Александр Николаевич Терентьев - Кондор умеет ждать

Кондор умеет ждать 1053K, 178 с.   (скачать) - Александр Николаевич Терентьев

Александр Терентьев
Кондор умеет ждать


0

Ягуар, расслабленно вытянувшийся на крепком суку разлапистого старого дерева, чутко дернул ушами, затем слегка приподнял тяжелую голову и, облизнув широким розовым языком черные ноздри, настороженно втянул в себя воздух, улавливая и легко узнавая привычные запахи. Вроде бы все по-прежнему, ничего в окружающем мире не изменилось и ни явной, ни скрытой опасности не предвещало…

Зверь мотнул головой, отгоняя назойливых насекомых, и широко зевнул, обнажая длинные и невероятно опасные для обитателей льяноса и сельвы клыки. День еще не закончился, и солнце только собиралось клониться к закату, когда вместе с темнотой придет время ночной охоты. А пока можно еще пару часов спокойно подремать — вряд ли кому из благоразумных зверьков придет в голову потревожить сон хозяина всей окружающей территории. Ягуар еще разок прислушался и посмотрел в сторону реки, откуда временами долетали голоса людей и шум лагеря. Эти мирные звуки огромную кошку не беспокоили, и желтые глаза зверя по-прежнему отражали лишь сонную лень и спокойную уверенность в своей силе и неприкосновенности…

…Лагерь небольшой геолого-изыскательской экспедиции практически ничем не отличался от любого подобного бивуака в любой точке земли в любой стране. Те же цветные палатки, наспех сколоченные лавки и стол под выцветшим на жарком солнце брезентовым навесом, призванным создавать хоть какую-то тень. То же кострище с треногой из железных прутьев, где сейчас над почти невидимым при ярком солнечном свете пламенем костра деловито пыхтели два закопченных котелка с каким-то варевом. Рядом с котелками на длинной тонкой жерди солидно провисал и бочком прижимался к жаркому огню вот-вот готовившийся закипеть пятилитровый медный чайник.

— Петро, ну скоро там твоя каша? — крепкий русобородый мужчина в клетчатой ковбойке раздраженно грохнул оземь полупустым рюкзаком, в котором что-то пытался разыскать — и, видимо, безуспешно, — прихлопнул на щеке москита и повернулся к наклонившемуся над котелками молодому парню, осторожно помешивавшему густо парившее варево ложкой на длинном черенке. — Слушай, а Колька где? Что-то я его не вижу…

— Так он еще часа два назад лодку взял и вверх по речке уплыл, — кашевар подул на ложку, опасливо отхлебнул и поморщился: — Соли мало… Сказал, чтобы ждали большую рыбу! Небось сейчас припрется — чтобы он да ужин пропустил!

— Вот-вот, — сварливо заворчал бородатый, которого почему-то так и тянуло назвать «ну очень настоящим геологом», и ожесточенно почесал зудевшую от укусов щеку, — как в поле пахать, так его нет! А жрать и рыбку ловить — он первый… Разгильдяй! А домой вернемся, он же, зараза, сядет в компании и после третьей рюмашки этак небрежно и многозначительно скажет: «Вот когда мы в Венесуэле нефть искали…»

— Сергеич, да ладно тебе, — миролюбиво улыбнулся третий мужчина, обстоятельно и неторопливо рубивший какие-то сухие ветви на дрова, управлявшийся с топором ловко и явно умеючи. — Куда он денется! Да вон, смотри — уже назад плывет. Ну, точно, кашу за версту чует! Эх, ребята, а от пары рюмашек я бы сейчас не отказался!

Надувная лодка ярко-оранжевого цвета неспешно выплыла из-за густо росших вдоль кромки воды каких-то местных камышей и высокой травы. Правда, Николая в лодке пока было не видно, да и лодка плыла и покачивалась на легкой ряби, взбиваемой ветерком… как-то неправильно, слишком свободно, словно была утеряна или брошена непутевым рыбаком.

— Похоже, насчет большой рыбы мы погорячились, — в голосе бородатого начальника насмешливые нотки как-то неуловимо сменились на озабоченные, а затем перешли в откровенно сердитые: — Эй, на баркасе! Ты что, заснул там?! Мить, сходи, дай-ка ему по шее!

Медленное течение подволокло лодку к берегу, та ткнулась тупым округлым носом в песок и начала разворачиваться, явно намереваясь попробовать плыть по течению и дальше…

Мужчина, рубивший дрова, отложил топор в сторону и, недоуменно хмыкнув, направился к берегу речки.

— Слышь, ты, китобой, вылазь, тебя заметили! Хорош придуриваться… — мужчина живо подскочил к лодке и уже хотел было нагнуться и выдернуть лодку на берег, но вдруг непонятно почему застыл с протянутой рукой? и бородатый Сергеевич, сердито ожидавший, когда Николай с дурацким кличем поднимется из-за оранжевого борта и победно продемонстрирует какого-нибудь пойманного им дохлого пескаря, вдруг увидел, что лицо молодого здорового мужика заливает нехорошая бледность. — Мужики… Э! Все сюда!

Все геологи и еще трое смуглых мужчин — наемных носильщиков и рабочих из местных — бросились к покачивавшейся у берега лодке.

Николай и в самом деле лежал на жестком брезентовом дне. Вот только вскочить и с веселыми криками похвастаться пойманной рыбой ему вряд ли удалось бы, поскольку голова геолога была безжизненно откинута в сторону, грудь и дно лодки были залиты уже потемневшей кровью, а поперек горла наискось протянулся неширокий, но очень страшный в своей неестественной реальности разрез…

Солнце светило по-прежнему, и легкий ветерок все так же едва слышно шелестел в листве деревьев, но ягуар сразу почувствовал — что-то неуловимо переменилось в окружающем мире. Зверь вновь потянул чуткими ноздрями воздух и мгновенно насторожился, приподняв тяжелую голову и поводя округлыми ушами. От реки вместе с ветерком прилетел явственно ощутимый, тревожащий и манящий запах крови. И сразу же вслед за пряным ароматом крови ягуар уловил чуть слышный, осторожный шорох в густом кустарнике рядом со своим деревом.

Хищник медленно повернул голову влево и замер: его холодно-настороженные глаза встретились с застывшим, напряженным взглядом других глаз, серо-голубых глаз самого опасного врага — человека. Человек в камуфляже и в обтянутой защитной тканью каске мгновенно отметил и вздыбившуюся на загривке ягуара светлую шерсть, и обнажившиеся в коротком рыке желтые клыки. Не сводя глаз с хищника, мужчина очень медленно сделал рукой успокаивающий жест, одновременно направляя на зверя свою автоматическую винтовку М-16 и делая шаг назад. Шаг, другой, третий…

Человек с оружием, от которого мерзко пахло кисловато-тухлым запахом сгоревшего пороха, исчез, и ягуар тоже соскользнул с дерева и одним прыжком скрылся в зарослях. Зверь не испугался запаха крови и запаха оружия, он испугался другого, — от камуфляжного исходил отчетливый запах смерти…

Мужчина проводил опасного зверя снисходительным взглядом и, неслышно ступая, аккуратно раздвигая загораживавшие путь ветви, направился в сторону реки, откуда раздавались возбужденные мужские голоса. Прежде чем сделать первый шаг, камуфляжный медленно поднял левую руку вверх и, описав двумя пальцами круг, качнул рукой вперед.

На границе, где кустарник и высокая трава обрывались и начиналась широкая полоса прибрежного песка, человек остановился и медленно поднял ствол винтовки, ловя в прорезь прицела крепкого мужчину со светло-русой бородой. Придерживая оружие левой рукой, указательным пальцем правой легонько постучал по микрофону переговорного устройства, закрепленного на груди слева, и вновь положил палец на спусковую скобу. Затаив на мгновение дыхание, мягко тронул спуск…

Несколько выстрелов прозвучали почти одновременно, сливаясь в сухую и хлесткую очередь. Ни одна пуля не прошла мимо цели — неведомый боец и его люди, прятавшиеся неподалеку, умели стрелять. Все мужчины, сгрудившиеся вокруг оранжевой лодки, в которой лежал их мертвый товарищ, так и остались лежать на сухом беловатом песке, который легко впитывал кровь, казавшуюся почти черной…

Старший группы к трупам не подошел. Он молча смотрел, как его подчиненные деловито осматривают погибших, проверяя, нет ли раненых и уцелевших. Когда один из бойцов знаком показал, что все до единого мертвы, человек в камуфляже удовлетворенно кивнул и, медленно ступая по белому песку, подошел к угасавшему костру, взял в руки ложку, зачерпнул из котелка какого-то варева, осторожно попробовал и сплюнул в сторону, коротко бросив по-английски:

— Слишком много соли!

Старший ничего не выражающим взглядом смотрел, как один из бойцов кинокамерой умело снимает лежащих в лужах крови мужчин, пока другие обшаривали лагерь в поисках чего-либо ценного. Когда съемка была закончена, командир наконец-то подошел к убитым, долго всматривался в каждое лицо, затем наклонился и сдернул с пальца бородатого широкое обручальное кольцо. Оценивающе подбросил на ладони, затянутой в пропотевшую кожаную перчатку без пальцев, довольно хмыкнул и спрятал кольцо в нагрудный карман.

«Все готовы. Как глупые куропатки. Как же я люблю гражданских — они предсказуемы как дети… Если одному перехватили горло, то остальные обязательно сбегутся полюбоваться. Им и страшно, и интересно! Идиоты… Ну что ж, пора убираться отсюда!»

— Уходим! — командир махнул рукой в сторону леса и уже через несколько минут у реки повисла непривычная и жутковатая тишина. Лишь высоко в небе начал описывать медленные круги чуть шевеливший огромными крыльями кондор — вообще-то, гость в этих местах довольно редкий. Он не торопился, потому что еще видел опасных людей с оружием, торопливо уходивших от реки в густую сельву. Птице спешить было некуда, ведь добыча была совсем рядом и прекрасно видна, а ждать старый кондор умел как никто другой…


1

… — Почему? — наконец-то прозвучало в неприятной тишине, настороженно повисшей в кабинете. Кабинет для совещаний был довольно обширен и располагался в загородной резиденции Президента, куда десяток минут назад прибыли и, после немногословных взаимных приветствий, расселись по сторонам длинного стола несколько членов кабинета министров страны. Сейчас министры с некоторой опаской ждали объяснения причин столь спешного вызова к главе государства.

— Почему о неприятностях, происходящих в моем доме, я узнаю не от вас, Суарес, и не от вас, Родригес, а из новостной передачи этих наглых вралей из Штатов? — Президент, надевший именно для этого совещания с юных лет привычный армейский камуфляж, на плечах которого скромно поблескивали звездочками погоны полковника, сначала, судя по всему, собрался было, не скрывая горечи и раздражения, грохнуть по столу увесистым кулаком, но сдержался и просто положил на столешницу тяжелую смуглую ладонь.

Причем получилось это настолько внушительно, что кое у кого из собравшихся мелькнула мысль, что и за кулаком, вообще-то, дело не станет — всем была известна не то байка, не то чистая правда о том, что некогда бравый десантник, несколько позже ставший Президентом, умудрился подраться не в каком-нибудь там задрипанном кабачке, а в самом Храме Господнем, и не с кем-нибудь, а со священником!

— Я просил бы вас, господин Президент, уточнить, о какой из… мм-м… неприятностей вы говорите? — Министр общественной безопасности Суарес вежливо наклонил голову и холодным взглядом опытного царедворца внимательно следил за едва уловимыми отблесками эмоций, пробегавших по мрачному лицу Хуго Рамиреса.

— Я, господин министр общественной безопасности, говорю о расстреле неизвестно кем изыскательской группы русских геологов, специалистов по нефтеразведке, работавших у нас по контракту! — Президент гневно поджал крупные губы, отчего уголки опустились вниз, вместе с крючковатым орлиным носом придавая лицу Рамиреса вид рассерженной птицы. — Пятеро русских специалистов и четверо наемных рабочих из наших местных крестьян! Вот, полюбуйтесь!

Президент схватил лежавший на столе телевизионный пульт и нажал несколько кнопок. На большом телеэкране, рядом с которым громоздились несколько приборов и приставок, сначала вспыхнуло изображение узкой полосы песка вдоль поблескивающей солнечными бликами речной глади. Затем камера прошлась по почти нетронутому лагерю геологов и остановилась на девяти уложенных в ряд тел с отчетливо видимыми следами крови — все были, несомненно, мертвы.

Кадры любительской съемки перемежались бесстрастным комментарием темнокожей красотки, ведущей новости на одном из известных североамериканских каналов, о «беззаконии и ужасах преступности, с которой не могут, или не хотят справиться власти Венесуэлы, президент которой так любит разглагольствовать о законе, порядке, строительстве социализма и истинной демократии. Вряд ли страна, в которой сегодня зверски убивают иностранных специалистов, завтра будет привлекательна для серьезных инвесторов и людей бизнеса, ценящих, прежде всего, порядок и стабильность…».

— Это, как вы понимаете, запись. Но они уже часа два безостановочно крутят этот ролик и несут подобную чушь! И этот, и еще парочка каналов! А я, президент страны, даже не могу снять трубку и обругать этих мерзавцев, потому что не знаю — правда это или бессовестная ложь! Родригес?

— К сожалению, к нам эта запись не поступала и я, как и вы, сам услышал об этом ужасном происшествии из теленовостей наших северных соседей, — удрученно развел руками господин Родригес, министр информации, печати и телевещания. — Возможно, это просто грязная провокация. Наверное, нужно связаться с министерством энергетики и нефти и выяснить, действительно ли был такой… э-э… инцидент.

— Уже связались, — кивнул присутствовавший на экстренном совещании замминистра обороны, до этой минуты хранивший мрачное молчание. — Все подтвердилось. Все члены экспедиции мертвы. Они не вышли на связь и руководство компании послало туда свой вертолет… Полагаю, господин Президент, необходимо дополнительно выслать на место происшествия пару вертолетов. Десяток бойцов, следователи, криминалисты и эксперты из военной прокуратуры… Группы практически сформированы, нужен лишь ваш приказ!

— Хорошо, полковник, можете считать, что приказ я уже отдал, — Рамирес обвел собравшихся тяжелым взглядом темных глаз, прикрытых припухшими веками, и вновь обратился к главе службы безопасности государства. — Суарес, как могло случиться так, что ни полиция, ни служба безопасности, ни министерство нефти еще ничего не знали о случившейся трагедии, а ролик с репортажем уже появился в штатовских выпусках новостей?

— Господин Президент, — голос министра был тверд и уверен, — полагаю, это возможно только в одном случае! В том случае, если съемку вели именно те, кто и расстрелял этих несчастных. Думаю, экспертиза подтвердит, что съемка сделана не профессиональным оператором и аппаратура использовалась простенькая, любительская.

— На аппаратуру мне плевать, господа! Это совершенно не важно. А важно то, что эти «операторы» более чем профессиональны в другом… А также важно то, как я буду выглядеть в глазах моих русских друзей, когда сообщу им это страшное известие. Через десять минут я буду звонить русскому Президенту и что я скажу ему? Что?! Люди поверили мне, помогают нашей стране, уже заключены многомиллионные контракты и впереди еще… А я буду мямлить извинения: «Простите, сеньор, у меня тут в стране бардак и ваших ребят кто-то убил, но я, поверьте, ни малейшего понятия не имею — кто, и мне самому об этом только что рассказали в своем выпуске новостей девки из американской телестудии!» — Президент прервался, чтобы отхлебнуть минеральной воды из высокого стакана и, громко стукнув донышком об стол, уже немного другим, сухо-деловым тоном, распорядился: — Полковник, вы должны вылететь на место, проконтролировать все следственные мероприятия и доложить мне. Докладывать каждые два часа — я распоряжусь, чтобы вас соединяли со мной незамедлительно! Пока следователи военной прокуратуры копаются с трупами, вы организуйте розыск и преследование. Хотя… уже столько времени прошло, дьявол их побери. В любом случае — мы должны найти этих убийц и наказать. Привезите их мне, полковник! Желательно живыми и, по возможности, здоровыми. Ваши соображения: кто это мог бы сделать?

— Без серьезных фактов судить трудно, господин Президент, но, возможно, люди из изыскательской партии увидели то, что видеть никак не должны были, и их устранили…

— Намекаете на парней из колумбийских картелей? — Рамирес гневно дернул пухлой, чисто выбритой щекой. — Эти поганцы совсем обнаглели… Впрочем, не будем гадать, как старые бабы, на кофейной гуще. Вы свободны, полковник, отправляйтесь! Да, кстати, вы сказали о десятке бойцов… Не маловато? Возможно, стоило бы задействовать парней из спецназа воздушно-десантных войск?

— Полагаю, господин главнокомандующий, что отряда военной полиции будет вполне достаточно для поимки кучки мерзавцев, бегающих по сельве или ушедших в льянос — там сейчас, как вы знаете, травостой высотой под два метра…

— Хорошо. Пусть хоть два, да хоть пять метров. Наша задача — найти их и упрятать на два метра под землю, — Президент повернулся к министру информации и внушительно покачал пальцем. — Никакой информации, ни слова. Во всяком случае, до тех пор, пока мы не узнаем, кто это сделал… Все, господа, вы свободны! И не забывайте, полковник — каждые два часа…

…Когда в опустевшем зале вновь повисла тишина, нарушаемая лишь едва слышным шелестом кондиционеров и листвы пальм за окнами, Рамирес устало выдохнул и, поставив локти на сверкающую полировкой поверхность стола, тяжело уткнулся лбом в сжатые кулаки.

Бывший десантник, бунтовщик, революционер, а ныне законно избранный народом Президент страны, которая вполне могла вместить в себя Францию, Англию, Швейцарию, Голландию и Бельгию, вместе взятые, да еще и Люксембург взять в качестве мелкого довеска.

Если бы он, уже испытавший на себе и не понаслышке знающий, что такое большая политика, что за невероятной тяжести груз ложится на плечи первого лица государства, мог сейчас вернуться лет на двадцать пять назад… Назад, в те такие трудные и все же такие счастливые времена, когда он, Хуго Рамирес, был еще молодым, полным сил и задора офицером воздушно-десантных войск, мечтавшим о революции и переменах в своей любимой стране. Тогда ему казалось, что в этом мире и в этой жизни для него нет и не может быть ничего невозможного. Если бы можно было туда вернуться…

Кто знает, возможно, он мог бы выбрать и просто военную карьеру и, вполне возможно, был бы сегодня всего лишь министром обороны и спал бы гораздо спокойнее. Хотя, нет. Нет и еще раз нет! Тот молодой, честный и сильный парень ни за что не выбрал бы другой путь.

Разве он мог тогда предполагать, что путь к звездам преграждают настолько густые и колючие заросли терний, рвущих в клочья не только плоть, но и сердце, и даже несчастную вечную душу! И никто не мог шепнуть ему, что рядом с этими звездами так невероятно холодно и одиноко. Одиноко даже в том случае, когда тебя вполне искренне любит народ, а рядом любящая замечательная жена и самые лучшие в мире, прекрасные дети…


2

Тугая воздушная волна, расходившаяся от мощных винтов двух вертолетов Ми-35, сначала взбила мелкую волнистую рябь на поверхности реки, потом подняла желтоватые облака мелкого прибрежного песка и принялась яростно трепать высокие заросли тростника и густой травы, стеной подступавших почти к самому берегу. Вертолеты заходили на посадку медленно, словно осторожно прощупывая окрестности и выбирая наиболее подходящий пятачок открытого пространства близ бывшего лагеря геологов. Наконец, оба сели, тяжело увязая в песке колесами шасси, еще несколько раз стеганули жаркий и влажный воздух длинными лопастями и затихли, как-то враз обвисая и устало потрескивая остывающими двигателями.

Двери грузовых отсеков с грохотом откинулись и на песок один за другим начали выпрыгивать молоденькие солдаты в касках с аккуратно выведенными буквами «МР», что означало их несомненную принадлежность к очень почтенной силовой структуре, призванной выполнять в армии полицейские функции. Правда, чисто армейские ребята военную полицию традиционно, мягко говоря, недолюбливали и эта неприязнь, кстати, легко прижилась практически во всех армиях мира…

Полковник из министерства обороны, выпрыгнувший из темного отсека первым и еще несколько часов назад беседовавший с самим господином Президентом, с непроницаемым лицом наблюдал за выгрузкой солдат, которыми командовал усатый лейтенант лет тридцати, и за вторым вертолетом, из которого медленно, без малейшей суеты выгружались сотрудники военной прокуратуры.

«Прокурорские ищейки», как мысленно именовал работников военной юстиции полковник, кроме старшего с майорскими звездами на погонах имели в своем составе следователя, криминалиста, фотографа и двоих кинологов, удерживавших на длинных поводках крупных и, судя по всему, довольно злобного нрава собак. Насколько знал полковник, эти напоминавшие черных догов неприветливые зверюги были какой-то помесью разных пород и были очень популярны среди пастухов, гонявших по необъятным просторам льяноса свои стада. Пастухи, народ вообще-то серьезный и к вранью не очень способный, клятвенно утверждали, что пара таких собачек под настроение легко и непринужденно рвет на куски самого американского льва — так уважительно называют в этих краях опасную пуму.

— Господин полковник, бойцы готовы! — лейтенант бодро козырнул и, смахивая кончиками пальцев капельки пота с бровей, уважительно поинтересовался: — Прикажете организовать преследование? Или будут какие-то особые указания?

— Нет, особых указаний не будет, лейтенант, — полковник покосился на работников прокуратуры, уже возившихся с телами погибших изыскателей, на фотографа, увешанного аппаратурой, уже отщелкавшего пару пленок фотоаппаратом и сейчас деловито снимавшего на кинокамеру все следственные действия, потянул ноздрями тяжелый сладковатый запах, брезгливо поморщился и непроизвольно выругался вполголоса. — Дьябло! Двое суток на такой жаре… Вряд ли это можно будет показывать по телевизору! Сейчас кинологи попробуют разыскать какие-либо следы, и если собаки что-то вынюхают, то вы со своими людьми пойдете с ними. Хотя девять против одного, что эти мерзавцы сразу после бойни ушли или вверх, или вниз по реке — какой дурак стал бы сидеть здесь, нюхать эту вонь и ждать нас, обливаясь потом от этой проклятой жарищи? Господа, что там у вас?

— Все ясно как день, полковник, — пожилой судебно-медицинский эксперт с пышной, крепко побитой сединой шевелюрой, стянул с рук резиновые перчатки, бросил их в специальный пластиковый пакет и, неторопливо закуривая, подвел итог: — Около пятидесяти часов назад. У одного перерезано горло, а все остальные застрелены. Думаю, все сразу. Потом убийцы уложили их рядком, засняли на кинокамеру и ушли. И думаю, мы их никогда не найдем — сельва и льянос велики… Может быть, кинологи что отыщут? Хотя вряд ли…

Псы, наотрез отказавшиеся подойти к убитым, шурша высокой травой и беспокойно дергая поводки, обшаривали побережье и окрестности, подбадриваемые командами проводников. Временами собаки взлаивали и кидались то в одну, то в другую сторону, и вполне могло показаться, что какие-то следы, наконец-то, найдены, хотя полковник подозревал, что псы попросту стараются улизнуть подальше от источника неприятного запаха, терзавшего их чуткие, нежные ноздри.

— Господин полковник, есть след! — один из кинологов возбужденно помахал свободной рукой, другой сдерживая нетерпеливо повизгивавшего и явно что-то почуявшего пса, посматривавшего в заросли тростника, тянувшиеся вдоль берега реки.

— Есть, так преследуйте. Лейтенант, командуйте! И не очень-то торопитесь, под ноги и вокруг хорошенько посматривайте — я бы на их месте обязательно установил парочку хороших растяжек…

С первых же минут прочесывания зарослей лейтенанту отчетливо стало ясно, что между городскими улицами с их относительно чистым и гладким асфальтом и густыми зарослями высокой травы, кустарников и деревьев разница есть и разница очень большая. Одно дело носиться с ветерком в джипе или в составе патруля вразвалочку прогуливаться по городу, стараясь держаться в жиденькой, но все же тени домов, и совсем другое — продираться через переплетения стеблей, корней и огромных листьев растений, вдобавок ко всему перевитым неисчислимыми плетями всяких вьюнов и лиан. Да еще непереносимая жара и влажность! Да и про полчища мерзко зудящих и вьющихся вокруг москитов, про опасных клещей, градом сыплющихся с веток и листьев, про паутину, то и дело липко обволакивающую разгоряченное, мокрое лицо, не стоит забывать. Пожалуй, остается еще добавить, что и под ногами в траве бесконечно кто-то шарахается, попискивает и шуршит. И в этом аду нужно еще внимательно посматривать во все стороны, поскольку действительно вполне можно и на растяжку наткнуться, и в засаду попасть…

Крик раздался немного в стороне и позади — истошный и длинный, на одной жутковатой ноте. Потом разом оборвался, словно кричавший решил заново набрать в грудь побольше воздуха, и тут же грохнул взрыв, приглушенный зарослями.

«А вот и растяжка! Кто-то все-таки напоролся, — мелькнуло в голове лейтенанта, тут же замершего в недоумении. — Так, а почему сначала крик, а взрыв уже потом?»

Лейтенант бросился в сторону затихавшего взрыва, уже не особенно заботясь о том, чтобы тщательно смотреть под ноги. Метров через двадцать едва не столкнулся с растерянно посматривавшим по сторонам солдатом, стоявшим рядом со вторым, скорчившимся на земле и закрывавшим смуглое худое лицо грязными ладонями. Вопреки ожиданиям, крови ни на ладонях, ни на теле лежавшего на земле бойца видно не было.

— Ранен? Что рвануло? Растяжка?

— Нет, господин лейтенант. Он заорал, я подбежал, а он кричит. И только и успел сказать: «Кобра!» И помер, по-моему…

— Так рвануло тогда что, солдат? Кобра от радости лопнула?!

— А это я туда, куда змея уползла, гранату бросил, — виновато пожал плечами боец и неуверенно сказал: — Наверное, я ее подорвал…

— Кретин, — негромко подвел итог лейтенант и скомандовал подбежавшим на звук взрыва солдатам: — Хватайте его под руки и бегом к вертолетам, к доктору. Бегом, я сказал!

Когда солдаты, обливаясь потом и тяжело вздымая пыль, прибежали к вертолетам и положили пострадавшего на расстеленную плащ-накидку, доктор, услышав версию про укус кобры, на осмотр бедняги потратил ровно минуту. После чего устало и как-то обреченно выдохнул и молча закурил очередную сигарету.

— Так что, док? Делайте же что-нибудь! Сыворотка у вас есть? — полковник был раздражен и немного растерян — еще ни одного врага не обнаружили, а в отряде уже потери, дьявол бы побрал эти проклятые джунгли.

— Бесполезно, — флегматично покачал седой головой доктор и привычно перекрестился сухой ладошкой. — Думаю, сейчас ему священник был бы нужен больше, чем врач. Если кобра кусает человека за лицо, то никакая сыворотка уже не поможет — пяток минут и все… Пусть его душа упокоится с миром!

— Прикажете продолжать поиски, господин полковник? — лейтенант мрачно покосился на умершего солдата, который еще каких-то полчаса назад мог ходить, бегать, о девках мечтать.

Отбегался и отмечтался…

— Продолжайте, — буркнул полковник. — Что там собаки? Что-то их не слышно…

Словно в ответ на вопрос полковника в зарослях грохнул еще один взрыв и сразу же вслед метнувшемуся за зеленой стеной глухому эху раздался режущий уши собачий визг, который быстро перешел в короткие, быстро затухавшие повизгивания. Потом сухо и хлестко ударили не то один, не то два выстрела, слившиеся в один, и наступила тишина, от которой тоненько позванивало в ушах и отчего-то становилось не по себе. Казалось, даже москиты куда-то дружно попрятались и притихли…


3

Уже примерно представляя себе, что он сейчас увидит там, в зарослях, откуда минуту назад донесся жуткий собачий визг, полковник коротко выругался, сердито дернул козырек, надвигая фуражку пониже и прикрывая глаза от солнечных лучей, и решительно двинулся в сторону леса. Лейтенант с солдатами, утопая высокими ботинками в песке, едва успевали за командиром, видимо, принявшим решение взять командование отрядом на себя.

Метров через пятьдесят пахнуло легкой гарью сработавшей взрывчатки и еще через минуту полковник и солдаты увидели то, что осталось от проводника и его собаки. Основную часть осколков от обыкновенной наступательной гранаты принял на себя пес, а проводнику просто не повезло. Хотя кинолог и отставал от своего подопечного на несколько метров, которые составляли длину поводка, один крохотный осколок все-таки нашел и его. Полковник скользнул взглядом по залитому кровью лицу раскинувшегося в траве солдата, так и не выпустившего из руки длинного кожаного ремня, вновь выругался и, словно только сейчас вспомнив, что собаки было две, повернулся к едва переводившему дух лейтенанту.

— Где? Второй кинолог и его пес где?

— Н-не знаю… Ведь только что где-то здесь лаял, — лейтенант растерянно завертел головой, настороженно прислушиваясь. Простая логика подсказывала, что пес где-то неподалеку, он ищет следы и должен хотя бы иногда подавать голос. А если в лесу не раздается почти ни звука, то что получается? А получается, что и второй пес и, вполне возможно, его проводник — мертвы? А причина? Взрыв-то был один! Не кайманы же их утащили совершенно беззвучно, дьявол их побери…

Второй кинолог вместе с собакой отыскался неподалеку, у самой кромки зарослей, тянувшихся вдоль речного берега. Оба были бесповоротно мертвы, и даже беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, что погибли они не от взрывов и не от зубов кайманов: и солдат, и пес были застрелены. Одна аккуратная и совсем не страшная дырочка чернела почти точно между бровей у бойца, вторая — в голове собаки, чуть выше мутного, остекленевшего глаза…

Только сейчас, до рези в глазах всматриваясь в заросли на противоположном берегу реки, полковник сообразил, что же не давало ему покоя все это время, что болезненной занозой сидело в мозгу. Выстрел. Сразу после взрыва был слышен визг несчастного пса, а потом ударил выстрел! И, действительно, не один, а два. Теперь даже ребенку стало бы понятно, что в тот момент, когда первая собака зацепилась за растяжку и грохнул взрыв, вторая тащила проводника вдоль берега и там-то их и положил снайпер! Причем стрелял настолько быстро, что два его выстрела слились почти в один. Мастер, что и говорить! И, вполне вероятно, сейчас этот мастер с улыбочкой рассматривает в свою оптику и его, полковника, и лейтенанта с его подчиненными, и неторопливо выбирает цель получше. А что может быть лучше полковника, который как последний идиот торчит на самом виду и пялится на речку…

Чувствуя, как под ложечкой вдруг образовалась сосущая пустота, а кожу на затылке стянуло неприятным холодом, полковник демонстративно сплюнул в сторону спокойно струившейся реки и, разворачиваясь обратно, негромко процедил сквозь зубы:

— Лейтенант! Забирайте этих и возвращаемся к вертолетам!

На обратном пути, непроизвольно стараясь двигаться подальше от берега и выбирая тропку в зарослях погуще, полковник хмуро посматривал на солдат, тащивших на плащ-накидках собак и двоих своих товарищей, и мучительно размышлял, пытаясь понять происходящее. Но, несмотря на все усилия, так и не мог отыскать никакой логики в действиях тех, кто сейчас, возможно, прятался на другом берегу реки…


4

— Да, не повезло мальчикам, — доктор с первого взгляда оценил точность попаданий неведомого стрелка, отхлебнул теплой воды из пластиковой бутылки, поморщился и, задумчиво пожевав узкими губами, скорее утверждая, чем спрашивая, обратился к полковнику: — Снайпер? Значит, они не ушли…

— Да, думаю, снайпер, — кивнул полковник, в который уже раз с ненавистью и опаской бросая быстрый взгляд на зеленую стену зарослей на противоположном берегу. — И вы так спокойно об этом спрашиваете? А ведь вполне возможно, этот стрелок сейчас выцеливает именно ваш высокий и красивый лоб!

— Или ваш, полковник, — криво усмехнулся врач. — А что я, по-вашему, должен метаться в истерике? Мы здесь уже без малого два часа. Если бы они хотели прострелить мой или ваш лоб — они давно могли это совершенно спокойно проделать. Значит, у них какая-то другая задача. Что будем делать, полковник?

— Убираться отсюда и как можно скорее! — полковник сдернул с головы фуражку, промокнул платком влажное лицо, шею и, вспомнив свой разговор с Президентом, зло скрипнул зубами. — Он был прав — нужно было брать не этих мальчишек, а спецназ!

— Кто был прав?

— Теперь уже не важно, док… Вы с мертвяками все свои процедуры закончили? — Доктор молча кивнул, и полковник повернулся к бойцам, бестолково сгрудившимся вокруг своего командира. — Лейтенант! Начинаем погрузку! Мертвых в один вертолет, все остальные — в другой! Собак здесь быстренько прикопайте…

Полковник вдруг живо представил себе, как сейчас они загрузятся в темное нутро бортов, как потом боевые вертолеты взвоют своими двигателями, вздымая тучи песка и пыли, со свистом раскрутят длинные лопасти винтов и медленно поднимутся в воздух. Потом заложат крутой вираж, развернутся хищными носами к этим поганым зарослям, в которых сейчас таятся неведомые враги, и начнут обстрел, разнося в клочья и лес, и тех, кто там прячется, и даже эту чертову равнодушную, спокойную реку! Полковник не смог удержаться от улыбки, мстительной и злорадной. Вот только бы поскорее взлететь, а там посмотрим, кто окажется хозяином положения…

Размышления полковника о скорой и страшной мести прервал громкий зуммер. Вдруг ожила коротковолновая рация, найденная в кармане одного из погибших геологов и уже упакованная экспертом в пластиковый пакет. Доктор подошел к расстеленной на песке плащ-накидке, на которую следователи грудой свалили все найденные вещдоки, и недоуменно воззрился на никак не унимавшийся аппарат связи. Потом вопросительно посмотрел на полковника — тот молча кивнул. Док вынул рацию из пакета, нажал кнопку вызова, коротко проговорил: «Да! Говорите, вас слушают!» И переключился на прием. Несколько секунд послушал неведомого собеседника и затем протянул рацию полковнику.

— Это вас, полковник…

— Я слушаю вас, говорите, — полковник переключился на прием.

— Слушай, полковник, слушай, — сквозь легкий шум помех и потрескивание эфира голос, уверенный и чуть насмешливый, слышался вполне отчетливо. — Сейчас ты заберешь своих дохлых искателей приключений, свору полицейских ищеек и своих сопляков, изображающих из себя бравых солдат, вы погрузитесь в свои вертушки и быстренько уберетесь отсюда! Даю вам двадцать минут. И советую тебе больше никогда не появляться в этих краях. Да, вот еще что… Если ты планируешь поднять вертолеты и малость пострелять по кустам, то настоятельно не советую тебе этого делать. У нас под рукой совершенно случайно оказались парочка гранатометов и стингеров. Если ты, сидя в прохладных кабинетах, забыл, что это такое, я тебе напомню: два выстрела — и ваши вертолеты превратятся из грозных машин в большое огненное облако и ваши горелые кишки разлетятся примерно на полмили, так что хоронить будет некого. Или нечего, но тебе это уже будет без разницы. Ты все понял, герой? Не надо искушать судьбу. Я сейчас отлично вижу, как ты скрипишь зубами, играешь желваками и потеешь от злости — у меня очень хорошая оптика… Двадцать минут и ни секундой больше! Полковник, ты даже не представляешь, как тебе и твоим людям сегодня повезло. Так что можешь дома поставить вашей Святой Деве самую большую свечку… А теперь переключись и подтверди, что ты все понял!

— Да, я все понял. Отбой связи, — полковнику очень хотелось швырнуть рацию в какую-нибудь стену, а еще лучше — о камень, чтобы только мелкие пластмассовые осколки брызнули по сторонам, но ни стены, ни подходящего камня поблизости не было, лишь беловатый песок поскрипывал под ногами. — Лейтенант, сколько они еще будут возиться с этими чертовыми собаками?! Даю вам десять минут! Если через десять минут кто-то еще не заберется в вертолет — останется здесь кормить москитов. Пилоты, у вас, надеюсь, все о’кей?

Капитан ВВС, старший среди членов экипажей вертолетов, флегматично повел плечом, обтянутым летным комбинезоном, что должно было означать, вероятно, что-то вроде: «у нас, полковник, всегда все о’кей!»

Ровно через девять с половиной минут пилоты защелкали тумблерами и начали запуск двигателей. Лопасти чуть дрогнули, поплыли по кругу и начали плавно набирать обороты, с шипением и свистом разгоняя воздух и поднимая тучи пыли. Сначала один, через полминуты другой геликоптер мягко оторвались от земли, набрали высоту и, чуть наклонив носы, круто развернулись к северо-западу, ложась на обратный курс.

Полковник, сидя на жесткой металлической скамейке, бросил прощальный взгляд на проплывающие внизу зеленые чащи и в который уже раз мысленно повторил почти все известные ему ругательства, проклиная и неведомых бандитов, и так блестяще проваленную операцию, и свою дурацкую самонадеянность.

«Если бы я знал, что эти твари никуда не ушли, а преспокойненько сидят в сельве и ждут нас! Почему, почему они не ушли? Ответ напрашивается один: они остались для того, чтобы и нас уложить рядом с теми несчастными русскими и их наемными рабочими. Тогда почему они не тронули людей из нефтяной компании, которые прилетали за день до нас? Когда люди компании позвонили в столицу и сообщили о трагедии, им было приказано ничего не трогать и оставить все как есть до прибытия следственной группы… Потом прилетели мы. Один проводник с собакой напоролся на растяжку, второго они вместе с его подопечным подстрелили — это понятно, собака могла взять след. Что было потом? А потом они позвонили, связались с нами по рации. Рацию они забрали у геологов, вторую оставили специально для нас, мерзавцы.

Тогда что получается? Если они планировали какие-либо переговоры с теми, кто прилетит, то они и не собирались стрелять? А если не планировалась стрельба, то какого черта они сидели в сельве, кормили москитов и ждали нас?! Поболтать о жизни? Чистой воды идиотизм. Нет, полковник, рация была оставлена ради забавы, на всякий случай. Например, вызвать нас на связь и с ухмылочкой сообщить: «А сейчас мы вас убивать будем!» И остались они, чтобы перебить нас, но… Но кто-то связался с ними и приказал дать отбой операции. Кто? А тот, кто изначально заказал расстрел геологов… Значит, надо искать заказчика, того, кому выгодна гибель русских, тех, кому хотелось и нас перебить, чтобы тем самым показать всем заинтересованным сторонам, что у нас не армия, а дерьмо и мы просто не в силах контролировать ситуацию и гарантировать кому бы то ни было порядок и безопасность…»

В своих рассуждениях полковник был весьма недалек от истины, но если бы ему сейчас кто-то сказал, кому он и все его люди, по сути, обязаны жизнью — этому человеку полковник ни за что не поверил бы и просто рассмеялся ему в лицо…


5

Балтийское море, 15 морских миль

северо-западнее Калининграда

До настоящего шторма было еще далеко, но ветерок был довольно-таки свежим даже по меркам матросов и офицеров БПК (Большого противолодочного корабля), лежавшего на данную минуту в дрейфе и равномерно работавшего машинами, чтобы удержать огромный корабль, как и положено инструкциями по кораблевождению, в положении «носом навстречу волне» и не позволить этой самой волне снести судно куда-либо в сторону от означенной штабными картами точки. Огромный боевой корабль, конечно, не рыбацкий деревянный баркас и его не так-то легко сбить с курса или уж тем более опрокинуть — это вряд ли было бы по силам даже могучему сильнейшему шторму, но правила едины для всех. Сказано, что при сильном волнении корпус судна положено держать строго перпендикулярно наваливающимся волнам — будь добр, товарищ капитан, держи! Не то саданет в бок, то бишь в борт, подходящая волна и ляжет суденышко на бочок. А опасный крен легко превращается в запредельный, а уж затем следует и вовсе вещь безрадостная: судно попросту переворачивается, обнажая грязно-ржавое днище и по инерции еще бессмысленно молотя воздух винтами. А кончается все глубокой вращающейся воронкой, в которой и исчезает корабль-неудачник вместе с бестолковым капитаном…

Сегодня перед командованием и экипажем БПК, принимавшего участие в военно-морских учениях под кодовым названием «Балтийский щит», было поставлено две серьезные задачи, разработанные в тихих и уютных кабинетах штаба и утвержденные большими начальниками с адмиральскими погонами. Первую задачу, заключавшуюся в обнаружении и уничтожении АПЛ (атомной подводной лодки) условного противника, экипаж БПК выполнил с блеском, забросав «шепотом» кравшуюся к российским берегам субмарину «глубинными бомбами» и без вариантов «утопив опасного врага».

С выполнением второй задачи вполне могли возникнуть определенные трудности, поскольку ветер крепчал, начинал моросить серый балтийский дождик и погода все меньше соответствовала общепринятому понятию «летная», предполагающему теплый сухой денек, солнышко, ласковый ветерок и небо чистое и голубое до неприличия. Вот только для летчиков, носящих форму военно-морской авиации и летающих на вертолетах, базирующихся на палубах военных кораблей, представления и нормы, определяющие возможность или полную невозможность вылета, несколько отличаются от норм, принятых в кругу, положим, мирных спортсменов-планеристов.

Двое крепких, плечистых мужчин в черных гидрокостюмах, немного напоминавшие в своем снаряжении каких-нибудь инопланетных близнецов, легко запрыгнули в темное нутро вертолета, предварительно забросив туда же свое боевое снаряжение. Список снаряжения включал в себя специальной конструкции акваланги, ласты, маски, оружие и прочие мелочи вроде переговорных устройств, часов, фонарей, компасов и индивидуальных средств спасения. Естественно, все эти штучки были водонепроницаемыми и весьма приличного качества. На снаряжении боевого пловца экономить вряд ли пришло бы в голову даже самым скупым и вороватым товарищам из интендантских контор. Это солдатика из стройбата можно накормить и жиденькой гречкой, сваренной на воде, и лопату ржавую с гнилым черенком ему подсунуть, но с ребятами из боевых частей такие шутки могут обернуться весьма и весьма нешуточными неприятностями…

Вертолет дернул редуктором раз-другой и уже через минуту, разгоняя свистящими лопастями мелкую водяную пыль, мягко оторвался от металлической палубы БПК и лег на боевой курс, старательно вычерченный штурманом на полетной карте. Последний из составлявших ломаную линию курса отрезков почти упирался в береговую линию как раз в точке, на которой согласно штабным картам располагалась база подводных лодок условного противника.

Задача перед боевыми пловцами была поставлена довольно простенькая: прибыть в точку высадки, высадку произвести, скрытно подобраться к базе субмарин и произвести минирование одной из лодок. Попутно следовало прикрепить еще парочку магнитных мин к днищу среднего по величине военного корабля, выполнявшего в местной акватории функции «морского охотника» за всеми видами судов вероятного противника и «охранника» базы.

…Ничего особенного, обычная учебная задача, каких в процессе тренировок было уже выполнено не одна сотня. Правда, одна особенность в учебной работе боевых пловцов все-таки есть: по сравнению с настоящей боевой здесь разве что не убивали всерьез, но в остальном… Море не прощает ошибок и небрежности не только малоопытным дайверам, но и очень серьезным аквалангистам, так что работать нужно всегда не понарошку, а с предельной собранностью и отдачей. Тогда у боевого пловца есть достаточно много шансов вернуться на базу, скинуть акваланг и полной грудью вдохнуть свежего просоленного воздуха. При всех других раскладах последним для него вполне может стать не глоток соленого ветра, а большой глоток горько-соленой и холодной морской воды. Очень горький глоток, иногда вперемежку и с собственной кровью…

Валерий Троянов, старший мичман ВМФ, для своих — Тритон, для остальных — боец весьма секретного подразделения военно-морского спецназа, глянул на часы и перевел взгляд на своего напарника и на данный момент непосредственного командира. Неслабый мужик лет тридцати — почти ровесник, — лейтенант флота, порой излишне серьезен, но надежен, как автомат Калашникова. Именно про таких принято говорить: «Я бы с ним в разведку пошел!» Валерка со Славкой Катковым по кличке Скат без малейших сомнений пошел — да и ходил уже не раз и не два, — не только на любое задание, но и жену легко доверил бы! Если бы она была, конечно. Но как-то не сложилось ни с кем ничего стоящего и серьезного. А при такой службе порой думалось, что холостому-то намного проще, хотя… Чисто по-человечески, конечно, было бы здорово, если бы какая-нибудь Машенька, верная и по-домашнему теплая и ласковая, ждала на берегу. Но нет, не сложилось пока…

Мигнул красный фонарь над открытой дверью, ведущей в кабину пилотов, мерзко и коротко взвыл ревун. Один из летчиков развернулся в кресле и, словно намекая на взбучку, показал пловцам кулак, но тут же выкинул три пальца. И Катков, и Троянов понимающе кивнули — до места высадки осталось три минуты лета. Сейчас вертолет спустится почти к самой морской поверхности, серой зыбью колыхавшейся далеко внизу, и на насколько секунд зависнет, мощным потоком воздуха от винтов разгоняя по серости волн водянисто-пыльную рябь, давая возможность пловцам десантироваться. Секундная стрелка мерно отпрыгала один круг, другой…

— Пошел! — перекрывая шум двигателя, крикнул пилот, показывая рукой нечто вроде некогда известного жеста «Рот фронт!», хотя в дублирующей команде особой необходимости и не было, поскольку над дверью вновь вспыхнула лампочка фонаря, на этот раз зеленого цвета и вновь рявкнула сирена.

Скат, уже в полной экипировке сидевший на «пороге» открытой дверцы, толкнул рукой вниз небольшой мешок с тянувшимся от него длинным фалом из парашютной стропы и, не медля ни секунды, соскользнул с порожка вниз, где метрах в пятнадцати кипела серая поверхность моря. Троянов неуклюже переступил ногами с натянутыми на ступни ластами на самый краешек порога и шагнул вперед, прыгая «солдатиком», как это называлось в далеком детстве, когда Валерка и о море-то еще ничего не знал, не то что о работе боевых пловцов.

Вертолет тут же набрал высоту и, словно облегченно выдохнув, лег на обратный курс, где пилотов ждал БПК и вертолетчикам еще предстояло выполнение не самой легкой задачи: мягко и точно посадить свою машину в очерченный на палубе круг…

Троянов легко, почти как прыгун с вышки, вошел в темную воду, мигом оказался на глубине метров десяти, принял горизонтальное положение и тут же сильно заработал ластами, уходя из точки вхождения в сторону. Так хороший солдат после выстрела сразу же меняет позицию, дабы сбить с толку возможного врага, жадным взглядом поверх прорези прицела ловящего каждое его неосторожное движение. А в реальном бою почти каждое неосторожное движение бойца заканчивается или встречей с пулей, или с клинком ножа.

Та-ак, осмотрелись… А видимость дрянь — не больше десятка метров. А вон и Скат темнеет неподалеку, как мурена грациозен и гибок, змей. И так же опасен. Да нет, что это я, мысленно усмехнулся Троянов, да он несчастную мурену как кильку перекусит и одним глотком проглотит. Тащит свой мешок — сегодня он старший и мины ставить он будет, а для Тритона остаются строго охранные функции плюс инженерное обеспечение операции. Что следует понимать просто: отыскивать или проделывать проходы в возможных заграждениях, обеспечить подрывнику подход к объекту, охранять Ската во время работы, ведя круговое наблюдение, и если — ох, не хотелось бы! — появятся боевые пловцы из охранных подразделений базы, принять бой и победить.

Назад возвращаться будет проще: лейтенант Катков будет свободен как радостный дельфин, а вдвоем нам и касатка по барабану! Тьфу, дурак, рано про возвращение…

Серая муть толщи воды, никак не ставшей прозрачнее от волнения, гулявшего на поверхности бухты, неожиданно стала клетчатой, словно кто-то заштриховал стену воды простым грифельным карандашом: вот и первое препятствие, противолодочная стальная сеть. И против субмарин хороша, и против акул, не говоря уже о боевых пловцах. Сеть из прочной проволоки, длинная и сплошная. Есть в ней, конечно, проходы, которые открываются, пропуская своих, но кто же ломится в соседний сад за яблоками через калитку… Есть и другие способы. Как говаривал один кудрявый мальчик: «Мы пойдем другим путем…» Жаль, конечно, резать, все-таки государственное имущество и недешевая штука, но учения — они и в Африке учения.

Скат приготовил ножницы, но не успел сделать ни одного разреза. Вдруг, вопреки обычному правилу сохранять во время операции строгое радиомолчание, ожила мембрана переговорного устройства и механическим бесстрастным голосом объявила:

— База вызывает Ската! Прием. Скат, ответьте базе…

— База, я Скат, прием…

— Скат, приказываю отменить операцию! Немедленно возвращайтесь на базу. Как поняли, прием?

— Вас понял, — Катков недоуменно переглянулся с мичманом и пожал плечами, — понял, возвращаемся…


6

— Капитан, а ты как думаешь, они нас не обманут?

— Обязательно обманут, — старший группы бойцов, три дня назад расстрелявшей русских геологов на берегу реки, закончил чистку своего «кольта», собрал пистолет и нажал на спуск. «Кольт» звонко щелкнул, и хозяин положил пистолет на грубый дощатый стол, не забывая поставить оружие на предохранитель. — Точнее, попытаются. Кажется, они называют это «кинуть партнера». Они обязательно попытаются кинуть нас, мой великий вождь.

— Но ведь это глупо! Ты же сам говорил, что мы нужны им и они будут хорошо платить. Очень хорошо, — на скуластом загорелом лице Чероки читалось явное недоумение. Свою кличку крепкий и высокий парень получил в этой команде отнюдь не в честь известного джипа, а из-за длинных иссиня-черных волос и немного узковатых темно-карих глаз, делавших его похожим на индейца.

Капитан, как его называли подчиненные, поднял холодный, почти никогда не отражавший никаких эмоций взгляд на задавшего вопрос парня и задумчиво кивнул.

— Говорил, верно. Все так и было. Но потом обстоятельства изменились и теперь мы им, я так думаю, просто мешаем. А раз мы им мешаем, то они попытаются обмануть и убить нас. Не беспокойся, я им этого не позволю. Я этим крысам и с самого начала не очень-то верил.

— А ты, Кэп, вообще кому-нибудь веришь?

— Конечно, — не задумываясь, ответил командир и его узкие губы раздвинулись в улыбке, которую даже самый большой простак не осмелился бы назвать доброй. — Себе. Я верю себе. И то, если честно, не всегда. Обычно это бывает всего лишь один раз в год — двадцать девятого февраля.

— Но ведь, Кэп… — удивленно вскинул брови Чероки.

— Вот именно! Потому-то я до сих пор и живой, мой маленький Джеронимо… У тебя все, или ты хотел еще что-то узнать?

— Ну, вообще-то… — Боец отвел взгляд и несмело поинтересовался: — Ребята спрашивают, сколько нам еще торчать в этой поганой сельве?

— Недолго, великий вождь. — Капитан посмотрел на часы. — Думаю, часа через два-три придет катер. Я связался с заказчиком и потребовал привезти деньги сюда. Он пытался что-то там бормотать про чеки и банковские переводы, но ты ведь знаешь мое правило: только наличными! Мы получим много веселых баксов и наконец-то сможем немного отдохнуть в каком-нибудь уютном и спокойном местечке, где никто не стреляет, где много кондиционеров, хорошего виски и крепкозадых девок… Все, Чероки, иди и передай парням, чтобы все вычистили оружие и были в полной готовности.

— Есть, Кэп! — боец выскользнул из хижины, неведомо кем наспех сложенной из тонких жердей и крытой широкими листьями.

Капитан с мягким щелчком вогнал в пистолет новую обойму, передернул затвор, досылая патрон в ствол, сдвинул флажок предохранителя и сунул пистолет в кобуру. После чего начал разбирать свою М-16. Отстегнул магазин и, застыв на секунду, процедил сквозь зубы, непонятно кого имея в виду:

— Твари…

Катер прибыл с опозданием на полтора часа. Если учитывать, что сельва и река это все-таки не какая-нибудь авеню в Нью-Йорке, то опоздание было не таким уж и большим. Судно, довольно-таки обшарпанное, но еще достаточно крепкое и надежное, имело одно несомненное достоинство: широкий устойчивый корпус и два мощных японских мотора, позволявших катеру на открытой, свободной воде развивать скорость около сорока морских миль в час.

