Майк Ли - Ересь Хоруса: Омнибус. Том 4 [электронное издание]

Ересь Хоруса: Омнибус. Том 4 [электронное издание] (сост. InterWorld) (ред. Alyn) (Warhammer 40000: Ересь Хоруса)   (скачать) - Майк Ли - Дэн Абнетт - Джеймс Сваллоу - Ник Кайм - Грэм Макнилл - Бен Каунтер - Энтони Рейнольдс

Warhammer 40000: Ересь Хоруса
Омнибус
II редакция
Том IV


История изменений

1.0 — файл произведен в Кузнице Книг InterWorld'а.

1.1 — добавлена глава "Вторжение на Ксану" (Ересь Хоруса от ForgeWorld/Книга VI).

1.2 — добавлена глава "Око бури" (Ересь Хоруса от ForgeWorld/Книга VI).

1.3 — добавлена глава "Суд над чародеем" (Ересь Хоруса от ForgeWorld/Книга VII).

1.4 — добавлена глава "Собрание воинства" (Ересь Хоруса от ForgeWorld/Книга VII).


Алан Меррет
Образы Ереси

“Семена Ереси были посеяны в час величайшего триумфа человечества”.


Книга первая


Хронология





Эра Императора


Пролог

Это легендарное время.

Могучие героя сражаются за право повелевать Галактикой, завоеванной огромными армиями Императора Человечества в ходе Великого Крестового похода. Бессчетные чуждые расы, наголову разбитые Его элитными воинами, отступили в свои логова зализывать раны.

Занимается заря новой эпохи человеческого господства.

Возводятся сверкающие цитадели из мрамора и золота, прославляющие многочисленные победы Императора. На миллионе миров установлены триумфальные арки в память о деяниях самых могучих и смертоносных воинов.

Первые и главнейшие среди них — примархи, сверхлюди, ведущие армии космодесантников Императора от победы к победе. Эти великолепные и неудержимые в бою создания — величайший итог Его генетических экспериментов. Космодесантники — самые могучие человеческие воины в истории Галактики, каждый из них способен одолеть сотню смертных бойцов, и имя им легион!

Собранные в громадные армии из десятков тысяч солдат, космические десантники и их повелители-примархи ныне правят звёздами во имя Императора.

Возглавляет их Хорус, первый и самый могучий среди равных, в котором Император видит истинного сына. Хорус — Воитель, главнокомандующий всей военной мощью Империума, покоритель тысяч и тысяч миров, завоеватель Галактики, воин, непревзойденный никем, кроме, возможно, самого Императора. Его звезда сияет ярко, и солдаты обожают своего повелителя — но он разрушит их доверие!

Ни воины Хоруса, ни Император не знают о том, что Воитель совращен тайными силами варпа. Хаос нашептывает в ухо примарха, и он прислушивается к лукавой и вероломной лжи. Почему Хорус должен подчиняться воле Императора? Разве не он вел к бессчетным победам легионы космодесанта? Разве нет на его теле шрамов, полученных в тысяче битв? Пролил ли Император хоть слезинку над космическими десантниками, павшими жуткой смертью от рук чужаков? Нет, это Хорус сражался, истекал кровью и оплакивал погибших! Он планировал войны и одерживал победы! Он завоевал верность космодесантников! И Хорус должен быть провозглашен Императором Человечества!

Император, восседая на троне Земли, размышляет о будущем. Он в одиночку создал великолепнейшую военную машину в истории. Его гений породил примархов и их наследников, воинов Космического Десанта, хитроумно подобрав необходимые гены. Несравненный разум Императора разработал Великий План: объединение могучих империй Терры и Марса и совместный Крестовый поход, вызволивший человечество из рабства чужаков и порождений варпа. Именно Он помог навигаторам полностью реализовать их потенциал, сделав возможными безопасные варп-переходы на огромные расстояния. Но труд погруженного в мечты Императора ещё не окончен, и сейчас Его мощный интеллект рассчитывает будущее человечества. Время работает против него; способность Повелителя Людей к предвидению ослабевает; с каждым днем Ему все сложнее поддерживать свет Астрономикона, видимый по всей Галактике; грядущее омрачено и непроглядно. Император знает, что повсюду рождаются создания, подобные ему, но не такие сильные духом, менее способные противиться соблазнам варпа и неизвестным ужасам, скрывающимся там.

Его внимание сосредоточено на этих множащихся псайкерах. Пришло время отдать приказ о создании пси-машин и тестовых установок «Оккулюм», устройств, предназначенных для поиска дремлющих псайкерских генов среди населения. Таким образом, и те, кто открыто проявляет свои способности, и те, кто остаются латентными псайкерами, могут быть обучены и очищены, защищены от угроз варпа и злобных созданий, обитающих в нем. Будущее человечества — хрупкий сосуд, и лишь Император может уверенно и осторожно пронести его через преграды.

Его великие армии выполнили свою задачу; пришло время распустить легионы и отдать новые повеления космодесантникам, назначив их охранять планеты людей и поддерживать новый порядок. Примархи, бывшие их военачальниками, станут правителями миров и проводниками Великого Плана.

Хорус жаждет отмщения! Он хочет окончательно очистить Галактику от врагов человечества. Ни одни чужак не должен остаться в живых, чтобы и дальше угрожать людям. Легионы должны выследить и уничтожить всех неприятелей! Нельзя заставлять славные армии Империума складывать мечи и болтеры, нельзя выхолащивать космодесантников и превращать их в простых стражников и полицейских! Демон шепчет в ухо Хоруса разумные и убедительные слова — теперь Император должен остерегаться змея!


Эра Раздора

Этот ужасный период в истории человечества продолжался более пяти тысячелетий. Всё это время миры людей были разделены бурлящими варп-штормами, что сделало межзвёздные путешествия совершенно невозможными. Земля оказалась полностью отсечена от своих колоний и союзников, и по всей Галактике человеческие планеты погрузились во тьму войны и анархии. Пока отдельные фракции и империи сражались за власть, от единства людей остались лишь растерзанные воспоминания.

После раскола человеческой цивилизации сотни чуждых рас воспользовались появившейся возможностью — они разоряли незащищенные миры и порабощали их обитателей. Целые планеты подвергались разграблению, а население беспощадно вырезалось. Те, кому удалось пережить вторжения пришельцев, быстро впали в ничтожество; но ещё более страшную угрозу несли порождения варпа.

На тот момент никто не осознавал в полной мере факт существования созданий из имматериума и угрозу, которую они представляли для человеческого разума. Там, где концентрация псайкеров оказалась наибольшей, эти существа сумели пробить барьер между варпом и реальностью, после чего целые миры пали жертвой неописуемых кошмаров, прорвавшихся в бреши. Некоторые планеты были поглощены целиком и навсегда исчезли в имматериуме.

Человечество оказалось на грани уничтожения: выжившие, но изолированные миры людей, терзаемые внутренней смутой, постоянно атакуемые чужаками и находящиеся под угрозой вторжений из варпа, превратились в жалкие подобия самих себя. Необходимо было некое сверхчеловеческое усилие, чтобы спасти человеческую расу и освободить её от этих адских пут.

Во времена Эры Раздора Земля пребывала в ужасном положении: поколения непрерывных сражений в буквальном смысле превратили планету в пустошь, а её обитателей — в диких вырожденцев-кочевников. Во главе варварских племен стояли безумные пророки и фанатичные вожди, поэтому мир раз за разом сотрясали религиозные войны. Земля была полностью отрезана от своей прежней межзвёздной империи; в зоне прямой досягаемости остался лишь Марс, но загадочные техножрецы Красной Планеты стали смертельными врагами для безумного сброда Древней Терры.

Из таких пучин безнадежности вознесся могучий лидер — Император, сильный разумом и дальновидностью; немногие догадывались о его истинной природе пси-мутанта. Завоевав огромные территории Земли, он осуществил многочисленные изменения в жизни людей, изгнав страх и слепую веру, приведя на их место практичность и рассудительность. Затем Император приступил к генетическим экспериментам, призванным стабилизировать геном населения планеты и воссоздать человеческую расу, какой она была до начала радиационных бурь. Кроме того, он учредил Военный совет, составленный из наиболее способных генералов и ряда высокопоставленных гражданских администраторов, относившихся к Императору как к божеству.


Великий Крестовый поход

Итак, из праха Эры Раздора вознесся могучий лидер, человек, отныне и впредь называемый лишь Императором. О его происхождении нет никаких записей и вообще ничего неизвестно, но именно на Земле он начал ковать империю, вобравшую в себя множество миров человечества. Быстро завоевав Терру, Император затем воссоединил прежде враждовавшие группировки.

С самого начала он использовал в боях генетически модифицированных воинов, предшественников космических десантников. Этим постчеловеческим солдатам не нашлось равных во время Объединительных Войн, и, легко одолев противников на Земле, они тем самым вынудили техножрецов Марса пойти на переговоры о мире. Именно эта воины, сражавшиеся с праведной яростью, впервые заговорили о своей миссии как о «крестовом походе».

Сразу же после того, как завершилось покорение Терры, произошло грандиозное событие космического масштаба — по имматериуму пронесись мощнейшая ударная волна, заставившая стихнуть варп-шторма, которые бушевали на протяжении пяти тысяч лет.

Первой областью Галактики, отвоеванной Императором и его легионами Космического Десанта, стала Солнечная система. Чужаков-захватчиков изгнали со спутников Юпитера и Сатурна, а порабощенных ими несчастных переселили на Землю.

На Марсе в свое время возникло и развилось могучее общество, объединенное поклонением Богу-Машине, посвятившее себя изучению и созданию всевозможных машин и механизмов. Правящим органом являлся парламент технократов, называемый «Механикум Марса», с которым Император и заключил союз, не став вторгаться на Красную Планету.

Доступ к гигантским фабрикам Марса позволил Императору значительно усилить боевую мощь легионов космодесанта за счет улучшенного снаряжения. Кроме того, техножрецы предоставили для транспортировки его армий огромные боевые корабли, способные путешествовать в варпе, а также могучие машины войны, известные под именем титанов.

Император лично возглавил легионы Космического Десанта в ходе выполнения великой миссии — освобождения человечества от гнета чужаков и порождений варпа, едва не уничтоживших его. Так начался Великий Крестовый поход, и одна за другой планеты людей возвращались законным хозяевам. Ксеносов-поработителей изгоняли или уничтожали в ходе поистине эпических войн; миры, зараженные существами из имматериума, очищали с орбиты апокалиптическими вирусными бомбардировками и ударами вихревых ракет.

В ходе Великого Крестового похода легионы космодесанта воссоединились со своими примархами. Многие из планет, на которых они выросли и которыми теперь управляли, стали родными мирами легионов. На них были основаны постоянные базы, и Космический Десант мог наносить оттуда удары, направленные против почти всех врагов.

Могущество Империума достигло высшей точки, и ничто не могло встать на пути Императора и его несокрушимой армии.


Экспедиционные флоты

В ходе Великого Крестового похода огромные вооруженные силы Империума были сведены в целый ряд отдельных боевых групп, известных под названием Экспедиционных флотов. Изначально существовал лишь один флот, возглавляемый самим Императором, но по мере продвижения Крестового похода по Галактике организовывались всё новые и новые. Возглавляли эти флоты наиболее доверенные и влиятельные военачальники.

В целях более эффективного снабжения и относительно точного отслеживания перемещений экспедиций по Галактике, каждый из Экспедиционных флотов получал порядковый номер от Военного совета. Ко времени окончания Великого Крестового похода в Империуме насчитывалось почти 5000 основных экспедиций и более 60000 активных вспомогательных групп.

Состав каждого отдельного флота не был строго определен. В него могли входить различные соединения боевых кораблей, полки Имперской Армии, те или иные дополнительные подразделения и даже легионы космодесанта; все они то присоединялись к экспедиции, то покидали её, в зависимости от текущих стратегических требований. Постоянными оставались лишь порядковые номера, и, хотя ни один из них никогда не обладал каким-то символическим значением, некоторые флоты со временем начали ассоциироваться с конкретными примархами или прочими влиятельными лидерами Империума.

Кроме того, цифровые обозначения Экспедиционных флотов применялись к покоренным ими планетам: например, кодировка 63–19 означала, что данный имперский мир является девятнадцатым по счету в списке освобожденных 63-й Экспедицией. Таким образом, административные служащие Империума могли отслеживать передвижения отдельных флотов в хронологическом порядке, зная координаты обнаруженных ими планет.


Военный совет

Великий Крестовый поход был поистине гигантским предприятием, включавшим в себя миллионы солдат и тысячи космических кораблей. Имперские армии вели кампании по всей Галактике; десятки тысяч миров ждали спасения.

В то время вооруженные силы Империума состояли из полнокровных легионов космодесанта, тысяч вспомогательных полков, призванных с недавно отвоеванных планет, предоставленных механикумами гигантских боевых машин (главнейшими из которых были могучие титаны Коллегии Титаника) и великого множества иных, не столь многочисленных организаций и силовых подразделений. Наиболее выдающейся среди них была Кустодийская Гвардия, воины которой являлись телохранителями Императора.

Все эти соединения поддерживались крайне разнообразными группами боевых, десантных и транспортных кораблей, командование которыми могли осуществлять легионеры, механикумы или прочие имперские командующие и высокопоставленные лица.

Для управления делами Великого Крестового похода Император дал необходимые полномочия Военному совету, который со временем фактически стал правящим органом Империума. Посредством этого законы Императора были привнесены на сотни тысяч человеческих миров.

Военный совет возглавил лично Император, а его правой рукой стал Малкадор Сигиллит; кроме того, местом в совете обладал каждый из примархов и глава Кустодийской стражи. После заключения союза с Марсом к списку присоединился и генерал-фабрикатор Механикум. Поддержку Военного совета осуществляла команда астропатов, обеспечивающая связь между его участниками, поскольку со временем реальные собрания становились всё более непрактичными, учитывая размеры растущего Империума и неустранимые трудности варп-путешествий.


Малкадор Сигиллит

В ходе покорения Земли Император собрал вокруг себя доверенных помощников, делегировав им полномочия и задачи, соответствующие людям подобного статуса. Большая часть его служителей происходила из рядов Космического Десанта или личных телохранителей.

Исключением из правила стал Малкадор — не воин, а ученый, человек с повадками священнослужителя.

С первых лет Объединительных Войн он неотлучно находился возле Императора, и, возможно, один лишь повелитель Сигиллита знал что-то о его происхождении. Малкадор всегда носил простое облачение с капюшоном, словно обычный терранский чиновник.

Сигиллиту было доверено управление делами Императорского Дворца, и, таким образом, всей администрацией недавно завоеванной Терры. По мере продвижения Великого Крестового похода могущество и влияние Малкадора только росло: он стал надзирающим за сбором Имперской Десятины и возглавил Имперский Администратум.

Учитывая, что Сигиллиту выпала неестественно долгая жизнь, ходило много слухов об истинной природе этого загадочного создания. Одни называли его псайкером, первым прошедшим через ритуал связывания души; другие утверждали, что Малкадор находился в дальнем родстве с Императором.


Департаменто Муниторум

Чтобы успевать за постоянно растущим объемом работ по управлению Экспедиционными флотами, а также сопутствующими вопросами логистики и линиями коммуникаций, на Терре было создано новое подразделение Администратума, прерогативой которого стал тотальный контроль над снабжением всех армад Великого Крестового похода. Со временем сфера компетенции этого отдела расширилась, включив в себя исполнение реквизиционных требований Армии, а также снабжение боеприпасами и поддержание работоспособности всех транспортных и боевых кораблей, машин и вооружений. Формально о создании Департаменто Муниторум в его итоговом виде было объявлено незадолго до великого Улланорского Триумфа.

Задачи, стоявшие перед Муниторумом, оказались поистине колоссальными, и отдел быстро разрастался, чтобы справиться с возникающими вызовами. Многие сотни тысяч чиновников были призваны в его бесчисленные подразделения и подсекции из рядов Администратума на Терре, и, по мере того, как увеличивалась численность Департаменто, росло его могущество и расширялись полномочия.

Всего лишь через несколько месяцев после официального учреждения, деятельность Муниторума уже не ограничивалась одним лишь снабжением и ремонтом — Департаменто влез в трясину политических интриг, окружавших крупнейшие флоты и их командующих. Отделу было дано задание обеспечивать следование Экспедиций головной стратегии Военного совета, а также призывать к порядку наиболее своевольные подразделения имперских вооружённых сил. Это привело к росту недоверия и беспокойства во флотах, поскольку многие военнослужащие увидели в происходящем попытку бюрократов утвердить свою власть и перехватить руководство боевыми действиями. Данную точку зрения разделяли несколько чрезвычайно важных персон, которые, как могли, противостояли вмешательствам Департаменто Муниторум, не переступая при этом грань прямого отказа в сотрудничестве.


Происхождение Космических Десантников

Исследования и разработки, приведшие к созданию космодесантников Легионес Астартес, начались во времена Эры Раздора, когда Земля была изолирована от остальной Галактики. Императору удалось собрать команду выдающихся ученых и оборудовать секретную лабораторию генной инженерии в обширных подземельях своей терранской цитадели.

Под этими мрачными сводами и были созданы первые суперсолдаты. Лично отбирая кандидатов из числа своих телохранителей, Император подвергал их хирургическим и психологическим изменениям — таким образом, воины не просто становились поразительно могучими, у них также развивалась невероятная сила воли. После безжалостных тренировок и соответствующего ментального закаливания, солдаты превращались в неудержимую военную силу, непоколебимо верную Императору.

Ранние космодесантники были собраны в полки, каждый из которых насчитывал всего лишь несколько сотен воинов. Император дал имя каждому из двадцати таких подразделений, и эти названия, став синонимами его могущества, вселяли страх в сердца врагов. Армия, созданная из первых суперсолдат, завоевала Землю и заставила бесчисленные враждующие группировки покориться воле Императора. Впервые за бессчетные тысячелетия, планета объединилась под властью одного человека.

Численность космических десантников быстро возрастала по мере того, как Император набирал рекрутов среди недавно завоеванных племен Терры, и ко времени, когда мир оказался под его полным контролем, каждый из легионов мог выставить на поле боя несколько тысяч воинов.


Воинство Крестоносцев

Очевидно, что легионы Космического Десанта являлись самыми мощными военными организациями в Империуме, если не во всей Галактике, поэтому казалось разумным даровать им некое представительство в имперских органах власти на время Великого Крестового похода. Для реализации этого замысла на Терру были откомандированы избранные воины каждого легиона, объединенные в группу под названием «Воинство Крестоносцев».

Воинство располагалось в здании, называемом Командорством, и в его священных залах воины вел и летопись славных побед своих братьев, оплакивали павших и в целом действовали как доверенные лица примархов в Солнечной системе.


Примархи

Во времена Эры Раздора, пока Земля оставалась изолированной, Император уже планировал наперед. Готовясь к отвоевыванию Галактики, он создал двадцать примархов — сначала в своем воображении, а затем и в реальности. Этим уникальным созданиям суждено было стать военачальниками Императора, великими лидерами, способными завоевать миллионы миров во имя его. Каждый примарх должен был обладать силами и умениями за пределами человеческих возможностей; вероятно, способными сравниться с теми, которыми владел сам Император.

Но вышло так, что его амбициозные мечты едва не разрушило катастрофическое событие: странный варп-вихрь, похитив эмбрионы примархов из подземной лаборатории, разбросал их по Галактике. Попав на различные планеты, дети повзрослели и с течением лет стали могучими воинами и повелителями людей.

Во время Великого Крестового похода Император поочередно отыскал примархов, которые, благодаря сверхчеловеческим умениям и физиологии, к моменту воссоединения высоко вознеслись в принявших их обществах.

Наличие крайне сильной связи между примархами и их легионами указывает на то, что эти создания являлись ключевым элементом создания космодесантников. Очевидно, что последние обладали тем же генетическим материалом, а также физическими и психологическими особенностями, что и их прародители. Указанная связь оказалась настолько прочной, что после обнаружения каждый примарх становился естественным и неоспоримым лидером своего легиона, с которым у него оказывалось невероятно много общего.

Во многих случаях, приемная планета примарха становилась новой операционной базой легиона, называясь отныне и впредь его «родным миром». Кроме того, примархи зачастую рекрутировали в ряды Астартес своих верных последователей из прежних времен.

Ходит множество теорий и спекуляций об истинной природе этих существ, самых могучих созданий Императора. Словно боги, они шествовали на полях сражений Великого Крестового похода; их имена и легенды о них будут жить вечно. Некоторые говорят, что примархи были созданы из собственного генетического материала Императора, «сконструированы» так, чтобы стать вождями людей, воинами и героями, могучими военачальниками, со стратегическими талантами которых могли сравниться лишь их харизма и ментальная мощь. Каждый из них обладал уникальными способностями, отделявшими этих созданий от остального человечества.

Планировал ли Император, что именно примархи выведут человечество из-под власти тёмных сил и направят в новый золотой век? Или они были всего лишь побочным результатом экспериментов, завершившихся созданием космических десантников?

Что за таинственная сила разбросала младенцев-примархов по Галактике? Немногие сохранившиеся записи рассказывают об этом событии неясно и расплывчато. Традиционно считается, что это был варп-вихрь, бурлящий водоворот, открывший портал или проход между отдаленными планетами. Истина, скорее всего, навсегда останется сокрытой.

А что насчет самого рассеяния примархов? Было ли оно задумано Императором, с тем, чтобы его создания познали жизнь за пределами генетической лаборатории? Хотел ли он, чтобы примархи стали творцами своей судьбы и доказали, чего стоят? Или же это был извращённый замысел Тёмных Богов, решивших разрушить мечты Императора и низвергнуть его надежды на спасение человечества? Существует и ещё более странная теория — якобы эмбриональные тела примархов не смогли сдержать первобытные психические энергии, примененные в ходе их создания, и, вырвавшись на свободу, эти силы и создали варп-вихрь.


Кустодийская гвардия

Космические десантники не были единственными суперсолдатами, созданными Императором. Первой группой генетически и психологически измененных бойцов стали его собственные телохранители, Легио Кустодес. Задача этих воинов звучала просто — обеспечивать безопасность Императора, всегда и везде.

Кустодии, превосходящие в силе космодесантников, были поистине грозными воинами и отличались несокрушимой верностью Императору. Отряд этих служителей, самых преданных и верных среди всех, всегда сопровождал Повелителя Людей — даже когда он удалялся в личные покои.

В последующие годы Кустодийская гвардия начала исполнять поручения, выходящие за рамки личной охраны правителя Империума. Небольшие группы воинов часто получали приказы сопровождать Легионес Астартес с целью удостовериться в твердости их следования воле Императора.

Кустодии обладали доступом ко всему множеству типов оружия и снаряжения, используемого космическими десантниками, включая десантные и боевые машины. Кроме того, они имели право распоряжаться личными боевыми кораблями и прочими средствами передвижения Императора, чтобы всегда оставаться рядом с ним.

В дополнение к обширному арсеналу Космодесанта, Кустодийская гвардия использует разнообразные виды оружия, доступные ей одной. К таковым относится «копье стража» — сочетание болтера и силового топора, стандартное оснащение отделения Кустодиев.


«Эти люди — мои телохранители, не щадящие жизней ради обеспечения моей физической безопасности. В их верности мне не может быть сомнений; никто не вправе ставить её под вопрос. Я, и только я, буду обладать достаточной властью, чтобы судить их свыше. Ни один прочий военачальник не сможет командовать ими в бою или использовать в иных целях. Никому не будет позволено удалять их от меня, действием или бездействием препятствовать выполнению ими своего долга. Да будет так!»

Император


Бессмертные стражи

Легио Кустодес, личные телохранители Императора, начали сопровождать его во времена Эры Раздора, и тех пор бдение Кустодиев над персоной правителя Империума не прерывалось ни разу. В бою рядом с ним всегда сражались две роты стражей; отряд верных воинов сопровождал Императора, даже когда он удалялся в свои покои в стенах Императорского Дворца.

Каждый из Кустодиев — великолепный и грозный воин, превосходящий в силе и стойкости не только обычного человека, но и космодесантника. В бою им нет равных; они непоколебимо преданы и верны Императору. Хотя, судя по всему, стражи не обладают собственными пси-способностями, их сила воли столь велика, что они способны противостоять атакам могущественнейших псайкеров — за исключением, быть может, самого Императора.

Утверждается, что существует всего лишь тысяча этих элитных воинов, но подобные слухи крайне недостоверны. Только Императору и членам его внутреннего круга известна точная численность Кустодиев. С уверенностью можно говорить лишь о том, что никто и никогда не видел более тысячи стражей вместе — да и такое случилось лишь однажды, в знаменитой битве за Гирос-Травиан. Она состоялась во времена Великого Крестового похода, и противником был орочий военачальник, Гхаркул Чёрный Клык, командующий огромной ордой зеленокожих.

Примархи Хорус, Рогал Дорн и Мортарион, бившиеся во главе своих легионов, оказались пред лицом врага, многократно превосходящего имперцев числом, и были близки к поражению, когда Император атаковал ксеносов с борта золотой боевой баржи. Ведя за собой тысячу Кустодиев, он нанес удар в самое сердце орочей орды, лично сразившись с Гхаркулом. Император обезглавил гигантскую чернокожую тварь, а Легио Кустодес тем временем истребили лучших бойцов военачальника; говорят, что за считанные минуты полегло больше ста тысяч чужаков и Ваааргх! был полностью разгромлен. Согласно легендам, в битве погибли только три стража, и их имена, бережно сохраненные для истории, были выгравированы на доспехах Императора.

Происхождение Кустодийской гвардии окутано мифами и легендами. Известно, что Император покорил Землю во времена Эры Раздора, и во главе его армий шли первые Космические Десантники. В какой-то момент будущий Повелитель Человечества замыслил и создал примархов, но неясно, планировал ли он просто получить источник геносемени для производства новых космодесантников, или же эти существа стали вершиной его генетических экспериментов.

Как бы то ни было, растущие примархи были исторгнуты с Земли некой таинственной силой и разбросаны по Галактике. Лишь позднее они воссоединились с родственными им Космическими Десантниками и возглавили соответствующие легионы. Никто не ставит под сомнение тот факт, что примархи и Легионес Астартес обладали сходными генетическими, физиологическими и психологическими особенностями.

Кое-кто утверждает, что кустодии относятся к Императору точно так же, как космодесантники к своим примархам; что при создании стражей использовалась его собственная генная матрица и таким способом была обеспечена абсолютная верность Легио Кустодес. Несогласные указывают, что кустодии не так похожи на Императора, как легионеры схожи с их примархами, и в качестве образца физического и психологического состояния телохранителей использовался иной источник, утраченный в безвластные времена Эры Раздора. Истина, скорее всего, навсегда останется сокрытой.


Имперские командующие

Галактика велика, а путешествия через варп, в лучшем случае, непредсказуемы. Время в имматериуме движется по странным законам, и налаживание межзвездной связи — главная проблема новорожденного Империума. В ходе Великого Крестового похода на отвоёванных планетах медленно внедрялся новый тип людей-псайкеров — астропатов. Но, несмотря даже на это, нет никакой гарантии, что сообщения, переданные ими через варп, прибудут в место назначения или окажутся правильно интерпретированными. Очевидно, что такой способ руководства человеческими мирами, разбросанными по всей Галактике, весьма непрактичен.

Вследствие этого, вновь покоренные планеты передавались в управление имперских командующих. Некоторые из них были военными, получившими в награду за службу целый мир, чтобы руководить им во имя Императора; другие — местными правителями, принесшими клятву верности Повелителю Человечества.

На имперских командующих возложена высокая ответственность: они должны платить Императору десятину солдатами и необходимыми материалами; принимать и снабжать его армии и флоты; очищать население от мутантов, прежде всего псайкеров. Каждый правитель планеты знает, что в назначенный час прибудут огромные Чёрные корабли и увезут отловленных псайкеров на Землю — такова Имперская Десятина.

Также имперские командующие обязаны защищать человечество и не вступать в сношения с врагами Империума. Списки последних весьма разнообразны, но обязательно включают чужаков, мутантов и тех, кто сотрудничает с ними. (О демонах в те времена не упоминали, но, в любом случае, сомнительно, чтобы кто-нибудь с ходу отличил порождение варпа от ксеноса или чудовищно мутировавшего человека).

Великий Крестовый поход, в определенной степени, праведное предприятие, поэтому многие отвоеванные миры с радостью встретили спасение от разъедавшего их безвластия. Население некоторых планет немедленно обратилось к почитанию Императора как бога; особенно ярко это проявлялось во многих местах, где процветали легенды и пророчества об «Императоре Звёзд», который принесет освобождение от сил зла. На просторах нового Империума появились бессчетные демагоги, принявшиеся втайне разжигать религиозный пыл человечества, и, чем решительнее Император отвергал свою божественность, тем настойчивее звучали призывы ораторов всё же признать её.


Иерархия вооруженных сил Империума

Огромные организации, известные как Легионес Астартес, или легионы Космического Десанта, составляли ядро военной мощи Империума и являлись главной ударной силой вооруженных сил Императора. Их возглавляли примархи, сверхлюди, благословленные силами и возможностями, невообразимыми для обычного человека. Каждый из них, военачальников Императора, командовал гигантским воинством боевых кораблей, танков, орудий и солдат. Воитель, главный среди примархов, осуществлял общее командование сражающимися армиями Империума ко времени начала Ереси.

Размеры легионов Космодесанта не были ограничены, и большинство из них насчитывали, как минимум, 100000 бойцов. Крупнейшим, причем с заметным отрывом, являлся легион Ультрамаринов, примарх которого, Робаут Жиллиман, мог призвать к оружию 250000 космических десантников. Пополнение набиралось среди жителей родного мира легиона, или же с любого из сотни диких миров, знаменитых воинственностью своих обитателей.

Внутренняя структура армий Космодесанта несколько варьировалась от легиона к легиону, но ядром каждой из них была рота воинов, возглавляемая капитаном. Эти подразделения, как правило, объединялись в батальоны, обычно состоявшие из пяти рот; командовали ими лейтенанты. Далее, два батальона составляли бригаду, которая могла называться «полком», «крылом», «орденом» или «великой ротой». Их возглавлял космодесантник в ранге командующего, или, в некоторых случаях, лорда-командующего. После возведения в чин Воителя, Хорус стал главнокомандующим всех армий Императора и Повелителем Примархов.

В подчинении у космодесантников находились полки Имперской Армии — с продвижением Великого Крестового похода по Галактике, даже Легионес Астартес не могли обеспечить все потребности Империума в солдатах. Таким образом, было оглашено, что каждый покоренный мир обязан выставлять своих бойцов и передавать их под командование примархов. Некоторые из них, например, родные планеты легионов, миры-кузни механикумов или планеты Солнечной системы, освобождались от подобной десятины. Пусть солдаты Имперской Армии и не обладали мощью космических десантников, они могли упорно сражаться, а одна лишь численность делала их идеальным выбором для проведения осад, массовых вторжений или несения гарнизонной службы.

Миры-кузни Механикус, хоть и освобожденные от обычной десятины, были обязаны, согласно договору с Императором, снабжать его армии боевыми машинами различных типов. Главнейшими среди них были титаны, огромные двуногие творения войны, управляемые экипажами техножрецов и снабженные целыми арсеналами разрушительных вооружений. Кроме того, механикумы выставляли на поле боя полки боевых роботов и различные виды артиллерийских орудий, от небольших, малокалиберных полевых пушек, до громадных бомбардировочных установок размером с дом. В бою подразделения Механикус выполняли приказы и распоряжения примархов, либо своих старших командиров.


Двуединство легионов космодесанта

Изначально ряды Космических Десантников пополнялись только на Земле. Во времена Эры Раздора древнюю Терру терзали неумолкающие войны соперничающих племен, бьющихся за власть над миром. В конечном итоге победу одержал один-единственный человек, ставший Императором, и своим триумфом он в немалой степени был обязан сверхчеловеческим воинам, космодесантникам, созданным им самим.

К тому моменту, как Император начал межзвёздную кампанию — Великий Крестовый поход, призванный освободить человечество из лап чужаков, — каждый из двадцати легионов мог выставить на поле боя многотысячную армию космодесантников. Но, даже несмотря на это, численность воинов была невелика для свершения поистине геркулесового подвига, требовавшегося от них. Требовалось спасти миллионы человеческих миров и защитить их от множества нависающих угроз, поэтому Император приказал легионам пополнять свои ряды из числа обитателей отвоеванных планет.

Процесс создания космодесантника непрост и не быстр, поэтому любой потенциальный рекрут должен пройти тщательное обследование и жесткий отбор. Лучших новичков предоставляли глубоко воинственные человеческие общества, в которых, для будущих сражений, воспитывали физически сильных и психически стойких людей. Большинство кандидатов ждала неудача на том или ином этапе отбора; лишь небольшой процент новичков в итоге становился космическими десантниками.

Воссоединившись с примархами, Император обнаружил, что каждый из них стал правителем планеты, на которой вырос. Между примархами и их «приемными» мирами возникло великое родство; большинство из этих сверхлюдей стали могучими королями, повелителями народов и вождями фанатично преданных армий.

Во многих случаях, воинства примархов обладали странной схожестью с легионами Космодесанта, несмотря на то, что генетические сыновья Императора на протяжении долгих лет не имели никакой связи с Астартес. Воины, входившие в состав их армий, могли оказаться весьма подходящими рекрутами для Космического Десанта, и действительно, в последующие годы десятки тысяч таких бойцов прошли необходимые испытания. В результате этого, многие легионы значительно увеличили боевую мощь, а в некоторых случаях родные миры примархов превратились в единственную площадку- набора кандидатов — либо по причине глубокой связи между повелителями Легионес Астартес и воспитавшей их планетой, либо из-за её общества, обеспечивающего превосходный источник новичков. Казалось, что некоторые легионы нашли не только своих примархов, но и мир, который с полным правом могут назвать «домом».

После воссоединения Легионес Астартес с потерянными генетическими прародителями, усилия, прилагаемые космодесантниками в ходе Великого Крестового похода, невероятно возросли. Легионы, возглавляемые примархами, стали совершенно неудержимыми — они вызволяли человеческие миры из рабства буквально один за другим. В последующие несколько лет иные легионы также рекрутировали десятки тысяч космодесантников из воинских каст планет, ставших новой родиной Астартес.

Появления такого множества новых бойцов в рядах легионов представлялось фантастическим успехом. Воины с новых родных миров обладали многими характеристиками, схожими с имевшимися у космодесантников, призванных с Терры; это делало их идеальными кандидатами в Астартес.

Каждый из легионов проводил собственную политику относительно того, каким образом ввести такое множество новичков в действующие подразделения. Порой новоиспеченные космодесантники становились частью имевшихся отрядов, увеличивая их численность или восполняя потери. В других легионах примархи просто вводили в существующую структуру новые соединения космодесантников, призванных с родного мира.


Имперская Армия

Великий Крестовый поход продолжался, обнаруживалось всё больше миров, требующих избавления, и потребность Империума в солдатах росла немыслимыми темпами. Даже могучие легионы Космического Десанта не могли в одиночку справиться с возникающими трудностями, поэтому имперские власти издали приказ о наборе с каждой освобожденной планеты бойцов в количествах, покрывающих военные нужды.

Для каждого мира были проведены соответствующие расчеты и определен популяционный ценз, по которому чиновники Императора рассчитали десятину, подлежащую выплате в солдатах и материальной части; при этом число полков, собранных на той или иной планете, различалось на целые порядки. Так, малонаселенные миры обязаны были ежегодно выставлять лишь горстку подразделений, а переполненным мирам-ульям неподалеку от ядра Галактики приходилось бесперебойно отправлять на передовую целые сотни полков. Собранное вместе, это громадное воинство получило название Имперской Армии.

Её необстрелянные соединения были включены в командную структуру Легионес Астартес и оказались напрямую подчинены космическим десантникам, транспортники которых прибывали на каждый из миров и увозили полки Имперской Армии сражаться на далеких полях битв по всей Галактике.

Огромные размеры Империума, ненадежная природа варп-путешествий и громадное количество освобожденных миров разбивали любые попытки стандартизировать Армию, поэтому полки чрезвычайно различались по своему снаряжению, дисциплине и уровню боевой подготовки.

Каждая из планет, выплачивавших десятину, старалась наилучшим образом снабдить отправляемых на войну солдат. Бойцам с развитых индустриальных миров выдавали прочные бронежилеты и новенькие лазганы стандартного образца; воины с диких миров могли считать себя везунчиками, получив пару сапог и какой-нибудь огнестрел. Некоторые планеты поставляли Крестовому походу обученных солдат, организованных в отделения, роты и полки. Другие подкидывали Империуму нечто, больше похожее на вооруженные толпы или военизированные банды. Но, несмотря ни на что, воины Имперской Армии с честью проявляли себя в сотнях кампаний и на тысячах полях сражений.

Чтобы обеспечить дисциплинированность и верность армейских подразделений, примархи зачастую назначали в них специальных офицеров, выполнявших функции комиссаров. Эти воины-ветераны гарантировали, что полки Имперской Армии будут беспрекословно выполнять свой долг перед сверхчеловеческими повелителями.

Пусть и не столь могучие, как боевые группы Космодесанта, объединенные под командованием примархов, армейские подразделения всё равно достойно усилили Экспедиции, добавив им огневой мощи. Порой легион Космического Десанта распоряжался сотнями вспомогательных полков Имперской Армии — сражаясь под началом Астартес, эти солдаты использовались в качестве подкреплений и, зачастую, во время осад или массовых вторжений. Кроме того, они вставали гарнизоном на недавно освобожденных мирах.

Армейские подразделения редко несли службу в пределах родной звездной системы. Фактически, примархи активно избегали этого, чтобы обеспечить абсолютную верность солдат легиону Космодесанта, к которому они были прикомандированы и рядом с которым сражались.


Варп

Варп — это отдельное или параллельное измерение чистой энергии, существующее совместно с материальным миром — так называемым «реальным пространством». Каждая точка в пространстве-времени материального мира имеет собственный аналог, некое отражение в сложных переплетениях силовых линий имматериума.

Если в реальном пространстве действуют привычные законы физики и время идет своим чередом, то в варпе существует лишь беспорядочная, хаотичная энергия, которая закручивается, струится, образует потоки, приливы и водовороты. Порой по имматериуму, нарушая привычное течение энергии, прокатываются отголоски могучих катаклизмов, известных под названием варп- штормов. Время здесь движется странно — если вообще движется.

Человеческие ученые открыли, что космический корабль, войдя в варп в одной точке реального пространства, может через несколько дней перехода выйти из него в другой, отстоящей на несколько световых лет. Таким образом, используя имматериум, можно пересечь всю Галактику, и подобное странствие, которое на субсветовой скорости длилось бы целые поколения, займет всего лишь пару месяцев.

Нельзя сказать, что суда в варп-пространстве движутся определенным курсом. Они просто переходят с одного потока энергии на другой, несомые нематериальными волнами, пока не достигнут точки выхода в реальный мир. Короткие варп-переходы, хоть их ни в коем случае нельзя назвать безопасными, могут осуществляться с определенной степенью точности и надежности. Более минные прыжки крайне непредсказуемы и чрезвычайно опасны.

Течения имматериума весьма сложны и противоречивы: корабли, рискнувшие совершить длительное путешествие, зачастую далеко отклоняются от курса, или же навсегда теряются в хитросплетениях варпа. Более того, на их долю выпадают немыслимые временные сдвиги — известны суда, прибывавшие в пункт назначения через несколько лет после, и даже за годы до назначенного срока.

Варп-штормы и прочие возмущения эфира могут сделать навигацию совершенно невозможной. Корабли должны избегать подобных областей, иначе они рискуют навсегда исчезнуть или погибнуть в буйствующих водоворотах энергии. Это означает, что некоторые регионы материального мира становятся недосягаемыми через имматериум — та или иная планета может оказаться в изоляции на дни, недели или века. Во времена Эры Раздора мощнейшие варп-шторма сотрясали все Эмпиреи, сделав межзвездные путешествия невозможными на протяжении почти пяти тысячелетий.

Немногие из людей — если такие вообще есть — четко понимают природу варпа и его отношение к реальному миру. Бессчетные философы, ученые и псайкеры, пытавшиеся объяснить суть имматериума, так и не смогли раскрыть его тайн (а если и сумели, то не стали делиться полученным знанием с остальным человечеством).

Впрочем, псайкеры обладают определенным сродством к варпу и могут интерпретировать некоторые из его энергий. Подобные откровения обычно являются в форме снов и видений; но немногие понимают, что имматериум является колодцем, из которого пси-одаренные люди черпают свои силы.

Напротив, широко известно, что Эмпиреи — родина хищных чудовищ, известных под общим названием «варп-существ». Эти кровожадные твари охотятся на неосторожных псайкеров, слишком часто взаимодействующих с имматериумом, а также на обитателей космических кораблей, попавших в энергетический штиль на волнах варпа.


Псайкеры и варп

Император — первый и величайший среди человеческих псайкеров, но есть и иные обладатели подобных талантов. Фактически, в каждом обществе, на всех планетах Галактики живут люди, отмеченные пси-способностями. И в каждом новом поколении появляется на свет всё больше псайкеров.

Большинство из них обладает лишь скромными, практически безобидными умениями — например, сверхъестественным везением в азартных играх или способностью заглядывать на несколько секунд в будущее. Подобное, как правило, не таит в себе вреда, но у человеческих псайкеров есть и иные, куда более зловещие таланты. Вот лишь немногие из их числа: умение передвигать объекты или возжигать огни силой мысли; способность призывать молнию с небес или управлять умами других людей.

За пси-таланты приходится расплачиваться, и некоторые псайкеры сходят с ума, измученные бесконечными пророческими снами и видениями. Другие теряют контроль над своими способностями и наносят страшные раны себе и окружающим. В связи с этим многие псайкеры становятся жертвами «охоты на ведьм», умерщвляются или изгоняются из общества.

Впрочем, существует намного более страшная угроза человечеству, чем неуправляемые умения отдельного псайкера. Она таится в истинной природе связи между варпом и пси-способностями людей, о которой мало что известно имперским обывателям.

Применяя свои таланты на деле, псайкер обращается к имматериуму, источнику неестественной энергии, питающему силы каждого из этих людей. К несчастью, варп населен ужасными созданиями, невообразимыми кошмарами, жаждущими лишь развращать и уничтожать. Черпая энергию Эмпиреев, псайкер неизбежно привлекает внимание этих тварей — и, чем больше он забирает, тем пристальнее оно становится.

Лишь люди с самой могучей волей способны закрываться от взглядов порождений варпа, и то лишь кратковременно; один лишь Император кажется защищенным от их влияния. В конце концов, варп-сущности удается закрепиться в материальном мире — как правило, ценой жизни псайкера. Пусть недолго, но порождение Эмпиреев способно существовать в истинной реальности, овладев телом несчастного. Одержимость обычно сопровождается пугающими физическими изменениями, так как порождение варпа пытается вылепить из похищенной плоти некую пародию на свою изначальную форму.

После этого у злобного чудовища остается немного времени до того момента, как украденное тело лишится всех жизненных сил, и варп-сущность всегда тратит отпущенный ей срок, пускаясь в оргию разрушения. Некоторые создания имматериума заметно коварнее: они пытаются внедриться в человеческое общество, как можно дольше сохраняя в тайне свою истинную природу. Как правило, эти существа стараются выпестовать новых псайкеров, чтобы затем похитить уже их тела и таким образом остаться в материальной вселенной.

Самые могущественные и опасные из всех обитателей варпа зовутся демонами Хаоса, и немногим из людей — если такие вообще есть — ведомо об их существовании. Если о них известно Императору, то Владыка Людей предпочитает держать столь опасное знание при себе, понимая, что оно способно низвергнуть человечество в пучины безумия и анархии.

Демоны Хаоса — чрезвычайно разумные, лукавые и злобные создания, жестокие отражения людских эмоций и мастера манипулирования незащищенными умами псайкеров. Они обещают великую власть и богатство, но обычно любой договор, заключенный с этими существами, идет на пользу им одним. В отличие от прочих обитателей варпа, существование демонов не бесцельно — каждый из них служит более могущественному сородичу, и все вместе они подчинены воле одной из четырех Великих Сил, богам Хаоса Нурглу, Кхорну, Тзинчу или Слаанеш.


Астропаты

В последние месяцы завоевания Земли Император создал специальное подразделение межзвёздной связи, предвидя необходимость в особых псайкерах для планируемого Крестового похода по Галактике.

В большинстве случаев, Император не поощрял использование пси-умений: даже в те далёкие дни он осознавал опасности, которыми эти таланты угрожали своим хозяевам и человечеству в целом. Впрочем, Владыка Людей мог определить, кто из его подданных достаточно силен, чтобы противостоять искусам варпа, и, с определенной осторожностью, некоторые псайкеры были отобраны для выполнения специальных задач.

Астропаты, или астротелепаты — это индивидуумы, способные взаимодействовать с себе подобными на огромных межзвёздных расстояниях. Очевидно, что подобный талант жизненно важен во времена, когда человеческие миры разделены многими световыми годами, и пси-связь — единственный способ поддерживать некое подобие целостности Империума.

Каждый астропат проходит через особый процесс, закаляющий его умения, и одновременно укрепляющий защиту против психических опасностей. Этот ритуал называется «присоединением души», и провести его может один лишь Император.

Данная церемония производится в Императорском Дворце, и псайкеров приводят пред очи Императора по сто человек за один раз. Стоя на коленях, кандидаты должны выдержать ужасную, мучительную боль, пока Повелитель Человечества своей силой изменяет их разумы, присоединяя к ним наимельчайшую частичку собственной мощи.

К сожалению, разум Императора настолько могуч, что не все псайкеры выживают в ходе ритуала. Некоторые сходят с ума, и все ощущают те или иные изменения, произошедшие с их личностями. Чистая энергия воли Императора обладает ещё одним эффектом: её воздействие настолько сильно, что некоторые, самые деликатные нервы (прежде всего, зрительные) могут быть повреждены. В связи с этим, все астропаты слепы, а некоторые также лишены обоняния, осязания или слуха.


Астрономикон

Перед тем, как направить Великий Крестовый поход к звездам за пределами системы Сол, Император приказал возвести на Земле Астрономикон. Для наблюдения за работами с Марса были призваны многочисленные техножрецы, и огромные толпы жителей Терры были наняты для строительства гигантского здания-машины.

В свое время Астрономикон являлся крупнейшим отдельным строением на Земле, но куда поразительнее то, что этот огромный механизм представлял собой всего лишь инструмент, при помощи которого Император мог направлять поток своих безграничных психических сил.

Навигационный пси-луч Астрономикона пронзил варп, и навигаторы — создания, способные воспринимать его уникальные частоты и модуляции — получили опорную точку, от которой отталкивались при расчете курса. Используя этот маяк, они прокладывали маршруты, преодолеваемые кораблем за считанные дни, а не недели; за месяцы, а не годы.

Так, благодаря мудрости Императора, межзвёздные перелёты вновь стали осуществимыми на практике.

Астрономикон сияет в имматериуме, и навигаторы, видящие этот энергетический маяк, полагаются на его свет в странствиях по Галактике. Немногим известно, что путеводный луч подпитывается психической энергией самого Повелителя Людей — но, тем не менее, его часто называют Божественным Светом или Светом Императора.

Впрочем, Астрономикон — не единственный способ навигации при дальних варп- переходах. Император, если пожелает, способен с некоторым напряжением сил передать в Эмпиреи сигнал, воспринимаемый навигаторами или иными тренированными псайкерами.

Точно так же Император может отключить Астрономикон или перекрыть путь его луча. Лишь горстке посвященных известно, что великий маяк действует за счет психической энергии Владыки Человечества — и все они живут в страхе, что, если Император утратит силы или будет убит, то Галактика низвергнется в новую Эру Раздора.


Навис Нобилите

Навигаторы — древнее ответвление человеческого рода, и они жили среди людей ещё во времена, предшествовавшие Долгой Ночи. Неизвестно, когда впервые появились эти существа, но некоторые подозревают, что к их созданию приложил руку Император. Навигаторов можно назвать «особой разновидностью человеческой формы» или «мутантами». Для сохранения способностей у потомства они должны вступать в кровосмесительные браки, и каждый навигатор принадлежит к тому или иному Дому — огромной семье с переплетенными родственными связями.

Особый ген, которым обладают все эти создания, позволяет им прозревать варп и, таким образом, направлять космические корабли, отыскивая верный путь в нематериальном измерении. Человеческий звездолет, лишенный навигатора, быстро заблудится в водовороте течений иного мира и никогда уже не найдет обратной дороги. Правда, естественные способности позволяют им более-менее уверенно прокладывать маршрут только для коротких переходов по Эмпиреям.

Однако же, навигаторы способны воспринимать особые частоты и модуляции Астрономикона и ощущать его путеводный луч сквозь огромные просторы варп- пространства. Эта «опорная точка» позволяет им намного точнее рассчитывать курс и, тем самым, направлять корабли в куда более продолжительных странствиях, чем было позволено природой.


Санкционированные псайкеры

Одновременно с развертыванием Великого Крестового похода появились псайкеры, не являющиеся астропатами или навигаторами, но признанные достаточно стойкими, чтобы свободно заниматься той или иной деятельностью в Империуме. Огромные Чёрные корабли получили приказ посетить каждый из освобожденных миров и вернуться на Землю с грузом пси-одаренных людей. Проведенные затем строжайшие испытания позволили изолировать слабовольных или безумных псайкеров, а затем разобраться с ними отдельно: в основном, провалившихся лоботомировали и определили в чернорабочие.

Псайкеров, лучше контролировавших себя и обладавших большей силой воли, раскидали по различным имперским департаментам. Большую часть направили в Императорский Дворец, где они подверглись ритуалу присоединения души и превратились в астропатов, других приписали к легионам Космического Десанта, для обучения в недавно созданных Библиариумах. Некоторые псайкеры оказались в распоряжении иных, более тайных организаций Империума.


Чёрные корабли

Правителей каждой вновь покоренной человеческой планеты извещали о том, что впоследствии к ним явятся Чёрные корабли, на которые необходимо будет погрузить обнаруженных псайкеров. Это обязанность, входившая в выплаты Имперской Десятины, была наиважнейшей для любого имперского командующего.

Чёрные корабли находились в ведении Адептус Астра Телепатика, организации, занимавшейся испытаниями псайкеров. После прибытия на Терру, подавляющему большинству невольных пассажиров этих судов предстояло подвергнуться ритуалу присоединения души. Немногочисленные счастливчики, пережившие эту процедуру, приписывались к корпусу астропатов.

В экипажи Чёрных кораблей входили таинственные воины-следователи, известные как Сестры Безмолвия. Набирались они из числа Неприкасаемых, редкой разновидности человеческой расы, психически «пустых» созданий. Подобные существа — анафема для псайкеров, которым тяжело просто находиться рядом с ними. Присутствие Неприкасаемых отрицательно сказывается на пси-способностях окружающих, они полностью защищены от телепатического воздействия и прочих подобных вещей. Таким образом, Сестры могли отыскивать тайных псайкеров, сражаться с ними и захватывать их, если возникнет необходимость.


Сёстры Безмолвия

Возможно, Сестры Безмолвия являлись наиболее загадочными среди всех слуг Императора. Каждая из них приносила обет молчания, знак верности Повелителю Человечества и собственной миссии. Пусть немногочисленные, Сестры заслужили огромное уважение в Империуме, и большинство служителей Императора испытывало к ним определенное благоговение. Мало кто решался открыто встать на пути воительниц или влезть в их дела.

Сестры Безмолвия были воинами- следователями, призванными отыскивать и укрощать необученных псайкеров. В связи с этим, они принадлежали к одному из департаментов Дивизиона Астральной Телепатии, имперской организации, ответственной за контроль над всеми пси- одаренными людьми. Под командованием Дивизиона находились Чёрные корабли, огромные транспортники, курсировавшие между бесчисленными мирами Империума с целью сбора псайкеров и доставки их на Терру. Там эти люди проходили испытания, в конечном итоге определявшие их судьбу: большая часть, пройдя ритуал присоединения души, вливались в ряды астропатов, из которых в основном и состоял Дивизион Астральной Телепатии.

На борту каждого из Чёрных кораблей находился контингент Безмолвного Сестринства, но, что было непривычно для Дивизиона, ни одна из воительниц не обладала пси-способностями. Напротив, они относились к Неприкасаемым, странному и крайне редкому виду человеческих особей — психически «пустым». Такие индивидуумы являются носителями гена парии и обладают иммунитетом к любым пси-атакам или телепатическому воздействию. Само присутствие Неприкасаемых способно лишить человека пси-способностей, поэтому псайкеры не выносят близкого соседства с ними, испытывая видимый дискомфорт. Подойдя вплотную или коснувшись пси-одаренного создания, пария даже может причинить ему мучительную боль. Таким образом, Сестры идеально подходили на роль сыщиков, способных выследить скрывающегося псайкера среди нормальных людей или найти человека, искренне не подозревающего о своих силах.

Хотя Сестры Безмолвия и были обычными людьми, отличная воинская подготовка в сочетании с природными антипсионнческими способностями делала их опасным противником для любого беглого или преступного псайкера. В распоряжении Сестринства находился богатый арсенал вооружений и устройств, специально предназначенных для использования при нуллификации и задержании таких созданий. Помимо этого, воительницы имели право убивать или уничтожать любых псайкеров, захват, пересылка на Терру и последующие испытания которых признавались слишком рискованными.


Механикум Марса

На протяжении тысячелетий Марс находился под управлением странной касты, известной как «Механикум» или «Культ Механикус», причем входящие в неё техножрецы поклонялись таинственному Богу-Машине. Эта религиозная секта пришла к власти в первые столетия Эры Раздора, и впоследствии всё население планеты посвятило себя изучению и производству машин всевозможных типов и предназначений.

Когда Галактику охватили варп-штормы и для человечества начался ужасный период раздробленности, механикумы утратили свое могущество, а Марс разделил тяжкую долю остальных людских миров. Красная Планета была отсечена от своих колоний; её крепостные навигаторы более не могли прокладывать безопасные маршруты в Эмпиреях. В конечном счете, Марс не рухнул в пучины безвластия и хаоса лишь благодаря могучей воле техножрецов, стоически хранивших веру в Бога-Машину.

В течение Эры Раздора механизмам удавалось направлять космические корабли к другим планетам Солнечной системы. Свои усилия техножрецы сосредоточили на Земле, древнем центре власти и могущества всего человечества — они знали, что Терра хранит многочисленные тайны, а воюющие на ней племена варваров неспособны отыскать их и использовать себе во благо.

Так и случилось, что жрецы Марса стали жесточайшими врагами терранских племен, подозрительно относившихся ко всем технологиям. На протяжении столетий Культ Механикус жаждал разграбить Землю, похитить все остававшиеся на ней секреты создания машин и механизмов.

Кроме того, техножрецы неотступно пытались разгадать тайну катастрофы, постигшей Галактику, ради чего периодически отправляли в варп-странствия огромные корабли, надеясь отыскать любые возможные подсказки. За долгие века Эры Раздора Марс покинули тысячи таких Эксплораторских флотов, и многие из них основали новые колонии, впоследствии ставшие мирами-кузнями — а остальные просто исчезли навсегда.

Когда на Земле пришел к власти Император, техножрецы Красной Планеты увидели в нем родственную душу, человека науки, ценившего машины и технологическое развитие. По мере того, как на Марс просачивались всё новые слухи, некоторые механикумы, вспоминая древние пророчества, даже начали сравнивать Повелителя Людей со своим Богом-Машиной.

В итоге Император заключил союз с Культом Механикус, обещая техножрецам защиту и уважение их суверенитета над мирами-кузнями в обмен на постройку могучего боевого флота и снабжение его армии всем, что необходимо для ведения войны. Более того, Владыка Человечества передал в услужение Марсу шесть Домов Навигаторов, призванных заменить давно вымерших крепостных мутантов механикумов. Таким образом, их корабли снова получили возможность безопасно путешествовать через варп.

После того, как Культ Механикус назначил на Терру посланника, генерал-фабрикатора, Император в знак уважения предоставил тому место в Военном Совете.


Император облекает Хоруса почестями

Одержав множество славных побед в Великом Крестовом походе, Император решил, что пришла пора ему вернуться на Землю и приступить к следующему этапу плана по спасению человечества. Не было никаких сомнений в том, что его сыновья-примархи, вновь и вновь превосходно проявлявшие себя, сумеют успешно завершить текущие кампании. Скоро Галактика будет совершенно очищена от чужаков и прочих угроз планетам людей.

Хоруса, величайшего из своих чемпионов, Император облек титулом Воителя и передал ему командование всеми вооружёнными силами Империума. Прочим примархам было велено следовать распоряжениям Хоруса и завершить великую миссию под его началом. Весть о том, что Император больше не будет сражаться рядом с сыновьями, была встречена ими с некоторым беспокойством, но Владыка Людей остался непоколебим в своем решении. Для примархов — сказал он — пришло время показать, какими могучими лидерами они стали, время возглавить битву за спасение Человечества!

И вот что Император говорил Хорусу: «Ты для меня всё равно, что сын, и вместе мы почти завоевали Галактику. Теперь для меня настал час возвратиться на Терру. Мои солдатские труды окончены и переходят к тебе, поскольку мне предстоит решить величайшие задачи, ждущие в моем земном пристанище. Я нарекаю тебя Воителем, и с этого дня все мои армии и военачальники должны выполнять твои приказы, как если бы они слетали с моих собственных уст. Но выслушай такое предупреждение: твои братья-примархи сильны духом, разумом и телом. Не пытайся изменить их, но используй их лучшие стороны с умом. Многие труды предстоят тебе, ибо ещё немало миров ждет освобождения, и немало людей ждет спасения. Я верю в тебя. Слава Хорусу! Слава Воителю!»

Объявив Хоруса Воителем и повелителем всех имперских армий, Император вернулся на Землю, в свой великий Дворец. Там его ждала непростая работа, истинную суть которой Повелитель Человечества не желал обсуждать ни с любимым сыном, ни с кем-либо из своих военачальников. Призвав к себе избранных советников, в том числе Малкадора и генерал-фабрикатора Марса, Император удалился в тайные подземелья цитадели.

Тем временем Хорус, облеченный новыми обязанностями, немедленно приступил к переговорам с остальными примархами и разработке планов по завершению Великого Крестового похода. Большинство братьев Воителя испытывали разочарование от того, что Император более не будет сражаться вместе с ними; особенно сильно это терзало Ангрона, считавшего, что Владыка Людей подвел его во второй раз. После того, как Хорус поочередно узнал мнение каждого примарха, оказалось, что все они решили, будто Император отвернулся от них — и Воитель пообещал братьям никогда не оставлять их.


Совет Терры

По возвращении на Землю Император призвал к себе Малкадора и генерала-фабрикатора. Согласно новым распоряжениям повелителя, они более не должны были поддерживать кампании Великого Крестового похода, отныне находившиеся в надежных руках примархов и новоявленного Воителя Хоруса. Император нуждался в свободном времени и сосредоточении всех своих сил на следующем великом проекте.

Исходя из этих соображений, Владыка Людей созвал первый Совет Терры — в отличие от Военного Совета, который теперь возглавлял Хорус, новый орган власти занимался государственными делами, а также установлением и поддержанием Имперского Закона во множестве человеческих миров. В частности, Совет Терры контролировал сбор Имперской Десятины; также под его патронажем находились все гражданские правительства Империума.

Малкадор, наиболее доверенный советник Императора, отныне именовался Первым лордом Совета и мог руководить им в отсутствие Повелителя Человечества. Также в Совет Терры входили генерал-фабрикатор Механикум, командир Кустодиев Константин Вальдор, руководители корпуса астропатов и представители различных административных подразделений.

Создав новый орган власти Империума, Владыка Людей скрылся в грандиозных лабораториях и мастерских под Императорским Дворцом, где и ушел с головой в работу над новым проектом. Он заключался в создании мощнейших пси-машин, странных механизмов, точное устройство и предназначение которых было известно одному- лишь Императору. Даже ближайшие соратники и техники, трудившиеся рядом с ним, могли только догадываться о конечной цели работы.

С тех пор, как Император заперся в своих подземных комплексах, ширились признаки будущих проблем. Примархи неприязненно встретили известия о создании Совета Терры — вернейшие последователи Владыки Людей почувствовали себя преданными. Почему с ними не проконсультировались, почему не предложили им места в новом органе власти? Сыновья Императора, менее прочих способные держать себя в руках, пришли в ярость: после всех войн, которые они провели и выиграли во имя Императора, разве не было случившееся настоящей изменой? Неужели их победы ничего не значили?

Казалось, что Император готов отвернуться от своих военачальников и наделить полнотой власти жалких бюрократов и марсианских адептов-лизоблюдов.


Регент Малкадор

Малкадора Сигиллита тревожили заботы. Уже много месяцев Император не покидал огромных подземелий Дворца, трудясь над своим тайным проектом. Каждый день Первому лорду приходили всё новые запросы рабочих и материалов; великий замысел, над воплощением которого денно и нощно трудился Владыка Людей, обладал наивысшим приоритетом, и приказы, полученные Малкадором, четко гласили, что никакое событие не должно прервать или замедлить грандиозное предприятие. Отвечая на постоянные требования Императора, обширные ресурсы древней Терры всевозрастающим потоком направлялись в подземные комплексы Дворца.

Пост регента не радовал Малкадора, и каждое наступившее утро, казалось, приносило новые проблемы. Примархи Космического Десанта открыто не признавали его власть, постоянно ставя под вопрос право Сигиллита командовать ими; механикумы Марса неустанно и ежедневно присылали требования об аудиенции у Императора; порой складывалось впечатление, что Регент обязан лично разъяснить приказы каждому мелкому клерку и чиновнику Терры, прежде чем тот поймет, что ему делать.

Но, несмотря на отвлекающую текучку, Малкадор разглядел опасность нарастающего кризиса. Варп-штормы вредили межзвёздному сообщению, свет Астрономикона слабел. Целые регионы Империума оказались отрезанными от Терры, прямая связь с Воителем отсутствовала на протяжении недель, и Регент обнаружил, что не в силах установить точное местонахождение и состояние большинства легионов Космодесанта. Сигиллит чувствовал, что Империум уже много лет не был так слаб, как сейчас, и может оказаться легкой жертвой для целеустремленного врага.

Большая часть примархов просрочила доклады на Терру: о Джагатай-хане и Белых Шрамах ничего не было слышно с момента объявления Хоруса Воителем, и лишь запутанные, неполные сообщения приходили от Пертурабо с Олимпии.

К счастью, в Солнечной системе ещё оставался контингент Несущих Слово, хотя их примарх вместе с остальной частью легиона пребывал на каком-то неизвестном задании. Малкадора успокаивало, что, хотя бы древняя Терра защищена от непосредственной угрозы.

Решив разобраться с перебоями в работе Астрономикоиа, Регент сделал это своим главным приоритетом. Если удастся восстановить связь с Хорусом и другими примархами, то они, несомненно, ответят на призыв во имя Императора и грядущий кризис удастся предотвратить.


Хорус сомневающийся

Хорус пребывал в расстроенных чувствах с того времени, как Император отбыл на Терру и скрылся в своих подземельях и лабораториях. Какой бы высокой ни была честь титулования Воителем, она казалась ничем в сравнении с горечью утраты, не оставлявшей примарха с тех пор, как духовный отец покинул его. После этого Хорус делал всё от него зависящее для продолжения кампании и достойного руководства Великим Крестовым походом, но за последнее время погибло уже много космических десантников, а Император ни разу не почтил их своим присутствием.

Остальные примархи спорили между собой, завидовали новому чину Хоруса и часто ставили под вопрос его решения. Некоторые просто не обращали внимания на приказы Воителя или извращали смысл полученных распоряжений в личных целях. Хорус быстро научился доверять лишь малой толике своих братьев, тем, кто без колебаний следовал за ним и которыми он мог легко манипулировать. Будь проклят Император, взваливший на него такую неразбериху!

По мере того, как с Терры просачивались известия о новых постановлениях Императора, Хорус всё меньше узнавал в нем человека, которого когда-то считал отцом. Всё чаще и чаще Воитель думал лишь о своей великой миссии, о завоевании Галактики и о том, как добыть ещё больше славы для легионов.


