернув по туннелю направо, они оказались в тупике. Огромная пещера с высоким потолком и толстыми стенами, вот что ожидало их здесь.

Одди разочарованно спросил.

– А где же подземная страна Тасу? Это же обычная пещера, каких полно в этой горной цепи.

Арсидис довольно осмотрелся по сторонам.

– Если это и есть хвалёная подземная страна, то нам тут решительно нечего делать. Идём домой.

И Арсидис, довольно насвистывая новомодную песенку, развернувшись на 180 градусов, двинулся обратно, но его остановил возглас Глена.

– Смотрите! Здесь есть проход!

Лен тут же кинулся к стене, где сквозь небольшую расщелину струился тёплый солнечный свет.

– Арсидис, смотри, это Тасу! – прошептал Лен, с восхищением глядя на открывавшийся ему чудесный вид.

Внизу расстилалась огромная зелёная долина, за ней возвышались зелёные холмы, поросшие травой и густым кустарником. Вдали темнел подземный лес. Прямо посередине зелёной долины протекала подземная река с чистой искрившейся на солнце водой, в которой весело плескалась разнообразная рыба. Зелёные виноградники, сады раскинулись по одну сторону широкой подземной реки, а поля и луга по другую.

Арсидис посмотрел одним глазом в расщелину и проворчал с сомнением в голосе.

– Ты действительно уверен, что это Тасу? По-моему, это очень похоже на Латанию.

Лен посмотрел на кристалл, тот, натянув цепочку до упора, указывал на расщелину. Сомнений нет. Это подземная страна Тасу.

– Да. Нам указал дорогу сюда магический кристалл Тонхирода.

Арсидис, оторвавшись от созерцания лугов и полей, распрямился и, посмотрев на принца в упор, усмехнулся.

– Ещё бы, он же ведёт нас домой.

– Что? – недоверчиво переспросил Лен. – Домой?

– Именно. Прямиком в замок Тонхирода. В данный момент мы находимся в крайней близости от пещеры на краю света.

Лен всё ещё не верил, он подозревал, что Арсидис нарочно так говорит, чтобы он, Лен, передумал, и все они вернулись обратно.

– В замок, значит? – раздражённо спросил он. – Ну и где же он?

– Прямо над нами, – ответил Арсидис, поднимая руку и указывая на гладкий свод пещеры.

Отобрав кристалл у упрямца, Арсидис свернул в один из боковых туннелей, и все четверо оказались в пещере на краю света, где в хрустальном гробу покоился Велес.  Проходя мимо гроба, Арсидис задержался на минуточку и посмотрел на спящего волшебника.

– А ведь он теперь совершенно не страшен. Спит себе словно младенчик.

Лен ничего не ответил, он прошёл мимо, даже не взглянув на Велеса, словно тот был в чём-то виноват. Использовав заклинание, открывающее все двери, Лен вышел из подвала в кабинет Тонхирода. Злость, разочарование и сильная обида отразились на его лице.

– Как же так?! – проворчал он, шлёпнувшись в кресло возле окна. – Почему?

Гномики, спрыгнув с рук Арсидиса, подошли к Лену, они тоже были разочарованы итогом путешествия.

Арсидис положил кристалл учителя на место в ящик стола.

– Надеюсь, что теперь ты успокоишься, и мы пойдём на урок… Лен!

Арсидис едва успел отскочить в сторону, чтобы вскочивший принц не сбил его с ног, как сломя голову бросился прочь из кабинета.

Арсидис с удивлением посмотрел на гномиков.

– Куда это он?

Гномики пожали плечами, так как вряд ли знали ответ на этот вопрос.

Лен спешно спустился в подвал, в то помещение, где находился Госфилд.

Едва заслышав чьи-то шаги, как кусок горного хрусталя призрачно замерцал, и неприятное лицо появилось.

– Принц, это Вы?

Расстроенный Лен подошёл ближе и спросил.

– Госфилд, ты знаешь, где находится вход в подземную страну? Мы так и не смогли его отыскать сегодня.

Таинственно переливаясь всеми цветами радуги, Госфилд ответил.

– Знаю. Но смею предупредить, что это слишком опасно.

Лен гордо вскинул голову.

– Я не боюсь опасностей.

Госфилд минуту другую колебался, но, наконец, с тяжёлым вздохом кивнул.

– Хорошо, я помогу вам. Возьмите молоток или что-нибудь тяжёлое и отбейте от меня кусочек хрусталя. Он укажет вам путь. Я только прошу вас быть как можно более осторожными и благорассудными. Не совершайте ошибок.

Кивнув ради приличия, Лен взял в руки тяжёлый молоток, валявшийся на полу, и с силой ударил по глыбе хрусталя, раз, второй, третий и так до тех пор, пока не отколол небольшой кусочек.

Отбросив молоток в сторону, Лен подобрал с пола сверкающий, словно алмаз, осколок хрусталя и спрятал его в карман.

– Спасибо, Госфилд! Я обещаю тебе, что буду осторожен.

Быстро поднявшись по лестнице, Лен вернулся обратно в кабинет волшебника, где со скучающей миной на лице восседал Арсидис и зубрил пройденный ещё вчера материал.  Одди и Глен с интересом заглядывали к нему в тетрадь и о чём-то перешептывались.   Когда Лен вошёл, все обернулись в его сторону.

– Мы можем вылетать, теперь мы точно не заблудимся, – без предисловия начал Лен. – Госфилд дал мне кусочек горного хрусталя, который укажет нам точный путь.

Арсидис обреченно вздохнул, закрывая тетрадь.

– Ну что же, идём.

На этот раз хрусталь указал нужную пещеру, и менее чем через час наши искатели приключений стояли перед глубокой чернеющей в темноте шахтой, которая вела в самую глубь пещеры. Но… но свод туннеля был настолько низок, а стены узкими, так что нужно было быть ростом с гнома, чтобы пройти по нему.

– Я совершенно забыл, что тасийцы ростом с гномов, – чуть не плача, проговорил Лен, стоя перед входом в подземную страну.

Он был очень разочарован.

Арсидис с надеждой в голосе спросил.

– Значит, домой?

Упрямо качнув головой, Лен достал из кармана дорожной сумки кусочек пергамента и прочитал заклинание, разрушающее все преграды. Но, к его удивлению, вход в шахту не увеличился, из чего было можно понять, что тасийцы наложили очень сильное заклинание защиты.

Лен с робкой надеждой посмотрел на пергамент, он надеялся, что заклинание было произнесено неправильно, но пергамент в сию же минуту, ярко вспыхнув, сгорел, оставляя после себя горстку пепла.

Подойдя к самому краю шахты, Одди тихо проговорил.

– Если тасийцы, и правда, не выше взрослых гномов, то мы с Гленом вполне можем сходить к ним и попросить у короля хрустальный жезл для Велеса. В конце-то концов, именно для него они его и сделали.

Почесав кончик носа, Глен задумчиво кивнул.

– Можно, конечно, попробовать. Правда, мы маленькие, а страна надо полагать огромная. Так что это займёт у нас не один час и не два, примерно целый день. Но я всё же готов рискнуть.

Арсидис всплеснул руками и чуть не уронил свой светильник, но вовремя о нём вспомнил.

– Нет! Одни вы никуда не пойдёте! Мы все вместе дождёмся возвращения Тонхирода, и он решит, что делать.

Переглянувшись, Одди и Глен взялись за руки и смело шагнули в туннель.

Арсидис, с огромным проворством упав на колени, быстро просунул в туннель руку и попытался дотянуться до гномиков и вытащить их обратно, но малыши, уворачиваясь, побежали вперед.

– Лен! – в отчаянии вскричал Арсидис, поворачиваясь к опешившему принцу. – Сделай же что-нибудь!

Лен, так же опустившись на колени возле шахты, закричал, вглядываясь в темноту.

– Одди! Глен! Немедленно вернитесь… это приказ!

Но гномики, крепко держась за руки, уверенно продвигались вперёд.

У Лена и Арсидиса перехватило дыхание, они не знали, что теперь делать, как вернуть малышей обратно, ведь ни один из них был не в состоянии протиснуться в туннель.

Одди и Глен всё продвигались и продвигались вглубь пещеры, через несколько метров туннель постепенно стал накреняться вниз, и вдруг твёрдая порода у них под ногами стала скользить и осыпаться. В полной темноте обнаружился провал, и как всегда обнаружился он слишком поздно, а именно тогда, когда гномики в него провалились.

– А-а-а! А-а-а! – испуганно завопили они в голос, падая в черноту и скользя, словно с горы куда-то вниз по крутому склону.

Арсидис и Лен в ужасе схватились за головы.

– Лен!

– Арс! – подхватил принц.

Мысли у него в голове лихорадочно зашевелились, цепляясь одна за другую, он соображал, что можно было сделать в сложившейся ситуации.

– Арс, Арсидис, радужные снипы, если я не ошибаюсь, по желанию могут изменять свой рост. Это так?

– Да, это так, – ответил Арсидис, тщетно заглядывая в узкий туннель в надежде хоть что-то увидеть в его темноте. – А что?

– Ну, так измени свой рост и верни их обратно! – завопил Лен, он явно был в панике. – Я бы пошёл сам, но я не смогу протиснуться в эту маленькую дырочку! Скорее, Арс, я прошу тебя, скорее!

Арсидис колебался, он не знал, как сказать Лену, что он не знает, как именно это делается. Он понятия не имел, как изменить свой рост.

– Лен, я… я отношусь к расе радужных снипов, но… но я не знаю, как изменять свой рост. Я был плохим, да что там, я был самым плохим учеником в школе…

– Арс, не болтай ерунды! – сердито перебил его Лен. – Этому не учат в школе. Это заложено в тебе с рождения. Этот дар у тебя от родителей! От предков!

– Но я не смогу!

Лен, вскочив на ноги, встряхнул Арсидиса за плечи.

– Соберись и попробуй. Ты нужен Одди и Глену! Подумай, как они такие крошечные, совсем одни в чужой стране. И ещё неизвестно, как тасийцы примут их. Может за тысячи лет они стали не такими уж и мирными? Арс, я боюсь, что без нас они попадут в беду.

Арсидис пару раз глубоко вздохнул, собираясь с силами, закрыл глаза и медленно выдохнул.

– Хорошо, я попробую. Но ничего обещать не могу.

Пытаясь выровнять сбившееся от волнения дыхание, Арсидис представил перед собой дом дядюшки Сидиса. Белые стены, не яркая мебель. Дядя Сидис стоит посреди комнаты с закрытыми глазами, вот он складывает на груди руки, и слегка склонил голову, и в тот же миг он становится крошечным, словно мышка. А его маленький племянник Арсидис с любопытством следит за превращением, сидя на диване с вазой воздушного безе на коленях.

 Вскинув голову, Арсидис открыл глаза и отогнал прочь нахлынувшие на него воспоминания из далекого детства.

– Хорошо, я попробую.

Закрыв глаза, Арсидис повторил все движения дяди Сидиса и в тот же миг вокруг него медленно, словно во сне, всё поплыло. Пещера с её высоким сводом и неровными стенами сделалась ещё огромнее, даже туннель и тот теперь казался большим и просторным. С удивлением озираясь по сторонам, Арсидис увидел прямо перед собой огромные ноги в практичных чёрных ботинках.

Задрав кверху голову, Арсидис посмотрел на возвышавшегося над ним Лена.

– Арс, у тебя получилось! – с восхищением проговорил принц. – Получилось.

Арсидис ещё раз посмотрел на ботинки Лена и прокричал снизу.

– Я никогда не мог подумать, что ты носишь такие ужасные грубые боты!

– Забудь про мои ботинки и скорее отправляйся следом за Одди и Гленом. А я подожду вас здесь, в пещере. Если что, то ты выпусти из склянки Люциус Гарто, и я попробую связаться с Тонхиродом.

Арсидис принял из рук Лена небольшую склянку с трепещущим, живым лучом света и, повесив её себе на шею, решительно вошёл в туннель. Свет Люциус Гарто в момент разогнал темень вокруг него и Арсидис брезгливо сморщился. Стены и потолок туннеля были покрыты густым слоем пыли, плесени и паутины. Удивляться такой запущенности не приходилось, потому что последний раз этим туннелем пользовались примерно три тысячи лет назад.

– Ты светишь слишком ярко, – недовольно проворчал Арсидис на Люциус Гарто, и тот, возмущённо затрепетав крыльями, забился в своём прозрачном сосуде, а потом в мгновение ока вообще погасил свет. И Арсидис, оказавшись в кромешной темноте, пролетел в тот же провал что и гномики.

Глава четвертая

Очнувшись от прикосновения чего-то холодного к своему лицу, Арсидис с трудом открыл глаза и увидал склонившегося над ним Одди. Гномик уже не был таким крохой, каким он видел его последний раз, а это было совершенно недавно. Теперь Одди доставал ему до середины груди.

– Одди, зачем ты с Гленом… – с трудом проговорил Арсидис, приняв сидячее положение, он тут же схватился за голову, потому что перед глазами у него всё поплыло.

Гномик поддержал Арсидиса за плечи, чтобы он не упал обратно на землю, покрытую густой зелёной травой. Глен тут же плеснул в лицо Арсидиса ещё одну пригоршню холодной воды из пробегающего рядом ручья.

Этот прохладный ручеёк мягко огибал неровный, выпуклый бок горы, в которой брал своё начало туннель, вход в подземную страну и, весело журча, бежал вниз по зелёному склону.

Арсидис потряс головой и, окончательно придя в себя, спросил.

– Что произошло?

Присев рядом с Арсидисом на небольшой гладкий камень, Одди ответил.

– Ты провалился в ту же яму, что и мы, но приземлился не очень удачно.

Арсидис потрогал ушиб на голове, было уже не столь больно, как неприятно.

– Ясно. А почему вы отсюда не ушли, когда попали в Тасу? – спросил Арсидис, и слабая надежда засверкала у него в глазах. – Вы решили вернуться обратно?

Глен отрицательно мотнул головой и пояснил причину задержки.

– Нет, просто мы слышали, как ты вопил, падая в яму и скользя по туннелю.

– И решили тебя подождать, – подхватил Одди весело. Оглянувшись, гномик поднялся на ноги. – Втроём веселее.

Поднимаясь с земли следом за Одди, Арсидис спросил с удивлением.

– А разве вы не удивились тому, что я ростом чуть выше вас?

Глен отрицательно мотнул головой, а Одди пояснил.

– Всем известно, что радужные снипы по своему желанию могут изменять свой рост от крошечного до размеров самого высокого дерева. Ну, а ты – радужный снип, вот мы и не удивились.

– Да, совершенно логично, чтобы последовать за вами, я должен был изменить свой рост, – Арсидис, отряхнув пыль, грязь и налипшую паутину, обречённо вздохнул. – И вот я здесь.

Одди спросил, ничуть не сомневаясь в ответе друга.

– А пойдёшь с нами?

Арсидис решительно кивнул.

– Конечно, разве я могу оставить вас одних? Лен, если бы только смог протиснуться в туннель, тоже с радостью бы присоединился к нам. Но, увы, нам придётся втроём проделать длинный путь до замка короля Тасу и обратно.

Одди посмотрел на яркое полуденное солнце, которое согревало тасийские земли.

– Нам нужно торопиться, если мы хотим успеть до темноты вернуться домой, – сказал Одди.

Глен кивнул, соглашаясь с ним.

– Ты прав. Но Арсидис вполне может вернуть свой прежний рост и в два счёта доставит нас в замок короля Тасу. Мы попросим у него Хрустальный жезл и так же вернёмся обратно.

Арсидис согласно кивнул, сосредоточился, сложил руки и слегка склонил голову, в точности повторяя движения, но… рост остался прежним.

– Что? Как? Почему у меня ничего не выходит?! – в панике заметался Арсидис по зелёному склону. – Так, ещё разочек.

Но ни на этот раз, ни на следующий рост не изменился, ни на один сантиметр. Чтобы успокоить паникующего Арсидиса, Одди предположил, хотя и сам заволновался не на шутку.

– Может тасийцы очень сильные маги и наложили какое-нибудь особенное заклинание, а ты ещё только учишься?

Арсидис скрестил руки на груди и недовольно проговорил.

– Что же мне теперь придётся семенить вместе с вами? На таких коротких ножках, пожалуй, далеко не уйдешь. И знать бы, вообще, в какую сторону идти.

Глен проворно вскарабкался на высокое дерево, одиноко росшее неподалеку от пещеры, и огляделся по сторонам. Далеко на горизонте виднелись поля, сады и небольшая деревушка. Спустившись с дерева обратно на землю, Глен сообщил приятную новость друзьям и Одди принял верное решение.

– Значит, нам нужно идти в том направлении. Жители деревни должны знать, где находится главный город.

И все трое уверенно направились в сторону деревни.

Долго ли коротко, но усталые путники добрались-таки до деревни. Опустившись на скамейку возле одного из домов, они перевели дух.

– А с дерева казалось, что до деревни не так уж и далеко, – обмахиваясь лопушком, проговорил уставший Глен.

Одди и Арсидис согласно кивнули.

Немного передохнув, друзья посмотрели на красивый, аккуратный домик из маленьких кирпичиков аппетитно розового цвета. Все окна красовались яркими занавесками, а возле двери лежал коврик из домотканой ткани. Вокруг дома за невысоким белым забором был разбит сад с миниатюрными яблонями и грушами и везде цветы. От клумбы к клумбе были выложены дорожки всё из того же розового кирпича. Красота, да и только, так что нечего было удивляться, что друзья невольно залюбовались этой красотой. Но сия идиллия длилась не долго. Отбросив свой лопух в сторону, Арсидис неуверенно спросил.

– Может, попросим у хозяев дома водички попить? Я просто умираю от жажды!

Одди и Глен тоже хотели пить и поэтому приняли это предложение с огромной радостью.

– Да, – проворчал Глен, прищуриваясь, он посмотрел вверх. – Солнце, конечно, здесь может и волшебное, но печёт прямо как настоящее.

Отворив ажурную калитку, друзья прошли по кирпичной тропинке к домику и, взойдя на крыльцо, постучали в дверь. Через некоторое время ожидания им открыла дверь тасийка средних лет. Она была в нежно-розовом платье, поверх которого был одет кружевной передник. Ростом она была не выше Арсидиса, волосы светлого, опалового цвета были уложены в высокую замысловатую прическу, украшенную гребнями с горным хрусталём. Хрусталь так же присутствовал и в других украшениях, коими тасийка была увешена словно ёлка, и всё это великолепие сверкало и искрилось на солнце до рези в глазах.

Округлив прозрачно-голубые глаза, Тасийка с удивлением прошептала.

– О, гномы! Радужный снип! Откуда вы здесь, дети?

Арсидис заныл в момент, теряя лицо.

– Мы с радостью ответим на любые ваши вопросы, только умоляю вас, дайте попить. На улице так жарко и душно, а мы шли издалека.

Тасийка отстранилась в сторону, приглашая усталых гостей в свой уютненький домик.

– Конечно-конечно, проходите в дом. Я с радостью напою и накормлю вас вкусным обедом.

Усадив их за обеденный стол, тасийка быстро разложила столовые приборы, расставила тарелки, чашки и налила ароматного, горячего, только что с огня супа и холодного яблочного сока. Суп был очень вкусный, а тёплый домашний хлеб с сыром были просто объедение, а ещё десерт – пирог с ежевичным джемом.

А пока Одди, Глен и Арсидис ели, сметая всё за обе щёки, тасийка скромно сидела на стульчике возле окна, нанизывая гранёные бусины горного хрусталя на золотую нитку.

Одди успел заметить, что на подоконнике стоит целая корзиночка уже готовых бус, а на коленях гостеприимной тасийки лежит катушка золотых нитей и небольшой мешочек с блестящими бусинами.

Когда гости завершили свою трапезу, тасийка отложив в сторону своё рукоделие, подсела к ним за стол и, поблескивая глазами от любопытства, задала вопрос.

– Ну, что вы делаете в наших краях? Увидев вас, я очень удивилась, так как уже целую вечность не встречала ни гномов, ни радужных снипов, – спохватившись, она добавила. – Ох, совсем из головы вылетело. Я – тётушка Амелия.

Арсидис с почтением, низко склонив голову, ответил.

– Меня зовут Арсидис Второй. А это мои друзья – Одди и Глен.

Одди подхватил, передавая суть их путешествия вкратце.

Внимательно выслушав их, тётушка Амелия с восхищением проговорила.

– Ах, до чего же вы храбрые дети. Так далеко отправиться в путь. Вот лично я дальше своей деревни и то не выезжаю.

Глен спросил, допив свой чай и отставляя пустую чашку.

– Тётушка Амелия, а как нам добраться до замка тасийского короля?

– О, это очень далеко. Пешком вам засветло туда не добраться. Но я вам помогу, я дам вам своего зайчика, он домчит вас до замка всего за два часа. А потом вы на нём вернетесь сюда, и мой муж отведёт вас обратно в Латанию. Сама я не знаю, где находится выход, но помню только, что он не там, где вход.

Одди, Глен и Арсидис, довольные тем, что всё так быстро и, главное, хорошо складывается, поблагодарили тётушку Амелию.

А она смущённо махнула рукой, унизанной браслетами и кольцами, от чего по стенам и потолку запрыгали разноцветные блики.

– Ой, да полно уж вам! Я рада помочь ради такого благого дела. Любой на моём месте поступил бы так же.

В чём собственно Одди очень сомневался.

Завернув остатки пирога, хлеба и сыра в салфетку, тётушка Амелия наполнила водой бутылку из тыквы и уложила всё в корзину и передала друзьям.

– Вот, возьмите с собой. Если вдруг ваш путь окажется более длинным, чем думается, тогда вы хотя бы подкрепитесь.

Арсидис с благодарностью принял из рук добродушной хозяйки корзину с провиантом.

– Благодарим вас от всего сердца.

Тётушка Амелия открыла дверь и, выглянув на улицу, три раза задорно свистнула, засунув по-мальчишечьи два пальца в рот. Тут же к калитке подбежал большой серовато-бурый заяц, запряжённый в небольшую, но очень удобную повозку.

– Вот, это мой зайчик. И вот ещё что, во дворце живёт моя тётя. Она работает в саду, выращивает лечебные травы для королевской аптеки, и если вдруг что-то пойдёт не так, то она с радостью вам поможет. Просто покажите ей вот это кольцо, – тётушка Амелия сняла с пальца одно из своих многочисленных колец и протянула его Одди. – Возьмите его.

Гномик бережно спрятал кольцо в карман.

– Спасибо Вам, тётушка Амелия, Вы нам очень помогли. Поверьте, что на свете не так уж и много людей, готовых вот так запросто предложить свою помощь. Но если бы их было больше, то мир был бы гораздо лучше.

Усевшись в повозку, Арсидис взял в руки красные шёлковые поводья, так как он был выше гномиков и сильнее, то ему было гораздо проще управлять повозкой. А гномики сели позади него на мягкое кремового цвета сидение. Попрощавшись с тётушкой Амелией, они двинулись в путь.

Стоило только Арсидису тронуть поводья, зайчик послушно потрусил по дороге в сторону города. Одди и его друзья заметно повеселели, что ни говори, а поездка на зайце была гораздо приятнее, чем долгий путь пешком.

Прошло примерно два часа, как и говорила тётушка Амелия, когда впереди показались зубцы каменных городских стен. Ворота были открыты настежь, и поэтому наши путники беспрепятственно въехали в город. Зайчик весело и без устали трусил, вперёд увлекая за собой повозку.

Одди, Глен и Арсидис во все глаза смотрели на многочисленные дома, которые лепились рядом друг с другом, как грибы после хорошего дождя. Эти дома были значительно больше тех, что были расположены за городскими стенами. А через несколько десяток минут они смогли видеть огромный белоснежный замок, он весь буквально сиял от хрустальных кристаллов, украшавших его от фундамента до черепичной крыши. Замок был окружён садом из благоухающих роз и кустов жасмина.

Зайчик остановился на дорожке возле лестницы, и друзья друг за другом выбрались из повозки. Пока они с восхищением оглядывались, к ним устремился невысокий, полненький человечек с приятным живым лицом и утонченными манерами придворного чиновника.

– Так, так, так, я вижу, что вы к нам последовали издалека?

Одди ответил, пока Арсидис с завистью изучал наряд придворного, а Глен любовался цветами жасмина, к которым был не равнодушен.

– Мы прибыли с визитом к королю Тасу из Латании.

Придворный охнув, всплеснул своими пухлыми ручками.

– О! Помилуйте, меня боги, они из самой Латании! Если не ошибаюсь, вы гномы?

Одди согласно кивнул.

– Да, мы с Гленом гномики, а Арсидис, он – радужный снип.

Придворный по очереди пожал руки всем троим и пригласил их войти в замок. Продолжая рассыпаться в любезностях, он ни на одну минуту не переставал трещать.

– Проходите, прошу вас, я провожу вас в гостиную, и вы расскажите мне о целях вашего визита, а я в свою очередь передам ваши слова Его Величеству, и он решит, принять вас или нет. Он сегодня немного не в духе, – пояснил придворный. – Злится он ужасно. Вчера потерял свою королевскую печать и не может заниматься делами. Мы, его верные подданные, перерыли весь замок сверху донизу, но так ничего и не нашли.

Рассевшись на мягких диванах в очень уютной комнате, Одди, Глен и Арсидис бегло поведали словоохотливому придворному о цели своего визита.

Внимательно выслушав их, придворный, почесав кончик своего тонкого, похожего на клюв носа, задумчиво произнёс.

– Н-да, вот уже почти две тысячи лет никто даже и не вспоминал про волшебный жезл. Тасийцы, наверное, уже сами позабыли, для какой важной цели он предназначен… Хорошо, я передам ваши слова нашему королю. Но окончательное решение будет принимать он, а не я.

Склонившись перед важными гостями, придворный спешно удалился, хорошо прикрыв за собой дверь, чтобы любопытные тасийцы не заглядывали в комнату с целью посмотреть на пришельцев.

Арсидис подошёл к окну и, легко вспрыгнув на подоконник, уселся, свесив одну ногу, а вторую подвернув под себя.

Глен переглянувшись с Одди, сказал весело.

– Арсидис, а этот придворный одет лучше, чем ты.

Тяжело вздыхая, Арсидис ответил, поправляя кружевной манжет своего костюмчика из нежно-салатового атласа.

– Да, он одет лучше, чем я. Но я не мог одеть свои дорогие нарядные и новомодные вещи, зная, что будем спускаться в подземелье. Я одел этот старенький костюмчик, да и то он уже весь в пыли и грязи.

Ответ Арсидиса был вполне исчерпывающий, и гномики не могли с ним не согласиться. Они переключили свою тему на то, как тасийцы изящно украшают свой замок. Они были просто очарованы, как тонко хрустальные кристаллы были вделаны в ажурные, кованые решётки, в деревянные панели, даже в оконном стекле и-то блестели мелкие стразы.

– Умеют они украшать свои жилища. Всё так красиво и великолепно.

Дверь в комнату бесшумно отварилась, и вошёл уже известный им придворный. У него был слегка взволнованный вид, бант на шее съехал в бок, а волосы немного встрёпаны, словно он бежал куда-то.

Друзья в ожидании устремили на него взгляды. Вытирая взопревший лоб кружевным платком, придворный сообщил.

– Его Величество примет вас, но только чуточку позже.

Одди ответил один за всех, так как его друзья разделяли его точку зрения.

– Но мы не можем ждать слишком долго.

Придворный, виновато улыбаясь, проговорил, разведя руками в стороны.

– Я понимаю вас, прекрасно понимаю. Но я не могу заставить короля изменить своё решение. Я всего лишь обычный придворный, а не советник Его Величества. А с этим самым советником лучше не связываться, он такой вредный.

Одди, Арсидис и Глен переглянувшись, согласно кивнули. Ведь простой придворный и впрямь не мог повлиять на решение своего короля, тем более что тот с утра был не в духе.