Капитан, открыто стоявший на узкой полосе прибрежного песка, приветливо помахал левой рукой двум крепким, до черноты загорелым парням, один из которых стоял на руле, а второй, вытягивая шею, всматривался в проплывавшие мимо, поросшие зеленью берега. Видимо, курьеры всерьез опасались проворонить место встречи с отрядом наемников.

— Эй, на берегу! — по-испански закричал рулевой, резко сбрасывая обороты двигателей. — Это ты Капитан? Ждешь девушку на свидание, амиго?

— Да, я Капитан, — наемник качнул своей автоматической винтовкой — ствол М-16 своим черным зрачком хищно скользил по фигурам прибывших курьеров. — Я жду небольшую посылку от важного сеньора. Привезли?

— Ты бы поосторожнее махал пушкой, амиго! Мы привезли все, что ты ждешь. Сейчас пристанем и ты получишь свою посылку.

Моторы разом затихли и над рекой сразу повисла тишина, нарушаемая только криками птиц в чаще и тонким звоном москитов. Катер мягко ткнулся в песок, оба парня выпрыгнули на берег и одним синхронным движением на полкорпуса выдернули суденышко из воды. Рулевой нагнулся через борт и достал из катера приличных размеров металлический кейс. Хотел было протянуть чемоданчик наемнику, но тот почему-то, не отводя ствола винтовки от гостей, сделал несколько шагов назад.

— Оружие на землю! Оба.

— Нехорошо так встречать друзей, солдат, — рулевой укоризненно покачал головой и хищно улыбнулся. — Зря ты так с нами. Боссу это может не понравиться.

Однако команду оба выполнили, хотя и с явной неохотой — оба были из той породы людей, что без пистолета за поясом чувствуют себя еще более неуютно, чем если бы их голыми и босыми загнали в крокодилий питомник. Пистолеты парни аккуратно положили на песок, сообщив, что в катере лежат еще два автомата.

— Теперь ты, — Капитан указал стволом на рулевого, сжимавшего ручку кейса в руке, — идешь вдоль берега вон до той излучины. Там останавливаешься и ждешь моей команды. А ты, амиго, садись на нос катера и отдыхай. За автоматом прыгать не советую — мои ребята присматривают за вами.

С этими словами наемник достал какой-то местный апельсин, надел зеленый шар на острие длинного ножа и немного отвел руку с ножом в сторону. В ту же секунду где-то в зарослях сухо ударил выстрел и шарик взорвался желто-зелеными брызгами.

— Думаю, все ясно? Ты! Неси свою посылку к излучине…

Парень с явной неохотой потащился к видневшейся в сотне метров излучине, загребая высокими десантными ботинками белый песок. Наконец, добрался до указанного наемником места, повернулся лицом к Капитану, тоже отошедшему далеко в сторону от катера и восседавшего на носу второго посланника, и вопросительно дернул головой, мол, и что дальше?

— А теперь открой кейс и разверни так, чтобы я видел, что там внутри! — прокричал Капитан и поднес к глазам сильный морской бинокль, болтавшийся на груди.

Окуляры бинокля приблизили парня на расстояние вытянутой руки и Кэп отчетливо видел, как рулевой раздраженно швырнул кейс на песок, несколько секунд поколдовал с замками и открыл металлическую крышку…

Точнее, хотел открыть, поскольку вместо плотных серо-зеленых пачек денег наемник увидел огненный шар и тучи взметнувшегося песка, а долей секунды позже услышал и мощный взрыв. Пыль и песок пополам с какими-то обрывками тряпок еще оседали на речную гладь и на землю, когда Капитан едко ощерился и почти довольным тоном процедил:

— Нечто подобное я и ожидал увидеть… Значит, все-таки так…

Наемник нарочито медленным шагом вернулся к катеру, безучастным взглядом долго смотрел на заметно побледневшего и, даже казалось, уменьшившегося в размерах второго курьера, затем произнес:

— Видишь, амиго, как тебе повезло. Я спас тебе жизнь. А теперь ты мне все подробно расскажешь: кто вас посылал, кто что говорил. Вы из компании?

— Н-нет, нас просто наняли, чтобы доставить вам груз! — торопливо начал объяснять парень, не сводя взгляда с черного зрачка М-16. Казалось, винтовка, как и ее хозяин, тоже внимательно вслушивается в рассказ чудом уцелевшего парня и одобрительно покачивает стволом. — Мы имели дело только с… как же его, дьябло… с сеньором Лопесом, он назвался начальником службы безопасности компании. Дал аванс, обещал хорошо заплатить. Иха дель пута!

— Не надо ругаться, амиго… Хорошо, я тебе верю. Они обманули и вас, и нас. За это надо наказывать. Пойдешь с нами? Кстати, катер ваш в полном порядке? Горючки на обратный путь хватит?

— Си, сеньор. Да! — горячо и поспешно закивал курьер, уже немного пришедший в себя — растерянная и жалкая улыбка сменилась злой решимостью. Этот белый толковал о мести, а что может быть слаще мига, когда ты всаживаешь в предавшего или подставившего тебя мерзавца пулю подходящего калибра или острый клинок…

— Места, правда, маловато, — Капитан задумчиво посмотрел на катер и, одним неуловимым движением выхватив из ножен длинный клинок, коротко полоснул курьера наискось по смуглой шее. Тот рефлекторно прижал обе ладони к горлу, словно надеясь каким-то чудом остановить обильно струившуюся сквозь пальцы кровь, и рухнул на белый песок. В глазах так и застыли боль пополам с изумлением.

— Эй! Давайте все сюда, — вытирая клинок оторванным от линялой рубашки курьера клочком ткани, крикнул наемник, не сомневаясь, что в густых зарослях следят за каждым его движением и все прекрасно слышат.

На противоположном берегу зашелестели стебли высоких камышей и показалась надувная лодка с двумя бойцами. Еще трое подошли слева и молча остановились, мрачно рассматривая мертвого посланника бывших работодателей.

— Что будем делать, Кэп? — наконец подал голос один из наемников.

— Поедем в гости, — спокойным тоном объявил Капитан. — Этого в реку. Резинку цепляйте к катеру, грузимся и вперед. Я не люблю, когда я кому-то должен деньги! А еще больше не люблю, когда должны мне…


7

…Вода была замечательной: в меру горячей, обильно сдобренной хорошим шампунем и ароматической солью. Все вместе создавало неповторимую иллюзию ласкового моря и жаркого летнего дня, напоенного горьковатым запахом сосновой хвои. Рамон Брисеньо, глава местного представительства одной из североамериканских нефтяных компаний, блаженно потянулся и с улыбкой окунулся в ароматную воду с головой. Все было просто замечательно. Не хватало для полноты картины маленького домашнего рая длинноногой красотки с приличных размеров грудью. Брисеньо снова улыбнулся, утирая лицо мокрой ладонью. Да шут с ними, с красотками этими лживыми, — в спальне ждет милая и добрая молодая жена, которая никогда и ни в чем не лгала ему и кое в чем может дать всем этим молоденьким дурочкам сто очков форы… Вода остыла, жаль, но пора выбираться.

Мужчина, вынув пробку стока, ополоснулся под душем, выбрался из ванной и, вполголоса напевая «Бессаме мучо» — бессмертный хит всех времен и народов, энергично растерся полотенцем, после чего накинул на округлые плечи легкий халат, едва сошедшийся на внушительном брюшке.

— Нет, все! Пора худеть, — брюзгливо бормотал Брисеньо, поднимаясь по лестнице на второй этаж, где в спальне его уже давненько поджидала жена. При мысли о жене, к которой он удивительным образом так и не утратил с годами почти юношеского влечения, мужчина вновь мягко улыбнулся. Хотя какие годы? Всего-то и женаты меньше пяти лет…

В спальне царил уютный полумрак, едва рассеиваемый двумя пригашенными светильниками у изголовья обширной кровати. Рамону очень нравилось словосочетание «супружеское ложе». Были в нем какая-то особая, домашняя теплота и добротная основательность, которую так ценит истинный католик.

Игривая песенка так и застыла на губах Брисеньо, поскольку в желтоватом сумраке он увидел… Нет, точнее, не увидел на кровати привычного силуэта, прикрытого тонким атласным покрывалом. Наверное, решила выйти на балкон и подышать перед сном, догадался мужчина и посмотрел в сторону высокой балконной двери. Дверь была закрыта…

— Сеньор не женушку ли ищет? — голос, раздавшийся из затемненного угла комнаты, был совершенно спокоен и доброжелателен, но на Брисеньо его звук произвел, видимо, несколько неожиданное впечатление, поскольку мужчина совсем несолидно присел в испуге и, холодея от страха, медленно повернулся в сторону неведомой опасности.

— Кто вы, черт вас побери? — вопрос прозвучал, вопреки намерениям, совсем не холодно и грозно. Скорее уж жалобно. — И где моя жена? И как… как вы попали в дом?

— Сколько вопросов… Не знаешь, на какой и отвечать, — в полутьме лица ночного гостя было не разглядеть, но Брисеньо был уверен, что мужчина злобно ухмыляется. — Вы, надеюсь, еще не забыли меня, уважаемый сеньор?

— Да, я помню, — заторопился хозяин дома, почему-то прикладывая руки к груди. — Вы, наверное, по поводу…

— Я по поводу того, что ты, жирная сволочь, вместо денег прислал ко мне двух недоумков со взрывчаткой в чемодане.

— Нет, это не я! — почти взвизгнул мужчина, наконец-то разглядев, что пришелец держит в руке, расслабленно брошенной на колени, пистолет с необычно длинным стволом. Глушитель, догадался Брисеньо, и вновь сердце больно сжала какая-то холодная и противная лапка острого страха.

В том, что мужчина, вальяжно развалившийся в придвинутом в угол кресле, опасен, Рамон ни секунды не сомневался. Во-первых, добрые друзья не проникают в твой дом ночью, тайком. А во-вторых, Брисеньо уже однажды слышал этот голос — в тот день, когда договаривался с этим наемником об акции. Об акции, результатом которой должна была стать гибель русских изыскателей и впоследствии — возможное усиление позиций компании на местном нефтяном рынке. Компании, представительство которой он, сеньор Рамон Брисеньо, до сих пор успешно возглавлял. Еще тогда этот грубоватый солдат показался Рамону каким-то замороженным и невероятно опасным… Как же его? Ах, да — Капитан…

— Это не я, сеньор Капитан, — совсем упавшим голосом повторил хозяин дома и тут же поймал себя на мысли, что хозяин-то здесь сейчас другой и этот другой через минуту пристрелит его, Рамона Брисеньо, и спокойно уйдет. Как пришел, так и уйдет и никакая охрана, заборы и глупые видеокамеры его не остановят…

— Да мне плевать, кто, — устало шевельнулся в кресле гость. — Ты это был или твои северные боссы — особой роли не играет. Вы хотели кинуть меня и моих ребят. А я этого не люблю и никому не прощаю! Но прежде чем я вас всех убью, я хотел бы получить свои деньги.

— Да-да, деньги, конечно, — Брисеньо торопливо кивал и безуспешно пытался прикрыть полами халата упорно выпиравшее брюшко. — Завтра, как только откроется банк…

— Какой банк, придурок? А мой гонорар ты проведешь по документам как гуманитарную помощь голодающим детям Африки? Я не первый день работаю на таких чистоплюев как ты и знаю, что в твоем доме наверняка есть сейф и он битком набит черным налом. Специально для подобных расчетов и для подкупа местных продажных чиновников из всяческих контор вроде полиции. Тебе помочь вспомнить, где находится сейф?

— Да, то есть нет! Вы правы… Я сейчас…

— Если у тебя в сейфе на всякий случай лежит пистолет, или ты задумаешь нажать какую-нибудь хитрую кнопку вызова полиции, то я честно тебя предупреждаю: я выстрелю намного быстрее. А когда я выстрелю, то в то же мгновение в соседней комнате мои мальчики перережут горло твоей женушке. И мы все равно заберем все и уйдем, но тебя и ее уже не будет. Я понятно излагаю?

Сил что-либо отвечать уже не осталось и Брисеньо только обреченно кивнул и шаркающей походкой направился к боковой стене, где за аляповатым пейзажем в затейливой раме располагался встроенный сейф. Отодвинул картину, почти на ощупь набрал код замка и открыл тяжелую дверцу.

Наемник неторопливо подошел, щелкнул потайным фонарем и окинул взглядом небольшую стопку денежных пачек, папки с бумагами и красивую шкатулку черного дерева.

— Негусто. Надеюсь, к соседям занимать недостающее бежать не придется, амиго?

— Н-нет, здесь должно хватить. Если сумма, конечно, не увеличилась…

— Да ты наглец, — развеселился Кэп и тут же оборвал смех. — Сумма удваивается! Вы должны нам неустойку за то, что отменили нашу маленькую войну, плюс за моральный ущерб. Это составит… в общем, амиго, пакуй все!

Спорить было глупо и бесполезно. Через десять минут Брисеньо несмелым движением поставил к ногам наемника чемоданчик, в котором сейчас находилось примерно тысяч триста пятьдесят, если считать вместе со шкатулкой, в которой находились драгоценности жены.

— Это тебе на хозяйство, — наемник с ухмылкой вытащил из пачки две бумажки по сто долларов и засунул в карман халата Рамона. — Вот видишь, совсем и не страшно. Да, чуть не забыл… Кто?

— Э-э, простите?

— Не стоит прикидываться идиотом, — нехорошо прищурился Капитан. — Кто шепнул твоим хозяевам, чтобы они дали мне и моим ребятам команду «отбой»?

— Я не знаю, клянусь Девой Марией, — Брисеньо увидел, что ствол пистолета качнулся в руке наемника и начал медленно подниматься. — Клянусь, я не знаю! Я могу только догадываться…

— Ну, поделись догадками.

— Возможно, в том районе заинтересованы не только русские и наша компания. Думаю, что наши интересы пересеклись с дорогами парней из Колумбии. А им, как вы понимаете, лишний шум и разборки ни к чему. Они и могли надавить на моих боссов…

Капитан молча кивнул, развернулся и направился к входной двери. В одной руке пистолет, в другой — кейс. Брисеньо, с бешено колотящимся сердцем, никак не мог заставить себя поднять глаза и лишь напряженно вслушивался в размеренные шаги и боялся поверить в то, что этот страшный человек уходит. Уходит и… Нет, не уходит. Остановился и медленно разворачивается. Вот и все, холодным комом ухнуло где-то внутри, все…

— Амиго, ты не пытайся звонить. Домашний перерезан, а мобильные я забрал. Буэнос ночес, мой маленький нищий друг…

Почти беззвучно хлопнула дверь внизу и в доме воцарилась пугливая тишина. Брисеньо, преодолевая желание просто сесть на прохладный пол и просто подышать полной грудью, кинулся в соседнюю комнату, пытаясь заставить заткнуться разыгравшееся воображение, рисовавшее самые кровавые ужасы.

Он не успел сделать и трех шагов, как на грудь к нему кинулась жена — совершенно невредимая, только немного испуганная. Его маленькая Исабель…

… — Кэп, так что, мы никого наказывать так и не будем? — Стоун, сидевший за рулем потрепанного джипа, катившего уже по загородному шоссе, скосил взгляд на безмятежно покуривавшего сигарету командира.

— Обязательно будем! Что там у ребят?

— Звонили, все готово…

— Вот и мы сейчас позвоним, — Капитан пощелкал клавишами мобильного телефона и нажал зеленую кнопочку вызова. — Как я все-таки люблю прогресс, Стоун! Бумс — и все. И никаких ножей и крови. Газку прибавь…

Утром Брисеньо пил свой кофе и мрачно размышлял о том, что же его теперь ждет, когда в утреннем выпуске новостей услышал о каком-то теракте. Услышав знакомое название, торопливо прибавил звук. Смазливая девица бесстрастно сообщила, что «сегодня ночью в столице, в деловой части города прогремел мощный взрыв, почти полностью разрушивший особняк, в котором располагалось представительство одной из североамериканских нефтяных компаний. По непроверенным данным, погибли два охранника. Кроме того, как нам только что сообщили, незадолго до взрыва был застрелен начальник службы безопасности, некий сеньор Лопес. Ведется следствие…»


8

…Катков с Трояновым, уже не соблюдая никаких особых предосторожностей, быстро вернулись в точку, откуда их после выполнения задачи должен был забрать вертолет, и включили сигнальный радиобуй.

Вертолет появился буквально через минут семь и, зависнув над пловцами, болтавшимися в волнах, сбросил тонкий трос с проволочной спасательной корзиной. Мичман по команде Ската ловко забрался в корзину и махнул рукой: «Вира помалу!» Лебедка намотала трос и Тритон исчез внутри вертолета, после чего корзина спустилась вновь. Еще через минуту лейтенант устало перевалился через порожек темноватого отсека и, сердито отшвырнув корзину в сторону, привычно сбросил уже не нужное снаряжение и расслабленно растянулся на вибрирующем металлическом полу. Все, теперь пусть работают вертолетчики…

На борту БПК, куда вскоре благополучно вернулся и совершил посадку вертолет, пловцов встречал мужчина лет сорока с небольшим в форме морского пехотинца с погонами майора. Естественно, высокий и крепкий — щуплых коротышек ни в ВДВ, ни в морскую пехоту не берут, не говоря уже о спецназе любого рода войск. Подполковник Вашуков являлся командиром одного из спецподразделений боевых пловцов «Дельфин», некогда сформированных под широким крылом ГРУ — Главного разведуправления Генерального штаба и предназначенных, по первоначальному замыслу больших генералов, для возможных боевых операций за пределами страны. Были осуществлены какие-либо операции или нет, неболтливые военные умалчивают, но это не так уж и важно, важно то, что подобные подразделения в российской армии и на флоте были, есть и будут…

— Вот что, бойцы, все вопросы потом, — выслушав рапорт лейтенанта Каткова, тут же попытавшегося узнать причину столь спешного возвращения, подполковник небрежно бросил ладонь к берету и приказал: — Сейчас давайте в душ, переодевайтесь и через полчаса — у меня в каюте!

— Есть! — не очень-то бодро ответили пловцы и побрели в душевую.

Ровно через двадцать пять минут Катков и Троянов, уже переодевшиеся в форму обычных морпехов и немного посвежевшие после горячего душа, перешагнули порог маленькой каюты, отведенной майору, и доложили о прибытии.

— Вижу, что прибыли, — недовольным тоном проворчал Вашуков и небрежно кивнул в сторону крохотного диванчика, примостившегося рядом с таким же компактным столиком, на котором бойцы сразу же увидели бланк радиограммы. — Вольно! Присаживайтесь… Из штаба радиограмма пришла. Приказано откомандировать вас в Подмосковье, в учебный центр. Подробностей я, естественно, не знаю, но полагаю, что у командования нашлись веские причины сорвать вас с учений. Так что сегодня у вас самолет на Москву. Вертолетчики добросят вас до Калининграда, а там и встретят, и на аэродром отвезут… Вопросы можете не задавать — сам больше ничего не знаю!

— Товарищ майор, — все же решился поинтересоваться Катков, — а что насчет снаряжения?

— Никакого снаряжения брать не нужно, лейтенант. Налегке полетите. В городе заедете домой и переоденетесь. В гражданку. Попроще там — джинсы, курточки. И вот еще что… Думаю, вас планируют не в отпуск отправить, на крымском ласковом песочке поваляться. Так что, держите там марку флота на уровне и не забывайте, что вы — боевые пловцы, элита и все такое, — майор бросил взгляд на часы. — Вертолет через сорок минут. Все, свободны. И это… удачи вам, ребята!

…Казалось бы, человечество давно должно было бы привыкнуть к мысли, что при помощи самолетов сегодня можно без особых затруднений позавтракать где-нибудь в Греции, пообедать в Швеции, а легкий ужин заказать уже чуть ли не на другом конце света. Однако Каткову с Тритоном все же несколько непривычно было сразу после сумрачно-сырой Балтики вдруг оказаться в залитой тихим осенним солнцем Москве. Впрочем, в столице бойцы, в своей гражданской одежде больше напоминавшие самых обычных спортивного вида подтянутых молодых мужиков, практически и не были. Водитель армейского УАЗа, встретившего их в аэропорту, проехал через весь город какими-то окраинами, довольно скоро вновь заколесил по пригородным дорогам и, наконец, остановился перед металлическими воротами с привычными красными звездами на створках. Коротко посигналил, ворота распахнулись, боец с короткоствольным автоматом на ремне проверил пропуск и махнул рукой: «Проезжай!»

Уазик громко скрипнул тормозными колодками у одного из подъездов утопавшей в зелени еще не облетевших кустов акации и шиповника пятиэтажки, по всей видимости, отведенной под казармы и общежитие для офицерского состава. Катков с Трояновым выбрались из душноватого салона джипа и тут же увидели спешащего им навстречу прапорщика, секунду назад вынырнувшего из темного провала подъезда.

— Лейтенант Катков и прапорщик Троянов? — козыряя, деловито осведомился встречавший.

— Так точно. Только не прапорщик, а мичман Троянов, — с долей некой мнительности и ревности, порожденной извечным соперничества между сухопутными «сапогами» и моряками, поправил прапора Тритон.

— Извините, мичман, — понимающе улыбнулся прапорщик. — Я покажу вам вашу комнату, а потом вам следует к пятнадцати ноль-ноль явиться в штаб, в комнату номер одиннадцать. Идемте!


9

Подмосковье. Учебный центр войск

специального назначения

…В небольшой комнатке, скрывавшейся за дверью с номером одиннадцать, бойцов встретил солидных размеров мужик в полевой камуфляжной форме, хотя, уже после нескольких минут собеседования Катков готов был спорить на ящик коньяка, что перед ними сидит никакой не подполковник, а капитан второго или даже первого ранга. Причем дядя в камуфляже наверняка прибыл сюда, в «сухопутную глубинку», из разведки ВМФ.

Для начала подполковник придвинул пловцам несколько листов бумаги с множеством устрашающих грифов, в каждом из которых грозно и таинственно синело слово «секретно». После того, как лейтенант с мичманом эти бумаги, призывающие держать язык за зубами чуть ли не сто лет даже после гробовой доски, подписали, подполковник вкратце описал задачу, поставленную командованием перед боевыми пловцами.

… — Сами понимаете — погибли наши соотечественники, русские. Мы, конечно, не Штаты, чтобы из-за каждого попавшего в беду гражданина страны немедленно высылать авианосцы и морскую пехоту, и не Моссад, который приговаривает к смерти всяких гадов и годами охотится на них и рано или поздно в землю вгоняет, но… Просто так мы этого не оставим! Поэтому и решено сформировать группу, так сказать, особого назначения, чтобы тех уродов найти и наказать. А поскольку есть много всяких политических нюансов и штатникам вряд ли понравится, что русские в открытую носятся по чужой стране у них под носом с автоматами наперевес и отстреливают пусть даже и бандитов-террористов, то все это вам следует проделать культурненько, без шума и пыли, как говорится…

— Товарищ подполковник, а почему понадобились именно боевые пловцы? Там же вроде бы банда отморозков типа зеленых беретов, а они по суше предпочитают бегать…

— Товарищи из Венесуэлы передали информацию, по которой можно с большой долей вероятности предположить, что эти, как ты говоришь, зеленые береты работали сначала на штатовскую нефтяную компанию, решившую в конкурентной борьбе с нашей российской использовать вот такие убийственные аргументы. А потом у них там что-то не срослось, не поладили и на сегодня — опять же, вроде бы, — эти береты подались к ребятам из колумбийской наркомафии, у которой в тех краях имеется свой бубновый интерес. И власти страны очень хотят провести громкую операцию, показательную порку для наркобаронов. А то их Рамиресу очень не нравится, что Штаты постоянно намекают на его малопонятное покровительство ребятам, тоннами транспортирующим кокаин в города и веси северного соседа…

— Наркомафия — тоже нам? — осторожно поинтересовался Катков. — Боюсь, что вдвоем мы…

— Нет, не вдвоем. Вас будет трое. Нет, всю наркомафию вам гонять не придется, у вас другая задача. Ты про боевых пловцов спросил… Дело в том, что есть серьезные факты, подтверждающие, что колумбийцы имеют где-то в среднем течении Ориноко тайную базу подводных лодок, которые и тащат потихоньку этот чертов кокс мимо всех катеров и прочих заслонов береговой охраны США. Вам необходимо обнаружить эту базу и уничтожить! Причем, уничтожить так, чтобы там все на молекулы развалилось, ясно? Базы субмарин — это ваша прямая специализация, так сказать… Есть еще один щекотливый нюанс: америкосы перехватили-таки одну из мини-субмарин и выяснилась одна весьма неприятная штука. Штатовские эксперты в один голос вопят, что строили ее по русским чертежам и, скорее всего, под присмотром русского инженера. Так что для нас дело чести и этого реального или мифического кораблестроителя найти. Если он, конечно, не миф…

— Товарищ подполковник, с задачами, в принципе, все ясно, — озабоченно покивал лейтенант Катков. — Как мы туда добираться будем? И что со снаряжением?

— Самолетом. А снаряжение… В лайнере «Delta» вы оружие и прочее, естественно, не повезете — вряд ли нас поймут, если вы с базукой в «боинг» попретесь. Там, на месте, вас встретят, снабдят всем необходимым и познакомят с обстановкой уже во всех подробностях, — подполковник увидел, что Катков порывается задать еще вопрос и, чуть улыбнувшись, упредил лейтенанта: — С третьим членом группы скоро познакомитесь. Он здесь, в центре. Натаскивает молодых офицеров спецназа. Вообще-то, насколько я знаю, это он так немного отдыхает после ранения. Какое-то время за штатом был, теперь вот втягивается… Мужик вроде ничего, так что, думаю, сработаетесь. Вот и все пока, свободны. Дальше все вопросы к майору Орехову!

— Это наш «рэмбо»? Командовать группой он будет?

— Естественно. А насчет Рэмбо… Пожалуй, вроде того, — вновь скупо улыбнулся подполковник. — Говорят, суровый мужик и кличка у него подходящая — Шер-Хан…


10

— Эй, мужики, — с аккуратно выкрашенной свежей краской скамеечки неторопливо поднялся чуть выше среднего роста мужчина все в том же камуфляже, с зелеными майорскими звездочками на полевых погонах, — вы не меня ищете?

Пока мужчина без особого интереса в глазах поджидал, когда лейтенант и мичман подойдут поближе, те, в свою очередь, рассматривали и оценивали своего будущего командира. Майор никак не выглядел богатырем с косой саженью в плечах — худощавый и, вероятно, жилистый, как степной волк, до костей просушенный и выдубленный ветром. Лицо вроде бы и самое обычное, только вот глаза нехороши — не то холодно-настороженные, не то просто злые…

— Майор Орехов, — мужчина протянул руку обоим поочередно представившимся бойцам. — А вы, значит, пловцы, «черные крабы», так сказать…

— Что-то не так, товарищ майор? — поджал губы Катков.

— Нормально все, — дернул плечом Орехов. — Вы там, в штабе, все закончили?

— Ну да, — ответил Троянов, — теперь приказано поступить в ваше распоряжение…

— Тогда за мной, товарищи офицеры и прапорщики! — Орехов круто развернулся и уверенно двинулся куда-то вглубь военного городка, обильно заросшего ухоженными и уже заметно облетевшими кустарниками и деревьями, ярко желтевшими остатками листвы…

Минут через десять троица оказалась в самой обыкновенной каптерке, расположившейся в сухом, длинном подвальном помещении. Моряки без особого интереса рассматривали стеллажи и длинные ряды вешалок, уже отчасти догадываясь, зачем этот сумрачный майор привел их сюда.

— Старшина, — Орехов небрежно облокотился на отполированный до зеркального блеска барьерчик, отделявший закуток каптерщика от остального помещения, — ты ребятам подбери все, что положено. Только, смотри, чтобы обувь была в полном порядке, разношенная и мягкая! Мне их ноги еще понадобятся.

Еще через полчаса майор удовлетворенно осмотрел затянутых в армейский камуфляж боевых пловцов, на ногах которых красовались такие же высокие десантные ботинки, как и у него самого, и коротко скомандовал:

— За мной, бегом марш!

…Сначала Скат и Тритон недоуменно переглядывались и втихаря ухмылялись столь незамысловатому тесту на профпригодность, предложенному мрачноватым майором. Километров пять. Потом пришла очередь раздражения, сменившегося злым, чисто спортивным упорством. Лейтенант, стараясь, чтобы его знаков не заметил Орехов, бежавший впереди и, казалось, уже давно забывший, что с ним в группе бегут еще двое, показал Троянову на пальцах и мимикой: «Черт с ним, пусть поиграет в строгого старшину, а мы будем назло ему молчать и работать…»

Примерно после восьмого километра злость и раздражение куда-то улетучились вместе с ухмылками, и теперь в мыслях пловцов было лишь одно: не осрамиться и не отстать. О том, чтобы остановиться и заявить, что сил больше нет и они плевать хотели на все хитрые тесты и проверки, не могло быть и речи! На кону стояло не только простое мужское самолюбие, но и, в некотором роде, престиж спецназа ВМФ.

А этот чертов Шер-Хан, даже ни разу не оглянувшись, все так же, как казалось морякам, легко и непринужденно бежал впереди. Так неутомимо и неотвратимо бегут, наверное, по белой тундре северные волки, голодные и безжалостные, верховым чутьем идущие по следам оленьего стада, в паническом страхе уходящего от кровожадных преследователей.

«Да какой же он, к чертям собачьим, Шер-Хан?! Тот не спеша трусил, хромой вроде был… А этот как железный дровосек — молотит и молотит… — безрадостно думал лейтенант Катков, прикидывая, что километров десять они уже точно отмахали. — И сколько он еще нам накинет? А если он, гад, сейчас развернется и заявит, что теперь побежим обратно? Еще столько же? А врешь, змей сухопутный, все равно не сойдем! Назло не сойдем…»

Марш-бросок закончился ровно за пару мгновений до того, как лейтенант и мичман, практически не сговариваясь, уже готовы были выпалить что-нибудь вроде: «Все, майор! Хватит нас как пацанов с курса молодого бойца гонять. Мы тебе все-таки не мальчики!»

Орехов неожиданно резко сбросил темп и свернул на небольшую полянку, открывшуюся среди густых зарослей орешника. Перейдя на шаг, несколько раз прошелся туда-сюда и устало плюхнулся на старое сухое бревно, неведомо кем приспособленное под некое подобие лавки. Подышал, непонятно зачем посмотрел на синевшее над верхушками кустов небо и вдруг с улыбкой произнес:

— Вообще-то, я был уверен, что вы сдохнете много раньше! Похоже, мы кашу-то сварим…

— Товарищ майор, — облизывая пересохшие губы, задал Троянов вопрос, волновавший его сейчас гораздо больше, чем будущая «каша», — а назад когда?

— Назад? — Орехов хитро прищурился и, выдержав истинно театральную паузу, объявил: — Назад на машине поедем, мичман. Бесплатно…

…О горячем душе, ужине с хорошим куском мяса и отдыхе боевые пловцы грезили, как оказалось, несколько преждевременно. Когда потрепанный уазик, довольно прилично управляемый майором, напрыгался по каким-то проселочным дорогам и вернулся в городок, то Орехов лихо проскочил мимо казарм и привез заметно обеспокоившихся гостей к месту новых испытаний. УАЗ затормозил у начала длиннющей линии с невероятным количеством снарядов, стенок, рвов, подвесных мостов и прочих штучек, в которых пловцы без труда узнали полосу препятствий. Нечто подобное они уже видели и не раз проходили в своем гарнизоне у морских пехотинцев, но эта полоса, как сразу обреченно признал Скат, была покруче!

— Наша полоса разведчика, — многообещающим тоном объявил Орехов, причем с такой гордостью, словно он лично спроектировал и построил все эти труднопреодолимые препятствия. Заметив, что гости заметно помрачнели, майор понимающе ухмыльнулся и почти дружеским тоном объявил: — Проходить полосу буду я. А вы просто пробежитесь и посмотрите…

Посмотреть было на что — это и лейтенант, и мичман признали уже метров через двести.

Через многочисленные препятствия майор проходил почти с такой же легкостью, с какой еще меньше часа назад бежал кросс. Четкие, ловкие, скупо-экономные движения и какая-то неумолимая злая сила, сквозившая во всем облике Орехова, порождали уважительное сравнение уже не с волком, а с длинноногим и неутомимым лосем, которому любой бурелом, любое болото нипочем…

Закончилась десантно-штурмовая полоса на стрельбище. Правда, стрелять было не из чего, поскольку оружия с собой у майора не было. Зато было нечто другое. Из длинного и широкого футляра, закрепленного подмышкой наподобие плечевой кобуры, Орехов извлек пяток длинных метательных ножей и с невероятной быстротой один за другим всадил их в укрепленное стоймя бревно — как раз в пятачок, обозначавший горло неведомого врага.

После чего Орехов шумно выдохнул, вытер рукавом мокрый лоб и устало присел на корточки, жестом приглашая пловцов последовать его примеру.

— Ну что, ребята, гадаете, для чего этот старый пижон так перед вами выпендривался? Да ладно, я же вижу, — майор достал помятую пачку дешевых сигарет, прикурил и с наслаждением выпустил облачко голубоватого дыма. Поймал-таки недоуменно-осуждающий взгляд Каткова и сокрушенно кивнул. — Да, ребята, грешен, никак от заразы отвыкнуть не могу. Лучше жрать сутки не буду… В том, что вы в своем деле — асы, что вы и в рукопашке хороши, и с ножом получше моего управляетесь, я нисколько не сомневаюсь — других не прислали бы. Просто я хотел, чтобы вы увидели, что командовать вами будет тоже не заросший жиром полковник, привыкший к теплому кабинету. Нам с вами, вполне возможно, под пули идти придется, и мы… Вы футбол любите?

— Кто ж его не любит, — слегка сбитые с толку вопросом, почти в один голос ответили пловцы.

— А я терпеть не могу! Но я, собственно, не проигрыши наших дармоедов обсуждать с вами собрался. Я о том, что выигрывает не та команда, в которой самые лучшие игроки, а та, которая Команда! Где все сильные и ловкие пальцы складываются в железный кулак, пробивающий любую броневую плиту! Ну, об этом мы еще поговорим, а пока давайте домой… Вы на каких куполах прыгали в последнее время?

— Ну, вообще-то больше на Д-9, — пожал плечами Скат — он все еще никак не мог привыкнуть к странной манере майора задавать вопросы в какой-то одному ему ведомой связи и последовательности. — А что?

— Вы про бейсджампинг слышали что? — поднимаясь с земли и отряхивая с брюк сухие травинки и сор, спросил Орехов.

— Это те сумасшедшие, что с небоскребов и мостов сигают, что ли?

— Ну да, — улыбнулся майор, — они, родимые. Поздравляю вас, ребята — теперь мы тоже вступаем в клан бейсджамперов — лихих ребят, что прыгают без запасок… И это… у нас самолет завтра рано утром!


11

… — Эй, на катере! С вами говорит лейтенант Смит, береговая охрана Соединенных Штатов. Вы вторглись в территориальные воды Штатов. Приказываю остановиться и приготовить судно к досмотру. В противном случае мы будем вынуждены открыть огонь на поражение!

Сторожевой катер береговой охраны, подвывая оглушительной сиреной и взрезывая высоким форштевнем пологие зеленовато-голубые волны, начал описывать длинный полукруг, намереваясь отрезать судну-нарушителю пути возврата в нейтральные воды. Хотя, в нейтральные воды нарушителю уже вряд ли удалось бы ускользнуть — слишком далеко он забрался на американскую территорию и вряд ли это было простой ошибкой неумелых и малоопытных рыбаков. Во-первых, очень широкая резиновая лодка под двумя неслабыми моторами мало походила на обычный траулер или рыбацкий баркас; а во-вторых, слишком уж целеустремленно и нагло суденышко перло курсом на юго-восток Флориды. Так поступают лишь отчаянные нелегалы, удравшие с Кубы, да контрабандисты, которым все нипочем и никто не указ — эти понимают только язык крупнокалиберного пулемета…

— Лейтенант, что-то уж больно широкая у них лодка, — стоявший на руле сержант опустил бинокль, с помощью которого пытался получше рассмотреть нарушителя. — Чертова дымка, ничего толком не видно… Может быть, дадим пару очередей, а то что-то не больно они наших динамиков пугаются? Вон как прут! Наверняка моторы не с рыбачьей лодчонки…

— Расстрелять мы их всегда успеем, сержант, — в лейтенанте разгорался чисто охотничий азарт. Расстрелять… Куда интереснее после небольшой погони прижать нарушителя в угол, доказывая и мерзавцам, и самому себе, что в береговой охране США служат не мальчики из скаутского лагеря, а по-настоящему крутые ребята! — Прибавь-ка, сержант. Эй, на катере!

До лодки, по-прежнему упрямо рвавшейся в сторону берегов Флориды и словно в насмешку оставлявшей после себя лишь широкий пенистый след, оставалось не больше трех кабельтовых, когда произошло нечто странное. В первые мгновения лейтенанту даже показалось, что нарушитель напоролся на риф и их лодка попросту развалилась надвое. Хотя, тут же одернул себя Смит, какие, к дьяволу, рифы? Здесь же кругом чистая вода!

— Сэр, да их двое! Они катамараном, в сцепке шли, а теперь разделились. То-то я смотрю, что-то уж очень широкая у них лодка…

— Сам вижу, — огрызнулся лейтенант, перебегая взглядом с одной лодки на другую, рванувшуюся градусов на семьдесят в сторону от первой, курса на Флориду так и не изменившей. Какую цель выбрать? И решать надо побыстрее, а то обе растворятся в легком тумане и оставят «крутых парней» с носом, черт их возьми!

— Давай за левым, — принял решение Смит. — Да поднажми же, не жалей эту керосинку!

Гонка продолжалась около восьми миль и сторожевику так и не удалось приблизиться к лодке ближе, чем на три-пять кабельтовых. Ни на вой сирены, ни на грозные требования остановиться нарушители ни знаком, ни жестом так и не ответили — только ревел мотор, толкая лодку все дальше на северо-запад. Наконец, лейтенанту надоела эти бессмысленные игры в догонялки и он решительно взялся за пулемет, закрепленный на турели. Первая очередь прошла справа по курсу лодки, вторая слева. После третьей, выпущенной поверх головы наглого нарушителя, одиноко видневшейся в лодке, лейтенанту в какое-то мгновение показалось, что пули прошли гораздо ниже, чем он рассчитывал, и попали в человека в лодке. Моторка сначала как-то странно вильнула, потом выровнялась, но пошла уже не так быстро, как минутой раньше.

— Сэр, она пустая! — возбужденно заорал сержант, закладывая длинный вираж, чтобы обогнуть уже едва тащившуюся резиновую лодку, — действительно пустую. — Этот мерзавец прыгнул в море!

Лейтенанту не требовалось больше никаких объяснений. Теперь он сообразил, что же в облике человека, управлявшего моторкой, с самого начала показалось ему странным — человек был облачен в гидрокостюм! Значит, они удирали и удирали, а потом этот мерзавец просто выпрыгнул за борт и сейчас спокойно загребает ластами на глубине, откуда нам его ввек не достать. Но зачем, черт возьми?!

— Сэр, думается мне, что они нас уводили из района патрулирования, — несмело предположил сержант, принайтовывая длинным концом-тросиком пустую лодку, превратившуюся из нарушителя в обычный трофей, к корме сторожевого катера. — И тогда получается…

— Тогда получается, что они нас надули и мы проворонили третьего, который потихоньку проскользнул к Флориде! — взорвался Смит. — Хватит возиться с этой лоханкой! Курс норд-вест и полный вперед. Самый полный!

Лейтенант был не так уж и далек от истины, когда рассуждал о третьем, упущенном нарушителе. В те самые минуты, когда сторожевик гнался за двумя фальшивыми зайцами, на небольшой глубине курсом на норд-вест-вест бесшумно проскользнула мини-субмарина, принадлежавшая Синдикату — временному союзу пары крупных колумбийских наркобаронов и нескольких более или менее серьезных мафиози из коза ностра, занимавшихся на территории Штатов торговлей кокаином. Трафик был еще по-настоящему не опробован и не отработан во всех деталях, а поэтому груз на борту субмарины был весьма скромным — всего сто килограммов чистейшего продукта, произведенного в подпольных лабораториях, спрятавшихся от любопытных и жадных глаз в непроходимой сельве в районе стыка границ Колумбии и Венесуэлы…


12

…Огромный «Боинг-737» сделал плавный полукруг над панорамой международного аэропорта Simon Bolivar, раскинувшегося на побережье, и начал снижение, заходя на посадку. Лайнер сначала мягко коснулся задними колесами шасси серого бетона взлетно-посадочной полосы, словно кошка, которая пробует опасную гладь воды, потом уже уверенно ткнулся колесами передней стойки и покатился, притормаживая и замедляя бег. Турбины подвывали на разных режимах, помогая экипажу выруливать громоздкую машину к месту стоянки. Лайнер еще не остановился, но, казалось, уже расслабленно опустил уставшие крылья и облегченно выдохнул всеми четырьмя двигателями — долгий перелет через Атлантику остался позади. Вместе с «боингом» радостно вздохнули и большинство пассажиров — кто втайне, а кто и в открытую: «Ну, слава Святой Деве, наконец-то мы на земле, мы дома!»

Море в голубоватой дымке с одной стороны, буровато-зеленые горы — с другой, а между ними серое бетонное поле, заставленное белыми самолетами всех типов, величин и «вероисповеданий», то бишь авиакомпаний разных стран. От самолетов, ввиду их удобства и скорости, не отказываются ни христиане, ни мусульмане, ни представители прочих, даже самых ортодоксальных конфессий.

В суетливой толпе пассажиров, спешивших получить свой багаж и пройти таможенный досмотр, заметно выделялись трое мужчин явно спортивного, крепкого сложения. Двоим из них было, вероятно, около тридцати, третий был немного старше, хотя, когда мужчина не то от недовольства, не то по привычке начинал хмуриться, то ему смело можно было дать и все сорок.

Мужчины подхватили свои дорожные сумки и пару объемистых спортивных баулов и двинулись в сторону стойки таможенного досмотра. Дождались очереди, плюхнули сумки и баулы на ленту транспортера и приготовили документы.

— Вы из России? — просматривая паспорта и декларации, профессионально любезно поинтересовался толстый таможенник с завидной пышности усами. — Цель приезда — спорт. О, бейсджамп! Будете у нас прыгать? Сальто-Анхель, си?

— Именно, сеньор, оттуда и сиганем… — по-испански ответил Орехов и сдержанно улыбнулся толстяку, постоянно сбивавшемуся с английского на родной язык великого героя Боливара. — Сумки можно забирать?

— О, да-да, все в порядке, сеньоры. Мы не станем потрошить ваши парашюты, вы можете не беспокоиться, — таможенник прошлепал визовые отметки. — Велкам, добро пожаловать в Венесуэлу, сеньоры!

Проводив русских парашютистов-экстремалов не то сочувствующим, не то завистливым взглядом, таможенник переглянулся с напарником, работавшим неподалеку, и украдкой повертел пальцем у виска: «Крейзи…»

— Так, а это еще что? — майор резко развернулся и, придавая лицу чуть ли не зверское выражение, направился к суетливо метавшейся неподалеку богемного вида девице, что-то деловито командовавшей своему расхристанному напарнику, уже наводившему на русских парашютистов дорогую кинокамеру. — Парень, ты камеру от греха убери…

— Оу, русские бейсджамперы! Эксклюзив! Мы с телевидения, — еще пуще засуетилась девица, но Орехов непреклонно покачал головой.

— Никаких съемок, сеньора! Немедленно удалите кадры, — и пояснил задохнувшейся от возмущения девушке: — У нас уже есть строжайшая договоренность с одной из известных TВ-компаний — все до единого кадра с нами и нашими прыжками принадлежат им. Таковы условия наших спонсоров. Простите, сеньора, но вы должны нас понять — это бизнес.

— Нам только на местном ТВ засветиться не хватало, — ворчал майор, возвращаясь к своим бойцам. — Сохранишь тут секретность, блин, — фотографы на каждом шагу…

В зале пассажиров рейса встречала небольшая толпа суетливых и нетерпеливых мужчин и женщин, чуть в стороне от которых переминался флегматичный невысокий крепыш — естественно, смуглый и усатый. В руках крепыш держал самодельную табличку, извещавшую, что встречает он именно экстремалов из далекой России.

— Буэнос диас, амиго! Нас встречаешь? — Орехов протянул мужчине руку, тот без каких-либо заметных эмоций ответил на рукопожатие и кивнул.

— И куда дальше? Как вас величать прикажете, кстати?

— Педро. У меня на стоянке машина. Сейчас поедем в гостиницу. Идемте, сеньоры…

Не первой молодости «форд»-микроавтобус бодро катил по бетонной автостраде, минуя туннели, один из которых протянулся почти на два километра, мосты-виадуки и минут через двадцать уже въехал в пределы столицы. Однако в сторону центра не поехал, а какими-то запутанными петлями проскочил на одну из городских окраин и вскоре притормозил у входа в довольно скромный отель со слегка вызывающим названием «Эксельсиор».

— Слышь, дон Педро, у вас, наверное, все названия если не «Симон Боливар», то «Эксельсиор» или «Эспаньола», да? — выбираясь из сумрачного нутра микроавтобуса, проворчал Троянов.

— Я не дон. Просто Педро. У нас, сеньор, много разных названий… — водитель с легкостью подхватил две сумки гостей и решительно двинулся к стеклянным дверям гостиницы.

— Ты бы со своим юмором поосторожнее, — недовольно посмотрел на товарища Катков. — Все-таки испанец! Выхватит кабальеро шпагу и проткнет твое нахальное сердце. Так что, на всякий случай, базар фильтруй, как говорят наши любители экстрима с синими наколками… Ох, сейчас в душ и спать! Часиков пять, а, Тритончик?

— Я, дядя Слава, не тритончик, я — бейсджампер Валера Троянов, ферштейн? — немедленно отомстил лейтенанту Валерий. — А вообще-то, поспать бы не мешало.

Водитель подождал, пока гости оформят свои бумаги у портье, все так же молча помог донести сумки до дверей номера и, прощаясь, улыбнулся неизвестно чему и коротко бросил:

— Удачи вам, кабальерос!

Номер был, в принципе, таким же, каким он был бы хоть в Риме, хоть в Стокгольме — шкафы, кровати, столики-кресла, телевизор. Естественно, душевая, холодильник и кондиционер. Последний был весьма кстати, поскольку после московской серенькой прохлады на улицах Каракаса, приткнувшегося всего лишь в десятке градусов от экватора, было жарковато — сезон дождей закончился и наступала традиционная зимняя жара. Как когда-то отметил в своих записях синьор Робинзон, томившийся на острове примерно в этих же краях: «Зима. С ноября по март — сухо и жарко!»

И все же в этом номере было одно небольшое отличие от обычно пустых, прибранных и приготовленных для приема жильцов гостиничных каморок и апартаментов. Орехов, вошедший в гостиную первым, неожиданно притормозил на пороге, и его товарищи едва успели остановиться и не ткнуться в напрягшуюся спину майора.

— Да у нас гости, ребята…


13

Если уж быть совсем точным, то это были не гости и даже не гость, а гостья. Весьма и весьма миловидная темноволосая девушка лет двадцати пяти непринужденно расположилась в одном из кресел и без особого любопытства рассматривала появившихся на пороге гостиной мужчин.

— Босс, это что еще за смуглянка-молдаванка, а? — Троянов, вытягивая шею, заглядывал через плечо майора и недоумение на его лице как-то само собой за какую-то долю секунды сменилось легкомысленной улыбкой. — Или это у них тут такой типа сервис? Я — за, пацаны!

— Охолони маленько, Казанова, — Орехов с мягким стуком поставил на пол сумку и на довольно приличном испанском поинтересовался, учтиво улыбнувшись даме: — Простите, сеньора, это ведь 237-й номер? Вероятно, произошла какая-то путаница, небольшое недоразумение…

— Буэнос диас, сеньоры! — девушка тоже изобразила некое подобие улыбки. — Нет, никакой путаницы не произошло. Этот номер действительно забронирован для вас. Меня зовут Мария Габриэла — точно так же, как и одну из дочерей нашего Президента. Фамилия, полагаю, для вас необязательна. Я — лейтенант департамента общественной безопасности, буду помогать вам в вашей… работе. Вы позволите узнать ваши имена и звания?

— Сеньора Мария, лейтенант, вы ничего не путаете? По-моему, ни о каких кураторах договоренности не было.

— Простите, вы не назвали ваше звание…

— Майор, если вас устроит, — сдержанно ответил Орехов и рукой поочередно указал на своих товарищей: — Это — лейтенант, тениенте по-вашему, а этот — что-то вроде маэстро технико дель секундо — прапорщик.

— Мичман, — вполголоса поправил Тритон и тут же получил ощутимый тычок от Каткова, мол, уймись и не лезь поперед батьки в пекло.

— Так вот, господин майор, речь не идет о каком-либо кураторстве или оскорбительном контроле! Вам, несмотря на то, что вы прекрасно говорите по-испански, может понадобиться переводчик и человек, хорошо знающий местные условия. А если уж совсем честно и между нами, — неожиданно широко улыбнулась Мария, — неужели власти вашей страны позволили бы абсолютно бесконтрольно бегать по своей территории группе коммандос из другой, даже очень дружественной страны? Так что, это даже не обсуждается!

— А если мы все же не согласимся? — решил расставить все точки над «i» Орехов.

— Тогда не будет никакой работы, — сердито тряхнула прической девушка. — Если же вы, майор, полагаете, что я буду в тягость вашей группе, то, поверьте, вы очень заблуждаетесь!

— Хорошо, — Орехов и оба пловца наконец-то прошли в гостиную и расселись по креслам и диванам.

«Девчонка права. КГБ — он и в Африке КГБ. Их служба безопасности естественно хочет знать, что будет твориться на их земле. У нас их вообще дальше гостевой трибуны не пустили бы, — размышлял майор, профессионально отмечая и спортивную фигурку венесуэльского лейтенанта, и скрытую уверенность, сквозившую как в словах, так и в скупых, несуетливых движениях, свойственных хорошо тренированным людям. — Ладно, посмотрим, какой это товарищ Сухов…»

— Что ж это мы, товарищи гусары… У нас дама в гостях, — спохватился Орехов, без особого энтузиазма поднялся с диванчика и, открыв дверцу холодильника, с интересом оглядел содержимое и буркнул по-русски: — Не шибко-то густо. Что будет пить сеньора?

— Сеньора будет пить сок. Если можно.

— Да вам здесь все можно — вы же, чай, дома, — майор налил в стакан апельсинового сока, бросил несколько кубиков льда, подал Марии. Затем налил себе минералки, а Скату и Тритону заявил: — Сами, ребятки, сами… Хорошо, лейтенант…

— Думаю, вам будет удобнее, если вы будете звать меня просто Мария.

— Ну да, «просто Мария» — пусть так. Если уж нам работать вместе, то я хотел бы знать все, что вашей конторе известно о гибели русских геологов и их помощников из местных. Что, как, где и тому подобное. Карта у вас есть?

Мария кивнула и, отставив стакан, из обычной дамской сумочки извлекла армейскую топографическую карту и привычным движением раскинула на столе.

— Вот, это здесь, у излучины реки, — смуглый палец с коротко остриженными ноготками без видимых признаков лака ткнул в синюю полоску реки. — Здесь был их лагерь и здесь же…

— Понятно, лейтенант, — Орехов в задумчивости потер подбородок и заскользил профессионально цепким, запоминающим взглядом по карте. — Речь шла еще и о какой-то гипотетической базе субмарин. Ориентировочно вот в этом районе Ориноко, нет?

— К сожалению, у нас нет точной информации, — нахмурилась девушка и едва заметно смутилась, что не ускользнуло от приметливого майора, понимающе кивнувшего.

Девушке было немного неловко перед спецназовцами из-за недостатка достоверной информации и эта ее неловкость, по мнению Орехова, была совершенно неуместна. Лишь непосвященный обыватель любой страны по простоте душевной считает, что спецслужбы знают решительно все и про всех. Но, к сожалению, это далеко не так — иначе все бандиты и террористы давно бы получили по осиновому колу в сердце.