Падение Хоруса на Давине

Воитель воссоединился со своим легионом, ныне носящим имя Сынов Хоруса, на спутнике Давина. Космические Десантники, имевшие определенные связи с воинской культурой планеты, оказались там, ответив на призыв давинских жрецов. Зачистка луны от культистов, поклоняющихся чуме, оказалась несложной задачей для легиона, но Хорус пал в бою, сраженный клинком убийцы.

В рану проникло заражение, и медицинские специалисты Сынов Хоруса оказались не в силах излечить примарха. Воитель оказался на краю гибели, и в отчаянии его сыновья обратились за помощью к давинцам.

Хорус попал на попечение к одной из планетарных сект, и, внесенный в храм Ложи Змея умирающим человеком, через несколько дней вышел оттуда на своих ногах, явно исцеленный и преисполненный энергии. Никто не знал, какие обряды производились ради спасения примарха.

Так зерно ереси было посеяно в сердце величайшего из чемпионов Императора, а, значит, и внутри одной из могущественнейших военных сил в Галактике.


Давинские ложи

Некогда на Давине процветало цивилизованное и прогрессивное общество, но изоляция, принесенная Эрой Раздора, низвергла его в бездну анархии. Быстро впав в варварское ничтожество, одичавшие народы планеты стали кочующими племенами.

Теперь Давином управляли воинские ложи, полурелигиозные сообщества, объединенные по признаку поклонения тому или иному зверю. Каждая из них называлась в честь такого животного: например, Ложа Медведя, Ложа Ястреба, Ложа Змея, Ложа Ворона и Ложа Гончего Пса. Их возглавляли мрачные воины-монахи, по виду напоминавшие жрецов; они же исполняли таинственные ритуалы внутри сект.

Чтобы уяснить, как подобный мир мог существовать среди более цивилизованных обществ Империума, нужно вспомнить, что Давин был всего лишь одним из сотен тысяч человеческих миров, разбросанных по Галактике. Если бы не происшествие с Воителем, эта планета так бы и осталась ничем не примечательной и никому не известной.


Анафем

Анафемы — совершенно уникальный вид оружия, созданный расой чужаков-кинебрахов в момент наивысшего величия их межзвёздной цивилизации. С виду напоминающие обычные мечи, они изготавливались с использованием ныне запретных и почти забытых методик и технологий. Говорили, что в анафемах заключена неотвратимая погибель врага, и, обнаженные в бою, эти клинки немедленно обретали прочнейшую связь с выбранной целью.

В последние дни Великого Крестового похода, 63-я Экспедиция, ведомая никем иным, как Воителем Хорусом, вступила в дипломатический контакт с человеческой цивилизацией, представители которой называли себя «интерексами», обсуждая их вхождение в состав Империума. В какой-то момент переговоров один из грозных анафемов оказался похищен, и последующая война завершилась полным и абсолютным истреблением интерексов и кинебрахов.

С официальной точки зрения, личность похитителя клинка до сил: пор остается загадкой, но, по слухам, кражу осуществил Эреб, Первый капеллан легиона Несущих Слово, в то время сопровождавший 63-ю Экспедицию. В самом деле, когда восстание Хоруса уже набирало ход, Воитель подарил аналогичный проклятый меч Детям Императора, зная, что он должен прийтись по вкусу примарху Фулгриму, известному своим тщеславием и любовью к экзотическому оружию.

Более того, такой же анафем ранил Хоруса на спутнике Давина. Хотя нет никаких доказательств тому, что во всех случаях речь идет об одном и том же клинке, вряд ли Эреб согласился бы отдать столь могучее оружие Фулгриму, не использовав перед этим силы меча в собственных целях.


Хаос Обманывающий

Выслушав Тёмных богов Хаоса, Хорус заключил с ними договор, согласно которому он должен был обменять жизнь Императора на собственную власть в Галактике. Простая сделка, которая пришлась по душе Воителю: человечество находилось под страшной угрозой со стороны демонов варпа, и, если Владыка Людей знал о ней, то словно бы игнорировал опасность.

«Нам нужен один лишь Император, — шептали Тёмные боги в ухо Хоруса. — Его психическая мощь разрушает наши владения. Сейчас он пребывает в своих подземельях, воплощая очередной самолюбивый замысел, и не думает ни о тебе, ни о твоих воинах, возносит слабых людишек превыше тебя. Если Император будет принесен нам в жертву, мы утратим интерес к вашим мирам, а ты станешь законным и справедливым правителем Галактики. Мы принесем тебе в дар человечество, с которым ты сможешь поступать по собственной воле».

Хорус хорошо знал, что Император — могущественнейший псайкер среди всех, живших доселе и, возможно, даже тех, кто родится в будущем. Воителю также было известно, что источником подобной силы являлся варп. Не очевидно ли, что боги Хаоса говорили правду, что все проблемы изначально заключались в Императоре? Хорус понял, что должен бросить вызов Повелителю Человечества.


Хорус-предатель

После своего пребывания на Давине Воитель совершенно изменился. В глубинах храма Змея Хаос шептал свои речи в ухо Хоруса, и его воля, ослабленная телесными ранами, надломилась. Прислушавшись к соблазнительным обещаниям Тёмных богов, Воитель вступил с ними в злонамеренный сговор.

Пока тело Хоруса исцелялось от страшных ранений, разум примарха оставался затуманенным. Почему Императора не было рядом в час величайшей нужды? Почему, когда его жизнь висела на волоске, духовный отец не бросился на помощь, как делал это в ушедшие дни? Почему Император не обращал внимания на все достижения Хоруса? Почему благоволил лизоблюдам и бумагомаракам Терры? Почему Хорус должен выполнять повеления Императора? Разве не он вел к бессчётным победам легионы Космодесанта? Разве нет на его теле шрамов, полученных в тысяче битв? Пролил ли Император хоть слезинку над космическими десантниками, павшими жуткой смертью от рук чужаков? Нет, это Хорус сражался, истекал кровью и оплакивал погибших! Он планировал войны и одерживал победы! Он завоевал верность космодесантников! И Хорус должен быть провозглашен Императором Человечества! Законным Владыкой Людей!

Разрушительные Силы заключили с Хорусом простую сделку: «Отдай нам Императора, и мы подарим тебе Галактику!»


Хорус-конспиратор

Воитель призвал к себе примархов, которым доверял более всего, и, поочередно встретившись с каждым, совратил их умы своими речами.

Ангрон из Пожирателей Миров яростно ревел, слыша об Императоре, гневно жужжали синаптические имплантаты — примарх считал, что Владыка Людей дважды предал его. Братья, которых Ангрон считал любимчиками отца, с презрением относились к жестоким методам, приносящим победы Двенадцатому легиону. Перед Хорусом возвышалась бурлящая масса ненависти, и обратить этого примарха оказалось проще всего — достаточно было пообещать ему, что прольется кровь!

Сложнее было привлечь к заговору Мортариона из Гвардии Смерти, но настойчивый Хорус всё же сломил его сопротивление. Близится заря новой эры, говорил Воитель, эпохи, немыслимой прежде, проводниками которой станут примархи. Они будут править силой и справедливостью, поэтому Хорус нуждается в Мортарионе и его мощи. Император слаб и утомлен, смещение такого повелителя будет совершенно в порядке вещей.

Фулгрим из Детей Императора всегда стоял ближе всего к Хорусу; они сражались рука об руку во времена Великого Крестового похода. Совращение Третьего примарха оказалось худшим из всех, поскольку Воитель превратил всё хорошее, что было в Фулгриме — честь, стремление к совершенству, любовь к Императору — в нечто грязное и жестокое. Сокрушенный словами брата, примарх превратился в сломленного человека, все мечты которого пошли прахом. После этого Хорус пообещал восстановить его честь и дать новую жизнь погибшим грёзам.

Так Воитель совратил умы трех ближайших соратников, хитростью заставив их сражаться на его стороне в грядущей войне против «предавшего» Императора. Неизвестно, какую роль сыграли в этом Тёмные боги Хаоса, но примархи сами избрали свой путь, неизбежно приведший к финалу, который никто из них не мог предвидеть.

Вернувшись к своим легионам, Ангрон, Мортарион и Фулгрим начали распространять свою ересь в рядах бойцов, тайно сея разложение при помощи воинских лож, недавно введенных по примеру тех, что имелись у Сынов Хоруса. Большую часть космических десантников удалось обратить с определенной легкостью, поскольку верность Легионес Астартес, в первую очередь, была обращена на примархов, их отцов и наставников. Воины готовы были сражаться и умирать за них.

Впрочем, кое-кого из легионеров не удалось так просто обмануть. Этим бойцам, многие из которых оказались землянами, первыми рекрутами Космического Десанта, Император представлялся богом, и верность ему возникла раньше, чем преданность примархам. Стараясь не раскрыть своих конечных замыслов, примархи подмечали, кому из воинов они не могут доверять. Таких космодесантников ждала мрачная судьба.


Далеко идущие планы Хоруса

Обратив к ереси ближайших соратников, Воитель перенес внимание на других примархов и их легионы.

Он приказал Льву Эль’Джонсону, Сангвинию и могучему Робауту Жиллиману подготовить имевшиеся у них силы для ряда кампаний на дальних пределах Галактики. Не имея никаких видимых причин подозревать неладное в распоряжениях Воителя, примархи занялись планированием миссий и переброской подразделений космодесантников. Таким образом, три легиона, самых непоколебимых в своей верности — Тёмные Ангелы, Кровавые Ангелы и Ультрамарины, — оказались в областях космоса, далеких от Земли и системы Исстван.

Целью Воителя было уменьшение угрозы своим замыслам со стороны прочих легионов Космического Десанта; он не сомневался в верности собственных Сынов Хоруса, а также Гвардии Смерти, Пожирателей Миров и Детей Императора, приведенных под его знамёна Мортарионом, Ангроном и Фулгримом.

Несущие Слово, Альфа-Легион, Гвардия Ворона, Саламандры и Железные Руки активно участвовали в боевых действиях на полях сражений по всему Империуму — их время придет позже. О Белых Шрамах и Повелителях Ночи ничего не было известно, а Имперские Кулаки оказались слишком близки к Императору, и Хорус не мог связаться с ними, не вызвав подозрений.

Таким образом, под вопросом оставались Тысяча Сынов Магнуса Красного, Железные Воины Пертурабо и Космические Волки Лемана Русса, все в тот момент расквартированные на собственных родных мирах.


Распространение Ереси

Воитель Хорус, обеспечив верность четырёх легионов Космического Десанта, надеялся теперь завлечь в паутину обмана новых союзников. Прежде всего, он связался с примархом Пертурабо из Железных Воинов, который обладал внушавшей ужас репутацией во всем, что касалось войн и разрушений, но при этом являлся жалким, никчемным и завистливым созданием. Воинские ложи внутри его легиона уже начали агитацию в пользу Хоруса, а сам Воитель сообщил брату о подготовке восстания на Олимпии, родном мире Железных Воинов.

Пертурабо, твердо вознамерившись совершить нечто достойное и заслужить благосклонность Хоруса, начал Осаду Олимпии.

Разослав агентов по остальным легионам, Воитель начал переманивать на свою сторону имперских командующих и мастеров кузен, правителей миров-кузней Механикум. Кроме этого, они контролировали внушающие ужас легионы титанов Коллегии Титаника — Хорус считал, что, заполучив в свое распоряжение столь могучие машины, он, возможно, сумеет заставить Императора сдаться без лишнего кровопролития.


Истваан III


Воссоединение у Истваана

Хорус запланировал встречу с примархами — Ангроном из Пожирателей Миров, Мортарионом из Гвардии Смерти и Фулгримом из Детей Императора — в системе Истваан. На третьей планете от звезды бушевало восстание, и Воитель объявил во всеуслышание, что намерен подавить бунт и предать зачинщиков в руки правосудия.

Постепенно прибывали силы всех четырех легионов, и над Иствааном III собирался огромный боевой флот. Фулгрим задерживался, но часть его воинов успели присоединиться к союзникам. Таким образом, ударный кулак Хоруса состоял из основных сил его собственного легиона, а также значительного количества Гвардейцев Смерти, Пожирателей Миров и Детей Императора. Учитывая присутствие трех примархов, данная группировка являлась одним из крупнейших средоточий военной мощи со времен битвы за систему Паргор-Хит, произошедшей во время Великого Крестового похода.

Чтобы обсудить надвигающуюся бурю, братья-заговорщики собрались на флагмане Сынов Хоруса, «Мстительном духе». Ангрон и Мортарион доложили о состоянии своих легионов и уверили Воителя, что большая часть их космодесантников стали участниками воинских лож — теперь эти Астартес обязательно последуют за Хорусом, когда тот объявит себя законным правителем Империума.

Впрочем, оба примарха также указали и на легионеров, оказавшихся непоколебимо верными Императору. Если не решить эту проблему сейчас, то лояльные космодесантники окажутся серьёзной угрозой для замысла Воителя. Лорд-командующий Эйдолон, выступавший от лица Фулгрима, подтвердил, что подобные личности есть и среди Детей Императора.

Выслушав это, Хорус открыл остальным заговорщикам ужасающий план, с помощью которого собирался избавить их легионы от диссидентских элементов.


Смерть мира

Восставшая планета Истваан III объявила о независимости от Империума. Её имперский командующий, Вардус Праал, подозревался в том, что является тайным мутантом, возможно — опасным псайкером. Воитель получил приказ подавить бунт и доставить Праала на Землю для проведения суда над ним. Так Хорусу представилась идеальная возможность избавиться от космодесантников, в верности которых он не был уверен. На совещании, в котором также участвовали Ангрон, Мортарион и Эйдолон, заговорщики решили, каким подразделениям легионов они могут доверять, а каким — нет; вскоре после этого офицеры Пожирателей Миров, Гвардии Смерти и Детей Императора получили соответствующие приказы, и началась атака на Истваан III. Приказ о десантировании получили группы легионеров, верность которых Воителю не могли гарантировать их командиры.

Первая волна астартес, высадившихся на поверхность планеты, нанесла сокрушительный урон противнику. Уже через несколько часов силы повстанцев оказались полностью рассеянными, десятки тысяч бойцов СПО были уничтожены, сокрушены в серии безжалостных атак. Космодесантники уже предвосхищали победу — закон Императора будет восстановлен без промедления, а злоумышленники-повстанцы предстанут перед судом.

И, когда исход сражения казался очевидным, на высадившихся легионеров обрушилась катастрофа. Весь обмен сообщениями с орбитой прекратился, и корабли, обращающиеся вокруг Истваан III, начали бомбардировку поверхности. С небес обрушились смертоносные вирусные боеголовки, предназначенные для уничтожения всего живого в целом мире. Именно это произошло с шестью миллиардами обитателей планеты, не имевших ни единого шанса на спасение.

Истваан III превратился в мертвый мир.

Воитель Хорус, открыв наконец свой замысел, прямо выступил против Императора. Зная, что ему приказано подавить бунт на Истваане III и восстановить закон и порядок, примарх вместо этого отдал приказ об орбитальной бомбардировке, полностью истребившей население планеты. Кроме того, Хорус рассчитывал, что вирусные бомбы погубят космодесантников, на верность которых он не мог положиться в будущем противостоянии с Императором.

Впрочем, планы Воителя не были реализованы полностью. Некоторые лояльные легионеры остались на борту боевых кораблей, и среди них оказался капитан XIV легиона Натаниэль Гарро, терранец, один из первых рекрутов Гвардии Смерти. Как только началась бомбардировка, Гарро, ведомый чутьем, немедленно направил корабль прочь от зоны конфликта. Точно так же последовал своим инстинктам и капитан Тарвиц из Детей Императора.

Остававшиеся на орбите лоялисты были немедленно атакованы и перебиты своими братьями-предателями; лишь немногим удалось спастись на реквизированном фрегате «Эйзенштейн» под управлением капитана Гарро. Тарвиц же, похитив «Громовой ястреб», сумел добраться до поверхности Истваана III.

В высадке на планету участвовали более ста рот Космического Десанта, выбранных из числа Сынов Хоруса, Детей Императора, Гвардии Смерти и Пожирателей Миров. Не менее чем двум третям воинов удалось чудом пережить вирусную бомбардировку, в первую очередь благодаря полученному предупреждению.


Предательство

Хорус и остальные заговорщики быстро поняли, что орбитальный удар не сумел уничтожить лояльных космодесантников на поверхности Истваана III. Как только утихли огненные бури, каналы связи с треском возвратились к жизни, вокс-модули и комм-динамики разразились отчаянными сигналами. Никогда прежде в истории легионов не случалось подобного предательства, и выживших легионеров обуревала ярость, не знавшая границ.

Тот факт, что изменниками стали их собственные примархи, лишь распалял гнев космодесантников. Они жаждали кровавой расплаты!

Пока Хорус решал, что делать дальше, Ангрон, импульсивный, как и всегда, лично возглавил новую атаку на Истваан III. Ведя за собой пятьдесят рот Космического Десанта, примарх Пожирателей Миров высадился на поверхность планеты, и Воитель, хоть и пришедший в бешенство, вынужден был поддержать его необдуманный шаг. Сыны Хоруса, как и оставшиеся подразделения Гвардии Смерти и Детей Императора, получили приказ занять места в десантных кораблях и капсулах.

Сражение за Истваан III стало первым конфликтом в истории Империума, где по разные стороны баррикад оказались космодесантники из одного легиона. Бывшие товарищи и братья по оружию стали жесточайшими врагами, измена и предательство не знали преград, и на поверхности опустошенной планеты правил единственный закон: «Убивай, или убьют тебя». Никто не просил пощады, и никто не давал её.

С одной стороны возвышался Хорус, Воитель и самопровозглашенный Истинный Повелитель Человечества. Его союзниками были совращенные примархи, Ангрон из Пожирателей Миров и Мортарион из Гвардии Смерти, под началом которых находилась большая часть трех легионов Астартес и множество Детей Императора. Им противостояли уцелевшие космодесантники из первой волны наступления на Истваан III, по-прежнему верные Императору, ставшие жертвами горчайшего предательства. Лоялистами командовал капитан Саул Тарвиц, полный решимости отомстить изменникам.


Война на Истваане III

Воины Гвардии Смерти, Пожирателей Миров и Детей Императора, сохранившие верность Императору и выжившие на сожженной планете, стали жертвами худшего из предательств. Подавив восстание на Истваане III, эти космодесантники перенесли кошмарную орбитальную бомбардировку, а затем были вынуждены отражать атаки братьев из своих собственных легионов — изменников, присягнувших Хорусу и провозгласивших его Истинным Императором!

По мере того, как на руинах убитого мира разгорались сражения между астартес, лоялисты замечали всё больше признаков бесчестных дел Воителя, воплотившихся в странных созданиях на поле боя. Среди них оказались киборги в чёрных одеяниях, покрытых погаными рунами, и немедленно стало ясно, что Хорус привлек на свою сторону механизмов Марса. Верные космодесантники четко понимали, какими последствиями это грозит: тот, кто контролировал техножрецов, мог использовать в своих целях могучую Коллегию Титаника с её гигантскими боевыми машинами. Больше того, если Марс заключил союз с Воителем, то Красная Планета становилась идеальным плацдармом для атаки на Терру и сам Императорский Дворец.

Война продолжалась, и Хорус бросил в её пасть верные ему полки Имперской Армии, состоящие из необстрелянных бойцов. Призванные в рамках сбора Десятины, они поклялись в преданности своим новым господам, космическим десантникам, и, даже не подозревая о предательстве Воителя, просто следовали приказам командования. Кроме того, в рядах армии Хоруса оказались банды жестоких культистов с Давина, варваров, которые открыто распевали имена Темных богов и демонстрировали нечестивые руны Хаоса. Во главе их шли злобные колдуны, жрецы-чернокнижники Давина.


Полет "Эйзенштейна"

Когда предательская армада Воителя начала орбитальную бомбардировку космодесантников-лоялистов на поверхности Истваана III, капитан Гарро из Гвардии Смерти захватил фрегат «Эйзенштейн». Непоколебимо верный Императору, терранец Натаниэль Гарро сражался в бессчетных битвах Великого Крестового похода рядом с Владыкой Человечества.

С трудом осознавая происходящее на планете внизу, он, следуя своим инстинктам, оставил пост и вместе с семью десятками других лоялистов принял решение бежать из системы Истваан — на Терру.

Легковооруженный крейсер Гарро не мог сравниться с могучими линейными кораблями во флоте Хоруса, блокирующими Истваан III, и «Эйзенштейн» получил немало попаданий, прорываясь через залпы их тяжелых батарей. Истерзанный корабль уковылял из системы, получив страшные повреждения; все астропаты на борту погибли во время боя, а единственный навигатор был смертельно ранен. Крейсер остался без средств межзвездной связи и почти не имел шансов на успешный переход через имматериум.

Гарро оставалось надеяться лишь на то, что «Эйзенштейн» всё же сумеет каким-то образом добраться до Земли, чтобы предупредить Императора о предательстве Хоруса. Оторваться от преследователей в реальном пространстве не удавалось, и капитан решился попытать счастья в варпе. Натаниэль отдал приказ, и крейсер, содрогнувшись всем корпусом, совершил переход в тёмное и ужасное царство. Эмпиреи не знали покоя, в имматериуме зарождались гигантские штормы. Навигатор, не в силах проложить безопасный маршрут, сообщил, что, задержавшись в варпе, корабль уже не сможет вернуться.

Капитан Гвардии Смерти отдал приказ на обратный переход, не имея представления, куда и когда вынесет их экстренный прыжок в реальное пространство. Когда «Эйзенштейн» покинул Эмпиреи, Навигатор пал замертво, скончавшись от ран; опасно нестабильные варп-двигатели могли в любой момент взорваться или, хуже того, забросить крейсер обратно в имматериум, где тот и остался бы навечно.

Итак, «Эйзенштейн» был поврежден без всякой надежды на восстановление, едва не разваливался на части и дрейфовал в неизвестной области космоса. Да, беглецам удалось спастись, но сейчас верным товарищам Гарро казалось, что удача покинула их и не остается ничего иного, кроме как молиться о чуде. Натаниэль, считавший иначе, приказал запустить процесс самоуничтожения варп-двигателей и отстрелить их с поврежденного фрегата. По его замыслу, последующий взрыв, отразившись в имматериуме наподобие маяка, должен был привлечь находившиеся неподалеку корабли. Только бы они оказались дружественными!

Затем в дело вмешалась судьба, приняв облик Рогала Дорна, примарха Имперских Кулаков, обнаружившего израненный крейсер. Флот его легиона в то время дрейфовал поблизости, пойманный в ловушку усиливавшихся варп-штормов, и навигаторы, увидев яркую вспышку от взрыва в Эмпиреях, сумели определить местоположение «Эйзенштейна».

Представ перед Дорном, Гарро поведал ему о случившемся на Истваане III. Очевидно, что примарх был шокирован подобным известием — непоколебимый лоялист, как и все воины своего легиона, Рогал Дорн высоко ценил и глубоко почитал Хоруса, никогда не ставя под сомнение его мотивы.

Столь трусливому предательству не могло быть оправданий, и повелитель Имперских Кулаков принял два решения: во-первых, приказал большей части флота взять курс на Истваан III, прорвать осаду и оказать помощь лоялистам, сражающимся там; во-вторых, лично доставить Гарро к Императору. Несмотря на растущее беспокойство в варпе, легионеры Дорна отправились в систему Истваан, а сам примарх отбыл на Землю, забрав с собой капитана Гвардии Смерти и его верный экипаж.


На поверхности

Капитан Саул Тарвиц, последний офицер-лоялист в легионе Детей Императора, осматривал развернувшийся перед ним угрюмый пейзаж. Космодесантник стоял посреди развалин некогда восхитительного города, имя которого погибло вместе с теми, кто возвел его и жил в чудесных дворцах и мраморных залах. Теперь от них остались лишь груды щебня; лишь каркасы высочайших зданий по-прежнему гордо возвышались здесь и там над окружающими руинами. Тарвиц как раз забрался на одну из таких высоток, чтобы обозреть окрестности и попытаться оценить тактическую ситуацию.

С наблюдательной позиции Саул видел лишь смерть и разрушение. В городе почти не осталось того, что можно было бы назвать «строениями» — во все стороны уходили одни только развалины, ставшие царством смерти. Повсюду на потрескавшихся и расколотых камнях лежали тела всех форм и размеров, какие только могли существовать: давние, разложившиеся останки легионеров, которые не получили даже достойных похорон, соседствовали со свежими трупами недавно погибших космодесантников и солдат-предателей. Воистину мрачное зрелище.

Продолжая осматривать руины, Тарвиц затаил дыхание и наморщил лоб, напряжённо пытаясь увидеть или услышать признаки вражеского присутствия. Ничего не заметив, капитан не стал расслабляться: за последние несколько месяцев враги ни разу не прекращали атаки. Сражения шли непрерывно, смерть постоянно забирала кого-то из бойцов. Саул возглавлял небольшой отряд, не более чем сотню космических десантников — последних выживших лоялистов из легионов Пожирателей Миров, Детей Императора и Гвардии Смерти, воинов, преданных Императору, и потому ставших смертельными врагами для изменников, присягнувших Хорусу.

Люди Тарвица испытали на себе худшее из возможных предательств, совершенное их бывшими товарищами. Их отправили на поверхность Истваана III для подавления бунта среди местного населения. Это было мощное наступление: тысячи космодесантников, высадившихся в десантных капсулах или кораблях, разгромили повстанцев почти без напряжения сил. Задача оказалась несложной для столь умелых и могучих воинов, и легионеры даже успели кратко отпраздновать одержанную победу — а затем произошло событие, определившее всё, что последовало за ним. Вместо лавровых венков триумфаторов, корабли на орбите обрушили смерть на верных космических десантников. Тысячи и тысячи вирусных бомб были сброшены на поверхность планеты, и шесть миллиардов обитателей Истваана III были в буквальном смысле уничтожены одним ударом. Лишь предупреждение, пришедшее в последнее секунду, и сверхчеловеческая стойкость спасли Астартес от такой же судьбы.

После орбитального удара началось наступление предателей. Когда улеглось пламя и рассеялся дым вирусной бомбардировки, лоялисты увидели десантные капсулы, несущиеся к поверхности планеты. Приземлившись, они изрыгнули смертоносный груз: неистовствующих Пожирателей Миров, во главе с их внушающим ужас примархом. Верные космодесантники были ошеломлены тем, как яростно бросились в атаку воины Ангрона, явно забывшие о прежнем родстве или союзничестве. За ними явились и другие изменники — Дети Императора, Гвардия Смерти и Сыны Хоруса, но лоялисты, пусть и глубоко пораженные случившимся, объединили силы и отразили вражеский штурм.

Долгие месяцы на Истваане III бушевала война между верными космодесантниками и изменниками, перешедшими на сторону Хоруса. В начале численность сражающихся сторон была примерно одинаковой, но с течением времени силы предателей росли, а лоялистов — уменьшались. Воитель отправлял на поверхность всё больше войск: Легионес Астартес, полки Имперской Армии, призванные во время сбора Десятины, боевые машины Механикум, включая могучих титанов. Верные воины с каждым днем всё сильнее уступали изменникам в количестве и огневой мощи, и в конце концов были вынуждены разбиться на небольшие изолированные группы. Малочисленность лоялистов, отныне способных только на краткие контратаки с последующим отступлением и незначительные стычки, делала невозможной нанесение серьезного удара по предателям. Те, в свою очередь, твердо следовали избранной тактике и отрезали верных космодесантников друг от друга, после чего поочередно уничтожали очаги сопротивления. Со временем, на Истваане III осталась лишь незначительная часть воинов, высадившихся в первой волне.

Лоялисты решили дать последний бой в сердце разрушенного города, где орды изменников не смогли бы воспользоваться своим численным преимуществом. Надёжно окопавшись, верные легионеры заняли хорошо обороняемые позиции вокруг того, что когда-то было центральным административным районом. Но, несмотря на это, в жестоких сражениях последних недель они понесли значительные потери. Сейчас под началом Тарвица, старшего по званию среди выживших, оставалась всего лишь сотня космодесантников, едва ли рота.

Затем положение дел изменилось. Всё началось с отступления астартес-предателей, которые без предупреждения вышли из боя, оставив сражение неопытным бойцам Имперской Армии и титанам механикумов. Защитники города не понимали причин происходящего, ведь именно космические десантники были для них самой серьезной угрозой, несмотря на огневую мощь боевых машин Марса и огромную численность неулучшенных солдат.

Оборонявшиеся легионеры с новыми силами бросились в битву, возможно, увидев шанс прорвать окружение, в которое они загнали себя сами. Но верных космодесантников оставалось слишком мало, и силы их были слишком рассредоточены. Настроение лоялистов быстро мрачнело по мере того, как они понимали, что не только погибнут, но и лишатся возможности обрушить возмездие на тех, кто так жестоко предал их — бывших братьев по оружию, по крови, по духу, ставших изменниками и последовавших за Хорусом.

А потом атакующая армия Воителя внезапно отступила. Только что его солдаты пробивались вперед, почти самоубийственно штурмуя позиции окопавшихся астартес, и вдруг просто оставили поле боя. Со своей господствующей высоты Тарвиц видел, как вражеские силы могучим потоком уходят из города по всем направлениям. Отступление было организованным, но поспешным, и уже скоро изменники скрылись из виду.

На Исстване III воцарилось странное спокойствие, беспокоящее Саула куда сильнее, чем неотступные атаки предателей. Капитан испытывал очень скверное предчувствие — «вероятно, Хорус приготовил для нас нечто иное», подумал он. Разум Тарвица обрабатывал множество вероятных сценариев, отчаянно пытаясь определить, чего ждать ему и его людям. Мысленно вернувшись к началу противостояния, верный легионер внезапно понял, что должно произойти.

Когда Саул начал предупреждать своих воинов, первые ракеты новой орбитальной бомбардировки пронзили облака и обрушились на руины города. Через несколько секунд вся эта область превратилась в бурный, неистовый вихрь взрывов, огня и жара. Только истинным чудом кто-то из лоялистов мог бы пережить подобную атаку.


Беспокойство варпа

Хорус обладал могучими союзниками. Когда началась его атака на Истваан III, демоны варпа зашевелились в ожидании своего часа, но, следуя пожеланиям Воителя, пока что не проявляли себя. Хорус не желал, чтобы о его договоре с этими созданиями стало известно лакеям Императора и самому Повелителю Человечества, а менее всего — остальным примархам. Подобное могло навредить планам Воителя, поэтому он заставил демонов послужить ему более хитроумными способами.

Разрушительные Силы не знали покоя, чувствуя слабость врага: голос Императора, отвлеченного своими трудами, едва достигал их владений. Тёмные боги настаивали, что пришло время сокрушить их главного врага, утверждали, что, если им дадут возможность выступить против него, то Хорус без труда завоюет Трон Терры. Но Воитель отвергал их призывы, считая, что, лучше не спеша подготовить момент для удара и атаковать в час, избранный им самим.

Но демоны не могли ждать, и, словно звери в клетке, метались по странному царству имматериума. По мере того, как росло их нетерпение, в варпе зарождались и раскручивались яростные штормы.

Досада Гибельных Сил выливалась в сотрясения и жестокие вихри, терзавшие энергетическую структуру Эмпиреев. Грандиозные бури, пробудившиеся в имматериуме, играли на руку Хорусу — он знал, что варп-штормы нарушат сообщение между его врагами. Астропаты Императора онемеют, навигаторы ослепнут, а огромные боевые флоты окажутся бесполезными.


На борту "Мстительного духа"

Малогарст Кривой, советник Воителя, явился к нему на аудиенцию. Они встретились в личных покоях примарха на борту «Мстительного духа», и Хорус огласил то, что тревожило его:

— Непредвиденная битва за Истваан III привела к ненужному промедлению в войне. Существует серьезная опасность утратить преимущество внезапности над Императором и его лакеями. Несмотря на все усилия наших союзников в варпе, вестники уже несут предупреждения на Терру; возможно, осталось лишь несколько дней до того, как Император узнает о случившейся измене. Если не покончить со всем этим, и поскорее, он нанесет ответный удар.

— Мы опасаемся, что Император уже знает правду — это удалось вытянуть из наших демонических союзников, — отозвался Малогарст.

Затем Воитель обратился к группе самых высокопоставленных Сынов Хоруса.

— Если Император выступит против нас, то будет опираться только на доверенные легионы и их примархов. Величайшие среди них — смертоносный триумвират Жиллимана, Сангвиния и Эль’Джонсона. С этой троицей разберутся, и ни один из них не сможет угрожать нам в ближайшее время. Вспыльчивый и невоздержанный Русс тем временем поведет свой легион в бессмысленную битву против Тысячи Сынов. Дорн — другое дело, столкновения с ним нужно избегать любой ценой. Наконец, Хан недосягаем для нас, но его я не страшусь и верю, что в конечном итоге он окажется на нашей стороне.

Что касается остальных, то уже ясно, кто присоединится к нам, а кто останется верен Императору. Это известно лишь нам; незнание Императора о том, кому преданы примархи, погубит его. Не должно быть более никаких попыток обратить лоялистов. Я не допущу повторения того, что случилось с Феррусом Манусом, всем ясно?»

Собравшиеся примархи, вожди и темные жрецы склонили головы в знак понимания.


Просперо


Красные колдуны Просперо

Магнус Красный обладал внушительным обликом великана-циклопа с алыми волосами и являлся чрезвычайно мощным псайкером, возможно, самым могущественным псиоником среди примархов. Больше того, он вырос на Просперо, в необычном человеческом обществе, где обитатели райской планеты с радостью принимали пси-мутации, охватившие население. Псайкеры оказались не изгнанниками, а правителями этого мира; Магнус Красный стал величайшим магом Просперо и возглавил его правящий совет.

Воссоединившись с сыном, Император предупредил его об опасностях колдовства и истинной природе варпа. Чувствуя великую мощь Магнуса, Повелитель Человечества, возможно, решил, что неведение тайн имматериума таит для юного примарха большую угрозу, чем знание оных, и открыл ему правду.

Магнус изобразил потрясение и ужас при виде того, что продемонстрировал ему Император. Примарх немедленно согласился отвергнуть чернокнижие и заставить жителей Просперо изменить их взгляды, но втайне отбросил предупреждения генетического отца. Дело в том, что Магнус уже взирал в варп своим великим оком и был восхищен силой и великолепием, обещанными ему.


Тысяча Сынов

Затем Магнус воссоединился с Тысячью Сынов, космодесантниками, несущими в себе его гены. Просперо стал новым родным миром легиона, и ряды которого пополнили многие последователи примарха из числа обитателей планеты.

Несмотря на предупреждения Императора, Магнус Красный оставался одержим варпом и изучением колдовских наук. В годы, предшествующие воссоединению легиона и примарха, Тысячу Сынов терзала эпидемия телесных мутаций, и, встретившись с космодесантниками, Магнус сумел предложить им решение. Негласно обучив астартес чернокнижным знаниям Просперо, примарх помог им принять пси-таланты, как дар, а не страдать от них, словно от проклятия.

Так Тысяча Сынов стала тайным кабалом воинов-колдунов.

Легион храбро сражался во времена Великого Крестового похода, и мало кто мог сомневаться в их достижениях. Правда, некоторые примархи так и не сумели обрести полное доверие к Магнусу и его Тысяче Сынов. Леман Русс считал владыку Просперо коварным и лицемерным, Мортарион открыто обвинял Циклопа в увлечении колдовством, а Коракс дважды отказывался вести Гвардию Ворона в бой рядом с легионом «чернокнижников».


Библиарии космодесанта

Магнус Красный, примарх легиона Тысячи Сынов, приложил все усилия к созданию института библиариев Космического Десанта. Некоторые из его братьев уже давно желали в полной мере использовать таланты пси-одаренных астартес. Кроме того, в части легионов пси-мутации встречались весьма нередко, и возникла необходимость в отыскании способа, при помощи которого данные индивидуумы смогут продолжать службу, не становясь угрозой для своих братьев.

Объединившись с несколькими другими примархами, Магнус Красный разработал программу обучения и развития пси-навыков, дополняющую традиционный процесс создания космического десантника. Император санкционировал эти первые эксперименты с пси-одаренными астартес, но с тем, чтобы их результаты были использованы для контроля над спонтанными вспышками пси-мутаций в рядах отдельных легионов. После этого к Повелителю Человечества поступило прошение о позволении набирать псайкеров и в другие Легионес Астартес. К тому моменту библиарии уже показали себя верными и эффективными воинами, поэтому Император согласился с их дальнейшим присутствием на полях сражений.

В целом, библиарии стали мощным дополнением к военной силе легионов Космического Десанта.


Кризис библиариев

Великий Крестовый поход продолжался, и со временем большинство легионов учредили в своих рядах новые подразделения — библиариумы. Сражаясь в многочисленных битвах, пси-одаренные воины проявляли себя так же достойно, как и все остальные космодесантники.

Впрочем, примархи продолжали спорить между собой и с Императором о роли библиариев. Некоторые искренне желали расширить библиариумы и рекрутировать ещё больше псайкеров, в то время как остальные с негодованием относились к самому их появлению в рядах легионов. Леман Русс заявлял, что библиарии — те же самые колдуны, только под другим именем, а Мор- тарион прямо обвинял Магнуса Красного в чернокнижничестве.

Возможно, что Император, собиравшийся вернуться на Землю и продолжить свой великий труд за закрытыми дверями подземных комплексов Дворца, тревожился об угрозе, которую будут представлять библиарии после его отбытия с передовой. Очевидно, что его поразили обвинения в адрес Магнуса. Так или иначе, перед отправлением на Терру Император созвал сессию Военного Совета на планете под названием Никея.


Никейский Собор

Итак, Император созвал Военный Совет на планете Никея, с тем, чтобы разрешить Кризис Библиариев и предъявить Магнусу обвинения в чернокнижничестве. Восседая на уединенном возвышении, Повелитель Человечества взирал сверху вниз на примархов и прочих сановников, собравшихся в древнем амфитеатре.

Каждый из них по очереди выступил перед Императором — одни примархи говорили против Магнуса, другие в его защиту. Мортарион подтвердил прежнее обвинение в колдовстве. Отвечая на это, Магнус рассказал о великих свершениях библиариев и указал на сидевших в зале астропатов, само присутствие которых свидетельствовало об абсолютной зависимости Империума от псайкеров. После этого повелитель Просперо отверг обвинения Мортариона, сказав: «Если я и повинен в чем-то, то в обыкновенном стремлении к знаниям».

Император вынес решение. Он строжайше запрещал легионам использовать псайкеров, за исключением навигаторов и астропатов. Даже мельчайшие намеки на колдовство несли в себе угрозу и поэтому были недопустимы. Владыка Людей повелел примархам без промедления распустить библиариумы, а самим повелителям легионов — не применять свои, несомненно существующие, психические таланты. Наконец, объявил Император, осталось неясным, прибегал ли Магнус к чернокнижию, но и он должен немедленно отказаться от использования псайкерских сил.

Таким образом, Никейский Собор превратился в Суд над Магнусом Красным, обвиненным в чародействе и внедрении колдовских практик в легионы Космодесанта путем создания института библиариев.

Император едва сдерживал гнев, оглашая приговор повелителю Тысячи Сынов. Хотя не имелось неопровержимых доказательств сношений Магнуса с Тёмными Силами варпа, его генетический отец пришел в ярость — ведь он верил, что за все годы, прошедшие с их первой встречи, сын ни разу не нарушил данного слова. Тогда Император поделился с ним тайнами, известными только им двоим. Теперь же оказалось, что Магнус проигнорировал предупреждения Повелителя Человечества, и, самое меньшее, заигрывал с чёрной магией.

Магнусу Красному было приказано вернуться на Просперо и реорганизовать свой легион: распустить библиариум и вернуть пси-одаренных воинов в боевые роты. Император наложил запрет на использование примархом псайкерских способностей и повелел уходить с глаз долой, произнеся на прощание последнюю угрозу: «Если ты вновь свяжешься с варпом, Магнус, я сокрушу тебя, а имя твоего легиона будет вычеркнуто из имперских записей до конца времен».


Эдикт "О капелланах"

По завершении Никейского Собора, легионы Космического Десанта получили приказ о роспуске библиариумов. Император распорядился, что отныне и впредь ни один псайкер не имеет права использовать свои способности в бою, либо продолжать изучение тайн, скрытых в их психических талантах. Легионы, в которых присутствовали такие пси-одаренные легионеры, называемые библиариями, должны были перевести их в обычные боевые подразделения и запретить применение колдовских искусств.

Малкадор Сигиллит, Первый лорд Терры и председатель Военного Совета, не был уверен, что все легионы подчинятся эдикту Императора. Он знал, что многие примархи высоко ценят своих библиариев и мощь, которую эти воины используют против врагов человечества. Более того, для некоторых легионов применение псайкеров стало ключевым элементом стратегии и тактики.

В поисках способа, который позволил бы претворить в жизнь запрет на использование колдовства и обеспечить выполнение легионами приказа Императора, Малкадор вспомнил о Лоргаре и его Несущих Слово.

Пока Император продолжал свои тайные труды в подземельях Дворца, Регент Империума провел от его имени через Совет Терры новый указ. Названный «Повелением о наблюдении», он был больше известен как «Эдикт о капелланах», и основан на опыте легиона Несущих Слово.

Их повелитель, Лоргар, вырос в культовом обществе планеты Колхида, со временем став духовным и военным лидером её населения. Его первую встречу с Владыкой Людей рассматривали как исполнение древнего пророчества, и это событие распалило религиозный жар не только колхидцев, но и самого примарха. Воссоединившись с легионом, Лоргар основал институт клерикальных офицеров; эти воины-жрецы, названные капелланами, утоляли духовные потребности космодесантников и следили, чтобы их преданность Императору оставалась непоколебимой.

Воодушевленный таким примером, Малкадор приказал остальным примархам назначить капелланов, которые должны были поддерживать боевой дух в легионе и следить за выполнением запрета на использование псайкерских способностей. Этих офицеров надлежало выбирать среди космодесантников, наиболее верных долгу и сильнее всего преданных Императору и своим генетическим отцам.

Большинство примархов верноподданно исполнили эдикт и наделили избранных легионеров чинами и обязанностями капелланов. Некоторые не последовали приказу. Что касается Лоргара, то он лишь усмехнулся про себя, оценив иронию эдикта — его легион на тот момент уже тайно склонился к Хаосу.

Учитывая проблемы со связью, возникающие на огромных просторах Галактики, Малкадору не показалось странным или подозрительным, что не все примархи немедленно сообщили об исполнении эдикта. Кроме того, некоторые из них совершенно точно проявляли двуличность, уверяя Сигиллита, что следуют повелениям Императора, но на самом деле поступали иначе. Со временем их ложь вышла на свет.


Возвращение Магнуса на Просперо

Магнус Красный отступил на свой родной мир, райскую планету Просперо, горько разочарованный тем, как завершился Никейский Собор. Четко и ясно провозгласив приговор, Император заодно выразил и собственные мысли по поводу примарха. Под угрозой смерти Магнуса обязали прекратить занятия колдовством и использование пси-способностей; больше того, приказано было прекратить обучение библиариев Космического Десанта и распустить библиариумы.

Гневаясь на Императора и его решения, Магнус совершенно не собирался отказываться от могущества и славы, обещанных ему варпом. Примарх намеревался продолжить изучение имматериума и создание новых заклинаний, а, встретившись со старшими библиариями, убедился, что и они согласны по-прежнему заниматься чернокнижием, но уже втайне от мира.

Никто не в силах сказать, когда именно варп запятнал Магнуса Красного, но, судя по действиям примарха, разложение глубоко проникло в него ко времени Никейского Собора. Вероятно, что старшие офицеры и библиарии Тысячи Сынов также были к тому моменту совращены Хаосом. Так или иначе, Магнус без каких-либо затруднений добился согласия легионеров на продолжение изучения имматериума.


Предвидение Магнуса

Магнус Красный всецело полагался на чернокнижие и тёмное могущество, даруемое варпом. Император, покарав примарха за подобные деяния, предупредил, что без колебаний уничтожит его, если тот продолжит нарушать полученные приказы.

Тем временем Воителя исцеляли дикие обитатели планеты Давин, и никто не знал о том, что Хорус, искушаемый Разрушительными Силами, вскоре должен был обратиться против Императора — никто, кроме Магнуса. Глядя в варп единственным зрячим глазом, Алый Колдун увидел, как его брат заключает договор с Хаосом, и ещё многое, помимо этого. Большая часть видений представлялась бурлящим вихрем безумия, но оказались среди них и образы, которые могли прийти только из будущего. Грёзы Магнуса рассказали ему о великих событиях, ждущих своего часа, о предательстве Хоруса, о том, кто из примархов погибнет, кто изменит Императору, и кто станет защищать его. О судьбе самого Повелителя Просперо видения умолчали.

То, что узрел Магнус, обеспокоило его, и Алый Колдун собрал тайный кабал Тысячи Сынов для обсуждения значений и смыслов послания. Взвесив все варианты, чародеи решили связаться с Императором и предупредить об измене Воителя. Они отказались прибегнуть к помощи астропатов, решив использовать для отправки послания более быстрый и надежный способ связи — демоническое заклятье!


Предупреждение Магнуса

Итак, Магнусу Красному, примарху Тысячи Сынов и тайному чернокнижнику, пребывающему в сношениях с тёмными силами варпа, явилось грозное видение. В нем Алому Колдуну открылось грядущее предательство Хоруса и гражданская война в Империуме, после чего великий чародей и его тайный кабал решили связаться с Императором и предупредить об измене Воителя, использовав мощное заклинание.

Никто не может сказать с уверенностью, почему Владыка Просперо решил передать послание Владыке Людей именно таким способом. Совершенно очевидно, что Император распознал бы в предупреждении порчу Хаоса, что не оставило бы ему иного выбора, кроме как покарать примарха-колдуна. Тысяча Сынов оказались бы вычеркнуты из истории, а Магнус и остальные чернокнижники — казнены. Возможно, он надеялся, что Императора отвлечет предательство Хоруса, или что Повелитель Человечества и Воитель вцепятся друг другу в глотки. Быть может, Алый Колдун надеялся, что отец уничтожит блудного сына, и это позволит Магнусу возглавить Ересь. А возможно, у него имелись совершенно иные мотивы, о которых остается только догадываться.

В любом случае, кабал Тысячи Сынов объединился со своим повелителем для сплетения неудержимого заклятья, и порожденная ими могучая волшба устремилась сквозь время и пространство. Пробив защитные барьеры и гексаграммы, окружавшие Императорский Дворец, послание, словно копье, вонзилось в разум Владыки Людей, в мгновение ока наполнив его знанием о мрачном видении Магнуса и деталями надвигающейся измены Хоруса.


Реакция Императора на действия Магнуса

Психическая защита Императорского Дворца на Терре была пробита демоническим заклятьем беспрецедентной мощи. Его составили Магнус Красный и тайный кабал чернокнижников, чтобы предупредить Императора о грядущей измене Воителя — предательстве, явившемся Алому Королю в мрачном предвидении.

Неизвестно, какой реакции Императора ждал примарх Тысячи Сынов, отправляя свое сообщение. Если он рассчитывал тем самым завоевать благосклонность повелителя, то горько ошибся — Император, объятый жуткой яростью, как будто не обратил внимания на то, о чем говорилось в послании. Все его мысли поглотил гнев, направленный на Магнуса, столь дерзко нарушившего повеление отказаться от занятий чернокнижием и изучения психических сил.

Император призвал к себе Лемана Русса, примарха Космических Волков. Между ним и Алым Королем существовало давнее соперничество, оставившее заметную горечь. Повелитель Человечества приказал Руссу отправиться на Просперо и призвать к ответу восставшего примарха. Распоряжения Императора звучали четко и ясно: Магнус Красный и его Тысяча Сынов вступили в сношения с варпом, прямо нарушив повеление, лично данное главой Империума. Магнуса следовало доставить на Терру и передать в руки правосудия!


Космические Волки

Легион Космических Волков был известен по всей Галактике своими воинскими свершениями. В сравнении с другими космодесантниками, они более всего походили на своего примарха по складу личности. Кажущиеся грубыми и недисциплинированными варварами на фоне других легионов, Космические Волки, тем не менее, являлись могучей военной силой, ими восхищались союзники, их страшились враги.

Леман Русс никогда не следовал писаным законам: от космодесантников он желал только готовности сражаться и умирать за него. Зная, что Космические Волки обладают превосходными боевыми инстинктами, примарх позволял им добиваться поставленных целей, не нагружая себя какими-то жалкими правилами. Вследствие этого, организационная структура его легиона значительно отличалась от всех остальных.

Космические Волки были собраны в тринадцать Великих Рот, каждая из которых, насчитывая много тысяч воинов, сама по себе являлась неплохой армией, но при этом более походила на банду вооруженных дикарей, чем на воинское подразделение. Возглавляли их могучие бойцы, называемые Волчьими Лордами.


Проклятие Вульфена

В легионе Космических Волков всегда были сильны узы братства, и между космодесантниками с Терры и воинами Фенриса царило глубокое уважение и товарищество. Хотя последние составляли собственные своеобразные отряды, известные как «Фенрисийская кровь» и «Фенрисийские охотники», они также возглавляли отделения легионеров-землян («Охотник», «Коготь», «Длинный клык»). В офицеры и элитную Волчью Стражу одинаково часто выбирали уроженцев обоих планет.

И терранцы, и фенрисийцы могли поддаться проклятию Вульфена, состоянию, чаще всего диагностируемому во время хирургически-психологических изменений, делающих обычного человека космодесантником. Впрочем, иногда оно могло проявиться и позднее, в течение жизни взрослого Космического Волка. Это проклятие напоминало ликантропию: пораженный им воин вел себя дико, подобно зверю, не в силах сдержать бушующую внутри ярость. Вульфены отличались повышенной волосатостью (особенно по стандартам астартес), а их зубы вырастали в огромные клыки, напоминающие по форме кинжалы. Все эти создания были приписаны к 13-й Великой Роте и сражались вместе в неуправляемых отрядах, известных как «стаи Вульфенов».


Разорение Просперо

Космические Волки начали битву за Просперо с орбитальной бомбардировки, и вскоре великолепная планета уже лежала в руинах — её ухоженные сады и стеклянные храмы лежали в развалинах, изуродованные до неузнаваемости. Затем, по сигналу Русса, легионеры пошли в первое наземное наступление.

После того, как Тысяча Сынов показали себя сборищем ведьмаков, Император наделил примарха Космических Волков полномочиями свершить над ними беспощадное правосудие. В помощь космодесантникам Лемана Русса были выделены соединения Безмолвного Сестринства и Легио Кустодес, личных телохранителей Повелителя Человечества. Бессловесные воительницы являлись Неприкасаемыми — носительницами гена парии, психически «пустыми» созданиями, иммунными к пси-атакам. Следовательно, они были анафемой для колдунов Просперо.

Космические десантники и кустодийская гвардия получили приказ разбить легион Магнуса на поле боя и пленить мятежного примарха. Сестрам Безмолвия тем временем предстояло вычислить и захватить всех до последнего выживших псайкеров, после чего доставить арестованных на Землю, где их ждал суд и справедливый приговор.

Сотни схваток бушевали на поверхности планеты, пока Космические Волки и кустодии раз за разом обрушивались на оборонительные позиции Тысячи Сынов. Некогда великолепный райский мир, сокрушенный жестокими воинами Русса, превратился в дымящиеся развалины. К чести легионеров Магнуса, они быстро отреагировали на внезапное нападение, так что их оборона оказалась упорной и хорошо организованной. Чародеи противостояли огневой мощи захватчиков смертоносными психическими заклинаниями, высвобождая тёмную ярость варпа в могучих ударах по атакующим лоялистам.

Ни одной из сторон не суждена была легкая победа.


Истваан V


Хорус на Истваане V

После ужасающей битвы за Истваан III, Воитель переместил свой штаб на пятую планету системы. Разработанный Хорусом план уничтожения легионов, сохранивших верность Императору, близился к завершению и должен был окончательно исполниться на этом пустынном, безжизненном небесном теле. Вслед за этим исчезнет последняя преграда, отделяющая Воителя от Трона Терры и власти над всеми мирами Империума. Хорус не сомневался, что вскоре его коронуют новым Императором.

Нынешний план был задуман Воителем ещё до событий на Истваане III — он превосходно осознавал, что Повелитель Человечества попытается раздавить восстание задолго до того, как угроза нависнет над самой Террой. Таким образом, причиной атаки Хоруса на третью планету системы являлось желание заставить Императора атаковать бунтарей. Воитель был готов к этому ходу отца, почему и приказал ряду примархов держать свои убеждения в тайне. Следовательно, какие бы силы Император не направил против Хоруса, среди них могло оказаться множество тех, кто уже присягнул изменнику.

Эта двуличность изменников давала им несокрушимое превосходство в грядущей битве. По раскладам Воителя, все воины-лоялисты окажутся физически и духовно сломленными, внезапно оказавшись в окружении такого количества врагов.


Западня расставлена

Варп-штормы, бушующие в Эмпиреях, стали следствием мощного возрастания демонической активности в царстве Хаоса. Порождения Тёмных богов жаждали вырваться из своих владений и вторгнуться в земли человечества; раздосадованные и взбешенные от нетерпения, они волновали потоки имматериума.

Хорус использовал это себе во благо: бури сделали невозможными как связь, так и путешествия через варп для всех, кто не мог управлять демонами или влиять на них. Пока в имматериуме ярились шторма, лояльные астропаты и Навигаторы не могли исполнять свой долг, вследствие чего верные Императору силы не могли даже понять, что происходит в Галактике, не говоря уже о том, чтобы как-то повлиять на разворачивающиеся события. Благодаря этому, Воитель сумел изолировать самые могучие и преданные легионы в дальних уголках Империума, чем развязал себе руки для операций в системе Истваан.

Теперь Хорус захотел, чтобы демоны Хаоса присмирели, ослабили свою ярость и позволили нескольким областям спокойствия образоваться в Эмпиреях. Причиной тому стало желание Воителя спровоцировать Императора на атаку, которая приведет его силы прямо в расставленную западню. Призвав к себе развращенных варпом тёмных жрецов Давина, Хорус объяснил им свои намерения, и культисты убедили примарха в готовности сил Хаоса пойти ему навстречу.


Хорус собирает подручных

Воитель созвал своих ближайших помощников с тем, чтобы в последний раз проинструктировать их перед грядущей битвой: «Сейчас, когда я говорю с вами, сюда уже направляются силы, посланные лже-Императором. С Терры к нам приближается самая могучая армия, когда-либо виденная Галактикой — семь полных легионов Космического Десанта. Император и его жалкие прислужники верят, что сумеют победить, что эти силы сокрушат нас, уничтожат или заставят униженно склонить головы, моля о пощаде. Они ошибаются! Нынче не время и не место для нашего поражения, нет — это час победы! Я, Хорус, величайший из примархов, перехитрил Императора; я замыслил всё происходящее; я убедил силы варпа позволить его боевой группе достичь Истваана. И моим, именно моим планам отвечает состав приближающейся армии: больше половины легионов, направленных сюда, на деле окажутся нашими вернейшими союзниками. Те, кто остался верен Императору, идут к своей погибели!»

«Славься, Воитель! Хорус! Хорус!» — вскричали собравшиеся воины.


Легионы собираются в системе Истваан

Рогал Дорн, действуя от имени Императора, приказал семи легионам Космического Десанта взять курс на систему Истваан.

Им было приказано атаковать архипредателя Хоруса и положить конец его восстанию против Империума, а командование боевой группой поручили Феррусу Манусу, примарху легиона Железных Рук.

Феррус спешил к Истваану на быстрейших кораблях своего флота, взяв с собой только ветеранские роты. Примарх неудержимо жаждал сразиться с предателями: несколько месяцев назад ему довелось столкнуться лицом к лицу с Фулгримом, повелителем Детей Императора. Когда-то они были близкими друзьями, поэтому Мануса поразила и разгневала попытка товарища заставить его изменить клятве верности Императору и присягнуть Хорусу. Спор братьев перешел в кровопролитную схватку — разъяренный предательством Фулгрима, Феррус приказал своим космодесантникам схватить примарха-отступника и его телохранителей. Дети Императора схватились за оружие, и обе стороны понесли серьезные потери, прежде чем изменнику удалось бежать.

В течение долгих недель после этого противостояния Манус не мог связаться с Императором и раскрыть ему глаза на ужасное предательство Хоруса и Фулгрима, поскольку флот Железных Рук оказался в непроницаемой блокаде варп-штормов. Когда Феррус, наконец, сумел обменяться сообщениями с Террой, то узнал об истинном размахе восстания, что лишь сильнее разожгло пламя его гнева. Получив от Рогала Дорна приказ атаковать Воителя, Манус немедленно взял курс на систему Истваан.

Примарх Железных Рук нетерпеливо расхаживал взад и вперед на мостике глянцево-черного командного судна. Он прибыл к Исствану V с десятью ротами лучших ветеранов легиона; остальные воины следовали за ними на более медленных кораблях. Феррус не рассчитывал, что они успеют принять участие в первой волне наступления, но это не беспокоило примарха — он был уверен в способности пяти полных легионов и многочисленного контингента Несущих Слово справиться с задачей. Огромные боевые флоты Саламандр и Гвардии Ворона уже достигли назначенной точки встречи, и примархи этих легионов, Вулкан и Ко- ракс, ждали приказа выдвигаться к пятой планете.

Обращаясь к старшему астропату, Манус постоянно требовал новых данных о местоположении остальных вверенных ему сил. Ожидание становилось невыносимым, примарх жаждал поскорее броситься в бой. Его призывали к действию не только ответственность за судьбу Империума, но и стремление свести счеты с подлым Фулгримом.

Наконец, Феррус получил желаемые известия: оставшиеся четыре флота находились в считанных часах от системы Истваан и должны были выйти из варп-прыжка неподалеку от пятой планеты. Примарх Железных Рук вскричал от облегчения — теперь он мог отомстить Фулгриму и сокрушить восставших.


Феррус отдаёт приказ об атаке

Манус обратился к Вулкану и Кораксу: «Верные примархи, настал судьбоносный час. Наши товарищи уже близко — легионы Пертурабо, Ночного Призрака и Альфария вскоре присоединятся к нам, как и воины Лоргара. Осталось всего несколько часов.

Я решил, что честь пролить первую кровь в грядущей битве выпадет нам: ваши легионы и мои непоколебимые ветераны возглавят наступление. Наши астропаты и провидцы обнаружили вражеские позиции, рассчитали оптимальный план атаки и наилучшие зоны высадки. Перестраиваемся для планетарного штурма — логик-устройства передают на ваши корабли детали десантной операции, пока я говорю с вами. Мои ветеранские роты пойдут в авангарде. Коракс, твой легион возьмет правый фланг и центр; Вулкан, тебе досталось левое крыло наступления. Сразу же после высадки направляемся к целям, указанным в тактических голосетях обозначениями Гамма-двенадцать по двадцать четыре и Тета-семь, восемь и девять.

Остальным я повелел приступать к десантированию сразу же после выхода из варпа. Им надлежит укрепить зоны высадки и поддержать наше наступление; детали развертывания союзников содержатся в голосетях «Омега» и «Праведный».

Изменники не ожидают атаки, так что на нашей стороне элемент неожиданности. Прокляни нас Император, если мы не воспользуемся этим!»


Наступление лоялистов на Истваане V

Итак, Феррус Манус отдал приказ об атаке на силы изменника Хоруса, командовавшего своей армией с поверхности Истваана V. В распоряжении верного примарха находилась полнокровная бригада ветеранов Железных Рук, а также легионы Саламандр и Гвардии Ворона, возглавляемые Вулканом и Кораксом соответственно.

Отряды Воителя укрепились вдоль северной границы одной из крупнейших пустынь планеты, Ургаллской низменности. Она представляла собой однородную равнину чёрных песков, кое-где поросшую мелким кустарником и плавно переходящую в невысокие холмы, на которых предатели и заняли позиции.

Как только с флагмана Ферруса по всем вокс-каналам прозвучал сигнал о наступлении, небо над Ургаллом почернело от десяти тысяч десантных капсул, сброшенных с зависших на орбите кораблей лоялистов. Мощные взрывы вспороли оборонительные линии изменников — это флот верных космодесантников изверг потоки огня из могучих орудий, бомбовых отсеков и пусковых установок. Приземляясь, каждая десантная капсула исторгала свой груз, легионеров-лоялистов, немедленно бросавшихся в атаку на предателей. Следуя за ними, быстро приближались к поверхности Истваана V транспортные и грузовые корабли: последние доставляли на поле боя тяжелое снаряжение и могучие боевые машины. В течение нескольких минут все подразделения, находившиеся под командованием Мануса, завершили высадку, и битва разгорелась по-настоящему.


Высадка

Феррус Манус и его свита из ветеранов легиона одними из первых оказались на поверхности планеты. Десантная капсула примарха врезалась в землю посреди вражеского лагеря; обороняющиеся пытались дать им отпор, но лоялисты атаковали настолько яростно, что едва не смели их с укрепленных холмов. Манус и его воины быстро заняли плацдармы, а вслед за ними — легионы Вулкана и Коракса. Согласно плану, верные космодесантники должны были провести быстрое, интенсивное наступление, не дать врагам опомниться и сбросить их с укрепленных позиций на холмах. Через час-другой после этого ещё четыре легиона боевой группы высадятся в тылу, чтобы поддержать атаку и зачистить оставшиеся очаги сопротивления.

Космодесантники сражались с космодесантниками, и кровь лилась рекой. Воины с обеих сторон, различавшиеся воззрениями на верность, были, тем не менее, почти равны по силам. Лоялисты, уступавшие легионерам Воителя в численности, имели преимущество в неожиданности и владели инициативой. Какое-то время казалось, что замысел Ферруса исполнится, поскольку его бойцы начали углубляться в оборону противника. Предателей медленно, но уверенно оттесняли с укреплённых позиций по мере того, как верные воины, скоординировав усилия, продолжали наступление путем быстрых атак с последующим отходом по всему участку боевых действий.

Шла ужасная резня невиданного прежде масштаба, но силы Мануса одерживали победу. А затем преданные Императору космодесантники возрадовались — ведь над Ургалльской низменностью, пронзив облака, появились первые десантные корабли припозднившихся легионов.


Хорус командует ложное отступление

Битва за Истваан V бушевала на невысоких холмах у северного края Ургаллской низменности. Казалось, что атакующие легионы лоялистов под началом Ферруса Мануса застали врасплох силы архипредателя Хоруса и других заговорщиков: сражение шло уже в самом центре их оборонительных позиций.

Уже погибли многие тысячи космодесантников, но бой продолжался, и обе стороны несли чудовищные потери. Не прекращалась страшная резня, а Воитель улыбался. Если Хоруса и беспокоили жертвы среди воинов собственного легиона, примарх не подавал виду, зная, что его коварный план вот-вот воплотится в жизнь.

«По первому знаку наших тайных союзников отводите своих бойцов, — повелел Воитель братьям-изменникам. — Всё должно выглядеть так, словно мы ошеломлены появлением новых врагов. Это заставит примарха Железных Рук излишне растянуть свои силы; глупец Манус не понимает, что скоро окажется в смертельной ловушке, откуда не спастись ни ему, никому-либо из его любящих Императора последователей.

Как только союзные легионы зачистят для нас зону высадки, мы сможем обрушиться на жалкий отряд Ферруса всеми имеющимися силами. Ангрон, Мортарион и Фулгрим, хорошенько попомните мои слова: ваши легионы полностью утолят жажду битвы ещё до скончания дня. Наша победа здесь проложит путь к Трону Терры и власти над Галактикой!»


Неистовство Ферруса

Феррус Манус сражался, объятый праведным гневом. Рядом с примархом бились самые опытные из Железных Рук, выбранные лично им ветераны легиона. Отражали их наступление предатели из Детей Императора, воины Фулгрима. Никто не просил и не давал пощады, и враги-космодесантники бились насмерть. Болт-заряды пробивали керамит силовой брони, цепные мечи отсекали руки, ноги и головы, так что со временем доспехи противников покрылись кровью и ошметками плоти. Верные Железные Руки, укрепленные присутствием Ферруса, медленно выигрывали сражение.