– Хорошо, мы подождём.

– Вот и отлично. Я распорядился, чтобы вашего зайчика покормили и завели в загон, чтобы он отдохнул. А вам выделят по отдельной комнате, чтобы вы тоже отдохнули с дороги. А к ужину, глядишь, с короля сойдёт, и он с радостью примет вас и отдаст жезл.

Придворный галантно отвесил поклон и, отворив перед ними дверь, жестом пригласил следовать за собой. Указав на три рядом расположенные комнаты, придворный удалился.

– Располагайтесь, отдыхайте. А я распоряжусь, чтобы вам принесли что-нибудь поесть.

Расположившись в одной из комнат, друзья с восторгом осмотрели роскошную обстановку комнаты, а потом залюбовались чудесным видом из окна, выходившим в сад с красивыми розовыми кустами, чей тонкий аромат струился в приоткрытое окно.

Менее чем через три минуты после ухода придворного, миловидная горничная принесла на большом подносе три тарелки с аппетитной на вид похлёбкой и запечённой ветчиной, вторая горничная внесла следом огромный хрустальный кувшин с лимонадом и три чашки. Обе горничные, пока ловко выполняли свои обязанности, расставляя еду и питьё на столе, во все глаза таращились на пришельцев из самой Латании. Им ужасно хотелось рассмотреть их получше, чтобы потом посплетничать на кухне с подружками, и только поэтому они работали вдвое медленнее.

Когда же обе горничные, наконец-то, ушли, о чём-то весело перешёптываясь, Арсидис удовлетворённо кивнул на тарелки с едой.

– Ну что, рискнём попробовать тасийские яства?

И первым зачерпнув полную ложку похлебки, отправил её в рот. Одди и Глен смело последовали его примеру, и, с трудом пропихнув в себя пересоленный суп, сморщились.

– Что это за гадость? – возмутился Глен, он как профессионал терпеть не мог, когда вот так издеваются над продуктами. – Я не понимаю, что у них за вкусы такие? Суп пересолен, он почти горек от соли!

Арсидис, морщившись и размешивая ложкой суп, предположил не смело.

– Может мясо будет получше? Как вы думаете, стоит попробовать, или сразу в окно выбросим?

Но и ветчина не оправдала их доверия, она была плохо запечена, практически сырой кусок мяса.

Глен возмутился ещё больше.

– Нет, это просто невозможно! Они умудрились испортить все продукты! Они что готовить не умеют, что ли?

Одди пожимая плечами, ответил, выкладывая из корзины еду, приготовленную тётушкой Амелией.

– Не знаю. Давайте, наконец-то, поедим.

Друзей уговаривать ему не пришлось, съев все до последней крошки, они напились воды из тыквенной бутылки, потому что лимонад, как можно было догадаться, был безнадежно переслащён.

После трапезы Арсидис поинтересовался, откидываясь на спинку кресла.

– Ну, чем займемся? До ужина ещё часа два и нужно их как-то скоротать. Лично я, если вы, конечно, не возражаете, часок, а то и все два, посплю.

– А я, я, пожалуй, схожу на кухню и посмотрю, как там работают эти бездельники, которых и поварами-то назвать можно с огромной натяжкой, да и, то только потому, что они напялили белые колпаки! – и с этими словами Глен воинственно засучив рукава вышел из комнаты.

Одди вышел следом за ним, оставляя Арсидиса одного в комнате.

– А я просто утолю свое любопытство и прогуляюсь по замку, посмотрю, что здесь и как.

Арсидис согласно кивнул и, свернувшись калачиком в углу огромной кровати, мгновенно уснул, даже раньше, чем Одди успел выйти из комнаты.

– А в нём и правда есть что-то кошачье, – с улыбкой прошептал Одди, прежде чем закрыть за собой дверь.

Глава пятая

Прогуливаясь по этажам замка, Одди убедился, что он так же прекрасен изнутри, как и с наружи. Везде блеск хрусталя, роскошные ткани, резные перила, решётки, украшенные хрусталём, огромные люстры с восковыми свечами. Одним словом, шик и блеск, тасийцы в роскоши превзошли даже эльфов.

По коридорам, то и дело, сновали придворные тасийцы и простые слуги, спешившие выполнять те или иные поручения своих господ, и все как один таращили глаза на гномика. Ну, ещё бы, некоторые из них впервые в своей жизни видели гнома, и это было для них огромным событием.

Проходя мимо кухни, Одди не удержался и заглянул в приоткрытую дверь, оттуда тянуло по-настоящему аппетитной едой. Глен деловито сновал от плиты к плите, и, громко командуя, советовал, сколько и чего класть в то или иное блюдо, а стайка поварят-несмышлёнышей бегали за ним по пятам и записывали в блокноты все его рекомендации. Два часа прошли незаметно, едва Одди успел вернуться в отведённую ему комнату и сесть в кресло, как дверь тут же открылась, и в комнату вошёл уже знакомый нам придворный. Отвесив глубокий поклон, он вежливо пригласил Одди в зал, где уже собрались все сливки тасийского общества во главе короля и королевы и королевскими отпрысками.

– По просьбе Его Величества я смею проводить Вас, господин Одди, в зал. Господа Арсидис и Глен уже там, а Вас я никак не мог отыскать.

– Я прогуливался, осматривал ваш замок, – смутился Одди. – И нахожу, что он просто великолепен. Я ещё ничего подобного в жизни не видел.

Придворный, гордо вскинув голову, ответил с таким заносчивым видом, словно иного мнения об их замке и быть не может.

– Да, конечно, он просто прекрасен.

– Простите, а как Вас зовут? – спросил Одди, понимая, что придворный так и оставался безымённым. Он либо забыл назвать своё имя, закрутившись в поисках печати короля, либо от удивления, когда увидел их, пришельцев из Латании.

Придворный густо покраснел и с силой шлёпнул себя по лбу ладонью.

– Я просто болван! Такие именитые гости пожаловали к нам из самой Латании, а я, я даже не назвал своего имени! – галантно расшаркавшись, придворный сию же минуту исправил эту досадную ошибку. – Главный придворный Его Королевского Величества Ситамет. Можно просто господин Сит. А теперь, господин Одди, прошу следовать за мной. Король просто горит желанием поприветствовать Вас. Не каждый день к нам жалуют такие именитые гости. Мне даже показалось, что с него сошла вся спесь.

Одди прошёл следом за господином Ситом в роскошно убранный зал, где за столами восседали все богатые и знатные тасийцы, а на возвышении стоял стол короля и королевы, принцы и принцессы все разных возрастов сидели отдельно от своих родителей.

Одди подойдя поближе к столу короля и королевы, отвесил им глубокий уважительный поклон.

– Ваше Величество.

Король был высоким, в меру худым с симпатичным лицом и эгоистично поджатыми губами, он был ещё молодым, ему едва сравнялось восемьсот лет.

Одди тут же сделал вывод, что король был капризным и принимал все решения по настроению. А вот королева производила впечатление доброй и отзывчивой молодой тасийки. Она была гораздо красивее своего надменного, надутого супруга. Но быть может, он был надутым только потому, что так оплошно потерял печать и до сих пор никак не мог найти её.

Поднявшись со своего места, король громко, чтобы его могли расслышать все придворные, произнёс.

– Добро пожаловать, Одди, в нашу скромную обитель, – после небольшой паузы король продолжил. – Мне очень приятно, что хоть кто-то из Латании, наконец, вспомнил о нашем скромном существовании и пришёл за Хрустальным Жезлом Велеса. Мой главный придворный Ситамет рассказал мне о цели вашего визита, и я с удовольствием передаю вам Хрустальный Жезл.

Одди довольно улыбнулся и отвесил ещё один глубокий поклон королю.

– Вы очень добры, Ваше Величество.

Король продолжил, взглянув на Арсидиса и Глена, сидевших рядом с господином Ситом.

– Какое благородство проявили вы все трое, спустившись в нашу страну, не побоялись неизвестности, рисковали своими жизнями, только потому, чтобы помочь Велесу… и, кстати, тут до нас стали доходить кое-какие слухи, будто бы Велес, как бы это выразиться? – король посмотрел на своего главного придворного в поисках помощи, и господин Сит, поднявшись со своего места, продолжил мысль своего короля.

– Мы слышали, что Велес очнулся от забвения, но его сила покинула его.

Одди смутившись, так как в некотором роде являлся виновником этого происшествия, ответил.

– Да, это действительно так. Но даже теперь, оставшись совсем без сил, Велес находится в крайне нервном возбуждении, он зол на всех и слишком агрессивен. Чтобы вернуть его душе спокойствие, мы и решили достать Хрустальный Жезл.

Король кивнул, усаживаясь на своё место.

– Да-да. Я понимаю. Именно для этого он и был создан моим отцом. После ужина я передам вам, послы Тонхирода, Хрустальный Жезл, и пусть в душе великого Велеса воцарится мир и спокойствие.

Придворные встретили завершение речи своего короля бурными аплодисментами, тот, поднявшись с трона, раскланялся и сел обратно.

Господин Сит проводил Одди на почётное место и усадил рядом с друзьями.

– Ты где ходишь? – шёпотом спросил Глен, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не отвесить Одди парочку подзатыльников как старший младшему. – Господин Сит с ног сбился, пока пытался тебя разыскать по всему замку. А это поспешу тебе напомнить некрохотная хижина, а господин Сит – не мальчик пяти лет.

– Извини, – попытался оправдаться Одди. – Я любовался прелестями этого замка и увлёкся, совершенно позабыв о времени.

Тем временем весьма расторопные слуги с рекордной скоростью расставили на столах блюда с едой, приготовленной с помощью Глена.

Король, видя, что все его гости медлят, не решаясь отведать угощения, первым отправил ложку с супом в рот. И на его лице отразилось выражение крайней степени удивления. Отложив ложку, он взялся за вилку с ножом, попробовав по чуть-чуть каждого из стоявших у него на столе блюд, король потребовал немедленно позвать в зал поварят.

Буквально через пару минут поварята в сопровождении слуги явились перед ясные королевские очи.

Едва переступив через порог, они быстро сорвали со своих голов белые колпаки и со слезами на глазах бросились на пол перед столом королевской четы.

– О, Великий Повелитель! На этот раз мы не виноваты! Это всё он! Он!

И все как один указали на Глена своими испачканными мукой пальчиками, совсем позабыв о том, что показывать пальцами неприлично и некультурно.

– Это он виноват, он! Он совался со своими советами, как нам лучше готовить! Это он виноват, вот и отправляйте его в подземелье до завтрашнего утра! Мы действовали по его указке!

Король с удивлением посмотрел на своих поварят, а потом перевёл взгляд на Глена.

– Это правда?

Глен поднялся со своего места и ответил.

– Да, Ваше Величество, это правда. Дело в том, что господин Сит распорядился насчёт нашего обеда и то, что нам принесли, это было что-то с чем-то. Даже вспоминать противно, суп пересолен, мясо не пропечено, а лимонад сладкий словно сироп. Ну, я и взял на себя смелость дать пару советов вашим поварятам… но я же не знал, что Вы предпочитаете есть именно такую еду…

Глен не договорил, потому что король, перебивая его на полуслове, горячо запротестовал.

– О, нет-нет! Я предпочитаю есть вкусную еду, приготовленную по всем правилам. И то, что я сейчас попробовал, это было просто восхитительно! А то, что мы ели в течение пяти месяцев, было просто ужасно. А всё потому что мой королевский повар сбежал.

И теперь вся кухня вот на этих вот малолетних бездельниках, – взмахнув рукой, король указал на поварят, которые уже успели подняться на ноги и недоверчиво просматривали записи в своих блокнотах, сделанные под диктовку Глена.

– Я рад, что сумел угодить Вам, Ваше Величество, – довольно улыбнулся Глен, понимая, что из-за него никому не попадёт.

Король спросил, с интересом поглядывая на Глена.

– А ты, видно, неплохо разбираешься в готовке, если сумел приготовить столь вкусные кушанья.

– Я – главный повар волшебника Тонхирода, – не без гордости ответил Глен. – Я работаю у него уже три года с небольшим, а до этого я учился в королевской школе гастрономии и на курсах кулинарии мадам Крюшон.

Король Рил недоверчиво посмотрел на гномика, но, отведав ещё кусочек нежного филе в сливовом соусе, кивнул.

– Чудесно. А ты не хочешь остаться здесь, в Тасу? Я бы назначил тебя главным королевским поваром. Ну, сам посуди, сейчас ты всего лишь повар у волшебника Тонхирода, да, личность, конечно, он довольно именитая. Но я –король, и ты станешь моим личным поваром. Я назначу тебе самое высокое жалование, подарю тебе целых пять комнат в моём замке в личное пользование, выделю штат помощников и личную повозку с самыми лучшими моими скакунами. Соглашайся, обещаю, что ты не пожалеешь.

Арсидис в панике уставился на Глена, он испугался, что гномик соблазнится посулами короля Рила и… придётся утром, в обед и вечером есть пригоревшую, пересолённую, вконец испорченную еду, потому что у Тонхирода на кухне служат точно такие же бездельники как и здесь.

И Арсидис, который до безумия любил вкусно поесть, прекрасно понимал, что без Глена вкусной еды не будет.

Но Глен, отвесив поклон, отказался принять такое заманчивое предложение короля.

– Я очень польщен Вашим предложением, но вынужден отказаться, хотя это очень большая честь для меня. Но в Латании я вырос, там мой дом, там мои родные и близкие, там моя родина.

Король Рил мягко улыбнулся, и прежде чем ответить, он немного подумал.

– Я вижу, что ты преданный своей стране, и поэтому я сделаю тебе подарок, ты его вполне заслужил Глен.

Стоило только королю хлопнуть в ладоши, в зал тут же вбежал придворный ювелир и преподнёс Глену отличительный знак Тасу. Большую, переливающуюся всеми цветами радуги хрустальную звезду.

Прикрепив звезду к лацкану своей курточки, Глен склонил голову в знак благодарности перед королём.

– Благодарю Вас, Ваше Величество.

– Не стоит благодарности, ты её заслужил. Хоть ты и не останешься с нами, но с голоду мы с твоей помощью не умрём. Ну а теперь приступим к ужину!

Придворные дамы и господа набросились на еду с таким азартом, что только писк за ушами на весь зал стоял, никого дважды уговаривать не пришлось, так как все слишком соскучились по вкусной, аппетитной еде.

Поварята с сомнением посмотрели на уплетавших еду придворных, потом ещё раз просмотрели записи в своих блокнотиках и поспешили на кухню, чтобы завтра тоже отличиться и получить по точно такой же хрустальной звезде, какая блестела на лацкане курточки Глена.

После чудесного ужина были танцы, и вот тут уж отличился Арсидис, все придворные дамы, включая королеву и принцесс, непременно хотели с ним потанцевать, а Арсидис не отказывал себе в удовольствии и блистал на балу как звезда. Одди, весело прихлопывая в ладоши в такт музыке, смотрел, как весело резвится Арсидис, а Глен с завистью ворчал что-то там о вёрткости и позёрстве молодого снипа.

Почувствовав, что кто-то тихонечко тронул его за рукав, Одди оглянулся. Господин Сит жестами отманил его в стороночку, чтобы никто не смог помешать им говорить, зашептал.

– Господин Одди, я понимаю всю серьёзность вашей опасной миссии, которую вы на себя взяли, и поэтому я хочу вас предупредить об опасности исходящей от Хрустального Жезла.

– Мы не боимся опасностей, – решительно ответил Одди и спросил. – А о какой именно опасности Вы говорите?

– Дело в том, что… ах, как бы мне хотелось поточнее всё вспомнить, но я стар, и многое уже забывается. Хрустальный Жезл хранится в Тасу уже три тысячи лет под очень надёжной охраной не просто так. Он является ключом, и за ним охотится очень сильный колдун. Он вознамерился получить душу Велеса и подчинить его своей воле и заставлять выполнять свои жуткие приказания. Так что вы должны быть очень осторожны, потому что этот колдун находится не в Тасу, а во внешнем мире.

– Вы говорите о Латании? – спросил Одди с замиранием сердца.

– Да, именно о Латании. Он там, вся опасность оттуда.

– О нет! – раздался громкий, полный отчаяния голос короля Рила.

В одно мгновение прекратились смех и веселье, музыканты же прекратили играть, всё внимание было устремлено на короля, а по залу пробежал взволнованный шёпот.

Одди, Глен и Арсидис, следуя за господином Ситом, тоже подошли к бледному, словно мел, королю.

– Что случилось, Ваше Величество? – спросил негромко господин Сит.

Король Рил, откинув алмазную крышку ларца, произнёс в ответ.

– Хрустальный Жезл исчез. Кто-то похитил его.

В зале повисла такая тишина, что даже было слышно, как весело журчит вода в фонтане на улице.

Одди, чувствуя, что внутри у него всё покрывается ледяной коркой, спросил с надеждой, что королю просто принесли не тот ларец.

– Вы в этом точно уверены, Ваше Величество? Может Вам принесли не тот ларец?

– Нет, это именно тот ларец, в котором мы тысячелетиями хранили Хрустальный Жезл. А теперь его нет здесь. Где хранитель Хрустального Жезла? Почему его до сих пор нет в зале? Где он?!

Придворные тихонечко продолжали стоять вдоль стен, боясь лишний раз пошевелиться, дабы не привлекать к себе внимание короля.

А господин Сит в это время быстро распорядился, чтобы в зал привели хранителя Хрустального Жезла. Буквально минут через пять в зал внесли золочёное кресло, а в нём на шёлковых подушках, сгорбившись, сидел древний полуслепой и полуглухой старик, маленький и сухонький. Он даже не понимал, что произошло, почему его потревожили. Король буквально в шоке уставился на старика и вопросил таким жалобным тоном, что Одди стало его жалко.

– Это Вы хранитель Хрустального Жезла?

Старик завертел почти лысой головой в бархатном колпаке и, приложив дрожащую ладонь к уху, сипло произнёс.

– Што? Што ты говоришь?

Господин Сит, подойдя к старику вплотную, заорал прямо ему в ухо.

– Король Вас спрашивает, это Вы хранитель Хрустального Жезла?

– Што ты кричишь? – возмутился старик. – Я не глухой! Да, это я хранитель Хрустального Жезла.

Всё было слишком смешно и в другой раз можно было бы посмеяться, но в данной ситуации никому не было до смеха. Старик тем временем нацепил на нос очки и посмотрел на короля.

– Кто это? Што это? Што это за молодой человек?

– Это Его Величество, король Тасу. – закричал господин Сит в самое ухо старика, но, правда, уже чуть тише.

Смотритель оглянулся на господина Сита и гневно возмутился.

– Да, што ты мне тут за сказки рассказываешь? Это не король, я што разве короля Таса не узнаю? Тас не такой.

Господин Сит деликатно кашлянул, прежде чем доложить старику.

– Это сын короля Таса, король Рил. Король Тас умер уже как шестьсот лет тому назад.

Забыв обо всём на свете, старик, сокрушаясь, закачал головой и запричитал.

– Ох, а какой же он был ещё молодой, такой молодой.

Король махнул рукой, и старика унесли обратно, всё равно толку от него было мало. В зале по-прежнему стояла полнейшая тишина. А король усиленно думал. И прошло немало времени, прежде чем в его красивую голову пришёл ответ. Король Рил был ещё очень молод, и жизнь ему казалась в вечно розовом свете, и поэтому он думал так долго. Тем более за время его правления он ещё ни разу не сталкивался с какими-либо проблемами, а тут такой неожиданный поворот сюжета.

– Наверное, нужно позвать придворного мага, – наконец, не очень уверенно произнёс король и посмотрел на господина Сита, ища у него одобрения.

И в тот же миг в зал ворвался сильный вихрь, придворные быстро схватились за свои шляпы, чтобы их не сорвало с головы, а дамы, чуть ли не плача, смотрели в крохотные зеркальца на свои некогда роскошные причёски. Пройдясь по всему залу, вихрь, затихнув, остановился прямо перед королевским столом. Перед взорами всех присутствующих в зале появился высокий, средних лет маг в широких, чёрных одеждах и в небольшой остроконечной шапочке. Склонив перед королевской четой голову, маг спросил.

– Вы звали меня, Ваше Величество?

– Звал, – уверенно кивнул король. – Я хочу знать, кто осмелился похитить Хрустальный Жезл прямо из нашей сокровищницы?

– Ну, это проще простого, – ответил придворный маг и, взмахнув рукой, прочитал какое-то небольшое заклинание. В воздухе прямо перед троном возник золотой экран, по мнению Одди, похожий на огромное кухонное блюдо.

– Похоже на блюдо, – прошептал Глен и друзья, не смотря на всю серьёзность ситуации, переглянувшись, захихикали.

– А это и есть блюдо, – шепнул в ответ господин Сит. – Раньше мы ели с него зелень. До тех пор, пока наш маг не присмотрел его для своих целей.

Тем временем маг водил руками по поверхности висевшего в воздухе блюда, и на его матовой поверхности постепенно появлялось изображение. Вот тёмная башня. По каменной винтовой лестнице, не спеша, поднимается высокий старик в трепещущем на ветру белом одеянии, а в руке у него… Хрустальный Жезл! Он искрит и переливается в ярком свете луны, и в хрустальном шаре на самом его конце трепещет едва заметный огонёк бледно-золотистого цвета. Душа Велеса – так одновременно подумали Одди, Арсидис и Глен. И они были совершенно правы. Лунный свет на мгновение упал на лицо старика, и по залу прошёл взволнованный гул голосов.

– Это Шим!

– Кто такой Шим? – спросил Одди у господина Сита, который старался держать лицо, но, по правде сказать, это давалось ему с большим трудом.

– Это волшебник, – пояснил он шёпотом. – Он настолько силён, что никто из нашей страны с ним не связывается. Он живёт на самом краю скалистого ущелья над бурной рекой, ну и всё такое. Но он не Тасиец. Он жил здесь задолго до того, как король Тас привёл в эти земли свой народ.

Одди переглянулся с Гленом, а Арсидис, так как во все глаза смотрел на блюдо, ни слова не слышал из их разговора с господином Ситом.

– Шим жил здесь до того, как тасийцы пришли в эти земли? Но ведь в подземелье без солнца жить совершенно невозможно. А солнце создал для тасийцев Велес.

– В каком ещё подземелье? – удивился господин Сит, у него даже брови приподнялись. – О чём Вы, друг мой любезный?

– Я о том, что страна Тасу, она же находится в подземелье, – неуверенно проговорил Одди. – Так в книгах было написано.

Господин Сит замахал своими пухлыми ручками.

– Нет-нет. Тот, кто писал эти книги, должно быть ошибся! Мы находимся по эту сторону горной цепи, и наша страна не подземная, а нижняя. Тасу – нижняя, а Латания – верхняя. Ну а, солнце у нас одно на всех и на Тасу, и на Латанию.

Глен уточнил, чтобы быть полностью уверенным.

– Значит, это обычная страна, просто она находится ниже, чем Латания, по эту сторону гор?

– Именно. Но в ту пору, когда император Галактий напал на Латанию, эта страна была необитаема, земля не обработана, и всё запущенно. Только один волшебник Шим жил здесь в своём замке… и до этого случая с похищением Хрустального Жезла он жил тихо и мирно. Ну, по крайней мере, никого не трогал. Интересно, зачем ему потребовался Хрустальный Жезл?

Этот вопрос озадачил не только господина Сита.

Король спросил, обращаясь скорее сам к себе, чем к кому-то из своих придворных.

– Зачем Шиму потребовался Хрустальный Жезл? – и добавил задумчиво. – И как вернуть Жезл обратно? Кого бы мне за ним отправить?

Придворные живо спрятались за пышными юбками своих жён, матерей, сестёр и дочерей, справедливо полагая, что король отправлять в опасное путешествие женщин не станет. А придворный маг в одно мгновение забрал своё блюдо и растворился в воздухе, словно его и не было.

Король Рил осмотрелся по сторонам и сурово сдвинул брови.

– Значит вот как?

Поднявшись со своего места, Одди отвесил королю вежливый поклон.

– Ваше Величество, не стоит так переживать. Мы сами вернём Хрустальный Жезл. Вы только укажите нам путь к замку Шима.

По залу прошёл вздох облегчения и одобрительный гул, похоже, что всех устраивало такое предложение даже самого короля Рила.

Довольно кивнув, король хлопнул в ладоши, и в зале воцарилась полнейшая тишина.

– Одди, ты и твои друзья более чем достойны восхищения. Со своей стороны, я дам вам карту и всё необходимое, что сможет вам потребоваться в пути.

Одди, посоветовавшись с друзьями, решил, что им лучше всего отправиться в путь прямо сейчас. Конечно, гораздо удобнее было дождаться утра, но Лен, он же сидит в пещере и терпеливо ждёт, когда они вернутся. И было бы просто несправедливо спать в тёплой и уютной постели, в то время как их товарищ сидит в холодной и тёмной пещере на каменном полу. Тем более у них не было никакой возможности сообщить Лену о том, что пока у них всё в полном порядке.

– Мы отправимся в путь прямо сейчас.

Король дважды хлопнул в ладоши, и в зал внесли такое количество еды, воды, тёплых одеял, плащей и всевозможной посуды, словно в поход отправляется сам король со всей своей свитой.

Глен отобрал немного еды и заполнил бутылку водой.

– Мы готовы.

Король разочарованно посмотрел на груду снеди оставленную лежать на столах и спросил.

– Как, это всё? Так мало? Может быть, возьмёте ещё вот эти булочки или парочку тёплых одеял? В Тасу ночами стоит ужасный холод. Или вот этот замечательный матрасик?

– Нет, Ваше Величество, уверяю Вас, что этого вполне достаточно, – упрямо стоял на своём Глен, но Арсидис таки прихватил пакет с пирогами и сунул их в корзину.

Господин Сит принёс волшебную карту и показал им, как ею пользоваться. Стоило только раскрыть пергамент, на его гладкой и ровной поверхности появлялось изображение страны Тасу в мельчайших подробностях. А маленький золотой мячик оживал и весело катился по нарисованной дороге, точно указывая путь, нужно было только назвать адрес, куда хотелось попасть. Очень полезный пергамент, особенно для тех, кто оказывался в Тасу впервые.

Зайчик, запряжённый в нарядный возок тётушки Амелии, уже нетерпеливо ожидал друзей возле ступеней замка.

Провожать смельчаков в дальний и опасный путь вышли все обитатели замка во главе короля с королевой.

Усевшись в возок, Арсидис взял в руки повод, а Одди, разложив карту, скомандовал.

– В замок волшебника Шима!

И путешествие полное приключений и опасностей вновь началось.

Глава шестая

– Долго ещё? – в очередной раз спросил Арсидис, действуя на нервы. Он уже успел надоесть своим нытьём и одним и тем же вопросом, и поэтому Одди и Глен оставили его без ответа.

Но Арсидис был очень упрям и поэтому спросил ещё раз, но уже громче, чтобы друзья не смогли притвориться, что не расслышали его вопроса.

– Ну так, долго нам ещё до замка волшебника Шима?

Одди раздражённо ответил, потому что Арсидис успел уже вывести его из терпения.

– Арсидис, замок Шима – очень большое здание, и оно, надо полагать, будет хорошо просматриваться издалека. Как только мы приблизимся к нему на достаточное расстояние, то обещаю, что ты его увидишь первым.

Но, видно, ответ Одди не успокоил Арсидиса, потому что, остановив повозку, он, развернувшись к ним лицом, выхватил карту из рук Глена, сердито посмотрел на неё. Маленький золотой мячик не прошёл и половины пути.

– Что?! – возмущённо завопил Арсидис. – Мы только ещё здесь? Мы здесь?! – он зло ткнул в пергамент и мячик ловко отклонился в сторону, чтобы в него не попали пальцем. – Мы едем уже как минимум три часа, скоро уже совсем стемнеет, а нам ещё ехать и ехать до этого волшебника Шима! Это просто кошмар какой-то! Это просто невозможно терпеть!

