Александр Сергеевич Арсентьев - Путь ликвидатора

Путь ликвидатора 1319K, 242 с.   (скачать) - Александр Сергеевич Арсентьев

Александр Сергеевич Арсентьев
Путь ликвидатора

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.


© Арсентьев А.С., 2017

© ООО «Издательство „Э“», 2017


Пролог

Начальник тюрьмы одного из провинциальных городков в полнейшем смятении вошел в кабинет и захлопнул за собой массивную дверь так, что повалилась штукатурка. Вытащив из кармана связку ключей, с трудом нашел в ней подходящий и заперся в своей «резиденции». На ватных ногах он проследовал к допотопному, обшарпанному сейфу, достал из его недр ополовиненную бутылку «Пшеничной», граненый стакан и блюдце с засохшей нарезанной колбасой. Трясущимися руками мужчина наполнил тару и торопливо, словно кого-то опасаясь, ее опорожнил. Не уделив внимания непрезентабельной закуске, он раздраженно ослабил душащий галстук и, расстегнув ворот форменной рубахи, тяжело плюхнулся в старое кожаное кресло. С минуту посидев глядя в одну точку, он вдруг обхватил потными руками лысеющую голову и тихонько застонал…

Сегодняшний день подполковника Семенова можно было с полной уверенностью назвать катастрофическим. В пять утра он был поднят из теплой постели телефонным звонком – звонил заместитель дежурившего ночью капитана Лескова, прапорщик Евстафеев. С истерическими нотками в голосе он доложил о гибели Лескова и беспорядках, назревающих в стенах тюрьмы. Шепотом матерясь, Егор Петрович покинул мирно дремавшее рядом дородное туловище супруги Клавы и, спешно облачившись в наглаженный китель, отбыл в направлении вверенного ему объекта. То, в каком виде предстала пред ним его вотчина, едва не довело Семенова до инфаркта: со всех сторон к тюрьме стягивались подразделения МВД, сияя мигалками и нарушая тишину, царящую на улицах просыпающегося города, противным и многоголосым воем сирен. Из некоторых окон здания следственного изолятора валил черный дым, а из-за толстых стен неслись матерные выкрики и леденящие кровь вопли. Милицейское начальство всех рангов тактично терлось в сторонке, видимо – принимая решение по штурму злополучного заведения. Семенов вытер пот с широкого лба и нетвердой походкой направился к собратьям по оружию.

Дальше… штурм, во время которого погибли шестеро сотрудников и десять – получили ранения различной степени тяжести; тушение очагов пожара силами трех пожарных расчетов, жестокое подавление активности наиболее радикально настроенных заключенных и устранение последствий страшного стихийного бунта…

Семенов плеснул в стакан еще грамм пятьдесят спасительной влаги, выпил и занюхал жестким кусочком сервелата. Внезапно он громко выругался и в сердцах ударил по столу мощным кулаком. А ведь еще вчера все было так хорошо! От лица министра он был награжден почетной грамотой за долгую и добросовестную службу. До пенсии оставались считаные дни, а в пятидесяти километрах от города, на берегу маленького озерца, томился в ожидании хозяина небольшой коттедж, в котором можно было спокойно коротать долгие дни заслуженного отдыха: ловить рыбу и ковыряться в огороде. А теперь вот как?! Гребаный Лесков!!! Ведь говорил же ему, выродку, – не зажимай так зэков! Какие-никакие, а люди все ж. Так нет же! Затравил псом ночью блатного, и не кого-нибудь – самого Вартана – смотрящего. Естественно, братва, настропаленная в последнее время малявами с воли, призывающими к достойному ответу ментовскому беспределу (одну из таких на днях бдительные сотрудники нашли в подушке зэка), кинулась на защиту авторитета. Долбаный капитан, земля ему наждаком! Не погибни он в заварухе, самолично удавил бы!

Невеселые раздумья подполковника были прерваны противным треском служебного телефона. Семенов недовольно покосился на казенный аппарат и нехотя снял трубку:

– Семенов у телефона!

– Товарищ подполковник, к вам посетитель, – боязливо пролепетал из динамика голос дежурного по КПП – прапорщика Цымбалюка.

– Кого там еще принесло?! – рявкнул Егор Петрович – сегодня он имел уже достаточно нелицеприятных бесед со взыскательным начальством.

– Майор СВР, Логинов Дмитрий Валентинович, – чуть ли не шепотом произнес Цымбалюк.

– Е-мое! Пропустить немедленно! – радостно возопил подполковник.

– Есть – пропустить! – гаркнул исполнительный прапор.

Но Семенов уже не слушал подчиненного – он извлек из сейфа непочатую бутылку виски, второй стакан и коробку шоколадного ассорти. Затем отпер замок на двери кабинета и даже слегка приоткрыл ее. Димон, чтоб его! Сколько же они не виделись – лет десять или и того больше? Последний раз – в Москве, на всероссийском съезде работников МВД!

Через несколько минут в дверь постучали, и, без приглашения, в кабинет Семенова пружинистой походкой вошел моложавый поджарый человек в штатском, широкой улыбкой приветствуя хозяина апартаментов.

– Ну, здравствуй, Егор!

– Димка, ты какими судьбами здесь?! Вот уж кого никак не ожидал увидеть, так это – тебя! Неужели сам навестить решил? – Семенов с долей иронии хитро прищурился.

– Врать не стану, не сам – по службе. Но очень рад тебя видеть, – искренне ответил Логинов и, следуя пригласительному жесту, присел на стул, который гостеприимный хозяин придвинул к накрытому столу.

– Ну, давай за встречу! – Семенов открыл дорогой напиток и плеснул виски в стаканы.

Гость помедлил, словно нехотя, взял стакан и, чокнувшись с подполковником, едва пригубил напиток.

– А ты, Егор, смотрю – уже не в первый раз сегодня тонус поднимаешь? – негромко спросил Логинов и кивнул на остаток водки и засохшую закуску, которые второпях забыл убрать подполковник.

– Эх, Димка! Сегодня с самого утра такая карусель, что… – Семенов горестно взмахнул рукой.

– Наслышан. – Майор проницательно взглянул на старого друга.

– Слушай, а ты, часом, не по этому делу ко мне пожаловал? – подозрительно взглянул на собеседника Егор Петрович.

Логинов слегка смутился, несколько секунд подумал, словно подбирая слова, и грустно улыбнулся:

– Отчасти – и поэтому тоже.

– Твоя контора что – теперь и тюрьмы инспектирует? – ехидно воззрился на собеседника Семенов. – Вот уж не ожидал!

– Все немного не так, дружище, – поднял руку в успокаивающем жесте Логинов. – Ты, как я понимаю, сейчас в глубокой… – Подполковник удрученно кивнул. – Так вот, есть у тебя один маленький шанс исправить свое нелегкое положение… – Дмитрий многозначительно умолк.

Егор Петрович, не веря собственным ушам, недоверчиво взглянул на Логинова. Кем возомнил себя этот майор? Как можно сейчас что-то исправить?! Когда шестеро погибли (зэки, конечно, не в счет)! Когда об инциденте уже знают на всех уровнях, вплоть до министерства!! Когда местные журналюги и телевизионщики, мать их, уже готовят к выходу свои сюжеты и статьи!!!

– И… и… как… теперь? – судорожно сглотнув слюну, едва ли не прошептал начальник тюрьмы и, прослезившись, словно на ангела-спасителя, взглянул на собеседника.

Майор загадочно улыбнулся и с видом доброго волшебника вытащил из внутреннего кармана пиджака сложенный лист бумаги.

– Для начала – прочти сей документ, а детали мы обсудим потом.

Трясущимися руками Семенов осторожно взял «магический» документ, якобы способный исправить его безнадежное положение. Под действием спиртного голова соображала весьма туго, поэтому Егор Петрович неоднократно прочитал содержимое, никоим образом не вязавшееся с его спасением от должностного расследования.

– Ну и?… – растерянно посмотрел он на улыбающегося Логинова. – «Предоставить в распоряжение… для этапирования». Дима, я не понимаю.

– Ты на подпись посмотри, – улыбнувшись, посоветовал майор.

Семенов перевел рассеянный взгляд вниз, протер глаза и вновь перечитал написанное. На какое-то время старый служака впал в полнейший ступор и с полуоткрытым ртом уставился на Дмитрия, словно видел его в первый раз. Наблюдая за товарищем, Логинов сокрушенно покачал головой, поднялся с места и плеснул в стакан подполковника добрую порцию виски.

– Ты, Петрович, выпей – полегчает. И присядь – в ногах правды, как ты знаешь, нет. Я тебе сейчас все растолкую.

Семенов оторопело опустился в свое кресло, послушно выпил и, ловя каждое слово, внимательно выслушал длинный монолог собеседника. По мере повествования лицо Егора Петровича все больше вытягивалось и, когда Логинов наконец закончил, своим выражением напоминало нерадивого ученика, выслушивающего речи мудрого учителя.

– Вот так – просто?! – изумленно протянул он.

– Ты считаешь, что человек, расписавшийся здесь, неспособен решать подобные вопросы? – вопросом на вопрос ответил майор.

– Да… – потрясенно выдохнул Семенов и внезапно встрепенулся: – А как же местные СМИ?!

– Поверь, Егор, там уже все улажено – ни слова о произошедшем здесь не попадет в эфир. Пойми ты: учения у вас происходили! По возможному устранению беспорядков во вверенном тебе объекте.

– А погибшие? А зачинщики бунта?! – находясь на грани нервного срыва, воскликнул подполковник.

– С погибшими – разберемся! – сухо ответил Логинов. – В этом направлении уже работают, так что не бери в голову. Теперь что касается зачинщиков и наиболее отличившихся… – На секунду майор умолк и, взглянув прямо в глаза собеседника, словно гипнотизер, негромко и твердо произнес: – …все они приговорены к пожизненному заключению; приговор уже вступил в силу и обжалованию не подлежит. С этой минуты они переходят в мое распоряжение, и я займусь их этапированием к месту исполнения наказания.

– Но ведь даже я пока что не знаю подробностей произошедшего в полном объеме! – потрясенно промолвил Егор Петрович. – Нужно проводить внутреннее расследование, устанавливать личности виновных, устраивать очные ставки! А ты говоришь – приговор вступил в силу! – Он сокрушенно помотал головой. – В отношении кого – вступил?!

– А вот как раз этим, дорогой мой друг, мы сейчас и займемся! – Логинов вновь широко улыбнулся и хлопнул подполковника по плечу. – Распорядись принести личные дела и медицинские карты подопечных.

Семенов послушно кивнул и с мольбой поднял на майора растерянный взгляд:

– Слушай, Дим, ради чего все это?

Взгляд Логинова внезапно стал жестким и неприветливым.

– А вот этого, Петрович, я тебе сказать не могу. Сам понимаешь – служба!


Седой

Уже третьи сутки страдали заключенные в тесном купе столыпинского вагона. Жара в это лето была в буквальном смысле невыносима. Что уж говорить про узников, которых в количестве четырнадцати человек затолкали в настоящий ад на колесах. Несмотря на то что все остальные камеры были свободны, зэков, словно животных, забили в одну – так было удобно конвоирам. Вообще-то конвой был приятно удивлен этим необычным спецрейсом – в таком малом количестве никто из них еще не перевозил заключенных. Если бы не адская жара, то поездку можно было бы назвать увеселительной.

– Седой, может, чифиру замутим? – лениво поинтересовался пожилой зэк, смахнув капли пота с куполов церкви, вытатуированной на широкой груди.

– А мотор у тебя не накроется? – мрачно ответил мужчина лет тридцати с небольшим и взъерошил свои абсолютно белые от седины короткие волосы. – Коваль, на твоем месте я бы поостерегся – годы не те.

– И то правда! – вздохнул Коваль. – Когда после бунта прессовали, скрутило, аж жуть!

– Это сколько ж здесь градусов?! – свесившись с верхней полки, воскликнул молодой щуплый парень.

– Полтинник, если не больше! – важно ответил Коваль и шутя щелкнул молодого по носу. – Не маячь – без тебя тошно.

– Эй, командир! – крикнул дородный, весь покрытый потом мужчина и несколько раз ударил своим кулачищем по решетчатой двери камеры.

В коридоре послышались тяжелые шаги, и вскоре сквозь решетку на арестантов воззрилась недовольная рожа конвоира.

– Чего надо? – прохрипел сержант, вытирая форменной кепкой вспотевший лоб.

– Слышь, командир, воды принеси! Глотки пересохли – сил нет!

– Потерпишь. Через пару часов на место прибудем, так что – собирайте манатки. – Здоровенный детина наигранно зевнул и, развернувшись, направился восвояси.

– Хрен тебе в ухо! – процедил сквозь зубы толстяк и крикнул уже громче: – Куда прибудем-то?

– Там все и узнаешь! – раздалось из глубин «продола».

– По ходу – в Карелию едем, – подал голос сверху Череп. – Ночью конвой что-то про Петрозаводск лопотал.

– Странно как-то все, – задумчиво произнес Седой и почесал переносицу, от которой к скуле протянулась белая полоска шрама. Зеленые глаза смотрели в одну точку, а лоб парня был нахмурен. – Ни суда, ни допросов – взяли и повезли…

– Раньше думать надо было, – буркнул толстяк и недобро сверкнул водянистыми глазами, – когда капитану шею сворачивал. Теперь вот все едем – незнамо куда.

Седой ответил ворчуну холодным, словно блеск отточенного лезвия, взглядом и промолчал. В отличие от него, Коваль не смог оставить без внимания отпущенную реплику – длинными худыми пальцами с синими перстнями он схватил за кадык недовольного и, с силой сдавив, прошипел:

– А что бы ты, сука, делал, если бы тебе стволом в лоб уперлись?! Пацан все по понятиям сделал – не забздел. За это ему везде уважуха будет – куда бы ни попал. А ты, мразь, только о своей поганой шкуре думал, когда кипиш поднялся. – Коваль залепил толстяку широкой ладонью в лоб, отчего тот свалился на пол.

– Да ладно, Коваль, ну его – пусть живет, – миролюбиво вмешался Седой. – Не хватало еще самим в этом собачнике перегрызться.

Коваль криво усмехнулся и недовольно покачал головой:

– Смотрю я на тебя, Серега, и удивляюсь: вроде не блатной, а пацан правильный – не подкопаешься. Ты чем по жизни занимаешься, если не секрет?

– По жизни – живу! – улыбнулся Седой. – А ты, если на исповедь развести меня задумал, сан священника получи для начала!

– Ладно, говорливый, – с долей иронии проворчал Коваль. – Ты меня еще жизни поучи!

Седой ответил ему хищной улыбкой и промолчал, не желая ввязываться в базар «за жизнь». Как показывала эта самая «жизнь» – гораздо выгоднее было уметь по-настоящему слушать, нежели трепать языком. Сергей катнул желваки и понуро уставился в одну точку. Жизнь…

Жизнь Сергея Решетова началась в убогой провинциальной больнице, куда доставили его беременную и умирающую от лучевой болезни мать. После тяжелых и сложных родов мама не протянула и двух часов – тихо скончалась на скрипучей больничной койке, застеленной линялым бельем, прижав к себе сверток с ревущим во все горло Серегой. Врачи долго поражались тому, что у роженицы с такой степенью облучения (которое она, кстати, получила неведомо где) мог родиться абсолютно здоровый ребенок, который мало того, что выжил в радиоактивном чреве, так еще был практически невосприимчив ко всевозможным недугам, выпадающим на долю новорожденных. Участники консилиума в областной клинике, куда маленького Решетова доставили спустя две недели, изумленно качали седыми головами, изучая медицинское заключение о смерти его матери.

В дальнейшем судьба Сергея устремилась по накатанным рельсам участи тысяч подкидышей и брошенных: дом малютки и последовавшая за ним череда детских домов, которые он менял с завидной регулярностью. Не то чтобы его тяготила скупая опека родного государства, нет – мальчуган с рождения умел приспосабливаться везде, куда бы ни забросила его шальная судьба. Гораздо сильнее этого беспокоило Серегу пристальное внимание, оказываемое ему людьми в белых халатах. Парень рос и развивался значительно быстрее своих сверстников; практически не болел (за исключением легкого насморка) и везде отличался завидными физическими данными. Все это, вкупе с довольно любопытной медицинской картой, весьма интересовало назойливых эскулапов. Одно из светил советской медицины даже хотело сделать Решетова темой своей кандидатской. Подобное навязчивое внимание настолько достало свободолюбивого и неугомонного парня, что, едва ему исполнилось двенадцать, он сбежал из очередной богадельни, на этот раз – окончательно.

Мотаясь по широким просторам Отчизны в компании таких же, как он, беспризорников, Серега познал все трудности взрослой жизни, обрушившиеся на неокрепшие плечи подростка. Казавшийся бесконечным калейдоскоп подвалов, спецприемников и различных ночлежек прекратился лишь тогда, когда парня взял под свое крыло тверской вор Вартан, углядевший в смышленом пареньке, как ему тогда казалось, будущую звезду криминального мира.

Криминальный авторитет, никогда не имевший своей семьи, за короткий срок привязался к неугомонному беспризорнику. Словно родного сына, обучал он парня суровым реалиям жизни в современном обществе. Да и Сергей, никогда не ведавший, что такое родительская любовь, проникся к своеобразному «папаше» чувством глубокой благодарности и преданности. Это время, проведенное в большом загородном доме предводителя криминального мира Твери, было самым счастливым эпизодом трудного и непредсказуемого детства Сергея Решетова.

Увы, грандиозным планам авторитета так и не суждено было воплотиться в жизнь – через четыре года он сел всерьез и надолго. Осиротевший Сергей вновь вернулся к сомнительным прелестям жизни беспризорника. Кочуя из города в город, приобретая новых друзей и занимаясь не вполне легальной деятельностью, Решетов встретил свое восемнадцатилетие в стенах изолятора временного содержания, куда его направили после задержания за мошенничество: команда юнцов-гастролеров весьма активно лохотронила на местных вещевых рынках.

Внимательно изучив дело задержанного и усмехнувшись при виде даты рождения, следователь добродушно взглянул на парня и произнес:

– Ну, бандит, с днем рождения тебя! Вот что, Серега: хорош дурью маяться! Пора и о жизни своей задуматься! – Подспудно он набирал номер на телефонном аппарате. – Алло, военкомат? Мне бы Ивана Трофимовича… Иван, у меня для тебя клиент имеется. – Следователь подмигнул поникшему Решетову.

Вот так, абсолютно неожиданно, Сергей угодил в тесные и гостеприимные ряды Вооруженных сил Родины. Выбора особого на тот роковой момент у него не было: либо здание с непрезентабельными решетками, либо – служба в РА. Разумеется, пацану, привыкшему к вольному образу жизни, весьма затруднительно было свыкнуться со строгим распорядком и железной дисциплиной, царящими в учебке, но он старался как мог… Старался до того момента, пока однажды после отбоя сержант с замашками садиста в компании с двумя старослужащими не собрался поучить строптивого «духа» тонкостям армейской жизни, выходящим далеко за рамки воинского устава и являющимся неотъемлемой частью воспитания молодых бойцов.

– Ну, боец, – развязно произнес верзила-сержант, – как жить дальше будем: по уставу или… – Повинуясь его одобрительному кивку, один из «дедов» противно усмехнулся и резко ударил Решетова в грудную клетку здоровенным кулаком.

У Сергея перехватило дыхание, а разум затопила волна жгучей ненависти – никому и ни при каких условиях не позволял он обходиться с собой подобным образом. То, что произошло впоследствии, никоим образом не укладывалось в планы старослужащих, привыкших к рабскому подчинению и беспрекословному выполнению их команд. Правая рука новобранца с вытянутыми указательным и средним пальцами метнулась к лицу ударившего его бугая – тот, прикрыв рукой глаза, взвыл, подобно раненому слону. Ребром левой ладони Сергей коротко и мощно ударил по горлу стоявшего слева – ефрейтор захрипел и упал на колени, пытаясь вернуть вдавленный кадык на место. Оторопевший от происходящего третий участник баталии – сержант – застонал и, сделав пару шагов назад, взглядом загипнотизированного кролика смотрел на приближающегося, словно тайфун, «духа», во взгляде которого хохотала Смерть. Сам не ведая почему, он визгливо заорал: «Рота! В ружье!!!» Этот истеричный сигнал тревоги был резко оборван страшным ударом, ломающим челюсть выродка и разбрасывающим его выбитые зубы веером в радиусе нескольких метров. Поднятые по тревоге солдаты лихорадочно устремились было к своему обмундированию, аккуратно уложенному на табуретках, но внезапно замерли, узрев живописную сцену последствий произошедшего короткого сражения…

Этот роковой инцидент кардинально изменил всю дальнейшую судьбу Сергея Решетова…

Ранним пасмурным утром майор-особист, внимательно ознакомившись с рапортом дежурного по части, пристально смотрел в усталые и холодные глаза новобранца Решетова. Чем-то весьма импонировал ему этот упрямый парень. Возможно, своей независимостью и какой-то бесшабашной смелостью: вот так, запросто, в одиночку пойти против сложившейся на протяжении многих лет системы неуставных взаимоотношений дано далеко не каждому. Злосчастная троица старослужащих глубокой ночью была срочно доставлена в госпиталь. По предварительному заключению врача, двоим из них грозила инвалидность: один лишился правого глаза, у второго – что-то серьезное с гортанью. Сломанная челюсть сержанта Соломатина тоже была весьма неприятной деталью, но этому, как говорится, еще повезло. У Решетова из телесных повреждений – лишь огромный синяк на грудине. Опытному особисту картина произошедшего в части была довольно ясна: наезд на «духа» – жесткий ответ новобранца. Свидетелей, как всегда в подобных случаях, нет. Все четыре персонажа в один голос утверждают, что «упали с лестницы». Зарвавшиеся «деды», конечно, заслуживали наказания, но чтобы так! С другой стороны, парня тоже можно понять: один против троих – ситуация довольно предсказуемая, поэтому действовал на опережение – выводил из строя противников наиболее эффективными способами. Майор усмехнулся – чисто Рэмбо.

– Значит, говоришь, упал? – устало спросил особист. – И о том, что случилось с Кононовым, Хреновым и Соломатиным, не знаешь?

В ответ Решетов угрюмо покачал головой и взглянул на собеседника:

– Товарищ майор, к чему все это? Если есть за что – наказывайте, нет – разрешите идти…

Внезапно майор рассвирепел:

– А ты знаешь, герой, что по твоей вине двое солдат инвалидами стали?! Что их дома живыми и здоровыми ждали?! Знаешь, что тебе теперь дисбат корячится?!

Решетов в упор взглянул на собеседника, секунду помедлил и тихо, чуть ли не шепотом, ответил:

– Да, майор, их ждут. Меня – нет… Дисбат… ну что ж – и там выживу! – Он помолчал и добавил, немного повысив голос: – Что же касается того, что у вас люди с лестниц падают, – так это не моя вина, за чистотой лестниц следить нужно! – Он встал и вплотную подошел к майору. – Тебе – в том числе!

Особист оторопел и даже на полшага отшатнулся от парня – такой неприкрытой ненавистью «дохнуло» из зеленого омута его глаз. Майор в растерянности опустился на стул. Так неуверенно он не чувствовал себя даже «на ковре» у взыскательного начальства. Что делать-то?! Парень по-своему прав – вина за произошедшее лежит полностью на плечах офицеров части, допустивших саму возможность возникшего инцидента. А то, что солдат проявляет подобную независимость, – так судьба у него нелегкая была (перед допросом особист внимательно ознакомился с делом Решетова).

– Ну, – наконец собрался с мыслями майор, – и что мне с тобой прикажешь делать теперь?!

– Я, вообще-то, товарищ майор, к вам сюда не рвался, – спокойно ответил солдат. – По-моему, раз уж в армию – значит, в армию. А тереть здесь полы и беспредел ваш разгребать – не мое это.

– Армия, говоришь? – Неожиданно светлая мысль разогнала замешательство, окутавшее разум особиста. Он с облегчением потянулся и подмигнул Решетову. – Будет тебе армия!

Через неделю рядовой Решетов был переведен на таджико-афганскую границу, где в то смутное время обстановка все более накалялась. Используя свои связи в кругах вездесущих особистов, майор добился-таки зачисления своего строптивого «протеже» в штат разведывательно-диверсионной группы, действовавшей в зоне участившихся вооруженных конфликтов. После трехмесячной подготовки под началом майора СВР группа из шести новичков влилась в тесные ряды спецподразделения, занимавшегося ликвидацией главарей бандформирований.

Талантливый по своей природе, Сергей постигал новую для него науку воинского ремесла легко и быстро, практически на лету усваивая тонкости проведения диверсий, ориентирование на местности при любых погодных условиях, подрывное дело, основы рукопашного боя и другие немаловажные навыки, от владения которыми нередко зависела его жизнь. С головой окунувшись в мир суровой романтики и высокой степени риска, Решетов уже не представлял свою дальнейшую жизнь без всего этого. Свист пуль; ликование после удачного проведения боевой операции; азарт охотника, выслеживающего свою добычу; боль от потери товарищей; напряженная, терзающая нервы тишина ожидания в многочасовой засаде; долгожданная и ненавистная цель в перекрестье оптического прицела – таков был далеко не полный перечень ингредиентов адской смеси, ежедневно тонизировавшей организм бойца спецназа. Прежняя жизнь, наполненная бесполезными скитаниями, казалась ему теперь уже такой далекой и никчемной, что подчас возникало странное ощущение: все это происходило не с ним, не с Сергеем Решетовым – Седым (так его окрестили бойцы после того, как он абсолютно седым вернулся из-под получасового артобстрела, застигшего его в засаде).

Дальше Северная Осетия… Чечня… Многочисленные краткосрочные командировки далеко за пределы родного государства… Цели в основном все те же… Годы стремительно летели мимо – свой юбилей, тридцать лет, Сергей встретил на очередном задании в далекой африканской стране. Былой азарт давно исчез, и теперь уже все чаще Решетова посещало назойливое ощущение, будто все они являлись разменной монетой в многомиллиардных сделках нечистых на руку политиков; пешками в чужой, непонятной для них игре. Итог закономерен: однажды в жаркой Ливии две такие «пешки» – Решетов и его напарник Тимофеев – стали заложниками нестандартной ситуации, по сути – обычной накладки, возникшей в многоходовых комбинациях спецслужб. В самый последний момент, когда ситуация на политической арене резко поменялась, их попросту «скормили» местным оппозиционерам, причем в тот роковой момент, когда они уже приступили к своему непосредственному заданию, а именно – ликвидации предводителя этой самой оппозиции…

Сергей молча кивнул Лехе Тимофееву и прильнул к оптике. Так, объект выходит из двухэтажного здания в сопровождении приближенных и телохранителей… Поправка на ветер… Расстояние – восемьсот… Лоснящееся лицо в перекрестье… Генерал широко улыбается и даже не подозревает о том, что через несколько секунд он станет трупом, возле которого будет с ужасом суетиться его «пристяжь». Он что-то говорит своему помощнику и вальяжно помахивает сигарой… Так, стоп… Сигара в правой руке!!! У нашего вместо правой – протез!! Подстава!!!

– Леха, валим! Это – двойник!

Молчание… Леха, с аккуратной дырочкой во лбу, из которой толчками билась струйка крови, завалился набок. Все еще не веря в происходящее, Решетов тряхнул напарника:

– Эй, братуха!

Что-то больно ударило в переносицу и вскользь чиркнуло по щеке… Практически мгновенно правая часть лица стала влажной и липкой… Снайпер, мать его! Решетов моментально перекатился влево и замер… Каменные брызги от валуна, за которым он был секунду назад… Фонтанчик песка в нескольких сантиметрах от лица… Не уйти… Оглушительный взрыв где-то совсем рядом… Не уйти!!!

Решетов вскочил и, исполняя немыслимые акробатические кульбиты, рванул в сторону джипа, стоявшего в пятистах метрах. По-любому у него был только один шанс из миллиона. Нет, из десяти миллионов! Сзади слышался треск автоматных очередей; то и дело справа и слева от него взлетали в воздух целые барханы… Инстинкт самосохранения заставлял его тело совершать невозможное: «качая маятник», пригибаясь и резко меняя направление, Сергей, словно молния, несся по горячему ливийскому песку, матерясь и молясь одновременно. Удар в спину… Черт, по всей видимости, осколком зацепило! Сергей по-звериному зарычал. Надо подняться! Он выплюнул песок вперемешку с кровью и, шатаясь, подбежал к машине… Движок мгновенно откликнулся на поворот ключа. Давай, родной!!! «Лендровер», словно шальной, сорвался с места, на котором секунду спустя образовалась воронка радиусом в несколько метров…

Одному Богу известно, что ему пришлось тогда пережить, пока он, брошенный на произвол судьбы с тяжелым ранением, выбирался из злополучной страны…

Госпиталь, люди в белых халатах и масках… Три сложнейшие операции. Нужно отдать эскулапам должное – поставили-таки на ноги. Хотя заведующий отделением, старый седой профессор, долго качавший головой и бормотавший себе под нос: «Феноменально, ежкин кот…», при выписке горячо пожал Седому руку и как-то грустно произнес: «Тебе, парень, не меня благодарить нужно! Себя, родителей своих… природу, мать твою! Короче – в рубашке ты родился, да и возможности организма поражают!»

Решетов сильно похудел и осунулся. Разум терзал безжалостный рой мыслей о правильности избранного им пути. Кругом была пустота… Кто он теперь?! Каким идеалам служит? Ради каких высоких целей ставит на кон свою жизнь и жизнь боевых товарищей?!

Через месяц Сергей, в парадном кителе и орденах, вручил своему непосредственному командиру рапорт об отставке. Нахмурив густые брови, полковник внимательно изучил протянутый ему документ и грустно взглянул на подчиненного:

– Сломался, значит?

– Нет, Петр Андреевич, не сломался. Другое тут…

– Что другое-то?! – воскликнул командир. – Помнишь «Офицеров»: «Есть такая профессия – Родину защищать»?

– Родину, говорите? – спокойно ответил Сергей, умело сдерживая бешенство, рвавшееся из груди. – Как понятие «защищать» соотносится с моими командировками в недоразвитые африканские страны? Как может араб, управляющий кучкой головорезов, повлиять на безопасность моей Родины?! Вы прекрасно знаете, что я защищаю: котировки цен на нефть; увеличение бюджета некоторых известных вам ведомств; миллиардные вливания народных средств в весьма сомнительные предприятия. Скажите мне, что это не так, – и я порву свой рапорт! Заметьте – я не спрашиваю о том, что послужило причиной провала последнего задания, но именно после этого у меня наконец-то открылись глаза!

Петр Андреевич тяжело вздохнул и по-отечески потрепал Сергея за плечо:

– То, что ты мне сейчас сказал… короче, не говори это больше никому. Что же касается твоей пафосной речи, то здесь ты прав… лишь отчасти. Пойми, безопасность государства складывается из многих факторов… – Полковник замялся и, не находя слов, свернул тему: – Пойми, Сережа, мы с тобой – солдаты и поэтому должны выполнять приказы…

– Петр Андреевич, при всем уважении к вам я не хочу слушать эту сказку про белого бычка. Я для себя уже все решил.

– Ну, – развел руками Петр Андреевич, – неволить тебя я, конечно, не стану… Уверен, ты сам через месяц-другой вернешься. Ты уже, наверное, и позабыл, что такое гражданская жизнь?

– Как таковой ее у меня никогда и не было, – мрачно усмехнулся Решетов.

…Расставшись с армейской жизнью, Сергей даже не подозревал, в какой изощренный капкан он себя загнал. До сего момента его существование было наполнено риском, требовало полного самоконтроля и предельного использования всех личностных ресурсов. А теперь…

После ухода в отставку Решетов осел в своей однокомнатной квартире на окраине маленького провинциального города – ее он приобрел пару лет назад, готовя себе возможные пути отхода после отставки. Вскоре, вдоволь насытившись охотой, рыбалкой и прочими прелестями свободной холостяцкой жизни, Сергей не на шутку заскучал. В последние годы своей службы он не раз предавался мечтам о том, как, демобилизовавшись, заживет обычной гражданской жизнью. В реальности все оказалось совершенно иным – покой осточертел уже через неделю. Решетов невольно стал ловить себя на мысли, что его до тошноты раздражают унылые и вечно чем-то озабоченные лица мирных обывателей. Организм, привыкший к работе на износ и небывалым нервным перегрузкам, отказывался принимать произошедшую перемену – не раз уже Сергей просыпался среди ночи от кошмарных видений прошлого и с тоской дикого зверя, попавшего в неволю, стонал, до боли стиснув зубы. Помнится, раньше он всерьез задумывался о семье; о том, что когда-нибудь, осторожно держа маленькие ладошки своего сына, поможет ему совершить первые неуверенные шаги. О той, единственной и неповторимой, что станет ожидать его возвращения домой… Все эти нелепые мечты растаяли, словно утренний туман под порывом свежего ветра. На недостаток женского внимания в своей шальной жизни Сергей никогда не мог пожаловаться – природное обаяние, чувство юмора и пылкая натура настоящего мужчины-воина всегда привлекали представительниц прекрасного пола. Но… Бесконечная вереница Юль, Вероник и Елен; смятые после сумасшедших ночей постели; череда романтических выходок, бросающих к его ногам сердца очередных жертв, – вот все, что Решетов мог вспомнить о своих отношениях со слабым полом. О том, чтобы связать себя на долгие годы с одной-единственной девушкой, Сергей никогда не думал. Как это ни печально, он до сих пор так и не встретил ту, предназначенную самой Судьбой, что стала бы ему женой, а его детям – любящей матерью.

Что касается дальнейшего существования в образе мирного, законопослушного гражданина, то и здесь Решетов оказался в полном неведении относительно своих дальнейших действий. Ежедневно горбатиться за нищенскую зарплату на каком-нибудь заводе на благо местного олигарха – в подобной ипостаси Сергей даже представить себя не мог. Создать свой бизнес без начального капитала и связей в различных чиновничьих структурах – нереально. В какое-либо охранное агентство – перед самим собой стыдно (с его-то послужным списком). В очередной раз взвесив все «за» и «против», Сергей мрачно усмехнулся и покачал головой – полковник словно в воду глядел: «Смотри – сам назад прибежишь».

– Да хрен вам всем! – зло выкрикнул Сергей куда-то в пустоту. – Не пропаду без вашей пафосной, фальшивой богадельни!

Эта отчаянная бравада, разумеется, не возымела на дальнейшую судьбу Решетова абсолютно никакого положительного действия. Все так же томительно тянулись весенние непогожие дни. Хмурое небо, мрачные мысли, полнейшая апатия – все это доводило пылкую натуру Сергея до исступления. Последней каплей стало известие о гибели одного из фронтовых товарищей, причем произошло это не где-то на задании, а от поганых рук малолеток-наркоманов, подкарауливших Игоря в подъезде. После его похорон Решетов тяжело запил и за какой-то месяц превратился в жалкое подобие человека – этакую пародию на некогда грозного воина. Он потерял счет дням; квартира стала напоминать неухоженную трущобу, часто посещаемую личностями весьма сомнительного вида.