Манус, безмерно взбешенный событиями, приведшими его на Истваан V, неотступно стремился к победе. Предыдущая встреча с Фулгримом и попытка изменника обратить его на свою сторону; месяцы, проведенные легионом Ферруса на дальних пределах Империума, без единой возможности связаться с Императором или услышать его приказы; страсть, с которой космодесантники-предатели отбивали атаки Железных Рук — всё это наполняло сердце примарха яростью и заставляло искать возмездия. Объектом самого пламенного гнева Мануса был Фулгрим, повелитель Детей Императора и, когда-то, его величайший друг и союзник. Феррус испытывал отвращение при мысли о том, что именно этот из братьев-примархов попытался склонить его к измене. «Фулгрим должен заплатить за предательство», — думал Манус.

Яростная битва в Зоне Высадки продолжалась. Феррус из Железных Рук вел три легиона Космодесанта в отважное наступление против армий изменника Хоруса на поверхности Истваана V. Тысячи астартес уже погибли в разгоревшемся кровопролитном сражении, и тысячи продолжали умирать, поскольку бой не стихал.

Лоялисты, ведомые великолепным Манусом, глубоко вклинились во вражеские позиции. Примарх Железных Рук рассекал, разрубал, расстреливал предательских воинов, не переставая при этом выкрикивать приказы своим бойцам. Для Ферруса это было не просто сражение, но отмщение, воздаяние за поганейшую измену. Для него настал час покарать преступных последователей Хоруса и, в особенности, свершить правосудие над бесчестным Фулгримом. Манус искал только знака, по которому смог бы оставить командование наступлением и вступить в поединок с бывшим другом. Он жаждал сразиться с этой подколодной змеей в образе примарха, чтобы раз и навсегда по¬кончить с враждой, возникшей между ними.

Феррусу не пришлось долго ждать искомого знака: далеко позади Железных Рук, первые десантные корабли легиона Повелителей Ночи прорвались через облачный покров над зоной высадки в Ургалльской низменности. «Ещё четыре легиона, — подумал Манус, — сейчас присоединятся к битве». Через несколько минут удалось распознать и посадочные модули остальных новоприбывших: к Повелителям Ночи присоединились Железные Воины, Альфа-Легион и Несущие Слово. «Зона высадки под защитой, — решил Феррус. — Теперь я, наконец, могу обрушить возмездие на голову Фулгрима».

Итак, пока десантные корабли и посадочные модули четырех легионов снижались на поверхность планеты, предатели словно утрачивали волю к сопротивлению. Они начинали отступать из обороняемых бункеров и укреплений; примархи-изменники Ангрон, Мортарион и Фулгрим явственно призывали своих воинов оставить позиции на холмах. Для Ферруса и его братьев-лоялистов происходящее однозначно знаменовало то, что они побеждали и восстание Хоруса подходило к концу.

Манус связался с соратниками по воксу: «Враг разбит — смотрите, как они бегут от нас. Вперед, за ними! Да не избегнет никто нашего возмездия!»

Коракс и Вулкан воспротивились: их легионы сражались храбро и неотступно, но понесли немалые потери. Оба примарха считали, что лучше укрепиться на занятых позициях и перегруппироваться, оставив пока сражение свежим легионам.

«Лорд Манус, пусть наши достойные союзники заслужат почести в этом бою. Мы хорошо продвинулись, но обескровлены и измотаны. Никто не сможет сказать, что мы сегодня не покрыли себя славой, так давайте же переведем дыхание и перевяжем раны, прежде чем снова броситься, сломя голову, в столь грозное сражение».

Но Феррус, объятый яростью, не прислушался к ним. Собрав вокруг себя Железных Рук, примарх повел их в атаку на многочисленных врагов, не отрывая взгляда от Фулгрима, облаченного в пышно изукрашенные доспехи.

«Пусть другие отдыхают и зализывают раны, — думал Манус. — Я не позволю никому иному свести счеты с этим врагом».


Феррус противостоит Фулгриму

Итак, посреди резни на Ургалльских Холмах, лицом к лицу сошлись два примарха: залитый кровью Феррус Манус из Железных Рук и немыслимо вычурный Фулгрим из Детей Императора.

«Наконец-то мы встретились вновь, нечистый сердцем — долгие месяцы я ждал этого. Ты, кого я некогда называл другом, изменил нашему отцу и предал меня. Настал час расплаты, Фулгрим, и я обрушу на твою голову кровавое возмездие, а твои вероломные когорты тем временем падут под мечами преданных сынов Императора».

— Ты глупец, Феррус. Я пришел к тебе из-за нашей дружбы, а не наплевав на неё. Вселенная меняется, старый режим уходит и занимается новая заря. Я предложил тебе стать частью нового порядка, а ты отбросил дарованный шанс. Второй возможности присоединиться к нам ты от меня уже не получишь. Император — отыгранная фигура: даже сейчас он занят какими-то мелочами, пока его владения пылают в огне. Хорус — законный наследник отца, и на самом деле Император предал всех нас.

— Я и не ждал от тебя ничего иного, кроме этой изменнической лжи. Неужели ты не видишь истины? Хорус обезумел, помешался от жажды власти. Посмотри на смерть, окружающую нас: случившемуся нет оправдания. Я — верный слуга Императора, тот, кто исполнит его волю и принесет его отмщение. Вы все будете висеть на Вратах Предателей за свои отступнические деяния!

— Нет, Феррус, это тебе пришел конец. Взгляни на север, узри наши силы, собранные для отражения твоей жалкой атаки. А теперь обернись к югу, и знай, что легионы, ждущие там, не хранят верность Императору: все они присягнули Хорусу! Ты попался в западню, мой старый друг, — ядовито добавил Фулгрим. — Воины в твоем тылу, которых ты считал союзниками, на деле обратятся против тебя. Вместо славной победы ты обретешь только жалкое поражение и неизбежную смерть. Даю тебе один, последний шанс сложить оружие. Сдайся мне здесь и сейчас, и, во имя нашей прошлой дружбы, я взмолюсь о тебе перед Хорусом, хоть он и приказывал убить тебя.

Ошеломленный услышанным откровением о том, что четыре легиона, которые должны были поддержать атаку на предателей, сами присоединились к предавшему Воителю, Феррус Манус с растущим ужасом осознал, что ни для него, ни для остальных лоялистов нет спасения.

— Ты уже давно утратил право называть меня другом, гадина! Я не сдамся ни тебе, никому-либо из твоих дружков. Меня не страшит смерть, только бесчестье! Верные воины Императора не сложат оружие, ни сейчас, ни в будущем. Тебе придется убить каждого из нас, чтобы одержать победу.

— Да будет так. Мне жаль, что дошло до такого.

И после этих слов примархи набросились друг на друга. Из этой схватки только один мог выйти живым.


Резня в зоне высадки

Ветеранские роты легиона Железных Рук храбро сражались возле своего могучего примарха, но безнадежно уступали в численности предательским армиям Воителя, внезапно показавшим себя во всем блеске. За считанные мгновения сыны Ферруса Мануса оказались в полном окружении бессчетных врагов: Пожиратели Миров, Гвардия Смерти, Дети Императора и Сыны Хоруса наводнили Ургалльские холмы. Верные космодесантники старались держать какое-то подобие строя и единства, отчаянно пытаясь выдержать столь мощную атаку. И, в самом центре сопротивления, Феррус Манус увяз в скорбном бою один на один с изменившим примархом Фулгримом. Стойкие сердцем Железные Руки не оставили бы своего повелителя, чего бы им это ни стоило.

В это время Саламандры и Гвардия Ворона отступали к зоне высадки, с тем, чтобы перегруппироваться и воссоединиться с четырьмя новоприбывшими легионами — Несущими Слово, Железными Воинами, Альфа-Легионом и Повелителями Ночи. Вулкан и Коракс, верные примархи, по-прежнему не ведали о том, что их кажущиеся союзники на самом деле присягнули Хорусу. Но вскоре предательство открылось, когда воины четырех легионов открыли огонь по отступающим лоялистам. Саламандры вместе с Гвардейцами Ворона оказались меж двух изменнических армий, поскольку ветераны Железных Рук не сумели сдержать контратаку Воителя на северных холмах.

Два верных легиона оказались в абсолютном меньшинстве. Более слабые воины на их месте просто опустили бы руки при виде такого количества врагов, но бойцы Вулкана и Коракса были космическими десантниками и продолжали сражаться. Но, так или иначе, в зоне высадки началась резня!


Фулгрим и Воитель

Хорус принял у себя примарха Детей Императора.

— Ты просил о личной аудиенции, Фулгрим. О чем ты собираешься доложить?

— Мой уважаемый господин и повелитель Истваана, я принес вам трофей.

И с этими словами Фулгрим высоко поднял отрубленную голову Ферруса Мануса, а затем походя швырнул жуткое подношение к ногам Воителя.

— Значит, ты исполнил данную мне клятву. Хорошо, но я не понимаю, почему для этого представления потребовалась встреча с глазу на глаз. Все мои капитаны должны стать свидетелями подобного триумфа.

— Со всем моим величайшим уважением, могучий Хорус, боюсь, что Фулгрим не совсем исполнил свой обет перед вами. Он поверг старого друга и товарища, но не нашел в себе сил довести дело до конца. Я сделал это за него!

— Ты… Ты не Фулгрим! Кто же ты? Какой-то шпион или убийца? Мне позвать стражу — или ты решил, что сможешь одолеть меня? Не думай, что я слаб, как Феррус… Я переломлю тебя, будто соломинку!

— Возможно, так оно и есть, но у меня нет желания проверять ваши или мои способности в столь бессмысленном и никчемном деле, как испытание боем. Да и стражников звать ни к чему, поскольку я здесь, чтобы присягнуть на верность вашему делу. Кто я такой? Созданию, обладающему такой властью, как вы, должно быть ясно, что я — порождение варпа, скромный слуга великой силы по имени Слаанеш. Я присвоил себе эту смертную оболочку и должен признать, что весьма обрадован результатом. Ощущения поистине уникальны, но, впрочем, со временем я определенно внесу в это тело кое-какие изменения.

— Что произошло с Фулгримом? — спросил Хорус у демона, ныне населявшего плоть примарха, подчиненного Воителю.

— Не бойтесь — он в безопасном, вполне безопасном месте. Мы с Фулгримом через многое прошли вместе, и я не желаю ему ничего дурного. Видите ли, я долгие годы был его внутренним голосом: тихо говорил с ним долгими ночами, советовал, успокаивал, молил, направлял, подсказывал нужные решения. Именно мои речи заставили Фулгрима принять вашу сторону в этом конфликте смертных; да-да, за его покорное повиновение вы должны благодарить меня. Но, в конце концов, он проявил слабость — не сумел нанести смертельный удар старому другу, и, терзаемый муками, воззвал ко мне с мольбой о помощи. Разумеется, я не мог отказать, ведь, после всего пережитого, Фулгрим стал для меня всё равно что братом. Конечно, в качестве голоса от меня не было толку, поэтому мы заключили небольшой договор: я забираю его тело, исполняю то, на что он не мог решиться, и дарую ему вечный покой. Жаль, но так уж всё вышло.

— Так Фулгрим мертв? Отвечай мне, чтоб тебя! Отвечай!

— Нет, он не мертв. Фулгрим здесь, внутри меня, совершенно четко осознает всё происходящее. Его мучительные вопли чрезвычайно радуют меня; нам двоим ещё многое предстоит обсудить. Предполагаю, что Фулгрим не особенно счастлив таким положением дел, но я не позволю ему угаснуть — мне слишком нравятся наши дискуссии. Думаю, что я никогда от них не устану.

Хорус с отвращением выслушал порождение варпа, но ничего не сказал, поскольку демон-Фулгрим объявил о своей верности и, очевидно, являлся могучим созданием. Воитель решил, что лучше иметь его в союзниках; кроме того, в нынешнем положении Хорус никак не мог обойтись без легиона Детей Императора. Впрочем, про себя он твердо решил, что уничтожит демона и освободит брата от мучений, как только настанет подходящий момент.

После этого Воитель и лже-Фулгрим договорились, что знание об истинной природе существа останется их тайной. Демон не испытывал особенного желания сбрасывать личину, а Хорус был убежден, что подобное откровение, случись оно сейчас, создаст для него слишком много проблем.


Ересь Хоруса

После Резни в Зоне Высадки, Хорус собрал вокруг себя ключевых генералов своих армий, чтобы изложить им планы грядущей войны. На совете присутствовали примархи Мортарион, фулгрим, Ангрон, Лоргар, Ночной Призрак, Пертурабо и Альфарий, а также участвующий в восстании генерал-фабрикатор Кельбор-Хал и некоторые старшие офицеры из числа Сынов Хоруса.

«Мы добились многого, но предстоит совершить ещё больше. Одержанная победа пропадет втуне, если мы не перейдем в наступление, поэтому настало время принести войну к порогу самого Императора. Необходимо начать подготовку к вторжению на Терру и штурму Императорского Дворца — это непростая задача».

Собравшиеся воины, все, как один, разразились торжествующими восклицаниями: «Да! Хорус победит! Смерть Императору! Смерть Императору!»

Воитель открыл им свои планы.

«Ночной Призрак и его легион должны отправиться на планету Тсагуальса, в регион под названием Восточная Окраина. Используя её как базу, им следует нанести удар по опорным пунктам Империума, Герольдару и Трамасу — эти две системы представляют явную угрозу для нашей операции. Не разобравшись с ними, мы, возможно, дадим противнику шанс обойти нас с фланга. Система Трамас должна быть нейтрализована ещё и потому, что в ней находится несколько миров- кузниц, сохранивших верность Императору. Кроме того, в полученных мною сообщениях говорится о замеченных в том секторе Тёмных Ангелах. Если эти доклады правдивы, то у тебя полно причин для беспокойства, Кёрз».

Ночной Призрак поморщился, услышав свое прежнее, полузабытое имя, но кивнул в знак понимания данной ему задачи.

Затем Хорус повернулся к примарху-изменнику Альфарию из Альфа-Легиона.

«Альфарий, тебе я поручаю жизненно важное задание. Несмотря на славную победу, одержанную нами на равнинах Истваана V, противник все ещё может рассчитывать на помощь нескольких могучих легионов. Я уверен, что Несущие Слово Лоргара смогут какое-то время удерживать Жиллимана и его Ультрамаринов в пределах Ультрамара, но меня заботят силы, расположенные ближе к Терре. Белые Шрамы действовали в системе Чондакс, неподалеку от Просперо, где, как известно, сражались Космические Волки. Хан обладает почти полнокровным легионом и поэтому представляет для нас опасность. Неизвестно, в каком состоянии находятся Волки Русса после атаки на Просперо, но нужно исходить из того, что и они остаются весьма реальной угрозой. Очевидно, что альянс двух этих сил станет поистине мрачной новостью. Ты должен обнаружить и атаковать Белых Шрамов Хана и Космических Волков Лемана Русса, тем самым предотвратив объединение указанных легионов».

После этого Хорус обратился к Пертурабо, примарху Железных Воинов.

«Повелитель Олимпии, к системе Истваан направляется мощная группировка Имперских Кулаков. По замыслу Рогала Дорна, они должны были прийти на помощь имперским силам на третьей планете, но наши союзники в варпе сумели задержать их флот на много месяцев. Этого хватило, чтобы подкрепления не смогли выполнить изначальный приказ или поучаствовать в битве за Истваан V. Теперь пришло время покончить с ними — нельзя допустить, чтобы столь многочисленный контингент лояльных космодесантников находился в глубине нашей территории. Они могут серьезно помешать грядущим приготовлениям к штурму Терры. Поведи свой легион в систему Фолл, где перегруппировываются воины Дорна, и сокруши их! Не затягивай сражение, просто нанеси невосполнимые потери флоту лоялистов, лиши их возможности совершать маневры! После нашей общей победы, мне понадобятся твои особые умения: как только мы возьмем Терру, необходимо будет восстановить и усилить укрепления Дворца. Тогда уцелевшие имперцы и помыслить не смогут о возвращении того, что они, несомненно, потеряют в скором времени».


Слова Воителя

«Жребий брошен, и я встал на тропу; с которой невозможно свернуть. Началась опаснейшая игра, исходом которой может стать мое полнейшее уничтожение или невероятнейший триумф. Но Боги со мной, и я уверен, что в конце пути узурпирую трон Терры, и, на благо всего человечества, свергну Императора, заняв его место как единственный, истинный Владыка Галактики.

Некоторые называют меня «предателем» и «еретиком», но мне предначертано править звёздами во имя людей. Или я не величайший из примархов? Не первый и любимейший сын Императора? Не следует ли из этого, что я — его избранный преемник? Я вправе возглавить Империум — по естественному закону престолонаследия и по праву сильного, завоеванному на тысяче полей брани. Могучие воинства человечества взывают ко мне, умоляя возглавить их. Иные примархи со своими легионами смотрят на меня, ожидая приказов. Лишь Император стоит между мною и троном Терры; настало время захватить высокий престол, и я обязан сделать это, поскольку не только моя судьба висит на волоске.

Владыки варпа показали мне малую толику будущего, ожидающего людей, если мой отец продолжит заигрывать с силами, которыми не может управлять. Грядущее прогнило насквозь: смерть и бесчестье — единственные награды для воинов Империума в эти темные времена.

В Галактике не осталось надежды для сынов человеческих. Поганые чужаки властвуют над нашими мирами, мощь наших славных армий сокрушена их бесчисленными ордами, а люди — всего лишь скот, забиваемый на бойне, дабы удовлетворить их злобный голод. В этом мрачном будущем разрозненные человеческие массы не в силах противостоять своим повелителям, бороться с ужасами, которые вселенная ещё только собирается обрушить на них. Пугливо скрываясь в жалких лачугах, люди молятся безразличному богу, повелителю падальщиков и владыке отчаяния. Он — Император, что не слышит их криков, не чувствует их боли и не ощущает их страхов.

Да, Император Человечества оставит свой народ, отвернется от него, чтобы завоевать место среди богов. Одержимый стремлением к власти и славе, он заботится лишь о самом себе. Император обманул своих сыновей и последователей — для нас нет места в его великом замысле. Он лишь выжидал момента, подходящей возможности, чтобы избавиться от нас и вознестись к божественности. Пока мы вели войну за войной во имя его, Император тайно расширял свою власть в варпе; создания имматериума — невинные пешки в ведомой им смертельной игре, они убедили меня, что не заинтересованы в делах людей. Обитатели Эмпиреев противостоят моему отцу не просто так: для них он словно ураган, вихрь, разрушительный космический шторм, угрожающий разорвать их на части. Император ранил жителей варпа, и они отбиваются, словно раненый лев, загнанный в угол пещеры. Великие силы имматериума жаждут лишь избавления от хищнических атак моего отца, и заключили со мной сделку, чтобы достичь поставленной цели. Я принесу им голову Императора, а взамен получу Галактику, чтобы поступать с ней по собственному усмотрению.

Я — спаситель будущего. Я — тот, кто принесет человечеству вечную славу. Только я способен дать грядущим поколениям надежду на жизнь, свободную от страданий и рабского служения, от смерти и бесчестья.

Я — Хорус. Я — Воитель. Я — будущий Повелитель Человечества».


Книга вторая


Негласная война

Малкадор и капитан Гарро

Малкадор Сигиллит поднял взгляд на двух огромных созданий, стоявших перед ним. То были хорошо знакомый регенту Рогал Дорн, примарх легиона Имперских Кулаков, и неизвестный ему космодесантник в цветах Гвардии Смерти.

— Мрачные дни настали, примарх Дорн. Император будет рад услышать, что самый верный его поборник вернулся в Имперский Дворец.

— Спасибо тебе. Сигиллит. Моё странствие было преисполнено опасностей, и я уверен, что Императора огорчат принесенные мною вести. Позволь мне представить тебе Гарро, капитана легиона Гвардии Смерти. Мы должны переговорить с Императором о делах наиважнейших.

— Император сейчас… недоступен и не сможет принять вас. Он назначил меня регентом, его местоблюстителем, и вам следует рассказать всё мне.

И вот так Гарро поведал о событиях на Истваане III, и предательство Хоруса развернулось перед Малкадором во всей его кошмарной сути.


Встреча Малкааора и Рогала Дорна

Малкадор Сигиллит и Рогал Дорн, примарх Имперских Кулаков, держали совет в Имперском дворце на Терре.

— Примарх Дорн, мы с тобою знаем друг друга много лет. На протяжении двух людских жизней мы были друзьями и товарищами. За это время мы сталкивались со многими угрозами и одолевали их, но теперь, боюсь, путь наш подошёл к концу. Изменник Хорус нарушил клятву верности Императору и, поступив так, стал архиврагом Империума. Нам известно, что под его началом находится большая часть четырех легионов Космодесанта, а если рассказ Гарро правдив, то ересь эта также охватила механикусов Марса, и неизвестно сколько имперских командующих перешли на сторону неприятеля. Мы нс получали новостей ни об операции Лемана Русса на Просперо. ни о возвращении Робаута в Ультрамар. Неизвестна судьба Кровавых Ангелов, не удастся установить связь со Львом Эль'Джонсоном из Тёмных Ангелов. Твои собственные Имперские Кулаки выступили против злодея, но от них ничего нс слышно и нам следует предполагать худшее.

Нам нелегко пронзить взором варп-штормы, ярящиеся в Имматериуме. Мы практически ослепли. Наши силы разбросаны по Галактике, и каждый день сюда приходят доклады о нападениях чужаков и восстаниях на планетах во всех уголках Империума.

По причинам, о которых я не могу распространяться, Император заперт в дворцовом подземелье. Я не воин и не знаю с чего начать, поэтому твоё мнение для меня более ценно, чем совет любого иного примарха. Скажи мне, что я должен делать.


Малкадор в отчаянии

Глубочайшая грусть охватила Сигиллита. Он едва ли мог представить, что космодесантник способен нарушить клятву верности Императору, поэтому сам факт измены четырёх примархов был для Малкадора сравни безумию. Разумеется, он знал, что сыны Императора не были идеальными, что они спорили между собой, ревновали к успехам друг друга, состязались за власть и влияние, порой даже затевали драки.

Но Сигиллит нс мог вообразить, что они когда-нибудь отступят от непоколебимой преданности Императору.

Он не мог вообразить, что кто-нибудь из примархов пойдет на предательство, подобное тому, что теперь явно собирался довести до конца Хорус.

Малкадор ощущал собственную беспомощность. Со дня той судьбоносной встречи в крепости Сигиллитов. произошедшей много лет назад, он посвятил жизнь безмерному служению Императору, но никогда не был ни бойцом, ни военачальником. Регент обладал навыками в административной сфере и законотворчестве, к тому же, хотя он располагал загадочной психической связью со своим господином, сейчас Владыка Человечества был для него недоступен. Истовее всего Сигиллит желал, чтобы Император оставил тайные труды в подземельях Дворца и снова принял руководство Империумом. Но Малкадор осознавал, что этому не бывать, и падал духом.

— Не страшись, Сигиллит. Пока я дышу, злу не одолеть нас. Я, Рогал Дорн, примарх Имперских Кулаков, самый верный чемпион Императора, буду стойко исполнять долг, выпавший на мою долю. Предатель Хорус и его обманутые последователи пожалеют о том дне. когда скрестят со мною клинки.


Рогал Дорн, чемпион Императора

Рогал Дорн вернулся на Терру вместе с Гарро, верным капитаном Гвардии Смерти. Они принесли тяжелейшие вести о предательских деяниях Хоруса на Истваане III По прибытии Дорн обнаружил, что Император заперся в подземельях Дворца для работы над каким-то секретным проектом и назначил Малкадора Сигиллита своим регентом-местоблюстителем. Последний умолял примарха принять командование по-прежнему верными легионами и покончить с восстанием. Согласившись, Рогал Дорн немедленно приступил к подготовке расположенных на Терре имперских сил к надвигающейся войне.

Прежде всего он попытался установить, где находится каждый из легионов Космо десанта.

Это задача оказалась почти невыполнимой, так как продолжающиеся варп-штормы мешали и переходам, и связи через Имматериум. Отдельным астротелепатическим сообщениям н кораблям удавалось добраться из Солнечной системы до внешних звёзд, но без поддержки могучих психических сил Императора такие предприятия были в лучшем случае ненадёжными и грозили смертью всем, кто решался на подобную затею.

Со многими секторами И мп ер пума вообще не удавалось установить контакт, и на Терре не знали о местоположение большинства легионов Астартес.

Тогда примарх потребовал от Сигиллита решить проблему с варп-штормами.

— Малкадор, — сказал ему Дорн. — чтобы у нас появился какой-то шанс на успех, мы должны найти способ одолеть бури в Имматериуме.

Если я сумею связаться с другими примархами и объединить все наши силы, нам удастся легко сокрушить восстание Хоруса. На его стороне лишь четыре легиона, и мы знаем, что многие космодесантники в них сражались против изменника. Даже не беря в расчёт Космических Волков Русса и Тысячу Сынов с Просперо, мы сможем выставить двенадцать верных легионов. Но мне необходимо переговорить с примархами. Есть ли возможность преодолеть штормы?

— Прямо сейчас мы усиливаем сигнал Астрономикона, господин Дорн. Каждый день сотни новых псайкеров подключают к механизмам великого маяка, но число погибших просто ужасает. Чем большего мы требуем от них, тем быстрее они выгорают и умирают. Я не вполне уверен, как долго нам удастся поддерживать луч на возросшем уровне мощности. Улучшения видны, но время работает против нас, и я подозреваю, что дела обстоят худа хуже, чем мы можем представить.

— Поясни, Малкадор.

— Эти варп-штормы — не просто случайные энергетические возмущения. Ими управляет жестокий разум. Боюсь, что Хорус вступил в некий союз с обитателями варпа. Точнее, у меня нет сомнений, что он заключил договор с самими Тёмными богами, перешёл на сторону зла и стал поборником Хаоса!

Рогал Дорн, примарх Имперских Кулаков, не дрогнул, услышав откровение Малкадора о Хорусе и его альянсе с Губительными Силами варпа. Оно лишь укрепило его решимость сражаться и победить. Если Воитель был совращён Хаосом, то предательство Хоруса и остальных примархов-изменников становилось объяснимым. Возможно, все они теперь одержимы демонами», — подумал Дорн. Хотя мысль о том. что мерзкое создание варпа способно одолеть примарха, была ненавистна Имперскому Кулаку, она всё же казалась более приемлемой, нежели идея, что отпрыски Императора по своей воле обратили оружие против отца и других космодесантников.

Также становились объяснимыми события на Просперо и кара, обрушенная Владыкой Людей на Тысячу Сынов. Если легион Магнуса Красного и он сам практиковали колдовство, то вполне вероятно, что демонам легче было овладеть ими.

«Возможно, — решил Дорн, — всё началось именно там, и Воитель подвергся порче и стал одержимым из-за действий Магнуса». Неважно, в будущем найдётся достаточно времени, чтобы отыскать источник заразы. Сейчас главнейшей задачей является подготовка к обороне и разработка планов противодействия Хорусу.

И вновь Рогал Дорн потребовал от Малкадора найти способ преодолеть варп-бури и установить связь с остальными примархами.

Риск был огромным, поскольку и так ежедневно умирали сотни псайкеров, растративших жизненную энергию на поддержание мощности луча Астрономикона. Без постоянного сбора новых псиоников с планет Империума скоро не осталось бы мутантов, подходящих для испытаний и подключения к великой машине. Если маяк отключится, станут полностью невозможными передача сообщений и странствия в Имматериуме.

Однако риск медленно, но уверенно начал оправдывать себя. С каждым днем Астропатическому Корпусу удавалось обрабатывать всё больше и больше сигналов из отдаленных звёздных систем Империума.

Миры людей вновь могла сообщаться между собой и с Террой. Наконец первые известия от легионов Космодесанта были интерпретированы и переданы в логические устройства командного центра Дорна и Малкадора.

Примарх и Сигиллит изучили предоставленные им доклады. В любом послании говорилось об одном и том же: по всему Империуму бушевала война.

На бессчётных планетах мятежные предатели поднимали восстания против верных руководителей, и огромное число имперских командующих, присягнув Хорусу, нс признавали больше власть Императора. Многие из этих губернаторов-изменников затем атаковали соседние планеты, оставшиеся лояльными. Механикум раскололся, и даже на Марсе вспыхнули сражения между двумя враждебными группировками. Верные техножрецы взывали оттуда к Терре, прося помочь подавить бунт.

Ещё более тревожными оказались донесения о нападениях чужаков на миры людей: пока человечество разрывало себя на куски, иные расы опешили насытиться его трупом.

Сигиллит плакал, читая одно кошмарное сообщение за другим. Он не мог вникать в детали докладов, но ясно понимал, насколько громадная опасность нависла над Империумом. Если не удастся покончить с восстанием, то всё, ради чего людской род трудился на протяжении трёх последних столетий, будет уничтожено. Человечество или истребит себя, или сгинет под напором воспрянувших пришельцев, оказавшись нс в силах достойно сопротивляться их отвратительным ордам.

Дорн вёл себя более стоически и сосредоточился на донесениях примархов. Со многими легионами пока не удавалось наладить связь, но все, кто прислал сообщения, горели желанием вступить в бой с мятежниками. Рогал порадовался про себя казалось, что ересь Хоруса поразила лишь соединения Космодесанта, находившиеся с Воителем в системе Истваана.

Через некоторое время Дорн полностью оценил ситуацию. После переговоров с большинством других примархов, выполнявших различные задания по всему Империуму, он начал составлять в уме план дальнейших действий, стараясь определить наилучший путь. Конечно. Рогала по-прежнему серьёзно тревожили некоторые проблемы, которые не удавалось разрешить. Отсутствовала связь с Ультрамаринами, и Дорн глубоко сожалел, что не может обратиться за помощью к одарённому Робауту Жиллиману Имперский Кулак считал его лучшим стратегом из всех примархов. Трудности возникли и с Тёмными Ангелами. Обнаружилось, что Хорус ранее приказал их повелителю Льву Эль'Джонсону отправиться на некую миссию, но Рогал не знал ни о её сути, ни о том, где находится владыка Первого. Отдельный контингент Тёмных Ангелов, стоявший гарнизоном в их родном мире Калибане, докладывал о восстании. О судьбе Космических Волков и Тысячи Сынов у Дорна вообще не имелось информации, а что до Сангвиния и большей части Кровавых Ангелов, то они словно бы просто исчезли с лица Галактики.

Иные сложности также тревожили примарха в золотой броне. Император всё ещё не выходил из подземелий Дворца и не желал, либо не мог предоставить ему аудиенцию. Дорн пытался понять, что же происходит там, если для отца оно важнее, чем опасность, грозящая Империуму. Малкадор Сигиллит советовал Рогалу верить Императору и не тревожиться, что Он оставил их К сожалению. Владыка Людей также забрал с собой Кустодианскую Гвардию, и Дорн не мог рассчитывать на этих могучих бойцов. Какие бы планы он ни составил, реализовывать их примарху предстояло без помощи элитных телохранителей отца.

Разрастался бунт и на Марсе, где техножрецы-лоялисты отчаянно молили Терру о помощи. Они сообщили астропатам Малкадора, что изменники уделяют особое внимание атакам на комплексы по производству доспехов Космического Десанта.

Повелитель Имперских Кулаков собрал совещание из старших офицеров и штабистов, находившихся на Терре. Среди различных сановников и военных присутствовали Малкадор Сигиллит в чине Имперского Регента и капитан Сор Талгрон из легиона Несущих Слово.

— На формальности времени нет, так что сразу к делу, — начал Дорн. — В первую очередь мы должны направить на Марс экспедиционный корпус для защиты имперских заводов по производству боеприпасов и снаряжения. Мы не позволим, чтобы мятежники основали базу в такой близости от Земли. Кроме того, в марсианских комплексах хранятся значительные запасы доспехов Космодесанта нового образца, и нельзя допустить, чтобы эти усовершенствованные комплекты попали в руки предателей. Возглавят нашу бригаду четыре ветеранские роты моих Имперских Кулаков. Остальной личный состав набран из нескольких полков Имперской Армии и вспомогательных соединений, размещенных на Терре и спутниках Сатурна и Юпитера. Распоряжения экспедиционному корпусу уже отданы, и прямо сейчас войска продвигаются к Марсу. Главная цель — эвакуировать броню новых моделей и переправить сё верным легионам.

Сор Талгрон перебил примарха:

— Мой господин, не разумнее ли отправить на Марс всех находящихся здесь космодесантников? У меня под началом сорок рот Несущих Слово, которые ждут приказа.

— Нет, лорд-командующий, для твоих воинов у меня есть намного более почётное задание.

Вы должны покончить с ересью у её истока. Твои Несущие Слово совместно с теми легионами, которые нам удастся собрать, получат распоряжение направиться в систему Истваан для атаки на самого архипредателя. Вы найдёте и уничтожите Хоруса и его приспешников!

Помимо контингента Несущих Слово, на расстоянии удара от изменников находятся силы шести верных примархов, с которыми мне удалось связаться. Таким образом, соединиться в системе Истваана приказано следующим легионам: Железным Воинам. Повелителям Ночи, Железным Рукам, Саламандрам. Гвардии Борона и Альфа-легиону. Совместно с Несущими Слово они проведут превентивную атаку на главного предателя и его трусливых приспешников. Руководить наступлением будет Феррус Манус из Железных Рук. Похоже, мы сумеем переоснастить всю нашу ударную группировку более совершенными силовыми доспехами из хранилищ Терры и тех, что отобьём на Марсе. Наши верные армии превзойдут бунтарей числом, получат лучшее снаряжение и будут сражаться за правое дело.

Легион Белых Шрамов под началом Джагатай-хана слишком далёк от Истваана, чтобы участвовать в операции, поэтому я приказал ему немедленно взять курс на Терру. Как только удастся наладить связь с другими примархами, я конкретнее узнаю об их положении и определю чёткий порядок действий.

Согласно разведданным Хорус расположил свой штаб на безжизненной планете, обозначенной как Истваан V. Хорошо запомните это название, друзья мои: в грядущих поколениях тот мир будут почитать как место, где возмездие Императора свершилось над теми, кто предал Его.


Сомнения Малкадора

Регент Сигиллит устроил тайную встречу с примархом Имперских Кулаков.

— Друг мой Дорн, насчёт произошедших событий меня гложут сомнения, и, чувствую, я должен озвучить их тебе. Возможно, это как-то повлияет на твои решения. Сильнее всего меня тревожат варп-штормы и тот факт, что в последние дни мы смогли пробиться сквозь них.

— Но ведь это, несомненно, хорошая весть, Сигиллит. В конце концов, за усиление сигнала Астрономикона мы заплатили кровью множества невинных. Я не желаю слышать от тебя, что их жертвы были напрасны.

— Это пока неясно, но я опасаюсь худшего. Несмотря на все попытки увеличить мощность Великого Маяка, используя огромное число псайкеров, мы просто не могли так быстро восстановить нарушенную связь. Некая внешняя сила воздействовала на варп, помогла нам проложить курс сквозь него и переслать сообщения через космическую бездну.

— Не понимаю, отчего ты видишь в этом угрозу. Возможно, таков результат секретных трудов Императора, кто же ещё обладает мощыо, необходимой для подобного деяния? Не сомневайся, Малкадор. Отнесись к такому повороту событий, как к благословению. Верь в могущество Повелителя Человечества!

— Я искренне надеюсь, что ты прав, примарх, но сомнения не оставляют меня. Если течениями Имматериума управляет враг, это скверно обернётся для легионов, отправляющихся исполнить твоё задание. Быть может, они идут в тщательно подготовленную ловушку.


Война в тенях

Узнав о предательстве Хоруса, Малкадор немедленно начал тайную информационно-пропагандистскую кампанию против изменников. Сигиллит располагал широкой сетью "спящих" агентов и шпионов по всей Галактике, и теперь он начал использовать их. Как только с мириада человеческих планет к Регенту потекли донесения, огромные участки Дворца были переданы в распоряжение служителей, занятых обработкой отчётов. Но несмотря на огромные объёмы данных, собранных и систематизированных агентами. Малкадор по-прежнему не имел чёткой картины происходящего, и это раздражало его.

Из-за волнений в Имматериуме постоянно осложнялась связь с внешними системами, порой исчезавшая полностью. Сигиллит удвоил усилия в своей Негласной войне против архипредателя. Для миллионов людей на Терре и в Солнечной системе эта схватка за информацию оказалась первым признаком грядущего конфликта, впоследствии названного Ересью Хоруса.

Действия шпионской сети Малкадора, поглощавшей огромные ресурсы, в итоге привели к столкновению между ним и Дорном. Примарх Имперских Кулаков реагировал на разворачивающиеся события исключительно с военной точки зрения, и все его поступки отличались прагматизмом. Он был слишком брезглив и нетерпелив, чтобы заниматься операциями в стиле Регента, и посвятил всего себя подготовке Терры к обороне. Рогал не сомневался, что Хорус пойдёт на штурм Тронного Mиpa.

Так начался разлад между двумя великими защитниками Империума, и они неизбежно стали действовать несогласованно, разделяя силы и средства Терры. Верно, что оба стремились к одной и той же цели, но намерения их часто оказывались противоположными. Дорн желал усовершенствовать броню и оружие имперских армий, установить блокаду Марса и укрепить Землю, тогда как Сигиллит направлял эмиссаров для похищения секретов, устранения вожаков мятежа или возвращения утраченных артефактов. Регент и примарх всё реже общались по мере того, как углублялись в собственные предприятия. Без постоянных встреч и с учётом снижения уровня координации усилий и нарастающей нехватки запасов следовало ожидать недоразумений и ошибок Ключевые ресурсы перемещались без предупреждения, важные материалы таинственно исчезали или оказывались в распоряжении других служб. Положение оказалось настолько запутанным и угрожающим, что в проблемах начали винить неприятельских лазутчиков.


Странствующие Рыцари

Некоторые из наиболее могучих агентов Малкадора в Негласной войне состояли в элитном отряде космодесантников, названных Странствующими Рыцарями. Этих воинов по большей части тайно рекрутировали из рядов верных легионов, и подчинялись они напрямую Сигиллиту. Точные критерии, по которым отбирались Странствующие Рыцари, были известны только Регенту, как и их обязанности и поручавшиеся им задания.

Капитана Натаниэля Гарро из Гвардии Смерти, вернувшегося на Терру с предупреждением об измене Хоруса, впоследствии изолировали и подвергли множеству проверок и испытаний. В конце концов Малкадор счёл его достойным и принял в ряды Странствующих Рыцарей; более того, Гарро был назван Агенция Примус.

В дальнейшем Натаниэль путешествовал как уполномоченный Сигиллита. Ему поручалось прочесывать Галактику в поисках конкретных легионеров, упомянутых в планах Регента, и тайно приобщать их к его секретной организации.

Гарро был не одинок Подобным образом Малкадор призвал на службу к себе многих других людей, среди которых оказались, например, Йактон Круз, Тайлос Рубио и Мэйсир Варрен. Нет записей о том, сколько именно космодесантников стали Странствующими Рыцарями, и кажется, что на каждого известного агента приходится бессчетное множество безвестно сгинувших по случайности, либо из-за опасностей галактической войны.

Значительную часть воинов, набранных в отряд Сигиллита, составляли бывшие библиарий легионов или как минимум личности с латентным психическим даром. Для Малкадора это начало представлять особую важность по мере развития войны, когда ему стало известно о влиянии Хаоса на происходящее. Люди, обладающие псионическими силами, после соответствующей подготовки и обучения становились действенным оружием в борьбе против демонических армий варпа.

Итак, Странствующие Рыцари сыграли неоценимую роль в тайной войне Регента. Кроме того, именно из их числа Сигиллит впоследствии выбрал восьмерых чемпионов, которых представил Императору как участников своего замысла по укреплению обороны человеческих владений.


Тёмные Механикум

Хорус не сидел без дела в месяцы, предшествующие событиям на Истваане III. Он направил эмиссаров в десятки миров-кузниц. поручив нм вести подпольную агитацию. Власть над этими планетами принадлежала Механикум Марса — древнему ордену техножрецов, с которым Император заключил союз в начале Великого крестового похода.

Правили такими мирами магистры кузниц — старшие адепты марсианского жречества. Полагаясь на коварство и обман, агенты Хоруса убеждали их принять сторону Воителя в надвигающейся схватке с Императором, и внутри Механикум зародилась схизма. Одни техножрецы видели в Повелителе Человечества живое воплощение Машинного бога, другие же считали это поношением веры, для них истинный бог по-прежнему был погребён под красными песками Марса. Посланцы Хаоса намеками, что Император объявил себя божеством, чтобы заключить с механикусами сделку, выгодную лишь для него одного.

Коварные лазутчики Хоруса рассказывали магистрам кузниц о тайных планах Императора отвернуться от Механикум. похитить их секреты, поработить техножрецов и захватить их машины. И многие, не готовые смириться с такой перспективой, согласились поддержать Воителя. В назначенный час их миры-кузницы должны были выступить на стороне Хоруса и решить тем самым судьбу Императора.

Завоевав лояльность техножрецов, эмиссары архипредателя затем принялись искушать их обещаниями могущества, какое могли даровать лишь тёмные силы Хаоса. Красноречивые агенты Воителя действовали тонко бросали намёки, давали осторожные советы. Медленно, но уверенно повелители кузниц один за другим попали под влияние Хаоса. Так возвысились Тёмные Механикум.


Падение Марса

По приказу Рогала Дорна четыре ветеранские роты его Имперских Кулаков отправились на Марс, чтобы помочь лояльным Механикум и не позволить изменникам захватить оружейные заводы. Воины Седьмого возглавили крупную группировку, сформированную из гарнизонных частей Имперской Армии, разбросанных по Солнечной системе. Командовал ею первый капитан Сигизмунд, заместителем его был капитан Камба-Диаз.

Начальный этап операции прошёл успешно: лоялистам удалось взять под контроль значительный участок северного полушария планеты, где располагались важные производственные комплексы Мондус-Гамма и Мондус-Оккулум — огромные заводы, в которых техножрецы создавали оружие и силовые доспехи для Космодесанта.

Но триумф оказался временным. Лоялистов-механикусов на Марсе было намного меньше, чем предполагали их союзники на Терре, и неприятель во много раз превосходил числом верные Императору войска. Изменнники опирались не только на большую часть местных техножрецов, но и на мощь семи легионов титанов. Через несколько часов после захвата производственных комплексов лоялистам пришлось вынужденно отступить. Стало ясно, что в этой битве им не победить.

Камба-Диаз отдал приказ об экстренной эвакуации. Едва ли тысяче верных воинов удалось бы спастись с поверхности Марса до того, как заводы оказались бы в руках предателей. Впрочем, в отчаянных авангардных боях лоялисты ценой многотысячных потерь все же сумели вывезти с планеты десятки тысяч недавно произведённых комплектов брони Космодесанта.


Рогал Дорн принимает командование

На примарха Имперских Кулаков было возложено руководство обороной Терры. Размышляя о судьбе семи легионов, направленных им против Воителя, Дорн и его приближённые опасались худшего. Их страхи оправдались сполна, когда на Терру наконец поступило первое сообщение с Истваана V, извещающее о случившихся там событиях.

В донесении говорилось о предательстве Железных Воинов, Альфа-легиона, Несущих Слово и Повелителей Ночи. Также сообщалось о гибели Ферруса Мануса, сраженного и обезглавленного изменником Фулгримом.

После резни в зоне высадки Рогал Дорн осознал весь ужас произошедшего и понял, что должен сделать всё возможное ради укрепления обороны Земли. Предатели взяли под контроль Марс, и оттуда вражеские силы могли с лёгкостью нанести удар в самое сердце Империума. Хуже того, в попытке вырвать Красную планету у неприятеля примарх почти истощил доступные ему подразделения космодесантников. Древняя Терра, столичный мир Империума, фундамент дворца Императора, оказалась беззащитна перед опасностью.

Дорн, не имея иного выбора, предположил, что все легионы, не вовлечённые в резню на Истваане V, остались верны Владыке Людей. Из них ближе всего находились Белые Шрамы Джагатай-хана, получившие распоряжение вернуться на Терру ещё до начала злополучной операции на Истваане. Примарх Имперских Кулаков направил брату срочное послание, в котором говорилось о необходимости любой ценой прибыть на Землю. Аналогичные сообщения были отправлены Леману Руссу, Сангвинию, Робауту Жиллиману и Льву Эль'Джонсону им приказывалось спешно выдвигаться к Терре. Рогал никак не мог знать, получил ли кто-нибудь из них эти инструкции.

Кроме того, Дорн неустанно пытался отозвать на Землю части собственного легиона, направленные для поддержки лоялистов на Истваане III. Примарх не представлял, в каком положении они находятся и чего им удалось добиться, поэтому призывал Малкадора сделать всё возможное, чтобы установить с ними связь.


Проблемы с Астрономиконом

Механизмы Астрономикона сосредотачивали безграничную психическую мощь Императора в пси-навигационный луч, пронзающий потустороннее измерение, называемое варпом. Лишь существование этого маяка позволяло совершать дальние прыжки через Имматернум, и без него Империум не смог бы функционировать. Человечество погрузилось бы в новую эпоху Раздора: миры людей затерялись бы в космосе, беззащитные перед хищными чужаками и другими опасными созданиями.

И теперь Астрономикон отказывал!

Малкадор Сигиллит попросил об аудиенции с Императором, и они встретились в тёмных недрах Дворца.

— Зачем ты отвлекаешь меня от трудов, Сигиллит? Вне этих подземелий я даровал тебе власть регента. Я доверяю твоим решениям во всех делах. У меня нет времени на посторонние вопросы. Что это за беда, с которой ты не можешь справиться сам?

— Простите меня, мой господин, но Астрономикон выходит из строя. Неужели вы желаете, чтобы мы позволили его свету угаснуть? Вы так далеко продвинулись в исполнении своих планов, что мне не стоит беспокоиться о столь катастрофическом событии?

— Нет, твоя тревога оправдана. Ещё рано, слишком рано. Маяк должен гореть, пока я не завершу мой проект. Будь проклят Магнус Красный! После его злополучного вмешательства мне приходится использовать психическую мощь, чтобы противостоять страшной угрозе моим трудам. И даже моих огромных сил недостаточно, чтобы и справляться с нею, и подпитывать луч Астрономикона.

— Мой господин, уже много месяцев никто не проходил ритуал связывания души. Прямо сейчас тысячи псайкеров находятся в камерах, ожидая встречи с вами. Можем ли мы использовать их дар для обслуживания великого маяка?

— Это лишь временное решение, их силы незначительны в сравнении с моими. Мне всё равно потребуется задавать верные модуляции и частоты луча, а затраты жизненной энергии на поддержку Астрономикона быстро погубят псайкеров. Тебе придётся собрать десятки тысяч людей для этого жертвенного труда. Впрочем, это даст мне небольшую передышку и позволит завершить текущую работу.

— Великий Император, смерть даже миллиона невинных — небольшая цена за безопасное будущее, которое ваш проект обещает человечеству.

— Мы идём на ужасную жертву, но пусть будет так! Я повелеваю тебе совершить это жуткое деяние, Малкадор.

Трудами Сигиллита системы Астрономикона быстро изменили так, чтобы вместо несравненной мощи Императора в нем использовались коллективные силы тысяч людей-псайкеров.

Затем этих созданий, которые ожидали ритуала связывания души, вывели из камер и подключили к громадной конструкции. Загадочные механизмы Астрономикона усилили и сфокусировали их диковинные энергии в резонирующие гармонии могучего маяка. Тем самым их обрекли на гибель — колоссальная машина поглотила жизни каждого. Счастливчики сгинули быстро, всего через несколько часов после присоединения к Астрономикону. Не столь везучие умерли только после мучительно долгих месяцев.

Регент надеялся, что вновь усиленному лучу хватит энергии, чтобы пробить вздымающиеся бури варпа. Тогда Малкадору удастся восстановить контакт с примархами и подтвердить их верность Императору, а также обеспечить надёжные перелёты и связь внутри Империума.


Сигнус-Прайм

Демоны Хаоса

Губительные Силы Хаоса бесновались в варпе, жаждая присоединиться к кампании Хоруса, уничтожить Императора и получить неограниченный доступ в реальный мир. Слишком долго они обходились лишь временными вылазками во владения человечества, будучи не в силах обрести постоянное логово.

Око Ужаса стало для них мучительно манящим прообразом возможного будущего. В этом странном регионе, гигантских вратах между измерениями, переплетаются варп и материальная реальность. Расположенные внутри него странные, искаженные и вечно меняющиеся планеты превратились в поразительные монументы великому Хаосу. Но демоны не могут свободно странствовать за пределами Ока.

Аналогичные порталы разбросаны по всей Галактике, но среди них нет такого же крупного и постоянного, как Око Ужаса. По большей части эти отверстия в пространстве существуют недолго и схлопываются обратно в варп, забирая с собой громадные куски реального космоса. Подобным образом многие планеты оказались затянутыми в Имматериум.

Чтобы проникнуть в вещественный мир снаружи Ока, демонам Хаоса необходим одержимый носитель или могучие чары. В частности, такое создание способно долго оставаться в реальности, завладев телом псайкера. Всякий раз, когда псионик использует свой дар, открывается крошечный проход в варп, и это даёт эфирным сущностям шанс проникнуть через его мозг в материальный космос. Обученные псайкеры, обладающие сильной волей, умеют сопротивляться подобным вторжениям. Слабовольные и нетренированные становятся лёгкой добычей. Одержимость рано или поздно губит носителя, от которого остаётся лишь высохший жутко изуродованный труп. Демона же выбрасывает обратно в царство Хаоса.

Кроме того, порождение варпа способно существовать в реальности за счёт магии призыва. Могучий псайкер, располагая необходимыми знаниями и озаботившись соответствующими защитными мерами, может открыть портал между мирами и позволить демону войти в реальность. Такие призывы полям опасностей, и чародей подвергается серьёзному риску стать одержимым. Многочисленная же мощная группа псиоников. действуя совместно, имеет возможность открыть достаточно широкие врата между измерениями, через которые пройдёт орда демонов. И пока будет поддерживаться заклятье призыва, эти создания не исчезнут из мира людей.


Преданный Сангвиний

Воитель Хорус, командующий всеми армиями Императора, повелел примарху Сангвинию направиться в скопление Сигнус — тройную звёздную систему в сегментуме Ультима, расположенную неподалёку от края Галактики. Его легиону. Кровавым Ангелам, предстояло очистить планеты и спутники Сигнуса от чужаков-захватчиков и освободить людей от ярма их ксено-владык.

Сангвнний не имел причин не доверять Хорусу. Он глубоко восхищался Воителем и сражался рядом с ним во многих кампаниях. Примархи были настолько близки, что другие братья порой даже завидовали их отношениям. Теперь Кровавый Ангел наслаждался возможностью ещё раз доказать, что ценит эту родственную связь.

Воины Девятого легиона незамедлительно взяли курс на Сигнус, не подозревая, что их ждёт ужаснейшая ловушка. Сангвиний не ведал, что скопление поражено Хаосом и отныне нм правит демоническое воинство великого демона Слаанеш Кирисса Развращённого.


Сигнус Демоникус

На протяжении бессчётных поколений скопление Сигнус являлось центром человеческой цивилизации. Огромные города усыпали планеты системы, гигантские производственные комплексы вгрызались в поверхность их спутников.

Но среди неисчислимых миллионов жителей Сигнус а рыскали нечестивые культисты Хаоса. Лазутчики, направленные туда Хорусом с Давина и иных языческих планет, внедрились в ряды местной черни и создали тайные ведьмовские ковены для призыва демонов. Получив сигнал от Воителя, они подняли яростное восстание и захватили власть в скоплении. Твари Хаоса отныне бродили по ульям и возводили мерзкие дворцы по всей системе. Порабощённое население стало пищей для прислужников Тёмных богов. Мощные заклятья призыва, сплетённые ковенами, позволили потусторонним гостям безраздельно править Сигнусом. Помимо того, они завладели телами тысяч псайкеров.

Скопление превратилось в царство Хаоса, владения демонов, где командовал Кирисс Развращённый. Всё и вся находилось в услужении у этого могучего чудовища и многочисленных орд его подручных.

Им помогали козни культистов Хаоса: эти шайки безумцев открывали врата в свои миры для созданий варпа, сплетая действенные чары призыва в по собственной воле становясь одержимыми. Прочих жителей Сигнуса обратили в рабство или уничтожили; кошмары Имматериума поглотили их всех.

Целая система превратилась в склеп, бастион зла и прибежище демонов. В эту ловушку, устроенную Хорусом, и направлялись Кровавые Ангелы под началом ничего не подозревавшего Сангвиния.

Не было в истории столь омерзительного предательства, ведь примарх считал Воителя своим братом и никогда бы не поверил, что тот принесёт его в жертву нечестивым обитателям варпа.

Войдя в скопление, флот Кровавых Ангелов немедленно подвергся атаке. Хищные энергии, пронёсшиеся через пустоту, обрушились на разумы пси-восприимчивых членов экипажа.

В первые минуты погибли или стали калеками навигаторы и астропаты — тёмная злоба Хаоса поджарила им мозг. Космодесантники же уцелели при нападении лишь благодаря железной воле и тренировкам, хотя некоторых из них обуяло безумие.

На кораблях распространялась паника, ведь ауксиларии Кровавых Ангелов и прочие люди впервые в жизни столкнулись с яростью Хаоса. Явившийся Сангвинию образ Кирисса заявил, что именно он правит Снгнусом во имя Слаанеш, и предложил попытаться отобрать у него систему.

Пока на палубах выли тревожные сирены, примарх и его космодесантники брали ситуацию под контроль. Они быстро активировали пси-глушители и изолировали буйствующих членов экипажа. Затем несломленный Сангвиний и его старшие офицеры начали планировать контратаку. Несмотря на то, что Кровавые Ангелы впервые сражались с подобным врагом, они не сомневались в победе.

— Это поганое существо познает на себе мой гнев. Я низвергну его, я стану Ангелом Мщения!


Кровопролитие на Сигнусе

За несколько коротких месяцев демоническое воинство Кирисса и союзные ему заблудшие культисты сокрушили многовековую цивилизацию. Они разорили целые планеты: сожгли дотла зелёные равнины Сколтрума, сровняли с землёй колоссальные мегаульи Холста, испарили океаны водного мира Та-Лок, полностью уничтожили Кол, Форус и Сигнус III. Пока демоны бесновались в системе, погибли миллионы людей, а миллионы других загнали в громадные концлагеря, где они ждали своей участи. На столичных ульях Сигнуса-Прайм возникли мерзкие руны Хаоса, так каждый из великих демонов пометил свои владения во имя своего бога.

Несмотря на тяжелые потери, понесённые во время нападения, примарх и верные ему бойцы начали контрнаступление и провели серию атак на поверхности главного мира. Там, на равнинах Проклятых, грозные космодесантники противостояли гигантским ордам беснующихся культистов и стаям чудовищных тварей.

Сангвиний, поклявшийся лично сразиться с извращённым Кириссом и прикончить его, возглавил элитные роты для осады собора Знака, осквернённого дворца владыки демонов.

Весь Сигнус-Прайм омылся в крови. Жизненная влага верных Астартес, тысячами погибавших от рук нечестивых орд Кирисса, смешивалась с алыми соками истребляемых толпами культистов, изменнических союзников новых повелителей системы, и тошнотворными останками изгнанных тварей варпа. На пылающих равнинах Проклятых воины Сангвиния продвигались в самое сердце демонического царства. Там, среди сомкнутых рядов предателей, рыскали стаи порождений Хаоса, обрушивающиеся на окружённые группы Кровавых Ангелов. Твари с победным воем разрывали космодесантников на куски, но и сами вопили от страха, когда их разносили в клочья свирепо контратакующие легионеры.

Сангвиний приказал своим воинам прорываться к собору Знака, где он сам вышел бы против Кирисса и, покончив с ним, вернул бы планету во власть Императора. Космодесантники, демоны Хаоса и безумные культисты увязли в жестоком бою. И здесь, на поле битвы за Сигнус, примарх увидел Ка'бандху, великого демона Кхорна. Могучий Жаждущий Крови возвышался перед изуродованным и осквернённым собором Знака.

— Зачем ты бьёшься против нас, так называемый ангел? Может, тебе и удастся одолеть меня, но Хаос ты никогда не победишь. Мой господин Кхорн могущественнее, чем ты в силах вообразить. Твой Император слаб и глуп, даже сейчас он прячется от нас. Что, он боится драки?

— Изыди, демон! Я буду иметь дело лишь с твоим владыкой, Кириссом. Изыди, или я сражу тебя.

— Кирисс мне не владыка, ангелочек. Я подчиняюсь лишь Кхорну! Кровь для Кровавого бога! Ты не представляешь, насколько мы могучи. Хорус, наш верный союзник, приготовил для тебя эту западню, а сейчас готовится атаковать Терру со своими легионами. Ты такое же творение крови, как и я, так объединись со мной, объединись с Кхорном! Ты станешь его самым возвышенным чемпионом. Вместе мы одолеем извращённого Кирисса и будем править этими мирами во имя Кровавого бога!

— Хорус — твой союзник? Но это не может быть правдой, ведь он Воитель и мой друг. Я не верю твоей лжи, демон. Никакие увещевания не заставят меня преступить клятву верности Императору. Я истреблю тебя и весь твой поганый род!

Разъярённый насмешками чудовища и страшась, что его заверения правдивы, ангельский примарх бросился на громадную тварь. Рядом с ним сражалась элита Девятого легиона: ветеранские роты, дредноуты и отделения терминаторов. Демона же окружала многочисленная орда кровопускателей, гончих и фурий. Так закипела битва двух воинств.

Бой вышел свирепым и ожесточенным, резня — тошнотворной. Адские клинки рассекали броню и кости, клыки тварей пронзали плоть космодесантников, искрящие сгустки плазмы испаряли кровь демонов, силовые мечи разрубали им черепа. Жаждущий Крови отступал под градом ударов, обрушиваемых на него Сангвинием. Размахивая увесистым топором, он отражал выпады огромного клинка примарха. Лязг от их столкновения разносился над полем сражения, будто звон поминального колокола.

Ангел захватил инициативу, поскольку Ка'бандха не ждал от него подобного неистовства. Меч его вонзился демону в грудь, где оставил зияющую рану. Колоссальная тварь, взревев от боли и гнева, хлестнула кнутом и связала нога примарха. Кости треснули, и Сангвиний на мгновение потерял равновесие. Тут же Жажущнй Крови поверг его на землю ударом топора, развёрнутого плашмя. Ошеломленный крылатый герой беспомощно лежал перед яростным демоном. Когда его зрение прояснилось, примарх увидел, что могучее чудовище возвышается над ним.

— Атакуй меня вновь, демон! Рискни ощутить второй поцелуй моего клинка!

Ка'бандха посмотрел сверху вниз на раненого противника.

— На сей раз я пощажу тебя, человечек. Твои ноги исцелятся, но эта рана будет терзать тебя вечно.

После этих слов Ка'бандха издал громогласный рёв и помчался на Кровавых Ангелов. Взмахами громадного топора он проложил широкую просеку в их рядах, разрубив многих на куски. Пять сотен космодесантников погибли жуткой смертью. Психический всплеск, рождённый внезапной гибелью столь многих сынов Сангвиния, обрушился на примарха и лишил его сознания. Легионеры остались без вождя, и судьба их была неясной.


Ангел Сангвиний

Сигнус-Прайм превратился в склеп. Захватившая его демоническая орда поработила или перебила местных жителей, миллионы трупов которых лежали на улицах некогда процветавших городов и поселений. Теперь эту картину немыслимой бойни дополняли тысячи тел космодесантников Кровавых Ангелов, угодивших в задуманную Хорусом ловушку.

Еще худшим событием для легиона стало низвержение Сангвиния. его ангельского повелителя. Крылатый примарх сражался в яростной воздушной дуэли с могучим демоническим владыкой, пока его воины противостояли армии тварей на земле. Сын Императора нанёс врагу страшную рану, но в ответ Ка’бандха сломал ему ноги, низверг с небес и, завывая, вырезал почти пять рот Кровавых Ангелов, после чего оставил поле битвы. Сангвиний, поражённый столь жестоким деянием, лишился сознания.

Войско обычных людей после таких событий, несомненно, было бы вскоре разгромлено. Легионеры, однако же, не были обычными людьми и не дрогнули. Напротив, космодесантники с удвоенными усилиями ринулись на демоническую орду. Преисполненные мстительной ярости, они сражались как никогда прежде. Кровавые Ангелы превратились в берсерков. которые в неистовстве смели неприятелей.

Легионеры практически уничтожили воинство варпа на Сигнусе-Прайм. Охваченные безумным гневом космодесантники, не обращая внимания на раны, пронеслись по миру, истребляя на своем пути всех демонов, мутантов или культистов. Из-за жестокого деяния Ка’бандхн в душах Астартес пробудилось нечто тёмное — жажда крови, которая не ослабевала, пока они не стёрли с лица планеты заразу Хаоса. Воины Сангвиния были неудержимы, и вражеские орды, не в силах противостоять им, гибли от их рук.

После очищения мира ярость Кровавых Ангелов утихла. Их неистовство погасло, и легионеры начали постепенно осознавать, что одержали великую победу. Они полностью искоренили захватчиков из варпа и их союзников-культистов, а уцелевшие демоны бежали обратно в Имматериум. Удалось изгнать даже могущественного Кирисса, слугу Слаанеш и самопровозглашённого владыку Сигнуса.

Кровавые Ангелы освободили скопление от поработителей, но почти не радовались триумфу. Цена победы оказалась намного выше, чем хотелось бы воинам. Сотни и сотни космодесантников были убиты в бою, их сломленный повелитель лежал на земле, а испытанная легионерами ярость легла мрачной тенью на их души.

Ангел Сангвиний был примархом, а значит, обладал силами и способностями, недоступными даже Адептус Астартес. Он и его братья, созданные эпохи назад в лабораториях Императора и преодолевшие испытания многих сражений, ступали по Галактике подобно богам. Когда Сангвиний пришел в себя, его сломанные ноги уже начали исцеляться. Примарх испытывал нестерпимую боль, но она казалась ничем в сравнении с терзающим отчаянием, что охватывало Сангвиния при воспоминаниях о жуткой резне его сынов, устроенной свирепым демоном Ка'бандхой.

Через несколько дней Ангел пусть и с трудом, но уже мог ходить. Телесную боль он переносил спокойно, однако сердечные муки не уходили. Пока в ноги примарха возвращалась сила, а нытьё в сломанных костях медленно ослабевало, он замечал изменения в своих космодесантниках. Впервые очнувшись от комы, Сангвиний нашёл легион в мрачном настроении: воины были угрюмы и полны отчаяния. Теперь же, несмотря на недавний тяжёлый удар, к Кровавым Ангелам вернулось хладнокровие и оптимизм. Примарх счёл, что они, верно, изображают подобный настрой, желая помочь ему, ведь мысли самого Сангвиния были темны и иссушены, и он постоянно хмурился. Но, что бы ни ожидало его в будущем, про себя Ангел поклялся отомстить демону Ка'бандхе.

Кровавые Ангелы полностью осознавали, в каком опасном положении находится Империум. Начавшаяся война должна была решить судьбу Галактики, и все понимали, что в грядущих упорных сражениях прольётся ещё больше драгоценной крови легионеров. Но Санвиний и его воины желали скорее покинуть Сигнус здесь для них не осталось ничего, кроме мрачных воспоминаний, и космодесантники жаждали принести возмездие тем, кто устроил легиону эту западню.

Сангвиний немедленно отдал своим офицерам приказы о подготовке к эвакуации с поверхности. Тела всех Кровавых Ангелов доставили на корабли: павших ждало почётное погребение на склонах горы Сераф на Ваале-Секундус. Примарх распорядился не оставлять никаких следов о пребывании легиона ни на Снгнусе-Прайм, ни на других планетах системы или их спутниках. Ничто здесь не расскажет о случившемся с Девятым: ни мемориал, ни мавзолей, ни надгробная плита с памятной надписью. Немногочисленных выживших из числа местных жителей Астартес переправили в ближайшие человеческие миры.

В точках варп-переходов были установлены маяки, предназначенные для будущих случайных визитёров; в их сообщениях запрещалось ступать на поверхность планет или спутников. Погибшему Сигнусу предстояло гнить во тьме.

Так Сангвиний и Кровавые Ангелы вернулись к свету Империума.


