Алексей Переяславцев - Замыкание спирали [Litres]

Замыкание спирали [Litres] (Пятнистый дракон-3)   (скачать) - Алексей Переяславцев

Алексей Переяславцев
Замыкание спирали

© Переяславцев А., 2017

© Художественное оформление серии, «Центрполиграф», 2017

© «Центрполиграф», 2017


Пролог

Я живу сознанием человека в теле дракона. Только две личности знают об этом: я сам и тот, второй, кто уживается в одном мозгу со мной и кого я называю Младшим Братом. Вот он – настоящий дракон, если, конечно, не очеловечился под моим влиянием.

Моё новорождённое тело приняло в себя сознание взрослого человека. Пришлось терпеть все неудобства роста. И в школу ходить пришлось. А после окончания школы настало время выполнять давно заданное предназначение, единое для всех драконов.

Долгое время раса драконов стабильно сосуществовала с людьми, будучи связана клятвой с Великим магом Ас-Тором. Крылатых созданий использовали как военную силу в боевых действиях против другого Великого мага Ас-Лока. Война тянулась уже несколько столетий и сама по себе не нарушала стабильности общества. Воевать пришлось и мне.

Я знал, что положение драконов среди людей не столь устойчиво и что им грозит гибель. Порвать связь драконов с Великим могла только смерть хозяина драконов, и это случилось. Одновременно погиб и другой Великий, который в отсутствие конкурента мог бы его заменить. Именно мне удалось прикончить сразу обоих.

Но существовала ещё одна привязка к людям: необходимость в инициации драконочек, которые только после неё становились полноценными дракони, способными забеременеть. Лишь маги жизни могли осуществить такую медицинскую операцию. Однако удалось соскочить и с этого крючка.

С гибелью Великих начался распад всей сложившейся государственной системы. Проявилось это в сепаратизме окраин. Все правители новых территорий хотели иметь драконов на своей стороне и не хотели, чтобы эту огромную военную силу получил в своё распоряжение кто-то из противников. Пока что драконам удавалось сохранять независимость, но очень многие понимали, что такое положение дел неустойчиво и потому не вечно: либо драконы примкнут к какой-то группировке, либо их уничтожат. Для второго варианта требовалось мощное магическое оружие, и группка самых могущественных магов уже начала исследования с целью его заполучить.

Отдельной группировкой были дикие, они же вольные маги – те, у кого не было университетского образования. Их цели и планы оставались не вполне ясными, хотя удалось наладить контакт и с ними.

По драконьим законам новобрачные не подлежат призыву на военную службу. Для меня война кончилась, когда моей женой стала двуцветная Гирра. У нас вскоре родилась дочка Сандрра, которую мысленно я звал Саня.

Я так и не вошёл в руководство драконов и не занял никакого официального поста. Моё влияние оставалось неформальным. И вот его-то предстояло использовать для спасения драконьего рода.


Глава 1. Опять чёрный дракон

Даже если драконья разведка в полном составе лежала бы на подстилке, поджав лапки, сложив крылышки и ровно ничего не делая, и тогда сведения о войне не удержались бы на восточной границе и дошли до моих соплеменников. На деле разведсводки мне докладывались регулярно.

Но всё же я допустил ошибку, переоценив скорость принятия решений сторонами. Наступление восточных магов продолжалось, но такие темпы в любой земной армии сочли бы недопустимо медленными. Причины этого оставались непонятными. Однако точно так же не удалось выявить факторы, способствующие ускорению военных действий с чьей бы то ни было стороны. Вот почему я решил предпринять рискованные действия. Они получили такое название не потому, что в них заключался риск для меня лично. Тут было другое: во время моего отсутствия (два дня в идеальных условиях, четверо суток полагались реальным сроком) могли произойти какие-то события, требующие внимания.

Но для задуманного необходима подготовка.

С этой целью я огранил пять небольших оливинов и один бесцветный кварц. И по налаженным каналам к доктору магии Курату понеслась просьба о встрече. Отдать должное моему корреспонденту – он отреагировал оперативно. Уже через три дня мы сошлись на обычном месте. Почему-то на лице наставника проглядывала тревога.

Ни он, ни я не были намерены терять время. Поэтому посторонние разговоры свелись к минимуму.

– Наставник, вы когда-то просили у меня такие же кристаллы, какие есть у вас, не так ли? Моим драконам удалось достать небольшое количество для ваших коллег. Продаю по золотому за штуку.

Количество оливинов было заведомо меньше, чем число претендентов на таковые. Тем не менее влияние Курата отнюдь не ослабевало, а возможности его товарищей возрастали не в той мере, когда их следовало бы опасаться.

Маг жизни внимательно оглядел товар.

– Да, такие же, как у меня. Только изумруда нет.

– Я ведь вам уже говорил: кристаллы с высоким качеством граней редки. Это относится к любому их виду. Но разрешите продолжить. Вот вам кварц, в нём заряжены щиты от самых распространённых боевых заклинаний. Не обижайтесь, наставник, но в стихийных видах магии мы, драконы, понимаем больше, чем любой маг жизни. Я хотел, чтобы вы стали владельцем этого кристалла. Поверьте, он может пригодиться. Если им не пользоваться, то он продержится с полгода, не меньше. Золотой и пятьдесят сребреников, с вашего позволения.

После недолгой торговли я стал богаче на шесть золотых с небольшим.

Но визави не торопился прыгать от радости от столь удачной покупки. Поэтому мой вопрос выглядел естественным:

– Мне кажется, наставник, вы чем-то обеспокоены. Могу ли я узнать, чем именно?

– Вы неплохо разбираетесь в человеческой мимике.

– С вашего позволения, наставник, я общался с людьми.

Отмазка не из лучших, но Курат или поверил, или притворился, что поверил.

– Мелкая деталь, подробность, если угодно, но моя специализация приучает, знаете ли…

– Как же, знаю. Слышал умное изречение от человека: Тёмный прячется в деталях.

– Согласен. Так вот…

Начало рассказа выглядело тривиальным. Отряд магов Срединной коалиции предпринял попытку наступать на позиции конфедерации восточных областей. Попытка была отбита грамотной работой со щитами. Битая ничья, но… дальше последовал необычный эндшпиль. Маги коалиции, понятное дело, были истощены. Они хотели отступить на занимаемые ранее позиции, но им не дали этого сделать обычные лучники. Преследование продолжалось; мало того – по отступавшим стреляли, не опасаясь противодействия. Спаслось три мага из двадцати.

Курат озвучил те же самые выводы, что сделал я сам:

– Видите ли, Стурр, мне показалось, что подобное поведение, пусть даже в небольшом масштабе, указывает на… кхм… некоторое ожесточение, и оно почти наверняка вызовет ответные действия. Так может дойти и до запретной магии. Ну, может, не сразу.

Не было сказано «магии смерти», но намёк – прозрачнее некуда.

– Тем больше оснований у вас, наставник, задействовать… сегодняшнюю покупку.

– Боюсь, что вы правы.

Тем же вечером рассказ об этом малом (по масштабу) событии достиг сотника Рруга. Как показалось, он не вполне оценил политические последствия, но удалось взять с него обещание передать сведения вверх по команде.

Гирру и Согарра я вызвал на разговор уже после ужина. Дочка, разумеется, спала. Гирра, как руководитель моей личной спецслужбы, должна была знать о событиях и планах, а Согарру предстояло быть исполняющим обязанности командира.

Само собой, вылетел я очень рано (небо только-только начало светлеть) и направился не к морю, куда мне, собственно, было нужно, а к густому лиственному лесу к югу от нашей пещеры. Из этой чащи взлетел чёрный дракон и уже устремился к морю, следуя ущелью. На западных склонах Драконьего хребта и на побережье меня могли увидеть люди, но их реакция меня не волновала.

Через пять часов, самое большее, на горизонте должен был показаться самый южный из тех островов, которые позднее станут принадлежать повелителям моря. Мимолётно я подумал: а известно ли здесь само это словосочетание?

Мысль показалась интересной и достойной анализа, тем более время на это было. Повелители моря… Это не просто название, а самоидентификация. Могла такая появиться к данному моменту? Вряд ли – Великий Ас-Тор не потерпел бы сепаратизма даже на словах. Официально, конечно. Времени же после его гибели прошло слишком мало. А вот неформальное название… да, возможно. Если эти острова населены, то их жители наверняка отменные мореходы.

Пока всё это обдумывалось, на горизонте показалась тёмная, чуть изломанная полоска гор. Она принадлежала ближайшему из островов.

У меня не было планов высаживаться на нём – разве что остров оказался бы необитаемым. Но жители были, и меня заметили.

Я чуть снизился, до высоты метров пятьсот. Драконье зрение позволило уловить: ни на ком из людей внизу не было рабского ошейника. Значит, работорговля займёт свою весомую позицию в местной экономике позже. Учтём.

До конца светового дня оставалось часа два, а мне удалось обследовать лишь три больших острова. Хотя делалось это со значительной высоты, но вывод не подлежал сомнению: все они населены. Ничего, ещё есть время.

На острове Стархат

В небе проплывал дракон. Солнце освещало его сбоку. Те, кто находился восточнее, могли отчётливо разглядеть масть. Летун был чисто чёрного цвета.

– Глянь, настоящий дракон!

– Где?

– Вон там летит…

– А ты их видел хоть раз?

– Я – нет, но дядя видел и мне рассказывал. Он был в тех краях на западном берегу Большой земли. Там горы, драконы среди них живут. Точно дракон: гребень, крылья, хвост и всякое такое.

– Интересно, что ему надо?

– Разведка, должно быть.

– Нет, Датхин, разведчик по прямой не летает. Он же ничего не высматривает. И даже в сторону порта не завернул, а все корабли там.

– Ты хочешь сказать, мы ему неинтересны?

– Уверен, и я этому рад.

– Боишься, что ли?

– А в морду?

– Придурки вы оба, вот что. Драконов надо опасаться. Они же все, как один, маги. А сейчас, когда Великого не стало… кто знает, что у этих ящеров на уме?

– Раз так, надо сказать вождям.

– Они уж, наверно, и сами знают.

– Как же! Нет у них других забот, кроме как в небо глядеть?


Для ночлега я выбрал крошечный островок, представлявший собой одну скалу с многочисленными расселинами. Пещеры там тоже были, но все оказались заселены морскими птицами, вроде это были кайры. Они орали на меня противными голосами с матерными интонациями. Выгонять их и тратить энергию на генеральную уборку не хотелось, так что пришлось потратить примерно столько же, чтобы с помощью магии земли сделать крохотную пещерку в каменном обрыве. Я даже натаскал туда сухих водорослей. А на ужин пошла свежепойманная превосходная треска; её я узнал по земным воспоминаниям, поскольку вблизи жилищ драконов эта океаническая рыба не водится.

– Нам нужен необитаемый остров, но этот слишком мал, – объявил я Младшему Брату.

– Зачем он?

– Когда группа драконов полетит через океан, это будет наш опорный пункт. Мало ли… срочно понадобится приземлиться в пути или что-то ещё в том же роде.

Утро вечера конечно же мудренее. И именно по пробуждении пришла в голову простая мысль: даже если под чёрной маскировкой меня никто не узнает, местные жители могут насторожиться, увидев пролетающего над всеми островами дракона. Или в них взыграет любопытство, что не намного лучше. Вывод: лететь как можно выше и предпочтительно в стороне от острова. Даже если меня заметят, то уж, верно, не примут за разведчика. Корабли я увижу, и этого достаточно, чтобы констатировать заселённость. А вот если не увижу…

Четыре острова оказались обитаемыми.

К пятому я подлетел, когда солнце уже почти зашло. Остров оказался пустым. И неудивительно: его береговая линия отличалась от той, что появится через многие тысячи лет. Сейчас остров представлял собой непроницаемое кольцо скал с лагуной в центре. Это уж потом скалы с одной стороны обрушатся и появится судоходный пролив. Пристать к острову, конечно, можно, но лишь в безветренную погоду, а сколько-нибудь удобных гаваней нет. Основать поселение возможно, но чем люди будут жить? Внутренняя лагуна – не очень-то богатый источник морепродуктов, а сельское хозяйство на столь каменистых почвах тоже продуктивностью не отличается. Вот это место драконам и подойдёт.

Пока я отыскивал пещеру, начали сгущаться сумерки. Придётся лечь спать полуголодным – у меня оставалась лишь небольшая часть рыбины. А с утра на охоту. И сразу после завтрака возвращаться, тщательно избегая населённых мест, которые пролетал накануне.

В трактире «Толстый заяц»

Обычай требовал от счастливого диссертанта позаботиться об угощении для коллег. И доктор магии жизни и разума Курат не уклонился от него.

Вино было признано хорошим. Насчёт закуски мнения разошлись: половина приглашённых посчитала её очень хорошей, остальные – превосходной. Но само пиршество закончилось немного не так, как предполагал устроитель.

Все собравшиеся за столом были немного пьяны. Никто не потрудился наложить на себя отрезвляющее заклинание – хотя рабочий день закончился, но присутствующие ещё в университете накрепко усвоили привычку беречь энергию. Разумеется, в этом смысле особо почтенный Курат ничем не отличался от коллег. Впрочем, воздействие выпивки выразилось лишь в замедлении речи, но не в её содержании.

– Господа и дамы! У меня для вас припасён небольшой сюрприз!

Поскольку большинство за столом составляли дамы, то внимание аудитории было достигнуто без труда.

– Один из моих знакомых достал нечто ценное.

Будь хозяин застолья даже сильно пьян, и тогда поостерёгся бы произносить вслух хоть что-то, могущее пролить светна личность этого доставалы. А уж в тот момент, да в окружении весьма проницательных людей, к тому же незнакомых с предметом речи…

– Послушаем, послушаем!

– И поглядим.

– Вот это.

По когда-то чистой скатерти покатились зелёные камешки.

– Кристаллы? А взять в руки можно?

Через пять тысяч лет в подобной ситуации любой вменяемый маг тут же принялся бы прокачивать потоки в соответствии со специализацией. Сейчас же зелёными кристаллами с удивительно гладкими гранями просто любовались. Кое-кто из женщин даже попытался приложить камешки к платью – подходят ли?

Курат продолжил:

– Эти кристаллы – не украшение. Они имеют магическую ценность.

Решительно все слушатели удивились такому заявлению, только выразили это по-разному.

– Дорогой Курат, вы и в самом деле думаете, что я в таком нуждаюсь?

– Ты меня принял за студентку? Большое спасибо за комплимент. – Реплика принадлежала особо почтенной Туоне. Она была на «ты» с доктором Куратом уже многие годы.

Перекрывая общий беззаботный смех, особо почтенный ответил:

– Туона, твоя внешность, разумеется, превыше всяких похвал. Но эти кристаллы предназначены не студенткам и даже не бакалаврам, они для докторов. И вы, господа и дамы, их у меня раскупите по два золотых за штуку.

На этот раз ответом был громовой хохот всего застолья. Несомненно, такой реакции поспособствовало вино.

Та же темноволосая, темноглазая, пышногрудая Туона, которая и вправду выглядела никак не старше тридцати пяти, всё ещё улыбаясь, заметила:

– А ведь ты прав, Курат. Я, пожалуй, сейчас же и откуплю один из кристаллов. Украшение с ним прекрасно подойдёт к моим волосам и этому платью. Вот, получи, – пара золотых монет перешла в руку продавца. – Выбрать позволишь?

Курата несколько удивила внимательность, с которой особо почтенная выбирала. Наконец она взяла двумя пальцами кристалл довольно насыщенного, хотя и не чисто зелёного, а скорее болотного цвета.

– Пожалуй, вот этот.

– Он твой.

Никто не последовал примеру госпожи доктора. Но Курат не сдавался:

– Господа и дамы, надеюсь, никто не станет возражать против сбора в Зелёном зале, скажем, через неделю, в это же время. Берусь наглядно доказать вам, что эти кристаллы могут быть в наивысшей степени полезны.

Энтузиазма не было, но и прямых отказов не прозвучало.

Гости начали расходиться. На ходу слышались разговоры:

– Выбор трактира Куратом оказался удачен…

– Я здесь уже бывал. В следующий раз рекомендую заказать куриные ножки под анисовым соусом. Ручаюсь, что…

– Дорогая Туона, вы, похоже, были правы. Из этого камня выйдет отличный кулон. Хотите, я дам адрес ювелира?

– Вы меня очень обяжете, Синда.

Глубокочтимая Туона покривила душой. Она вовсе не собиралась делать из этого кристалла украшение. Из головы у неё не выходила странная история болезни доктора Румира.


Моя двуцветная радость и не подумала налегать с расспросами. Ну, в самом деле, эка невидаль: муж улетел на пару дней, потом вернулся живым-здоровым. Захочет – сам расскажет.

В данном случае Гирра ошиблась. Дело было не в моем желании (или отсутствии его), а в твёрдой уверенности, что моей жене просто необходимо знать, что я высмотрел. Очень уж крутая каша начала завариваться.

Для рассказа пришлось выбрать время после ужина. Дочка, ясное дело, спала без всех четырёх лапок. Ничего удивительного: драконочка очень устала, поскольку проползла почти метр.

Рассказывать надобно было с самого начала.

– Видишь ли, есть основания предполагать, что некая группа магов постарается истребить драконов…

Жена выслушала не перебивая. Но после этого начались вопросы:

– Какие имеются факты о намерениях этой группы?

Фактов у меня не было. Им только предстояло появиться – в далёком будущем. Поэтому в ход пошла осторожность:

– Один человек это сказал. Я доверяю её суждению.

На самом деле словам Моаны я доверял не полностью, очень уж обрывочные данные она предоставила – или предоставит? Но сейчас был тот самый случай, когда риска допускать нельзя.

– Почему ты думаешь, что перелёт через океан реален?

– Потому что расчёт уже готов. Взрослый дракон может пересечь океан.

– Надеюсь, ты понимаешь, что я свою дочь не брошу.

– В свою очередь, надеюсь, что это ТЫ понимаешь, что я свою дочь не брошу.

– Нашу дочь. На это условие согласен?

Я не удержался от смешка.

– Так как же?

– Можно перелететь океан даже с малышкой на спине. Способ есть, но не в этом дело. Согласен с тобой: перелёт связан с риском, и его хотелось бы избежать. Я попытаюсь всё же убедить людей, что с драконами можно мирно сосуществовать. В ближайшее время соберу моих самых авторитетных подчинённых, и обсудим, что можно сделать.


Глава 2. Нападение на принцип

Я как раз хвалил Саню: та ухитрилась проползти аж целых два метра без перерыва. Она, в свою очередь, не упустила случая похвалить сама себя тоненьким «р-р-р». И тут во входном проёме нарисовался гость, которого я меньше всего ожидал – наставник Леррот.

Гирра проявила и вежливость, и радушие. Но мне всё же почудилась некоторая настороженность, уж настолько-то я её знал.

– Доброго вам дня, наставник. Мы оба рады вас видеть.

– И вам. – Последовали дежурные комплименты хозяйке пещеры и маленькой драконочке. – Вы оба, наверное, пытаетесь угадать, почему я нанёс вам визит?

– Полагаю, что если вы захотите, то сами назовёте причину.

– Логическое мышление у тебя, Стурр, всегда было на высоте. Всё верно, причина есть, и не одна.

– Мы внимательно слушаем, наставник.

– Первый повод для визита – моё желание узнать о делах бывших учеников. Это не пустое любопытство: я уже составил мнение о ваших способностях и возможностях, и мне хотелось бы сопоставить мои прогнозы и ваши реальные достижения.

Леррот замолчал, явно ожидая ответа. Мне пришлось вкратце поведать послужные списки нас обоих (с подробностями).

Со стороны наставника не последовало никаких жестов, которые могли бы означать «я так и думал». Он это сказал:

– Что до тебя, Стурр, я нечто в этом роде предполагал. Неординарность в тебе очень уж бросалась в глаза. А вот ты, Гирра, смогла удивить…

При этих словах супруга гребнем изобразила скромность. Получилось настолько артистично, что, не будь я её мужем, непременно бы поверил.

– …и своим замужеством, и ещё более той работой, которую ты выполняешь в подразделении Стурра. Я-то думал, что твои аналитические способности просто хорошие.

– И-и-и! – подняла писк Саня, явно ревнуя маму.

Та поспешила отвлечь от себя внимание малышки, подсунув ей красивый обкатанный кусок зелёного гранита – достаточно большой, чтобы дочке не пришла идея его проглотить или хотя бы куснуть. Драконочка улеглась на бочок и принялась сосредоточенно катать новую игрушку по полу пещеры.

– Но была ещё одна причина, – продолжил Леррот, – это ты сам, Стурр. Наблюдая за тобой, я понял, что у тебя есть некая цель. Имею в виду что-то поболее просто высокого чина.

Ой, хитрит наставник! Не мог он сделать такой вывод лишь на основании общения со школьником. И тут же моя догадка получила подтверждение:

– Ты был настолько неординарным учеником, что я, не задумываясь, пустил в ход все свои знакомства и связи…

В этот момент сквозь мою тупость пробилось понимание, насколько обширной может быть сеть источников информации у наставника, пользующегося уважением бывших учеников. Всех учеников, – а ведь Леррот отнюдь не молод. Ученики его первого выпуска наверняка доросли до сотников, а то и повыше. Да ещё он может получать сведения от других наставников. От осознания этого стало не по себе. Почему-то возникла уверенность, что и Гирра подумала то же самое.

– …дабы отслеживать твои успехи. В них, повторяю, не было сомнений. Правда, я не смог постичь в деталях твои планы, но в существовании таковых не сомневаюсь. И мне хотелось бы их знать. Возможно, некоторая помощь будет не без пользы.

Паранойя взвыла, как стая голодных волков. Наставник конечно же мог быть полезен, с его-то авторитетом. Но если сведения о моих намерениях просочатся к высшему руководству, тут-то всем калькуляциям и стратагемам настанет каюк, сомневаться не приходится. Проявим осторожность.

– Насчёт высоких чинов вы правы, наставник. Мои цели в другом…

Напряженность разговора рассеивалась рокочущим звуком от камня, который Саня перекатывала по полу пещеры, мурлыча что-то на своём языке.

– …я желаю уберечь драконов от катастрофических последствий столкновения с людьми. – Судя по движениям гребня собеседника, мне всё же понадобится раскрыть этот тезис. – С гибелью Великого мы, драконы, лишились военной защиты. Теперь люди могут рассматривать нас как угрозу их интересам. А от угроз надо избавляться. Я хочу улучшить мои связи среди людей и предложить сотрудничество.

– Могу предсказать: сотрудничество не может быть и не будет равноправным.

А теперь побольше вежливости и в слова, и в интонации.

– Я бы очень хотел, наставник, услышать от вас аргументы в поддержку этого вывода.

Передо мной был не мой подчинённый, в противном случае эта фраза свелась бы к одному слову: «Обоснуй». Нарочито нейтральный тон ответа заронил подозрение, что Леррот понял невысказанное.

– Ты, Стурр, совершаешь типичную для первого ученика ошибку, а именно: всех окружающих полагаешь столь же умными, как и ты сам. Между тем…

Кажется, мне предстоит порка.

– …дело обстоит иначе. Сейчас за моими словами стоит не только собственный немалый опыт, но и слова многих других наставников, с которыми мне довелось общаться. Я уже давно слышал: тот, кто создал драконов, не предполагал, что они станут творить. Ему это не было нужно. А развитие без творчества, к сожалению, немыслимо. Именно в этом наша зависимость от людей. То, что нашёлся дракон с такими способностями, дела не меняет. Ты единственный в этом роде.

Разговор стал очень серьёзным. И отвечать надо с максимальной убедительностью.

– Со всем почтением, вы правы лишь отчасти, наставник. Доля вины лежит и на системе образования. Нас учат ответам на вопросы «что?», «где?» и «как?», но отучают спрашивать «почему?». Повторяю, это система, так что не подумайте, что я возлагаю ответственность на вас. Согласен, драконам недостаёт способности ставить вопросы и ещё больше – способности находить решения. Но и то, и другое лишь частично определяется природой. Многому можно научить. Недалеко лететь: моя жена долго и упорно тренировала свои способности к анализу, в результате она не уступает мне самому…

Тут Гирра не вытерпела:

– Бессовестное враньё! Я слабее Стурра по этой части!

– Не слушайте её, наставник, она, когда нужно, очень успешно притворяется дурочкой. Нипочём не отличите!

Леррот чистосердечно рассмеялся. Мы с женой тоже улыбнулись, хотя в самой теме смешного было мало.

– Уверяю вас, наставник, улучшить творческие способности в той или иной степени можно. Есть опыт.

Сказано было нарочито туманно. На самом деле я имел в виду свой человеческий опыт: доводилось делать изобретения в команде единомышленников. Может, тогда мне просто везло на неординарных коллег? Но уж во всяком случае старание и стремление перенять изобретательский опыт у меня присутствовали.

– Ты имеешь в виду олимпиады?

– Не только.

– Согарр?

Да уж, наставник может задавать вопросы! К счастью, я быстро нашёлся с ответом:

– Как раз поэтому за ним сейчас официальная должность моего помощника. Но не только он.

– Кто ещё?

– Фиорра. Правда, она универсал, это ей в помощь, но уже начала спрашивать «почему?».

Леррот впал в задумчивость. Некоторое время в пещере стояла тишина. Мы с Гиррой одновременно сочли, что это не к добру, и скосили глаза на дочь. Та, как выяснилось, отставила каменную игрушку и целеустремлённо ползла к маминому хвосту, благо тот был в пределах досягаемости. Тем временем наставник снова заговорил:

– Хорошо, Стурр. Я не буду расспрашивать тебя о деталях твоих планов. Но тогда скажи, чем могу помочь?

Такое предложение можно было бы посчитать успехом, но паранойя свирепым шёпотом разубеждала в этом.

– Не мне, наставник, а всем драконам. Вы переоцениваете мои скромные способности: как вождь я ещё далеко не состоялся. Мне порой не хватает убедительности в словах. Вот почему я попросил бы когда-нибудь в будущем поддержать мои предложения. О них, разумеется, я дам знать. Ещё очень не повредили бы контакты с людьми, если у вас они есть. И, разумеется, сведения о намерениях верхушки драконов – естественно, те, которые не составляют тайны.

На этом мы расстались.

Уф! Конечно, как союзник, Леррот может представлять огромную ценность, но если он кем-то заслан…

В Зелёном зале

На собрание явились не все доктора магии жизни западных округов. Точнее, не все из тех, что угощались в «Толстом зайце». Особопочтенная Туона в последний момент прислала записку, в которой, используя самые учтивые выражения, извинялась за невозможность присутствовать. Причина была уважительной: срочный вызов к больному.

Основания для сбора были. Каждый из докторов получил официальное письмо с просьбой (именно так!) помочь младшим магам жизни в их трудах на пользу Срединной коалиции. Трудов было немало. Потери ранеными превышали все предсказания. Война оказалась совсем не такой, как раньше. Сверх того, просьба-обещание доктора Курата, стремительно набравшего авторитет. Да, у докторов магии жизни были все резоны посетить собрание.

Надо быть справедливым: на этот раз собравшиеся были безукоризненно трезвы. Наверное, поэтому и настроение аудитории было куда серьёзнее, и доктора Курата слушали внимательнее.

– Господа и дамы! На нашей прошлой встрече я говорил о кристаллах для магии жизни. Однако они предназначены не для того, о чём вы подумали.

Слова вызвали недоумение. Но вслух оно не проявилось, слушатели ждали продолжения. Таковое и последовало:

– Вы думали, что кристаллы могут служить ёмкостями для закачки заклинаний. Раньше я тоже придерживался этого мнения. Но вот теперь…

В этот момент двери в зал бесшумно распахнулись. В них показался человек, чьё лицо не было знакомо ни одному из присутствовавших. Он шевельнул рукой, в которой был зажат, судя по форме, амулет. Под потолком возник полупрозрачный шар. Разумеется, только для людей без магических знаний он появился из ничего. Любой маг воды и огня, да что там говорить – бакалавр с любой специализацией мгновенно определил бы, что это заклинание вызывает лёд из воды, содержащейся в воздухе. А вот дальнейшее распознать мог разве что доктор. Пли человек с Земли.

Шар (на вид в нём было фунта четыре) начал падать прямо на стол, за которым сидели маги жизни. Одновременно неизвестный отпрянул и захлопнул дверь. Всё дальнейшее заняло меньше секунды.

Действие взорвавшегося шара было очень сходно с действием гранаты, но таковых в этом мире ещё не придумали. Разница с известными «Ледяными брызгами» состояла в том, что осколки летели во всех направлениях.

Что-то в лице пришельца мгновенно напомнило Курату слова пятнистого дракона. Неправильным было бы сказать, что он успел отреагировать на эту явную угрозу. Маг жизни ещё только падал на пол, стремясь очутиться под защитой тяжеленного дубового стола, когда ледяной шар взорвался с ужасающим грохотом. Больше никто ничего не успел сделать.

Возможно, Курату досталось меньше осколков, чем другим. Но уже много позднее он признался самому себе: его спасли те самые зелёные кристаллы. Без них постановка спасительных конструктов была бы совершенно невозможна.

В другой ситуации особопочтенный похвалил бы себя – работа была сделана мастерски. Разумеется, этот эпитет относился не к силе, а к умениям. На всё про всё ушло от силы пять минут, причём почти все конструкты должны были продержаться никак не меньше пятнадцати часов. А за это время можно успеть многое.

Курат легко поднялся. Влетевшие в зал маги других специализаций отметили лишь повышенную бледность уцелевшего. Впрочем, всем хватило ума понять, что магия жизни, и только она позволила ему остаться в живых. Остальным не повезло. В магических услугах они уже не нуждались.

Послали за дознавателями. Один из них (в ранге магистра) оказался в здании гильдии и потому прибыл очень быстро. Курат как раз начал отвечать на первую серию вопросов, когда от Трёхбашенных ворот послышались крики:

– Убили!

– Нападение на стражу!!

– Живым брать!!!

Докторам магии жизни положено по профессии думать быстро, особенно это относится к тем, у кого есть опыт работы в зоне боевых действий. И Курат немедленно составил логическую цепочку: одновременное нападение на собрание магов жизни и на стражу лишено малейшего смысла. А вот столкновение у ворот при прорыве из города – вполне возможная вещь. Трёхбашенные ворота – ближайшие к гильдии, до них и четырёхсот ярдов нет. Лицо того, кто устроил побоище в Зелёном зале, особопочтенный запомнил прекрасно. Вот почему он с криком «Мне надо там быть!» рванулся из здания.

Все свидетели сочли это за благородный порыв мага жизни, бросающегося на помощь пострадавшим.


После долгих колебаний я решился. Десятники и Согарр получили от меня приказ на общий сбор. Разумеется, ни одна пещера не могла вместить такого количества драконов. Для этой цели назначили достаточно уединенную луговину.

Явились все до единого – даже дракони, у которых уже родились малыши. Подобное внимание было лестным, хотя и ожидаемым.

– Вот что, ребята. Я сейчас оглашу вам программу учёбы. Сразу предупреждаю: это не на год и даже не на пять лет. Стихийной магии обучать не буду…

Удивление выказало себя встопорщенными гребнями.

– …поскольку какую-то одну часть вы и так хорошо знаете, а остальному могут вас обучить свои же товарищи. В обучение войдут те виды магии, к которым, как вы думали раньше, драконы не способны, как то: электричество, связь, трансформация, жизнь, разум. Не ставлю себе цель обучить вас всем тонкостям. Но все вы, даже те, которые не универсалы, будете знать основы. Также не ставлю цель обучить универсалов всем тонкостям – задачей будет являться подготовка многознающих наставников. Конечная же цель – полная независимость драконов от людей. – Я оглядел моих (уже моих!) драконов. Надо в темпе доводить до аудитории основные мысли. – Почему нам это надо? Сейчас между людьми идёт война. Можно попытаться сделать так, чтобы нас, драконов, она никаким боком не коснулась. Но гарантировать результат не могу ни я, ни кто-либо другой. Зато вот что МОГУ обещать, поскольку сам в этом уверен. – Многозначительная пауза. – Никто из правителей-людей и пальцем не пошевелит в нашу защиту. Наоборот, очень многие из них, если не все, вздохнут с облегчением, если драконы вообще исчезнут из этого мира. Спасение драконов может прийти лишь от самих драконов. – Ещё одна пауза. Ребята должны проникнуться. – Нам понадобятся кристаллы. Некоторые из них мы уже умеем добывать… – Я бросил взгляд на Каррду. Она горделиво выпрямилась, при этом чешуя медного цвета блеснула на неярком солнце. У драконы были основания для самодовольства: примерно два десятка кристаллов бесцветного кварца были найдены именно её усилиями. – Ещё нам понадобятся браслеты, для чего мы научимся выплавлять бронзу или серебро… – А здесь уже некоторое искривление фактов в собственную пользу. Для выплавки того и другого потребны соответствующие руды, а я пока что не знаю месторождений. Да и сама выплавка – тоже задачка не из простых. – …и делать их из металла.

Вот здесь уже близко не к изгибанию, а искажению. Магия трансформации плохенько работает с бронзой, а с серебром – откровенно плохо. Кое-какие задумки есть, но до их реализации… и-эх. Впрочем, ребята мне поверили.

В сельском трактире

При виде этих двоих посетителей, обедающих здесь регулярно, трактирщик окончательно уверился, что они не представляют опасности для заведения. Вот почему приветствие не ограничилось простым «Доброго вам дня», а включило также «Рад вас снова видеть».

Маги уселись за свой излюбленный стол и сделали заказ.

– Я вас внимательно слушаю, коллега.

– У меня новости. Помните, мы с вами обсуждали появление нового игрока с мощным артефактом?

Вслух произнесено не было, но именно с этим артефактом оба мага, они же высокопоставленные представители когда-то враждовавших спецслужб, связывали гибель Великих.

– Да, помню.

Сказано было настолько сухим тоном, что с тем же успехом ответ мог быть: «Никогда не жаловался на память».

– Есть некоторые факты в пользу этой гипотезы.

На этот раз ответом была заинтересованность в лице собеседника.

– Группа ОЧЕНЬ влиятельных и сильных магов организовала исследование самых крупных и дорогих кристаллов. Отмечаю: туда входят как те, кто работал на Ас-Тора, так и те, кто служил в противоположном лагере. Цель – изучение возможностей увеличения силы.

– Успехи?

– Доказана принципиальная возможность. Но мои сведения не вполне свежие.

– Тогда предлагаю подождать. Нужны детали, как вы сами понимаете.

– Хорошо, вот вам в ответ: мой информатор видел чёрного дракона, пролетающего над островом Стархат.

– Только над ним? – Вопрос был задан слишком быстро, чтобы быть малозначащим.

– Я тоже подумал, что место может иметь значение, но сбор сведений потребует некоторого времени. И даже если окажется, что он пролетал над всеми островами…

– Сразу предупрежу ваши вопросы: у меня тоже нет объяснений.

– На этот раз вы чуть-чуть промахнулись: догадки у меня имеются.

– В таком случае снимите камень с моего сердца, расскажите.

Ирония осталась без внимания.

– В прошлый раз, когда был замечен чёрный дракон, были убиты оба Великих. Надеюсь, вы не сочтёте это событие ординарным? – Вопрос был риторическим. – Вывод: чёрный дракон пролетал над островом не ради того, чтобы рыбку в океане половить. У него была некая цель. Но есть и второй вывод. – Пауза была сделана только ради уничтожения содержимого кружки. – Мои люди рассчитали: запаса сил дракону достаточно, чтобы долететь до Стархата. Дотянуть до острова Нурхат – уже под вопросом. Вернуться обратно – никак. Если же этот чёрный нигде не отдыхал, то он должен обладать необыкновенной магической силой…

– И вы делаете вывод: он мог быть убийцей Великих. Внесу небольшую поправку: вы неявно предположили, что тот, кто убил, и тот, кто летал над океаном, – одно и то же лицо… морда, если желаете. Весьма вероятно, не спорю, хотя не доказано неопровержимо. Но допустим, что эта догадка верна. Повторяю – допустим. У меня резонный вопрос: что именно ему было надо на Стархате?

– Если будет доказано, что он пролетал только над этим островом, тогда у меня есть версия: встреча со своим контактом. Человеком, понятно, драконы там не живут.

– А если не только?

– Тогда эта версия рассыпается.

– Думаю, не ошибусь, если скажу: вам на проверку других островов понадобятся три недели.

– По-любому не больше четырёх. Приближается сезон штормов.

– Надеюсь, за это время и в группе… тех самых магов тоже наступит прояснение.

– Добавлю ещё кое-что. Пустышка, как мне думается, но проверить можно. Не контактировал ли кто из драконов с этим чёрным?

– Я тоже думаю, что ничего узнать не удастся, но пущу в ход мои связи. Всего вам Пресветлого.

– И вам.


Глава 3. Принципы наносят ответный удар

У Трёхбашенных ворот

Убийце самым изумляющим образом не повезло. Операция была спланирована с великолепной точностью, то есть так, как оно и должно быть. Исполнитель знал, что стража у Трёхбашенных ворот просто не может не услышать взрыва, и заранее принял меры. Ничего смертоносного, упаси Пресветлые, всего-навсего «Воздушные кулаки», даже не особо мощные, три подряд. Как раз должно было хватить на лёгкую контузию троих стражников. И хватило, даже с избытком: проезжающая на повозке супружеская пара тоже попала под действие. Женщину вышибло с её места. Справедливость требует отметить, отделалась она купанием в пыли, а также синяком на том месте, которое никому, кроме мужа, видеть не полагается.

Случайные свидетели закричали, кто в ужасе, а кто в ярости.

Однако произошло то, что предвидеть было никак нельзя.

Сержант стражи, он же инструктор по стрелковой подготовке, вовсе не собирался посещать этот пост: ему там нечего было делать. Он всего лишь проходил мимо, возвращаясь с обеда, а оружие имел с собой только потому, что в ближайший час предстояли занятия с подопечными. Но отреагировал он в точном соответствии с уставом.

Многоопытный стрелок опустился на колено, одной рукой выхватывая лук из тула, а другой доставая стрелу с бронебойным наконечником. Правда, сержант не знал учёного слова «баллистика», но прекрасно помнил, что в части меткости стрельба срезнями (а в колчане были и такие) куда хуже. Целился он грамотно – в бедро. И попал точно в цель.

Убийца не устоял на ногах и не мог устоять – бедренную кость задело.

– Живым брать!!! – загремел лучник, поскольку разъярённый муж пострадавшей уже подбегал к раненому, имея явно недобрые намерения.

В результате подоспевший сержант стражи с некоторым трудом взял подозреваемого живым и немедленно, опять же в соответствии с инструкцией, изъял все амулеты и оружие. Разумеется, простреленная нога тут же была перевязана.

– Я маг жизни и разума!

Сержант не мог позволить себе отвлечься, но пришедшие в себя рядовые показали жестами, что они не против оказания квалифицированной помощи этому отродью Тёмного, а когда доктор магии подбежал, то подтвердили это желание словами:

– Вы уж поддержите мерзавца, особопочтенный. Хорошо бы ему до суда дожить.

Тем самым господину магу тонко давали понять, что доблестные сотрудники Службы охраны порядка совершенно не настаивают на полном восстановлении здоровья того, кого в данный момент цепко держали сразу четверо стражников.

Но глубокочтимый занимался отнюдь не только остановкой кровотечения и удалением стрелы без последствий для пациента. Намного более важным было сканирование разума. Курат знал, что кристаллов должно хватить и на это, и на поддержание конструктов в самом себе. Главной же задачей было извлечение как можно более полных сведений о заказчике. Разумеется, имя осталось неизвестным исполнителю, но изображение удалось получить. Как и предполагалось, умения потребовалось меньше, чем если бы сканированию подверглась крыса.

Ошибки быть не могло: этого человека маг жизни видел. Больше того, он помнил, где именно: на собрании, куда пригласили ведущих магов из нескольких регионов. В сам зал тогдашний лиценциат конечно же допущен не был, но когда оттуда выходили представители Востока, державшиеся, по своему обыкновению, тесной группой, среди них-то это лицо и нарисовалось.

Курат превосходно запомнил лекцию бывшего ученика, который насмешкой судьбы оказался наставником своего же наставника. Холодный расчёт показал, что оставшихся сил хватит, чтобы добраться до дома и, приказав никому себя небеспокоить, лечь спать. И проспать надо часов десять. А потом с восстановившимися силами заняться поддержанием конструктов.

Привратник, он же доверенный слуга, исполнил приказ в точности. Именно поэтому особопочтенная Туона, жаждавшая встречи с единственным оставшимся в живых (помимо неё самой) доктором магии жизни в этом регионе, наткнулась на твёрдый и даже не очень вежливый отказ.

– Глубокочтимый спит, будить не велел.

Единственное, что госпоже доктору удалось добиться, – это обещание передать просьбу о встрече. Привратник сдержал слово, но утром. К этому времени особо почтенный не только проснулся и позавтракал, но и успел как следует подновить конструкты. Заодно он их поправил, поскольку накануне работал в большой спешке.

Узнав, что приходила особопочтенная Туона, Курат подумал с минуту, после чего велел отнести записку госпоже доктору с предложением зайти к нему домой в двадцать часов.

Правда, предлагаемый распорядок дня несколько поправила Служба дознавателей, у которой, в свою очередь, накопились вопросы, но к вечеру встреча единственных уцелевших высококвалифицированных магов жизни состоялась.

Гостья была доктором магии жизни, притом хорошим. Не заметить целую группу конструктов (и каких!) на хозяине дома было для Туоны совершенно невозможно. Само их наличие ставило под сомнение докторский ранг Курата. Право же, тут прокрадывалась мысль о ком-то с намного большими возможностями. А так как Великого с достоверностью не было в живых, то напрашивался вывод о связи столь чудесного приращения в квалификации с кристаллами, о чём, собственно, и говорилось в речи, произнесённой в «Толстом зайце».

Госпожа доктор начала расспрос весьма тонко:

– Курат, если не трудно, не мог бы ты изложить подробности вчерашнего?

Ответ был куда менее дипломатичным:

– Туона, я охотно поведаю то, что, собственно, произошло и что сам узнал после этого события. В наших общих интересах ты должна получить эту информацию. Но, как полагаю, тебе хотелось бы также узнать, что случилось до этого злосчастного собрания. Вот чего я сейчас не расскажу – не из желания скрыть что-то, а просто по нехватке времени. Однако через пару дней милости прошу с утра в мой дом. И учти, это будет не рассказ, а лекция. Озаботься бумагой и пером.

Слова не были шуткой. Кроме того, Туона знала, что собеседник не лжёт. Почему-то он не поставил на себя должных щитов. Не рассказывает всего – это да.

– Так что же там произошло?

– Всё началось с того, что я познакомился с предсказателем…

В любой другой ситуации госпожа доктор посмеялась бы – мысленно или вслух. Но в тот момент было не до смеха.

– …и он описал именно это развитие событий. Может, я и сам додумался бы… не знаю. Короче, мне удалось выжить, я поставил на себя конструкты и побежал к Трёхбашенным воротам. Как раз через них покушавшийся пытался ускользнуть из города, его задержали, а я допросил… методами магии разума. – Уточнением сути применённых методов Курат не озаботился. – Заказчик – из магов Востока. Достоверно. Я даже знаю его в лицо, но не знаю, как зовут. Поэтому наша с тобой задача…

Гостью чуть покоробило столь откровенное захватывание роли начальника, но она промолчала.

– …разослать письма их магам жизни. Отныне Восток не должен получать их услуги. Первая причина – солидарность. Это не пустой звук. Все должны знать, что трогать магов жизни – себе дороже.

Туона кивнула. Позиция была понятной.

– Второе соображение: мы получим коллег, которые не будут – или почти не будут – нуждаться в обучении. И тем самым уравняем шансы. Скажу честно, мне активно не нравится ситуация, когда битвы идут с уничтожением людей… – Курат, разумеется, имел в виду магов. Туона именно так его и поняла. – Причём с таким озлоблением… Исходит-то оно с Востока, это верно, а вот распространится на все регионы. Война всех против всех. И её надо будет как-то остановить.

– А что твой предсказатель говорит по этому поводу? – Спрошено было настолько бесстрастным тоном, что Курату он показался неестественным.

– Я очень хочу с ним увидеться. Но только после того, как мои конструкты… ну, сама понимаешь.

Энергичный кивок.

– Понимаю. Так что, готовим письма?

– Да, вот список. Ты пишешь тем, кто отсюда и до конца. Идёт?

– Согласна. Значит, до послезавтра?

– Да.


То, что малышей никто не согласится бросить, было очевидно с самого начала. А вот как именно не бросить?

Должно с прискорбием заметить, мои способы решения проблемы были сущим позором для опытного изобретателя. Лишь через пару часов размышлений я додумался до правильного хода: разузнать, как задачу решали до меня. И первым делом помчался к матери. Та, правда, не знала технологии в точности, но зато могла свести меня с нужными драконами.

Да, разработка уже существовала, но… её даже оглядеть не представилось возможным, не говоря уж о «потрогать». Все эти «сёдла» находились в распоряжении верхушки драконов и выдавались не просто так, а под хорошее обоснование. Такового ни у кого из нас не было.

Что ж, если нельзя войти в парадный вход, попробуем чёрный. Через три дня моя команда раздобыла имя того, кто отвечал за эту материальную ценность.

– Есть к нему подход. Точнее, может быть. Этот Стрриф очень любит вино.

Вот уж эта ситуация насквозь знакома. Неизвестно лишь, пьяница этот дракон или уже алкоголик. Хотя последнее маловероятно. С таким недостатком на должности кладовщика не удержаться.

Я уже совсем было вознамерился лететь на переговоры, но жена остановила.

– Предлагаю проявить осторожность. Твоя масть уникальна. Пусть летит… скажем, Глорр. Уж таких-то серо-синих – девять на дюжину. Проинструктируешь его.

Ничего не оставалось, как признать правоту супруги.

Глорр обернулся за три часа. Голос его был исполнен сдерживаемого гнева.

– Этот неудачный отпрыск ужа и саламандры требует три кувшина вина. Три! Причём седло предоставляется на сутки, не более.

– Как понимаю, ты ответил, что с ходу такое количество не найдёшь.

– Ага. А ты найдёшь?

– Да, но… – Я задумался. С тремя кувшинами лететь неудобно, но можно. Однако такая ноша будет очень уж бросаться в глаза, вот что плохо. Та-а-а-ак… – Есть одна идея. Милая, на тебе будет заказ этих трёх кувшинов у Пикора. Можно через Миру, просто это будет медленнее. У него же попроси керамическую… – Слово «фляга» в драконьем словаре отсутствовало. Пришлось изворачиваться: – Такую ёмкость с узким горлышком и обязательно с хорошей пробкой. Объём – чтобы один кувшин только-только входил…

Из прежнего маэрского опыта было известно, что крестьяне в таких хранят масло.

– Вот тебе на это деньги. Но тащить придётся только пешком, чтобы никто не увидел. Выясним конструкцию седла и закажем. Тут как раз без Мируты не обойдёмся. Работаем, братцы-сестрицы!

В Академии магов

В повестке дня ничего сенсационного не было. Обсудили развитие войны (ввиду наступления осени все человеческие наступления велись вяло). Выслушали не содержавшие ничего принципиально нового сообщения исследователей – ну, связали они размер кристаллов с приблизительным количеством магов, необходимым для управления. Не такая уж сенсация, тем более что методы управления так и не были разработаны. Председательствующий, он же Первый академик, мимоходом отметил, что статус группы, пусть и неофициальной, вырос и теперь даже за глаза их называют академиками. И всё же неожиданности проявились, а внёс их особопочтенный Менгель.

– Прошу слова, Первый. Не возражаете? Так вот, вы все, господа, знаете моё мнение о необходимости полного уничтожения драконов. Но я отнюдь не хотел бы оказаться голословным. Доктор Ландов любезно предоставил мне теоретические данные своей группы, в соответствии с которыми я произвёл расчёты ресурсов, потребных для достижения вышеупомянутой цели. Итак, все вы помните недавнее сообщение о кристалле кварца длиной четыре фута, то есть сорок дюймов, который нашли в шахте, но заметили не сразу и в результате раскололи при проходческих работах. Расчёт показал, что свероятностью девяносто пять процентов такой кристалл не даст возможности нанести удар «Чёрным пятном» с гарантией накрытия всей территории. При длине в шестьдесят дюймов вероятность успешного поражения составит уже семьдесят процентов. Однако все эти расчёты велись без учёта возможного противодействия. Нам следует помнить, что усилиями пятнистого дракона – осмелюсь ещё раз подчеркнуть, многоопытного и весьма умного врага – у ящеров вполне могли появиться универсалы, способные к магии смерти. Второй фактор, который надлежит учесть, состоит в том, что…

Сообщение было выслушано в гробовом молчании.

– Кто-то желает высказаться?

– С вашего позволения, Первый.

– Прошу вас, доктор Гальв.

– Допустим, что в интересах безопасности людей драконы подлежат уничтожению. С самого начала скажу: мне это совершенно неочевидно, но готов рассмотреть такой вариант. По мне непонятна цель вашего сообщения, особопочтенный Менгель. Ведь вам, как и всем собравшимся, хорошо известно, что кристаллов нужного размера в распоряжении академии нет. Более того, окажись они прямо сейчас в лаборатории наших исследователей, то понадобилось бы ещё некоторое время на отработку системы управления таковыми. Полагаю, что не ошибусь, если назову срок в три месяца. По пока кристаллов, напоминаю ещё раз, нет. Повторяю свой вопрос: зачем всё это?

Маг смерти явно хорошо подготовился к выступлению, во всяком случае, вопрос предвидел.

– Охотно могу ответить. Допустим, что завтра такой кристалл найдётся. С моими таблицами – они приложены к тексту доклада – мы сможем с максимальной оперативностью подготовить удар по драконам. Также напоминаю, что в настоящий момент со стороны противника не наблюдается никаких активных действий. Значит ли это, что они там бездельничают? Три раза «нет»! Драконы набирают магические умения – утверждаю это со всей ответственностью, поскольку хорошо знаю их командира. Вывод: мы должны дать им как можно меньше времени.

Первый академик вмешался со всей возможной политической корректностью:

– Я, в свою очередь, напоминаю вам, доктор Менгель, что решение о начале вооружённой борьбы с драконами ещё не принято… – Сказано было так, что все поняли не прозвучавшее: «И ещё не факт, что оно будет принято». – И потому вы не можете действовать так, будто это решение уже лежит в вашем сундуке. Разумеется, теоретические разработки вам никто не запрещал и не запрещает – пока и поскольку они остаются вашим личным делом. – Это означало, что маг смерти не получит никаких ресурсов на работы в этом направлении. Менгель понял намёк и, поклонившись, сел на своё место. – Но остался ещё один пункт повестки дня, господа. Все вы помните, что в своё время был поставлен вопрос о маге жизни в составе академии. К сожалению, прискорбные события в гильдии оставили нам крайне скудный выбор: лишь двоих. Как вариант – вообще отложить принятие мага жизни в нашу группу. Кто желает высказаться?

Палец поднял доктор Нульф. Коллеги ничуть этому не удивились, поскольку были убеждены, что у этого достойного мага есть что сказать.

– С вашего позволения, господа, и вашего, Первый. Напоминаю два факта. Первый: именно доктор Курат взялся за совершенно безнадёжную (по мнению других магов жизни) задачу лечения доктора Румира – и справился с ней. А ведь докторский стаж у него был меньше, чем у любого из его коллег; впрочем, сейчас та же ситуация. Второй факт: именно доктор Курат выжил после этой бойни в гильдии. Вы верите в такое совпадение? Полностью с вами согласен, я тоже не верю. Вывод: доктор Курат не только желателен, но и просто необходим академии.

– Кто-то ещё?

– Доктор Нульф, вопрос к вам. Считаете ли вы, что это таинственное совпадение имеет некоторое отношение к нестандартному использованию кристаллов?

– Доктор Ландов, я не делаю выводов, не имея фактов. Пока что у меня лишь подозрения.

– Благодарю за исчерпывающий ответ.

Взаимные поклоны.

Но председательствующий не стал сразу распускать собрание, заметив:

– Ввиду наступления зимы я не ожидаю кардинальных изменений в положении воюющих сторон. Значит, у нас есть небольшой запас по времени для получения важнейшей информации.

Шантур не назвал имён. Он лишь выразительно посмотрел на особо почтенных Ландова и Нульфа.


Видимо, сказался опыт.

Каждый кувшин вина, что мне доставили, был такого же объёма, как и тот, над которым я работал раньше. Но сама работа по удалению излишков воды далась значительно меньшим трудом. Правда, я получил порцию ворчания от супруги относительно неумеренной траты сил, но зато потом в керамической ёмкости плескалось почти пол-литра граппы (или чачи). На дракона, даже привычного, должно хватить с избытком.

На следующий день с самого раннего утра Глорр полетел к своему кладовщику с сумкой, а в сумке у него было… Вернулся с неопределённым настроением:

– Ну вот, командир, я притащил комплект. Этот Стрриф поставил условие: вернуть всё или вечером, или с рассветом. Вино, что я приволок, он схватил так, что и вчетвером не отнять. Но ради правды скажу: сразу пить не стал, а спрятал. Хотя попробовал. Как ты и приказал, я его сразу же предупредил, что тут хотя меньше трёх кувшинов, но по крепости хватит как раз на столько. Он поверил. Я бы и сам на его месте поверил.

– Ты тоже попробовал, что ли?

– Только лизнул! Три капли проглотил, не больше.

– Ладно уж. Если только три капли…

Насчёт количества я глубоко усомнился, но вслух это не высказал.

– Давайте-ка, ребята, посмотрим, что тут к нам в когти попало.

Конструкцию седла я запомнил накрепко с первого же осмотра. И конечно, не было сомнений, что Гирра и Глорр запомнили её не хуже. Аналог с конским седлом явственно просматривался. Подпруг было две, но без них обойтись просто никак нельзя. Нечто схожее с потником, но потоньше. Тоже понятно: драконы не потеют. «Седло» на деревянной основе, сверху кожа, между ними что-то вроде чуть пружинящей прокладки… конский волос там, что ли? Точно, он. Сверху кожаная покрышка, закрепляется ремешками с пряжками. Но в этом варианте седла «всадник» лежит, а не сидит… Прикинем длину… Так, на мелкого семи лет от роду хватит, но не больше… вот это плохо. Как прикажете доставить подростка, который летает неумело, весом в половину взрослого, а размером в две трети?

Именно об этом подумали Гирра с Глорром. И задали тот же вопрос. Но ответ был уже готов:

– Ребята, это предмет для мозгового штурма. Его обязательно надо провести. Дайте знать Согарру.

Вот тут я слукавил. Не было такой задумки. Была другая: пусть ребята маленечко обсудят это дело между собой. Пусть привыкнут к тем выводам, которые получат. Пусть отсеются заведомо неприемлемые варианты. Пусть. Мы сэкономим время.


Глава 4. Академик с оранжевой лентой

В учебной пещере

Могло показаться удивительным, что собраться предложила не Тирра, как нештатный руководитель разведки, и не Согарр, как штатный помощник командира, а Глорр. Наверное, на то были причины: мысли первой были больше заняты дочкой, а второго – беременностью супруги (эту новость мне Тирра и сообщила). Но функции председателя всё же взял на себя именно Согарр. Он же предложил пригласить на совещание командиров второго и третьего десятков.

– Ребята, командир приказал нам провести без него мозговой штурм. Глорр, дай вводную.

– Тут дело простое. Нам удалось разузнать детали конструкции для перевозки дракончиков. Эта штука устроена так…

Глорр говорил в течение четверти часа, потом ещё столько же он отвечал на вопросы.

– Теперь нужны выводы. Кто хочет сказать?

Почему-то первой кончик хвоста подняла Хьярра.

– Это седло – я правильно произнесла? – рассчитано не на новорождённых дракончиков, а на тех, кому меньше семи-восьми лет. У нас сейчас в десятках ни у кого таких больших нет. Вывод: предполагается, что с ними начнут летать не сию минуту, а позже.

И дискуссия завертелась.

– Возражаю! Возможно привлечение драконов постарше. Имею в виду, у которых сирри старше.

– Не согласна! Командир ни за что не станет лететь сразу с кем-то, кого не знает, а уж мы ему знакомы лучше, чем кто бы то ни было.

– Здравое соображение. Кто ещё хочет высказаться? Таррик?

– Можно ли рассчитать дальность полёта с таким седлом и с грузом?

Глаза собравшихся повернулись в сторону Согарра, которого драконы во всех трёх десятках по справедливости почитали вторым после командира по умению рассчитывать. Сударь помощник принял глубокомысленный вид и отвечал с максимальной солидностью:

– С ходу не скажу, очень уж много неизвестных факторов. Судите сами: вес груза – раз, количество и качество кристаллов – два, о наличии попутного или встречного ветра вообще молчу. Однако и без того, что у меня сейчас есть, – Согарр вытянул левую лапу, на которой, разумеется, красовался браслет, – даже с дракончиком в треть моего веса берусь пролететь четыреста миль. За эту цифру ручаюсь, а если надо больше – то считать по-настоящему требуется.

Тут реплику подала Рриса:

– У меня вопрос. Допустим, ты прав и с таким грузом можно пролететь четыреста миль, а с должными кристаллами – хоть три тысячи. Но куда?

На этот раз все, не сговариваясь, упёрлись взглядом в Тирру. Та не обманула ожиданий:

– Совсем недавно Стурр летал на северо-запад. Точно направление не скажу, меня он не взял, но думаю, что там есть суша. Остров, к примеру. И ещё одно, – двуцветная дракона не отказала себе в удовольствии гордо поднять голову и сделать надлежащую паузу, – хорошо зная мужа, берусь утверждать: то, что он ничего о своей находке не сказал, как раз означает, что он нашёл что-то подходящее.

Тъярру такой способ анализа был внове, и потому в голосе десятника прозвучали отчётливо уважительные обертоны:

– Ты хочешь сказать, у него уже есть какой-то план?

– Уверена. И в ближайшее время мы об этом узнаем.

– Кажется, я догадалась… – Это сказала Суирра. Почему-то из её голоса начисто пропало обычное ехидство, и говорила розовая дракона непривычно медленно.

– Послушаем, послушаем!

– Это место, куда лететь… может быть временным. Ну, чтобы сирри успели подрасти. И оттуда командир хочет нас увести ещё куда-то…

– Обоснуй.

– В школе этому не учили, но я слышала от брата дедушки, что как раз на северо-западе от Драконьего хребта в океане есть острова и на некоторых живут люди. Не верю, чтобы Стурр захотел устраивать постоянное поселение драконов в тесном соседстве с ними. Он почему-то очень их опасается…

– Хо! У него есть на то причины!

– Погоди, Харрф, не прерывай, пусть выскажется.

– …Выходит, на этом острове никто не живет. Но люди смогут его отыскать – те, которые на других островах. Значит, ещё где-то есть место для драконов, куда люди добраться не могут. Конечно, это всё очень притянуто за хвост, но…

– И ничего не притянуто, а наоборот. Однако придётся нам дождаться, когда командир соберёт нас всех и устроит ещё один штурм, уже в полную силу.

Дискуссия вскоре заглохла. Участники стали разлетаться по пещерам. Наиболее задумчиво выглядели командиры второго и третьего десятков.


Это произошло во время визита моей мамы. Она уже приземлялась, когда узрела (а вместе с ней и мы) сразу два чуда. Наша Саня, завидев гостью, радостно взвизгнула и совершенно неожиданно для всех, в том числе и для себя самой, встала на все четыре лапки. Мы не успели очухаться от потрясения, как случилось второе чудо: дочь заговорила. Она сказала совершенно ясным голоском:

– 'Итать!

После этого кроха шлёпнулась на пузико и со всей возможной скоростью поползла к любимой бабушке. Нечего и говорить, что та мгновенно растаяла от проявления во внучке таких талантов.

– Первое слово – «летать»! Не «мама», не «папа», а «летать»! – повторяла счастливая дракона.

Но помимо чисто семейных событий были и внешние.

В доме доктора магии жизни Курата

Лекция была прослушана. Мало того, она была записана. И даже больше – она была понята. Тем неожиданнее была реакция слушательницы – доктора магии Туоны.

– Как мне кажется, ты неправильно оценил ситуацию. – Эти слова сопровождались очаровательной улыбкой. – Что эти зелёные кристаллы могут поднять твою силу – верю. Что они могут открыть новые возможности лично для тебя – тоже верю, это ты продемонстрировал. А что они могут кардинально изменить отношения между магами и всем остальным населением – извини меня.

– Какие у тебя основания для этого вывода?

– Не столь сложно догадаться, коллега. Ты показал мне эти кристаллы и рассказал, как ими пользоваться. Допустим, я их куплю. Но… много ли подобных существует? Если я правильно поняла, твой поставщик или не хочет, или не может продать их в таком количестве, чтобы хватило даже на всех магистров. И если твоя идея покоится на использовании этих блестяшек, то… сам понимаешь.

– Ты права лишь отчасти. Мне эти соображения тоже пришли на ум. И не далее как вчера я произвёл опыт. За бросовую цену в девять сребреников я купил бесцветный кварц, вот этот. – Из кармана был извлечён кристаллик длиной чуть более дюйма и с куда худшей поверхностью, чем те, которые совсем недавно были продемонстрированы. – Заметь, по размеру примерно равен моим зелёным. Но и в нём я обнаружил способность к увеличению магической силы. Да, он слабее раз этак в десять. Да, долговечность у него будет тоже на порядок меньше. И что? Главное – принципиальная возможность работы даже с этим убогим порождением земных недр подтверждена. А теперь представь: можно ведь приобрести изумруд, пусть и с худшей гладкостью граней, но он будет работать! А купить его можно в любом хорошем магазине, торгующем кристаллами.