Зайчик тяжело вздохнул, он полностью разделял мнение Арсидиса, ведь ему приходилось тащить возок с тремя пассажирами, а это было не так уж и легко, как могло показаться со стороны.

Выпустив пар, Арсидис, гневно дёрнув за повод, устремил свой взгляд вперёд, а возок быстро покатился по ровной дороге увлекаемый бедным, уставшим зайчиком. Да, это тебе не тётушку Амелию на рынок возить и обратно.

Через некоторое время друзья въехали в тёмный лес. Густые ветви сомкнулись у них над головами, закрывая свет заходящего за горизонт солнца. Страх липкой рукой прошёлся по спинам путников. Они не знали, кто или что скрывается за деревьями этого старого дремучего леса, который стоял тут тысячи и тысячи лет.

Чтобы отвлечься от страшных мыслей, Одди сверился с картой.

– За лесом пролегает большое поле, а уже потом начинается горная местность – владения Шима. Они пролегают с северо-востока до южного горного массива.

– Странный он старик, – проворчал Арсидис. – В Тасу столько свободного места, а он избрал себе именно скалы, голый и бесполезный камень.

Лес всё плотнее и плотнее сжимался вокруг путников, и скоро дорога превратилась в совсем узкую тропинку, так что возок то и дело подпрыгивал то на кочке, то на корне дерева.

Глен прошептал, чувствуя, что язык прилипает от страха к нёбу.

– У меня такое чувство, словно за нами кто-то наблюдает.

– Кто? – в ответ прошептал Одди. – Этот лес необитаем. Так, по крайне мере, написано в карте.

– Не знаю, – упрямо стоял на своём Глен. – Но мне отчего-то кажется, что эти деревья вот-вот оживут и схватят нас своими руками-ветками.

Арсидис, пригнувшись, чтобы веткой не задело его волосы, ответил, поддерживая Глена.

– Мне тоже так кажется. Эти ветки, словно нарочно, хватают меня за волосы и стараются хлестнуть по лицу. Они всё ниже и ниже, и ниже.

Ветки, и правда, спускались всё ниже и ниже, словно кто-то, невидимый глазу, нарочно пригибал их к земле. И прежде чем Одди успел хоть что-то ответить, из густой листвы склонившейся к самому его лицу ветки выглянул маленький человечек. Он был такой крохотный, покрытый зеленоватым густым мехом, с рыжей копной волос, торчавших во все стороны. Улыбнувшись, малыш, не удержавшись, сорвался с тоненького прутика и свалился прямо в руки Глена.

– Привет, – весело и одновременно смущённо сказал он и тут же с азартом предложил. – Давай поиграем?!

Глен, Одди и даже Арсидис умилённо улыбнулись такому миленькому малышу. А вот зайчик, зайчик отчаянно рванул вперёд, высоко выбрасывая задние ноги, отчего возок болтало и трясло в разные стороны.

– Ой-ой-ой! – запричитал Арсидис, подпрыгивая на каждой кочке и изо всех сил дёргая повод.

– Что это с ним? – испуганно спросил Глен, одной рукой прижимая к себе малыша, а другой крепко держась за спинку сидения.

– Что-то его напугало! – ответил Одди, тоже вцепившись в спинку. – Только я не понимаю, чего он так испугался?

– Меня! – ответил малыш, цепко держась за курточку Глена. – Зайчик боится меня.

– И меня!

– И меня!

– И меня!

– Меня!

Послышался весёлый гомон тонюсеньких голосочков, и со всех сторон из густой листвы ветвей повысовывались точно такие же малыши. Маленькие, зеленоватые человечки с густой копной рыжих волос.

– Давай играть! – потребовали человечки, и вот уже со всех сторон словно эхо неслось.

– Давай играть!

– Давай играть!

– Давай играть!

Сотни, тысячи крохотных ручек тянулись к ним со всех сторон.

– Играть!

– Играть!

– Играть!

Зайчик нёсся, словно сошёл с ума, гомон тонюсеньких голосочков подстёгивал его словно щелчок хлыста. А крошечные ручки всё тянулись и тянулись с разных сторон, хватая за волосы, за одежду.

Отбиваясь, Арсидис выпустил из рук повод, а Одди и Глен в одно мгновение остались без своих колпачков, в придачу у Глена проворные ручки сорвали хрустальную звезду, подарок короля Рила, выдрав её прямо с куском ткани.

Зайчик бежал, бежал и бежал до тех пор, пока звонкие голоса, не затихнув, растаяли вдалеке.

Выбравшись из леса, зайчик рухнул без сил на холодную землю и замер.

– Он устал, – проговорил Арсидис, выбираясь из возка, он посмотрел на зайчика и добавил – Бедняга, он совсем из сил выбился с этой гонкой.

Одди и Глен выбрались следом за Арсидисом.

– Теперь я понимаю, почему этот лес называется необитаемым, – проговорил Глен. – Интересно, что это за существа такие?

– Не знаю, – ответил Одди. – Может лесные эльфы или кикиморы.

– Лесные торусы мы. Лесные торусы! – произнёс тонюсенький голосок, и все трое с испугом посмотрели в сторону возка.

Из корзины с едой высунулась зелёная рожица малыша, рот у него был набит едой, и поэтому говорил он не слишком внятно.

– Лесные торусы. Лесные торусы! – прожевав ягоду винограда, повторил малыш и тут же с радостью предложил. – Давай играть!

Арсидис решительно подошёл к возку и, схватив за шкирку этого самого лесного торуса, вытащил его из корзины и поставил на землю рядом с собой.

– А ну-ка вылезай, маленький негодник! Залез он в корзину с ногами, какой фрукт!

Но строгий тон ничуть не испугал кроху, наоборот, резким прыжком лесной торус бросился на Арсидиса и повис у него на шее.

– Давай играть! Давай играть! Играть, играть!

Одди рассмеялся, а Глен, покачав головой, сказал.

– А ты ему, похоже, понравился, Арсидис.

Отбиваясь от назойливого торуса, Арсидис напрасно старался отцепить от себя цепкого малыша, но торус держался крепко-накрепко, то и дело повторяя.

– Давай играть! Ну, давай играть!

Понимая, что друга спасать как-то нужно, Глен, вытряхнув из корзины практически всю еду, понадкусанную торусом, с помощью Одди с великим трудом отцепил от Арсидиса малыша, и вместе посадили его в корзину, плотно закрыв сверху крышкой.

– Посиди-ка тут ещё немножко.

Корзина отчаянно подскочила вверх раз, другой, третий, затем упала на бок, и крышка свалилась, открывая выход торусу. Выпрыгнув из корзины, малыш гневно закричал, набрасываясь на Глена, справедливо посчитав его инициатором подобного с ним обращением.

– Только играть! Играть!

Арсидис предложил идеальное решение, пока помогал Одди оттаскивать торуса от Глена.

– Нужно вернуть его в лес.

И все четверо, включая и торуса, посмотрели в сторону леса. По-видимому, самого торуса подобная идея в восторг не привела, потому что он с отчаянным визгом бросился обратно в корзину и даже крышкой закрылся.

– Не пойду! – раздался его тоненький голосок. – Там скучно. Играть не с кем! С вами. Хочу с вами!

Вынув корзину из возка, Арсидис поставил её на землю.

– Извини, но ты остаёшься здесь. Иди в лес к своим братьям и сестрам.

Но торус наотрез отказался покидать корзину.

– Нет.

Тем временем зайчик, немного отдохнув, поднялся на ноги, и друзья поспешили продолжить свой путь.

Возок быстро удалялся от одиноко стоявшей корзины с лесным торусом. Скинув крышку, малыш некоторое время печально смотрел им вслед, держась за края корзины. Потом повернув голову в сторону леса, он скроил на мордочке забавную рожицу, заявил.

– Буду играть!

По-кошачьи выпрыгнув из корзины, торус огромными скачками помчался следом за возком. Дорога пролегала мимо поля с пшеницей и делала приличный крюк, чтобы сократить свой путь, торус свернул с дороги и поскакал прямо через поле. Завязая в высоких колосках, отчаянно визжа и высоко подпрыгивая, маленький торус, наконец, выбрался из этих страшных для него зарослей и шлёпнулся на твёрдую землю широкой тропы. Поднявшись на ноги, он взобрался на придорожный камень и стал терпеливо дожидаться возок.

Можно было себе представить ужас и удивление наших друзей, когда к ним в возок вспрыгнул торус. Они же думали, что отделались от назойливого малыша на совсем, но не тут-то было!

– Опять ты! – в один голос вскричали Арсидис и Глен. – О нет, только не это!

А добренький Одди, смирившись, принял решение.

– Ладно. Пусть едет с нами. Вернём его в лес на обратном пути.

Дождавшись решения, которое его вполне устраивало, торус шлёпнулся на сидение рядом с Одди и, уткнувшись ему в колени, сладко зевнул.

– Устал, – коротко сообщил он и мгновенно уснул.

А друзья всё продолжали своё путешествие, уверенно продвигаясь к своей заветной цели – замку волшебника Шима.

Глава седьмая

Был уже глубокий вечер, когда, наконец, показался замок волшебника. Это было поистине ужасное здание. Высокие чёрные стены возвышались над пологой каменной равниной и взмывали, как показалось усталым путникам, до самого неба. Замок был окружён крепостной стеной, а далеко внизу в горном ущелье бурным потоком неслась река. Луна то скрывалась за чёрными облаками, то показывалась, вновь освещая замок.

– Какое мрачное место, – прошептал Одди и переглянулся с друзьями.

Они молча кивнули, разделяя его точку зрения. Даже лесной торус и тот, притихнув с удивлением, смотрел на возвышавшееся над ущельем здание. Это было ему в новинку, потому что он ещё ни разу не покидал своё дерево в родном лесу, а тут такое. Выбравшись из возка, Арсидис подошёл к обитой железом двери в крепостной стене и трижды ударил в гонг.

Через какое-то время по ту сторону стены раздались тяжёлые шаги, и дверь раскрылась. Лицо привратника было каменным, словно ожила каменная глыба. Тяжело отступив в сторону, каменный привратник молча пригласил путников войти во двор.

Оставив свой возок за пределами стен, Одди, Арс и Глен вошли в дверь, торус тут же бросился следом за ними, но дверь с грохотом закрылась прямо у него перед носом, прежде чем он успел прошмыгнуть во двор.

– Забыли! Забыли меня! – заметался малыш вдоль стены.

Он изо всех сил старался подпрыгнуть как можно выше, чтобы перепрыгнуть через преграду, разлучившую его с новыми друзьями. Но у него ничего не получалось, ему не хватало сил, даже чтобы допрыгнуть до небольшого оконца над дверью.

– Забыли! Забыли! – Торус, опустившись на четвереньки, принялся быстро рыть, надеясь, что удастся сделать подкоп, но и тут у него ничего не вышло.

Камни были очень велики, чтобы справиться с ними, ему нужно было быть в десять, а то и в двадцать раз выше своего роста. Расстроившись, торус вернулся обратно в повозку и, подперев щёки руками, враждебно уставился на запертую дверь.

Одди со своими друзьями медленно поднимались по крутым высоким ступеням лестницы следом за своим провожатым.

Замок внутри казался ещё более мрачным, чем снаружи. Серые стены, серые потолки, серый каменный пол, и нет нигде ни яркого коврика, ни занавесок, только серый холодный камень.

Когда вдоль стен наши друзья увидели таких же каменных людей как тот, что вёл их за собой, то по их спинам прошёлся лёгкий, неприятный холодок.

– Наверное, это слуги волшебника Шима, – робко предположил Арсидис.

– Нет, молодой человек, – раздался грозный голос из пустоты. – Это не слуги. Это мои пленники.

Одди, Арсидис и Глен стали испуганно озираться по сторонам, пытаясь увидеть обладателя голоса, но, нет, никого по близости не было.

Раздался громкий смех, видимо, хозяин голоса остался доволен результатом, который он произвёл на незваных гостей.

– Кто Вы? – спросил Глен.

– Где Вы? – подхватил Арсидис.

– Это волшебник, – ответил Одди. – Он единственный обитатель замка. По крайне мере, живой.

– Гном прав, – опять раздался голос, и прямо перед ними возник тот самый старик, которого они видели в блюде. – Я волшебник Шим. Отвечайте, кто вы такие и что вам потребовалось в моём замке?

Одди ответил, потому что у Арсидиса и Глена языки вообще к нёбу прилипли, они не смогли даже хоть что-то сказать.

– Мы к Вам пришли из Латании. Меня зовут Одди, а это мои друзья Арсидис, он радужный снип, а это Глен – он тоже гном.

Волшебник Шим, вскинув одну седую бровь, с интересом посмотрел на Арсидиса, на его чистенький нарядный костюмчик из голубого и синего бархата, каким его снабдил господин Сит, на его ослепительно белые волосы.

– Радужный снип? – произнёс он недоверчиво. – Очень интересно. Я ещё ни разу не видел радужных снипов. Очень любопытный экспонат для моей коллекции.

– Коллекции? – произнёс Арсидис при виде каменных истуканов, стоявших вдоль стен, его начинал пробирать страх. – Я не понимаю… я экспонат?

Продолжая кривить губы в злой усмешке, волшебник, оставив Арсидиса без ответа, перевёл взгляд на Одди и повторил свой вопрос.

– Так зачем вы пришли ко мне? Обычно по доброй воле ко мне никто не приходит.

Одди ответил, глядя на то, как волшебник лёгким движением руки зажёг факелы на стенах и большой камин. Но в этом мрачном зале ничто даже дневной свет был не в силах разогнать веками сгущавшийся мрак.

– Мы узнали от короля Рила – правителя Тасу, что Вы похитили Хрустальный Жезл.

– Ну, было дело, – добродушно согласился волшебник, направляясь к высокому каменному креслу, стоявшему на небольшом возвышении в центре зала. – Только я не похищал жезл. Я забрал его. Но это не столь важно. Важно то, что вы явились ко мне именно за Хрустальным Жезлом.

Одди подтвердил на свой страх и риск, вступая в переговоры с волшебником, который по своей сути не был добрым.

– Да, мы пришли за Хрустальным Жезлом и надеемся, что Вы поступите весьма разумно и вернёте его королю Рилу.

– С какой это стати? – надменно фыркнул волшебник. – Почему я должен возвращать Хрустальный Жезл королю Рилу? Он бесхарактерный глупец, у него в голове одно веселье. У него жезл находился в огромной опасности. Любой мог беспрепятственно проникнуть в замок и забрать жезл, что я собственно и сделал. Но в отличие от кого-либо я не стараюсь использовать силу Хрустального Жезла в своих корыстных целях. Сила жезла очень велика, и я не могу позволить, чтобы он попал в руки какого-нибудь злодея. А вы можете передать королю Рилу, что я полностью снимаю с него всю ответственность за жезл и беру её на себя. Отныне и навсегда Хрустальный Жезл будет храниться в моих владениях.

Одди спросил, хотя ответ волшебника исчерпывал этот вопрос полностью.

–Значит, Вы не вернёте жезл королю Рилу?

– Нет, – твёрдо произнёс волшебник Шим. – Я не верну жезл ни королю Рилу, никому либо ещё. Он мой. Так что уходите отсюда подобру-поздорову, пока я не обратил вас в камень и не пополнил вами свою коллекцию.

Арсидис судорожно сглотнул слюну и умоляюще посмотрел на Одди.

Волшебник, взмахнув рукой в сторону двери, открыл её и обратился к одному из своих каменных истуканов.

– Проводи гостей до выхода, чтобы они случайно не заблудились и не вошли не в ту дверь.

Каменный истукан отделился от стены и, тяжело ступая, медленно пошёл к выходу.

Одди и его друзьям ничего не оставалось делать, как пойти за ним следом.

Когда за ними захлопнулась дверь крепостной стены, Одди от расстройства уселся прямо на землю неподалёку от двери.

Торус едва увидел их, как оживился, и тут же бросился к Арсидису, что-то радостно лопоча.

– И как нам теперь быть? – проговорил Одди, подпирая голову руками. – Жезл у волшебника Шима, а он отдавать его нам не собирается.

– Может быть, попробуем его выкрасть? – предложил Арсидис, изо всех сил стараясь отчикнуть от себя торуса, вцепившегося мертвой хваткой в его воротник.

Глен спросил, грустно усмехнувшись.

– Ага, чтобы он нас превратил в камень? Нет, Арсидис, это слишком рискованно. Он очень сильный волшебник.

Одди понимал, что на этот раз у них ничего не получилось. Они проиграли. Опустив голову, Одди медленно побрёл за Гленом и Арсидисом к повозке.

– Это несправедливо, почему волшебник Шим отказывается вернуть Хрустальный Жезл? Тасийцы специально изготовили его для того, чтобы помочь Велесу.

Арсидис попытался успокоить Одди, по-дружески похлопав его по полечу, он сказал.

– Ничего тут не поделаешь. Видимо, придётся с этим смириться и рассказать обо всём Тонхироду, когда он вернётся. Я думаю, что он нас выслушает и что-нибудь придумает. А мы тут совершенно бессильны.

– Он даже не захотел нас выслушать, – продолжал сокрушаться Одди. Он рассеянно гладил торуса по всклокоченным волосам, а тот, словно кошка, от удовольствия жмурился и урчал.

Проехав примерно с час, друзья почувствовали себя такими уставшими, такими разбитыми, что решили прямо здесь, под открытым небом переночевать.

– Может нам устроиться на ночлег? – спросил Глен устало. – Мы все устали, а зайчик тем более. Весёлое занятие – целый день тянуть повозку с двумя гномами, одним снипом и торусом.

Едва только заслышав, что кто-то упомянул о нём, торус открыл слипающиеся глаза и пролепетал прежде чем вновь уснуть.

– Лесным торусом, лесным. Спать.

Одди погладил его по голове и согласился с Гленом.

– Ты прав. Нам действительно просто необходимо отдохнуть и как следует подумать о том, как нам быть дальше.

Набрав сухих веточек от скудно растущих на каменистой почве деревьев и сухой травы, друзья развели костёр, используя пока ещё небольшие магические знания Арсидиса, что он получил от Тонхирода. Не смотря на столь позднее время, от ужина никто отказываться не стал.

Перекусив, все четверо улеглись спать прямо на траве возле возка. Арсидис, Одди и Глен уснули мгновенно, а вот торус, торус едва только сомкнул глаза, тут же их открыл. Сладко потянувшись, он, перекатившись с боку на бок, попытался уснуть, но тут он заметил, что из кармана курточки Арсидиса высовывается какой-то прозрачный пузырёк, заткнутый пробкой, а в нём отчаянно мечется нечто. Что это, торус не знал, но он очень хотел познакомиться. Сна ни в одном глазу как не бывало, вскочив на ноги, торус одним ловким прыжком прыгнул через Одди и аккуратно приземлился между Арсидисом и Гленом. Уцепившись обеими руками за толстую для него верёвку, торус с усилием потянул за неё, вытаскивая пузырёк из кармана спящего Арсидиса.

Немного усилий и склянка с Люциус Гарто медленно выползла из кармана и осветила всё вокруг себя…Спящих, повозку и деревья.

Глен поморщился от яркого света и, закрывшись рукой, отвернулся, чтобы ему в лицо не светило.

Торус испуганно обхватил пузырёк обеими руками, быстро поскакал прочь от спящих, чтобы не разбудить их. А то вдруг Арсидис проснётся и отнимет у него бутылочку с этим интересным светящимся существом. Ведь до этого он же прятал его, совсем не желая делиться со всеми. А они просто поиграют и всё, торус положит бутылочку на место, и никто ничего не узнает.

Рассуждая, таким образом, торус, присев в сторонке на камень, осторожно постучал крохотным кулачком по стеклянным стенкам.

– Привет. Давай поиграем?

Напугавшись, Люциус Гарто ещё отчаяннее заметался по своей стеклянной темнице. Сочтя это согласием, торус вцепился обеими ручками за пробку и с силой потянул за неё с намерением освободить своего нового друга. Совсем немного усилий и пробка с глухим звуком выскочила из горлышка, а Люциус Гарто, вырвавшись на свободу ослепительным столбом света, высоко взмыв в воздух, стрелой полетел домой, в Латанию.

Торус, чувствуя себя обманутым, с отчаянным визгом подпрыгивал вверх, стараясь схватить Люциус Гарто.

– Играть! Играть! Играть!

Огромными скачками торус мчался следом за улетавшим от него Люциус Гарто. Вдруг, откуда ни возьмись, прямо перед ним возник человек, и прежде чем малыш успел хоть что-то понять, быстро накрыл его сачком.

– Попался! – довольно прохрипел он отвратительно грубым голосом. – Так, что тут у нас?

Вытащив из сачка, вырывавшегося из его руки торуса, он с любопытством покрутил его в разные стороны.

– Что это? Что это за существо? Мелкое… может быть луговой… как их     там? – он задумался, вспоминая всех известных ему существ, селившихся на лугах, но на ум так ничего и не шло. Сунув торуса в мешок, он махнул рукой. – Ладно, потом разберусь с ним.

Торус отчаянно затрепыхался в мешке, стараясь выбраться на свободу, но всё напрасно, ткань была слишком прочной.

– Пусти! Пусти меня! Пусти!

– Ути-пути, какие мы разговорчивые, – хрипло посмеялся человек, вприщур оглядываясь по сторонам.

Человек с мешком был Гут – охотник за редкими видами живых существ. Он охотился за ними по всей стране, похищал младенцев из колыбелек, воровал детей, гулявших в парках, и заманивал хитростью молодых и несмышлёных юношей и девушек, чтобы потом продать их в рабство или как диковинку жутким коллекционерам живых существ различных рас. И в его распоряжении был не только мешок. Везде и всюду за ним следовали три большие повозки из твёрдого дерева с железными прутьями на дверях и маленьких окнах. Его преданные помощники сидели на крышах и козлах, управляя сильными и быстрыми лошадьми. В повозках уже было немало представителей различных рас.

– А теперь ещё и это, – довольно усмехнулся охотник, бросая мешок с торусом на скамеечку рядом со своим кучером. – Езжай помедленнее. Возможно, этот малыш был не один. Чутьё меня ещё ни разу не подводило.

И не подвело и на этот раз. Буквально через несколько сотен метров, охотники увидали прогоревший дотла костерок, возок, запряжённый зайчиком и трёх уставших путников, которые спали крепким сном.

Возок и зайчик особого внимания не привлекали, мало ли точно таких же возков по всей стране, да и зайчик был совершенно обычным. Нет, всё внимание охотников было сконцентрировано на спящих путниках.

– Будь я трижды проклят, если это не гномы! – присвистнув, прошептал Гут, он аж весь затрясся от алчности. – За них ребята можно сорвать немалые денежки! А это с ними кто? На гнома не похож… Ладно, потом разберёмся. Окружайте их ребята, только тихо, очень аккуратненько, чтобы не разбудить.

Покинув свои места, помощники Гута, вооружившись сетью, верёвками и железными, грубой ковки кандалами, стали медленно обходить, обступая спящих.

В этот самый момент чуткое ухо зайчика уловило какой-то слабый шум, исходивший из ближайших зарослей дикого колючника. Открыв глаза, зайчик прямо перед собой увидел целую ватагу каких-то страшных людей, и, отчаянно закричав, он со всех ног бросился бежать вместе с телегой.

Проснувшись от этого дикого крика и шума уезжавшей повозки, Одди, Арсидис и Глен испуганно повскакивали со своих мест и были тут же схвачены и связаны помощниками папаши Гута.

– Добро пожаловать, мои бесценные, – громко рассмеявшись, поприветствовал их папаша Гут. – Как же я рад этой встрече с вами! Правда я не могу даже и надеяться на то, что наши чувства взаимны. Но папаша Гут очень рад нашей встрече!

Одди исподлобья посмотрел на высокого, мускулистого охотника в тёмно-коричневом охотничьем костюме и высоких, грубых башмаках. Лицо его было обезображено шрамами и обветрено, крючковатый нос, нависая над тонкой верхней губой, делал его похожим на хищную птицу.

Просмеявшись, папаша Гут подошёл к Арсидису и, взяв его за подбородок как следует, рассмотрел его лицо, подняв фонарь повыше.

– Так, а ты кто у нас такой будешь? Вроде бы на эльфа похож. Хотя нет, эльфы пониже и уши у них острые, – Гут старательно потянул снипа за ухо, Арсидис страдальчески сморщился, но не проронил ни единого звука. – Нет, у этого уши как уши.

Отпихнув Арсидиса в руки своим помощникам, Гут махнул мозолистой рукой.

– Ладно, придумаю ему название сам. Но учти, – пригрозил он Арсидису. – Если я не смогу выгодно продать тебя, то сдам внаём троллям. А теперь в клетку их! Ну, живее, быстрее! Ну почему я всегда вас должен всему учить?

Подгоняемые зычным рычанием своего начальника, охотники спешно запихали Арсидиса в одну наполовину забитую повозку, а гномов в другую, где сидел, забившись в угол, только один сгорбленный старичок из расы тасийцев.

Закрыв двери повозок огромными замками, Гут, хищно усмехаясь, повесил ключ на ремень штанов.

– Ну, это надо же, как мне повезло! За сегодняшний вечер я поймал двух гномов, одного зелёного человечка и красивого мальчишку, которого продам в услужение антарам или, быть может, продам его Шиму, для его каменной коллекции? Хотя Шим много не даст, а вот антары вполне могут отвалить за него… – махнув рукой, Гут шлёпнулся на своё место. – Ладно, потом решу, куда его пристроить. Но если заплатят копейки, то лучше сдам его троллям.

Повозки, слегка дёрнувшись из стороны в сторону, быстро поехали, мерно поскрипывая плохо смазанными колёсами и увозя своих пленников в неизвестном направлении.

Уцепившись руками за прутья решётки, Глен отчаянно прошептал.

– Куда нас везут?

Одди проговорил, так же прилипая к решётке.

– Наверное, в своё логово. Туда, где они держат своих пленников.

Тут их внимание привлёк скрипящий старческий голос, исходивший из угла повозки. Это заговорил старик.

– Нет у них никакого логова. Всех своих пленников они держат взаперти в этих повозках до тех пор, пока не продадут в рабство для коллекции каким-нибудь безумцам вроде волшебника Шима. Ну, или, на худой конец, не сдадут в виде рабочей силы мерзким троллям.

Арсидис едва старик упомянул о коллекции, встрепенулся и переспросил его после того как он замолчал.

– Коллекции?

– Ну да, коллекции, – подтвердил старик и пояснил. – Есть такие богатые чудаки, которые собирают у себя в замках живых или мёртвых в виде чучел представителей различных рас. Кто-то хочет красивую эльфийку, чтобы прислуживала за столом, кто-то сильного и выносливого Антара, кто-то хочет гномиков… да мало ли причуд у этих богатых чудил. А вы, к какой расе относитесь?

Одди ответил, усевшись на пол рядом со стариком и подпирая подбородок кулаками.

– Мы с Гленом гномы, а тот, что повыше – это Арсидис, радужный снип, а ещё с нами был лесной торус, но этот противный Гут поймал его в мешок.

– А я тасиец. Вот уже долгие месяцы я разъезжаю в этой скрипящей повозки с дырявым потолком и терпеливо жду своей участи. Гут хочет продать меня подороже, потому что я хороший повар. Они похитили меня прямо со двора замка короля Рила.

Одди с Гленом оживлённо переглянулись меж собой.

– Так Вы и есть тот самый исчезнувший королевский повар? – вскричали они в один голос.

– Да. Эти хитрецы выманили меня из замка, используя мою слабость к различным редким травам. Они прикинулись продавцами трав и специй. Я, старый болван, зарывшись в корзинах, так увлёкся, что сразу и не заметил, что повозка едет, сперва тихонечко, но потом все быстрее и быстрее. Я потребовал от них ответа, но вместо этого они набросили на меня мешок и запихали вот в эту повозку. Из недавнего разговора Гута с его пособниками я понял, что они везут меня к Озионам. Их государство граничит с Латанией на северо-востоке и делит с ним море Торка. А эти существа очень прожорливые, только успевай готовить.