— Слышь, командир, ты скажи ей, чтобы они обязательно связались с картографическим управлением ВМС, или как это там у них называется, и достали лоции Ориноко, — Скат профессиональным глазом моряка окинул на карте участок реки, граничащий с Колумбией. — Вот, смотри… Вот в Ориноко впадает слева Мета, так? До этого участка на реке куча порогов и водопадов — то есть, ни о каком судоходстве не может быть и речи. А ниже по течению Ориноко судоходна до самой дельты.

— Ты хочешь сказать, что если база существует, то, скорее всего, она прячется где-то…

— Вот именно, майор, — Катков провел пальцем по карте короткую черту. — Удобнее места, чем участок между точками впадения Меты и немного дальше — Апуре, не найдешь! Там, на границе Льянос, думаю, такие заросли, что десять танковых дивизий спрятать можно, не то что небольшую базу подводных лодок. И вот еще что… Прикинь, сколько мини-субмарине пилить от колумбийской границы до океана? Ладно, вниз течение слегка помогает, а назад?

— Ты про палево? — заинтересованно кивнул Орехов.

— Да, майор, у них где-то посередине пути просто обязана быть промежуточная база! Горючее, смазочные масла, компрессорная, аккумуляторная — без этого лодка сдохнет и до пункта назначения просто не дойдет, — лейтенант повернулся к девушке, внимательно слушавшей рассуждения русских спецназовцев. — Мария, как вы полагаете, возможно ли сегодня построить у вас на Ориноко довольно-таки приличных размеров объект так, чтобы этого никто не заметил? Ни местные жители, ни армейская авиаразведка, никто?

— Думаю, нет, лейтенант, — Мари с новым интересом начала разглядывать карту. — Но тогда получается, что…

— Да, сеньора, — очень серьезно кивнул Катков, — значит, они используют базу, построенную давным-давно и так же давно забытую и заброшенную. Такое возможно, Мари?

Девушка недоуменно пожала плечами и отрицательно покачала головой.

— Ни о чем подобном я никогда не слышала…

— Скат, ты что, на немцев намекаешь? — наконец-то решился подать голос и Троянов. — Я в детстве книжку одну читал. «Секретный фарватер» называлась. Так там фашисты для своих подлодок на реках Южной Америки базы строили в глухой сельве. Подожди, лейтенант, ты что, серьезно, что ли? Это ж сколько лет прошло?!

— А почему бы и нет? Немцы строили основательно, на века…

— Ладно, берем как рабочую версию — чем черт не шутит, — Орехов свернул карту и подал Мари. — И каковы наши дальнейшие планы, сеньора лейтенант?

— Сегодня вы можете отдохнуть после перелета и выспаться, — девушка сунула карту в сумочку и посмотрела на часики, блеснувшие на смуглом запястье. — Завтра в пять тридцать у нас вылет. Вертолет уже заказан. Так что будьте готовы!

— Вертолет военный?

— Нет! И аэродром частный, и вертолет гражданский, — Мари насмешливо прищурилась: — Не слишком ли много чести для каких-то там бейсджамперов сумасшедших — военный борт им выделять? Все, господа, до завтра… Да, насчет базы. Я постараюсь навести справки…


14

Гражданский вертолет, отдаленно напоминавший модификацию штатовского геликоптера «Чинук», больше всего напоминал одышливого хромого деда, поскольку в полете постоянно куда-то вилял, проваливался и двигатель его работал с какими-то странными всхлипами и замираниями. Судя по всему, ветеран голубых дорог был списан на металлолом еще десяток лет назад. Но, было похоже, что в этой стране, как и в России, техника, безнадежно мертвая по одним бумагам, по другим непостижимым образом превращалась практически в новенькую.

Все время перелета на какой-то промежуточный частный аэродром Скат переглядывался с Трояновым и нарочито трагически закатывал глаза, явно намекая, что «лучше сто раз утонуть, чем всего лишь разок гробануться в подобной летучей кастрюле». Недобрые предчувствия у Каткова возникли сразу же после того, как Мария, заявившаяся ни свет ни заря в гостиницу, привезла группу спецназовцев на небольшой частный аэродром и они увидели, на чем им предстоит лететь. На вопрос, зачем нужна посадка на каком-то промежуточном аэродроме, Мария пожала плечами и недоуменно ответила:

— Не можем же мы здесь, у всех на виду грузить оружие и снаряжение для вас? Все это еще вчера доставлено именно на тот аэродром…

Все когда-нибудь заканчивается — вертолет все-таки дотащился до аэродрома, затерявшегося где-то посередине между столицей и местом впадения в Ориноко притока Апуре. Парочка ангаров, какие-то мастерские, сараи, несколько жилых домиков и самая настоящая «башня» авиадиспетчерского пункта. Пыль, солнце, жара.

Орехов, щурясь и прикрывая ладонью лицо от пыли, поднятой еще не закончившими вращение винтами, спрыгнул на землю и облегченно потянулся, прогибаясь в затекшей от долгого сидения пояснице. Следом за ним из салона появились Катков с Трояновым, причем последний не упустил случая проявить некое подобие галантности и подал руку Марии, покидавшей вертолет последней.

— Благодарю, — девушка осмотрелась и кивнула вправо, где рядом с одним из ангаров виднелся полотняный навес и лениво дымилась какая-то труба. — Нам туда. Перекусим, а вертолет пока заправят. Потом погрузим наш багаж и снова в путь. Идемте…

Пока спецназовцы вместе с Марией без особого аппетита перекусывали каким-то нещадно переперченным местным блюдом из фасоли с мясом, вертолетчик, вызывавший у Ската стойкие ассоциации с известным перевозчиком голландских кур Мимино, о чем-то лениво переругивался с водителем топливозаправщика. Вероятно, договаривался о цене. Наконец, похоже, ударили по рукам и водила, тяжко вздыхая, полез в кабину своего бензовоза, списанного, похоже, еще лет на пяток раньше их вертолета.

— Кажется, я понимаю, почему мы так с венесуэльцами закорешились, — хмыкнул Троянов, отодвигая опустевшую тарелку. — Такие же разгильдяи и лентяи, как и мы… Эх, как говорил один известный капитан: «А что, Шарапов, хорошо бы сейчас навернуть щец с потрошками?» Вместо этой мешанки с перцем. А еще лучше окрошечки ледяной… Ну что, пойдем багаж грузить?

Ответить Троянову ни Мария, ни Орехов не успели, поскольку среди сонной и вялой тишины аэродрома вдруг раздался тугой грохот взрыва и на месте, где только что стоял их закопченный трудяга-вертолет, вспухло черно-оранжевое огненное облако…

— Командир, это что за хрень? — оторопело переглянулись пловцы, и Троянов, глядя, как нереально медленно, словно в замедленной съемке, на землю падают черные обломки их винтокрылой машины, ядовито добавил: — Я чувствовал, что эта корыто долго не протянет!

И тут же осекся, сообразив, что около вертолета никого не было, никто там не курил, а бензовоз — повезло обормоту! — только собирался трогаться с места. Посмотрел на Ската — тот молча кивнул. Общий итог подвел Орехов, с сигаретой в зубах задумчиво взиравший на густо коптящее пламя, объявшее обломки вертолета:

— Та-ак, мы еще и войну не начинали, а нас уже убивают…


15

— Что будем делать, командир? — спросил Скат, заметив, что майор уже не обращает внимания на догоравший ком искореженного металла, а что-то внимательно изучает на карте, разложенной на столе. — Будем просить новый борт?

— Нет, не будем, — думая о чем-то своем, рассеянно ответил Орехов и подозвал Марию, все еще не сводившую недоуменно-завороженного взгляда с безнадежно мертвого геликоптера. — Мария! Да встряхнись ты — подумаешь, вертушка гавкнулась… Смотри: мы сейчас здесь, так? А попасть мы должны примерно вот сюда. Вопрос: на каких ослах нам теперь туда добираться, а?

— Я полагаю, что мы немедленно должны сообщить командованию о том, что произошло, — Мария, слегка растерявшаяся и даже не заметившая майорского «ты», неуверенно посмотрела на спецназовцев. — Нам, наверное, дадут новый вертолет…

— Я уже сказал «нет», — спокойно возразил майор. — Неужели ты не понимаешь, что мы со своей просьбой можем запросто попасть опять на того человека, который приказал заложить взрывчатку в этот? И он обязательно попытается исправить свою промашку и довершить начатое.

Орехов кивнул в сторону взорванной машины.

— Вы уверены, что нас…

— Именно! Сколько человек знали о вашем задании и о том, что вы летите с нами?

— О задании в департаменте знали несколько человек, а о том, что мы полетим именно на этом вертолете… тоже не меньше пятерых.

— То есть продать нас или сдать тем, кто очень не хочет, чтобы мы маленько пошарили в вашей сельве, мог любой из них, — Орехов прикурил новую сигарету и, щурясь от дыма, снова уткнулся в карту. — Нет уж, уважаемая, умерла так умерла — мы пока побудем «погибшими». С начальником этого аэродрома мы договоримся, и он, если спросят о нас, сообщит, что борт такой-то здесь и не появлялся — скорее всего, пропал где-то на полпути, в глухой сельве. Пусть ищут. Только вряд ли кто и искать будет… Так что повторяю вопрос: как до нашей реки добираться будем?

После подробного обсуждения создавшейся ситуации, в котором принял участие и владелец аэродрома, без лишних разговоров согласившийся за вполне умеренную плату некоторое время подержать язык за зубами, был выработан новый план действий. Умеренная плата, на глазах хозяина нескольких потрепанных самолетиков и пары вертолетов извлеченная из объемистого портмоне европейского гостя, вероятно, произвела на аборигена неизгладимое впечатление. Полный мужик в необъятных размеров летной фуражке почти мгновенно стал на порядок сообразительнее и услужливее.

Стоило заикнуться, что чудом выжившие путешественники не очень-то хотят, чтобы кто-либо до поры до времени знал, что во время предполагаемой катастрофы никто не пострадал, как мужик в фуражке-аэродроме торжественно поклялся всеми святыми, что будет держать язык за зубами сколько сеньорам будет угодно. Причем не замедлил добавить, что более молчаливого владельца авиакомпании им не сыскать во всей Венесуэле и Колумбии вместе с Бразилией.

— Да за такие бабки я бы вообще всю жизнь молчал, — сварливо пробормотал Троянов, особо в разговоры не встревавший. Есть майор, есть сеньора лейтенант местного КГБ — они пусть и соображают и договариваются.

— Есть у нас просьба к вам, — Орехов серьезно и внимательно посмотрел на летчика, в глазах которого на секундочку зажегся вполне отчетливый огонек неистребимой жадности и желания заработать на чем угодно. — Не могли бы вы на одном из своих бортов подкинуть нас вот в это местечко?

Мужчина задумчиво посмотрел на точку, указанную майором на карте, чисто по-русски почесал затылок и уже начал было отрицательно покачивать своей огромной фуражкой, но тут, видимо, вовремя вспомнил про портмоне и торопливо кивнул.

— Нет проблем, сеньор. Когда?

— Вот за что уважаю настоящих бизнесменов — ни одного лишнего вопроса! — широко улыбнулся майор и дружески хлопнул мужика по плечу, причем никто не смог бы сказать определенно — искренним было это восхищение, или Орехов просто издевался над простоватым на вид жадиной. — Сейчас, мой генерал. Сами понимаете: время — деньги…

Кстати, вы наверняка знаете всех приличных деловых людей на тысячу миль в округе — не могли бы вы посоветовать нам, так сказать, судовладельца, который мог бы устроить нам небольшое путешествие по реке?

— Без проблем, сеньор! Есть такой человек и посудина у него вполне приличная, — в голосе летчика послышалось легкое сожаление, что еще несколько приятных бумажек с портретами штатовских президентов может заработать кто-то еще, но не он, проявивший столько понимания и заботы об этих непонятных то ли туристах, то ли ученых — кто их сегодня разберет…

Около часа ушло на подготовку вертолета и погрузку груза, наглухо заколоченного в два приличных размеров деревянных ящика без какой-либо маркировки. Затем вертолет загудел двигателем, лопасти со свистом раскрутились до невидимого серебристого круга, подняли сначала тучи мусора и пыли, а потом подняли машину над зеленым ковром сельвы и понесли ее на юго-запад…


16

…Небольшая деревушка на берегу одного из притоков реки Апуре была невелика и до странности напоминала какую-нибудь полузабытую русскую деревеньку — те же домики, ничуть не похожие на кирпичные дворцы, те же куры, сосредоточенно копавшиеся в желоватой пыли. Была даже черная свинья, очевидно сомлевшая от жары и блаженно прикрывшая глазки под широколистным кустом, похожим на русский лопух. Пожалуй, единственным заметным отличием от русской глубинки была католическая церковь, острым шпилем щекотавшая бледновато-синее небо. Да зелень здесь была намного богаче, ярче и разнообразнее. Правда, ни густые заросли по берегам реки, ни сама приличной ширины водная дорога, лениво катившая свои мутноватые воды на юго-восток, ничуть не уменьшали жары, которая и в русской глубинке иногда, конечно, бывает, но никогда не растягивается на полгода.

Хозяином обещанного летчиком судна оказался здоровенный мулат в широкополой соломенной шляпе — Орехов едва смог сдержать улыбку, настолько этот добродушный на вид увалень напомнил ему классического козака из гоголевских книжек о Сорочинцах и Диканьке, которому ничего не стоило умять казан галушек и выхлестать полведра горилки. Или чумака, которые подремывали на своих возах с рыбой и солью, пока сонные быки плелись из Крыма в какую-нибудь Полтавщину.

Правда, звали козака Хуан, но это ничуть не мешало ему лучиться неподдельным радушием и готовностью ради хороших людей, попавших в трудное положение, гнать свой катер хоть на край света. Возможно, этот хозяин речных дорог был таким и всегда, а может быть, как едко предположил Троянов, эта нежная любовь к свалившимся с неба гостям зародилась у мулата после того, как вертолетчик шепнул ему про пузатый кошелек майора.

— Они что тут, братья все? — с иронией процедил Скат, наблюдая за тем, как речной и воздушный волки обнимаются, прощаясь, и крепко похлопывают друг друга по плотным спинам.

— Типа того, — хмыкнул Тритон, — братство по облегчению чужих кошельков.

— Ладно, ребята, — чуть улыбнулся Орехов, — что ж, они должны горючку жечь и нас обслуживать бесплатно? Людям тоже что-то есть надо. Давайте-ка ящики на его шхуну грузить, а то уже, по-моему, и вечер скоро…

Пока грузили багаж и ящики с «оборудованием», вертолетчик наконец-то распрощался с приятелем, помахал на прощание рукой и вскоре вертолет скрылся за темно-зеленой кромкой леса. Речной волк степенной поступью подошел к дощатому причалу, около которого была пришвартована его посудина, посмотрел, как привычно и грамотно новые пассажиры осваивают судно и заговорил с майором:

— Похоже, сеньорам не в первой ходить на посудинах вроде моей… Когда прикажете отчаливать, сэр?

— Вы капитан, сеньор Хуан, как я могу вам приказывать? — дипломатично улыбнулся Орехов и добавил: — Мы же, естественно, хотели бы выйти в путь немедленно.

— Нет проблем, уважаемый, — покладисто кивнул речник и посмотрел на часы. — Минут через пять придут мои матросы и мы сможем без лишних разговоров отправляться. А вы пока можете ознакомиться с моей жалкой лоханкой.

Насчет лоханки капитан, конечно же, слегка кокетничал. Плоскодонное, изготовленное специально для спокойной реки судно было очень даже современным и не лишенным комфорта. Около четырех метров в ширину и около двенадцати в длину, борта возвышались над поверхностью воды чуть больше метра, а осадка, как не преминул горделиво заметить капитан, была не больше полуметра. «Такое корыто никаких мелей не боится, по любой речушке пролетит и за грунт не зацепится!» — хвастался Хуан и, как отметили кое-что понимавшие в таких вещах боевые пловцы, скорее всего не врал. Плюсами являлись и крепкий новый тент над открытой частью деревянной чистейшей палубы, и неслабый двигатель, дававший около двадцати узлов в час, что составляло примерно километров тридцать шесть, и целых две маленьких каюты. Это если не считать так называемой ходовой рубки и «машинного отделения», как гордо именовал Хуан крохотный отсек в кормовой части своего «парохода».

Матросами, вскоре прибывшими на судно, оказались двое относительно молодых людей, которых капитан представил как «настоящих матросов-речников, умеющих решительно все». Один считался мотористом, а второй совмещал обязанности повара и стюарда. Причем пассажиры, несмотря на все усилия, так толком и не смогли запомнить их лица. Оказалось, что не только китайцы и эвенки европейцам кажутся все на одно лицо. Местных смуглых потомков индейцев, испанцев и африканцев, некогда привезенных в эти края работорговцами, русскому глазу тоже было не так-то просто различить и запомнить. Правда, могучего капитана спутать со щуплым стюардом было невозможно даже при желании…

— Сеньор Хуан, когда мы, по вашим расчетам, сможем быть на месте? — Орехов без особого интереса наблюдал, как капитан лично отвязывает причальный конец от массивного деревянного столба, некоего деревенского аналога причальной тумбы.

— Ну, до вашего Санта-Валенсе около сотни морских миль с прибавочкой, — как-то очень по-русски ответил капитан, посматривая на густо синевшее небо и почесывая могучий затылок. — Это, если по-вашему, по сухопутному, миль сто двадцать пять…

— Километров двести примерно, — прикинул майор вполголоса. — И за сколько мы это все пройдем?

— Ну, погода вроде в порядке, — Хуан сосредоточенно сморщил лоб и зашевелил губами, подсчитывая. — Если ровненько пойдем, да ничего не случится, то часов через семь-восемь будем на месте…

— Тогда, сеньор капитан, как у вас говорится, — полный вперед?

— Ну, сначала двигатель запустим, потом самый малый, а уж как выведем судно на стрежень, тогда можно будет и самый полный, — добродушно усмехнулся речной волк и нажал кнопку стартера…


17

Стемнело, как и всегда в южных краях, неожиданно быстро, даже стремительно. Возможно, где-нибудь на степных просторах Льяносов или в горах свет и жил немножечко дольше, но здесь, на реке, неспешно струившей свои воды среди высоких зарослей сельвы, темнота наступила так внезапно, словно кто-то задернул шторку между небом и землей. Правда, темнота ничуть не означала, что джунгли отправились на покой, спать. Напротив, было похоже, что настоящая жизнь здесь только с наступлением темноты и проявляется во всем ее многообразии. Кричали птицы, где-то шумели обезьяны, иногда слышался короткий и грозный рев пумы или леопарда — человеку, мало знакомому с местной живностью, трудно было разобрать, кто шумит в непроглядных ночных зарослях.

— Знаете, Мария, я когда-то в детстве читал книжку об этих краях и называлась она, кажется, «В сельве нет звезд», — Орехов выщелкнул в поблескивавшую воду окурок и, вскинув голову, посмотрел на кусочек неба, видневшийся между высокими кронами деревьев, где неправдоподобно ярко посверкивали крупные южные звезды. — Теперь вижу — звезды есть… И какие!

— Вот уж не думала, что вы… из племени романтиков, — Мария хотела было сказать «майор», но, бросив беглый взгляд на моториста, стоявшего у руля катера, такое демаскирующее обращение опустила. Не стоит всем на катере знать, что их пассажирами являются майоры и лейтенанты. — Книжки, звезды… Если бы над нашими головами сейчас не было тента, то на нас гроздьями сыпались бы всякие пауки, гусеницы и прочая дрянь. Один укус — и какая-нибудь мерзкая лихорадка обеспечена. Зверье, москиты и полное отсутствие нормального душа. Так что ничего хорошего в этих сырых зарослях нет, амиго.

— Нет, Мари, — в темноте жестко усмехнулся майор, — романтиком меня назвать вообще-то трудно. Неромантические у нас с вами профессии. Просто иногда вдруг замечаешь, что в небе все еще светят звезды… И это хорошо — пусть хотя бы что-то остается незыблемым. Поздно уже, идемте ужинать? Капитан обещал накормить какой-то необыкновенной рыбой.

Мария пожала плечами — ужин так ужин и направилась в каюту, где у раскрытых настежь иллюминаторов лениво перебрасывались ничего не значащими фразами Катков и Троянов, вольготно раскинувшиеся на узких и жестких диванчиках.

— Слышь, Скат, а наш-то вокруг девочки круги так и нарезает, как акула голодная. Там, по-моему, самый охмуреж сейчас идет, — язвительно посмотрел в сторону раскрытой двери Троянов. — Как говорится, под сладкий лепет мандолины…

— Тебе-то что? Завидовать, мичман, нехорошо, — голос лейтенанта был безразличен и спокоен. — Он командир, а лучшие девки всегда почему-то начальству достаются.

— Где-то он, может быть, и командир, а где-то — старый пень, — не унимался мичман.

— Товарищ Тритон, приказываю вам заткнуться, — Скат недвусмысленно показал товарищу кулак и тут же озабоченно заговорил о другом: — Скрылось солнышко за ели, а нас никто не кормит! Где этот чертов стюард, за что мы баксы немереные платим?

Как выяснилось, и капитан, и стюард про свои обязанности и обещания не забыли. Как только Орехов с Марией вернулись в «кают-компанию», в дверях тут же выросла могучая капитанская фигура и, кривясь в добродушной усмешке, речной волк торжественно объявил:

— Обещанный ужин, сеньоры!

После этого загадочно подмигнул Марии и исчез. Правда, сразу же вслед за ним в каюту осторожно протиснулся стюард и внес необъятное блюдо, на котором действительно дымилась гора какой-то жареной рыбы, манившей золотистой корочкой, горкой зелени и необыкновенно приятным запахом. Блюдо было водружено на столик, а вслед за рыбой мгновенно обернувшийся матрос притащил объемистую бутыль с каким-то местным вином, бутылку джина и целую гору свежих лепешек.

— Вот это по-нашему, — радостно потер ладони Троянов и, живо подхватив со стола бутылку с джином, вопросительно посмотрел на Орехова. Майор чуть улыбнулся и кивнул, после чего джин был немедленно наплескан в три пластиковых стаканчика, а в четвертый Катков налил вино для дамы.

Джин был хорош, вино Мария тоже признала приличным, а рыба и свежие лепешки были просто великолепны. После того, как первый голод был утолен, мичман налил всем еще по полстаканчика и заявил, поблескивая довольным взглядом:

— Да, ребята, в таких условиях я готов идти хоть за три моря!

— Как ужин? Вкусно? — в дверях снова возникла, перекрывая весь проем, основательная фигура капитана. — Сеньора и сеньоры довольны нашим скромным угощением?

— Да, сеньор капитан, спасибо, все замечательно! — сдержанно кивнул Орехов.

— Ну что ж, тогда надо бы расплатиться, а, уважаемые? — среди повисшей в каюте недоуменной тишины отчетливо послышался сухой щелчок взводимого курка и в руке Хуана неведомо откуда появился пистолет довольно приличных размеров и калибра…

— Это что, шутка? — холодно поинтересовался майор, хотя уже отчетливо понимал, что чего-то подобного он ожидал с той самой минуты, когда впервые увидел этого слишком уж добродушного и услужливого морячка. Было в нем что-то от старого пирата Сильвера из прочитанной в детстве книжки — тот добряк тоже умел очень хладнокровно резать глотки. С улыбочкой.

— Да какие уж тут шутки, сеньор, — пистолет в руке капитана нащупал черным зрачком лоб майора и остановился — ни малейшей неуверенности и дрожи, на промах смешно и надеяться, такой не промахнется, тем более что и расстояние до цели — всего-то метра полтора. — Если я правильно понял моего друга, то вы уже один раз умерли не так давно. Так какая разница — один раз или два? Искать вас все равно никто не станет. Так что выкладывайте денежки и по одному выходите на палубу. Или прикажете здесь стрелять? Сеньоры, вы уж пожалейте моих матросов — ведь столько потом уборки…

— Хорошо, — обреченно выдохнул Орехов, неизвестно зачем обвел взглядом иллюминаторы и мрачно посмотрел на капитана. — Мы все сделаем, как вы прикажете. Если можно, я хочу дать вам совет…

— Я слушаю, амиго, — насмешливо прищурился бандит. — Хорошо держишься, как мужчина. За это я тебя убью очень быстро, ты даже ничего не почувствуешь.

— Совет простой: если достал пистолет, то сразу стреляй, не веди длинных и глупых разговоров, — вместе с последним прозвучавшим словом майор проделал молниеносное, неуловимое взглядом движение — и длинный десантный нож коротко просвистел в воздухе, насквозь пробивая горло и толстую шею капитана. Хуан не то что выстрелить, даже вздохнуть и изумиться не успел, как уже тяжело рухнул на пол.

Грузное тело еще не коснулось досок, а Орехов уже перелетел через стол и рванулся к выходу. Почти в одну секунду Скат не очень-то вежливо столкнул Марию на пол и, приказав той не шевелиться и не поднимать головы, последовал за майором. По пути лейтенант не забыл ударить по выключателю и погрузить каюту во тьму — на случай, если Хуан все же оставил кого из своих дежурить под окнами с ружьишком в руках.

…Когда из каюты на палубу выскочил Тритон, ему сразу стало ясно, что на этот раз он безнадежно опоздал. Стюард лежал на чистеньких досках настила без малейших признаков жизни. Крови видно не было, но по неестественно откинувшейся голове Троянов сразу понял, что матросу без особых затей просто мгновенно свернули шею. Мичману даже не нужно было и спрашивать, кто это сделал — однажды он уже видел любимый прием Ската в действии.

Моториста Троянов увидел в нескольких шагах дальше, на небольшом пятачке палубы в носовой части катера. Тот яростно размахивал перед собой каким-то коротким стальным ломиком и, кривясь перекошенным от испуга и ненависти лицом, что-то невнятно выкрикивал по-испански. Языка мичман не знал, но и так было понятно, что орал моторист что-нибудь вроде: «Не подходи, падла, зашибу!» Однако угрозы и мелькавшая в воздухе железяка, видимо, майора совсем не впечатляли. Тот какими-то вкрадчивыми, скользящими движениями не спеша, но неумолимо подбирался к совсем потерявшему голову бандиту.

И в момент, когда ломик в очередной раз просвистел перед самым его лицом, Орехов сначала слегка отклонился назад, а в следующее мгновение присел на одну ногу, а второй одним длинным маховым движением подсек ноги моториста. Со стороны показалось, что бандит сам собой подлетел в воздух и затем со всего маху грохнулся затылком о доски палубы. Глухой неприятный стук еще не затих, как майор коротко дернул рукой, в которой был зажат нож…

— Девчонка где? — не глядя на товарищей, Орехов как-то слишком уж буднично начисто протер какой-то ветошкой лезвие ножа и закурил. Так закуривает простой работящий мужик после хорошо сделанной истинно мужской работы — после колки дров, например. И было в этой будничности что-то такое, от чего даже кое-что повидавшим боевым пловцам стало чуточку не по себе. И Скат, и Тритон прекрасно понимали разницу между банальной уличной дракой и реальной рукопашной схваткой, когда враги берут друг друга в ножи, но этот майор, похоже, повидал не «кое-что», а такое, о чем люди воевавшие никогда не рассказывают. Не рассказывают и вспоминать не любят, но это навсегда остается где-то в глубине особого, знающего взгляда…


18

Мария, как и положено было дисциплинированному лейтенанту, приученному приказы выполнять от и до, поднялась с пола в каюте только тогда, когда туда вернулись все трое спецназовцев. Ей не нужно было ни о чем спрашивать русских — звуки схватки были из каюты прекрасно слышны, а в исходе боя Мария нисколько не сомневалась.

Девушка молча смотрела, как Скат и Тритон не без труда выволокли на палубу тяжелую тушу неудачливого капитана и затем перевалили мертвеца через низкое ограждение борта. Шумный всплеск сменился ночной тишиной, в которой потихоньку начали оживать обычные звуки реки и леса. Катер с заглушенным мотором свободно дрейфовал, подталкиваемый несильным течением.

— Вот уж никогда не думал, что стану судовладельцем… — мрачновато усмехнулся Орехов, прикуривая еще одну сигарету. — Товарищи морские волки, вам и карты в руки. Заводи машину, Верещагин! Хотя, подожди пока… Сколько нам еще ходу до этой Санта-Валенсы?

— Часа два, майор, — зачем-то посмотрев на уже начавшее наливаться рассветной серостью небо, прикинул Катков. — Что дальше делать будем, командир?

Вместо ответа Орехов повернулся к Марии и спросил:

— Лейтенант, когда у вас сеанс связи с вашим начальством?

— Должен был состояться еще три с половиной часа назад, — девушка тронула рукой спутниковый телефон, прятавшийся в длинном кармане на левом рукаве, — но вы же сами запретили пока выходить на связь.

— Верно. Телефон дайте-ка мне, — майор требовательно протянул руку. После недолгих колебаний Мария все же достала телефон и протянула Орехову.

Майор ножом быстренько выкрутил несколько винтиков и разобрал аппарат на кусочки. Внимательно рассмотрел внутренности, снова все собрал, но батарею завернул в кусок полиэтилена и спрятал в свой карман, а ставший бесполезным агрегат вернул Марии.

— Катков, Троянов, ящики вскрывайте!

Оба длинных ящика вскрыли и на палубу поочередно были выложены американские винтовки М-16, пистолеты, гранаты, новенькие комплекты тропического камуфляжа. Отдельно разложили два комплекта снаряжения для подводного плавания — тоже американского. Где уж спецслужбам удалось раздобыть «секретное спецснаряжение, подлежащее строжайшему учету», русским боевым пловцам было безразлично. Главным являлось то, что снаряжение было ничуть не хуже того, в котором они привыкли работать, а запас дыхательной смеси в штатовских баллонах был даже больше.

— Теперь проведем полную разборку оружия и снаряжения, — беря в руки одну из винтовок, распорядился Орехов. — Ломать-курочить, конечно, ничего не надо, но каждый шовчик и закоулочек проверяем!

— Что ищем-то? — уже зная ответ, все же поинтересовался Тритон.

— Ищем мелкую мерзость вроде клопов и маячков, — рассматривая в сильном свете «корабельной» фары-искателя части разобранной винтовки, сказал майор. — Надо бы было это сделать сразу после конфузии с вертолетом, но не на виду же у всех нам было копаться в этих игрушках…

Результатом поисков стали два малюсеньких, но довольно мощных маячка. Один обнаружился в комплекте камуфляжа, по размерам предназначавшегося Марии, второй — в пряжке ремня, которым должен был крепиться к спине пловца ИДА — индивидуальный дыхательный аппарат. Оба маячка были пока не активированы.

— Если маяки молчали, то, значит, нас и не пасут ее боссы? — кивнул в сторону Марии Скат.

— Ну как тебе сказать, лейтенант… — Орехов похлопал по своему нагрудному карману. — Телефон нашей дамы, два маяка — вполне достаточно. А то, что маяки пока молчат, может говорить о двух вещах. Первая: по мнению местных кураторов, время еще не пришло…

— А вторая? — не утерпел Троянов.

— А вторая, мой адмирал, что кто-то нас уже давно взорвал и слушать никого даже и не собирался! Мы, ребята, уже того-с, немножко все мертвые, — невесело усмехнулся командир и щелкнул зажигалкой, прикуривая. Дохнул дымом на вившихся в свете фары насекомых и подытожил: — А это для нашего дела совсем даже и не плохо, а очень хорошо — никто по рукам бить не будет и за воротник хватать-держать не станет… Кстати, Мария, я хотел бы знать… Надеюсь, вы не считаете, что мы прикончили несчастных мирных рыбаков? Что мы должны были их арестовать, заковать в кандалы и сдать властям?

— Нет, я так не считаю, — с некоторым вызовом ответила девушка. — Мы не полиция. Вы все сделали правильно. Я не вчера родилась и считаю, что бандит должен не в тюрьме сидеть, а лежать в земле!

— Ответ правильный, лейтенант, — одобрительно кивнул Орехов и проворчал, обращаясь уже к пловцам: — Можно подумать, что она «Место встречи» смотрела — как излагает-то грамотно, как по писаному… А вот теперь, товарищи моряки, заводите эту тарахтелку и — вперед, курсом на… как там у вас? На зюйд-ост? Вот на этот юго-восток и правьте…


19

…На дневку группа устроилась на берегу одной из бесчисленных речушек, впадавших в Апуре и терявшихся в непроходимых зарослях сельвы. Лодку вытащили на берег, на всякий случай прикрыли охапками веток, сами же занялись совсем не боевыми, насквозь прозаическими делами. Нужно было немного привести себя в порядок, смыть усталость и липкий пот, накопившиеся за последнее время, наконец, просто поесть по-человечески.

Костер горел несильным, но жарким пламенем, для чего были собраны только старые, сухие ветви кустов и уже умершая, похожая на бурьян трава. Пока в котелках поспевали суп, каша и кипяток для чая, майор в очередной раз созвал свое войско на военный совет вождей. Вновь была расстелена уже порядком потертая на сгибах карта, и Орехов, тыкая пальцем то в одну точку, то в другую, рассуждал как бы сам с собой.

— Вот отсюда начинается глубоководный участок реки, где, в принципе, может в подводном положении пройти субмарина. Небольшая, конечно, не АПЛ «типа ракетоносец». Вопрос: где в этих местах можно спрятать от чужих глаз базу, а? — майор закурил, задумчиво пыхнул дымом и вскинул взгляд на пловцов. — Лейтенант, мичман, вы в этом деле больше моего волокете, излагайте ваши соображения!

— Я бы сказал, что глубина реки еще не главный определяющий фактор, — не отводя глаз от карты, заявил Скат. — Субмарина вообще-то может ночью и в местах помельче пройти, в надводном положении, но это все-таки риск… На открытом берегу базы быть никак не может — это и ребенку ясно. Значит, где-то в глубине сельвы. А вот туда добраться она может только по рукаву с достаточной глубиной. Это должно быть местечко неподалеку от колумбийской границы — лишние километры по чужой территории мотать ни один дурак не станет! Кроме того, в округе не должно быть населенных пунктов и прочей цивилизации, хотя ее в этих местах и так не густо… Если сложить все эти факторы, ну и еще парочку чисто морских штучек, то нашим условиям отвечают всего три речки: вот эта и ниже по течению две.

Три глубоких рукава, впадающих в саму Ориноко, где субмарине уже вольготно, как лягушонку в илистом пруду.

— Значит, проверять будем все три — все равно другого пути у нас нет, — кинул окурок в костер Орехов и заглянул в котелки. — Всего три, хм! А если нет? Тогда мы эту Землю Санникова до конца века искать будем. Думается мне, господа подводные головорезы, что есть тут какой-то подвох… Если бы все было так просто, то эту базу те же соратники Марии давно в пух и прах разнесли бы… Ладно, посмотрим. Ну что там, готовы наши харчи? Товарищ мичман, тебя, как самого молодого, меньше всего жалко — снимай пробу…

После обеда майор задымил очередной сигаретой и небрежно поинтересовался у Каткова:

— Лейтенант, а правда у вас, на флоте, со стола убирает и посуду моет самый молодой?

— Товарищ майор, это намек? — настороженно поднял бровь Тритон, пристроившийся было несколько минут подремать в тенечке.

— Нет, мичман, это приказ, — Орехов задумчиво посмотрел на укрытую зеленью лодку и вновь обратился к Скату, не обращая внимания на недовольное ворчание мичмана, собиравшего посуду: — Слушай, Вячеслав, а сколько у нас там палева осталось, а? Нам ведь еще плутать по этим речкам и плутать, а горючку где брать будем?

— Ну, я смотрел, — пожал плечами лейтенант, — километров на двадцать, может быть, и хватит, а так — надо что-то соображать…

— Соображай, не соображай, а придется в какую-нибудь асиенду наведаться. Есть же здесь где-нибудь рыбаки или охотники какие… Глянь-ка карту!

Ближайшее место, где можно было, по идее, найти горючее, оказалось как раз в пятнадцати километрах от временного лагеря группы. После короткого совещания было принято решение, согласно которому в деревню должны были поехать Орехов и Мария — сразу всей группе лишний раз светиться без особой на то необходимости не было никакого смысла.

…Пожалуй, карта самую малость все же приврала: вряд ли парочка кое-как сколоченных хижин-бунгало, лодочный сарай и маленькая пристань тянули на то, чтобы гордо именоваться деревней. Так, не то охотничья, не то рыбацкая заимка, если провести аналогию с сибирскими просторами. У пристани покачивалась на воде длинная и узкая лодка с навесным мотором, что вселяло надежду, что хозяин сейчас дома и не откажется продать пару десятков литров бензина.

Майор и девушка, предусмотрительно переодевшиеся в обычную гражданскую одежду вроде джинсов и штормовок, свое плавсредство оставили километрах в двух от заимки и дальше отправились пешком. Орехов нес в руках две пластиковые канистры, ни на секунду не забывая профессионально настороженно поглядывать по сторонам и под ноги. И уже без всякого профессионализма, но не без тайной приязни, весьма близко соседствовавшей с симпатией, искоса наблюдал, как ловко и непринужденно Мария движется через заросли, порой подходившие к самой кромке воды. Почему-то вспомнились слова одного мужика из старого фильма: «Вот идет чужая баба. И знаешь ведь, что чужая, а — смотреть приятно!» Майор даже усмехнулся своим мыслям — если серьезно, то он ведь даже и понятия не имел, есть ли у Марии муж или друг, а спрашивать было как-то неловко, поскольку к делу это, в принципе, никакого отношения не имело…

Хозяин лодки, неопределенного возраста морщинистый потомок индейцев и конкистадоров, Орехову сразу чисто интуитивно не понравился — слишком уж мужик был малоразговорчив и мрачен. И глаза — не то чтобы испуганно бегали и виляли, нет, но смотрел мужичок все куда-то в сторону, словно видел что-то остававшееся невидимым для других. А вот в глаза майору или девушке так ни разу за все время переговоров и не посмотрел.

— Бензин? Отчего бы и не продать, — мужик поскреб заскорузлой, привычной к веслу и к снастям пятерней седую щетину на подбородке, для чего-то посмотрел на небо, голубевшее среди зеленых ветвей, и направился к лодочному сараю. — Как же это вы в дальний путь отправились и без горючего?

— Так уж получилось, вьехо, — как можно лучезарнее улыбнулась Мария, шагая рядом с майором за хозяином, которого она назвала стариком, на что тот не отреагировал никак.

В сумраке сарая старик подошел к нескольким бочкам, открыл одну из них и с помощью шланга быстро наполнил обе канистры, после чего совершенно равнодушным тоном назвал цену.

— Но, уважаемый, это же в три раза дороже, чем… — попыталась возмутиться девушка.

— Дороже, но до твоего города далеко, милая, — холодно ухмыльнулся старик. — Не хочешь — не бери! Мне его сюда тоже не бесплатно привезли…

— Извините, девушка погорячилась, мы, конечно, заплатим сколько нужно, — Орехов достал деньги и отсчитал несколько купюр. — Спасибо вам.

Подхватив полные канистры, майор, не обращая внимания на неодобрительное ворчание Марии, еще раз кивнул мужику и решительно направился к реке, в обратный путь…

…Когда мужчина и девушка исчезли за стеной ближайших зарослей, хозяин пристани некоторое время бесцельно походил по двору, потом поправил сушившуюся на высоких кольях длинную сеть и направился к своему домику. Зачем-то осмотрелся по сторонам, присел на шаткое крылечко и, выудив из кармана коротковолновую рацию, нажал кнопку вызова. Рация ожила, легонько потрескивая и шурша, потом в аппарате отозвался чей-то хрипловатый голос.

— Да, это я… Вызывал. Есть кое-какие новости… А такие, что у нас тут объявились мужик и девка… Не знаю, говорили оба по-испански, но мужик — белый. На гринго похож. Акцент? Ты думаешь, я в этом что-то понимаю? Ну, вроде был… Бензин у меня брали. Больше ничего. Ну, все, до встречи… Ты, главное, про обещанные деньги не забудь, а я не забуду! Все, уважаемый, конец связи…

Старик неожиданно легко поднялся с крыльца и, пряча рацию, довольно улыбнулся — оказывается, к умному человеку денежки со всех сторон так и стекаются помаленьку. Однако улыбка уже через секунду сменилась испуганным недоумением и откровенным страхом, поскольку кто-то перехватил сзади его шею локтем и, довольно жестко придавливая горло, вкрадчивым тоном поинтересовался:

— Кому звонил, разговорчивый ты наш? Ты только дергаться не вздумай — сразу шею твою немытую сверну!

— Ты кто? — пытаясь хотя бы чуть-чуть ослабить захват и прижать подбородок к груди, зло ощерился мужчина.

— Джон Уэйн тебя устроит? — Орехов жестко ткнул мужика под ребра стволом пистолета. — Я задал вопрос… Кому ты нашептывал о нас по рации?

— Ты, парень, не знаешь, с кем связываешься. Ты — труп, понял! — не унимался пленник, проявляя вдруг неведомо откуда взявшиеся наглость и твердость.

— А вот так со мной не надо, — почти ласково сказал майор и, рывком развернув мужика к себе лицом, расчетливо ударил его рукояткой пистолета по губам и тут же добавил ребром ботинка по голени. После чего коротко ударил уже подвывавшего от боли и страха мужчину основанием открытой ладони в подбородок, отчего тот навзничь рухнул на белый, перемешанный с мусором песок. Глядя на размазывавшего по лицу кровь из разбитых губ мужика взглядом, ничего хорошего не предвещавшим, Орехов демонстративно щелкнул курком пистолета и направил длинный ствол прямо в испуганное, морщинистое лицо.

— Кому ты звонил, ублюдок? А хочешь, я тебе помогу? Ты, сволочь старая, звонил на базу! С кем ты говорил? С Трухильо? — майор назвал первое пришедшее на ум имя.

— Ты же и так все знаешь, гринго, — прикрывая разбитое лицо ладонью, не спускал глаз с пистолета хозяин заимки. — Не лови меня на глупостях. Нет там никакого Трухильо, а говорил я с Алехандро — фамилии не знаю. Он платит мне за информацию о любых чужаках. Мало платит, сволочь. Зря я в это ввязался — жадность подвела…

— Это верно, — раздвинул губы в улыбке Орехов. — Деньги тебе больше не понадобятся.

С последними словами майор мягко нажал на спуск — и гулко и сухо ударил выстрел…


20

Зеленая гусеница вдумчиво и целеустремленно ползла по ботинку Кэпа, на американский манер вскинувшему ноги на край стола. Наемник, некоторое время с добродушным любопытством наблюдавший за маневрами неведомо куда стремившейся козявки, поставил на стол стакан с остатками виски, аккуратно подцепил гусеницу кончиком ножа и бережно стряхнул путешественницу в кадку с землей.

В деревянной бочке росла какая-то раскидистая трава наподобие папоротника, призванная хоть немного оживить скучноватый интерьер длинного подземного ангара, где и сводчатые стена, и пол — все было построено из скучно-серого бетона. Кэп был в курсе, что это почти циклопическое сооружение, тщательно спрятанное в густой сельве, было построено много лет назад нацистами, которые по замыслу Гитлера вовсю окучивали страны Южной Америки. Сколько таких и им подобных баз было создано в Бразилии, в Парагвае, в Аргентине, в Чили — знали только парни из абвера, СС и кригсмарине.

Как показало время, немцы были отнюдь не дураками и все эти базы им здорово пригодились после того, как русские парни в пух и прах разнесли и третий рейх, и его «непобедимую» военную машину. Теперь же, несмотря на то, что прошло больше шестидесяти лет с тех пор, как были построены эти тайные базы для нацистских субмарин, они вновь оказались востребованы. Тем более что практически все прежние генераторы, компрессоры, шлюзы и прочее оборудование до сих пор оставались в прекрасном состоянии и исправно работали. Их пришлось всего лишь немного подремонтировать, да добавить кое-что из современного оборудования — например, несколькими камерами наружного наблюдения, спутниковой антенной и компьютерами. Только теперь эта база принадлежала не нацистским подводникам, а одному из колумбийских синдикатов, промышлявших наркоторговлей.

Где-то в Колумбии крестьяне-пеоны выращивали коку, которая попадала на подпольные заводы, а уж потом наступала очередь самого ответственного этапа: доставки товара потребителю. Одна из тайных троп наркотрафика и была проложена через речную сеть Ориноко, для чего использовались несколько мини-субмарин, для которых старые, утонувшие в непроходимой сельве базы, оказались очень даже кстати. И даже совершенно необходимыми, если уж быть более точным…

Когда Кэп со своими ребятами впервые попал сюда и увидел настоящие подземные доки, он искренне недоумевал, как все это могло сохраниться и до сих пор оставаться тайной? Ну ладно, пусть много лет назад местные власти сквозь пальцы смотрели на возню нацистов в сельве и те без особых проблем построили все эти тайники. Точно так же, как и создали практически во всех южноамериканских странах свои колонии-поселения, в которые Гитлер и его приближенные весьма предусмотрительно вложили кучу денег. Но потом, позже?

Неужели у военных не дошли руки до этих объектов, которые они вполне могли приспособить для своих нужд? Хотя… Если вспомнить, что венесуэльцы и о существовании великого водопада Сальто-Анхел узнали лишь в 1935 году, а пробились к его подножию и вовсе в конце сороковых прошлого века, то что тут говорить о базах, затерянных в глухих джунглях! Одно слово — затерянный мир. Кажется, у Конан Дойла есть книжка такая — как раз про эти места…

— Послушай, Боб, а это правда, что ты служил в настоящих зеленых беретах?

— Правда, — Кэп небрежно кивнул и плеснул в стакан еще немного виски.

— И это верно, что ты воевал в Африке? — в глазах Хосе, заместителя босса всей базы, светилось неподдельное, почти детское любопытство, смешанное с уважением.

— Верно. Все верно, — утвердительно прикрыл веки наемник и, доверительно понижая голос, добавил: — А еще мы с парнями убили Кеннеди и съели капитана Кука. Скажу тебе честно — на вкус он был так себе…

— Кеннеди знаю, — задумчиво зашевелил губами венесуэлец и с досадой щелкнул пальцами, — а вот капитана этого что-то не помню… А Кеннеди? Подожди, так сколько же тебе тогда лет было? А-аа, так ты сейчас пошутил, да? А я-то и вправду…

— Кто тебе сейчас звонил, мой маленький и наивный друг? — Боб Джексон указал зажатым в пальцах стаканом на рацию, валявшуюся на краю стола.

— Да так, один рыбак из местных, — небрежно отмахнулся Хосе. — Сообщил, что в наших краях появились двое: мужик и девка. Не то туристы, не то что-то вроде ученых. Горючее у них кончилось, и они у него покупали пару канистр.

— И? — рука со стаканом вопросительно замерла в воздухе.

— Что «и»? Купили бензин и ушли!

— Сейчас, конечно, ты босс, пепито, но я бы их проверил! — насмешливо прищурился наемник. — А вдруг это разведка? Если ты проворонишь базу, большой босс вернется и сначала отрежет тебе все, чем ты так дорожишь, а потом зароет еще живым в землю.

— Да где ты видел разведку из двух человек?! Да еще и баба с ним…

— Хосе, — Кэп показал бандиту сжатый кулак и выбросил один палец, — ты сколько пальцев видишь?

— Ну, один, и что?

— А у меня их пять, сечешь, недоумок? Вот я все никак не могу понять, как ты стал замом босса? Ты вообще хотя бы в начальную школу ходил?

— Ходил, три года, — Хосе неожиданно помрачнел. — Зато я эти джунгли хорошо знаю… Намекаешь, что в сельве могла прятаться еще куча солдат? Ты прав, пожалуй, надо проверить…

— Прикажешь мне поднять моих парней? — уже почти зная ответ, спросил наемник.

— Нет, я сам хочу проветриться, — Хосе, не откладывая в долгий ящик, направился к некому подобию оружейного парка из нескольких стеллажей с оружием и начал рыться в автоматах, винтовках и пистолетах. Особым порядком ружпарк похвастать не мог. — Возьму с собой троих ребят. Думаю, хватит…

— Тогда будь внимателен и осторожен, мой хенералисссимо, — особенно и не скрывая иронии, посоветовал бандиту Боб, вновь наполняя свой стакан. Кэп почти не сомневался, что маленький босс отправится проверить чужаков сам, поскольку там была женщина и, судя по всему, женщина молодая. А этот недоумок, этот мулат черномазый при слове «баба» невменяемым становится мгновенно.

…Сначала на одном из нижних уступов не очень высокой скалы, почти до самого уреза воды поросшей какими-то ползучими и необыкновенно густолистыми кустарниками, несколько раз яркими бликами сверкнули стекла бинокля. Смуглый человек в камуфлированной полувоенной одежде, не особенно-то и маскируясь, привычно рассматривал окрестности и участок реки, катившей свои воды мимо желто-серой скалы. Потом человек исчез в зарослях, а со скалой начали происходить странные вещи…

Сначала где-то в глубине массива раздался едва слышимый гул, затем по речной поверхности от скалы пробежала мелкая дрожащая рябь и, наконец, сама скала медленно поползла в сторону, открывая в каменистом массиве черный прямоугольник туннеля. Скала еще продолжала свое медленное движение, когда из темного зева вынырнула большая армейская надувная лодка, выкрашенная в желто-зеленые пестрые цвета. Лодка басовито рыкнула навесным мотором и, закладывая короткий вираж, резво пошла вниз по течению, унося четверых вооруженных мужчин, среди которых практически ничем не выделялся командир группы Хосе. Ну, разве что чуть более строгим и важным видом — Хосе полагал, что первый заместитель босса должен выглядеть именно так.

Едва надувная лодка с бойцами вырвалась на водный простор реки, скала вновь пришла в движение: электромоторы трудолюбиво вращали зубчатые колеса и заботливо смазанные реечные механизмы за пару минут привычно вернули каменный затвор туннеля на место.

Когда потревоженные ветви и листья кустарников успокоились и вновь сонно обвисли, млея от душного тропического дня, а птицы возобновили свои пересвисты, то даже опытный глаз профессионального охотника вряд ли определил бы навскидку, какая же из тянувшихся длинной грядой унылых скал таит в себе скрытый туннель. Туннель, который связывал в единый узел колумбийских наркобаронов, бандитов-наемников и бывшую секретную базу нацистских субмарин…


21

— Приглуши мотор! — едва моторка отошла от базы, Хосе, восседавший на носу лодки, развернулся к бандиту, сидевшему у руля, и помахал ладонью вниз, словно останавливая попутную машину. — Надо с этим уродом связаться — вдруг его уже нет на месте…

Хосе достал рацию и нажал кнопку вызова. Рация запищала, посылая сигнал в эфир, потом долго потрескивала помехами и какими-то шумами, и лишь минуты через две отозвалась:

— Да, слушаю тебя… Прием!

— Где ты пропадаешь, старый черт? Ты сейчас на месте, в халупе своей? — бандит досадливо сморщился, пытаясь разобрать слова сквозь треск эфира, и вновь показал знаком, чтобы рулевой еще убавил обороты двигателя. — Что?! Ничего не слышно, черт возьми! Будь на месте, я тебе говорю, я сейчас буду… На месте будь, идиот! Тьфу, чтоб тебя кайман сожрал…

Рулевой прибавил газу и вскоре моторка словно из зеленого переулка выскочила на широкий простор большой реки и устремилась вниз по течению, стараясь не уходить далеко от левого берега. Однако уже через несколько километров вновь чуть сбавила обороты и, красиво заложив новый вираж, снова нырнула в зеленый переулок другой речушки, на которой выше по течению и располагалась рыбачья заимка осведомителя, сообщившего о появившихся в этих глухих местах чужаках.

Прошло еще около получаса, прежде чем бандиты увидели мелькнувшую среди прибрежных зарослей дощатую пристань и одиноко приткнувшуюся к причалу длинную лодку хозяина заимки. Рулевой мастерски подвел лодку левым бортом к пристани и заглушил мотор. Хосе проворно выпрыгнул из моторки и, напряженно прислушиваясь, некоторое время просто стоял с пистолетом наизготовку и подозрительно осматривал окружающий пейзаж и стоявшую невдалеке хижину. Вроде бы ничего настораживающего в обычных звуках реки и сельвы и не было, но что-то все равно беспокоило Хосе, словно невидимый и надоедливый москит.

