Александр Логачев - Капитан госбезопасности. В марте сорокового

Капитан госбезопасности. В марте сорокового 2M, 174 с. (Капитан госбезопасности-3)   (скачать) - Александр Логачев

Александр Логачев
Капитан госбезопасности: В марте сорокового


Глава первая
Поезда движутся навстречу

По песчаной дорожке перекати-полем катился скомканный первый лист «L’Humanite». Комок сдуло на обочину, забросило на могильную плиту, проволокло по граниту. Газета свалилась на темную, влажную землю, из которой уже пробивались нежно-зеленые ростки травы. Следующим порывом обрывок перекинуло через чугунную оградку высотой в ладонь, ударило в вертикальную плиту, вновь опустило на почву, еще немного протащило, и он уткнулся в коричневую, до блеска начищенную кожу ботинка, повернулся названием печатного органа кверху. Ботинок с ненавистью отпихнул газетный обрывок, отправляя прочь — подальше от святого места, где ничто не должно напоминать о коммунистах, компартиях и их основателях-жидах.

Ветер трепал волосы на обнаженных головах, поднимал на макушках чубы, тревожил за кончики длинные, отвислые усы.

— Зийдутьця у вильним краю! И вирю, друзи! Днина скоро буде! Люди прибудеть в Украину не як пидпильники, а як вильни чоловики!

Закончив речь, Степан Бандера опустился на колени, вдавил в землю кулаки, в одном из которых сжимал короткую папаху, и преклонил голову перед неброским надгробием на могиле Петлюры[1].

Крестясь, встали на колени шестеро молодых оуновцев. Каждый из них протянул руку и коснулся надгробия «самого любимого вождя и знамени движения за свободную Украину», которое сейчас украшали непышные букеты из скромных[2] цветов.

Микола Волонюк подошел и поцеловал могильный камень, потом подержал на нем, словно грея, ладонь, шепча «повалю Ряданску владу, детище не тильки москалей и жидов, а и чортово». Он отошел от могилы последним. Его дожидался Бандера. Остальные торжественно и молча уже двинулись к выходу с кладбища, надевая на ходу головные уборы и оставляя наедине своих вожаков.

Микола Волонюк, командир группы, взял под руку Бандеру, лидера младооуновцев, и они пошли по песчаной дорожке, держа дистанцию в полсотни шагов от товарищей по движению.

На улицах Парижа не так часто можно было услышать украинский язык, в отличие от русского. Но среди каменных надгробий, плит и склепов именно этого кладбища украинская мова звучала нередко.

— Ты, Микола, давеча спрашивал о допустимых методах нашей борьбы. Так ты бы еще при немцах спросил. Или ты не понимаешь, о чем можно говорить на людях, а о чем нет?

— Прости, батька, — горячо зашептал Волонюк. — Поторопился, побоялся, что другого случая не будет.

Хотя Бандера был девятьсот восьмого года рождения, а Волонюк девятьсот десятого, Микола не только обращался к Степану уважительно, но и действительно испытывал перед ним прямо-таки сыновнее благоговение.

— Нам, Микола, пока приходится считаться с немецкими капризами и со старческими неврозами Мельника. Этот дряхлеющий маразматик смотрит немцам в рот, шагу не ступит без их согласия. И тут же побежит докладывать им, если разнюхает, что мы надумали своевольничать. А разве можем мы быть уверены, что кто-то из наших братьев не работает еще и на Мельника? Вот то-то, Микола…[3]

Они шли по дорожке неторопливо. Бандера вертел в пальцах трость, держа ее за середину. Волонюк иногда поглядывал на него, но, видя, что батька думает, не лез с вопросами. А вопросы были.

— Они, — Степан показал рукоятью трости на идущих впереди товарищей по организации, — на территории врага будут находиться в твоем и только в твоем распоряжении. Ты для них станешь царем и богом. Они вынуждены будут выполнять твои приказы. Но о нашем разговоре, о том, что я тебе сейчас скажу, никто из них не должен узнать в любом случае. Понимаешь, о чем я?

Бандера повернул голову к собеседнику и заглянул ему в глаза, но ничего, кроме, пожалуй, собачьей преданности, в них не заметил.

— Не сомневайся, батька, — с жаром заверил Волонюк. — Со мной в могилу уйдет разговор.

— Зачем же сразу в могилу? Я рассчитываю на тебя живого. Очень рассчитываю на тебя, Микола.

Степан отвлекся взглядом на памятник — гранитная люлька, в которой угадываются очертания спеленатого младенца. И выбитая на камне надпись: «Моя маленькая Лулу, которую бог забрал к себе через три месяца после ее рождения». «Вот пожалуйста, — подумал Бандера. — Бог допускает смерть даже невинных. Значит, не отнятие жизни греховно, а цель, во имя которой отнятие совершается. Если отнимаешь чью-то жизнь во имя собственной корысти, то прощения не будет, а если приносишь жертву на алтарь народного блага, то милостью и благодарностью народной прощение получишь. Мои хохлы потом возблагодарят меня и деяния мои, воспоют мои помыслы, что служили лишь матери нашей Украине, и до Бога дойдет их признательность».

Размышления о жизни и смерти не оставляли Степана со времени, проведенного им в камере смертников варшавской тюрьмы. Готовя себя к эшафоту и стараясь гнать прочь позорные мысли о предательстве, о вымаливании прощения на любых условиях, он не мог не думать о том, а что же ждет после, уж не расплата ли на божьем суде?[4] Те ночи бессонных хождений среди скребущих тюремных звуков, то ощущение раскаляющегося под черепом мозга, бессильного найти выход, тот особенный холод прутьев оконной решетки, останутся — Степан уже смирил себя с неизбежностью — всегда рядом, будут его тенью, не видимой другими людьми.

Бандера отогнал не ко времени пришедшие мысли и продолжил разговор:

— Ты получил задание от абвера. На абвер же и будешь ссылаться каждый раз, на батьку Канариса. Мол, немцы мне надавали таких инструкций и полномочий. А то, что я согласие даю, про то молчи. Дойдет до Мельника, он тем самым станет на твою сторону перетягивать наших братьев.

— Значит, разрешаешь, батька, бить коммунистов?! — В радостном порыве Волонюк приблизил свое лицо к «батькиному», заставив Бандеру поморщиться — Микола обдал его луковым выхлопом.

— Разрешаю. Но бить тоже с умом надо. Если уж идти на рисковое дело, то так, чтоб наибольшая польза от него всему нашему движению. Про то, на какие дела тебе идти во Львове, мы в две минуты не обговорим. До поезда, — Бандера запустил руку под пальто и под пиджак, достал брегет, соединенный с желеточным карманом серебряной цепочкой (Волонюк знал, что брегет отбивал мелодию гапака и часы эти подарены Бандере гетманом Скоропадским[5]), — три часа пятьдесят минут. Мы отправим наших братьев на вокзал, а сами посидим недолго в каком-нибудь подвальчике, закажем по тарелке, — Бандера усмехнулся, — парижского борща, выкушаем на посошок по рюмочке французской горилки.

— Можно просто пройтись по улицам.

Если бы Бандера потрудился взглянуть на спутника, то заметил бы румянец на его щеках.

— Не беспокойся, Микола, у меня завалялось несколько грошей.

Отложив разговор до ресторана, оставшийся путь до кладбищенских ворот они проделали в молчании. Степан Бандера думал о том, чем грозит, если Миколу возьмут живым на задуманном деле. А вроде бы ничем не должно грозить. Волонюк знает не больше того, что и без него известно в НКВД. Все лидеры ОУН и видные боевики перечислены в алфавитной последовательности в чекистских списках. Что их организацию патронирует абвер — тоже для коммунистов давным-давно не секрет. Ну, сдаст Микола, не сдюжив, свои явки во Львове — так не велика беда. Провалы неизбежны.


Степан Бандера


Лишь бы здесь в Германии не стало известно, что он получил от него, от Бандеры, благословение на деяние свое. Ведь абвер организует засылку на советскую территорию групп, подобных той, что возглавит Микола Волонюк, совсем с иными целями: организация антикоммунистического подполья, подрывная пропагандистская работа среди недовольных властью жителей, вербовка в свои ряды новых членов, минирование мостов и других стратегических объектов, заготовка схронов с оружием и — ожидание. Ожидание приказа из Германии, а он должен поступить накануне немецкого выступления на Советы, и тогда вся «пятая колонна» должна будет прийти в движение, ударить изнутри, облегчить войскам вермахта вторжение на Украину.

Однако Степан ждать не желал, слишком надолго может затянуться ожидание. Сколько Гитлер будет еще раздумывать и мяться? Один бог то ведает… или чёрт. А борьба будет пробуксовывать на месте, настоящая борьба, а не ее видимость. Вот о том и поведет он разговор с Миколой в оставшееся до поезда на Берлин время. О настоящей борьбе.

А если у Волонюка все пройдет успешно, то бойцы ОУН, что колеблются, на чьей стороне им быть, на Бандеровой или на Мельника, встанут под знамена Бандеры. Потому что убедятся — с Бандерой и только с Бандерой они могут полностью, без страха и оглядок на немцев, уже сейчас воплощать свою мечту. А общая мечта у них у всех одна — рубить жидов и коммунистов, пока рука не устанет, как поступал и им завещал вождь Петлюра.

А если же у Миколы все же сорвется задуманное, если он живым попадет в лапы НКВД, то всегда можно отказаться от Волонюка. Мол, его личная инициатива, кровь молодецкая взыграла, за всеми ж не уследишь, всем в душу глубоко не заглянешь. Придется отречься от него, придется. Второй раз немчура не простит Степану Бандере его ослушание. Да и батька Канарис тогда подумает, что у ОУН должен быть один лидер по имени Мельник, а смутьяна Бандеру лучше запрятать подальше в какой-нибудь из концлагерей…

А Микола Волонюк, двигаясь под руку с Бандерой, размышлял о том, что плотный ресторанный ужин да еще под рюмочку выйдет достойным завершением паломничества на могилу Симона Петлюры, в которое их отпустили на один день. Ох и устал Микола от скупых немецких харчей в столовой разведлагеря абвера под Дрезденом, где его группа проходила подготовку…

Парижская проститутка Мари Жуардене шла на могилу подруги, скончавшейся прошлым летом от сифилиса. Ее славной подруги Жаннет, которая так любила эклеры и молочные коктейли. Они снимали когда-то на двоих комнатку на Монмартре, разделив ее на две половины китайскими ширмами. Ширмы теперь на помойке, Жаннет в земле, а Франция по-прежнему поет и веселится, словно не бежит по Европе, как по сухому лесу, пожар войны.

Недалеко от входа на кладбище Мари разминулась на дорожке с группой мужчин. На французов не похожи: повыше будут и корпулентнее, кожа не смуглая, да и лицами не похожи. На некоторых из чужаков под пальто (дешевая ткань, плохой пошив) она заметила странные рубахи с вышивкой. И усы какие-то вычурные… что-то ей напоминают. О-ля-ля, однажды в кинематографе она видела картину, где мужчины в шароварах и с саблями отвоевывают у других мужчин восточную женщину в парандже и с голым животом. Потом что-то у них происходит на корабле, кажется, мужчины не могут поделить, кому она достанется…

Но вот из этих усачей ни один не обратил внимания на Мари. Неужели я выгляжу такой старой? Или эти мужчины похоронили кого-то настолько дорогого и близкого, что считают неприличным давать волю страстям? Может быть, они из какой-нибудь такой сложной секты, о которых пишут в газетах, из каких-нибудь умерщвленцев плоти? Наверное, это русские, решила Мари. Самые странные из обитателей Парижа обязательно оказываются русскими эмигрантами.

А потом мимо Мари прошли еще двое мужчин, конечно же, из той же секты. Они тоже не бросили взгляд в сторону женщины. Из-за них, из-за этих противных сектантов, Мари очень расстроилась…[6]


— Направо, товарищ майор. Следующая дверь. Прошу!

Выкрашенная в белое дверь отошла, открывая проем в салатного цвета коридорной стене. Четверо вошли в помещение, окунулись в тяжелые запахи больничной палаты.

— Справа у окна, товарищ майор, — поторопился главврач.

— И где же он?

Больничная койка справа у окна пустовала. Взгляды вошедших не опознали искомого человека также ни в больном с рукой на перевязи, нехотя покидающем широкий подоконник, ни в больном, подсевшем на чужую кровать сыграть партию в шахматы. И вообще в палате людей насчитывалось меньше, чем кроватей, а быть такого не могло — Финская война переполнила госпиталя и больницы Ленинграда.

— Где остальные? — накинулся главврач на больного, оказавшегося к нему ближе других. — В курилке опять?!

— Курят, — не стал скрывать не бог весть какое правонарушение товарищей по стационару человек с забинтованной головою, нехотя оторвавшись от истрепанной книги без обложки.

— Сколько можно вам говорить! Я вас заставлю соблюдать режим! Чекисты называется!

Главврач ругался напоказ, демонстрируя высоким гостям из НКВД, что борется за дисциплину во вверенном ему госпитале. На самом деле подобные мелочи его нисколько не волновали.

— Товарищ майор, позвать его? — Главврач взглянул на майора госбезопасности Алянчикова. И снова ощутил позорную дрожь внутри, натолкнувшись на вспарывающий, скальпельный взгляд майора. И тут же он, военврач первого ранга[7], испытал прилив стыда за собственную беспочвенную трусость.

— Ведите к нему, — распорядился Алянчиков. И, выйдя в коридор первым, обратился к главврачу, закрывавшему дверь: — Разве ему разрешено курить, ему разрешено вставать?

Военврач растерялся, подыскивая пригодный ответ. И подыскал такой:

— Больные, они ж как дети. Им говоришь, говоришь, а они не слушают.

— Ладно, — многообещающе проговорил майор. — Идем.

Курилкой этому отделения госпиталя служила библиотечная комната.

Из приоткрытой двери библиотечной курилки выползал дым и доносился смех, сопровождающий чей-то рассказ:

— …Смотрим на них в бинокль. Ну точно, бутылка, никаких сомнений. Наполовину вылезла из кармана. И как достать? Не подползешь. Финны, собаки, все простреливают. Подгоняем саперный[8]. Бабахаем кошкой раз. Мимо. Бабахаем два. Зубья проползают рядом, цепляют белофинскую шапку с ушами и тянут на нашу сторону…

В каждой больнице, как и в каждой роте, найдется такой балагур-рассказчик, непременно собирающий вокруг себя благодарную аудиторию. Видимо, один из таких затейников и выступал сейчас в сизых папиросных облаках.

Четверка остановилась на краю тени, отбрасываемой дверью курилки.

— Похоже, многие у вас тут перележали, половине пора на выписку, — заметил Алянчиков без тени улыбки или иного намека на шутку. — Позовите капитана.

В ожидании, сцепив за спиной руки, Алянчиков вышагивал от стены к стене. Его сегодняшняя мрачность превосходила его повседневную мрачность. И в кого-то должна сегодня ударить молния. Двое сопровождающих майора сотрудников Ленинградского НКВД надеялись, что их сия участь минует.

Из двери библиотечной курилки, из табачной завесы вышел тот, за кем они пришли — появился капитан Шепелев, стряхивающий пепел в пустой коробок. Ни перевязи, ни бинтов под пижамой Алянчиков на больном не разглядел. («В левую или правую руку он был ранен?» — попытался вспомнить майор. И не вспомнил). За спиной капитана бушевал голос главврача: «Забавляемся! Значит, лечиться не хотим? Симулируем! Значит, с таким диагнозом и отправить вас в части? Марш по палатам!»

— Здравия желаю, товарищ майор, — капитан стряхнул пепел в коробок.

«Разве только осунулся капитан, да синяки под глазами», — подумал Алянчиков и сказал:

— Здравствуйте. Выгляните вполне здоровым человеком, товарищ Шепелев. Собирайтесь, будете долечиваться в Москве. Приказ товарища Берии. Машина ждет внизу. Поезд отходит через два часа, в восемнадцать сорок. До Москвы вас будет сопровождать лейтенант Билик и сержант Пахомов.

Алянчиков повел рукой в сторону, этим самым указывая, что стоящие за его спиной люди и есть упомянутые лейтенант и сержант.

— Успеваете заехать домой, переодеться. Вы же так и не были дома с той поры?

— Нет, — подтвердил капитан.

Под «той порой» подразумевалась командировка на финский фронт, где повоевал он недолго, но эти дни оказались переполнены боями, холодом, снегом и смертями. А потом был полевой лазарет, оборудованный в блиндаже, где капитан пошел было на поправку, но схватил воспаление легких. Ничего удивительного, когда за бревенчатыми стенами свирепствовали морозы, доходившие в иные дни этой зимы до минус пятидесяти. Его срочно переправили в тыл, поместили в этот госпиталь, где он вот уже больше месяца избавлялся от воспаления, долечивал руку, восстанавливал силы.

Собеседники пристально смотрели друг другу в глаза. Каждый из них не отказался бы вскрыть другому черепную коробку и прочитать мысли стоящего напротив человека. Алянчиков полагал, что Шепелев сейчас нервно угадывает значение вызова в Москву, не арест ли его там ждет? Однако капитан думал о другом — о том, что товарищей Билика и Пахомова он видит впервые. Значит, назначены во время его финской командировки, значит, они — назначенцы Алянчикова и взяты, может быть, на место его погибших на фронте ребят. Да, Зимняя война за какие-то считанные недели отняла у капитана всех его товарищей. Погибли его подчиненные, погиб на линии Маннергейма Ленька-Жох, в городе умер от сердечного приступа старший майор Нетунаев, непосредственный начальник капитана, прикрывавший его от служебных неприятностей, в том числе и от того же Алянчикова, с которым у Шепелева были серьезные контры по разным вопросам.

А майор Алянчиков сейчас как раз размышлял, зачем товарищ Берия вызывает капитана Шепелева в Москву чем это может грозить лично ему, Алянчикову. Если капитана собираются оставить в Москве и повысить в должности за его подвиги на линии Маннергейма, то не захочет ли он свести счеты, решив, что именно майор стал причиной сердечной болезни его, капитанского, приятеля Нетунаева? Это заставляло волноваться.

Из курилки повалил болящий народ, разогнанный главврачом. Вместе с разновозрастными мужчинами в полосатых пижамах, мало напоминающих комначсостав войск НКВД, выкатился из библиотечной комнаты белохалатный и круглый военврач первого ранга. Алянчиков подозвал его к себе взглядом.

— Оформляйте выписку, товарищ главврач. Теперь нашим больным займутся московские специалисты…

Две «эмки» отъехали от госпиталя. Из окна первой машины смотрел на пробуждающийся от зимы город капитан госбезопасности Шепелев. Он сидел на переднем сидении в зимнем обмундировании, в котором в январе покидал Ленинград, в котором спал в снежных норах среди карельских лесов.

Капитан провожал глазами точащиеся ледяным соком сталактиты сосулек, трамваи с бесшабашной, экономящей пятаки для мороженого детворой на «колбасе», зимние шубы и пальто, уже расстегнутые сверху на несколько пуговиц, освеженные солнцем лица. А думал он о женщине по имени Ольга. Недавно он позвонил ей с госпитальной вахты. Сообщил, что жив, что залечивает простуду. На ее порыв навестить его в госпитале попросил не делать этого. Сказал, что через неделю-полторы выпишется и тогда уже ничто не помешает им встретиться в подобающем состоянии в подобающей обстановке. Она ждет его… он тоже ждет встречи с ней. Но лучше, так он решил тогда, подождать еще какую-то недельку и явиться здоровым, предстать не в застиранной пижаме, а в человеческом костюме, с букетом. Однако вот как поворачивается…

А во второй «эмке» все-таки разразилась накапливавшаяся в течение дня гроза. Под разряд командирской молнии попал шофер, везший Алянчикова на Литейный. Слишком лихим показался майору разворот на слякотной улице, покрытой взбитым колесами грязным снегом. И товарищ майор выговорился. Странно, что водитель служебной «эмки» взамен обещанным ему карам и наказаниям не предпочел красивую шоферскую смерть в лобовом столкновении с грузовиком на встречной полосе…

…Дома Шепелева встретила только пыль. Сопровождающие его товарищи Билик и Пахомов сопроводили до квартиры и сейчас дожидались на коммунальной кухне, скрипели там стульями. Видимо, им было приказано на всякий случай не отпускать от себя товарища капитана. А вдруг какая глупость придет в голову товарища капитана и он попытается скрыться? Ведь ему же неизвестно, для чего его везут в Москву, насочиняет еще себе всякого, напридумывает. А кому, спрашивается, известно? Алянчиков тоже в известность не поставлен, иначе бы по-другому себя вел, с какой бы то ни было определенностью. Скорее всего, лишь товарищ Берия и в курсе, зачем ему понадобился Борис Шепелев из Ленинградского НКВД.

Надев костюм, капитан понял, что похудел. Брючный ремень требовал новой дырки, в плечах и талии отсутствовала привычная плотность прилегания. «Не в Москву бы тебе, товарищ, — капитан носовым платком очистил свое изображение в зеркале от пылевой завесы, — а в Ялту или Гагры на усиленное санаторное питание». Седой налет пыли покрывал и черный лакированный корпус телефона. Позвонить ей из дома, рассказать о вызове в Москву? Нет. Если все будет в порядке, он сможет телефонировать и из столицы. А если не будет в порядке, то тогда уже будет все равно…

В поезде капитан госбезопасности Шепелев всласть отоспался. Не иначе на него от колесного перестука и унылого присутствия товарищей Билика и Пахомова нашла болезнь сурка. Двенадцать часов дороги он дрых без сновидений на нижней полке мягкого вагона. В госпитале так поспать не получалось, будили стоны соседей по палате, их ночные хождения, давила на голову духота в помещении, мучили собственные кошмары, состряпанные из воспоминаний разной степени давности. Железнодорожные условия подарили полное отключение от яви. Впрочем, один раз он все-таки пробудился. Доел бутерброды и пирожки, купленные на Московском вокзале, запил холодным чаем и тут же снова упал на подушку, и на сей раз не отнимал от нее голову до самой Москвы…

* * *

До смены оставалось полчаса. А может… Петр отвел рукав шинели, опустил взгляд на часы — двадцать девять минут. Если так часто глядеть на время, то оно будет стоять на месте. Это знает каждый часовой, и каждый часовой поминутно смотрит на часы. И каждый берет с собой их единственные на караул часы. И не забывает напомнить тому, кого сменяет, чтобы снял их с руки и отдал.

Вообще-то как должно быть оборудовано: охраняемые объекты должны ярко освещаться, а дорожка часового находиться во тьме. Здесь же наоборот. Фонари стоят вдоль тропы, проложенной по периметру мимо складов, автопарка, спящей казармы, хрюкающего свинарника, мимо забора части, отделяющего ее от города. Скудно светят одинокие лампочки над дверями складских помещений — да и то не всех, а лишь некоторых. Автопарк так тот вообще темен, как ночной ярославский лес, окружающий родную Петину деревню. Когда проходишь мимо него, то вспоминаешь бабкины сказки про леших и ведьмаков, наскакивающих на добрых людей по ночам. Ну и темны ж ночи на этой Украине, как ведро смолы!

Словом, при таком раскладе из-за любого куста, дерева и из-за забора на часового, который торчит как на ладони, могут запросто напасть. Могут отобрать винтовку, а самого зарезать. Хотя и стараешься держаться середины тропы, но не так уж она и широка. Вот потому неуютно чувствовал себя Петр в карауле. Его бы воля, он бы лучше ходил в непочетные наряды на кухню.

И вообще не нравилось Петру во Львове, хотя в городе он и не бывал ни разу с тех пор, как его часть сюда перебросили. Какими-то неспокойными и придирчивыми стали командиры, кормят хуже, политучебы стало в два раза больше. И вообще всё кажется чужим, неродным, даже на территории части. Даже к здешнему воздуху никак не придышаться…

А дальше все пошло не так, как прописано в караульном уставе.

Сначала был шорох. Тихий такой, несерьезный. Военная часть полна мелкими звуками: протрещит крыльями перелетающая птица, закачается, а то и треснет под ней ветка, под ветром или само собой звякнет что-то в автопарке, боров приложится в свинарнике тушей к стене, раздадутся, наконец, осторожные шаги начальника караула, который любит подкрасться с проверкой бдительности часового. И чего насторожил Петра тот шорох? Насторожил, прямо как их домашнего кота, который дрыхнет на кухне среди грохота, звона и трескотни бабьих перекоров, но стоит только хрустнуть ветви где-нибудь за оконцем, тут же навострит уши и примет стойку. Видать, было в том шорохе нечто неуловимо непривычное, и донесся он оттуда, откуда всегда исходило ощущение опасности — от узкого прохода между свинарником и складом, от прохода, который скрывает от глаз высокий край рампы.

Петр закаменел. Взгляд шарил по сгустку тьмы. Кровь прилила к ладони, придерживающей ремень винтовки. А патрон-то не в стволе. Надо передернуть затвор, но страшно пошевелиться, страшно выдать себя звуками. Дождаться разводящего и сменщика? Втроем-то чего ж будет не подойти…

Петр несколько раз собирался с духом на окрик «Эй, там, выходи, стрелять буду!», но… слова застревали в горле.

Прошла минута. Или больше? А то и меньше? И столбняк вдруг отпустил Петра. «Чего я пужаюсь? — подумал он. — Ну, прошуршало там, крыса, может, пробежала. Ну, темный закуток, над которым давно пора столб с фонарем поставить. Чего ж я от всякого куста шарахаюсь! Прям как Ванька-убогонький, который и в двадцать лет бегал от гусаков, собак и курей».

Застыдив сам себя, Петр ожил. Снял — но все ж проделывая это медленно и аккуратно, следя, чтоб не звякнул ремень, не клацнул затвор — с плеча винтарь, левой подхватил под магазинной коробкой, правой обхватил узкую часть ложи перед прикладом. И, ступая сторожко, почему-то непроизвольно наклоняясь вперед, стал продвигаться к проходу между складом и свинарником. Он переступил границу, за которой заканчивался фонарный свет. Примкнутый штык прорезал, покачиваясь влево-вправо, холодный ночной мрак в полутора метрах перед часовым.

А дальше все пошло не так, как происходило на страницах устава гарнизонной и караульной службы и на учебных картинках в караульном помещении. Не было и в помине той ясности, определенности и четкости, где все зависит только от бдительности и правильности твоих действий. Не дали крикнуть «Стой, стреляю!», не позволили совершить предупредительный выстрел в воздух. Петр даже не понял, что, как и зачем он делает. Да и не он это действовал, а его страх. Когда часть тьмы вдруг ожила и кинулась к нему, озвучивая движение шорохом песчаного грунта, руки Петра направили в ту сторону винтовку, выбрасывая ее вперед, навстречу. Руки почувствовали сопротивление, нажали и продавили сопротивление.

— На помощь! — Взвился по-пионерски звонкий крик и не сразу, но Петр осознал, что это стараются его легкие и горло. — Сюда!!!

И он продолжал звать во весь голос «на помощь» и «сюда» почти до самого конца.

А руки Петра толкали винтовку по-прежнему вперед. Тот, кого поддел игольчатый штык трехлинейки, заваливался на спину, а часовой наступал на него, давая увлечь к земле винтовочное дуло. И тут второй силуэт отделился от черноты и бросился на Петра.

Красноармеец оставил табельное оружие и побежал. Ноги понесли его к рампе, он нырнул под нее, прополз на карачках к стене и лег.

Прогремел пистолетный выстрел, Петины глаза ухватили вспышку. А в руку впились бетонные крошки. «В меня!» — ужаснулся часовой.

Мама! Прогремело второй раз. А потом явственно послышался удаляющийся топот ног. «Я жив?» Все указывало на то, что жив. Кроме зуда в руке ничего ужасающего он не испытывал. Тогда он испугался того, что ему будет за брошенную винтовку и позорное бегство. Он выбрался из укрытия, побежал обратно. И облегченно выдохнул, обнаружив винтовку непохищенной.

Петр выдернул из тела того, кого он — чего уж там! — случайно поймал на штык, сорок три сантиметра окровавленной стали. Потом склонился над убитым. Гражданский мужик какой-то. И его вдруг наполнила радость, когда он стал смекать, что произошло. Это ж было нападение на часового! А он одного убил! «Отпуск получу! Да чтоб мне лопнуть получу! Однако надо пострелять для порядка».

Часовой Петр пять раз передергивал затвор и пять раз стрелял в воздух. Можно сказать, празднично салютовал, дожидаясь, пока прибежит его караул…

А человек с револьвером влетел по загодя приставленной лестнице на ограду воинской части и спрыгнул вниз. Когда он забирался по лестнице, за спиной заговорила винтовка. Ночь сотрясли выстрелы, и из-за них шофер грузовика, державший мотор включенным, сорвался с места. Поднявшись с земли, человек с револьвером увидел, как машина скрывается за углом.

Проклятье, одно к одному! Говорил же он, что шофер хиловат, может подвести. А-а, что теперь… Он оглянулся. Дьявольщина! С той стороны улицы торопливо шел человек в милицейской форме. Да, они всегда тут ходят кругами вокруг части, но мог бы он сегодня оказаться и подальше. Неудачи продолжались — легавый увидел его, припустил, придерживая фуражку и на бегу расстегивая кобуру.

Человек с револьвером пересек дорогу, нырнул в узкий, в одну телегу шириной, переулок, наткнулся на двух прохожих и попытался обогнуть с криком «В сторону, суки!», угрожающе подняв оружие.

— Тоджесть москаль! Холера! — Услышал он радостный пьяный возглас и челюсть его содрогнулась от удара. Словно кувалдой долбанули.

«Свий я чоловик, брат-поляк, виду боротьбу за национальне визволення!» — хотел закричать беглец, разжимая пальцы и выпуская револьвер на булыжники мостовой, но сознание вместе с телом стало валиться набок подрубленным деревом.

— Молодцы! — вбежал в переулок милиционер. — Задержали!

— Так ми тут, пан офицер, э-э… — развел могучие руки в стороны первый из припозднившихся гуляк и поглядел на своего собутыльника, который, судя по бессмысленному выражению лица, вообще не понимал, где они и что деется вокруг, и назавтра вряд ли что вспомнит…


Глава вторая
Два — один не в пользу «Динамо»

Товарищи Билик и Пахомов отлично справились с поручением и отбыли в Ленинград. Капитана Шепелева встретили на вокзале московские товарищи, посадили теперь уже в московскую «эмку» и повезли прочь от железной дороги, сказав только одно: «Вас ждут, товарищ Шепелев».

«Как со мной обращаются, — пытался определить капитан, — как с дорогим гостем или как с арестованным?» Выходило — с тем, о ком неизвестно, что за участь ему уготована. Обращались осторожно, учтиво, но настойчиво и с безотрывным вниманием. И равно как и первый, второй его эскорт (или конвой) в беседы с опекаемым на всякий случай не вступал.

Шепелев даже не интересовался, куда его везут. Его вопросы все равно не изменят маршрут следования и программу пребывания в столице. Ладно, решил капитан, будем дрейфовать, посмотрим, куда прибьет.

Прибило к поликлинике НКВД. Сопровождающие товарищи, опять же в количестве двух единиц (Шепелев не утруждал себя запоминанием их фамилий и званий), повели капитана на второй этаж, где его действительно ждали…

* * *

Каблук попал в коленную чашечку косовато набитой на него подковкой. Арестованному, вскрикнувшему от боли, вскочить, упасть или просто согнуться не дали. Находившийся позади следователь Борисов удержал его за ворот, прижимая к спинке стула. Потом Борисов наклонился к уху допрашиваемого и покричал, не отпуская сминаемые кистью воротники пиджака и рубашки, встряхивая человека на стуле после каждого слова, чтобы оно лучше дошло:

— Нравится? Понял? Понял, что это лишь цветочки? А потом пойдут ягоды и фрукты.

Арестованный выдавил из разбитого рта вместе с кровавой слюной короткое матерное ругательство.

— Вот, он не понял. Ему надо объяснить получше, — следователь НКВД Великохатько, стуча по паркету подковками на сапогах, быстро пошел к столу, рывком выдвинул верхний ящик, снял с кипы листов писчей бумаги гантель и с нею в руке вернулся к арестанту.

— Вот, он не понял, Паша. До них до всех сперва долго доходит. Пластай его, Паша…


Допрос


Следователь Борисов сбросил арестованного со стула, тот упал боком.

— На живот и руки вперед! — приказал Борисов.

И уже не впервые заключенный попытался ответить следователям. На этот раз он извернулся на полу и махнул ногой, стремясь сбить подсечкой ближайшего из чекистов — Борисов успел подпрыгнуть, а потом отскочить в сторону. Великохатько недолго думая вбил утяжеленный гантелью кулак в область почек. После чего следователям удалось повернуть допрашиваемого лицом к полу и вытянуть вперед его руки, скованные наручниками. И тогда без проволочек и убеждающих разговоров Великохатько опустил гимнастическую двухкилограммовую гантель на левую кисть арестованного. Первый раз получилось неудачно — гантельный шар попал посредине тыльной стороны ладони. Чекист сразу ударил вторично, обрушивая металл куда и хотел — на пальцевые кости. Раздался хруст, а вместе с ним — вскрик, переросший в протяжный стон.

— Что, падла, будешь говорить или нет?! — Борисов, удерживая колено на спине, вздернул голову арестанта за волосы. — Пальцы — это ерунда. Дальше пойдут яйца. Представь, гантеля со всего размаха плющит твое яйцо. Ух! — следователя аж самого передернуло. — А это будет. Завтра будет. У тебя есть один, один шанс — выложить все, подписать бумагу о сотрудничестве с органами, вот тогда ты останешься жив и цел… В других случаях ты получишь, чего заслуживаешь. Ты будешь долго мучиться, я тебе…

— Погоди, Паша, — рядом присел на корточки Иван Великохатько, широкой ладонью (он весь был широк в кости) обхватил арестованного под горло, — я ему растолкую, где больнее всего. Эй! — он вдавил пальцы поглубже в шею человека на полу. — А завтра всажу в десну иголку с зазубриной на конце, заведу под корень зуба, начну там ковыряться…

Арестант на это презрительно плюнул на пол.

— Пишли ви! Я вид Кеменя род веду!

— Ах ты гниль! — Великохатько вскинул руку с гантелью, но Борисов предостерегающе поднял палец, покрутил головой, скривив лицо, как от зубной боли.

— Симаков! — крикнул Иван, отпустив горло и поднимаясь.

Дверь кабинета распахнулась, в нее заглянул конвоир.

— В камеру!

Гантель полетела на бумаги в верхний ящик. Задвигание ящика совпало во времени со щелчком двери, которую следователь Борисов закрыл за выведенным арестантом.

— Серый[9] не любит, когда ему подсовывают инвалидов, — Борисов вернулся на середину комнаты, освещенную направленным ламповым светом, и опустился на место для арестованных. Это был не табурет, а стул, к полу не привинченный. Да и вообще много еще было недоделок в помещениях знания, которое занимало львовское НКВД. Слишком мало времени прошло со дня прихода советской власти на Западную Украину, и слишком много дел навалилось сразу же, не до благоустройства тут.

— Кто такой этот Кемень, от которого эта сволочь род ведет? Может, попробовать за это зацепиться?

— Да слушай ты его больше, — следователь Великохатько закурил «казбечину», подошел к окну, отодвинул, впуская уличный свет, плотную синюю занавеску. — Потомственного героя корчит. Кеменя он выкопал из местных легенд. Трансильванский князь, который в этих местах с турками бился, — Иван открыл форточку. — А по-русски он говорит, не волнуйся, выдрючивается… пока. Вот проведет ночку со сломанным пальцем, глядишь, поумнеет. Серый точно завтра грозился нагрянуть?

— Грозиться-то грозился, а кто его знает. Давай по делу Бойко кого-нибудь вызовем?

— Да уймись ты, дай покурить спокойно, — Великохатько поморщился то ли от непоседливости коллеги, то ли от вида замызганных стекол. — Ты мне лучше скажи, Паша, не зря мы так сходу увязали два грузовика?

— А нам бы потом сказали, что ж вы это очевидное проглядели? Ведь сходство дел бросается в глаза, — Борисов достал из ящика карандаш, а из кармана перочинный ножик. Заточка карандашей заменяла ему курение. — И без нас бы кто-нибудь разглядел, что история месячной давности с грузовиком, на котором увезли пятьдесят комплектов формы, в деталях совпадает с этой историей. Только на этот раз враги удрали не все, одного часовой зарезал, другого поймала милиция.

— А может, не было грузовика вчера ночью? — Великохатько на грязном стекле нарисовал, не отрывая руки, пятиконечную звезду. — Часовому послышалось, а постовому показалось, что отъезжает машина?

— Поздно, Ваня, — следователь Борисов прищурился, вытянул руку с карандашом, повертел его, перебирая подушечками грани. Заточка его устроила. — Уже запущено. Будем пытаться выйти на группу.

— Ведь будь это простое нападение на часового с целью завладения оружием, а наш Кемень не стал бы колоться, кто б нам слово сказал! Оформили бы чирик без права на переписку и забыли бы, — следователь Великохатько закрыл форточку, задвинул занавеску, вернулся к столу. — А теперь только отчитываться по этому делу замудохаешься. И коли не разговоришь его, пойдет шепот, мол, работать не умеют…

— А вдруг он завтра во всем сознается, а, Ваня?

— Ага, а послезавтра наступит лето, — криво усмехнулся Великохатько.

— Как ты думаешь, Ваня, — неожиданно спросил следователь Борисов, любуясь следующим обработанным карандашом, — если вдруг по недосмотру надзирателей в камере или, — оторвав взгляд от карандаша, Борисов перевел его на Великохатько, — в карцере в руках нашего Кеменя окажутся, ну скажем, осколок или шнурок, упустит он такой случай? Зачем ему проходить все мучения, когда его конец все равно определен?

— Если только по недосмотру надзирателей, — во всю ширь улыбнулся Великохатько…

* * *

В общем, с ним проделывали все то, к чему он за последнее время привык. Прослушивали, заставляя вздрагивать от холодных касаний стетоскопом груди и спины, простукивали, рассматривали шрамы, считали пульс, измеряли давление. Принуждали приседать, сгибать руки в локтях, вытягивать их перед собой, разводить в стороны, били молоточком по коленям и смотрели язык. Но на минимуме в московской ведомственной поликлинике не остановились, а продолжили подвергать тщательному осмотру. Проверяли зрение, слух, носоглотку. Испытывали легкие, давая дышать в трубку. Кожник исследовал его телесный покров столь скрупулезно, словно разглядывал карту местности, где ему предстоит атаковать противника. Потом капитана Шепелева повели в спортзал, где вызнавали выносливость его сердца с помощью упражнений на шведских стенках и матах, по выполнению которых сразу шли замеры давления и пульса, а потом — новые упражнения.

Капитан послушно исполнял требуемое и недоумевал. К чему ж меня готовят-то? Уж не на полюс ли отправляют? Или особистом в геологическую экспедицию. Или у них в Москве заведен такой обычай — медосмотр перед расстрелом.

Раза три за время странствия по врачам и экзекуциям капитану пришлось сознаться в том, что курит, и ровно столько же раз прослушать лекции с описанием грозящих неминучих последствий и с упором на то, что его здоровье не принадлежит ему одному. В манере держать себя и даже в осанке врачей, по которым его водили из кабинета в кабинет, ощущался совсем другой, столичный уровень медобслуживания, где капитаном госбезопасности не удивишь. Но самым представительным и многознающим показался капитану медспециалист, обнаруженный за дверью с табличкой «Каб. заведующего». Шепелев подумал, что если этот поставит ему диагноз, то этот диагноз будет навсегда.

Капитан занял место у стола напротив пожилого военврача с профессорской бородкой, принявшегося листать заведенное на Бориса Шепелева в этой поликлинике час назад медицинское досье. Два неприметных и молчаливых спутника ленинградского гостя присели на стулья возле двери. В такие минуты, когда ждут оглашения врачебного приговора, забываются иные неприятности этого мира и вспоминаются все твои болезни, какими перестрадал, начиная с детских свинок с коклюшами и заканчивая теми, что порождены курением и алкоголем. Обыкновенно в такие мгновения разум человека светлеет и человек дает себе правильные зароки: бросить то, сократиться в этом, не злоупотреблять тем-то. Правда, все сразу забывается, когда спускаешься с облегченным выдохом по ступеням поликлиники. Вот и капитан Шепелев сейчас не в первый в жизни раз клятвенно пообещал себе завязать с табакокурением…

Тишина в «Каб. заведующего» позволила присутствующим без помех прослушать урчание в животе Шепелева.

— Вы завтракали? — Врач оторвал взгляд от исписанных нечитаемым почерком страниц и взглянул поверх очков на пациента.

— Не успел, — сознался капитан.

— Почему не организовали?! — Хозяин кабинета лишь повысил голос, но этого хватило, чтобы вызвать на лицах московских чекистов замешательство и испуг. — Сейчас же ведите его обедать, — приказал он, не дожидаясь оправданий. — Ресторан за углом. Деньги есть? Отлично. Разрешаю, даже прописываю стаканчик красного вина. Но не больше стаканчика. Полноценный обед, красное вино и фрукты. Потом сразу же обратно ко мне. Не больше сорока минут. Я пока свяжусь с Новиковым[10]. Идите.

Шепелев все меньше понимал, что происходит. Похоже, его принимают в столице как дорогого, долгожданного, принимают гостя на самом высоком медицинском уровне. Вот только стоит ли этому радоваться? Впрочем, накрытым перед ним сейчас обедом нет причин быть недовольным. Сытно, своевременно и бесплатно.

Если выбирать из множества версий — его готовят к работе. В качестве кого? А в каком качестве, спросил сам себя капитан, ты недавно прославился и об этом могло стать известно в Москве? Как диверсант. Очень может быть, придется продолжать карьеру диверсантом, а не контрразведчиком. Ничего не поделаешь, он человек службы. Что прикажут…

Если бы этим лбам, что сейчас уписывают солянку и запивают ее нарзаном, было бы что-то известно, то можно было бы вытянуть из них информацию косвенными вопросами и болтовней на отвлеченные темы. Да кто же им доверит что-то серьезное, их лица выдают уровень их посвящения в тайны.

Впрочем, разговор у них за столом завязался. После вопроса одного из товарищей «А как там у вас в Ленинграде?» После чего как-то незаметно, потихоньку закрутился извечный спор, какой из городов лучше.

— Болото, оно и есть болото. Дышишь пополам с водой, а под ногами тряско. Чуть дунет посильнее, вас заливает водой, как сусликов в норе.

— Лучше так, зато в городе, а не в деревне, пусть и здоровой. Тут у вас вкривь, вкось, все тяп-ляп, абы как, по сторонам глядеть никакого удовольствия.

Так за незатейливой беседой опустели тарелки и истекло отведенное заведующим поликлиникой НКВД обеденное время.

И опять тот же «Каб. заведующего», та же профессорская бородка напротив и тот же взгляд поверх очков. И на пороге встречает неожиданный вопрос:

— Товарищ Новиков не возражает. Однако Лаврентий Павлович просил узнать у вас, товарищ Шепелев, не чувствуете ли вы усталости, не считаете ли, что вам сегодня лучше отдохнуть?

Товарищ Шепелев чуть было не переспросил: «Это товарищ Берия интересуется?» Но спохватился.

— Нет, товарищ военврач, усталости не чувствую. Готов приступить незамедлительно.

— Очень хорошо. Тогда Лаврентий Павлович просил передать вот что…

* * *

На стадионе «Динамо» шел первый матч сезона. Тысячи парков от дыхания болельщиков поднимались над трибунами вместе с папиросными дымками. Солнце, соскучившееся за три месяца по футболу, изо всех весенних сил согревало чашу стадиона. Люди на лавках разматывали шарфы, расстегивали выходные воскресные пальто. Свободных мест не было. Билеты на матч «Динамо — ЦДКА» раскупили уже на второй день продажи, и перед игрой их можно было приобрести разве у перекупщиков с надбавкой в два или три рубля.

«Динамовцы» принимали армейцев. Шла седьмая минута второго тайма, ЦДКА вел один ноль и продолжал атаковать. Шепелев и его сопровождающие подошли к стадиону, когда многотысячный вопль разочарования выплеснулся из чаши — динамовец не замкнул передачу с фланга, поскользнувшись на тяжелом весеннем газоне и промахнувшись по мячу.

Пройдя пустыми коридорами подтрибунных служебных помещений, многократно подвергнувшись проверке пропусков, они очутились в правительственной ложе. Они вошли в тот момент, когда одни люди откинулись на спинки мягких стульев, хватаясь за голову, лупя кулаками по коленям и сопровождая свое огорчение разной крепости восклицаниями. А другие, главным образом, люди в военной форме (в одном из них Шепелев признал маршала Ворошилова) наоборот радовались, аплодировали, хлопали друг друга по плечам, обменивались рукопожатиями. Стадионные динамики ожили сочным баритоном диктора:

— Гол в ворота «Динамо» забил Григорий Федотов…

Окончание потонуло в реве и свисте восьмидесяти тысяч болельщиков.

«Был бы на моем месте Дед, — подумалось капитану, поджидающему вместе со своими сопровождающими, когда улягутся футбольные страсти, — его бы это привело в шок. Дед считал вождей людьми, сделанными из особенного нравственного теста. Считал их аскетами, жизнь свою подчиняющими исключительно помыслам о народном благе и разговаривающим на языке статей партийных съездов. А они и футболом болеют, и матерятся, как простые советские, смертные граждане».

— Утерли мы вам нос, Лаврентий. Два мяча вам не отквитать. Готовь коньяк! — не скрывая своего торжества, зычным командным голосом объявил военный с небольшим квадратиком усов, с четырьмя ромбами в малиновых петлицах под золотой.[11]

А в это время один из спутников Шепелева пробрался к первому ряду стульев, наклонился к сидящему с краю человеку. «Товарищ Круглов»[12], — Шепелеву удалось расслышать только обращение.

В этом же ряду повернул голову на прогремевший в ложе голос человек в фетровой шляпе, из-под которой блеснули линзы:

— Будет тебе коньяк, биджо, не переживай. А чемпионат все равно мы выиграем.

Капитану Шепелеву не составило великого труда догадаться, кто откликнулся на обращение «Лаврентий», как и опознать народного комиссара внутренних дел по известному благодаря фотографиям ястребиному профилю. Да и пенсне опять же.


Команда «Динамо» (Москва), 1940 год


Тем временем товарищу Круглову удалось завладеть вниманием товарища Берия…

Шепелев ненадолго отвел взгляд от наркома и взглянул вниз, на поле. А там сине-белые игроки с буквой «Д» на футболках прижали красно-синих к своим воротам. Стадион «Динамо» несмолкающим, переливающимся из сектора в сектор криком призывал своих на штурм.

Глупая, но смешная мысль пришла в голову Шепелеву: вот если бы решить назревающий конфликт между Германией и СССР в футбольной встрече, составив команды из вождей обеих стран. Вот бы игра получилась, матч века! Гитлера и товарища Сталина, присвоив им первые номера, поставить в ворота, пускай оберегают последний рубеж и сзади подгоняют ленивых лозунгами. Канарис и товарищ Берия будут играть в защите, по должности положено. Ворошилова и Буденного определить в форварды, чтоб прорывались в штрафную площадку лихими кавалерийскими наскоками мимо Бормана и Геринга. Товарища Жданова пристроить на северо-западный край, пусть бегает по бровке и навешивает на бритую голову Хрущева. Все население Земли прильнет к радиоприемникам, затаив дыхание, станет вслушиваться в потрескивающую помехами трансляцию: «Риббентроп обходит Молотова, пасует Геббельсу, вместо уставшего Гиммлера гитлеровцы выпускают на замену свежего игрока Шелленберга, Мюллера удаляют с поля на первой же минуте за грубую игру…»

А судьей взять Чемберлена, он любит выступать арбитром в международных делах. Хотя нет, Чемберлен не годится, будет подсуживать немцам, лучше взять Рузвельта, ведь американцам пока до фонаря европейские баталии…

Динамовец, номер которого на футболке невозможно было разобрать из-за налипшей грязи, угодил мячом из выгодной позиции не в сетку, а в ногу армейца, и мяч выкатился за пределы поля. Корнер, так, кажется, это называется?

Капитан почувствовал, как щеку обжигает взгляд, а боковое зрение поймало отражаемое весенним солнцем блеск стеклышек пенсне. А губы капитана как назло в этот миг раздвинула дурацкая улыбка, отразившая на лице его игривые мысли.

— Ну их в жопу! Не могу я на это больше смотреть! — Опять раздался в ложе голос с сильным грузинским акцентом. — Позовете меня, когда наши сравняют счет.[13]

Берия пробирался к выходу. «А у него маленькие руки и ноги», — первое, что отметил для себя капитан при встрече с наркомом внутренних дел. Подойдя к Шепелеву, Берия хлопнул его по плечу:

— Пойдемте, капитан, в ресторане поговорим.

— Федотова надо к «замээс» представлять, — догнало капитана, покидающего вслед за своим наркомом правительственную ложу, громкое мнение Ворошилова.[14]

В ресторан стадиона «Динамо» нарком не взял никого из замов. За ним последовали только двое охранников кавказской внешности. Шепелева тоже сопровождала собственная охрана — все та же парочка, не разлучавшаяся с ним с самого вокзала. Разлучиться пришлось сейчас — их оставили за ресторанной дверью.

— Здравствуй, Любочка, здравствуй, красавица, — приветствовал Берия выскочившую навстречу с блокнотиком наготове официантку в сиреневом переднике и маленьком бумажном кокошнике. — Сделай нам две бутылки «Лыхны» и немножко закусить.

Показав капитану, чтобы тот садился, Берия бросил пальто и шляпу на соседний стул и остался в сером двубортном пиджаке. Шепелев, шивший себе у одного из лучших портных Ленинграда, чья работа не уступала заграничной, нашел пошив наркомовского костюма безыскусным, а ткань не слишком дорогой. Вот шелковый галстук Лаврентия Павловича, похоже, имел закордонное происхождение. Повесив свое пальто на спинку стула, капитан сел напротив Лаврентия Павловича. Если ни Сам, ни охрана не воспользовались гардеробом, значит, таковы привычки хозяина — не доверять посторонним свои вещи и вещи своих людей. Охрана — видимо, привычно для себя — расположилась за ближайшим столиком, но за таким, откуда не услышишь, о чем говорят.