Глен против своей воли улыбнулся. Он прекрасно помнит визит озионовского короля к Тонхироду. Тогда все повара с ног сбились, чтобы накормить королевскую семью из пяти озионов. К счастью, Тонхирод отказался принять в ученики двух озионовских принцев, мотивируя тем, что у него уже есть два ученика. Получив вежливый отказ, король озионов уехал восвояси, а повара взяли двухдневный отпуск.

Старый повар с любопытством посмотрел на гномиков.

– А вы какими судьбами в наших краях?

Одди ответил.

– Пришли, чтобы попросить у короля Рила Хрустальный Жезл. Но как выяснилось, волшебник Шим похитил его.

– Уже давно, – кивнул старый повар. – Лет шестьсот назад. Вот как умер старый король Тас, так Шим и забрал жезл тихо и мирно, король Рил об этом даже и не знал. Он у нас немного легкомысленный, лишь бы петь и веселиться. Ну а вам-то зачем жезл потребовался?

Одди вкратце поведал старому повару о назначении Хрустального Жезла.

– … Но волшебник Шим наотрез отказался отдать нам Хрустальный Жезл, – с обидой в голосе завершил он свой рассказ.

Старик с восхищением посмотрел на гномиков, которые ещё не вышли из детского возраста, а уже были такими смелыми и отважными.

– О, это так великодушно с вашей стороны проявить такую заботу о совершенно постороннем вам волшебнике, который ещё при этом умудрился доставить вам немало хлопот. А старый Шим и впрямь очень упрям. Если сказал, что не отдаст вам Хрустальный Жезл, то, значит, не отдаст. Нужно действовать в этом случае хитростью.

– Мы проберёмся в замок волшебника Шима и достанем жезл, – упрямо произнес Одди, словно забыв, что в данный момент он и его друзья являются пленниками охотника и работорговца Гута. Но, по мнению Одди, это был вопрос времени, они что-нибудь придумают для спасения своей свободы и свободы других пленников.

– А Хрустального Жезла в замке у Шима нет, – покачал головой старик. – Шим спрятал его в башне, в долине драконов-камнеедов. Это не очень далеко от замка. Нужно просто забраться в горы, пройти по висячему мосту, затем миновать горбатый выступ под названием Спина Дракона и потом прямо вниз по горной тропе в каменную долину. Там обитают драконы-камнееды, вот уже как шесть веков они преданно охраняют башню. Пугать не стану, но это очень свирепые драконы, усмирить их можно только с помощью цветка с дерева из лесной чаши торусов. А эти существа такие назойливые, а уж если нападут всей кучей, то живым от них не уйти, затискают. Они живут в необитаемом лесу…

Глен понимал, что он поступает, не очень вежливо, но всё же перебил старого повара, иначе он не перестанет говорить и говорить. Он очень соскучился по обществу, сидя один в пустой телеге долгие месяцы.

– Да, мы знаем. Еле-еле ноги унесли из этого леса. Но один всё же за нами увязался, он сейчас сидит в мешке у этого папаши Гута.

А в это время упоминаемый папаша Гут развязывал упоминаемый мешок с упоминаемым торусом. Сунув руку в мешок, он извлёк из него на свет кроху. Держа торуса за шкирку двумя пальцами, Гут нацепил на нос очки в золотой оправе и собрался было как следует рассмотреть кроху, чтобы прийти к мнению, что это за существо и сколько можно за него выручить денег, стоит он хотя бы одну монетку или нет.

Торус только этого и ждал. Едва оказавшись на свободе, он ловко извернулся в руке папаши Гута и с силой вцепился острыми, словно бритва, зубами в его палец.

Гут взвыл от боли.

– Ах ты, маленький паршивец!

– Плохая игра! Плохая! – в ответ закричал торус, набрасываясь на Гута и с силой царапая его по лицу не менее острыми когтями, да вдобавок ещё и за нос укусил. – Плохая игра!

Спрыгнув на землю, торус с проворством белки бросился наутёк.

– Держи его! Лови его! – неслось с разных сторон.

Это верные помощники папаши Гута, побросав свои повозки, бросились ловить удиравшего торуса.

Но малыш, быстро обнаружив повозку, в которой сидели Одди и Глен, в один ловкий прыжок забрался к ним. Протиснувшись сквозь узкую решётку, торус забился в руки Глена, прижимаясь к нему всем тельцем.

– Плохая игра. Плохая, – пожаловался он всем. – Страшная игра. Прятки в мешке – это плохо. Неинтересно и страшно.

Глен погладил торуса, успокаивая, и тот заурчал, довольно жмуря глаза словно кошка. Гут подошёл к возку и посмотрел на них, а они на него. Лицо папаши Гута было всё в распухших красных полосах, оставленных острыми когтями торуса, а на носу красовался криво наложенный пластырь.

– А, ты здесь, маленький негодник.

Торус, ощетинившись, чтобы казаться больше ростом, чем он был на самом деле, агрессивно зашипел и, как Одди заметил, не без злорадства папаша Гут в ту же минуту отошёл от возка в сторону.

– Ладно, пусть сидит с ними. А если и сбежит, то не велика будет потеря. Кто захочет купить столь дикое и невоспитанное существо? – едва слышно проворчал он, потирая укушенный нос. – Поехали ребята, время не ждёт!

Раздался грозный окрик папаши Гута, и повозка вновь двинулась с места.

Скучая и томясь от монотонного поскрипывания колёс, гномики приуныли, а старик тасиец задремал в своём углу, а торус, торус придумал себе игру сам. Ну а что ему ещё оставалось делать, если никто не хотел играть с ним?

Пока никто не обращал на него внимание, торус грыз стены, пол и потолок деревянной повозки. Проделав небольшие отверстия, он весело выглядывал сквозь них на улицу и тут же нырял обратно.

 Когда на погруженного в свои мысли Одди сверху посыпались щепки, он поднял взгляд на потолок и оживился. Торус висел вверх ногами на перекладине и вгрызался в доски так, что только треск стоял. Толкнув задремавшего Глена локтем в бок, Одди шепнул.

– Ты только посмотри, наш торус грызёт дерево! Кажется, у меня возник план!

Глен довольно кивнул, он понял, что Одди задумал побег.

Примерно через час повозки остановились в ближайшем лесу, где Гут со своими помощниками разбили лагерь возле небольшой речушки. Они готовили еду на костре, и, смеясь, вслух подсчитывали прибыль, которую планировали получить от продажи пленников.

Время медленно тянулось, и вот уже смех потихоньку затихал, сменяясь громким храпом. Перед сном Гут лично проверил все замки на повозках и, довольно кивая головой, удалился в сторону костра. Некоторое время он сидел на камне, помешивая твёрдой палкой угли и подбрасывая в огонь новые поленья.

Одди стал уже волноваться, что охотник так и не ляжет спать, а будет сторожить повозки до самого утра, и тогда его плану не суждено будет сбыться. Но усталость брала своё, уже через десять минут Гут крепко спал, улегшись прямо на земле чуть в стороне от своих наёмников.

Одди, дождавшись, когда Гут уснёт, осторожно подобрался к двери повозки и осмотрелся по сторонам сквозь прутья решётки. Торус, не отстававший от него ни на шаг, спросил, понизив свой пронзительный голосок до шёпота.

– Играть?

– Играть, – кивнув, сказал Одди, указывая торусу на прочные кожаные петли, на которых держалась решётчатая дверь. – Их нужно перегрызть.

Торус тут же принялся за дело, вцепившись острыми зубами в кожаные петли, он моментально растерзал их в клочья.

Одди с помощью Глена, осторожно придерживая решётку, вытащили её из металлической рамы и бесшумно положили на дно повозки.

– Теперь нужно освободить Арсидиса и остальных, – прошептал Одди, выбираясь на улицу.

Старик повар выбрался следом за ними и, прежде чем гномики успели хоть что-то сказать ему, дал такого дёру в сторону Тасу, что молодые бегуны могли бы ему позавидовать.

Войдя во вкус, торус быстро подскочил к повозке, в которой сидел Арсидис, и, недолго думая, вцепился зубами в металлические прутья и некоторое время напрасно пытался перекусить их, так как эта повозка была полностью металлической клеткой с навесом из брезента под потолком.

Повернувшись в сторону Одди, торус жалобно сообщил ему.

– Слишком твёрдые. Никак. Твёрдые!

Махнув мохнатой ручкой, торус вернулся к гномикам и уставился на Одди в ожидании от него новых распоряжений.

– Нам нужен ключ, – принял быстрое решение Одди.

Но достать ключ было не так-то просто. Гут постоянно носил его на ремне, и нужно было его снять как можно незаметнее. Торус тоже внимательно посмотрел на ключ и, прежде чем Одди успел хоть что-то сказать, проворно поскакал к спящему Гуту. Быстро и предельно осторожно перекусив кожаный ремень, он снял ключ, держа металлическое колечко обеими крохотными ручками, торус поскакал обратно к Одди со своей ценной добычей.

– Ключ… это ключ! Вот ключ.

Приняв из крошечных рук торуса огромный ключ, Одди стараясь не шуметь, открыл по очереди все клетки с запертыми в них пленниками охотников.

Спешно выбравшись на свободу, пленники горячо поблагодарили своих освободителей и разбежались кто куда.

Арсидис тихо спросил.

– Ну, а каковы наши действия?

Глядя в след убегающим пленникам, Глен предложил.

– Думаю, что нам следует поступить так же. Так что бежим да побыстрее. Пока эти работорговцы не проснулись.

Одди и Арсидис поддержали мнение Глена, так что уговаривать их даже не пришлось. Осторожно, но достаточно быстро они покинули лагерь папаши Гута и побежали в сторону леса.

Глава восьмая

Упав без сил на покрытую холодной росой траву, Одди, Глен и Арсидис с трудом перевели дыхание. Малыш торус спустился со спины Арсидиса и приник к ручью.

– Пить. Вода вкусная, – сообщил он, облизываясь. – Вкусная вода.

Последовав примеру крохи, друзья, вдоволь напившись холодной воды, уселись под раскидистым деревом. Прислонившись к шершавому стволу спинами, они, отдыхая, проанализировали ситуацию.

Одди сказал громким шёпотом, словно боялся, что его кто-то мог услышать.

– Думаю, что по дороге нам в сторону Тасу идти нельзя. Узнав, что все его пленники успешно сбежали, Гут непременно бросится в погоню, справедливо решив, что все побежали в город по единственной дороге.

Глен немного подумав, согласно кивнул.

– Ты прав. Но что ты тогда предлагаешь нам делать? Вернуться домой?

– Думаю, что нам всё-таки стоит попробовать достать Хрустальный Жезл. Но для этого нам нужен цветок с дерева торусов, чтобы усмирить драконов-камнеедов. А лес торусов находится именно там, куда нам нельзя даже нос сунуть. Я почти уверен, что Гут устроит засаду именно в лесу торусов.

Арсидис громко рассмеялся, он буквально задыхался от охватившего его приступа смеха.

– Ой, ребята! Я даже представить себе не хочу, что будет с папашей Гутом и всей его компанией, если они попадут в крошечные ручки торусов! Они же их всех затискают! Им же только поиграть, а тут игрушки сами в гости пожаловали!

Торус, едва услыхал, что кто-то упомянул слово играть, моментально вскочил и закричал громко своим пронзительным голоском, высоко при этом подпрыгивая.

– Играть! Играть! Играть!

Глен быстро схватил малыша на руки и попробовал его успокоить, а то, чего доброго, услышит кто. Вдруг Гут уже обнаружил пропажу и снарядил погоню, и находится сейчас где-нибудь поблизости.

Одди спросил, посмотрев на обоих своих друзей.

– Ну и, куда мы с вами отправимся? Домой или в долину драконов-камнеедов за Хрустальным Жезлом?

Арсидис, пожав плечами, перекатился на спину и уставился в ночное небо, всё сплошь усыпанное яркими звёздами.

– Не знаю. Конечно, я бы предпочёл вернуться домой, дождаться возвращения Тонхирода, чтобы он сам решил всю эту проблему с Хрустальным Жезлом. Но это только моё личное мнение и только. Если вы решите продолжить путь, я к вам присоединюсь. Всё-таки мы с вами одна команда.

Глен посмотрел на Одди.

– Мы ждём твоего решения и принимаем его, каким бы оно ни было.

Одди, тяжело вздохнув, подумал некоторое время и принял решение.

– Мы отправляемся в долину драконов-камнеедов. Осмотримся и прямо там на месте решим, что нам делать дальше.

Достав из кармана чудом сохранившуюся карту, Одди, разложив пергамент на земле, бросил золотой мячик.

– Укажи нам путь в долину драконов-камнеедов.

Мячик, пару раз крутанувшись вокруг своей оси, весело покатился, указывая путь. А друзья, искренне жалея о том, что больше у них нет повозки с зайчиком, пошли пешком, стараясь поскорее переставлять ноги.

Сидя всё в той же пещере, Лен терпеливо дожидался возвращения друзей. За это время он устал сидеть от безделья, а ещё он ужасно замёрз и хотел есть, но покинуть пещеру он не решался. Вдруг, в то время как он отлучится, друзья вернутся или хотя бы подадут ему какой-нибудь знак о том, что им требуется помощь?

Прошло ещё пару долгих часов, и Лен, пристроившись на большом валуне, достал из сумки последний кусок пирога с мясом, который заранее прихватил с собой в дорогу. Вообще-то, они подготовились в дорогу как следует, но, увы, Лен уже почти всё съел, ожидая возвращения друзей.

Время медленно тянулось, час сменялся другим, третьим, а Лен всё терпеливо ждал. Вскоре в пещере стало совсем темно и холодно, так как солнце медленно зашло за горизонт.

Раздался негромкий топот копыт, и в пещеру вошел Олсен. Остановившись возле принца, он вопрошающе на него посмотрел.

Лен ответил, зябко поводя плечами и дуя на озябшие ладони, чтобы хоть как-то согреть их.

– Нет, я не пойду. Я останусь здесь. Я обещал.

Олсен понимающе кивнул и, опустившись на пол рядом с принцем, обнял его крыльями. Лен с благодарностью приник к тёплому боку коня и обхватил его за шею руками.

– Олсен, я знал, что ты меня не оставишь. Ты преданный друг.

Олсен, тихо фыркая, согласно кивнул. Согревшись тёплом коня, Лен задремал, поэтому он точно не мог сказать, сколько прошло времени, когда сквозь расщелину в стене пещеры влетел Люциус Гарто. Ярко освещая пещеру и что-то испуганно лопоча, он принялся отчаянно метаться вокруг Олсена.

Выбравшись из-под тёплых крыльев коня, Лен вскочил на ноги.

– Что случилось? – спросил он, волнуясь за друзей. – Одди, Глен и Арс, что с ними? Они в опасности?

Люциус Гарто, усевшись на протянутую руку принца, согласно кивнул, но не в силах оставаться без движения, он тут же, вспорхнув, принялся отчаянно метаться вокруг Лена, что-то вереща на неизвестном никому языке. Схватив своими тонюсенькими ручками Лена за рукав, он потянул его к расщелине в стене.

Было ясно, что что-то всё-таки произошло и друзьям требуется его помощь, но…

– Но я не смогу протиснуться в эту щель. Я слишком велик для этого. И Олсен тоже!

Люциус Гарто, бешено заметавшись вокруг Лена и Олсена, вдруг решительно вылетел из пещеры. Сразу стало темно.

Обхватив Олсена за шею, Лен дрожащим голосом произнёс шёпотом.

– Это я во всем виноват. Это из-за меня Арс, Одди и Глен отправились в Тасу и попали в переплёт. Я же знал, что вся эта затея до добра не доведёт. Нужно было послушать Арсидиса и, дождавшись Тонхирода всё ему рассказать, а я, я слишком упрям!

Пещера вновь наполнилась ярким светом, а это означало, что вернулся Люциус Гарто. Радостно вереща, светящийся малыш, сделав два круга вокруг принца, он пропищал более чем внятно.

– Другой путь! Есть другой путь! За мной!

В одно мгновение Лен вскочил на спину Олсена, и конь, громко стуча копытами по каменному полу пещеры, быстро набирая ход, помчался следом за Люциус Гарто. Выбравшись из пещеры, Олсен, грациозно раскинув крылья, полетел за ярким следом, оставленным Люциус Гарто в Тасу.

Карабкаясь из последних сил по слишком огромным для их крошечного роста камням, Одди, Глен и вечно ноющий Арсидис уверенно продвигались к намеченной цели, долине драконов-камнеедов. Они уже почти поднялись в горы, но сил оставалось с каждым шагом всё меньше и меньше.

Упав, наконец, на холодную каменную почву, Глен обессилено произнёс.

– Всё. Дальше мои ноги идти отказываются. Мы слишком малы, чтобы преодолеть этот путь за столь короткое время. Мы – гномы, а не великаны.

Притулившийся рядом с ним Одди, задумчиво посмотрел на Арсидиса.

– А ведь если подземная страна Тасу не является таковой и находится под одним небом с Латанией, значит, ты, Арсидис, можешь принять свой обычный рост!

Посмотрев на Одди в упор, Арсидис кивнул, и довольная, усталая улыбка осветила его лицо.

– А ведь это верно! Если я приму свой обычный рост, то вполне смогу понести вас. И тогда мы гораздо быстрее доберёмся до долины драконов-камнеедов! Идея просто замечательная! Только есть одна маленькая заминочка… – смутился Арсидис и признался с тяжёлым вздохом. – Я не умею. Я не знаю, как вернуть свой обычный рост.

Позабыв о своей усталости, Глен вскочил на ноги.

– Что значит, не умею? Ведь как-то же ты стал маленьким, чтобы проникнуть следом за нами в пещере?

Арсидис стал оправдываться.

– Ну, я тогда представил себе дядю Сидиса, как он это делает, превращается в маленького…

– А вот теперь представь себе, что дядя Сидис изменяет маленький рост на обычный! – требовал Глен.

Глубоко вздохнув, Арсидис закрыл глаза и попробовал представить себе дядю Сидиса, но, к своему ужасу, не мог вспомнить, как именно он принимал обычный рост.

– Не-не помню! Я не могу вспомнить, как он принимал обычный рост!

Арсидис начинал паниковать, а если его сорвёт с катушек, то это было бы концом всех надежд. Одди, быстро схватив Арсидиса за руку, сильно дёрнул, прекращая истерики, и строгим тоном спросил.

– А что ты делал для того чтобы стать маленьким?

Арсидис более спокойно ответил на поставленный вопрос.

– Ну, сосредоточился, сложил руки на груди, наклонил голову и всё.

– И всё, – Одди на пару минут задумался. Глен и Арсидис уставились на него в ожидании какого-нибудь решения.

– И всё, – вдумчиво повторил Одди и тут же предложил. – А теперь попробуй наоборот!  Только сперва успокойся, чтобы хорошенько сосредоточиться!

Арсидис, кивнув в знак своего согласия, попробовал последовать совету Одди. Успокоившись, он сложил руки на груди и, слегка наклонив голову, закрыл глаза. Когда в сознание пришли полный покой и безмятежность, Арсидис медленно раскинул руки и поднял голову. Открыв глаза, он по привычке заныл.

– Ну вот, ничего не… – он осёкся на полуслове, потому что был своего обычного роста. А Одди и Глен остались внизу на уровне голени, а кроха торус, тот и вовсе был размером с мышь.

– Получилось! – радостно завопил он на всю округу. – У меня получилось!

Одди и Глен вторили ему.

– Ура! Теперь мы быстрее доберёмся до долины драконов-камнеедов!

А малыш торус, ощетинившись, зашипел на Арсидиса, ловко прячась за спиной Одди. Арсидис, присев на корточки, протянул к шипящему крохе руку и с улыбкой тихонечко сказал.

– Эй, малыш, не бойся. Это же я, Арсидис.

Настороженно обнюхав протянутую к нему руку, торус понял, что это всё тот же Арсидис, и с радостным повизгиванием и урчанием бросился к нему прямо в руки. Крепко цепляясь за ткань рукава острыми когтями, торус мгновенно вскарабкался к Арсидису на плечи и принялся ластиться.

– Большой ты. Огро-о-о-мный!

Подхватив обоих гномиков на руки, Арсидис быстро пошёл в направлении долины драконов-камнеедов. Дорога была извилистой, и с каждым новым поворотом она становилась все более и более крутой и каменистой.

За горизонтом едва-едва забрезжил свет, начинало светать. Это было просто огромным плюсом, ведь у них больше не было Люциус Гарто, а луна светила очень тускло, и им не хватало света. Ведь в горах было очень рискованно полагаться только на этот холодный свет небесного светила.

Наконец преодолев трудную горную тропу, Арсидис вышел на ровную, каменистую площадку, нависшую над пропастью. Где-то далеко внизу бурным потоком протекала река.

– Теперь нам нужно преодолеть мост. Нам нужно его отыскать и переправиться на ту сторону, – проговорил Одди, сверяясь с картой. – Судя по карте, мост должен быть где-то здесь.

Арсидис, изо всех сил вглядываясь прямо перед собой, сказал с недоумением.

– И где этот мост? Лично я так ничего не вижу.

– Может за шесть веков он развалился? – предположил Глен.

Одди отрицательно покачал головой.

– Не знаю.

Арсидис подошёл ближе к краю площадки и потрогал ногой какой-то деревянный выступ. Раздался тихий скрип.

– Мост здесь, – подтвердил он слова Одди. – Но… он невидимый! И что теперь нам делать? Я же только на третьем курсе буду изучать, как видимое сделать невидимым и наоборот, – сокрушался Арсидис, разочарованно глядя, как из ущелья поднимался густой туман.

Одди предложил шёпотом.

– А ты попробуй пройти по мосту на ощупь, мелкими шажками.

Немного поколебавшись, Арсидис поступил именно так, как подсказал ему Одди. Вцепившись мёртвой хваткой в невидимые для них верёвочные перила, он осторожно поставил на скрипнувшую под его тяжестью доску сперва одну ногу, потом перенёс вторую. Мост легонечко качнулся, но времени, чтобы испугаться у Арсидиса, не было. Стиснув зубы, он медленно шаг за шагом стал продвигаться вперёд.

Где-то далеко внизу шумела вода, мост при каждом новом шаге скрипел всё более жалобно. Лоб Арсидиса от волнения покрылся лёгкой испариной, а руки крепко держали верёвку.

– Ой, мамочка! У меня ноги словно деревянные!

Налетел лёгкий, едва заметный ветерок, и туман рассеялся, открывая их взорам до этого невидимый мост. Вздох облегчения вырвался у всех четверых, и Арсидис стал гораздо быстрее передвигаться по мосту. Едва достигнув края точно такой же каменной площадки, как и на той стороне, Арсидис устало опустился на землю.

– Фу, я думал, что умру от страха, пока мы буквально висели над пропастью. Я думал, что этот мост никогда не кончится!

Одди и Глен принялись наперебой хвалить Арсидиса, подбадривая его.

– Арсидис, ты просто молодец!

– Да, ты держался молодцом! Мы все гордимся тобой… и зря ты всё время уверяешь всех в том, что боишься любого шороха.

– Но это действительно так, – ответил Арсидис. – Радужные Снипы не отличаются особой смелостью, поэтому они и живут подальше от всех, в меленьких домиках, принимая небольшой рост, ну и всё такое прочее.

Одди с Гленом не сговариваясь, взъёрошили волосы на голове Арсидиса.

– Может быть и так. Но ты исключение!

Собравшись силами, Арсидис, подхватив гномиков и торуса на руки, продолжил свой путь. Когда они достигли горбатого хребта, именуемого Спиной дракона, стало уже совсем светло.

Новый день начался.

Задрав головы, все четверо уставились на каменный хребет.

– Я не вижу никакого сходства с драконьей спиной, – проговорил Глен. – Просто вытянутый горный хребет с узкой тропой по самому краю.

Арсидис спустив гномиков на землю, принял маленький рост.

– Думаю, что так будет безопаснее. Тропа слишком узкая.

Взявшись за руки, друзья тихонечко, стараясь не смотреть вниз, стали продвигаться вперёд по тропе, огибая каменный выступ. Миновав так называемую Спину дракона, они перевели дыхание и уже только потом окинули взглядом каменную долину.

Кругом огромные серые валуны, ни одного деревца, ни одного кустика, только один дикий камень. В центре долины, окруженной высокими горами, возвышалась башня, выложенная всё из того же камня.

– Нам туда, – сказал Арсидис, принимая свой обычный рост.

Он было собрался искать более менее удобный спуск, но тут заметил, что один из валунов слегка пошевелился. Арсидис зажмурился, потёр глаза, открыл их и ещё раз посмотрел на валун.

– Мне это не померещилось?

– Нет, – ответил Одди, он тоже видел, как валун пошевелился. – Я видел тоже, что и ты. Камень пошевелился.

– Нет, братцы, – качнул головой Глен. – Это не камень. Это и есть дракон-камнеед. И их тут не меньше сотни.

– Гномик прав, – раздался задорный девчачий голос, послышавшийся откуда-то сверху.

Задрав головы, все четверо посмотрели наверх.

На одном из валунов восседала рыжеволосая девчонка в костюме для верховой езды тёмно-зелёного цвета, что очень шло к её синим, словно ночное небо, глазам. Её длинные волосы были небрежно перехвачены лентой в тон костюму, а чтобы они не сползали на лицо, девчонка носила золотой обруч.

– Ты кто? – спросил ошарашенный Арсидис, он прекрасно помнил, что ещё пару минут назад на этом самом месте не было никакого валуна и, собственно, девчонки тоже.

– Я Айрис, – ответила девчонка, мило улыбаясь, и добавила со значением. – Внучка волшебника Шима.

Одди, слегка поклонившись, представил себя и своих друзей.

– Меня зовут Одди, а это мои друзья, Глен и Арсидис.

Айрис, милостиво кивнув в ответ, произнесла.

– Не стану ходить вокруг да около. Я знаю, что вчера вечером вы приходили к моему деду за Хрустальным Жезлом.

Одди подтвердил.

– Совершенно верно.

– Зачем вам Жезл? – спросила Айрис, не сводя пристального взгляда с Одди, справедливо полагая, что он из них был главным инициатором всей этой затеи с Хрустальным Жезлом.

– А тебе что с того? – проворчал Арсидис.

Он был немного испуган внезапным появлением Айрис, да и то, что она являлась внучкой волшебника Шима, который был знаменит тем, что собирал коллекцию из окаменелых представителей различных рас, его настораживало. Вдруг и внучка разделяет с дедом его ужасное увлечение в собирании чудовищной коллекции?

Айрис, окинув снипа оценивающим взглядом, ответила.

– Ну, от вашего ответа будет зависеть, помогу я вам в этом деле или нет.

– А ты знаешь, как достать Хрустальный Жезл, минуя драконов-камнеедов? – с надеждой спросил Одди.

Айрис утвердительно кивнула головой, отчего длинная чёлка упала на лицо.

– Знаю, – поправив волосы, Айрис повторно задала вопрос. – Так зачем вам Хрустальный Жезл?

– Чтобы вернуть Велесу душу.

Айрис отмела.

– У Велеса нет души. Она покинула его под воздействием чар Меча Забвения. Это известно любому.

– Да, это верно. Но Тасийцы и создали для того Хрустальный Жезл, чтобы с его помощью вернуть душу Велесу. Его душа заключена в Хрустальном Жезле. Он всё время хранился в королевской сокровищнице… ну по крайней мере, он хранился там, пока твой дед не выкрал его.

– Уверяю тебя, что у деда были на то веские причины, – негромко произнесла Айрис. Спрыгнув с валуна, она посмотрела на гномиков и сидящего на каменной почве Арсидиса сверху вниз. – Думаю, что вам следует помочь, если вы и в самом деле собираетесь поступить так, как говорите. А вы точно знаете, как вернуть Велеса к жизни?