Калт

Тайная измена Лоргара

Задолго до событий на Истваане III и ереси Магнуса Красного примарх Лоргар и его космодесантники негласно перешли в услужение Губительным Силам. Религиозно-пуританский фанатик, он некогда утверждал, что в своих видениях прозрел пришествие Императора. Древние писания его родной Колхиды предсказывали явление мессии, и Лоргар не сомневался, что речь идет именно о Владыке Людей. В последовавшей череде яростных религиозных войн примарх сражался ради установления этой догмы на всей планете. Прибыв на Колхиду, его отец обнаружил мир, находящийся во владении Лоргара и культа Императора.

Примарх восславил Повелителя Человечества, и народ планеты возрадовался, Император же пришел в смятение. Он давно уже опроверг утверждения о Его божественности и желал лишь воссоединить Лоргара с легионом Несущих Слово, чтобы вместе с сыном продолжить Великий крестовый поход.

Лоргар принял обязанности примарха, но все так же поклонялся мессии и обращал в свою религию новых подопечных. С наслаждением взявшись за дело, он создал институт капелланов, обученных догмам Колхиды и культа Императора. Какое-то время Несущие Слово являлись самыми рьяными последователями Владыки Людей, а их повелитель фанатичнее всех верил в Него.

Но шли годы, и Императору всё сильнее досаждали непрестанные заявления Лоргара о Его божественности, а также стремление Несущих Слово насадить проповедуемую ими веру на каждом перекрёстке. Их примарх, обуянный религиозным пылом, совершал чудовищные деяния во имя отца. Он карал целые миры, если те не выказывали достаточного благочестия.

Великий крестовый поход продолжался, и отношения между Императором и Лоргаром всё ухудшались. Примарх решительно продвигал идею о предполагаемой божественности отца, проповедуя её на каждой планете, захваченной или посещённой нм. Из-за его приказов возводить в любом покорённом мире соборы Императора легион потерял немало драгоценного времени. Повелителю Людей казалось, что Лоргара больше интересуют молитвы, чем достижение назначенных ему целей в военных кампаниях. Также недовольство Императора вызывала растущая безжалостность примарха в отношении тех, кто отказывался признавать Его богом Б своей погоне за праведностью колхидец жестоко подавлял недовольство, а религиозные погромы стали характерны для Несущих Слово на завоёванных ими планетах. Множество невинных погибли от рук легионеров Лоргара за то, что отвергли проповеди о Боге-Императоре. Убивали даже тех, кто верил недостаточно пылко.

Упрекнув Лоргара, Император напомнил сыну, что его заботой является война, а не религия. Пока он тратил время на бессмысленные проявления благочестия, игры людей по всей Галактике страдали под пятой чужаков. Не этого желал Повелитель Человечества. Он не хотел, чтобы цели Великого крестового похода так исказились. Миссия Императора состояла в спасении рода людского, а не в порабощении его! Затем Он приказал Лоргару прекратить распространение веры и отказаться от утверждений о Его божественности.

— Ты позоришь моё имя, Лоргар. Я требую от тебя верности, а не поклонения. Моя задача, наша задача — вывести человечество из эпохи Раздора к новому рассвету. В Галактике достаточно кошмаров, тёмных сил, стремящихся извратить суть наших трудов и помешать нашему делу, так что нам самим не следует умножать скорбь рода людского. Твой фанатизм серьёзно навредил мне. Я не бог и не желаю, чтобы люди считали меня таковым. Человечество должно отринуть страхи и суеверия; я верю в науку и логику, и ты поверь в них! Взгляни на Робаута Жиллимана из Ультрамаринов. Он преисполнен веры. Веры в святость нашей миссии, но не меня! И я приказываю тебе следовать его примеру!

Лоргар, как будто раскаявшись, вернулся на свой корабль. Целый месяц он провел бездеятельно, как и легион, ждавший его распоряжений. Когда уже казалось, что Императору вновь придется говорить с примархом, тот вдруг воспрянул. Несущие Слово начали кампанию, примечательную своей быстротой и разрушительностью. Представлялось, что Лоргар принял слова отца близко к сердцу и теперь действует, как ему было приказано.

Несущие Слово выполняли новые задания с энергичностью и живостью, удивлявшей и радовавшей Императора. Всё выглядело так, словно их примарх усвоил полученный урок.

Истина, к сожалению, заключалась в другом. Слова отца настолько потрясли Лоргара, что он скрылся в личных покоях, пытаясь разрешить глубокий внутренний конфликт. Поначалу он не желал никого видеть, надеясь, что размышления в одиночестве помогут отыскать столь нужные ему ответы. Потерпев неудачу, примарх обратился к самым истовым своим последователям, и Кор Фаэрон с Колхиды первым усомнился в Императоре и его мотивах. Он заявил что если Владыка Людей не принимает их поклонения, то, возможно, на это согласятся другие. Затем первый капеллан Эреб упомянул Губительные Силы.

Разве не они были истинными богами Колхиды, которых почитали там до того, как Император, ложное божество, обманул Лоргара поддельными видениями? Так примарх нашел искомый ответ. Повелитель Человечества намеренно сбил его с толку, заставил увидеть в Нём высшее существо и лишил поклонения тех, кто по праву заслуживал этого! И Лоргар, приняв Темных богов, стал слугой Хаоса.

Со временем примарх и его сподвижники исказили суть капелланов, превратив их в тёмных апостолов. С этого началось разложение Несущих Слово.

Опасаясь гнева Императора, Лоргар старательно скрывал заключённый им союз с Хаосом: в одиночку его легион не смог бы противостоять объединённым силам остальных. Кора Фаэрона снедало нетерпение, поскольку он был совершенно уверен в могуществе и праведности Губительных Сил. Колхидец жаждал сброса маски и принести Империуму блаженство Хаоса. Он утверждал, что в случае открытого выступления Несущих Слово другие примархи поймут, насколько они ошибались, и присоединятся к ним.

Эреб вёл себя осмотрительнее и советовал Лоргару действовать втайне, незаметно добиваясь необходимой поддержки и выжидая подходящего момента для удара по Императору.

— Есть множество миров, где было засеяно семя истины, миров, весьма схожих с нашей Колхидой. Направим же туда посланников и негласно привлечём их жителей на нашу сторону. Далее мы должны связаться с прочими легионами: возможно, там у нас найдутся союзники, о которых мы пока не подозреваем.

Лоргар знал, что другие примархи относятся к нему с недоверием. По большей части они сторонились колхидца и не желали выслушивать его теории о божественности Императора.

В глубине души Лоргар знал, что братья не последуют за ним. Скорее они последуют за проклятым Жиллиманом, ангельским Сангвиннем, Рогалом Дорном из Имперских Кулаков и, разумеется, за Хорусом, первым из примархов. Тут повелителя Несущих Слово осенило: если удастся обратить Луперкаля в их веру, им откроются безграничные возможности.

В стигийских недрах храма Змеиной ложи темный апостол Эреб встретился с выздоравливающим Хорусом.

— Мой господин Лоргар, примарх Несущих Слово, приветствует вас и клянётся вам в верности как Воителю и Пророку Истины. Ложный Император слаб. Его время вышло, его путь закончен. Теперь мы видим сильного вождя, который поведёт нас вперёд. И это вы, могучий Хорус. Слава Воителю!

Долгие часы они совещались. Луперкаль поведал о своем договоре с Хаосом и о новой цели — освободить Галактику от оков Императора.

Эреб сообщил, что Лоргару не терпится начать действовать, что он стремится открыто выступить против отца. Хорус предупредил, что необходима осторожность, ибо он пока не разработал нужную стратегию, поэтому впереди их ждало еще много работы. Затем Воитель повелел Эребу вернуться к своему господину и передать Несущим Слово, что нужно сохранить завесу секретности. Когда настанет час, их желания исполнятся и XVII легион гордо встанет рядом с Хорусом в грядущей войне против Императора.


Лоргар сражается за Хоруса

После злодейств на Истваане Воитель отправил послание вождю Несущих Слово.

Он передал примарху-хаосопоклонннку. что настало время нанести удар. Зная, что Лоргар люто ненавидит Робаута Жиллимана, Хорус рассказал союзнику о приказах, переданных им Ультрамаринам. Колхидец быстро согласился провести внезапную атаку на ХIII легион, когда тот соберётся в Ультрамаре. Лоялисты будут застигнуты врасплох, и Лоргар не сомневался, что полностью уничтожит их.

Вместе с Хорусом они решили, что Несущие Слово продолжат скрывать от Императора, кому те верны на самом деле. Затем примарх-изменник велел своему легиону отправиться в царство Жиллимана, а владыки варпа обеспечили им надёжный и скоростной переход через неспокойный Имматериум.

Командование штурмовой группировкой на Калте было передано Кору Фаэрону — одному из величайших сподвижников Лоргара, воину, испытывающему глубокую ненависть к Ультрамаринам. Помогал ему Эреб, бывший капеллан, а ныне старший тёмный апостол Несущих Слово.


Сбор Ультрамаринов в Ультрамаре

Тринадцатый легион, возглавляемый примархом Робаутом Жиллиманом, получил приказ Хоруса направиться в Верндийскую систему на дальнем юго-востоке Галактики. Воитель утверждал, что планетам этой системы, включая сам Калт, угрожают орочьи силы из империи Гаслаха.

Тогда Робаут и значительная часть его воинов базировались возле спутников Сатурна. Примарх немедленно взял курс на Ультрамар — область космоса, управляемую XIII легионом. Там они встретились с другими подразделениями Ультрамаринов и пополнили запасы, после чего Жиллиман распорядился о сборе на Калте.

Как только туда начали прибывать его флоты, выяснилось, что происходит нечто странное. Ни один из верных ему астропатов не мог передать сообщения через варп. Что-то блокировало их телепатическую связь, а грозные штормы осложняли навигацию звездолётов. Легион Ультрамаринов был изолирован от остального Империума. И тогда вероломные силы Несущих Слово нанесли удар.


Битва за Калт

Несущие Слово начали внезапную атаку на Ультрамаринов. Лоргар лично командовал своим звёздным флотом в другом месте, тогда как его самые доверенные заместители получили задачу нанести первый удар по планете Калт.

С боевой баржи «Инфидус Император» величайший чемпион примарха Кор Фаэрон отдал приказ о полномасштабном вторжении в систему Калта. Помогал ему тогда архиизверг Эреб, главнейший из тёмных апостолов Несущих Слово.

Корабли Лоргара уничтожили сестринские планеты Калта, разорвав их на куски мощнейшей геоатомной бомбардировкой. На солнце системы они обрушили радиационные и химические боеголовки, которые испарили поверхность звезды и едва не превратили сё в сверхновую, флот Ультрамаринов был рассеян в результате серии сокрушительных ударов, нанесенных армадой Несущих Слово.

Затем под пение болтеров легионеры-предатели, ведомые тёмными апостолами и сопровождаемые ордами ярящихся культистов, высадились на поверхность. Так началась битва за Калт.


Гибельный шторм

Предательство Лоргара было абсолютным: жаждая отомстить Императору и его верным последователям, он действовал с почти безграничной изобретательностью и энергией. Коварный примарх и его легион обладали запретным знанием об Имматериуме (несомненно, купленным у нечестивых обитателей этого царства за кровь и души людей) и ведали о жутких способах подчинять его своей воле. Помня о варп-штормах что терзали человеческие миры в ушедшие века и полностью отрезали Терру от остальной Галактики в эпоху Раздора, Лоргар задумал изощрённый план: вновь низвергнуть род людской в бездну ужаса. Несущим Слово предстояло создать новый ураган в Имматериуме, который смогут контролировать только они, и использовать его на благо изменнических армий. Также буря полностью лишила бы лоялистов возможности прокладывать маршруты или сообщаться через это странное измерение.

Для исполнения столь чудовищного и опасного плана требовалось только достаточно масштабное жертвоприношение и волна ужаса, поднятая в реальном мире. В варпе уже отразились многочисленные злодейства, совершенные в системе Истваана. Они всколыхнули потоки демонических энергий и угрожали раздуть потусторонний пожар, но этого не хватало. Нужно было больше крови и страданий, и вторжение изменников на Калт стало первым шагом на пути к их цели.

В то время как Кор Фаэрон руководил военным вторжением и крушил флот ХIII легиона, тёмный апостол Эреб провел череду неописуемых ритуалов на поверхности мира.

Пока текла кровь защитников Калта, пока их муки и страх набирали силу посреди зверств и злодейств, совершаемых предателями, колхидец с избранными последователями оскверняли сам воздух нечестивыми гимнами и святотатственными псалмами. Через созданные ими громадные прорехи в реальности на планету явились тысячи и тысячи демонов. Появляясь на Калте, они тут же присоединялись к резне, чем ускоряли бойню и добавляли силы молитвам Эреба. Его обряд разорвал завесу между измерениями: разряды безумной энергии метались над землёй, забрасывая в варп груды тел, живых и мёртвых, а скулящие орды тварей с той стороны топтали друг друга, стараясь пробраться в материальный мир. Неистовство ритуала было неизмеримым, и замысел Лоргара исполнился. Грянул Гибельный шторм.

Эта буря, расколовшая Империум, низвергла миры людей в новую эпоху тьмы и изоляции. Межзвёздные путешествия лоялистов были серьёзно затруднены, астротелепатия оказалась практически бесполезной, поскольку связь между системами стала почти невозможной. Благодаря шторму Лоргар получил чуть ли не абсолютный контроль над всеми перемещениями в варпе. Другим изменникам он указывал тайные проходы через эфир — защищённые маршруты, путешествия по которым были не только предсказуемыми и безопасными, но и значительно более короткими, а также менее страдающими от временных искажений. Планеты Империума оказались во власти хищных предателей, поскольку бессчётные системы были полностью отрезаны от соседей бурями в Имматериуме. Не имея возможности обратиться за помощью или же принять её, как и перебраться в безопасные места, люди могли только ждать неизбежного. Многие миры пали под внезапными атаками отступнических армад, без предупреждения возникших поблизости от них.

Флоты лоялистов, пытавшиеся преодолеть адские путины, безнадёжно сбивались с курса. Покинув варп, они оказывались в пустоте межзвёздной бездны или же в отдалённейших уголках Галактики. Немало кораблей просто исчезло без следа. Никому неизвестно, сколько верных космолётов, армий и жизней было потеряно в те мрачные дни, но количество смертей, несомненно, было слишком путающим.


Калт в осаде

Ультрамарины отступали, ошеломлённые яростным натиском Несущих Слово. Флот ХIII легиона был рассеян, целые планеты уничтожены боевыми кораблями Лоргара. Полные капитулы изменников и их союзники высаживались на Калт, чтобы напасть на верных воинов Жиллимана и уничтожить их во имя Хоруса и Тёмных богов Хаоса.

Под началом Кора Фаэрона находились десятки тысяч космодесантников и ещё больше культистов Хаоса. Кроме того, поддержку ему оказывали изменнические группы механикусов Марса, которые предоставили колоссальные боевые машины разных видов, включая десятки грозных титанов.

Сражение на Калте вышло яростным.

Поначалу казалось, что Несущие Слово сомнут обороняющихся Ультрамаринов за несколько часов. Бойцы Кора Фаэрона, собранные в огромные колонны, наступали на подразделения лоялистов ХIII легиона, рассекая и окружая отряды защитников планеты, после чего крушили их артиллерийскими и орбитальными ударами. Воинам Жиллимана, вынужденным обороняться, оставалось лишь окапываться и укреплять позиции.

Используя многочисленные орды культистов в качестве живого щита, Несущие Слово прикрывались от любых значительных контратак Ультрамаринов. Затем Кор Фаэрон начал применять боевые машины Тёмных Механикум в качестве тарана и с их помощью пробивал защитные порядки лоялистов. В появляющиеся бреши тут же врывались стаи вопящих демонов, учинявшие жуткую резню среди оборонявшихся воинов. Когда позиции ХIII легиона открывались для удара, в бой вступали сами Несущие Слово и в ходе яростных штурмов убивали всех верных Астартес на своём пути. Возглавляли эти финальные смертоносные наступления тёмные апостолы предателей. Распевая нечестивые гимны богам Хаоса, они подгоняли своих легионеров и побуждали их творить ужасные злодейства.

Кор Фаэрон, однако же, недооценил стойкость и решимость Ультрамаринов. В течение нескольких часов защитники Калта сначала замедлили, а затем полностью остановили продвижение Несущих Слово. В конце концов верные легионеры сумели даже провести несколько контратак против предателей.

Капитан Рем Вентан тогда оборонял дворец Лептия Нумина. Во время первой волны наступления изменников он со своими бойцами готовился взойти на транспортные суда в расположенном неподалёку космопорту Нумина. Атака неприятеля застигла Ультрамаринов врасплох, и верный капитан, потеряв половину отряда, вынужден был отступить во дворец.

Там Вентан оценил текущее положение. В его группировке осталось менее пяти сотен легионеров и несколько рот Имперской Армии, очень мало танков, что-то около дюжины Лэндрейдеров и никакой артиллерии. Противостояла им несметная орда дьяволопоклонннков, слишком огромная, чтобы точно оценить ее численность, и крупное подразделение Несущих Слово при поддержке десятков гигантских боевых машин. Также над вражескими порядками витали сотни диковинных существ с крыльями, как у летучих мышей. Окружив дворец, изменники приступили к непрерывным атакам на оборонительные позиции Рема. Верный капитан понимал, что его воины не смогут вечно отражать натиск неприятеля, пусть они сильны духом и хорошо вооружены, через считанные часы противники захватят комплекс зданий и перебьют всех.

Когда Вентан сумел наконец установить связь с другими осаждёнными Ультрамаринами, выяснилось, что капитан не одинок в своём положении, ибо фактически все верные легионеры на Калте как будто попали в одинаковые условия. О судьбе примарха никто не знал, и Рем понял, что ему не стоит ждать помощи от других подразделений лоялнетов, оставшихся на планете.

Эреб, первый и могущественнейший из темных апостолов Несущих Слово, пребывал в экстазе.

Его тайные замыслы достигли кульминации, ведь ненавистные Ультрамарины Жиллимана терпели поражение! Они умирали целыми толпами, а воины Лоргара наконец-то отомстили лакеям Императора. Приближался час Хаоса!

Но вдруг капитан Рем получил новое сообщение от самого Жиллимана. Примарх был жив! И не только жив, но и организовывал связанные боем отряды верноподданных.

— Вентан, ты в отчаянном положении, и я не в силах немедленно направить тебе подкрепления. Многие из моих офицеров и солдат находятся в столь же тяжёлой ситуации. У меня есть план, согласно которому ты сможешь лучше послужить мне. чем просто умереть там, где находишься сейчас. Спешно перестрой свою группировку для одного сосредоточенного удара по окружающим тебя отрядам. Твоя цель — прорвать их ряды и добраться до космопорта Нумина.

— Сир, вы хотите, чтобы мы удрали, поджав хвост, и бросили Калт?

— Верный капитан, твоя задача — не бежать с планеты, а запустить как можно больше транспортных судов. Назначь на каждое из них отважных пилотов, ибо нм предстоит тревожить вражеские силы на земле и как можно дольше отвлекать их.

— Со всем уважением, мой господин, эти корабли долго не продержатся. У них слабая броня и скромное вооружение. Боюсь, что неприятели быстро собьют их.

— Но они выиграют для тебя драгоценное время, и ты успеешь активировать оборонительные лазеры космопорта. Предатели, в их кровожадности и высокомерии, больше заботились об убийстве наших братьев, чем об уничтожении наших орудий. Благодаря защитным установкам Нумина мы получим шанс перехватить инициативу. Сделай это ради меня, Вентан. и Ультрамарины будут вечно почитать твое имя.

— Есть, мой господин!


Робаут Жиллиман

Когда Несущие Слово нанесли удар, примарх Ультрамаринов находился на мостике "Чести Макрагга". Внезапная атака оказалась совершенно ошеломительной. Боевая баржа Гиллнмана содрогнулась от громогласных взрывов в центральной и кормовой секциях. Под рёв сирен могучий звездолёт начал крениться и медленно разворачиваться в пустоте. Вокруг него другие корабли XIII легиона вспыхивали подобно маленьким солнцам, поражённые торпедными залпами ударных крейсеров предателей.

Внизу планета Калт вздрагивала, сотрясаемая колоссальными плазменными детонациями, которые нагревали атмосферу. За считанные минуты примарх уяснил масштабы нападения на его флот и мир под ним. Изувеченная боевая баржа с трудом оторвалась от противников; её оружейные системы не действовали, а двигатели для перемещения в реальном мире давали только средний ход. Армада ХIII легиона понесла колоссальный урон, подвергшись внезапной атаке. Целых три четверги боевых кораблей и транспортных судов Ультрамаринов были серьёзно повреждены или уничтожены, а остальные, уходя от нападавших, рассеялись по всей Веридийской системе. Доклады с поверхности планеты оказались ещё мрачнее: Несущие Слово провели опустошительную орбитальную бомбардировку. Потерн наземных сил измерялись десятками тысяч, а многие ключевые опорные пункты были разрушены.

На борту истерзанной боевой баржи Робаут Жиллиман уже понял, что угодил в гибельную западню, приготовленную Воителем. Именно Хорус приказал ему направиться к Веридни, и лишь Хорусу примарх рассказывал о своих планах собрать флот Ультрамаринов возле Калта.

Также Жиллимана удивило, что трусливое нападение осуществили Несущие Слово Лоргара. Да, Робаут никогда не любил колхидца, но тот ни разу не давал ему причин усомниться в собственной верности Императору. Более того, Лоргар так слепо поклонялся отцу, что именно эти религиозные повадки беспокоили и отталкивали повелителя Ультрамара. Тот факт, что два других примарха устроили заговор против него, сильно обеспокоил Жиллимана. Он предположил, что, возможно, предательство пустило куда более глубокие корни. Ещё сильнее взволновала Робаута невозможность отправить или получить сообщения по астропатической связи.

Впрочем, в первую очередь Жиллиман должен был стабилизировать положение Ультрамаринов. Несомненно, его легион получил смертельный удар, и для спасения воинов от полного истребления требовался весь тактический и стратегический гений примарха.

Робаут начал с того, что провёл несколько контратак с последующим отходом, используя немногочисленные боеспособные корабли.

Это стало возможным лишь благодаря исключительной выучке и дисциплине экипажей и флотоводцев XIII легиона, тогда как лидеры вражеской армады страдали от самоуверенности и плохого взаимодействия. Раз за разом лоялистам удавалось изолировать и уничтожить неприятельские звездолёты. После каждого выпада Ультрамарины рассредоточивались и перегруппировывались вдали от флота изменников. Но даже в таких условиях верным Астартес противостоял враг, превосходящий рос в численности и вооружении. Любые потери тяжким грузом ложились на ХIII легион, тогда как Несущие Слово будто бы располагали бесконечным резервом космолётов. Робаут, однако, не собирался отступать: за трусливое нападение предатели должны были заплатить кровью.

Управляя израненным флотом, Жиллиман одновременно передавал приказы воинам, увязшим в сражениях на поверхности Калта. Изменники не приняли в расчёт двух вещей. Во-первых, Ультрамарины, обладавшие несокрушимым боевым духом и стойкостью, просто отказывались сдаваться даже в нынешней отчаянной ситуации. После начальной волны атак верные легионеры окопались на хорошо защищённых позициях, откуда изменники не могли их выбить. Во-вторых, приспешники Лоргара забыли о превосходных полководческих умениях Робаута. Он стремительно анализировал положение любой оборонявшейся группировки и разрабатывал план действий, повышавший её шансы на успех. Получая ясные и чёткие указания, лояльные Астартес начинали давать отпор врагу.


Подземная война

В ходе вторжения Несущие Слово погубили атмосферу и экосистему Калта. Поверхность мира стала необитаемой в результате неудержимых плазменных пожаров, бушующих в небе, и непрерывных потоков радиации от изуродованного умирающего солнца Веридийской системы. Сгинули миллионы, а выжившие и лоялисты, и предатели бежали в обширный подземный мир, запутанный лабиринт аркологий, пролегавший глубоко в коре планеты.

На этом их война не закончилась. Она переросла в беспощадную битву за выживание в темном, немилосердном крае. Из-за нехватки полезных ресурсов противники быстро поглотили те малые запасы пищи и воды или занимали немногочисленные уголки пространства, которые им удавалось найти и захватить.

Дни превращались в недели, и враги, запертые в мрачных и суровых пещерах, шли на все более отчаянные шаги в попытках уцелеть. В ходе лихорадочных раскопок они расширяли естественные пещеры. Голодающие, они голыми руками отбрасывали камни и грязь, чтобы добраться до новых туннелей, где, возможно, их ждали несколько кусочков еды или несколько капель воды. Противостоящие группы значительно расширили сеть подземелий Калта, но все новые выработки, ввиду отсутствия необходимых материалов и ограниченных навыков строителей, не отличались надёжностью, фанатики, посвятившие себя Губительным Силам, умышленно обрушивали эти хлипкие постройки, сея в рядах лоялистов смятение, ужас и отчаяние.

Так продолжалась Подземная война, и хотя примерно через год Ультрамарины сумели доставить на Калт подкрепления, изменники отступили в темнейшие уголки аркологий и серьёзно окопались там. В дальнейшем они осуществляли партизанские вылазки, которые продолжались почти десятилетие, пока предатели не были полностью разгромлены. Но даже после этого ещё долгие годы ходили слухи о жутких мутантах, что обитали глубоко в недрах планеты и ждали своего часа, чтобы восстать и вновь повергнуть в ужас людей Империума.


Эпоха Тьмы

Галактика охвачена войной

Для позднейших поколений жителей Импернума события великого противостояния, названного Ересью Хоруса, сохранились лишь в виде заплесневелых от древности легенд. Живут они в монументальных скульптурах и архитектурных украшениях на государственных зданиях и дворцах; в выцветших манускриптах в старинных архивах; в потрескивающих, терзаемых помехами и почти неработающих голотрубках; в историях, передаваемых братьями орденов Космического Десанта. Повествуется в этих мифах лишь о самых ярких и значимых моментах той эпической истории, и, разумеется, все они выставляют Хоруса и его сподвижников беспросветными злодеями. Большая часть истинных деталей того, что произошло за несколько кратких лет Ереси, так никогда и не была раскрыта широким массам имперского населения.

Естественно, за множество столетий, прошедших с той поры, само время могло окутать тайнами древнюю гражданскую войну. На протяжении веков любая имевшаяся информация могла быть потеряна пли искажена. Существуют, однако, и другие причины подобной скудности данных о Ереси.

Очевидно, что в ходе столь судьбоносного конфликта ведению точных исторических записей уделялось сравнительно немного внимания, и естественно, что в то время любые созданные летописи были точно так же не застрахованы от уничтожения, как и любой иной элемент цивилизации. Но помимо этого обе стороны противостояния умышленно скрывали информацию от остальной Галактики. Период между Резней в зоне высадки на Истваане V и последним отчаянным призывом к оружию, что ознаменовал начало пресловутой Осады Терры, почти не отражен в официальных архивах. Представляется, что Империум умышленно старался сохранить Ересь Хоруса в полной тайне от собственного народа.

Таким было время, названное эпохой Тьмы.

Нет ничего странного в том, что записи были утеряны. Некоторые из них стёрли умышленно, но ещё больше оказались жертвами пропагандистской войны в тот период, когда планеты и звёздные системы переходили из рук в руки. Немало нюансов и истинных описаний Ереси просто забылись, причём впоследствии это вполне устроило повелителей Империума. Возможно, они предпочитали, чтобы определенные факты затерялись в пучинах прошлого.

Лоялисты сражались и проигрывали битвы и даже целые кампании, а верность многих фракций внутри Империума не оставалась незыблемой. Границы между теми, кого считали героями, и теми, кого проклинали как еретиков, размывались, поскольку даже самые добродетельные и благочестивые люди совершали чудовищные поступки во имя Императора. Невинные умирали миллионами ради достижения различных целей, от которых кукловоды тут же могли отказаться в связи с изменениями стратегия или ради иного замысла, отчаянного, но тщетного.

В эпоху Тьмы не раз создавались и разрушались союзы, причём многие имперские силы с пугающей лёгкостью и частотой меняли стороны. Чаще всего такое сомнительное поведение демонстрировали относительно малозначимые группировки лоялистов, однако случалось, что и более примечательные фракции сходили с истинного пути. Если бы после войны открылась правда об этих предательствах, она, несомненно, потрясла бы Империум до основания…


Расколотые легионы

Верные воины Железных Рук, Саламандр и Гвардии Ворона стали жертвами кошмарного предательства на Истваане V. В результате Резни в зоне высадки эти легионы были практически разгромлены. Общий счёт потерь приходил в ужас: от трёх самых могучих военных организаций в истории Галактики осталась лишь горстка выживших. Но уцелевшие всё же имелись, несмотря на все усилия изменников, некоторым лояльным Астартес удалось не только сохранить себе жизнь, но и выбраться из западни.

И они не собирались сдаваться.

Коракс, примарх Гвардии Ворона, каким-то чудом выжил в бойне и незаметно ускользнул с Истваана V, спасённый уцелевшей группой его верных Астартес. Это был крупнейший отряд из остатков XIX легиона, но и он значительно уступал врагу в численности. Опасаясь за жизнь примарха и не зная, сколько их товарищей осталось в живых, Гвардейцы Борона тайно покинули систему Истваан и вернулись на Тсрру для перегруппировки. Остальные воины Коракса предполагали, что их повелитель не погиб и сумел бежать, однако ввиду секретности его отступления легионеры вновь увидели Корвуса лишь спустя долгие и тяжёлые годы.

В итоге эти Гвардейцы Борона объединились с выжившими Железными Руками и Саламандрами, образовав временные силы сопротивления, что получили название "Расколотые Легионы".

Руководили ими в основном Железные Руки, даже после смерти Ферруса Мануса в начале Резни и полного истребления ветеранских рот они все ещё превосходили два других легиона числом. Воины Медузы были полны решимости противостоять Хорусу который причинил им великое зло, и намеревались отплатить ему за содеянное. Однако же перенесённая ими измена была столь вероломна, что отныне космодесантники Десятого не доверяли никому. Подозревая всех вокруг, они даже не соглашались вновь подчиняться Совету Терры.

Железные Руки собрали выживших из трех легионов в группировки численностью до тысячи воинов, взяв за пример структуру кланов их родного мира Медузы. Эти относительно небольшие соединения, перейдя на уцелевшие и ещё способные летать корабли, рассредоточились по всем уголкам Империума. 11з глубин межзвездного пространства они атаковали силы Воителя, нарушали его пути сообщения и доставки припасов.

Любым подразделением Расколотых Легионов командовал офицер уровня центуриона, и разные ячейки сопротивления взаимодействовали лишь изредка и всегда в обстановке полной секретности. Таким образом, они не имели уязвимого центрального руководства. Более того, за счёт малого размера группировки легко уходили от преследования изменников и обладали значительными преимуществами в неожиданности и тактической гибкости.

Расколотые Легионы одерживали одну победу над армиями Хоруса за другой. Сражались они яростно и беспощадно, и в этих боях ковались узы братства — узы более крепкие, чем кровные, узы, которые не распались и после окончания самой Ереси. Всех воинов таких соединений гнала вперёд память о страшной трагедии, обрушившейся на них в зоне высадки, и жажда отомстить за преданных товарищей.

Что до Саламандр, то они оплакивали гибель своего примарха. Не найдя места последнего упокоения Вулкана, ноктюрнцы уверились, что от их легиона скоро останутся только воспоминания. Впрочем, несмотря на все тяготы и мухи, бойцы XIX легиона все также прислушивались к голосу человечности и сострадания, даже если оказывались в безвыходных ситуациях и лицезрели неописуемые ужасы, сотворённые последователями Хоруса.

Итак, Расколотые Легионы не были раздавлены почти абсолютным разгромом на Истваане V. Напротив, он разжег в сердцах космодесантников пылкое стремление отомстить. Наделённые неугасимым духом и несгибаемой волей, вместе они представляли для врага куда большую угрозу, чем могло показаться. Возможно, остальные верные легионы больше не рассчитывали на них, но вполне вероятно, что список триумфов уцелевших в Резне невообразимо длиннее и обширнее, чем официальные записи о поражениях изменников. Никто не знает, сколько замыслов Хоруса сорвали они своим действиями, как много воинов или ресурсов оказалось бы в его распоряжении, если бы Расколотые Легионы не так рьяно терзали тех, кто предал их.


Теневой крестовый поход

Воитель дал особое задание Лоргару, примарху Несущих Слово. Пока XVII легион и его тёмные союзники сражались против основных сил Ультрамаринов в битве за Калт, их повелитель должен был тайно ударить по Ультрамару, владениям лоялистов Жиллимана. Хорус потребовал, чтобы Лоргар не просто нанёс поражение воинам Робаута, но полностью перебил их чтобы в будущем они не смогли угрожать замыслам Луперкаля. Примарх ХVII легиона был обрадован возможностью отомстить давнему недругу, хотя и скрывал, что именно месть является его самым страстным желанием. Перед глазами у него стоял Макрагг, основа мощи Ультрамаринов и его влияния в секторе. Без своего родного мира XIII легион будет раздроблен и никогда не восстановится.

Но Лоргар мыслил и более масштабно. Он планировал освятить кровью целые секторы Галактики и преподнести их богам Хаоса посредством весьма специфической последовательности ритуалов. Прямая атака на Макрагг стала бы фрагментом этой нечестивой схемы. Колхидец вовлёк в свой безумный план Ангрона из Пожирателей Миров, и два примарха начали сжигать планеты одну за другой. Апокалиптические разрушения, устроенные Эребом на Калте, оказались лишь очередным жертвоприношением среди множества злодейств, и подобные кошмары повторились сотню раз в пределах одного лишь Ультрамара. Галактика пылала. и Темные боги Хаоса хохотали.

В ходе богохульных обрядов Несущие Слово подпитывали Гибельный шторм кровью и черепами, увеличивая его мошь и упрочняя власть Лоргара над ним Сам Макрагг оказался беззащитен перед предательскими примархами, но туг Ангрон внезапно и без предупреждения отвел свои силы.

Теневой крестовый поход распался. Некий таинственный поворот событий спас родной мир Ультрамаринов, и для лоялистов вновь вспыхнула искра надежды.


Боевой флот Имперских Кулаков

После того как Рогал Дорн, повелитель VII легиона, случайно отыскал дрейфующий фрегат "Эйзенштейн" и встретился с верным капитаном Гарро из Гвардии Смерти, он приказал своей армаде взять курс на Истваан. Имперским Кулакам было велено оказать поддержку лоялистам, сражающимся на третьей планете системы.

Затем Дорн лично сопроводил Натаниэля на Терру, взяв с собой лишь элитные ветеранские роты. Остальные космодесантники боевого флота направились к указанной им цели. Они представляли собой значительную силу: более тридцати тысяч Астартес на семнадцати боевых баржах и крейсерах различных типов, а также множество кораблей поддержки меньшего тоннажа.

Такое соединение Имперских Кулаков могло нанести серьёзный удар по предателям, собравшимся в системе Истваан. Хорус, однако, располагал влиятельными союзниками в Имматериуме, и разыгравшиеся по их воле варп-штормы оказались непреодолимыми для навигаторов VII легиона. Дни превращались в недели, а недели — в месяцы, пока они снова и снова пытались проложить курс через круговорот бурлящих энергий. Казалось, что после каждого перехода звездолёты лишь удаляются от пункта назначения. Более того, им не удавалось отыскать обратный маршрут на Терру.

Яростные бури также воздействовали на астропатов, которые больше не могли ни отправлять послания, ни получать сообщения от примарха или с Тронного мира. Но не в природе космодесантников было сдаваться, и потому Имперские Кулаки упорно продолжали испытывать удачу в штормах.

Боевой флот VII легиона избрал в качестве оперативной базы систему Фолл. Две её обитаемые планеты являлись непримечательными агромирами с небольшим населением и не имели никакой стратегической важности. В обычных условиях многочисленная группировка Астартес на военных космолётах никогда бы не обосновалась в таком захолустном месте, но по неясным причинам варп в этом регионе был спокоен, и Имперские Кулаки обнаружили, что могут с определённой долей уверенности покидать систему и возвращаться в неё. По этой причине командиры легиона превратили Фолл в опорный пункт армады, из которого впоследствии направляли корабли на разведку прилегающего космоса и поиски варп-путей до Истваана или Терры.

Такие действия быстро стали рутинными. Пока исследовательские отряды регулярно отбывали в Имматериум, астропаты легиона старались прорваться через штормы и связаться с остальным Империумом, в особенности с лоялистами на Истваане и примархом Дорном на Терре. На флотских кораблях жили по боевому расписанию, и космодесантники готовы были действовать сразу же после восстановления коммуникаций.

Но астропаты оставались глухи и немы, так что офицеры VII легиона досадовали всё сильнее. Они понимали, что в системе Истваан произошло нечто ужасное и верным Астартес грозит смертельная опасность. Также командирам было известно, что их примарх нёс Императору на Терру вести о предательстве Хоруса.

А затем их внезапно и сокрушительно атаковал Пертурабо. Примарх Железных Воинов возглавлял армаду из более чем двадцати крупных боевых кораблей. Астропаты Имперских Кулаков ещё не успели сообщить о появлении армады мятежников возле точек варп-переходов. когда враг открыл огонь по звездолётам лоялистов на орбите второй планеты. За несколько минут были серьёзно повреждены три боевые баржи VII легиона, а «Молот Терры» взорвался после попадания торпед в его кормовую часть, запустивших цепную реакцию в плазменных двигателях Дюжина малых судов просто разлетелась на куски под залпами предательской флотилии.

Развивая наступление, изменники прорывались в центр соединения лоялистов и сеяли вокруг себя смерть и разрушение. Казалось, что они разгромят Имперских Кулаков, не позволив им даже выстрелить в ответ.

План Пертурабо состоял в том, чтобы вонзить корабли Железных Воинов в сердце неприятельского флота, заставить VII легион нарушить строй и расстрелять их звездолёты поодиночке. В своём замысле он целиком полагался на то, что Имперские Кулаки не успеют дать отпор и сдержать наступательный порыв отступников.

Но воины Дорна, оправившись от первого потрясения, нанесли ответный удар. Несмотря на долгое пребывание у Фолла, они оставались в полной боеготовности, и теперь это сыграло им на руку. Ворвавшись внутрь строя VII легиона, корабли Пертурабо немедленно попали под обстрел Имперские Кулаки сосредоточили огонь на передовом отряде его армады, и авангард мятежников сгинул, разорванный в клочья пламенным вихрем. После этого уцелевшие космолёты Железных Воинов прервали атаку для перегруппировки.

Лоялисты, таким образом, получили шанс перейти в наступление, но тут верные командиры VII легиона получили крайне важное сообщение от флотских астропатов. Им наконец-то удалось установить контакт с Террой, и Имперским Кулакам было приказано срочно возвращаться в столицу Империума. Эти повеления обладали максимальным приоритетом, и космодесантники не имели права задерживаться ни по какому поводу.

К несчастью, когда воины VII легиона получили распоряжения, они были связаны боем с изменниками из Железных Воинов, но это не должно было помешать нм покинуть систему Фолл и направляться к Земле.

Имперские Кулаки уже сумели отразить внезапную атаку предателей и захватить инициативу, невзирая на тяжёлые потери в начале сражения. Теперь у верных Астартес появился шанс развить успех и нанести контрудар по армаде Пертурабо. Но. выказав исключительную дисциплинированность, легионеры Дорна справились с желанием погнаться за рассредоточенными мятежниками и взяли курс на Терру.

Когда звездолёты лоялистов покинули орбиту и двинулись к точкам перехода в варп, корабли изменников развернулись вслед за ними и начали новую атаку. Несколько лёгких крейсеров Имперских Кулаков пошли им наперерез; эти космолёты, явно уступающие в мощи боевым баржам Железных Воинов, были рассечены лазерным огнём из носовых орудий более крупных врагов. Их тщательно рассчитанное самопожертвование задержало предателей, что позволило остальной группировке VII легиона добраться до точек перехода в Имматериум и отправиться в Солнечную систему.


Волк и Хан

Последние годы перед Ересью Джагатай-хан и его Белые Шрамы провели на войне в системе Чондакс. Космодесантникам противостояла многочисленная армия орочьих налётчиков, происходивших со спутников Тролла-Хендерсона. Нанеся поражение основным силам зеленокожих, чогорцы потратили заключительные месяцы кампании на поиск и уничтожение разбросанных остатков войска чужаков.

Легион Хана находился в хорошем состоянии, поскольку имел достаточно времени на восполнение потерь, понесённых в первые недели боевых действий. Эфирные штормы, не позволяющие связаться с Террой или совершить дальний варп-переход, не особенно беспокоили примарха. В том регионе космоса подобные волнения происходили достаточно часто, и у Джагатая не было повода увидеть в них нечто серьезное.

Всё изменилось, когда с ханом наконец-то связался Рогал Дорн, поведавший ему о событиях на Истваане V. Первым же делом чогорец запросил разрешение отправиться туда со своим легионом и атаковать Хоруса. Дорн, однако же, непреклонно требовал от Джагатая как можно скорее вернуться на Терру. Отныне примарх Имперских Кулаков являлся главнокомандующим всех лояльных Империуму сил, поэтому вождь Белых Шрамов нехотя подчинился приказу и скомандовал флоту готовиться к отбытию на Землю.

Когда звездолёты Хана уже занимали позиции для варп-прыжка, он получил срочные и совершенно неожиданные астропатические послания от Лемана Русса, примарха Космических Волков. Повелитель Фенриса рассказал брату о своей операции на Просперо, находившемся относительно близко от Чондакса, и о мятеже Магнуса Красного. Джагатай не знал об атаке Русса на Тысячу Сынов и, услышав об измене XV легиона, обеспокоился ещё сильнее. Более того, воины Лемана перехватили армаду предателей, державшую курс на Чондакс. По словам Волчьего Короля, его корабли вступили в бой с неприятелем, но отдельные космолёты бунтарей покинули строй и теперь направлялись к хану.

Обменявшись сообщениями, два верных примарха обсудили возможные действия. Они согласились, что совместно их группировки легко одолеют мятежников, которых Русс определил как Альфа-легионеров. При этом, если бы флотам лоялистов пришлось сражаться порознь, им бы грозило очевидное поражение. Леман сообщил Джагатаю, что избежал разгрома лишь потому, что избрал тактику быстрых ударов и отходов. Благодаря этому Альфарий не мог воспользоваться значительным перевесом в кораблях, но и Космическим Волкам не удавалось надолго замедлить продвижение вражеской армады.

Перед ханом встал тяжёлый выбор. Он получил крайне чёткий приказ вернуться на Терру и развернуть свой легион для обороны Имперского Дворца. Эти распоряжения исходили прямо от Рогала Дорна, говорившего от имени Владыки Людей. Нельзя было просто отмахнуться от них. С другой стороны, верный примарх Леман Русс просил Джагатая о помощи в бою с флотом изменников, направлявшимся к нынешней позиции Белых Шрамов. Хан и фенрисиец были весьма дружны, к тому же мятежники заметно превосходили его группировку в численности. Если воины Чогориса не придут на зов, предателей наверняка не удастся остановить, или, хуже того, Космические Волки будут уничтожены.

Решение нелегко далось Джагатаю, и он отправил срочные сообщения на Терру, прося Дорна отменить его приказы в свете вновь открывшихся обстоятельств и разрешить V легиону поддержать старых товарищей. Ожидая ответа, примарх Белых Шрамов повелел своей армаде готовиться к оказанию помощи Космическим Волкам. Одновременно с тем. как его громадные боевые баржи выдвинулись на позиции, на их сканерах возник авангардный отряд изменника Альфария. Через считанные мгновения звездолеты мятежников ринулись в атаку, битва сама пришла к Хану!

Передовой отряд Альфа-легиона составляли небольшие проворные крейсеры и корабли эскорта. Белые Шрамы не увидели в них особой угрозы и оказались правы: боевые баржи лоялистов сосредоточенными залпами разнесли меньшие по размеру космолеты предателей на куски. Произошедшее смутило Джагатая и его офицеров, не понимавших, чего пытаются достичь изменники. Пока они нападали группами малых кораблей, флот лоялистов оставался практически неуязвимым. В этом не было никакого смысла.

Когда появились более крупные боевые звездолёты Альфа-легиона, хан окончательно перестал что-либо понимать. Не атакуя, они держал позиции на границе системы, пока их меньшие собратья продолжали самоубийственные наскоки. Пока Джагатай сосредоточенно изучал тактические карты и сканеры на мостике флагмана, пытаясь разгадать замысел противника, офицеры V легиона умоляли его скомандовать наступление. Примарх не поддавался на их призывы, поскольку не желал ввязываться в полномасштабное сражение с изменниками без крайней необходимости.

В это же время Космические Волки проигрывали битву с остальной армадой Альфа-легиона.

Хотя соединения Русса и старались избегать открытого боя со значительно более крупным флотом предателей, фенрисцы всё равно несли громадные потерн от вражеских орудий. Леман, объятый яростью, вновь направил хану послание с требованием немедленно выслать подмогу.

Нежелание Джагатая всеми силами вступать в бой с группировкой Альфария оправдалось, когда он получил ответ с Терры от Рогала Дорна. Новое распоряжение Имперского Кулака звучало ясно и недвусмысленно: хану предписывалось немедленно привести V легион на Землю, невзирая на любые обстоятельства. Кроме того, Дорн повелел чогорцу передать Леману Руссу тот же приказ, но с некоторым дополнением. Легион Космических Волков должен был увести неприятельскую армаду как можно дальше и, если нм удастся оторваться от Альфа-легиона, только лишь в том случае осуществить варп-прыжок в Солнечную систему.

Исполняя волю Дорна, Джагатай переправил его распоряжения Руссу и добавил от себя личное послание, где извинялся перед старым другом за то, что не может помочь ему. С этим флот V легиона оторвался от тревожащих его изменнических эскортов и перешёл в Имматериум.

Космические Волки остались наедине с противником, превосходящим их в численности и вооружении и твердо намеревавшимся уничтожить их Получив сообщение хана, владыка фенриса только пожал плечами. Русс не мог предвидеть судьбу своего легиона, но был вполне уверен, что его воины и экипажи кораблей будут сражаться так же истово, как и всегда. Предатель Альфарий скоро узнает, что раненый волк — опаснейший из врагов.


Империум Секундус

Вслед за событиями на Калте и иными бесчинствами расползающейся Ереси тревожно забурлил варп. Заветный луч Астрономикона. задрожавший и ослабевший, полностью угас, будто предвещая недоброе. Перед мирами людей снова встал древний кошмар изоляции: сперва они утратили связь с отдалённейшими согражданами, затем с ближайшими соседями. Казалось, что Терра просто исчезла.

Сотни тысяч имперских планет, не имевших пограничных союзников, остались совершенно одни во тьме: сигналы их астропатов никак не могли проникнуть в эфир на достаточную глубину, чтобы отыскать и поддержать внешний контакт. Все миры за пределами сегментума Солар утратили сообщение с Землей. Дом человечества, престол Императора, источник всего могущества и власти государства людей был потерян для них. Паника и страх охватили жителей дальних уголков Галактики, молчание Астрономикона стало грозным предвестником рока, и многое посчитали, что оно знаменует наступление новой эпохи Раздора.

Когда пропала связь с Террой и остальным Империумом, Робаут Жиллиман и его Ультрамарины еще приходили в себя после коварной атаки Несущих Слово и нападений на другие планеты сегментума Ультима. Начались отчаянные непрерывные попытки восстановить контакт, и, хотя этим занимались целые корпусы астропатов примарха, все их усилия были тщетны. В irrore надежды на возвращение связи рухнули, что стало крупной проблемой для могучего владыки Ультрамара. Он жил и дышал данными разведки, информацией о неприятелях, используя её как опору для тактических решений и фундамент для своих восхваляемых стратегий. Не зная о том, что произошло на Земле, Жиллиман сильно обеспокоился, а вскоре в его думах замелькали скверные предчувствия. Примарх не был уверен, что стало причиной отказа Астрономикона, но на поверхности лежала мысль о каком-то чудовищном происшествии с Императором, более неспособным поддерживать сигнал. Чувствуя давящий груз скорби на душе, великий лидер отметал всё новые теории, пока перед ним не осталась единственная печальная истина: должно быть. Повелитель Людей мёртв.

Чёрная опаляющая муха захлестнула мысли Робаута. Гигант вздрогнул и затрясся от неудержимого плача по своему отцу. Прнмарх. несомненно, сгинул бы тогда, если бы не сверхчеловеческая крепость его разума и тела. Благодаря ней Жиллиман не уступил боли, благодаря ней не утонул в блаженном слепом забытьи. Он подумал, что если Император пал. то наверняка погибло и великое множество Его врагов. Затем Робаут предположил, что для выполнения столь колоссальной задачи изменники должны были пожертвовать значительной частью своих сил. В таком случае, пусть им и сопутствовал успех, до полной узурпации власти Императора предателям еще далеко. Значит, нельзя складывать оружие! Жиллиман чётко осознал, что война за Галактику отнюдь не закончена. Он обязан продолжать бой.

Примарх спешно начал реализовывать новый план. Он заявил, что людям требуется новый оплот, безопасный и защищенный. Место, которое они назовут домом и будут искать в ночном небе, видя В нём надежду. Этот сияющий маяк станет центром продолжающейся войны человечества против сил тьмы. Бели древняя Терра угасла, то новый мир должен воспрянуть и взять ее роль на себя.

Робаут решил, что, несмотря на весь урон, нанесенный Ультрамару Лоргаром и Ангроном, последним пристанищем станет империя его легиона. Истерзанному царству Жиллимана предстояло обернуться новым Империумом. Примарх даже переименовал его в Империум Секундус. Со временем многие из братьев Робаута встанут под его знамёна и разделят его видение грядущего.

Более ничего не известно о той забытой империи: записи обо всем, что происходило в недолгие годы её существования, вымараны из архивов людского государства. Последующие события и прояснение ситуации с Астрономиконом выставляют эту историю В несколько дурном свете, возможно, даже придают ей оттенок ереси. Неважно, действовал Жиллиман ради защиты отдельных личностей или человечества в целом, истинную суть его деяния не запомнили и не занесли в летописи. Правда, вероятно, хранится лишь в тайных запечатанных подземельях у самого сердца крепости Ультрамаринов на Макрагге.


Армада Хоруса направляется к Терре

Готовясь к нападению на Землю, Воитель поставил определённые задачи легионам Ночного Призрака, Пертурабо и Альфария. Остальным его войскам предстояло в конечном итоге прибыть в Солнечную систему и воссоединиться у Марса. Далее, после сбора всей армады. Хорус планировал осуществить штурм ослабленной Терры и взять в осаду сам дворец Императора.

Но даже с учётом поддержки демонических союзников на варп-переход требовалось некоторое время. Луперкаль указал верным ему примархам и командующим, что этот период лучше всего посвятить подготовке к грядущим битвами. Военачальники тщательно изучали и оттачивали планы атаки, бойцы обучались и тренировались.

Текущее положение устраивало Хоруса. Уже скоро он должен был схватиться с Императором, одолеть его и заполучить власть над всем человеческим космосом. С этого началась бы новая эпоха в истории рода людского.


Магнус Красный связывается с Хорусом

Подготавливая свою армию к близящемуся штурму Терры. Воитель получил неожиданное сообщение от Магнуса Красного, примарха Тысячи Сынов. Луперкаль знал, что рано или поздно чародей присоединится к нему, это предсказали его союзники в Имматериуме, но всё равно удивился, что тот вышел на связь именно сейчас.

"Хороший знак". - подумал Хорус, изучая текст послания.

— Славься, Воитель! Извещаю тебя о мрачном повороте судьбы, приведшем к уничтожению дивного Просперо, и предлагаю содействие в грядущей атаке на Терру. Хотя мы с тобой никогда не были близки, представляется, что теперь у нас общая цель. Император, которого я всегда почитал и любил, отверг меня и хотел затравить своим псами, будто какого-то мелкого преступника. Варвары Русса уничтожили мой драгоценный мир, бесчестно убили многих моих ближайших сородичей. Лишь по милости нашего общего союзника удалось мне бежать из той резни и от собственной гибели в руках Волчьего Короля.

Никогда не желал я вмешиваться в ваши разлады, но Волки толкнули меня на твою сторону. Клянусь, что заставлю их всех пожалеть о таком обращении со мной. Я во многом изменился: наш общий союзник наделил меня мощью, недоступной разумению смертных. Ты найдёшь во мне верного и полезнейшего слугу.

Когда ты получишь это послание, я буду собирать остатки моего легиона у спутников Фасдан-Орикса, чтобы затем отправиться в Солнечную систему. Мы ждём твоего приказа о выдвижении на Терру.


Владыки Калибана

Отыскав своего примарха Льва Эль’Джонсона на феодальной планете Калибан, воины Первого легиона переняли культуру и обычаи новой родины, а также стали зваться Тёмными Ангелами. Вернувшись к Великому крестовому походу, космодесантники. ведомые Львом, одержали немало славных побед во имя Императора.

Однако во время усмирения мира Сарош произошло нечто, потрясшее легион до основания. Мало о чём можно говорить уверенно, но в некоторых записях имеются намёки на попытку убийства примарха местными инакомыслящими. Как бы то ни было, Эль'Джонсон решил, что Первому следует намного быстрее набирать и обучать новых Астартес, чтобы сохранить главенствующее положение и в будущем. С этим он направил на Калибан значительный контингент своих крестоносных сил, приказав нм наблюдать за процессом рекрутирования. Возглавлял воинов не кто иной, как Лютер, заместитель самого примарха.

Великий крестовый поход продолжался без них. Со временем Лютер, которому стало казаться, что он и его братья пребывают в неформальном изгнании, несколько раз тщетно попытался восстановить отблески былой славы, объединяясь с подразделениями других легионов в прилегающем космосе. Впрочем, после совместной операции с Лунными Волками на Зарамунде он столкнулся с разъярённым Львом, и тот в наказание за неповиновение, отобрал у Лютера все корабли.

Теперь воин вынужден был оставаться на родной планете, пока его не освободят от служения.

Здесь и заканчивается история Лютера и калибанцев, по крайней мере, официальная. Известно, что тёмные силы вечно обитали в чаще лесов этого мира, и, возможно, частичка их мрака просочилась в душу легионера за минувшие десятилетия. Хотя брошенные на Калибане Тёмные Ангелы и не сыграли значительной роли в Ереси, между ними и остальными братьями произошёл раскол, впоследствии приведший к окончательному падению легиона.


Рок Гвардии Смерти

Мортарион, как всегда, промолчал, получив детальные приказы Хоруса касательно роли его легиона в приближающейся битве за Терру. Мрачный примарх передач распоряжения штабным офицерам, не утруждая себя церемониями. Затем он обратился к бойцам с краткой речью, объяснив, что это сражение решит судьбу Империума, а Гвардейцы Смерти доказали, что достойны разделить с Воителем его неизбежный триумф. Если у повелителя XIVлегиона и возникли какие-то сомнения по поводу задания, он оставил их при себе.

Со всем своим флотом Мортарион перешёл в Имматериум и оказался внутри кошмара. Звездолёты Гвардии Смерти затянуло в варп-шторм, смертоносный вихрь, швырявший их по эфиру; отыскать верный курс у них не было возможности. Лихорадочные попытки навигаторов и рулевых выровнять корабли пропали втуне, им оставаясь лишь бороться с бурей и надеяться, что армаду не разбросает по Имматериуму.

Спустя какое-то время шторм утих и космолёты, попавшие в штиль, медленно дрейфовали по варпу без руля и ветрил. А затем к легионерам явился Уничтожитель и изменил их на веки вечные.

Никогда прежде Мортарион и Гвардейцы Смерти не испытывали чего-то столь чудовищного, как атаковавшая их зараза, что одолела легендарно стойких воинов, воинов, не поддававшихся болезням, инфекциям, токсинам и ялам, терзавшим обычных людей. Моровое поветрие пронеслось по всему флоту, забурлило в кишках легионеров, раздуло и растянуло их сверхчеловеческие тела, превратило их в гротескных чудищ, испещренных пустулами. Нечто внешнее разложило космодесантников изнутри и придало им мерзостный облик снаружи. С каждой минутой Гвардейцам Смерти становилось всё хуже: невероятная выносливость Астартес обернулась против них, поскольку их организмы отказывались умирать, даже раздираемые смертными муками ужасающей трансформации.

Страдания легионеров были невообразимыми, но худшая участь выпала самому Мортариону. Примарх, как будто бы вновь оказавшийся на горной вершине Барбаруса, погибал от яда, лишённый благодати беспамятства и помощи Императора, который спас его много лет назад.

Никому, кроме самого Мортариона, не ведомо, осознал ли он в тс страшные часы утрату всего, за что боролся прежде, понял ли, что навлёк проклятие на самого себя и весь легион, отказался ли от остатков верности отцу или человечеству. Не в силах более терпеть муки, примарх обещал себя и своих воинов в услужение варпу за избавление от пытки. На его зов ответило потустороннее создание, как будто только и ждавшее этого.

Из адской бездны Эмпиреев великая сущность, именуемая Нурглом, Властелином Разложения. Отцом Заразы, восстала с распростёртыми объятьями и прижала к груди Мортариона с его Гвардейцами Смерти, отныне они принадлежали новому господину.

Флот XIV легиона, вырвавшийся из варпа, мало походил на себя прежнего. Исчезла сверкающая броня прежних чемпионов Империума, сменившаяся покровами тошнотворно-зеленого оттенка. Плавные линии тел гордых космодесантников скрылись под распухшими мешками плоти, испещренной язвами, струпьями и мокнущими нарывами. Черви извивались в неисцелимых ранах воинов, мухи роились вокруг них плотными облаками. От легионеров смердело разложением.

Мутировало даже их оружие и боевые машины, работавшие теперь за счёт отвратного чародейства Хаоса, они светились искристой зелёной энергией и источали гангренозный гной. Tax Гвардия Смерти превратилась в чудовищ Нургла, ходячих разносчиков мора. Легионеры стали чумными десантниками.

Изменился и сам Мортарион, выросший и исхудавший, словно растянутый на дыбе. Его силовая глефа теперь во всём напоминала косу жнеца, а в отплату за спасение от мук примарх встал на указанный Нурглом путь демоничества и принял по воле бога обличье самой смерти.


Терра

Подземелья дворца

Вернувшись на Терру, Император с головой ушёл в свой тайный проект и не покидал громадных помещений под Имперским Дворцом. Там в мрачных недрах Он работал днём и ночью, и его неведомые труды имели поистине колоссальный масштаб. Вначале для помощи Ему были собраны десятки техножрецов, подёнщиков и имперских учёных но с течением времени всё новые и новые мастера направлялись в тайные глубины, пока наконец каждый день сотни людей не проходили через монументальные железные двери, отделявшие подземелья от остального Дворца.

И при этом Император словно бы не замечал событий, происходивших на далёком Истваане, Калте, Сигнусе и Просперо. Назначив Малкадора Сигпллита своим местоблюстителем, Регентом Империума, Он продолжал воплощать в жизнь секретный замысел.

Никто не догадывался, что происходит за железными вратами. Немногие работники покидали запретную зону, а те, кто всё же выходили наружу, не помнили себя или не могли рассказать об увиденном в подземельях. Неотлучно дежурившие там Кустодианские гвардейцы хранили привычное молчание. Из людей, не трудившихся над проектом, лишь Малкадор имел свободный и регулярный доступ внутрь, но никто не решался задавать Первому лорду Терры и Регенту Империума вопросы о тайных делах Императора.


Золотой Трон

Малкадор Сигиллит и Рогал Дорн, примарх легиона Имперских Кулаков, стояли перед грандиозным устройством — Троном Императора. После долгих месяцев ожидания Владыка Людей наконец предоставил им аудиенцию. Приказ явиться к Нему оказался своевременным, поскольку совпал с приходом на Терру вестей о катастрофе на Истваане V.

Преклонив колено, посетители взглянули на Императора. Тот восседал на огромном кресле, громоздком и напоминающем какую-то машину. Висело оно над колоссальным порталом, с которым соединялось толстыми пучками извивающихся кабелей, проводов и трубок. Вокруг головы неподвижного Повелителя Человечества потрескивали дуговые разряды, веки Его были плотно сжаты. В воздухе стоял резкий запах озона и механизмов. Вся тронная конструкция была исполнена в металле золотого цвета, и гигантские автоматические двери из того же материала перекрывали вход в портал. Занимал он лишь одну стену необъятного схожего с пещерой зала главной лаборатории Императора, центра Его исследовательского комплекса. Имперского Подземелья. В атом тайном убежище Владыка Людей занимался научными трудами и проверял новые теории. Повсюду в помещении стояли различные агрегаты и объёмистые контейнеры, между которыми виднелись сотни техников и рабочих в красных рясах, занятые множеством дел.

Рогала Дорна охватило восхищение и смятение. Будучи примархом Космодесанта, он многое повидал в жизни, но и представить не мог, что подобное место существует на Земле, и уж тем более под Имперским Дворцом. В один лишь этот зал поместились бы пять или шесть полностью экипированных рот Астартес, а через портал наверняка смог бы пройти, не нагибаясь, титан типа «Боевой пёс». Однако Дорну не удавалось разгадать предназначение комплекса. И что находилось за вратами, ещё одно помещение? Ещё больший зал, наполненный иными технологическими чудесами? Для чего использовалось устройство, с которого не сходил Император? Пока тысячи этих и других вопросов проносились в голове Имперского Кулака, он неотрывно смотрел на отца, словно ища ответов.

Медленно открыв глаза, Император посмотрел на двух созданий, преклонивших перед ним колени.

В тот же миг молнии, танцующие на его лбу, присмирели, а рев механизмов утих, сменившись глухим басовитым рокотом.

— Вы здесь. Сделать нужно многое, а время работает против нас, поэтому я буду краток. За этими золотыми дверями лежит обширная сеть туннелей, но отнюдь не обычных. Их выстроила эоны назад раса более древняя, чем наше Солнце. Проходы сии пронизывают не скалу, на которой возведен мой Дворец, но ткань самого Имматериума. Сеть их столь невообразимо огромна и сложна, что её трудно нанести на карту. Благодаря этим загадочным туннелям, однако же, можно в мгновение ока перебраться с одного края Империума на другой нужно лишь отыскать соответствующие варп-врата. Расположение оных входов и схема всей Паутины есть величайшая тайна чужаков, создавших её.

Сейчас не время обсуждать, как я узнал об этом сплетении путей. Довольно сказать, что так случилось, и я твёрдо решил создать собственный вход в него. Варп-врата перед вами являются плодом многих десятилетий труда, начавшегося в день, когда на сей горе был заложен фундамент Дворца. Мне думалось, что завершение портала станет лишь первым шагом по дороге к дерзновенной цели: покорив Паутину Имматериума, избавить человечество от необходимости полагаться на астротелепатию и варп-перелёты. К несчастью, спланированные против нас события повредили моему замыслу, и сейчас настал переломный момент.

Построенные мною варп-врата и короткий участок пути за ними неизбежно разрушатся без постоянной поддержки. Вначале на это уходила лишь малая толика моей психической мощи, поэтому я мог командовать своими армиями и делать всё, что надлежит Императору. Но омерзительные чудовища, что правят Имматериумом, самопровозглашённые боги Хаоса, всегда бывшие моими врагами, сговорились с целью помешать мне. Ради этого они склонили наивного Магнуса предупредить меня об интриге, спланированной ими, предательстве Хоруса. Своё послание он направил с помощью могучих чар, сокрушивших психическую защиту моего проекта. Колдовское вторжение Магнуса не только позволило нечестивым обитателям варпа проникнуть в участок Паутины, покорённый моей тайной армией, но и уничтожило хрупкие средства контроля, установленные мною. Теперь для поддержания портала я должен с полкой сосредоточенностью использовать практически все мои силы, иначе в нашей реальности возникнет постоянная брешь в Имматериум!

Прямо сейчас в Паутине бушует потаённая война, жестокая схватка моих телохранителей кустодиев с адскими демонами Хаоса, хлынувшими в повреждённые секции. Пока что остаётся крохотный шанс на победу, если я исправлю ущерб, причинённый Магнусом, а наши воины внутри одолеют неприятеля, тогда, возможно, мой замысел ещё удастся исполнить.

