Серж Арденн - Анжуйцы

Анжуйцы 2M, 170 с. (Дневники маркиза ле Руа-1)   (скачать) - Серж Арденн

Анжуйцы


Серж Арденн

СЕРЖ АРДЕНН  ДНЕВНИКИ МАРКИЗА ЛЕ РУА 1625


«Мы не притязаем на то, чтобы


быть историком, если мы иной


раз становимся им, то лишь


тогда, когда история случайно


спускается до уровня романа


или, вернее сказать, роман


возвышается до уровня истории»

Александр Дюма часть первая Анжуйцы


О Франция, мой час настал: я умираю!


Возлюбленная мать, прощай: покину свет,-


Но имя я твоё последним повторяю


Любил ли кто тебя сильней меня? О нет!


Я пел тебя ещё читать ненаученный,


И в час как смерть удар готова нанести,


Ещё поёт тебя мой голос утомленный.


Почти любовь мою – одной слезой. Прости!


Жан Пьер Беранже


«…Есть люди, на том и этом свете, которые мне очень дороги. Они не самые лучшие, не самые праведные, не самые умные и не самые справедливые, а ещё их очень немного. Я люблю этих людей. Эти люди мои друзья, с любовью к ним я живу, с любовью же к ним умру… »

Жиль Дюмон де Перьяк, виконт де Сигиньяк

ПРЕДИСЛОВИЕ.

Шел 1625 год. Смутные времена наступили во французском королевстве. Королевстве истерзанном религиозными войнами, сменой династий и внутренним сепаратизмом, угрожающим расколоть страну на две части. Тягостная и кровопролитная борьба за престол, которая путем невероятных и головокружительных комбинаций закончилась немыслимым триумфом короля-гугенота, первого Бурбона, Генриха Четвертого, сменившего, правившую более двух столетий, династию Валуа, казалось бы, вела к улучшению. Но удар кинжалом на улице Медников, 14 мая 1610 года, положил конец надеждам на спокойствие и процветание королевства. Кроме того, что внутри страны отсутствовала «железная рука» способная усмирить многочисленных сторонников желавших поживиться за счет короны, оторвав кусок пожирнее, оживились внешние враги, как стервятники, выжидавшие своего часа, намереваясь отщипнуть приглянувшийся домен.

Территория Франции, в то время, не являла собой геополитический идеал, в представлении монарха, желавшего видеть свою страну среди сильных мира сего. За пределами границ королевства лежали Савойя, Корсика, Лотарингия с Эльзасом; пиренейские области – Наварра, Беарн и Руссильон; Франш-Конте и Артуа, с мелкими северо-восточными провинциями, входили в состав «Священной Римской империи»; три церковных диоцеза, епископства – Туль, Мен и Верден, так же не принадлежали французской короне. Весьма неблагоприятно сказывалось деление страны на Север и Юг, присоединенный лишь в середине XV века, и не утративший стремлений к отделению, что ярко проявилось в период гражданских войн.

В таком виде Франция оказалась на пороге сложного и болезненного процесса. Процесса подлинного, внутреннего сплочения страны, экономического, языкового, культурного и формирования французской нации.

Итак, после смерти великого властителя, Генриха Четвертого, и регентства его, жены взбалмошной правительницы Марии Медичи, на престол поднялся, их сын, Людовик Тринадцатый Бурбон. Молодой король, взгромоздив на свою голову французскую корону, не имел представления, что делать дальше. Будучи человеком, не без способностей, все же, выдающимся назвать его трудно. Тринадцатый Людовик подвергался множеству страстей; он сочинял музыку, пел в хоре, виртуозно играл на музыкальных инструментах, варил варенье, упражнялся в фехтовании, любил охоту. Молодой монарх являлся ярым католиком, образцом добродетели и целомудрия. Ему было присуще многое, кроме того, что делает королей великими. Не был он, не реформатором, не градостроителем, не завоевателем. Его раздражали светские развлечения, а политика и вовсе утомляла. Рядом с таким правителем, рано или поздно появляется человек, который приберет к рукам власть над королевством и даже над самим королем. И всё бы возможно так и произошло, но ловким царедворцам и всевозможным прохиндеям, а таковых, стоит заметить, было немало, преградили путь к заведомой цели личные качества молодого монарха. Его врождённые подозрительность и недоверчивость, слившиеся с приобретенной жестокостью и прагматизмом, стали опасным инструментом в руках короля производящего впечатление простака и недотёпы.

И вот переждав длинную череду претендентов на доверие и симпатии, со стороны Его Величества, на пост премьер министра взошел ненавистный, молодому властителю, Кардинал Ришелье. Назначение этого человека было продиктовано уступками Людовика, матери, Марии Медичи, чьим верным сторонником, какое-то время, и являлся кардинал. Многие знатные вельможи, а также принцы крови, знавшие толк в превратностях придворной кутерьмы и политической чехарды, самоуверенно и, как обычно, излишне благопристойно, излучали убежденность в скоротечности пребывания на этом важном посту человека столь неугодного Двору и монарху. Таким образом, Его Высокопреосвященство1 кардинал Ришелье, получил огромную власть и в довесок к ней несметное количество завистников и врагов, к последним можно, пожалуй, отнести и самого Людовика. Но не зависть являлась основной причиной неприязни к первому министру, по крайней мере, со стороны монарха.

Ришелье – умный, жестокий и дальновидный политик, будучи ярым сторонником абсолютизма, стремился лишь к одному – сделать из Франции сильное государство, объединив всю власть в руках короля. Страна же была разделена на множество провинций, в которых хозяйничали духовенство и дворяне – епископы, аббаты, герцоги, маркизы, графы. Они не всегда положительно оценивали стремление к сильной, централизованной власти, скорее наоборот. Дворяне не желали объединения и беспрекословного подчинения Его Величеству. Они противились этим новым и неприемлемым веяниям, доносившимся из Парижа, исходящим от ненавистного первого министра. Ришелье пытаясь распространить своё влияние на всей территории страны, что являлось весьма не простым делом, назначает в каждую провинцию верных себе людей,– в которых остро нуждается,– чиновников, интендантов с помощниками и гарнизонами солдат. А также организовывает тайную полицию, -выстраивая её по испанскому образцу, возглавляемую капуцином отцом Жозефом и помогавшими ему отцом и сыном Бутилье,– которая своими шпионскими сетями, постепенно окутывает королевство и даже имеет интересы за границей.

Крупная аристократия, собравшая под свои знамёна всех недовольных проводимой политикой, а таких было немало, в ответ на это сеет смуту, поднимает мятежи и чинит заговоры. Виновником всех

Герб французского королевства.

своих бед, они считают «Красного герцога2» – кардинала Ришелье, который посягнул на их вольности и безграничные дворянские привилегии. Именно он, Ришелье, являлся, для них, исчадием ада, подлежащим уничтожению.

Людовик Тринадцатый

За всем этим, с высоты трона, наблюдал Тринадцатый Людовик, раздираемый на две части противоборствующими сторонами. Первые – его ближайшие родственники и верные слуги, в лице влиятельнейших дворянских фамилий, требовали отставки первого министра, а то и более радикальных мер в отношении мерзавца Ришелье. Вторые – в лице самого кардинала и его немногочисленных сторонников, пытались довести неотвратимость неминуемого краха французской короны, без проведения необходимых реформ, начатых правительством первого министра. Людовик чувствовал серьезное и опасное давление со стороны знати, но не мог отказаться от соблазнов которые посулил ему кардинал, сумевший оказать на короля, в недавнем времени презиравшего своего нового премьер-министра, благоприятное впечатление.

Мария Медичи

Колеблющийся король не вызывает чувства восторга, у черни. У дворянства же, он заслуживает более жесткого вердикта. Решительный ропот постепенно из провинций докатился до столицы, сменив сонное парижское недовольство на негодование. И вот самые опасные враги «Красного герцога», заседали уже не в провинциальных городках и крепостях, они появились в Париже, и даже в самом Лувре. Именно парижская знать стала цитаделью, кошельком и мозговым центром большинства мятежей и заговоров.

Кардинал Ришелье

Одной из главных и тайных фигур, противостоящих Ришелье, была королева Франции, жена Людовика Тринадцатого, и сестра короля Испании, Филиппа Четвертого Габсбурга – Её Величество Анна Австрийская. Она мастерски плела интриги, при помощи верной ей герцогини де Шеврез. Анна жаждала уничтожить кардинала и даже вела секретную переписку с испанцами и англичанами, с одной лишь целью – свержение первого министра, и даже самого короля Людовика, путем вооруженного восстания и военного вторжения из вне.

Именно в это тревожное время, могла произойти наша история.


1 В католической церкви этот титул был впервые дарован Папой Урбаном Восьмым, 10 июня 1630 года.

2 (прим. авт.) – Жан Арман дю Плесси, кардинал Ришелье – получил герцогский титул лишь в 1629 году.

ГЛАВА 1 «Заговорщики»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ. ДВОРЕЦ «ЛУВР», КОРОЛЕВСКАЯ РЕЗИДЕНЦИЯ.

Теплая апрельская ночь накрыла Париж своим сумрачным балдахином. После дождливого утра и ветреного вечера, тучи рассеялись, и на небе засверкал молодой месяц. Он посеребрил сонные волны старушки Сены, устремившей свои спокойные воды, стиснутые каменными набережными, в черные проёмы мостов, застроенных домиками с островерхими крышами, нависшими над водой.

В одной из многочисленных комнат Лувра, за полночь, собрались четверо мужчин. В присутствующих, без труда, можно было распознать знатных вельмож, которые расположились в полутемной, просторной комнате королевского дворца, как будто не замечая друг друга, молча погрузившись в сонное ожидание.

Жоффруа Амадор де Ла Мотт, граф де Бокуз, синьор де Понтелево, величественный, надменный, с брезгливо искривленным ртом и седой шевелюрой, прибывал в самом почтенном, из присутствующих возрасте. В свои неполных, шестьдесят два года он был полон сил и энергии. Высокий, статный, его могучий силуэт внушал уважение, и даже страх, многим дворянам родной для него провинции Анжу.

Рядом с ним, на роскошном диване, бирюзового шелка, восседал капитан королевских мушкетеров,– Арман-Жан де Пейре, граф де Тревиль. Его небесно-голубой плащ, с большим, вышитым золотом крестом, увесистая шпага, на изящный эфес которой он возложил руку, отягощенную избытком каратов, множества перстней, унизывающих пальцы бравого воителя и придававших сорока летнему гасконцу такого лоска и значимости, что о раскинувшихся на диване вельможах можно было подумать – «завоеватели мира, почивают на лаврах».

Возле дивана, в резном кресле, расположился, мужчина лет тридцати пяти. Его богато расшитый, лиловый пурпуэн1, из дорогого диаспера с золотой нитью, дополнял безупречно белоснежный отложной ворот-рабат, обрамленный фламандскими кружевами. Бархатные кюлоты, с разрезами и шелковой отделкой, щедро украшенные пестрыми галунами, были подвязаны, чрезмерно крупными бантами. Разноцветные ленты свисали на икры, стянутые модными, шелковыми, фиолетовыми чулками. Всё это придавало щегольской праздности его костюму. Обе руки, напыщенный аристократ, вытянул перед собой и возложил на рукоять массивной, инкрустированной драгоценными камнями, трости. Его спина не касалась кресла, она изогнулась в легкую дугу, что позволяло вельможе, высоко поднять подбородок и откинуть назад голову, устремив томный взгляд, куда-то в потолок. Глядя на человека в столь неестественно величественной позе, могло показаться, что это памятник, установленный прямо здесь, в комнате. Имя этому «изваянию», было – Фабьен Франсуа де Ла Тур, граф д’Энее. Знатный парижский франт, пшют и ловелас, пользовавшийся, в определенных кругах, весьма спорной репутацией.

герцог Орлеанский

Четвертому ожидавшему – Анри де Талейрану-Перигору, маркизу де Шале, хранителю гардероба короля, было, всего двадцать шесть, он слыл благородным и справедливым человеком. Единственное, что можно было бы поставить ему в упрек, так это чрезмерное легкомыслие в выборе друзей и покровителей. Иначе, чем можно объяснить его принадлежность к людям герцога Орлеанского2?

Маркиз держался, гораздо скромнее всех перечисленных. Он, сидя спиной к присутствующим, наблюдал за пламенем, полыхавшим в огромном камине. Его умиротворенное лицо, переливалось бликами, излучаемыми огнем, а губы шевелились, что-то беззвучно бормоча. Было не трудно догадаться, что молодой дворянин читает молитвы,так как его тонкие пальцы, время от времени, перебирали косточки деревянных четок.

Прошло три четверти часа, как отворилась дверь, и в комнату вошла герцогиня де Шеврез. Все ожидавшие поднялись со своих мест, приклонив головы, будучи уверенными, что появление герцогини, несомненно предвещает приход королевцы. Герцогиня оглядев присутствующих, негромко, но торжественно произнесла:

– Её величество, королева!

Лёгкой, величественной походкой, вошла Анна Австрийская. Дворяне, склонились в почтительном поклоне. Герцогиня присела в глубоком реверансе. Королева, едва уловимо, кивнула де Шеврез, после чего Её Светлость обратилась к присутствующим.

– Господа, прошу занять свои места.

Её Величество уселась в массивное кресло, посредине комнаты и, устремив взгляд во тьму, подала наперснице едва заметный знак, после чего герцогиня, уловив сигнал, начала:

– Господа! Излишне напоминать о секретности и важности сегодняшнего собрания. Мы все рискуем, поэтому таинство наших встреч священно.

Дворяне одобрительно закивали головами, что позволило герцогине продолжить.

Анна Австрийская

– Положение, сложившееся в Париже, как, впрочем, и во всём королевстве, обязывает нас принять некоторые решения, и если угодно меры. На вас же, господа, ложится ответственность за воплощение этих планов. Теперь о деле! Нам предстоит подготовить вооруженное восстание, в провинциях, и возможно даже в Париже, с целью свержения первого министра, кардинала Ришелье!

Де Шеврез пристально оглядела собравшихся, остановив взгляд на де Ла Туре.

– Вам граф, поручается объехать всех верных нам людей, в близлежащих к Парижу провинциях. А также, в ближайшее время, сопровождать меня на встречу с посланником испанского короля, чей человек в скором времени тайно прибудет в Париж и назовет вам место и время переговоров. Нам предстоит убедить испанцев поддержать наши интересы оружием.

Она изящным движением поправила локон волос, и продолжила:

– Вы, господин де Тревиль, ответственны за безопасность Её Величества и обеспечиваете поддержку восстанию в Париже. И помните, в случае необходимости, именно вам предстоит арестовать Ришелье. Мы надеемся вашим бравым мушкетерам это под силу.

Капитан открыл рот и вытянул руку, возможно, что бы возразить де Шеврез, но герцогиня властным взглядом заставила его молчать.

– Теперь вы маркиз.

Эти слова, из уст герцогини, прозвучали значительно мягче и ласковей чем предыдущие. Она томной улыбкой одарила де Шале.

– …Завтра же отправляйтесь в Лондон. Рекомендательные письма получите утром. Запомните, вы должны преложить все усилия, что бы убедить герцога Бекингема3 в необходимости высадки англичан в Ла-Рошели. Если это удастся, королевская армия будет вынуждена выдвинуться навстречу врагу. А значит, нам будет проще захватить Париж! Если же наш план удастся, осуществить, то герцоги, Орлеанский, Вандомы, граф Суассон и прочие недруги Ришелье, несомненно поддержат нас! Если вам понадобиться помощь, в Британии, не следует обращаться к французскому посланнику герцогу де Шеврез.

Произнося имя мужа, на лице герцогини появился, едва уловимый оттенок брезгливости.

– …он глуп и труслив, поверьте мне, к тому же, в скором времени, может быть отозван. Но даже не это главное, он не посвящен в наши планы. Вы, вполне, можете положится на его помощника, маркиза де Жизора. Этот нормандец, один из тех, кто ненавидит Ришелье и готов служить нам.

Верный человек.

При этих словах де Тревиль и де Ла Тур переглянулись ехидно улыбнувшись, ощутив пикантность ситуации – инструктируктаж обожаемого любовника перед встречей с ненавистным мужем.

герцогиня де Шеврез

– Ну, а вы любезный де Бокуз, поезжайте домой, и потрудитесь, сделать все возможное, для привлечения к мятежу колеблющихся дворян Анжу, Турени, Мэн и Пуату. Так же, на вас возложена чрезвычайно важная миссия, определяющая наши сношения с Черным графом. Ведь он сам, по неизвестным никому причинам, выбрал именно вас

Присутствующие дворяне, включая самого де Бокуза, встревожено оживились. Тревиль и де Ла Тур с подозрением покосились на анжуйца.

– Все сведения, как письменные, так и устные, полученные от этого человека, должны быть незамедлительно переданы нам. Это очень важно! Очень! От этого.

Де Шеврез замялась бросилв взгляд на невозмутимую королеву.

– …от этого возможно будет зависеть успех всего нашего предприятия.

– Прошу меня простить!

Вмешался в разговор капитан с присущей военным прямолинейностью. Он привстал, отводя в сторону золоченую шпагу.

– Позвольте, я никак не мог предположить, что этот полу-призрак, полу-человек окажется среди наших союзников. И извольте объяснить, откуда этому… м-м-м, привидению, известно о наших планах?!

Герцогиня вновь взглянула на королеву. Та, столь же невозмутимо, едва заметно, кивнула.

– Господа, капитан отчасти прав, для многих из нас Черный граф больше призрак, чем реально существующий человек. Но это не так. Этот господин не просто существует, его могущество вселяет ужас в сердца многих влиятельных господ, а порой, даже, коронованных особ Старого Света.

– Да, но кто же на самом деле этот чертов Черный граф? И чем, дьявол бы его побрал, он так знаменит?!

Возглас де Шале, заставил королеву и де Шеврез снисходительно улыбнуться, глядя на разгорячившегося маркиза, отчасти потерявшего контроль над собой. Молодой вельможа подавив неистовство, поклонился, тем принося извинения дамам за вырвавшиеся ругательства.

– Не нужно так кипятиться, милый Анри. Ваш темперамент вполне известен. Вот только в других делах.

Герцогиня, переглянвшись с Анной, рассмеялись. Маркиз с досады разорвал четки, отчего круглые, деревянные шарики забарабанили по полу, что, впрочем, не привлекло внимания заговорщиков. Мужчины заворожено глядели на герцогиню. От лица королевы повеяло холодом. Де Шеврез нахмурив брови, произнесла:

– О Черном графе, доподлинно ничего не известно. Бесспорно лишь одно, он весьма недружелюбно настроен в отношении нашего «друга» – господина Ришелье. Кардинал, в свою очередь, так же считает его заклятым врагом, и довольно давно, пытается изловить и уничтожить. Но всё, как вы понимаете, тщетно. Черный граф как и полагается приведению, каждый раз выскальзывает из его рук, и весьма умело, пытается насолить «Красному герцогу», что, надо признать, ему порой удаётся. За этой дуэлью, с интересом, наблюдает весь Старый Свет. Кто стоит за Черным графом, неизвестно. Его никто не видел, и о нем никто, ничего не знает.

– Ну, а какое отношение это имеет к нашему делу?!

Теряя терпение, возмутился капитан королевских мушкетеров. Герцогиня, преисполненная иронии, смерила высокомерным взглядом нетерпеливого гасконца, отдавая себе отчет, в том, что жители этой маленькой, южной страны частенько несдержанны, вздорны и безрассудны. Но расчетливая де Шеврез достоверно знала и понимала другую сторону монеты, под названием Гасконь. Эти люди беззаветно преданны, бесстрашны и, до исступления, стойки в своих притязаниях, что делало этого неотесанного мужлана – де Тревиля, весьма пригодным, для затеянной ими игры. Стоит лишь, забегая вперед, заметить, что подобная точка зрения была самым невинным заблуждением в отношении капитана.

Она улыбнулась, одной из своих очаровательнейших улыбок, продолжив.

– А отношение, к нашему делу, это имеет следующее. К графу де Бокуз, явился человек с посланием, в котором говорилось о том, что Черный граф знает о готовящемся заговоре, против кардинала. Так же, этот таинственный месье заверил, что нам нечего опасаться, так как он на нашей стороне, и готов всячески содействовать нашим намерениям.

Все присутствующие, с подозрением, переглянулись.

– Нет господа, вам не о чем волноваться и подозревать друг друга. Это бесполезно. Письмо, к графу, было доставлено ещё до того, как все вы были оповещены о нашем предприятии. Оно было вручено ещё до того, как о заговоре узнал сам де Бокуз.

Герцогиня умолкла, нервно покусывая губы. Заговорщики с глупым видом, обескуражено осматривали друг друга. Лишь приглушенный голос королевы, сумел собрать их рассеянное внимание.

– Мне порой кажется, что это письмо, оказалось у графа раньше, чем всем нам пришел в голову план свержения этого чудовища Ришелье.

Воцарилась тишина. На лицах собравшихся появился ужас. Только веселое потрескивание дров в камине, несколько разгоняло их, всё сильнее укреплявшиеся, сомнения и страх.

– Постойте, постойте! Как такое может быть?! Это невозможно! Ну, хорошо, черт нас разорви, хорошо! Вот вы граф, вы, почему не схватили этого посланца? Почему не допросили, на дыбу, «испанский сапог», не знаю кой черт ещё!.. Где само письмо?! Что всё это значит, прах нас побери?!

Де Тревиль во время горячей речи, несомненно перешел грань дозволенного, но выпустив пар, он почтительно и покорно поклонился дамам. Анжуец, выдержав многозначительную паузу, обернулся к капитану, и совершенно спокойно заговорил:

– Видите ли, любезный капитан, во-первых, всё то, о чём поведала герцогиня, является чистой правдой. В бумаге именно об этом и говорилось. А, во-вторых, само послание сгорело. Человек, который его принёс, выхватил письмо из моих рук, как только я его прочел, и бросил в камин. Я признаться, после прочитанного, был немного не в себе, а он, стервец, выхватил, и в камин. Я даже опомниться не успел. Помню вот только, что, в конце, вместо подписи, стояла монограмма в виде креста сложенного из четырех мечей, сомкнутых остриями к центру, и обрамленных, круглым, дубовым венком, а так же две литеры, «C.» и «N.4». А допрашивать его не было смысла.

Несколько отрешенно вымолвил граф, чем сумел вызвать в капитане трепет. Тревиль громко, с усилием, сглотнул, и, понизив голос, спросил:

– Это отчего же, не имело смысла допрашивать?

– От того, что он был немой.

Вовсе шепотом произнес Понтелево, уставившись на капитана остекленевшими глазами. Де Тревиль вытер платком взмокший лоб, прошептав.

– Вот так да-а-а.

Улучив подходящий момент, де Шаврез поспешила заверить в искренней преданности их делу человека по имени Черный граф, пошатнувшихся в своей твердости мятежников.

– Господа, стоит отметить, что если бы Черный граф был предателем, то мы бы уже давно гнили за решеткой. А если предположить, имея на то все основания, что он наш союзник, то это только повышает наши шансы. И я не сомневаюсь в успехе! С его помощью, мы наверняка покончим со скверной, по имени – Ришелье!

Заговорщики разобщено замыслились над витиеватой перспективой начертанной герцогиней, в отношении таинственного и оттого подозрительного призрака. Но де Шеврез, будто не заметив замешательства, продолжила.

– В Париж, в скором времени, прибудет человек от графа Эррэры, представляющего короля Филиппа5. Посланец уполномочен подтвердить готовность Испании к проведению переговоров, а так же огласить точную дату и место нашей с графом встречи. Вы, месье, де Ла Тур встретитесь с посланником, а вы капитан, обеспечите безопасность испанца.


1 вид куртки.

2 (прим. авт.) – титулы: герцог Орлеанский, граф Шартрский и граф Блуа, брат короля Франции и наследник престола, Гастон Бурбон, получил в 1626 году, более чем через год, после описываемых событий.

3 Джорж Вильерс 1-й герцог Бекингем – государственный деятель, фаворит и министр короля Англии.

4 «C» «N» Comte Noir (франц.) – Черный граф

5 Филипп IV Габсбург 1605 – 1665 – король Испании, Португалии и Алгарве с 31 марта 1621 года.

ГЛАВА 2 «Встреча»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ.

В пасмурный весенний денек, когда через пушистые амбразуры перистых, серых туч, виднелись лоскуты лазурного неба, а скудные солнечные лучи боязливо проливались сквозь серые, грозовые облака, из двери захудалой харчевни вышел темноволосый, статный дворянин, облаченный в плащ королевского мушкетера. Он остановился посреди улочки и в узкую щель меж нависших над мостовой крыш взглянул на небо, очевидно пытаясь удостовериться в неизбежности ночного ливня. Вдруг, за его спиной, послышался голос:

– Сегодня дождя не будет. Подымается ветер, он к ночи разгонит всю эту чепуху.

Мушкетер неторопливо обернулся. В десяти шагах от него стоял человек в длинном, темнозеленом плаще и надвинутой на глаза шляпе. Он медленно приблизился к мушкетеру, снимая на ходу головной убор, украшенный роскошным, черным плюмажем. Мужчина, не стянув перчатки, провел по послушным волосам, зачесав их наверх, и недобро уставился на мушкетера. В его лице было, что-то необычное. Его, как будто, по чьей-то безумной прихоти разделили на две не похожие и не связанные между собой половины, одна из которых была безжизненна и неподвижна, как у мертвеца, и только зрачок, суетящийся в глазнице, свидетельствовал о том, что обладатель лица жив. Вторая же резко контрастировала со своей окаменелой соседкой, она была чрезмерно подвижна и жеманна, уголок рта неоправданно часто подрагивал, как, будто за щекой залипла пластина жженого сахара, которую человек тщетно пытался рассосать. Продолговатый бледный лик обрамляли длинные светлые волосы, ниспадавшие ниже плеч и ровнявшиеся по длине подбитой сединой бороде. Мужчине не было и сорока.

Мушкетер с напускным спокойствием, которое скорее хотел продемонстрировать, чем наяву испытывал, завел руку за спину, безошибочно нащупав рукоятку массивного кинжала, торчащего под ремнем, скрытого полой голубого плаща. Бородач закивал головой, искривив половину рта в уродливой усмешке, выказывая одобрение опасениям мушкетера и давая понять, что никакая хитрость не ускользнет от его проницательного взгляда.

– Я вижу, вы узнали меня граф де Ля Фер, или вы предпочитаете просто – Атос?

– Да, я узнаю вас под маской, которую надело на вас время, Бакстон.

– Что ж, тем лучше.

Скрестив взгляды, мужчины, какое-то время, с интересом разглядывали друг друга, пока англичанин, презрительным шепотом, прервал тишину.

– Я долго ждал нашей встречи и как видите, вознагражден за упорство. Судьба, порой забирает у человека всё, но лишь надежду отобрать невозможно. Вы, очевидно, похоронили меня, полагая, что за моей спиной закрылись ворота Тауэра1, но просчитались. И вот я здесь, и глядя вам в глаза, заявляю,– вас ждёт смерть!

– Смерть нас всегда ожидает. Я давно вас знаю, Бакстон, но не могу понять, что вы за человек?

– Я тот, у кого есть причины для грусти и боли. Вы опозорили мою сестру, нанесли оскорбления мне лично и всему нашему роду, а значит не оставили мне выбора, я должен отомстить.

– Но ваша сестра обманула меня, миледи Винтер, баронесса Кларик, Шарлотта Бакстон, я даже не знаю её настоящего имени, я знаю лишь о её коварстве и лилии на плече! И вы еще смеете… !

– Замолчите! Все это уже не имеет значения, я прибыл за вашей жизнью. Но всё не так просто, если бы мне была нужна лишь ваша жизнь, я бы убил вас как собаку. Мне нужны жизни всех тех, кто помогал вам. И дабы рассчитаться с вами и развенчать славу о непобедимой неразлучной четверке мушкетеров, я вызываю вас всех, господа Атос, Портос, Арамис и д’Альбек. Если вы помните, при нашей последней встрече вы оставили за мной право выбора места, время и оружия. Я, пользуясь предоставленной мне любезностью, доношу до вашего сведения – послезавтра, в полдень, на пустыре за Люксембургским дворцом, без секундантов, будем драться четыре на четыре. Впрочем, для верности, я пришлю вам письменное уведомление.

Бакстон, напоследок, смерил презрительным взглядом мушкетера и зашагал в сторону набережной.


1 крепость в Лондоне, на северном берегу Темзы, превращенная в тюрьму.

ГЛАВА 3 «Дуэль у ворот «Вольного мельника»»

ГАСКОНЬ.

Близ Пиринейских гор расположена столица древней Гаскони – город Ош. Неподалеку отсюда стоит замок Кастельмор, что находится поблизости от Лупиака, на границе графств Арманьяк и Фезенсак, на холме меж долинами рек Дуз и Желиз. Сей древний чертог, ничем не отличался от прочих, захудалых и полуразвалившихся, так называемых, замков, выжженной солнцем, Гаскони. Пострадавшая от времени твердыня, являлась, недавним приобретением, впрочем, как и само дворянство, рода Баатц, после чего они стали еще и Кастельморами. Но, не остановившись на этом, один из нащадков упомянутого рода, взял в жены девушку из обедневшей, но знатной семьи графов де Монтескью, за которой имелось скромное имение Артаньян, возле Вик-де-Бигора. Таким образом единственный наследник мессира Бертрана де Баатц Кастельмора и госпожи Франсуазы де Монтескью, д’Артаньян, получил гордое и звучное имя – Шарль Ожье де Баатц Кастельмор, шевалье д’Артаньян. Но не древность рода делает человека героем. А имя, даже если оно не увенчано лаврами как многие другие, достославные фамилии королевства, для того и дано мужчине, что бы возвеличивать и прославлять его. Особенно если ты гасконец.

С подобными мыслями, отцовской шпагой и рекомендательным письмом, адресованным господину де Тревилю, в первый понедельник апреля, седьмого дня, года тысяча шестьсот двадцать пятого, летоисчисления нашего, шевалье, Шарль д’Артаньян, покинул родительский дом. Он направил своего седеющего мерина в, ещё вчера недосягаемый за частоколом грез, источник иллюзий и причуд, призрачный и окутанный юношескими фантазиями, добрый, старый Париж.

Молодой шевалье впервые отправился в столь длительное путешествие, оставляя пределы родной Гаскони. Его мечты перемежались с сожалениями о слезах матери, о недосказанности в отношениях с отцом, но всё это меркло и оседало на дне честолюбивой души, когда в голову приходили мысли о будущем – парижской жизни, карьере военного, службе одному из самых великих монархов Старого Света. Грёзы, овеянные пением птиц, запахами вереска, до боли привычными пейзажами, впрочем, оставшимися незамеченными, постепенно сменились незнакомыми ландшафтами, заставившими юношу насторожиться, принять гордую осанку, и утвердить решение, – вызвать на поединок любого кто осмелиться даже намёком, посягнуть на его честь. Всякий раз, встречая на дороге или на постоялом дворе, незнакомца со шпагой, его рука непременно тянулась к эфесу, в ожидании подвоха или насмешки со стороны неизвестного. Но к великому сожалению молодого дворянина его присутствие оставляло глубокое равнодушие у людей, по его мнению, достойных вызова. Что доставляло немалое раздражение гасконцу, сталкивая его с неразрешимой дилеммой – расценить это как оскорбление или оставить без внимания. Последнее, на его взгляд было гораздо менее предпочтительно но более справедливо, как подсказывало юному шевалье, клокочущее под стареньким камзолом сердце.

В подобных смятениях, мессир д’Артаньян, прибыл в городок Сен-Дие, что неподалеку от Блуа. Проследовав по главной улице, он вызвал оживление и прилив сарказма у простолюдинов, как впрочем, и повсеместно, по пути своего следования. Его потертое платье, нелепый гасконский берет, с потрепанным пером, и старый, хромоногий мерин, довольно редкой, что бы ни сказать более обидно, масти, были и впрямь достойны самого пристального внимания. Но зная беспрестанную тягу черни к крайностям, которые ограничиваются либо слезами, либо смехом, сменяющими друг друга с завидным постоянством и быстротой, молодой шевалье, конечно же, был осмеян. Но осмеян в спину, так как его длинная шпага, не давала возможности сделать это в лицо, что бы, не встретиться с первой крайностью, в отличие от второй, так не почитаемой плебеями.

Раздосадованный, столь негостеприимным приёмом горожан, путник, приблизился к воротам постоялого двора «Вольный мельник», где сошел с лошади без помощи слуги или конюха, которые поддержали бы стремя приезжего. Внимание д’Артаньяна привлекли голоса, доносящиеся из окна во втором этаже, где гасконец заметил напыщенного дворянина, среднего роста и важного вида. Этот надутый вельможа, с лицом надменным и неприветливым, что-то говорил двум спутникам, которые, казалось, внимательно слушали его. Все трое, поглядывая на гасконца, заливались громким смехом. Д’Артаньян прежде всего пожелал рассмотреть физиономию наглеца, позволившего себе издеваться над ним. Он вперил гордый взгляд в незнакомца. Его взору предстал человек лет тридцати пяти, с самодовольными ухватками и изысканными манерами.

– Эй, сударь! Вы! Да вы, прячущийся за этим ставнем! Соблаговолите сказать, над, чем вы смеётесь, и мы посмеемся вместе!

Мужчина глянул на провинциала и с пренебрежением произнёс:

– Я не с вами разговариваю, милостивый государь.

– Но я разговариваю с вами!

Воскликнул юноша, желая вложить в реплику всё накопившееся за время пути недовольство.

– Вы, наверняка смеётесь надо мной? !

– Смеюсь я, сударь, лишь тогда, когда пожелаю, и над тем, над кем пожелаю, и не сомневаюсь, что сохраню за собой это право.

– А я, не позволю вам смеяться, когда я этого не желаю!

– Да он, очевидно, сумасшедший.

Заискивающе произнес один из спутников важного господина.

– …не стоит обращать на него внимания, господин де Ла Тур.

– Вы правы, Лепелетье. Пусть подадут мою карету.

Исполненный величавой надменности, лениво, вымолвил пышный вельможа. С этими словами все трое удалились от окна. Д’Артаньян расслышав лишь последнюю фразу увидел как ко входу в «Вольный мельник», погрохатывая на ухабах, подъехала изящная карета. Дворянин, так ему не понравившийся, не заставил себя долго ждать. Он вышел на залитый солнцем двор в сопровождении все тех же двух спутников. Гасконец, преисполненный решимости, быстрым шагом, направился к незнакомцу и его свите, воскликнув на ходу.

– Ну, что ж месье1, теперь вам не отвертеться. Вы вынуждены будете дать мне удовлетворение!

Д’Артаньян, приблизившись к противнику и его свите, принял горделивую стойку, с напускной уверенностью, недвусмысленно взявшись за эфес собственной шпаги. Знатный приезжий медленно перевел взгляд на гасконца. Казалось, он не сразу понял, что это к нему обращены столь странные упреки. Затем, когда у него уже не могло оставаться сомнений, брови его поползли вверх и он после продолжительной паузы, ответил тоном, непередаваемой иронии и надменности.

– Вот досада! И какая находка для Его Величества, который всюду ищет храбрецов, чтобы пополнить ряды своей гвардии.

Он еще не закончил, как д’Артаньян бесцеремонно прервал его, выхватив шпагу.

– Мне нет никакой охоты торчать в этом городишке целую вечность. Давайте поскорее уладим наше дело!

– Черт бы побрал этих гасконцев! Ведь он не уймется, если ему не задать трепки! Флери, голубчик, объясните этому юному выскочке, что торопиться в ад ему ещё рановато. Лет пятьдесят мог бы обождать. Но, принимая во внимание, эдакое гасконское бахвальство, мне отчего-то кажется, что его примут там значительно раньше.

Д’Артаньяна возмутила эта смесь наглости, изысканности, учтивости и призрения. Он хотел было, что-то ответить, но к нему подошел один из спутников вельможи, и дружелюбно, что окончательно сбило с толку гасконца, произнес:

– Не волнуйтесь, месье, мы сейчас всё уладим.

Подошедший был высокого роста, его длинные, светлые волосы, аккуратно зачесанные назад, ниспадали на плечи, а голубые, ангельские глаза излучали доброжелательность. Д’Артаньян пришел в полное замешательство от такого поворота событий. То, что он увидел и начал осознавать, не укладывалось у него в голове, и шло вразрез с его представлением о том, как улаживаются подобные дела. Он удивленно, с растерянностью наблюдал за тем как родовитый аристократ, с другим своим спутником, сухопарым мужчиной, с приглаженными и зачесанными за уши редкими волосами, которого называли Лепелетье, садиться в карету.

– Эй! Эй, месье! Куда же вы! Что за чертовщина!

Экипаж тронулся с места, и исчез за воротами «Вольного мельника».

– Вы трус, месье! Трус и негодяй!

В отчаянии кричал юноша, глядя в след удалившейся карете. Вдруг за его спиной послышался голос, столь мягкий и успокаивающий, что гасконец не сразу понял, к кому обращены сии слова:

– Не следует так горячиться, месье. Вы ещё очень молоды и не знакомы с нравами парижской жизни. Поэтому отправляйтесь своей дорогой, и благодарите Бога, что, для вас, всё так благополучно обошлось. Имею честь.

При этом великодушный Флери слегка поклонился, небрежно дотронувшись двумя пальцами края шляпы, и направился к своей лошади. Осознав, что ускользает последний претендент, на котором он смог бы выместить свой гнев, шевалье, вызывающе закричал:

Эй, сударь, постойте! Обернитесь, обернитесь-ка, чтобы мне не пришлось ударить вас в спину!

– Ударить меня?!

Воскликнул Флери, круто повернувшись на каблуках и глядя на юношу столь удивленно, сколь и доброжелательно, сквозь, лучезарную и невероятно обаятельную улыбку, вымолвил:

– Что вы? Что вы, милейший? Вы верно с ума спятили?

– Защищайтесь! Я требую, требую этого, здесь и сейчас!

Флери с большой неохотой извлёк из ножен клинок. И хотя нежелание драться нарочито бросалось в глаза, но не возможно было не признать – шпагу он обнажал словно король.

– Ну, что ж, воля ваша, атакуйте.

Как только он произнёс эти слова, д’Артаньян растянулся в таком яростном выпаде, что не отскачи Флери вовремя, эти слова оказались бы последними в его жизни. Гасконец неистово бросился в наступление на противника, но тот с ироничной улыбкой, не пуская в ход шпаги, с легкостью уклонялся от ударов, и д’Артаньян попросту рубил воздух.

– Вы трус, месье! Сражайтесь, сражайтесь, я требую!

В бешенстве закричал гасконец.

– Извольте.

Тихо произнес любезный дворянин. Он изящно развернулся и оказался очень близко от шевалье, но так, что д’Артаньяну было неудобно наносить удары. Флери заплел своей шпагой клинок противника и резким движением вырвал оружие из рук гасконца. Выбитая шпага высоко взлетела над сражающимися и медленно опустилась в куст можжевельника, сопровождаемая изумленным взглядом хозяина. Гасконец почувствовал острие клинка противника на своей шее.

– Ну вот, собственно, и все.

С грустью произнес Флери. Д’Артаньян, тяжело дыша, бесстрашно взглянул в голубые, печально улыбающиеся глаза победителя, услышав всё тот же приятный голос.

– Что ж, сударь, теперь мы можем считать дело оконченным. А я, пользуясь случаем, раз уж так вышло, на правах победителя, хочу вам дать один совет. Никогда не деритесь, прибывая в ярости. Никогда. И поверьте, я имею право на подобные советы. Мне не нужна ваша жизнь. Вы, возможно, вполне приятный человек, и сделаете на своем веку ещё много хорошего. Я искренне не желаю лишать вас этой возможности. А сейчас мне пора. Имею честь и всегда к вашим услугам.

С этими словами Флери вскочил в седло и направился вслед за каретой, только недавно покинувшей двор «Вольного мельника».


1 Это обращение к дворянам, в то время только входило в обиход, но впоследствии вытеснило средневековое – мессир.

ГЛАВА 4 «Доверительная беседа»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ. ДВОРЕЦ «ПАЛЕ-КАРДИНАЛЬ»1 РЕЗИДЕНЦИЯ РИШЕЛЬЕ.

Граф де Рошфор вышел из кабинета первого министра Франции, кардинала де Ришелье. Он, как обычно, был спокоен и хладнокровен. В глубоком раздумье, неспешно проходя по коридору, граф наткнулся на часового у лестницы. Рошфор, прищурив глаза, поглядел на гвардейца, ещё до конца не освободившись от размышлений.

– Каюзак, разыщите сержанта де Самойля.

Прошло менее четверти часа, прежде чем в небольшой кабинет, где Рошфор обычно занимался служебными делами, вошел сержант гвардии Его Высокопреосвященства, Констан Теодор де Самойль, шевалье де Иль.

– К вашим услугам граф.

Сержант застыл в ожидании. Граф предложил ему присесть, не отрываясь от чтения какого-то документа. Усевшись в кресло, что стояло перед столом, де Самойль выжидающе взглянул на Рошфора, человека имевшего беспрекословную репутацию и неограниченную власть, среди сторонников кардинала. Граф был в первом десятке приближенных, наделенных величайшим доверием первого министра. Но даже среди столь ближайшего окружения, Рошфор стоял особняком, и казалось, играл, в определенных вопросах, «первую скрипку». Люди подобного склада обладают незаурядным умом и несгибаемой волей, что принуждает сторонников к безропотному подчинению, а врагов к опасливому уважению. Граф был не словоохотлив с подчиненными, но его хищная улыбка и надменный взгляд оказывали порой магическое влияние на людей. Его смугловатое лицо, тонкий с горбинкой нос, серые, холодные как лед глаза, являлись грозным оружием в, порой, небрежном обхождении, как с родовитыми аристократами, так и с презренной чернью.

Дочитав, Рошфор, спрятал бумагу в ящик стола и устремил проницательный взгляд на сержанта.

– Я хотел вас видеть, де Самойль.

Произнеся эти слова, граф коснулся кончиком пальцев едва заметного шрама, на виске, очевидно, раздумывая, начинать ли намеченный разговор. Он вглядывался в лицо де Самойля, будто пытаясь там найти ответ.

– У меня к вам важное дело, шевалье.

Наконец решившись, произнес он.

– Я весь во внимании, Ваше Сиятельство.

Рошфор взял со стола гусиное перо, и, крутя его в руках, вымолвил:

– Шевалье, сказать о деле, которое я хочу вам поручить, что оно опасное и секретное, это вовсе ничего не сказать.

Констан удивленно и вопросительно посмотрел на графа, после чего тот продолжил.

– Не удивляйтесь. Я знаю, что ни секретностью, ни опасностью вас не испугать, именно поэтому и пригласил. В этот раз.

Сделав паузу, граф, впился глазами в шевалье, как будто желал не упустить чего-то важного после произнесения следующей фразы. Де Самойль никак не мог понять, куда клонит Рошфор, такое долгое предисловие было не в его правилах. Констан поймал себя на мысли, что отчего-то волнуется. Он понял, что разговор будет долгим, поэтому устроился поудобней, и приготовился слушать.

– …я хочу поговорить о ваших друзьях, из Анжу. Друзьях, с которыми вы вместе выросли, и которых не видели уже более года. Я ведь ничего не путаю, вы родились и выросли в Анжу? Не так ли?

Глаза гвардейца округлились от удивления.

– Простите, но какое отношение к делу имеют мои друзья?

– Самое непосредственное, шевалье. Сейчас объясню. Вам наверняка известно, что у Ришелье, гораздо больше противников, чем сторонников. А дел, после того как Его Высокопреосвященство стал первым министром, заметно прибавилось. Это вопиющий факт, хотя не это главное.

Граф положив локти на стол, подался вперед и покачал головой. Его лицо оказалось совсем близко от лица анжуйца, и он, понизив голос, доверительно произнес:

– …главное, что для дела, которое мне поручил кардинал, нужны люди, не состоящие у него на службе, и очень желательно, даже никогда не появлявшиеся в Париже. Смекаете?

Сержант выпрямил спину, положив обе руки на эфес, своей шпаги. Он выглядел несколько растерянным.

– Да, я начинаю понимать

– Так вот, вы как-то обмолвились, что у вас в Анжу, есть четверо верных друзей. Так ли это?»

Шевалье заерзал в кресле.

– Да-да, обмолвились в разговоре не со мной, но простите сержант, служба.

Де Самойль понимающе кивнул.

– Да это так.

– Ну, а видите ли вы, де Самойль, их на службе у Его Высокопреосвященства?

– Дело в том, что один из них уже служит короне. Он помощник интенданта провинции Анжу.

– Помощник Радиньи? Что ж прекрасно. А остальные трое? Кстати, потрудитесь назвать их имена.

– Остальные трое. мои верные друзья – Жиль Дюмон де Перьяк, виконт де Сигиньяк ; Луи Филипп Анн дю Алье, шевалье де Ро и Гийом Батист де Базильер, шевалье де База, надежные люди, добрые католики и я убежден, что их шпаги уже давно следует направить на служение короне»

– Именно это я и хотел то вас услышать.

Тихо произнес Рошфор, откладывая в сторону нож для бумаги.

– Так вот, шевалье, вам следует немедленно отправиться в Анжу. Разыскать ваших друзей и выполнить то, что наказывает Ришелье, а значит Франция. Надеюсь, эти юные дворяне, не станут противиться, и выполнят всё, что от них требуется?

– Я не могу отвечать за всех троих. Но с полной уверенностью могу сказать – у оного из них, возражений наверняка не будет.

– Вот и прекрасно. Где один, там и остальные. Теперь послушайте, де Самойль, и хорошенько запомните.

Граф откинулся на спинку кресла, устремив свой хищный взгляд на анжуйца.

– Не доезжая нескольких лье до Орлеана, находится городок Лез-Узаж. Этот городишко – цитадель заговорщика, графа де Гель, заклятого врага короны и лично кардинала. Горожане и жители близ лежащих деревень, хранящие верность де Гелю, открыто выказывают враждебность к слугам Его Величества. Это осиное гнездо де Самойль, поверьте. Но именно туда, предстоит отправиться вашим друзьям.

Рошфор приложил ко лбу ладонь, устало прикрыл глаза, массажируя вески.

– Теперь о главном. В Лез-Узаже укрывается один человек. Имя его шевалье де Жермонтас. Он изменник и негодяй. Его следует уничтожить. Я не смею просить о том, что бы его арестовали и доставили в Париж. Ни к чему рисковать жизнью, это очень опасно. Пусть ваши друзья найдут его и разделаются на месте.

Граф взглянул на Констана с таким простодушием, будто разговор шел о предстоящем свидании с его захворавшей тетушкой, которой следует передать баночку сливового варенья.

– Вам всё понятно, сержант?

– Определенно

Шевалье кивнул и поднялся.

– Тогда отправляйтесь. И вот ещё, что,. запомните имя – барон д’Эстерне. Это человек, которого освободил де Жермонтас, не знаю, что между ними общего, но вам не лишне принять сие к сведению. Барон очень опасен, и с ним так же не следует церемониться, хотя его то, как раз, хотелось бы видеть в Париже, непременно живым и в кандалах.

Граф с надеждой взглянул на де Самойля.

– Мне хочется верить, что ваши друзья не из пугливых. И я очень надеюсь.

В голосе Рошфора послышались нотки угрозы.

– …что они, окажутся верными слугами Его Величества.


1 (прим. авт.) – Дворец Пале-Кардинать построен в 1629 году.

ГЛАВА 5 «Господин де Тревиль»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ.

На улице Старой Голубятни, что тянется от Сен-Жерменской ярмарки к небольшой приходской церквушке Сен-Сюльпис1, находящейся под управлением соседнего аббатства Сен-Жермен-де-Пре, располагается роскошный особняк, выпятивший, во всей красе, свой великолепный фасад с прорубленной в каменном чреве аркой и массивными воротами. Этот помпезный отель, по праву, считается одним из самых роскошных зданий Сен-Жерменского предместья. И если об этом могут спорить, люди, разбирающиеся в архитектуре, то нам лишь остается добавить очевидное -могущество и влиятельность хозяина особняка, являлась непререкаемой.

Сегодня, в прекрасный солнечный денек, с самого раннего утра, к распахнутым воротам, великолепного здания, тянулось множество всякого люда. Пешие и конные, в каретах и портшезах2, приглашенные и нежданные, спешили в особняк посетители. Оставив экипажи с возницами и лакеями на улице, чем затрудняли проезд, они, миновав длинную, мрачноватую арку, оказывались в довольно просторном, прямоугольном дворе, кишащем напыщенными и важными мушкетерами Его Величества. Облаченные в голубые плащи, с золотыми крестами, блистательные кавалеры сновали по двору, вооруженные до зубов и готовые к любым неожиданностям, высокомерно и подозрительно оглядывая всех и каждого, кто, преодолев арку, оказывался в вымощенном серым камнем дворе. Просители разного достоинства и рангов устремлялись к широкой лестнице, что вела в просторную приемную, где важные лакеи, в шитых золотом ливреях, пытались выяснить цель визита, того или иного просителя, рассаживая гостей на длинных, расставленных вдоль стен скамьях и записывая в толстую книгу. Гулом и топотом наполнялся особняк в дни, когда устраивал подобные приёмы, его хозяин – капитан королевских мушкетеров, великолепный, граф де Тревиль.

В залитом утренним солнцем кабинете, на стенах которого гордо красовались полотнища французского королевства и мушкетерской роты, за покрытым зеленым сукном столом, восседал сам капитан, Его Сиятельство граф де Тревиль – бедный гасконец, вытащивший счастливый билет. Этот «билет» позволил простолюдину, сыну торговца из Олорона, Арно-Жану Дю Пейре, превратиться в знатного графа де Тревиль, дослужившегося до наипрестижнейшего военного чина королевства. Впрочем, путь будущего капитана мушкетеров не был ровной и прямой дорожкой, усеянной лепестками роз, приведшей его на вершину славы и могущества. Несомненно, де Тревиль заслужил, даже скорее выстрадал, этот чин во множестве жарких сражений, как на полях брани, так и в коридорах власти. Его личные качества никогда не позволяли усомниться высокопоставленных особ, в том числе и царствующих, в верности и бесхитростности этого отважного гасконца. Один из его командиров упомянул о дю Пейре, после осады Монтобана, в разговоре с маршалом Басомпьром, следующим образом: – «…он то, что нужно, он из породы неприметных и это лучшее, что я могу в нём отметить». Это заблуждение и поспособствовало хитроумному и расчетливому гасконцу так стремительно подняться по карьерной лестнице, не щадя конкурентов и выказывая невиданную преданность и бескорыстие к людям способным решать его судьбу. Тревиль не был, невзирая на некоторую прямолинейность, присущую как гасконцам, так и военным, человеком готовым разделить с покровителем, в случае опалы, плачевную судьбу. Он без колебаний и зазрений совести переходил на сторону победителя, что выдавало в нем ловкого царедворца. «Человек, не наделенный талантом предугадывать, а затем и принимать выгодную, для себя, сторону, ни за что не прижился бы при Королевском Дворе», – как то отозвалась о де Тревиле Мария Медичи в разговоре с герцогом д'Эперноном. Именно этот, наиважнейший, по мнению вдовствующей, королевы, талант, всё больше заставлял капитана остыть к королю Людовику, и переметнуться, разумеется, тайно, на сторону королевы Анны. Анны Австрийской, за которой, по мнению гасконца, была сила, в лице, во-первых, её венценосного брата Филиппа IV испанского Габсбурга, во-вторых, родственника из Габсбургской династии, великого императора Фердинанда3, и, конечно же, могущественной «испанской партии» при французском Дворе, включавшей в свои ряды, самых знатных и влиятельных особ королевства.