— Где этот урод? — Хосе вновь бросил недовольный взгляд на хижину. — Лодка на месте, значит, он дома… Так, Пауло, сходи-ка проверь дом. Наверное, от безделья старик нажрался как свинья и спит. Можешь пару раз дать ему по роже, а мы тут пока перекурим.

Один из бандитов, которого босс назвал Пауло, понимающе кивнул и без лишних разговоров, перехватив поудобнее короткоствольный автомат, решительно направился к хижине. Тем временем остальные трое с удовольствием прохаживались по берегу, разминая затекшие за время плавания ноги и покуривая сигареты…

Пауло дернул ручку двери и та без малейшего сопротивления распахнулась, пропуская бандита внутрь дома. Гость чуть задержался на пороге, давая возможность глазам немного привыкнуть к царившему в доме полумраку, и тут же с усмешкой отметил две вещи. Первой было то, что хозяин совершенно безмятежно валялся на своем топчане, прикрыв голову каким-то тряпьем и слегка похрапывая. Второе, что сразу почуял бандит, вещью вообще-то назвать было трудно — это был хорошо знакомый запах разлитого скверного виски. Тут же, на кривобоком столе, красовалась и сама бутылка, в которой оставалось меньше половины, и стакан, и остатки закуски.

Пауло облегченно перевел дыхание, уже не таясь, подошел к топчану и небрежно ткнул хозяина стволом автомата в бок.

— Эй, пьянь, поднимайся! Ох, сейчас тебе и влетит от Хосе!

Старик что-то обиженно заворчал и вдруг резко откинул в сторону тряпки. В следующее мгновение к автомату метнулась рука и ловко выдернула его из пальцев бандита, причем Пауло показалось, что вывернутая кисть наверняка сломана, и крик боли непроизвольно рванулся из его груди. Правда, прозвучать он так и не смог, поскольку застрял на полпути, а потом просто превратился в шипение, выходившее из перерезанного горла, — вторая рука незнакомца, вооруженная длинным ножом, молниеносно мелькнула в воздухе — и в две секунды все было кончено. «А где же старик?» — было последней мыслью Пауло, после которой наступила темнота…

…Орехов аккуратно опустил труп бандита на пол, бесшумно проскользнул к двери и, приникая глазом к щели между досками, осмотрел дорожку, ведущую к дому и пристань. Так, все пока в порядке — гости спокойно курят, о чем-то переговариваются. Лодка хозяина на месте, надувная тоже… Что ж они, так и будут трепаться до темноты? Ага, есть, вроде бы зашевелились. Ну, давайте, ребятки…

— И что они там застряли? — раздраженно посмотрел в сторону дома Хосе и швырнул под ноги окурок.

— Э, босс, — один из бандитов тронул Хосе за плечо и недоуменно указал пальцем на надувную лодку. Та, преспокойно покачиваясь на легкой волне, медленно дрейфовала уже метрах в десяти от берега. — Хосе, я привязывал, ей-богу…

— Значит, хреново привязывал, идиот. Ныряй, давай и догоняй!

— Да я сейчас на лодке старика, — засуетился бандит и тут же получил затрещину.

— Прыгай, я тебе сказал! — рассвирепел босс. — Пока ты лодку отвязываешь, ее черт знает куда отнесет. Пошел! Я тебя научу узлы вязать…

Когда боец грузно плюхнулся в воду и неуклюже поплыл за удалявшейся лодкой, Хосе плюнул пловцу вслед и приказал оставшемуся рядом парню:

— Рауль, бери лодку старика и помоги ему — он же, оказывается, толком и плавать не умеет. О, Святая Дева, лучше бы вы в своей поганой деревне землю пахали, работнички…

Пока босс костерил своих подопечных, парень отвязал лодку и, чтобы не терять время на возню с мотором, начал энергично загребать длинным веслом, найденным здесь же, на дне лодки. Несколько сильных гребков — и лодка почти настигла пловца, гнавшегося за утащенной течением надувной моторкой, но парень вдруг удивленно опустил весло. На месте, где буквально секунду назад виднелась голова пловца, сейчас не было никого — только аккуратные, тихие круги расходились по воде…

— Что за черт? — бандит повертел головой, пытаясь увидеть что-нибудь в мутноватой воде, затем повернулся к берегу и растерянно крикнул: — Босс, похоже, его и в самом деле кайман утащил!

Хосе, наконец-то почуявший, что все эти штуки, по-видимому, происходят неспроста, бросил озадаченный взгляд в сторону хижины и хотел было приказать парню возвращаться на берег, когда увидел, как рядом с лодкой из воды взметнулось чье-то черное блестящее тело и мигом сдернуло взвизгнувшего от ужаса парня в реку. Хосе в панике наблюдал, как две пустые лодки неспешно уплывают и уже скрываются за поросшим травой мысом, и решительно не понимал, что же ему теперь делать? Один пропал в доме, двоих кто-то утянул в реку — и дураку понятно, что им, скорее всего, конец…

— Святая Дева, помоги, — испуганно прошептал Хосе, побелевшими пальцами сжимая рукоятку пистолета, и никак не мог решить, куда же ему все-таки идти — к дому или… Нет, только не в реку, черти б ее побрали… — Что же делать-то, а?

Хосе мог чем угодно поклясться, что всего мгновение назад рядом с ним никого не было, ни единой живой души. Тем не менее сзади под ребра больно уткнулось что-то жесткое и чей-то негромкий голос приказал:

— Руки подними, боец… Пистолет на песок не бросай, не надо. Ты пальцы разожми и его на указательном пальце держи. Знаешь, где указательный, кабальеро?

Бандит тупо кивнул и выполнил требование неизвестного. Хосе скосил глаза направо и увидел чужую руку, спокойно забравшую его пистолет.

— Можешь повернуться, — разрешил голос и Хосе, не опуская рук, развернулся и увидел перед собой мужчину в тропическом натовском камуфляже. Высокие ботинки, каска, обтянутая материей, темные очки. Типичный штатовский морпех, какими их показывают по телевизору. «Морпех» качнул стволом своей М-16 и скомандовал: — Иди к сараю!

Шел Хосе медленно, обмирая от страха, и каждую секунду ожидая выстрела в затылок. Если прикончили всех его товарищей, то с какой стати станут церемониться с ним? Хотя…. Если это североамериканский спецназ и их интересует база, то им просто необходим источник информации и проводник, а значит, есть надежда, что сразу не убьют — допрашивать будут. А там видно будет…

Бандит чуть приободрился и безропотно шагнул внутрь темного сарая, откуда в лицо резко пахнуло рыбной вонью и каким-то старьем. Разглядеть, что там внутри, неудачливому боссу не удалось — страшная боль пронзила затылок, в голове вспыхнул ослепительный огонь и тут же сменился глухой чернотой…


22

Хосе пришел в себя после того, как недавний знакомец вылил на него ведро холодной воды. Первым ощущением была несмелая радость — «Я жив!». Затем напомнили о себе дикая, пульсирующая боль в затылке и самый обычный страх. Что ждет его дальше? Что нужно этому головорезу?

— Очухался, вождь папуасов? — морпех брезгливо скривился и скомандовал: — Вставай, иди за мной!

Встать и идти оказалось не такой уж и простой задачей — пока Хосе валялся в беспамятстве, руки ему завели за спину и надежно замотали скотчем. Но ни выбора, ни желания изображать из себя крутого и непреклонного бойца у бандита не было и, превозмогая боль, пришлось кое-как встать на колени, подняться и выйти во двор, еще залитый предзакатным солнцем.

Морпех ждал пленника около расстеленного на песке большого куска брезента, накрывавшего нечто, а в том, чем окажется это «нечто», Хосе ни секунды не сомневался и примерно представлял, что он сейчас увидит.

Морпех равнодушно отбросил край брезента и отошел в сторону. Достал сигареты, щелкнул зажигалкой и неторопливо начал попыхивать голубоватым дымком. Бандит во все глаза смотрел на своих еще пару часов назад таких живых и реальных товарищей. Сейчас это были три бледновато-синих трупа с характерными ранами в области шеи: одному просто махом перехватили горло, двум другим нанесли колотые раны в сонную артерию. Причем у одного вдобавок оказалась, похоже, и шея сломана. Явного, специфического запаха еще не было, но жара и мухи, душный запах крови — все это настраивало на отнюдь не веселые мысли о ближайшем будущем…

— Рядом лечь хочешь? — как-то очень буднично, без малейшей угрозы спросил морпех и положил тяжелую руку на плечо пленника.

— Нет, сеньор, — отводя взгляд от уже никому не нужной троицы, севшим голосом ответил Хосе и, неожиданно даже для себя спросил: — А старик где? Он тоже…

— Да кому он нужен, — пренебрежительно хмыкнул мужчина и пояснил: — Он оказался умнее всех вас, рассказал все, что знает. Ты его просто не заметил — в сарае наш рыбак. Тоже вроде как в камере предварительного заключения. Но я думаю перевести его на бесконвойку — куда он денется-то… А вот с тобой я еще не решил… Впрочем, многое и от тебя зависит. Языки я развязывать умею, способов много. И, поверь мне, все эти сказки о «героически умерших, но не сломавшихся под пытками и не проронивших ни слова» лгут самым наглым образом! Вот ты долго смог бы молчать, если бы я тебе простым молотком поочередно раздробил бы все косточки твоих пальцев? По фаланге, по суставчику — надолго хватит. Пальцев, но не твоего терпения. А если предположить невозможное, и ты будешь молчать, то есть еще масса интересных способов… Но это все чуть позже. А сейчас иди в свой сарай и подумай часок. А потом мы с тобой мирно побеседуем… Все, я сказал, иди!

Американец не соврал — старик действительно оказался жив и здоров. Если не считать такой мелочи, как забинтованное ухо, которое, по словам хозяина дома, ему прострелил все тот же морпех.

— Послушай, вьехо, — опасливо посматривая на открытую дверь, зашептал Хосе старику, принесшему ему пару лепешек и бутылку воды. Морпех не соврал, освободил рыбака и теперь тот становился последней надеждой для пленного бандита. — Они убили всех моих парней. И меня убьют, только сначала станут пытать и допрашивать. Ничего не скажу — прикончат. Расскажу все — босс живьем в землю закопает, а перед этим устроит такое, что все пытки этого гринго покажутся мелочью… А тебе ничего не будет ни от этих, ни от босса. Спаси меня, брат. У меня накоплено немного — все будет твое! До конца дней моих должником твоим буду. Все мое — твое. Помоги мне, спаси, вьехо!

— Не суетись, Хосе, — старик в раздумьи поскреб седую щетину на подбородке. — Скоро стемнеет. Тут есть лаз. Без меня ты не найдешь. Спокойно отдыхай и жди. Я приду…

Что на больничной койке, что в плену, что в камере смертников — везде время течет иначе, чем в обычной жизни. Много мыслей, среди которых редко бывают веселые; бесконечное ожидание возможного выздоровления, свободы или… тяжелой пульки из табельного пистолета, зажатого в крепкой руке мрачного мужика из расстрельной команды. Но, вопреки тяжелым мыслям и нервно-взвинченному состоянию, люди есть люди — они спят и в палатах, и в бараках, и в тюремной одиночке.

…Хосе проснулся от легкого толчка в плечо, секунду-другую ошалелым взглядом всматривался в темноту и пытался задавить в себе растущий панический ужас. Спросонок он решил, что по его душу пришел именно тот, страшный и холодноглазый, обещавший «беседу», которая для Хосе могла очень легко превратиться в пытку.

— Ты что, вообще ничего не соображаешь? Это я, я… Руки давай, да повернись ты, — старик наклонился к пленнику и осторожно перерезал скользкие витки скотча сначала на запястьях бандита, завернутых за спину, а потом и на щиколотках. Протягивая нож, зашептал: — Они сейчас спят. И гринго и его баба. Гринго, правда, за столом сидит и делает вид, что карту изучает, но я видел, что он кемарит вовсю… Вон там, в углу дыра, сетью прикрытая. Вылезешь и к причалу иди. Там моторка ваша рядом с моей так и оставлена. Я сейчас присмотрю, чтобы он на улицу ненароком не вышел, а минут через пять к пристани подойду, понял? Вместе уйдем. Ночью они в сельву не сунутся. Ты все понял?

— Да, вьехо, — Хосе даже дышать почти перестал — неужели все так просто? — Ты нож мне дай — чтобы там в темноте с веревками не возиться…

— Держи. И через пять минут жди меня!

— Хорошо, но пять минут, не больше, — бандит улыбнулся, почувствовав в руке привычную тяжесть оружия и тут же, не раздумывая, на ощупь ударил старика примерно под ложечку. Вероятно, попал точно, поскольку рыбак не издал ни звука и почти бесшумно обмяк и упал на земляной пол сарая. — А вдруг ты передумал бы, вьехо, и шум поднял…

В углу, действительно, нашелся лаз в старой, ветхой стене и Хосе, больше всего на свете сейчас опасавшийся сделать какое-либо неосторожное движение и зашуметь, усилием воли приказал себе не спешить. О том, чтобы посмотреть, что там делается в хижине, где слабо мерцал приглушенный свет лампы, не могло быть и речи. Скорее прочь отсюда, прочь! До пристани он добирался ползком, замирая и вжимаясь в землю после каждого резкого вскрика ночных птиц. Добрался до реки, мигом скользнул через круглый резиновый борт и одним движением перехватил причальный конец — нетолстый капроновый шнур. Нашарил на дне пластиковое весло с широкой лопастью и бесшумно погрузил его в черную воду реки. Грести Хосе умел мастерски, так, что ни одна капля воды не спадала с предательским тихим звоном с лопасти весла. Через три минуты и хижина, и пристань растаяли в темноте южной ночи…

…Едва лодка с беглецом укрылась за ближайшим заросшим мысом, Скат опустил бинокль ночного видения и вполголоса выругался: «Во, тварь!» После чего развернулся и направился в хижину, где за столом, действительно, расположился Орехов в ожидании новостей. Мария и Троянов в это же время безмятежно посапывали, каждый в своем уголке.

— Майор, он ушел, — негромко сообщил Катков.

— Хорошо, лейтенант, — Орехов устало потер лицо ладонями. — Значит, все мы рассчитали правильно.

— Не совсем, — покачал головой Скат. — Он деда зарезал. Думаю, чтобы все свалить на нас и перед своими обелиться. Теперь он типа герой, бежавший от проклятых гринго…

— Это вряд ли, — потянулся за сигаретами майор. — Что-то шепчет мне, что век его будет коротким. Думаю, дед на том свете и пары кружек пива еще не пропустит, как этот урод шмякнется к нему за стол…

Орехов раскрыл портативный ноутбук, пощелкал клавишами, настроил программу и вскоре указал кончиком дымящейся сигареты на пульсирующий огонек на мониторе, медленно перемещавшийся по зелено-голубому полю карты, расчерченной на квадраты.

— Вот он, сучонок, ползет в свою норку… Там-то мы их всех и накроем!

— Тритона с Машкой будить?

— Нет, пока не нужно — пусть пару часов поспят. И ты приляг. Завтра, граф, нас ждут великие дела… в одном миленьком подземелье.

— А ты, Хан?

— Прогуляюсь, подышу. И старика вслед за остальной троицей в реку отправлю — нечего нашу даму лишний раз нервировать. Все, Скат, спать иди!

…Спустя час пульсирующая точка все так же двигалась по реке, изображенной на электронной карте. Миновала несколько впадающих в Ориноко рукавов и, наконец, свернула в один из притоков. Майор подобрался и впился глазами в красненькую путеводную звездочку, в эти самые минуты, по всей видимости, приближавшуюся к главной цели всех их поисков, к той самой тайной базе… Однако вскоре маячок замер и около получаса точка простояла практически не двигаясь, словно пришпиленная булавкой, в каком-то непонятном глухом тупике, который уж никак не мог быть искомой базой, а затем…

— Он что, совсем офанарел? — не поверил своим глазам Орехов и еще ниже наклонился к монитору, на котором начало твориться нечто неправдоподобное: огонек маячка ясно показывал, что объект возвращается…


23

…Запустить мотор Хосе позволил себе лишь после того, как лодка прошла километра три от заимки старика. Мотор весело рявкнул и, вздымая за кормой беловато-светящийся бурун, моторка понеслась к своей привычной гавани. Погони бандит не очень опасался — старик был прав, вряд ли кто ночью сунется в сельву. На всякий случай пришлось выдернуть парочку проводов и шлангов в моторе стариковой лодки. Вообще-то, куда надежнее было бы разбить головку цилиндров, но Хосе шуметь не рискнул: не самоубийца же он, в конце концов!

Часа через полтора бандит убавил обороты двигателя и напряженно начал всматриваться в проплывавшие мимо берега. Где-то здесь, если впопыхах не проскочил в полутьме… Вот, есть! Излучина и приметный камень на берегу светлеет. Хосе заглушил мотор и с помощью весла подгреб к берегу. Не выходя из лодки, нашарил тайник и достал из него металлическую коробку, из которой извлек завернутую в пластиковый пакет рацию.

Этот пункт связи специально был оборудован на всякий случай, чтобы свой человек мог запросить базу и предупредить, что скоро будет на месте и чтобы там были готовы открыть ворота. И правильно, что запасной пункт оборудовали подальше от объекта — мало ли что может случиться. Босс категорически запрещает вертеться около главного входа на базу даже секунду лишнюю, чтобы объект не засветить. Хосе нажал пару кнопок — хвала Деве Марии, работает! База откликнулась практически сразу.

— Хосе? Ты где сейчас?

— Я у светлого камня.

— «Я»? Ты что, один?

— Да, я один. Парни все погибли…

— Ясно. Оставайся на месте, сейчас к тебе придет катер…

Приглушенный звук мотора бандит услышал издалека и вновь заметно занервничал. Только было немного успокоился, а тут «волнительная» встреча с боссом предстоит и нужно будет все ему рассказывать. Рассказать-то не проблема, а вот как босс все это воспримет…

Лодка с заглушенным мотором медленно вышла из-за темной стены зарослей и направилась к берегу, в тени которого маялся ожиданием и изнывал от неизвестности Хосе. Бандит сразу узнал Боба и двоих его ребят. Вот, значит, кого босс послал его встретить и, конечно, проверить, не привел ли он за собой кого-либо на длинном хвосте. Наверняка они сначала минут десять понаблюдали за ним, а только потом выплыли из темноты.

— Хосе, дружище, где же ты растерял свое войско, а? — дружески посмеиваясь, спросил Боб, когда лодки встали борт о борт. Винтовку наемник держал довольно небрежно, но ствол, тем не менее, посматривал в сторону бывшего пленника.

— Да вот, Боб, — неуверенно пожал плечами Хосе и жалковатая улыбка скользнула по его губам. — Так получилось. Мы там попали в такую мясорубку, что я уж и не знаю, как уцелел. А парни мои все там и полегли. Не поверишь, но я в плен попал! Они уже собирались меня пытать, но мне удалось их обдурить и сдернуть оттуда…

— Кто они-то? Толком объяснить можешь? — наемник презрительно дернул щекой и, дожидаясь ответа проштрафившегося любимца босса, достал из нагрудного кармана какую-то длинненькую пластмассовую коробочку и ловко обмахнул ею одежду Хосе. Неожиданно в приборчике что-то противно пискнуло и зафонило, а на лицевой стороне тревожно замигала крохотная оранжевая лампочка. — О, мой маленький брат, да ты с гостинцами к нам! Ботинок сними-ка…

— Боб, поверь мне, я не знал, — в голосе Хосе появились испуганно-истерические нотки. — Мне ведь прикладом по башке засветили! Я какое-то время был без сознания, вот они, твари, наверное, тогда и подсунули мне эту дрянь!

— Да что ты так переживаешь, дружище? — легонько хлопнул бандита по плечу Боб. — Мы его нашли, теперь все в порядке. Так ты не ответил мне: кто твоих парней перебил?

— Да я не очень-то и понял… По-моему, они были похожи на гринго, на спецназ. А один из воды в черном костюме выскочил и одного из моих под воду утащил…

— Скольких ты сам видел? — наемник аккуратно поддел лезвием ножа каблук и задумчиво покивал, рассматривая крохотный маячок. Потом так же аккуратно вернул на место и маяк, и каблук. — Можешь надеть.

— Вообще-то троих только, но их было не меньше десятка! А может, и больше. А зачем надевать, Боб? Там же…

— Не беспокойся, он нам теперь не опасен, — наемник посмотрел на часы и вновь похлопал Хосе по плечу — на этот раз вроде бы ободряюще. — Говорю тебе, не трясись, все позади, мой маленький босс, сейчас мы едем на базу. Я ведь понимаю, что тебе несладко пришлось, и замолвлю боссу словечко за тебя.

— Правда, Боб?

— Конечно, правда. Заводи мотор…

…Орехов еще разок удостоверился, что маячок начал движение в обратном направлении и предположил:

— Так, похоже, наш индеец Джо возвращается. Настырный парнишка, недооценил я его. Наверняка взял подкрепление и летит к нам, как пишут в романах, обуреваемый жаждой мести, — майор, не отрываясь от монитора, скомандовал Каткову, с сожалением прервавшему свой недолгий сон и стоявшему рядом: — Лейтенант, командуй общий сбор! Будем готовить встречу. Тритон пусть гидрокостюм натягивает и все, что положено — он будет военно-морскими силами, подмогнет нам с их плавсредствами бороться. А мы на берегах этой славной речки оборону организуем…

…Ночь уже закончилась и в сельве с новой силой возобновилась невидимая в густой зелени птичья и звериная жизнь, слегка притихнувшая перед рассветом. Над водной гладью уже рассеялся ненадолго укрывший реку белесый туман и видимость стала вполне приличной. Как и слышимость — Тритон, скучавший на бережке в гидрокостюме и лениво отмахивавшийся от москитов и прочей летуче-кусачей дряни, первым услышал далекий звук лодочного мотора. Мичман тут же негромко сообщил Орехову:

— Командир, по-моему, к нам транспорт идет. Только как-то очень вкрадчиво — мотор на малых оборотах работает…

— Вкрадчиво — это хорошо, — усмехнулся майор, — кто ж с наскока в бой кидается… Все по местам! А ты, водяной, поплавай где-нибудь под бережком…

На этот раз диспозиция была несколько иной. В доме было решено никого не оставлять, поскольку решившие разобраться с неведомыми врагами друзья Хосе вполне могли без лишних затей всадить в хижину заряд из гранатомета и разнести место возможной засады в щепки. Поэтому Орехов принял решение основные силы в количестве трех человек спрятать в зарослях, в местах, откуда было удобно держать под прицелом весь участок реки, а Тритону отвел роль засадного полка.

Мичману предстояло в случае чего ликвидировать вражеское плавсредство и таким образом лишить противника возможности отхода. Для этого Тритон взял с собой небольшую, но довольно мощную магнитную мину и пару гранат в специальных непромокаемых чехлах. Если лодка вновь окажется резиновой и «магнитку» не удастся прикрепить к корпусу мотора, рассудили Троянов с Катковым, то можно будет аккуратненько забросить в лодку гранату. Правда, был серьезный риск после взрыва превратиться в оглушенную рыбу, плавающую вверх брюхом, но мичман был уверен, что успеет в случае чего и отскочить на безопасное расстояние, и уберечься от гидроудара…

Секундная стрелка не спеша делала свою работу, отсчитывая круг за кругом, а на реке было все так же пустынно, как и десять минут назад. Орехов пару раз стукнул по микрофону, закрепленному на натовской каске, вызывая на связь Ската.

— Скат, что слышишь?

— Ничего не слышу. И мотор затих.

— Вот именно, я о том же.

— Берегом идут?

— Вряд ли — иначе в сельве птицы тревогу подняли бы, а там все по-прежнему…

— Ждем?

— Ждем еще пятнадцать минут, потом вы остаетесь на своих местах, а я по-тихому схожу посмотрю, где их флот пропал…

Стрелка отсчитала еще семь минут и Орехов, рассматривавший поблескивавшую солнечными бликами желтоватую воду и зелень сельвы через оптический прицел своей М-16, вдруг увидел нечто странное. Из-за мыса показалось что-то не очень понятное и на лодку с вооруженными людьми совсем не похожее. Однако, присмотревшись повнимательнее, майор понял, что так тихо и неторопливо плывет по реке. Это был обыкновенный надувной спасательный плотик, который можно найти на любом морском судне. Едва плотик показался из-за зарослей, Орехов вновь вполне отчетливо услышал звук мотора неизвестной лодки — и звук этот явно удалялся. Майор перевалился на спину и несколько секунд бездумно рассматривал ярко-синее небо. Гнаться за уходившей моторкой было глупо, а плотик и так никуда не денется. И груз с него тоже никуда не убежит…

Орехов и Скат, тоже покинувший свое укрытие, молча рассматривали скорчившегося на залитом кровью плоту Хосе. Скат придержал майора, намеревавшегося снять с груди убитого какой-то белый листочек бумаги.

— Погоди, командир. Плот — это все-таки наша епархия, — без улыбки пояснил лейтенант и, присев на корточки, внимательно осмотрел труп, казавшийся таким маленьким даже на этом небольшом надувном матраце. — Ага, вон, видишь? Гранату они ему под бочок все-таки сунули, твари. А вот и лесочка к колечку протянута… А чтобы так с трупом, ты когда-нибудь видел, майор?

— У них это называется «колумбийский галстук», — мрачно кивнул Орехов. — Давай, гранату освобождай, листочек давай мне, а этого красавца надо прикрыть чем-нибудь, пока Мария не увидела… А ботинок с маячком они ему под голову положили, чтобы мы, значит, не сомневались, что они ребята догадливые…

Из реки выбрался Троянов и начал снимать снаряжение, сюда же подошла и Мария, тоже получившая команду «отбой». Граната-сюрприз была обезврежена, Хосе накрыт дерюжкой, а на листке Орехов нашел следующий текст, выведенный печатными буквами по-английски: «Как вам наши галстуки? Заходите, у нас богатый выбор…»

— Что там? — кивнул на листок Тритон, укладывая гидрокостюм в прорезиненный мешок.

— В гости зовут, каждому по галстуку обещают… Скат, дай-ка сюда гранату, — майор подкинул увесистую бомбочку на ладони, выдернул чеку и швырнул гранату далеко в заросли. Грохнуло довольно прилично и Орехов удовлетворенно сказал: — Пусть думают, что нас хотя бы на одного стало меньше. Думаю, услышат, если не очень далеко ушли.

— Про какие вы галстуки говорите, — нахмурилась Мария и, видимо все-таки догадываясь, о чем шла речь, наклонилась над трупом и откинула дерюгу, желая удостовериться. Увидела широкий разрез чуть выше горла и протянутый в этот разрез язык — зрелище жуткое в своей реальности, которую нормальный мозг решительно отказывался воспринимать. — Так, значит… Что вы на меня смотрите? Думаете, в обморок упаду? Увы, господа, видели кое-что и похуже!

Что такого «еще и похуже» повидала дама из спецслужбы, ни Орехову, ни пловцам выяснять не было ни малейшего желания. Не бледнеет и не падает в обморок — и ладненько.

— Что дальше делать будем, товарищ майор? — вопрос, заданный Скатом, интересовал сейчас всех, не только лейтенанта военно-морского спецназа.

— Как сказал бы Парамоша: «Тараканы возвращаются на исходные позиции!» — вскинул на левое плечо винтовку Орехов и принялся закуривать. — Этого друга в воду к остальным, а мы по новой кумекать будем, как этих продавцов галантереи за горло взять.

— А Парамоша этот… кто такой? — неуверенно спросил Троянов, не то по молодости, не то по флотской занятости со старым фильмом «Бег» не знакомый.

— Да так, мужичок один забавный. Азартен был — жуть, — зло хмыкнул майор и крепко затянулся своей трескучей цигаркой. — Это его и сгубило, беднягу. А вот мы проиграть свою партию не имеем права! Поэтому план действий будет следующим…


24

— Алехандро, хочешь совет? — Боб, расположившийся за столом напротив босса, размеренно крутил в сильных пальцах дорогую, поблескивавшую золотом зажигалку и без особого интереса наблюдал, как массивный толстяк, сосредоточенно посапывая, раскуривает толстую сигару.

— Нет, солдат, не хочу, — Алехандро несколько раз с силой пыхнул душистым дымом, скептически осмотрел кончик сигары, светившийся ровным бледно-малиновым светом, прятавшимся в бело-серых чешуйках пепла, удовлетворенно кивнул, потом брезгливо покривил толстые, влажные губы, над которыми чернели густые вислые усы, и недовольно проворчал: — Ты мне вот что скажи, солдат: с Хосе иначе никак нельзя было поступить?

— Нельзя, босс, — голос наемника стал холодным и уверенным. — Этот недоумок, вопреки моим советам, решил поразвлечься и погонять по сельве «какого-то неизвестного мужика с бабой». Это кончилось тем, что эти неизвестные прикончили всех его парней, а его взяли в плен. А потом сделали вид, что не заметили, что этот простофиля сбежал и рванул сюда, в спокойное гнездышко, где ему уже ничего не угрожало. Вот только о том, что Хосе мчался на базу и тащил на себе ма-аленький такой маячок, они ему говорить не стали… Ты считаешь, что мы должны были ради этого идиота рискнуть базой? А может быть, нужно было и маячок сюда привезти, чтобы сделать приятное тем ребятам, которые прикончили наших парней? Они, уверен, не случайно крутятся вокруг нас и, если им не намекнуть, что дело для них может кончиться так же, как и для группы русских геологов, в конце концов, обнаружат базу и что тогда?

— Хосе был хорош хотя бы тем, что не лез ко мне со своими советами, когда я его об этом не просил, — сердито пыхнул сигарой Алехандро и продолжил: — Дело вот в чем… На днях должна прийти очередная партия товара. На этот раз ты и твои головорезы не будете ее встречать и сопровождать. У вас будет другая задача. Я даю тебе сутки. Через двадцать четыре часа ты доложишь мне, что в округе миль на сто нет никаких ни венесуэльских, ни штатовских, ни марсианских шпионов, разведчиков или спецназовцев. Мы не можем рисковать товаром. Иначе Большие Боссы просто оторвут и твою, и… мою голову, и всем остальным. Ты понял меня, Боб Джексон, или как там тебя…

— Что ж тут непонятного, — пристукнув о столешницу зажигалкой, поднялся из-за стола наемник. — Будем зачищать реку, притоки и сельву от любопытных и докучливых…

— Подожди, Бобби-бой, так что ты хотел мне посоветовать? — темные вишенки глаз толстяка почти совсем спрятались в пухлых складках век.

— Ты — умный, босс, — уважительно кивнул Джексон. — Ты уже все сказал. Я хотел говорить о том же — их как можно скорее нужно найти и уничтожить…

— Вот-вот, — довольно хмыкнул босс, — ищи их и уничтожай. Надеюсь, у тебя это получится лучше, чем у Хосе…

Джексон вышел из комнаты, заменявшей боссу кабинет, и пошел по длинному сумрачному туннелю. Вскоре свернул в один из боковых проходов, открыл металлическую узкую дверцу и начал подниматься по бетонной вентиляционной шахте наверх, не спеша пересчитывая подошвами высоких ботинок стальные скобы лестницы. Когда лестница закончилась, Боб оказался в небольшом бункере с люком в потолке. Через этот люк можно было выбраться на поверхность, откуда хорошо просматривался участок реки, тянувшийся мимо гряды скал, в одной из которых таилась каменная глыба тайного входа на базу. Кроме непосредственно визуального осмотра, участок водной поверхности контролировался с помощью видеокамеры, тщательно замаскированной над раздвижной скалой.

— Что там, Сэм? — спросил наемник у скучавшего у монитора здоровяка.

— Ничего нового, Кэп, — меланхолично пережевывая очередной пластик жвачки, покачал головой дежурный. — Вода, зелень, птички летают.

— Хватит тебе птичек разглядывать. Сдай дежурство кому-нибудь из обезьян босса, а сам собирайся на прогулку. Возьми троих наших. Экипировка по полной программе. Я выйду на поверхность и все там осмотрю, послушаю. Если там все тихо, дам сигнал по рации. Тогда отворяйте эту чертову скалу и выходите на лодке. Возьмешь резиновую. Ту, на которой Хосе плавал. Меня на берегу подхватите. Все понял, капрал?

— Так точно, сэр! Трое, оружие, резинка. По сигналу выходим и берем вас на борт…

— Садись, пять, — проворчал наемник себе под нос и через узкий люк выбрался на поверхность, где в сельве насвистывали птицы, в синем небе плавилось жаркое солнце, а где-то неподалеку, возможно, бродила вражеская разведгруппа. Люк с неприятным глухим лязгом закрылся и там, в бункере, снова наступил прохладный полумрак…

…Минут через десять надувная лодка вновь вынырнула из черного зева туннеля и, мягко ворча двигателем, пошла вдоль берега к чистой от зарослей проплешине, на которой бойцов ожидал Кэп, вполголоса насвистывая мелодию некогда популярной песенки под названием «Отель Калифорния» и отмахиваясь от насекомых сорванной веткой.

Лодка под управлением Чероки, которого командир частенько в шутку именовал Джеронимо, плавно притерлась боком к берегу, приняла на борт капитана судна и рванулась на середину протоки, ведущей к широким просторам другой реки, катившей свои воды уже в саму великую Ориноко.

По реке проплыли, вероятно, не более полутора миль, когда Сэм, глыбой восседавший на носу лодки с биноклем и исполнявший роль впередсмотрящего, неожиданно оживился и как-то неохотно протянул Бобу бинокль.

— Кэп, глянь-ка, что там у нас впереди по курсу. Думаю, на это стоит посмотреть…


25

Боб Джексон поднес бинокль к глазам, подкорректировал резкость и на расстоянии вытянутой руки увидел довольно-таки неплохой формы оголенный женский зад. Ну, или почти оголенный. Поскольку тесемочки купальника в данном случае можно было считать весьма условными. Дамочка, повернувшаяся к лодке наемников интересным местом, наклонилась вперед и чем-то там занималась, стоя в длинной и узкой лодке, которая поначалу показалась Кэпу лодчонкой отошедшего в мир иной старика-осведомителя. Правда, при более внимательном осмотре ему пришлось признать, что лодка совсем другая — они тут все одного типа. Хотя старик в лодке, с мрачно-опухшей небритой физиономией сидевший у руля навесного мотора, был на покойного тоже похож, как и все худые и неухоженные старики мира.

По команде Кэпа Сэм направил моторку прямо к лодке, на которой девица, привлеченная звуком работающего мотора, уже выпрямилась и без всякой тревоги, скорее с любопытством рассматривала приближающийся военный катер с несколькими мужественными парнями — по виду они напоминали пограничную стражу.

— У вас все в порядке, мэм? — учтиво улыбаясь и бросая ладонь к козырьку, поинтересовался Джексон у девушки, при появлении незнакомых мужчин повязавшей вокруг талии большой цветной платок — впрочем, делала она это без особой спешки. Едва прикрытую купальником грудь, очень даже симпатичной формы и размеров, дама прятать от нескромных взоров, вероятно, посчитала излишним.

— Да, господа, у нас все в порядке, — безбоязненно улыбнулась девушка и, безошибочно определяя старшего, поинтересовалась у Кэпа: — А вы — пограничная стража, я угадала?

— Нечто вроде этого, мэм, — важно кивнул Боб и, придерживаясь за борт деревянной лодки, приблизился к старику, неприязненно поглядывавшего на незнакомцев из-под кустистых седоватых бровей. — Что такой мрачный, вьехо?

Дед что-то неразборчиво буркнул и Джексон, собравшийся было устроить небольшую проверку, тут же потерял к нему интерес — человек с таким густым, застарелым перегаром никак не может быть приветливым и веселым. Для перемены настроения ему сейчас были бы весьма кстати граммов двести хорошего виски. А уж опасным он может быть только для своей старухи, если та спрячет от него остатки какого-нибудь местного самогона.

— Что же делает такая невероятно красивая и одинокая женщина в наших скверных зарослях? Да еще в обществе этого… хм, милого старика.

— О, сеньоры, я не очень хорошо говорю по-испански… Я художница и фотограф из Штатов. Приехала порисовать и поснимать здешнюю необыкновенную природу, — тут Кэп наконец-то увидел, что в руках девушка держит вымазанные красками кисти, а к борту лодки приставлена какая-то доска наподобие мольберта. На доске был растянут, вероятно, холст — или как там они его называют, — а на холсте красовалась синяя полоска воды в обрамлении сплошных зеленых полос и пятен. Наверное, это были джунгли. — Мой катер ремонтируют в селении неподалеку отсюда, а этот милый старик любезно согласился показать мне здешние места. Завтра я должна улететь к Сальто-Анхель — писать и фотографировать ваш изумительный великий водопад. О, это колоссально! Если господа позволят, я хотела бы сделать фото на память, йес?

— Нет, мэм, — по-английски ответил Джексон, добавляя суровости во взоре и голосе. — Нам это настрого запрещено. Служба, знаете ли… Но… А вот портрет на скорую руку вы могли бы нарисовать? Вот, например, вот этого замечательного парня?

Кэп указал на Сэма, расплывшегося в довольной улыбке — черт побери, настоящая художница из Штатов будет его рисовать. Класс! Наемник небрежно кинул винтовку на сгиб левой руки, приосанился и незаметно напряг мышцы…

— Здорово, мэм, — Кэп, окончательно теряя сомнения в том, что перед ним одна из тех сумасшедших дамочек из Штатов, которым некуда девать время и деньги и они ищут по всему миру приключений на свои прикрытые платками места, смотрел, как из-под карандаша девушки появляется вполне приличный рисунок раздувшегося от важности Сэма. Похож. Такой же тупой и напыщенный придурок — только на бумаге.

— Все, готово, — положив еще парочку штрихов, девица размашисто расписалась в уголке листа и протянула работу покрасневшему от удовольствия натурщику. — Вам, сеньор, на память от Мери из Техаса. Вы похожи на молодого Шварценеггера — такой же могучий и сильный. Настоящий викинг, йес…

— К сожалению, мэм, нам пора. Служба, — с деланым сожалением развел руками Кэп и прикрикнул на своих явно расслабившихся бойцов: — А ну все по местам! Распустили слюни, черт бы вас всех… Чероки, вперед…

Моторка рванулась с места в карьер, обиженно рявкнув выхлопом движка. И уже через несколько минут только звук мотора медленно затихал где-то за густой стеной зарослей.

— Вьехо, заводи свою тарахтелку, — Мария озабоченно прислушалась к удалявшемуся реву чужого двигателя. — Наверняка они сейчас убедятся, что ни в одной ближней деревне нет и никогда не было катера, принадлежащего богатой американке-художнице. И тогда они наверняка решат найти нас.

— Это, сеньора, вряд ли, — поскреб седую щетину старик и скептически ухмыльнулся. — Я всю жизнь прожил на этой реке, но даже я порой путаюсь в ее бесчисленных рукавах и притоках. Так что, если кому и под силу будет нас найти, если мы этого не захотим, то лишь самому Господу. Или дьяволу — тот, поговаривают, тоже неплохой мореход…

Вода у деревянного борта вдруг засеребрилась россыпью светлых пузырьков, слегка взбурлила и на поверхности показалась черная голова аквалангиста, облаченного в гидрокостюм. Пловец сдернул с головы маску с угловатым стеклом, шумно перевел дух и, едва коснувшись борта, махом заскочил в лодку.

— Все нормально? — Мария утвердительно кивнула, и Скат повернулся к старику. — Давай, старик, вверх по реке. Я там еще маленько поныряю, а уж ты сам решишь, в какой протоке вам лучше будет схорониться от греха подальше… Погоди-ка, не заводи. Мария, рация у кого из них была? Должна быть обязательно.

— Да, была, — припоминая, кивнула девушка. — Один из бандитов был в наушниках и, по-моему, все время слушал эфир. Это была даже не рация, а скорее нечто вроде пеленгатора.

— Совсем хорошо, мы так и думали, — с этими словами лейтенант достал из прорезиненного мешочка портативную рацию, вставил в корпус батарейки, покрутил визир настройки и быстро проговорил: — Кондор, Кондор, прием! Кондор, Кондор… Техас вызывает Кондора, прием…

Катков переключился на прием, и не прошло и минуты, как рация ожила, пошипела и совершенно отчетливо ответила голосом майора, чуть искаженным помехами:

— Кондор на связи, прием! Техас, ответьте Кондору. Что там у вас?

— Все нормально, минут через десять они будут у вас. Прием…

— Вас понял, Техас. Ровно через пять минут после сигнала выйдете в эфир, как поняли?

— Вас понял, Кондор. Конец связи. Ждите гостей… Вот теперь заводи, вьехо. Рули в ближайшую тихую заводь, — передавая рацию Марии, скомандовал Катков.

— И что это значит, лейтенант? — перекрывая тарахтение заработавшего мотора, подкинула рацию на ладони Мария. — Какой, к черту, кондор, какой эфир?

— Мария, так надо, — с улыбкой пожал плечами Катков. — Не волнуйтесь, все учтено могучим ураганом…


26

…Двигатель надувной лодки работал на малых оборотах и не рычал во всю силу, а скорее вкрадчиво ворковал. Так же вкрадчиво моторка с Кэпом и его подручными продвигалась вдоль заросшего берега реки. Когда до хижины убитого чужаками старика оставалось не более полумили, Джексон знаком приказал причалить к берегу. Из лодки повыскакивали все, кроме рулевого Чероки, которому Кэп приказал остаться и присматривать за лодкой.

— Смотри в оба, малыш, не расслабляйся тут. Думаю, мы там быстро управимся. Если в течение получаса не услышишь выстрелов, подгребай к пристани, — Джексон взял винтовку М-16 наизготовку и махнул рукой остальным. — За мной бегом марш!

К хижине подошли скрытно, взяли ее в полукруг со стороны леса и минут пять просто прислушивались к сельве и присматривались. Ничто не говорило о том, что где-то поблизости могут скрываться люди. Спокойно пели птицы, в зарослях шуршала и попискивала всякая мелочь — сельва жила обыденной, ничем и никем не потревоженной жизнью.

Кэп знаком отправил Сэма к хижине. Тот понятливо кивнул и короткими бросками приблизился к домику, казавшемуся совершенно пустым и брошенным. Бесшумно ступил на крыльцо, без скрипа открыл дверь и, поводя стволом автомата вправо-влево, вошел внутрь. Первое, что бросилось в глаза наемнику, был старый кофейник, стоявший на краю дощатого стола. Сэм осторожно тронул посудину ладонью — кофейник был еще теплым…

— Кэп, они только что были тут! — торжествующе заявил бандит, выходя из хижины. — Там даже кофейник еще теплый. Они смотались минут пятнадцать назад, не больше…

Джексон, приказав никому из зарослей не высовываться, подошел к Сэму, настороженно поводя головой и подмечая каждое шевеление веток и кустов на противоположном берегу.

Если чужаки переправились на тот берег, то, вполне возможно, кто-нибудь из них сейчас рассматривает его, Боба Джексона, и каждого из его ребят через оптику снайперской винтовки — не самое приятное из ощущений…

Неожиданно где-то совсем рядом что-то зашипело-захрипело, заставив невольно дернуться и Сэма, и его командира, а затем довольно громко выдало по-английски: «Кондор, Кондор, я — Техас, прием… Кондор, ответьте Техасу… Кондор, Кондор, прием…»

Лицо Джексона неожиданно озарилось мрачноватой улыбкой, он быстро шагнул в сумрак пустого дома и практически в первую секунду увидел именно то, что и ожидал: на грязном, никогда не подозревавшем о существовании метлы полу, прямо под распахнутым в сторону сельвы окном валялась черненькая портативная рация. Видимо, чужаки так торопились поскорее унести ноги, что в спешке потеряли не только остатки храбрости, но и средство связи.

— Кондор, ответьте Техасу… — Кэп, машинально отметив, что голос в динамике звучит женский, быстро переключил рацию на передачу и не очень внятно ответил: — Техас, я — Кондор, прием…

— Кондор, на связи Техас, — оживилась рация и голос в аппарате торопливо продолжил: — Они прошли к вам. Нас даже и не заподозрили. А одного из этих олухов я даже нарисовала. Кондор, прием. Они будут у вас минут через пять, не больше… Как поняли, Кондор?

— Вас понял, отбой связи, — наемник выключил рацию, какое-то время с ненавистью смотрел на ни в чем не повинный аппарат, а потом четко и внятно произнес: — Сука! Сэм, эта сука нас надула. Она с ними заодно…

— Так давай вернемся, Кэп, и порвем ее на мелкие тряпочки? — с готовностью предложил Сэм, которому вовсе не улыбалось бегать, высунув язык, по сельве и искать пулю себе в башку или в прочие, не менее дорогие места. Куда приятнее будет заняться молоденькой бабенкой, которая, скорее всего, там, на реке и продолжает болтаться со своим старым идиотом, страдающим от похмелья. Как ли девка, а старик был точно без обмана — самая натуральная пьянь, такое не сыграешь…

— Идем, — Джексон круто развернулся и буквально вылетел на улицу. — Эй, все сюда! Бегом, бегом… Быстро возвращаемся к лодке. Да шевелитесь вы, олухи!

Метров за пятьдесят до места, где была оставлена под охраной Чероки моторка, Джексон приказал перейти на шаг. Оставшееся расстояние шли, привычно стараясь не шуметь, ставя ногу так, чтобы предательски не хрустнул случайный сучок. Надувная лодка, выкрашенная в желто-зеленый цвет, оказалась на месте. Только вот Чероки в ней было не видно…

Джексон поднял руку, приказывая всем замереть на месте, а сам, бесшумно ступая, медленно подошел к моторке. Остановился, замер. Потом аккуратно прислонил винтовку к нагревшемуся борту. Наклонился и… рывком выдернул из лодки казавшегося рядом с ним мальчишкой маленького Джеронимо. Страшный удар в лицо отбросил заснувшего на посту бандита метров на пять. Кэп одним прыжком преодолел эти метры и вновь ударил провинившегося — на этот раз ногой. И вновь удар заставил Чероки отлететь на несколько метров. Бандиты, люди, практически лишенные чувства жалости, на этот раз замерли в мрачном молчании, не понимая, из-за чего их командир вдруг так озверел. Подумаешь, задремал паренек в тенечке — хватило бы и подзатыльника.

— Кэп, ты ведь убьешь его, — наконец осмелился подать голос Сэм.

— Заткнись! — Джексон, вне себя от ярости, был страшен. — Да знаете ли вы, сколько хороших солдат, отличных парней на тот свет отправилось из-за таких вот уродов? Запомните все: если я говорю, что нужно смотреть в оба и сторожить лодку или что еще, — это значит, что нужно не спать, а нести службу… Я понятно излагаю? В следующий раз провинившегося пристрелю сразу, без нотаций и длинных разговоров. Сэм, закинь эту тварь в лодку и заводи мотор. Надо теперь с той сукой техасской разобраться…


27

— Серьезный мужик. Так его, смугленького, чтоб служба медом не казалась, — одобрительно прошептал Орехов, через оптику своей М-16 наблюдая за разборкой бандитов. — Ну, пошумели чуток — и домой пора. А то, глядишь, скоро и темнеть начнет…

Когда лодка с бандитами, рванув, что называется, с места в карьер, умчалась в обратном направлении, майор вышел из уже порядком опостылевших зарослей и со вкусом задымил сигаретой. Насмешливо посмотрел на Троянова, озабоченно стряхивавшего с себя мусор пополам с насекомыми, и пошутил, окутываясь клубом серо-голубого дыма:

— Бесполезно. Все равно сожрут, мичман. Ты на здоровье наплюй и курить начинай — все какая-никакая, а защита.

— Мне под водой здоровая дыхалка нужна, майор, — Тритон ожесточенно почесал зудевшее плечо и спросил: — Ну что, пойдем и мы? Как думаешь, они Машку долго искать будут?

— На идиотов они не похожи, — отрицательно качнул головой Орехов и, вспоминая расправу над смуглым парнем, добавил: — Командир у них мужик суровый. Видел, как он того метелил? А Марию они, конечно, не найдут. Пошарятся маленько, да и рванут домой, на свою базу чертову. Так что, маэстро технико, заводи аппарат, следом за стаей пойдем…

— Я что еще спросить хотел… — залезая в длинную лодку, еще недавно принадлежавшую хозяину заимки, глянул на командира мичман. — А вот лично тебе трудно не начать палить в этих сволочей, когда они вот — у тебя под носом?

— Для дела можно и потерпеть, — запрыгивая в лодку и отталкиваясь от берега длинным веслом, ответил Орехов. — Вообще-то, маэстро, мне гораздо больше курить было охота, чем стрелять. Можешь не сомневаться, еще настреляемся…

…Ни «художницы» с бесхитростным позывным «Техас», ни старика на реке, естественно, не оказалось. Да Джексон в этом и не сомневался — не дураки же они, в самом деле, чтобы сидеть в своей лодке на месте и ждать расправы. Искать их среди бесчисленных заводей, проток и речушек было абсолютно бессмысленно. Если тот полупьяный старик был из местных, то уж он-то знает, где можно надежно спрятаться в этих чертовых джунглях. Триста лет будешь ползать, распугивая кайманов, змей и прочих тварей, а так никого и не найдешь…

Проверив наудачу парочку притоков, Джексон взглянул на часы, махнул на бессмысленную затею рукой и приказал взять курс на базу. Вскоре показалась светлая скала, а затем и каменная стена, прикрывавшая туннель. Кэп по рации связался с дежурным и, минуты три спустя, скала медленно ушла в сторону, пропуская лодку внутрь горы.

Наемники выбрались из моторки на бетонный причал и с удовольствием разминали ноги и спины, затекшие за время долгого путешествия. Небольшое удовольствие сидеть, поджимая ноги под себя, подобно индейцам или каким монголам. Кэп закурил сигарету, его примеру последовали и остальные.

— Кэп, вы бы с ребятами отошли подальше со своими сигарками, — неуверенно подал голос еще не оправившийся от взбучки Чероки. — Тут что-то бензином воняет ужасно. Думаю, бачок с горючим подтекает. Неужели вы не чувствуете?..

…В нескольких километрах от базы в одной из проток покачивались на мутновато-темной воде два плавсредства: длинная деревянная лодка и двенадцатиметровый катер, еще недавно принадлежавший неудачливому пирату Хуану. В каюте катера за столом сидели все бойцы группы во главе с Ореховым и старик, представлявший нечто вроде народного ополчения. Перед Ореховым лежал раскрытый ноутбук, к которому были подсоединены еще парочка каких-то хитрых приборов с загадочно подмигивавшими цветными индикаторами. Одной рукой командир щелкал по клавишам компьютера, другой придерживал мягкий кружок наушников. Майор ткнул пальцем в точку на мониторе и, не скрывая злорадства, пояснил:

— Вот они и дома, голубчики. Вот она, чертова пещера Лейхтвейса…

— Тогда уж скорее пещера Али-бабы и сорока разбойников, — улыбнулся Катков. Настроение лейтенанта да и всех членов группы было приподнятым. Все они рассчитали верно, бандиты все-таки получили маячок в подарок и привезли его на свой суперсекретный объект. — Я же говорил, что не может такого быть, чтобы они на такую красотку не клюнули! Они как Марию в купальнике увидели, так им все мозги и отшибло…

— Погоди, Скат, — Орехов остановил разглагольствования лейтенанта ладонью и прислушался к разговору, звучавшему в наушниках. «Тут что-то бензином воняет ужасно… Думаю, бачок с горючим подтекает…» Майор вдруг азартно хлопнул себя ладонью по колену и показал товарищам большой палец. — Ай, молодца, вот это, что называется, настоящий подарок…

Орехов схватил со стола нечто вроде телевизионного пульта, быстро защелкал кнопочками и, твердея лицом, ткнул в красную кнопку…

…Реакции Джексона, наверное, могла бы позавидовать и кобра. Когда под бетонными сводами оглушающее рванул взрыв, взметая столб водяных брызг и со свистом разнося во все стороны множество осколков и ошметок надувной лодки, Кэп мгновенно упал на вытянутые руки и откатился далеко в сторону. Еще падая, он успел отметить, что для Чероки сегодня выдался на редкость невезучий день. Взрыв подбросил наемника вверх и в сторону и, казалось, Чероки на какую-то долю секунды завис в воздухе среди водяных брызг, а уж потом бесформенным мешком упал в воду…

Кроме невезучего маленького Джеронимо, не пострадал никто, если не считать несколько пустяковых царапин, полученных бандитами. Когда по приказу Джексона тело достали из воды, Чероки был еще жив, но и одного взгляда на истерзанное и обожженное тело было достаточно, чтобы понять, что этот парень свое по сельве отбегал.