В ресторане кроме них пропускала увлекательный матч лишь парочка, состоявшая из основательно нагрузившегося гражданина, скорее всего, товарища выше средней ответственности, и его молоденькой спутницы, заметно скучавшей со своим другом. Берия присмотрелся к парочке, внимательно и откровенно оглядел девушку, встретил ее взгляд, сделал ей приветственный знак рукой и вдруг, внезапно повернувшись к капитану, выстрелил в него своим первым вопросом:

— Чему это вы там улыбались?

Линзы пенсне отражали огни ресторанных многорожковых люстр. «Почему его пенсне все время, как ни встретишься с ним взглядом, отсвечивает? — пришло на ум капитану. — Глаз не видно». А поскольку глаз было не видно, делалось несколько жутковато. Капитан почувствовал, что выдумывать ничего не следует, не тот собеседник, чтобы его с первых слов знакомства без последствий обманывать. Придется сознаваться, ничего не поделаешь, раз так лопухнулся с улыбочкой. И Шепелев изложил свои фантазии о матче века, правда, в смягченном варианте.

Товарищ Берия хохотал, наклонив голову и положив ладони на лысину. Тряслись его плечи, колыхались щеки. Он не смог перестать смеяться, даже когда подошла Любочка с подносом и стала перегружать на стол вазу с фруктами, тарелки с салатами, пирожки и две бутылки сухого красного вина «Лыхны».

— За такую шутку можно и к майору представить, — сумел выдавить из себя Лаврентий Павлович, когда официантка уже успела открыть вино, разлить его по фужерам и скрыться за кухонной дверью. — Обязательно перескажу товарищу Сталину. Ему понравится. Гитлера на ворота, меня в защиту, я представляю.

Наконец Берия совершенно успокоился.

— Тогда товарищ Шепелев, я вам тоже смешную историю расскажу. Да, давайте пить и есть. Будем пить по-русски, без тостов.

Товарищу Шепелеву, пожалуй, было что возразить на последнее замечание, но он счел благоразумным промолчать.

— Так вот, — товарищ нарком залпом осушил полфужера, — едем мы сюда в машине с моим заместителем товарищем Меркуловым. Он кратко обобщает мне полученное из Ленинграда ваше личное дело. И говорит, что стреляет этот капитан так себе, ничего выдающегося, рукопашным боем не владеет и вообще не спортсмен. Как же, удивляется Меркулов, этот капитан так сумел отличиться и в Ленинграде, и тем более в Финляндии. Тогда я ему говорю: «Товарищ Меркулов, я вот тоже неважно стреляю и дерусь, по-вашему выходит, я тоже ни на что не сгодился бы в Финскую войну или в Ленинграде?» Он заерзал, понес какую-то лакейскую чепуху, пришлось прервать и объяснить, что для оперативного работника и даже для диверсанта важнее всего умение быстро соображать и мгновенно принимать важные решения. Правильно я говорю?

— Совершенно с вами согласен, товарищ народный комиссар…

— Бросьте, товарищ Шепелев, — перебил его Берия. — Называйте по имени-отчеству, мы в ресторане, а не на совещании. Знаете, как вы очутились в Москве, — это было произнесено без намека на вопросительную интонацию, и без паузы последовало продолжение: — Товарищ Сталин меня спросил, выздоровел ваш герой? Звоню в Ленинград, узнаю, что герой еще в госпитале. Что ж, интересуюсь, у вас так медленно лечат? Говорю, что у нас в Москве уже давно поставили бы человека на ноги. А они поняли это как приказ доставить вас немедленно. Что ж, тем лучше. Потому что по дороге сюда, на стадион, пришла мне в голову идея. Тем более наш главный врач Новиков заверил, что с вашим здоровьем все в порядке. Правда, порекомендовал отдых и хорошее питание…

Берия налил себе вина в опустевший фужер.

— Кому перешла ваша агентура? — Лаврентий Павлович неожиданно поменял тему. — Она же должна была кому-то перейти, когда вас командировали на фронт?

Вопрос капитану понравился. Вопрос человека, не понаслышке знакомого с оперативной работой. Шепелев почувствовал к грозному товарищу Берия профессиональную симпатию. Видимо, ему не приходится объяснять простые вещи. Кстати, тому же Алянчикову и некоторые оперативные азы не растолкуешь. Даже от Деда порой ему трудно было добиться понимания. А о Ежове капитану доводилось слышать, что тот был профессионально крайне некомпетентный человек.[15]

— Старшему майору Нетунаеву, но он скончался от сердечного приступа как раз в середине января, когда я находился на Карельском перешейке.

— И все это время агентура простаивала, — это был уже не вопрос, а заключение. — Сейчас с ней тоже никто не работает. Скверно, скверно… Но об этом мы подумаем. Итак, капитан, вы служили в конвойных войсках, — Берия сделал еще один поворот в разговоре, — и должны хорошо знать лагерную жизнь, блатные повадки, словечки?

Почему-то Шепелев не сомневался — при всех якобы внезапных перескоках с темы на тему Лаврентий Павлович прочно держался магистральной линии. А все эти зигзаги разговора, видимо, не что иное, как его обычный способ ведения разговора.

— Конечно, хуже, чем заключенным, но кое-что известно.

Берия вытащил из вазочки пирожок, надкусил его, положил на скатерть рядом с тарелкой нетронутого салата.

— Вас финны ранили в руку?

— Да.

— Куда именно?

Капитан показал то место на предплечье, где навылет прошла финская пуля.

— Покажите шрам! — потребовал Берия, наливая себе остатки вина из первой бутылки.

— То есть как? — растерялся Шепелев.

— Снимите пиджак, закатайте рукав и покажите шрам, — нетерпеливо и властно повторил нарком. — Что вам, как маленькому, все разжевывать?

Более вопросов не задавая, капитан выполнил приказ. Снял пиджак и закатал рукав. Нарком вгляделся в шрам, розовеющий молочной кожей. На праздный интерес это не походило, еще меньше оснований имелось заподозрить товарища Берию в заботе о здоровье ленинградского капитана.

— Хорошо, — выдал заключение нарком внутренних дел. — Видно, что свежий.

Берия потерял интерес к ранению капитана, вернулся к вину и недоеденному пирожку.

— А почему так плохо пьете?

— На работе, — ответил Шепелев, возвращая пиджак на плечи.

— Пока не на работе. Работа у вас начнется вечером. А есть вам что мешает?

— Разговор, Лаврентий Павлович.

— Сейчас говорить буду я, вы будете слушать и есть, как тот кот из басни, понятно? И пить вино из абхазского села Лыхны.

Берия поднял фужер, движением руки повелевая капитану сделать то же самое.

— До дна! — приказал нарком.

— Хороший оперативный работник, — Лаврентий Павлович поставил пустой фужер на скатерть, — обязан уметь пить. Он должен быть способен при необходимости перепить того, кого разрабатывает. Если он не умеет пить, то лучше всего тогда… что?

— Разыгрывать непьющего, — проглотив недожеванный салат, отозвался Шепелев на внезапный вопрос.

— Правильно, капитан. Соображаете. Теперь представьте. В камере сидит, ну допустим, англичанин. И в ком он скорее заподозрит подсадку: в англоговорящем или в том, кто ни бельмеса не знает по-английски, с кем ему приходится объясняться жестами?

— В первом. Только…

— Так вот, — Берия не стал дослушивать мнение капитана, — то же можно отнести к хохлу, который на дух не переносит русских. Вы слышали об ОУН, капитан?

— Да.

— Они нам очень досаждают сейчас на Западной Украине. Как могут мешают становлению там Советской власти. Нечего объяснять, какое стратегическое значение имеет для нас этот район. Он граничит с Германской Польшей. Немецкие шпионы, большинство из которых принадлежит к ОУН, просачиваются сквозь границу, как вода в дырявую лоханку. Так вот, капитан. У меня родилась одна оперативная комбинация, когда я прослушивал от Меркулова ваше личное дело. Вы идеально подходите на роль главного исполнителя. Разговор с вами утвердил меня в первоначальном мнении, вы должны справиться. Но вы мне скажите, вы чувствуете в себе силы заниматься сейчас работой? Или вам требуется отдых? Хотите, я вам устрою сегодня же отпуск. В Сухуми, в санаторий? Будете дышать настоящим кавказским воздухом. Ничто так не лечит, как воздух Кавказа, никакие пилюли и примочки. Ну как?

Интересно, что будет, если он откажется от немедленной работы, сославшись на неважное самочувствие, слабость и какие-нибудь боли? Почему-то капитану показалось, что он знает ответ на этот вопрос. Сначала его действительно отправят долечиваться на курорт, а потом переведут на Дальний Восток или в Коми продолжать службу Родине среди лесов и болот.

— Я чувствую себя совершенно здоровым, Лаврентий Павлович. Более того, я уже устал от бездействия.

Шепелев, конечно, соврал, но где-то на одну вторую. От больничного безделья он действительно устал, но от курорта бы не отказался, сто лет уж не был. Поехал бы с радостью. Просто, чтобы отдышаться. Да и в коротких, ни к чему не обязывающих курортных романах есть своя особенная прелесть…

— Хорошо, — похоже, Берия и не ждал иного ответа. — Скоро… — Берия поглядел на часы, — через десять минут матч закончится, в ресторан набьются болельщики. Объявится и Меркулов. Я вас ему представлю. С ним будете дорабатывать детали и с теми людьми, с которыми он вас сведет. Но не сейчас, а потом будете дорабатывать, потому что прямо отсюда мы с вами едем к товарищу Сталину…

— К товарищу Сталину?!

— Так вы, капитан, и вызваны в Москву были потому, что вашими геройскими подвигами заинтересовался товарищ Сталин. Сегодня увидите нашего вождя…


Глава третья
Ворам законы писаны

Фридрих Вильгельм Канарис знал, что он — одно из немногих высокопоставленных лиц рейха, кто по-настоящему ненавидит евреев.[16]

И как это ни парадоксально, но он не одобрял их истребления. Высылать их из страны — да, его натура против этого не восставала, а вот геноцид вызывал у него отвращение, как и концлагеря, и газовые атаки. Начальник абвера вообще не одобрял нецивилизованные способы ведения войны. Он, привыкший всегда и во всем дотошно разбираться, в том числе и в складках собственного характера, привыкший выявлять происхождение, устанавливать причину и следствия, он понимал, откуда что взялось.

Он, Фридрих Вильгельм, сложился в личность, с которой вынужден будет жить и мириться до конца своих дней, в семье и во время учебы в Кильском императорском кадетском училище. Отец, директор рурского металлургического завода, с рождения сына мечтал, чтобы тот сделал военную карьеру, направлял его на этот путь и своего добился. Детство Вильгельма прошло среди книг по истории, где история представала как цепь знаменитых сражений, среди жизнеописаний великих полководцев, в играх с солдатиками, подаренных раньше других игрушек, среди парадов, на которые отец его постоянно возил, прошло в отцовских разговорах о том, что именно военные — цвет немецкой нации, нации героев. Да, он впитал в себя военно-романтические идеалы (сейчас он понимал, что именно таким словом лучше всего можно определить фундамент своего характера). Благородство на поле брани осталось для него достоинством воина. Свою натуру, когда тебе пятьдесят три года, уже не переделаешь под жестокие требования сегодняшнего дня.

Но что нельзя изменить, можно скрывать. Скажем, свое отношение к национал-социалистским методам. Что, что, а скрывать он умел. Он знал, что его за глаза называют «старым хитрым лисом», а штаб-квартиру абвера на Тирпицуфер 74/76 — «лисьей норой». Пусть так, он не против. И величия Германии он лично будет добиваться честной войной. В войне должны торжествовать милость и благородство побеждающих к побеждаемым — он никогда не отступит от этого своего убеждения.

Что касается евреев, то… Перед собой нужно быть честным… Первый любовный опыт сказывается на всей последующей жизни. Он впервые влюбился восемнадцатилетним кадетом, в девятьсот пятом, когда вырвался из-под утомившей родительской опеки и оказался вдали от дома, поменяв Аплербек[17] на Киль.

На первом году учебы в императорском училище он влюбился. Она была удивительно хороша, эта дочь адвоката, Эльза. Он отдал ей весь пыл первой любви, превратился в ее пажа, в ее верного слугу, готового, стоит ей только пошевелить пальчиком, исполнить любую ее прихоть. А пажа за пажа и держат. Ничего удивительно — понимает он сейчас с высоты прожитых лет — что она полюбила не его, а невесть откуда появившегося сына оптового торговца шоколадками «Нестле». По фамилии то ли Розенблюм, то ли Розенкрейц. Тот, в отличие от Вильгельма, знающего толк разве в военной тактике и стратегии, знал, как нужно обходиться с барышнями того времени. Он читал ей наизусть модные стихи, сочинял стихи в ее честь, беседовал с ней о будущем психоанализа, о равноправии женщин — и быстро добился успеха.

Если сказать, что кадет Вильгельм Канарис переживал свою отставку — не сказать ничего. От самоубийства его тогда удержало лишь вовремя пришедшее из дома письмо. Напомнившее ему о близких и о том, что с ними станет, если он покончит с собой.

И того первого своего проигрыша, той ночи над заряженным револьвером он этим розенблюмам и розенбергам не простит никогда…

Да, он один из немногих, кто ненавидит евреев по-настоящему. Но он, в отличие от иных, не демонстрирует свою ненависть в показательных актах. Может быть, потому, что его не беспокоит, как незалеченная грыжа, нечистота своего происхождения. Ему незачем утаивать свою генеалогию, он может ей гордиться. Чего не скажешь о многих высокопоставленных лицах рейха. Ему ли, Канарису, этого не знать. А при необходимости сможет и доказать. О чем некоторые нацистские шишки подозревают, а Гейдрих так тот всё ищет, ищет. Ищет досье на себя, в котором хранятся доказательства его неарийского происхождения, его нечистоты по отцу. Ему надо очень постараться, чтобы найти, у него не получается и от бессилия и злобы он велел устроить тот дурацкий пожар в архиве.[18]

Пользуясь редкой паузой посреди рабочего дня, начальник абвера вышел на террасу. Сделать глоток-другой свежего воздуха, посмотреть на Ландверканал. До очередного визитера есть еще минут десять, до визитера, которому он тоже уделит не больше десяти минут. Большего он не стоит. Этот… как его… украинский экстремист… Бандера! Да, Степан Бандера. Любитель террора.


Фридрих Вильгельм Канарис


Канарис не был сторонником актов диверсий, террора, саботажа в мирное время. Чего уж там сторонником, противником такого пустого расходования человеческих ресурсов он был. Результаты, которых можно добиться этими действиями, не стоили затрат на них. Допустим, диверсионная группа абвера-2 из пяти человек, год обучавшаяся на учебной базе (на что уходят немалые деньги), забрасывается на территорию противника. Скажем, в Галицию. Заброска требует усилий и опять же средств (экипировка, фальшивые документы, зачастую еще и авиационное топливо, парашюты). Группа вживается в местные условия, растворяется в населении, начинает действовать — для Советского Союза преодоление этого этапа можно уже считать удачей. И вот эта группа, допустим, минирует мост, взрывает его. Что же дальше? Да, нанесен ущерб, грузы не доставлены, пассажиры тоскуют на вокзалах, но время мирное и мост быстро восстанавливают. Тем более дело происходит в Советском Союзе, где для выполнения задания нагонят солдат и заключенных — те могут отстроить новый мост за ночь. А на поиски диверсантов бросают всю контрразведку края. Перетряхивают все вверх дном и, скорее всего, кого-нибудь из наследившей группы (а она не сможет не наследить) прихватят. И тот может выдать не только всю группу, но и тех, кого успеют к тому времени завербовать из местных жителей, а также, возможно, место хранения оружия и взрывчатки. Спрашивается, это приемлемая цена за какой-то мост?

Другое дело, если группа поднимет на воздух тот же мост, когда им прикажут, то есть за несколько часов до начала военного вторжения. И польза налицо, и мост восстановить труднее, если вообще возможно. И выйти на след группы просто не успеют, и она продолжит действовать с той же активностью. И второй мост возможен, и третий.

И как таких простых вещей может не понимать этот Бандера и эти его неугомонные соратники! Куда они спешат? Разве можно спешить на поезд, когда тот еще не подан из депо. Спеши не спеши, а все едино — не уедешь.

Вот о чем размышлял начальник Управления/Аисланд/Абвер/ОКВ[19] в то время, как к нему вели Степана Бандеру.

* * *

Карцер следственного изолятора львовского НКВД был не самым комфортабельным уголком на этом свете. Особенно здорово об этом от кого-нибудь услышать, а не убеждаться самому. Шепелев убеждался сам, вышагивая от стены к стене. Ширина помещения — один полновесный шаг или пять «лилипутиков», длина — три обычных шага. Зато производит впечатление высота, где-то два с половиной человеческих роста. Украшением не только потолка, но и камеры в целом, служит тусклая лампа в патроне на свисающем проводе. Обычно со светом в карцерах происходит одно из двух: или полное отсутствие, или уж такую лампу ввинтят, что заснуть можно, лишь прикрывая глаза ладонями, а в бодрствующем состоянии от слепящего света постепенно начинаешь трогаться умом. Здесь же наличествует промежуточный, мягкий вариант. Ну это же молодой, неопытный изолятор в стадии становления.

Действительно, лампочка — единственная достопримечательность карцера. Более ничего. Ни нар, ни «откидух», ни тюфяков, ни соломы, ни параши. Оправляться выводят два раза в сутки. Так что надо набираться терпения. Не вытерпел — можно не сомневаться, надзиратели заставят тебя вылизать лужу языком или вытрут тобой, оставляя на полу вместо желтого красное пятно.

«Вот она — замена курорту, — с печалью констатировал капитан Шепелев. — Курорту, на который мне предлагал отправиться товарищ Берия». Но все-таки разные они, разные эти ощущения — когда ты по своей воле записываешься в зеки и когда не по своей.

Спасибо выбранному им роду занятий. Благодаря ему он вот уже третий месяц не может попасть домой, а лишь меняет военные пейзажи на камерную обстановку, а одну камерную обстановку на другую. От перемен последних дней в глазах рябит. Поезда и автомобили, за окнами которых мелькают улицы, площади, города, а ландшафты среднерусские перетекают в западно-украинские, и вот приехали — карцер. А давно ли он шел по вычищенным до неправдоподобия дорожкам Кремля, входил в здание, окруженное конусами елей одинаковой высоты, поднимался на второй этаж по мраморной лестнице, мигающей отраженными огнями ярких светильников, следовал по тихим безлюдным коридорам, топя подошвы в мягкой ковровой ленте, вступал в приемную размерами с Вселенную (стоявшие там три письменных стола, ни один из которых не поместился бы в карцер, казались журнальными), переступал порог кабинета вождя народов, главного человека страны. Еще вспоминается сейчас, когда он вышагивает в каменном мешке, огромнейший кабинет Берии на третьем этаже здания НКВД на Лубянке, куда его и Меркулова вызвал Берия перед отъездом во Львов. Давно ли это было…

Поменялся и круг общения. Вчера — первые лица страны. Сегодня он ждет… Кстати, легок на помине. Неужели и вправду сто лет проживет? Ай-яй…

Стих топот ног за дверью. Послышалась команда «Лицом к стене». Лязгнули засовы. Дверь отошла. В проем ступила фигура. Человек сделал шаг от порога и остановился. Дверь захлопнулась.

Они смотрели друг на друга. Заключенный Шепелев видел перед собой заключенного, чье имя оставалось неизвестным, потому что тот его не называл, равно отказываясь говорить что-либо вообще. А документов при нем обнаружено не было. На объяснение, откуда берется такое упорство, наводили глаза… Глаза фанатика, словно провалившиеся внутрь черепа, почти не двигающиеся в глазницах. Взгляд переводится с объекта на объект поворотом головы, а сфокусировавшись на чем-то, как сейчас на сокамернике, не моргая, сверлит в нем дыру. Эти всегда большие зрачки, эти в красных жилках, будто всегда воспалены, белки. Шепелев, доводилось, встречал подобные глаза.

(Капитану пришел на память эпизод из тридцать восьмого года. На тот момент в Ленинграде существование секты иосифлян поддерживал один-единственный уцелевший после тридцать седьмого года иосифлянин. Он жил при иосифлянской маленькой деревянной церкви, стоявшей на Лесном проспекте. Когда за ним пришли, он поджег церковь, собираясь сгореть вместе с нею в очищающем пламени. До сих пор капитан не уверен в разумности своих действий. Но тогда некогда было размышлять, он приказал сопровождавшим его оперативникам выбить дверь и бросился в огонь. Вытащить фанатика из жара, из-под трещавших, порохом разгорающихся перекрытий удалось только в бесчувственном состоянии, огрев по голове предметом из сектантской утвари, похожим на чашу. Церковные балки осыпались спустя секунду после того, как капитан со своей ношей перевалился через порог. Наверное, все-таки следовало дать иосифлянину умереть той смертью, какую он себе выбрал. А так продлены оказались его земные мучения, вдобавок и еще один человек пострадал. Следователь, что работал с иосифлянином и определил того в сумасшедший дом. Общение с сектантом не прошло даром и для сотрудника органов. Всякие проповеди, проклятия, пророчества, анафемы, сыпавшиеся на допросах, подействовали на следователя. Спустя какое-то время и он очутился в психиатрической больнице).

Сейчас немигающий взгляд исподлобья был нацелен точнехонько в товарища Шепелева. Человек не двигался, стоял по-прежнему возле двери. Его глаза дополняли бледное узкое лицо с высоким лбом. Небольшая залысина переходила в прямые, светлые, словно выгоревшие, недавно подстриженные волосы. Рост этого человека по ориентировкам определялся бы как «ниже среднего». Человек сутулился. Возраст около тридцати, хотя капитан почему-то был уверен, что он выглядит старше своих лет…

Наконец вновьприбывший сдвинулся со своего места. Он протиснулся мимо Шепелева к дальней стенке карцера, там остановился, повернувшись к сокамернику спиной. Приложил кисть с разбитым пальцем к каменной кладке. Да, стены их камеры могли охладить любой пыл. Камни, казалось, сами вырабатывают холод или высасывают его из земли — карцер устроен был в подвале, мог бы служить (а, может, и служил когда-то) погребом. Карцер, разумеется, не отапливали, иначе какой бы это был карцер. Температура в нем держалась, думается, круглый год одинаковая, колыхалась около плюс десяти. Это бы и ничего, если б не приходилось прислоняться к камням, пробирающим стынью сквозь одежку. А прислоняться приходилось — спать, кроме как на камнях, было не на чем.

Новичок карцера добавочно прислонился к стене и лбом. Так и стоял, погруженный в свои мысли. Капитан продолжил расхаживать на оставшемся клочке пола. Никто ни на кого вроде бы не обращал внимания…

Шепелев бросил взгляд на смотровой «глазок» двери и… ударом ноги в поясницу припечатал незнакомца к стене. Потом, ухватившись руками за потрепанный пиджак и ногой сделав подсечку, повалил сокамерника на пол. Добившись своего, капитан за волосы вздернул голову поверженного и приставил к его горлу остро заточенную о камень щепку. Ее острие разрезало кожу, и по шее потекла кровяная струйка, попала на дерево, сжимаемое пальцами Шепелева.

— Ну, баклан дешевый, колись, что надумали? — капитан склонился к сокамернику. — Как твоя позорная кликуха? Кто тебя послал, чего обещали? Кто хату держит? Как мочить хотел? Ну! Вываливай все!

Тот, кто не называл своего имени на допросах, молчал и сейчас, тяжело дыша, иногда зажмуриваясь от боли.

— Дуру ломаешь? Лады, отложим покуда. А ща мы позырим, с чем тебя подкинули. Не думали ж они, что ты голыми руками со мной справишься.

Капитан отпустил волосы — голова сокамерника непроизвольно опустилась на пол. Свободной рукой Шепелев ощупал сначала воротник пиджака, потом рубахи, принялся обследовать швы. Вскоре одной рукой уже было не обойтись, капитан спрятал щепку за отворот рукава своей рубашки и устроил новому приятелю полноценный, тщательный шмон.

Когда капитан рывком перевернул его на спину, сокамерник, отлежавшийся после прикладывания к стене и падения на пол, надумал было сопротивляться, но сумел только подвинуть по полу и напрячь здоровую руку и согнуть ногу в колене. Ждавший такого поворота капитан отвесил сокамернику смачную зуботычину.

— Смирно лежать, падла! — процедил он сквозь зубы, а прозвучало как окрик. Тут же капитан наступил сапогом на запястье той руки, на которой фиолетово-бардовой сарделькой выделялся раздробленный палец.

— Раздавлю клешню. Пальчик потревожу.

И Шепелев продолжил обыск. Распахнул на молчаливом заключенном пиджак.

— Гляжу, картинами ты не расписан. Ни одной синюхи. Первая ходка?

Его сокамерник злобно сверлил капитана взглядом и рот раскрывать не собирался, хотя и сопротивляться более не пытался. Капитан, стянув с ноги, ощупывал ботинок и думал о том, что из-за этого хмыря, чью обувь он якобы внимательно и недоверчиво осматривает, на его теле навечно останутся синюхи. Правда, от татуировок на руках Шепелев наотрез отказался, но на груди ему выкололи собор с тремя куполами, а в области сердца — профиль Сталина.

— Кажись, понимаю, — сказал капитан, бросив себе за спину второй ботинок приятеля по камере. — Ты, сявка, сел по первой, тебе обещали легкую прописку и сахарную жизнь в лагере, если замочишь одну суку. Чего про меня наговорили?

Капитан поднялся, отряхивая руки.

— Наврали, что все по закону, порешили на сходняке. Что ссучился, мол, деловой, корешей сдавал. Как же ты меня мочить собирался? Скатать рубаху жгутом и во сне удавить?

Капитан бросил себя вниз, выставив согнутый локоть, который вонзил в живот пытающего приподняться и встать сокамерника. Тот взвыл, согнулся, готов был заорать, но его рот накрыла рука капитана.

— Тихо, тихо, сявка. Думаешь, прибегут и вытащат? Это карцер, козел, сюда сажают, чтоб жизнь медом не казалась. Тебе не покажется, падлой буду.

И снова капитан вытащил щепку, но на этот раз приставил не к горлу, а к глазу. Заставил опуститься на глаз веко и надавил на него острием.

— Нравится так? Задавлю, баклан. Говори!

— Що ты хочеш вид мене?!

— Забалакал, гляди! Я тебе уже говорил. Вываливай все, что знаешь. Кто в хате заправляет, кто тебя послал?

— Яка хата?

Капитан видел, что испуга на лице и в голосе нет. Есть недоумение, горечь и злость. Интересно, он уже сейчас всерьез думает о том, как побыстрее расстаться с жизнью, в которой покоя до остатка дней (а остаток видится небольшим) не дождаться? Пытать будут и наверху, и в камере. Именно об этом он и должен задуматься. Придется усилить впечатление. Капитан переместил ногу и наступил на сломанный палец, снова накрыв ладонью рот сокамерника.

Отпустив ладонь, товарищ Шепелев поднялся и отошел от потерявшего сознание врага. Присел на корточки. Прислонился было спиной к стене, но холод быстро преодолел вязаную жилетку и рубашку, и пришлось отлипнуть от камней.

«Покурить бы. Да вот никак не может оказаться у меня папирос и спичек. Может, воспользоваться ситуацией и попробовать бросить? Роль позволяет. Почему вор не может думать о вреде курения? Но как же сосет от желания! Уж в глазах жжет. А на ум идут одни затяжки».

Как и всем курильщикам, лишенным табака, капитану стали являться картинки, где клубится сладкий дым и люди затягиваются полной грудью. Вспомнилась Сталинская трубка. Из темного дерева, чуть длиннее ладони, с большой круглой чашечкой, с изогнутым на конце мундштуком. Но Сталин закурил не сразу, когда позавчера товарищей Берия и Шепелева секретарь впустил в кабинет вождя.

Сталин вышел навстречу, когда он и Берия вступили в ярко освещенный кабинет. Лаврентий Павлович, а вместе с ним и Шепелев остановились у ближнего к двери края длинного стола, предназначенного для совещаний. Здесь они дождались, когда Сталин, ступавший по ковру в фетровых «бурках», в которые были заправлены брюки, подойдет к ним. После наркома внутренних дел пришла очередь пожимать протянутую руку вождя капитану госбезопасности. Ладонь Сталина легла в ладонь оперативного сотрудника НКВД и оказалась небольшой, сухой и жесткой. «Величайший организатор и учитель» лишь обозначил пожатие, чуть шевельнув пальцами с желтыми от табака подушечками. Шепелев осторожно сомкнул свои пальцы на кисти «первого машиниста революции, величайшего ленинца, руководителя мирового пролетариата». Вот тут капитана и прожгло, как током. Человек, который улыбался мудрой, всезнающей улыбкой с плакатов, соперничающих друг с другом величиной, глаза которого следили за тобой с портретов, бюстов и фотографий в каждом помещении и в каждом доме — он из плоти! Вот он перед тобой, жмет твою руку, как простой человек! Один из тех, кто решает сейчас судьбы мира. Которого боятся Гитлер, Черчилль, Муссолини. За чью голову они осыпали бы благами и охраняли бы до самой смерти. О ком слагают песни, что всегда услышишь, просто поверни ручку радиоприемника. Чьи мудрость, прозорливость, доброту и все иные достоинства восхваляют в стихах, книгах, в фильмах, всюду. Чьи появления в кинохрониках встречают аплодисментами во всех кинотеатрах страны. «А я стою рядом с ним!» Он на расстоянии протянутой руки! С крапинками оспы на лице, усы не идеально смоляно-черные, а вперемешку из желтых, черных и седых волосков. Он. Он, кто представлялся (хотя и понимаешь умом, что это, скорее всего, не так), но все же представлялся невольно кем-то, сопоставимым с былинными героями.

Пол качнулся под товарищем Шепелевым. Пустились в пляс предметы перед глазами капитана, фигура руководителя партии и народа стала размываться в тумане.

— Вы еще не долечились, товарищ Шепелев? — спросил вождь, просовывая правую руку между пуговицами френча и заглядывая в глаза побледневшего капитана.

— Здоров наш герой, здоров. Просто обалдел от встречи с самим товарищем Сталиным, — рассмеялся Берия и подбадривающе похлопал подчиненного по плечу. — Такое со всеми бывает, товарищ капитан.

— Садитесь, товарищи, — левой рукой, в которой он сжимал нераскуренную трубку, вождь показал на стол для совещаний.

Если Берия сел, то капитан опустился на что-то, оказавшееся стулом. Сталин медленно пошел вдоль стола, при каждом шаге немного наклоняясь вперед.

— Вот видите, а некоторые болтуны утверждают, что товарищ Сталин отгородился от народа, от жизни в стране. Узнаёт все только из газет и докладов, — руководитель партии остановился, не дойдя до середины стола, обернулся. — Скажите, товарищ Шепелев, а финны хорошие солдаты?

Капитан хотел подняться.

— Сидите, — холодная трубка поднялась и опустилась вместе с рукой.

— Да, товарищ Сталин, — ответил капитан, ощущая неуют оттого, что приходится разговаривать с вождем сидя.

— Это хорошо, когда противник сильный. Потому что со слабым противником распускаешься и становишься слабее, а сильный вас заставляет подтягиваться, расти…

Неторопливая, доверительная тихая манера говорить, где каждый отрезок речи подчеркивался паузой и движением руки, действовала гипнотически. Этот человек казался всепонимающим, всепрощающим мудрым отцом и наставником, с которым хотелось быть откровенным. Вот спроси сейчас Сталин, подумал Шепелев, о том, что скрываю ото всех, ведь выложу правду. Надо избавляться от этого наваждения, приказал себе капитан, брать вожжи в руки.

— Война — это беда, но есть очень верная пословица, что нет худа без добра, — товарищ Сталин продолжал идти вдоль стола и говорить. — Вооруженная борьба открывает народу его героев, и эти герои занимают подобающие им места. Товарищ Берия, надо сделать представление на Орден Красного Знамени. Я думаю, заслуги товарища Шепелева в советско-финском вооруженном конфликте достойны самой высокой награды.

Сталин дошел до своего рабочего стола, раскрыл какую-то коробку… Впрочем, капитану сразу стало ясно — какую, потому что из нее вождь стал щепотка за щепоткой извлекать табак и неторопливо, как и говорил, как, возможно, делал все, принялся набивать чашку трубки. Шепелев вспомнил вдруг, что Берия в ресторанном разговоре назвал советско-финское противостояние тем, чем оно и было — Финской войной, а не так как его именовали в газетах и сейчас Сталин — вооруженным конфликтом. И почему-то это сопоставление и наблюдение за тем, как вождь набивает трубку, сняло с Шепелева наваждение, охватившее его от близости отца народов. «Спроси теперь Сталин о том, что скрываю ото всех, ведь совру и глазом не моргну, и ни о чем он не догадается».

У стола вспыхнула спичка и после нескольких глубоких затяжек трубка загорелась.

— Вы владеете иностранными языками, товарищ Шепелев? — Сталин медленно пошел в обратную сторону, к двери, но двигался уже с новой стороны стола.

— Нет, товарищ Сталин.

— Плохо, — покачал головой руководитель партии. — Надо учить языки. Но сейчас мы не имеем права отвлекаться на учебу, иначе кто вместо нас будет защищать страну. А потому надо как можно скорее приблизить то время, когда никакие внешние и внутренние враги не будут отвлекать наших людей от труда и учения.

— У нас, товарищ Сталин, есть методики, — вступил в разговоре Берия. — За два месяца мы научим любому языку. Если человек, конечно, не совсем безмозглый.

— Два месяца, так долго? А более быстрых методик у вас нет?

Шепелев заметил, что генеральный секретарь ВКП(б) посмотрел на народного комиссара внутренних дел чересчур заинтересовано для данного вопроса. И Берия, отвечая, неожиданно перешел на грузинский язык. И они со Сталиным заговорили по-грузински.

Шепелев, разумеется, ничего не понял. А если бы капитан узнал, о чем беседовали между собой два уроженца Кавказа, был бы несказанно поражен.

Сталин считал, что такого опытного диверсанта, каким ему представили Шепелева, необходимо подключить к разработке ликвидации Троцкого, а подготовка к ней шла тогда полным ходом. Берия, который хотел воплотить в жизнь оперативную комбинацию, неожиданно пришедшую ему на ум по дороге на стадион «Динамо», и не желал подыскивать нового исполнителя, отговорил

Хозяина. И два покушения на Льва Давидовича прошли без участия Бориса Шепелева.[20]

И как повернулась бы судьба ленинградского капитана госбезопасности, реши тогда его задействовать в операции по устранению врага Сталина номер один? Кто знает…

Два первых лица государства говорили на одном для них языке довольно долго. Или так показалось капитану?

— Хорошо, — вновь перешел на русский товарищ Сталин, пуская табачные дымы. — Мы подумаем, товарищ Шепелев, какому языку вас выучить за два месяца. А вот в том, что нечего вам больше делать в Ленинграде, товарищ Берия совершено прав…

…Из кабинета товарища Сталина в карцер Шепелева вернули стон и шевеление на полу. Капитану следовало продолжать. Он приблизился к лежащему и всадил носок сапога ему в бок. Сокамерник в ответ ожег ненавидящим взглядом.

— Не дергайся, даю передышку. Слушай меня, баклан, очень серьезно. Я вижу, что ты не первый день в крытке. Может быть, всего второй, а этого уже достаточно. Откуда ты взялся в карцере? Из общей, больше неоткуда. Обо мне здесь знают. Знают, что я отсиживаюсь в этом подвале. В общей целыми днями должны обо мне базарить, как добраться. Значит, тебе не могли не поручить замочить меня. Усекаешь? Тебе и пальчик, небось, повредили, когда ты в отказ шел. Мол, не буду мочить, не хочу. Так?

Однокамерник смотрел на Шепелева очумело. А как ему еще смотреть, когда ощущает, что его вовлекают в какой-то бред, впутывают в малопонятную игру. Он готовил себя к противостоянию с хитрыми и безжалостными «энкаведешниками», ковал железную волю, чтоб вынести пытки, а тут его вовлекают в блатные разборы. При этом невозможно понять, за кого его принимают, и сообразить, как себя вести, что делать.

— Я ждал, кого же закинут меня кончать. Думал, кого посерьезней, а вижу придурка. Тебя то есть. Они, — капитан поднялся с корточек, — совсем меня за вола держат, раз на такого лопуха рассчитывали.

— Я не розумию тебе, я прийшов…

— По-русски говорить! — «психанул» капитан и, нагнувшись, вонзил пальцы в щеки украинца, сжал их. — Ты с вором в законе имеешь дело, козел. Захочу, буду ссать тебе в рот, а ты будешь просить еще. Выдрючиваться с хохляцкими корешами будешь. Понял?

И опять на лице украинца не проступил страх, заметна была лишь безмерная усталость.

— Да я погано володию росийскою мовою, — проговорил он, когда капитан отпустил кожу его лица.

— А ты очень постарайся, чтоб не пожалеть. С кем сидел?

— Один.

— Врешь, сука! — воскликнул капитан, дернулся к сокамернику, и тот, приподнявшийся на полу, невольно отпрянул в сторону. Но на этот раз его не ударили. — Полна крытка людей, а тебя одного сажают!

— Да, одного.

— На чем взяли?

— Не розумию… не понимаю.

— За что сюда упекли? — капитан показал пальцем на потолок. — Чего натворил?

— Та ничого. Помилка… ошибка вийшла. За политичного приймают.

— Ой, лепишь, козел! — повышением голоса и ударом кулака о ладонь капитан показал, что снова начинает вскипать. — Политики в общей сидят. А чего тебя в одиночку определять? Ты что Чемберлен или Зиновьев какой?

— Я правду говорю. Я, що, знаю, за кого мене приймають!

Сидя на полу, сокамерник растирал пришибленный новым приятелем бок и холодил палец стеной карцера.

— Ты, говори, говори, я слушаю. Когда вор спрашивает, ты, сявка, должен охотно отвечать. Как попался?

— В ночи гуляв, а там облава. У неё и потрапив.

За дверью послышалась тяжелая поступь пустившегося в обход надзирателя. Шепелев замолчал, присел возле стены, обхватив голову руками. А если товарищ Берия и те товарищи, что проинформировали его о львовских делах, ошиблись в выводах? Напрасно страдала моя кожа? Вот удивится Оля, когда он заявится после фронта и госпиталя с татуированной грудью. Заявится… Дадут от силы дней пять так называемого отпуска, чтоб съездить в Ленинград, съехать с квартиры, забрать вещи и распрощаться с Литейным. Вопрос с продолжением службы в Москве решен и закрыт. А что ему делать? Решать и закрывать вопрос с Ольгой в сторону женитьбы? Тогда надо прощаться с оперативной работой. Он не сможет совмещать семью и задания, которые ему приходится выполнять. Каково быть женой человека, который прощается до вечера, а возвращается через неделю, а, может, кстати, и вовсе никогда не вернуться. Да и ты сам, обзаведясь семьей, становишься уязвимее и слабее.

Заскрипела отодвигаемая заслонка «глазка», круглое отверстие в двери окрасилось желтым коридорным светом, потом его закрыло темным. Убедившись, что в карцере порядок, надзиратель вернул заслонку на «глазок» и затопал прочь, к месту своей постоянной дислокации.

«Если товарищ Берия и прочие товарищи заблуждались, — вернулся капитан к своим сомнениям, — то я должен буду понять это сегодня вечером. Если, конечно, я как следует отыграю свою роль. До вечернего допроса моего будущего друга времени еще полно. Часиков пять в запасе, чтобы я ему втолковал, что требуется, вбил нужное настроение, пустил думы по мной прорытому каналу.

Еще какое-то время капитан молчал, вроде бы о чем-то размышляя. Второй невольник карцера, разумеется, тоже не проронил ни слова. Наконец, в камере вновь зазвучало человеческий голос. Капитана.

— Кликуха у тебя есть?

— Нема.

— А звать как?

Человек задумался. Потом ответил:

— Кемень.

— Это имя или фамилия? — в первый раз за время их знакомства первый обитатель карцера о чем-то спрашивал сокамерника миролюбиво.

— Фамилия.

— Поляк, что ли?

— Хохол.

Шепелев задумчиво потер поросший щетиной подбородок.

— Слышал про Жоха?

— Якого Жоха?

— Я — Жох, я! — капитан ткнул себя пальцем в грудь.

«Прости, Леня, что нарядился в твою кожу, — подумал Шепелев. — Но, видишь, ты, получается, как бы еще жив».

— Если слышал, то должен понимать, что мне терять нечего! Я живой, пока сижу в этом карцере. Ты учти, баклан, мне так и так из этой хаты выходить нельзя. Разве только на волю. Понимаешь, о чем я?

— Нет. О чем?

«Уже чем-то интересуешься, — отметил про себя капитан. — Это хорошо, как любит говорить товарищ Сталин. Не слишком убедительно играю вора, но в нашем случае сойдет, публика не блатная, лажи просечь не должна. Потому продолжим в том же духе»…

* * *

Если бы не провожатый, встретивший его на входе, то Бандера самостоятельно не добрался бы до начальника абвера к назначенному времени, а непременно заплутал бы в лабиринтах коридоров здания на Терпицуфер 74/76. Сколько ж проходов, переходов, полутемных коридоров, растянувшихся на километры, и их ответвлений, лесенок, необъяснимых ступенек, тупиков. Как в муравейнике.

А если бы он принялся искать лестницу, чтобы по ней взобраться на последний этаж, где располагался кабинет Канариса, то не попал бы к руководителю абвера никогда. Потому что такой лестницы вообще не существовало. Имелся лишь лифт, не иначе установленный еще при кайзере Вильгельме.

И вот теперь Бандера с удивлением осматривался в кабинете главы военной разведки и контрразведки Германии. Опустив голову, не мог поднять ее дольше нужного и приличного, настолько примагнитило его взгляд значимое отсутствие ковра. Значимое, потому что ничто не закрывало рассохшийся, потрескавшийся паркет с отсутствующими рейками, наводящими на мысли о выбитых зубах. Потом Бандера поднял все-таки голову, повел ею по сторонам и изумление усилилось. Ладно бы, помещение не слишком просторное. Ладно бы, мебели раз-два и обчелся. Но мебель такая, что поневоле представляется, как ее стаскивают с пыльных чердаков, выкидывают во двор и, отказывая старьевщикам, везут в абвер, батьке Канарису. Вдобавок все мебельные углы и ножки изгрызены собачьими зубами.[21] А железная кровать походного образца, это как понять?

Диван не на что купить? Очень же важных людей принимают. Наверное, как раз поэтому, пришла к Степану догадка. Канарис как бы говорит: «Посмотрите, братья, я не транжирю гроши, какие мне доверяет рейх, не выкидываю их даже на роскошь в учреждении, значит, нечего и говорить, что на себя ни пфеннига не пускаю».

— Добрый день, господин Бандера, — Канарис сидел за рабочим столом. — Или «здоровеньки булы», как говорят у вас. Садитесь.

Тронутый почтением к его языку Степан присел на один из видавших виды стульев кабинета, приставленный к столу, за которым проходят ежедневные утренние совещания, носящие название «колонна».

— Общие вопросы нашего сотрудничества мы отложим на следующую нашу встречу, господин Бандера.

Степан кивнул. Он впервые живьем видел батьку Канариса, мало что о нем ведал. Не ведал, например, Степан, что начальник абвер знает приветствия на всех европейских языках, чем завоевал симпатии ни одного человека. Не ведал и того, что Канарис не словоохотлив и крайне предметен в разговорах. Поэтому вопросы стратегии сотрудничества абвера и ОУН, если и будет кто обсуждать с Бандерой, так не Канарис, скорее всего, то будет Лахузен, глава отдела «абвер-2»[22].

— У меня к вам такой вопрос, господин Бандера, — начал Канарис…

* * *

В карцере следственного изолятора НКВД города Львова продолжали беседовать два человека. Назвавшийся Жохом и назвавшийся Кеменем. Разговор их проходил уже без рукоприкладства, вполне дружелюбно. Больше говорил Шепелев-Жох, Кемень больше слушал.

— Да, фраерок, — капитан, в основном, сидел на корточках, перенося вес с ноги на ногу, — в нашем огороде цветут те же поганки. Если тебя оклеветали, то проще тебя пришить, чем доверять тебе. Вот я и свинтил, когда мне шепнули, что толковище порешило поставить меня на ножи. Знаю я, кто на меня маралью пустил. Гоша-грамотей. Согласно кликухе грамотно все, сука, обставил, не отмоешься. Он давно меня зарыть хотел. У нас месилово за власть идет почище, чем в Гражданскую между красными и белыми. Сюда я двинул, потому думал, тут не достанут. Прикидывал, что советскую власть тут только устанавливают, наши воры с вашими еще не определились, как им здешний общак поделить. Просчитался. Эх, мать моя, как курить охота! Видишь, фраерок, какие дела вытанцовываются. Успели ваши воры влиться в дружную советскую семью.

— Яка братська симья! — не удержался от восклицания камерный собеседник Шепелева, глаза его запылали. — Я бачу разючи змини, яки видбулися у житти симьи радяньских побратимов. Багнети, пендрики, гризни наказы и жорстокий терор.

— Ты я смотрю, двинут на этом деле. А того не рубишь, что плевать, какого цвета ксива и чьим гражданином ты там прописан. Воры везде есть, и легавых везде хватает. Значит, нет никакой разницы. Разница есть только в том, что ты из себя представляешь. Обиженный, шестерка, мужик, в законе или цветной. Шестерки они, знаешь, и на Украине шестерки.

Читая лекцию о воровском интернационализме, Шепелев вытащил уже знакомую его сокамернику щепку, стал ей поигрывать. Это он дал волю уже своей, шепелевской, а не персонажа, под которого работал, привычке во время разговора вертеть что-нибудь в пальцах.

— Ну, забейся я где-нибудь в подпол и носа не кажи, сидел бы там и сейчас, а не с хохляцким фраером в стакане. Так ведь жить человеком охота. Потому и дельце одно провернул. Да вот наследил чутка. Правда, пару денечков на воле менты мне подарили. Часть шелеста потратить успел. Нет, чтоб еще вечерок уступить. Из ресторации выволокли, волки, доужинать не дали. Ладно, доужинать. От какой крали оторвали! Вашего разлива куколка, Ганной зовут, при прелестях дамочка, — Шепелев, он же Жох, чмокнул губами и зажмурился от приятных воспоминаний, которые должны были в этот момент его посетить. На самом деле, кстати, его посетило вполне прозаическое размышление, как там справляется со своей частью работы старший лейтенант Адамец. Ну, если подведет! А старлей пока не показал себя человеком, на которого можно всецело положиться. Напарничка Москва ему выделила, мягко говоря, сомнительного.

— Да, жинки и дивчата у нас яскравы, — откликнулся на рассказ капитана Кемень и впервые за время их общения раздвинул губы в подобие улыбки.

— Вот где самый верняк был от легавых уйти, — якобы заново переживая свой арест, «вор» хлопнул себя ладонью по колену. — Когда из кабака выводили. И рванул, но… — «Жох» щелкнул себя пальцем по горлу, — быстроты-то и не хватило. Подстрелили, — капитан закатал рукав, как когда-то перед Берией. — Видишь, как кожу попортили.

— Коли ж це було? — Кемень внимательно рассмотрел след от финской пули, словно он был лечащим врачом.

— Да уж недели три тому назад, — капитан сделал вид, что никакого повышенного интереса собеседника к теме не чувствует, вопрос воспринимает как естественный. Вопрос человека, в котором вор перестал видеть для себя опасность, убедившись, что тот и вправду политический и попал в карцер без блатного задания замочить ссученного фартового. — Я ж в тюремной больнице валялся. Вон там меня местные босяки и срисовали, стукнули своим паханам. Повезло, что к тому времени меня полюбила медсестра Наталка. Нашепчу всякое на перевязках, ущипну, тисну. Если б ей не нравилось, двинула бы меня грудью, мне бы и каюк, в Наталке той килограммов сто пятьдесят. Пока она там, охрану с больницы можно снять. Эх, жаль, наедине нам с ней не давали остаться, во бы любовь вышла, как… — рассказчик щелкнул пальцами, не найдя достойных сравнений.

Капитан заметил, что назвавший себя Кеменем слушает его воровские истории как занимательные байки из диковинной жизни. «Слушай, слушай, для того и рассказываю, глотай подкормку, а блесна тебя ждет впереди».

— Предупредила за уколом, что шепотки слыхала обо мне в других палатах. Ну, думаю, бежать надо. Начал готовиться, но не успел. Еще в паре-тройке дней железно был уверен, а меня в тюрягу потащили, не долечив. В общую садиться нельзя, и часа не проживешь. Что делать? Я ж не политический, чтоб определять в одиночку. Только в карцер, думаю. Для того устраиваю бузу, кидаюсь на конвоиров, даю в морду, получаю сам…

Капитан показал на фингал под правым глазом, что ему устроил в поезде для подтверждения легенды старший лейтенант Адамец.

То, что капитан выкладывал сейчас, они сочинили со старшим лейтенантом госбезопасности Адамцом частично в Москве, частично в поезде «Москва — Львов». Адамец был тем человеком, которого подключил к операции заместитель Берии Меркулов, откомандировав как толкового специалиста, знатока ОУН. С ним и предстояло дорабатывать детали. Родом Адамец был с Полтавщины, на Западню Украину вообще и во Львов в частности впервые попал в ноябре тридцать девятого, но с тех пор часто наведывался по служебным делам. И его вновь отправили знакомым маршрутом в очередную служебную командировку, прикрепив к капитану Шепелеву.

Они неплохо потрудились над проработкой деталей вечером того единственного дня, что капитан Шепелев провел в Москве. Продолжили обсуждение в мягком вагоне курьерского поезда, покинувшего вокзал за пять минут до полуночи. Ничто вроде бы не опровергало характеристику, данную Адамцу Меркуловым.