Прочитав послание, минуту назад врученное лакеем, де Тревиль в раздумье уставился на золотые лилии, вышитые на королевском штандарте. Он свернул письмо, тщательно спрятав его в рукав камзола, и в нетерпении заголосил.

– Эй, Кроэтэн! Кроэтэн, чёрт тебя задери!

Дверь отворилась, и в кабинет вошел лысоватый человек в лакейской ливрее.

– Разыщи Атоса, Портоса, Арамиса и д’Альбека, пусть немедленно явятся ко мне.

– Но Ваше Сиятельство, вас ожидает барон де…

– К дьяволу всех баронов и видамов4…!

Раздраженно закричал капитан, прервав слугу и ударив ладонью о стол.

– …делай, что велено!

Очевидно, названные мушкетеры дежурили во дворе особняка, так как явились к капитану по истечению нескольких минут. Призванные дворяне, бряцая оружием, вошли и выстроились вряд, отвесив почтительные поклоны командиру. Тревиль поднялся, заложив руки за спину и опустив голову, не глядя на вошедших, принялся расхаживать по комнате, под пристальными взглядами четырех мушкетеров. Он, описав несколько кругов, приблизился и поднял суровый взгляд на самых верных и преданных ему людей.

де Тревиль

– Господа…

Хрипло произнес капитан, закашляв, после его вытер губы платком, продолжив.

– Дело, которое я хочу вам поручить, является архиважным для короны. А всё, что важно, непременно секретно. Моё поручение не является исключением. Впрочем, это и в ваших интересах.

Тревиль, пристальным взором, по отечески, оглядел всех четверых.

– Сегодня ночью, мне потребуются ваши услуги. Вам следует, в полном вооружении, в пять часов по полудню, явиться к заставе Ла-Вилетт. Там вы встретите карету, сопровождаемую господином де Флери.

Мушкетеры удивленно переглянулись. Заметив это капитан, вскинув брови, утвердительно завопил:

– Да-да, вы не ослышались, именно, хорошо всем известным, де Флери! Человека, который будет в карете вы обязаны охранять и сопровождать, куда укажет де Флери. Это очень важная особа, поэтому на вопросы касающиеся сего дела вам не следует отвечать никому. Даже…

Капитан поднял вверх указательный палец и посмотрел на мушкетеров.

– …даже…одним словом, никому. И вообще, поменьше болтайте по этому поводу!

Сморщившись, выпалил граф.

– Мушкетерские плащи не надевать. И советую быть готовым ко всяким неприятным неожиданностям.


1 (прим. авт.) – Не путать с нынешней церковью Сен-Сюльпис, заложенной в 1646 году.

2 Портшез – носилки на двух жердях.

3 Фердинанд II Габсбург, 1578-1637 – король Чехии, король Венгрии, Римский король, император Священной Римской империи.

4 видам – титул наместника епископа по юридической и военной части.

ГЛАВА 6 «Бургундский отель»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ.

На маленькой парижской улочке Моконсей, что невдалеке от центрального рынка, где над головой разливается благостный звон колоколов Сент-Эсташ, располагался славнозвестный Бургундский отель1. Заведение в котором с удовольствием собирались не только любители поглазеть, но и те, кто желал продемонстрировать собственное красноречие. Бургундский отель помещался в зале для игры в мяч и являл собой длинное узкое помещение с балконом. У одной из стен зала был сооружен деревянный помост, где труппа собранная мэтром Валераном Леконтом, два раза в неделю, давала представление. Зрители побогаче сидели на галерее, а победнее стояли прямо перед сценой. Партер, был очень неудобен вследствие тесноты; там помещались тысячи мошенников вперемешку с порядочными людьми, которым они частенько желали нанести оскорбление. Они затевали ссору по самому ничтожному поводу, хватаясь за шпагу и прерывая спектакль. Но даже когда они были совершенно спокойны, то не переставали разговаривать, кричать и свистеть, мало заботясь о том, чтобы услышать, что говорят актеры. Естественно, что начинать спектакль, не утихомирив публику, было совершенно невозможно, поэтому перед каждым представлением выступал, по традиции средневекового театра, актер с прологом. Он не столько говорил о пьесе и спектакле, сколько убеждал зрителей прекратить разговоры. Особенным мастером усмирять зал был комик Брюскомбаль. Пересыпая речь непристойными шутками, ворчливым тоном он поносил не только буйных посетителей партера, но и тех важных господ «перипатетиков», которые бесцеремонно прохаживались по залу во время представления.

– Всякому свое время. Всякий поступок должен быть сообразен со своей целью: кровать – чтобы спать, стол – чтобы пить, Бургундский отель – чтобы слушать и смотреть, стоя или сидя, двигаясь не больше, чем новобрачные.

Добившись тишины, логист скрылся, и началось представление пьесы. На сцене появлялись любимцы публики; неподражаемый Бельроз и комическое трио: – тощий Готье, рыжий Тюрлюпен и толстяк Гро, – перебравшиеся в театр с балаганов Сен-Лоранской ярмарки и так полюбившиеся завсегдатаям Бургундского отеля. Партер затих, великое множество глаз устремилось на сцену. На переполненной галерее располагались разряженные в богатые платья дамы, окруженные вниманием напыщенных кавалеров, порой ослепленных красотой своих спутниц. Молодые демере2 слащаво улыбаясь, шептали на ушко или произносили в полный голос, вынося на всеобщее обсуждение, пошловатые фебусы3, зачастую вызывая бурное оживление и смех.

Среди сего буйства парчи, бархата и кружев, расположилась компания из пяти аристократов. Четверо из великолепной пятерки, отличались от прочих, сидящих на балконе, мужчин, чрезмерной пышностью нарядов, изобиловавших галунами, бантами, сверкающими пуговицами, нашитыми вдоль многочисленных позументов и нарочитой изысканностью в обхождении. Драгоценности, обвивающие шеи и кисти, держащихся особняком вельмож, больше напоминали женские украшения, очевидно обязывающие дворян держаться более утонченно и грациозно чем прочие, собравшиеся в театре, кавалеры. Кроме эффектного и переливающегося вида компанию из четверых щеголей отличало от прочих расфуфыренных пижонов, отношение к дамам. Они не то, что бы вовсе не замечали представительниц слабого пола, а скорее не наделяли их должным вниманием. Один из дворян, самый молодой из упомянутой пятерки, юноша лет двадцати, в расшитом золотом камзоле, украшенном несколькими гирляндами крупных жемчужных бус, обернулся к сидевшему рядом мужчине с выбеленным пудрой лицом. Его верхнюю губу, покрытую пробивающимся пушком, искривила гримаса неприязни, а большие серые глаза наполнились негодованием, что, отнюдь не позволило юноше преступить пределы этикета. Он с показным равнодушием проговорил:

– Барон, вам не надоел этот балаган и нескончаемый рев черни у наших ног?

– Моё терпение лишь дань нашей дружбе, милый Сильвен.

Ласково ответил белолицый Меранжак на лбу которого появилась глубокая складка, а глаза сузились, излучая улыбку. В его осанке, движениях и ужимках сквозила томная леность. Он откинулся назад, повернув голову к обратившемуся к нему молодому Сен-Лорану, и громко, так что бы было слышно ближайшему окружению, произнес:

– Быть может наш бонмотист, господин приор де Буаробер сможет отпустить шутку, которая развеет нашу хандру?

Четыре дворянина рассмеялись, скользнув взглядами по, мрачно наблюдавшему за ходом пьесы, облокотившемуся на край перил товарищу, несколько выбивавшемуся из их праздно пестреющего общества. Этот тридцати четырехлетний мужчина, облаченный в, сравнительно скромный, серый колет, прихваченный в талии широким, желтой кожи, ремнем с притороченным к нему кошельком, грустно глядя на сцену, едва слышно промолвил:

– Даже я не в силах развеять того, чего на самом деле не существует.

В ответ, вновь, послышался смех. Виконт де Сен-Лоран с отточенным изяществом коснулся мочки уха, оттянутой бриллиантовой серьгой в виде огромной капли, и тонким выхоленным пальцем указал вниз, в гущу людской толчеи заполонившей партер.

– Бог мой, господин де Ла Тур, вас и здесь отыскали! Ведь это ваш секретарь, не так ли?

Глаза графа с беспокойством забегали по толпе. Он нервно заерзал на скамье, тщетно пытаясь скрыть волнение, что не ускользнуло от певца, а стало быть, знатока, человеческих душ Буаробера.

Тем временем секретарь Лепелетье поднялся по лестнице и, склонившись к хозяину, втиснул несколько шипящих слов в его великосветское ухо.

– Он в Париже.

Эти таинственные слова, не были услышаны ни кем кроме де Ла Тура и сидевшего с ним по соседству прелата.

Приор Франсуа Ле Метель де Буаробер был человеком особым, о его достоинствах и способностях впору сочинять легенды. Записной шутник, своим остроумием и веселостью снискал себе не только расположение первого министра Франции, но и, в последствии, покорил остротами Папу Римского, Урбана Восьмого. Или чего, например, стоит кресло № 6, закрепленное за Буаробером во Французской академии4. Дальше больше – близкий друг кардинала, спасший, как утверждали врачи, жизнь Его Высокопреосвященства, государственный советник, получивший дворянство для всей семьи, королевский духовник, наконец. Но обо всем этом, Франсуа Буаробер, пока не ведает и не помышляет, а по сему наслаждается жизнью в компании лиц, к которым не питает ни дружбы, ни привязанности.

Фраза, произнесенная секретарем, легким мотыльком запорхнула в ухо приора, который, не подав вида, с еще большей грустью, воззрился на сцену. Трудно назвать человека, который бы остался равнодушным, не испытав хоть самого малого любопытства, к подобному, овеянному тайной, обороту. Не стал исключением и наш весельчак Буаробер. Он, хоть и не без труда, подавил, вполне объяснимое, любопытство, как шелест бумаги принудил его впасть в новый грех, и он, косясь через плечо де Ла Тура, сумел разглядеть клочок, на котором было выведено стройными ровными буквами: «В полночь, у Трагуарского креста. Пароль – Ночной странник

Быть может, если бы де Ла Тур так спешно не спрятал записку, и тревожно не огляделся, желая удостовериться в сохраненной секретности послания, Буароберу не пришло бы в голову то, что в одно мгновение застучало у него в висках. Так же, в немалой мере, на его решения повлияли слова – «в полночь» и « пароль», максимально раскалившие интерес приора. Отослав секретаря, де Ла Тур еще некоторое время провел в компании людей разделявших с ним удовольствие от театрального лицедейства. Затем он поднялся, виновато улыбнулся и сверх учтиво произнес:

– Господа, прошу простить, но дела, не терпящие отлагательств, вынуждают меня покинуть ваше столь премилое общество.

Дворянин с тонкими, безупречными усиками и крошечной бородкой, в форме небольшого треугольника прилипшего к нижней губе, до сего момента, не проронивший ни слова, высоким голосом, ядовито заметил:

– Ваши неотложные дела нам хорошо известны, но будьте осторожны граф, близкие отношения с принцами крови, как правило, кровью и заканчиваются, разумеется, не для принцев.

Граф нелепо изобразил улыбку, несуразно поклонился, и, ступив на лестницу, ответил:

– Благодарю вас месье де Буларон, я всегда осторожен. А, что касается крови, то за мной стоит пятисотлетняя история моего рода и репутация, позволяющая без всяких стеснений иметь дело с самыми знатными вельможами Старого Света! Имею честь, господа.

Де Ла Тур с некоторой нервозностью обронил последнюю фразу и, спустившись вниз, исчез в толпе. Проводив его взглядом шевалье озлобленно, произнес:

– Именно репутация изменника и отступника не позволяет доверять ренегатам подобным вам.

– Что с вами, Буларон? Подобная нетерпимость вас не красит.

С наигранной доброжелательностью, вымолвил барон де Меранжак. Насупленный Буаробер, не выказав ни малейшего интереса к препирательствам бушевавшим в близости от него, какое-то время продолжал наблюдать за ходом пьесы, затем улыбнувшись, оглядел трёх дворян.

– Вот водите, любезный господин де Меранжак, то о чём вы просили меня, без труда удалось графу.

Барон и виконт удивленно обернулись, уставившись на того, кто с насмешкой продолжил свою мысль.

– Я о хандре, которая осмелилась мучить вас, и очевидно виконта, сегодняшним вечером. Хотя мне порой кажется, что элегия, неотступно следующая за вами, неся ваш порочный шлейф, впиталась в вас с молоком матери и возведена в ранг божества, которое вы холите и лелеете, выдавая за непременный признак родовитости и преобладания. Но вам невдомёк, что вы лишь тщедушные любимцы доли, изнеженные сибариты, облекшие в броню свои черствые души, что бы, не дай Бог, в них не проник лучик милосердия и сострадания.

Приор поднялся и озарил грозные лица трёх блистательных вельмож лучезарной улыбкой.

– Мне надоела ваша беспричинная унылость, господа, и я не смею более отвлекать вас от неё. Меня ждут в не менее докучливом месте. Поспешу в Пизани, к мадам де Рамбуйе, где надоедливые мадригалы, скуку разбавят глупостью.

Буаробер небрежно кивнул и последовал за графом. Рука де Меранжака, унизанная перстнями невероятной величины и неописуемой красоты, потянулась к эфесу, но Сен-Лоран накрыл её своей тонкой, белой ладонью, с обожанием воззрившись на любимого друга, рычащего в след неуклюжему приору.

– На этот раз вы откусили больше, чем сможете проглотить, господин приор.

Злобно прошептал дворянин, но тут же замолчал, услышав голос утонченного виконта.

– Не стоит горячиться барон, месть не терпит спешки, она требует верной руки и холодного сердца. А сегодняшний вечер нам обещает быть увлекательным и без участия сего вздорного пребендария. О, а вот, извольте, и подтверждение моих слов. Я вижу, к нам спешит милейший господин Бакстон!

Оказавшись на балконе, англичанин, с присущей ему мрачностью оглядел ожидавших его театральных вивёров, устало опустившись на скамью.

– Что ж, господа, вот настал и наш час. Я сделал то чего так давно и беззаветно желал и обещал вам исполнить

– Вы вызвали их?!

Взволнованно выпалил Сен-Лоран.

– Всех четверых.

– Ну, что ж господа мушкетеры, теперь пришло время ответить за вашу неосмотрительность и неуважение в отношении принца Конде и его людей!

Прошипел пребывавший в ярости де Меранжак.

– Не томите, Бакстон, где и когда?!

Уголок рта англичанина исказила дьявольская улыбка, когда он взглянул на задавшего вопрос Буларона.

– Завтра, в полдень, на пустыре за Люксембургским дворцом.

Половина его лица засветилась ненавистью и злобой. Он, обменявшись взглядами с каждым из товарищей, негромко произнес:

– Теперь же, господа, мне придется оставить вас. Сегодняшнюю ночь, я намерен провести наедине с самим собой, ведь завтра, не исключено, что моя душа навсегда покинет бренное тело, и я хочу быть готовым к этому. Имею честь господа.

Оказавшись у двери театра, Буаробер увидел, в конце улицы, свечение факела скорохода5 сопровождавшего портшез де Ла Тура, не успевший скрыться за углом. Он нахлобучил шляпу, и, глядя вслед удаляющемуся паланкину6, прошептал, обращаясь к самому себе:

– Подозрительность, друг мой Франсуа, порождает недоверие.

В этот миг, на колокольне Сент-Эсташ, пробило десять. Приор поглядел в ночное небо. «Что ж, сейчас только десять, ещё успею подготовиться к встрече у Трагуарского креста.» – подумал он, как вдруг услышал голос, заставивший его отвлечься, от насущных размышлений. Буаробер неуклюже обернулся, прищурив близорукие глаза.

– О, господин де Вард! Рад вас повстречать в столь неспокойное, для прогулок по парижским улицам, время суток. Значительно приятнее, откровенно признаться, совершить променад, улавливая, под боком, мерное бряцанье шпаги лейтенанта кардинальских гвардейцев.

Офицер улыбнулся. Прелат взял под руку лейтенанта, и они побрели, во тьме, как старые приятели.

Дело в том, что господин Буаробер, был частым гостем в Пале-Кардиналь, хотя и не афишировал этих визитов. Их дружба, с первым министром, являлась неким исключением в отношениях кардинала с людьми. «Красный герцог», как называли Ришелье преимущественно недруги, не позволял себе подобных слабостей. Он слыл человеком, не одобрявшим ни дружеских, ни родственных отношений, ни прочих сантиментов, искренние проявления которых искусно скрывал под пурпурной мантией. Именно в резиденции кардинала, Буаробер, имел честь, быть представленным людям, окружавшим первого министра. Одним из таковых являлся лейтенант гвардии Его Высокопреосвященства Франсуа Рене дю Бинек-Крепиню, граф де Вард, принявший непопулярную, среди высшего дворянства, сторону Ришелье. Де Вард с первой минуты проникся задушевной симпатией к остроумному приору, проницательно распознав в нём открытость и прямодушие, проявляемое к друзьям, а так же стойкость и непримиримость, припасенные для врагов.

– Отчего вы в одиночестве? Я, пожалуй, попаду в затруднительное положение если дерзну назвать образованного парижанина не желающего завести дружбу с «Веселым аббатом».

– Ну, что вы, милый граф, человек, который дружен со всеми вовсе не имеет друзей.

Буаробер поскользнулся, крепче вцепившись в руку гвардейца, когда они переступили через сточную канаву где скопилась зловонная слизь, проистекающая из Шампо.

– Клянусь Девой Марией, мне вас послало Проведение. Да-да, именно Проведение.

Прокряхтел прелат, подняв голову, вновь поглядывая в звёздное небо.

– Скажите, граф, вы любите созерцать ночное небо?

– Безусловно, это вполне присуще каждому человеку. Вот только я не советую делать этого на темных парижских улицах, не то, чего доброго, свернете шею, среди этого неподобства.

– Ах, лейтенант, даже если и упаду.. .Это не имеет значения, лежу я или стою, я живу на коленях.

– Что это с вами, милейший Буаробер?!

– Ничего, ничего, всё пройдет, как говориться в Писании, все пройдет. Sin tut san taut non sint7. Да-да, именно.

– Да, что с вами сегодня?

Буаробар остановил спутника и, заглянув в глаза доверительно, произнес:

– Граф, Бога ради не сочтите за назойливость, скажите, отчего это вы по ночам бродите по пустынным улицам. Я не поверю, что у столь блистательного молодого кавалера, не нашлось занятия поинтересней?

Офицер добродушно улыбнулся.

– Вы невиданный хитрец господин приор.

– Отчего же?

– Подобный вопрос уместен в двух случаях.

– Да-да.

– …Либо вы хотите избавиться от моего общества, что маловероятно.

Оба закивали головами.

– …либо хотите, что-то выведать.

Спутники вновь остановились, и прелат с улыбкой и восхищением уставился на лейтенанта.

– Господин, де Вард, я вас боюсь. Нет, нет, определенно боюсь. От вас невозможно ничего скрыть! Ну, разве это позволительно?

Они зашагали по темной улице. Вечер выдался тихий и лунный, располагавший к неспешной прогулке и задушевному разговору.

– А, что касается молодости, вы мне явно льстите. Кому как не нам с вами, ведь мы почти ровесники, знать, что молодость давно позади. Мы достигли того возраста.

Приор прервал лейтенанта.

– Ах, бросьте, граф, какие наши годы? Всё чепуха. И запомните, это не человек достигает возраста, а возраст настигает человека. Не дайте себя настигнуть врасплох.

Они тихо, почти беззвучно, рассмеялись и продолжили шествие.

– Так о чем же вы хотите узнать, милейший господин Буаробер? Я знаю вас как друга Его Преосвященства и постараюсь ответить откровенно на все ваши вопросы.

Граф, из-под широкой полы шляпы, хитро прищурив глаза, скользнул взглядом по простодушному лицу приора, борющемуся с близорукостью и пытающемуся пронзить мглу, скрывающую от его взора черные булыжники мостовой.

– Я, любезный лейтенант, вознамерился написать канцону. Но для лёгкости сочинения, всенепременно потребно вдохновение, это очевидно и неоспоримо. И вот, таким образом, я уже более недели гуляю под ночным небом, а так же посещаю всяческие вздорные сборища, проку от которых, признаться, не больше чем от отсыревшего пороха. И, что же я замечаю в течение этой недели с небольшим?

– Что же?»

– Я замечаю, что многие из встречающихся, мне по ночам, как на подбор из службы кардинала. Ну, а ещё, вдобавок к сказанному, я намедни закончил сочинять рондо…

Лейтенант, догадавшись, к чему клонит Буаробер, наигранно удивился.

– …во время написания которого так же нуждался в наитие, а значит не меньше времени провел на ночных улицах.

Приор и граф вновь остановились, красноречиво переглянулись и зашагали дальше.

– Но вот, что удивительно, месье де Вард, ранее никого из этих милых господ я не встречал. Ну, разве от случая к случаю. Вас это не наводит не на какую мысль?

– Меня нет, а вас?

– А, я, с уверенностью готов утверждать, что вы, и ваши люди, кого-то ищите. Не так ли?

– Любезнейший, господин Буаробер, ваши ночные прогулки небезопасны. А ещё вы должны знать, что чрезмерное любопытство, Господь прощает исключительно женщинам. Мужчинам же за него приходиться платить кровью. Помните об этом. А, что касается ваших наблюдений, то вы правы, мы ждём одного сеньора.

– Сеньора? Он, что испанец?

– Более ничего не могу вам сообщить касательно этого дела. Да мы, кажется уже и пришли. Вот ваш дом.

Прелат поднял голову, как будто желая удостовериться в подлинности слов графа.

– Да, действительно. Ну, что ж, лейтенант, был несказанно рад повидаться с вами. Спасибо за доставленное удовольствие и охрану. Не подозревал, что вы такой прекрасный собеседник.

– Всегда к вашим услугам.

Они раскланялись, и приор ещё долго стоял возле двери собственного дома, о чем-то размышляя, глядя в след растворившемуся во мраке лейтенанту.


1 Бургундский отель – первый стационарный театр в Париже.

2 демере – щеголь, стремящийся нравиться дамам.

3 фебусы – изысканные остроты, причудливая игра слов, часто галантного содержания.

4 (прим. авт.) – Французская академия была основана 2 января 1635 года, кардиналом Ришелье.

5 скороход – слуга, следующий впереди экипажа или портшеза очищая путь, от прохожих, на узких улицах, или освещающий дорогу в ночи.

6 паланкин – тоже, что портшез.

7 (лат.) – пусть будет как есть, или не будет вовсе.

ГЛАВА 7 «Сент-Антуанские ворота, квартира и слуга»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ.

В тот же день, вечер которого мы с вами провели в «Бургундском отеле», произошли ещё некоторые, весьма важные события, о которых мы, до того как вернутся к господину Буароберу, расскажем в нескольких последующих главах.

Итак: мессир д’Артаньян въехал в Париж через Сент-Антуанские ворота. Спрыгнув на землю со своего полузагнанного мерина, он поднял голову, придерживая рукой берет, с трепетным восторгом взирая на мрачные и величественные стены Бастилии1. Тут же, на площади, возле ворот, за три экю2 он продал своего коня. Барышник, с которым сторговался гасконец, намекнул молодому человеку, что на такую неслыханную цену он согласился, только из-за того, что прельстился необычной желторыжей мастью мерина. Беседуя с лошадиным барышником, сделавшим д’Артаньяну «чрезвычайную услугу», гасконец услышал за спиной оклик.

– Эй, братец, да ты никак из Гаскони?!

Шевалье обернулся и увидел перед собой человека, одетого в форму королевских гвардейцев, стоявшего возле пегой кобылы, хозяин которой уговаривал военного на цену неслыханную для десятилетней клячи. Отмахнувшись от навязчивого провансальца, что со смешным акцентом тараторил на гасконском наречии, незнакомец обратился к д,Артаньяну.

– Слышу, слышу родной беарнский говорок.

Д’Артаньян сперва насторожился, но, рассмотрев улыбающееся, добродушное лицо внезапно появившегося гвардейца, успокоился и простодушно ответил:

– Да сударь, я только сейчас прибыл из Гаскони.

– Ну, что ж, значит мы с вами земляки. Давайте знакомиться. Моё имя Лориньяк, я из Муара, служу в роте гвардейцев Его Величества, которой командует господин Дезессар, зять господина де Тревиля.

– Господина де Тревиля?!

– Да, де Тревиля, капитана королевских мушкетеров.

Этими словами гвардеец окончательно расположил к себе земляка. Юноша улыбнулся.

– Моё имя д’Артаньян и я хочу всенепременно стать мушкетером Его Величества, с этим и направляюсь к господину де Тревилю.

Лориньяк вздохнув, многозначительно произнес:

– Это не так-то просто, мой дорогой д’Артаньян. Не так-то просто. Я уже шесть лет служу в гвардии короля и знаю, что почем.

– Но у меня есть рекомендательное письмо к господину де Тревилю!»

– Письмо это неплохо, совсем неплохо. Но…

Гвардеец замялся.

– Что, но?

Уловив настороженный тон юного земляка, Лориньяк улыбнулся и понял, что объяснить будет нелегко. Он, подкрутив длинные черные усы, решил, что подобные разглагольствования, об их удачливом земляке, будут, не только утомительны, но и неуместны. К тому же он наверняка останется непонятым, подумал гвардеец, решив переменить тему.

– Вы вот, что, любезный д’Артаньян, прежде чем отправиться к капитану де Тревилю, поспешите обзавестись квартирой, приведите в порядок платье и по возможности найдите себе слугу. Поверьте человеку, прожившему в Париже достаточно, для того чтобы давать подобные советы.

«Подобные советы» озадачили юного дворянина, он задумчиво огляделся по сторонам. Лориньяк без труда разгадал, мысли земляка, подмигнув юноше, он жизнерадостно произнес:

– Вам повезло, черт возьми, что вы встретили именно меня! Я дам вам ещё один дельный совет. Насколько я понимаю в вашей дорожной сумке нет того количества золота от тяжести которого мог бы захромать ваш седой мерин.

Глаза молодого гасконца вызывающе блеснули, что не скрылось от опытного гвардейца.

Нельская башня.

– …Это, разумеется, не моё дело, поступайте, как вам заблагорассудиться, но я со своей стороны, не премину подсказать, что дешевле и гораздо проще снять приличную квартиру в предместье.

Он авторитетно и многозначительно кивнул головой.

– Выбор за вами, хотите Сент-Антуан, хотите Сен-Дени, но как по мне предпочтительнее всё, что за стеной Карла Пятого, с той стороны реки: Сен-Жак, Сен– Виктор, а лучше всего Сен-Жермен. Это другой берег, от того и цены пониже, уж там вы наверняка найдете приличное жилье.

Распрощавшись с господином Лариньяком и вооружившись советами опытного парижанина, д’Артаньян направился по улице Сент-Антуан, в сторону Сены, что бы добраться до Сен-Жерменского предместья и найти там одну из комнат, которых королевский гвардеец упорно называл «приличными». Оказавшись в шумном людском потоке, бурлящем меж, нависших над головами, фасадов домов, д’Артаньян как любой провинциал впервые очутившийся в большом городе, почувствовал себя щепкой среди океанских волн. Он мысленно, множество раз, готовил себя к различным трудностям и перипетиям, как только выехал из родного дома; настраивал, пытаясь предугадать, и продумывал, как преодолеть, всевозможные непредвиденные ситуации, но оказавшись в бушующем хаосе, на мгновенье утратил стойкость и спокойствие, придя в оцепенение прямо посреди одной из улиц безжалостного Парижа. Он потерял уверенность, как только понял, что ориентиры, щедро отпущенные бывалым гвардейцем, ускользают от него как вода сквозь пальцы. Гасконец остановился, вертя головой, подталкиваемый со всех сторон суетливыми парижанами, пытаясь отыскать в толпе того, у кого можно было бы справиться, куда следует идти, что бы достичь желанного Сен-Жерменского фобура. Но снующие, голосящие, проталкивающиеся и выкрикивающие как похвалы своему товару, так и грубые ругательства в адрес всея и всех, горожане, оставляли без малейшего внимания невнятные вопросы молодого гасконца, произнесенные на плохом французском, с сильным беарнским акцентом. Толпа расступалась лишь перед разъяренными рысаками, чувствующими жжение на крупах, от ударов хлыста возницы, и сметающими всё на своём пути. Кто-то толкнул шевалье в спину и злобно завопил:

– Прочь с дороги, каналья!

Д’Артаньян шарахнулся в сторону, прислонившись к шершавой стене, почувствовав спиной выпуклости холодных камней. Он устремил взгляд вдаль, по улице, очерченной причудливыми линиями фахверка, упирающимися своими почерневшими каркасами в острия черепичных крыш. Равнодушные обыватели кишели повсеместно, куда только мог добраться взор гасконца. Но вдруг, д’Артаньян увидел нечто, не соответствующее, сложившемуся у него представлению об окружающих. В расщелине меж домов, в узком тупике, – чуть поодаль от жаждущих наживы торговцев и желающих расстаться с золотыми и серебряными дисками, именующимися деньгами, простаков, – под не способным порадовать взгляд забором, стоял человек. Он упирался руками о края старой бочки, наполненной дождевой водой, и, глядя на зеркальную поверхность, о чем-то беседовал со своим отражением. Шевалье приблизился к чудаку, тем более что сделать это было не трудно, желая рассмотреть его и услышать, о чём же тот так задушевно толкует с самим собой?

– …Говорил же я тебе Планше…

В сердцах произнес незнакомец, глядя на своё отражение.

– … нужно трудиться, чтобы заработать деньги! Ну, если ты, конечно, хочешь вернуться домой в Пикардию3 и жениться на своей Полин. Да-да жениться! Ведь уходя на войну, ты даже не простился с ней. Что же скажи мне, может подумать порядочная девушка о том, кто идет на войну, не простившись? Даже стыдно подумать, не так ли? А ведь она самая красивая девушка в нашей деревне. Да-да, не спорь со мной! Я говорю, не спорь, ни Мюзетта, ни Клорис не сравнятся с ней ни на йоту! А ведь она могла, не дождавшись тебя выйти замуж. Да-да могла! Ха! За кого! Да хоть бы за булочника Рюло. Этот мучной червь давно пялил на её зад свои поросячьи глазки. Он наверняка, не успел ты ещё скрыться за оградой собственного дома, распростёр свои пухлые объятия и утопил Полин в пышных складках разжиревшего тела. Сладость сахарной пудры на его губах сведет с ума кого угодно не только твою бедную, доверчивую Полин!

Две крупные слезы покатились по щекам несчастного пикардийца, и упали в бочку, расходясь к краям ровными кругами. Он взревел в негодовании.

– Не прячься от меня, похабная твоя рожа! Ты надеешься, что толстому плуту не овладеть твоей Полин?! Ты думаешь это всё?! Тогда вспомни однорукого капрала Лепросьеля, что вернулся с войны героем! Помнишь?! И что?! Чем не жених?! Ха! Однорукий?! Ты сам знаешь, если где-то убавляется, то где-то непременно прибавляется! Он своей железной ручищей так обхватит Полин за талию, что ей вовек не вырваться! Попомни моё слово! Можешь не утешать меня своими дурацкими обещаниями! Немедля езжай домой и делай, что должно!

Человек отпрянул от бочки, как будто не мог больше выдержать собственного взгляда из водного, зеркального круга. Присев на корточки, он, качая головой, принялся что-то бормотать. Его пышная копна волос, сравнимая лишь со стогом сена, скрывала раскрасневшееся лицо, не видя которого, гасконец, без труда догадался, что тот плачет. Как будто в подтверждение этому незнакомец вытер рукавом глаза и несколько раз перекрестился. После этого он выпрямился в полный рост и предстал перед д’Артаньяном. Шевалье сконфузился и не найдя что сказать, робко промямлил:

– Скажите, не будите ли вы столь любезны, подсказать, как пройти в Сен-Жермен?

Мужчина лет сорока с добрым, покрытым паутинкой тонких морщин лицом, что свидетельствовало о веселости нрава пикардийца, называвшего себя Планше, как, будто не было столь трагичного монолога, задорно произнес:

– Вы сударь я вижу приезжий?

– Да, только сегодня прибыл в Париж»

– Ну, тогда вам ни за что не разобраться, как пройти в названное вами место.

Он на мгновение задумался и непринужденно заявил:

– Что ж, придется лично препроводить вас в то место, куда вам требуется прибыть.

Установив очевидное, они немедля направились по людной улице. Планше оказался шустрым малым, привыкшим к путешествиям по извилистым лабиринтам, заполненным частоколом человеческих тел. Он бесцеремонно расталкивал всех локтями, успевая отпускать шутки и ругательства, при этом непринужденно беседуя с д’Артаньяном.

– А кого изволите искать в Сен-Жермен?

– А вы, что со всеми там знакомы?

Пикардиец искренне рассмеялся.

– Господь с вами, это ж Париж, тут столько народу! Но кое с кем, я всё, же знаком. И если вы точно укажите, что или кто вам нужен, я смогу избавить вас от лишних хлопот.

– Я бы желал найти комнату, ну, или какое ни будь подходящее, скромное жилье.

Планше повеселел.

– А, вот оно что, ну тогда вы встретили того кто вам нужен.

Гасконец поймал себя на мысли, что только, что слышал нечто подобное.

– …никто лучше меня не сможет справиться с нашим делом.

Слово «нашим» несколько смутило д’Артаньяна, но он не подал вида, что еще больше раззадорило пикардийца. Вынесенный людским потоком на Гревскую площадь, шевалье раскрыл от удивления рот, уставившись на величественную Ратушу. Затем его взор скользнул по башням Нотер-Дама, шпилю Сен-Шапель, стенам Консьежери и одиноко чернеющей, за Новым мостом, Нельской башне. Повернув голову вправо, за нестройными рядами шпилей и колоколен, виднелись, затянутые дымкой, грозные очертания королевского Лувра, отчего сердце провинциала заклокотало, пригрозив выпорхнуть наружу из бренного тела. Д’Артаньян остановился, переводя дыхание. Лишь бесцеремонный толчок в спину и отборная брань пикардийца, в адрес неловкого прохожего, вернули его на землю, точнее на мостовую, по которой они, сбивая каблуки, направились к Сите.

Путешествие оказалось долгим. Голова гасконца шла кругом, он уже даже не пытался понять, где и куда они идут. Слушая всяческую чепуху, проистекающую из уст балагура Планше, они, миновав Мост Менял и Сите, переправились через Сену по мосту Сен-Мишель, на левый берег. Проводник остановился посреди шумного перекрестка с видом опытного охотника напавшего на след зверя и, придав лицу серьезности, произнес

– Ну, что ж, вот мы и на месте. Куда желаете направиться? Где предполагаете искать?

Поинтересовался разговорчивый гид, и, не дожидаясь пока шевалье, откроет рот, чтобы ответить, затараторил, указав рукой в сторону людной улицы:

– В сторону Сент-Этьен идти не советую.

Д,Артаньян пожелавший поинтересоваться отчего пикардиец исключил квартал,– который тянулся в сторону возвышающегося на холме храма в стиле «пламенеющей» готики, – из числа претендующих на его внимание, как услышал веские, на взгляд Планше доводы:

– Здесь довольно людно и шумно, а главное – дорого. Или улица Сен-Жак.

Гасконец попытался остановить неугомонного говоруна, но тот, минимум на шаг опережал его. Он крутился как флюгер на ветру, тыча пальцем в разные стороны.

– …по той же причине нам не подходит

Пикардиец оценивающе окинул шевалье с ног до головы.

– А вот улицы Феру, Могильщиков, Железного горшка или скажем Шкатулки, нахожу резонным обойти. Но для этого нужно выйти за городские стены. Поверьте там значительно дешевле… и спокойнее»

Д,Артаньян лишь пожал плечами, получив исчерпывающие ответы, на не заданные вопросы. Планше кивнул и жестом предложил следовать за ним. Широким солдатским шагом, пикардиец устремился в дебри предместья. Остановившись у небольшой часовни, он перекрестился и, не глядя на гасконца, продолжил нравоучения. Подняв руку, он тыкал пальцем, указывая на окружавшие дома, узкой улочки по которой они следовали.

– Вот, например улица Сент-Андре, не годиться. Толко за стеной Планше покажет вам как можно устроиться.

Свернули влево, они прошли ещё немного, после чего миновав ворота Сен-Жермен, покинули город. Д’Артаньян устал, и хотел было уже окликнуть пикардийца, но тот нырнул в арку, и зашагал ещё быстрее. Они пересекли лужайку с покосившимся платаном, остановившись лишь на узкой тихой улочке. Планше обернулся к шевалье и благоговейно произнёс:

– Вот она, улица Могильщиков. Здесь живут порядочные, разумные, а главное зажиточные люди. Я люблю зажиточных людей, люблю, что бы всё было чинно и благородно, без обмана. А то поведись с чернью, сохрани Святой Блаз, облапошат, и глазом не успеешь моргнуть. А эти нет, эти совсем другое дело. Уважаю сытых буржуа, их провести вокруг пальца плевое дело.

Он запнулся, почувствовав, что взболтнул лишнего и с опаской покосился на юного дворянина. Но д’Артаньяну надоела бессмысленная болтовня которую он всё больше пропускал мимо ушей.

Осталась не услышанной и последняя фраза, доставившая волнение Планше. Он на миг замолчал, именно этим вернув себе внимание гасконца. Юноша огляделся и протяжно произнес:

– А здесь весьма недурно! Тихо и безлюдно, совсем как в дома.

Проводник выпятил вперед грудь, залившись, от удовольствия, густым румянцем.

– Ещё бы, когда за дело берется сам Планше, считайте, что вы обречены на удачу!

Произнеся эти слова, Планше заметил невысокого, тучного человека лет пятидесяти с небольшим, в зеленом колпачке и замшевом жилете, излюбленной одежде лавочников и трактирщиков. В нем без труда угадывался мелкий буржуа, типичный торговец которых так уважал плутоватый пикардиец. Юркий балагур ринулся к мужчине, открывавшему ставни, на окнах, своего магазинчика, над дверями которого красовалась табличка «Галантерейная лавка Бонасье». Желая развить успех и упрочнить репутацию, в глазах молодого дворянина, недавний гид громко закричал:

– Эй, милейший!

Лавочник встревожено оглянулся. Планше в два прыжка подскочил к нему и, взглянув на витрину, с восторгом, сквозь который пробивалась фальшь, произнес:

– О, я вижу месье галантерейщик, клянусь Святой Девой Марией это превосходно! Это то, что нужно, месье д’Артаньян!

После окрика Планше, вид которого не внушал доверия торговцам, галантерейщик поморщился, но увидев гасконца, взгляд его прояснился. И хотя шпага, это единственное, что выдавало в д’Артаньяне дворянина, лавочник сразу распознал в нем приезжего, которому возможно удастся, всучить подороже, залежалый товар. Он, не замечая обратившегося к нему простолюдина, отвесил почтительный поклон синьору. Его губы искривила приторная улыбка, не коснувшаяся настороженных глаз, которыми торговец ощупывал незнакомого юнца пытаясь определить, сколько отцовских денег у него в карманах. Без труда уловив восхищенный взгляд молодого человека, обращенный к витрине его лавки, Бонасье защебетал, словно райская птичка.

– К вашим услугам мессир. Прошу вас, прошу. Выбирайте, клянусь святым Витом и всеми Четырнадцатью святыми помощниками, вы не найдете более дешевого товара нигде в Париже.

Излишне услужливый тон вызвал обратную реакцию. Д’Артаньян, вспомнил наставления привыкшего экономить отца, вручившего своему нащадку тощий кошелёк, который к тому же изрядно полегчал, после долгой дороги, что заставило юношу оторвать взгляд от роскошных шляп и кружевных воротников, выложенных за окном на деревянных полках. Гасконец перевел взор на лавочника и то ли от горести, вызванной бедностью, то ли от излишнего волнения, а скорее от отсутствия опыта в подобных процедурах, неожиданно для самого себя, повелительно произнес:

– Я желаю снять у вас комнату.

Сбитый с толку Бонасье, был несколько обескуражен подобным поворотом событий, но как человек управляемый исключительно алчностью тут, же начал взвешивать все за и против неожиданного предложения. Он украдкой взглянул на одинокое окно во втором этаже, за которым пустовала светлая просторная комната, оценивающе окинул взглядом молодого незнакомца, лишенного даже намека на состоятельность, и виновато, но твердо ответил:

– Видите ли, месье, мы с женой люди простые, небогатые, ведем тихую, скромную жизнь, боюсь, вам неудобно будет жить у нас. К тому же дом невелик.

Умудренный опытом Бонасье, выбравший столь беспроигрышную тактику в разговоре с д’Артаньяном, допустил одну весьма существенную ошибку, не уделив должного внимания, крутившемуся рядом, как могло показаться, слуге. Он, беспрестанно прицениваясь и примеряясь к дворянину, не заметил внимательно наблюдавшего за ним простоватого молодца, с виду полного болвана. Питавший безответную слабость к мелким буржуа, Планше, за столь короткое время изучил галантерейщика настолько, что смог позволить себе впиться в него своими острыми коготками, впервые стараясь для незнакомого человека, причем, абсолютно бескорыстно. Он подхватил под руку вспотевшего от изысканного лицемерия лавочника, прервав его лживые объяснения, и незаметно для торговца, подмигнув удивленному д’Артаньяну, отвел его в сторону. Шепот, подчеркивающий конфиденциальность, плутоватого молодца, сыграл свою роль, Бонасье заворожено затих, его чутьё подсказывало, что речь может зайти о лёгких деньгах.

– Сударь, я прошу вас о помощи.

Незнакомец произнес фразу, которую галантерейщик менее всего ожидал услышать. Он, с чувством глубокого разочарования открыл рот, что бы с прискорбием отказать слуге, как отказал господину, но Планше, как мы успели заметить, действовал на шаг, а, то и два впереди многих достойных людей, тем более таких недотеп, как этот галантерейщик. Не дав вставить толстяку даже слова, плут, уверенно продолжил:

–…о помощи, во-первых, тайной, а во-вторых, не бескорыстной.

После слова «во-первых», галантерейщик проявил настороженную заинтересованность, после «во-вторых» попал в плен к хитрому пикардийцу, умело пользовавшемуся магическим, для лавочников, словом «корысть». Строя на этом расчет, пройдоха усилил натиск.

– Дело в том, что я являюсь, в большей степени, слугой не этого почтенного господина, а его отца.

Планше заговорщически приблизил уста к уху лавочника. Тот окончательно вспотев, вытер ладонью лоб, не в состоянии понять, когда же речь пойдет о причитающихся ему деньгах, в этом столь запутанном деле.

– Юноша, который стоит за вашей спиной, отпрыск древнего, влиятельного и богатого рода, будучи единственным наследником, сбежал из родового гнездышка, отказавшись от причитающихся ему почестей и власти.

Бонасье оглянулся, с недоверием оглядев худосочного молодца.

– Пусть вас не смущает его платье и временное отсутствие денег. В таком виде проще скрываться от шпионов отца, разосланных на поимку беглеца по всему королевству.

– Позвольте, но какое мне до всего этого дело? !

Завизжал галантирейщик, окончательно запутавшийся в силках расставленных ловким шаромыжником. Планше продолжил, едва сдерживая улыбку, предвкушая приближение момента для нанесения последнего и решающего удара, угодившей в сети добыче.

– Дело? Я правильно услышал, дело?

Бонасье неуверенно кивнул.

– А дело вот какое, я затащил юнца в Сен-Жермен, якобы здесь тихо и спокойно, а значить, можно укрыться от людей разыскивающих его по всем городам, селам и дорогам Франции. А возможно и Испании. А возможно и еще черти где!

Плут оглянулся по сторонам, будто опасаясь, что бы их, никто не подслушал, не переставая нести ахинею в ухо лавочника.

– А сам отправлю письмо его папаше, который незамедлительно явиться, и заберёт, в целости и сохранности своё чадо.

Планше вознес к небу указательный палец и беззвучно засмеялся. Галантерейщик влажными глазками уставился на пикардийца, от волнения потирая ладони, но всё ещё не до конца понимая свою роль в столь гнусной истории. Он хорошо знал, что низость и предательство стоит только потереть старым лоскутом, и они заблещут золотым сиянием. Поэтому всем своим видом демонстрировал одобрение и готовность принять участие в бесчестном плане Планше.

– Папаша, за поимку наследника обещал.

Ухо лавочника прилипло к губам плута.

– …пять тысяч ливров! Клянусь Святым Блазом!

Бонасье тихо застонал.

– Но у меня нет, ни места где можно поселить сопляка, до приезда родителя, ни денег, чтобы снять эту чертову комнату. Народец нынче мелкий.

– Вы ошибаетесь любезный! Есть ещё на земле благородные люди! Я готов помочь вам!»

Пикардиец пустил в ход все свои театральные навыки изощренного паяца; – которых плодит жестокая уличная действительность, вынуждающая частенько играть чужие роли; – чтобы должным образом отобразить благодарность. Его губы задрожали, а из глаза покатилась выдавленная слеза, он склонил голову на плечо лавочника и, всхлипывая, произнес:

– Я, не часто, встречал на земле достойных людей, но вы просто святой. Нет, вы святой! Дайте я вас расцелую!

Он обхватил грузный стан, низкорослого торговца, делая вид, что пытается облобызать того. Но на счастье пикардийца, Бонасье был неохоч до подобных нежностей и без труда освободился из объятий назойливого слуги.

Планше и Бонасье, как два закадычных друга, приблизились к д’Артаньяну.

– Любезный господин, я с удовольствием, готов предоставить вам лучшую комнату, имеющуюся в моём скромном жилище. Она находиться на втором этаже и имеет отдельный выход, так, что никто из домочадцев не сможет потревожить вас. Вы сможете разместиться вместе со своим слугой, на то время, которое пожелаете.

Весьма неожиданна для д’Артаньяна была перемена в настроении торговца. Он, конечно, предполагал, что шушуканье плута и сквалыги может принести некоторые плоды, но что бы встретить столь радушный приём в лице прагматичного торговца! Когда же галантерейщик назвал Планше его слугой, гасконец превратился в каменное изваяние с глуповатым выражением лица. Он перевел взгляд на пройдоху, но тот лишь пожал плечами.

Оказавшись наверху, в комнате любезно предоставленной «добряком» Бонасье, д’Артаньян с укором поглядел на новоиспеченного слугу. «А что, я получил всё, чего хотел, и квартиру, и слугу. Он конечно плут немалый, ну, да это может и неплохо. По крайней мере, так гораздо веселей» подумал гасконец, произнеся вслух:

– Стало быть, ты теперь мой слуга?

– Ну, если сударь не желает.

– Да ладно тебе, сударь желает. Но вот только как же быть с красавицей Полин?

Пикардиец метнул в хозяина испепеляющий взгляд человека, в сокровенные чертоги которого вероломно вторглись. Схватив ведро, он решительно направился к двери.

– Я принесу воды!

Но на пороге остановившись, с горечью произнёс:

– Полин умерла два года назад, её унесла болезнь святого Рокка4, во время этой же эпидемии скончались и булочник Рюло и сержант Лепросьель.

С трудом сдерживая слезы, вымолвил Планше и скрылся за дверью.


1 Бастилия – Крепость, полное название – Бастилия Сент-Антуан. Была построена в 1370-1381 гг. и являлась лишь одной из многочисленных башен окружавших Париж. Изначально несла оборонительные функции, затем превращена в тюрьму.

2 Экю – денежная единица Франции.

3 Пикардия – историческая область на севере Франции.

4 болезнь Святого Рокка – чума.

ГЛАВА 8 «Анжуйцы»

ФРАНЦИЯ. АНЖУ. МАЛЕНЬКИЙ ГОРОДОК БЛИЗ АНЖЕРА.

Сержант гвардии кардинала Ришелье, Констан де Самойль, остановил своего взмыленного коня на опушке леса. Оказавшись на краю высокого холма, с которого открывался вид на долину, он привстал на стременах. За спиной шумел вековой лес, внизу виднелись красные, островерхие крыши родного городка, что находился в провинции Анжу, близ главного города – Анжер. Из чащи, над головой шевалье, вылетел орел, испугав рысака, вставшего на дыбы. Гвардеец, удержавшись в седле, усмирил коня, провожая взглядом воспарившую птицу. «К чему бы это? Добрый ли, дурной ли знак?» -подумал де Самойль. Он с улыбкой оглядел открывшуюся панораму: его сердце сжали воспоминания, а предчувствие скорой встречи с друзьями, заставило Констана пришпорить рысака, пустив в галоп. Миновав городские ворота, конь анжуйца перешел на рысь. Продвигаясь знакомыми улочками, вертя головой, де Самойль незаметно для себя выехал на центральную площадь. Здесь, на противоположной стороне от старого собора, находился маленький кабачок – «Весельчак Денье», где когда-то он с друзьями частенько проводил время. Констан поймал себя на мысли, что всё это было так давно, будто в другой, прошлой жизни, не вернуть, не забыть которую он не в состоянии. Гвардеец остановил скакуна, спешился и вошел в трактир. Оглядевшись по сторонам, он увидел, за столом, возле распахнутого окна, двух молодых людей.

Один из них, тот, кто сидел спиной к входу – невысокий, щуплый юноша с проницательным сосредоточенным взглядом, обхватив голову руками, так, что локти уперлись в колени; слегка покачиваясь, как человек, страдающий от ноющей боли; потупив взор, казалось, что-то разглядывал на грязном полу трактира. Его длинные, вьющиеся, темно-каштановые волосы, ниспадавшие на худые плечи, приходили в движение, при каждом кивке головы молодого человека. Скуластое лицо, довольно длинный с горбинкой нос выдавали в юноше гасконца, кем и являлся, по отцовской линии, Жиль де Сигиньяк.

Сидящий за тем же столом шевалье де Ро был высоким, светловолосым, хорошо сложенным, физически сильным юношей, с грубоватыми чертами лица и вечно улыбающимися глазами. Приблизившись к приятелям, Констан громко и радостно завопил:

– Пусть будут живы и не терпят невзгод жители королевства праздной глупости! Приветствую вас, висельники!

Оба анжуйца обернулись, и, увидев де Самойля, с радостью бросились к нему. Друзья обнялись и Сигиньяк воскликнул.

– Констан! Каким ветром тебя занесло в нашу глушь?

– Да вот решил проведать вас, поглядеть, чем вы здесь промышляете, не скучаете ли, проводя время на охоте и в прочих пустых развлечениях?

При этих словах Сигиньяк опустил голову и, усевшись на лавку, возле стола, еле слышно пробормотал:

– Да, пожалуй, доразвлекались.

Де Ро погрустнел и отвел взгляд. Улыбка с лица сержанта мгновенно улетучилась и он озабоченно спросил:

– Что случилось, Луи?

Тот в отчаянии махнул рукой.

– В чем дело, друзья! Жиль, что произошло?

Сигиньяк глубоко вздохнул и заговорил:

– Де База арестовали.

– За что?! Кто?!

– Ты, наверное, помнишь такого господина как граф де Бокуз, одного из самых богатых и влиятельных людей в Анжу?