Однажды теплым солнечным днем Сергей с трудом разлепил заплывшие глаза и отуманенным взором оглядел окружающий его беспорядок: пустые бутылки из-под всевозможных спиртных напитков занимали уже около трети комнаты, перевернутая пепельница, какие-то элементы кружевного женского белья – одним словом, полный бардак. Решетов тяжело застонал, осмотрел стоящие на столике бокалы на предмет остатков спасительной влаги и, ничего не обнаружив, громко выматерился. В тот же момент скривился от пронзившей голову жуткой боли. На подкашивающихся ногах он добрался до ванной, наспех умылся и пригладил взлохмаченные волосы. Затем страдалец с замиранием сердца порылся в карманах куртки и джинсов. Видимо удовлетворившись результатом поисков, поспешно оделся и отправился на улицу – по уже привычному маршруту: в табачный киоск и магазин.

Через десять минут, покинув стены заветного магазинчика, Сергей сбросил «кирпичное» выражение лица, лихорадочно зашарил в позвякивающем пакете, достал запотевшую бутылку пива и нетерпеливо открыл ее зубами. Он смущенно огляделся по сторонам и присосался к спасительному горлышку тары. Постепенно окружающий мир вновь начал обретать свои яркие краски; сердце перестало бешено колотиться, и, теперь уже – более уверенной и неторопливой походкой, Решетов направился к своему логову, дабы через несколько часов вновь впасть в тяжелое забытье.

Остановившись у пешеходного перехода в ожидании зеленого сигнала, Сергей невольно залюбовался молодой женщиной, стоявшей на противоположной стороне дороги. Высокая эффектная брюнетка поправляла шапочку дочурке лет пяти, которая недовольно отворачивалась от матери, возмущенная тем, что ее так бесцеремонно отвлекают от созерцания яркого воздушного шара, который она держала. Загорелся разрешающий сигнал, и девчонка, видимо уже разбирающаяся в правилах дорожного движения, вывернулась из рук женщины. Озорно смеясь и оглядываясь на мать, она выбежала на «зебру» и остановилась, призывно маша рукой. В этот момент откуда-то из дворов на проезжую часть с огромной скоростью вылетел черный внедорожник, водитель которого нагло проигнорировал красный сигнал светофора. Устремившиеся было к переходу, пешеходы в ужасе отпрянули обратно на тротуар. Девчушка же, слепо доверяя зеленому человечку на указателе и не замечая угрозы, вприпрыжку бежала по белым полосам на асфальте, весело размахивая своим шаром.

Сергей, словно во сне, взглянул в широко распахнувшиеся от ужаса глаза женщины. Ее полный отчаянья крик, словно команда к действию, прозвучал в ушах Решетова. Не раздумывая ни мгновения, Сергей бросил свою «драгоценную» ношу, рванул навстречу девчонке и в сумасшедшем прыжке успел-таки выхватить ее из-под самых колес машины. Приземлившись спиной на спасительный тротуар и крепко прижав к себе девочку, Решетов перевел сбившееся дыхание и благодарно взглянул в синеву небес. Водитель джипа, запоздало среагировавший на происходящее, резко повернул в сторону. Зацепив бампером фонарный столб, его машина в развороте вписалась шикарным задом в газетный киоск. Решетов облегченно вздохнул и выпустил из рук вырывающегося испуганного ребенка. Девочка со слезами устремилась к подбежавшей матери и, зарывшись лицом в складки ее плаща, громко зарыдала.

Из помятого внедорожника выбрался высокий грузный человек с заплывшими, несомненно – залитыми изрядной долей спиртного, глазками и, пошатываясь, направился в сторону поднимавшегося на ноги Сергея.

– Ты куда, скотина немытая, лезешь?! – орал толстяк, в исступлении брызжа слюной. – Да ты у меня теперь в рабах сгниешь! Ты даже представить своими куриными мозгами не можешь, сколько эта тачка стоит, быдло!

Решетова словно током ударило – полупьяный ас даже не заметил того, что несколько секунд назад чуть не отправил на тот свет ребенка! Пелена ярости затопила разум Сергея. Ни слова не говоря, он шагнул навстречу надвигающемуся на него, словно танк, здоровяку и, сделав корпусом обманный выпад влево, страшным ударом справа уложил того на едва начавший зеленеть газон. Не считая более поверженного нарушителя опасным для себя и окружающих, Решетов огляделся, взглядом отыскивая свой пакет. В окнах проезжающего мимо милицейского УАЗа Сергей заметил заинтригованные взоры людей в погонах. Словно нехотя, машина блюстителей закона остановилась. Из открывшейся двери лениво выбрался верзила с лычками старшины, злобно выругался, задев бритой макушкой проем дверцы. Картинно закинув сложенный АКМ за спину, облеченный властью детина направился к Решетову.

– Документы предъявите, гладиаторы! – Старшина требовательно взглянул в глаза Сергею и слегка отпрянул, встретив его жесткий взгляд.

– И куда вы только смотрите, дармоеды! – пробурчал водитель джипа, поднимаясь с земли и вытирая кровь на разбитой губе. – Кто за тачку ответит, сержант?!

Словно в доказательство того, что имеет право говорить в подобном тоне, мужчина в дорогом костюме достал из кармана удостоверение и, развернув его, сунул под нос милиционеру, который секунду спустя уже стоял по стойке «смирно», пытаясь втянуть отвисающий животик. Выскочивший из «уазика» следом за старшим по званию ефрейтор мгновенно оценил ситуацию: презентабельный господин, при виде удостоверения которого его командир отдал честь; стоящий рядом невзрачный мужчина в потертой одежде не первой свежести, только что ударивший сего достойного гражданина. На ходу откинув приклад автомата, парень ударил им Сергея в основание черепа, отчего тот без чувств рухнул на землю.

– Разберемся, господин депутат! – Старшина одобрительно кивнул подчиненному, вновь отдал толстяку честь и защелкнул наручники на запястьях безвольно лежащего Сергея.

Такой поворот событий не ускользнул от внимания дамы, которая успокаивала плачущую дочку. В порыве негодования она подбежала к милиционерам, пытаясь исправить ситуацию.

– Куда же вы его?! Он моего ребенка от смерти спас! – с мольбой воскликнула молодая женщина, растерянно оглядываясь в поиске поддержки.

Но очевидцы произошедшего уже торопливо расходились, смущенно пряча глаза. Одна лишь тщедушная старушка, по всей видимости – только что подоспевшая «на интересное», голосила, размахивая облезлой палочкой:

– Так его, родимого! Пущай знает, как на честных людей набрасываться!

– Не волнуйтесь, гражданочка, разберемся, – важно произнес сияющий, словно мыльный пузырь, ефрейтор. Он уже мысленно прибавлял к своему небольшому окладу премию за поимку опасного преступника – судя по разъяренному виду «важного» человека, этот парень, несомненно, таковым станет.

Затолкав бесчувственного Сергея в «собачник» и включив мигалку, стражи порядка отчалили, оставив растерянную женщину, обнимавшую ребенка, и продолжавшую что-то бормотать себе под нос старушку.

После трех суток содержания в КПЗ, где Решетов сражался с тяжелейшим похмельем и последствиями страшного удара, отправившего его в небытие, он был ознакомлен с обвинительным заключением и доставлен в мрачное здание следственного изолятора. Настаивать на своей невиновности Сергей не стал – толку-то! Гниды в погонах и мантиях все описали весьма доходчиво и красиво: «Хулиганство… нанесение побоев… алкогольное опьянение… сопротивление сотрудникам…» Красавцы – самого Сатану задержали!

…Решетов переступил порог тесной, душной камеры и негромко поздоровался с арестантами, ожидающими здесь кто – суда, а кто – отправки на зону.

– Проходи-проходи, присаживайся, – произнес знакомый голос, который Сергей никогда не спутал бы с тысячей других: невообразимые по глубине басы и плавающий характерный акцент.

Крупный, можно сказать, огромный мужчина кавказской национальности в спортивном костюме приглашающе кивнул на табуретку:

– Ну, что сказать о себе можешь, парень?

– А что, уши свободные есть? – дерзко улыбнулся Сергей и, предупреждая волну негатива, готовую обрушиться на него от мгновенно вскинувшегося грозного «сына гор», добродушно добавил: – Ну, Вартан, дал Бог – свиделись.

Вор недоуменно уставился на новичка, с минуту подумал, наморщив широкий лоб, и, наконец, удивленно спросил:

– Я тебя должен помнить?

– Не гадай, Вартан, не вспомнишь! – хитро прищурился вновь прибывший. – Серега – Решет!

– Вах! – изумленно вскрикнул пожилой авторитет и добавил длинную фразу на родном языке.

Затем, наповал сразив видавших виды зэков, старый вор вскочил и, вдоволь наобнимавшись с новеньким, засуетился, словно радушный папаша.

– Ну, говори: как, что, какими судьбами? Чем помочь смогу? – без остановки тараторил обрадованный неожиданной встречей Вартан.

– Да угомонись ты! – рассмеялся Сергей. – Наговоримся еще – времени навалом.

Но время сыграло со старыми друзьями злую шутку… Буквально через неделю после традиционной вечерней проверки Вартана не стало…

Привычные к подобным процедурам, заключенные торопливо покинули осточертевшие стены «хаты» и выстроились в галерее для переклички и положенного осмотра тюремным фельдшером. В этот роковой вечер обычное, по сути, мероприятие отклонилось от привычного сценария. Вартан слегка занемог и проигнорировал проверку, оставшись лежать на «шконке». И все бы ничего (не раз уже подобные вольности со стороны авторитета, как говорится, «прокатывали»), но в этот злополучный день дежурил капитан Лесков, отличавшийся особой говнистостью и жестокостью. Хуже того – сегодня он был изрядно навеселе. Зачем-то, может, забавы ради он прихватил с собой двух крупных кавказских овчарок, которых вели на поводках «цирики». Капитан пошатывался, пытался обнять молоденькую медсестру, шепча ей на ухо пошловатые шутки, и вообще вел себя вызывающе, даже по отношению к персоналу изолятора. Обнаружив, что ненавистного ему «смотрящего» нет среди построившихся, Лесков мгновенно вышел из себя. Его худое, синюшное лицо побагровело, а тонкие губы сложились в хищную усмешку. Словно предвкушая предстоящую разборку, капитан облизнулся и, вырвав поводок одной из овчарок из рук охранника, нырнул в проем камеры.

– Ты какого хера разлегся?! – заорал он, брызжа слюной. – А ну встань, придурок лагерный!!!

– Не пыли, капитан, – недобро сверкнув глазами, спокойно ответил вор. – Без меня сегодня обойдетесь – приболел я.

– Ты у меня сейчас приболеешь! – рассвирепел Лесков, видя, что ему и не собираются повиноваться. – Пообещаю паре быков свободу и закрою тебя с ними на несколько дней, смотришь – авторитет твой приопустят! – Капитан наигранно громко рассмеялся, приглашая присутствующих оценить его остроумие.

– Язык придержи, начальник! – сурово ответил Вартан. – Не ровен час – потеряешь.

– Урка, ты мне угрожать вздумал?! – зашипел Лесков и крикнул овчарке, натянувшей поводок: – Дара, тут кто-то пасть разевает!

Собака, повинуясь довольно замысловатой команде, сделала стойку и тихо зарычала, бдительно фиксируя умными глазами каждое движение потенциальной жертвы.

– А ведь напугал! – громко рассмеялся Вартан и притворно содрогнулся. – Мозгами не вышел ты, капитан, меня на понт брать!

– Ах ты… – Лесков отпустил поводок. – Взять!!!

Яростно рыча, Дара бросилась на заключенного…

Сергею, стоявшему среди прочих сокамерников в коридоре, все произошедшее в камере было слышно довольно отчетливо, как, впрочем, и остальным действующим лицам. На какие-то короткие мгновения все впали в психологический ступор, пораженные нереальностью происходящего. Поэтому, едва услышав последние слова Лескова и последовавший за ней шум схватки зверя и человека, Решетов сорвался с места и беспрепятственно вбежал в камеру. То, что он там увидел, на несколько минут заглушило в нем все цивилизованное, оставив лишь первобытного дикаря, охваченного жаждой крови. На еще подергивавшемся в конвульсиях теле дорогого ему человека распласталась неподвижная овчарка, мертвой хваткой сжавшая своими стальными челюстями горло Вартана. Из левого бока собаки торчала заточка – видимо, умирая, вор сумел-таки вытащить ее из-под матраса и вонзить в осатаневшего зверя. На эту жуткую кровавую картину с каким-то непередаваемым адским азартом пялился капитан Лесков, вытирая о брюки вспотевшие ладони.

Бесшумно, словно готовящаяся к прыжку пантера, надвигался побледневший Решетов на недочеловека с погонами капитана. Тот, краем глаза уловив движение в дверном проеме камеры, оторвал свой зачарованный взгляд от живописного зрелища. Увидев заключенного и почуяв угрозу, Лесков выхватил из кобуры пистолет, направил его на Сергея и истерично заорал:

– Тебе чего надо?! Завалю!

Холодная ярость мгновенно мобилизовала тренированное тело бывшего киллера спецслужб, пробуждая инстинкт выживания, а вместе с ним – и ту сверхъестественную скорость и реакцию, благодаря которым Решетов неизменно выходил победителем из большинства рукопашных схваток. Мгновенный выпад в сторону и вперед – ушел из простреливаемого пространства… Пытаясь проследить молниеносное передвижение потенциального противника, Лесков сам повернул шею – Сергею осталось лишь придать повороту нужную силу и направление… Секунду спустя Решетов тихо опустил на пол тело капитана, остекленевшими глазами уставившегося в разверзшиеся пред ним врата ада… Тишина…

Через несколько минут территорию следственного изолятора наполнили яростные крики, стрельба и вопли умирающих…


Необычный конвой

Вагон тихо качнулся и остановился. Спустя несколько минут, противно лязгнув замком, отворилась дверь камеры.

– По одному из камеры – на выход! – рявкнул конвоир.

Суетливо волоча тяжелые баулы, арестанты, один за другим, покидали душные стены столыпинского вагона. Выпрыгнув наружу, Седой уже привычно, скороговоркой, выкрикнул свои данные и статью и, присев на корточки, быстро осмотрелся: судя по невзрачному пейзажу, какая-то маленькая железнодорожная станция. Кряхтя, рядом присел Коваль и тихо буркнул:

– Где – не в курсе?

– Да хер его знает! – недовольно ответил Сергей.

– Разговоры! – прервал их задушевную беседу молоденький солдат внутренних войск, стоящий в оцеплении и пытающийся сурово сдвинуть тонкие белесые брови.

Решетов улыбнулся, кивнул в знак безоговорочного повиновения и приложил палец к губам.

Жара стояла неимоверная, но зэки блаженно вдыхали полными легкими нагретый воздух, который после камеры вагона казался им чистым горным ветерком. Каждый пытался впрок надышаться, готовясь к посадке в «автозак», где вряд ли будет лучше, чем в камере вагона, – от раскаленных стен металлического фургона в воздухе колыхалось зловещее марево.

– Если долго ехать – сваримся, – обреченно обронил Коваль, мотнув головой в сторону транспорта для перевозки заключенных.

Сергей задумчиво кивнул и неожиданно обратился к тому самому солдату, что стоял в паре шагов от них:

– Слышь, братишка, далеко поедем-то?

Такое обращение, видимо, польстило бойцу, и он, тяжело вздохнув, кивнул:

– Далеко… – По грустным глазам конвоира было заметно, что и ему эта поездка не в радость.

Ехали, с короткими остановками, почти сутки… За это время изнывающие от жары арестанты сумели-таки вытянуть из разомлевшего конвоира информацию о том, что точкой назначения является село Калевала. Это малознакомое название никому из присутствующих не дало абсолютно никакой пищи для размышлений о том, куда же их все-таки этапируют. Ситуация становилась все более невыносимой: полнейшее неведение о своей дальнейшей судьбе, треклятая жара и теснота – все эти факторы влияли на психику людей отнюдь не лучшим образом. Все чаще были слышны матерные речи на повышенных тонах, пока наконец не дошло дело до драки – тот самый толстяк, что получил от Коваля «выговор» в камере вагона, вновь достал своим брюзжанием одного из арестантов, на этот раз – Черепа. Сцепившись, оба упали на пол, хрипя и матерясь. Происходящее вывело из полудремы солдата-срочника – передернув затвор автомата, он воскликнул, срываясь на истеричные нотки:

– Немедленно прекратить!

Седой мгновенно сорвался со своего места и, подмигнув растерянному конвоиру, склонился над дерущимися. Коротким ударом в солнечное сплетение он лишил толстяка доступа воздуха и, взяв его за ухо, усадил на лавку.

– Еще раз ты, сука, кипиш поднимешь – башку оторву! – прошептал он в самое ухо задыхающегося бузотера. – Я тебе не Коваль – понтоваться зря не буду, понял?

Толстяк поспешно кивнул, а Сергей уже обернулся к солдату:

– Все в порядке, командир! У пацанов крыши от жары едут. Сам-то как?

Парень выругался себе под нос и, успокоившись, с долей благодарности взглянул на Решетова и улыбнулся:

– Да нормально!

– Слушай, – пользуясь моментом, подхватил Сергей, – а что там, в этой Калевале? Нас с какой целью везут туда?

– Да я сам не знаю, – словно оправдываясь, ответил парень. – Сказали: доставить и передать.

– Кому? – оживился Сергей, пытаясь выжать из разоткровенничавшегося бойца все возможное.

– Не знаю, – покачал головой парень. – Вот начкар – тот все знает… – и тут же, спохватившись, умолк.

– Ясно, – вздохнул Сергей и повернулся к опальному соседу. – Ну что, толстый, очухался? Слова мои запомнил?

Тот вновь послушно кивнул и насупился.

– Погоди, Угрюмый! – подал голос из угла проснувшийся Коваль. – Вот прибудем в зону – там и поговорим.

…По прибытии в Калевалу заключенных разместили в маленькой камере для временно задержанных местного отделения милиции, где их накормили и дали перевести дух после длительного и изматывающего путешествия. Наполнив урчащие желудки, арестанты разомлели – наконец-то им предоставили возможность отдохнуть в более-менее человеческих условиях. Сквозь легкую дрему Седой услышал противный скрип отпираемой двери камеры и последовавший за ним окрик конвоира:

– По двое – на медосмотр! Первые – Решетов и Ковальчук.

– Твою-то мать! – вздохнул Сергей и тряхнул за костлявое плечо Коваля, храпевшего с полуприкрытыми глазами – сказывались годы, проведенные в тюрьмах России. – Подъем – труба зовет!

В медкабинете дежурная фельдшерица – очаровательная молодая женщина лет тридцати, – смущенно пряча красивые голубые глаза, бегло осмотрела оголенные торсы пациентов, отметила что-то в медицинских картах и, словно извиняясь, произнесла:

– Сейчас вам сделают по два укола: прививка и вакцина для акклиматизации – пройдите за ширму. – Тряхнув водопадом роскошных рыжих волос, она требовательно взглянула на Седого.

– Родная моя, – ласково улыбнулся Сергей, – я побывал в свое время на множестве территорий с такими разнообразными климатическими условиями, что моему организму уже по жизни не нужны никакие прививки и вакцины.

– Это не обсуждается, – тихо ответила фельдшерица. – Все делается для вашей же пользы. Откажетесь – вас все равно заставят.

– О как! – рассмеялся Решетов. – Ладно, леди, не будем портить наши теплые отношения из-за простой формальности. Куда колоть будешь? – Он с готовностью начал расстегивать молнию джинсов.

– Инъекции – внутривенно! – слишком поспешно сообщила женщина и впала в краску.

– Как скажешь! – Сергей закатал рукав. – Как звать-то тебя?

– Светлана, – неохотно ответила дама. – Кулачком поработайте…

После того как все прошли «медосмотр», зэков вывели во двор и построили. Сменившиеся конвоиры по-хозяйски, словно на рынке невольников, осмотрели разношерстный коллектив. Начкар, чуть располневший майор с суровым выражением бледного, строгого лица, заложив руки за широкую спину, важно прогуливался перед шеренгой арестантов и хриплым голосом инструктировал новоприбывших:

– Граждане осужденные! Сегодня все вы будете доставлены в ИК-777 для отбытия наказания в виде пожизненного заключения.

– Че-о-о?! Как?!! Беспредел!!! – послышались возмущенные выкрики.

Угрюмый, до которого дошло, видимо, позже, чем до остальных, аж взвился. Он шагнул навстречу майору и, замахав кулачищами, заголосил:

– Ты, начальник, ничего не попутал?! Мне за кражу – потолок мотать?!

Майор мгновенно среагировал на попытку неповиновения – через какую-то долю секунды он уже упирался стволом «макарова» в лоб остолбеневшего толстяка.

– На землю! – прозвучала резкая команда. – Лечь, сука!!!

Угрюмый, с неописуемым ужасом на потном лице, послушно упал на утоптанную землю, уткнувшись носом в сухую пыль. Майор деловито передернул ствол и дважды выстрелил заключенному в затылок, обрамленный глубокими проплешинами. Тело Угрюмого содрогнулось и обмякло. Вокруг его неподвижной головы плавно растекалась кровавая лужа. Заключенные оцепенели…

– Ни хера себе! – прошептал Коваль и судорожно сглотнул, подавляя приступ внезапной тошноты.

– Еще одна блядь свой поганый рот откроет… – спокойно, как бы между прочим, произнес майор и выразительно кивнул на тело Угрюмого.

– …так о чем мы? – продолжил он секунду спустя как ни в чем не бывало. – Ах да – ИК-777! Ввиду удаленности режимного объекта, вы будете доставлены туда по воздуху, то есть на вертолете. Хочу сразу предупредить: бойцы у меня отменные, так что дурить не советую.

Седой катнул желваки и с ненавистью осмотрел конвоиров, стоявших по периметру дворика с автоматами наизготовку. По суровым лицам, безжизненным взглядам и уверенным, плавным движениям Решетов безошибочно определил в этих парнях настоящих профессионалов. Таких глаз, как у этих крепких людей в камуфляже, Сергей достаточно повидал в своей жизни: холодные и беспристрастные, словно толстая каменная стена, отгородившая человека от окружающего мира, – глаза неумолимого убийцы. Жестокое и бесчеловечное отношение к арестантам, скорая расправа без суда и следствия, уровень подготовки конвоя – все эти факторы складывались в весьма неприятную картину. Казалось, что отныне заключенным придется существовать в каком-то ином мире – мире, абсолютно противоположном по своим законам обычной реальности; мире, где напрочь отсутствуют такие понятия, как милосердие, справедливость и закон.

Внезапно Сергей почувствовал легкое головокружение, которое, лишь на миг овладев сознанием, тут же отступило, чтобы затем вновь вернуться, подобно огромной волне, захлестнувшей головной мозг. Седой покачнулся и едва не упал, успев ухватиться за рукав стоявшего рядом Коваля. Подняв затуманенные глаза на товарища по несчастью, Решетов осознал, что симптомы внезапной слабости обрушились не только на него: старый вор так же, как он, терял связь с окружающей действительностью – глаза его подернулись пеленой абсолютного непонимания ситуации. Оглянувшись, Седой зафиксировал неадекватное поведение остальных заключенных. Кто-то упал на колени и, пытаясь вернуть нормальное положение окружающему пейзажу, отчаянно тряс головой; кто-то, схватившись за плечи рядом стоящих, неимоверным усилием воли старался вновь взять контроль над своим организмом; кто-то суеверно смотрел в голубые дали небес и торопливо молился, стремясь отогнать страшную напасть. Если исключить возможность очага эпидемии, возникшей в этом сплоченном коллективе, то можно было с полной уверенностью утверждать, что все это явилось следствием уколов «для акклиматизации». Решетов сокрушенно покачал головой и недобрым словом помянул симпатичную фельдшерицу. Хотя… если разобраться, она тоже человек подневольный, что прикажут – то и делает.

– Ну-ну! – саркастичным взглядом обвел майор своих подопечных. – Не раскисать мне тут! Вам еще в вертолет загрузиться нужно.

Пытаясь приободрить арестантов, начкар пнул ближайшего из них и заорал:

– Направо-о-о! В колонну по одному – к воротам! Шаг влево, шаг вправо… ну, вы знаете.

С трудом переставляя отяжелевшие ноги, волоча по земле свои баулы, потянулись одурманенные бедолаги к распахнувшимся воротам, за которыми открылся вид на небольшой пустырь со стоящим на нем вертолетом. «МИ-26», – автоматически зафиксировал картинку одурманенный мозг Сергея. В свое время ему доводилось транспортироваться на подобном в далеком Таджикистане. Конвоиры, словно полудохлых баранов, загнали арестантов в грузовой отсек вертолета, где было сооружено подобие большой клетки. Сергей оценил толщину прутьев своего нового обиталища и усмехнулся: «Зоопарк, мать его!» Начкар и четверо конвоиров расположились на лавках – напротив клетки. Майор еще раз пристально оглядел свой «зверинец» и, задумчиво поковыряв в широком носу – не забыл ли чего, воскликнул:

– Все, взлетаем!

Словно во сне, услышал Решетов гул двигателя, шум пришедших в движение лопастей винта и окончательно отключился…

В сознание его вернуло ощущение, что кто-то настойчиво шепчет ему в самое ухо о подстерегающей опасности. Сергей с трудом открыл глаза, прогоняя остатки дурмана, потряс головой и огляделся: все зэки, скорчившись в нелепых позах на грязном полу клетки, сладко посапывали, находясь в объятиях Морфея. Начкар сосредоточенно чистил свой «макаров»; двое конвоиров играли в карты; двое – дремали, прижав к себе, словно любимую женщину, автоматы. Стараясь не привлекать к себе внимания, Сергей оценил конструкцию клетки, сваренной из арматуры, тяжелый замок и засов на двери и пришел к неутешительному для себя выводу о невозможности побега. А бежать определенно нужно – все происходившее в последние дни говорило об этом. В здешнем загадочном краю человеческая жизнь не стоила ни гроша – о чем можно было судить по отношению конвоя к арестантам. Сергей ничуть не сомневался, что там, в загадочной ИК-777, возможность побега и вовсе сведется к нулю – без сомнения, охрана в этом аду поставлена на должный уровень. Что делать?! Скользнув взглядом по фигуре спящего конвоира, расположившегося ближе всех к клетке, Решетов заметил толстую цепочку, протянувшуюся от ремня бойца в карман камуфлированных брюк. Быть может, именно на этой цепочке находится заветный ключ от двери? Седой покачал головой: даже если и так, то что с того? Вздумай он хотя бы попытаться добыть его – пристрелят, не задумываясь.

– Илья Вениаминович, – обратился один из бойцов к начкару, – че-то заигрался – переход был уже?

Майор осуждающе покачал головой и нехотя ответил:

– Эх ты, игруля! Мы уже минут двадцать на К-777. Разве не заметил, как похолодало?

– Значит, через полчаса дома будем! – обрадованно улыбнулся конвоир и поежился. – Эх, по Ирке соскучился!

– Нужен ты ей! – усмехнулся напарник. – Она к куму ночами повадилась бегать.

– Гонишь!!! – вскипел говорливый.

– Хорош языками трепать! – резко оборвал майор свару, грозящую перейти в серьезный конфликт. – Вы бы лучше о новом мясе беспокоились – действие укола скоро закончится!

– Да в отрубоне еще все, товарищ майор!

Но «новое мясо» уже потихоньку приходило в сознание – просыпаясь, арестанты, словно сонные мухи, вяло зашевелились на полу клетки. Действительно, как заметил начкар, похолодало довольно ощутимо. Седой поймал себя на мысли, что после адской жары казалось бы желанная прохлада не производила должного эффекта – слишком уж упал градус. Карелия Карелией, но не до такой же степени!

– Эй, урки! – весело воскликнул говорливый конвоир. – Подъем, скоро прибудем к месту назначения, для кого-то – последнему в этой жизни.

– Гандон, язык свой засунь себе… – не выдержал издевки одурманенный Череп.

– Чего-о-о?! – взвился конвоир и мгновенно оказался у решетки. – Я тебе…

– Отставить! – осадил подчиненного начкар. – В зоне рамсить будете – если желание еще не иссякнет.

И хотя этот резкий окрик слегка охладил приступ бешенства конвоира, тот не нашел в себе сил вот так запросто снести это унижение, – громко схаркнув, он плюнул прямо в лицо Черепу. На одну короткую минуту, показавшуюся всем вечностью, Череп потерялся: в жизни никто и никогда не оскорблял его подобным образом. Седой буквально кожей почувствовал, что сейчас произойдет нечто ужасное – в воздухе повисла напряженная тишина. Решетов заметил ЭТО еще пару минут назад – казалось, будто атмосфера постепенно насыщается неистовой враждебностью. Неприятное ощущение появилось у него чисто интуитивно – словно кто-то, невидимый и могущественный, манипулировал, будто марионетками, душами людей, запертых в тесном пространстве отсека вертолета. Кто-то невидимый и ужасающий. По всей видимости, один лишь Сергей посчитал накалявшуюся обстановку следствием воздействия извне; остальные действовали (как, впрочем, и положено марионеткам) повинуясь лишь животным инстинктам.

Рука Черепа, словно змея, метнулась сквозь прутья решетки. Схватив конвоира за ворот камуфляжа, арестант изо всех сил рванул его на себя. Взбешенное лицо говорливого врезалось меж прутьев, извергая на противника зловонное дыхание и поток матерщины. Как будто подброшенные невидимой пружиной, остальные конвоиры устремились на помощь к соратнику, пытаясь оттащить его от клетки. Но было уже поздно… Свободной рукой Череп успел схватить автомат, болтавшийся на груди конвоира… Резкий рывок на себя… Ремень слетел с наклоненной головы, уронив при этом камуфлированную кепку. Арестанту потребовалось лишь несколько секунд для того, чтобы развернуть ствол в сторону обидчика, передернуть затвор и выдать длинную очередь, вспахавшую живот говорливого…

В одно мгновение отсек вертолета превратился в кровавую бойню, поскольку ни той, ни другой противодействующей стороне в буквальном смысле негде было укрыться. Боец, спавший рядом с клеткой, вероятно, был сражен выстрелами своих же товарищей, открывших шквальный огонь по взбунтовавшимся зэкам. Его упавшее оружие было тут же подхвачено Ковалем, который сноровисто передернул затвор и начал поливать противников короткими очередями. Тесное пространство клетки наполнилось криками ужаса и воплями умирающих. Рядом страшно захрипел Череп – пуля пробила ему горло. Алый поток, хлынувший из ужасной раны, слился с кровавой лужей на полу, где в чудовищном клубке сплелись мертвые и живые. Решетов подхватил автомат, выпавший из рук смертельно раненного Черепа. Прикрывшись его телом, он дополз до подсумка, валявшегося рядом с убитым солдатом, выхватил оттуда магазин и заменил им свой отстрелянный. В это мгновение в живых оставались четверо арестантов, включая Седого и Коваля. Майор и один из конвоиров догадались ретироваться в кабину и продолжали отстреливаться уже оттуда.

Вскоре надрывно закричал старый матерый вор – одна пуля раздробила ему скулу и навылет вышла в области основания шеи, а вторая раздробила кисть правой руки. Сергей выпустил последний патрон из магазина и, схватив автомат Коваля, разрядил его в сторону кабины, откуда тут же послышались громкие стоны. Решетов лихорадочно осмотрелся – боекомплект на нуле… Но и из кабины не доносилось больше ответных выстрелов… Вертолет как-то странно накренился сначала в одну, а затем в другую сторону. Ощущение было таким, как будто управлял машиной абсолютно невменяемый пилот. Все мертвы – дошло до Сергея… Один лишь Коваль, обхватив голову синими от наколок руками, стонал в луже крови… Путаясь ногами в обезображенных свинцом телах заключенных, по щиколотку в крови, Решетов пробирался к мертвому конвоиру, в то время как вертолет отплясывал лихую джигу Смерти. Вот она – заветная цепочка! Рывок… Ключей – пять или шесть… Который?!!! Первый – не тот! Второй – опять та же херня!!! Третий (о, господи!) – ну, давай же! Есть!!!

Двигатель вертолета взвыл, подобно тропическому урагану… Крен влево… Решетова забросало мертвыми телами заключенных. Хрен вам! Едва держась на ногах, Седой неимоверным усилием сдвинул засов, распахнул дверь клетки и, подтаскивая стонущего и матерящегося вора, устремился к двери наружу. Вор – первый (старикам везде у нас почет). Кувыркаясь, Коваль свалился в заросли кустов на высокой сопке. Осатаневшая земля, угрожающе помахивая кронами деревьев, стремительно несется на неуправляемый вертолет… Прыжок… Удар… Еще удар… Ветви впиваются в беззащитную кожу… Кудрявый зеленый великан, будто взбесившийся рестлер, пытается сломать его хребет о свое колено, покрытое толстой древесной корой… Земля, чтоб ее! Есть контакт! Оглушительный взрыв где-то совсем рядом.

Теряя сознание, Сергей впился взглядом в темную фигуру, появившуюся, словно из воздуха, в нескольких шагах от него. Черная тога, глубокий капюшон. От этого зловещего и мрачного силуэта потянуло каким-то неземным холодом… Разрывающий барабанные перепонки и выворачивающий мозг наизнанку омерзительный шепот, перемежающийся короткими, словно птичьими, трелями, исходящий из недр капюшона… Оттуда же мгновение спустя, словно из-за черного занавеса, показались ГЛАЗА… Вернее – глазницы… Словно на размытом темном фото, исковерканном шаловливой ручонкой малолетнего хулигана, который старательно выковыривал очи изображенного на портрете перочинным ножом… Пустые, холодные, безжизненные… МЕРТВЫЕ…

Глазницы ужасающего незнакомца внезапно взорвались, подобно рождественскому фейерверку, чтобы через мгновение погрузить сознание Решетова во мрак…


Ливия… Арабы в черных тогах с капюшонами… Сергей вывалился из «Лендровера» и, подволакивая ногу, устремился к хибаре, стоявшей на окраине города. Там – аптечка, документы и деньги… Еще вчера они с Лехой планировали скорое возвращение на Родину. Леха! Какая же сука их подставила?! Спина онемела, лишь где-то в области позвоночника пульсировала страшная рана, разливая потоки боли по измученному организму. Ладно, нормально все… Сейчас только рану обработаю… а потом нужно убираться отсюда. Дальше: Бенгази, аэропорт – выберусь!

Сергей распахнул дверь ветхого домика и настороженно огляделся… Тихо… Никого… Нет!!! В дальнем углу комнаты стоит мрачная фигура, с ног до головы укутанная в черный балахон. Невнятная тихая смесь шепота и омерзительных птичьих стенаний доносится из темной пропасти капюшона… Незнакомец неподвижен, он не собирается атаковать, по крайней мере – физически.

– Кто ты?! – содрогнувшись, прохрипел Решетов.

Лишь тихий смешок в ответ… И вновь поток шипящего шепота – он обволакивает, пробирается до мозга костей, не дает свободно дышать, связывает по рукам и ногам…

– Ах ты тварь!!! – сжав зубы, произнес Седой и, выхватив «беретту», выстрелил в бездонные недра капюшона.