Потом появилась бутылка коньяка. Шепелев не отказался, но после ста пятидесяти грамм на капитана навалилась усталость насыщенного московского дня, и он уснул. А утром капитан узнал от проводника историю ночных похождений Адамца. Тот пошел за добавкой в закрытый на ночь вагон-ресторан, каким-то чудесным образом сумел заставить открыть его для себя и учинил в нем форменное народное гуляние. В котором приняло участие женское большинство работников общепита на колесах и повар. Откуда-то взялась гитара. И всю ночь из вагона-ресторана неслись советские и народные песни в исполнении Адамца, а кроме того, как шепотом поведал проводник, «неприличные звуки». Ну ладно, чего там, погулял старлей от души, с кем не бывает. К тому же, если опираться на рассказ проводника, умеет человек веселиться, что, приходится признать, редкость. Чаще всего люди угрюмо напиваются и изводят друг друга путаными пьяными откровениями. Тем более наутро старлей выглядел неплохо, и они дельно поработали, обговорив последние тонкости предстоящей во Львове работы. А вечером Адамец вышел в вагонный коридор покурить, понимая, что разрешения на ресторан от капитана не получит, и исчез. Вернулся он только перед самым Львовым, попахивая все тем же коньяком.

Это уже не могло не тревожить. А кто знает, не занесет ли старлея в запой, несмотря на все его уверения, что больше до конца операции ни капли, и не в запое ли он в настоящий момент, когда капитан на него рассчитывает? Поскольку этого человека Шепелев наблюдал всего второй день, то ни в чем не мог быть уверен. А в том числе и от Адамца зависела такая малость в мировом масштабе, как жизнь капитана Шепелева. Кстати, и другие жизни зависели…

А пока «блатной по кличке Жох» продолжал излагать заключенному Кеменю «свою» историю вора-изгоя:

— Два дня здесь отсидел. Вчера на допрос водили. Кололи на местное дельце. С тем, что я в розыске за побег, у них ясность. Установили. Этот срок у меня уже в кармане…

* * *

Второй разговор этого дня, проходящий вдали от разговора первого и в ином интерьере, однако имел к первому прямейшее отношение.

— У меня к вам такой вопрос, господин Бандера, — сказал Канарис. — Мы хотим сформировать и включить в состав «Бранденбурга-восемьсот»[23] особый украинский батальон. Кого бы вы могли порекомендовать на должность заместителя командира батальона? Этому человеку придется заниматься прежде всего подбором кандидатов в батальон.

Вопрос польстил Бандере. Сам батька Канарис надумал посоветоваться с ним. А не со старым пердуном Мельником. Канарис-то понимает, на чьей стороне будущее ОУН.

Степан не знал, что Мельник был у начальника абвера вчера. По тому же вопросу. Мельник порекомендовал своего человека, который станет одним из заместителей командира батальона. Вторым будет доверенный человек Бандеры. Канарис решил так: командовать батальоном будет, разумеется, немецкий офицер, другой немецкий офицер станет осуществлять общее политическое руководство и надзор, но не они же будут мирить и растаскивать представителей двух враждующих течений в ОУН. Пусть каждое враждующее крыло выделит своего представителя, они и будут держать в руках своих подчиненных: бандеровский заместитель — бандеровцев, мельниковский — мельниковцев.[24]

— Я бы порекомендовал… э-э, — Бандера перебрал уже в уме всех кандидатов (этот глуп, тот не предан мне по-собачьи, третий когда-то дружил с Мельником, четвертый рожей на командира не вышел и так далее, начинаешь перебирать в обратном порядке — то же самое) и лучшего не нашел, — Миколу Волонюка. Но вот далеко он сейчас…

— Где? — спросил Канарис.

— Во Львове. Его с группой послал туда господин Лахузен. Есть в нем задатки командира и лидера. Справится. Так что временно порекомендую вам другого человечка, а когда Микола вернется, его бы хорошо поставить.

И думал при этом Степан: «А вернуться он должен, обязан вернуться на коне. С выполненным не абверовским заданием, бог с ним, а с выполненным моим заданием. После осуществления задуманного содрогнется, если не вся Украина, то Западная точно, и потекут в наши ряды реки народные, реки гневные».

— Хорошо, пусть будет так…

Бандера ушел, несколько обиженный, что визит продлился так недолго. Неужели батьке Канарису больше ни о чем неинтересно поспрашивать Степана Бандеру? Мог бы хоть из вежливости…

Канарис мог бы и не встречаться ни с Мельником, ни с Бандерой. Пускай с ними, как и до этого, имеет дело Лахузен, но начальнику абвера захотелось наконец-то самому взглянуть на лидеров этого пресловутого ОУН. Посмотрел он на обоих. Оба не произвели сильного впечатления. Оба не слишком умны. Но во втором, в этом Бандере, больше силы. Правда, силы звериной, жестокой. Доведись такому сделаться гауляйтером Украины, о свободе которой он так печется, всплакнет его родина тогда кровавыми слезами…


Глава четвертая
Бег

В карцере, не имеющем окон, приближение вечера не ощущалось. Часы на руках заключенных отсутствовали, приходилось опираться на собственное чувство времени.

— Я, фраерок, ни о чем не пожалею, красиво пожил, — говорил вор по кличке Жох, он же капитан по фамилии Шепелев. — Какие женщины меня любили! В каких местах гулял, а в карманах громко шелестело! У меня в настоящем выбора нет. Следак грозился послезавтра закрыть. В лагерь сесть или на часок в общую камеру — там и там вилы. А до лагеря меня вагончик не довезет, выгрузят с высунутым языком. Мне больше нравится лечь от пули легавого, чем от заточки или удавки какого-нибудь баклана. Я соскакивать буду.

— Що будеш?

— В рывок уходить, в побег. Как только шанс представится, пусть самый дохлый. Думаю рвать, когда перевозить будут. Рвану от конвоя, а там уже как карта ляжет. Может, и промажут все. Я тебе говорил, фраерок, — Шепелев протянул руку в направлении Кеменя, — не валяйся и не сиди на камнях. Потом полжизни лечиться будешь.

— А як же спати? — спрашивая, он пересел, как и его визави, на корточки.

— Как, как! Десять минут на одном боку, потом просыпаешься от холода, сорок отжиманий столько же приседаний, и десять минут на другом боку. По-другому не выйдет. Трудно сказать, как тут будет, выражаясь в градусах, но выражаясь в ощущениях — офигеешь, фраерок.

«Может, и не придется спать, — подумал капитан. — Но ты о том не должен догадываться…»

* * *

Шепелев ждал возвращения Кеменя с допроса с таким нетерпением, будто на этом операция и разразится счастливым концом. Как же, «концом»!.. Началом она разразится, а дистанция, на которой придется соревноваться, считай, не отмерена. Но, не стартовав, до финиша не доберешься, а старт еще не взят. Ну а все то, что происходило до этого, можно поименовать лишь разминкой.

Капитан отметил в своем состоянии еще один любопытный нюансик — ему хочется действия. Закис он в госпиталях. Начал привыкать к полусонному состоянию, начал уже по-стариковски вслушиваться в телесные шумы, вглядываться в болячки. А сейчас в карцере-морозильнике, где не сядешь, не ляжешь, где если не будешь иногда разогреваться гимнастическими упражнениями, то застучат зубы, так вот в этом карцере капитан почувствовал себя окончательно выздоровевшим. Потому как вернулся в настоящее дело. Нет, он действительно соскучился по тому веселому кровотоку, что бежит сейчас по жилам. Ощущения, даруемые опасной игрой, пожалуй, посильнее будут иных переживаний. Уже не расстраивал капитана несостоявшийся санаторий. После отдохнем. Никуда он денется, волной его не смоет…

Ага, ведут! Раздались звуки, обычно сопровождающие привод заключенного в камеру. Запустили Кеменя. На этот раз он не застыл за порогом, а быстро подошел к «Жоху». Оглянулся на запертую дверь…

Взволнованно, следует заметить, оглянулся. «Заглотил, — радостно стукнуло в душе капитана. — Правильно мы рассчитали».

Под «мы» капитан имел в виду себя и старшего лейтенанта Адамца. Берия нарисовал общий эскиз операции, поставил задачу, а дальше думайте сами. На чем строить расчет, на что делать ставку. Они сделали ставку на естественное и понятное стремление человека просто жить и, по возможности, не за решеткой.

— Ти сказав, бигти будеш? — Кемень подошел вплотную. Глаза его лихорадочно метались в глазницах, нервно подергивалась щека со свежей припухлостью на скуле, он то и дело слизывал кровь с разбитой верхней губы.

На сегодняшнем допросе ему должны были втолковать, что ждет его, врага народа, в недалеком будущем. Он и сам, конечно, догадывается — «что», но напомнить было необходимо. Не калеча, но чтоб до печени дошло сие глубокое осознание. Вроде бы дошло…

— Шанс, ти сказав. Цей шанс е.

— Ну, говори, говори, фраерок, не тяни. — «Капитан в образе вора» взял Кеменя за грудки, встряхнул. — Вижу, как у тебя глазенки блестят. Чего ты там разнюхал?

— Шанс тоби йде.

Очень важно, чтобы он это сам предложил — снимало на будущее многие вопросы.

— Ну! — поторопил «Жох» не только словом, но и дополнительным встряхиванием.

— Слухай, шо я бачив…

А увидел он, что и должен был увидеть, если старлей Адамец, отвечающий за наружные работы, не подкачает. Выходит, не подкачал, судя по возбужденному рассказу на полурусском языке.

Кеменя вели с допроса, все по дороге было как обычно, но вот его подвели к последней коридорной решетке, отгораживающей закуток с их карцером и еще двумя камерами. На подходе к решетке Кемень углядел, что один из двух надзирателей не стоя встречает их прибытие, а сидя. И сидя как-то чересчур расслабленно. Кемень косился в его сторону при подходе, продолжал коситься, стоя лицом к стене, ожидая, когда отопрут. И убедился — второй надзиратель мертвецки пьян. А потом расслышал, как его конвоир шепчется у решетки с первым надзирателем: «И не боится?» — «Да ему нонче все равно. Он прямо со свадьбы сюда, тут продолжал» — «Не доложишь?» — «А ежели я завтра буду со свадьбы?»

— А нас ще виводити повинни, — глаза Кеменя горячечно сверкали.

Продолжая держать сокамерника за грудки, капитан чувствовал, как тот дрожит. Стал бы он так волноваться, если б не загорелся отчаянной мыслью, которой и должен, просто обязан был загореться.

— Понял я, — «Жох» отпустил пиджак украинца и взбудоражено заходил по камере. Потом вернулся к Кеменю, прижал к стене, локтем надавил на горло:

— С мусорами удумали?! Чтоб пристрелить при побеге?

Их глаза были рядом, почти касались ресницами друг друга.

— Навищо… зачем мене?

— Да, верно, — капитан снял локоть с горла. — Верно. Зачем мусорам придумывать, мне и так по меньшей мере чирик отломится…

Шепелев сделал шаг к противоположной стене, положил ладони на камни, а на ладони лицо. Постоял в задумчивости, потом оглянулся, махнул рукой Кеменю:

— Иди сюда!

Капитан опустился на корточки, показал, чтобы то же самое проделал и сокамерник.

— Давай, помогай вспоминать, — на всякий случай понизил голос «Жох», — где и чего у них тут.

— Надумав?

— Я ж тебе говорил, мне, кроме вышака, ничего не осталось. А если ты не соврал, шанс нарисовался.

«Погоди, я тебе ненавязчиво втолкую, что шанс верный, — проговорил про себя капитан, — что такого фарта может больше и не быть, фарта, о котором, заметь, ты, ты и никто другой мне сообщил».

Вновь пригодилась щепка. Ее заостренный край оставлял на камне тусклые полосы. Полосы быстро пропадали, но дело свое делали — обозначали коридоры, лестницы. Щепка вычерчивала прямоугольник двора с кружка́ми, показывающим ворота, и с крестами, обозначающими вышки. Сокамерники делились друг с другом тем, что запомнили: когда их приводили, выводили, переводили, водили по коридорам.

Капитану не составляло большого труда догадаться, что творится сейчас в голове у Кеменя. Должно твориться то же, что происходит с раковым больным, которому врачи объявили приговор, но вдруг он узнает о знахаре, вроде бы заговаривающем любого больного. Ехать или не ехать? Умом-то понимаешь, что ничего из этой затеи не выйдет, что, скорее всего, просто выкинешь денежки на очередного шарлатана. Но ведь жить-то очень хочется. А это какой никакой, но шанс, иначе без вариантов в могилу.

И Кеменю светит — о чем он знает, о чем ему сегодня лишний раз напомнили на допросе — если не вышка, то уж верный четвертак. «Двадцать пять по зубам». Как врагу народа и участнику антисоветского вооруженного заговора. Понятно, ни в тюрьму ему неохота, ни к стенке вставать желания мало. И тут вдруг замаячил шанс… Вор по кличке Жох собирается в рывок, и если его слушать, то не такой уж безнадежной начинает прорисовываться ситуация. И ведь этот человек уже однажды сбегал — такое тоже должно приходить в голову Кеменю. Правда, не из тюрьмы, а из лагеря, но ведь сбежал! Значит, все-таки можно удирать из «энкаведешных» застенков!

— А якщо всередину заженуть… в середину загонят пострилами? — спрашивает Кемень.

«Ну, вот ты и созрел», — усмехается про себя Шепелев.

— Тогда можно взять заложника, — отвечает «Жох».

Давить на украинца никто не собирается. Еще чего. Сам попросится.

Они продолжали выстраивать план. Кемень сам того не замечая уже втянулся в обсуждение побега, словно его участие в нем вопрос обговоренный и утвержденный.

В мыслях они уже вышли за стены тюрьмы, когда послышались шаги надзирателя.

Пока от украинца требуется немного.

— Пойдешь первым, осмотришься. Если без изменения, то дашь знать. Давай! Пошел!

Капитан толкнул Кеменя по направлению к двери. Она открылась.

— Первый на выход!

Первый уже готов был к выходу.

В том, что в их карцере не стояло обыкновенной параши, а заключенных поодиночке выводили на оправку в туалет, общий и для надзирателей и для арестантов, виновато было подпольное расположение карцера и узкая длинная лестница. Лестница — единственное, что связывало подвал с остальной тюрьмой и с волей.

Первого заключенного вывели для вечернего отправления естественных надобностей. Второй заключенный остался в камере и не сомневался уже, что Кемень увидит то, что должен увидеть. Выяснится, что один из надзирателей по-прежнему пребывает в пьяной отключке и их охраняет всего лишь один человек. Так и вышло. Вернувшийся украинец, войдя в камеру и уступая дорогу к двери своему сокамернику, едва заметно кивнул. Ну вот, пришла пора капитану выходить и действовать…

* * *

Дверь скрыла от Кеменя происходящее в коридоре.

Что должно происходить по распорядку, известно. Заключенный выходит, держа руки за спиной, отходит на пять шагов вдоль стены, останавливается, поворачивается лицом к стене. Все это время надзиратель, держась за револьвер, наблюдает с безопасного расстояния. Потом только возвращается к открытой двери, запирает ее. Отработанный годами, автоматически исполняемый ритуал. Вот автоматизм и должен стать ахиллесовой пятой. Ведь сегодня сложилась необычная ситуация. Напарник первого надзирателя не страхует его у решетки. А первый же будет действовать, как всегда, не приучен по-другому. Так должен думать тот, кто назвал себя Кеменем. А еще о том, что отчаяние и безысходность творят чудеса, они должны помочь вору. Вор собирался напасть, когда надзиратель вставит ключ в скважину, то есть когда займет руки делом. И надзиратель не должен успеть выхватить револьвер до того, как вор бросится на него. Правда, кобура надзирателя обязана быть расстегнута. Кемень вслушивался в звуки за дверью и приближался к выходу из карцера мелким крадущимся шажком…

Он вздрогнул и отпрыгнул, когда дверь открылась.

— Иди сюда, фраер! — в дверной проем заглянул вор. — Помогай!

Кемень выбежал за порог, увидел лежащего на полу надзирателя, подхватил его за гимнастерку, и вдвоем с «Жохом» они затащили его в карцер.

— Вбив? — спросил украинец.

— Оглушил, — ответил вор, расстегивая на лежащем ремень. — Сапоги стаскивай, твою мать! Не стой!

— Я з тобою, — решительно произнес Кемень.

— Лады, — согласно кивнул «Жох». — Тогда шевелись, фраерок!

Затихла одна тревожная струна внутри капитана. «А мог бы он поступить по-другому, то есть наотрез отказаться от побега? Точный расчет точным расчетом, однако у каждого свои баклажаны в голове. И тогда бы операция по внедрению завязла бы, как машина в песке». Замолчала всего лишь одна беспокойная струна, но она была далеко не единственной.

— А може його… того, — стянув с неподвижного надзирателя штаны, Кемень чиркнул большим пальцем себе по горлу.

— Зачем? — «Жох» напяливал гимнастерку поверх своей одежды. — Мы его запрем в камере, и чем он будет опасен? И потом запомни, я вор в законе и на мокруху иду, когда выхода нет. Просто так людей мочить западло.

Натянув штаны и сапоги, застегнув ремень и напялив фуражку, лженадзиратель «Жох» приказал подельнику:

— Давай на выход, фраерок. Руки за спину, чтоб все натурально.

Они вышли в ярко освещенный коридор, двинулись по нему к решетке, отделяющей зековскую часть подвала от надзирательской. За решеткой стояла тумбочка, на которой сейчас покоилась голова сидящего на стуле пьяного охранника.

Еще во время обсуждения побега украинец поинтересовался у вора, не мыслит ли тот выпустить заключенных из двух других камер их закутка, на что получил ответ: «Чтобы уж точно тогда привлечь внимание и чтоб всех рядышком положили. И сколько времени ухайдакаешь на возню с ними!»

Надзиратель, посапывающий на стуле, не проснулся от скрипа и позвякивания сдвигаемой решетки. Капитан знал, что так и будет, Кемень же облегченно расслабился, когда оказался рядом с охранником. «Жох» первым делом взял в руку фуражку, лежавшую рядом с надзирательской головой, и нахлобучил ее на сокамерника, вторым делом вытащил из кобуры спящего наган.

— Переодевайся, — прошептал капитан.

— А если… — Кемень показал на охранника, имея в виду «если тот проснется».

Жох изобразил рукояткой нагана удар по голове, потом засунул второй изъятый им револьвер в карман штанов. И стал помогать украинцу раздевать надзирателя. Страж был невысок, но толст, кожа его лоснилась, от него пахло потом и первачом. Судя по силе самогонного запаха, Адамец решил приблизиться к полной достоверности и накачал этого битюга до непритворной невменяемости. Отсюда, приказал себе капитан, надо быть предельно внимательным. Но пока раздеваемый лишь мычал и почему-то дрыгал правой ногой. Незаконно изымаемая форма образовывала на полу серую кучу.

Глаза надзирателя распахнулись внезапно. Лицо перекосило от ужаса, грудь пошла вверх, двигаемая набираемым в легкие воздухом, рот раскрылся для крика. И капитан среагировал немедля. Ударил всамделишно. От души и со злобой. Со злобой, правда, не на этого толстяка-надзирателя, а на старлея Адамца, вздумавшего устраивать идиотские забавы. Неужели не понимает, что пьяный человек может выкинуть что угодно и уж точно спросонья не вспомнит полученные инструкции.

Но в реальности досталось сейчас все же не Адамцу, а охраннику. Зубы его клацнули. Глаза закатились, а голова свесилась набок. Капитан затряс ушибленным кулаком.

— Одевайся, чего глядишь. Быстро! — зло поторопил не на шутку взведенный Шепелев. Сжимая-разжимая пальцы пострадавшей руки, капитан присел перед тумбочкой, раскрыл дверцу.

— Що шукаеш? — спросил Кемень, застегивая пуговицы.

— Папиросы, — честно признался товарищ Шепелев. — Если помирать придется, то хоть покурю напоследок.

«Следовало заранее подумать о куреве. Потому что теперь думаю не о нужном, а о никотине». В карманах штанов и гимнастерки, оказавшихся на Шепелеве, папиросной пачки не нашлось. От пьяного толстяка табаком тоже не пахло. Вот, может быть, в тумбочке от ночной смены завалялись? Но не завалялись. Зато обнаружилась маленькая подушечка, вроде той, что укладывают верхней в горке из подушек на кроватном покрывале.

Ага, ясно. Товарищи охрана любят и без посторонней помощи покемарить на службе. На чем же они спят здесь? Наверное, стулья составляют вместе и дрыхнут по очереди, а подушечку под голову для блаженства.

Капитан закрыл дверцу тумбочки, с трудом удержавшись, чтобы не треснуть ею с силой, вымещая свою раздражение, усиленное никотиновым голодом. А потом ему в голову пришло, что подушечка та пришлась как раз, ее следует взять с собой.

(Как это называется? Слово, которое любил употреблять один из осведомителей капитана Шепелева, саксофонист из джазового оркестра одного ленинградского ресторана? Ну куда ж оно запропастилось?! О, импровизация! Импровизация на ходу).

— Ты все?

— Так.

М-да, посмотрел на своего спутника капитан, не сильно впечатляет. Если превосходство надзирательского размера одежды над Шепелевским сгладили его собственные брюки и рубашка, то Кеменю подобный ход не помог. Гимнастерка, надетая на пиджак, смотрелась еще ничего, но штанины болтались вокруг худых ног Кеменя, как флаги на ветру. И еще одно бросалось в глаза, то, о чем, не подумали раньше уже они с Адамцом — их щетина. Халтурой выглядели надзиратели с небритыми физиономиями. Но тут уж ничего не поделаешь.

— Тащим!

Они отволокли бесчувственного борова, оставшегося в одном нижнем белье, за решетку, после чего закрыли ее на замок. Первый рубеж преодолен.

— Дай револьвер! — попросил Кемень.

— Ты левша?

— Ни.

— Ну и как ты ломаной клешней управишься. А я, парень, с двух рук смогу палить, если надо. Пошли!

Они выбрали себе путь, и их путь лежал сейчас наверх. Около полусотни ступеней по узкой лестнице, где, даже не касаясь стен, ощущаешь их сырость. Потом ждет выход на площадку, в отличие от полутемной лестницы освещенную сильной лампой, и через дюжину шагов еще одна решетка, перегораживающая коридор. А по ту сторону железных прутьев располагался охранник — кто отопрет замок и гостеприимно распахнет решетчатую створку, только когда удостоверится, что подошедших он знает.

«Жох» так объяснил сокамернику, каким образом надеется прорваться через второй, кажущийся непреодолимым рубеж: «Это чмо не разглядит подмену, пока мы не поднимемся на площадку. Потом, пока он соображает, мы быстро — если придется, бегом — добираемся до решетки. Наставляем на него волыну. Он не дурной, чтоб не понять — от пули ему не уйти. Там прямой коридор метров на пятьдесят. Если жизнь дорога, откроет».

— А якщо не видкрие? — задал Кемень правильный вопрос.

— Тогда придется его дырявить. А дальше… Волыны есть, я выстрелами в два счета замок вскрою. Ну, и на прорыв. А там как фишка ляжет. Но мы еще повоюем.

Такой план капитан изложил Кеменю, когда тот еще не заявил, что идет вместе с вором. «А если, — теперь спрашивал себя Шепелев, поднимаясь по лестнице, — охранник действительно не отопрет, потому что товарищ Адамец и там начудил? Напоил, напился к тому времени сам или что-то упустил? Придется сочинять на ходу. Импровизировать».

Подушечку капитан вручил своему спутнику, ничего не объясняя. Времени нет на объяснения, надо и все. Они поднимались по ступеням, не стараясь мягко опускать и ставить ноги на носок. Пройти по этой лестнице так, чтобы шаги не разносились вверх и вниз, отражаясь от гулких сводов, было невозможно. Кемень — идущий первым капитан иногда оглядывался на него — заметно нервничал. Может быть, в эту минуту он жалеет о своем выборе, но пути назад уже нет. И он гонит прочь сбивающие с шага мысли, успокаивает себя тем, что они вооружены, что прошли уже один рубеж, что если помрут, то как свободные люди и герои, что унесут за собой в могилу нескольких врагов. «Хотя бог его знает, — признал капитан, — о чем он там думает, я вот думаю о нем».

А ступени заканчивались. Надвигался свет, льющийся с площадки. Капитан достал из кобуры наган. В его работе часто доводилось выстраивать сценические постановки, осуществляя внедрение или проводя операции, провоцирующие врага на необходимые им, органам, действия. Но впервые капитан чувствовал, каково это работать с незнакомым напарником, не будучи уверенным, что тот не подведет. И не оплошают люди, которых этот напарник готовил к операции. Пожалуй, так оно хуже, чем в одиночку, когда ты заведомо надеешься только на себя.

Последняя ступень. Держа руку с наганом прижатой к задней поверхности бедра, капитан вышел на площадку. Сзади топал Кемень. Впереди — покрываемый его торопливыми шагами серый, шероховатый бетон пола уходил под решетчатую перегородку. За перегородкой поднялся со стула охранник. Потянулся, разведя во всю ширь руками, зевнул во всю пасть. Ой, ненатурально. Ой, переигрывает. Что за дешевая театральщина, выходки из немого кино! Правильно, решил капитан, что я подушку прихватил, этот штрих становится просто необходимым.

А надзиратель сделал вид, что вглядывается в идущих к нему людей. Опять же изобразил он это с перебором — наклонившись вперед, сощурившись. Еще бы руки биноклем сложил, разозлился капитан. Так любой дурак липу учует. И Шепелев припустил, бегом преодолевая последние метры до решетки.

— Стоять, на пол, на пол! Не двигаться! — Капитан выпрямил перед собой руку с револьвером. Дуло смотрело в грудь человеку по ту сторону перегородки.

На пол охранник не опустился, а вскинул руки вверх. Видимо, не слушал он, что приказывают, а действовал так, как с ним отрепетировали. Капитан просунул наган сквозь прутья, поднял ствол, целясь теперь в голову надзирателя.

— Открывай! Живо! Убью, сука! Мне так и так вышка! Ну, быстро!

«Точно убью, — злился капитан, глядя на то, как неправдоподобно дрожит этот актеришка, словно на него напал приступ малярии, зачем-то вертит головой. — Он, наверное, себя возомнил Николаем Крючковым. Ведь погубит меня, сволочь. Потом Кемень вспомнит всю эту комедию, осмыслит…»

А Кемень прилип к прутьям рядом с бывшим сокамерником и тоже наблюдал во все глаза за длинным и тощим человеком (каких обычно зовут во дворах жердяями) в форме внутренних войск НКВД. Надзиратель тянуть с раздумьями, слава богу, не стал, опустил руку к цепочке, отходящей от ремня и скрывающейся в кармане штанов, сделал вид, что не может вытянуть за нее связку ключей, нервная дрожь, дескать, мешает. На миг его дрожь прошла, сменившись ненаигранным удивлением. Шепелев по направлению его взгляда догадался, чем могло быть вызвано то удивление — страж углядел подушку. Она не вязалась ни со сценарием, ни со здравым смыслом.

— Живо, убью, падла! — грозно прошипел «беглец» с наганом. Поторопил и в уме: «Ну, шевелись, давай же!»

Наконец надзиратель управился с доставанием ключей. Подошел вплотную к решетке. Больше капитан терпеть его актерство не собирался. Переложив револьвер в левую руку, Шепелев выдрал правой ключи из надзирательских пальцев.

Сообразить, какой из трех ключей подходит к замочной скважине, большого ума не потребовало. Щелкнул механизм запора. Шепелев толкнул решетку и прорвался на ту сторону. За ним метнулся в проем и Кемень. «Извини, парень, что не по сценарию», — капитан пихнул наган под ремень, схватил охранника за гимнастерку и крепко приложил головой о прутья коридорной перегородки. И добавил для надежности локтем по затылку. «Извини, парень, не твоя вина, хотя и твоя тоже. Но дело дороже твоей разбитой физиономии и даже сотрясения мозга. Если все обойдется, отмечу тебя в рапорте как героя. Ежели, конечно, сам доживу до составления того рапорта».

— Подушку сюда! — Капитан вынул наган из-под ремня. Взял протянутую подушку, нагнулся к действительно потерявшему сознание охраннику, приложил подушку к груди лежащего, утопил в ее мякоти револьверный ствол и выстрелил. Выстрел прозвучал как падение с тумбочки на пол стопки тяжелых книг. После чего стрелок вытянул из третьей по счету кобуры третий по счету наган.

— Этого надо было валить, — пояснил капитан своему напарнику по имени Кемень. — Его оставлять позади было опасно, а ну как шуметь бы стал, — револьвер отправился во второй карман брюк. — Вперед! Шапку пониже надвинь, и голову наклони, чтоб подбородком не светить.

— Дай наган, — вдруг вцепился в капитана Кемень. — Як я без зброи. Дай!

По тону, крепости хватки и дикому блеску в глазах стало ясно, что украинец не отстанет.

— На, — «вор» протянул наган, что держал в руке. Тот, из которого только что стрелял в надзирателя.

Они пошли по коридору, оставляя позади себя решетку, распростертого возле нее человека, валяющуюся рядом на полу фуражку с синим суконным верхом и краповым околышем, стул и тумбочку, на которой стоял местный телефон и лежала книга сдачи-приема дежурств.

Они, конечно, пошумели, но вряд ли звуки могли достичь чьих-либо ушей — коридор длинный, потом еще идет подъемчик в пять ступеней, выводящий в некий предбанник. А уж оттуда две дороги: направо — вход в собственно тюрьму, налево — выход в тюремный двор, разумеется, через пост. Куда путь держать — с этим вопросов нет. Однако вот тут встает проблема, которую товарищу Шепелеву необходимо разрешить за оставшиеся метры пути. Щетина на их физиономиях, о которой они с товарищем Адамцом не подумали заранее. Случается такое на их невидимом фронте, особенно когда разрабатываешь детали наспех.

Дежурный на посту должен сделать вид, будто не находит ничего странного и необычного в том, что два надзирателя идут на улицу. И это бы ладно, но с такими мордами к службе не допускают. А тут целых два небритых типа. Вряд ли господин Кемень проглотит эту баланду. Доверчивость его не может распространяться столь безгранично. И если его что-то насторожило, а убийство охранника не сняло эту настороженность, он, конечно, воспользуется помощью органов и вырвется на свободу, где немедленно избавится от подставного спутника. Хорошо, если избавится, просто удрав. А то ведь и попробует грохнуть лжевора. И вся игра насмарку, и враг окажется на свободе, и сам сыграешь в деревянный ящик.

— Спрячь в кобуру, — Шепелев увидел, что его новый друг держит оружие в руке. — Так тут не ходят. И без нужды не дергайся. Только, если выбора не оставят.

Пять ступеней, до которых необходимо найти решение, угрожающе надвигались.

— Стой! — капитан уцепил спутника за рукав гимнастерки. — Нельзя!

— Що? — попытался выдернуть рукав.

— «Що»! — передразнил «вор». — На меня глянь, — он провел пальцами по подбородку. — И у тебя та же волосня. Туфтой разит. Да нас с тобой за версту раскусят. Усваиваешь?

— Ну? Назад? — Кемень иронически скривил губы. — Будемо битися.

«Да, его глаза не обманывают, как есть фанатик. Он не сегодня приготовился помереть за правое дело украинского национализма. На руку мне его фанатизм? А пес его знает, разберемся».

— Побиться успеем. Слушай сюда, фраер. Есть мысль. Если чего умнее выдумаешь, буду рад…

Не позже, чем через две минуты, в короткий, но широкий промежуток между выходом в тюремный двор с будкой дежурного перед ним и дверью, отсекающей тюремные помещения от остального мира, вышли двое. Первый шел понурив голову, с отведенными за спину руками, то есть так, как положено передвигаться заключенному в тюремных стенах. На нем был пиджак, но при форменных брюках, заправленных в яловые сапоги. В руках, прижатых к копчику, он держал свернутую гимнастерку. За ним, заслоняемый спиной от взгляда из дежурки, держался на расстоянии чуть менее положенного человек в форме внутренних войск НКВД. Пара уверенно приближалась к посту перед выходом во двор. Приблизилась, и из-за спины первого вырвался человек в форме, распахнул дверь будки дежурного, зажал рот бритому, похожему на казаха человеку и приставил дуло нагана к его горлу.

— Дернешься, крикнешь — убью, — капитан подмигнул тому, кому эти слова предназначались. — Пошли в подсобку.

— Да, — вспомнил Шепелев, когда дежурный поднялся со своего стула, — фуражку оставь.

А Кемень стоял, прислонившись спиной к стеклянному окошку будки. В левой руке под прикрытием гимнастерки был зажат наган, который он должен пустить в дело, если потребуется. Пока никто ниоткуда внезапно не появлялся. Но в отличие от Шепелева украинец не знал, что так и должно быть.

Шепелев завел похожего на казаха дежурного в комнату отдыха надзирателей, которую давеча окрестил подсобкой. А Кемень зашел в будку, там снова надел гимнастерку и нахлобучил на голову новую фуражку — взамен оставленной в коридоре. Как и предыдущая, эта тоже оказалась ему велика, но все же плотнее держалась на голове. Он сел на стул, положил наган на лакированную столешницу. Принялся изучать лежащие на столе предметы, листать служебные журналы, выдвигать ящики, копаться в них, но не проходило и секунды, чтобы он не поднимал голову и не проводил взглядом от входной двери до двери противолежащей, ведущей к тюремным этажам.

Капитан прикрыл за собой дверь, подвел, подталкивая в спину, пытавшегося оглядываться дежурного к диванчику с высокой спинкой. На его потертой кожаной обивке, выдающей бывшую мебель присутственного заведения, лежал надзиратель в расстегнутой гимнастерке с газетой «Красный спорт». На стоящей рядом табуретке дымился чай в стакане с подстаканником.

— Все несколько поменялось, — капитан подошел к табуретке, взял стакан и отхлебнул чаю, оказавшегося горяченным. — Вытряхивайте из барабанов патроны и быстро.

Казах-дежурный понимающе кивнул, полез в кобуру за оружием и приказал хлопающему глазами товарищу:

— Делай, что говорят. Чего стоишь!

Охранник, поднятый с дивана, выглядел совершенно растерянным. Или этот человек не был введен в курс дела, или не может совместить в уме то, что ему рассказали, с тем, что происходит.

— И это я забираю, — увидел Шепелев на небольшом столике, заваленном газетами, папиросы и спички.

Не удержавшись, тут же закурил.

От первой затяжки тут же сильно закружилась голова, и капитан поспешно затушил папиросу.

— А теперь, ребятки, туда, — Шепелев кивнул на дверь в смежную комнату, ссыпая переданные ему патроны в карманы гимнастерки. — Наганы оставлю рядом с чаем. Сидите минут пятнадцать.

Последние слова капитан произнес, включая свет в крохотной комнатенке, в которой ровным счетом ничего не было кроме топчана для разрешенного ночного сна отдыхающей смены.

— А теперь затыкаем уши, открываем рот.

И Шепелев разрядил в дерево топчана семизарядный револьверный барабан.

— Кстати, у вас бритва есть?

— Что? — переспросил оглохший дежурный-казах…

Услышав звуки выстрелов, Кемень не выдержал и выскочил из будки. Он был до крайности взведен и начал бы стрелять в любого, кто бы и откуда не появился. Но все-таки удержался от того, чтобы палить в открывшийся дверной проем.

— Что так долго? — кинулся Кемень к «Жоху». В руке последнего звенел в подстаканнике стакан, над которым поднимался парок.

— На, брейся, — «вор» протянул сокамернику стакан и опасную бритву, — на ощупь придется. Давай шустрее!

Украинец без лишних и глупых вопросов скрылся в будке дежурного. На ощупь бриться не придется — осматривая ящики, Кемень наткнулся на карманное зеркальце.

А капитан Шепелев подошел к тяжелой железной двери, отодвинул оконце, поглядел через него на двор, освещенный светом фонарных столбов и прожекторами. «Ага, на месте».

Сколько посвященных в их план, вдруг посетила капитана досада, недопустимо много. Но иначе не получалось. Надзиратели, поставленные сегодня в смену на интересующие посты, не из местных жителей. Они из внутренних войск НКВД, переведены во Львов в октябре прошлого года, это все-таки какая-никакая гарантия. Но гарантия, понятно, не полная. Пять месяцев-то прошло. И если среди них… Ладно. Вообще немало слабых мест имеет план. Но ничего не попишешь. Товарищ Берия четко поставил задачу, рамки которой не порушишь: фиктивный побег и через него внедрение. Организовать побег из тюрьмы НКВД, пусть и не самой оборудованной и совершенной из тюрем, без вовлечения в игру надзирателей невозможно. Точнее, возможно, но тогда пришлось бы рисковать жизнью рядовых работников охраны. Одно радует — внедрение не долгосрочное. Для долгосрочного — слава богу, все, и Берия в первую очередь, это понимали — не достает проработанности. Потому задача упрощена — выйти на группу, сообщить о ней, далее следует захват группы, из которой потом хоть один да расколется на допросах.

— Готов? — вернулся Шепелев к будке.

— Еще немного.

— Завязывай! Там во дворе машина, кого-то ждет, шофер копается в моторе. Берем.

— А если…

— Если?! Оставайся, фраер! Пока!

И «вор по кличке Жох» двинулся к выходу. Кемень нагнал его у двери. Он что-то хотел сказать, может, про то, что не успел добрить правую щеку, но «Жох» его осек:

— Заткнись.

«Зис» с открытым капотом и окунувшимся в мотор человеком в кожаной куртке стоял напротив выхода из здания изолятора, метрах в тридцати от крыльца. Освещенный двор, окруженный высоким забором с колючкой, был пуст. Все-таки поздний вечер, почитай, ночь уже наступила. Разве что часовой топчется на вышке и еще эта машина, которая, по всей видимости, ждет заработавшегося «гражданина начальника».

Уже не в первого человека за этот вечер уткнулся ствол нагана.

— Не крути тыквой, козел, — ласково попросил шофера товарищ Шепелев. — И без глупостей. Садись за баранку.

— Неисправен я, — придушенным голосом выговорил водитель, выпрямившись у переднего колеса и не решаясь оборачиваться.

— Поедешь, тварь легавая, или я сам сяду за руль. А ты ляжешь дохленьким.

— Гляди, заглохнем.

Шофер вздохнул и опустил капот. Кемень уже распахнул переднюю и заднюю дверцы со стороны, обращенной к выходу из изолятора.

— Зря вы это удумали. Поймают, еще добавят, — произнес водила, оказавшись лицом к лицу с капитаном Шепелевым. От шофера пахло не бензином и смазкой, а коньяком.

— В машину, — Шепелеву не пришлось подделывать злобу. Нет, этот старший лейтенант Адамец, разыгрывающий сейчас шоферюгу, все-таки похоронит операцию. Потерпеть не мог? Или храбрости набирался?

Капитан сел на соседнее с водительским сидение. Шофер с обреченным видом, косясь на револьвер, приставленный к его животу, завел мотор.

Подъехали к воротам. Подошедший часовой приветственно махнул шоферу, заглянул в темный салон «зиса», козырнул (у Кеменя должно было сложиться впечатление, что их приняли за других) и направился разгонять железные створки.

— Воля, — радостно выдавил Шепелев по кличке «Жох», когда машина пересекла линию ограды и выехала на городскую мостовую.

— Ну? — с этим вопросом капитан повернул голову к заднему сиденью.

— Направо, — понял, что от него требуется Кемень.

Еще когда они поднимались по ступеням из подвала, вор спросил сокамерника: «У тебя есть нора, где можно отсидеться?» Тот заверил, что есть. Поэтому украинец должен был указывать, куда ехать. Ну, еще и потому, что вор Жох с городом не мог быть хорошо знаком.

— Швидше идь! — потребовал Кемень, пришедший от свободы в возбужденное состояние.

— Не надо, — остудил его пыл «вор». — Держи эту скорость, рулевой, нечего привлекать к себе внимание.

Кемень спорить не стал.

Город капитан видел впервые. Видел он его сейчас плохо. Света одних лишь уличных фонарей не хватало, чтобы разглядеть его как следует. А там вроде было на что посмотреть. Промелькнула часовня, «сросшаяся» с жилым домом, стены ее покрывали барельефы — святые, библейские сцены, львиные морды, горгульи. В круглом, чердачном окне часовни (наружной рамой ему служил каменный венок, а по центру его пересекало основание распятия, уходящего к крыше) горел свет. Это было одно из редких освещенных в этот час городских окон. Скорее всего, до октября тридцать девятого, пришло капитану в голову, они так рано спать во Львове не ложились. Он знал, что даже сейчас в городе сохранились остатки частной мелкорозничной торговли. А до присоединения капитал здесь цвел пышным цветом: банки, торговые общества, оптовые конторы, частные магазины, магазинчики, лавки, рестораны и кафе. Значит, вовсю кипела и ночная жизнь. Все, кипение прекратилось. Ну и милиции меньше работы…

Они обогнули какую-то площадь, и машина покатила вдоль длинного здания с маленькими окнами-бойницами и высоким фундаментом, сложенным из камней. Здание походило на казарму. Потом пронеслись мимо собора, чьи башни и шпили вызывали у капитана ассоциацию с сосульками, и поехали кварталом жилых домов, где навстречу попался автомобиль — первый автомобиль, не считая их «зиса», замеченный на улице.

Город напоминал прибалтийские города и в чем-то неуловимо — Ленинград. Впрочем, ночные впечатления не самые верные…

Вчера капитан и товарищ Адамец сошли с поезда последними, их встретил оперативник львовского НКВД, провел по перрону мимо служебных и подсобных помещений вокзала к хозяйственному подъезду, где они сели в темно-синий «паккард» с занавешенными задними стеклами. На нем доехали до частного домика на окраине Львова, въехали во двор. В доме капитан переоделся в ту одежду, что была и сейчас на нем под гимнастеркой и штанами. Потом с львовским оперативником они отправились на той же машине в следственный изолятор. Из машины на тюремный двор капитан выбрался уже как заключенный. А на руках доставившего его оперативного работника имелись все необходимые сопроводительные документы. То есть Жох сидел в тюрьме вполне официально. И сразу был определен в карцер.

Так что город вчера он, считай, вовсе не видел, сегодня же знакомился с ним сквозь ночную паранджу.

Их автомобиль, направляемый краткими командами с заднего сиденья «налево, там свернешь, прямо до конца «, громыхал сейчас по булыжникам улицы, состоящей исключительно из трехэтажных домов. А сразу за ней, увидел капитан, начинался парк. Подходящее место.

Согласно предварительной договоренности капитан должен был «застрелить» Адамца и выкинуть из машины в подходящем, то есть безлюдном и тихом месте. Следовало спустить курок того револьвера, что капитан изымет у самого первого надзирателя. Это был револьвер, из которого капитан якобы укокошил надзирателя через подушку. Его барабан, по уговору, должен быть снаряжен холостыми. То, что пули холостые, Шепелев проверил еще тогда, когда первый надзиратель упал возле карцера и притворился потерявшим сознание…

Ну, не было полного доверия к Адамцу, что ты будешь делать. Хотя наличие или отсутствие пуль в патронах впрямую касалось жизни Адамца, но мог же он, скажем, под воздействием коньячных паров перепутать наганы. Если бы на месте старшего лейтенанта находился кто-нибудь из ребят его, капитана Шепелева, отдела, их бы он не перепроверял. Ребята, ребята… За какие-то два месяца погибли все четверо. Андрея Лезина застрелили накануне войны в Ленинграде, когда он вышел на след одного из агентов финской разведки, троим могилой стал финский снег. А теперешнего напарника капитан в деле видит в первый раз, плюс поездные впечатления. Поэтому Шепелев в самом начале сегодняшнего побега, достав наган из кобуры первого надзирателя, не пожалел полминуты, вытащил шомпол, вытолкнул из гнезда барабана патрон, убедился, что тот холостой, и вернул на место.

Теперь же это холостое оружие находилось у Кеменя. Ну, не мог он дать ему револьвер с боевыми патронами, как не мог вовсе не дать оружие. Последнее выглядело бы подозрительно, а первое было бы неразумно — а ну как под давлением панических или фанатических мыслей тот затеял бы ни с того ни с сего пальбу. Нельзя было рисковать жизнью случайных людей. Правда, теперь следовало искать новое сценическое решение «устранения» шофера. В общем-то, этот вопрос — не вопрос. В том же безлюдном месте капитан вытащит Адамца из машины, оставив в ней Кеменя, отволочет в парк. Там пошлет пулю в землю или обойдется без стрельбы. Вернется и скажет новому приятелю, что пробил шоферу рукоятью голову и оставил под кустом. А то полезнее для установления доверия будет провернуть такую инсценировку: сделать так, чтобы националист видел сцену убийства, а самому прострелить одежду под мышкой Адамца, не задев тело.

Пора. Машина движется вдоль парковой тишины и темноты.

— Стой, — приказал шоферу «вор».

Машина взвизгнула и замерла, повиновавшись тормозам.

— Вылезай, рулевой, — Шепелев открыл дверцу со своей стороны.

Он уже поставил ногу на край кузова, когда Кемень перегнулся через спинку переднего сиденья, блеснул металл — и шофер Адамец стал валиться набок. Из его перерезанного горла на кожаную куртку хлынуло темное и густое.

«Бритва. Которую я ему дал. А он ее прихватил с собой. А я не подумал», — отстучал телеграф в голове остолбеневшего капитана. Эмоции привычно, тренированно сдерживались. Все-таки он оперативный работник госбезопасности. И необходимо играть дальше, ничего уже не поправишь.

«Отгулял Адамец. И не он тебя подвел, а ты его, капитан». Капитан знал, что этого промаха себе не простит никогда. Весельчак Адамец отпил и отпел свое, и случилось непоправимое только из-за его, Шепелева, беспечности. Конечно, заживет, зарубцуется (если успеет зарубцеваться до тех пор, пока тебя самого не чиркнут, прошептал кто-то в мозгу, у них с этим, сам видишь, не заржавеет), но такие занозы из сердца не достаются никогда, а люди оттуда, с того света, уже не возвращаются. Однако действуй, действуй, капитан, операцию надо продолжать.

— Перетаскивай назад, идиот! — закричал «вор», вновь захлопывая переднюю дверцу.

— У парк мо…

— Какой парк, мудак! — перебил «Жох». — Хочешь, чтобы легавые увидели, проезжая мимо, как мы трупы таскаем. Тащи, козел!

Кемень подхватил зарезанного им шофера за шиворот и потянул в зазор между передними сиденьями. Капитан помогал ему, поднимая ноги убитого.

— На хер ты здесь его кончил? Отвел бы я его под деревья, оглушил бы на полночи, зачем шофера мочить? — говорил «Жох». — Сиденье измазюкал. Как теперь садиться! Или ты поведешь?

— Не вмию я. А!

Рука украинца попала в кровяной ручеек, стекавший по куртке. Он стал поспешно и неистово вытирать ладонь о сиденье, словно это была не кровь, а серная кислота.

— Тащи, придурок! — рявкнул «вор». — Потом подотрешься!

Труп оказался сзади, Кемень уложил его на пол себе под ноги и плюнул на него сверху. «Жох» пересел на водительское место.

— Зачем убил? — Капитан встретился взглядами с украинцем в зеркале заднего вида.

— Ненавиджу коммунистив. — Как подрагивают его губы, было заметно даже по отражению. — Всих повбивав би.

— Он, может, и коммунистом-то не был. Простой шофер.

«Жох» тронул машину с места. «Что ж, Кемень или кто ты там, теперь, как говорят на Кавказе, я твой кровник. И не надейся, что я тебя верну живым в тюрягу».

— Усе они коммунисти, гнобители и загарбники, — неслось с заднего сидения.

— Эй ты, куда рулить?

— Прямо.

— Ты хоть понимаешь, фраер, что на колесах нам к твой хате подруливать нельзя? Их надо бросать и желательно подальше от места. И клифты вертухайские скинуть. В них нас любой идиот запомнит.

Нелегко сейчас давалась капитану Шепелеву его роль…

Вскоре машину бросили, оставив ее у какой-то невысокой каменной ограды. Сняли форму. Капитан остался в рубашке и вязаной жилетке, эдакая одежка ни фига не грела, да и в чужих глазах одетый так легко он будет выглядеть малость подозрительно. Но что до чужих глаз, то пусть думают, что пропился мужик, дело обычное и для Львова. А на прохладу сто раз плевать. Не замерз при финских минус сорока, не замерзнет и при плюс десять или что-то около того.

Они перемахнули через ограду, очутились в каком-то дворике с фонтаном и ухоженными песчаными дорожками, нырнули в кусты, из кустов попали в сад, за которым углядывались очертания особняка или дворца. Кемень уверенно держал направление среди деревьев, ясно, что места ему знакомы чуть ли не до травинки.

В этом саду капитан не успел выполнить задуманное. Потому что уж больно неожиданно и быстро для него они уперлись в новую ограду. Перелезли через нее, попали на улицу, с которой быстро свернули.

На пути к лежке, обещанной Кеменем, они нырнули в узкий переулок, по которому мог проехать разве что один всадник, да и то прохожим пришлось бы жаться к стенам домов. Здесь не было фонарей, ни одно из окон не светилось, словно в домах никто не жил. «Жох», державшийся или сзади, или вровень с бывшим сокамерником, сейчас пропустил его вперед. И сшиб с ног подсечкой сзади. Оседлав лежащего, Шепелев приставил к затылку Кеменя револьвер, ощупал его карманы и извлек из них наган с холостыми патронами и бритву со следами крови. Бритву он кинул в груду каких-то ящиков, сложенных у дома.

— Тихо! Убью! — не громко, но весомо пригрозил «вор. — Слушай меня, фраерок, и вникай.

«Жох» убрал револьвер от затылка, для того чтобы освободить руку. И, продолжая говорить, выколотил из барабана отобранного револьвера холостые патроны. От патронов надо будет потом аккуратно избавиться. Сейчас их не выбросишь — объяснений такому поступку не найти.