Пострадавшего бережно положили на подстеленный на бетон кусок брезента, и наемники в мрачном молчании столпились рядом. Каждый втайне благодарил Деву Марию и всех остальных святых, что не он оказался на месте Чероки. Кэп молча присел рядом с умирающим на корточки, внимательно осмотрел раны и понимающе кивнул. Вроде бы и с искренним сочувствием.

— Да, паренек, не повезло тебе. Ты немножко потерпи — и все будет в порядке, — с этими словами Джексон быстро взвел курок своего «кольта» и выстрелил Чероки в голову…

— Кэп, зачем… — вопрос застыл на губах ошарашенного поступком командира здоровяка Сэма, старательно прикладывавшего платок к кровоточащей царапине над ухом.

— А ты что, хотел, чтобы наш Джеронимо мучился еще часа три? — с мрачным вызовом ответил Джексон, убирая пистолет в кобуру. — Поверьте, парни, я в этом знаю толк. Он все равно кончился бы. Но протянул бы еще не меньше пары часов. Думаешь, это кайф — подыхать в страшных муках? Пусть каждому из нас в подобной ситуации повезет и рядом окажется друг, который без фальшивых соплей пустит нам пулю в башку… Все, быстро прибрали тут все и разошлись! Всем отдыхать…

— Не рановато ли отдыхать собрался, рейнджер? — шаркая по серому бетону подошвами, к наемникам приближался Алехандро, шумно дыша и злобно поблескивая темными глазками. Правда, несмотря на одышку, босс цепко держал в толстых пальцах неизменную сигару, вероятно, считая, что с ней он выглядит ничем не хуже самого Черчилля. — Ты и твои бездельники уже истребили всех спецназовцев, что кружат вокруг нас в сельве? Но я что-то не вижу доказательств твоих побед. Где их головы или хотя бы уши? И что тут происходит, черт вас подери? Или я что-то упустил и теперь у нас здесь взрывной полигон?

— На какой из вопросов мне отвечать? — тяжелым взглядом встретил босса Джексон.

— На все, сеньор Кэп, на все, — чуть понижая тон, пыхнул сигарой толстяк.

— Чужаков мы пока не истребили, сеньор Алехандро, но сделаем это в ближайшее время. Люди мотались по сельве как проклятые и имеют право на отдых. Тем более что через полчаса стемнеет и, сами понимаете, там и сам дьявол ничего не найдет. А взрыв… В лодке рядом с мотором есть бак с горючим. Там же, рядом в ящике, и пара гранат валялась…

Случилась утечка — и произошел взрыв. То ли проводка замкнула и заискрила, то ли наш бедняга Чероки неосторожно закурил. Результат вы видите сами: малыш лежит мертвый под брезентом. Вам я бы тоже советовал быть осторожнее с сигарами и не разгуливать по базе с огнем в руках. Тут и бочки с бензином и соляром неподалеку — далеко ли до беды…

— Будем считать, что ты меня убедил, — важно кивнул Алехандро. — Хорошо, пусть твои парни отдыхают, а ты пойдешь со мной — надо кое-что обсудить…

…Во время монолога командира наемников босс не проронил ни слова, лишь сопел, дымил сигарой и тихо злился. Кэп намеренно солгал про гранаты и так же намеренно повесил всю вину за происшедшее на Чероки — ему ведь уже все равно, а с мертвых какой спрос… Тем более не собирался Джексон сообщать боссу о том, что взрыв был мало похож на тот, что бывает при попадании огня в бак с бензином. Кэп ясно видел, что рвануло не сверху, рядом с двигателем, а снизу — из-под воды. Скорее всего, мину им приладили, пока они любовались на полуголую «художницу»… Только вот этой толстой свинье об этом знать не нужно, а то от злобы лопнет, бедняга. Ребята, если кто и сообразит насчет взрыва, тоже будут молчать…

В кабинете босса мягко урчал кондиционер и царила приятная сухая прохлада. Алехандро небрежно махнул на стоявшее рядом с массивным столом кресло, приглашая наемника присаживаться, сам же основательно утвердился за столом. Достал бутылку виски, плеснул в два стакана, вбросил в золотистую жидкость по несколько кубиков льда. Один из стаканов подтолкнул в сторону гостя, отхлебнул из своего и начал возиться с очередной сигарой. Когда первый клуб дыма поплыл к потолку, босс устало облокотился о столешницу и совершенно спокойным тоном спросил:

— Послушай, Джексон, что ты думаешь об этих людях, что прячутся в сельве и кружат вокруг нашей базы? Я кое-что соображаю в бизнесе, но в ваших военных штуках не очень-то силен. Что им нужно? И чего от них можно ожидать?

— Ну, во-первых, босс, судя по всему, их не более пяти человек, — оценив умение толстяка признавать, что он в чем-то может быть не компетентен, без малейшей иронии и неприязни ответил Кэп. — Во-вторых, думаю, это все-таки люди из штатовских спецслужб и они охотятся никак не за грузом, который вскоре должен уйти в сторону Флориды — для этого их слишком мало. О существовании базы они наверняка догадываются, но пока вряд ли нас выследили — так, кружат наудачу в потемках. Я бы предположил, что их послали сюда для того, чтобы они попытались найти базу и, в случае удачи, сообщили ее координаты своим боссам. То есть это больше разведывательная группа, чем боевая. А вот если они что разнюхают — тогда в сельву могут прибыть по-настоящему серьезные ребята и будет их намного больше десятка.

— Ты хочешь сказать, что даже если эти люди каким-то образом засекут груз и обнаружат базу, то они сюда не сунутся ни под каким видом? — Алехандро явно пытался решить какую-то одному ему известную задачу. — И дадут субмарине спокойно уйти в рейс?

— Босс, вы бы затеяли драку, зная, что у вас за спиной всего трое парней, а врагов — сотня?

— Действительно, не идиоты же они… Груз придет завтра, — толстяк пыхнул сигарой, осушил свой стакан и тут же налил снова. — Тебе не предлагаю — после дела сможешь лакать сколько угодно, а пока ты нужен мне с ясной головой. Рейнджер, ты возьмешь всех свободных людей и проверишь всю округу, чтобы ни одна тварь не болталась рядом, пока субмарина не скроется в водах Ориноко. Сейчас главное — груз. А уж потом этих ублюдков можно будет без суеты отыскать и прикончить. Все, можешь идти.

— Алехандро, как я понял, у них есть как минимум один аквалангист, — вставая с кресла, счел нужным предупредить Джексон. — Его, как ты понимаешь, мы отследить не сможем.

— Ты, солдат, решай свои задачи, на суше, — небрежно отмахнулся толстяк, — а с их парнем в ластах я сам разберусь…

Дверь в кабинет распахнулась так резко, что Джексона обдало холодным порывом воздуха. На пороге возник Сэм и, азартно поблескивая светло-серыми глазами викинга, выпалил:

— Командир, босс, там перед скалой вертится наша художница с каким-то воякой! Они фотографируют. Их на мониторе засекли. Рамон — он сейчас дежурит…

— Фотографируют, говоришь? — Алехандро вдруг побагровел и швырнул в стену свой стакан — только мелкие осколки сверкнули и посыпались на пол. — Берите лодку, две, три, все берите и приволоките мне их сюда! Живыми…

— Босс, — недоверчиво покачал головой Джексон, — а стоит ли? Там может быть засада, они, вполне возможно, просто выманивают нас…

— Какая засада, рейнджер? — вызверился толстяк. — Они просто наугад по притокам шарят. Ты же сам сказал, что они не идиоты, чтобы голову в петлю совать? Хочешь наблюдать? Тогда лезь наверх и наблюдай. А ты, Сэм, бери парней и возьми мне этих фотографов. Все, вперед…


28

Джексон выбрался на поверхность через люк, но закрывать его не стал, опасаясь, что железяка может лязгнуть и спугнуть увлеченных фотографированием разведчиков. Если босс считает, что они тут оказались случайно, — что ж, пусть и дальше так думает. Для себя же наемник уже решил точно: наверняка эти ловкие ребята каким-то образом прилепили к лодке маячок вместе с миной, засекли с его помощью базу, а потом взорвали все к чертовой матери, чтобы скрыть следы… И будь я проклят, с ядовитой усмешкой думал Джексон, устраиваясь поудобнее и выискивая наглецов через оптику винтовки, если эта парочка не задумала какую-то очередную гадость… Вот они, сидят в лодке и выжидают чего-то, посматривая на скалу, загораживающую вход в туннель. Пристрелить обоих? Да нет, не стоит — иначе этот толстый придурок совсем ума от злобы лишится. Ладно, пусть Сэм их ловит, а мы посмотрим, что из этого выйдет. А ведь Сэм наверняка уже роль командира на себя примеривает. Ну-ну…

…Орехов сидел на руле и потихоньку поигрывал рукояткой подачи топлива, гоняя двигатель на холостых оборотах и не спуская глаз со скалы — по всем прикидкам выходило, что именно эта каменюка была дверью в чертову пещеру. Мгновенно она не откроется, а это значит, что у них с Марией будет минута-другая форы, прежде чем за ними рванет лодка бандитов. Или лодки — это уж как карта ляжет…

— Скала… — Мария непроизвольно вскочила на ноги и вытянула руку в сторону начавшей свое движение каменной стены. — Она движется!

Черная щель метров двух высоты ширилась на глазах, и майор отчетливо услышал, как там, за преградой точно так же кто-то гоняет мотор в нетерпеливом ожидании, когда можно будет вырваться на открытую воду и броситься в погоню за чужаками.

— Что ж ты творишь, дура… — Орехов метнул полный ярости взгляд на девушку и, выжимая полный газ, прикрикнул: — А ну на дно ложись, быстро!

…Небольшая четырехметровая лодка, собранная на заклепках из дюралевых листов, буквально прыгнула с места, высоко задирая нос и сразу набирая очень приличную скорость. Не обманул старик, удовлетворенно отметил майор, выруливая на середину протоки. Мотор действительно вполне мог бы с не меньшим успехом толкать и лодку гораздо больших размеров, а уж этот легкий катерок почти в самом прямом смысле летел над водой.

Правда, особенно расслабляться не стоило, поскольку сзади мчалась, подпрыгивая на волнах, надувная лодка с бандитами, оснащенная, вероятно, движком еще и помощнее этого. Ничего, лихорадочно прикидывал Орехов, точно входя в очередной поворот реки, только бы стрелять не вздумали — одной пули в мотор или в бензобак будет достаточно, чтобы вся затея с этой сумасшедшей погоней провалилась. Главное, что они все-таки клюнули на приманку и раскрылись — теперь известны точные координаты их подземного логова…

Сэм с винтовкой в руках сидел на приподнявшемся носу лодки и, охваченный азартом погони, не уставал сквозь рев мотора покрикивать бойцу, сидевшему у руля: «Добавь, добавь газу, черт тебя подери!» Лодка прыгала по волнам и порой казалось, что они вот-вот настигнут катерок с этой чертовой художницей и ее напарником, но те снова и снова отрывались — от самолета у них мотор, что ли? Несколько раз Сэм примеривался прицелиться в мотор, но лодки так неравномерно подпрыгивали и маневрировали, что о точном выстреле не могло быть и речи. Это в кино герои запросто попадают из пистолета в колесо преследуемой машины. Попробовали бы они в реальной жизни — сто долларов против одного, что из десяти пуль в колесо не попала бы ни одна…

Лодка с художницей заложила крутой вираж, взбивая высокую волну, легла на левый борт и ушла в очередной приток реки, скрываясь за зеленой стеной высоких зарослей. Входя в поворот, Сэм уже твердо решил для себя: черт с ним, с приказом босса, придется стрелять, а то уйдут — посудина у них маленькая, а мотор ого-го, да и двое их, а нас на этой резинке четверо. Надо стрелять…

Лодка бандитов вошла в поворот и в ту же секунду Сэм понял, что выстрелить он, пожалуй, уже не успеет — на узком мысочке в двух десятках метров от них стоял человек с неким подобием толстенькой трубки на плече и явно поджидал именно их лодку.

«Гранатомет, — успел подумать Сэм, отчетливо отмечая обострившимся зрением, как человек плавно нажал спуск и труба выплюнула клуб дыма, а позади нее вырвался длинный сноп огня. — Они заманили нас в засаду и как последних придурков подвели под выстрел! Надо было мне все-таки стрелять, тогда бы…»

Додумать бандит так и не успел, поскольку снаряд угодил точно в двигатель лодки и через долю секунды и моторка, и ее экипаж превратились в одно рваное огненное облако, из которого вверх и в стороны полетели ошметки тряпок, кусков резины, металлических осколков и того, что обычно принято называть фрагментами тел…

…Орехов, удостоверившись, что Троянов не промахнулся, резко сбросил газ, развернул катерок и на малых оборотах подошел к мысочку, на котором их поджидал мичман. Еще курившаяся дымком труба использованного разового гранатомета, напоминавшего известную «Муху», валялась на песке, выброшенная за ненадобностью. Едко пахло гарью и паленой резиной…

— Давай, снайпер, запрыгивай, — устало скомандовал майор, посматривая, как Мария поднимается со дна лодки, стряхивает с себя мокрый мусор и пересаживается поближе к носу, освобождая место для Тритона. — Погоди. Трубу в воду забрось. Нечего улики разбрасывать. Молодец, мичман, а то еще немного — и они или нас догнали бы, или стрелять начали. И деду спасибо — эта штука летает что твоя ракета на подводных крыльях. Все, поехали, как говорил товарищ Юра…

…Джексон отложил в сторону свою М-16, перевернулся на спину и, заложив руки за голову, бездумно наблюдал, как на фоне синего неба медленно колышутся резные листья деревьев. Он вполне отчетливо слышал и быстро удалявшиеся звуки работавших на предельных оборотах моторов, и отдаленный взрыв, которым закончилась погоня Сэма за казавшейся такой легкой добычей. А невзрачная кошка-то взяла да и обернулась пантерой и от охотника остались лишь жалкие ошметки — почему-то Джексон был уверен, что не ошибся, и взорвалась именно моторка с его парнями.

В глубине горы вновь глухо загудели электромоторы и вдогонку за первой лодкой с большим опозданием выскочила из туннеля вторая, вероятно, отправленная боссом в помощь Сэму и его ребятишкам. Примерно через минут двадцать лодка вернулась и проворно проскользнула обратно под надежные своды тайной базы.

«Тайная база, — едко усмехнулся Кэп, неторопливо спускаясь в шахту и захлопывая за собой люк. — Точнее — бывшая тайная. Теперь они точно знают ее расположение и наверняка вцепятся в добычу мертвой хваткой. И пока не растерзают толстяка со всей его компанией, не отступятся. Похоже, я поставил не на ту лошадь…»

Джексон подошел к парням, только что выбравшимся из вернувшейся лодки, и коротко спросил:

— Сэм?

Один из наемников, не говоря ни слова, только отрицательно покачал головой. Кэп так же молча понимающе кивнул и подумал, что все-таки он не ошибся и Сэм со своими приятелями наверное уже стучатся в ворота рая. Только вот райские врата ребяткам вряд ли кто откроет. Если там что-то и есть, то придется им брести к калиточке с надписью «Ад», где их с нетерпением поджидают злорадно ухмыляющиеся черти с вилами и горячими сковородками. А вот, кстати, спешит и сопит как паровоз и вполне земной толстый черт…

— Где парни с первой лодки? — Алехандро подскочил к вернувшимся наемникам.

— Там, на воде, плавают лишь ошметки, босс, — сумрачно ответил боец. — Парням не повезло. Скорее всего, их подшибли из гранатомета…

Босс достал из кармана куртки новую сигару, долго возился и сопел, раскуривая ее, а потом вдруг повернулся к Джексону и отчетливо и раздельно заявил, тыкая смуглым пальцем:

— Если ты, рейнджер поганый, сейчас вякнешь, что ты меня предупреждал и парни погибли из-за меня — я тебя сразу пристрелю! А потом прикажу твой вонючий труп выбросить в ту же грязную реку, в которой плавают куски твоих непобедимых солдат!

Джексон, всей кожей чувствуя, как замерли в ожидании и его бойцы, и подошедшие люди толстяка, медленно отвел руку с винтовкой в сторону и легким броском передал оружие в руки одного из своих парней. Затем сделал неуловимо быстрый шаг, и в следующее мгновение Алехандро ощутил, что его шея надежно придавлена локтевым сгибом наемника, а к щеке прижимается холодное лезвие длинного ножа, почти касаясь острием правого глаза.

— Не надо со мной так, босс, — сдавливая шею толстяка так, что у того потемнело в глазах, прошипел Джексон. — Никто и не собирался обвинять тебя. Но и не надейся, что всех собак ты сможешь повесить на меня. Просто произошел несчастный случай, парням не повезло. На войне это бывает… Мы договорились, босс?

— Дог… договорились. Отпусти, идиот, задушишь, — прохрипел вконец побагровевший Алехандро.

— И мы забудем этот маленький инцидент, правда? — ослабляя захват, вкрадчиво предложил наемник.

— Все, все, рейнджер, уже забыли, — высвобождаясь, сердито проворчал босс, старательно пряча глаза и прикидывая, как половчее вывернуться из этой дурацкой ситуации, чтобы и рейнджера на место поставить, и авторитет не растерять. — Ладно, погорячились и хватит. А ловко ты меня прихватил, дьявол тебя разорви… Молодец, не ошибся я в тебе. А чтобы я и дальше в тебе и в твоих людях не разочаровался, ты найдешь этих ублюдков, что кружат вокруг базы, и принесешь мне их головы. Лады, рейнджер?

— Договорились. Будут тебе головы, босс…


29

…Вообще-то, в жизни так все устроено, что обычно несчастным человек себя чувствует, когда у него чего-то нет: здоровья, крыши над головой, куска хлеба или глотка воды в жаркий день. Но бывает и так, что именно обладание чем-либо делает несчастными не только отдельных людей, но и целые народы. Так было с Америкой, куда жадные конкистадоры прибыли за золотом и в погоне за желанной добычей уничтоживших целые государства вроде империй инков, ацтеков и майя. Так стало с Афганистаном, имеющим несчастье быть неким подобием сердца Центральной Азии. В этом же списке и Иран вместе с Ираком, богатые нефтью, грязной масляной жижей, гордо именуемой черным золотом…

Испанские конкистадоры рыскали по жаркой и влажной сельве в поисках легендарной, сказочно богатой страны, где «даже крыши кроют золотом». El Dorado по-испански означает «золотой король». Самое интересное, что ставшее впоследствии расплывчато-туманным и нарицательным понятием Эльдорадо испанцы все-таки нашли. Хименес де Кесада и шайка его оборванцев обнаружила в самом сердце нынешней Колумбии страну муисков — именно эти индейцы завели обычай покрывать золотой пылью вновь избранного короля-вождя.

Золотую пыль король смывал в водах священного озера Гуатавита, а заодно бросал в воду горы золотых украшений и изумрудов, которые, кстати, в Колумбии добывают и до сих пор.

С муисками произошло то же самое, что и с остальными, но индейские жрецы оказались даже изощреннее древних парфянцев, прославившихся искусством послать, умирая, смертельную стрелу в спину врага. Месть жрецов растянулась на века: уже более пятисот лет табак и кокаин убивают белого человека — медленно, но наверняка. В Афганистане, нищей стране гор, глины и песка, прекрасно растут алые маки, дающие опий-сырец, из которого делают героин. Героин, который сегодня убивает в первую очередь русских и европейцев. В Колумбии наркокартели производят в тайных лабораториях «кокс», предназначенный для штатовских любителей забрасывать свои больные мозги в страну грез. В страну, из которой редко кто возвращается…

…Вертолет без опознавательных знаков стремительно проскользнул через границу Колумбии и на предельно малой высоте пошел над мутноватыми водами Ориноко на восток. Придерживаясь левого берега, пролетел несколько миль и резко ушел в узкий зеленый коридор одного из притоков. Так, постоянно меняя курс и то набирая высоту, то ныряя почти к самой поверхности вод, никем не замеченный геликоптер добрался до обозначенной на штурманской полетной карте точки выброски. Здесь, неподалеку от места впадения Апуре в большую Ориноко, вертолет набрал около километра высоты и на полминуты завис, покачиваясь над небольшой проплешиной в густых мангровых зарослях. Дождался, когда снизу, с земли, в синее вечернее небо взовьются две зеленые ракеты, спустился чуть ниже и еще через минуту лег на обратный курс. В небе медленно покачивались, опускаясь к близкой земле, четыре парашютных купола…

Парашютистов было двое. Оба, как на подбор, высокие, плечистые и крепкие. Едва ноги десантников коснулись поросшей густой травой земли, оба умело погасили купола и освободились от подвесных систем. Отбросив ненужные парашюты в сторону, мужчины бросились к месту приземления двух грузовых контейнеров. Подхватив один из брезентовых мешков, тот, что был побольше размером, десантники быстро оттащили его в заросли и, приготовив оружие, принялись ждать тех, кто сигналил вертолету ракетами.

Ждать пришлось недолго. Минут через пять на поляне появился мужчина в камуфляже с автоматической М-16 в руках. Остановился, посмотрел по сторонам и, заметив брошенные бесформенные комки парашютных куполов, направился к ним. Присел на корточки, пощупал скользкую ткань и вновь осмотрелся по сторонам, после чего безошибочно пошел в сторону затаившихся в чаще мужчин. До парашютистов оставалось метров пятнадцать, когда из зарослей отчетливо скомандовали:

— Стоять! Кого ищем, амиго?

— Я ищу рождественские подарки, хотя до Рождества еще и далеко, — направляя ствол в сторону голоса, раздельно ответил Боб Джексон и замер в ожидании отзыва.

— Подарки мы привезли, но они предназначены нашим северным друзьям, — навстречу Джексону вышел один из мужчин с пистолетом в руках, окинул взглядом фигуру наемника, секунду подумал и убрал пистолет в наплечную кобуру. Протянул руку. — Можете звать меня Мигелем. Мой напарник — Хосе. Что вы улыбаетесь? Что-то не так?

— Все нормально, амиго, — ответил на рукопожатие Кэп, — просто вспомнил одного знакомого. Его тоже звали Хосе. Отличный был парень. Добро пожаловать, ребята. Как добрались?

— Все прошло нормально, — Мигель повернулся и негромко свистнул, подзывая напарника. С другой стороны почти одновременно появились четверо бойцов, прибывших с Джексоном.

— С нами груз. Сто пятьдесят килограммов. Как тут, спокойно?

— В общем, да, — кивнул наемник и озабоченно посмотрел на часы. — Но поторопиться нам все же следует — пока погрузимся, пока доберемся до базы…

Когда разбирали и перетаскивали в лодки содержимое контейнеров, Джексон отметил, что парни привезли не только «особо ценный груз» отборного кокаина, но и кое-какое оружие и снаряжение. Гости собрались было утопить парашюты, набив их камнями, но Кэп по старой армейской привычке предложил забрать качественную ткань с собой — кто знает, возможно, завтра и она может на что-то сгодиться.

Когда скала отъехала в сторону, открывая прибывшим лодкам скупо освещенный зев туннеля, над сельвой уже сгустилась кромешная темнота.

Алехандро, встречая экспедиторов и благополучно доставленный на базу груз, обменялся с Мигелем и Хосе рукопожатиями, довольно улыбаясь, похлопал каждого по плечу и торжественно объявил, многозначительно поглядывая на Джексона и его бойцов:

— Вот эти ребята подстрахуют выход субмарины в рейс. Я специально просил, чтобы прислали именно их. Джексон, теперь вы можете чувствовать себя в полном порядке — это настоящие боевые пловцы, прошедшие подготовку ничуть не худшую, чем хваленые штатовские морские котики или тюлени. Так что, дорогой Боб, ты теперь можешь полностью переключиться на своих сухопутных крыс, а с аквалангистами разберутся эти ребята…

«Что ж ты так суетишься, толстый, а? — безразличным взглядом окидывая крепкие фигуры пловцов, неторопливо закурил Джексон. — Да понял я, что это не мальчики из отряда скаутов. Сразу понял, как только при разборке контейнеров с этим чертовым коксом увидел, что они привезли с собой черные коробки аквалангов, гидрокостюмы и прочую дребедень. Что тут скажешь… Не дураки там у вас в «штабе» сидят. Все верно: если груз пойдет в Штаты на подводной лодке, то, зная, что где-то поблизости под водой вертятся чужаки, будет совсем не лишним выставить боевое охранение. Пусть воюют ребята, а мы посмотрим, какие они крутые… А эта свинья готов плясать перед ними по ну очень простой причине — боится, что боссы настоящие снимут с него скальп за то, что кто-то разнюхал про базу. Да, я со своими ребятами немного дал маху, но при любом раскладе в первую очередь снимут голову нашему чумазому Алехандро — и он это прекрасно понимает. Как понимает и то, что не так-то просто найти в сельве маленький отряд, если они этого не желают…»


30

Стая серебристых рыбок испуганно метнулась в сторону, совершенно синхронно исполнив, подобно настоящим морским судам, поворот «все вдруг». Черное пучеглазое чудовище, послужившее причиной паники, обладало какими-то неправильными, недоразвитыми грудными плавниками, зато имело поистине огромный плавник хвостовой. Неправильной рыбой заинтересовались и десятка полтора любопытных пираний, рыскавших в поисках добычи, но от чудища непривлекательно пахло чем-то неизвестным и хищники равнодушно проследовали мимо. Вот если бы от черного пахнуло хотя бы капелькой крови, то к этим полутора десяткам мгновенно прибавилась бы еще сотня и от жертвы в считанные минуты остался бы лишь несъедобный чистенький скелет. Даже раненый кайман-крокодил предпочитает выброситься на берег, где его ждет почти неминуемая гибель, чем остаться в речных водах и вплотную познакомиться с острозубыми и неимоверно прожорливыми хищниками, не знающими ни страха, ни жалости…

Аквалангист проводил опасливым взглядом ушедших в глубь мутноватой воды пираний и непроизвольно облегченно перевел дух — да уж, лучше с крокодилом схватиться, чем с этими большеротиками…

Проделав еще несколько волнообразных движений телом и длинными ластами, пловец приблизился к скале и начал внимательный осмотр. Как и следовало предполагать, нигде не было видно ни единой щелочки. Ни справа, ни слева слегка светившейся в желтоватой воде скалы никаких признаков туннеля не было. Разве что слишком правильная для природного образования прямоугольная форма этой самой скалы, которая отчетливо была видна у самого дна реки. Дно под скалой тоже было слишком уж ровным, здесь явно прослеживалась немалая работа человеческих рук. Вывод прост как кухонная табуретка: туннель есть, скала, прикрывающая собой вход, есть, а вот какого-либо лаза в этом инженерном сооружении, через который можно было бы проскользнуть внутрь базы — нет. Ну что ж, прикидывал Скат, отгребая от каменного затвора, отрицательный результат — тоже результат. Зато теперь точно известно, что со стороны реки на базу можно попасть только через открытые ворота туннеля и никак иначе…

Придерживаясь почти самого дна реки, Катков миновал некое подобие Т-образного перекрестка и ушел влево, где в крохотном заливчике его поджидал в лодке майор. А дно реки, профессионально отмечал лейтенант, тоже ведь слишком чистое для обычного русла. В любой реке джунглей всегда есть горы всякого хлама вроде полузатопленных стволов подмытых потоком деревьев и кустов, а тут все чистенько, словно добросовестный метельщик по улицам прошелся. А ведь и прошелся — только не с метлой, а с драгой, которая весь хлам собрала и по берегам его аккуратненько разложила…

— Ну что там? — вполголоса спросил лейтенанта Орехов после того, как помог забраться пловцу в лодку и освободиться от снаряжения.

— Там все глухо, майор, — переводя дух, отрицательно покачал головой Скат. — Нигде даже руку не просунешь. Войти можно только одним путем — когда скала отходит в сторону. Сам понимаешь, мы же не можем сидеть в реке и ждать, когда они соизволят гору открыть. Может быть, и сегодня норка откроется, а может быть, и через неделю… Не забывай, что у нас компрессорной нет, баллоны по сути одноразовые — их беречь надо.

— Это да, — задумчиво кивнул Орехов, — воздух беречь надо. В общем, лейтенант, как ни прикидывай, а надо языка брать. Наверняка у них над скалой есть пост. Как говорится, трехсменный круглосуточный… А вот как к нему подобраться? Надо думать… Если по скале подняться со стороны реки…

— То прямиком под ясны очи часового, — лейтенант прищурился, вспоминая конфигурацию скалы. — Если там есть пост, то, сто пудов, есть и люк, ведущий внутрь базы. Пост расположен на уступе типа карниза, а над уступом опять-таки возвышается скала. Там до верха метров восемнадцать-двадцать.

— Думаешь, сверху? У нас альпинистского снаряжения нет. А если бы и было, то как ты себе это представляешь — бить крюки в скалу на виду у часового? Его это здорово развлечет… Снизу, с воды, я бы и на пальцах забрался, без всякого снаряжения, а вот сверху… Хотя, если бы часового чем-то хорошенько отвлечь, то можно и попробовать.

— Чем ты его отвлечешь? — скептически сплюнул за борт лодки Скат. — Один раз мы их на голую Машку поймали, второй раз они на один и тот же крючок не попадутся.

— Ну, на тебя не угодишь, — майор щелкнул зажигалкой, пыхнул сигаретным дымом и, не без симпатии вспомнив очень даже приличную фигурку местной лейтенантши, добродушно улыбнулся. — Не хотят голую Марию, что-нибудь другое придумаем…

…Джунгли, как бы они ни именовались на местных наречиях, выглядят примерно одинаково в любой точке мира, расположенной неподалеку от экватора, будь то сельва в бассейне Амазонки, ядовито-зеленые заросли Вьетнама или до сих пор мало изученные чащи Новой Гвинеи. Везде много самой разнообразной зелени, перевитой лианами, экзотических пахучих цветов, зверья, птиц, змей, пауков и прочей гадости, коей несть числа. Везде очень жарко, влажно и душно. Джунгли — это как раз тот случай, когда шутливое выражение «Лес — он и в Африке лес…» совершенно не соответствует истине.

Леса везде разные. Ухоженные, заботливо вычищенные от сушняка и мусора пущи Германии здорово отличаются от захламленных бескрайних лесов России. Но даже сибирская тайга по сравнению с тропическими лесами может показаться чистенькой и легкопроходимой, не говоря уже о почти европейских березово-ольховых лесах где-нибудь в Новгородчине. Хотя и в псковско-новгородских крах встречаются такие чащобы и коварнейшие бескрайние болота, что им вполне могли бы позавидовать любые, даже самые опасные и гиблые места той же Амазонии.

В джунглях можно передвигаться только очень медленно и очень осторожно. Медленно — потому что порой шагу ступить нельзя без того, чтобы не приходилось острым мачете прорубать дорогу среди переплетенных лианами густо стоящих стволов деревьев. Осторожно — из-за того, что на каждом шагу можно наступить на какую-нибудь «ползучую смерть» вроде опаснейшей кобры, по сравнению с которой даже зубастые кайманы кажутся почти безобидными водяными ящерицами…

Скат, след в след продвигавшийся за идущим впереди майором, проводил глазами очередную извивающуюся плеть черного цвета, скользнувшую почти у самых ног, и подумал, что все-таки над безусловными рефлексами человек не властен. Почти любого можно научить палить из пистолета на звук, в мелькнувшую на мгновение тень, но вряд ли можно отучить нормального, здорового мужика вздрагивать, когда он видит под ногами ядовитую змею или когда в пустой комнате кто-то положит ему на плечо ладонь. Да, подготовленный боец сумеет справиться и со змеей, и незнакомца за спиной заломает правильным захватом, но… в первое мгновение все равно вздрогнет. Не кибер, не автомат ведь, живой человек… Вздрогнет и ощутит примерно то же самое, что испытывал в детстве, окунаясь в холодную воду, когда и сердечко, и дыхание пытаются выпрыгнуть из мальчишеской узенькой груди.

Орехов внезапно остановился, и лейтенант чуть не уткнулся носом в его обтянутую камуфляжем спину. Майор развернулся и молча указал на хорошо видимые просветы в чаще. Поредевшие заросли говорили о том, что они добрались до вершины скалы, откуда собирались наведаться в гости к предполагаемому часовому, несшему службу на уступе внизу. Там же должен был, по всем прикидкам, находиться и люк, ведущий внутрь подземных ангаров.

На всякий случай потыкав длинной палкой в гуще травы, росшей на краю гребня скалы, Орехов лег на камни и осторожно глянул вниз. Сначала глаза увидели лишь зеленую пестроту кустов и травы да почти отвесно спускавшуюся до карниза желтовато-коричневую стену скалы. Потом Скат углядел-таки едва заметное шевеление под накинутой на кусты маскировочной сетью и пальцем указал на замаскированный пост. Майор понимающе кивнул и отполз метра на два от края скалы. Пока Орехов разматывал крепкую капроновую веревку, лейтенант, словно готовясь к боксерскому поединку, обмотал ладони бинтами и натянул брезентовые рукавицы. Майор же взял конец веревки и, обмотав его вокруг пояса, завязал узлом. Катков посмотрел на узел и, скептически морщась, покачал головой, после чего перевязал узел как-то по-своему, по-морскому. Орехов все так же молча пожал плечами и развел руками — тебе, мол, виднее, морячок.

Потом лейтенант закрепил свободный конец капронового троса за ствол ближайшего дерева, сам встал метрах в трех от края обрыва и, пропуская веревку за спиной, покрепче перехватил капроновую жилу защищенными от ожога ладонями. Если такой канатик с грузом быстро заскользит по голой коже, в лучшем случае будет здоровенный ожог, а в другом — веревочка может и мясо до костей снять. Скат покрепче уперся ногами и кивнул майору, уже стоявшему на самом краю гребня скалы. Орехов перехватил поудобнее веревку и, отталкиваясь ногами от края, легко прыгнул спиной вперед…

Часовые всех армий мира устроены примерно одинаково. Заступая в караул в первый раз, молодой боец не выпускает оружия из рук и вышагивает, поминутно озираясь и прислушиваясь к сонной ночной тишине. Бойцу откровенно страшновато и в каждом шорохе чудятся коварные враги. Но уже в следующий раз солдатик успокаивается и чувствует себя почти ветераном. А в третьем карауле ему становится уже откровенно скучно…

Бандит, расположившийся под маскировочной сетью неподалеку от люка, пролежал в своем укрытии уже больше часа, и еще около двух оставалось до смены. Было жарко и скучно. Внизу тихо журчала струями воды река, в зарослях шумели птицы и мелкое зверье — самый обычный день в сельве. Парень отложил в сторонку автомат и, опираясь на правый локоть, принялся наблюдать за кучкой крупных муравьев, деловито тащивших куда-то зеленую здоровенную гусеницу. Наверное, работяги волокут свой обед в муравьиную столовую, решил бандит и принялся помогать муравьям, подталкивая гусеницу тонким прутиком. Увлеченный таким интересным занятием, часовой слишком поздно уловил какой-то шорох над своей головой. Парень повернулся в сторону звука и, немея от неожиданности, увидел летевшие прямо в его лицо подошвы ботинок невероятно огромного размера. Подошвы закрыли собой все небо, и наступила темнота, сопровождавшаяся дикой болью в голове…


31

Очнулся бандит от новой боли — кто-то хлестко ударил его по щекам. Приоткрыв глаза, наемник увидел перед собой светлоглазого мужика с неприятным жестким лицом. Вероятно, это и был обладатель тех самых ботинок. Как же он здесь оказался? Не с неба же, в самом деле, спрыгнул. Парень скосил глаза на возвышавшуюся скалу — нет, никакой веревки видно не было. Зато прекрасно был виден длинный нож, поблескивавший в руках незнакомца…

— Сейчас я вытащу кляп и ты будешь шепотом отвечать на мои вопросы, — едва слышно сказал незнакомец по-испански и продолжил: — Будешь дурить — прирежу, как свинью. Если ты понял меня, кивни.

Бандит покосился на такой близкий и страшноватый клинок и торопливо закивал, непроизвольно пытаясь отодвинуться подальше от ножа.

— Отлично, — Орехов без особых церемоний выдернул свернутую жгутом рукавицу изо рта бандита и спросил: — Когда будет смена?

— Через час с небольшим.

— Здесь, на скале, видеокамеры есть?

— Там, чуть ниже, над входом в пещеру, — парень кивнул в сторону реки.

— Люк куда ведет?

— В комнату с монитором и дальше в пещеры.

— У монитора сколько человек?

— Один, — увидев на лице незнакомца недоверие, парень торопливо проговорил: — Жизнью клянусь, один.

— Всего в подземелье сколько человек?

— Всего? Сейчас… — на лице наемника отразилось тяжкое раздумье, с минуту он морщил лоб и шевелил губами, подсчитывая, потом изрек: — Тридцать два человека. Без меня…

— А теперь скажи-ка мне, дружок… — закончить майор не успел, поскольку слева послышался легкий скрежет и стук, а потом задвигалась и начала открываться крышка люка…

Крышка открылась полностью, и над краями люка показалась черноволосая голова. Голова повернулась в сторону прикусившего от страха губу пленника, еще несколько минут назад бывшего часовым, и спросила:

— Малыш, ты кофе будешь? Чего разлегся, я тебя спрашиваю…

То, что с часовым творится явно что-то не то, вновь появившийся бандит понял немного поздно — лишь после того, как его голову мягко обхватила сзади чья-то рука и смуглое горло почувствовало острую сталь чужого ножа.

— Потихонечку вылезаем, — тихо приказал голос и чуть нажал клинком, поудобнее перехватывая за волосы бандита, выпучившего глаза от неожиданности. В следующую минуту руки второго пленника были накрепко перехвачены выдернутым из его же брюк узким ремешком и он был уложен рядом с первым.

— Ты кто? — довольно громко спросил понемногу начинавший соображать специалист по варке кофе и тут же получил жесткий удар черенком ножа по губам.

— Проверяющий, — прикладывая палец к губам, сообщил Орехов и издевательски вежливо поинтересовался: — Разве вас не учили, что на посту запрещено пить-курить-говорить и в карты играть? Внизу есть еще кто?

— Тебе отсюда не уйти, гринго, — пленник сплюнул кровь с разбитых губ и отвернулся, давая понять, что на вопросы он отвечать не собирается.

— Ответ неверный, солдат, — с сожалением в голосе покачал головой майор и неглубоко полоснул бандита поперек груди — порез не опасный, но крови вполне достаточно, чтобы отрезвить даже ну очень несгибаемого бойца. — Я буду резать тебя помаленьку. И долго. Повторяю: кто еще есть внизу, у мониторов?

— Внизу никого, — морщась от боли и вида крови, процедил наемник и тут же добавил со злорадной ухмылкой: — Сейчас никого. Но через пару минут придет проверка. Настоящая. И тогда тебе конец, придурок. Ты не понимаешь, с кем связываешься…

— Крепкий орешек-пять, — уважительно кивнул Орехов и коротко ткнул острием в область сонной артерии. Бандит захрипел и через мгновение вытянулся на земле, откинув черноволосую смуглую голову. Майор перевел взгляд на часового, похоже, совсем онемевшего от ужаса и сказал: — Вот видишь, что бывает с глупыми героями? Ты полежи тут, поскучай маленько, а я гляну, что там у вас внизу… Лейтенант, присмотри-ка за этим разгильдяем. Надумает пасть разевать — режь без раздумий…

— Не надо… резать, — смуглое лицо бандита прямо на глазах превратилось в серо-белое и он, торопясь и буквально захлебываясь словами, зачастил: — Не надо. Я все знаю, я все расскажу… Здесь, под землей, большая перевалочная база. Отсюда в ваши Штаты уходят грузы кокаина. На подводных лодках…

— Тоже мне секрет, — едко усмехнулся майор. — Да на вашу базу через недельку уже туристов пачками возить будут. Накрылась ваша большая тропа, и трафик этот мы прикроем…

— Вы не знаете главного, — не унимался бандит, страстно желавший любой ценой протянуть время и миновать участи дерзкого и глупого наемника, лежавшего совсем рядышком, за свою никому не нужную стойкость получившего лишь нож в горло, — на базу прибыл груз, и завтра подводная лодка должна выйти в рейс. И она выйдет, иначе хозяева с Алехандро шкуру спустят. Босс только вас опасается и требует, чтобы вас нашли и прикончили…

— А вот это вряд ли, амиго. Ладно, я сейчас на вашу телестудию гляну, а потом мы с тобой еще поболтаем…

Орехов присел на землю, опустил ноги в открытый люк и, вытащив из-за пояса два пистолета, выдохнул и нырнул вниз.

Бандит не соврал: действительно, в комнатенке никого не было. Стол, стул, на столе кружка-ложка, кофейник. На стене — монитор демонстрировал черно-белую картинку, в которой было нетрудно узнать участок реки непосредственно перед раздвижной скалой.

Майор подошел к двери, осмотрел очень даже внимательно, но не обнаружил ни малейших признаков ручки или замочной скважины. Проектировщики или новые хозяева явно подстраховались: дверь в коморку открывалась лишь изнутри подземных ангаров.

«Если бандюга не соврал и сейчас сюда нагрянет проверка, то как могут события повернуться? — прикидывал Орехов. — Наверняка у них какой-нибудь пароль или условный стук есть. Они на раз поймут, что с «телевизионщиком» и часовым что-то не то, и тогда что? А тогда они приоткроют дверь и вбросят сюда гранату — дешево и сердито. А если пожадничают и не захотят аппаратуру гробить, то и простой дымовой шашки будет предостаточно… Все, майор, тут ловить больше нечего. Давай наверх…»

Орехов несколькими ударами перевел аппаратуру в разряд «восстановлению не подлежащей», вырвал и смотал в клубок все провода, что попались на глаза, и без особого сожаления покинул комнату — нет так нет. Как говаривал один больно умный мальчуган: «Мы пойдем другим путем…»

— Ну что там у них? — Скат обеспокоенно посмотрел на часы.

— Мышеловка там, лейтенант, — вновь запихивая пистолеты за пояс, ответил Орехов. — Ты в дурке никогда не был?

— Да пока Бог миловал…

— Меня тоже, но про двери без ручек и замочных скважин, открывающиеся только со стороны коридоров и только спецключом, я слышал. Так что там все глухо. Сейчас вот камеру еще починим и обедать пойдем.

— Я тут вот о чем подумал, босс, — Катков настороженно осмотрелся. — У лисы всегда, говорят, есть запасной выход из норы — на случай непредвиденного шухера, так сказать. Что хочешь ты мне говори, а не поверю я, что снаружи в пещеры ведет всего один этот люк. И если они там внутри что-то почуяли, то…

Видимо, камере видеослежения была уготована все-таки несколько иная судьба, поскольку в следующую секунду Скат с криком: «Майор, ловушка!», не вставая на ноги, щукой метнулся к краю обрыва, стараясь как можно быстрее покинуть площадку. Но, несмотря на всю свою реакцию и тренированность, ни Катков, ни Орехов прыгнуть в воду не успели. Буквально ниоткуда появившаяся капроновая сеть накрыла обоих, и бойцы мгновенно превратились в двух бешено трепыхающихся голубей, пойманных хитрым птицеловом…


32

— Не вздумайте стрелять! Они мне живыми нужны, — Джексон нехорошо улыбнулся и передал стоявшему рядом бандиту нехитрое приспособление, напоминавшее трубу разового гранатомета, но стрелявшее расправлявшейся в воздухе прочной сетью — неплохое изобретение для ловли очень уж прытких и несговорчивых противников. — Обожаю с детства глупых и жирных голубей ловить. А потом шеи им сворачивать…

Однако голуби, по-видимому, не очень-то стремились в плен и шеями своими дорожили. Скат, по роду своей деятельности неплохо обученный бороться с различными сетевыми заграждениями, сориентировался первым. В подобных случаях как раз категорически запрещается метаться и дергаться, суетливо размахивая руками и ногами, — только больше запутаешься. Еще проще: сам себя спеленаешь так, что сеть потом придется ножом резать. Но лейтенант решил этого «потом» не дожидаться.

Сеть настигла его уже почти на самом краю карниза и по-настоящему запутать пловца не смогла. Скат в доли секунды выхватил острейший нож и в два движения располосовал прочные капроновые жилки. Бросив взгляд на яростно барахтавшегося в сетчатом коконе майора, Катков понял, что бежать к нему и пытаться резать сеть бессмысленно, хотя и разделяло их метра три, не больше. Но бандиты-то уже показались из зарослей, и дураку стало бы ясно, что они ни за что не позволят будущим пленникам, которых уже считали практически своими, освободиться и спокойно уйти. Да, пока не стреляют, да и пес тот им командует, чтобы живыми брали, но как только увидят, что пойманные в хитрую сеточку могут уйти, вполне могут начать и палить изо всех стволов.

Скат не бросился к Орехову, он поступил иначе. Чувствуя, как от перенапряжения буквально звенят мышцы, он подхватил край сети и рванулся к обрыву, за которым сейчас плескалась речная вода — единственное, что сейчас могло их спасти. Шаг-другой — и лейтенант, волоча по камням сеть вместе с запутавшимся в ней товарищем, оказался на самом краю каменистой площадки. Рывок сети на себя, еще резкий рывок — и Скат, что было сил оттолкнувшийся ногами от камней, прыгнул спиной вниз, увлекая за собой и Орехова, уже начавшего что-то там соображать и тоже в меру сил толкавшегося ногами к обрыву…

— Дьявол их побери, а ведь уйдут, — почти восхищенно покачал головой Джексон и вскинул пистолет. Мгновение подумал, опустил руку, но тут же снова вскинул и дважды выстрелил в сетчатый кокон, уже наполовину исчезнувший за кромкой карниза. Наемник, через мгновение услышавший шумный всплеск внизу, под скалой, был почти уверен, что он не промахнулся и, десять против одного, что в реку упал уже не живой и бодрый голубок в сетке, а труп. Еще теплый, но уже труп…

— Кэп, думаю, ты его прикончил, — подходя к краю площадки, один из наемников наклонился и начал всматриваться в бежавшие внизу струи воды. Увидев на поверхности слабые разводы розоватого цвета, бандит указал на них рукой и уже более уверенно продолжил: — Точно ты попал в него, вон кровь на воде. Ну, теперь можно за них не беспокоиться, ха-ха — сейчас здесь будут пираньи со всей округи и от парней останутся одни чистенькие скелеты…

— На пираний надейся, но и сам что-нибудь делай, — Джексон требовательно протянул руку ко второму бойцу: — Дай-ка гранату. Для верности надо им устроить небольшой гидравлический массаж пополам с осколками. Будем глушить большую рыбу…

Кэп взял из рук бандита осколочную гранату, привычным движением выдернул кольцо с предохранительной чекой и швырнул ребристый бочонок в реку. Следом за первой полетела и вторая граната. Два взрыва глухо бухнули-булькнули в толще воды, вздымая невысокие фонтаны брызг и стремительно распространяя в глубине реки смертельное для всего живого облако ударной волны и массы острых чугунных осколков…

…Как только Скат увидел, как в воду рухнул опутанный сетью и облаком серебристых воздушных пузырьков майор, он сразу же сделал несколько мощных гребков и начал энергично работать ножом. Запаса воздуха могло хватить для человека нетренированного максимум минуты на полторы-две, так что стоило поспешить, пока Орехов, и так уже раненный и оглушенный падением в воду, не захлебнулся. Разрезая сеть и освобождая командира от пут, Катков даже и не пытался рассмотреть, куда же майор ранен — и так по обильным расплывчатым облачкам крови было понятно, что ранение серьезное.

Лихорадочно освобождая майора от обрывков капроновой сети, Скат начал подталкивать уже вяло реагировавшего Орехова к поверхности воды — тому жизненно необходимо было глотнуть свежего воздуха, да и сам боевой пловец чувствовал, что еще десяток секунд — и он сам начнет задыхаться. Вот тут-то боковым обостренным зрением лейтенант и увидел нечто вроде небольшого камня, падавшего на дно. Этот «камень», так же облепленный пузырьками воздуха и явно брошенный в воду сверху, с «воли», мог быть только одним — гранатой.

И Скат сделал то, что в данной ситуации было единственно возможным: он прикрыл своим телом снова начавшего опускаться в глубину майора, ладонями изо всех сил прижал свои уши, а локтями сжал голову командира, стараясь так же защитить барабанные перепонки друга. В спину жестко толкнуло взрывной волной от разорвавшейся гранаты, потом ударило еще раз и по плечу полоснуло острой болью.

«Осколок, — сообразил лейтенант, косясь на окрасившуюся новым красным облачком мутноватую воду и по-прежнему с силой зажимая локтями голову Орехова. — Так, вот и дно… Взрывов, похоже, больше не будет, но все равно надо поскорее рваться к поверхности. Сейчас оттолкнусь от грунта посильнее и поплывем, командир. Ничего, брат, выкарабкаемся. Только бы пираньи сюда не приперлись… Да нет, что это я… пираньи пока не страшны — если и были какие поблизости, то они сейчас все вверх брюхом плавают. Отталкиваемся и вверх, вверх…»

…Людям, слишком много размышляющим и пытающимся определиться, что же такое счастье на самом деле, иногда стоит вспомнить, что мир порой устроен гораздо проще, чем мы себе воображаем, и счастьем может быть самый простой глоток воды или возможность вдохнуть полной грудью свежего воздуха. Чистого, прохладного и такого сладкого…

Несмотря на то, что в глазах уже начинало мутнеть и легкие буквально горели, бились и рвались в безмолвном крике, требуя воздуха, Скат вынырнул на поверхность почти бесшумно и постарался как можно быстрее отплыть к левому берегу, под прикрытие скалы. Левой рукой зажимая пятнистую куртку майора на груди, Катков правой сильно ударил командира по лицу раз-другой, а затем со знанием дела жестко ткнул кулаком все еще находившегося без сознания Орехова под ложечку. Майор неожиданно широко распахнул мутноватые глаза, почти как кит извергнул изо рта обильную струю воды и уж затем сделал невероятно долгий и прерывистый вдох — словно объем его легких вдруг стал втрое больше обычного.

«Ну, и где же этот чертов головастик провалился, а? — поддерживая майора на плаву, беспокойно оглядывался Скат по сторонам и страстно желая, чтобы сейчас как можно быстрее появилась лодка с Трояновым и Марией, ожидавшая их возвращения в условном месте. — Они что, взрывов и стрельбы не слышали? Да быть того не может. Если они сейчас же не появятся и не подберут нас, то те гады прочухаются и выпустят из горы лодку — и тогда нам уже точно хана, без всяких вариантов. Выловят как вылинявших гусей, разучившихся летать… Плывем, плывем, майор, подальше от этой поганой скалы. Ты только дыши, дружище, держись… Фу-у, наконец-то! Гребут, голубчики. Хорошо гребут — без единого всплеска, что твоя олимпийская двойка на каноэ. Давайте, давайте, ребята, пошустрее, а то руки-то уже не держат и ноги сводит…»

Тритон, мгновенно оценивший состояние как одного товарища, так и второго, сильным гребком подогнал дюралевую лодку бортом к едва державшимся на плаву пловцам и в первую очередь схватил за шиворот Орехова, без особых церемоний выдернул его из воды и уложил на сбитый из деревянных реек трап, прикрывавший пол суденышка. Затем помог забраться на борт лейтенанту и, не медля ни секунды, вновь взялся за весло — следовало как можно быстрее уносить отсюда ноги. Отдыхать, осматривать раны и заниматься перевязкой можно будет чуть позже, когда вся четверка окажется в надежном укрытии, которое ждало их в нескольких километрах отсюда, на борту трофейного двенадцатиметрового «лайнера»…

…Бандиты не сочли нужным садиться в лодку и обшаривать окрестности, дабы убедиться, что наглым пришельцам пришел конец. Но двое пловцов в полном снаряжении все же проверили прилегающий к скале район — ни одного тела обнаружить не удалось, лишь обрывки изрезанной капроновой сети медленно колыхались на дне реки, удерживаемые на месте свинцовыми грузилами. После недолгих колебаний хозяева базы решили, что оба диверсанта погибли и тела их унесло течением. А уж дальше можно было быть уверенным на все сто, что зубы прожорливых пираний довершат не законченное наемниками дело…

Спасенный бандитами часовой клялся всеми святыми и самой Девой Марией, что нападавшие свалились ему на голову буквально с неба, что они были самыми настоящими американскими спецназовцами и лишь поэтому смогли справиться с ним и с напарником, которого эти звери убили. На вопрос Джексона, что же они успели выболтать американцам, бандит опять же клятвенно заверил, что они молчали как рыбы. Мол, напарник за свое стойкое молчание получил нож в шею, а ему, часовому, несказанно повезло — помощь подоспела вовремя и его допросить спецназовцы просто не успели. Кэп внимательно все выслушал, почти сочувственно покивал и великодушно простил неудачника, хотя, естественно, и не поверил ни единому слову из его рассказа…


33

…Маленькая блестящая пуля с противным звяком упала на донышко белой фаянсовой тарелки. Мария сноровисто обработала края вокруг ран, наложила на входное отверстие и на разрез, через который извлекла пулю из бедра Орехова, ватно-марлевые тампоны и начала ловко бинтовать ногу. Сделала последний оборот бинта и заправила конец тряпицы под повязку. Держа перемазанные кровью руки на отлете, попросила стоявшего рядом Троянова:

— Полейте мне…

Мичман снял со спиртовки горячий кофейник и начал понемногу сливать девушке на руки, стараясь не смотреть, как в таз стекают розовые струйки воды. Даже очень стойкие и бывалые мужчины порой не очень-то любят смотреть на кровь.