Ничего… Ужасающий противник все так же стоит на месте. Прервавшийся было поток шипения вновь возобновился. Медленно, как во сне, сползает капюшон, обнажая… призрачное лицо с ослепительно-белыми глазницами, изливающими в полумрак комнаты режущее, словно скальпель, сияние…


Чужой мир

Сергей метнулся вперед в отчаянной попытке разорвать, растоптать ужасающего противника… и очнулся от боли, пронзившей правую руку. Настороженно огляделся – никого. Профессионально прошелся пальцами по больной руке – кости целы, лишь рваная рана от плеча к локтю. Решетов принялся более подробно обследовать свой многострадальный организм: глубоко вздохнул и задержал дыхание – ребра целы; осторожно пошевелил ногами – и тут порядок; медленно встал на ноги и тихонько помотал головой – надо же, и здесь обошлось: сотрясения нет. Седой с благодарностью взглянул в затянутое серыми тучами небо. Холодный и неприветливый мелкий дождь, словно издеваясь, хохотнул – рано благодаришь. Действительно, погодные условия этой загадочной местности были весьма далеки от гостеприимных. Сергей поежился – градусов десять, не больше. Как такое возможно, ведь еще с утра жара стояла неимоверная? В изодранной и мокрой одежде далеко не уйдешь. Кстати, а куда идти-то? Решетов огляделся: он стоял у подножья большой сопки; ниже, извиваясь и бурля порогами, протекала маленькая речка, уходившая в дебри карельской тайги. Чуть справа из-за деревьев поднимался в небо слабый серый дымок, видимо обозначающий место падения рокового вертолета. Оценив свое местонахождение, Седой составил примерную траекторию полета и, слегка прихрамывая, направился наверх – искать Коваля. Не прошло и трех минут, как из густых зарослей раздался громкий стон. Жив, бродяга! Сергей мгновенно сориентировался и устремился на звук. Преодолев очередную лиственную преграду, Решетов остановился как вкопанный и тяжело вздохнул. Если до этого момента хоть какая-то ничтожная надежда на то, что Коваль выживет, и существовала, то сейчас она исчезла…

Окровавленный, с разодранным лицом, лежал старый вор на вершине огромного каменного валуна, венчавшего вершину сопки. Неестественное положение тела, дергающиеся конечности и кровавая пена на губах Ковальчука красноречиво свидетельствовали о том, что жить ему осталось не более нескольких часов. Позвоночник, скорее всего, сломан. Внутренние органы при падении с такой высоты на камень наверняка превратились в кровавое месиво… Конечно, будь поблизости больница – шанс еще был бы, но…

– Коваль, – тихо позвал Сергей.

Окровавленное туловище слегка дернулось, и с губ умирающего, сквозь хрипы, едва различимо сорвалось:

– Седой, ты?

– Я, братуха, я… – вздохнул Сергей и присел на поросшую мхом поверхность валуна рядом с исковерканным телом.

Коваль содрогнулся, сплюнул кровяную массу, мешавшую говорить, и прохрипел:

– Серега, валить тебе нужно… Через пару часов здесь будет полно гандонов с собаками…

Решетов до боли стиснул зубы, кивнул и отрешенно огляделся. В голове билась единственная на этот роковой момент мысль: «Что делать-то?!»

Словно уловив замешательство товарища, Ковальчук как-то по-сатанински ухмыльнулся и, выдувая губами алые пузыри, прокаркал:

– Ты, Седой, за меня не парься… Край мне, точно знаю… – Взгляд вора потускнел, а обычно холодные и безжалостные серые глаза внезапно наполнились слезами и невыразимой мольбой. – Ты только… это… не оставляй меня вот так… подыхать. Ну, ты понимаешь… Прошу!

У Седого от этих слов перехватило дыхание. Никогда еще в этой жизни не приходилось ему ВОТ ТАК убивать… Он помотал головой, закашлялся и, наконец взяв себя в руки, посмотрел в глаза Ковалю и молча кивнул. Старый вор блаженно улыбнулся и, словно умирающий пес, тянущийся из последних сил к своему хозяину, попытался приподняться. Решетов скрипнул зубами, осторожно приподнял голову Коваля и уложил ее на свое колено… Провел ладонью по слипшимся от крови седым волосам… Последний раз взглянул в глаза товарища по несчастью и прошептал:

– Прощай…

Руки профессионально нашли наиболее удачные точки опоры… Рывок… Омерзительный хруст… Безжизненные глаза Ковальчука, не мигая от капель мелкого дождя, сыплющихся на застывшие ресницы, уставились в серую завесу облаков.

Сергей растерянно осмотрелся – чем бы вырыть могилу… О том, чтобы оставить тело товарища по несчастью на потеху местным лесным обитателям, не мелькнуло даже мысли. Голова соображала туго, но спустя минуту его все же осенило: вертолет! Несмотря на взрыв, там наверняка найдется что-нибудь пригодное. Он осторожно опустил голову Коваля на зеленый ковер мха, проплешинами покрывающего поверхность камня, поднялся на ноги и медленно побрел в сторону крушения вертолета – благо, легкий дымок, поднимавшийся в серые небеса, еще достаточно красноречиво указывал направление.

Спустившись к речке и пройдя немного вверх по течению, Решетов с сомнением осмотрел искореженную груду металла, в которой нашли свое последнее пристанище останки арестантов и конвоя, – ни хрена полезного. Сергей сплюнул и раздраженно посмотрел в сторону… Его усталый взгляд остановился на надломленной пушистой сосне у подножия сопки… Вот оно! Наверняка перед падением неуправляемая машина ударилась о ствол могучего дерева. Удар был сильным – об этом свидетельствует урон, нанесенный таежному великану. Значит, что-то могло быть вытряхнуто из нутра обреченного вертолета. Воодушевившись, Решетов устремился к месту предполагаемой добычи. Достигнув его, Сергей внимательно осмотрел поверхность каменистой почвы: какие-то металлические обломки, кусок провода, осколки толстого стекла (вероятно, из кабины)… Есть! Из переломанных кустов торчат подошвы берцев. Седой бросился к находке и уже через минуту, вытащив тело из кустов, не скрывая радости, обозревал добычу. Это был тот самый конвоир, что вместе с майором ретировался, отстреливаясь, в кабину. Сергею несказанно повезло: на изувеченном теле он обнаружил автомат, а в подсумке – полностью заряженный магазин. Подмигнув обезображенному мертвецу, Седой снял с его ремня штык-нож. Подумав, он стащил с тела прочную камуфлированную куртку. Две окровавленные дыры в области сердца Решетова ничуть не смущали – своя-то одежка вообще в хлам, да и не по погоде вовсе. Да, о таких трофеях он даже и не мечтал! С сомнением оглядев свои кроссовки, Сергей стащил с конвоира берцы. Примерил – чуть тесноваты, но сойдет. Затем, словно поблагодарив мертвого охранника за дары, Решетов наспех завалил его тело тем, что попалось под руку: камнями, полусгнившими корягами и обломанными сучьями той самой сосны. Сосны… Внезапно Сергей замер, потрясенный, и с недоумением, постепенно перешедшим в крайнее изумление, более внимательно рассмотрел пушистую ветку, которую он держал в руке: сосна как сосна, за исключением разве что неестественного для данного представителя флоры фиолетового оттенка иголок… Да и сама древесина в месте излома была ярко-фиолетового цвета! Решетов недоверчиво поднес ветку к лицу и настороженно втянул ноздрями воздух – хвоей не пахнет, какой-то кисловатый и незнакомый запах. Словно какую-то мерзость, он отбросил от себя частицу таежного великана и с опаской осмотрелся…

Шок от последствий воздушной баталии и авиакатастрофы уже прошел, позволив рассудку более детально обратить внимание на окружающую обстановку. Не веря собственным глазам, Сергей потряс головой и еще раз прошелся внимательным взглядом по облику девственной природы, в объятия которой он угодил таким необычным образом… И как он мог не заметить всего этого сразу?!! Трава… все тот же характерный фиолетовый отлив… Мох – то же самое, но – с красными и синими вкраплениями… Одни лишь лиственные деревья имели более-менее привычный вид… По крайней мере, они были бледно-зеленого цвета… Что же касается пород деревьев, то здесь Сергей, успевший побывать в весьма разнообразных по своим климатическим особенностям точках земного шара, уже абсолютно растерялся и непроизвольно обхватил руками седую голову. «Ботаником» он никогда не был, но то, что перед ним природа неведомого мира, мог сказать с полной уверенностью! Краски, необычные формы листьев; оттенки валунов цвета индиго, усеявших дебри сказочного леса, – все это сводило с ума! Шокированный разум видавшего виды спецназовца, привыкшего действовать в самых непредсказуемых ситуациях, впал в полнейший ступор, тщетно пытаясь отыскать ответ на терзающий сознание вопрос: «Че за хрень здесь творится?!!»

Решетов судорожно вздохнул, наполнив легкие промозглым от влаги воздухом, и, пытаясь взять себя в руки, прикрыл глаза… «Так, я жив – это хорошо… Практически без повреждений – тоже неплохо… Оружие исправно, какой-никакой боезапас имеется – отлично… Дыхание в норме…» Сергей открыл глаза, вновь обвел взглядом непривычный пейзаж и внезапно в исступлении пнул трухлявый пень, взорвавшийся фейерверком фиолетовых щепок, и с яростью заорал:

– Да где, черт его дери, я нахожусь?!!!

Этот полный отчаянья крик эхом разнесся по псевдокарельской тайге, вспугнув какое-то существо в нескольких десятках метров от Сергея. Мгновенно отреагировав на треск сучьев, Решетов обернулся на звук и успел заметить какую-то серую тень, мелькнувшую в прорехе между густыми деревьями. Как ему показалось – что-то весьма крупное и покрытое густой длинной шерстью. Сергей механически передернул затвор автомата и прислушался – ни звука более. Медведь? Ну уж нет! Судя по облику здешней природы – очередная хрень! Медленно опустив ствол автомата вниз, Решетов сплюнул в сторону и, хмуро улыбнувшись, пробурчал себе под нос: «Йети, мать его!»

Напряжение и отчаянье, охватившее разум и сознание бойца, постепенно спадали, возвращая способность мыслить трезво, а действовать – мгновенно и уверенно. Он вспомнил о первоначальной цели своей вылазки и направился к месту падения вертолета, где уже через несколько минут нашел более-менее подходящее для рытья могилы орудие – обломок лопасти винта. Осмотрев находку, Сергей удовлетворенно кивнул и направился вверх по сопке – отдать последнюю дань товарищу по несчастью. Еще на подходе к вершине, где покоились останки вора, чуткий слух Решетова уловил какую-то возню и утробное урчание, раздававшиеся с той стороны, где лежало тело Ковальчука. Осторожно, пытаясь ступать по зелено-фиолетовому ковру мха бесшумно, он подкрался к зарослям кустов, венчавших верхушку сопки, и, вытащив из ножен штык-нож, раздвинул ветви…

То, что он там увидел, заставило его кровь похолодеть в жилах. Сердце гулко ухало в груди, а дыхание, сбитое видом отвратительного зрелища, казалось, застыло в легких… Возле исковерканного тела Коваля деловито копошились две мерзкие твари, от одного вида которых Сергея замутило: крупные – метра под два ростом; покрытые густым волосяным покровом с серым отливом, кое-где свалявшимся от грязи; с мощными задними конечностями и слаборазвитыми передними. Чем-то, весьма отдаленно, эти существа напоминали Homo sapiens – прямоходящие; морды – не вытянутые, но покрытые шерстью. К тому же, увлекшись столь грязным делом, они, по всей видимости, общались. Отвратительные животные издавали низкие, словно идущие из недр живота, звуки. Этакие говорящие человеко-кенгуру с повадками вурдалаков. Приплюснутые лица пришельцев выражали крайнюю степень удовлетворения, а маленькие красноватые глазки горели от вожделения. Содрогаясь от бешенства, Решетов наблюдал за тем, как своими узкими ртами без губ, оснащенными мелкими острыми зубами, твари вгрызались в мертвую плоть Ковальчука. Они радостно урчали, разрывая передними короткими лапками с острыми когтями ветхую окровавленную одежду на теле покойного вора. Жуткая картина происходящего создавала впечатление нереальности, но Сергей, привыкший доверяться своей интуиции, предпочитал действовать, а не рассуждать – он перехватил нож за лезвие и уверенным, точным движением метнул его в упыря, вырвавшего зубами кадык Коваля. Почти мгновенно за просвистевшим ножом последовала короткая автоматная очередь, прошившая внутренности второго существа, пытавшегося оторвать правую руку мертвеца. Инстинктивно оценив урон, нанесенный противнику, Решетов отметил безысходность положения твари, у которой из шеи торчала рукоять штык-ножа. Наперевес со своей «лопатой» он устремился к катающемуся от боли по земле вурдалаку, который пытался зажать передними лапами рваные огнестрельные раны на животе. Узрев противника, животное яростно зарычало и, забыв про смертельные ранения, ринулось в атаку. Сильное поджарое тело молнией взвилось с места, а маленькие лапки, увенчанные острыми когтями, нацелились в лицо Решетова. Потрясенный этим неожиданным выпадом, Сергей едва успел присесть, выставив вверх обломок лопасти. Искореженная сталь с трудом вошла в узкую грудную клетку, покрытую густой шерстью. Раздался омерзительный хруст и последовавший за ним обреченный вопль животного… Вне себя от ярости и омерзения, Решетов вскочил на ноги, вырвал из тела противника свое «оружие» и в исступлении принялся молотить им по крупной голове извивающейся твари до тех пор, пока последняя не засучила в агонии огромными задними лапами.

Тяжело дыша, Решетов с сомнением осмотрел издыхающую тварь, пару раз для уверенности пнул ее ногой и, не сочтя вурдалака опасным, осторожно подошел ко второму противнику. Лесное чудовище, обхватив отвратительными передними лапами короткую шею, словно пытаясь на грани смерти вытащить злополучный нож, замертво лежало на сырой траве. Сергей усмехнулся – что ни говори, удачный бросок! По всей видимости, нож мгновенно лишил жертву жизни, не произойди этого – Решетов оказался бы в весьма плачевном положении: один против двоих таких противников! Все еще опасаясь, Сергей осторожно выдернул нож из тела лесной обезьяны, по телу которой пробежала судорога. Из раны хлынул поток темной, почти черной крови. Седой с отвращением сплюнул на поверженную тварь и в очередной раз взглянул в затянутые серой пеленой небеса: «Да что ж такое творится вокруг!!!» Его полный отчаянья немой вопрос, обращенный к богам этого гиблого мира, так и остался без ответа – лишь ненавистный мелкий дождь, словно издеваясь, усилился, утяжелившимися каплями обрушившись на обреченного бойца.

Следующие пару часов Решетов в буквальном смысле «сражался» с каменистой почвой, пытаясь выкопать последнее пристанище для тела Коваля. Проклятые валуны, накладываясь друг на друга, казалось, «нашпиговали» местный земляной покров. Наконец, когда неглубокая яма смогла претендовать на звание могилы, Седой с облегчением вздохнул, набросал на дно пушистых веток с фиолетовым отливом и, осторожно уложив на них труп Ковальчука, наспех завалил тело землей вперемешку с камнями. С минуту подумав, он увенчал небольшой холмик толстым сучком, расщепленным тем самым обломком винта, который послужил ему в качестве лопаты, – получилось некое подобие креста. Ну, теперь можно подумать и о себе… Решетов присел возле свежей могилы и уставился на своеобразное надгробие…

В голове была абсолютная пустота. Безмолвие окружающего леса, казалось, только подчеркивало ту безысходность, что окутала разум ошеломленного произошедшими событиями человека… Нереальность окружающего пейзажа; жуткие мертвые твари, валявшиеся неподалеку; сырость и холод, пробравшиеся, казалось, до самого сердца и обхватившие его своими склизкими лапами; само отсутствие хотя бы догадок о том, где же он все-таки находится, – все это сводило с ума и парализовывало способность объективно взглянуть на сложившуюся ситуацию. Седой в очередной раз тяжело вздохнул и вновь с опаской огляделся вокруг. Затем, обхватив руками голову, он прикрыл веки и до боли сжал челюсти…

Внезапно давно уже пустой желудок напомнил своему хозяину о том, что неплохо было бы что-нибудь съесть, настолько громко, что Сергей невольно вздрогнул, выведенный этим звуком из навалившейся апатии. Вздрогнул и… неожиданно для самого себя грустно улыбнулся.

– Что делать, что делать?! – передразнил он самого себя. – Выжить в очередной раз – вот что делать!!!

Седой осмотрелся и, выбрав дерево, превосходящее своей высотой остальные, устремился к нему – произвести, так сказать, рекогносцировку. Забравшись наверх, насколько это позволяли тонкие гибкие ветви, Сергей внимательным взором окинул окружающие его окрестности: куда ни глянь – повсюду простирались дебри сказочной тайги, словно проплешинами усеянные пятнами невысоких скал, выступающих из густой растительности. Похоже, выбор невелик… Хотя… Вон там, за дальней сопкой, угадывается какая-то брешь в лесном массиве, накрывшем незнакомую местность, словно одеяло. Ну что ж, за неимением альтернативы, отправимся в этом направлении. Решетов усмехнулся – хоть какая-то цель. Он спустился на землю, подобрал автомат и неторопливо, тщательно прочесывая настороженным взглядом окрестности на предмет обнаружения нежданных гостей, двинулся в путь.

Мягко ступая по лесному ковру из мха и сырой травы, бдительно контролируя все происходящее вокруг, Сергей двигался вперед к намеченной им цели, расположенной где-то там, далеко-далеко от места крушения вертолета. Попутно он фиксировал все незначительные, но весьма неоднозначные детали окружающего пейзажа, каждая из которых в очередной раз доказывала ему пугающую своей безысходностью истину: он – чужой в этом неведомом мире. Или мир – чужой… Вот – россыпь лесных ягод, украшающих мох невысокого пригорка… Ягоды крупные, бледно-розового цвета, с гладкой глянцевой поверхностью, продолговатой формы… Вот – семейство грибов, венчающее поверхность старого пня и выглядящее еще более необычно: синие с перламутровым оттенком, своим видом напоминающие кобру с раздутым капюшоном… Необычное даже для этого дикого пейзажа растение, крупным ярким пятном выделяющееся на фоне фиолетово-зеленой растительности. На толстом кислотно-желтом стебле вызывающе распустил поистине гигантские лепестки ярко-оранжевый бутон…

Заинтригованный, Решетов приблизился к цветку-исполину, с каким-то детским любопытством разглядывая это необычное растение. Он осторожно провел пальцами по толстому, на ощупь – ороговевшему краю одного из лепестков… Казалось, словно в ответ на это прикосновение, массивная чаша цветка склонилась к пришельцу, удостоившему ее вниманием, – длинные ворсистые тычинки ласково погладили небритую щеку незнакомца… Сергей невольно отшатнулся, почувствовав неприятный кисловатый запах, и внезапно… испытал необъяснимое чувство эйфории, охватывающей все его существо… Мир окрасился в радужные тона, исчезли все тревоги и страх перед необъяснимым. Разум Решетова погрузился в пучину ликования и невыразимой неги, обволакивающей его одурманенный мозг и налившиеся свинцом мышцы… Очарованный, не владея собой, он уже хотел зарыться лицом в эти манящие лепестки… как почувствовал, что кто-то осторожно, но настойчиво схватил его за лодыжки… Сергей опустил рассеянный взгляд вниз и похолодел… У его ног, перевившись, словно клубок змей, с тихим шелестом копошилась мощная корневая система огромного цветка. Внезапно она, сбросив с себя почву и мох, в мгновение ока оторвала его ступни от земли и приподняла в воздух на добрые метр-полтора!!! Волна адреналина ударила в затуманенное сознание наивной жертвы, но толстые черные корни чудовищного растения плотно обвили его ноги, торс и уже подбирались к лицу, лихорадочно пытаясь добраться мохнатыми кончиками до глаз…

Сергей взвыл, как пойманное в капкан животное, и неистово забился в смертельных объятиях растения-убийцы. Будто почувствовав угрозу, страшный цветок усилил хватку корней и, словно огромный паук, поволок свою добычу в сторону большой норы, открывшейся под сорванным корнями мхом. Все происходящее казалось до такой степени нереальным, что Решетов не успел даже толком испугаться, и это его спасло. Инстинкты возобладали над приступом животной паники, так и не дав ей парализовать организм. Неимоверным усилием Седому удалось высвободить правую руку, и он не замедлил этим воспользоваться – мгновенно нож оказался в сильной ладони, которая с отрешенной холодной яростью принялась полосовать толстые канаты, обхватившие тело. Растительный монстр издал леденящий душу скрежет, исходящий откуда-то из глубин чаши цветка, и попытался своими жесткими лепестками обхватить голову человека. И это ему почти удалось, но… очередной выпад сверкающего лезвия пришелся на основание огромного бутона… На грудь и лицо Седого брызнула мощная струя вязкой и зловонной жидкости, хлынувшей из смертельной раны. Монстр забился в конвульсиях… В предсмертной агонии стальные оковы сжались еще сильней, пытаясь разорвать тело обидчика, мотая его из стороны в сторону. Амплитуда движений все увеличивалась и ускорялась, словно корни пытались размозжить свою жертву о землю. Наконец неистовое бешенство цветка стало ослабевать, а через несколько секунд и вовсе сошло на нет. Сергей сбросил с себя остатки смертельных пут и с облегчением выпустил воздух из легких. Совершенно неожиданно трепещущие корневые отростки собрались в один пучок и совокупной мощью ударили Решетова в область солнечного сплетения! Свет в глазах Сергея померк, а сознание пронзила убийственная мысль: «Это – конец!!!» Навалившийся мрак разорвала короткая пронзительная вспышка, затопившая разум и отправившая Седого в небытие…

Очнулся он от легкого прикосновения – что-то настойчиво щекотало ему нос, щеки и подбородок, словно пытаясь вытянуть из объятий тяжелого забытья. Сергей едва смог приподнять отяжелевшие веки и… замер, объятый ужасом, омерзением и… еще черт знает чем… Прямо над ним, легко касаясь его длинными рыжеватыми усами, склонилась крупная звериная морда, настороженно обнюхивающая неподвижного человека. Как будто обрадовавшись нежданной добыче, существо удовлетворенно ощерилось, открыв широкую пасть, усыпанную, словно у акулы, несколькими рядами крупных и острых желтоватых зубов. С десен существа стекали струйки мутной, вязкой слюны, капавшие на грудь Сергею. Судорога отвращения прокатилась по всему телу Решетова… Тварь, почуяв неладное, замерла… Медленно, словно в кошмарном сне, голова чудовища повернулась… Взгляд человека встретился с ненавистью и агрессией, сочащимися из глаз омерзительного противника… Уверенный в безоговорочной победе, зверь не отпрянул от тела жертвы, внезапно вернувшейся к жизни. Адский пес угрожающе оскалился и, с каким-то необъяснимым вызовом взглянув Решетову прямо в глаза, поставил тяжелую лапу на грудь добычи. «Даже не пытайся!» – отчетливо читалось во взоре ужасающего существа.

Полностью отдавая себе отчет в том, что жить ему осталось не более нескольких секунд, Сергей тем не менее сумел внутренне сконцентрироваться и судорожно шевельнул пальцами рук в надежде зацепить ими хоть что-то, что помогло бы ему в этой роковой ситуации… Вот и говори после этого, что чудес не бывает: лихорадочно шарящие пальцы наткнулись на гладкую поверхность рукояти ножа! Невероятно, но пес, казалось, разглядел вспыхнувшее в глазах человека воодушевление и предупреждающе зарычал, брызжа зловонной слюной. Но было поздно… Для пса… Злорадно подмигнув твари, Сергей всадил в ее брюхо длинное холодное лезвие и, не вынимая его оттуда, принялся полосовать животное изнутри. Локтем другой руки Седой инстинктивно прикрыл лицо и горло. Сделал он это не зря – стальные челюсти зверя мгновенно сомкнулись на рукаве плотной трофейной куртки, словно тысячью лезвий обрушившись на камуфлированную ткань. Рычание пса постепенно перешло в жалобное поскуливание. Но рука человека продолжала ожесточенно орудовать ножом до тех пор, пока пелена смерти не сковала застывшие глаза зверя. Но и после этого Решетов не успокоился – опрокинув тяжелую мохнатую тушу навзничь, он, матерясь, перерезал ей горло от уха до уха, практически отделив мощную голову от туловища. В этой резне выходила вся его ненависть к миру, в который его так неожиданно забросили. И в этом аду ему теперь придется существовать?!

Тяжело дыша, Сергей оттолкнул от себя мертвое тело противника, механически воткнул нож в землю – очистить лезвие от крови. Затем он сел на ближайшую кочку, вытирая окровавленные ладони о фиолетовый мох. Сколько же еще подобных тварей бродит по этому ненавистному лесу? Сколько зловещих капканов приготовила для него здешняя природа?! Да, такими темпами… Сергей покачал головой, мысленно прикидывая – надолго ли его хватит при подобных раскладах. Сознание посетила шальная мысль, которая все настойчивей терзала ошеломленный мозг… Все это – не его родной мир! Новая реальность, напоминающая непрекращающийся кошмарный сон, оставила где-то далеко привычные для него условия существования. В голову лезли совершенно идиотские мысли о параллельных мирах, так часто описываемых в фантастических романах. Решетов содрогнулся и внезапно почувствовал себя до ужаса одиноким… Настолько, что ему, словно волку-одиночке, захотелось по-звериному взвыть… Такого с ним еще не случалось… Даже в самых непредсказуемых и критических ситуациях. Неожиданно нависшие над ним деревья заплясали в сумасшедшем хороводе, голова пошла кругом, а спазматически содрогающийся пустой желудок освободился от наполнявшего его желудочного сока… Сергей тяжело перевел дыхание, обтер губы и внезапно осознал, что он уже много часов ничего не ел. В последнее время ему было, мягко говоря, не до этого. Некоторое время он с сомнением разглядывал мертвое тело лесной твари, распластавшееся у его ног, затем решительно выдернул из земли нож и принялся нетерпеливо свежевать спину отвратительного зверя. Несмотря на омерзительность зрелища и дикость происходящего, Решетов чувствовал, как его рот наполняется слюной животного вожделения.

Когда несколько полос темного, сладковато пахнущего мяса были срезаны с хребта неведомого зверя, Сергей, неожиданно для самого себя, перекрестился и впился зубами в окровавленную плоть. Он отрывал зубами мелкие куски и, не жуя, глотал их, дабы не вызвать новых приступов тошноты – такому способу приема пищи его когда-то давно обучил взыскательный инструктор, знакомивший начинающих киллеров с искусством выживания в условиях дикой природы. Тогда это казалось смешным и нелепым, сейчас же – довольно урчащий Сергей благодарно кивнул, отдавая должное предусмотрительности наставника. Наконец, когда истомленный желудок был наполнен, Решетов блаженно рыгнул и откинулся на мягкий ковер мха, не обращая внимания на капли ненавистного дождя, сыплющегося на лицо из серой пелены, скрывающей небеса. Несмотря на холод и сырость, пробравшиеся, казалось, до самого сердца, отяжелевшие веки сами собой закрылись… Сквозь легкую дрему послышался хруст веток и приглушенное рычание… Сергей мгновенно вскочил на ноги и сонным взором обозрел окружающее пространство – ничего… Секунду спустя содрогнулись кусты в паре десятков метров, и какая-то неуловимая тень промелькнула, скрывшись в густых зарослях. Собрат волка-мутанта? Или еще какая нечисть? Несмотря на дикую усталость и сытую дремоту, овладевшую изможденным организмом, нужно подумать и о безопасности. Решетов внимательно осмотрел ближайшие деревья – не то… Да и располагаться для сна вблизи трупа поверженной твари – верх неосторожности. Сколько еще подобных созданий может рыскать здесь в поисках пищи? К тому же в лесу заметно потемнело – близились сумерки, и неизвестно, какие еще отвратительные монстры выйдут на ночную охоту. Взглянув на остатки своей трапезы, он прикинул – не пропадать же добру – и, отыскав поблизости куст с довольно крупными листьями, завернул в них оставшееся мясо и спрятал в широкий боковой карман. Тяжело вздохнув, Сергей снял с дерева автомат и устало, но не теряя бдительности побрел в выбранном ранее направлении, попутно обозревая местность на предмет безопасного укрытия для отдыха. Передвигаясь, он наткнулся на маленькое лесное озерцо, которое в сгущающейся темноте преградило ему путь. Измученный на протяжении долгого времени жаждой, Сергей склонился было над спасительным водоемом, но на мгновение замер: пригодна ли здешняя вода для потребления внутрь? Через мгновение он хмуро покачал головой: а что вообще здесь для него пригодно? Осторожно понюхал воду – ничего странного. Опершись на руки, коснулся гладкой поверхности воды губами и сделал маленький глоток… Вроде нормально. Затем, отбросив сомнения, припал к желанной влаге. Вволю напившись, Сергей продолжил свой путь. Надвигающаяся ночь заставляла Решетова ускорить шаг: еще немного – и в лесу будет не видно ни зги.

Некоторое время спустя он все-таки нашел подходящее место для грядущего ночлега – то была развесистая сосна (или как ее там). По всей видимости, дерево было изрядно повреждено в далекой молодости – стол его был расщеплен надвое. В дальнейшем же покрытые толстой корой сучья образовали некое подобие большой корзины естественного происхождения. Сергей настороженно огляделся, затем закинул «калаш» за спину, высоко подпрыгнул и ухватился за толстый сук дерева. Вскарабкавшись к месту предполагаемой ночевки, он прикинул расстояние до земли, оценил зелено-фиолетовую завесу, скрывающую его от нежданных гостей, и удовлетворенно кивнул – то, что нужно. Затем стащил с себя ремень, опоясался, прихватив тот сук, на котором расположился, и, застегнув пряжку, довольно вытянулся всем телом на импровизированном ложе. Почти мгновенно его глаза закрылись, повинуясь неодолимому желанию отдохнуть в относительной безопасности…

На протяжении всей этой холодной долгой ночи Сергей, несмотря на дикую усталость, так и не смог толком заснуть. Кошмарные видения коротких снов, наполненные экзотикой здешнего мира, то и дело перемежались зловещими звуками, наполнявшими враждебный ночной лес: шорохи, отдаленное рычание, крики ночных птиц – все это сводило с ума… В очередной раз проснувшись, Седой едва слышно ругался, поминая недобрым словом неугомонных лесных обитателей, и, удостоверившись, что ему ничто не угрожает, вновь пытался уснуть. Наконец, когда непроницаемый ночной сумрак начал рассеиваться и ночные охотники вдоволь напрыгались и наелись, Решетову удалось на пару часов забыться тревожным, но глубоким сном…

Проснулся он от непрерывной визгливой птичьей трели, раздававшейся, казалось, над самым его ухом. Сергей едва разлепил опухшие от беспокойной ночи веки и злобно уставился на маленькое пернатое создание, верещавшее на ветке в метре от него. Распустив веером шикарный хвост, чем-то напоминавший павлиний, крылатый лесной обитатель яростно драл свою маленькую луженую глотку, ничуть не беспокоясь по поводу разбуженного недовольного соседа, который с ненавистью смотрел на него. Седой смачно плюнул в нанопавлина, метко угодив ему в самую голову, – птицу словно ветром сдуло. Решетов блаженно улыбнулся и сощурился от луча солнца, прорвавшегося сквозь хвойную завесу. Ну, слава богу! Хоть что-то приятное существует в этом мире. А ведь еще вчера ему начало казаться, что здешние небеса не извергают ничего, кроме ненавистного дождя. Что ж, это уже лучше! Разминая затекшие мышцы, Сергей лениво потянулся и, расстегнув пряжку ремня, уселся на своем ложе и огляделся. Освещенный лучами солнца, лес, казалось, преобразился. Вокруг раздавалось жизнерадостное пение птиц; ласковый ветерок играл кронами лесных великанов, в цвете которых уже не столь явно фигурировала фиолетовая составляющая. Причудливые и меняющиеся лесные тени наполняли некогда мертвый лесной массив жизнью, бьющей ключом. Вчерашние события, исполненные смертельной опасности, сейчас казались эпизодами тяжелого, кошмарного сна. Сергей невольно поежился и вновь ощутил невыразимое одиночество, охватившее его вчера. Неплохо бы осмотреться…

Расстегнув и сбросив с себя пропитанную влагой куртку, Решетов прикинул расстояние до соседнего дерева, намного превосходившего по высоте то, в ветвях которого он заночевал, и, сконцентрировавшись, перепрыгнул на него. Путь на вершину лесного великана был недолгим, и уже через пару минут Сергей смог оценить красоту здешнего неба…

То, что он увидел с вершины дерева, едва не повергло его в бездну животной паники и безумия… Не веря своим глазам, крепко вцепившись слабеющими от шока руками в колючие сучья, Сергей с ужасом и восторгом смотрел в лазурную даль… В отличие от привычного земного солнца, светило этого мира было ослепительно-белого цвета и заметно уступало ему в диаметре. Казалось, что его энергия била из микроскопической точки, но сила ее была такова, что испарения влажной почвы туманом клубились над лесом. Но не этот факт заставил разум Сергея застыть в оцепенении… Справа от него, так близко, что казалось – можно дотянуться рукой, в безбрежном небесном океане парило огромное небесное тело, опоясанное кольцом метеоритов… Оно, подобно его родной планете, было окутано голубоватой дымкой, сквозь которую легко угадывались очертания материков и омывающих их океанов. С одной лишь разницей – это были не контуры Земли…

Еще некоторое время Сергей оцепенело обозревал представшее его взору великолепное и одновременно ужасающее зрелище, затем вяло и отрешенно, словно усталый ленивец, полез в свое убежище. Тяжело плюхнувшись на куртку, он невидящим взором уставился в одну точку… Абзац – приплыли! Больше сомнений быть не могло: все это – не какой-то экзотический уголок его родной планеты, а совершенно иная реальность. Чувство апатии внезапно переросло в холодный всепоглощающий гнев. Гребаные менты!!! В какую треклятую, богом забытую дыру они его засунули?!! В ярости Решетов коротким мощным ударом заехал по стволу дерева и, не обращая внимания на боль в ободранных суставах пальцев, обхватил ладонями седой ежик волос. Во попал! Просидев в такой позе какое-то время, он наконец с огромным трудом смог-таки взять под контроль эмоции и криво усмехнулся: теперь уж точно будет что вспомнить перед смертью. Так… Взглянем на полученный расклад… Тюремный срок совершенно необычным образом трансформировался в десант на… другую планету? В параллельный мир? Еще черт знает куда? По сути – не так это и важно… Следовательно, в игру помимо ФСИН включились какие-то сугубо секретные спецслужбы, в ведении которых находятся весьма неоднозначные научные изыскания. Сергей наморщил лоб – начкар плел что-то про ИК-777, находящуюся в каком-то отдалении… Вспомнились слова караульного о загадочном переходе… Еще тогда, в вертолете, этот вопрос показался Решетову очень и очень странным… Уже на тот далекий момент повидавший на своем веку всякого Сергей заподозрил неладное: странный этап, подготовка конвоя, пожизненное заключение, вертолет, загадочный «переход» и резкое похолодание… Задумчиво отдирая кожу на свежей ссадине, он старательно пытался составить резюме, анализируя сложившуюся ситуацию. Итак, он в неведомом мире, куда наши доблестные спецслужбы нашли какой-то загадочный лаз, – это раз! Сергей невольно улыбнулся полученной рифме. В этом мире существует некая колония, где ведутся то ли научные, то ли еще какие разработки, по всей видимости – связанные с огромным риском для здоровья или даже жизни, иначе – зачем еще этапировать сюда заключенных. Это – два! Исходя из реплики конвоира, есть некий переход… коридор, ведущий отсюда на его родную Землю, и находится он в строго определенном месте, так как к месту переброса нужно добираться на вертолете… Следовательно, чтобы вернуться домой, ему нужно разыскать загадочный лагерь, найти компетентных в данном вопросе лиц и вытрясти из них всю возможную информацию. Затем требуется угнать вертолет и по-быстрому свалить отсюда… Делов-то! Сергей тяжело вздохнул, представляя возможные перипетии, которые могут возникнуть на пути к его цели. Шутка ли – поставить на уши целую колонию, находящуюся под патронажем спецслужб, которая к тому же расположена у черта на куличках!