— Я вообще никому не доверяю. Особливо не блатным. Особливо фраерам. Я мочу людей, когда выхода нет, а ты готов мочить надо и не надо. Почему бы тебе не решить грохнуть меня сейчас. Мол, я и один теперь доберусь. И по болту тебе, кто тебя вытащил. А я — я! — тебя вытащил с кичи, ты заруби это где захочешь. И с тебя лежка, пока все не утрясется. Попробуешь удрать — пристрелю. А удерешь — буду искать и найду. Цыц!

С той стороны переулка, куда они собирались направиться, донесся стук каблуков по камням мостовой. Судя по звуку, идущий был один.

— Прикидываемся пьяными, — наклонился к Кеменю и зашептал ему на ухо «Жох». — Ты нажрался, я тебя поднимаю. Ну, мычи давай!

И «вор», спрятав пустой наган за пояс под вязаную жилетку, а холостые патроны положив в отдельный карман, принялся трясти за плечо и делать вид, что поднимает товарища с булыжников. «Товарищ» замычал и даже попытался исполнить какую-то песню.

Дошагавший до них по переулку припозднившийся гражданин оказался не милиционером. Обыкновенный мужик в плаще и кепке.

— Помоц, панови? — Он понял разыгрываемую перед ним сцену ровно так, как от него и хотели.

— Не, — «пьяным голосом» отозвался «Жох». — Ща эта… отдохнем и туда… Нам тута два шага. Иди, служивый!

Услышав русскую речь, ночной человек ничего более не предлагал, а торопливо удалился.

— Ну, ты въехал в то, что я тебе говорил? — снова наклонился капитан к приподнявшемуся на локтях Кеменю. — Ты мне должен. Отдашь должок и свободен.

— Я чоловик чесний, — заверил украинец. — Но ти зря…

— Зря-не зря, а я банкую, фраер. Вставай, пошли.

Они пошли. Пустой наган, отобранный у Кеменя, капитан выбросил в люк в этом же переулке. Заставил своего подельника помочь приподнять тяжелую крышку и выбросил со словами: «Тебе и один ни к чему, а мне два ни к чему. Пошли, фраер, не застаиваемся».

И потянулась неосвещенная и неразборчивая путаница: переулки, проходняки, базарный задворок, дыры в дощатых заборах (под один из заборов на мягкую, тихо принявшую дар землю полетела горсть холостых патронов), быстро пересекаемые улицы, выжидание под деревьями или под навесами. Вот здесь уже сравнений с Ленинградом у капитана не возникало. Вблизи углы домов, булыжники мостовой, арки подворотен, стены домов ощущались как совершенно не свои, не родные, иноземельные. Или это шло, может быть, оттого, что капитан не понимал, куда они идут, поскольку для него этот город был что тайга. Иногда капитану казалось, что они идут в обратную сторону, то есть туда, откуда ехали. Но поди определи, в тайге и то было бы легче…

— Прийшли, — в конце концов, сказал Кемень…

* * *

В ту ночь кличка Жох не раз еще звучала в городе Львове. Произнесена она была и в одном из домов Подзамча[25].

Частный двухэтажный кирпичный дом окружал ухоженный сад, уже покрывшийся мелкой листвой. За калиткой, у дорожки, ведущей к дому, вытягивал шею к небу колодец-журавль. Ведро, накрытое деревянной крышкой, сохло на скамеечке, любовно украшенной резьбой. Черноземный огород ждал первых посадок. Где-то за домом кудахтали куры. Идиллии удачно соответствовали хозяин и хозяйка: крепкий старик с вечной трубкой в зубах и опрятная седая старушка.

Дом был расположен весьма удачно. Поднимаешься на холм, начинается улица и первым на улице стоит «будинок»[26] с колодцем-журавлем. Напротив жилья нет, а от следующего отделяет небольшой взлобок, густо поросший сиренью и акацией. А если что… Можно сказать, что навещают дети. Навещают внуки. Отдыхают, к ним приходят друзья. Иногда приходит много друзей.

Старший сын действительно наведывался часто. Привозил вещи на сохранение. И друзей привозил. Как сегодня.

Старика, хозяина дома, звали Ференц Дякун, и он долгое время зарабатывал себе на жизнь перепродажей краденого рыжья. В теневых кругах Лемберга[27] он пользовался уважением, давал хорошую цену, золотишко несли ему охотно.

Пять лет ему пришлось просидеть в австрийской тюрьме и два года, хоть и в той же, но уже в польской[28].

После последней отсидки Ференц завязал и на скопленные средства купил домик в Подзамче, где доживал отпущенный ему богом срок со своей старухой, с которой они уже тридцать лет вместе и друг другом довольны.

Сегодня именно в доме Ференца Дякуна принимали гостя из Владимира. Сам Ференц с женой, приготовив все для стола, отправились к себе на второй этаж, чтобы не мешать гостям и не слышать их разговоров. Они были не у дел и входить в дела не собирались. Им хватало того, что накоплено и что перепадало с хранения вещичек сына… и с таких вот застолий.

Владимирского гостя прозывали Колуном. Сейчас он налегал на горилку и домашнюю колбасу. О делах уже перетрендели, да и не много их сегодня набралось. Главное, из-за чего Колуну пришлось лично тащиться в этакую даль — снять вопросы по львовскому общаку и утрясти недоразумения на «крокодилах». Что делать, межевать делянки — забота «законников». Советизация Львова и прочих мест, называемых Западной Украиной, то есть включение этой территории в налаженную советскую жизнь, проходила на всех уровнях, в том числе и на блатном. Колуна зазвали во Львов как признанного «законника», уважаемого человека. С «крокодилами», то есть с поездами, уладили легко. На включенных в советские пути сообщения маршрутах из Львова и обратно хотели трудиться и старосоветские, и новосоветские воры, отсюда возникали неуправки, переходящие в стычки и поножовщину, что, разумеется, привлекало ненужное внимание транспортной милиции. Колун развел (и все с ним согласились) так: на маршрутах из Львова работали львовские, а на обратных — ребятки из других мест. Ну, а с общаком, на держание которого претендовали два львовских вора в законе, без второго вора было все равно не решить. А второй, Валёк, только завтра приезжал из Станислава[29].

Так что до завтра можно было отдыхать. Уже начали отдыхать. Разгонялись горилкой. Послали за «маруськами».


Львов, 1940 год


Дивчины на кухне заждались, когда же их пригласят. Грызли семечки и балакали о модах сорокового года. А от мод перешли к сетованиям, что теперь трудненько будет раздобыть хорошую заграничную вещь, особенно страдать придется по косметике. Да, теперь все будет попадать в город с опозданием, когда в Варшаве уже такое отойдет, а в Европе об этом уже забудут. Да и милиция потихоньку начинает прижимать девочек, вон Олесю-Монпансье посадили непонятно за что. В каких лагерях она сейчас парится, не угодила ли в холодную русскую Сибирь, кем там устроилась? Повздыхали об ушедших временам, когда работы было хоть отбавляй, по сторонам оглядываться не приходилось, а все клиенты были при деньгах. На этих вздохах за ними и пришли.

Как заказывал дорогой гость Колун, ему подобрали настоящую хохлушку, ядреную дивчину. Такая и уселась рядом с ним на тахту. Казалось, она состоит из сдобного мягкого теста. Прижмись к этой перине любви и утонешь в ее сладкой податливой трясине. Колун провел рукой по ее бедру, погладил желейный живот, чувствуя, как нагревается его ладонь. Еще стаканчик горилки за здоровье его новых львовских корешков, решил Колун, и срочно в койку. Усиливая воздействие, его зазноба наклонилась к нему, к мужчине из Владимира, провела шелковистой щекой по его плечу и, главное, коснулась его грудью… А грудь… прямо как у какой-нибудь богини плодородия.

— Ну-ка, Олена, спой нам, — раздалось в комнате, и невысокая смуглая дивчина в цветастом платье с глубоким вырезом сняла со стены гитару.

И уж казалось, ничто не возвратит их к делам, но не тут-то было. Открылась дверь, в комнату просочился один из тех, кто дежурил на крыльце, приблизился к Монголу, тому, кто встретил Колуна во Львове, и что-то прошептал ему на ухо. Потом так же тихо, как появился, хлопчик скрылся за дверью.

— Ну, и дела, Колун! — объявил Монгол, щелчком пальцев приказав своей подружке наполнить стакан. — Помнишь, я те о Жохе днем складывал. Так убег ночью, порезав кучу вертухаев.

— Во, карась, опять уплыл, — злость в этом возгласе Колуна смешалась с восхищением. — Умеет склеивать рывки.

— Слушай, я тут подумал, — рука Монгола задержала стакан на полпути ко рту, — а если он с легавыми корешился, то чего они его повязали тогда?

«Маруськи» сразу примолкли, едва пошел серьезный разговор, смуглая рука так и не коснулась струн.

— Может, он наседкой работает и побег подстроен? — предположил один из воров, сидевших за столом.

— Одного жмура Гриня-Базар в натуре видал, — сказал Монгол. — В авто, что Жох и линявший с ним босяк бросили на улице. Гриня-Базар лезет же во все щели. Вот и когда углядел набежавших мусоров, подобрался поближе и засек, как оттаскивают шофера с перерезанным горлом. Менты своего б мочить не дали.

— Выкидухой помахать он мастак был, — солидно произнес Колун.

— Хорошо его знал? — спросил вор, что предположил подстроенный побег.

— Сводила раздача, — туманно ответил Колун. — Что он ссучился — верняк. Не ссученный был бы, не сделал бы ноги, когда сходняк по нему назначили. А что касается того, почему мусора здесь его не отмазывали, так он-то корефанился с питерскими легавыми, а это львовские. Кроме того, кинул он, думаю, питерских мусоров, слиняв и не оставив адреса, а те таких финтов не прощают.

— Если в городе залег, найдем, — Монгол наконец донес стакан до рта, опрокинул, крякнул.

— За три дня найдете, мне свистни. — Колун снова положил татуированную кисть на мягкое и жаркое бедро, провел по нему, давая понять зазнобе, что дела вот-вот окончатся. — Лично хочу с ним посвиданькаться, попрощаться.

Уважение к себе как к законнику Колун заслужил в первую очередь своей нетерпимостью к ссученным. Он их беспощадно сажал на перо…


Глава пятая
Ночные гости

В двадцать три ноль-ноль Лаврентий Павлович закончил принимать доклады от своих замов. Последним из кабинета наркома внутренних дел, расположенного на третьем этаже здания Главного Управления НКВД на Лубянке, вышел Меркулов. По делу, которому было придано кодовое наименование «Кобзарь», зам ничего не смог сообщить своему шефу — известий из Львова пока не поступало. К утру что-то должно было проясниться.

В двадцать три пятнадцать от здания на Лубянке отъехало два одинаковых черных ЗИМа.

— Поезжай медленно, — распорядился пассажир на заднем сидении.

— Есть, товарищ Берия, — негромко, как того требовал Хозяин, отозвался шофер.

Если среди московских пешеходов, предпочитающих в поздний час прогулку взбиванию подушек и разбору постелей, попадались водители, то их профессиональный слух должен был оценить работу прекрасно отлаженных двигателей, как музыкальный слух оценивает виртуозность и чистоту звучания инструмента. Автомобиль, давая себя обгонять ночному транспорту, неторопливо катился вдоль тротуара. Шофер знал, что Хозяин любит оглядывать ночные улицы.

— Мимо Большого поедешь, — сказал Берия.

И это знакомо шоферу. Хозяин нередко выбирал этот маршрут, почти всегда, когда совпадало время. Он часто возил Хозяина и в сам Большой театр, и в другие театры, но сейчас, водитель знал, искусство ни при чем.

Много чего знал шофер, земляк самого товарища Берии. Например, что сбей он, шофер, пешехода, или сядь за руль нетрезвым, или заглохни машина на полдороге, Хозяин будет гневаться, обложит последними словами и на русском, и на их родном мингрельском, выгонит с работы, может даже подписать на твоих глазах бумагу на твой арест. Но важно не паниковать, а подождать до следующего дня, прийти на работу как ни в чем не бывало, и Хозяин, скорее всего, сделает вид, что ничего вчера не случилось. Ну, в крайнем случае, еще раз поругает за то, что совсем обленился в наркомовском гараже. За эту отходчивость водитель любил Хозяина. Однако попробуй ты, шофер самого товарища Берии, начать знакомиться с новыми людьми, да еще пить с ними, или вообще ни с того ни с сего изменить свои привычки, свой образ жизни, скажем, вдруг возьми и увлекись теми же театрами — вот тут тебе не поздоровится. Хозяин прав — если ты шофер товарища Берии, ты не должен ничем вызывать подозрение товарища Берии, второго человека великой страны, который оказал тебе доверие. Иначе зачем ты лез так высоко, мотался бы без всяких забот в Сталинири[30] на «продуктовке» по овощебазам и «холодильникам».

Спектакль уже закончился. Может быть, пятнадцать минут назад или чуть больше. Шофер уверенно судил по количеству таксомоторов, проезжающих по встречной. Значит, люди до сих пор выходят из дверей Большого, расходятся кому куда надо. Люди стали попадаться им навстречу, еще когда не было видно здание с конями. Пары, одиночки, группы. Молодые, пожилые, москвичи, гости. Обсуждали, хохотали, шли погруженные в себя. Помахивали сумочками, опирались о тротуар тростями и зонтами, держали в руках скрученные трубкой «программки».

— Развернись и поезжай по той стороне, — услышал шофер голос Хозяина. Значит, кого-то увидел. Первый ЗИМ, а за ним, разумеется, и второй, совершили разворот. Поехали в обратную сторону.

— Рафик, — позвал Хозяин.

— Да, — откликнулся тот, кто сидел впереди рядом с шофером.

— Видишь, ту девочку в коротком пальто, в берете, сейчас задумчиво покусывает «программку». Пригласи ее к нам в гости. Может быть, она согласится.

— Хорошо, Лаврентий Павлович, — красавец-армянин, майор госбезопасности Рафик Саркисов положил ладонь в черной перчатке на ручку дверцы, ожидая когда ЗИМ остановится. Шофер мягко причалил машину к тротуару. Майор вышел, прикрыл дверцу, которую спустя какие-то секунды вновь открыли.

— Разрешите, товарищ Берия?

— Садись, Заза.

Место Рафика занял телохранитель из второй машины. Отработанный порядок. Шофер косил взглядом в зеркало заднего вида, в котором в темноте поблескивали стеклышки пенсне. Шофер ждал приказа. Он последовал.

— Поехали домой.

Когда машина тронулась, Лаврентий Павлович проводил взглядом перебегающего через дорогу армянина. Тот придерживал рукой шляпу, развевались полы его темно-коричневого пальто. Лаврентий Павлович отвернулся. Рафик справится, у него хорошо получается. Поэтому он, а не кто-нибудь другой, сидит на переднем сидении. Поэтому дело доверено армянину, а не мингрелу, не грузину вообще.

«Поехали домой» означало, что можно набирать скорость, какая понравится, если не будет дано на то специальных указаний. Но по городу шофер предпочитал держаться в пределах разумного. Зато на трассе выжимал из машины все ее бензиновые соки и лошадиные силы. Сегодня они ехали не «домой» на Малую Никитскую, а «домой» на дачу.

В машине было привычно тихо. Шофер занимал свои мысли раздумьями о Хозяине. Товарищ Берия поступает верно. Нравится ему вино — он пьет его, захотел самый быстрый катер на Москве-реке — получил его, нравится ему женщина — он берет ее. Любая женщины должна быть только рада тому, что на нее обратил внимание второй человек великой страны. Одарив таким вниманием, ее признали красавицей, возвели, как чемпионку, на пьедестал. Потом и женщины, и ты, и все другие должны быть благодарны его Хозяину за одно то, что он убрал этого кровожадного уродца, бесноватого карлика Ежова. Скольких тот еще отправил бы на расстрел просто из-за того, что ему что-то мерещилось, этому психу, у которого изо рта текла слюна. А Хозяин наказывал только за дело. И очень любил жить красиво, как и все мы это любим, но не у каждого получается.

За машиной закрылись ворота дачи наркома, дачи, когда-то принадлежавшей графу Орлову. Охрану на воротах не удивило отсутствие второго ЗИМа. Они догадывались, что она подъедет попозже, привезет Рафика и, конечно же, какую-нибудь женщину.

Здороваясь по-грузински с охраной, Берия взбежал по крыльцу.

— Товарищ Берия! — Подошел к наркому в прихожей один из адъютантов. — Звонил товарищ Меркулов, — он подсмотрел в маленький блокнотик. — Срочные известия по «Кобзарю».

— Спасибо, Вахтанг.

И Лаврентий Павлович, не раздевшись, подошел к тому телефону, что стоял в коридоре. Набрал рабочий, а потом домашний номер Меркулова. По первому сказали, что уехал, по второму — не приехал. Раз он так медленно ездит, тогда подниму его посреди ночи, решил нарком. Я сегодня долго спать не лягу…

— Вахтанг, — подозвал Берия адъютанта. — Будет надоедать Меркулов, скажи, что я позвоню ему, когда освобожусь…

* * *

Картофель топил масло. Оно стекало свечными оплывами по горячим рассыпчатым бокам, растекалось желтой лужицей по дну фаянсовой тарелки. Мельхиоровая ложка разделяла картофелины на части, погружаясь в них острым краем, пока не стукнет по дну, а потом толкла, перемешивая с маслом и зеленью. Зелень — укроп, петрушка и сельдерей — росла в деревянных ящиках, занимающих подоконники размерами с театральные подмостки. И подоконники, и высокие стрельчатые окна, заклеенные сверху газетами, а внизу прикрытые плотными темными занавесками, и крыльцо с коваными узорчатыми перилами, и изъеденная временем стенная кладка, да и вообще все, на что натыкался взгляд снаружи и внутри здания, — все порождало вопрос «это ж при каких царях оно построено?»…

…«Пришли» — выдал Кемень после того, как они вошли в какой-то подъезд, но не стали подниматься по лестнице, а обошли ее и через найденную под лестницей маленькую дверь попали в проход между домами, в котором руки в стороны было не развести. Но они протиснулись и выбрались к небольшому сараю, где под ногами захрустела угольная крошка. За сараем обнаружилось крыльцо подъезда. «Пришли» — еще раз повторил Кемень…

Ложка зарывалась в салат, что был вывален в миску из стеклянной банки, вскрытой по случаю их прихода, подхватывала смесь из моркови, лука и тмина, переносила ее в тарелку, укладывала горкой рядом с картофелем.

— Эх, под такой бы закусь, хозяюшка, водочки и жизнь пошла бы колесом, — жизнерадостно произнес «Жох», потянувшись за ломтем пшеничного хлеба.

«Хозяюшкой» была высокая, прямая, светловолосая женщина лет сорока, говорившая по-русски безукоризненно, но с польским акцентом. Акцент капитан распознал по мягкому «л» и по «в», произносимому словно одними губами.

— Не держу алкоголь.

Она сказала это, оторвавшись от своих мыслей. И мысли ее угадать было нетрудно. Настороженность не покидала взгляда ее зеленых глаз, с тех самых пор, как она открыла дверь ночным гостям. В ее мыслях должны тревожно тасоваться вопросы: как ее знакомый смог убежать из тюрьмы, кого он привел с собой, чем это ей грозит, как ей сейчас быть?

— А угощение так себе, — вдруг добавила женщина. — Собрала на скорую руку.

Это в ней уже заговорила не хозяйка явочной квартиры, а женщина-хозяйка, которой не безразлично, понравится или не понравится гостям в ее доме.

А дом, в котором она жила, был весьма необычный.

…Еще на крыльце «вор» спросил:

— Куда это мы приперлись?

Вопрос тем более был закономерен, что соседние здания мало походили на жилые строения. Кемень задумался. Прикидывает, догадался капитан, выдавать ли тайну. И наверняка путается в своих прикидках. Вроде бы можно скрыть, дескать, некий дом в некоем месте. Но если не скажешь, это может насторожить. Тем более раз они здесь останутся, говори-не говори и так все узнается. «Конечно, узнаю», — мысленно подтолкнул его капитан. И Кемень сказал. Оказалось, что они находятся на территории университета, на ее задворках, перед одним из его многочисленных университетских зданий, перед тем его крылом, которое является жилым и живет в нем всего один человек.

Теперь этот человек сидел перед ними. Они ели и ели с аппетитом, запивая картофель с салатом крепким чаем. «Что ж, ребята, одну из ваших явок я накрыл, так можно сказать, — думалось капитану. — И хорошую явку провалю. Отличное местечко для подпольных сборищ. По вечерам и ночам здесь разве на сторожа можно напороться, да и то сомнительно. А отсиживаться на этой хазе милое дело. Вряд ли кто дотумкает искать беглецов в университетских постройках. Но одной явки мне от вас недостаточно, этим вы не отделаетесь».

«Странное место». Так выразился не только персонаж по имени «Жох», когда они переступили порог, так мысленно выразился и сам капитан. Шепелев ждал от явочной квартиры чего-то более привычного. А не доисторического дома, где того и гляди промелькнет белесый просвечивающий призрак какого-нибудь рыцаря.

Не ожидал он от явочной квартиры груд пыльных книг в переплетах, связок тетрадей и канцелярских папок в коридоре и комнатах. Не ожидал сломанных лабораторных приборов и наглядных пособий. И, в конце концов, никак не чучело лисицы с вываливающейся из него соломой должно украшать явку подпольщиков. Странным было видеть, что всю эту обстановочку освещают не свечи или керосиновые лампы, а электричество.

Под жилье в этом одноэтажном строении было отведено крыло, в остальной же части здания бог ведает, что проводится или хранится. С крыльца их провели через небольшую прихожую, потом следовал подъем по лестнице из пяти ступеней, поворот направо и открылся коридор, в который выходило четыре двери. За первой скрывалась кухня — с теми же перевязанными книгами и кипами исписанных листов, но также с посудными шкафами и полками, с круглой печью для отапливания помещения и с примусом для приготовления пищи. На кухне они сейчас и ужинали.

Больной палец Кеменя был осмотрен, потом к нему приложили плоскую щепку и забинтовали. Кроме того они оба вымылись, а капитан так до пояса. К дому — и это тоже удивило Шепелева — был подведен водопровод, да и в туалет не приходилось бегать на улицу. Расхождением с постройкой Адамового века смотрелся и нормальный унитаз, установленный в ванной комнате рядом с ванной. «Устроимся с комфортом», — отметил капитан, смывая карцерную грязь и пот побега.

Не считая редких, шутливых реплик «Жоха» ужин проходил в молчании. Женщина не решалась ни о чем расспрашивать своего знакомого при постороннем. И ее знакомый поступал так же.

«Кто она такая?» — раздумывал капитан, бросая на нее взгляд. В тонких и правильных чертах ее лица угадывалась порода. Дворянка, причем польская, если учитывать акцент? Ее лицо с суровыми складками лба, поджатые губы, вместе с зачесанными назад и скрепленными в пучок волосами и безукоризненная, прямо офицерская осанка вызывали у капитана сравнение с классной дамой, как тех принято представлять.

По тому, как она встретила своего приятеля Кеменя, по первым фразам, которыми они обменялись через порог на вполне доступном пониманию общего смысла украинском языке, стало ясно, что женщина не любовница и не родственница беглому украинцу. А раз Кемень пришел сам и привел бывшего сокамерника именно к ней, то вывод напрашивается сам собой — женщина имеет прямое отношение к антисоветскому подполью. Но кем работает легально, почему живет при университете на такой странной квартире, почему живет одна? И нельзя ли какой-нибудь из ответов на эти вопросы использовать себе на пользу? Поглядим…

Женщина сидела, убрав руки под стол. Ни на одного из своих гостей она не смотрела, протирала взглядом скатерть с вышитыми по свисающим краям петухами, обегала взглядом стены, подолгу задерживала его на окне.

— Как величать тебя, хозяйка? — спросил, насытившись и отложив ложку, «Жох». — Кого благодарить за королевские харчи? Меня вот зовут Леня, Леонид. А тебя?

— Христина, — сказала она, взглянула на «Леонида» и тут же отвела взгляд.

Вряд ли она назвала вымышленное имя. Чего скрывать имя, когда ее и так засветили с головой.

— Пойду курить, в сени, — поднялся капитан. — Дай, хозяйка, пустую банку, вон в углу тоскует.

Шепелев сидел на верхней ступеньке пятиступенчатой лесенки на краю светового пятна, достающего сюда из коридора. Он оставил друзей-подпольщиков наедине. Пусть пошепчутся. Даже необходимо, чтобы пошушукались, разрешили проблемы.

Тишину в доме и в его ближайших пределах тревожили лишь мелкие звуки: патриархальный, стародедовский стрекот сверчков, мышиное или крысиное шебуршание, пробившийся издалека собачий лай. Из-за плотно прикрытой кухонной двери просачивались голоса. Их ровное гудение иногда перебивалось вспышками на повышенных тонах. Но слов было не разобрать.

Оставшись наедине с собой, капитан подумал об Адамце. Кто у него остался? Отсутствие кольца на руке ни о чем не говорило. Быть может, ждут его в Москве и жена, и дети. Быть может, живы его мать с отцом и им суждено пережить сына. Вот так, один миллиметровый просчет, который остальные, кроме самого капитана Шепелева, расценят как случайность, и нет человека, вычеркнут из жизни.

Можно ли при их службе обзаводиться семьей? Пока для себя капитан решал вопрос так: надумал жениться — уходи с оперативной работы на более спокойную. И не только потому, что тогда никого не сделаешь вдовой. Кроме того, ничего не будет сдерживать тебя в мыслях, когда от тебя потребуется совершить отчаянный рискованный шаг.

Капитан затушил папиросу о баночное стекло. Звучание голосов на кухне текло уже достаточное время по спокойному руслу без перекатов и порогов. Значит, договорились обо всем. Пора возвращаться.

На кухне Шепелев застал творческий процесс. Макая перо в чернильницу, Кемень сосредоточенно строчил на тетрадном листе письмо.

— Христина, голуба моя, — «Леонид» тронул ее за рукав (коричневое платье добавляло хозяйке сходства с классной дамой), — нам с другом поговорить треба. Ты уж без обид, красавица, лады?

Она вырвала рукав из его пальцев и пошла к двери. Взявшись за дверную ручку, обернулась:

— Спать постелю в большой.

— И чего сочиняешь? — «Жох» опустился на скрипучий кухонный стул.

— На, читай, — зло пододвинул к нему исписанный мелким почерком лист.

«Жох» оглянулся на дверь.

— Ты не выеживайся, фраер. Я не знаю, чего у тебя на уме. Но отсюда ты без меня не выйдешь. И запомни — гостей больше, чем одного человека, я сюда не пущу.

— Я, що, як заручник… заложник?

— Что-то вроде. Выхода нет, парень. Это за тобой одни легавые гоняются, так еще можно жить. А за мной все кому ни лень. Ладно, скреби, скреби, — «Жох» поднялся, чтобы налить себе чай, — но думай, что пишешь. Кстати, накарябай в маляве или скажи свой подружке насчет водки. Я ж на волю вырвался…

«Большая», в которой им постелили, была заставлена серьезными по габаритам шкафами и завалена непоместившейся на их полки дребеденью. Один угол комнаты полностью занимали ломаные столы и стулья, другой — какие-то картины и портреты с рамами и без, хватало в комнате и другого барахла. И пыль кругом, на всем пыль. Хозяйка, видимо, редко тревожила это помещение уборкой. У окна стояла железная кровать с металлической сеткой. Вторая постель была оборудована из толстой столешницы, поставленной на «фундамент» из книг.

— Уверен, что она не продаст? — спросил «Жох», валясь в одежде на суконное одеяло постели «на книгах» и доставая папиросы.

— Христина?

— Она.

— Ни, вона цего не зробит.

Странно звучали голоса в помещении, наверное, из-за высоченных потолков — звуки долго не стихали, порхая мотыльками над головой.

Поискав глазами, что можно употребить под пепельницу, капитан нашел и поднес к кровати цветочный горшок с сухой землей.

— А кто она такая?

Кемень задумался, подыскивая ответ.

— Вона мени як сестра.

И повернувшись на бок, укрылся одеялом с головой, показывая, что разговаривать сегодня больше не намерен. Ладно, согласился капитан, завтра договорим. А спать придется вполглаза, балансируя на грани забытья и бодрствования, не выключая слух. Капитан это умел — держать себя в состоянии готовности к моментальному пробуждению и включению в действие. Умение это он поставил у себя еще задолго до того, как стал работником госбезопасности. Что называется, жизнь заставила. А кровать на металлической сетке он уступил для того, чтобы, стоило на ней повернуться Кеменю, скрип моментом будил бы его, капитана Шепелева…

* * *

Берия из бильярдной услышал, как к дому подъехала машина. Ага, вернулся Рафик. Лаврентий Павлович положил пальцы на темно-зеленое сукно, поводил по ним кием, примериваясь — кожаная, натертая мелом наклейка приближалась к слоновой кости шара и отскакивала назад. Вот захотелось, приехав на дачу, покатать шары. Почему, отчего? Да кто его разберет! Захотелось и катает.

Он прищурился, прицеливаясь «бить свояка». В удар вложил всю невостребованную за сегодняшний день силу. Загнать последний шар в лузу не удалось, тот забился в отверстии, но в сетку не провалился, и тогда нарком пропихнул его в лузу толстым концом кия и бросил бильярдную палку на стол.

Он распорядился, чтобы в бархатной гостиной, куда сейчас он направился из бильярдной, накрыли «легкий ужин». Все уже обязано быть накрыто, все, что необходимо, приготовлено. Проходя мимо телефона, установленного в коридоре, Берия вспомнил о Меркулове. Что там могло случиться с «Кобзарем»? Ну да «Кобзарь» не самая важная из операций, чтобы ставить разрешение ее проблем впереди удовольствия. Ну, пришла такая увлекательная мысль. Капитан удачный подвернулся. Почему бы не попробовать! Сорвется так сорвется. Да же улизнет этот оуновец, который может и вовсе не оуновец, не велика беда. Поймаем его потом.

Нарком вошел в бархатную гостиную, подошел к столу, на котором в хрустале ваз томились сочные фрукты, готовились к встрече с тонкими и нежными пальчиками конфеты в открытой коробке и свежие пирожные, карточным веером лежали шоколадки, а также пребывали в боевой готовности бутылка коньяка, вина и сифон с газированной водой «Логидзе».

Берия налил рюмку конька, залпом выпил, закусывать не стал. «А вообще в этом ОУНе одни ущербные собрались, — мысли наркома продолжали течь тем же желобом. — Кроме их главарей, которые тянут денежки из немцев себе в карман, остальные ж неистово верят в какую-то свободную Украину. Какая может быть свободная Украина! Они вон в своем ОУНе власть поделить не могут. И рядовых членов маленькой организации обеспечить не могут, живут как последние оборванцы. Что бы они устроили со страной! Можно представить! И потом нет самостоятельности в хохляцком характере. Ощущать себя гордым, независимым человеком — это передается с кровью. Нет в хохляцкой крови такой струи. Не выросло. Потому, чувствуя свою ущербность, украинские националисты агрессивны, как маленькие, злые, голодные крысята»…

ОУН и прочие глупости выдуло из головы, когда отворилась дверь. Рафик пропустил в комнату девочку «заходи, не бойся», ту, что ходит в театр одна. Она приглянулась ему, товарищу Берии, тем, как несла свой девичий восторг по улицам Москвы. Или восторг нес ее над прозаичной мостовой. Такую незамутненную, искреннюю, лучезарную и самозабвенную радость можно испытывать только, когда тебя еще не попортило время. Хотелось отпить из этой чаши живой воды. Она была хороша, как хорош спелый, но не перезревший плод. Плод на ветке. Плод с чистой бархатистой кожицей, не тронутой ни трещинками и морщинками увядания, ни чьими-то пальцами, ни грызущими изнутри сомнениями, ни болезнями, которые не пустит внутрь переизбыток здоровья. Плод, который требует, чтобы его надкусили и выпустили сок наружу. Может быть, пройдет год-другой, и уйдет шелковистая нежность кожи, а круглое лицо, которое сейчас кажется наливным яблоком, будет казаться просто полноватым, потухнет взгляд, тело покинет невесомость и в нем начнет накапливаться тяжесть, его будет тянуть к земле. И это уже будет другая женщина.

Свое пальто она оставила на вешалке в холле, и сейчас на ней было длинное голубое платье с небольшим вырезом, воротником в складку, с вышитой чуть выше правой груди розочкой. Она часто испуганно дышала и ее грудь, давно выросшая из этого платья, пыталась вырваться из него с каждым вздохом. В руках она сжимала театральную сумочку, украшенную бисером. Берия сделал Рафику знак рукой «свободен». Тот исчез, плотно прикрыв за собой дверь. Не похоже, чтобы Рафик применял силу, уговаривая девочку. Тогда бы она вошла заплаканной. Но нет, только дрожит, и это понятно. Рафик всегда действовал по-разному. Чаще всего пускал в ход обаяние или удостоверение.

— Проходи, — Лаврентий Павлович поманил ее рукой.

— Извините, меня дома ждут.

— Садись, — он отодвинул от стола один из стульев. Но она оставалась у двери. Тогда Берия подошел к ней. Он был выше ее совсем ненамного. Он попытался заглянуть ей в глаза, но она опустила их.

— Я вижу, ты узнала меня, да?

Она кивнула.

— А как тебя зовут?

— Яслена, — ответила она.

— А! — улыбнулся Лаврентий Павлович. — «Я с Лениным». Хорошее имя.[31]

— Зачем я здесь?

Да, конечно, Рафик показал ей удостоверение, наплел, наверное, что к ней у госбезопасности есть некоторые вопросы, она может помочь, это ее долг помогать органам — что-то в этом роде. Интересно, догадывается она? Девочка уже достаточно взрослая, ей лет семнадцать. Должна догадываться, но гонит эти ужасные мысли и лелеет надежду, что вот сейчас ее спросят о каких-нибудь знакомых, что видела, что слышала, не находила ли что-нибудь странного в их поведении, а потом с извинениями отвезут домой. А где-то внутри нее шевелится понимание, ее это пугает, ну и конечно, немножко возбуждает, как она не старается подавить в себе это. Его тоже она возбуждает, и не немножко.

— Пойдем, — он положил ладонь на талию, девочка вздрогнула и его это еще сильнее взволновало. — Посидим, и я тебе скажу, зачем ты здесь.

— Надо что-то выяснить? — с надеждой спросила она и, повинуясь его ладони, пошла с ним к столу, опустилась на отодвинутый стул.

— Да, надо что-то выяснить, — сказал Берия, разливая по фужерам вино.

— Родители уже беспокоятся, — произнесла она, с ужасом глядя на перетекающую из бутылки в граненый хрусталь на тонких ножках бардовую жидкость.

— О родителях не волнуйся. Им сообщат, что твоя помощь потребовалась органам госбезопасности. Они поймут, что раз потребовалось срочно помочь органам, значит, нечего тревожиться. Чекисты ничего не делают зря, — успокоил ее Берия.

Ему не хотелось сегодня быть грубым. Хотелось понравиться. Хотелось обойтись без криков, угроз и пощечин. И пока он не будет грубым. Пока он даже не будет слишком торопить ее. Пока его желание не набрало ту силу, когда уже невозможно сдерживать себя.

Он протянул ей фужер с вином.

— Зачем это? — Она не подняла рук с колен, продолжала разглаживать платье и не отрывала взгляда от скатерти.

— Затем, что я приехал домой, хочу поужинать. Очень проголодался, давно не кушал, дела, работа. А у меня сегодня в гостях оказалась приятная девушка. И я хочу, чтобы она разделила со мной ужин.

— Я не пью, товарищ, — она споткнулась, потом тихо-тихо выговорила, — Берия…

— Сегодня можно. Я разрешаю, а меня надо слушаться. Это же виноградный сок и чуть-чуть градусов, которые и не заметишь, — и неожиданно для нее перевел тему. — Кем работают твои родители?

— Папа работает техноруком цеха на фабрике книги «Красный пролетарий», а мама ткачиха на фабрике имени Фрунзе, — в ее послушном и подробном ответе промелькнуло некоторое облегчение. Наверное, думает, сейчас с ней поговорят о деле и потом отпустят.

— Хорошая советская семья. Ты комсомолка?

— Да.

— Учишься?

— Я в этом году поступила в Архитектурный институт.

— Давай выпьем за твои успехи. За молодого, прелестного создателя домов, в которых мы будем жить. Ты хотела бы остаться в Москве, устроиться в то бюро, которое сейчас занимается перестройкой нашего города? Хотела бы?

Она кивнула, держа фужер перед грудью двумя руками.

— А ты, наверное, мечтаешь о таких платьях, какие носит Любовь Орлова, или я, мужчина, ошибаюсь?

Снова кивок.

— И как хорошая дочь, ты должна мечтать, чтобы твоим родителям повезло. Скажем, отец стал начальником цеха, а мать наградили бы за успехи в труде? Вот видишь, сколько у тебя хороших мечтаний. Ты, наверное, думаешь, вот хорошо, если бы хоть что-нибудь исполнилось, я бы и этому была рада. Но ты живешь в советской стране, где любой день может обернуться настоящей сказкой. Все зависит от тебя. Каждому человеку дается шанс, надо только разглядеть его, не пропустить. И не боятся совершить поступок. Давай выпьем, чтобы все твои мечты исполнились.

Он поднес свой бокал к ее бокалу, чокнулся, выпил до дна. Яслена сделала маленький глоток и поставила фужер на скатерть.

— Ты должна выпить до дна. Я же кавказский человек, я обижусь — мой тост не пьют до дна!

Она послушно сняла бокал со скатерти и маленькими глотками осилила фужер. Ее послушание порадовало Берию. Потому что ему по-прежнему не хотелось в этот вечер быть грубым. И она перестала спрашивать, зачем ее сюда привезли. Значит, все правильно поняла. И уже готова.

— Ты любишь музыку?

— Да, конечно.

— Пойдем, я тебе покажу свои пластинки.


Лаврентий Павлович Берия


Он гордился своей коллекцией пластинок. В ней было все, что выпускалось в стране, а еще ему привозили пластинки в подарок из разных стран. Как любого коллекционера, его не могло не радовать, когда в чужих глазах разгорался огонек зависти и восхищения. Как сейчас в глазах Яслены. А еще ее, конечно, поразил патефон «Грюндик». Разумеется, где она могла подобное видеть?

— Вы любите классическую музыку? — осмелев, спросила Берию Яслена. Спросила, проглядывая грампластинки, где действительно преобладали именно такие грамзаписи.

— Я люблю всякую музыку. А сейчас я поставлю нам вальс. Он выбрал тот, что попался первым. Штраусовский.

— Ты должна научить меня танцевать. Не умею, представь себе.

Он обнял ее за талию… И почувствовал, как желание накатило горячей волной. Играться больше не хотелось. Он прижал ее бедра к своим, провел рукой по ее груди. Обхватил ее ягодицы. «Трудно оттолкнуть руку товарища Берии, это тебе не шкодливая рука твоего одноклассника», — подумалось ему. Он стал задирать платье.

— Пожалейте меня.

Она уткнулась ладошками ему в грудь, но не толкала, боялась, конечно, его гнева.

— Я и хочу тебя пожалеть, глупая девочка.

Его руки заскользили по чулкам. Добрались до резинок. Кожа между краем чулок и трусиками была теплая и чуть влажная, под его пальцами она покрывалась пупырышками.

— Не надо, пожалуйста, — сделала она последнюю попытку уговорить. — Я боюсь.

Но она не плакала. Это было не обычно, обычно они всегда плачут, даже когда не сопротивляются.

— Снимай все! — потребовал он. Ждать он уже не мог. — Быстро снимай. Ты же не хочешь, чтобы я порвал твое платье, Яслена…

…Она заплакала потом. Когда все закончилось, и он, оставив ее на кушетке, вышел в коридор.

— Рафик, чего спишь?

Армянин дремал в кресле, утонув в котором очень трудно не задремать. Он испуганно захлопал спросонья глазами. Выскочил из мягких мебельных объятий.

— Трудная у тебя служба, утомляет, да? — рассмеялся Берия. — Иди, приведи ее в порядок. Объясни все, как и что. Потом пусть отвезут. Запиши ее данные, как обычно. А завтра напомни о ней, подумаем, что сделать.

Хватит ей, решил Лаврентий Павлович, какого-нибудь подарка. Скажем, абонемент на все спектакли Большого, раз она его так любит. Ну, и посмотрим, на настроение, может быть, позвонят на фабрику ее отца — или где он там работает — пусть двинут на повышение. Конечно, если она будет умницей, не начнет изливать душу родителям и подружкам. Тогда она все это получит. Может быть, еще встретимся. Хотя нет. Это из девочек на одну ночь. А спать не хочется. Иногда он плавал ночью в бассейне, когда не хотелось спать. Но сегодня надумал пострелять. Уже было направился к лестнице, чтобы спуститься в тир, но вернулся. Тогда обязательно надо выяснить, что с «Кобзарем». За стрельбой хорошо думается. Конечно, и без того есть над чем поразмышлять, но вдруг там требуется срочное решение. И если его примет самостоятельно тот же Меркулов, то наломает еще дров, потом не расхлебаешь.

Берия набрал номер Меркулова. Когда ему звонил ночью Сталин, то всегда начинал так «Спишь, Лаврентий, а вот товарищ Сталин работает за вас». Нарком же, услышав в трубке голос своего зама, просто начал разговор:

— Что там такое?

— Адамец убит.

— Как убит?

— Нашли в машине с перерезанным горлом.

— А Шепелев где?

— Неизвестно.

И Меркулов рассказал все, что узнал сам о побеге из львовского следственного изолятора.

— Что это значит? — спросил Берия, когда рассказ был закончен.

— Трудно сказать, товарищ Берия.

— Дрянь какая-то. Хорошо, будем считать, что Адамца зарезал тот, с кем бежал Шепелев, а капитан не смог помешать. Продолжайте, как было задумано. А какая связь осталась у капитана?

— Во Львове их встречал сотрудник местного НКВД, капитан может выйти на него.

— В какой мере проинформированы местные органы?

— Только те лица, которых пришлось задействовать как прикрытие.

— Ясно, товарищ Меркулов. Пусть идет, как идет, там посмотрим. Пускай, Шепелева и его объект разработки разыскивают как сбежавших уголовников.

— Может быть, послать кого-то из наших московских сотрудников координировать действия местных органов, чтобы в случае необходимости срочно вмешаться. Ведь того же Шепелева могут застрелить при попытке оказания сопротивления милиции, при попытке бегства или…

— Не надо, — прервал Берия. — Грош цена тому оперативнику, который даст себя застрелить своему же, так сказать, однополчанину. Будем ждать, когда капитан выйдет на нас.

— А если он вообще не выйдет?

— Тогда все равно когда-нибудь отыщется. В виде трупа или в виде перебежчика. Жаль будет, что операция провалилась…


Глава шестая
Сподвижники

День прошел в пустой маете. Главным образом, в хождении от сеней до отведенной им комнаты мимо запертой двери хозяйки, с посещением ванной комнаты.

Хозяйка ушла вскоре после того, как напольные часы с маятником, могущим при необходимости заменить булаву, пробили одиннадцать раз. Тогда «Жох» снова вернулся к прерванному накануне расспросу о женщине по имени Христина. Но сперва он поинтересовался другим:

— А сюда может кто-нибудь прийти кроме хозяйки?

— Ни.

— Почему так уверен?

— Ключи тильки у ний.

— И куда она пошла?

Так, мелким вопросом и кратким ответом, удалось выяснить у молчаливого Кеменя, что Христина преподает в университете языки. Что с работы она вернется в пятом часу. Что живет она на этой странной квартире, потому что была замужем за университетским преподавателем, который перебрался сюда из Варшавы, намереваясь проработать здесь всего год. Ему предоставили на время это жилье. Но муж Христины через полгода после переезда во Львов умер от пневмонии, а поскольку она тоже вела занятия, ее оставили в этой квартире. Муж ее скончался десять или около того лет назад.

А еще Шепелев выяснил, что уйти отсюда можно не только через дверь. Еще можно забраться в подпол и выбраться с той стороны дома через подвальное окно, с которого легко вынимается решетка. Крайне утомившись, устанавливая все это, Шепелев долгое время беседы с Кеменем не возобновлял. А украинец так вообще за все время их общения первым разговор никогда не начинал.

До пяти часов предстояло чем-то занять себя. Согласно собственному желанию капитан развлек бы себя сном часа на четыре, а потом повалялся бы с книгой на кровати, если б, конечно, нашел среди книгопечатных залежей что-нибудь с русским шрифтом. Ну, а согласно образу приходилось маяться. Также приходилось жаловаться, что нечего выпить.

— Ну, чего, фраерок, водяра у нас будет сегодня?

— Увечери принесуть.

— Кто принесет?

— Чоловик один.

— Кто такой?

— Друг мий.

А потом «Жох» принялся шарить по шкафам и полкам, перебирая вещи. Их содержимое представляло собой свалку ненужных университету вещей. Сносили их, по-видимому, со всех лабораторий и аудиторий. Одних портретов преимущественно бородатых мужей с высокими лбами хватило бы на целую галерею. Капитан сделал предположение, что портреты вынули из рам с установлением Советской власти, но не уничтожили, а сохранили в надежде, что власть поменяется. Рамы же, конечно, не простаивают, в них сейчас заправлены новые лица.

Хватало в жилище дамы Христины и всяческих неисправных приборов. Осциллографы, амперметры, вольтметры, гнутые штативы, чего тут только не было. Капитан сразу удалось опознать в груде металла и коробов радиоприемник ЭЧС экранированный, четырехламповый, с питанием от сети, ремонту не подлежащий. Жаль, что не подлежащий. Не получилось починить и сломанный граммофон.

В поисках занятий «Жох» почистил наган. Потом продолжил осмотр помещения. Найдя толстую книгу с занимательными картинками из жизни вымерших животных и немецким текстом, долго листал ее. Еще обнаружил и отлистал несколько иллюстрированных книг. Особенно долго, не выходя из образа и не без пользы для себя, шелестел страницами какого-то восточного трактата об искусстве любви с цветными рисунками.

А за стенами весь день безостановочно кропил львовскую землю дождь. В их комнате окон не было, но они слышали монотонное постукивание по крыше и карнизам. На кухню, где окно имелось, они решили не выходить, хоть окно и занавешено, но мало ли что. Нечего показывать, что в доме Христины кто-то есть в то время суток, когда там никого не должно быть.

С Кеменем они изредка обменивались малозначительными фразами, но однажды, когда «Жох» посетовал, что вот, дескать, сгнию я тут со скуки за такие неделю-другую, Кемень поинтересовался, что вор собирается делать дальше, есть ли планы. Ну, не вечно же он прятаться собирается, а его не смогут вечно прятать. Потом-то куда? «Жох» ему ответил:

— Куда, говоришь? Куда ни кинься, везде достать могут. Если уж на вновь освобожденных территориях покою нет. Рожу ведь не поменяешь. Легавые бы одни так это ладно, свои отыщут быстрее. Знаешь, как у них дело поставлено! Не хуже, чем у «енкеведе». А то и лучше. В любом селе разыщут, потому как везде есть свой глаз. Через вокзал не пройдешь, там вор на воре. Да и поездом не прокатишься. Фартовых в каждом составе хватает. И из проводников половина наводчиками работает у «чемоданников». Им дадут приметы, кто-нибудь и срисует. В автобусах с трамваями не проедешь, чтоб на щипача не напороться. Просто по улице ходить будешь, как по минному полю. Когда любой босяк тебя признать может. Вот и кумекаю, что в стране жить не дадут. И надо делать ноги с Родины. Попадись я здесь, что мусорам, что деловым — все едино кранты. Весь выбор — пуля или перо. А тут у вас и граница рядом. Вот что я думаю. Смотаться из «эсэсера» я думаю…

Хозяйка пришла в половине шестого, и через полчаса состоялся обед. А в восемь часов в дверь постучали и Христина пошла открывать. Человек пришел один. Кемень вышел ему навстречу из кухни, они пожали друг другу руки. «Вор» встречал гостя, прислонившись к дверному косяку отведенной им комнаты. «Жох» грыз семечки, найденные в сенях, сплевывая в кулек, на который ушел лист какого-то конспекта. Они с незнакомцем пересеклись взглядами и долго ими обшаривали друг друга, как лучами прожекторов. Потом визитер заперся на кухне с Кеменем, и к ним присоединилась Христина.

А капитан вернулся в комнату. Словесный портрет заявившегося типа, если потребуется составлять на него ориентировку, можно дать такой: рост чуть выше среднего, телосложение крепкое, толстая шея, круглое лицо, нос с крупными ноздрями, близко посаженые глаза, рот небольшой, губы узкие, обувь носит сорок четвертого — сорок третьего размера. И еще прибавить — любит ходить с пухлым портфелем под мышкой.

Капитан лег на свою постель. Дверь комнаты он оставил открытой.

«Проверяют сейчас нашего Кеменя на соответствие деталей. Впрочем, основную проверочку моего подельника и меня самого проводили сегодня днем, опираясь на посланную им маляву, которую Христина, уж как-то там поладив со своей работой, доставила на ей известный адресок».

Подпольщики секретничали на кухне без минуты полчаса. Потом капитан услышал топот ног в коридоре. Кемень и вечерний гость, оставивший где-то портфель, вошли к нему в комнату. И увидели «вора» лежащим на постели в одежде, ноги, обутые в сапоги, заброшены на приставленный к кровати стул. Поза отдыхающего от праведных трудов человека: расслаблен, глаза полуприкрыты, правая рука за головой под подушкой.

— Микола, — подошел к постели «вора» и протянул руку вечерний гость.

— Жох, — представился капитан госбезопасности Шепелев. Пожал, приподнявшись, протянутую ладонь и снова принял прежнюю позу.

Микола придвинул к постели еще один стул, предварительно сняв с него банку-пепельницу. Кемень остался стоять.

— Вас ищут по всему городу.

Он говорил с характерным украинским «гыканьем», но хоть по-русски говорил. Устал капитан, общаясь с Кеменем, постигать значение украинских слов. Впрочем, последний не меньше, может быть, устал переводить для себя блатные словечки.

— Ха! Понятно! — воскликнул «Жох».