Гвардеец кивнул.

– Так вот, Гийом убил на дуэли его племянника.

– Этого выскочку и труса Жофрэ?!

– Да, его. Они повздорили из-за пустяка. Я пытался унять Гийома. А Жофре, пользуясь влиятельностью дядюшки, всё подтрунивал де База. Ну, а Гийома два раза просить не нужно. Они выхватили шпаги. Ещё добавили масла в огонь дружки этого Жофре, подначивая их своими выкриками. Дело закончилось скоро, де База продырявил этого надутого павлина, даже лекарь не понадобился.

Жиль замолчал.

– Он умер?! Гийом убил его?!

Растревожился де Самойль. Жиль, обреченно кивнул. Друзья помрачнели, опустившись в тишину. Лишь де Самойль, настигнутый горем, еле заметно качая головой, прошаптал.

– Ах, Гийом, Гийом. Я всегда изумлялся твоему таланту попадать в разные скверные передряги. Где сейчас де База?

– Здесь, в башне. Сегодня вечером или, быть может, завтра утром его повезут в Анжер. Мы думали сейчас ехать к интенданту провинции, графу Радиньи, ведь у него служит помощником де Некруассон, может, он чем-то поможет?

Сигиньяк с надеждой поглядел на друга. Констан покачал головой, понуро заметив:

– Нет, Жиль, ничем он не поможет. Король подписал эдикт о запрете дуэлей. А если учесть ещё и влияние графа де Бокуза, то Гийому не избежать смертной казни.

Мрачно произнес гвардеец, закрыв лицо руками.

– Но, что же делать, Констан?!

Сдавленным голосом, переходя на крик, завопил Жиль. Де Ро за всё это время не произнес ни слова. Он, отрешенно, сидел, упершись локтями в стол, поддерживая рукой голову, и, что-то вычерчивал маленьким ножиком на засаленных досках. Сигиньяк толкнул товарища в плечо и закричал:

– Луи, а ты что же?! Ведь так не должно быть! Это не справедливо! Луи, что ты молчишь?!

– По-моему, все предельно ясно.

– Что?! Что тебе ясно?!

– Гийома нужно отбить.

Тихо произнес Луи, не отрывая взгляда от отшлифованных временем и локтями досок трактирного стола. Жиль замер, лицо его вытянулось, глаза округлились, он с изумлением, заглушившим протест, пытался осознать услышанное. А осознав, встревожился и обратил испуганный взор на де Самойля. Тот задумчиво поглядел на де Ро, затем, встретившись глазами с Сигиньяком, негромко вымолвил:

– А ведь Луи прав. Отбить и бежать.

– Как? Куда бежать?

Чуть слышно вымолвил виконт, который от ужаса, казалось, сейчас потеряет дар речи.

– Но ведь если.. .мы тогда сами станем преступниками, и нам так же не сносить голов.

– Да, это совсем не обязательно. Поверьте мне, вы тут барахтаетесь в своём навозе, и не подозреваете о том, что происходит в королевстве.

– А, что происходит?

Оба анжуйца перевели заинтересованные взгляды на де Самойля. Сержант заерзал на лавке, затем огляделся, нагнулся поближе к товарищам и почти шепотом произнес:

– Могу сказать одно, у Ришелье, сейчас, каждая верная шпага на счету. И я прибыл в Анжу за вами. Поэтому, если мы вытащим де База из этой истории, у вас не будет другого выхода, как поступить на службу к Его Преосвященству. Лишь в этом случае, я смогу попробовать добыть нам помилованье и сохранить свою, а заодно и ваши пустые головы.

Зависло молчание. Жиль, вернувшись в приделы присущей себе рассудительности, весомо заявил.

– Что касается меня, то я с радостью и по убеждению готов принять сторону кардинала. Даже если бы не было всей этой истории.

Де Сигиняк произнёс это, гордо закинув голову. После чего оба друга уставились на де Ро. Тот почувствовал, что пришел его черед держать ответ. Пригладил ладонью волосы, он нехотя промямлил:

– Я, признаться не испытываю желания служить, кому бы то ни было. Но… если на чашу весов положена голова Гийома, я согласен.

В этот же день, сразу после полудня, трое друзей, взяв с собой слугу виконта де Сигиньяка – Гаспара, вооружившись лучше чем если бы они шли на войну, и прихватив лошадь де База, отправились по лесной дороге, что вела в Анжер.

Через два с лишним часа, по этой же дороге, в сопровождении четырёх конных конвоиров, загромыхал тюремный экипаж. Переваливаясь по ухабистой, песчаной дороге, он неторопливо, поскрипывая, полз по лесу. Весенняя чаща радовала глаз ярко-зеленой молодой листвой, сквозь которую пробивались ласковые солнечные лучи. Густой частокол деревьев был щедро наполнен многоголосьем птиц, заполонивших своим игривым щебетом пробудившийся после зимы лес. Четыре солдата, следовавшие за каретой, о чем-то громко разговаривали, наполняя дубраву звонким смехом, передавая из рук в руки бутылку анжуйского, к которой по очереди прикладывались. Вдруг впереди кавалькады, с треском, медленно кренясь, рухнула вековая сосна, подняв клубы седой пыли. Пара лошадей, запряженных в экипаж, испуганно заржали и попятились назад. Тюремщики остановились, обескуражено переглянувшись. Не успели они сообразить, что к чему, как прогремел выстрел, со стороны повалившегося дерева. Солдаты спешились и, прижавшись к карете, приготовили оружие, напряженно вглядываясь в чащу леса.


– Господа, я попросил бы вас бросить оружие.

Послышался голос Констана, из-за спин тюремщиков. Те послушно бросили на землю аркебуз и шпаги, застыв в испуге, не рискуя даже обернуться. Из лесу вышли трое в масках и с пистолетами. Они приблизились к опешившим стражам, и де Ро сорвал с пояса капрала ключ, которым открыл дверцу тюремного экипажа. Из кареты ловко выпрыгнул де База, стройный, элегантный, двадцатилетний юноша. Его длинные русые кудри, растрепались, тонкими прядями ниспадая на красивое, бледное лицо, а серые глаза пылали счастьем от встречи с друзьями. Де Ро, подтолкнув одного из конвоиров так, что тот было, не сбил с ног остальных, вежливо отдал команду.

– А вас, господа, прошу занять место арестованного.

Солдаты, подталкивая друг друга, влезли в зарешеченную карету. Щелкнул замок, и Луи забросил ключ в густой кустарник.

– Теперь, вы, мой друг.

Обратился сержант к кучеру, превратившемуся в истукана, и не решавшемуся от испуга даже повернуть головы.

– Вы кого-нибудь видели в лесу?

Кучер не глядя на вопрошавшего, вымолвил, казалось, хорошо заученную фразу.

– Нет, господин, я никого не видел и ничего не знаю.

Скороговоркой затараторил он.

– Вы сообразительный человек. Но, чтобы вам остаться в живых и в дальнейшем пользоваться вашей сообразительностью, придется немного поработать.

Кучер, молча, кивнул.

– Езжайте в Анжер, не спеша, и постарайтесь поменьше болтать о случившемся. Наш слуга будет тайно следить за вами, до самого города.

Произнеся эти слова, гвардеец хлопнул ладонью по крупу лошади, и карета, сминая гибкие кусты, объехав дерево, поскрипывая, покатила по лесному тракту.

– Я несказанно рад видеть вас не отделенным от головы, любезный де База.

Воскликнул Констан, хлопнув по плечу друга. Друзья раскланялись, затем обнялись, не сдерживая улыбок.

– А теперь, друзья, в путь, нам нужно спешить. Остальное по дороге.

ГЛАВА 9 «Враг и предатель Мартен»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ.

Буаробер ещё некоторое время провёл в размышлениях, прибывая в лучах тусклого света, едва брезжившего, единственного на несколько кварталов фонаря, заботливо вывешенного его слугой Дордо. То же самое можно сказать и о лейтенанте де Варде, задумчиво наблюдавшим за приором из густой тьмы ближайшей подворотни, оставаясь невидимым для недавнего собеседника. Он, мерно постукивая по раскрытой ладони, сжатой в кулаке перчаткой, дождался, пока прелат скроется за дверью, и, совладав с мыслями навеянными разговором с «Веселым аббатом», решительно зашагал в сторону Маре.

Оказавшись в небольшой, темной прихожей, господин Буаробер услышал разгневанный голос своего слуги, толстяка и балагура, Теофраста Дородо.

– Ну, что подлец, готовься к смерти! Теофраст Дордо не позволит тебе измываться над собой. Я уложу тебя одним ударом и скормлю твою безмозглую голову бродячим собакам! Ты убедишься, что с капралом Дордо шутки плохи! Ты надеешься на свою ловкость и силу, но я брат и не таких видывал на войне, и как видишь жив. А о чем это говорит? А-а-а, не знаешь, подлая тварь! Так я тебе, без ложной скромности скажу. Все кто становился на пути у Теофраста Дордо, давно покоятся в могиле! И могу заверить вас месье, что пробил и ваш смертный час!

Приор, затаив дыхание, на цыпочках, придерживая шпагу, подобрался к дверному проёму, откуда, из-за приоткрытой створки, пробивалась тонкая полоска света, и заглянул в помещение, где имела место ссора и доносились столь недвусмысленные угрозы. Он взялся за эфес и, зажмурив один глаз, сумел разглядеть пухлого коротышку Дордо, в своём несменном полосатом колпаке и коричневом кожаном жилете, из-под которого свисало сытое брюшко, свидетельствовавшее о беззаботной жизни пикардийца. Слуга взял большой кухонный нож и принялся точить его о круглый камень, вращая металлическую ручку. Присутствие кого бы то ни было, не ощущалось на просторной кухне, и Буаробер осторожно отворил дверь. Дордо вздрогнул.

– Ах ты, Господи, Пресвятая Дева Мария и Святой Антоний, как ты напугал меня Франсуа! Крадешься как вор!

Приор осмотрелся и никого, не обнаружив, удивленно спросил.

– С кем это ты разговариваешь?

Слуга хмыкнул и обратился к хозяину преисполненный укоризны.

– С кем же ещё как не с врагом и предателем!

Буаробер вновь озирнулся. Дордо заметив замешательство хозяина, насмешливо провозгласил.

– Вот сразу видно, что ты Франсуа не военный человек! Враг под самым носом, а ты и глазом не моргаешь!

Прелат с изумлением и жалостью оглядел упитанного насмешника.

– Ты, судя по всему, совсем с ума сошёл? Какой враг, кто предатель, что ты плетешь?

Дордо рассмеялся, как обычно, душевно и заразительно.

– Да вот же он!

И ткнул пухлым пальцем в серого гуся, заточенного в сплетенную из лозы клеть. Птица удивленно смотрела на прервавшего задушевные угрозы слуги человека, затаив искренний интерес в желтоватых кружочках глаз.

– Враг и предатель. Я спас его от мальчишек на Сент-Лоранской ярмарке, а этот негодяй изгадил прихожую и кухню, а еще опрокинул кувшин, разлив воду, перевернул корзину и расправился с находившимся в ней побегом капусты. Ну, и кто он после этого?! Он знаешь кто? Он сатана Мартен! Клянусь святым, обезглавленным Дени, Сатана!

Буаробер с неподдельной серьёзностью и вниманием выслушал слугу. И, как будто не узрев иных странностей в гневном повествовании, спросил:

– А отчего же он Мартен?

Вопрос, заставил обоих, изучающе, уставиться на гуся.

– Хм, а кто же, как не Мартен? У нас в деревне, в Пикардии, жил один Мартен, плотник, похож на этого как две капли воды. Он, правда, утоп, как раз на день Пресвятой Девы Марии с горы Кармель, но был точь-в-точь похож на этого. Весь день в реке плескаться мог, вот и утоп. Вот я подумал, что и этот, наверняка Мартен.

Обессилевший прелат тяжело вздохнув, опустился на табурет.

– Ну ладно, Мартен так Мартен, пусть остаётся. Только выпусти птицу из клетки. Ей же там тесно.

Дордо с яростью воткнул нож в ольховую столешницу, воскликнув:

– Удивляюсь я тебе Франсуа, кто бы, какую дрянь тебе в дом не приволок, всех тебе жаль, для всех найдешь доброе словцо! Так нельзя! Так не выживешь в нашем жестоком мире! Ты никчемный человечишка, только и умеешь сочинять свои памфлеты, да шататься черт знает где, да ещё по ночам.

– Ну отчего же? Меня высоко ценят некоторые весьма почтенные господа.

– Да кто, кто тебя ценит?! Назови мне хоть одного приличного человека, про которого я смог бы упомянуть без насмешки и крепкого словца?

– Ну, вот например Его Преосвященство кардинал де Ришелье, меня ценит и уважает.

Задумчиво и протяжно произнес прелат, продолжая размышлять над упреками слуги. Дордо взмахнув руками, ударил себя по толстеньким ляжкам, увалившись на дубовую лавку.

– Вот тут никуда не деться! Тут ты Франсуа угодил прямёхонько в «яблочко». Ришелье это фигура. Да и к тому же не посторонний мне человек!

Буаробер с недоумением взглянул на Дордо. Тот авторитетно прикрыв глаза, многозначительно кивнул.

– Да-да, не посторонний. Мы ведь оба молим Святого Фиакра1 избавить нас от недуга, а это не баран начихал, общее горе. Я и кардинал, близкие люди, если угодно. Хоть он об этом и не догадывается.

Пикардиец вновь выразительно кивнул.

– Хотя и он не безгрешен. Вот посуди сам, армией не занимается, флот не строит. В жизни не видел более никчемного народа, чем голландцы, а и те имеют флот! Ну, что тут сказать. Да и церковь распустил. Далеко ходить не надо. Монахи из твоего монастыря, привезли,… когда же? Ну да, на день Святой Бернадеты, среди всего прочего, яйца. Ну да, яйца. Так это ж, Франсуа, просто смех! Смех, клянусь Гробом Господним. У нас в Пикардии не то, чтобы куры, перепелки крупнее несут. И как после этого я могу оправдать политику Ришелье? Как я тебя спрашиваю?!

Приор с напускной простотой, не выказывая и доли иронии, слушал слугу.

– Не знаешь? Ну, так я тебе отвечу. Требуется уповать на Господа! Только вот прийти к этому нужно, понимаешь прийти

Наставнически закивал Дордо, вальяжно развалившись на лавке.

– Ну, ты, как я вижу, уже пришел.

– Я, Франсуа, тоже не идеал. Сначала я сделался монахом, потом поступил в армию и дослужился до капрала в Пикардийском полку Его Величества, и только после всего этого уверовал в Бога. В армии я научился метко стрелять и выдавать себя за идиота. В церкви научился врать и притворяться верующим. И лишь поступив на службу к тебе Франсуа, я обрёл Веру, клянусь Святым Бернаром.

Слуга погладил своё сытое брюшко.

– Ты, конечно, спросишь меня, так я отвечу. Зачем было делать такой крюк, когда можно было сразу прийти к Всевышнему?

В этот момент гусь издал истошный гогот, а Буаробер, вскочив, схватил кочергу, стоявшую возле тлеющего очага. Почувствовав приближение неотвратимой опасности, Дордо бросился к винтовой лестнице, что вела на второй этаж. Грозная кочерга несколько раз всё же настигла его, отчего плут выкрикнул на ходу:

– Мартен, подлый изменник, я сделаю из твоей печени паштет! Клянусь Гробом Господним!

Буаробер остановился у лестницы и, грозя кочергой выглядывавшему, из-за балясин, слуге, произнес:

– А теперь послушай меня, блаженный капрал. Оседлай немедленно двух мулов, моего и серого. Прихвати аркебузу, дагу и кинжал побольше. Мы едем в место, где нам, возможно, будут не очень рады. И выпусти птицу, наконец! Черти тебя задери!

***

Квартал Маре2, куда мы приглашаем вас проследовать за графом де Вардом, к тому времени уже не соответствовал своему древнему названию, но и не был ещё тем островком аристократической изысканности, которым сделался при Четырнадцатом Людовике. Дома ремесленников, торговцев, представителей мелкой буржуазии, преобладали в этом славном месте, давшем приют такому архитектурному шедевру как Пале-Рояль3, о котором у нас с вами, уважаемый читатель, ещё будет возможность поговорить.

От Шатле, граф направился по набережной и, миновав Ратушу, свернул на площадь Сен-Жерве где, обогнув церковь, вышел на улицу Барр. Ловко перепрыгнув через желоб сточной канавы, он оказался перед узкими, выщербленными ступенями, спускавшимися в небольшой погребок, где размещалась крошечная харчевня «Аист», хозяином которой являлся папаша Коло, по прозвищу Весло, человек со скверной репутацией, что впрочем, не мешало де Варду пользоваться его услугами. Спустившись по ступеням и переступив через высокий порог, граф оказался в лишенном всяческого лоска помещении, с обшарпанными стенами и закопченным потолком. Остановившись на крыльце, обрамленном старыми, изувеченными перилами, единственной надеждой и опорой подвыпивших посетителей, в их, частенько призрачном, стремлении взобраться на четыре кривые ступени, следуя к двери, что вела на волю, он пронзил взором полумрак таверны. Снимая шляпу, при этом задев рукой одну из почерневших от времени балок, поддерживавших своды почерневшего от копоти факелов потолка, он с высоты крыльца оглядел обиталище головорезов и негодяев всех мастей и пород.

…Немногочисленные гости, поглощавшие нехитрую снедь, запивая её монтрейльской кислятиной, в свою очередь оставили без внимания появление столь блистательного дворянина, хоть сие и являлось диковинкой для этих глухих мест, в столь поздний час. Меж столами, по-хозяйски величаво улыбаясь, прохаживался высокий, тощий мужчина, лет пятидесяти.

Лувр

Он перебрасывался короткими фразами с присутствующими, после чего поднимал длинную костлявую руку, подавая какие-то знаки молодой девице, спешившей принести заказанные блюда, и расставить их на столах, перед гостями. Заметив офицера кардинальской гвардии, на лице трактирщика появилась кислая мина, которую он, не без труда, попытался превратить в доброжелательную усмешку, но не справившись с этой глупой задачей, бросил сию безнадежную затею. Стоит отметить, что ни доброжелательность, ни приветливая улыбка вовсе не были свойственны папаше Коло, бывшему каторжнику отбывавшему наказание на королевском флоте, на одной из галер Его Величества, что позволило ему в одном из морских сражений, смыть кровью вину за суровые преступления. На память об этих событиях трактирщику остались раздробленная берцовая кость, вследствие чего он хромал, отсутствие правого уха, отрубленного турецким ятаганом, и прозвище Весло, что едва ли компенсировало хозяину харчевни страдания за нанесенные увечья.

Приблизившись к лейтенанту, Весло, впился в него бесчувственным взглядом, холодных, как атлантические волны глаз, пожевывая виднеющуюся меж губами соломинку. Граф ответил не менее «дружелюбно».

– Мне нужен Огюст.

Произнес он, обдав суровостью намерений колеблющегося Коло. Лицо трактирщика исказила гримаса полного непонимания.

– Весло, мне нужен Гаррота.4

В арсенале опытного де Варда, имелось множество аргументов, предъявляя которые можно было заставить человека подчиниться своей воле, взгляд был одним самых безобидных, но все, же действенных способов. Трактирщик мрачно кивнул, не переставая покусывать соломинку. Он ещё некоторое время наслаждался светлым образом графа, разглядывая его с головы до ног, затем неторопливо заковылял в угол обеденного зала. Откинув потертый, выгоревший и вконец обветшавший лионский гобелен, Весло скрылся в низком и узком проёме, который едва ли можно было назвать дверью.

Лейтенант снял перчатки и уселся за свободный стол в углу зала. Через некоторое время к нему присоединился высокий, широкоплечий мужчина. Его левый глаз был закрыт черной повязкой, темно каштановые кудри стягивал льняной платок, а на груди красовался золотой медальон с причудливым узором заданным переплетением двух змей. Шерстяная куртка, была стянута широким поясом, из грубой телячьей кожи, на котором висели отличная испанская шпага и кинжал, вышедшие из рук искусного мастера. Мужчина без лишних церемоний подсел к гвардейцу, скрестил на груди руки, и с нескрываемым презрением произнес:

– Вы хотели видеть меня, лейтенант?

Де Вард беззаботно улыбнулся, как будто впервые услышав о своей заинтересованности, встретится с кем бы, то ни было.

– Огюст де Фервак…

Одноглазый встревожился и, дотянувшись до стола, схватил за руку графа.

– Я, прошу больше никогда не произносить этого имени! Слышите, никогда! Зовите меня просто Гаррота.

Лейтенант, вновь улыбнулся и чуть заметно кивнул.

– Как пожелаете.

Офицер склонился над столом, приблизившись как можно ближе к собеседнику.

– Я здесь, как бы ни прискорбно было об этом говорить, что бы напомнить о вашем долге.

Граф пристально взглянул на Гарроту. Тот, потупив взор, уставился в пол и закивал головой.

– Я помню. Что нужно?

– На улице Сен-Дени, ближе к Шатле, живет некий господин Буаробер…

Одноглазый криво усмехнулся и, пригладив тонкую полоску усов, привстал, приготовившись удалиться, лишь бросив на прощанье:

– Я все понял.»

– Вы превратно поняли!»

Властно произнес лейтенант. Гаррота вновь опустился на стул, с недоумением взглянув на офицера.

– Сегодня ночью вы должны дежурить у дома упомянутого мною господина. Если же он, куда-либо отправиться, то незаметно следовать за ним. Меня интересуют те, с кем он должен встретиться. Достаньте мне их, и я обещаю, что ваш долг будет возмещен сполна. А это значит, что ваша голова останется на плечах»

– Довольно необычно. Я больше привык…

– Мне наплевать на ваши привычки! Де Фервак.

Резко отчеканил де Вард, после чего скрылся под маской размеренности и спокойствия.

– У вас найдутся семь, восемь верных людей?

Гаррота взволнованно устремил на графа свой единственный глаз. Но сдержавшись от неуместных расспросов, оглядев присутствующих трактира, вымолвил:

– Здесь пятеро, еще двоих сыщем. Ну, и я восьмой. Но вот только должок за мной, а людям.

Граф поднялся, бросив на стол кожаный мешочек набитый монетами и, натягивая перчатки, произнес:

– Этого достаточно?

Покосившись на кошелек, разбойник кивнул.

– Но запомни, не дай Господь, что бы с головы господина Буаробера упал хоть один волос.


1 болезнь Святого Фиакра – геморрой.

2 Маре – болото.

3 Пале-Рояль – нынешняя площадь Вогезов.

4 Гаррота – а) испанское орудие казни через удушение. б) оружие ближнего боя. Изготовлялось из прочного шнура, с прикрепленными к его концам деревянными ручками.

ГЛАВА 10 «Ночные похождения приора Буаробера»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ.

В назначенное время, четыре королевских мушкетера остановили своих коней возле заставы Ла Вилетт, что располагалась у северной окраины Парижа, где и было условлено встретить карету сопровождаемую де Флери. Прибывая в некотором волнении, они не обмолвились ни словом до того момента, как из кривой улочки, громыхая и подпрыгивая на ухабах, появился экипаж в сопровождении шевалье. Заметив карету, Атос воскликнул.

– Это они, вперед!

Флери, заметив четверых всадников, о которых был предупрежден Лепелетье, махнул рукой, дав команду следовать за ними. Кавалькада, не сбавляя ходу, влилась в переплетения парижских улиц. Вклинившись в шумную, вечно галдящую клоаку, колонна была вынуждена замедлить ход, столкнувшись с трудностями передвижения по городским лабиринтам. Узкие, извилистые пространства меж невысоких домов были заполнены горами всякого хлама разложенного по краям мостовой, прислоненного к стенам, а зачастую сваленного попросту посреди улицы, перекрывая дорогу. Среди всего этого хаоса, сновали охваченные житейскими заботами горожане, примеряющие, оценивающие и пытающиеся выторговать подешевле ту или иную безделицу, представлявшую острый интерес для непомерных обывательских притязаний. Их острое, беспечное внимание, сопровождавшееся гомоном и шарканьем ног перемешивающих пересыпанные соломой нечистоты, не распространялось на редкие экипажи намеревавшиеся протиснуться сквозь сутолоку улицы. По этой причине проезжавшим в каретах было не просто преодолеть столь сложное препятствие в виде торгующихся и праздно шатающихся парижан, одолеваемых бурным инстинктом стяжательства. Горожане с неохотой расступались, зачастую, что бы отпустить порцию изысканной брани в адрес сидящего на козлах возницы и развалившихся в салоне господ.

Но рота королевских мушкетеров являлась подразделением созданным, в большей степени, для эскорта высокопоставленных лиц, чем для ведения военных действий, поэтому четверо всадников, присланных в помощь де Флери, с присущей им быстротой и умением взялись за дело. Арамис и д’Альбек расположились по обе стороны кареты, а Атос и Портос замкнули шествие, расталкивая лошадьми незадачливых зевак с досадой и раздражением испускающих потоки проклятий в адрес мерзавцев оторвавших их от важных дел. Таким образом, карета с плотно зашторенными окнами, медленно, но верно следовала по выбранному маршруту.

Звон упряжи и фырканье лошадей нарушили тишину маленького дворика, куда с улицы Высохшего дерева вела низкая арка. В глубине двора возвышался небольшой, двухэтажный домик с крыльцом, возле которого остановился экипаж, обозначив конец пути. Усадьба утопала в молодой зелени ветвей двух раскидистых каштанов, неприветливо пряча окна за ветхими деревянными ставнями. Флери спешился, суетливо отворил дверцу кареты, откуда выскочили двое мужчин закутанные в длинные дорожные плащи с капюшонами, нахлобученными на головы. Лишь шпоры и серебрянные пластины, на концах ножен, едва видневшиеся из-под складок грубой непромокаемой ткани, выдавали в них дворян, отличая от монахов, спешащих на мессу. Оба незнакомца скрылись за дверью, распахнутой перед ними угрюмым лакеем, с опаской осмотревшимся по сторонам и едва заметно кивнувшим де Флери. Удостоверившись, что гости беспрепятственно проникли в дом, шевалье, казалось бы, вздохнул с облегчением и с присущей себе добродушной и обезоруживающей улыбкой обернулся к мушкетерам.

– Я благодарю вас, господа, за вашу расторопность. И зная наверняка, что вы не в восторге от моего общества, которое будете вынуждены разделить в течение сегодняшней ночи, могу заверить и успокоить, я не стану вам докучать. Хочу лишь попросить, что бы вы исправно несли караул, вокруг дома, и не вмешивались более ни во что.

Он указал на узкий проход меж домом и старой, покосившейся конюшней, примыкавшей к одной из стен особняка. На стене, чуть выше линии карниза второго этажа, красовалась одинокая башенка, устремив острие шпиля в багровеющее небо, и раскрыв кривые ставни, единственного окна, на пологую черепичную крышу конюшни. В оконце заиграло тусклое мерцание свечи, что привлекло внимание мушкетеров, находящихся во дворе. Они на миг подняли головы, но услышав голос де Флери, вернули ему своё внимание.

– За домом сад, сущий пустяк, всего несколько деревьев, он упирается в небольшое кладбище. Было бы не дурно, если бы двое из вас присмотрели за старой калиткой, что ведет из сада к черному ходу. Впрочем, у вас ещё будет время оглядеться, полагаю тот, кого мы ждем, явится не скоро»

Шевалье улыбнулся, небрежно кивнув и, подымаясь на крыльцо, бросил напоследок:

– И, что бы ни случилось, не вздумайте стрелять. Желаю удачи, господа.

***

Врамя шло к полуночи. Надежно спрятав мулов, Буаробер и Дордо заняли выгодное место, притаившись за огромными, пузатыми, винными бочками, опустошенными накануне и оставленными под соломенным навесом у стены близ лежащей харчевни. Из их укрытия прекрасно просматривался перекресток улиц Высохшего дерева и Сент-Оноре, со зловеще чернеющим Трагуарским крестом1. Вокруг было безлюдно и тихо и лишь невнятное брюзжание Дордо доносилось из-под пустых корзин. Он где-то раздобыл охапку сена и, кляня на весь свет всех, кому не сидится по ночам у теплого очага, создал, что-то вроде настила, запихивая сухие стебли под хозяина, не забывая, впрочем, и о себе. Буаробер, не обращая внимания на старания слуги, всматривался в ночную мглу. Заботливо прикрыв плечи прелата плащом, толстяк придирчиво осмотрелся вокруг себя, выказывая явное удовлетворение собственной предприимчивости, он наконец поджав ноги, устало увалился на бочку.

– Ну, вот так-то лучше. Быть может, ты голоден? Я прихватил колечко колбаски и краюху хлеба. Самодовольно произнёс он, похлопывая по затянутой на кожаные завязки куртке, где очевидно хранилась упомянутая снедь. Буаробер не ответил, сосредоточенно наблюдая за улицей в щель меж бочками.

– Говорил же я тебе Франсуа, не следует так торопиться. Ведь совершенно очевидно, что порядочный человек не явиться в столь позднее время в эдакое скверное место. Только души убиенных в этот час бродят вокруг проклятого креста.

На небе показалась луна, посеребрив скудным желтоватым светом перекошенные фасады домов, обвитых вездесущим плющом. Порыв ветра загудел вдоль стены, пытаясь вырваться из лабиринтов улиц, вздымая и кружа стебли соломы и пересохшей грязи. Дордо съежился.

– Слышишь!? Слышишь!? Никак старая Брунгильда2 явилась к кресту в поисках жертвы. Спаси нас неразумных Господи. Не дай погибнуть от рук призрачной старухи. Наставь на путь истинный.

– Тихо!

Строго прервал слугу приор, вслушиваясь в звон колоколов пробивших полночь. Но толстяк не унимался.

– О! Слышишь? Это бьют на башнях Сен-Жермен л’Оксерруа. Точь-в-точь как в ночь Святого Варфоломея.3

Прошептал Дордо, подняв вверх указательный палец. Ещё не стих набат, как послышался стук и скрип приближающегося экипажа, чей черный силуэт вынырнул из густой, ночной тьмы Сент-Оноре. Карета остановилась на перекрестке, как будто давая лошадям передохнуть, а пассажирам осмотреться. Буаробер и Дордо затаив дыхание, прильнули к шершавым стенкам бочек, опасаясь даже пошевелиться. Всё замерло и затихло. Лишь скрип кожаной упряжи, позвякивание сбруи и редкие удары тяжелых подков о камни мостовой, выдавали присутствие кареты, окутанной непроглядной мглой. Откуда-то, из-под стены прозвучал окрик:

– Эй, кто здесь!?

– Ночной странник!

Незамедлительно послышалось из кареты. Голос последнего показался приору знакомым, он не без труда узнал де Ла Тура. Пока приор пытался отыскать взглядом того, кто явился за каретой, тот вновь подал голос.

– Следуйте за мной.

Кучер потянул за повод и лошади, понуро, увлекли за собой карету в черное лоно улицы Высохшего дерева. Буаробер и Дордо поспешили вдогонку, прижимаясь спинами к темным стенам, желая остаться невидимыми.

Оказавшись во дворе, где несли караул мушкетеры, из экипажа вышел граф де Ла Тур, закутанный в плащ, в надвинутой на глаза шляпе. Он, столкнувшись, обменялся взглядами с ожидавшим его де Флери и последний равнодушно произнес:

– Они здесь.

Оба дворянина исчезли за дверью. Они поднялись на второй этаж и шевалье, пропустив графа в комнату, затворил за ним дверь.

Сбросив плащ и шляпу, да Ла Тур предстал перед двумя ожидавшими его испанцами, которые ответили поклонами на приветствие графа. Француз оглядел присутствующих и заговорил на испанском:

– Моё имя граф де Ла Тур. Я здесь представляю Её Величество королеву Анну.

Один из тех к кому обращался граф, невысокий, худощавый, смуглый брюнет в темно-бежевой ропилье4, вышел вперед, устремив пылающий взор, широко раскрытых карих глаз, и придерживая раскрытой ладонью овальный золотой медальон, на массивной цепи, обвивающей белоснежную горгеру5, с поклоном произнес:

– Капитан Сорес-и-Корехо.

И указав на своего товарища, добавил:

– Прапорщик Гомес.

Все трое расположились вокруг овального стола, под аркой, за которой виднелись несколько ступеней ведущих в башенку, откуда, из распахнутого окна, доносились дуновения свежего ветерка.

– Сеньор де Ла Тур.

Начал испанский капитан.

– …мне поручено сообщить вам место и время встречи представителей Её Величества королевы Анны с маркизом доном Эррера, который уполномочен вести переговоры от имени Его Католического Величества, короля Испании Филиппа Четвертого.

Де Ла Тур почтительно кивнул, изобразив на лице гримасу величайшей заинтересованности, свидетельствующую о важности всего, что пожелает сказать испанский офицер. Испанец, несколько обескураженный излишней жеманностью графа, сделав многозначительную паузу, продолжил:

– Невдалеке от Орлеана находиться городок Лез-Узаж…

Граф кивал, стараясь не пропустить не единого слова.

– …В городе стоит замок Реё, хозяином которого является наш сторонник граф де Гель. В день святых Апостолов Филиппа и Яго, в этой крепости должна состоятся встреча

Француз оживился, вскинул брови, в запале спросив:

– Скажите, любезный, а, что достопочтенный сеньор Эррера уже во Франции?

Капитан, будто не услышав вопроса графа, с нарочитым металлом в голосе повторил:

– В замке Реё, в День Святых апостолов Филиппа и Яго.

****

Сопроводив экипаж до арки, приор и Дордо, не решились войти во двор. Они, опасаясь людей дежуривших у крыльца, наблюдали из-за угла за происходящим на пятачке перед домом. На противоположной стороне улицы, за их спинами, промелькнула тень, оставшаяся незамеченной увлеченными наблюдателями, в момент когда Буаробер, в сердцах промолвил.

– Черт подери, там охрана. К дому не пробраться.

– Франсуа, твоя скрытность, особенно в ночные часы, не дает мне покоя. Зачем тебе понадобилось лезть к черту на рога!? На кой дьявол тебе этот дом!?

– Мне непременно нужно знать с кем, в столь поздний час, в таком глухом месте, встречается граф де Ла Тур.

Слуга почесал гладко выбритый подбородок.

– Граф это тот, кто приехал в карете?

Буаробер уныло кивнул.

– Чего не могу терпеть, Франсуа, так это когда ты киснешь и причитаешь. Отойди!

Дордо отодвинув в сторону хозяина, принялся осматривать двор, конюшню и фасад дома. Он внимательно и настороженно, как хищная ночная птица всматривался во тьму, что то, нашептывая себе под нос. Затем обернувшись к Буароберу, снял плащ и нахмурил брови.

– Подведем итоги, во дворе двое, быть может, трое часовых. Туда не сунешься, это плохо. Но в доме светиться только одно окно, и оно выходит на крышу конюшни, это хорошо.

Приор с изумлением и недоверием смотрел на слугу.

– Что ты плетешь? Какая конюшня!?

Надменной гордости Дордо не было предела. Он с видом триумфатора смерил взглядом хозяина.

– Ты, Франсуа, неисправим. Я никогда не был высокого мнения о людях, не служивших в армии, но ты, Франсуа, превзошел всех прочих недотёп. Если горит одно окно, значит именно там, находятся те, кто встречается с этим твоим Лятуром.

– Де Ла Туром.

– Да. А значит те, кто тебя интересуют. Понимаешь?

– Это-то я понимаю, я не понимаю, что с того проку?

– Не понимаешь, ну, так слушай. Видишь ветви каштана, что лежат на крыше конюшни?

Приор кивнул, обшарив взглядом гребень крыши, напряженно пытаясь разгадать хитрый замысел слуги.

– А корни сего изумительного дерева видишь? Не-е-ет. Правильно, это потому, что корни находятся под забором, со стороны улицы. Смекаешь? Тот, кто поднимется по стволу на крышу конюшни, останется невидимым для часовых во дворе, а значит, сможет незаметно подобраться к заветному окну. И этот кто-то буду, разумеется, я, капрал Дордо.

Толстяк, улыбнувшись, сунул в руки опешившего хозяина свой плащ. Он направился к забору, где рос каштан, и стал взбираться, стараясь не проронить ни звука. Казалось бы, капрал предусмотрел всё, но это было не так. Из подворотни, на противоположной стороне улицы, оставаясь незамеченными для всех участников ночных приключений, за приором и его слугой наблюдали двое.

– Чертов толстяк, куда его понесло?! Он испортит всё дело. Скелет, видимо придется штурмовать немедля. Проклятый приор с олухом слугой, ломятся прямо к дьяволу в пасть!

Злобно прошипел Гаррота, не сводя единственного глаза с раздухарившегося Дордо. Худой, долговязый мужчина, с впалыми щеками и изнеможенным лицом, получивший прозвище Скелет, удивленно покосился на товарища.

– Не понимаю. Отчего мы лезем в это пекло, если тебе нет дела до этого священника?

Гаррота отпустил Скелету взгляд, от которого у всех хорошо знавших одноглазого, застывала в жилах кровь.

– Если я сказал, что мне нужны те, кто воркует в этом чертовом доме, то ты Скелет, вместе с остальными псами, полезешь и достанешь мне их, как лисицу из норы. И полез бы даже в преисподнюю, если бы я приказал! А с головы приора, что б волос не упал! Понял?!

Скелет кивнул, потупив взгляд. В этот момент к ним подкрался человек в шерстяном эсклавине6, прошептав:

– Гаррота, всё готово, все на местах. Трое со стороны кладбища, там всего один часовой, а Башка с Жаком вон за теми кустами.

Он ткнул грязным пальцем в сторону арки. Гаррота в раздумье, ещё раз окинул взглядом постройку подлежащую штурму.

– Сом, позаботься о господине Буаробере. И не вздумайте стрелять, весь квартал переполошим.

Вперед!

Тот, кого назвали Сомом, достал из-под полы грубый мешок и крадучись исчез во тьме. Немного выждав, последовали за ним и Скелет с Гаррота, беззвучно шептавшим себе под нос.

– Он не священник, хоть и приор, а это совсем другая масть.

Сом подкрался к Буароберу со спины, из-за темного выступа, набросил ему на голову мешок, и, что было силы, толкнул в кусты. Прелат упал, еле слышно застонав. Четыре тени, с обнаженными шпагами, словно ночные призраки, потянулись к арке.

В это самое время Дордо добрался до окна. Он осторожно выглянул из-за ставни, пытаясь разглядеть, в бликах мерцающей свечи, испанцев, обращенных лицами к окну. Из глубины двора послышался крик Атоса:

– Мушкетеры к бою! Один за всех!

– И все за одного!

Прозвучали возгласы Портоса и д,Альбека. Зазвенела смертоносная сталь, разлетаясь искрами по темному двору. Мушкетеры заняли позицию, не позволявшую нападавшим приблизиться к крыльцу. Портос размашистыми ударами загнал одного из разбойников в конюшню пытаясь настичь и разрубить его пополам. Из открытых ворот дряхлой деревянной постройки доносились удары увесистой шпаги мушкетера, рассекающей в непроглядной тьме воздух, либо разящей всевозможные предметы и деревянные перегородки, что вызывало негодование Портоса, сопровождаемое бранью из мрака сарая.

– Где же вы сударь, черти вас унесли, что ли?!

Не прекращая рубить орал великан. На Атоса и д’Альбека приходилось по два противника. Атос умело маневрировал, отбивая удары Скелета и Сома, не давая шансов лишить себя возможности двигаться, опасно контратакуя. Оба его противника, как впрочем, и все остальные, пришедшие с Гарротой, являлись многоопытными уличными головорезами, закаленными в жестоких рубках и уличных сражениях, поэтому схватка грозила неминуемо перерости в резню. Д’Альбек же решил не отступать не на пядь, считая для себя зазорным ретироваться в бою с чернью, которая, как казалось истинному дворянину, не способна серьёзно потревожить искусного бойца, коим он несомненно являлся. Но за высокомерие, как правило, приходиться расплачиваться, в подобных же ситуациях, головой. Ах, сколько же их, благородных дворян, полегло из-за элементарной недооценки противника! Д’Альбек был блестящим мастером, его шпага была одной из лучших в мушкетерской роте Его Величества, поэтому он, не без оснований, возомнил, как только разглядел противников, что с этими справиться без труда, даже не прилагая лишних усилий. Но бедный гасконец даже не предполагал, кто противостоит ему сегодняшней ночью, в лице одноглазого господина. Д’Альбек принял защитную стойку, отбил несколько ударов и собирался перейти в атаку, как, скорее услышал, чем заметил острие клинка прочертившего полу-дугу и скользнувшего под его правую руку. Этот отменный обманный удар провел Гаррота, криво усмехнувшись пижонству мушкетера. Нанеся, для верности, удар в грудь барона кинжалом, он обернулся и увидел раненного в плечо Атоса, который теснил Скелета и истекающего кровью Сома. Рука в пропитанной кровью перчатке соскользнула с рукоятки, оставив кинжал в израненном теле.

В доме послышался шум и из открытой двери, с заплывшим, лиловым глазом вылетел Жером, один из его людей. На крыльцо выскочил де Флери, виновник полета Жерома, и высыпали участники переговоров. Окровавленный д’Альбек, схватившись за роковое оружие, торчащее из груди, и хватая ртом воздух, как выброшенная на берег рыба, отпрянул к стене, выпустив шпагу. Прапорщик Гомес бросился на Гарроту.

– Уходите граф, и вы капитан! Быстрей! Лошади в конюшне! Берите оседланных, уходите верхом!

Кричал де Флери, отбиваясь от двух разбойников. Де Ла Тур и Сорес, столкнулись в дверях конюшни с Портосом, к тому времени, расправившимся с противником. Атос заметив товарища, застывшего в растерянности на пороге сарая, прохрипел.

– Портос к калитке, помогите Арамису!

Великан, не раздумывая, ринулся в узкий проход, что вел в сад, где Арамис сражался с двумя наемниками. Атос слабел, теряя кровь. Он уложил наповал Сома и противостоял ловкому Скелету, гибкому как кистень7. Из конюшни, словно напуганные ночные птицы, выпорхнули два всадника, граф и капитан, через мгновенье, растаяв во мгле. Флери казалось, ждал только этого, он улыбнулся, подмигнув разбойникам, и с потрясшей головорезов скоростью, точностью и хладнокровием, стал наносить удары и уколы заставив наемников защищаться, а затем и ошибаться. Несколько ловких туше и Жером с фиолетовым глазом растянулся замертво посредине двора.

В это время Дордо, спустился с крыши, разорвав в спешке штаны, и застал своего хозяина, освободившегося от мешка, в полном оцепенении наблюдавшим за схваткой. Бедного приора чуть не сбила лошадь, уносящая с поля битвы Сореса. Буаробер, с отрешенным лицом и обвисшими как плети руками, лишь отшатнулся, даже не успев испугаться, попав в крепкие объятия Дордо.

– Что здесь происходит, Тео? Кто эти люди?

Будучи не в себе, после удара по голове, бережно нанесенным заботливым Сомом, приложившим всё своё умение и усердно следящим, что бы «ни один волосок» не покинул голову многоуважаемого прелата, вымолвил Буаробер.

– Уходим, уходим. Я бы и сам не прочь понять, что всё это значит. К мулам, Франсуа, быстрей!

Подхватив под руку не сопротивляющегося приора, Дордо увлек его в сторону Трагуарского креста, где они спрятали мулов.

Проведя смертельный и жестокий удар в шею, испанскому прапорщику, Гаррота попятился, не выпуская из вида всех сражающихся. Он понял, что дело проиграно, и нужно поспешить унести ноги. Проскользнув сквозь арку, он остановился, осмотрел улицу, как вдруг услышал, где-то в кромешной мгле, удаляющееся шарканье шагов и голоса Буаробера и слуги. Одноглазый наемник нахмурил брови, прищурив единственный глаз. Коварная ухмылка исказила его уста. «Проклятый прелат, ты всему виной! Ну, ничего, Гаррота не привык ходить в должниках! Я за всё рассчитаюсь с тобой сполна! Дай срок.» Подумал он, дублируя мысли беззвучным шепотом, и исчез в ночном мраке.

Когда Атос и Флери покончили со своими противниками, к ним присоединились Портос и Арамис с наспех перевязанной платком рукой. Четверо дворян склонились над телом убитого д’Альбека. Мушкетеры со скорбными лицами прощались с тем, кого на протяжении последних лет считали лучшим другом. Того, с кем были неразлучны, и кому бы без сомнений и колебаний доверили всё самое сокровенное и ценное, что у них имелось. Для спасения кого не пожалели бы ни средств, ни сил, ни жизней. Гасконец Лоран Оноре де Казнак, барон д,Альбек был душой компании: добрый, верный, великодушный человек и славный дворянин, деливший с друзьями и скорбь, и радость, и ужас баталий, и сладость пиров, и упоительный миг побед – бездыханный лежал у их ног. Их неразлучная компания, снискавшая в Париже славу четырех непобедимых мушкетеров, лишилась самого жизнерадостного и остроумного – барона д’Альбека.

По щеке Арамиса прокатилась одинокая слеза. Атос, приклонив колено, вытащил из тела товарища кинжал, и, закрыв ладонью лицо, оставался неподвижен как кладбищенский монумент. Портос потупив взор, изредка тряс огромной головой, как будто отвечая на чьи-то беззвучные, обращенные к одному ему, вопросы, то ли оправдывая себя, то ли вымаливая прощение для убитого товарища. Флери, который был едва знаком с погибшим мушкетером, высоко поднял голову, угрюмо разглядывая черную крону каштана, предавшись раздумьям о вечности. О чем ещё можно размышлять над трупом малознакомого человека, пусть даже минуту назад сражавшегося рядом с тобой, плечом к плечу.


1 Трагуарский крест – установлен в 12 веке, на перекрестке улиц Сент-Оноре и Высохшего дерева, и до 1636 года отмечал место публичных экзекуций.

2 На этом месте, в средние века, произошла казнь королевы Брунгильды, которую проволокли дикими лошадьми по улице Высохшего дерева.

3 Набат на одной из башен церкви Сен-Жермен л'Оксерруа, 24 августа 1572 года, оповестил о начале массовой резни гугенотов во французском королевстве, получившем в истории название «Варфоломеевская ночь».

4 ропилья – короткая приталенная одежда с двойными рукавами.

5 горгера – круглый, плоеный ворот.

6 эсклавин – верхняя мужская одежда.

7 кистень – гибко-суставчатое холодное оружие.

ГЛАВА 11 «Скорбь»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ.

День, сменивший ночь, лишь напомнил о течении времени, неумолимо и безвозвратно прокручивающего шестеренки вечности, отсчитывая года, сутки, мгновения, не взирая на события происходящие в этом бренном мире, которые не способны не только остановить, сей бесконечный процесс, но даже хоть, сколько-нибудь повлиять на его ход. Оставляя без внимания беды, радости, рождения, смерти, войны и коронации, этот бездушный чиновник – время, по чьей прихоти стрелки всех часов мира кружат по циферблатам, безжалостной рукой превращает в тлен плоть и события, совершившиеся даже мгновенье назад, и уж тем более произошедшие минувшей ночью. Поэтому вчерашняя смерть барона д’Альбека, забытая всеми, кто о ней знал, и, естественно, не потревожившая большинства, то есть парижан не ведавших о случившемся, задержалась лишь в сердцах друзей усопшего гасконца, господ Атоса, Портоса и Арамиса, разъедая их души скорбью и тоской, по убитому другу.

В час, когда предрассветный туман, ещё не рассеялся над городскими стенами спящего города, мушкетеры отнесли труп барона в небольшую часовню, стоявшую посредине маленького кладбища, примыкавшего к усадьбе. Портос приволок, заспанного капеллана с всклокоченными волосами, от которого, по понятным причинам, в утренний час разило вином, и совершенно по необъяснимым рыбой. Его вид красноречиво заявлял о том, что он не в восторге от тех методов, которые употребил необходительный мушкетер, довольно бесцеремонно препроводивший его в часовню. Капеллан, что-то ворчал, постоянно оглядываясь и шаря взглядом по земле, изредка недовольно поглядывая на Портоса, обвиняя того в своих злоключениях и потере шапки, очевидно, столь необходимой для проведения предстоящего обряда. Священник заметно повеселел, когда друзья вручили ему несколько экю, подведя к трупу друга, передав усопшего в надежные руки, столь сведущего в подобных вопросах служителя Господа, который позаботиться как о душе, так и о бренном теле умершего. Сами же мушкетеры, уже через три четверти часа, осушили по стакану бургундского, за упокой души Лорана д’Альбека, в кабачке «Сосновая шишка», завсегдатаев которого, сегодняшней ночью, стало на одного меньше, о чем и было сообщено сочувственно погрустневшему трактирщику.

Друзья погрузились в мрачные раздумья, которые прервал бледный как смерть Атос, морщась, дотронувшись до раненного плеча.

– Прошу помнить друзья, о вызове который имел дерзость бросить нам господин Бакстон. При существующих правилах, нам придется драться втроём против четверых, если, разумеется, никто из вызывающих не откажется от участия, узнав о смерти д’Альбека.

– А кто же остальные трое пожелавшие скрестить с нами шпаги?

– Вы полагаете Портос, что людей желающих разделаться с нами, в Париже, не достаточно?

Великан, поразмыслив, процедил сквозь зубы:

– Вы, как всегда правы граф, их великое множество.

Витавший, где-то в облаках собственных мыслей, Арамис, спустился на землю, негромко заметив:

– Вот только я не назову среди них ни одного, кто мог бы назвать себя другом господина Бакстона.

Ухмыльнувшись словам товарища, Атос печально заключил.

– Это не меняет дела, нам придется сражаться втроём против четверых. К тому же неприязнь объединяет даже самых разных людей. Я полагаю, что Бакстону без труда удалось найти тех, с кем нам доведется встретиться на пустыре за Люксембургским дворцом.

– Но это самоубийство, милый Атос. Нас всего трое, к тому же один из нас ранен. Я нисколько не сомневаюсь в вашей выдержке и самообладании, но не могу не отметить, что сей печальный факт, говорит не в нашу пользу.

– И что же вы предлагаете, Арамис?

Портос поочередно оглядел впавших в уныние друзей.

– Что за чертовщина господа! Не пойму о чем вы толкуете! Конечно, драться! Драться, невзирая ни на что! Драться даже если нас разрубят на куски на этом чертовом пустыре, среди пасущихся коз, буяющего бурьяна и прочего неподобства!

Схватил один из трёх принесенных трактирщиком кувшинов с вином, он осушил его одним махом. Атос перевел добродушный взгляд с бравого великана на изящного Арамиса. Край холеных усов, утонченного мушкетера приподнялся в едва заметной улыбке, больше свидетельствующей об отчаянии чем, о веселье. Будущий аббат, с иронией насладившись тирадой Портоса, пожал плечами и тихо произнес:

– Я не люблю господа, когда к принятию решения вынуждают обстоятельства. Меня это пугает. Но, увы, нам смертным, а значит слабым, не под силу, что-либо изменить. Изопьем же до дна чашу безысходности – придется драться.

Арамис поднял кружку и успел сделать всего несколько глотков, как расхохотавшийся великан восторженно хлопнул его по плечу, отчего вино расплескалось по безупречному, белоснежному рабату1 поперхнувшегося мушкетера, а Портос воскликнул.

– Вот это другое дело! Вот это понравилось бы д’ Альбеку!