Весь текущий день и следующий Решетов осторожно пробирался по дебрям неведомого мира, изредка делая короткие привалы. Мяса убитого им хватило лишь до вечера, поэтому Сергею пришлось попутно пополнять свой скудный рацион. Не желая по пустякам расходовать остатки боекомплекта, он ухитрился с помощью ножа завалить жирного «тетерева», как он его окрестил, хотя с реальным земным представителем фауны сходство заключалось лишь в размерах птицы. Благо, воды в этом диком краю было предостаточно – то и дело Седой натыкался на мелкие порожистые речушки, соединявшие системы небольших озер. Умываясь вблизи шумевшего переката, он заметил хребты игриво снующих среди камней довольно крупных рыб. Несколько минут спустя серебристая, с зеленоватым отливом красавица яростно трепыхалась на берегу, отчаянно пытаясь скатиться в спасительную воду. Отобедав своеобразным суши, Сергей пожалел об отсутствии васаби и палочек и вновь продолжил свой путь. К его великому удивлению, на пути больше не попадалось каких-либо устрашающих хищников и прочей нечисти, с которой Решетов успел вволю навоеваться по прибытии в этот негостеприимный мир.

К вечеру третьего дня Сергей непроизвольно ослабил бдительность, и это едва не стало его роковой ошибкой. В сгущающихся сумерках он по привычке отыскивал себе место для ночлега, разглядывая кроны деревьев и не особо заботясь о том, что находится непосредственно перед ним. Внезапно приглушенное утробное рычание заставило его замереть на месте… Никакого молниеносного броска не последовало, и Решетов медленно повернул голову влево – туда, откуда послышался сей зловещий звук. Метрах в пяти-шести от него из-за толстого ствола развесистого дерева выглядывала омерзительная морда вурдалака-кенгуру, вперив в Сергея свой полный ненависти взор красновато-желтых глаз. Из недр отвратительной пасти лился поток угрожающих подвываний, который как бы предупреждал незваного гостя: «Ни шагу дальше!» Весьма удивленный тем, что зверь не напал на него внезапно, Сергей очень медленно и плавно повернулся к потенциальному противнику, чуть ли не шепотом говоря: «Тихо, пушистик, тихо…» Одновременно он осторожно снял автомат с предохранителя. Негромкий щелчок, казалось, подействовал на лесного обитателя настораживающе – крупное тело тут же плавно выплыло из-за толстого ствола, рычание усилилось, а мощные нижние конечности подогнулись, словно готовясь совершить прыжок. Сергей снова замер, закрывая телом правую кисть, указательный палец которой уже лег на спусковой крючок… Зверь медлил, лишь угрожающее рычание приобретало все более яростный оттенок. И тут Сергея словно осенило: существо не хочет нападать, оно лишь предупреждает!

– Ладно, парень, – ровным голосом произнес Решетов, – ладно… Тебе проблемы не нужны, я это понял. Мне они тоже ни к чему… Расходимся?

Сергей медленно поднял руки повыше, так, чтобы его открытые ладони были видны вурдалаку, и плавно сделал два шага назад. Зверь отреагировал мгновенно – яростный рык перешел в недовольное сопение, а мышцы заметно расслабились. Решетов облегченно перевел дыхание и, пятясь спиной вперед, сделал еще несколько шагов назад. И тут вся загадочность возникшей ситуации в одно мгновение стала ясной как божий день: из большого куста с нежно-ворчливым попискиванием к ногам огромной твари выкатились два мохнатых комка, которые, сверкая маленькими глазенками и неуклюже переставляя задние лапки, принялись приплясывать возле своего родителя, явно от него чего-то требуя. Не спуская предостерегающих глаз с пришельца, вурдалак заворчал, пытаясь пристрожить свой разбушевавшийся выводок.

– Понимаю, косматый, понимаю: семья превыше всего! – тихо рассмеялся Сергей, подмигнул зловещему семейству и, развернувшись, зашагал прочь от места нежданной встречи, досадуя по поводу того, что ночной лагерь придется искать в потемках.

Ранним утром, едва забрезжил рассвет, Решетов продолжил свой уже казавшийся бесконечным путь. Недалеко от того места, где накануне вечером он повстречал необычное семейство, Сергей замедлил шаг и настороженно огляделся вокруг – никаких следов пребывания вурдалаков… Нет, вот у того большого куста заметно потрепаны, словно обкусаны, ветви… Да, это именно из него вчера выкатились маленькие звереныши! Внезапно взгляд Седого уперся в широкую, усыпанную сухими иглами и старыми листьями лесную тропу… Ну, наконец-то! Хоть какое-то доказательство разумной жизни в этом гиблом мире. Сердце бешено заколотилось, и с каким-то необъяснимым воодушевлением Сергей мягко ступил на лесную дорогу, которая, возможно, приведет его… Куда? А, не важно! Лишь бы аборигены хоть отдаленно напоминали разумных существ, а там – договоримся!

Около часа Решетов пробирался по утоптанной тропинке, осененной кронами нависавших над ней деревьев, непроизвольно рисуя себе в воображении встречу с местными «папуасами». Мало-помалу лесной массив расступался и дорожка заметно расширялась – похоже, до цели путешествия оставалось совсем недалеко. Сергей благоразумно свернул с тропы – вторгаться наобум во владения лесных обитателей было бы верхом неосторожности. Пробираясь параллельно дорожке и стараясь не терять ее из виду, Сергей заметил впереди широкий просвет между деревьями и вновь замедлил шаг, стараясь, чтобы ни одна ветка не хрустнула под подошвами берцев. Он еще дальше углубился в лес – прочь от лесной тропы. Завидев впереди небольшую скалу, поросшую мелкими кривыми деревьями, легко взобрался на нее и ошеломленно воззрился на картину, представшую его изумленному взгляду…

На огромной, метров четыреста в диаметре, поляне, окаймленной диким лесом, располагалось множество довольно крупных пригорков. При более внимательном рассмотрении они оказались искусственными сооружениями, слепленными из веток, земли и камней. Вне всякого сомнения, эти творения местной архитектуры являлись жилищами каких-то существ, о чем красноречиво говорили зияющие дупла входов в землянки и маленькие окошечки в своеобразных стенах. Пространство между домиками было плотно утоптано, кое-где наблюдалось даже некоторое подобие изгородей из грубо натыканных в землю кольев. М-да, цивилизация, блин…

– Мегаполис, мать его! – зло сплюнул в строну Сергей.

Внезапно его внимание привлек звук, напоминающий крик младенца, и последовавшее за ним нежное басовитое ворчание. И тут все надежды Решетова на контакт с внеземной цивилизацией растаяли, как таблетка «Алказельцер» в стакане с водой… Из ближайшей к месту дислокации Седого лачуги, тяжело переставляя мохнатые лапы, вылезла, по всей видимости, уже довольно пожилая вурдалачиха. Она, недовольно ворча, пыталась приложить бьющийся у нее в руках комок меха к огромной обвисшей груди. Видимо, адский поселок еще только просыпался, поскольку только возле нескольких землянок наблюдалось какое-то шевеление. Как заметил Сергей, одни лишь представительницы прекрасного пола поднимались в сей ранний час. Вполне вероятно, что мужское население деревеньки отдыхало после ночных «дел праведных».

Кормящая мамаша, бурча что-то себе под нос, неторопливо прошлась по маленькому дворику, деловито пошевелила тяжелой облезлой лапой кучу какого-то тряпья, сваленную у входа, и недовольно гаркнула в зияющую темноту хижины. Тут же из недр жилища раздался ответный писк, и на свет божий неуклюже вывалилось маленькое мохнатое создание, волоча за длинные темные волосы человеческую голову. Лоб Сергея покрылся холодной испариной при виде того, как малыш-вурдалак подтащил свою страшную ношу к бесформенной груде тряпья и аккуратно положил ее рядом. Только сейчас Решетов с леденящим кровь ужасом осознал, что старуха теребила ногой не грязные лохмотья непонятного происхождения. То было переломанное, лежащее в неестественной позе человеческое тело! И тело это, судя по приложенному юным вандалом атрибуту, еще совсем недавно принадлежало молодой девушке! Картинка мгновенно сложилась в затуманенном невероятностью происходящего сознании: вчера вечером он повстречался и затем мирно разошелся с папашей, обучавшим своих детишек ночной охоте… Шепотом выматерившись, Седой ударил кулаком по небольшому камню, из-за которого он наблюдал за омерзительным зрелищем. Эх, если бы он только мог догадаться тогда о помыслах нелюдей!

Поток мстительных мыслей был внезапно прерван шуршанием мелких камней, которые от спонтанного удара Сергея покатились по склону в сторону обители отвратительных тварей. Старая «скво» мгновенно сориентировалась на мелкий обвал, вскинула голову и, заметив седую макушку Решетова, извергла из своего нутра леденящий душу протяжный вой… Практически мгновенно из «хижин» повыскакивали особи мужского пола и, повинуясь взмаху старушечьей лапы в сторону Сергея, гигантскими прыжками устремились в сторону нежданного гостя. На несколько коротких мгновений Седой впал в психологический ступор, глядя на немыслимо быстро приближающихся тварей: они практически летели вверх по склону, неимоверно мощно работая нижними конечностями. «Сколько их – семь, нет – восемь!» – лихорадочно облизнул губы Сергей и, не сводя глаз с враждебных оскалов нападающих, снял автомат с предохранителя.

Первая короткая очередь снесла полчерепа у вырвавшегося вперед зверя – тело его еще с десяток метров пролетело по инерции вперед. Раз… Вторая и последняя из пристегнутого магазина очередь раздробила коленные суставы чудовища, следовавшего за своим поверженным собратом, – вурдалак, словно подкошенный, грянулся оземь, издав протяжный, полный ярости рев. Второй есть… Решетов механически поменял рожок, и уже через пару секунд еще две лесные образины сучили своими чудовищными лапами в предсмертной агонии. Четверо… Остальные атакующие словно не замечали машущую над ними своей косой Смерть. Исполненные звериной злобы, они неумолимо сокращали и без того ставшее уже ничтожным расстояние, отделявшее их от врага, вторгшегося в родное поселение. Сразив очередного, пятого по счету, противника, практически отделив выстрелом его голову от тела, Седой обреченно вздохнул: в магазине всего четыре-пять патронов – на троих не хватит! До приближающихся монстров оставалось не более пятнадцати метров… Решетов тщательно прицелился, выпустил остатки боекомплекта прямо в морду шестой твари и швырнул ставший бесполезным автомат в сторону оставшихся недругов. Затем, коротко переведя дыхание, он устремился в дебри тайги – прочь от треклятого поселка.

Тяжелые ветви длинными иглами хлещут по лицу… Правая нога на секунду застряла в трухлявом пне… Душу мать! Сзади – казавшийся оглушительным хруст ветвей от коротких приземлений тяжелых тел… Рычание обезумевших от близости жертвы вурдалаков, словно тисками, сжимает трепещущее сердце… «Ну, вот, Сережа, ты и приплыл…» За ближайшей развесистой сосной – каменная отвесная стена… Да и плевать! Еще сто метров такого спринта – и он все равно рухнул бы, задыхаясь, на землю…

Тяжело дыша и цепляясь левой рукой за скалу, Седой извлек нож и прислонился спиной к каменной преграде. Он выставил сверкнувшее на солнце лезвие в сторону противников, слюна вожделения которых мутными брызгами разлеталась в окружающем пространстве. Ближайший монстр, не мудрствуя лукаво, всем весом налетел на казавшуюся беззащитной жертву. Впившись крючьями твердых когтей в грудь Сергея, он с вожделением запустил свои длинные клыки в правое плечо Решетова. Заорав от пронзившей все тело боли, Сергей успел-таки крест-накрест располосовать брюхо твари. В подернутых пеленой безумия глазах вурдалака мелькнула тень недоумения. Взвыв, он согнулся пополам и медленно отступил назад, прижав короткие передние лапы к страшным ранам на волосатом брюхе. Решетов почувствовал онемение, расплывавшееся по всему телу от места укуса, но, несмотря на это, злорадно рассмеялся похожим на карканье хохотом и с вызовом уставился на подоспевшего последнего преследователя. С сумасшествием в глазах, весь в крови и с дикой блуждающей улыбкой, он сейчас мало чем отличался от своих диких противников. Жажда крови – вот все, что сейчас владело сознанием загнанного в угол человека.

Вторая тварь оказалась на удивление осторожной, видимо, ее впечатлил облик корчащегося от боли собрата. Вурдалак остановился в паре метров от Сергея и с ненавистью уставился ему прямо в глаза. Какая-то сверхъестественная животная паника охватила разум Решетова, когда взгляды противников встретились. Казалось, он цепенеет от неземной ненависти, сочащейся из глаз зверя… Или то были последствия укуса в плечо? Не имеет значения – жить ему осталось не более нескольких минут…

– Ну, сука, чего стоишь?!! – прохрипел Седой, переложив нож из онемевшей правой руки в левую. – Ко мне, тварь!!!

Зверь не ринулся в лобовую атаку – вместо этого он стал совершать внезапные невысокие прыжки то влево, то вправо, время от времени делая выпад мощной нижней лапой в сторону Сергея.

– Мля, ты прям Мухаммед Али, мать твою! – заплетающимся языком промямлил Решетов, чувствуя холод, разливающийся по телу. Судя по всему, раненый в брюхо йети отомстил ему, впрыснув в организм какой-то яд. – Хорош пры…

В этот момент огромная пята вурдалака точным ударом взломала его залитую кровью грудную клетку, кроша ребра и глубоко вбивая их обломки в легкие…

«Писец!» – пронеслось в одурманенном сознании Сергея.

Окружающее пространство уже начало заплывать кровавым туманом, когда голову торжествующего зверя сверху насквозь пробила длинная стрела, пригвоздив верхнюю челюсть к нижней. С короткими промежутками с той скалы, по которой Сергей сползал прямиком в теплые и мягкие объятья смерти, просвистели еще несколько стрел, дрожащим оперением символизируя окончание лесной баталии. Окровавленные губы Седого расплылись в предсмертной улыбке, когда над ним с озадаченным видом склонился пожилой высокий мужчина с длинным тугим луком в руке и охапкой стрел, торчащей из-за широкого плеча.

– По-любому – спасибо, брат… – прошептал Сергей и провалился в омут небытия…


Замок легаты

Пустота… Невыносимый жар в воспаленной груди, разрываемой на части тысячей разъяренных маленьких бесов… Не-е, это не рай! По всей видимости, нагрешил ты, Сережа, в этой жизни – мама не горюй… Таким одна дорога – чартерным рейсом в ад, где, судя по всему, ты сейчас и находишься… Почему так темно?!! Ах да, глаза… Видимо, и в загробном мире их принято открывать. Очень… очень нужно открыть их и найти в себе силы отогнать тех маленьких чертей, что терзают его грудь! Застонав, собрав всю волю в кулак, Решетов сумел-таки свершить это неимоверно сложное деяние. Невероятно, но взгляду его предстало отнюдь не великолепие ада… Сквозь кроваво-мутную пелену он увидел немыслимо голубое небо, обрамленное ветвями высоких деревьев, колышущиеся листья которых что-то упорно шептали ему. Сергей моргнул, пытаясь избавиться от ненавистной пелены, и, скосив взгляд вправо, увидел того самого мужчину, что выпустил дух из последнего упыря, атаковавшего его. Поверхность, на которой возлежал Сергей, тряслась и временами вздрагивала так, что в глазах от невыносимой боли вспыхивали развесистые пучки молний. «Меня везут на какой-то телеге», – отрешенно подумал Решетов. Куда – этот вопрос на данный момент интересовал его меньше всего. Удивительным было другое – он до сих пор жив! В его сознании навек отпечатался страшный удар, крошащий ребра и разрывающий легкие… После такого не живут! Седой хотел удивленно покачать головой, но… не смог этого сделать – мышцы тела совсем его не слушались. Да, как такового, он и не ощущал этого самого тела… Лишь невыносимая, вытягивающая душу боль в том месте, где должна находиться грудь… Там сейчас… кровавое месиво, нашпигованное обломками костей! Сергею захотелось завыть, словно смертельно раненному зверю, но голосовые связки его не слушались. И тут облом!!! Судя по оружию и одежде людей, спасших его, нанотехнологии в этих местах не в чести. Стало быть, как ты ни крути, дорога для него одна – на тот свет… «Уж лучше б добили на хрен!» – со вполне объяснимой злобой покосился Решетов в сторону своего спасителя, ехавшего на повозке возле него и старательно правившего лезвие длинного клинка грубым бруском.

Казалось, спутник почувствовал исполненный злобы взгляд лежащего рядом человека, потому что тут же бросил свой меч на телегу и склонился над Сергеем, с тревогой оценивая его состояние. В темно-серых глазах, по всей видимости немало повидавших на своем веку, отчетливо читалась жалость и какая-то необъяснимая безысходность по отношению к подопечному. «Ну, не медли – добей!» – с вызовом взглянул Решетов на сидящего рядом. Посмотрел… и словно разбился о стену непробиваемого спокойствия и уверенности, лучащихся из глаз пожилого мужчины. Тот дружески, можно даже сказать, с оттенком суровой ласки прошептал что-то и легко коснулся крепкой ладонью плеча Седого.

– Эт орано! – густым басом пророкотал он куда-то в сторону.

– Вауно! – ответил ему чистый звонкий голос, и над Сергеем склонилось женское лицо, коснувшись его щеки темным локоном волос.

Девушка легко запрыгнула на повозку рядом с Решетовым, который почувствовал, что его голову осторожно приподнимают и что-то под нее подкладывают. От этих едва заметных движений грудная клетка Седого буквально вскипела, а из уголков рта хлынула вязкая жидкость. Он тяжело застонал и на миг погрузился в спасительные объятия темноты, бросившейся на него со всех сторон… Когда Сергей вновь смог открыть глаза, то увидел, что рука девушки светлым платком бережно отирает его губы.

– Калети! – едва слышно прошептали ее губы, а серые, такие же как глаза мужчины, но отнюдь не суровые, а нежные и исполненные растерянности и жалости, очи встретились со взглядом Седого.

Девушка попыталась улыбнуться ему, но вышло у нее это так неуверенно и жалостливо, что она немедленно отвернулась. «Ладно, красотка, я и сам знаю, что мне кирдык!» – мрачно подумал Сергей и попытался улыбнуться в ответ. В следующий момент темноволосая приложила к его губам горлышко стеклянной фляги и попыталась влить ее содержимое в рот умирающего. Поток обжигающей влаги ринулся в горло Решетова, который тут же поперхнулся, но большая часть вливаемого уже успела проникнуть в его нутро. Сергей молился всем богам, чтобы это зелье оказалось ядом, но вскоре боль утихла, а сознание начало обволакиваться тяжелой сетью необъяснимой неги и тепла, шедших из глубины живота. Седой с благодарностью взглянул в глаза милого ангела-хранителя, сидевшего рядом, и снова впал в забытье…

Очнувшись в следующий раз, он обнаружил себя в тускло освещенной небольшой комнате с низким каменным потолком. Серые стены из грубо обтесанных камней навевали мрачные мысли о склепе. Неровный свет короткими всполохами рвался из двух металлических чаш, располагавшихся по обе стороны от его ложа, причудливыми и угрожающими тенями танцуя на стенах непрезентабельной опочивальни. «Прям чистилище». Сергей попытался тяжело вздохнуть и вновь едва не потерял сознание от адской боли, взорвавшей грудную клетку. Вернулось ощущение тела, но это не принесло ожидаемой радости – едва попробовав пошевелиться, он претерпел такие страдания, что тут же отказался от малейших телодвижений. Всегда и везде, в самых критических ситуациях Седой стремился лишь к одному – выжить, выжить любой ценой. Даже тогда, в самолете, несшем его из жаркой Ливии на Родину… Во время этого страшного перелета он умирал и воскресал несколько раз, потому что знал: дома его ждут люди, у которых есть все средства и возможности, чтобы поставить его на ноги. А сейчас… Смертельная рана, несопоставимая с жизнью… Отсутствие элементарного оборудования и лекарств. Лишь какое-то наркотическое снадобье, которым его время от времени потчуют… Палата, похожая на обитель мрачных идолопоклонников… И что самое главное – он здесь чужой и абсолютно никому не нужный… Сдохнуть бы побыстрей…

Поток суицидальных мыслей прерывает старуха, обтирающая его лицо влажной тряпкой. Через секунду – уже знакомое стеклянное горлышко возле губ. «Хватит поить меня этим дерьмом! Хватит поддерживать жизнь трупа!!!» – хотелось крикнуть Решетову, но он лишь стиснул зубы и, превозмогая боль, отвернулся. «Не хочу больше… так!!!» Но неугомонная сиделка поворачивает его голову и насильно пытается влить содержимое склянки в его рот, ее сильные пальцы разжимают челюсти, склянка наклоняется… И тут Седого прорвало… Мощный выброс адреналина сделал свое дело! Непостижимым образом он сел на постели, схватил женщину за шиворот, вырвал из ее рук довольно внушительную бутыль и жадно припал к горлышку. «Хоть от передоза загнусь, в экстазе – всегда мечтал о такой смерти!» – зловещим хохотом неслось в его сознании, пока несчастная женщина что-то сбивчиво лопотала, пытаясь вырвать сосуд из рук обезумевшего больного. Выпив все до капли, Сергей выпустил плачущую женщину, еле слышно прошептал: «Прости…» – и, прикрыв глаза, блаженно улыбнулся губительному забвению, несущемуся на него в ореоле фейерверков и танцующих радуг…

…Костлявая, ау… Ты уже коснулась меня своей тощей лапкой? Темнота… Могильная тишина… Нет звуков, нет видений… Ничего нет… Абсолютно ничего… Хотя вру – мысли-то есть! Есть, но какие-то вялые и разрозненные, словно рождены не мозгом, а витают где-то сами по себе… Так я, вашу мать, жив или мертв?! Вопрос, естественно, остался без ответа, но эта вспышка ленивой злости каким-то образом повлияла на покрывший все мрак. Медленно, словно преодолевая миллионы световых лет, в окружающее пространство тянутся янтарные нити неземного свечения, которые, обволакивая и вытаскивая из мрака очертания предметов, колонн, стен, чертят в воздухе уже знакомую для Седого опочивальню, в которой он умирал… Да, это именно та мрачная комната: каменные стены, нехитрое убранство, две широкие лампады по обе стороны ложа, на котором распростерто тело мужчины… Мужчины… Е-мое, это же я!!!

Нельзя сказать, что сознание Решетова парило под потолком или еще где-то. Он видел всю картину одновременно из множества ракурсов и в то же время чувствовал, что в теле побелевшего мужчины с губами цвета индиго еще теплится искра жизни. Чувствовал потому, что, находясь повсюду, все же не утратил связи с казавшимся мертвым организмом, хотя члены его уже не повиновались приказам мозга.

– И что, по-вашему, я должен делать теперь? – горько обратился Сергей непонятно к кому.

«Непонятно кто» оставил его глупый вопрос без внимания, но сквозь дверной проем в комнату проникли посторонние звуки, очень скоро трансформировавшиеся в приглушенный разговор на незнакомом Седому языке. В помещение вошли двое, уже знакомые Сергею: высокий статный пожилой мужчина и та самая девушка, что поила его дурманящим зельем по дороге сюда. Фамильное сходство между этими двумя людьми не оставляло сомнений, что комнату умершего посетили отец и дочь. Мужчина был одет в камзол из хорошо выделанного сукна, штаны из тонкой кожи и высокие сапоги. На широком поясе прицеплены ножны с длинным узким клинком, вершину эфеса которого венчал черный отполированный камень. Во всем его облике сквозили истинное благородство, уверенность и дух настоящего мужчины-воина. Волевое открытое лицо наполовину скрывала аккуратно подстриженная черная борода, щедро посеребренная сединой, а темно-серые глаза, взгляд которых был тверже стали, на удивление нежно взирали из-под косматых бровей на спутницу, опирающуюся на его руку.

Если говорить о девушке, то, едва коснувшись взором ее прекрасного лица, Седой горько пожалел, что тело его находится на смертном одре. Очаровательные, безмерной глубины глаза, даже несмотря на то, что на данный момент они наполнены скорбью, наверняка способны растопить сердца тысяч мужчин, а прелестные полные губы были достойны воплощения на холсте великого художника. Роскошные, черные как смоль волосы собраны сзади с помощью легкой золотой заколки. Одета молодая женщина была просто, но изысканно – скромное легкое платье и плотный плащ, скрывавший от невольного наблюдателя изгибы соблазнительного тела.

Общаясь вполголоса, мужчина и его дочь подошли к бездыханному телу Решетова, и рука девушки крепче впилась в локоть отца. Осторожно, словно опасаясь чего-то, пальцами второй руки она коснулась холодного лба Сергея. Задержавшись лишь на миг, ее пальчики скользнули к шее – туда, где должна пульсировать сонная артерия, и надолго остались там. Тень надежды на прекрасном челе постепенно сменилась выражением горечи и необъяснимой ярости. Вскоре Сергей понял причину сочетания подобных чувств: женщина что-то произнесла сквозь зубы, словно ругательство, и пнула ножкой в изящном башмачке ту самую бутыль из-под сильнодействующего обезболивающего, что валялась подле кровати. Мужчина обнял дочь, ласково заглянул в ее полные ярости глаза и что-то успокаивающе заговорил. Внимая доводам отца, она послушно кивнула головой и спрятала лицо на широкой груди мужчины, который, словно прощаясь, легко коснулся плеча Решетова и глубоко вздохнул. Затем мужчина ласково подтолкнул дочь к выходу, а сам задержался еще на несколько секунд – задуть лампады. После этого он тяжелой походкой последовал за нею.

«Аминь!» – злобно подумал Седой и впал в полнейшее уныние. Несколько томительных часов ничего не происходило в наполненной смертью мрачной опочивальне. Сознание Седого металось в пространстве этого склепа, не в силах вырваться за его пределы – связь с телом была еще очень прочна. Настроение плененного духа менялось от глубочайшей безысходности до неистовствующей истерии. «Где, дьявол вас возьми, яркий свет в конце тоннеля?! Или волосатые черти со своими раскаленными сковородками?? Или ковровая дорожка, ведущая на Высший суд???» – перечислял Решетов известные ему атрибуты перехода в иной мир, вопрошающе глядя в потолок, украшенный грубой резьбой по камню. Оглушительно хохочущая тишина была ему ответом. Разум Седого уже совсем смирился с мыслью, что отныне существовать ему придется в облике бесплотного духа на чужой планете, как неожиданно внимание его привлекло едва заметное движение возле его смертного одра…

Погрузившись в посмертную истерику с головой, он даже не заметил, как в непосредственной близости от его хладного тела, словно из воздуха, материализовалась уже знакомая ему траурная фигура, голова которой была покрыта черным капюшоном…

«А вот и демон, пожаловавший из Преисподней по мою душу! – злорадно подумал Сергей, радуясь хоть какой-то развязке. – А ты ведь давно меня пасешь, неясно только, чего так долго тянул!» Вместо ответа фигура в черном балахоне повернулась, как будто отыскивая блуждающий в комнате дух Решетова. Через несколько секунд глазницы, исполненные ослепительного света, сверкнувшие из темноты капюшона, буквально выхватили из мрака комнаты душу Сергея и безапелляционно водворили ее в прежний сосуд обитания. В то же мгновение к Решетову вернулись все телесные ощущения, включая адскую боль в груди.

– Какого черта ты вытворяешь?! – хотел крикнуть Седой, но из уст его вырвались лишь каркающие хрипы вперемешку с кровью.

Мрачный визитер, не обращая внимания на потуги жертвы, повел раскрытыми ладонями над телом. Невероятным усилием воли Сергей сумел-таки приоткрыть глаза, и то, что он увидел, заставило его пожалеть, что ранее он не канул в небытие… Все его тело было окутано ярко-голубой прозрачной дымкой, источаемой из раскрытых дланей демона, колдовавшего над умирающим. Душа Седого закоченела от ужаса, когда он увидел, как зашевелилась и поплыла рябью его грудная клетка. Остатки рваной рубахи вместе с ветхими бинтами разлетелись в стороны, а грудина вздулась, словно распираемая изнутри. Страшная, несовместимая с жизнью, всепоглощающая боль, словно соревнуясь с ужасом от увиденного, сковала разум человека при виде того, что его ребра, без всяких усилий извне, раскрылись, подобно огромной шкатулке… Там, внутри… все пульсировало, клокотало… Кровавые куски легких с торчащими из них обломками костей… Бешено пульсирующий кусок мяса – сердце, изо всех сил пытающееся отдать свой последний долг организму… Треклятый демон и его запустил в безумном режиме, хотя еще несколько минут назад девушка так и не смогла нащупать пульс на шее бездыханного.

От дикой боли, пронзающей каждую клетку его тела, Седого заколотило, словно в лихорадке. «Вот они – муки ада! – окровавленным мечом полоснуло его сознание. – Почему Бог дает мне силы пережить подобное?! Чем кроме своей непутевой шальной жизни заслужил я подобное???»

Казалось, демон обратил внимание на стенания подопечного – глубокие глазницы выплеснули поток непереносимо яркого света прямо в расширенные от ужаса глаза Сергея. Поразительно – боль тут же исчезла, осталось лишь ощущение неприятного шевеления в грудной клетке.

– Кто ты? Бог или Дьявол? – едва слышно вырвалось из оцепеневших губ Седого.

«Не отвлекай, все будет хорошо. Спи…» – не голос – импульс в мозгу.

Сергей полностью доверился силе, идущей от этого телепатического вещания, и послушно сомкнул веки…

Сколько прошло времени? Месяцы, дни, недели? Или то был лишь короткий миг, пролетевший с момента чудесной, но такой пугающей операции? Сквозь сумерки возвращающегося сознания до слуха Седого донеслось негромкое пение нежного девичьего голоса, раздававшееся в непосредственной близости от него. Мотив песни был грустным, и, хотя Сергей не понимал языка, на котором она исполнялась, голос девушки проникал, казалось, в самое его сердце, заставляя его трепетать от невыразимых чувств. Одновременно Решетов ощутил легкие, осторожные прикосновения к своему телу чего-то влажного и теплого. Эти умиротворяющие движения он ощущал на своей шее, плечах; более осторожно и легко – на все еще немного саднящей груди… Непереносимая адская боль покинула изможденное тело, и теперь все еще одурманенный мозг с радостью отдавался неге ласковых касаний. Седой с трудом приоткрыл отяжелевшие веки, и от того, что предстало его взору, несчастного больного бросило в жар – он, полностью обнаженный, возлежал на своей «больничной койке», а та самая умопомрачительной красоты девушка нежно обтирала его кожу влажной тканью, периодически макая ее в емкость с теплой водой. Первым его желанием было вскочить и немедленно прикрыться, но он еле сдержал себя, не зная, какими последствиями это может обернуться для его организма, только что перенесшего сложнейшую операцию. Поэтому, превозмогая стыд, он остался недвижим, из-под приоткрытых ресниц тайно наблюдая за прекрасной сиделкой, которая с легким румянцем на лице трудилась над распростертым перед ней телом голого, отлично сложенного мужчины. Девушка вновь смочила ткань и осторожно коснулась живота подопечного. Сергей уже сходил с ума от возбуждения, всеми силами пытаясь отвлечься от происходящего и подумать о чем-то другом. Но, к сожалению, с природой не поспоришь. Да и период воздержания для Решетова был слишком велик. Едва девичья рука скользнула ниже лобка, да вдобавок по губам девушки пробежала стыдливая, но заинтересованная улыбка, как его организм мгновенно отреагировал на нежное прикосновение. Увидев «гордо реющий» символ возбужденного мужчины, девушка внезапно оборвала свое пение, а с ее уст слетел громкий вздох не то ужаса, не то восхищения. Через мгновение она резко перевела свой взор на лицо Седого и, заметив его приоткрытые глаза, пронзительно взвизгнула, уронила свою тряпочку в тазик с водой, резко покраснела и стремглав выбежала из комнаты.

«Черт, как неудобно все получилось!» – с невыносимой досадой подумал Сергей и от огорчения тяжело вздохнул. Вздохнул… и лишь спустя несколько мгновений осознал, что его грудная клетка не отозвалась на это движение дикой болью! Вот это номер!!! Неведомый кудесник потрудился на славу! Осторожно, едва дыша, Решетов попытался приподняться на постели, хотя и с трудом (затекшие мышцы едва его слушались), но через пару секунд уже сделал это и теперь находился в сидячем положении. Голова сильно кружилась, его затошнило, и, в безуспешной попытке освободить пустой желудок, он скорчился на постели, свесив голову вниз. В этом положении его и застала вбежавшая в помещение пожилая женщина, та самая, у которой он вырвал бутыль с дурманящим зельем. Охая и стеная, она уложила больного обратно в постель, обтерла его губы и поднесла ко рту чашу с каким-то травяным пряным отваром. Уловив незнакомый запах, Сергей понял, что это уже не тот дурман, которым его потчевали раньше, и смело влил в себя поднесенный напиток, с наслаждением смочив пересохшее горло. Старушка одобрительно закивала головой и что-то успокаивающим тоном зашептала, взъерошив его волосы. В желудке Сергея разлилось приятное тепло, от которого по всему телу пошла расслабляющая волна мягкого успокоения. Женщина вновь произнесла несколько одобрительных слов, укрыла Сергея легким одеялом и покинула комнату.

Отдохнув несколько часов, Сергей вновь попробовал подняться с постели, и на сей раз это ему удалось. Рядом с кроватью, на широкой скамье, он обнаружил приготовленные явно для него легкие штаны из тонко выделанного сукна и такую же рубаху. Не без труда (глубокие шрамы на груди еще изрядно тяготили его, да и ослабленность организма давала о себе знать) через несколько минут ему удалось облачиться в это одеяние, и он, уже не чувствуя себя столь неловко, как ранее, неуверенно сделал несколько шагов. Пол, казалось, шатался под его ослабевшими ногами и грозил, перевернувшись, ударить его по голове, поэтому Седой доковылял до ближайшей стены, следуя вдоль нее, добрался до широкого зеркала. Глянув в него, поначалу он не узнал человека, который воспаленными глазами воззрился на него из отражения. То был стопроцентный клиент психлечебницы с отросшими, всклокоченными волосами; густой, спутавшейся, длиной до середины груди бородой. Даже сквозь эту роскошную растительность угадывалась смертельная бледность кожи и ужасающая впалость щек.