Арсидис ответил, глядя на девчонку снизу вверх.

– Мы нет. Но мой учитель, волшебник Тонхирод, знает. Он самый могущественный волшебник и…

Айрис перебила его, надменно помахивая рукой перед его носом.

– Вполне возможно, но мой дед, всё равно сильнее этого вашего Тонхирода раз в сто, а то и того больше. Но это не имеет к делу никакого отношения. Я помогу вам достать Хрустальный Жезл и доставить его в Латанию.

Арсидис проворчал, поднимаясь на ноги, он был выше Айрис на целую голову.

– Уж очень ты самонадеянна. А про драконов ты не забыла?

Айрис, вскинув подбородок, вытянулась в струночку и, приподнявшись на цыпочки, чтобы казаться выше, чем была на самом деле, вызывающе ответила.

– Нет, я не забыла о камнеедах. Мы пойдём другим путём!

Арсидис принимая вызов, вскинул бровь.

– Каким?

Гордо отвернувшись от него, Айрис ответила, скрещивая руки на груди.

– В башню ведёт подземный коридор, вход в который пролегает примерно вот тут, – она указала рукой прямо перед собой. – Ещё ребенком я облазила здесь всё вдоль и поперёк. Только мы должны успеть до обеда.

– А что тогда случится, катакомбы обвалятся? – решил пошутить Арсидис.

– Нет. Дед заметит, что я не пришла к обеду, и отправится меня искать.

Выхватив из мешочка, висевшего у пояса, волшебную палочку, Айрис направила её на один из валунов.

– Тайная дверь стань явной! – громко произнесла она, и камень со страшным скрежетом медленно отъехал в сторону. – Прошу.

И все четверо вошли в образовавшийся проём. В руках Айрис по волшебству появилось два полыхающих факела. Один из них она протянула Арсидису.

– Держи, экспонат, – и добавила, лукаво сверкнув глазами. – А из тебя бы получился хорошенький экспонат.

Арсидис, вспыхнув до корней волос, взял факел и что-то проворчал себе под нос, а вслух сказал сердито.

– Веди нас к Хрустальному Жезлу и не болтай ерунды.

Весело смеясь, Айрис быстро и уверенно пошла вглубь туннеля, ведя за собой свой небольшой отряд.

Арсидис изо всех сил старался не смотреть по сторонам. Он был более чем уверен, что если он станет осматриваться, то его ждёт все та же паутина и вековая пыль, ну и слизни, конечно, вперемешку с другими малоприятными обитателями пещер. Чтобы хоть как-то отвлечься от нахлынувших на него неприятных мыслей насчёт слизней и всего прочего, Арсидис завёл разговор с Айрис, которая бодро вышагивала впереди.

– А как ты узнала, что нам нужен Хрустальный Жезл, и то, что мы вчера вечером приходили к твоему деду.

– Мне доложил о вашем приходе Нестор. Это тот самый каменный привратник, что встретил вас у входа в замок. Я случайно увидала его на обратном пути к входной двери. Ну и спросила, зачем он отлучался. В нашем доме это такая редкость. А потом я проникла в зал и подслушала ваш разговор с дедом. Мне стало так интересно, но пойти следом за вами за пределы замка я не могла, так как каждый вечер перед сном мы с дедом пьём чай с пирожными, а потом играем в шашки. Но чтобы знать, куда именно вы направились, я отправила следом за вами Драко.

Одди хотел было спросить, кто такой этот Драко, но в этот самый момент у них над головой раздалось грозное ворчание драконов, громкий шум крыльев и шуршание чешуи о каменную почву.

– Просыпаются, – пояснила Айрис. – Если камней на всех не хватит, то начнут крушить скалы. Они вечно так делают. И тогда нас, вполне возможно, может завалить.

Но на их счастье камней хватило на всех, и все пятеро без приключений добрались до крепкой, обшитой прочным железом двери в каменной стене.

Айрис достала из кармана маленький ключик на золотой цепочке. Арсидис посмотрел на этот маленький ключик размером с мизинец, а затем перевёл взгляд на огромный замок, висевший на двери.

– Это нарочно дед придумал. Так сказать, для отвода глаз, – пояснила Айрис, словно смогла прочитать его мысли. – Дверь открывается иначе.

Нащупав в плотной обшивке двери маленькую личину, Айрис вставила в неё ключик и, повернув его два раза, вынула обратно. Дверь с тихим скрипом открылась, и они вошли в просторную, абсолютно круглую, довольно светлую комнату.

Солнечный свет проникал сквозь высокие узкие окна без стёкол и решёток. Напротив двери, в которую они вошли, имелся ещё один вход с лестницей, ведущей на верхние этажи.

– Жезл находится там, на самом верхнем этаже. А мы сейчас находимся где-то посередине.

Арсидис удержал Айрис за руку и сказал тоном, не терпящим никаких возражений.

– Ждите меня здесь. Я быстро возьму Хрустальный Жезл и вернусь.

– А почему мы не можем пойти за ним все вместе? – с удивлением спросил Одди.

– Потому что это может быть слишком опасно, – пояснил Арсидис.

Айрис лёгким жестом указала ему на дверь.

– Пожалуйста. Не будем Вам мешать… но если что, кричи.

Оставляя её реплику без ответа, Арсидис смело вошёл в дверной проём и стал быстро подниматься по винтовой лестнице. В самом конце лестницы находилась ещё одна круглая комната с узкими окнами. В центре комнаты стоял один единственный стол, на котором, переливаясь и искрясь в лучах утреннего солнца, стоял бриллиантовый ларец. Сомнений быть не может, в этом ларце находился Хрустальный Жезл.

Медленно, словно околдованный, Арсидис приблизился к столу и, откинув сверкающую крышку, достал из ларца Хрустальный Жезл. На жезле был граненый шарообразный наконечник, внутри которого находилось нечто яркое и подвижное. На одно мгновение Арсидису показалось, что сквозь яркую пелену света, проступают неясные очертания очень похожего на мотылька.

Заинтересовавшись, Арсидис поднёс жезл ближе и, словно зачарованный, продолжил всматриваться сквозь хрустальные стенки.

А в это самое время в окна медленно заползали побеги дикого плюща и, заполняя собой комнату, со всех сторон окружали Арсидиса. Вот один побег медленно обернулся вокруг ног снипа и в тот же миг, затягивая петлю, оплёл тело Арсидиса вплоть до подбородка и рывком вздёрнул его под потолок.

Айрис, сидя на подоконнике, любовалась видом каменной долины с камнеедами.  Драконы затеяли какую-то возню, играя и резвясь меж собой. До её чуткого слуха донесся едва различимый шорох.

– Что это? – спросила она, обращаясь к гномикам. – Вы это слышали?

Прислушавшись, Глен кивнул.

– Что-то вроде бы как шуршит. Может мышь?

Айрис отрицательно покачала головой.

– Нет, это не мышь. Звук раздаётся с улицы, – выглянув на улицу, Айрис в мгновение ока отпрянула от окна и с ужасом прокричала громким шёпотом. – Это ядовитый плющ! Сидите тихо, он не должен вас услышать! Отойдите от окон к стене, быстрее!

Гномики послушно последовали совету Айрис. А сама она быстро бросилась бежать вверх по лестнице, чтобы попытаться успеть спасти Арсидиса.

Айрис вбежала в хранилище Хрустального Жезла в тот самый момент, когда Арсидис, болтаясь в подвешенном состоянии под самым потолком, изо всех сил старался освободиться из крепких объятий ядовитого плюща, которые сжимались все плотнее и плотнее, стараясь задушить дерзнувшего похитить Хрустальный Жезл.

Едва Айрис коснулась ногами каменных плит пола, к ней тут же устремился плющ. Выхватив свою волшебную палочку, Айрис прочла заклинание, и яркая вспышка света заполнила хранилище. Издав душераздирающий вопль, плющ, разжав свои смертельные объятия, быстро уполз обратно на улицу через окна.

Грохнувшись на пол, Арсидис спросил, не спеша поднимаясь.

– Что это было?

Айрис, подбирая с пола чудом неразбившийся Хрустальный Жезл, ответила.

– Ядовитый плющ. Дед посадил его для охраны Хрустального Жезла на тот случай, если кто-то обнаружит подземный ход и успешно минует камнеедов.

– Вроде нас? – спросил Арсидис.

Ему, наконец-то, удалось подняться на ноги.

Айрис кивнула, убирая жезл в бархатный мешочек и укладывая обратно в алмазный ларец.

– Да. А теперь бери ларец и пошли скорее отсюда, пока плющ не пришёл в себя от болевого шока и не вернулся обратно. Дед взял его маленьким росточком в лесу Бессмертия шестьсот лет назад. Так что этот плющ совершенно бессмертен и, что самое ужасное, у него есть разум.

Арсидис без разговоров взял тяжёлый ларец, и они спешно покинули комнату. Но плющ уже успел прийти в себя от боли и быстро направил в окна свои смертоносные щупальца.

– Беги! – закричала Айрис, обгоняя Арсидиса на повороте. – Беги скорее!

Зелёная, шуршащая масса с огромной скоростью преследовала беглецов, спускаясь следом за ними по винтовой лестнице.

Одди и Глен едва успели отскочить в сторону, чтобы не быть сбитыми с ног Арсидисом и Айрис, которые неслись словно оглашенные. Торус намертво схватился за ногу пробегавшего мимо него снипа, а Айрис, схватив в охапку гномиков, бросилась следом за Арсидисом в туннель.

Едва они успели захлопнуть спасительную дверь и запереть её, комнату заполнил плющ. Издавая какое-то шипение вперемешку с шуршанием, плющ изо всех сил пытался вырвать разделявшую их дверь из каменной стены, чтобы добраться до похитителей жезла, который ему было поручено охранять.

Прошло всего пару минут, и плющ быстро сообразил, что на дверь была наложена магия, и ему так просто не добраться до похитителей жезла. С громким воплем плющ втянул свои побеги через окно обратно на улицу. И быстро пополз в окружную, дабы встретить беглецов у входа в подземный ход и уже там на месте разобраться с ними.

В это время Айрис, Арсидис и гномики с напуганным насмерть торусом тихо сидели за дверью на полу подземного хода. Когда вопли плюща стихли, растаяв где-то вдалеке, Айрис прошептала прерывисто дыша.

– Вроде, всё тихо. Наверное, уполз.

Одди задал вопрос, который волновал всех.

– А он не мог притвориться, что уполз?

– Нет, – уверенно ответила Айрис. – У него похитили то, что ему было велено охранять. Так что он мечтает только об одном.

Догнать нас и растерзать. И если догонит, то нам не поможет даже дед. Плющ нас сложит задушенными возле его ног.

– Тогда чего же мы ждём? Бежим! – отлепившись от стены, Арсидис собрался было бежать, но Айрис ловко перехватила его за руку, останавливая.

– Стой!

Арсидис нетерпеливо спросил, оглядываясь на неё.

– Что?

– Плющ не смог сломать дверь и добраться до нас. Так?

– Ну, так.

– И он знает, что мы здесь. Так?

– Ну, так, так, – проворчал Арсидис, которому не терпелось скорее бежать прочь. – Я не понимаю, чего ты хочешь?

Айрис крепче ухватила Арсидиса за руку, чтобы он не смог убежать.

– Я хочу сказать, что плющ во что бы то ни стало, хочет нас достать. И это значит, что он ползёт туда, где начинается вход в туннель. Он нас там встретит, и тогда нам крышка!

Арсидис спросил испуганным тоном.

– Тогда что же нам делать? Не можем же мы отсиживаться тут до бесконечности?

– Конечно, не можем, – довольно бодро подтвердила Айрис. – Если потребуется, то плющ и сюда доползёт. Ему нужен Хрустальный Жезл. А нам нужно сматываться.

Одди спросил, не понимая, как именно можно убежать, если плющ уже устремился им на встречу.

– Но как? Как мы можем это сделать? В дверь-то нам нельзя…

Айрис ответила, вновь вставляя ключик в замочную скважину.

– Через окно, – приоткрыв дверь, она осторожно заглянула в комнату. – Всё чисто. Можем идти.

Когда гномики и снип следом за ней вошли в комнату, Айрис, заперев дверь, быстро подошла к одному из окон и громко свистнула в серебряный свисток, висевший у неё на шее. Подсадив гномиков на один подоконник, Айрис помогла Арсидису поставить ларец на другой.

– Залезай быстрее и прыгай в окно, – скомандовала она.

Арсидис послушно вскочил на подоконник и тут же отказался поступать так, как ему указывала эта сумасбродная девчонка, потому что далеко внизу острые камни.

– Ты что, спятила? Здесь же высоко!

– Это наш единственный шанс на спасение, прыгай! – упрямо стояла на своём Айрис.

– Но мы же в лепёшку разобьёмся! А я хочу жить! А жизнь с переломанными конечностями это не то, чего бы я хотел…

В дверь ударилось что-то тяжёлое, и все испуганно оглянулись назад. Всем стало ясно, что плющ уже достиг своей цели. Он уже был совсем рядом, за дверью.

Айрис в одно мгновение ока спихнула Арсидиса с подоконника вместе с ларцом.

– Прыгай, я тебе говорю!

Едва она успела схватить гномиков и выпрыгнуть следом, в этот самый момент дверь, не выдержав натиска, разлетелась на куски, и в комнату ворвался плющ.

Его извивавшиеся побеги устремились следом за беглецами, стараясь успеть схватить их.

Арсидис, прижимая к груди алмазный ларец, открыл глаза, и крик застыл у него в горле. Он с ужасом наблюдал, как к ним на огромной скорости приближается дракон-камнеед. А это было, по мнению Арсидиса, куда страшнее, чем погибнуть, разбившись об острые камни.

Одди и Глен, завидев дракона, испуганно завопили и вцепились в Айрис ещё сильнее. Мгновенно преодолев разделяющее их расстояние, камнеед практически возле самой земли поднырнул под них, подставляя свою широкую спину, и все пятеро шлёпнулись на него, прежде чем успели коснуться земли. Прочертив шипастым хвостом по земле, дракон, быстро взмыв высоко вверх, ушёл от преследования плюща.

Одди, Глен и Арсидис робко оглянулись назад, чтобы посмотреть, как плющ оплёл башню своими побегами и извивался, издавая душераздирающие вопли, напоминающие скрежет камня по металлу. Он понял, что ему до них не добраться, что Хрустальный Жезл потерян.

Весело посмеиваясь, Айрис ласково похлопала камнееда по шее.

– Умница, хороший мальчик! Знакомьтесь, это Драко, – представила она камнееда. – Мой любимец и единственный друг.

Дракон, слегка повернув голову, ласково и довольно уркнул, словно огромный кот.

Одди спросил с удивлением.

– Так это ты его отправила за нами вслед?

– Да. Он скользит совершенно неслышно, а ночью он успешно маскируется. Даю гарантию, что вы его не видели и не слышали.

Арсидис, Одди и Глен молча переглянувшись, кивнули. А кроха торус, выглянув из кармана Арсидиса, смело спрыгнул на спину Драко и, уцепившись за один из шипов, с восторгом уставился вперёд, ему было весело. Ну, ещё бы, ведь в родном лесу такого развлечения сроду не было. Максимум на ветке покачаешься вверх ногами, а тут он летит словно птица на неизвестном ему чудище!

– Весело! – сделал торус вывод из всего сегодняшнего приключения.

Глава девятая

Далеко впереди показались сверкающие хрустальные шпили города, и Айрис направила Драко вниз. Сделав пару кругов над небольшой поляной, дракон, мягко скользнув, приземлился, вырывая мощными когтями клочья травы и земли. Распластав огромные крылья, Драко замер, давая возможность хозяйке и её новым друзьям спуститься на землю.

Спрыгнув с драконьей спины, Айрис помогла спуститься гномикам и вместе с Арсидисом сняла алмазный ларец, в котором хранился Хрустальный Жезл.

– Дальше мне нельзя. Там владения короля Рила. А мы с дедом там нежеланные гости. Так что дальше вам придётся идти одним. Если пойдёте прямо по дороге, то примерно через час-полтора вы выйдете к городу. Ну а там вам помогут вернуться домой.

– Спасибо тебе за всё, Айрис, – сказал Одди, пожав руку присевшей перед ним на корточки девчонке. – Если бы не ты, то нам было бы не достать Хрустальный Жезл.

Айрис ответила, пощекотав пальцем мохнатый животик крохи торуса, а тот доверчиво потёрся о её руку мордочкой.

– Не за что. Я просто помогала вам. Жезл, он же должен приносить пользу. Он же был изготовлен тасийцами для того, чтобы помочь Велесу, а не для украшения пыльной башни в долине драконов-камнеедов.

Арсидис робко поинтересовался.

– А если про это узнает твой дед? Тебе же попадёт за это.

Айрис ответила, поправляя сползавший на глаза золотой обруч.

– Возможно. Но скорее всего, нет. Вполне вероятно, что дед и сам бы отдал жезл, но только в том случае, если бы за ним пришёл волшебник. Ну, к примеру, ваш прославленный Тонхирод или верховный маг Кондел, а не пара гномиков и снип, – немного помолчав, Айрис добавила с робкой надеждой. – Я надеюсь, что как-нибудь заглянете к нам с дедом на чашечку чая? Гектор печёт очень вкусные пирожные с земляничной начинкой и кремом, а ещё тортики там разные… зайдёте?

Арсидис нервно сглотнул, так как просительный взгляд был устремлён именно на него, а его лично такая перспектива не прельщала. Уж больно мрачен был замок волшебника, да и сам Шим не внушал ему доверия. А уж эта его каменная коллекция, бр-р-р! Аж мурашки по коже. Но он всё равно улыбнулся и кивнул, ну, не расстраивать же девчонку, тем более что она так здорово им помогла.

– Да-да, конечно, как-нибудь мы обязательно заглянем к вам на чашечку чая. И друга нашего Лена с собой возьмём. Он будет очень рад… – понимая, что звучит как-то уж не больно и правдоподобно, Арсидис спешно добавил. – А ты тоже приезжай к нам в гости.

Глаза Айрис вспыхнули, словно два сапфира.

– А можно?

– Конечно, – подтвердил Глен. – Я тоже повар и вполне недурно готовлю. Так что пирожные будут гарантированы.

– В замок вашего учителя Тонхирода? – радости Айрис не было предела. – А он не будет против, если я приеду? А то обычно волшебники не любят, когда представители других школ приходят к ним, ну за исключением редких случаев, да и то только по специальным приглашениям и так далее и тому подобное.

– Ну, ты же придёшь не как ученица другого волшебника, а как наш друг, – ответил Арсидис, и сам не зная, почему покраснел, что не утаилось от взгляда гномиков. Переглянувшись, Одди и Глен подмигнули друг другу и поспешили поддержать Арсидиса.

– Конечно! Тонхирод очень любит гостей и будет только рад твоему приезду!

Айрис довольно расцеловав гномиков, поблагодарила за приглашение и пообещала.

– Я обязательно приеду. Обязательно!

Смущённо потирая пунцовые щёки, гномики захихикали, когда Арсидис тоже получил поцелуй в обе щёки, причём у него не было никакой возможности остановить Айрис, у него же были заняты руки, так как он держал алмазный ларец.

Распрощавшись таким образам со своими новыми друзьями, Айрис быстро взобралась на спину Драко, помахала им на прощание рукой и полетела обратно в направлении замка волшебника Шима.

– А она молодец, – проговорил Одди, глядя в след улетевшему дракону.

– Да, – кивнул Арсидис. – Без неё мы бы точно не справились.

Проводив взглядом Айрис и Драко, друзья с лёгким сердцем и хорошим настроением, что так всё хорошо закончилось, отправились в сторону города по уже знакомой им дороги. Когда они подошли к лесу, в котором обитали торусы, Одди сказал, погладив малыша по голове.

– Ну вот, ты и дома. Выбери себе любое дерево и живи на нём.

Торус, повернув голову к лесу, внимательно посмотрел на деревья и тут же, повернувшись обратно, сильно вцепился в курточку Одди.

– Не хочу! С вами! Я хочу с вами! С вами в Латанию! В Латанию! Было так весело! Весело!

Переглянувшись с друзьями, Одди с сожалением покачал головой.

– Нет, малыш. Ты должен остаться тут. Здесь твой дом, твоя семья.

Торус, печально опустив голову и тут же подняв её сквозь выступившие на глаза слёзы, он посмотрел на Одди, потом перевёл взгляд на Глена, затем на Арсидиса. Но и они были такого же мнения, что и Одди.

– Ты должен остаться здесь. Это твой дом. Так что давай прощаться.

Надув крохотные губы, торус вытер ручкой слёзы и в одну секунду, не прощаясь, скрылся среди ветвей.

Одди, переглянувшись с друзьями, осторожно вступили во владения лесных торусов. С замиранием сердца с каждым новым шагом они ожидали, что торусы набросятся на них. Но нет, ничего подобного не произошло. Ни один торус не выглянул из ветвей с предложением поиграть.

Одди шёпотом произнёс, пробираясь следом за Арсидисом и Гленом.

– Что-то здесь не так.

– Что именно тебе не нравится? – тоже шёпотом спросил Глен.

– Мы уже прошли почти половину леса, а ещё ни один торус не предложил нам поиграть.

– Так это же просто замечательно, – ответил Глен. – Ты что забыл, что произошло в прошлый раз?

– Вот именно, – кивнул Одди. – А сейчас никого. Может что-то случилось, как ты думаешь, Арсидис?

Арсидис пожал плечами и чуть не выронил алмазный ларец из рук.

– А может это просто наш торус попросил своих друзей не мешать нам?

– Навряд ли он станет это делать. Он же обижен на нас, – упрямо стоял на своём Одди.

Вглядываясь в густую листву, Глен вдруг громко и чётко произнёс.

– Давай играть! Давай поиграем!

Арсидис тут же зашикал на него, испуганно озираясь по сторонам.

– Ты что, совсем ума лишился?! А что если они сейчас всей толпой на нас набросятся? Нам же от них тогда не уйти!

Но никто не спешил на заманчивый призыв Глена.

Арсидис опустив ларец на тропинку, размял руки.

– Смотри-ка, никого. Может и вправду случилось чего? – предположил он, глядя вверх на деревья.

Ветки над их головами пару раз качнулись и замерли, подняв руки, Арсидис осторожно раздвинул их. На суку сидел их торус. Посмотрев на Арсидиса, он печально развёл руками и в каком-то недоумении сказал.

– Никого нет. Их нет. Нет их никого. Я один. Один.

Одди спросил, когда малыш, спрыгнув на землю, уселся на ларце, подперев кулачками подбородок.

– А они никуда не могли уйти?

– Торусы всегда живут только здесь. Только здесь. Они не могли уйти, – уверенно качнул головой торус и добавил жалобно с лёгким всхлипом. – С кем я теперь буду играть? Где же они теперь все?

Глен сошёл с тропы и, завязнув в густой траве, прорвался чуть вперёд. То, что в тот момент открылось взгляду, привело его в настоящий ужас.

– Одди! Арсидис! – позвал он друзей, чтобы и они могли видеть это своими глазами, потому что словами это было не передать.

Друзья мгновенно пришли на его зов и обречённо выдохнули. На полянке, где, обычно резвясь, играли торусы, было полно следов от грубых башмаков и сапог, а глубокие колеи, оставленные колёсами тяжёлых повозок, уходили прочь из леса.

– Гут, – с гневом произнес Одди. – Здесь был этот старый охотник. Это он переловил всех торусов.

– Мы должны остановить его и спасти торусов! – закричал Глен. – Только нужно спрятать ларец с жезлом.

Арсидис обвёл вокруг себя руками и спросил.

– Где? Если ты не забыл, то спешу тебе напомнить, что мы в лесу! И спрятать такой огромный ларчик нам здесь просто негде.

– Так ты предлагаешь оставить всё как есть и бросить торусов в беде? – спросил удивлённо и одновременно сердито Одди.

Малыш торус тоже устремил жалобный взгляд на Арсидиса и тихонечко заскулил, опуская голову.

– Конечно же, нет! – в ужасе от такого предположения вскричал Арсидис. – Мы обязательно сейчас что-нибудь придумаем… мы что-нибудь придумаем. Не плачь, малыш, мы обязательно спасём твоих родных и друзей.

– Как? – задал вполне логический вопрос торус, вытирая крупные слёзы, катившиеся по его пушистым щекам. – Как?

Арсидис задумался, потому что это был серьёзный вопрос, и над ним нужно было основательно подумать.

– Действительно как… хотя, – лицо Арсидиса просияло от внезапной догадки. – Одди, Глен. У меня, кажется, идея!

– Ну, говори! – оживились гномики, а торус, перестав плакать, с надеждой уставился на Арсидиса.

– Вот если я, к примеру, меняю свой рост, то всё, что в данный момент находится при мне, тоже меняет свой размер. Одежда, деньги, оружие…

Одди, уловив, что именно хочет сказать Арсидис, подхватил.

– Точно! Ларец с Хрустальным Жезлом тоже изменит свой размер, и ты спокойно сможешь положить его в карман до поры до времени! Арсидис ты гений!

И, действительно, Арсидису с помощью этой хитрой уловки удалось изменить размеры ларца. Так что когда он вернул свой обычный рост, то ларец спокойно уместился у него в кармане, так как был не больше крошечной шкатулочки.

– Ну а теперь мы разберёмся с этим папашей Гутом и освободим торусов! – решительно произнёс Арсидис, а кроха торус, быстро вскарабкавшись по рукаву к нему на плечо, обнял его.

– Умный ты!

Подхватив гномиков на руки, Арсидис быстрым, уверенным шагом отправился по следам, оставленными телегами и лошадьми Гута. Пусть они ещё не знали, каким именно образом они освободят торусов, но они прочно решили, что просто обязаны помочь им.

Так как Арсидис сейчас был своего обычного роста, а это в десять раз больше чем прежде, то ему не составило особого труда за короткий промежуток времени пересечь лес. Но не успели они выйти из леса, как тут же угодили в ловушку папаши Гута. Это была хорошо замаскированная верёвочная петля. Стоило только Арсидису попасть в неё ногой, как он сию минуту был вздёрнут вверх ногами над землёй.

Из-за деревьев и кустов появились помощники папаши Гута. У многих из них были сильно покарябаны лица и руки, из чего стало ясно, что торусы без боя не сдавались. Гномики, едва Арсидис был подвешен, свалились с него на землю и охотники проворно схватили их за шкирки, чтобы они не сбежали. Торус же смело бросился вверх, чтобы перекусить верёвку, но так же был схвачен и посажен в жестяную кружку и закрыт крышкой.

– Так, так, так, – раздался хриплый голос папаши Гута, а сам он вышел из-за толстого дерева.

В руках он держал какую-то толстую старую книгу в очень потрёпанном переплёте.

– А вот и наши беглецы. Я так и знал, что вы клюнете на мою наживку. Бедные маленькие лесные… – он подглядел в книгу и продолжил всё тем же трагическим тоном. – Торусы, они в большой опасности, и их просто необходимо спасти из жадных лап этого бессердечного папаши Гута! Как это всё трогательно и мило… Снимите этого снипа и в телегу его и гномов.

Едва оказавшись на земле, Арсидис хотел было изменить рост на более огромный, но в одну секунду был скручен по рукам и ногам.

– Э, нет. Нет, мой дружочек, – строго погрозил ему пальцем папаша Гут. – Я, благодаря вот этой самой книжечке, что ещё принадлежала моему отцу и деду, узнал, к какой расе ты принадлежишь, и подробно изучил все ваши фокусы. Так что нас не проведёшь.

Переглянувшись со своими помощниками, папаша Гут довольно сообщил.