Арамис недовольно покосился на Портоса, не обратившего ни малейшего внимания на доставленные другу неудобства. Верзила же, не унимаясь, хохотал. Оторвавшись от кружки с бургундским, Атос, попытавшийся изобразить на лице улыбку, глядя на товарищей, подвел неутешительный итог.

– Ну, что ж, по крайней мере, мы единодушны в нашем выборе. Сегодня в полдень нам предстоит либо победить, либо умереть. Что одинаково почетно и одинаково же бессмысленно. Теперь же господа, нас ждёт капитан де Тревиль.


1 рабат – отложной, кружевной ворот.

ГЛАВА 12 «Бакстон или Полпенни?»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ.

Тем же утром, в небольшом, довольно грязном кабачке, что находится неподалеку от Сен-Жерменской ярмарки и несомненно является заведением для низшего сословия, было довольно людно. Именовалось сие злачное место «Гнездо кукушки». Хозяйкой же притона была мамаша Совар, статная женщина с пышной грудью, замашками и голосом пехотного сержанта. Само заведение, как и его хозяйка, пользовались весьма скверной репутацией и дурной славой. Среди завсегдатаев, торгующих на ярмарке и не имеющих возможности засветло добраться до родной деревни, а значит вынужденных оставаться на ночлег в Париже, ходили слухи о том, что в «Гнезде кукушки» опасно искать пристанища. Здесь, можно было лишиться не только кровно заработанных денег, но и головы. При этом причастия к разбою, как самой хозяйки так и челяди порочного трактира, доказать не удавалось. Тем не менее, подобные заведения пользовались огромной популярностью у людей определенного круга и рода деятельности. Кроме того, некоторые находили их привлекательными не только для того, что бы пропустить пару стаканчиков монтрейльской кислятины, другого вина здесь просто не держали, но и для того, что бы найти тех, кто готов за пару монет на самое дерзкое и жестокое преступление.

Именно сюда, в «Гнездо кукушки», ранним утром явился Чарльз Бакстон. Человек, который в подобных заведениях – Лондона и Бристоля, а также во всех портовых тавернах от Плимута до Дувра – чувствовал себя, словно рыба в воде. Жажда преступной наживы – когда цена человеческой жизни значительно ниже паршивого денье или пенни, а закон вызывает лишь раздражение и сарказм – является великой объединяющей силой мерзавцев всех мастей и пород, стирающей границы и упраздняющей национальности. Хотя не справедливо было бы не отметить, что среди всего этого сброда, попадаются люди, угодившие в сети зла и порока по воле нелепой случайности, утешая себя надеждой рано или поздно выбраться из этого пекла. Но не про них сейчас разговор, тем более, что господин Бакстон к подобным «слабакам» никогда не относился. Чарли «Полпенни1», именно под этим прозвищем был известен Бакстон в притонах Лондона, был прозван так за чудовищную жестокость, с которой он мог за минимальную плату расправиться с человеком, не принимая в счет его возраста, пола и социального положения. Но Бакстон был не простой убийцей, он выгодно отличался от безродных душегубов с лондонского «Двора объедков» тем, что имел определенное образование, позволявшее ему свободно вращаться в кругах буржуа и даже появляться в дворянском обществе.

Его отец Джим Бакстон, был человеком, который, как он сам любил говаривать «.начал своё великое восхождение ещё в те далекие времена, когда рыжеволосая соплячка Елизавета, последняя из Тюдоров2, только втаскивала свой тощий зад на трон Великого Генриха3». Очевидно «Великим восхождением», старый Бакстон, называл время, когда он во главе шайки негодяев, в Южном Йоркшире потрошил сундуки, кошельки и карманы беззащитных путников следующих в Шеффилд, Йорк, Лидс и другие города и деревни графства. Разбойников изловили, но Джиму Бакстону как и его верному другу и соратнику Томасу Ридли, больше известному по прозвищу «Желудь», которое он получил, прячась в лесах под Ноттингемом, удалось скрыться и, заметая следы сбежать в Ноттингемшир.

Долгим и тернистым был путь Бакстона-старшего к благополучию. Хочется лишь отметить, что, как правило, наказание, и раскаяние за грехи настигает нас в мире ином, за что он и назван «лучшим». Здесь же, в «царстве дьявола», то есть на земле, такие как Джим Бакстон зачастую добиваются почета, уважения и богатства, так как это общество, законы и уклад, созданы именно для них. И вот наш Джимми, о чем не трудно догадаться, не стал исключением, хотя случилось сие знаменательное событие уже в правление Якова Стюарта4, который словно для таких как Бакстон, выдумал титул баронет, одним росчерком пера причисленного к дворянским, и стал торговать им, продавая налево и направо, ведь подобные нововведения случаются не от хорошей жизни, исключительно для поправки бюджета королевства. Таким образом, старина Джим, стал ни кем бы, то ни было, а баронетом, получив право именоваться Сером Джимом Бакстоном, и носить на груди кулон с короной и раскрытой ладонью.

После права называться Сером, Джимми начал подумывать о женитьбе, ведь в его карманах водились не только золотые роузнобли5, но и невдалеке от Сити стоял крепкий каменный дом в два этажа, а в конюшнях томилось две пары чистокровных лошадей и новая, покрытая итальянским лаком, двухосная карета. Бакстон не стал искать напыщенную дворянку, он бы не потерпел высокомерного презрения родовитой особы. Он остановился на премиленькой дочери, «средней руки» буржуа, обобрав его «до нитки». Джимми подкупил судейских чиновников и содрал с тестя приданное требуемое за дочь, доведя несчастного старика до разорения, нищеты и безумия.

Глупышка Кэтти, как называл жену Бакстон, родила от него двух детей, мальчика и девочку, скончавшись при родах дочери. Поэтому нащадков Джимми воспитывал сам, и стоит отметить, весьма в этом преуспел. И сын, и дочь стали достойными отпрысками своего родителя. Когда Сер Джим стоял на грани банкротства, распродав всё, и поселившись в старой лачуге на окраине Лондона,

Чарльз Бакстон с сестрой Эмэли обокрали старика, похитив последние деньги, и отправились искать лучшей доли. Чарльз принялся завоёвывать авторитет лондонского дна, а Эмэли опустилась до дешевых борделей, сначала на родном острове, а затем перебравшись во Францию. Именно там, в одном из Гаврских притонов, произошла случайная встреча брата с сестрой. И хотя плечо Элизабет уже украшало клеймо в виде лилии, а измененное имя звучало, на французский манер, – Шарло, брат, всё же узнал её, и поторопился поведать о своих успехах и планах.

Чарли Полпенни, стал достойной заменой отцу, он гремел на весь Лондон, прославившись грабежами и убийствами. Но ничто не вечно под луной, однажды он был схвачен, но бежал по дороге в Тауэр, после чего покинул Англию, и, перебравшись через Английский пролив6 обосновался во Франции, где и встретился с сестрой. Встреча оказалась удачной, как полагал Полпенни, ведь ему для дела как раз нужна была молодая, красивая девушка. Стоит признать, что этим его маленькая Эмэли или вернее сказать, теперь Шарло, была наделена с лихвой. И вот когда все действующие лица, задуманной им пьесы, были определены, Чарли начал представление, как положено, с поднятия занавеса. Он представил свою неотразимую Шарлотту, одному богатому юноше, доверчивость которого повергла Полпенни в изумление. Наивность и доброта, а так же отсутствие родных, этого молодого графа, сослужили дурную службу, натолкнув его нового друга, баронета Чарльза Бакстона, на коварную мысль – женить доверчивого и одинокого аристократа на девке, выдав её за особу дворянского рода. Когда же девица станет законной наследницей, избавиться от графа, завладев его состоянием. Сей нехитрый план затруднялся лишь отсутствием потенциальной невесты. Но как только Чарльз повстречал Эмэли, он понял, это судьба.

Но, как это порой случается, всё пошло не по плану Полпенни. Г раф де Ля Фер оказался вовсе не глуп и наивен, как хотелось бы Чарли, к тому же, по уши влюбившись в Шарлотту, он слишком не вовремя, значительно раньше того времени, чем мог представить Полпенни, увидел клеймо – проклятую лилию. Произошел страшный скандал. В это время, в Англии, от голода и нищеты, умирает отец – Бакстон Старший, что лишь озлобляет Чарли. Молодой де Ля Фер раскрыв обман, не стерпев горя и разочарования, решает покончить жизнь самоубийством. Но человек предполагает, а Бог располагает. В общем, давно это было, теперь и не припомнить, как всё обошлось. Но в заключение хочется лишь сказать – по счастливой, или может по роковой случайности, все упомянутые участники этой истории остались живы. Впрочем, у вас самих будет возможность в этом удостовериться.

Итак, как только Бакстон переступил порог «Гнезда кукушки», то не без удовольствия отметил, что это как раз то, что ему нужно. Он снова почувствовал себя Полпенни, вдохнув липкий от пороков, и от того такой родной, воздух мерзкой клоаки. Заняв место за одним из столиков, он принялся внимательно наблюдать за присутствующими и всем происходящим, вынося из подмеченного немалую пользу. Люди искушенные, зачастую, смотрят на мир другими глазами. Опытный охотник видит лес иначе, рыболов смотрит на реку по другому, Полпенни оказавшись в трактире, сразу определил, как себя следует вести и с кем иметь дело. От его глаз не сумело укрыться то, что для обычного посетителя являлось тайной за семью печатями и на, что простые люди, как правило, вовсе не обращают внимания.

Чарли заказал вина, самого дорогого из хранящихся в здешнем погребе, и, не притронувшись к бутылке, принялся ждать. Он не сомневался, что его появление не осталось незамеченным и, невзирая на шум, хохот и праздные шатания, меж столами, подозрительных типов, словом обычной для подобного трактира обстановки, с него не спускают глаз. Полпенни был не далек от истины, из-за покрытой копотью занавески, за ним наблюдала мамаша Совар, имевшая не меньший опыт в подобных делах, чем самонадеянный гость. Она наметанным глазом, распознала в посетителе человека, с которым нужно держать ухо востро, даже если он на твоей стороне, что привело её в некоторое замешательство. После нескольких мгновений тревоги, нескольких кружек вина и недолгих раздумий, хозяйка харчевни, шепнула на ухо одной из трактирных девок:

– «Разыщи Тибо и Крюка, пусть срочно бегут сюда. Да поторапливайся!»

Затем трактирщица сняла старомодный чепец; сменила замызганный передник на свежий; водворила на лице беззаботную, томную улыбку, призвав на помощь иссякшие женские чары, жалкие останки былой привлекательности, и, более обычного, завиляв необъятными бедрами, выплыла в, так называемый, обеденный зал. Полпенни сразу заметил статную особу и разгадал её намерения, но, не подав вида, перевел взор в противоположную сторону. Мамаша Совар, неспешно продвигаясь нужным курсом, как старая, груженая, утерявшая былую легкость речная баржа, так же, не выказывала намерений в отношении незнакомца. Она хохотала, наслаждаясь грубыми непристойностями, считавшимися среди людей определенного круга комплиментами, обращенными в адрес хозяйки. Трактирщица отвечала не менее крепким словцом, теребя пухлой, крепкой рукой косматые мужские головы, вызывая бурю одобрения и смеха у захмелевших завсегдатаев. Её праздное шествие, как и предполагал Полпенни, закончилось у его стола, что вызвало наигранное удивление с обеих сторон. Мамаша Совар кокетливо поправила собранные, в клубок, на затылке волосы и низким, хрипловатым голосом произнесла:

– Вы кого-то ждете?

Гость, скрестив на груди руки, и выдержав паузу, протяжно ответил:

– Жду.

– И кого же? Если это не секрет.

Полпенни, не спеша, оценивающе, с головы до ног смерил дебелую трактирщицу.

– По-видимому, вас.

Род занятий, богатый жизненный опыт, да и весьма потоптанное, но не искорененное до конца женское начало, являющееся лучшим советником любой женщины, подсказали трактирщице изобразить в наивысшей степени театральное изумление. Она разыграла застенчивость с примесью загадочности и насколько позволяла приобретенная с годами дородность, грациозно уселась на стул.

В этот момент в харчевню ввалились два крепких молодца, со свирепыми лицами. Они пробежали взглядом по залу и, заметив хозяйку, замерли в нерешительности. С лица тетушки Совар вмиг исчезла напускная жеманность, она повелительно мотнула головой, подав знак, громилам, не вмешиваться в разговор. Гость, сделав вид, что ничего не заметил, обратился к хозяйке:

– Разрешите, прежде всего, угостить вас этим прекрасным вином.

Он откупорил бутылку и наполнил две керамические кружки, с надщербленными краями, кровавокрасным пойлом.

– Мне очень нравится в вашем заведении. Нет…

Предвосхитив вопрос хозяйки, поспешил продолжить Полпенни.

– …не изысканностью и утонченностью вы сумели согреть мою душу. Уж лучше показаться вам охальным, чем не прямодушным. Ваш трактир мне напоминает о родине. Здесь всё как дома»

– Месье не француз?

– Я англичанин.

– И зачем же господин англичанин пожаловал в нашу добрую старушку Францию?

Полпенни и Тетушка Совар, словно две гиены приготовившиеся к дележу оставленной львом жертвы, простодушно оскалились друг другу.

– По той же причине мадам.

Обращение «мадам», к трактирщице, было явным перебором, отчего Совар покрылась густым румянцем.

– …которая заставляет таких бравых молодцов, как вот эти, рыскать по ночному городу в поисках наживы.

Он, кивком головы, указал на сидящих за соседним столом Тибо и Крюка, в срочном порядке вызванных властной трактирщицей. Омерзительный оскал «живой половины» лица Полпенни, свидетельствовал о нелепой случайности, в выборе субъектов представленных в виде примера. Хозяйка в задумчивости забарабанила толстыми пальцами по засаленной столешнице, не сводя пристального взгляда с гостя.

– Вы прибыли на поиски жертвы?

– Напротив, у меня есть и жертва, и деньги, мне не хватает только…

Полпенни вновь устремил взгляд на сидящих рядом громил. Трактирщица, как будто с облегчением вздохнула.

– Ну, с этим проще. И насколько серьезны ваши намерения?

– Очень серьезны.

Из-под ярко-синего камзола гостя показался кошелек туго набитый монетами. В предчувствии легкой наживы на мамашу Савар обрушилось магическое перевоплощение. От её женственности, томной загадочности и претензии на грациозность не осталось и следа. Она по-мужицки положила локти на стол и, потерев ладонью нос, произнесла:

– Вот это по-нашему. Сразу видно порядочный человек. Давайте знакомиться.

– Мне бы хотелось, что бы вы называли меня – Полпенни.

– Хм. Странное имя. Ну, у вас англичан ещё и не такое встретишь. Ладно, Полпенни так Полпенни. А я мамаша Совар.

Она бесцеремонно налила себе полную кружку из стоявшей на столе бутылки и осушила её, и вытерев рот рукавом, задала вопрос.

– Ну, говори толком чего надо?

– Мне нужны с десяток, верных и крепких молодцов, умеющих орудовать шпагой.

Трактирщица задумалась, уставившись на полу камзола гостя, в том месте, где скрылся кошелек.

– Ну, что ж милок, это можно устроить.

Многозначительно протянула она.

–…можно. Только вот бедной тетушке Совар тоже нужно, за что-то жить. Хоть мы люди и скромные…

Не терпящий грубых намеков Бакстон, грубо перебил кабатчицу.

– Сколько!

В глазах Совар загорелся огонек алчности. Она покусывала нижнюю губу, хлопая глазами, уставившимися в пустоту, а в голове одна цифра сменяла другую. От боязни продешевить в горле пересохло. Трактирщица схватила бутылку, слила в свою кружку остатки, и несколькими гигантскими глотками покончив с вином, выпалила:

– Пять экю

Бакстон привстал. Она схватила его за руку и завопила:

– Постой! Постой, так дела не делаются!

Полпенни уселся на прежнее место и негромко произнес:

– Только из уважения к вам тетушка…три

– Ну ладно, ладно, не кипятись, три так три, не будем сориться из-за пустяков. Давай ни тебе не мне, десять ливров7. За каждого молодца по ливру. Идет?

Англичанин пренебрежительно кивнул.

– Черт с тобой, пусть будет десять. Только люди мне нужны, сей же час!

– Ну конечно, конечно! А то, как же, непременно сейчас.

Она вопросительно покосилось на камзол, под которым таился вожделенный кошелек. Заметив вопрос в глазах трактирщицы, Полпенни пошарил за пазухой и на столе засверкали десять блестящих монет. Трактирщица трясущейся рукой сгребла их в передник и закричала:

– Мюзетта! Мюзетта мерзавка!

Возле стола появилась та же девица, что привела Тибо и Крюка, давно потерявших интерес к разговору меж незнакомым гостем и мамашей Совар. Они выпили по кувшину вина и во внутреннем дворике трактира затеяли горячий спор с погонщиками мулов, теребя за уши и заглядывая под пах несчастному животному, покрытому разлезшейся шерстяной попоной.

– Мюзетта, беги поскорее к господину Роже…

– Это на…?

– Да, да на улицу Турнон, там в подвальчике «Козье копытце», спросишь Одноногого Роже, или его дружка Петти, по прозвищу Карман, скажешь я зову. Мол, есть важное дело. Пусть садится в свой паланкин и поторопиться! Поторопиться слышишь?!

Прокричала трактирщица в след спешно удалившейся девушке.


1 полпенни – самая мелкая монета британского королевства.

2 Елизавета Первая, Тюдор 1533-1603 – королева Англии и Ирландии.

3 Генрих Восьмой, Тюдор 1491-1547 – король Англии, первый повелитель Ирландии. Отец Елизаветы.

4 Яков Первый, Стюарт 1566-1625 – король Англии, Ирландии и Шотландии.

5 роузнобль – золотой риал, денежная единица британского королевства.

6 Английский пролив – пролив Ла-Манш.

7 1 экю = 3 ливра.

ГЛАВА 13 «Несдержанность мессира де База»

ФРАНЦИЯ. НА ДОРОГЕ В ГОРОДОК ЛЕЗ-УЗАЖ. ПРОВИНЦИЯ ОРЛЕАНЕ.

Пятеро всадников, не щадя коней, неслись, во весь опор, по дороге, оставляя лишь клубы желтой пыли. За их спинами давно скрылись очертания родного городка, что отразилось на лицах, молодых анжуйцев, глубоким раздумьем. Безрадостные переживания омрачили чела, вызывая тревогу за собственные судьбы. Наконец де Самойль поднял вверх руку, подав знак остановиться. Он с улыбкой оглядел друзей и подмигнул де База.

– И всё же я рад Гийом, что всё так удачно получилось

– Вы полагаете?

– Несомненно. Давайте-ка передохнем. Вон там.

Он кивнул в сторону холма, под которым змейкой извивался узенький ручеек, журча и переливаясь на солнце, устремив хрустальные воды в бескрайние просторы, увлекая за собой ветви, склонившихся над прозрачной гладью, ив. Четверо дворян уселись под шатром изогнувшихся, над ними, деревьев. Слуга, принялся поить лошадей.

Лицо сержанта сделалось суровым и сосредоточенным.

– Теперь послушайте, что я вам скажу. Для того, чтобы избавить наши шеи от топора, я, прихватив с собой Гаспара, отправлюсь в Париж. Только там я смогу добыть у кардинала бумагу, которая даст нам возможность вновь обрести безопасность. Ну, а вам, за это, придется послужить Его Высокопреосвященству.

Глаза де Самойля скользнули по замыслившимся товарищам. Он сделал паузу и, не встретив возражений, продолжил:

– Вы немедля, отправитесь в Лез-Узаж с очень важной миссией. Постарайтесь не вляпаться, по глупости, в какое-нибудь дерьмо. И хоть этот городишка весьма прескверное место, никого из вас троих, не заподозрят в шпионаже в пользу кардинала, так как никому неизвестно, что вы люди Ришелье. Добравшись до города, вы остановитесь в таверне «Хромая лягушка», я, по возвращении, буду искать вас там. Теперь о деле. Во, что бы то не стало, вам следует разыскать человека по имени де Жермонтас. Этот господин предатель. Он не должен остаться в живых. Я надеюсь, вам не стоит разъяснять, как следует поступать с предателями?

Сержант улыбнулся и закивал головой. Он поочередно, останавливая взгляд, пристально оглядел троих друзей.

– Я верю в вас.

Затем неспешно поднялся, подошел к своему коню, погладил по черной как смоль гриве и, не продевая ноги в стремя, вскочил в седло. Рысак высоко поднял голову и захрипел, но почуяв врезавшийся в плоть трензель1, попятился назад, подогнув задние ноги, застыл в ожидании.

– И все ж таки, черти, я рад вас видеть! Гаспар, за мной!

Гвардеец, пришпорив коня, бросил на скаку:

– До встречи, друзья!

Слуга, дождавшись подтверждения команды от Сигиньяка, кряхтя, взгромоздился на свою коротконогую и мохнатую лошадку, смесь нормандской породы с мекельбургской, что может бежать день и ночь без передышки, и поспешил вдогонку за шевалье.

Оба всадника умчались вдаль. Три молодых дворянина молча, глядели им в след.

– Ну, что ж, господа, в Лез-Узаж!

Воскликнул преобразившейся де База, очевидно усмотревший в словах де Самойля резоны, что дают возможность надеяться на благоприятный исход столь безнадежного дела.

Анжуйцы, без промедлений, отправились в путь, пустив в галоп своих рысаков, направляя их к неведомым далям, так внезапно начавшейся новой жизни.

***

Прибыв в Лез-Узаж под вечер, друзья остановились, как было велено де Самойлем, в трактире «Хромая лягушка». Хозяин корчмы показал, предназначавшуюся для них, комнату, и анжуйцы спустились в обеденный зал заказать ужин. В темном, закопченном зале захудалой таверны было безлюдно. Какая-то компания, сдвинув столы, пировала в углу низкого полутемного помещения, наполняя его гомоном пьяных голосов. За столиками, в полумраке, просматривались силуэты ещё нескольких одиноких посетителей. Де База огляделся. В глаза ему бросилось, как несколько подвыпивших бражников, очевидно участвовавших в шумной попойке, стояли возле стола молодого, и судя по платью и манерам, весьма почтенного дворянина. По жестикуляции и раскатистому хохоту господ гуляк не трудно было догадаться, что их речи и намерения не являют собой ничего благопристойного. Де База напрягся. Сигиньяк заметив волнения друга, положил руку на эфес его шпаги.

– Не стоит, Гийом, мы здесь не за этим

Не успел Жиль произнести эти слова как послышались шум и брань. Потерявший терпение молодой дворянин поднялся на ноги и ударил одного из донимавших его кутил глиняным кувшином по голове. Второй, с виду отпетый жуир, глядя как, отшатнувшись, повалился наземь его товарищ, свирепо заорал:

– Грязная испанская свинья! Сейчас я тебя научу хорошим манерам!

Раздался шелест извлеченной из ножен стали. Пятеро мужчин, проводящих время в шумном веселье, здесь же рядом, за сдвинутыми столами, и являвшиеся товарищами, затеявших ссору господ, так же схватились за оружие, присоединившись к бросившемуся на испанца другу. Де База, исподлобья наблюдавший за происходящим, услышав звук зазвеневших клинков, лишился остатка терпения, и ринулся на помощь одинокому дворянину. Завязался бой. Испанец и анжуец, спина к спине, отражали атаки раззадорившихся противников.

Де Сигиньяк и де Ро переглянулись.

– Луи, клянусь, он воистину неисправим! Откуда только взялись, эти чертовы…

Не договорив, друзья бросились на помощь претерпевающим затруднения дворянам. После непродолжительной схватки, не предвидя подобного развития событий, нападавшие дрогнули. Их воинственный пыл, вызванный винными парами, иссяк, натолкнувшись на серьёзное сопротивление. Оказавшись перед небогатым выбором умереть или спастись бегством, струсившие бульвардье, не сговариваясь, выбрали второе.

Насладившись отступлением противника, испанец обратился к анжуйцам, пришедшим ему на выручку.

– Сеньоры, разрешите представиться: кабальеро дон Фернандо Гильермо де Ла Вега, верный подданный Его Величества короля Испании. Вы сегодня, несомненно, спасли мне жизнь, а такое не забывается. И я, смею заверить, умею быть благодарным. Позвольте узнать имена тех, кому обязан жизнью?

Жиль, сняв перчатки, поклонился испанцу.

– Виконт де Сигиньяк, а это…

Он обернулся к товарищам, и, указывая на каждого из них, произнес:

– …господа де База и де Ро.

Все четверо раскланялись.

– Весьма польщен. Прошу меня простить, сеньоры, разрешите в знак признательности угостить вас ужином и лучшим вином, какое только имеется в этой харчевне.


1 трензель – часть упряжи.

ГЛАВА 14 «Два гасконца»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ.

Уклад жизни жителей провинции, населяющих бесчисленные хутора, фермы, деревни и села, существенно отличается от жителей больших городов. В их отношении к праздникам, работе, соседям есть, что-то непостижимое и комичное для людей населяющих города. Более открытые, прямолинейные, добродушные и отзывчивые провинциалы частенько становятся посмешищем в глазах горожан. Хотя каждый, в глубине души, понимает, что перечисленные выше качества, являются скорее достоинствами, чем недостатками. Но грубый китч, приспособленческие навыки, изысканная ложь, целая наука о лести, искусство обольщения, дают горожанам, весьма сомнительное, на наш взгляд, право, свысока взирать на провинциальных недотёп с их архаичными устоями. Именно этими, на первый взгляд, пустяковыми причинами обуславливаются непростые отношения тех и других.

Одной из неприемлемых причуд жителей деревни, заслуживающее порицания горожан, считается раннее пробуждение. Не являлся исключением из правил и шевалье д’Артаньян, воспитанный в семье дворянина из провинции, а значит унаследовавший всю тяжесть деревенского невежества. «А подъем спозаранку так в первую очередь», как утверждал развращенный столичной жизнью, в прошлом крестьянин, Планше, ворчавший каждое утро:

– Я сударь, воля ваша, не соглашался изображать из себя галльского петуха, встречающего рассвет, что бы разбудить всю деревню! Что вам не спится, что не живется?! Отчего вы сами не отдыхаете и людям не даете?

– Ах, Планше, Планше, заскорузлый ты человек, мне ведь сегодня идти на аудиенцию к господину де Тревилю. К де Тревилю! Понимаешь, дурья твоя башка!

– Да хоть бы к самому Луи Бурбону.

Пробурчал слуга, переворачиваясь с бока на бок, и сладко потирая щеку о соломенный тюфяк, разложенный под окном, в углу комнаты. Гасконец, вынырнув на время из своих грёз, оторвался от окна и возмущенно поглядел на бессовестного пикардийца. В ответ послышался мерный храп. Д’Артаньян не вынеся такой наглости пнул Планше ногой.

– Вставай негодяй, не то тебе достанется шпагой!

Слуга вскочил и заметался по комнате.

– Что вы ей Богу, ваша милость?! Неужто я слов не понимаю?! Так бы и сказали, а то сразу шпагой!»

– Моё платье готово?

– А то, как же, готово конечно. Галунами обшил, дыры заштопал, новый ворот приторочил. Теперь не хуже чем у герцога Орлеанского. Шпагу надраил, берет ваш, почистил, а вы браниться. Негоже на слугу браниться. Слуга он как дитя.

– Ладно, хватит! Собирай завтрак. Пора!

Лувр, напротив, через реку, Нельская башня.

Пробираясь сквозь утреннюю, уличную толчею, вертя головой, натыкаясь на мулов, запряженных в небольшие двуколки; ослов с поклажей и без неё; суетливо спешащих и лениво разгуливающих прохожих; расспрашивая всех, кто был в состоянии понять ломанный французский молодого гасконца, д’Артаньян добрался до улицы Старой голубятни, а затем и до особняка капитана королевских мушкетеров. Гасконец был искренне удивлен тем, что особняк самого де Тревиля, располагается в Сен-Жермен, в непосредственной близости от его скромного жилища, он искренне полагал, что такой знатный вельможа должен жить в непосредственной близости от Лувра, если не в самом королевском дворце. Преодолев сумрачную арку, он оказался во дворе кишащим мушкетерами, что привело шевалье в блаженное оцепенение. Столько раз он представлял себе, как окажется в великолепном Париже, увидит королевский дворец и прочее, прочее, «прочее» о котором он всё больше исправно забывал, чем хорошо помнил. Да и на кой черт нужно это «прочее», если для него Франция это король, королева, господин де Тревиль и рота мушкетеров Его Величества. И если никого из королевских особ он ещё не имел счастья лицезреть, то мушкетеры вот они. Он остановился, подталкиваемый со всех сторон целеустремленными просителями и гостями, с вожделением взирая на голубые плащи, расшитые золотом, на пышные, пестрые плюмажи, на роскошные ботфорты, со сверкающими на солнце шпорами, дорогое оружие. Сердце юноши заклокотало в груди, как вдруг он услышал окрик, распознав родной беарнский акцент.

– Эй, деревенщина, проходи! Чего стал? Не мешай! Или одурел от счастья?!

С десяток мушкетеров разразились хохотом, глядя на молодого гасконца, нелепо торчащего посреди дороги. Д’Артаньян, даже не сразу понял к кому столь неуважительно обращается мушкетер, и пока он соображал, людской поток принес его к широкой лестнице, что вела в просторную приемную. От обиды у юноши пересохло в горле. Он всю дорогу из родной Гаскони до самого Парижа, страстно желал поединка. Выискивал даже малейший повод, завидев человека со шпагой, всё тщетно, за исключением случая в Сен-Дие, о котором он предпочитал не вспоминать. И вот первый кто нанес оскорбление, которое могло бы повлечь за собой дуэль, оказался мушкетер. «Ладно, его счастье, что я спешу. А ещё он мушкетер короля, а мушкетеры Его Величества, это единственные на всей земле люди которым я на первый раз готов простить невежество. Но в дальнейшем, никогда!» Успокоив себя, гасконец ринулся к огромной двухстворчатой двери. Ему преградил путь лысый человек в шитой золотом лакейской ливрее.

– Сударь, вы куда? Вы, что не видите, что вы здесь не один? Потрудитесь проявить терпение.

– Но у меня рекомендательное письмо к господину де Тревилю!

– Вот и хорошо, как ваше имя?

Сухо спросил лакей. Юноша приосанился, приняв гордую позу, и с пафосом произнес:

– Моё имя шевалье д’Артаньян из Гаскони.

К удивлению д’Артаньяна, на лакея, это не произвело ни малейшего впечатления, он бесстрастно, что-то записал в толстую книгу и негромко произнес, указав на длинные лавки заполненные людьми:

– Прошу вас господин.

Ещё раз, заглянув в книгу, коверкая имя гасконца, произнес.

– …д’Артаниан, ожидайте, вас вызовут, ожидайте.

В этот момент из кабинета вышел толстяк, с лицом красным как молодой редис, и, вытирая со лба крупные капли пота, заковылял к лестнице. За ним, в припрыжку показался долговязый лакей, точно в такой же ливрее как у лысого записавшего д’Артаньяна в книгу. Он, выпучив глаза, как будто ему поднесли раскаленное клеймо к ягодицы, и, что было мочи, завопил:

– Господа Атос, Портос, Арамис и д’Альбек!

Три мушкетера, скрылись за высокой дверью.

Д’Артаньян с завистью проводил взглядом дворян вошедших в кабинет капитана, искренне удивившись, что из четверых названых, в кабинет вошли только трое. Оглядев помещение заполненное народом, он с сожалением заключил, что его черед предстать перед графом де Тревилем, весьма призрачен, а то и вовсе несбыточен. Но кипучая натура гасконца, славная своим умением не отступать и не впадать в уныние перед любыми трудностями, вынудила юного шевалье на поиск решения быть может не совсем непогрешимого, но действенного. Он описал несколько кругов по залу, ловко лавируя, как маркитанская лодка, меж островков, не о чем не подозревающих, увлеченно беседующих, визитеров. После чего с видом невинного и не на, что не претендующего простака занял позицию меж несколькими грозными, вооруженными до зубов, мушкетерами, очевидно поставленными здесь для охраны, и двумя лакеями, занятыми исследованием толстой книги, в которую был записан и сам д’Артаньян.

***

В это самое время, в кабинете, Атос закончил доклад о ночных событиях, произошедших на улице Высохшего дерева и о гибели барона д’Альбека, чем привёл де Тревиля в оторопь. Капитан выпустил из рук перо и, хлопая глазами, переводил взгляд с одного на другого мушкетера, выстроившихся перед ним. Он поднялся с громосткого кресла, потупил взгляд и, заложив руки за спину, медленно зашагал по просторному кабинету. Его лицо выдавало невообразимую тревогу, вырвавшуюся из-под контроля и заставившую забыть о чьем-либо присутствии. Блуждая по просторам комнаты, де Тревиль наткнулся на шеренгу ожидавших, терпеливо переминавшихся с ноги на ногу дворян и, подняв остекленевший взгляд, обратился скорее к самому себе, чем к присутствующим.

– Как же это возможно?»

Затем обретя присущую себе уверенность, решил взыскать с подчиненных.

– Как подобное возможно!? Кто посмел напасть на мушкетеров Его Величества?!

Он со строгостью впился взглядом в Атоса, как будто возлагал на него вину за произошедшее. Но граф де Ля Фер был славен ещё и своим хладнокровием, а так же рассудительностью, он, не моргнув и глазом, ответил:

– Я хотел бы напомнить, что никто из нас не был облачен в мушкетерский плащ, из чего можно заключить, что нападавшие не ведали, с кем имеют дело

Ответ не принес, да и не мог принести должного утешения де Тревилю и Атос продолжил:

– И еще, не премину повторить, все разбойники убиты и нам вряд ли удастся узнать о истинной причине их дерзкого поступка

– Все убиты?

С недоверием переспросил капитан.

– Увы, кроме одного, хотя именно этого господина стоило бы продырявить в первую очередь. И могу вас заверить, мы непременно найдем его.

– Перестаньте говорить загадками Атос! Почему именно его, и кто вообще эти люди?!

– Тот, кто спасся бегством, убил д’Альбека, поэтому заслуживает смерти! У нас остался его кинжал, он оставил его в груди несчастного барона и это, поверьте, его роковая ошибка.

Атос протянул капитану кинжал, извлеченный из груди несчастного барона. Тревиль подошел к окну, разглядывая оружие на свету.

– Хм, приличная вещь, этот кинжал, несомненно, сделан искусным оружейником и стоит немалых денег. Это не кусок отточенной стали, что прячут под лохмотьем простолюдины. А вот и подтверждение.

Он взял со стола лупу и вернулся к окну.

– Так, вижу геральдический знак, увенчанный короной щит, разделен на две половины, на одной могучее дерево с пышной кроной, а на другой две рыбы, расположенные одна под другой. Что ж, вне всяких сомнений это герб, и, судя по короне герб баронский. А вот ещё, какая-то надпись…«renego»… По слогам прочёл капитан, после чего его взгляд взмыл в потолок, как первое, так и второе красноречиво демонстрировало сложные отношения графа с латинским языком.

– Отрекаюсь.

Тихо произнес сведущий Арамис. Де Тревиль с интересом посмотрел на мушкетера, дерзнувшего подсказать командиру перевод.

– «Renego», в переводе с латыни – отрекаюсь.

– Ну да, ну да, отрекаюсь, странная надпись. Судя по этому кинжалу, его владелец, несомненно, дворянин/

В этот миг, не упустил случая предложить свою версию Портос, как обычно подняв на смех все существующие догадки.

– Да ну, что вы, помилуйте, украл, наверное, шельмец! Ну, какие же они дворяне, чернь, уличные бродяги, пожелавшие поживиться за чужой счет. Вот мы их и накормили досыта. Вот только жаль д’Альбека.

Загрустил верзила, вспомнив об убитом друге. Капитан покачал головой.

– Да, д’Альбек, д’Альбек, теряем лучших людей. Не понимаю, зачем всякому сброду нападать на…

– Господин капитан, не сочтите за дерзость, разрешите высказать своё предположение.

Произнес Атос, утомившийся от бесплодных блужданий своего командира по замысловатым лабиринтам таинственных событий. Де Тревиль несомненно ценивший аналитические способности графа давно ждал этой инициативы, поэтом уселся в кресло, что означало для всех хорошо знавших гасконца, что можно долго и обстоятельно говорить.

– Прошу простить меня за излишнюю наблюдательность, но, по-моему, самое время поговорить начистоту. Несомненно, встреча графа де Ла Тура с испанцами имела политический окрас, поэтому разделяя ваши опасения, могу с уверенностью допустить, что нападение было не случайным.

Тревиль не спускал глаз с Атоса, стараясь не упустить не единого слова. Арамис с Портосом так же проявляли немалый интерес к рассуждениям товарища.

– Но если посмотреть на произошедшее с другой стороны и попытаться в деталях разобраться, то всё выглядит весьма нелепо. Во-первых, нападавших было слишком мало, что бы справиться с теми, кто охранял сие так называемое предприятие. Попахивает дилетантством, такой вывод напрашивается, глядя на результат, которого достигла, а точнее не достигла атаковавшая сторона. Во-вторых, среди убитых нами, я не увидел ни одного знакомого лица.

Мушкетер с иронией окинул взглядом де Тревиля, сделав многозначительную паузу.

– Если бы в деле были замешаны те кого вы опасаетесь, я думаю, нам не удалось бы этим чудесным утром разговаривать с вами. Мы бы, в худшем случае, лежали в лужах крови, на брусчатке проклятого дворика, ну, а в лучшем сидели где-нибудь в Бастилии или в застенках Фор-Левек.1

– Я всегда отмечал – вам не откажешь в логике. Да, всё выглядит весьма убедительно, с ваших слов. Но я хочу задать вам один вопрос. Постарайтесь ответить, на него, хорошо подумав.

Тревиль испытывающим взглядом впился в мушкетера, и сурово наморщив лоб, продолжил:

– Вы лично, граф, верите в подобные совпадения?

– Нет.

Незамедлительно ответил тот, кому капитан адресовал вопрос. Тревиль закивал головой.

– То-то и оно. Ищите хозяина кинжала господа. И помните, на карту, возможно, поставлены наши жизни. Более не смею задерживать.

Дверь распахнулась и три мушкетера, бряцая оружием, развеяли, своим шествием, толпящихся у двери людей. Пока их сослуживцы, охраняющие подходы к двери приветствовали лихую троицу радостными возгласами, а лакеи застыли в поклоне, д’Артаньян вихрем пронесся сквозь зевнувших стражников и привратников и, вскочив в кабинет, отвесил самый неистовый поклон на который был способен, затараторив.

– Господин де Тревиль, у меня к вам письмо от господина д’Артаньяна!

Тревиль прибывавший в тяжких раздумьях не разобрал, что там лопочет шустрый малый, но услышав знакомое из юности имя, уставился на человека произнесшего, то от чего на капитана нахлынуло что-то давно утерянное, до боли родное и сладостное. Смугловатое, скуластое лицо молодого человека, без всяких сомнений принадлежавшее гасконцу, показалось графу знакомым. В его голове закрутилась рулетка воспоминаний, где он такой же молодой, неотесанный провинциал, как и этот юнец, поступил на королевскую службу. Потом походы под предводительством Славного Генриха, такого же беарнца как и он сам, потом регентство Марии Медичи, потом Монтобан, сближение с молодым Людовиком… Погибшие и выжившие товарищи по оружию, лица которых вереницей проплывали в его памяти Де Карзак, д’Ажэньяк, Рюальтон, Дюардо, де Линьяк, д’Артаньян…стоп, д’Артаньян!

Взгляд капитана приобрёл осмысленность, он как будто сбросил с себя балдахин воспоминаний и ясные очертания предметов и людей вновь предстали пред его очами. Он поднялся и вышел навстречу юноше.

– Как вы говорите ваше имя?

Лакеи и мушкетеры, ворвавшиеся вслед за шевалье, кто с досадой, кто с удивлением удалились, затворив за собой двери, оставив графа наедине с молодым гасконцем.

– А я ещё не называл своего имени.

– «Полагаю, и не стоит себя утруждать! Ваше имя д’Артаньян из Беарна. Не так ли?

Слова были бы излишни. На лице молодого гасконца всё было написано гораздо красноречивее, чем любой его ответ. Сердце юноши вырывалось из груди, он приклонил колено сорвал с головы берет пожирая взглядом того в чьих руках была его судьба.

– Д’Артаньян, д’Артаньян, ах как все это было давно. Ваш отец ещё жив?

– Да сударь.

Он вдруг вспомнил о письме и поспешил предоставить его де Тревилю. Капитан, срывая печать и разворачивая сложенную бумагу, с добродушной улыбкой взирал на гостя принесшего ему мгновенья радости и безмятежные воспоминания о его далекой и многострадальной родине. За время чтения письма, на лбу у графа появилась глубокая изогнутая, как парящая чайка, морщина. Он отложил в сторону послание и строго спросил:

– Так чего же вы всё-таки хотите, господин д’Артаньян?

– Сударь, уезжая из Кастельмора в Париж, я надеялся в память о той дружбе, о которой вы не забыли, просить у вас плащ мушкетера. Но после всего увиденного, я понял, что эта милость была бы столь огромна, что я боюсь оказаться недостойным её.

Капитан с интересом взглянул на юношу.

– Это действительно милость, молодой человек, но для вас, возможно не так недоступна, как вы думаете. или делаете вид, что думаете.

Он поправил подбитые сединой волосы, отдернул полы небесно-голубого плаща и изучающе оглядел молодого гасконца. «Этот молодец совсем не искушен парижской жизнью, не имеет связей и знакомств. Папаша, судя по всему описал меня в лучшем свете, а это наиценнейшая рекомендация для такого молокососа. Этот сделает всё, о чем я попрошу, даже приказывать не придется. Такие люди в сложившейся ситуации весьма ценны, весьма. Черт, но ведь существует правило набирать в мушкетеры только опытных, отслуживших в гвардии не менее двух лет! Но отпускать этого молодого гасконца не хотелось бы. Может попросить короля, представив его родственником? Наш Людовик любит гасконцев. Ведь место д’Альбека освободилось, удобный случай.» размышлял Тревиль, теребя черный ус.

– При всем желании помочь, затрудняюсь, что-либо ответить. Вот если бы кроме меня, мог похлопотать перед королем ещё кто-нибудь из знатных вельмож, было бы гораздо проще добыть для вас столь желанный плащ мушкетера.

Вымолвил Тревиль будучи уверенный в том, что второго, кроме него, просителя не сыщется, а значит будет проще отказать юнцу. Д’Артаньян был тронут до глубины души вниманием и участием в его судьбе столь великого, как ему казалось, человека. «Вот, что значит дружба! Если люди достойные и благородные, они способны пронести дружбу через всю жизнь, и даже на смертном одре, последним словом будет имя друга! Я тоже хочу иметь таких друзей! Я во, что бы то ни стало встречу такого человека, и только смерть разлучит нас!» восторженно подумал д’Артаньян и молча поклонился. Но вдруг ему вспомнились напутствия матушки, она упомянула о своем брате, который служит в Париже, при Королевском Дворе.

– Господин де Тревиль! Мой дядюшка служит при Дворе! Я знаю об этом со слов матушки!

Капитан безнадежно покачал головой, заставив себя улыбнуться.

– Да, вот как? Ну и как же имя вашего дядюшки?

– Пьер Огюст де Монтескью.

Робко произнес д’Артаньян, с величайшим волнением ожидая как на это отреагирует де Тревиль.

– Как?!

Изумленно воскликнул капитан, вскочив с кресла.

– Монсеньор де Монтескью это ваш дядюшка?! А почему же…?!

– Монтескью имя моей матери в девичестве.

Оправдываясь, промямлил юноша. Тревиль отпустил ему лучезарную улыбку.

– Ах, вот оно что! Ну, это совсем меняет дело! Кстати, а в каких вы отношениях с дядюшкой?

– Я видел его единственный раз, когда был ещё ребенком.

– Ну, вот и прекрасно! Я думаю, Его Величеству будет трудно отказать в милости мне, если я заручусь поддержкой столь влиятельного вельможи как ваш дядюшка

Капитан вновь уселся в кресло взял в руки перо и, прищурив глаза, произнес:

– Но мне хотелось бы сделать для вас вот ещё что. Наши беарнские юноши редко бывают богаты, и я не думаю, чтобы положение сильно изменилось с тех пор, как я покинул родные края. Полагаю денег, привезенных вами, вряд ли хватит на жизнь.

Д’Артаньян гордо выпрямился, всем своим видом давая понять, что он ни у кого не просит милостыни.

– Полно, полно, молодой человек, мне эти повадки знакомы. Я приехал в Париж с четырьмя экю, и вызвал бы на дуэль любого, кто осмелился бы сказать мне, что я не в состоянии купить Лувр»

Молодой гасконец ещё выше поднял голову.

– Но у меня есть восемь экю.

Де Тревиль едва сдерживая улыбку, поглядел на юношу.

– И, тем не менее, я сегодня же напишу письмо начальнику Королевской академии, и с завтрашнего дня он примет вас, не требуя никакой платы. Не отказывайтесь от этого. Вы научитесь верховой езде, фехтованию, танцам. А ещё, я выпишу вам пропуск в Лувр, где вы сможете повидаться со своим дядюшкой.

Граф закончил писать, свернул бумагу и поставил сургучную печать.

– Возьмите, шевалье, это пропуск в Лувр, где вы сможете найти господина де Монтескью.

От такого благоприятного исхода встречи с капитаном королевских мушкетеров, у д’Артаньяна закружилась голова. Он схватил конверт, с почтением раскланялся и выпорхнул из кабинета, в надежде поскорее встретится с дядюшкой Пьером.


1 Фор-Левек – одна из тюрем Парижа.

ГЛАВА 15 «Таинственный аптекарь»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ.

Ранним утром, господин Буаробер поднялся в дурном расположении духа. Он наспех позавтракал, тем, что ему оставил Дордо, улизнувший из дома в неизвестном направлении, что не являлось редкостью, и было неотъемлемой составляющей деятельной натуры, в прошлом, капрала пикардийского полка. Приор, ругая слугу, выпустил из клетки Мартена, за гусем закрепилось сие гордое имя, и, накинув допотопное фиельтро1, времен славного короля Генриха, направился в дальний путь. Он прошел церковь Сен-Жак-ла-Бушери, проследовав в Маре и миновав улицу Храма, добрался

Сен-Жак-де-ла-Бушери.

до улицы Белых Мантий, тихого, глухого местечка, откуда прекрасно просматривались все семь башен старой крепости Тамплиеров. Здесь не было так шумно и многолюдно как вблизи Лувра,

Ратуши и прилегавших к ним кварталов, что заставило Буаробера остановиться и насладиться утренней тишиной. Лишь редкие прохожие, да одинокий колокольчик замешкавшегося золотаря2 вернули его из упоительных мечтаний на грязную улочку. Приор огляделся и, распознав, среди прочих, нужный дом, направился к нему. Маленький одноэтажный домик с ломанной крышей, жалким подобием смелого архитектурного решения Франсуа Мансара, приветливо сверкнул немытыми окнами, освобожденными от ставень. Утренний гость поднялся на три, полуразвалившиеся ступени и постучал, прикрепленным к двери бронзовым молоточком в виде рыбьего хвоста. Открывать не торопились. Прелат прислушался и, не услышав ничего кроме тихого кошачьего мяуканья, доносящегося из-за двери, более настойчиво забарабанил. Наконец донеслось шарканье шагов и бряцанье засова. На пороге показался врачеватель, и аптекарь мэтр Ванденхаас, он виновато улыбнулся и с валлонским акцентом произнес:

– Прошу простить меня господин Буаробер, я был внизу, в подвале, поэтому не сразу услышал стук.

Гость, вместе с хозяином, прошел по сумрачному коридору, сопровождаемый двумя котами, трущимися о ноги гостя и хозяина. Поравнявшись с полукруглым дверным проемом, лекарь нырнул во тьму, предложив гостю следовать за ним, по крутым ступеням, уходящим вниз, во мрак подземелья.

– Сегодня прошу сюда. Я вам посвечу.

Он снял со стены фонарь и, вытянув руку, пролил свет на щербатые ступени. Буаробер, аккуратно ступая, спустился, сутулясь, приблизившись к низкой кованой двери.

Толкните дверь, она не заперта.

Замок тамплиеров.

Приор и аптекарь вошли в просторный подвал освещенный дюжиной сальных свечей, где в нос прелату ударил смрадный запах, заставивший поморщиться. Помещение было обставлено грубо сколоченной мебелью, возле одной из стен стоял большой, в человеческий рост дистиллятор, вокруг сверкающего медью чрева которого, лежало на боку несколько бочек. В темном углу, под подвешенным к потолку деревянным коробом, располагалось круглое жерло колодца, накрытое прогнившим дощатым щитом. На одном из двух столов, где, как и на прибитых к стенам полках, хаотично заполоненных множеством разнообразных баночек, пузырьков, колб и прочих замысловатых сосудов, громоздился невиданный прибор, назначения которого Буаробер не ведал. В полном изумлении, приор, прищурив близорукие глаза, приблизился к столу, разглядывая диковинку. На круглом, отшлифованном до блеска деревянном диске возвышался покрытый витками резьбы прут из желтого металла, к нему, при помощи кольца и винта крепилась бронзовая пластина с прикрученными обручами, обхватывавшими две линзы, одну выпуклую другую вогнутую, небольшого диаметра и весьма внушительной толщины. С умилением глядя на любознательного пациента, лекарь спросил:

– Как ваше колено?

Будто зачарованный, Буаробер кружил вокруг стола, где красовалась невиданная вещь, от восторга, не воспринимая мелочей, о которых может спрашивать лекарь.

– Святой, милостивый Боже, что это?!

Валлон улыбнулся, с гордостью пояснив:

– Это замечательная вещь. Я купил её в Мидделбурге у мастера Янсена. Она помогает в моих исследованиях.

Приор зачарованно осматривал дивную вещицу, как вдруг странный шорох отвлек его внимание, он встревожено поглядел на аптекаря.

– Что это, крысы?! Вот слышите?.

С ужасом воскликнул он. Аптекарь, загадочно улыбнувшись, ответил:

– Да, своего рода крысы, хотя нет иные грызуны, крыс у меня нет. Шпангоут и Бизань3 позаботились, тигры не коты, всё, что было, переловили, а вот моих не трогают.

Буаробер не выбравшийся из прочных объятий изумления осторожно огляделся. Ванденхаас засмеялся.

– Не бойтесь, они абсолютно безобидные. Вот полюбуйтесь.

Он подошел к низкому ограждению в углу под сводчатой аркой, приглашая жестом гостя полюбоваться своими питомцами. Приор, недоверчиво ступая, подкрался к бортику из толстых досок и ощутил источник устойчивого зловония. По полу, устланному сеном, резво сновали забавные зверьки, доселе невиданные прелатом, и напоминающие прочих тварей из отряда грызунов. Буаробер от неожиданности отступил на шаг, взметнув брови.

– Бог мой, да у вас просто какое-то сказочное подземелье! В жизни не встречал ничего подобного. Кто это?!

– О, это воистину прелестные создания! Они привезены из Нового Света, там их называют «куи4».

Мне подарил их дон Гонсало Хименес де Касада. Милые, не правда ли?

Гость с восторгом наблюдал за пушистыми зверьками. В этот миг зазвучали удары молотка на входной двери. Хозяин виновато поклонился и направился к низкой дверце.