– М-да, красавец! – ухмыльнулся Седой. – Это сколько же я здесь провалялся?! Несомненно, та брюнеточка была очарована…

Он распахнул рубаху, внимательно осмотрел один длинный – во всю грудь – и несколько мелких шрамов, оставленных «человеком в черном», и с удивлением покачал головой: такого качества работы он в своей жизни еще не видел. Рубцы были тонкие, аккуратные и едва заметные. Вспомнив то, как была «взорвана» изнутри его грудная клетка, Сергей удивленно прошептал: «Как возможно такое?!» Видимо, на каком-то уровне медицина здесь шагает семимильными шагами. Но только строго на определенном, заметил он, вспомнив жалкие бинты и дурман, предоставленные «местной клиникой». Затем Решетов еще раз с омерзением обозрел облик сумасшедшего старика, пялящегося на него из недр зеркала, и почувствовал острую необходимость в бритве и ножницах, ну, на худой конец, хотя бы в остром ноже. Обозрев просторы опочивальни, ничего похожего на искомые вещи он здесь не увидел, поэтому на трясущихся ногах двинулся в сторону выхода, чтобы поискать оные предметы снаружи. В дверном проеме его сшибла с ног старуха-сиделка, которая тут же, кудахча, будто наседка, принялась поднимать его. Смеясь, Седой принял ее помощь и вновь занял вертикальное положение. А когда женщина вновь потянула его в сторону койки, он мягким движением отстранился и довольно сумбурно попытался объяснить сиделке суть предметов, которые ему требуются. Она, видимо, не относилась к категории особо понятливых людей и продолжала теснить его своим дородным телом в сторону постели, чуть ли не с мольбой лопоча что-то. И тут до Решетова дошло, что прислужница, скорее всего, старательно исполняет данные ей указания по уходу за больным. Он тут же сменил тактику и громким повелительным басом (насколько это у него получилось) прохрипел:

– Приведи мне старшего!!! – и пальцем указал старушке на выход.

Женщина, естественно, ни черта из сказанного не поняла, но направление уяснила верно, потому что с воем выбежала наружу, своими криками явно призывая кого-то на помощь.

Через несколько минут в комнату стремительным шагом ворвался спаситель Сергея. Лицо пожилого мужчины выражало крайнюю степень озабоченности, но, завидев Решетова, живого и в сознании, стоявшего, покачиваясь, возле двери, хозяин дома широко улыбнулся и воскликнул:

– Та кантала тара! – Крепкой ладонью он роскошно вмазал Седому по плечу, отчего тот снова свалился на пол.

Сергей поморщился и, поднимаясь, беззлобно проворчал:

– Ванька-встанька, душу мать!

– Ваунко – танька? – вопросительно ткнул ему пальцем в грудь мужчина.

Седой улыбнулся, покачал головой и, выразительно приложив руку к груди, назвался:

– Сергей.

Хозяин дома понимающе кивнул, коснулся своей груди и торжественно объявил:

– Легата Витаро Отра! – Заметив замешательство в глазах Решетова и осознав причину этого, галантно сократил: – Витаро, – и вытянул вперед крупный кулак.

Посчитав этот знак чем-то сродни рукопожатию, Сергей в ответном жесте выставил костяшки своих пальцев, чем Витаро не замедлил воспользоваться – ткнулся в его кулак своим. Затем он взял Седого под руку, вывел его во двор. Там он сделал широкий жест рукой, как бы предлагая Седому располагаться в его доме, и торжественно произнес:

– Таска мадрата!

Решетов благодарно приложил ладонь к груди и слегка поклонился, надеясь, что все делает правильно. Так оно и вышло – Витаро остался доволен знакомством. Когда же Седой попробовал объясниться с ним по поводу своего внешнего вида, потеребив свою шевелюру и бороду, мужчина мгновенно его понял, громогласно хохотнул, кивнул и выкрикнул длинную фразу куда-то вглубь двора.

На его зов тут же явились две просто одетые девушки, которые, внимательно выслушав наставления хозяина, закружили хороводом гостя, щурившегося от яркого солнечного света. Они осторожно повлекли его в соседнее здание, откуда тянуло паром, травами и благовониями. Сопровождая свои действия веселой болтовней, симпатичные девушки подвели Седого к большому чану с горячей водой. Несмотря на его нерешительное сопротивление, стащили с него одежду и, хохоча, усадили в своеобразную ванну, где принялись тереть его тело пучками мягкой ароматной травы. Седой был настолько ошарашен происходящим, что даже не посмел воспротивиться – еще обидишь гостеприимного хозяина – и полностью отдался на волю умелых рук прислуги. Уже через час он был тщательно вымыт, подстрижен и гладко выбрит. Купание в травяном настое добавило ему сил – выбравшись из ванны, он уже довольно уверенно стоял на ногах и без труда смог сам надеть принесенную ему словоохотливой блондинкой добротную одежду, немного стесняясь, правда, тех заинтересованных взглядов, что она украдкой бросала на Седого, пока он одевался.

Натянув сапоги из мягкой кожи, Сергей благодарно кивнул девушке, которая все еще находилась рядом, уже привычным жестом приложил руку к груди и произнес, глядя в ее голубые глаза:

– Сергей.

– Лиара, – потупив взор, скромно ответила она, секунду помедлила и неожиданно оживленно протараторила такую длинную фразу, что даже если бы Седой знал их язык, то вряд ли осилил бы ее смысл. В ответ он лишь беспомощно развел руками и непонимающе покачал головой.

Лиара тяжело вздохнула, взяла его за руку и степенно направилась в сторону самого крупного здания на территории Витаро Отра. Эта обитель выделялась среди остальных построек высотой и, даже можно сказать, стилем внешней отделки. Если остальные здания отличала простота и приземистость и построены они были из грубо обтесанных камней, то замок хозяина имения был с претензией на изысканность украшен лепниной и довольно искусной резьбой по дереву. Окружающие постройки не вызывали у Сергея особого восхищения, но, по крайней мере, после всего пережитого он ощущал в этом месте некий уют и чувствовал себя в относительной безопасности. Пока они с Лиарой следовали в сторону резиденции местного феодала, Решетов не единожды ловил на себе разнообразные взгляды местной челяди: любопытные, неприязненные, а то и откровенно враждебные. Седой воспринимал их с частичной долей иронии, особенно последние – как же: появился никому не известный странный чужак, которому уделяется такое внимание. Его зеленые глаза с легкой холодцой скользили от лица к лицу, дружелюбно встречая приветливые лица и отблеском отточенной стали «царапая» физиономии с оттенком враждебности. Последние в ту же секунду предпочитали отвести взгляд – что-то во взоре нежданного гостя словно принуждало их сделать это.

Девушка проводила его вдоль бесконечной череды коридоров и наконец остановилась перед двустворчатыми дверьми темного, почти черного, дерева. Лиара несмело постучала в дверь и, оставаясь на месте, сделала Седому приглашающий жест в сторону входа. Не заставляя себя просить дважды, Решетов решительно, но пока еще с трудом распахнул широкие створки и на секунду замер, внимательно оглядывая большую залу, где, как он понял, собирался цвет здешнего общества…

Широкая резная лестница из дерева, имевшего прекрасный золотистый оттенок, вела высоко вверх, туда, откуда широкое пространство залы оглашали громкие голоса и смех. Седой вопросительно взглянул на Лиару – в ответ она утвердительно кивнула хорошенькой головкой и еще раз пригласительным жестом указала ему в сторону лестницы. Со вздохом сопоставив количество ступеней с остатками сил в своих подрагивающих от напряжения ногах и медленно, крепко держась рукой за широкие перила, Решетов приступил к восхождению в хоромы хозяина замка. Дыхание быстро сбилось, ноги, казалось, налились свинцом, но Сергей с честью выдержал это испытание и вскоре, стараясь сохранить осанку, преодолел последнюю ступень и оказался в очередной зале, судя по массивному столу с разношерстной публикой, обеденной.

Едва Решетов появился в поле зрения присутствующих, послышались одобрительные возгласы и бравурные восклицания. Окружение Витаро приветствовало гостя вставанием и поднятыми кубками. Тут же появилась служанка с подносом, на котором стоял серебряный кубок, до краев наполненный пенящимся напитком, который Седой с благодарностью принял, молясь, чтобы его содержимое не оказалось чересчур крепким.

Витаро громогласно произнес длинную и, вероятно, цветистую речь и первым до дна опорожнил кубок. Все присутствующие последовали примеру хозяина дома. Несомненно, все пили за здоровье Сергея, и отказать в ответном жесте было нельзя. Седой собрался с духом, поднес кубок к губам и глубокими глотками влил его содержимое в себя. Напиток оказался мягким и приятным на вкус, да и впечатления особо крепкого не производил – по крайней мере, ноги гостя не подкосились и он не рухнул без чувств на потеху всей публике. Гости вновь разразились восторженными криками, а Витаро с забавным акцентом: «Сеургей!» – выкрикнул его имя и указал на кресло по левую руку от себя. Седой, осторожно переставляя слегка заплетающиеся ноги (видимо, действие напитка все же давало о себе знать) направился во главу стола, обмениваясь с присутствующими приветственными полупоклонами и тычками кулаков. По правую руку от хозяина особняка восседала его дочь, которую в последний раз он видел, находясь в весьма щекотливом положении. Девушка сидела с опущенным взором и не смела поднять глаз. Но Витаро, разумеется, и помыслить не мог о том, что произошло в опочивальне больного гостя, поэтому, протянув ей руку, помог приподняться с места и с гордостью произнес:

– Ма тарина – Милана!

Дочь Витаро изобразила что-то вроде смущенного реверанса и, растерянно улыбнувшись, словно извиняясь, взглянула на Седого. Не зная, как ведут себя местные кавалеры при знакомстве с девушками, Сергей все же рискнул – он поклонился, взял похолодевшую ручку девушки и запечатлел на ней легкий поцелуй. Затем он выпрямился, с неприкрытой теплотой взглянул в прекрасные серые глаза и тихо произнес свое имя. Не уловив в его взгляде ни насмешки, ни иронии, Милана слегка зарделась и тут же отвела взгляд, пряча от всех предательскую мимолетную улыбку.

Если для кого-то из присутствующих это знакомство и показалось странным, то никто не подал и виду. Один лишь отец Миланы что-то пробурчал в усы и как-то по-особенному взглянул на Седого. «Э, парень, да с тобой нужно ухо держать востро!» – читалось в этом полушутливом и слегка настороженном взоре. Решетов сделал вид, что не заметил настороженности в глазах хозяина замка, спокойно выдержал его взгляд и дружелюбно улыбнулся в ответ. Встревоженный папаша, казалось, успокоился, и веселье продолжилось своим чередом. Седой, ни черта не понимавший в том, что говорилось за широким столом, осторожно пригубил свой вновь наполненный кубок, едва прикоснулся к расставленным перед ним блюдам, щадя свой неокрепший желудок. Хотя, следует отметить, приготовлены они были великолепно. Гости говорили много, иногда с жаром доказывая что-то друг другу, иногда смеясь, словно после рассказанного анекдота, а иногда и на повышенных враждебных тонах, которые, впрочем, тут же сводил на нет раскатистый бас хозяина замка. Сергей сидел с потерянным видом, изредка пытаясь поймать хотя бы мимолетный взгляд Миланы, но все эти попытки ограничивались тем, что он упирался взглядом в ее отца, сидевшего между ними.

Наконец, видимо, и крепкий желудок Витаро не выдержал напряжения от съеденного и выпитого. Что-то невнятно буркнув, он ненадолго покинул обеденный зал. Едва его широкая спина скрылась в темном проеме коридора, взгляды Сергея и Миланы, словно намагниченные, устремились друг к другу. Гости уже изрядно поднабрались, поэтому всем было не до двух пар глаз, во взглядах которых читалась невыразимая буря чувств и эмоций. Невыразимая и поэтому еще более заманчивая и отчасти пугающая своей глубиной. Поглощенные друг другом, молодые люди не замечали того, что лишь один человек, не принимая участия в общем веселье, пристально наблюдал за ними. Не видели они и злобы, буквально сочащейся сквозь чуть раскосые разрезы его глаз, которые многие женщины назвали бы неотразимыми. Роскошные одежды; клинок, отделанный чистейшей воды драгоценными камнями; благородный облик этого человека, высокого и статного, – все выделяло его из толпы пирующих. Вполне вероятно, на этом пиршестве он тоже был гостем, и по взорам, которые он бросал на дочь Витаро, нетрудно было догадаться, что он имел на девушку свои виды.

Вдруг послышалось громогласное пение хозяина резиденции, возвещавшее о том, что он возвращается к продолжению трапезы. Милана тут же опустила глаза долу, делая вид, что поглощена едой, хотя на щеках ее играл довольно недвусмысленный румянец. Седой хладнокровно оглядел зал, припал к кубку, и вот тут-то он и заметил неприветливый, колючий, словно ядовитый шип, взор человека в дорогих одеждах. Некоторое время гость с Земли раздумывал над своим положением и не вполне понимал сложившуюся ситуацию.

Добрые люди с чужой для него планеты спасли его от верной смерти. Ведь если бы не они – валяться бы ему сейчас грудой тряпья с оторванной головой рядом с телом той бедной девушки. Вернее, спасли не от смерти, а от пиршества вурдалаков – и на том, как говорится, спасибо. Как могли они ухаживали за практически бездыханным телом, не давая ему спокойно умереть, – ведь не могли же они не знать, что его раны с жизнью несовместимы!

«Я был нужен им живым, во что бы то ни стало! – осенило Сергея. – Зачем?

Ладно, разберемся с этим позже, время терпит. Теперь этот черный балахон с двумя фонарями вместо глаз… Этому что от меня понадобилось? Уверен, что во время потасовки в вертолете я мысленно чувствовал его враждебное внимание. Я один! Потом он оказался на месте крушения… Ну, кошмарный сон не в счет, но тоже наводит на определенные мысли… Поначалу складывалось ощущение, что это – Ангел Смерти, присланный по мою грешную душу, а он – ну тебе – спасает (да еще как!). Может быть, и тогда, при падении с вертолета, он находился рядом, страхуя мою жизнь? Вон как разнесло Коваля о валун!

Здесь, у Витаро, вроде бы безопасно… Народ простой, добродушный, не без уродов, конечно, что пялились на улице… Но это так – овцы… Но вот этот, за столом, с видом японского самурая, явно опасен. Как я понимаю, по линии наследования дорогу я ему не перехожу… Остается… Милана. Вполне вероятно, богатый жених, приехавший породниться из-за синих морей. Ну, это мы еще посмотрим!»

В этот самый момент Витаро, уже находившийся в изрядном подпитии, видимо забывшись, снова от души хлопнул Седого по спине и вопросительным тоном что-то произнес. Решетов скорчился от боли, но не произнес ни звука, лишь помотал непонимающе головой. В этот момент он заметил злорадный взгляд «самурая», отметивший это досадное происшествие. «Ладно, еще сквитаемся!» – бросил злобный взгляд в сторону недоброжелателя Сергей. Заметив состояние Седого, Милана взяла отца под руку, притянула к себе и начала что-то горячо шептать ему на ухо. Через секунду мгновенно протрезвевший Витаро уже что-то виновато объяснял Седому, разводя руками и указывая на кубок с вином. Решетов натужно улыбнулся и жестом показал, что все в порядке. Милана вновь притянула к себе отца и продолжила свои увещевания, слушая которые хозяин замка согласно кивал головой, поглаживая в раздумье бороду. Наконец, приняв какое-то решение, он поднялся со своего кресла и обратился к присутствующим с длинной речью, время от времени поглядывая на Сергея.

«Уж не хотят ли они меня схарчить или принести в жертву?» – обеспокоился Решетов и приготовился на всякий случай к своей последней битве.

Выслушивая Витаро, половина его подданных сразу же приняла скучающий и унылый вид. Несколько человек подняли руки, и движением перста хозяин указал на двоих. После этого оставался еще какой-то неразрешенный вопрос, по-видимому – самый важный. Витаро надолго задумался, теребя бороду так, что еще немного – и с нее полетели бы клочья. Тонкая женская рука потянула его за рукав справа, а в глаза с мольбой взглянули родные серые очи. Густые брови отца тяжело нахмурились, в суровых глазах ревность боролись со здравым смыслом, и наконец он утвердительно кивнул головой, но после этого произнес такую строгую и длинную речь, что Милана затрепетала под его взором.

После этого хозяин замка дал всем понять, что трапеза закончена, сурово взглянул на Сергея и, коротко кивнув, вышел. Гости лениво потянулись по своим домам и комнатам. Одним из последних вышел «самурай», глянув на Седого взглядом разъяренной крысы, – тот ответил ему радужной улыбкой. Потом Решетов вопросительно взглянул на Милану, улыбнулся и тихо спросил:

– И что теперь? Тебя выдали за меня замуж?

Девушка улыбнулась в ответ, показала на свою грудь, немного замялась и беззвучно сделала своими прекрасными губами несколько выразительных движений, а потом показала на Седого. И хотя Решетов все прекрасно понял, эротическая составляющая произошедшего не ускользнула от него. Пряча улыбку, он произнес:

– Понял, ты будешь учить меня… разговаривать. – И снова широко улыбнулся.

До девушки, видимо, только сейчас дошла вся двусмысленность ситуации, и щеки ее вспыхнули, как бутоны роз. Своей маленькой ручкой она даже замахнулась на Сергея, но, так и не завершив удар, неожиданно рассмеялась. Они стояли, хохоча, будто дети, а старый Витаро, присматривающий за дочерью из-за угла, с негодованием покачивал седой головой, хотя его чувства и выдавала блуждающая в бороде улыбка.


Милана

Со следующего дня началось официальное пребывание Сергея в доме Витаро, уже не как гостя, но как полноценного члена местного общества. Поначалу, пока его здоровье было еще весьма далеко от определения «великолепное», за его воспитание с небывалым рвением взялась Милана. Седой был потрясен упорством, с каким девушка старалась как можно быстрее научить его своему языку, и немного позднее он понял почему. Помотавшись по широким просторам родной планеты, Решетов уже привык к подобным процедурам, хватая «по вершкам» реплики из незнакомых языков и диалектов, поэтому оказался весьма способным учеником. Однако, учитывая тот факт, что на этой планете ему предстояло провести весьма длительный период времени (а не дай бог – и всю жизнь), в данном случае набор дежурных фраз категорически не годился – требовалось более доскональное изучение языка.

Седой и Милана придумали своеобразную игру: либо он, либо она указывали на тот или иной предмет, и девушка тщательно, по слогам произносила его название. В ход шло буквально все: близлежащие предметы, домашняя утварь, облака в небесной дали, окружающая природа, названия животных – короче, все, что только попадалось им на глаза. Вдобавок Сергей от природы весьма неплохо умел рисовать, и если искомого не оказывалось поблизости, он очень быстро изображал это на довольно грубой бумаге толстым стержнем из вещества, очень похожего на графит, но имевшего более прочную структуру. Милана же, в свою очередь, обладала непревзойденным искусством жестов, а ее неподражаемая мимика могла воспроизвести тончайшие оттенки той или иной эмоции – таким образом Седой постигал определения чувств, охватывающих человека в тот или иной момент. Этот момент обучения оказался самым сложным, но схватывающий все на лету Сергей вскоре преодолел и его.

Подспудно, в перерывах между уроками, Седой знакомился с укладом местной жизни, деятельностью жителей дома Витаро: земледелием, трудовыми ремеслами и, естественно, воинским искусством. Он познакомился с Ланго и Кертом – теми двумя, которых выбрал хозяин дома в тот памятный вечер застолья. Ланго слыл непревзойденным мастером клинка и рукопашного боя. Это был высокий поджарый человек, тело которого состояло из сухих и крепких мышц. Двигался он легко и грациозно, а взгляд его карих цепких глаз, казалось, насквозь прощупывает потенциального противника, отыскивая наиболее уязвимые места. Во время их первой немногословной беседы Сергей задал вопрос о начале тренировок. Ланго сухо улыбнулся, пронзительно взглянул на собеседника, словно просветил насквозь организм Решетова, и коротко произнес:

– Это чуть позже. Рад знакомству, – и они ткнулись кулаками.

Керт же, словно в противоположность мастеру меча, оказался добродушным полноватым, малорослым и весьма говорливым парнем. Поздоровавшись с будущим учеником, он разразился таким бурным потоком слов, что Сергей, еще не вполне овладевший языком, воспринимал едва ли половину из сказанного. Он лишь смутно понял, что этот человечек будет учить его стрельбе из лука. Заметив тень иронии во взгляде собеседника, Керт улыбнулся и, стремительно выхватив из-за спины лук, молниеносно зарядил его. Не целясь, он выстрелил в крупного пса, гонявшего по двору в сотне метров от них какую-то домашнюю птицу. Просвистевшая стрела, словно острым ножом, срезала с мохнатой холки толстый кожаный ошейник именно в тот момент, когда животное в резком прыжке бросилось на добычу. По всей видимости, пес даже не почувствовал потери, он беспечно продолжил игру с пернатым другом. Седой восхищенно покачал головой и уважительно вытянул кулак.

– Ты тоже будешь так стрелять! – Тяжелый кулак ткнул руку Седого.

«Что-то я в этом очень сомневаюсь!» – с завистью подумал Решетов и неопределенно пожал плечами.

Сергей неоднократно имел довольно продолжительные беседы с хозяином дома. Из них он очень многое узнал относительно происходящего на этой планете, которая именовалась весьма поэтично – Лэйне. Сопровождавший Лэйне крупный спутник назывался Катир, а государство, где располагалось поместье Легата, – Тирантом. Его столица Тиран располагалась от поместья Витаро Отра в нескольких десятках четах (по меркам Решетова – около сотни километров). Тирантомом правил лорет Тавр – весьма жесткий, каким и положено быть истинному правителю при существующем строе, человек. Но следует заметить, что народ именовал его «Тавр Справедливый». Вполне вероятно, что это был довольно мудрый человек, умело использующий политику кнута и пряника и заботящийся о своей репутации. Сергей заметил, что, говоря о Тавре, Витаро стал немногословным и очень осторожно подбирал слова. Тогда, набравшись смелости, он напрямую спросил о причине этого. Легата Отра надолго задумался, почесывая бороду и время от времени бросая на Седого оценивающий взгляд, словно решал: делиться ли с ним подобной информацией. Наконец он тряхнул седой головой и осторожно ответил:

– Видишь ли, Сеургей, политика правящей семьи весьма сложная и разносторонняя… Тавр, конечно, человек очень непростой, но он тяжелой рукой поддерживает в государстве железный порядок. Совсем другое дело Сетус – его младший брат… Этот развратный, подлый и коварный пьяница чинит в городе такие беспорядки, что только кровное родство с правителем спасает его от казни. Брат лорета очень опасен, и случись что с Тавром… – Витаро безнадежно махнул рукой.

Седой интуитивно почувствовал в этом повествовании что-то очень личное и, чуть помедлив, участливо спросил:

– Скажите, вас это как-то коснулось?

Скупая слеза внезапно скатилась по морщинистой щеке пожилого человека, как-то враз сильно постаревшего и сгорбившегося. Тяжело вздохнув, он промолвил:

– Не знаю, парень, почему я тебе все это рассказываю, – видимо, доверяю. И моя семья когда-то жила в Тиране, здесь было лишь мое загородное имение. Все было прекрасно, пока этот… выродок не возжелал мою старшую дочь – Киру. Получив от нее категоричный отказ, этот мерзавец начал всячески преследовать и порочить ее. Я попросил аудиенции у Тавра, изложил суть дела, в ответ на что он грубо заявил: «Не клевещи на особу крови лоретов, жалкий дворянин! Пшел вон!»

После этого нам ничего не оставалось, кроме как переехать сюда. Я надеялся, что расстояние охладит пыл разнузданного негодяя. К тому же в столице полно распутных девок, способных сгладить горечь потери принца. О, как же я ошибался! – Витаро воздел руки к небесам. – Не прошло и месяца, как подручные Сетуса выследили нас. Однажды на закате с десяток всадников во главе с этим исчадием ада ворвались в мое поместье. Сетус был изрядно пьян. Он едва держался в седле, скрежетал зубами и вопил:

«Кира, сегодня ты станешь моей!!!»

Я успел посадить дочь на самого резвого кейсана, – продолжил Витаро, – и огрел его плетью так, что, взревев, он стрелой метнулся в сгущающийся лесной сумрак. Один из людей Сетуса заметил бегство Киры, и вся кавалькада устремилась вслед за ней. Я и мои люди наспех вооружились и бросились в погоню за варварами. Целую ночь мы блуждали по темному лесу, но так и не вышли на след ни Киры, ни похитителей. Видимо, изувер сумел поймать мою дочь, и одни только боги Зетро знают, где она теперь! И вот именно тогда, под утро, мы наткнулись на твое место битвы с квахо…

Витаро ненадолго умолк, а затем, словно отгоняя невеселые мысли, сменил тему:

– А ты молодец, парень! В одиночку разделаться с семью квахо… Сомневаюсь, что кто-либо из знакомых мне людей мог бы совершить подобный подвиг. Мы проследили весь путь вашего сражения до самой деревни нелюдей.

Пока он говорил, колючий комок подкатился к горлу Решетова. Чудовищные пазлы складывались в его голове, пока не обрели облик ужасающей картины во всех ее красках… Сглотнув ком в груди и тяжело вздохнув, Седой с жалостью взглянул на Витаро Отра:

– Нет, похитители не догнали вашу дочь…

– Что?! – вскинулся Витаро. – Что ты об этом знаешь?!!

– Я видел ее там, в деревне квахо…

И Сергей подробно рассказал о происшедшем той страшной ночью и о картине, увиденной им утром в деревне вурдалаков. Когда он закончил свою историю, Витаро со стоном склонился в кресле, обхватив седую голову руками. По его щекам текли крупные слезы, но он не замечал этого. Он вообще ничего не замечал, глядя невидящим взором в пустоту…

– Моя бедная девочка… – едва слышно прошептал он.

Решетов осторожно коснулся его плеча. Витаро, словно не понимая, кто находится рядом с ним, мутным взором взглянул на Сергея.

– А… – горестно произнес он. – Оставь меня, пожалуйста…

Через пару дней Витаро снова послал за Сергеем. Взглянув на хозяина дома и ткнувшись с ним кулаком, Решетов заметил, как сильно сдал старик за последние два дня – словно прибавил десяток лет. От Легаты Отра изрядно пахло крепким вином. Сергей в нерешительности переминался с ноги на ногу, не зная, что сказать в сложившейся ситуации. Витаро первым начал разговор:

– Сеургей, извини меня за мою слабость… Чувства отца, дочь которого погибла таким ужасным образом, совсем выбили меня из колеи. Прошу тебя об одном – не говори сестре Киры о ее участи. Предоставь это сделать мне. – Седой согласно кивнул в ответ. – Все это кажется настолько диким и нереальным, что на какое-то время я полностью впал в уныние. Но сейчас я снова готов к действию! И Сетус, и квахо – все поплатятся за смерть моей Киры! – Голос Легаты снова обрел твердость, стан выпрямился. Во всем его облике читались решимость и уверенность – чувства, несомненно подогретые изрядным количеством выпитого.

– Продолжим нашу беседу… Тогда я был настолько потрясен твоим рассказом, что так и не задал интересующий меня вопрос: кто ты? Как ты оказался в этом проклятом лесу? Что за странная одежда была на тебе? И как, во имя богов Зетро, ты смог выжить, получив смертельную рану?! Ведь ты был уже мертв, когда мы с Миланой спускались к тебе в последний раз!

Сергей немного подумал и попытался облечь свою необычную историю в доступную для пожилого человека форму. Ему и самому все произошедшее казалось непрекращающимся страшным сном – где уж аборигену с планеты с феодальным строем осилить его рассказ во всех подробностях. А о своем чудесном выздоровлении поведал, что по этому поводу он и сам в полном недоумении. Осмотрев себя после того, как очнулся, он решил, что сами боги Зетро исцелили его.

– Да-а, – протянул Легата, – тут явно не обошлось без их вмешательства. Боги явно благоволят тебе, пришелец…

Что же касается всего остального, то Витаро с недоверием отнесся к словам собеседника о том, что тот явился к ним с другой планеты. Поначалу он принял его за вполне обычного лэйненина, пусть немного и странноватого, но своего. При этом ему пришло на ум, что Седой прибыл к ним из Сомбара – государства, находящегося далеко на севере. По своему облику, светлым волосам и цвету глаз Сергей весьма напоминал выходца из этого сурового края. Но по мере того, как Решетов снабжал свою историю все новыми и новыми подробностями, глаза хозяина замка расширялись от удивления. Когда же Сергей спросил, не видел ли кто огромную стальную птицу, перевозящую людей, то собеседник на удивление быстро отреагировал на этот вопрос:

– Есть у меня один бывалый охотник, знающий леса вокруг как свои пять пальцев. Так вот, однажды в поисках добычи он забрел глубоко в дебри «гиблого» леса – так мы его называем. В этом лесу водится всякая нечисть: квахо, азаро – ужасные свирепые псы – и еще множество мерзких тварей. Говорят, даже растения там могут убить зазевавшегося путника. Пробираясь сквозь эти дебри, он услышал оглушительный гул, раздававшийся откуда-то сверху. Не прошло и минуты, как над ним пронеслась огромная ужасающая птица. Парень клялся, что из большого глаза этого чудовища торчала человеческая голова. В ужасе он пал на землю и пролежал так не менее часа, а потом, как сумасшедший, бросился домой, потеряв по пути и лук, и стрелы, и клинок. Здесь все приняли его сбивчивый рассказ за бред – в последнее время парень частенько прикладывался к бутыли, но и наверняка опровергнуть его слова никто не мог – чего там только не может быть, в этом гиблом лесу…

«Бывал я в вашем гиблом лесу! – грустно подумал Седой. – Знать бы, в каком направлении летела „ужасная птица с человеком в глазу“».

– А не слышал ли кто о поселении людей, занимающихся (Сергей и сам не знал, чем они там занимаются)… чем-то странным… или неведомым для обитателей вашего мира?

Витаро почесал бороду и выразительно покачал головой:

– О таком я не слышал. Быть может, в Тиране кто-то об этом и знает, ведь через этот город ежедневно проходят тысячи торговцев и путешественников… Кстати, – вновь резко сменил тему Витаро и с ревностью глянул на Седого, – как продвигается ваше обучение с Миланой? Я вижу, ты уже практически свободно общаешься на нашем языке. Не пора ли перейти к другим видам обучения, ведь с мечом и луком ты, как я понял, незнаком?

– Мы уже почти закончили, остались кое-какие недочеты, но с этим мы в ближайшее время разберемся, – неловко улыбнулся Седой владельцу замка.

– Ну и славно! – дыхнув на Сергея перегаром, потер руки Витаро, и внезапно глаза его потемнели. – А потом мы займемся местью за гибель Киры!

«Эх, Милана…» – мысленно вздохнул Седой.

…В процессе обучения учительница и ученик, уже практически понимавшие друг друга с полуслова, все более сближались. Решетов наслаждался каждым моментом, проведенным с дочерью Витаро. Он с восхищением наблюдал за тем, как девушка натягивает воображаемый лук; как, взяв в руки мотыгу, изображает трудящегося в поле; как растянувшись на траве и раскинув руки, изображает сладкий сон. Любовался ее милым лицом, воспроизводящим удивление, страх, негодование. Но больше всего его прельщала ее открытая милая улыбка; ее алые, чуть припухлые губы, которые Сергею так хотелось поцеловать. Заглянув в свое сердце, Седой осознал, что еще ни одна женщина не вызывала в нем подобных чувств. Однажды, когда на закате они сидели на берегу небольшой речушки и любовались Катиром, спутником планеты, озаренным лучами заходящего Зетро (так здесь именовали Солнце), он наконец осмелился напомнить ей об определении еще одного чувства, сильного настолько, что его никак нельзя обойти стороной.

– О каком чувстве ты спрашиваешь? – словно предвидя ответ, робко спросила Милана.

Вместо ответа Седой осторожно взял руку девушки и приложил ее к своей груди. Девушка хотела было освободить ручку, но пальцы Сергея еще тесней прижали ее к тому месту, где бешено билось его сердце. Милана оставила попытки освободиться и вопросительно взглянула на своего ученика.

– Чувствуешь, как сильно оно колотится? Так бывает всегда, когда ты рядом. Я спрашиваю тебя о чувстве, что принуждает меня страдать, когда ты не со мной. Я спрашиваю тебя о чувстве, которое заставляет меня постоянно думать о тебе. Честно говоря, я никогда еще не сталкивался с подобным – такое со мной впервые. На нашем языке оно называется «любовью», но я никогда не верил в нее всерьез. Кто бы мог подумать, что впервые я испытаю подобное далеко-далеко от своей планеты. Я уже не впечатлительный мальчик и вполне смогу тебя понять, если ты не ответишь на мои чувства, так что не бойся огорчить меня, если мои слова чем-то обидели тебя. – Сердце Решетова, казалось, замерло в ожидании ответа девушки.

Пока он говорил, щеки Миланы расцветали пунцовыми пятнами, а пальцы ее руки, которые Седой прижал к своей груди, неожиданно крепче сжали ткань его куртки. Когда он умолк, девушка облегченно вздохнула и, слегка прильнув головой к его плечу, прошептала:

– На нашем языке описанное тобой чувство называется «лесоне». Не сочти меня легкомысленной, но я все то же самое испытываю по отношению к тебе. До сих пор я не знала, что мне делать, как объяснить тебе все… Такое со мной тоже впервые…

Все существо Сергея переполняло ликование, какого он доселе еще никогда не испытывал. Рядом с ним, склонив голову к его плечу, сидела прелестная девушка, самый дорогой человек за все годы такой нелегкой жизни. Он полностью отдавал себе отчет в том, что Милана еще не знала мужчин, что она является теперь единственной дочерью его спасителя и покровителя. Поэтому Решетов лишь тяжело вздохнул, крепче прижав к себе возлюбленную. Но, совершенно неожиданно для него, Милана подняла к нему лицо и неумело поцеловала его прямо в губы. Серые бездонные очи были полны стыда и неуверенности, но смотрели в глаза Сергея честно и открыто.

– Я лесоне тебя, – тихо прошептала девушка и вновь робко прильнула к его губам.

Как еще мог поступить Решетов в подобной ситуации? Вспомнив строгие наставления, данные Витаро дочери перед началом обучения, Седой вздохнул про себя: «Ох, не сносить мне буйной головы!» Но доводы разума тут же смыла мощная волна, затопившая все его существо. Совсем потеряв голову от страсти, он впился в желанные губы так, что Милана застонала от наслаждения, и отталкивавшие его поначалу руки теперь безвольно обмякли. Пока длился этот бесконечно долгий поцелуй, рука Седого уже освободила упругую и налитую грудь возлюбленной. Не повстречав сопротивления, через минуту он уже полностью оголил ее. Его огрубевшие пальцы и пересохшие от волнения губы ласкали прекрасное тело, легко идущее навстречу каждому его движению. Может быть, в порыве чувств Седому и показалось, что более совершенных форм он еще не встречал в своей жизни, но на данный момент это было именно так. Тело дорогой ему женщины извивалось от его ласк, а настойчивые нежные ручки уже пытались освободить его от одежды. Сергей охотно помог ей в этом, еще не освоенном неопытной девушкой деле, и вскоре два обнаженных тела сплелись в мягкой траве, не вполне осознавая, находятся они наяву или во сне.