– Хорошо, ты меня убедил. Если не в труд, расскажи побольше о том, кто тебя всему этому научил. Мне, право же, интересно.

В праздность этого интереса Курат не поверил ни на секунду.

– Имя, как ты помнишь, я пообещал не раскрывать. Что до его уровня… Знания в теории магии, как у очень хорошего магистра. Практическая магия – тут за уровень лиценциата ручаюсь, но он всех своих возможностей не демонстрировал. Магия жизни – пожалуй, тоже соответствует хорошему лиценциату. Но что касается знаний о кристаллах – равных себе он не имеет. И ещё мне показалось…

– Что?

– Видишь ли, в своих лекциях он очень грамотно и чётко структурировал представляемый материал. Насколько мне известно, диссертаций он не писал и не защищал, но, возможно, активно помогал наставнику в этом. Какого уровня была работа – не представляю и даже гадать не хочу. Ну, чувствую в нём этакий опыт.

– Опыт научной работы, хочешь сказать? Курат, не откажи в просьбе: познакомь меня с этим господином. Мне очень хотелось бы прослушать у него курс лекций на хорошем уровне. То, что ты мне сейчас рассказал, согласись, лишь намётки.

– Туона, это же не от меня зависит, сама понимаешь. Но при первой возможности постараюсь.

Про себя особо почтенный подумал, что такая возможность может представиться скоро. Но вслух прозвучало другое:

– И последнее. Правильно ли я понял, что ты хочешь откупить у меня все эти зелёные кристаллы? Имею в виду те, что остались.

– А ты как думал?! Разумеется, хочу. Предлагаю…


Наше собрание было неизбежным. И оно состоялось.

По общему согласию, ход проведённого без меня мозгового штурма доложил Согарр. У моего помощника была не просто отменная драконья память. Наряду с запоминанием фактов он прекрасно умел их систематизировать. Впрочем, и другие быстро обретали этот навык.

Пришлось похвалить всех моих за грамотный анализ, хотя я знал, что он не был полным и не мог быть таковым, не хватало исходных данных. Настало время их дополнить.

– Вы молодцы, все. А ты, Суирра, правильно догадалась насчёт острова. Но только это не всё. – Пауза. – По моим данным, обитатели островов на данный момент хорошие мореходы. Через сотню-другую лет они станут отличными мореходами. И тогда они обязательно обследуют тот пустынный остров, который я нашёл. Пока что он не приспособлен для того, чтобы на нём жили люди. Это огромное кольцо скал, и на той его стороне, что обращена к океану, нет или очень мало мест, удобных для постройки жилья, также нет вместительных бухт для базирования кораблей. Это сейчас. Но в будущем волны пробьют проход в этом кольце… – Я не стал вдаваться в подробности. С очевидностью остров представлял собой потухший вулкан. Кстати, этого слова в драконьем словаре не было. И я точно помнил, что во времена моего первого пребывания на Маэре кольцо скал не было сплошным, а сам остров был заселён. – И вскоре после этого на остров начнут переселяться люди. Так что ваш вывод верный: налицо лишь временная база. Но это не означает, что её не надо обустраивать. И это мы будем делать. Как именно, ещё предстоит решать. А теперь ещё информация, которой у вас нет.

Мне на мгновение почудилась тень ревности во взгляде моей двуцветной умницы. Это понятно: начальник разведки – и вдруг не владеет всей суммой сведений. Куда ж это годится?

Милая напрасно ревновала. То, что я собрался выложить, было голимой ложью. Точнее, этим сведениям ещё только предстояло стать правдивыми.

– Небольшая группа очень влиятельных человеческих магов приняла решение об уничтожении всех драконов. Но у них пока что нет возможностей этого сделать. Для этого нужен кристалл гигантских размеров, расчёт показывает: около ярда в поперечнике. Первый вывод отсюда: надо принять меры к спасению как можно быстрее. Второй: нам необходимо выиграть время, чтобы обрести силы к сопротивлению. Пока что таких возможностей у драконов нет, даже если бы они и вздумали дать отпор.

Терпение моей жены имело пределы, что и проявилось в словах:

– Насколько надёжен источник?

– Вроде бы надёжен. Во всяком случае, ему от уничтожения драконов ни пользы, ни вреда нет. Но независимой проверке сведения пока не поддаются.

Это было чистой правдой.

Следующий вопрос задала Рриса. Подумалось, что так и должно быть: всё же разведчики – ребята информированные.

– Ты говорил о группе магов. Они из каких областей?

А вот этого я и сам не знал, о чём и сообщил.

В разговор вступил Фаррир. Он был, как всегда, основателен и нетороплив в суждениях.

– Ты нам всё это выложил, поскольку уже имеешь план. Поделись.

Вообще-то подобное обращение рядового к десятнику сильнейшим образом расходилось как с уставом, так и с драконьими традициями вообще. Но на мозговых штурмах с самого начала я установил почти неформальную обстановку.

– Вы уже наверняка догадались: по ту сторону Великого океана есть земля, – по отношению к большинству соратников это грубая лесть, но в данный момент я политик, а политиков без умения льстить не бывает. – Это очень большой материк, но людей там нет. Ещё сообщу вам: драконы, насколько мне известно, умеют летать…

Большинство усмехнулось, услышав эту шутку. Лишь Гирра, Согарр и Суирра сохранили серьёзность. Мелькнула мысль, что эти трое догадались, о чём пойдёт речь.

– …а отсюда следует: имея под крыльями такое огромное пространство, мы можем подобрать место, чтобы о драконах в Маэре забыли. Тогда появится возможность создать своё общество, в котором будем развиваться. К моменту, когда люди до нас всё же доберутся, драконы должны представлять собой такую силу, с которой нельзя не считаться. И тревожные слухи о человеческих намерениях нужно распускать уже прямо сейчас.

Тут Гирра резко шевельнула гребнем.

– Ты хотела что-то сказать?

– Да. Слухи об этом преждевременны. А вот набирать сторонников надо. Сейчас, безусловно, на твоей стороне наших три десятка. Также легко привлечь тысячу: они знают, каков ты в деле…

– Не я, а мы.

– Пусть так. А ещё они одного с нами возраста. Ну, какая-то доля немного старше. Многие присутствовали или даже участвовали в олимпиадах. Немного поговорить с тем, с другим…

– И подготовительные работы на этом острове.

– Верно говоришь. Хочу слетать туда с тобой, Таррик, и с тобой, Фиорра.

Записная ревнивица Рройта чуть не подскочила:

– А чем мы с Харрфом хуже?

– У меня было два соображения. Первое: туда отправляется супружеская пара. Второе: один из них должен быть универсалом. Уж работу я гарантирую. Но подробности потом.

В Академии магов

Доктор Курат терялся в догадках. Официальное предложение прибыть для переговоров с группой весьма влиятельных и высококвалифицированных магов несколько озадачивало. Единственным объяснением было малое количество оставшихся в живых докторов магии жизни.

Недоумению особопочтенного скоро был положен конец, когда он увидел собравшихся в Синем зале – Курат знал всех в лицо и по именам. Ни с одним его не связывали сколько-нибудь приятельские отношения – хотя бы в силу разницы в возрасте. Но встретили его как равного.

Председательствующий – а это был весьма известный и уважаемый доктор Шантур – был доброжелательно вежлив.

– Дорогой доктор Курат, вы наверняка удивились самому факту вашего приглашения, а также нашему выбору. Что до второго, то мы к этому ещё вернёмся. Причины же приглашения мага жизни и разума я, с вашего позволения, объясню в первую очередь. Собравшиеся здесь называют себя академией. Уровень вы, надо думать, представляете. Нашими целями являются…

Маг жизни слушал очень внимательно. Слова были правильными. Прекращение войны. Достижение стабильности общества. Недопущение сепаратизма где бы то ни было. И всё же…

– …Уверен, что у вас есть вопросы. Прошу вас, не стесняйтесь спрашивать.

– Доктор Шантур, вы назвали целый ряд благородных целей, с которыми я абсолютно согласен. Но я хотел бы узнать, какими средствами вы собираетесь их достичь?

– Доктор Нульф, прошу вас.

Об этом маге Курат знал меньше, чем о любом из прочих присутствующих. А то, что было известно, не давало оснований для включения его в столь блистательный список. И всё же неплохой, но отнюдь не выдающийся маг оказался каким-то образом в этом обществе избранных. Значит, у него есть некие особенные достоинства. Тем более стоит послушать.

– Доктор Курат, не сомневаюсь, что на вас, как и на всех остальных здесь присутствующих, таинственная гибель обоих Великих произвела сильное впечатление. И вы наверняка задали себе вопрос: «Кто и как это сделал?» Также не сомневаюсь в выводе, который вы сделали, а именно: «Я не могу разгадать эту загадку».

Единственным, кто при этом не улыбнулся, был как раз доктор магии жизни.

Нульф продолжил:

– Я вас никоим образом не обвиняю, у вас совершенно иная специализация; кроме того, вам не хватало исходной информации. Больше скажу, при том что мы все здесь специалисты высокого класса, собравшие все мыслимые сведения, нам тоже оказалось не под силу определить, кто именно это сделал. Но мы продвинулись в определении того, КАК это произошло. И в этом вы нам можете помочь. Да-да, не удивляйтесь, именно вы. Мы знаем, что докторский стаж особо почтенной Туоны больше вашего. Однако ваши заслуги и достижения вполне оправдывают ваше присутствие в этом зале. Нам известно, что вы сумели вытянуть совершенно безнадёжного (буду называть вещи своими именами) доктора Румира. Мало того, в прискорбном покушении в гильдии спаслись только вы. Повторяю, ваша помощь может оказаться бесценной. Именно поэтому предлагаю с общего согласия позицию в академии.

На лицах всех собравшихся читалось полное одобрение. Но доктор Нульф ещё не закончил речь.

– Мы пришли к выводу, что Великие были побеждены с помощью чрезвычайно мощного магического артефакта, каковой в своей основе имел некие кристаллы. Наш замечательный теоретик доктор Ландов… – Поклон. Ответный поклон. – …в своих изысканиях дошёл до некоторого понимания механизма взаимодействия личных потоков мага с потоками в кристаллах, но опыт практического применения имеете только вы. Совместными усилиями мы смогли бы создать условия для достижения стабильности общества. Никто не посмел бы начать войну, имея противников, вооружённых артефактами столь сильного действия.

Надо было отвечать.

– Доктор Нульф, доктор Шантур и вы, господа! Для начала я обязан поблагодарить за оказанную мне огромную честь. Не могу не заметить: вы преувеличиваете мои скромные достижения. Я, правда, смог успешно применить свои умения в части магии жизни с использованием соответствующих кристаллов, но только по своей специальности. Уверяю, в любой области боевой магии мои познания бесполезны. Также отмечаю совершенную недостаточность своего знания теории.

На этот раз отвечал сам председательствующий.

– Дорогой доктор Курат, мы высоко ценим вашу скромность, но от вас и не потребуются сколько-нибудь глубокие знания вне вашей специализации. Нам куда важнее разобраться в общих принципах, а уж с частностями специалисты справятся. Что касается понимания теории, то, не в укор вам будь сказано, в этой области доктор Ландов лучше не только вас, но и всех собравшихся, вместе взятых.

Теоретик не преминул поблагодарить за комплимент поклоном. Доктор Шантур, в свою очередь, не посчитал зазорным подняться и отдать ответный поклон, чем заработал немало очков в глазах Курата.

– Если позволите, я дополню свои слова. – Если раньше на лице доктора Шантура проглядывалась вежливая улыбка, то сейчас от неё и следов не осталось. – Вследствие гибели большого количества докторов магии жизни вам придётся взять себе их учеников. Впрочем, думаю, вы в любом случае это сделали бы. И если вы примете наше предложение, вам также нужно будет консультировать нашу группу, занимающуюся кристаллами. Возможно, даже читать лекции. Однако вы никоим образом не попадёте в зону боевых действий. В вашей личной храбрости я не сомневаюсь, но такая светлая голова куда нужнее здесь, потому что именно в этих стенах будет решаться судьба войны. Что вы на это скажете?

Доктор магии жизни решился:

– Я с вами, господа. Приложу все усилия, чтобы остановить эту войну.

Председательствующий позволил себе улыбку:

– В вашем ответе я не сомневался. Добро пожаловать в академию!


Глава 5. Плоды уважения науки

Подумав, я решил, что можно рискнуть. До начала сезона штормов оставалось по самому пессимистическому прогнозу две недели. Погода должна была испортиться не только на побережье океана, но и в глубине материка. Резонно было предположить, что интенсивность военных действий сильно уменьшится.

Сама подготовка не потребовала многого. У меня имелись хорошие спессартины с огранкой да ещё с полдюжины кристаллов жёлтого кварца. Осталось лишь поставить задачи моим спутникам.

– Значит, так, ребята. По пути туда будете следовать со мной в строю «уступом» и запоминать направление. Цель – пролететь на остров, о котором вы уже знаете, так, чтобы никто не заметил: ни люди, ни драконы. По прибытии на тебе, Таррик, будет пропитание. Рыбы в окружающих водах много. Мы с Фиоррой займёмся пещерами. Да, Таррик, ещё одно: как только будет готова хотя бы одна пещера, ты же озаботишься о подстилках и топливе для костра. Потом мы выкопаем ещё пещеры, первая из них уже пойдёт мне. Растительность на острове не слишком богатая, но на подстилки точно хватит. И ещё ресурс: сухие водоросли на берегу. Там же сухая древесина. Вопросы? Нет? Вылетаем завтра затемно.

Повезло: погода стояла пасмурная. При всём желании на вылете нас засечь было невозможно – если не применять магию жизни. А к западу от Драконьего хребта мы летели уже в облаках. Но паранойя нашептала: по магосвязи лучше не говорить, а щёлкать. Именно так мы и делали в течение пяти часов. И ещё доля удачи: при низкой облачности мы могли позволить себе полёт по прямой, ну а уже близко к цели я велел снизиться. Риск, конечно, но вблизи обитаемых островов не было.

Расчёт оказался почти верным. Я недооценил скорость восточного ветра, в результате отклонение составило с десяток миль, но не увидеть остров было совершенно невозможно. Однако условия перемирия с паранойей включали в себя посадку с внутренней стороны скального кольца.

– Хорошая штука – пириты, – заявил Таррик сразу же по приземлении. – Так бы в лёжку лежали от истощения, а сейчас я даже за рыбкой готов слетать.

– Не рыбкой, а рыбищей, – поправил я нравоучительным тоном. – Выбирай побольше, только с акулами не связывайся. Очень уж у них челюсти мощные, лапу откусят без больших усилий. Ах да, ты же их не видел. Выглядят они так… – И я прутиком на песке набросал акулий портрет.

– А эти акулы какого размера? – небрежно поинтересовалась Фиорра.

– Разные бывают. Я видел такую, что меньше ярда. – Это было правдой, только произошло на Земле. – Самые обычные имеют в длину ярда два-три, а вот наиболее опасные – пять-шесть ярдов… – О китовой акуле я рассказывать не стал, поскольку не был уверен, что в этих широтах они водятся. – Кстати, ядовитые рыбы здесь не встречаются. Слышал я от людей, что такие есть в морях далеко на юге. Короче, друг, лови что-то крупное, чтоб хватило на хороший обед и ужин, но без риска. А мы пещерами займёмся.

Разумеется, места для пещер выбрали с внутренней стороны кольца: и ветер не так задувает, и не видно со стороны моря, и (очень важно!) птичий базар размещался как раз на внешней стороне. Первые жилища наметили располагать рядом. Я особо указал Фиорре, что вход надо делать очень узким: на острове микроклимат был гораздо холоднее, чем в наших родных краях.

К моему удивлению, Таррик затратил порядочно времени на поиск добычи: появился он скорее уже к ужину, чем к обеду. У нас две пещеры уже были в первом приближении готовы (не хватало водоснабжения и канализации), когда наш рыболов принёс добычу. Видимо, он высмотрел косяк трески, поскольку в каждой из передних лап держал по рыбине.

Начиная со следующего дня работа пошла, как по конвейеру. За неделю мы с ребятами подготовили тридцать пещер. Мимоходом я подумал, что устроить одну пещеру на много семей было бы проще, но эта идея не прокатила: предполагаемый статус острова – промежуточная база, а на ней положено отдыхать. Могли бы сделать и больше пещер, но я начал опасаться за кристаллы: слишком интенсивно мы применяли магию земли. Поэтому жилстроительство было прекращено волевым решением, а во второй половине дня мы стартовали в обратный путь. Время, понятно, выбиралось по соображениям наименьшей заметности возвращения.

В гильдии магов

Маг жизни обязан подмечать все детали, все мелочи, иначе он никогда не станет кем-то поболе бакалавра. Доктор магии Курат не представлял исключения.

По коридору шла группка магов в ранге бакалавра; все, как один, были светлоглазыми блондинами и на первый взгляд выходцами с Севера. Но вот строение черепа и пропорции скелета скорее указывали на южное происхождение их владельцев. Курат мельком предположил, что, возможно, эти ребята суть потомки от смешанных браков (отнюдь не редкость). Обычный человек забыл бы об этой встрече через пять минут. А маг жизни отложил подробности в дальний сундук памяти.

Но через три дня случилось чрезвычайное происшествие: исчез бакалавр Канут из группы, что работала с малыми кристаллами. Его непосредственный начальник доктор Чонсон знал, что к пьяным загулам подчинённый не склонен, и по прошествии суток поставил в известность службу охраны порядка. Ещё через день о происшествии узнал Первый академик, а так как он был опытным боевым магом, то мгновенно дал знать службе контрразведки, справедливо опасаясь, что чистая уголовщина тут не присутствовала. Сверх того, он решил известить об этом всех академиков на ближайшем же собрании – оно намечалось буквально через два дня.

Академик (уже!) Курат не был политиком, но житейского опыта у него хватало: всё же магу жизни приходится по роду деятельности общаться с людьми больше, чем магу любой другой специальности. И как раз поэтому он не упустил возможности предварительно поболтать с коллегами, собирая сплетни и фиксируя в уме тенденции. В частности, ему рассказали о необоснованной сильнейшей антипатии академика Менгеля к драконам. Маг жизни рассмеялся так, что сторонний наблюдатель подумал бы о рассказанном анекдоте, но про себя посчитал, что эта история заслуживает не только смеха.

К моменту открытия собрания все уже знали о происшествии, и Первому осталось лишь сообщить, что на заседании академии присутствует весьма почтенный Каншен. Абсолютно все члены академии слышали о начальнике контрразведки, а большинство знало его лично, поэтому неудивительно, что появление этого человека было воспринято как дурной знак.

По грозный контрразведчик не ругался, не грозил, а всего лишь вежливо предупредил, что действия собравшихся, по всей видимости, находятся под пристальным вниманием некоей враждебной спецслужбы, и призвал к сугубой осторожности.

Сразу же после его выступления несколько пальцев взвились вверх, требуя слова. Председательствующий, разумеется, его предоставил:

– Доктор Батхан, прошу вас.

– Благодарю. Весьмапочтенный, у вас есть версии того, какая именно разведка тут поучаствовала?

– Увы, особопочтенный, у нас имеются версии, но нет доказательств. Пока что достоверно установлено, что в университете появлялась группа северян-бакалавров, которых никто не знал.

– Доктор Гальв?

Благодарственный поклон.

– Насколько мне известно, маги Севера не могут быть очень в этом заинтересованы. Нам неоднократно сообщалось, что Север держит полный нейтралитет, имея на то веские причины. Вряд ли они захотели бы подставить себя столь явным образом. Ваше мнение?

– Ваш анализ, особо почтенный, всецело совпал с мнением моих людей. Мы пришли к гипотезе, что это была группа наёмников с Севера. Вопрос лишь в том, на кого она работала.

– Доктор Менгель?

– Весьмапочтенный, напоминаю вам то, что вы наверняка и так помните: бакалавр Канут был по специальности воздушник и водник. Однако обращаю ваше внимание, что, когда он принимал участие в военных действиях, в его распоряжении был амулет магии смерти. Не исключаю интерес с этой стороны. Кроме того, считаю, что драконы должны быть полностью уничтожены.

Взаимные поклоны.

Ещё один палец поднялся.

– Доктор Курат?

– Благодарю, доктор Шантур. Весьмапочтенный Каншен, возможно, моё наблюдение покажется вам полезным. Недавно я видел группу северян-бакалавров в университете. И вот что показалось мне странным как магу жизни…

Глава контрразведки слушал с каменным лицом, но мысленно отругал себя последними словами за очевидный логический промах. Выходит, Юг что-то заподозрил и наверняка не без причин. Но этот Курат, право же, молодец! Такого он с удовольствием взял бы в свою службу. Вслух же сказано было другое:

– Весьма вам благодарен, особопочтенный. Думаю, мне нет нужды говорить, что ваши выводы не должны уйти за пределы этой комнаты.


Несколько дней ушло на создание чертежей сёдел. Мы их сделали побольше: так, чтобы и десятилетки вместились, пусть и с трудом. А потом пришлось пойти на встречу с Пикором. Зима пока не разгулялась, но заморозки уже были, так что топливо стало ещё большей потребностью, чем летом. Наверняка потребуется ежедневный подвоз дров. Ведь запасать гигантские поленницы на зиму здешние не привыкли, всё же климат тут намного мягче среднероссийского. Вот почему я рассчитывал, что долго вылавливать молодого человека не придётся.

Видимо, парень набрался рассудительности и осторожности от старшей сестры. Он не подал виду, что удивился как содержанию заказа (всё же не каждый день драконы заказывают сёдла), так и количеству – сто штук. Контрагент отметил лишь, что доставить товар будет не так просто, если глубокочтимый Динозаврр настаивает на сохранении тайны. В этом я согласился, присовокупив, что продумать порядок доставки можно будет позднее – всё равно шорнику на выполнение такого заказа понадобится неделя или даже дней десять. Также Пикору был предложен вариант объяснений для шорника, кому эти штуковины понадобились.

На самом же деле проблему организации доставки нужно решать как можно быстрее. Подумав как следует, я эту задачу расколол, но счёл необходимым подключить своих драконов – из педагогических соображений. И на ближайшем собрании прозвучало:

– Вот какая у нас проблема, братцы-сестрицы. Заказана сотня сёдел – вы знаете, о чём я. Требуется доставить их в учебную пещеру, но так, чтобы об этом не узнали ни драконы, ни люди. Повозки исключаются – на дорогах имеется стража из вольных магов, а им я не совсем доверяю. В мастерской шорника их погрузят на двенадцать повозок, но люди, которые будут везти, не должны догадаться, куда именно и для кого именно это предназначено. Ну-ка, выкладывайте идеи!

Мысль о ночной транспортировке даже не дошла до моей критики, её разнесли до этого. Глорр справедливо заметил, что выезд такого каравана в ночное время покажется страже в высшей степени подозрительным.

После недолгого обсуждения сошлись на том, что по дороге можно проехать так, чтобы маги ничего не заметили, но только до рощи, расположенной перед блок-постом. Дальнейшее обсуждение довольно быстро зашло в тупик. Пришлось дать небольшую подсказку:

– Ребята, попробуйте подход, как к тактической задаче. Изучали же в школе, верно?

– Выжидательная тактика не годится, – безапелляционно заявила Хьярра, – поскольку неизвестно, насколько хорошо за дорогами следят ночью. Вполне возможно, ждать просто без толку.

И начался общий галдёж.

– Завлечение – вот ещё тактический приём.

– Годится, если надо навязать бой в выгодных условиях. А его-то мы хотим избежать.

– Хорошо, это отпадает. Как насчёт отвлечения?

– Хочешь сказать, чтобы маги были заняты… ну, чем-то таким, а мы втихомолку перетаскаем?

– Во-во. Только чем отвлечь? Так, чтобы ни на что другое не обратили внимания. А? Идеи?

– Для начала ясно, что отвлекать должен человек, а не дракон.

– Годится. Допустим, такого найдём. Чем отвлекать?

– Маги же. Чем-то таким, магическим…

– Мага наймёшь? Для этого?

– Рройта права: нереально.

– Погодите, а что магов вообще может заинтересовать?

– Я могу ответить: кристаллы.

– Да, это отвлечёт, но на очень короткое время. Отберут их и много времени не потратят.

– Но в самой этой идее что-то есть… Ага! Пусть им в руки попадутся плохие кристаллы.

– Смысл?

– Они будут их проверять, а это надолго. Стурр, ты же говорил, что они в кристаллах не особо сильны?

– Как раз знания о хороших кристаллах я вольным вложил, а вот насчёт плохих практически ничего не говорил.

– Тогда предлагаю такой план…

В помещении восточной гильдии магов

– Я созвал вас, господа, чтобы подвести итоги летней кампании.

Собравшимся не надо было переглядываться. В общих чертах каждый был знаком с положением дел. Позитивных моментов было значительно меньше, чем негативных. И председательствующий это понимал.

– Продвижение наших войск на запад составило от двадцати до ста пятидесяти миль. Сразу предупрежу вопросы: на двадцать миль мы вторглись в Кембрийские горы. Дальнейшее продвижение крайне затруднено самим характером местности. Сто пятьдесят – это на Южнокембрийской равнине. Позвольте показать положение дел на карте… Вот здесь скорость продвижения самая большая. Также отмечаю, что Кембрийские горы отличаются весьма низкой плотностью населения. Иначе говоря, эта часть провинции не представляет большой ценности. Ещё одним успехом является устранение практически всех докторов магии жизни Запада. По данным разведки, уцелело лишь двое. То есть налицо успех, который надлежит развить по истечение зимы. Также особо отмечаю, что мы, начиная с лета, не платим ни медяка налога Западу…

Отчётный доклад был выслушан в молчании.

– Есть вопросы? Глубокочтимый Угуру?

– Были ли попытки начать переговоры со стороны противника?

Докладчик отреагировал на вопрос совершенно бесстрастной миной и кратким ответом:

– Нет, таких не было.

– А с нашей стороны?

– Были, но остались без реакции.

– Имелись какие-либо боестолкновения на нашей юго-западной границе? – Вопрос содержал немалую долю яда. Уже просочились слухи о территориальных претензиях Юга.

– Незначительные, к тому же они закончились практически вничью.

– Вы хотите сказать, что Юг основные силы направил к северу от себя, то есть на западные провинции?

– Да. Но пока что их продвижение ничтожно, не более десятка миль.

Доктор Угуру поклонился и сел с выражением лица, заставившим подозревать, что не все камни вынуты из-за пазухи.

– Доктор Лоннол?

– Благодарю. Хотелось бы побольше знать о положении дел с магами жизни.

Председательствующий про себя отметил, насколько аккуратно был задан вопрос: по его содержанию совершенно невозможно было угадать степень осведомлённости спросившего. А отвечать необходимо.

– Повторяю: большая часть докторов этой специализации погибла. По двое уцелевших призвали к бойкоту нашей коалиции. В результате мы лишились двух третей докторов и четырёх пятых магистров магии жизни. И всё равно, как видите, сохраняем некоторое преимущество.

Однако Лоннол и не подумал сдавать позиции:

– С вашего позволения, у нас ПОКА ЧТО осталось некоторое преимущество по докторам. И уже сейчас полный провал по магистрам. Кроме того, не ручаюсь, что процесс отъезда магов жизни на этом застопорился. Так что эту операцию по её итогам я не посчитал бы успешной.

Удар был и сильным и метким, но у председательствующего нашёлся кое-какой запас в сундуке. По заранее оговорённому знаку в зал вошёл бакалавр, поклонился всем присутствующим, вручил записку главе магов Востока и вышел. Председательствующий прочитал записку и поднял глаза.

– Важные известия, господа… – Эти сведения были получены главным ещё вчера, но их он приберегал на случай неотложной потребности. По его мнению, сейчас была как раз такая ситуация. – Наша разведка получила сведения с Юга. Там, в свою очередь, раздобыли достоверные данные, что на Западе ведутся интенсивные работы по увеличению магической силы путём использования кристаллов.

По залу прокатился шумок. Интонация удивления в нём мешалась с нотками недоверия.

– Да, господа, вы не ослышались. Источник не знал точно, насколько успешны эти работы, ему известно лишь, что доказана возможность такого увеличения для небольших кристаллов – до дюйма в поперечнике. Поэтому предлагаю немедленно создать группу магов для изучения этой возможности. И результаты должны быть ещё вчера. Даже если не удастсядоказать положительные перспективы работы с крупными кристаллами, методы использования тех самых, дюймовых, уже чрезвычайно важны. Также предлагаю немедленно обсудить кандидатуру руководителя этой группы.

Обсуждение не было долгим. Собрание дружно сочло наиболее подходящим кандидатом доктора Лоннола. Тот многословно поблагодарил за честь. Это назначение полностью укладывалось в его личные планы.


Этого визитёра я не ожидал. Мой промах, несомненно.

В середине дня на площадку у входа в нашу с Гиррой пещеру приземлился брат Саррод.

Гирра блеснула точным следованием драконьему этикету, согласно которому жена младшего брата считается младшей в иерархии. Поэтому она первой поприветствовала деверя, предложила ему подкрепиться с дороги (угощение было отклонено), поинтересовалась здоровьем и состоянием дел в его семье. Однако Саррод был настроен весьма по-деловому. Он проявил лишь минимальную вежливость, не более того.

– Гирра, мне необходимо поговорить со Стурром о делах. Думаю, что и ты могла бы поучаствовать.

Меня позвали.

– Брат, я тебя слушаю.

– Стурр, до меня дошли слухи о твоих подвигах.

– Постой, я же рассказывал, когда прилетал к тебе и Дирре.

– Нет, я имел в виду другое. Ты стал популярен среди драконов моего возраста, брат. И не потому, что одерживал победы, а потому, КАК ты побеждал. – Поток комплиментов. А что будет после? – И как раз по этой причине я на твоей стороне.

Саррод замолчал, с очевидностью предполагая, что вывод я сделаю сам. Ну нет, так дело не пойдёт.

– Ты предполагаешь, следовательно, что у меня вообще есть сторона, которой можно держаться. Тогда расскажи, с чего пришёл к этой мысли.

– Тут долго думать не надо. Многие из моих одноклассников и других знакомых видели, как ты тренируешь своих драконов. Некоторые заметили, как ты с ними пропадаешь куда-то. Следить за тобой – зряшное занятие, сам понимаешь. Но вывод сделать нетрудно: ты и твои подчинённые к чему-то готовитесь. Я к тебе с давних пор присматриваюсь; это только вы с мамой думали, что я интересуюсь лишь своими делами. Но я внимательно слушал отца, а он был твёрдо уверен, что у тебя с твоими способностями блестящее будущее, только не мог угадать, какое именно. Признаюсь, в своё время не удержался и поглядел в твою кладовую на полочке. Там кристаллы были да ещё круглые кусочки золота… то есть я потом узнал, что это золото. Даже будучи твоим братом, не прошу сразу выложить все сведения, которые попали к тебе в когти. Просто хочу сказать, что, если призовёшь к действиям, многие из моих сверстников поверят именно тебе, а не нашим главным, которые в последнюю войну показали себя… сам знаешь как. И ещё, ходят смутные слухи о необычных методах обучения тем самым приёмам и навыкам, которыми обладаешь ты и твои драконы. Иные даже утверждают, что как раз в этой науке и есть главный секрет твоих успехов.

Варианты и ответвления крутились в моей голове со скоростью ротора паровой турбины. Отвечал я, понятно, с осторожностью:

– Саррод, сейчас первая из моих задач – не дать втянуть драконов в войну. Вторая же, ещё более важная, – избежать человеческой враждебности. Существуют могущественные маги, которые планируют полное истребление драконов как расы. Пока у них нет такой возможности, но предвижу, что со временем она появится. Имею связи среди людей, поэтому так и говорю. Знаю, что ты хочешь спросить: нужна ли мне помощь, а если да, то какая. Но сперва вопрос: сколько у тебя единомышленников?

Брат не задумался ни на мгновение, видимо, ожидал, что я этим поинтересуюсь.

– За сотню могу поручиться. Не считая членов семей, понятно.

Это выходит двести взрослых, да столько же мелких примерно. Меньше, чем хотелось бы, но больше, чем предполагал.

– Это результат твоих школьных связей?

– Не только. Знакомства по учебке, просто соседи.

– В таком случае понадобится авторитетный дракон или дракона с задачей не просто передавать мои слова этим… сочувствующим, но и командовать ими.

– Я мог бы. В учебке я был помощником десятника. Мне помогает твоя репутация, – усмехнулся Саррод, – все уверены, что я не мог не заимствовать (хотя бы частично) знания и умения от младшего брата, так что фактически сейчас моя должность что-то вроде сотника.

– Чин не из великих, ну да ладно. Этой сотне предстоит подрасти до уровня примерно полутысячи. Но её командиру, кем бы он ни был, понадобятся сотники, а тем – десятники. Подбирай таких.

– Подберу.

Брат улетел, а я с тоской подумал, что придётся идеологически обрабатывать и (самое трудное!) обучать ещё огромную группу драконов. И всё же нельзя не признать – Саррод оказал весомую поддержку моим планам.


Глава 6. Превентивная защита

У шорника в Хатегате

Пикор отнёсся к моим словам в высшей степени добросовестно. Иначе говоря, он сообщил шорнику именно то, что я велел.

– Вот, значит, заказ от господина мага, и они приказали передать, чтоб с этим не медлили.

Шорник посмотрел на не особо аккуратно сделанные чертежи, а поскольку он отличался разбитным характером, то спросил:

– А господин маг не сказал, для кого это всё?

– Как же, сказал. Что коммерческая тайна.

– А, ну тогда ясно. Тайна, понятное дело. Этот маг, поди, важный очень?

– Ого! Ещё какой важный!

– Высокого магического чина?

Парнишка надулся от причастности к чужому величию:

– Господин маг велели молчать о его ленте, во как! Так сколько вы хотите за работу?

Началась торговля. Молодой человек сражался за цену, не щадя горла, с биением себя в грудь и неоднократными призывами ко всем Пресветлым силам. Через полчаса соглашение было достигнуто. Шорник про себя отметил, что, по всей видимости, господин маг дал своему порученцу очень жёсткие инструкции насчёт стоимости заказа.

Пикор покинул мастерскую, получив уверения, что мастер будет блюсти доверенную ему страшную коммерческую тайну, что ради скорости будут подключены все до единого подмастерья и что через десять дней работа будет готова. Осталось лишь заранее сговориться с возчиками.

Шорник оказался честным человеком. Он никому ничего не сказал об условиях оплаты и сроках исполнения заказа. Не прозвучало ни слова об объёме сделки. Он всего лишь обмолвился в трактире, что ему заказали много сёдел, сидя в которых, маги смогут летать на драконах. Для пущей важности шорник также заметил, что заказчик пожелал остаться неизвестным в части своего имени и цвета ленты.


Мне очень хотелось слетать на островную базу вместе с другой парой драконов: во-первых, чтобы увеличить количество пещер; во-вторых, с целью отработать навигацию для ещё двоих. В сезон штормов вероятность обнаружения группы драконов в открытом море была близка к нулю. Останавливающим фактором послужил ветровой снос, учесть который было почти невозможно. Сам по себе он уже был плох, ибо затруднял точный выход на остров Большое Кольцо, как я его назвал, но только мысленно – очень не хотелось вводить собственную топонимику. Но ещё более пугала возможность того, что, не найдя нашего острова, мы в поисках можем пролететь над обитаемым островом, а уж тогда нас точно заметят. Нет, до времени полёты отложим. Значит, надо заняться другим.

Дело, которое можно было делать дома, существовало. Бронзовые браслеты, которыми я успел наделить уже всех членов команды, не вечны. Рано или поздно их предстоит менять. Но точное расположение выходов медных руд в тех местах, куда я намеревался привести моих драконов, мне было неизвестно, а об оловянных я и вовсе ничего не знал. Конечно, бронзу необязательно делать оловянистой. Её могла заменить и латунь, и свинцовая бронза (правда, последняя отличалась низкой износостойкостью), и иные сплавы на основе меди. Кроме того, мне достоверно было известно о серебряных рудах в этой области, были там также месторождения золота и платины. С последними-то металлами дело обстояло как бы не проще, чем с другими: их можно добыть в самородном виде. Но все возможные варианты отличались одним и тем же недостатком: они плохо поддавались магии трансформации. Особо скверная слава шла о золоте и серебре. Я прекрасно помнил охотничьи рассказы о страданиях не кого-нибудь, а лиценциата магии трансформации, которому наставник поручил сформовать серебряное блюдо. Вывод? Применить ковку. Вот только как это сделать?

С самого начала было очевидно: кувалда не приспособлена для драконьей лапы. Да чего там, даже скромный молоток неудобен. Держать его я смогу, а долго работать – нет. Значит, нужен механический молот. Конечно, не пневматический и не паровой. Пусть это будет магомолот. Уж телемагию для него приспособить – плёвая задача для любого взрослого дракона. А что для него понадобится? Станина, баба, сменный боёк. Да и наковальня. Последнюю можно купить, обойдётся недорого, а вот станина – это работа на заказ. Впрочем, нет, светиться таким не стоит, очень уж ревнивы местные мастера кузнечных дел к чужим приспособлениям. То есть надо купить заготовки и поработать магией трансформации, уж железо-то прекрасно поддаётся такой обработке. А для этого нужен либо магнетит, либо универсал типа кварца, но крупный. Последний у меня имелся, но тратить его было жалко. И Пикор получил заказ для передачи старшей сестре.

В придорожной рощице и на дороге

Вырыть пещерку в каменистом откосе труда не составило. Проблема была в другом: такое произведение магии земли никак не могло оказаться долговечным. Под действием почвенной влаги грунт должен проседать, и со временем пещера обвалится. Но соперничество с египетскими пирамидами и не намечалось.

В назначенный день возчики появились на дороге – все двенадцать телег с грузом. Их встретили незнакомцы. Один из них, средних лет, крепкого телосложения, перебросился парой слов со старшиной каравана – только лишь для того, чтобы удостовериться, что это именно те, которых они ожидали. Он тихо сказал что-то второму, который был гораздо младше, после чего тот вывел из-под деревьев гружёную телегу и погнал её к перевалу.

Крепкие молодцы-возчики сошли со своих повозок, неторопливо перенесли груз в пещерку, получили оговоренную плату и покинули это место.

Блок-пост на перевале представлял собой уже знакомого мага, который, в свою очередь, узнал возницу. Однако ни тот ни другой не подали виду, что хоть в какой-то степени знакомы.

– Что везёшь?

– Железо, господин маг, в отцову кузницу. И кристаллы.

– Кристаллы?

Первым побуждением мага было сказать: «Давай их все сюда и проваливай по-хорошему», но за этой мыслью пришла вторая: «Ведь парень не может не знать, что кристаллы мы конфискуем. Почему он так свободно о них говорит?» И потому в качестве продолжения прозвучало:

– Покажи их.

– Ага. – И на свет появился кожаный мешочек вместимостью примерно вдвое больше обычного кошелька.

Страж магического порядка запустил в мешочек руку и достал нечто, смутно ему знакомое. Оно было голубого цвета. Названия маг не знал. Прогон потоков показал, что это мелкокристаллический агрегат. Проверяющий возмутился:

– Я тебя о кристаллах спрашивал! А это что?

– Кристалл, господин маг, только немагический. Бирюза называется.

– Болван! Это не кристалл! У тебя все такие?

– Что вы, господин маг! Другие. Такого у меня больше нет.

– А ну-ка…

Следующий образчик, судя по форме, был кристаллом, но странного вида. Многочисленные блёстки в прозрачно-зелёном камешке так и переливались на неярком солнце.

Картина потоков однозначно указывала: это, конечно, кристалл, но рассеяние пробного потока настолько велико, что его половинное угасание наступало через минуту, не более. Понятно, магическая ценность непонятного образца была хоть и не нулевой, но весьма близкой к тому.

– Именуется авантюрин, господин маг, – в почтительных словах чувствовалась оскорбительная снисходительность, – у меня другой похожий есть, только красный.

– Посмотрим. Что ещё?

Маг извлёк из мешочка очередной незнакомый кристалл. Кристалл? Оранжево-красный, форма неопределённая, почти непрозрачный. Естественно, потоки прогнать необходимо.

И снова рассеяние оказалось неприемлемым. Видимо, присутствовали очень мелкие включения. Маг с досадой отложил кристалл в сторону. Негодный мальчишка не упустил возможность вставить словечко:

– Сердолик называется, господин маг. У меня ещё такие есть, только очень мелкие.

Маг рассудил, что проверять подобные – только время терять и спросил:

– А другого вида есть?

– Как не быть, господин маг. Ещё лунный камень… вот он.

Таможня не давала добро просто так. Маг с величайшей добросовестностью проверил все до единого камешки, нашедшиеся в мешочке, за исключением десятка совсем уж маленьких. Не нашлось ни одного, который стоил бы более пары медяков. Вот почему последовал вопрос:

– На что эти… предметы годятся? Магической ценности они не имеют.

– Так ведь это немагические кристаллы, господин маг. – Презрение в голосе юнца было замаскированным, но не настолько хорошо, чтобы его совсем не ощутить. – Оне для украшений хороши. Для этого сестра и дала их. Она торгует магическими кристаллами, а эти ей без надобности, значит.

Подозрения отнюдь не покинули мага.

– Откуда ты знаешь все названия?

На этот раз в ответе мальчишки прозвучала откровенная гордость:

– Мне сестра дала поглядеть книгу. Вот такую. – Последовали классические рыбацкие жесты. Судя по ним, книга была в полтонны весом. – Я все-все картинки рассмотрел и даже названия прочитал.

– Ладно, проезжай.

Маг, занятый оценкой магических свойств этого странного товара, не заметил группы драконов, поднявшихся из рощицы на восточном спуске с перевала. Именно на такой результат я и рассчитывал.


Неожиданно меня вызвал на разговор особопочтенный Курат. Угадать причину такого интереса я не смог. После надлежащих приветствий маг жизни предложил:

– Стурр, с вашего позволения, я сначала изложу факты, а потом – мою просьбу, ибо одно с другим, как вы сами убедитесь, связано.

– Когда вы находитесь рядом со мной, сундук моего внимания всегда распахнут.

– На собрании группы магов жизни я предложил…

Рассказ занял целый час. Подумалось, что, будь у меня человеческая, а не драконья память, и тогда запомнил бы, очень уж интересные факты излагались. Попутно я решил не выкладывать свои догадки, а дождаться просьбы Курата.

– …И, приняв это предложение, я оказался вовлечён в учебный процесс. Разумеется, в лекции вошло не только то, что я услышал от вас, но также мои собственные умозаключения. Лично для себя я сделал ещё один вывод: даже те купленные у вас превосходные кристаллы со временем утратят свои свойства. Да, чуть не забыл: часть из них пришлось продать особо почтенной Туоне. Вот почему я хотел бы приобрести у вас нечто подобное.

Я на мгновение прикрыл глаза, проворачивая в уме вариант за вариантом.

– У меня есть небольшой запас зелёных кристаллов… – Это было правдой. – И вы их получите, причём я за них не возьму и медяка. Но потребую услугу.

Вопросительный взгляд собеседника.

– Вы прочитаете мне курс магии разума. Сейчас у меня об этом понятия… ну, сами представляете, какого уровня. Это не всё. Я хочу получить, хотя бы в основных чертах, навыки выведения, – тут я запнулся, поскольку соответствующие термины я знал только на маэрском, а не на языке Древних, – полезных сортов сельскохозяйственных растений и полезных пород животных. По возможности я хотел бы купить книги.

На этот раз удивление мага жизни выразилось в словесной форме:

– Что до книг – я могу лишь одолжить их вам. Уверен, что большую часть вы запомните. Относительно магии разума – это возможно, конечно. Насчёт второй вашей просьбы: я никогда не специализировался в этом разделе магии жизни. Основной курс университета и спецкурс на один семестр – вот весь мой багаж.

Разумеется, Курат не спросил: «И зачем эти знания дракону?» – но подумал это.

– Я предвидел такое положение дел. Однако мне нужно знать хотя бы, с чего начинать.

– Будь по-вашему. Стало быть, курс магии жизни чуть увеличится. Ещё вопрос. Доктор Туона-маа, моя коллега, хотела бы с вами поговорить как со знатоком кристаллов. Она не знает, что вы дракон.

– В тех вопросах, что я озвучил, она понимает столько же, сколько и вы?

– Именно так.

– Тогда я против этого разговора.

– Как угодно. Предлагаю такой распорядок занятий на эту зиму…

В зале заседаний Временного правительства Южной Маэры

Вопреки обыкновению, зал был почти пуст: в нём собрались только те, кто по-настоящему принимал решения на Юге, а таковых было лишь пятеро. Разумеется, все были боевыми магами высокого ранга.

– Господа и дама! – Такое обращение было вызвано тем, что среди присутствующих была женщина. – Получены срочные и, как полагаю, весьма важные сведения от нашей разведки. – Председательствующий по привычке опытного преподавателя сделал паузу. Она совершенно не была нужна, поскольку выступающего и так слушали с вниманием. – Некий маг Запада заказал большое количество сёдел, которые позволят драконам летать с всадниками. Заказ уже выполнен. Второе сообщение, полученное от независимого источника: этот заказ доставлен по Сосновой дороге почти до перевала. Тамвозчики разгрузились, дальнейшая судьба товара неизвестна. Аналитики подсчитали, что место выгрузки находится в пределах досягаемости драконов. Есть вопросы?

– Личность заказчика установлена?

– Он сделал заказ анонимно.

– Велика ли партия?

– Точной цифры нет. По оценкам – более сорока штук.

Воцарилось молчание. Каждый из слушателей попытался представить себе армаду из сорока драконов (такой отряд сам по себе грозная сила) с таким же количеством всадников. А наличие магов на драконах, помимо всего прочего, означало гораздо лучшую координацию действий: появлялась возможность пользоваться магосвязью.

Наконец последовал ещё один вопрос:

– Ваш источник вхож в командные круги Запада?

Ответ был быстрым и недвусмысленным:

– Нет.

После ещё одной паузы председатель спросил:

– Больше вопросов не имеется? Тогда прошу высказываться на тему противодействия этой угрозе.

Борьбы за слово не было. Выждав с минуту, председательствующий обвел взглядом коллег. Это подействовало: поднял палец доктор магии воздуха и огня Ибррахим.

– Прошу, особопочтенный.

– Из общих соображений могу сказать: наличие груза на спине дракона резко сокращает его дальнодействие. Узнать исходные позиции большой группы драконов не так трудно, с этим может справиться наземная разведка. Исходя из предполагаемого радиуса действия, можно расположить наши войска так, чтобы драконы были крайне ограничены во времени. Это даст возможность защищаться.

Для запуска обсуждения большего и не требовалось. Сразу несколько пальцев обозначили готовность вступить в спор.

– Не согласна с коллегой! Итоги летней кампании уже ничейные, без всякого вмешательства драконов. При их участии всё будет для нас только хуже.

– Особопочтенная Зуххра, я бы попросил вас, а также всех прочих высказываться в позитивном смысле.

Жест в сторону другого поднятого пальца.

– Благодарю. Я продолжу мысль доктора Зуххры: нам нужно думать не о том, как выиграть битву против магов на драконах, а о том, как предотвратить появление этого вида войск.

– С вашего позволения, председатель. Не вижу иных способов, кроме как диверсии против драконов. Причём провести её нужно заранее.

– Согласен с вами, доктор Раххмат, но хочу развить эту мысль. Против самих драконов можно использовать любые, повторяю – ЛЮБЫЕ заклинания. А вот против драконов вместе с всадниками – нет.

По этому вопросу разногласий не было.

– Тогда, господа и дама, сделаю ещё одно замечание. Мы должны наметить стратегию. Частности оставим непосредственным исполнителям.

И снова не было ни единого голоса против. Упреждающая диверсия должна состояться.

– Имею кое-что добавить. К счастью, у нас есть время на разработку операции. Всё равно до конца холодного периода никаких серьёзных военных действий не будет. Но не больше трёх месяцев!

– Откуда такой срок?

– Отпадёт одна из проблем в снабжении. Снег сойдёт на перевалах.

Опять же никто не возразил.


Зима, а это значит, что есть время на эксперименты. Получив кристаллики магнетита, я, разумеется, немедленно их огранил. А когда к ним прибыли железные бруски, принялся изготавливать из них нужные детали магического молота.

Дело оказалось не столь уж трудным – наверное, из-за несложной формы. В сумме изготовление пробной конструкции молота обошлось в полных три дня работы, включая сборку готового молота. Телемагия позволяла и шарахнуть бойком со всей дури, и слегка им тюкать – короче, ковать всё, что пожелает уважаемый кузнец, то есть лично я. Но тут же пришлось обозвать себя остолопом: работать, собственно, было не с чем. У меня не имелось бронзовых или серебряных заготовок, а делать что-либо из золота – так его и без того мало. Поэтому пришлось подумать о заказе материала. Но сначала следовало обдумать: что, собственно, заказывать.

Конечно, бронза существенно дешевле серебра. Но она хуже обрабатывается – менее пластична. К тому же понадобится нагрев, а бронза легче окисляется. И потому я решился на изготовление серебряного браслета. Материал, понятно, добывался через Пикора.

На работу потребовалось больше десяти дней, поскольку занятий по магии разума и жизни никто не отменял. Гордиться полученным изделием не стоило – оно выглядело средненько. Скорее самолюбие тешилось овладением технологией изготовления – на уровне подмастерья, конечно. Теперь появилась уверенность: мои драконы не останутся без браслетов, даже если их нынешние износятся или сломаются.

В зале заседаний Временного правительства Южной Маэры

На этот раз в зале собралось не пятеро, а шестеро руководителей. Добавился ещё один боевой маг (в ранге магистра), который отвечал за разработку операции против драконов.

План был изложен при полном молчании аудитории. Выглядел он рискованным, если применить самое осторожное слово. С этой стороны просто напрашивалась жёсткая критика, но докладчик её упредил:

– Разумеется, господа и дама, такая операция совершенно невозможна без тщательной разведки. И как раз здесь понадобится ваша помощь…

Кое-кто поднял брови.

– …в части материального обеспечения: разведгруппе будет нужен не только корабль, но и хороший маг воды с приличными кристаллами. Без «Гладкой воды» в сезон штормов ни один капитан не выйдет из порта и уж точно откажется приставать к берегу в необорудованном месте. А держать это заклинание достаточно долго можно лишь надлежащим кристаллом, или же отрядить на это двух магистров воды. Понадобятся также кристаллы для заклинаний огня, поскольку на перевалах Драконьего хребта и в летнюю пору прохладно, а уж зимой… сами понимаете. По это, возможно, излишняя осторожность. Полагаю, сил магов огня хватит. Задачей разведгруппы будет в первую очередь определить, где корабль может незаметно пристать к берегу и разгрузиться, а также найти перевалы через Драконий хребет, которые позволят скрытно перебросить боевую группу… или группы. Раздобыть хорошие карты наша разведка сумела бы, но мой штаб решил исключить малейшую вероятность привлечения внимания нашего противника ко всей операции. Пока что только разведка, никаких боевых действий!

На эти слова все присутствующие боевые маги кивнули.

– Особо подчёркиваю: масштаб всей операции будет напрямую зависеть от полученных разведданных, но даже в идеальных условиях можно рассчитывать на уничтожение двухсот пещер, то есть примерно четырёхсот драконов. Детёныши не в счёт, понятно. На большее у нас нет ресурсов. Расчёт сделан для максимально возможной магоёмкости кристаллов, так что наиболее вероятные потери противника вдвое меньше. Но и это, полагаю, очень существенно. Легко понять, что в обозримом будущем повторить такую атаку не удастся. Однако уверен, что мы получим в качестве побочного результата отвлечение части драконов на усиленную охрану своих поселений. В заключение разрешите раздать вам список необходимого для проведения разведывательной операции.

Зашуршали бумажные листы. Цена запрашиваемого оснащения вызывала почти что трепет. Но магистру-разведчику не понадобились слова убеждения. Все понимали, что обеспечение этой важнейшей операции – не то, на чём можно экономить.


Глава 7. Зимние забавы

Зима выдалась холоднее средней. Выпал снег, к тому же погода была ветреной. Мои ребята с радостью переняли опыт по утеплению пещер и с гордостью передавали эти умения друзьям, соседям и родственникам. Моя мама, жена и тёща хором утверждали, что наша Саня учится говорить. Лично мне казалось, что драконочка скорее учится болтать. Теперь малышка уже не ползала, а почти уверенно перемещалась на четырёх лапках и даже осторожно дотрагивалась до снега левой передней, стоя на трёх остальных. Видимо, она каждый раз надеялась, что снег не окажется таким противно-холодным. И каждый раз раздавалось обиженное скуление.

Разумеется, сёдла мы отправили в самую сухую пещеру. Помещение было крошечным, вода и канализация в нём не существовали – она располагалась настолько высоко, что воду туда было бы поднять очень непросто. Но как раз в воде склад и не нуждался.

Одним вечером супруга, дождавшись, пока Саня уснёт, задала простенький вопрос:

– Твои планы на переселение я примерно представляю. Но прорабатывал ли ты детали? Кто, когда, в каком количестве?

Я почесал хвостом в затылке. Этот почти человеческий жест помог слегка прояснить мысли.

– Знаешь, Гир, опасаюсь я зарываться в детали. Суди сама. Весной наверняка боевые действия возобновятся. Убеждён, что драконов тем или иным способом будут подталкивать к участию. Какими будут решения драконьего руководства – не знаю. Как нам на них отреагировать – знаю ещё меньше.

– Ну хорошо, поставлю вопрос иначе. Буду рассуждать, как начальник контрразведки…

От такого пассажа я невольно фыркнул. Супруга поддержала эту реакцию.

– …а при такой должности работают не с кристаллами и магополями, а с драконами. Ну и с людьми немного. Кого бы ты НЕ хотел взять с собой в новые края?

– Кого? – Я встал и по старой привычке стал прохаживаться туда-сюда. – Тех, кто мог бы помешать создать новое сообщество, а по факту – государство драконов, причём государство нового типа. Не застывшее в догмах, а развивающееся, пусть даже медленно. С новыми методами обучения, поощряющими творчество. Не все окажутся на это способны, но те, кто родился творцами – а я верю, что среди драконов есть и будут такие, – получат возможность реализации своих способностей. Вывод: нельзя брать с собой большое количество главных наставников. Они слишком привыкли к старым методам и не смогут (или, скорее, не захотят) переучиваться. К тому же имею подозрение, что главные наставники связаны с верхушкой драконов какими-то интересами. Кстати, верховных руководителей тоже предпочёл бы там не видеть. Да они и сами не полетят. А вот целители, наставники низшего звена, маги земли – другое дело. Есть, правда, вот ещё какое соображение… – Несколько кругов по пещере (молча) поддали резвости моим мыслям. – То, что драконов захотят уничтожить, – не сомневаюсь ни капельки, очень уж на этот счёт данные… надёжные. А вот когда именно появится эта возможность, сказать не могу. И как война пойдёт, тоже не предскажу. Эх! В идеале было бы вот что: колония там, за океаном. С постоянной связью с Драконьим хребтом. Чтобы те и те знали, что творится друг у друга. Да, в идеале… Где он, этот идеал?

– Допустим, – голос моей драгоценной прямо-таки мурлыкал, – что идеал не сложится. А что наиболее вероятно?

– Что? А то, что тем или иным боком вдруг обрушится информация, что удар по драконам – вот он, завтра в полдень. И расправлять крылья придётся в самом срочном порядке. Знаешь, чего я больше всего опасаюсь? Что мы не успеем создать достаточно вместительную базу на острове Большое Кольцо. Если ситуация сложится так, как я описал, места там может не хватить. Даже если втискивать три семьи в одну пещеру.

– Положим, расширить уже имеющуюся пещеру – задача куда проще, чем создать её из ничего.

– Это так, но… Вот те вопросик: как лучше всего спрятать драконов от людей? Отвечу: создать впечатление, что все драконы умерли. Нету их больше. Тогда нас искать не будут. И появится время на накопление сил.

– Спрятать? Как ты себе это представляешь?

Никак я не представлял. Идеи отсутствовали, о чём и было сказано в открытую.

– А у меня есть мысль.

Будь я человеком, непременно подскочил бы от таких слов. Драконы в таких случаях лишь мгновенно поднимают весь гребень.

– Предлагаю навестить дядю Кнарра.

– Тогда придётся выложить ему весь план.

– Да. И что, тебя это пугает?

В гильдии западных магов

Обстановка располагала. Чего уж там, она прямо-таки благоприятствовала. А если учесть, что академик Менгель удобно расположился в кресле с бокалом тёмно-жёлтого саххарского в руке… Право же, нет ничего удивительного, что академик Курат подошёл к коллеге, равному по рангу, и устроился в соседнем кресле. Серьёзный разговор конечно же не намечался. Так, почти болтовня.

– Дорогой Менгель, на заседаниях академии мы все неоднократно слышали от вас призывы к уничтожению драконов как расы. Видите ли, я не только маг разума, но и маг жизни. Эта моя специальность приучила прочно опираться на факты. В ваших же выступлениях ведущее место занимали эмоции. Проясните, будьте так любезны, свою позицию. Какие именно факты лежат в её основе?

Маг смерти явно был готов к разговору.

– Основа всего – ваше отношение к драконам. Лично ваше.

По части дисциплины ума Курат мог бы дать фору любому академику – ну, может, за исключением Первого. Вот почему на лице мага жизни появилось самое искреннее изумление:

– Лично моё отношение к драконам? Спасите-помилуйте, Пресветлые силы! Да при чём тут оно? Ведь ваше мнение стало известно до того, как я стал академиком.

– Вы не дослушали, дорогой Курат, – с мягкой укоризной сказал собеседник. – Я имел в виду вашу личную позицию, но и не только её. Такой же вклад внесли мнения всех прочих академиков.

– Буду глубоко обязан, если вы объяснитесь.

– С большой охотой. Вы, Курат, полагаете драконов животными с начатками разума. – Менгель увидел невольно движение губ собеседника и жестом призвал его к молчанию. Собственно, Курат не возражал. Он рассудил, что в данный момент слух гораздо ценнее, чем речь. – Да-да, не отпирайтесь, это так. Так думаете не только вы, но и вся гильдия. На словах вы, может, и признаёте ящеров разумными… Вот именно, на словах.

К этому моменту маг жизни и разума полностью овладел собой. Это добавило иронии в его голос:

– Правильно ли я понял, что вы, дорогой Менгель, не разделяете мнение большинства? – Это был тонкий намёк на некоторую слабость позиции мага смерти.

По тот, справедливости ради будь сказано, и не подумал защищаться, а бросился в нападение:

– Это у большинства – мнение. А у меня – факты.

– Как раз их я бы и хотел получить.

– Извольте. Я много раз имел дело с драконами, будучи их противником. Думаю, побольше, чем вы.

Собеседник кивнул. Это жест с равным успехом можно было истолковать, как «Да, я с вами согласен» или как «Да, я вас понял».

– Не один и не два раза я замечал у драконов новые тактические приёмы, то есть такие, которые никем из их расы прежде не использовались. Новые! Как раз этим разум человека отличается от полуразума животных: люди могут создавать нечто, не существовавшее ранее. Животные – нет. А оказалось, что и драконы на это способны, следовательно, они разумны.

– Допустим, я с вами соглашусь. И всё равно вывод о необходимости уничтожения драконов остаётся непонятным.

– Дорогой Курат, взгляните на вещи шире. Эта война ничему вас не научила? Вижу, что нет. А я сделал умозаключение: война есть следствие нестабильности общества. Только лишь!

– Но с какого боку тут драконы, которые, к слову молвить, в военных действиях и не участвуют?

– К этому я и подвожу. Драконы – один из факторов, вносящих нестабильность. Сейчас сильнее другой: борьба за власть, связанная с гибелью Великих. Но она скоро закончится. А вот драконы останутся. Их надо уничтожить не только потому, что они опасны прямо сию минуту. Нет, они, сверх того, потенциально опасны. Даже по окончании войны кому-то может прийти в голову взять их в союзники. А уж в военное время такое действие просто напрашивается. Раньше, когда Великие были живы, раса драконов служила равновесию. На сегодняшний день они живут и действуют сами по себе – и вот вам фактор нестабильности. Теперь понимаете? Но это не всё. У меня есть знакомый – работал в разведке Ас-Тора, – и он утверждает, что драконы научились сами инициировать драконочек. Они после этого становятся взрослыми дракони, способными к размножению. Иначе говоря, ящеры стали самодостаточны. Люди им больше не нужны.

– Стало быть, вы не усматриваете никаких плюсов от этих созданий?

– Очень даже усматриваю. Драконов можно было бы использовать как гонцов. Для разведки пустынных земель опятьже. Для помощи в магических опытах, наконец. Они же все маги, пусть не самые сильные. Но!

– Но?

– Стабильность общества не просто желательна, она совершенно необходима, а я не представляю, как её можно достичь при живых драконах. Всё меркнет в сравнении с грозной опасностью существования рядом с людьми чужеродного разума.

– Да с чего вы взяли, что он настолько отличается от человеческого? Беседовал я как-то с одной драконой и заметил, что она рассуждает, как… – Курат запнулся, явно подыскивая сравнение, – как студент не из плохих. Примерно тот же уровень. Не исключаю, конечно, что это могла быть особо выдающаяся дракона.

– Вот! Ваши слова лишь подтверждают мою точку зрения. Эта дракона настолько разумна, что смогла притвориться человеком – в речи, понятно. Ещё одно доказательство опасности.

Курат был хорошим магом разума, а они по роду деятельности обязаны диагностировать душевные болезни. Вот и сейчас ему подумалось: «Паранойя или нечто к ней близкое». Но сканирование было совершенно немыслимо, а без него поставить точный диагноз не представлялось возможным.