– У нас, ребята, сегодня определённо удачный день. И это несмотря на то, что ночью все наши пленники сбежали, – он повернулся к Арсидису и гномикам. – Я так полагаю, что без вашего участия здесь не обошлось. Но всё равно улов сегодня у нас просто превосходит все мои ожидания. – Он принялся загибать пальцы. – Один Радужный снип, два гномика, сотни три или четыре, я же подробно не считал, сколько их там, лесных торусов, а также мальчишка эльф, одна летающая лошадь и один светлячок в банке. Это всё вместе должно потянуть тысяч на сто, а то и на сто пятьдесят латанов. А если мальчишка эльф не врёт, что он является принцем из Латании, то я с его папаши и побольше слупить смогу. Ну, это если он захочет увидеть своего сыночка.

Одди, Глен и Арсидис обречённо сникли, потому что эльф говорил правду и в телеге связанный по рукам и ногам сидел Лен, а стреноженный Олсен со связанными за спиной крыльями был накрепко привязан к телеге сзади.

Лен с вызовом посмотрел на папашу Гута из-под спутанной чёлки, спадавшей ему на глаза, и что-то гневно промычал, так как рот ему завязали сомнительной чистоты носовым платком.

Погрузив пленников в телегу, охотники заняли свои места и приготовились ехать, но тут папаша Гут заметил, что что-то ярко блеснуло в свете солнечных лучей.

– Что это? – спросил он, резво спрыгивая со своего места обратно на землю.

У Арсидиса сердце чуть не остановилось, потому что он догадался что именно привлекло внимание папаши Гута. Алмазный ларец. Он обронил его, пока болтался над землёй вверх ногами.

А тем временем папаша Гут, подобрав ларчик, осмотрел его, повертев из стороны в сторону.

– Ум, – одобрительно кивнул он. – Какая миленькая вещичка! Похоже, что она сделана из цельного куска алмаза. Какая прелесть. Отдам её своей дочери, она у меня страсть как любит подобные штуковинки.

Сунув ларец в карман, папаша Гут занял своё место и повозки тронулись в путь.

Глава десятая

Видя, что и его друзья так же, как и он, стали пленниками хитрого Гута, Лен, закрыв глаза, глубоко вздохнул, вспоминая, как сам попался в руки хитрого охотника…

Следуя за Люциус Гарто, Лен, перелетев через горную цепь, оказался в Тасу. Вопреки написанному в книгах, эта страна отнюдь не являлась подземной, просто она находилась ниже, чем Латания.

Люциус Гарто стремительно летел к тому месту, где в последний раз видел Арсидиса и гномиков. Олсен старался не отставать, но он был гораздо медленнее, чем Люциус Гарто, и угнаться за ним было не так-то просто. Заметно отстав от своего проводника, Олсен, опустившись ниже, полетел над землёй, чтобы Лен смог подробнее осмотреть местность.

– Одди и ребята должны быть где-то поблизости. Люциус Гарто, он опустился возле вон той небольшой рощицы… – присмотревшись, Лен утвердительно кивнул. – Да, похоже, что там кто-то есть!

И, верно, возле рощи стояло несколько тяжёлых повозок, запряжённых лошадьми, а чуть в стороне горел костёр, а вокруг него сидели люди и ели похлёбку.

Едва заметив, что к ним приближается летающий конь, они повскакивали со своих мест и схватились кто за верёвку, кто за оружие.

– Не бойтесь, – сказал Лен, по-своему истолковав их действия.

Высокий, хмурого вида мужчина в охотничьем костюме ответил, один за всех.

– Да, мы, собственно, не из пугливых, – он внимательно осмотрел Олсена с ног до головы. – Какая у тебя интересная лошадь.

– Это Олсен. Он из рода Благородных Пегасов.

– Пегасов? – недоверчиво протянул папаша Гут, потому что это был именно он. – Я ещё ни разу не видел пегасов, тем более благородных. А откуда вы прилетели, молодой человек? И кто вы.

– Из Латании.

– Эльф значит… – чуть слышно пробормотал папаша Гут, а вслух сказал. – Ну а какими судьбами вас занесло к нам в Тасу?

Лен чистосердечно признался, не видя никакого подвоха со стороны хитрого охотника.

– Мои друзья попали в беду, и я спешу им на помощь.

– В беду? – участливо спросил папаша Гут. – Это плохо. У нас в Тасу не очень спокойные времена. Опасно у нас здесь, особенно если дороги не знаешь, того и гляди разбойники нападут… А что за друзья-то? Может мы случайно видели их. Мы мирные селяне, идём в город, чтобы купить продуктов. Бредём уже целый день, многих видели… может, поможем чем?

– Я ищу двух гномиков и радужного снипа, – обрадовался Лен, что хоть кто-то сможет помочь ему. Ну, хотя бы укажет, где в последний раз видели Глена, Одди и Арсидиса.

– Радужного снипа? – удивлённо вскричал папаша Гут и добавил чуть слышно. – Значит тот, что повыше был снипом.

Лен кивнул с надеждой.

– Да. Вы их случайно не видели?

Гут, изобразив сочувствие, кивнул.

– Видели. Видели мы этих горемык. Их схватили охотники за живым товаром и повезли во-о-он в ту сторону.

Лен повернул голову в ту сторону, куда указывал узловатый палец папаши Гута, и в эту же секунду на него набросились несколько человек и, стащив с Олсена, связали по рукам и ногам. Испуганно шарахнувшись в сторону от неожиданности, Олсен, не успев среагировать, так же был стреножен и связан.

Похлопав легонечко Лена по щеке, папаша Гут гнусно усмехнулся.

– Видели, видели мы твоих дружков. Да сбежали они от нас этой ночью, совсем недавно. Но ничего, от папаши Гута ещё никто просто так не уходил. По крайней мере, своими ногами. Так что не переживай, мальчик. Найдём мы твоих друзей, найдём. Из-под земли достанем, если потребуется. Это я тебе обещаю.

Довольно грубо затолкав Лена в повозку, помощники папаши Гута, затушив костёр, заняли свои места в повозках и неспешно направились в сторону Необитаемого леса, где жили лесные торусы.

О том, что там происходило, Лен старался даже не вспоминать. Это было просто чудовищно. Маленькие, доверчивые торусы, думая, что это такая игра, буквально сами шли в руки злодеев. А те, что постарше и поумнее, хотя и оказали сопротивление, но всё равно были беспощадно покиданы в мешки и погружены в повозку. И вот более пятисот малышей сидели в соседней повозке с железными решётками и тихонечко пищали, вытирая слёзы своими пушистыми ручками…

А теперь ещё и Арсидис с гномиками угодили в руки жадного до денег папаши Гута, и на спасение уже не оставалось никакой надежды, как вдруг произошло самое настоящее чудо.

Покачиваясь из стороны в сторону, повозки медленно продвигались по ужасно неровной дороге, то и дело подпрыгивая на каждом ухабе. Папаша Гут сидел на своём месте рядом с кучером и самозабвенно подсчитывал прибыль, которую рассчитывал получить от продажи своих трофеев.

Когда дорога вышла из леса на более открытую местность, в небе бесшумно скользнула какая-то огромная птица, её не менее огромная тень быстро скользнула по земле перед лошадьми, тянувших повозки. Испуганно шарахнувшись, лошади захрипели и попятились назад.

Гут зло закричал на своего кучера, так как был нарушен ход его мыслей.

– Что такое? Почему ты возишься?

– Так упираются, не идут! – пролепетал возница, оправдываясь перед своим начальником.

Выхватив из рук возницы хлыст и поводья, папаша Гут, замахнувшись с силой, ударил по спинам несчастных животных.

– Дай сюда! У меня живо пойдут!

Лошади с силой дёрнули повозку вперёд, но тут тень опять скользнула, и лошади, испуганно заржав, шарахнулись из стороны в сторону. Папаша Гут с трудом смог удержать повод, чтобы не дать их сойти с дороги.

– Да что это с вами такое? А ну смирно у меня, иначе на корм собакам пойдёте! Дайте только в город приехать, и я сменю вас.

Когда тень в очередной раз скользнула по дороге, возница поднял голову и, открыв рот, не в силах что-либо вымолвить, тронул Гута за плечо.

– Чего тебе? – зло огрызнулся Гут, не отвлекаясь от управления повозки.

– Там… там… – только и смог вымолвить возница.

Проследив за пальцем своего возницы, папаша Гут поднял голову, и хищная ухмылка скользнула по его обветренному лицу.

– Камнеед… вот так удача. Если я доставлю его живым ко двору короля Аттолинов, то он нас, ребята, просто озолотит! Я уже давненько получил от него запрос, но всё как-то не встречался с этими чудовищами. Да не тряситесь вы, как вывеска над таверной при сильном ветре! – прикрикнул он на своих помощников. – Они питаются исключительно камнями! Вы как еда для них не представляете никакого интереса.

Остановив повозку, папаша Гут, спрыгнув на землю, вынул из кармана небольшой кожаный мешочек и посмотрел на дракона.

– Какой красавец! И при этом ещё совсем молодой. При хорошей дрессировке можно приручить и выучить кое-каким трюкам. Ну, иди сюда, малыш, иди к папочке, у меня кое-что для тебя есть, мой хороший, – негромко проговорил он, развязывая мешочек. Тут он увидел, что за спиной дракона, словно флаг, развиваются длинные рыжие волосы. Это привело его в ещё больший восторг. – Ого! Да он уже ручной! А девчонку можно будет выгодно продать. Да, улов у нас сегодня действительно хорош. Лук и стрелу мне быстро!

Получив просимое, папаша Гут достал из мешочка маленькую щепотку какого-то золотого порошка и, посыпав им стрелу, прицелился и выстрелил.

Драко ловко уклонился, уходя от стрелы, и острый наконечник только слегка царапнул краешек крыла. Драко даже боли не почувствовал, продолжая всё так же мерно махать крыльями.

– Мазила! – радостно закричала Айрис, делая очередной заход, пугая лошадей и вынуждая их сойти с дороги.

Охотники уже едва-едва справлялись с обезумившими от страха животными. Папаша Гут преспокойно передал лук своему вознице и, всё так же не спеша, завязал мешочек и убрал его обратно в карман.

Прошло всего менее минуты, и Драко, покачав головой из стороны в сторону, с глухим стоном, камнем рухнул на землю вместе с Айрис. Крепко уцепившись за шею своего дракона, Айрис при падении не пострадала, тело Драко смягчило удар. Открыв крепко зажмуренные глаза, Айрис принялась тормошить Драко, он находился без сознания.

– Драко, миленький, очнись! Очнись, пожалуйста, – чуть не плача, шептала Айрис дрожащими руками, растирая веки дракона, но всё было напрасно.

С трудом приоткрыв тяжелые, слипавшиеся веки, дракон сделал попытку приподняться, но уже через секунду силы совсем оставили его, и он рухнул обратно на землю.

– Сон трава, – пояснил папаша Гут, не спеша приближаясь к распростёртому дракону. – Достаточно всего одной щепотки, чтобы свалить с ног самого огромного камнееда.

Айрис испуганно прижалась к спине Драко, хотя и понимала, что в данной ситуации он уже был не в силах защитить её.

– Вы чудовище!

Папаша Гут, соглашаясь с ней, кивнул, приближаясь всё ближе и ближе.

– Вполне с Вами согласен, юная леди, – присев перед ней на корточки, он спросил всё тем же обманчиво дружелюбным тоном, кивая при этом на повозку. – Ну что, юная леди, сама пойдёшь или тебя отнести?

Подобравшись словно кошка, Айрис бросилась на папашу Гута с намерением сбить его с ног. Но он был не так прост, как думала Айрис. Словно ожидая от девчонки подобного выпада, он мгновенно вскочил на ноги и отпрянул в сторону, и Айрис плашмя упала на траву.

Папаша Гут покачал головой.

– Ай-ай-ай, такой красивый костюм испачкала. А мне и предложить-то тебе нечего. Знаете ли, не держим платья и всего прочего. Так что чистить костюмчик придётся самой. Так сказать, приводить себя в товарный вид, а то меня на торгах засмеют. Спросят, где это я такую замарашку нашёл.

Охотники от души смеялись над шуткой, и было непонятно, действительно ли шутка пришлась им по душе или что, скорее всего, они хотели угодить своему хозяину. Продолжая хищно ухмыляться, папаша Гут повернулся спиной к Айрис.

– Ну, так я жду, юная леди, – протянул он, не оглядываясь. – Не стоит капризничать и заставлять долго ждать людей, которые старше тебя более чем в два раза.

Айрис, выхватив из-за пояса небольшой нож, бросилась на папашу Гута. Но он словно чувствовал, что творится у него за спиной. Ловко увернувшись, он мгновенно выхватил нож из руки пробегавшей мимо девчонки, и Айрис вновь упала на траву.

Гут убрал нож в карман.

– Замечательно! У меня как раз не хватает в коллекции такого ножичка. Так что оставлю я его себе на память. Ты думаю не против? – он, посмотрев на девчонку сверху вниз, кивнул. – Молчишь? Ну и отлично. Молчание – золото. Особенно для тех, кто его получит. А теперь хватит ломать комедию, живо в повозку! У нас время поджимает.

Схватив Айрис за руку чуть выше локтя, папаша Гут, одним сильным рывком вздёрнув её на ноги, поволок её к повозке.

– Пусти! Отпустите меня! – кричала, вырываясь Айрис. – Отпустите!

– И не подумаю.

– Это похищение!

– Я знаю.

Как бы Айрис не вырывалась, не упиралась, силы были не равны. Высокий, физически сильный охотник и юная, довольно хрупкая девчонка явно были не соперники.

– Отпусти! – продолжала вопить что есть мочи Айрис, кусаясь и колотя свободной рукой по рукам папаши Гута, но он даже не обращал на это внимание. – Отпусти!

Арсидис, Лен и гномики, не в силах что-либо поделать в этой ситуации, наблюдали за этой сценой с бессильной яростью.

Понимая, что дальше упираться просто бесполезно, Айрис закричала что есть силы.

– Дедушка! – слёзы отчаяния брызнули из её глаз, они душили её и сдавливали крик. – Дедушка!

Папаша Гут, усмехнувшись, передразнил её.

– Дедушка! Ну-ну, зови, зови своего старика. Я и его продам по выгодной цене. Если, конечно, кто захочет его купить.

Толкнув Айрис в руки смеющихся помощников, папаша Гут одним резким словом оборвал всё веселье.

– Хватит ржать. В повозку её и вперёд. Я и так потерял много времени, пока поджидал вот этих молодцев.

Вытащив из сумки книгу, папаша Гут раскрыл её, чтобы хотя бы примерно выяснить к какой расе относится пойманная девчонка.

– Дедушка! – кричала Айрис, задыхаясь от слёз. Её бил озноб при одном только виде, как мерзкие помощники этого чудовищного Гута сооружают кокон для перевозки её Драко. – Дед!

Где-то вдалеке прогремел раскат грома, и лёгкий, едва заметный ветерок пошевелил волосы людей и гривы лошадей. Мгновение и чистое летнее небо заволокло чёрными грозовыми тучами. И уже сильный ветер трепал волосы и гривы насмерть перепуганных лошадей, их уже ничем нельзя было успокоить, они рвали удила и порывались куда-то бежать. Сверкнула очередная молния, и прямо перед папашей Гутом возник волшебник Шим. Он возник так неожиданно, что охотник, державший Айрис, вздрогнув, разжал руки, и девчонка сию минуту бросилась к волшебнику, уцепившись за его хитон, прошептала, дрожа всем телом.

– Дедушка… дед.

Переменившись в лице, волшебник Шим перевёл взгляд с внучки на папашу Гута. Тот замер с книжкой в руках словно каменный.

– Что здесь происходит? – спросил Шим, не сводя взгляд с Гута.

Папаша Гут открыл было рот, но тут же его закрыл.

– О, так это Ваша внучка? – наконец-то, выдавил он из себя. – А я и не знал, что у Вас есть внучка…

Шим, перебивая словоохотливого охотника, грозно сверкая глазами, повторил свой вопрос, но уже громче.

– Что здесь происходит?

Захлопнув книгу, папаша Гут отбросил её обратно в повозку.

– Да, в общем-то, ничего, уважаемый Шим. Просто я проезжал мимо, и вот эти разбойники напали на эту милую и беззащитную девочку, а она и не поняла, что произошло на самом деле, – папаша Гут свирепо зыркнул на Айрис. – Они и дракончика её завалили.

Волшебник Шим посмотрел на внучку и спросил у неё.

– Это правда?

– Врёт! – закричала Айрис. – Это он хотел похитить меня, Драко и моих друзей!

Шим с удивлением спросил.

– Каких ещё друзей? Ещё вчера у тебя не было никаких друзей, – как следует присмотревшись к сидевшим в повозках, он, признав в них своих вчерашних визитёров, сурово сдвинул брови. – По-моему я их уже видел. Вчера. В своём замке. И как мне кажется, ты определённо мне что-то не договариваешь. Айрис, я жду ответа.

Виновато опустив голову, Айрис рассказала деду и про то, как она решила подслушать разговор, и про то, как отправила Драко следом за визитёрами, ну и, конечно же, пришлось рассказать и про то, как помогла своим новым друзьям выкрасть из башни Хрустальный Жезл. И для каких определенных целей он был необходим.

Молча выслушав внучку и ни разу её не перебив, волшебник Шим покачал головой.

– Ох, Айрис, Айрис. А нельзя было мне рассказать всё с самого начала?

– Я думала, что ты будешь на меня сердиться, – пролепетала Айрис, не спеша поднимая голову, хотя прекрасно понимала, что дед на неё никогда не сердится.

Покачав из стороны в сторону головой, волшебник Шим хлопнул в ладоши, и двери всех трёх повозок открылись, а путы, стягивающие пленников по рукам и ногам, упали сами по себе.

– Все свободны. А ты… – волшебник строго посмотрел на папашу Гута. – Ты немедленно убирайся с моих земель, и чтобы больше я тебя здесь не видел. Можешь считать, что тебе сегодня крупно повезло.

Папаша Гут проворчал с вызовом, глядя прямо в глаза волшебнику.

– Повезло, как же. Вы всех моих пленников выпустили. Я потерял не меньше ста тысяч латанов.

– Скажи спасибо за то, что я ещё не обратил тебя в камень, и убирайся отсюда,– повторил волшебник.

Стиснув зубы, папаша Гут с охватившей его яростью наблюдал, как освобождённые пленники покидают повозки.

Торусы с рекордной скоростью улепётывали обратно в свой лес. Гномы, эльф и снип, выбравшись из повозки, поспешили отвязать своего уникального коня, чтобы в спешке папаша Гут не увёл его с собой. Так мало того, обнаглевший снип, протянув руку, словно нищий в его сторону, нагло потребовал.

– Попрошу вернуть алмазный ларец.

– Какой ещё ларец? – наивно удивился папаша Гут. – У меня ничего нет.

– Если Вы забыли, – продолжал Арсидис. – То он лежит у Вас в правом кармане.

Волшебник Шим щёлкнул пальцами, и алмазный ларец сам по себе выплыл из кармана куртки папаши Гута. Повиснув в воздухе, ларец, приобретя свой обыкновенный размер, опустился возле ног волшебника Шима.

Арсидис, Одди, Глен и Лен с сожалением посмотрели на ларец. Было понятно, что волшебник заберёт его с собой и обратно поместит в тёмной башне под присмотр ядовитого плюща и свирепых камнеедов.

Папаша Гут, сердито сплюнув себе под ноги, что-то проворчал и, усевшись на своё место, дал сигнал своим помощникам. Всего пара минут и телеги, увлекаемые сильными лошадьми, скрылись из виду, оставив после себя только облако пыли на горизонте.

Волшебник Шим, подняв ларец, откинул крышку и посмотрел на сверкающий в свете солнечных лучей Хрустальный Жезл.

– Как же давно это было, – с грустной улыбкой произнёс он, прежде чем закрыть алмазный ларец. – Я же совершенно позабыл для какой цели тебя создали. Я охранял тебя шестьсот лет от притязаний магов и волшебников, которые решили с твоей помощью увеличить свои силы. Я создал хитроумные ловушки, посадил смертоносный плющ, а саму башню построил в долине камнеедов… и вот, парочка гномиков и снип уносят его с помощью моей же собственной внучки!

Айрис, густо краснея, что-то невнятно пробормотала в своё оправдание.

Закрыв ларец, волшебник протянул его Арсидису.

– Хорошо. Я отдам вам Хрустальный Жезл. Надеюсь, что отдаю его в надёжные руки.

Лен впервые нарушил своё молчание.

– Даю Вам честное слово принца Латании, что по дороге до замка волшебника Тонхирода, с этим жезлом ничего не произойдёт. Мы доставим его целым и невредимым.

– Хорошо, молодой человек. Я вам верю. Но моя внучка будет сопровождать вас. Иначе она меня своими упрёками замучает.

Айрис крепко обняла деда, поцеловала его в щёку и пообещала.

– Спасибо, дедушка! Я, честное слово, вернусь сразу же, как Хрустальный Жезл будет доставлен в замок волшебника Тонхирода.

Волшебник Шим посмотрел на спящего дракона.

– Гут усыпил его сон травой. Но это не беда. Я его сейчас расколдую.

Прочитав заклинание, волшебник Шим снял чары сон-травы с Драко и исчез вместе с вспышкой молнии. Небо вновь стало ясным и чистым.

Драко открыл глаза и, поднявшись на ноги, потянулся и зевнул, словно после хорошего долгого сна.

Айрис бросилась к нему и принялась ласково трепать его по шее.

– Драко, хороший мой дракончик. Как я за тебя волновалась.

Арсидис спросил, убирая с помощью Лена алмазный ларец в седельную сумку.

– А как ты узнала, что мы попали в ловушку к папаше Гуту?

Айрис ответила, чувствуя, что краснеет от собственной важности.

– Просто я решила узнать, как вы добрались до места. А для этого я посмотрела в хрустальный шар, что стоит на столе у деда. Ну и узнала, что вы попали в беду. Правда, нужно было всё сразу рассказать ему, а не тянуть время. Но я боялась, что он станет меня ругать. Но всё обошлось, – тут Айрис, отбросив всё смущение, спросила у Арсидиса. – А это эльф, это и есть тот самый Лен, про которого ты говорил?

Лен, отвесив галантный поклон, ответил.

– Именно так. Я Лен, принц Латании. И мне было бы интересно узнать, чего это они там про меня наболтали такой очаровательной леди? Кстати, а Ваше имя?

Айрис ответила безо всяких там поклонов и жеманства.

– Айрис. Просто Айрис, без всяких там принцесс. Меня воспитал мой дед – волшебник Шим. И когда я вырасту, то тоже буду великой волшебницей как он.

– Мы в этом ни капельки не сомневаемся, – галантно поклонился Лен.

Айрис решила сменить тему для разговора. Её уже давно привлекло то, что Олсен не просто конь, а летающий.

– А у тебя красивый конь, я так вижу, что он из рода Благородных Пегасов.

– Всё верно. Олсен. Его зовут Олсен.

Драко посмотрел на Олсена и, понюхав его крыло, с удивлением посмотрел на хозяйку, его глаза сверкнули и Айрис, которая прекрасно понимала, что обозначает этот блеск, предложила.

– А давай наперегонки? Кто первый доберётся до замка Тонхирода, тот и выиграл.

– Давай, – согласился Лен.

– Только кто-то должен лететь со мной, чтобы показывать дорогу.

Одди и Глен радостно закричали, карабкаясь на спину Драко.

– Мы! Мы покажем тебе дорогу!

Арсидис, быстро вскочив в седло Олсена, со смехом сказал Лену, когда тот захотел сесть позади него.

– Нет-нет! Я полечу на Олсене один. Если мы оба усядемся на него, то шансов на победу не останется. Но думаю, что ты, Вашество, получишь огромное удовольствие от полета на спине дракона.

Лен с опаской посмотрел на подставившего ему свой крутой бок дракона и, одарив Арсидиса уничтожающим взглядом, стал карабкаться на спину Драко, но только из-за того, чтобы Арсидис не посчитал его трусом.

– Хорошо, я сделаю так, как ты того хочешь. Я действительно ещё ни одного раза не летал на драконе.

Айрис показала ему, где именно нужно держаться и, натянув повод, стала считать до трёх.

– На счёт три. Раз… два… три! – закричала она громко и гонка началась.

Драко с места поднялся в воздух, сильно взмахнув своими огромными крыльями. А Олсен, разбежавшись, плавно взмыл вверх, следуя в сторону Латании.

 Глава одиннадцатая

Приземлившись во дворе замка Тонхирода, Драко осторожно опустился на мраморную плитку, которой был вымощен двор, чтобы Айрис и её друзья могли спуститься с него. Айрис смело спрыгнула на пол и посмотрела назад. Там, далеко позади едва заметной точкой приближался отставший Олсен.

Лен с трудом заставил себя отпустить повод, в который намертво вцепился во время полёта и скатился вниз по твёрдому боку дракона. Помогая гномикам спуститься вниз, Лен проворчал тихонечко, в надежде, что девчонка его не услышит.

– С такой скоростью я ещё ни разу не летал.

Но Айрис обладала отличным слухом. Довольная тем, что ей удалось выиграть гонку, она одобрительно похлопала своего дракона по шее, а он, довольно прикрыв глаза, коснулся мордой волос хозяйки, выражая тем самым свою преданность.

– Мой Драко – самый быстрый из камнеедов. Я постоянно устраиваю гонки с дедом. И мой Драко всегда приходит первым. Если, конечно, дед не жульничает.

– Это как? – поинтересовался Лен. Ему было интересно, как можно обогнать Драко, если он самый быстрый из камнеедов.

– Мерцает, – пояснила Айрис. – Летит, летит позади меня, а потом раз, и вот он уже далеко впереди нас. А потом ещё и отпирается, мол, не мерцал он, гонка была честной… Ну, наконец-то!

Последнее восклицание было адресовано к Арсидису. Олсен осторожно приземлился на плиточный двор, и снип, проворно спрыгнув с него, посмотрел на довольную девчонку.

– Ты проиграл, – не унималась она. – Проиграл! А всё почему? Потому что плёлся как черепаха.

Арсидис согласился, принимая поражение.

– Да, мы проиграли. Но Драко вне всякой конкуренции. Он слишком быстрый.

Торус, выбравшись из кармана курточки Арсидиса, в один момент перескочил на Айрис и твёрдо заявил.

– Это ты проиграл. Ты. А мы выиграли.

Айрис, всплеснув руками, быстро подбежала к Арсидису и, схватив его под руку, спросила, виновато глядя на него из-под чёлки.

– Ты расстроился? Если хочешь, то давай мы устроим ещё одну гонку? И ты полетишь на Драко, хочешь?

Краснея, как рак, под этим взглядом полным обожания, Арсидис медленно освобождая свою руку из рук Айрис, ответил.

– Нет, пожалуй, не стоит. Как-нибудь в другой раз.

– Почему? – спросила Айрис, покрепче вцепляясь в руку снипа.

– Ну, сейчас есть более важные дела.

Айрис пришлось согласиться. Отпустив руку Арсидиса, она принялась крутиться возле него, пока он доставал алмазный ларец из седельной сумки, и задавать совершенно пустяковые вопросы о замке Тонхирода, на которые Арсидису приходилось отвечать.

Лен перевёл с них взгляд на гномиков, и они одновременно кивнули, подтверждая, что Лен правильно всё понял. Айрис очень понравился снип, а он, хоть и не умрёт от лишней скромности, смущался от предельного внимания девчонки.

– А ты покажешь мне замок твоего учителя? – задала очередной вопрос Айрис и Лен решил пойти на помощь своему другу.

Ненавязчиво взяв Айрис под руку, он отвёл её в сторонку.

– О, если хочешь осмотреть замок нашего учителя, то я к твоим услугам. Я устрою тебе незабываемую экскурсию. Арс – неважный гид. Он и половины не знает о замке и захватывающей истории его создания.

Продолжая говорить, Лен увлёк Айрис в замок, а она, оглядываясь на Арсидиса, с сомнением спросила.