– Прошу простить меня, кто бы это ни был, он не отнимет много времени. Я тотчас вернусь и осмотрю вас.

Уже ступив на лестницу, валлон обернулся.

– Вы можете пока развлечься. Куи совершенно безобидны. Если угодно, возьмите приглянувшуюся на руки, она не причинит вам вреда.

Вскоре гул шагов хозяина стих где-то наверху.

Отворив входную дверь, лекарем увидел перед собой человек, у которого одна половина лица несколько отличалась от другой. Незнакомец обжег валлона пристальным взглядом и почтительно спросил.

– Мэтр Себастьян Альдервейден?

Аптекарь вздрогнул. Его бледное лицо исказил испуг и тревога. Он нерешительно кивнул. Гость ухмыльнулся, оцепенению аптекаря, иронично поинтересовавшись.

– Вы предпочитаете разговаривать прямо здесь?

Ванденхаас, или как назвал его нежданный гость – Альдервейден, жестом предложил войти. Миновав коридор и крошечную переднюю, они оказались в небольшой комнатушке, где Бакстон, а это, как вы догадались, был именно он, не церемонясь, без приглашения уселся на облезлый диванчик.

– Кто вы и как нашли меня?

Негостеприимно спросил хозяин. Незнакомец усмехнулся и бесхитростно произнес:

– Хм, очень просто, мне о вас рассказал Ванденхаас, лекарь услугами, которого я пользовался на протяжении двух последних лет. Уезжая, ваш земляк порекомендовал мне вас.

– Он голландец.

– Да бросьте вы! Это там, на родине вы голландцы, фламандцы, фризы, валлоны, здесь никому нет дела до этого. Я пришел к вам потому, что вы мне нужны. Ванденхаас хорошо о вас отзывался, а ему я безоговорочно доверяю. К тому же, меня больше устраивает врач протестант, ведь я англичанин. И хоть мне наплевать на весь этот церковный вздор, я ненавижу папистов5. Да и вам не помешает пара монет.

– Вынужден вас разочаровать, я католик.

– Впрочем, если вы валлон, это вполне объяснимо. Да и черт с ним, к дьяволу всё это!

Он брезгливо оглядел облупившиеся стены и потолок убогого жилища, протянув:

– Да-а, запустил Ванденхаас дом, это ведь его дом?

– Да. Марко уступил мне его на время, пока он будет в отъезде.

– Вам повезло. Насколько мне известно, он может вовсе не вернуться.

Бакстон рассмеялся, отыскав нечто веселое в собственных словах. Проглотив излишнюю, и от того тягостную, осведомленность гостя, хозяин нарочито сухо задал вопрос:

– Чем обязан, господин?..

– Моё имя Чарльз Бакстон, и я пришел просить вас о помощи.

Альдервейден собирался, во, что бы то не стало отказать неприятному незнакомцу, чего бы тот не попросил. Но слово помощь, взывало к его совести и к лекарскому долгу, что в конечном итоге повлияло на решение валлона.

– Чего вы хотите?

Лицо англичанина сделалось серьёзным и сосредоточенным.

– Сегодня в полдень, на пустыре за Люксембургским дворцом, состоится дуэль. Среди прочих в ней будет участвовать и ваш покорный слуга.

Бакстон привстал в легком поклоне, не переставая излагать свою просьбу.

– Если всё закончиться благополучно, и ваша помощь не потребуется, вы сможете, не показавшись из укрытия, удалиться.

– Меня не должны видеть?

– Нет, кроме того случая о котором я прошу, это в ваших же интересах. Запомните, вы можете появиться лишь тогда, когда оставшиеся в живых покинут поле боя! Если же я буду ранен, вы должны мне дать слово, что доставите меня сюда и будете лечить, как вы это умеете. А в ваших возможностях я ни сколько не сомневаюсь, поэтому и обращаюсь именно к вам. Да! В любом случае вы получите десять пистолей. Десять!

Чарли растопырив пальцы, выставил пере собой ладони. Лекарь глубоко вздохнул.

– Не следует все переводить на деньги. Есть вещи более важные, чем презренный металл, во всяком случае, для меня.

– Ваше дело сударь, меня это ни ком образом не касается, поступайте с деньгами как вам заблагорассудиться. А теперь, я хочу, что бы вы мне пообещали, что сделаете, как я прошу!

Их взгляды столкнулись. Бакстон напряженно ждал ответа лекаря.

– Хорошо, я сделаю всё, о чём вы просите.

– Вот и прекрасно!

Воскликнул англичанин и поднялся на ноги.

***

Оставшись наедине с невиданными зверьками Буаробер, всё же решился поймать одного из них. Юркие грызуны, учуяв незнакомца, демонстрировали чудеса верткости и прыти. Приору никак не удавалось поймать, хоть одного из них. Согнув ноги в коленях, он метался по темному углу, с азартом охотясь на невиданных куи. И вот неосторожный пируэт и прелат с улыбкой повалился на кучу сена, предвкушая мягкость приземления. Но вопреки надеждам падение выдалось болезненным. Его спина натолкнулась на край весьма твердого предмета. Буаробер схватился за ребра, издав протяжный стон.

Он с негодованием разворошил сено и к великому недоумению обнаружил там потертый ларец.

Прелат изумленно уставился на предмет, напоминавший матросский рундук. Буаробер с опаской оглянулся на дверь, за которой скрылся аптекарь. Осторожно подняв крышку сундучка, он заглянул вовнутрь. Сверху лежали сложенные в стопку бумаги, очевидно письма. Прелат, не в состоянии справиться с любопытством, в нерешительности достал верхнее и пробежался глазами по строкам, выведенным ровным, аккуратным почерком.

ПИСЬМО: «Альдервейден, соблаговолите ответить на мое послание, в противном случае я буду вынужден полагать, что вы противитесь моей воле. Я не стану вам угрожать, но предупреждаю, если вы не укажите места, где я могу отыскать свою дочь, вас ожидает смерть»>

Внизу, вместо подписи, стоял знак в виде четырех мечей с сомкнутыми остриями, образовывающими крест, заключенный в дубовый венок и две литеры «С» и «N». Буаробер осмотрел конверт и увидел надпись, «Париж. Предместье Сен-Жермен, Аптека мэтра Альдервейдена, на улице Шасс Миди»

Он на миг задумался и, уже без колебаний взял следующее послание. Лист дешевой, коричневатой бумаги, был исписан корявыми, неряшливыми буквами.

ПИСЬМО: «Любезный мой брат Себастьян, вот мы, как ты и велел, перебрались в Брюгге. Слава Всевышнему, денег, которые ты прислал и тех, что мы выручили за скот и наш домик в деревне, хватило на переезд и на то, чтобы обзавестись хозяйством в этом славном городе. Мы купили совсем маленький, но справный домик на берегу канала, недалеко от церкви Богоматери, где нашел покой Карл Бургунский6, с теплицей и колодцем. Рууд, по случаю, обзавелся парой крепких брабиносов7 и повозкой, что даст нам возможность жить не хуже других. Девочкам здесь хорошо. Вместо нашего деревенского пастора, что обучал грамоте Камиллу и Мадлен, мы нашли студента, который за умеренную плату будет продолжать с ними заниматься, как ты велел. Спасибо тебе за все. Любящая тебя сестра, Марта Ванбрёкелен»

Приор увидел, что письмо, так же адресовано мэтру Альдервейдену, хозяину аптеки на улице Шасс-Миди. Он погряз в раздумье. На лестнице послышались шаги лекаря. Буаробер спрятал бумаги, припорошил сеном рундук и выбрался из-за загородки. Он едва успел отряхнуть платье от соломы, как в дверях появился аптекарь.


1 фиельтро – плащ с воротом и капюшоном, не длиннее чем до средины икры.

2 золотарь – (здесь) тот, кто занимается очисткой выгребных ям.

3 Шпангоут – поперечное ребро корпуса судна. Слово «бизань» прибавляется к названиям всех частей рангоута, такелажа и парусов, крепящихся на бизань мачте.

4 куи – морская свинка.

5 паписты – обидное прозвище католиков.

6 Карл Смелый 1433– 1477, герцог Бургунский, последний из династии Валуа.

7 барбинос – порода лошадей.

ГЛАВА 16 «Анжуйцы в Лез-Узаж»

ФРАНЦИЯ. ПРОВИНЦИЯ ОРЛЕАНЕ. ГОРОДОК ЛЕЗ-УЗАЖ.

После ужина, в компании испанского дворянина, трое анжуйцев поднялись в свою комнату и до поздней ночи совещались, разрабатывая план действий на завтрашний день. Друзья единодушно сошлись на том, что не мешало бы выйти в город, пройтись по улицам и трактирам, послушать разговоры горожан и оглядеть подходы к замку Реё.

Поутру, наспех позавтракав, они принялись к осуществлению задуманного. Бросив жребий, Сигиньяку выпало остаться на постоялом дворе, на случай если прибудет де Самойль или явиться человек от него с новостями из Парижа. Де База должен был осмотреть южную часть городка, де Ро, соответственно, северную. Выйдя из таверны, молодые люди разошлись в разные стороны, под пристальным взглядом Сигиньяка, наблюдавшего за ними из открытого окна.

Прошло немало времени как друзья покинули таверну, петляя по узким улочкам, маленьким площадям и базарам, изображая из себя незадачливых зевак праздно шатающихся по городу. Де База в третий раз, оказавшись на перекрестке, с которого открывался великолепный вид на портал величественного собора, вследствие чего Гийом и запомнил это место, решил зайти в харчевню, под названием «Старая кастрюля». Его желание утолить жажду омрачалось предвкушением непременного окунания в докучливые насущные разговоры горожан, которые он уже имел несчастье слышать в нескольких отведанных им заведениях. Подобная пустая болтовня, дрязги, вздорные сплетни являлись тягостным испытанием для кипучей натуры темпераментного шевалье, к тому же не на пядь не приближали его к заведомой цели. Де База сделал уже несколько шагов по направлению к двери кабачка, когда услышал брань, шум, женский крик, и перед ним предстала следующая картина: сухая, тощая, растрепанная старуха, похожая на хищную, недобрую птицу, впилась костлявыми пальцами в руку молоденькой девушки и тащила её к дверям одного из близлежащих домов. Девушка отбивалась, вырывалась и звала на помощь. Под вторую руку, извивающуюся от беспомощности юную особу, тащил ещё не старый, седой мужчина в потертом синем плаще, прикрывающем длинную шпагу, притороченную к поясу. Он, как впрочем, и старуха, оставался равнодушным и не придавал ни малейшего значения яростным, но тщетным попыткам девицы обрести свободу.

С противоположной стороны улицы, где, собственно, и располагалась упомянутая харчевня, на мостовой, под трактирной вывеской, было выставлено несколько столов, за которыми благочестивые горожане, попивая вино, не без интереса наблюдали за происходящим, подбадривая старуху и её помощника непристойными фразами, вызывающими веселость и смех у захмелевших обывателей.

Де База узрев посягательства на честь молодой женщины, без колебаний ринулся на помощь.

Здесь уместно было бы отметить, тем пояснив уважаемому читателю, что мессир Гийом де База был человеком отважным и безгранично благородным, но обостренное чувство справедливости и необузданный темперамент сего отчаянного рыцаря, зачастую не позволяли ему трезво и спокойно оценивать ситуацию. Он являлся тем бескомпромиссным и безоглядно храбрым кавалером, который, невзирая на неотвратимую пагубность задуманного предприятия, бросается на врага, не опасаясь за последствия, каких бы неприятностей и бед они не сулили.

Именно поэтому, даже не подумав об осторожности и пренебрегая осмотрительностью, не колеблясь ни мгновения, шевалье бросился на помощь женщине. Вихрем подскочив к троице, он легким движением руки стряхнул старуху и ударом кулака уложил седого господина. Мужчина упал навзничь, застонав, и лицо его залила липкая теплая кровь. Заседавшие за столами горожане настороженно затихли в предвкушении кровавого побоища, отгородившись от происходящего, наспех возведенной стеной безучастия. Старуха же, едва устоявшая на ногах, с испугом, в котором таилась невидимая угроза, взглянув на Гийома, жалобно заблеяла, отступая к двери одного из домов.

– Сударь, что вы, это ж моя племянница, неблагодарная дрянь, не хочет возвращаться домой, распутная девка!

Девушка, прячась за спину спасителя, всхлипывая, пытаясь унять переполняющую её обиду и страх, возмущенно воскликнула:

– Вовсе я вам не племянница, старая вы Цапля!

Доковыляв до двери, при этом не на миг не выпуская из поля зрения, девицу и анжуйца, старуха отворила верхнюю створку, властным, громким и скрипучим голосом, прокричал:

– Эй! Поль, Жак – все сюда, тут защитничек объявился!

На зов старухи, как пчелы из улья, один за другим, на улицу выпорхнули семеро молодцов, вскочил и седой, приложив платок к кровоточащему носу. Де База, узрев опасность, выхватил шпагу и кинжал. Восемь пар глаз излучавших неприязнь и надменность, вызванную полным превосходством, уставились на Гийома. Их кривые усмешки свидетельствовали о непреклонном желании совершить скорую расправу над сколь благородным столь непредусмотрительным противником, который дерзнул посягнуть на установленные ими уличные законы. Предчувствие легкой победы предавало молодцам смелости, а врожденное отвращение к любым проявлениям благородства, вселяло ненависть к столь великодушному молодому дворянину. Четверо из восьми злодеев, противостоявших, едва не дрогнувшему анжуйцу, были вооружены шпагами, в руках у троих, угрожающе, красовались дубины, а рыжий коротышка в кожаном жилете, хмуро сжимал в мозолистых ладонях ясеневое древко увесистой алебарды. Именно он, обуреваемый острым желанием проучить незнакомца, с истошным криком бросился на противника, увлекая за собой разбойничью гурьбу.

Нападавшие не были искусными войнами, но из-за значительного численного превосходства теснили шевалье. Будучи довольно искушенным бойцом, получившим опыт в многочисленных стычках, в родном Анжу, де База, тем не менее, едва успевал отбиваться и уворачиваться от сыпавшихся на него ударов. Особенно досаждала шевалье длинная алебарда, время от времени свистевшая то над головой, то под ногами. Гийом изловчился, уклонился от разящей дубины, отбил два удара, одновременно нанесенных шпагами и, растянувшись в выпаде, на который был только способен, нанес укол прямо в бедро алебардщику. Тот, отбросив грозное оружие, шипя и корчась, рухнул на булыжники мостовой. Де База отскочил назад и принял защитную стойку. Не сводя глаз с громил, он пошарил рукой позади себя. Убедившись в том, что девушка за спиной, а значит под защитой, он несколько успокоился. Нападавшие, так же, остановились, переводя дыхание. На их озадаченных лицах, спесь сменилась тревогой и верзила в холщевой накидке с серьгой в изувеченном ухе, гневно прорычал:

– Эй ты, послушай! Отдай девку и иди своей дорогой!

– Вы, сударь, невежда, а ваши друзья разбойники и грубияны. Не знаю как у вас в Орлеане, а у нас, в Анжу, не принято насильничать, тем более над женщинами.

Дружок верзилы, долговязый сутулый юноша, с покрытым прыщами лицом, оскалившист прорычал:

– Да он не уймется, Поль, надо бы поучить этого дерзкого месье!

После этих слов все семеро бросились на де База. Отбиваясь от уколов и ударов, шевалье рассек шпагой воздух, начертав невидимый крест. Один из нападавших, выронив дубину, схватился за распоротую щеку. Анжуец извиваясь угрём, колол и рубил. Ещё один из противников получив удар в живот, размахивая руками словно раненная в лет птица, рухнул на спину, опрокинув тележку зеленщика, выставив на обозрение подошвы своих башмаков. Де База растянулся в очередном туше, как почувствовал сильный удар по затылку. Всё поплыло у него перед глазами, он выпустил шпагу и, лишившись чувств, упал под ноги торжествующим победителям.

Неизвестно сколько прошло времени, как Гийом пришел в себя, с трудом приподняв налитые свинцом веки, и приоткрыв глаза. Зрачки зашевелились в глазницах. В ушах стоял протяжный гул. Почувствовав щекой, холод камня он предпринял тщетную попытку оторвать голову от булыжника. Где-то журчала вода. До тошноты болела голова и, нестерпимо жгло правую ногу. Собравшись с силами, анжуец приподнялся, опираясь на локоть. Ощупывая себя, он определил, что на нем нет камзола и перевязи со шпагой. Оглядевшись по сторонам, его взору предстал довольно просторный подвал, тускло освещенный факелом, висевшим на одной из двух колон, подпиравших своды каменного потолка. Окон не было, булыжниковый пол устилала прелая солома, по плохо освещенным, затянутым паутиной углам подземелья мрачно громоздились горы пустых корзин ящиков и бочек. К небольшой кованой двери вели несколько ступеней, посреди подвала, находился колодец с невысокими бортами. Де База с трудом поднялся и заглянул в колодец. Это была довольно широкая, выложенная из камня яма, по дну которой пробегал едва заметный ручеек. В стенах колодца, напротив друг друга виднелись две арки, из одной водоток вытекал, вода поднималась до уровня второй и уходила в неё. Гийом дотронулся до влажного от крови затылка, морщась от боли. Ощупывая раненую ногу, его пальцы впились во что-то твердое.

– Кинжал! Не нашли! Вот это удача. Ну, теперь посмотрим.

Прошептал анжуец. Не мешкая, он достал из-за голенища ботфорта небольшой кинжал, с витой ручкой, с которым не расставался никогда. К де База, отчасти, вернулись силы. Он бесшумно подкрался к двери, прильнув к ней ухом. По ту сторону слышались всхлипывания девушки и приглушенный голос старухи Цапли.

– Ну, что Симон, пойди, прикончи этого анжуйского мерзавца, пока он не очухался. А потом повезешь девку к хозяину, он любит молоденьких потаскушек. Когда хозяин натешится, отвезешь её в трактир и заставишь работать. Пусть возвращает долги отца.

К двери, за которой притаился шевалье, приблизились тяжелые шаги. Гийом отпрянул в сторону, во мрак, крепко стиснув в руке кинжал. Загремели засовы, дверь отворилась, на пороге появился Симон с разбитым носом. Разбойник, приготовив шпагу, остановился на верхней ступени, вглядываясь в темноту, после яркого света ничего не в силах разглядеть. Де База, улучив момент пока седовласый замешкался, что было силы, вонзил ему в живот кинжал, и ловко подхватив шпагу, выроненную из рук, выскочил из мрака подвала. Симон застонал и, подавшись вперед, повалился на пол. Дерзкий шевалье одним прыжком оказался в комнате. В его руках сверкала сталь клинка шпаги и угрожающе блестел кинжал, которыми он действовал молниеносно и безукоризненно. Опрокинув стол, вместе с сидящим за ним громилой, анжуец воткнул шпагу в горло обнимавшему за плечо девушку, молодцу. Тот даже не успел вскрикнуть, кровь хлынула фонтаном. Старуха, запричитав, шарахнулась как от нечистой силы. Гийом схватил девушку, увлекая её за собой в темный подвал. С грохотом захлопнулась дверь, зазвенев стальными кольцами, висевшими на её кованом краю. Быстрый взор юноши, увидел точно такие же на стене, догадавшись пропустить в них кинжал, используя оружие как засов. Заперев дверь, он, опрокинув ногой лежавшего ничком мертвого Симона, достал у него из-за пояса пистолет. Де База огляделся, неспешно переводя взгляд по стенам и потолку темного подвала.

– Как ваше имя?

Неожиданно спросил Г ийом, не глядя на девушку.

– Мариетта.

Чуть слышно прошептала она, настолько напуганная, что даже перестала рыдать.

– Весьма польщен знакомством с вами…а я Гийом и, кажется, кое-что придумал»

Ответил шевалье, продолжая осматривать подземелье, по-прежнему не глядя на девушку. Со сторону прилегавшей к двери комнаты послышалось оживление, топот и крики.

– Осторожно, у него шпага и пистолет Симона

– Плевать! Ломайте дверь! Только девку не повредите, не то хозяин головы снесет!»

ГЛАВА 17 «Дуэль»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ.

Д’Артаньян выскочив из кабинета капитана королевских мушкетеров, в три прыжка достиг просторной приёмной особняка господина де Тревиля, и сквозь недоброжелательные взгляды лакеев и ожидавших аудиенции просителей, выбежал на лестницу, с разбегу натолкнувшись на мушкетера, мирно беседовавшего с несколькими почтенными господами. Мушкетер взвыл от боли, схватившись за раненное плечо.

– Простите месье, ради Бога простите, но я очень спешу!

Скороговоркой произнес гасконец, намереваясь продолжить свой путь. Но не успел он сделать и шага, как железная рука ухватила его за перевязь и остановила на ходу.

– Постойте сударь! Вы спешите, и под этим предлогом наскакиваете на человека и небрежно брошенным «простите» намереваетесь уладить дело?!

Воскликнул мушкетер, побледневший как мертвец. Свидетели сего проявления вопиющей наглости со стороны молодого гасконца, угрожающе загомонили.

– Поверьте мне.

С нескрываемым раздражением воскликнул д’Артаньян, встряхнув головой как фландрийский бойцовый петух в предвкушении боя.

– …я сделал это не нарочно, и, сделав это, попросил прощения, по-моему, этого достаточно!

В мушкетере, который оказался на пути нашего нетерпеливого гасконца, читатель, конечно же, без труда узнает господина Атоса, прошлой ночью получившего неприятное ранение в стычки с людьми напавшими на особняк на улице Высохшего дерева. И вот Атос, возмущенный дерзостью юного повесы, каким ему показался д,Артаньян, выпустив из рук перевязь, хладнокровно произнес:

– Сударь, вы – невежа. Сразу видно, что вы приехали издалека.

Кровь ударила в голову д’Артаньяну. «Два оскорбления за один час и оба от мушкетеров! Ну, этому я ни за, что не спущу!» Читалось в блеске его глаз.

– Тысяча чертей, сударь! Хоть я приехал издалека, не вам учить меня хорошим манерам!»

– Как знать, месье, как знать. Молодость и самоуверенность не всегда хорошие союзники. Очевидно, все-таки придется проучить вас, господин торопыга.

– Ну, что ж, превосходно! Где и когда, не угодно ли сообщить?!

Арамис, присутствующий при сей нелепой ссоре, окликнул товарища.

– Атос, но сегодня в полдень.

– Я помню.

Отрезал граф тоном, не терпящим возражений.

– Горестная ночь, сулит тяжелый день.

Обреченно произнес он. На лице д’Артаньяна появилась самодовольная улыбка человека торжествующего победу, полагая, что мушкетер сожалеет о затеянной ссоре и не ровен час пойдет на попятную. Атос с ног до головы смерил юношу взглядом, остановившись на облезлом пере, одиноко торчащим над потертым беретом, и с некоторым сожалением произнес:

– …но я попытаюсь уважить вас. Как бы всё не обернулось, приходите к часу на пустырь за Люксембургским дворцом. Это недалеко отсюда. И если застанете меня в живых, я не обману ваших ожиданий. Прощайте.

Атос и Арамис поклонившись разделявшим с ними беседу господам, включая смущенного д’Артаньяна, поспешили покинуть просторный двор графского особняка.

***

Ещё оставалось немного времени, до того как все колокольни Парижа, раскатистым звоном, оповестят горожан о наступлении полудня. Стоял теплый, солнечный денек. Навострив дымоходные трубы, чернели, на фоне лазурного неба, неприветливые крыши Люксембургского дворца, отделявшего улицу Вожирар от живописного луга, где была назначена встреча четырёх мушкетеров с Бакстоном и его друзьями. Там и тут, на просторном пустыре, просматривались прогалины, вытоптанные заботливыми секундантами, готовящими ристалище, среди душистых трав, пестрых глазков первоцвета и зарослей кустарника, для события стоящего особняком в жизни любого дворянина – дуэли.

И вот на пустыре показались двое. Они, неспешно прогуливаясь, скрупулезно оглядывали окрестности. Один из них, высокий, худощавый, двадцати пяти летний мужчина, в роскошном, приталенном колете пестрящим черно-белыми ромбами, пробрался меж развесистых ветвей и вышел на просторную, окруженную кустарником лужайку. Из гущи темно-зеленой листвы барбариса, вспорхнула стайка серых сорокопутов, напуганная появлением человека, оставив на одной из ветвей, наколотую на шип жертву.

– Бакстон, я нашел подходящее место!

Крикнул господин де Меранжак, обращаясь к своему спутнику. Англичанин последовал за бароном.

– Пожалуй, вы правы. Это действительно то, что нужно.

Молодые люди огляделись. Барон задумчиво поднял глаза, устремив взор над грядой кустарника, где одиноко возвышалась верхушка одинокого граба.

– Неужели здесь, на этом убогом пустыре, мне суждено завершить жизненный путь? Неужели Господь предначертал мне столь жалкий исход?

– Не упоминайте при мне о Боге!

– От чего же, вы не веруете?

«Живая» половина лица англичанина оскалилась.

– Не верую?! Меня тошнит, когда я смотрю на церковь и вижу, что священники творят от имени Господа! Меня терзают сомнения, кто-то из нас ошибается, либо Бог, либо я!

– Ну, что вы, религия это лишь платье для Святой Веры. И от того как это платье сшито, зависит как выглядит сама Вера. Ведь многое зависит от проповедника, представьте если бы учение Господне, вам попытался растолковать безграмотный варвар. А наша церковь.

– Хватит! Хватит барон. Я жил, одно время, среди пуритан, даже они не смогли убедить меня в том, о чём вы сейчас собираетесь разглагольствовать. Я не верю святошам, тем более папистам! И покончим с этим!

Он тряхнул головой, как будто вознамерился освободиться от тягостных раздумий, навеянных разговором с набожным Меранжаком и, совсем хладнокровно, произнес:

– Мы здесь по другому поводу, а в бою нельзя оставаться безгрешным.

Лувр

***

В это же самое время, по улице Вожирар, три королевских мушкетера направлялись к Люксембургскому дворцу. Мрачные взгляды, осунувшиеся от горя и бессонной ночи лица, скорее напоминали траурное шествие, чем марш бравых кавалеров следовавших навстречу славе. У калитки, что вела к пустырю, Атос, возглавлявший колонну, остановился и, обернувшись к товарищам, оглядел их влажным взором, промолвив:

– Господа, после битвы при Павии, Франциск Первый1 произнес: – «Всё потеряно кроме чести». Что бы сейчас ни случилось, мы должны оставить за собой право, после боя, произнести подобные слова.

Переминаясь с ноги на ногу, что свидетельствовало о несвойственном великану волнении, Портос громогласно провозгласил:

– Меня утешает тот факт, что разделавшись с этой гадиной – Бакстоном, мы не сделаем мир хуже»

Атос улыбнулся фразе великана и перевел взгляд на Арамиса, чья утонченность, как в обхождении, так и в высказываниях, являлась неотъемлемой чертой, будущего священнослужителя.

– Лишь тот есть достойным, кто мир делает лучше.

Ответил он графу, своей печальной улыбкой. Портос захохотал.

– Ну, или так, господин аббат!

Атос протянул ладонь и тихо произнес:

– Один за всех!

– И все за одного!

Ладони друзей тотчас накрыли пятерню графа.

***

Звон колоколов предвосхитил встречу семерых дворян, на описанной выше лужайке. Атос, Портос и Арамис стояли лицом к лицу с противниками, – Бакстоном, Булароном, Сен-Лораном и Меранжаком. Они молча разглядывали друг друга, выказывая призрение неспешностью. Наконец Атос нарушил тишину.

– Бакстон, вы всегда были излишне изысканны для общества мужчин, и несносны в обществе женщин, но теперь, я вижу, вы нашли своё место в достойной вас компании.

Ярость Буларона, устремилась наружу, вырвавшись упреком, являвшимся ответом, едкому замечанию мушкетера.

– Я вижу, господин Атос, перешел от грязных намеков к прямым оскорблениям.

***

Д’Артаньян, после столь нелепой ссоры у отеля де Тревиля, утратил всяческое желание предстать перед дядюшкой Пьером, который бы вряд ли одобрил дуэль, да ещё с королевским мушкетером. Он, с такой решительностью принявший вызов от неизвестного, которого сослуживцы называли странным именем Атос, с каждым мгновением, приближавшим время поединка, терял уверенность в правильности своего посупка, а значит и выбора. Чем больше гасконец думал об этом, тем сильнее сгущались тучи, омрачающие его мысли. «Какой же я безмозглый грубиян! Этот несчастный и храбрый Атос был ранен именно в плечо, на которое я, как баран, налетел головой. Приходится удивляться, что он не прикончил меня на месте, хотя вправе был это сделать. Боль, которую я причинил ему, наверняка, была ужасна» Юноша глубоко вздохнул, рассуждая наедине с самим собой. «Ничего не поделаешь, поправить ничего нельзя. Одно утешение: если я буду убит, то буду убит мушкетером»

Он принял решение явиться в назначенное Атосом место загодя, что бы осмотреться, что не лишне при подобных обстоятельствах. Разузнав у прохожих, как ему найти Люксембургский дворец, гасконец, не мешкая, направился в указанном направлении, с изумлением определив, что его путь пролегает по улице, где находиться дом, в котором он снял комнату. Миновав знакомую улицу Могильщиков, д’Артанян вышел на Вожирар, где без труда нашел и дворец и простирающийся за ним пустырь.

«Вот оно место моей смерти. В таком не весело гулять, не то, что бы умирать. А что это я собственно заранее себя хороню? Ещё посмотрим кто кого! Вперед, надо выбрать выгодную позицию» Приободрившись, он зашагал по мягкой траве.

На лужайке, словесная перепалка, зачастую предшествующая кровавым драмам, обещала скорый переход к более решительным действиям. Атос, парируя упрек Буларона, с усмешкой ответил:

– Оскорбить вас?! Невозможно. Милостивые государи, давайте, наконец, от бессмысленной болтовни и взаимных оскорблений перейдем к делу.

Бакстон кивнув, сделал шаг вперед.

– Вы читаете мои мысли, граф. Но где же ваш четвертый? Мне не терпится покончить со всеми вами. Или господин д’Альбек испугался? По крайней мере, его отсутствие меня вынуждает так думать.

***

Проходя мимо густого кустарника, д’Артаньян услышал голоса. «Неужели кроме меня здесь есть ещё кто-нибудь?» подумал он, раздвигая густые заросли барбариса. Иглы впившиеся, сквозь одежду в тело юноши заставили его выпрыгнуть из куста, словно «черт из табакерки».

Очутившись на поляне шевалье наткнулся на старого знакомого, чуть не сбив того с ног. Все семеро дворян, собравшихся на живописной лужайке, куда проведение, не иначе, вывело д’Артаньяна, уставились на юного гасконца с величайшим изумлением. Узнав в юноше, врезавшегося в него за сегодня уже во второй раз, Атос, не нашел ничего лучшего, как обратиться к чудаку с блогодарностью.

– Благодарю вас месье, что на сей раз хоть не в плече.

Юноша, напуганный не менее, чем были удивлены остальные, нерешительно кивнул.

Наконец, осознав комичность произошедшего, собравшиеся рассмеялись. За исключением Арамиса, прячущего, едва заметную, робкую улыбку, задумчиво подкручивая ус. И Атоса, который грустно взглянул на юнца, явно сожалея, что назначил встречу молодому шевалье, откликнувшемуся на его вызов, в том глупом споре, который, принимая во внимание серьезность нынешнего положения, казался ещё более нелепым.

– Этот месье приглашен вами занять место д’Альбека?!

Давясь смехом, провозгласил Буларон, взывая к своим товарищам. Атос перевел хмурый взгляд на веселящихся насмешников, которые утихли, почуяв привкус угрозы.

– Барон д’Альбек убит. Но клянусь Небом, его смерть не облегчит вашей участи! Мы будем сражаться втроём против четверых. Приступим же господа. У нас нет секундантов, поэтому предлагаю вам…»

Он кивком указал в сторону Бакстона.

– …уточнить условия поединка.

Граф и баронет отошли в сторону. Разошлись в разные концы лужайки и остальные, разделившись на два противоборствующих лагеря. Сен-Лоран, с присущей себе грацией, неторопливо снял манто2, оставшись в изысканном шимезете3. Буларон повесил на ветку свой бежевый камзол. Меранжак, проверил упругость клинка, согнув его в дугу.

Д’Артаньян робко приблизился к сбросившим верхнюю одежду, оставшись в белоснежных шелковых рубахах, мушкетерам. Он, отчего-то чувствуя вину перед этими благородными людьми, происхождение которой сам себе не мог объяснить, взирая с мольбой на мушкетеров, тихо произнес:

– Господа, оказавшись невольным свидетелем происходящего, я прошу вас взять меня четвертым.

Поймав на себе ироничные взгляды Арамиса и Портоса, он поспешил добавить:

– Клянусь вам, вы не пожалеете!

Мушкетеры, не скрывая возмущения, переглянулись, после чего Арамис, излишне вежливо, заметил:

– Видите ли юноша, сие…предприятие, далеко не увеселительная прогулка загород. Здесь состоится даже не дуэль, зная этих господ…

Он повернул голову в сторону соперников и ответил слащавой улыбкой на усмешку Сен-Лорана.

– …могу с уверенностью утверждать, здесь произойдет резня.

– Да, да, самая настоящая бойня!

Дополнил Портос, оглядывая клинок своей увесистой шпаги. Окинув дружелюбным взором гасконца, Арамис печально улыбнулся, и утвердительно кивая головой, прошептал:

– А вы, ещё слишком молоды, друг мой, что бы в столь замечательный, весенний денек, так глупо и бессмысленно лишиться жизни.

– Я понимаю господа, вы меня не знаете, и от этого вправе сомневаться. Но я скажу вам вот что, на мне нет плаща мушкетера, но душой я мушкетер. А ещё, в смерти вашего друга, я вижу, некий тайный знак. Я скорблю вместе с вами, но не могу не признать, что так было угодно Богу.

Мушкетеры уставились на гасконца, пытаясь отыскать скрытый смысл в его витиеватом построении.

– О чём это он?

Вопрос Портоса, заставил Арамиса лишь пожать плечами. Д’Артаньян воспользовавшись замешательством ошеломленных дворян, продолжил:

– Господин д’Альбек, судя по имени, был гасконцем? Так вот вы потеряли одного гасконца, но проведение вам послало другого. Это знак свыше! Я клянусь вам! Клянусь всем, что у меня есть, клянусь светлой памятью моих предков, клянусь, как не клялся ещё никогда и никому в жизни – я не подведу! Не подведу вас, не сойти мне с этого места! Я покину поле боя либо победителем, либо останусь лежать здесь навечно!

Губы юноши дрожали, а глаза горели неистовым огнем.

Арамису, видевшему во всем тайные знаки провидения, слова молодого человека, показавшиеся на первый взгляд полной чепухой, казались всё более пророческими, а всё в чем он видел тайный смысл – закономерным. Он всерьёз начал задумываться над предложением гасконца, как услышал возглас Портоса.

– А мне нравиться этот малый, пусть остается. Хуже от этого не будет.

Подошел мрачный, как туча, Атос, и прежде заговорить с товарищами, обратился к д,Артаньяну.

– Юноша, вы ещё здесь?

Д’Артаньян с надеждой взглянул на Арамиса и Портоса. Великан, заметив этот умоляющий взгляд, неуверенно промямлил:

– Атос, пусть гасконец останется. Ведь мы…

Он замолчал и сник под испепеляющим взглядом графа, яростно зашипевшего в ответ верзиле.

– Молодой человек, будьте так любезны, отойдите ненадолго.

Шевалье молча, отошел в сторону, прислушиваясь к голосу недовольного Атоса.

– Вы с ума сошли Портос. Нас трое, из которых один раненый и в придачу неопытный юнец. А скажут, скажут, что нас было четверо. К тому же не мне вам объяснять какова опасность предприятия, особенно имея дело с искушенным и безжалостным противником. Мы с Бакстоном сошлись на дуэли без правил, до смерти последнего из противников! Нападать любым количеством! Наблюдателей не будет! Это побоище, любезный Портос, кровавая битва! И вы предлагаете обречь этого юношу на смерть?!

– Но он гасконец, как и д’Альбек.

Великан попытался отыскать хоть, какой-нибудь аргумент в защиту своего решения.

– Это невозможно. Я против. Почему молчите вы, Арамис?

– Вы будете удивлены, милый Атос, но это тот редкий случай, когда я всецело на стороне Портоса. Позвольте сохранить в тайне мои доводы, по этому поводу, могу лишь сказать одно, если бы был жив д’Альбек, он непременно был бы на нашей стороне. А желание умершего закон. Это знак с того света, если угодно.

Атос ввергнутый в величайшее изумление, оглядел друзей так, как будто не узнавал их.

– Но позвольте, господа, что за вздор?! Желание умершего! Какое желание умершего?! Д’Альбек, что перед смертью просил вас о чем-то или о ком-то? Он даже не знал этого юного…

– Гасконца!

Вставил великан, таким тоном, будто это подтверждало его правоту.

– …да какая к черту разница! Нет, вы окончательно сошли с ума! Какие еще знаки с того света?! Может, вы станете утверждать, что эти знаки подаёт вам сам усопший д’Альбек?!

В этот миг, у Атоса, из-за пояса, выпал кинжал, который вытащили из ещё не остывшей груди барона, и встрял в землю. Арамис вздрогнул, Атос побледнел, Портос развел руками.

– С этим не поспоришь. Это знак!

Исполин поднял кинжал, вручил его оторопевшему Атосу, и победоносно воскликнул:

– Эй, гасконец!

Д’Артаньян был тут как тут. Великан протянул ему руку, и с добродушной улыбкой произнес:

– Портос.

На огромную пятерню, легла выхоленная ладонь Арамиса.

– Арамис.

Гасконец виновато и кротко поглядел на графа. Тот смотрел прямо в глаза юноше, очевидно пытаясь найти в них оправдание собственным терзаниям, сдавивших стальным кольцом совестливую душу благородного Атоса, не желавшего столь печальной участи для молодого человека. Помедлив, граф протянул ладонь, что далось ему не просто, накрыв ею руки товарищей.

– Атос.

Счастье, переполняло молодого гасконца. Дружба, предложенная ему самыми славными из мушкетеров, кружила голову и не умещалась в сердце, колотившемуся так, что вот-вот выскочит наружу. Он не в состоянии сдержать улыбки, протянул руку, вверив её тем, кто ещё недавно пожимал ладонь славного д’Альбека, невидимая тень которого сослужила последнюю земную службу -подтолкнув своего земляка д’Артаньяна, в дружеские объятия, так нуждающихся в нем, друзей.

– И д'Артаньян.

Шевалье де Флери, не находил покоя после событий минувшей ночи. Он обдумал и взвесил все возможные и не возможные варианты, но так и не нашел ответа на поставленный вопрос: – «Кто пронюхал о приезде испанцев, и напал ночью на особняк, где проходила встреча?» Флери относился к тому типу людей, которые при любых обстоятельствах доводят дело до конца, и никогда не сдаются, поэтому хватаются даже за ничтожную, призрачную возможность найти разгадку. Единственной нитью, что могла вывести на исполнителей, а может и на заказчиков этого подлого нападения, являлся, несомненно, кинжал, оставленный на поле боя одним из разбойников. Шевалье вспомнил, что оружием завладел Атос, и поспешил навестить графа.

Прибыв в Сен-Жермен, он поднялся по улице Феру, где отыскал дом, в котором обитал мушкетер. Ступая по деревянной лестнице, с отмеченными ветхостью перилами, сопровождая каждый свой шаг скрипом старых досок, де Флери вглядывался во мрак, пропахшего сыростью коридора. Наконец добравшись до двери комнаты, которую снимал Атос, он разглядел серый конверт на фоне почерневшего дерева, бесспорно предназначавшийся хозяину жилища. Кислая мина исказила красивое лицо дворянина, ведь обнаруженное послание, свидетельствовало об отсутствии кого бы то ни было в квартире.

На самом деле, граф, после ночных событий, не наведался домой, а его слуга – Гримо, вместе с друзьями, слугами Арамиса и Портоса – Базеном и Мушкетоном, пребывал на улице Вожирар, в квартире Арамиса, где им было приказано дожидаться господ. Это не удивительно, так как квартира Арамиса, как впрочем, и Атоса, находилась в непосредственной близости к пустырю, за Люксембургским дворцом, где была назначена дуэль.

Разумеется, ничего этого не было известно господину де Флери, не нашедшего ничего лучшего, как обратиться к таинственному посланию. Маленький конвертик, приколотый к двери, возле которой стоял шевалье, оказался в его руках. Незваный гость осмотрел его, не обнаружив ни надписей, ни повреждений. Флери, как воспитанному человеку, претило читать чужие письма, но принимая во внимание срочность дела и серьёзность положения, он вскрыл конверт и извлек исписанный клочок бумаги.

ПИСЬМО: «Граф, дабы сдержать обещание, подкрепляю свой вызов письменным уведомлением. Завтра, в полдень, на пустыре за Люксембургским дворцом, я с друзьями буду с нетерпением ждать вас, а так же господ Портоса, д ’Альбека и Арамиса, чтобы разрешить возникшие между нами обстоятельства. Ч.Б.»

Ознакомившись с содержимым, шевалье в раздумье уставился в запертую дверь.

– Черт подери, да это же дуэль! Это не входит в мои планы.

Воскликнул он, и спрятав послание под полу камзола, бросился вниз по лестнице.

В это самое время, на пустыре, мушкетеры, с примкнувшим к ним д’Артаньяном, сбросили, каждый по одной своей перчатке в пожертвованную для такого случая, шляпу Портоса, накрыв всё это платком. Приблизившись к ожидавшему жребия противнику, Атос поднес шляпу, протянув её ангичанину. Угол рта, на подвижной стороне лица Бакстона, начал учащенно подергиваться, глаз сузился, превратившись в едва заметную щелку. Он первым, торопливо, запустил руку под платок, как будто очередность влияла на давно предначертанный судьбой выбор противника, как, впрочем, и конечный исход поединка. Вытащив одну из перчаток, Полпенни метнул взгляд на кисть графа, надеясь обнаружить другую на его руке. Его взгляд остыл и, подняв руку с перчаткой вверх, он в сердцах прорычал:

– Дьявол!

Его горячность вызвала досадную улыбку Атоса и радостный возглас Портоса.

– Браво! Клянусь честью, мне сегодня везет!

Великан протянул руку, демонстрируя всем участвующим в предприятии, парную перчатку.

На лице Сен-Лорана появилась лукавая улыбка, после того, как он достал перчатку д’Артаньяна. Виконт с нескрываемым превосходством, пренебрежительно, бросил её к ногам гасконца. Слепой жребий свёл Меранжака с Арамисом. Сдерживая эмоции, дворяне лишь поклонились друг другу. Последняя пара определилась без участия де Буларона, так как оставшаяся в шляпе перчатка, несомненно, принадлежала Атосу. Шевалье захлопав в ладоши, с призрением прошипел:

– Вот теперь, господин Атос, вы ответите мне за всё.

Шелест извлекаемой из ножен стали, предвещал скорое кровопролитие. Сердца отсчитывали последние удары перед атакой, для некоторых, последние в жизни. Напряженные словно струна мышцы, расширившиеся зрачки, острия клинков, лезвия кинжалов, направленные на противника, выжидали удобного момента и воли, сошедшихся на пустыре дуэлянтов. Портос вытер рукавом взмокший лоб. Меранжак поправил непослушный локон. Атос прошептал:

– Один за всех!

Эта, хорошо знакомая, фраза послужила сигналом для мушкетеров.

– И все за одного!

С кличем, они бросились на врага. На месте остался лишь д’Артаньян, не знавший боевых обычаев неразлучной четверки, которую удар кинжала, минувшей ночью, в один миг, превратил в тройку. Промедление юноши, было воспринято, его противником, за трусость, которая частенько поселяется в сердцах неопытных бойцов, особенно в первые мгновенья поединка. Сен-Лоран, ещё до боя выказывавший неуважение к гасконцу, криво улыбнулся, решив, что с этим растяпой он разделается в два счета. Виконт растянулся в глубоком туше, от которого д’Артаньян с трудом увернулся. Хитрый гасконец уловил пренебрежительное отношение к своей персоне и решил не разубеждать напыщенного Сен-Лорана. Он попятился назад, старательно отбиваясь, всем своим видом пытаясь убедить противника в собственной неловкости.

Шпага Портоса, словно мельничные жернова в ветреную погоду, свистела над головой Полпени. Бакстон не решался подставиться под столь сокрушительные удары, маневрируя, уклоняясь и выжидая своего часа.

Буларон, без разведки, яростно набросился на ненавистного Атоса, пытаясь размашистыми ударами выместить на нем всю свою злобу.

Лишь Арамис и Меранжак не проявляли и тени неприязни друг к другу. Их академичное фехтование скорее напоминало один из уроков в военной академии, когда соперники осторожничают, опасаясь критики строгого учителя.

Искусство ведения боя требует не только виртуозного владения оружием, но и правильного распределения сил. Уставший противник постепенно превращается в жертву. Терпеливость Бакстона принесла плоды, почувствовав, что верзила-Портос начинает уставать, он перехватил инициативу. Великан перешел в глубокую защиту, едва успевая парировать хлесткие удары Полпени. Его рука как будто налилась свинцом, теряя быстроту, а острие клинка точность. Используя разницу в росте, англичанин преимущественно действовал из низких стоек. Бакстон так измотал мушкетера, что вознамерился не просто поразить противника, а нанести ему смертельный укол, непременно в печень. Он улучил момент и ткнул, что есть силы, немного выше правого бедра. Но подуставший Портос, простившийся с силами, не растерял чувство самосохранения, он успел согнуть локоть, слегка изменив направление удара. Острие уперлось в кость, и мушкетер, вскрикнув, присел на корточки, медленно повалившись на спину.

Арамис, краем глаза, заметил падение друга, на миг, потеряв концентрацию, что не ускользнуло от глаз барона. Меранжак молниеносно нанес рубящий удар, но не рассчитал положения выставленной вперед ноги, сделай он пол шага и противник был бы повержен. Кончик его клинка лишь распорол кожу, вместе с рубахой, на плече мушкетера, не достигнув желанного горла. Арамис отпрыгнул в сторону, вытянув обе руки, направив на барона смертоносную сталь. Алое пятно расползлось по белоснежному шелку.

Собственная злоба – союзник твоего врага. Эта непреложная истина, попранная Булароном, стала причиной его оплошностей, которыми, столь искушенный воин как Атос, не смог не воспользоваться. Граф принял удар противника на кинжал, угрожающе согнув руку, и шагнув навстречу шевалье, контролируя острием шпаги дистанцию, нанес сокрушительный удар локтем в челюсть. Это была грязная уловка уличных бретеров4, наполнявших все без исключения города Старого Света.

Применение подобного приёма, было позволительным лишь в случае, когда обе стороны упраздняли дуэльные правила, о чем перед боем условились Бакстон с Атосом, донеся сие решение до всех участников схватки. Буларон отлетел в гущу кустарника, раскинув руки сжимающие оружие. Но добить противника не позволила рана, сковывающая движения графа, а в большей степени клинок Бакстона, освободившегося от навящивости Портоса. Его удар просвистел возле виска графа. Ненависть к этому человеку, и непреодолимое желание покончить с ним, даже, не позволили Полпени прикончить раненного мушкетера, переключив всю свою ярость на его товарища. Атос, обнаружив смертельную опасность со стороны британца, пресек его посягательства, нанеся удар в ответ.

Д’Артаньян отступая увел Сен-Лорана в противоположный конец лужайки, приучив соперника к безнаказанности его атакующих действий. Гасконец, усыпив бдительность виконта, что было весьма не трудно, отпружинил на стальных икрах, сделав неожиданный шаг навстречу противнику, привыкшему к безынициативности шевалье, и поднявшись на носках, нанес сокрушительный рубящий удар. По замаху, из-за головы и неистовой гримасе гасконца, Сен-Лоран предугадал силу удара, намереваясь принять его на скрещенные лезвия шпаги и кинжала. Обрушив на парижанина всю силу контратакующей мощи, д’Артаньян не ограничился ударом сверху, он сблизившись, пырнул кинжалом в низ живота, оставленного без защиты, что, несомненно, явилось роковой ошибкой виконта, продиктованной недооценкой противника. Лица юных дворян оказались друг перед другом.

Сен-Лоран обдал шевалье тяжелым, горячим дыханием, в его глазах появился ужас вперемешку со злобой. Он отшатнулся, выронил оружие, прикрывая дрожащими ладонями продырявленный живот. Кровь залила полы дорогого шимезета. Виконт, казалось, отказывающийся осознавать случившегося, оглядел обагренные ладони, растопырив пальцы. Губы его дрогнули, и, закинув назад голову, он, последний раз выдохнув, распластался на теплой земле, устремив в небо серо-голубые глаза.

Атос теснимый Бакстоном и присоединившимся к нему Булароном, отбивался из последних сил. Шпага д’Артаньяна, столь своевременно пришедшая на помощь, зазвенела, высекая искры, в молниеносной атаке шевалье, оттеснившего одного из противников.

Арамис, тяготевший к определенной итальянской школе фехтования, как будто приклеился своим клинком к шпаге противника, лишив того возможности наносить рубящие удары. Подобная техника предусматривала атаки по прямой линии, что мастерски проделывал мушкетер. Острие его шпаги скользнуло под рукой барона и, пробив ребра, вонзилось в грудь. Меранжак вскрикнул, отступил на два шага, ноги его подогнулись, он пошатнулся и упал лицом в душистую траву. Не дождавшись падения поверженного противника, Арамис бросился на Буларона, доставлявшего молодому гасконцу серьёзные неудобства. Не ожидавший атаки с фланга шевалье ретировался, что бы сменить позицию, но пропустил удар в предплечье, что заставило его выронить кинжал. Рана оказалась столь болезненной, что не оставляла шансов истекающему кровью бойцу. Шпаги и кинжалы противников, довершили дело. Буларон с пробитой грудью и распоротой шеей рухнул в лужу собственной крови. Атос жестом остановил товарищей, ринувшихся ему на помощь. Арамис послушно отступил, согнувшись над раненным Портосом.

Порядком подуставшие Атос и Бакстон, взяли паузу, опустив шпаги, осторожно ступая по невидимому кругу, словно два коршуна нацелившиеся на одну добычу. Наконец граф растянулся в таком молниеносном выпаде, с наскоком, что отступившему противнику не удалось, даже с уклоном, избежать столкновения с острием. Лезвие, более чем на четыре дюйма вошло в грудь. Добивать противника было не в правилах Атоса. Он угрюмо, с сожалением, глядел на корчащегося от боли врага. Бакстон упал на колени, из последних сил прошипев:

– Как же я вас ненавижу! Вы думаете это всё… ?

Полпени закашлял.

– …Ошибаетесь. Я приготовил для вас ещё один, быть может, последний сюрприз. До встречи в аду.

Он судорожно схватился рукой за высокую траву, стараясь избежать падения, но с пучком сорванных стеблей повалился на бок.