– Мне кажется, я понял вашу позицию, дорогой Менгель. Не могу сказать, что я полностью её разделяю, но ничуть не сожалею, что внимательно вас выслушал. По крайней мере, кое-что для меня прояснилось. – Сказано было вполне искренне.


Являться в гости к дядюшке с пустыми лапами мы считали неприличным, но четвероногая дичь исчезла. На долгие поиски времени не было, и потому я изловил приличного размера рыбу. Саню мы оставили на соседку.

Старый дракон проявил максимальную учтивость. Он расспросил нас об успехах дочери, поинтересовался здоровьем племянницы (имелась в виду моя мать) и лишь после этого дал понять, что слушает наше дело. Я же про себя отметил, что дядина тёмно-зелёная чешуя выглядела так, будто её хозяин вполне здоров. К сожалению, внешность была обманчива.

Рассказ потребовал немало времени. Я упирал на то, что драконам нужно такое место для поселения, где люди никак не могли бы их побеспокоить.

– В этом смысле даже перелёт на другой берег Великого океана не может гарантировать полную отрезанность от человеческого сообщества. Из рассказов людей мне стало известно, что были попытки исследовать материк к западу от маэрского берега. Точнее, к западу от Драконьего хребта. – Я лишь не упомянул, что эти попытки были мне известны из другого времени. – Тогда люди рассудили, что эти земли не стоят усилий по их освоению. Но коль скоро один раз удалось переправиться через Великий океан, то и повторение этого успеха вполне вероятно. Наилучшим вариантом я положил маскировку: создать впечатление, что живых драконов на этом заокеанском материке не осталось, самим же улететь на другой материк, к югу от этого, он менее доступен. Но как решить эту тактическую задачу, я пока не знаю. И вот тут рассчитываю на ваш опыт и мудрость, дядя Кнарр.

Глаза старика превратились в щёлочки.

– Так сразу не скажу, племянник. Тут думать надо…

В этот момент мне пришёл в голову один план, но о нём я промолчал до поры.

– …Да, тут думать надо.

Мы с женой поняли намёк и распрощались, взяв с Кнарра обещание, что он даст нам знать о возможных вариантах.

В наше отсутствие Саня «шалила, но в меру» – так, по крайней мере, нам объяснила ситуацию добросердечная соседка. Завидя нас, драконочка примчалась к выходу из пещеры со всей скоростью, которую позволяли лапки, и немедленно потребовала «покатать высоко-высоко». Пришлось покачать, хотя жена ворчала, что, дескать, маленькая негодница мне хвост узлом завяжет, а я и не замечу.

Разговор с дядей пошёл на пользу, ибо вечером Гирра кинула идею:

– Попробуй в общении с Куратом осторожно намекнуть насчёт возможностей эпидемий, особенно в незнакомой местности.

– Ага-а-а-а… – протянул я в ответ.

Идея показалась очень стоящей, тем более что мне уже пришла в голову эта мысль.

В зале заседаний Временного правительства Южной Маэры

Атмосфера в зале заседаний была скорее деловой, чем настороженной. На то была причина: докладывались результаты разведки на драконьей территории.

По мнению докладчика (а это был начальник соответствующей службы), итоги были весьма обнадёживающие. Удалось обнаружить достаточно уединённую бухту для причаливания (такую, чтобы корабль остался незамеченным), правда, она оказалась не очень удобной. Дорогу до перевала можно было пройти за пять часов, а в тёмное время суток – за семь. Другими словами, утром следующего дня боевая группа могла уже оказаться на восточной стороне хребта. А от перевала до первых пещер было всего-то три часа ходьбы. Вывод был очевиден: атака осуществима.

Как всегда, нашлись критиканы.

– Не могли бы вы показать на карте область предполагаемого удара?

– Разумеется. Вот она. – Указка очертила вытянутый овал.

– Даже мне известно, что к северу от показанной вами зоны плотность драконьего населения больше. Почему вы выбрали именно южный регион?

– На это повлияли следующие факторы. Первый: близость к нам, отсюда меньшие трудности как в подвозе людей, так и эвакуации…

– Позвольте, вы же сами предположили, что корабль будет стоять в бухте и ждать возвращения боевой группы.

– Да, но лишь при условии, что не появятся нежелательные свидетели. Тогда придётся уходить в другое место, варианты мы уже подобрали. Второй фактор очевиден: должным образом проведённая акция устраняет или уменьшает ближайшую к нам опасность. При хорошем стечении обстоятельств в зоне поражения окажутся примерно двести взрослых драконов. Детёнышей не считаю, понятно.

– Не думали ли вы о возможности закрепить успех? Например, если запечатать входы в пещеры магией земли, то даже те, кто сумеет выбраться, обречены. Впрочем, их так и так было бы мало: у драконов, как и у людей, маги земли немногочисленны.

– Вношу поправку: их процент даже меньше… Так вот, этот вариант атаки рассматривался, более того, мы частично подготовились. К сожалению, у нас самих мало магов для этого, да и кристаллов, которые могли бы хранить соответствующие заклинания, недостаточно. Короче – мы сможем запечатать примерно тридцать пять пещер. Точную цифру назвать не берусь, тут, сами понимаете, сильная зависимость от локальных земных потоков.

– Тогда почему бы не запечатать те пещеры, рядом с которыми не будет «Пятна»?

– Потому что это может оказаться недостаточно эффективным. Если в пещере присутствует естественная вентиляция, то её обитатели не задохнутся.

– Ещё вопрос, если позволите: вы предполагаете атаковать сразу после окончания сезона штормов?

– Нет. Считаю необходимым провести операцию ещё до этого. Причина вот какая: в период сильных ветров дальнодействие драконов снижается, и им труднее будет выследить корабль. Мы потратимся на магию воды, это так. Опыт показал: двоих магистров на чисто разведывательную операцию хватает с запасом, а на боевую – только-только. Поскольку, как понимаю, свободных кристаллов нет, то настаиваю, чтобы взять троих магистров, зато вероятность раскрытия источника удара будет наименьшая. Точную дату начала операции не назову, она ещё не определена. – На самом деле начальник разведки проявил элементарную осторожность, опасаясь утечки информации.


Ко мне прилетел Согарр. Грешен, подумал, что он просто сбежал от супруги. Суирра уже дохаживала последние дни и была порядком взвинченной. И я был не прав: обеспокоенность друга имела совершенно другие основания.

Гирра тепло поприветствовала товарища. Саня-хитрушка сочла, что этот знакомый дракон вполне способен покачать её на хвосте и умильно об этом попросила. Устоять Согарр не мог.

Но очень скоро пришло время для серьёзного разговора. Дочь получила строгий наказ играть в свои игры и не мешать старшим. А это беленькое существо прекрасно разбиралось в интонациях маминого голоса, почему и посчитало за лучшее устроиться на пороге пещеры и перебирать яркие, красиво просвечивающие камешки.

– Понимаешь, Стурр, нужен твой совет. У меня из головы не идёт та возможность, которую ты нам как-то изложил: что на нас могут напасть. Я думал раньше, что зимой это невозможно. А уж этой холодной зимой – так вообще. Теперь же думаю: правильно ли я тогда думал? Понимаешь?

Меня так усердно уговаривали понять, что я понял.

– Дай-ка порассуждаю. Атака одиночкой смысла не имеет. Ну, разве что лично на меня… но нет, это уже пробовали. Значит, на многих. Чем? Магия смерти напрашивается как самый лучший вариант. Насколько мне известно, крупного кристалла у магов Запада нет. А вот достать нужное количество мелких – как когтем шевельнуть. Но для них нужна группа магов или группа исполнителей с амулетами. Группа… А как ей сюда добираться? Переправиться через Воларру – не задача, я не слышал, чтобы она замёрзла этой зимой. Но от левого берега до нас надо ещё дотопать. Группа не пройдёт так, чтобы её не заметили. Драконы там летают хотя бы просто за рыбой. Не катит.

– А если перевалить через Драконий хребет с западной стороны? – подала голос Гирра.

Тут возразил Согарр:

– Ещё доберись туда. По побережью – нереально, это человеку шагать с месяц, а то и больше. Дорог там, сколько помню, нет, мелких речек, да ещё в ущельях – полно.

– Корабль?

– В сезон штормов? Ты ведь говорил, что корабли не выносят высоких волн.

Тут некая идея кольнула в висок.

– А хоть бы и в шторм. Взять сколько-то магов воды, они утихомирят волны, так что пройти можно… Ну, допустим, высадились они. Между прочим, выбираться на берег зимой возможно, но удовольствие ещё то. Тут другое…

– ???

– Перевалы. Уж там-то снег держится. А попасть под… – Я прервался, потому что не знал слова «лавина» на языке Древних. – Короче, под снежный обвал – запросто, а из-под него выбраться невозможно. Слышал я рассказы людей…

– Тогда подбиваю итоги. По всему выходит, что вплоть до схода снега на перевалах ждать нападения с западной стороны… скажем, маловероятно. Допустим. А после?

– Я бы организовала патрулирование в воздухе. Не заметить большую группу людей невозможно. Мы могли бы прикрыть три направления атаки: Жёлтый перевал, Змеиный, а ещё перевал Чёрного Когтя. Но и только.

Согарр явно не понял, откуда вывод, что и показал вопросом:

– Гир, у нас хватило бы драконов на дежурство и севернее, тогда перекрыли бы перевал Косого Креста, и на юге…

Жена нетерпеливо отмахнулась хвостом.

– Хватило бы, верно. А как ты объяснишь местным драконам своё присутствие в тех краях? У тебя ни единого факта, одни домыслы.

– М-да-а-а…

– Хорош спорить, ребята. Мы не можем объять необъятное. Согарр, на тебе проработка плана патрулирования. Привлекай на своё усмотрение. Гир, тебе надо бы сконтактировать с… ну, ты знаешь. Может, оттуда придут сведения, хотя вероятность мала.

– А ты? – Вопрос прозвучал ехидненько.

Но эту подколку я проигнорировал.

– Буду думать. Вот не могу отделаться от ощущения, что в этом анализе что-то упущено.


Глава 8. Атака ради получения материального перевеса

Среди южных отрогов Драконьего хребта

Уж сколько раз твердили миру…

Ни один план не переживает столкновения с действительностью. В другой формулировке: первой жертвой любого сражения является план этого самого сражения. Или ещё глубже: всего предусмотреть нельзя. Так получилось и на этот раз.

Высадка на морской берег в зимнюю погоду – наслаждение не из приятных, даже в отсутствие волн (заклинание «Гладкой воды» было задействовано). Задним числом никого не должнобыло удивить, что хоть один из боевой группы южан хоть что-то да уронит в воду. К несчастью, это оказался ларец с кристаллами для магии земли (тёмно-жёлтые цитрины). Лиценциат, у которого выскользнул ларец, попытался подхватить его на лету. Но получилось ещё хуже: рука дёрнула замочек на крышке, и кристаллы посыпались в стылую воду. Спасти удалось едва ли половину.

Командир группы в ранге магистра магии смерти не упустил случая выругать растяпу лиценциата, досталось также Тёмному и его родственникам по женской линии, но поиски кристаллов в мутной и холоднющей воде тут же были признаны абсолютно бесполезными. Разумеется, этот промах не стал основанием для отмены самой операции.

К удивлению командира (молчаливому, разумеется), дальнейшая высадка, обогрев, принятие пищи и продвижение к перевалу прошли без накладок. Да и перевалить через хребет удалось точно в намеченный срок. Снег оставался лишь в закрытых от солнца распадках.

Как и предполагалось, на ночлег остановились в порядочном отдалении от населённых пещер – настолько далеко, что драконы почти что не были видны, а уж сосчитать пещеры и вовсе не представлялось возможным. Но, уже устраиваясь в палатке, командир снова постарался представить наилучший план диверсии.

Первое, о чём он подумал, – есть ли у кого-то из крылатых возможность спастись? Не кривя душой перед самим собой, он признал: да, есть. На диверсию против всех пещер (судя по географии поселения, их тут около сотни) кристаллов не хватит. Что сделает любой вменяемый драконий начальник, узнав об атаке магией смерти? Ясное дело, пошлёт за подмогой к людям, поскольку без человеческих магов драконы ничего не смогут сделать. Стоит ли установить ловушку для спасателей? Скажем, «Чёрное пятно» на дороге? При удаче это сильно затормозило бы оказание помощи. При большой удаче сколько-то вражеских магов смерти могло погибнуть. Но по тщательном размышлении командир диверсантов отказался от этой идеи. На выручку пришлют магов смерти, а те не могут не заподозрить, что на них самих тоже могут начать охоту. Да и сама идея атаки людей с помощью этого вида магии вызывала отчётливое отторжение. Нет, лучше все ресурсы потратить на драконов. А уж если кто из магов противника по глупости или неосторожности нарвётся на «Пятно», так это будет его собственный промах.

Заместитель командира (маг земли) оценил перспективы атаки по своей специальности и уверил: поскольку пещеры сделаны даже не в скальном грунте, а в сплошном камне, к тому же сложенном из прочных пород (гранита и базальта), то прежнего запаса кристаллов всё равно не хватило бы на запечатывание всех пещер, атакованных магией смерти, – от силы на две трети. А при имеющемся запасе удастся обработать лишь одну треть. Командир ответил спокойно: «Я вас понял», а про себя решил, что сочтёт большой удачей отсутствие дальнейших сбоев.

Часть ночи прошла без происшествий. Именно часть, задолго до восхода солнца южане начали спускаться к жилым пещерам.

План нападения был составлен с максимальной тщательностью. Один из его пунктов гласил: перед применением магии смерти командир обязан аккуратнейше распределить цели среди диверсантов. Свои никоим образом не должны попасть под удар. И эта часть плана оказалась выполненной.

Небо начало светлеть, когда небольшая группа людей, обменявшись несколькими словами (шёпотом), построилась в цепочку и решительным быстрым шагом стала удаляться в сторону изломанных вершин на западе. За световой день им предстояло перевалить через хребет, дойти до океанского побережья и погрузиться на корабль. Времени должно было хватить с запасом. Их могли заметить местные обитатели, но это не имело значения: драконы уже должны были попасть под удар.


Моё утро выдалось весьма занятым. Мне предстояло встретиться с Фиоррой и лететь с ней вдвоём в пещеру к очередным пациенткам, точнее, инициируемым, а их было трое.

На одну из операций я назначил мою лучшую универсалку. Ученица всеми силами пыталась не показать волнения. Это был её первый опыт (разумеется, под моим наблюдением). Разгадать душевное состояние новоявленного мага жизни мог бы я сам, но не посторонний. Две оставшиеся драконочки должны прийтись на мою долю.

Моя коллега сделала точно такие же ошибки, которые в своё время совершил я: работа производилась очень тщательно и потому очень медленно. Был уже полдень, когда Фиорра не без торжественности объявила: «Готово!», а её наставник величественно кивнул в подтверждение.

Как раз в этот миг у порога пещеры приземлился дракон. Я увидел лишь тень, но опознал пришельца, когда он голосом сотника Рруга выкрикнул:

– Срочное сообщение для Стурра!

В Южном поселении драконов

Тугрр был универсалом. Поэтому он числился в слабаках, каковым и являлся. Тем не менее он ухитрялся быть вполне полезным членом общества. Тугрр ремонтировал водные потоки в пещерах – разумеется, если хозяева не могли сделать это из-за чуждой специализации. Он помогал магам земли и как раз по этой причине сам обзавёлся вполне приличной пещерой. Правда, он не мог создать её полностью своими силами, зато улучшил планировку. Супруга втихомолку гордилась способностями мужа, а трое детей радовались простору и удобству жилья. Соседские дракончики завидовали.

Глава семейства проснулся этим утром необычно рано. В пещере было почти непроглядно темно. Через считаные мгновения он понял, что беспокоило его во сне: изменения в потоках земли. А ещё через секунду стало ясно: вход в пещеру запечатан.

Странными путями ходит судьба. Тугрра спасла зависть. Он, начиная с дошкольного возраста, когда универсальная специализация жёстким приговором поставила барьер на пути к военной карьере, завидовал сверстникам, которые осознанно готовились именно к этому роду деятельности. Те, в свою очередь, поддерживали это чувство – иногда неощутимо, но чаще вполне осознанно. По той же причине юный универсал прилежно посещал уроки тактики и тщательно слушал все военные истории от старших. Всё это и поспособствовало догадке: кто-то осуществил диверсию. Тут же последовала ещё одна догадка: те, кто это сделал, могли использовать не один вид магии.

На короткое мгновение паника взяла верх. Дракон-универсал мучительно захотел разнести эту новую каменную стенумагией земли. Он предполагал, что сил на это хватит. С большим усилием Тугрр одёрнул себя. Остатки трезвого ума подсказали: да, хватит, но сколько дней на это понадобится? Да ещё снаружи вполне могло быть «Чёрное пятно», о котором он был наслышан.

Дракон ещё раз огляделся вокруг себя. Костёр давно прогорел, и единственным источником света было верхнее окошко. Пролезть через него взрослый дракон, конечно, не мог, но глянуть – вполне.

Тугрр осторожно поднялся с подстилки. «Бесшумно перемещающийся дракон» – это оксюморон (конечно, если не используется телемагия). Хотя хозяин пещеры старался не разбудить жену и малышей, ему это не удалось. Правда, драконочки, недовольно поскулив, тут же уснули снова, но сын, похоже, почувствовал эмоции отца, и от этого сон у дракончика пропал.

От одного взгляда чувство ужаса вернулось. Тусклого освещения оказалось достаточно: один… два… три… четыре драконьих трупа только в пределах видимости. Значит, не все пещеры запечатали. Одного дракона он опознал: мудрый Харрин, маг земли. Единственный на сто с лишним пещер в этом поселении. Попутно дракон заметил: молоденькая травка чуть подувяла в пределах большого (не меньше тридцати ярдов) круга. Ну да, «Чёрное пятно».

Паника исчезла, вместо неё появилась холодная ярость. Дракон ещё раз пристально рассмотрел верхнее окошко. Проделать из него полноценный лаз можно, но на это уйдёт два дня, если учесть, что ночь понадобится на восстановление. Сын, правда, мог бы пролезть прямо сейчас…

С этой секунды размышления превратились в тактическую задачу. А Тугрр был хорошим тактиком.

Дракон повернул голову в сторону жены.

– Трри, мы в ловушке… – начал глава семейства жестяным голосом.

К чести Тррины, дослужившейся в своё время до помощника десятника, она ухитрилась не прервать мужа ни единым словом. Ни когда он излагал факты, ни когда предложил отчаянный план по выходу из ловушки. Только после того, как Тугрр замолчал, супруга спросила:

– Ты уверен, что сможешь за два дня пробить ход наверху?

Врать дракон не хотел.

– Нет. По трёх дней мне наверняка хватит.

– На самом деле двух. Если хотя бы я вылезу, то мы сможем продержаться здесь долго. Делай проход под мой размер.

Увидеть улыбку было невозможно, но интонация драконьего голоса была слышна отчетливо:

– Умно придумано, Трри.

– Я тоже хороший тактик.

Это было признанием заслуг.

Младшие драконочки всё ещё спали. Сын, правда, не уяснил всего положения, но его испугали голоса родителей. Страшило также отсутствие хвороста для костра, а дракончик хорошо знал, что папа и мама об этом заботятся в первую очередь. Темнота в пещере почему-то пугала меньше. А то, что за завтраком самая большая порция досталась именно ему, дракончик просто не заметил.

После еды отец объяснил, что происходит. Тот не произносил ни звука, только кивал. Теперь верхнее окошко давало достаточно света, чтобы увидеть жесты. Для пущей убедительности отец поднял сына до уровня окна.

– Видишь этот круг? Внутри него действует магия смерти.

Кивок.

– Ты хорошо запомнил то, что я тебе рассказал?

Кивок.

– Повтори.

Дракончик повторил без запинки. И не только сила драконьей памяти сыграла тут роль.

– Теперь слушай боевой приказ. Ты сейчас пролезешь сквозь это окно. Я тебе помогу, тебя вынесет за пределы круга. Ты пойдёшь по дороге, ведущей вон в ту сторону…

Детёныш был слишком мал, чтобы твёрдо знать, где право, где лево.

– Именно пойдёшь. Бежать нельзя, быстро устанешь. Идти предстоит долго. Вот какие ориентиры тебе встретятся… – Последовало перечисление.

Кивок.

– Повтори.

Малыш повторил.

– Начнут лапы болеть – отдохни. Постарайся найти воду, снег не ешь. Отдохнёшь – поднимайся и иди дальше. Ты – будущий дракон. Ты должен дойти. Первому же встречному взрослому дракону расскажешь то, что услышал от меня. Помни – мы все здесь тебя ждём.

Отец рассчитал правильно: дракончик почти без усилий пролез в окошко. Тугрру было много труднее, но всё же он подхватил сына телемагией, донёс его за пределы круга и поставил на землю.

– Мы ждём! – донёсся голос отца.

Возможно, причиной был смертельный испуг. Может, врезались в память последние слова отца. Как бы то ни было, дракончик пренебрёг родительским советом. Он пошёл по дороге в нужном направлении, но не дал себе ни секунды отдыха. Он не останавливался даже у ручья, хотя пить очень хотелось. Драконёнок шёл и шёл.

Может, юный неслух свалился бы от переутомления, но, по счастью, он, уже пройдя последний ориентир (серую скалу с раздвоенной верхушкой), заметил вдали жилые пещеры. А рядом с входом в одну из них хлопотал кто-то живой. Живой! Это дало силы на последний рывок к поселению Тёплые Воды (неподалеку и вправду были тёплые источники).

Рруана не была целительницей. Её воинское звание было наименьшим из возможных. Её дети давно были взрослыми и обзавелись собственными потомками. Настроение у драконы было самым мирным, да и занятие тоже: она собирала новую подстилку.

Собирательница удивлённо подняла часть гребня.

– Дракончик, ты откуда? – спросила она и только после этого сообразила, что бедняга с трудом держится на лапах. К тому же он даже не ответил на вопрос, только прохрипел нечто невнятное и зашёлся в кашле.

Действовать надо было быстро, Рруана так и поступила.

– Ну-ка, выпей воды.

Пока мелкий с шумом и хлюпанием утолял жажду, дракона успела подумать, что пришелец, вероятнее всего, потерялся, хотя такое бывало редко. Но первые же слова малыша пошли поперёк догадки:

– Разрешите доложить. Моё поселение атаковано магией смерти и магией земли. Мои родители…

При том, что новости наводили страх, хозяйка пещеры сохранила самообладание. Конечно, только человеческие маги могли справиться с магией смерти. Со словами «Сиди здесь, никуда не иди, лечу за подмогой!» дракона рванула к тому, кто, по её мнению, скорее любого другого мог связаться с людьми, – старшему офицеру. Она его знала: это был полусотник, живший неподалеку. Дома его не оказалось, но жена вспомнила, что к соседям прилетел в гости сотник, если верить полоскам. Обе драконы помчались туда, где мог находиться этот пришелец.

– Да, к нам прилетел с севера двоюродный брат мужа, его зовут Рруг, он и вправду сотник. Сейчас я его позову…

Выслушав не отличающийся полной ясностью доклад, офицер спросил командирским голосом:

– Где тот, кто принёс известие? Мне надо переговорить с ним.

И все трое, не теряя времени, полетели к пещере Рруаны.

Дракончик почувствовал себя гораздо лучше, услышав от незнакомого дракона слова:

– Меня зовут Рруг, я сотник. Хочу выслушать твой рассказ.

Маленький гонец успел подумать, что обещанная помощь – вот она. И рассказал, стараясь быть кратким.

Сотник не стал терять времени. Он задал лишь пару вопросов, бросил распоряжение:

– Пока ничего не предпринимать. Рруана, помогите этому воину, – жест хвостом в сторону мальца, – добраться до своих. Лечу за подмогой.

Умный сотник хорошо понимал, что помощь от людей придёт в лучшем случае через неделю. Если вообще придёт. И всё же возможность спасти хотя бы часть потерпевших была.

Гость поселения расправил крылья и пошёл вверх в почти безоблачное небо. До места назначения ему предстояло лететь не более часа.

Через считаные минуты после отлёта Рруга в Тёплых Водах приземлился другой дракон. Это был второй посланец из Южного. Он подтвердил факт нападения и запросил помощи. Его уверили, что за ней уже послали, но попеняли за медлительность, указав, что дракончик опередил его, идучи пешком. Взрослый заметно смутился и невнятно сослался на неразбериху, как один из результатов диверсии.

Дракон с двумя полосками был уже далеко, когда дракончик почти деловым голоском спросил:

– Бабушка Рруана, так мы идём ко мне домой? – С этого момента он звал её только так и никак иначе.

По дракона проявила хитрость:

– Мы бы и пошли, но ведь ты потратил много сил. Надо подкрепиться.

На место трапезы легла сегодняшняя рыба. Дракончик схомячил её всю, не заметив реакции хозяйки, которая в результате лишилась обеда.

После еды драконёнка разморило, но он твёрдо знал: надо идти выручать маму, папу и сестрёнок – и решительно повернулся к выходу из пещеры.

– Я готов, бабушка Рруана.

Дракона умела ценить такие порывы.

– Раз готов – идём.


Сотник доложился по-военному чётко. Я прикрыл глаза.

На моей первой работе в обеденный перерыв сотрудники с азартом играли в «блиц». Мой уровень был отнюдь не самым высоким. Начальник тогда наставлял: «Даже в „блице" стоит продумать стратегию, затратив на это секунд тридцать. Меньше будете делать ошибок». Это запомнилось.

Вот и сейчас надо спланировать действия. Так, стратегическая задача: спасти как можно больше драконов. Понадобятся универсалы. Задача тактического уровня: выяснить, кто устроил эту диверсию. Здесь требуются разведчики. Точное количество «Чёрных пятен» дракончик-вестник не знал, он сказал лишь: «Они у всех пещер вокруг нашей». Следовательно, диверсию проворачивала группа. Тогда надо искать именно её. Отсюда следует…

– Фиорра, сначала дай знать Согарру, а потом лети ко мне в пещеру, сообщи Гирре. Пусть объявят боевую тревогу. Понимаю, что у многих малыши, но могут понадобиться все ресурсы. Только беременных не трогай. Кстати, береги свою силу, тебе она понадобится.

Подчинённая кивнула и взвилась по пологой кривой вверх. Настал и мой черёд спешить домой – не на форсаже, понятно. Силы и мне надо беречь.

– Извините, драконочки, дело у меня до последней капельки срочное. Отложим.

Двое барышень с самым взрослым видом (выглядело всё же смешно) пригладили гребни в жесте понимания.

На взлёте я подумал: «А ведь кристаллов для магии земли у нас маловато. Не предполагалось, что они могут потребоваться в массе. Придётся задействовать все, а для этого частично заменить в браслетах кристаллы воздуха, а не воды. Те вполне могут пригодиться, да и оливины тоже».

В полёте план успел сложиться.

Видимо, Фиорра крайне торопилась. К моменту моего прибытия Гирра успела сплавить дочку к тётушке Рруме. Тем более моя сестричка очень любила племянницу. А через час собрались все.

Ещё с полчаса мы потратили на замену кристаллов в браслетах. Я уже собрался дать приказ к отлёту, когда вмешался посторонний фактор в лице сотника.

– Я с твоей группой, Стурр. У меня там родственники.

Это был тот самый случай, когда решение сложилось без малейшего раздумья. Уже много позже я попытался восстановить ход своих мыслей, когда давал согласие, но так и не смог этого сделать. Не было мыслей.

– Согласен, но давай условимся о следующем: ты получишь всю информацию, что поступит мне. На разведку лететь и «Пятна» смывать – это и без тебя найдутся, а магией земли ты не владеешь. Так что тебе лишь наблюдать и не вмешиваться. А какие выводы делать и что докладывать по команде – решай сам.

Рруг не возразил. И только задним числом подумалось, что доклад сотника будет выглядеть гораздо убедительней моего.

Уже перед стартом Согарр торопливо спросил:

– Что было причиной?

– У нас сейчас нет фактов. Появятся – будем думать.

Сказано было резковато, но ребята сочли, что вопросы могут подождать. И правильно подумали.

Мы летели вдоль дороги. По ней шла занятная пара: немолодая дракона с дракончиком. Кажется, понятно, кто этот мелкий.

Вот и поселение. А вот результаты нападения: не меньше сорока трупов. Нет, больше: тут и сирри. Вон лежит белочешуйчатая кроха вряд ли много старше моей Сани. С немалым усилием я загнал бешенство в стальную клетку воли.

По приземлении нас окружила толпа. Это были жители пещер, не подвергшихся нападению. Энергичным жестом я прервал галдёж.

– Меня зовут Стурр, я командую полусотней особого назначения. Мои драконы и дракони в состоянии справиться с «Чёрными пятнами». Среди нас есть маги земли…

Заявление было, по меньшей степени, нахальным. Слова «маг земли» и «полусотня» никак не могли появиться в одном предложении. На то и был расчёт. С этого момента местные слушали со всем вниманием.

– …Но мы не откажемся от помощи. Маг земли здесь есть?

– Он был до сегодняшней ночи.

– Сочувствую. Значит, будем обходиться без него.

Ещё в воздухе я решил, что Рриса получит самое главное задание: как-никак моя лучшая разведчица.

– Рриса, запоминай… – Обращение на «ты» повысило и без того не малую степень внимания. – Тебя пускаю на наиболее вероятное направление, откуда шла атака. Вон тот самый перевал, отсюда его хорошо видно. От него кратчайшее расстояние до океана. Задача: сначала лететь на высоте шесть миль, пытаться найти группу людей. Вряд ли тебя заметят. Если никого не увидишь, снижайся. Снега на перевалах нет, но вдруг да отыщешь следы. Они будут для нас дополнительным доказательством. В этом случае твоя задача определить, откуда приплыл корабль, потому что в полностью пешую атаку не верю. Найдутся следы или не найдутся – в любом случае лететь над морем курсом на юг зигзагами по десятку миль. Даже если обнаружишь корабль, в бой не ввязываться! И вообще постарайся, чтобы на корабле тебя не заметили. Важнейшая часть твоей задачи – вернуться сюда. Нам всем очень нужно знать, кто сделал всё это… – Я показал хвостом на доказательства применения магии смерти. – Это не приказ, Рриса, это просьба. Так что лети с запасом по энергии.

Фиолетовая дракона стартовала. Тут же получили задания те, кто не был универсалом. Им досталось прочёсывание всех мыслимых направлений, откуда могли прийти диверсанты. Слирр получил приказ проверить, не ушёл ли вражеский корабль (если он вообще появлялся) в северном направлении. Но это было не всё.

– Гирра, ты, как и Рруг, останешься. Будешь собирать информацию.

Разведчики улетели. Осталось главное.

Ещё непроизвольный взгляд на погибших. На маленькое мёртвое существо. Задача – успокоиться. Глубокий вдох. Выдох. Теперь задание универсалам.

– Ребята, нам самое трудное. Вычистить пятна полностью за остаток дня нашей команде, полагаю, не по силам. Ставлю задачи: сначала пробить проходы к запечатанным пещерам. Потом к тем, где вход сохранился. Коридоры делать узкими: только-только чтоб мог пройти один дракон, но без риска для себя. Фиорра, на тебе пока что разметка коридоров палочками. Когда я выдохнусь, пробивать «Пятна» будешь ты. Всем прочим: то место, где намечается проход, поливать водой. Придётся поработать водной магией, братцы-сестрицы. Как только проход будет готов, кто-то один будет распечатывать пещеру. Некогда восстанавливать входы в прежнем виде, поэтому оставлять самый узкий лаз! Вопросы? Предложения?

– Командир, судя по размерам «Пятен», все верхние окошки должны быть вне зоны их действия. Может, стоит кидать через них рыбу? В знак того, что о пленниках помнят, что помощь близка и всё такое?

Это была сереброчешуйчатая Ррада из третьего десятка. А я-то её за стерву принимал! Выходит, ошибался. Предложение толковое, что и говорить.

– Хорошо придумано, но наша команда не может позволить себе на это отвлекаться. Пусть местные займутся, но с условием: ни в коем случае не спускаться ниже уровня верхних окошек! Только дополнительных жертв нам не хватает… Другие предложения?

– Может, разметить границы «Пятен»?

Оценка предложения не заняла и секунды.

– Не стоит. Мы не можем позволить себе отвлечь ещё одного универсала. Просто предупредите местных, чтобы без нашего разрешения не подходили к атакованным пещерам. Ещё предложения? Вопросы? Нет? Работаем!


Глава 9. Защита южного фланга

Подумав, я составил себе хитрый план: пробить с пяток коридоров, а потом доверить работу с «Пятнами» Фиорре, а самому заняться втыканием палочек-хворостинок. Упражнения моей универсалке не повредят. Хорошо бы ещё потренировать и других универсалов на работу с магией смерти, но это завтра.

Мы успели выпустить пленников аж из девяти запечатанных пещер, когда один за другим стали возвращаться разведчики. Доклады разнообразием не баловали:

– Ничего не видел.

– Никого.

– Перевал пуст.

Но не вернулись пока двое самых главных: Слирр и Рриса. Первый показался, когда солнце уже почти зашло. Доклад был чуть более пространен:

– На перевале никаких следов. Прочесал море от бухты… ну, которая ближайшая к Зелёному перевалу… вплоть до мыса Четырех Когтей. Ни одного корабля. Правда, облачность низкая, пришлось лететь на высоте не более мили. Всё море в пене – хочу сказать, шторм сильный.

Не доказательство отсутствия атаки с северного направления, хотя мысленно я прикинул, что наиболее вероятное появление диверсантов – с юга. Была полная уверенность, что кто-то из моих тоже додумался до этого немудрёного тактического вывода. Но подождём возвращения Ррисы.

Ожидание обошлось мне в километр сожжённых нервов. К моменту прилёта фиолетовой драконы её масть было бы затруднительно определить – совсем стемнело. Зато не понадобилось напрягать зрение, чтобы понять: разведчица вымоталась если не до предела, то близко к тому. Но на лапах она всё же держалась твёрдо, и голос не дрожал.

– Разрешите доложить, сударь полусотник?

Рриса самовольно повысила меня в звании, но поправлять её не было резона: мой уровень в глазах местных должен быть поднят настолько высоко, насколько возможно.

– Докладывайте.

Все мои старательно прикидывались, что не только не слушают, но и не слышат. Местные сгрудились неподалеку – и они-то как раз всячески показывали, что глухотой не страдают.

– На перевале найдены следы обуви. На поверхности грунт уже подсох, но сапоги продавливали его вплоть до сырого слоя. Кроме того, обнаружены следы костра. Потоки огня всё ещё не обнулились.

Мы с Гиррой не выдержали и переглянулись. Эти доказательства присутствия диверсантов совершенно ничего не говорили, откуда они.

Рриса продолжила:

– В море был виден след корабля, уходящего на юг…

В другое время такая фраза позабавила бы. Круче был бы только «след от колёс корабля».

– …Точнее, замечен гладкий круг среди волн, с кораблём посередине. Я его догнала, но вы приказали не атаковать. Да и энергии оставалось впритык на возвращение. Я его лишь рассмотрела со стороны левого борта и с кормы. Название: «Звезда Юга».

Рриса увидела «Гладкую воду»; для нас это уже твёрдое доказательство причастности магов. Купцам такое не по карману. Да сюда ещё красноречивое название. Выходит, Юг внёс копеечку… Надо лишь придумать, что делать с этим знанием. Остались также непонятными причины нападения. В простую злобность я не поверил. На всякий случай я решил сделать последнюю проверку.

– Рриса, тебе отдыхать. Завтра полетишь по прямой до ближайшего южного порта, это Гадиор. Цель – опознать тот самый корабль. Таррик, подзарядишь ей… ну, тебе известно что. На всякий случай добавь пару из своих.

Эти двое всё поняли, а местные – нет, но их просвещение пока что не числилось в моих планах.

И мы вернулись к делам пещерным. Темнота, разумеется, не мешала чувствовать потоки магии смерти. Но все просто устали. Под конец мы с Фиоррой пробили проходы к трём из незапечатанных пещер. Их обитатели погибли. Там наша команда и устроилась. Местные обеспечили нас подстилками.

Утром следующего дня стало возможным подсчитать количество жертв. Сорок два взрослых дракона, тридцать один несовершеннолетний. Нашей команде удалось спасти от неминуемой смерти по меньшей мере такое же количество, но эта арифметика радости не прибавляла. Рруг улетел докладывать.

Мы занялись окончательной очисткой. Попутно этой операции обучились все мои универсалы. Преподавательскую нагрузку я взвалил на Фиорру. Вечером того же дня Рриса вернулась из разведки с донесением: «Звезда Юга» стоит у пирса в Гадиоре. В этом я и не сомневался. Ради экономии количества водников южане должны были сократить морское путешествие до абсолютного минимума.

Мой оптимизм относительно сроков оказался чрезмерно розовым. Лишь к полудню третьего дня мы полностью избавились от всех следов нападения. Осталась небольшая, но отнюдь не самая простая деталь общего плана. Я собрал всех жителей поселения. Задача – полностью привлечь их на свою сторону.

Речь была выдержана в лучших традициях двадцатого века. Я бил насмерть фактами. Громоздил предостережения. Показывал ложные пути к спасению – и немедленно сжигал эти мосты. Диктовал временные меры – и, не жалея слов, доказывал, почему они лишь временные. Подводил слушателей к нужной мне мысли и как раз в тот момент, когда они до неё сами догадывались, громогласно её высказывал; это была тонкая лесть, пока что не принятая в этом мире.

Примерно через час это поселение стало полностью нашим. Правда, они и без того были впечатлены действиями моей очень особой команды.

В сельском трактире

Увидев двух знакомых посетителей, трактирщик подумал, что такая регулярность визитов способствует процветанию заведения. И в самом деле, в мёртвый сезон двое магов не самого низкого ранга, заказывающие далеко не дешёвые блюда, да ещё оставляющие щедрые чаевые, – право слово, подарок от Пресветлых. По этой причине хозяин после традиционного «Чего изволите?» улыбнулся интимно-понимающей улыбкой и порекомендовал новинку сезона (ей было, самое меньшее, месяца два): «Телятина со спаржей и грибами! Господа, состав соуса даже не пытайтесь выведать, это секрет моего повара. Но если вам не понравится, не возьму и медяка».

Риск себя оправдал. Посетители расплатились сполна. А за едой они, естественно, беседовали.

– У вас, надо полагать, новости, коллега?

– У нас, я бы сказал. Но прежде сообщите: узнали что-нибудь о таинственном чёрном драконе?

– Пока нет, но по окончании сезона штормов попробую ещё. Впрочем, на какие-либо дополнительные сведения не рассчитываю, видимо, его и в самом деле видели лишь над Стархатом.

Пауза.

– Как понимаю, у вас нет ни единой версии, объясняющей присутствие этого чёрного в тех краях?

– Нет. Почти что нет.

– Ваша мысль интересна и загадочна.

– Ошибаетесь, достаточно тривиальна. Мои аналитики предположили, что этому крылатому господину понадобилось нечто на необитаемом острове. Такие существуют неподалёку. Вот куда он летел.

– Буду счастлив, если вы более детально опишете это «нечто».

– Ваша ирония не вполне уместна. Один из моих умников предложил способ выяснить. Кстати, обошлось бы не запредельно дорого.

– Попробую угадать. Попросить обитателей острова Груннат сплавать до этих необитаемых островов и поискать там или что-то такое, что может привлечь внимание драконов, или следы их пребывания. Между прочим, не исключаю, что чёрный там живёт. А то и не один он.

– Поздравляю, насчёт операции вы угадали почти точно. Только заказ лучше было бы отдать на остров Стархат.

– Это почему? Если я правильно помню географию, Груннат ближе.

– Так как именно над Стархатом видели чёрного дракона, его жители легче всего пойдут на сотрудничество. Особенно если учесть их верования.

Вот что было по-настоящему новым. Бывший начальник контрразведки Ас-Лока прищурился:

– О каких верованиях вы говорите?

– На острове Стархат полагают, что в пещерах драконов можно найти несметные сокровища: золото, серебро, ценные кристаллы.

– Так почему же они сами не кинулись разведывать?

– Опасаются драконов. Точнее, относятся к ним с боязливым уважением. На Стархате уверены, что драконы как маги сильнее людей.

– Какие у них причины так думать?

– То-то, что никаких. Но островитяне не рвутся проверять это на своей шкуре.

– Приму к сведению. Как же вы рассчитываете уговорить обитателей Стархата на эту авантюру?

– Думаю, за вознаграждение они согласятся проверить обитаемость островов, но при этом не лезть в пещеры, если таковые найдутся. И, конечно, поискать следы чего-то необычного.

– Тогда я закончу вашу мысль: денег на это нет и не будет вплоть до окончания военных действий.

– Хорошо-хорошо, признаю – вы правы. Но тут можно и подождать. Однако есть ещё новость. В Южном поселении драконов произошло боестолкновение.

– Кто с кем сцепился? Впрочем, одна сторона, как полагаю, ящеры?

– Сведений очень мало. Двое крестьян увидели издали огромный погребальный костёр: знаете, у драконов такие приняты. И похороны эти были на много персон.

Смешок.

– Вам смешно? А во мне скорее говорит любопытство. Например, хотелось бы знать: кто этот бесстрашный, осмелившийся напасть на посёлок, где живёт более двухсот взрослых драконов?

– Открытое нападение, согласен, маловероятно. Значит, диверсия. Ничего другого в голову не приходит. Думаю, дело Юга, они ближе всех. Интересно, как отреагирует крылатое руководство?

– Это ещё предстоит выяснить. Впрочем, задача не из трудных.


У супруги был весьма деловой вид.

– Я тут потолкалась среди жителей Южного. Поговорила с ними. Есть хорошие новости… и другие тоже.

– Выкладывай.

– Чтоб ты знал, наибольшее впечатление на местных оказало не наше умение справиться с магией смерти, а навыки в магии земли. Подозреваю, что они приписали очистку «Чёрных пятен» исключительно действию воды.

– Между прочим, на то и рассчитывал.

– Ну да. А теперь Каррду, Миррака, Суррута и Рраду полагают магами земли и именуют с прибавкой «мудрый» или «мудрая». Полное уважение со всех сторон. К тебе и Фиорре, чтоб ты знал, не относится.

– Не вижу в том ничего плохого.

– Если не считать того, что Ррада зазналась совершенно. Она же незамужняя. И вертит хвостом перед четырьмя местными драконами сразу. Уже два поединка из-за неё.

Та-а-а-ак… Только цыганских любовных приключений тут не хватало. Похоже, Тёмный внёс меня в список своих личных врагов.

– Гир, ты как дракона должна знать, кто для неё может быть авторитетом в… этих вопросах?

Супруга смешалась, что бывало не часто.

– Ну… мне показалось, что Рриса.

– ?

– У неё трое сирри.

– ??

– И муж прекрасный…

– ???

– Ну вот честно-честно: я не знаю, как это действует… не то что она слушается, этого нет… но прислушивается. Попробую с Ррисой поговорить, чтобы она убедила…

Будучи человеком, я не понимал женщин. Став драконом, я не понимаю дракони.

В пещере Главного штаба

Доклад был выслушан лично главнокомандующим. Потом, как водится, пошли вопросы:

– Полутысячник, из ваших слов следует, что исполняющий обязанности полусотника Стурр воспользовался собственной магией, чтобы очистить «Чёрное пятно». Это так?

– Никак нет, сударь десятитысячник. Его драконы смыли «Пятно» текучей водой. Приём уже использовался в аналогичной ситуации, тогда это была диверсия против десятка особого назначения.

– Я вас понял. Далее, из доклада следует, что в его полусотне имеются маги земли. Это так?

– Никак нет, сударь десятитысячник. Только универсалы.

– Сколько времени заняло спасение потерпевших?

– Не могу знать, сударь десятитысячник. Когда сотник Рруг улетел с донесением, работы ещё продолжались. По оценкам, полное восстановление могло потребовать три дня.

– Почему так много? По вашим словам, в полусотне шестеро универсалов, считая самого Стурра.

– Так точно, шестеро, но ни один из них не является полноценным магом земли.

– Я вас понял, можете лететь.

Полутысячник Тхорр удалился. А совещание продолжилось.

– Думаю, соратники, что улики, хотя и косвенные, убедительно доказывают причастность магов Юга. Предложения? Тысячник Коррг?

Тот уже составил мнение.

– Предлагаю выйти на руководство магов Срединной коалиции и предложить услуги драконов как гонцов. Не воинов! Причины, полагаю, очевидны. Взамен мы получим известный набор услуг, а равно можно сторговать материальные приобретения…

В итоге это предложение и было принято.

Когда при осаде Ла-Рошели в д'Артаньяна стреляли из засады, он не поверил, что сделано это было лишь для того, чтобы иметь одним врагом меньше.

Тысячник Коррг пришёл к аналогичному выводу и решил пустить в ход все связи и установить, по каким таким веским причинам южане устроили эту диверсию. Вслух, разумеется, не прозвучало ни слова.


– Ну, братцы-сестрицы, сейчас перед нами задача – решить, что предпринимать в качестве ответа за нападение с Юга.

Именно этими словами я начал совещание в моём штабе. Они являли собой гнусный обман в соединении с беспардонной ложью. Решение я уже принял, но надо было, чтобы до него мои не просто дошли, а восприняли от души.

Штаб таковым можно было назвать с порядочной натяжкой. Собственно он состоял из меня самого, Согарра как командира первого десятка, Фиорры как зама по вопросам магии, Гирры как начальника контрразведки, Ррисы как начальника разведотдела, а также командиров второго и третьего десятков. Отделы тоже являли собой преувеличение: их персонал включал в себя соответствующего командира – и только. Но ведь лиха беда начало…

– Рриса, твоё мнение?

– Вы только укажите мне цели, а данные воздушной разведки я предоставлю.

– Поддерживаю, – солидно кивнул Согарр. – Правильный выбор целей как бы не самая трудная задача. В качестве таковых вижу: жилые объекты, дороги и ещё мосты. А также удары по личностям, но тут уж работа тонкая. Лично я стою за налёт на небольшой город в глубине – из тех, которые заведомо недоступны магам Срединной коалиции. Это чтобы сразу стало понятно: тут работали драконы. Можно, например, устроить шикарный пожар. Поскольку магов огня у людей мало, потушить его быстро они не смогут.

– Я против ударов по дорогам, – неожиданно твёрдым голосом заявил Слирр. – Их восстановят очень быстро. Видел я, как работает маг земли, а ведь человеческие лучше наших.

– Есть резон. Что ещё?

На этот раз вмешалась Гирра:

– Что можно ударить по населению – не сомневаюсь. А нужно ли? – Вопреки обыкновению, моя супруга стала активно развивать мысль: – Погибнут в первую очередь те, кто магами не являются, а таких у людей большинство. Драконов и без того не очень-то любят, так нужна ли нам всеобщая ненависть? Да ещё появится риск, что люди объединятся против нас.

На этот раз согласия не было. Я попытался сгладить заусенцы:

– К этому вопросу ещё вернёмся. Кто ещё хочет высказаться?

Гъярр поднял кончик хвоста.

– Мы не можем оставить эту диверсию без реакции. Пусть это будет не военное действие, но какое-то ответное… – движение красно-коричневого гребня было исполнено неопределённости, – что-то этакое, чтобы понятно стало.

Как ни странно, полная неясность в словах послужила детонатором для потока предложений.

– Надо будет передать слово через человека, но так, чтобы недвусмысленно…

– Как раз это просто. Если остановить проезжающих вблизи моста, например…

– Не пойдёт. Я помню, реки там полноводные, рядом с мостом уж верно трактир есть, а то и деревня. Вот между мостами, это как раз день пути…

– И с этим человеком или людьми передать предупреждение…

– О чём?

– О том, что в случае повторного нападения будет нанесён удар по… ну, тут надо придумать.

– Кажется, я придумала. Стурр, ты говорил как-то, что человеческие маги богаты, верно?

– Не вполне так. Доктора магии – да. А остальные…

– А раз человек богат, то у него богатый дом. Что на это скажете?

– Богатый дом… то есть цель…

– Купцы тоже бывают богатыми.

– Проследить с большой высоты за богатыми домами. На высоте семь миль дракона никто не заметит. Отметить, кто входит, кто выходит.

– Нужна воздушная разведка.

С последним предложением согласились все.

Тут я добавил информации:

– Имейте в виду, ребята: в данном случае мы действуем силами наших трёх десятков, но от имени всех драконов. Согласия на нечто… кхрррм… очень энергичное мы не получали. Значит, надо качественно запугать: так, чтобы вот это самое – ну, вы поняли – и не понадобилось. Сначала конечно же разведка.

В качестве разведчиков я отрядил не самых зорких, не самых быстрых, не самых сильных – самых светлых по окрасу. Очень уж хотелось снизить шансы на обнаружение. Вроде бы задумка удалась. Во всяком случае, все вернувшиеся из поиска в один голос твердили, что не заметили ничего, что бы указывало на необычную реакцию людей.

Через три дня сведений набралось достаточно, чтобы начать планирование. Выбрали и место перехвата каравана (поодиночке в тех местах не ездили), и дома, представляющие интерес. Абсолютное большинство их владельцев можно смело было причислить к славному сообществу пижонов – они носили дорогие оранжевые плащи.

Чуть ли не в последний день перед операцией Гирра внесла мудрое предложение:

– А ведь тебе лететь нельзя.

Моё возражение было стандартным до тошноты:

– Обоснуй.

– Твоя редкая масть. Нужно нечто обыденное. Фиорра как раз подойдет, с её-то ярко-синей чешуей. Пусть ищет, кто хочет, дракону с таким окрасом. – Жена добавила хихик для пущей убедительности. Пришлось согласиться.

В оазисе Сарр-дукар

Название совершенно не соответствовало сути. Так бывает.

Это место именовалось оазисом не по заслугам. Во-первых, вокруг него была скорее степь, чем пустыня. По этой причине верблюды здесь были не в почёте. Во-вторых, оазисом стоило бы назвать место, где могло бы разместиться значимое количество караванов. Здесь же, строго говоря, хватало места только-только на полтора десятка всадников с лошадьми. Всё.

В результате пристанище тут обретали только купеческие караваны не из больших. Именно таким и был караван, ведомый уважаемым Сайидом – дюжина лошадей, из них пять верховых. Один боевой маг в качестве охраны. Война была далеко, что ни говори.

Вот почему караванщики испытали весьма неприятные ощущения, когда из закатного неба посыпались драконы – одиннадцать! Вообще-то никто из людей раньше драконов не видел, хотя, конечно, слышали о них. Почему-то в глаза старшему бросились браслеты на передних лапах всех драконов без исключения.

Но дальше произошло совсем уж невероятное.

– Доброго вам вечера, – с рычащим акцентом, но вполне разборчиво произнёс один из них, с ярко-синей, очень красивой чешуёй, приземлившийся рядом с караванщиками.

– И вам, – машинально ответил старший караванщик.

– Благополучно ли идёт ваше путешествие? Все ли здоровы?

До полного когнитивного диссонанса было не так уж далеко, но Сайид оказался крепким орешком.

– Благодарю вас, все люди и животные в полном здравии. Надеюсь, и вы долетели без неприятных сюрпризов?

– Хвала Пресветлым, это так.

Традиции южной вежливости были соблюдены.

– Мы хотели бы заказать у вас услугу.

Как ни странно, эта фраза успокоила опытного купца. Говорили, что драконы ничего не покупают и не продают? Ну, значит, наврали.

– Сундук моего внимания уже открыт.

– Надеюсь, у вас найдётся бумага и перо, чтобы записывать?

Уважаемый Сайид отличался превосходной памятью, но спорить не стал. Бумага и перо появились почти мгновенно.

– Мы желаем, чтобы вы передали через вашу гильдию послание высшим магам Юга. Оно вот какого содержания…

У мага-охранника проскочила мысль, что дракон явно имел опыт общения с купечеством. Уж очень точно крылатый оценил уровень всех, входящих в караван, и явно по этой причине заранее предложил способ выхода на магов.

– …Неделю назад на поселение драконов было совершено нападение с применением магии смерти. Погибло более семидесяти драконов, включая несовершеннолетних…

Как ни старался старший караванщик, он не мог найти следов эмоций в драконьем голосе.

– …И в этом участвовали маги Юга. Мы требуем компенсации за эту атаку: пятьсот фунтов серебра в слитках. Срок – неделя. В случае отказа будут полностью разрушены следующие здания. В городе Гадиор: дом, крытый голубой черепицей, с четырьмя башенками по углам; там же дом с красными дверями и ставнями, с обширным розовым садом с южной стороны; там же дом, выкрашенный жёлтой краской с голубыми дверями и ставнями, у главного входа которого растут три финиковые пальмы. В городе Дориак…

Записывая, купец мельком подумал, что его люди наверняка запомнят послание наизусть не хуже его самого. Очень уж известными личностями были владельцы этих домов.

Послание завершилось совершенно неожиданным образом.

– Если в результате нашего ответного удара будут пострадавшие – мы за это не отвечаем. Кстати, налёт может быть осуществлён и ночью. Дабы маги Юга приняли слова предупреждения всерьёз… вот!

Из ниоткуда возникла ледяная сосулька толщиной в ногу человека (подобные Сайид видел высоко в горах) и с коротким противным скрежетом глубоко вонзилась в землю. Точно такие же ледяные клинки, явно магического происхождения, нанесли удар перед всеми остальными драконами.

Весна далеко не закончилась, вечера тут были совершенно не жаркими. Именно поэтому уважаемому купцу вдруг стало холодно.

– При необходимости связи с нами пусть оставят записку под этим камнем…

Дракон небрежно повёл правой лапой. На глазах караванщиков от громадного валуна отделился солидный (фунтов на сотню с лишком) кусок и приобрёл форму грубого шара, который, повинуясь жестам синечешуйчатого, аккуратно опустился на плоскую поверхность того же валуна. Зрители (кроме мага) испытали нешуточное потрясение: никто из них до этого не видел вживую действие магии земли.

– А вот плата за услугу. – Дракон достал из небольшой сумочки на шее серебрушку. – Мы договорились, глубокоуважаемый?

Противоречить или торговаться Сайид не осмелился:

– Разумеется… – Небольшая заминка была вызвана тем, что купец понятия не имел, как обращаться к драконам – то ли как к военнослужащим, то ли как к магам. Однако опыт подсказал, что чуть избыточная толика почтительности не повредит. – Господин дракон. Мы добросовестно передадим ваше послание.

Последовали прощальные учтивые выражения, и крылатые ушли в небо.


Глава 10. Планы, сомнения и гроки

Меня не было в пещере (занимался огранкой свежедобытых гранатов). Прилетев на обед, я застал жену и Фиорру в развесёлом настроении.

– Командир, вообрази, меня за дракона приняли!

Сработал стереотип: вместо того, чтобы посмеяться над человеческим невежеством – а кто, кроме людей, мог бы такое проявить? – я тут же принялся прикидывать, насколько выгодно нам подобное состояние дел. Но долго думать не пришлось: Гирра потребовала, чтобы подруга повторила доклад во всех подробностях.

Придираться не стоило: всё было сделано в соответствии с планом. Конечно, на Фиорру посыпались похвалы. Но тут в пещеру зашёл Согарр.

– Командир, к тебе делегация от южных драконов. Хотят, стал быть, чтоб ты их учил. Больше всего желающих обрести умения в магии земли. Я пытался объяснить, что на обучение чужой магии понадобится время, так всё равно тебя требуют…

В результате битый час я убеждал энтузиастов, что дракону обычно требуется год только для того, чтобы овладеть началами всех видов стихийной магии и электричества (а это минимум), что универсал этого достигнет, понятно, гораздо быстрее, но по-любому для успеха понадобятся и упорство, и желание, и моя помощь, ясное дело.

Под последним пунктом я имел в виду браслеты с кристаллами; вторые я бы наскрёб, а вот первых не было. И большого золотого запаса не наблюдалось. А ведь неплохо было бы организовать добычу жёлтого металла вблизи южных поселений…

– Согарр, придётся тебе организовать среди наших гостей вот какую работу…

После краткого раздумья мой помощник энергично двинул гребнем:

– Командир, я составлю план; прикину, кто и что понадобится, а потом тебе представлю.

– Идёт.

В зале заседаний Временного правительства Южной Маэры

Купец Сайид честно отработал сребреник. Послание попало туда, куда и просили – через руководство гильдии купцов, понятно. Но последствия оказались совершенно неожиданными. К уважаемому, а также ко всем его спутникам пожаловали в гости весьма важные магические чины и проявили в своих расспросах настойчивость и дотошность, которых не постыдился бы самый профессиональный дознаватель. Результатом такого рвения явился подробный доклад, произведённый особопочтенным Русстамом-ази. Докладчик был выбран по профессиональному признаку: доктор Русстам в своё время неоднократно координировал деятельность боевых магов и драконов, почему и считался экспертом по этой части. Правда, это было достаточно давно.

Начало доклада не наводило сонное настроение на слушателей.

– Господа и дама, то, что вам предстоит выслушать, подтверждается показанием шести свидетелей, из коих один является бакалавром, а пятеро не имеют магических способностей. Слова свидетелей не расходятся друг с другом. Но вот само событие отдаёт мистификацией. Дело происходило в оазисе Сарр-дукар…

В доклад вошли не просто факты. Примерно треть времени занял анализ этих самых фактов. Основной вывод мог вместиться в короткую фразу: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». Не стоит удивляться, что после доклада посыпались неприятные вопросы, тем более что среди слушателей нашлись маги, также в своё время контактировавшие с драконами. Первым, как чаше всего бывало, успел молодой и энергичный доктор Ибррахим.

– Особопочтенный Русстам, из вашего доклада следует, что весь десяток драконов, включая десятника, состоял из универсалов, не так ли?

– Я именно такого мнения. Наблюдавшиеся магические действия доступны лишь драконам-универсалам.

– Насколько мне известно, драконы с этой специализацией вообще не подлежат призыву на военную службу по причине явно недостаточной магической силы. Чем вы тогда объясняете само существование этого десятка?

– У меня нет объяснений.

Фраза оказалась сильнодействующей. Количество поднятых пальцев, похоже, даже увеличилось. Председательствующий кивнул в сторону одного из них.

– Благодарю. Вы упомянули в докладе, что расстояние от драконьей территории до Сарр-дукара находится на пределе их досягаемости. Если в десятке были сплошь универсалы, то есть индивиды с небольшой магической силой, то как вы объясняете, во-первых, то, что они вообще туда долетели; во-вторых, их вполне свежий вид?

– Никак. На пути драконов не было ни лесов, ни скал, то есть мест, где десяток мог бы восстановиться и отдохнуть. Это ещё одна загадка, решение которой я не знаю.

– Председатель, вы позволите? Благодарю. Дракон указал, что потери от диверсии были значительно меньше, чем мы рассчитывали, – и не соврал. Допустим, эффективность магии земли оказалась меньше предполагавшейся… по известным причинам. Но простейший расчёт показывает, что часть драконов сумела спастись даже из запечатанных пещер, перед которыми были «Чёрные пятна». Как такое могло произойти?

– Мы тоже задали себе этот вопрос. Ответ может быть лишь одним: внешняя помощь. Прикидки по времени показывают: люди просто не успели бы её оказать. Вывод: существует группа крылатых, научившихся справляться с магией смерти. Упреждаю ваш следующий вопрос: не знаю, как им это удаётся. Правда, магия земли была и раньше доступна драконам, однако эта специализация у них встречается ещё реже, чем у людей. Фактов нет, но напрашивается идея об амулетах. Настаиваю, чтобы наша разведка попыталась отследить цепочку «изготовитель – продавец». Тогда у нас появятся варианты.

– Ещё вопрос, если позволите. Почему вы исключили возможность взаимодействия магов Срединной коалиции и драконов, а вместо неё представили этот ультиматум как инициативу крылатых?

– На то имеются исторические основания. Ас-Тор и Ас-Лок, а также их маги считали драконов полуразумными созданиями, близкими скорее к животным, чем к людям. В войнах Великих никакие магические атаки, направленные исключительно на драконов, не рассматривались даже как повод (тем более причина) для ответного удара. Это не всё: существовали и существуют надёжные, хотя и сугубо неофициальные каналы связи между магическим руководством коалиции и нами. Если бы те захотели предъявить нам претензии, то воспользовались бы указанными каналами – раньше именно это и практиковалось.

– Ваш вывод противоречит фактам. Драконам оказались прекрасно известны приметы и место расположения всех домов, принадлежащих высшим магам. Между прочим, мой собственный дом включён в этот перечень. Только люди могли выдать такие точные разведданные. Сверх того, каким-то образом крылатые узнали о нашей причастности к диверсии. Откуда? Вполне возможно, от людей. Следовательно, кооперация драконьей и человеческой разведслужб представляется реальной. Следующий факт: браслеты на лапах. Известно, что драконы ничего не продают и не покупают. Производство им также незнакомо. Вывод: это подношение человеческих магов. Скорее всего, амулеты. Магия смерти и магия земли – лишнее тому подтверждение.