Но вскоре я должен буду оставить подземелье. Хорус, собрав армию изменников, планирует атаку на Терру. Он алчет моей короны и не успокоится, пока не повергнет меня в бою. Чтобы остановить Воителя, мне следует лично выйти против него. Кому-то другому придётся занять моё место на троне в то время, когда я буду иметь дело с Предателем. Такой человек обязан быть могучим псайкером. но даже при том его поступок обернётся самопожертвованием: он, вернее всего, не переживёт подобного испытания. В первую очередь я выбрал бы Магнуса, но чувствую, что теперь это уже невозможно. Его обманом затащили на сторону мятежников, и действовал он. несмотря на последствия его послания, верноподданнически. Подходишь ли ты для такой задачи, Малкадор?

Сигиллит, пусть и застигнутый врасплох, не усомнился в своём предназначении.

— Конечно, я сделаю это, сир! Бы знаете, что я всегда готов отдать за вас жизнь.

— Спасибо тебе, но перед этим предстоит ещё многое сделать. Дорн, ты примешь полное и абсолютное командование всеми армиями, которые остались верными Империуму, и немедленно начнёшь подготовку к отражению штурма Терры. Тебе понадобятся все силы, какие только сможешь собрать. Имперский Дворец должен выстоять против войск Хоруса; не позволь им проникнуть в моё Подземелье, к этим варп-вратам, иначе пробьёт последний час всего человечества. И мне нужно время — время на то, чтобы постараться исправить урон от чар Магнуса и заставить Воителя действовать поспешно. Если задержать Хоруса, он ошибётся, и я получу возможность сразить его.

Боюсь, однако, что наши проблемы на этом не закончатся. Действия Воителя и его приспешников отзовутся и в далёком будущем, гораздо более далёком, чем я в силах прозреть. Измена, совершенная им, окажется лишь первой в ряду тех, что станут терзать человечество в последующие века. Малкадор, собери же возле себя людей умелых, решительных и сильных духом, вокруг них будет создана группа избранных следователей, задачей которых станет искоренение ереси и предательств, где бы оные ни скрывались. Также подготовь себя к тяжёлой жертве в ожидании решающего часа. Теперь идите! Вы оба знаете, что необходимо сделать, и мне нужно полностью сосредоточиться на работе этой машины. Я призову вас, когда настанет время.


Война В Паутине

За порталом в Имперском Подземелье начинался короткий участок варп-туннеля, построенного людьми. Далее начинался громадный лабиринт переплетающихся путей, лазеек и переходов — созданная чужаками Паутина. Многие из её нитей представляли собой маленькие, тесные коридоры, едва вмещающие одного человека. Другие же были столь велики, что по ним спокойно могла проехать тяжёлая боевая машина. На перекрёстках самых широких дорог стояли древние города, давно покинутые жителями и без должного ухода превратившиеся в руины.

Внутри Паутины армия Императора прежде всего взяла под контроль туннели, ближайшие к варп-вратам под Золотым Троном. Команды техников и крепостных рабочих Механикум, на которых также возлагалась эта задача, начали собирать громадные затворы на стратегических точках в непосредственной близости от имперского перехода. Хотя сеть дорог выглядела заброшенной, кто-то или что-то, судя по очевидным свидетельствам, рыскало в её извивающихся закоулках. Поскольку представители марсианского жречества не желали работать в Паутине без охраны, туда была направлена Кустодианская Гвардия, получившая приказ защищать служителей Омниссии до окончания проекта.

Когда на Дворец обрушились чары Магнуса Красного, желавшего предупредить Императора, последствия оказались катастрофическими.

Портал под Золотым Троном, а также имперский участок сети и созданные чужаками туннели имели как физическую, так и психическую природу. Их материальная составляющая была завёрнута в пси-покров или накрыта пси-щитом. Вещество, из которого состояли сотворённые ксеносами коридоры, видимо, создавало этот защитный слой неким естественным способом. Человеческие инженеры и техники не нашли предназначенных для этого механизмов или устройств. Что касается имперских врат и ведущего от них прохода, сам Император укрывал их пси-завесой. Данная психическая блокировка каким-то необъяснимо загадочным путём отсекала Паутину от Имматериума и его обитателей. Колдовство Магнуса повредило этот щит. и в нём возникли громадные бреши.

Через них в туннели проникли создания варпа. Тысячи отвратительных демонов, хлынувших внутрь, немедленно атаковали находившиеся там имперские силы. Рабочих Механикум вырезали многими сотнями, и кустодии с трудом сдерживали налетевший на них ураган потусторонней ярости.

Узнав о нападении на Его отряды внутри Паутины, Император собрал оставшихся телохранителей и направил их в сеть туннелей. Вместе с Кустодианской Гвардией выступил контингент Сестер Тишины, поскольку Владыка Людей решил, что их уникальная природа даст воительницам серьёзное преимущество в бою с порождениями варпа. Вскоре это подтвердилось, и Сёстры искоренили множество демонов. Твари, оказавшиеся рядом с ними, визжали от нестерпимой боли.

Подкрепления сдержали наступательный порыв врага, и сражение в Паутине стало более упорядоченным. Кустодии разместили в туннелях череду блокпостов, под защитой которых механикусы восстанавливали повреждённые участки сети и запечатывали бреши, чтобы не позволить новым стаям демонов проникнуть внутрь. Сами телохранители Императора и Сёстры Тишины, выступая с этих застав, молниеносными контрударами тревожили неприятельскую орду и не позволяли чудовищам собраться в значительном числе.

Медленно, но уверенно имперские отряды расширяли безопасную зону, и демонический натиск понемногу спадал. Некоторым тварям, однако же, удавалось прорваться через оборонительные линии, и в этих случаях они учиняли бойню среди рабочих. Не раз потусторонние захватчики с боем подходили к самим варп-вратам у Золотого Трона. Удвоив усилия, кустодии и Сёстры в отчаянных схватках отбрасывали противника, не позволяя ему пробиться через портал в Имперское Подземелье.

Война разгоралась, и среди демонических орд, штурмующих оплоты людей, появлялись новые бойцы. Владыки Хаоса, стремясь вырвать победу, бросали в атаку мерзостно извращённых космодесантников, титанов и другие боевые машины. Незыблемость Дворца, судьба Империума и жизнь самого Императора теперь зависели от Кустодианской Гвардии и Сестёр Тишины. Если бы им не удалось одолеть адское войско и его отвратительных союзников, человечество неизбежно сгинуло бы в пучине смерти.


За Золотым Троном

Война внутри Паутины складывалась для Императора скверно. Несмотря на то, что поначалу его армия Кустодианских Гвардейцев при поддержке Сестёр Тишины сумела оттеснить демонических захватчиков, погибли многие бойцы. Войско людей, изначально не имевшее численного перевеса, ослабевало с каждым павшим, тогда как орда порождений варпа казалась бесконечной. Хотя тысячи адских тварей и их союзников уже были убиты пли изгнаны в Имматериум, на их место встали тысячи других.

Сражение в туннелях продолжалось, и демоны начинали брать верх. Атакуя, они то и дело прорывались вглубь имперской обороны, причём не раз оказывались в опасной близости от построенного людьми перехода, который вёл к порталу Золотого Трона. Однажды могучий Жаждущий Крови, величайший из демонов Кхорна, пробился через защитников Терры к самим вратам. Остановить его удалось лишь перед самым Имперским Подземельем благодаря вмешательству Сестры Тишины Селии Гарроды. Когда воительница вышла против колосса, воздух заледенел от самой её сути, а потусторонняя сила покинула чудовище. Затем Селия быстрыми взмахами инеевого клинка покончила с монстром, но полностью истощила себя, с последним изгоняющим ударом меча Гаррода рухнула на порог между варпом и реальным миром, и жизнь покинула её.

Гибель сестры Селии была лишь одним из множества актов отважного самопожертвования, совершенных верными бойцами внутри Паутины. Но в итоге после долгих дней кровавых битв сгинули слишком многие, и защитники вынужденно отступили в пределы видимости Золотого Трона. В стенах чужеродных туннелей их подкрепил дух Императора, представлявшийся воинам ярко пылающей звездой. Владыка Людей почерпнул из запасов своей мощи, и Его солнце вспыхнуло ещё ярче, отчего демоны остановились, не желая подступать к сияющему ореолу.

Благодаря звезде Императора Его воины успели пройти через врата и отступить во Дворец. Сначала были эвакуированы техножрецы и рабочие, а затем Сестры Тишины и кустодии, нехотя вышедшие из боя, вернулись в подгорные убежища.

Золотой портал оставался закрытым для демонов, пока Император подпитывал его с машины-трона наверху. Лишь самым великим псайкерам хватило бы для этого сил, и даже среди них большинство вскоре погибло бы от измождения. Один только Повелитель Человечества обладал достаточной мощью, чтобы постоянно держать врата запертыми, но и ему становилось все тяжелее по мере прибытия новых чудовищ. Пока орда порождений варпа грозила прорваться внутрь, Золотой Трон оставался темницей для Императора.


Укрепление обороны Терры

Рогал Дорн пребывал в заботах. Для противостояния надвигающемуся вторжению изменнической армии Хоруса примарх отозвал на Терру все уцелевшие верные легионы. Судя по первым ответам на его сообщения, мятежники предвидели такой ход и теперь активно пытались задержать данные соединения, не позволив им укрепить оборону Земли.

Атакованные Космические Волки не смогли отправиться в Солнечную систему, так что защитники Терры останутся без могучих кулаков Русса и его легионеров. Впрочем, своими действиями фенрисцы открыли Белым Шрамам и Джагатай-хану прямую дорогу к Тронному миру. Даже с учётом превратностей варп-перехода Дорн ожидал, что чогорцы прибудут в ближайшие дни. Он требовал от Малкадора поддерживать маяк Астрономикона на полной мощности, чтобы V легион получил всю возможную поддержку и прошёл самым надёжным маршрутом.

Также Рогал получил сообщения от Кровавых Ангелов, но из-за волнений в Имматериуме их содержание исказилось. Дорн не мог определить, когда воины Сангвиния вернутся на Терру и прибудут ли они вообще. Легион Ангела входил в число самых мощных, поэтому их присутствие стало бы колоссальным подспорьем для лоялистов. Имперский Кулак отчаянно желал, чтобы его брат появился как можно скорее.

Собственное войско Дорн разделил ещё в начале войны. Ветеранские роты сопровождали примарха на Землю, когда он нёс Императору известия о предательстве Хоруса. Затем они понесли тяжелейшие потерн в сражениях на Марсе, когда в живых осталось меньше половины бойцов. Большую часть своих космо десантников Рогал направил на бессмысленное задание в систему Истваан, и по полученным от них донесениям стало ясно, что миссия провалилась. Теперь примарха Имперских Кулаков серьёзно волновало положение его легиона.

Ещё тревожнее Дорну стало после новых посланий от боевого флота. Оказалось, что его Астартес на несколько месяцев попали в штиль, лишившись навигации и связи в варпе. Неожиданно им удалось установить контакт с Террой, но затем Имперских Кулаков атаковала предательская армада под началом Пертурабо из Железных Воинов. Судя по лихорадочным донесениям с кораблей лоялистов, они пытались оторваться от нападавших и совершить варп-прыжок до Земли. Больше от них сигналов не поступало, и примарху оставалось лишь ждать, надеясь на возвращение сыновей.

Об Ультрамаринах и Тёмных Ангелах у Дорна информации не имелось. Если их легионы и направлялись к Терре или уже собирались отбыть. Рогал об этом не знал. Он снова указал Сигиллиту на необходимость установить связь с темп и другими, но регент ничем не мог помочь. Тогда Имперский Кулак твёрдо решил планировать оборону Терры, не полагаясь на эти две значительные силы.

Ожидание Дорна наконец-то завершилось, когда на сканерах дальнего действия возле точки варп-перехода в районе Урана возник сначала флот Имперских Кулаков, а затем корабли Белых Шрамов и Кровавых Ангелов.

С заметным облегчением их командирам отправили распоряжения, касающиеся порядка развёртывания на Терре. Рогал обратился к Сангвинию и хану, прося их немедленно явиться прямо в Имперский Дворец. Одновременно с тем, как звездолёты лоялистов вышли на орбиту Земли, были получены доклады о появлении армады изменников возле космических доков Марса. Похоже, Хорус собирал свои армии для вторжения в Тронный мир.

Верные примархи быстро оценили свои силы.

В дополнение к трём легионам Космодесанта они располагали почти полутора миллионами солдат Имперской Армии и тремя полными легионами титанов Механикум. Все эти войска предполагалось использовать для защиты комплексов Дворца. Верные флотилии составили первое космическое кольцо обороны Земли, подкреплённое цепью орбитальных ракетных станций, артиллерийских платформ механикусов и скоплениями пустотных мин. Терра не станет легкой добычей для предателей.

Новости из самого Имперского Дворца также утешили Дорна и его штаб. Кустодианская Гвардия, очевидно действуя по прямому распоряжению Владыки Людей, заняла позиции на верхних уровнях комплекса.

"Если их поведет сам Император, то Хорус воистину пожалеет о своих деяниях", — подумал Рогал.


Осада Терры

Бомбардировка началась в тринадцатый день месяца Секундус. Выйдя на орбиту Земли, корабли Воителя извергли беспощадный вихрь снарядов и гибельных энергетических лучей. Согласно плану Хоруса, для масштабного вторжения на Терру следовало обескровить защитников Дворца, но сначала выдвинувшаяся с Марса армада изменников должна разрушить лунные базы, смести космическую оборону Тронного мира и рассеять флотилии лоялистов.

Нападение Луперкаля послужило сигналом к атаке для всех его последователей. На бесчисленных планетах Галактики силы, верные Воителю, восстали против тех. кто остался на стороне Императора. Посреди смятения, охватившего Его владения, закипели одни из величайших битв в истории человечества. Пламя захлестнуло Империум, свирепая гражданская война забурлила меж звёзд, но судьба Галактики и всего человечества решалась на Священной Терре, на Земле.

Небеса её почернели от пыли и пепла, заполнивших воздух после бомбардировки. Гигантские трещины раскололи континенты, а тектонические плиты стонали от напряжения.

Горные цепи дрожали, а испарённые моря превращались в бесплодные пустыни. Дожди из крови и праха капали с потемневшей выси. Хоры астропатов пели о жутких предзнаменованиях, и люди сходили с ума от страха, флот Хоруса висел над истерзанным миром, а жалкая горстка защитников Терры, прикрытая хитроумными оборонительными системами техножрецов, готовилась отразить натиск захватчиков.

Собравшись с мыслями, верные слуги Империума ждали нападения изменников. Внутри самого Дворца выстроились в боевые порядки кустодии, личные телохранители Владыки Людей. Рядом с ними встали легионеры Баала и их примарх, Ангел Сангвиний. За стенами Дворца собрались Белые Шрамы Джагатай-хана. Наконец под развалинами Имперской Базилики непреклонные воины Рогала Дорна завершали приготовления к надвигающемуся сражению.

Пока мир сотрясался под обстрелом с орбиты, танковые дивизии с ревом катились по истерзанной земле и занимали позиции для противодействия скорому нашествию. Разворачивались оборонительные лазеры, направляя свои стволы в неспокойное небо. Внезапно ночной небосвод рассеяли плазменные следы десантных капсул.

Коснувшись поверхности, они изрыгнули отряды легионеров-предателей, которые ринулись на воинов Империума, паля из всех стволов и возглашая имя Воителя. Возглавляли захватническую армию примархи Ангрон, Мортарион н Лоргар.

Могучий Пожиратель Миров рычал приказы своим кровожадным бойцам, обезумевшим от жужжащих разрядов нейроимплантатов, хирургически внедрённых в мозг каждого из них Воздев громадный рунический клинок, потрескивающий от недавно обретённой им тайной силы, Ангрон повёл легионеров на штурм космопорта «Стена вечности». Вокруг изменников в красной броне засвистели болты, но они продолжили наступать, решительно намереваясь захватить укреплённый комплекс и предать мечу его защитников.

Повинуясь хриплой команде Мортариона, Гвардейцы Смерти молча вышли из гноящихся коконов искажённых десантных капсул и зашагали на объятых ужасом врагов. Примарх жестом приказал Чумным Десантникам двигаться вперёд, и грозные знаки на его косе пугающе сверкнули в ночи.

Великан Магнус Красный, победно оглядевшись единственным бдительным оком, повелел воинам-магам Тысячи Сынов обрушить на неприятелей чары погибели и разрушения.

Несколько десятков Детей Императора полегли под шквалом болтерного огня, но отступники непоколебимо прорывались дальше, распевая хвалу примарху Фулгриму. Развивая успех, мятежные легионеры прокладывали кровавую просеку во вражеских рядах.

По-видимому, во время сражения некоторые из защитников Земли от увиденного лишились рассудка. Быть может, высвобожденная Хорусом порча Хаоса проникла глубже, чем кто-либо подозревал. Вероятно, некоторые люди оказались столь глупы, что решили, будто сумеют договориться с неприятелем. Так или иначе, свершилось последнее мерзкое предательство. Множество подразделений Армии, поклявшихся в верности Императору, нарушили слово сразу же после высадки космодесантников-предателей. Словно по какому-то заранее оговорённому сигналу, они повернули оружие против своих товарищей и сразили их опустошительным огнём. Это, вне сомнений, стало одним из отвратительнейших актов вероломства в истории людей. Космопорт "Львиные врата" оказался в руках мятежников, и, пока они распевали имя Хоруса и завывали безумные молитвы, из задрожавшего воздуха появилось воинство хищных демонов варпа, готовых сеять ужас и отчаяние.

Если ещё и оставались сомнения в том, каким господам служит Луперкаль, появление чудовищной орды развеяло их. Защитникам Терры показалось, что воистину настал конец всего сущего, что они видят последние дни человечества.

Воитель бросил в бой остальные свои войска, приказав начать высадку транспортных судов. Внушительная армада громадных челноков вошла в атмосферу Земли, надеясь уберечься от врагов за счет одной лишь численности. В отличие от десантных капсул легионеров-изменников, эти массивные раздутые корабли представляли собой отличную цель для оборонительных орудий. Битва за Терру закипела яростнее.

Залпы наземных лазеров низвергли с небес множество вражеских транспортов, и на поверхность выпал смертоносный ливень из десятков тысяч тонн оплавленного металла. Поврежденные суда врезались в здания или испарялись на лету, пронзенные энергетическими лучами мощнейших терранских пушек. Приземлившиеся уцелевшие челноки, в свою очередь, извергли десятки тысяч предательских солдат, немедленно бросившихся в атаку на бастионы Дворца. Первой их целью было уничтожить оборонительные установки, которые по-прежнему обстреливали снижающийся флот и наносили атакующим огромный урон.

Верные защитники Терры стойко давали отпор врагу. На обширном участке имперского плато одновременно бушевало больше сотни битв, в которых изменники вновь и вновь штурмовали оплоты, составляющие дворцовый комплекс, а лоялисты упрямо отражали их натиск.

Войска, оборонявшие космопорт "Стена вечности", не удержались перед напором неприятелей и были сметены в ходе безжалостной атаки. Орды Луперкаля заполучили полный контроль над посадочным полем. Новые десантные суда, спустившиеся туда с орбиты, возвышались над землей подобно кошмарным небоскребам, темные символы на их корпусах злобно светились в полумраке.

Когда по бокам монструозных кораблей распахнулись стометровые двери, из темных недр челноков выступили титаны Хаоса — ужасные колоссы, панцири которых были искажены и оплавлены нечестивыми энергиями варпа, приняв новые жуткие формы. Некоторые из них обрели диковинное, но мощное оружие, другие же превратились в вычурные гибриды машины и живой плота. Их металлические щупальца и шипастые хвосты со свистом рассекали воздух: рёв турбин казался рыком древних чудовищ. Развернув знамена с мерзкими печатями Хаоса, титаны из легионов Властелинов Бурь и Пылающих Черепов зашагали в битву.

В космопорту "Львиные врата" изменники приветствовали появление великанских чёрных машин кхорнистского воинства. Чудовища, мутанты и культисты, суетящиеся у их оснований, казались роем злобных муравьёв.

Мятежники устремились вперёд. Поддерживаемые вновь прибывшими титанами Хаоса и смертоносными военными машинами Кхорна. они прорвались через деморализованных и измождённых защитников к вратам самого дворца.

Неистовствующие Пожиратели Миров ринулись к внешнему фасаду комплекса из мрамора и стали. Неудержимые Тысячные Сыны непреклонно наступали на противников, скашивая их болтерными очередями. Легионеры Детей Императора, разметав выступившие против них дивизии Имперской Армии, подошли к Сатурновым вратам. Повсюду возле стен дворца вспыхивали ожесточённые стычки, а лоялисты совершали вылазки, пытаясь отбросить изменников до подхода их главных сил.

Из дотов сверху верные артиллеристы осыпали неприятелей смертельным градом. Раз за разом площади и аллеи снаружи дворца удавалось очистить от приспешников Хоруса. Раз за разом новые враги вставали на место убитых.

За считанные часы войска Воителя захватили космопорты дворцового комплекса, уничтожив тысячи боевых машин Империума и убив многие десятки тысяч имперских солдат. Теперь же орды Луперкаля наседали на стены дворца, а сам он в это время приказывал очередной части ждущего на орбите флота доставить на поверхность свежих бойцов.

Силы Хоруса была столь велики, что широкие колонны его солдат растянулись от посадочных полей Львиных Брат и Стены Вечности до Имперского Дворца. Помимо космодесантников, в воинство Предателя входило множество титанов, мятежных соединений Армии, культистов, мутантов и демонов. Над ними пролетали десантные "Громовые ястребы", а массированные танковые бригады, ползущие на позиции, вздымали громадные пылевые тучи.

Войска Луперкаля, окружившие Дворец, атаковали его со всех сторон. Их гнали вперёд нетерпеливые команды примархов-изменников и безумные амбиции самого Воителя.

Тем временем в подземельях комплекса Император, восседавший на Золотом Троне, грустно размышлял о событиях, что происходили высоко над ним. Великий механизм, с которого Он не мог сойти, превратился в Его темницу. Чтобы не позволить ордам Хаоса, обрушивающимся на варп-врата в Паутину, распахнуть запертый портал, требовалась вся психическая мощь Владыки Людей. Если бы Он уступил или на мгновение отвлекся, демонические толпы хлынули бы через проход в сам Дворец.

Но Император знал, что вскоре должен будет оторваться от Трона и лично выйти против Хоруса. Воитель мог одержать столь желанную для него победу, лишь низвергнув отца. Всё, что Луперкаль уже сотворил, и всё, что он делал сейчас, служило этой цели. Битва наверху была просто отвлекающим манёвром, умышленной провокацией Хоруса, пытавшегося заставить Императора потерять бдительность и схватиться с ним.

Повелитель Человечества сохранял терпение. Скоро Он встретится с Луперкалем, но пока нужно ждать благоприятного момента. Воитель забеспокоится, утратит осторожность, тогда и только тогда Император выступит против сына.

День за днём продолжалась осада Дворца. Количество жертв измерялось сначала тысячами, а затем десятками и сотнями тысяч. Титаны Хаоса обстреливали стены специально разработанными ракетами, выбивая огромные участки каменной кладки. Верные титаны Огненных Ос отвечали им залпами пушек "Вулкан". Повсюду смердело горелой плотью от погребальных костров, в которых сжигали стометровые груды тел, их мерзостный пепел иссушал глотки защитников. Пожиратели Миров, безнадёжно утонувшие в безумии, возвели на Храмовой площади пирамиду из черепов. По ночам во тьме разносились песнопения культистов-вырожденцев и демонические сущности мелькали среди развалин Земли.

Медленно, шаг за мучительным шагом защитники Терры вынужденно отступали. Колоссальные стены Дворца внутри пронизывал лабиринт бесконечных коридоров и прочных перегородок, в котором теперь шли непрерывные схватки и яростные рукопашные бои. По мере того как разгоралась битва, в проходах становилось тесно от раздутых трупов.

Хорус повелел своей армии усилить натиск и захватить стены. Свирепые титаны из легиона Мёртвых Голов, получившие команду пробить в них брешь, принялись обрушивать целые участки бастиона. Обороняющиеся нанесли колоссам чудовищный урон: три, четыре, затем пять машин были уничтожены за столько же минут.

Но шагоходы Хаоса не отступали, продолжая расстреливать укрепления.

Осада Дворца продолжалась много дней, наполненных бессчётными штурмами, контратаками, вылазками, артобстрелами и смертями. Битва не утихала, но очень и очень медленно стены начали осыпаться, а огонь их защитников ослабевать.

Демонический Фулгрим успел заскучать. Он не для того строил планы и замыслы, чтобы терять время, ожидая, пока жалкие смертные доломают стену. Примарх жаждал действовать, мечтал, чтобы произошло хоть что-нибудь. И всё же воины во Дворце отбивали вражеский натиск Изменник заключил, что неважно, сколько солдат бросают на эти оплоты, они по-прежнему стоят. Чудовище решило, что больше не в силах этого терпеть, и на Земле должна найтись более лёгкая добыча.

С этими мыслями Фулгрим собрал свой легион и отправился вершить на Терре оргию разрушения. Поскольку основные усилия лоялистов были сосредоточены на спасении Владыки Людей, остальная часть планеты оказалась почти беззащитной и неготовой к сопротивлению. Отступники учинили среди населения мира грандиозную резню, и эти акты насилия завершили нисхождение Детей Императора в Хаос.

Пока армия предателей волнами накатывала на стены Дворца, Джагатай-хан и его Белые Шрамы терзали вражеские фланги стремительными налётами. Теперь же чогорец изменил тактику: прекратив бесплодные попытки отвлечь мятежников от укреплений, он провёл молниеносную атаку на космопорт «Львиные врата». В наступлении под покровом ночи участвовали легионеры самого хана, остатки Первой Терранской танковой дивизии, а также значительное количество уцелевших солдат из верных пехотных полков. Лоялисты с лёгкостью одолели вражеский гарнизон и вернули комплекс под власть Императора. Затем Джагатай организовал оборону посадочного поля и, несмотря на яростные контратаки солдат Луп ер каля, сумел удержать позиции. По распоряжению хана бойцы взяли под управление оборонительные лазеры и вскоре начали обстрел неприятельских десантных судов, всё ещё продолжавшие доставку войск. Благодаря действиям примарха поток воинов и боевых машин противника, двигавшийся от Львиных Брат к Дворцу, ослаб.

Вдохновленные его успехом, другие верные войска пошли на штурм космопорта "Стена вечности", но наткнулись на куда лучше подготовленные силы предателей. Легионеры-изменники устроили лоялистам засаду, и тысячи из них погибли, а уцелевшие беспорядочно отступили. Посадочное поле осталось в руках Воителя. Обезопасив свои пути сообщения, мятежники вновь обратили всё внимание на дворец Императора.


Стены дворца сокрушены

Укрепления Имперского Дворца всё-таки рухнули под натиском Мёртвых Голов. Огромные "Повелители войны" мятежного легиона пробили последние несколько метров стены, и во внутренний двор комплекса хлынул поток неприятелей.

Когда захватчиков встретили верные защитники Терры, на участке, где прежде находился личный парк Императора, закипело сражение. Битва разрасталась, жертвами сё становились прекрасные статуи и орнаменты внутренних садов. С резким запахом, остававшимся после выстрелов, и мерзостным смрадом выхлопных газов, выбрасываемых колоссальными титанами, смешивалась вонь пожаров — изменники пытались поджечь Дворец.

Его защитники быстро окапывались, так что вскоре вся парковая зона превратилась в лабиринт окопов и траншей. Громадным титанам Хаоса было тесно в дворцовых садах, и уязвимые там великаны стали отличными мишенями для тяжёлого оружия лоялистов.

Обе стороны бились с невообразимой свирепостью. Верные бойцы и предатели, равно ощущая приближение финала, атаковали друг друга в отчаянных попытках одолеть врага.

Прямо во время яростной схватки внутри Дворца встретились командиры осажденной армии Императора, собиравшиеся обсудить стратегию последнего этапа войны. Старшим среди них был Сангвиний, поскольку Дорн и Хан вели собственные битвы за стенами. Кровавый Ангел говорил с Малкадором Сигиллитом и группой высокопоставленных Кустодиев.

Примарх велел телохранителям отца контратаковать изменников во внутреннем парке и сдерживать их до прибытия Белых Шрамов и Имперских Кулаков, призванных укрепить оборону Дворца. Легионеры Сангвиния тем временем займут позиции вокруг главного здания, став последней линией обороны на случай, если предатели одолеют Кустодиев. Малкадора он попросил отозвать легионы хана и Дорна из-за стен.

Сигиллит оставил собрание, чтобы передать нужные сообщения и явиться к Императору, ибо он наконец получил от Него приказ, которого так страшился. Владыка Людей собирался покинуть Золотой Трон для встречи с Хорусом, и Регент знал, что теперь ему предстоит отдать жизнь ради победы.

Сангвиний занял позицию у Последних врат, главного входа в Имперский Дворец. Внизу его Кровавые Ангелы заводили в огромные двери раненых бойцов. С высоты примарх видел огромные толпы мятежников, прорывающихся через бреши в стене бастиона. Браги брали верх за счёт одной лишь численности.

На глазах Ангела началась контратака Кустодиев. Телохранители Императора сражались с потрясающей эффективностью: никто из предательской орды не мог устоять против них, но золотых воинов было слишком мало, и их натиск лишь замедлил продвижение врага.

Не сдаваясь, кустодии вновь и вновь наседали на изменников, но с каждым разом всё менее успешно. Шаг за шагом их теснили в сторону Дворца.

Тогда огромная фигура восстала из рядов армии Хоруса. Существо это было высоким, выше всех окружающих, и, выпрямившись, оно развернуло кожистые крылья, а затем взмыло над землёй. Жаждущий Крови, высший демон Кхорна, самый ужасный и опасный из всех последователей воинственного бога. Чудовище полетело к Сангвинию, и он немедленно узнал в нём монстра, с которым уже сражался. То был Ка'бандха.

Над Последними вратами два несокрушимых создания схватились в воздушном бою. Крылья были их проводниками: чисто-белые, ярко сияющие в дыму и копоти войны у Ангела, кошмарные и тёмные у демона. Пока они кружили, сталкиваясь в вышине, противники внизу как будто застыли, наблюдая за разворачивающимся действом.

— Знай же, творение мрака, я отомщу тебе за прежнее зло! — с этими словами Сангвнний вонзил клинок в лицо монстра, пронзив ему глаз. Демон пронзительно вскричал от боли, но извернулся, хлестнул примарха кнутом и замахнулся на него громадным топором. Адская плеть зацепила крыло Ангела, заставив слегка потерять равновесие. Кровожад немедленно схватил его за горло увесистой когтистой лапой. В ответ примарх ударил врага мечом в бок, и тот вздрогнул но не разжал хватку.

— Теперь с тобой покончено, жалкая птичка, — прогромыхал Ка'бандха, бросая противника на врата внизу. Сангвиний расколол своим телом гранитную кладку, и предательская орда довольно взревела. Приземлившись возле примарха, неподвижно лежавшего на потрескавшемся камне, демон приготовился нанести смертельный удар. Запрокинув голову, чудовище издало торжествующий вой.

— Кровь для Кровавого бога! Черепа для трона из черепов!

Пока Ка'бандха ликующе ревел над ним, Ангел собирал остатки сил. С огромным трудом превозмогая боль, он встал против демона в последний раз.

— Не ко времени ты вопишь о победе, демон. Со мной ещё не покончено. Я ещё не свершил возмездие. Падуя не в этот час и не от твоей кровавой руки! — Тут же Сангвиний бросился на чудище, схватил его за лодыжку и запястье, поднял над собою и обрушил спиной на своё колено.

От треска хребта Ка'бандхи сотрясся гранит, на котором стояли враги, а хруст эхом разнёсся по окрестностям Дворца. Орды внизу наблюдали за этим в молчании.

Сангвиний, теперь грозный обличьем, воздел над головой труп демона. Разряды энергии заплясали на лбу примарха. когда он размахнулся и забросил сокрушённого великана в ряды его последователей. Изменники, ударяя себя в грудь, завыли в смятении. Кровавые Ангелы громко возрадовались, запирая Последние врата перед хищными толпами захватчиков.

В то время как Сангвиний одолевал чудовище, Рогал Дорн с Имперскими Кулаками возвратились во Дворец. Прибыли они на борту гигантской "Небесной крепости", тяжёлого десантноштурмового корабля с усиленной зашитой. Дорн, получив сообщение от Малкадора, твёрдо решил встать и, если понадобиться, умереть рядом с Императором в последний час. Воины VII легиона быстро высадились, и «Небесная крепость» умчалась от стен, чтобы подобрать Белых Шрамов и доставить их вместе с ханом к Владыке Людей.

Но предательские титаны из легиона Мертвых Голов заметили громадный корабль. Огненным шквалом своих колоссальных орудий они подбили "Небесную крепость". Пока она неслась к земле, верный экипаж отважно боролся с управлением, пытаясь направить истерзанное судно в ряды атакующих войск Хоруса.

Тем, кто наблюдал за Битвой из башен Дворца, показалось, что над Землёй взошло новое солнце, это детонировал реактор "Небесной крепости". Вспышка плазменного шара обожгла им глаза, последовавшая ударная волна сбила их с ног.

Взрыв оставил на поверхности воронку диаметром в три километра. Однако несмотря на столь мощный удар по армии Луперкаля, защитники Дворца поняли, что теперь полностью отрезаны от других лоялистов на Терре. Спасти их могло только чудо.

Регент явился к Императору. Услышав Его призыв, Сигиллит приготовился исполнить последний долг перед человеком, за которым следовал большую часть жизни.

— Малкадор, время пришло. Хорус считает, что я ослеплён его пси-воздействием, но я куда могущественнее, чем он может представить. Космические Волки, получив нежданную подмогу, отогнали своих преследователей и теперь направляются к Земле. Ультрамарины также одержали победу и спешат к нам, как и флот Тёмных Ангелов. Хорус, зная о приближении этих легионов, захочет покончить с осадой до их появления. Успеха он может добиться, только выйдя против меня лично. Предатель вынужден будет действовать поспешно, наперекор мнению ближайших советников. Мне нельзя упустить шанс использовать его ошибку. Готов ли ты занять Трон?

— Разумеется, мой господин. Я всегда был готов оплатить мой долг перед вами. Со дня нашей первой встречи моя жизнь принадлежала вам.

— Спасибо, старый друг. Твоя жертва пронесётся сквозь поколения.

Перед тем, как взойти на Золотой Трон. Малкадор исполнил последнее задание. Вместе с ним к Императору пришли двенадцать посетителей, чьи лица были скрыть: капюшонами. Подняв взгляд на Владыку Людей и машину, к коей тот был прикован, Сигиллит сказал:

— Сир, в час нашей последней встречи вы приказали мне собрать группу людей, верность которых вам и Империуму не вызывает сомнений. Я сделал это, трудясь долго и упорно, чтобы отыскать тех, кого счёл достойными. Я лично надзирал за каждым аспектом изматывающих проверок, коим они подверглись, и могу ручаться за силу их характера, лояльность и крепость разума. Они владеют многими талантами и хорошо послужат вам.

Регент указал на фигуры в капюшонах позади него, и четверо посетителей, шагнув вперёд, преклонили одно колено перед Императором. Тот кивнул, видя такое выражение преданности.

— Сир, остальные восемь известны вам. Все они космодесантники, отринувшие служение своему примарху и легиону, поклявшиеся в верности вам, их Императору и отцу. Избрал я этих восьмерых потому, что помимо непоколебимой лояльности они благословлены сверхъестественными умениями, хотя и не прибегают к ним из уважения к вашим прежним указам. Таланты эти, однако же, весьма пригодны для борьбы с кошмарами, недавно восставшими из варпа, и я знаю, что в грядущие годы в них будут нуждаться.

— Малкадор, ты рассудил правильно. Эти восемь космодесантников и в самом деле сыграют ключевую роль в будущем Империума, хотя и не выйдут из-под завесы тайны.

Начался последний штурм Дворца Императора. Подкрепления мятежников через громадные бреши во внешних стенах стекались в обширные внутренние дворы, окружающие главное здание.

Гигантские титаны Хаоса и другие боевые машины Тёмных Механику» обрушивали на возвышающееся перед ними строение залпы многочисленных орудий, ливни ракет и грады бомб. Роящиеся вокруг орды Воителя обстреливали стены с бойницами, таранили двери и врата, пытаясь проникнуть внутрь. Над ними штурмовые корабли сбрасывали смертоносный груз на крыши Дворца, пикируя с омрачённых небес.

Стены главного здания были прочны, а его оборона хорошо продумана. Немногочисленные верные бойцы, защищавшие Дворец, держались стойко и отважно и несли страшный урон захватчикам. Воины не сдавались, не собираясь уступать ни Хорусу, ни отчаянию, и просто продолжали драться, зная, что жить нм осталось считанные дни.

Луперкаль уже почти ощущал вкус победы, столь близкой она казалась. Он собирался телепортироваться с "Мстительного духа" на поверхность, чтобы лично проследить за последними днями осады и наконец встать лицом к лицу с Императором, бывшим господином и повелителем.

Перед самой телепортацией к Хорусу явился Эреб, тёмный апостол Несущих Слово. По его словам, он только что получил важную информацию, которую должен услышать Воитель.

Эреб доложил Луперкалю, что их союзники в варпе заметили несколько лоялистских флотов, направляющихся к Терре. Космические Волки под началом Лемана Русса каким-то образом ускользнули от Альфа-легиона и взяли курс на Землю. Также крупная армада верных кораблей отбыла из Ультрамара, имея на борту, очевидно, победоносных Ультрамаринов. Демонические пособники Хоруса утверждали, что воины Жиллимана достигнут Солнечной системы через считанные часы. Более того, Темные Ангелы Льва Эль'Джонсона также приближались к Терре, хотя создания Имматериума не могли сказать, когда именно те прибудут.

Такие вести привели Хоруса в ярость. Космические Волки сами по себе не могли серьёзно помешать его близящемуся триумфу, хотя их появление стало бы неприятной помехой. Сообщения о летящих к Земле Ультрамаринах и Тёмных Ангелах, однако же, грозили Воителю катастрофой. Помня о войне между сынами Робаута и Несущими Слово на Калте, он всё же считал легион Жиллимана самым многочисленным и могучим из всех а также не имел причин сомневаться в боевой эффективности Первого.

Вместе эти три силы в лучшем случае отсрочат победу Луперкаля; в худшем — принесут ему поражение.

План Хоруса целиком основывался на том, что он успеет разгромить защитников Терры до того, как Император соберёт все верные ему легионы. Теперь время, похоже, работало против Воителя, и представлялось, что его гамбит провалился.

Но Луперкаль, первый среди падших, обладал могуществом бога и хитроумием демона Он решился на еще один, последний рискованный ход. Он всё ещё мог убить Императора. Немедленно приказав глушить все сообщения в коммуникационной сети, чтобы лоялисты на Земле не услышали ни слова от спасителей, Хорус призвал собственные пси-силы и затуманил сверхъестественное восприятие Императора, не давая тому узнать о приближающихся флотах. С головой, охваченной психическим огнём. Воитель повернулся к неподвижным приспешникам и отдал судьбоносный приказ:

— Малогарст, если я не в силах добраться до Императора за стенами его Дворца-крепости, нужно заманить его сюда, ко мне. Отключить все щиты!

— Но, сир, если мы опустим защиту. "Мстительный дух" окажется уязвимым. Наши враги смогут разнести корабль в клочья! — ответил Кривой.

Также заговорил Эреб:

— Мой господин, это безрассудство. Вам следует телепортироваться на поверхность и возглавить последний штурм Дворца. Без щитов мы станем лёгкой добычей. Со всем уважением, вы должны отменить свой приказ.

— Нет. Приказ подтверждаю! Император не позволит стрелять по моему флагману. Он увидит в моём поступке приглашение и личный вызов. Я предлагаю ему возможность наконец выйти против меня и покончить со всем этим, так или иначе. Он не сможет упустить такой шанс — мы должны приготовиться к его атаке!


Самопожертвование Малкадора

Взойдя на Золотой Трон. Малкадор Сигиллит сменил там Императора, который теперь стоял перед устройством со своими верными полководцами: Рогалом Дорном и Сангвинием Громадное запутанное сплетение механизмов вокруг Трона гудело от внутренней мощи.

Дуговые разряды статической энергии прыгали по кабелям и трубам электропроводки, в зале стоял резней запах озона. Говорить Регент не мог: контроль над неистовыми силами, переданный Сигиллиту, требовал от него полнейшей сосредоточенности.

«Узрите же величайшее самопожертвование нашей эпохи! — обратился Император к двум славным примархам. Нет больше Малкадора Сигиллита. Отныне и впредь да будет он зваться лишь Малкадором Героем!». И с этим все трое оставили подземелья Дворца, готовясь к телепортации на боевую баржу Хоруса. Луперкаль опустил щиты своего флагмана, явно приглашая Владыку Людей на борт. Это и стало той ошибкой, которую ждал Император.

«Я должен принять вызов Воителя и явиться на его корабль. Там я встречусь с ним, и с этой историей будет покончено, — сказал Повелитель Человечества соратникам. — Вам надлежит остаться здесь и ждать исхода нашего противостояния: каким бы он ни оказался, меня следует вернуть на Трои Малкадор лишь выигрывает нам время, и запасы столь ценного ресурса у нас весьма невелики.

Так Император повелел своим верным примархам ожидать во Дворце Его возвращения с «Мстительного духа». Дорн и Сангвиний не смирились с этим, и, быть может, в первый и единственный раз отказались подчиниться приказу своего повелителя. Первым заговорил Кровавый Ангел: «Мой господин, я не стану сидеть без дела, пока вы рискуете всем на борту ужасного корабля Хоруса. Пусть я ослаблен битвой с великим демоном, но во мне ещё достаточно сил чтобы помочь вам. Я буду сражаться рядом с вами».

Дорн также твёрдо стоял на своём. «Всё, чего мы добились здесь, окажется бессмысленным, если вы падёте. Я просто не позволю вам действовать в одиночку. Изменник коварен, и, если у него остались ещё какие-то уловки, вам потребуется любая защита, что в наших силах».

«Хорошо, вы оба отправитесь со мной. — ответил Император. — Но знайте же, что предвидение подводит меня, и я не могу прозреть, чем всё это закончится. Уверен, впрочем, что другого шанса встретиться с Хорусом и покончить с его безумием у меня не будет. Знаю также, что на «Мстительном духе» рыскает смерть, возможно, она заберёт Воителя, но голод её велик, и я сомневаюсь, что обратно вернёмся мы все».

Слова отца не поколебали примархов, и все трое вместе с отрядом Кустодиев, личных телохранителей Владыки Людей, телепортировались на боевую баржу Хоруса.


Финальная битва

В яркой вспышке холодного света Император с двумя верными примархами Рогалом Дорном и Сангвинием переместились на "Мстительный дух". Сориентировавшись в одно мгновение, Владыка Людей понял, что произошло нечто странное. Он стоял в громадных искажённых покоях, где также находилась лишь горстка Кустодиев. Остальных телохранителей и примархов здесь не оказалось. "Как такое возможно? — подумалось Императору. — Неужели Воитель воздействовал на луч телепорта? Могли он обрести такую власть?"

Безумные голоса исступленно бормотали в Его разуме. В каменных стенах обширной залы виднелись замурованные фигуры, которые тянули к Нему нечеловеческие руки. Хватка их была тяжёлой, как скала, но Повелитель Человечества без труда стряхнул их.

Его товарищам повезло меньше. Зарокотали и изрыгнули огонь болтеры Кустодиев, пытающихся отбить нападение демонов. Один из воинов, которого тащили внутрь тёмных и вязких стен, закричал. Как только телохранитель скрылся в них, от места его исчезновения разошлись круги. Схватили и других бойцов, которые теперь старались избежать судьбы товарища. Меч Императора метнулся вперёд, отсекая конечности и освобождая пойманных. Владыка Людей призвал свои психические силы, и нимб вспыхнул вокруг Его головы, стоило Ему высвободить лишь толику внутренней мощи. Приливная волна разрушения обрушилась на тварей и уничтожила их полностью, оставив слуг Императора невредимыми.

Повелитель Человечества осмотрелся психическим взором в поисках примархов, однако не смог пронзить им стены боевой баржи Хоруса. Жестом приказав выжившим кустодиям следовать за Ним. Император отправился на капитанский мостик.

Они бродили по палубам, чудовищно и всецело изменённым искажающими силами Хаоса. В переборках из схожего с плотью камня виднелись двери-сфинктеры. По прозрачным жилам-трубопроводам в полу бежали реки крови.

Дороги из языков устилали ковры мерзкой слизи. Крылатые бесформенные твари, которые, возможно, некогда были людьми, пролетали под костяными арками и усаживались на бачках из рёбер. Воины тяжело дышали от ужаса, и Владыка Людей, напрягая силы, успокоил их, психически усмирив страх Кустодиев перед столь кошмарным местом. Всё это время Он осматривал корабль, разыскивая Хоруса. Император знало сути договор; заключённого Воителем с Губительными Силами, и о чудовищных последствиях его возможной победы.

Имперцы проходили мимо ям. что зияли в полу наподобие глоток, и слышали удары далёкого гигантского сердца. По утёсам из резных хрящей на них обрушивались каскады смердящей желтоватой жидкости. Иногда они слышали выстрелы, но, добравшись до источника звука, ничего не обнаруживали. Перед глазами воинов проплывала зловонная дымка, застилавшая коридоры из плотоядного камня. Облака мух роились над их лицевыми пластиками и забивались во внешние порты доспехов.

Снующие по кораблю переполните твари, облачённые в броню легионеров, устраивали на имперцев засады. Телохранители Императора, бившиеся против орд мутировавшего зверья, хотя и были искусны в бою, погибали один за другим. Наконец, когда в живых остался лишь Он, Ему было позволено явиться перед Хорусом.

Ступив на командную палубу «Мстительного духа», Повелитель Человечества узрел Воителя. Луперкаль возвышался над изломанным телом ангела, а за его спиной в иллюминаторе висела измученная планета, безделушка, которую Хорус мог бы охватить одной когтистой лапой. Повсюду лежали перебитые кустодии.

С лицом, озаренным внутренним кровавым светом. Воитель повернулся к Императору и заговорил:

— Бедный Сангвиний. Я предлагал ему власть и место рядом со мной. Он мог бы восседать по правую руку от бога. Увы, Ангел решил остаться на стороне проигравших. Выбора у меня не оставалось, пришлось убить его. Голыми руками я выдавил из Сангвиния жизнь.

Император стоял недвижно, ошеломленным жутким зрелищем: один из Его сыновей мёртв, другой, его убийца, омерзительно изменён. Попытавшись что-то вымолвить непослушными губами, Он сумел лишь прошептать: «Зачем?»

Прогремел безумный смех.

— Зачем? Ты спрашиваешь меня, зачем? Неужели ты ничего не понял за все эти тысячелетия? Слабый глупец, из-за твоей нерешительности тебе не удалось подчинить силы Хаоса. Вместо того, чтобы приручить своих врагов, ты лишь настроил их против себя. Ты безропотно отказался от абсолютной власти, а я исполнил то, что надлежало сделать тебе. Я покорил Губительные Силы собственной волей и теперь поведу нашу расу в новую эпоху господства над Галактикой. Я добился этого! Я! Хорус, Повелитель Хаоса, Владыка рода людского, Истинный Император Человечества!

Его отец, посмотрев на когда-то любимого сына, покачал головой. Он хорошо понимал, в какую ловушку угодил Воитель.

— Ни одному из живущих не удавалось подчинить себе Хаос, — тихо произнес Император. — Ты считаешь меня слабым, поскольку я не пошел по этому пути, но только обманываешь себя. Ты — слуга Хаоса, а не его господин.

Лицо Луперкаля исказилось от ярости. Он простёр руку, и с неё метнулась молния пси-энергии. Император Людей закричал, терзаемый нестерпимой болью.

— Ощути истинную суть моей силы и повтори, что я обманываюсь! — проревел Хорус голосом разгневанного божества.

Капли пота выступили на лбу Императора, но Он укрепил себя против мух. Почувствовав, что энергия Воителя пронизана порчей Хаоса, его отец распознал в ней следы всех четырёх Губительных Сил.

— Ты обманываешь себя, — сказал Он.

И вновь Хорус поднял руку, и обжигающие потоки чистого яда хлынули по жилам Императора.

— Я позволил тебе прийти сюда, отец, чтобы ты стал свидетелем моего триумфа. Склонись передо мной, и я пощажу тебя. Признай нового Повелителя Человечества.

Собрав в отчаянии свою силу и мощь. Владыка Людей атаковал злонравного сына. Молнии засверкали между сражающимися, а в воздухе запахло озоном. Воздев меч, Император бросился вперёд. С лязгом скрещенных клинков началась битва, развернувшаяся на всех уровнях: физическом, духовном и психическом.

Между сражающимися полубогами, каждый выпад которых мог изменить судьбу Галактики. мелькали силовые разряды. Рунический меч и молниевый коготь ударялись друг о друга со звуком, подобным грому. Высвобождались энергии, способные опустошить целые планеты. Зал наполнился огнём и кипучею серой, а "Мстительный дух" сотрясался от носа до кормы.

Ударом наотмашь Хорус отбросил отца, и тот пробил своим телом каменную переборку. Затем Луперкаль пригнулся, и ответный взмах меча разрубил колонну, упиравшуюся в потолок.

Император ощущал, как боги Хаоса завывают в варпе от ярости и восторга, подпитывая свою пешку новыми силами. Они долго ждали такого шанса нанести удар по их самому ревностному врагу. Повелитель Человечества в одиночку противостоял объединённой мощи этих созданий и понимал, что проигрывает, но по какой-то причине не мог обрушить на Хоруса всю доступную Ему мощь. Пусть Воитель был изменником, но глубоко внутри он оставался лучшим из примархов, любимым сыном Императора, Его ненаглядным отпрыском.

Луперкаля же ничего не сдерживало. Его молниевые когти рассекли броню отца, словно ткань, и прошли через плоть и кости. Владыка Людей парировал пси-атакой, нацеленной против нервной системы Хоруса. Рассмеявшись, тот легко отразил выпад. Клинки предателя полоснули Императора по горлу, сломав трахею и разрубив ярёмную вену. Кровь хлынула из раны, и Он пошатнулся, задыхаясь и отчаянно хватаясь за шею. Новый удар перерезал сухожилия в запястье, и меч выпал из Его онемевших пальцев.

Исступлённый хохот разносился по залу. Почто игривым ударом предатель сломал отцу несколько рёбер. Поток энергии опалил лицо Императора: Его плоть потекла, один глаз лопнул, а волосы загорелись. Владыка Людей удержался от стона. Он не мог уяснить, почему проигрывает. Тьма грозила поглотить Его.

Луперкаль схватил отца за запястье, сокрушая кости. Кровь толчками лилась из горла Императора. Подняв противника над головой, Воитель с размаху ударил Его о колено и сломал хребет. На мгновение Повелителя Человечества охватил мрак, но затем вспышка мучительной боли привела Его в себя. Хорус, вырвавший Ему руку из сустава, завыл от звериной радости.

Внезапно избиение прекратилось. Уцелевшим глазом Император заметал одинокого имперского солдата, вошедшего в зал. Не теряя ни секунды, верный воин бросился на Луперкаля с клинком в руке. Взглянув на него, Хорус победно усмехнулся и на мгновение даже не шелохнулся, позволяя бойцу увидеть, что он сделал с его Императором.

Владыка Людей мгновенно осознал, что произойдёт следом: увидел выражение триумфа на лице врага и понял, что Его верный слуга сейчас умрёт. В Воителе не осталось ничего от Его возлюбленного сына: вся человечность, коей он был наделён, почти исчезла. Остался лишь демон, ведомый безумной, разрушительной яростью.

Хорус обратил пылающий взор на солдата, и его броня разлетелась в клочья. Плоть отслоилась, обнажив скелет, а потом исчезли даже кости, обращенные в пыль. Всё произошло за считанные секунды.

Эта смерть глубоко поразила Императора. Он знал павшего воина целые столетия, и не такая награда полагалась за подобную верность в преданность долгу. То, что Луперкаль убил его так бездушно, так исходя, бесцеремонно и немилосердно, потрясло Владыку Людей. Ему наконец открылось, что Хорус, которого Он знал и любил, безвозвратно сгинул, уничтоженный безумием Хаоса и мощью, впитанной им. До этого Император надеялся, что сможет как-то спасти Воителя от власти Губительных Сил, очистить его от болезненных амбиций, вернуть себе под крыло и навсегда покончить с распрями. Теперь же Он осознал, что остановить Ересь можно только одним способом. Хватка богов Хаоса оказалась чересчур сильна, ибо они слишком глубоко запустили когти в душу примарха. Чтобы высвободить возлюбленного сына из их лап, Император должен был убить его, нанести один смертельный удар. Он знал, что не получит второго шанса.

Использовав передышку, дарованную ему погибшим солдатом. Повелитель Человечества собрался с мыслями. Сосредоточившись до последней йоты своего существа. Он сфокусировал психическую силу в луч чистой энергии, когерентнее лазера, сокрушительнее взорвавшейся звезды, и метнул его, будто копье, целясь в сердце безумца. Хорус, ощутив всплеск мощи, повернулся к Императору, и удивление на его лице сменилось ужасом: Воитель осознал силу атаки и погибель, несомую ей.

Пси-молния Императора вонзилась в примарха. Тот вскричал, корчась и извиваясь в страшных муках, обрушенных на него смертоносным ударом. Хорус лихорадочно пытался противостоять психической молнии отца, но гибельные энергии не отступали, и содрогания изменника понемногу слабели. Повелитель Человечества, подпитываемый силами своего гнева, боли и ненависти, приказывал Луперкалю умереть. Он чувствовал, как кукловоды Хаоса отступают, обрывают связь с их марионеткой. Тогда же к Воителю вернулся рассудок. Император увидел, как по его лицу мелькнула тень, Хорус осознал все совершенные им злодейства, и глаза его заблестели от слёз.

Охваченный ураганом пси-атаки, примарх взвыл от страданий и мух раскаяния. Сквозь боль он пробормотал последние слова:

— Я был… глупцом. Как же я ошибался… Всё разрушено, я предал тебя… отец мой. Я не прошу о снисхождении… Прекрати мою пытку… Убей меня сейчас! Я слишком слаб, чтобы сопротивляться им… Они взывают ко мне… Пожалуйста, покончи с этим.

Император освободил Хоруса, но знал, что сам близок к смерти. Силы варпа могут вновь овладеть Воителем, и тогда Он уже не сумеет остановить их. Риск был слишком велик. Луперкаль должен был умереть. И всё же. взглянув в лицо старого друга. Повелитель Человечества на кратчайший миг заколебался, не в силах довершить начатое. Но затем Он вспомнил о происходящей снаружи бойне, что могла продолжаться вечно. Решимость Его окрепла, Император очистил мысли от милосердия и сострадания, от всего, что помнил о дружбе, товариществе и любви. Уцелевший глаз Его встретил взгляд Хоруса и увидел там понимание. Тогда с ледяной уверенностью в правильности своих действий Император уничтожил Воителя.


Победа Императора

Рогал Дорн осознал, что нечто пошло не по плану. Он материализовался на одной из нижних палуб колоссальной боевой баржи, служившей Хорусу флагманом, но Императора рядом с ним не было, как и ангельского Сангвиния. Окружив примарха, кустодии, неизменные телохранители Владыки Людей, немедленно приготовились к бою.

— Что произошло? — спросил один из тех Дорна. — Где Император?

— Похоже, нас одурачили. Хорус применил какую-то странную магию и разделил наши силы, — ответил тот. после чего добавил: Нужно любой ценой поскорее отыскать Императора.

Едва Рогал успел договорить, как его маленький отряд атаковали. Из запуганного лабиринта коридоров и помещений «Мстительного духа» на верных воинов бросилась громадная орда врагов, прежде невиданных Дорном и кустодиями. Мутанты, чудовища и жутко деформированные космодесантники наскакивали на них, стреляли и били лапами. Среди пламени и шума, заполонившего палубу, снаряды врезались в доспехи имперцев, а перепачканные в крови когти рвали их плоть.

Нападающие легко одолели бы обычных противников, но, несмотря на смерть нескольких стражей, остальные дали тварям отпор. С примархом Дорном во главе небольшая группа лоялистов оказалась непобедимой. Они разили врагов болтами, силовыми клинками и мощью своей воли сотни уродов сгинули в разбушевавшейся огненной буре. Свирепо и отважно обороняющиеся воины сумели не только остановить орду Хаоса, но и обратить её в бегство.

Когда неприятель отступил, Имперский Кулак приказал кустодиям двигаться дальше. Нельзя было терять ни секунды, ибо им ещё предстояло найти Императора. Пока отряд Дорна пробирался через зловонное нутро огромного космолёта, из-за каждого угла на него бросались новые недруги, и всякий раз верные бойцы оттесняли их Порой казалось, что сам корабль атакует пришельцев: вырывавшиеся из стен щупальца хватали их и тесно сжимали; шипы, вылетавшие из шершавых пор, вонзались в тела; облака едких газов, выпускаемые гноящимися язвами, удушали. Несколько имперцев погибли, но Дорн и гвардейцы по-прежнему прорывались к цели через все преграды.

Наконец, когда стало казаться, что уже прошла целая эпоха, натиск противника ослаб и «Мстительный дух» замер. Рогал Дорн с немногими уцелевшими кустодиями устремился в командный центр флагмана, обширный зал, где Император сражался с Хорусом, и там их охватило отчаяние.

Когда примарх, зайдя внутрь, увидел изуродованное тело Императора и съёжившийся в доспехе труп Воителя, душу его стиснул ужас. Дорн проклял себя за то. что слишком долго пробивался через орды Хаоса. Теперь он понимал, почему их атаки прекратились и звездолёт успокоился. Хорус был мёртв. Так думал, надеялся, знал Имперский Кулак, он должен быть мёртв, потому как иной исход Рогал боялся себе даже представить. Но Император, что же с ним?

— Жив ли он? Наш повелитель, жив ли он? — выкрикивали кустодии, подбегая к сражённому Владыке Людей.

Дорн помедлил мгновение. Примарх не был уверен, как ему поступить в случае гибели возлюбленного отца и господина. Он не мог вообразить себе такое будущее, состоящее из одной лишь тьмы и отчаяния. Телохранители, молча окружившие тело повелителя, плакали от печали и гнева.

— Наш властелин ещё жив! — крикнул один из них. — Но дыхание его неглубоко и биение сердца едва различимо.

Придя в себя, Рогал подошёл к Императору.

— Мой господин, — тихо спросил он, — что прикажете исполнить?

Слабый голос, пронизанный болью, ответил:

— Трон… Золотой Трон… Отнесите меня туда!

Примарх включил локационный маяк телепорта, а двое кустодиев бережно подняли Императора. Транспортный луч коснулся их, и воины снова оказались во Дворце.

Там ждал Джагатай, весь измазанный запёкшейся кровью. Доспех его испещряли пробоины и покрывали рваные борозды. Тихие звуки битвы, доносившиеся снаружи комплекса, понемногу смолкали. Хан и Дорн обменялись краткими приветствиями. Имперский Кулак был мрачен, Белый Шрам более весел, но лишь до того, как увидел неподвижное тело отца.

— Рогал, Дворец спасен, а может, и вся Терра. Изменники спешно отступают перед неудержимыми Кровавыми Ангелами, бегут на свои корабли, а флоты их бросаются врассыпную. Но что с Императором? — чогорец боялся услышать ответ.

— Друг мой Хан, Император всё ещё в опасности. Один сражался Он против архипредателя, и, хоть добился триумфа, ныне лежит на пороге смерти. Нам следует принести отца к Золотому Трону, лишь это устройство может спасти Его.

— Тогда не станем медлить. К Трону, скорей же!

И с этими словами они направились прямо в подземелье, где сидел Малкадор, измученный и зачахший. Разряды энергии обвивались вокруг иссохшего тела Сигиллита, а молниевые дуги проносились вдоль кабелей и проводников колоссальной машины, к коей он был прикован. Регент находился при смерти, лишь мельчайшая искорка жизни ещё пылала в нём, и только наивысшим усилием воли он не давал ей угаснуть.

— Как может такой механизм спасти Императора? Он скорее прикончит Его. Безумием будет помешать отца сюда. Нельзя поступать так! — воскликнул Джагатай.

— Слово Императора — закон. Он повелел нам снова поместить Его в эту машину, на сей Трон-из-золота. Неведомы нам все тайны этого чудесного артефакта, построенного руками самого Владыки Людей. Нужно довериться отцу, как мы всегда доверяли Ему, и исполнить приказ без промедления! — настаивал Дорн.

Ожидающим техножрецам скомандовали произвести замену. Высохшее тело Малкадора осторожно отсоединили от множества сложных механизмов, и Император снова воссел на Золотой Трон, в этот раз навечно. Когда Регента сняли с машины, тлеющий уголёк жизни в нем остыл. Малкадор умер, и прах его разметало по каменному полу. В миг смерти соратника Владыка Людей очнулся, словно от действенного снадобья или бальзама.

По-прежнему слабый и чахлый, Император заговорил:

— Бедный, отважный Малкадор Герой. Он сохранил для меня частичку своей силы, дал немного времени, чтобы сообщить вам мою последнюю волю. Если вы исполните все в точности, то я не умру до конца: по крайней мере, дух мой выживет. Раны мои ужасны, тяжелее, чем я надеялся, но легче, чем я опасался. Психические силы вернутся ко мне со временем, но тело моё не исцелится никогда. Больше не ступать мне среди вас, теперь я прикован к сей машине до скончания времён. Мон верные телохранители и советники знают, что нужно делать. Выполните все их просьбы!

Дорн и Джагатай, вам предстоит ещё много трудов. Хотя голова змеи раздавлена, кольца её тела ещё могут удушить человечество. Бы и ваши верные братья обязаны продолжать битву. Очистите наши звёзды от грязи предательства. Никогда более мы не должны давать Губительным Силам Хаоса подобного шанса.

Теперь ступайте, все вы! Мои повеления вам известны, исполняйте их достойно. Бо Вселенной нас ждут ещё многие кошмары, и наша борьба не заканчивается сегодня. Отныне начинается наш крестовый поход за спасение рода людского. Будьте верными! Будьте сильными! Будьте бдительными!

И с этими словами Император умолк навсегда.


Бегство предателей

Старшие офицеры легиона Кровавых Ангелов знали, что их возлюбленный Сангвиний телепортировался вместе с Императором на баржу Хоруса. Воины молили промаха взять их с собой, но тот отказал, попросив их вместо этого исполнить свой долг по защите Дворца. Космодесантники послушались отца и, сражаясь отважно и славно, вместе с Кустодианской Гвардией и Имперскими Кулаками удержали наступающие армии Хаоса.

Внезапно и без видимых причин всех Кровавых Ангелов поразило болезненное видение — кошмарное представление, где они играли роль Сангвиния. а архипредатель Хорус удушал их голыми руками. Ощутив последние предсмертные мгновения примарха. Воины осознали, что видение правдиво. Глубоко в груди каждого из них вспыхнула ярость; тьма, коснувшаяся душ Астартес на Сигнусе, вновь объяла их и превратила в берсерков. Отринув все мысли об опасности и долге, сыны Ваала ринулись на орду за стенами. Полностью поглощённые неистовством, они врезались в окружившие Дворец войска, беспощадно и без передышки убивая врагов. Омытые кровью Ангелы Сангвиния давали выход своему гневу, истребляя солдат Воителя.

Действия IX легиона одинаково застали врасплох и предателей, и их союзников-лоялистов.

Несмотря на свирепость и быстроту натиска, благодаря которым верные легионеры оттеснили неприятелей от стен, другие защитники Дворца видели, что в одиночку тем было не победить в сражении и не снять осаду. Они пытались отозвать товарищей за укрепления, но Кровавые Ангелы оставались глухи к их крикам и продолжали необдуманную буйную вылазку.

Имперские Кулаки и кустодии пришли в отчаяние: если бы силы Луперкаля перегруппировались и вновь атаковали Дворец, то вряд ли бы лоялистам удалось отразить штурм без помощи IX легиона. Неужели это какой-то злобный план Воителя? Некое мерзкое колдовство, призванное выманить защитников наружу, где их разобьют поодиночке? Но неожиданно выяснилось, что замыслы Хоруса здесь ни при чём.