– Научи… меня, – едва слышно и стыдливо попросила Милана. – Я хочу тебя… всего… – В это время руки ее неумело пытались его ласкать.

Сергей осторожно и тактично направлял пальцы и губы Миланы, одновременно своими прикосновениями вознося ее на грань беспредельного возбуждения. Когда он почувствовал, что девушка созрела, он осторожно, но мощно вошел в нее, заметив на родном лице лишь счастливую улыбку… Боли не было – было лишь наслаждение, уносящее за пределы осознания, и неописуемая нега, охватившая два человеческих существа…

Спустя некоторое время они, обессиленные, лежали обнявшись на берегу тихо струящейся реки – единственной свидетельницы произошедшего. Оба были счастливы до такой степени, что казалось, будто они совсем одни в этом мире. В мире, наполненном любовью и счастьем. Милана томно вздохнула, потянулась всем обворожительным телом и мечтательно произнесла:

– Я – женщина… Ты – мой мужчина, и мне никто не нужен, кроме тебя… Я никогда не думала, что можно быть настолько счастливой! – С этими словами она свернулась клубком и, положив голову на живот Сергея, через несколько минут безмятежно задремала. Решетов тоже прикрыл веки и почти мгновенно заснул. Спустя некоторое время он открыл глаза, жарко поцеловал сонную невесту и со смехом потянул ее в сторону реки – купаться. Вода за последние дни успела хорошо прогреться, и, нежась в ее объятиях, парочка провела в реке не менее получаса.

Наконец пришло время возвращаться домой. Возлюбленные еще долго целовались, стоя обнаженными по колено в воде. Затем, обнявшись, неохотно побрели к берегу – одеваться. Надев платье, Милана, словно поддразнивая любимого, как бы невзначай произнесла:

– Помнишь того гетаро, что в роскошных одеждах тоже был гостем на пиру?

Сергей в ответ лишь рассеянно кивнул.

– Это Мэйти – лорет Байтрана. Он ведет переговоры с отцом о свадьбе со мной. – Милана застыла, вопросительно взглянув на Решетова.

– Рад за него, – хмуро ответил Сергей, продолжая одеваться.

Милану, казалось, взбесил подобный ответ.

– Тебе что – все равно?! – возмущенно спросила она.

– Нет, – спокойно ответил Седой. – Знай одно – ты моя!

Готовую взорваться девушку внезапно успокоил этот веский ответ, и через секунду она уже обнимала Сергея, прижавшись к нему всем телом.

– Я льюблю тебя! – жарко шептала она по-русски в самое ухо Седого.

– Аналогично! – отозвался Сергей и крепко поцеловал девушку.

Через минуту Милана несмело подняла глаза на Решетова:

– Я должна тебе кое в чем признаться… Я стремилась как можно быстрее обучить тебя языку, преследуя определенную цель. Поначалу, сочтя твои раны смертельными, мы поддерживали жизнь в твоем теле по этой же причине…

– Я уже понимаю – с какой, – со вздохом ответил Сергей. – Ты хотела узнать, не видел ли я твою сестру.

– Да, а как ты догадался? – вопросительно подняла брови девушка.

– Это не важно, – твердо ответил Решетов и сделал попытку обнять девушку, но та мгновенно вырвалась из его объятий.

– Так ты видел ее?!

– Поговори об этом с твоим отцом, – последовал ответ.

– Почему ты не можешь объяснить мне всего? – удивленно выгнула брови Милана.

– Прошу тебя, не настаивай! Поговори об этом с отцом! – уже более твердо ответил Сергей.

– И это ты мне говоришь после всего, что между нами произошло?! – Милана фыркнула и, встряхнув непросохшими волосами, отправилась в сторону замка.

«Ну, обещал я! – хотелось крикнуть Седому в ответ, но он так и не сделал этого. – Эх, женщины…»

На следующий день, рано утром, в дверь комнаты Сергея негромко, но требовательно постучали. Решетов, уже умытый и одетый, радушно открыл дверь, ожидая появления Миланы. Но на пороге с бесстрастным выражением лица стоял Ланго, одетый в прочную кожаную куртку и державший под мышкой пару тренировочных мечей, изготовленных из темного дерева. Заметив, как счастливая улыбка разом сошла с лица Седого, он криво усмехнулся и сухим, бесстрастным голосом произнес:

– Извини, что обманул твои ожидания. Нам пора. Надень вот это. – Ланго протянул ему сверток, в котором оказались кожаные доспехи и защитные перчатки.

«Сенсей» провел своего ученика на площадку для учебных боев и, резко повернувшись, бросил ему деревянный меч. Сергей легко принял «подачу», поймав меч за рукоять, и заметил искру интереса, сверкнувшую в глазах воина. Осмотрев «оружие», Седой кивнул головой – то, что нужно: средней длины, достаточно тяжел и тверд, словно камень.

– Что-то понимаешь в клинках? – спросил Ланго.

– Так, кое-что – в ножах, – скромно ответил Сергей.

– Покажи, – коротко потребовал учитель, достал из ножен короткий, остро отточенный клинок и протянул Седому.

Решетов с сомнением осмотрел кинжал, машинально оценил балансировку. Пару раз подбросил его на ладони, фиксируя вес оружия, и, взяв за лезвие, уверенно метнул его в деревянный столб для отработки ударов, находящийся метрах в пятидесяти от него. Ланго проследовал к столбу и убедился, что нож вошел точно по центру. Он с большим трудом извлек клинок из твердой древесины. Возвращаясь к ученику, воин довольно кивнул и сухо, в своей манере, похвалил:

– Пойдет. Бой на ножах знаешь? – Сергей утвердительно кивнул. – Хорошо, мы это проверим.

Ланго протянул Решетову кинжал, извлек из-под куртки другой и принял боевую позицию, медленно обходя Седова справа – довольно примитивный прием. Сергей улыбнулся, принял расслабленную позу, и тут клинок в его умелых руках ожил. Он, словно смертельное жало змеи, кружил в непосредственной близости от жизненно важных органов Ланго; легко перелетал из одной ладони в другую, выписывал широкие восьмерки и сверкал в совершенно непредсказуемых местах. Решетов, уже достаточно окрепший, двигался легко и свободно, уверенный в своей полной неуязвимости. Цепкие глаза Ланго тщательно следили за перемещением ножа, но Седой с удовлетворением отметил, что далеко не единожды взгляд опытного воина терял его клинок из виду. Ланго несколько раз пытался достать ножом танцующего вокруг него противника, но Сергей легко парировал эти, нужно признать, опасные и стремительные удары. Сам он так и не ударил в полную силу, лишь имитируя смертельные удары, щадя самолюбие человека, у которого ему еще многому было нужно научиться. Под конец Ланго тихо рассмеялся и убрал свой клинок в ножны:

– Вижу, и мне есть чему поучиться у такого ученика!

– Рад буду чем-то помочь столь выдающемуся воину! – Сергей в ответ слегка поклонился.

– Видели бы сейчас меня мои ученики… – криво усмехнулся «выдающийся» воин.

– Нет вашей вины в том, что школа, которую прошел я, заметно отличается от той, что прошли вы.

– И то верно, – утвердительно кивнул Ланго. – Ну что, перейдем к клинкам посерьезней?

Сергей с готовностью кивнул и, пройдя с учителем в оружейную, далее в течение часа выслушивал подробную лекцию о видах клинков и об особенности обращения с каждым из них. Подспудно он отметил, что, несмотря на довольно отсталые технологии, сталь здесь варили отличную, да и кузнец постарался на славу: осмотрев клинки, Седой не заметил ни на одном хотя бы следа от зазубрин. После осмотра оружейной Сергей и Ланго вышли во двор, где снова, взяв деревянные мечи, продолжили обучение. Ланго неторопливо объяснял начинающему фехтовальщику азы боя на мечах.

– Двигаешься ты отлично, – в очередной раз похвалил он Решетова, – но для битвы с мечом нужно вести себя совсем иначе.

Весь этот день, до седьмого пота, Сергей изучал разнообразные виды ударов, боевые стойки, смену места положения и виды защиты от наносимых противником ударов. И хотя Ланго был воином выше всяких похвал, Седой все-таки умудрялся привнести в это боевое искусство кое-что и от себя – ну чего еще ждать от творческой личности! Правда, все свои «дополнения» он оставлял при себе, боясь огорчить учителя. Конечно, что и говорить – былая подготовка давала о себе знать: Сергей оказался весьма способным учеником, да и учитель у него был превосходный. Такого спокойствия и терпения Решетов еще не встречал в своей жизни. Когда он делал ошибку, Ланго не журил его, не объяснял ошибок – он просто касался его тела своим учебным мечом и, коротко улыбнувшись, сообщал: «Ты убит». И в следующий раз Сергей уже не совершал подобного промаха.

На следующий день Решетов осваивал тактику нападения, пытаясь восстановить в памяти уроки по защите, полученные накануне. Сегодня «ты убит» звучало гораздо чаще, но, собрав всю волю в кулак, к вечеру Седой добился-таки, чтобы эта ненавистная фраза почти не прерывала поединка. Ланго был весьма доволен успехами ученика, о чем не замедлил сообщить ему:

– Совсем скоро ты станешь лучшим воином, обученным мной!

…После двух недель изнурительных ежедневных тренировок Ланго устроил показательные состязания. Он приурочил их ко Дню воссоединения – одному из главных праздников в Тирантоме. Давным-давно в этот знаменательный день несколько народов объединились, образовав ныне существующее государство. На площадке собрался весь цвет дома Витаро, а также придворная челядь. Легата Витаро появился одним из последних, видимо, убитый горем, он поначалу вообще не хотел приходить, но не смог проигнорировать день, считавшийся священным для всего народа. Старика поддерживала под руку дочь, одетая, как подобает женщине, находящейся в трауре, в темно-серое платье. Едва бросив взгляд на хозяина дома, Решетов понял, что старик изрядно пьян, и пожалел Милану, вынужденную удерживать его на ногах.

Бои проходили на учебных мечах. Все, кто желал проверить силы Сергея, новоиспеченного воина, выходили на арену и… были через секунды повержены. Стыдясь поражения, нанесенного неопытным новичком, бывалые рубаки стыдливо покидали место сражения, не преминув, правда, поздравить начинающего бойца – таков уж был обычай.

– Да что там по одному! – вскричал, гордясь своим подопечным, Ланго. – Давайте уж трое или все четверо!

В ответ на такое щедрое предложение сразу же взлетели вверх десятки рук. Ланго сам отобрал пятерых противников для Седого, шепнув ему перед боем:

– Не дрейфь, когда противников много, они только мешают друг другу, – и хлопнул его по спине.

Обливавшийся потом Сергей раздраженно глянул ему в спину, подумав: «А то я и сам этого не знал, старый хвастун! Господи, жара-то какая!»

Отобранные Ланго бойцы обступили его со всех сторон, на лицах их мелькали довольные ухмылки. Сергей приготовился было к нелегкому затяжному бою, но тут в ход вступила его буйная фантазия, которая не раз выручала его в поединках. Подпустив размахивающих мечами воинов поближе, он внезапно взвился вверх, исполнил великолепное сальто и, приземлившись на ноги, оказался позади нападавших. Троих он уложил сразу, ударив по болевым точкам на ногах, четвертому слегка «обозначил» по шее. Пятый же, узрев поверженных собратьев, попятился, бросил меч и под улюлюканье собравшихся позорно сбежал из круга. В награду за столь фееричное сражение Сергей был встречен гвалтом одобрительных выкриков и аплодисментами. В толпе, рядом с пьяно хохочущим Витаро, он заметил Милану, которая, словно на время забыв о своей скорби, хлопала в ладоши и даже как-то горделиво посматривала на окружающих. В этом взгляде так и читалось: «Это – мой мужчина!»

«Эх, женщины…» – усмехнулся Седой и почтительно поклонился в сторону возлюбленной.

– Так-так! – пошатнувшись, громогласно произнес Витаро. – Но мы еще не видели настоящего поединка! Это все – игры для мальчиков. Ланго, неси сталь и покажи нам, чему ты научил своего парня!

Такого поворота никто не ожидал, в толпе зашушукались, а с лица Миланы вмиг слетела счастливая улыбка. Схватив отца за руку, она пыталась увещевать его, но он небрежно отмахнулся от нее, громко крикнув: «Нам нужны настоящие бойцы!» Подумав, Витаро объявил: «Бой до первой крови!»

Тяжело дышавший, потный Решетов хотел было воспротивиться, но на плечо ему легла крепкая ладонь Ланго, принесшего два длинных меча:

– Ладно, парень, не кипятись! Потешим старого чудака. Делов-то – пара взмахов мечами!

Но Сергей медлил принять клинок из рук учителя – какое-то нехорошее предчувствие словно мешало ему это сделать.

– Наш новобранец боится?! – вновь пошатнувшись и едва устояв на ногах, насмешливо выкрикнул Витаро. – Быть может, ты не такой уж герой, каким тебя здесь многие представляют?

– Нет, я не герой! Я обычный человек! – коротко и жестко ответил Седой, принял оружие из руки Ланго и занял боевую позицию.

– Работаем как на тренировке, – тихо шепнул Ланго.

Сергей едва заметно кивнул и сделал выпад в грудь, который Ланго отработанным приемом парировал и тут же нанес ответный удар. Седой красивым движением отвел его в сторону. Толпа ликовала – давно уже никто не баловал этих людей таким искусным поединком. Сталь звенела о сталь, иногда выбивая в жарком воздухе впечатляющие искры. Бойцы двигались легко и изящно, словно исполняя жуткий танец смерти.

– Я бью тебя в голову, ты подныриваешь и, выпрямляясь, царапаешь мне плечо. Все, бой закончен, – прошептал Ланго.

Что-то неуютно шевельнулось в груди Сергея, но он в точности выполнил указания учителя. Меч Ланго стремительной дугой несся к его голове… Быстрый, как молния, Решетов поднырнул под этот удар и, мгновенно выпрямившись, сверху ответным выпадом собирался царапнуть плечо Ланго, но… насквозь перерезал ему горло… Если бы удар был в полную силу, он начисто снес бы противнику голову! В голове помутилось… Что происходит? Ведь каждое движение было отработано ими десятки раз! Сергей бросил меч и, не замечая воплей ужаса, несущихся отовсюду, подхватил падающее тело учителя.

– Проклятый камень… – разбрызгивая вокруг кровь, «пробулькало» в горле Ланго. Все еще ничего не понимая, Седой беспомощно огляделся вокруг.

– Камень… – услышал он и тут же обернулся на голос говорящего – это был старый, опытный рубака Осан. – Камень попал ему под ногу, и, подвернув на нем ступню, он сам налетел на меч парня.

– Ланго, – прошептал Сергей, прижимая голову умирающего к своей груди, – как же так???

Горло учителя уже издавало только хрипящие звуки, перемежавшиеся брызжущими струйками крови, но в глазах его Седой прочитал лишь умиротворение и безграничное спокойствие. «Не вини себя, это несчастный случай!» – как бы излучали очи умирающего. Словно прощаясь, Ланго моргнул в последний раз и уже навсегда сомкнул свои веки…

Вырвавшись из рук плачущей Миланы, к телу Ланго пьяной походкой подошел Легата Отра. Едва не упав, он присел рядом с мастером меча, погладил его седые волосы и бросил мутный взгляд в сторону Решетова:

– Ты погубил моего лучшего бойца, растяпа, не умеющий держать меч в руках!

В груди у Сергея клокотала волна ненависти, кулаки, обагренные кровью мастера, плотно сжались, но он взял себя в руки и лишь тихо произнес, глядя прямо в залитые вином глаза Витаро:

– Нет, его убил ты, пьяный дурак!

После этого он повернулся к Легате Отра спиной и понуро побрел в сторону замка.

– Что ты сказал, холоп?!! – заорал ему вслед Витаро, язык которого заплетался уже настолько, что мало кто из присутствующих разобрал его слова. – В кандалы его!!!

Но никто из стоящих рядом не бросился вслед медленно удалявшемуся Сергею. Все прекрасно понимали, что именно сейчас произошло и кто в этом виноват. К Витаро подбежала его дочь, горячо зашептала ему что-то на ухо, помогла подняться и медленно повела в сторону хозяйского крыла замка, прочь от места такой нелепой гибели выдающегося бойца. Возле тела погибшего засуетилась прислуга, его погрузили на носилки и понесли в сторону подвалов. Так закончился этот печальный День воссоединения.

Вернувшись к себе в комнату, Решетов как был, в окровавленной одежде, растянулся на широкой постели. Голова разрывалась от роя противоречивых мыслей. Оценивая сложившуюся ситуацию, он, к своему полному разочарованию, зашел в тупик. Да, это именно Витаро приказал им сражаться… Да, пьяный дворянин, куражась, хотел потешить публику настоящим поединком… Но он приказал биться лишь до первой крови… И вовсе не вина Сергея, что под ноги Ланго попал тот злополучный камень… С другой стороны, если бы не прихоть Витаро, мастер меча был бы сейчас жив и здоров! Все произошедшее – действительно нелепый несчастный случай, а он так оскорбил хозяина дома, да еще и в присутствии подчиненных! А ведь на днях он собирался просить руки его дочери!

Сергей зарычал и уткнулся лицом в подушку. Господи, до чего нелепо и трагично все получилось! За несколько дней он успел привязаться к этому неразговорчивому, спокойному и мудрому человеку. А теперь благодаря безумной шутке Судьбы его тело готовят к похоронам. Нет, благодаря непредсказуемости пьяного хозяина… сломленного гибелью дочери и глушащего свою боль вином. Черт, до чего все сложно!

Седой вскочил с постели, достал с полки графин с крепким вином, налил себе кубок до краев и залпом его осушил. Через минуту в груди потеплело и, казалось, разжались стальные оковы, сдавившие сердце. Рука Решетова вновь потянулась к графину – второй кубок подействовал на него еще более успокаивающе.

Бог с ним! Что сделано – то сделано! Значит, поступить иначе в сложившейся ситуации он не мог, а главное в этой гребаной жизни – жить так, как подсказывает тебе твое сердце. Что ж, посмотрим на последующую реакцию местного «предводителя дворянства», а там… что будет – то будет. Сергей снова было потянулся к бокалу – помянуть павшего Ланго, но на полпути к графину его рука остановилась… Напиток был весьма крепок, и Седой ощутил, что уже изрядно пьян. Покойному бы это не понравилось. Оставив коварное вино в покое, Сергей полностью сбросил с себя одежду и вновь забрался в постель. Сразу же на него навалилась вся усталость прошедшего дня, веки сомкнулись, и, прошептав: «Земля тебе пухом, Ланго…» – Седой забылся беспокойным сном…

Ночью, когда Сергей уже порядком проспался и ворочался в полудреме, дверь его комнаты без всякого стука тихонько растворилась… Мышцы Решетова инстинктивно напряглись, почувствовав возможность внезапной атаки. Кто знает, возможно, что продолжавший пьянствовать Витаро подослал к нему в гости убийцу с ножом. Тело Сергея подобралось под легким одеялом, готовясь встретить крадущегося противника…

– Сережа, – послышался тихий шепот, – ты спишь?

– Господи, Милана! – вспылил Седой. – Ты в курсе, что жить тебе оставалось не более пары секунд?

– Извини, не хотела тревожить твой сон, – виновато произнесла девушка.

«Эх, женщины… – в очередной раз подумал Сергей. – Пришла разбудить, чтобы не тревожить мой сон. Гениально».

– Который час? – потягиваясь, спросил Решетов.

– Сейчас глубокая ночь, – шепотом произнесла девушка. – Никто не знает, что я здесь…

– Ну, это – естественно, дорогая, иначе пол-замка «грели» бы свои уши сейчас под этой дверью.

– Чем – грели? – не поняла земного сленга Милана.

Сергей улыбнулся и не ответил на этот вопрос. Он приподнялся на постели и участливо спросил:

– Милая, что привело тебя ко мне в столь поздний час?

– Состояние дел на текущий момент и… лесоне. – Милана опустила взор, хотя в темной комнате это делать было необязательно.

Решетов зажег подобием спички (черт знает, из чего их там делали?) огарок толстой свечи на столике возле постели и увидел возлюбленную, чуть встрепанную и одетую в толстый халат из мягкой ткани. Без макияжа, с «художественным беспорядком» на голове, она выглядела еще соблазнительнее, чем обычно. И Сергей невольно прикрылся одеялом до пояса, чтобы скрыть мгновенно охватившее его желание.

– Как себя чувствует… твой отец? – Решетов пытался говорить о Витаро предельно сдержанно.

– Он спит глубоким сном. Зная, что вино губит его, я приказала слугам убрать все напитки из его комнаты, а если он спросит про них, сказать, что ключи от погреба у меня.

– Умница, – похвалил ее Седой. – Твоему отцу давно пора протрезветь. Последствия его пьянства ты могла лицезреть сегодня на арене.

– Да… бедный Ланго, – грустно промолвила девушка, – если бы не отец…

– Да, если бы не он… – эхом повторил Сергей, – Ланго был бы сейчас с нами. Когда Витаро проснется трезвым, постарайся втолковать ему это. По поводу остальных аспектов произошедшего я поговорю с ним сам.

– Сам? – испуганным эхом откликнулась Милана. – Но…

– Сам! – твердо перебил ее Седой.

– Иногда ты говоришь совершенно нереальные вещи, но, слушая тебя, я отчего-то полностью доверяю тебе.

– В этом-то и заключается лесоне. Поверь мне, любимая, я все улажу. А если этого не произойдет, я найду способ обойти условности, уж к этому мне не привыкать.

Милана застенчиво улыбнулась, распахнула теплый халат, под которым ничего из одежды больше не оказалось, и, словно кошка, взобралась в постель к Сергею. Решетов, несмотря на все свои мысленные метания, несмотря на трагическую гибель Ланго, не мог устоять перед зовом природы. В эту ночь его любимая уже не казалась такой робкой, она тоже оказалась хорошей ученицей и выучила полученные уроки на пять с плюсом. Губы ее на несколько мгновений задержались на губах Сергея и начали свой долгий и обольстительный путь вниз, пока тело Решетова не пронзила стрела неимоверного наслаждения. Седой настойчиво потянул Милану вверх. Она оседлала его и буквально через несколько секунд обмякла, чтобы через минуту нежных поцелуев снова соблазнительными движениями возобновить путь к вершине блаженства. Когда бешеная скачка началась в третий раз, Сергей нежно, но твердо обхватил прядь ее волос, одновременно потянув девушку на себя. В тот же момент он с силой шлепнул ее по роскошной попке. Милана протяжно вскрикнула, затряслась в конвульсиях и медленно сползла вниз по телу любимого, чтобы губами и языком завершить акт лесоне.

– О, боги Зетро! Как же я люблю тебя! – страстно произнесла она, прижавшись лицом к его животу.

– Милая, я тоже тебя обожаю и на днях собираюсь просить твоей руки у отца, – нежно ответил Седой.

– Не знаю, – покачала головой девушка. – После всего произошедшего…

– Предоставь все мне. Если не выйдет – я украду тебя! – широко улыбнулся он.

Милана недоверчиво посмотрела на Сергея, потом улыбнулась, а затем рассмеялась, пряча лицо в подушку. Отсмеявшись, она спросила:

– Ты действительно способен на это? – Серые глаза пытливо уставились в изумрудную глубину очей Седого.

– На что угодно! – Сергей ласково погладил ее плечи. – Тебе пора – светает.

Девушка вздохнула, быстро накинула халат и, нежно чмокнув Решетова, исчезла за дверью. А Решетов снова заснул – на этот раз безмятежным и спокойным сном.


Заговор

Ближе к полудню в его дверь требовательно и протяжно постучали.

– Минуту! – откликнулся Решетов и, путаясь в одеяле, выпрыгнул из постели.

Он поспешно надел штаны и, пригладив волосы, приоткрыл дверь.

На пороге, переминаясь с ноги на ногу, стоял Керт. Сергей обрадовался толстяку, словно старому родственнику:

– Проходи, Керт, не стесняйся. Что привело тебя ко мне в столь ранний час? Не хочешь ли вина?

– Если только самую малость… – робко ответил лучник. – Я пришел позвать тебя на похороны Ланго.

– Уже сегодня? – удивился Решетов, привыкший к земным обычаям.

– Да, – с превеликим удивлением ответил Керт. – Ведь если боги Зетро не встретят его до заката, танта воина будет обречена вечно скитаться вне священных чертогов.

– А-а, вот, значит, как? – Мотаясь по Земле, Сергей уже давно привык к различным религиозным обычаям тех или иных народов. Сам он, конечно, верил в Бога, который не раз «вытаскивал» его из различных передряг, но подобные ограничения во времени считал перебором, выдуманным исключительно людьми. – Понял тебя, считай, что через полчаса я уже готов. Вернее – два ката (вспомнил Решетов о временны́х мерах Лэйне). Керт согласно кивнул.

– Если есть желание, подожди меня тут. – В тоне Сергея слышался вопрос. – Керт снова кивнул, словно китайский болванчик.

– Ты дал обет молчания? – спросил Сергей и тут же пожалел о своем вопросе, потому что ему пришлось объяснять значение слова «обет».

Внимательно выслушав его, Керт с улыбкой покачал головой и медленно ответил:

– Понимаешь, в день похорон мы стараемся как можно меньше говорить, ведь танта умершего еще бродит среди нас и внимательно слушает наши разговоры.

– Ну и что с того? – искренне удивился Седой. – Ты что-то имеешь против Ланго?

– Нет, что ты! – испуганно замахал руками лучник. – Просто… так заведено, не знаю почему.

– Вот так всегда! – возмущенно ответил Седой. – Кто там у вас общается с богами Зетро?

– Алкады Зетро, – едва слышно ответил лучник.

– Алкады… – рассеянно повторил Решетов. – Кстати, напомнил! – Он схватил графин и плеснул в кубки себе и гостю. – Пойми меня правильно, Керт, не всегда то, что говорят люди, является велением богов. – Увидев испуганные глаза лучника, Седой понял, что чересчур болтлив сегодня, и поспешил исправиться: – Просто люди, даже приближенные к богам, способны на ошибки. Но, вообще, о чем это я? Философия – дело опасное, особенно в обществе, подобном вашему. Ритуал так ритуал, я не против! Веди меня.

Седой чокнулся с Кертом, наспех влил в себя содержимое кубка и только тут заметил заинтересованный огонек в глазах собеседника.

– Что? – переведя дух после выпитого, вопросил он.

– Так ты тоже не согласен с тем, что говорят жрецы? – несмело спросил Керт.

– Да слушай, мне глубоко наплевать, чем забивают вам головы жрецы! – Седой явно накручивал себя перед встречей с Витаро, поэтому никак не мог утихомириться.

Но лучник определенно не считал его слова обычной болтовней или даже ересью, хотя, если разобраться, именно ею он и воспринимал высказывания собеседника. Тщательно взвешивая свои слова, он произнес:

– Пойми, Сеургей, среди нас есть много несогласных с тем, что диктуют нам жрецы. Даже сам Витаро не раз выказывал неудовольствие по поводу их решений.

– Ну так смените их или отстраните. – Сергею на данный момент было глубоко наплевать на поведение местных сектантов.

– Ты высказываешь совершено радикальные мысли! – с восхищением молвил Керт. – И я не премину поделиться ими со своими собратьями.

Твердо взглянув лучнику в глаза, Решетов жестко произнес:

– Ты хороший парень, Керт, но не впутывай меня в ваши религиозные дрязги. У меня и без того проблем хватает. Можешь выдать эти радикальные мысли за свои. Все, я готов, идем!

Не имея траурного одеяния, Сергей накинул на себя обычную куртку из тонкой кожи.

Керт, все еще раздумывавший над словами собеседника, проводил Седого за пределы двора – туда, где на большом пустыре уже толпились все обитатели поместья. Собравшиеся проводить Ланго в последний путь невольно расступались перед человеком, повергшим мастера меча. Сергей уверенно следовал сквозь толпу к тому месту, где возлежал покойный. Кто-то бросал ему в спину недоброжелательные и даже враждебные взгляды, кто-то – уважительные. Те же, кто слышал его последний разговор с Витаро у тела умирающего Ланго, – даже слегка восхищенные. Но Решетову было сейчас абсолютно безразлично то, что о нем думают эти люди. Он шел попрощаться со своим учителем и взглянуть в глаза человеку, отчасти виновному в его гибели. Когда окружающие расступились, Сергей увидел тело покойного, возлежавшее на аккуратно выложенном помосте из дров. Тот, кто занимался подготовкой Ланго к похоронам, постарался на славу: не было заметно ни перерезанного горла, ни того благостного выражения лица, с которым отошел в мир иной мастер меча. Лицо великого бойца было строгим и суровым, как, впрочем, и подобает облику истинного воина. Не обращая внимания на реакцию стоящих рядом, Решетов взошел на помост и, склонившись над телом, прошептал: «Прощай, великий человек, прощай, брат…» Обоняние Сергея уловило непривычный запах. Взглянув на дрова, он понял, что они пропитаны не то маслом, не то чем-то подобным. Со скорбно опущенным взором Седой спустился с помоста и занял место в первом ряду людей, стоящих возле погребального костра. Выполнив свой горестный долг по отношению к покойному, Сергей осмотрелся: рядом стояли самые известные бойцы дома Витаро, плачущая навзрыд пожилая женщина (вероятно жена покойного), которую обнимал за плечи подросток лет четырнадцати. «Сын», – со скорбью в сердце догадался Седой. В нескольких шагах от себя он обнаружил лорета Байтрана – Мэйти, который бросил на Сергея косой неприязненный взгляд. Решетов посмотрел на него в ответ так, будто того не существовало вовсе, и отвернулся. По другую сторону помоста он разглядел Витаро и Милану. Лицо Легаты Отра было серо-зеленого цвета – вероятно, тяжелейшее похмелье едва позволяло ему держаться на ногах. Глаза хозяина дома опущены. Лишь раз он поднял их и то ли случайно, то ли намеренно посмотрел на Решетова. Твердо встретив этот взгляд, Сергей прочитал в очах Витаро столько боли, отчаянья и раскаянья, что вся ненависть, испытываемая им к этому человеку, мигом улетучилась. Седой хотел было ответить ему сочувствующим взглядом, но Витаро уже снова опустил свой взор.

Никто не произносил прощальных речей – то ли их уже успели сказать до прихода Сергея и Керта, то ли здесь это вообще было не принято. Из толпы медленно и торжественно вышел высокий, наголо обритый человек в золотистом плаще с широкими рукавами, несший горящий факел. «Жрец Зетро», – догадался Седой. Совершая загадочные пассы руками, человек обошел вокруг погребального костра и, остановившись напротив Витаро, протянул факел ему. Дрожащей рукой Легата Отра принял коптящий факел и, едва переставляя ноги, двинулся к помосту. Милана сделала было попытку помочь ему подняться по импровизированной лестнице, но он отстранил ее.

– Это – моя обязанность, – дрожащим голосом проронил он.

Тяжело и больно было смотреть, как совсем еще недавно пышущий здоровьем моложавый человек, буквально за месяц превратившийся в жалкого старика-пьяницу, преодолевал несколько невысоких ступеней. Казалось, еще шаг – и он сам упадет на последнее ложе былого соратника. Наконец он все-таки взошел на помост, покачиваясь, взглянул на своего лучшего воина в последний раз и, с натугой наклонившись, поднес факел к дровам. Те мгновенно занялись жарким бездымным пламенем, обнявшим и скрывшим от всех тело Ланго. Витаро с жалостью смотрел в глубины оранжево-алого огня, уносящего его друга в чертоги Зетро, и медленно двинулся к лестнице. Не успел он сделать и нескольких шагов, как в судорожном движении, громко вскрикнув, рухнул спиной в огонь. Неизвестно, что послужило тому причиной: то ли у Легаты от слабости подкосились ноги, то ли жрецы, готовившие погребальный костер, пролили там масло. Легкое, как шелк, темное одеяние Легаты вспыхнуло, подобно тем дровам, из которых был сложен костер. Спина, плечи и голова Витаро вмиг оказались охвачены огнем. Раздались крики ужаса и женский визг. Кто-то отпрянул от жуткого зрелища, кто-то бросился на выручку своему хозяину, но Сергей, стоявший у самой лестницы, всех опередил – словно неуловимая тень, взлетел он на помост, выхватил пылающее тело из костра и кубарем скатился с ним на землю. Он принялся катать Витаро по земле, громко требуя плотную ткань. Осан, оказавшийся сообразительнее остальных, тут же приволок тент, который был натянут над столами с напитками и угощеньями, приготовленными для поминок. Когда огонь был погашен, Решетов осторожно развернул ткань и тяжело вздохнул – вся голова Легаты была покрыта страшными ожогами, волосы сгорели. Он надрывно и непрестанно кричал, требуя лекаря, который присутствовал на похоронах на случай, если вдове станет плохо. Тот мигом оказался рядом и, открыв свой сундучок, принялся колдовать над пострадавшим. Старая горничная насильно увела в замок устремившуюся было к отцу рыдающую Милану.

Оставив Витаро на попечении лекаря и слуг, Сергей, не обращая внимания на собственные ожоги и ушибы, медленным шагом, словно раздумывая о чем-то, подошел к помосту. Аккуратно положенные дрова еще не рассыпались, и то место, где упал Легата, пока что не затронули языки пламени. Жар от костра шел неимоверный, но, прикрывшись рукавом, Седой сумел подойти к помосту вплотную. Его страшная догадка тут же подтвердилась – на месте падения Витаро большой лужей было разлито масло. Языки пламени уже подбирались к нему, и через секунду оно вспыхнуло, едва не опалив успевшего отскочить Решетова. Ни слова не произнеся, Сергей решительно двинулся в сторону жреца, который в данный момент воздевал руки к небу, видимо провожая танту Ланго в чертоги Зетро. Заметив надвигающегося на него Седого, жрец заметно поумерил свой религиозный пыл, опустил руки и попятился. Опаленный огнем, в прожженной одежде, с ожогами на руках и лице, Решетов, словно воплощение возмездия, неумолимо приближался к намеченной жертве. На худом лице жреца отразился неописуемый ужас, он было повернулся и бросился бежать, но Седой в два прыжка догнал его и повалил на землю. Он рывком развернул служителя культа Зетро к себе лицом и, нажав коленом на кадык, прошипел по-русски:

– Ах ты, лысая сука! Я тебя на куски разрежу! – С этими словами он достал из ножен широкий кинжал.

Окружавшие их люди, ошеломленные происходящим, уже совсем ничего не понимали, поэтому застыли в ступоре, не зная, что им предпринять. Но трое жрецов Зетро, стоявшие немного поодаль, ничуть не растерялись – выхватив тонкие, словно жала, ножи, они устремились на помощь своему лысому собрату. Через несколько секунд двое из них уже валялись на земле, зажимая раны на руках и ногах, а третий «отдыхал» в глубоком нокауте – ступня Седого снесла ему челюсть, которая теперь болталась на сухожилиях. Занятый нападавшими, Сергей на минуту отвлекся от главного «виновника торжества». Тот с опаской поднялся и бросился было прочь, но тут же упал, словно подкошенный, схватившись за бедро, из которого, дрожа оперением, торчала метровая стрела. Недобро ухмыльнувшись, Керт вновь зарядил свой лук, но рассудительный Осан придержал его за руку:

– Подожди, стрелок! Мне многое непонятно в сложившейся ситуации, и я хочу кое в чем разобраться! Для начала – свяжите-ка вот этого. – Он указал на жреца со стрелой в ноге. – А этих, – кивнул он на раненых, – перевяжите, но тоже на всякий случай обездвижьте.