— Горячо, — поморщилась Мария, но руки не убрала и продолжала методично промывать каждый палец.

— Ну что там с ним? — Скат мрачным взглядом окинул майора, лежавшего на диванчике — лицо командира, почти мгновенно уснувшего после примитивной операции, было заметно белым и каким-то не по-хорошему усталым.

— Я же не хирург, — пожала плечами девушка и начала неторопливо вытирать руки чистым полотенцем. — Пуля прошла почти навылет, кость вроде бы не задета. Без рентгена вам никто, пожалуй, точно не скажет. Вторая пуля прошла почти вскользь, только немного мышцу над ключицей разорвала. Крови он много потерял, а так, по-моему, ничего страшного. Конечно, его бы в госпиталь настоящий — там он за неделю-другую на ноги встал бы, но где тот госпиталь…

Мария взяла новый пакет с бинтом, разорвала упаковку и начала еще раз, «начисто», бинтовать ногу спящего. Орехов, видимо, не чувствовавший сейчас ничего, даже не поморщился и не издал ни звука. Девушка закончила перевязку, завязала по-женски аккуратный узелок и сказала, обращаясь сразу к обоим пловцам:

— Я ему обезболивающее и снотворное вколола. Думаю, часов десять он проспит точно. Нужно будет и антибиотики колоть, иначе может быть заражение крови — черт ее знает, какая зараза могла в раны попасть, пока вы в грязной реке болтались… Все, парни, я пойду хотя бы пару часов посплю, иначе просто свалюсь. Дежурить около него не нужно, пусть спокойно спит. А вы можете своими делами заниматься. Все, я пошла в свою каморку… Да, пожалуйста, приберите здесь.

Троянов проводил взглядом девушку, покосился на обрывки перевязочного материала и на то, что осталось от брюк командира, и почти умоляюще посмотрел на Ската. Тот чуть заметно скривил губы в насмешке и протянул: «Не-а!»

Мичман со вздохом собрал весь мусор, скрутил его в тугой клубок и, выйдя на палубу, забросил тряпки в кусты. Вернулся, подхватил таз и так же выплеснул воду в реку, после чего тщательно отмыл посудину от розовых потеков. Катков, молча наблюдавший за работой товарища, о чем-то усиленно размышлял. На миг Тритону представилось, с каким нежным перестуком вертятся в голове лейтенанта маленькие блестящие шарики, и мичман не удержался, издал короткий смешок.

— Чего веселишься, санитар хренов? — неодобрительно проворчал Скат. — Нас две боевые единицы осталось, а задания нам никто не отменял, понял…

— Да нет, это я вспомнил, как Машка майора голого мыла и потом пулю тащила. И хотя бы жилка у девки дрогнула — железная леди, блин… Подожди, как две? А Мария?

— Валер, не изображай из себя большего дурака, чем ты есть. А майора одного в лесу бросим? Он сейчас сам ни попить, ни в сортир сходить не сможет…

— И что делать будем, командир?

— Сначала думать. Потом работать. Ясен расклад, товарищ мичман?

— Так точно, товарищ… тениенте, ясен перец, — вздохнул Троянов. — Будем мочить супостатов в сортире…

…Почти в эти же самые минуты в кабинете Алехандро четверо беседовали примерно о том же самом — о планах на ближайшее время. Толстяк босс, сидя в начальственном кресле, старался демонстрировать невозмутимость и то, что обычно называют умением держать ситуацию под контролем. Алехандро сосредоточенно дымил своей сигарой, поочередно выслушивал своих подчиненных и то благосклонно кивал, то изображал легкое недовольство.

— Подводная лодка завтра утром, ровно в семь тридцать, должна выйти в рейс, — босс сделал многозначительную паузу и подумал, что его хозяева там, в Колумбии, совсем заигрались в войну. Почему в семь тридцать, а не в семь или не в восемь? В девять, черт возьми? Это же не аэропорт имени этого… которого грохнули в Штатах… а, Кеннеди… — Капитан, у тебя все готово?

— Да, босс, как всегда, — кивнул невысокого росточка худощавый мужчина, капитан мини-субмарины, из бывших военных подводников. — Груз уже в отсеке, команда готова. Горючее заправлено под пробку. Осталось только закачать сжатый воздух в баллоны.

— Хорошо, — толстяк пыхнул сигарой и обратился к старшему из двух недавно прибывших боевых пловцов: — У вас что, парни?

— Мы в любую минуту готовы, — утвердительно качнул головой пловец. — Костюм и баллоны надеть недолго.

— Отлично. Теперь ты, Джексон. За последние дни ты и твои ребята напороли немало косяков, так что с вас спрос особый. Завтра ровно в шесть вы выйдете на облаву. Нужно будет проверить каждый куст, каждую протоку — я хочу быть уверен, что выходу подлодки никто не сможет помешать. Повторяю — никто! Ты, рейнджер, утверждаешь, что двоих вы прикончили, так?

— Так, босс, — Джексон спокойно выдержал неприязненный, недоверчивый взгляд толстяка.

— Пусть так, хотя я по-прежнему не видел ни одной головы, ни одного вражьего уха. Если двоих они уже лишились, то, по моим прикидкам, их осталось двое-трое. Думаю, не больше, как бы ни старались все эти придурки уверить меня, что американских спецназовцев здесь не меньше взвода. С тремя-то твои «очень крутые парни» справятся, надеюсь?

— Можете спать спокойно, босс, — едва удерживаясь от жгучего желания хорошенько врезать по этой самодовольной тупой роже, ровным голосом заверил Алехандро наемник.

— Поспишь тут с вами, — не скрывая недовольства топорной работой наемников, ядовито проворчал босс и, вероятно, вспомнив что-то еще, поинтересовался у капитана субмарины:

— Что там наш русский инженер?

— Как всегда, босс: жрет, спит и хлещет виски. Да и зачем он вам? С лодкой все в порядке.

— Там, — Алехандро неопределенно кивнул куда-то за спину, что очевидно означало колумбийских хозяев, — требуют, чтобы он вышел с вами в рейс — мало ли что может случиться с механизмами… Все, можете быть свободны. Завтра нас ждет нелегкий день…


34

Бывший ленинградский, а чуть позже петербургский инженер-корабел носил самую что ни на есть оригинальную фамилию Иванов. Зато, как выяснилось после двухтысячного года, имя и отчество бывшего выпускника Ленинградского института кораблестроения оказались на редкость удачными: Владимир Владимирович. Что, бывая в веселой дружеской компании, инженер любил подчеркнуть, многозначительно поднимая указательный палец вверх. Однако приятное совпадение инициалов отнюдь не спасло корабела ни от развала советской кораблестроительной отрасли, ни от увольнения из некогда очень закрытого и нужного стране конструкторского бюро, ни от нищеты.

Ощутив свою внезапную свободу от всего и от всех, которая больше напоминала полную ненужность абсолютно никому, Иванов сначала растерянно заметался в поисках новой работы, но очень быстро понял, что корабли новой России ближайшие лет двадцать вряд ли понадобятся. Попытался заняться бизнесом, коим на просторах новой Руси гордо именовались всякие сомнительные делишки, но мгновенно прогорел, попал на большие деньги и, чтобы не получить маленькую пульку в свой высокий лоб, продал квартиру. Жена, естественно, тут же ушла к более везучему мужичку, на прощание обозвав Володю непонятным словом «лузер». Казалось, жизнь кончена и новоиспеченному бомжу оставалось лишь одно — глотая горькие слезы, интеллигентно закусывать дрянную водку вонючей квашеной капустой…

Вот тогда-то и вышли на грустно спивавшегося инженера кожаные ребятки, работавшие на самого Сильвестра, у которого были какие-то свои дела со смуглыми парнями из далекой Колумбии. Иванова отмыли, похмелили очень приличным «Абсолютом», и вскоре корабел уже в поте лица трудился на тайной верфи, где для наркомафии умельцы чуть ли не со всего света клепали мини-субмарины, на которых планировалось доставлять отборный кокс в Северо-Американские Штаты. Естественно, Иванов понимал, что кокс — это в данном случае не отборный уголь, но платили очень прилично, выпивки хватало, да и… его желание или нежелание никого, собственно, и не интересовало…

…Здесь, в подземелье, ночная тишина ощущалась особенно остро, поскольку ни звуков ночной сельвы здесь не было, ни плеска речной воды — а было лишь сонное гудение дизеля, вращавшего роторы электрогенераторов. Длинные, гулкие сводчатые коридоры, скупо освещенные желтым светом помаргивавших лампочек, железные двери, пирс с несколькими лодками и субмариной, уже подготовленной для утреннего выхода в долгий и опасный рейд.

Черная тень, в которой нетрудно было узнать русского инженера, медленно продвигалась по длинному коридору, стараясь передвигаться как можно бесшумнее. Иванов, еще с вечера предупрежденный о завтрашнем рейсе, сейчас был абсолютно трезв. Да и пил он в последнее время лишь ровно столько, чтобы не разуверить Алехандро и его подручных, что человек он «конченый и совершенно безвольный». Босс, кажется, в это верил, а вот заходивший вчера в каморку инженера Джексон явно что-то почувствовал, гад. Глаза пустые, холодные и злые — одно слово наемник. Хотя и не мог он никак знать, что Владимир несколько последних дней лишь полоскал рот виски да принимал внутрь не больше глоточка — лишь бы запах стойкий не пропадал.

Инженер свернул в один из туннелей, прошел его до конца, тихо приоткрыл железную дверцу и нырнул в темноту. Зажег потайной фонарик и, подсвечивая себе под ноги, прошел еще метров тридцать. Здесь, в небольшом тупичке, все было занято притащенными и сваленными сюда грудами старого хлама, оставшегося еще с тех времен, когда базой владели немцы. И Владимир пришел сюда не случайно. В укромном уголке была спрятана у него заветная металлическая коробочка…

Вот она, родимая… Инженер бережно извлек тяжелую стальную шкатулку и, откинув крышку, посветил фонариком внутрь. Любовно погладил ладонью пару нетолстых пачек долларов, затем развернул тряпицу, и в неверном голубоватом свете фонаря блеснули десятка два колец, несколько тяжелых цепочек и брошей, скромно искрившихся разноцветными лучиками, исходивших от драгоценных камней. Отдельно лежали два увесистых продолговатых слитка золота, проштампованных имперским германским орлом, сжимавшим в когтистых лапах маленькую свастику.

Этот клад Владимир нашел совершенно случайно, из чисто русского любопытства обшаривая закоулки построенного нацистами подземелья. Видно кто-то из бывших хозяев базы спрятал захороночку на черный день. Но так и не сумел по какой-то причине ей воспользоваться. Теперь она здорово пригодится инженеру русскому, который твердо решил при первой же возможности сбежать от проклятых мафиози и вернуться в Россию.

Оказывается, все эти рассказы о ностальгии вовсе не выдумка… Иванову казалось, что он действительно не просто бежит от бандитов и спасается от неприкрытого унизительного рабства, а совершенно искренне смертно тоскует о снежной зиме и о золотом шпиле Петропавловки, на который совершенно не обращал внимания, живя в старом добром Ленинграде — Санкт-Петербурге…

— Да ты у нас богатенький Буратино, — внезапно раздался за спиной насмешливый голос.

Инженер вздрогнул и похолодел от ужаса. А голос-то какой знакомый… Иванов, совершенно не понимая, что он делает, словно во сне протянул руку к лежавшему на каменном полу фонарику. Так хотелось покрепче зажмуриться, а потом проснуться…

Зажмуриться Владимиру вполне удалось, а вот проснуться… Незнакомец уверенно шагнул к будто уменьшившемуся от ужаса инженеру и одним движением жестких ладоней свернул ему шею. После чего оттолкнул труп в сторону, вытер ладони о ткань своих брюк и деловито осмотрел содержимое коробки. Удовлетворенно кивнул, захлопнул крышку и, засунув шкатулку под мышку, спокойным шагом отправился в обратный путь…

До рассвета оставалось еще часа полтора, когда в дверь кабинета Алехандро громко постучали. Стук был требовательным и уверенным одновременно — так стучат или почтальоны, приносящие безрадостные телеграммы, или полицейские, считающие, что имеют полное и законное право беспокоить граждан в любое время суток.

Босс с трудом поднял голову от подушки, прислушался и посмотрел на часы. Стрелки показывали половину четвертого. Толстяк включил настольную лампу, выудил из-под подушки пистолет, еще раз тупо полюбовался на свои часы и, тяжело отдуваясь и встряхивая тяжелой спросонок головой, пошлепал к двери.

— Кто там и какого черта? — прикрывая глаза, почти беззлобно спросил Алехандро неведомого «стукача».

— Босс, это я, Джексон. Откройте. У нас маленькая неприятность…

Толстяк на несколько секунд задумался, усваивая озвученную наемником новость, потом повозился со стальной скобой на двери и распахнул дверь, пропуская Джексона в кабинет.

— Джексон, я тебя когда-нибудь пристрелю. От тебя одни неприятности… Так что там стряслось?

— Да ничего особенного, — мрачно усмехнулся Кэп. — Просто нашему русскому инженеру кто-то свернул шею.

— То есть как это «свернул шею»? И кто? — босс все еще не освободился от сонной одури и соображал плохо.

— Свернули как обычно — набок. Раз — и все, нет нашего пьяного русского гения. А кто — тоже неизвестно. Меня часовой разбудил и сообщил, что русский вышел из своей каморки и куда-то побрел по туннелям, пошатываясь и что-то бормоча по-русски. Сначала парень не придал этому значения: ну, побрел куда-то пьяный человек и побрел. Но русский все не возвращался, и ему это показалось подозрительным. В общем, часовой разбудил меня и мы пошли этого идиота искать.

— И нашли…

— И нашли со свернутой шеей, уже мертвого.

— А может быть, он сам упал? — с тоской в голосе спросил толстяк, наливая в стакан минеральной воды.

— Негде там было падать, босс, — покачал головой наемник. — У меня две версии. Или это кто-то из наших — но ума не приложу, кому мог мешать безобидный пьяница. Или все гораздо хуже…

— Что хуже-то?

— А то, что мы каким-то образом умудрились проворонить этих штатовских аквалангистов и они уже лазают по нашей базе…

— Проклятие! Этого только нам не хватало, — Алехандро быстро прикинул, чем может грозить такой вариант, и без раздумий приказал: — Поднимай всех. Пусть эти прибывшие пловцы обшарят все вокруг подводной лодки и проверят ее корпус — мало ли там уже мины установлены. Остальные бойцы должны обойти территорию базы и проверить все закоулки…

Спустя час Алехандро доложили, что никаких следов присутствия посторонних на территории базы не обнаружено, с подлодкой все в полном порядке и для беспокойства нет решительно никаких причин.

Босс размышлял недолго: если с субмариной все в порядке, то на непонятную смерть русского не стоит и внимания обращать. А хозяевам, если заинтересуются, вполне можно сказать, что инженер просто спьяну свалился с лестницы и сломал себе шею. Только кому он нужен, этот пропойца… Сейчас главное — благополучно отправить подводную лодку с грузом в рейс.

— Джексон, я еще часок подремлю, а ты бери людей, грузитесь в лодки и отправляйся осматривать территорию вокруг базы, — Алехандро, не в силах отказать себе в мелкой мести, добавил: — Все равно тебе не спится, а на реке уже рассвело. Так что иди, Кэп, работай…


35

Важнейшими военными дисциплинами, которым обучают любого бойца в любой армии мира, являются всем известные тактика, огневая подготовка, военная топография, подготовка общефизическая и множество прочих. Однако есть две особые науки, без которых не может обойтись ни один снайпер, разведчик или диверсант. Первая — умение маскироваться в любых условиях так, чтобы враг прошел в метре от бойца, а то и буквально наступил ему на спину и все-таки ничего не заметил. Вторая — ничуть не менее сложная, а частенько и главная: умение терпеливо ждать. Ждать часами, иногда — сутками. Ждать и наблюдать, при этом не выдавая себя ни звуком, ни неосторожным движением. Нельзя встать и пройтись, размять затекшие мышцы; нельзя разговаривать, курить, отойти на минутку в туалет. Ничего нельзя. Можно лишь смотреть и ждать, когда наступит именно та минута, когда можно будет действовать.

Действием может быть быстрый бросок через линию фронта в тыл противника или просто скрытое переползание в другое место, может быть нападение на вражеского часового или точный снайперский выстрел. Самое сложное — выбрать эту минуту для действия безошибочно, поскольку на войне за все ошибки плата для неумелого бойца почти всегда одна — жизнь…

Рассвело всего лишь около часа назад, а Троянову уже казалось, что противоположный берег он изучил и знает уже лучше, чем собственную ладонь. Каждый сантиметр скалы, служащей дверью в подземные туннели базы, каждый кустик и дерево — все уже было самым внимательным образом осмотрено и изучено. Это укромное местечко под корнями развесистых, перевитых лианами и еще кучей других растений-паразитов деревьев, Тритон со Скатом выбрали ночью, когда под покровом непроглядной темноты они с Марией скрытно приплыли сюда на лодке. Выбрав место для наблюдения за входом на базу, пловцы выгрузили снаряжение для работы под водой, оружие, небольшой запас еды и пару пластиковых бутылок питьевой воды. После чего отправили Марию обратно на «авианосец», где в одиночестве валялся на диванчике майор, страдавший не столько от ран, сколько от вынужденного безделья и невозможности хоть чем-то помочь своим боевым пловцам. Теперь на их плечи ложилась основная работа…

Маскировка была устроена мастерски, хотя и не требовала особых ухищрений — достаточно было углубить яму у подножия одного из деревьев, выстлать ее куском брезента и затем прикрыть того, кто первым заляжет в схрон, маскировочной сеткой, добавив сверху горку мха и травы. Первым на дежурство залег мичман. Скат же в это время тоже отлеживался в другом схроне, устроенном для лейтенанта и для снаряжения метрах в двадцати от укрытия Троянова. Для связи имелись две портативные радиостанции…

Тритон в очередной раз прошелся взглядом по уступу скалы, с которого, как поведал Скат, лейтенант с майором так лихо и не очень удачно сигали в реку. Камера наблюдения безжизненным сучком торчала на своем кронштейне и не двигалась — видимо, до починки у бандитов не дошли руки или запасного оборудования не оказалось. Значит, где-то там, в травке, должен прятаться часовой… Ага, вот мелькнуло что-то вроде головы в каске, обтянутой матерчатым чехлом. Точно, есть часовой…

Дальше произошло событие несколько необычное и в рамки устава караульной службы никак не вписывавшееся. Видимо, часовому на скале надоело прятаться в траве и он решил размяться. Бандит поднялся во весь рост, небрежно бросил автомат на землю и начал энергично размахивать руками и ногами, прохаживаясь по краю каменной площадки. Потом минуту-другую о чем-то поразмышлял, воровато посмотрел в сторону, где находился люк, и смачно закурил, пыхая голубоватыми облачками дыма. Потом развернулся в сторону реки, расстегнул ширинку камуфлированных штанов и неторопливо побрызгал сверху в сероватую по утренней поре воду. Докурил, швырнул окурок в сторону и снова исчез в гуще травы.

«Вот это по-нашему, — размышлял Тритон, едва сдерживая смех. — Ай, да боец… Такого удальца даже резать жалко. А ведь все равно придется. Когда же ваша чертова субмарина появится, а? Если появится вообще…»

Валерий скосил глаза на переплетения травы, прикрывавшей его собственное убежище. Сколько же в ней возится, копошится и бегает всякой мелкой твари! Вон муравьи куда-то маршируют что твои солдаты. Хорошо еще, что какие-то обычные, мелкие. Мария рассказывала, что у них тут есть вачакос — муравьи крупные, с мощными челюстями. Если они шествуют своим строем, то все живое с их дороги улепетывает со всех ног — лягушку или змею в считаные секунды обгладывают. Получается, что они типа сухопутных пираний…

От москитов и прочей мелкой сволочи Мария дала побрызгаться каким-то спреем. От мошкары жидкость помогала неплохо, но за шиворот все-таки кто-то забрался и ползает, гад, щекочет. Вроде пока не кусает. И не вскинешь руку, не прихлопнешь — тот часовой может про службу все-таки вспомнить и на движение отреагировать враз. В лесу резких движений делать не рекомендуется — глаз и человека, и зверя реагирует в первую очередь на движение.

Тритон вдруг застыл и напряг слух. Нет, вроде бы не показалось — действительно, со стороны скалы доносился едва слышимый гул. Еще через минуту мичман увидел, что в скале начала медленно шириться вертикальная черная щель — открывался вход в туннель…

Мичман слегка постучал пальцем по микрофону рации, подавая сигнал Каткову, и вновь все внимание сосредоточил на медленно отползавшей в сторону скале. Неужели томительное ожидание заканчивается и сейчас на речной простор выползет округлая туша подлодки? Да уж скорее бы, чтобы наконец-то заняться своей основной работой и покончить со всей этой бандитской сворой и гнездо их разворошить-прихлопнуть…

Слева едва слышно зашелестела трава, и Скат, незаметно подползший к мичману, почти вплотную уткнулся губами в его ухо и чуть слышимым шепотом спросил: «Ну что тут у тебя?» Вместо ответа Тритон кивнул в сторону уже полностью открывшегося туннеля.

Прошла минута, другая и послышался сначала приглушенный, а затем и вполне различимый рев и треск моторов. Правда, на мерное ворчание дизелей субмарины эти звуки похожи не были — работали моторы лодочные.

Из темноты вынырнула первая надувная лодка, за ней вторая, третья… Четвертым в составе «речного конвоя» шел в арьергарде небольшой катер с установленным на носовой турели пулеметом. И Скат, и мичман, не отрываясь, наблюдали за выездом бандитской флотилии и гадали, куда же они в таком солидном составе направляются… Подводная лодка так и не появилась — скала вернулась на место, и на реке вновь установилась утренняя тишина, нарушаемая лишь обычными звуками, которыми полна сельва днем.

— Как думаешь, куда они так рванули? — шепнул Тритон и озабоченно посмотрел на часы.

— А тут и думать нечего, — так же тихо ответил лейтенант. — Если тот урод нам не соврал, то лодка уйдет сегодня, а эти добры молодцы отправились район проверять. Еще проще: нас с тобой искать. Как пел один дяденька: «Идет охота на волков…»

— Ну и флаг им в руки, — ехидно улыбнулся Троянов, но Скат его веселья не поддержал, а очень даже серьезно напомнил, что есть еще и майор с Марией, которым в случае чего с такой сворой будет не справиться. — Да хрен они их найдут, не переживай ты. А мы будем субмарину эту чертову до упора ждать?

— Простейшая логика подсказывает, что пока эти шакалы не вернутся, подлодка из дока носа не высунет… Будем ждать, — твердо заявил лейтенант. — День велик, мичман, так что терпи и жди…


36

Джексон прекрасно понимал, что их задача практически невыполнима. Если мало-мальски опытный человек не хочет, чтобы его нашли в джунглях, его не найдет никто, включая и самых прославленных следопытов. Иголка в стоге сена, меченая песчинка в бархане, лист в лесу — сравнений можно придумать сколько угодно, но и тысяча пустых слов не помогут в поисках даже одного человека…

Одна протока сменялась другой, лодки, рыская подобно стае гончих собак, обшаривали приток за притоком, мыс за мысом, но результат был неизменно равен нулю. Ни малейших признаков присутствия человека. Мутно-желтые воды, вяло катившиеся в главную артерию по имени Ориноко, несли множество мусора вроде сучьев, листьев и травы, от которых уже рябило в глазах. Время от времени лодки приставали к берегам и наугад обшаривали близлежащие заросли. Результат поисков оставался неизменным — ноль…

— Дьявол бы побрал все эти реки и речушки вместе с погаными джунглями, — раздраженно выругался Джексон, хотя и понимал, что не стоило бы подавать своим бойцам пример недовольства приказами начальства. Даже если босс отдал совершенно идиотский приказ — его нужно пытаться выполнить, поскольку если каждый солдат начнет рассуждать и проявлять недовольство… Сегодня они с ленцой выполняют приказ босса, завтра — откажутся выполнять твой.

— Так, может быть, хватит по этим каналам без толку шарить, Кэп? — неуверенно спросил один из наемников, после гибели Сэма занявший место заместителя Джексона. — Только бензин зря жжем…

— Сейчас еще с километр вдоль берега пройдем, а тогда уж и назад можно, — кивнул Кэп и повернулся в сторону появившейся из-за поворота реки одной из трех надувных лодок, вышедших на облаву. Моторка задорно подвывала двигателем, явно направляясь к флагманскому судну.

Лодка сбавила обороты, плавно притерлась бортом к катеру Джексона. Старший группы одним прыжком легко перебрался на катер и, подойдя к командиру, протянул руку и разжал кулак. На ладони лежал скомканный кусок бинта со следами крови.

— Та-ак, — в глазах Джексона зажегся огонек легкого азарта и предвкушения удачи, — где вы это нашли?

— Да в соседнем притоке, — с плохо скрываемой гордостью объявил бандит, — отсюда километра полтора будет. Представляешь, Кэп, плывем, посматриваем, а тут он — плывет себе спокойненько…

— Ясно, значит, где-то там у них гнездышко и кто-то из них ранен, — Джексон легонько пристукнул по стволу пулемета, уткнувшего хищным рыльцем в небо, и приказал бандиту, исполнявшему обязанности моториста: — Заводи свою тарахтелку. Идем искать ребятишек, так неосторожно разбрасывающих свои бинтики. Давай, давай, шевелись, я уже вся горю! Вот уж не думал, что из этой охоты будет какой-то толк, а тут такой подарок…

…Орехов приоткрыл глаза и некоторое время сосредоточенно разглядывал какие-то не то световые пятна, не то волны, мерцавшие и плававшие на низком потолке каюты. Потом сообразил, что это просто игра солнечного света, отражающегося от речной воды и через круглое окошко иллюминаторов разрисовывающего белый потолок.

Майор прислушался к своим ощущениям — голова тяжелая, словно кто-то набил ее плотной серой ватой, а так вроде бы особой боли и нет. Немного побаливает плечо, да в ноге чувствуется неприятная горячая пульсация. Орехов здоровой рукой осторожно откинул с груди простыню и попытался приподняться с дивана. Острая боль взорвалась в ноге, словно ее ткнули раскаленным штыком. Штык, похоже, оказался длинным, поскольку пронзил все тело от макушки до пяток.

«Да, боль — на редкость верная дама, так быстро с тобой не расстанется… — переводя дух и чувствуя, как мгновенно на лице выступила горячая, неприятно-липкая испарина, невесело подумал майор. — А что ты хотел, парень? Пуля там все разворотила, а ты мечтаешь, чтобы за сутки все зажило как на собаке? Так не бывает, ты же знаешь, не в первый раз пулю схлопотал… Что-то совсем башка туго соображает. Наверное, Мария меня всякой заразой наколола. Да еще духота эта проклятая… Сейчас бы в прохладу нашу подмосковную или хотя бы снежку на лоб, на грудь… А что это никого не видно и не слышно, а? Где ребята, Машка где? Или я тут один валяюсь как балласт тупой, а они все делом заняты… Да нет, майор, от настоящего балласта польза есть и польза большая, несомненная — он корабли от опасного крена спасает. Курить-то как охота… Черт возьми, где же все-таки Мария?»

— Мария! Эге-ей, ты где? Я курить хочу… — сначала вполголоса, потом погромче позвал Орехов и прислушался в ожидании легких женских шагов. Ага, в иллюминаторе чья-то тень вроде бы мелькнула — значит, идет моя мадемуазель.

У входной двери послышались шаги, низкий проем заслонила чья-то тень, и в каюту вошла Мария. Вот только вошла девушка не одна: за ее спиной громоздилась еще чья-то фигура. Скат? Мичман? Орехов еще толком не осознал, что же его встревожило, а рука уже инстинктивно метнулась к кобуре с пистолетом, висевшей у изголовья. Правда, оружие достать майор так и не успел. По двум причинам. Первой была дикая боль, вновь пронзившая все тело при неосторожном, резком движении. Второй — рука еще тянулась к кобуре, а Орехов уже словно со стороны увидел, что идет Мария не очень-то и самостоятельно, поскольку одна чужая, незнакомая рука крепко удерживает ее за воротник рубашки, а вторая прижимает зажатый в смуглом кулаке пистолет к ее шее чуть пониже уха.

— Даже не думай, гринго, — на скверном английском чуть напряженным голосом объявил незнакомец и, все так же продолжая прикрываться девушкой, отошел в угол каюты, освобождая дверной проем.

«Урод копченый, — без особой злобы подумалось майору, — насмотрелся боевиков дешевых. Да думай не думай, а получается, что попали мы с Машкой конкретно, как говорят реальные пацаны… Надо было лежку в лесу делать. Речек-то в округе не так уж и много. Захотели найти — нашли. А я — полный кретин получаюсь, а не командир группы. Хотели на «яхте», в комфорте жить — вот и пожили. Только, получается, недолго… Тьфу!»

Мелькнула новая тень, и в помещение вошел второй бандит. По осанке и властной уверенности, исходившей от него, Орехов чисто армейским чутьем признал в новом персонаже командира. Да и лицо показалось майору вроде бы знакомым — кажется, именно он был среди бандитов там, на скале…

— Курить вредно, дружище, — насмешливо сказал Джексон, почти с симпатией разглядывая прикрытого простыней раненого. — Значит, это я тебя подстрелил? Старею — парой лет раньше я бы обе пули тебе в голову вогнал…

Наемник вытащил пистолет Орехова из кобуры, засунул его себе за пояс, а затем по-хозяйски уверенно уселся напротив, широко расставив ноги и облокотившись о колени.

— Вопрос первый: вы кто и откуда?

Орехов молчал, демонстративно рассматривая колеблющиеся блики на потолке.

— Решил в героя поиграть, дружок? — равнодушным тоном поинтересовался Джексон и щелкнул курком своего армейского «кольта». — Не получится. Я сейчас досчитаю до трех и, если ты не ответишь, прострелю твоей девке башку. Раз… два…

— Спецвойска Соединенных Штатов, — сквозь зубы нехотя процедил майор. — А она — из местных спецслужб.

— Уже неплохо, — кивнул наемник. — Вопрос второй: где остальные? Где тот умелец, что так мастерски располосовал нашу сеть и тебя в реку утащил? Только не ври, не зли меня.

— Уплыл на моторке в деревню. За провизией и лекарствами. Трое нас…

— Считай, что я тебе пока верю, солдат, — сказал Джексон, хотя Орехов уже по его тону почувствовал, что вожак этой бандитской стаи не верит ему ни на грош. — И еще вот о чем ты мне расскажи… Что это за татуировка у тебя такая? Это что, русские буквы?

«Усмотрел-таки, сволочь, — обреченно подумал майор. — То-то он все на мое плечо таращится. И вот что я могу ему ответить? Думай, майор, соображай! Видишь, он ждет…»

Об этой проклятой татуировке Орехов подумал в первые же секунды, когда увидел в дверях бандита с Марией в руках. Вот так и бывает в этой хитрой жизни — даже за очень давние глупость и пижонство все-таки приходится расплачиваться. И расплата приходит порой с совершенно неожиданной стороны. Не объяснять же этому наемнику, что мастерское изображение парашютиста в свободном падении сделано в память о службе в российской армии, об армейских друзьях-товарищах. Но все это во вторую очередь. А в первую — точно такая же татуировка была у брата Орехова, в конце восьмидесятых погибшего в жарком и пыльном Афганистане. Старшего брата, тоже окончившего Рязанское училище ВДВ, но несколькими годами раньше. Брата, которому тогда еще совсем зеленый пацан Сережка Орехов отчаянно завидовал…

— Нет, это не русские буквы, — стараясь, чтобы голос звучал максимально равнодушно, ответил майор. — Это сербские. В девяностых я там был и наколку сделал в память о местечке, где мы стояли. Эти буквы означают «Дешбовичи». Там у них странный язык…

Минуты две, показавшиея Орехову парой часов, тянулось непонятное молчание, в продолжении которого Джексон с непроницаемым лицом недоверчиво щурился и рассматривал сине-красную картинку. Потом бандит неожиданно резко поднялся и, обращаясь к наемнику, все так же продолжавшему удерживать Марию, распорядился:

— Девку тащи в катер. Этого тоже перенесите. Возвращаемся на базу…

— А с судном что будем делать, Кэп?

— А куда нам это корыто? — небрежно отмахнулся Джексон. — Гранату в моторный отсек — и все дела, пусть отправляется на дно этой паскудной речушки.

— Кэп, — бандит воровато оглянулся и понизил голос, — зачем взрывать? Ведь это почти что целая яхта. Несколько тысчонок баков нам не помешают, а? Я с парнями ночью ее перегнал бы в какую-нибудь деревушку. Покупателя за полцены найдем. И, кроме того…

Бандит, держа Марию на вытянутой руке, наклонился к самому уху босса и что-то быстро прошептал.

— Действительно, как же это я не подумал, — ухмыльнулся Джексон. — Молодец, Пепито. Так и сделаем, а пока давай этих на катер — и так сколько времени потеряли…


37

Услышав отчетливое пощелкивание в наушнике, Катков поморщился. И чего так по микрофону барабанить? И отсюда прекрасно слышно, что уже неподалеку стрекочут лодочные моторы — не меньше трех штук. Значит, бандюки свой рейд закончили и возвращаются…

Скат осторожно подполз к скрытому посту мичмана и дотронулся до плеча товарища рукой, безмолвно спрашивая, что, мол, тут за тревога такая. Троянов в ответ только зло сверкнул глазами, беззвучно выругался и в ярости саданул кулаком по земле. Затем кивком указал на черное пятно туннеля, куда только что проскользнула последняя лодка бандитов.

— Ты знаешь, кого они там привезли? — едва слышный голос мичмана подрагивал от бессильной злобы и досады.

— Ну, по твоей реакции, вообще-то, догадаться нетрудно…

— Ты догадываешься, а я своими глазами только что видел, что на палубе их катера сиденье, снятое с дивана, лежало. А на нем — наш майор. И Машка рядом, понял? Чуешь, что это значит? — мичман скорее почувствовал, чем увидел кивок Ската и обреченно подытожил: — А это значит, лейтенант, что нам полная ж…! Мы теперь связаны по рукам и ногам… Да и если прижмут их всерьез — а их обязательно прижмут, — то дела наши станут совсем кислыми…

— Хватит, мичман, — оборвал друга Скат. — Об этом мы чуть позже поговорим. А пока все идет по прежнему плану. Я назад, а ты субмарину не проворонь. Все потом, сейчас главное для нас — подлодка. Минут через десять я тебя сменю. Все, боец, неси службу…

Лейтенанту Каткову очень не хотелось заводить сейчас с Тритоном долгий и ненужный разговор и напоминать о том, что в любой группе спецназа, занимающейся диверсионной деятельностью на чужой территории, существуют очень жесткие правила. Правила, о которых не очень принято говорить вслух и в которых слова «обязаны выполнить задачу любой ценой» всегда перевешивают все красивые фразочки вроде: «Сам погибай, а товарища выручай!» Да, есть в спецназе и товарищеская взаимовыручка, и постоянная готовность прикрыть спину боевого друга, но есть и жесткое понимание того, что в боевой обстановке может случиться всякое. Что прикажете делать группе, в спину которой дышат несколько поисковых групп с яростно повизгивающими от нетерпения собаками, если вдруг кто-то из бойцов подворачивает или ломает ногу или кого-то всерьез ранят? Если жестокая реальность ставит перед выбором: жизнь одного человека против нескольких жизней его боевых товарищей. Забыть о задании и погубить всех ради попытки спасения одного? Нет и еще раз нет! И каждый спецназовец изначально понимает всю жесткость и жестокость правил игры и изначально принимает их. Война — любая, во все времена, — вообще очень жесткая вещь, где для сантиментов просто не остается места. Знаменитый девиз зеленых беретов: «Любое задание, в любом месте, любой ценой!» — это не просто красивые слова. В этом девизе как в зеркале отражается сама суть работы парней из спецназа всех времен и народов…

Десять минут, о которых говорил Катков, понадобились ему для того, чтобы вернуться в свой схрон и надеть гидрокостюм и снаряжение — по их с Тритоном расчетам выходило, что только после возвращения групп, прочесавших близлежащие к базе места, капитан субмарины решится вывести свое «потаенное судно» из подземных доков. А значит, Скату и Троянову нужно было подготовиться для экстренного погружения.

Заранее надевать гидрокостюмы и акваланги было бы чистым безумием. Прорезиненная прочная ткань от укусов комаров и москитов, конечно же, защищает здорово, но и дышать телу по-настоящему не дает. А в духоте джунглей эта «резиновая шкура» в считаные минуты может подарить самый что ни на есть примитивный тепловой удар. Сначала потом умоешься, а потом и в обморок уплывешь, словно благородная барышня, придушенная на светском балу безжалостным корсетом.

Скат, уже облаченный в спецснаряжение, вернулся к мичману и приказал товарищу отправляться в «тыл», чтобы тоже приготовиться к работе под водой. Звучит довольно просто: иди и переоденься! Но в боевых условиях, когда каждое твое неосторожное движение может засечь враг и попросту полоснуть по кустам из пулемета или гранату бросить, такие, казалось бы, простые действия становятся смертельно опасными. Нужно отползти к запасному схрону так, чтобы не шелохнулась ни одна веточка, чтобы не щелкнул ни один сухой предатель-сучок, чтобы ни одна пичужка не встревожилась и не растрепала на весь лес, что здесь прячется чужак…

Каменная дверь-скала, прикрывавшая вход в уже не тайное, но все еще таинственное прибежище бандитов и контрабандистов, вновь начала свое движение и через три минуты взору напряженно следившего за входом лейтенанта полностью открылась черная арка. Однако прошла минута, другая… пятая, а из темноты так и не раздалось характерного «тух-тух-тух» дизелей подлодки, сообщивших бы, что вот-вот из подземных доков на свет появится и сама субмарина. На этот случай у Ската с Тритоном была договоренность, согласно которой оба входят в воду в разных точках и направляются к входу в туннель, чтобы на месте разобраться в ситуации. Так или иначе, но субмарина в рейс выйти должна. А при выходе подводной лодки из туннеля боевым пловцам для выполнения их задачи стоило находиться как можно ближе к ее длинной обтекаемой туше.

Скат ужом проскользнул к кромке воды и без единого всплеска ушел сразу в глубину. Правда, расцветкой пловец мало напоминал черного безобидного ужа. Еще при первом осмотре снаряжения лейтенант подробно расспросил об окрасе речных вод Ориноко и ее притоков, прикинул что-то в уме и потребовал набор водостойких красок. Стандартный черный гидрокостюм совершенно демаскирует боевого пловца, который совершенно не жаждет, чтобы его еще издалека увидел противник — возможно, такой же подводный боец, как и он сам. Именно поэтому сейчас костюм и акваланги лейтенанта и мичмана больше напоминали шкуру какой-нибудь змеи, обитающей в жарких песках — нечто неопределенное грязновато-желтых оттенков. Да и к истине этот цвет был ближе, поскольку двое боевых пловцов, прошедших хорошую, жесткую подготовку в морском спецназе, были скорее двумя эфами или кобрами, чем смирными ужиками…

Скат знал, что точно такой же маневр примерно в эти же мгновения произвел и Троянов, сделавший небольшой крюк по зарослям и вышедший к реке метрах в ста ниже по течению. Через несколько минут он тоже будет здесь и можно будет какое-то время подождать субмарину на выходе. Для ее встречи у пловцов были заготовлены подарки в виде двух компактных магнитных мин. Без особых ухищрений прилаживаешь такую мину в строго определенном месте — рядышком с валом гребного винта или напротив танков с горючим — и дело сделано. Через определенное время срабатывает нехитрый механизм и звучит мощный взрыв, после которого все разговоры о «непостижимой живучести подводных лодок» покажутся очень смешными глупостями. Тем более что Скату с мичманом предстояло уничтожить не огромный атомный подводный крейсер, который действительно не так-то просто утопить, а всего лишь небольшое дизельное судно…

Катков ушел под воду и сразу же нырнул почти к самому дну. Именно так, почти касаясь грязно-бурого дна широкими плавниками ластов, лейтенант пересек протоку и направился к мутноватому, темному пятну входа в туннель. Солнечные лучи почти не проникали сюда, в толщу мутной воды, и в их неверном, колеблющемся свете пловец был почти не заметен. А если бы Скат сейчас просто лег на дно и замер, подобно какой-нибудь камбале, то отыскать его простым взглядом можно было бы лишь с большим трудом. Но лейтенант-то не лежать сюда приплыл, а работать. А любая диверсионно-разведывательная деятельность требует предельной внимательности и осторожности — поэтому продвигался Скат медленно, не исключая, что бандиты могли видеокамеру и под водой где-нибудь у входа пристроить…

Вот тут-то, почти у самого зева туннеля, лейтенант и увидел — нет, не предательский глазок камеры, а кое-что похуже… Прямо из темного пятна в освещенные рассеянным светом воды реки неожиданно выплыли две черные тени. Черные гидрокостюмы, ИДА на спине, угловатые маски и ласты. Никаких сомнений и быть не могло — бандиты отправили своих аквалангистов проверить фарватер, по которому должна будет пройти субмарина!

«Вот это сюрприз, что б вас… — зло выругался мысленно Скат, плавно прижимаясь к самому дну и надеясь, что эти пловцы не успели его засечь. — Вот только боевых пловцов нам не хватало. Двое. А если сейчас еще пятерка из туннеля выйдет? Так, похоже, не заметили, дальше поплыли… Только бы Валерка с ними не столкнулся нос к носу, успел в сторону уйти. Прирезать этих молодцов несложно, но ведь, если они разведка и если назад не вернутся, то подлодка в рейс не выйдет. Не выйдет! А нам-то нужно, чтобы она спокойно ушла и где-нибудь милях в десяти отсюда так же спокойно и весело взорвалась к чертовой маме. Значит, надо ждать. Ждать, пока эти бойцы прошвырнутся по реке и вернутся назад с докладом, что все в полном порядке. Они могут уверенно говорить лишь об одном вражеском аквалангисте, о том самом, что пару-тройку дней назад одного из бандерлогов несчастного Хосе в воду утащил. Так что вряд ли они нас с Тритоном всерьез опасаются, но меры все-таки принимают. Не дураки, ребята, ох, не дураки… Ладно, пусть шарят, возвращаются и дают добро субмарине на выход. А уж мы с Тритоном тут ее встретим…»

Минут сорок Катков провел в очень неприятном ожидании и почти готов был радостно помахать рукой наконец-то появившимся вражеским аквалангистам, возвращавшимся на базу. Лейтенанта, собственно, беспокоила даже не опасность, возможно угрожавшая мичману, которого эти пловцы могли обнаружить и попытаться захватить или прикончить. Ската беспокоило то, что с каждой минутой, проведенной на дне, таял запас дыхательной смеси в акваланге. Сколько еще придется работать под водой — сейчас никто не мог бы ему сказать, а запас воздуха не безграничен. Скорее наоборот…

…Аквалангисты, проверявшие фарватер реки, не обнаружили никакого присутствия чужих пловцов и вернулись на базу. Почти одновременно из маслянисто-черной воды появились две головы в угловатых масках, к которым тянулись гофрированные дыхательные трубки, затем пловцы ловко выбрались на каменный пирс, уселись и, сорвав с лиц маски, устало сообщили подошедшим Алехандро и Джексону:

— Нет там никого. Да, скорее всего, и не было. Так что можете смело выводить субмарину в рейд.

— Хорошо, — задумчиво пожевал губами Алехандро, — я сейчас отдам приказ капитану. Но будет так: вы снова лезьте под воду и сопровождайте подлодку пару часов. Или на сколько там воздуха в ваших аппаратах хватит. А Джексон со своими парнями пойдет по реке на лодках — подстрахует субмарину от нежелательной встречи с чужими катерами. Субмарина в надводном положении, естественно, не пойдет, но и «с воздуха» нам опасности ни к чему. Все ясно? Тогда позовите ко мне капитана этой железной бочки…


38

Если в воинской части объявляется тревога — независимо, учебная ли, боевая ли — то уже через строго определенный отрезок времени бойцы должны прибыть в технический парк и за считанные секунды занять свои места согласно штатному расписанию. Пехотинцы забираются в крытые брезентом кузова мощных «Уралов» и КамАЗов, механики-водители танков прыгают в люки своих броневых монстров. Запуск двигателя — и по команде командира танка механик давит на педаль подачи топлива и рвет рычаги. Стальная громада изрыгает из выхлопных патрубков клубы черного солярного дыма и, послушная рукам водителя, прыжком-рывком срывается с места и вылетает из бокса. Туда, где появился враг! Гнать, крушить всей броневой массой, перемалывать стальными траками гусениц, разносить в кровавые клочья выстрелами из длинноствольной пушки. Только вперед — и, кажется, нет силы, способной остановить стремительный бросок изрыгающей огонь бронетехники…

Так вот, ни армейские танки, ни машины «скорой помощи», ни красивые пожарные машины по сигналу тревоги не могут спокойно ехать на заправку. Там война, пожар, человек умирает — какая, к черту, заправка?! Вот поэтому-то такая техника всегда готова к бою: исправна и заправлена. Джентльмен чистит обувь не перед выходом на прогулку, а сразу по возвращении. Во всяком случае, так должно быть…

Субмариной командовал капитан явно из бывших военных подводников, поскольку как только поступил приказ выступать в поход, он всего лишь коротко козырнул: «Есть!» Небольшая команда, состоявшая всего лишь из пяти человек, тоже, несомненно, была знакома со службой в подплаве — действовала умело, грамотно и без какой бы то ни было ненужной суеты и нервозности. Нужно идти в дальний поход? Ноу проблем, сэр!

Меньше пятнадцати минут хватило субмарине и ее экипажу, чтобы закончить последние необходимые приготовления и огласить мрачноватые своды подземного ангара резким вскриком ревуна. Алехандро, давно и безуспешно боровшийся с этой дурацкой морской традицией, на этот раз не стал грозить подводникам огромным кулаком, а всего лишь вяло помахал ладонью, желая удачи.

Субмарина, уже давным-давно полностью освобожденная от всех причальных швартовочных концов, от паутины электрических кабелей и шлангов топливопроводов и компрессоров, глухо забухтела дизелем и начала погружение. Вот под водой исчезла и вершина ходовой рубки с наглухо задраенным тяжелым люком, оставив на поверхности лишь маленький водоворот и кучу воздушных веселых пузырьков…

Сейчас там, на выходе, медленно раздвигается скала, открывая путь в Ориноко. А здесь, в темной воде, рядом с подлодкой легко плывут, изящно работая длинными ластами, боевые пловцы, присланные Большими Боссами. Вслед за субмариной готовятся отправиться и три надувные лодки под командованием Джексона…

Алехандро, отправляя в путь всю эту «эскадру», чувствовал себя почти адмиралом. Все будет отлично, все идет как надо, по плану. А ведь есть еще и пленники, захваченные этим рейнджером, — источники информации и заложники. Да, люди дело знают и все будет хорошо, просто прекрасно все будет… «Мои люди…» — со смесью спеси и гордости подумал толстяк и нетрудно догадаться, что гордился Алехандро отнюдь не тем, что работает с такими грамотными солдатами, а тем, что все эти толковые люди подчинены только ему и никому другому. Толстый босс был совершенно уверен в том, что именно мудрый король делает свиту, а уж никак не наоборот…

Эту подлодку не зря назвали мини-субмариной. При ширине корпуса около трех метров она имела чуть больше двадцати метров в длину. Мощный дизель легко вращал гребной вал, на который был насажен ходовой винт, так же непринужденно толкавший «потаенное судно» вперед с довольно приличной скоростью в семнадцать узлов, что составляет примерно километров тридцать в час. Вообще-то, на дизелях подлодки когда-то ходили лишь в надводном положении, а в глубине шли на аккумуляторной тяге, вращавшей гребные валы вместо дизелей. Время от времени лодка была просто вынуждена всплывать и идти на дизелях, чтобы зарядить израсходованные батареи. Правда, по некоторым сведениям, уже во время Второй мировой в гитлеровских ВМС — кригсмарине имелись субмарины, умевшие и на глубине ходить на дизелях, — была у них особая система выхлопа отработанных газов прямо в забортную воду. Нечто подобное сотворили для колумбийских боссов наркомафии и способнейшие конструкторы и корабелы, собранные чуть ли не со всего света, в числе коих до недавнего времени числился и ленинградский товарищ Иванов…

Субмарина пока двигалась с умеренной скоростью — для максимальной крейсерской здесь, в узких и далеко не безопасных протоках, просто не было свободы и размаха. Да и подводный эскорт из боевых пловцов не мог двигаться слишком быстро — не машины ведь, живые люди.

Пока все вокруг было относительно спокойно: мутноватая вода, стаи рыб и прочей водной мелочи, иногда встречались какие-то полузатопленные кусты и даже стволы деревьев, но для субмарины с ее обтекаемым корпусом и особой защитой поворотных рулей и гребного винта они были не страшны. Больше всего сейчас и капитан подлодки, и аквалангисты опасались чужих боевых пловцов, которые вполне могли устроить для субмарины со всем ее экипажем и ценным грузом какой-нибудь неприятный сюрприз вроде прилепленной в наиболее беззащитном месте мощной мины. Но пока ни малейших признаков того, что где-то поблизости кружат чужие диверсанты, пловцы из эскорта лодки не замечали…

Один из аквалангистов, некоторое время скользивший почти вровень с носом субмарины, вдруг резко ушел в сторону и начал подниматься к поверхности, где темнели три больших пятна — три моторки наемников. Снизу было хорошо видно, как он приблизился к одной из лодок и, высовываясь из воды, схватился за округлый резиновый борт. Видимо, о чем-то переговорил с экипажем лодки и снова ушел под воду, энергично работая ластами.