Когда Воитель погиб, в Имматериуме взметнулась психическая ударная волна, обрушившаяся на Землю. Великие силы Хаоса оставили их смертную пешку, и в тот же миг с Терры исчезли адские армии. Демоны вопили от гнева и досады, впитываясь обратно в материю варпа и пропадая бесследно. Примархи-изменники пришли в смятение. Потеряв вождя и не видя смысла продолжать битву, армия Хоруса рассыпалась. Предательское воинство утратило всякое единство, поскольку каждый из полубогов теперь заботился лишь о своём легионе. Мятежники беспорядочно отступали перед обезумевшими Кровавыми Ангелами, к коим вскоре присоединились воины Рогала Дорна и Джагатай-хана.

Воспрянувшие лоялисты перебили тысячи врагов, тесня их от Дворца. Даже громадные боевые машины из хаоситских легионов титанов не могли устоять перед их натиском: один за другим шагающие механические монстры были повержены и уничтожены. Отступление предателей быстро превратилось в бегство, и их полностью разгромленные деморализованные войска покинули Землю.

Легионеры-предатели вернулись на свои корабли. Уже поднимаясь в челнок, Ангрон, ныне демонический примарх Пожирателей Миров, обернулся к сияющему куполу Имперского Дворца, что едва не оказался в его руках и потряс кулаком. Гневно рыкнув, он пожал плечами и отбыл. На отмщение у Ангрона и других мятежников оставалась целая вечность.

Покинув Солнечную систему, флоты мятежных легионов рассредоточились по Галактике. «Мстительный дух» и его груз, прах Воителя, исчезли в безднах варпа. Осада Терры была снята. Ересь Хоруса закончилась.


Последствия

Эпилог

В десятилетня, последовавшие за Ересью Хоруса, Империум столкнулся со множеством вызовов. Мятежи, вдохновлённые действиями Воителя и кознями Темных богов Хаоса, часто вспыхивали на планетах людей. Луперкаль поднял волну измен и предательств, и многие пытались последовать его примеру. Восставшие легионы и их искажённые примархи продолжали сражаться, но уже не за человечество, а за собственное выживание. Бойна не прекращалась ни на день, так что порой спокойствию и нерушимости Империума грозила почти такая же опасность, как и во времена Ереси.

Верные Императору воины посвятили себя освобождению Галактики от предателей и их союзников. Кампания по Очищению продолжалась долгие годы, и армии Терры едва не растратили в ней все силы. Оки сражались и сражались вновь, пока всё же не загнали изменников в Око Ужаса — странную область космоса, где переплетались варп и реальное пространство. Впоследствии она стала тюрьмой и оплотом мятежников. Сторожевые флоты патрулировали границы Ока, а близлежащие планеты стали гарнизонными мирами, всегда готовыми отразить вылазки неприятельских армад.

Помимо предателей, сильно искалеченному Империуму в то время приходилось бороться и с воспрянувшими чужаками. Потеряв слишком много сил в гражданской войне, человечество оказалось уязвимым перед новой волной агрессивных ксенорас. Ощутив слабость Империума, великое множество чужацких рас возникли из ниоткуда или вернулись в Галактику, чтобы терзать людские миры. Орки не сидели на месте: бесчисленные орды грозных зеленокожих основывали могучие владения вблизи от центральных регионов Империума. Чтобы сдержать их, требовались столетня войн.

Тёмная Конфедерация Гихосов, труалские каннибалы, киборги йоргаллов, оборотни-лакрнмоли, свирепые орды халардунов, загадочные эльдар, ужасающие налётчики грундбай — вот имена лишь немногих из тех, кто ныне изводил раздробленное человечество. Чем больше историй о кошмарных чужаках рассказывали в Империуме, тем яростнее становилась ксенофобия среди рода людского.

Император был прикован к Золотому Трону, и все таинственные механизмы этого устройства едва сохраняли его физическое тело от полного разложения. Общаться Он мог лишь с помощью психических ритуалов, и каждый день ради поддержания силы Его духа в жертву приносили тысячу псайкеров.

В тот период властная структура Империума претерпела фундаментальные изменения. Для жителей обновлённого государства единственным обличьем га Повелителя стал мистический свет великого маяка Астрономикона. Обитатели человеческих миров продолжали поклоняться Ему, но уже не как лидеру и королю, а как божеству. Лоргара из Несущих Слово, несомненно, крайне разгневал бы столь ироничный поворот событий.

Реорганизованный Совет Терры превратился в собрание Верховных лордов Терры, которые говорили от имени Императора, и слово их было законом. Для управления Империумом и борьбы с вечной угрозой Хаоса создавались новые организации. По указаниям Робаута Жиллимана легионы Астартес были преобразованы в менее крупные, тактически гибкие «капитулы», лучше приспособленные для противодействия множеству врагов человечества, так произошло легендарное Второе основание Космодесанта. Несмотря на свою эффективность, новообразованные капитулы уступали в мощи своим предшественникам. Легионеры превратились в элитных ударных бойцов, и более ни один человек не мог управлять поразительно грозной силой из ста тысяч космических десантников. Никчёмные люди с их ограниченными мечтами теперь командовали Астартес, и тем уже было не суждено вновь покорить Галактику.


Судьба примархов

Несмотря на долголетие примархи отнюдь не были бессмертными. Однако сейчас трудно отделить факты от легенд, окружающих столь богоподобных созданий. Несомненно, за каждым из них по Галактике протянулся след ярких триумфов и героических деяний, а также неисчислимых преданий мифического масштаба. Кто знает, действительно ли Леман Русс, вождь Космических Волков, в одиночку поверг могучего дракс-зверя? И если не Феррус Манус воздвиг Железные пирамиды на Медузе, то кто же тогда?

Один за другим примархи сходили со страниц истории, причём последний из них, по общему заверению, исчез в 32-м тысячелетии. Неважно, содержится ли зерно истины во множестве удивительных, и порой противоречивых сказаний об отцах легионов, эти повествования до сих пор хранятся всеми капитулами Космодесанта. Некоторые из историй все еще на слуху и на планетах, которые стали родными для примархов.

Сегодня им поклоняются, словно богам, и паломник:! следуют меж звезд по выжженным сынами Императора дорогам, что нередко заканчиваются у гробниц или великих мемориалов. Там, в этих памятниках древности, хранятся почитаемые реликвии: кости или снаряжение примархов. Многие по-прежнему настаивают, что вожди легионов восстанут в темнейший час Империума для еще одной, последней битвы…


Ересь Хоруса от ForgeWorld


Книга I
Предательство


Пролог

Смерть сегодня окружает нас повсюду: смерть тела, смерть духа, но больше всего — смерть надежды.

Память умрет, и останется лишь легенда. Столь многие уже встретили свой конец, будь то благородные или малодушные, оплакиваемые или безвестные. Отголоски катаклизма, расколовшего наш Империум, еще слышны, и, говорят, не хватит живых, чтобы пересчитать мертвых, даже если потратить на это всю жизнь. Наш Император, наш светлейший повелитель, наш освободитель, наш ошибшийся отец — наша самая страшная потеря, разбит и безмолвен теперь на своем блистающем троне — бессмертный мертвец, новый неживой бог для новой эпохи страха.

Увидим ли мы свет снова? Боюсь, что нет, на тысячу грядущих жизней — нет, но я храню слабую искру надежды. Я один из немногих сейчас оставшихся в живых, что помнят надежду, один из немногих «людей», во всяком случае: не примарх, не легионес астартес, не кустодий, не механикум. Ни даже один из аристократичных аугментов, что ожесточенно цепляются за остатки жизни, чтобы продолжать существовать в бесконечном кошмаре алхимических снадобий и украденной молодости. Я не стану таким — и не важно, чего хотел Сигиллит — я был и остаюсь — только человеком. Я помню Империум, каким он должен был стать, каким он был, и, в отличие от Императора, у меня нет позолоченного чуда, продлевающего жизнь, и скоро меня не станет.

Не просто так я собрал эти записи, первый том которых ты держишь в своих руках. В них я вложил свои познания и свою память. Я знаю, что есть такие, кто назовет мои слова ложью или, хуже того, изменой, и не сомневаюсь, что в мрачной тьме, что несомненно последует, мои слова могут показаться в лучшем случае жестокой шуткой. Но если судьба будет на моей стороне, эти записи переживут тьму — вытерпят ненависть фанатиков и слепые предрассудки, которые мы натягиваем на себя точно одеяло, и люди узнают правду.

Я видел всё собственными, тогда еще молодыми, глазами, и это мое свидетельство. Я был там, когда горел Талларн и Кеоптис тонул в море крови. Я видел почерневшие небеса Терры, расколотые молниями, в тот день, когда явился Воитель, и ад следовал за ним. Я слушал похоронный звон по Императору Человечества и плакал.

Я помню.


Век Императора

«Мудрость нашего времени такова: мы знаем лишь то, чего мы не знаем. Не знаем, что мы потеряли; не знаем, почему мы отринули свет; не знаем, что ждет нас теперь среди звезд. Интересно, чего нам будет стоить сбросить пелену неведения? И обретя истину, поднимемся мы до олимпийских высот славы или сбежим в страхе обратно в сумрак беспамятства новой темной эры?»

Предположительно, Дьюм, последний тиран Пантихоокеанской империи


Чтобы уяснить весь ужас того, что мы сегодня привыкли называть Ересью Хоруса, сначала необходимо узнать то, что было до нее: и переменчивые, мрачные тысячелетия эры Раздора, и короткие, но блистающие столетия Великого крестового похода, которые сумели разогнать тьму. Но если мы не убережем это знание и не извлечем урок из своих ошибок, тогда предательство и злодеяние, что явились пожрать нас и утопить наши мечты в крови, одержат настоящую победу — и будущее наше будет обречено на вечность в бессмысленной и варварской войне.


Тьма Старой Ночи

Минуло три сотни веков с того дня, как человечество впервые покинуло загаженный, истощенный труп того, что некогда называлось Землей, в погоне за неведомыми сокровищами и опасностями звезд, что лежали за пределами мира, подарившего людям жизнь. Мы не знаем, каких врагов и какие испытания пришлось одолеть человечеству в те забытые дни, но мы одолели их, распространив при этом свои колонии по всей Галактике. Человечество заселило миллион миров, обретя неисчислимые сокровища и встретив неисчислимые ужасы. На вершине тех дней, о которых ныне остались лишь догадки и вымыслы, люди стали почти как боги: их наука и искусство смогли придать планетам облик хранимой в памяти Древней Земли, обуздать энергию звезд, создать слуг из глины и железа и дать им фальшивую жизнь, чтобы исполняли приказы. Итак, пришла темная эра Технологий, и царила она тысячи лет, пока чуть ли не в одно мгновение владычество человека рухнуло и распалось в водовороте жестокости и невежества, и неисчислимые миллиарды людей погибли, напрасно взывая в пустоту о помощи.

Страшный период истории, который наступил следом, некоторым стал известен как Старая Ночь, а ученые Имперской истины назвали его эрой Раздора. Более пяти тысяч лет этот кошмар продолжался, не утихая. В те времена миры людей оказались изолированы жесточайшими варп-штормами, которые сделали межзвездные путешествия практически невозможными, и Старая Земля, или Терра, как мы ее знаем, была практически отрезана от своих колоний и союзников. По всей Галактике человеческие миры, лишенные централизованной власти и защиты, с перерезанной сетью поставок и снабжения, что питала нити цивилизации, рухнули в пучину анархии и войн. Человеческая цивилизация оказалась разорвана на части, когда местечковые фракции и империи принялись драться за власть в раздробленном государстве, в то время как другие, полностью отрезанные от помощи, гибли в кошмаре всепланетного голода, безумия и хуже того — опасностей, явившихся из варпа.

Тогда о существовании обитателей варпа и опасности, которую они представляют для человеческого разума, едва знали. В мирах с большой концентрацией недавно появившихся псайкеров потусторонние создания сумели пробить барьер между Имматериумом и материальной реальностью, и нельзя себе даже представить, сколько миров опустошили и поглотили целиком их вторжения. Когда человеческая цивилизация распалась на части, сотни чужих рас и неведомых врагов ухватились за возможность отомстить людям за былые победы, пограбить беззащитные миры и поработить их население. Сотни населенных людьми звездных систем были разграблены и разорены, их жители убиты, изуродованы или уведены в рабство. Те, кто уцелел в резне, устроенной чужаками, вскоре вернулись в варварство, лишившись благ цивилизации, знаний и культуры в первобытной борьбе за выживание.

Человечество, стоя на краю полного исчезновения и бесконечной тьмы, сплотилось вокруг своих потомков. Одинокие, преследуемые внутренними раздорами, голодом и эпидемиями, под беспрестанными нападениями чужих и отражая смертельно опасные вторжения из варпа, человеческие миры — те, что выжили, стали жалкой тенью себя прежних, в эпоху, когда число мертвецов человечества далеко превосходило число живых. Тем немногим, у кого хватало свободного времени, чтобы задуматься о подобных вещах, казалось, что нет ни надежды, ни спасения — конец времен близится, и медленное, горькое угасание до полного исчезновения — вот всё, что можно увидеть в будущем человечества, и нет такой мыслимой силы, чтобы могла избавить человечество и освободить его из дьявольской неволи. Но они ошибались.

Во время эры Раздора Терра, колыбель человечества, погрузилась в пучину дикости и страха наравне с остальными. Поколения войны превратили планету, задолго до этого уже оставленную бесплодной и изгаженной, в настоящую пустыню, тут и там утыканную укрепленными оплотами, возведенными на обломках ушедших цивилизаций, и чьими обитателями стали массы выродившихся и диких кочевников. Безумные пророки, кибернетически усиленные цари-мясники, диктаторы-живодеры и религиозные демагоги возглавили воюющие племена Древней Земли, мир раздирала бесконечная война, один тиран сменял другого. Мелкие империи возникали и пропадали, образовывались племена, гибли и снова образовывались — жалкие, одичавшие подобия ушедшей славы и забытого триумфа. Бесчисленные миллиарды умирали безвестными и забытыми, в то время как произносимые лишь шепотом имена, к примеру, Неназываемого Короля или Семерых Нерожденных, оставались в легендах, внушая страх грядущим поколениям. Всюду правили бал анархия и кровопролитие.


Объединительные войны

Из этого, казалось, бесконечного цикла насилия и гибели появился новый лидер — военный правитель более могущественный, чем все, кто был до него. Это был он — Император, и его сила зиждилась на здравом рассудке и дальновидности, и его владение науками так же не знало себе равных, как и его мощь воина, хотя мало кто подозревал об истинных пределах его сил и способностей. Император покорил огромные области Старой Земли, а тех, кто отказался присоединиться к нему, уничтожил; но его завоевания были сделаны не ради крови и тщеславия, нет — он хотел подняться гораздо выше. Там, где установилась его власть, идолы страха и слепой веры были повергнуты, а на их место были вознесены порядок и рациональность. Под его правлением человечество возродится умственно, духовно и физически, вернется к вершинам, когда-то достигнутым, сбросив оковы тьмы. Это было время Объединительных войн, в которых оставшиеся тираны Древней Земли: Калаганн Уршский, Нартан Дьюм и другие такие же, с руками по локоть в крови, были наконец-то повергнуты Императором с помощью сначала полков его усовершенствованных «громовых воинов», а позднее — зарождающихся легионес астартес. Война не стихала, пока в конце концов все группировки техноварваров и разобщенные города-государства Старой Земли не присягнули на верность Императору, и Терра наконец-то стала единой впервые за много тысяч лет.

Однако, мало было одержать военную победу, оздоровление и восстановление человечества требовали гораздо большего. Так что еще до того, как была завоевана вся Терра, Император с теми учеными душами, которых он собрал под свое крыло, принялись экспериментировать с генами. В первую очередь, ради укрепления популяции и воссоздания человеческой расы такой, какой она была до радиационных бурь и поколений вирусного и алхимического оружия, что терзали планету. А во-вторых, ради создания генетически улучшенных воинов-сверхлюдей, которое началось с «громовых воинов», вскоре продолжилось в новых, более могущественных существах и в конце концов привело к появлению того, что позже станет известно как легионы Космодесанта.

С владычеством Императора пришло возрождение цивилизации и правительства: он основал всеобъемлющую гражданскую администрацию, чтобы навести порядок и заново отстроить свой мир, а также сосредоточить те знания и умения, что удастся добыть из-под пыли веков, в учреждениях науки и просвещения. Объединение Терры стало лишь началом.


Заря Империума

Понимая, что ни один человек, даже такой как он сам, не сможет править один, Император собрал Военный совет из наиболее одаренных генералов и части высших управленцев, самым значимым из которых был Малькадор, известный как Сигиллит. Малькадор был не только воином, но и образованным человеком, и внешне походил на священника. Откуда он взялся, не знал никто, кроме, пожалуй, самого Императора, который, как поговаривают, был с ним в родстве. Малькадор был назначен управлять Императорским дворцом и двором, а через это — руководить администрацией заново покоренной Терры в качестве заместителя своего господина. Места нескончаемой войны теперь превратились в места безостановочной деятельности, производства и проектирования.

В тот момент, когда завоевание Старой Земли подошло к завершению, произошло могучее и непредвиденное событие космических масштабов. Огромная ударная волна прокатилась по Имматериуму, сметя варп-штормы, что уже более пяти тысяч лет баламутили Галактику. Это походило на божественное провидение и разожгло веру в тех, кто считал божественным и самого Императора (как бы он этого не отрицал). Путь в Галактику снова был открыт, и армии Императора теперь могли отправиться к звездам, по дороге сперва заглянув на другие планеты Солнечной системы. Великий крестовый поход начался.


Навигаторы и Варп

Варп — это отдельное (или параллельное) измерение диковинных энергий, которое сосуществует с материальным миром, одновременно являясь его отражением и незримо пронизывая его всюду. Это бурлящий, завывающий водоворот энергии и силы, абсолютно непредсказуемый и не подвластный влиянию законов рационального и линейному течению времени, как происходит в физической реальности. Это беспокойное, меняющееся царство, подверженное мощным ударам и вихрям, которые рвут его ткань и чьи отражения мечутся по его бездонным глубинам в виде варп-штормов и плохо предсказуемых приливов и отливов, и среди всего этого живут странные и жуткие обитатели. Давным-давно, в незапамятную темную эру Технологий, человечество впервые узнало об этом мире нереального и частично — как с ним обращаться, и обнаружило, что можно пускать корабли в его глубины, и те могут выйти в реальное пространство на огромном расстоянии, преодолеть которое даже со скоростью света потребовалась бы жизнь целых поколений. Такие путешествия всегда сопровождала опасность, и хоть с какой-то долей безопасности можно было предпринимать лишь относительно короткие (тем не менее, в несколько световых лет длиной) прыжки, потому что течения Варпа двигались по сложным и нелогичным закономерностям. Корабли, пытавшиеся предпринимать длинные путешествия, часто заканчивали тем, что сильно сбивались с курса, навсегда терялись в сложных переплетениях варпа или просто разлетались в щепки. Кроме того, эти корабли могли испытать странные сдвиги по времени, когда их пассажиры от старости рассыпались в прах или прибывали годами позже — и даже годами раньше, чем рассчитывали. Варп-штормы и другие возмущения вдобавок могли полностью прекратить навигацию, отрезая миры, а иногда и целые области пространства на много дней, недель или столетий. Во время эры Раздора мощнейшие варп-штормы сотрясали Имматериум, на тысячи лет запретив межзвездную дальнюю навигацию.

Навигаторы — это древняя мутировавшая или умышленно измененная порода людей-псайкеров, словно специально «разработанная» для облегчения варп-путешествий. Их кланы, обособленные и замкнутые, жили среди людей еще до эры Раздора, но в те кошмарные времена почти вымерли. Неизвестно, как навигаторы впервые появились на свет, правда кое-кто подозревает (парадоксально), что Император приложил руку если не к их созданию, то, возможно, к их воссозданию и, наверняка — к увеличению рядов, ибо после завоевания Терры их семьи явились к нему и поклялись в верности. Навигаторы генетически одарены способностью смотреть в варп открыто, без риска мгновенно сойти с ума или погибнуть, и, следовательно, могут направлять судно, когда оно пытается проложить курс в этом потустороннем измерении. Такое возможно потому, что псайкеры всех сортов, включая навигаторов, используют варп как подпитку своего дара, и к своей роли смотрящего навигатор уникально приспособлен. Кораблю людей без навигатора нечего надеяться на дальнее плавание без риска тут же попасть в водоворот и погибнуть. Но даже так, врожденный дар навигатора позволяет им хоть с какой-то долей уверенности прокладывать лишь относительно короткие переходы через варп, особенно там, где Имматериум неспокоен. Однако, с созданием Императором великого маяка, известного как Астрономикан, пределы возможностей навигаторов значительно расширились, а без них не было бы и Великого крестового похода.


Хозяева Красной планеты

Тысячи лет планетой Марс правила странная и таинственная каста техножрецов, известная как Механикум или культ Механикус, создавшая технократический парламент из крупных феодалов. Эта религиозная секта пришла к господству в первые столетия эры Раздора, и через Машинный культ на Марсе возникла сильная культура и упорядоченная цивилизация, основанная на поклонении их «Богу-Машине» (или Омниссии, как его еще знают). Для жречества Марса наука и технологии являлись объектом священных таинств и колдовской религии, объектом не только ума и эксперимента, но и необходимых ритуалов и церемоний. Своим священным долгом Механикум считал сохранение, почитание и возвращение техночудес минувших веков — кредо, возникшее на планете, которая служила технологическим «генератором» в предшествующую Темную эру, и на которой, учитывая ее выжженные радиацией пустыни, технологии были единственной надеждой на выживание.

Когда разразились варп-штормы и человечество вступило в свой жуткий период изоляции, Марс постигла та же судьба, что и другие миры людей. Красная планета оказалась отрезана от своих колоний, ее рабы-навигаторы больше не могли прокладывать надежный курс через варп, и Марс оказался затерян внутри Солнечной системы, погружаясь в гражданскую войну между сокращающимися сообществами, анархию и кровопролитие. Марс пострадал так же, как и Древняя Земля, а в некоторых моментах даже сильнее, не имея достаточно еды и воды для населения, за чем быстро последовал голод и война, затем стало еще хуже, когда из-за повреждений и запущенности планетарные противорадиационные щиты и макроиндустриальные фабрики пришли в негодность и отравили планету еще сильнее, убивая хрупкую искусственную экосистему, поддерживаемую тысячелетиями. К тому времени, когда Механикум поднялся из своих подземных убежищ, чтобы вырвать власть из рук разрозненных каннибалов, мутировавших от радиации тварей, полубезумных автоматов и заблудших душ, обитавших на погрузившейся во тьму поверхности, из культа, посвященного выживанию путем возвращения технологий, он развился в полноценное техномистическое вероучение. Под контролем крупных феодалов-техножрецов Механикума порядок был восстановлен, радиационные щиты отремонтированы и возведены великие машинные храмы, откуда потекли материалы и оборудование, синтетическая еда и кислород, и Марс был перестроен по подобию их нечеловеческого бога-конструкта.

Задолго до того, как Император воссоединил Терру под своим знаменем, Марс уже жил как единое целое под эгидой Омниссии, и когда марсиане осмотрели Солнечную систему и отправили корабли к ее орбитам, то нашли лишь хаос, опасность и дикость. Они сосредоточили свое внимание на Старой Земле, древнем оплоте мощи человечества, глядя на нее одновременно с жадностью и страхом. Они знали, что этот мир прячет множество тайн, и что воюющие варвары Древней Земли могут собрать их и воспользоваться ими, возможно, однажды со всей своей свирепостью обрушившись на Марс. И так получилось, что техножрецы стали злейшими врагами техноварварских племен и сменяющейся касты кровавых тиранов, что держали власть над частью Старой Земли. Сотни лет они старались отнять или украсть любые технологии, какие можно, но кроме того их всерьез занимала судьба остальной части человеческой Галактики. Чтобы выяснить это, они периодически отправляли в варп огромные корабли в надежде найти какие-то подсказки, а также колонизировать и восстановить те владения человечества, какие еще возможно. Это были первые эксплораторские флоты Марса, и за века сотни таких экспедиций вслепую отправились к мрачным звездам, в жертву бурлящему варпу. Некоторые основали новые колонии, которые станут мирами-кузницами к моменту воссоединения с забытой родней при экспансии Империума, но многие просто пропали.

Когда Император объединял Терру, хозяева Марса пристально и ревниво следили за разворачивающимися событиями, при этом некоторые разглядели в нем родственную душу — Император был для них человеком науки, ценящим машины и технический прогресс, однако другие видели в нем лишь новую беспощадную силу, которой следует опасаться. Когда на Марс просочились слухи о сверхчеловеческих достижениях Императора, некоторые техножрецы даже начали равнять его с своим Богом-Машиной, считая это исполнением древних пророчеств. На Марсе вспыхнули споры: считать Императора спасителем или врагом. Однако, всё это происходило не без ведома самого Императора, ибо он также следил издали за Красной планетой и готовил свои планы.

Помня о дипломатических путях, которые открывала вера Механикума, а также об огромных стратегических трудностях и гибели своих войск, которые повлечет за собой любая (нет, наверняка она не планировалась) попытка захватить Марс силой, Император предложил парламенту Механикума начать переговоры о заключении союза. В обмен на поставки военного снаряжения для его армий и постройку могучего военного флота для крестового похода к звездам, Император обещал защищать техножрецов и уважать суверенитет их миров-кузниц по всей Галактике, предлагая им несравненный для остального Империума уровень независимости. Кроме того, Император отдавал шесть семей навигаторов на службу Механикуму, чтобы заменить их давно мертвых рабов-навигаторов и дать возможность марсианским кораблям вновь спокойно путешествовать через варп. Учитывая такие стимулы, Марс склонился к согласию, хотя не без некоторых внутренних кровавых раздоров, и союз был заключен, когда послу Механикума на Терре — влиятельному генерал-фабрикатору, выступавшему от лица марсианского парламента, было предоставлено место в Военном совете Великого крестового похода. Доступ к гигантским фабрикам Марса дал возможность Императору колоссально увеличить мощь своих легионов благодаря улучшенному снаряжению и припасам. Вдобавок техножрецы Марса приложили свои умения к постройке огромных боевых кораблей, способных путешествовать через варп и перевозить легионы Императора по Галактике, а также снабдили постоянно растущие имперские вооруженные силы могучими боевыми машинами, известными как титаны, которые были способны разрушать целые города.


Примархи

Во время изоляции Старой Земли в эру Раздора Император долгие годы планировал и готовил создание Империума. Готовясь к отвоеванию Галактики, еще задолго до покорения Терры он задумал и создал двадцать примархов — будущих инструментов перемен и богов войны. Этим уникальным личностям, совершенной работе геномастерства и знаний, запредельных для понимания всех, кроме самого Императора, уготовано было стать его генералами и проводниками его воли, великими лидерами, которые покорят миллионы миров во имя его. Каждый примарх будет наделен силами и умениями, далеко превосходя любого другого человека и способностями соперничая разве что с самим Императором. И не будет среди них двух одинаковых: каждый воплотит в себе одну из граней войны и полководческого искусства и изберет ее для себя. Вместе с Императором, собрав легионы под свое начало, они станут силой невиданной и непревзойденной среди всего сущего. Однако, честолюбивые замыслы Императора, по всей видимости, оказались расстроены катастрофическим событием, истинная природа и размах которого так и останутся тайной. Некие неведомые силы украли эмбрионы примархов от попечения Императора и пустили врассыпную по Галактике. Каждого примарха закинуло на отдельный мир, где тот взрослел — в добрых или худых условиях, как уж выпал жребий.

По прошествии времени каждый примарх дожил до взрослых лет вне защиты Императора, каждый превратился в сверхчеловека, далеко обойдя силой и способностями людей вокруг себя. Одни примархи стали владычествовать на своих суррогатных мирах-матерях, став могущественными воинами и лидерами, другие из-за пагубных пристрастий или обстоятельств превратились в таинственных чудовищ из легенд. По ходу Великого крестового похода Император постепенно нашел всех примархов, кроме двоих, чья тайна лежит далеко за пределами этих записей; каждый примарх рано или поздно получил под командование один из легионов Космодесанта, властью теперь уступая лишь самому Императору.

Истинная природа примархов — и тех, что жили в славе, и тех, что в бесчестье, — по-прежнему сокрыта непроницаемым мраком великой тайны. Многие ученые считают, что примархи были созданы из собственного генофонда Императора; что каждый был спроектирован лидером и воином, каждый — могучим военным предводителем, чье сверхчеловеческое военное мастерство должно соперничать с обаянием, силой ума и дальновидностью; каждый будет одарен силами, которые отделят его от простых людей и сверхчеловеческих, но всё же стоящих ниже воинов, которых он возглавит. Было ли в планах Императора, что примархи станут его богоподобными генералами, с самого начала или они просто оказались побочным продуктом эксперимента, в результате которого были созданы космические десантники, мы можем лишь гадать. Как и никогда, наверное, не узнаем, что за сила случайно или по злому умыслу разбросала примархов среди звезд.


Астра Телепатика и Астрономикон

Прежде чем двинуть Великий крестовый поход от Солнца к звездам, Император распорядился построить на Терре Астрономикон. Огромное множество техножрецов с Марса было доставлено для надзора за проектом; большинство населения Терры — собрано для постройки высоченного здания-механизма и обеспечения этого труда. На тот момент Астрономикон стал самым большим устройством на Терре. Единственной целью этого колоссального предприятия было создание базисной точки, через которую Император мог бы направлять свою бездонную психическую энергию для генерации частично самоподдерживающегося сигнала (хотя немногие об этом знали). Психический путеводный луч, генерируемый Астрономиконом, мог пронзать Варп, и те, кто был настроен на его неповторимую частоту и модуляцию, — навигаторы, могли использовать его как маяк и полярную звезду, когда прокладывали путь сквозь Имматериум. С его помощью через варп можно было путешествовать с небывалыми скоростями и надежностью, хотя полностью риск, конечно, исключить не удалось. Это стало бесценным благом и для Великого крестового похода, и для нового межзвездного государства, которое он создавал. Воздействие Астрономикона было таким, что даже тогда некоторые называли его не иначе как Божественный Свет или Свет Императора, часто даже не совсем отдавая себе отчет, насколько близки к истине эти слова.

Вдобавок к этому бесценному маяку средь звезд, Империум не появился бы без создания и возобновления Астра Телепатика. Эта специальная организация межзвездной связи была создана Императором в последние месяцы покорения Терры, ибо Император предвидел ее несомненную надобность в будущем. Вообще, Император не приветствовал использование психического дара другими. Будучи сам псайкером небывалой мощи и самоконтроля, он прекрасно осознавал опасности, присущие контакту с варпом. Более того, в эру Раздора на Старой Земле уже были свои «цари-колдуны» и одержимые псайкеры, некоторых из них Император поверг лично. И всё же, он мог распознать тех, кто был достаточно силен волей, поэтому с некоторыми предосторожностями определенные псайкеры были приняты на ряд специальных ролей в Империуме, и астропаты стали таким исключением.

Астропат — это «астротелепат», человек, способный поддерживать связь с другими своими собратьями через безбрежные звездные просторы при помощи воображаемых видений, эмпатических передач и энологических визуальных аллегорий, но не слов. Это особенный дар: населенные миры разделены многими световыми годами в физическом смысле, и практически единственный способ для Империума сохранять хоть какое-то подобие единства — при помощи такой связи, какой бы непостоянной она ни была. Все астропаты проходят специальную процедуру, которая преобразовывает их силу и в то же время укрепляет их против психических опасностей. Этот ритуал называется «привязкой души», и лишь Император может провести его успешно, придавая форму разуму и мозговому строению субъекта силой своей психокинетики, как горшечник придает форму сырой глине. К сожалению, не все кандидаты переживают этот ритуал — некоторые сходят с ума, и у всех в какой-то степени меняется личность. Чистая энергия воли Императора также имеет и еще один эффект: в процесс вовлекаются настолько мощные силы, что многие тончайшие нервные волокна, особенно зрительные, могут повредиться. Как следствие, все астропаты слепы, а у некоторых отсутствует и нюх, осязание и слух — стигматы, которые отделяют их как особую породу, но их самопожертвование связывает Империум воедино.


Великий крестовый поход

«Ты мне как сын, и вместе мы завоевали почти всю Галактику. Но сейчас мне пора возвращаться на Терру. Моя работа солдата закончена и теперь переходит к тебе, ибо меня ждут великие дела в моем земном убежище. Я нарекаю тебя Воителем, и отныне и впредь, все армии и генералы будут исполнять твои приказы как мои. Но есть у меня для тебя и слово предостережения: братья-примархи твои сильны волей, быстры умом и делом. Не пытайся изменить их, но с выгодой используй их сильные стороны. Тебе предстоит еще многое сделать: так много миров освободить, так много людей спасти. Моя вера с тобой. Славься, Кей Хорус! Славься, Воитель!»

Император Человечества, Триумф на Улланоре


Теперь, когда Марс стал частью Империума, Великий крестовый поход мог начаться всерьез, и остальная Солнечная система стала первой областью пространства, которую завоевал Император со своими перевооруженными легионами Космодесанта. Чужацких агрессоров смыло с лун Сатурна и Юпитера, их несчастные человеческие обитатели-рабы вернулись на Землю; некогда бывшие людьми твари нептунских глубин безжалостно истреблены, и зловещий лже-мир Седны у границы солнечного света испарен на молекулы орудиями только что построенного военного флота. Следующий шаг вел за пределы системы.

Великий крестовый поход стал гигантской военной операцией невообразимых масштабов и сложности, куда входили миллиарды солдат и десятки тысяч кораблей, и, пожалуй, правда, что только с таким умом, как у Императора, можно было надеяться успешно его осмысливать и проводить. Нужно было спасти десятки тысяч человеческих миров, и гораздо больше чужацких и прочих опасных миров — разорить, чтобы великий Pax Imperialis, Имперский Мир, раскинулся по всей Галактике.

Для воплощения этого замысла войска Империума были разделены на расширяющийся и часто перестраиваемый ряд экспедиционных флотов — полусамостоятельных войсковых группировок, которым вменялось летать от звезды к звезде и вести войны от имени Императора. Флоты состояли главным образом из ошеломительного числа пустотных кораблей, больших и малых, — от линкоров и военных крейсеров до ковчегов Механикума, обозных барков и колоссальных войсковых транспортов, а также неисчислимых малых судов сопровождения, десантных кораблей, исследователей и разведчиков. Курс этим флотам диктовал и, по большей части, Император с Военным советом, и воля их командующих, которым было доверено отыскивать порабощенных и уничтожать чужих по своему усмотрению. Цель перелетов определяли многие факторы: апокрифические предания, оставшиеся в хранилищах с Темной эры, в которых говорилось о том, где можно найти крупные колонии прежних времен; прогнозы техножрецов Марса и ученых-савантов Терры; мифы, слухи и легенды, а также доклады той редкой и бесчестной породы вольных торговцев, которым было позволено лететь впереди флотов, точно зловещие буревестники впереди шторма.

В то время легионы Космодесанта целиком входили в состав имперских войск и, благодаря притоку технологий и ресурсов со всей Солнечной системы, росли в числе и мощи в геометрической прогрессии. Легионы служили наконечником копья — смертоносным острием Великого крестового похода, о которое разбивались силы противника, которое опрокидывало империи, человеческие и чужацкие, вырывая у них самое сердце.

Рядом с этими великими солдатами шла Имперская Армия: сотни вспомогательных полков людей-солдат, набранных сначала из воинственных культур Терры, а вскоре и с недавно отвоеванных миров (отдельная мудрость здесь заключалась в том, чтобы исключить потенциальное несогласие на завоеванных мирах путем удаления их вооруженных сил и отправку на постоянно расширяющийся передний край). Имперская Армия исполняла роль войск второй линии, зачищая отвоеванные территории за легионами Космодесанта и удерживая позиции, а когда не было возможности послать в бой космодесантников, сражаясь вместо них что было сил, имея на своей стороне лишь численный перевес и железную стойкость. Также важную роль играли гигантские боевые машины, которые поставлял Механикум и его миры-кузницы, прежде всего титаны Коллегия Титаника — несравненные сжигатели городов и разрушители планет. Кроме того, еще была тьма организаций и вооруженных частей поменьше: одни выполняли особые задания или сражались против особых врагов, другие просто поддерживали порядок и насаждали новый закон. Пожалуй, самой показательной среди них была Кустодианская гвардия, личная охрана Императора, которая, проигрывая в числе, брала стократ мощью.

В этом Великом крестовым походе Император поставил себе цель избавить человечество от чужаков и тварей варпа, которые едва не истребили род людской. Мир за миром отвоевывались обратно; те, где существовало человеческое сообщество, становились частью Империума — они «достигали согласия» с «Имперской истиной», если выражаться стилем тех великих дней. Где возможно, интеграция достигалась дипломатией и обещаниями лучшего будущего и более плотных связей с галактическим сообществом людей, а где нет — силой оружия. Свергались тираны, ложные религии и догмы запрещались, очень часто к людям проявлялось милосердие, если только они не превратились в безвозвратно развращенных или слишком жутко изменились. Но чужакам не было пощады, и таких ксеносов-угнетателей изгнали или истребили в серии эпических войн, освобождавших миллиарды рабов и рвавших империи в клочья. В каждом закоулке космоса обнаруживался беспощадный бич — орки, внезапно размножаясь, как крысы в разрушенном городе, и всюду с ними сражались и отгоняли. Опять встретились вероломные древние эльдар, и тех, кто не отступил перед мощью Великого крестового похода, на каждом шагу преследовали смерть и разрушение. Помимо этих крупных рас встречались и бессчетные прочие; низшие виды истреблялись без жалости и сожаления, а тех, что оказались слишком странными и ненормальными, чтобы победить их в обычной войне, — к примеру, отвратительных хруддов или кошмарных слот, — подавляли и, где возможно, изгоняли во внешнюю тьму. Не уклонялся Великий крестовый поход и от своего самого неприятного долга. Те открытые миры, что оказались заражены тварями варпа, где границы реальности были прорваны, те миры очищались мощными вирусными бомбами и вортексными ракетами во время апокалиптических орбитальных бомбардировок, чтобы уничтожить всё живое и запечатать брешь, но этот акт, известный как «Экстерминатус», никогда не применялся безоглядно.

За время Великого крестового похода легионы Космодесанта воссоединились со своими примархами: миры, на которые тех забросило, рано или поздно все были найдены Императором. И это Император тоже обернул в свою пользу: большинство планет, на которых росли примархи, были обозначены, как родные миры легионов, были хорошо укреплены и развиты. Эти миры, вместе с горсткой других стратегически занятых планет, стали опорными пунктами Великого крестового похода по мере того, как он уходил дальше и дальше от Терры, а прямое централизованное управление и координация войск становились всё труднее. На этих новых базах и вновь присоединенных далеких мирах-кузницах Механикума Великий крестовый поход мог накапливать силы и атаковать практически любого врага по всей Галактике.


Властители Империума

Для руководства Великим крестовым походом перед его началом Император создал Военный совет. Совет стал фактически правящим органом Империума во время крестового похода, и через него закон Императора был принесен в сотни тысяч человеческих миров. Император заседал во главе Совета, по его левую руку сидел Малькадор, а вместе с ними — величайшие из генералов, выкованные в пламени Объединительных войн, и одаренные управленцы, набранные из великих правящих династий Терры и Солнечной системы, а когда Император заключил союз с Марсом, свое место в Совете занял и генерал-фабрикатор Механикума. Совет обслуживала группа астропатов, обеспечивая связь между членами Совета, которые всё реже собирались вместе физически из-за масштабов расширяющегося Империума и трудностей, присущих путешествиям через варп.

Только что отвоеванные миры передавались под власть новоучрежденной системы имперских командующих, каждый из которых правил, жил и умирал по приказу Императора и его Военного совета. Многие из этих новых лидеров были военными, которые в награду за службу получали власть над планетой от имени Императора. Прочие были туземными правителями, которые преклонились перед Императором и были вознаграждены за свое благоразумие.

Имперские командующие были полновластными хозяевами в своих мирах, однако действовали они в четко определенных рамках имперского закона и несли большие обязательства. Прежде всего они обязаны были поддерживать Имперскую истину, затем — обеспечивать выплату десятины ширящемуся Империуму солдатами и ресурсами, буде она истребована, а также — предоставлять кров и пищу армиям и флотам Императора. Вдобавок, немаловажной их обязанностью было очищать население от серьезных мутаций, особенно — псайкеров. Каждый командующий получал приказ ждать прилета огромных черных кораблей для переправки псайкеров на Терру, и кораблям этим нельзя было препятствовать под страхом уничтожения всех жителей планеты. Эти великие обязательства назвали имперской десятиной.

По мере развития Великого крестового похода, к Совету присоединился (не считая обещаний позволить присоединиться к нему) неумолимо растущий круг из адмиралов, командующих, генералов, губернаторов сектора и государственных министров. Ниже их стояли адвокаты и технократы, ответственные за управление обширными административными системами и планетарными режимами с сетью снабжения и распределения, масштабы которой не поддавались воображению. По прошествии времени каждый примарх получил место в Совете, равно как и главный кустодий личной императорской охраны. Однако, все эти люди были ставленниками войны, а не политики, и по мере того, как некоторые из чисто человеческих членов Совета умирали — на войне или просто от старости, — их заменяли, однако очень нерегулярно. И получилось так, что все больше и больше за абсолютной властью Императора стоял Малькадор Сигиллит, одаренный неестественно долгими годами и ясным умом. Он оказался единственным человеком, кто мог заведовать всем до мелочей в безграничном Империуме, став со временем и надзирателем за имперской десятиной, и всеобщим руководителем имперской администрации.

К этому моменту все примархи уже объединились со своими легионами, и миллионы человеческих миров были возвращены в отчий дом. Чужаки были разгромлены и либо загнаны на галактические окраины, либо заперты в безжизненных пространствах, где не было человеческих колоний, чтобы медленно исчезнуть, если на то будет воля Императора. Мощь Империума достигла своего зенита. Казалось, нет никого и ничего, что могло бы угрожать осуществлению грандиозного замысла Императора.


Апофеоз

После ряда славных побед, отметившего наивысшую точку экспансии Великого крестового похода, Император решил, что для него пришло время вернуться на Терру и дать ход следующей стадии своего великого плана по спасению человечества. Он был целиком и полностью уверен, что его сыновья, примархи, смогут завершить военную кампанию, им начатую, и довести Великий крестовый поход до конца. Император во всеуслышание объявил, что примархи со своими легионами не раз доказали, на что способны, и вскоре Галактика будет полностью очищена от чужаков и других угроз человеческим мирам.

Во время великого триумфа на Улланоре, бывшем центром последней великой империи орков, угрожавшей сегментуму Солар, Император даровал примарху Хорусу Луперкалю титул Воителя и передал командование всеми вооруженными силами Империума. Остальные примархи впоследствии получили указание следовать за Хорусом, подчиняться его приказам и выполнить свою задачу. Говорят, среди примархов произошло некоторое смятение из-за того, что Император решил больше не сражаться рядом с ними, однако Император остался непреклонен и умолчал о том, чем намерен заняться по возвращении на Терру.

Отбыв, Император вернулся на Терру, в свой огромный дворец, и взялся за величайший труд, укрытый завесой прежде невиданной секретности. Он призвал некоторых из своих советников и заперся в личных подземельях своего города-крепости. Хорус тем временем с радостью ухватился за свои новые обязанности и власть.

Он начал переговоры с другими примархами и составление планов по завершению Великого крестового похода почти с лихорадочной поспешностью, понимая, что, если одни узнают о его новом чине и полномочиях с радостью, другие в лучшем случае останутся равнодушными, а в худшем — затаят обиду. Ближе всех ему были примархи Ангрон, Мортарион и Фулгрим. Некоторые примархи были напуганы тем, что Император больше не будет сражаться плечом к плечу с ними, некоторые шептались, что их выбросили, как ставший ненужным инструмент. Те источники, что уцелели, недостоверные как они есть, указывают, что резче и больше всех о таком повороте высказывался Ангрон — не из затаенной на Хоруса злобы за его возвышение, а скорее из-за того, что считал, будто Император подвел его дважды. Хорус по очереди переговорил с каждым примархом и лично, и публично перед построенными легионами, где Воитель пообещал им победу — он пообещал им, что никогда не подведет как командир и не бросит без командования, пока последний вздох не покинет его тело.


Парадокс псайкеров

Император — первый и величайший из всех людей-псайкеров, но не единственный, кто обладает таким даром. На самом деле, в каждой человеческой культуре и в каждом мире по всей Галактике есть психически одаренные люди. И с каждым поколением псайкеров рождается всё больше. Многие из них обладают лишь минимальными, внешне безвредными способностями или скудными сверхъестественными силами, которые вызывают в других отчуждение, однако вне зависимости от силы каждая психическая способность имеет свою цену. Одних сводят с ума предсознательные сны и видения. У других способности выходят из-под контроля, и те наносят жуткий вред себе и людям вокруг или хуже того — становятся проводниками для варпа и его кошмарных обитателей, чем зачастую приносят гибель целому миру. Поэтому многих псайкеров считают ведьмами и колдунами и предают смерти или изгоняют, а Империум учредил десятину для черных кораблей, чтобы собирать псайкеров и держать под контролем.

Парадокс псайкеров состоит в том, что, представляя для человечества опасность, они в том или ином виде жизненно необходимы для ведения Великого крестового похода. На практическом уровне это воплощает сам Император и, более широко и повседневно, династии навигаторов, которые проводят дальние варп-путешествия, и астропаты, которые осуществляют межзвездную связь.

По мере развития Великого крестового похода появлялись и другие псайкеры, которых считали достаточно сильными волей, чтобы позволить свободно действовать внутри Империума. Строгие проверки на черных кораблях гарантируют, что слабовольные и безумные псайкеры будут изолированы и устранены навсегда; более стабильных и сильных волей затем распределят по различным организациям Империума и даруют «санкцию» на их силу. Большую часть псайкеров отправят в Императорский дворец для прохождения ритуала привязывания души, который превратит их в астропатов; других, тех, кого обнаружили еще юными, заберут в легионы Космодесанта для подготовки в новом ведомстве — библиариуме. Самые исключительные и могущественные псайкеры окажутся на службе в других, более секретных, имперских организациях, покров тайны над которыми остается всегда наглухо закрытым.


Совет Терры

По возвращении на Терру Император призвал к себе Малькадора со двором и снабдил их новыми распоряжениями. Совет более не будет заниматься военными походами: теперь войска находятся в надежных руках примархов и нового Воителя — Хоруса. Императору требовалось всё свое время и внимание, чтобы посвятить себя следующему великому замыслу, поэтому он созвал первый Совет Терры. В отличие от удаленных друг от друга членов Военного совета, во главе которого теперь стоял Хорус, члены Совета Терры будут заниматься вопросами государства, а также установлением и поддержанием имперского закона во всех мириадах миров Империума. Если раньше на повестке дня стояли лишь завоевание и освобождение, теперь первую очередность получали укрепление и организация. Малькадор, самый доверенный слуга Императора, получил титул первого лорда Совета и право председательствовать в отсутствие Императора. Вместе с ним назначение в Совет получили главный кустодий Константин Вальдор и руководители астропатического и административного ведомств. Учредив новый правящий орган Империума — Совет Терры, Императора закрылся в своих огромных лабораториях и мастерских под Императорским дворцом, куда вскоре потекли огромные реки ресурсов: Император сосредоточенно занялся новым, секретным проектом, который полагал жизненно важным для человечества.

Время шло, и пока Император работал взаперти ото всех под Императорским дворцом, безмолвный и недосягаемый, в Империуме проклюнулись первые семена раздора и сомнений. Многие из примархов не скрывали, что потрясены новостью о создании Совета Терры и еще больше потрясены, что их не включили в его ряды. Издавна привыкшие быть ближайшими советниками и первыми из вассалов Императора, примархи вдруг оказались отодвинутыми в сторону, не очень понимая, что делать с этой мнимой потерей благосклонности. Менее уравновешенные пришли в ярость от того презрения, которое они чувствовали в поступке Императора; другие, даже самые верные, были озадачены и обеспокоены таким поворотом дел. Для кого-то это стало знаком, что Император решил отвернуться от своих величайших воинов, что неустанно сражались и проливали кровь, служа ему, и передать власть жалким управленцам и льстивым адептам Марса — смертным вместо своих бессмертных сыновей. И хотя они еще не понимали этого, но медовый язык темных сил уже точил яд в уши некоторых примархов, через тщеславие и гордыню подводя их к собственной гибели и смерти миллиардов.


Язва сомнений

Из рассказов о первых днях предательства со слов тех, кто выжил и остался верен Императору, можно предположить, что Хорус Луперкаль чувствовал себя отринутым и презренным, когда Император, казалось, покинул своих примархов. Видимо, честь стать Воителем, какой бы великой она ни была, показалась ему жалким утешением за то, что духовный отец, Император, его «покинул». Но какой бы мелочной и странной на взгляд простого «смертного» ни была обида, укол от нее, похоже, стал той частицей озлобленности, с которой началось грехопадение Воителя.

Время шло, и победы казались Хорусу никчемными, самопожертвование космических десантников под его командованием — не важным и всё более незначимым для безмолвствующего Императора, чей взор более не ласкал своих некогда любимых сыновей. И власть свою Хорус не считал столь же неоспоримой и почитаемой, как у Императора. Ему казалось, что некоторые примархи завидуют его новому чину и зачастую подвергают сомнениям его решения, или ухитряются по-тихому исказить его приказы по своему усмотрению. Более того, обиды и соперничество, давно имевшие место между некоторыми примархами, перешли в открытые ссоры и нападки, которые Хорус уже не мог подавить так легко, как мог бы Император, что только распаляло его ярость. Вместо того, чтобы разобраться с инакомыслящими в открытую, он начал приближать к себе тех, кто, по его мнению, питал к нему уважение или хотя бы подчинялся, не задавая вопросов, и обвинил Императора в своих растущих проблемах, точно это был его умышленный план опорочить Хоруса и привести к провалу. То, что эта растущая паранойя и злоба остались незамеченными, служит доказательством веры Императора в своих примархов, веры, которая оказалась трагически ошибочной, когда время и расстояние, на котором Воитель вел войны и медленно распалял свой огонь сомнений и злобы вдали от Терры, принесли свои плоды. Когда просочились вести с Терры о последнем заявлении Императора, и Империум начал упорядочиваться и меняться с нарастающей быстротой без участия его и примархов, Хорус со своими сторонниками, казалось, еще более отстранился от человека, которого некогда почитал своим отцом. И постепенно единственной заботой Воителя осталось лишь завершение покорения Галактики да слабое утешение в виде добывания всё новой славы для своих легионов.

В этих записях мы не будем задерживаться надолго над тем, что стало истинной поворотной точкой для Воителя Хоруса — моментом, когда он повернулся от света к вечной тьме и принял проклятие. Эти темные слова будут изложены где-нибудь в другом месте. Но все считают, что жребий был брошен на Давине. Ходили слухи, что Хорус был ранен страшным и смертельным оружием, но просто ли ускорила рана воздействие яда тщеславия и сомнений, который уже плескался в его венах, или она ослабила Хоруса настолько, что он мог погибнуть, или же просто плеснула горючего на темное пламя, уже тлевшее в его душе, сказать нельзя. Но на Давине с Воителем, который восстанавливался от глубокой раны в храме Змеи, заговорили темные боги Варпа и заключили с ним договор. Они пообещали отдать ему в руки Галактику, назначив ценой кровь его отца, — и Хорус поклялся им в преданности. С этого момента Хаос стал его господином, и с адом он пришел к согласию.


Тайный заговор

Когда семена гибели Империума упали на благодатную почву в душе Воителя, после случившегося теперь хорошо видно, что Хорус почти сразу принялся плести сложный заговор предательства, который будет медленно вызревать. Тех, кому не мог доверять, он силой своей власти удалил, отправляя в экспедиции подальше от конечной цели своего плана — кровавой встречи с Императором на Терре; других он старался нейтрализовать при помощи козней и интриг и обескровить войной. Затем Хорус приблизил к себе тех примархов, кому, как считал, мог запросто довериться, или тех, в ком любовь к Императору никогда не была особенно горяча. Он встретился с каждым по очереди и посеял порчу в каждом по-своему. С берсерком Агроном дело оказалось проще всего: его обида на Императора всегда была сильна, а теперь ему казалось, что он предан уже дважды, и Ангрон потребовал лишь мщения и крови. Мортариона, темного душою и глубоко мыслящего, похоже, оказалось труднее убедить, но Хорус в конце концов нашел трещину в его броне. Он представил Императора, как просто очередного развращенного тирана, хотя и более могущественного, и убедительного, чем предыдущие, как слабеющего и одурманенного властью, тогда как Хорус и примархи могли бы положить начало новой эре справедливости и свободы, точно как смерть всегда идет следом за жизнью — и Мортарион пошел против своего второго отца. Но именно Фулгрим пал сильнее и глубже всех, ибо весь Великий крестовый поход они с Хорусом сражались бок о бок, и Хорус знал его сильные и слабые места. Так что всё, что было хорошего в Фулгриме: его честь, его стремление к совершенству, его любовь к Императору, — всё извратил Хорус, превратив во что-то низменное и жестокое, и останки разбитой души Фулгрима стали благодатным пастбищем для Хаоса. И так каждый примарх был обречен и встал на путь ужасной судьбы, которую никто не мог предугадать.

Примархи Ангрон, Мортарион и Фулгрим вернулись к своим легионам и принялись распускать ересь, и за ними потянулся тошнотворный шлейф варповой порчи. Не торопясь, они тайно распространяли порчу в своих рядах, используя воинские ложи, недавно принятые в их легионах по наущению Воителя, создавая тайные культы внутри культов. Преданность легионов Космодесанта своим примархам стала во многом причиной их собственной гибели, дорогой для проникновения порчи, против которой у космодесантников не было защиты — и большинство ей поддались. Большинство, но далеко не все. Были те, для кого шепот тьмы падал в глухие уши, и те, чей прагматизм не позволил им отправиться в проклятие вслепую; были и те, для кого Император оставался всё равно что богом, и в чьей вере не было места сомнениям. Многие из них были уроженцами Терры, давними ветеранами, кто участвовал в Великом крестовом походе с самого начала и чья преданность уходила корнями ко временам еще до нахождения примархов. Третьи просто были исключительными индивидуалистами, которых оказалось нелегко склонить на свою сторону.

Заговорщики, однако, были осторожны в своих планах и старались не раскрывать сговор с тьмой. По мере того, как шло время, а гниль тайно распространялась, примархи отмечали тех, кому, как они считали, нельзя доверять, и этих несогласных космодесантников приговорили к смерти. Смерти, которая вот-вот должна была обрушиться на Истваан-3.


Легионы Астартес

Это будут мои лучшие воины, и мне посвятят они свою жизнь. Словно глине, придам я им форму, и в горниле войны закалю их. Железную волю и мышцы из стали дарую им. В великие доспехи облачу их, и самым могучим оружием наделю. Не тронет их чума и поветрие, болезнь не причинит им зла. Дам я им тактику, стратегию и машины, и не будет врага, чтобы одолел их. Это мой бастион против Ужаса. Это защитники человечества. Это мои космические десантники, и неведом им будет страх.

Император человечества


Создание космических десантников

С самого начала завоевания Терры Император использовал армии генетически измененных воинов, которые послужили основой того, что позже станет известно как легионы Космического Десанта. Терра во времена Древней Ночи вдоволь навидалась аугментов и «суперсолдат», созданных как с помощью биоалхимии, так и кибераугментации, еще на заре 25-го тысячелетия в «Трактате Гориакса» упоминается использование биоулучшений в ходе войн Древней Земли. Геновыведенные, воетвари и железнобокие кровью писали свои имена на страницах истории во времена бесконечных конфликтов между племенами техноварваров и городами-государствами Старой Земли, когда войны непрерывно бушевали на протяжении тысячелетий. Но всех превзошли Громовые Воины самого Императора, названные в честь символа их повелителя — молнии и головы хищной птицы. В Громовых Воинах слились воедино сверхчеловеческая сила, генетически запрограммированная устойчивость к опасной внешней среде и даже к психическим атакам, воинственный дух и стратегический гений Императора. Они были армией, отличной от всех, что существовали прежде, и войска могущественных тиранов Земли ничего не могли им противопоставить. Но невзирая на многочисленные победы на ранних этапах Объединительных войн, Громовые Воины были далеки от совершенства. У некоторых наблюдались психические расстройства, другие через не поддающийся прогнозированию временной промежуток подвергались катастрофическим биологическим изменениям, и в конце концов сверхчеловеческая физиология обращались против них самих. Как писал летописец Долвар: «Увы, но воины воплощенного грома, разящие молнией, ярко пылали во славе, но пылали недолго».

По прошествии времени становится очевидным, что Император предвидел будущую необходимость в более стабильной армии улучшенных солдат, поэтому пока Громовые Воины еще сражались в первых битвах, Император собрал группу ученых и геномастеров — одних по своему желанию, других в качестве пленников — и в глубинах огромного подземелья терранской крепости построил новые генетические лаборатории. Работы велись десятилетиями в условиях строжайшей секретности, здесь были созданы примархи и иные чудеса генетического искусства — как известные, так и неведомые нам, и прежде всего это были легионес астартес. В процессе их создания использовались тайны прошлого и знания эры Раздора, опыт, полученный из успехов и поражений Громовых Воинов, являвшихся прототипами воинов, а также неповторимый гений Императора. Первых отбирали из числа телохранителей Императора. Этих добровольцев подвергли хирургическим, генетическим и психологическим изменениям. Благодаря безжалостным тренировкам и ментальному кондиционированию они стали не только невероятно сильными и выносливыми, но также обрели железную волю и дисциплину, превратившись в несокрушимую силу, целиком преданную Императору. Вскоре процесс был усовершенствован и систематизирован, и количество новых улучшенных воинов, оснащенных оружием и доспехами Громовых Воинов, начало быстро расти. Из них сформировали двадцать полков, в которых сначала насчитывалось не больше пары сотен воинов. Хотя в те времена это считалось тайной, теперь повсеместно известно, что подобное разделение было не сугубо административным, поскольку каждый полк обладал собственным кодом «генетического семени», взятым у разных примархов-прародителей. Зачастую он воздействовал различными и неожиданными способами, не в последнюю очередь влияя на психологический характер измененных и усиленных воинов. С притоком новобранцев с территорий Терры, присоединившихся к Императору, новые воины быстро затмили и вытеснили сильных, но далеко не таких дисциплинированных и стабильных Громовых Воинов, и вскоре победы последовали одна за другой. Постепенно полки превратились в легионы, когда Император начал набирать людей из недавно покоренных племен Старой Земли, и вскоре сотни стали десятками тысяч. Войска сверхлюдей доминировали в Войнах Объединения, с легкостью побеждая любого терранского противника, а также вынудили техножрецов Марса просить мира. Они сражались с праведным рвением, и именно они впервые нарекли свою миссию «крестовым походом», и благодаря их усилиям впервые за бессчетные тысячелетия Земля объединилась под властью одного человека.


Крестовый поход и экспансия

Объединение Солнечной системы под властью Императора стало вторым крупным толчком для увеличения численности и углубления специализации того, что отныне называлось легионами Космического Десанта, и сделало их основной боевой силой, с помощью которой Император освободит галактику от посягательств чужаков, а также от пагубных суеверий и угнетения. Судя по прочной связи между примархами и их легионами, можно предположить, что они сыграли ключевую роль в создании космических десантников. Воины определенно имели общий генетический материал, а также получили некоторые физические и умственные черты своих примархов. Эта связь была настолько крепкой, что при первой же встрече примархи становились естественными и безусловными командирами своих легионов, с которыми их связывало так много общего. Нередко приемный мир примарха становился для легиона новой базой и с тех пор именовался родным миром легиона, где примархи набирали новых воинов из числа преданных последователей, тогда как другие получали право набирать новобранцев с подходящих воинственных миров, освобожденных в ходе крестового похода. На самом деле это требовалось, чтобы предотвратить надвигающийся кризис, о котором тогда знали немногие за пределами возвышенного Военного совета — из-за постоянного использования стабильность генетического семени начала падать, а его требовалось все больше для увеличения численности космических десантников на полях сражений. Со временем, когда Великий крестовый поход двинулся покорять галактику, проблема усугубилась еще больше. Теперь войска нельзя было собрать с той же легкостью, как прежде, а боевые потери все росли, когда годы непрерывных сражений превращались в десятилетия. Император не мог замедлить поступь крестового похода, поэтому ему оставался только один выход — создать больше космических десантников, и притом быстрее, чем раньше. Тайный конклав геномастеров под непосредственным руководством Императора нашел решение, которое стало известно как теорема Грабийи. По мнению ученых, генетический код примарха можно было использовать для стабилизации и увеличения запасов генетического семени с «незначительными отклонениями». Наряду с этим в действие ввели недоступную ранее технологию ускоренной генокультивации, благодаря чему время на создание полностью готового к бою космического десантника в некоторых случаях уменьшилось до года. Но ускоренная технология сбора генетического семени в сочетании с несовершенной или чересчур интенсивной техникой психоиндоктринации, либо же при полном ее отсутствии впоследствии приведет к крупным фундаментальным изъянам. Позже многие пришли к выводу, что именно увеличение численности легионов за максимально короткий промежуток времени сыграло главную роль в деградации нормального психического состояния и физиологического вида некоторых легионов, а также открыло путь для будущего ужаса.


Серые легионы

Первые воины легионес астартес сражались в серых доспехах без каких-либо украшений, за исключением символа молнии Императора. Их доспехи были старого образца — частичная силовая броня, разработанная на Старой Земле для элиты армий Императора и племен техноварваров. Некоторые из этих «Громовых доспехов», названных в честь предшествовавших легионам Громовых полков, были недавно выкованными, но многие комплекты кузнецы Императора вынесли из арсеналов или собрали с тел побежденных врагов. Будто для того, чтобы провести разделительную черту между войнами прошлого и будущего, доспехи покрасили в серый цвет грозовых туч и увенчали знаками имперского единства — символами молнии и грома. Со временем легионы получили собственные знаки различия и выработали отличительные доктрины боевых действий, а на смену порядковым номерам пришли названия, в некоторых случаях данные самим Императором, тогда как многие роты Космического Десанта пытались выделить себя среди братских легионов. Накапливались боевые награды, каждый легион приобретал собственный характер, и когда легионы усилились настолько, чтобы отправится покорять галактику, серый цвет грозовых туч стал гранитным, серебряным, голубовато-зеленым, железным, черным, золотым, океаническим, пепельным и ледяным, и к моменту Улланорского триумфа серые легионы единства исчезли в анналах истории.


Процесс инициации

Космические десантники легионес астартес создаются из обычных людей с помощью тройственного процесса генетической манипуляции, хирургической аугментации и психокондиционирования, на что в идеальных условиях требуется несколько лет, во время которых субъект проходит этап взросления. То, что весь процесс происходит одновременно с взрослением тела субъекта, дает наибольшую вероятность выживания и наименьший шанс на отторжение новых органов, и хотя (по крайней мере частично) улучшение взрослых субъектов также возможно, оно сопряжено с большим риском, а результат зачастую крайне непредсказуем. Процесс создания космических десантников основан на гормональном и биологическом типе человека мужского пола, поэтому трансформацию могут пройти только мужчины. Однако на практике по причинам генетического, климатического или психологического характера пригодным оказывается только незначительный процент кандидатов. В итоге космические десантники во многом уже не могут считаться людьми, но значительно превосходят по физической силе, выносливости и уровню рефлексов даже самых подготовленных неаугментированных воинов. Их тела превращаются в феноменально эффективные биологические аппараты, устойчивые к болезням, заражению, облучению и ядам. Кроме того, они практически неподвержены естественному старению организма и процессу разрушения клеток, так что убить их может только обширная физическая травма, токсин с усиливающимся действием или сильнейшее заражение. Фактически космические десантники могут считаться бессмертными, или по крайней мере они живут намного дольше обычных людей, из числа которых их отобрали.


Этапы хирургической инициации космического десантника

Имплантация в порядке очередности:

1. Вторичное сердце. Регулирует кровоснабжение, улучшает работу сердечно-сосудистой системы.