Доктор Русстам отлично держал удар:

– У меня, в свою очередь, есть факты. Да будет вам известно: драконье зрение намного превосходит человеческое. Все наши дома можно прекрасно разглядеть с большой высоты. Не утверждаю, что драконы это сделали, но то, что они СПОСОБНЫ на такое, – факт. К нему добавьте: драконы дали нам исключительно описание домов, их приметы, которые можно получить визуально, но не имена владельцев. Далее, допустим, что описанная кооперация существовала. Тогда напрашивается взаимодействие боевых магов и драконов, тем более что, как твёрдо установлено, сёдла для этого имеются. Но нет, драконы недвусмысленно демонстрировали, что они и сами вполне могут справиться с задачей, и это ещё один факт. Добавлю сребреник в ваш сундук: как вы помните, с момента гибели Великих драконы дистанцировались от войн. Ни в одном из известных мне боестолкновений с нашими северными и восточными соседями драконы и близко не пролетали ни в прошлом году, ни в этом. А ведь сёдла были переданы заказчику, кем бы он ни был, ещё до начала зимнего сезона. Отсюда следует печальный вывод: мы не знаем, для кого и для чего было сделано это приобретение. Теперь по поводу браслетов… – На лице докладчика промелькнула улыбка, которую по скорости и ядовитости можно было смело уподобить известной на Юге змее-стрелке. – Особопочтенная Зухрра, не откажите в любезности: могут ли, по вашему мнению, существовать амулеты с бронзовой оправой?

Доктор Зухрра числилась в авторитетах по этой части, поскольку в университете читала соответствующий спецкурс.

– Бронза – откровенно неважный материал для оправ. Эффективность преобразования и перераспределения потоков настолько низка, что повсеместно применяется серебро, хотя оно и дороже. Если вкратце – слишком велик риск, что человек без магических способностей или вообще не сможет задействовать бронзовый амулет (это в лучшем случае), или произведёт магическое действие, не предусмотренное изготовителем. Для пользователя-мага оправа большей частью вообще не нужна. То же относится и к дракону-универсалу. Если амулет предназначен дракону со специализацией в одной из стихийных магий, то я, будучи на месте поставщика, уж точно обеспечила бы серебряную оправу. Вот и другое наблюдение: ни один из свидетелей не упомянул о рунах на браслетах. А безних обойтись никак нельзя, на бронзе в особенности. Мой вывод: эти браслеты не являлись амулетами. Чем тогда? Отвечаю: не знаю. Украшения. Знак касты. Символ принадлежности к обществу одноклассников. Или ещё что-то. Но фактов у меня нет.

– Благодарю, особопочтенная. – Последовал обмен поклонами. – Тогда я спрашиваю: какой смысл магам снабжать драконов этими браслетами с заведомо низкой магической ценностью? Могу представить себе лишь покупку, сделанную самими крылатыми. Правда, я тоже не могу вообразить назначение этих браслетов. Доктор Манссур тут заметил, что драконы не покупают, не продают и не производят. Лет пять тому назад я бы с ним согласился. По сейчас это положение явно устарело. Напоминаю, с купцом Сайидом расплатились сребреником. Примите во внимание также вид компенсации, что была затребована: серебро. Отсюда могу предположить, что производство амулетов планируется (и опять же неясно, кто будет изготовителем оправ) или же серебро будет использовано для каких-то иных целей. Каких именно? Можно лишь гадать, ибо по этой части фактов также нет. Что касается утечки сведений о южном следе в этой диверсии – её источник ещё предстоит установить.

Атаку продолжил доктор Ваххаб:

– Есть ещё один факт, свидетельствующий о взаимодействии с людьми. Десятник драконов предусмотрел обмен записками и указал место. Следовательно, должен существовать человек, способный прочитать и написать ответ.

– Доказательств, как понимаете, у меня нет, но опасаюсь, что уже появились грамотные драконы.

Как ни странно, это пессимистическое заявление побудило собрание на поиск позитивных моментов.

– Господа и дама, я бы хотел выслушать ваши соображения по возможности защиты от нападения драконов.

Почти все присутствующие были опытными боевыми магами, поэтому реплики прямо-таки посыпались:

– На «Ледяную картечь» я бы взялся поставить щит…

– …но ведь они продемонстрировали «Ледяные клинки», их только отводить…

– …нереально, одиннадцать сразу не отвести…

– …а хотел бы я знать, как они ночью…

– …наведение по потокам земли, это известное дело…

– …тогда маскировка…

– …я бы взялся замаскировать потоки в пределах фундамента, но ведь вокруг него потоки останутся прежними, и на них можно ориентироваться…

Председательствующий вмешался самым твёрдым тоном:

– Господа и дама, разрешите сделать замечание.

Гул голосов стих не сразу.

– Из слышанной мной дискуссии ясно, что защитить наши дома – задача, по меньшей мере, сложная, если вообще выполнимая. Допустим худшее: драконий налёт уничтожит их. Это плохо, но есть другое обстоятельство, которое тревожит намного больше.

Эти слова заинтриговали.

– Из представленного доклада следует: с момента гибели Великих драконы существенно продвинулись в развитии. У них появились возможности, которые мы не в силах не то что контролировать – даже предсказать. – Последнее слово было выделено голосом. – Долгое время те из нас, кто имел дело с крылатыми, знали, что можно от них ожидать. Теперь же ситуация другая: мы точно знаем, что знаем далеко не всё. Разрешите напомнить: совершенно неизвестно реальное дальнодействие драконов. Далее, есть основания полагать, что драконы могут владеть всей стихийной магией, но мы не знаем, какие другие виды им доступны; телемагия не в счёт, конечно. Но что, если драконы получили возможность работать с магией электричества? Или даже магией смерти? В свете изложенного я бы такому не удивился. Если же драконы освоили грамоту, то вполне можно предположить, что и система обучения у них изменилась или вот-вот изменится. Перечисленные факты заслуживают максимального внимания. Посему настаиваю: провести переговоры, выплатить компенсацию, добиться нейтралитета драконов и, разумеется, пустить в ход все имеющиеся возможности для получения оценок, насколько сильны эти потенциальные противники. Никто не отрицал и не отрицает, что разум у драконов есть. Но если выяснится, что они по степени разумности близки к людям, мы получим веское основание относиться к этим созданиям со всей серьёзностью.

Председательствующему удалось убедить собрание в своей точке зрения. Дело было даже не в авторитете: на высших магов Юга очень подействовал целый набор необъяснимых фактов.


Разумеется, за нашим южным почтовым ящиком было кому следить, об этом я позаботился, рассчитывая на ответ с предложением о встрече. Но раньше на свидание напросился доктор Курат. На этот раз его лицо выражало скорее решительность, чем тревогу.

Подумалось, что Гирра и Согарр лишними при беседе не будут. По счастью, мой помощник оказался недалеко.

– Есть новости, которые вы должны знать, – начал академик без особых предисловий. – И заранее прошу прощения за бестактность.

– Мой слух в вашем распоряжении.

Согарр с Гиррой синхронно кивнули.

– На позапрошлом заседании докладывалась разработка академика Шантура: новое боевое заклинание. Я не успел к самому началу, но протокол получил, так что представление имею. Необыкновенно эффективная комбинация воздушной, водяной и огненной магий. Уже и название предложено: «Вихрь Шантура». Щитов нет; заклинание можно лишь отвести, но мало кто в состоянии это сделать. В этом смысле оно – близкий родственник заклинаний смерти. Меня поразила реакция членов академии. Они радовались. Они восхищались. Они прямо любовались. – Наставник сделал паузу. В ней я не нуждался. На атомной бомбардировке Хиросимы, где не было военных объектов, настоял не генерал Макартур, а доктор Оппенгеймер. В моей человеческой памяти это отпечаталось накрепко. Курат продолжил: – Это не всё. Совсем недавно в ходе войны сгорели две большие библиотеки…

Чего-то в этом роде я ожидал, но изобразил молчаливое внимание.

– …Причём их спалили намеренно, маги огня не пожалели усилий. А во времена Великих такие объекты щадили. Но и это не всё. В академии есть некто, активно проталкивающий мысль о необходимости полного истребления драконов. Это доктор магии смерти Менгель. Между прочим, как раз он противостоял вам в последней войне Великих. По крайней мере, так он утверждает.

Согарр стрельнул глазами на меня. Я постарался изобразить статую дракона.

Супруга в кои-то веки не удержалась:

– Регулярные удары по лицу не способствуют появлению добрых чувств.

– Это не тема для острот, – отрезал Курат. – И дело даже не во взглядах особопочтенного.

– В чём же?

– Не в чём, а в ком. Сколько я ни наблюдал, не уловил в коллегах настроенности против этой идеи. Я сам не в счёт, как понимаете, и даже пытался переубедить Менгеля. Какое там! – Наставник красноречиво махнул рукой. – Это почти паранойя. У других, повторяю, виден благожелательный интерес к полному уничтожению вашей расы. Так вот, хотя напрямую это не говорилось, но впечатление таково, что для запуска подобного действия не хватает лишь соответствующего кристалла. Ну, и сколько-то времени должно уйти на отработку приёмов создания и преобразования потоков. Всё-таки размер кристалла – важный фактор. Впрочем, вы, как полагаю, знаете это не хуже. Можете удивляться сколько угодно, но я не хочу, чтобы драконы исчезли с лица Маэры. Вы и ваши товарищи, Стурр, разумны и достойны уважения.

Тут опять подала голос Гирра:

– Мне лестно столь высокое мнение о моих соплеменниках. Впрочем, сама себя я тоже полагала разумной. – Подпустить иронию в поклон ей не удалось, но соответствующие интонации в голосе присутствовали.

– Вы ошибаетесь. В большей степени мной руководит забота не о драконах, а о людях.

Мы все втроем, не сговариваясь, изобразили тупость, а Гирра выразила это в словах:

– Умоляю пояснить вашу мысль.

– Вы не можете этого знать… и вряд ли способны почувствовать… впрочем, у вас, драконов, превосходная память, уж запомнить вы в состоянии. Вы все в опасности, и, поверьте, если бы у меня было средство для спасения ваших соплеменников, оно немедленно пошло бы в ход. Не удивлюсь, если вскорости применят магию смерти по гражданскому драконьему населению, пусть даже в небольшом масштабе…

Наша троица переглянулась.

– …А если этот удар пройдёт успешно, то он вдохновит на следующий, уже более мощный. Однако вскоре после уничтожения драконов настанет очередь людей. – В голосе у особопочтенного появились чуть ли не умоляющие нотки. – Очень, очень прошу мне поверить. В конце концов, в силу специализации я обязан разбираться в мотивах, толкающих людей на поступки. Не заметить имеющуюся тенденцию могли бы другие академики, но…

По-моему, время для вмешательства наступило. Я поднял правую переднюю лапу – сигнализация хвостом всё же непривычна для людей.

– Думаю, мы поняли вас, наставник. Привычка убивать – страшная сила, у нас нет аргументов против. Но вы не владеете всей информацией. К вашему сведению, на Южное поселение драконов уже совершено нападение с применением магии смерти. Погибло более семидесяти, из них половина – дети и подростки…

Драконы не могут побледнеть. А люди – очень даже.

Я продолжил:

– Разумеется, мы искренне благодарны за предупреждение и постараемся принять меры.

Как оказалось, наставник далеко не исчерпал повестку дня.

– У меня будет просьба.

– Мы все к вашим услугам.

– Нельзя ли взглянуть на вашу дочь, Гирра?

Не часто мне доводилось видеть дорогую супругу в столь растерянном состоянии.

– Да, – выдавила она через пяток секунд, – разумеется, наставник.

От учебной пещеры мы добрались до нашего жилища за полчаса.

Увидев человека, Саня отреагировала так, как я и предполагал: быстренько спряталась за надёжный мамин гребень и поглядывала из убежища чуть округлившимися глазёнками.

Курат поглядел на драконёнку с чуть заметной улыбкой, в которой мне почудилась ирония.

– У вас отличная дочка, весёлая и здоровая. Да, спешу поздравить: девочка имеет магические способности. У человеческих детей в таком возрасте это не заметишь. Если как следует постараться, то, возможно, и специализацию можно определить. Впрочем, вы и сами это узнаете.

– Не девочка, а драконочка, – с достоинством поправила Гирра. – Спасибо за новость. Мы предполагали, что эти способности у неё есть.

В эту минуту мне пришла в голову неожиданная идея. Её я и реализовал в расчёте на то, что Курат запомнит мой интерес:

– Услуга за услугу, наставник. Кто такие гроки?

Согарр с Гиррой удивились так, что, вероятно, и Курат это заметил. Впрочем, тот испытал схожее потрясение. Отдать должное всем троим – никто не сказал вслух: «Откуда возник такой вопрос?»

– Вообще-то среди людей без образования считается, что гроки – персонажи сказок. Непобедимые великаны с могучей магией и всякое такое…

Я кивнул так уверенно, что сей жест мог означать только: «Именно это мне и говорили».

– …Но я убежден, что гроки всё же существовали реально. И они были людьми, ибо имели детей от человеческих женщин. А со временем появились и внуки гроков. Как маг жизни могу поручиться за этот критерий принадлежности к человеческому роду. Правда, они, по рассказам, все были могущественными магами, а вот их потомство не заполучило никаких магических способностей. Но в конце концов все гроки ушли туда, откуда пришли, в свой собственный мир.

– То есть это были пришельцы из другого мира?

– Да, и как раз этим объясняю то, что их магия была полностью чужда нашей. К сожалению, литература о гроках практически полностью погибла в тех пожарах, о которых я вам говорил.

– Благодарю за разъяснение, наставник.

На этом мы расстались.

Подозрительный человек ещё не успел выйти из пещеры, как Саня вышла из-за убежища и выдала наглядное и неопровержимое доказательство того, что сама она принадлежит к прекрасной половине драконьего рода. Она спросила:

– Мама, а почему я не девочка?

Это был её первый вопрос из почемучной серии.

Жена отвела нашу беляночку в угол пещеры и там вполголоса стала объяснять, кто такие люди, девочки, мальчики, и чем все они отличаются от нас.

Согарр же поинтересовался:

– Командир, ты нарочно пригласил наставника, чтобы убедить нас в своей правоте? Это я насчёт человеческого нападения. Так лично мне подтверждение ни к чему. Я тебе и так верил, а уж после южной истории…

– Нет, друг. Курат – независимый источник. Он всего лишь подтвердил то, что я уже знал.

От моих слов верному помощнику стало не по себе, но голос его звучал вполне хладнокровно:

– Какие наши ближайшие планы?

Пришлось рассказать.

О гроках не было задано ни одного вопроса.


Глава 11. Серебро за молчание

В доме доктора магии Курата

Нельзя сказать, чтобы особопочтенный не волновался. Имелось такое. Но всё же он был предельно собран и внимателен, как и подобает доктору магии жизни. Ему предстояла никем ранее не выполнявшаяся работа: омоложение человека. На крысе всё прошло должным образом. Но организм человека всё же отличается от крысиного.

Доктор Курат предвидел, что ему придётся подновлять гигантского размера конструкт несколько раз, и потому отменил все занятия на неделю вперёд и не назначал приёмов на лечение. Нужные кристаллы имелись, даже с небольшим запасом.

Уже перед самым началом Курат подумал, что воспроизвести эту операцию способна лишь Туона. Из всех докторов только у него самого и у неё были нужные кристаллы, и ещё не факт, что её запаса достаточно. А магистрам точно не хватит умений. Впрочем, подобное положение дел было даже к лучшему. Элементарная этика мага жизни предписывала ни в коем случае не практиковать методы, которые не были тщательнейшим образом проверены на добровольцах. А так как в данном случае речь шла не о лечении болезни, то опробование могло осуществляться лишь на самих магах жизни.

Курат не был искушённым политиком и прекрасно об этом знал. Вот почему он твёрдо решил: до поры хранить полнейшую тайну даже в случае удачного применения метода на самом себе. Политические последствия надлежало хорошенько обдумать.


Несколько напрягало то, что от руководства драконов всё ещё не было никаких указаний, приказов, распоряжений; да чего там, даже вопросов не было. Мы будто перестали для них существовать. Такое полное отсутствие интереса я отнёс в категорию «Везёт же!».

Драконов-южан пришлось обучать методам поиска золота, а равно приёмам добычи. Ту россыпь, с которой я в своё время начинал, пришлось забросить, мы её почти полностью выбрали. А добираться до коренного месторождения – это надо было устраивать грандиозные по объёму работы, причём порядочная доля пришлась бы на магов земли, но в моей команде пока что не было таких специалистов. Универсалам же и без того хватало работы. Так что пока южане обшаривали свои горы в надежде, что хоть какая завалящая россыпь там отыщется.

Как и предполагалось, через три дня в «почтовом ящике» появилось письмо. В нём со всей надлежащей вежливостью предлагалась встреча с целью «обсудить размер и порядок выплаты компенсации». Разумеется, мы ответили согласием.

Как и в прошлый раз, соратники выступили против моего участия в переговорах. Пришлось уполномочить Согарра. Его серо-голубую масть никак нельзя было посчитать за уникальную. Все инструкции он получил.

Но ещё до отлёта моего помощника мы получили вызов от дяди Кнарра. Его сосед сообщил, что нас просят прибыть для «согласования плана действий». Мы с женой дружно решили, что хитроумный родственник что-то придумал. А так как этот разговор можно было спокойно вместить в один день, то назавтра мы вылетели в гости.

В дядюшкином радушии мне почудилась долька деловитости. Он выражал радость от нашего прибытия ровно столько, сколько и полагалось любящему родственнику. И достаточно скоро мы перешли к делу.

– Мы ловим каждое ваше слово, дядя Кнарр.

Интонации голоса старого дракона напомнили мне сухой штабной доклад.

– Для начала я изложу вводную. Планируется перелететь Великий океан большой группой драконов. Перелёт через океан возможен лишь отрядами примерно по двести драконов, не более, в противном случае управление будет весьма затруднительно. При этом северный континент за океаном является промежуточной точкой. Там предусмотрен отдых – самое меньшее недели две на группу. Верхний предел – год. Это для того, чтобы беременные дракони успели родить, а новорождённые малыши – подрасти. На восточном побережье этого континента предусмотрено создание пещер для временного проживания. Временного – это потому, что ты, племянник, опасаешься, что о перелёте маги всё же узнают. Вот почему следующим этапом должно стать переселение на южный заокеанский континент. Делается это для того, чтобы предполагаемый поиск силами магов Маэры не выявил никого на северном континенте. Я правильно излагаю?

Двуцветная дракона придала гребню выражение наивысшей учтивости и подняла кончик хвоста. Старик благожелательно кивнул.

– Всё верно, дядя. Вам не сказали, но у нас есть сёдла для сирри. Размер отряда будет ограничен количеством сёдел. Их сто.

– Принимаю к сведению. Ещё одно уточнение: во избежание утечки информации никто из драконов, за исключением узкого круга посвященных, не должен знать ни о северном, ни о южном континенте.

– Нет сомнений.

– Тогда разрешите, – в словечке прозвучала отчётливая ироническая интонация, – внести некоторые уточнения в план.

Ирония была заслуженной: даже по формальным признакам мы с Гиррой были в меньших чинах.

– Разумеется, дядя Кнарр.

– На северном континенте потребуется маскировка. Бесполезно просто уничтожить пещеры – маги не поверят, что драконы не долетели до суши. Скорее они сделают вывод, что мы попытались замести следы. Следовательно, у них будут все основания продолжить поиски. Наилучшим вариантом маскировки будет ситуация, при виде которой маги подумают: «Все драконы погибли». Для её создания предлагаю вот что…

На изложение основной идеи, а также деталей старому дракону понадобилось полчаса. Только когда он смолк, я осмелился скосить глаза на жену. Сразу стало ясно: выкладывать своё мнение она не желает и не будет. Пришлось это сделать мне:

– Дядя Кнарр, ваш план столь же осуществим, сколь и безумен.

Ещё один короткий взгляд на Гирру показал, что она придерживается того же мнения и не раскрывает пасть лишь из уважения к возрасту хозяина пещеры.

– Гирра, выйди из пещеры. – В голосе Кнарра прозвучал даже не сержантский рык, а холодная и твёрдая сталь приказа старшего офицера.

Ни слова в ответ. Моя дракона только-только успела повернуться, когда последовало:

– Стурр, разрешаю потом рассказать жене всё, что ты сочтёшь нужным.

Ну и подстава! Вся ответственность на мне; на мою же долю придутся все шишки, а пирогов здесь и под микроскопом не видать.

Гирра удалилась, а дядя продолжал демонстрировать наблюдательность:

– Я знаю, что ты догадался о подоплёке моего замысла, Стурр. Ещё знаю, что именно ты задумал. А теперь прикинь сам: осуществим ли твой замысел? Имею в виду: будет ли у тебя время на его осуществление?

В устном счёте мой человеческий разум мог бы дать огромную фору любому драконьему. Я просчитал мой вариант. Цифры оказались красноречивы.

Ответ дался нелегко:

– Дядя Кнарр, вы были правы, а я нет. У меня и вправду не будет времени. – И тут же последовала торопливая добавка: – Но из этого вовсе не следует, что ваш план мне нравится.

Старик ядовито усмехнулся.

– Мой план обязан нравиться хотя бы уж потому, что он наилучший. Впрочем, признаю: мне было бы обидно, окажись он бесполезным.

– Вот я и опасаюсь, что он окажется полезным…

– Значит, мне надо продумать все мелкие детали. Но на это времени хватит. Гирра, заходи!

Одного взгляда на супругу мне было достаточно: та догадалась или обо всём, или почти обо всём.

Вслух же прозвучало:

– Как понимаю, ваш план принят?

– Вот именно. Попробую уговорить на перелёт кое-кого из моих знакомых. Всего рассчитываю на восемь драконов и дракони, считая меня. Точно – не более десяти. Некоторые уже дали согласие.

– Дядя Кнарр, перед вылетом вы и ваши товарищи получат от кого-то из наших браслеты.

– Такие же, как твой?

– Не в точности, но очень похожие.

Мы распрощались. Применительно к драконам нельзя сказать «откланялись» – поклоны среди крылатых не приняты.

Во время обратного полёта мы, понятное дело, не разговаривали. А после приземления Гирра промолвила чуть дрогнувшим голосом:

– Кажется, понимаю, к каким выводам дядя тебя подвёл. Но скажи: выходит, ты ничего не можешь сделать?

– Могу, в том-то и беда. Это я доказал. Но цена окажется непомерной.

В оазисе Сарр-дукар

Дракон серо-голубого цвета был не один: чуть позже него и чуть поодаль приземлились ещё двое. Трое магов-южан дружно решили про себя, что это охрана.

– Доброго вам дня. Меня зовут Согарр, я уполномочен вести переговоры относительно известного вам события и компенсации за него. Легко ли прошло ваше путешествие?

– И вам. Благодарю, мы добрались без трудностей, как и вы, надеюсь. Меня зовут Русстам-ази, я доктор магии воды и огня, полномочный глава делегации Временного правительства Южной Маэры. А это мои коллеги: магистр магии электричества и земли Мохаммад-сид и магистр магии жизни и разума Зулейхха-умма.

Последовали поклоны.

Про себя Согарр отметил, что командир в очередной раз оказался прав: один из магов явно имел отношение к разведке, задачей второго была проверка правдивости. Сканирование разума силами южан я заранее полагал невозможным: во всей Маэре лишь наставник Курат был на это способен.

Первый вопрос южан оказался предвиденным:

– Какие у вас основания считать, что именно маги Юга причастны к тому нападению, о котором вы говорили в вашем послании?

Серо-голубой продемонстрировал улыбку, прочитать значение которой человеку было бы затруднительно.

– Следы ваших людей нашли на перевале. Вели они к побережью. Наш разведчик видел ваш корабль, уходящий в южном направлении, причём использовалась «Гладкая вода». Отсюда уже ясно, что это дело рук магов Юга. Название корабля – «Звезда Юга», оно подтверждает сказанное. Этот же корабль позже был замечен на стоянке у пирса порта Гадиор. Наш разведчик не начал боевые действия лишь потому, что это было запрещено приказом.

Засим последовал долгий и нудный разговор о причинах нападения, в ходе которого выяснилось, что поводом послужил заказ сёдел.

– У нас не было и нет намерений ввязываться в конфликты людей между собой путём боевой поддержки какой-либо из сторон. Драконы желают сохранять нейтралитет.

Глава драконьей делегации явно полагал эти объяснения исчерпывающими.

– Но тогда зачем драконам сёдла?

Согарр был холоден и неприступен:

– У этих предметов нет боевого назначения.

– И всё же?

– К Югу они не имеют ни малейшего отношения. Мы не полагали и не полагаем этот заказ сколько-нибудь значимой причиной для развязывания военных действий.

После этого приступили к самой жгучей проблеме.

– Мы считаем, что запрошенная вами компенсация чрезмерна.

Этот поворот также предвиделся.

– Стоимость домов, приметы которых были перечислены ранее, намного превышает цену в пятьсот фунтов серебра.

– Драконы могут получить отпор.

Ещё одна демонстрация клыков, которую можно было принять за улыбку. Но даже при самом буйном воображении в этом оскале нельзя было найти ни намёка на доброжелательность.

– Мои соратники научились справляться с «Серыми ястребами» и с «Серым капитаном» днём и ночью. Что до «Серойсети», то её эффективность в ночное время ничтожна. К тому же у вас не получится применить её в массовом масштабе. Вам просто не хватит времени на изготовление надлежащего количества амулетов и на обучение людей.

Последовала пауза, в течение которой магистр магии разума безуспешно пыталась найти в словах крылатого хотя бы крупицу лжи, а представитель разведслужбы с ровно таким же успехом тщился догадаться, почему дракон из всех средств противодействия воздушному налёту упомянул лишь те, которые относились к магии смерти. Что до главы делегации южан, то он решил следовать полученным им инструкциям.

– Мы можем согласиться на размер компенсации, но есть техническое препятствие: мы не сможем за неделю собрать такое большое количество серебра.

– Сколько времени вам потребуется?

– До трёх недель.

Дракон понимающе кивнул. Этот вариант также предусматривался.

– Мы видим эту трудность и можем пойти навстречу… за вполне умеренное вознаграждение. Согласитесь, что эта отсрочка создаст нам некоторые неудобства. Поэтому наше условие: к оговоренным пятистам фунтам серебра добавляется один фунт за каждый день отсрочки.

У доктора Русстама были и полномочия наряду с инструкциями.

– Ваше условие принято, но и мы хотим получить от вас услугу.

Вот чего предусмотрено не было. Но Согарр спрятал удивление внутри себя.

– Какую именно?

– Мы хотели бы, чтобы подробности этой сделки остались известными только вашему руководству и Временному правительству Южной Маэры.

Драконий дипломат застыл в размышлениях.

Согарр знал от командира, что среди южан наверняка имеются осведомители чужих разведок. Умный помощник сделал вывод, что эта политическая тайна перестанет быть таковой самое большее через месяц. Весьма возможно, пикантные детали договорённости уже через неделю-другую станут достоянием руководства и Запада, и Востока.

– Хорошо. Мы обязуемся не разглашать сам факт сделки и её условия. Но это соглашение теряет силу, если на драконов будет произведено повторное нападение, кто бы ни был заказчиком или исполнителем.

– Принято.

– Тогда осталось лишь уговориться об условиях передачи компенсации…

В трактире «Весёлый студент» неподалеку от университета

За столиком у окна сидели двое. Один был бакалавром, причём, судя по степени изношенности синей ленты, не из удачливых и голодный в придачу. Второй вывод позволяла сделать не отличавшаяся полнотой фигура, а равно превосходный аппетит. Другой обладал совершенно незапоминающимся лицом, не типичным для южанина, но и не похожим на северный этнический тип. Правда, речь выдавала человека с приличным образованием, хотя и не университетского уровня. В глазах первого второй обладал громадным достоинством: неистощимой любознательностью. Этот второй прямо-таки жаждал послушать рассказы ветерана.

– Говорю тебе, Пераг, видел я драконов. Не так, как тебя сейчас, но ярдов за двести, скажем. Как выглядят? Четыре лапы с когтями. Крылья не особо большие, но маневрируют в небе ловко. В чешуе они, цветной. Какого цвета? Да всякого – и синие бывают, и золотые, и красные. В спецкурсе нам говорили, что чёрной масти не бывает, а ещё пятнистой. Вот с последней промахнулись, пятнистый на самом деле существует, его многие видели. Да нет, защититься от них можно, и сбивали мы их, бывалоча…

Героический бакалавр приврал сразу по нескольким пунктам. Драконов он и вправду видел, но лишь в момент собственного, крайне поспешного отступления. И заклинание выдавал не он сам, а данный ему во временное пользование амулет. В том боестолкновении было задействовано множество амулетов, так что отважный маг, вероятно, вообще никого не сбил.

– …Не такие уж они опасные, если не считать того самого пятнистого дракона.

Тут красноречивый бакалавр прервался, ибо было бы весьма невежливо игнорировать содержимое кружки, пополненной щедрым соседом по столу.

Собеседник не замедлил вставить своё словечко:

– А чем этот пятнистый так страшен?

– Самим собой и теми драконами, что у него под началом. Особенные драконы, я тебе скажу, с особенными умениями. Владеют всей стихийной магией, хотя университетский наставник особо подчеркнул, что такого мы на поле боя не встретим. Тёмный им всем поперёк глотки – встретили. И маневрируют… ого как! Чтоб мне вовеки пива не видать, не нюхать и не пробовать: сам слышал от одного магистра, что и манёвры их и тактический рисунок ранее никто не наблюдал. Только сейчас всё это уже не имеет значения.

– Это как???

– А так. Война двух Великих закончилась, и драконы воевать не хотят. Вот разве что донесения, как я слышал, разносят, ну и всякие посылки по мелочи. Но не воюют, нет.

– Вот и хорошо. Авось торговля оживится.

– Не думаю, что сразу. Всё же война продолжается. А вот ещё был случай…

Агент Юга не мог судить, насколько важна полученная информация. Но он твёрдо знал, что передать её резиденту надо. Это и было сделано.

В зале заседаний Временного правительства Южной Маэры

– Господа и дама, как вы, должно быть, слышали, прошли переговоры с представителем драконов. Доктор Русстам, прошу доложить о результатах.

Особопочтенный проявил наивозможнейшую тщательность. Он почти дословно воспроизвёл все аргументы, использованные переговорщиком от драконов. Упомянул он и о том, что этот серо-голубой говорил правду, а соответствующих щитов от магии разума на нём не было. Закончил же он выводом, что компенсацию надо собрать и выплатить как можно скорее.

– У кого есть вопросы?

Особопочтенная Зухрра подняла палец.

– Прошу вас.

– Благодарю. Я подумала: возможно, эти седла предназначены для перевозки детей драконов?

Докладчик мельком подумал, что только женщине могла прийти в голову эта мысль. Вслух он ответил:

– Насколько я помню конструкцию, такое возможно. Но какова может быть цель?

– Вижу множество вариантов. Подвоз учащихся в школу к особо знающим преподавателям – а таковые, как понимаю, у драконов уже появились. Эвакуация детей подальше от военных угроз. Переселение части драконов с той же целью. Именно части: сёдел очень мало, сколько помнится. И другие причины можно придумать.

Собрание погрузилось в раздумья, но председательствующий прервал их самым решительным образом:

– Господа и дама, извините, но есть дополнительные сведения. Только сегодня получено ещё одно сообщение. Прошу вас, весьма почтенный Мохаммад.

Глава разведслужбы, очевидно, имел очень малую лекторскую практику. Несомненно, он вогнал бы слушателей в сон, но…

– Имеется следующая информация: пятнистый дракон, который, по сообщению нашего агента, был главой самой мощной боевой единицы, состоящей полностью из универсалов, никем из наших людей замечен не был. Отсюда следует, что те знания и умения, которые, как раньше считалось, драконам не присущи, стремительно среди них распространяются. Также, как вам уже известно, в ходе переговоров прозвучало правдивое заявление, что сёдла не имеют никакого отношения к Югу, а равно не предназначены для боевого применения. Мы получили косвенное тому подтверждение: драконы выполняют функции гонцов для руководства Запада. Иначе говоря, эти сёдла, вероятно, служат для доставки посылок. При этом нет никаких указаний, что драконы намерены воевать за какую бы то ни было человеческую сторону, однако нам ясно дали понять, что при известных условиях военный конфликт с ними самими возможен. И ещё один факт. Посланник крылатых утверждал, что его соратники в состоянии справиться с любым противодействием, и он в самом деле так думал. Но почему-то в качестве примеров он выбрал лишь заклинания магии смерти. Причины этого нам неизвестны.

Сразу несколько пальцев указали на потолок.

– Прошу вас, доктор Манссур.

– Из всего, что я слышал, следует, что воздушное нападение драконов вряд ли возможно отбить. Насколько мне известно, магия смерти во времена Великих оказалась наиболее действенным способом борьбы с драконами, но из представленной информации следует, что и её недостаточно. Пусть так. Но мы можем кое-что разузнать о возможностях противника. Первое, что приходит в голову, – при передаче серебра расставить наблюдателей на возможном пути полёта драконов. Пункт отправления нам известен. Мы получим хотя бы примерную оценку их дальнодействия.

– Магистр Мохаммад?

– Полностью согласен с вашим предложением, особопочтенный. Соответствующие распоряжения уже отданы. Есть, правда, некоторая вероятность, что драконы попытаются избежать наблюдения, но полёт по прямой для них наиболее выгодный. Мне кажется, именно по этой линии следует расставить наших людей. Полной гарантии, конечно, дать не могу.

– Доктор Ибррахим?

– Предлагаю собирать сведения об этом пятнистом. Меня учили, что драконов такой масти вообще не существует. Если имеются основания полагать, что именно от него исходят все новшества, то этот… кхм… индивид заслуживает не меньшего внимания, чем любой из крупных руководителей драконов. И прошу обратить особое внимание на ход и результаты столкновений пятнистого и его товарищей с магами смерти. Насколько понимаю, у нас мало данных.

– Мы уже действуем в этом направлении, но процесс будет не быстрым.


Глава 12. Подготовительные работы

Компенсацию нам выплатили в размере пятисот пяти фунтов серебра. Передача состоялась в том же Саррдукаре. Я отослал на это десяток с сёдлами – их вполне можно было использовать как сумки.

А южные драконы ухитрились найти небольшую по запасам россыпь золота и прилично над ней потрудиться – около сотни условных золотых, если не больше. Деньги, сказать по правде, были остро нужны. Для одного перелёта требовалось не менее ста браслетов сверх тех, которые уже имелись.

На островную базу мне пришлось слетать ещё трижды – не потому, что там надо было что-то делать, а лишь для тренировки тех, кому предстояло исполнять обязанности штурманов. После уже им предстояла роль наставников.

В один из вечеров Гирра изящно и вежливо изогнула хвост и осведомилась светским тоном:

– Ты не поможешь ли в одном затруднении?

Подвох я учуял, но раскусить его сразу не смог и потому ответил:

– Ну конечно. А в чём дело?

– В наставнике Курате. Чего ради он обратил внимание на Сандрру?

– Ну… хотел прокачать потоки магии жизни.

– Об этом я и сама догадалась. Зачем ему это было нужно? В пустое любопытство не верю.

– В пустое и я не верю, а вот любопытство… не столь уж невозможная вещь. Но, знаешь ли, тут догадок может быть куда больше, чем фактов. Давай я его спрошу при ближайшей возможности.

Случай не торопился представиться. И у нас, и, похоже, у наставника и без того дел хватало. А неудачи (во всяком случае, вокруг меня и моих драконов) были даже в избытке.

Как-то очень скоро выяснилось, что решительно все дракони в моём десятке и абсолютное большинство во втором и третьем десятках либо беременны, либо уже родили. А это ставило жирный крест на планах пересечь океан в ближайшее время. Правда, Фиорра, хотя уже щеголяла округлившимся животиком, сумела инициировать с полдесятка драконочек, но летать на далёкие расстояния ей тоже было противопоказано, о чём я жалел почти вслух: среди универсалов она уступала только мне самому.

В один из дней моё терпение лопнуло. В результате собралось очередное совещание. На нём присутствовали все, за исключением матерей самых крошечных – тех, которые требуют неусыпного внимания.

– Нам предстоит принять неочевидное решение, братцы-сестрицы. Вот вам вводная. Лететь предстоит через Великий океан с посадкой на промежуточной базе. В группе должно быть как можно большее количество универсалов, поскольку в Заокеании предстоит создание пещер. Ориентировочная длительность полёта – двадцать пять часов. Взято с запасом, подходящее место для посадки можем и не найти с ходу. Опять же, встречный ветер… О будущей базе вообще молчу, для неё, может, и суток поиска не хватит. Всего же надо ориентироваться дней на пятнадцать-двадцать. Возвращаемся всей группой. С собой берём сёдла…

Явственно слышный вздох изумления.

– …а в них груз. Не сирри! Нам предстоит многое везти. Направление я примерно знаю. Для начала слушаю предложения по личному составу.

Первым поднял кончик хвоста Харрф. Он всегда был скор в решениях.

– Командир, Согарру по-любому лететь нельзя. Он должен остаться здесь, чтобы представлять и себя, и тебя, и всех остальных.

От возмущения мой помощник чуть было хвост в восьмёрку не свернул.

– Ты хочешь сказать, что я бесполезен?

– От тебя гораздо больше пользы здесь, чем там.

– Возражения? Принято.

Фаррир был солиден и основателен:

– Мне думается, что первым делом надо решить, кого НЕ брать. Насчёт Согарра правильно, но добавлю: отпадают беременные дракони, также недавно родившие, о сирри и не говорю. Всех универсалов, не подпадающих под ограничения, брать неукоснительно…

Пока шло перечисление тех, кого я и сам планировал оставить, не было причин встревать.

– …а из прочих включить в первую очередь тех, кто сильнее в магии земли. Всего же, полагаю, должно лететь десять драконов.

Он не сказал «десяток» – и был прав.

– Кто хочет выступить?

Захотел Гъярр. Сначала мне подумалось, что причина такой активности в том, что как раз в магии земли он был отнюдь не первым. Но десятник в очередной раз доказал, что дураком не является.

– Возражаю. Есть и другие критерии. Например, если участников десять (допустим), то есть резон выделить одного, который ничем другим не будет заниматься, кроме как добычей еды. А я, например, по этой части силён.

Это соответствовало истине. Поскольку в постоянно действующую удачу я не верил, то следовало признать: у этого дракона имеется природный талант охотника и рыболова. Пришлось выдать похвалу.

Утрясание кандидатур заняло битых три часа. Я в обсуждение почти не встревал, а дракони приняли живейшее участие, поскольку дело касалось мужей. Со скандалом пополам сошлись на таком составе экспедиции: я сам, Фаррир, Харрф, Глорр, Таррик, Миррак, Суррут, Ррада, Гъярр и Слирр. Этот список и был утвержден командирским решением. Последние две кандидатуры удалось пропихнуть со ссылкой на их должность, а универсалов взяли просто всех, кто был способен на перелёт.

Я сразу же предупредил, что все возьмут с собой груз. Разумеется, посыпались вопросы типа «Чего ради брать? Еду и так добудем!» и «А что ты планируешь взять с собой?». Отвечать было пока нечего. К сожалению, никто, даже Гирра, не удосужился спросить: «А что ты хотел взять с собой?» Вот тут я бы мог ответить чистосердечно: «Всё!!!»

В академии магов

Очередное заседание началось сообщением доктора Ландова. Оптимизма оно не внушало: особопочтенный заявил, что пока материала для супермощных заклинаний он (Ландов) не встретил.

Председательствующий совершенно не предполагал вопросов, но палец неожиданно поднял доктор Гальв.

– Особопочтенный, а где, собственно, вы планировали приобрести требуемые большие кристаллы?

– Как и обговаривалось, всем шахтовладельцам были разосланы письма. На них я и рассчитывал.

– Я думаю, может быть и другой источник…

Присутствующие навострили уши.

– …и даже источники. Первый из них – купцы, торгующие подобного рода товаром. Пусть даже у них сейчас такого нет, они могут дать знать контрагентам…

Последовали одобрительные кивки.

– …Второй же – собиратели раритетов. Все знают, что крупные кристаллы НЕ имеют большой магической ценности. Присутствующие и их сотрудники не в счёт, конечно.

Поднявшийся гул звучал определённо положительно. Поднял палец доктор Чонсон:

– Вы позволите, Первый? Благодарю. Вынужден немного охладить ваши ожидания, господа. Описанные вами, доктор Гальв, собиратели – не из тех, которые охотно расстаются со своими приобретениями. Предвижу трудности с этим.

Ответ был исполнен уверенности:

– Совсем наоборот, доктор Чонсон. Этих собирателей, осмелюсь предположить, настолько мало, что они все друг друга знают. И, следовательно, знают чужие коллекции не хуже своих собственных. Относительно раритетов: совсем не обязательно покупать, можно и выменять.

– На что же?

– Извольте глянуть…

Доктор Гальв поставил на стол увесистую сумку и извлёк из неё округлый предмет, завёрнутый в кусок материи. Внутри оказалось то, что все присутствующие сперва приняли за гигантских размеров – не менее пятнадцати дюймов – сапфир изумительного тёмно-синего цвета. Послышались приглушенные ахи. Особопочтенный оглядел зал с видом победителя:

– Это не совсем то, о чём вы подумали, господа. Данный… э-э-э… образец и вправду сапфир, но, к сожалению, состоит из большого количества кристаллов. Этот факт можно установить лишь прокачкой потоков. Магоёмкость примерно соответствует двухдюймовому сапфиру, а магостойкость откровенно мала, поскольку в этом гиганте имеется множество трещин. Как раз по этой причине прокачка не потребовала особенных умений. Я отдал за этот камень семьдесят сребреников. Но коллекционная ценность его… Вы понимаете?

Все всё поняли.

Наиболее проницательные отметили, что лицо Первого академика отнюдь не засветилось чистой и незамутнённой радостью. Объяснение тут же последовало:

– Доктор Нульф, прошу вас поделиться с собранием информацией.

– Благодарю. Новости, господа, неоднозначны. Ходят упорные разговоры на окраинах Юга и Востока, что их местные власти напрасно поддержали сепаратизм в целом. Проще говоря, вполне возможно дальнейшее дробление на ряд ещё более мелких государств и Юга, и Востока, второго в особенности. Там расстояния сами знаете какие. Это, разумеется, ослабит военное давление на нас. Мало того, получены данные, что торговый оборот Дальнего Востока с ближневосточными областями упал. Есть также основания полагать, что и налоговые поступления из отдельных регионов снизились. Всё это, как вы понимаете, не на пользу нашим противникам.

Никто из присутствующих ни на секунду не подумал, что эта положительная часть новости так и останется единственной.

– Со стратегической точки зрения эта же новость выглядит плохой. Сепаратизм на местном уровне пресечь трудно. Это относится и к нам, и к руководству Юга и Востока. Разумеется, объединившись с ними, мы без труда раздавили бы мятежные провинции, но наши противники никогда на союз не пойдут. Даже в форме конфедерации.

Воцарилось молчание. У каждого из академиков мелькнули мысли насчёт противодействия центробежным силам, но лишь доктор Менгель поднял палец.

– Первый, вы позволите? Спасибо. Господа, пусть даже у местных сепаратистов самые благородные цели – а я в этом совершенно не уверен, – средства их достижения включают в себя уничтожение или, по меньшей мере, подрыв стабильности общества. Полагаю, что этого допустить нельзя. Применение самых жёстких мер, – последние три слова Менгель особо выделил интонацией, – полностью оправдывается предполагаемым результатом: исчезновением самой возможности развязывания войн. Напоминаю также, что одной из причин нестабильности является существование расы драконов, почему и полагаю, что все они должны быть уничтожены.

Намёк был достаточно прозрачен, чтобы его понял весь зал. Председательствующий по статусу обязан был отреагировать и сделал это:

– Доктор Менгель, ваши предложения ясны. Какова бы ни была их обоснованность – реализация на данный момент невозможна.

Доктор Курат промолчал. Спорить ему до последней степени не хотелось. Самочувствие мага жизни было откровенно неважным, как ни странно это могло бы звучать; очень уж много сил отнимало поддержание конструкта омоложения организма. Но про себя Курат отметил слова «на данный момент».


К моему некоторому удивлению, Суирра первая проявила интерес вслух. В один из вечеров она заявилась к нам в гости, захватив с собой новорожденного сына. Саня тут же заинтересовалась живой куклой – точно так же, как это делают человеческие девочки. Дракони некоторое время щебетали о своём, девичьем, а я без особого успеха пытался представить список того, что надо захватить с собой в первую экспедицию. Как раз Суирра и прервала мои раздумья.

– Стурр, – такое обращение само по себе снижало градус официальности, – а что бы ты считал нужным взять с собой? Скажем, если бы каждый мог унести тысячу фунтов?

Именно этого вопроса мне не хватало для гениального озарения.

– О, я придумал! Давай-ка ты будешь кидать идеи. Покажи… Нет, покажите вдвоём с Гиррой, что вы можете меня обставить. А я буду время от времени выдавать маленькие поправки и крохотные уточнения.

Суирра купилась. Что до жены, то мой изумительный план основывался на предположении, что та не решится устроить нечто скандалоподобное в присутствии гостьи и промолчит до поры.

Суирра бросилась в безоглядную атаку:

– И покажем! Ну-ка, он же сам нас учил. Что нужно драконам? Вода – ручей мы там найдём, а в крайнем случае добудем влагу из воздуха. Жильё – сделаем пещеры.

– Для постоянных обиталищ лучше горы, – с некоторым скепсисом в голосе заметила моя умница. И правильно: пещеры, сделанные в скале, самые долговечные.

– Неужели на всём материке гор нет?

– Люди говорят, что есть. Давай дальше.

– Кристаллы – найдём. Методами поиска наши владеют.

Это было большим преувеличением, но я сделал вид, что согласен.

– Браслеты для кристаллов…

– Это Стурр уже предусмотрел. У него имеется… даже не знаю, как назвать… такая штуковина, он с её помощью может делать всякие вещи из серебра… менять форму…

Пришлось внести небольшую поправку.

– Не только из серебра, ну да ладно. Называется магомолот. Между прочим, весит никак не меньше ста фунтов. И ещё не факт, что мы его возьмём.

– А ещё нужна еда. – Тут Суирра опять запнулась.

Никто из нас не знал (кроме меня, понятно), какая водится в тех местах дичь и рыба.

Гирра откликнулась:

– В реках рыба наверняка есть. Вот дичь… не знаю.

Подумалось, что наступил момент для помощи.

– Вы обе любите белый хлеб?

Вопрос был риторическим: этого слова дракони не знали.

– Мы можем взять с собой сухие лепёшки. Это не очень тяжело, и они не портятся. Будет у нас запас на случай… ну, сами знаете. Но потом надо будет подумать о выращивании пшеницы.

– И ты знаешь, как это делать?

– Да. Нужно лишь взять с собой зёрна. Но в тех местах можно найти и другие съедобные растения. – Разумеется, в первую очередь я подумал о картофеле. – Но это не всё. Нужны бумага и перья.

Дракони переглянулись. Потом ещё раз. Не будь я убеждён, что телепатия (даже если она существует) недоступна драконам, поспорил бы на всю свою чешую против щепки, что дамы интенсивно обмениваются мыслями. Наконец Суирра вспомнила, что в школе числилась ехидиной не из последних, и выдала с совершенно моими интонациями:

– Обоснуй.

Видимо, она ожидала, что я поддержу шутливое настроение, но промахнулась.

– Это связано с будущей системой образования драконов. Я намерен её менять. Юные драконы должны научиться решать нестандартные задачи. Все, конечно, не смогут, но хотя бы часть…

– А при чём тут бумага?

– При том, что мне будет не под силу обучать сразу многих. Им придётся работать с книгами. Как людям.

На этот раз Гирра вставила слово самым серьёзным голосом:

– На протяжении веков драконы обучались, полагаясь исключительно на память.

– Значит, нам придётся менять себя.

– Но ведь наставники не умеют учить по буквам. – Сказано было неуклюже, но вполне понятно.

– Наставникам самим предстоит учиться, точнее, переучиваться… – кажется, меня понесло, но останавливаться уже нельзя, – потому что в том, новом мире не так важны будут тактические знания. Куда более востребованными окажутся умения в различных видах магии. Вы обе знаете, что наша раса в состоянии овладеть даже чужими видами её, вот почему цель будет научить молодых драконов хотя бы первичным навыкам абсолютно во всех её видах. Ну, кроме, возможно, магии смерти. – Мимолётный взгляд на Суирру показал, что наша розовая собеседница ещё не до конца прониклась идеей. Значит, надо дожимать: – Люди имеют преимущество перед нами: если у человека есть магические способности, то сразу в двух видах, да и другие тоже осваиваются с меньшими усилиями. Я это точно знаю: Курат – преподаватель, у него опыт. Но зато драконы все поголовно маги, а у людей много, если один на пятьдесят. А это значит, что мы можем с нашими способностями делать нечто такое, что людям недоступно просто потому, что для этого потребуется слишком много магов, а их труд дорог. И если мы сумеем использовать это преимущество, то через пять тысяч лет драконье общество станет равным по силам человеческому. К этому моменту о нашем существовании за океаном узнают – и пусть. Всё равно военной силой справиться с драконами будет уже невозможно.

Гирра сделала странное движение гребнем. Расшифровать его я не смог. После недолгого молчания последовало:

– Ты сказал «пять тысяч лет». У тебя есть основания так думать?

– Да.

В тот момент мне почудилось, что Суирра напугана.

– Ты рассчитываешь прожить столько?

– Нет. Не думаю, что мне когда-нибудь удастся достичь таких высот в магии жизни. Это одна из причин, почему бумага понадобится, и притом много.

– Много – это сколько?

– В пересчёте на вес – сотня фунтов, а то и поболее. Но в это путешествие я её не возьму: боюсь, нам не удастся организовать хранение.

В пещере Главного штаба

По опыту работы тысячник Коррг не мог рассчитывать наверняка, что ему удастся выяснить причины тех или иных действий южных магов против драконов. У него были некоторыевозможности, но не полноценная разведслужба. Тем не менее служебные связи помогли.

Сперва дело казалось достаточно ясным. Люди-южане узнали об имеющихся сёдлах и подумали, что они предназначены для транспортировки магов или даже для непосредственного их участия в битве. Сами по себе сёдла ничего нового собой не представляли. В распоряжении высших чинов они были уже давно.

Однако ясная картина по мере добывания сведений стала затуманиваться.

Для начала выяснилось, что имеющиеся на хранении сёдла никто и когтем не тронул. Пятнистый Стурр (а кто же ещё?) заказал их у людей, причём способ оплаты остался неизвестным.

Тут же возник вопрос: зачем нужны несколько десятков сёдел? Напрашивалась гипотеза: новоявленный лидер кучки драконов узнал, что высшие предложили услуги Срединной коалиции в качестве гонцов. Понятно, что сёдла будут востребованы. Раз есть или будет дефицит, значит, с ним надо бороться. Заказ выглядит логичным… если знать, для чего он вообще.

Как это часто бывает (и не только в деятельности спецслужб), в добытом материале оказалось некоторое количество деталей, не имеющих прямого отношения к делу.

Тысячнику доложили, что среди молодых – и не только – драконов ходят туманные слухи о грядущем переселении, которое, дескать, ставит цель – спасение драконов от будущей войны на истребление. Коррг подумал, что, похоже, этот Стурр оказался в очередной раз прав, только опоздал с действиями: маги-южане нанесли удар раньше, чем эвакуация началась. Тогда становится понятным назначение сёдел: они для сирри. Не иначе, испугался – не за себя, конечно, сам-то он не трус, а за малышню. Но эта мысль тут же была подвергнута сомнению: всё же сёдла были сначала, а удар потом. Хотя… с тактической точки зрения выведение драконов из игры виделось вполне толково. А разговоры о сёдлах могли быть лишь прикрытием.

Однако во всех рассуждениях зияли немалые провалы. Главным из них была полная неизвестность с количеством вывозимых малышей и с местом назначения. Почему-то об этом никто не говорил. В сравнении с первой дырой вторая выглядела совсем маленькой: осталось абсолютно неясным, чем платили за сёдла. Наиболее вероятной платой были, понятно, услуги. Не ново, но это означало, что группа драконов наладила свой локальный контакт с людьми без ведома высших. Самоуправство? Безусловно. С этим можно что-то сделать? Сомнительно.

А что вообще можно сделать? Собирать информацию. Но как? Служебные каналы нагружать не стоит: лишнее внимание ни к чему. Но можно попытаться действовать через родственников.

Тем же вечером Коррг обратился к жене:

– Мор, ты не могла бы осторожно порасспрашивать вот о чём…

Моррфа ещё со школьных времён числилась среди родни очень умной. Она правильно поняла мужа.


Глава 13. Заказ с сюрпризом

Пикора, конечно, не удивил мой первый заказ на пару сотен фунтов сухих лепёшек, из тех, что берут в путь. Правда, мой контрагент чуть поднял брови на моё требование «Ни малейшей примеси ржаной муки», указав, что это увеличит стоимость провизии, но заказчик (лично я) оказался твёрд в намерениях.

Несколько большее удивление вызвал мой заказ на бумагу и магические перья. Технологию изготовления последних я знал (в теории, разумеется), ещё с прежних времён – местный аналог бамбука в качестве корпуса, сердцевина тростника как наполнитель, сепия как чернила. Тонкий, пропитанный снаружи клеем побег того же бамбука – это было само перо. Ну и колпачок из того же бамбука. Всё то же самое можно было сделать из металла, но на это времени совершенно не было. И кристалл в корпусе ручки, который препятствовал вытеканию чернил и их высыханию на пере. На всякий случай я озаботился хорошей пачкой местных свинцовых карандашей. Думаю, мой посредник объяснил такой заказ потребностями учебного процесса.

Одним вечером я вызвал к себе самых лучших расчётчиков – Согарра и Фаррира. Первый отличался отменным быстродействием в арифметике. Второй славился вдумчивостью и минимальным количеством ошибок.

– Вот что, братцы, вам предстоит сделать расчёт, касающийся длительных полётов. Считать каждому по отдельности! Даю вводные: дистанция две тысячи девятьсот миль, скорость девяносто, сто, сто десять и сто двадцать миль в час. Требуется определить потребность в пирите. До заката справитесь?

В зале заседаний Временного правительства Южной Маэры

– Господа и дама, для начала сделает сообщение весьмапочтенный Мохаммад. Прошу.

Доклад не содержал ничего, что бы можно было счесть экстраординарным. Специальные наблюдатели проследили за драконами, забравшими груз серебра. Все в один голос утверждали, что ящеры совершенно не выглядели утомлёнными. Направление полёта полностью соответствовало ожиданиям (на северо-восток). Правда, это наблюдение делалось лишь на начальной стадии полёта. Наблюдателей выслали в район, где драконы могли бы приземлиться для восстановления сил, но ничего подобного заметить не удалось. Таким образом, дальнодействие крылатых оказалось (по косвенным данным) намного больше ожидаемого, и этот вывод также не стал сюрпризом.

– Вышеизложенное я отношу к хорошим новостям, – заключил Мохаммад бесцветным голосом, – ибо не было, нет и, надеюсь, не будет никаких признаков того, что драконы собираются воевать. Но есть и плохие. Будьте добры, карту.

Двое немолодых слуг сноровисто повесили большую карту на стену, противостоящую окнам.

– На сегодняшний день намечаются отчётливые сепаратистские тенденции, во-первых на крайнем южном прибрежном районе… вот здесь… Далее, бассейн реки Аравади вплоть до восточного водораздела… и, наконец, так называемая Солнечная Коммуна, те располагаются на территории вот отсюда и до Солнечного хребта. Заметьте, на эти же земли претендуют наши соседи с Востока. Налоги оттуда почти не поступают. Полностью перекрыты ключевые перевалы на всех пограничных горных цепях. Захвачены оазисы Барр-дхак и Андарр-хия, а через них шло более девяноста процентов торговли с этими регионами…


Это я должен был предусмотреть, но не догадался.

Пикор добросовестно доставил лепёшки, они же галеты, они же сухари. Продукт был упакован в плотную бумагу. Ребята помогли перенести все двадцать пачек в нашу пещеру и сложили в углу.

Неважный драконий слух дал сигнал тревоги, когда было уже поздно.

Санька с совершенно дикими глазами прыгала по пещере, выкрикивая:

– Я! Самая! Быстрая! Самая! Ловкая! Прыгаю! Дальше! Мамы! – и прочее в том же духе.

Почему-то первой проскочила мысль, что драконочки в её возрасте не должны так скакать, у них лапки ещё слабоваты. Видимо, думал я слишком медленно: дочка уже неслась прыжками к выходу из пещеры с явным намерением умчаться вниз по склону, хотя это ей было строго запрещено.

Гирры в пещере не было: она собирала материал для подновления подстилок. Может, она бы отреагировала быстрее. У меня же в тот момент все умные мысли сосредоточились в одной: «Перехватить!»

Помогла телемагия: я подловил драконочку на взлёте и подтянул к себе. Саня беспорядочно отбивалась и даже пыталась меня укусить. Только после этого до моей головы доплёлся (очень неторопливым шагом) вывод, что дочурка явно не в себе. Но выяснять причины было несвоевременно.

Пульс у малышки зашкаливал. Адреналина в крови – хоть половником черпай. Жутковая активность мышц – как бы не случилось судорог…

Я дал «Наркоз» очень небольшой интенсивности. Это помогло. Саня обмякла, заморгала и вдруг выдала жалобным голоском:

– Папа, я ещё есть хочу.

Догадка оформилась мгновенно. Я бросил взгляд на рядок пачек с галетами. Ну да, одна не особо аккуратно вскрыта. Не иначе, проказница учуяла вкусный запах, сунула любопытный носик и решила отведать лакомство. А в лепёшках-то, видать, примесь ржаной муки, хотя на вид они вполне пшеничные. Наркотик для драконов, вот что это такое. Может, концентрация невелика, но для малышки много и не надо.

– Та-а-ак. Что здесь происходит? – Похоже, супруга почувствовала неладное просто по моему виду.

Пока я рассказывал, дочка поскулила и заснула.

– Сколько она будет спать?

– По расчётам, часа два.

– Думаешь, за это время она придёт в себя?

– Хотел бы я знать ответ. А вообще-то могу дать «Наркоз» ещё раз.

Но для начала надо понять, что происходит. И ещё одна потребность…

– Гир, лети за Фиоррой, тащи её сюда. Конечно, если она себя нормально чувствует.

Без супруги, как ни странно, стало легче. Пока она летала туда и обратно, я успел прокачать потоки. Ага, вот аномальная зона возбуждения в мозгу. А как её гасить?

Тем временем подлетела Фиорра. Беременность не помешала ей принять самый деловой вид.

– Гирра мне всё рассказала. Выходит, мы все, благодаря твоей дочке, дёшево отделались.

– Об этом не сейчас. Ну-ка, давай по потокам.

Универсалка прокачала их не намного хуже, чем я сам. Её описание было очень близко к моему. И задала тот же вопрос:

– Как от этой области избавляться?

– Наставник меня такому не учил. А я не подумал спросить. Единственное, что приходит в голову, – активизировать обмен веществ, чтобы организм сам вывел эту дрянь.

Это мы с Фиоррой могли. Через три часа за моей напарницей прилетел обеспокоенный муж. А ещё через час мы с ней выдохнули хором:

– Порядок!

В академии магов

Сообщение делал академик Ландов. Судя по значительной мине, доклад содержал важные новости.

– Господа, я коснусь проблемы больших кристаллов. Кое в чём мы добились успеха. Надеюсь, все помнят тот тяжелый сапфир, что доктор Гальв представил собранию?

Разумеется, никто из присутствующих не сознался в симптомах болезни Альцгеймера.

– Нашим людям удалось выменять этот образец на кристалл кварца. Вес его – сто двадцать фунтов.

По залу прокатились негромкие «Ого!», «Вот это да!» и «Где ж такой нашли?».

– Более того, мы уже произвели опыты по управлению. Использовалась магия воды. Предварительный итог: двое докторов могут справиться с потоками, но при следующих условиях: во-первых, заклинания должны соответствовать специализации, во-вторых, сами эти доктора должны быть… скажем так, не из худших. Как вариант: четверо докторов с квалификацией даже ниже средней. Или шестеро хороших магистров. Как ни странно, в качестве усилителя этот кристалл не особо эффективен: он работает, но едва ли на одну десятую потенциальных возможностей. Почему так? Это ещё предстоит выяснить.

– Вопросы? Прошу вас, особопочтенный Менгель.

– Полагаю, этот образчик применим для работы с магией смерти, не так ли? По в каких масштабах?

– На первый вопрос отвечаю: да, безусловно, вы правы. Кварц – универсальный кристалл. Что до масштаба, то сделана была лишь теоретическая оценка. Мы можем гарантировать поражение площади в тысячу квадратных миль даже для горной местности. Оптимистическая оценка в десять раз больше, но это, скорее всего, лишь для равнины. Предвижу ваш следующий вопрос, доктор Менгель, и сразу отвечаю: нет, этот кристалл не гарантирует полное уничтожение всех драконов хотя бы уж потому, что общая площадь их поселений намного больше.

Взаимные поклоны.

– Ещё вопросы? Выступления? Прошу, доктор Чонсон.

– Правильно ли я понял, особопочтенный, что у коллекционеров нет ничего большего, чем этот кварц?

Ландов нахмурился. Вопрос попал точно в цель.

– По имеющимся данным, этот кристалл был самым крупным во всех известных нам коллекциях.

– Тогда делаю вывод: наши поиски могут ориентироваться лишь на шахты и на купцов.

Полное согласие аудитории.


Алкогольное похмелье лечится, это я знал прекрасно. Больше того, моих знаний магии жизни вполне хватило бы на это. Но у Сани это было связано с наркотиком, да сюда же «адреналиновая тоска» как следствие длительного возбуждения. Но даже обладай я соответствующими умениями, и тогда из педагогических соображений не стал бы лечить. Вместо этого я посочувствовал бедной дитёнке, объяснил, что это ей попался кусок отравленной лепёшки и что если она съест ещё, то на следующий день будет и того хуже. Потом оставил дочурку на попечение жены и поспешил к «почтовому ящику». Мне нужна была срочная связь с Пикором.