В тот же миг, из-за высоких зарослей послышались крики. Со всех сторон, на выстоявших в схватке мушкетеров, образовавших круг, чтоб защитить раненного Портоса, высыпали с дюжину молодцов со шпагами, и накинулись на измученных дуэлянтов, в атакующем порыве. Лишь богатый военный опыт и неустрашимый нрав искушенных воинов, заставил не дрогнуть, застигнутых врасплох, друзей. Д’Артаньян, оказавшийся в подобной переделке впервые, лишь прижался поплотнее к Арамису, не выказавшему и тени страха. Зазвенела сталь. Каждый из защищавшихся, осознавая пагубность положения, с отчаянием боролся не только за свою жизнь, но и за жизнь беззащитного раненного, тщетно намеревающегося подняться на ноги.

Господин де Флери, благосклонно относившийся к дуэлям, как, впрочем, и к любому другому поводу поупражняться со шпагой, без тени беспокойства брёл по залитому солнцем лугу. Щебет птиц, запахи цветов, голубизна безграничного неба – навивали благодушие и мысли соответствующие моменту: – «Какое мне к черту дело до этой дуэли? Среди господ мушкетеров нет моих друзей, как надеюсь и среди тех, кто им противостоит. Пусть хоть перережут друг другу глотки. Не придется обращаться с глупой просьбой к господину Атосу – уступить на время этот злосчастный кинжал.»

Но вдруг крики и характерный шум схватки привлёк его внимание, оторвав от размышлений. Уже через несколько мгновений, шевалье выскочил на поляну, где израненные и обессиленные мушкетеры вместе с юным гасконцем, готовились проститься с жизнью.

– О-ля-ля! Да какая же это дуэль! Это убийство!

Шелест шпаги, которую сжимала, несомненно, одна из виртуознейших рук королевства, привлёк внимание нападавших разбойников. Клинок, обагренный кровью достойнейших соперников, покинув ножны, засверкал на солнце, как будто, вторя хозяину, предчувствовал знатную резню. Один из обернувшихся, верзила с рассеченной, окровавленной бровью прокричал:

– Эй, Карман, тут ещё один объявился!

– Чего медлишь Клок, убей его!

Одним неотразимым ударом, Клок был отправлен в преисподнюю, даже не успев понять, как это произошло.

– То, что вы меня не любите – я могу простить! Но вот то, что недооцениваете – так не оставлю!

Прокричал де Флери. Глаза его заблестели дьявольским огоньком, он оказался в своей стихии, и раскинув в стороны руки, будто герой театрального действия, воскликнул.

– Господа, все сюда! Приглашаю!

Трое разбойников дерзнувшие атаковать его, повалились, отлетев в стороны, получив колотые и резаные раны. Шпага де Флери с неимоверной быстротой, точностью и силой, повелевала плотью и душами, оставляя за собой право решать, на каком берегу Стикса5 оставить того или иного негодяя.

Петти осознав всю серьёзность нападения, внезапно появившегося дворянина, завопил и бросился на шевалье.

– Все за мной!

Толпа наёмников ринулась на Флери. У оставленных в покое дуэлянтов, даже не было сил преследовать их. Атос рухнул как подкошенный, рядом с Портосом. Арамис, получивший ещё несколько незначительных царапин, опустился на колено, едва переводя дыхание. Д’Артаньян, пошатываясь, вытер рукавом окровавленный лоб, и ощупал раненное колено. Оставшиеся на ногах с изумлением наблюдали жуткую расправу Флери, над превосходящим противником. Стоны и крики о помощи наполнили поляну. Разбойники разлетались как снопы подхваченные могучим ураганом. Лишь добродушие шевалье, избавило уцелевших, спасавшихся бегством сквозь заросли колючего кустарника, от неминуемой гибели. Флери огляделся. Он стер платком кровь нападавших с дорогой кожи своего буфля6, скроенного умелым портным, то того столь изящно облегавшим атлетичный торс шевалье.

– Нет ничего возмутительней обнаглевшей черни.

Едва слышно проворчал он, вытирая, тем же, батистовым платком клинок своей шпаги, приблизившись к мушкетерам. Шевалье улыбнулся и учтиво произнес:

– Прошу простить меня господа, что дерзнул побеспокоить вас в столь торжественный момент, но мне показалось, что дуэль приняла недопустимые формы. К тому же у меня неотложное дело к вам, господин Атос, и это меня, некоторым образом, оправдывает.

Атос, кряхтя, поднялся на ноги.

– Граф, я хотел бы попросить вас об одолжении. Мне нужен, разумеется, на время, кинжал которым был убит барон д’Альбек. Есть некоторые мысли по этому поводу. Взамен могу предложить хозяина рокового оружия, если конечно найду его.

Мушкетер одобрительно кивнул, передавая спасителю кинжал.

– Просто не знаю, как благодарить вас.

– Если найдете убийцу, то лучшей благодарности и быть не может.

Флери увидев д’Артаньяна разсмеялся.

– Месье гасконец! И вы здесь! У вас, молодой человек, просматривается одна очень опасная черта – вы оказываетесь в местах, где можно с легкостью лишиться головы. Знаю по себе, это, увы, непоправимо. Что ж, желаю вам, по крайней мере, иметь возможность подольше наслаждаться подобными моментами.

Он обернулся к мушкетерам.

– Господа, могу ли я быть чем-нибудь полезен?

– Благодарю вас, шевалье, вы сделали всё, что могли.

Атос ответил легким кивком, на любезность шевалье.

– В таком случае разрешите откланяться. Имею честь, господа.

Переступая через труп Сен-Лорана, де Флери глубоко вздохнул, покачав головой.


1 Франциск Первый, Валуа 1494-1547 – король Франции, проиграл битву при Павии, где был взят в плен.

2 манто – круглый плащ с разрезом спереди и квадратным воротом.

3 шимезет – короткая куртка, поверх рубашки.

4 бретер – «профессиональный» дуэлянт, готовый драться на дуэли по любому, даже самому ничтожному поводу. Чаще всего дуэль намеренно провоцировалась бретёром.

5 Стикс – река в древнегреческой мифологии, разделявшая царство мертвых то царства живых.

6 Буфль – колет из кожи, с длинной, закрывающей бедра баской.

ГЛАВА 18 «Случайная встреча и расстроившаяся беседа»

ФРАНЦИЯ. ПРОВИНЦИЯ ОРЛЕАНЕ. ГОРОД ЛЕЗ-УЗАЖ.

Тем временем, на одной из улочек городка Лез-Узаж, что в провинции Орлеане, к шевалье де Ро, несколько часов блуждавшему по извилистым переулкам, подошел человек. Мужчина лет сорока,– в черном роше1, наброшенном на одно плечо плаще, шнур которого стягивала простая медная пряжка, появился неоткуда и остановился за спиной шевалье. Луи обернулся, не выказав и тени испуга, не удостоив незнакомца даже легким удивлением. Взгляд анжуйца наткнулся на круглые как у рыбы, бесцветные, не моргающие глаза, бесчувственно взиравшие на молодого дворянина из под рыжей челки. Незнакомец, не поклонившись, искривил рот в неприятнейшей улыбке и вкрадчиво, гнусавым голосом, произнес:

– Мне показалось месье не здешний? Быть может, вам нужна какая-нибудь помощь? Скажите, что или кого вы ищите, и я с удовольствием помогу вам.

«Человеку с такой улыбкой ни за что нельзя доверять» – подумал де Ро, улыбнувшись в ответ.

– Ну, что вы месье. Не стоит беспокоиться. Я здесь проездом, всего на один день, решил вот прогуляться по городу…

– Ай-яй-яй.

Перебил его незнакомец, закачав головой, и изобразив на лице, кислую мину.

– …нехорошо, совсем скверно.

– Что так не весело, месье, я вас чем-нибудь обидел?

– Да, господин де Ро, вас ведь так величают? Вы обидели меня ложью, которую пытаетесь столь нарочито преподать. Ведь для меня, не является секретом, приезд трех молодых дворян в наш маленький городок. Ведь вы, а с вами ещё двое, не далее как вчера вечером, прибыли в Лез-Узаж. Имена, сопровождавших вас, если не ошибаюсь – шевалье де База и виконт де Сигиньяк. Поселились вы в «Хромой лягушке», сняли комнату одну на троих. Время, на которое снята комната хозяину не указали, а вот плату внесли на три дня вперед. А говорите на день. Не хорошо, не хорошо обманывать месье де Ро.

Демонстрируя чудеса сдержанности, анжуец любезно произнес:

– Простите месье, с кем имею честь?

– Зовите меня просто – Фруассар, маркиз де Фруассар.

Услужливо, с легким налетом высокомерия, прощебетал рыжий маркиз. Нарочитый тон его, в котором преобладала пренебрежительность в большей степени, чем учтивость, окончательно вывели из равновесия шевалье. Рука анжуйца потянулась к эфесу.

– Вы позволяете себе лишнее, маркиз! Какого черта вам нужно!

Маркиз приподнял руки, направив в сторону Луи открытые ладони, чем намеревался успокоить молодого и столь гарячего дворянина, одновременно демонстрируя нежелание браться за оружие.

– Спокойнее месье, спокойнее! Здесь не время и не место выяснять отношения. Но могу вас заверить, вы сделали роковую ошибку, и я не стану томить вас ожиданием. Клянусь Астаротом2, можете быть уверены, ваш вызов принят. С этого момента, ждите и готовьтесь к самому страшному.

Лицо Фруассара преобразилось, сделавшись зловещим.

– А нужно мне, коль вы изволили побеспокоиться, всего ничего…что бы ни вы, ни ваши друзья не совали свои носы в чужие дела. А ещё лучше, поскорее убрались отсюда, вот что я хотел вам сказать.

Рыжий вновь улыбнулся своей омерзительной улыбкой, с угрозой прошипев.

– А то ведь могут быть неприятности, серьезные неприятности, любезнейший господин де Ро.

Он едва заметно поклонился, не спуская глаз с анжуйца.

– Ну да ладно, шевалье. Заболтался я с вами, увы, мне пора. Если вы те, за кого себя выдаете, то вскоре уберетесь из города. Если нет… до свидания, господин де Ро. Хотя нет, скорее прощайте. Клянусь Астаротом, до встречи в преисподней!

Последняя фраза заметно развеселила маркиза. Он зловеще улыбнулся, надел шляпу и спешно зашагал в сторону людной улицы. Де Ро глядя, как быстро удаляется его недавний собеседник, прошептал:

– Нет, его нельзя упускать.

Анжуец осторожно крадучись припустился вслед за недавним знакомым. Проследовав не многим менее квартала, Луи увидел, что Фруассара ожидает карета. Маркиз приблизившись к экипажу, обернулся и пристально осмотрелся. Де Ро бросился в сторону, пригнувшись, укрылся за громоздкой крестьянской телегой, не прерывая наблюдения. Фруассар открыл дверцу кареты, откуда выглянула прекрасная особа, в которой шевалье, не без труда, узнал герцогиню де Шеврез. Её красивое лицо источало изысканную бледность и тревогу. Маркиз поцеловав руку герцогине, запрыгнул в салон, развалившись на бархатном сиденье. Уже через мгновение, из-за занавески, закрывавшей оконце экипажа, появилась его рука в черной перчатке, и легкое постукиванье ладонью по дверце, заставило возницу щелкнуть кнутом, направив лошадей в сторону башен замка Реё.

Лицо де Ро вытянулось в величайшем изумлении. Герцогиня де Шеврез в компании только сейчас беседовавшего с ним дворянина, показалось анжуйцу неимоверным, чем-то, во что трудно было поверить. Он всего лишь раз, в Туре, куда ездил с отцом на ярмарку, видел блистательную де Шеврез, первую, не считая, королевы, даму Франции. Увидев герцогиню вторично, он осознал правоту слов случайного попутчика, едва знакомого дворянина из Нанта: – «Кто видел её хоть раз, не в состоянии забыть никогда»

– Вот так да-а-а. Невероятно!

Протянул шевалье и быстрым шагом поспешил в «Хромую лягушку». В его голове путались мысли: – «Сама де Шеврез в этой дыре – Лез-Узаж! А Фруассар, судя по всему важная птица, если герцогиня приглашает его в свой экипаж…»

 ****


В небольшом доме, на окраине городка Лез-Узаж, за обеденным столом, двое вели непринужденную беседу, что не мешало им вкушать вполне изысканную снедь. Стол был уставлен тарелками с разнообразными яствами, плотно оточившими четыре глиняных кувшина с прелестным сомюрским мускатом. Но свиные котлеты, каплун с рисом, яичница с петушиными гребешками, больше не привлекали внимания насытившихся господ. Они, развалившись в креслах, беззаботно поцеживали прохладное вино, казалось, забыв обо всем на свете, и в то же время что-то незримое, едва уловимое, свидетельствовало о предрасположенности дворян к серьезной, обстоятельной беседе.

Один из присутствующих, худосочный мужчина, лет сорока, закинув ногу на ногу, с лукавой улыбкой, изучающе разглядывал собеседника. Его длинные пальцы перебирали струны лютни, а тонкие губы подергивались, волнуя нитевидные усики, придававшие дворянину молодцеватый вид. Шевалье де Жермонтас, а это был именно он, заставлявший лютню изливать свою четырнадцати струнную душу, обратился к собеседнику тихим, елейным голосом:

– Барон, неужели мне, своему спасителю, не скажите, где же вы намерены укрыться от ищеек вездесущего, «Красного герцога»?

Тот к кому де Жермонтас обращался, называя его «бароном», был лет на десять моложе хозяина дома. Стройный стан, широкие плечи, красивые шелковистые, черные как смоль, волосы, изысканное платье, хоть и претерпевшее некоторые повреждения, всё же не могло скрыть в нем щеголя, несомненно, имевшего успех у женщин, и аристократа, если не приближенного к Королевскому Двору, то находящегося в фаворе одного из влиятельных особ в провинции. Красавец барон д’Эстерне, разглядывая на свет недопитое вино, оставшееся в бокале, покачивая головой, произнес:

– Довольно сносное вино, для такой дыры как этот ваш Лез-Узаж.

Он поставил сосуд на стол и улыбнулся в ответ вопрошавшему.

– Ну, что вы, шевалье, какие могут быть секреты от вас, моего избавителя. Я собираюсь укрыться невдалеке от Парижа. Кардиналу и в голову не взбредет искать меня под самым носом!

Де Жермонтас с интересом взглянул на собеседника. Тот, казалось, находясь в восторге от собственного хитроумия, продолжил:

– На дороге, что ведет из Парижа в Фонтенбло, стоит городок Мелён. В двух лье от него находится замок Бланди-ле-Тур, там я и укроюсь, на время.

Увлеченный игрой на лютне, шевалье, казалось, не слушал барона. Но закончив последним аккордом виртуозную фантазию, он, уставившись на гостя, произнес то, отчего сделался очевидным его не праздный интерес ко всему сказанному господином д,Эстерне:

– Временный владелец замка, виконт де Шиллу, непременно пустит вас на постой, если вы назовете имя своего покровителя, чьим сторонником является и он сам. Не так ли?

Д’Эстерне метнул в шевалье встревоженный взгляд. Его насторожила подобная осведомленность Жермонтаса. Но, как будто пропустив мимо ушей вопрос, тем вознамерившись выиграть время на размышления, он восторженно воскликнул:

– Вы, я вижу, виртуозно владеете лютней! Что за чудная мелодия?

Хозяин дома ухмыльнулся, разгадав намерения гостя.

– Это Энрикес де Вальдеррабано3, павна с вариациями на романс «Граф Карлос».

– Вы прекрасно осведомлены Жермонтас, и разбираетесь, я вижу не только в музыке. С вами опасно иметь дело. Человек с такой проницательностью не может не служить дьяволу.

– Не забывайте, именно ему я и служил до недавнего времени. Этот Ришелье, в самом деле сущий дьявол! Я многому научился у него на службе.

– И, что же вас заставило сменить хозяина?

– То, что всех нас заставляет…

Шевалье замялся, подбирая слово, но подсказка д’Эстерне опередила его.

– Предавать?

– Помилосердствуйте. Я бы назвал это – менять приоритеты. Ведь все мы желаем подороже продать свои услуги. Мне предложили больше, чем платил кардинал, и вот я здесь. Впрочем, как и вы. Получается, что моё, как вы изволили выразиться предательство, оказалось спасительным для вас!

Разведя руками, улыбнулся хозяин. Д’Эстерне пронзительно глядел на Жермонтаса.

– А вы не боитесь? Не боитесь просчитаться? С Ришелье шутки плохи.

Шевалье рассмеялся.

– Неужели вы полагаете, что я мог бы решиться на подобное, не заручившись поддержкой не менее могущественного покровителя чем «красный герцог»?

Его лицо вдруг сделалось зловещим, он отложил в сторону лютню, с опаской оглянулся на дверь, и, нагнувшись к барону, заговорил шепотом:

– Если угодно знать, то судьба Ришелье предрешена. В скором времени он лишиться не только поста министра, но и головы.

На лбу Жермонтаса выступили крупные капли пота, а в уголках рта появилась белая пена, его губы подрагивали, а глаза горели неистовым огнем. Он шептал, устремив горящий, не лишенный некого безумия взор, глядя сквозь гостя, будто различая, где-то там, в небытие, в картинках написанных будущим, как в кровавом адском огне, горит ненавистный кардинал.

– Вам нечего терять, присоединяйтесь к нам, мы сильны и, несомненно, одержим победу!

Фанатичный запал насторожил барона, он откинулся на спинку стула, делая вид, что размышляет над предложением шевалье, на самом же деле его мысли были направлены лишь на одно – как поскорее унести ноги из этого проклятого городка.

– Не хочу разочаровывать вас, милый шевалье, но я, пожалуй, воздержусь. Исходя из ваших слов, можно предположить, что это не просто заговор, а заговор, в котором участвуют наивлиятельнейшие люди королевства. Я не знаю и не хочу знать их имен, так безопасней. Но не допущу ошибки, если скажу, что есть два обстоятельства, которые мне известны наверняка, и оба не позволяют примкнуть к вам и вашим друзьям.

Жермонтас, изогнув сутулую спину, уперся локтем в колено, а кулаком, другой руки, в бедро. Его вселяющий страх силуэт, напоминал стервятника, нависшего над жертвой. Не спуская хитрых прищуренных глаз, он внимательно наблюдал за бароном, пытавшимся донести до своего спасителя собственную точку зрения.

– Во-первых, если изложенные вами обстоятельства так серьезны, ручаюсь, что всё это проходит не без участия герцогини де Шеврез. А мой покровитель, как, впрочем, и я, не в восторге от её милого общества. Именно это, в первую очередь, заставляет меня, отклонить ваше любезное приглашение»

Пытаясь придать лицу бесхитростности, натянуто улыбнулся гость. Теряя терпение и отчасти самообладание, хозяин решил ответить «любезностью» на «любезность.

– Ну, что ж, если мы с вами встали на скользкий путь откровенности, то извольте и вы выслушать мои соображения. Вы, барон д’Эстерне, один из дворян Шампани, являющихся сторонниками графа Суассона, имя которого так старательно умалчиваете, называя просто своим сузереном. Не знаю, за что вас схватили люди кардинала, но знаю наверняка, Ришелье не арестовывает без веских причин. Вы враг «Красного герцога», а недругов он не щадит. Я полагал, если вы его враг, стало быть, можете стать моим другом. Именно по этой причине я, рискуя головой, вырвал вас из лап кардинала. Но, видимо, просчитался.

Шевалье разглядывая свою, довольно грубую, как для дворянина, кисть, теребил один из перстней с массивным рубином. Его голос был тих и внятен, как будто он разговаривал с ребенком или немощным стариком, что, в сущности, для молодых, а порой и зрелых мужчин, является одним и тем же. Жермонтас не выпячивая неприязни, всё же, не пытался скрыть разочарования, постигшего его, после, вполне откровенных признаний барона. Словом проницательный шевалье осознал, с кем свела его судьба, и понял, что унижает себя, объяснениями с подобным человеком.

А, что же д’Эстерне? Он был лишь тем, кем был. По крайней мере, так казалось Жермонтасу. Уместно лишь заметить – если представить, что барон своим поведением намеревался одурачить хозяина дома, то сделал он это, более чем виртуозно.

– Вы рветесь в замок Бланше-ле-Тур, где, как говорите, собираетесь отсидеться? Весьма опрометчиво. Всем хорошо известно, что эта твердыня принадлежит принцу крови де Суассону, и что Бланше не просто замок графа, а место где скончался его батюшка, Шарль де Бурбон. Эта крепость, древняя вотчина Суассонов, где прятаться опальным сторонникам графа, по меньшей мере, глупо. Этот совет -последнее, что я для вас сделал, и на этом покончим с благотворительностью.

Слова шевалье, заставили д’Эстерне побледнеть от ярости. От рассуждений Жермонтаса, за лье4 разило пренебрежением, обнажавшимся, с каждым сказанным словом.

– А ваш отказ.. .впрочем, это ваше дело.

Хозяин, демонстрируя нежелание более продолжать бессмысленный, на его взгляд, разговор, не вставая, дотянулся до кувшина и осушил оставшееся в нем вино.

– Ваш конь отдохнул, и вы можете отправляться куда и когда вам будет угодно.

Шевалье, не глядя на гостя, кивнул и, взяв в руки лютню, наполнил комнату чарующими звуками, едва ли совместимыми с состоявшимся разговором. Барон напряженно произнес:

– И вы не боитесь, что я предам вас?

Жермонтас гаигранно рассмеялся.

– Вы?! Да Господь с вами. Я ещё не слышал о человеке способном рисковать головой, не имея, хотя бы призрачных шансов сберечь её. Могу вас заверить, в вашем случае, на спасение нет даже надежды. Ришелье казнит вас, как только вы попадете ему в руки. Кардинал не терпит предательства. А вы, в его глазах, являетесь таковым, даже если донесете на его врагов, тем самым желая спасти жизнь самого Преосвященства. Уж поверьте мне, я знаю этого человека. Я даже не упоминаю тех причин, по которым вы были арестованы. Мне они не известны. Но одно я знаю наверняка, в замок Лош, так просто не ссылают. Всего этого достаточно для того, чтобы вас колесовали, затем воскресили и ещё раз умертвили, отрубив голову. А теперь прощайте, нам не о чем более говорить.

Барон заставил себя вежливо раскланяться. Он вышел из комнаты, и, спускаясь по крутой лестнице, искривил лицо в высокомерной улыбке. Жермонтас же, вскочил, как только услышал стук копыт, из раскрытого окна. Его лицо, обезобразил звериный оскал, он швырнул в угол комнаты лютню, и едва слышно прошипел:

– Каков мерзавец!

Глаза шевалье забегали по комнате, шипение сменил крик:

– Дюпон! Дюпон, черт тебя забери!

Дверь отворилась, и в комнату вошел рослый мужчина в потертом эсклавине и высоких ботфортах из грубой кожи. Звон шпор и скрип шагов заставил хозяина обернуться. Лысая голова, вошедшего, крепко посаженная на бычьей шее, склонилась в поклоне.

– Ты видел господина, только что, выехавшего из нашей конюшни?

Здоровяк Дюпон, молча, кивнул.

– Возьми ещё двоих, и прикончи его где-нибудь подальше от городских стен. Только по-тихому. Барон д’Эстерне направляется в замок Бланди-ле-Тур. Но ему совсем необязательно туда добраться…

****

Трое всадников вслед за бароном покинули просторную конюшню. Они, как люди, хорошо знавшие город, добрались до рыночной площади, быстрее д’Эстерне, миновав людные улицы. Кавалькада остановилась возле одинокой старой башни, очевидно некогда являвшейся частью грозной городской фортификации. Дюпон, следовавший впереди, обернулся и повелительно произнес:

– «Он едет на восток, поэтому вы следуйте через ворота Сен-Люкка, я же направлюсь к Заставе Калек. Он непременно покинет город через одни из этих ворот. Ему некуда деваться, мы настигнем его. Встретимся на постоялом дворе «Сытый мул», это в двух лье от Лез-Узаж, там сходятся наши дороги»

Оба молодца, его спутники, уже натянули повод, поворачивая коней, как услышали хриплый голос Дюпона.

– Житон, Армель, будьте начеку.

И Житон, и Армель были опытными и отъявленными головорезами, коим покровительствовал господин де Жермонтас, славившийся тем, что собирал под своё крыло подобных негодяев. Эти двое, как и прочие кто служил шевалье, с превеликим удовольствием выполняли всяческие сомнительные поручения, будучи твердо уверенными, что за каждую перерезанную глотку и простреленную грудь, их повелитель, заплатит сполна звонкой монетой. Миновав городские ворота, оба всадника заохотили шпорами скакунов, оставив лишь клубы пыли на желтой извилистой дороге.

В полу-лье от городских стен, тракт, что вел в указанную Дюпоном таверну, пересекала мелкая, узенькая речушка. Маленький каменный мост, соединявший её пологие берега, в большей степени напоминал чью-то глупую прихоть, чем переправу, которая вряд ли необходима там, где всадник может пройти вброд, едва замочив стремена. К слову, история возникновения этого моста, не менее нелепа, чем он сам.

Когда-то карета одного любвеобильного вельможи застряла посредине ручья, увязнув колесами в илистом дне. И всё было бы не так печально, если бы в экипаже, вместе с дворянином, не находилась его возлюбленная, она же похищенная жена его кузена, который, с дюжиной слуг, и настиг их именно в этом месте. Как, да что там было, нам доподлинно неизвестно, но похитителю удалось спастись, в отличие от несчастной женщины. Озверевший супруг, настигший увязший в иле экипаж, приказал слугам, привязать жену, к оси рыдвана, которую покрывал водный поток. Женщина, разумеется, захлебнулась и утонула, а спасшийся дворянин, на этом месте, возвел мост. Он назвал его в честь погибшей возлюбленной – мост «Изабэль».

Именно здесь, прямо возле моста, возведенного в честь красавицы Изабэль, прячась в высокой осоке, замер в засаде барон д’Эстерне. Сжимая в руках два больших пистолета, он время от времени приподымался на стременах, оглядывая дорогу.

Через четверть часа, послышался стук копыт, прервавший томительное ожидание дворянина. Барон взвёл курки и спокойно, что смутило и притупило бдительность преследователей, выехал на мост, преградив путь наемникам. Раздались два метких выстрела, разорвавшие умиротворенную тишину безветренного денька.

Только через несколько дней, жители одного из селений, что ниже по течению, выловили из реки два трупа с простреленными черепами.


1 Роше – свободная куртка, без застежки, с широкими рукавами, три четверти и отложным квадратным воротником.

2 Астарот – один из демонов, великий герцог, хранитель сокровищ ада.

3 Энрикес да Вальдеррабано – испанский композитор и вуэлист эпохи Возраждения.

4 Лье – мера длины = 4445 метров.

ГЛАВА 19 «Переговоры»

ФРАНЦИЯ. ПРОВИНЦИЯ ОРЛЕАНЕ. ГОРОД ЛЕЗ-УЗАЖ.

Карета герцогини де Шеврез пронеслась по улицам и с грохотом, под бдительными взглядами часовых, вкатила в арку ворот, Сторожевой башни, замка Реё. Из небольшого двора, зажатого старинными постройками, стены которых украшали высеченные в камне узоры, де Фруассар провел герцогиню в просторный зал, с четырех сторон окруженный мраморными колонами, соединенными изящными арками с орнаментом в стиле пламенеющей готики. Ступив в наполненное дневным светом помещение, де Шеврез не услышав за спиной шагов маркиза, обернулась, узрев лишь пустой дверной проём, охраняемый двумя солдатами, облаченными в доспехи и шлемы, сжимающие в руках длинные древки алебард. Фруассар исчез, испарился, будто призрак, превратившийся в невидимый и невесомый, прозрачный эфир.

В центре зала, за круглым столом, внушительных размеров, её ожидали трое мужчин. Герцогиня, быстрым шагом, покрыв расстояние от порога до стола, остановилась лицом к ожидавшим. Вельможи поднялись, засвидетельствовав поклонами своё почтение, и принялись с интересом разглядывать персону, уполномоченную вести переговоры. От де Шеврез невозможно было оторвать глаз, её молодость и красота, подчеркнутые дорогими туалетами и украшениями, преумножавшими очарование, сияли, словно драгоценный камень хорошей огранкой. С легкостью и грацией опустившись на приготовленный стул, она тем самым удостоила снисхождения, разрешив усесться и мужчинам. Мари, блестящими, серыми глазами, поочередно, одного за другим, оглядела устроившихся напротив аристократов. Слева от неё, находился Жозеф Анри Корпонтюэль, граф де Гель, хозяин замка и доверенное лицо как французской, так и испанской стороны. Его озорные, с легкой усмешкой глаза, дюйм за дюймом ощупывали гибкий стан герцогини.

Посредине, прямо напротив де Шеврез,– устремив в неё высокомерный, оценивающий взгляд, будто находясь на рынке невольников, рассматривая очередной лот, восседал испанский гранд, представляющий интересы короля Филиппа, дон Алоизо Альфредо Луис Эстелла де Эррера, граф дель Медонья-Трокадеро. Его белоснежная голилла1 закрывавшая шею и большую часть подбородка, давала возможность выпустить наружу, лишь узкое жало тонкой бородки, которую во Франции называют «эспаньолка», что была несколько длиннее, чем обычно носили по восточную сторону Пиреней. Пышные усы, графа были залихватски закручены вверх, по последней мадридской моде. На черном, удлиненном камзоле, резко контрастировавшем с белизной ворота, гордо красовался алый крест ордена Калатравы2 . На массивной золотой цепи, сверкал увесистый кулон, выполненный искусным мастером, выгравировавшим на червленом поле, родовой герб вельможи, увенчанный надписью – «omne datum optimum»3 .

Справа, чуть поодаль, сидел шевалье де Жермонтас, придерживая длинную шпагу, на парчовой перевязи. Он одарил Мари своей лукавой улыбкой, почтенно пригнув голову, как только поймал взгляд прелестной герцогини.

Закончив разглядывать, друг друга, затянувшуюся паузу прервала де Шеврез. Тон её был торжественным и официальным.

– Господа, я здесь представляю Её Величество королеву Франции. Посему требую придельного внимания и пиетета. Обращаюсь к вам сеньор Эрерра, от лица нашей королевы Анны Австриийской, которая уполномочила меня донести до высочайшего сведения Его Католического Величества, своего венценосного брата, короля Филиппа, следующее: Учитывая интересы Испании, и соизмеряя их с нашими намерениями, вам жизненно необходимо помочь нам, дабы предотвратить опасность, которая назревает и в ближайшее время предстанет в виде серьезной угрозы как напрямую французскому, так косвенно испанскому королевствам. К этому, впрочем, мы еще вернемся. Мы предлагаем следующее: Испанские войска следует сосредоточить у французских границ, как с севера, с Фландрии, так и с юга, с Руссильона, чтобы по нашему сигналу осуществить вторжение во владения французской короны. Мы, в свою очередь, подымем вооруженные восстания, в большинстве провинций королевства. Это рассредоточит верные трону войска, и облегчит продвижение испанской армии. Главной задачей компании является свержение Людовика Бурбона, и отстранение от власти герцога де Ришелье. А так же воцарение на трон королевы Анны Австрийской, под этим я подразумеваю сосредоточение в её руках власти, разумеется, посредством вступления в брак с Гастоном Орлеанским, который станет обладателем короны после Людовика.

Герцогиня говорила с такой чувствительностью и горячностью, что разрумянилась и запыхалась. Испанец выдержал паузу, как опытный дипломат, тем давая понять, что в вышеизложенном, есть прямая заинтересованность лишь определенной части французской знати, и гораздо в меньшей степени испанского королевства. За время пылкой речи герцогини, он безучастно рассматривал картину, очевидно, один из пейзажей Хендрика Аверкампа4 , висевшую на стене, за её спиной. И лишь после того, как де Шеврез закончила, он лениво перевел взгляд на представительницу королевы, тихим, вкрадчивым голосом вымолвив:

– Сеньора, хочу вас заверить, что мой король всячески поддерживает свою дорожайшую сестру, Её Величество Анну. Но и у нас имеются определенные трудности и некоторые, скажем так, пожелания, к нынешнему правителю Франции, касательно наших нынешних границ и их пересмотра. И я полагаю, существует ещё ряд требований, которые затрудняюсь назвать немедленно. Прошу не понять меня превратно.

Испанец невинно отклонил в сторону голову, изобразив подобие улыбки. Де Шеврез не имевшей должного опыта в ведении подобных переговоров, не удалось скрыть чрезвычайного волнения, вызванного высочайшей ценой вопроса. Она понимала – дай она слабинку и этот дошлый испанец, чья проницательность не вызывала сомнений, вцепится железной хваткой ей в горло и заставит играть по его правилам. Осознавая всю важность происходящего, Мари сделала вид, что манипуляции пиренейского гостя не произвели на неё, ни малейшего впечатления, и также сухо, чеканя каждое слово, продолжила.

– Мы осведомлены о ваших трудностях, в том числе во Фландрии. Но нам, так же, стало известно, что Мориц Оранский5 скончался, а это, несомненно, можно расценивать как добрый знак, для Испании. Но, невзирая на смерть вождя этих вероотступников, вы не очистили от еретиков, крепость Бреду, которая является не просто важным стратегическим пунктом, она есть ключ к Брабанту6 . Да, голландцам помогают англичане но!

Герцогиня намеренно сделала паузу, расставляя акценты. Испанец, задумчиво поглаживая бородку, с интересом покосился на де Шеврез.

– Сеньор Эррера, «настоящий, опасный враг это тот которого мы не видим».

Эррера улыбнулся, кивая головой.

– Эта мысль насколько верна, настолько стара.

– Несомненно, ведь она принадлежит великому Цезарю.

Испанский посланник столкнулся взглядами с герцогиней, и в его глазах появилась та искорка, которой не наблюдалось в дебюте разыгрываемой дипломатической партии. Эррера улыбнулся, легким поклоном обозначив высокую оценку умению парижанки направить разговор в нужное русло. Граф понял, что за маской прелестной дилетантки, скрывается серьёзный и сильный противник, и если герцогине не хватает опыта, то в смелости и стремительности ей не откажешь. Закинул ногу на ногу, он, желая продемонстрировать непринужденность, предвзято произнес:

– Вы правы, касательно Бреды. Но смею вас заверить, с наступлением лета, мы овладеем этим проклятым городом. А, что до англичан, то не усматриваю в их союзе с голландцами ничего странного, они ведь такие же – еретики.

– Всё это так, но вы не учитываете одной важной детали, – победа дьявола в том, что он внушил всем, будто его не существует.

Лицо герцогини исказила ненависть, казалось, сковавшая судорогой столь милые черты. С неимоверным усилием, она заставила себя улыбнуться.

– Вы сеньор Эррера, попались на его уловку, посему и не берете в счет господина де Ришелье. Только он может сравнится с усопшим Оранским. Он тот, кого следует опасаться более всего. Он представляет большую угрозу, чем Карл английский со всеми его министрами. А смерть штатгальтера, смею вас заверить, лишь мобилизует кардинала. Его Преосвященству выгодно, чтобы Испания увязла во Фландрии, и он сделает всё, чтобы война продолжалась. Он дьявол, сеньор граф! От него все беды. Поэтому в ваших же интересах избавиться от этого монстра.

Эррера замыслился, раскладывая в голове всевозможные политические пасьянсы. Но де Шеврез решила не останавливаться и дожать посланца, поставив в завершении жирную точку. Точку, отточенную, словно острый клинок, который пронзит любого и каждого испанца в самое сердце. Точку, которую ставит человек, желающий нанести обиду. Обиду, от которой веет посягательством на величие и могущество империи, в которой никогда не садиться солнце7 , где из Мадрида, Кастильский лев вершит судьбы мира.

– Но и это ещё не всё. Испанские шпионы, окутавшие Францию своими сетями, до сих пор находились в безопасности, из-за нерасторопности и лени полицейских чиновников нашего королевства. И, что же? Сейчас мы наблюдаем иную картину. Ришелье, со своими приспешниками и ищейками, сумел побеспокоить беззаботное процветание ваших секретных служб. И смею заверить это только начало! Но даже не на это мне хотелось бы обратить ваше драгоценное внимание, милостивый государь. Вы, испанцы, впервые столкнулись с целой лавиной тайных осведомителей на своей территории! Вот откуда исходит истинная опасность! Вы впервые за годы противостояния с Францией, ощутили неудобства подобной силы и столь серьёзного масштаба. «Времена меняются, теперь, за те же деньги, Иуда целует 30 человек» – любит повторять кардинал, и его слова не расходятся с делом, когда он покупает нужных людей, и подданные Его Католического Величества8 не составляют исключения.

Всем доводам, так метко выпущенным де Шаврез, и сумевшим в значительной мере потревожить, как не пытался это скрыть её визави, испанское самолюбие, граф сумел противопоставить лишь фальшивую улыбку, наиважнейшее оружие в арсенале любого дипломата и ироничные аплодисменты. Он несколько раз, демонстративно громко, хлопнул в ладоши, что возымело неоднозначный эффект – то ли он аплодировал победе герцогини, то ли собственному фиаско. Но перемена настроения была налицо, высокомерную леность, сменила холодная официальность, прозвучавшая в ответе испанского посланника.

– Всё, что я могу обещать, так это то, что изложу ваши требования на королевском совете, где и будет принято решение.

Де Шеврез, в знак признательности, слегка приклонила голову.

– Не смею усомниться. Но, что бы вам, в Мадриде, облегчить задачу, хочу внести существенное дополнение. Я уполномочена заявить, от имени тех, кого представляю, что в случае успеха предприятия, все территориальные притязания Испании, будут рассмотрены и удовлетворены.

Лицемерие, этот несменный спутник дипломатии, окутало своими прочными, невидимыми сетями, всех сидящих за столом переговоров. Лживые улыбки, злейших друзей и ненадежных союзников, демонстрировали начало длительного и тернистого диалога, посредством которого, каждый, любой ценой, постарается протащить свои интересы.

– В завершение разговора, любезный сеньор граф, я хотела бы представить вам шевалье де Жермонтаса.

Названный дворянин вскочил на ноги и с величайшей почтительностью раскланялся.

– Это человек, неоценимая находка для вас. Он до недавнего времени служил «Красному герцогу», поэтому знает в лицо некоторых секретных агентов, засланных в Испанию. Он готов отправиться в Мадрид, что бы послужить вам. Тем более, что во Франции ему оставаться небезопасно.

Испанец, на сей раз, пристально, с интересом обратил свой взор в сторону шевалье.

– Дабы не подвергать вас опасности, на пути в Мадрид, и избежать любых роковых случайностей, господин де Жермонтас отправиться вслед за вами, через несколько дней. И предстанет перед вами уже в границах испанского королевства.

Эррера перевел восхищенный взгляд на Мари, одобрительно кивая головой.

– Браво, и вы и ваша идея просто.

Он восторженно развёл руками.

ЭРРЕРА: …Prorsus admirable!9

В душе де Шеврез зазвучали фанфары, она праздновала победу. Победу над изощренным, опытным противником, коим бесспорно являлся граф дон Эррера. Что бы закрепить уверенность посланника в серьёзности собственных намерений, она обратилась к де Гелю.

– К вам же, господин де Гель, в скором времени прибудет наш человек из Парижа, и передаст подробные инструкции. На вас возложена почетная миссия, возглавить мятеж в провинциях.

Принимая сие решение, мы руководствовались не только высоким доверием, которым вы пользуетесь в наших кругах, но и безукоризненной репутацией, какую вы имеете в Мадриде.

Строго глядя на графа, командным тоном произнесла герцогиня. Она поднялась с кресла и понизив голос добавила:

– Корона Франции, омыта кровью господа, и цена её слишком высока!


1 голилла – одна из разновидностей испанских плоеных воротов.

2 орден Калатравы – католический военный орден, существовавший в 16-19 веках на территории Испании.

3 (лат.) «всякий дар совершенен»

4 Хендрик Аверкамп – голландский живописец эпохи Барокко.

5 Мориц Нассау, принц Оранский (1567 – 23 апреля 1625), положил начало независимости Нидерландов. Политик и талантливый полководец, штатгальтер Голландии, Зеландии, Гелдерланда, Гронингена и Оверэйсела.

6 Брабант – одна из земель (провинций) Нидерландов.

7 «империи, в которой никогда не садиться солнце» – в те времена так называли Испанию

8 Его Католическое Величество – король Испании.

9 (лат.) «просто замечательная»

ГЛАВА 20 «Испанская предусмотрительность»

ФРАНЦИЯ. ГОРОД ЛЕЗ-УЗАЖ.

Вернувшись в «Хромую лягушку», де Ро рассказал о встрече с таинственным маркизом, растревоженному де Сигиньяку.

– Не нравится мне всё это, Луи. И где, черт возьми, де База?!

В дверь постучали. Друзья вскочили, схватившись за пистолеты и обнажив шпаги. В тот же миг, дверь со скрипом распахнулась, и в проёме появился силуэт мужчины.

– Господа, это всего лишь я.

Узнав в вошедшем слугу виконта Гаспара, Жиль и Луи расхохотались.

– Гаспар, ты дружище?! Вот это да, откуда ты здесь?!

Гаспар вошел и бессильно рухнув на стул, страдальчески глядя на поприветствовавшего его де Ро.

– Господа, я такого натерпелся, так намучился…

Виконт, от шутливости которого не осталось и следа, раздраженно прервав слугу, произнес:

– Ну, хватит стонать, говори по делу!

В тот же миг Гаспар собрался с силами, тяжело вздохнул, и быстро, но внятно заговорил:

– Так вот я и говорю, только мы добрались до Парижа, как мессир де Самойль отправился к Его Высокопреосвященству, кардиналу де Ришелье.

Назвав имя влиятельного министра, слуга многозначительно взметнул брови, утвердительно кивнув, как будто подтверждая собственные слова.

– Вскоре, господин шевалье вернулся взъерошенный, как загнанный охотниками волк. Не дав даже опомниться и оглядеться, он закомандовал возвращаться в Лез-Узаж. И вот мы все, то есть он, я и ещё три господина гвардейца, как угорелые, помчались туда. Ну, то есть сюда. И вот я здесь.

Друзья уставились на простодушно глядевшего на них Гаспара. Жиль, теряя терпение, повысил голос.

– Ну?!

– Что ну? Ну, вот и всё.

Успокоившись, пожимая плечами, сообщил слуга. От крика де Сигиньяка де Ро поморщился.

– Где де Самойль?! Черт бы тебя подрал!

Гаспар спохватившись, хлопая глазами, затараторил:

– Ах да, Господи праведный, господин де Самойль, а с ним ещё трое, ждут вас всех у главных ворот замка Реё, там в переулке! Хорошо, что я вспомнил, а то вы совсем меня запутали.

Виконт набрал воздуха с тем, чтобы отругать растяпу, но передумав лишь махнул в его сторону рукой, обратившись к де Ро.

– Вот, что де Ро, сделаем так. Я с этим болваном еду к де Самойлю. Вы же ожидайте Гийома, когда же он явиться, отправляйтесь за нами. Ожидайте его здесь до последнего. Я приеду за вами лично, либо пришлю Гаспара, с дальнейшими инструкциями. До встречи, Луи.

Жиль хлопнул по плечу разомлевшего слугу с такой силой, что тот чуть не упал со стула.

– Пошевеливайся, каналья!

Уже смеркалось, когда де Сигиньяк с Гаспаром добрались до места, где их ожидал де Самойль с тремя гвардейцами. С места, которое они выбрали для наблюдения, хорошо просматривалась небольшая площадь и ворота замка Реё. Заметив товарища, Констан, взяв под уздцы рысака виконта, обеспокоенно спросил:

– Где Луи и Гийом?

Сигиньяк, соскочив с лошади, перевёл, после скачки, дух и вытер рукавом лоб.

– Гийом ещё не вернулся с города, тревожусь за него. А Луи ожидает его в «Хромой лягушке».

– Ладно, всё несколько изменилось, времени у нас нет. Нужно непременно перехватить одного очень важного испанца. Жермонтас, по нашим сведениям, будет с ним. Медлить нельзя! Пусть Гаспар возвращается в трактир и передаст де Ро следующее: они должны дождаться или же найти де База и следовать за нами, к испанской границе, если мы не пересечемся в пути, то встретимся в городе Тарб, в таверне «Черный кот». Тебе всё ясно, Гаспар?

Потирая уставшие от седла ляжки, слуга недовольно прокряхтел.

– Яснее не бывает.

– Тогда отправляйся с Богом.

Услышав об испанце, де Сигиньяк вспомнил молодого сеньора да Ла Вега, спасенного ими в день приезда в Лез-Узаж. Но поразмыслив, в такой напряженный момент, решил не рассказывать об этом де Самойлю, тем более, причастности к происходящему кабальеро, он не пожелал усмотреть. Вскорости, слуга умчался, а пятеро кардиналистов1 , затаившись, принялись молча наблюдать за воротами замка. И вот, наконец, из мрака арки, послышался грохот и лязг приближающегося экипажа. Четверка вороных лошадей, в неистовом галопе, промчалась мимо засады, увлекая за собой черную карету, сопровождаемую дюжиной вооруженных всадников, в сторону западных ворот. Шевалье бросился к месту, где были укрыты лошади, крикнув на ходу товарищам:

– Это они! Вперед, их нельзя упустить!

Все пятеро вскочили в седла и направились в погоню за экипажем.

Через две четверти часа, из этих же ворот замка Реё, выехала карета как две капли воды похожая на проследовавшую ранее, устремившись к восточным воротам города.


1 здесь и далее сторонники кардинала.

ГЛАВА 21 «День Святого Атанаса или обитатели замка Труамбер»

ФРАНЦИЯ. ЗАМОК БЛАНДИ-ЛЕ-ТУР.

Островерхие башни старинного замка Бланди-ле-Тур, возвышались над окрестностями, чернея в мрачном величии на фоне кроваво-красного заката. Солнечные блики искрились на поверхности воды наполнявшей ров, что отделял твердыню от внешнего мира, и лишь подъемные мосты, зависшие на ржавых цепях, отражаясь в мутной воде, оставляли надежду желающим попасть в неприветливую крепость. Грозный донжон1 , поднявшийся над землей не менее чем на девятнадцать туазов2 , был надежно защищен сразу двумя мостами и считался неприступным, а значит самым безопасным местом в крепости. Именно по этой причине его выбрал для своей резиденции виконт де Шиллу, с легкой руки графа Суассона, временный хозяин замка. Де Шиллу не рассчитывал на длительное расположение, изменчивого в своих предпочтениях, принца крови, поэтому искал возможность обзавестись собственными землями и дворцами. Именно по этой причине, сегодня, в день Святого Атанаса, принимал у себя капеллана, замка Труамбер – падре Атанаса Локрэ.

В пустынном зале,– где эхо возносило под исполосованный балками, потолок, каждое слово священника и аристократа, порядком захмелевший де Шиллу изливал душу Локрэ. Скромно накрытый стол, свидетельствовал скорее о скупости виконта – которую он сам для себя обозначал как бережливость – чем о его бедности. Тощий капеллан, с выпученными глазами, крючковатым носом, оттопыренной нижней губой и массивным кадыком, выпирающим из тонкой, длинной шеи, поросшей редкими длинными волосинами, с аппетитом уплетал, «что Бог послал». Он, с пониманием кивая, при каждом слове раздухарившегося дворянина, стараясь не обидеть хозяина, при первой удобной, не препятствующей трапезе возможности, поглядывал на виконта, жертвуя собственной рясой, страдавшей от капель масла, кусочков запеченной курицы и ломтиков жареного мяса. Впрочем, судя по залитой соусами и жиром сутане, подобные беседы с имущими прихожанами, были в чести у святого отца. Падре был молчаливым и от того идеальным «собеседником» для желавшего выговориться человека, не расположенного выслушивать возражений и противоположных мнений, именно поэтому приятным и желанным гостем во многих зажиточных домах. Подтверждением сему, являлся сегодняшний вечер, когда уже битых два часа, капеллан безмолвно, налегая на снедь, выслушивал стенания и плачь, сменявшиеся бравадой и хвастовством, подвыпившего кастеляна3 .

– …виконт де Шиллу вам не какой-нибудь проходимец! Если хотите знать, мой далекий предок Адам Второй, виконт Мелёна, ещё в тринадцатом веке владел этим славным замком! И что же теперь?!

Не нуждаясь в ответе, более того, зная наверняка, что его не последует, де Шиллу жадно осушил керамическую кружку наполненную вином и в отчаянии, что есть силы, ударил ею об пол. Глиняные черепки разлетелись по темным углам зала, сопровождаемые суетливыми зрачками капеллана.

– Что я вас спрашиваю?! Я отпрыск знатного рода, насчитывающего многовековую историю, теперь жалкий кастелян3, довольствующийся объедками с хозяйского стола!

Выпустив пар, обессиленный, шателен опустился на стул. Он пронизал священника грозным взглядом, отчего тот даже перестал жевать. При всей своей мелочности и низости виконт являлся весьма почитаем среди припольщиков-дворян, владевших соседними угодьями.

– Лишь удачная женитьба могла бы поправить моё бедственное положение. И дочь вашего хозяина, мадемуазель Шарлотта, лучшая из тех, кто подходит на эту роль. Особенно сейчас, когда граф получил в наследство земли в южной Турени. Но старый дурак де Бризе не желает и слушать меня! Он, не далее как вчера, просто указал мне на дверь, велев объезжать десятой дорогой проклятый Труамбер! Мне, Леонору де Шалли виконту де Шиллу! Впрочем, вы и сами всё слышали.

Виконт налил вина в кружку Локрэ, а сам отхлебнул прямо из кувшина. В глазах капеллана сверкнул дьявольский огонек. Он облизал жирные пальцы, из-под густых бровей коварно взглянув на де Шиллу, смиренно произнес:

– Да, любезный виконт, всё в руках Господних. Всевышний, взирая на нас с небес, порой, не желает одарить тем, к чему мы так страстно стремимся. Но случается иногда так, что Господь не гневается, а просто колеблется, не решаясь помочь своему бедному рабу. Тогда-то, сын мой.

Он с чудовищной улыбкой, впился, круглыми желтоватыми глазами, в собеседника, по-змеиному прошипев:

– …нужно помочь Всевышнему.

Хмель, затуманивший разум шателена, начал испаряться как утренняя роса, под солнечными лучами. Хлопая глазами, всем своим видом выказывая недоумение, вынуждавшее де Шиллу преследовать ускользающую мысль священника, он пересохшими губами прошептал:

– Это как же?

Не найдя салфетки, Локрэ вытер руки о край рясы, проницательно вглядываясь в оторопевшего дворянина. Он вытянул, поблескивающие от жира, губы, приблизив их к уху виконта.

– Чего бы вы не пожалели, для человека вызвавшегося помочь вам заполучить Шарлотту де Бризе?

Разгадав, наконец, к чему клонит священник, де Шиллу не поскупился на взгляд припасенный, разве что, для короля. Он, совершенно неожиданно, увидел перед собой совсем иного человека. Да, что там увидел, открыл! Перед ним вдруг предстал не набожный, запуганный, кроткий святоша, пригодный лишь для того, что бы выслушивать, смиренно соглашаясь с чужим мнением, а искусно скрытая, под налетом глупости и безволия, достойная внимания личность.

– Вы ли это Локрэ?!

Капеллан потупив взор, будто устыдившись собственных слов, невинно косился исподлобья.