2. Оссмодула. Увеличивает размеры и прочность скелета.

3. Бископея. Стимулирует мышечный рост.

4. Гемастамен. Улучшает состав крови и ее эффективность.

5. Орган Ларрамана. Способствует быстрому заживлению ран.

6. Каталептический узел. Позволяет оставаться в подсознании во время отдыха и облегчает гипнокондиционирование, которое начинается после прохождения второго этапа.

7. Преомнор. Распознает и нейтрализует органические яды.

8. Омофагия. Впитывает нервно-умственный субстрат посредством поглощения генетического материала.

9. Мультилегкое. Позволяет дышать в токсичной атмосфере.

10. Оккулоб. Позволяет искусственно усиливать рост оптических нервов.

11. Ухо Лимана. Отфильтровывает фоновые шумы, улучшает равновесие.

12. Анабиозная мембрана. Обеспечивает выживание и восстановление после травмы благодаря замедлению процесса жизнедеятельности.

13. Меланохром. Отслеживает уровень радиационного загрязнения и соответствующим образом изменяет состав крови и пигментацию кожи.

14. Оолитовая почка. Облегчает очищение крови и детоксикацию, нейтрализует токсины неорганического происхождения.

15. Нейроглоттис. Анализирует вредную пищу на вкус.

16. Мукраноид. Секретирует на кожу маслянистую пленку для защиты от холода или жара.

17. Железа Бетчера. Дает космическому десантнику способность выделять слюну в виде едкого яда.

18. Прогеноиды. Собирают и превращают генетический материал в генетическое семя для репликации в последующие поколения космических десантников.

19. Черный панцирь. Бронированный торакс с гибкой оболочкой для защиты основных органов. Имплантируется в виде пленки нервной интеграции, которая впоследствии разрастается и затвердевает под кожным покрытием.


Легионы Космического Десанта

Легион Космического Десанта — передовые войска штурмовой пехоты, состоящие из десятков тысяч (а в некоторых случаях гораздо больше) биохимически и хирургически улучшенных сверхвоинов, вооруженных и оснащенных по самым лучшим стандартам Империума. Ценность каждого легионес астартес многократно окупает их малое количество по сравнению с другими регулярными войсками. Все они — машины для убийства: не ведающие усталости, быстрые, сильные, храбрые, дисциплинированные, а также зоркие и более смертоносные, чем любой другой обычный солдат, неважно, насколько опытный. Но оказавшись в слаженном строю, космические десантники становятся действительно грозной силой, несколько сотен воинов способны усмирить город за пару часов. Тысячи могут в считанные дни покорить миры, а десятки или даже сотни тысяч могут истребить целые виды и обратить цивилизации в прах и воспоминания за промежуток времени, не превышающий полный оборот Терры вокруг солнца.

Легионы были основаны в ходе кровопролитных Объединительных войн Терры, в результате которых Император получил власть над колыбелью человечества. Изначально они делились на двадцать пронумерованных подразделений улучшенных воинов, по организации чем-то схожих с Громовыми полками, ранее состоявших на службе Императора, и которых были призваны заменить. Дисциплина и организация ранних легионов во многом базировалась на древних, не раз доказавших свою ценность терранских типах стратегий, иерархии и взаимодействия, изложенных в таких великих трактатах, как римская «Принципия Беликоза» или частично уцелевшая «Новая модель» Крома, которые в руках тиранов Старой Земли пережили множество кровавых поколений. К этим почитаемым трудам Император и его командиры добавили собственный гений, создав прочные, но гибкие стратегические доктрины, которые лучше всего соответствовали основным сильным сторонам и сверхчеловеческим способностям легионеров. Структура командования была понятной и прямой, офицеры легиона, к тому же самые могучие воины, вели своих воинов в бой лично, как это делали в племенах техноварваров Древней Земли. Они всегда навязывали битву противнику, поскольку просто нанести поражение врагу для легионес астартес было недостаточно, победой считалось только полное его уничтожение. Такая холодная логика в сочетании с нечеловеческой силой и повадками, а также с чистым ужасом, который они вселяли в друзей и врагов, дали им одно из первых прозвищ, возможно, наиболее уместное — «Ангелы Смерти». В будущем они не раз оправдают это название.

Из двадцати легионов, которые с течением времени сильно увеличились в численности, только восемнадцать доживут до конца Великого крестового похода, что же касается тех, что не уцелели, здесь мы не будем говорить о них. Каждый легион превратился в мощную военную силу с собственным флотом поддержки, перевозившим его меж звезд, и многократно превосходившими его по численности слугами, техниками и ауксилиариями, которые жили и умирали по велению своих командиров и примарха. Собранные воедино восемнадцать легионов представляли невиданную ранее силу, не знавшую себе равных во всей галактике.


Существующие ко времени Ереси Хоруса легионы Космического Десанта

I — Темные Ангелы (Первый) — Лев Эль’Джонсон

II —

III — Дети Императора — Фулгрим

IV — Железные Воины — Пертурабо

V- Белые Шрамы — Джагатай Хан

VI — Космические Волки- Леман Русс

VII — Имперские Кулаки — Рогал Дорн

VIII — Повелители Ночи — Конрад Керз

IX — Кровавые Ангелы — Сангвиний

X — Железные Руки — Феррус Манус

XI —

XII — Пожиратели Миров — Ангрон

XIII — Ультрамарины — Робаут Жиллиман

XIV — Гвардия Смерти — Мортарион

XV — Тысяча Сынов — Магнус Красный

XVI — Сыны Хоруса — Воитель Хорус

XVII — Несущие Слово — Лоргар

XVIII — Саламандры — Вулкан

XIX — Гвардия Ворона — Коракс

XX — Альфа-Легион — Альфарий


Объединение и развитие легиона

Легионы времен Великого крестового похода обладали двойственной природой. С одной стороны, они были продуктом покорения Императором Терры и Солнечной системы. Набранные из обитателей Терры и выкованные в войнах зарождающегося Империума, легионы имели схожий характер. Их ряды связывало чувство единства и почти родственные узы. Учитывая то, что все их первое поколение родилось на Терре, они делили между собой общее генетическое наследие и историю, поэтому неудивительно, что легионеры считали себя единокровными братьями. Обучение, индоктринация и общий опыт сражений только укреплял в легионес астартес веру, что все они — одна семья, рожденная в колыбели войны. Эти узы братства сохранились в разрастающемся Империуме, но никогда они не были настолько сильны, как во времена покорения Терры.

С другой стороны, каждый легион состоял из представителей культур, которые процветали под иными звездами. Когда война по объединению Земли переросла в крестовый поход по покорению галактики, вместе с ней увеличились и легионы. Потери следовало возмещать, а с увеличением масштаба боевых действий росло число потерь и рекрутов, которым следовало занять места погибших. Сначала новобранцев набирали с Луны, станций Сатурна, Ближних миров и десятков других планет сегментума Солар. Постепенно терранская основа каждого легиона размывалась, но полностью так и не исчезла, поскольку на Древней Земле существовало множество воинственных племен и культур, которые внесли значительный вклад в Великий крестовый поход.

Нахождение своих примархов и во многих случаях обретение родных миров (которыми чаще всего становились планеты, на которых обнаруживались их новые повелители) соответствующим образом меняли характер легионов. Некоторые изменения выглядели поверхностными: обороты речи, смена тактики ближнего боя, воинские обычаи, а также новая символика и даже язык. Но другие новшества оказывались фундаментальными, заменяя целые пласты традиций, культуры и даже идеологии, как это произошло с легионами Космических Волков и Темных Ангелов. Нередко клеймо легиона и воля примарха перевешивали различия рекрутов в происхождении и крови. К середине второго столетия Великого крестового похода столь кардинальные изменения привели к возникновению кардинальных различий между легионами. Внешним признаком стало появление новых характерных черт, изначальные терранские методы ведения боевых действий были отброшены или изменились до полной неузнаваемости. Конечно, в целом и в частности существовали исключения, как, например, легионы Ультрамаринов и Железных Воинов, которые предпочли надстраиваться на уже заложенном фундаменте, в отличие от других, вроде Белых Шрамов, к которым предписания «Принципии Беликозы» больше не относились даже теоретически. Некоторые, оглядываясь на прошлое, видят в усиливающихся различиях семя грядущего раздора, подразумевая чувство обособленности и «отличительности» между легионами. Это лишь подогревало соперничество и вражду, которые стали возникать за кулисами Великого крестового похода между примархами, а также между их легионами, чем позже воспользовался Хорус и его сообщники-еретики. Они внедрили в те легионы, которым благоволил Воитель, культ давинитских воинских лож — тропа, по которой проникла отрава варпа.


Структура легиона

К началу боевых действий между легионами, их командная и организационная структура намного чаще была отражением характера и предпочтений примарха, а также культуры, в которой он вырос, чем соответствовала официальному уставу. В то время как определенные черты и формации оставались общими для всех, такие как развертывание войск и тыловое обеспечение, их организация и использование сильно отличались от стандартных предписаний. Можно говорить о великих ротах, полках, орденах, батальонах, когортах, демиорденах, ротах, отделениях или манипулах, но все они являются терминами внешней классификации в той же мере, какими были во времена Великого крестового похода. Но на самом все варьировалось еще сильнее, в каждом легионе использовалась своя терминология для обозначения равнозначных званий и специализаций, куда чаще это обосновывалось характером легиона, а не требованиями центральной администрации для общности номенклатуры. В некоторых случаях расхождения усиливались еще больше, когда местные языки, вроде фенрисийского или кхал’д, заменяли имперский готик. Принимая во внимание такие оговорки, схема стратегической диспозиции легиона Космического Десанта лишь в самых общих чертах описывает структурную основу легиона (наряду с перечнем наиболее распространенных званий) второй половины Великого крестового похода.


Смерть Истваана III


Предательство

"Я могу сказать, кем стали падшие сыны, к чему их привело предательство, как сила и гордыня изуродовали благородство. Но гнев омрачит мои слова и скроет истину, которую так жаждете вы, милорды.

Я не пытаюсь понять причины, которые привели моих братьев на путь погибели, пусть об этом судят другие. Лучше я напомню вам, кем когда-то были эти воины, с каких высот они пали."

— Кризос Мортург, Чёрный Щит, выживший в бойне на Истваане III.


Как гласит древняя пословица, все великие и кровавые войны начинались с одного выстрела. В великом катаклизме, почти поглотившем Империум и принёсшем смерть и страдания бесчисленным миллиардам, этот пресловутый выстрел прогремел на Истваане III, когда брат обратился против брата.


Покорение Истваана

Система Истваан расположена на северной окраине сегментума Ультима, вдали от сердца Империума. В этой важной системе находятся два пригодных для жизни мира и одна колония времён Тёмной Эры, пережившая эпоху Раздора благодаря изоляции. Даже в таком захолустье разведывательные корабли, прокладывающие путь Великому крестовому походу, нашли свидетельства, что жители Истваана III смогли сохранить в целом сплочённое индустриальное общество, просуществовавшее тысячелетиями, — что делало контакт и поглощение планеты Империумом приоритетной задачей.

На Истваане господствовала устойчивая культура, включающая местные мифы и религиозные убеждения. Это, вкупе с тягой к независимости, подвигло Истваанцев сначала поставить под сомнение, а затем отвергнуть Имперскую Истину, принесённую вестниками похода. Учитывая стратегическую важность густозаселённой, пригодной для жизни индустриальной системы, покорение Истваана стало делом первостепенной важности. Отдавший приказ Военный Совет также запретил применение сокрушительной силы, дабы избежать излишнего сопутствующего ущерба, что испортило бы ценную добычу. Честь взятия Истваана III была вследствие этого отдана легиону Гвардии Ворона и примарху Кораксу — его воины прославились использованием точечных ударов. Чёрные ударные крейсеры и десантно-штурмовые корабли XIX-го легиона без предупреждения атаковали с ночной стороны, систематически уничтожили ограниченную военную структуру Истваана III и захватили правительство. Когда заря взошла над обширным протоульем Кхри Ванак (что означает город Хорал), политической и культурной столицей планеты, управлявший Иствааном III сенат был разбомблен, а отвергнувшие Имперскую Истину правители либо погибли, либо были схвачены. Кровавая демонстрация силы уничтожила сопротивление, но избавила население от катастрофы. Истваанцы покорились, как сделали уже жители многих миров. Никто не осмелился возражать, пока рядом были чёрные космодесантники, а разрозненные мятежи были подавлены быстро и эффективно. Согласно установленному порядку, контингент согласия занялся охраной и восстановлением, неся местным жителям просвещение и надежду, а также надёжное место в Империуме, а легион Коракса смог заняться более важными делами.

В записях Гвардии Ворона о покорении нет необычных свидетельств серьёзного сопротивления, вмешательства ксеносов или странных феноменов на Истваане III, но есть отдельные упоминания, что упорство и недовольство проявляли в первую очередь члены сект, давно запрещённых и игнорируемых большинством населения. Действующая столица Истваана, город Хорал, была избрана местом имперского правления, и с помощью корпуса сапёров Имперской Армии и под контролем Механикум была создана сеть бункеров и туннелей для нового большого гарнизона, а разрушенный дворец регента перестроили в имперский каструм — палату нового правительства. Также для межорбитальных полётов был построен звёздный форт, а прискорбно устаревшие защитные системы были перестроены и укреплены по имперским стандартам. Вместе с обычными благами и технологиями на Истваан III устремились проводники имперского закона, итераторы и администраторы, а для управления системой были избран планетарный губернатор. Поскольку для поддержания порядка требовалась сильная рука, правителем был избран не местный, а чужак — Вард Праал, бывший майор XI Ластранского стрелкового, сделавший политическую карьеру при дворе сегментума Ультима. Учитывая, что Праал служил как солдатом, так и гражданским администратором, его сочли достаточно надёжным, чтобы сделать миллионы верными и трудолюбивыми жителями Империума. Судя по начальным записям, он взялся за дело с энтузиазмом и добился значительных успехов, но это продлилось недолго.

Условия Эмпиреев вблизи системы Истваан постепенно ухудшались почти с момента покорения. Планета всегда была изолирована из-за удалённости от других обитаемых миров, и астротелепатическая связь и навигация становились всё сложнее. Доклады с окраин, поступающие на Терру часто через пятые и шестые руки от экспедиционных флотов и вольных торговцев, опаздывали на месяцы. В них говорилось о растущих беспорядках, убийствах итераторов, необъяснимых забастовках и вспышках массовой истерии в городах. Вину опять возлагали на местных, недовольных попытками насильственного разгона местных сект, самая опасная из которых была названа «Певцами Войны». Положение ухудшилось, когда Праал приказал гарнизону разрушить храмы и взломать запечатанные склепы древних сект, чтобы побороть укоренившиеся суеверия Истваанцев и привести их к свету Имперской Истины. Неизвестно, увенчалась ли его затея успехом, поскольку варп-штормы усилились, и вся связь между Иствааном и центральными мирами Империума оборвалась.

Спустя шесть лет после последнего сообщения с Истваана III патрульный корабль Гвардии Смерти перехватил рядом с Неогеддоном, на самом краю исследованного космоса, смутное эхо астропатического послания. Оно было сжатым и неполным, но суть была понятна. Истваан охватил открытый религиозный мятеж, имперское правление свергли, восставшие под руководством Варда Праала, ставшего предателем, а возможно мутантом или псайкером, утопили улицы в крови неверующих. Сообщение было отправлено по-крайней мере два года назад, возможно даже шесть, но его нельзя было проигнорировать. Сам факт восстания десятков миллионов на Истваане III был пятном на достижениях Великого крестового похода, но то, что мятеж возглавил назначенный по указу самого Императора прославленный имперский командующий, требовало немедленной и самой суровой кары. Исполнить приговор Праалу выпало Воителю, Хорусу, и он публично поклялся сделать из Истваана III ужасный кровавый пример цены мятежа. Но в то время немногие знали или подозревали, что восстание стало для Хоруса идеальной возможностью нанести первый страшный удар собственного мятежа — удар по своим.


Название: Истваан III

Классификация: покорённый гражданский мир.

Системная информация: Зд/8876//К/АЭ

Звёздные координаты: 17-Цик/Лк-26

Сегментум: Ультима/Проксимал

Примечание: умеренный/индустриальный, геотерранское сходство в пределах 98 %, местное население приблизительно 8 миллиардов.

++[Тревога: идёт мятеж]++


Заговор

Для Хоруса новое покорение Истваана III было поводом без подозрений собрать верные войска и одновременно избавить легион и ближайших союзников от тех, в чьей верности он сомневался. Удалённость Истваана и преградившие путь к Терре варп-штормы были идеальным прикрытием для тёмных деяний, и четырём легионам — Гвардии Смерти, Пожирателям Миров, Детям Императора и собственным Сынам — Хорус отдал приказ собраться в Истваане, обойдя бури, бушевавшие на галактическом юго-западе системы.

Это было только началом обширной сети лжи и предательства — Хорус использовал своё положение Воителя, чтобы двигать имперские войска словно шахматы так, как ему нужно. Он приказал примархам Льву Эль’Джонсону, Сангвинию и Робауту Жиллиману собрать легионы для операций в скоплении Сигнус и системе Виридия — удалённых и опасных регионах космоса. Не видя причин сомневаться в мотивах Воителя, три примарха начали планирование кампаний и сбор легионов. И так три самых могущественных и верных воинства — Тёмные Ангелы, Кровавые Ангелы и Ультрамарины — были посланы Хорусом в регионы, далёкие от Земли и Истваана, чтобы они не смогли ничего понять и вмешаться. Другие — Повелители Ночи, Альфа-легион, Железные Воины, Гвардия Ворона, Саламандры и Железные Руки — были втянуты в войны и операции по всему Империуму, время их порчи — или уничтожения — придёт позднее. Несущие Слово уже были втянуты в предательство по причинам, которые станут очевидны лишь позднее. Белые Шрамы и Имперские Кулаки действовали в сегментуме Солар — слишком близко к Императору, чтобы Хорус мог связаться с ними и избежать подозрений, а Космические Волки и Тысяча Сынов уже были втянуты в собственную давно спланированную махинацию.

Человечество ещё не догадывалось, какие великие и ужасные события произойдут, а огромный флот уже собирался на окраинах системы Истваан. Появились подразделения четырёх легионов Космодесанта, и начался первый этап кампании — уничтожение аванпостов мятежников. Фулгрим задерживался, но значительный контингент Детей Императора прибыл к месту сбора во главе с лордом-командующим Эйдолоном и соединился с армадой, направляющейся на Истваан III. Таким образом воинство Хоруса состояло из большей части его легиона, значительных сил Гвардии Смерти и её примарха Мортариона, Ангрона во главе войска Пожирателей Миров и меньшей ударной группы Эйдолона. Присутствие трёх примархов само по себе было редким событием, и это было величайшее собрание имперских войск за десять лет со времён битвы за систему Паргор Хит против орков Чархака. У Истваана собралось более 200000 космодесантников, хотя точные цифры неизвестны, а также титаны из Легио Мортис, Аудакс и Вульпа и многие вспомогательные подразделения.

Догадки о последовавших событиях основаны на свидетельствах, попавших в руки имперцев, но ясно, что когда Истваан III окружил линейный флот, Воитель встретился с примархами и Эйдолоном на борту флагмана, боевой баржи «Мстительный Дух». Официально это было сделано для выработки стратегии грядущей битвы, но, похоже, также имела место встреча лицом к лицу, на которой Хорус мог оценить верность союзников и их готовность к грядущей буре.

Мы можем предположить, что на совете Ангрон и Мортарион доложили о ситуации в своих легионах, принятии в воинские ложи и о том, что большинство воинов последует за Воителем, когда он объявит себя законным Императором и пойдёт войной на Терру. Также Хорус явно ожидал, что примархи и говоривший за своего отсутствующего господина Эйдолон сообщат о тех в легионах, чья верность Императору непоколебима. Эти верные космодесантники стали бы великой угрозой для заговора Хоруса, если бы их немедленно не устранили, и, похоже, именно в этот момент Воитель раскрыл своим единомышленникам жуткий план избавления от диссидентов.

Истваан III было бы нелегко покорить. Похоже, что среди населения укоренилась странная порча, а бои на аванпосте Истваан Экстремис на окраине системы показали, что враги фанатичны, и среди них есть ранее неизвестные могущественные воины-псайкеры, названные из-за собранных сведений Певцами Войны. Для Хоруса это стало идеальным поводом для приказа взять штурмом город Хорал прежде, чем будет организована планетарная оборона. Легионерам, на чью верность Воитель рассчитывать не мог, приказали приготовиться к штурму планеты. Согласно плану Хоруса первичный удар будет проведён почти исключительно десантными капсулами при ограниченной поддержке десантно-штурмовых кораблей и телепортов, и в первой волне только войска Гвардии Смерти высадятся со значительным бронетанковым контингентом. Изолированные и лишённые возможности покинуть планету лоялисты, которые переживут взятие Истваана III, обнаружат, что Хорус всё равно сделает планету их братской могилой.


Яростная атака

С орбиты были идентифицированы четыре основных цели для штурма обширного города Хорал. Первой был укреплённый дворец регента и его окрестности, где предположительно находился предавший Вард Праал. Здесь атакуют Дети Императора. Вероятно, сопротивление наиболее быстро возникнет на окружающих дворец площадях, где пересекались главные нити транспортной сети города, поэтому Пожирателям Миров приказали захватить их, а затем двигаться дальше. Укрепленная западная стена, сеть построенных имперцами бастионов и бункеров, должна была стать целью атаки Гвардии Смерти, которая истребит или отрежет гарнизон. Последней и, возможно, самой тяжёлой целью был расположенный на востоке города обширный древний комплекс шпилей-гробниц, святилищ и храмов, который местное население называло Песенной Твердыней. Во времена первого вторжения комплекс был почти заброшен и таким и оставался, однако сейчас на снимках дальнего сканирования была вновь видна активность, значительные признаки жизни и мощные энергетические аномалии. Учитывая, что мятеж предположительно спровоцировала религия, а на Истваане Экстремис были встречены псайкеры-ведьмы, Песенная Твердыня также стала основной целью, которую атакуют Сыны Хоруса с приказом уничтожить всё и вся. Также для первой волны были указаны вторичные цели, такие как космопорт и важные комплексы инфраструктуры, которые должны были атаковать меньшие ударные группы.

Первая штурмовая волна обрушилась на Истваан III железным штормом десантных капсул, которые подобно молотам низвергались на город Хорал, пока точечные удары излучателей с орбиты выжигали цели на поверхности, обеспечив космодесантникам абсолютное превосходство в воздухе. Сопротивление было тяжёлым — гораздо более тяжёлым, чем при первом вторжении, но тщетным против атаковавших планету легионов.

У стен и в траншеях западных укреплений Гвардия Смерти неумолимо наступала на солдат, некогда верных Терре, но ныне полубезумных и изувеченных. У них было имперское вооружение, взятое со складов гарнизона, — лазобрезами и стабберами, в траншеях были установлены мортиры и автопушки с перекрёстными секторами обстрела, для чего был использован весь богатый опыт Оффицио Милитарис. Скорость атаки стала шоком для солдат, но они встретили Гвардию Смерти «Василисками» и тяжёлыми танками «Малькадор», выкатывающимися из подземных хранилищ. Но легион Мортариона неутомимо наступал прямо сквозь огненный вихрь, отчего артиллерии Истваанцев пришлось стрелять вслепую и мимо зон высадки. Вокруг рвались снаряды, но Гвардейцы Смерти продолжали наступать, терминаторы и отделения тяжёлой огневой поддержки валили орудийные башни и вламывались в бункеры, пока тактические отделения штурмовали траншеи одну за другой, выкашивая безжалостным огнём всё живое. С рёвом проносились десантные корабли и сбрасывали «Поборники» и «Лэнд Рейдеры» для атаки на гранитные глыбы, насыпи и бастионы, защищавшие город с западных равнин, и выстрелы в упор начали сказываться. Уже скоро великие бастионы превратились в дымящиеся развалины, и их судьба была предрешена, когда земля содрогнулась — то к западу от города высадилась манипула титанов из Легио Мортис. Шквальный огонь пушек Гатлинга и турболазеров обрушился на стены, круша укрепления и плавя гранит словно воск свечей.

Если сражение к западу от города было систематическим уничтожением решительного врага, то битва за дворец регента и его окраины скоро превратилась в безумную бойню. Первым обрушилась волна десантных капсул Пожирателей Миров, словно метеоритный дождь, круша каменные колоннады и террасы у площадей. Тысячи Пожирателей устремились в бой, и воющий поток насилия опрокинул ошеломлённых солдат гарнизона, сотни были вырезаны за считанные минуты, и воины Ангрона рассеялись, словно рой прожорливых насекомых. Центр города наполнился какофонией битвы — нестройным рёвом, бесчисленными воплями, боевыми кличами, грохотом болтерных выстрелов и рычанием цепных мечей, впивающихся в плоть… а в небе уже появились новые золотые полосы и плотным потоком устремились к самому дворцу регента. Дворец был восстановлен имперскими военными архитекторами, чтобы служить как впечатляющим символом имперского правления, так и последним убежищем в случае гражданских мятежей. Это был массивный многослойный трапециевидный блок гранита и стали, увенчанный огромным мраморным куполом. Дворец растянулся на несколько километров и был выше боевого титана. В тени дворца стояли десятки других укреплённых примеров мастерства имперских каменщиков: обширные аудитории и цензориумы расположились рядом с приземистыми резиденциями-блокгаузами, где администраторы и итераторы могли быть в безопасности от тех, кем правили. Каждый дом был шедевром проверенного и испытанного военного мастерства и должен был выстоять под бомбардировкой, а само их расположение образовывало защитный кордон против прямой наземной атаки на дворец регента. Однако план атаки Детей Императора полностью обходил эти укрепления. Благодаря направлению снижения, рассчитанному с доступной немногим другим легионам точностью, Дети Императора высадились прямо на цель, собравшись у входов и приёмных залов. Со скоростью и сокрушительной мощью, рождённой на пике тренировок и предварительного планирования, которым славился легион, воины прямо с внутренних укреплений ворвались во дворец регента с многих направлений, несмотря на ожесточённое сопротивление. Тем временем осадные когти дредноутов и мельтаружья легионеров пробивали новые проходы в куполе крыши.

На другой стороне города десантные капсулы Сынов Хоруса, словно когти хищной птицы, обрушились на Песенную Твердыню. Твердыня, более крупная, чем окраины дворца регента, была скоплением похожих на глубоководные полипы разномастных шпилей-гробниц, на сотни метров вздымающихся в воздух. Вокруг растянулся лабиринт меньших святилищ, храмов, мавзолеев и амфитеатров, многие из которых были связаны друг с другом и шпилями сетью арок и переходов. Именно мостики стали первой опасностью, падающие десантные капсулы пробивали их или отклонялись от цели, словно шрапнель отскакивали от стен, некоторые разбивались на части, и космодесантники гибли. С самого начала рассеянные и оказавшиеся под плотным обстрелом Сыны Хоруса, однако, с привычной дисциплиной и жаждой боя сплотились для атаки, и скоро Песенная Твердыня стала многоуровневой зоной смерти, полной шрапнели и дыма.

Тогда же впервые появилось и множество Певцов Войны — ведьм-псайкеров, манипулировавших звуком при помощи странной древней техники, чтобы летать и окружать себя защитными пузырями. Их музыкальные вопли крушили керамит, рвали плоть и давили кости космодесантников, доводя защищавших их культистов до нечеловеческого исступления, отчего они бросались на Сынов Хоруса, не обращая внимания на шквальный болтерный огонь.

Битва началась всерьёз, потери пугающе возросли, и жуткий вой разнёсся по Хоралу, заглушив даже гул и какофонию битвы — неестественный душераздирающий звук наполнил народ Истваана III неудержимой ненавистью. Лишь сила воли и глушители в доспехах космодесантников позволяли им выдерживать странную звуковую атаку. У восточных стен и траншей Гвардия Смерти и Легио Мортис сокрушила великие бастионы, и теперь легионеры жестоко зачищали бункеры и сеть туннелей, а тем временем Пожиратели Миров утопили в резне площади. Странный звук хора окутал город, и напуганные горожане все как один сошли с ума и ринулись на захватчиков. Какая бы тёмная сила их ни гнала, люди не заботились о своих жизнях. Сначала десятки, потом сотни и тысячи бросились на Пожирателей Миров. Безоружные и беззащитные кричащие, хохочущие люди с безумной ненавистью кидались на окровавленных воинов Ангрона, чтобы умереть, а Пожиратели Миров и рады были стараться. Из-за одной лишь численности непрерывные атаки теснили легионеров, пока те не разбились на плотные группы воинов и не встали спина к спине, бросая осколочные гранаты в толпы людей, рубя и рассекая тела, из кровавых останков которых постепенно выросли стены. Пока не стали заканчиваться припасы, отделения тяжёлой огневой поддержки выкашивали безумцев огнём тяжёлых болтеров и залпами ракетных установок.

В тёмных лабиринтах Песенной Твердыни и на внутренних стенах дворца регента космодесантники метр за метров вырывали победу у врага, но несли потери. Неестественные психические силы Певцов Войны успели многим принести смерть, а во внутреннем святилище мятежников сражались отборные воины, хирургически изменённые и изуродованные, одетые в чёрные доспехи из стекловидного материала и вооружённые странным и доселе невиданным оружием, изрыгавшим смертельные потоки звука или копья жидкого металла. В глубине могильников клин Сынов Хоруса под командованием старшего капитана Гарвеля Локена ворвался в странный, набитый трупами храм мерзких язычников и поверг Певцов Войны. Примерно в это же время, несмотря на тяжёлые потери, небольшая ударная группа Детей Императора во главе со знаменитым мечником Люцием ворвалась в тронный зал Варда Праала и встретилась с предателем. Праал, облачённый в причудливые доспехи и вооружённый странным психозвуковым оружием, действительно был зачинщиком необъяснимого религиозного мятежа, но даже его усиленной мощи не было достаточно, чтобы одолеть капитана Люция. Гибель ли Праала в жестокой схватке отсекла голову змия, или же причиной стало уничтожение святилища в центре Песенной Твердыни, но властвовавшей над умами Истваанцев какофонии пришёл конец. За считанные часы восстание было сокрушено, все цели захвачены и десятки тысяч врагов убиты. Космодесантники радовались тяжёлой и заслуженной победе, не зная, что надвигается буря…


Пожиратель Жизни

Вскоре после того как космодесантники начали одерживать победу, вся связь с флотом на орбите прекратилась, и титаны Легио Мортис начали молча отступать на пустые равнины за городом. Медленно и неумолимо огромные линкоры и боевые баржи собравшегося флота — «Мстительный дух», «Огненная птица», «Андроний», «Звезда смерти», «Несокрушимая воля», «Перчатка злобы», «Дитя войны» и «Завоеватель» — вышли на низкую орбиту и начали плотный обстрел поверхности. Орбитальные бомболюки открылись, и ряды макропушек один за другим послали потоки снарядов в атмосферу Истваана III. Их смертоносной начинкой был "пожиратель жизни" — одно из самых ужасных орудий Экстерминатуса в имперском арсенале, применяемое лишь по прямому приказу Императора или Воителя. Вирус, разнесённый ударными волнами тысяч взрывов, мгновенно взялся за дело, заражая и разрушая, быстро распространяющийся некрофаг обращал всё живое в мерзкий гной. Плоть слезала с костей, крики обрывались, когда жертвы захлёбывались собственными гниющими лёгкими. Растения увядали и превращались в бурую слизь, годы упадка проносились за минуты. Чёрные потоки гноя и облака трупных газов текли по бетонным и стальным каньонам, стон ветра стал похоронным звоном для шести миллиардов душ. За городами, ставшими могилами, равнины и джунгли разлагались, а океаны превращались в зелёную слизь, так что с кораблей флота Воителя казалось, что опухоль распространялась по планете, пока она не повисла во мраке словно гнилой фрукт. Истваан III умер.

Но это был не конец. Единственный выстрел «Мстительного духа» воспламенил атмосферу. Тёмный гений, создавший вирус "пожирателя жизни", был двулик: за считанные минуты он уничтожал всю органическую жизнь и биосферу планеты, а затем позволял очистить поверхность, из гнилых тел выделялись миазмы столь же горючие, сколь и смертоносные. Словно золотое цунами, огненная буря пронеслась по поверхности Истваана III, гоня перед собой плотные потоки горящего воздуха, а позади всё превращалось в пепел. Буря пронеслась по городам, вспыхнувшим как свечи, и жадно охватила высочайшие горные пики. Отсюда корона кипящего огня промчалась над океаном, таща за собой громовые облака бурлящего пара, и словно чёрный от сажи кулак сомкнулась на полярных шапках. На мгновение казалось, что на месте обитаемого мира зажглось новое солнце. Затем субатмосферное пламя исчерпало ярость и погасло, открыв обугленный и покрытый пеплом мир. А скоро и его скрыли вызванные перепадом давления ураганы и континентальные облака, загремел зловещий гром и шквалом обрушился чёрный ливень. Такой была реакция измученной атмосферы планеты на атаку. Истваан III стал мёртвым миром.

Воитель Хорус наконец сделал свой ход и бросил вызов Императору, ввергнув галактику в гражданскую войну. Он рассчитывал, что вирусная бомбардировка уничтожит всех космодесантников, которые не станут сражаться на его стороне в грядущей борьбе, но скоро стало ясно, что план Воителя не был идеален.


«Я увидел его, "пожирателя жизни", заглянул в его тёмную душу и узрел суть. Когда пришли вести, я не смог до конца поверить — не смог осознать предательство. Но мы, Гвардейцы Смерти, были созданы превозмогать, выживать… всегда и везде, и потому мы действовали, хотя большинство и не верило, пока не начали падать бомбы.

Мы были слишком далеко от бункеров, и поэтому я приказал своему отделению забраться в грузовой контейнер и запечатать его изнутри, дополнительная защита лишней не бывает. Я знал, что доспехов, даже "Максимуса", не всегда достаточно, даже когда он запечатан и воздух рециркулируется. При достаточной концентрации зараза может проесть сочленения, даже визоры, а если там, где не надо, есть хотя бы микротрещина… ну, вы поняли.

Бомбы упали, и контейнер содрогнулся. Мы ждали во тьме и молчали, берегли воздух. Какое-то время снаружи доносился грохот, но затем стих. И тогда Джубалл завопил в вокс отделения — не как воин, умирающий в битве, но приглушённо, словно утопающий. Я обернулся и увидел его авточувствами: Джубалл уже наполовину сорвал шлем, но виднелись лишь кости и чёрный жир, словно внутри был не человек, а гной.

Он был мёртв, разложился, но доспех всё равно двигался — возможно, он отвечал на последние бессознательные команды, а, возможно, и нет.

Я активировал огнемёт и сжёг его, такой риск, даже в замкнутом пространстве, был лучше альтернативы. Да, я увидел его — "пожирателя жизни", чудовище из старых времён, человеческое зло во плоти.

И тогда я поверил…»

— Из показаний Кризоса Мортурга.


Разруха

«Мы больше не Сыны Хоруса! Это имя утратило для нас смысл. Мы — Лунные Волки, солдаты Императора, и ради него бы будем сражаться, и, если придется, с радостью умрем!»

— Гарвель Локен, капитан Лунных Волков, Истваан-3


«Эйзенштейн»

Еще до того как был нанесен первый предательский удар, планы ничего не подозревающего Воителя уже стали рушиться. Прежде чем посыпались бомбы, о близящемся ужасе узнали некоторые люди среди флота из числа тех, кто остался верен Императору и своим товарищам, и воспротивились принятому решению. Главным среди них был капитан Натаниэль Гарро из Гвардии Смерти, терранский ветеран, а также один из первых рекрутов в XIV легион. Гарро быстро собрал вокруг себя лоялистов и захватил тяжелый фрегат «Эйзенштейн», после чего отправил сообщение с предупреждением боевым братьям на планете. На флоте Детей Императора капитан Саул Тарвиц, обычный офицер легиона, испытывавший глубокие подозрения насчет растущей секретности и действий своего легиона, открыл правду за считанные минуты до начала атаки. Не в силах изменить грядущее, Тарвиц похитил ожидающий «Громовой ястреб» и спустился на поверхность планеты с собственным предупреждением об ужасе, который скоро их всех постигнет. Но другие оказались не столь удачливы, многие явные лоялисты и те, кто в нем подозревались, которых решили не задействовать в наземной атаке, в ужасе наблюдали, как падают вирусные бомбы, лишь чтобы погибнуть от клинков поджидающих в тенях убийц. Многие отважно сопротивлялись, но оказались совершенно неготовыми к подобному вероломству и погибли. Такая участь ждала не только лояльных космических десантников, но также других, включая ауксилиарные войска, персонал поддержки, итераторов и чиновников, которые, угодив в ловушку на борту кораблей флота, с беспощадной жестокостью были вырезаны верными Хорусу легионерами. Но даже здесь далеко не все прошло по плану и «простые» люди, сильно недооцененные сверхчеловеческими легионес астартес, оказали ожесточенное сопротивление или скрылись во внутренностях огромных кораблей. Последних пришлось выкуривать оттуда, при этом они успели провести настоящие диверсионные кампании. Во время орбитальной атаки по меньшей мере один торпедный монитор, «Дюкруа», остался в руках лоялистов и в тщетной попытке предотвратить бомбардировку открыл огонь по кораблям предателей, уничтожив несколько эскортных кораблей и значительно повредив линкор «Убийственная звезда», прежде чем ответным огнем изменников его разорвало на части. «Ксеркс 9-7-7», отказавшийся сдаваться галеас Ордо Редуктор из Механикум, корабль, который присоединился к флоту незадолго до атаки и не входил в планы Воителя, также пришлось сбить ценой множества жизней нападавших, его разваливающийся остов пронзил горящие небеса Истваана-3 и исчез в пламени. В это же время на тяжелом крейсере «Солнечный камень», находившемся на краю флотского кордона, разыгрался протяженный бой. Здесь верная лейб-гвардия терранского представителя, прославленного герцога Мортечера, превратила то, что должно было стать простым захватом корабля группой Детей Императора, отправленных для убийства политического эмиссара Совета Терры, в ожесточенный бой за каждую палубу. Никому не известно, что же в конечном итоге случилось на борту «Солнечного камня», но пока на Истваане-3 бушевала огненная буря, передний склад боеприпасов терранского военного корабля детонировал, превратив «Солнечный камень» в расколотый остов.

Пока вокруг бушевал вихрь смятения и разрушения, «Эйзенштейн» под командованием Гарро сумел оторваться от флота и уйти, выжимая все возможное из двигателей. Несмотря на то что фрегат пытались перехватить и даже несколько раз попали, ему удалось совершить аварийный переход в варп-пространство и покинуть Истваанскую систему. Его судьба осталась неизвестной преследователям. Этому героическому деянию предстояло изменить ход того, что последует дальше, но это был не единственный случай, в котором предатели потерпели неудачу. Когда, как и задумывалось, огненная буря угасла, сюрвейеры и лучи авгуров стоящего на орбите флота жадно направились вниз, ожидая обнаружить обуглившиеся останки безжизненного и мертвого мира. Потрясение Воителя быстро перерос в ярость. На поверхности планеты находилось около 100 000 космических десантников из легионов Детей Императора, Гвардии Смерти и Пожирателей Миров, и им удалось захватить город Хорал, потеряв при этом менее десятой части своих сил. Хотя предатели пока не осознавали масштаба своей неудачи, благодаря сообщениям от лояльных товарищей на орбите бомбардировку удалось пережить двум третям воинов из первой волны. Лоялисты нашли укрытия в наспех перекрытых бункерных комплексах, которые еще пару часов назад отбили у истваанских защитников, либо спрятались среди взятых штурмом бастионов дворца Регента, или же в многокилометровых катакомбах, которые уводили во все стороны из Песенной Твердыни. Их предупредили в последние мгновения, и все же они не были застигнуты врасплох — вместо этого лоялисты положились на удачу, обучение, снаряжение и физиологию великого замысла Императора — и выжили.


Заметка о подлинности

История о том, что произошло после бомбардировки лоялистов на Истваане-3, составлена на основании обрывочных воспоминаний немногочисленных выживших лоялистов, выложенных перед Советом Терры, стратагем-логов тяжелого фрегата «Эйзенштейн» и других источников, изъятых из захваченных вражеских кораблей и протоколов дознаний более позднего происхождения. Таким образом, здесь содержится только часть, но никак не вся правда, и я не сомневаюсь, что после геноцида Хоруса великое множество верных воинов Империума пожертвовали жизнями во имя Императора. Эти герои — и эти слова даются мне очень непросто — дорого продали свои жизни превосходящему противнику, оставшись невоспетыми и всеми забытыми. Поэтому данный труд стоит воспринимать как пример для подражания, а не как документ с исчерпывающей информацией. После случившегося ужаса пепел Истваана-3 пропитался кровью и лоялистов, и предателей, а мы, скорее всего, никогда не узнаем о всей славе и вероломстве, которые были там проявлены.


Выживание

Когда мощные бури, пришедшие после огня, стихли, вновь затрещали каналы связи и со всей поверхности Истваана-3 в небеса устремились лихорадочные сигналы, требующие ответов, орущие от ярости и извергающие проклятья на тех, кого преданные когда-то звали братьями. Никогда еще история легионов не знала столь ужасающей измены и злобы, и космические десантники на Истваане-3 впали в неописуемый гнев, некоторых поглотили пучины безумия из-за того, что их предали, и в первую очередь их же примархи.

После неудавшейся попытки уничтожения лоялистов вирусными бомбами дела еще больше вышли из-под контроля. Пока Хорус пытался восстановить стратегический контроль над ситуацией и приказывал начать вторую, обычную бомбардировку, вопреки его распоряжениям и, вероятно, понукаемый своими воинами — или, как предположили позже, решив оказать честь и позволить пасть от его руки тем, кто когда-то служил ему — примарх Ангрон взялся за дело сам. На многочисленных боевых кораблях, за которыми следовала вторая волна десантных капсул, Пожиратели Миров вылетели из «Завоевателя» вместе с самим Ангроном и его избранными воинами. Воителю и его союзникам оставалось лишь в бессильной злобе наблюдать, как примарх Пожирателей Миров высаживается на планету с пятьюдесятью полными ротами кровожадных космических десантников, приземлившись на площади к западу от дворца Регента и принявшись выискивать собратьев. «Громовые ястребы» и «Грозовые орлы», которые прочесывали усеянные пеплом руины, тут же натолкнулись на спорадический ответный огонь. Они нашли добычу.

Ангрон — «Красный Ангел», как иногда его называли в страхе — вырвался из боевого корабля на почерневшие кости, усеивавшие площадь, словно листья в зимнем лесу, его огромные цепные топоры Отец Кровопролития и Дитя Кровопролития ревели в ожидании бойни. На его вызов ответили — из расколотых зданий выплеснулась буря огня, но примарх шел сквозь нее, будто чудище из темных мифов, обретшее плоть. Остальные Пожиратели Миров выстроились за ним огромным клином из бледного керамита и сверкающего металла, жажда резни, запретные вызывающие ярость имплантаты, вживленные им в головы, с жестокой и неодолимой силой вопили о необходимости убивать. Из опоясывающих площади разгромленных руин вышли их братья-лоялисты, такие же Пожиратели Миров, столь же поглощенные яростью — яростью, которая придавала им даже еще больше сил, чем они подозревали, вкусив горечь измены. Их возглавлял брат-капитан Эрлен, воин с длинным списком побед на службе кровавого существа, с которым он столкнулся. С ним шло около 2,000 лояльных космических десантников, ядро Пожирателей Миров, которые укрылись со своим командиром в ближайших гарнизонных бункерах, чтобы переждать бурю после, как им сказали (ради достоверности) попытки самоубийства истваанцев собственным биологическим оружием, остальная же часть контингента их легиона рассеялась по всему городу. Правда для Эрлена и его людей оказалась слишком ужасной, и, оказавшись против в два с половиной раза большего количества тех, кого они звали братьями, и примарха, которому они поклялись служить до самой смерти, они просто не выдержали. Их охватило неконтролируемое безумие, они решили покончить со всем, захватив с собой стольких, сколько успеют убить перед смертью. Обе стороны ринулись в бой, они бежали без какой-либо тактики и плана, и врезались друг в друга подобно двум волнам силы. Сверхчеловеческая ненависть встретилась со сверхчеловеческой яростью, и за считанные секунды погибли сотни. Эрлена изрубили на куски десятки Пожирателей Миров, перед смертью он продолжал осыпать проклятьями тех, кого прежде называл братьями; атакующие дредноуты врагов взрывались под адским жаром многочисленных мелта-выстрелов, раскидывая горящие обломки по всему полю боя. Бойня открыла правду о том, что станет горькой реальностью на многие годы: когда легионес астартес сражаются с другими легионес астартес, обычная имперская логика военных действий — превосходстве сил, о сломленном боевом духе врага, о пристальной оценке воюющих сторон — неприменима. Они могли сравниться по силе и вооружению, доспехам и навыкам, и что главнее всего, непоколебимой решимости сражаться, поэтому результатом стало безвыходное положение, в которой обе стороны воевали на истощение, не считаясь с потерями. Теперь олицетворением битвы стали сверхчеловеческие тела, которые рубили и расстреливали до тех пор, пока не выдерживали, оружие, опустошаемое в гневе, и доспехи, сминаемые не одним ударом, но десятками, пока их владелец не погибал, успев обагрить руки кровью убийцы. Это станет войной, в которой ни один победитель не выйдет из боя без шрамов. В резне на площадях Хорала, где семь тысяч Пожирателей Миров крушили друг друга в слепой ярости, лишь количество предателей помогло решить исход боя, а также присутствие их кровавого лорда. Ангрон был машиной, созданной для убийства, неодолимым созданием, разбрасывающим во все стороны кровоточащие разорванные тела и отсеченные конечности вперемешку с искрящимися кусками разодранного металла. Он проносился, словно молния, через скопление бронированных тел, уничтожая всякого, кто вставал у него на пути, удары клинков и болтерные выстрелы были для него комариными укусами. Примарх ревел от ярости и выкрикивал имена тех достойных воинов, чьи жизни отняли его топоры. Убийства продолжались до тех пор, пока убивать стало некого, и лишь изрядно поредевшие победители, чьи доспехи из белых превратились в кроваво-красные, остались стоять в окружении месива разрубленных тел, грязи, крови и сгустившегося костяного пепла, словно в эпицентре пятна, замаравшего поверхность мира.

«Хорошая работа!», — говорят, эти слова выкрикнул Ангрон, оглянувшись на учиненный ими кошмар, а затем приказал Пожирателям Миров рассеяться по городу в поисках остальных выживших.

Так началось настоящее кровопролитие первой внутренней войны легионов, первая битва в истории Империума, где его величайшие защитники, космические десантники, обратились друг против друга. Это было сражение, где не просили и не давали пощады. Потрясение от предательства было таким острым, боль и цена предательства столь большими, что здесь попросту не было места для милосердия и пощады, лишь горькая ненависть и кровавое отмщение.

Высоко над планетой, в зале управления стратегиума на «Мстительном духе», Воитель был в ярости из-за неподчинения Ангрона и из-за того, что тщательно составленный план разрушился, не оставив и следа. Оглядываясь в прошлое, мы видим, с каким пренебрежением примарх Пожирателей Миров относился к Хорусу. Он мог продолжить подготовку ко второй бомбардировке и открыть огонь, уничтожив лоялистов и наказав Ангрона, но в лучшем случае это привело бы к тому, что флот Пожирателей Миров обратился против союзников Хоруса и начал второй гражданский конфликт. Такой исход Воителю был совсем не с руки, и, что еще хуже, Ангрон мог выжить и стать его заклятым врагом. Нет, даже для Пожирателей Миров на поверхности оставалось слишком много лоялистов, и если вскоре их не атаковать, они успеют окопаться и организоваться, после чего станут неизмеримо опаснее, и бомбардировкой проблему будет уже невозможно решить. Воителю придется сражаться и выковать из хаоса победу. Именно поэтому у Хоруса не осталось другого выбора, кроме как поддержать опрометчивую атаку Ангрона и отдать общий приказ к подготовке для наземного удара.

Следующими развернулись Дети Императора под началом командора Эйдолона, наверняка испытывая острейшую боль из-за действий лоялиста Саула Тарвица и желая искупить себя в глазах Воителя. Изменники из Детей Императора с привычной тщательностью и точными планами по развертыванию избрали для высадки выжженную дотла территорию в паре километров к югу от дворца Регента, где некогда располагались открытые рынки и парки. Едва тактическая группа Эйдолона выгрузилась из транспортов, он приказал войскам немедленно выстроиться колонной и направляться в сторону дворца Регента, чтобы сходу взять его штурмом и быстро подавить сопротивление, как он считал, сломленной и дезорганизованной кучки выживших. Тем временем начали приземляться новые силы поддержки Пожирателей Миров, готовясь к длительной войне на истощение, пока боевые корабли Гвардии Смерти и Сынов Хоруса проводили разведывательные полеты на северо-западе и юге Хорала соответственно, разыскивая уцелевших среди еще горящих руин. То и дело они открывали огонь или сбрасывали отделения охотников или мотоциклистов, чтобы выследить и уничтожить изолированные группы лоялистов, которые только приходили в себя после атаки, уничтожившей целую планету. Но в течение пары часов превосходящим силам предателей стало ясно, что это была не просто операция по зачистке. Колонна Эйдолона обнаружила, что дворец Регента непоколебимо и опытно защищают силы лояльных Детей Императора, которые Эйдолон высокомерно недооценил. Вместо успешного штурма его колонна попала под ураганный огонь и даже не смогла добраться до дворцовых стен, после чего ей пришлось отступить, оставляя за собой десятки поврежденных и уничтоженных машин. Дальнейшие попытки отправить пехотные отделения через руины наталкивались на впопыхах устроенные, но эффективные редуты и заранее организованные засады, вынуждая его людей раз за разом отступать. Использование отрядов боевых кораблей также оказалось тщетным — сканирование ауспиками горящих искореженных руин давало лишь расплывчатые указания количества противников. В то же время громадный, превращенный в руины город обеспечивал превосходное укрытие для врагов, чтобы выждать и затем обстрелять из гранатометов и лазерных пушек низко кружащие самолеты, чьи уязвимые места были прекрасно известны лоялистам, как и нападающим предателям — такова цена сражения между братьями. Хуже того, один из «Грозовых орлов» Сынов Хоруса, который возвращался в материнский корабль, ударный крейсер «Минотавр», и подавал правильные коды, предпринял самоубийственную атаку внутри посадочного отсека, воксируя о намерении «… отомстить за кровь Терры». Паля из лазерных пушек, он врезался в ряд перевооружавшихся боевых кораблей и уничтожил полную роту легионеров Хоруса. Комм-каналы и коды вокса, замененные перед самой атакой, пришлось срочно менять, что привело к дальнейшей неразберихе, инцидент на «Минотавре» только увеличил список потерь, который стремительно и неуклонно рос в пользу лоялистов.


Тьма

С приходом ночи обломки и пыль, поднятые в атмосферу, начали опадать. Слабое тепло умирающего мира породило новые бури, охватившие целые континенты, которые подняли истерзанный воздух Истваана-3 и с новой силой сомкнулись вокруг Хорала. Ураганные ветра несли потоки раскаленного пепла по разрушенным каньонам городских блоков и могильников, доверху забитых трупами, а мощные разряды молний искажали вокс-передачи и работу сюрвейеров. Полеты стали практически невозможными, и поверхность оказалась отрезанной от флота. Первый этап плана — отделение лоялистов — оказался успешным, вторая фаза близилась к неизбежной катастрофе, что такому мастеру-тактику как Хорусу уже наверняка стало очевидным. Но и настоящие мастера своего дела, как люди, так и постлюди, временами зависят от шанса и чужих действий. В конечном счете вирусная бомбардировка Истваана-3 не принесла ничего, кроме смерти миллиардов посторонних людей, и превратила планету в адскую зону боевых действий из обломков, пепла и бурь, которые сильно помогали обороняющимся, и, в свою очередь, мешали предателям. Чрезмерная самоуверенность Детей Императора привела к поражению, а Пожиратели Миров Ангрона исчезли в северной части города, неконтролируемой и не оставляющей следов ордой. Разведывательные полеты приводили по большей части к гибели самолетов, но раскрыли масштаб сопротивления лоялистов и показали их горькую решимость сражаться до последнего. По всему разрушенному городу обнаруживались сотни враждебных контактов, особенно крупно они сконцентрировались в северо-западной зоне, на территории дворца Регента и в районе Песенной Твердыни. Хорус и его командиры, должно быть, не сомневались, что под покровом ночи и бури лоялисты шли через руины и под ними — по катакомбам, канализации и сети туннелей, — собираясь, организовываясь и распаляя в себе жажду мести.

То, что будет дальше, сулило стать изнурительной войной на истощение, где господство в небе не значило ровным счетом ничего, и хотя в распоряжении у Хоруса были Титаны из Легио Мортис, он не мог рисковать ими в городских руинах, пока бушевавшая буря ослепляла их сканеры и сводила на нет преимущества дальнобойности. Дни растягивалась в недели, а шторм все не стихал, и под его прикрытием между лоялистами и предателями, примерно равными по количеству, среди развалин разыгрывались жестокие бои. В темных остовах жилых блоков и зловонных канализационных трубах, заполненных разжиженными трупами, космические десантники сражались с другими космическими десантниками до смерти. Из-за бушующих бурь предатели могли высылать подкрепления только частями, а во время наихудших климатических изменений и вовсе были вынуждены отправлять боеприпасы в десантных капсулах.

По разрушенным промышленным зонам южной части города с лязгом шли бронетанковые колонны «Поборников» и «Хищников», блок за блоком выдерживая яростные контратаки пехоты и неся потери из-за снайперов и тяжелых огневых расчетов, которые скрывались среди развороченных руин заводов и поваленных труб.


Крещение кровью

Когда на поверхности разгорелась ожесточенная война, архипредатель Хорус принял решение обратить ситуацию в свое преимущество и испытать верность тех, кто решил узурпировать Трон Терры вместе с ним. Вместо того чтобы использовать для уничтожения лоялистов только один легион и сохранить остальные силы для следующих битв, он решил поочередно бросить в бой каждое подразделение под своим командованием. Этим поступком Хорус явно проявил понимание масштабов грядущей войны, убедившись, что все войска пролили на поле боя кровь бывших братьев и видели гибель космических десантников Императора. Теперь, когда их союз был скреплен кровью, для тех, кто отвернулся от Императора, более не было пути назад и прощения, только победа или смерть.


Среди изменчивых теней Песенной Твердыни, воины, некогда гордо носившие цвета Воителя и называвшие себя Сынами Хоруса, оттирали доспехи и геральдические знаки, вновь начав именовать себя Лунными Волками. Их лидером был Гарвель Локен, в прошлом герой легиона и командир 10й боевой роты, состоявший во внутреннем круге Хоруса Луперкаля. Вычлененный из рядов предателей за непоколебимую преданность Великому крестовому походу и его идеалам, Локен вместе с остальными был приговорен к смерти на поверхности планеты. Вместо этого он стал генералом и лидером, координирующим сопротивление в восточном и южном секторах города и планирующим мобильную оборону, которая основывалась на контрударах и ударах-отступлениях, не позволявшую его бывшим братьям задействовать смертельную тактику окружения, в которой они преуспели.

Снова и снова Дети Императора под командованием Эйдолона пытались захватить огромный гранитный дворец Регента, но каждый раз капитан Тарвиц и его воины отбрасывали их, проявляя несокрушимую решительность и тактическое превосходство в обороне здания и изрытых воронками окрестностей. Дворец удалось еще лучше укрепить благодаря тяжелому оружию и наспех починенной технике, которые остались после первых неудачных атак, а также с лояльными Детьми Императора сражался могучий древний Риланор — дредноут легиона, и для них он был бессмертным символом былой славы и чести, с такой ненавистью отброшенными предателями. Не раз казалось, что почтенный дредноут погиб, но затем он вновь поднимался из обломков и пламени, дабы покарать тех, кто предал Императора, чье имя они носили. Атаки предателей на дворец еще сильнее притуплялись необходимостью охранять собственные фланги в пыли и тьме. Из руин то и дело вырывались бродячие банды Пожирателей Миров, по большей части лоялистов, но некоторые, возможно, просто не заботились о жизнях своих «союзников», они убивали и расхищали оружие и боеприпасы, прежде чем погибнуть под слаженным огнем или раствориться обратно во мраке.

Лоялисты из Гвардии Смерти на северо-западе оказались в самом мрачном положении. Хотя они успели закрепиться в бункерной сети, окопах и на городских стенах истваанцев, а также обладали большими запасами оружия и боеприпасов из подземных складов оборонительных планетарных арсеналов, им пришлось столкнуться с гневом сразу двух безжалостных врагов. Из внутренней части города шел Ангрон и его Пожиратели Миров, раз за разом набрасываясь на их укрепления и прорубая путь в туннели, не обращая внимания на потери и превращая всех, кто был внутри, в окровавленные ошметки плоти и расколотого керамита. За городской стеной, Мортарион, столь же неумолимый и беспощадный, как сама смерть, преодолел бурю и высадился на огромном штурмовом корабле-реликвии «Знамение» посреди завывающего шторма. Проявив в отличие от Детей Императора намного больше уважения к противнику, Мортарион приказал обстрелять территорию из башенных орудий «Знамения», уничтожив близлежащие окопы и бункеры, чтобы они не смогли обеспечить укрытие для засады лоялистов, пока не высадятся его воины. Словно бросая вызов урагану и тьме, Гвардия Смерти стройными рядами маршировала в бой вместе с левиафанами войны — тяжелыми штурмовыми транспортами «Спартанец», «Рубящими клинками» и сверхтяжелыми танками Тифона. Затем, во главе с медленно шагающим жнецом-примархом, воины перешли в последовательное и безжалостное наступление.


«Мы пробились из окопов прежде, чем нас успели отрезать, все это время нам приходилось сражаться на ходу. Мотоциклисты легиона, разведывательные эскадроны спидеров, они были беспощадны, но также и мы — все из Гвардии Смерти, какая бы вражда нас не разделяла.

К вечеру мы достигли края восточного сектора промышленной зоны, от которой не осталось ничего, искореженной арматуры и разрушенных зданий, большая часть которых до сих пор горела. Вскоре после этого мы натолкнулись на пятьдесят своих «братьев», пришедших с другой стороны, должно быть, они преодолели бурю на боевых кораблях, чтобы вырваться вперед. Они планировали засаду, но из-за пепельного шторма мы попросту врезались друг в друга. Затем разгорелся ближний бой, меня отрезали от остальных, и я получил несколько ранений. Мои запасы крови стали истощаться, как и патроны.

В пепельном тумане я едва не свалился в кратер. Дорога, по которой я бежал, исчезала в яме шириной десять метров, наполовину заполненной трупами космических десантников, поголовно мясниками Ангрона. Я не сомневался, что это была какая-то ловушка, но у меня не оставалось времени на вопросы — путь позади меня освещали прожекторы, и я уже слышал рокот гусениц «Носорога». Я прыгнул в кратер, надеясь спрятаться среди покойников и сделать хотя бы пару выстрелов, прежде чем меня убьют. Только тогда я увидел, что мертвые Пожиратели Миров были ограблены, расчленены и раздеты — они остались не только без оружия, но и энергетических батарей и реле мощности. У меня не было времени раздумывать над этим, «Носорог» добрался до края кратера, и вокруг него виднелась дюжина силуэтов — Гвардия Смерти, судя по символике, из роты Колака, все до единого истинные сыны Барбаруса.

Я уже собрался открыть огонь, когда увидел выходящие из шторма фигуры. Поначалу я подумал, что это терминаторы, в типе доспехов, которые я не узнал, скорее всего Пожиратели Миров, пришедшие отомстить за покойных. Но они были слишком большие, и я понял, что вижу нечто другое, нечто неизвестное. Кратер озарился, словно взорвалась звезда, и по Гвардейцам Смерти забила черная молния, разрывая их на части.

Кратер оказался ловушкой, но ее приготовили не легионес астартес, лоялисты или предатели.


Децима

Под покровом бури вдали от города, где-то в пяти или шести километрах к северу от руин имперского космопорта под пеплом и обломками скрывалось нечто еще. Невидимая и незамеченная среди завывающих ветров и искрящихся сполохов молний, из почерневшей земли со скрежетом медленно поднималась огромная медная сфера. Спустя часы после того, как она появилась, верхняя часть сферы разошлась в стороны, открывшись, словно перевернутый механический цветок с острыми бронзовыми лепестками. Наконец, сфера приняла свой настоящий вид, хотя поблизости не было никого, кто смог бы ее узнать — осадный тигель Ордо Редуктор. Запущенный в огненную бурю галеасом «Ксеркс 9-7-7» лояльных Механикум перед самым уничтожением, дизайн и назначение тигля не сильно отличались от более продвинутых моделей десантных капсул Космического Десанта, хотя он был намного больше и куда сильнее бронирован. Именно вследствие своей прочности ему удалось перенести отвесное падение и словно пуля погрузиться в поверхность Истваана-3, вместо того, чтобы разлететься на части при столкновении. И все равно, простые существа — в том числе космические десантники — не пережили бы удара, но внутри находились не простые существа. Это был магос-редуктор Каллеб Децима и его когорта телохранителей киборгов Таллакса, а для них уничтожение предателей станет не предметом раскаленной ненависти, но холодной, безжалостной логики.


Рассвет предателей

На безжизненном Истваане-3 миновало почти два Соларных месяца, когда мощные бури стихли достаточно, чтобы предатели смогли возобновить выгрузку подкреплений и боеприпасов. За эти месяцы атакующие войска проливали кровь за каждый захваченный городской блок и километр руин, по грубым подсчетам лоялисты потеряли около двадцати тысяч человек, а предатели — в два раза больше. Лоялисты продолжали сопротивление во дворце Регента несмотря на все усилия Детей Императора, а позже Пожирателей Миров взять его штурмом, в то время как Лунные Волки Локена и дальше удерживали сектор, который окружал Песенную Твердыню.

Но к северо-западу из-за всесокрушающего наступления Гвардии Смерти Мортариона лоялисты оказались между молотом и наковальней, вынуждая тех, кто не смог прорваться, сражаться в уменьшающихся очагах сопротивления, петля вокруг которых стягивалась все сильнее. Здесь единственной неприятностью для изменников из Гвардии Смерти стало восстание отдельных частей их тяжелой осадной бронетехники, экипажи которых хранили верность тем, кого примарх теперь называл врагами, и отказались стрелять по бывшим товарищам, или в некоторых случаях обратив свои орудия против предателей Мортариона или Пожирателей Миров. Кровавое фиаско переросло в маневренный пятичасовой бой, который для выживших Гвардейцев Смерти запомнился как «Покров скорби», где на время исчезла легендарная решимость и слаженность XIV легиона. Предатели и лоялисты смешались в вихре сражения, без разбору паля в друзей и противников. Маршал предательской Гвардии Смерти Дурак Ракс и его командное отделение были перебиты отделением уничтожителей Мортурга, и говорят, что самого примарха Гвардии Смерти опалило плазменным огнем из танка «Хищник», прежде чем он вместе со своими телохранителями из Савана Смерти не изрубили его на части. Лишь отдав приказ к отступлению и перегруппировке, Мортариону удалось положить конец схватке, хотя передышка позволила войскам лояльной Гвардии Смерти спастись, прежде чем Мортарион вновь не сомкнул вокруг них хватку.

Теперь, когда бури стихли, на окраинах города стали высаживаться свежие роты легионеров-предателей, танков и тяжелой бронетехники, и первым под горячую руку новых войск Мортариона попал анклав лояльной Гвардии Смерти. Тяжелые танки «Малкадор», найденные в оборонительных арсеналах истваанцев, и бронетехника перебежчиков оказались не ровней собранным против них силам, и были смяты ротами «Рубящих клинков» и огнем дальнобойных орудий Титанов из Легио Мортис. Получив теперь полный контроль над полем боя и окружив последние редуты лоялистов, изменники из Гвардии Смерти шли в атаку волну за волной, тактических отделений было так много, что воины шагали плечом к плечу по истерзанной земле, в унисон паля из болтеров. Но, несмотря на непреодолимые обстоятельства, лоялисты не сдавались, они вели огонь из захваченных артиллерийских орудий до последнего снаряда, и отстреливались в ответ, покуда стволы их болтеров не стали мерцать, словно раскаленные угли, а кожухи на мелтах не растрескались и погнулись из-за слишком частого использования. Но все было тщетно, легион Гвардии Смерти черной волной захлестнул их баррикады и окопы. Немногие оставшиеся в живых лоялисты отступили для последнего боя на самые нижние уровни подземных оборонительных туннелей, обрушив их за собой. Но предатели были готовы к подобным превратностям, и быстро очищали путь вортексными гранатами и бурами «Аид». Во тьму за лоялистами отправился сам Мортарион.