…«Ах, суки, да они всплывают и тем, что наверху в лодках идут, докладывают, что тут, в глубине, мол, все в порядке, — размышлял Скат, незаметно следовавший за эскортом, скользя почти у самого дна и поднимая порой небольшие облачка мути своими ластами. Он очень живо представил, как вражеский пловец выныривает рядом с бортом, высовывается из воды и, вскидывая руку, показывает большим и указательным пальцами нолик — «у нас под водой все в порядке, парни, все о’кей!» — Сколько ж они ее так конвоировать будут? Да нет, тут надо употреблять скорее красивое словечко «эскортировать»… Будем надеяться, что не до самого устья Ориноко. На столько верст пути никаких аквалангов не хватит. У этих пловцов емкость баллонов явно поменьше, чем у наших. Значит, лодку они будут сопровождать еще час, от силы полтора. Потом развернутся и на базу уйдут. Не берегом же им шлепать. Или — что гораздо хуже, когда смесь к концу подойдет, они в лодки к тем заберутся. Хуже в том смысле, что и у нас тогда в баллонах почти ничего на будущее не останется…

А вообще-то, если б они убрались прямо сейчас — это было бы здорово, просто мечта диверсанта. А если у них где-нибудь по пути раскиданы тайные запасные базы? Ведь простейшая логика и элементарные расчеты подсказывают, что они должны быть, да просто обязаны быть, иначе разве на одной заправке субмарина до океана дойдет? Ладно, черт с ними, с теми базами… Сейчас у нас конкретная задача: разобраться с субмариной и с нашей, уже известной базой. Майора с девчонкой попытаться вырвать из поганых лап. А там будет видно… Да когда ж вы, суки черные, уберетесь, а? Порезать бы вас прямо сейчас, но нельзя, нельзя. Тогда субмарина может развернуться и снова уйти на базу. А потом они такой эскорт к ней приставят, что и десятка боевых пловцов будет мало… Ну, давайте, ребята, докладывайте, что все о’кей, и уходите…»

Черная голова вынырнула рядом с бортом моторки, на которой разместился Джексон, и пловец, сдернув с лица маску и вынув загубник дыхательных шлангов, устало отдуваясь и хватая ртом свежий воздух, сообщил:

— Там все чисто, Джексон. Все, мы уходим — смеси в аквалангах только на обратный путь осталось. Нет здесь никаких боевых пловцов. Мы десять миль прошли и никого, только мусор, рыба и грязная вода.

— Так, может быть, теперь с нами поплывете? Места хватит.

— А вы что, не думаете пока назад?

— Нет, мы еще миль двадцать пройдем, посмотрим. Мало ли что.

— О, нет! Мы устали как черти. Это вы на моторах. С вами, конечно, можно бы, но… В костюме от жары сдохнешь, а без него москиты сожрут заживо. Нет, мы своим ходом, потихоньку, в прохладе, где никакой сволочи вроде мошек нет. Вы еще только надумаете разворачиваться, а мы уже после душа будем пиво пить. Холодное. Так что гуд бай, мистер Речной Волк.

— Бай, мои черные пиявки. Ладно, парни, до встречи на базе…

…Вероятно, морской царь все-таки услышал горячую просьбу лейтенанта — черные аквалангисты вдруг резко сбавили ход, сошлись вместе, лениво шевеля ластами. О чем-то посовещались и неторопливо взяли обратный курс. Уже через минуту два медленно извивающихся темных силуэта растаяли в мутноватой толще воды.

«Ушли, голубы вы мои, ушли. Ай, молодцы, — Скат почувствовал новый прилив сил, поскольку все начинало складываться не так уж и плохо. — Где там мой Тритончик прячется? Пора бы ему и появиться пред стеклянные очи командира… Пора работать начинать…»

Лейтенант еще минут пять для верности проплыл у самого дна, постоянно оглядываясь, потом взглянул на часы, закрепленные поверх прорезиненного рукава, и пошел вверх, где было чуть светлее и где все так же темнели три округлых пятна бандитских моторок.

Троянов возник откуда-то сбоку — видимо, тоже все эти часы шел у самого донышка русла реки. Пловцы обменялись несколькими понятными друг другу знаками, и Тритон извлек из довольно объемистого мешка две магнитные мины…

Один из гостинцев пловцы закрепили рядышком с задними вертикальными рулями и гребным винтом, угрожающе взбивавшим воду наподобие страшного ножа гигантской мясорубки. Когда субмарина движется на приличной скорости, это очень непростая и опасная задача: одно неверное движение — и пловец вполне может попасть под этот быстро вращающийся безжалостный нож.

Вторую мину Скат ловко прилепил на днище под носовым отсеком, где, по его расчетам, должен был быть расположен грузовой трюм. Неплохо было бы заложить еще парочку по боковым бортам, где предположительно могли быть баки с горючим и цистерны со сжатым воздухом, но мин было только две, и пловцы решили, что для аккуратной малютки и их будет вполне достаточно. Если они, конечно, обе сработают…

«Все, уходим!» — знаками показал лейтенант, и пловцы, сразу набирая почти максимальную скорость, направились в обратный путь. Туда же, куда с полчаса назад ушли черные аквалангисты…


39

— Штурман, сколько под нами? — не вставая с маленького кресла, установленного в ходовой рубке, капитан повернулся ко второму по старшинству и значимости человеку на этой крохотной подлодке. Штурман кроме своих прямых обязанностей по прокладке курса исполнял также и роль старпома.

— Двадцать два фута, сэр, — не задумываясь, ответил штурман, только что сверявшийся с показаниями глубиномера. — Здесь фарватер чистый и достаточно прямой, так что, если прикажете, можно сказать мотористу, чтобы прибавил.

— Не стоит, — вяло отмахнулся капитан, — у нас впереди еще длинный путь, успеем порезвиться. Помнишь, как в прошлый раз в Карибской луже пришлось драпать от катеров береговой охраны? Я думал, что стрелка тахометра срубит ограничитель на шкале и пойдет по кругу. Да, славная была гонка. Эти яйцеголовые умники сварганили очень даже славную посудину… Хотя, на мой взгляд, дизелю еще сотня лошадок не помешала бы. Поднять бы перископ, осмотреться, да боюсь, эти пираты наверху могут сдуру срубить его винтами…

Бывший второй лейтенант подводного флота ВМС США Роберт Мерфи по-своему любил это маленькое чудо инженерного гения и гордился им. Его мини-субмарина, на счету которой было уже два дальних похода в воды Флориды, оба раза с легкостью преодолевала довольно сложный маршрут и с такой же легкостью и даже с неким изяществом оставляла с носом как пограничников Венесуэлы, так и хваленых морских волков Соединенных Штатов.

Лет пять назад Мерфи за почти невинные шалости был без особого шума и скандала вышвырнут из ВМС без всякого выходного пособия и без какой бы то ни было надежды на пенсию. Обида лейтенанта была велика. Поэтому до сих пор особым удовольствием для Роберта было надуть именно штатовских пограничников. Кроме того, груз, который несла в своем супергерметичном отсеке субмарина, тоже предназначался именно для богатеньких североамериканских придурков, не знающих куда им девать свои денежки. Пусть эти идиоты потребляют поганого кокса как можно больше, пусть гробят свои мозги и здоровье! И эта возможность хотя бы таким путем отомстить наглым америкашкам тоже согревала душу злопамятного лейтенанта получше хорошего виски. Тем более что очень даже немаленькое жалование, получаемое от боссов наркомафии, складывалось именно из этих денег.

— Да плевать я хотел на весь ваш ВМС, — ерзая на жестком стульчике, сварливо ворчал бывший второй лейтенант, а ныне капитан почти настоящего рейдера. — У меня сегодня жалованье как у полного адмирала… Штурман! Связь с этими шакалами, что наверху вертятся, есть?

— Так точно, сэр!

— Скажи им, чтобы убирались домой. Толку от них все равно никакого, а привлечь ненужное внимание они вполне могут. Пролетит случайный вертолет, а потом даст радио пограничникам или еще кому… Пусть уматывают, скажи — капитан приказал.

— Есть передать эскорту, чтобы уходили на базу, сэр…

Получив по рации приказ капитана субмарины возвращаться, Джексон сначала хотел немного поскандалить от скуки и напомнить этой водяной крысе, что капитан спецназа Джексон вообще-то никому, кроме толстого босса, не подчиняется. Но жара к перепалкам не располагала и наемник просто махнул на желчного коротышку рукой. Затем приказал своим парням разворачиваться и ложиться на обратный курс. Прошло несколько минут — и все широкое пространство реки опустело, лишь вдали затихал дружный стрекот лодочных моторов, да на небольшой глубине трудолюбиво молотил дизель, вращавший винт субмарины, которой предстояло пройти еще много-много морских миль до конечной цели…

Нет, не даром говорится, что человек предполагает, а… В данном случае, вероятно, располагал судьбами подводников Мерфи сам старик Посейдон. Нет, он не раскручивал жуткие тайфуны, не взбивал трезубцем мощные валы и смертоносные цунами — хитрый старик благосклонно принял и использовал оружие, подаренное ему людьми в желто-бурых гидрокостюмах…

Несложный механизм отсчитал установленное на таймере время и освободил маленькую пружинку, удерживавшую в нейтральном положении острый стерженек ударника. Освобожденная стальная игла равнодушно кольнула донышко капсюля запала, и страшная огненная сила вспыхнула в небольшом корпусе специальной мины и мгновенно превратилась в смертоносное облако, разрывающее в клочья все и вся, сметающее на своем пути любые препятствия. Первый взрыв сотряс корму и сорвал с креплений гребной вал вместе с винтом, все еще продолжавшим свое вращение. Стальной прочный вал, еще не оторвавшийся от двигателя, легко, как папиросную бумагу, разрывал и сминал листы обшивки, убивая и лодку, и самое себя…

Второй, не менее мощный, взрыв превратил красивый овал носа субмарины в нечто страшное, вроде разорванной трубы с разлохмаченными краями. Через рваные пробоины внутрь подлодки мгновенно рванулась грязно-желтая вода Ориноко…

Малый размер корпуса помогает мини-субмарине быть более незаметной — и это для лодки плюс. Но малые размеры означают и малое водоизмещение, что в случае получения даже совсем небольшой пробоины мгновенно становится огромным недостатком, практически лишающим субмарину даже минимальных шансов на выживание…

Ни капитан Мерфи, ни один из членов его команды так ничего толком и не успели ни понять, ни рассмотреть, ни почувствовать. Страшный грохот, снопы искр от замкнувших жгутов проводки, клубы едкого дыма… И тут же наступившая темнота и жуткий, длившийся всего несколько мгновений рев воды…

Ни от экипажа, ни от субмарины, ни от ценного груза не осталось практически ничего. Лишь груда жалких искореженных обломков опустилась на илистое, захламленное дно реки, где никто и никогда не будет их искать. Ошметки ржавой обшивки и несколько голых, объеденных рыбами скелетов никому не интересны…


40

Когда заминированная подлодка осталась примерно в миле позади, Катков несколько раз указал кулаком с оттопыренным большим пальцем вверх, подавая мичману сигнал на всплытие. Тритон кивнул, и оба пловца уже через минуту вытащили загубники и вдохнули влажно-душного воздуха, почти неподвижно висевшего над водной гладью.

— Поверху пойдем, — шумно дыша, распорядился лейтенант. — Надо хоть как-то смесь попробовать сэкономить. Кто знает, как завтра события повернутся. Нам еще как-то надо будет на базу пробираться, а туда, думаю, один путь — под водой… Но мух ртом ловить не надо — морду в воду опускай почаще. Нам теперь этих черненьких надо догнать и без особого шума с ними разобраться. Иначе они все время у нас под ногами путаться будут и мешать. Ненужные опасности надо устранять. Давай, Валера, загребай пошустрей…

Пловцы на приличной скорости рассекали теплую мутную воду, стараясь тем не менее как можно экономнее расходовать свои силы — впереди планировалась отнюдь не учебная схватка с чужими аквалангистами. «Черные» производили впечатление весьма крепких ребят и вряд ли просто так позволят кому-то перерезать себе глотки.

Скат в очередной раз опустил лицо в маске под воду и внимательно осмотрелся. Мелькнули впереди два характерных темных пятна или показалось? Нет, не показалось, вон и Тритон резко сбавил ход и знаками сигналит, мол, вижу чужаков. Боевые пловцы вставили и зажали зубами загубники дыхательных систем, зависнув в толще воды и слегка пошевеливая ластами, обменялись несколькими знаками и синхронно нырнули, уходя на максимальную глубину. В руках каждого угадывались длинные лезвия ножей — вычерненных, не отбрасывающих предательских светлых бликов…

…Под водой боевому пловцу приходится работать не в привычных пехотинцу координатах «длина, ширина, нет ли сверху самолетов», а в несколько других измерениях. Здесь опасность может грозить со всех сторон — так летчик-истребитель отслеживает горизонт, купол сверху и средства ПВО снизу. Девиз один для всех: «Посмотри вокруг себя…» И смотреть надо в оба, поскольку и в небесах, и в морских глубинах за разгильдяйство и невнимательность одна плата — жизнь…

Так же драка на суше и драка под водой — далеко не одно и то же. Кто не верит, пусть попробует зайти в воду по грудь и быстренько пробежаться или ударить ногой воображаемого противника. Вряд ли получится красиво и быстро… Шаолиньская школа прославленных монахов-бойцов много веков практикует стили тигра, обезьяны, богомола и прочих земных тварей. Но они никогда не разрабатывали стили дельфина, акулы или боевого краба — ни к чему это им было. Эти стили стали жизненно необходимыми для боевых ныряльщиков, ими разрабатывались и совершенствовались в тысячах учебных и реальных схваток…

Вообще-то, подводная схватка двух пловцов и в самом деле больше напоминает воздушный бой двух истребителей, когда машины на форсаже кувыркаются в голубом небе и стремятся отстрелить друг другу хвосты, плоскости и прочие прелести. Только вот морская вода — это все-таки не «голубой эфир», а другая стихия. И в этой непростой стихии нужно быть невероятно ловким, сильным, быстрым, как дельфин, и безжалостным как кашалот, иначе вряд ли пловцу будет суждено вернуться на базу, скинуть акваланг и полной грудью вдохнуть свежего соленого воздуха. Вместо этого он может получить большой глоток горько-соленой и холодной морской воды. Очень горький глоток, часто вперемешку с собственной кровью…

…Скат так и не понял, чем же они с мичманом выдали себя, почему чужие пловцы смогли их заметить прежде, чем русские аквалангисты с ходу всадили в них свои ножи. Возможно, черные получили не менее серьезную подготовку и поэтому даже не столько увидели, сколько почувствовали смертельную опасность, приближавшуюся к ним в толще мутноватой воды. Как бы то ни было, но черные пловцов заметили и отреагировали мгновенно: оба выхватили свои ножи и разошлись в стороны, постоянно меняя направление движения и выбирая более удобное положение как для отражения атаки, так и для нападения.

Тритон без особых раздумий набрал максимальную скорость и торпедой пошел на одного из черных, в руках которого были отчетливо видны два кинжала, отчего он был поразительно похож на огромного краба с изготовленными для удара клешнями. Мичман планировал в последний момент рвануться чуть в сторону и, проскальзывая мимо чужака, полоснуть его острым, как бритва, ножом или по груди, или по шлангам дыхательного аппарата. Однако черный резко отработал ластами и острие ножа прошло буквально в паре сантиметров от его груди. Уклоняясь, чужак в свою очередь попытался всадить нож в мелькнувшую рядом ногу Тритона, но и тот вовремя успел выскользнуть из-под удара.

Дальше все происходило настолько быстро, что посторонний взгляд мог бы уловить лишь какое-то подобие страшного колеса из двух длинных тел, окруженного пузырьками воздуха и завихрениями мутной воды. Черный с непостижимой быстротой бросился вдогонку и одним взмахом ножа располосовал левый ласт мичмана, что мгновенно поставило пловца в невыгодное положение, поскольку именно ласты позволяют двигаться и маневрировать с хорошей скоростью. Валерий что-то неладное сразу почувствовал и, вместо того, чтобы продолжать по всем правилам удирать от врага, вновь резко извернулся и буквально прыгнул навстречу черному. Тот от неожиданного маневра противника растерялся и замешкался не больше чем на секунду, но этой секунды хватило мичману, чтобы снова рвануться вниз и, уходя, длинным махом разрезать черному мышцы бедра. Все! Этот теперь без ноги, из него боец никакой — вон как кровь хлещет, аж облако целое за несколько секунд…

Троянов, не выпуская раненого из виду, быстро посмотрел в сторону, где так же кувыркались Скат со своим противником. Ну, за лейтенанта Валерка почти и не переживал. Против этого парня драться — это все равно, что с пятью крокодилами тягаться.

Мичман оказался прав. Не прошло и минуты, как Скат, проделав невероятный кульбит, ударил своего черного обеими ногами прямо в угловатое стекло маски, вбивая стекло в лицо и в глаза врага. Именно за этот удар, который Тритону так до сих пор и не удалось освоить по-настоящему, лейтенант и заработал свое прозвище. Все, бой по сути уже закончился…

Пленные пловцам были не нужны. Да и не было ни сил, ни желания, ни времени с ними возиться. Поэтому обоих черных, поочередно взяв в кольцо, милосердно прирезали, прикончили быстренько и без затей. Сняли акваланги с остатками дыхательной смеси, проделали необходимые манипуляции для того, чтобы трупы не всплыли никогда, и медленно поплыли в сторону своей плавучей базы. Медленно, потому что не было сил даже разговаривать. Единственное, что прохрипел Скат, когда они вынырнули на поверхность и жадно глотнули теплого воздуха, было:

— Здесь вам не равнина, здесь климат иной! Серьезные ребята нам с тобой попались… И все-таки мы их сделали… У меня есть пара царапин — заклеить надо бы, а то сейчас тут туча пираний будет. Все, брат, уходим…

Тритон молча кивнул. Говорить ни о чем не хотелось. В глазах до сих пор мелькали картинки боя и бурых облаков крови. Настоящей, не киношной.

Скат прекрасно понимал, что сейчас творится с его товарищем. Лейтенант, несмотря на свою относительную молодость, уже многое знал и умел. Умел одним движением свернуть врагу шею или перерезать горло. Знал, что после первого же взятого на нож врага в глазах бойца появляется что-то особенное и это отнюдь не жесткость или печаль. Появляется отблеск знания того, как неправдоподобно легко входит в сильное тело человека острая сталь и как неправдоподобно быстро из этого тела уходит жизнь…

Когда через двадцать минут на этом участке неширокого притока великой Ориноко появились три моторные лодки с людьми Джексона, русские боевые пловцы были уже в паре миль выше по течению. Джексон и не подозревал, что его флотилия только что миновала место, где в глубине неисчислимая стая жадных, обезумевших от запаха крови пираний довершала расправу над останками двух аквалангистов в изодранных тысячами острых зубов черных гидрокостюмах…


41

…К трофейному «авианосцу», на котором скрывались раненый майор и Мария, Тритон, сменивший гидрокостюм на тропический камуфляж и высокие натовские ботинки, на этот раз подошел берегом. Осторожно приблизился к кромке воды, остановился и прислушался. С борта катера не доносилось ни звука. А вот знакомый запах сигарет, которые курил Орехов, мичман уловил почти сразу — обоняние человека некурящего такие характерные запахи распознает сразу и еще издалека. Троянов усмехнулся и, уже не таясь, шагнул на трап, перекинутый с борта катера на песчаную полоску берега. Небрежно придерживая винтовку М-16 локтем, протопал по палубе и направился к приоткрытой двери, ведущей в каюту, в которой еще недавно маялся на диванчике майор.

— Э-эй, Мария, где ты там? — безмятежным голосом вернувшегося с рыбалки мужа позвал девушку Тритон. — Спите, что ли, бездельники…

Естественно, никакого ответа не услышал, недоуменно хмыкнул, прислонил к стене каюты винтовку, достал из кобуры пистолет и, бесшумно выдохнув, шагнул в полумрак каюты…

Если бы мичман не знал точно, что сейчас его обязательно будут бить по голове, то вполне вероятно, что от полученного после первого же шага удара в его крепком затылке могла бы появиться очень некрасивая дыра. Однако в тот миг, когда невидимый противник, стоявший сбоку за дверью, нанес свой удар рукояткой пистолета, Валерий почти неуловимо для глаза резко дернулся вперед и удар, со стороны казавшийся жестким и полновесным, на деле получился гораздо слабее. Тем не менее мичман послушно пролетел на метра полтора вперед, старательно изображая потерявшего сознание, и неуклюже рухнул на грязные доски пола. Еще через мгновение рядом раздались шаги, кто-то присел на корточки и бесцеремонно приоткрыл жесткими пальцами веко на левом глазу Троянова. Валерий закатил глаза куда-то вверх и вбок и дышал буквально через раз.

— Готов, — не без гордости сообщил голос и добавил: — А ты говорил, что у рейнджеров этих отличная подготовка, ха! Вот он, как дохлый кот, валяется. А если б я его в полную силу приложил, у него вообще бы башка отлетела.

— Хватит хвастаться. Давай, вяжи его. Наконец-то можно убраться с этого корыта. Как думаешь, босс за него премию даст?

— А как же, обязательно! Теперь они все у нас в руках — а это что-нибудь да стоит…

Какое-то время бандиты молчали, только один из голосов сердито приговаривал: «И какой гад такими узлами веревку запутал?» А затем в каюте раздался громкий стук — что-то явно металлическое и тяжелое ударилось о доски пола. Тритон точно знал, что это за стук, но на всякий случай продолжал изображать валяющийся без сознания полутруп.

— Граната! — истошно взвизгнул кто-то из бандитов, и сразу же раздались шумная возня и топот, недвусмысленно свидетельствующие, что оба дружно ломанулись к дверям и, похоже, для двоих сразу дверь оказалась узковата.

Если человеку в лицо летит неведомо откуда взявшийся мяч, то он обязательно попытается не поймать опасный снаряд, а сделает попытку уклониться — с рефлексами трудно спорить и они всегда быстрее нашего сознания. Увидев влетевшую через открытый в потолке люк гранату, бандиты, естественно, решили спасаться древнейшим способом. Будь у них чуть крепче нервы и острее зрение, они заметили бы, что в гранате предохранительная чека с блестящим колечком была на месте, что делало эту смертоносную гранату не опаснее простого булыжника. Но расчет Ската оказался верным, и теперь Троянов, выхватив из рукава нож, резким броском послал его в спину ближайшего из удиравших бандитов. Попал точно под левую лопатку, и наемник вдруг резко остановился, словно наткнулся на невидимую стену, и тут же упал ничком.

Второй бандит опередил своего товарища не намного: на палубе его встретил Катков, и мощный удар ногой отшвырнул ошалевшего от страха парня обратно в каюту. Тут уж страх, смешанный с болью, и вовсе вышиб из бандита остатки мужества — он буквально по-обезьяньи заметался по каюте, торопливо приговаривая: «Я все скажу, все. Только не убивайте меня! У меня семья, мама больная, меня нельзя убивать…»

— Да уймись ты, — вошедший в каюту Скат легким пинком загнал пленника в угол и спросил у мичмана — по-английски естественно: — Ты цел? Голову не проломили?

— Нормально все, — ответил Троянов. — А там, на воле, что?

— Ты был прав: в кустах еще один хоронился. За такую засаду наш майор с них шкуру спустил бы и только потом уж к стенке поставил. Не бойцы, а дерьмо собачье — ни малейшего понятия ни о дисциплине, ни о…

— Нам хуже, что ли? — перебил лейтенанта Тритон. — Нет уж, пусть и дальше на посту курят и в карты играют — нам тогда и жить полегче, и мочить их, смугленьких.

— Это да, ты прав, — не стал спорить Скат, взводя курок своей «беретты» и делая шаг к съежившемуся в углу перепуганному парню.

Пленник сейчас мало напоминал бравого бойца — гораздо больше он был похож на побитую затравленную собачонку с бегающим трусливым взглядом. Лейтенант выпрямился во весь свой немалый рост, пару раз качнулся с пятки на носок и, измерив бандита брезгливым взглядом, негромко произнес:

— Маму, говоришь, любишь? Тогда давай не будем огорчать твою маму дыркой в твоей тупой башке. Что ты там порывался рассказать? Давай, убогий, пой про «все-все»…

— А про что надо? — бандит туповато заморгал и перевел испуганный взгляд с лейтенанта на мичмана и обратно.

— И правда убогий, — вздохнул Скат и уточнил: — Для начала расскажи про белого мэна, что командует вашими боевиками. Кто он и откуда?

— Это Боб Джексон, бывший зеленый берет. Он у нас недавно. Пришел со своей группой наемников. Их семеро было. Сейчас осталось четверо — вместе с Джексоном.

— Всего на базе теперь сколько бойцов?

— Сейчас двадцать. Или девятнадцать. Я точно не знаю…

— А про второй люк, тот, что в сельве, подальше от первого, знаешь? Хорошо подумай, прежде чем ответить. Тебе сейчас врать нельзя, амиго.

— Про люк? Знаю.

— Он тоже только изнутри открывается, как и на скале над входом, или его можно и снаружи открыть? Ты понимаешь, о чем я говорю, Монтесума?

— Да, да, я понимаю, — торопливо закивал пленник, вряд ли когда слышавший о древнем индейском вожде. — Тот люк открывается с улицы. И снизу, из шахты. Только секрет надо знать. Иначе подорваться можно — там все вокруг заминировано. Я знаю, я покажу…

— Ну что ж, если покажешь… — Скат намеренно долго молчал, словно прикидывая, верить или не верить обещаниям бандита, потом холодно изрек: — Тогда пока поживешь. Но если ты задумал нас обмануть, то мама твоя утонет в слезах. После того, как ты утонешь в своей крови. Помни об этом…


42

— Джексон, я хочу знать, что происходит вокруг, дьявол вас всех побери, — брызгая от ярости слюной, толстяк метался по кабинету и неуклюже размахивал пухлыми ладошками на манер экспрессивных, горячих сыновей итальянского юга. На Алехандро было жалко смотреть — казалось, босс за последние часы даже в объеме уменьшился. — Неизвестно откуда появляются какие-то головорезы и творят у нас под носом все, что им заблагорассудится! От субмарины уже почти сутки как нет никаких известий. Наши пловцы пропали без вести. Просто растворились. И где люди, которых ты оставил в засаде на том корыте в сельве? Где они все, черт тебя возьми, рейнджер?!

— Боюсь, босс, вы не о том беспокоитесь, — Джексон тоже был мрачен как никогда. — Ну, пропали несколько парней и что? Плевать — завтра новых наберете хоть полсотни. А вот то, что субмарина пропала, — это серьезно. Если Большие Боссы решат, что это наша с вами вина, то… Да что я вам объясняю — вы все лучше меня знаете.

— Знаю, — толстяк внезапно застыл на месте, словно только сейчас, после слов Джексона, осознал наконец-то всю серьезность положения. Босс тоскливо кивнул и с надеждой посмотрел на наемника. — Боб, что нам теперь делать, а? Если подлодка накрылась вместе с грузом, то меня на ленты порежут и пираньям скормят. И тебя со мной. Мы очень долго будем умирать, ты это понимаешь?

— Алехандро, у нас есть только один выход…

— Какой? — в голосе босса на секунду отчетливо послышалась почти детская надежда на чудо, вроде тех, что с легкостью совершают в сказках всего мира добрые феи. Там так все легко и просто: махнул раз-другой волшебной палочкой — и все в порядке. Однако уже в следующее мгновение Алехандро горько усмехнулся: нет, добрых фей не бывает. Но, возможно, этот битый и хитрый волк предложит что-нибудь дельное…

— Все просто, босс. Эту базу взорвать ко всем чертям, имитировать нашу смерть и тихо уйти. Наверняка ты предвидел нечто подобное, нет? — Джексон пытливо посмотрел на толстяка, поведение которого сейчас можно было описать всего двумя словами: «мечется парень». — И наверняка в твоем сейфе есть новенькие документы и несколько пухлых пачечек приятных зеленых бумажек… Я понимаю все твои сомнения, но выход сейчас может быть только один: бежать, драпать, когти рвать — как ни назови, а суть одна.

— А наши люди? — Алехандро вскинул взгляд на бандита. — С ними что?

— Они что, дети твои или их жизни тебе дороже собственной? Выбор у нас невелик: или нас прикончат колумбийские парни, или мы до конца жизни просидим в местной тюрьме. Тебе какой из этих вариантов больше нравится? Босс, я говорю тебе: один приличный взрыв — и нет никаких проблем. А боссы всю эту заварушку, вполне возможно, спишут на происки местных спецслужб, которым мы уже давно поперек горла…

— Я подумаю, рейнджер, — неопределенно ответил толстяк, упорно размышляя о чем-то своем.

— Кстати, Алехандро, — озабоченно посмотрел на часы Джексон, — есть у меня еще одна мыслишка. Если мы будем уходить, то дорога у нас на первых порах может быть только одна — в Бразилию. Но до нее не такой уж и близкий путь. Вполне могут быть проблемы с пограничниками или еще с какими крутыми и серьезными ребятами. Для такой ситуации нам было бы нелишним иметь некий щит, прикрытие. Таким щитом могли бы стать наши пленники — этот раненый офицер и девка. Берем их с собой и, если что, сможем поторговаться: их жизни против нашей свободы. Хоть какой, а шанс…

— Хорошо, Боб, — почти обычным, уверенным голосом ответил босс. — В таком случае ты сходи к ним в камеру, поболтай немного. Предложи сделку: мы их освобождаем, а они при необходимости нам помогут немного. Можешь обещать все что угодно. Все равно, после того как мы пересечем бразильскую границу, их придется кончать. Иди, солдат, а мне еще нужно переделать массу дел…

…Орехов и Мария содержались в небольшой комнате метра три на пять, вырубленной в каменной толще скалы и оснащенной, подобно другим помещениям, крепкой стальной дверью. Возможно, когда-то здесь была гауптвахта для провинившихся солдат и моряков, а может быть, и какая-нибудь кладовка или склад. Сейчас же в комнате не было ничего, кроме двух деревянных топчанов, на одном из которых разместился раненый майор, а второй предназначался для Марии, исполнявшей сразу две роли: пленницы и сиделки при раненом.

Бандиты меньше всего думали о каких-либо условностях вроде той, что девушке не очень-то удобно неотлучно быть в одном помещении с мужчиной. В помещении, где не было решительно никаких удобств, где все признаки цивилизации ограничивались топчанами, парой пластиковых бутылок воды и простым ведром с крышкой, стыдливо прятавшимся в самом дальнем углу. Все робкие попытки Марии возмутиться столь аскетическими условиями содержания были с ухмылочками отметены: «Заткнись, дура! Живой здесь, в прохладе, лучше, чем мертвой в реке. И нам что прикажешь — искать сиделку, чтобы ухаживать за твоим полудохлым напарником?»

Орехов лежал на жестком топчане, заложив руки за голову, и мрачно рассматривал каменный потолок, за эти почти двое суток изученный до мельчайших неровностей и трещинок. Плечо уже почти не болело, но с ногой дело обстояло все еще неважно. Несколько раз майор пробовал встать и пройтись хотя бы несколько шагов — получалось плохо. Шаг, другой рана еще позволяла сделать, но уже при третьем отзывалась огненной, простреливающей снизу доверху болью. Мария так же молча сидела на своем спартанском ложе и, судя по всему, мысли девушки были ничуть не веселее майорских. Орехов сразу предупредил Марию, что в камере наверняка есть жучки и поэтому ни о чем лишнем болтать не рекомендуется. Поэтому больше молчали. В подобных условиях присказка о том, что «молчание — золото», приобретает особый смысл. Да и о чем можно было здесь говорить, кроме самых обыденных и необходимых вещей…

За дверью послышались уверенные шаги, затем стальной прямоугольник с неприятным лязгом открылся и на пороге в сопровождении бойца появился тот самый вожак бандитов, что пару дней назад руководил захватом «авианосца». Сопровождающий командира бандит со стуком поставил рядом с топчаном Орехова принесенный с собой табурет и застыл в ожидании распоряжений.

— Свободен, — коротко бросил наемник, усаживаясь на табурет. Дождавшись, когда за бойцом закроется дверь, достал сигареты, зажигалку, закурил и протянул красно-белую пачку майору: — Меня зовут Джексон. Поговорим?

— О чем нам говорить-то? — Орехов покосился на пачку и со вздохом потянулся за сигаретой. Можно было бы, конечно, и отказаться гордо, но этот гад так смачно прикуривал и так потом вкусно потянуло дымком, что майор решил, что в детскую гордость сейчас играть нет никакого смысла. В памяти весьма кстати всплыла где-то вычитанная фраза: «Ну, победил Дон-Кихот ветряные мельницы, и что? Сидит теперь без хлеба…» А курить хотелось просто зверски.

— О чем? Ну, например, о том, что я могу для вас кое-что сделать, — Джексон деловито глянул на часы и пыхнул сигаретой. — Что вы скажете, если я предложу вам небольшой пустячок — ваши жизни?

— Действительно, пустячок, — криво усмехнулся Орехов и спросил: — И что ты хочешь взамен, командир? Страшную военную тайну? Так нет у нас таких…

— Нет, тайны ваши мне не нужны. Мне плевать, кто вы и откуда, — покачал головой Джексон и продолжил: — Просто мне нужно ваше принципиальное согласие. Я вас вытаскиваю отсюда, и мы уходим. Ситуация может сложиться так, что вы можете послужить мне защитой. Если хотите — заложниками. Суть проста: я помогаю вам, вы помогаете мне. Что скажешь, солдат?

— Подумать надо, — осторожно ответил Орехов, мучительно прикидывая, что же может быть нужно этому бандиту на самом деле — в бескорыстную благотворительность майор решительно не верил, не тот случай. — Какие гарантии, что в итоге ты не прострелишь нам головы? Я не первый день форму ношу — знаю я ваши штучки…

— Да никаких гарантий, кроме моего слова, но оно ведь, как я понимаю, для тебя вообще ничего не стоит, — пожал плечами наемник и, многозначительно оглядев стены камеры, вдруг протянул майору небольшой листок бумаги. Убедившись, что пленник все прочел, молча кивнул и поднес к листочку огонек зажигалки. Бросил догоравший листок на пол, растер подошвой армейского ботинка пепел и встал, подхватывая в руку табурет. — Ты подумай, солдат. Хорошо подумай. Я еще загляну. Вот тебе парочка сигарет и спички — это чтобы думалось лучше…

Орехов долгим взглядом проводил наемника, машинально прикурил новую сигарету и молча уставился в потолок. Подумать было о чем, поскольку только что майор испытал нечто такое, для чего и слова-то трудно было подобрать. Это был не шок, не растерянность, а что-то вроде… Да черт его знает, как назвать чувство человека, который только что на белом обыкновенном листочке прочел старательно выведенный печатными буквами коротенький текст на русском: «Я знал человека, у которого была точно такая же татуировка, как у тебя. Он был хорошим парнем. Твое отчество Викторович? А фамилия — Орехов?»

Дело было в том, что полное имя майора действительно звучало как Орехов Сергей Викторович…


43

Боец захлопнул стальную дверь, подождал, пока Джексон скроется за углом, и присел на каменный пол, пристроив автомат у стены. С удовольствием вытянул длинные ноги и прижался затылком к прохладному камню. Пост бойцу нравился — это не на поверхности, у люка, дежурить под жарким солнцем, мечтая о глотке прохладной воды и воюя с тучами москитов…

Джексон неторопливо вышагивал по туннелю, негромко насвистывая очередной старый хит под загадочно-восточным названием «Марракеш» и мысленно прикидывал, сколько же на сегодняшний день у него на счету веселых долларов. Плюсовал в общую кучку приличную пачечку налички и еще кое-что — получалось очень даже неплохо. У толстяка Алехандро наверняка есть тугой мешочек с тугриками. И его не мешало бы занести в графу «итого»…

— Джексон! — к наемнику спешил один из нукеров толстяка. — Босс тебя по всей базе разыскивает, к себе требует.

— С чего вдруг такая срочность?

— Откуда же мне знать? Босс нам не докладывает. Он в эти дни вообще как с цепи сорвался.

— Это да, есть маленько, — согласно кивнул бандит и, небрежно опустив ладонь на кобуру с пистолетом, направился в сторону кабинета Алехандро. Подошел к деревянной двери, костяшками пальцев выбил легкую дробь и, услышав приглушенное «да!», нажал на ручку. Шагнул внутрь, чуть прищуриваясь и отворачивая лицо от яркого света, и недовольным тоном спросил:

— Дружище, что за переполох? Ты же знаешь…

Договорить Джексон не успел, поскольку неожиданно почувствовал, как сзади с двух сторон в его ребра жестко уперлись два ствола — не то винтовочные, не то автоматные, но в том, что это были именно стволы, наемник не сомневался ни мгновения.

— Знаю, рейнджер, — голос толстяка, тоже державшего в руке пистолет, направленный в лицо гостю, источал нечто среднее между холодным презрением и злорадством. — Я про тебя многое знаю. Например, я точно знаю, что это ты свернул шею русскому инженеру. Вот только не знаю, зачем… Чем тебе помешал безобидный пьяница, а?

— Алехандро, ты уверен, что поступаешь правильно? — осторожно поинтересовался наемник, благоразумно подняв руки вверх и даже не пытаясь делать хоть что-то, что стоявшие сзади шестерки босса, уже успевшие вытащить из кобуры его «кольт», могли бы посчитать сопротивлением. — Если мне не изменяет память, мы ведь с тобой, кажется, обо всем договорились, нет?

— А я передумал, солдат, — толстяк оценивающе посмотрел на «конвоиров» и положил пистолет на стол, после чего начал раскуривать извлеченную из коробки сигару. — И знаешь, почему? Потому, что на досуге посмотрел на карту нашей Земли. Знаешь, что я там увидел?

Алехандро умолк на несколько мгновений, пыхая голубовато-серым дымком и ожидая реакции Джексона. Не дождался и продолжил, почти доверительно понизив голос:

— Она очень маленькая. Настолько маленькая, что просто глупо пытаться на ней спрятаться. Если серьезные люди захотят тебя найти — найдут. Ты понимаешь, о чем я, рейнджер? Ты — один, а у меня семья. Что было бы с ними, если бы я послушал тебя? Молчишь? А я скажу тебе: если бы я согласился на твое предложение, ни у меня, ни у них не осталось бы ни единого шанса! И я решил: если я повинюсь перед Большими Боссами — они, возможно, и простят меня. Потери моя семья им постарается компенсировать…

— Ты — босс, тебе виднее, — с холодной улыбкой пожал плечами Джексон. — Но все же скажу: дурак ты, амиго. Никто и никогда тебя не простит. Я руки опущу? Затекли уже. Ты или скажи своим шакалам, чтобы стреляли, или что…

Алехандро сделал неопределенный жест, и бандиты без особых нежностей завернули руки Джексона назад, и наемник почувствовал, как запястья обхватили холодные стальные кольца наручников.

— Волоките его в камеру, парни, — распорядился толстяк и, когда троица уже толклась в дверях, выбираясь из кабинета, бросил вдогонку: — Рейнджер, неужели ты всерьез рассчитывал, что я тебе поверю? Ты помнишь, как ножом поигрывал у самых моих глаз? Вот и я не забыл. Зря ты тогда так поступил. Зря… Да, кстати, тюрьма-то у меня только одна! Так что будешь сидеть в одной камере с гринго и с его бабой. И знаешь что? Если вы друг друга загрызете — я плакать не буду, ха-ха-ха…

…Дверь камеры снова лязгнула, и Орехов недоуменно покосился в сторону входа — так называемый обед, состоявший из пары лепешек и двух бутылок воды, уже приносили, а для ужина вроде бы еще рано. Или смуглые ребята какую-то новую пакость придумали?

В следующую минуту недоумение сменилось неприкрытым удивлением — в камеру буквально влетел совсем недавно покинувший ее наемник, так ловко демонстрировавший фокусы с листочками белой бумаги. Правда, теперь руки недавнего уверенного в себе солдата почему-то были скованы стальными браслетами…

— Уроды, браслеты снимите! — наемник яростно пнул дверь, тут же отозвавшуюся насмешливым глухим грохотом. Впрочем, ярость тут же сменилась абсолютным спокойствием и наемник, подойдя к деревянному топчану Марии, довольно бесцеремонно уселся на краешек и шутовски склонил голову на грудь в галантном поклоне.

— Боб Джексон, мисс. Бывший командир этих недоумков. Ах, если бы вы знали, как же короток путь между короной и плахой… Понимаю, что вы не в восторге от моего соседства, но топчана здесь только два, а наш друг ранен и нуждается в покое — не могу же я стеснять его…

— Мистер Джексон, — голос Орехова был тускло-равнодушным, — это новая провокация? Что ж так неоригинально-то? Или вы и в самом деле за несколько минут успели проштрафиться настолько, что вас разжаловали и бросили в камеру к нам?

— Сэр, вы будете смеяться, но меня действительно разжаловали, лишили звания и всех орденов. Увы мне, горемычному…

— И какую статью шьют? Уж не измену ли Родине?

— Про Родину мы с тобой, амиго, чуть позже потолкуем, — неприязненно дернул щекой наемник. — Я про нее, родимую, много чего порассказать могу… Но это все потом…

— А сейчас что же?

— Как что? Из темницы выбираться будем. — Джексон понизил голос почти до шепота и задумчиво продекламировал — правда, по-прежнему по-английски: — «Темницы рухнут и свобода нас встретит радостно у входа»… Но меня больше интересует продолжение: «И братья меч вам отдадут…»

Наемник легко поднялся, подошел к двери и несколько раз пнул ее носком крепкого ботинка.

— Рауль, это ты там на посту? Черт возьми, я так и не научусь, наверное, этих цыганят различать… Рауль! Дверь приоткрой, разговор есть. Не бойся, ведь у меня руки скованы. Ты ма-аленькую щелочку сделай, а я тебе пару слов на ушко шепну…

Некоторое время за дверью не было слышно ни шороха. Потом лязгнул запор, стальной прямоугольник дрогнул, чуть приоткрылся и в щель просунулся ствол автомата. Джексон, ободренный столь многообещающим началом, приник к косяку и о чем-то горячо начал нашептывать часовому. Орехов, как ни напрягал слух, так и не смог разобрать ни слова. Лишь однажды до него донеслось выдохнутое часовым недоверчивое: «Врешь!» и ответное: «Клянусь святым распятием, амиго!» На этом беседа заговорщиков завершилась и дверь снова закрылась. Но ненадолго, поскольку уже минут через двадцать дверь камеры снова тихонько лязгнула и на пороге возник тот, кого наемник называл Раулем.

Часовой, не спуская с Джексона настороженного взгляда и не опуская ствола автомата, медленно наклонился и положил на пол какой-то сверток. После чего быстренько скрылся за негромко хлопнувшей дверью.

— Мисс, если вас не затруднит, сверточек подберите, — наемник вновь присел на топчан и довольно улыбнулся. — Отлично, а теперь разверните его — там ключики от наручников должны быть. Есть? Прекрасно. А теперь освободите несчастного кандальника — я обещаю, что буду вести себя прилично…

— Майор, здесь пистолет и нож, — недоуменно повернулась к Орехову Мария. — Что делать?

— Нож мне, пистолет — себе, а этому… — майор несколько мгновений колебался, но все же разрешил: — А этому руки можешь освободить… Ты, мистер, часом не Гарри Гудини по паспорту? Это я про фокусника и мага, — кажется, американского, — что от любых оков за считаные минуты освобождался… Как это ты часового уломал на воинское преступление пойти?

— Имен у меня много, амиго, — безмятежно откликнулся Джексон, с силой растирая запястья и без малейшей боязни посматривая в сторону узников, вооруженных его пистолетом и ножом. — А часовой… Он уже целых полчаса как очень богат и я пообещал ему, что не убью его, как всех остальных, а еще и добавлю маленько. Я ему за эти маленькие гостинцы свой тайник отдал. А там зо-олота… Ему по гроб жизни хватит. Он его уже, конечно, перепрятал, да и черт с ним — не жалко для хорошего парня…

— И что ты предлагаешь дальше делать?

— Как что? Воевать будем. Только подождем, когда часовой сменится, — Джексон смущенно улыбнулся, но Орехов был уверен — издевается. — Я же обещал малышу Раулю, что не убью его. А слово свое я держу…

— Я смотрю, вы, мистер, шутник изрядный, — Орехов все еще никак не мог определиться, как же ему вести себя с этим малопонятным наемником.

— Да нет, амиго, я вообще-то парень серьезный. Думаю, ты скоро в этом убедишься…


44

У любого диверсанта очень много врагов и почти нет друзей. Враги — это прекрасно обученные поисковые группы противника, с непринужденной легкостью скручивающие даже очень сильного парашютиста. Это собаки, против острого нюха которых порой бессильны даже самые хитрые химические смеси. Причем собачки, естественно, не комнатные вроде милых пекинесов, а специально натасканные звери для охоты на человека, неутомимые и безжалостные, целью всей жизни которых становится погоня и последующий длинный прыжок, а высшей наградой — возможность вцепиться острыми клыками в беззащитное горло. Хорошая погода с присущей ей прекрасной видимостью, бдительная охрана интересующих диверсанта объектов и многое-многое другое.

Правда, есть у диверсанта и друзья: например, непроглядная ночь и отвратительная погода, во время которой и часовые все больше стараются в укромном уголке под крышей спрятаться, и от собак нет практически никакого толку. Есть так же союзники, которые, впрочем, могут с таким же успехом именоваться и недругами. Обычное российское коварное болото с его комариными тучами и опаснейшими трясинами — друг или враг? Густые заросли джунглей, через которые порой и шага невозможно ступить без острейшего мачете, заросли с их змеями, пауками и одуряющей жарой и влажностью — враг или помогающий скрываться от чужих глаз союзник? Представляете себе разведчика, скрытно подбирающегося к врагу и по пути со страшным треском и шумом прорубающего себе дорогу сквозь зеленую чащобу? Так что, поди, разбери порой, где друзья, а где враги. А с человеком… В человеке разобраться частенько бывает гораздо сложнее, чем с жаркими джунглями или самым что ни на есть коварным болотом…

…В вечерних сумерках, готовых с минуты на минуту смениться тропической ночью, по густой сельве гуськом, подобно каким-нибудь ирокезам на Тропе Войны, осторожно, след в след, брели трое мужчин. Пленный бандит шел впереди, сразу за ним — Скат, а метрах в пяти за ними продирался через заросли мичман Троянов. Часть пути троица проделала на лодке, которую затем спрятали в кустах примерно в километре от входа на подземную базу. Был соблазн подобраться на веслах поближе, чтобы потом поменьше пришлось идти по джунглям, но Катков этот вариант категорически отмел. Лейтенант рассуждал очень просто: если на базе уже известно о гибели субмарины и боевых пловцов, то там сейчас никак не тишь-гладь и «сонная расслабуха», а скорее суетливый и злой муравейник. А значит, и все посты несут службу как положено, да еще, возможно, и дополнительные выставлены…

Этот отрезок пути над уступом скалы, где около первого люка располагался пост бандитов, Скату уже был неплохо знаком — здесь они с майором уже однажды побывали. Дальнейшая дорога ко второму люку, который по заверениям пленника находился метрах в ста пятидесяти от первого, уходила вправо от гребня скалы и немного вниз. К счастью, несмотря на кажущееся обилие всяческих лиан и кустарников, идти по некоему подобию зеленого коридора было не так уж и трудно. Похоже, пленный бандит не врал и здесь действительно проходила тайная тропа к запасному люку. И то, что этот люк прятался недалеко от первого, объяснялось довольно-таки просто — лишние метры в скальной породе создателям подземных туннелей было прорубать не так-то и легко.

Последние два десятка метров до люка проводник и его сопровождающие продвигались медленно, ежеминутно подсвечивая под ноги узкими лучами фонариков. Нужно было тщательно осматривать практически каждую травинку, каждый кустик — в любом месте могла быть или самая обычная противопехотная мина или тоненькая стальная проволочка растяжки. Скат, и сам внимательнейшим образом обшаривавший каждый сантиметр тропы, все-таки держался метрах в пяти позади проводника. А Тритону, замыкавшему их мини-колонну, лейтенант категорически запретил приближаться к ним с бандитом меньше чем на пятнадцать метров. Все эти предосторожности оказались совсем не лишними, поскольку всего на десяти последних метрах обнаружились две растяжки, протянутые от гранат, закрепленных на стволах ближних к тропке деревьев…

— Вот он, сэр, — облегченно выдохнул пленник и, вытерев рукавом куртки мокрое лицо, указал рукой на небольшой холмик, возвышавшийся среди зеленой травы. Катков с первого взгляда толком и не разобрал, на что же указывает бандит, но всмотрелся и увидел некое подобие почти плоской шляпки металлического гриба, размалеванной зелеными разводами.

Лейтенант вспомнил недавнее приключение с ловчей сетью — теперь становилось понятно, почему бандиты тогда выскочили как черти из табакерки…

Скат осторожно подошел вплотную к люку, не увидел ни малейших признаков какого-либо замка или скобы и, поворачиваясь к пленнику, спросил:

— Открыть можешь? Ты там что-то про секрет толковал…

— Могу, сэр, — бандит с готовностью кивнул, присел рядом с люком и, суетливо размахивая руками, начал пояснять: — Вообще-то особого секрета тут нет. Просто надо руку вот с этой стороны под ободок люка просунуть и… рычажок тут есть. За него надо потянуть…

Внутри металлической шляпки что-то сухо щелкнуло, и пленник вопросительно посмотрел на стоявшего рядом Каткова. Тот разрешающе кивнул и сделал несколько шагов в сторонку — мало ли какие сюрпризы могли подготовить для непрошеных гостей подземные жители…

— Да, амиго, имей в виду, — поднимая пистолет на уровень глаз, счел нужным предупредить бандита лейтенант, — если ты рассчитываешь быстренько прыгнуть вниз и смыться, то я все равно выстрелю быстрее…

Массивная на вид крышка откинулась неожиданно легко и, вопреки опасениям Ската, ничего особенного не произошло — не было ни выстрелов, ни взрыва. Лейтенант посветил вниз фонарем, но разглядел лишь металлические скобы в стене круглого колодца, уходившего вниз, в толщу горы. Пленник на вопрос о глубине шахты ответить не смог — не то от страха, не то по малограмотности запутался в цифрах и единицах измерения.

— Ладно, спелеолог, не трясись, — Скат присел на край колодца и свесил ноги вниз. — Значит, так, господа. Я иду первым. За мной — наш амиго. Ты, Тритон, замыкающим. Люк пусть остается открытым — мало ли придется ноги уносить. Все, пошли…

Спускаясь по крепким скобам вниз, Скат, как человек к спелеологическим путешествиям не очень-то привычный, чувствовал себя неуютно — не отпускало дурацкое ощущение, что вот-вот стены сойдутся и с легкостью раздавят их всех троих, как грузовик давит на летней дороге глупых лягушек. Однако лестница вскоре закончилась, лейтенант тихо спрыгнул на каменные плиты пола и, осветив стены фонариком, увидел, что они попали в небольшую комнату, из которой вглубь горы уходил узкий коридор — метра полтора шириной и около двух высотой. Причем пол этого коридора был заметно, градусов на двадцать, наклонен вглубь горы. И вывести этот коридор должен был — если опять-таки пленник не соврал, — как раз к двери, через которую можно было попасть в противоположный от входной скалы отсек подземных туннелей…

Катков, стараясь ступать неслышно, неторопливо продвигался вперед. В полной темноте, лишь время от времени включая фонарь и осматривая дорогу, — пока ни растяжек, ни прочих неприятных вещиц под ногами не попадалось. Лейтенант, постоянно чувствуя локтями глухие стены справа и слева, невольно прикидывал, что по сути они сейчас сами себя загнали в идеальную мышеловку: если кто-то засек их вторжение в катакомбы, то вполне достаточно было бы одного человека поставить у люка, а второго — послать им навстречу. Вот этот «встречный» шандарахнет гранату под ноги или полоснет хорошей очередью — и все. Хотя, нет, гранатой не рискнут — уклон-то в их сторону…

Черт возьми, да когда же этот коридор закончится, тоскливо подумалось Скату, и тут же он буквально уткнулся лбом в какую-то преграду. Голубоватый свет фонаря выхватил из темноты еще одну крохотную комнатку, из которой чуть в сторону уходил еще один узкий туннель. Вот только вход в этот туннель надежно перекрывала даже на вид солидная стальная дверь-решетка. С хорошо смазанными петлями и крепким замком…


45

— Это что еще такое? — Скат резко развернулся к замершим в паре шагов позади мичману и пленнику и, схватив последнего за отворот куртки, зло прошипел, указывая на решетку: — Я тебя, урод, спрашиваю: это откуда? Ты же говорил, что никаких дверей тут нет! Похоже, парень, ты что-то не понял… Решил в ловушку нас завести?