— Из-за вашего побега с убийствами переворачивают весь город, — в голосе Миколы прозвучал укор.

— А ты, значит, хотел бы, чтоб мы так и сидели в крытке, дожидаясь вышака, — с вызовом ответил «Жох».

В словесный портрет, капитан сделал в уме пометку, можно добавить привычку оглаживать лицо ладонью по щекам к подбородку, словно проверяя, гладко ли выбрит.

— Тебя, между прочим, еще разыскивают твои дружки.

— Это ты от него узнал? — «вор» кивнул на Кеменя.

— Нет, другие люди подтвердили.

«Может, и врет, и нет у него никаких выходов на уголовников. Но только зачем тогда врет? К чему он ведет?» Подумав так, вслух капитан сказал:

— Ты меня на пушку берешь, что ли, не пойму? Мол, я могу твоим корешам адресок забросить, если ты, падла, отсюда не уберешься, так я толкую, а?

— Не так. Тебе из города не выбраться.

— Мне и из крытки было не выбраться. Короче, перележу на дне пару недель, кипеж уляжется, и я умотаю отсюда.

— Нелегко будет и через две недели. А ты, я слышал, хочешь покинуть…

Возникшая пауза, похоже, была вызвана тем, что он не знал, как поименовать страну, в которой они сейчас оба пребывали. (Капитан не знал, что представившийся Миколой про себя называет его государство Красной Жидовией).

— …СССР. Мысль понятная, твои дружки жизни тебе не дадут.

— Это ты все знаешь. А я вот еще не решил, куда податься, — криво усмехнулся «Жох», потом демонстративно зевнул и продолжил: — Вот поваляюсь тут, подумаю. Тебе-то чего, вот в толк не возьму?

— Что-то ты груб.

— Не люблю темнил.

— Кого?

— Когда темнят не люблю.

— Я не темню, господин Леонид. Такое, кажется, у тебя еще имеется имя. Нам спешить некуда, и я не тороплю беседу. Ты лучше скажи, как ты собираешься перейти границу?

— Как люди проходят.

«Хороший разговор идет, — в душе потирал руки капитан госбезопасности, — правильной дорогой движется. И хотя не могу понять, какие планы в отношении вора у них возникли, но какие-то возникли. Иначе к чему эти въедливые расспросы».

— Люди проходят с трудом. Многих ловят, а тех, кто не сдается, убивают. Перейти границу — дело труднейшее.

— И чего с того?

— Мы можем тебя перевести. У нас имеется «окно» на границе. И из города поможем выбраться незамеченным. Но ты должен понимать, что мы не можем рисковать нашими людьми, нашими каналами, скажем так, без отдачи для себя.

Иногда, когда случалось выступать под чужой личиной, Шепелев забывал себя, переставал быть работником госбезопасности, уходил в образ и чувствовал себя тем самым человеком, за которого выдавал. Тогда он понимал смысл понятия «актерское перевоплощение» и что отличает хорошего лицедея от посредственного. А это когда тебе все дается легко, играючи, и тебе верят, верят, что ты тот самый, кем назвался. Шепелев не считал себя талантливым актером, но иногда находило вдохновение. Особенно когда оперативная игра начинала складываться. Именно сейчас он ощутил прилив этого оперативного вдохновения, потому что стало ясно — пошла масть. Он бы прямо сейчас крикнул бы «Ну, конечно, приятель, договорились!», однако образ не позволял быстро соглашаться. Образ требовал маненько поломаться.

— Я вам кореша в банду вернул, мало, что ли? Ты учти, что его еще допрашивать как следует там не начали. Сломанный пальчик — фигня. Я тебе могу рассказать, как легавые с вашим братом политическим работают.

— Я знаю. За то, что вернул нам нашего товарища, мы платим тебе приютом. Это, согласись, уже немало. Мы поверили тебе и очень рискуем.

«Ты лучше сказал бы, чего пальто не снимаешь. В комнате тепло, на кухне, откуда ты прикочевал, еще теплее. Стало быть, под пальто ты держишь ствол. Недаром третья и четвертая снизу пуговицы расстегнуты».

— Ты говоришь «мы», а я вас и знать не хотел. Я вот с ним, — капитан показал пальцем на Кеменя, продолжающего стоять чуть ли не по стойке смирно за спиной Миколы, — дело имел и вас не звал. Ладно, не дурной, понимаю, что за просто так вы меня через кордон не поведете. Ну, и чего вы от меня хотите?

— Чтоб ты помог, так сказать, по профессии, — тяжелый Микола пошевелился на стуле, и тот, будучи откуда-то списанным по ветхости, как и вся мебель в этом доме, угрожающе заскрипел.

— Смотря за кого ты меня принимаешь. За фармазонщика, гоп-стопника, медвежатника, щипача, домушника или за мокрушника?

Микола впервые оглянулся на своего товарища, словно ожидая от него перевода. Кемень ничем не помог, лишь вопросительно посмотрел тому в глаза. Это был взгляд подчиненного, направленный на начальника. «Любопытно бы узнать, кто к нам пришел. В каком подпольном звании прибывает. Но ясно, что не пешка».

— Мы хотим, — Микола эту фразу начал произносить чуть ли не по слогам, — чтобы ты помог нам совершить кражу. Это по твоей специализации?

«А как соотнести твои слова о том, что у вас имеются связи в уголовном мире, и то, что ты обращаешься за помощью ко мне, незнакомцу? Но не будем обращать твое внимание на это противоречие. Дескать, не заметил».

— Вроде того, — уклончиво ответил «Жох». — Но кражи они тоже разные бывают. Если коня нужно украсть, то я не помощник, это ты к цыганам обращайся.

Шепелев едва не вздрогнул, когда Микола засмеялся. До сего момента невозможно было предположить, что этот человек способен смеяться.

— Нет, не коня. Одежду.

— Одежду? Так вам лабаз нужно тряхануть?! Это прямо по адресу. Но тут долю с хапа давай. Надо, чтоб все по правилам.

— Нет, не магазин, — покачал большой бритой головой Микола. — Воинскую часть.

— Чего?! — от удивления Шепелев-»Жох» приподнялся на локтях. Потом опустился на одеяло, понимающе улыбаясь. — Да вы чокнутые, ребята! Я еще по твоему корешу догадался. Надо ж додуматься, лезть под солдатские стволы из-за шмотья. Не из-за оружия, а шмотья!

— Это, Леонид, тебя не касается, что и зачем. Есть работа, плата за которую — вывоз из города и перевод через границу.

Микола продолжал терпеливо растолковывать. Хотя его терпение могло бы уже и рухнуть. Значит, вор действительно им позарез нужен.

— Могу только сказать, что прибыли мы сами от этого не получим, поэтому о какой-то там доле и речи идти не может. Только на тех условиях, что я изложил. Так что, берешься или нет?

— Ты погоди чуток. Давай по деталям проговорим. Если дело не совсем гиблое, то попробовать можно.

«Ах, вот почему я вам понадобился, почему вы так вцепились! — сообразил капитан. — Потому что даже, если у вас и есть выходы на уголовный мир, кто из блатных на такое подпишется! Даже если вы им посулите золотые горы. Это не магазин взять, тут пятаком или червонцем не отделаешься. За нападение на воинскую часть летишь прямо под расстрел. Даже повредившись в уме, вор не пойдет на это дело. Вор может согласиться на подобное предложение только в такой безнадеге, в какую я попал… то есть мой персонаж Леня-«Жох».

— Детали, — проговорил Микола. — Детали, я надеялся, мы будем обговаривать с вами вместе. У меня есть план воинской части, — он запустил руку в боковой карман пальто, вытащил бумажный квадратик, но пока не разворачивал его. — Известно, где какие строения расположены, где хранится то, что нам нужно, как охраняется территория. Требуется проработанный план и его качественное исполнение.

«А уж не в ту ли часть вы вновь хотите наведаться, при посещении которой попался этот голубь Кемень, — пришла к капитану догадка. — В этом есть своя правда. Вряд ли всерьез там ожидают второго нападения спустя всего несколько дней после первого. И еще, наверное, нет у вас подробного плана другой воинской части. А совсем без плана не обойдешься. Ишь как сдалась вам эта форма! Почему ж такое нетерпение, даже не пугает повышенная боеготовность, в которую, вне всякого сомнения, приведены сейчас армейские караулы? Не страшит, что город прочесывают органы госбезопасности и милиции. И вдобавок вы идете на риск, привлекая человека сомнительной надежности, непроверенного человека. Чертовски любопытно, в чем тут причина».

— А как же быть с тем, что весь город переворачивают? — задал «вор» вполне уместный вопрос.

— Они ищут, да не там. Они, в основном… э-э

— Малины ворошат, — договорил «Жох».

— Именно. Притоны и прочие злачные места. На подходы к воинским частям интерес не распространяется.

— Ладно, допустим. Придумать что-нибудь можно. Подумаю. Но тогда у меня будут условия.

Микола вопросительно вскинул брови.

— Никаких стволов и перьев у тех, кто пойдет со мной на дело. Или по-другому, никакого холодного и огнестрельного оружия на операции. Ни у кого, кроме меня. Ну, что скажешь?

Глаза Миколы сузились.

— Это еще зачем?

— А затем, что верить я вам не собираюсь. Чего, скажи, проще, положить меня там же у забора части и дать легавым левый след, повернуть указатель от себя на блатных. На кой ляп вам меня через грань тащить, когда проще и дешевле грохнуть.

Микола пошевелил сильными плечами, провел ладонью по щекам, глаза метнулись в сторону. «А ведь, похоже, угадал я их замысел», — усмехнулся про себя капитан.

— Но мы можем и здесь тебя убить? — возразил Микола.

— А ты попробуй. Я вот с этой штукой, — «Жох» выдернул правую руку из-под подушки с зажатым в ладони револьвером, — даже в сортир хожу.

Кемень дернулся за спиной Миколы, словно уже начали стрелять. На гостя же появление оружия никакого впечатления не произвело.

— Веселая у тебя жизнь, господин Леонид, — с непонятной интонацией произнес Микола, — от всех бегаешь, все тебя убить хотят. Как на пороховом складе живешь. Неужели нравится?

«Жох» убрал под подушку руку с наганом.

— О том мы с тобой за стаканом побеседуем. Кстати, закинь сюда горилки, раз мы с тобой вроде подельников.

— Водку, а не горилку, я тебе принес, на кухне оставил, — сказал Микола. — Значит, ты согласен, несмотря на то, что думаешь, будто мы хотим тебя убить?

— Правильно понимаешь, мужик. Значит, поймешь и то, что врасплох меня не возьмешь, я на каждом шагу страховаться буду. Ну, давай теперь по делу. Ты мне скажи, вам клифты солдатские понадобились?

— Что?

— Форма военная нужна?

— Да.

— Новье обязательно?

— Э-э… ах, да понял. Нет, это все равно.

— То есть и старая сгодится?

— Да, я же говорю, все равно.

— А сколько комплектов заказываешь, маэстро?

— Я не понимаю, к чему эти вопросы?

— Скажем, тридцать сгодится? — настаивал «Жох».

— Предположим.

— Ха, да на пес тогда твой чертеж нужен. Тогда я тебе свой план предложу…

* * *

Выяснилось, что Кемень не пьет. Категорически и наотрез. Впрочем, и капитан сейчас бы не стал, но образ требовал водки. Оставив своего соседа в комнате (тот укладывался спать, проговорили они с Миколой долго, сейчас уже было около одиннадцати), Шепелев зашел на кухню. Христина на своем единственном примусе готовила на завтра еду. Да, теперь ей придется терпеть повышенные кухонные нагрузки все то время, что они у нее пробудут.

На столе преломляла электрический свет одна из двух принесенных заботливым Миколой бутылок «Пшеничной». На закуску постояльцу были нарезаны хлеб и колбаса, подготовлены вчерашние огурцы и копченая рыба. «Вор» налил себе водки в граненую рюмку, пошарил глазами по кухне, отыскал нужную посудную полку, подошел и снял вторую рюмку, наполнил и ее.

— Выпей со мной, хозяйка, — требовательно сказал «Жох», поставив вторую рюмку рядом с первой на стол.

— Я не пью, — ответила она, продолжая заниматься делом, то есть помешивать что-то в кастрюле.

Постоялец подошел к ней, встал за спиной.

— Выпей, я тебя прошу.

— Нет, — отрезала она, придавая голосу твердости.

«Жох» взял ее за плечи и развернул.

— Не могу я пить один, не по-человечески это. Составь компанию, Христина. И не смотри на меня волком.

— Я вас боюсь, — отведя взгляд, проговорила она.

— Не стоит. Пойдем посидим, подружимся. — «Жох» обхватил пальцами ее тонкое запястье.

— Пустите меня, я буду кричать, — в ее голосе назревали истерические нотки.

— Кричи, — спокойно согласился на это «Жох», сильнее сжимая пальцы на ее руке. — Твой Кемень не сунется, он меня боится больше, чем ты. Я многого прошу? Или я не человек, по-твоему, и ты брезгуешь пить со мной?

В последней фразе капитана сверкнула угроза.

— Пустите, у меня будут синяки, — предприняла Христина еще одну попытку.

— Выпьешь? — «Жох» не отпустил ее.

— Хорошо, — устало согласилась она.

«А скоро я совсем перестану быть собой, — усмехнулся про себя товарищ Шепелев, садясь за стол напротив женщины, говорящей с польским акцентом. — Окончательно перевоплощусь, брошу службу и стану воровать».

— За гостеприимный дом, — постоялец «Жох» поднял рюмку. — За радушную и красивую хозяйку. И до дна!

Капитан никогда не считал себя большим знатоком женщин. Опасно это — считать себя знатоком женщин. И пытаться просчитать их ходы так же, как просчитываешь ходы противников-мужчин. Однако капитан понял, что произойдет, когда повернул Христину к себе и заглянул ей в глаза. Знал, что это произойдет, если он того захочет и будет продолжать.

Он захотел и продолжал. В его опасной игре эта женщина может помочь. А помощь ему обязательно понадобится. Тем более женщина она привлекательная. Даже красивая. Эдакой осенней, октябрьской красотой.

И это произошло. Помогла и водка. Водка ж, она не только калечит печень, разбивает семьи и одаривает утренней головной болью. Водочка снимает цепи, сводит разведенные мосты, разгоняет кровь. «Жох» заставил хозяйку Христину выпить не одну рюмку. Зато все остальное происходило без всяческого нажима. Остальное происходило исключительно по велению извечного инстинкта.

Он обнял женщину, крепко прижал к себе. Ее голова откинулась назад, глаза закрылись, а губы раздвинулись для поцелуя. Переплелись дыхания, тела стали чувствовать друг друга под одеждой.

— А теперь пойдем в твою комнату, — сказал «Жох». И они оказались в ее комнате.

Любовная составляющая ночи получилась страстной. Капитан удивлялся и сам себе, и этой женщине, производившей до сего момента впечатление строгой и холодной. Может быть, причиной тому был ее невостребованная чувственность, которая находила до того отвод в работе и эмоциях подпольной деятельности. А с его стороны этой связью замещалась ожидаемая и несостоявшаяся встреча с Ольгой. Как бы то ни было, но мужчина и женщина, похоже, нашли друг друга тогда, когда оказались друг другу нужны.

Но любая страсть в конце концов утихает, после штормов наступает затишье.

Капитан курил, Христина лежала, отвернувшись от него. Потом он услышал, как женщина плачет. Вдруг она повернулась. Ее лицо смотрело в потолок, глаза были закрыты, из-под век стекали слезы… и она истерически хохотала. Шепелев молча ждал, когда этот приступ пройдет. Наконец Христина успокоилась и смогла говорить.

— После смерти мужа я поклялась, что у меня не будет больше мужчины, — то, что она говорила, прерывалось всхлипами и короткими смешками. — И вот появляется. И кто он?! Уголовник!

— Ха! — «Жох» загасил папиросу о днище спичечного коробка, который использовал как пепельницу, высыпав из него спички. Повернулся к женщине. — А то, чем вы тут занимаетесь, разве не подходит под статью. Статья пятьдесят восемь…

— Ее выдумали коммунисты! — Она резко поднялась в постели и ее небольшие груди возмущенно вздрогнули.

— Выдуманная-не выдуманная, а статья. И сидеть по ней придется в натуральном лагере с конвоем, собаками и колючкой.

— Господи, о чем мы говорим сейчас! — Христина закрыла лицо ладонями.

— И то верно, — он обвил ее руками, положил на подушки.

— Я даже не знала, что я такая шлюха, — она уткнулась в его татуированную грудь, в синие купола.

«А-а, — протянул про себя капитан, — с потом вышел алкоголь, наползает трезвость, начинаются нравственные терзания».

И он сказал, что сейчас требовалось:

— Ты нормальная баба, которой надо любить. К тому же ты красивая баба. Я вообще не понимаю, почему ты одна живешь. Уж не знаю, куда глядят твои дружки по пятьдесят восьмой статье, но явно не на тебя. Или их ничего кроме борьбы с коммунистами ничего не волнует? А меня вот волнуют привлекательные женщины.

— Какая ж я красивая, я уже старая, — и она снова заплакала. Но на этот раз без истерического смеха, и на этот раз слезы стекали не на подушку, а на мужскую грудь.

«Хорошо я отдыхаю во Львове взамен черноморского курорта, — отметил капитан. — Хавка не хуже санаторской, до кучи водка и женщины. Имеются также аттракционы для получения сильных ощущений. И вот с чем, с чем, а с аттракционами-то и дальше будет полный порядок»…

* * *

Капитан предполагал, что ожидание продлится несколько дней. Эти дни предстояло отбывать в затворничестве, и Шепелев прикидывал, какую пользу можно извлечь для дела из вынужденного безделья.

Извлечь было можно. Например, из складывающегося общения между ним и хозяйкой. Молчаливый и фанатичный Кемень не мог быть назван обнадеживающим объектом для оперативной разработки. Тем более украинец сделался еще более угрюмым и необщительным. По взглядам, которые бросал Кемень за завтраком на «Жоха» и Христину, легко можно было догадаться, что он обо все этом думает. Не так много ума требовалось, чтобы вычислить, где провел ночь вор. Не в ванной же уснул. Такая спевка Кеменю не могла понравиться, и было заметно, что не нравится. Наверное, он не мог дать себе отчет в том, чем именно опасен нежданный союз, просто полному доверию к незнакомцу, да еще и русскому, у него и его товарищей взяться было неоткуда. Потому Кеменя, ясное дело, больше бы устроило, ежели бы Жох сидел в отдельной комнате под замком и ни с кем бы не общался. А тут у него выходит не то что общение, а целая связь. Хотя то, что вор развлекается как может, полностью сходится с образом «Жоха».

А вот что касается хозяйки по имени Христина… Нет, капитан не надеялся завербовать ее. Слишком ненавидит она коммунистов. (Кстати, любопытно было бы узнать истоки такой ненависти, капитан чувствовал, что не на пустом месте она возникла. Очень может быть, это как-то связано с ее польским происхождением). Но вот добыть из разговоров с ней полезные сведения не просто возможно, а необходимо. Особенно если учесть, что спешить некуда, можно плавно втягивать ее в откровения.

Но, как выяснилось, относительно того, что спешить некуда, капитан ошибался. События стали разворачиваться неожиданно скоро.

Как и накануне, Микола явился в восемь вечера. Они снова втроем закрылись в комнате. Где Микола сообщил о том, что действовать предстоит завтра. Потому что он, Микола, установил все, что следовало установить, и оказалось — интересующее их мероприятие проводится как раз таки завтра.

— Отсюда проберетесь закоулками. Машина будет ждать у хозяйственного двора. Он, — кивнул Микола на Кеменя, — знает где чего.

— Прежде чем выехать, обшмонаю всех до подштанников, проверю машину, — предупредил «вор». — Поверь, приятель, что в шмонах я секу. Если чего найду, пику или волыну, могу очень сильно обидеться, и кому-то тогда крупно не пофартит.

— Хорошо, — усмехнулся Микола…

* * *

Автомобиль, что поджидал их на следующий день у хозяйственного двора, был довольно подержанный «Мерседес-Бенц». По Львову разъезжало много немецких машин, оставшихся с досоветских времен — времен, которые, как известно, навсегда закончились пять месяцев назад.

К хозяйственному двору Кемень вывел капитана проходными дворами и лазами между домами и сараями. На улицы им не пришлось выйти ни разу.

В машине сидело двое. Четверых для задуманного должно хватить. «Вор» выполнил свою угрозу и проверил пассажиров, проверил под сиденьями, в бардачке. Судя по тому, как безучастно себя вели его новые знакомые, ничего холодного и огнестрельного у них припасено не было. Впрочем, капитан был уверен (ну, почти уверен) в том, что его требования выполнят. На этом этапе он им нужен, его не захотят вспугнуть. А вот сам капитан, согласно выставленным условиям, имел при себе наган и запасные патроны, рассованные по карманам брюк.

«Мерседес-Бенц» привез не только двух незнакомцев, чьи приметы легли на полку памяти капитана госбезопасности вслед за приметами Миколы, но и дополнение к гардеробу «Жоха». Выполнив его просьбу, ему доставили матерчатую куртку, точно подошедшую по размеру.

В куртке Шепелев почувствовал себя непривычно, словно помолодел. Потому что давно не приходилось ему носить эту разновидность верхней одежды. Осенью-весной он ходил в плаще, зимой в пальто, летом в пиджаке.

«Есть у них осведомитель среди военных, — размышлял капитан Шепелев, поглядывая с заднего сиденья на утренний Львов. — Как быстро они установили, да еще во всех интересующих подробностях, то, что поди установи, будучи гражданским лицом! Опять же план воинской части можно припомнить. Вычислить бы гада».


«Мерседес-Бенц» 1940 года


Ну, это будет отложенная задача. Главное сейчас — разобраться, для чего им понадобилась форма, причем срочно понадобилась. И, конечно, не менее важно во всех передрягах уцелеть самому. Потому что некому будет тогда рассказать ни о форме, ни об университетской явке, ни о Миколе, ни о номерах этой машины. Хотя от машины, возможно, они сегодня же и избавятся. Впрочем, как знать…

Доехали быстро. «Мерседес» остановился перед неким учреждением, в которое с хмурыми утренними лицами и портфелями в руках стекались не до конца проснувшиеся совслужащие. Шофер остался в машине, а «Жох», Кемень и еще один сегодняшний подельник, представившийся Семеном, пошли дальше по улице, по ее мокрым от ночного дождя булыжникам мостовой. Дорогу показывал Семен. Дорога вышла недолгой: полквартала до поворота на другую улицу, где через два дома и располагалось искомое здание. Искомое отличалось от соседних высокой дымящей трубой. Это была одна из городских бань.

Идея, пришедшая на ум «Жоху», когда он выслушивал Миколин план ограбления складов воинской части, заключалась в следующем: среди относительно недавно расквартированных во Львове полков имеются такие, что заняли неприспособленные ко всем солдатским нуждам территории и не успели или просто не в силах обустроить там солдатский быт. И где моются солдаты? В городских банях. Водят их туда, понятное дело, не полками. Скорее всего, поротно или повзводно. И уж точно без оружия. Отсюда, из этой идеи, вытекает планчик, построенный на внезапности и дерзости. Главное, выяснить, где, когда и сколько человек будет находиться.

Шепелев настоял тогда на своем плане, убедил Миколу отказаться от проникновения на охраняемые территории. Капитан, конечно, мог бы, не рискуя поломать рамки своего образа, отказаться от участия в любых мероприятиях своих новых друзей. Но это бы осложнило задачу, ради которой все затевалось. А с «Жохом» или без за формой своей они куда-нибудь полезут, и нет никакой уверенности, что при этом не погибнет тот же часовой или даже часовые, или какие-нибудь другие люди. А он, «Жох», уж постарается, чтоб обошлось без жертв как с одной, так и с другой стороны.

И вот сейчас они входят в двери городской бани. От гардероба направляются в женское отделение две представительницы слабого пола с холщовыми сумками в руках. Лиц противоположного пола, входящих в противоположное отделение, не наблюдается. Вместо них у входа в мужское отделение висит объявление «Сегодня первый сеанс в 10:00». Трое вошедших уверенно идут мимо бумажного предупреждения.

— Стойте, стойте, — догоняет их уже в коридорчике дедок, до того болтавший с гардеробщиком. — Закрыто. Читать не умеете? Спецмероприятие. После приходите.

Вор резко останавливается, дед налетает на него. «Жох» поворачивается и кладет ладонь на плечо старика.

— Дедун, разуй глаза, не видишь, что ли, мы по делу. Мы не мыться, мы чистые. Кто сегодня банщиком?

— Серега, — бормочет старик.

— Видишь, мы не ошиблись. Мы очень занятые люди, чтоб сто раз приходить. — «Вор» хлопает работника бани по плечу, поправляет ему галстук. — На, за нарушение порядка, — и «Жох» сует скомканный четвертной в карман дедовского пиджака. Разворачивается и идет дальше. Не отстают от него и двое его подельников.

— Шум не пидниме? — встревожено спрашивает Кемень, который присутствовал при их с Миколой разговоре, где «вор» давал ответы на этот и другие вопросы. Послать его или повторить? Ладно уж.

— У банщиков с нашим братом, — «Жох» показывает на себя пальцем, — завсегда дела варятся. Ничего необычного не происходит. Заурядно, как кусок мыла.

Перед тем, как открыть дверь, «Жох» расстегивает куртку и рубашку под ней, обнажая татуировку в виде трехглавого собора. Потом входит в раздевалку, за спиной топают члены его сегодняшнего преступного сообщества. Вор сразу сворачивает к столику банщика. Кажется, он не обращает никакого внимания на то, что происходит в помещении, но краем глаза «вор» ловит солдатское шевеление в раздевалке. Разоблачаются, готовятся к помывке.

— Здорово, Серега, — ухмыляющийся посетитель протягивает сидящему на стуле банщику руку. — На пару слов. Возникли кое-какие недоразумения. Надо бы снять.

— Я не Серега, — говорит человек в белом халате, рассматривая татуировку на груди посетителя. В глазах зарождается испуг. — Серега там, — он кивает на каморку за своей спиной, дверь которой прикрыта.

— Пошли к нему, — «Жох» берет со стола банщика металлический номерок, подкидывает на ладони. И с нешуточной угрозой в голосе говорит. — Сейчас, кент, будем разбираться, кто из вас Серега, а кто ни при чем. Зря вы, фраера, в это ввязались!

— Во что? — банщик не на шутку перепуган, поднимается со стула.

— Не лепи беса, дуролом, — «Жох» обходит стол, так, чтобы не видел никто из солдат в раздевалке, легонько пинает носком сапога банщика по голени. — Пошли на очняк с Серегой.

— А как же… вот, — человек в белом халате показывает пальцем на стол.

— Если ты не Серега, сейчас вернешься на пост.

Банщик, за ним «Жох» и уже за ним двое «Жоховских» подельников входят в каморку, заваленную простынями и полотенцами в стопках (чистые) и в мешках (грязные). Серега (а кому это еще быть), тоже в белом халате и при красной физиономии, пьет, отдуваясь, чай из блюдца, кусает бублик. Кемень, вошедший последним, плотно закрывает за собой дверь. «Жох» толкает первого банщика в спину, тот налетает на один из мешков. «Вор» достает наган.

— Вякните, шевельнетесь — башку разнесу, недоделаши! — Небольшой поворот головы в сторону подельников. — Давайте!

Те простынями вяжут руки, затыкают рты кляпами из полотенец, потом вяжут ноги не пытающимся сопротивляться банщикам. Окаменевший Серега так и не выпустил из пальцев бублик. Троица незваных гостей надевает белые халаты, выходит из каморки в предбанник. Где ничего не подозревающие солдаты скрываются, перешучиваясь, один за другим за дверью помывочного отделения. На крючках остаются гимнастерки с малиновыми петлицами без эмблем[32], красноармейские шаровары с пятиугольными наколенниками и на полу — юфтевые сапоги с торчащими из них портянками.

Но двое красноармейцев не торопятся мыться. Один увлеченно зашивает порванную гимнастерку, другой бархоткой надраивает рамку ременной пряжки. «Жох» садится на освободившееся место банщика, Кемень подходит к двери в коридор, остается у нее, последний член их маленькой «шайки» берет веник и совок и изображает подметание.

И вот последний солдат направляется к дверям помывочной, но оттуда, словно ему на смену, выбегает некто голый и мокрый, начинает что-то искать. Завязывается канитель: забегает один, тут же выбегает другой. А потом появляется снова тот же, что зашивал гимнастерку, что-то ему пришло в голову, и он отрывает грязный подворотничок, достает чистый и начинает его пришивать. Швец, так его разэтак. Так можно прождать до скончания века. Кемень жалобно, просяще глядит на «Жоха». Ну, ничего сами не могут придумать! «Вор» поднимается со стула, подходит к солдату, колдующему над подворотничком.

— Пива хочешь?

— Ну? — вроде бы согласно произносит тот, потом добавляет: — Но, понимаешь…

«Жоху» некогда его дослушивать.

— Бесплатно, угощаю. Пошли.

Солдат откладывает гимнастерку, поспешает за добрым банщиком. «Жох» делает знак Кеменю следовать за ними, а второй подельник уж должен сам догадаться, что ложится на него. «Вор» пропускает красноармейца в каморку, тот застывает в изумлении, увидев двух связанных людей, когда к его горлу приставляют револьверный ствол и требуют: «Чтоб без глупостей». Пришлось связать и солдата.

Вернувшись в раздевалку, «Жох» и Кемень видят, что их товарищ просунул черенок швабры в ручку двери, открывающей дорогу к кранам, лавкам, шайкам и горячей воде, и теперь дополнительно баррикадирует выход, подтаскивая к плакату, снятому со стены и перекрывшему проем, большое кожаное кресло.

— Ну, работайте! И очень быстро! — распоряжается «вор».

Кемень забегает в каморку, выбегает оттуда с пустыми мешками, и начинает забрасывать в них одежду. К нему присоединяется второй подчиненный «Жоха». А «Жох» сидит на месте банщика, покачиваясь на стуле и поигрывая жестяным номерком.

— Допомагай! — злобно шипит Кемень, на миг отрываясь от засовывания сапог в мешок.

— Еще чего! Совсем офонарел? Буду я в грязном шмотье рыться. Я тебе не фраер дешевый. Берите, чего вам надо, и валим.

Вместо оказания помощи Шепелев закуривает. Что не пострадает, так то шинели, которые капитан заметил на вешалках в гардеробе, и буденовки, торчавшие из шинельных карманов. Их Кемень с подельником брать не собираются. Равно как и головные уборы. Отчего-то не нужны они им. Интересно…

С той стороны забаррикадированной двери следует первый толчок. До того, как посыплются удары, а потом на дверь дружно навалятся крепкие тела, еще полно времени. Но — не упустить бы пиковый момент.

— И мешок не понесешь? — около стола банщика оказывается Кемень. Два мешка барахла они уже набрали, теперь набивают третий.

— Отнесу, — успокоил «вор».

Через минуту троица, пробывшая в мужском отделении всего чуть больше десяти минут, пересекла вестибюль городской бани с мешками за спиной. Пересекла столь быстро, уверенно, целеустремленно, что никто не успел и не решился остановить их хотя бы вопросом. Даже если бы кто-то и кинулся им навстречу, то результат оказался тем же — эти трое успешно довершили бы свое дело.

«Мерседес-Бенц» уже должен был, покинув стоянку возле совучреждения, стоять перед входом с открытыми дверцами. Он и стоял. Они покидали мешки в салон, мотор взревел, и машина помчала по улице.

— Так просто! — выдохнул Кемень.

— Только без меня вы что-то не могли додуматься, — напомнил «Жох»…

* * *

Микола заявился без четверти восемь — на пятнадцать минут раньше своего обычного времени. Он не скрывал своего удовлетворения.

— Не думал, не думал, что получится. Ловко! Теперь ясно, откуда у тебя такое прозвище — Жох. Теперь пришло время выполнить нашу часть уговора. Готовьтесь, завтра утром вывезем вас из города. В девять часов утра вас будет ждать машина на том же месте, что и сегодня.

Кеменя тоже предстояло вывозить и переправлять за кордон, так как он стал весьма известной фигурой во Львове, чтобы продолжать жить в городе, области и даже в этой стране. «Какой неразлучный спутник у меня появился», — подумал капитан.

— Надеюсь, машина не та же? — спросил Шепелев.

— Нет, разумеется. Это будет грузовая машина, — гость расстегнул портфельную застежку. — Вот вам, с учетом дороги, — Микола выудил из портфеля три бутылки перцовки. — Ну, счастливо добраться. Там вас встретят и помогут устроиться.

— Сколько людей будет в машине кроме нас? — «Жох» не исчерпал еще все вопросы.

— Один. Будет без оружия, можешь быть спокоен. Он довезет вас до приграничного района, сведет с проводником, дальше станете слушаться проводника.

— Это сойдет. А спокоен я буду, когда проверю.

— Хорошо, хорошо, я знаю твою недоверчивость. Хочешь еще о чем-то спросить или прощаемся?

— Прощай.

Они пожали друг другу руки. Прощание Миколы и Кеменя выглядело гораздо более трогательным. Кемень произнес небольшую напыщенную речь на украинском, из которой, кроме общего смысла, капитан мало что понял. А общий смысл сводился к тому, что мысленно он, Кемень, будет с ними, с остающимися в стане врага товарищами, а Украине быть свободной. В ответ Микола заверил Кеменя, что они еще встретятся. На том и расстались.

Перцовку капитан пить не стал. Мутная голова не нужна ему ни сегодня, ни тем паче завтра. Придется много думать и, возможно, активно действовать. Кстати, о многодумии…

Чтобы течению мыслей ничто не мешало, капитан уединился с папиросами в сенях. Было над чем поразмыслить.

Собираются ли его убивать? Железной уверенности в том, что собираются, нет. Хотя доверять полностью не могут. И не могут не предполагать, что ловкого вора заслали.

«Но все-таки они перед тобой частично раскрылись. Показали нескольких человек, а Микола этот, похоже, не совсем рядовой в их организации. Что бы это значило? А уж не то ли, что они намечают провернуть нечто, причем в ближайшее время, и дружно унести отсюда ноги? Через ту же границу. И уверены, что даже если я внедренный агент, то помешать уже ничем не смогу, времени не хватит. Очень похоже. А чтобы быть совершенно спокойными за свое здоровье и сохранность, им меня желательно похоронить. Поработал на нас, спасибо, но сам должен понимать, табачок-то врозь».

«Так-то оно так, — сам себе возразил капитан, — но с другой стороны, ты у них под присмотром, переправляют тебя через кордон, и ты опять попадаешь под присмотр, еще более внимательный. Почему бы им не передать тебя в руки того же абвера, а еще лучше гестапо, где, если ты агент, из тебя выколотят и признание, и много ценной информации. Тоже логично».

Итак, взвешиваем. Чашечки весов с надписями «собираются ликвидировать» и «ни о чем таком не думают» застыли в равновесии. Как выбрать, на что ориентироваться, уж не подбросом ли монетки?

Что ему, капитану Шепелеву, в сложившейся ситуации предпринять?

Бежать немедленно, ну, разумеется, захватив двух его соседей в качестве оперативной добычи — тогда ценность операции будет близка к нулевой.

Соблазн внедриться поглубже по ту сторону границы велик, ради этого можно и рискнуть. В конце концов, наган от него никто не отбирает. А с теми, кому он попадет в руки на той стороне, может, и удастся наладить сотрудничество и взаимопонимание. Но тогда некому будет провалить оуновскую задумку с формой. А есть такая задумка, оперативные печенки сигналят, что есть. И бог весть, не унесет ли воплощение сей задумки человеческие жизни.

Конечно, наглая кража солдатского обмундирования не могла не обеспокоить органы. Не только по поводу того, как найти похитителей, но также и для чего это было сделано. Однако, судя по всему, нашим оуновцам наплевать на беспокойство органов. Видимо, в неожиданном месте они планируют нанести свой выпад и очень скоро, и они не верят, что кто-то сможет просчитать их действия. А действительно, как их просчитать?

Выкурив подряд две папиросы, капитан Шепелев так и не принял окончательного решения. Он вернулся в здание, что на эти дни стало его домом. Он успел привыкнуть к этому нагромождению странных вещей, к этим запахам, к еде, что готовила хозяйка. А потом была ночь.

Это была их третья и последняя ночь. Предыдущая, вторая их ночь, накануне кражи красноармейской формы, прошла менее бурно, чем первая — куда уж естественней, если людей мало что сближает кроме вынужденного одиночества… И хотя ночь не выдалась бурной, прошла без штормовых ласк и огнеметной страсти, но она вышла обоюдоприятной. Не отвратительны друг другу они были, несмотря на антагонистические противоречия. Она его знала как человека низкого происхождения и как деклассированный элемент. Он ее знал как врага страны, которой он служит. Но все-таки мужское и женское естества может притянуть друг к другу вопреки социальной несовместимости. Пускай, и на короткое время притянуть.

Кое-что из биографии Христины удалось установить еще вчера. Она сама рассказала, умело подведенная к этому его вопросами. Оказалась, что происходит она из польско-русской дворянской семьи. Родилась в Варшаве, русский язык знает с детства, на нем с ней говорила мать. А ее ненависть к коммунистам, как и предполагал капитан, имеет семейные корни. Ее отец погиб в двадцатом в сражениях советско-польской войны. А ее брат был польским офицером, попал в плен осенью тридцать девятого и сейчас находится, как она выразилась, «в русском концентрационном лагере».

Сегодня, в свою третью и последнюю ночь, они тоже еще и разговаривали.

— Завтра утром я ухожу, — сообщил капитан, поднимаясь в кровати и закуривая.

— Рано или поздно ушел бы… — произнесла она с философским спокойствием, оглаживая свои светлые волосы.

— Как думаешь, не попробуют твои друзья меня прикончить за ненадобностью?

— Ты путаешь их… — она все-таки поправилась, — нас со своими друзьями.

— Не так далеко твои друзья ускакали от моих. Сегодня мы с ними по их, заметь, просьбе промышляли чистой воды уголовщиной. Сперли солдатскую форму. Да еще путем разбоя.

Но Христину не поразило это известие.

— Невозможно сохранить руки чистыми, когда ведешь борьбу с таким грязным чудовищем, как коммунизм. А суть заключается в том, что движет человеком. Нажива или идея.

— Ну, вот видишь, а ты говоришь, не могут прикончить. Во имя идеи могут. Ты этого Миколу давно знаешь?

— Нет, недавно. Чуть больше, чем тебя. Но это не имеет значения.

— Почему не имеет?

— Не имеет и все, — почти отрезала она.

К его возможной кончине от рук ее сподвижников она отнеслась более чем равнодушно. Или совсем не верит в такую возможность, или ее это нисколько не тревожит. Впрочем, что мешает выяснить?

— Тебе, гляжу, все равно, почикают меня или нет?

— А кто ты мне? — Христина, повернув голову на подушке, обратила к нему лицо. — То же, что и я тебе, то есть никто. Или, как выражаются теоретики большевизма, «случайный попутчик», — она улыбнулась (за три дня она улыбалась так мало, что капитан помнил эти случаи наперечет. И как ни странно — улыбка не шла ее лицу. Может быть, настолько отвыкло ее лицо от улыбок?). — Ты попал на мою слабость, я попалась на твою силу. Вот и все.

— А о ком бы ты печалилась? — Шепелев сделал вид, что раздражен ее безразличием к себе (кстати, и на самом деле, где-то очень глубоко, был немного раздосадован тем, что не смог пробудить к своему воровскому персонажу более сильных чувств). — Только о себе, небось. Вон ты давеча о брательнике своем говорила. Про то, что он сидит в лагере. Тоже печали я не заметил. Сидит и сидит. Может, выйдет, может, нет. Короче, на всех тебе наплевать, кроме себя!

— Ты! — она вскочила в постели, выпрямилась, стоя на коленях, руки теребили край одеяла. Нагая и разгневанная. — Уголовник! Тупой и жалкий! Животное! Не пойму, почему ты ходишь на двух ногах. У тебя нет в жизни никакой цели. У тебя все сводится к ублажению своего брюха и отростка! Как ты — ты! — смеешь еще кого-то попрекать! И о моем брате ты не должен заикаться. Кроме брата, у меня никого не осталось. Никого. Совсем. Это последний человек…

Она упала в подушки и заплакала.

Капитан вышел на кухню. Выпить чаю и подумать. Что-то этот разговор в спальне (он уже про себя стал именовать комнату, где сейчас в одиночестве дрых Кемень, гостевой, а вторую — спальной) сдвинул в его мыслях, как сдвигают пальцы шулера колоду и в ней появляются новые карты, существенно меняющие игру.

Ночь помогает думам и предчувствиям. В том числе и оперативным предчувствиям. И вдруг капитану стало совершено ясно, как с ним собираются завтра поступить. Вот озарило его, бывает такое, братцы. Да, да, это в любом случае предположение, но уж больно простым и заманчивым должно казаться противостоящей ему стороне такое разрешение проблемы под названием «уголовник Жох», чтобы они, помучавшись, поколебавшись, не пошли на него.

«Ясно-то тебе ясно, — расслышал капитан внутри себя шепоток, — ну а как ты ошибаешься? Есть такая вероятность?» Ну, куда ж ей деться, ответил капитан капитану. Понятно есть. Тогда разработаем несколько перспективных планов. Если то-то и то-то, то тогда я поступлю так-то и так-то. Правда, как ни крути и не планируй, а жизнь твоя в любом из планов будет висеть на волоске. Только в одном случае, с нею, с твоею жизнью, ничего не случится — если уходить сейчас. Но это-то как раз и неприемлемо…

Капитан заснул только под утро, когда напольные часы отбили четыре удара. На кухне остался в чашке недопитый чай, а пепельницу переполняли папиросные окурки…


Глава седьмая
Все только начинается

Кемень не понимал, зачем «вор» потащил его раньше указанного времени. Но ничего другого, как последовать за русским, ему не оставалось. Они засели в своеобразной засаде за штабелями необструганных досок. На случай чьего-либо интереса у «Жоха» в кармане имелась бутылка перцовки. Мужики соображают вдали от утренней городской суеты — что в этом необычного и предосудительного, скажите?

Обещанная машина зарулила на хозяйственный двор с похвальной пунктуальностью за минуту до установленного времени. Приезд грузовика не сопровождало никаких обстоятельств, могущих вызвать подозрение и тревогу. Пришла машина, остановилась, шофер вылез, постучал по передним колесам, открыл капот, занялся мотором.

— Такси подан, пойдем, — сказал, поднимаясь из засады, «Жох».

Первым делом капитан подошел к кузову, крытому брезенту, подпрыгнул, ухватился за край борта, заглянул внутрь. И увидел мебель. Обычный набор рухляди, которую перевозят на новую квартиру со старой. Шкафы, комод, диван, кресла, стулья.

А Кемень тем временем тепло здоровался с шофером. К их задушевной беседы присоединился и капитан.

— Здоровеньки булы, — приветствовал он шофера.

— Здорово, — проговорил тот себе под нос, без всякой охоты пожимая протянутую ладонь. — Забирайтесь в кузов. Спрячьтесь у переднего борта. Накроетесь мешками, если вдруг остановят. Поехали.

— Погоди, — «Жох» спешил чуть меньше, чем шофер. — Где будем останавливаться?

— Сперва заедем в один дом на окраине, заберем канистры с бензином. Ехать нам далеко. Потом еще на дороге выберем место потише, заправимся и отдохнем. И дальше без остановок до Яворова[33]. Там вас другие повезут или поведут.

— Сопроводительные документы имеются? — милицейским тоном спросил «вор» шофера.

— Все имеется. Мебель перевозим, — шофер нетерпеливо рыхлил ботинком песок хозяйственного двора.

— Годится. Смотри за дорогой! Не попади в аварию. Ну, — это «Жох» адресовал уже Кеменю, — полезли в мебель, пассажир.

С трудом протиснувшись к переднему борту, «Жох» и Кемень устроились там с относительным комфортом. Расположились на сиденье от дивана, упираясь коленями в спинки огромных кресел. Поехали. Загромыхали в креплениях полки, заходили дверцы, задребезжали не вынутые из шкафов стекла, что-то с шуршанием проехало по полу. Их машина кому-то просигналила, вливаясь в транспортный поток.

На булыжниках львовских мостовых чувствительно потряхивало. Не завешенный брезентом проем над задним бортом с их места виден не был, что лишало их единственной возможности полюбоваться видами Львова. Приходилось лишь догадываться, что там происходит за брезентовым кузовом. Капитан мог себе представить только прохожих и автомобили. Кемень же, верно, мог себе вообразить, мимо чего они сейчас едут.

— Що ти шукаешь? — спросил украинец, когда «вор» принялся озираться, заглядывать под кресла, привставать, приподнимать с пола бумагу.

— Столько барахла, а вот ничего подходящего не нахожу. Ну, это поправимо, — и капитан принялся вытаскивать брючный ремень.

— Що це? — Кемень удивлено наблюдал за действиями своего спутника.

— Тебя вязать буду, — ответил капитан так, будто речь шла о чем-то само собой разумеющемся и очень хорошем.

И далее Шепелев нанес подлый, но продиктованный необходимостью удар. Потому что не мог капитан себе позволить такую роскошь, как бороться, катаясь по полу, когда бы на тебя рушились полки, сыпалась труха, когда у противника имелись бы какие-то шансы взять верх. Да и раскричаться противник мог, что тоже могло осложнить дело.

Короче говоря, Шепелев опустил кулак на сломанный палец Кеменя. Тот взвыл и согнулся. Теперь ничего не стоило перевернуть его животом вниз, завести руки за спину и быстро связать их. Предвидя град вопросов, отборных ругательств и проклятий, Шепелев употребил свой носовой платок на кляп. Теперь оставалось разве вытерпеть до конца пути раскаленный от ненависти взгляд своего, как выразилась ночью Христина, «случайного попутчика». Ну, конец, был уверен товарищ Шепелев, не за горами. На первой же остановке он и должен наступить. Крайне сомнительно, чтобы они действительно там собирались запасаться бензином.

Кемень не мог говорить, но слушать ему ничто не мешало, ну кроме разве что боли в переломанном пальце.

— Ты уж извини меня, но не получалось по-другому…

Замычав, Кемень попытался встать. Вряд ли он имел иные намерения кроме нанесения ударов ногой. Капитану пришлось, дернув за пиджак, вернуть его на место.

— Тихо ты, — ласково попросил «Жох», — ведь по голове тебя бить придется. Вот этой штукой. Не забыл ее?

Шепелев похлопал себя по карману куртки, где у него лежал револьвер.

— Да, ноги связать тебе необходимо. Стучать ведь ими начнешь. Ну-ка!

На ноги капитан пустил поясной ремень Кеменя.

— Должен же я что-то делать, как-то обезопасить тылы, — говорил он, стягивая ремень тугим узлом. — Ведь убивать меня собираются, а не просто попугать. Ты не знал?

Капитан скосил глаза на связанного Кеменя.

— Тебе, конечно, не сказали. А зачем? Вдруг ты все испортишь. Я не исключаю, что и тебя приговорили. Да чего там, скоро все выяснится.

И капитан стал пробираться через мебельные нагромождения к заднему борту. Раз споткнувшись, завалив какой-то шкаф на брезент кузова, он подобрался к автомобильной корме, из-под которой убегали уже не булыжники, а асфальт. Они проезжали мимо некого здания, напомнившего товарищу Шепелеву Гатчинский дворец, а с другой стороны дороги он увидел каменного льва, цветочную клумбу рядом и деревья.

Капитан, высунувшись за брезент, посмотрел вперед. Судя по пейзажу, преимущественно состоявшему из зеленых насаждений, Шепелев сделал вывод, что они подъезжают к границе города. Скорость у грузовика как была так и сохранилась небольшой. Сзади на ближайших ста метрах дорога была пуста. Капитан перемахнул через борт и повис на руках, касаясь носками сапог асфальта. Собравшись, он разжал пальцы, упал на дорогу, перекатился. Локоть он все-таки ушиб, но это пустяки. Поднялся, отошел на обочину. Грузовик неторопливо удалялся, не заметив потери бойца.

Теперь его интересовали любые машины, идущие неважно в какую сторону, хоть поперек дороги. Но первой к тому месту, где стоял капитан, прибыла все-таки попутная машина. Шепелев вышел ей наперерез, расставляя в стороны руки. Взвизгнули тормоза, сливового цвета «опель» вынужденно съехал на обочину, где и замер.

— Спятил! — выскочил наружу шофер.

— Да, — капитан вытащил из кармана наган, втолкнул оторопевшего водителя в салон. — Открывай заднюю дверь!

Садясь на заднее сиденье, капитан разглядел, что пассажиром рядом с водителем едет женщина. Она переводила взгляд с шофера на незнакомца.

— Поехали! Вперед! — приказал Шепелев.

— Стоять! — закричала дама и ударила шофера по рукам. Видимо, только сейчас она разобралась, что происходит. В женщине было не меньше центнера живого веса, а еще синее толстое пальто и большая шляпка, напоминавшая увеличенный испанский берет. Водительские руки сбило с руля. Лицо женщины, чем-то похожей на актрису Раневскую, лицо крупное, без следов косметики, с высоким открытым лбом, пересеченным суровыми морщинами, выражало решимость идти до конца.

— Я тебе сейчас покажу, контра! — Она размахнулась сумочкой и обрушила ее на «контру». Если бы не потолок салона, который принял на себя силу, вложенную в удар, капитан не сумел бы увернуться.

Сумочка от удара расстегнулась и на пол, и на Шепелева просыпалось ее содержимое. Пудреница, кошелек, газетные вырезки, ключи и черте что еще. Среди выпавших вещей Шепелев разглядел партбилет.

Второй раз сумочка прилетела сбоку, и капитану пришлось защищать голову руками.

— Бей его, Федор! — прозвучал зычный призыв к шоферу.

Капитан госбезопасности растерялся. Не действовала магическая сила направленного на человека оружия. А рассвирепевшая женщина — это похлеще, чем оуновцы. Не бить же, не стрелять же. Надо выкручиваться.