Наземное наступление возобновилось, и Воитель дал волю своему гневу. Тактическая группа Сынов Хоруса численностью в тридцать рот и возглавляемая Эзекилем Абаддоном с элитными Юстаэринцами приземлилась на юго-западе городе вместе с тяжелой бронетанковой поддержкой. Они немедленно начали пробиваться через выжженные и почерневшие жилища, постепенно рассредоточиваясь, атакуя и уничтожая по пути все очаги сопротивления. Теперь, с развертыванием новой полномасштабной атаки, огромные орбитальные конвейеры стали выгружать свежие манипулы Титанов из Легио Мортис и Легио Аудакс, которыми предстояло усилить тех, кто переждал огненную бурю и безжалостные ураганы за городом, затмив небеса к западу. В тени колоссальных посадочных судов следовало скопление множества чужеродных кораблей: черные, похожие на насекомых, боевые корабли спускались на столбах лазурного пламени, ветхие гражданские лихтеры с корпусами, покрытыми частями человеческих тел и странными символами, тяжело садились на землю. Из первых транспортов выходили облаченные в черные одеяния Механикус с ужасающим оружием, перед их ногами копошились роботизированные пауки-черепа, а позади них с лязгом шагали многоголовые боевые автоматы, по росту превосходящие даже дредноутов легионес астартес. Но как бы чужеродно и угрожающе не выглядели эти «Темные Механикум», худощавые создания, которые появились из увешанных трупами лихтеров, обладали настолько явственной аурой ужаса и тошнотворной мощи, что даже закаленные космические десантники опасливо старались уйти у них с пути. Это были жрецы-колдуны с Давина, скверна варпа покрывала их, словно невидимая, изъеденная червями вуаль.

Хотя лоялисты еще держались, предатели перехватили инициативу. Они превосходили бывших собратьев по численности и вооружению и были теперь способны на полную использовать свое преимущество в оружии, в то время как каждый погибший лоялист становился невосполнимой утратой, которую защитники не могли себе позволить. Математика резни окончательно встала на сторону Воителя.


Истребление

«На самом деле титану стоит опасаться только трёх врагов: глупости, спеси и другого титана»

— Великий магистр Волкус из Ордо Синистер


Наконец, буря утихла и сменилась гнетущей тишиной, температура упала, пепел сожженного мира заслонил свет солнца Истваана III. Безмолвие тусклого рассвета разорвал жуткий вой исполинских сирен, эхом разнёсшийся по городу, и далёкий грохот, земля содрогнулась — титаны шли на войну, и их поступь казалась шагами самого рока.

Баланс сил склонился в пользу предателей, и они с новой силой возобновили атаку, наступая на дворец Регента и рассчитывая, что сокрушительная мощь сокрушит все очаги сопротивления. Впереди основных сил летели звенья истребителей «Мститель» и штурмовых кораблей «Громовой ястреб». Они обрушивали на предполагаемые укрепления шквальный огонь, пытаясь загнать лоялистов в укрытие и не дать им рассеяться или отступить. Тысячи космодесантников Хоруса — Гвардейцев Смерти, Пожирателей Миров и его Сынов — широким полумесяцем наступали от зон высадки через разрушенный город при поддержке сотен «Носорогов», «Лэндрейдеров» и «Хищников». Эскадроны гравициклов «небесных охотников» и «Лэндспидеры» кружили на флангах предателей в поисках цели и выискивали засады. А над всем этим возвышались титаны Легио Мортис и Аудакс — две полных манипулы «Повелителей войны» и «Налётчиков» при поддержке «Псов войны». Впереди наступал «Диес Ирэ», исполинский титан типа «Император», на две головы превосходивший высочайших собратьев, и крушил измученный город словно тающий лёд, земля содрогалась. Ничто не могло устоять против такой огневой мощи, и едва обнаруживались вероятные очаги сопротивления, как титаны обрушивали на неё свой гнев, целые городские кварталы исчезали в облаках пыли и огня, металлические корпуса заводов превращались в мерцающие пруды шлака. Такова была ужасающая мощь орудий титанов, что вспышки выстрелов наступающей колонны были видны даже с орбиты через слой облаков.

Когда они дошли до высоких стен дворца Регента, титаны соединились с предателями из Детей Императора, начавшими новый штурм, и были встречены дерзким огнём лазерных пушек и болтеров. У принцепсов Легио Мортис были ясные приказы, и их не заботило, кто лоялист, а кто предатель. Единственным предупреждением штабу Эйдолона стал оглушительный вой сирен, и титаны открыли огонь. Осадные инженеры Механикум построили куртины дворца Регента с расчётом на ярость восстания целого мира, и они выстояли под ударами огненной бури, выстрелами и взрывами снарядов, пусть и покрылись трещинами. Но теперь им пришёл конец. Взревели пушки-"Вулканы", турболазеры изрыгнули жгучие колонны света, и поле боя скрылось за чёрным дымом и ревущим пламенем. Подобно яростным первобытным богам чёрные и багровые боевые исполинские машины обрушили свою ярость во тьму, и легионерам осталось только отступить и ждать, пока буря утихнет. Когда оглушительный грохот выстрелов, наконец, утих, и пыль улеглась на воинов словно чёрно-серый снег, открылось учинённое титанами разрушение — великой куртины не стало, на её месте были лишь дымящиеся развалины. За поверженными стенами окружавший внутренний округ купол треснул и рухнул, башни и особняки были разбросаны словно детские игрушки. Титаны вновь триумфально завыли, и теперь им откликнулись собравшиеся стаи Пожирателей Миров, когда Ангрон приказал им атаковать. Пойманным в развалинах выжившим лоялистам осталось лишь подороже продать свои жизни.

Пока основные силы предателей штурмовали остатки дворца Регента, в северном и южном секторах начались новые атаки, призванные сломить сопротивление и истребить выживших. Локена и его Лунных Волков атаковали их бывшие братья, Сыны Хоруса, во главе с Эйзекилем Абаддоном со строгим приказом вернуться с победой или вообще не вернуться. Песенная Твердыня была атакована одновременно с нескольких направлений с земли и воздуха. Штурмовые «Цесты» протаранили верхние могильники, а отделения штурмовиков выпрыгнули из грузовых отсеков десантно-штурмовых кораблей, чтобы захватить шпили, где находились орудийные точки и гнёзда снайперов Лунных Волков. На уровне земли бронетанковые клинья тяжёлых «Спартанцев» и «Лэндрейдеров» прокладывали путь через груды обломков и баррикады, передние танки не были выкрашены в морскую зелень Сынов Хоруса, но несли ночную мглу и поблекшую бронзу юстэринцев — элиты легиона. Танковые клинья прокладывали путь через лабиринты захоронений, отвлекая на себя ответный огонь, а выстрелы их лазпушек пробивали стены святилищ и крушили поверженные статуи. Отделения Разорителей — жаждущих крови, готовящих гранаты и воющие цепные клинки — бежали за танками, уклоняясь и петляя, они высматривали позиции врага по дульным вспышкам и плевать хотели на потери.

Лунные Волки отважно встретили ненавистного врага, но они безнадёжно уступали по численности и огневой мощи, а боеприпасы заканчивались. Одни пытались вырваться и рассеяться, ведь в такой день само выживание стало бы выдающейся победой. Другие — раненые, отрезанные от своих или просто слишком уставшие и ожесточённые, чтобы отступать, удерживали позиции и жизнями покупали время братьям. Они бились до последней капли крови и последнего болта, юстаэринские терминаторы штурмовали баррикады из разбитого мрамора и склепы, крушили силовыми кулаками каменные надгробия и обрушивали шквал болтов и раскалённой плазмы на последние укрепления. Песенная Твердыня пала за час, но сотни Лунных Волков прорвались, и Абаддон, которому победа принесла лишь горечь, бродил среди руин, проклиная и угрожая убить тех, кто не смог вовремя закрыть ловушку. Придя в себя, он приказал войскам разделиться и прочесть город, пока Тёмные Механикум и Разрушители будут выкуривать тех, кто бежал вниз. Вскоре канистры горящего фосфекса полились в воздуховоды и катакомбы под Песенной Твердыней, а ковены давинитских ведьм и культистов воспользовались своим тёмным искусством, чтобы охотиться на живых в пустошах и среди руин.

Когда истинная ночь вновь опустилась на город мёртвых, лишь лучи прожекторов методично рассекали развалины, обещая смерть. Звучали лишь тяжёлые, скрежещущие шаги титанов, обыскивающих руины, да призрачное эхо выстрелов среди обломков и Хорус костей, когда предатели находили лоялистов во тьме. Наступила последняя, мучительная фаза смерти Истваана III. Теперь это была не битва, а травля — преследование, поимки и истребление самой опасной добычи… но всё равно, добычи.


«Прошло пятнадцать или, возможно, семь дней после падения дворца Регента. Я не уверен. Моя анабиомембрана работала с перебоями из-за постоянных ранений, а в тёмных и холодных небесах дни и ночи слились воедино. Не знаю, почему я ещё был жив. Почему был жив кто-то из нас.

Я командовал девятнадцатью воинами из своего легиона, выжившими из десятка отделений, все сражались, несмотря на раны. Деку, нашего последнего аптекария, разорвал снаряд «Медузы», когда нас выбили из последнего укрепления. С нами был Шабран Дарр, Пожиратель Миров, называемый «Белоглазым», и шесть его братьев-берсерков, «Мстителей», как они себя звали. Почерневшие доспехи, покрытые кровью и костяными трофеями, казались кошмаром безумца о том, во что могут превратиться легионеры, но мы всё равно были им рады, рады их цепным топорам, когда приходил враг.

Мы не испытывали недостатка в оружии и доспехах, об этом позаботились лязгающие слуги Децимы, с боем похищавшие припасы в канализационные туннели с самого начала. Неутомимые нелюди — не знаю, скольких они убили в тени бури. Была у нас и воля сражаться — гнев питал нас, придавал сил, и пока предатели дышали, мы жаждали их смерти. Но жизнь и сила оставляли нас, нас осталось так мало.

Тогда мы поклялись положить этому конец, пока мы сильны достаточно, чтобы нанести ощутимый вред. Мы принесли особый обет умереть и заставить врагов заплатить за это. К моему удивлению, Децима согласился. Он сказал: «Логика войны суть поглощение жизни и материала. Всё погибает, лишь смерть вечна». Уверен, магос бы даже улыбнулся, останься у него лицо. По правде сказать, его таллаксы также понесли серьёзные потери и были почти в том же состоянии, что и мы.

Мы выбрали местом последнего боя внешний зал ожидания космопорта, и чтобы привлечь врага Децима и его последние адепты приготовили два «Протея» и антиграв — подбитые, найденные на поле боя и кое-как отремонтированные машины. Они должны были атаковать известный опорный пункт и сымитировать бегство. Это было самоубийственное задание, но адепты и слова не сказали.

Мы получили даже больше, чем хотели. Не знаю как, но до нас добрался один горящий «Протей», а за ним гнался сверхтяжёлый «Разящий клинок» и четыре отделения на «Носорогах», три в цветах Сынов Хоруса и один Гвардии Смерти.

Наш славный «Протей» резко остановился почти там, где требовал отчаянный план, и мгновение спустя вспыхнул и покатился словно пустая бутылка, получив заряд из главного орудия «Разящий клинка».

Мы ждали, пока предатели разошлись полумесяцем по открытой площадке, турель «Разящего клинка» медленно поворачивалась, чтобы их прикрыть, а затем появился «Лэндрейдер» Гвардии Смерти на повреждённых гусеницах.

Позиция была не идеальной, но Децима решил, что лучше не будет, и активировал оружие. Словно медная звезда из покорёженных шестерёнок взмыла в небо из ямы. Не знаю, что это было, возможно покорёженная бомба, сделанная из телепортационной установки его корабля, или что-то ещё. Последовала вспышка, столь яркая, что я мог видеть кости своей руки через латные перчатки — Децима предупредил, что мы должны были деактивировать доспехи и включить после взрыва. Когда авточувства заработали, я увидел, что половина «Разящий клинка» просто исчезла, словно её отсёк великан, а от одного «Носорога» Сынов Хоруса осталась только тень на сетчатке. На остальных остались странные, обесцвеченные вмятины, и двигался только «Лэндрейдер». Отставший и потому уцелевший танк разворачивался как можно быстрее, пока предатели вывались из мёртвых «Носорогов» как марионетки с обрезанными нитями.

Мы вырвались из укрытий и расстреляли врагов из болтеров, а Пожиратели Миров бросились добить выживших.

Закопавшиеся в землю таллаксы преградили бегущим предателям дорогу и выпустили по танку потрескивающие дуги из своего странного оружия, чёрные разряды танцевали по корпусу, пока гусеницы не лопнули, а орудийные спонсоны взорвались. Механические существа оставили мёртвый танк, пламя вырвалось из амбразур.

Мы победили, но триумф был недолог. Дальний отряд таллаксов разорвало на части — снаряд взорвался среди них раньше, чем мы услышали грохот выстрела. Через обломки к нам пробивался ещё один «Разящий клинок» при поддержке «Хищников» и «Носорогов», поднимая облака пыли. Мы вновь рассеялись по укрытиям, когда над головой пронеслись «Грозовые орлы», поливая площадку ракетами, не заботясь, пережил ли кто-нибудь нашу засаду.

Вскоре мы были отрезаны, рассеяны и окружены в собственной ловушке. Сыны Хоруса и Гвардия Смерти приближались со всех сторон, очереди болтеров обрушивались на укрытие как волны на пляж. Что-то крупнокалиберное, думаю снаряд автопушки, врезалось мне в бок и сломало рёбра под доспехом, но я не позволил себе пасть.

Я стрелял, пока не кончились боеприпасы, затем взял оружие с павшего и продолжил стрелять, а вокруг умирали товарищи. Врагов было так много, что даже раненый я не мог промахнуться.

Один из ублюдков Хоруса с волькитом в руках перемахнул через баррикаду и убил нашего прежде, чем я снёс ему голову с плеч силовым мечом.

И тогда я увидел на другом конце площадки Шабрана Дарра, похожего на демона из древних мифов, его доспех трещал под бесчисленными ударами. На моих глазах левая рука Дарра исчезла в красном тумане, он пошатнулся, но всё равно бросился на Сынов Хоруса, описывая цепным мечом кровавую дугу.

Затем «Разящий клинок» разбросал обломки своего разбитого собрата и выстрелил в упор по развалинам, где засел я и горстка верных Гвардейцев Смерти. Меня отшвырнуло. Доспех изувечили осколки, ноги сломались.

Я лежал на площадке, пытаясь встать — чтобы умереть на ногах — когда надо мной промелькнуло размытое красное пятно и словно паук взобралось по скошенной броне «Разящего клинка». Я глазам своим не поверил. Децима почти мгновенно забрался в турель танка и скрылся так быстро, что я подумал, а не брежу ли я. Я ещё слышал странные крики таллаксов, грохот болтеров, но сознание угасало. Моим последним воспоминанием о битве стала зияющая пасть «Разящего клинка», а затем турель повернулась… отвернулась от меня.

Я помню словно во сне, как позднее, гораздо позднее меня долго тащили по пеплу и костям, над головой развевался потрёпанный красный плащ, а ночное небо усеяли далёкие огни.

Тогда я ещё не знал, что всё было кончено. Истваан III умер, и с ним похоронили мой легион, но ненависть осталась…»


Из показаний Кризоса Мортурга


Время войны

Однако время не ждёт ни смертных, ни примархов, и пусть лоялисты были повержены, и на них охотились на Истваане III, последние выжившие упорно избегали гибели, а Хорус дорого платил за это воинами и оружием. Немногие выжившие не могли покинуть планету, а роскошь их полного истребления Воитель больше себе позволить не мог. Фульгрим, примарх Детей Императора, наконец-то к нему присоединился, но принёс тревожные новости. Время больше не было на стороне Хоруса — нужно было создать и спешно привести в действие новые планы, пока Император не понял, что затеял Воитель и его новые союзники. Прошло время поиска соучастников предательства, настало время действовать или потерять всё.

Воитель с горечью приказал отступить с Истваана III, оставив позади братскую могилу, и поручил Фульгриму и Мортариону если надо вытащить Ангрона с поверхности. Перед уходом Хорус приказал «Мстительному духу» вновь обстрелять развалины города Хорал, на этот раз не вирусным оружием, а обычными боеголовками. Окончательно уничтожив город, предатели покинули мёртвый Истваан III. Калт, Сигнус, Просперо — война и резня распространялись, но для Хоруса новая цель в войне за власть над человечеством лежала не в далёкой системе, даже не на самой Терре, но совсем рядом. На Истваане V.


Название: Истваан III

Классификация: мёртвый мир.

Системная информация: Зд/8876//К/АЭ

Звёздные координаты: 17-Цик/Лк-26

Сегментум: Ультима/Проксимал

Примечание: бывший имперский мир, подвергнут вирусной бомбардировке Пожирателем Жизни.

++ Последствия огненной бури: органическая жизнь уничтожена, биосфера уничтожена, гражданская инфраструктура уничтожена, серьёзные климатические изменения, отказ планетарного кислородного цикла ++


Легионы Космодесанта


Сыны Хоруса

Нумерация: XVI легион

Прародитель: Хорус, также известный как Хорус Луперкаль

Прошлое название: Лунные Волки

Замеченные стратегические предпочтения: штурм, опустошительные действия и стратегические удары, направленные на уничтожение командного состава противника.

Примечательные владения: Хтония, Серенакс, права на ресурсную десятину на 37 других основных мирах.

Верность: Трейторис Максимус


Сыны Хоруса — легион, с которого началась ересь, первый если не в предательстве, то в бесчестье. Его название звучит как проклятье на разделенных огромными расстояниями и истерзанных войной владениях человечества. Из-за совершенных ими преступлений легко позабыть, что в прошлом они были совсем иными, и некогда вместе со своим вероломным повелителем почитались превыше всех остальных воинов легионес астартес, а также радовали взор Императора. Рожденные на Терре как XVI легион легионес астартес, они обретут величие уже будучи Лунными Волками и падут в бездну, словно ангелы из древнего мифа, названные в честь своего примарха. Но до тех мрачных дней они сражались вместе с Императором на Терре и на ранних этапах Великого крестового похода. Они были исполнены той же решимости и отваги, что все остальные воины, их действия служили примером тому, что значит быть воином легионес астартес. Жестокие, беспощадные, непоколебимые, но также благородные и некогда беззаветно преданные, их история повествует об устремлениях самого Империума и изъянах, которые в конечном итоге разрушили мечты о единстве и славе.


Происхождение: Волки Терры

Еще до того, как легион стал именоваться Сынами Хоруса, он был известен под названием Лунные Волки. Во времена, когда Император обратил свой взор за пределы Терры, он создал новые армии, которым предстояло сражаться в его крестовом походе. Частично они состояли из сил объединенной Терры, а частично из числа покоренных врагов, и рядом с генетически выведенными солдатами, воетварями и боевыми эмиссарами сражались первые легионес астартес.

Пока еще не существовало громадных армий, состоящих из сотен тысяч легионеров, которые отправятся на покорение галактики, но они были наследниками громовых воинов, сражавшихся до них. Они представляли боевую силу, которой история еще не знала. Чтобы отвечать все более растущим запросам новых завоеваний, численность XVI легиона значительно возрастет, но во время формирования он, вероятнее всего, состоял не более чем из тысячи человек. Из многочисленных источников известно, что легион, несмотря на нумерацию, был одним из первых активных подразделений легионес астартес и обрел множество боевых наград в ходе позднейших войн Объединения.

Как и большинство недавно появившихся легионес астартес, изначально XVI набирал рекрутов среди населения Терры. Хотя достоверных сведений нет, предполагают, что многие из первых кандидатов в XVI были родом из охотничьих кланов Ютигранской впадины и Самсатианских субпластинчатых трущоб. Постоянные стычки и суровые условия жизни в пустынном краю сделали из местных жителей безжалостных и независимых людей. Возможно, Император понимал какие качества следовало привить конкретному легиону, и поэтому специально имплантировал этим рекрутам генетическое семя XVI легиона, либо же была иная причина, известная лишь его невообразимо сложному разуму, но откуда бы ни происходили первые рекруты, вскоре XVI проявил свой уникальный характер.

Легион сражался с жестокой агрессивностью. Возможно, под влиянием генетического наследия или того, каким образом их использовал Император, XVI стал олицетворением внезапных и ошеломительных штурмов. Он проводил стремительные бои и кровавые завершения кампаний, его атаки столь же часто упреждали конфликты, как и являлись их неотъемлемой частью, его силы наносили либо первый смертельный выпад, либо же находились в резерве для последнего удара. Первое умиротворение Луны стало, наверное, наиболее знаменитой из ранних побед легиона, но разгром Кориолисских анклавов и Огненная Зима оставили на коллективном сознании Терры раны, которые не зажили до сих пор, а на Капридианских низинах торговцы и мошенники до сих пор называют шестнадцать, порядковый номер легиона, «волчьей цифрой».

Говорили, XVI использовали, чтобы начинать и заканчивать войны, о которых враги еще даже не подозревали. Они приходили ночью или с рассветом, в отсеках «Грозовых птиц» и «Грозовых орлов», в сопровождении эскадрилий «Молниевых ворон». Те, кто наблюдал за их атаками, рассказывали, что XVI сражался с противником зрительно, пока не стихал грохот ракет и снарядов.

Образ воинов, которые участвовали в тех битвах, полностью соответствовал их репутации. Гордые, редко проявляющие веселье или сочувствие, они не страдали мистицизмом, а их воинская элита даже не имела собственных ритуалов, чем разительно отличались от войск обычных людей, которые сражались вместе с ними. В каждом их действии чувствовалась агрессия, но, благодаря огромному самообладанию, они сохраняли выдержку. Воинственность и своенравность воинов XVI легиона были вынужденной необходимостью в эти опасные времена.

Если какое-то событие может самым лучшим образом раскрыть природу XVI, то это объединение Сомона, скопления суборбитальных княжеств, которые упорно противились дипломатическим инициативам Императора и отказывались становиться частью растущего терранского единства. Основное сопротивление оказывал Сомон Прайм, орбитальная станция, которая серебряной иглой пронзала южное небо. Когда панарх Сомона принял последнюю делегацию, отправленную на орбитальную станцию, львиная доля его желчного гнева обрушилась на Леркона Хурна, капитана 3-й роты XVI легиона. Во время тирады, которая продлилась более часа, демагог перечислил все грехи создания существ вроде легионес астартес. Хурн согласился безоружным сопровождать делегацию только после длительных уговоров. Ему не хотелось находиться там, и он уже устал от официоза и гнева панарха. Когда тот понял, что слова не возымели нужного эффекта, в сердцах плюнул на доспехи Хурна и ударил его скипетром. Ответа все не было. Лишь когда панарх едва не рухнул от усталости, Хурн, наконец, ответил. Он голыми руками расправился сначала с телохранителями правителя, а затем оторвал голову самому панарху. Увидев, на что способен один безоружный воин Императора, остальные правители Сомона прислушались к воззванию и сдались.

Со временем упоминание о том, что Император отправляет своих «волков» раздавить упрямых или потенциальных врагов, глубоко укоренилось в сознании новорожденного Империума, апокрифическим источником чему послужило умиротворение Луны. Легион с радостью принял новое прозвище. Среди его воинов волчья голова стала распространенным символом, обозначавшим по-своему некую абстрактную связь — в основном все волки на Терре превратились в источник генетического материала для создания зверей-биооружия и служили синонимом контролируемой жестокости. Все чаще полевые командиры и офицеры легиона носили поверх доспехов шкуры этих генетическим образом усиленных хищников. Пусть XVI будет не единственным, кто носил подобное название и имел схожую символику, но определенно первым.


Хтония: ад из легенд

Превращение легионес астартес из первоначальной элиты вооруженных сил в Лунных Волков, которые одержали долгожданную победу в Объединительных войнах Терры, началось с поступления первых инициатов с Хтонии, мира, ассоциировавшегося с примархом, с которым они, наконец, воссоединились. Это возымело глубокий эффект в первую очередь на характер легиона, и впоследствии приведет к изменениям, которые в грядущие годы коренным образом изменят его облик.

Хтония была миром неподатливого камня, испещренного туннелями и с выдолбленными внутри городами, который вращался вокруг умирающей, агрессивной синей звезды в безжизненной системе. Колонизированная в далеком прошлом, Хтония была необычайно богатой планетой, ресурсы которой последовательно разрабатывали на протяжении тысячелетий, в результате чего она превратилась в опустошенную скорлупу. Из ее шахт в огромных объемах добывали адамантиевую руду, драгоценные камни и кристаллическую пыль, которые служили топливом для давно миновавшей Темной эры технологий. В погоне за ресурсами человечество зарывалось все глубже и глубже в земную толщу Хтонии и покрывало ее поверхность громадными перерабатывающими ульями, которые со временем проседали и обрушивались в бездонные пещеры под ними. Шахты становились все глубже, пока не стали напоминать мифический ад: раскаленный воздух внутри был наполнен запахом серы, лица рабочих озарялись накаленными докрасна скалами, среди которых они работали. Смерть на Хтонии находила свою жертву во множестве обличий: прорыв магмы в шахту, поглощавшее улей землетрясение, карман ядовитого газа, который проник в туннель. На планете можно было погибнуть без особого труда даже в дни ее расцвета, в ульях Хтонии суетилось громадное количество людей, проживавших свои короткие жизни в жаре шахт или запыленных уголках перерабатывающих заводов.

Кем же были хозяева этого адского мира? Кто наживался на ресурсах, добываемых из его сердца? Никто этого точно не знал. Некоторые утверждали, это были жрецы Марса, постоянно требовавшие ресурсы для питания кузниц-ульев. Другие источники говорят о том, что планета входила в состав звездного царства, которое существовало задолго до того, как Терра стала мечтать о единстве. Неважно, кем на самом деле они были, эти люди пожирали сердце Хтонии до тех пор, пока от него не осталась лишь пустая скорлупа. Тогда, видимо еще до прихода Древней ночи, Хтония стала заброшенным миром, оставленным во власти энтропии и насилия, и еще до великого падения планета погрузилась в беспросветный мрак.

В историях тех немногих, кто посещал Хтонию с Марса и Терры во время эры Раздора, рассказывалось о целых шахтерских экспедициях, пропавших за один цикл. Иногда все, что после них оставалось, была отметка на стене туннеля или единственный труп, глаза которого были закрыты зеркальными монетками. Но по большей части они не оставляли после себя ничего, кроме засохшей крови и испуганных перешептываний. Известно было только то, что в адской жаре заброшенных шахт и спутавшихся корней ульев, словно паразиты в навозной куче, копошились банды головорезов, у которых не было иных законов, кроме закона клинка, и ни одного стремления, кроме как выжить любой ценой. Некоторые банды действовали в пределах района, и их лидеры почти не отличались от варварских королей. С помощью служивших им огромных армий они захватывали входы в туннели, взимали дань с других группировок и создавали собственные анклавы в непроглядной духоте покинутых туннельных сетей. Иные же банды считали кровь и власть урожаем, который следовало пожинать посредством насилия и убийств, чтобы выживать дальше. Не ограниченные никакими территориями и живущие одними только грабежами, эти банды проводили рейды, убивали и жгли. Если они не нуждались в еде, боеприпасах или снаряжении, то совершали налеты просто ради того, чтобы их боялись еще больше или чтобы избавиться от слабых и недостойных. Пока одни ополоумевшие банды оставляли за собой лишь кровь и разрушение, другие бродили по туннелям, будто призраки, на границе зрения, бесшумно убивая лишь по одним им известным причинам. Между этими группировками существовала непрочная сеть взаимного уважения, податей и вражды. Они могли появиться, разрастись и распасться всего за пару Соларных месяцев. Те, кому удавалось продержаться дольше, наверняка знали только одно: в конечном итоге их время также пройдет. Так все и продолжалось в течение долгих лет эры Раздора — сильный убивал слабого, только чтобы погибнуть самому, когда возвышались другие банды, снова и снова. Каким-то образом этой беспощадной хтонийской ветви человечества не только удалось выжить, но и процветать на убийствах и грабеже. Так Хтония и выжила.


Вернувшийся отец

Хотя истории многих примархов пусть даже с пробелами, но в целом хорошо известны, этого нельзя сказать о Горе. Противоречия и недосказанности запутывают любые сведения о ранних годах его жизни. Наверняка известно лишь то, что Император нашел Хоруса, и он принял командование XVI легионом на ранних этапах Великого крестового похода. Кроме этих фактов сведения в разных источниках полностью отличаются, в некоторых из них даже говорится, будто Хоруса подкинули на Хтонию.

Как в случае со многими братьями-примархами, в этих источниках говорится, что ему приходилось выживать в жестоком мире, постигая первые уроки войны и убийств у смертоносных банд техноварваров Хтонии. Другие источники заявляют, что Хорус самостоятельно вернулся на Терру. В стихах, которые датируются ранними днями крестового похода, описывается, как инкубационная капсула Хоруса упала с ночного неба, словно пылающая звезда. В этом сказании Хорус вырос подле Императора, учась у своего отца, после чего они вернулись в Солнечную систему и создали альянсы, из которых начался Империум. Другие надежные источники указывают на то, что Император нашел Хоруса первым из всех потерянных сынов, но не уточняют, где именно, либо же называют местом его обитания Луну, Скарсен и даже дрейфующий скиталец возле галактического ядра. Многие из легенд гласят, что Император отправил еще юного Хоруса на охотничью территорию хтонийских банд, пока тот не вырастет и не будет готовым занять причитающееся ему место в Империуме, в других же говорилось, что он лично обучал его.

Действительно, для хрониста истории о Горе характерным и раздражающим фактом служит то, что он отыскал еще более невероятные рассказы о нем. Как Император в последний момент успел выхватить Хоруса из вихря, собиравшегося похитить его. О возвращении Хоруса на Терру из далекой империи во главе собственного флота, дабы преклонить колени при виде отца. О Горе, находившемся при смерти, чтобы быть возрожденным селенарскими генокультами Луны. О Горе, вышедшем из лучей света в самом Дворце Императора после странствий среди утерянных звезд. Правды о нем мы не узнаем никогда — его история слишком обрывиста, покрыта мифами и омыта кровью, чтобы быть уверенным наверняка хотя бы в чем-то. Известно только то, что Хорус изначально был окутан мифами и легендами больше любого другого примарха, без труда совершал великие подвиги и покрыл себя почти сверхъестественной славой.


Отринувший свет

Что именно завело Хоруса во Тьму, остается загадкой, которую нам никогда не постигнуть. Лишь те, кто был вместе с ним, кто все видел и слышал, могут знать ответ, но они уже потеряны для нас. Известно лишь то, что, став Воителем, Хорус тяжело заболел после подавления восстания на лунах Давина. Чтобы ни стало причиной ранения — яд или нечто иное, — Хорус находился на волосок от смерти. Не в состоянии спасти своего примарха, который слабел с каждым часом, Сыны Хоруса приняли помощь одной из давинитских воинских лож.

Хорус оказался в ложе Змеи и спустя несколько дней вышел оттуда здоровым. То, что случилось в стенах этого места, останется неизвестным, а всякие домыслы едва ли являются правдой. На том, что внутри произошел некий оккультный ритуал и взаимодействие с силами, которые мы сейчас с горечью называем Хаосом, и заканчиваются обоснованные подозрения. Не вызывает никаких сомнений, что именно тогда Хорус и пал, хотя изъяны, через которые Хаос проник в душу примарха, наверняка появились куда раньше. Вполне вероятным кажется и то, что к этим событиям приложил руку и кое-кто еще. Одним из главных подозреваемых остается легион Несущих Слово, который добровольно стал рабом лжи варпа задолго до того, как Хорус стал Воителем. Неважно, какими были цели или причины, но с того момента, как Хорус вышел из ложи Змеи на Давине, он встал на путь ереси.


Перерождение легиона

Хтонийцы изменили XVI легион. Они сделали это неосознанно, наверное, даже не понимая того, что делают. Для космических десантников с Терры их новые братья принесли новые обычаи, отношение и способ мышления, а также врожденное наследие тысячи поколений безжалостных людей и беспощадной борьбы за выживание. Со временем индоктринация смогла видоизменить и даже подавить это, но не стереть полностью, и в конечном итоге в этом мог таиться некий смысл. Чем больше терранцев гибло в боях, тем слабее и немногочисленнее становилось их влияние и упорядоченные военные традиции, которые они соблюдали. Признаки изменений были многочисленны и едва заметны, они не вытесняли старые традиции, но придавали уникальный характер всему, что было прежде. Со временем возникли характерные примеры подобных новшеств. Чубы и ирокезы, которые носили охотники за головами из хтонийских банд, воины все чаще начинали носить с той же легкостью, как собственные доспехи. Пролитая кровь достойного противника часто символизировалась царапиной на глазнице шлема. Очень характерным стало хтонийское слово «аебатан», которое обозначало перерезать горло убийце из другой банды во время поединка, ныне использовалось солдатами для описания завершения кампании. Личная харизма и слава стали отличительной чертой офицеров легиона, как будто на их понимание лидерства повлиял опыт лидеров хтонийских банд, и в первую очередь это касалось их примарха Хоруса, чей культ личности распространился по всему легиону.

Но поведение Лунных Волков в бою не изменилось, наоборот, с течением времени оно стало выделяться еще сильнее. Легион старался поддерживать гибкость, чтобы иметь возможность сражаться на своих условиях на любой войне и против любого противника, с которым он мог столкнуться, при возможности используя внезапные и сокрушительные удары. В качестве доктрины подобная тактика боя оказалась неразрывно связанной с порожденной хтонийской кровью яростной жестокостью, которой с холодной тщательностью и бесподобным тактическим гением руководил инстинкт примарха. Нередко целые звездные системы сдавались легиону после первого же столкновения: военные корабли врывались с границ системы, формируя острие, которое затем распадалось на меньшие по численности стрелы, атаковавшие планеты, спутники и космические станции. Орбитальные бомбардировки одновременно с массированной высадкой сокрушали вражеские силы и любые попытки сопротивления. Тактические угрозы последовательно выявлялись, изолировались, обходились с флангов, окружались и уничтожались в беспощадной жестокости ближнего боя. Подобные действия в чем-то напоминали охотящихся стаями хищников, которые разделяли стадо и с молниеносной яростью потрошили его. Армиям, следовавшим за Лунными Волками, зачастую оставалось лишь зачистить от последствий битвы внезапно ставшие покорными миры.

Подход Лунных Волков к крестовому походу был прямолинейным и жестоким, зачастую результаты их работы были излишне грубыми, но неизменно эффективными. Они без раздумий обрушивали мощь стоящего на орбите флота против города-крепости, в то же время десантируя на поверхность тысячи Лунных Волков с приказом убить всех живых в пределах городских стен. В ходе боя каждый воин легиона действовал одновременно как индивидуальность и часть отделения, зверь с десятком глаз и рук, которые двигались как единое целое. Они сражались, разрывая противников на части, совершали хитрые маневры, но при необходимости не избегали прямой атаки, и также без пощады или усталости преследовали бегущих врагов. Нередко после них не оставалось ничего, кроме пепла и ошметков горелой плоти. Остывающие руины дворца тирана и размазанные по полу останки солдат служили грозным уроком для тех, кто обитал за пределами ударных зон Лунных Волков. Силы согласия, которые прибывали после подобных операций, говорили, что всякий раз они обнаруживали шокированное население, едва способное осознать, как могли пасть столпы их жизненных устоев. Легион двигался с кровавой стремительностью, на Лунных Волков, и в первую очередь их примарха, возлагались все новые лавры победителей. Снова и снова Лунные Волки сокрушали сопротивление планет и направлялись дальше, на следующую кампанию, не удосуживаясь оглянуться назад, на плоды своих побед.

В подобном способе ведения завоеваний мы наблюдаем отличительную стойкость и безжалостность Лунных Волков, показанные ими во время покорения Солнечной системы, но также свирепый менталитет и ярость хтонийских войн между бандами, где пленники считались просто лишними ртами. Для них война состояла в определении силы и лидеров противников, их блокировании с последующим уничтожением. Подобно тому как лидер банды находил своего соперника и ударом ножа обрывал его жизнь, так и Лунные Волки завоевывали миры.

Это могли счесть жестокостью, но для космических десантников из Лунных Волков это было продиктовано необходимостью — войны могли быть безжалостными и скоротечными либо долгими и разорительными. Лунных Волков направляла энергия Великого крестового похода, и их методы соответствовали потребностям эпохи.


Сыны победы

Лунные Волки вели войну почти двести лет, оттесняя тьму огнем и кровью. Они одержали множество побед, полководческое искусство Хоруса вошло в легенды, а уважение со стороны братских легионов поднялось до недосягаемых вершин. В десятках тысяч сражений Лунные Волки не знали себе равных. Они умело использовали все виды развертывания, будь то острие наступления в масштабах целого звездного скопления или отделения, которое поддерживает крупное подразделение Имперской Армии. Другие легионы, враждебно относившиеся к вмешательству в своих дела со стороны других братских легионов, нередко запрашивали место в кампании рядом с Лунными Волками и в свою очередь отвечали тем же.

Конечно, по большей части репутация Лунных Волков была отражением достоинств их примарха. Обаяние и непревзойденные заслуги вызывали уважение, с которым не мог сравниться ни один из братьев-примархов, к тому же Хорус обладал почти сверхъестественным талантом использовать сильные стороны других легионов для получения преимущества на стратегическом уровне. Действительно, Хорус в случае с Пожирателями Миров и их воинственным примархом Ангроном был одним из немногих, кто мог хоть как-то ими управлять. Поговаривали, что выше Хоруса стоял только сам Император. И в самом деле, он был одним из немногих примархов, кто вызывал уважение и верность, одновременно подкрепляя это стратегическим и тактическим гением. Другие братья могли командовать более крупными легионами, обладать той же дальновидностью и превосходить Хоруса в отдельных воинских умениях и знаниях или, возможно, пользоваться большей отцовской любовью, но только он мог разглядывать проблему с разных точек зрения, и не упускать при этом из виду идеал. Даже примархи со сложным характером нередко советовались с Гором по некоторым вопросам.

Хотя за прошедшие годы непрерывных конфликтов Лунные Волки одержали немало побед, одна из них затмила все остальные, заставив легион переродиться заново. На Улланоре Империум сокрушил величайшую орочью империю из всех, когда-либо существовавших, которую некоторые называли последней реальной угрозой владычеству человечества над галактикой. Хорус лично сразил Верховного владыку Урлакка Урга и, как говорят, тем самым спас жизнь Императору, после чего войска сожгли до основания все миры орочьей империи. Это победа не имела равных по масштабу и значимости. Чтобы возвеличить ее творца, Император наградил Хоруса великой почестью. На поверхности Улланора вся мощь Космического Десанта, Имперской Армии, Легионов Титанов и Механикума победно промаршировала перед Императором, Гором и восьмью его братьями-примархами. Кульминацией триумфа стало вручение Императором Гору титула Воителя, а сам Повелитель человечества при этом возвращался на Терру, передав своему сыну стратегическое командование Великим крестовым походом. С этого момента, когда флоты направятся на покорение первобытной тьмы, они будут делать это по воле Хоруса, а миры будут сгорать или получать пощаду лишь тогда, когда соответствующий приказ слетит из уст Воителя. И хотя Хоруса продолжали уважать, он отдалился от остальных, став более не братом, но лордом примархов. Вместе с отцом заново переродился и XVI. В честь Хоруса и его завоеваний через несколько лет XVI легион перестал носить имя Лунных Волков. Их доспехи обретут цвет металлической зелени штормового моря. Вместо полумесяца и волчьей головы с их наплечников будет взирать немигающий глаз рептилии. Переродившись во второй раз, Сыны Хоруса вознеслись со своим отцом до невиданных прежде высот.


Подразделения и внутренняя структура легиона

Став Лунными Волками, а позже уже в качестве Сынов Хоруса, легион по большей части сохранил свою структуру такой, какой она была во времена войн за объединение Терры и Солнечной системы. Структура придерживалась терранского шаблона, изложенного в Оффицио Милитарис, который создали еще до нахождения примархов. Самым малым подразделением в «Лого Терра Милития», и, следовательно, у Лунных Волков, было отделение. Оно состояло из нескольких воинов под командованием сержанта. Отделения разнились в размерах и специализации, их состав варьировался от 10 до 20 космических десантников XVI легиона. С другой стороны, узкоспециализированные отделения, вроде разведывательных подразделений, или понесших тяжелые потери в бою, могли состоять лишь из горстки действующих космических десантников.

Специализация и снаряжение отделений Лунных Волков было такое же, как и в других легионах, включая обособленные отделения разрушителей и охотников, хотя они присутствовали в меньших количествах. Легион также имел в своем распоряжении значительные запасы доспехов и обширный технический парк, благодаря обложенным десятиной промышленным мирам, приведенных им к согласию, и хорошим отношениям с Механикум, что обеспечивало их постоянным притоком боеприпасов и вооружения, которые стремительно расходовались в боях. Хорус, славящийся своими познаниями и прагматизмом, после воссоединения с легионом принял на вооружение новые формации отделений, увидев их эффективность в других легионах. К примеру, стоит упомянуть, что до Лактрикальского наступления численность вооруженных щитами бреширующих отделений в XVI была относительно невысокой. Вклад этих отделений в доктрину Имперских Кулаков не остался незамеченным. После истребления лактрикалей количество подобных отделений у Лунных Волков значительно возросло. Другие свидетельства подобной адаптивности и готовности использовать новые способы ведения боевых действий можно обнаружить в активной поддержке Гором проекта тактической дредноутской брони, в результате чего его легион оказался одним из первых и лучше всего оснащенным терминаторской броней, а также стал передовым в разработке тактик их применения во время штурмов.

Если Хорус со своим легионом и отдавали особое предпочтение какой-либо формации подразделения, то это тактическому отделению. Отделения, составленные у Сынов Хоруса согласно этой конфигурации, превосходили по численности все остальные виды отделений, которые можно было встретить в крестовом походе. Хорус часто отмечал, что война бросала немного вызовов, которых не могло принять или не требовало бы применения подобного подразделения. Отделения тактического типа создавались для того, чтобы находиться в резерве и наносить удары тогда, когда у врага выявлялось слабое место. Их обучали вести плотный огонь и нести дополнительное оружие ближнего боя для атак на вражеские позиции — так называемые отделения разорителей — и они раз за разом доказывали превосходство тактических отделений при планировании Гором военных операций. Эта тактика небольших подразделений в дальнейшем оказалась настолько эффективной, что ее скопировали несколько других легионов, такие как Белые Шрамы и Железные Воины, которые создали аналогичные отделения разорителей.

Сердцем легиона и основным военным подразделением Сынов Хоруса была рота. Состоявшая из нескольких отделений под командованием капитана, рота считалась основной разменной монетой кампаний и сражений. У роты Сынов Хоруса не было фиксированной численности. В то время как в других легионах устанавливались строгие размеры похожих формаций, у Сынов Хоруса все обстояло иначе. Сначала роты легиона соответствовали установленной форме, но со временем становились все более непостоянными как по численности, так и по структуре.

К примеру, во время действий легиона против Дасимского Наследия датафакторами были зафиксированы роты с минимальной численностью личного состава в 36 человек и максимальной в 972.

Конфигурация типов рот в легионе разнилось столь же широко, как и их боевая мощь. Некоторые почти целиком состояли из тактических отделений с несколькими отделениями огневой поддержки. Другие представляли собой смесь, основанную на разнообразных требованиях кампаний и прихоти Хоруса. К примеру, 17-я рота, известная как Гвардия Гесперуса, на момент бомбардировки Истваана-3 состояла из 205 человек. Примерно половину этих сил составляли тактические отделения (легион уделял значительное внимание использованию тактических отделений во время каждого развертывания). В остальную часть входили два ветеранских подразделения, три разведывательных подразделения, отделения тяжелой огневой поддержки и многочисленные орудийные батареи. Еще большим разнообразием выделялась 1-я рота. Небольшая по численности, она состояла из двух различных субформаций: отделения Юстаеринских терминаторов составляли первую часть, а штурмовые отделения Катуланских Налетчиков другую. Все они носили черные доспехи, характерные только для этой элитной роты, каждую субформацию возглавлял капитан, который, в свою очередь, подчинялся Первому капитану. При комбинированном использовании 1-я рота полностью демонстрировала предпочтение Хоруса к точным и сокрушительным атакам на стратегически важные цели.

В других легионах рота являлась составной частью организационных структур, которые зачастую обозначались как батальоны, когорты, ордены, полки или были известны под другими названиями. Но Хорус предпочитал избегать дополнительного уровня установленной организации, и тот постепенно исчез из структуры Легиона, став ко времени переименования легиона в Сынов Хоруса чисто символическим. Вместо официальной структуры примарх объединял роты и отдельные подразделения, как того требовали особенности кампании. Командир подобной формации зачастую именовался старшим капитаном. Если формация была особенно крупной, тогда остальные капитаны становились помощниками главнокомандующего до завершения кампании. В подобных образованиях редко когда существовали официальные звания, но Сыны Хоруса часто называли формации, предназначенные для стремительных наступлений, «остриями». Отбросив формальность и четко определенную структуру выше базового уровня роты, Хорус продемонстрировал свой прагматизм и предпочтение вести боевые действия с расчетливой точностью.

В легионе Сынов Хоруса некоторые отделения вместо обычного численного обозначения пользовались собственными почетными названиями или эпитетами: Иллюминаторы-Прайм, Несущие Смерть, Налетчики Йеррока, Первые Сыны и тому подобные, в то время другие назывались в честь сержанта или вожака, который их возглавлял, если командир обладал достаточной репутацией. Во многих подобных титулах была видна культура почитания хтонийских банд, традиция суждения по репутации и междоусобных войн, из которых они возникли. С течением времени это все отчетливее проявлялось среди новобранцев. Одним из признаков растущего влияния стало появление гравировок хтонийских символов банд на доспехах космических десантников, которые обозначали знаменательные деяния и убийства, а также то, к какой роте воины принадлежали. Этот обычай лишь усилился после того, как легион стал называться Сынами Хоруса. Изменение не только ознаменовало появление ранее невиданной жестокости в легионерах, но вскоре стало тем фактором, который позволил ей раскрыться, стать более видимой, когда легион начал избавляться от влияния Матери-Терры. Белые цвета Лунных Волков обратились морской зеленью, затем померкли до мутного зелено-черного, когда Сыны Хоруса окончательно отбросили терранские боевые традиции и приняли гордыню и злобу, таившихся в темном сердце Хтонии, а также традиции бандитских владений, кровавой гордости и беспощадного, непрерывного конфликта.


Морниваль

В Морниваль входили наиболее доверенные советники и приближенные Хоруса. Он состоял из четырех избранных капитанов и существовал вне пределов остальной командной структуры XVI легиона. Морниваль позиционировал себя как душу Лунных Волков, а позже Сынов Хоруса, поддерживая примарха и управляя волеизъявлением и решениями легиона. Хорус полагался на Морниваль в том, чтобы тот уравновешивал его решения вопросами и различными точками зрения. Таким образом, четыре капитана играли роль советников, приближенных и собеседников. Известно, отношения между братьями Морниваля строились на различных ритуалах: их встречи проходили при лунном свете, на шлеме каждого брата были выгравирована луна в разной фазе, а свои обеты они приносили над отражением луны. Происхождение Морниваля не вполне ясно, хотя можно провести определенные параллели с ритуалами братств ютигранских кланов и генокультами. Независимо от происхождения Морниваля, его истоки явно восходит к ранним десятилетиям после создания легиона, а также известно, что он пережил расправу на Истваане-3.


Иерархия командования легиона

Как и в случае со всеми легионами, власть Хоруса над своими воинами была абсолютной. Ниже Хоруса по рангу находились капитаны, за ними следовали сержанты подразделений, а в случае, если несколько отделений входили в состав формации для достижения конкретных целей, один из сержантов получал неформальное звание «вожака», а вместе с ним и полевое командование. Это не всегда зависело от старшинства, но скорее представляло собой выбор наилучшего и наиболее подходящего для задания воина. Подобный подход как нельзя лучше соответствовал прагматичному и временами импульсивному подходу легиона к ведению боевых действий. На низшей ступени находились боевые братья Сынов Хоруса. Именно такой простой иерархией и пользовались на практике Сыны Хоруса. Внутри братства космических десантников личные авторитет и слава каждого звания занимала далеко не последнее место. Существовали определенные различия между воинами: по времени, которое они провели, сражаясь в рядах легиона, по кампаниям, в которых принимали участие, по полученным наградам, по отделениям, где они служили — в обычном или же том, что составляло почетную гвардию капитана.

Под этой поверхностью скрывались и другие различия, которые постороннему заметить было очень непросто — различия в родословной и происхождении, различия, которые должны были исчезнуть после становления космическим десантником, но во многом с Сынами Хоруса этого не случилось, что позже принесло горькие плоды. Звание капитана легиона также имело едва заметные вариации и рамки полномочий. Обычно тот, кто командовал ротой с низшим цифровым обозначением, превосходил того, у кого номер роты был более высоким. На вершине этой неофициальной, но вполне реальной иерархии находились капитаны, которые входили в число ближайших советников Хоруса, и особенно капитан 1-й роты, который был главным полевым офицером примарха.

Скрепленная личной харизмой Хоруса и его командирскими талантами структура командования Сынов Хоруса доказала свою высокую эффективность, адаптивность и гибкость. В сочетании с умением проводить молниеносные кампании, это позволило легиону одерживать одну победу за другой, всякий раз по-новому реформируясь для выполнения конкретной задачи. Каждый из Сынов Хоруса знал свои возможности и возможности тех, кто сражался рядом с ним, как благодаря званию, так и по личной славе, что закреплялось в иерархии, определявшейся умениями бойца, а не требованиями официальности. Какой бы эффективной ни была структура, в ней сложно было не заметить важность личной славы воина, а также погоней за властью, что служило отличительным признаком легиона, а временами даже становилось источником конфликтов и вендетты — семя грядущих распрей в легионе. Поскольку характер Сынов Хоруса был отражением характера их примарха, в гордыне сыновей мы можем увидеть изъян в душе их отца. Поэтому, когда Хорус предал Империум, легионеры последовали за ним, и давно дремлющие в их душах пороки проявили себя в полную силу: гордыня, амбиции, стремление стать лучше других, а также жестокость и беспощадность позволят их темным мечтам стать явью.


Воинские ложи

Таинственные воинские ложи, существовавшие в некоторых легионах Космического Десанта, представляли собой закрытые братства вне командной структуры легиона. Похоже, воинские ложи появились у Сынов Хоруса после первого контакта с Давином и ложами давинитских племен, на основании которых, как многие считают, они и были созданы. Вполне вероятно, что этот темный и трижды проклятый мир стал источником раковой опухоли, которая разрослась в самом сердце лучших воинов Империума. Известно также, что ложи были представлены во многих других легионах, скорее всего, эта практика распространилась от Сынов Хоруса, словно болезнь. Возможно, в усилении лож свою роль сыграло также влияние Несущих Слово Лоргара. Обычаи воинских лож сильно разнились не только между легионами, но и в отдельно взятом легионе также, во многом подражая секретным культам и тайным обществам, которые во множестве возникали за минувшие века.

Судя по тому немногому, что нам известно, за закрытыми дверьми члены ложи отбрасывали все различия в званиях и почестях. Между членами не существовало иных званий, кроме рангов и различий самой ложи. Старший капитан вполне мог считаться ровней человеку, находившемуся под его командованием. Простой сержант мог быть магистром ложи, ротный капитан — одним из его аколитов, а старший офицер — неофитом. Подобное нивелирование субординации и воинской дисциплины были возможны потому, что ложи связывали своих членов ритуалами и секретностью. Местом встреч ложи служили тайные комнаты, куда войти можно было только через одну дверь. Дверь охранялась, и внутрь мог попасть только тот, кто знал пароль или имел символ членства. Члены узнавали друг друга по использованию определенных предметов, отметок, жестов или зашифрованных фраз. Инициация в ложу была окутана символизмом и ритуальным значением. В некоторых ложах инициату завязывали глаза и снимали повязку только после окончания церемонии. В других ложах ему требовалось выпить чашу с кровью и чашу с прокисшим вином. В некоторых существовала запутанная система рангов, другие же ограничивались лишь несколькими основными.

Хотя члены воинских лож не почитали какого-либо бога или свод оккультных законов, их ритуалы и секретность не вписывались в бескомпромиссную рациональность Имперской Правды. К ним относились с недоверием, но терпели, поэтому ложи ширились и процветали. Частично они продолжали существовать потому, что многие считали их относительно безвредными, а частично из-за того, что они способствовали единению между братьями и легионами. Это была ошибка, последствия которой мало кто мог себе представить.


Диспозиция во время войны

Точное расположение Сынов Хоруса на момент расправы на Истваане-3 остается неопределенным. Чистка четырех легионов была не импульсивным актом, а заранее спланированной бойней. Теперь нам известно, что Хорус планировал действия на Истваане-3 длительное время и мог сознательно на некоторое время скрыть местоположение и силу частей Сынов Хоруса от остального Империума, а свидетельства об ускоренном наборе в легион перед началом военных действий могут говорить о тайном наращивании сил. Таким образом, мы не можем наверняка говорить о количестве собранных на Истваане-3 воинов, как и о точной численности легиона до и после чистки. Вероятно, те, кто собрался на Истваане, представляли не только подразделения, которые могли отказаться последовать за примархом, но и значительный контингент, отправленный уничтожить тех, кто мог пережить бомбардировку планетарной поверхности. Основываясь на историях тех, кто их пережил бои на Истваане-3, вероятно, зачищенные подразделения представляли приблизительно треть легиона Сынов Хоруса. Записи, какими бы неполными они ни были, называют боевую мощь Сынов Хоруса приблизительно в 130000-170000 космических десантников перед расправой на Истваане-3. Хотя настоящая численность легиона могла быть выше, этот подсчет соответствует общим данным, согласно которым Сыны Хоруса являлись одним самых крупных легионов. В соответствии с записями, флот крестового похода легиона был одним из величайших под флагом одного человека, в его состав входило более сотни капитальных кораблей и, вероятно, в три раза большее число меньших крейсеров и эскортов под непосредственным командованием Хоруса. Учитывая вероятные потери в ходе наземной войны, последовавшей после бомбардировки Истваана-3, и части легиона Сынов Хоруса, которые отсутствовали в системе, можно предположить, что Хорус начал свою изменническую войну приблизительно с 70000-110000 космических десантников, причем доказательства указывают на то, что последняя цифра является более точной.

Хотя от тех событий нас отделяет почти целое столетие, мы никогда не узнаем наверняка их точную численность, учитывая последовавший катаклизм и междоусобицу, но, если цифры хотя бы приблизительно верны, тогда они много чего объясняют в избранной Гором стратегии. Когда три ключевых легиона лишились значительного числа воинов, крайне важную роль стали играть другие альянсы. Кроме того, потери ключевых сил лоялистов на Истваане-5, Калте, Сигнусе Прайм, Марсе и Фолле также вели к тому, чтобы компенсировать слабость предательских легионов после чистки.


Примеры сражений

Боевые заслуги XVI легиона охватывают два века Великого крестового похода и исчисляются тысячами. Немногие легионы могли сравниться со списком их достижений, а из тех, кто все же мог, мало кто мог посостязаться с XVI в красочности этих побед. Разбросанные по сотням экспедиционных флотов и бессчетным полям сражений, они уничтожали врагов Империума и вели Великий крестовый поход все дальше. Частично свою репутацию они заслужили благодаря воинским качествам XVI, но, вне всяких сомнений, то, что Хорус был возлюбленным сыном Императора, также сыграло немаловажную роль. Император сражался рядом с каждым из примархов и в разные времена возглавлял все легионы, но именно Хорус и Лунные Волки стояли подле него в часы многих его величайших побед. С начала Великого крестового похода и до возвращения Императора на Терру XVI легион считался излюбленным орудием войны Императора. Их победы столь многочисленны, что потребовалось немало времени, чтобы найти подходящие примеры для составления этой записи. Разрушение империи орочьего властителя Урлакка Урга, Скраманское наступление и ужасы ставшей ныне легендарной Войны Убийства, одной из самых жестоких и тяжелых кампаний Великого крестового похода, а также множество других подробно описаны в других источниках. Здесь предоставлены три сражения, которые наиболее полно раскрывают характер Хоруса и его сынов.


Первое умиротворение Луны

Умиротворение Луны стало первой операцией, проведенной частями легионес астартес за пределами Терры. На поверхности мира рождения человечества еще бушевали Объединительные войны. Силы кардинала Танга удерживали многочисленные укрепленные зоны, некоторые другие анклавы также отказывались сдаваться и принять согласие. Луна служила оплотом пестрого конгломерата ресурекционистских генокультов, члены которых считали, что человеческая природа разделена, расколота и совершенна. Они видели истинную сущность человечества в плоти и разуме человека, но каждый представлял собой повтор некоего набора архетипов, которые сформировались за время существования человечества. Каждый из культов придерживался определенных видов архетипов: одни представляли их в виде антропоморфных фигур, другие как числа, а некоторые видели в них систему символов. Эти культы были пронизаны оккультизмом и концепцией обожествления, но все они стремились к всеобъемлющему познанию человеческой природы через искусство геновыковывания. Каждый член культа являлся результатом не случайного размножения, но кропотливого труда геномастеров, которые твердо придерживались постулатов, созданных во времена Темной эры технологий. Вновь и вновь перерождаемые в новых телах, они пытались достигнуть истинного воплощения единого архетипа. В своих подземных комплексах эти культы были могущественной и замкнутой силой, не подверженной влиянию Имперской Правды. Подобное сопротивление едва ли могло кого-то удивить, и в иной ситуации его бы подавили обычным способом — истреблением. Но обстоятельства сильно осложнялись тем, что генокульты обладали тем, в чем крайне нуждался растущий Империум.

Пусть и окутанное оккультизмом, геноискусство селенарных культов Луны не знало себе равных, за исключением генетических экспериментов, проводимых в лабораториях Императора. Хотя Терра еще не была окончательно объединена, покорение Солнечной системы и всей галактики уже манило. Для этого крестового похода потребуется намного больше космических десантников. Терранские лаборатории просто не смогли бы справиться со столь значительным набором рекрутов в легионы, поэтому Империум нуждался в геноискусстве Луны, дабы объединить производственные мощности. Но селенарные генокульты не собирались по своей воле склоняться перед голодом новорожденного Империума, в прошлом им уже приходилось бороться с кознями терранских полководцев и марсианских магосов. Селенарцы приняли имперских посланников, но на все их предложения, угрозы и посулы ответили молчанием. Когда угроз стало больше, нежели предложений, культы Луны отправили послов восвояси и стали готовиться к войне. Хотя в обычные времена культы были крайне разрозненными, вероятность властвования Терры переборола все доктринальные расхождения между матриархами и геномастерами культов — они решили вместе сражаться с Империумом до самого конца. Последние посланники Империума вернулись на Терру в виде все еще кричащей массой сросшейся прозрачной плоти в мертвом остове своего шаттла.

По этой причине Император приказал умиротворить лунные генокульты, сокрушить их верования и подчинить их мастерство нуждам Империума. Атака не должна была стать разрушительной — генокузни должны были остаться целыми и невредимыми, как и геномастера, управлявшие ими. Одним ударом следовало сломить верования культов и их волю к сопротивлению. Для этого Император отправил три легиона, которые лучше всего подходили для этой цели. По словам некоторых хронистов, это станет первым настоящим сражением Великого крестового похода. Объединенная мощь VII, XIII и XVI Легионов покинула поверхность Терры в рассеянном пламени ракет.

Пока еще безымянный XVI легион в полном составе двинулся в авангарде войск. Освободившись от притяжения Терры, их штурмовые корабли были полностью обесточены, чтобы скрыться от возможного обнаружения, и начали дрейфовать в сторону серебристого диска Луны, словно стрелы, выпущенные в ночи. Только космические десантники в герметичных доспехах могли выжить в подобных условиях и остаться в живых. Внутри безумно холодных отсеков воины XVI ждали в лишенной воздуха тьме, их доспехи покрылись тонкой ледяной коркой. За ними двигалась меньшая волна кораблей с частями VII и XIII на борту. Их двигатели работали на полную мощность, а корпуса мерцали пустотными щитами. Эта вторая волна представляла собой грозное зрелище, которое и ожидали увидеть генокульты, чем идеально отвлекала все внимание от авангарда. Пространство между Террой и ее единственным спутником заполонило пламя. Орудийные системы на поверхности Луны открыли огонь по приближающимся штурмовым войскам, но едва они начали стрелять, как первые из кораблей XVI, незамеченные и невидимые, ударили по целям, словно кинжалы в ночи.

Предыдущие посольские миссии на Луну не прошли даром. Имперские агенты из числа сопровождающих лиц успели исследовать поверхность Луны, и тайные инфоциты внедрились в местное население. Когда штурмовые корабли XVI легиона покидали Терру, уже было известно расположение каждой орудийной батареи и лидера каждого культа. Легион атаковал всеми силами, сокрушив оборону и проникнув в туннели под поверхностью, убивая по пути полумеханических чудовищ, натравленных на них селенарскими геномастерами. Говорят, что те, кто смотрел в ночное небо Терры, могли увидеть, как сверкает пламенем поверхность Луны. Оборонительные батареи затихли через считанные секунды, по коридорам пусковых шахт рекой полилась кровь. Из более чем сотни лидеров культов, рассеянных по всей Луне, большая часть погибла, даже не поняв, кто на них напал. Те, кто не погиб, сбежали, когда в их убежища ворвались огромные воины в блекло-серых доспехах. Лишившись командования и оборонительных систем, селенарские культы могли только беспомощно наблюдать, как VII и XIII легионы приземлились и начали последовательно взламывать последние укрепления и изолированные очаги сопротивления. Через шесть часов, миновавших с момента первого выстрела, Луна была умиротворена. Оказавшись перед угрозой полного истребления, селенарцы преклонили колени и в послании с капитуляцией, отправленной Императору, молили его «унять своих волков». Разбитые и покоренные геномастера Луны помогут создать новое поколение легионес астартес и начать покорение звезд.


Выдалбливание Горро

В ходе Великого крестового похода были истреблены сотни рас чужаков, и бездна космоса — это кладбище, усеянное трупами погибших империй и безжизненных миров, могил цивилизаций, отрицавших право человечества властвовать звездами, но, невзирая на это, орки остаются угрозой, которую мы так и не смогли уничтожить. Наверное, больше не сможем никогда.

Из сотен шатких империй они продолжают заражать галактику, и насколько бы далеко от Терры не удалялся Великий крестовый поход, орки были его постоянными врагами. Мы уничтожали тысячи их покрытых свалками миров и истребляли зеленокожих миллиардами, но они выживали. Чем их больше, тем сильнее становится угроза, поскольку, судя по всему, с ростом численности орки становятся более смертоносными. В своих крупнейших владениях орки — громадные существа, способные выдерживать огонь тяжелого оружия, словно для них это летний дождь. С ростом численности их нестабильная технология становится все сложнее и мудренее. Орки, которые правят этими разросшимися империями, — гигантские монстры, увитые тугими мышцами и обладающие опасным разумом. Многое написано об Улланорском крестовом походе, но существовали и другие орочьи империи, и некоторые из них соперничали с той, центром которой являлась планета Улланор. Телонский предел служил домом для одного из таких царств, и его сердцем была сфера-свалка Горро.

Орками Горро правила технокаста, которая превратила планету в свою вотчину. Горро представлял собой многослойную сферу из обломков и мусора, отсеянных из космических просторов и мусорных тече