— Сэр… Сеньор, — бандит неожиданно осел, пытаясь встать на колени, — я про эту решетку забыл. Просто она никогда не закрывалась, всегда открыта была — я и забыл. Клянусь вам! Там можно рукой по стене пошарить — может быть, ключ с той стороны висит…

— Нет, ну точно придурок, — чувствуя, как злость сменяется чувством, весьма близким к ощущениям игрока, вдруг обнаружившего, что казавшаяся уже совсем близкой победа начинает оборачиваться безнадежным проигрышем — все козыри взяли вдруг да и превратились в никчемных, злорадно ухмыляющихся шестерок. — Какой к дьяволу ключ? Тритон, что делать будем? Стрелять по замку? Или гранатой? Так ведь на шум вся бандитская бригада через три минуты сбежится. И тогда нам точно будет полный кирдык…

— Тихо, командир, — Троянов неожиданно замер и по-змеиному зашипел: — Свет, свет гаси… Слышишь, нет? Вот опять… Кто-то к нам в гости прется. Судя по шагам — человек пять…

…И Скат, и мичман, приготовив оружие, замерли в наступившей темноте, прижимаясь спинами к холодным каменным стенам по сторонам решетки. Лейтенант после недолгих размышлений засунул пистолет за пояс, с едва слышным шелестом выдернул из ножен свой длинный нож и снова застыл в напряженном ожидании.

Шаги приближались и теперь были слышны совершенно отчетливо. Троянов был прав — сюда направлялись несколько человек. Может быть, трое. А могло быть и пятеро — трудно определить точно. Не очень-то и таятся, прикинул Скат, различая невнятные голоса. Если идут без особых предосторожностей, то, возможно, это и не по наши души… Так, первого же нужно снять ножом и отбросить в сторону, а там посмотрим…

Из-за угла блеснул свет, скользнул по решетке — и на каменный пол упала и зашаталась неровная тень от прутьев. Кто-то приблизился к решетке с той стороны и, подсвечивая фонарем, начал возиться с замком. Лязгнул и завозился в корпусе замка ключ…

— Да что ж ты не открываешься, а? — в голосе незадачливого ключника отчетливо слышались досада и нетерпение. Наконец замок все-таки смачно щелкнул, поддаваясь, и хорошо смазанная решетка подалась в сторону, пропуская непрошеного гостя в комнатку, где притаились лейтенант, мичман и пленный бандит, у горла которого Тритон держал клинок своего ножа — на всякий случай. Мало ли пленнику в голову что-то ударит и он рванется к своим или еще хуже — заорет что-нибудь вроде «атас, братва!»…

Скат пропустил вошедшего чуть вперед, мгновенно поймал шею в захват и рванул, сбивая с ног, на себя, одновременно зажимая ладонью рот. Из-под ладони вместо крика раздалось яростное мычание, захваченный еще разок-другой дернулся в наивной попытке освободиться, и тут же затих, поскольку лейтенант вполголоса заявил:

— Мария, это я, Скат… Как ты здесь оказалась, чертова девка, а? А майор где?

— Господи, как же вы меня напугали, — облегченно выдохнула Мария, поднимая с пола выпавший из руки фонарик и освещая лейтенанта и его спутников, при этом одновременно растерянно улыбаясь и потирая слегка пострадавшую шею. — Ну и хватка у вас, лейтенант… Майор? Они сейчас подойдут — отстали немного, а меня послали вперед решетку открывать.

Скат не очень-то понял, что означало сказанное девушкой «они», но переспрашивать не стал, поскольку за углом снова раздались странные шаркающие шаги, и Мария громко произнесла в темноту:

— Майор, у меня все в порядке, идите сюда. Я не одна — тут со мной наши парни…

Из-за угла сначала блеснул слабый свет, потом в проеме обозначились две тени и в комнатушку вошли двое: заметно прихрамывающий Орехов и сопровождавший его высокий и крепкий мужчина в поношенном военном камуфляже. Лейтенант, не скрывая недоверия и неприязни, осмотрел незнакомца с ног до головы и, не отводя взгляда, негромко спросил у майора, присевшего отдохнуть у стены:

— Майор, а это еще кто? Если мне память не изменяет, то именно он тогда по нам на скале палил, нет? Он что, ваш пленник? Или как?

— Да черт его знает, лейтенант, «как»… — устало пожал плечами Орехов, морщась от боли и осторожно растирая раненую ногу. — Сейчас он вроде с нами. Союзник — типа второго фронта. А дальше посмотрим…

— Союзник, значит, — скептически покивал Катков и заученным жестом вбросил клинок ножа в ножны. — Ну, вам виднее, раз вы не боитесь к нему спиной поворачиваться. А ко мне за спину, ты уж, парень, будь добр, не заходи — не люблю я… Майор, а ты как это своим ходом идешь-то? Нога как?

— Не очень нога, — сквозь зубы ответил Орехов и пояснил: — Наш союзник мне пару таблеток дал и укол всадил типа промедола. Я сейчас как тот заяц из рекламы — на батарейках бегаю. Только, боюсь, скоро сядут мои батареечки, лейтенант… Как у вас там дела?

— Господа, извините, что влезаю в вашу интересную беседу, — не скрывая озабоченности, сказал Джексон, прислушиваясь к звукам в глубине только что пройденного ими туннеля, — но у нас, изящно выражаясь, цейтнот. А если проще, то мы там немного нашкодили в муравейнике злых тварей, а они могут и в погоню кинуться. Давайте все беседы перенесем на потом, а сейчас поскорее уберемся из этой норы. Если наши муравьи оперативно перекроют люк, через который, как я догадываюсь, вы сюда проникли, то за наши жизни я и гнилого орешка не дам!

— Он прав, лейтенант, — пытаясь скрыть болезненную гримасу, начал подниматься майор, — надо срочно уходить. Все разговоры и планы — все потом…

Обратный путь к люку оказался намного труднее, поскольку теперь самодеятельным спелеологам пришлось идти «в гору». Впереди шли Мария с Джексоном, за ними тащился пленный бандит, а замыкали колонну Скат и майор, которому пытался помогать Троянов.

До колодца, выходившего на поверхность, добрались без приключений и, не медля ни минуты, Скат тут же первым отправил наверх пленника — если там, наверху, вдруг появилась засада, то пусть ему и первая пуля достается. Катков ничуть не опасался, что бандит выберется на вольный воздух и просто сбежит — слишком уж пленник был запуган, ко всему безразличен и, как пишут в военных сводках, «деморализован».

Пленник выбрался на поверхность и сразу подал сигнал, что вокруг люка все чисто, никаких «муравьев» нет. Тогда один за другим из-под земли выбрались и все остальные и, так же без промедления, сразу ушли в джунгли. Правда, по совету все того же Джексона, он сам, Скат и Тритон приволокли из кустов огромный обломок скалы и, пыхтя и краснея от натуги, водрузили его на закрытую крышку запасного люка, намертво прижимая «грибную шляпку». Теперь можно было не опасаться, что кто-то сможет открыть его изнутри. Даже гранаты вряд ли помогли бы, при том, что взрывом люк могло перекосить и вообще заклинить…

Обратный путь на «авианосец», предусмотрительно перепрятанный пловцами в другом глухом местечке, дался группе нелегко. Сначала с максимальной поспешностью добрались до лодки, потом на веслах долго шли, петляя по протокам. Но и самый долгий путь когда-нибудь да заканчивается, и вконец обессилевшие бойцы, не скрывая радостных вздохов облегчения, наконец-то шагнули на палубу трофейного катера, который Джексон еще недавно хотел взорвать с помощью парочки гранат.

Теперь катер становился и для наемника пусть не самым надежным, но пристанищем, где можно было хотя бы выспаться в относительном комфорте. Что и сделал немедленно Орехов, последние метры пути практически висевший на плечах Каткова и мичмана. Остальные почти сразу же последовали примеру майора. Правда, Мария сначала скрылась где-то на корме и минут через тридцать появилась вновь — явно посвежевшая и повеселевшая.

— Ополоснулась? — понимающе кивнул Скат, бочком сидевший на борту с винтовкой в руках. — Хорошее дело…

— Там, в реке воды еще много, — устало улыбнулась девушка самыми краешками губ, — так что и вам, лейтенант, ничего не мешает освежиться.

— Служба мешает, сеньора, — Катков качнул стволом в сторону разметавшихся прямо на палубе, в тени тента Троянова, пленника и Джексона. — Кто-то ведь должен и охранять сон товарищей… Вы бы тоже отдохнули, наверное, там несладко было.

— Обязательно, — не очень понятно отозвалась Мария, убирая с лица прядь волос, — но сначала нужно майору перевязку сделать. Да, лейтенант, вы присматривайте за этим… союзником. На всякий случай.

— Обязательно, — без улыбки ответил Скат и смерил раскинувшегося в стороне наемника долгим неприязненным взглядом…


46

Короткие сумерки быстро сменились непроглядной душной ночью, а Ската на посту сменил Троянов. Никаких особых разборок никто не устраивал, но как-то так уж получилось, что на «суверенной» территории катера с общего молчаливого согласия этот «пост, трехсменный, круглосуточный» был выставлен. Хотя согласия пленника и нового союзника никто, естественно, и не спрашивал…

Мичман молча прохаживался по неосвещенной палубе и с интересом наблюдал, как Скат с мрачным видом старательно, но не очень-то умело выстругивает ножом длинную палку с рогулькой на одном из концов. Лейтенант закончил работу, стряхнул за борт стружки и приладил к рогульке обмотанную какой-то тряпочной лентой перекладину.

— Во, будет нашему майору костыль, — Катков приладил импровизированный костыль подмышку и сделал парочку шагов. — А что, удобно. Теперь у нас будет свой капитан Сильвер…

— А попугая где возьмешь? — ухмыльнулся Тритон — лейтенант с костылем выглядел забавно.

— Вон, в кустах орут, чего их искать… — сварливо отозвался Скат и чуть повысил голос: — Ты службу неси, остряк. А я пойду с майором пошепчусь. Подарочек ему снесу…

— Майор, ты спишь? — тихо спросил Скат, вглядываясь в душную темноту каюты, в которой на привычном диванчике расположился Орехов после того, как Мария помогла ему привести себя в порядок, сделала перевязку и вколола пару новых уколов.

— Уже нет, заходи, лейтенант. Да не шуми ты — тут и Машка прикорнула, умаялась девка…

— Я тебе костыль принес — все полегче будет, — шепотом сообщил Катков. — Поговорить бы надо, майор.

— Ну, раз костыль, то пойдем на воздух, — Орехов завозился, вставая, и, довольно ловко управляясь с «третьей ногой», зашагал по палубе в сторону угадывавшегося при слабом свете звезд носа судна. На носу майор покряхтел, усаживаясь и пристраивая ногу поудобнее, закурил сигаретку и приглашающе стукнул ладонью по доскам палубы.

— Присаживайся. О чем ты говорить хотел?

— Да вот, интересно мне, как вы с этим кренделем закорешились и как умудрились из плена сбежать…

— Да, собственно, я пока и сам не очень во всем этом разобрался, — майор крепко затянулся, и малиновый огонек сигареты на секунду осветил его похудевшее и осунувшееся за эти дни лицо. — А сбежали… Да очень просто сбежали…

…Майор, рассеянно поигрывая ножом, продолжал греть своим телом топчан, не спуская с нового постояльца камеры внимательного взгляда. Мария тоже старалась не расслабляться и не выпускала из рук пистолета, на всякий случай прикрывая его обрывком какой-то тряпицы. А Джексон, почти не обращая внимания на вооруженных его пистолетом и ножом соседей, размеренно вышагивал по камере, время от времени поглядывая на часы, вероятно, по недосмотру не отобранные бандитами. Пять шагов в одну сторону, пять — в другую. Уголовники такое монотонное расхаживание из угла в угол почему-то называют забавным словечком «тусоваться»…

Наконец, услышав, как за дверью Рауль переговаривается с новым часовым, наемник, выждав для верности минут десять, подошел вплотную к двери и начал разыгрывать нечто вроде моноспектакля. Правда, вместо занавеса перед его носом находилась стальная дверь, а все действо больше напоминало радиопостановку. Сценарий, видимо, только что придуманный Джексоном, мало напоминал что-либо шекспировское — скорее это было нечто очень незатейливое, рассчитанное на озабоченных прыщавых тинейджеров представление под рабочим названием «секс по домофону». Кэп старательно мычал, стонал и охал, не забывая приговаривать: «Ну, моя девочка… еще… так, так, о-оо, хорошо…» Мария, возмущенно фыркнув, с презрением отвернулась к стене, а вот Орехов, похоже, начал кое-что соображать и, по-прежнему не убирая нож, начал усаживаться на топчане поудобнее — так, чтобы в случае чего было удобно бросать оружие в цель.

— Эй! Эй, Джексон, что там у вас происходит? — часовой за дверью, видимо, не утерпел и негромко стукнул в стальной лист прикладом. Причем в голосе бойца отчетливо слышались и горячий интерес, и досада, и неприкрытая зависть. — Ты что, девку обижаешь, а? Я вот сейчас сеньору Алехандро сбегаю и доложу, понял? Самый умный, да?

— Ну и дурак будешь, — самодовольно хохотнул самодеятельный артист. — Как я могу ее… обижать, если у меня руки скованы, придурок? Она сама. И скажу тебе, такое вытворяет, ха-ха… Что? Правда, что ли? Ну, смотри сама… Пепито, ты знаешь, что она тут толкует? Что за несколько сигареток она и тебя порадует. Ты как, дурачок, курить еще не бросил? Но, дело твое, конечно, можешь бежать к боссу… Мы-то ему скажем, что у тебя глюки, понял! И будешь ты круглый дурак…

— Она… это, правда, что ли? — веря и не веря, метался за дверью часовой.

Джексон живо повернулся к Марии и, корча умоляющие рожи, обеими руками указывал на дверь и аж приседал от досады на непонятливость девушки. Наконец и она все-таки сообразила, что тут за комедия разыгрывается, торопливо шагнула к двери и приторно-игривым голоском проговорила:

— Ты что, мой сладенький, девушек не любишь, да? Фу, как нехорошо. Никто ведь не узнает — пять минут и все… Ну и черт с тобой, подавись ты своими сигаретами, жадина…

Если бы Орехову чуть раньше сказали, что обычного, нормального часового можно как глупого ерша поймать на такой простенький крючок, он не поверил бы. Но длительное воздержание, по-видимому, плохо влияет на дисциплину и здорово размягчает мозги, поскольку после недолгого молчания в двери тихо лязгнула задвижка и она начала осторожно открываться. Боец, поблескивая ищущими глазками, с удивлением обнаружил, что Джексон с очень довольной рожей сидит на топчане с заведенными назад руками, а пленница бесцеремонно пристроилась у него на коленях и, глупо хихикая, вовсю нацеловывает небритую физиономию наемника.

— Ну, ты даешь, Кэп, — гнусно ухмыльнулся боец и, отбрасывая последние сомнения, поставил винтовку к стене и начал быстренько расстегивать ремень. — Эй, красотка, держи свои сигареты. Почти целая пачка, между прочим…

В полумраке камеры было не очень-то хорошо видно, как Мария соскользнула с коленей Джексона и отпрыгнула в сторону. Джексон же метнулся к застывшему от удивления и неожиданности часовому и двумя молниеносными ударами буквально вбил его в каменную стену. Третьим стал удар носком кованого ботинка в висок, после которого нарушитель устава затих навсегда.

— А теперь нам надо уходить, — подхватывая М-16 часового, наемник снял с пояса мертвеца нож в ножнах и подсумок с запасными магазинами.

— Как ты себе это представляешь? — угрюмо произнес Орехов, без вмешательства и помощи которого Кэп прекрасно обошелся. — Я и по камере всего-то пару шагов сделать могу…

— Сеньора, в сверточке коробочка маленькая была… Дайте-ка ее сюда, — Джексон торопливо раскрыл жестяную коробку и извлек длинненькую алюминиевую капсулу и запаянный в пластик разовый шприц. — Вот, глотай сразу две таблетки. А вы, сеньора, вот этот укол ему сделайте. Это сильное обезболивающее… Ну что вы смотрите, как бараны? Тьфу, да вот, я сам ем таблетку такую же и вам, девушка, кстати, надо бы. Это стимулятор, его в натовском спецназе используют. Сутки ни спать, ни есть не хочется, а энергии — хоть поле паши… Да что я вам рассказываю — и сами с такими штучками наверняка знакомы. Все, ребята, время, время…

В полутемных гулких туннелях, слабо освещенных дежурными лампочками, по позднему времени не было видно ни души, что беглецов вполне устраивало. Где-то в стороне — видимо, там располагались жилые помещения, — слышались невнятные голоса, мужской смех и музыка. Майор с Марией, продолжая на всякий случай изображать понурых пленников, шагали впереди, а Джексон с винтовкой в руках надеялся в полутьме сойти за конвоира.

— Черт вас подери, вы хоть чуть побыстрее можете? Здесь направо, — сквозь зубы выругался наемник, каким-то шестым чувством ощущая, что их везение может закончиться буквально в следующую секунду и тогда — всем конец, без вариантов. Вернее, варианты возможны, но предполагать они будут только две вещи: легкая или не очень смерть им достанется…

— Джексон, ты? Так босс ведь тебя… — выскочивший откуда-то со стороны казарм светловолосый парень, недоуменно переводил взгляд с бывшего командира на пленников и обратно. Мария, пройдя еще пару шагов, молча остановилась. Ее примеру последовал и Орехов, со стоном обессилено привалившийся плечом к стене.

— А ты, Старки, что — не в курсе? Да ты, я смотрю, все проспал, дружище, — довольно улыбнулся Джексон и небрежно вскинул винтовку на плечо, — Алехандро сменил гнев на милость и теперь я снова ваш командир, так что не очень-то расслабляйся, парень. Я еще вашей крови попью… Вот, наш толстячок приказал доставить…

Куда и зачем Джексон вел пленников, Старки узнать было явно не суждено, поскольку неожиданно раздался странный металлический стук и к ногам Марии упал, вероятно, выскользнувший из-за пояса пистолет. Замерла от ужаса Мария, замер и Старки, уже понимая, что происходит что-то непонятное. Бандит, не отводя взгляда от выпавшего оружия, медленно потянулся к своему пистолету, рукоятка которого торчала из пижонской наплечной кобуры. Орехов же, увидев, что обман раскрылся и сейчас может начаться пальба, чуть развернулся и почти неприметно двинул рукой — длинный нож беззвучно пробил длинную шею Старки, почти так же беззвучно рухнувшего на камни.

— Принес тебя черт не вовремя, — пыхтя от натуги, Джексон быстро оттащил тело в темный закоулок и сердито зашипел: — Вперед, вперед, пока новый придурок в сортир не захотел…

… — А дальше была наша встреча на Эльбе, то есть у решетки, — докуривая сигарету, закончил свой рассказ майор. — Да, Вячеслав… в общем, спасибо вам с мичманом.

— Да ладно, как говорится, проехали, — вяло отмахнулся Скат и добавил: — Как я понял, вы больше этого старикана благодарить должны. Забавный мужик, не пойму я его…

— Потом разберемся, — уклончиво ответил Орехов, неожиданно для себя понимая, что пока не стоит сообщать лейтенанту о загадочных записках, прочитанных в камере подземной тюрьмы. — Нам сейчас надо бы определиться, что дальше-то делать… Субмарину вы на дно пустили, молодцы.

— Русский инженер, — подсказал Катков.

— С ним тоже без проблем: его свои же прикончили, насколько я понял, — майор потер рукой отросшую за эти дни светлую щетину. — Что остается? База и бандиты. Их надо всех кончать, а катакомбы взрывать к чертовой маме. Только где мы столько взрывчатки возьмем? Разве что на базе запас есть… Надо этого рейнджера будет расспросить маленько.

— Базу взрывать не нужно, — из темноты неслышно появилась Мария и без особых церемоний села на палубу рядом с майором, тесно прижимаясь к его плечу. На молчаливый вопрос Орехова и Ската ответила: — Наше командование изначально решило, что база должна остаться невредимой. Такой объект на главной водной артерии страны решится ликвидировать только полный кретин. Поэтому повторяю приказ: базу не взрывать!

— Вообще-то, сеньора тениенте, мы выполняем приказы своего командования, — чуть холоднее, чем следовало, отчеканил майор, — но спорить я с вами не стану, потому что, думаю, ваше руководство в данном случае право. Земля ваша — вам и решать… А наши генералы, смею уверить вас, не глупее ваших и с решением сохранить объект согласятся без проблем…

— Баба с воза — кобыле легче… — едва слышно пробурчал Скат и тут же, вроде бы и без всякой связи добавил, намекая на восхитительное по своей бесхитростной простоте поведение Марии, так открыто заявлявшей о своем неравнодушии к командиру: — М-да, горяча испанская кровь… Наша цыганочка, похоже, выбрала себе жертву.

— Что ты там бормочешь, лейтенант? — Орехов потянулся к пачке за новой сигаретой.

— Да прикидываю варианты, командир, — Скат задумчиво почесал в затылке. — Как нам всей этой оставшейся на базе своре хвосты прижать и головы оторвать…

— Если позволите, господа, я хотел бы принять участие в вашем военном совете, — из темноты выросла фигура Джексона, по-прежнему, по молчаливой договоренности с майором, изъяснявшегося то на английском, то по-испански. — Смею полагать, что смогу быть вам полезен. Тем более что наши интересы на сегодняшний день совпадают. Вы хотите перебить всех подземных жителей и очистить ту чертову нору? Я хочу того же самого…


47

…Когда Алехандро разбудили под утро и новый заместитель босса, пряча глаза, сообщил, что ночью был убит Старки, предпоследний из бойцов, составлявших группу Джексона, что этой же ночью прикончили и часового, а камера с пленниками загадочным образом опустела, толстяк сначала просто онемел от растерянности. Но уже в следующую минуту заместитель, несмотря на то, что кое-что в этой жизни повидал, откровенно испугался и начал всерьез опасаться, что босса сию же минуту хватит удар, но перед смертью этот толстый монстр непременно пристрелит и его, принесшего столь черные вести.

Алехандро стремительно налился нездоровой багровостью, злобно засверкал глазами и начал в ярости выкрикивать невнятные угрозы и проклятия, то хватаясь за голову и воздевая глаза к небу, то хватаясь за пистолет. В продолжение всего этого чуть ли не буйства босс, ни на секунду не останавливаясь, словно обезумевший орангутан метался по кабинету.

— Как они ушли? Через ворота или через люк? — неожиданно останавливаясь, почти спокойным тоном спросил бойца Алехандро.

— Через дальний люк, босс, — поспешно ответил заместитель. — Я уже посылал туда парней. Они вернулись и говорят, что эти твари люк как-то заблокировали, так что…

— Так что у нас осталось только два выхода! Ты хоть понимаешь, что если напротив главных ворот они посадят в кустах пулеметчика, да еще и гранатомет ему добавят, а на самый верх скалы посадят снайпера, то нам всем конец?! Мы сдохнем в этой мышеловке! Тем более что они вполне могут вызвать пару вертолетов с подмогой…

— Босс, я уже приказал ребятам охранять люк над скалой, а на вершину скалы посадил нашего снайпера — он не позволит никому приблизиться ни к воротам, ни к люку.

— Молодец, Мануэль, — застегивая ремень с кобурой на необъятном животе, оценил старания помощника босс, — ты все верно сделал. Идем, нам надо кое-что по-быстрому сделать, а потом и о войне подумаем…

Меньше десятка оставшихся в распоряжении Алехандро бойцов уже построились вдоль каменного пирса, у которого еще несколько дней назад отстаивалась ныне погибшая субмарина. Остальных Мануэль еще около часа назад отправил на посты. Толстяк медленно прошелся вдоль строя и, останавливаясь напротив среднего роста бандита самой обычной внешности, сменил того тяжелым взглядом.

— Как там тебя? Капрал? — имени наемника Алехандро просто не знал, но кличку все же вспомнил. — Так вот, Капрал, ты один остался из всей группы Джексона. Понимаешь, что эта тварь вас всех продала? Да еще и Старки… бедный парень. Сейчас мы откроем главные ворота. Как только скала освободит проход, ты на лодке объедешь ближайший участок реки — и вверх, и вниз по течению. Вернешься и доложишь. Если ты сейчас скажешь мне, что это опасно и ты просто трусишь, я просто застрелю тебя. А потом я все равно достану твоего бывшего босса и повешу эту лживую тварь на его собственных кишках… Ты все понял?

— Да, босс, — наемник вряд ли сейчас мог ответить точно, чьей пули он боится больше. Да и какая разница, чьей она будет? Конец-то в любом случае один…

Светлая скала едва заметно дрогнула и, послушная механизмам, медленно отошла в сторону, открывая темное нутро туннеля. Из мрака сразу же раздался рев мотора и на свет вынырнула надувная лодка с двумя бойцами — отпускать Капрала в разведку одного босс все же побоялся. Правда, опасался толстяк отнюдь не за жизнь наемника, а того, что он просто сбежит… Капрал не сбежал. Вместе с бойцом из «армии Алехандро» он послушно объехал прилежащие участки реки, каждую секунду с замиранием сердца ожидая выстрела — возможно, и от своего бывшего шефа, но все вокруг было спокойно. Лодка вернулась под своды туннеля, и Мануэль, выслушав доклад разведчиков, несмело спросил у босса:

— И что теперь, босс? Там никого…

Алехандро, стараясь не показать охватившей его растерянности и неуверенности, молчал с мрачным видом. Молчал, потому что не имел ни малейшего представления о том, что же делать дальше. Нападения не произошло, врагов нигде нет, не прозвучало ни одного выстрела… В голове толстяка навязчиво вертелось лишь одно: «Это конец. Что ни делай — мне все равно конец… Я — идиот, надо было послушать того ублюдка и бежать, бежать…»

Первый выстрел все-таки под сводами базы раздался. Но Алехандро вряд ли смог бы сказать с уверенностью, откуда этот сухой и хлесткий выстрел прозвучал, потому что стрельба вдруг начала грохотать со всех сторон и невозможно было толком понять, кто и в кого стреляет. Хотя сориентировался толстяк почти мгновенно — он понял, что и его, и его людей начинают убивать…

Это был если и не ад, то весьма удачная его копия. Ужасающий грохот и вспышки выстрелов, слившихся в одну длиннейшую, бесконечную очередь, звон дождем падающих на камни стреляных гильз, острая вонь сгоревшего пороха. Алехандро, сначала бестолково метавшийся по пирсу, а потом сообразивший упасть на каменный пол и откатиться к самой стене, побелел от ужаса. Ему казалось, что стреляют буквально со всех сторон, что пули вылетают прямо из черно-серых стен, одного за другим выкашивают его бойцов, высекают искры из камней и с мерзким визгом рикошетят, разлетаясь по непредсказуемым траекториям. Со стороны это было, вероятно, завораживающе страшное зрелище, тем более что большая часть пуль была трассирующими…

Снайпер и часовые, оставленные Мануэлем наверху, услышав звуки явного боя в глубине базы, не сговариваясь, вскочили на ноги с похвальным намерением бежать на помощь своим товарищам, но из джунглей на противоположной стороне реки с непостижимой быстротой ударили три выстрела и бежать стало просто некому. Да и все равно из затеи этой троицы вряд ли что вышло бы: дверь в бывшую «телестудию», запиравшуюся изнутри базы, просто некому было бы открыть — тем, кто остался в подземелье, сейчас было не до этого…

…Все стихло так же внезапно, как и началось. Алехандро, в какой-то миг с удивлением осознавший, что он еще жив и в него почему-то никто не стреляет, отбросил в сторону пистолет и замер в наивной попытке притвориться мертвым.

«Ну ведь не стреляют… А вдруг и правда принимают за мертвого? Святая Дева, помоги мне пережить этот ужас, сотвори чудо, я прошу тебя…» — толстяк взмолился с давно, еще в детстве, забытым жаром истинного католика и с отчаянием обреченного, в то же самое время отчетливо осознавая, что никакого чуда не будет. Сейчас они добьют тех, кто еще дышит, и подойдут к нему… Какой дурак придумал, что смерть — это костлявая старуха с идиотской ржавой косой? Смерть — это тот самый сильный мужчина в военном камуфляже, который сейчас неторопливо шагает к нему в своих армейских высоких ботинках…

— Эй, босс, — носок ботинка бесцеремонно стукнул Алехандро в плечо, — все закончилось, поднимайся. Давай, давай, ты кого обмануть хочешь…

Алехандро, затравленно озираясь, приподнялся и сел, опираясь спиной о каменную стену. Прямо перед ним возвышался Джексон, этот проклятый лгун, перебежчик и просто двуличная гадина. Немного поодаль расположились еще трое: бежавшая из камеры девка и двое незнакомых парней с мрачными лицами.

— Как вы сюда проникли? — неожиданно даже для себя спросил толстяк наемника.

— Очень просто, — без улыбки ответил Джексон. — Реши детскую задачку… Вот у этих парней было два акваланга. Еще два они взяли как трофей у твоих боевых пловцов, которых сначала, конечно, прикончили. Нас четверо и аквалангов четверо. Вопрос для особо одаренных: не как, а когда мы вошли на территорию базы?

— Когда лодка осматривала реку, — потерянно кивнул Алехандро и криво улыбнулся. — Ты убьешь меня?

— Да, босс, — наемник не счел нужным лгать человеку, которому жить оставалось от силы минут пять-десять. — Не хочется? Понимаю. А хочешь, я дам тебе шанс?

— Какой? — в глазах босса мелькнуло нечто похожее на несмелую надежду.

— Честно говоря, мизерный… Равный бой. На ножах. Ты ведь когда-то, я слышал, хвастался, что мастерски владеешь этой штукой. Я договорюсь с парнями — если ты меня прикончишь, то они позволят тебе уйти. Живым…

— Слово даешь? А если я не хочу драться с тобой, а хочу сам выбрать себе противника?

— Не части, босс. Даю слово. А противника выбирай. Любого, кроме девчонки.

— А может, я напоследок именно с ней хочу схватиться? — улыбка Алехандро из жалкой на глазах превратилась в наглую.

— Нет, — покачал головой Джексон. — Повторяю: любой из нас троих.

— Ну, почему же нет, — неожиданно подала голос Мария. — Я тоже имею право и я говорю — да! Я согласна на равный бой с этим уродом…

— Мария, ты что, с ума… — попытался было встрять Скат, но девушка упорно продолжала стоять на своем. — Да черт с тобой, делай ты что хочешь… Но, если что — я его пристрелю.

— Только посмей, тениенте, — девушка отдала все оружие товарищам и взяла в руки протянутый Тритоном длинный нож. Такой же нож получил от Ската и Алехандро, преобразившийся буквально на глазах — казалось, толстяк даже стал чуть выше ростом и вся его мощная фигура, замершая в боевой стойке, излучала злую уверенность в победе…

Джексон зря опасался за жизнь Марии. Хотя сама схватка со стороны, возможно, поначалу и напоминала свару между огромным сенбернаром и обычной некрупной кошкой… Первое, что сделала девушка, — отбросила в сторону армейский нож. А затем ринулась в атаку. И с первых же секунд схватки спецназовцы поняли, что Алехандро обречен. Повидавшие многое и многое умеющие, они, может быть, впервые видели, чтобы человека убивали так методично и деловито, без какой-либо особой ярости, ненависти и остервенения — просто человек умеючи делал свою работу. И эта страшная деловитость вызывала и уважение, и легкую оторопь, и даже некое подобие сдержанного неодобрения…

Наконец звуки, — наверное, именно так звучали бы удары бейсбольной битой по свиной туше, — затихли. Алехандро, изломанный и окровавленный, лежал на каменном полу, как-то странно откинув в сторону голову. В нехорошей тишине раздавалось лишь шумное дыхание Марии, медленно приходившей в себя после боя…

— Ох и баба, — едва слышно шепнул на ухо Скату мичман. — Это ж зверюга… Берсерк! Ты видел, как она ему одним ударом шею набок своротила? Брюс Ли, блин… Надо майору шепнуть, что б он ее и близко не подпускал.

— Майор без нас с тобой разберется, — холодно ответил Катков и подвел итог: — Все, теперь можно и в отпуск. Но сначала я напьюсь. Как последний дикий прапор на дальней точке…


48

Солнце, весь нескончаемый тропический день добросовестно освещавшее и прогревавшее буро-зеленые просторы льяноса и сельвы, быстро клонилось к невидимому горизонту, прятавшемуся где-то за стеной зарослей. Неутомимое светило все же решило немного отдохнуть и несколько часов поспать, пока в ночном небе будут перемигиваться любезно подменившие его огромные южные звезды.

Над широкой гладью Ориноко носился легкий ветерок, местами взбивавший на водной поверхности мелкую рябь, прогонявший к береговым зарослям всю мелкую мерзость вроде москитов и даривший если и не настоящую вечернюю прохладу, то хотя бы некое ее подобие. Во всяком случае, пассажиры длинного «авианосца», неспешно молотившего винтом мутноватые струи вечерней реки, после влажно-душной сельвы чувствовали себя на этом судне вполне комфортно.

Старший мичман Троянов отхлебнул водички из пластиковой бутылки, покосился в сторону кормы, где за небольшим столиком расположились Орехов с Джексоном, и негромко спросил у Каткова, стоявшего рядом:

— Слав, вот скажи ты мне: о чем они могут говорить уже битых два часа?

Лейтенант, облокотившийся на низкий фальшборт и оттого напоминавший большую нахохлившуюся птицу, бездумно посматривал то на последние алые полосы догоравшего заката, то на медленно струившуюся вдоль борта катера воду. Вопреки недавнему грозному обещанию Скат пока был абсолютно трезв. На вопрос мичмана лейтенант безразлично пожал плечами и так же тихо ответил:

— Значит, есть о чем… Ты же не знаешь, какие дополнительные указания мог получить майор от своих полковников. И я не знаю. Может, он этого наемника вербует.

— Да кому этот рейнджер сдался? Так и так ему конец: даже если мы его не пристрелим, то он до конца дней своих в местной тюряге гнить будет!

— Кто знает, Валера, кто знает… Он тогда, после боя на базе, без всякого разрешения куда-то по-тихому смылся, а вернулся с вещмешком и с кейсом — типа его личные вещи. Ну, барахло его досматривать, конечно, тогда никто не стал, не до этого было. Да и неловко вроде — человек только что вместе с нами под пулями был и, между прочим, бандюков тех не жалел, молотил всех подряд что твоя авиапушка… Так что есть у меня мыслишка, что у этого солдата удачи есть чем поторговаться и выгадать для себя условия капитуляции помягче. Я не про бабки, конечно, а про какие-нибудь документы. По делам всей этой подземной наркомафии, например. А вообще-то, еще раз говорю: не нам с тобой решать…

— Да мне-то что, — сплюнул за борт Тритон, — пусть хоть орден ему дают… Слышь, лейтенант, а разговор-то у них, видно, не очень веселый. Вон, бутылку уже приговорили, а по ним фиг скажешь. Только рожи мрачнеют все больше. Как на похоронах, ей-богу…

…Орехов слушал неторопливый, с длинными паузами рассказ Джексона и злился. Злился на себя, потому что, несмотря на весь свой немалый жизненный опыт и неплохое, как ему казалось, умение разбираться в людях, сейчас майор никак не мог определиться, как же ему относиться к человеку, сидящему напротив. С одной стороны, этот Джексон — хотя какой он к чертям собачьим Джексон? Помнит ли он сам свое настоящее имя? — был самым обычным наемником, циничным, безжалостным, готовым убивать кого угодно за хорошие деньги. С другой… Что-то, не имеющее пока четкого и ясного определения, мешало Орехову однозначно причислить этого потрепанного жизнью мужика к числу обычных мерзавцев…

— Самое смешное то, что я после училища сам в этот Афганистан попасть хотел, — твердой рукой разливая виски по стопкам, криво усмехнулся Джексон. — В общем, полный набор молодого дурака: романтика войны, настоящая мужская игра, испытать себя огнем, орденок заработать. После училища ВДВ в Кировобад попал — то еще местечко, вроде места ссылки для неудачников. Ну, а через год сбылась мечта идиота — в Афган послали. И главное, ведь уже мы все тогда знали, что это не красивая война за интересы тогда еще живого СССР, что там творится самый настоящий бардак, а все равно иллюзий были полные штаны… Как больно бьют грабли, мы понимаем только через собственный лоб. Вот там-то я сразу понял, что нет в войне ни романтики, ни красоты, а есть грязь, кровь, страшная усталость и вполне реальная возможность просто сойти с ума…

Рассказчик из Джексона был не ахти какой, но Орехов, дымя сигаретой, очень живо все себе представлял. Словно просматривал куски старой хроники восьмидесятых или нарезку из кадров неведомого, еще никем не снятого художественного фильма. Звучали чужие, непривычные для уха, но уже не раз слышанные названия вроде Джелалабада, Герата, Саланга и пакистанского Пешавара. В памяти вдруг всплыли кадры из недавнего фильма про наших десантников в Афгане: открывается рампа Ил-76-го и на фоне бледно-голубого, выжженного безжалостным солнцем неба танцует под громко-визгливую восточную мелодию боевой вертолет Ми-24. Советская вертушка на фоне чужих минаретов — нечто иррациональное и символическое…

Майор видел слепящее белое солнце, зеленку, красно-коричневые горы, серпантины дорог, по которым с грохотом и пылью проносились боевые машина десанта, БТРы, БМП, танки и колонны грузовиков. Много-много белой афганской пыли и… черного жирного дыма. Так страшно горят подожженные наливники-бензовозы… Дым, стрельба, кровь, мечущиеся фигурки наших и моджахедов в длинных серых одеждах, в чалмах или в блинчатых не то шапочках, не то панамках…

— Ты меня слушаешь, майор? Так вот, мы тогда на перехват караванов ходили. И с твоим братом я тогда же познакомился — он со своей разведгруппой неделями по горам лазил. Дело они свое туго знали… Пришла информация от местных осведомителей об обычном караване: оружие, боеприпасы, наркота и всякое барахло контрабандное. Шли брать обычный караван — ну, там десяток-другой вьючных лошадей да десятка два духов, — а напоролись чуть ли не на батальон. Там ведь никому из местных, по сути, верить было нельзя — ни жителям, ни царандоевцам, никому. Восток — сам знаешь, дело тонкое, а мы там чужими были. Где друг, а где враг — хрен поймешь. Днем он тебе «шурави, шурави» с улыбочкой, а ночью блокпосты режет, сволочь… В общем, в такую мясорубку я со своими ребятами попал, что и сегодня вспоминать неохота. Шлем радио, помощи просим — а нам отвечают, что броники туда не пройдут, а вертушки пришлем скоро. Держитесь, мол, и ждите. Тогда твой брат со своими пацанами меня из-под самого носа у духов и вытащил. Чуть живого…

Отвалялся я свое в госпитале ташкентском и снова туда — до замены еще полгода оставалось. В первый же вечер в офицерской общаге у мужиков про старлея Орехова спрашиваю — смотрю, морды воротят, молчат. Ну, потом все-таки после пары стаканов разговорились и говорят: «Нет больше твоего старлея. В рейде они на засаду напоролись. Там их всех и положили… И не лез бы ты в это дело…» Там больно уж мутная история была. Ты думаешь, это только сейчас в русской армии воруют и химичат? Нет, парень, в Афгане тоже всякого хватало. Как я понял, твой брат хотел пару полковников на чистую воду вывести — то ли они с наркотой дела вертели, то ли еще какие гешефты проворачивали, уж не знаю. А он хотел правды добиться. Только вместо правды получил цинк, место в «черном тюльпане» и орденок посмертно… Давай, майор, за них за всех не чокаясь…

— Когда мужики домой цинк привезли, я думал, что мать не переживет, — глотая почему-то потерявшее вкус виски и закуривая новую сигарету, тихо сказал Орехов. — А я тогда как раз школу заканчивал и в военное училище собирался. Батя ничего, а она криком кричала, мол, не пущу, хватит им одного сына. Им — это нашему правительству тогдашнему… Потом затихла, вроде смирилась… Ладно, а теперь расскажи, что там с тобой потом случилось?

— Да ничего особенного, обычная история… — на лице наемника появилась злая улыбка, больше похожая на гримасу. — Накрыли нас, как говорится, превосходящие силы противника и попал я в плен. Был советский офицер, а стал никому не нужный грязный мужик, сидевший в поганой глубокой яме. Сначала надеялся, что не бросят, найдут, отобьют или обменяют. А потом уже и надежду потерял. Наверное, они меня в пропавшие без вести записали. И знаешь, что я понял, пока в том зиндане дерьмовом сидел? Что той Родине, об измене которой ты мне недавно толковал, на меня абсолютно наплевать! Ни ей, ни генералам, никому я не интересен и не нужен, понимаешь?! Никому. Так, быдло и мясо пушечное…

Журналисты — вроде бы бундесовские — про меня случайно узнали. А потом какая-то благотворительная контора типа Красного Креста меня у моджахедов выкупила. Не Родина-мать, заметь, а совершенно чужие люди спасли меня от смерти в той поганой яме… Сначала меня, как я понял, цэрэушники крутили-вертели, а потом отстали. И вдруг выяснилось, что и там, на Западе, я никому не нужен. Пособие дали, бумаги какие-то — и все! Куда идти, что делать? Без профессии, без языка. К своим, в Союз, пробиваться? Ну уж хрен! Я у духов в тюряге насиделся, а в СССР, как усатый вождь говаривал, «в Красной армии плэнных нет — есть только прэдатели!».

Попался в руки номерок «Солджер оф форчун» и пошел я искать вербовочный пункт, в наемники записываться. А что я еще умею, кроме как воевать? Короче, навоевался по самые некуда, до блевоты. Где только черти не носили. Вот теперь сюда, в этот рай гребаный занесли… Такая вот история, Викторович… Нет у меня ни родины, ни друзей, ничего нет. Космополит в камуфляже я… И, если честно, плевать мне все эти годы было, в кого стрелять. А вот когда татуировку на твоем плече увидел, вроде что-то шепнуло мне: «Все, брат, это край… Ты уже своих мочить взялся, а ведь брат этого мужика когда-то без раздумий к тебе на помощь бросился и из грязных лап смерти выдернул! Теперь или долги возвращай, или — пулю в лоб…» Извини, путано я все рассказываю. Но что-то типа этого было… Видно, отвоевался я. Если ты кого-то жалеть начинаешь — ты как наемник кончился…

— Ладно, жалостливый ты наш, — недобрым, уже чуть нетрезвым взглядом посмотрел на Джексона майор, — можешь считать, что слезу ты из меня вышиб. Я даже имени твоего не спрашиваю настоящего, а вот что ты мне скажи — только честно: в русских геологов стрелял?

Над столом повисла нехорошая, какая-то тоскливая тишина. Орехов, исподлобья наблюдавший за реакцией наемника, мысленно проговорил: «Ну что тебе стоит, Джексон рязанский, соврать, а? Ну, соври, скажи, что тебя там и рядом никогда не было… Соври и я все пойму и на твою сторону встану! Ну?»

— Стрелял. Я командовал группой и первый выстрел сделал я, — с мрачным вызовом наконец-то ответил Джексон. — Теперь ты знаешь все. Или почти все… Хочешь пристрелить меня? Давай, стреляй.

— Да пошел ты… — майор нетвердой рукой налил по полной стопке, расплескивая золотистую влагу, и подвел итог всем своим еще неясным сомнениям: — Я тебя не знал, не знаю и знать не хочу. И даже не видел никогда. Пусть с тобой вон Мария со своими полковниками разбирается, если захочет. Их земля, в конце концов. Давай выпьем за нашу иногда такую поганую работу. Но кто-то ведь должен ее делать… Пей, рейнджер, за ВДВ пей, за моих боевых пловцов, за Афган, за Чечню, за всех, кто там остался, пей! И я с тобой выпью, хоть ты и сука. А мне плевать. Пей, солдат… до дна!

Остаток вечера Орехов помнил смутновато, в виде отдельных неясных картинок. Четко помнил весь разговор с Джексоном. Помнил, как потом с помощью Марии организовали что-то вроде ужина и снова пили — уже в общей компании с девушкой и пловцами. Вроде бы все было прилично. Но последними четкими воспоминаниями стали слова Ската, сказанные неизвестно к чему: «Кондор — птица, может быть, и очень гордая, и очень сильная, а жрет падаль…» На что Джексон мрачно заметил: «Но не всякий, кто жрет падаль, — кондор. Ты главное запомни, парень: кондор умеет ждать. И всегда добивается своего…»


49

Номера в отеле, как показалось майору и его «бейсджамперам», были те же самые, да и гостиница звезды этак на три называлась так же — «Эксельсиор».

Орехов, чисто выбритый и отмытый, что называется, до скрипа, расслабленно развалился на широченной кровати и бездумно созерцал не очень-то качественно отремонтированный потолок. «Ну, точно, как в нашей России-матушке — халтура… Майор, а как ты здесь оказался, а? Вроде бы и не стреляли…» — вспоминая советский вестерн про товарища Сухова, Орехов мысленно посмотрел на себя, валяющегося на буржуйской кровати, со стороны и осуждающе покачал головой: «Налицо полное разложение армии. Сибарит, блин!»

— Сеньор, ваш кофе! — весело объявила Мария, впорхнувшая в комнату с подносиком, на котором заманчиво дымился небольшой кофейник, распространяя теплый кофейный аромат, и стояли тарелочки с какими-то крохотными бутербродами. Мария была свежа, бодра и, в отличие от Орехова, настроена гораздо более оптимистично. Какой-то легкомысленный кусочек тряпочки изображал, очевидно, халат, едва прикрывая великолепные ноги и все остальное — не менее великолепное…

— Привет, — буркнул майор, чуть прикрываясь легкой простыней. — Я и говорю: полное моральное разложение. Кофе в постель — что за буржуйские предрассудки…

— Пей кофе, Серхио, я сама варила, это очень вкусно, — Мария ласково взъерошила короткие светлые волосы Александра и вдруг прижалась к его плечу. — У тебя красивое имя. Се-ре-жа… А почему ты все еще майор, а не полковник? А хочешь сразу стать генералом?

— Не хочу, — осторожно отхлебывая огненный и действительно очень вкусный напиток, качнул головой Орехов. — Мне не нравятся наглые и пузатые генералы, которым чахленькие, замордованные солдаты строят особняки… или как это… асиенды.

— Сережа, я сейчас говорю очень серьезно, — Мария порывисто встала и посмотрела на Орехова сверху вниз. — Я разговаривала с нашим командованием. Они очень довольны результатами операции, благодарят всю твою группу и, наверное, будут ходатайствовать перед вашими, чтобы вас наградили. Но я о другом. Мы предлагаем тебе и твоим пловцам остаться у нас поработать по контракту. Сначала на год, а потом будет видно. С вашими командирами мы, думаю, договоримся. Условия — самые выгодные! Иностранным инструкторам у нас платят очень хорошо, очень! А если ты продлишь контракт, а потом… Через два года ты можешь стать генералом! А я… может быть, из меня получилась бы неплохая генеральша, нет? Сережа, я сейчас говорю очень серьезно, очень…

— Мария, — майор без стука поставил пустую чашечку на столик и тяжело вздохнул, шелестя пачкой сигарет. Прикурил и, пряча взгляд за облачком дыма, мягко произнес: — Из тебя выйдет замечательная генеральша, только стар я для тебя, извини. Да и не в тебе дело… Как же тебе объяснить, а? А давай-ка ты к нам, в Россию, инструктором на базу спецназа, а? Миллионов не обещаю, но условия тоже очень приличные…

— Нет, милый, это невозможно, — без раздумий отрезала девушка. — Как я брошу свою страну?

— Ну вот, видишь, ты сама и ответила на все свои вопросы. Я ведь тоже, знаешь ли, русскую зиму люблю, снег, морозец… В моем возрасте трудно менять климат, страны, образ жизни… Кстати, а что там у вас с тем наемником, с Джексоном? Чем история закончилась?

— Тебе лучше забыть о нем. Не было никакого Джексона, и все, — лицо Марии неуловимо изменилось и стало жестко-деловым. — Наши простили его и отпустили на все четыре стороны. Подробностей я не знаю. И где он сейчас, я понятия не имею. Да, он для тебя оставил конверт. Можешь быть спокоен — его никто не вскрывал.

Орехов взял протянутый девушкой конверт, осмотрел со всех сторон, хмыкнул в ответ на шутливо возмущенную реакцию Марии, принявшей оскорбленный вид, и вскрыл письмо.

«Прощай, солдат! Хотя… Недавно один забавный толстяк сказал мне, что, оказывается, Земля наша удивительно маленькая и тесная. Если тебе вдруг надоест тоскливая зима или станет совсем хреново и понадобится помощь — напиши по этому адресу… Будет лучше, если ты его просто запомнишь, а письмо это сожжешь… Б. Дж.»

— Как говорит мой Скат: «Баба с воза — коняге легче!», — майор щелкнул зажигалкой, и через минуту от послания осталась лишь серая кучка пепла в пепельнице. — Когда у нас самолет, Маша?

— Сегодня вечером. Я отвезу вас — и тебя, и твоих парней, — Мария грустно усмехнулась. — Я все понимаю. Как сейчас говорят, секс — еще не повод для знакомства. Но я все равно благодарна тебе, майор, и ни о чем не жалею. Можно я подарю тебе на память одну вещицу?

Девушка сняла со смуглой шеи тонкую цепочку с крохотным распятием и протянула Орехову.

— Ты, наверное, православный, а это католический крестик. Но это ведь ничего, правда? Ведь Бог для всех один… Пусть он хранит тебя, мой несбывшийся хенералиссимо…

— Да, один, — очень серьезно кивнул Александр и тут же смутился, растерянно пожимая плечами: — А мне тебе и подарить-то нечего, неудобно-то как получается…

— Ты мне подарил несколько часов счастья — а это очень много, поверь. А на память, если не жалко, оставь мне свою зажигалку.

— Возьми, конечно, только она совсем недорогая. Прости, я дурак, что-то все не то несу… Мария, ты прости меня. За все. Хорошо?

Девушка вновь вздохнула, торопливо кивнула, пряча взгляд, и, быстро взяв себя в руки, уже почти чужим тоном сказала:

— Тебе пора собираться. Нам скоро ехать в аэропорт…

…И вновь был аэропорт Simon Bolivar, огромные залы, регистрация, таможенники, прощальные чашка кофе и рюмочка коньяка и, наконец, огромный «Боинг-737» с надписью «Delta» на борту. Рев турбин, рулежка, взлетно-посадочная полоса, взлет… и медленно таявшие в иллюминаторах буро-зеленые горы. Затем земля уплыла за горизонт и где-то внизу раскинулась бескрайняя синева Атлантики…

Скат без особого интереса смотрел, как на экране телевизора мечется какой-то полоумный репортер и, отчаянно фальшивя и явно перебирая с пафосом, пытается нагнать страх на зрителей. На экране какие-то парни готовили свои парашюты и собирались прыгать с возвышавшейся над зелеными лесами скалы, похожей на старый клык неведомого исполинского зверя. Чуть в стороне грохотал и пенился исполинский водопад, кутавшийся в туманно-светлые облака брызг.

«Такого не делал еще никто и никогда! Это невероятно опасный прыжок! Всего лишь одно неосторожное движение — и бейсджампера ждет неминуемая гибель. Да, это спорт отважных безумцев! Неужели они сделают это? О, боже, он все-таки собирается прыгать…»

— Слав, это что, и мы такие придурки? Вот уж не думал, — Троянов насмешливо понаблюдал за ужимками и прыжками репортера и все-таки поправился: — Не, ребятки там, и правда, крутые. Совсем без башни, конечно, но уважаю. А вот ведущий — точно придурок…

— Чтоб ты понимал, прапорщик, — намеренно называя товарища сухопутным прозвищем, высокомерно протянул лейтенант. — Это он им на счет деньгу рубит, товар нахваливает.

— А тебе вот так, со скалы вниз башкой — слабо, сеньор тениенте?

— Да на хрена волку телега — по кустам ее тягать? Я что — псих? Они же без запасок прыгают. Да еще шума поднимают — ну прям первый полет человека в космос! А я — зверь нежный, можно сказать, ночной. Я тишину голубого океана люблю…

— Это да, это ты в самую точку, — Тритон качнул бокал с виски, зажатый в загоревших до черноты сильных пальцах. — Тогда давай за нас, за свободных дельфинов голубого океана!

Тут же что-то вспомнил, повернулся к сидевшему в соседнем, через проход, ряду Орехову и отсалютовал майору стаканом:

— И за тех, кто хозяйничает в небесном океане! Тоже, вообще-то, ребята что надо! Скат, ты что, заснул, что ли? Ты там что-то, помнится, про дикого прапора на точке намекал. Так, давай, держи слово, лейтенант! Нам-то еще лететь и лететь…


Оглавление

  • 0
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • 37
  • 38
  • 39
  • 40
  • 41
  • 42
  • 43
  • 44
  • 45
  • 46
  • 47
  • 48
  • 49
  • X