Затем он подошел к тяжело дышащему после схватки Седому и внимательно посмотрел ему в глаза:

– Пришелец, ты спас Витаро – за это все мы благодарны тебе! Но что, во имя богов Зетро, ты вытворяешь?!

– Легата Отра поскользнулся в луже масла. Когда я поднимался на помост попрощаться с Ланго, доски были сухими и никакого масла там не было. Как ты помнишь, перед процедурой сожжения этот лысый мерзавец обходил костер. Осмотри-ка широченные рукава его плаща.

Осан задумчиво покачал головой, но направился к корчившемуся от боли алкаду. Он бесцеремонно перевернул его, поставил ногу на спину жреца и, резким движением разорвав золотистую тогу, вытряхнул из нее подозреваемого. Осмотрев одеяние, он вытащил из левого рукава вместительную плоскую бутыль из глины и высоко поднял ее вверх – всем на обозрение. Затем он наклонил сосуд – из горлышка полились остатки масла. Вокруг послышался недовольный гул, вскоре переросший в крики ярости. Десятки клинков покинули свои ножны.

– Режь их всех! – возопил рыжий Несара.

Еще несколько голосов вторили ему. Жизни алкадов висели на волоске – раненые, жалкие, в перепачканных золотых халатах, они катались по земле, моля о пощаде. Внезапно весь этот гвалт перекрыл громогласный бас Осана:

– Это всегда еще успеем сделать. Для начала мы их хорошенько допросим: кому так понадобилась смерть Витаро? Швырните всех в подвал, я думаю, боги Зетро на нас не обидятся. Через несколько катов я с ними хорошенько побеседую.

Несколько человек бросились выполнять его указание.

– Есть ли в доме еще алкады Зетро? – спросил Осана Решетов.

– Еще трое, – утвердительно кивнул воин и махнул рукой – Несара и Катран метнулись к обители людей в золотых одеждах.

– И еще, – едва слышно произнес Седой, – на вашем месте я присмотрел бы за поведением лорета Байтрана – так, на всякий случай…

Воин неуверенно пожал плечами, но, подумав, кивнул косматой головой.

Затем подмигнул Сергею, хлопнул его по плечу и широко улыбнулся:

– Сеургей, привел бы ты себя в порядок. Я пришлю к тебе лекаря.

Решетов уже усталой походкой направился в свою комнату, когда вслед ему раздалось раскатистое:

– А ты молодец, парень! – Эхом этому выкрику вторили одобрительные восклицания оставшихся на пустыре воинов.

– Парни, одна просьба – зовите меня С-Е-Р-Г-Е-Й, – умоляюще улыбнулся Седой и продолжил свой путь.

После того как Решетов вернулся к себе, он сбросил обгоревшую одежду, морщась от боли, смыл с себя грязь и копоть и подошел к широкому зеркалу. М-да, видок тот еще: волосы с правой стороны полностью опалены, на щеке – крупный ожог, да и ладони порядком обожжены. Но в целом – почти в порядке. Пришедший через полчаса лекарь тщательно обработал его раны, дал немного обезболивающего снадобья и грустно улыбнулся:

– Вот и все! Через пару дней будете как новенький.

– Да это понятно, – махнул в ответ забинтованной рукой Сергей. – Скажи лучше – как там Витаро?

Лицо врачевателя приняло скорбное выражение:

– Точно не знаю… Им сейчас занимается более опытный лекарь. Я лишь на минуту заходил в покои Витаро – занести мази и бинты, и то, что я мельком видел, – собеседника передернуло, – не внушает уверенности в его полном выздоровлении…

Было заметно, что лекарь пытается хоть как-то смягчить всю серьезность положения.

– Понял тебя, – кратко ответил Седой. – Спасибо за оказанную помощь!

Врачеватель откланялся и поспешил на помощь собратьям, колдующим над Легатой. На Сергея же навалилась вся усталость прошедшего дня; не обошлось здесь, вероятно, и без воздействия тех лекарств, что дал ему врач: веки слипались, а тело налилось приятной тяжестью. Недолго думая Седой сбросил остатки одежды и улегся в постель, буквально проваливаясь в объятия Морфея. Уже засыпая, он успел подумать: «Нужно было приставить к Витаро охрану…»

Он проспал весь остаток дня и всю ночь, проснувшись от лучей восходящего солнца, пробивающихся сквозь щель в неплотно запахнутых шторах. Разлепив глаза, Сергей довольно потянулся, уже почти не ощущая боли в местах ожогов. Он легко поднялся с постели, распахнул шторы и, обернувшись, обнаружил на маленьком столике завтрак, состоящий из хорошо прожаренного куска мяса и аппетитно выглядевшего салата. Видимо, пока он спал, приходила горничная.

– Как нельзя кстати! – Забывшись, он довольно потер свои забинтованные ладони и скривился от боли.

Затем Решетов не преминул воспользоваться угощением.

После этого, с трудом приведя себя в порядок (боль в руках еще давала о себе знать), Сергей оделся и поспешил в хозяйское крыло замка – справиться о здоровье Легата. Тихонько постучав в двери Витаро, он осторожно проник в апартаменты хозяина дома и, кивнув сидящим у дверей охранникам, проследовал в опочивальню. Там он обнаружил дежурившего у постели больного лекаря и дремлющую в широком кресле Милану. Бросив взгляд на хозяина дома, Седой искренне его пожалел – весь перебинтованный, тяжело дышащий и время от времени издающий протяжные стоны, Легата Отра представлял собой весьма жалкое зрелище. Лекарь тут же поднялся со своего места и, приложив палец к губам, на цыпочках вывел Сергея в соседнюю комнату.

– Как он? – коротко спросил Седой. – Жить будет?

– Жить – да… – грустно ответил эскулап. – Но его раны… – Он многозначительно умолк.

– Говорите, – нетерпеливо произнес Решетов, – я не впечатлительная дамочка!

– Правый глаз он потерял… – начал перечислять доктор, – голова, плечи, спина и часть груди сильно обожжены. На лицо и затылочную часть головы требуется пересадка кожи. Что касается второго глаза, то неизвестно – будет ли он видеть…

– Да-а, – грустно протянул Сергей, – мрачный диагноз. Скажите, а вы действительно можете пересаживать кожу?

Помнится, когда Сергей лежал в госпитале, он навещал знакомого из ожогового отделения и помнил, насколько непредсказуем и труден данный процесс: кожа очень плохо приживалась и некоторым больным делали повторную пересадку.

– Да, – с гордостью ответил лекарь. – Я делал это уже несколько раз. Поначалу куски кожи приживались на новом месте весьма тяжело, а то и вовсе… Но я научился особым составом обрабатывать подготавливаемую поверхность. К тому же мазь, которой я обрабатываю швы, – выше всяких похвал! Имплантант приживается в течение пяти-шести дней.

– Склоняюсь перед вашим искусством! – уважительно поклонился Решетов. – Скажите, доктор, а когда с ним можно будет поговорить?

Эскулап беспомощно развел руками:

– На все воля богов, пришелец…

– Ясно, – сквозь зубы произнес Седой и тоном, не допускающим возражений, скомандовал: – Как только придет в себя, немедленно сообщить мне!

Лекарь удивленно воззрился на собеседника, но тотчас послушно кивнул седой головой. В этот момент, видимо разбуженная голосами, в комнату вошла Милана. Не задумываясь, что может подумать лекарь, она в слезах бросилась Сергею на грудь. Сраженный происходящим, доктор тактично опустил взгляд и чересчур поспешно вернулся к больному. Прижимая к себе рыдающую Милану, Сергей старался подобрать какие-то утешительные слова, но в голову лезла лишь пошлая заезженная ерунда, поэтому он еще крепче прижал девушку к себе и почти на ухо ей прошептал:

– Любимая, твой отец жив, а это – главное!

– Но он… он… – Милана страшилась даже слов о состоянии отца.

– Он поправится, – продолжил Решетов. – Да, он уже не будет таким, как раньше, – этого не изменить, но Витаро по-прежнему останется твоим любящим отцом! Прости, я не умею утешать, но я видел людей, оказавшихся в более тяжелом положении и тем не менее находивших в себе силы успешно жить дальше. Твой отец – один из таких людей!

– Но кому понадобилась его смерть?!

– С этим, милая, мы вскоре разберемся. Непосредственные участники покушения вскоре будут наказаны. Что же касается заказчика… – Седой почесал переносицу и скривился, задев место ожога, – то, думаю, что мы вычислим и его. Постарайся сейчас принять все как есть и попробуй успокоиться. Знай одно – я всем сердцем с тобой! А сейчас, прости, мне нужно действовать.

Решетов нежно поцеловал Милану в щеку, усадил на широкий диван и покинул покои Легаты.

Выйдя во двор, он не затратил много времени на то, чтобы узнать, где находятся плененные алкады. Спускаясь глубоко под землю в мрачный подвал, Сергей еще издали услышал душераздирающие стоны, доносившиеся снизу. Когда он наконец достиг подвального помещения и огляделся, то даже его – много повидавшего на своем веку – передернуло от зрелища, представшего пред ним. Допрос, по всей видимости, был уже закончен, потому что Осан и двое его подручных чистили кожаные фартуки и оттирали лужи крови с каменного пола. На семи тяжелых металлических креслах, обмотанные цепями, сидели… нет, уже не люди. Это были страшные, насколько только можно себе представить, подобия людей: с отрезанными ушами и носами, утыканные гвоздями, со свисающими клочьями кожи… Несмотря на производимую уборку, на полу все еще валялись части тел допрашиваемых. Решетов, едва не поскользнувшись на чьем-то ухе, стал внимательней смотреть себе под ноги. В воздухе повис тошнотворный запах крови. Кроме того, алкады во время допроса, видимо, еще и обделались. Стоны, издаваемые жертвами, становились все более нестерпимыми, поэтому Осан раздраженно приказал мускулистому верзиле:

– Церба, ради богов Зетро, заткни им рты!

Исполнительный великан тут же извлек из большого ящика семь корнеплодов и с размаху вбил каждому из жрецов в беззубые рты по крупному овощу. Громкость стенаний тут же уменьшилась, и Сергей, тяжело вздохнув, смог спросить:

– Парни, вы тут не чересчур жестко поработали?

Осан обернулся на голос и горько усмехнулся:

– Ты думаешь – мне это в радость?! – Он недобро глянул Седому в глаза, но тут же, смягчившись, махнул рукой в сторону алкадов. – Эти засранцы словно проглотили свои поганые языки. Лишь двоих из них удалось разговорить, да и то лишь когда Церба начал отрезать им члены. Тьфу, ненавижу заниматься подобными делами… Мне по душе честный бой!

– Понимаю, – кивнул Сергей, – и сочувствую, что тебе пришлось это сделать, но нужно же было узнать, чья рука направляла их…

– О да! – воскликнул Осан. – И теперь, когда я узнал, кто руководил ими, совесть не будет меня мучить по поводу содеянного.

– Кто? – мгновенно откликнулся Седой.

– Как я и подозревал, ими управлял Сетус. Это чудовище знало о каждом нашем шаге благодаря семерке этих наушников, ведь они частенько наведывались в Тиран. Якобы для посещения резиденции верховного алкада.

– Теперь многое становится понятным… – задумчиво произнес Решетов, вспоминая беседы с Витаро. – Но на кой черт вы вообще взяли их с собой из Тирана?

Осан саркастично усмехнулся и со злобой ответил:

– Как же – «взяли»! Нам их навязали верховные алкады, и Витаро беспрекословно повиновался. А уж после того, как эти негодяи здесь освоились, с ними плотно поработал Сетус.

– Как скоро в Тиране узнают об их отсутствии? Сколько у нас времени, Осан?

– Ну, я думаю… – почесал бороду Осан, – около майсана – примерно с такой периодичностью они навещали столицу.

«Месяц! – напряженно раздумывал Сергей и одновременно составлял план дальнейших действий. – Только бы Витаро быстрей очнулся, один я не могу что-либо предпринять».

– Только бы хозяин поскорее пришел в норму, – словно читая его мысли, произнес Осан и, заметив удивленный взгляд Решетова, пояснил: – Он породнится с Мэйти, и мы будем под защитой Байтрана.

– Я так не думаю! – мрачно ответил Сергей и с вызовом взглянул на Осана.

– Это еще почему? – вытаращил глаза бородач.

Решетов секунду подумал, подошел к Осану вплотную и тихо проговорил:

– Не знаю, правильно ли делаю, что доверяюсь тебе, но мы с Миланой любим друг друга, и на днях я сам хотел просить ее руки.

Старый вояка присвистнул и в изумлении опустился на табурет. Он покачал лохматой головой и с большим сомнением в голосе произнес:

– Сергей, после всего случившегося ты мне как брат, поэтому скажу тебе честно: я не думаю, что у тебя что-то получится. Без прикрытия Байтрана Сетус сживет нас со свету. Витаро очень надеялся на этот брак, и вопрос был практически решен.

– Я что-нибудь придумаю! – подмигнул Седой старому вояке. – Скажи мне, пока Витаро не очнулся, кто управляет домом и людьми?

– Конечно Милана! – удивленно ответил Осан. – А зачем это тебе?

– Потом объясню, если возникнет необходимость. – Сергей покинул мрачные стены подземелья.


Пепел мести

Придя в свою комнату, Седой уселся было обедать, но рой мыслей, кружащий в его голове, отбил всякий аппетит. Нужно что-то делать, и делать быстро, иначе он навеки потеряет Милану! Ради спасения своего дома Витаро выдаст ее за Мэйти. Теперь, после казни алкадов, против дома Отра восстанет и религиозная верхушка Зетро, а это весьма опасный враг. Хотя, конечно, тут еще как карта ляжет – есть множество свидетелей, что алкады хотели убить Легату Отра. Еще эти треклятые квахо… Нужно как-то склонить Витаро на свою сторону относительно свадьбы с Миланой, а для этого ему, подобно Гераклу, нужно совершить немало подвигов…

Обхватив седую голову руками и отчаянно пытаясь составить план действий, Решетов только на третий раз услышал, что в дверь стучат, вернее, уже барабанят.

– Да, кто там?! – раздраженно рявкнул он.

В комнату, извинившись за вторжение, вошел Керт и без обиняков перешел прямо к делу:

– Сергей, если ты решил все вопросы с алкадами, то, памятуя наставления Витаро, я хотел бы приступить к обучению тебя стрельбе из лука.

«Черт, еще и это! На то, чтобы научиться сносно стрелять из лука, понадобится не одна неделя! А времени совсем нет! А без стрелкового оружия мне никак! А если…»

Решетов широко улыбнулся и произнес:

– Боюсь, Керт, этим нам придется заняться позже. Но на данный момент ты можешь мне помочь! – Керт вопросительно поднял брови. – Мне нужен колчан стрел с узким оперением, длиной полметра… тьфу (Решет быстро произвел расчет)… половину леста, но без наконечников. И давай без вопросов. Сможешь? – Керт кивнул. – Хорошо, а теперь отведи меня к вашему кузнецу, идет?

По пути в кузницу Седой снова обратился к спутнику:

– Чуть не забыл, еще мне нужна тетива: немного короче, чем для лука, но толще и прочней. Кстати, из чего вы их делаете?

– Из волоса кайсана, – ответил Керт. – Он очень тонкий и прочный, поэтому мы скручиваем его прядями, каждую прядь смолим, а потом скрепляем пряди воедино.

– Ясно, – задумчиво произнес Сергей, попутно в уме высчитывая что-то.

Следует упомянуть, что кайсаны – прекрасные, грациозные животные – использовались местными жителями для верховой езды и различных перевозок. Размером чуть крупнее земной лошади, своим видом они напоминали лань с роскошной гривой и пышным хвостом. Вот только их тонкие рога росли не вверх, а в стороны, поэтому аборигенам была не нужна узда – они управляли кайсанами, держась за рога.

Керт проводил Седого в кузницу, так и не спросив о причине всех этих приготовлений, хотя было заметно, что парня распирает любопытство. «Ладно, потом удивлю», – улыбнулся Сергей. У кузнеца Решетов застрял надолго, он подробно объяснял, что именно ему нужно, рисовал чертежи плеч, колодки, стремени и направляющей. Отдельно были оговорены наконечники для болтов и простейший спусковой механизм. Рычаг для натягивания тетивы опытный кузнец, которого звали Летором, изготовил прямо при Сергее. Инструменты в его опытных руках летали, словно сами по себе, поэтому Решетов безоговорочно поверил тому, что его заказ будет готов к полудню следующего дня.

Покинув кузнеца, он отправился к мастеру по дереву, где договорился об изготовлении ложа для будущего оружия.

Далее путь Решетова лежал в мастерскую по различным горючим материалам, где со стариком Эттсом они долго болтали о составах горючих смесей. Наконец, придя к консенсусу, Сергей получил заверение, что через день он получит сотню бутылей с зажигательной смесью.

Помня о своем обещании Витаро уничтожить деревни квахо там, где погибла Кира, Решетов развернул подготовку к наступательной кампании полным ходом. Он вновь посетил покои Легаты, где еще раз справился о состоянии хозяина дома. Узнав от лекаря, что Отра до сих пор находился в бредовом состоянии, а после пересадки лоскута кожи с груди на лицо на данный момент спит под воздействием наркотических снадобий, Сергей направился в покои Миланы.

Девушка уже немного пришла в себя и пыталась заняться вышиванием, но нитка и иголка постоянно попадали не туда, куда нужно, а стежки выходили кривыми. В сердцах Милана бросила свое рукоделие на пол и села у окна, глядя на происходящее во дворе, но не видя ничего, кроме образа забинтованного, стонущего отца. Как первый луч света озаряет покрытую мраком землю, так мир снова обрел краски при появлении Сергея – неслышно войдя в комнату, он тихо подошел к ней и обнял за хрупкие плечи. Она вздрогнула, но, повернувшись и увидев любимого, устало улыбнулась и без всяких слов спрятала лицо у него на груди. Он ласково гладил ее шелковистые волосы и шептал на ухо всякую нежную ерунду. Наконец девушка высвободилась, словно проснувшись, и тихо спросила:

– Ты заходил к отцу? – Сергей кивнул. – Как он? – Предательская слеза сбежала по ее щеке.

– Врач сказал, что операция прошла успешно, сейчас больной спит! – оптимистично ответил Седой, пытаясь приободрить девушку.

– Это хорошо, – тихо ответила она.

– Послушай, Милана, – решился наконец Решетов, – перед всеми этими трагическими событиями Витаро хотел уничтожить деревню квахо. Поскольку твой отец сейчас не в состоянии осуществить свой план, то, получив разрешение от его дочери, этой акцией можем заняться мы с Осаном и еще несколькими людьми.

– Да, – твердо кивнула девушка, – эти нелюди должны быть уничтожены.

– У меня уже практически все для этого готово. День-два – и Кира будет отомщена.

– Я даю согласие, только, ради богов Зетро, береги себя. Я не переживу, если что-нибудь случится еще и с тобой!

– Даже не думай беспокоиться, я все придумал так, что никто из нас не должен пострадать.

– Буду надеяться, что это не просто утешение ради моего спокойствия, – вновь грустно улыбнулась Милана. – Иди, мой воин, готовься. А я, как подобает достойной дочери, пойду к больному отцу.

Решетов легко коснулся ее губ своими и направился на поиски Осана. Сурового бородача он нашел в небольшом питейном заведении, располагавшемся рядом с тренировочной поляной. Осан был уже в изрядном подпитии и залихватски брякнул большой кружкой по столу:

– Присаживайся, брат, выпьем!

Хотя Сергею и нужна была светлая голова, он заказал себе бокал легкого вина и сел рядом с Осаном.

– Задница Зетро! – выругался старый воин. – Никак не могу выветрить из ноздрей запах крови, мочи и дерьма этих ублюдков. Больше никогда не возьмусь за подобное дело!

– Где сейчас находятся эти негодяи?

– Их головы выставлены на кольях на заднем дворе, а тела сожжены в мусорной яме! – ухмыльнулся Осан.

Решетов согласно кивнул головой и придвинулся к собеседнику поближе:

– Я пришел от имени госпожи Миланы предложить тебе дело, которое выбьет всю эту мерзость из твоей головы.

– Брат, ты не представляешь, как я об этом мечтаю! Что нужно делать?

– Для начала – протрезветь. Послезавтра мы идем мстить за гибель Киры. Деревня квахо будет уничтожена. В подробности плана посвящу тебя завтра, и мне нужна помощь в подборе нескольких отважных воинов, которые пойдут с нами.

– Вот это – дело по мне! – довольно откликнулся Осан и швырнул кружку в угол комнаты. – Все, иду спать. До завтра, Сергей!

– До завтра, брат! – ответил Седой и отправился к себе, оставив вино нетронутым.

…На следующий день Сергей забрал у мастера по дереву ложе для будущего арбалета; оценив искусную работу парня, горячо поблагодарил его и тут же направился в кузницу. У входа его встретил усталый, но довольный Летор.

– Надеюсь, мой заказ готов? – ткнув кулак кузнеца, спросил Седой.

– Я работал всю ночь и думаю, что постарался на славу! – гордо ответил Летор. – Ну что, Сергей, приступим к сборке твоего диковинного оружия?

Кузнец действительно поработал на славу – все части оружия легли на свое место, словно влитые. Решетов довольно потер руки. Эх, еще бы оптику! В это время к кузнице подошел Керт, и некоторое время вся троица занималась тем, что прилаживала острия болтов. Покончив с этой нудной работой, Сергей радостно вздохнул: ну вот, теперь и он при оружии. Помнится, во времена своей службы он частенько посещал стрелковый тир, где немалое время уделял стрельбе из арбалета.

– Ну, парни, – весело произнес Решетов, – айда на полигон! Надеюсь, что не забыл былых навыков.

На площадке для стрельбы Седой, немного волнуясь, вставил ногу в стремя, рычагом натянул тетиву, зафиксировав ее спусковым механизмом, и поместил болт в прекрасно выглаженную направляющую. Подняв это грозное оружие, он прицелился в деревянную мишень в виде круга с крестом посередине и через мгновение спустил курок. Результат превзошел все его ожидания! Болт вонзился точно в середину круга с такой силой, что деревянная мишень, не рассчитанная на подобные удары, лопнула пополам. Присутствующие удивленно вскрикнули. Решетов заметил, что Летор и мастер по дереву довольно ткнулись кулаками. Один лишь Керт с неожиданной ревностью заметил:

– Да, убойная сила поражает, но в скорострельности твоя штука ни за что не сравнится с моим верным луком!

– Керт, в этом нет никаких сомнений! – весело ответил Сергей. – Смотри, сколько действий мне нужно произвести для зарядки и выстрела!

Тело, даже спустя столько лет, отлично помнило малейшие нюансы стрельбы. Быстрыми, отточенными до совершенства движениями Решетов зарядил арбалет и выстрелил еще пять раз, разнеся две соседние мишени в щепки.

– Вот это я понимаю – стрельба! – раздался позади восхищенный возглас подошедшего Осана.

– Мой лук все равно быстрее, – надулся Керт.

– Дружище, да говорю же тебе – в этом никто и не сомневается! – расхохотался Седой, довольный испытанием своего оружия, и добавил уже серьезным тоном: – И завтра ты это всем докажешь!

– Сколько нас будет, Сергей? – деловым тоном поинтересовался Осан.

– А вот это мы сейчас и прикинем, – озадаченно ответил Решет. – Скажи мне, квахо испытывают страх? – Он помотал головой. – Вернее, способны ли они на бегство?

– Никогда о подобном не слышал, – с уверенностью ответил бородач. – Это зверье всегда идет напролом, как будто у них отсутствует инстинкт выживания. А тут еще – нужно защитить своих баб и зверенышей. Нет, они не отступят!

– Это весьма радует! – довольно воспринял его слова Седой и пояснил в ответ на удивленные и вопросительные взгляды: – Нам не нужно рассредоточиваться. Мы займем позицию на возвышении (я знаю – где) и, когда все начнется, попросту расстреляем их, словно на тренировке.

– Что начнется? – послышалось сразу несколько голосов.

– Скоро объясню, – загадочно пообещал Сергей. – Осан, нам потребуется человек десять, отлично стреляющих из лука, и пять, хорошо владеющих мечом, – это на случай ближнего боя.

– Понял тебя, – сурово проронил старый воин, – а не маловато?

– В самый раз! – подмигнул ему Седой.

Осан кивнул и, почесывая затылок, направился к домикам, в которых со своими семьями проживали воины.

Седой, весь в нетерпении, навестил старого Эттса, который весьма порадовал его тем, что «гранаты» будут готовы уже к вечеру. Старик даже продемонстрировал ему качество «продукта» – он отвел Сергея в угол, весь обшитый листами металла, и налил в маленькую чарку тягучей жидкости. Затем они отошли в сторону. Эттс зажег спичку и метко бросил ее в чашку. Содержимое маленького сосуда тут же вспыхнуло и взорвалось снопом искр, которые, попав на металлические стены, не гасли, а продолжали гореть, медленно стекая вниз.

– Ну, ты шаман! – восхищенно по-русски прошептал Седой и, схватив старика за плечи, радостно воскликнул: – Ты ж напалм изготовил! Да, старик, с тобой, я вижу, шутки плохи.

Эттс, ни черта не понявший из сказанного собеседником, лишь довольно улыбался.

После обеда Сергей посвятил воинов в детали плана по предстоящему истреблению квахо и, тщательно проинструктировав их о тонкостях применения зажигательных зарядов, отправил всех отсыпаться. Сам же вновь обратился к Осану:

– Ты же был тогда там, когда спасли меня?

– Конечно! – был ответ. – Я всегда сопровождал Витаро.

– Тогда скажи, когда нам следует выдвинуться, чтобы прибыть на место в предрассветный час.

Бородач почесал затылок, что-то прикинул в уме и с уверенностью ответил:

– На закате.

– Тогда все вопросы решены. Идем спать, а в назначенный тобой час выдвигаемся.

…Уже под утро, когда до восхода Зетро оставалось не более часа, маленький отряд Сергея приблизился к деревне квахо. Они привязали кайсанов неподалеку, чтобы, не дай бог, не разбудили вурдалаков своим курлыканьем. Бойцы, прихватив с собой несколько мешков, наполненных небольшими круглыми глиняными бутылями с зажигательной смесью, бесшумными тенями скользили среди деревьев к тому месту, где со скалы Решетов впервые увидел поселение отвратительных существ… и то, что осталось от несчастной девушки. Поднявшись на возвышение, Сергей убедился, что ни один вурдалак не бродит между мерзкими домами-норами. Дикая ненависть охватила его при виде этого мирно дремлющего царства демонов. Решетов махнул рукой, и почти мгновенно воины Витаро заняли свои заранее оговоренные позиции. Каждый бесшумно готовился к предстоящей атаке: бойцы раскладывали перед собой заряды; луки и стрелы располагали в непосредственной близости, чтобы начать стрельбу немедленно, когда это потребуется. Седой любовно погладил свой арбалет, прошептал: «Не подведи меня», сноровисто его зарядив, положил справа от себя. Чтобы не затрачивать лишнего времени на поджигание фитилей, каждый поставил возле себя плошку с маслом, горящим бесцветным, практически незаметным, но устойчивым пламенем.

Седой взял бутыль, поджег фитиль и высоко поднял руку – через секунду еще шестнадцать огоньков взметнулись вверх. Чуть выждав, Решетов скомандовал:

– Залп!

И семнадцать смертоносных снарядов устремились к жилищам тварей. Сергей моментально поджег вторую бутыль и швырнул ее вслед за первой, крикнув:

– Кидать без команды!

Забросив в деревню третью «гранату», он с удовольствием отметил тот умопомрачительный эффект, который производила бомбардировка адского поселка. Бутыли не разбивались, а буквально взрывались, разнося вокруг места своего падения волны жаркого, липкого огня, который выжигал буквально все вокруг себя: глину, толстые бревна, а главное – отвратительные тела проснувшихся квахо. Нужно отдать должное бесстрашию (или – безумию) вурдалаков: узрев позицию атакующих, они, даже полностью охваченные огнем, неслись навстречу противнику. Большинство из них падали, не преодолев и нескольких метров, но попадались и такие (видимо, огонь не так сильно зацепил их), которые погибали практически в нескольких метрах от атакующих. Продолжая швырять в кипящий котел огня заряды, Решетов скомандовал:

– Керт, Лейн, Тубор – луки! – Седой помнил, что поляна была около четырехсот метров диаметром и не все заряды смогут долететь до крайних домов. Он знал, что, не имея достаточно мозгов для того, чтобы пойти в обход, лесные черти не замедлят броситься в атаку, даже несмотря на стену огня, преграждающую им путь. Поэтому, забросив в атакующих еще несколько бомб, сам взялся за арбалет, одного за другим истребляя охваченных пламенем чудовищ, уже грозивших прорвать оборону. Через несколько минут этих пылающих прыгунов стало так много, что он, перекрывая своим криком рев огня, вой женских особей и плач малолетних вурдалаков, скомандовал:

– Осан, Тэус, Кирт и Элло – продолжать метать заряды! Остальным – стрелять без команды!

Мгновенно шеренга стрелков буквально засыпала стрелами тлеющих и горящих жарким пламенем квахо. Количество атакующих заметно поредело, хотя твари были весьма живучими и, чтобы убить их, даже пожираемых огнем, требовалось два-три метких попадания. Среди осатаневших квахо, атакующих склон скалы, стали появляться даже такие, которых огонь не тронул вовсе, поэтому Седой приказал метателям зарядов удвоить усилия. Сам же он, без устали заряжая свой верный арбалет, валил одну тварь за другой. Убойная сила болтов была такова, что нападавшие, словно подкошенные, падали, поднимая снопы искр. Наконец наступил момент, когда зажигательные снаряды закончились, и теперь уже все воины взялись за луки. Но и количество обгоревших зверей, стремившихся во что бы то ни стало атаковать противника, заметно поубавилось. Планируя операцию, Седой даже не предполагал, что монстров окажется настолько много, причем – взрослых и мужского пола. Стрелы были практически на исходе, но и в озере напалма маячили лишь четыре-пять охваченных огнем кенгуру. Керт, тщательно прицелившись, спустил тетиву, и смертоносная стрела насквозь пробила череп ближайшего квахо. Стрелок, словно подзадоривая, взглянул на Сергея: «Ну, а что можешь ты?» Седой усмехнулся, взвел арбалет, вложил болт и, взглянув на Керта, весь похолодел… Сзади, целясь своими когтями в спину стрелка, несся совершенно нетронутый огнем квахо… Откуда он тут взялся – времени размышлять не было. Сергей тщательно прицелился и, увидев испуганные глаза Керта, крикнул: «Ложись!!!» – что атакуемый немедленно исполнил. Седой плавно спустил курок. Болт насквозь прошил череп вурдалака, который умер мгновенно, но по инерции пролетел вперед и накрыл своим тяжелым телом Керта. Решетов помог испуганному стрелку выбраться из-под отвратительной туши и, тщательно оглядевшись вокруг, с облегчением вздохнул: «Все!»

На месте поселка вурдалаков бушевало пламя, а на склоне скалы и подступах к ней, нашпигованные стрелами, валялись тлеющие останки грозных тварей…

Взглянув на пробивавшиеся сквозь листву лучи Зетро, Осан вопросительно посмотрел на Сергея:

– Дело сделано! Уходим?

– Нет, – покачал головой Седой. – Дождемся, пока угаснет огонь, и произведем зачистку. Там могли остаться раненые и те, кто сумел найти укрытие от пламени. Я не хочу, чтобы хотя бы одна тварь из этого мерзкого поселения выжила после сегодняшнего дня!

Когда огонь полностью угас, а свежий утренний ветерок разогнал жар над сгоревшим поселком, воины, обнажив свои клинки, направились к огромному пепелищу. Осторожно, обходя еще тлеющие участки земли, цепь истребителей квахо продвигалась среди дымящихся останков домиков вурдалаков. Решетов убедился в том, что зачистка действительно необходима, когда из недр нетронутого огнем домика практически прямо на него вылетела разъяренная вурдалачиха. Стремительный взмах меча – и ее все еще рычащая голова отлетела на несколько метров, подняв клубы пепла.

– Всем быть начеку, проверять каждое уцелевшее жилище! – тихо скомандовал Седой и, завидев впереди лишь слегка обгоревшую «хатку», осторожно подкрался к ней и заглянул в проем входа. Пусто…

Как Решетов и предсказывал, то слева, то справа раздавалась ругань, которая сопровождала «контрольные» удары по раненым и умирающим квахо обоих полов. Уже на самом краю деревни Сергей заметил полностью уцелевший домик и плавно устремился к нему. Из входного проема раздавалось утробное рычание взрослой твари и едва слышное попискивание зверенышей. Седой осторожно заглянул внутрь и увидел в дальнем углу особь женского пола, за спиной которой возились четверо зверенышей. Он осторожно вошел, держа меч наготове, и, едва нелюдь бросилась на него, мощным ударом разнес ей череп. Затем переступил через подергивающееся тело и застыл в замешательстве – четверо еще пушистых малышей, жалобно попискивая и едва переставляя неокрепшие лапки, копошились в темном углу, пытаясь отыскать внезапно исчезнувшую мать. Рука не поднималась тронуть эти пока еще безвинные создания…

Сзади кто-то вошел в домик.

– Проблемы? – усмехнулся Осан. – Я тут нашел кое-что. – Он протянул Сергею изящный медальон на тонкой цепочке из светлого металла. – Эта вещь принадлежала Кире – отдай Витаро или Милане…

– Никаких проблем! – катнул желваки Седой, и его клинок смертоносным танцем обрушился на зверенышей…

Через полчаса, оседлав кайсанов, вдохновленные победой воины покинули место славной битвы.


Невеста

Едва ликующая кавалькада под вечер ворвалась во двор замка, местные жители с радостными криками и кучей вопросов обступили спешившихся бойцов. Привязав своего кайсана и обернувшись, Решетов заметил, как с лестницы замка сбежала Милана и устремилась в его сторону. По всей видимости, от счастья девушка совсем потеряла голову и неслась к нему, словно на крыльях любви. «Е-мое, что сейчас будет!» – подумал Сергей и нарочито отвернулся, словно проверяя – крепко ли привязан кайсан. Девушка, по всей видимости, тут же опомнилась и, перейдя на шаг, уже спокойно подошла к Седому. Он повернулся и взглядом, исполненным любви, впился в ее глаза.

– Приветствую вас, госпожа Милана! – поклонился Решетов. – Ваше указание исполнено: квахо истреблены подчистую!

– Лесоне тебя! – одними губами прошептала девушка и уже вслух произнесла: – Поздравляю тебя с победой, мой верный гетаро!

Сергей с грустью взглянул на нее и молча протянул медальон Киры. Две слезы, оставляя на щеках влажные дорожки, скатились из прекрасных глаз. Милана с каким-то благоговением приняла из руки Решетова памятную вещь и поднесла ее к губам.