– «Не пожалею даже звезд с неба! Впрочем, если это серьезный разговор, я готов на многое…

****

Тем же вечером:

ФРАНЦИЯ. ЗАМОК ТРУАМБЕР. (в двух лье от замка Блонди-ле-Тур)

Сочные душистые травы, уже покрылись вечерней росой. Над долиной нависли густые сумерки, растворив во мгле верхушки деревьев, лоскуты вспаханных полей и ровные ряды крестьянских лачуг, небольшой деревеньки, расположившейся на берегу. Со всех сторон слышались чарующие звуки, ночных цикад, перекликающихся с лягушиными трелями, доносящимися из зарослей осоки. На небе появилась луна, спустившаяся к заостренным углам крыш, дремлющего селения, проливая свой голубоватый свет на поля и реку. Спокойные воды Сены, укрытые, от взора, густыми ивами и платанами, в промежутках меж деревьев, поблескивали серебристой чешуей в вечернем лунном свете. Здесь же, созерцая вечернюю пастораль, на невысоком холме, возвеличивался замок Труамбер, как неусыпный ночной страж, выставленный в дозор.

Невзирая на столь позднее время для ужина, в одном из просторных залов замка, наблюдалось заметное оживление, весьма необычное для обитателей сей древней твердыни. Гроздья восковых свечей, вставленных в медные шандалы, наполняли помещение ярким светом. Всё это было в диковинку не только для молоденького лакея, прислуживавшего у стола, но и для убеленного сединами дворецкого Мартеля, что служил верой и правдой старому графу де Бризе, на протяжении, вот уже многих лет.

Жан Мартель, родившийся и состарившийся в Труамбере был найпреданнейшим слугой Амадора Батиста де Лангра, сеньора Тюрго, графа де Бризе. Он помнил своего хозяина ещё мальчишкой, стрелявшим ворон из арбалета в окрестностях крепости. Впрочем, старый граф, скряга и брюзга, отличавшийся, ко всему, ещё и скверным нравом, ценил и уважал своего доброго Мартеля, прощая ему старческую рассеянность и излишнюю сентиментальность.

Во главе, уставленного изысканными яствами стола, торжественно восседал сам граф де Бризе, напыщенный и властный. Его грузный торс был облачен в мягкий, свободный пурпуэн4 , скроенный из отменного шарпаха5 . Толстую шею прикрывала белоснежная капа6 , так же называемая «мельничным жерновом», из которой торчала огромная голова, местами, покрытая длинными, густыми, всклокоченными волосами, окружающими, усеянную светло-коричневыми родимыми пятнами лысину. Пышные усы обрамляли бесцветные губы, а подбородок закрывала седая окладистая борода.

На противоположном конце длинного стола заняла место мадемуазель Шарлотта, младшая дочь графа, чей тонкий стан и врожденная скромность радовали глаза и душу старика де Бризе. Девушка рано осталась без матери, безвременно скончавшейся, когда ей было всего одиннадцать лет. Лишившись материнской теплоты и ласки, молодая графиня росла излишне замкнутой и нелюдимой. После невосполнимой утраты Шарлотта избегала, чьего бы то ни было общества, даже отца, демонстрируя, просто таки, пример воздержания. Но печаль по усопшим – то же, что болезнь, тот, кого она не уносит в самый тяжкий её момент, выходит из неё более сильным и живучим, чем прежде. К восемнадцати годам преобразилась и наша молодая графиня. Её ангельская душа, по прежднему, являлась вместилищем всех добродетелей, и образцом целомудрия, но в глазах появилась та несгибаемая воля, с которой она по новому, воззрела на жизнь.

Старшая дочь де Бризе и сестра Шарлотты, Инесс, покинула родной дом за год до смерти матушки, восемь лет назад. Она по настоянию матери, и с легкой руки, их влиятельной, дальней родственницы, герцогини де Шеврез, была представлена ко двору и приставлена фрейлиной к юной королеве Анне Австрийской.

В то, давно минувшее, время, дальновидная герцогиня, будучи женой первого вельможи королевства, великого сокольничего и коннетабля Франции, герцога де Люиня7 , миньона короля Людовика, блистала при дворе, безраздельно властвуя в спальне мужа, а значит и в голове юного монарха. Именно тогда де Шеврез начала сближение с королевой, одинокой молодой испанкой, лишенной внимания мужа, прибывавшей в изоляции на чужбине, в этой холодной, варварской Франции. Герцогиня, невзирая на весьма юный век, сделала ставку на Анну, предложив ей дружбу и окружив её заботой, а заодно верными фрейлинами, многие из которых были родственницами расчетливой де Шеврез.

Граф улыбнулся дочери и поднял бокал, наполненный рубиновым кларетом8 .

– Дочь моя, сегодня особый день. Я вернулся из Мелёна в прекрасном настроении. Вы знаете, что мой брат Огюст, барон де Ковэ, отошел в мир иной, не оставив наследников. Сегодня, посетив нотариуса, я получил бумаги, о вступлении в права наследства. Это означает, что плодородные земли баронства Ковэ, теперь принадлежат нам.

Он сияющим от счастья взглядом, одарил всех присутствующих.

– А где падре Локрэ?

Мартель закашлял, виновато разведя руками.

– Святой отец отправился в деревню, к больному. Тамошний кюрэ уехал в Мэнси, вот они и прислали за нашим капелланом, боятся, что страждущий до утра не дотянет.

На лбу де Бризе появилась гряда морщинок, разгладившихся, как только он обратился к Шарлотте.

– Дочь моя, теперь вы наверняка самая богатая, а значит желанная невеста в округе. Теперь мне придется искать вам герцога, никак не меньше!

Он расхохотался, хлопнув ладонью по столу. Улыбнулись и лакеи. Густой румянец покрыл щеки молодой графини, поправившей отца.

– Но ведь всё это богатство принадлежит не только мне, но и Инесс.

Лицо графа сделалось угрюмым, а улыбка превратилась в гримасу такой ненависти, что у Шарлотты от страха пересохло в горле.

– Если вы желаете и в дальнейшем рассчитывать на мою благосклонность, не упоминайте, при мне, о вашей сестре. Я не желаю знать этой особы! Её нет! Пусть её лелеют те, кому она служит последних восемь лет. Ваша матушка, упокой Господь её святую душу, посмела перечить мне, послушав эту вертихвостку герцогиню, которая и сгубила нашу Инесс. Нет возврата минувшему! Я не желаю более знать эту девицу! Это моё отцовское слово!

Де Бризе выпил вина, расправив в стороны подмокшие усы. Отделив крылышко от запеченной, фаршированной перепелки, он, передумав есть, в отчаянии бросил его в тарелку.

– Вам же, милая моя, следует позаботиться о собственной судьбе. Пора бы подумать о замужестве. Пора. Я собираюсь отправиться в Дижон, по делам, разумеется, там, возможно, я и устрою ваше будущее, если найду подходящую партию. Я не позволю оборванцам, подобным этому мерзавцу де Шиллу, кичащимся своими предками и не имеющим за душой ни денье, посягать на вашу руку! Я заставлю наглеца знать своё место!

Молодая графиня поставила наполненный бокал, не сделав ни глотка. Слова отца удручающе подействовали на неё. Бледность проступила на прекрасном лице, а в глазах появились слезы.

Девушка непременно расплакалась бы, если бы не шум, донесшийся из передней и не скрип растворившейся двери. В зал вошел взволнованный лакей и с опаской провозгласил:

– Ваша светлость, прибыла мадемуазель Инесс, виконтесса де Шампо.

Брови графа сомкнулись на переносице, что не сулило ничего доброго. Он поднялся исполненный величия и обреченно произнес.

– Легка на помине… фурия. Проси в библиотеку.

Доковыляв до двери, он обернулся и обратился к дочери тоном, не терпящим возражений.

– Вам незачем видеться с этой особой.

После того как отец удалился, Шарлотта поспешила в свою комнату, вытирая горячие, катившиеся по щекам слезы. Она накинула длинный плащ, покрыв голову капюшоном, и толкнув дверцу потайного хода, скрылась в полумраке арочных лабиринтов.

Шум голосов, за резными дверями библиотеки, довольно скоро стих. Створки распахнулись, и появилась молодая женщина, с искаженным страданиями лицом. Она прошла мимо двух склонившихся лакеев, обдав их косые взоры запахом пахучей эссенции, удаляющимся вслед отороченному мехом манто. Оказавшись во дворе замка, где её ожидал экипаж, нежеланная гостья услышала тихий нежный голос:

– Инесс! Инесс, я здесь!

Она, обернулась, вглядываясь во тьму, под нависшей галереей, откуда прозвучал шепот. Сделав несколько шагов, Инесс, неспешно, подошла к одной из колон.

– Шарлотта, девочка моя!

Сестры обнялись, рыдая то ли от счастья, то ли от горя, а скорее от того, что они просто есть друг у друга в этом большом, безжалостном мире.

– Боже милостивый, Святая Дева Мария, как же давно я тебя не видела! Ты стала совсем взрослая!

– Инесс, милая Инесс, как же мне тебя не хватает! Как мне хочется прижаться к тебе. Помнишь как в детстве, в грозу, мы с тобой прятались в башне, закутавшись в шкуры, прижавшись друг к другу, и смотрели в небо, со страхом ожидая каждый новый раскат грома?

– Помню, помню, конечно, помню. Милая, маленькая моя Шарлотт, как ты изменилась, совсем уже девушка. Послушай мне теперь нужно ехать.

Погрустнев, произнесла сестра, обернувшись по сторонам.

– Нет, не уезжай, я прошу тебя! Хочешь, я на коленях стану просить отца! Только не уезжай!

С любовью и лаской, Инесс дотронулась до лица сестры, нежно вытирая её слезы.

– Шарлотта, глупая, это ничего не даст. Да и я не позволю, что бы ты унижалась перед этим человеком. Мне непременно нужно ехать. Но прежде, я хочу тебе сказать одну вещь.

Она с грустью взглянула в глаза сестре.

– Послушай, у меня будет ребенок. Я покинула Париж, что бы родить.

– Ах, Инесс! Как я рада за тебя! А кто отец?

Инесс потупила взор, но тут, же сверкающими от слез глазами, с мольбой обратилась к Шарлотте.

– Я не могу тебе сказать кто отец. Да и лучше, что бы ты, не знала этого. Поверь, так спокойнее. Вот только я хочу тебя попросить, чтобы ты, если что-либо случиться со мной, взяла ребенка к себе. Слышишь?

Шарлотта не понимая не единого слова из того что говорит сестра, продолжала плакать, скорее предчувствуя беду, чем осознавая её.

– Постой, Инесс, что ты говоришь?! Я не понимаю .

В темноте, откуда-то из глубины двора, послышался гул шагов и крики графа, обращенные к лакеям.

– Чертовы бездельники, где моя дочь! Найдите её!

Инесс встрепенулась, словно раненная птица при приближении охотников.

– Прости, я должна ехать! Прости, я должна!

Она вырвала свои руки из рук сестры и, вскочив в карету, крикнула:

– Я напишу тебе! Напишу!

Экипаж въехал в арку ворот, с грохотом промчавшись по дощатому мосту, растаял во мгле. Шарлотта, молитвенно сложив руки, глядела во тьму. Её плечи подрагивали, а губы, что-то беззвучно шептали. Она вздрогнула, услышав голос отца.

– Вы напрасно не послушались меня!

Девушка обернулась и в неистовстве обрушилась на седого графа.

– Это вы! Вы во всём виноваты! Вы жестокий и злой человек! Я не хочу видеть вас! Неужели вы не боитесь Божьего гнева?! Господь покарает вас!

Де Бризе в угрюмом величии взирал на дочь. Не один мускул не дрогнул на его лице.

Невозмутимо и твердо старый граф произнес:

– Я не боюсь ни Бога, ни черта. Я видел и того и другого когда сражался против Генриха Наваррского, уничтожая гугенотов, затем я воевал уже на стороне, короля Генриха, убивая католиков. Кровь одинаковая у тех и у других. Мне не страшно встретиться с дьяволом, он, как и Господь, не тронет меня. Я, у них, не вымолил для себя прощения, я его отвоевал!


1 донжон – главная башня в европейских феодальных замках

2 туаз – мера длины = 1,949 метра.

3 кастелян, шателен – в феодальных государствах администратор замка и прилегающих территорий. Сочетал должности управляющего замком, ответственного за исправное содержание замка, гарнизона и обслуживающего персонала и управляющий территорией, ответственного за её безопасность и оборону, сбор податей и дани, осуществление судебной власти.

4 пурпуэн – короткая мужская куртка с длинными рукавами.

5 шарпах – ярко красная ткань.

6 капа – круглый плоеный ворот.

7 Шарль д’Альбер 1578-1621, герцог де Люинь, фаворит Людовика Тринадцатого, имевший огромное влияние на короля, по сути с 1617 года до самой своей смерти, считался самым могущественным человеком во Франции. Первый муж Мари де Роган-Монбазон, ставшей после второго брака герцогиней де Шеврез.

8 кларет – общее название для красных бордоских вин.

ГЛАВА 22 «Ночной визит»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ.

Колокольни Парижа оповестили о приближении полуночи. Карета с зашторенными окнами, запряженная парой игреневых рысаков, катила по угрюмому лабиринту улицы Сент-Оноре. Темные очертания монастырских стен, ощетинившихся шпилями островерхих колоколен, безмолвно проплывали во мраке. Порывистый ветер ломился в окна экипажа, не в силах пробиться сквозь кожаные занавески, барабаня по крыше и обливая карету дождевой водой. Черные, грозовые тучи заволокли парижское небо, окутав город непроглядной мглой. Несколько ярких фонарей, замаячили вдалеке, за пеленой дождя, указывая вознице конечный пункт следования. Экипаж, миновав арку ворот, остановился в лучах мерцающего света. Люди в черных плащах и шляпах, сутулясь под усилившимся ливнем, обступили карету. Один из них отворив дверцу, учтиво произнес:

– Господин Буаробер, прошу. Вас ожидают.

– Здравствуйте господин де Жюссак. Благодарю вас.

Прелат ступил на землю, оглядев величественный фасад Пале-Кардиналь, неприветливо черневшей под проливным дождем.

Проследовав по длинному коридору, сержант остановился у одной из дверей, распахнув её перед Буаробером. Лакей принял с поклоном промокший плащ приора. В кабинете, освещенном мягким светом дюжины восковых свечей, пылал камин, наполняя комнату приятным теплом и звуками потрескивающих дров. За окнами, зашторенными бордовыми, бархатными занавесками, слышался вой ветра и шум ливня, непогода разыгралась, отчего, сухое и теплое помещение, казалось ещё более приветливым и уютным. Навстречу гостю, с добродушной улыбкой, вышел граф де Вард, лейтенант гвардии Его Преосвященства.

– Простите, милейший господин Буаробер, что заставил вас приехать в столь поздний час, да ещё в такую непогоду. Не сомневаюсь, что это в ваших же интересах. Ведь Двор настороженно относится к людям, посещающим Пале-Кардиналь по собственной воле, а вы, я полагаю, именно к таковым и относитесь.

– Ах, лейтенант, мне уже давно не интересно, что думают при Дворе. Моя жизнь это переплетенная пороками и добродетелями цепь сравнений, порождающих сомнения. Какое мне дело до этих расфуфыренных, самовлюбленных самодуров, толпящихся под шлейфом нашего славного короля.

Граф улыбнулся. От общения с «веселым аббатом», он получал удовольствие, которого не испытывал соприкасаясь с другими людьми. Даже встречаясь с прелатом по делу, его уста расплывались в искренней и счастливой улыбке.

– И как же вы живете со всем этим?

– Большинству из людей, таким как ваш покорный слуга, любезный граф.

Приор приклонил голову.

– …в этой жизни, достаются маленькие, незначительные роли. Я живу в мире мечтаний и иллюзий. Ищу чувство прекрасного в повседневности.

Они подошли к столу, где были разложены бумаги, письма, прошения, жалобы. В глаза Буароберу бросился документ, где вместо подписи стоял, как ему показалось, знакомый знак – четыре меча с сомкнутыми, к центру, остриями, образовывающими крест, обрамленный в дубовый венок и две литеры «С» «N». «Где-то я уже это видел?» – подумал он.

– Прошу вас.

Лейтенант указал на два кресла, стоящих у камина. Меж ними, на небольшом столике, с круглой столешницей, поблескивая гранями, стоял хрустальный графин, наполненный вином, и пара бокалов. Буаробер блаженно вытянулся в кресле, протянув ноги к камину. Граф наполнил нектаром виноградной лозы оба бокала, и, подав один из них гостю, уселся в рядом стоящее кресло.

– А вы, любезный приор хитрец, хитрец, клянусь Богом.

– Вы полагаете?

– Непременно, ведь вы пытались обмануть меня, во время нашей последней встречи»

Прелат неспешно отхлебнул вина, одобрительно покачав головой и невинно пожал плечами, чем ответил на пристальный взгляд лейтенанта.

– Дорогой граф, лживость и скрытность вещи весьма схожие, часто разнящиеся лишь тем, в чей адрес и в какой ситуации, мы намереваемся их употребить. Я, к слову, не считаю ни одно, ни другое пороком, скорее отношу к достоинствам. Да и чего греха таить, сам частенько не брезгую употребить. Но прежде чем это сделать, непременно стоит задуматься, уместны ли они, и применимы в тех или иных обстоятельствах. Очень рекомендую вам подумать над этим. Размышления, если они верны, часто спасают нас от гибели. Что касается меня, то я не раз имел удовольствие удостовериться в этом.

Приор сделал глоток вина, и улыбнувшись собеседнику, продолжил.

– Вам не в чем меня упрекнуть, ведь я сам ошибся, и готов поделиться с вами всем, что знаю и видел.

– Сделайте одолжение, я был бы вам крайне признателен, собственно для этого вас и пригласил.

– Нет ничего проще.

Непринужденно, с охотой, произнес Буаробер.

– Причиной всему оказалась невинная шалость, моё чрезмерное любопытство. Сущая безделица. Записка, которую доставили графу де Ла Туру, и которую я имел грех, случайно, прочесть.

Лицо лейтенанта сделалось серьезным.

– Де Ла Тур. Вы изволите водить дружбу с этим господином?

– Если перечислить всех негодяев и олухов с которыми я имею неосторожность проводить время, вы сочтете меня Сатиром1 .

– Де Ла Тура не могу причислить ни к первым, ни ко вторым. Любопытный месье. Он всегда на виду, старается всем понравиться и завести со всеми дружбу, но не имеет явного покровителя, по крайней мере, такое мнение бытует при Дворе. Согласитесь, всё это весьма подозрительно. Его не отвергает король, и с ним любезничает королева. Да и Орлеан благоволит к нему. Я давно приглядываюсь к этому господину. До тех пор пока ты не понял человека, его следует опасаться. Продолжайте.

За время рассуждений лейтенанта, Буаробера осенило, он вдруг вспомнил, где встречал знак из четырех мечей, подобный тому, что увидел на столе де Варда. Он поднялся, поставил бокал, и, делая вид, что размышляет с чего начать, подошел к столу.

– Бог мой! Какой забавный герб! Это…?

Де Вард вскочил с кресла, подбежал к столу и встревожено произнес:

– Что!? Вы встречали, где-нибудь подобный знак?!

Горячность графа напугала приора. Он собирался рассказать лейтенанту о письме, найденном в доме аптекаря Ванденхааса, где стоял подобный знак, но отчего-то не решился открыться и лишь замявшись, протянул:

– Вряд ли, я бы запомнил. А, что это?

Тревога графа сменилась умилением.

– Вы месье Буаробер неосмотрительно удачливы. Хотя подобная удача может вас однажды привести к гибели. Вы невероятно точны в вашей рассеянности. Но цель, в которую вы попадаете не глядя, порой слишком опасна. Я приглашаю вас выяснить интересующие меня подробности, а вместо этого отвечаю на вопросы, вызванные вашим праздным любопытством.

Приор потупил взор усмехнувшись.

– Быть может в этом и есть причина нашей взаимной симпатии?

Граф покачал головой. Он взял бумагу и спрятал её в ящик стола.

– Вы слышали, что-нибудь о Черном графе?

– Затрудняюсь ответить. Скорее нет, чем да, а кто это?

– Это изощренный и заклятый враг. Он неуловим и таинственен как тень. Мы давно охотимся за ним»

Задумчиво произнес лейтенант.

– Но мы встретились с вами, насколько мне известно, не за этим

Он уселся в кресло и глотнул вина. Прелат присоединился к нему, предвкушая удовольствие от собственного рассказа, в котором намеревался изложить все немногочисленные подробности ночного приключения.

– Ну, что ж, вы правы, и теперь мой черед повествовать, извольте слушать

Поудобней расположившись в кресле Буаробер начал рассказ.

– Тем вечером, когда мы с вами встретились у Бургундкого отеля.

Внимательно выслушав рассказ прелата, лейтенант с разочарованием заключил, что кроме участия в сем таинственном деле кого-то из мушкетеров, ничего ценного так и не узнал.

«Гаррота, вот кто мне нужен. Уж он то, непременно прольет свет на сие запутанное дело» – подумал де Вард, слушая пустую болтовню Буаробера, о забавных приключениях кого-то из тех, с кем едва ли был знаком.


1 Сатиры – составляли свиту Диониса – всегда веселящуюся и поющую. Славились пристрастием к алкоголю и избытком сексуальной активности.

ГЛАВА 23 «Спасение»

ФРАНЦИЯ. ПРОВИНЦИЯ ОРЛЕАНЕ. ГОРОД ЛЕЗ-УЗАЖ.

На дверь, которую де База запер при помощи кинжала, налегли со стороны комнаты.

– Ломайте, бездельники, ломайте!

Бесновалась старуха Цапля за дверью. Гийом схватил за руку, до смерти напуганную девушку, и помог ей спуститься на дно колодца. Мариетта испытавшая сильное потрясение, не сопротивлялась и уже не плакала, она с чувством покорности и доверия, подчинялась воле благородного молодого дворянина, возлагая на него последнюю надежду на спасение и вверив ему свою жизнь. Анжуец спустился вслед за ней, прихватив шпагу и пистолет убитого Симона, с единственным зарядом. Крики и стук в дверь, преграждавшую разбойникам путь в подвал, не утихали. Беглецы вошли в туннель, куда уходила вода, вглядываясь в кромешную тьму. Де База держал, впереди себя, в вытянутой руке, факел, что снял с подвальной колоны. Пылающий огонь выхватывал из мрака ничтожно малое пространство, в котором угрюмо брели двое истерзанных людей. Второй рукой он сжимал кисть Мариэтты, казалось бы, лишившейся сил, и прибывавшей в полуобморочном состоянии. Молодые люди, пригнувшись, медленно продвигались по низкому каменному коридору, песчаное дно которого, являлось руслом крошечного ручейка. Вода едва доходила до щиколотки. Гийом ринулся вперед, увлекая за собой девицу, но скоро осознал тщетность своих усилий, идти быстро было невозможно, ноги вязли в рыхлом, песчаном дне. Де База хромал, ныло раненное колено, идти становилось всё трудней. Пот застилал глаза шевалье, он умылся и напился из ручья. Обернувшись, тяжело дыша, анжуец устремил тревожный взгляд в темноту оставшегося за плечами лабиринта. Отдышавшись, он схватил за руку спутницу, и побрел дальше.

Казалось, прошла целая вечность. Наконец впереди, где-то вдали, в конце туннеля, появился свет. Напрягая последние силы, они ускорили шаг. И вот цель достигнута, ручеек, весело сверкнув на солнышке, радуясь освобождению от подземного мрака, скользнув в желоб, соединил свои воды с потоком небольшой речушки. В отличие от него, беглецы не выбрались из власти сырости и тьмы, ржавая решетка, запертая на замок, преградила путь. Мариэтта с ужасом уставилась на шевалье. Мгновение, помешкав, анжуец выхватил из-за пояса пистолет. Уши заложило от грохота выстрела, а едкий пороховой дым ударил в нос. Замок, сбитый пистолетной пулей, с лязгом упал в мокрый песок. Свобода! Они перешли мелкую речушку, водный поток которой едва достигал пояса. Задыхаясь, беглецы, взобрались на крутой берег, хватаясь руками за прочные, высокие стебли. Гийом оглянулся, за спиной, примерно в десяти арпанах1 , возвышались городские стены. Перед ними открылся великолепный пейзаж: ровный, поросший сочным клевером луг, где безмятежно, звеня колокольцами, щипали траву две дюжины овец. В тени ветвей старого клена отдыхали несколько светло-бежевых, с влажными носами, коров, с безразличием уставившись на появившихся неизвестно откуда особ. Вдалеке, на холме, виднелась мельница, и несколько низких, крестьянских построек вблизи неё. Времени на отдых не было, за ними наверняка снаряжена погоня, но и сил не осталось. Гийом и Мариетта повалились, в густую траву, распластавшись на зеленом, душистом ковре, тяжело дыша и откашливаясь. Учащенные удары пульса тревожно отсчитывали утраченные мгновения. Наконец, де База схватился на ноги, помогая подняться девушке. В опускающихся на долину сумерках, спотыкаясь и падая, они бежали по ухабистому лугу.

Добравшись до мельницы, шевалье выхватил пистолет. Отворив дверь дома где, очевидно, обитал мельник, он, аккуратно ступая, прокрался вдоль стены маленькой передней. Ворвавшись в жилое помещение, анжуец, взвел курок. За столом, испуганно глядя на непрошеного гостя, сидели мельник с женой и четверо детей. Разорванная и окровавленная рубаха, шпага и пистолет, в руках незнакомца, вызывали ужас в глазах всего семейства. В глубине души испытав острое смущение и чувство вины, Гийом прохрипел:

– Лошадь есть?

Мельник, преодолевая страх, медленно поднялся с лавки, утвердительно кивнув.

– Тогда пойдемте в конюшню.

Выйдя во двор, дворянин, обратился с объяснениями, больше напоминающими оправдания, к хозяину мельницы.

– Послушайте, я не разбойник, я жертва. Я не стану красть вашу лошадь, я обещаю расплатиться за неё звонкой монетой. Но не сейчас, позже, когда минет опасность. У вас нет другого выхода, как поверить мне, иначе я убью вас.

Он направил на хозяина незаряженный пистолет. Тот, пристально, взглянул на черную точку дула, обращенную в его сторону, оглядел эфес, торчащей из-за пояса шпаги, ладную фигуру дворянина, и неуверенно протянул:

– Ну-у, я не против, но…

– А вот «но», сегодня не уместны! За нами погоня!

Резко оборвал хозяина де База. Мельник, осознав безнадежность собственного положения, вывел из сарая плохонькую кобыленку. Шевалье ловко вскочил на неоседланную клячу, втащив за собой Мариетту. Девушка, взобравшись на круп лошади, обхватила Гийома за талию и прижалась щекой к его спине. Они умчались во тьму, оставив на дороге печального хозяина мельницы, разбавляя его уныние удаляющимся стуком копыт.


1 арпан – мера длины=58,52 метра.

ГЛАВА 24 «Коварство капеллана»

ФРАНЦИЯ. ЗАМОК ТРУАМБЕР.

Каждый второй четверг месяца, в замок Труамбер, из Мелёна, приезжал лекарь, мэтр Жофилье. Веселый, несколько рассеянный, пятидесяти шести летний человек, который так называемо, лечил старого графа де Бризе. Методы, авторитетного эскулапа, были сколь просты, сколь необычны, для той далекой эпохи, чем и привлекали многих престарелых клиентов: вместо кровопускания, коим грешило большинство лекарей, того времени, он практиковал применение пиявок и промывание желудка. Не брезговал мэтр Жофилье и медикаментозным лечением, в основе которого, в те далекие времена, лежала фитотерапия. В состав его лечебных зелий, непременно входили слюна жабы и кровь гадюки, а так же сложные смеси из нескольких десятков трав. Все средства были хороши для достижения цели. Не гнушался мэтр Жофилье и новых веяний в медицине, он даже приучил графа к нюхательному табаку, который называли «посольской травкой», и поил его отварами из никотина, назначая их как слабительное. Падкий до всяческих целебных рецептов де Бризе безгранично доверял, своему лекарю, не понимая, либо не желая понять, что единственным недугом, от которого не вылечат даже все вместе взятые врачи мира – была старость.

И вот сегодня, как обычно, во второй четверг месяца, выпавший на девятое мая, поздним вечером, когда рожок молодой луны повис в звездном небе, в ворота замка Труамбер въехал гиг1 , запряженный чубарой кобылой, пошатываясь на высоких скрипучих колесах. Конюх принял повод и подал руку лекарю Жофилье, закутанному в коричневый плащ с капюшоном. Прибывший, кряхтя и причитая, слез с повозки, и схватившись за поясницу, принялся, высоко поднимая колени, прохаживаться вокруг экипажа, повторяя одну и ту же фразу:

– Вот так друг мой, вот так. Вот так.

Размяв ноги, доктор обратился к лакею, появившемуся возле конюха.

– Ну, что ж, друг мой, я готов. Ведите к своему господину.

Сонный лакей подхватив, со дна повозки, деревянный сундучок, снял с ржавого крюка в стене фонарь, и поплелся за лекарем, освещая ему путь. Поднявшись по ступеням и миновав крыльцо, они оказались в длинном темном коридоре, разделенном на равные участки, примерно по тридцать пье2, стрельчатыми арками, громоздящимися по краям, у стен, на паре колонн. С капителей, на шествующих, взирали бдительные грифоны, расправив каменные крылья и хвосты, угрожающе склонив свои остроклювые головы. Гулкие шаги двух пар ног, нарушили сонную тишину, охраняемую мифическими существами. Вдруг, во мраке, в конце коридора, появилась едва различимая тень, словно накликанная неусыпными стражами. Черный призрак занял центр прохода, преградив путь пробирающимся в полутьме людям. Лекарь с лакеем замедлили шаг, вглядываясь во мрак. По мере приближения к таинственному силуэту, зловещая тень приобрела настолько ясные и знакомые очертания, что доктор, не сдержавшись, воскликнул:

– Бог мой, да это же падре Локрэ! Как вы нас напугали!

Священник в своём черном капюшоне, напоминал смерть, притаившуюся в тиши ночного лабиринта. Изобразив, на морщинистом лице, жалкое подобие улыбки, он еле слышно произнес:

– Тому, чью душу согревает Господь, нечего бояться, дети мои.

Из просторных рукавов черной рясы появились его огромные кисти, и узловатые пальцы коснулись руки лакея, в которой тот сжимал ручку лекарского сундучка.

– Клотье, сын мой, ты можешь быть свободен, я сам проведу мэтра Жофилье к графу.

Святой отец благословил слугу крестным знамением, после чего лакей прильнул устами к кисти капеллана, без вопросов и пререканий, передав сундук, удалился, сгинув в одной из дверей, расположенных меж колон. Освещая путь фонарем, позаимствованным у слуги, лекарь и капеллан достигли лестницы, что вела на второй этаж, в покои графа.

– Мэтр Жофилье, не могли бы вы мне уделить несколько минут своего драгоценного времени?

В скудном свете фонаря, улыбка священника, казалась еще более уродливой, чем она была при дневном свете. Доктор кивнул, его добродушие не позволяло, невзирая на усталость с дороги, отказать нуждающемуся в помощи. Он, бодрясь, пожал плечами, выпалив:

– Что ж, мой долг обязывает, извольте. Мы ведь с вами, друг мой, в сущности, занимаемся одним делом. Вы врачуете больные души, а я спасаю бренные тела. Не так ли, коллега?

Комната с низким потолком и облезлыми шпалерами, куда вошли «коллеги», наполнилась желтоватым светом, источающим фонарем. Локрэ, длинной рукой дотянулся до крюка, торчащего из потолочной балки, накинув на него кольцо, подвесил жалкое светило. Подступившись к старинному буфету, времен Карла Любезного3 , он, отворив с жутким скрипом дверцу, достал припавшую пылью бутылку. Наполнив вином два высоких фужера, святой отец обратился к лекарю, внимательно наблюдавшему за его действиями. Капеллан, подняв фужер, почтительно кивнул. Гость последовал его примеру, пригубив вина.

– М-м! Сладкое!

– Это Командария, доброе вино, мне привез его из Кипра старинный приятель, и один из праведнийших сынов Господа нашего. Он настоятель небольшого монастыря на Сицилии.

Священник перекрестился на изваяние Божьей Матери, стоявшее на деревянной подставке с единственной витой ножкой, благодушно наблюдавшей за расположившимися у стола смертными. Жофилье, смакуя вино, вопросительно взглянул на капеллана.

– Моя просьба заключается в следующем.

Отвечая на не прозвучавший вопрос, произнес Локрэ, после непродолжительной паузы продолжив.

– Аббат монастыря Святого Лазаря, что находится неподалёку отсюда, возле Шайи-ан-Бьер, святой человек, в прошлом мой добрый наставник, страдает запорами.

Лекарь заинтересованно и в то же время сочувственно закивал, не отрываясь ни от фужера, ни от рассказа капеллана.

– Я, дабы оказать посильную помощь хорошему человеку, осмелюсь просить вас, продать мне, если оно имеется в вашем кофре, либо написать рецепт снадобья, которое вернет к благостной жизни сего достойного мужа?

Жофилье нахмурив брови, со всей серьёзностью покачал головой. Поставив свой тяжелый сундучок на стол, где выбрал место, чтобы тусклый свет попадал во внутрь кофра, он, порывшись в нем, с сожалением заключил:

– К превеликому сожалению, вынужден огорчить вас, друг мой, в данный момент, подобного лекарства не имею.

– Ах, как жаль, как жаль!

Казалось бы, обрадовавшись, запричитал капеллан, обратившись к эскулапу, будто бы с заранее заготовленной просьбой.

– В таком случае, быть может, вы пропишете, что-нибудь, на первое время, пока не привезете мне снадобье?

Лекарь метнул похотливый взгляд на бутылку так, что бы Локрэ не смог этого не заметить. Капеллан, преисполненный угодливости, наполнил оба фужера. Жофилье неторопливо поднес бокал ко рту, сделал небольшой глоток, вперив близорукий взгляд в потолок. Он долго втирал нектар языком в нёбо, после чего авторитетно заявил:

– Отменное вино. Земляникой отдаёт.

Неохота, которую он так нарочито демонстрировал, возвращаясь к просьбе священника, была вызвана удовольствием от собственной значимости и компетентности в делах, благодаря которым Жофилье снискал уважение, и скопил небольшой капитал. Он, насладившись собственной весомостью, раскинувшись в кресле, упоительно произнес:

– Видите ли, любезный господин Локрэ, в медицине не позволительна неаккуратность. Всё есть яд, всё есть лекарство, в зависимости от дозы.

Аптекарь вздернул всклокоченные брови, обдав лицо мудростью недосягаемой для непосвященного обывателя.

– Написать рецепт снадобья.

Произнес Жофилье, упиваясь изысканностью, с которой собирался отказать капеллану, как замолчал, упершись щелочками близоруких глаз в серебряную монету, появившуюся на столе из широкого рукава рясы падре. Он перевел взгляд на невинно перебирающего четки священника и бодро произнес.

– У вас найдутся бумага, перо и чернила?

Локрэ поставил перед аптекарем чернильницу, с гусиным пером, и развернул лист бумаги. Тот, удостоверившись, под свечей, в пригодности пера, макнул его в чернила и размашистым неразборчивым почерком начал записывать спасительные, для незнакомого аббата, рецепты чудодейственного снадобья. Оценив старательность и самозабвение, с которым Жофилье взялся за дело, падре склонился над раскрытым сундуком аптекаря, наполненным множеством пузырьков и скляночек с различными мазями, бальзамами и отварами. Он, негромко, как будто опасаясь, чтобы ни помешать, и не дай Господь не оторвать от дела лекаря, спросил:

– Скажите, милейший метр Жофилье, а где лекарства предназначенные для нашего графа, да продлит Господь его дни?

Аптекарь, не отрываясь от письма, пробормотал:

– Четыре флакончика с желтыми пробочками.

Он, как будто очнувшись, вопросительно взглянул на священника. Падре с робостью и покаянием, отведя взгляд, благодушно проронил:

– Я лишь пекусь о здоровье нашего благодетеля, монсеньора де Бризе.

Очевидно, в большей мере раздумывая о правильности изложения рецепта, чем о словах капеллана, Жофилье, едва ли разобрал мало интересующие его объяснения. Он с прежней скрупулезностью, возобновил начертания неразборчивых слов, покрыв ими уже половину листа. Расслышав скрип пера, скользящего по бумаге, и узрев лишь лысеющую макушку аптекаря, уткнувшегося носом в выводимые каракули, капеллан с быстротой и проворством откупорил один из пузырьков, предназначенных для графа, и, приподняв рубин венчавший перстень, нанизанный на его корявый палец, высыпал в склянку щепотку белого порошка. Затем, вернув всё как было, он подошел к старому буфету, и извлек оттуда ещё одну бутылку кипрского нектара. Поставив вино, так понравившееся аптекарю, на стол, и положив рядом серебряный экю, он, внимательно осмотрев бутылку, произнес:

– Никогда, я не сомневался в вашей доброте и порядочности, любезный метр Жофилье. Это вино я хочу вручить вам в знак дружбы и глубокой признательности. Да хранит вас Господь.

Серебряный диск исчез со стола, осев в кармане лекаря. Он с упоительной улыбкой принял и сосуд с вином, поклонившись Локрэ. СвященникЮ ответив поклоном, сквозь натянутую улыбку, промолвил:

– А теперь я, как и обещал, препровожу вас к графу. Быть может, в виду того, что уже поздно, пожелаете остаться на ночлег в Труамбере?

Аптекарь вручил исписанный лист бумаги священнику и развел руками.

– Увы, я бы с огромным удовольствием, но меня ждут. Жена одного состоятельного человека занемогла. Вынужден навестить. Да это, слава Святому Дени, здесь недалеко. Мельница возле постоялого двора «Хвост петуха», должно быть знаете?

Падре утвердительно кивнул.

– Там и заночую.


1 гиг – легкий двухколесный экипаж.

2 пье – мера длины = 32,48 см.

3 Король Франции, Карл Восьмой Валуа 1470-1498, прозванный Любезным.

ГЛАВА 25 «Казармы королевских мушкетеров»

ФРАНЦИЯ. ПАРИЖ.

На улице Де Бак, что выходит к Сене, неподалеку от аббатства Сен-Жермен, располагались казармы мушкетеров Его Величества. Огромный плац, способный вместить не менее, тысячи всадников, обрамленный с трех сторон величественными постройками, украшенными изысканными архитектурными элементами, замыкала высокая кирпичная стена с арочными воротами. Она, так же как и прочие сооружения, не лишенная утонченности и вычурности, дополняла буйство фантазий зодчих воплотивших сие великолепие каменных фасадов. Двухэтажные здания казарм, являвшие пышный венец архитектурной роскоши разных веков, удачно объединенных в едином ансамбле, разделяла просторная площадь, состоящая, в свою очередь, из двух частей. Одна из них, занимавшая примерно треть всего пространства, была вымощена булыжником и отделена от другого участка, невысокой живой изгородью, прерванной посредине широким проездом, соединявшим обе части. Желто-коричневая глинистая почва, утоптанная множеством копыт мушкетерских коней, покрывала две третьи остальной территории и служила манежем для выездки и смотра конной мушкетерской роты, элитного подразделения Дома Короля1 . Капитаном, роты мушкетеров, являлся сам король, но человеком, фактически возглавлявшим подразделение, был наш старый знакомый капитан-лейтенант де Тревиль, которого мушкетеры считали своим командиром, выказывая графу уважение и беспрекословное подчинение.

Карета графа де Тревиля, вкатила через арочные ворота, на заполненную всадниками в голубых плащах, «аля казак»2 , площадь. Конные мушкетеры занимались выездкой, заставляя лошадей, делать плавные и ритмичные переходы из одного аллюра в другой, каприоль, пируэт, пиаффе и прочее. Пускали рысаков испанским шагом, осаживая и переходя в галоп. Словом выполняли все то, что делает всадника с конем одним целым и повышает боеспособность кавалерийского подразделения. Корнеты3, выполнявшие роль инструкторов, маялись без дела, так как каждый из мушкетеров был лихим наездником и не терпел, чьих бы то ни было вмешательств со стороны. Но армия есть армия, а артикул требует безукоризненного выполнения, поэтому четыре младших офицера, укрывшись в тени могучего платана, что раскинулся в углу манежа, развлекали друг друга грубыми, пошловатыми шутками, впрочем, не выходившими за рамки своеобразного армейского юмора. Узрев экипаж командира, они приосанились, отпустив поклоны персоне проезжавшей в карете. Экипаж остановился у невысокого квадратного крыльца, охраняемого несколькими пешими мушкетерами, вооруженными мушкетами и алебардами. Лакей, открыв дверцу, замер в поклоне. Прошло немногим меньше минуты как преисполненный собственной значимости граф де Тревиль, вальяжно покинул салон кареты, по-хозяйски озираясь, ступил на серый булыжник плаца. Роскошь его платья, свидетельствовала о близости капитана ко Двору. Его пышный наряд, не заставлял краснеть новоиспеченного аристократа среди пестрого дворцового убранства, в избытке наполненного придворными остротами утонченных вельмож, мертвой хваткой вцепившихся в ножки золоченого трона, желая извлечь из этого, хоть самую ничтожную личную выгоду и имея возможность первыми в королевстве узнавать все сплетни и слухи. Поднявшись на крыльцо, капитан обернулся, с удовлетворением, оглядев всадников, гарцующих в манеже. За его спиной раздался звук шагов, сопровождаемый звоном шпор. Послышался голос, в котором граф узнал лейтенанта де Франсака.

– Господин капитан, вам депеша.

Метнув на свиток встревоженный взгляд, де Тревиль помрачнел, очевидно, разглядев оттиск вензеля на сургучной печати. Выхватив из рук офицера письмо, он поднялся в свой кабинет.

Панорама Парижа. Новый мост.

Ознакомившись с содержанием послания, капитан бросил его в камин, задумчиво наблюдая, как огонь поглощает бумагу. Заложив руки за спину, граф медленно описал несколько кругов по кабинету, что являлось первым признаком его глубоких раздумий. Затем он подошел к столу, и зазвонил в маленький бронзовый колокольчик. Дверь распахнулась, вошел лакей. Отрешенно глядя в окно, капитан повелительно произнес:

– Я желаю безотлагательно видеть господ Атоса, Портоса, Арамиса и…, да именно их.

Он запнулся, чуть было не проронив имени убитого д’Альбека. Лакей уже направился к выходу, как де Тревиль окликнул его.

– Да! И ещё этого юного гасконца, что на днях зачислен к нам в роту кадетом. Д’Артаньяна!

Тревиль вспомнив о д’Артаньяне улыбнулся. Ему «нравился» этот юноша, а если быть более точным, то, после того как граф из военного всё больше превращался в царедворца и политика, правильней было бы употребить слово – «подходил».

Д’Артаньян являлся человеком, принимая в счет его сложный характер, который, если дожил бы до почтенного сорокалетнего возраста, то, несомненно, раскаивался, смеялся и порицал бы, многое из содеянного им самим, каких-нибудь двадцать лет тому назад. Шевалье был горяч, вспыльчив и прямолинеен как большинство молодых гасконцев, которые, порой чрезмерно, рьяно защищают своё доброе имя, частенько даже там, где повода для этого нет. Жители этой маленькой горной страны, довольно бедны, что так же откладывает на них определенный отпечаток. Они ревностно охраняют свою честь, намереваясь компенсировать собственную финансовую несостоятельность, отвагой и смелостью. Каждый молодой дворянин, прибывший из провинции в Париж, в скором времени начинал понимать, что обойтись без покровительства знатного сеньора весьма непросто. Поэтому если даже не имел рекомендательного письма, обращенного, к кому-либо из влиятельных вельмож, самостоятельно пытался найти и заслужить эту опеку. Д’Артаньяну же в этом отношении повезло больше чем многим другим, по крайней мере, он так полагал. Он не просто нашел себе сюзерена в лице графа де Тревиля, он еще и безгранично доверял, а значит, был предан этому человеку. Капитана вполне устраивала столь бескорыстная, слепая покорность юного земляка, поэтому он приложил все усилия, что бы пристроить его в свою роту, на первых порах, кадетом, осчастливив тем самым юного шевалье и снискав в его лице преданного подчиненного, не требующего лишних пояснений, получая, скажем так, требующие деликатности указания. Ради справедливости стоит отметить, что для карьеры юного гасконца, большего не смог бы сделать даже сам король. Все эти обстоятельства, которые со стороны могли показаться проявлением отеческой заботы о сыне боевого друга, являлись, на самом деле, холодным расчетом персоны, увязнувшей в политических интригах, где любой, даже мало-мальски верный человечек цениться на вес золота.

И вот, наконец, названные мушкетеры предстали пред капитаном, как обычно, выстроившись посреди просторного кабинета. И если для трех опытных воинов, коими являлись Атос, Портос и Арамис это был, лишь очередной вызов к командиру, от которого, к слову, не следует ожидать ничего хорошего. То для д’Артаньяна – прибывавшего на седьмом небе от счастья, когда он облачился в голубой мушкетерский плащ – это была огромная честь, стоять перед самым выдающимся офицером королевства, да ещё в одном ряду с самыми прославленными мушкетерами и лихими рубаками Парижа, а быть может и всей Франции.

Оглядев представших перед ним дворян, Тревиль разгневанно, произнес:

– Господа, только сейчас, меня настигла новость, которая вызвала во мне великое недовольство. Более того я пришел в ярость! И причиной этого негодования, является небезызвестный вам, господин де Ришелье!

Тревиль всё больше негодовал, лишая стройности свою речь и внося нервоз в рассуждения.

– Ни для кого не секрет, что каждый честный дворянин, считает своим долгом, служение короне Франции. Я настаиваю на слове «честный»! Но для кардинала это служение заключается лишь в личных интересах вызванных его непомерными амбициями и излишним политическим аппетитом!

Ему мало министерского поста! Он желает большего! Он полагает, что заплетая политические интриги за спиной короля, добьется своего! Нет, нет, и ещё раз нет! Мы не позволим ему этого сделать!

Граф достиг пика возбуждения, он несознательно схватил со стола колокольчик, но осознав его бесполезность, в данный момент, швырнул на пол. Послышался глухой звон. Дверь в кабинет отворилась, и вошел испуганный лакей, отозвавшись на сигнал хозяина.

– Подите прочь! Черт бы вас подрал!

Капитан уселся за стол, словно на горячую сковородку, пытаясь подавить в себе гнев. Он понимал, что сболтнул лишнего, но постепенно пришел к тому, что подобный водопад красноречия, лишь заставит с большим рвением, взяться за дело своих бравых мушкетеров. Придя в свое обычное, спокойное состояние, отец-командир поднялся и подошел к ожидавшим подчиненным.

– Господа, дело более чем секретное.

Произнес он проникновенно.

– Люди кардинала, вышли на след одной важной особы. Этот человек наш союзник и мы не можем оставить его в беде. Вы должны спасти его. Зловредный де Самойль, который доставил столько неприятностей Его Величеству и мне лично, который участвовал во многих схватках против мушкетеров, и который наконец смертельно ранил д’Ориньяка, скончавшегося намедни, в день Святого Панкратия, в данный момент, по приказу кардинала преследует упомянутую мною персону. Де Самойль, и с ним еще трое гвардейцев, хорошо знакомые вам господа де Сен-Мало, де Любертон и де Клюни направляются к Пиренеям, желая настичь нашего друга и сторонника. Ваша задача перехватить их до испанской границы, и любой ценой не позволить арестовать дворянина, которого желает заполучить Ришелье.

Тревиль прошелся вдоль строя, заглядывая в глаза каждому стоящему перед ним мушкетеру. Поравнявшись с гасконцем, он обнаружил, в блеске глаз молодого кадета, безудержное рвение перейти к скорейшему выполнению приказа. «Ну, в этом-то я не ошибся» – подумал капитан и произнес.

– Надеюсь, месье д’Артаньян, учитывая его подвиги в деле с людьми принца Конде, станет достойной заменой барону д’Альбеку?

Сердце юноши разрывалось от гордости. Тревиль кивнул, будто в подтверждение собственных слов, и уселся за стол. Капитан сморщился. Он умел в нужный момент скорчить из себя «солдафона», давая понять, что знает значительно меньше, чем хотел бы рассказать.

– В общем, всё это политика. Я многого не знаю. Могу сказать лишь, что люди кардинала, вчера вечером выехали из Лез-Узаж, это небольшой городок близ Орлеана. У вас есть все шансы добраться до них. Возьмите с собой ещё четверых, и если потребуется, преследуйте их, даже если придется пересечь испанскую границу. Всё, что для этого потребуется, получите у Марло. Отправляйтесь немедленно. Надеюсь, вы меня не разочаруете.

Мушкетеры поклонились и уже подошли к двери, когда капитан воскликнул:

– Да! Вот ещё что! В этой истории замешаны трое, каких-то анжуйских дворян.

Он достал из ящика стола клочок бумаги и прочел.

– Шевалье де База, виконт де Сигиньяк и шевалье де Ро. Не знаю, какое отношение они имеют к этому делу, но на всякий случай, примите к сведению, и запомните их имена.


1 Дом Короля – элитный корпус армии. Имел в своем составе из кавалерии – мушкетеров короля, телохранителей, стражников, рейтаров. Из пехоты – мушкетеров, телохранителей, французских гвардейцев, швейцарских гвардейцев.

2 казак – название короткого плаща определенного покроя, голубые плащи мушкетеров, как и некоторых других подразделений во французской и прочих европейских армиях, были скроены подобным образом.

3 корнет – воинское офицерское звание ряда стран, преимущественно в кавалерии.

ГЛАВА 26 «Первая потеря»

ФРАНЦИЯ. ГОРОДОК БЮЗАНСЕ.

Уже совсем стемнело, когда четверо гвардейцев, с примкнувшим к ним Сигиньяком, примчались в небольшой городок Бюзансе, что лежит к северу от Бренского леса. У сталые лошади неторопливо плелись по одной из узких, мрачных улочек, стуком копыт будоража гулкую тишину. Запертые двери и закрытые ставни домов наполняли тревогой сердца путников, одиноко следовавших по темной, неприветливой улице. Сторонники кардинала, пустив коней шагом, прислушиваясь к каждому шороху, тщетно пытались пронзить ночной мрак зоркими взорами. Ни один звук не нарушал неприветливой тиши. Де Любертон, гвардеец замыкавший унылое шествие, придержал лошадь, натянув повод. Животное, вытянув шею, фыркая, замотало головой. Всадник вглядывался в узкий проезд меж домов. Де Самойль обернулся, на голос товарища.

– Предлагаю свернуть в этот проулок, я вижу мерцание фонаря. Это наверняка трактир либо гостиница.

Призрачные тени потянулись в узкий лабиринт. Сигиньяк оглянувшись, тронул шпорами ребра рысака, направив буланого в длинный извилистый переулок, вслед за кардиналистами.

Добравшись до небольшого пятачка, перед захудалой таверной, на глаза гвардейцам попалась карета, как две капли воды, схожая с той, что они преследовали. Экипаж стоял прямо у входа в харчевню. Де Самойль спешился, и, обойдя рыдван, убедился, что это тот, который ускользнул от них в полу-лье от Бюзансе. Сержант подошел к товарищам, прошептав.

– Де Сигиньяк, оставайтесь здесь, присматривайте за выходом и лошадьми. Остальные за мной.