К моему огромному удивлению, Пикор сам желал как можно быстрее выйти на связь и предлагал встречу. С одной стороны, вроде и хорошо – два дела одним махом решим. С другой, осталось неясным, что моему контрагенту могло так неотложно понадобиться.

Это на следующий день выяснилось. Пикор не зря просил о встрече.

– Господин Динозаврр, моя сестра Мира просила кланяться вам и госпоже Диатрриме, а также передать вот что. К ней в своё время поступила просьба купить по возможности кристаллы как можно большего размера, хоть ярд в поперечнике, хоть два. А когда она спросила, какого вида нужны, то ответили: годятся любые бесцветные, но лучше кварц. Давеча подтвердили интерес, да цену предлагают очень хорошую, аж десять золотых, а то и поболе. Доставка за их счёт.

Я постарался придать голосу полнейшее спокойствие.

– Приму к сведению, но и ты передай Мируте: моя просьба остаётся в силе. Имею в виду, если что ей станет известно о большом кристалле или даже о нескольких, то пусть даст мне знать. Хочу сказать: по-настоящему большом, восемьдесят дюймов в поперечнике или больше. И вот ещё какое дело, относительно лепешек из пшеничной муки…

Пикор показал себя молодцом. Он достал предусмотрительно захваченные лист бумаги с карандашиком и необыкновенно корявым (даже по драконьим меркам) почерком записал все основные положения, тезисы и варианты.

В конторе мастера гильдии пекарей

Голос посетителя не содержал и малейшего оттенка раздражения, не говоря уж о гневе.

– …Таким образом, мой заказчик полагает, что условия договора злостно нарушены. Вы сами можете в этом убедиться.

На свет божий появилась лепёшка. Но необычный торговый посредник на этом не остановился.

– Примите во внимание вот что. Господин заказчик не просто недоволен таким нарушением его законных прав. Если он не получит полной надлежащей компенсации в самое кратчайшее время, то подаст на вас в суд. Особопочтенный Курат-аз (он маг разума) уже дал своё согласие провести экспертизу…

Эти слова являли собой удар страшной силы. «Господин заказчик» – значит маг. Уже плохо. За попытку продать изделие не из заказанного сорта муки придётся давать ответ в гильдии – ещё того хуже. В довершение всего доктор Курат выставит счёт за свои услуги. Сумма будет очень жирной, а платить обязана проигравшая сторона. Такое уже близко к катастрофе.

– Не извольте сомневаться, многоуважаемый. Мне безразлично, был ли то недосмотр подмастерья или его умысел – я выгоню негодяя сегодня же. Сверх того, вы получите обратно все уплаченные вами деньги за этот товар, который можете оставить себе. И, само собой разумеется, вы бесплатно получите полноценную замену из пшеничной муки высочайшего качества. Партия товара будет готова завтра в полдень – раньше мои люди просто не успеют. И выражаю смиренную надежду, что это прискорбное недоразумение будет тем самым улажено.

Недолгое молчание.

– У меня имеются полномочия от моего заказчика согласиться на эти условия, но с одной поправкой.

– Я весь внимание.

– Те лепёшки, которые уже переданы, нам не нужны. Если желаете, мы их доставим обратно за один сребреник.

Разумеется, пекарь охотно согласился на этот вариант.

В надлежащее время лепёшки, изготовленные из чистейшей пшеничной муки, были отгружены для разборчивого, но щепетильного покупателя, который так и остался неизвестным.

Мастер был совершенно не заинтересован, чтобы эта история просочилась в гильдию. Он хранил молчание, а вот выгнанный подмастерье не стеснялся рассказывать в трактирах, что, мол, мастер заставил его подмешать ржаную муку в пшеничную ради грошовой выгоды, а потом его же и выставил виноватым. При этом он всякий раз добавлял, что такого взыскательного заказчика он сроду не видывал.

Один из слушателей вслух и совершенно искренне заявил, что эта история представляется ему интересной и поучительной. В знак высокой оценки мастерства рассказчика благодарный посетитель трактира даже выставил бывшему подмастерью кружку пива.


Следующую неделю я провёл в чуточку невменяемом состоянии – очень уж много дел осталось сделать до отлёта. Целый день ушёл лишь на то, чтобы обсудить с ребятами результаты расчётов длительности полёта. Я специально не давил авторитетом, за что четырежды был обозван перестраховщиком, пять раз мне пришлось выслушать сакраментальный вопрос «С какой это стати?» и ответить на него и восемь раз мне ткнули в нос мысль: «Мы можем сделать это лучше». Разумеется, в долгу оставаться невозможно, вот почему соратники пятикратно были поименованы авантюристами, семь раз спрошены: «Почему нет запасного варианта?» – и ещё один раз я поинтересовался: «А резерв за тебя Чёрный дракон изыскивать будет?»

Между делом мы получили лепёшки взамен забракованных. Отчаянный храбрец Харрф тут же вызвался опробовать продукт на самом себе. Аргументация была такова: «Командир, в случае чего это ведь ты меня спасать будешь, а не наоборот». Бесстрашный естествоиспытатель схрямкал лепёшку. После длительного и нервного ожидания мы с Фиоррой выдали вердикт: «Пациент болен на всю голову, но коричневый хлеб тут ни при чём». Уже гораздо позже я узнал, что Рройта шепнула в доверительном разговоре Гирре: «Раньше я полагала, что это честь и радость – иметь в мужьях самого храброго дракона в команде. Теперь начинаю думать, что тут имеются и отрицательные стороны».

В сельском трактире

У трактирщика была профессиональная зрительная память. Хотя магов было двое, и оба в ранге магистра (как и те регулярные посетители), однако на сей раз личности были совершенно иные. Но и эти вели себя точно так же: спокойно заказали блюда и пустились в переговоры.

– Доброго вам вечера.

– И вам. Я внимательно слушаю ваши предложения.

– С чего вы взяли, что я вышел с предложениями?

– Иначе вы не проявили бы такой настойчивости в организации этой встречи. Но важно не это, а то, насколько велики ваши полномочия.

– Моё дело в данном случае – высказать предложения, выслушать ваши аргументы и передать всё это руководству.

– Так что же вы хотите?

– Перемирия.

– Нам известно, что творится на Крайнем Юге. Больше скажу: зная состояние вашей экономики, мы предвидели, что война на два фронта будет крайне тяжёлой для Временного правительства Южной Маэры… – Последние слова были произнесены с отчётливо иронической интонацией, но как раз её в сундук положить нельзя. – А в длительной перспективе и вовсе разорительной. Но вы забыли указать нечто важное для нас.

– А именно?

– Какой в этом может быть интерес для Срединной коалиции?

– Прямой, разумеется, – уменьшение военных расходов. У вас становится одним противником меньше.

– Мы полагаем это недостаточным.

– Чего же ещё вы хотите?

Дипломатический представитель Юга, в свою очередь, тоном своей реплики ясно дал понять, что хотеть-то можно, а вот получить…

– Материальных поступлений.

Ответ прозвучал резко:

– Никаких налогов мы платить не будем.

Собеседник оставался удивительно спокоен. С очевидностью этот поворот переговоров он (или те, кто его послал) предвидел.

– О налогах речь не идёт. Суть в другом.

Последовала пауза, и южанин на нее клюнул:

– О чём же вы говорите?

– Мы предлагаем возобновить торговые отношения, но… с некоторыми условиями. Первое: сборы с ваших купцов будут увеличены, хотя и ненамного. Второе: вам будет предоставлен список товаров, интересующих нас в первую очередь. Третье: торговля лишь в приграничной полосе. Граница будет задана. Любой из южан, появившийся севернее, будет немедленно задержан по подозрению в шпионаже.

Собеседник на некоторое время задумался. Или же его увлекла говядина по-горски.

– По первому вопросу, полагаю, соглашение достижимо. Третье условие тоже выглядит разумно, хотя лишает наших купцов части прибыли. Но не могли бы вы представить хотя бы начерно упомянутый вами список?

– В общих чертах? Извольте. Предметы роскоши в нём не числятся. Зато вполне возможна закупка продовольствия, в том числе риса, также кож, железа в слитках и полосах. Мы можем закупить лошадей в больших количествах. Возможна сделка с кристаллами, даже большими.

– Простите, не понял. Общеизвестно, чем больше кристалл, тем он ценнее.

– Вы заблуждаетесь. Чем больше кристалл, тем больше вероятность, что он содержит в себе трещины. Приходится раскалывать большой кристалл, дабы получить из него несколько небольших, но без трещин. Конечно, поверхность будет грубой, но тут уж ничего не поделаешь. А ещё с самыми большими кристаллами могут справляться лишь самые квалифицированные маги, а таковых не так уж много. Имею в виду – с такими кристаллами ещё не всякий доктор сможет работать. К тому же у сильнейших магов вообще нет потребности в кристаллах. Так что мы куда больше заинтересованы в большом количестве небольших, но односортных кристаллов.

– Я представлю ваши пожелания руководству.


Глава 14. Проба сил

Груз был подготовлен. На первый раз нагрузка предполагалась не до верхнего предела, около тридцати килограммов (то есть семьдесят пять здешних фунтов) на хвост. Теоретически вообще можно было лететь налегке, но я помнил, что у следующей партии, возможно, грузом будут сирри.

За кристаллы разразилась жестокая словесная битва между мной и ребятами, а особенно универсалами. Запас по телемагии, разумеется, сомнений не вызывал, хотя мысленно я признавал, что основа расчётов не такая уж твёрдая, никто из нас не знал направления и силы господствующих ветров. Да и расстояние было известно лишь с моих слов, а те – с показаний лага кораблей, на которых я ходил через Великий океан. Но голубые аквамарины уже вызвали споры. Слов нет, магия воздуха могла бы оказаться полезной (особенно «Воздушные кулаки»), но в конце концов было достигнуто соглашение: аквамарины достались лишь четверым. От аметистов (то есть от магии электричества) отказались вовсе, рассудив, что «Молнии» с целью отпугнуть вполне по силам любому из наших даже без кристаллов, а универсалы могут выдать это заклинание с убийственной силой. На кристаллах для магии земли решили не экономить: по две штуки были у четверых, самых способных, и столько же получили универсалы. Мне пришлось раскрыть тайну: в качестве крайнего средства я продумал возможность создания льдины магией огня, хотя бы ради кратковременного отдыха среди океана. По этому случаю в браслеты специалистов по огню вставили два самых лучших красных граната. Ещё предстояло провести воду в свежесозданные пещеры. Поэтому зелено-голубые аквамарины были у всех.

Можно было бы взять с собой серебро (уж оно быстро не портится) наряду с магомолотом, но со всей очевидностью за океаном времени на ковку браслетов не будет. Зато я рассчитывал научить этому делу кого-то из наших и выдать соответствующее поручение. Пусть даже медленно пойдёт работа, но пойдёт.

Долгие споры вызвали кристаллы для связи. Я полагал, что мы наверняка будем держаться группой, так что связь вообще ни к чему. Согарр долго убеждал, что связь нужна «на крайний случай». Пришлось ему поверить, он был стороной незаинтересованной.

Накануне вылета я ещё раз обговорил полётное задание. Нужды особой в этом не было, все его и так помнили, но…

– Куда лететь, надеюсь, из ваших голов не выветрилось? Я почему-то так и думал. А вот что вам ещё надо знать. С завтрашнего утра ожидаю ясную погоду. Нам до острова Большое Кольцо лететь шесть часов при наихудшем ветре. А вообще ожидаю пятичасовой полёт. Напоминаю ещё раз: никаких разговоров по магосвязи, только щелчки, да и тех избегать.

– Практический вопрос, командир: а что, если мы заметим людей в океане?

– Скверно, но не катастрофа. Мы будем лететь высоко, нас они, вероятно, и не увидят. Но по-любому надлежит прикидываться, что мы сами никого не замечаем, и вообще нам до людей нет дела.

– А если на острове?

Я задумался.

– Тогда придётся лететь в ту сторону острова, где пришельцев нет. Пещеры делать заново, соответственно. Ну, братцы-сестрицы, завтра с утра работаем!

В пещере тысячника Коррга

– Мор, так что тебе удалось узнать?

Тёмно-зелёная Моррфа ответила не сразу.

– Ты уж и задал задачку, муженёк. Не так-то много. Хотя кое-какие связи нашлись. Я в дальнем родстве с погибшим отцом Стурра. И ещё… Ну ладно, это не так существенно. Что до оплаты этого заказа на сёдла, могу сказать: никаких данных. По всей видимости, непосредственный исполнитель был один, и я даже не знаю его имени. Что касается других вопросов: тут кое-что наметилось. Несколько драконов летало на остров в Великом океане. Люди на этом острове не живут. Опять участвовал пятнистый Стурр и ещё трое. Группа отсутствовала пять дней, причём в нее входило двое универсалов, считая самого Стурра.

– Подготовка пещер для проживания?

– Вполне вероятно. Но я подумала: а сколько они могли сделать? Посоветовалась с мудрым Диурром. Ответ был: никак не больше четырёх пещер, даже если не скала, а просто каменистый грунт. И это количество, как полагаю, маловато. Имею в виду, оно не соответствует количеству сёдел.

– Тогда они должны были слетать туда ещё раз. Я бы отрядил группу побольше.

– Возможно, именно это сейчас и делается. Во всяком случае, твой пятнистый офицер достоверно будет отсутствовать в течение двух или трёх недель. У меня в связи с этим островом появился вот какой вопрос: этот Стурр склонен к авантюризму?

– Ну уж нет. Из того, что я о нём слышал, складывается впечатление полной продуманности его тактических решенийс минимальным риском для подчинённых. А откуда у тебя такой интерес?

– Я попыталась выяснить длительность полёта до этого острова. Нет никаких надёжных данных. Хуже того: и названия острова, и его точное местоположение никто не знает. По длительности полёта есть лишь вот что: первый раз Стурр туда летел семь часов. Очень много. А уж если лететь с грузом, так и вовсе запредельный риск. То есть имеется по пути место для промежуточной посадки и отдыха. И о нём просто ничего не известно.

Тысячник задумался. Супруга могла этого не знать, но он-то хорошо помнил, что реальная длительность полёта с седлом и дракончиком в нём составляет максимум четыре часа. Пять – уже большой риск. Семь – просто нереально.

Моррфа прервала эти размышления:

– Я подумала, что промежуточное место просто неудобно… например, это маленький островок или ещё что-то. Но всё равно для отдыха нужна какая-то пещера, пусть и тесная. И не одна, если летит группа. Я хочу сказать…

– И я думаю то же самое. По всему выходит, эта группа не могла обзавестись достаточным количеством пещер. Значит, будут делать ещё.

Коррг говорил с уверенным видом, но про себя думал, что Стурр и в школе показал себя мастером необычных ходов, и на военной службе выделился этим же. Наверняка с этим переселением связана некая хитрость. Может, стоит поговорить с ним напрямую?


Мы вылетели чуть позже, чем предполагали: небо на востоке уже посветлело. Ветер у земли не чувствовался вообще, но все знали, что на высоте пяти миль воздушные потоки могут быть значимыми. Конечно, можно было прощупать их магией воздуха, но мой приказ был недвусмыслен: энергию экономить всемерно!

Группа старательно обогнула Стархат. До него было миль пятнадцать; вряд ли кто из островитян сумел бы на таком расстоянии даже просто заметить летящий строй драконов. А если бы и увидели, вполне могли принять за стайку диких гусей. На блистающей внизу поверхности океана тоже не было никаких следов жизни, если не считать дельфинов.

Биологический навигатор, встроенный в драконий мозг, не подвёл. Примерно через пять часов полёта впереди показались сглаженные временем зубцы острова Большое Кольцо. Нам оставалось не более четверти часа лёта.

В комнате разведуправления Южной Маэры

Группа аналитиков была значимой и гордой – по названию. По правде говоря, в её состав входили лишь двое. Оба были бакалаврами-универсалами. Оба получали очень хорошее жалованье, совершенно не соответствующее их рангу. Третьим в помещении был сам начальник управления. Он и ввёл в курс дела.

– …Таким образом, вам надлежит дать ответ на следующие вопросы. Первый и главный: действительно ли нашим северным соседям крупные кристаллы нужны именно для того, о чём нам заявили? А если нет, то для чего же? Второй и тоже главный: что нам отвечать? Можете задавать вопросы. Без чинов.

Хотя бакалавры были одного ранга, но один из них был на два года младше коллеги. Он и начал:

– Мохаммад, когда нужен ответ?

– Вчера.

Спрашивавший красноречиво хмыкнул. Его товарищ хмыкнул весьма озабоченно и, в свою очередь, спросил:

– Значит ли это, что у нас уже есть такой кристалл?

В ответе звучала полная уверенность:

– И да и нет.

Нахальство, свойственное молодости, победило осторожность, и потому последовал вопрос:

– Как понимаю, кристалл уже нашли, но ещё не извлекли из… того места, где его нашли.

– Быстро умеешь думать, Радош.

Ответом был небрежный кивок – дескать, и сам знаю, что умный.

По поток вопросов отнюдь не иссяк, просто поменял источник.

– Сдаётся, нам бы надо знать побольше об этом кристалле.

После недолгого колебания глава разведслужбы решился:

– Добро. Кристаллы найдены в золотой шахте на глубине триста ярдов. Именно кристаллы, их два. Один большой, чутьболее ярда в поперечнике. Другой очень большой – ярд и семь десятых. Громадина. Расположены в разных штреках, но недалеко друг от друга.

Начальство было прервано не слишком корректно:

– Предлагаю в дальнейшем даже в разговорах между собой называть их по именам. Ну, например, тот, что больше, можно именовать Кобыла…

– А тот, что меньше, – Жеребёнок?

Дружный смех.

– По мне, так звучит неплохо.

– Принято. Так вот, Кобыла точно соответствует описанию, полученному от северян: сплошная сетка трещин. Я даже не уверен, что этот экземпляр удастся вытащить на поверхность в неповреждённом виде. Да ещё и включения в виде плоскостей. А вот Жеребёнок…

– Что, ни трещин, ни включений?

– По крайней мере, при свете фонарей их не видно.

– Тогда напрашивается решение: провести переговоры относительно Кобылы. Честно предупредить: мол, трещин полно, постараемся достать целым, но не ручаемся. А насчёт Жеребёнка до поры молчать вообще. Чтоб вывести Кобылу из стойла, понадобится хорошо, если месяц. Кстати, не худо бы прокачать потоки. Шахтёры, надо думать, этим не озаботились?

Начальство усмехнулось шутке, но всё же решило малость поприжать чрезмерно резвого подчинённого:

– Вишер, что ты будешь делать в течение этого месяца?

– Для начала постараюсь догадаться, для каких целей могут понадобиться небольшие однородные кристаллы в таком количестве. А потом… потом надо бы представить, для чего ещё могут быть полезны крупные кристаллы. Кстати, хорошо бы поставить задачу перед нашей агентурой, пусть не самые большие, но всё же крупные кристаллы наверняка уже находили раньше. Так куда же они попадали?

– Вопрос интере-е-е-есный…


Это не было магическим истощением. Всего лишь реакция на долгое нервное напряжение, но и её хватило.

Соратники нетвёрдо держались на лапах, но храбрились. Глорр даже заявил, что берётся поработать на предмет новой пещеры, но эта мысль была решительно оборвана.

– Нет уж, ребята, для начала белый хлеб.

Порции были скромными (по две лепёшки на морду), но удивительным образом перспектива еды взбодрила всех, включая меня. Психология, кто что ни говори, сила. Я приказал есть без торопливости, туманно объясняя: «Хлеб любит, чтоб его жевали».

– А теперь, ребята, полная подзарядка кристаллов.

Гъярр, ввиду высокого воинского звания (десятник всё же), попробовал слегка возразить:

– Командир, мне кажется, лучше бы заряжать близко к вечеру – мы за ночь восстановимся, а на сегодня больше сил останется.

Это был тот самый случай, когда простой приказ хуже, чем приказ с разъяснением.

– Почти правильно думаешь. Но только привычка на мгновенную подзарядку сразу после затраты энергии должна тебе и всем нам намертво в хвост врасти. Как тебе ситуация: вот прилетела группа на этот остров – и тут же выясняется, что отсюда срочно надо сваливать. Что тогда скажешь?

Понимающее молчание.

– Ребята, запомните накрепко: мы ещё не в безопасности. Вот когда все, кто захочет, достигнут другого берега Великого океана… Да и тогда тоже…

Таррик, не отводя глаз от кристаллов в своём браслете, поинтересовался:

– А там что может случиться?

– А вот как все закончат работу, так и выясним.

Кое-кто подумал, что имелась в виду подзарядка, и оказался не совсем прав.

– Фаррир, ты покажешь Гъярру, где здесь водится рыба. На вас двоих – пропитание группы. Универсалы – ваша задача и так, надеюсь, понятна. Кстати, я сам буду работать вместе с вами. Но особо энергию не тратьте! Сколько сделаем, столько сделаем. Харрф, Глорр – соберёте подстилки. Слирр, на твоей ответственности водоснабжение.

Канализацию по умолчанию должны были делать универсалы с помощью магии земли.

– Нам завтра с раннего утра в полёт. Работаем!

Солнце почти коснулось горизонта, когда Ррада отвлеклась от работы с почти готовой пещерой и окликнула меня:

– Командир, глянь, что я нашла!

Перед ней на каменном полу лежали два кристаллика слегка вытянутой формы, чуть более местного дюйма в длину.

– Ну-ка посмотрим… Нет, надо бы их на свет.

Почему-то в считаную минуту вокруг нас собралась вся группа, даже Фаррир с Гъярром, которые вообще-то должны были следить за готовкой свежепойманных рыбин.

Одну из находок я узнал сразу – танзанит синевато-серого цвета. Опыт прежнего визита на Маэру подсказывал: выставить его на солнце, и он станет чисто-синим. А вот второй…

Этот был желтовато-коричневым. Если брать, как есть, то типичный случай находки для мага земли. Ещё до второго посещения Маэры я узнал, что танзаниты бывают и такого цвета, и их можно сделать синими термообработкой. Дополнительный вывод: мы находимся на острове Реддар. Память утверждала, что только там имеется месторождение танзанита.

Ещё одна, последняя проверка. В моём браслете были бесцветные кварцы. Попробуем процарапать… Ну да, всё, как и предполагалось.

– Значит так, братцы-сестрицы. Эти кристаллы я знаю, читал о них, называются танзаниты. Вот этот хорош для магии воды. Но будет ещё лучше, если его подержать на солнце. Тогда он станет тёмно-синим. А этот для магии земли. Но его можно превратить в синий, если надо. Люди это делают, нагревая кристаллы в особых печах, а драконы могут сделать такое сами по себе.

Полное потрясение среди подчинённых. Лихорадочный обмен взглядами. Что же такого я сказал?

Наконец Миррак с явным усилием выдал:

– Так что, ты, выходит, можешь один кристалл в другой превратить?

Очень хотелось ещё больше поднять свой авторитет, но сейчас не совсем тот случай.

– Нет, не так. Кристалл остаётся тем же самым, просто он по-другому начинает реагировать на потоки. Не только я: ты можешь видоизменить жёлтый танзанит, и Таррик тоже, да и остальные. Есть, конечно, всякие хитрости, но этому можно научить. Люди мне показывали… э-э-э… приёмы работы.

Кажется, слушатели не до конца поверили. Но дискуссию надобно закруглять.

– Ладно, ребята. Ррада, специально искать эти кристаллики не надо, лучше закончи пещеру. Тебе ведь вряд ли более получаса понадобится, верно? Работаем!

Ещё не полностью стемнело, когда я, прикинув состояние команды, волевым решением прекратил все работы. И сразу же наш штатный педант и зануда напомнил:

– Командир, ты обещал рассказать, что нам грозит в Заокеании.

– Э, нет! Вы сами догадаетесь, что там может быть нехорошего. Фаррир, Гъярр, рыба готова, надо полагать? Вот и ладно, одновременно с едой устроим мозговой штурм!

Командиры второго и третьего десятков, а также универсалы благоразумно промолчали. Они о таком только слышали. Впрочем, это не мешало им уплетать ужин.

– Глорр, валяй!

– А чего тут вообще? Здесь опасение, что вылет большой группы драконов скрыть не удастся. Не исключаю, что этот остров хорошо известен людям, пусть даже они тут не живут. Сюда вполне может прибыть разведка. А раз улетели и на территории Маэры не появлялись, значит, за океан. По кратчайшей дороге на запад, там будут искать нас. Ну, что скажете?

И дискуссия понеслась по кочкам.

На острове Малый Топор

Это не было штормом, всего лишь крепкий, но очень упорный ветер с юго-запада. Именно он не дал рыбакам с острова Стархат добраться до дому. Они вынуждены были пристать к островку Малый Топор. У этого скального кусочка суши было неоспоримое достоинство – источник пресной воды. Бухточка среди скал не могла бы вместить корабль класса «дракон» (таковых ещё не придумали), но для рыбацкой лодки её хватало.

Вода уже была набрана в бочонок, когда старший, глянув на небо, удивлённо заметил:

– Гляньте: стая драконов!

Все подняли голову. Зрелище было совершенно необычным. Никто из присутствующих до этого не видел дракона вживую, хотя, разумеется, слышал. А тут сразу десять!

– Как думаешь Латхар, они нас заметили?

– Вряд ли. Смотрят вроде как в другую сторону, мы же у них за спиной. Да и летят в стороне.

– А куда?

– Похоже, на остров Реддар. Направление совпадает, рыбы вокруг полно, люди там не живут. Море, правда, неспокойное, так ведь драконам это не мешает.

– Тогда почему их раньше здесь не видели?

– Вот и я думаю – почему?

– Вот если у них там пещеры, хорошо бы пошарить…

– Да что ты говоришь! Вон видишь там, на юго-востоке одинокую скалу с трещиной?

– Ну, вижу.

– А знаешь, откуда трещина? Это ты головой стукнулся. Лезть к драконам в пещеры, когда они здесь…

– Да пошёл ты к Тёмному в заднюю дырку!

– Это ты сейчас там окажешься, а я помогу!

– А ну, хорош ругаться! Ты, Марх, почти прав: стоило бы поглядеть, но только когда убедимся, что хозяева далеко. Очень возможно, такой случай представится. Как погляжу, ветер сменится на северо-восточный лишь завтра. Если те с утрева куда упорхают, то нам, стал-быть, возможность. Но осторожно, акульи мальки!

– Латхар, я заметил странность в этих зверюгах.

– Какую?

– У всех что-то вроде лошадиных подпруг через брюхо.

– И что? А, понимаю, ты хочешь сказать, они при сёдлах?

– Нет, я имел в виду не сёдла, а перемётные сумы, вьюки… что-то в этом роде.

На этом разговор застопорился. Все подумали одно и то же: а что там внутри. И все предположили одно и то же: ослепительные сокровища. Драконы их обожают, это же всем известно.

Старший подвёл итог:

– Так и так раньше завтрашнего утра мы двинуться отсюда не можем. А утром… будет видно.

Опыт и предчувствие не подвели.

С огромным трудом рыбаки сумели приткнуться к берегу с подветренной стороны. Пещеры были обнаружены после шести часов упорных поисков. Но ничего ценного найти не удалось.

Обитателям острова Стархат стало ясно: крылатые унесли все сокровища с собой. Но сведения о драконах, разумеется, надо было доставить вождю.


Глава 15. В далёкий путь драконы улетают…

Разумеется, с вечера члены отряда проверили ещё раз груз (в воздухе ничего не должно болтаться и вибрировать). Все получили приказ запоминать дорогу.

Мы взлетели. Мы набрали заданную высоту – пять миль. Мы легли на курс. Строй – «клин».

Я намеревался лететь по дуге большого круга; именно она является кратчайшим расстоянием между двумя точками на сферической поверхности. Об этом навигационном приёме я знал ещё со школьных времён на Земле. Но просчитать курс точно было невозможно, поскольку заранее направление ветров я не знал, и в полёте его тоже не уловить, хотя можно увидеть ориентацию волн внизу. Не особо точный признак – направление зыби, например, ничего не скажет о направлении ветра, но лучшего способа не имелось.

Погода была яснее некуда. Видимость – миллион на миллион. Мечта дракона (или пилота).

Через два часа я довернул на один градус к западу и мысленно поблагодарил отца, который жёсткими тренировками заставил мой внутренний компас работать как можно точнее.

Солнце уже взошло, и океан сверкал внизу. Ничего живого на поверхности воды не было, если не считать малой группки китов. Вид распознать я не мог, но отметил двойные фонтаны: значит, не кашалоты и не полосатики. Может, это был аналог земных гренландских китов – в здешнем мире на них некому было охотиться.

Киты остались позади, зато появились игривые дельфины, кувыркавшиеся в волнах… Стоп! На зыби особенно не покувыркаешься, очень она пологая. То есть внизу там ветер есть, а отсюда следует, что и на высоте он присутствует. Скорость ветра? Судя по тому, что «барашков» очень мало, это пятый балл по шкале Бофора. То есть от семнадцати до двадцати одного земных узла. А в каком направлении?

Сопоставив направление волн со сторонами света, можно было легко понять: внизу вест-зюйд-вест. Это значит, что нас сносит на север. Или может сносить – ещё не факт, что направления ветра внизу и на высоте пяти миль совпадают. Ну, значит, дадим небольшой поворот на юг пораньше.

Пришлось произвести в уме небольшой расчёт. И вот тут я понял, насколько прав был помощник. Связь в полёте нужна, но не на случай чего-то экстренного, а для разъяснения действий командира. Ведь кому-то из ребят придётся водить за собой большую эскадру. Такое обучение надо бы организовывать заранее, а я о нём не подумал. Кто тут последний в очереди на дурацкий колпак? Ладно, приму полумеру:

– Внимание всем! Ориентация волн внизу… Скорость ветра ориентировочно составляет… Его направление… Рассчитывается поправка к курсу, исходя из… Всё запомнили?

Я не надеялся, что с ходу поймут, но уж на драконью память надеялся крепко. Ответ был не особо дружный, но уверенный:

– Так точно!

– Запомнила.

– А ты сомневался, командир?

– Этот случай запомнил, но по прибытии надо бы разобрать разные варианты навигационных задач…

В штабной пещере

Вопреки ожиданиям визитёра, в штабной пещере был лишь один дракон – тысячник Коррг.

– Сотник Рруг по вашему приказанию прибыл!

– Без чинов, Рруг. Хочу поговорить о вашем бывшем подчинённом…

Сотник ни на четверть секунды не усомнился в личности обсуждаемого и оказался прав.

– …десятнике Стурре. Фактически у него должность полусотника, хотя официально он чин не получил. Итак, зная вас как наблюдательного, вдумчивого и опытного офицера, не сомневаюсь, что вы заметили некоторые странности… кхррррм… в его знаниях, умениях и… карьере. Чем вы их объясняете?

Сотник ответил моментально.

– По моему мнению, Стурр разработал сам или подметил у людей необычные способы тренировок. Источник трудно идентифицировать. С одной стороны, и я и другие неоднократно слышали от Стурра слова вроде «Этот приём я подсмотрелу людей» или «Об этом способе я узнал от людей». С другой стороны, я не очень представляю, с какой это стати людям понадобилось разрабатывать новые методы тренировки драконов. То, что упорные и длительные занятия нужны, – ручаюсь. Могу заявить с уверенностью: не встречал и даже не слыхал о десятнике, который так нещадно гонял бы подчинённых. Также утверждаю: эти занятия давали значительный эффект, и как раз поэтому Стурр пользуется среди подчинённых непререкаемым авторитетом.

– Что вы имеет в виду под «значительным эффектом»?

– Универсалы становились сравнимыми с обычными драконами по магической силе. По этому показателю любой сотник поставил бы их в линию, хотя именно этого не надо делать.

Коррг даже не стал спрашивать, он вопросительно глянул. Рруг немедленно пустился в объяснения:

– Такие драконы намного ценнее, будучи сведены в отдельный десяток. Добавьте ещё отточенные навыки перестроения – и получите эквивалент полусотни, самое меньшее. Уж не говорю о том, что и обычные драконы приобретают некоторые умения универсалов.

– Вы имеете в виду – из обычного дракона Стурр делает универсала?

– Нет. Он подтягивает уровень во всех видах стихийной магии, но в чужих видах его драконы до уровня универсалов не добираются. И всё же: ещё год назад все до единого воины в его десятке умели работать с заклинаниями льда. А после этого он обучил ещё два десятка.

Тысячник продолжил вопросы:

– Вы видели, как он справляется с «Чёрными пятнами»?

– Да. Он поливал их водой довольно длительное время. Точнее, его драконы поливали. Было, правда, одно исключение: когда «Пятно» применили против его десятка, шёл дождь. В результате все следы «Пятна» исчезли, однако не исключаю, что и в тот раз были вызваны дополнительные источники воды. Впрочем, сам я этого не видел.

– Допустим. А видели ли вы, чтобы «Чёрные пятна» удалялись дождём БЕЗ участия Стурра и его команды?

Сотник мысленно похвалил вопрос. Коррг не зря занимал столь высокую должность.

– Не видел. Однако эту магию против драконов на земле использовали крайне редко. Я слышал лишь об одном случае. В воздухе – другое дело. Там и «Серые стрелы» шли в ход, и «Серый капитан». Да и другие заклинания…

Голос Коррга сделался настолько дружеским, что его можно было смело назвать вкрадчивым.

– Как по-вашему, Рруг, те тренировки, о которых вы говорили, могли способстовать увеличению дальности полётов?

– Сам не измерял, а мой источник не особо надёжен. Это я узнал из случайно услышанного разговора. Восемьсот миль с грузом – вот дальнодействие. Это гораздо больше того, что средний дракон пролетает даже без груза.

Тысячник задумался. Он попытался представить, может ли такая дальность иметь военное значение? Имея отношение к планированию операций и большой опыт, Коррг мог с уверенностью ответить: в очень редких случаях. Впрочем… были же примеры, когда часть пути драконы Стурра пролетали со сложенными крыльями, увеличивая тем самым и скорость, и манёвренность. Расход энергии при этом, конечно, намного больше, но учеников пятнистого дракона это обстоятельство, похоже, не волновало. И опять всё упиралось в тренировки: штабист отлично знал, что питомцы Стурра длительное время отрабатывали индивидуальные и групповые перестроения без работы крыльями.

Для чего ещё может понадобиться увеличение дальности полёта? Да ещё с грузом? В голову приходило лишь одно: увозить малышей куда-то в безопасное место. Но почему-то он не успел… Почему?

– Из ваших слов, Рруг, я делаю вывод, что Стурр имеет целую сеть контактов среди людей. Как случилось, что ему не удалось предотвратить нападение на Южное поселение?

– Вы не совсем точно описали ситуацию. Стурр знал, что нападение будет; ему было известно, что атака состоится со стороны океана, но не было информации, где именно. А охватить наблюдением всё побережье – для этого его подразделение слишком малочисленно.

– Пожалуй, соглашусь с вами. И ещё вопрос: из той информации, что я получил, следует, что Стурр ожидает повторного нападения, не так ли?

– Он в этом абсолютно убеждён.

– Спасибо, Рруг. Можете лететь.

Умный сотник знал или догадывался о роли кристаллов, но ничего о ней не сказал, полагая, что это ещё успеется.


Мы пролетели, по расчёту, три четверти пути, и курс сейчас лежал на юго-запад. Ребята всё же устали, и не от повышенного расхода энергии – работали кристаллы пирита, – а всего лишь потому, что группа летела полный световой день, и до отдыха было ещё далеко.

Красный шар солнца уходил за безбрежную поверхность океана. На западе небо было ясным, а вот с севера накатывали облака. Это не нравилось: в условиях плохой видимости разглядеть сушу будет непросто. Но потом пришла в голову мысль: ведь когда-то мои подчинённые, летавшие на самолёте, ловили момент пересечения береговой линии по изменению водных потоков внизу. А ведь среди ребят есть маги воды. И я отдал приказ:

– Фаррир, как самочувствие?

– Нормально, командир, готов лететь хоть всю ночь.

Выпендривается, понятно, но по магической силе он и вправду из первых.

– Каждые четверть часа проверяй водные потоки под собой. Заметишь кардинальное изменение – докладывай. Так мы узнаем о суше.

В голосе здоровяка прозвучало явное недовольство:

– А почему я сам об этом не подумал?

– Потому что ты не посмотрел на северо-запад. Глянул? Значит, понял, что луна почти полная, но скоро скроется. Даже если мы снизимся ниже границы облачности, то и тогда можем не увидеть землю. Вот тут твоя помощь и нужна… Внимание всем! По прикидке, через два часа появятся прибрежные острова. Они будут нашим резервом на срочную посадку в случае необходимости.

В зале заседаний академии

На лице доктора Нульфа можно было прочитать плохо скрытое самодовольство. У особопочтенного были на то основания. Получив слово, ведущий аналитик академии начал доклад:

– Господа, появилась информация, представляющая для всех нас интерес. Для начала – вот какая история с большой партией лепёшек из пшеничной муки попала в поле зрения…

Большинство открыто удивилось. Меньшинство подумало, что Нульф ни за что не стал бы раздувать огонь из столь ничтожной искры без веских причин. Эти, – несомненно, самые проницательные, – терпеливо ждали выводов от докладчика. И дождались.

– Я рассуждал так: эти лепёшки представляют ценность лишь как питание, ни в какой мере не являясь лакомством. Следовательно, у людей не было бы никаких оснований придираться к качеству муки. Повторяю: у людей. Но не у драконов. – Эффектная пауза. Ещё более эффектный горделивый, а то и надменный взгляд. Причины для такового никто из слушателей не понял. Это и понятно: никто не имел случая тесно общаться с ящерами. – Известно, что ржаная мука, точнее, изделия из неё являются для крылатых ядом…

Доктор Курат тут же вскинул палец, прося слова, но председательствующий жестом попросил обождать.

– …В этом случае вышеназванная придирка имеет под собой весьма серьёзное основание. Думаю, что по этим соображениям, пусть и косвенным, можно сделать вывод: драконы запасаются продовольствием. И не так уж мало этих лепёшек закуплено: круглым счётом – двести фунтов. Зачем? – Вопрос, разумеется, был риторическим. – Отвечаю: затевается переселение сравнительно небольшой группы драконов в такое место, где добывание пропитания может оказаться затруднительным. Необязательно прямо сейчас: эти лепёшки представляют собой продукт длительного хранения. Сейчас прорабатываются версии причин для такого действия.

Среди слушателей послышалось перешёптывание.

– Это не всё, господа. Совладельцы месторождения железа уважаемый Матен и достопочтенный Бесмер прислали письмо. Суть его в том, что при разработке открыли вход в небольшую пещеру, где имеются крупные кристаллы тёмно-жёлтого кварца. Об их возможностях расскажет доктор Ландов.

Доктор Шантур мягко, но решительно вмешался:

– Одну минуту. У кого есть вопросы? Доктор Менгель, прошу вас.

– Спасибо. Особопочтенный Нульф, как понимаю, вам не удалось установить личность заказчика лепёшек?

– К сожалению, это так.

– Ещё вопрос, если позволите. Установлено ли место, куда собирается переселиться эта группа?

– Тоже нет. В данный момент аналитики прорабатывают несколько версий.

– Благодарю.

Менгель сел на своё место. Все присутствующие отметили про себя, что маг смерти, против обыкновения, не стал настаивать на уничтожении расы драконов. Это было непонятно.

Шантур обвёл глазами зал.

– Доктор Курат, желаете спросить что-то?

– Да. Вы упомянули, что изделия из ржаной муки ядовиты для драконов. Я никогда о таком не слышал. Мне эта информация интересна в силу специализации, хотя физиология драконов не идентична человеческой. Не могли бы вы добавить подробностей: описание действия яда, смертельная доза и всякое такое?

– Я и сам, как вы знаете, не маг жизни, так что в общих чертах… Ржаной хлеб, строго говоря, ядом не является. Это… скажем так, аналог очень крепкого вина. Вызывает временное помрачение рассудка, иногда проявляющееся в виде агрессивности, чаще же приводит к неверной оценке себя и окружающего мира. Дракон в этом состоянии становится непомерно и неоправданно храбр. Известны попытки применения этой еды для специальных подразделений, но в конечном счёте они себя не оправдали: безрассудное поведение в бою не компенсировалось повышенной храбростью и решительностью. Для людей сходный, хотя и не тождественный, эффект достигается вдыханием дыма конопли. Я ответил на ваш вопрос?

– Да, благодарю вас.

– Доктор Ландов, вы готовы?

– Разумеется. Итак, в пещере найдены, но пока не извлечены четырнадцать кристаллов от полутора до четырёх футов в поперечнике. Пещера обследована не полностью, так что ожидаю увеличения объёма добычи вдвое. Наш глубокочтимый Первый академик уже дал предварительное согласие на выкуп всех найденных кристаллов, причём часть оплаты пойдёт магическими услугами. Данные кристаллы, как вы понимаете, специализируются по земным потокам, и именно эти услуги согласны принять в уплату владельцы месторождения. Это неудивительно: та часть его, которая выходила на поверхность, практически выбрана, и для продолжения добычи требуется вскрышные работы большого объёма. Полагаю эту сделку большой удачей, господа!

Все до единого академики про себя отметили пылающий в глазах теоретика огонь страсти к познанию. Доктор Ландов был настоящим учёным.

– По предварительным данным, для работы с кристаллами такого размера потребуются возможности от двух до четырёх хороших магистров. Докторов не считаю, по этой специальности их не очень много. Но крайне важны перспективы! Помимо отработки приёмов обращения с большими кристаллами, вижу тут возможность сугубо практического применения. Имея столь экстраординарный запас именно в магии земли, можно нанести удар по всем поселениям драконов с гарантией их полного уничтожения. Расчёты показали, что даже доктор магии земли не в состоянии противодействовать обрушению пещеры под воздействием полуторафутового кристалла. А драконьи маги земли в самом лучшем случае эквивалентны магистру. По как руководитель теоретической группы настаиваю, чтобы при любом решении академии эти кристаллы частично пошли на изучение и тренировки. С таким количеством мы можем резко ускорить то и другое.

– Вопросы? Прошу вас, особопочтенный Батхан.

– Сколько времени понадобится для извлечения этих кристаллов и доставки их в академию?

– Вопрос не ко мне, а к особопочтенному Нульфу.

– Мы уже поинтересовались этим. Два месяца, по осторожной оценке. Не забывайте, кристаллы нужно извлечь с минимальными повреждениями, а лучше вообще без них.

– Тогда разрешите мне дать оценку всему этому делу с точки зрения мага земли. Доктор Шантур?

– Ну разумеется, доктор Батхан.

– Примерно представляя себе количественный и качественный состав магов земли, могу вас уверить, коллеги, у нас уйдёт на обучение и тренировки никак не меньше трёх месяцев. Это оптимистическая оценка. Если кратко: полагаю, что до начала следующего лета мы не будем готовы к нанесению того удара, о котором говорил особопочтенный Ландов.

– Принято к сведению. Кто-то ещё желает выступить? Прошу вас, доктор Курат.

Маг жизни встал и поочередно оглядел всех коллег. Он очень волновался. Выступление предстояло трудное, и Курат знал это.

– На сегодняшний день драконы не причиняют никаких неудобств людям. Скорее наоборот, они оказывают ценные услуги как гонцы, а могут быть задействованы также как маги. Из моего скромного опыта общения с крылатыми я сделал вывод: с ними не только можно, но и нужно договориться. Никакой угрозы от них я не вижу… – Курату его собственная речь казалась вполне убедительной. Закончил он словами: – Из всего сказанного следует: уничтожение драконов как расы представляется жестоким и совершенно неоправданным.

Никто не шевельнулся. Председательствующий сохранил в голосе безукоризненную вежливость:

– Благодарю, доктор Курат. Доктор Менгель, вы хотели что-то сказать? Прошу вас.

Лицо мага смерти было абсолютно бесстрастно.

– Я также категорически против немедленного нанесения удара магией земли по драконам…

На этот раз шевеление ещё как было! Вверх поползла не одна пара бровей.

– …И у меня на то есть следующие причины…


– Справа по курсу земля. Потоки воды значимо изменились – это волны разбиваются о берег.

Не доверять Фарриру, прекрасному воднику, у меня не было никаких оснований. К тому же именно в его распоряжении имелся очень хороший светло-зелёный аквамарин моей огранки. Значит, мы долетели. Не доползли. Не дотянули. Именно долетели. Теперь осталось лишь отыскать место для посадки.

Ни карта Северной Америки, которую я прекрасно помнил, ни карта Заокеании не помогли: местность внизу узнать не получалось. Правда, этому мешала дымка. Единственное, что я знал твёрдо, – мы гораздо севернее того места, где (надеюсь!) через несколько тысяч лет усилиями людей-переселенцев появится порт Надежда.


Глава 16. Заботы периферии

В доме вождя острова Стархат

Остров Стархат находился в особом положении. Он был самым малым среди обитаемых островов. Соответственно, на нём жило меньше народу и военная мощь была наименьшей. Именно по этой причине отчаянные храбрецы и отпетыесорвиголовы никогда не становились вождями этого острова. В собрании капитанов дураки, возможно, встречались, но уж наверняка составляли меньшинство. Вот почему вождём Стархата всегда становился умный, проницательный, осведомлённый и расчётливый. Стархат не мог позволить себе иметь посредственную разведку, и она неизменно была лучшей. Сверх того, вожди никогда не жалели денег на развитие магии. Иным разом они даже привлекали магов с континента. Были ли военные столкновения с кораблями других островов? Ещё как были, но только тогда и только в том месте, когда и где это было выгодно вождю Стархата.

Вот и сейчас Гурнах, нынешний вождь острова Стархат, размышлял над донесением. Его люди видели небольшую группу драконов. Уже неординарно. Эта группа приземлилась на острове Реддар. Все (вождь в том числе) знали, что этот остров необитаем. Первой тому причиной было отсутствие удобных бухт для стоянки судов. По всей береговой линии – обрывистые берега, да и рифов вокруг полно. Главное же – плодородной земли на Реддаре очень мало, а руды или хотя бы угля вовсе нет. Иначе говоря, остров людям совершенно не нужен, но почему-то понадобился драконам… И то сказать: понадобился всего-то для ночёвки. Для ночёвки? Крылатые озаботились даже не одной, а пятью пещерами. Десяток там мог бы переночевать с комфортом, а вообще-то места хватит для куда большего количества. Возможно, драконы намерены туда вернуться и уже не десятком.

Тёмно-серые (необычные для северян) глаза Гурнаха незряче вперились в стену. Вождю было над чем подумать.

Ни на одном острове не было, в строгом смысле, посольства от континента. Если точнее, не было постоянного и полномочного представителя. На Стархате имелся небольшой дом, выделенный для поселения наведывающегося время от времени вроде как посла от магов континента. По такой человек появлялся лишь по разовой надобности и ненадолго, не более трёх месяцев в году он пользовался этим домом. Последнее посещение было совсем недавним, и двух месяцев не минуло. И разговор тогда шёл как раз о драконах.

Интерес континенталов был выражен в достаточно чётких выражениях. Не пролетала ли над Стархатом большая группа драконов? Насколько большая? Скажем, пятьдесят и более. Не пролетала? Хорошо. Не знают ли на Стархате какого-либоострова, где драконы устраивали бы свои жилища? Сколько пещер? Ну, уж не меньше, чем десяток, скорее, даже больше. Нет? Почему? Люди бы знали? А если на необитаемом острове? Неизвестно? А как скоро можно узнать? Вот как, даже пара месяцев? Не сочтите за труд сообщить.

А в чём тут интерес Стархата, спрашивается? С драконами островитяне никак не пересекаются. Да чего уж там – абсолютное большинство населения их никогда и не видело. Исключением являлись те самые рыбаки, которые добросовестно сообщили о встрече у острова Реддар, а также лично вождь и команда его корабля: один раз во время визита на континент они издали увидели ящера-одиночку, пролетающего над Драконьим хребтом. А вот пещеры…

Рыбаки сообщили о пяти пещерах всего лишь. Пустых, если не считать драконьей вони. Стоит ли утаивать эту информацию? Нет, не стоит. Во-первых, маг может с лёгкостью проверить на правдивость. Во-вторых, сами сведения не стоят серьёзного к ним отношения. А что нужно сделать?

Самое очевидное – попросить, чтобы рыбаки в течение месяца продолжали ловить рыбу вблизи острова Реддар. Правда, по истечении этого срока косяки уйдут в другие места. Ничего страшного, вплоть до начала сезона штормов приглядеть за крылатыми обитателями острова можно. Если они вообще там появятся. Но никаких боевых кораблей! Уж им там делать совершенно нечего. К этому выводу может прийти любой, и драконы тоже. А если ящеры сами не догадаются, то может подсказать тот, кто стоит у них за спиной: многоопытный вождь не верил, что драконы действуют сами по себе.

И ещё одна мысль вдруг зародилась в голове. Ради её проверки вождь вызвал мага Бентха: тот учился в университете и знал гораздо больше, чем иные с более высокими способностями. Вопрос был поставлен в лоб:

– Что едят драконы?

Бентх не затруднился с ответом:

– Любую человеческую пищу. Но в её отсутствие они питаются большей частью рыбой, которую ловят сами. Ну и дичью, если попадётся.

Вождь кивнул и сделал жест рукой, означавший: «Спасибо, можешь идти». Маг удалился, а вождь продолжил размышления.

Снабжение едой с континента возможно, но лишь для малой группы драконов и не в сезон штормов. А как раз тогда рыбауходит от прибрежных вод. Летать за ней пришлось бы далеко. Иначе говоря, пещеры на Реддаре суть лишь временное жилище.

Вождь улыбнулся, довольный собственной проницательностью, и тут же подумал, что последний вывод может остаться при нём. Посторонним знать о нём совершенно не обязательно, а уж магам с континента тем паче.

Но мозг не пожелал успокоиться и продолжил анализ. А зачем вообще нужно временное жилище?

Первой же догадкой было: пересидеть, спрятаться, укрыться. От кого? Тех двоих, которые могли бы угрожать драконам, больше нет. Тогда вопрос неверный: от чего? От войны, конечно. О военных действиях по всему континенту вождь, разумеется, знал, но без подробностей, ибо справедливо полагал, что обитателей острова этот конфликт впрямую не задевает.

Вождь поразмыслил ещё немного и сделал некий вывод, от которого улыбка пропала. Левая рука Турнаха взяла со стола молоточек и ударила в небольшой круглый гонг. Тут же в дверях возник порученец.

– Капитана Даллеха ко мне.

Через пару минут в кабинете возник означенный капитан, который командовал боевым кораблём и наряду с этим исполнял обязанности начальника разведслужбы, причём делал то и другое хорошо. Последовала короткая беседа, завершением которой был приказ собирать сведения об участии (прямом и косвенном) драконов в текущих боевых действиях.


Солнце было уже достаточно высоко, когда я увидел и узнал бухту с обрывистыми берегами. Одно покачивание крыльями – знак «Следуй за мной».

Мы приземлились на пляж; чуть дальше от моря были скалы. Но расслабляться было нельзя, во всяком случае, всем. Кто-то должен быть в боевом охранении, и это я взял на себя.

– Всем собирать материал для подстилок, ложиться и отдыхать. Гъярр, через несколько часов я тебя разбужу. Зарядку кристаллов отложим.

– Командир, а как же…

– Воин Харрф, вам приказ ясен?

Намерения у того были самые благородные, ручаюсь. Наверняка он предложил бы назначать часового по жребию. Но я рассудил, что это не тот случай.

Устройство спальных мест не затянулось. Через полчаса подчинённые уже крепко спали. Мне же пришлось воспользоваться амфетамином.

Резоны для назначения себя первым по времени часовым были серьёзными. Из всего отряда лишь я хорошо представлял себе здешний животный мир, а ведь отдельные его представители могли быть опасными даже для драконов.

Вот почему из близлежащего леска я натаскал много сухостойника, к нему добавил плавника и соорудил костёр вокруг нашего временного лагеря. Топливо было даже в избытке. Вспомнив, каким трудом давалось на Земле разжигание костра в походных условиях, я чуть слышно хмыкнул: хорошо всё же быть драконом и владеть магией огня.

У меня не было ни малейшего сомнения, что местные хищники учуют сильный драконий запах (уж если даже люди от него морщатся). И, вполне возможно, захотят поинтересоваться пришельцами. Нападение средь бела дня можно считать реальным: местные волки, конечно, сумеречные охотники, а вот саблезубые кошечки способны и на дневную атаку.

У меня хватило времени собрать подстилку для себя самого и даже слегка понежиться на солнышке. Сна не было ни в одном глазу, понятное дело – рассчитал, что действие заклинания закончится часа через четыре.

Правда, когда настало время Гъярра сторожить, пришлось потратить ещё с четверть часа на особо ценные указания. Главным образом они касались того, где взять топливо и какого зверья надо опасаться.

Подумалось, что неплохо бы задействовать «Бархатную подушку» для преодоления остаточного действия бодрящего заклинания, но это было ошибочной мыслью. Свои последние шаги до подстилки запомнить не удалось. Видимо, плохо работает драконья память…

Мерзавцы подчинённые дали мне спать непозволительно много: солнце уже готовилось нырнуть за горизонт на западе. Но, отдать справедливость, они за это время успели многое: на скалистом берегу чернели отверстия сразу трёх пещер. Причём расположение было выбрано грамотно: ни одному четвероногому хищнику к таким не подобраться. Конечно, их стоило отругать, но без особой свирепости. И пока я подыскивал выражения, подошёл Фаррир. Вид у него был до последней степени деловой.

– Командир, если делать пещеры в этой гряде, то на тысячу семей не хватит. Да что там, даже…

– Хорош! И сам знаю. Уже думал. Триста пятьдесят пещер, вот верхний предел. Кстати, добавь ещё: не все будут жилыми. На школы надо оставить, на помещения для целителей и… Короче, триста двадцать семей, не больше. Мало, согласен.

– Так что делать?

– Я скажу, только собери всех.

Группа слетелась с рекордной скоростью.

– Вот что, ребята. Это место всем хорошо, кроме размера. Тут можно неподалеку (час лёта на азимут девяносто пять) устроить ещё одно поселение. Возможно, даже всем хватит. Но эти края имеют один недостаток.

Вопросительные взгляды.

– Из Маэры до них дотянуться трудно, но можно. А я хочу найти такое место, где нас никто не нашёл бы… или, скажем, никто не начал бы поиски. Поэтому план таков. Здесь мы пробудем десять дней. Делаем столько пещер, сколько сможем. Вернёмся домой. Потом сюда прибудет ещё группа, большего состава. И они займутся тем же. И это будет временное поселение, на год-два от силы. А потом двинемся на юг. Спросите, почему? Отвечу. Дальше к югу и неподалеку от берега есть мощное океаническое течение, идёт в северном направлении. Кораблю понадобятся очень хорошие ресурсы, чтобы сплавать на юг, и это уже уменьшит вероятность поиска нас там. Но это не всё. Я планирую расставить здесь ловушку.

В эту минуту я проникся гордостью за своих драконов. Ай да молодцы! Никто из них даже не подумал спросить: «А какую ловушку?» Милая сердцу, родная до слёз паранойя нежно нашептала, что раскрывать суть ловушки нельзя – ведь кто-то из магов разума может, если очень повезёт, просканировать обладателя секрета. Есть же некоторая вероятность, что Курат поделился этим умением. Нет, обойдутся вражины.

– Ловушка будет предназначена для того, чтобы нас позже никто не искал.

Во взглядах слушателей промелькнуло понимание. Я от души надеялся, что они поняли неправильно. Тут меня прервали:

– Командир, а почему не послать сюда группу, которая так и осталась бы в этих краях. За сезон штормов им хватит времени обеспечить жилища даже для тысячи семей.

Придётся расщедриться на похвалу:

– Молодец, Харрф, умеешь думать быстро. Но только не забывай: на острове Большое Кольцо у нас жилья совсем мало. Туда тоже придётся послать отряд квартирьеров[1].

Слирр задумчиво качнул гребнем лимонного цвета. Его реакция соответствовала моему представлению о думающем офицере.

– Тут надо считать. Большое Кольцо – временное пристанище, допустим. На день. Ну, два. Ну, даже десять дней. Пещеры можно при этом набить… кхрррм… больше, чем это принято на Драконьем хребте. А общее количество переселенцев известно?

Вопрос был болезненным. В точности этого не знал никто. В чём можно было быть уверенным: переселяться захотят отнюдь не все. Именно так я и ответил, добавив:

– В самом лучшем случае рассчитываю на две тысячи семей. Но поскольку на мою агитацию скорее поддадутся молодые, то сирри будет увеличенное количество.

– Ничего, командир, раз задача поддаётся расчёту, то и решить её можно, – оптимистически ответил Слирр. – Но ведь понадобятся браслеты…

– К нашему возвращению Хьярра уже сколько-то сделает, а там и мы приступим.

В зале заседаний академии

Маг жизни Курат терялся в догадках. За четверть часа перед началом заседания Первый академик подошёл к нему и очень тихо промолвил:

– Коллега Курат, после заседания задержитесь. Нам надо переговорить.

Эти четверть часа особопочтенный потратил на совершенно бесплодные усилия вычислить происхождение просьбы. Не нашлось ни одной бесспорной причины.

Заседание сначала не представляло собой что-либо неординарное. Но это длилось недолго. Доктор Нульф выдал:

– …Таким образом, наши предположения целиком оправдались. Не только почти полностью прекратились боевые действия как на Юге, так и на Востоке, но и нам удалось наладить кое-какие торговые отношения… точнее, восстановить их. Следует заметить, однако, что боестолкновения отдельных сепаратистских групп стали ещё более ожесточёнными. Отмечено даже применение «Чёрного пятна» против людей, причём неоднократное.

Вот это было столь же неожиданно, сколь и скверно. Доктор Менгель повернул голову к соседям, как бы говоря: «Я вас предупреждал». Председательствующий, в свою очередь, послал короткий взгляд Курату. Адресат, сам не понимая причины, почувствовал себя очень неуютно.

– Также имеется интересная новость, касающаяся Юга. Вы помните, что южные маги организовали нападение с помощью магии смерти на поселение драконов. Так вот, наши люди разузнали: за это крылатые стрясли с южан солидную компенсацию – пятьсот фунтов серебра. Однако причины такой уступчивости остались неизвестными… пока что.

– Вопросы?

Никто не удивился, когда первым поднял палец Менгель.

– Прошу вас, особопочтенный.

– Благодарю. С вашего позволения, господа, я сделаю тот вывод, что ещё не озвучил коллега Нульф). На что годятся пятьсот фунтов серебра? Уверен, вы подумали то же, что и я, – амулеты. Не могу не отметить напрашивающуюся связь между нападением на драконов и этим серебром: крылатые хотят организовать защиту. Если найдётся маг смерти, который зарядит эти амулеты, то от «Чёрного пятна» можно прикрыть, скажем, полосу длиной в десять миль и шириной в четверть мили. Разумеется, при наличии соответствующих кристаллов. Расчёт, конечно, самый приблизительный, но он показывает, что наше решение опираться в борьбе с драконами на магию земли – правильное. Но не следует забывать и другой аспект. Стабильность общества в целом, как это следует из доклада особопочтенного Нульфа, не только не увеличилась, а, наоборот, уменьшилась. И очень скоро эта проблема, которая, казалось бы, нас не затрагивает…

Курат не заметил, как заседание закончилось. У него в голове накрепко засели мысли, которые настоятельно требоваливремени на обдумывание. А его-то и не хватало: надо было идти в кабинет к Первому.

Первый принял посетителя со всей учтивостью.

– Благодарю, что откликнулись на мою просьбу, Курат. У меня для вас новость. Лично для вас. – Начало было нехорошим. Продолжение оказалось ещё хуже. – Ваша коллега доктор магии Туона погибла позавчера. Это было на Востоке, близ города Сагуань. Её накрыло магией смерти, когда она оказывала помощь пострадавшим. И столкновение было совсем небольшим, и «Пятно» было скромным, не более пятидесяти ярдов, но…

Лицо Курата окаменело. Первый не мог не знать, что в своё время отношения этих двоих были более чем дружественные. Их роман секрета не составлял. И даже когда они с Туоной расстались, душевная приязнь сохранилась.

– Примите мои соболезнования, Курат. И ещё, вам придётся взять на себя ту долю преподавательской работы, что была на ней…

Маг жизни слушал, но не слышал. То решение, что исподволь созревало в нём, обрело кристально чёткие очертания. Надо было срочно связаться с пятнистым драконом.


Весь отряд вкалывал добросовестно. Глорр ухитрился выследить здоровенного самца-бизона, отошедшего от стада, и завалить его «Молнией». Тем самым снялись проблемы питания; мясо наши огневики поджарили, а я добавил консервирующего эффекта, наложив «Чёрное пятно». Вышло чуть ли не по ста фунтов на хвост. Нам этого хватило до конца нашего пребывания в Заокеании.

До отлёта мы успели обследовать местность к северу. Разумеется, скальные обрывы для пещер нашлись. А незадолго до отлёта собрались на совещание.

– Вот что, братцы-сестрицы, предстоящий полёт будет сложнее, чем вы думаете. Я не планирую останавливаться на острове Большое Кольцо. – Нарочитая пауза.

Разумеется, последовало то, чего я ожидал:

– Обоснуй.

– Не исключаю, что промежуточную базу на этом острове раскроют. И улетать с материка придётся тогда напрямую. Этот полёт будет пробой сил. В вас, ребята, я уверен. Но, к сожалению, точно так же уверен, что в рядах поселенцев будут и беременные дракони, и малыши. Вот для них-то я готовил промежуточную базу на том острове. Но… сами понимаете. Кстати, не так уж удлинится наш маршрут. Другое дело, что точно к дому не попадём, однако уж мимо Драконьего хребта не промахнёмся…

На самом деле навигационные ошибки исключить невозможно, но очень не хотелось портить оптимизм. К тому же на маэрском континенте мы уж как-нибудь сориентировались бы.