— Сидеть, дура! — Оперативный работник рявкнул голосом следователя в начале допроса, когда тот ломает волю допрашиваемого. — Я из госбезопасности! НКВД! — и повторил, как заклинание: — НКВД! НКВД!

Неожиданно быстро до гражданки дошел смысл произносимого, и она взяла себя в руки. Здравомыслия и самообладания, похоже, женщине было не занимать.

— Документ! — потребовала дама со стальной непреклонностью, словно сама принадлежала к упомянутому комиссариату.

«Боже мой, ну что за машину я остановил. Нет, чтобы дождаться какого-нибудь мирного молоковоза».

— Будет документ. Я на задании, поэтому имею только оружие. Вы, товарищ, вижу партийная. Вы должны понимать. Будь я уголовником, высадил бы вас или бы начал уже стрелять.

— Имя, звание, имя начальника Львовского НКВД, — потребовали от Шепелева. Он шумно выдохнул.

— Некогда мне с вами… Преступники уходят. По дороге! Вы будете помогать органам, черт побери?! Или мне выйти, а потом у вас будут крупные неприятности?!

И капитан открыл дверцу. Это подействовало. Женщина приняла решение так, как, видимо, привыкла их принимать — отбросив сомнения.

— Федор, поезжай!

Капитан от себя добавил:

— Очень быстро! Догоняем!

«Опель» сливового цвета понесся по дороге.

— Впереди есть повороты? — капитан спрятал в карман револьвер и принялся собирать разбросанные дамские вещи.

— А как же, на Подзамч, — отозвался шофер по имени Федор.

— Вы что, нездешний, товарищ? — спросила женщина, не скрывая недоверия. (Кстати — капитан заглянул в партбилет — ее фамилия была Воронцова, товарищ Воронцова).

— Да, я нездешний, — капитан наклонился к шоферу: — Выжимайте из машины все, что сможете. — Шепелев протянул товарищ Воронцовой вещи из ее сумочки. — А вы давно здешняя? С октября?

— С ноября, — она забрасывала предметы в сумочку, не глядя на них. Посмотрела лишь на партбилет и уложила его в отдельный кармашек.

Конечно, она согласилась использовать свой автомобиль в крайне неслужебных целях только для того, чтобы самой осуществлять контроль над подозрительным субъектом. Чтобы выявить, кого он преследует, с какой целью и прочее. И может, неплохо, подумалось капитану теперь, что именно эта товарищ женщина ему попалась, а не молоковоз.

Слева тянулось здание, которое капитан сперва принял за больницу или санаторий. Из остановившегося автобуса, который они сейчас объезжали, выходили и перебегали дорогу молодые люди, в основном девушки. Нет, это, скорее, какой-нибудь институт, внес поправку в свои наблюдения Шепелев.

— Итак, вы не ответили на мой вопрос. Имя, звание начальника львовского НКВД? — Дама, судя по всему, не привыкла отступать, не привыкла, чтобы ее вопросы оставались безответны.

— Это информация является секретной, товарищ Воронцова. Разглашать ее я не имею права, — сказал капитан чистую правду.

— Вот он ваш поворот, впереди, — прервал их диалог шофер.

— Сбавьте скорость, — приказал Шепелев.

Грунтовая дорога, ответвляющаяся от асфальтовой трассы, уходила вверх по холму. За деревьями клубилась пыль, которую мог поднять разве грузовик. Приходится надеяться, тот самый грузовик. Придется удостовериться.

— Сворачивайте.

— Дата последнего съезда, его решения?

Дама надумала прощупать пассажира по партийной линии. Здраво. Раз чекист, то должен быть членом партии и при этом грамотным в вопросах линии партии, истории партии, партруководства. Что ж, если ей это так нужно…

— Восемнадцатый съезд ВКП(б) проходил в марте тридцать девятого. Принят план третьей пятилетки, изменения Устава ВКП(б), подготовка к изменению Программы ВКП(б).

Дама выглядела одновременно и удовлетворенной, и озадаченной. Тем временем они добрались до вершины холма, проследовали плавным изгибом дороги.

— Стоп, машина! — приказал капитан.

Отсюда просматривалась улица. И в ворота первого же дома, утопающего в зелени, въезжал знакомый, крытый брезентом тот самый мебельный грузовик.

— А теперь отъезжаем назад, чтоб нас не было видно.

Капитан нагнулся и поднял предмет, который совершенно сознательно оставил на полу. Блокнот для записей, одна из вещиц дамской сумочки.

— Попрошу у вас карандаш, товарищ Воронцова. Я сейчас напишу записку. Вы с ближайшего телефона позвоните по указанному номеру, позовете человека, имя которого я вам пишу. Будете говорить только с ним. Говорите без посторонних у аппарата. Если его не окажется на месте, требуйте, чтоб разыскали и соединили. Надо будет, перезвоните еще. Но только с ним. Что это именно он, определите, спросив, как прозвище ленинградца. Он вам назовет слово, которым я подпишу эту записку. Все понятно? Прочтите, все слова разбираете?

— Товарищ Берия! — воскликнула она, вчитавшись.

— Да, товарищ Берия, — подтвердил капитан, а про себя усмехнулся: «Для вас, мадам, и написал. Имя наркома внутренних дел не является секретной информацией, зато является ударной и направляющей силой». — Что это за улица, знаете?

— Знаю, — подал голос шофер Федор, заметно осмелевший после того, как поверил, что человек с наганом не угрожает ему и машине. — Теперь зовется улица Жовтневой революции.

— Внесите название в записку, товарищ Воронцова. Я на вас могу надеяться, товарищ?

— Да, — с серьезной внушительностью заверила она и посмотрела на подпись в записке, — товарищ Кобзарь, — и добавила не без торжественности: — Я ответственный работник. Председатель ЦК союза рабочих легкой промышленности Львовской области. Меня знают в горкоме и обкоме. Все будет сделано как следует.

— Благодарю за помощь, товарищ Воронцова. Увидимся после того, как все будет закончено.

— Успеха вам, товарищ, — и когда капитан готовился захлопнуть дверцу, с нежностью произнесла: — Я знаю, какая у вас нелегкая и опасная работа. Берегите себя.

Сливовый «опель» развернулся и покатил вниз по холму. Капитан направился в противоположную сторону. Шел он недолго. Совсем скоро свернул с дороги, забрался в лесок, прошел по нему и остановился там, откуда просматривались ворота дома, пропустившие грузовик. Он присел на пенек («кстати, дерево срублено недавно, похоже, зимой»). Закурил. Ожидание, думается, будет недолгим в любом случае. Или они честно затариваются бензином, что маловероятно, но возможно. Или… Капитан легко мог представить, как во втором случае разворачиваются события.

И его представления мало расходились с действительностью.

Грузовик въехал в ворота, створки закрылись за ним. Проделав еще с десяток метров, машина остановилась. К ней устремились заждавшиеся ее люди. Восемь человек и ни одного не вооруженного. Двое были с обрезами, остальные при револьверах и пистолетах, которые держали в руках наготове. Они собрались у заднего борта и поглядывали наверх. Выскочивший из кабины шофер присоединился к ним.

— Ну? — спросил у водителя невысокий человек, в низко надвинутой кепке. — Чего не вылазят твои ездоки?

— Давай, Колун, я заберусь, — предложил невысокому молодой парень с обрезом.

— Он пускай забирается, — Колун показал пистолетом на шофера.

— Выходите! Приехали! Надо помочь бензин загрузить! — крикнул шофер, подойдя к заднему борту.

Никто не отвечал и не выходил.

— Лезь! — приказал Колун.

Водитель, что-то бормоча под нос по-украински, забрался в кузов, стал протискиваться через мебельные завалы…

Капитан уже докурил, теперь жевал молодую травинку, поглядывая на ворота и вокруг. На ворота, чтобы не пропустить выезд, вокруг — посмотреть на весеннее пробуждение. «Очень может быть, у нас сейчас и снег еще не сошел, а здесь вон уже почки набухают, а кое-где и листики ползут. Эх, сейчас бы побродить по лесу, ни о чем не думая, а не за шушерой всякой гоняться. Однако что-то они задерживаются. Нечего в любом случае им там засиживаться»…

А «там» заливисто хохотал Колун.

— Ну Жох, ну жучара, опять убег! Он, конечно, сука подлая, но бегает хорошо.

Шоферу и освобожденному из ремней Кеменю просто так, чтобы выплеснуть злость, съездили несколько раз по физиономиям.

— Чтоб я еще раз поверил этим фраерам, зиновьевцам и бухарьевцам, троцкистам и вредителям, — клялся Монгол. — Враги народа они и есть враги. Ничего не могут другого как вредить. Человека им не довезти! Сами найдем, Колун!

— Ну-ка, мебельщики, — Колун подошел к шоферу и Кеменю. — Соображайте на двоих, куда он мог податься. Очень хорошо соображайте, а то я еще не решил, отпускать вас или нет. Вы всё толковище, — он обвел руками собравшихся во дворе дома Ференца Дякуна людей, — обидели. Может, Жох проговорился насчет чего-нибудь? Дружков каких-нибудь местных называл?

— Вы же с ним три дня вместе прятались, — насмерть перепуганный шофер решил отвести от себя спрос, направил его на товарища. — Скажи им, что он говорил.

Кемень пожал плечами.

— Ничого, — еще одно пожатие под вопросительные взгляды с разных сторон. — Тильки хиба…

— Что «тильки хиба»?! — коршуном налетел Колун.

— З бабою вин зийсошвся… сошелся…

…Капитан начал беспокоиться. За судьбу своих расчетов. Вдруг он себе насочинял совсем не то. А если они, действительно, увлеченно погрузили канистры с бензином и сейчас отдыхают перед дальней дорогой? И нет никаких уголовников? Да нет, должны быть. Иначе и не придумали бы они этот бензин, иначе бы и две бутылки не притащил вчера друг Микола. И самое главное — мертвый человек по кличке «Жох» их гораздо более устраивает, чем живой.

Может быть, глядя на запертые ворота, продолжал выстраивать предположения капитан, блатные их не выпускают? Да нет, не должны уголовники их тронуть. Они от этой политической публики стараются держаться подальше и сейчас, наверное, корят себя за то, что хоть по мелочи, но связались с ними.

Показалось? Нет, не показалось. Воротные створки разошлись, и на улицу стал выбираться все тот же грузовичок. Отлично. Капитан дождался, когда машина покатит по дороге в обратную сторону и покинул свой пенек. Где очень быстрым шагом, а где и переходя на бег, он пробежал по леску вдоль дороги вперед в направлении трассы, с которой они сворачивали на этот холм. Он выбрался к дороге в том месте, где и намечал — на повороте в начале спуска с холма. Здесь грузовик должен притормозить, хотя и так не на великой скорости идет. Но зачем себе усложнять жизнь, когда ее можно упростить. Сложностей впереди еще хватит.

Из своего укрытия, где дожидался, когда автомобиль проедет мимо, Шепелев разглядел, что в кабине сидят двое, и второй — Кемень. Однако, что ж это он не прячется, потерял всякую осторожность? Или встреча с подлинными уголовниками настолько потрясла его?

Шофер и пассажир бурно разговаривали, похоже, даже ругались, слишком много жестов для простого разговора. Капитан подумал, что даже если б он вышел на дорогу, голосуя, они его бы не заметили.

Это, разумеется, здорово, что Кемень в кабине. Потому что надоел он товарищу Шепелеву по самое «не могу». И ни видеть его, и тем более говорить с ним капитан уже не мог. Слава богу, и не придется.

Он выскочил из своего укрытия, легко догнал проехавшую машину, подпрыгнул, ухватился за край заднего борта и перебросил себя в кузов. Где не стал продираться к переднему борту, а плюхнулся в первое же удобное кресло.

Как соблазнительно было бы всю оставшуюся часть операции только следить за этой машиной. Так можно было бы поступить, будь он всецело уверен, что его привезут к зданию, где собралась вся оуновская группа во главе с вожаком. Будь уверен, что они подождут расходиться, пока капитан сбегает позвонит «куда надо» и те, «кому следует», приедут на нескольких грузовиках.

Однако хорошо бы его хоть на кого-то вывели. Вернее, вывезли. Им надо доложить о сбежавшем, о провале сдачи его уголовникам. Хуже всего, если они не захотят проинформировать своих соратничков лично, а есть у них способ связаться по телефону и они этим способом воспользуются. Да, хуже — но не смертельно. Им придется вновь сводить его с Миколой. Потому что есть у него, чем их заставить…

* * *

— Мои люди уже там, — Андрий выпил холодную простоквашу, поставил стакан на стол, утер губы тыльной стороной ладони.

— Очень хорошо. Дождемся этих и поедем, — вернулся от печки Микола Волонюк. Он и по поддельному советскому паспорту звался Миколой, да вот фамилия стояла другая.

— Старика жалко, — сказал Андрий, наливая из трехлитровой банки в стакан новую порцию простокваши. — Мой отец дружил с ним.

— А молодых, которых с пеленок теперь учат ненавидеть национальную самобытность? А Украину тебе не жалко, которую насилуют жиды и коммунисты? Старик продался коммунистам. Помнишь, как все волновались, когда его Хрущев увез в Москву. Думали, арестовали патриарха. И что же! Кост-Левицкий[34] возвращается во Львов в отдельном вагоне, здесь окружают почестями. В Москве, это доподлинно известно, он встречался со Сталиным и Берией. Отпустили бы его, если бы он не дал подписку о сотрудничестве?

Андрий согласно кивал.

— И что мы видим дальше, — Микола разгорячился. — Как изменились его речи! Он выступает лишь за отдельный статус для Галиции в составе Украины, которая уже слилась с Большой Красной Жидовией. Он собрал вокруг себя так называемую интеллигенцию, заметь, выбрал уважаемых людей. Почему они его слушают? Да потому что он обещает каждому лично, что его не тронут, если поддержит его и новую власть. А интеллигентишки трусливы, им своя сытость дороже народного блага. И послушай, что они проповедуют! Ненасилие, покорность, уважение к власти. Книжки только читайте, и все будет в порядке.

Андрий забыл, что собирался выпить еще стакан простокваши. Он жадно слушал и кивал.

— А ты знаешь, что ему обещали из Кремля этот статус и на сегодняшнем собрании они будут выбирать представителей для делегации, которая направится в Москву по этому вопросу? Теперь подумай, что будет, если этот статус коммунисты им предоставят. Сколько людей поверит, что новая власть уважает мнение народа Галиции, что с ней можно договориться! И сколько колеблющихся встанет на их сторону, надеясь на новые подачки. Не просто так встанут, а начнут сотрудничать, то есть выдавать нас с тобой. Старик — предатель, его холуи-подпевалы — предатели, а с предателями может быть только один разговор. Смерть.

— Ты прав, брат! — Андрий поднялся. — Сейчас не то время, чтобы сентиментальничать. Если мы не будем действовать, то наш народ погибнет.

— Мы будем действовать, Андрий. Мы так будем действовать… — вместо слов Микола поднял сжатые кулаки.

На несколько секунд в небольшой комнате, где кроме них находился сейчас еще один их товарищ, воцарилось звенящее, как провода высоковольтной линии, молчание.

— План не поменялся, Микола? — прервал молчание Андрий.

— Да не. Чего там менять! — экзальтация оставила Миколу, он был вновь спокоен. — Входим в зал, выводим президиум в фойе. Там у них будут сидеть все предатели. Расстреливаем. Прыгаем в грузовик, и пока то да се, в городе нас уже не будет.

— А если попытаются отбить? — Андрий вспомнил о простокваше и поднес стакан к губам.

— Интеллигенты трусливы, — Микола снова принялся копаться в ящиках, но отвлекся, отвечая на вопрос Андрия. — А попытаются… Несколько выстрелов в потолок, если потребуется и в кого-то особо негодующего — враз притихнут.

— Жаль, форма пехотная. «Энкаведешную» бы.

— Ерунда. Главное, что солдаты. Это останется в умах, это разнесут по городу. Ах, какой переполох поднимется! Как пополнятся после этого наши ряды! Вот чего жаль, так того, что нам придется убираться отсюда. Тут только работать успевай. Ничего, наши товарищи будут жать посеянное нами.

— А вдруг люди поверят коммунистам, которые будут убеждать, что не их рук дело?

— Кто им поверит, Андрий! И чем больше они будут кричать, тем меньше им будут верить. Люди поймут, что коммунисты показали прилюдно свою силу. Дескать, если мы таких людей спокойно расстреливаем на глазах у всех, значит, бойтесь все, вас-то мы тем более не пожалеем. И тогда нам останется лишь бросить искру в иссушенные ненавистью умы наших соотечественников, и вспыхнет костер народного гнева. Праведный костер, в котором сгорят наши недруги!

Микола ударил кулаком по столу и из стакана, который вновь наполнил простоквашей Андрий, выплеснулись белые капли…

* * *

Сотрудника львовского НКВД, того, что встречал на вокзале Адамца и Шепелева, на месте не оказалось.

— Разыскать немедленно! — прогрохотала в трубку женщина, в сумочке которой лежал партбилет на имя товарища Воронцовой. — Звоню через пятнадцать минут. Дело государственной значимости. Попробуйте только не найти его, живо вылетите из партии и с работы!

Опущенная трубка чуть не поломала рычаги аппарата.

Эти пятнадцать минут особенно долго тянулись для работников рядового почтового отделения, откуда совершала звонок товарищ Воронцова. Ее голос клеймил сортировщиков газет за нерасторопность и валяющиеся на полу газеты.

— Сюда смотреть! У вас товарищ Сталин лежит. Чтоб каждый мог наступать на товарища Сталина! И это не идеологическая диверсия? Ваша фамилия, женщина? Я вам покажу, не из вашего ведомства! Может, еще скажете, не из вашей партии!

Посылочному отделению досталось за бумажные груды «тут только спичку поднеси, а где, кстати, ваш огнетушитель?» и за домашние пироги на тарелке возле сахарницы и заварного чайника «устроились тут, как не на работе, что это за посиделки, убрать и выкинуть».

— З яким великим ентузиазмом жинка, — с восхищением отметил пожилой работник почты, оглаживая усы. — Як императриця.

А через сорок минут после состоявшегося разговора между женщиной и сотрудником львовского НКВД к дому Ференца Дякуна на улице Жовтневой революции подкатили две машины, легковая и грузовая. Высыпавшие из грузового автомобиля солдаты в серых шинелях и синеверхих фуражках с малиновыми околышами окружили дом, держа наизготовку карабины. В ворота дробно застучали приклады. И молотили по тем воротам до тех пор, пока благообразный старичок не выбежал открывать. Когда он открывал, за домом затрещали выстрелы. Попытавшиеся улизнуть уголовные постояльцы дома Ференца Дякуна налетели на солдатское оцепление. Один был убит, двое сдались.

«Я ж не знал, кто они, пустил по доброте душевной», — заверял старик, и ему вторила его старуха. В тщательно обысканном доме обнаружили тайник с брошками, серьгами, колечками, с меховыми воротниками и носильными вещами. «Не мое, — клялся старик, — эти, кого впустил по доброте, тут вот чего устроили. Ох, горе, горе».


Кост-Левицкий


Увезли всех. И их сразу же взяли в работу следователи. Двоих уголовников допрашивали следователи Великохатько и Борисов. И вопросы, какие им задавали, немало удивляли арестованных. Их «кололи» не на их дела, а на то, кого они знают из антисоветского подполья, какой выход имеют на заговорщиков.

Но ни те, кто арестовывал, ни те, кто допрашивал, не знали, что еще раньше, до приезда машин с группой захвата, дом покинуло несколько человек. И среди них хорошо известные работникам советской милиции Монгол и Колун…

Когда следователи допрашивали задержанных, в кабинете товарища Берии на Лубянке раздался звонок. Звонил его зам Меркулов.

— Объявился Шепелев. Не лично. От его имени звонила какая-то женщина, зачитала его записку. Шепелев дал адрес какого-то притона, обитатели которого якобы имеют связь с оуновским подпольем.

— И что? — нетерпеливо спросил Лаврентий Павлович.

— Их взяли, допрашивают. В доме действительно был воровской притон, наш капитан здорово помог милиции. Там обнаружены краденые вещи и вооруженные уголовники.

— Что нам эти блатные истории! Как по главной теме?

— Ничего. Только…

— Что только?

— Еще, товарищ Берия, Шепелев попросил, чтобы вы лично рассекретили персону «Кобзаря» и операцию внедрения для львовского НКВД. Видимо, он завершает операцию.

— Рассекретить? А зачем, почему?

— Неизвестно.

— И лично я?

— Да, так мне передали.

— А не много этот Шепелев о себе… — Берия замолчал, Меркулов не решался прервать это молчание. Наконец нарком сказал:

— Ладно, я позвоню во Львов. Ну, если этот Шепелев все завалит…

* * *

Капитан покинул кузов грузовика, когда услышал, как хлопнули дверцы кабины, за брезентом протопали две пары ног, скрипнула, а потом стукнула дверь. Шепелев выскочил наружу и огляделся. Двор жилого дома. Подъезд, в котором скрылись шофер и Кемень. Дом трехэтажный. Капитан взбежал на крыльцо подъезда, осторожно приоткрыл дверь, прислушался. Поднимаются. Сейчас они должны быть на марше между вторым и третьим этажами.

Шепелев вошел, аккуратно затворил за собой дверь. Кошачьим шагом, не торопясь, начал подниматься по лестнице. Ступени старые, истертые ни одним поколением жильцов, но чистые, словно их моют каждый день.

Площадка первого этажа. На нее выходят две двери. Судя по единственному звонку рядом с каждой и отсутствию табличек вроде «Пантелеевым — 4 зв.» — или не уплотняли еще жильцов, или съехавшиеся жильцы пока не обустроили свой новый коммунальный быт. А может быть, Львов минует чаша сия, и собственные квартиры останутся собственными? Или пока не торопятся обрушивать на головы львовчан сразу все особенности советского быта?

Капитан Шепелев как нормальный человек предпочел бы жить не в коммуналке, а в отдельной. И хотя в его ленинградской квартире вместе с ним проживала всего одна старушка, однако лучше бы и вовсе без нее. Но как капитан госбезопасности он не мог не признать удобство коммуналок. На выяснение подробностей из жизни того или иного разрабатываемого человека, живи он, отгородившись ото всех дверью собственной квартиры, ушли бы недели, а то и месяцы. Но благодаря внимательным глазам и чутким ушам соседей, которые только делают вид, что их не интересует частная жизнь жильцов, эти данные удавалось получить с первого же захода, за какие-то часы или даже минуты.

Вот о такой ерунде размышлял капитан, продолжая подъем. Странно, но, кажется, те, кого он преследовал, прошли и последний третий этаж. На чердак, что ли, идут?

Остановились. Шепелев продолжал неспешно и неслышно переступать со ступени на ступень. Стучат, услышал он. Потом донеслись голоса. Представляются через дверь. Сейчас защелкают, зазвенят дверные запоры.

Капитан бросился наверх, на ходу выдергивая из кармана куртки револьвер. Позади остался третий этаж. Марш, идущий от последнего этажа, был темен, его не освещали лестничные окна по причине их отсутствия. Но тем отчетливей в полумраке выглядел увеличивающийся прямоугольник электрического света, выплескиваемого на площадку из дверного проема. А они, наверное, подумал капитан, не могут разобрать из-за того же сумрака, кто это к ним несется на всех парусах.

Но они разобрали, когда человек с наганом, налетев, втолкнул в квартиру шофера и его приятеля с забинтованным пальцем, известного Шепелеву как Кемень. И уж окончательно удостоверились, кто это к ним пожаловал, когда капитан приставил к животу человека, открывшего дверь, ствол нагана.

Да, это оказалась именно квартира, а не чердак. Мансарда. Такие малопривлекательные для проживания помещения в Петербурге когда-то сдавали бедным студентам. Еще в них любили селиться бедные художники — недорого и романтично.

— Не дрыгаться, — капитан вытащил пистолет, заткнутый за пояс гражданина, открывшего дверь, крупного здоровяка с круглым лицом и совсем круглым животом. Пистолет, достаточно одного взгляда, немецкий вальтер калибра 7,65, модель PP-полицай-пистоле. Известная машинка[35].

Ногой захлопнув дверь, Шепелев сдвинул флажковый предохранитель вальтера. Теперь капитан был готов, если придется, стрелять с обеих рук.

— Как ты тут очутился? — пробормотал пораженный шофер.

Кемень вопросов не задавал. Он ограничился угрозой: «Знищу».

— В комнату, — приказал капитан.

Коридорчик, узкий, в два шага длиной. В нем сейчас перед капитаном стояло трое взятых им на мушку людей. Коридор оканчивался распутьем. На крохотной кухоньке, благодаря раскрытой двери просматриваемой от и до, никого не было. Сколько людей сейчас в комнате и каких размеров та комната, сказать не представлялось возможным — эта дверь была прикрыта.

— Топаем, топаем. Ничего с вами не случится, если будете вести себя как паиньки.

Плененная троица дошагала до комнаты.

— Дверь открываем, входим, не стоим.

Капитан держался в шаге от них. Здоровяк, у которого отобрали пистолет, толкнул дверь, та поехала внутрь, здоровяк шагнул за порог и сказал кому-то, показывая за спину:

— Москаль у гости з наганом.

Капитан вскользнул в комнату под прикрытием спин вошедшей троицы. И увидел еще двоих, стоящих возле стола с пистолетами в руках.

— На пол! — закричал один из них своим плененным подчиненным.

— Стоять! — рявкнул капитан. — Микола! Не узнал! Не дури! Все тут ляжем!

— Ты чего делаешь? — старый знакомый Микола оказался одним из обитателей мансарды.

— Он… — начал говорить шофер, но его перебил и перекрыл голос капитана.

— Молчать! Стреляю! Вам, сукам, лучше всех должно быть понятно, что я с вами больше не шучу!

Но шофер, видимо, не понял, что с ним не шутят. Он рухнул на пол с истошным криком «Бей!» Капитан нажал на спусковой крючок вальтера, пуля вошла шоферу в спину. И тут же из комнаты в ответ слитно прогромыхали два выстрела. Здоровяк, за чью спину прятался Шепелев, стал медленно оседать на пол. Присев, капитан с левой руки три раза выстрелил из немецкого пистолета и прыгнул к двери. Упал, перекатился, встал на колени.

Кемень лежал на полу, накрыв голову руками. Но в него-то, кажется, не попали. Капитан оказался сейчас в дверном проеме, Миколу и его товарища от Шепелева сейчас скрывал выступ стены.

— Эй, слышишь меня, Микола! — прокричал капитан. Прокричал очень громко из-за заложенных выстрелами ушей. — Будем продолжать или как?

— Ты что делаешь? — Микола повторил свой вопрос. Одновременно с вопросом послышались звон и грохот. А, догадался Шепелев, это они опрокинул стол, чтобы за ним укрыться.

— Я? — удивился капитан, выступающий все в том же образе — уголовника «Жоха». — Это я тебя должен спрашивать, а что ты делаешь, сука подлая? Корешам меня сдать хотел? Не вышло! Теперь отвечать будешь.

Микола не знал, что «Жох» лишь догадывался о сговоре оуновцев с блатными, лично, так сказать, не убедился. Шофер, который, возможно, порывался именно об этом сказать, лежал мертвый. Кемень же, похоже, не желал ни во что больше вмешиваться. И Микола сказал:

— Они меня заставили. Грозились выдать всех нас чекистам, если не отдам тебя.

— Врешь, падла! — прокричал капитан. — Откуда они могли узнать, что я у вас?

— Они узнали, с кем ты бежал. И вышли на нас.

«Складно лжет», — отметил Шепелев.

— А мне все едино, сам ты сдал или тебя заставили. Ты договор нарушил, понял?

— Надо уходить, сейчас сюда вызовут милицию.

— Не боись, твоя хаза на этаже одна. А внизу могли и не слыхать пальбы. Мы отсюда не выйдем, пока дела наши не решим. Мне, сам понимаешь, теперь только божий суд страшен. И если я туда полечу, то вместе с тобой, чтоб не скучно было.

— И что?! — напрягая голосовые связки, проорал Микола. Довел его, похоже, человек по кличке «Жох». — Что тебе надо?! Убить меня! Тогда хватит болтать!

— Убить тебя я успею, — капитан дождался паузы. — А надо мне все то же. Ты выполняешь, что обещал. Перекидываешь меня за границу. Мне чего-то туда больше прежнего охота стало. Я гляжу, ты и сам туда собираешься, вон чемоданы укладываешь.

В комнате действительно были заметны следы съезда с квартиры. Выдвинутые ящики столов и комодов, разбросанные вещи. Чемоданов, правда, не наблюдалось.

— Короче, теперь я всегда буду рядом с тобой. Слышь, Микола! И ты сам повезешь меня за границу. Лично и сегодня. Чтоб, если что, я всегда шмальнуть в тебя успел. На той стороне я тебя прощу. Даже денег за обиду не возьму. Хотя, может, и возьму. Эй, Микола, слышишь меня?

— Хорошо. Будь по-твоему, — раздалось из комнаты и послышалось, как отодвигается стол. — Уходить отсюда надо.

— Уйдем, — пообещал «Жох». — Давай прежде рассказывай, чего дальше делаем.

— Машина внизу?

— Внизу.

— Едем на ней в одно место. Там… — Микола замялся, — меня ждут. Потом проводим небольшое дело, и уходить за границу будем даже не вдвоем. Нас будет больше. Это был бы в любом случае наш последний день в этом городе. Ты можешь пойти с нами.

— Ну, благодарю, вот растрогал, — деланно умилился «Жох». — Ладно, выходим.

Капитан шагнул в комнату, осторожно выглянул из-за выступа — Микола держал пистолет у бедра, стволом в пол (тоже вальтер, отметил капитан, нет в их снабжении разнообразия). Шепелев сделал еще один шаг вперед, не отводя взгляда от Миколы.

— Как ты мне надоел, человек, — честно признался Микола.

— А ты мне — нет, — ответил ему «Жох». — Люблю я такую игру, когда идешь над пропастью по веревочке. Жизнь чувствуешь как никогда. Да и привык я, знаешь, к вашей подлой шайке.

Капитан краем глаза заметил, что Кемень зашевелился, поднимается с полу…

Однако пропустил его бросок.

Кемень как-то умудрился, еще не укрепившись на ногах, сильно оттолкнуться от пола и броситься Шепелеву в ноги. Каким-то чудом капитан успел отскочить, но на ногах не устоял, повалился на спину. А упав, тут же вскинул руку с револьвером и выстрелил — и Кемень рухнул на ноги Шепелева уже неживым.

Капитан тут же перекатился, вырывая ноги из мертвых объятий. И вовремя — то место на полу, где он только что лежал, украсилось двумя входными пулевыми отверстиями и выбитой из паркета щепой.

— Стоять! — Капитан встал на колени. — Палец со спуска! — Он вскочил на ноги.

Микола, на которого смотрели два ствола, больше стрелять не решился. Но палец со спускового крючка не убрал. И руку с пистолетом не опустил.

«Что ж, вот приговор и приведен в исполнение, — подумал капитан. — Кемень получил заслуженное. Он убил безоружного Адамца и сам погиб тоже безоружным. Все справедливо».

— Ну и дела, да? — первым заговорил «Жох». — Меня очень трудно прихлопнуть. Знаешь почему? Потому что я готов к этому каждый миг.

Микола был заметно раздосадован своим промахом.

— Ты убил трех моих людей. Я… я не понимаю, что происходит.

— Так часто бывает, приятель. Я их не тронул бы, веди они себя умнее. Говорил, не шевелись, так нет — этому водиле приспичило сигать на пол, чтоб в меня удобнее было шмалять. А этот Кемень хренов так вообще… Слышал же наш базар, что обо всем утрясли, так нет… И вообще я играю честно, ты заметил это? Я помог вам. Пошел на разбой, считай, за одно спасибо и чего получаю взамен? Подставы и пули. Ну, попробую последней раз поверить тебе.

«Моих людей», отметил про себя капитан последнюю реплику Миколы. Говорит как главарь. Сколько у него в подчинении, тройка, пятерка, больше?

— Нам пора ноги делать, Микола.

— Уже, может, поздно.

— А ты не думай, делаем и все. Ты машину водить умеешь?

Микола отрицательно покачал головой.

— Ну, вот! Опять я на вас работай! — усмехнулся «Жох». — Пошли. Ты вперед…

* * *

— Ты руку подальше держи от того кармана. Я все равно выхвачу быстрее, — сказал «Жох», чьи руки были заняты сейчас рулем, сидящему справа Миколе.

— Тебе советую то же, — мрачно отозвался Микола. — Направо сворачивай.

— Ты бы пораньше говорил, — «Жох» притормозил, пропуская вперед двигавшийся параллельно с ними автомобиль. — В аварию влетим, во концовочка получится.

Микола направлял их мебельный грузовик по городу короткими командами, исполняемыми капитаном-водителем. Тряслась в кузове рухлядь, уставшая за сегодняшний день от езды, ей, конечно, непривычно — столько лет стоять на одном месте и вдруг такое путешествие. Откуда ж они ее взяли? Не иначе, из подобной же квартирки, одной из тех, которую они сегодня оставляют. Да, рухлядь — это не капитан госбезопасности, которому семь верст не крюк, которого приказы швыряют из конца в конец страны.

А ведь как я угадал, порадовался себе товарищ Шепелев, что они замыслили нечто из ряда вон выходящее, в противном случае, зачем им спешно покидать насиженные места? И форма, похищенная с помощью работника органов госбезопасности, тоже, думается, имеет ко всему этому отношение.

Сейчас они ехали по центру города, капитан иногда бросал взгляды по сторонам, отмечая, что Львов — город красивый и можно будет сюда когда-нибудь вернуться в качестве простого советского туриста.

Они обогнули площадь, посреди которой бил фонтан и как тут не вспомнить было о Петергофе, где до открытия фонтанов ой как долго еще. Может быть, и он еще поспеет. Если, для начала, переживет этот день.

Кстати, о «переживет». Адресок, по которому мы направляемся, Микола не выдаст, пока не прибудем. Даже на вопрос «Далеко ли едем?», ответил хитро: «Не очень». И вот крайне бы желательно было, когда определится место, а это должно быть то самое место, где они все собираются, нейтрализовать Миколу и при этом остаться незамеченными его дружками. Тогда один телефонный звонок — и по адресу прилетает рота.

Ведь там, где скопились Миколины дружки, попади он в их окружение, очень возможно, его будут убивать. И наган с вальтером вряд ли смогут спасти. Ну, разве если по нему будут мазать, а он каждый выстрел класть в цель. И при этом нападающих наберется не больше, чем патронов в барабане и магазине. Так что очень не хотелось бы доводить дело до патронов в барабане.

Еще одним воспоминанием о Ленинграде стало величественное здание, напоминающее театр имени Пушкина, он же, ежели на старорежимный манер, Александрийский. И скверик перед ним тоже имеется, правда, без памятника Екатерине.

— Прямо, потом в первую улицу направо, — напомнил о себе Микола.

Этого Миколу капитану страсть как хотелось нейтрализовать прямо сейчас, но нельзя, нельзя, операцию надо довести до конца. Ведь вряд ли дело, на которое собираются оуновцы — доброе и хорошее.

— А теперь сворачивай к воротам и останавливайся!

Решение надо принимать мгновенно. Ворота, к которым следовало сворачивать, вели в церковный двор перед небольшой церковью с витражными окнами. Завидев машину, со скамеечки перед воротами поднялись двое хлопчиков и направились отодвигать створки.

Да, вот эта улица, вот этот дом, а вот Миколины дружки, которые пронаблюдали приезд их подпольного товарища с незнакомым шофером. Теперь нейтрализация Миколы вспугнет этих пташек с их насеста и не факт, что при этом сорвет оуновскую операцию. Не получилась у тебя, капитан, задумка с безболезненным определением места.

— Молиться будем? — пошутил «Жох», притормаживая перед воротами.

— Будем, — ответил заметно повеселевший при виде своих Микола. — А ты униат?

— Кто? — разыграл непонимание «вор».

— Да ладно.[36]

Ворота приглашающе распахнулись. Ну, что, капитан, спросил себя Шепелев, еще секунда в запасе имеется. Делать ноги или в пекло?

* * *

— Слушай меня, Микола, внимательно, — сказал «Жох», заглушив мотор грузовика в церковном дворе. — Я от тебя не отойду ни на шаг, моя рука всегда будет в правом кармане. Я и стрелять буду через карман. Если чего мне не понравится, ты умрешь. Запомни — ты в любом случае помрешь на один вздох раньше меня.

— Нравятся же тебе эти бесовские игры со смертью, — усмехнулся Микола.

— Я уже говорил, что нравятся, — серьезно согласился «Жох». И про себя добавил: «Очень надеюсь, что после всех происшествий ты, Микола, хотя бы не держишь меня за агента контрразведки москалей, это мне совсем ни к чему. Считай меня отчаянным, малость сумасшедшим уголовником».

Они вышли, каждый со своей стороны кабины, впрочем, капитан сразу прошел к Миколе. Отпускать его от себя он и в самом деле был не намерен. Пожалуй, в этом его единственная надежда на выживание и на срыв оуновской операции. И правую руку он не вытащит из кармана и не уберет палец со спускового крючка револьвера. Если придется погибать, то капитан госбезопасности Шепелев, а не уголовник Жох, лишит жизни этого отнюдь не рядового противника. Что не рядового — это подтверждало и то почтение, с которым обращались к Миколе подошедшие к нему хлопчики, недавно еще протиравшие штаны на лавке у ворот.

Говорили они между собой по-украински и бегло. Так что ничего не стоит Миколе передать своим, чтобы подошли незаметно со спины к этому москалю, приставили к виску пистолет и разнесли ему голову…

Однако, как понял Шепелев, Микола отрекомендовал его своим дружкам как «нашего союзника». Это годится.

Хлопчики осталась на дворе, а они с Миколой прошли к церкви. Зашли в нее не с главного, сейчас запертого входа, а с бокового, так сказать, служебного. То, что попадалось им по пути, мало напоминало храм. Не знай капитан, где оказался, мог бы принять этот коридор и помещения, мимо которых проходили, за изнанку советского учреждения, ну разве разместившегося в здании старой постройки. Веники и швабры под лестницей, бело-коричневая раскраска стен, мебель казенного образца. И вдобавок люди, приветствовавшие Миколу в комнате, куда они вошли, были одеты не в рясы и сутаны, а в красноармейское обмундирование.

Капитан не дал оттереть его от Миколы, когда тот обменивался рукопожатиями с липовыми бойцами Красной Армии. На незнакомца обращали внимание, но большого удивления его присутствие не вызывало. Если Микола посчитал нужным привести его с собой, значит, это соответствует интересам общего дела. А Микола, капитан это видел, у них в авторитете. Пожалуй, вытягивает на вожака. Однако спешить с окончательным выводом не стоит.

Ага! Капитан превратился в комок нервов и мышц, готовых к моментальному действию, разобрав, что Миколу спрашивают, а где остальные? Фу, немного отпустило. Микола что-то говорил насчет «потом» и «присоединятся». Значит, и ему самому не хотелось пускаться в длинные объяснения, что да как, которые повлекли бы за собой новые расспросы и, может быть, сбили бы у некоторых боевой настрой.

Но палец на спусковом крючке револьвера оставался напряжен, как и вся ладонь. А чтобы в случае чего нанести больший урон, капитан держал и левую руку в кармане, где лежал вальтер.

Но вообще не должен Микола кричать «Ату его, хлопцы!», успокаивал себя Шепелев. Видел же он, как уголовник «Жох» умеет обращаться с оружием, должно было подействовать, и времени прошло немного, чтобы он отошел от полученных впечатлений.

Шепелев испытал нешуточное облегчение, когда они с Миколой вышли из комнаты, оставив в ней «красноармейцев». Последних капитан, несмотря на отвлекающие обстоятельства, пересчитал. Шестнадцать. Да плюс Микола. И двое во дворе. И он один. Да, в футбол бы он при таком раскладе точно бы уступил оуновцам.

Комнату, в которую они перешли, можно было принять за кабинет начальника средней руки. Только телефон отсутствовал, а так все на месте, даже несгораемый шкаф. И мешки на полу вполне уместны в кабинете не слишком высокого начальника. Мешки Шепелев узнал. И содержимое не поменялось. В этом капитан убедился, когда и Микола принялся переодеваться в красноармейца.

— Что за маскарад? — Шепелев встал лицом к двери рядом с несгораемым шкафом, чтобы при необходимости укрыться за ним.

— Хочешь, тоже можешь переодеться.

— Нет уж. Похожу так. Казармы грабить собрались?

— Банк грабим.

Капитан не мог вспомнить точно, но вроде бы за все время их знакомства Микола впервые пошутил. Хоть корявая, но шутка это была. Это его так воодушевила предстоящая акция? Что, он выкинул из головы погибших и живет сейчас предстоящей акцией? Что ж вы удумали такое?

Натянув сапоги, Микола потопал по полу и недовольно поморщился.

— Жмут? — сочувственно спросил «Жох».

— Да, боюсь, мозоли натру. А другие в мешке еще меньшего размера.

— Ну, извини. Надо было перед тем как в баньку идти, записать твой размер на бумажку.

Микола извлек из брошенных на стул вещей свой вальтер.

— Поаккуратнее, я не сплю, — предупреждающе сказал «Жох». — На двух волынах пальцы.

— Ты сам случайно не нажми, — ответил взаимностью новоиспеченный рядовой красноармеец.

Потом он свернул одежду и бросил ее в еще один, уже не «банный», мешок. Надо полагать, предположил капитан, гражданку с собой возьмут, чтобы по завершения своего цирка тут же переодеться в менее приметные костюмы.

— Пора, — сказал Микола. И адресовано это было, как показалось капитану, самому себе.

Они вернулись в комнату общего сбора. Она пополнилась за время их отсутствия еще одним человеком. Священником. Капитан не сомневался в этом, хотя человек был не в ритуальных одеждах, а в гражданском костюме, хотя и чересчур строгом для простого гражданина. Но манера держать себя, натянутая на лицо маска благостности и пасторский взгляд, каким он окидывал свою сегодняшнюю паству, — все выдавало священнослужителя. Не стоило забывать и о здании, в котором они сейчас находятся.

Последовавшее за тем подтвердило догадку капитана. Священник пришел дать воинам благословение. Если бы товарищ Шепелев понимал по-украински, то услышал бы он вот что:

— Братья! Антихрист готовит свой приход на землю. И слуги его, слуги сатаны, разбрасывают семена зла, и семена те дают всходы. Слуги беса пришли на нашу землю и сеют в ней горе и страдания, разрушают то, что досталось нам от дедов и отцов. Кто выкорчует эти семена как не мы? Бог вложил в наши души правду свою, а в руки — карающий огненный меч. Мы станем словом и делом рыцарями грядущего великого крестового похода против слуг дьяволовых. И пойдут за нами те, кто верит в божий промысел и в воздаяние за борьбу праведную. На праведную борьбу благословляю вас, братья! Если беса не истребишь словом, то истребить надо дело, истребить ту плоть, коею завладел бес. Идите с богом, братья, и бог не оставит вас заботой своей!

Потом благословляемые по одному подходили к священнику и целовали руку, которая крестила их. Не подошел только «Жох». Слава богу, образ не принуждал его к этому.

Они шли коридором на выход. Микола и его нынешняя тень «уголовник Жох» — первыми.

— Мы и поедем вместе, — наклонился «Жох» к уху Миколы. — И не думай спрятаться от меня.

— А если, — Микола криво ухмыльнулся, — я не подчинюсь?

— Я держу свое слово. В отличие от тебя. Я же сказал, что не отойду ни на шаг. И не отойду, чего бы это ни стоило. Даже жизни.

«И слово моего персонажа придется держать. Уже мне придется — капитану», — добавил про себя Шепелев.

Судя по шкафу, приставленному к церковной стене, машину уже разгрузили. Мебельный хлам где-то спрятали, вполне возможно, вон в том сарайчике, окруженном кустами сирени, а на шкаф не хватило то ли места, то ли времени. В кузов грузовика покидали мешки с гражданкой, следом полезли липовые красноармейцы.

— Тогда шагай до кабины, — услышал капитан от Миколы.

Свой вальтер, как и все ряженые, Микола положил в карман красноармейских шаровар. Это немного успокаивало капитана — пока его оттуда достанешь, лишние полмига, наверняка, уйдут. Поэтому Шепелев не стал требовать, чтобы Микола забирался в машину первым. В кабине разместились так: водитель, посредине Шепелев и Микола.

Когда тронулись, выкатили с церковного двора, капитан вздохнул с облегчением. В душе вздохнул, разумеется. Повезло. Если бы Микола полез в кузов, ему пришлось бы ехать там же и дело еще больше бы осложнилось. Правда, не слишком легким оно представляется и сейчас. Ведь вдобавок ко всему неизвестно, куда они едут. Может быть, всего лишь на соседнюю улицу.

Но зато вся оуновская шатья-братья у него за спиной. Вышел он на их организацию. Как наказывал товарищ Берия…

* * *

Но Микола был не так прост, как хотелось бы. В кабине он вытащил пистолет из кармана и засунул за поясной красноармейский ремень. Теперь шансов добраться до оружия у него не меньше, а даже больше. А ему, капитану Шепелеву, чтобы вытащить руку с наганом из кармана или развернуть наган в кармане стволом к Миколе, придется отклоняться или отталкивать локтем соседа.

Но вообще-то, с точки зрения здравого смысла, Миколе нет никакого интереса устраивать сейчас бой в замкнутом пространстве. Не нужен ему труп в кабине или возможные (если капитан таки пальнет в ответ) осложнения на дороге. Лишь бы Микола руководствовался именно здравым смыслом…

Они ехали пока что тем же маршрутом, каким капитан вез сюда Миколу. Это неплохо, дорогу Шепелев помнил.

— Закуриваю, — предупредил «Жох». И медленно вытащил правую руку из кармана куртки. Впервые с того момента, как в церковном дворе вышел из кабины, он убрал палец со спускового крючка. Папиросы и спички лежали во внутреннем курточном кармане.

— Не треба бы, дым не люблю, — высказался шофер, тоже наряженный в красноармейскую форму.

— А я люблю покурить по дороге и не люблю себе отказывать. Следи за путём, бродяга, — капитан махнул рукой в сторону ветрового стекла и пачка упала на пол.

А за ветровым стеклом сейчас перекресток. Знакомый Шепелеву перекресток. Они ехали пока все по тому же маршруту. А другого, как говорится, нам и не нужно. Там впереди, справа по курсу протянется длинное, похожее на казарму строение, которое, помнится, они еще с Кеменем ночью проезжали.

— Из-за тебя, козла, — рассердился «Жох», — вон папироса выпала.

«Жох», продолжая ворчать, нагнулся. Левую ногу он заранее переместил чуть ближе к правой и отвел чуть назад. А еще раньше, когда влезал в кабину, обежал ее взглядом. И углядел валяющийся на коврике, постеленном в кабине, гаечный ключ под промасленной тряпкой. Этот ключ под прикрытием левой ноги он сейчас ухватил левой рукой. А правой, как и собирался, поднял папиросную пачку. Поглядел на нее брезгливо.

Гаечный ключ (а вдобавок и попутно прихваченную случайно промасленную тряпку) он прижал к бедру левой ноги.

— Вон, испортились, — и капитан бросил пачку на приборную доску перед ветровым стеклом.

Это естественно для человека в такой ситуации — проследить глазами за летящим предметом. Как кот, повинуясь инстинкту, следит за любым движущимся объектом. Человек всегда, если только он не предельно собран и не настроен самовнушением, отвлечется на миг глазами. А мига достаточно. Перекинуть ключ из левой в правую и с разворота всадить этот ключ в глаз сидящему справа человеку. От души, вложив всю силу, которую незачем беречь.

Микола вскрикнул, хватаясь руками за глаз. Капитан, выпустив ключ из руки, выхватил вальтер из-за пояса Миколы. Использовать то, что противник считал своим преимуществом — это сообразуется с мнением товарища Берии, что оперативник побеждает не приемами и владением оружием, а головой. Вернее, содержимым этой самой головы.

Капитан, только вальтер оказался в его руках, выстрелил в живот соседа справа. Поворот туловища — а там уже водитель судорожно тянет что-то из кармана — и выстрел шоферу в голову.

Не до жалости и благородства.

Отпихнув заваливающегося на него Миколу, Шепелев дотянулся до руля. А ногой — до педали газа, с которой сползла ступня водителя. Капитан стал выворачивать руль вправо.

Они проезжали — на что и рассчитывал капитан — мимо здания казарменного типа. И не то хорошо, что здание прочное, а то, что перед ним идет канавка, отгороженная от улицы невысоким каменным ограждением. Канавка, глубиной в метр и шириной в два.

Ну, как говорили при царском режиме, с богом!

Машина стремительно сближается с оградкой, красная кирпичная кладка сближается с колесами… И тогда капитан резко вывернул руль влево.

Все полетело вверх тормашками. Шепелева бросило вниз, завертело, приложило обо что-то коленом, потом — головой о живот Миколы, посыпалось стекло, ноги подбросило вверх, сверху навалилась тяжесть чьего-то тела… И все прекратилось.

Однако, похоже, живой, отметил капитан. Похоже, отделался порезами, ссадинами и ушибами. А это можно как-нибудь пережить. Над этими бедами он даже обязан будет смеяться сегодня вечером за стаканчиком… Чего? Ну хоть той же перцовки. Если, конечно, по пути к тому вечером чего-нибудь не схватит. Например, свинцовую болезнь. Потому что дело еще не сделано и наполовину… А теперь выбраться и быстрее.

Он пробрался к шоферской дверце, потому что Миколина дверца оказалась придавлена к стене казарменной постройки. В голове тем временем шел подсчет: «Те двое из двора не поехали, минус двое из кабины, остается четырнадцать, в моем нагане шесть (одна ушла в Кеменя, а до этого перезарядил, прячась за дверью), в моем вальтере восемь минус три, в водительском вальтере, который отыскал сейчас в кавардаке кабины, должен быть полный набор — восемь. Итого — девятнадцать. Пять раз можно промазать. Вот Миколин пистоле-полицае куда-то отлетел. Жаль, но некогда искать. Миколу, значит, считаем за троих, потому что вожак стаи. Э, капитан да ты уже бредишь от потрясений и перетрясений».