Де Самойль отворил дверь и оказался в полупустом зале трактира. Перед его взором предстало помещение, скупо освещенное десятком фитильных ламп, более наполнявших пространство копотью, чем светом. В стенах, сложенных из грубого камня, зияло несколько кривых окон. Их распростертые ставни позволяли потокам свежего воздуха и трелям цикад проникнуть вовнутрь, наполняя мрачное помещение усладой тихого и теплого весеннего вечера. Угли просторного очага подрумянивали жарившегося на вертеле барашка, отчего по залу разносился приятный запах вымоченного в пряном соусе мяса. За одним из столов сидели трое мужчин. До Констана донеслись обрывки фраз произнесенных незнакомцами на испанском. Трое гвардейцев, вошедших вслед за сержантом, с безучастным видом, уселись за столом, в противоположном углу зала. Доброжелательно улыбаясь, де Самойль подошел к испанцам и спросил на их родном языке:

– Сеньоры, не желаете ли разделить трапезу в компании соотечественника? Я угощаю.

Один из испанцев, с изуродованным шрамами лицом, обернулся к Констану, медленно поднявшись на ноги. Он подозрительно оглядел пыльный камзол анжуйца, и с недоверием прищурив глаза, произнес:

– А ты откуда здесь взялся, земляк?

– О, у вас сильный акцент – вы португалец?

Не успел шевалье ещё закончить фразу, как один из сидящих за столом, спиной к гвардейцу, резко развернулся, выбросив руку со смертоносным жалом, предприняв попытку пропороть дагой живот де Самойля. Едва успев увернуться, анжуец молниеносно выхватил кинжал, полоснув по горлу испанца. Фонтан алой крови хлынул из раны, брызнув в лицо шевалье. Сверху, на открытой галерее, послышался топот приближающихся шагов. Восемь человек, звеня шпорами, бежали вниз по гулкой деревянной лестнице, с обнаженными шпагами.

– Засада! Гвардейцы к бою!

Закричал де Самойль, обнажив клинок. В тот же миг в дверь ворвался де Сигиньяк. Завязался бой.

– Жиль, какого черта! Я просил вас оставаться снаружи!

Но виконт уже не слышал товарища, он врезался в неразбериху схватки, молча отбивая удары и нанося уколы. Ожесточенность нарастала. Двое бросились на сержанта, но через мгновение один из них упал замертво. Но и у гвардейцев не обошлось без потерь, Сен-Мало был убит при первом же выпаде. Де Любертон отражал удары троих, сдерживая натиск за счет выгодной позиции. Он стоял на лестнице галереи, отчего противники не имели возможности окружить его. Несколько испанцев набросились на де Клюни, прижав его к входной двери. Де Самойль скакал по столу как по раскаленной сковородке, на него вновь накинулись трое. Один из испанцев, огромного роста, криво усмехаясь и сверкая черными глазами, из-под косматой челки, шел на де Сигиньяка. Жиль, был давно не новичок в подобных столкновениях. Он, невзирая на довольно юный возраст, отличался

хладнокровием и немалыми способностями в фехтовании. Его невысокий рост и щуплый торс порой давали неверное представление соперникам о силе и ловкости этого молодого дворянина. Без всякого смятения, он претворился, что отступает, обернувшись спиной к сделавшему шаг вперед противнику, резко отклонился вправо, развернувшись молниеносно, как юла, вонзил шпагу в живот наступавшего. Великан, на прямых ногах, бездыханно рухнул на спину, растрощив несколько стульев. Сигиньяк огляделся. Его взгляд остановился на Любертоне, который был дважды ранен, но и сам уложил одного из нападавших, с трудом отбиваясь от двоих. Если бы не лестница, на которой он вел отчаянную оборону, нормандцу, наверняка, давно пришел бы конец. Он не смел просить, но так жалобно взглянул на Жиля, что тот все понял, и ринулся на помощь.

Де Самойль расправился с двумя из противостоявшей ему троицы, и хотя был ранен, теснил третьего, высокого, длинноволосого провансальца.

Тяжело раненный де Клюни, истекал кровью. Его пробитое плечо и распоротая рука, безжизненно повисшая словно плеть, не оставляли шансов против изощренного соперника, коим оказался португалец с изуродованным лицом. Успев вонзить свой кинжал под ребра лысоватому гасконцу, второму нападавшему, которого смертельно ранил, гвардеец лишился столь грозного оружия, оставшись тет-а-тет с португальцем, вооруженный одной лишь шпагой. Это, несомненно, было чревато смертью. Португалец был искусным и неимоверно жестоким бойцом. Искалечив несчастному де Клюни левую руку, он не спешил прикончить его. Понимая, что соперник слабеет с каждой минутой, он все больше изматывал его, пока не улучив удобный момент, приняв удар на маин гауче1, нанес смертельный удар в шею. Это был страшный удар, не достойный истого дворянина. На изувеченном шрамами лице, появился безжалостный оскал, изъявлявший глубокое наслаждение от собственной кровожадности. Словно подкошенный, гвардеец упал навзничь, еще дергая ногами в предсмертных судорогах. Португалец, вытянув из-за пояса пистолет, неспешно осмотрел поле битвы. Он с призрением, отыскал де Самойля, в тот момент, когда анжуец проткнул своего последнего соперника. Прогремел выстрел. Сержант упал на колено, получив пулю меж лопатками. С неимоверными усилиями, шевалье вновь встал на ноги, обернувшись к стрелявшему, но, сделав два шага к направлению убийцы, упал, уткнувшись лицом в грязный пол.

Хватаясь окровавленными руками за рукоятку торчащего из живота кинжала, оставленного де Клюни, раненный гасконец прохрипел, взывая к португальцу:

– Куарежма! Не бросай! Помоги!

Тот лишь с пренебрежением усмехнулся умирающему и, не теряя времени, под пристальным взглядом де Сигиньяка, выпрыгнул в окно. Жиль, не имел возможности, пуститься в погоню за убийцей друга, он сражался с последним уцелевшим противником. Этот сорокалетний испанец, по-видимому дворянин, был весьма искусным бойцом. Он теснил анжуйца, причиняя ему довольно значительные затруднения. Де Сигиньяк заметно подустал и перешел в защиту, постепенно распрощавшись с мыслью одолеть многоопытного сеньора. Он понимал, что его поражение лишь дело времени, но не мог найти выхода из сложившейся ситуации. Нанеся сильный рубящий удар, слуга Его Католического величества, отбросил изящного виконта к стене. Ударившись о холодные камни, в голове Жиля пронеслись неясные очертания похожие на прощальные воспоминания о прожитой, столь короткой, жизни, когда хлопок разорвал цепь сих скорбных картинок и ощущений. Испанец, как будто его ударили в спину, с вытянутой вверх рукой, сжимавшей эфес, подался вперед и, снеся стол, с грохотом врезавшись в металлический короб очага, повалился на спину. Запахло пороховым дымом. Сигиньяк мутным взором оглядел поле битвы. В опустившейся тиши раздался стук, выпавшего из руки израненного де Любертона пистолета. Лежащий на лестнице нормандец впился окровавленными пальцами в деревянные перила, застонав от боли и лишился чувств.

Жиль подбежал, на неверных ногах, к умирающему де Самойлю.

– Констан, ты слышишь меня?!

Глаза шевалье приоткрылись, он пересохшими губами, тихо произнес:

– Это не важно, главное, чтобы ты слышал меня. Жиль, здесь, под камзолом, вот оно, письмо к дону Риккардо Лаэрто. Запомни это имя.

Сержант положил окровавленную ладонь себе на грудь, указывая место, где хранится послание.

Он закашлял, с трудом сплюнув ярко-красную слюну.

– Немедленно отправляйся в Барселону и передай это послание дону Риккардо. Там ждут. К черту испанца, нам его не настичь. Нас обманули. Жиль на тебя вся надежда. Не подве…

Голова де Самойля повалилась на бок, а изо рта просочилась тонкая алая дорожка. По щекам Сигиньяка побежали слезы. Он закрыл Констану глаза и ещё долго держал на своих коленях голову погибшего друга, сидя на дощатом полу трактира. Горячие слезы виконта капали на мертвецки бледное лицо сержанта. Не известно, сколько времени прошло пока, Жиль пришел в себя. Он бережно положил голову усопшего друга на пол, поднялся и огляделся. Мертвецы и лужи крови покрыли пол таверны. Только де Любертон стонал, закрывая ладонями кровоточащую рану. Де Сигиньяк отыскал напуганного до смерти хозяина харчевни. Отдав ему, свои последние, тридцать шесть ливров, он наказал, что бы де Любертона отнесли в комнату, уложили в постель и послали за лекарем. Остальных же похоронили на местном кладбище по христианским традициям.

Прежде чем покинуть злосчастную таверну, Жиль наклонился над телом убитого де Самойля, поцеловал его в лоб, и прошептал:

– Констан, клянусь, я найду убийцу. Найду, чего бы мне это не стоило!

Он надежно спрятал пакет адресованный дону Риккардо и вышел во двор. Отвязав от седла лошади де Самойля увесистый кошелек, полный пистолей2 , виконт вскочил на своего коня, направившись на юг, по дороге, что вела в далекую, неведомую Гасконь, страну где родился его отец. Ему предстояло добраться до городка Тарб, где в таверне «Черный кот», была назначена встреча с друзьями – де Ро и де База.

Миновав городские ворота, Жиль вонзил шпоры в бока скакуна, и тот понес его в чернеющую даль. И только свежий ветер холодил мокрое от слез лицо, а серебряный диск луны, своим печальным светом, разбавлял траурный мрак ночи, стиснувшей в прохладных объятиях одинокого всадника, намеревающегося преодолеть путь устланный горестью и болью первой потери.


1 маин гауче (исп.) – дага

2 пистоль – так было принято называть во Франции монеты равные испанским дублонам.

ГЛАВА 27 «Ночной пожар»

ФРАНЦИЯ. ПРОВИНЦИЯ ОРЛЕАНЕ. ГОРОД ЛЕЗ-УЗАЖ.

Забегая наперед, в начале очередной главы, мы можем лишь сказать уважаемому читателю, что этой ночью, было суждено пролиться крови не только в городишке Бюзансе, в чем в скором времени вы сами сможете убедиться.

Итак, выбравшись из ловушки, де База, желавший не оказаться вновь в руках вероятных преследователей, гнал кобылу, одолженную у мельника, по лесной дороге. Не щадя бедную клячу, он подгонял её шпорами, позволив передохнуть несчастному животному лишь тогда, когда почувствовал себя в полной безопасности. Пустив лошадь шагом, тем давая отдышаться в недавнем времени мучной перевозчице, щевалье обратился к девушке:

– Мариэтта, вы живы?

– О, да, сударь.

– Тогда не соизволите, ли, сообщить куда вас отвезти?

Гийом обернулся, глядя в глаза Мариэтте, казалось бы, почувствовавшей себя настолько спокойно, рядом со спасителем, что, будь её воля, не расставалась бы с ним вовсе.

– А, кстати, что это за хозяин, о котором обмолвилась старуха Цапля? Ну, тот, который ждет вас сегодня ночью»

Мариэтта потупила взор.

– Это не мой, это их хозяин. Негодяй и убийца, господин де Жермонтас. Он не так давно появился в Лез-Узаж, но уже снискал себе дурную славу.

Анжуец от неожиданности, чуть было не упал с лошади.

– Как!? Де Жермонтас?! Вы ничего не путаете?!

– Не-ет.

Не без изумления протянула девушка.

– И вы знаете, где можно отыскать, сего столь ненавистного всеми господина?!

– Ну, как же, конечно, знаю. Кто же в Лез-Узаж не знает, где обитает господин де Жермонтас? Знает каждый. А знает от того, что бы, не дай Господь, там случайно не оказаться. Правда он не часто здесь бывает, слава Деве Марии, но сейчас в городе.

– В таком случае, милая Мариэтта, я знаю, куда мы направимся.

Гийом от неожиданно свалившейся на него удачи, настолько вонзил шпоры в костлявые бока кобылы, что та, почувствовав доселе неведомые ощущения, так рванула с места, будто учуяла, вблизи своего хвоста, стаю голодных волков. Проследовав сквозь арку западной брамы, единственных ворот города, которые были открыты ночью, и где за определенную плату пропускали запоздалых, ночных путников, их остановила городская стража. Де База уже давно придумал, как обмануть алчущих наживы стражников, пользуясь тем внешним видом, который он возымел после трепки заданной ему молодцами старухи Цапли. Только разглядев лицо усатого сержанта, грозно сжимавшего протазан1 , не дожидаясь оклика, анжуец завопил:

– Эй! Кто тут есть! Начальника городской стражи сюда! Да побыстрей!

Сержант испугался, отчего стал усиленно, учащенно и излишне тщательно, расправлять в стороны, подкручивая, свои пушистые усы. Тек как любая нестандартная ситуация, вызывает панику либо оцепенение у младших армейских чинов, лишенных инициативы и реальной власти – сие есть непреложная истина. Именно этим постулатом, не побрезговал воспользоваться и де База, к тому же, говоря откровенно, у него не было другого выхода.

Сержант уставился на окровавленного всадника в изорванном платье на худой кобылке, да ещё с девицей за спиной. Незнакомец требовал поднять посреди ночи начальство, перед которым старый служака мог лишь застыть в поклоне, но не как не беспокоить во время беззаботного сна, к тому же, по неизвестной причине. Казалось, начальник караула даже зажмурился, услышав настоятельные призывы израненного незнакомца. Потому что к нему в голову могла прийти подобная безумная мысль, только в кошмарном сне. Четверо солдат застыли, вопросительно глядя на старшего, ожидая команды. Краснолицый усач, дрожащей рукой снял шлем, вытирая лоскутом ткани вспотевший лоб и кожаный подшлемник, желая оттянуть время на размышление и попытаться убедить подчиненных в полной, своей уверенности и контроле над столь необычной ситуацией. Анжуец понял, что не убедил, а лишь вогнал в оцепенение, своими возгласами, нерешительного стража, решил прибегнуть к более действенным методам – упоминая имена, от которых у провинциального привратника затрясутся поджилки.

– Ты, что каналья! Совсем разума лишился, дьявол тебя задери! За мной гонятся люди кардинала! У меня пакет к графу де Гелю, от монсеньера де Бокуза! Я ранен, черт возьми, едва ушел от погони, поторапливайтесь, бараньи головы!

Гийом не вспомнил иного имени, кроме имени своего врага из Анжу, чтобы назвать рядом с повелителем стража. Анжуец и предположить не мог, как он близок к истине, заговорщических хитросплетений. Сержант, услышав имя, которое парализовало его волю и взывало, не к чему иному, как лишь только к рабскому подчинению, вытянулся в струну, захлопав глазами.

– Как проехать в замок Реё?!

Вопил анжуец в неистовстве, сдерживая топчущуюся на месте кобылу. Сержант указал пальцем на шпили крепостных башен, возвышавшиеся над черепицей крыш невысоких домиков спящего городка, не в состоянии проронить и слова.

– Ладно, найду. А вы здесь будьте начеку! Три шкуры спущу! Ворота не закрывать! На вопросы отвечать лишь людям из ближайшего окружения де Геля! Смотрите у меня тут!

Раздав указания, шевалье исчез во мраке ночи. Сержант долго глядел вслед незнакомому дворянину, возникшему и исчезнувшему словно призрак. Затем повернулся к, не менее обескураженным солдатам, поднял вверх указательный палец, и авторитетно произнес:

– Важная птица. Видать из самого Парижа. По делу к нашему графу. Так-то!

Затем приободрившись тем, что не вышло ещё хуже, подтянул ремень, и прокричал:

– А, ну по местам! Смотрите у меня тут! Сукины дети.

****

Добравшись до «Хромой лягушки», Гийом с Мариэттой встретились с де Ро и Гаспаром, в нескольких словах рассказав им обо всем случившемся.

– Эх, жаль времени нет, клянусь Небом, я бы не отказался расквитаться со старухой и её бандой!

– Да черт с ними, меня сейчас больше де Жермонтас занимает.

Гийом вопрошающе взглянул на друга, тот утвердительно кивнул. Анжуйцы обернулись к Мариэтте. В этот миг, девушка, склонилась над тазом и набирала в свои маленькие девичьи ладошки воду, которую проливал Гаспар из оловянного кувшина, смывая с лица копоть и слезы. Де База подошел к ней и ласково произнес:

– Любезная Мариэтта, мы вынуждены обратиться к вам за помощью. Я и мой друг, шевалье де Ро, просим о величайшей милости, проводить нас к дому господина де Жермонтаса.

Девушка испуганно поглядела на спасителя.

– Нет-нет, вам нечего бояться. Мы ищем встречи с ним, что бы навсегда избавить вас, да и кого бы то ни было, от опасности исходящей от этого месье.

****

По темной, извилистой улочке, неторопливо двигались четверо всадников. Их неспешность была вызвана скорее осторожностью, чем нерешительностью или избытком времени. Они были погружены в молчание, лишь изредка озираясь по сторонам, вглядываясь в кромешную тьму. Время близилось к полночи, когда трое анжуйцев и девушка, добрались до дома шевалье де Жермонтаса, который располагался в отдаленном тупике, возле крепостных стен, мрачно нависая над крошечной площадью.

– Это здесь.

Чуть слышно произнесла Мариэтта, с опаской глядя на обиталище ненавистного де Жермонтаса. Из-за туч выглянула луна, разбавив желтоватым светом синь ночи, и осветив фасад покосившегося, двухэтажного особняка. Анжуйцы подняли головы, осматривая дом. Окна были недружелюбно запрятаны за запертыми ставнями, где всё, как внутри дома, так и с наружи, погрузилось в пронизанный липкими запахами покой, теплой майской ночи. Гул тишины нарушила фырканьем одна из лошадей. На высокой колокольне, близлежащего монастыря, пробило полночь, как будто напоминая друзьям о быстротечности, так недостающего им времени, отрывая от созерцания ночного пейзажа. Не отрывая глаз от двери дома, Гийом обратился к девушке.

– Мариэтта, вам вместе с Гаспаром придется убедить привратника отворить дверь и впустить вас в дом, с тем, что бы прервать томное ожидание их хозяина. Ведь господин де Жермонтас, этой ночью, пожелал встретиться с вами?

Смущенная девушка стыдливо опустила глаза.

– Клянусь Небом, вам нечего бояться! Слово, дворянина! На самом деле нам нужно всего лишь, что бы он открыл дверь. Остальное сделаем мы с месье де Ро.

Произнес Гийом тоном, не оставлявшим сомнений в окончательности решения и серьезности намерений.

Все четверо спешились. Де База и де Ро расположились так, что бы их было невозможно заметить из открывшейся двери. Гаспар громко постучал, бронзовым молоточком прикрепленным к створке. Маленькое, смотровое оконце, посреди кованой двери, распахнулось, и недовольный, сонный голос привратника, грубо прохрипел:

– Ну, кого там ещё нелегкая принесла?!

Гаспар взглянул на де Ро, тот кивнул, и лишь после этого слуга подал голос.

– Открывай, я от тётушки Цапли, девку привез.

За дверью послышалось недовольное ворчание. Окошко затворилось, и загремели засовы.

Со зловещим скрипом отворилась дверь, и донесся уже знакомый голос.

– Какого черта так поздно!? Заходи, только тихо, я сейчас справлюсь у хозяина, если он не спит, желает ли он принять девицу.

В тот же миг, в дверном проеме появился де База. Прикрыв рот привратника ладонью, он нанес кинжалом, два удара в живот. Слуга судорожно вцепившись в плечи шевалье, глухо застонал, опустившись на колени. Гийом оттолкнул его, обернулся, и шепотом скомандовал:

– Мариэтта уходите, отправляйтесь к отцу, и обещаю, вы больше никогда не услышите о мерзавце по имени де Жермонтас.

Затем он обратился к друзьям.

– Гаспар, вы с аркебузой2 останетесь здесь, следите за дверью и не дайте никому уйти. А вас, Луи, прошу составить мне компанию.

Де База заметил девушку, которая стояла на крыльце. Мариэтта кротко и тревожно глядела на него.

– Прошу вас бегите, немедля бегите!

Во весь голос произнес шевалье и вслед за де Ро скрылся во мраке.

Луи, преодолев скрипучую лестницу, лицом к лицу столкнулся с одним из вооруженных слуг де Жермонтаса. Незнакомец потянулся за пистолетом, но анжуец, перехватив его руку, попытался помешать стражу взяться оружие. Завязалась борьба. Противники, тяжело дыша, вцепились друг в друга, в пылу борьбы опрокинув небольшое бюро. Де База, поднявшись по лестнице, замер, вглядываясь во тьму. Он достал из-за пояса оба своих пистолета, но не видел возможности пустить их в ход, опасаясь зацепить Луи. Вдруг раздался выстрел, за ним стон.

– Луи, вы не ранены?!

В этот момент распахнулась одна из дверей в глубине передней. С подсвечниками в руках, на шум борьбы, явились трое вооруженных людей. Де Ро выхватил дагу, которой удобнее сражаться в тесном пространстве комнат, и нанес удар в грудь остановившемуся на пороге молодцу. Де База выстрелил в дверной проем, разом из обоих пистолетов. Помещения наполнились едким пороховым дымом, в клубах которого послышались стоны и проклятия. Анжуйцы, переступая через трупы, вошли в плохо освещенную комнату. Гийом нанес удар рукояткой увесистого пистолета по макушке одного из бандитов, который попытался подняться, будучи лишь раненным после залпа. Де Ро выбив ногой дверь в низком алькове, вломился в следующую комнату, где наткнулся на человека раздувающего фитиль для стрельбы из аркебузы. Жалобные глаза аркебузира застыли в растерянности, он с мольбой взглянул на Луи и шевалье замер, в нерешительности опустив дагу. Из глубины темной комнаты грянул выстрел, пуля пролетела в дюйме над головой де Ро, и, подняв пыль, застряла в штукатурке. Анжуец инстинктивно пригнулся. В комнату ворвались де База и Гаспар, который пальнул из своей аркебузы, уложив стрелявшего наповал. Признав себя побежденным, аркебузир бросил оружие, подняв руки, с дымящимся меж пальцев фитилем.

– Луи, нужно уходить, Гаспар говорит, что на улице слышится оживление!

Де Ро схватил за горло сдавшегося врага, и злобно прошипел:

– Где твой хозяин?! Где Жермонтас?!

Испуганный аркебузир, дрожащей рукой, указал на деревянный люк в потолке, который очевидно, вел на чердак. Друзья, подняв головы, с отчаяньем глазели на недосягаемый ход.

– Дьявол, нет времени! Гаспар, поджигай дом! Уходим.

Не прошло и четверти часа, как анжуйцы поднялись на пригорок, вблизи Западных ворот города. Остановив гарцующих на месте коней, они обернулись, вглядываясь в черный силуэт ненавистного городка, который освещал столб огня, словно красно-оранжевый цветок, поднявшийся над спешно оставленным ими домом.

****

В это самое время, в тиши одного из маленьких домиков, провинциального Лез-Узаж, седовласый мужчина, со слезами на глазах, прижимал к груди заплаканную девушку.

– Не плачь, не плачь милая Мариэтта, видишь, мир не без добрых людей.

А трое анжуйцев, рассекая ночную мглу, подгоняя рысаков, уже мчали в далекий и неведомый Тарб, затерянный где-то среди пустынных холмов Гаскони. Город, где было условлено о встрече с друзьями, что, несомненно, придавало сил и согревало сердца на нескончаемых и живописных дорогах французского королевства.


1 протазан – колющее древковое холодное оружие.

2 аркебуза – фитильное, дульнозарядное ружье, один из первоначальных образцов огнестрельного оружия.

ГЛАВА 28 «Принц Конде и граф да Ла Тур»

ФРАНЦИЯ. ГОРОД ШАТОРУ.

К югу от Орлеана, на реке Эндр, у дороги соединяющей Париж с Тулузой, стоит городок Шатору, один из множества городов французского королевства, имеющих свою дивную и многогранную историю, уходящую корнями в темное прошлое. Наше повествование, в самой малой степени коснется этого прекрасного местечка, приоткрыв книгу летописи лишь на странице нас интересующей.

Итак, в Тысяча Шестьсот Шестнадцатом году, Тринадцатый Людовик возвёл Шатору в герцогство и отдал его «дорожайшему» родственнику, Генриху Второму Бурбону, принцу Конде, чьей вотчиной, с этого момента, он по праву и является.

Династия Бурбонов, к которой принадлежат Конде, не только одна из древнейших, но, пожалуй, и самая многочисленная, из европейских монарших домов. Этот древний род берет своё начало от Капетингов, являясь младшей ветвью сего, некогда могущественного, королевского дома. Династия происходит от Робера (1256-1317), графа де Клермон, по жене сира де Бурбон, младшего сына Людовика Девятого Святого. Длинная цепь событий, предшествовавших восхождению на трон, первого представителя Бурбонов, Генриха Наварского,– ставшего впоследствии королем Генрихом Четвертым, взошедшего на престол благодаря пересечению с другой ветвью Капетингов – Валуа, заслуживает отдельного внимания и подробного описания, что невозможно, не утомив читателя, сделать в рамках нашего изложения. Поэтому нам придется обойтись короткой справкой, которая хоть сколько-нибудь прольет свет на родственные хитросплетения тогдашних сюзеренов.

Ещё до провозглашения Генриха Наварского королем Франции, от основного древа рода Бурбонов, отделились несколько ветвей, представителями одной из которых и являлись принцы Конде. Впрочем Конде стали принцами крови, лишь после восхождения на престол Генриха Четвертого. Почувствовав близость к трону, они немедленно продемонстрировали свой неукротимый норов и непомерные аппетиты, не позволяющие нацеливаться на меньшее, чем корону Франции. И стоит отметить, что эти дерзкие притязания были небезосновательны. По этой причине, отношения, покойного короля, Генриха со своим «первым» кузеном, как называли Конде при Дворе, были довольно сложные, и справедливо было бы признать – при юном Людовике, ничуть не изменились. Молодой король имел личные, хотя и отличные от отцовских, причины остерегаться коварного родственника, порой намереваясь наладить с ним отношения посредством дорогих подарков, одним из которых и был город Шатору, куда мы с вами и направимся.

принц Конде

На первый взгляд Шатору ничем не отличается от прочих городов центральной Франции, расположившихся у подножия лимузенского плоскогорья. Те же стройные очертания церквей, с устремленными вверх шпилями, возвышающимися над узенькими извилистыми улочками, стиснутыми рядами островерхих домиков под красной черепицей; то же смешение камня, дерева и соломы, наполнявшего однообразный городской пейзаж; та же бесконечная череда фасадов, прерванных маленькими уютными площадями с вечно галдящими и снующими горожанами. Всё здесь кажется таким же, как и везде. Но это суждение правильно настолько, насколько и ошибочно. Ведь если поинтересоваться о городишке у любого из здешних обитателей, вы услышите мнение противоположное суждению, высказанному выше, подслушанному нами у завистливых соседей, населяющих какой-нибудь Бурж, Вьерзон или даже Бюзансе.

Одно лишь можно утверждать с полной уверенностью, с тех пор как герцогом Шатору стал Генрих, принц Конде, здесь ровным счетом ничего не переменилось. Отпрыск королевской крови бывал тут довольно редко, не делая из своих визитов значимого события, как для города, так и для его обитателей. Лишь городской прево1 , с дозволения сеньора принца, мог нарушить уединенный покой Его Высочества, изредка посещая резиденцию Конде.

Резиденция, являла собой старый, поросший мхом замок, отгороженный высокой крепостной стеной от городских построек, сжимающих твердыню в своих крепких объятиях. Почерневшие от времени, сторожевые башни, возвышавшиеся на берегу живописного Эндра, что несет тихие воды в подарок славной Луаре, отражались в изумрудной глади, разверзнув черные амбразуры во все стороны света.

Ближе к полудню, на открытой террасе замка, нежась в солнечных лучах, раскинувшись в массивных креслах, опочивали двое мужчин. Сытная трапеза, после конной прогулки, навивает сон и располагает к благодушным беседам. Но дворяне, так удобно расположившиеся на отдых, являлись власть имущими мужами королевства, поэтому вели разговоры другого порядка, отличные от пустой болтовни праздных парижских вельмож и грубого трепа неотесанных провинциальных дворян. Один из них, который выглядел постарше, и являлся принцем кров, а так же хозяином города и замка, лениво развалившись в кресле, с полуприкрытыми глазами обратился к своему собеседнику.

– Видите ли, мой милый де Ла Тур, эти игры с испанцами весьма небезопасны. Ведь политика, это своего рода искусство, только хорошо бы все об этом помнили. Если даже в твоих жилах течет кровь великих Габсбургов это ещё не повод любой ценой надеть себе на голову корону, тем более чужую. Править королевством должны избранные, жаль, что наша очаровательная королева не понимает, что она не из их числа. Анна готова пожертвовать чем угодно, лишь бы избавиться от своего муженька и заменить его этим ничтожеством Гастоном2. Этот молокосос давно смотрит на испанку не как на свою королеву, и жену любимого брата, а как на плод своих мужских фантазий. Анна лишь поманит его пальцем, как он сам наденет на свою шею ярмо. Заключив этот брак, и став вторично королевой, она, а не недотепа Орлеан, будет управлять королевством. Гастон будет выполнять всё, что она ему велит, и тогда для нас наступят не лучшие времена. Поэтому нужно действовать сейчас, иначе может быть поздно.

– Да, Ваше Высочество, я с вами всецело согласен, и сделаю всё, что вы прикажите.

С готовностью отозвался граф, угоднически ловя каждое слово принца. Конде, не открывая глаз, казалось бы сквозь сон, произнес:

– Я нисколько не сомневаюсь в вашей верности, граф. Вы один из немногих моих людей, кто сумел добиться доверия королевы, такие как вы, на вес золота. Мне, благодаря вам, известны их коварные замыслы. А кто владеет планами врагов, тот правит миром.

– Я уже сообщил, Вашему Высочеству, что вскоре отправлюсь по поручению королевы в Шато Реё, для встречи с этим болваном де Гелем. Мне поручено отвезти секретное послание. Затем вместе с графом, мне придется ехать в Шато Кро, где в скором времени, назначен сбор дворян, возглавляющих мятежников в своих провинциях.

Принц открыл глаза, повернул голову к де Ла Туру, и, кривя губы, с пренебрежением вымолвил:

– Этот де Гель, безмозглый, напыщенный индюк. Он думает, что когда Анна станет управлять королевством, на него как из рога изобилия, посыплются титулы и золото. Осел! Жаль мы не знаем до чего договорились, в Реё, де Шеврез с этим испанцем.

– Доном Эррера, посланником испанского короля.

– Да, посланником Габсбурга, именно по этой причине сей сеньор меня мало интересует. Его хозяин, король Филипп, ещё более слабая фигура чем наш Людовик. А я предпочитаю иметь дело с сильными мира сего. Иначе желаемого не добиться и не свалить такого монстра, как Ришелье, что является нашей главной задачей. Только устранив кардинала, можно всерьез заняться продвижением к трону. Но даже не это, тревожит меня в данный момент»

Граф непонимающе посмотрел на принца.

– Да-да, вам не послышалось. И в связи с этим, вам де Ла Тур предстоит выполнить одну очень важную миссию.

После этих слов, Конде оживился. Глаза его широко раскрылись и заблестели. Он привстал в кресле и, наклонившись к графу, перешел на шепот:

– Вы должны встретиться с одним человеком. Этот дворянин принадлежит к сторонникам истинного правителя Испании, герцога Оливареса. Его имя дон Карлос де Уртадес. Мои люди найдут возможность сообщить ему о встрече с вами. По прибытии из Лез-Узаж, вам не придется отдохнуть. Вам предстоит отправиться в Овернь. Там в городке Орийак есть трактир «Охотничий трофей», в котором и будет назначена встреча. Граф, вы должны объяснить испанцу, что единственный человек, с которым Оливаресу стоит иметь дело – это я.

От волнения у де Ла Тура пересохло в горле. Он покосился на графин с вином, но так и не решился прервать принца. Конде говорил всё с большим запалом, обрушивая разъяснения на ошеломленного графа.

– Кому выгодно, если Анна Австрийская придёт к власти? Только ей и её братцу Филиппу, не иначе! Но разгоревшиеся аппетиты не позволят остановиться, даже если испанка сама того захочет. Её окружение говорит само за себя. Добившись паритета с братом, она быстро подберет к нему ключики. И если Анна сама не в состоянии измыслить подобное ухищрение, то будьте уверены, коварство де Шеврез придет на помощь. Можете не сомневаться! Вот тогда-то, когда она станет фактической правительницей Франции и Испании, начнется самое страшное! Покончив с Людовиком, она незамедлительно избавиться от Ришелье, а заодно и от нас с вами. И тогда останется лишь один человек способный помешать её планам – Оливарес! Пусть он попытается угадать, что с ним случиться? Я бы, в подобной ситуации, за его жизнь не дал и ломаного денье3.

Нелепые и на первый взгляд невероятные планы были с такой ловкостью и убедительностью превращены в цепь вполне вероятных событий, подкрепленных логикой, что де Ла Туру стало не по себе. Он, с восхищением глядя на Конде, принялся искать платок и, вынув его из левого манжета, вытер взмокший лоб. Принц выдохнул, сонно опустившись в кресло, казалось, потеряв всякий интерес, как к собеседнику, так и к разговору.

– Гениально Ваше Высочество, гениально! Я сделаю всё возможное.

Затем, задумчиво отведя взгляд, шепотом, еле слышно, добавил:

– …и невозможное.

– И вот ещё что

Нехотя заметил принц.

– Вам, де Ла Тур, не мешало бы обзавестись верными людьми. Политика, знаете ли, дело опасное. Крови льется больше чем воды в Луаре. Поэтому настоятельно рекомендую.

Лицо графа искривила скверная улыбка.

– Вы удивительно проницательны, Ваше Высочество. Но я уже позаботился об этом. И когда пробьет час, эти люди появятся в Париже, вот тогда-то, многие из наших врагов захлебнуться кровью!


1 прево – городской глава.

2 Гастон де Бурбон, герцог Орлеанский. Младший брат короля Франции – Людовика Тринадцатого.

3 денье – самая мелкая французская монета.

ГЛАВА 29 «Месье д'Эстерне»

ФРАНЦИЯ. БЛИЗ ЗАМКА ТРУАМБЕР.

В ту же самую ночь, что произошли столь роковые и кровавые события в Бюзансе и Лез-Узаж, барон д’Эстерне почти добрался до намеченной цели – замка Бланди-ле-Тур. Он остановил своего загнанного рысака, держащегося на ногах на последнем издыхании, с грустью осознав, что остаток пути придется проделать пешком. Спешившись, барон погладил по морде измученное животное, поблагодарив за верную службу. Упомянул он и о хозяине постоялого двора, употребив не весьма лестные выражения, подсунувшего ему сего не отдохнувшего жеребца. Затем, расседлав коня, хлопнув, на прощанье, скакуна по крупу, даровав ему свободу, после чего бодрой походкой, устремился по направлению торчащих на фоне черного неба башен видневшегося вдали замка.

Свежесть, доносившаяся с реки, бодрила, пустынная дорога, навивала на романтические размышления, а ходьба, после долгой и утомительной скачки, доставляла немалое удовольствие молодому барону, давая возможность побыть наедине с самим собой, что по причине множества бурных событий, наполнявших его непростую жизнь, удавалось весьма редко. В ночных размышлениях д’Эстерне не заметил, как преодолел значительную часть пути. Свернув с дороги на узкую тропинку, что тянулась вдоль реки, он спустился к берегу. Умывшись речной водой, молодой человек умиленно улыбнулся, любуясь дымкой над спокойной гладью Сены. Но вдруг, его благодушное созерцание прервало тихое посвистывание, послышавшееся откуда-то совсем неподалеку. Пригнувшись, на полусогнутых ногах он поднялся по крутому песчаному склону, вернувшись на тропу. Глаза барона блуждали во мраке пытаясь отыскать того, кто мог, в столь безлюдном месте, ночью, развлекаться подобным вздором. Вдруг во тьме, в двадцати шагах, он увидел темный силуэт человека. Барон замер в нерешительности, не понимая замечен ли он? Но когда незнакомец, после непродолжительной паузы, возобновил негромкое посвистывание, д’Эстерне понял, что мужчина стоит к нему спиной. Воспользовавшись этим, барон крадучись приблизился, к незнакомцу, спрятавшись за развесистым кустом бересклета. Из, столь надежного укрытия, он мог весьма отчетливо разглядеть всё, что происходило на берегу канала. Да-да, канала. Ведь незнакомец, закутанный в черный плащ, хотя в темноте любой темный плащ кажется черным, стоял на месте где небольшой шлюз, отделял канал, окружающий замок, от узкой речушки, впадающей в Сену, при надобности пополнявшей воды замкового рва.

Мужчина затих, и до барона донеслись удары весел о воду. Со стороны замка плыла лодка.

Минуту спустя её очертания показались из сумрачного тумана. Незнакомец, сбросив плащ и шляпу, спустился по узким ступеням к воде, и, подтащив челнок к берегу, привязал его к стальному кольцу, торчащему из каменной кладки. Высокий, худощавый человек, в остроконечном капюшоне, бросил весла, и вдвоем с ожидавшим его господином, принялся вытаскивать на край кладки, небольшой, но судя по напряженным усилиям двух мужчин, весьма тяжелый сундук. Взобравшись по ступеням, они поставили ношу на мягкую землю, схватившись за поясницы и тяжело дыша. Только сейчас, д’Эстерне разглядел, что мужчина, приплывший на лодке, облачен в рясу. Второй незнакомец, судя по платью, был, несомненно, дворянин. Эфес его шпаги и пряжка перевязи, поблескивавшие в лунном свете, не позволяли усомниться в происхождении сего благородного мужа. «Хорошенькая компания для ночных похождений» – подумал барон и, затаив дыхание прислушался. До него донесся голос дворянина.

– Тяжеленький сундучок.

– Своё золото не тяготит, сын мой. Возьмите в лодке заступы.

Выкопав яму, они опустили туда ларец. Затем заровняв место землей, привалили увесистым камнем.

– Ну, что ж, мне пора. Через несколько дней, когда всё уляжется, перевезем золото в Бланди-ле-Тур.

– Не беспокойтесь, святой отец, я позабочусь об этом.

После того как утих стук копыт рысака, унесшего таинственного дворянина, который по мнению д’Эстерне являлся ни кем иным как виконт де Шиллу, раз речь зашла о замке Бланди-ле-Тур, а лодка священника исчезла во мгле, барон вышел из своего укрытия. Он подошел к камню, поставил на него ногу, о чем-то замыслившись.

****

Менее чем через час, д’Эстерне, перешел опущенный мост, соединявший оба берега крепостного рва, и, очутившись перед почерневшими от времени воротами Труамбера, трижды дернул за веревку, привязанную к крюку, уходившему в стену. Не дождавшись ответа, он ещё несколько раз повторил нехитрую процедуру. Приглушенный звон маленького колокола, из-за ворот, своим неприятным звуком, подарил ему надежду попасть в замок. И если он не уповал даже на самый скромный ужин, то смел рассчитывать, хотя бы, получить ночлег. Из-за ворот донеслись приглушенные голоса. Барон вновь дернул за веревку.

– Какого черта?! Проваливай откуда шел, не то сейчас все ребра переломаю!

Послышался неприветливый голос.

– Откройте, я дворянин из Шампани!

– Ну и иди своей дорогой, по добру, по здорову!

– Послушай, смерд, если ты меня не впустишь, то завтра же я вернусь и повешу тебя на этих самых воротах!

В ярости прорычал д'Эстерне. После недвусмысленных угроз ночного странника, раздался грохот засовов. Створка тяжелых ворот медленно отворилась, и на мост вышли двое заспанных слуг. Один из которых являлся, по-видимому, привратником, вооруженным протазаном, другой же, молодой, низкорослый лакей. Озорные карие глазки, кучерявого слуги, впились в усталого дворянина. Он пробежал взглядом по запыленному платью барона и по его забрызганным грязью ботфортам, безошибочно заключив, что путник пришел пешком. Это обстоятельство позволило лакею высокомерно обратиться к незнакомцу.

– И не совестно вам ломиться, в такую пору, в порядочные дома?

Д’Эстерне ухмыльнулся, положив руку на эфес своей шпаги.

– Совестно?! Ты говоришь о совести, мой «гостеприимный» Тужо?!

Одного за другим, дворянин, оглядел слуг, одарив их презрительной улыбкой.

– Моя совесть, весьма, ветреная дама, и тебе, друг мой Тужо, лучше не знать, о том, что она мне порой позволяет. А ещё она дружна с моей шпагой, даруя той полную вседозволенность, отчего бездельники, подобные вам, частенько обнаруживают в своей поганой шкуре, лишние дыры!

Тон, которым были произнесены столь грозные намеки, вынудил переменить мнение в отношении ночного гостя. Слуги с почтением поклонились, и, пропустив вперед дворянина, засеменили вслед за ним. Не успел привратник запереть ворота, как из темноты появился запыхавшийся лакей. Он, увидев незнакомца, неуверенно произнес:

– Госпожа графиня послала меня справиться…

Поглядев в лицо гостя, слуга растерянно замолчал.

– Я, никоим образом не хотел нарушить покой госпожи графини, как впрочем, и всех остальных, кто обитает в этом замке. Но если в столь поздний час ваша хозяйка не изволит опочивать, то я с удовольствием предстану перед ней. Изволь передать, что прибыл барон д’Эстерне, из Шампани. И я, если мне будет дозволено, почту за счастье припасть к ногам Её Сиятельства, госпожи графини.

Через четверть часа, в полумраке одного из залов Труамбера, барон предстал перед графиней де Бризе. Черный, траурный наряд Шарлотты, вызвал печальный интерес в глазах барона. Он приклонил голову и тихо произнес:

– Прошу простить меня мадам, что нарушил ваш покой и, по-видимому, уединенный траур.

– Кто вы? И куда следуете?

– Антуан Арман де Фарсуалье, барон д’Эстерне, направляюсь в замок Бланди-ле-Тур.

– Вы приятель виконта де Шиллу?!

Молодой человек улыбнулся.

– Вовсе нет, просто… некоторые обстоятельства вынудили меня искать пристанища у сторонника графа де Суассона, коим является виконт де Шиллу, как, впрочем, и ваш покорный слуга.

Барон поклонился.

– Так, стало быть, вы не знакомы с виконтом?

– Не знаком, мадемуазель.

– Что ж, Бланди-ле-Тур, находится всего в двух лье от нас. Завтра же утром вы сможете отправиться туда. Я прикажу приготовить вам комнату для гостей, также, вы можете располагать слугой, который вас туда препроводит, он выполнит все ваши пожелания.

В глазах барона отражались блики огня, пылающего в камине. Он с благодарностью и восхищением, какое, порой, испытывает мужчина, увидев красивую женщину, глядел на прекрасную хозяйку замка.

– Я благодарен вам мадемуазель за безмерную доброту. И если когда-нибудь, вам понадобиться моя помощь, знайте, я всегда в вашем распоряжении.

Графиня заставила себя улыбнуться, выказав признание едва заметным кивком. Гость не спешил покинуть комнату.

– Ну, что же вы не идете отдыхать?

– Простите, Бога ради, за мою назойливость, я хотел бы задать вам еще один вопрос»

Шарлотта удивленно взглянула на молодого дворянина. Затем она отвела глаза, и устало произнесла:

– Извольте.

– Отчего вы в трауре?

Графиня, глубоко вздохнув, печально перевала взгляд на полыхавшее, в камине пламя, казалось предвидев подобный вопрос. Чувствовалось, что ей трудно говорить.

– Мой отец, Его Сиятельство, граф де Бризе, прошлой ночью, скоропостижно скончался.

Она замолчала, что бы не заплакать на глазах у малознакомого человека.

– Ваш отец ещё не погребен?

– Его тело находиться в замке, а о душе заботиться падре Локрэ, он не отходит от усопшего, проводя в посте и молитвах день и ночь.

При упоминании о священнике, д’Эстерне сузил глаза. В его голове мелькнула мысль, которая внесла бы смятение в души многих обычных людей, но только не барона. Молодой дворянин был человеком производившим впечатление ветреного красавца ловеласа, не удручающего себя иными заботами кроме как волочиться за юбками глупеньких красоток благородных кровей. Его стать, молодость и красота, позволяли блистать в любой изысканной компании, ослепляя своим блеском окружающих, тех, кто видел в бароне лишь дамского угодника, не догадываясь об истинном содержании сего умного и расчетливого аристократа. Он был так мало тем, кем казался, что мог не опасаться подозрений самых острых и наблюдательных умов. Необходимость притворяться внушала ему, прежде всего, природная проницательность, а затем и облик лжи и лицемерия, которые принимало, на его глазах, все окружающее.

В мозгу д’Эстерне, принявшего к сведению сказанное графиней, в тот же миг выстроилась определенная цепь событий, по его мнению, произошедших в Труамбере, которые требовали немедленных подтверждений. Он тут же сообразил, что необходимо вмешаться в сие таинственное дело, а для этого следует удостовериться в некоторых фактах, если таковые имеются. Барон был не из тех, кто откладывает дела в долгий ящик, поэтому сразу, изощренно скрывая от прелестной хозяйки замка истинное положение вещей, взялся за дело. «Ведь недаром судьба подбросила мне эту ночную встречу на берегу канала» – убеждал себя он.

– Госпожа де Бризе, не сочтите мое поведение недостойным, я лишь ничтожный слуга Господа, робко следующий христианским обычаям, намереваясь, всякий раз послушно выполнять волю Божью.

Графиня насторожилась, не понимая, к чему клонит ночной гость.

– Я хотел бы, увидеть тело графа, выказав тем самым своё почтение и принеся благодарность усопшему за то, что в его угодьях мне оказали честь быть принятым, чем избавили от невзгод, которые я имел несчастье претерпеть.

Шарлотта, измученная горем решила отклонить просьбу гостя, но поймав его молящий взгляд, полный сострадания и печали, переменила решение.

– Что ж, если это для вас так важно, я не смею перечить столь благородному порыву вашей души. Идемте.

Мгла темного коридора поглотила их. Зловещий гул шагов подымался под черные своды потолка, длинного лабиринта, освещенного тусклым светом нескольких свечей. Гнетущее чувство скорби и присутствие смерти, как будто пронизало мрачные помещения старого замка. Д’Эстерне следовал за графиней, не в силах отвести взгляда от её тонкого гибкого стана, затянутого в траурные шелка лишь подчеркивающие грацию и красоту молодой хозяйки Труамбера. Свернув в небольшое помещение, оказавшееся передней, барон увидел стрельчатый проем, что вел в одну из башен крепости, где через узкие бойницы, открывался изумительный вид на живописные окрестности, окутанные хмурой предрассветной синевой. Лакей, пробудившийся от приближения шагов, ночных посетителей, спохватился, растворив массивные двери перед графиней и её гостем.

Квадратная комната, являлась опочивальней покойного графа де Бризе. Помещение освещалось четырьмя толстыми витыми восковыми свечами, расставленными по углам. Приглушенный свет, соответствовал настроению, царившему в замке, где находиться покойник, подчиняя всё и всех мрачному, беззвучному ощущению – неотвратимости смерти, одолевающее каждого из живых, проникающих в чертог, сей устрашающей обители, откуда доносится леденящее душу дыхание преисподней. В другом конце комнаты, прямо напротив двери, стояла кровать, под темно-синим балдахином, где и покоилось тело некогда могущественного графа. Де Бризе, окончивший жизненный путь в своей угрюмой твердыни и нашедший вечный покой под клочком пыльного бархата на собственной кровати, лежал скрестив на груди руки, и горячий воск расплавленный язычком пламени тонкой свечи, вставленной усопшему меж пальцами, стекал, покрывая желтоватыми потеками безжизненные, словно мраморные кисти. Барон приблизился к смертному одру, припав на колено, осенив себя крестным знамением. Из тьмы, как из мрака могилы, появилась черная тень священника. Он распростер ладонь, перекрестив барона. Поднял голову, д’Эстерне без труда узнал человека в рясе, которого этой ночью уже видел, в компании дворянина, на берегу канала. Выпрямившись, он поклонился капеллану. «Что ж, Жорж, выходит ты не ошибся на счет падре Локрэ» – подумал он, услышав за спиной голос Шарлотты.

– Святой отец, это наш гость, барон д’Эстерне.

Капеллан смиренно, с ангельской улыбкой, блаженно прикрыв глаза, кивнул.

– Мир вам, сын мой.

Гость улыбнулся пристально глядя на священника. Уловив смятение, одолевшее капеллана, от столь проникновенного взгляда, барон, укрепленный в своих подозрениях, прошелся по комнате. Он обшарил взглядом стены, и остановился на экседре1 , между камином и массивным дрессуаром2 , предположив, что это самое подходящее место для дверцы потайного хода. На глаза ему попался фужер, стоящий на маленьком столике у ложа мертвеца, где, так же находились несколько пузырьков с лекарствами, оставленными аптекарем Жофилье. Окинув всё это взглядом, барон задал вопрос:

– А отчего умер граф?

Умиротворенность и смирение покинули душу капеллана, как только он рассмотрел нахального гостя, распознав его намерения. Он бросил на д’Эстерне испепеляющий взгляд, не сулящий ничего доброго. Но дворянин, как будто не замечая этого, вопросительно взглянул на Шарлотту.

– Нам ничего неизвестно. Но падре Локрэ утверждает, что отца мог отравить лекарь, мэтр Жофилье, который в тот вечер приезжал в замок.

Барон подошел к столику и, взяв в руки, внимательно осмотрел стакан. Он поднес сосуд к носу, подняв глаза к потолку.

– Пахнет миндалем.

Как будто невзначай, произнес он.

– Вполне возможно падре прав. Каков мерзавец этот эскулап.

Улыбнувшись, отметил он.

– А какие у этого м-м…Жофилье могли быть резоны? Он включен в завещание?

Шарлотта, поглощенная горем, все больше теряла нить разговора.

– Ну, что вы барон. Мэтр Жофилье просто, раз в месяц навещал батюшку, и привозил ему лекарства.

– Простите, графиня, я несказанно любопытен, но позвольте ещё вопрос? В доме что-нибудь пропало?

Локрэ вздрогнул. Шарлотта пожала плечами.

– В доме наверняка есть помещение, где хранятся деньги и драгоценности. А где вы держите ключи от неё?

– Вероятно в столе

Она указала на громоздкий стол, в углу комнаты. Но капеллан, придя в себя, запротестовал.

– Простите, дочь моя, что вмешиваюсь в ваши мирские дела, но как вы можете доверяться первому встречному! Это неслыханно!

Излишне добродушно улыбнувшись священнику, как будто в его реплике узрел нечто подтверждающее подозрения, д’Эстерне промолвил.

– И снова, падре прав. Это лишнее. Моё любопытство меня погубит. Простите графиня, я вопреки своему желанию, всё же злоупотребил вашей добротой.

Он раскланялся, и вслед за графиней направился к выходу. На пороге гость остановился, будто вспомнив что-то важное, и обернувшись к Локрэ, произнес:

– Хотя нет, тут я готов с вами поспорить. Неслыханно то, что случилось с моим покойным другом, одним весьма состоятельным вельможей. Он умер, как и месье де Бризе, при странных обстоятельствах, а один из его слуг, то ли дворецкий, быть может, даже домашний священник, умыкнул кругленькую сумму. Невозможно представить, но это так. Вот это неслыханно.

Поклонившись обескураженному капеллану, гость последовал за графиней.

Продолжение следует:


1 эскедра – полукруглая ниша.

2 дрессуар – разновидность шкафа для посуды.

X