– Далее: у нас есть возможность как следует выспаться перед отлётом в пещерах, там никто не потревожит.

Это также не вызвало возражений.

В пещерах Стурра и Кнарра

Гирра имела все основания полагать, что дела идут должным образом. Дочь довольно бойко говорила, шустро передвигалась по пещере и прямо-таки напрашивалась на отправку в детский сад. Хьярра, будучи хорошей специалисткой в магии огня, оправдала ожидания по части производства серебряных браслетов. Она взяла себе в помощь Ррису; та орудовала магомолотом. Результат получился убедительный: аж целых одиннадцать готовых браслетов, а до возвращения Стурра с командой ещё добавятся. В дополнение к этому количество желающих отправиться в убежище (пока точное направление не разглашалось) непрерывно росло.

Однако над прочной позицией стала накапливаться облачность.

Одним прекрасным утром пришла просьба от Кнарра прибыть к нему в пещеру в любое удобное время. Умной драконе мгновенно подумалось, что это связано с обещанным прибавлением путешественников. Вот почему свежеизготовленные серебряные браслеты были надеты на все четыре лапы, причём не по одной штуке. В каждый были вделаны пириты: Гирра знала, что уж этих-то накоплено много. По тем расчётам, что выдал муж, кристаллов должно было хватить на перелёт в Заокеанию с двукратным запасом. Другие виды кристаллов дракона решила приберечь.

К некоторому удивлению гостьи, в пещере у Кнарра собралось неоднородное по возрасту общество. Гирра про себя отметила, что родственник смотрелся чуть ли не самым старшим, но тут же решила, что, возможно, дядя просто выглядит неважно.

Реакция собравшихся была предсказуемой: все почти неприличным образом уставились на браслеты. Хозяйка блестяшек, разумеется, притворилась, что ничего не заметила.

Дядя Кнарр не дал ни малейшего повода усомниться в его познаниях по части этикета:

– Познакомьтесь, это Гирра, невестка моей племянницы. Ей по-родственному разрешено называть меня дядей. Гирра, дорогая, разреши представить тебе…

Десять драконов, считая самого хозяина пещеры. Гирра призналась сама себе в ошибке. Предполагалось, что будут одни стихийники, сражавшиеся в линии. На поверку оказалось, что один – маг земли. Ещё одна дракона была универсалкой (и как она затесалась в это общество?), а в довершение всего один из гостей представился как целитель, что уж было вовсе вне понимания. И все явно ожидали её слова. Молодой драконе было не очень уютно, но она всеми силами старалась этого не показать.

– Драконы и дракони, самой сложной на сегодня задачей мы с мужем полагаем полёт до места назначения. Дистанция очень велика: примерно две тысячи девятьсот миль. Браслеты, что вы видите на мне, помогут с ней справиться. Каждый из вас получит один такой. Вот, смотрите…

Лекция вкупе с демонстрацией и обучением зарядке заняла два часа. Молодая наставница подустала и уже собиралась распрощаться с компанией и лететь домой, но порядка ради спросила:

– Ещё вопросы?

– С вашего позволения: правда ли, что ваш муж может лечить драконов?

Начальник контрразведки мгновенно прокачала ситуацию. Не иначе, дядя Кнарр об этом проболтался. Намеренно ли, нет ли – дело десятое. Сейчас же важен правильный ответ. И таковой был немедленно придуман:

– Да, это так. Правда, используется не совсем магия, а особые шипы, втыкаемые в тело в определённых местах и на определённую глубину. А ещё я слышала от мужа, что он хочет поучиться у настоящего целителя, и с этой мыслью полностью согласна.

Дракона-универсалка поспешила влезть в дискуссию:

– Скажите, а кристаллы дают большое усиление магической силы?

Положение гребня Тирры по-прежнему означало вежливую доброжелательность, хотя сохранить его в этом положении стоило некоторых усилий.

– Не вполне так. Требуются также длительные тренировки. Знали бы вы, сколько Стурр гонял наших универсалов! Да и всех прочих.

– Вас тоже?

– Ну, я тогда и замужем не была. – Тонкая улыбка. – Но вы правы: и меня тоже, ничуть не меньше других.

Зерно было брошено. Ему осталось прорасти.


Глава 17. Твёрдый голос совести

Над пещерами мы трудились с усердием землероек. По моему указанию канализацию в них сделали, а водоподачу отложили на потом. Пещеры отличались самыми скромными размерами. Всё это дало экономию: вместо запланированных ста пещер у нас вышло сто двадцать восемь.

Незадолго до вылета ко мне подошёл Таррик.

– Командир, есть мысль относительно навигации…

Задумка была достаточно проста: построение типа «этажерка», причём в обязанность каждому вменялось оценить направление ветра по собственному курсу и волнению на море с целью выбора оптимальной высоты полёта. Каюсь, не утерпел и вновь созвал совещание.

Громили на совесть. Глорр отметил, что сопоставление возможно лишь в условиях хорошей вертикальной видимости и только днём. Гъярр заявил, что лично он не представляет, насколько часто нужно определять направление ветра. Фаррир добавил, что докладывать можно лишь по магосвязи, а это может быть безопасным на расстоянии от маэрского берега не менее пятидесяти миль.

На помощь изобретателю пришла Ррада:

– Ребята, а ведь это можно сделать лучше.

Народ оказался заинтригован фразой, а ещё того более откровенно хитрым выражением морды.

– Не надо глядеть на волны вообще. Надо прикинуть направление воздушных потоков относительно водных. С учётом поверхностных эффектов, конечно.

Критиканы, разумеется, не спали.

– Не пойдёт, – авторитетно заявил Миррак, – на такое лишь универсал способен.

– Это почему? Любой с кристаллами.

– Ага. Сколько у нас воздушных кристаллов, ну-ка?

– Можно иначе. Вот представь: универсалов распределить равномерно по высоте. Пусть докладывают. А на следующую группу заготовить воздушные кристаллы. Ну, что скажете?

Не брать с собой кристаллы для воздушной магии предложил именно я, однако напоминать ребятам этот факт почему-то не захотелось. Но идеи были высказаны толковые, да и мозговой штурм прошёл как надо. Осталось лишь подвести итоги.

– Ладно, Ррада, твою задумку мы осуществим. Построение такое: я сам на высоте семь миль; Ррада – на пяти, Миррак – на трёх, Суррут – одна миля. Измерения начинаем лишь по достижении заданной высоты и по моему сигналу. Мы должны удалиться от берега, иначе местные ветры будут сбивать картину. Вопросы? Нет? Тогда всем отдыхать, Вылет через час после полуночи.

В пещере Кнарра

Старый дракон испытал большое удивление, когда на площадку перед его пещерой приземлилась племянница (дочь сестры) – изумрудная Барра, мать Стурра. Он поприветствовал родственницу весьма сердечно. Та, в свою очередь, не допустила никаких отклонений от этикета. Но очень скоро дракона приступила к разговору в самом деловом тоне:

– Дядя Кнарр, моя младшая невестка Гирра рассказала мне о вашем замысле…

Это вступление не понравилось Кнарру. Вот почему его гребень сохранил полную неподвижность, что, впрочем, ничуть не смутило гостью, интонации в её голосе не изменились.

– Вы наверняка подумали, что я намерена отговаривать вас. Клянусь хвостом Чёрного дракона – это не так. Свои соображения я потом вам изложу, а сейчас разрешите спросить: вполне ли вы уверены в самом себе?

В голосе хозяина пещеры никто (и родственница в том числе) не сумел бы различить ничего, кроме ледяного спокойствия.

– Я получил мнение Стурра. Но оно лишь подтвердило мои собственные наблюдения.

– Вам нужна помощь?

У Кнарра появились интонации вежливого удивления, не более:

– От тебя, племянница?

– От других.

– Не нуждаюсь, – отрезал дракон. И после очень короткой паузы добавил: – Можно узнать о твоих планах?

– Я задумала вот что…

Дядя слушал всё с тем же индифферентным видом. Он даже прикрыл глаза. Будь в пещере человек, он подумал бы, что старик просто задремал. Через четверть часа глаза стального цвета открылись. Разумеется, сна в них не было.

– Тебе не повредят помощники.

– Они уже существуют, дядя Кнарр. Однако сейчас речь не обо мне. Стурру понадобятся единомышленники из драконов вашего возраста. Хранители традиций. Даже, возможно, грамотные офицеры. Вот почему я здесь.

– У меня такие имеются. Но вот вопрос: у тебя ведь есть другие дети и внуки? Что они думают?

– Их мнение уже известно. Они присоединятся к младшему брату, ибо верят в него.

– А ты?

– Я тоже верю.

И слова, и тон не вполне соответствовали этикету. Но старший родственник, казалось, не заметил этого. С его стороны последовала почти что просьба:

– Всё же мне не хотелось бы…

Но тут племянница прервала дядюшку самым неучтивым образом:

– Решение принято.

В пещере повисла томительная пауза.

– Хорошо. Надеюсь, тебе посопутствует удача.

– Спасибо, дядя Кнарр, но предпочитаю, чтобы всё везение досталось моему младшему сыну. Ему нужнее.


К моему некоторому удивлению, расчёт на поиск наиболее благоприятного ветра оказался вполне продуктивным. Группа вышла к материку почти точно: примерно на сотню миль южнее, чем рассчитывали. Солнце как раз зашло. Это играло нам на руку: я рассчитывал пролететь побережье в темноте.

Ещё за пятьдесят миль, когда и земли-то не было видно, я отщёлкал языком сигнал «Полное молчание в магоэфире». Ребята проявили наивысшую дисциплинированность, но уже на подлёте трое крайне выразительно посмотрели на меня. Притом что земля внизу терялась в густых сумерках, они, как и я, узнали местность. Это был тот самый перевал, через который прошла диверсионная группа.

На всякий случай я прошёл над Драконьим хребтом почти на бреющем полёте. До Южного поселения было всего ничего. В полной темноте нас даже не сразу заметили. А мои огневики в два счёта определили, какие пещеры свободны. К двум из них мой отряд и направился.

Сразу по приземлении кто-то из местных дал знать о нас действующей главе поселения целительнице Сиррне. Мудрая немедленно подлетела к выбранным нами пещерам. Тут же мне влепили строгий выговор за то, что не дал знать о своём прилёте. Нам принесли подстилки. За право накормить столь почётных гостей разгорелся жестокий спор с переходом на личности. Власть в лице мудрой Сиррны взяла это дело в свои когти и волевым решением назначила поставщика рыбы. Тот немедленно задрал гребень. Прочие претенденты яростно завидовали.

Пришлось объяснить, что мы устали, поскольку летели издалека. Местные проявили наивысшую деликатность и разлетелись. Правда, какой-то подросток спросил «Куда летали?» и тут же вскрикнул «А!», поскольку родительский хвост дал любопытному наглядный и легкоусвояемый ответ.

Утром мы подзарядили кристаллы. При этом я отметил, что запас у ребят был: у кого пятьдесят процентов, а у кого и семьдесят. И после завтрака отряд без задержек помчал в сторону дома. Там меня ждали радостный писк дочки, нежный хвост жены и разнообразная информация от неё же.

Наиболее важным представлялось сообщение от наставника Курата – он с вежливой настойчивостью просил встретиться как можно скорее. Конечно же я немедленно отправил сообщение с предложением встретиться послезавтра. Завтрашний день был оставлен на сбор сведений о том, что случилось за моё отсутствие, и на проведение собрания с участием всех трёх десятков, где я изложил результаты путешествия.

Наставник сразу же сумел меня удивить. Конечно, он бы следил за лицом получше, имей дело с людьми – и был бы прав. Вряд ли кто из драконов смог бы разглядеть на лице доктора Курата мрачную решимость. Но даже мне оказалось не под силу разгадать её причины.

Мы с Гиррой уселись на пол учебной пещеры и приготовились слушать.

– У меня для вас плохие новости, – начал маг без раскачки. – На очередном заседании академии прошло сообщение, что найдены особо большие кристаллы, с помощью которых можно уничтожить всех драконов.

Моя жена в лучших традициях людской школы подняла вверх коготь правой передней лапы.

– Вопрос, наставник. О каких именно кристаллах речь?

– Вы знаете, Стурр, как я уважаю вас и вашу супругу, так что обойдёмся без чинов. Можете звать меня по имени. Так вот, это кристаллы кварца, пока их найдено четырнадцать штук, они тёмно-жёлтого цвета, размеры в поперечнике от полутора до четырёх футов…

Такой кварц лучше всего подходил для магии земли. Курат мог этого и не знать. Я мысленно прикинул, как надо бы действовать при желании уничтожить драконов. Такой вариант мгновенно отыскался. Это уже было плохо: значит, он настолько прост, что и человеческие маги земли до него додумаются. На ум не пришло никаких способов противодействия. Возможно, я просто не додумался до такового, но следует предполагать худшее: такие способы просто не существуют. Мысленно я сделал себе пометку: попробовать переговорить с магом земли из драконов. Вдруг он знает что-то, чего не знаю я.

– …Правда, ни один из них ещё не добыт и не доставлен в академию. Это хорошая новость, но у меня имеются и плохие в дополнение к той, которую я сообщил. Известный вам доктор магии смерти Менгель на том же заседании заявил, что он против немедленного нанесения удара по драконам. Я чуть было не удивился, но особопочтенный тут же уточнил позицию. Академии стало известно, что у драконов есть некое убежище вне материка – вроде острова в океане. Этот остров сейчас деятельно разыскивают. Менгель призвал к уничтожению обиталищ на Драконьем хребте и вокруг него, а также одновременно нанести удар по тому острову, о котором я говорил. Согласованность по времени этих двух атак, по мнению Менгеля, гарантирует полное уничтожение вашей расы. Разумеется, остров не только надо разыскать. Нужна разведка, это даже я понимаю. Но после зимы… хочу сказать, по окончании сезона штормов вашим соплеменникам грозит смертельная опасность. И если только у драконов имеется хоть какой-то запасной вариант – зная вас, я в этом почти уверен, – настоятельно советую воспользоваться им как можно скорее.

Мы с Гиррой не выдержали и переглянулись. Наставник ясно дал понять, что сам хотел бы знать путь спасения для драконов, но именно это я не был намерен открывать. И тут голос подала моя двуцветная умница.

– Курат, нельзя ли узнать, почему вы сами так против уничтожения драконов?

В тот момент я пожалел, что аплодисменты у драконов не приняты. Вопрос стоил рукоплесканий.

Видимо, маг жизни уже спрашивал сам себя о том же, поскольку ответ не задержался ни на мгновение.

– Во-первых, среди драконов полно моих учеников. Вы, Стурр, из них самый интересный. Вот именно, самый интересный. Да и другие не намного хуже. А для наставника ученик – это… несколько больше, чем просто ученик. Во-вторых, бессмысленное уничтожение разумных я почитаю не только жестоким, но и недальновидным хотя бы потому, что оно необратимо. В-третьих, как я вам уже говорил, опасаюсь, что, начав с драконов, академия на этом не остановится и продолжит людьми. Особо отмечу: ваш главный недруг доктор Менгель с некоторых пор подчёркивает, что избавление Маэры от драконов для него не самоцель, а лишь средство для достижения стабильности общества. Кстати, уничтожение сепаратистов на окраинах должно послужить той же цели. Это якобы избавит оставшуюся часть Маэры от войн. И не только Менгель так думает.

Тут, похоже, совесть говорит самым громким голосом. А что нам делать? Тоже говорить.

– Курат, могу заверить: мы с женой сделаем всё, чтобы спасти хотя бы часть драконов от гибели. Прошу вас не думать, что мы тут лежим, сложив крылышки.

Доктор магии энергично замотал головой: мол, ничего такого и в мыслях не держал. А я продолжил:

– Как универсал могу предположить: для мощного магического удара по мятежным окраинам понадобится не группа больших кристаллов, а один громадный. Размером… скажем, ярд и три четверти. Скорее всего это будет бесцветный кварц. Тогда академия сможет применить заклинания «Чёрное пятно» или «Глотка жабы».

– Спасите и помилуйте, Пресветлые силы! Да что вы говорите такое, Стурр!

– Это не фантазия, не подозрения и не пророчество. Всего лишь трезвая оценка с точки зрения практической магии. Поверьте мне на слово, Курат, я ведь хороший расчётчик. Описанного мной кристалла вполне хватит на гигантское кольцо заклинания смерти вокруг центра Маэры. Ну, правда, останутся полоски побережья на западе, ещё острова… – тут я чуть было не выдал «Повелителей моря», но вовремя спохватился; да и то сказать: ещё не факт, что островитяне сами себя так называют, – к западу от побережья. Они обитаемы, это я знаю точно. Да, ещё горы к северу от Драконьего хребта. Слишком далеко от центра удара, да и узкие ущелья представляют собой неплохую защиту. Вот там население может уцелеть… частично.

– А, горцы… Эти не противники никому. Держат полный нейтралитет. С ними вообще ситуация особая. Они не платят налоги, поскольку сумма, которую с них можно собрать, меньше расходов на сбор. На них уже лет этак триста тому назад махнули рукой. Живут самостоятельно, хотя вроде верховная власть у кого-то там имеется. Главный князь, что ли, или великий барон… Я хотел о другом поговорить. Вы действительно уверены в таком развитии событий?

– Скажу так: он наиболее вероятен.

– А что же дальше?

– Дальше цель доктора Менгеля будет достигнута: общество станет сверхстабильным.

– То есть затормозится всякое развитие, хотите сказать? Но ведь такое невозможно!

– Ошибаетесь, вполне возможно. Если не вмешаются внешние силы.

– Какие?

– И сам не знаю. Но из некоторых источников мне известно, что такие существуют.

Тут доктор магии встрепенулся, словно вспомнив нечто важное.

– Да, Стурр, ещё одно. Допустим, вы с группой драконов спасётесь… ну, скажем, на каком-то дальнем острове, о котором никто не знает. Но ведь я не научил вас, как бороться с… – в речи человека проскользнуло слово, которого я не знал. Он увидел, что я не понял, и пояснил: – С повальными болезнями. Ну, это когда один человек, то бишь дракон, заболеет, от него заражается другой, и так по цепочке, пока все не заболеют… – У Курата понимание механизма распространения эпидемии было самым примитивным, но критика в тот момент показалась неуместной. – И ведь этот курс совсем не маленький. Спецкурс для магистров магии жизни, если быть точным. Даже при вашей отменной памяти он займёт никак не менее шести месяцев. Надобно вам знать, он включает в себя практические занятия, так что…

– Понимаю вас, но времени на это совершенно точно не будет.

Взгляд Курата приобрёл преподавательскую остроту. Точнее, это был взгляд научного руководителя.

– Если бы это зависело лично от меня, ещё несколько циклов лекций точно стоило устроить. Универсалам, конечно.

Я подумал, что Курат хочет поделиться технологией омоложения. Заманчиво, спора нет, но и на это времени не будет. Но продолжение оказалось неожиданным.

– Всё же вы знаете недостаточно… Ладно, нет так нет. И ещё кое-что хочу для вас сделать. Это уж точно осуществимо. Когда операция против драконов будет совсем готова, я пошлю вам весть.

– Благодарю заранее. Пусть это будет условная фраза. Например: «Согласен прочитать курс лекций».

На лице мага появилось блёклое подобие улыбки:

– Идёт.

В пещере Главного штаба

– Тысячник Коррг, докладывайте.

– Сударь десятитысячник, на протяжении трёх четвертей года ко мне регулярно поступают сведения, что часть драконов склонна переселиться из пещер Драконьего хребта в другое, более безопасное место с целью избежать риска нападения со стороны человеческих магов. Отмечаю, что подобные настроения появились задолго до того, как опасность действительно проявилась – имею в виду нападение на поселение Южное. В пользу переселения активно агитирует десятник Стурр, отличившийся во время последней войны и потому пользующийся большим авторитетом среди воевавшей молодёжи. Более того, даже драконы старшего возраста прислушиваются к словам молодого героя. На мой взгляд, эту тенденцию уже нельзя игнорировать.

– Для начала я хотел бы разобраться кое в чём. Вы говорите – «герой войны». Могу понять, что этот молодой дракон пользуется авторитетом. Но почему он лишь десятник?

– Потому что он не был повышен до полусотника. – Ответ был на грани дерзости, но тысячник хотел вывести начальника из равновесия. Это удалось.

– Потрудитесь объяснить, по какой причине этот дракон не был повышен до полусотника. Он поссорился со своим командиром? Его подвиги преувеличены? О них не доложили по команде?

– Сударь десятитысячник, о его подвигах доложили по команде. И они не были преувеличены. С сотником Рругом этот офицер в наилучших отношениях. Однако присутствующий здесь полутысячник Ррхатос сделал всё, чтобы десятник Стурр не получил повышения в чине.

– Ррхатос, у вас есть объяснение?

– Так точно, сударь десятитысячник. Во-первых, тысячник Коррг не упомянул, что десятник Стурр получил повышение – пусть не в чине, но в должности. Он фактически командовал тремя десятками. Предполагалось, что это продлится лишь на период обучения, на самом же деле он по сей день на этой должности. Во-вторых, этот офицер хорошо исполнял свой долг, с этим нельзя спорить, но в войске имелся не один такой добросовестный. Повышение в чине получили те, у которых наряду с воинскими заслугами имелся и воинский опыт. У десятника Стурра такового опыта очень мало.

Главнокомандующий снова обрёл бесстрастный вид. Его голос также не обогатился эмоциями:

– Объясните ещё кое-что. Тысячник, у меня сведения, что десятник Стурр по магической специальности универсал. Не могу припомнить ни одного случая, когда дракон с такой специальностью вообще попадал в линию. Все они имеют недостаточную магическую силу. Как такое могло случиться со Стурром?

Коррг воспринял этот вопрос в качестве камешка в пещеру Ррхатоса: ведь это в его обязанности входила всесторонняя оценка кандидатов на повышение, а он, выходит, пропустил нечто важное. В любом случае ответ был готов:

– Так точно, сударь десятитысячник. Правило насчёт универсалов очень старое; во всяком случае, оно появилось до моего рождения, поскольку о нём я услышал от отца. Но оно выполняется вот как: после того, как выясняется, что дракон по специальности универсал, никто не утруждает себя измерением магической силы этого индивида, заведомо полагая её недостаточной для того, чтобы тот попал в линию. Тут вижу возможность ошибки. Полагаю, именно это произошло в отношении Стурра.

– Разрешите доложить, сударь десятитысячник. Тысячник Коррг забыл добавить: известен ещё один способ увеличения магической силы. Человеческие маги используют для этого кристаллы.

Слова «забыть», «напомнить» и им подобные, будучи употреблены в разговоре с равным, считаются среди драконов оскорблением, ведь они означают сомнение в силе памяти. Тысячник лишь лёгким движением хвоста выдал гнев, а в интонациях не прозвучало даже намёка на это чувство.

– Полутысячник, вас подвёл недостаток информации. От человеческих магов мне известно, что кристаллы вовсе не могут увеличить силу, они лишь выполняют функцию хранителей заклинаний, в том числе от чуждой магии. Не исключаю, что десятник Стурр воспользовался этим свойством кристаллов. Но они не могли добавить ему магической силы, которую измеряли, когда ему было лишь три года.

Коррг не лгал: в своё время человеческий маг именно так описал ему возможности кристаллов.

Тут снова заговорил начальник:

– Таким образом, делаю вывод, что Стурр мог приобрести авторитет среди как подчинённых, так и других драконов нетолько красноречием, но и вполне конкретными делами и умениями. Он почему-то уверен, что драконам грозит опасность. У вас, господа, есть объяснения этой уверенности? Подчеркиваю: мне нужны факты. Ррхатос?

– Эта уверенность не стоит на всех четырёх лапах, сударь десятитысячник. Да, на Южное была произведена атака. Однако с военной точки зрения она имела мало смысла – разве что как проба сил. Скажу больше: южане сумели хорошенько насторожить драконов. Не думаю, что шансы на повторение подобного нападения велики. Зато имею основания полагать, что это событие дало возможность Стурру, пустив в ход демагогию, завоевать авторитет. Нечто вроде «Я ведь вас предупреждал». Что до обоснования подозрений, то фактов у него нет. А у меня нет причин полагать, что таковые объявятся.

– Ваше мнение, Коррг?

– Имеются косвенные факты, сударь десятитысячник. Полутысячник не упомянул, что за всё время военной карьеры десятника Стурра у него не было ни единой потери в возглавляемых им подразделениях. Ноль! Не думаю, что найдётся много командиров, которые могли бы похвастаться тем же. Добавлю ещё: именно эти подразделения бросались на самые опасные задачи. Видимо, сударь полутысячник также посчитал это малозначащим фактом. Я же делаю вывод: десятник Стурр имеет высокую репутацию не только как хороший тактик, но и как отменный аналитик, поскольку одними только тактическими уловками достичь такого результата невозможно или, во всяком случае, чрезвычайно трудно. Из высокой репутации следует столь же высокое доверие. Также имею информацию, что означенный десятник имеет целую сеть контактов с людьми. С точки зрения контрразведки – подозрительно. Но и только! В конце концов, это не запрещено. Однако эти контакты могли дать Стурру некую важную информацию о намерениях человеческих магов.

На этот раз в голосе главнокомандующего прозвучали чуть заметные нотки начальственного пренебрежения.

– Вижу, вам обоим недостает фактов. У меня они есть. Драконы имеют на сегодняшний день отличные отношения с человеческими магами. Они не только пользуются нашими услугами – мы для них отличные гонцы, – но и, как мне сообщили, намерены расширить объём заказов на эти услуги. Это первый факт. Второй: от людей драконам идут материальные приобретения. Еда, к примеру, амулеты… Ни разу мне не докладывали о перебоях в поставках. Мы выгодны людям, – Большой Начальник обвёл подчиненных Начальственным Взглядом, – и я не вижу никаких причин для нападений на драконов со стороны магов Срединной коалиции. Далее, в настоящее время военные действия в зоне нашей ответственности сошли на нет. И это ещё один факт. Иначе говоря, у противников коалиции также нет причин для нападения на нас. А вот за вашим Стурром никаких фактов, как вижу, нет, есть лишь предчувствия и предположения, но их на полочку в пещере не положишь. Посему не усматриваю причин для беспокойства, Коррг. Этот Стурр наберёт последователей, уверен, но не верю, чтобы их было много. Пусть даже пять сотен. Но они посидят в своём убежище и вернутся обратно. У меня всё. Можете лететь, господа.


Глава 18. Уроки тактического планирования

Я даже не успел втянуться в текущие дела, как на меня обрушилась супруга:

– Стурр, настаиваю, чтобы до начала зимних штормов за океан направилась сотня драконов, и я среди них.

– И дочь? – спросил я ради выигрыша времени, поскольку не представлял, зачем жене могло это понадобиться, а в простой каприз не верил изначально.

– И Сандрра. У меня нет времени: очень скоро у меня… начнётся. Может, даже сегодня.

В иной ситуации я был бы вовсе не против, чтобы это началось, и очень даже с моим удовольствием, но…

– Гир, ведь такую операцию продумать надо. И готовить.

– Ещё больше готовить, чем ты думаешь. Есть один дракон, которому лететь туда ну никак нельзя. Угадай, кто?

– Будь ты моей дочерью, треснул бы тебя хвостом по голове за такие слова.

Притом мы оба превосходно знали, что свою Саню я и кончиком когтя не тронул бы. Не уверен, что и супруга была на это способна.

Гирра добавила яда в голос:

– Как мне повезло, что я не твоя дочка! Хорошо-хорошо, шутки прячем под чешую. Так вот, кому-то из нас надо следить за тем, что думает и делает академия. Очень меня встревожило сообщение Курата. Потому-то и настаиваю на отправке сотни – чтобы хоть кто-то наверняка уцелел… Ладно, к делу. Кого главным поставишь?

– Могу сказать, кого нельзя, – Согарра. По всем статьям он хорош… кроме того, что не был он там ни разу; опыт просто нулевой. Хотя… его отправить тоже можно, но рядовым. С Фиоррой, понятно дело. Однако перед тем…

И я вызвал Харрфа.

– Вот что, друг. Даю серьёзное задание. Пойдёшь командиром группы на остров Большое Кольцо. Состав подберёшь сам, но не больше тридцати. Десятников тоже назначишь сам. Сроку на планирование – ровно один день. На Большом Кольце надо создать пещеры, а времени отчаянно не хватает. Как только они будут готовы – чем больше, тем лучше, но не меньше, чем на полсотни семей, – возвращаетесь. Пребывание на острове – не более десяти дней. Не берёшься за дело – так и скажи, это не позор. Даю слово: о таком твоём решении никому не скажу. Я отдам приказ, все тебя будут слушаться, как меня, но и отвечать будешь ты, и только ты.

Был у меня при этом дальний расчёт. Харрф уже начал избавляться от бездумного авантюризма, ему нужен был лишь внешний толчок. Навалившаяся тяжесть командирской должности – вот что необходимее всего в таких случаях.

– Планировать – это думать надо, – слегка туманно ответил свежеиспечённый ответственный уполномоченный и улетел.

А вечером Гирра была настолько нежна со мной, что даже дочь это заметила и, конечно, устроила сцену ревности.

На следующий день ближе к вечеру Харрф прилетел к нам в пещеру. Отдать должное, он продумал операцию и быстро, и с толком.

– Вот смотри, командир: три десятка и я сам. Кстати, к завтрашнему дню все из отряда, у кого нет браслетов, их получат. Один десяток из наших трёх, но беру лишь тех, у которых наибольшие способности по части земли…

Возразить на это было нечем.

– …Второй включит в себя твоих родственников, имею в виду твоих брата и сестру, да ещё двоюродных, они как маги земли, считай, никакие, зато получат представление о дальних полётах…

У меня зародились некоторые подозрения.

– …И ещё туда включу всех универсалов, какие только свободны…

Моё молчание вполне можно было истолковать как знак согласия, тем более что таковым оно и являлось.

– …Да ещё старших драконов, которые с твоим дядей Кнарром, и его самого я тоже включил…

Мои подозрения обратились в уверенность.

– А скажи-ка мне, друг, не консультировала ли тебя моя драгоценная супруга?

Соратник немного смутился.

– Ну, мы с ней… это… обсудили малость. Она дала хорошие советы.

– Уж не сомневаюсь. Ладно, давай пройдёмся по персоналиям…

Мелкие замечания можно было сделать. А для придирок причин не существовало.

После обсуждения паранойя не преминула вклиниться в мысли.

– Харрф, вот ещё одно дело. Вполне возможно, что за твоей группой будут следить люди на кораблях. Тут всё зависит от того, какие это корабли. Если многовёсельные – скажем, по двенадцать вёсел с одного борта, видел такие? – это военные, они точно соглядатаи. А если на вёслах никого и сети закидывают, так то рыбаки, но и те могут подглядывать. Тут даже не скажу… Впрочем, вот что: больше двух дней рыбаки на одном месте находиться не могут. Да и то сомнительно. Улов испортится, если не охлаждать его магией огня, а это дорого. То есть рыбаки, шныряющие вокруг острова Большое Кольцо в течение долгого времени, верное дело… не очень-то и рыбаки. Постарайтесь покинуть остров так, чтобы они не видели.

– Многовёсельные? А что такое весло?

В ответ я нарисовал прутиком на земле сносное изображение «змея».

– А, понятно, это чтоб двигаться. Похоже на ласты морской черепахи. Парус они используют? Его я видел однажды.

– Только при благоприятном ветре.

– И военные тоже?

– И они. Наверняка после вашего отлёта разведчики от людей обыщут пещеры. Можете оставить там подстилки и хворост. Это их не заинтересует. А вот еду – нельзя. По ней сделают выводы о наших ресурсах. Вот ещё: на этом острове могут попасться серовато-синие, синие или жёлто-коричневые кристаллы. Специально искать не надо, но всё, что найдёте, – забирать. Сумок вам на это хватит.

В зале собраний гильдии купцов

Пива никто не пил. Не то чтобы почтенное купечество чуралось этого напитка. Но собрание гильдии – событие не каждодневное. В знак исключительности, или в подражание собраниям гильдии магов, уважаемые смаковали только вино, и притом не рядовое да не из обычных коричневых кружек – нет, здесь держали в руках только кружки тонкой работы с красивой росписью, и напиток в них был не из дешёвых.

Разумеется, глубокоуважаемая Мирута тоже потягивала тёмно-красную жидкость с виноградников долины прекрасного Монтаира. Одновременно она слушала и порой (весьма нечасто) вставляла свои реплики.

– …Мне жаль вас расстраивать, но перебои с восточными тканями могут продлиться ещё надолго. Вы же слышали, какие там события…

– …Это совершенно неизвестно. Заказы на новые мосты будут, тут не надо дара пророчества, но вот из чего их делать – вопрос, а лично я полагаю…

– …Интересная для вас новость: Гарод женится на дочери Сариана.

– И что? Сариан не станет дробить своё дело, уверяю.

– Ему и не надо это делать. Но вот кредит под его слово…

– …И, осмелюсь предположить, эта сделка с кристаллами не может быть разовой.

При этих словах в глазах уважаемой появился намёк на заинтересованность. Это заметили.

– Уважаемая Мирута, к вам это не относится, сделка касается крупных кристаллов.

Молодая женщина покосилась на говорящего:

– Крупных – это каких?

– Они разные, но не менее полутора футов в поперечнике.

– Пожалуй, не мой товар. Но почему вы думаете, что будет несколько сделок? Нашли несколько кристаллов, надо полагать?

– Да, но не только это: также чисто денежные вопросы, знаете ли. Даже академия не в состоянии выкупить их разом, хотя очень хотела бы.

– А приобретение в кредит для них новость, что ли?

– Вы зря насмехаетесь. Процент по кредиту – сами знаете какой. Академии же нужны все кристаллы, а их добыть не просто трудно, а ещё и дорого.

– Я не самый большой специалист, но тут, как мне кажется, всего расходов: тюк молотком аккуратно…

– Не молотком, а кувалдой, и не тюк, а долго обкалывать, и добавьте расход сверх того: там, где эти кристаллы добывают, нельзя одновременно копать руду. Потери – сами понимаете…

Объём сделки был, разумеется, коммерческой тайной. Её назначение – тем более. И уж точно никому в гильдии купцов не пришла бы в голову еретическая затея расспросить о подробностях, особенно если учесть, кто был заказчиком. Но сам факт сделки тайной не являлся, и Мируте подумалось, что заинтересованное лицо может найтись.


Харрф с его отрядом улетели, а мне предстояла агитационная работа. Хотя, как выяснилось, большая часть драконьего населения если и не знала точно, то хотя бы слышала о моих планах, но далеко не все жаждали присоединиться к переселенцам. Начинать я решил с ближайших родственников. И вот здесь меня ожидало потрясение.

– Нет, сынок, я не полечу, – спокойно, даже мягко сказала мама, – и не потому, что не верю тебе. У меня есть другие причины. Знаю, что и Саррод, и Ррума уже приняли твою сторону, и очень этому рада. Они спасутся, а также мои внуки.

В голове у меня царила турбулентность. Но я попытался всё же воззвать к разуму самой близкой мне (если не считать жены и дочки) драконы.

– Мам, вот тебе честнейшее слово: уже из нескольких источников я знаю, что готовится смертельный удар по…

– И я это знаю. Между прочим, у меня был длинный разговор с твоей Гиррой. Умница она, вот что скажу. Повезло тебе с женой, а мне с невесткой. Она дала мне наводку на дядю Кнарра. Я и с ним переговорила, а он рассказал о своих планах. ВСЕХ планах.

– Да при чем тут Кнарр?! Он-то, в отличие от тебя…

– Вот именно. Он, в отличие от меня, смертельно болен, хотя ты его подлечил. Отдать справедливость, дядя раньше был храбрецом и таким остался. Но свой план я составила ещё до этого разговора.

– Мама, ну как ты не понимаешь! У тебя не будет никакого шанса спастись. Никакого! А я могу тебя вытащить.

Мама картинно приподняла гребень в жесте удивления.

– При чём здесь ты? И, между прочим, речь идёт не обо мне, а о нас. Это мы приняли решение остаться.

– Кто это «мы»?

Матушкин голос приобрёл отчётливо ядовитые интонации.

– И подумать только, наставник Леррот всегда тебе ставил «похвально» за тактику! Надо будет выразить ему своё неудовольствие… Хорошо же, я вместо него устрою тебе экзамен. Что ты знаешь об отрядах прикрытия?

Теперь до меня дошло.

– Так ты хочешь…

– Повторяю: не я, а мы. Мой отряд единомышленников, который прикроет твоё отступление. Создадим впечатление, что почти все твои соратники, включая тебя, погибли, а мы – горстка оставшихся, причём необученных.

В голове у меня мелькали варианты, как при спешном анализе эндшпиля. Слишком простого эндшпиля. Потому-то вариантов было немного, и все, как один, вели к проигрышу. Видимо, на моём гребне что-то отразилось, поскольку на маминой морде появилась сладчайшая улыбка.

– Я вижу, сынок, что ты не только в тактике слаб. У тебя и военная история хромает. Сколько ты знаешь случаев, когда из отряда прикрытия спасался хоть кто-то? Хоть один дракон?

Несмотря на весь маменькин сарказм, память меня не подводила. Для перечисления таких случаев хватило бы когтей на одной лапе – с запасом. Это я и сказал.

– О, смотрите-ка! Мой сын не совсем безнадёжен. Пожалуй, я бы тебе поставила «почти сносно». – И тут её голос снова изменился. В нём появилась материнская нежность. – Сынок, ты ведь у меня не один. Я и ради Ррумы так поступлю, и ради Саррода. И хочу умереть, зная, что сделала всё возможное, чтобы спасти и сирри, и невесток, и зятя, и внуков – и не только моих, заметь. Вся моя группа будет драться за ваше будущее. И вот что ещё ты должен знать. Совершенно уверена, что твой отец, останься он жив, одобрил бы моё решение и более того, полетел бы крыло о крыло вместе со мной. Он был мужественным драконом. Уж я-то его хорошо знала. Ты мне веришь?

Да, я ей верил. У драконов в таких ситуациях ком стоит в горле, прямо как у людей. Теперь я это знал наверняка.

– Мам, мне нужно знать, сколько вас, чтобы грамотно расположить.

Моя добрая мама вдруг обратилась военнослужащей не самого низкого ранга. Я успел подумать, что она не по заслугам осталась в рядовых, вполне могла дослужиться до десятника, а то и повыше. Её голос зазвучал скорее жёстко, чем нейтрально:

– Вводная будет.

В зале заседаний академии

Заседание началось как обычно.

– Господа, сначала предстоит решить мелкий вопрос. Присутствующие здесь занимают особо положение в иерархии магов – полагаю, все с этим согласны. Вот почему предлагаю ввести обращение «почтеннейший» применительно к членам академии. Вопросы? Предложения?

– Вы позволите, Первый?

– Прошу вас, доктор Курат.

– Благодарю. Мне кажется, что введение такого обращения может противопоставить членов академии всем прочим магам, хотим мы того или нет. Вот почему я буду голосовать «против».

– Ещё кто-то хочет высказаться? Нет? Тогда голосуем.

Ни одного воздержавшегося. И только один голос «против».

– Прошло большинством голосов. Теперь сообщение почтеннейшего Нульфа. Прошу.

– Для начала, господа, есть информация о местонахождении тайного убежища драконов. Это необитаемый остров Реддар, он расположен…

Наименее внимательным из всего собрания выглядел Менгель. Взгляд у мага смерти был настолько отсутствующим, что могло показаться, что выступление ему абсолютно не интересно. На самом же деле немалый ум почтеннейшего уже деятельно прикидывал детали операции по устранению драконов как в пределах Драконьего хребта, так и на этом острове.

– …Также имеются менее приятные новости. Разрешите просветить вас в чисто денежных вопросах…

Вот тут оратор завоевал внимание всей аудитории, включая доктора Менгеля. Бюджета академии оказалось недостаточно для единовременной оплаты всех найденных особо больших кристаллов – между прочим, уже не четырнадцати, а семнадцати.

Председательствующий сохранял всё то же спокойствие.

– Вопросы? Выступления?

Палец поднял, к некоторому удивлению собравшихся, теоретик Ландов.

– Господа, нам и не надо оплачивать всё сразу. Судите сами: один из кристаллов – это самое меньшее! – понадобится на отработку приёмов управления потоками. Буду откровенен: по выполнении этой части работы он сохранит магоёмкость хорошо если наполовину. Кстати, Ромен (он уже лиценциат) предложил настолько удачный способ измерения магоёмкости, что впредь предлагаю именовать этот метод его именем. Кто-нибудь против?

Предложение прошло единогласно. Но Ландов на этом не закончил.

– По наиболее вероятным оценкам, нам понадобится всё же не один, а два кристалла. Если я правильно понял почтеннейшего, их добудут только в середине зимы. Так что ж из того? Этот расход нам по сундуку. А вот на следующие кристаллы, осмелюсь предположить, придётся брать кредит.

Палец поднял Нульф. Получив разрешающий кивок, он заговорил:

– С вашего разрешения, коллеги: оплата в кредит обойдётся чрезмерно дорого с учётом процентов. Но вижу в этом и хорошую новость: по предварительным оценкам, поступление налогов весной перекроет наши потребности, так что к середине лета мы будем в состоянии оплатить покупку всех больших кристаллов.

– Почтеннейший Менгель?

– Благодарю. С разрешения коллеги Нульфа я разовью его мысль. К началу весны мы можем полностью освоить методы управления этими крупными кристаллами, имею в виду, академия будет готова к действиям. Никто не запрещает нам вести подготовительные работы, в том числе разведку, прямо сейчас. Однако ввиду уникальности всей операции предлагаю поставить её проведение на голосование.

– Возражения? Доктор Курат?

– Моя позиция всем присутствующим известна, Первый. Я категорически против уничтожения драконов, поскольку не доказана исходящая от них опасность. В данный момент я таковой не усматриваю.

– В таком случае голосуем…

Итоги оказались недвусмысленными: девять голосов «за» при одном «против». Подобная непримиримость явно не понравилась многим. И тут Менгель снова попросил слова.

– Глубокочтимые коллеги, обращаю ваше внимание, что только за сегодняшний день доктор Курат вот уже два раза выступил в одиночку против решений академии. Я не уверен, что столь неконструктивная позиция идёт на пользу нашему делу. Мы не можем позволить себе иметь внутреннее активное противодействие нашим планам. Поэтому при всём моём уважении к знаниям и умениям особопочтенного предлагаю исключить его из академии.

Последовал отчётливый шумок. Обвинение, разумеется, было сильным, но многие нашли его чрезмерным. Председательствующий лёгким жестом левой руки успокоил собрание, после чего заговорил:

– Как Первый академик вношу своё контрпредложение. Полностью согласен с почтеннейшим Менгелем: деловые качества нашего коллеги Курата не просто велики – они уникальны. И они всё ещё могут быть востребованы. Думаю, никто не станет отрицать, что доктор Курат – первый по квалификации маг жизни и разума в масштабах всей Маэры. Поэтому предлагаю оставить за глубокочтимым коллегой право совещательного голоса. В любой момент наше собрание сможет выслушать мнение доктора Курата, и я уверен, что иным разом оно сможет оказаться весьма ценным. Пусть ранг доктора Курата будет «кандидат в академики».

Первый угадал правильно. На этот раз ропот был явно одобрительного характера. Менгель не смог скрыть недовольства, но противоречить не осмелился.

Курат выслушал все дебаты с полностью неподвижным лицом. Такое понижение в ранге его не особенно задело. Куда более чувствительным стало осознание поражения по части убеждения собрания. Но намного худшим было понимание, что крылатые полностью обречены и надеяться можно разве что на хитроумие пятнистого дракона.

Но было ещё одно соображение, которое Курат и раньше обдумывал. Теперь же оно полностью оформилось в мозгу. Возможность продления жизни стала реальностью, это уже можно было считать доказанным. Сам Курат чувствовал себя превосходно уже через две недели после воздействия. Более того, появилась уверенность, что подобную магическую обработку он сможет провернуть ещё на многих, при наличии надлежащих кристаллов, конечно. И как раз такую работу доктор не собирался делать. Лечить – да, он будет. Отказывать во врачебных услугах нельзя: запрещено клятвой. Но об омоложении его никто не спрашивал – и не спросит. А люди с подобным отношением к чужим жизням в конце концов уйдут. Придут другие, и вот тогда… тогда видно будет.

На острове Большое Кольцо

Харрф чувствовал себя скверно. Нет, физически он был полностью здоров. Но только сейчас в полной мере осознал, что такое ответственность.

Дураком Харрф не был, и его внимательность находилась на высоте. В результате он не только помнил действия командира, но и понимал их. Все знания имелись, но… не покидало ощущение, что каждая рыбина, которую выловили отряжённые на это драконы, каждая отрытая пещера, каждый ручеёк, проведённый в надлежащее место, – решительно всё было сделано им самим. И ведь он добросовестно раздавал поручения, не стремясь взять все работы на себя, – ну, только что контроль не доверялся никому. И подчинённые подобрались отнюдь не плохие. Старые драконы умели не только командовать, но и выполнять приказы. Огромную работу провернул настоящий маг земли. Про себя Харрф отметил, что его универсалы хотя и сильны, но опыта им недостаёт.

Неоднократно посещала мысль, что если после выполнения этого задания командир предложит должность выше, то оттакой чести лучше всего уклониться. Правда, эта мысль как легко приходила, столь же легко и уходила. Возможно, причиной тому была предельная занятость.

Как бы то ни было, накануне вылета Харрф от души поздравил весь отряд с успехом – ещё бы, пятьдесят восемь пещер, все до единой с канализацией и лишь шесть без водоснабжения. Но про себя он решил, что надо ещё раз самым тщательным образом прогнать в уме весь порядок работ в поисках ошибок. А они не могли не быть.

Одна причина для беспокойства была на поверхности. Неподалёку от острова крутилось рыбацкое судёнышко. Ситуация с ним оказалась в точности такой, какую предсказал Стурр: три дня с лишком они провели якобы за процессом ловли. Когда Харрф отдал приказ возвращаться, те всё ещё были вблизи.

Перед самым отлётом командир отряда лично проверил все до единой пещеры в поисках чего-то забытого. Разумеется, ничего не нашёл: в соответствии с приказом подчинённые аккуратно подчистили все следы. И всё же не давало покоя ощущение, что нечто существенное так и осталось пропущенным.


Глава 19. Прорыв

В доме вождя Гурнаха

Вождь острова Стархат посчитал доклад своих разведчиков весьма важным и стоящим заслушивания. Конечно, в силу должности при разговоре присутствовал капитан Даллех. Командира разведывательного судна (а докладывал именно он) не прерывали ни словом, ни жестом. Лишь после этого вождь коротко бросил:

– Даллех, у тебя есть вопросы?

– Да, мой вождь. Капитан Фафнир, полагаешь ли ты, что драконы тебя заметили?

– Уверен в этом. Погода стояла ясная, а крылатые пролетали мимо нас довольно часто, хотя и на большой высоте. Не верю, чтобы у них было плохое зрение.

– Насколько велика группа?

– Нет данных. Мои люди попытались подсчитать, но драконов можно отличать только по цвету. Мои как-то увидели сразу два синих дракона, вот почему стали полагаться лишь на косвенные признаки.

– Какие именно?

– Часть драконов ловила рыбу. Этих мы подсчитали: их было десять. Каждый добывал по три рыбины в день. Судя по размеру драконов, одной рыбины на день им достаточно. Выходит, всего там присутствовало примерно тридцать драконов.

– Ты сказал, что на острове найдено пятьдесят восемь пещер. Легко ли было до них добраться?

– Весьма нелегко. Все пещеры с внутренней стороны кольца скал, мои лучшие скалолазы потратили целый день на то, чтобы проникнуть туда и вернуться обратно.

Начальник разведслужбы, видимо, исчерпал своё любопытство. В разговор вступил вождь.

– Но твоим словам, разведчики проникли почти во все пещеры и ничего интересного там не нашли. Ну разве что остались подстилки. Твоё мнение: на сколько драконов рассчитаны эти пещеры?

– Все виденные пещеры примерно равны по величине. Исходя из размеров, даю оценку: четыре взрослых дракона могут разместиться со всеми удобствами. Или, скажем, двое взрослых и трое детёнышей. А если потесниться, так все десять вместятся. Но только этого не будет.

– Почему ты так думаешь, Фафнир?

– В сезон штормов весьма трудно найти пропитание. Косяки рыбы уходят из этих вод. Хотя, неподалеку есть крохотные островки с птичьими базарами. Там можно найти кайр и олуш, также водорезов и чистиков. Мясо у них отвратительного запаха и вкуса, но, возможно, драконов это не смущает.

Этот доклад получил самое неожиданное продолжение днём позже. На остров Стархат прибыл эмиссар при жёлтой ленте. Посланец был холодно-вежлив. Он представил бумаги от академии, в которых удостоверялось, что податель сего, именуемый Талир-ут, является полномочным представителем верхушки маэрских магов и магистром магии воздуха и огня.

«Боевой маг», – сделал вывод капитан Даллех и не ошибся.

Разумеется, вождь представился сам, а руководителя разведслужбы обозвал «советником». Кстати, не соврал. Разговорвёлся на маэрском диалекте, который в то время не очень отличался от островного.

– Мы вас внимательно слушаем.

– Академия, являющаяся верховной магической силой Маэры, предлагает своё сотрудничество. При этом жители острова Стархат получат возможность учиться в любом университете Маэры на выбор; также у вас появится доступ к услугам магов по льготным расценкам.

Гурнах сохранял невозмутимость. В его речи не было и намёка на какие-либо эмоции, в том числе простое человеческое любопытство.

– Какие услуги желательны от нас?

– Во-первых, нас интересует происходящее на острове Реддар. Нам известно, что там появляются драконы. Нам нужно знать, сколько драконов на острове. В любой момент времени. – Магистр сделал паузу. Видимо ожидая вопросов, но они не последовали, и представитель Маэры продолжил: – Во-вторых, нам понадобится корабль с экипажем, который сможет доставить группу магов к этому острову. Длительность поездки – до недели. Ориентировочно такая будет летом следующего года. – Ещё одна пауза.

На этот раз вопросы всё же появились. Как и полагалось по рангу, начал капитан Даллех:

– Велика ли численность этой группы?

– Не более десяти магов. И трое слуг.

– Наши «змеи» не отличаются удобствами.

– Мы об этом осведомлены.

– Планируется ли боестолкновение с драконами?

– Да.

В переговоры вступил вождь острова Стархат.

– Не в наших возможностях пересчитать драконов, прилетевших на Реддар.

– Полагаю, ваша разведка может установить, десять их там появилось или сто?

– Разумеется.

– Нас как раз интересует отряд драконов от сотни и более.

– Мы, конечно, в состоянии определить количество драконов с той точностью, что вы запросили, но не в силах оперативно извещать о прибытии ваших противников. Даже «змей» не дойдёт до материка быстрее чем за сутки. При встречном ветре это займёт два дня.

– Наши штабисты предвидели эту ситуацию. С помощью магии связи вы известите мага на другом корабле. Дальнейшее уже не ваша забота. Сведения будут переправлены к командующим очень быстро.

– Мне нужно посовещаться с ведущими капитанами. Встретимся через час.

Посланник слегка нахмурился от такой бесцеремонности, но промолчал. Что до вождя Гурнаха, то он оказался пунктуален и появился ровно через час.

– Мы окажем вам эту услугу. За это наши маги получат возможность учиться в университетах. Однако у нас имеются и дополнительные условия: за аренду корабля по пятнадцати сребреников в день; каждому раненому – по золотому, за каждого убитого – по десяти золотых. Компенсация за ранения может быть аннулирована, если ваш маг жизни добьётся полного восстановления.

Эти слова вызвали некоторое удивление переговорщика:

– Почему вы думаете, что будут раненые и убитые?

– Ваши маги отправляются воевать, не так ли? – Сказано было настолько бесстрастным тоном, что магу трудно было не заподозрить скрытую насмешку, но сдержанность дипломата взяла верх. Вождь продолжил: – По окончании боевых действий мы хотим обшарить пещеры, в которых жили драконы. Разумеется, при условии, что не будет использована магия смерти.

Магистр ответил настолько быстро, что Гурнах подумал: ответ подготовлен заранее.

– Все пещеры, которые окажутся доступными, будут в распоряжении ваших людей. Нас содержимое жилищ драконов не интересует.

– Это не всё. Зимой и ранней весной мы не в состоянии следить за островом Реддар. Поэтому наше соглашение вступает в силу по окончании сезона штормов.

– По данным разведки, драконы зимой никуда улетать не будут. Мы согласны с этим условием.

– Последнее: до начала штормов осталось примерно десять дней. В порт Субарак через два дня прибудет «змей» под командой капитана Тхунга. У него будут полномочия для уточнения деталей операции. Где искать вашего представителя?

– Пусть капитан швартуется в Субараке. Его найдут.


Сотне оставалось два дня до отлёта, когда я принял решение. И Харрф вместе с Согарром появился в моей пещере.

– Харрф, тебе задание будет не из простых. По прилёте в Заокеанию ты сдашь командование Согарру. Инструкции он получит, не сомневайся. Как только отдохнешь, полетишь обратно. Имей в виду, возможен шторм. Поэтому лететь одному не разрешаю, только группой. Ещё одна причина для этого: надо привезти обратно как можно больше сёдел и браслетов. Кого брать – решать тебе. Вопросы?

Реакция была скорее импульсивной, чем продуманной.

– Приказ есть приказ, выполню. Но почему я?

Тот случай, когда давить авторитетом не надо, скорее, требуется понимание.

– Говорю тебе: полёт, вероятно, будет сложным даже в ту сторону; обратный может быть только хуже, сам знаешь. У кого опыт в пересечении океана наибольший, а? То-то же. Тебе же предстоит вести следующую группу по окончании сезона штормов. У Согарра опыт командования поболее твоего, если не считать сверхдальние перелёты. Да, ещё: предвижу, что из-за непогоды сотня может сбиться с курса. То есть мимо материка вы не пролетите, понятно, а вот наши пещеры с ходу не найдёте. Тогда придётся тебе довести до них отряд, расположить, а уж потом улетать. Следи за состоянием кристаллов, да и запас энергии у твоих драконов может оказаться меньше, чем хотелось бы. Сразу тебе скажу: по такой погоде все вымотаются, особенно те, кто повезёт мелких. Их ведь согревать в полёте надо. Ещё вопросы? Нет? Лети.

И временно исполняющий обязанности сотника улетел. Ему ещё предстояло тщательно распределить груз между своими с учётом того, что с собой предстоит взять девятнадцать дракончиков.

– Теперь ты, Согарр. Вот какие трудности предвижу у тебя…

Монолог получился длинным. Я рассказал своему заму обо всех потенциально опасных животных Заокеании. Не преминул упомянуть опасность от гремучих змей: я достоверно знал, что они там водятся, хотя не был уверен, что им под силу прокусить драконью чешую. Разумеется, описал (в общих чертах), как лечить змеиные укусы. Зимовка предстояла непростая. Погода зимой в районе Надежды, сколько помнилось, не очень отличалась от таковой в районе Драконьего хребта, а в холод рыбная ловля могла оказаться не особо добычливой. Поэтому Согарр получил совет полагаться в равной мере на охоту. Впрочем, о тамошних осетрах я упомянул. А в качестве НЗ были ещё лепешки.

В зале собраний гильдии магов

Курат выглядел хмуро. Любой, не специализирующийся в магии жизни, подумал бы, что у высокопочтенного переутомление или даже частичное истощение. Маг жизни приписал бы такое состояние трудной работе с пациентом – все магистры знали, что кандидат в академики отсутствовал три дня именно по этой причине. Те и другие ошибались. Результатом был возглас со спины:

– Дорогой Курат, вы, право же, выглядите неподобающе для собрания! Я порекомендовала бы белое вино из долины Сиунны. Стыдно магу жизни не знать таких действенных лекарств!

Магу жизни не было нужды оборачиваться, чтобы узнать голос. Это была светловолосая кругленькая улыбчивая Иссада, доктор магии воздуха и огня. Принадлежа к школе академика Шантура, она ухитрялась поддерживать если не дружеские, то уж во всяком случае ровные отношения чуть ли не со всей гильдией.

– Служебные неприятности, Курат? – сочувственно продолжила она.

Доктор магии жизни с большим усилием сделал приветливое лицо.

– У меня умерла ученица. Рузана-ола. Магистр из молодых.

– Магистр магии жизни из молодых, вы хотели сказать? У меня, вы уж простите, возникли некоторые сомнения в её квалификации.

Извинения подействовали недостаточно, маг жизни начал горячиться.

– Да не в квалификации тут дело! Способности у Рузаны были… чего уж там, смело могу сказать, что большие, но её самоуверенность оказалась куда больше.

– Запустила заклинание не своего уровня? Между прочим, для магов моей специализации такое запрещено, даже для магистров.

– Это вы меня теперь простите, Иссада, но сразу видно, что вы не маг жизни, а стихийница. Нет, это было не заклинание в строгом смысле слова, а длительная операция с потоками, причём на себе самой. А меня как раз не было рядом. Будьте уверены, я бы это ей строжайше запретил.

Доктор магии воздуха была не только знающей, но и сообразительной.

– Ага, понимаю. Она пробовала что-то новенькое, так ведь? Если это не профессиональная тайна, расскажите.

Курат был твёрдо намерен не лгать. Это было незачем.

– Не тайна. Рузана докопалась до моей докторской диссертации, а она чисто теоретическая, знаете ли. Новый подход в магии жизни, но ни один человек своими силами не в состоянии реализовать его практически. Впрочем, нет: мне известны два человека, которым такое было бы под силу.

– Один – это вы, а кто второй?

– Не угадали. Один – это Ас-Тор, второй… Сами догадаетесь?

Особопочтенная удивилась совершенно искренне:

– А как же вы?

– А я – нет.

От волнения Иссада утратила осторожность:

– Но позвольте! Ведь можно увеличить магическую силу с помощью кристаллов. В академии это полагают доказанным.

– Так оно и есть. Но кристаллы добавляют лишь силу, а не умения. Я думаю, что надо бы перевести мою диссертацию в хранилище с ограниченным допуском.

После пары вежливых фраз Иссада перешла к другой группе. А Курат с мрачным удовлетворением подумал, что этот диалог непременно дойдёт до Шантура, что и предполагалось. Вряд ли кто-либо из академии знает, в чём суть диссертации. А происшествие с Рузаной сочтут за внутреннее дело сообщества магов жизни.

Это и было целью.


Харрф улетел вместе со своей (временной) сотней, и Гирра с ними, и крепко спящая (моими усилиями) Саня. К тому моменту я уже точно знал, что жена беременна – такое изменение потоков пропустить не мог бы и студент-четверокурсник, а мой уровень всё же поболее. Всего же беременных дракон набралось порядочно: двадцать три. В их число входила и Фиорра. Мы с Харрфом втихомолку радовались её участию в экспедиции, хотя и по разным причинам. В нас обоих говорили командирские соображения: всё же в сотне оказалась вторая по силе и умениям универсалка после меня. Но на всякий случай на прежнем месте жительства мы оставили ещё троих универсалов (считая меня).

Как раз во время вылета погода явно начала портиться, но я прикинул, что сотня точно успеет приземлиться на острове Большое Кольцо до начала шторма.

К счастью, тосковать по супруге с дочкой было совершенно некогда. Дел набиралось отнюдь не мало, а к ним прибавился вызов от Мируты, переданный через младшего братца. Встречу я назначил через день, а до этого расстарался и подготовил кучку кристаллов для уважаемой.

Мира ещё больше похорошела. Я мимоходом отметил, что у неё самая ранняя стадия беременности, не более трёх недель, и как раз этим объяснил перемену во внешности. По земному опыту я знал, что такое бывает.

Само собой, для начала мы поговорили о супругах и о моей дочке. Я упомянул, что мы ждём ещё одного дитятка, тут же добавив, что, мол, надеюсь, что и у Миры всё пройдёт хорошо.

Серые глаза Мируты округлились.

– Динозаврр, но как вы догадались? Ведь даже мой муж ещё не знает…

Раскрывать все карты не хотелось.

– Не обижайся, Мира, но у нас, драконов, зрение гораздо лучше, чем у людей. Мы видим и замечаем больше, так уж устроены. У тебя пропорции фигуры чуть-чуть изменились…

Изменения и вправду были, но, вполне возможно, связаны они были и с возрастом.

Я тут же торопливо добавил:

– Зато в обонянии и слухе драконы уступают людям. Кстати, если у нас будет ещё одна дочка, мы, может, назовём её Миррута.

Услышав такой необычный комплимент, молодая женщина приосанилась. Но дело есть дело, и кому это знать лучше, как не купцам.

– Динозаврр, вот интересные сведения о кристаллах, что мне довелось услышать на собрании гильдии…

Такая информация стоила наивысшей степени внимания. И кто бы мог подумать, что чисто денежные соображения возьмут верх?

– …И вот ещё что я слышала. Небольшая группка магов наняла корабль для поездки на остров Стархат и обратно. Без груза! Может, это вовсе и не связано…

Не связано? Позвольте не поверить! Выходит, академия активно договаривается с вождём Стархата. В последующие времена этот остров был по чисто военной силе слабейшим, зато с хорошо поставленной разведкой. Надо полагать, что сейчас положение дел такое же: тут играют принципы экономической географии, а основные данные измениться не могли. Иначе говоря, разведывательные действия Стархата перестают быть личной инициативой вождя. Но в период штормов никакая слежка невозможна, это чуть ли не аксиома. Зато по окончании…

– …Вот я и думаю, что маги что-то такое затевают… э-э-э… военное. А иначе для какой цели так много очень больших кристаллов? И сразу? Потом – зачем корабль? Я слышала, там, к западу от Маэры, в океане есть острова. Может, собираются на них войной?