Шепелев открыл водительскую дверцу. Опираясь ногой о руль, снова толкнул запахивающуюся дверь, сел на край дверного проема кабины. Огляделся и спрыгнул вниз.

Кинуло их хорошо. Правое заднее колесо висело в воздухе над канавой, левое заднее застыло наверху ограды, правое переднее упиралось в ограду, а левое переднее осталось на улице. Задний борт находился сейчас над канавой почти целиком.

Надежда, что авария начисто вывела из строя весь отряд боевиков-оуновцев, пропала — было слышно, что в кузове шевелятся и кричат.

Капитан вытащил из кармана наган, в левой руке он держал водительский вальтер. Дать вооруженным врагам расползтись, как тараканам, по городу, он не имел права.

А на улице останавливались машины, из них выходили люди, пешеходы замирали, некоторые спешили к месту аварии, кто-то в близлежащих домах уже должен набирать номер милиции. И очень не хочется погибнуть от милицейского выстрела в спину, совсем не в масть. А ведь со стороны он будет выглядеть сейчас уж всяко менее привлекательно, чем люди в красноармейской форме.

Из кузова на улицу спрыгнул первый боевик. Без оружия в руках. И это замечательно. Особенно замечательно будет, если все они окажутся не готовы к бою. А вдобавок ко всему оуновец повернулся спиной к капитану, протянул руку кому-то в кузове, однако повернулся на звук шагов.

— Как, все в порядке? — прокричал ему Шепелев, торопливо приближаясь. — Легковуха под колеса метнулась. Свернули, уходя. Какая беда! Микола без сознания!

Оуновец заметил оружие в руках идущего к нему человека, но даже не насторожился. Не возникло у него и тени сомнения в естественности аварии, не свел он воедино присутствие незнакомца в кабине, аварию и оружие в его руках. Ну так, ежели выстрелов не слышал, справедливости ради, мало кто на его месте что-то бы заподозрил в этой ситуации. Разве что Шерлок Холмс какой-нибудь.

Оуновец никак не приготовился к сближению с опасным человеком. И — ничего страшного не случилось. Подошедший к нему человек рассовал оружие по карманам со словами на русском: «Фу, я уж было подумал, что авария подстроена, нападение».

А потом капитан попросил лжекрасноармейца:

— Ну-ка подсади меня! Я врач. Как врача и взял Микола. Подсади! Там помощь нужна.

— Погоди! — отозвался оуновец и прежде помог выбраться на улицу своему товарищу, у которого в кровь была разбита голова. А уж потом подсадил незнакомца, который ехал кабине с Миколой.

Перебросив ноги через задний борт, капитан очутился в полумраке наклоненного кузова. Да, помощь кое-кому требовалась и немедленная. В первую очередь тем, кого приложило вместе с правым бортом к стене здания.

— Здоров? Все в порядке? — остановил капитан оуновца, пробирающегося к заднему борту, откуда можно спрыгнуть на улицу. Боевик посмотрел на москаля бешеными глазами и, ничего не сказав, попытался отодвинуться в сторону.

Но не глаза в глаза надо было смотреть украинскому националисту, а на руки москаля, что-то извлекающие из карманов.

И капитан начал. Потому что уже оценил диспозицию и признал ее благоприятной. Медлить нельзя — ситуация могла поменяться через секунду-другую.

Выстрел приставленного к животу нагана прозвучал не так громко, чтобы все среагировали на него немедленно. Пользуясь этой миниатюрной форой, под каким-никаким, а прикрытием медленно оседающего на пол первого застреленного в кузове оуновца капитан перегнулся за борт, выбрасывая перед собой левую руку с вальтером. Немецкая полицейская машинка прогавкала три раза. Ушло на выстрел больше, чем хотелось. Но не Котовский он, чтобы стрелять с двух рук одинаково хорошо. Ладно, что вовсе не промазал с двух метров. Первая пуля вошла боевику в грудь, следующая — в плечо, стоявшему рядом второму оуновцу. Плечо не годилось, оно оставляло боевика боеспособной единицей. Третий выстрел закончил дело. Минус три.

Капитан развернулся в полутьме обтянутого брезентом кузова. На его стороне была внезапность и полная готовность к бою. На их стороне — превосходящая численность и нежелание погибать.

Капитан вытянул правую руку. Сначала прицельно, из привычного нагана в двоих, которых он сразу для себя определил как самых опасных. Они уже держат в руках пистолеты и стоят на ногах… Стояли… Пули бросили одного на брезент, другого поставили на колени и потом повалили боком на дощатый пол.

Левая рука, сжимающая вальтер рефлекторно сдвинулась в сторону, реагируя на движение слева. Палец нажал спуск — и кто-то вскрикнул, валясь на лавку, тянущуюся вдоль борта.

Капитан сделал шаг в глубь кузова. Он держал в поле зрения всех. Ничего странного — он не сосредотачивал, не фокусировал взгляд ни на ком и ни на чем, он ловил движение.

Резкий взмах рукой справа — и в этот силуэт уходит револьверная пуля. Еще два раза подряд говорит его наган, вздрагивает в руке эта верная машинка и пресекает копошение на полу в дальнем правом углу.

Просигналил счетчик в мозгу, перебрасывающий невидимых костяшках количество истраченных патронов, и опустошенный револьвер летит на пол. «Вальтер» из левой руки перекладывается в правую. Но когда обе руки смыкаются на нем, раздается выстрел с полу из дальнего левого угла. Тело реагирует на вспышку, сжатый двумя руками пистолет дает ответ в два выстрела…

Кажется, в него не попали, не мог же он не почувствовать?

В магазине этого вальтера остаются еще два патрона. Пока левая рука извлекает из кармана второй пистоль-полицае, последние две пули уходят в переодетых красноармейцев.

Капитан и сам не заметил, что шел вперед. Что ноги его двигались и сейчас он стоит уже посреди кузова, снова двумя руками сжимая последний пистолет с оставшимися в нем пятью патронами. Стоит, открытый со всех сторон, но позади нет живых… А впереди и сбоку?

Глаза ест пороховой дым, сердце стучит как паровой молот. Но нет движения вокруг. Нет! Если не считать неопасных пока шевелений раненых и тех, кто получил травму еще при аварии грузовика.

Капитан отходит в бок, наклоняется, чтобы поднять пистолет, оброненный одним из убитых им ряженых красноармейцев…

Он даже не увидел, а услышал движение. Понимая, что проигрывает, рухнул на пол — и пуля, предназначавшаяся ему, прошила сперва воздух, затем брезент и вылетела на львовскую улицу.

Извернувшись на полу, капитан выстрелил абы куда, лишь бы напугать… А потом увидел стрелявшего. Тот зажимал окровавленный глаз и опирался локтем о лавку. Пистолет свой тот уже уронил. Видимо, оставшихся сил ему хватило лишь на последний выстрел. Капитан тоже больше стрелять не стал.

Ему надо собирать оружие. Пока еще один такой раненый не найдет в себе силы. Словом, есть чем заняться капитану Шепелеву, пока не приедут силы правопорядка, выяснить отношения с которыми будет ничуть не легче, чем с оуновцами.

Подобранное оружие он освобождал от магазинов, делал контрольный щелчок и бросал на лавку.

Шепелев вдруг почувствовал, что его трясет. И с этим ничего нельзя было поделать. Накрыло его задним числом, и накрыло качественно.

— Да успокойся ты!

Это капитан адресовал не самому себе. Один из раненых в ногу боевиков бросился на капитана, однако споткнулся, упал, вновь поднялся и заковылял дальше. На лице оуновца читалась решимость или погибнуть, или задавить голыми руками эту русскую гниду. Капитану не хотелось допускать ни того, ни другого. Поэтому он использовал рукоятку пистолета уже не по прямому назначению, а в качестве кастета. Ведь и поспрашивать кого-то потом будет необходимо, есть о чем.

Громыхнули доски заднего борта. Капитан услышал, как кто-то забирается в кузов.

— Вам помочь? — На борт легли пальцы, а из-за края брезента высунулась кудлатая голова.

Кто это? Откуда взялся? Но очень кстати.

— Да, помочь! Срочно! — И не давая неожиданному человеку вглядеться и испугаться, сразу назвал ключевое слово. — Звоните в НКВД. В НКВД! Понятно? Срочно. В НКВД. Сразу скажете одно слово — «Кобзарь». Потом назовете адрес, где мы сейчас. «Кобзарь». Понятно? Повторите слово?

— Да запомнил я! Не дурной! — И голова скрылась. Пацан какой-то. Это хорошо, они шустрые.

Интересно, а куда ж они все-таки ехали, подумал капитан. Удастся мне, наконец, узнать, что я предотвратил, или нет?..

…А в одном из зданий на площади Рынок продолжалось заседание, посвященное выборам представителей львовской интеллигенции, которые должны отправиться в Москву обсуждать, как им обещали, с самим товарищем Сталиным вопрос о предоставлении Галиции особого статуса. Председательствовал властитель умов Кост-Левицкий. Он с благосклонностью патриарха взирал с председательского кресла и с вершины своего возраста, отсчитывающего девятый десяток, на старания молодых. А молодые старались понравиться, быть замеченными, приглашенными, приобщенными, приближенными.

Сейчас выступал сорокалетний историк, автор незаконченного многотомного труда «История государства украинского». Он был в вышитой национальной сорочке с приколотым к ней значком с изображением Сталина. Лояльность к власти и незабвение корней — вот что он показывает всем и о чем говорит с трибуны.

— …И Львов будет считаться столицей. Пусть столицей Галиции. Дело в статусе. Не может великий город Львов зваться просто городом, не заслужил он этого. Только имея статус столицы автономии, он сможет продолжать высоко держать знамя культуры, продолжать объединять умы, таланты, питать их, вдохновлять!

Так закончил свое выступление живой представитель львовской интеллигенции. Ему аплодировали собравшиеся: в зале и в президиуме.

Тоже живые…


Глава восьмая
Старые счеты

Следователь Великохатько, чьему попечению доверили товарища Шепелева, старался изо всех сил. Он заварил герою чаек, сбегал куда-то и вернулся с творожной ватрушкой. Впрочем, от предложенной половины Великохатько не отказался и сейчас уминал ее на пару с капитаном.

— Хорошо, что наши вовремя успели, — Великохатько отхлебнул из кружки обжигающий чай. — Вместе с милицией подъехали. Чуть машины лбами не столкнулись. Для тех же слово «Кобзарь» смысла не имеет, а у нас, как только товарищ Берия лично позвонил руководству, всех оповестили, так мол и так, проводится такая-то операция. Тот побег был фиктивен, а человека по кличке «Жох» с такими-то приметами из розыска снять. Если кто представится «Кобзарем», то оказать всемерную поддержу и так далее. Как вы решились себя рассекретить, знали, что не успеют до них дойти сведения, да? Уже готовилось финальное представление, да?

Шепелев только кивал. Кивнул бы, что его Великохатько не спроси. Хоть спроси «а ты по национальности китаец?», и то бы кивнул. Не слушал капитан. И не из нелюбви к следователям, а потому что устал. И дул сейчас чай в кабинете, и жевал эту ватрушку вместо того, чтобы завалиться где-нибудь (даже на камеру согласен) спать, он по единственной причине — ждал звонка Берии. Капитан позвонил Меркулову, доложил обо всем и сказал, что ему необходимо переговорить лично с наркомом. Меркулов помолчал (обиженно, как показалось Шепелеву), потом буркнул: «Ладно, сообщу товарищу Берии, ждите. Может быть, и захочет вас выслушать». И теперь капитан Шепелев ожидал звонка наркома, окруженный заботой Великохатько. Или Великохатьки — как сказал бы украинец. А глаза слипались…

Товарищ Берия позвонил довольно скоро.

* * *

Капитан закончил телефонный рапорт товарищу Берии, доложил о случившемся.

— Хорошо поработали, товарищ Шепелев, — услышал капитан в телефонной трубке. — Я оказался прав. Операция по внедрению принесла успех. Значит, тогда вы сейчас…

В телефонном эфире замолчали, раздался громкий треск и шорох помех, потом все стихло и раздалось Бериевское «Алле, вы меня слышите?»

И тогда капитан Шепелев воспользовался паузой. И перешел к тому, к чему мог и не переходить. Никто его ни к чему не обязывал. Он мог спокойно дослушать Лаврентия Павловича, который, не иначе, приказал бы возвращаться в Москву и готовиться к отпуску (но скорее всего, краткосрочному). Дослушать бы капитану и ответить: «Есть!» Но некий черт, сидящий в нем, видать, с рождения, тот самый, что когда-то толкнул его на путь оперативного работника, не знал, похоже, покоя.

— Разрешите, товарищ Берия? — не дал капитан продолжить наркому.

— Что вы хотите, капитан? — в голосе наркома послышалось недовольство.

И капитан объяснил, чего он хочет. Операция может быть продолжена. Есть одна идея. Но ее осуществление возможно только при деятельном участии наркома внутренних дел. Если он… И капитан изложил, что именно требуется от наркома. На этом закончил и замолчал.

Шепелев думал, что ему ответят как-то так «Вы же понимаете, товарищ Шепелев, что это невыполнимо, а обещать вы можете, что хотите, хоть приезд во Львов самого товарища Сталина», или «Такой сложный вопрос за один день не решить, вы же должны понимать, я должен навести справки о степени виновности», или, наконец, «Как вам в голову пришло такое, и еще меня хотите подставить под удар, а если враги вывернут факт наизнанку и выставят меня врагом народа?»

Однако капитан услышал другое:

— Давайте попробуем. Если у вас получится, я подпишу приказ.

Шепелев аж опешил. Он не мог поверить, что Берия согласился так легко и быстро. Словно вопрос касался приглашения на ужин.

Но и на этом капитан разговор не закончил.

— Товарищ Берия…

— Что там у вас еще?

— Я понимаю, что если все получится, то это уже не будет иметь для них никакого значения. Но это будет иметь значение для меня как для оперативного работника, как для работника госбезопасности, как для члена партии коммунистов…

— Давайте покороче, товарищ Шепелев.

— Я бы хотел быть полностью уверенным, что все будет так, как я пообещаю.

— Да вы что, товарищ Шепелев, горилки там перепили! Или очень возгордились от своих подвигов. Вы сомневаетесь, что Берия держит свое слово?! Отвечайте?!

М-да, щекотливая ситуация. Пик щекотливости.

— Мне было бы очень неприятно, товарищ Берия, если бы я обманывался на чей-то счет.

— Ну ты, Шепелев и… — и Лаврентий Павлович выразился непечатно. — Давно я такого не слышал, чтоб кто-то требовал от меня честного слова, — и вдруг в трубке рассмеялись: — А вы, товарищ Шепелев, хороший оперативник, я был прав. Оперативник дорожит своими обещаниями, которые дает разрабатываемому врагу, даже когда их выполнение или невыполнение зависят не от него. Я вас прощаю. Можете не сомневаться. Берия сказал — значит, сделает. Землю мне есть не надо, а, товарищ Шепелев?..

* * *

— Я дойду уже привычным путем, а вы объезжайте нормальным. Проехать можно. Я видел там угольный сарай. Значит, сюда даже грузовики добираются, чего уж вам. Не входите, пока не позову.

Щелкнул запор дверцы, «эмка» дала задний ход с хозяйственного двора, а капитан последовал выученным маршрутом — задворками и щелями между домов.

Стрельчатое кухонное окно светилось — Христина дома. Если не откроет, тогда придется ждать «эмку» и взламывать дверь. Капитан не хотел идти по жесткому варианту, потом труднее будет складывать разговор. Вот убежать Христина, даже если почувствует неладное, не сможет. Покойный ныне Кемень раскрыл ему запасной путь: через подвал и выбраться наружу через подвальное окошко.

Однако ничего такого делать не пришлось — Христина открыла сразу после того, как услышала его ответ на свое «Кто там?» Странно. Он думал, она спросит хотя бы «Почему не уехал из города, зачем пришел?»

Капитан шагнул в полумрак сеней.

— Без понтов, сука ментовская.

В живот уперся твердый предмет, в котором угадывался ствол, а к горлу приставили лезвие ножа. Лезвие было заточено, как казацкая сабля — всего лишь надавило на кожу, а кровь уже потекла по шее. Один (с лезвием) сзади, другой (со стволом) спереди — в хорошие клещи его взяли.

— Палец, облегчи его на перья и волыны. За голенищами не забудь пошарить, — раздалось над ухом.

Ствол отвели от живота, чьи-то руки принялись обшаривать одежду.

— Ты кто? — прохрипел Шепелев.

— Монгол. Слышал о таком?

— Нет, — предельно честно ответил капитан.

— Сейчас познакомимся. Это как же ты мог не слышать? Или обидеть хочешь? Ладно, сейчас увидишься с человечком, которого сразу вспомнишь.

— Готово, — отрапортовал тот, кого назвали Пальцем, — один наган у него был.

— Не густо. Ну, пошли. Эй, баба, давай вперед, двери открывай перед дорогим гостем. А ты, Палец, говорил, не придет. Вишь, влюбился он в нее.

— Тупой он, — с презрением сказал вооруженный обрезом Палец.

Капитан знал, что сегодня вечером в последний раз поднимется по этим ступенькам, пройдет этим коридором, свернет на эту кухню. Но не предполагал, в какой компании придется идти и что слово «последний» приобретет зловещий оттенок. Не прав был товарищ Берия, когда говорил, что для оперативника не так важны приемы рукопашного боя, как голова. Сейчас капитан согласился бы на треть поглупеть, лишь бы снизошли на него те приемы рукопашного боя, которые позволили бы обезоружить и отключить граждан уголовников. Конечно, кое-какие навыки и умения присутствуют, да и сила кое-какая в руках имеется, но вот есть такое опасение, что этого сейчас будет недостаточно.

— Вот он, Колун, — втолкнули Шепелева на кухню.

— Кто? — спросил невысокий человек, сидевший за кухонным столом, на котором лежала кепка, стояла недопитая гостями бутылка его, Шепелевской, перцовки и стаканы.

— Как кто? — не понял вопроса Монгол. — Жох. Это Жох? — спросил он хозяйку.

Та кивнула. В ее лице не было ничего кроме грандиозной усталости: поскорее бы уходили из ее жизни эти люди с кличками, с оружием, с грубыми плебейскими ухватками, с режущими слух словечками.

— Это такой же Жох, как Палец — это Монгол, а Монгол — это Палец, — вычурно выразился Колун.

— Это не Жох? — еще не дошло до Монгола.

— Даже близко не Жох. Ну, колись, кто ты такой? — Колун долил себе в стакан остатки Шепелевской перцовки и залпом выпил.

— Тебя пахан спрашивает, падла, — и Палец толкнул «не-Жоха» в спину стволом обреза. Больно толкнул — капитан невольно выгнулся.

— Пройти можно? Сесть? — попросил Шепелев. А еще он попросил бы у них немного времени, чтобы дождаться тарахтения мотора «эмки» за кухонным окном. Но машина где-то закрутилась.

— Тебе ничего нельзя, понял! — взвизгнул Палец.

— Можно я уйду? — спросила Христина, она стояла, опираясь на дверной косяк.

— Все остаются на своих местах, — распорядился Колун. — И ответ держат. Спрашиваю по-хорошему в последний раз. Ты кто такой?

Ну раз так, подумал капитан, тогда следует менять первоначальный план, созревший в голове по дороге от дверей до кухни. План был прост: признаться в том, что он — капитан госбезопасности, приезд «эмки» подтверждал бы его слова, отсюда вытекает выбор — или вы не причиняете вреда ни мне, ни женщине, а я вас отпускаю с миром, или вы вступаете в конфликт с госбезопасностью, что вряд ли так уж привлекательно. Одно было плохо в этом плане: уголовники народ дерганный, и тот же Палец, раньше, чем подумает о чем-то, может давануть спусковой крючок обреза с криком «Легавые! Обложили, суки!» Или вместо того, чтобы поверить липовому Жоху на слово, возьмут в заложники и его, и Христину, а что из этого получится в конечном счете одному богу ведомо, или черту…

— Я кто такой? — удивленно переспросил капитан Колуна. — Я видел, как убили Жоха. Он погиб на Финской войне. Он умер у меня на руках. И передал мне свое имя и свою биографию. Мы с ним были дружны, и он велел мне, чтобы я продолжал жить за него.

— Ты чего несешь, макака? — крикнул Монгол.

— Я унаследовал имя Жоха, — капитан обернулся к Монголу. — Я правопреемник Жоха. Я продолжаю его дело. Его душа как бы переселилась в меня. Вы слышали о переселении душ?

И капитан сделал на этом вопросе маленький, едва заметный шажок к стоящему за спиной Пальцу.

— Да это псих, Колун! — воскликнул почему-то радостно удивленный Палец.

— Я отказался от своей жизни, так как она была скудна и бессмысленна. Новое имя, только оно могло дать мне живительный глоток, — продолжал «нести пургу» товарищ Шепелев. — Я знаю, что это звучит странно, но на войне происходят и более странные вещи.

Дуло обреза, что держал Палец, опустилось вниз. Жесткая хватка руки ослабла, как и собранность молодого уголовника. Он то и дело поглядывал на Монгола, пренебрежительно ухмыляясь — «смотри из-за кого сыр-бор подняли, из-за обыкновенного форменного дурика».

— Если ты знал Жоха, то скажи, за что он сел в тридцать пятом? — спросил Колун.

«Тоже мне дознаватель», — эту фразу капитан оставил в мыслях, а вслух сказал:

— За кассу вокзального ресторана в Пскове.

Колун кивнул.

— Он придуривается, Колун! — сплюнул на пол Монгол, вертя в руках финку. За что получена им такая кличка — не загадка века. Глаза узкие, хотя лицо и не азиатского склада. Полукровка какой-нибудь. «Вот этот поопаснее остальных, — подумал Шепелев. — Но ничего».

— Вы не понимаете, что такое единство помыслов и общность стремлений, — обернувшись к Монголу, капитан чуть подался вперед, словно движимый порывом доказать свою правоту. — Вот он даже перевел мне свою татуировку. Смотрите! — капитан расстегнул куртку, рванул рубашку так, что полетели пуговицы, обнажил синий трехкупольный собор.

Еще шаг вперед. А где-то вдали послышалось тарахтение мотора. Катит «эмка». Значит, дольше тянуть нельзя. Прибытие машины собьет расстановку, к которой удалось присмотреться, да и просто не на шутку встревожит блатной люд.

— Смотрите!

Адресовано это «смотрите» было в первую очередь Пальцу, стоявшему ближе всех к капитану. Монгол сейчас находился справа от капитана, стоял, прислонившись к стене кухни. Его ошибка, что он выбрал такую расслабленную позу.

— Ха-ха! Точно! Идиот! — воскликнул Палец, вглядываясь в собор и чуть наклонившись, чтобы разглядеть получше. — Дурдом какой-то, а, Колун?

— Я же говорю, что можно и нужно менять имена! — громко произнес капитан, залившись дурацким смехом, поворачиваясь лицом к Монголу, делая в повороте еще шажок вперед и выхватывая из рук Пальца смотрящий в пол обрез.

Поворот ствола — и от живота сразу же выстрел в Монгола. Не давая тому ни мига. Слишком опасен сей гражданин, чтобы дарить ему хоть мгновение — уйдет, метнет нож. Прикроется Христиной, до которой ему руку протянуть… «Теперь не протянет», — винтовочной пулей Монгола отбросило к стене.

Шепелев отпрыгнул назад и передернул затвор. Гильза обо что-то ударилась с характерным металлическим звоном. Странно, что слух сейчас ловит такие мелкие звуки.

Вторая пуля досталась Пальцу, который стоял разинув рот. И так ничего и не успел понять.

Закричала в дверях Христина. А за окном гудит автомобильный мотор, подрагивают стекла.

Разворот, во время которого капитан передергивает затвор. Ох, уж эти Мосинские винтовки и обрезы из них… Эта необходимость растрачивать мгновения на досылание патрона в патронник. Или только так кажется, когда каждый удар сердца воспринимается как проигрыш во времени?

Колун уже отбросил кепку, под которой лежал небольшой пистолет, накрыл его кистью. Капитан же в этот момент услышал, как, крича что-то (кажется, по-польски), убегает по коридору Христина.

— Лежать! — Шепелев двинулся по кухне к Колуну, вытягивая руку с обрезом. — Я — капитан госбезопасности! Дом окружен! Вы арестованы! Слышишь — машина! Сопротивление бесполезно! Шпалер на место!

Пистолет был сейчас в руке Колуна, его дуло смотрело на стремительно приближающегося человека с обрезом. Однако уголовник стрелять не спешил, уголовник призадумался.

— Лежать руки за голову! НКВД! — Капитан был уже рядом со столом.

Все, ствол обреза коснулся пиджачного кармана Колуна. Теперь гражданину уголовничку уже поздно решаться на дуэльную перестрелку. Он в любом случае опоздал. Думать надо быстрее.

— Кладем шпалер на стол, — уже спокойно произнес Шепелев. — И без резких движений.

Без резких движений Колун, правда, не обошелся. Пистолет он не положил, а бросил на стол. Да так, что чуть не разбил пустую бутылку из-под перцовки. А в дверь что есть мочи колотили. Услышали автомобилисты, что в доме идет стрельба.

Капитан положил пистолет Колуна в карман куртки (автоматически зафиксировав — старенькая английская одиннадцатимиллиметровая машинка системы Веблей-Скотта, старенькая, но мощная, от такого калибра свинцовые подарки получать не желательно).

— А теперь руки за голову и на выход, Колун. Так, кажется, тебя зовут? Дверь открывать пойдем…

— Вызывайте милицию, это их клиент, вызываете санитаров. Для вас ничего не меняется. Ждете меня. Никого дальше кухни не пускать, самим не ходить. Когда все уедут… Кстати, обеспечьте, чтобы долго здесь не крутились. Скажите, что рапорт о случившемся напишу. Им передадут. Потом идите в машину и ждите. Сколько? Сколько потребуется, товарищи. Всю ночь — так всю ночь.

И отдав распоряжения, капитан направился по коридору к комнате Христины. Дверь, как нетрудно было предположить, оказалась закрыта. Понятно, что никакие уговоры «Христинушка, открой» ни к чему не приведут. Вот тогда точно посланным с капитаном сотрудникам всю ночь придется проторчать возле этой университетской постройки. А дверь добротная и замок добрый. Будь он в самом деле Жохом проблем бы, конечно, эти запоры не вызвали, но не Жох он, не Жох.

Капитан достал изъятый из кармана убитого Пальца наган. Придется так. И без того вся задуманная прелюдия к разговору с Христиной испорчена напрочь. Теперь выстрелом больше, выстрелом меньше — большого значения не имеет.

Два выстрела в замочную скважину. Начальной скорости полета пуль, двухсот семидесяти метров в секунду, хватило — путь открыт, капитан вошел в комнату. Сможет ли он исправить ситуацию? То, что это будет непросто, и к бабке не ходи.

Это оказалось гораздо труднее, чем предполагаемое «непросто». Женщина находилась даже не в истерике, а в состоянии, которое можно назвать полным истерическим затмением. Ничего, кроме «Уйдите от меня!» и рыданий, добиться от нее не удавалось. Капитан готов уже был отчаяться. Но все же не отступал. Он не просто ее успокаивал, он выполнял задание, он продолжал операцию «Кобзарь». Да и не привык он к отступлениям.

Шепелев не прислушивался, сколько пробили напольные часы, чей бой был слышен во всей квартире. А били они, между прочим, не первый раз с того момента, как он переступил порог комнаты Христины. Время его начнет интересовать позже. Он также не всегда понимал, что говорит. Что-то успокаивающее, уговаривающее. Он разворачивал ее на постели, убеждал, бил по щекам, кричал и снова успокаивал, целовал и гладил.

Наконец она пришла в себя. В состояние, в котором по крайней мере могла воспринимать что ей говорят.

— Что ты от меня еще хочешь? — Эту фразу она произнесла не в первый раз, но на этот раз она прозвучала иначе. Не как аналог крика «Прочь!», а как вопрос, на который ждут ответа.

Капитан ответил:

— Я не уголовник, Христина, я…

— Ты убийца! — не дала она ему договорить.

— Я спасал себя и тебя. Тебя, — подчеркнул он. — Эти люди, я их знаю, свидетелей не оставляют, они бы убили нас. Меня и тебя.

— Ты убивал и раньше.

— Приходилось. На войне. На войне внутренней и внешней. Защищаясь. Потому что когда в тебя стреляют, ты можешь или погибнуть, или выстрелить сам. Я не уголовник, Христина, неужели ты не видишь и не слышишь, что я разговариваю сейчас с тобой по-другому. Я лишь представлялся уголовником, разыгрывал роль.

— Там какие-то люди…

— Там мои товарищи. Я капитан госбезопасности, Христина.

— НКВД?! — ахнула она, отодвигаясь от него на кровати. — И ты со мной… Я…

— Тебя больше устраивает уголовник?

— Ты…

— Я знаю, что ты хочешь сказать. Что я врал, что я использовал тебя. Ерунда. Вспомни, разве я выпытывал у тебя что-нибудь? Дознавался, с кем ты связана, кого ты еще знаешь из вашего ОУНа?

— Я ни с кем не связана, не знаю никакого ОУНа! — выпалила Христина. — Я просто приютила знакомого и его приятеля. Ничего больше не знаю! А ты, может, опять врешь! И такой же капитан безопасности, как и уголовник.

— Вот, пожалуйста, — он достал из внутреннего кармана куртки сложенный лист бумаги.

— Что это? — они не сделала ни движения в сторону листа.

— Постановление о твоем аресте.

— О! Да ты изощренный садист. Захотел насладиться всей цепочкой моих мучений. Ничего не пропустить. Пытать тоже сам будешь?

Она быстро отказалась от предположения, что он выдает себя и за чекиста. Наверное, уже поняла, что на сей раз это правда. Малоутешительная для нее правда.

— Я почему здесь и почему ничего у тебя не выпытывал. Потому что мне далеко не все равно…

— Ты еще скажи, что любишь меня? — перебила она, саркастически улыбнувшись.

— Я не скажу, что полюбил тебя, я скажу по-другому. Ты мне стала не безразлична. И если бы ты была мне совершенно безразлична, не было бы меня здесь сейчас. Пришли бы только они, — он показал рукой на стену, отделяющую комнату от кухни. — Я хочу избавить тебя от тюрьмы…

— Избавить меня от тюрьмы?! После того, как сам меня туда определил. Избавить меня можно было не приходя ко мне! — Она соскочила с кровати и теперь стояла возле стены.

— Ты сама нашла тюрьму. Ты не знала, на что идешь? Не знала, чем ты занимаешься, что тебя ждет? Меня бы не было здесь никогда, если б не твой собственный выбор. Решила работать на ОУН — будь готова к тюрьме.

— И пойду, — она стояла, гордо выпрямившись. — Я не боюсь.

— А зря, — капитан протянул руку, забрал с кроватного покрывала постановление об аресте, убрал в карман.

«А как он к ней относится на самом деле?» — спросил он сам себя. Наверное, не уложишь в одно предложение. Венок, сплетенный из отношения к ней как к врагу, ненавидящему мою страну, из жалости, из отношения к ней как к женщине. Короче говоря, любому психиатру было бы в чем покопаться.

— Зря, — еще раз повторил капитан. — И будете сидеть вместе с братом. Правда, в разных лагерях, но оба сидеть. А можете оба оказаться на свободе.

— Брат, — она сразу потеряла прежнюю позу, шагнула вперед, но напоролась на кровать и остановилась. — Зачем ты… вы заговорили о брате?

— Потому что ты можешь получить свободу не только для себя, но и для брата. И решение ты мы должна принять сейчас, в этой комнате. Время играет не последнюю роль.

— Я понимаю, — ее глаза сузились, — понимаю. Ты хочешь, чтобы я предала, или, как говорил ты, когда прикидывался уголовником — сдала.

— Нет, не хочу — капитан поднялся тоже и заходил по комнате. — Это не нужно. Нами арестовано шестнадцать членов вашей организации. Включая Миколу, Кеменя и даже священника униатской церкви. Вашей организации больше не существует.

Капитан не стал говорить о том, кто из тех, кого он назвал арестованными, погиб, ранен и как это произошло. И какова его роль в произошедшем. Ни к чему сейчас лишние встряски.

— Я подозреваю, что у тебя, Христина, существуют собственные связи, но мне они не нужны.

— А что ж тебе нужно?

— Твой собственный отход на ту сторону. На ту сторону границы.

— С чего ты взял, что он у меня имеется?!

— Если у тебя его нет, это плохо, Христина. Потому что тогда тебе нечего мне предложить в обмен на твою свободу и свободу твоего брата.

— Свободу мне и моему брату! — воскликнула она нервно и даже хлопнула в ладоши. — Неужели ты думаешь я могу тебе — тебе! — после всего верить. Неужели ты думаешь, я могу вам, палачам и величайшим лжецам на свете, поверить!

Капитан подошел к ней, встал совсем близко от нее, так что до него долетало ее дыхание. Сказал тихо:

— Мне не верь. Я не могу решать подобные вопросы. Но я звонил наркому Берии и получил его согласие. Он согласен, Христина, подписать такой приказ, если ты дашь необходимые сведения. Он согласен также подтвердить тебе лично по телефону все те обещания, что ты слышишь от меня. Это тебя устроит?

— Нет, — ответила она, отворачиваясь от пристального взгляда Шепелева. — Этого грязного убийцу я не видеть не желаю, не слышать.

— А те, на кого ты в конечном счете работаешь, не палачи? — Капитан повысил голос. — Или нет в Германии концлагерей, или там не преследуют людей за принадлежность к определенной национальности, разве Гитлер не захватил часть Польши? Разве не уничтожает он сейчас польскую интеллигенцию, евреев, польское офицерство? И окажись твой брат тогда на польско-немецком фронте, ждала бы его та же самая участь.

— Я не работаю на немцев, я посвятила себя великому украинскому народу, ставшему моим родным народом, его свободе! — она говорила уже с меньшим пафосом, нежели звучал чуть раньше.

— Давай не будем лукавить, Христина, — а капитан все повышал голос, усиливая этим свое давление. — Тебе и мне известно, кто стоит за спиной вашей и им подобных организаций. Гитлер. Его абвер и гестапо. И им ваша свободная Украина нужна так же, как кролику святое причастие. Не будет здесь нас, будет здесь Гитлер. И ты сразу перестанешь быть преподавателем университета, а станешь лицом славянской национальности, лицом второго сорта, которого надо перевести в рабы или уничтожить. Вот каким целям служит ваша борьба. Ладно! Не веришь коммунисту вообще, Берии в частности. Тогда верь мне. И представь, что будет, если ты откажешься.

Он положил ладони на ее плечи.

— Ничего не получится тогда, Христина. И ты, может быть, никогда уже не увидишь брата. Не перебивай! Послушай, на что я получил одобрение товарища Берии. Ты отдаешь мне свой отход за кордон со всеми тамошними паролями и адресами. Взамен на свободу выходит твой брат. Местом жительства вам будет выбран один из северных городов. Да, вы будете под надзором. Но вы будете на свободе. Вас не станут наряжать в ватники с номерами, выгонять в мороз на лесосеки, кормить баландой, от которой скоро выпадут все зубы. Вам не придется иметь дело с уголовниками, с настоящими уголовниками, которых ты сегодня видела у себя в доме, а они там, в лагерях, заправляют всем, их порядки там правят, в женских лагерях и мужских. И женщины, уверяю тебе, ничуть не менее жестоки. Еще болезни, конвой, никаких книг. Свобода будет не такой, о которой ты мечтаешь, но плохая свобода лучше доброй неволи. А когда-нибудь, Христина, вы сможете вернуться во Львов или в Польшу.

— А твой Берия не обманет? — наконец спросила она.

— Тогда он обманет и меня. Боюсь, что мне это пережить будет не легче, чем тебе. Но если ты не попробуешь ему поверить, то надежд у тебя не останется. И ты лишишь своего брата, может быть, единственного шанса.

— Хорошо, — выдохнула она и заплакала…


Глава девятая
Карпатская сюита

Сон — вот та маленькая награда, которую он получил за завершение операции «Кобзарь» и перевод ее во вторую операцию, коей присвоили кодовое наименование «Тарас». Сон в отельном купе полупустого вагона.

Поезд перебирал колесами рельсы в направлении города под названием Коломыя. Или, если заглядывать дальше, в направлении Венгрии. Как оказалось, именно через венгерскую границу проложен канал отхода. Капитан наказал разбудить его за час до прибытия, не сомневаясь, что умчится в черные клубы забытья, едва его голова коснется железнодорожной подушки. Так и вышло.

Второй раз за какую-то неделю он спал по-человечески только в поездах. Впрочем, можно ли назвать человеческим провальный сон, сон без бесплатного кинематографа сновидений, когда время пожирается в один заглот? Лег, встал — шести часов как ни бывало.

Капитан проснулся на пять минут раньше, чем его пришли будить. Все-таки тренированность пробьет любые запруды, и как бы ни могуча была хватка сна, однако навык просыпаться в заданное время заставил ее разжаться.

И когда в дверь купе осторожно постучали, Шепелев раскрыл ее немедленно. Будить его пришел Василий. Его напарник на операцию «Тарас», оперативный сотрудник львовского НКВД в звании сержанта госбезопасности. Его выделили товарищу Шепелеву, исходя из поставленных перед ними задач. Отрекомендовали: спортсмен, занимается боксом, силен, вынослив, ворошиловский стрелок, «один из самых метких наших стрелков», знает украинский и венгерский, родом как раз из Закарпатья, член партии, взысканий не имеет, не раз доказывал свою преданность идеям Ленина и Сталина. Капитану некогда было самому заниматься подбором кандидатур, он доверился мнению львовских товарищей. В конце концов, решил он, если парню и не хватает оперативной смекалки и обыкновенной сообразительности, то лишь бы подчинялся моим приказам, а спортсмен, боксер и стрелок в предстоящем деле совсем не повредит.

Василий двигался в купе так, словно все в поезде было сделано из стекла. Видимо, не раз уже в иных местах, неловко повернувшись, что-нибудь ломал-крушил, лишь задевая литым плечом. Его круглые щеки украшал розовый румянец — молодой организм сигналил об избыточном здоровье.

Приведя себя в чувство умыванием, побрившись и одевшись (перед выходом из поезда оставалось только надеть куртку — как ни смешно, ту самую, что подарил Микола), капитан пригласил Василия на разговор. За стаканом принесенного проводником чая капитан изложил то, что не вошло во вчерашний скомканный в виду отсутствия времени инструктаж.

— Веди себя так, как привык. Ничего не изображай. Не надо никаких демонстраций вроде зубовного скрежета и зловещего шепота «как я их всех ненавижу, этих красных, этих москалей». И соответственно ничего не надо сочинять, вроде того, что «помню, вызывает раз меня Петлюра…» Веди непринужденные разговоры о всякой ерунде. Начнутся расспросы, откуда, кто, почему, чем занимаешься, как поживает тот-то и тот-то, а как этот — ничего не говори. А его, наоборот, расспрашивай, почему нет! Сейчас перед нами окажется всего лишь мелкая сошка, проводник. Не обязан ты ему ничего сообщать. Назвал пароль, значит, свой, достаточно. У него права тебе не доверять столько же, сколько у тебя — не доверять ему…

Василий кивал и смотрел на товарища Шепелева, как пацаны смотрели бы на проезжающего по улицам легендарного командарма Буденного. Живой герой! Который в одиночку частично уничтожил, частично захватил целый отряд вооруженных боевиков ОУН. Это не слишком полезно для работы, но Шепелев надеялся, что это благоговение постепенно сойдет с его напарника.

— Меня называй на «ты» и по имени. Борисом. Кстати, настоящее имя. Как и ты останешься Василием. Если нет необходимости менять имена, никогда их не меняй…

Поезд с набранной им скоростью мчал вагоны к городу Коломыя. И, наконец, примчал.

Понятие города, оно бесспорно весьма разное у жителей разных населенных пунктов. Для деревенских обитателей Коломыя безусловно самый настоящий большой город: вона сколько улиц, а дома, окружающие вокзал и образующие городской центр, трехэтажны и многоквартирны, здесь расположены всякие управы и конторы, так же в городе имеются самые настоящие заводы. Но житель Ленинграда, если и назовет сие поселение городом, то лишь проявляя уважение к чувствам местного населения. А про себя не определит иначе как «городишком». Столичный снобизм, он вызревает сорняком, выполоть его невозможно, можно лишь скрывать.

Полученный во Львове адрес привел их на окраину города, до которой они без труда и быстро добрались пешком. Дом хороший, основательный, хозяйственный. Камень, кирпич, черепица. И все дома по этой улице добротные, слепленные, складывается впечатление, по одному чертежу.

Калитку можно было открыть и снаружи, просунув руку. Однако капитан стал стучать по ней и звать:

— Эй, хозяин!

— Войдем? — предложил Василий.

— Видишь, конура пустая. Значит, псина его бегает по двору. Если тебе ноги для нее не жалко, входи.

Тогда Василий засунул два пальца в рот и залихватски свистнул. Наконец из-за дома показался хозяин. В черной, украшенной вышивкой жилетке поверх просторной холщовой рубахи, надетой на свитер. Голову его покрывала шляпа с широкими полями и с сеткой, откинутой от лица. В руке он держал дымарь. Всмотрелся издали в гостей, потом неторопливо пошел по дорожке из битого кирпича, слегка припадая на левую ногу.

— Шо нада?

— Медком, отец, у тебя разжиться хотим, — завязал разговор капитан. — Знатный, слыхали, медок. Ты же Имре будешь?

Пчеловод поддержал русскую речь.

— Имре, Имре. Сладкого хочите? Чой-то взрослы вы для медка.

— А мы его растворенным попьем. В виде бражки. Бражка ж должна быть?

— Вам попьем, а меня за варение самогона сведуть. Иди по хатам. — Дед… хотя какой он дед, лет пятьдесят с небольшим, пышные седые усы разве старят… говорил с акцентом, но не с украинским.

Это все был балаган. Пора и пароль произносить.

— Ты лучше скажи, отец, как нам с приятелем до села Нижнего Селища добраться? Пешком дойдем или на подводу проситься?

Вот не даст сейчас пчеловод отзыв, тогда что? По домам? Ну, не увидеть тогда Христине своего брата, а увидеть приговор, этапы, пересылки, жаль будет женщину, но каково самому-то будет возвращаться не солоно хлебавши.

— Путаете вы, нет в округе такого села. Ольшаны есть, Драгово, Забродь.

«Вот и славно, что нет», — подумал капитан, с облегчением выслушав отзыв на пароль.

— Тогда открывай калитку, отец, — капитан нетерпеливо постучал костяшкой пальца по почтовому ящику. — И учти, что от бражки мы с приятелем тоже не откажемся.


Город Коломыя


Их усадили за дощатый стол. Пчеловод, избавившись от принадлежностей своего увлечения, вынес из дому кувшин, три глиняных стакана и закуску — пшеничный каравай и брынзу. Медовуха ласкала горло мягкой сладостью и пощипывала градусом небо. Они с Василием пообедали на вокзале в заведении под вывеской, рассчитанной на далекое будущее — «Ресторан». Там капитан наелся и сейчас ему хватало медовухи. Не то Василий, здоровяк налегал на хлеб и брынзу за двоих. Собака, наличие которой предположил капитан, имела место быть и сейчас лежала на земле неподалеку от стола. Она была неизвестной капитану породы, большая и лохматая.

— А старуха твоя где? — спросил Василий, когда старик, ходивший за трубкой, вернулся к столу.

— Померла старуха прошлый год.

— Отец, а ты кто по национальности будешь, вот не пойму никак? — Этот вопрос достался пчеловоду от капитана.

— Из унгаров мы.

— Из венгров, что ли?

— По-вашему, венгров. Нас тут много живет. Эта улица почти вся унгары.

— Давно ты тут проживаешь?

— Да как сказать. С девятнадцатого.

— Понятно, — весомо сказал Василий, подставляя огромную ладонь под посыпавшиеся изо рта крошки. — С марта или с августа девятнадцатого?

— Наслышанный? — Пчеловод по имени Имре поднес спичку к крошкам табака в трубочной чашке.

— А как же! По соседству живу.

— Да с Венгерских Советов тут, — с ответом Имре подождал, прежде раскурил трубку.

— Чего ж к хортистам[37] не вернулся?

— А чего бегать туда-сюда. Тут ничего устроились.

— По-русски хорошо говоришь. Где научился? — Капитан отрезал-таки себе брынзы. То ли медовуха разжигала аппетит, то ли прожорливость Василия заражала.

— И русских тут хватат, и хохлов, и востальных.

— Ну, а с ногой что?

— Шо ты ко мне причепился?

— Да интересно, — пожал плечами Шепелев.

— Я ж не спрашиваю, кто ты, что делаешь, что в кутулях вот. Даже имя твое не вызнаю.

— А я и не скажу.

— Зачем я должон?

— Так и не говори. Сам скажу. Уж не в русском ли плену ты сидел во время или после империалистической? Ты ж за австрияков должен был воевать против нас. По возрасту твоему как раз так выходит. По-русски шпаришь нормально, откуда ты здесь мог так его освоить. Не во Львове же живешь. Ну, правильно?

— Может и так, — пчеловод насупился за клубами дыма. — Давай о деле.

— Так давай, — охотно согласился Шепелев. — Тебя ждем.

— Вот и слухайте сюда. Через три часа ваш поезд.

— И куда?

Пчеловод объяснил и куда, и к кому. В село Иза, что расположено у самой пограничной зоны. Туда им предстоит добраться на поезде-«подкидыше». Добравшись, они должны найти дом Яноша Довганича. Найдя, обменяться паролями. А дальше Янош знает, что делать.

«Перестраховались переправщики, цепочку выстроили, — слушая, думал капитан. — Паромщики».

Еще пчеловод Имре дал совет — зайти на базар, купить кожу для сапог. Янош — сапожник, известный на всю округу. К нему издалека приезжают сапоги заказывать. Если что — вы тоже заказчики. И, между прочим, знатные сапоги Янош шьет, мягкие, мозолей не натирают, голень облегают, словно родная кожа. Некоторые клиенты заказы не забирают, кто их знает, куда деваются, после того, как приедут и оставят кожу. Если денег не жалко, можете подобрать для себя обувку. Жалеть не придется.

«Да у вас, по-моему, еще и сапожная торговля налажена, — отметил капитан, подливая себе медовухи. — Имре, что твой приказчик, расхваливает товар. Наверное, и процент свой имеет с каждого гешефта».

— С документами как, порядок? — спросил пчеловод.

— Порядок, — заверил капитан. — Все в ажуре. А если бы не порядок то чего, пешедралом бы добираться?

— Зря шутишь. Поезда проверяют. Обязательно проверят. Граница близко. Если что в кутулях везете или на себе, то думайте. Могут обыскать. Лучше на коленях не держите. Кожу сапожную держите. Кутули киньте подальше. В случае чего, говорить «не мое, мы налегке».

— Медовухи на дорогу дашь, отец? — Василий ссыпал из плошки на ломоть хлеба остатки брынзы.

— Человек я небогатый, лишнего нет. Рад бы. Разве продать могу…

Проверились, нет ли слежки. Мало ли. Но никто за ними не пошел, хвост за собой к вокзалу они не притащили. Беспокоиться о слежке заставляла встреча на лавочке у привокзального скверика с сотрудником львовского НКВД, который приехал сюда тем же поездом, что и капитан с Василием. И теперь отправится обратно во Львов, чтобы рассказать о выявленной цепочке переправщиков за границу. Мало ли как сложится у капитана и Василия, смогут ли они лично доложить о том, что узнали, по завершении операции? А канал должен быть выявлен и ликвидирован. Ну и, разумеется, доложит этот сотрудник кому следует, что операция «Тарас» пока развивается по плану…

…Спал бы капитан и в этом поезде. Правильный солдат, к которому он сейчас может себя приравнять, так и должен поступать — пользоваться любой возможностью запастись сном. Кто знает, сколько продлится бой, когда и где в следующий раз, как выражались в дореволюционное времечко, удастся заехать к Сонникову и Храповицкому. Спал бы, да не тот это был поезд. «Подкидыш» был предназначен для развоза по деревням тех, кто работает в городе и вечером желал бы вернуться домой, а также тех, кто закупал в городе товары в магазинах и на базаре, и тех, кто продавал на базаре излишки деревенской огородно-полевой продукции. И этих людей в четырех вагончиках состава набралось немало, многим пришлось сидеть в проходах на мешках или вовсе стоять. Лежали лишь счастливчики, что заняли верхние полки, в число которых не попали капитан и сержант Василий. Чтобы завладеть этими, лучшими, местами, как стало понятно, надо было забираться в поезд через окна еще тогда, когда тот стоял на запасных путях, не поданный к вокзальному перрону. Но все же и не самыми разнесчастными в их вагоне могли считать себя сотрудники НКВД — они сидели на лавках, в тесноте да не в обиде. Спасибо Василию, ледоколом прорубившему путь в крикливой посадочной толчее.

Капитан и сержант госбезопасности не воспользовались советом пчеловода Имре держать свои мешки подальше от себя, чтобы, случись поверка их содержимого, можно было бы не признаваться. Признаваться все равно пришлось бы. Содержимое (разве не считая купленной на местном базарчике по пути на вокзал сапожной кожи) заставило бы проверяющих взять под арест «до выяснения» всех пассажиров не только вагона, но и поезда. Желательно было бы обойтись без необходимости следовать в дежурную часть, там называть себя, ждать, пока свяжутся со Львовым, и посвящать в планы еще и местных сотрудников. Правда, свои вещмешки они не держали на коленях, а забросили в общую кучу на третью, багажную, полку.

Это был веселый поезд. Еще и поэтому уснуть в нем было не суждено. Гомон стоял как на ярмарке. Родня еще больше вагон с ярмаркой, из корзин высовывали шеи гуси, у кого-то хрюкали поросята, пол быстро покрывала сплевываемая шелуха от семечек. С первых колесных тактов появилась бутыль с мутноватым содержимым и стаканы. Угощали всех. От стакана «богатирьской горилки» не отказался и капитан, а с его молчаливого согласия причастился и Василий. От сдобренного перцем самогона сразу прошиб пот. «Вот чем хорошо было бы согреваться в финских лесах», — вспомнил капитан свое пребывание в снегах и сорокаградусных морозах недавно закончившейся войны.