– Но у нас же есть дела поважнее. Арсидис мог бы потом…

– Да-да, конечно. Но Тонхирода всё равно в замке пока нет. Он в гостях у верховного мага Кондела. А без него мы сами не справимся… и как я уже говорил, Арс – неважный рассказчик.

Арсидис проворчал, глядя вслед Лену и Айрис.

– Мог бы сперва помочь мне донести алмазный ларец с Хрустальным Жезлом. И вот ведь что самое обидное, идея достать Жезл принадлежит Лену, а воплощали её в жизнь – мы.

Гномики, рассмеявшись над этими мыслями вслух, побежали в замок. Глен первым делом направился в свои владения, на кухню, чтобы проверить, что в его отсутствие натворили поварята.

Одди пошёл следом за Арсидисом в кабинет Тонхирода.

Оставшись один, Драко взошёл по ступеням на просторную террасу и, свернувшись калачиком, словно огромная кошка, задремал в холодке.

Взгромоздив алмазный ларец на стол учителя, Арсидис взял с полки толстую книгу с заклинаниями на все случаи жизни и, усевшись в кресло возле окна, принялся с энтузиазмом её листать.

– А что ты делаешь? – с интересом спросил Одди, карабкаясь на стол.

– Ищу заклинание вызова волшебника Тонхирода. Думаю, что чем раньше он расколдует Велеса с помощью Жезла, тем лучше. Ты же помнишь, что нам говорил господин Ситамет?

– О том, что все волшебники, маги и колдуны мечтают заполучить Жезл себе?

– Да. А ещё о том, что за Жезлом охотится какой-то колдун. Он даже свихнулся на этом деле. И что самое страшное, он сейчас находится здесь, в Латании.

Одди с опаской посмотрел в окно, на улице жарко пекло солнце, весело пели, щебеча птички, но гномика почему-то пробрал холод.

– Тогда давай я тебе помогу, – предложил он. – Давай мне пару книг.

Арсидис от такого предложения отказываться не стал. Поднявшись с кресла, он взял с полки несколько книг по магии и положил их на стол перед Одди. Вернувшись на своё место, он взял книгу в руки и зевнул.

– Надеюсь, вдвоём мы быстро найдём это заклинание.

Одди согласно кивнул и углубился в поиски заклинания.

Прошло пару часов, задремавший в кресле Арсидис был разбужен чьим-то громким шёпотом.

– Арсидис… Арсидис.

Встрепенувшись, проснувшийся снип протёр глаза и, нагнувшись, подобрал с пола упавшую книгу.

– Что? Кто это?

Все тот же шёпот ответил.

– Это я. Госфилд.

Арсидис, вспоминая, кто бы это мог быть, нахмурился.

– Госфилд? – на память ему пришёл тот самый кусок горного хрусталя, что находился в недрах подвала замка. – А, это ты.

– Ты не забыл о том, что я говорил? – вкрадчиво поинтересовался Госфилд.

Арсидис, осматриваясь по сторонам в поисках Одди, но гномика в комнате не было, кивнул.

– Забыл. А о чём ты говорил?

– Я говорил, для того чтобы снять заклинание с Велеса, нужен Хрустальный Жезл. Вы достали его, я это чувствую. Возьми его, принеси в подвал и приложи к осколку горного хрусталя.

Арсидис с сомнением покачал головой.

– Не знаю, стоит ли это делать. Лично я думаю, что стоит подождать волшебника Тонхирода.

– Арсидис, нет времени, чтобы ждать учителя. Нужно действовать немедленно! Колдун, что охотился за Хрустальным Жезлом в Тасу, он сейчас находится здесь, в Латании.

Арсидис кивнул.

– Я это знаю. Нас уже предупреждали. Но я всё равно думаю, что следует подождать Тонхирода.

– Колдун знает, что Хрустальный Жезл здесь, в замке волшебника Тонхирода. Я чувствую, что он уже приближается к замку. Это очень страшный и сильный волшебник, вам не справиться с ним в одиночку. Арсидис, будь мудрым, прими правильное решение. Принеси Жезл в подвал. Нет времени на раздумья.

Арсидис недовольно проворчал, поднимаясь с кресла и направляясь к столу, где стоял алмазный ларец.

– Любят же все сваливать на меня всю ответственность. Арсидис то, Арсидис это.

Зажав алмазный ларец под мышкой, Арсидис побрёл в подвал. Быстро минуя коридор, он подошёл к подвальной двери и прочитал заклинание, открывающее все двери. Спускаясь по ступеням вниз, он почувствовал, что вокруг него воздух стал каким-то напряжённым, густым, словно сироп. Тревожное чувство шевельнулось где-то глубоко в его душе.

– Может всё-таки подождать учителя? – прошептал он с сомнением.

Замешкавшись перед дверью в ту самую подвальную комнату, где находился Госфилд, Арсидис принял решение, что прежде чем что-то предпринимать, ему просто необходимо посоветоваться с друзьями. А если злой колдун, охотившийся за Хрустальным Жезлом, вдруг и появится здесь, то Айрис вполне сможет позвать своего дедушку.

И тут его посетила одна, весьма замечательная мысль. Если Айрис может призывать своего деда, то и волшебника Тонхирода она тоже сможет позвать! А уж сам Тонхирод разберётся, что нужно делать в сложившейся ситуации.

Стараясь не дышать, Арсидис развернулся и собрался уходить, но Госфилд, словно почувствовав его присутствие, позвал тихим завораживающим голосом.

– Арсидис, не стоит стоять на пороге. Иди сюда и сними проклятие с Велеса.

Арсидис сомневался, стоит ли ему заходить в комнату, но не в силах противостоять Госфилду, вошёл.

Обломок горного хрусталя не просто светился, он насыщенно сиял, переливаясь всеми цветами радуги. И в этом ярком свете ясно выделялось лицо Госфилда.

Арсидис непроизвольно вздрогнул, уж больно зловещим показалось ему это лицо. Он вновь замер в нерешительности.

– Ну же, иди сюда. Иди смелее, – позвал ласково Госфилд. – Иди ко мне.

Арсидис нервно вздохнув, прошептал сдавленным голосом.

– Почему именно я? Может лучше позвать сюда Лена? Ведь это была его идея отправиться в Тасу за Хрустальным Жезлом.

– Нет-нет. Лен не справится. Именно ты достоин этой великой чести. Кто рисковал собственной жизнью в поисках магического жезла? Это был ты. Именно ты достоин чести стать великим. И я преклоняю перед тобой колени, о, великий.

Задумавшись на минутку, Арсидис согласно кивнул. Гордыня обуяла его, накрывая всего целиком, словно шёлковое покрывало.

– Ну, вообще-то, ты прав. Именно я, рискуя жизнью, спустился в Тасу, встречался с волшебником, который запросто мог обратить меня в камень и пополнить мною свою коллекцию. Меня чуть не задушил ядовитый плющ, меня чуть не продали в рабство троллям! А Лен? Лен сидел в пещере и в полной безопасности поджидал, когда я принесу ему Хрустальный Жезл!

Торжество и злорадство сверкнули во взгляде Госфилда, но тут Арсидис, словно очнувшись, встряхнул головой.

– Нет! Всё не так! Лен не такой, я знаю его уже давно. Он смелый, отважный и ни за что не бросит друзей в беде. Он же искал нас.

Переливаясь и искрясь, Госфилд прошептал.

– Милый мой мальчик, я понимаю, что тебе тяжело принять решение. Но поверь мне, духу Хрустального Жезла, заключенного в алмазном ларце, у тебя нет времени на раздумье. Достань магический жезл, возьми его в руки.

Опустившись на колени рядом с алмазным ларцом, Арсидис прошептал.

– Но я ещё не умею снимать заклятия. У меня не хватит сил даже для того, чтобы расколдовать мотылька.

– Не волнуйся. Всё что тебе нужно сделать, так это просто приложить Хрустальный Жезл к этому обломку хрусталя. Сделай же это, сделай.

Шептал Госфилд, а комната постепенно наполнилась разноцветным, искрящимся светом. Он завораживал своим мягким, но настойчивым свечением и Арсидис, словно во сне, открыл алмазный ларец, взял в руки Хрустальный Жезл и медленно пошёл к обломку горного хрусталя, чтобы выполнить просьбу или, скорее всего, приказ Госфилда.

Пролистав те книги что дал ему Арсидис и не найдя в них ничего полезного, Одди посмотрел на задремавшего в кресле у окна снипа. Книга упала у того из рук и лежала на полу. Спустившись со стола, гномик подошёл к Арсидису и подёргал его за рукав, свисавшей до полу руки.

– Арсидис, Арс! – позвал он громко, и снип, приоткрыв один глаз, посмотрел на него.

– Что?

– Я ничего не нашёл в этих книгах. Пожалуй, я пойду в библиотеку.

Открывая второй глаз, Арсидис подобрав книгу с пола, поудобнее уселся в кресле.

– Хорошо, а я досмотрю эту.

Оставив друга в кабинете, Одди побежал в библиотеку и уже примерно с час, он ворошил книгу за книгой, переворачивая пыльные страницы.

За это время в библиотеку заглянули Лен и Айрис, но так как девчонку мало интересовали книги, они почти тут же ушли.

Пролистывая очередной том магической литературы, Одди совершенно случайно наткнулся на красочный портрет Госфилда, того самого духа Хрустального Жезла, который покоился в подвальной комнате замка. Но что это? Его имя вовсе не Госфилд, а Грасфилт.

Одди нахмурился и более подробно углубился в чтение. И уже менее чем через десять минут он знал, что Грасфилт являлся злым колдуном, тем самым, что открыл охоту на Хрустальный Жезл. Этот магический атрибут был необходим ему для того, чтобы с его помощью захватить власть над Латанией. Но был заточен верховным магом Конделом в то, что первое попалось ему под руку, и раз всё дело происходило в Тасу, это был большой кусок горного хрусталя. Позже глыбу хрусталя перенесли в подвал замка волшебника Тонхирода и спрятали в одной из дальних комнат. Комнату запечатали, а позже про злого колдуна забыли, так и томился он в подвале, ожидая своей дальнейшей судьбы, но потом, когда понял, что про его существование позабыли, принялся придумывать способ как выбраться на свободу. Но чтобы избавиться от наложенных на него чар, ему был просто необходим Хрустальный Жезл. Достаточно просто приложить жезл к осколку хрусталя, в котором был заточен Грасфилт и всё, колдун свободен. Именно этого так боялся волшебник Шим, именно за этим он и выкрал магический жезл из сокровищницы короля Рила, и чтобы защитить жезл от чар колдуна, он поместил его в высокую башню в долине драконов-камнеедов и посадил бессмертный ядовитый плющ. Но не все знали, что чары Кондела может снять только один из потомков создателя Хрустального Жезла. Он принадлежал к расе…

– Радужных снипов, – прошептал Одди и, перевернув страницу, вскрикнул от неожиданности.

На него смотрел далёкий прапрадед Арсидиса. Он был как две капли воды похож на своего праправнука.

– Это Арсидис! Только он может снять заклятие с Грасфилта! Я должен предупредить его!

Захлопнув книгу, гномик, спрыгнув со стола на кресло, а с кресла на пол, со всех ног бросился обратно в кабинет Тонхирода.

– Арсидис! Арсидис! – кричал он, изо всех сил надеясь, что друг услышит его. Но всё было напрасно.

Вбежав в кабинет волшебника, гномик замер на пороге.

Арсидиса в комнате не было.

С замиранием сердца Одди перевёл взгляд на стол и похолодел от ужаса: ларец исчез.

И он, кажется, догадывался, где бы он мог находиться в данный момент.

Выскочив из кабинета, Одди со всех ног бросился бежать в подвал, продолжая звать Арсидиса.

– Арсидис! Арсидис!

Из одной из комнат вышли Лен и Айрис, они были обеспокоены криками гномика.

– Одди, что случилось? – спросил Лен, поднимая на руки взволнованного гномика.

Задыхаясь от волнения, сбиваясь и путаясь в словах, Одди закричал, стараясь объяснить причину своей паники, по его лицу текли крупные слёзы, и он сердито вытирал их кулаками.

– Там Арсидис! Он там с Хрустальным Жезлом, а дух жезла – это колдун! Он хочет использовать Арсидиса в своих целях! Он там, в подвале… и всё то, что нам говорил Госфилд – это не правда! Он колдун! И ему нужен Хрустальный Жезл! Арсидис… – плакал Одди, и это было совсем, совсем не стыдно, ведь он был ещё совсем маленьким, и ему было страшно за себя и за друзей. – Вдруг колдун его хочет убить?

Сорвавшись с места, Лен побежал в подвал, Айрис, выхватив свою волшебную палочку, поспешила за ним следом. Пробежав по длинному коридору на первом этаже, они спустились в подвал, быстро отыскав ту самую злополучную комнату, толкнули дверь и вбежали в неё.

В этот самый момент Арсидис приложил Хрустальный Жезл к осколку горного хрусталя.

– Не-е-ет! – закричал Лен. – Не делай этого! Это ловушка!

Но было слишком поздно.

Раздался громкий хруст и по всей поверхности хрусталя побежали трещины. Арсидис повернул голову в их сторону, и Айрис тихо прошептала.

– Он зачарован. Этот колдун в хрустале околдовал его.

Схватив Арсидиса за руку, Лен, сильно дёрнув его на себя, потащил прочь из подвальной комнаты. Айрис, убрав палочку обратно в чехол, подняла на руки Одди и поспешила за ними. Им вдогонку доносился безумный хохот Грасфилта.

– Бегите! Бегите! Вам всё равно от меня не скрыться! Хрустальный Жезл принадлежит мне и только мне! Я найду его, а значит, найду и вас! Всё равно из замка вам не выбраться!

Раздался оглушительный грохот, свидетельствующий о том, что Грасфилт освободился от своих хрустальных оков.

Он возродился.

Глава двенадцатая

Лен, Арсидис и Айрис с гномиком на руках быстро взбежали вверх по лестнице и заперли дверь, ведущую в подвал, они понимали, что колдуна это ненадолго задержит, но даст им хоть каплю времени к спасительной входной двери.

Они быстро бежали по коридору в холл, но входная дверь была заблокирована магией Грасфилта. Айрис, Лен и Одди толкали её, колотили ногами, стараясь хоть как-то привлечь к себе внимание спящего на террасе Драко. Их разделяла всего лишь одна дверь, но дракон не слышал, ни единого звука

– Всё напрасно, – проговорила Айрис, с опаской оглядываясь по сторонам. – Мы в ловушке. Колдун нас из замка не выпустит. И что самое страшное, мы совершенно не знаем, с какой стороны он появится, здесь столько коридоров, и все они сходятся в этом холе. И спрятаться нам тоже вряд ли удастся.

Они быстро перебежали через огромный холл и присели на корточки позади широкого дивана с высокой спинкой.

– Нужно что-то делать, – громким шёпотом произнёс Лен, он стискивал рукоятку Хрустального Жезла одной рукой, а другой держал Арсидиса, который всё ещё не пришёл в себя от действия магии колдуна. – Нам нужно уходить из замка хоть через мусоропровод, но уходить и немедленно!

– Может через кухню? – предложил Одди, ему, наконец, удалось взять себя в руки и успокоиться.

– Рискованно, – отклонил предложение Лен. – Но Глена и поварят предупредить нужно. Эх, если бы Арс сейчас был в сознании, то один бы из нас вывел вас из замка, а второй предупредил Глена.

Спрыгнув с колен Айрис, гномик смело бросился по коридору, ведущему к крылу, в котором находилась кухня, столовая и банкетный зал.

– Я предупрежу Глена! А вы берегите Хрустальный Жезл, не дайте колдуну его получить!

– Стой! Одди, немедленно вернись! – Лен дёрнулся следом за Одди, но Айрис успела перехватить его за руку.

– Пусть идёт. Он маленький, и у него есть на то все шансы, что старик его не заметит.

В глубине одного из коридоров послышались шаги, а это значило, что Грасфилт приближался. Лен потянул Арсидиса и Айрис за собой в одну из пустующих галерей.

– Быстро, за мной. Только тихо.

Пройдя совсем немного, Лен нажал потайную пружинку, и часть стены немного сдвинулась в сторону, открыв ещё одну галерею, он повёл своих друзей к запасному выходу, о котором никто не знал кроме волшебника Тонхирода и его учеников. Но их надежды не оправдались. Эта дверь тоже не открывалась. Устало прислонившись лбом к холодному дереву, Лен прошептал, спрашивая скорее самого себя, чем Айрис.

– Что же теперь делать? Что делать?

На что Айрис тем не менее ответила.

– Ты говорил, что под замком вашего учителя есть сеть пещер. Что если попробовать уйти через них? На пещерах же двери нет.

Лен нервно сглотнув, утвердительно кивнул.

– Почему я сам раньше об этом не догадался? Бежим обратно!

Кривя губы в злой усмешке, Грасфилт вышел в холл в надежде, что здесь он застанет перепуганных насмерть детей, но не тут-то было. В холле никого не было.

– Ага, спрятались. Ну что ж, давайте поиграем в прятки.

Обшарив весь холл и все прилегавшие к нему комнаты, колдун, так никого и не отыскав, пришёл в бешенство. Взмахнув костлявой рукой, он вызвал в воздухе видение. Лен, Арсидис и девчонка быстро бегут в одном направлении, а гномик со всех ног спешит в другую, совершенно противоположную от них сторону.

– Умные детки. Решили разделиться, чтобы сбить меня с толку. Хорошо придумали. Похвально. Только они не учли того факта, что гномик не представляет для меня никакого интереса. Мне нужен только Хрустальный Жезл.

Достав из кармана магический кристалл, Грасфилт пошёл по следам Лена и остальными.

С усилием карабкаясь по высоким для него ступеням, Одди, наконец, удалось взобраться на лестничный пролёт, здесь он свернул налево и бегом через небольшой коридорчик прямо на кухню, где над плитой хлопотал Глен. На плите что-то шипело, булькало и шкварчало.

Ещё не переступив порог, Одди закричал.

– Глен! Глен, беда!

Глен замер с ложкой в руках.

– Что случилось?!

И Одди вновь стал рассказывать о том, что ему удалось узнать из книги волшебника и о том, что произошло позже.

Внимательно выслушав Одди, Глен с возмущением взмахнул рукой с зажатой в ней ложкой, и жирные брызги полетели во все стороны.

– Опять начинается! И как всегда не вовремя! У меня как раз уже почти готов особый соус и нежнейшее жаркое! А Арсидис, этот тупица, зачем полез в подвал? И я так и не понял, почему именно он должен был снять заклятие, наложенное великим магом?

– В подвал он пошёл только потому, что его заколдовал Грасфилт. И Арсидис является прямым потомком снипа, который создал Хрустальный Жезл.

Немного подумав, Глен скомандовал своим поварятам, которые всё это время топтались рядом и бестолково хлопали глазами.

– Значит так, живо всё снять с огня, убрать подальше и прятаться!

Минута и на кухне остались только Глен и Одди.

Облизав ложку, Глен тяжело вздохнул.

– Хороший соус. Соли главное в меру… что делать нам, я представления не имею. Но ясно только одно. Спасать этих троих как всегда придётся нам. И раз колдуну нужен только Хрустальный Жезл, то до нас ему нет никакого дела. И раз он сильный колдун, а мы всего лишь гномы, то нужно пойти и позвать кого-нибудь на помощь.

Одди напомнил Глену.

– Он заколдовал все двери и нам из замка не выбраться.

Довольно усмехнувшись, Глен дёрнул какой-то потайной шнурок и в стене открылся люк.

– Это мы ещё посмотрим! Про вытяжку он наверняка даже и не вспомнил! Нужно отыскать эту троицу, они, наверняка, тоже про вытяжку даже и не думали!

Подсадив Одди в вытяжное отверстие, Глен влез следом, и они поспешили на поиск друзей.

Продолжая метаться по всему замку в поисках беглецов, Грасфилт случайно повернулся и заметил, как далеко впереди мелькнули длинные рыжие волосы девчонки и исчезли за поворотом.

– Вот вы где, мои хитрые друзья! – прошипел как змей колдун, припускаясь за ними бегом.

В этот момент Лен оглянулся и увидел, что Грасфилт бегом мчится за ними вдогонку.

– Бежим!

И они бросились бежать. Они бежали изо всех сил, на какие были способны на данный момент.

Арсидис, совершенно не понимая, что с ним происходит, бежал, словно во сне. Он был так медлителен, что задерживал всех остальных.

Крошка торус, который очень боялся, что их может настигнуть какой-то старик, что напоминало ему о том страшном времени, что он провёл в мешке папаши Гута, выбрался из кармана Айрис и, перескочив с неё на Арсидиса, вонзил свои острые зубы прямо в ухо снипа. Арсидис буквально взвыл от боли, и чары, наложенные на него колдуном, рассеялись.

– Эй, в чём дело?! – с удивлением спросил он, очнувшись. – Куда это мы все бежим? Что произошло?

Лен отмахнулся, отпуская руку Арсидиса, понимая, что теперь тащить его не нужно, он побежит сам, когда узнает, что именно произошло и кто в этом виноват.

– На более подробные объяснения времени нет. Но по твоей вине мы удираем от колдуна, того самого, что желает заполучить Хрустальный Жезл. Колдун – это тот самый Госфилд, который оказался Грасфилтом, заточенным в обломке горного хрусталя, и ты снял с него чары, наложенные верховным магом Конделом. Усёк?

– Кажется, да. – чуть ли необморочно простонал Арсидис, бледнея прямо на глазах.

Лен добавил, опережая вопрос.

– Через дверь выйти мы не можем. Он наложил на все двери заклинание.

– Тогда бежим через подземелье!

Стараясь хоть как-то выиграть время, они быстро вбежали в одну из комнат и через дверь, замаскированную под большое зеркало в раме, вошли в смежную с этой комнату. Дождавшись, когда колдун войдёт в ту, быстро вышли в коридор и бегом, стараясь, как можно меньше шуметь, поспешили на первый этаж в кабинет Тонхирода.

Перевернув вверх дном комнату, но, так и не обнаружив в ней следов беглецов, Грасфилт выскочил обратно в коридор и побежал в противоположную сторону. Ему и в голову не могло прийти, что они побегут обратно.

Немного переведя дыхание, Лен, Айрис и Арсидис через потайную дверь в кабинете учителя спустились в подвал и чуть ли не ощупью, медленно продвигались цепочкой вперёд, держась за руки, чтобы не потеряться. Склянки с Люциус Гарто они оставили где-то в одной из многочисленных комнат. Поэтому приходилось довольствоваться тусклым светом от шарообразного наконечника Хрустального Жезла, в котором робко трепетала душа Велеса, собственно она и была скудным источником этого слабого света.

– Куда мы идём? – прошептала Айрис, что есть силы, держась за руку Арсидиса, который в свою очередь держал руку Лена.

– В пещеры, – тоже шёпотом ответил Арсидис. Он боялся не меньше её, но старался не показывать, как ему страшно.

– Зачем? – опять спросила Айрис. – Ты же говорил про подземелье.

Лен ответил вместо Арсидиса.

– Мы идём в пещеры, чтобы выбраться на свободу. Мы должны позвать на помощь волшебника. Мы не в силах сами справиться с колдуном. И Жезл отдать ему мы тоже не можем.

Узкий каменный коридор сделал резкий поворот и, постепенно расширяясь, вывел наших друзей в пещеру на краю света, где в хрустальном гробу спал вечным сном Велес. Айрис медленно подошла к гробу и, смахнув с крышки пыль, спросила, вглядываясь в черты лица спящего волшебника.

– Это он и есть?

Лен кивнул, не решаясь подходить к ней.

– Да. Это и есть великий Велес.

Айрис вдруг довольно улыбнулась и предложила.

– А давайте мы его разбудим, вернём ему душу, а он разберётся с этим колдуном? – переводя полный надежды взгляд с одного на другого, она добавила. – Он же сильнее, чем все-все волшебники вместе взятые. Давайте?

Арсидис, в лёгком замешательстве переглянувшись с Леном, спросил её.

– Так ты что, ничего не знаешь?

Айрис ответила, отрицательно качнув головой.

– Нет. А, что я должна знать?

– Велес лишился всех своих магических сил. Он беспомощен словно простой смертный. Если выберемся из этой истории, то мы всё тебе подробно расскажем.

Айрис, коротко кивнув в знак своего согласия, нагнулась над гробом и, постучав по крышке кончиками пальцев, тихонечко попросила.

– Дядя Велес, прошу тебя, проснись, ты нам сейчас нужен.

Лен спросил с лёгким удивлением.

– Почему ты его назвала дядей? Ты что хочешь этим сказать? Вы знакомы?

Айрис ответила, отрицательно качнув головой.

– Лично нет. Но Велес – сын моего деда и родной брат моей матери. Я родилась намного позже, после того как на него было наложено заклинание вечного сна. Он меня не видел, и даже знать не знает, что я есть. Мама была совсем крохой, ей в то время было не больше двух лет. Но я всё изучила про своего известного родственника и всегда стараюсь быть похожей на него. Хотя внешне мы несколько похожи. Вы этого не находите? – улыбнулась Айрис, но тут же улыбка сошла с её лица. – Дед очень переживал, он до сих пор переживает из-за того, что произошло с его сыном.

– И именно поэтому он предъявил свои права на Хрустальный Жезл и забрал его у пустоголового короля Рила? – спросил, догадавшись Арсидис. Теперь ему стали ясны все мотивы волшебника Шима.

– Да, – кивнула Айрис. – Когда Тасийский король Тас приказал создать Хрустальный Жезл, дед очень надеялся, что это сможет вернуть ему сына. Но магический совет во главе с верховным магом Конделом, наложили запрет на использование Хрустального Жезла в силу того, что Тонхирод был ещё слишком молод и выйди ситуация из-под контроля, мог с Велесом не справиться. Решили подождать, а потом по приказу верховного мага Кондела были уничтожены все упоминания о Хрустальном Жезле. Он хотел, чтобы о нём не знали. Но о нём знали и помнили многие. Чтобы получить дополнительный источник силы, колдуны, волшебники и маги стали шарить в окрестностях Тасу в его поисках. Началась самая настоящая лихорадка. Но король Тас был умён и всё время перепрятывал Жезл, а его сын бестолковый как пробковое дерево. У него только одна мечта в жизни – закатить такой роскошный пир, чтобы о нём даже в Латании заговорили. Вот дед и забрал Жезл после того, как Тас умер. А Рил даже и не заметил исчезновения Жезла. А что если бы его взял кто-то другой?

– Например, я? – раздался тихий, зловещий шёпот и в пещере появился Грасфилт.

От неожиданности Айрис вздрогнула и резко оглянулась. Прямо за её спиной стоял колдун и направил на неё свой посох. Окинув взглядом полного злого торжества замерших Лена и Арсидиса, он потребовал.

– А теперь отдайте мне Хрустальный Жезл или же я обращу вашу подружку в горсть пепла.

Айрис громко выкрикнула заклинание, снимающее заклинание вечного сна.

– Синсорп то огончев анс!

Но ничего не произошло. Велес продолжал крепко спать.

Грасфилт засмеялся.

– Глупая! Чтобы твой дядька проснулся, нужно снять крышку гроба.

Арсидис, преодолев страх перед колдуном, проговорил с лёгким презрением.

– Учитель не восстанавливал защиту, и крышку снимать вовсе не обязательно.

Колдун посмотрел на него и усмехнулся, направляя посох в его сторону.

– А может, ты сам попробуешь прочитать заклинание?

Крепче стиснув ручку Хрустального Жезла, Арсидис громко выкрикнул, направляя его в сторону хрустального гроба, в котором покоился Велес.

– Синсорп то огончев анс!

Колдун вновь рассмеялся, но тут произошло нечто.