Эта аналитическая выкладка мне активно не понравилась. Если Мирута с её купеческим опытом стала что-то подозревать, то и другие тоже смогут. Пойдут слухи. Академия о них узнает. В результате что-то может пойти наперекосяк.

Оставалось ещё дело.

– Мирута, кстати: у нас имеются кристаллы на продажу. Глянь…

Товару было порядочно. Покупательница взволновалась:

– Динозаврр, у меня нет с собой столько денег.

В ответ я махнул лапой с самым небрежным видом:

– Не вижу проблем. Я готов принять оплату в кредит. Сейчас мне кристаллы от тебя не нужны, но предвижу, что вскоре могут понадобиться. Итак, за эту партию оптом я хотел бы получить…

На острове Большое Кольцо и в Заокеании

К огромному удивлению Харрфа, перелёт на Большое Кольцо не вызвал особых трудностей. Правда, погода оставалась вполне недурной, хотя и не тёплой, вплоть до момента посадки. Но уже к вечеру небо стало затягиваться перистыми облаками.

Вторым фактом, вызвавшим удивление, было полное отсутствие каких бы то ни было судов. Будь на месте Харрфа Стурр, это показалось бы закономерностью. Уж ему-то было известно, что от Большого Кольца до Стархата никак не меньше десяти часов хода даже при попутном ветре и с помощью мага. Потому-то соглядатаи и поспешили в родную гавань – ради избежания чрезмерного риска. А видеть приближение шторма капитаны островитян могли, иначе у них не было бы шансов сдать положенные экзамены.

Третье, чему удивился сотник, было хорошее физическое состояние и бодрое расположение духа всех драконов и даже сирри. Он легкомысленно приписал это собственной мудрости и правильности организации перелёта. На самом деле ему просто повезло с погодой. Да и маршрут был всё же меньшей длительности, чем тот, который ещё предстоял.

Тем не менее все путешественники (кроме дежурных, понятно) были строгим приказом отправлены на отдых, но перед тем каждый под пристальным наблюдением своего десятника подзарядил кристаллы. Мелких угомонили с большими усилиями.

Ночью погода неуклонно ухудшалась, так что к моменту вылета с острова, то есть на рассвете, лил дождь с порывистым ветром. Правда, сотня довольно быстро набрала высоту и вышла из облаков, но северный ветер не утихал и там. Связь с десятниками была; командир сотни даже ухитрялся получать поправки к курсу – и всё же промазал. Берег, которого даже не было видно (его почувствовали лишь сам командир и другие водники по изменению потоков внизу) оказался на сотню с лишком миль к югу от расчётной точки. К счастью, это были всё ещё лесные края. Топливо удалось найти без труда. Но на сей раз никого не пришлось уговаривать отдыхать.

Почти все летуны чувствовали себя разбитыми. В сумме на перелёт (с учётом двух посадок) ушло почти двое суток. Харрф был активно недоволен собой, хотя претензий никто не высказал. Он ухитрился упустить из виду, что совершил прорыв: впервые такая большая группа драконов пересекла Великий океан.

Ещё ночь ушла на отдых. И ещё полдня на передачу дел Согарру.

В обратную дорогу Харрф взял с собой десяток. Меньшим количеством не удалось бы захватить все наличные седла и большую часть браслетов.

Условия для полёта сделались ещё хуже. Ветер стал откровенно штормовым, к тому же северо-восточным. Как драконы ни старались, они не смогли найти высоту, на которой ветер был бы хоть в какой-то степени попутным. Единственное, что удавалось с некоторой уверенностью, – корректировать курс с поправками. В результате до Драконьего хребта отряд добрался меньше чем за двое суток, и все драконы посчитали это удачей.


Прибытие Харрфа с десятком означало для меня нечто большее, чем просто возвращение товарищей из небезопасного перелёта. Это значило, что доказана возможность летать через океан даже в штормовую погоду. Хорошо, пусть это были молодые, полные сил драконы, к тому же не обременённые драконятами, но всё же они добрались благополучно. Уж не говорю о том, что основная группа также долетела без потерь. Я шумно выразил радость, поздравил всех своих орлов, внимательно выслушал от командира сведения о моей семье (собственно, главным было то, что обе мои красотки здоровы). Но особо важным для всех драконов была возможность улететь с острова Большое Кольцо даже в дурную погоду.

Была и ложка дёгтя в бочонке мёда. Тревожащей новостью оказалось крайне малое количество рыбы в прибрежных водах у Большого Кольца. В сезон (то есть по окончании штормов) ловля должна стать богаче, так ведь до этого момента надо ещё дожить.

В качестве первого варианта я мысленно прогнал ограбление птичьего базара. То, что любой нормальный дракон без особых усилий должен догнать тех небесных тихоходов, было понятно. План казался сомнительным по двум причинам: мясо этих птиц почти наверняка омерзительно на вкус и на запах, даже по драконьим меркам. Другим скверным положением было расстояние от Большого Кольца до этой безымянной скалы – три часа лёту. Но за один рейс дракон мог утащить то, что поместится в лапах (четыре птицы, каждая весом по килограмму, если ориентироваться на кайр), а этого только-только хватит на дневное пропитание одного дракона и детёныша не из великих. Нерационально. Если складывать добычу в заспинную сумку, то, естественно, набрать можно больше. Хорошо же, пусть это будет запасным ходом.

Вторым вариантом была оптовая закупка лепёшек. Их калорийность в пересчёте на единицу веса, конечно, много больше, чем у птиц – хотя бы по причине гораздо меньшего содержания воды. И всё равно… на каждого дракона по две лепёшки в день, на маленьких примерно столько же (у них скорость обмена выше), плюс длительность сезона штормов в девяносто дней, это выходит по сто тридцать пять фунтов на хвост. Десятками тонн пахнет.

Что ещё? Киты? Вот это добыча из знатных. Даже если считать убойный вес в десять тонн – запас для всей колонии дней на десять. Реально ли добыть кита? Да, но желательно того вида, что после забоя не тонет в воде. Гренландский кит, если здесь такой есть – идеальная дичь. В момент, когда он показывает спину, шандарахнуть «Молнией», не жалея энергии. Аметисты для этого найдутся. А вот доставить его к острову… задачка нетривиальная. По самым осторожным подсчётам для этого понадобится с десяток драконов, да ещё столько же, чтобы поднять и перенести до места разделки. Допустим, возможно. Чем разделывать? Проще всего телепортация; жители порта Надежда именно так будут резать каменные глыбы примерно через пять тысяч лет. Что для этого нужно? Чёрный кварц или галенит. Первый раздобыть трудно. А вот второй – запросто. Как сохранять мясо? Соль отпадает, её у меня нет, да и много её нужно. Кстати, драконы её недолюбливают. Что ещё? Магия смерти? Очень не хочется: при её многократном применении есть риск несчастного случая. О! Имеется опыт: сушка трески, практиковавшаяся на Земле в городе Бергене. Особенность того климата: выпотрошенная рыба становится сушёной (и хранится после этого очень долго) без малейшего применения технических средств; требуется всего лишь выдержать её на воздухе в течение… э, нет, на естественную сушку даже трески уйдёт три месяца. Впрочем, есть же среди моих ребят маги воды. Вот они высушат китятину запросто. И без магии смерти. А универсалам и других забот достанет.

План начал обретать конкретику.


Глава 20. Затишье на фронтах

Солдаты обыкновенно радуются прекращению боевых действий. Опытные солдаты (а таких всё же меньшинство) относятся к этому настороженно, зная, что затишье почти наверняка означает накопление сил для наступления или обороны.

В нашем случае оснований для самоуспокоенности я не замечал. Скорее наблюдалось обратное.

Разумеется, не только у противника шла скрытая подготовка к боестолкновению. Мы тоже не теряли времени. Ковались запасные браслеты. Заказывались запасные сёдла. Ребята по моему приказу даже обшарили ту пещеру, где мы добывали пириты, и вернулись с шикарной добычей. Справедливости ради будь сказано: результаты поиска кварцев и гранатов оставляли желать лучшего. Я даже выкроил время на тренировки со своим десятком. Ученики научились своими силами создавать простые и шаровые молнии – на всякий пожарный. И всё же непредвиденное регулярно и грубо врывалось в планы.

В один из типичных ненастных зимних дней ко мне вечером заявились Рриса и Фаррир. Супруги были обеспокоенны, но если муж старался держать эмоции в когтях, то состояние жены я бы оценил как нечто вполне близкое к панике. Рриса красноречивым взглядом потребовала от Фаррира, чтобы первым заговорил именно он.

– Дело серьёзное, командир. Рриса ухитрилась ещё раз забеременеть.

В сравнении с этим сообщением действие пыльного мешка показалось бы нежным и ласкающим. Ситуация сложилась гораздо хуже, чем просто нештатная. Виновным я посчитал себя, и только себя. Тут вывод ясен: когда я устраивал моей разведчице тройнят, что-то было сделано не так. Что именно – вопрос второй, но отнюдь не второстепенный. Ведь может сложиться так, что… Короче, Рриса может пойти по натуральному ряду чисел.

В шахматах часто бывает: неожиданный ход соперника резко стимулирует умственную деятельность, заодно избавляя от чрезмерного благодушия. Ощущение было насквозь знакомым.

– Значит так, Рриса. Сразу скажу: я и когтем не шевельну, чтобы избавить тебя от беременности. Что родится – то родится. Но нам всем придётся поспешить. Вы двое отправитесь за Великий океан. Вот именно, в период штормов. К счастью, у нас есть Харрф. С его опытом вполне можно довести вас двоих. Он будет не один: на всякий случай лететь предстоит десятком или около того. Так что не волнуйся, Рриса: твоих малышей ребята помогут доставить. Но прежде… Мы подождём. Вылет ориентировочно через неделю, самое большее – две. До этого ещё кое-что предстоит сделать.

Разумеется, ребята поняли меня превратно. Они подумали, что я буду работать магией жизни. Как бы не так! Осторожность, подпихиваемая паранойей, посоветовала связаться с Куратом.

Курат откликнулся чуть ли не мгновенно. Тут же проскочила мысль, что ему самому что-то от меня надо. Это предстояло проверить.

К визиту наставника требовалась подготовка. Фаррира я переключил на малышей, а им только того и надо было, поскольку папа отличался куда большей снисходительностью, чем мама. Ррисе, которая раньше с человеческими магами жизни не встречалась, я очень кратко объяснил, что её случай достаточно сложен, чтобы попросить об услуге настоящего, высокоученого специалиста из людей.

Мы с пациенткой удивились красной ленте, но по разным причинам: она не знала её значения, а я полагал, что ранга кандидата в академики просто не существует. Значит, появился. Ещё более значительным мне представилось изменение цвета ленты: в прошлый раз Курат щеголял пурпурной. Разумеется, я поименовал гостя «высокопочтенным Куратом». Судя по гребню, Рриса это запомнила.

Видимо, у нашего гостя были проблемы со временем, поскольку приветствия и взаимные представления были сокращены до абсолютного минимума. Сверхделовой подход, короче.

– Итак, что за вопрос у вас возник, Стурр?

Учеником он меня не обозвал. Наверняка ради поднятия моего авторитета среди драконов.

Я объяснил. Реакция Курата была стандартно-врачебной аж до тошноты:

– Интересный случай… Давайте посмотрим.

Через четверть часа наставник приступил к объяснениям:

– Ваша ошибка, Стурр, была магистерского уровня. Имею в виду, такие детали физиологии репродуктивного аппарата – у людей, конечно – изучают в спецкурсе для магистров. Теперь смотрите, что вы сделали не так… точнее, что надо было сделать, потому что ваши действия были совершенно правильными, но недостаточными… Видите этот узел? Вы его оставили в покое; в девяноста девяти случаях из ста последствий не было бы, но как раз сейчас произошло вот что… А чтобы предотвратить подобное, надо… Нет, не так, а ещё добавить…

– Да, но ведь влияние этого потока на второй слева, руна «А»…

– Вы думаете в верном направлении. Конечно же влияние будет. Именно с целью его нейтрализации мы сделаем…

Ещё через полтора часа Курат почти весёлым голосом заключил:

– Отлично. Никакой патологии плода я не вижу. Полагаю, Рриса, ваш малыш родится здоровеньким.

– Благодарю, высоко почтенный. – Мои уроки человеческого этикета пациентка усвоила хорошо.

Тон кандидата в академики был всё тем же, отстранённо-деловым.

– Я не возьму с вас ни медяка, Стурр. Но взамен мне нужна ваша услуга. – И он бросил очень быстрый косой взгляд в сторону драконы.

Конечно же я отреагировал должным образом:

– Рриса, твои сирри, небось, совсем загоняли отца. Выручай его.

Фиолетовая дракона ещё раз велеречиво поблагодарила мага жизни и поспешила из пещеры.

– Внимательно вас слушаю, Курат.

– Я уже давно присматриваюсь к вам, Стурр. Мой вывод совпал с тем, что я слышал от других крылатых учеников: у вас есть аналитический дар… – Перед словами «аналитический дар» была сделана совсем крошечная, но заметная пауза. Собеседник всего лишь намекнул на способность к предвидению. Маг жизни продолжил: – Знаю, что вы хотите сказать: он не так силён, как хотелось бы, и всё такое. Это понятно. И всё же хочу вас выслушать. Суть дела вот в чём: в моей докторской диссертации… – Рассказ занял, по моим прикидкам, не менее часа. В заключение его было выдано: – И вот мой вопрос: имеет ли этот подход будущее?

Паранойя молчала, как из розетки выдернутая, – видимо, потому, что и без того я проявлял наивысшую осторожность.

– Хотелось бы выяснить у вас кое-какие сопутствующие обстоятельства… – В переводе на язык Древних это означало: «Вы не всё рассказали», и собеседник, похоже, это понял. – В частности, желательно знать, что за трения возникли у вас с академией.

Наверное, Курат с ходу догадался, что я расколол значение цвета ленты, потому что вопроса о происхождении информации не возникло.

– Они проголосовали за уничтожение драконов – всех до одного. А я был против.

– Ясно. Далее, полагаю, вы уже попробовали действие на себе самом… – Интонация реплики была самая утвердительная, на какую только способна драконья артикуляция. – Меня же интересует, насколько трудно это вам далось.

– Вы угадали. Я целую неделю чувствовал себя неважно. Впрочем, по накоплении опыта дело, думается, пойдёт легче.

– Уверен в этом. Ещё вопрос. Помнится, на сегодняшний день вы единственный доктор магии жизни в Хоруме. Планируется ли защита докторской диссертации кем-либо в ближайшее время?

– Да, на очереди магистр Файра. Её защита должна состояться весной, дата пока не определена. Но вы же понимаете: я могу отвечать только за своих учеников.

Настало время для ещё одного намека.

– Зная вас, я уверен: Файра станет доктором магии. А как, например, дело обстоит в Северном университете?

Ответом был пронзительный взгляд. За ним последовало медленное:

– Там, насколько помню, двое с докторским рангом. Однако их школа всегда считалась слабее нашей.

В эту секунду я готов был биться о заклад: до Курата все намёки дошли. Вот теперь пора уже мне отвечать на вопрос.

– Курат, вы должны понимать. Я неплохой аналитик…

– Не хуже вашей жены.

– Благодарю за комплимент… Вот и применяю анализ. – Теперь уже мой черёд делать тончайшую паузу перед словом «анализ». И лёгкая улыбка, которую в сундук не положишь. Ответная улыбка. У нас полное взаимопонимание – пока что. – Вот это действие… которое описано в вашей диссертации, должен осуществлять один маг, который держит всю совокупность потоков. Любая помощь – только помеха. Я правильно понял? Преобразование не просто докторского уровня: ни один человек, даже вы сами, не в силах его осуществить без помощи очень хороших кристаллов. Надеюсь, вы поверите на слово, что в них я понимаю толк? Так вот, такие кристаллы дороги, услуги высококвалифицированного специалиста и того дороже. Вывод: ваш подход имеет и будет иметь, скажем так, ограниченную применимость. Потому-то я вас и не прошу научить этому меня или кого-либо ещё из драконов – наши маги жизни и близко не подходят к нужному уровню. Впрочем, это вам и так известно… Хотя нет, есть ещё причина: на прохождение соответствующего курса у нас просто не будет времени. – Теперь голос мой звучал совершенно нейтрально. – Вам уже известно: этим летом академия предпримет решительные действия против драконов. Подтверждаю информацию. У меня есть такие же сведения из независимого источника.

На лице у Курата эмоции не проявились: он и в самом деле знал о предстоящем нападении. Ничего, ему ещё предстоит узнать нечто действительно новое.

– Это не всё. Прямо сейчас академия деятельно разыскивает кристалл, нужный для уничтожения уже не драконов, а людей. Планируется стереть с лица планеты сепаратистов, тех, что на окраинах. Вот смотрите…

В учебной пещере был кусок мела, а одну стену магией земли сделали плоской. Я нарисовал грубый контур континента.

– Вот эти области попадут под удар, – последовала штриховка. – Это будет «Глотка жабы», местность останется безжизненной на многие столетия, если не тысячелетия.

Я не был уверен, что решение о поисках нужного кристалла уже принято, но подозревал, что даже если «добро» на это ещё не дали, то вскорости дадут. А собеседник явно не был в курсе. Мало того, он не был уверен, чему именно надо приписать мою проницательность: то ли это блистательный анализ, то ли предвидение, то ли у меня высокоэффективная разведка. Как бы то ни было, лицо моего визави изменилось, и весьма сильно.

Теперь выдать последний кусочек информации.

– Вот что ещё хочу добавить. Все члены академии – не просто маги, но и учёные высокого класса. Кроме академика Нульфа, понятно, у него другие заслуги. Могу вас уверить: их имена обязательно войдут в учебники.

Кажется, и этот намёк понят.

На прощание маг жизни улыбнулся без задней мысли:

– Я желаю, чтобы ваши планы оказались удачными, Стурр. Я их не знаю, но, кажется, догадываюсь.

– А я желаю, чтобы ВАШИ планы также прошли гладко. Именно потому, что догадываюсь.

– Угощайтесь. – Курат достал из своей котомки глиняную флягу. – У людей это вино считается очень хорошим.

Вот тут я откровенно растерялся. В пещере не было никакой ёмкости, из которой можно было бы пить. В голове тюкнулась мысль сделать какой-то сосуд из камня с помощью магии земли (наверняка получилось бы нечто очень грубое и тяжёлое), но человек опередил.

– Да знаю, что у вас некуда наливать, – произнёс он всё с той же улыбкой. – Но у меня с собой имеется. – И он достал из той же котомки две небольших кружечки.

Вино забулькало. Оно было красным, но лишь по цвету я затруднился бы назвать земной аналог.

– У драконов обоняние хуже, чем у людей, – самокритично объявил я, – да и с ощущением вкуса тоже… не очень-то.

– Тем не менее, – кружка взлетела вверх, – за ваш тонкий расчёт!

– И за удачу тоже. И за ваши знания.

Мы выпили. Вино и в самом деле показалось хорошим, но я поостерёгся хвалить, дабы меня не сочли лицемером.

– Будьте уверены: приложу все усилия, чтобы драконы не забыли вас и то, что вы для нас сделали.

Улыбка Курата пропала.

– Большое спасибо, – очень серьёзно ответил он.

На следующий день Харрф появился с докладом. Вид у него был вполне уверенный: временный сотник явно продумал план действий.

– Командир, вот что предлагаю. Я подобрал отряд: шестьдесят четыре дракона, считая меня и Ррису. Шесть десятников. Полёт считаю рискованным. Вот почему никаких сирри в грузе, кроме тех тройнят!

– Обоснуй количество.

– Нам за период штормов надо переправить через океан как можно больше драконов. Но если сирри нет, то надо брать в отряд холостых и незамужних – или тех, у кого они уже взрослые. В те сотни, которые полетят по окончании штормов, должно попасть как можно меньше драконов – тогда минимизируется риск, что их заметят.

Возражений не нашлось.

В пещере Гирры в Заокеании

Всё идёт почти хорошо.

Именно этот вывод сделала Гирра, когда стихла суматоха первых недель. Ну в самом деле, как должна оценивать ситуацию крылатая мать семейства? Пещера обязана быть тёплой и уютной, со всеми удобствами. Так дело и обстояло. Еды должно быть в достатке. И это в точности соответствовало действительности. Здесь, правда, заслуги Гирры не было: сначала специально назначенные рыболовы постарались, а потом Фиорра, облетая окрестности, наткнулась на громадного травоядного зверя с четырьмя клыками непомерной величины. Тот откололся от небольшого стада, в результате попал под «Молнию». Дотащить тушу до пещер удалось лишь усилиями аж шести драконов, но мяса на ней, по подсчётам командира, хватило бы на всю колонию на две недели. Согарр объявил, что зверь называется мастодонт, что он вполне съедобен, но полагать его регулярной дичью не стоит: охота может оказаться небезопасной. Это косвенным образом подтвердилось: в процессе разделки вокруг нарезали круги крупные хищники, тоже клыкастые. Правда, они не рисковали сближаться, но осторожность следовало соблюдать.

Не одна Гирра пребывала в уверенности, что место для поселения выбрано прекрасно. То же самое думали и соседи. И почему-то этот факт крошечным облачком затуманивал (слегка-слегка!) высокоблагостную картину мироздания.

Вторым фактом, вносящим малую долю тревоги, были сирри. Все они долгое время чувствовали себя неважно. Целителипрописывали общеукрепляющие смеси, которые, молвить справедливо, помогали. И всё же никому из родителей не доставляло удовольствия видеть дитёнка, лежащего пластом и тихонько поскуливающего. К тому же у мелких наблюдалось в массовом порядке расстройство сна, что специалисты в магии жизни (универсалы, понятно) в один голос объясняли длительным воздействием сонного заклинания.

А потом вернулся Харрф, и не один. Поводов для удивления было несколько: во-первых, он прилетел во главе большого отряда (чуть менее ста драконов). Во-вторых, почему-то перелёт состоялся в самый разгар сезона штормов. В-третьих, Харрф и его команда не взяли с собой малышей – за исключением Ррисы с Фарриром, которые прилетели с тройняшками.

У Гирры взыграло даже не любопытство, а ощущение, что ответы на эти вопросы надо получить просто по долгу службы. И она принялась выведывать и расспрашивать.

Харфф не являлся подчинённым начальника разведслужбы. Но он вполне доверял бывшей однокласснице, а главное – был твёрдо убеждён, что в умении анализировать она превосходит любого другого дракона (ну, может, за исключением Стурра).

Двуцветная дракона узнала много интересного. Первой из неординарных новостей была совершенно невероятная беременность Ррисы. Ещё больший интерес представляло то, что для обследования пригласили Курата. Значит, на этот раз Стурр промахнулся… Гирра мысленно отметила этот факт и продолжала расспросы.

Вторым чрезвычайным происшествием было то, что по прилёте к материку (а это случилось ранним утром) выяснилось, что в отряде не хватает одного дракона. Это был молодой холостяк по имени Кррас, не прошедший никаких специальных тренировок, поскольку был из другой школы.

Рассказ Харрфа отличался повышенной эмоциональностью.

– Понимаешь, Тир, условия полёта были – хуже не придумать. На подлёте – сплошная облачность, дождь, собственного хвоста не видать. Порывистый ветер добавь. А у того, что пропал, никаких средств связи, к тому же он маг огня…

Последовал кивок. С такой специализацией никак нельзя отследить воздушные потоки, создаваемые товарищами, да и ориентироваться на местности можно только визуально.

– …И мы, как приземлились, так сразу же я отрядил тех, кто не до последней степени вымотался, на поиски. Междупрочим, Рриса навязалась: тут, конечно, она была отчасти права, всё же лучшая разведчица… И ведь как раз она и нашла этого потеряшку. До материка он добрался, но с направления сбился, да к тому же расходовал энергию нерационально. Короче, Кррас оказался истощённым, и мы вынуждены были ждать, пока он восстановится, и сейчас двух драконов оставили с ним для охраны, как командир учил.

– И твой вывод?

– Нельзя летать через океан в период штормов, разве только…

– ?

– …это должны быть драконы с нашими кристаллами и прошедшие наши тренировки, или… по причине очень суровой необходимости.

– Но ведь как раз такая и случилась.

– И в результате я принял глупый план: решил взять кучу плохо подготовленных драконов. Зря.

– Ладно, всё же в конечном счёте ты привёл всех. Говорю тебе, Стурр был бы тобой доволен, я-то знаю.

Харрф вскоре улетел, а хозяйка новенькой пещеры – прекрасно сделанной, кстати, и просторной – так и не смогла отделаться от ощущения, что в анализе что-то упущено. Или будет упущено.


У меня наметилось ещё одно дело. Вроде и не срочное, но нужное. И я отправил одного из своих на поиски представителя вольных магов. Через два дня мы с ним встретились. Это оказался их глава Цойген. Что ж, ещё одно подтверждение его уму и опыту: догадался, что по пустякам я не вызову.

Мы поприветствовали друг друга без теплоты, но вполне вежливо.

– Я вас слушаю.

– У меня есть информация, которая может оказаться для вас ценной. Вас – имею в виду всех вольных магов. Вы, надо полагать, знаете о создании академии?

– Разумеется.

Ещё одно подтверждение хорошей работы разведки вольных.

– Так вот, академия готова нанести магический удар по окраинам Маэры. Декларируемая цель: поддержание и увеличение стабильности общества. Фактическая цель: уничтожение всего живого в районе проживания сепаратистов. От себя добавлю: при этом действительно общество станет стабильным… вот такой ценой. Подчёркиваю: это не против вольных, но места их проживания вполне могут попасть под атаку. Глядите… – Я протянул лист бумаги с грубо нарисованной картой. – Здесь заштрихованы те места, где планируется удар «Глоткой жабы». Действие заклинания будет необычайно стойким, это пятно сохранится на тысячелетия. Карту можете взять с собой, но с условием – уничтожить после изучения.

Мне показалось, что в собеседнике идёт внутренняя борьба. Так оно и оказалось: после некоторых колебаний он не побоялся выказать собственное невежество:

– Вам известно действие этого заклинания?

– Да. Мне дали книгу с описанием, и вживую я тоже наблюдал. Почти полный аналог «Чёрного пятна», но есть различия: действие этого заклинания поддерживается, пока что-то живое попадает в область пятна. Оно питается энергией от жертв, понятно? И ещё: создание такого требует повышенных затрат по сравнению с классическим «Чёрным пятном».

Теперь Цойген подбирал слова с ещё большей осторожностью; он прямо-таки взвешивал каждое.

– Я не специализируюсь в магии смерти, но, насколько понимаю, один человек не в силах произвести подобное действие. Разве что Великий.

– Вы правы. Даже нескольких человек на это не хватит, если только у них нет в распоряжении огромного кристалла.

– Огромного? Какой же размер нужен?

– Самое меньшее – полтора ярда в поперечнике, лучше ярд и три четверти. Это применительно к кварцу. И такие кристаллы найти можно, хотя они редки. Также нужна команда из шести докторов магии. Но её-то наберут. В академии понимают, что с точки зрения тактики требуется единовременный удар, поэтому несколько кристаллов меньшего размера хотя и справились бы с задачей, но нежелательны.

– Вы хотите сказать, что такой кварц уже ищут?

– К сожалению, да. Собственно, уже найдено кое-что: больше полутора десятков очень крупных, но все они меньше ярда. Планируется использовать их против драконов.

Намёк был – прозрачней нельзя, и меня поняли.

– То есть вы хотите, чтобы вас известили в случае необычной активности магов возле ваших поселений?

– Именно.

– Спасибо за предупреждение, мы примем меры. Осталось лишь договориться о способе связи…


Глава 21. Проблемы преподавания

В главном штабе

– Без чинов, Коррг. Я вызвал вас, чтобы дать поручение, которое наверняка придётся вам по вкусу.

– Моё рвение ничуть не меньше моего внимания.

– Повторяю, не надо уставщины. Вы, надо полагать, в курсе, что затея этого десятника Стурра обретает плоть? Вижу, что вам это известно. Не удивлюсь, если вам доложили, что некая группа драконов уже переселилась в убежище, которое наметил этот, без сомнения, решительный командир. Возможно, слишком решительный.

– Разумеется, доложили. Мои драконы не зря получают дополнительные жизненные блага.

– Мне тоже кое-что известно. В частности, я знаю, что вы в некоторой степени симпатизируете этому дракону. Вот почему именно вам будет легче справиться с заданием. Конкретно: вам предстоит влиться в группу переселенцев. Вам и вашей жене.

– Цель?

– Большей частью – сбор информации. Но полномочия у вас будут и на действия. Нам необходимо знать, представляет ли этот Стурр опасность для общества, и если да, то как можно эту опасность нейтрализовать. И вы будете действовать в этом направлении – если сочтёте нужным, конечно.


Сезон штормов был уже близок к середине, когда в очередной раз пришлось решать проблему. Ею оказался наставник Леррот.

Таких посетителей не заставляют ждать в приёмной, которой у меня, разумеется, не было. И дело даже не в почтительности в отношении к старшему по возрасту, положению и просто к учителю. Именно этот дракон был отчаянно нужен будущей заокеанской колонии.

Собственно, Леррот пришёл не интересоваться моими планами. После взаимных вежливых приветствий он выдал явно заготовленную заранее речь.

– Стурр, о твоих планах знает очень много драконов. Не скажу, что все с ними согласны, но и я тебя поддерживаю, и ещё… некоторые.

Всё ясно, наставник провел агитационную работу среди коллег и, возможно, учеников. Между тем Змей продолжал:

– Дело в том, что учебный год далеко не закончился. Учить молодёжь необходимо – надеюсь, ты понимаешь почему.

Ещё бы! Просчитать, что в возрасте около одиннадцати – двенадцати лет молодёжь начинает думать о создании семей, и тогда им станет не до учёбы, – для этого не надо быть даже хорошим аналитиком. Но дело не только в этом.

– Наставник, верьте мне: это я понимаю не намного хуже, чем вы сами. Более того. – Последовала многозначительная пауза. Она подействовала: Леррот даже не пытался скрыть интерес. – Нам понадобятся маги с повышенными и нестандартными умениями. Такие драконы не растут на деревьях… – Эта затёртая шутка, судя по её действию, здесь ещё не получила распространения. – Хотя, не сомневаюсь, вы уже имеете некоторое представление о направлении обучения, поскольку таковыми магами уже являются многие мои товарищи.

– Ты имеешь в виду универсалов? То есть обучение универсалов?

– Не вполне так. Конечно, природных универсалов тоже надо обучать, и вы это уже видели на моём примере. Но к этим знаниям нужно добавлять ещё кое-что.

Реплики не следовало долго. Явно наставник подбирал ответ.

– Стурр, твой план, конечно, хорош, но у меня сомнения в его реализуемости.

Я улыбнулся. Эту мимику наставник истолковал как признак внимания и продолжил:

– Тебя и весь класс обучали по ускоренной программе…

Кивок согласия.

– …И времени на прохождение учебного плана хватило впритык. Не хочешь же ты сказать, что собираешься втиснуть ещё дополнительные занятия? Не уверен, что это правильная идея.

– А я этого и не предполагал. У меня на уме другое. – Ещё улыбка. Наставник должен быть уверен, что у меня аргументы отнюдь не исчерпаны. – Вот какие курсы, по моему мнению, ни в коем случае нельзя сокращать. Телемагия и полёты. История. Словесность… – Уж на чём-чём, а на идеологии я экономить не собирался. – Ориентация в полёте – между прочим, я бы туда даже кое-что добавил.

– Планируется сокращение уроков магии? – Фраза прозвучала прямо с молитвенным ужасом.

– Я собираюсь их расширить. Добавить теорию магии – сейчас она слаба. Основы, разумеется. Также обучение чуждым специальностям.

– Что имеется в виду?

– Сейчас у абсолютного большинства драконов лишь две специальности: телемагия и одна из стихийных. А я хочу, чтобы каждый мог хоть немного, но работать во всех стихийных видах, также в магии электричества, магии жизни… Для универсалов – отдельные курсы. Сразу предупрежу ваш следующий вопрос: чуждые специализации будут даваться с огромным трудом, и в них ни один дракон никогда не добьётся большого успеха. В этом драконы отстают и будут отставать от человеческих магов. Например, никто из драконов-стихийников не сможет достичь в магии жизни уровня хотя бы человеческого бакалавра. Даже для универсалов предел – это хороший лиценциат или плохой магистр. Думаю, люди являются в этом смысле хорошим примером: у них маг жизни обучается, почти не тратя времени на посторонние виды магии. На что-нибудь большее просто не хватит жизни. А вот тактику можно слегка ужать. Обучение умению читать и писать – обязательно. Кстати, не думаю, что это потребует большого времени. Уж точно меньше, чем для людей: всё же человеческая память по сравнению с драконьей слаба.

– А это ты откуда знаешь?

– Имел дело с людьми. Они не могут запоминать так, как мы, оттого и записывают. И нам нужно этому научиться, иначе остаётся риск, что носитель нужнейшей информации погибнет – и сведения вместе с ним… Но продолжу. Не решусь поклясться своим хвостом, что драконье общество будет беспечно жить, не зная угрозы нападения. Поэтому военное обучение обязательно, и не просто теория. Военные учения, вот что нужно. Игры со свирепой конкуренцией.

– Ты предполагаешь, что люди могут…

– Не предполагаю, знаю. И только одно может удержать от военного конфликта – если драконы станут достаточно сильны. Но на такое, сами понимаете, требуется время.

– Не очень-то представляю, как с военным делом… То есть тактике я учил, конечно…

– А это и не ваш курс, на него планирую отрядить бывших офицеров.

– Д-д-допустим… А как быть с учёбой целителей?

Я слышал, что у них система образования особая, но не знал подробностей и, конечно, попросил просветить меня. Леррот с явным удовольствием пустился в объяснения.

– Целители, разумеется, получают стандартное образование… сначала. Но у них должны обязательно обнаружиться природные способности, – наставник не уточнил, какие именно, – и если таковые существуют, то будущий целитель должен отучиться ещё шесть лет. Спросишь, почему так долго? Отвечу: одновременно ученик целителя может создать семью, завести сирри. Но занятия не прекращаются, просто становятся менее интенсивными.

Очень интересно, и, похоже, мне надобно познакомиться с целителями поближе – разумеется, в качестве ученика, не пациента. Не верю, чтобы от них совсем нечему было учиться.

– Благодарю. И ещё важный вопрос: как понимаю, вы не единственный из наставников, который согласен на это переселение. У вас есть… – я чуть было не сказал «список», но в последний момент поправился, – перечень?

Мне огласили ряд имён. К моему большому удивлению, среди них оказался главный наставник Рамирр. Такой случай нельзя было упускать.

– Наставник, скажите, а почему Рамирр присоединился?

– Из-за соперничества со школой мудрого Ррада.

Моя тупость полезла наружу:

– Как так?

– Олимпиада, бывший ученик, олимпиада.

Тугоумие не желало сдавать позиции:

– Что – олимпиада? Какая олимпиада?

– Та самая, которую вы выиграли.

Чудовищным усилием мне удалось включить логику.

– Так… Насколько мне известно, Ррад побеждал в первую очередь за счёт великолепного подбора учеников. А вот у Рамирра такого не было, он был в состоянии держаться на уровне лишь благодаря применению самых лучших режимов тренировок. В результате он большему учился из своих поражений, чем мудрый Ррад – из побед. Поэтому Рамирр стал пристально наблюдать за мной, как только понял, что у меня при полном отсутствии элитных учеников налицо отменные тактические находки.

Леррот великолепно изобразил гребнем преподавательскую снисходительность.

– Ну… «почти похвально», поскольку некоторые моменты ты в анализе упустил…

Я, в свою очередь, всеми силами генерировал выражение скромности и, разумеется, ни слова не промолвил о том, что намеренно умолчал в своём анализе об очень многих существенных моментах.

– …Но в целом ты прав.

– Хочу также спросить: почему в вашем перечне отсутствует мудрый Хнурр?

Вопрос, как я и предполагал, оказался не из лёгких. Лерроту до смерти не хотелось раскрывать всю кухню взаимоотношений (явно непростых) с главным наставником. В результате он спешно придумывал способ выдать как можно меньший объём информации.

– Главный наставник в тебя не верит, Стурр. Точнее, не верит в твои способности предсказывать события. Его убедили в Главном штабе – а у Хнурра там обширные связи, – что ты… кхрррм… переоцениваешь опасность от людей. У них есть объективные данные, что человеческие маги не только не затевают нападения на драконов, но, более того, не имеют на это никаких оснований по причине полной невыгодности. В штабе работают многоопытные драконы, Стурр.

– А вы?

– Я учил тебя семь лет, но так и не смог понять источник твоих знаний. Конечно, можно такое усвоить от людей, но столь обширных и длительных контактов у тебя не было. И тогда я принял твою информированность как данность. Она есть, это объективный факт. Пытаться её объяснить – дело столь же бесполезное, сколь и ненужное. А Хнурр – и многие другие – пытались объяснить твои познания рациональными причинами и, не найдя их, принимали за объяснения что-то другое: удачливость, дух Чёрного дракона, дипломатические способности… Уж поверь опыту не просто наставника, а немолодого уже дракона: есть такое в этом мире, что объяснять не только не нужно, но и… совершенно не нужно.

А ведь я помнил человеческим разумом этот подход. Помнил – но не придал значения.

С другой стороны рационализм главного наставника Хнурра сыграл нам на пользу. У меня не было ни малейшего желания тащить этого дракона в Заокеанию. Вот и славно, одной проблемой меньше. Не у меня – у всей будущей колонии.

В зале заседаний академии

Все собравшиеся предполагали, что заседание будет бурным. И никто не обманулся.

Наибольшие споры вызвала чрезмерная, по всеобщему мнению, осторожность академика Менгеля, хотя, правды ради будь сказано, он был в самой большой степени убедителен.

– …Также примите во внимание, коллеги, что эта операция, как бы она ни называлась, остаётся по сути боевой. Надеюсь, никто не ставит под сомнение мой военный опыт? Так вот, хорошо зная пёстрого дракона, я опасаюсь неприятных сюрпризов в виде активного противодействия, хотя наши союзники-островитяне и уверяют, что по ночам драконы мирно спят. Пусть даже вероятность отпора со стороны драконов мала, настаиваю на запасе как в кристаллах, так и в магах. Мало того, нам может понадобиться «Чёрное пятно» размером в весь остров Реддар и, конечно, кристалл для его создания. Напоминаю: таковой у нас имеется. Это заклинание не для того, о чём вы подумали! Вовсе нет. Я прекрасно осознаю, что сильно изрезанный рельеф не позволит «Пятну» полностью уничтожить живую силу противника. Ничуть не меньше вашего надеюсь, что оно и вовсе не понадобится. Но его применение точно сведёт к минимуму магическое сопротивление противника. Повторяю: если таковое будет, и хотел бы я ошибиться в своих предположениях. Но ещё ни разу – ни разу! – мне не удалось переоценить магические возможности моего пятнистого оппонента. А вот недооценка случалась, к сожалению, регулярно. Но вышеизложенным причинам настаиваю, чтобы в состав экспедиции был включён маг жизни.

Академик Нульф умел считать. Мало того, он умел считать чуть ли не лучше любого из присутствующих. И своё выступление он построил именно на этой основе.

– Уважаемые коллеги, почтеннейший Менгель дал нам общую картину, как он её видит. Но осмелюсь пояснить те частности, которые очевидным образом возникают из боевого плана в целом. Первое: если даже ночью ожидается противодействие драконов, то есть все основания полагать, что оно будет основано на стихийной магии, и я бы в него включил не только средства активного противодействия, но и средства обнаружения. Следовательно, корабль должен подходить к цели не на вёслах, а только на водной магии, которая даёт меньшие возмущения потоков. По этой же причине маг воды должен быть наготове для отведения боевых заклинаний – «Водяных стрел», к примеру, – и в это время те, кто будет работать с магией земли, должны оперировать в соответствии с планом. По той же причине в группе необходимо присутствие магов воздуха и огня. Всем понадобятся надлежащие кристаллы, разумеется, но не в этом я вижу главную проблему. Она в том, что даже для минимального состава, обеспечивающего надлежащий удар магией земли, общее количество участников будет немалым. Судите сами: шестеро работают с кристаллами земли, по одному стихийному магу, это уже девятеро; вы, почтеннейший Менгель, а также маг жизни. Одиннадцать человек! И сверх того запас по живой силе, по одному на каждую специальность – на случай, если кто выйдет из строя по ранению. Мага жизни я не считаю. Пятнадцать – это минимальная разумная цифра. На кораблях наших союзников, – слово было произнесено с отчётливой иронией, – с острова Стархат помещается от двадцати до двадцати четырёх гребцов, также двое кормчих и капитан, это двадцать семь человек. Вывод: гребцы смогут лишь помогать вести корабль, основная нагрузка ляжет на мага воды. Отсюда следует: понадобится отдельный кристалл для этих целей, поскольку к моменту боестолкновения маг воды должен быть в максимальной готовности, то есть с полным запасом энергии.

В ответном слове маг смерти рассыпался в благодарностях за полный и подробный анализ, уверяя слушателей, что полностью с ним согласен.

– Кто-то ещё желает выступить?

Первым из желающих оказался академик Чонсон. Его слушали внимательно – возможно, потому, что он был единственным магом земли среди академиков.

– По вашим же словам, почтеннейший Менгель, пятнистый дракон – мастер на неожиданные тактические ходы. Почему вы не предполагаете, что он может поднять в воздух своих подчинённых?

Маг смерти отвечал с уверенностью, которая могла проистекать лишь от долгого предварительного анализа вводной:

– Я не отрицаю такой возможности, но есть основания в ней сомневаться. Первое из них: среди драконов будет полно дракони с детёнышами; не думаю, что пёстрый бросит их в бой. Второе: прекрасно помня хитроумие моего главного противника, я уверен, что он, в свою очередь, отлично помнит, что последнее боестолкновение его десятков с моими подчинёнными закончилось практически вничью. Ему ещё повезло, что драконы смогли унести крылья без потерь – осыпавшиеся чешуйки я, понятно, не считаю. Вот почему полагаю наиболее вероятным магическое сопротивление с использованием складок местности, а остров Реддар предоставляет для этого обширные возможности.

Может, логика сыграла свою роль. Может, подействовала искренняя убеждённость в собственной правоте. Или оратор просто угадал потаённые настроения аудитории. Кто знает? Да важно ли это? Куда важнее, что план Менгеля был принят в основе, ну а дорабатывать его до состояния полной отточенности – дело других, с меньшими чинами.


Обожаю приятные сюрпризы.

Этот был приятным наполовину.

Харрф, отдать ему должное, терпеливо дождался конца проводимых мной занятий.

– Есть кое-какие результаты расчётов, командир. Они тревожат… – И тут же к явно плохой новости присоединилась хорошая: – Вот, посмотри на них. – На каменную плиту легли листики, где истинно драконским (невероятно корявым) почерком были начертаны цифры. Растёт ведь подчинённый! – Это мы с Глорром прикинули, он в расчётах тоже… неплох.

– Тогда давай его сюда. Будете защищать свои выводы.

И штурм прокатился по пещере штормом.

– Ты прав в том смысле, что одновременный перелёт пяти сотен драконов…

– Больше!

– Возьмём минимум.

– Не согласен! Надо брать наименее благоприятные условия!

– …неприемлемо с точки зрения обнаружения…

– …но ждать у моря непогоды тоже нельзя. Где гарантия…

– …а ты осознаешь риск?

– …первое, что приходит в голову, – улучшение связи…

– Это ж сколько кристаллов? И сколько золота уйдёт?

– А подсчитать – если на тысячу…

– …исключено. Уж я знаю, что такого количества одновременно у купцов просто нет…

– …купить крупных и нарезать из них… это я сумел бы…

– А если кристаллы воздуха в помощь? Ловить потоки от товарищей?

– Ещё хуже. Рутил недорог, а вот сапфиры…

– Зачем сапфиры? Голубые топазы… Помнишь, ты нам показывал… Опять же голубые бериллы… Кстати, у нас они есть…

Я мысленно просчитал: имеющихся кристаллов, рассчитанных на магию воздуха, можно набрать и полторы сотни, если применить резку. А теперь подумать: нужно ли?

– Есть идея, братцы: организовать перелёт ещё тройки-другой сотен, и каждого дракона снабдить такими кристаллами. Учти ещё, Харрф: при полёте над облаками днём эти кристаллы можно выключить. Уж в таких-то условиях никто не потеряется.

– То есть управление понадобится. Те самые серебряные штуки – ты нас учил обращению…

– …А ещё хорошо бы те кристаллы ловили направление…

– Это возможно?

– Да. Возможно, потоки усиливаются в зависимости от ориентации кристалла относительно них, и преобразовать в звук… Ну, тут и кварц можно…

– …Эх, Суирру бы сюда, она воздушница…

– Стоп. Я не она, но и то понимаю: в период штормов естественные воздушные потоки могут быть сравнимы с теми возмущениями, что вызывает полёт дракона.

– …Вечно ты портишь толковые идеи…

– Идеи порчу, это верно, а кто сказал, что они толковые?

– Хорош! Споров не надо, нужны позитивные мысли.

– Ну ладно. Как насчёт ловли направления от звуковой магии?

– …Надо это проверять…

– …А для проверки и серебра не надо, пусть себе действует непрерывно…

– Верно! А потом серебро мы прикупим.

– Мы прикупим! Как же, знаю: залез червяк дракону под чешуйку, а потом говорит: «Мы летали!»

Ржач.

– Так, ребята, давайте подбивать итоги. Первое: Харрф прав. Нельзя одновременно вылетать группой даже в полтысячи драконов, о большем количестве и не говорю. Второе: надо пробовать те кристаллы, которыми мы должны снабдить каждого дракона. Каждого! Дорого, но мы не можем позволить себе терять товарищей. Возражения? Для начала пробуем рутил в соединении с кварцем. Рутил даёт магосвязь, кварц – лучшую слышимость. Да, и галенит для связи магополей. Возражения?

Их не было.

На тех запасах, что были, мне удалось создать нечто худобедно работающее: серебряный штырёк, вставляемый в чешуйку возле слухового прохода, причём поворотом головы удавалось добиться ориентации на источник магосигнала. Но, разумеется, кристаллов на целую сотню драконов у нас не было. Пришлось делать заказ Мируте. Тут повезло: удалось купить один крупный рутил (примерно восемь сантиметров в длину) и нарезать его на полторы сотни мелких. Кварц тоже закупили. Заодно заказали серебряные штырьки-оправы.

Я настоял на проверке в условиях, приближенных к боевым, – сиречь при полёте группой. Харрф затоптал и заклевал собственную склонность к авантюрам и гонял группы со всей свирепостью. Летали, правда, над сушей, а не над морем, и скорость ветра к востоку от Драконьего хребта была явно меньше, чем над океаном. Первая группа сумела освоиться с этой примитивной навигацией лишь с третьего раза. Но по накоплении преподавательского опыта руководитель полётов сумел наладить тренировки так, что всего через три часа занятий никто не терялся даже при полёте в облаках.

И всё же одна проблема существовала. По моим оценкам, мы смогли бы до окончания сезона штормов переправить за океан до тысячи драконов. Больше – никак. Это означало, что сто восемьдесят полетят уже в хорошую погоду. При этом риск обнаружения не удастся свести к нулю. Но для этого варианта были уже продуманы контрмеры. Оставалось лишь надеяться, что они сработают должным образом.


Глава 22. Завершение планирования

В рабочей комнате вождя острова Стархат

Маг из Маэры был ожидаемым посетителем рабочей комнаты вождя, в которой находились сам хозяин и его доверенный капитан Даллех.

Посланец был, с точки зрения Гурнаха, заносчив на грани надменности. Впрочем, на лице островитян эмоции никак не проявлялись.

– Операция нами полностью разработана и назначена на первое новолуние после окончания сезона штормов, – вещал пришелец, – и вам остаётся лишь исполнить свою часть. Поэтому я пройдусь по пунктам. Первый и самый важный: готов ли корабль?

– Да. В вашем распоряжении будет «змей» под командованием капитана Киргха. В экипаж войдут двадцать четыре гребца.

– Обрадую вас: столько не нужно. Гребцы в количестве шести человек понадобятся лишь на тот маловероятный случай, если наши маги воды исчерпают свои возможности. По это не изменит оговоренной платы, разумеется.

Кивок вождя можно было истолковать как знак согласия. Посланник Маэры именно так его и воспринял.

– Далее, наши штабисты просчитали, что для ваших людей проверка обитаемости пещер без риска обнаружения себя представляет собой практически невыполнимую задачу, поскольку эти пещеры находятся на внутренней стороне кольца.

На сей раз кивок, несомненно, носил утвердительный смысл.

– Придётся обойтись без проверки. – Гурнах продолжал демонстрировать истинно северную невозмутимость.

– Тогда вам придётся выполнить ещё одну работу. Дополнительный корабль – или несколько, если вы того пожелаете, – обязан следить за драконами с момента окончания шторма. Они не должны уйти из ловушки. И, разумеется, вы дадите нам знать, если кто-то всё же улетит. Иначе говоря, слежка в течение четырёх – шести дней и, конечно, вы будете оставаться вблизи острова во время боестолкновения. По не ближе трёх миль!

Посланник замолчал, и вождь прокомментировал:

– Полагаю, нам с вами понадобится оперативная связь.

Посетитель небрежно хмыкнул:

– Конечно. Вам выдадут кристалл связи. Правда, если сколько-то драконов уйдёт, мы всё равно не сможем их преследовать. В любом случае вы передадите полную информацию как по магосвязи, так и в руки нашему представителю в порту Хатегат.

– Задача ясна.

Не было сказано «Приказ будет выполнен» или что-то в этом роде. Посланец или не заметил этого нюанса, или умело притворился, что не заметил.

– Мы не желаем подвергать ваших людей ненужному риску… – Смысл сказанного откровенно противоречил тону. Последний означал скорее: «Нам глубочайше наплевать на ваши потери». – Поэтому предупреждаем: во время боестолкновения возможно применение магии смерти по всей площади острова Реддар. Нас совершенно не интересует то, что там вы найдёте в дальнейшем, но советуем не предпринимать поиски прежде, чем «Чёрное пятно» развеется, то есть выждать месяц.

– Мы учтём это.

Посланник удалился, а вождь вопросительно посмотрел на Даллеха, который в течение всего разговора не произнёс ни слова.

– Мой вождь, мне кажется, нужна консультация мага.

Боевой маг вождя Прантль не замедлил явиться. Несмотря на происхождение (его родители приплыли с материка), он пользовался большим и заслуженным авторитетом у всех капитанов. Неудивительно: будучи специалистом в магии воды и воздуха, он также на неплохом уровне разбирался во всех иных видах. Гурнах знал, что если по меркам маэрских университетов Прантль и не дотягивает до уровня доктора, то совсем немного.

Выслушав содержание переговоров, маг, однако, потребовал, чтобы в совещании принял участие его коллега со специализацией в магии смерти. Вызвали почтенного Сопраха. Уровень его не был впечатляющим: по меркам любого университета Маэры – бакалавр, причём отнюдь не из лучших. Но молодости и опыт у этого мага был удручающе мал. Но у вождя не было выбора.

Молодого человека ознакомили с имеющейся информацией. Он задумался на минуту и выдал анализ:

– Мой вождь, по моему скромному суждению, «Чёрное пятно», будь даже оно наложено очень сильным магом, само по себе не может обеспечить поражение драконов, находящихся в пещерах. Остров Реддар отличается сильной неровностью рельефа, и это второй фактор, снижающий эффективность. Скорее, я предложил бы другой план атаки: наложение «Пятна» и сразу же удар магией земли по пещерам с целью их обрушения. И если кто из драконов проснётся и попытается выбраться, то далеко он не уйдёт. Даже улететь вряд ли возможно: площадка для взлёта будет под действием «Пятна». Действие иных видов магии на драконов, находящихся в пещерах, я представляю совершенно неадекватным задаче.

Вождь вежливо поблагодарил мага смерти и отпустил. Но на этом совещание не закончилось.

– Капитан Даллех, поставь себя на место вождя драконов. Если бы тебе понадобилось срочно улетать так, чтобы твой отряд не заметили с моря, как бы ты это сделал?

Один из лучших тактиков острова Стархат не стал долго думать:

– Мой вождь, я бы положился на новолуние. Если драконы взлетят в полной темноте, то разглядеть их на расстоянии больше мили нереально. Особенно в условиях облачности.

– Сейчас ты сказал то, что должен был сказать капитан. Но что думает на этот счёт магия?

Видимо, боевой маг уже размышлял на эту тему, поскольку в его голосе читалась полная уверенность.

– Мой вождь, драконов в безветренную погоду или при лёгком ветре типа бриза можно отследить по тем возмущениям, которые они создают в потоках воздуха. Но при этом я не берусь определить их количество. Ну разве что отличу десяток от сотни, а сотню от тысячи.

– Даже если они будут лететь в облаках?

– Их влияние незначительно.

– Следовательно, ты пойдёшь на «змее», которому назначат дежурство при маэрских магах. Но докладывать о своих наблюдениях будешь непосредственно капитану и в отсутствие посторонних ушей. А поскольку необходимости в спешке не вижу, то лучше доложить по прибытии на Стархат.

Нрантль коротко поклонился.

– Можешь идти. А ты, Даллех, останься.

Начальник разведслужбы острова Стархат не выказал удивления. У него были на то причины, и Гурнах знал их.

– Ты хотел что-то сказать?

– Да, мой вождь. Мои информаторы донесли, что академия изыскивает способы увеличения магической силы за счёт использования кристаллов. Именно поэтому стала возможной планируемая атака на драконов.

Эти слова заставили задуматься. Гурнах прекрасно знал (должность такая), что кристаллы можно использовать для хранения заклинаний. Но вот насчёт усиления… И тут же выступление академии против драконов. В такие совпадения вождь не верил.

Гурнах пользовался уважением среди капитанов благодаря своей удачливости, личной храбрости и умению решать многие проблемы с соседями дипломатическим путём, а не проливая кровь своих. Но была ещё причина для пиетета. У вождя не было в обычае ставить перед подчинёнными невыполнимые задачи.

– Даллех, прикажи своему информатору не пытаться всеми силами раздобыть секрет усиления магических способностей. Думаю, наши маги и сами смогут догадаться, пусть даже на это потребуется некоторое время. Оно у нас есть.

Глава разведки Стархата позволил себе на кратчайшее мгновение улыбнуться. Именно такую реакцию он и ожидал.


Всё оставшееся до окончания сезона штормов время было до последней степени занятым. Только могучая память дракона и выручала – очень уж много о чём надлежало помнить. Я грузил Харрфа и его группы заданиями. Помимо малышей (их осталось не так уж много) оставалось великое количество груза. Я брал с собой семена и черенки (очень хотелось завести некое подобие сельского хозяйства). Три дракона тащили сумки, в которых не было ничего, кроме бумаги, – прежние запасы я посчитал недостаточными. Сухие лепёшки, разумеется, были обязательны: никто не знал, когда в тех краях можно будет начать полноценную рыбную ловлю, а я это толком не помнил, так как для людей, которым через пять тысяч лет предстояло поселиться вблизи порта Надежда, рыба не стала основным источником питания. Золото уходило стремительно, его не хватало, и приходилось тратить неплохие кристаллы.

Но не только это было заботой. Ещё оставались кадры. Те самые, которые решают всё.

В один из дней мне доложили, что тысячник Коррг с супругой хотят присоединиться к нашим отрядам. Сообщение не вызвало волну энтузиазма. Скорее наоборот, паранойя ехидным голоском довела до моего сведения, что этот высокопоставленный офицер может быть засланным. Из всех, кто ещё оставался у Драконьего хребта, только я сам мог расспросить этого дракона с толком, поскольку Фиорра уже находилась по другую сторону Великого океана. А плюсы от принятия полковника Генштаба в наши ряды представлялись, сказать деликатно, не вполне очевидными. Пришлось вызвать кандидата для собеседования. Правда, я находился в двойственном положении: с одной стороны, командую своими драконами (а их уже гораздо больше тысячи), с другой стороны, звание имею намного ниже, чем собеседник. Решение найти не успел, так что пришлось положиться на импровизацию.

– Доброго вам дня, тысячник.

– И вам. – В голосе Коррга почувствовалась еле заметная настороженность.

Паранойя навострила уши.

– Мне доложили о вашей просьбе. Разумеется, у меня будут вопросы. Но учтите вот что. – Я постарался, чтобы эмоций в моём голосе было не больше, чем у диктора, дающего объявление в аэропорту. – Как вы знаете, я универсал. Отсюда, в частности, следует, что обучение магии разных специальностей даётся мне намного легче, чем драконам-стихийникам. Среди прочего я обучался у людей началам магии разума…

Странно, у тысячника не видно ни малейших признаков беспокойства. От невежества, что ли?

– …В частности, научился распознавать правду и ложь в ответах.

А вот этот всплеск эмоций и человек бы заметил. Но опытный офицер быстро справился с ними.

– Я вас слушаю.

– Надеюсь, вы понимаете: все планы я раскрывать не намерен. Отсюда и следует мой первый вопрос: ваше решение присоединиться к драконам-переселенцам инициировано начальством?

– Частично.

Не врёт.

– Поясните.

– Мне приказал главнокомандующий, но и без этого приказа я был намерен попроситься к вам.

– Мотивы вашего руководства мне ясны, а как насчёт лично ваших?

– За много лет штабной работы вырабатывается умение предвидеть приближение поражений. У меня нет данных, что маги затевают описанную вами атаку на драконов, но ощущение готовящегося нападения не проходит.

Чуть-чуть привирает. Где? Попробуем поискать.

– Вы имели в виду – нет надёжных данных?

– В Главном штабе принято опираться лишь на такие.

– Хорошо. Как насчёт ненадёжных?

Отвечать Корргу почему-то не хотелось, но всё же он ответил:

– Мой информатор сообщил, что маги, как обычно, заключили договор с купцами, поставлявшими… всякие вещи в Главный штаб, но при этом отказались уплатить аванс, что ранее не практиковалось. Это со слов возчика, доставлявшего всё это в Главный штаб.

Лишнее доказательство правоты умных людей, чьи умные книги я в своё время читал. А там говорилось, что прямые улики можно исказить, спрятать, замаскировать, стереть… А с косвенными это трудно сделать: слишком их много. Выходит, академию поймали на косвенных. С точки зрения любой спецслужбы любого мира одного такого факта мало: нужна перепроверка с данными из независимых источников. Но пока что их нет.

А ещё эти слова – лишнее доказательство моей старой догадки о крючке для драконов. Но теперь вид крючка не имеет значения. Существовать ему осталось явно недолго.

– Это единственная причина доверять моим суждениям?

– Нет. Я слежу за вами. Большей частью ваши действия были непонятными, но по их завершении все они получали рациональное обоснование. Кроме одного… – Коррг и вправду верит в это. – Никто, я в том числе, не смог понять, как же вы до них догадывались. Уверен, что и сейчас вы окажетесь правы.

– Сами должны понять: у меня нет и не будет причин полностью раскрывать мои источники информации. Могу вас уверить: они надёжны. К сожалению… Но есть ещё вопрос. Как насчёт ваших сирри?

– Все они семейные драконы. Старшие сыновья уже к вам присоединились…

Мой промах – не уследил.

– …А Киррин готовится к перелёту. Его жена беременна вторым.

Можно сделать вывод: этот рационалист в звании тысячника сделал правильный вывод из моих успехов. И семью настроил на тот же лад. Но полагать его находящимся полностью на моей стороне? Ну нет.

В зале заседаний академии

Докладчик не был академиком и не мог им быть. Совершенно очевидно, что, пребывая в ранге магистра, к тому же с магистерскими (не докторскими) способностями, на это нет ни малейшего шанса. Докладывал представитель штаба, разрабатывавшего операцию по уничтожению драконов. Никто не пытался оспорить, что работа штабистов была сделана добросовестно.

– …Есть основания полагать, что существует регулярная связь между Драконьим хребтом и островом Реддар, несмотряна штормовую погоду. Разведка донесла об активности, явно не связанной с добычей рыбы. Проследить точное назначение полётов, разумеется, невозможно, но у нас имеется лишь одно рациональное объяснение: перелёты до Реддара и обратно. Особо отмечаю: те, кто участвовал в подозрительных полётах, имели при себе сумки. Иначе говоря, с собой брали детёнышей. Среди собравшихся прокатился шепоток. Все понимали значение последней фразы.

– По этой причине две части одной операции – на Драконьем хребте и на острове Реддар – не могут быть разнесены по времени. Вторая особенность: эти подоперации, если можно так выразиться, существенно различны. Обработка Драконьего хребта должна производиться отдельными малыми группами магов, поскольку расстояние между поселениями обычно составляет десять миль, а в максимуме – шестьдесят. При этом рекомендуется задействовать кристаллы жёлтого кварца размером от полутора до двух футов – этого более чем достаточно. На каждую группу предполагается также иметь один кристалл бесцветного или розового кварца размером в один фут. Такие заготовлены. Их назначение – создание «Чёрного пятна», накрывающего соответствующую группу пещер. Имею в виду площадки перед пещерами, конечно. Но что относится к Реддару, положение дел иное.

Внимание усилилось: все понимали, что сейчас пойдёт наиболее важная информация.