В вагоне звучала какая-то дикая языковая смесь из польского, украинского, русского и венгерского. Выходя в тамбур курить, Шепелев слышал разговоры и на еще каком-то славянском языке. Возможно, на чешском, возможно, на словацком. Здесь, где начинались Восточные Карпаты, народы перемешались, как пуговицы в коробке. Ничего странного. До Венгрии рукой подать, рядом Чехословакия, Румыния, Польша. А если вспомнить, какие события потрясали в недалеком прошлом этот край (а досталось ему поболее многих других европейских районов), если учесть, что потрясения все продолжаются, то нет ничего удивительного в том, что люди снимались с насиженных мест и кочевали из страны в страну.

Украинская же речь, которую слышал в поезде капитан, отличалась от львовской, размеренной и правильной. Здесь же все тарахтели, как из пулемета, и говорили, похоже, на местном говоре, используя множество областных словечек. Шепелев, чей слух освоился с «мовой» за последние дни и общий смысл услышанного доходил без труда, сейчас мало что понимал. Что было тем более обидно, так как вокруг хохотали без умолку. В том числе и Василий, который тоже втянулся в дорожный разговор. И даже те подлецы, что оккупировали вторые полки, не спали, а, свесив головы, вслушивались в вагонные растабары и лезли со своими репликами.

Капитан развлекал себя все больше тем, что смотрел в окно. Проплывающая местность становилась гористой с множеством лугов, на которых свежую весеннюю траву щипали козы и овцы. Когда поезд совершал поворот согласно проложенной колее, далеко впереди удавалось разглядеть высокие горные взлеты.

Насколько капитан знал, в этих областях пока не торопятся с коллективизацией, постепенно изменяют порядок, к которому привыкло местное население. Но слово «колхоз» уже звучало в разговорах этих людей. И опять же вызывало смех. Вообще, с хорошим настроением возвращаются они по домам в своем «подкидыше». Надо думать, не только сегодня. Впрочем, чего грустить. Места хорошие, почва богатая, живности в карпатских лесах хоть отбавляй, воздух лечебный, горилка добрая, к переменам власти они привыкли. Сегодня Советский Союз, вчера Польша, еще раньше Австро-Венгрия. Не удивятся они, если и завтра власть поменяется. А жить надо сегодняшним днем. Если есть повод сегодня не грустить, так и не будем. В чем-то капитан завидовал этим людям. Этой простоты восприятия ему, пожалуй, не хватало.

Народ постепенно выходил на остановках, которые «подкидыш» делал довольно часто. Иногда казалось, что состав останавливается прямо посреди леса или лугов. Но можно не сомневаться, что за деревьями или за холмом стоит деревня. В которую и пойдут сошедшие люди.

— Документы, граждане. Прошу предъявить.

Это прозвучало уже тогда, когда в вагоне никто не стоял, когда и сидели на лавках уже не впритирку.

По вагону шел лейтенант внутренних войск НКВД, его сопровождало два солдата-пограничника. Проверяли документы у всех. И действительно, у того, кто чем-то вызывал подозрение, смотрели вещи. Очередь дошла и до них с Василием.

В их паспорта, как раз на случай такой вот проверки, были вложены бумаги, что они агитаторы от культпросвета. Агитатор, следующий в поезде в отдаленную деревню, сейчас на Западной Украине столь же распространенный персонаж, как коробейники в Некрасовское время или коммивояжер в какой-нибудь современной капиталистической стране. Надо доносить идеи и разъяснять политику партии во всех отдаленных уголках.

Им вернули паспорта без всяких вопросов, не бросая подозрительных взглядов. Что ж, с образом агитаторов львовские товарищи, похоже, угадали безошибочно. А они с Василием теперь, после того, как наряд удалился дальше по вагону, можно сказать, официально попали на Советские Карпаты. Но этого им мало. Им надо дальше — на юго-западные склоны Восточных Карпат, в Закарпатье, которое советским пока не стало.


Глава десятая
Замковая гора

— Он говорит, — перевел Василий, — что нам надо спуститься вдоль реки, потом пройти впадиной, подняться на гору, перевалить, а там уже венгерская земля. Там мы можем уже ни за что не волноваться, идти спокойно в сторону заставы, это на юго-восток километра три. Остановят раньше венгры-пограничники — они сами проведут. А на заставе мы должны попросить связаться с археологической экспедицией на Замковой горе. И просто ждать, когда оттуда приедут и заберут нас. А ему надо обратно, к утру он должен быть дома.

— Должен так должен. Пускай возвращается.

И они распрощались с сапожником Яношем, проведшем их мимо засад, постов, дозоров. Мрачным человеком предстал этот сапожник. Как понял капитан, сей полуукраинец, полувенгр ненавидит русских, всех, даже тех, что находятся с ним по одну сторону баррикад. А ведь капитан даже сапоги у него купил, подыскав годные среди готовых, но не выкупленных. Не для того чтобы добиться расположения (чихать на его расположение, лишь бы исполнил, что должен), а потому что и в самом деле понравилась обувка. Занимался бы гражданин Янош только сапогами, ведь хорошо получается. Ан нет, полез зачем-то в противоправную деятельность…

А сапоги, в которых Шепелев ступал сейчас по карпатским горам, и впрямь хороши. С короткими голенищами, совсем не чувствуются на ноге. Подошва толстая, мягкая, упругая.

Все это веселило капитана. Кто-то одевается от портного Шкловского с Мойки, кто-то от кремлевских портных, а он нынче одевается от врага. Куртка от Миколы-оуновца, сапоги от Яноша, работающего на ОУН и абвер. Теперь от абвера бы еще чего-то получить и можно ехать домой.

Они пошли вдоль небольшой стремительной речки. Потом из впадины, поросшей ельником, вошли в буковую рощу, где вспугнули ночную охоту рыси, и, одолев гору, попали, если верить Яношу, в Венгрию.

Венгерская земля ничем не отличалась от советской, во всяком случае, ночью. Они двинулись на юго-восток, ориентируясь по звездному небу. Ночь выдалась лунной и звездной. Благодаря луне и не слишком густому лесу не приходилось пробираться на ощупь.

Они отмахали еще где-то километра два, и капитан объявил привал. Присели на свои вещмешки. Говорили очень тихо.

— Знаешь Замковую гору? — спросил капитан.

— А как же, очень хорошо. Я истоптал все Закарпатье. Замковая гора место знаменитое на все Карпаты с обеих сторон.

— И сможешь провести до нее сам?

— Смогу, — уверил Василий. — Пойдем на юг, набредем на какое-нибудь селище, там точнее определюсь и выведу.

— Тогда так и делаем. Обойдемся без венгерской погранзаставы. Я хочу сначала спокойно рассмотреть этих археологов издали, а уж потом проводить близкое знакомство.

— А если по дороге пограничники прихватят?

— Тогда проиграем предложенный сценарий. Пускай за нами приезжают. Все равно мы окажемся там же.

«Вот значит, под какой личиной скрывается конечный пункт переправы через кордон, — так подумал капитан, когда выслушал перевод последнего напутствия Яноша-сапожника. — Он, разумеется, конечный не вообще, — тут же Шепелев поправил сам себя, — конечный для нас. Замечательное прикрытие — археологическая экспедиция. Дает возможность жить на отшибе, разъезжать по краю, привозить к себе кого угодно».

Христина сказала, что на той стороне их должны встретить люди из абвера. Так что можно не сомневаться, археологическая экспедиция и есть не что иное, как база абвера, разведывательный пункт». Когда они с товарищем Берией обсуждали по телефону варианты по операции «Тарас», то предположили, что в конечном счете путь через границу и приведет к такой базе. И товарищ Берия сказал: «Было бы неплохо, если бы база прекратила существование. Надо огрызаться. Не давать подползать к нашим границам». Это следовало расценивать как приказ.

Да, осуществить внедрение в абвер, в их разведшколы на территории Германии, в заграничные структуры ОУН не представлялось возможным. О провале группы Миколы узнают в ближайшее время, и людей, что появились сразу после этого провала, какую бы убедительную легенду они не сочинили, вряд ли будут рассматривать иначе кроме как агентов советской разведки. Но раз существует возможность выйти на абверовцев или даже на базу, то почему этим не воспользоваться? Капитан предполагал ограничиться захватом и выводом на советскую территорию одного агента абвера, что, несомненно, было бы успехом. Но товарищ Берия решил ликвидировать базу, ну и захват агента абвера он не отменил. И хотя идея с ликвидацией базы капитану не нравилась, спорить с наркомом он не стал, понимая, что это бесполезно. Шепелев почувствовал, как Берия загорелся возможностью нанести укол одному из своих немецких соперников. Дескать, от нашей разведки — вашей. Понравилось? Вот то-то, не очень-то кичитесь. Такое, конечно, должно польстить гордости Берии. А исполнять придется товарищу Шепелеву.

Рассвет застал их на длинном пологом спуске, где приходилось петлять, чтобы держаться зарослей и не выходить на открытое место. Присутствие венгерских пограничников никак не ощущалось. О том, что с нашей стороны рубежи Родины находятся под охраной, не позволял забыть мощный луч прожектора, ощупывающий окрестности, а на венгерской пока что ничего не напоминало о пограничных строгостях.

«Наверное, мы уже давно оставили позади охраняемый участок, — подумал капитан. — И если здесь мы на кого напоремся, то будет или охотник, или лесоруб». Капитанские мысли получили подтверждение часа через четыре безостановочной (не считая трехминутные передышки) ходьбы. С пригорка, на который они вышли, открылась панорама довольно большого поселения.

— Узнаю, — вглядевшись, радостно сообщил Василий. — Точно. Селище Радванко. Вон деревянная часовня. Мы обойдем Радванко слева, а через десять километров Кичерелы и возле них — Замковая гора. На ней и замок, где археологи.

— А пограничники здесь водятся?

— Пограничники если только в селище за сливянкой приезжают. В здешних лесах их не встретишь.

Теперь они шли несколько по-другому: и быстрее — все-таки светлое время суток плюс оставленные за спиной пограничники, и веселее — цель близка плюс можно позволить себе разговоры.

— Так ты из этих мест, Василий? — поинтересовался капитан.

— Да не совсем. Я из Хуста, тоже Закарпатье, но ближе к Венгрии. Такой город на Тисе.

Помолчав, Василий решился продолжить.

— Но исходил все Закарпатье, работу искал. Я сам из русской семьи. У нас тут все проживают: русские, хохлы, венгры, румыны, словаки, немцы, кого только нет, — Василию хотелось говорить и он видел, что товарищ капитан ничего не имеет против. — Батька мой в восемнадцатом вошел в Хусте в рабочий Совет и помогал устанавливать Советскую власть в Венгрии. В марте девятнадцатого Венгрия стала Советской республикой, а в апреле вошли интервенты, Антанта и румыны, к которым присоединилась наша контра. Батьку убили в июле, а августе эта сволочь из наших и интервентов свергла Советскую власть. Все Закарпатье в крови потопили. С турков столько крови не проливалось в этих местах. Нам бы с матерью и братом тоже не жить, но мы успели убежать. Перебрались в Черновцы.

Они сейчас шли, держась утоптанной тропинки. Никто им пока не встретился. Разве только однажды вдали слышали стук топора. Да и встретились бы — двое с котомками идут, эка дело.

— Работы никакой не было. Как мать выкручивалась, не знаю. Мне тогда шесть лет было, а брату десять. Помню только, как жрать всегда хотелось. Тошнило от голода. Теперь удивляюсь, как я умудрился таким вымахать. Может оттого, что в батьку пошел. Вот когда я от матки про батьку узнал, то твердо решил, что буду бороться против этой буржуйской сволочи. Лет с десяти мечтал, как убегу в Советский Союз, стану коммунистом, научусь воевать и приду назад Советскую власть ставить. Но убежал, только когда стукнуло двадцать. Мать не бросишь же. Брат помер, когда ему было пятнадцать. Надорвался, взявшись таскать мешки, и помер. Кто мать кормить будет? А когда мать умерла, мне тогда было двадцать, вот тогда и ушел. Пешком до Союза топал. И на брюхе через границу полз.

Василий улыбнулся.

— Я только в Советском Союзе впервые мороженое попробовал. Объелся им, помню, потом три дня животом ходил.

День расходился славный — ни облака, весеннее, уже по-настоящему теплое в этих местах солнце, ветер есть, но в лесу не чувствуется.

— А у нас только оккупанты успевали меняться. В двадцатом чехи пришли, потом, меня уж тогда здесь не было, в тридцать восьмом тут придумали Карпатскую Украину во главе с фашистским прихвостнем Волошиным, который окружил себя националистами, фашистами и белоэмигрантами. А в марте тридцать девятого Закарпатье к Венгрии отошло. Ничего, еще чуть-чуть подождать, и установим здесь власть трудящихся. Уже немного осталось. Вон как близко подошли. Только через Карпаты Советскую власть перевалить осталось.

— Так что там за замок, где эти якобы археологи обосновались? — спросил капитан.

— Может быть, они и настоящие археологи тоже. И шпионят, и копают.

— Почему ты так решил?

— Много чего интересного накопать можно. Настоящие археологи там тоже работали в конце двадцатых. Те точно были настоящие. Из Австрии приехали. Мой друг Емельян Чижмар подрядился к ним землекопом. Хорошо платили. Много, говорит, чего накопали. Замок этот вроде бы еще наш, старорусский. Тут же русская земля. Галиция. Князь Даниил Галицкий заселил ее русичами. Тот, кто Львов основал. Львов этот, товарищ Шепелев, князь в честь своего сына Льва назвал. Не знали?

— Нет, — сознался в пробеле товарищ Шепелев. — Не до экскурсий мне как-то было во Львове, не до музеев.

— Львовщина, Карпаты и Закарпатье — русские это осваивали и заселяли, но не удержали. Вот и замок с тех времен стоит, так говорят. Потом к венграм перешел, когда они захватили тут все и начали окапываться. Один из ихних буружуев, князек какой-то, вселился в замок и укрепил его, чтоб ни одна сволочь, товарищ капитан…

— Вот за товарищей и капитанов на первый раз устный выговор, — перебил Шепелев. — Одного «товарища» я пропустил мимо ушей, но хватит. В лесу — не в лесу, а на «ты» и по имени. Понял? Вот и хорошо. Кстати, откуда столько знаешь?

— Да у нас каждый про тот замок может рассказ дать. Кто больше, кто меньше. Стариковских баек опять же в детстве наслушался. Чижмар тоже полюбил нас просвещать, нахватался у археологов историй. Он вообще всей этой земляной канителью проникся. Если б, говорит, образованный был, в архачи тоже подался бы. Но его образования хватало разве, чтоб лопатой махать.

— И чего там дальше с замком было?

— Хан Батый тут шалил, все разорил, а замок даже не пытался штурмовать, мимо обходил. Потом, когда эти места вошли в Трансильванию, турки сюда воевать пришли. Про то много легенд у нас ходит, как в этом замке держался и в набегах турку бил князь Кемень.

— Как ты сказал?

— Кемень.

— Знавал я одного Кеменя. Впрочем, как на самом деле его звали так, наверное, и останется неизвестным, но теперь ясно, чей он себе присвоил псевдоним. Но на князя он похож не был. Однако замыкается некий круг. Что с тем князем стало?

— Погиб в бою с туркой.

— Второй Кемень тоже погиб. Но не от турки. Ну, продолжай. Неужто весь замок цел?

— Да нет. Разрушен. Руины. Стоит фундамент да остатки стен.

— Кто ж его так?

— По легендам, гайдук Ванька Пинтя. За то, что просидел в подвалах дольше, чем по приговору выходило. Дескать, выдолбил из бревна пушку и долбанул по замку с соседней горы. Да вранье, понятно. Чижмар говорил, что по-другому было. Лет двести назад в грозу молния шибанула в пороховую башню, та взорвалась. Взрывом все порушило, остальное сгорело в пожаре. Ну уж больше никто замок не восстанавливал, дальше он только осыпался потихоньку, да народ по дворам растаскивал себе на постройки.

В лесу прогромыхал выстрел. Василий встал как вкопанный.

— Пойдем, — позвал его продолжающий идти капитан. — Из охотничьего ружья пальнули.

— А, может, нам достать? — Василий показал за спину.

— Успеем.

* * *

Вещмешки они развязали потом…

Сначала они вышли к замку. Пройти мимо него было трудно. Разве если дать крюк в десяток километров. Замок расположился на горе, и на какой горе! От вершины до подножия метров восемьсот, а если измерять по склону, то километра полтора получится. Была недалеко, где-то в двух километрах от первой, гора и повыше, наверное, та самая с которой какой-то легендарный гайдук палил по замку из деревянной пушки.

Они сейчас находились на склоне одного из холмов, какими полным-полна эта местность, сидели на своих мешках и рассматривали прославленную на все Закарпатье историческим прошлым Замковую гору. Остатки стен некогда неприступного замка издали походили на обгрызенные арбузные корки. Местами, где одна «корка» прерывалась, а другая еще не начиналась, в темных вздыбленностях над зеленью холма угадывалась кладка фундамента. Внутри бывшей цитадели местных феодалов, среди руин бывших замковых построек можно было различить два серых вздутия. Капитан догадался, что это стоят две большие шатровые палатки. И не факт, что их всего две. Различить, сколько и чего включает в себя археологический лагерь, удастся разве, проплыв над замком на дирижабле.

Капитан заметил мачту, увенчанную проволочной антенной. Ничего не скажешь, идеальное место для радиопередач. Само по себе высокое, да плюс мачта. Грех не обосноваться здесь абверовскому лагерю. На площадке перед остатками замковых стен, там, где желтая лента дороги добиралась наконец до вершины горы, стояли три машины. Грузовая и две легковых, из последних — одна спортивного типа.

— Бинокль бы, товарищ капитан, — мечтательно прошептал Василий.

— Убью за товарища капитана. Я, конечно, заметил, Василий, что ты ни разу не выговорил мое имя и всячески словесно ухищрялся, чтобы избегать обращений ко мне на «ты». Ладно, называй на «вы». Называй по имени-отчеству Борис Аркадьевич, но в последний раз по-хорошему приказываю — без товарищей.

Щеки Василия пунцовели, как переспелые вишни.

— Извините, не знаю, как получилось. Больше не буду.

— А бинокль бы не помешал, ты прав. Итак, Василий, что получается? Нам известно, что с заставы нас должны были доставить именно сюда, к этим археологам. Значит, не такие уж это простые археологи. На заставе бы у нас отобрали оружие, еще венгерские пограничники бы отобрали и передали бы его нашим абверовским доставщикам. Это связало бы нам руки. Теперь же мы вооружены, и археологическая экспедиция вот она, перед нами. Однако есть одно «но», которое мы обязаны устранить. «Но» всегда обозначает сомнение. Я уверен в том, что перед нами база абвера, но несмотря на мою уверенность на горе может оказаться обыкновенный лагерь обыкновенных археологов. Да, возможно, есть человек или два, которые не роются в земле, они занимаются другим, а именно переправляют перешедших границу дальше до того следующего пункта, который, может быть, и является базой абвера. Как убедиться, что перед нами то, что нам с тобой нужно? Туда проникнув. Нет, я уверен, что мы в любом случае увидим там и показательные раскопки. Нужно же им подтверждать прикрытие. Внешне, думаю, все выглядит пристойно. Другое дело, содержимое палаток.

Капитан проговаривал сейчас не для себя вслух свои сомнения, он именно объяснял Василию ситуацию.

— Во-первых, там должна стоять мощная радиостанция. Во-вторых, мы должны обнаружить там то, чем обеспечиваются агенты, забрасываемые к нам. Именно спецтехнику. Радиостанции переносные коротковолновые. Не подо что не замаскированные и замаскированные подо что угодно, начиная от дорожного чемоданчика и заканчивая радиолой. Кстати, в большом количестве должны наличествовать и батареи питания для этих радиостанций.

Над их головами чирикали, встряхивали ветки и порхали птахи, довольные наступившей весной. Внизу на луг выгоняли отару овец. По дороге от села, раскинувшегося километрах в трех от их холма, мчал грузовик. Внизу и вверху проходила жизнь, которой дела нет до абвера и двух сотрудников НКВД.

— Должны иметься взрыватели и взрывчатка, — говорил капитан. — Первые могут быть замаскированы под бритвенные помазки, детскую игрушку, пресс-папье, одежную щетку. Вторые, скорее всего, под консервы, самый распространенный контейнер для взрывчатки. Хотя и под фрукты, бывает, камуфлируют. Обязательно должны быть различные химические препараты, так как любят немцы химию и очень на нее полагаются: для проведения допросов, для усыпления, для диверсий, например, для засорения авиационных двигателей. Конечно же, оружие и приспособления к нему. Какие приспособления, спрашиваешь? Ну, например, для бесшумной стрельбы, такие толстые резиновые трубки с отверстиями. Не обязательно, но, полагаю, должны иметься в запасе советские документы, карты. И, разумеется, советские деньги, причем в количестве немалом. Одного этого, кстати, достаточно, чтобы убедиться, что перед нами не археологи. Археологам, работающим в Венгрии, что-что, а советские дензнаки пригодиться никак не могут. Ну и, как говорится, прочее барахло. Хоть бы и фотографическая техника, конечно, не любительская. Скажем, для микрофотографирования. А также микроконтейнеры для перевозки микрофотографий. Это может быть все, что фантазия нарисует. Например, накладные ногти. Короче говоря, база вблизи границы или, как ее именуют в абвере, «зеленой границы», должна сама себя выдать. Вот нам и надо ее пощупать.

— И как? — выдавил Василий, слушавший до того командира с открытым ртом.

— Ночью. Днем заметят издалека, с какой бы стороны мы не зашли, позиция, ничего не скажешь, у них превосходная.

— Ночью, особо если лунная будет, тоже хорошо видать.

— Да, ты прав. Но какого черта им скажи на территории дружественной страны, когда все вокруг принимают вас за археологов, выставлять часовых? Хотя не исключено. Но пробовать подобраться будем.

— А если в открытую? Мол, мы на работу, пришли наниматься.

— Думал уже. Закончится ничем. Нас сразу отошьют. И что? Конечно, никто нам не помешает осматривать старинный замок, но глаз с нас не спустят, можешь не сомневаться. Ну, говори, говори, не мучай себя?


Руины Замковой горы


Капитан заметил, что Василий порывается что-то сказать, но на полпути ко рту слова задерживает.

— Това… Борис Аркадьевич, а если…

Он замолчал, наморщив лоб.

— Ну?

— Эх. Если… мы не найдем ничего такого… То ведь получится ошибка. Как тогда? Ведь на заставу не вернешься. Потому что за нами приедет один из тех, кто тут живет среди археологов, опознает нас, и что мы сможем сделать, когда вокруг целая застава венгров? Поймают.

— Если я, — капитан выделил интонацией это «я», — просчитался, то мы возвращаемся домой. Больше нам здесь делать будет нечего. За свою ошибку я буду отчитываться и отвечать.

— Я не думаю, что вы ошибетесь, — попробовал успокоить сержант товарища Шепелева. — Может быть, перекусим?

— Давай.

Василий вытащил из-под себя мешок. Их ждала тушенка, хлеб и купленная у Имре-пчеловода баклажка с медовухой.

— Ты говоришь, раньше они набирали в землекопы местных жителей? — задумчиво произнес капитан. — Вот, кстати, и посмотрим, пойдут-поедут ли по домам вечером люди, похожие на местных жителей.

* * *

Никто по домам вечером не пошел. Похоже, не работали местные жители на археологов. Зато любители древностей много ездили на своих автомобилях. Чаще других — на спортивной машине. А по-другому они мало чем выдавали свое присутствие людям, не отрывающим взглядов от Замковой горы. Но очень трудно было разглядеть людей с их позиции, разве только, если те вышли бы из-за стен и показали бы себя. Но не выходили. Определить, сколько же их там всего, возможности не представилось никакой.

Вечер, а за ним и ночь наступили в запланированное природой время. Село, в котором когда-то, надо думать, проживали принадлежащие князю из замка крестьяне, наглядно отходило ко сну. Гасли одно за другим окна. Понять, что делают в столь поздний час археологи было посложнее. Иногда мелькнет какой-то огонек, то ли от фонарика, то ли от открывшегося входа в палатку, и опять ничего, опять темнота на вершине горы. Впрочем, темнота относительная. Как и предыдущая, эта ночь выдалась лунной. Но что вчера радовало и помогало, сегодня огорчало. Однако они не собирались шататься по окрестностям, как черти по болоту, днями и неделями, дожидаясь ночи безлунной.

— Пора, Василий, — дал капитан команду. — Развязываем наши мешочки.

Развязывали не только мешочки, но и тряпицы, в которых было завернуто оружие. Капитан взял с собой, подобрав в оружейных запасах львовского НКВД, свой любимый пистолет, давно уже не табельный маузер. Правда, в модификации 1932 года, так называемую «модель 712» с переводчиком режима огня, позволяющим вести стрельбу очередями. Отсутствовала в вещмешке капитана лишь деревянная кобура-приклад. Маузер, хоть и был тяжел, нравился Шепелеву за точность, надежность и десятипатронный магазин. Пистолетом номер два в его арсенале стал малыш ТК[38].*

Василий выбрал для себя два ТТ. Что ж, каждый должен пользоваться тем, к чему привык.

Ввинтили запалы в гранаты Ф-1, распределили их по карманам. Василий укрепил на поясе двое ножен с финскими ножами. Забрали запасные магазины для пистолетов. Пустые вещмешки они оставят здесь, спрятав под камень.

Операцию капитан видел в общих чертах, во множестве вариантов. Выбор одного из вариантов и перевод общих черт в конкретные контуры зависел от взгляда с близкого расстояния.

Глядеть вблизи они и отправились.

* * *

Подъем они совершали по самому крутому из склонов, он же был в тот час и самый темный. Тишина стояла жуткая, никак не устраивающая. Потому выводило из себя даже собственное дыхание, которое, казалось, разносится окрест барабанным треском. Развалины, когда поднимаешь к ним взгляд, снизу, в подсветке луны представали эдакой романтической обителью призраков.

Подниматься было нелегко, легко было покатиться под горушку, поэтому они не спешили, тщательно готовя каждый следующий шаг. Тщательно готовить заставляла и тишь. Не дай бог наступить на сучок, неведомым образом откуда-то взявшийся на склоне. А уж про «покатиться» и речи быть не могло.

О терпении капитан Василия предупредил. Терпение больше всего пригодится, когда до вершины будет уже близко и захочется поскорее преодолеть последние метры пути, утвердиться на ровной площадке и отдышаться, и перестать чувствовать себя таким уязвимым.

А когда подошвы срывали с места камушки и пускали их вниз, сердце замирало. Но склон был земляной и камни не стучали друг о друга.

Когда же они наконец коснулись ладонями камней замковой стены, то долго после этого не могли пошевелиться. Впрочем, время их не подгоняло.

Объясняться теперь можно было только жестами. Увидев, что Василий пришел в себя, чувствуя, что и к самому вернулось нормальное сердцебиение, капитан сделал знак — продолжаем. Василий последовал за капитаном, а капитан обогнул стену, возле которой они оказались, и приблизился к разлому, открывающему вид на лагерь археологов. Стояло две палатки. Кроме них имелись еще полевая столовая и кухня. Между палатками громоздилась бесформенная куча, накрытая брезентом. Сложенные ящики, догадался капитан. Бродящих по лагерю часовых в тулупах и с берданками за плечами, а также иных модификаций часовых с их наблюдательного пункта выявить не удалось. Что не значит, будто их нет. «Выждем», жестом показал капитан.

Яму углядел глазастый Василий. Показал в ее сторону пальцем. Да, раскоп или имитация такового, даже лопата воткнута возле нее.

Из палаток свет не пробивался. Полное впечатление — спят люди праведным сном, себя не охраняют.

Что-то мешало капитану сдвинуться с места. Уж больно все мирно и покойно. Собаку даже не могли завести. Впрочем, будь в лагере собака, они бы ее услышали за версту или за две. Но пеленгаторы, встроенные в мозги или в печень, или в гипофиз капитана, пищали, ощущая присутствие на вершине горы какой-то подлой пакости.

Капитан достал карандаш и блокнот. Раскрыл, написал и передал Василию. Тот прочитал и стал жестами требовать карандаш для ответного послания. По его лицу капитан видел, что именно тот хочет написать, и погрозил кулаком, мол, никаких дискуссий, боец, приказ есть приказ.

Капитан двинулся вдоль обломков стены, провожаемый взглядом Василия. Дошел до места, где стена была снесена под фундамент, забрался на фундамент, спустил ноги вниз. Осторожно шагнул.

Осторожность не помогла. Завыла сирена. А через две секунды, видимо, включенные чьей-то пробудившейся рукой вспыхнули прожектора. Они были установлены где-то внизу, на земле, по всему периметру замковой стены. Капитан сразу оказался полностью освещен и полностью ослеплен. Он лишь слышал, как кричат что-то по-немецки и клацает оружие. Конечно же, клацает оно в руках выбирающихся из палаток людей.

«Хороши мирные археологи, ишь какую защиту забубенили. Чтоб мне сдохнуть, если это не селеновые фотоэлементы. А что еще? Ну и откуда у нормальных археологов возьмутся такие бешеные деньги!»

Капитан не предпринимал ничего. Не пытался бежать, вытаскивать оружие. Он пошел навстречу археологом. Кто-то прокричал ему «Halt!». Он остановился на полпути к палаткам, поднял руки, улыбаясь. Глаза понемногу отходили, и капитан уже различал тех, кто вышел его встречать. Невооруженных среди них не было. Причем не было и плохо вооруженных людей. С какими-нибудь одностволками, кремневыми пистолетами или дамскими «браунингами». Дам тоже не было. Что, кстати, нетипично для археологов. Скучно же в экспедиции.

— Geh hierher!

Без переводчика ясно, что зовут. Капитан подошел. Его окружили, держа под прицелами. Потом быстро избавили ото всех предметов, коими можно убивать себе подобных. Даже крохотный «ТК» обнаружили за голенищем сапога. Ничего не скажешь, молодцы археологи.

— Да свой я, свой! — произнес товарищ Шепелев. — Дошел, наконец.

И он произнес пароль, которым его снабдил Янош-сапожник. Кстати, его в свое время удивило, что пароль для немцев составлен не по-немецки и даже не по-украински, а по-русски. Сейчас и суждено было его удивлению пройти. Когда он услышал в ответ чистую, лишенную акцента русскую речь. Правда, то был совсем не отзыв.

— А мы ждали тебя.

Потом тот же голос что-то произнес по-немецки.

— Я сейчас сказал своим товарищем, — не стал скрывать от Шепелева незнакомец, — что все-таки оказался прав. Не упустили русские возможность заслать нам подарок.

Потревоженное прожекторами зрение окончательно вернулось к капитану, и он мог во всех подробностях рассмотреть своего русскоязычного собеседника. Высокий, с аккуратными маленькими усами, с надменной улыбкой под ними.

— Вот ты и пришел, — продолжал русский «археолог». — А чего ж не через венгерскую заставу? Врасплох захватить хотел да гранатами закидать?

— Я не понимаю, о чем вы, — сказал капитан.

— Да о том, что о провале нашей группы нам стало известно в тот же день вечером. Не ждали, да? Думали всех взяли? Думали, успеете застать врасплох? Не тут-то было.

Это была основная, главная причина, по которой капитан отказался от заставы с пограничниками. Не исключал он такое развитие событий. Не слишком верил, не желал, надеялся на лучшее, но не исключал. Он об этом ничего не сказал Василию, не всегда следует ставить подчиненного в известность обо всем. Решение все равно принимать не сержанту, ответственность нести тоже не ему, а лишние нервные перегрузки ему вовсе ни к чему.

— Вообще это какая-то провокация, — возмутился капитан. — Вы русский, я не могу вам верить. Я должен говорить с людьми, представляющими абвер. Вы не немец.

— Ну, естественно, я не немец. А вы думали, рядом с советской границей не будет человека, разговаривающего по-русски? Ладно, милейший… извините, товарищ! Хватит валять дурака.

Довольно пожилой седовласый человек коротко и громко что-то сказал.

— Идите вперед, — перевел русский «археолог».

Шепелева ввели в одну из палаток. За ним вошли все остальные «археологи». Палатка была поделена на две части, жилую и производственную. За сетчатой стенкой просматривались койки, а в передней части стояла разная аппаратура, в том числе и радиостанция. Один из «землекопателей» (видимо, специалист по этим вопросам) подошел к прибору в стального цвета корпусе, повернул тумблер, и сирена, приведенная в действие фотоэлементами, перестала пищать. «Интересно, он ее вовсе выключил или только пищалку? Думаю, — усмехнулся про себя Шепелев, — даже если снова ваши глазки пялятся во тьму, уже несколько поздно».

«Ученые» с карабинами и пистолетами-пулеметами обступили посаженного на стул капитана. Выслушав от седоволосого новый приказ, русский абверовец кивнул и обратился к задержанному:

— Вам предлагают назвать свое подлинное имя, звание и признаться, что входило в ваше задание. Слушать о том, что вас послали наши друзья из Львова, что вы борец с коммунизмом, не желают. Если вы хотите говорить именно это, не утруждайте себя. Тогда сразу перейдем к активной фазе допроса.

— Какого допроса? — капитан изобразил на лице глупую ухмылку непонимания. — Я назвал пароль.

— Оставьте. Пароль добыт из показаний задержанных вашим НКВД. Значит, вы не желаете отвечать?

— Я не понимаю…

— Ясно, — обрезал русский и повернулся к седовласому.

Местный пахан, не трудно догадаться. Что они подразумевают под активной фазой? Химию или пытки? Ответ на этот вопрос капитан получил незамедлительно. Седовласый отдал еще одно распоряжение, и небольшой человек скрылся в жилой части палатки. Вышел этот малыш оттуда с металлической коробочкой, хорошо знакомой Шепелеву, человеку не так давно еще лежавшему в госпитале. Значит, химия.

Русский «археолог» взялся заполнить паузу, пока здешний доктор вскроет ампулу, наполнит шприц.

— Надо сказать, твои командиры поступили совершенно правильно. Необходимо было попробовать воспользоваться открывшейся калиткой. Но нам, как видишь, повезло. Если ты умный разведчик, то умей вовремя признать свое поражение.

А доктор уже приготовился делать инъекцию.

— Хорошо, — махнул рукой капитан. — Не надо уколов. Признаюсь. Меня послали.

Тянуть не стоит, отметил капитан. Пока они набились все в одну палатку. Один или двое от силы остались снаружи, и Василий должен держать их под прицелом. А в том, что Вася проскочил за их идиотские фотоэлементы, пока они пищали, сомневаться не приходится. Потому что таков был полученный им приказ.

— Я готов ответить на ваши вопросы, — продолжал капитан, — но прежде я хотел бы получить гарантии собственной безопасности.

Доктор, что стоит рядом, держа шприц жалом кверху, годится лучше других. Невысокий и худощавый. И близко стоит.

Русский абверовец перевел произнесенную капитаном чушь и получил на нее ответ от седовласого:

— Ваша гарантия — это ваша честность.

— Хорошо, — кивнул капитан. — Это меня устраивает.

Рывком вскочив со стула, Шепелев ухватил доктора за рубашку фасона «сафари» и бросил его на людей, перекрывающих выход из палатки. Перепрыгнув сбитых с ног «археологов», капитан нырнул в палаточный проем головой вперед. Больно ударился об выставленные руки, откатился и побежал в ту сторону, откуда уже били по палатке выстрелы. Если Вася лупит по палатке, успел сообразить капитан, значит, снял уже тех двух, что оставались снаружи. Василий прикрывал капитана, паля из двух пистолетов одновременно. Он возвышался над обломком древнего фундамента. До него, до этого обломка, и добежал капитан и за него спрятался.

— Держите, товарищ капитан, — Василий передал Шепелеву один из своих «тэтэшниклов» и три магазина. Свой пистолет он положил на фундамент и потянул из кармана гранату.

Капитан вставил в ТТ новый, полный магазин, приподнялся над древним каменным основанием. И увидел, как из палатки по одному выскакивают «археологи». Он успел выстрелить в их сторону один раз. Услышав крик Василия «Ложись», капитан нырнул за каменный фундамент, но прежде успел заметить маленький черный предмет, упавший возле палатки.

Сразу после гранатного разрыва погасли прожектора. То ли виновата была брошенная Васей граната, то ли совпало с разрывом движение немецкой руки, рванувшей рубильник. Но стало темно. И в темноте с интервалом в две секунды (именно столько требовалось Василию, чтобы извлечь гранату, выдернуть чеку и бросить) прозвучало еще три гранатных взрыва.

«Могу представить, — подумал капитан, — во что превратились палатки».

Шепелев поднялся. И выпустил пулю в мелькнувший на фоне брезента, покрывающего ящики между палатками, силуэт. Попал.

Волна ударила сбоку. Внезапно и сильно. «Граната», — понял капитан и ничего не в силах был поделать с подгибающимися ногами.

Перед тем, как потерять сознание, капитан осознал, что произошло. От разорвавшейся рядом гранаты осколков его невольно прикрыло могучее тело сержанта госбезопасности. Василий получил все осколки. Шепелев получил лишь взрывную, несущую контузию волну…

* * *

Опять стук вагонных колес или ему уже мерещится? А также мерещится позвякивающая в стакане ложка?

Капитан открыл глаза. Действительно — купе, поезд. Но какое-то странное купе, таких он не видел. Куда же он едет? Ничего не вспомнить. Над ним склоняется лицо. Знакомое лицо. Чертовски знакомое. Но откуда? Аккуратные усики…

— С добрым утром, товарищ! Сколько ты всего интересного проспал, товарищ!

Капитан обнаруживает, что заботливо накрыт суконным одеялом. И руки его под одеялом и с ними что-то творится. Еще раньше, чем он пошевелил ими, понял «что творится». Его запястья перехвачены наручниками. А память начинает раскачиваться запущенным маятником, вызывая из глубин на поверхность картинки последних часов, минут, секунд перед провалом в неизвестность.

А человек с усиками продолжает говорить:

— Нам из-за тебя грузчиками пришлось поработать. Ты никак не соглашался продирать глаза, когда настала пора пересаживаться в поезд. Хотел, чтобы тебя на руках несли. Что ж, не скрою, несли на руках, как китайского мандарина.

Слушая этот вздор, капитан борется с дурнотой. Ему плохо, голова трещит, противоестественная слабость в теле.

— И куда мы едем? — выдавливает из себя капитан.

— Мы уже в Чехословакии, товарищ, — охотно отвечает (капитан вспоминает его) русский лжеархеолог. — Несемся на всех порах в направлении Берлина. Вот в следующий раз проснешься, а мы уже к Германии подъезжаем. Сейчас мы сходим в туалет и снова баиньки. Не знаю, как тебе, а нам очень понравилось, как ты спал. Никого не трогал, гранат не бросал. Вот поэтому мы тебе снова вколем укольчик, чтоб уж в Германии проснулся, не раньше.

Шепелева поднимают. Этот русский и еще какой-то коренастый тип. Его конвоируют только двое? Шепелев чуть не рассмеялся — недооценивают его, даже обидно.

— Только ты не просись слишком часто, хорошо? — продолжал кривляться русскоязычный абверовец. — Обувайся в тапочки.

На постеленном в купе коврике стояли его сапоги с короткими голенищами, творение врага народа и по совместительству сапожника Яноша. Капитан сунул в них босые ноги. Коренастый отодвинул дверь, вышел из купе, повернулся. Русский «археолог» шел сзади и подталкивал в спину рукой.

«Похоже, — отметил, осмотревшись в коридоре, капитан, — обыкновенный поезд, люди у окон стоят, на меня таращатся, кто испуганно, кто удивленно».

Один спереди. Другой сзади. Его повели по коридору. Вели недолго. Купе было ближайшее к туалету. Толкнули внутрь. Коренастый («а я его среди археологов не припоминаю, впрочем, может быть, просто не попался на глаза») не давал туалетной двери закрыться, приглядывал за оправкой заключенного. «Черт побери, — поймал себя на мысли капитан, — как они хозяйничают в Чехословакии, как у себя дома. Ну да, она же ими оккупирована, что-то я голову починить никак не могу. Проклятая химия. Что они мне вкололи?»

И тут капитана прошиб пот — сейчас его будут колоть снова. Опять этой дрянью! От которой он проснется совсем разваленным. Проснется, они сказали, уже в Германии! В логове врага!

От огревшего его осознания всей катастрофичности своего положения (и чуть в меньшей степени от химической дряни, плавающей в его крови) капитана швырнуло на стену коридора, когда он вышел из туалета. Он едва удержался на ногах.

— Э, да ты еле стоишь, товарищ, — прочмокал губами, изображая слащавое сочувствие, русский абверовец. — Спать, спать. Сон — лучшее лекарство.

Каждый из каких-то семи-десяти шагов до купе, переводил отчаяние капитана в злость.

Русский «археолог» раскрыл дверь, вошел в купе, сделал шаг вбок, уступая дорогу капитану. Капитан шаркнул ногой, на ступню приблизившись к порогу. Положил руки на край дверного проема, словно цеплялся за него от бессилия. Поймал тот момент, когда коренастый провожатый шагнул к купе — и тогда, крепко вцепившись руками в край проема, ногой лягнул провожатого в живот. Удар отбросил коренастого к стене — и он не успел схватить человека в наручниках, бросившегося по вагонному проходу. Не сразу спохватился и оторопевший русский «археолог».

Капитан добежал до тамбура, держа скованные наручниками руки на уровне груди. Опустил их к дверной ручке. Открывая тамбурную дверь, услышал топот ног преследователей. Захлопнул за собой эту дверь. И тут же к следующей. К той, что открывает доступ наружу. Открыта! А ведь кто их знает, эти чехословацкие дороги, могли ведь и запереть. Но все как у нас. И не медля ни мига, Шепелев прыгнул. В последний момент, капитан расслышал, как грохочет под тяжелыми ботинками металлический пол тамбура. Но преследователи опоздали. Они бы успели, если бы капитан хоть на полтакта сердца промедлил. Скажем, посмотрев, что ждет его внизу. Насыпь, река или телеграфный столб. Но он не посмотрел. Ему было все равно. Он просто прыгнул…


Примечания


1

Петлюра Симон Васильевич, лидер украинских националистов во время Гражданской войны. В 1920 эмигрировал во Францию. В 1926 убит в Париже, где и похоронен.

(обратно)


2

Скромных, потому что ОУН (организация украинских националистов) всегда испытывала острую нужду в деньгах. Организацию финансировал абвер, но далеко не щедро, к тому же постоянно требовал отчета, на что потрачены средства. Рядовые члены ОУН жили очень бедно.

(обратно)


3

После ликвидации сотрудником НКВД в Роттердаме 23 мая 1938 года лидера ОУН Коновальца в организации началась битва за власть, поделившая членов ОУН на два лагеря. Борьба проходила между преемником Коновальца Мельником и набирающим политический вес, молодым и честолюбивым Бандерой. Дело доходило и до физического устранения боевиками ОУН друг друга.

(обратно)


4

В 1934 году оуновец Мацейко по личному приказу Бандеры, принявшему решение без согласования с абвером, застрелил польского министра генерала Перацкого. Немецкие власти, недовольные самоуправством оуновца, выдали Бандеру полякам. Польский суд приговорил Бандеру к смертной казни. Но благодаря заступничеству Германии, виселицу заменили тюрьмой, а после захвата немцами Польши в 1939 году, Бандеру выпустили на свободу.

(обратно)


5

Скоропадский П. П. (1873–1945) — один из деятелей контрреволюции на Украине в Гражданскую войну, гетман «Украинской державы» в 1918-м, эмигрировал в Германию.

(обратно)


6

В 1943 году Мари Жуардене застрелила немецкого офицера, с которым проводила ночь. Была арестована гестапо и расстреляна. К Сопротивлению не принадлежала.

(обратно)


7

Соответствует званию полковника.

(обратно)


8

Имеется в виду одна из разновидностей саперных танков, применявшихся в Финской войне. Она предназначалась для растаскивания проволочных заграждений. На броне за башней танка БТ-5 устанавливалась мортира, выстреливающая трал-кошкой. К трал-кошке был присоединен трос, разматывающийся в полете с барабана. Потом трос наматывался на барабан, а кошка разрывала и стаскивала проволочные заграждения.

(обратно)


9

Имеют в виду Серова, наркома внутренних дел Украины.

(обратно)


10

Начальник медслужбы НКВД.

(обратно)


11

Командарм первого ранга.

(обратно)


12

Заместитель наркома внутренних дел по кадрам.

(обратно)


13

«Динамо» являлось командой НКВД.

(обратно)


14

Г. И. Федотов получил звание заслуженного мастера спорта в этом же, 1940-м, году.

(обратно)


15

Ежов — предшественник Берии на посту наркома внутренних дел. Не было ничего удивительного в том, что Берия отлично разбирался в особенностях оперативной работы — с 1921 по 1931 годы он занимал высокий пост в ЧК и ОГПУ в Закавказье.

(обратно)


16

Именно Канарис предложил, чтобы евреи носили нашитую на одежду звезду Давида.

(обратно)


17

Местечко под Дортмундом.

(обратно)


18

По поводу пожара в помещении Центрального архива абвера (подотдел «Ц») существует такое множество версий, что смешным и нелепым выглядит предположение о случайном возгорании из-за неисправной проводки или брошенного окурка.

(обратно)


19

Полное официальное название абвера. ОКВ расшифровывается как Оберкомандвермахт — высшее командование вооруженными силами Германии, аналог нашего Генерального штаба.

(обратно)


20

Оба покушения были подготовлены НКВД. Первое, неудачное, состоялось 23 мая 1940 года, его исполнителями была группа под руководством мексиканского художника Сикейроса. Второе, удачное, осуществил 20 августа 1940 года испанец Рамон Меркадер.

(обратно)


21

Бандеру совсем добило бы, если бы он узнал, что углы не только обгрызены, но и еще помечены. Канарис очень любил свою собаку, жесткошерстную таксу по кличке Сеппл, все ей дозволял и прощал, держал ее фотографию в кабинете на камине.

(обратно)


22

Абвер-2» — один из пяти отделов абвера, занимался диверсионными операциями за рубежом и в тылу стран, воюющих с Германией.

(обратно)


23

Диверсионное спецподразделение немецких «коммандос», подчинялось непосредственно руководителю отдела «абвер-2» Лахузену.

(обратно)


24

Этот батальон был сформирован и укомплектован к декабрю 1940 года и получил название «Нахтигаль» («Соловей»). Батальон состоял из украинских эмигрантов, подобранных ОУН и одобренных абвером. Командовал им оберлейтенант Альбрехт Херцнер. Батальон «Нахтигаль» «отличился» зверствами во Львове во время Великой Отечественной войны.

(обратно)


25

Один районов Львова, тогда окраина.

(обратно)


26

Будинок — дом (укр.)

(обратно)


27

Лемберг — название Львова (1772–1918), когда он входил в состав Австро-Венгрии.

(обратно)


28

С 1918 по 1939 года Львов в составе Польши.

(обратно)


29

С 1962 и поныне город Ивано-Франковск.

(обратно)


30

ныне город Цхинвал, Сталинири с 1934 по 1961.

(обратно)


31

И много других хороших имен содержал календарь революционных имен, по которому в двадцатые годы многие называли своих детей. Календарь предлагал имена по месяцам. В частности на январь предлагались Лунио («Ленин умер, но идеи остались»), Ясленник («Я с Лениным и Крупской») и др. На февраль — Лагшмивара («лагерь Шмидта в Арктике»), Лестан («Ленин, Сталин, коммунизм») и др. На ноябрь — Ледруд («Ленин — друг детей») и др. На декабрь — Оюшминальда (Отто Юльевич Шмидт на льдине») и др. И так далее. И, конечно, Велемир («Владимир Ленин и мировая революция»)

(обратно)


32

Эмблем родов войск в петлицах не было у пехоты и конницы. Но петлицы у кавалеристов были синего цвета, а у пехоты малинового. Эмблема у пехоты появилась в этом же, сороковом году, она представляла собой винтовки, перекрещенные на фоне мишени.

(обратно)


33

Город в Львовской области, недалеко от границы с Польшей.

(обратно)


34

Политический деятель, некогда входивший в состав независимой Украинской республики, деятель культуры, имевший такое же влияние на умы западно-украинской интеллигенции, как в свое время Солженицын на умы российской интеллигенции.

(обратно)


35

Разумеется, она должна была быть известна капитану госбезопасности. Ей были вооружены линейные полицейские формирования Германии. Своим созданием (1929 год) этот вальтер обязан Версальскому договору, запрещавшему Германии производить пистолеты калибром более 8 мм и с длиной ствола, превышающей 100 мм. Но полиции требовался пистолет с минимальным временем подготовки к стрельбе, компактный и одновременно мощный. Сообразуясь с этими требованиями, разработали «Вальтер-PP».

(обратно)


36

Униатская (или греко-католическая) церковь — подчинялась папе римскому, поддерживала основные догматы католической церкви при сохранении православных обрядов. В описываемое время поддерживала ОУН тайно, во время фашистской оккупации — открыто.

(обратно)


37

Хорти Миклош, фашистский диктатор Венгрии с 1920-го по 1944 год.

(обратно)


38

ТК — Тульский-Коровина, 6,35-мм пистолет системы Коровина, производящейся с 1926 года. Длина всего 127 мм. 8 патронов. Очень удобен для скрытого ношения под одеждой.

(обратно)

Оглавление

  • Глава первая Поезда движутся навстречу
  • Глава вторая Два — один не в пользу «Динамо»
  • Глава третья Ворам законы писаны
  • Глава четвертая Бег
  • Глава пятая Ночные гости
  • Глава шестая Сподвижники
  • Глава седьмая Все только начинается
  • Глава восьмая Старые счеты
  • Глава девятая Карпатская сюита
  • Глава десятая Замковая гора
  • X