Велес открыл глаза и обнаружив себя лежащим в гробу, одним сильным рывком сбросил крышку и, порывисто сев в гробу, судорожно глотнул воздух. Его зелёные глаза были затуманены продолжительным сном, он обвёл взглядом всех присутствующих в пещере по очереди и остановил его на Арсидисе. В одно мгновение злоба перечеркнула его красивое лицо, он вспомнил что Арсидис, этот выскочка снип пытался помешать ему поквитаться с Тонхиродом и получить власть над Латанией… Выпрыгнув из гроба, Велес с перекошенным от злости лицом бросился к Арсидису, чтобы продолжить драку, но тут он замер.

Прямо перед ним стоял какой-то высокий старик в чёрном хитоне и держал на прицеле своего магического посоха девочку.

Старик явно был не Тонхирод и не входил в магический совет, он вообще был похож на колдуна, какие обычно селились по ту сторону гор. А девочка, Велес перевёл на неё взгляд, девочка была похожа на его мать. Воспоминания, словно тёплое одеяло, захлестнули его с головой. Возможно, эта девочка является его кровной родственницей, сестрой или племянницей, а этот старик держит её на прицеле!

Встряхнув головой, Велес на одно лишь мгновение закрыл глаза, бешенство вновь перечеркнуло его лицо. Открыв глаза, он схватил крышку гроба и с силой запустил её в голову старика.

Колдун, вскинул посох, и крышка разлетелась на тысячи мелких и очень острых осколков. Когда Грасфилт опустил голову, то от его самодовольной усмешки не осталось и следа. В пещере, кроме него, никого не было.

– Удрали!

Взмахнув магическим кристаллом, Грасфилт пошёл по следам беглецов. Он был довольно сильным колдуном, и ему не составило особого труда отыскать их и Хрустальный Жезл.

Бросив крышку гроба в колдуна, Велес схватил девочку за руку и, дёрнув на себя, потащил вон из пещеры. Арсидис и Лен, не отставая от них ни на шаг, побежали следом.

– Кто это такой? – на бегу спросил Велес, ни на одну минуту не выпуская руку девочки из своей. – Что ему от вас нужно?

То, что этот колдун очень опасен, Велес определил моментально.

Лен ответил, задыхаясь от быстрого бега.

– Это Грасфилт, чёрный колдун. Ему нужен Хрустальный Жезл.

– Ну, так отдайте его ему, – посоветовал Велес. Он не знал, в чем заключается предназначение магического жезла.

– Мы не можем его отдать колдуну! – сказала Айрис, с восхищением глядя на своего знаменитого дядю.

Велес осмотрелся по сторонам и спросил с удивлением.

– Мы что, бегаем по кругу? Где здесь выход?

Действительно, они обратно выбежали из коридора в пещеру на краю света.

Лен выудил из кармана магический хрустальный кристалл, который прихватил из кабинета учителя.

– Сейчас… сейчас я определю, в какой стороне выход, – он слегка повозился с кристаллом и, когда цепочка, напрягаясь до предела, указала в одну из сторон, кивнул. – Нам туда.

И они продолжили путь.

– Вы так и не ответили на мой вопрос, почему вы не можете отдать этот жезл колдуну, чтобы он отстал от вас?

– Потому что в нём твоя душа, – ответил Лен, и Велес встал как вкопанный.

– Моя душа? – спросил он неуверенно. – Как это моя душа?

Айрис потянула Велеса за руку, но он всё так же не двигался с места.

– Бежим, ну, бежим скорее! Нам нужно выбираться отсюда как можно скорее!

Но Велес, словно не слышал её, он стоял и явно пытался что-то вспомнить. Рухнув на колени, он схватился руками за голову и, стиснув её, простонал.

– Я ничего не помню. Почему я ничего не помню? Последнее, что приходит в голову, это то, как гном, совсем ребёнок, разбил сапфир на рукояти моего меча. Меча Забвения… мой меч он теперь утерян. И моя сила… – Велес посмотрел на свои слегка подрагивающие руки. – Я не чувствую своей силы, она ушла. Я ощущаю себя совсем беспомощным, словно простой смертный.

Айрис, Лен и Арсидис уже втроём уговаривали Велеса подняться и продолжить путь.

– Бежим, Велес бежим скорее! Этот колдун, он же скоро догонит нас. Нам не справиться с ним, мы же все ещё только ученики, а у тебя нет силы.

При этих словах Велес вскинул голову и, устремив злой взгляд на Арсидиса и Лена, усмехнувшись, спросил.

– А кто в этом виноват? Вы. Во всём виноваты только вы маленькие, глупые…– В его взгляде пробежала искра безумной и неудержимой ярости, когда он упёрся взглядом в Хрустальный Жезл, который был в руках у Арсидиса. – Отдайте мне этот жезл!

Лен присвистнул.

– Опа, кажется, у него опять сносит крышу!

Велес повторил, не сводя взгляд с Хрустального Жезла.

– Отдай мне Жезл!

Арсидис отступил немного в сторону и покачал головой из стороны в сторону.

– Нет. Я тебе его не отдам. По крайней мере, сейчас.

– Ах, не отдашь? – Велес поднялся на ноги. – Тогда я его заберу силой!

Не сговариваясь, словно по команде Лен, Арсидис и Айрис бросились бежать по подземному туннелю прочь от Велеса.

– Отлично! Просто замечательно! Дела у нас пошли в гору! – прокричал на бегу Арсидис. – Теперь, вместо одного сумасшедшего колдуна, за нами бегают двое. И что самое главное, им обоим нужен Хрустальный Жезл!

Посмотрев вслед убегавшим от него подросткам, Велес усмехнулся, усаживаясь на ступень каменной плиты, на которой стоял хрустальный гроб.

– Бегите, бегите. Вам от меня всё равно не уйти. Так бы я сказал, если бы у меня была сила. Но у меня её нет. Где бы мне раздобыть хотя бы капельку волшебной силы? У кого её занять-то?

В зал быстрой походкой вошёл Грасфилт, и Велес довольно улыбнулся.

– А вот и он. Мой благодетель.

Поднявшись на ноги, Велес неспешно пошёл навстречу колдуну.

Грасфилт взмахнул своим магическим посохом, и в сторону Велеса устремился бледно-желтый луч.

Ловко уклонившись от луча, Велес продолжил свой путь. Грасфилт выпускал луч за лучом, но каждый раз Велесу удавалось избежать их.

Когда Велес подошёл вплотную к колдуну, он взялся правой рукой за посох, а левой очертил над их головами идеально ровный круг.

Грасфилт, совершенно не понимая, что тот собирается делать, потребовал.

– Отпусти посох!

– И не подумаю.

– Что ты собираешься делать?

– Сейчас узнаешь, – пообещал Велес и, закрывая глаза, громко произнёс. – Тевс, Амьт, Алис! Взываю к вам, разверзнув недра земли, приди ко мне!

В тот же миг вокруг двух волшебников образовалась воронка из пыли и мелких осколков хрусталя. Слабые разряды магической энергии, заплясав над их головами, постепенно сбивались в кучку, образовывая один ярко-жёлтый шар.

Наконец догадавшись, что именно задумал молодой волшебник, Грасфилт попытался вырвать посох у него из рук, но Велес был значительно сильнее его.

– Немедленно отпусти мой посох!

Секунда и энергетический шар с силой обрушился прямо на Велеса, покачнувшись, он рухнул на колени, но посох не отпустил. Когда пыль и хрустальные осколки упали на пол, Велес, вскинув голову, с торжеством произнёс.

– Получилось.

Поднявшись на ноги, Велес вытянул вперёд руку, и на его ладони заплясал бледно-голубой энергетический шар, и уже в следующий момент этот самый шар полетел в Грасфилта.

Отбив атаку, колдун сказал со злостью.

– Моя сила на пользу тебе не пойдёт. Мы поговорим с тобой позже, когда я достану Хрустальный Жезл, и разговор этот будет не из приятных. Особенно для тебя, мальчик.

Велес выпустил в него ещё один энергошар, но он своей цели не достиг, Грасфилт, мерцнув, исчез. Велес поспешно сделал движение правой рукой похожее на то, словно выудил рыбу из воды, но ничего не произошло.

– Да, силы этого колдуна для меня недостаточно. Мне нужен Хрустальный Жезл. И я его получу.

Одди и Глен со всех сил спешили на поиски своих друзей. Вдруг вытяжная труба резко под наклоном пошла вниз, и гномики с отчаянными криками, цепляясь друг за друга, полетели вниз. Путь их был не долгим, всего минута, и они вылетели из трубы на улицу и шлёпнулись со всего маха на кучу песка во внутреннем дворе.

– Ох, как же это все неприятно, – проворчал Глен, отплёвываясь и вытряхивая песок из волос.

– Почему мы здесь? – спросил Одди, тоже отряхиваясь и отплевываясь.

– Наверное, вытяжка заканчивается здесь. Мы вылетели в слив для конденсата.

Одди, вытряхнув песок из колпачка, водрузил его на голову и посмотрел на Олсена. Конь пасся недалеко от той кучи с песком, на которой они в данный момент сидели.

– Вон Олсен. Нужно позвать его и полететь к верховному магу Конделу, тем более волшебник Тонхирод сейчас гостит у него, и всё им рассказать.

Глен согласно кивнул.

– Мне тоже пришла в голову эта идея. Два великих чародея в один миг расправятся с этим колдуном. Только полетим мы не на Олсене, а на Драко. Камнеед, по словам Айрис, самый быстрый из драконов, а Олсен будет добираться до замка Кондела полдня.

Согласно кивнув, Одди следом за Гленом сполз на животе с кучи песка и бегом побежал к террасе, где, спрятавшись от жаркого полуденного солнца, мирно дремал Драко в ожидании своей хозяйки.

Почувствовав, что кто-то быстро карабкается к нему на спину, дракон, открыв глаза, вывернул шею, чтобы посмотреть, кто бы это мог быть.

Добравшимся первым до повода, Одди умоляюще, сложив ладони под подбородком, прошептал.

– Драко, миленький! Нам очень нужна твоя помощь. Дело в том, что Айрис, Арсидис и Лен, они все в сильнейшей опасности, но ты не в силах помочь им лично. Здесь нужен очень сильный волшебник. Нам с Гленом нужно попасть в замок верховного мага Кондела. Ты знаешь, где он живет?

Кивнув, Драко без лишних раздумий быстро спустился с террасы на плиточный двор, расправил свои широкие крылья и полетел. Крепко ухватившись за повод, гномики не теряли надежду на то, что всё ещё не потеряно и в то, что они успеют добраться до замка верховного мага Кондела вовремя.

Глава тринадцатая

Арсидис, Лен и Айрис со всех ног бежали по широкому подземному коридору, освещая себе путь небольшим светящимся шаром, который с грехом пополам наколдовала Айрис. С замиранием сердца они считали каждый шаг до спасительного выхода. Вот уже впереди слабо забрезжил свет, и довольные улыбки появились на лицах уставших подростков.

– Выход! – обрадовалась Айрис. – Я сейчас позову Драко!

Но тут с камня возле самого входа в пещеру поднялся Велес и перегородил им путь.

– Я вас, честно признаться, уже совсем заждался, – сказал он с лёгкой усмешкой. – Думал, что не придёте, но, как видно, я ошибся. Вы здесь, и Жезл тоже всё ещё с вами.

Арсидис, крепче стиснув рукоять Хрустального Жезла, следом за друзьями отступил обратно в пещеру.

– Велес! Как он тут?

Велес ответил, продолжая медленно наступать, вынуждая их отступать всё дальше и дальше вглубь пещеры.

– Я вам отвечу. Всё очень даже просто. Я же когда-то был великим и знаю кое-какие хитрые приемы колдовства, много очень интересных заклинаний. А тот старичок очень мило поделился со мной своей силой. Правда, силенки-то у него не ахти какие, но мне пока на первое время должно хватить. А теперь и вы будьте так любезны, отдайте то, что должно принадлежать мне.

Лен загородил собой Арсидиса.

– Мы не отдадим тебе Хрустальный Жезл! Он предназначается не для тех целей, какие ты себе наметил.

Велес, встав как вкопанный, с наигранным удивлением спросил.

– Не отдадите? Ах, какие вы плохие детки. Значит, придётся забрать его самому!

Перебросив с руки на руку энергошар, Велес с силой запустил им в подростков. Арсидис непроизвольно взмахнул жезлом, и шар, отлетев к стене, погас. Не веря своим глазам, Велес бросил ещё один шар, но и он так же был отброшен к стене.

Айрис и Лен быстро спрятались за спиной Арсидиса.

– Ого! – довольно вскричал Лен. – А этот магический жезл, несмотря на его хрупкость, оказывается весьма грозное оружие! Арс, попробуй с его помощью прочитать какое-нибудь заклинание!

– Я ничего от волнения не помню! – беспомощно пробормотал Арс, выставляя вперёд себя Хрустальный Жезл. – В голове всё перепуталось. Помню только заклинание вечного сна. Может попробовать его?

Велес быстро отступил назад, по его лицу пробежал испуг.

– Нет, Арсидис, подожди. Ты же это не в серьёз сказал? Ты пошутил, я это знаю. Ты же пошутил?

Арсидис вскинул Хрустальный Жезл.

– Почему шучу? Я это сделаю! Ипс мынчев монс! – громко выкрикнул он, и Велес, покачнувшись, упал на холодный каменный пол.

– Получилось! – закричал Лен. – Арсидис, ты молодец!

Айрис, переживая за своего дядю, спросила, тем не менее настороженно.

– А вы уверенны, что он не притворяется?

Переглянувшись, они все втроём медленно подошли к распростёртому Велесу и, окружив, склонились над ним.

– Вроде спит, – сказал Лен, потрогав Велеса за плечо. – Да спит он.

Резко выбросив руку вперёд, Велес, выхватив из руки Арсидиса Хрустальный Жезл, поднялся на ноги.

– А вот и нет, молодой человек. Вы ошиблись. Я не сплю. Глупенькие, наложить на меня заклинание вечного сна может только Тонхирод или другой волшебник, у которого перед именем есть приставка великий. А вы, как признались мне совсем ещё недавно, только ученики и до великих вам ещё учится и учится! И судя по всему, вам ими и не быть, – рассмеявшись, он добавил. – Вот глупые, подошли, главное, ещё и проверили, сплю или нет! А я вас здорово так обманул. Попробуй теперь отнимите мой жезл!

Лен и Арсидис, набросившись на Велеса, чтобы отобрать Хрустальный Жезл, повалили его на землю. Но так как он был гораздо сильнее их, то раскидав их по сторонам словно котят, Велес поднялся на ноги и отпрыгнул в сторону, чтобы избежать новой атаки со стороны мальчишек.

– Да отстаньте вы от меня! Вы же сами сказали, что этот жезл принадлежит мне, потому что в нём моя душа!

В темноте коридора едва забрезжил свет и прежде чем они успели понять кто это, рядом с ними появился Грасфилт. Увидав, что вожделенный жезл находится в руках Велеса, колдун вытянул руку с растопыренными пальцами.

– Отдай мне жезл! – он сжал кулак, и Велес вместе с Хрустальным Жезлом подъехал к нему, поднимая в воздух тучу пыли.

– И не подумаю! – возражая, крикнул Велес, отпрыгивая обратно к стене. – Это мой жезл!

Покраснев от гнева, Грасфилт прохрипел с каким-то зловещим присвистом.

– Сами напросились!

Вскинув руки с зажатым в них посохом, колдун стал читать какое-то заклинание на непонятном им языке.

Велес, отступая, прикрыв собой своих недавних соперников, скомандовал тоном нетерпящих никаких возражений.

– Уходим. Быстро обратно в замок!

Арсидис, схватив Айрис за руку, бросился бежать обратно по направлению к замку, Лен и Велес побежали следом.

– Что это за заклинание? – испуганно спросила Айрис.

Велес ответил, слегка повернув голову в сторону девочки.

– Он читает заклинание, которое попросту сотрёт всех нас в порошок! Нам просто необходимо как можно быстрее добраться до замка, он защитит нас от заклинания. Бегите быстрее, бегите, если хотите жить! – подгонял их Велес. – Быстрее!

Но можно было и не подгонять, они бежали так, как не бегали никогда в жизни. Но когда они все четверо вбежали обратно в пещеру на краю света, то навстречу им вышел Грасфилт. В руках колдун держал совершенно чёрный энергошар. Преградив путь к подвалу замка, он произнёс тихо, но от этого не менее зловеще.

– Я просил вас по-хорошему отдать мне магический жезл, но вы отказались. А теперь я заберу жезл силой.

Грасфилт с этими словами бросил энергошар, но Велес, выставляя вперёд себя Хрустальный Жезл, отбил атаку и шар угодил в стену.

Послышался гул, и где-то обвалился свод или стена, посыпались камни. Пятившись назад, все четверо под напором энергоатак отступали обратно в один из туннелей. Грасфилт бросал один за другим энергошары, но Велес вновь и вновь отбивал их, но уже с явным трудом, было видно, что силы полученные путем обмана у Грасфилта потихоньку начинали покидать его.

Лен закричал, стараясь перекричать шум от взрыва энергошаров, которые колдун посылал в их сторону один за другим в надежде вымотать Велеса.

– Пока у тебя есть хоть какие-то силы, вызови Тонхирода! Он сможет загнать его обратно! Вызывай скорее!

Отбив очередной энергошар, Велес, упав на одно колено, устало покачал головой.

– Слишком поздно. У меня уже не осталось никаких сил. Если не сможем добраться до подвала, то мы обречены.

Стискивая похолодевшую ладонь Айрис, Арсидис спросил у неё громким шёпотом.

– Ты сможешь вызвать сюда деда?

Айрис цепляясь за Арсидиса, испуганно покачала головой.

– Нет, мы слишком далеко. Он меня не услышит, я ещё слишком слабая.

Лен принял решение.

– Мы должны добраться до подвала, и мы сделаем это! Мы прорвём его оборону.

Велес кивнул, вытирая со лба выступивший пот.

– Ага, идите. Я вас прикрою.

Арсидис протянул руку.

– Если ты решил остаться здесь и в открытую бороться с колдуном, то отдай нам жезл. Он не должен попасть в руки колдуна.

Велес, сильнее стиснув рукоять жезла, покачал головой. И тут Лен догадался, что Велес попросту собирается сбежать вместе с жезлом, используя их самих как отвлекающий маневр для колдуна!

– Извини, но оставить тебя один на один с Хрустальным Жезлом мы не можем.

– Почему?

– Мы тебе не доверяем!

Грасфилт немного заинтересовавшись, что там происходит, подошёл чуть ближе.

– Эй, вы, что-то тихо стало в вашем углу. Что вы там ещё затеяли?

Но ему никто не ответил, потому что в этот самый момент Арсидис с силой выхватил из рук Велеса жезл, тут же обратно его лишился. Велес отобрал жезл.

– Он мой!

Лен отнял жезл у него из руки.

– И не думай! Это мы рисковали за него! Он наш!

– Это лично ты так думаешь! – Велес отнял жезл у Лена, но тут Арсидис выхватил жезл у него из руки, и тут произошло то, что боялись все.

Арсидис, не удержавшись на ногах, упал на каменный пол и уронил Хрустальный Жезл. Раздался тонкий хруст разбившегося хрусталя, и жезл разлетелся на тысячи мелких осколков.

Грасфилт, схватившись руками за голову, закричал от охватившего его отчаяния. А остальные просто замерли от неожиданности в ожидании чего-то.

– Нет! Что ты натворил, глупый ты снип! Ты же разбил его, разбил!

Маленькое существо похожее на мотылька и являвшее собой Душу Велеса, едва оказавшись на свободе, расправив свои прозрачные крылышки, по очереди подлетело сначала к Арсидису, потом к Лену, Велесу, а затем к Айрис, пристально присматриваясь к лицам каждого из них, душа искала того самого, чьей душой она когда-то являлась. Наконец, отыскав того, кто был ей нужен, она, протянув крохотную ручку, оттолкнулась от носа Айрис, резко развернувшись, быстро полетела прямо на Велеса. Тот испуганно закрылся руками, но, пройдя сквозь его пальцы душа, соединилась с его телом. Глубоко вдохнув воздух, словно задохнувшийся от быстрого бега, Велес, пошатнувшись, сделал пару шагов и упал у ног колдуна.

Посмотрев на распростёртое у своих ног тело Велеса, Грасфилт произнёс дрожащим от ярости голосом.

– Этот жезл должен был принадлежать мне. Твоя душа должна была принадлежать только мне! Я бы вернул тебе всю твою силу, и ты бы служил мне. Я бы управлял твоим телом через твою душу, – он тронул Велеса, проведя рукой по его волосам, и его лицо перекосилось от гнева. – Но этот снип всё испортил. Он всё испортил. Извини, о великий, но тебе придётся умереть! Без силы и с душой ты мне бесполезен.

С этими словами Грасфилт занёс над ещё не пришедшим в себя Велесом свой посох. Лен, подобрав с пола приличный камень, результат энергоатак, и с силой запустил им в колдуна.

Арсидис и Айрис, последовав его примеру, так же вооружились камнями, и вот уже целый град из камней различных по размеру посыпался на Грасфилта, мешая ему прочитать заклинание.

– Противные дети! – зло выкрикнул колдун, едва успевая отбиваться от летящих в него камней. – Но ничего, следующие у меня на очереди вы!

В это самое время волшебник Тонхирод и верховный маг Кондел сидели в уютных креслах возле горящего камина в огромном зале, пили крепкий ароматный чай и вели беседу.

Вдруг Тонхирод, нахмурившись, отставил чашку в сторону.

– Что-то случилось? – поинтересовался Кондел. Он был встревожен переменой друга.

– Похоже, что да, – ответил Тонхирод. – Кто-то разносит мой замок. И, кажется, я догадываюсь кто именно. По-моему, я зря оставил этих детей одних в замке.

Кондел, усмехнувшись, покачал головой.

– А себя в их возрасте ты уже не помнишь?

Тонхирод поднявшись с кресла, ответил, вызывая порт.

– Вот потому, что я прекрасно всё помню, я, пожалуй, пойду и проверю, что они там натворили.

Переступив через порог порта, Тонхирод оказался в одном из коридоров подземелья, выходящих в пещеру на краю света. Впереди он увидал своих учеников и рыжеволосую девочку, они бросали камни и тут же прятались обратно в коридор. В самой пещере раздавались какие-то разряды энергошаров.

– Кто мне объяснит, что здесь происходит? – строго спросил Тонхирод, направляясь к ученикам и девчонке. – Что вы ещё тут натворили?

Обернувшись на его голос, Лен и Арсидис бросились к нему навстречу. Было видно, что они сильно напуганы.

– Учитель! – чуть не плача, закричали они в голос, цепляясь за его хитон. – Вы здесь! Вы самый сильный волшебник, пожалуйста, разберитесь с ним!

– С кем с ним? – спросил Тонхирод, явно ничего не понимая. – С кем я должен разобраться?

– Там колдун…

– Какой ещё колдун?

– Некогда объяснять! – ответили ученики и… выпихнули его из коридора прямо в зал пещеры.

И в этот самый момент в эту сторону летел чёрный энергошар. Едва успев от него отмахнуться, Тонхирод узнал колдуна.

– Ах, вот в чём тут дело! А ну, живо обратно! Леширп адукто атуд лешоп!

Грасфилт замахнулся на волшебника своим посохом в надежде отбить заклинание, но Тонхирод подбросил в воздух золотую монетку, так удачно оказавшуюся у него в кармане хитона. В ту же секунду вырвался ярчайший золотой свет и в одно мгновение ока утянул колдуна в монету. Шлёпнувшись на каменный пол, монетка покатилась к расщелине в стене.

Торус, спрыгнув с плеча Айрис, молнией бросился за ней. Схватив денежку обеими ручками, он понёс её обратно доброму волшебнику, который спас их всех, но который зачем-то бросает деньги.

– Упала. Уронил. На.

Склонившись над малышом, Тонхирод погладил его по голове и взял монетку.

– Ой, какой тут малыш. Шуршик. Ты Шуршик?

Торусу очень понравилось это имя, он даже запрыгал от восторга.

– Шуршик! Я Шуршик! Шуршик!

Убирая монету обратно в карман, Тонхирод только сейчас увидал распростёртого на полу Велеса. Молодой волшебник до сих пор всё никак не мог прийти в себя.

– Интересно, кто из них кого расколдовал? Велес Грасфилта или наоборот?

Взмахнув своим магическим жезлом, Тонхирод собрался наложить на Велеса заклинание вечного сна, но Айрис с криком бросилась к нему.

– Нет, не надо! Прошу Вас, не накладывайте на него заклинание вечного сна! – умоляюще просила она, цепляясь за хитон и нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. – У него теперь есть душа. Велес больше не бездушный, он добрый.

Посмотрев на девочку, Тонхирод после нескольких минут раздумий опустил жезл.

– Хорошо, я подожду. После того как он придёт в себя, я решу накладывать заклинание или нет. Я так полагаю, ты Айрис, его племянница и внучка Шима?

Айрис кивнула.

– Да.

– Ты очень похожа на свою бабушку, – повернувшись в сторону своих учеников, Тонхирод вспылил. – А вы, быстро наверх давать объяснения по всему этому беспорядку. Я чувствую, что без вас здесь ничего не обошлось!

Лен спросил, прежде чем припустить за Арсидисом, который спешно поднимался наверх, причитая и сетуя, что он отговаривал их, но его никто не слушал и мало того ещё и втянули во все испытания, что он по их вине перенёс.

– А что будет с Велесом? Вы оставите его здесь?

Передав свой магический жезл Айрис, Тонхирод, подняв Велеса на руки, огрызнулся, так как был рассержен на своих неслухов.

– Разве я похож на бездушного? Отнесу его в одну из комнат, и подожду, когда он придёт в себя. Если, конечно, вы окончательно не разгромили мой замок и его есть куда отнести.

– Мы не… – начал было Лен, но осёкся на полуслове.

– Мы что? – спросил Тонхирод с лёгкой смешинкой в голосе.

– Мы не разгромили Ваш замок, – пристыженно закончил Лен.

– Ну а вот это-то я сейчас и проверю.

Сердито фыркнув, Тонхирод стал подниматься по лестнице наверх.

Позже, выслушав своих учеников, которых тянуло на подвиги и приключения, Тонхирод сменил гнев на милость. Хотя особую роль в этом сыграло то, что замок они и в самом деле не разгромили, он, как и прежде, стоял на своём месте.

– Вообще-то, за ваше непослушание и отлынивание от учёбы, я должен вас строго наказать и письменно известить об этом ваших родных. Но раз вы действовали в добрых побуждениях и, что самое главное, все ваши труды принесли свои плоды, я этого делать не стану. Но вы были должны дождаться меня и всё рассказать. А я бы в свою очередь вынес этот вопрос на собрании магического совета и…

– И проспал бы Велес ещё не одну тысячу лет, – закончил за него верховный маг Кондел.

Пройдя в кабинет друга через порт, Кондел поставил гномиков на стол.

– Вот эти смелые гномики совсем недавно прилетели ко мне на камнееде за помощью. Но как я вижу, вы тут и без меня вполне управились.

Одди и Глен, польщенные похвалой самого Кондела, смущённо улыбались, а Арсидис вздохнул.

– Бороться с колдуном было трудно, страшно, но зато у нас было такое увлекательное приключение, что я проголодался.

Глен, спохватившись, стал спускаться со стола.

– Так у меня же уже было всё готово, а тут этот колдун. Пойду, потороплю поварят, если, конечно, отыщу этих бездельников.

Достав из кармана хитона монетку, Тонхирод протянул её Конделу.

– Что ты с ним сделаешь?

Подкинув монетку и тут же поймав её, Кондел весело подмигнув, сказал.

– Об этом я подумаю после ужина.

И все дружно рассмеялись.

Вот на таком замечательном моменте закончилось очередное приключение Одди и его друзей. А это ещё раз доказывает, что добро всегда побеждает зло. Нужно только всегда надеяться на лучшее, и сказка сама придёт в твою жизнь.

  КОНЕЦ.

X