– Все пещеры, – штабист особо выделил голосом слово «все», – расположены с внутренней стороны кольца скал. Приблизиться к ним на две мили – почти невыполнимая задача, наиболее вероятной представляется дистанция три мили. Отсюда следует: изначальный импульс полей земли должен быть намного сильнее, чем для Драконьего хребта. Соответственно, предполагается задействовать два самых больших кристалла, оба имеют четыре фута в поперечнике. Команда для управления ими должна включать трёх докторов магии, это абсолютный минимум. Крайне желательно добавить ещё троих, тут мы согласны с мнением почтеннейшего Менгеля. Расчёт по количеству магов и по специализациям дал уже известные результаты. Однако вам, господа, предстоит назначить персоналии. Да, ещё важная деталь: все кристаллы уже заготовлены.

– У кого есть вопросы?

Вопреки ожиданиям Первого академика, их не было.

– Кто желает выступить?

Первым палец поднял неугомонный Менгель. Никого это не удивило.

– Хотел бы обратить ваше внимание, коллеги, на ещё одну существенную разницу в этих двух операциях. На Реддаре будет пятнистый дракон, в Маэре его уже нет или не будет к моменту атаки. Насколько мне известно, маэрские драконы не ожидают нападения. Но на Реддаре его точно ждут, поскольку разведка у этого пёстрого ящера работает гораздо лучше, чем у самодовольного руководства драконов, засевшего на хребте. Пятнистый – мастер тактики, и в этом он не только не уступает, но, скорее, опережает многих людей. Вот почему его действия предсказать весьма трудно, если вообще возможно. Впрочем, нет. Кое в чём я уверен: он не применит магию смерти. У него было множество причин это сделать, но… почему-то он не пускал её в ход. Зато все остальные виды магии в его распоряжении. Напоминаю: он не просто универсал, но и прошёл обучение у людей, это доказано. Особо подчёркиваю: наш план приведёт к желаемому результату лишь в случае, если это порождение Тёмного вкупе со своими сторонниками не сможет удрать в последний момент. Если кратко: призываю всех, кто пойдёт со мной к острову Реддар, сохранять полную бдительность! Благодарю за внимание. – Поклон.

– Кто ещё желает выступить?

На этот раз палец поднял академик Гальв. Получив разрешительный кивок, он поднялся с места.

– Мне представляется, что степень опасности нашего пёстрого противника преувеличена. Он универсал – хорошо. Ещё в школе постигал все виды стихийной магии, причём большей частью с оценкой «похвально» – пусть так. Откуда знания в других специализациях, я спрашиваю? Студент становится бакалавром лишь после четырёх лет обучения. У этого дракона, напоминаю, не было четырёх лет. Допустим, у него знания на уровне первокурсника. И что, он представляет опасность?

Последовало три или четыре кивка слушателей.

Палец поднял академик Нульф. Академик Батхан глянул на соседа. Этот взгляд говорил: «Не понимаю, чего ради Нульф встрял в этот научный спор?» Ответный взгляд означал нечто среднее между «Посмотрим» и «Вы же знаете, у Нульфа всегда есть огромный объём информации».

– Прошу вас, почтеннейший.

– Благодарю. Напоминаю, коллеги, студент университета первый год вообще не проходит курсы по специальности. На втором курсе около половины учебных часов отводятся под общие дисциплины; на третьем курсе – примерно треть. Так что говорить о четырёх годах обучения, как мне кажется, не стоит. С вашего позволения, я приведу факты… – Последнее слово заставило присутствующих насторожить слух. – И первый из них: появившаяся способность пятнистого и его присных летать на непомерные расстояния без отдыха. По моим данным, дальность полётов этих драконов увеличилась в полтора раза, самое меньшее. Отсюда же способность летать долгое время без использования крыльев, что немало помогло именно этим драконам в сражениях. Второй факт: самостоятельная, без участия людей инициация самок. Подтверждено драконами, близкими к их руководству. Третий факт: массовое использование заклинаний льда. Это очевидное нарушение основополагающего принципа: драконы способны лишь к одному виду стихийной магии. Ранее полагалось, что универсалов мало, да и по магической силе они сильно уступают сородичам-стихийникам. Мне, по крайней мере, так говорили. Между тем у пятнистого все универсалы достаточно сильны, чтобы стать полноценной воинской силой и даже больше – все его драконы стали в какой-то степени универсалами. Я вижу лишь одно объяснение: пятнистый каким-то образом научился использовать кристаллы. Особо отмечу: раньше, чем академия обратила внимание на это направление практической магии. Отсюда ещё незначительный вывод: утечка информации со стороны академии исключена. Благодарю за внимание.

Палец поднял академик Хаффиз.

– Уж не хотите ли вы сказать, что некий дракон превзошёл знаниями академию?

Ответ академика Нульфа был предельно сух:

– Вам изложены факты. Я делаю именно тот вывод, который вы только что высказали, поскольку ничем иным объяснить их не могу. Если у вас есть другие умозаключения, то с большим удовольствием их выслушаю.

Засим последовала реплика Первого, которой никто не ожидал:

– Дорогой Менгель и вы, почтеннейший Нульф. Ваши выступления и эмоциональны, и убедительны, но в них не хватает существенной детали. – Пауза в сопровождении улыбки. – Нужны позитивные выводы. Что вы предлагаете?

Нульф улыбнулся – мол, это не по моей части, но всё же ответил:

– Что касается непосредственного планирования операций, в этом деле правят специалисты, а не я. Но со своей стороны добавлю: у пёстрого дракона не было времени дать полноценное обучение всем своим подчинённым. Следовательно, проблемы ждут нас только на острове Реддар, поскольку на Драконьем хребте, полагаю, остались лишь необученные особи. Прошу вас, почтеннейший Менгель.

Задумчивость мага смерти длилась не более секунды.

– Не думаю, что нашим кристаллам можно противопоставить некую силу, способную остановить удар земли. Но контратаки опасаюсь. Поэтому предлагаю вот что. Первое: принять все меры к затруднению обнаружения корабля. Например, подгадать атаку к дождю, если удастся. Вопрос к специалистам-водникам: если не ошибаюсь, дождь создаёт повышенный шум в водных потоках, затрудняя тем самым задачу противника, не так ли?

Отвечал Батхан как признанный авторитет:

– Да, это так. Правда, уровень магошума зависит от интенсивности дождя.

Первый одобрительно кивнул: он и сам был по основной специальности водником.

Менгель продолжил:

– Далее, контратака с воздуха хотя и маловероятна, но возможна. Поэтому кристалл, предназначенный для меня, – а я считаю своей обязанностью участвовать в деле, – должен выдержать как наложение «Тёмного пятна» на весь остров, так и создание «Серого капитана» для противодействия воздушной угрозе. Мой расчёт показывает, что бесцветного кварца двух футов в поперечнике должно на это хватить с избытком. В крайнем случае сгодятся два полуторафутовых, но тогда магоёмкости хватит с ничтожным запасом. А я бы предпочёл работать наверняка. – Менгель перевёл дух. Никто не стал выражать своё мнение: все доверяли знаниям почтеннейшего. – Сверх того хочу подчеркнуть согласие с коллегой Нульфом: именно для атаки на остров Реддар должны собраться лучшие из лучших. Например, почтеннейший Чонсон – его мастерство в создании щитов может оказать поистине неоценимую услугу. Кроме того, считаю нужным привлечь…

Дискуссия была продолжительной, но в конце концов состав экспедиции был утверждён.


До отлёта оставалось совсем уж мало, но было ещё одно неотложное дело.

Я знал мать, знал и драконье упрямство. Отговаривать её от осуществления прикрытия было безнадёжным делом, но можно было хотя бы попытаться дать ей и её отряду шанс. Вот почему последовал мой визит в мамину пещеру.

Она была не одна. В пещере находились также двое с пурпурной чешуёй, с которыми я был знаком, – родители Суирры.

– Стурр, ты уже знаешь нашего соседа Ёррна. Он будет командовать отрядом прикрытия. Кхирра тебе также знакома, она будет, как и я, воином.

Даже думать не хотелось о последующем объяснении с Суиррой. Пришлось немедленно перейти к делу.

– Я прилетел предложить вам помощь советами… и кое-чем ещё.

Матушка знала меня лучше прочих, поэтому сразу же подозрительно подняла гребень:

– «Кое-что» – это что?

– Браслеты.

Мама стрельнула взглядом в сторону командира. Тот сделал чуть заметный разрешительный жест хвостом.

– Нет, сынок, мы их не возьмём. Если кто и выживет после боя, то всё равно не долетит до безопасных мест. Да и нельзя показывать противнику, что кто-то уцелел. Пусть маги гордятся собой… и забудут о тебе.

Мать Суирры добавила:

– Ты хотела сказать: о них всех. Я тоже хочу, чтобы мои внуки выжили.

С большим усилием я заставил себя говорить максимально твёрдым голосом.

– Тогда советы. Планируется удар магией земли. Цель – завалить все пещеры. Не входы, а полностью, так, чтоб с гарантией никто не уцелел. Но прежде будет атака магией смерти…

– Почему ты так думаешь? – Ёррн, будучи командиром, не мог не задать этот вопрос.

Мне пришлось проглотить классическую фразу: «На месте командира группы магов я бы именно так и поступил». Вместо неё прозвучало:

– Это страховка на случай, если кто-то всё же попытается вылезти наружу. Имейте в виду: из существующих пещер вылететь даже со сложенными крыльями практически нереально.

– У тебя есть вариант?

– Да. Расширение входов в пещеры – тех, где будут ваши воины. Тогда они смогут вылететь беспрепятственно. Мои универсалы смогут это сделать. Но прежде назовите состав по специальностям.

– Двенадцать воинов – водники. Трое воздушников. Один огневик, но вряд ли от него будет толк.

– Вам понадобится сигнал о приближении вражеского корабля. Двое должны дежурить на вершине скалы. Один водник, другой воздушник. Первый будет отслеживать искажение потоков воды, то есть движения корабля или кораблей. В хорошую погоду он уловит это за тридцать миль, но при дожде это расстояние сократится. Если повезёт – до десяти миль, а так рассчитывайте на три, даже при сильном дожде. Если маги не дураки, то нападать будут ночью; лично я назначил бы атаку на новолуние. Второй даст сигнал тревоги.

– Я поставил бы огневика. Всё равно в битве он мало поможет. Пусть запустит «Огненный шар» в сторону пещер.

– Я и согласился бы, но с моря увидят вспышку даже на расстоянии трёх миль. В этом случае «Воздушный кулак» лучше – его за три мили люди даже не услышат. А в дождь и слышимость хуже.

Мы стали деятельно обсуждать план. И я почти забыл, что предстоящий бой будет совершенно безнадёжным. Для всего отряда прикрытия безнадёжным. Для мамы безнадёжным.

В пещере Варры

Стурр уже исчез, но заговорщики не спешили расходиться. У командира группы было что сказать.

– Мне нет нужды напоминать, что мы все – смертники. Это означает, что прежде всего мы должны принести смертьврагам, а уж она от нас сама не отстанет. Мы должны представляться единственными, кто остался живыми среди драконов. Последней горсткой мстителей. Это понятно?

Кивки.

– Вот последние указания. Каррим, даже не пытайся заморозить «Водяные плети». На занятиях ты это сделал бы без труда, но одновременно воздействовать и толково маневрировать ты не сумеешь. Лучше целься «Огненными шарами» не по людям, а по кораблю. Для начала – по мачте. Надеюсь, тогда никто не озаботится отведением твоих заклинаний. Может, тебе удастся поджечь что-то деревянное. Всем прочим: оставаться в живых как можно дольше! Манёвр – единственная для этого возможность. – Пауза. – Мы будем драться не за тех, кто улетел на дальние земли за океаном. Нет! За нами стоит будущее тех, кто только успел родиться, и тех, кому лишь предстоит родиться. Да принесёт нам удачу дух Чёрного дракона!


Глава 23. Улыбка победительницы

На корабле класса «Змей» с острова Стархат

Капитан Фафнир полагал, что ему сопутствовала удача. Везение виделось не в силе ветра (шторм утих, но всё равно то был не ласкающий кожу бриз), а в его направлении. «Змей» шёл под парусом в бакштаг, ударяясь носом в волны так, что брызги взлетали на половину высоты мачты. Гребцы отдыхали. Маг воды отдыхал. И это продолжалось полный день. Разумеется, никто из экипажа не обращал внимания на качку.

До заката осталось не более получаса, когда подал голос сигнальщик:

– Земля прямо по курсу!

– Остров Реддар, – хмыкнул Фафнир.

В разговор вмешался Прантль:

– Капитан, мне кажется, что драконы не так далеко…

Маг воздуха не успел закончить фразу. Его перебил сигнальщик:

– Вижу большую группу драконов справа по борту!

Все, кто слышал этот крик, повернули голову. Но если гребцы просто смотрели, то капитан наблюдал и делал выводы. Опытный Фафнир мысленно отдал должное командиру крылатых: тот хорошо знал своё дело. Ему сразу же бросилась в глаза отменная организация: чёткая разбивка на десятки и слаженное маневрирование. Семнадцать групп по одиннадцати и одна поменьше… примерно сто девяносто драконов. Мимоходом капитан подумал, что это войско не из тех, с которым легко справиться в открытом бою.

Фафнир глянул на мага. Тот понял невысказанное вслух и скрылся в глубинах корабля. Через минуту он вернулся с амулетом, в середину которого был вделан необычно крупный полупрозрачный розоватый кристалл. Последовала команда:

– Доложить о подходе к острову Реддар и обнаружении противника в количестве ста девяноста драконов.

Прантль забормотал в кристалл, потом повернул голову:

– Спрашивают, есть ли груз при драконах.

– Передай: расстояние слишком велико, а освещение недостаточно. – И тут же последовала команда марсовым и рулевому: – Поворот вправо, двадцать пять градусов. Ближе мили к берегу не подходить. Остров прикроет нас от ветра.

Капитан знал, что до новолуния оставалось ещё два дня. Дождь вроде не предвиделся. Возможно, в море придётся болтаться ещё денька три.


Всё! Дальше старт откладывать нельзя. На связь вышел представитель вольных с сообщением о концентрации сил противника на расстоянии дневного перехода от Драконьего хребта. Судя по цвету лент, противник серьёзный.

В результате пришлось потрудиться всем универсалам, включая меня. Вылетать запланировали в полночь. Бесшумный взлёт гарантировался усыплением сирри. Нагрузились по самое некуда; правда, я рассчитывал, что часть груза исчезнет непосредственно на острове Большое Кольцо в виде сожранных лепёшек. Из осторожности мы буквально крались вдоль ущелий. Но в глубине души я знал, что даже если отбытие большой группы драконов и засекут, это ещё далеко не провал.

Харрфа я назначил замом. Он получил строгий приказ: в ночное время вести перекличку каждые пять минут. Расчёт был на то, что из ущелий магосигнал далеко не уйдёт, а когда мы перевалим через хребет, то снова снизимся, тогда нас тем более не засекут вплоть до момента появления вблизи Большого Кольца. Мало того, с рассвета все переговоры в магоэфире были строго запрещены.

Корабль заметили не все, а лишь те, которым приказали отслеживать человеческую деятельность на море. Прочие драконы смотрели, как это и принято в полёте, вперёд.

Я мысленно прогнал цепочку рассуждений: рыбаки вышли бы на промысел, не отходя далеко от острова Стархат – хотя бы потому, что море никак нельзя было назвать спокойным. То есть это точно соглядатаи. Не боевой корабль магов, поскольку полный набор гребцов на палубе. Нас они, естественно, заметили. Наверняка подмога уже спешит. Но раньше, чем послезавтра утром они не успеют… если не вышли заранее. Впрочем, это вряд ли: шторм только-только начал стихать. Погода для атаки так себе: облачность, но дождя нет. Вот только волны… Они вполне могут ухудшить сигнал от корабля. Мои в лучшем случае обнаружат его за пятнадцать миль. По такому волнению это полтора часа хода, не меньше. Успеем взлететь. Но дежурство обязательно.

Я успел отправить на отдых абсолютное большинство отряда, когда подошёл Харрф.

– Командир, есть мысль.

– Умная, надо полагать?

– Не-а. Очень умная.

Был наглецом, таким и остался.

– Выкладывай.

– За нами следят, так? На фоне неба наш отряд точно заметить могли.

– Допустим.

– Не «допустим», а точно следят. А вот как на их месте продолжать отслеживать в темноте? Я водник, но помню, как ты нас учил: по возмущениям потоков воздуха можно отследить полёт драконов, особенно, если группа большая.

– Есть такое.

– А ещё можно примерно оценить количество драконов и направление полёта, так?

– Насчёт количества – очень примерно. Ну, я сотню от трёхсот отличу, скажем. А вот направление – вполне точно.

– Так вот идея: ночью большая группа очень осторожно переваливает через кольцо и спускается в воду. Плывет… ну, примерно с милю. Потом взлетает и на минимальной высоте отлетает в сторону. Потом возвращается, но уже на той высоте, когда их заведомо засекут воздушники противника.

– Эта ночь отпадает. Все вымотаны.

– И не надо. На следующую ночь. Причём повторить несколько раз.

– Обоснуй.

– Смысл в том, чтобы противник подумал: нас гораздо больше, чем на самом деле. Три дополнительных вылета по сотне – вот уж, считай, триста драконов сверху. Тогда вылет основной группы будет менее заметным. Подумают, что меньшая часть улетела, а большинство осталось. И уж точно магам не придёт в голову, что воюют они с пустым местом.

– Они и без того не подумают. Отряд прикрытия, – я мысленно вздохнул, – не даст такой возможности.

– Да, ещё добавь: сейчас даём отдохнуть, а завтра можно послушать магоэфир. Ты же сам говорил: возможная вещь. И будем знать, удалась ли наша хитрость; заодно ещё чего нужное нам скажут.

– Вот тебе добавочное соображение против твоей затеи: если понадобится срочно улетать, то часть драконов окажется невыспавшейся.

– Команди-и-ир…

Несмотря на серьёзность разговора, я чуть не хрюкнул от сдерживаемого смеха. Интонации были до последней степени знакомы: «Семё-о-он Семё-о-оныч…»

– …Все универсалы знают твоё заклинание «Бархатная подушка». Будь уверен, отряд выспится.

– И не моё вовсе, и название у него другое, просто я его не знал, вот и дал своё.

– Зря ты так: все ребята уверены, что заклинание ты сам придумал, и название тоже. А, вот ещё: тем, кто будет рыбу завтра ловить, дать задание: ловить побольше… то есть на большее количество едоков. Чтобы на корабле прикинули, понимаешь…

– Ещё как понимаю. Будь по-твоему.

Прослушивание магоэфира так ничего и не дало. Похоже, боевая группа уже получила все сведения. Или же наблюдатели назначили свой доклад на самый последний момент.

Через два дня всё моё войско стартовало через Великий океан. Все, кроме отряда прикрытия. Погода была – лучше не придумать. Ночь новолуния, облачность и мелкий дождь вдобавок. О визуальном обнаружении и речи идти не могло.

На корабле академии, на острове Реддар и вблизи них

Умение составлять планы заключается не в том, чтобы получить нечто, выполнимое до точечки. Идеальный план – это такой, который в процессе реализации можно изменить без ущерба для конечной цели.

План операции против обитателей Драконьего хребта оказался не просто идеальным. На поверку выяснилось, что он прошёл именно так, как задумывалось – редкий случай! Об этом через цепочку кораблей-ретрансляторов было сообщено на главный ударный корабль, тот самый, который резал волны, приближаясь к острову Реддар. Зато атака на драконов острова Реддар волей обстоятельств пошла наперекосяк.

Сперва отклонений не было. С корабля-наблюдателя сообщили, что общая численность драконов сначала составляла сто девяносто. Потом по ночам стали прибывать дополнительные группы примерно по сотне каждая. В темноте точный подсчёт был, конечно, невозможен. Всего же в пещерах на момент атаки должны спать примерно полтысячи ящеров. Детёныши, как водится, не в счёт.

Но перед самой атакой, когда боевая группа магов уже была близка к заданной точке, реальное состояние дел начало отклоняться от запланированного. Виной тому стал сильный боковой ветер. Он не просто замедлил ход корабля и добавил хлопот академику Батхану (в этом походе он исполнял обязанности мага воды), вследствие неконтролируемого бокового сноса даже опытный навигатор Стархата отнюдь не с ходу нашёл искомый остров. А когда изменение потоков воды, вызванное близостью суши, всё же было замечено, уже наступили предрассветные сумерки, хотя дождь всё ещё шёл.

Академик Менгель напряжённо вглядывался в темнеющие на фоне неба зубцы скального кольца острова. Но его опередил штатный специалист по магии воздуха:

– «Воздушный кулак»!

Уточнение, в каком направлении и на кого последовала атака, даже не успело прозвучать, а опытный маг смерти сразу сделал вывод: на дистанции три мили «Воздушный кулак» не имел ни малейшего смысла. Значит, это сигнал. Их заметили. И потому Менгель, не раздумывая, выдал «Чёрное пятно» на всю площадь острова. Дистанция была чуть великовата, и расход энергии, понятно, увеличился.

Дозорные действовали в полном соответствии с приказом командира Ёррна. Подав сигнал тревоги, они рванули вверх и даже успели подняться на пару ярдов. Но этого оказалось недостаточно. Высота поля «Пятна» составляла не менее двадцати ярдов от уровня грунта. И среди драконов появились две первые жертвы нападения.

Маги земли не могли не заметить сверхмощного выброса энергии, пусть даже он был от магии смерти. Быстрее всех сориентировался тот же Батхан:

– Мы обнаружены! Удар в полную силу!

Всем, даже экипажу «змея»-разведчика показалось, что это сама земля заревела низким устрашающим, утробным рыком. Скалы медленно, даже лениво обрушивались с грохотом, который по сравнению с этим рёвом не казался особенно страшным.

Маг смерти, разумеется, ничем не мог помочь товарищам, работающим с потоками земли. Он только отслеживал, напрягая зрение, картину неба, подсознательно опасаясь грозной лавины крылатых мстителей.

Боевому магу, лишённому интуиции, не суждена долгая и успешная профессиональная карьера. А Менгель был хорошим боевым магом.

Отряд в пятнадцать драконов только-только начал взлетать, а маг смерти уже пришёл к решению: создавать «Серого капитана» ни в коем случае нельзя. Да, двухсот «Ястребов» более чем достаточно, чтобы порвать эту группку на клочки. Менгель понял ход своих рассуждений уже много позже: заметив целеустремленность атаки драконов, он сделал вывод, что осторожность те полностью отбросили. То есть атакуют смертники. «Серые ястребы» победят (при таком перевесе они обязаны это сделать), но недостаточно быстро. Сумеют ли маги, выжившие после самоубийственной атаки, дотянуть корабль до второго «змея» – ещё большой вопрос. А вода в море очень холодна: сейчас самое начало весны. Следовательно, «Капитана» побоку, только «Серая сеть», в большом количестве. Примерно так же рассуждал бы командир земного подразделения ПВО, здраво оценивая возможности истребителей прикрытия и отдавая приказ зенитчикам: «Огонь из всех стволов! Снарядов не жалеть!» И ещё мимоходом Менгель отметил, что в сумеречном освещении масть драконов разглядеть невозможно. Иначе говоря, неизвестно, присутствует ли среди атакующих пятнистая сволочь.

Ёррн помнил рассказы о взрывающихся серых шарах и действовал так, как и должно: отдал приказ о перестроении. Подчинённые почти успели. Они бы точно отделались частичной потерей чешуи, будь там даже с десяток серых снарядов. К несчастью, тех было намного больше. Сбитые чешуйки устроили в воздухе невиданную метель.

Для дракона попадание одного серого осколка на участок кожи без чешуи означает потерю сознания через четверть часа и не более получаса жизни. Семь попаданий приводят к гибели в течение считанных секунд.

Пятеро драконов получили не менее десяти осколков. Они ничего не успели сделать. Ещё восемь всё же сумели ответить «Водяными стрелами»: кто двумя, а кто и пятью. Перед гибелью Каррим успел поджечь мачту у основания, досталось и корме, в которую попали сразу два огненных заклинания. Потушили пожары не сразу. Сам командир Ёррн, могучий дракон, хлестнул по кораблю очередью из восьми водяных снарядов и только после этого позволил себе упасть в океан.

Академик Чонсон трудился, не считаясь с затратами энергии. Его воздушные щиты, строго говоря, не гасили энергию вражеского заклинания, а просто отводили удары, но таковых было очень уж много. «Водяные стрелы» с хрустом проламывали палубные доски. Послышались крики раненых и ругательства уцелевших. Маг жизни Файра носилась туда-сюда, лавируя между людьми и наспех накладывая конструкты. Пока она успевала. Маги земли пустили в ход все резервы. Они понимали, что если к этому отряду придёт помощь, ситуация станет откровенно кислой. Батхан готовился удерживать воду в случае, если «Водяные стрелы» проломят корпус. Гребцы (те, которые не были задеты) в меру сил пытались маневрировать, уходя из-под обстрела. Получалось откровенно плохо.

Менгель успел заметить, как один из драконов сложил крылья и с немыслимой скоростью уклонился от осколков «Серойсети». Разглядеть масть не представилось возможным, но академик сразу узнал почерк пёстрого. Однако на этот раз маг смерти ошибся. Это была Барра, хорошо запомнившая рассказы младшего сына.

Иной раз человек, попавший в реально опасное положение, успевает сделать на диво большое количество дел за кратчайший промежуток времени. Менгель одновременно отслеживал манёвры дракона, прикидывал упреждение, выпускал один за другим серые снаряды, одновременно отмечая, что больше драконов не появляется – ага, значит, коллеги уже завалили все пещеры, им можно больше не перетруждаться.

Как раз в тот момент, когда он это подумал, послышались крики:

– Мой кристалл взорвался!

– Мой тоже!

– И мой!

– Мой совсем мутный, почти на исходе!

Между тем треклятый ловкач продолжал посылать с неба «Водяные стрелы», непрерывно маневрируя. Маг смерти бросил мгновенный взгляд на академика Чонсона. У того пот катился ручьями по лицу. Уже пара «Стрел» ударила по палубе в считанных футах от Менгеля.

Дракона не могла видеть, что противники близки к исчерпанию сил, но сдаваться не собиралась, хотя знала, что её энергии при таком режиме боя надолго не хватит. Уже появилась предательская неточность в виражах. И всё же воительница преуспела.

Чонсон только-только прикрыл соседей и уже начал бросать щит против очередных «Стрел», нацеленных на него самого, – и опоздал. Страшный удар водяного снаряда перебил шею и почти оторвал голову академику. На его лице так и застыло напряжённое выражение воина, отбивающего атаку.

Доктор Файра бросила мгновенный взгляд на пострадавшего и немедленно же сделала вывод: вытащить такого – более чем сомнительное дело, а все прочие точно останутся без помощи, поскольку на подобный конструкт уйдёт вся энергия без остатка, и ещё неизвестно, хватит ли. И она помчалась к очередному раненому, кривящему губы от боли и зажимающему разорванную мышцу бедра.

Варра не знала, мутится ли её сознание от истощения или от попаданий осколков магии смерти, которых она не чувствовала. Она успела запустить ещё одну «Стрелу», и тут безотказные драконьи глаза застлало серой пеленой.

У людей недостаточно острое зрение, а живых драконов рядом не было. Вот почему никто не мог заметить, как, падая в море, дракона улыбнулась. Она знала, что до конца выполнила свой долг перед своими и чужими детьми и внуками – и потому победила. В другом мире, наверное, так же улыбались японские лётчики, направляя свои самолёты-бомбы в палубу вражеского линкора.

Академик Менгель отёр рукавом пот со лба и тут же спрятал руки в карманы. Ему не хотелось, чтобы кто-то заметил дрожь. Он кинул взгляд на коллегу Батхана и сразу отметил землистый цвет лица и посиневшие губы. Маг воды держался из последних сил.

– Вызывай помощь, Менгель, – прохрипел он, – до порта и думать нечего…

В похвалу капитану Фафниру будь сказано – он не просто следил за битвой, но и заметил, что корабль с магическим отрядом находится в явно бедственном положении. Последовал приказ. Гребцы врезали вёсла в неспокойную воду. «Змей» спешил на помощь самым полным ходом. Сражавшийся корабль в черепашьем темпе (имеется в виду темп сухопутной черепахи) пошёл навстречу.

Оба капитана мгновенно сошлись во мнении, что повреждённый корабль не стоит усилий по его спасению. С некоторым трудом на палубе разместили всех живых и раненых. Последним маг жизни прописала абсолютный покой, поскольку это было единственным средством для продления долговечности конструктов. Сама она рухнула пластом в полном истощении: хотя тяжёлых ранений почти не было, зато лёгких и средних – очень много. Естественно, тело погибшего Чонсона тоже забрали.

Ёжась под порывами холодного ветра, академик магии смерти безуспешно пытался вспомнить детали схватки. С огромным удивлением он понял, что сама она длилась едва ли полчаса: солнце даже не показалось над горизонтом. По сил ушло столько, что очень быстро стало ясно: в таком состоянии думать о чём-то серьёзном немыслимо. Единственное, на что хватило сил, – спросить капитана, не видел ли кто из экипажа улетающих драконов. Тот ответил со всей определённостью: нет, никто этого не видел. Разумеется, слова были проверены на правдивость. Разумеется, островитянин сказал правду.

В рабочей комнате вождя острова Стархат

На Стархате (а также на соседних островах) была принята трёхступенчатая система образования. Начальное предназначалось и для мальчиков, и для девочек. Оно включало в себя основные морские знания, умения и навыки. Кроме того, в начальной школе учили докладывать кратко, чётко, по существу и с опорой только на факты. Среднее образование получали гребцы. Высшее полагалось для кормчих, они же кандидаты в капитаны. Желавший командовать «змеем» практиковался в течение двух лет в должности кормчего, сдавал суровый экзамен и только после этого получал капитанскую шляпу.

На докладе вождю присутствовали капитан Фафнир и маг Прантль. Докладывал капитан, а магу предстояло только отвечать на начальственные вопросы, буде таковые появятся. Этот доклад делался с очевидными нарушениями правил, внушаемых ещё в начальной школе:

– …И группа драконов сражалась храбро. Правда, я не знаю, какого рода заклинания применяли против них, но драконы не могли не видеть, что идут на верную смерть. Из того, что накануне остров тайно покинул отряд драконов численностью много больше сотни, а также принимая во внимание крайне малую численность того отряда, что сражался, делаю вывод: это была группа, оставленная для прикрытия улетевших. Будь то мои воины, они удостоились бы хвалебных стихов в их честь.

Вождь на секунду прикрыл глаза.

– Каким курсом летели эти ночные драконы?

Отвечал маг:

– На запад, мой вождь, с точностью десять градусов.

– На западе нет земли, если не считать Далёкого берега, на котором побывал наш славный предок Эрих по прозванию Огненный. Сколько могут пролететь драконы без отдыха?

– Из того, что мне говорили, мой вождь, следует, что даже самый лучший летун из крылатых не в состоянии пролететь разом более семисот миль.

– Между нами и Далёким берегом лежит от двух до трёх тысяч миль открытого пространства. И уж точно от острова Стархат в радиусе семисот миль не найти ни одного острова. Обитаемые не считаю, конечно.

– В таком случае, мой вождь, эти драконы или научились отдыхать на воде, в чём сомневаюсь, или же они предпочли покончить с собой, но не сдаться. Достойно уважения.

– Что на это скажешь, Прантль?

– Скажу, мой вождь, что в первый вариант совершенно не верю. Драконов создали как сухопутных… хочу сказать, летающих над сушей воинов. Умение спать на воде им было не нужно.

Вождь опять чуть задумался, после чего начал раздавать указания:

– Маги сказали, что по истечении месяца «Чёрное пятно» развеется. В таком случае через месяц ты, Фафнир, отправишься на остров Реддар. Остров надо обыскать. На всякий случай ты, Прантль, пойдёшь с ним. Даже если тебе не под силу снять пятно магии смерти, ты можешь его почувствовать, если вдруг оно не успеет исчезнуть.

– Мой капитан, осмелюсь заметить, что маги земли пустили в ход такую силу, что вряд ли хоть одна драконья пещера уцелела. Мы не доберёмся до сокровищ.

– А я думаю, найдётся нечто ценное. Например, мёртвого дракона может выбросить на берег. Тогда мы поимеем с него чешую. Фафнир, ты получил плату за услуги? Очень хорошо. Через месяц вернёмся к этому вопросу.


Глава 24. Объяснение в сомнении

Как ни хотелось выяснить, чем закончилось дело у острова Большое Кольцо, я категорически запретил самому себе даже думать об этом. Риск, что разведчика заметят, полагался за неприемлемый. Даже привычная маскировка под чёрного дракона не смогла бы предотвратить очень простой вывод: раз этот спасся, то и другие могли.

К тому же при том, что переселение на Северную Заокеанию было успешным (мы ухитрились обойтись вообще без потерь), дел оставалось очень много.

Единственным решением, которое я пробил совершенно волевым способом, было указание поселить дядю Кнарра в хорошей пещере на самом верху, выше всех прочих. Правда, до неё лететь было труднее, чем до других, но всё же туда вела и тропинка. А ещё я приказал сделать именно в этой пещере и вход побольше размером, и потолок повыше. У старика вполне могут появиться проблемы с ходьбой (при метастазах в позвоночнике вполне возможная вещь), однако он ещё долго сохранит способность летать на чистой телемагии. Для этого нужен простор.

Посовещавшись с ближайшим кругом, я решил рискнуть и отложить переселение к югу на год. Всё равно предстояло ещё отправить экспедиции для организации, говоря альпинистским языком, промежуточных баз. Но была принципиальная разница. Лететь на юг необязательно предстояло над океаном, хотя пересечение местного аналога Мексиканского залива порядочно сокращало путь.

Однако широкие планы слегка подрезала моя супруга, воспользовавшись служебным положением. Сделала она это хитро, всего лишь посеяла сомнения.

– Понимаешь, пока тебя не было, в голову мысли пришли. Место ты выбрал хорошее, спору нет. Я и думаю: не слишком ли оно хорошее?

– Кажется, понимаю…

– Я была уверена в твоём уме, – последовало кокетливое движение хвостом, – и предполагаю вот что. Может создаться оппозиция, особенно из тех, кто мало видел или вообще не видел тебя в деле. Из тех, у кого нет привычки доверять твоим выводам, предвидениям… назови, как хочешь…

На эти слова я решил отреагировать грубо.

– Гир, как у тебя насчёт фактов?

Жена чуть раздражённо двинула гребнем. И тут в беседу вклинился дочкин голосок:

– Мама, не сердись на папу, он хороший и умный!

Мы с Гиррой рассмеялись, через секунду Саня к нам присоединилась. Отсмеявшись, двуцветная (и очень справедливая) мама заметила дочери:

– Я и сама знаю, что папа умный. Но хочу, чтобы он ещё поумнел.

– А так быть не может. Папа самый умный, умнее всё равно не станет. – Тут драконочка задумалась на секунду и добавила: – Он только поглупеть может.

Жена сдержала улыбку большим усилием воли.

– Да, доченька, я знаю, что папа вполне может поглупеть.

Но серьёзный разговор всё равно возобновился позднее вечером, когда Саня заснула.

– Фактов у меня нет, но предчувствовать можешь не только ты. Так вот…

В здании гильдии магов и в трактире «Толстый заяц»

Академик Менгель чувствовал себя дискомфортно. Оснований тому не было. Поход на драконов завершился победой при минимальных потерях. Но проницательного мага грызло ощущение, что пятнистый дракон, более изворотливый, чем любой из его человеческих противников, мог ускользнуть от неминуемой гибели. В голове у почтеннейшего образовалась такая мешанина, что он не выдержал и на ближайшем собрании гильдии угостил коллегу Нульфа превосходным вином и фразой:

– Дорогой Нульф, предлагаю встретиться и дружески поговорить… ну, хотя бы в «Толстом зайце». Вы ведь не сомневаетесь в качестве его кухни?

Аналитик любезно согласился. До чего он додумался, услышав приглашение, так и осталось тайной.

Через пару дней двое академиков (разумеется, при установленной противоподслушке) трапезничали за столом трактира.

– Нет-нет, и не убеждайте меня, дорогой Менгель! Здешний повар, спору нет, неплох, но вот что касается баранины…

– Помилуйте, Нульф, просто у него коронное блюдо – птица. Хотите проверить на утке?

И только когда десерт (ягодное желе с мороженым) появился на столе, разговор принял иной характер.

– Видите ли, дорогой Нульф), в настоящий момент я в сомнениях. Вы не хуже меня знаете, что операция против драконов прошла успешно. Все они перебиты. Но… мой опыт, которого нет у вас, говорит, что пятнистый Стурр – создание с чрезвычайно изощрённым умом. Он мог ускользнуть. В пользу этого мнения говорит то, что тело так и не нашли.

Аналитик чуть прикрыл глаза. Посторонний мог бы счесть, что посетителя просто разморил сытный и (не будем придираться) вкусный обед. Маг смерти так не подумал.

– А пёстрые чешуйки, случаем, не отыскались?

– Их просто никто не собирал. Они же в море падали. Впрочем, нет: те, что упали на палубу, собрали, конечно. Но пёстрых там не было.

Тёмные, глубоко сидящие глазки Нульфа вдруг раскрылись. Сонного благодушия в них и на медяк не отыскалось бы.

– Насколько помню, вы не придумали каких-либо способов добраться до заваленных пещер?

– Нет таких. Поработали там знатно. А на сегодняшний день все крупные кристаллы земли либо взорвались, либо весьма к тому близки.

– Из вашего отчёта я в целом представляю себе факты. Но этого мало. Скажите, не было ли для вас… неожиданных моментов в этой битве?

– Были. Начать с того, что я не ожидал воздушной атаки. Точнее, полагал её маловероятной. И всё же она произошла. А когда драконы были уже в воздухе, я удивился их малому количеству.

– Пещеры на Реддаре – те, что были, – позволяли разместить всех пятьсот драконов. Ваше мнение: почему вас атаковало меньше двадцати?

– Думаю, все остальные не успели из них выбраться. Или успели, чтобы тут же попасть под действие «Пятна».

– Может быть… В таком случае почему кто-то вообще сумел вылететь?

– Возможно, небольшое количество пещер оказалось лучше защищено складками местности. Никаких других объяснений у меня нет.

– Это все странности?

– Нет. Драконы атаковали водяной магией – почти все, кроме одного огневика. Причину этого назвать тоже не могу.

– Почему вас это удивляет?

– Среди драконов большинство специализируется на магии огня. Скажем, процентов сорок. Ещё процентов пятьдесят пять – водники и воздушники, их доля примерно одна и та же. Явное нарушение пропорций. Вам наверняка известно, что пёстрый мог сделать из обычного дракона универсала. Но тут другой случай. Видимо, в отряде не было или почти не было учеников этого крылатого гения, а то на нас обрушились бы льдом. Между прочим, за счёт самоподдержания формы снаряда это в конечном счёте экономит энергию.

– То есть вам показалось странным такой состав драконов в этой группе и одновременно их недостаточная обученность чужеродной магии?

– Именно. Но это не всё.

– Расскажите.

– Один из драконов маневрировал так, как это я наблюдал у пятнистого: сложив крылья, на огромной скорости. Он-то и оказался самым опасным, хотя также использовал только заклинания воды. Но масти я не разглядел. Могу гарантировать: он учился у пятнистого, пусть даже не прошёл полный курс.

Тонкие губы Нульфа искривила улыбка.

– Этот тоже был убит?

– Последним. Между прочим, от его «Стрелы» погиб Чонсон.

– И вы удивлены, что нашёлся только один такой?

– Угадали.

Академик Нульф взял ложечку и принялся поедать десерт с таким удовольствием и с такой сосредоточенностью, будто твёрдо знал, что на дне блюдца непременно найдётся решение проблемы и можно не спешить с его откапыванием. Пример оказался заразительным: Менгель тоже стал энергично уничтожать свою порцию.

Нульф) заговорил, когда от сладкого ничего не осталось.

– Согласен с вашим мнением, коллега: в составе атаковавшей вас группы пятнистого не было. Из того, что я о нём знаю, делаю вывод: стиль не соответствует. Думаю, доказать его гибель вам не удастся, и не только потому, что ресурсов на соответствующие работы нет.

Менгель слушал внимательнейшим образом. Он даже не кивал, хотя был полностью согласен с выводами.

Аналитик продолжал:

– Повторяю, умозаключение исходит из того портрета, что мне известен. Но не только из него… Официант, ещё порцию желе!

– Вот и я думаю, что пёстрый жив… Официант, мне то же самое!

В ожидании добавочных порций десерта двое академиков продолжали разговор.

– Менгель, вам известно, что за Великим океаном имеется суша?

Ответ прозвучал сухо:

– У меня нет данных на сей счёт.

– А у меня есть. Не важно, откуда эти сведения, но они надёжны. Знаю, что вы подумали: драконы не в состоянии пересечь это пространство. И были бы правы, но ваш пёстрый знакомец научил соплеменников пользоваться кристаллами. Вот с их помощью крылатые смогли бы туда добраться. Думаю, это и произошло. Даже союзники с острова Стархат не в состоянии отследить отряд драконов, если он улетает в пасмурную погоду и ночью. До такой идеи крылатые МОГЛИ додуматься, уж настолько-то пятнистый в тактике разбирается. А та группа, что атаковала ваш корабль, – не более чем отряд прикрытия.

Несколько секунд собеседник переваривал этот вывод. Затем последовал вопрос:

– Вы усматриваете выход?

Нульф открыто усмехнулся.

– Вы сами себя загнали в этот тупик. Между тем умозаключение напрашивалось: если драконы полностью разумны, то с ними можно договориться. Вы об этом ни на секунду не задумались. Тут причина не только в вас лично: у меня сложилось мнение, что в последнее время Первому очень нужна полная победа над крылатыми из политических соображений. И не только ему, но и всем его сторонникам. Отвечаю на ваш вопрос: не усматриваю выхода. Судите сами. Во-первых, требуется доказать, что сколько-то драконов выжило. Может, удастся найти драконьи останки на Реддаре, но уж сосчитать их – задача непосильная. Если допустить, что кто-то из ящеров спасся, то в поисках выживших надо добраться до земель за океаном. Такое плавание само по себе представляет очень непростую задачу. Во-вторых, если вы уж так стремитесь добить драконью расу, то это должна быть хорошо вооружённая экспедиция. А нужных кристаллов сейчас не имеется. Есть и третье соображение: в ближайшее время академии и вам лично станет не до драконов. Появится более неотложная задача. Какая именно – не скажу, эти сведения недостаточно достоверные и уж точно конфиденциальные, но Первый, я уверен, огласит их… полагаю, через месяц, не больше.

Некоторое время за столом царило молчание, прерываемое лишь стуком ложечек о блюдца. Потом Менгель заговорил:

– Дорогой Нульф), вы всё расписали необыкновенно логично. Почему же вы сами не подали голос в защиту драконов?

На этот раз усмешка превратилась в широкую улыбку.

– Дорогой Менгель, я аналитик, а не учёный. Моя работа – давать оценки фактам и делать выводы. Но решения принимают другие. Как маг я уступаю любому академику. Вот почему меня не прельщает судьба Курата – предпочитаю сохранить существующую должность.

– Кстати, где он сейчас?

– Преподает в заштатном Северном университете. Правда, там ему все в рот смотрят, что не удивляет – с его-то способностями и знаниями! Полагаю, в ближайшем будущем он возглавит факультет магии жизни и разума. Неплохо. – Улыбка пропала. Почтеннейший Нульф отвлёкся на желе. Но через пару минут он вскинул глаза на соседа за столом: – Правда, у этой группы драконов мало шансов на выживание, если рассматривать длительную перспективу. Природа сыграет вам на пользу.

Маг смерти поднял брови.

– Это как?

– Если кто и спасся, то это ученики пёстрого. Логично? А их, по моим сведениям, не так много: пятьдесят особей, не считая детёнышей. Ну, сотня. В полностью замкнутой группе неизбежны близкородственные браки и, как следствие, – вырождение. Но на это понадобится около ста лет, то есть восемь поколений. Это мои аналитики раскопали. А магов жизни у пятнистого или вовсе нет, или они чрезвычайно слабые. У него просто не было времени на их полноценное обучение. Сами знаете, на приличное овладение этой специальностью требуется в лучшем случае лет шестнадцать.

– Вы меня ободрили, дорогой Нульф, – улыбнулся Менгель.

Десерт был съеден, счёт оплачен. Но, уже выходя из дверей трактира, эрудированный маг смерти подумал, что всё же коллега был не вполне прав. Существовал небольшой шанс выяснить, выжила ли часть драконов. Но проворачивать исследование придётся за свой счёт (на такое академия медяка не даст) и быстро. Через месяц что-то должно произойти. И Менгель догадывался, что именно. Нульф), правда, ничего не сказал, но уж думать никому не запрещено. Академикам тоже.


Как-то незаметно в новом драконьем поселении наступило лето. Пожалуй, было даже жарковато. Но это не отменяло упорной работы. К сожалению, Гирра, с её уже весьма круглым животиком не могла помогать в полную силу. Жизнь налаживалась, и как раз её положительные стороны стали откровенно беспокоить нас двоих.

Но план надо было выполнять, почему я и созвал в один тихий вечер доверенных помощников и десятников.

– Задание будет необычным, братцы-сестрицы. Собственно, это почти чистая разведка. Вот карта – её составили люди, и она очень приблизительная. Для того, чтобы добраться до южного материка, нам понадобятся временные базы – вроде той, что у нас была на острове Большое Кольцо. Вот что необходимо сделать, летя на юг. Впереди будет океанское пространство, только на самом деле – это залив. Пересечь его в направлении на юго-запад – вот так, – и мой коготь указал направление. – Или такой: когда выйдете к береговой черте, следовать вдоль неё на запад, а она, в свою очередь, всё равно свернёт на юг. Местность будет довольно гористая. Но далеко от океана не удаляться, иначе будут проблемы с продовольствием. Хотя я ещё подумаю; может, удастся заготовить рыбу впрок, есть одна идея… Гораздо существеннее то, что предлагать место для баз вы можете на своё собственное усмотрение. А уж потом командиры рассмотрят варианты и утвердят. После этого общее собрание. Это первое. Второе, тоже очень главное условие: через год здесь никого быть не должно. Маги должны увидеть пустые пещеры. Иначе академия не успокоится, пока не уничтожит весь драконий род. Вопросы?

Почему-то Харрф сидел неподвижно. Вместо него кончик хвоста поднял Согарр.

– Командир, у тебя есть причины полагать, что маги здесь появятся через год?

– Нет, у меня есть причины полагать, что они это не смогут сделать раньше, чем через год…

У подчинённых на гребнях и хвостах отразился такой жестокий приступ любознательности, что мне пришлось слегка раскрыть планы.

– …Поскольку для этого нужен огромный кристалл или несколько чуть меньшего размера, а таких у них пока нет. Поиски займут сколько-то времени, но даже если нужный кристалл найдут прямо сегодня – на то, чтобы его достать, уйдёт не менее четырёх месяцев. Очень уж работа кропотливая. И ещё с месяц – на перевозку. А там и следующий сезон штормов недалеко. А вообще-то такие – большая редкость. Ещё не факт, что нужное найдут быстро.

Я промолчал о том, что для начала, вполне вероятно, этим гигантом академия задаст жару сепаратистам. Они-то составляют прямую и непосредственную угрозу. Драконы, как ни крути, стоят вторыми в списке врагов.

В зале заседаний Временного правительства Южной Маэры

– Во избежание недоразумений, господа и дама, я оглашу причины вашего созыва, хотя не сомневаюсь, что многие из присутствующих уже с ними знакомы хотя бы частично. Итак, южные сепаратисты добились с началом сухого сезона существенных военных успехов. Используя магию смерти, они сумели продвинуться почти на пятьдесят миль вглубь территории, которая раньше принадлежала нам. Мало того, эта территория включает в себя порт Даррак, что значительно облегчает им дальнейшее снабжение как человеческими, так и иными ресурсами. Но есть и другая новость, которая вам, как полагаю, совершенно неизвестна. – Председательствующий чуть замедлил речь ради ораторского эффекта. Всё же преподавательский опыт в нём сказывался. – Наш источник сообщил, что маги Срединной коалиции в своём столкновении с драконами добились полной победы за счёт использования крупных кристаллов. При этом в ход пошло усиление магической силы путём грамотного использования этих кристаллов, чего мы пока не умеем. Хуже того, мы сами ещё не скоро научимся их применять с подобной эффективностью. В одном из прошлых заседаний упоминалось, что у нас есть два потенциально высокомощных кристалла. Сейчас нам предстоит решить, как использовать эти находки к наивысшей выгоде для Южной Маэры. Вопросы? Прошу вас, доктор Манссур.

– Возможно, стоит придержать один из этих кристаллов для наших исследователей?

Судя по скорости реакции на вопрос, он ожидался.

– С вашего позволения, я уточню некоторые детали. Найдено два кристалла кварца, каждый более ярда в поперечнике, но один из них (он большего размера) имеет многочисленные дефекты в виде трещин. Наши теоретики сомневаются, чтоиз него получится высококачественный усилитель. В переговорах с Западом речь, предполагаю, пойдёт лишь о втором. Вот тот и вправду высокого качества. Я ответил на ваш вопрос?

Утвердительный поклон в ответ.

– Доктор Русстам?

– Лично меня крайне обеспокоило уничтожение драконов. Оно значит вот что: в случае надобности Срединная коалиция без колебаний наложит «Чёрное пятно» на весь крайний Юг, оправдывая это поддержанием стабильности общества. И в некотором смысле это будет именно так: стабильность и вправду повысится, но ценой её станет потеря Югом независимости.

– Доктор Зуххра?

– Это не моя специальность, почему и спрашиваю. Не поясните ли: кто нам мешает в свою очередь использовать магию смерти против сепаратистов?

Председательствующий помедлил. Присутствующие сделали вид, что не заметили этого.

– Я боюсь создавать прецедент. Срединная коалиция уже на грани этого. Они задействовали магию смерти пока что только против драконов, но явно готовы применить её против людей. В неофициальных переговорах (они уже идут) нам это ясно дали понять.

Поднявший палец доктор Халед немного отошёл от темы:

– Таким образом, господа и дама, у нас не так много вариантов. Конечно, эти переговоры надлежит продолжить. При любом их исходе надо начать работы по извлечению обоих кристаллов. Согласен, это дело не быстрое. И ещё рекомендую затвердить в памяти: может, Запад и решится на применение магии смерти против людей. По наши сепаратисты уже этим пользуются.

Больше никто не попросил слова, и потому председательствующий завершил дискуссию.

На острове Стархат

Академик Менгель очень торопился. Он помнил, что через месяц должно произойти нечто важное, и потому, не торгуясь, заказал место на купеческом судне, курсирующем между портом Хатегат и островом Стархат.

По прибытии к месту назначения маг смерти сразу же направился к начальнику порта (это был самый важный чиновник из всех, находившихся в пределах досягаемости), представился и попросил аудиенции у вождя, ссылаясь на некоторые важные сведения, которые вождю должны быть весьма интересны.

Если для островитянина такая просьба и была чем-то удивительным, то он это никак не показал. Через два часа до сведения гостя было доведено, что вождь Гурнах примет его завтра через час после полудня.

Даже по меркам Стархата это была высокая оперативность, хотя сам Менгель не мог её оценить, не имея опыта в общении с островитянами. Но вождь, узнав о ранге прибывшего, разумно предположил, что тот участвовал в деле у острова Реддар, и потому решил, что разговор точно будет не без пользы.

Приём состоялся в точно назначенное время. В просторной комнате находились помимо самого Гурнаха ещё двое: один был типичным северянином как по одежде, так и по внешности – он был светловолосым, голубоглазым, с мозолями от вёсел. Другой же внешностью напоминал скорее уроженца континентальной Маэры, руки его были гладкими, а с плеч свисал короткий плащ. Этого Менгель узнал в лицо. После взаимных приветствий Гурнах начал разговор:

– Почтеннейший, это мой советник капитан Даллех (северянин слегка наклонил голову, что могло означать поклон), а мага Прантля вы уже знаете… – Это было правдой: тот во время боя находился на корабле-наблюдателе, на котором в конечном счёте Менгель и прибыл на Стархат по окончании всего дела. – Вы говорили о некоей информации, которую хотели довести до моего сведения. Мы все вас внимательно слушаем.

– Вождь Гурнах, насколько мне известно, ваши люди собираются произвести поиски на острове Реддар. Я заранее могу вам сказать, что больших сокровищ вы там не найдёте. Пещеры раскопать чрезвычайно трудно, но даже если вам это удастся, то самое лучшее, на что можно рассчитывать, – несколько кристаллов (не самых дорогих, замечу) и немного золота, да и то под большим вопросом. Разумеется, решение принадлежит вам и только вам. По хочу вас предостеречь о некоторых особенностях «Чёрного пятна». Оно рассеивается неравномерно: в низинах, канавах, ямах и ущельях оно исчезнетпримерно через две недели после наложения; на равнине оно удержится все четыре, а на возвышенности типа плато оно может простоять и все пять. Моя цель, разумеется, уберечь ваших людей от случайного поражения, которое было бы для меня, вашего союзника, весьма прискорбно…

Островитяне выслушали речь академика с полностью индифферентным видом.

Вождь вежливо, но холодно спросил:

– Предполагаю, что почтеннейший пожелает получить за эту информацию услугу. Какую именно?

По мнению Менгеля, такая проницательность вождя была несколько чрезмерной. Вслух же прозвучало:

– Воистину вы угадали, вождь Гурнах. Мне хотелось бы поговорить с экипажем того корабля, которым во время боя командовал капитан Фафнир. Со всем экипажем, в том числе с магом Прантлем. – Почтеннейший был совсем неплохим переговорщиком. Он сразу же уловил в глазах вождя чуть заметную отрицательную реакцию и поспешил добавить: – Дело в том, вождь, что я хотел бы расспросить их о некоторых деталях всего события, которые могли ускользнуть от моего внимания. Кстати, присутствие капитана Фафнира не требуется, он уже ответил на мои вопросы.

Все трое островитян подумали одно и то же: пришельца интересуют подробности боестолкновения. И были не правы.

– Хорошо, – промолвил Гурнах, – через два часа экипаж соберут, но не здесь, а в большой зале. Они будут ждать вас. По у меня одно условие.

– Какое?

– Во время этого опроса будем присутствовать мы трое.

– Я не против. – Менгель ответил так лишь потому, что почувствовал: одно возражение с его стороны – и разговор не состоится.

Академик отдал вежливый поклон и удалился. Два часа – этого вполне хватит на обед.

Кухня в портовой харчевне не отличалась изысканностью, но была сытной и качественной. Время прошло почти незаметно.

В большой зале собралось почти три десятка человек. Вождь произнёс вступительное слово. А потом гость из Маэры стал подходить ко всем членам экипажа по очереди и задавать один и тот же вопрос:

– В течение вашего дежурства вблизи острова Реддар не видели ли вы драконов, улетающих оттуда?

И одновременно шла проверка правдивости.

Весь экипаж, как один человек (и маг в том числе), ответил одно и то же:

– Нет, не видел.

Именно такой вариант ответа маэрец и предполагал. Но магу Прантлю достались дополнительные вопросы:

– Какова ваша магическая специализация?

– Вода и воздух.

У вождя Гурнаха чуть-чуть сузились глаза. Он вправду был проницателен и потому мгновенно раскусил игру пришельца. Но сделать ничего было уже нельзя. Нрантль тоже это понял и пришёл к тому же выводу.

– Почувствовали ли вы магическими средствами отлёт группы драконов с острова Реддар?

– Да.

– Насколько большая группа?

– Точно сказать не могу. Больше сотни, меньше полутысячи, за это ручаюсь.

– А примерно?

– Скажем, двести.

– В каком направлении они летели?

– Я видел лишь начало полёта.

– Так я о нём и спрашиваю.

– На запад.

Менгель поблагодарил всех присутствующих со всеми мыслимыми изысками учтивости и красноречия. Уже по пути в порт он подумал, что в одном Нульф прав: при всей ценности добытой информации воспользоваться ею оперативно не удастся.


Глава 25. Большая политика сдерживания

У меня в подчинении тысяча четыреста шестьдесят пять драконов – не считая, понятное дело, несовершеннолетних. Много или мало?

Может, и мало – с учётом того, что три десятка я отправил на создание временных баз. Можно было и больше отрядить, но в распоряжении не было столько рабочей силы с умениями магов земли. К тому же пяток якобы универсалов я назначил на преподавательскую работу. Мне до последней степени не хватало кадров.

Первое впечатление было: народ доволен. Довольство имело под собой основания: великолепная рыбная ловля, полно дичи. Правда, вызывали беспокойство саблезубые соседи, но мои ребята охраняли на совесть, к тому же приказ был недвусмысленным: разрешается в случае опасности для поселения бить «Молниями» на поражение.

Колония вроде процветала. А паранойя твердила (пока шёпотом): «Всё идёт хорошо? А вдруг слишком хорошо?»

На создание промежуточных баз я отвёл пятьдесят дней при идеальном раскладе. А поскольку идеал, как всем известно, недостижим, то возвращение моих квартирьеров я полагал возможным через два месяца, если не больше.

Разумеется, мне лично тоже пришлось преподавать. В классе собрались не только взрослые, но и старшеклассники из тех, кому разрешили летать, пусть и с ограничениями. Я показывал образцы кристаллов, объяснял, как определять их твёрдость, дал понятие об осях симметрии и, самое главное, рассказал самые основы взаимодействия кристаллов с магополями. А потом была практика: поиски подходящих кристаллов. Наиболее азартными оказались именно молодые драконы. Пару раз даже вспыхивали несдержанные диалоги типа:

– Это моё место!

– С чего бы?

– Я раньше его увидел!

– А я раньше прилетел!

– Значит, раньше и вылетишь отсюда!

Случилось даже два поединка – не до смерти, понятно. Один я разрулил очень просто: победитель заслуженно получил на поиск спорный участок, проигравшему достался другой. И только я сам знал, что то место, из-за которого разгорелись страсти, того не стоило, но победитель надувался от гордости. Участок неудачника, наоборот, при невзрачности был куда более перспективным, но опять же это видно было лишь опытному глазу, то есть мне. Так что побеждённый с небрежностью, весьма смахивавшей на спесь, вывалил на каменный стол более шикарную добычу, чем соперник. Вторая дуэль прошла легче: побеждённый публично признал право соперника на спорное месторождение.

Наставники учили, не желая терять время. И всё шло хорошо, если не считать моих дурных предчувствий.

В кабинете Первого академика и в зале заседаний академии

Само собой, академик Менгель вознамерился сразу же по прибытии с острова Стархат доложить о результатах своего расследования. Но осуществление этого благородного замысла натолкнулось на неожиданное препятствие. Почему-то Шантур, внимательно выслушав коллегу, высказался так:

– Считаю своим долгом поблагодарить вас, дорогой Менгель, за проделанную работу и ещё более – за проницательность. Не сомневайтесь, что ваши расходы будут покрыты. К сожалению, существующая политическая ситуация…

Маг смерти мысленно поморщился. Это словосочетание он не любил.

– …Включает она в себя сразу две проблемы. Ваш доклад прозвучит… – Первый бросил взгляд на лист бумаги перед ним, – через две недели на пленарном заседании. Одновременно пройдёт и другое сообщение, и наша с вами задача будет увязать… э-э-э… планы. Не сомневайтесь: очень важное сообщение.

Выходя из кабинета почтеннейшего Шантура, Менгель подумал, что только что получено подтверждение тем намёкам, которые он уже слышал от Нульфа. Он даже попробовал размышлять о том, что же именно могло готовиться, но, потратив вечер, вынужден был сознаться самому себе: фактов совершенно недостаточно для точного предвидения. Но уж один вывод показался достаточно очевидным: предстоит нечто неординарное.

Отдать должное Шантуру, взрыв информационной бомбы был подготовлен артистически. Первым пошло сообщение почтеннейшего Менгеля.

Маг смерти был последователен, точен и аккуратен в выводах. И всё же на лицах некоторых академиков появились признаки недовольства. Когда председательствующий предложил задавать вопросы, это чувство проявилось явным образом.

– Почтеннейший Менгель, насколько я понял, вы предлагаете плыть на корабле добивать драконов за океаном, не так ли?

– Ну что вы, почтеннейший Гальв, я этого не говорил. Из моего доклада следует, что цель нашей атаки на крылатых не полностью достигнута – и только. Дальнейшие выводы мы сделаем вместе. Более того: предлагаю вообще их не делать, пока не получим всю совокупность данных о текущей ситуации в стране.

Последовали одобрительные кивки по меньшей степени половины собравшихся. В мимике Первого также проглядывалась поддержка.

– Дорогой Нульф, прошу вас, доложите.

– Кхм-кхм. На сегодняшний день военное и экономическое положение южан не даёт оснований для оптимизма. Я напомню, господа, что на территории, контролируемой так называемым Временным правительством Южной Маэры, были найдены гигантские кристаллы кварца, две штуки. Они предложили передать их в наше распоряжение, чтобы мы, используя наши наработки, полностью уничтожили сепаратистов, пустив в ход «Чёрное пятно» или даже «Глотку жабы». И не далее как вчера аналогичная просьба пришла от восточных провинций – с той лишь разницей, что у них в распоряжении нет таких кристаллических громадин, и, соответственно, они берутся уплатить нам другими способами. Ситуация тамошних правителей ещё и потому хуже, чем у южан, что на них наступают не только с крайнего востока, но и с юго-востока. Особо отмечу: с активным применением магии смерти. Что касается платы, то это могут быть большие партии зерна и иного продовольствия, также редкие и дорогие кристаллы – не очень большого размера, но превосходного качества, а равно золото и серебро.

– Вопросы?

Вот в чём дефицита явно не наблюдалось.