– Сестра… – тихо прошептала она и с благодарностью взглянула на Сергея. – Спасибо!

– Как Витаро? – с надеждой спросил Сергей, заодно пытаясь отвлечь Милану от грустных мыслей.

– Ой, ты знаешь, – тут же откликнулась на вопрос маленькая хозяйка большого дома, – он очень быстро поправляется. Утром, когда лекарь осматривал его, отец пришел в сознание и даже пытался заговорить. Правда, сделать это ему помешали бинты, туго стягивающие лицо, да и врач посоветовал ему пока что воздержаться от подобных попыток. – Девушка радостно улыбнулась. – Ты представляешь – его левый глаз сохранил возможность видеть! Когда я подошла к отцу, он повернул голову и прошептал мое имя! За спасение его жизни все мы очень благодарны тебе, ведь если б не ты…

– Его спас бы кто-нибудь другой… – продолжил Седой.

– Да, – кивнула Милана, – но вряд ли отец был бы сейчас в таком состоянии – счет тогда шел на мгновения!

– Принимается! – улыбнулся Решетов. – Быть может, утром я смогу поговорить с ним? – Он вопросительно и многозначительно взглянул на девушку.

– Я думаю, лекарь разрешит. – Глаза Миланы радостно сверкнули: она поняла, о чем хочет говорить Сергей с ее отцом.

– Тогда – до завтра, любимая… – прошептал Решетов, – или до ночи? – хитро подмигнув, добавил он.

– Иди спать, – улыбнувшись, прошептала девушка. – Отдохни, иначе я заберу у тебя последние силы, – с коварной хрипотцой в голосе произнесла Милана и довольно улыбнулась.

Сергей смущенно вновь повернулся к кайсану, в очередной раз проверив кожаный ремень, охватывающий шею животного.

– До завтра, любимый, – тихо произнесла Милана и оставила Седого успокаиваться возле изгороди.

Приведя свои чувства в порядок, Решетов направился в баню, где с удовольствием забрался в чан с горячей водой и закрыл глаза, в уме прокручивая предстоящий разговор с Витаро. Тщательно все обдумав, он погрузился в легкую дрему – усталость давала о себе знать. Внезапно он почувствовал, что кто-то нежно натирает его живот травяной мочалкой. Сергей удивленно открыл глаза и увидел счастливую улыбку Лиары, которая в одной тонкой рубашке стояла возле него. Ткань легкого одеяния девушки намокла и, став почти прозрачной, открыла взгляду Решетова прекрасную грудь с возбужденно торчащими сосками. Часть тела Седого, принимающая непосредственное участие при возникновении подобных ситуаций, мгновенно отреагировала на это зрелище и показалась на поверхности воды – Лиара довольно улыбнулась и нежно обхватила ее ручкой.

– О нет! – застонал Сергей и, собрав всю волю в кулак, отстранил руку служанки.

– Гетаро Сергей не хочет меня? – вздохнув, спросила Лиара.

– Не в этом дело, – вздохнул Решетов. – Ты очень красивая, но я не могу…

– Гетаро Сергей может только с госпожой? – С ревностью спросила девушка.

– Что ты плетешь?! – удивленно спросил Сергей. – С чего ты взяла?

– Я видела вас… у реки… – многозначительно посмотрела на него Лиара.

Сергей сел в ванне, взял девушку за руку и, притянув к себе, твердо посмотрел в ее глаза:

– Сегодня ты навсегда забудешь то, что тогда видела, ясно?!

– Ясно, – вздохнула девушка. – Вы ее любите… Я просто думала, то, что сейчас могло бы произойти, ничего не значит и об этом никто не узнает.

– Значит! – твердо ответил Сергей и, выбравшись из ванны, вытерся и оделся. – Давай без обид, ладно? Я так не могу! – Он погладил девушку по щеке – та попыталась коснуться его руки губами. – Все, пока! – Он стремительно покинул баню.

…Ночью крепко спавший Седой проснулся от жаркого поцелуя. Не вполне понимая, спит он или бодрствует, Решетов едва разлепил веки и действительно увидел Милану, которая уже уселась на него и, легко касаясь его груди своими сосками, жарко впилась поцелуем в губы Сергея.

– Ты все-таки пришла? – довольно спросил он и погладил ее ягодицы, которые призывно терлись о его бедра.

– Да, я пришла отблагодарить моего рыцаря-гетаро за великую победу, – страстным шепотом ответила Милана, впуская его в себя и постанывая от наслаждения.

Сергей наконец полностью проснулся, и все напряжение от лихой битвы, от возбуждения дня прорвалось наружу. Он набросился на Милану так, словно не видел ее целый месяц, доведя ее практически до безумия. После пары часов, в течение которых девушка узнала много нового о проявлениях лесоне, о себе и своем организме, она, тяжело дыша, раскинулась на постели, счастливо вздохнула и заплетающимся языком произнесла:

– За тебя опасно выходить замуж – когда-нибудь ты сведешь меня с ума…

– Угу, – глухо откликнулся Седой, – или – ты меня…

– Мне пора. – Милана жарко поцеловала Сергея, накинула халат и, пошатываясь, словно пьяная, направилась к двери. – До завтра, любимый.

– Пока-пока, – пробормотал Седой и вновь провалился в объятия сна.

…Долгий и непрекращающийся стук, словно клещами, вытаскивал Решетова из дебрей запутанного и непонятного сна. Осознав наконец, что это стучат к нему, Сергей поднялся с постели, обмотался простыней и приоткрыл дверь. У порога топтался камердинер Витаро – Томасо, который высоким, хорошо поставленным голосом огласил:

– Гетаро Сергей, Легата Отра просит вас посетить его покои!

«Ого! – подумал Решетов. – Меня уже официально произвели в рыцари!»

– Передай Легате Отра, что через три ката гетаро Сергей будет в его покоях! – столь же официальным и пафосным тоном ответил Решет.

Томасо понял, что над ним подтрунивают, надулся и, развернувшись, чеканя шаг, устремился было по коридору. Осознав, что идет не в ту сторону, резко поменял направление и торжественно промаршировал мимо стоящего в проеме дверей Сергея. «Клоун, е-мое!» – усмехнулся про себя Седой и стал собираться.

Минут через сорок, одетый во все чистое и соответствующее его новой должности (спасибо исполнительной горничной), Сергей вошел в опочивальню больного Легаты. Старик по-прежнему лежал перебинтованный, словно мумия; правый глаз его был перехвачен темной повязкой, но левый, хоть и лишенный ресниц и слегка воспаленный, смотрел на вошедшего ясно и приветливо.

– Доброго вам дня, Витаро! Рад видеть, что вы поправляетесь! – оптимистично произнес Решетов.

Легата сделал ему знак рукой приблизиться и тихо, почти не разжимая губ, но тем не менее весьма разборчиво произнес:

– Сергей, первым делом я хочу принести тебе свои извинения за трагические события того дня и слова, что я сказал тебе… Также от всего сердца благодарю тебя за то, что я до сих пор жив!

– Витаро, что касается гибели Ланго, то вы были лишь инициатором показательного поединка – не более. Все остальное было делом нелепого трагичного случая. Что же касается ваших слов, то произнесены они были не Легатой Отра, а пьяным в стельку отцом, убитым горем, поэтому я не придаю им никакого значения! Вам не за что просить прощения, Легата Отра!

– Ты великодушен, храбр, умен и отлично владеешь оружием, поэтому я предлагаю тебе должность своего старшего гетаро. Утром меня посетили мои выдающиеся воины во главе с Осаном и поведали весьма интересную историю о битве с квахо. Сергей, лишь благодаря тому, как ты все спланировал и подготовил, в этой битве не погиб ни один воин. Все они, в один голос, посоветовали мне предложить тебе должность Ланго.

– Мне лестно ваше предложение, и я серьезно подумаю над возложением на себя такой ответственности, но сначала я хотел бы переговорить с вами с глазу на глаз. – Седой многозначительно взглянул на лекаря, сидевшего в кресле и наблюдавшего, чтобы больной не разговаривал слишком много.

Левый глаз Легаты удивленно и заинтригованно воззрился на собеседника. Затем Витаро повернулся к лекарю и прохрипел:

– Выйди.

– Только прошу вас, не перенапрягайтесь при разговоре – швы еще слишком свежие! – умоляюще произнес доктор и покинул комнату.

Глаз Легата вопросительно уставился на Решетова. Тот несколько секунд собирался с мыслями и наконец произнес:

– Легата Отра, мы с вашей дочерью любим друг друга. Я прошу у вас ее руки! – сказал и с замиранием сердца ждал ответа.

Витаро молчал с минуту, затем выругался:

– Задница Зетро, я так и думал, что этим кончится! – Он вновь замолк, словно обдумывая свой ответ.

Сергей терпеливо ждал, изредка поглядывая на полуприкрытый глаз Легата. Наконец Витаро спросил:

– Скажи, она действительно любит тебя? – Седой кивнул головой. – Понимаешь, Сергей, складывается очень непростая ситуация… Я уже пообещал ее руку Мэйти, но окончательной договоренности пока еще не было. Ты весьма импонируешь мне в роли возможного зятя; о лучшем муже для Миланы я и мечтать не мог, но договор с лоретом…

– Ну так выдайте свою дочь за этого косоглазого и сделайте ее навеки несчастной! – жестко ответил старику Решетов. – Я знаю, что вы хотите сделать это ради поддержки Байтраны. Так вот что я вам скажу: Милана не разменная монета, чтобы торговать ее жизнью ради этой весьма сомнительной поддержки. Я наводил справки об этом государстве и из того, что мне удалось узнать, уяснил, что это весьма ненадежный народ и рассчитывать на его помощь в борьбе с противником, втрое превосходящим его силами, по меньшей мере неразумно. К тому же, если пока что вы считаетесь опальным дворянином, то после этой свадьбы вас запишут в перебежчики.

Перебинтованный человек долго раздумывал над словами Сергея и наконец спросил:

– Ну и какой же выход, кроме вашей с Миланой свадьбы, можешь предложить мне ты?

– Я поеду в Тиран и убью Сетуса – на этом все ваши неприятности закончатся, – спокойно ответил Сергей.

– Да понимаешь ли ты, о чем говоришь, безумец?! – вскипел Витаро. – Поехать в незнакомый город и попытаться убить особу лоретовской крови, денно и нощно находящуюся под охраной? Это самоубийство!

Сергей мог бы ответить, что именно этим он и занимался большую часть своей жизни, но лишь тихо сказал:

– Ради Миланы я готов пойти на это. Только прошу вас не сообщать ей о том, что я намерен сделать, – для нее я просто направляюсь в Тиран с дружеским визитом к верховным алкадам Зетро.

– А ты, смотрю я, уже все продумал? – ехидно спросил Витаро.

– Не все, но если договорюсь с вами – включу воображение на полную! – подмигнул Решетов старику.

– Ты все сказал? – нетерпеливо спросил Витаро. Сергей кивнул. – Тогда дай подумать и мне. В течение дня я сообщу тебе о своем решении. Ступай, гетаро!

– Есть, Легата! – иронично ответил Решет и, щелкнув каблуками, развернулся и строевым шагом покинул комнату.

– Шут! – донеслось ему вслед.

Седой прихватил с собой бутыль легкого вина и устроился в беседке, увитой листьями ползучего растения, из которой были видны двери хозяина замка. Изредка припадая к горлышку, в течение последующего часа он наблюдал за действиями, разворачивающимися перед ним.

Через некоторое время из дверей вылетел, словно ошпаренный, Томасо и ринулся в направлении комнат Миланы. Спустя пару минут она, в смятении, проследовала в покои отца и надолго задержалась там. Сергей начал уж было волноваться, но внезапно двери распахнулись, и из покоев Легаты решительным шагом вышла Милана. Щеки ее горели, прическа чуть сбилась, но Седой заметил, что она прячет торжествующую улыбку. Так, отлично. Решетов довольно потер ладони. Не прошло и пяти минут, как от Витаро вновь выскочил Томасо и бросился в другое крыло замка. Вскоре он вернулся, а минут через двадцать по коридору неспешной походкой проследовал лорет Мэйти и тоже посетил покои Легаты Отра. На этот раз беседа получилась недолгой – уже через десять минут лорет Байтраны вышел и направился во двор – видимо, подышать воздухом. Сергей тут же покинул свой пост наблюдения, и, как будто случайно, пути их пересеклись.

– День добрый, гетаро Сергей! – Мэйти пристально посмотрел Седому в глаза и по местному обычаю вытянул вперед кулак.

– Добрый, лорет Мэйти! – прищурился Решетов и двинул в кулак лорета чуть сильнее, чем того требовал этикет.

– Так это ты мой таинственный соперник? – открыто улыбнулся Мэйти.

– А я ни от кого никогда не таился, – улыбнулся в ответ Седой.

В этот момент к ним на негнущихся ногах подбежал бедный Томасо:

– Гетаро Сергей, вас снова вызывает к себе Легата Отро!

– Иди, везунчик! – беззлобно напутствовал его Мэйти. – Если возникнет желание, заходи вечером на кубок-другой вина.

– Может быть, и забегу, – удивленно ответил Решетов и направился к Витаро.

– Добился своего? – с долей недовольства донеслось из-под бинтов.

– И чего же я добился? – удивленно спросил Решет.

– Я отдаю тебе руку своей дочери! – торжественно объявил Легата Отра. – Надеюсь, что и я, и она сделали правильный выбор. Но, разумеется, свадьба будет лишь после того, как я смогу быть спокойным за судьбы своих людей и своей дочери. Ты сам был свидетелем – на днях меня пытались убить. Завтра они захотят убить или похитить Милану. Или вообще предать наш замок огню – от Сетуса всего можно ожидать. Вспомни судьбу несчастной Киры.

– Я не отказываюсь от своего обещания! – твердо ответил Сергей. – К чему все эти слова?

– Парень, ты не представляешь, как я волнуюсь за тебя. Ты мне по душе, не говоря уже о том, сколько ты сделал для нашего дома. Что будет с моей дочерью, если ты погибнешь, пытаясь убить Сетуса? Я разговаривал с ней сегодня и понял, насколько сильно она тебя любит. После смерти сестры, после покушения на меня что будет с ней, если она потеряет еще и тебя? Может быть, мы подумаем вместе и найдем способ решить вопрос по-другому?

– Я уже думал, по-другому не получится, – уверенно возразил Седой. – Вопрос нужно решать в Тиране, и наилучшим решением будет смерть Сетуса. Даже если меня арестуют – никто не знает, что я прибыл отсюда, а ваши люди будут спокойны за свои жизни и здоровье. И действовать нужно как можно быстрей, пока Сетус не узнал об участи, постигшей его шпионов. Так что завтра я отправляюсь в Тиран.

– Ох, буйная голова! – вздохнул Легата. – Чем я могу помочь тебе в этом невыполнимом деле?

– Успокойтесь, Витаро, я все сделаю сам. Да и чем вы можете мне помочь? Людьми рисковать не стоит ни в коем случае – только погубим. Вот разве только, если кто-либо нарисует мне карту – как добраться до Тирана, то я буду ему весьма благодарен. Больше мне ничего не требуется. Мой меч, арбалет, запас еды и карта – вот все, что мне нужно. И еще, – веско добавил Сергей, – никто здесь не должен знать о цели моей миссии. Ни одна душа! Для всех – я отправился в верховный храм Зетро.

– На том и порешим, – тяжело вздохнул Витаро. – Карту тебе принесут утром.

– Да, – спохватился Седой, – совсем забыл: как отреагировал на ваш отказ лорет Мэйти? Выходя отсюда, он не показался мне ни оскорбленным, ни убитым горем.

– Лорет оказался человеком чести, чего я, к своему стыду, не ожидал от него. Узнав, что Милана любит другого, он тут же вернул мне мое слово по поводу помолвки и искренне пожелал моей дочери и ее избраннику счастья и благополучия.

– Да уж, – задумчиво промолвил Сергей, – признаться, я тоже не ожидал от него такой реакции. Изначально он показался мне совершенно другим человеком, а сегодня я узнал его с другой стороны. Все это, конечно, странно, я очень редко ошибался в людях. Возможно, он ведет какую-то игру… Не знаю, но вечером попробую прощупать этого человека – он пригласил меня испить вина.

– Смотри, чтобы байтранское вино не оказалось вредным для твоего желудка, – недобро пошутил Витаро.

– Не думаю, что в этих стенах он может решиться на подобное, – с сомнением ответил Решетов. – Ну, будущий тесть, засим покидаю вас, нужно подготовиться к дальней дороге, да и лекарь ваш наверняка весь извелся. Утром, перед тем как тронуться в путь, я еще навещу ваши покои!

– Ступай, Сергей, – устало произнес Легата. – Обязательно зайди попрощаться!


Решетов поклонился и устремился в комнаты любимой, которая уже давно с нетерпением ждала его. Сообщив ей радостную весть, Сергей подхватил ее на руки и закружил по комнате.

– Мой мужчина… – мечтательно произнесла Милана, – мой любимый муж…

– Жена моя… – нежно ответил Решетов и горячо поцеловал невесту. – Может быть, устроим праздничный обед в честь нашей помолвки?

– Отличная идея! – весело откликнулась Милана и позвала горничную.

Через час они сидели за богато накрытым столом. Подняв кубки, они вновь поклялись друг другу в вечной любви и, выпив до дна, принялись за еду. Как бы между прочим Сергей сообщил Милане о том, что перед свадьбой Витаро посылает его в Тиран – навестить верховных алкадов Зетро и поведать о бесчинствах, творимых здесь их адептами. Невеста тут же обеспокоилась предстоящей «командировкой» будущего мужа.

– Я считаю эту поездку опасной. Мало того, что алкады могут спросить с тебя за смерть своих собратьев, тебе всерьез нужно опасаться встречи с Сетусом. Пускай едет кто-то другой – я сейчас же поговорю с отцом! – Во внезапном порыве Милана вскочила из-за стола, однако Сергей нежно, но настойчиво усадил ее на место и твердо произнес:

– Мы с Витаро уже все обговорили, и своего слова я назад не возьму! Я поеду в Тиран и улажу проблемы с храмом Зетро. – Увидев молнии, сверкающие в глазах будущей супруги, Сергей тут же заговорил ласково и успокаивающе: – Любимая, все пройдет тихо и гладко, ведь меня никто в Тиране не знает.

– Узнают, – уверенно ответила девушка, – когда ты придешь к алкадам.

– Не смеши меня, – улыбнулся Сергей. – Хоть я и не знаю Сетуса, но весьма сомневаюсь в его истовой религиозности и сношениях с верховными алкадами. И еще, прошу тебя, не вини во всем отца: я сам вызвался выполнить эту миссию.

Соглашаясь, Милана медленно кивнула и тут же вновь нашла «веский» довод против его поездки:

– Сережа, я волнуюсь! Ты совсем не знаешь Тиран. Это красивый, но коварный город, полный воров, соблазнов и искушений!

«Так вот где собака зарыта! – улыбнулся Решетов. – Милана попросту ревнует!»

– Успокойся, любимая! Никакие «соблазны и искушения» не заставят меня забыть мою девочку! – Он открыто и пристально взглянул в ее встревоженные глаза. – Ведь я люблю тебя!

Вздохнув, Милана прижалась к нему.

– Ладно, езжай, пройдоха! Не успел жениться – а уже бежит в этот вертеп от невесты!

«Эх, женщины…» – в очередной раз подумал Седой и весело рассмеялся.

До вечера он просидел у невесты, которая, успокоившись, уселась к нему на колени и мечтательно строила планы их совместной жизни после возвращения любимого. Сергей вполуха слушал Милану, нежно гладил ее волосы, изредка вставлял слово-другое, сам же непрестанно обдумывал предстоящую труднейшую операцию по устранению развратного и мстительного принца. Витаро прав на сто процентов – предстоящая акция сродни самоубийству. Он не знает города; у него нет ни прикрытия, ни поддержки; он не знает в лицо принца, его привычки и пристрастия. Эх, хотя бы фото его, но здесь это нереально. Придется действовать по обстановке, полагаясь на волю случая и удачу, а это – самое опасное в подобных делах. Ладно, что будет – то будет. Как говорится: «Бог не выдаст – свинья не съест».

Наконец, заметив, что Зетро клонится к закату, Сергей объявил, что пойдет готовиться к дальней дороге, и поднялся.

– Иди, мой верный гетаро, – грустно промолвила Милана. – Надеюсь, ночью ты будешь ждать меня?

– Конечно, любимая. – Решетов нежно поцеловал невесту и оставил ее, счастливую, в одиночестве.

Выйдя из комнат Миланы, Сергей немного подышал воздухом и, подумав, направился в крыло замка, где располагался лорет Мэйти со своей свитой. Едва он постучал в широкую дверь, как ее тут же отворил исполнительный слуга-байтранец с тем же разрезом глаз, что и у Мэйти.

– Прошу вас, гетаро Сергей, – с акцентом, заметным даже Сергею, произнес он. – Лорет Мэйти ожидает вашего прихода.

Сергей вошел в покои лорета Байтраны, огляделся и с удивлением присвистнул: да, особы королевской крови любят жить в роскоши, ни в чем себе не отказывая! В отличие от остальных помещений замка, комнаты Мэйти поражали своим великолепием. Стены увешаны коврами тонкой и искусной работы; огромные изящные вазы, наполненные благоухающими цветами; полы задрапированы мягкой тканью и усыпаны расшитыми подушками. Золотые сосуды и кубки, подносы с экзотическими фруктами расставлены повсюду так, чтобы их без труда можно было взять, даже не поднимаясь с пола. Лишь несколько диванов и кресел напоминали о доме Витаро, но они, по всей видимости, не использовались и были накрыты изумительно красивыми покрывалами. Лорет Мэйти вел исключительно «половую» жизнь, словно султан из «Тысячи и одной ночи».

– Приветствую тебя, гетаро Сергей! – послышалось откуда-то из груды мягких подушек и одеял. – Будь сегодня моим гостем и располагайся так, как тебе будет удобно, – радушно добавил лорет.

– Благодарю тебя за гостеприимство, лорет Мэйти! – вежливо ответил Седой и, сбросив надоевшие за день сапоги, босиком ступил на нежный ковер. – Отдаю должное благоустроенности и уюту твоего дома!

– Всем сердцем рад приветствовать благородного гостя, – ответил лорет. – Слушай, Сергей, раз уж на время нам пришлось заниматься, так сказать, общим делом, – Мэйти легко улыбнулся, – то мы теперь в некотором роде напарники, так что давай обойдемся без титулов, идет?

– Идет, – согласился Седой. – Кстати, относительно «общего дела»… Могу я выяснить один маленький нюанс? – Мэйти согласно кивнул головой. – Ты так легко воспринял отказ Витаро, что у меня сложилось впечатление, будто ты совсем не любишь Милану, это так?

– Истинно так, – честно ответил Мэйти и приглашающим жестом указал Сергею на подушки рядом с собой, чем Решетов не замедлил воспользоваться и плюхнулся на ближайший пуфик. – Не так давно я бывал в Тиране – тогда семейство Отра еще проживало там, и на одном празднестве увидел эту девочку, показавшуюся мне весьма милой. Тогда я подумал: а почему бы не сделать ее своей восьмой женой? И в этот раз, направляясь в столицу, я решил погостить здесь и заодно сосватать девушку. Кто же мог предполагать, что боги Зетро именно в этот момент забросят в эти края тебя! Поначалу я довольно неприязненно отнесся к тебе – признаться, я не люблю сомбарцев, ты ведь оттуда, верно? – Сергей уверенно кивнул в ответ. – Но когда ты повел себя как истинный гетаро: спас Легата, раскрыл заговор и провел блестящую операцию по уничтожению квахо – я стал относиться к тебе с уважением. Поэтому, узнав сегодня, что вы с дочерью Витаро любите друг друга, я без всякого огорчения вернул Отре его слово. Сергей, я от всей души желаю тебе счастья с этой девушкой и в знак этого прошу принять от меня подарок к свадьбе!

Мэйти хлопнул в ладоши, и вышколенный слуга внес в комнату истинное чудо – меч, равного которому Сергей не видел пока что ни в этом мире, ни на Земле. Весьма похожий на самурайский, лишь чуть длиннее подобных клинков, в инкрустированных драгоценными камнями ножнах, с изящным эфесом и рукоятью, искусно покрытой мягкой кожей. Седой осторожно принял подарок из рук слуги и с благоговением наполовину вытащил меч из ножен. Полированная благородная сталь словно улыбнулась ему своей ослепительной гладкой поверхностью. Осторожно проведя большим пальцем по краю острия, Седой до крови срезал себе кожу.

Мэйти искренне рассмеялся:

– Хотел предупредить тебя, но любопытство – какой будет твоя реакция – взяло верх, извини. Сергей, этот меч из знаменитой стали Байтраны. Он изготовлен нашим лучшим мастером, который держит свои секреты в тайне и передаст их только своему преемнику перед смертью. Дай мне свой клинок, – попросил лорет.

Сергей извлек из ножен меч, сослуживший ему верную службу в битве с квахо, и протянул его Мэйти.

Лорет поднялся с подушек, принял устойчивую позицию и выставил клинок Седого перед собой, крепко держа его обеими руками.

– А теперь бей что есть сил, – И, видя замешательство Сергея, утвердительно кивнул головой. – Бей!

Решетов вздохнул – эх, жаль портить такую красоту, – но принял боевую стойку, сделал широкий замах и со всей мочи резко ударил драгоценным подарком по мечу, который держал лорет. От мощного удара по комнате пронесся режущий слух хрустальный звон. Нужно отдать должное кузнецу Витаро – меч не был перерублен. Но страшная зазубрина, доходящая чуть ли не до середины клинка, сделала его отныне непригодным. Сергей с восхищением осмотрел свой новый меч, на острие которого не осталось и малейшего следа от страшного удара.

– Воистину – бесценный подарок! – восхищенно произнес Седой. – Боюсь, что мне нечем отдарить в ответ…

Мэйти нетерпеливо махнул рукой:

– Сергей, это подарок к свадьбе, а их не отдаривают. – Он налил из золотого графина два полных кубка. – Давай лучше выпьем за ваш союз с Миланой!

Седой с готовностью подхватил кубок, чокнулся с Мэйти и до дна опорожнил его, оценив изысканный вкус вина.

– Послушай, Мэйти, – обратился он к собеседнику, – ты сказал, что остановился здесь по пути в столицу?

– Да, и теперь, после неудавшегося сватовства, – лорет грустно улыбнулся, – мне нечего здесь делать. Завтра с утра я покидаю этот замок.

– А как же все это? – Сергей обвел взглядом окружающую их роскошь.

– Мои слуги соберут все в две повозки и через день отправятся вслед за мной, – беспечно ответил лорет. – Я предпочитаю путешествовать налегке.

– Но в дороге могут возникнуть различные неприятные ситуации: хайры (так здесь называют всякий сброд, грабящий честных людей), квахо и прочее…

– Поверь мне, Сергей, – твердо взглянув в глаза собеседнику, произнес Мэйти, – я могу постоять за себя! К тому же я всегда беру с собой одного гетаро.

«Вот он – шанс!», – подумал Решетов и без обиняков перешел к делу:

– Послушай, Мэйти, перед свадьбой Витаро посылает меня в Тиран – это по поводу истории с алкадами, и если мое общество не будет тебе в тягость…

– Конечно, поехали! – воодушевленно откликнулся лорет, даже не дав Сергею договорить. – Ты не представляешь, как меня достали мои молчаливые, способные лишь исполнять приказания гетаро! Поедем вдвоем впереди – на этот раз никого не буду брать с собой.

– Ну, на том и порешим! – Сергей сам наполнил кубки, и они с Мэйти выпили за предстоящее совместное путешествие.

После этого они еще с часок поболтали, обсуждая клинки, женщин и предстоящую дорогу. Затем Решетов распрощался с гостеприимным лоретом, уговорившись встретиться поутру, и, прихватив дорогой подарок, направился в свою комнату, чтобы хоть немного поспать до прихода Миланы.

Глубокой ночью он проснулся от ощущения, что кто-то пристально смотрит на него. Открыв глаза, он обнаружил рядом Милану, которая, забравшись к нему под одеяло, тихо лежала рядом и грустно смотрела на любимого. Сергей улыбнулся и нежно прижал невесту к себе. Девушка положила голову ему на грудь, тоже обняла его и прошептала:

– Люблю тебя…

– И я тебя… – прошептал Седой и, чуть приподняв Милану, нежно припал к губам будущей жены.

Эта ночь, последняя перед долгим расставанием, была исполнена грусти и неведомой ранее для обоих нежности. Былая страсть трансформировалась в глубочайшее чувство безграничной любви – они словно слились воедино, противясь грядущему расставанию. Когда Милана издала громкий стон и выгнулась на постели, Сергей излился в ее лоно, уже не пытаясь, как раньше, избежать нежелательной беременности.

– Боги Зетро, как же я хочу от тебя сына! – прошептала Милана.

– Он уже в тебе, – полушутя-полусерьезно ответил Решетов и погладил ее живот.

– Я верю тебе, – произнесла Милана и поднялась с постели. – Отдохни перед дальней дорогой, милый. Утром я провожу тебя.

Она накинула халат и, послав ему воздушный поцелуй, исчезла за дверью.


Величие тирана

Когда первые лучи Зетро осветили поверхность планеты, Сергей поднялся с постели, умылся и плотно позавтракал. После этого он осмотрел свой арбалет – так сказать, произвел ревизию – и остался доволен состоянием тетивы и направляющей. Затем он надел лучшую одежду, сшитую портным для новоиспеченного гетаро, и собрал разные мелочи в дорогу. Последними Седой накинул на плечи ремни ножен – по обычаю байтранцев они были изготовлены так, чтобы носить меч за спиной. Прихватил арбалет и колчан с болтами, оглядевшись – не забыл ли чего, – покинул комнату. В стойле кайсанов он отыскал своего Лондо, набросил на него седло, закрепил ремни, проверил стремена и приторочил свою поклажу к седельным ремням, закрепив арбалет и колчан справа, так, чтобы они в случае чего всегда были под рукой. Решетов вывел кейсана во двор и привязывал его к изгороди, когда заметил лорета, несущего свой «багаж» по направлению к стойлу. Увидев Сергея, Мэйти доброжелательно кивнул ему и направился готовить своего скакуна. Через некоторое время он вывел черного как смоль кайсана и привязал его рядом с Лондо. Лорет и гетаро ткнулись кулаками и, коротко переговорив, направились к хозяину дома.

Легата Отра тоже не спал в этот ранний час. Его глаз чуть удивленно осмотрел вошедших – он-то не знал об отъезде лорета Байтрана и собирался переговорить с одним лишь Сергеем.

– Уважаемый лорет, вы уже покидаете нас? – негромко произнес Витаро.

– Да, Легата Отра, – улыбнувшись, ответил Мэйти. – Теперь, после моего неудачного сватовства, я продолжу свой путь в Тиран – там меня ждут дела государственного характера. Искренне благодарю вас за гостеприимство и в очередной раз заверяю, что не держу обиды по поводу отказа. Поскольку гетаро Сергей по вашему поручению тоже направляется в столицу, мы решили путешествовать вместе. Вероятно, перед отъездом вы хотели бы переговорить с ним, поэтому не буду мешать и покидаю вас. Еще раз за все благодарю и желаю скорейшего выздоровления. Сергей поведал мне о своей миссии. – Глаз Витаро удивленно широко открылся, что не ускользнуло от цепкого взгляда лорета. – Поэтому я постараюсь быть ему полезным в этом деле – я неплохо знаю некоторых из верховных алкадов. Прощайте!

Мэйти кивнул Легате Отра и покинул его покои. Витаро облегченно вздохнул и тихо выругался:

– Задница Зетро, я уж было подумал…

– …что я вчера по пьяни выложил лорету, что еду убивать принца? – улыбнулся Седой. – Вы плохо думаете обо мне, папа! – шутливо добавил он. – Хоть он и казался вчера очень дружелюбным, довольно внятно объяснил свое поведение после отказа и даже одарил меня в честь свадьбы прекрасным мечом, он не произвел на меня впечатления человека, которому можно полностью довериться… Да и вообще, наш с вами план касается только нас, и незачем кому-то постороннему знать об этом. Я напросился сопровождать его только потому, что не знаю дороги, и, возможно, лорет ненароком выведет меня на Сетуса.

– Да помогут тебе боги Зетро, Сергей! Возвращайся с победой, и мы тут же сыграем свадьбу! Карту и провизию тебе отдаст Томасо. Также получишь у него кошель с монетами на текущие расходы. Удачи тебе, парень!

– Поправляйтесь, Витаро! – ответил Седой и, легко коснувшись забинтованного плеча Легаты, покинул комнату. Перед выходом из покоев его ожидал Томасо, который молча протянул Решетову заплечный мешок. Сергей благодарно кивнул ему, принял своеобразный рюкзак из рук камердинера и вышел в коридор, где его уже ожидала Милана. Было заметно, что не так давно девушка успела поплакать – глаза ее покраснели, и в них до сих пор стояли слезы. Решетов крепко прижал к себе невесту и прошептал:

– Не печалься так, любимая, – не на войну провожаешь! – Он ласково взглянул в ее глаза. – Я постараюсь как можно быстрее уладить дела и вернуться. Тогда мы немедленно сыграем свадьбу, и ты наконец-то станешь моей законной женой, и тебе уже не нужно будет, словно ночной тени, пробираться в мою комнату.

Милана грустно улыбнулась, вспоминая свои ночные вылазки, и прошептала:

– Возвращайся поскорей, мой храбрый гетаро, я буду ждать тебя, сколько бы ни потребовалось!

Они слились в долгом поцелуе, после чего Седой незаметно для окружающих погладил ее попку и произнес:

– Ну, все, мне пора. До свидания, милая!

– До свидания, – эхом откликнулась Милана, и предательская слеза все же сбежала по щеке девушки. Решетов стер ее губами и, подмигнув любимой, направился во двор, где его терпеливо ожидал лорет Мэйти.

– Все, мы можем отправляться? – улыбнулся лорет. – Не забыл поцеловать невесту?

– Нет, – буркнул Решетов и оседлал Лондо. – Отправляемся!

– Прощайте! – громко крикнул Мэйти людям, собравшимся во дворе, чтобы проводить их.

– Счастливого пути! – нестройным хором донеслось в ответ. – Пусть хранят вас боги Зетро!

…Путники неспешно продвигались по лесной дороге уже второй час, изредка переговариваясь, когда Мэйти наконец высказал мысль, которая, видимо, уже давно вертелась в его голове:

– Послушай, Сергей, возможно, я и неправ, но ехать тебе нужно вовсе не к верховным алкадам. Вернее, к ним-то тебе все равно придется зайти – Тавр не допустит отсутствия представителей религиозной конфессии ни в одном из поселений. Но я тут слышал краем уха… – замялся лорет, а Сергей удивленно посмотрел на него. – Да чего уж темнить, весь замок знает, что вашими алкадами руководил Сетус. Вот кто тебе нужен, вернее, его голова. Другого выхода для дома Витаро лично я не представляю. Если ты хочешь спокойно и счастливо жить со своей молодой женой, то это тебе гарантирует только смерть принца.

– Не чересчур ли крамольные мысли ты высказываешь мне безо всякой опаски, лорет Мэйти? – усмехнулся Седой, пытаясь скрыть недоумение, вызванное словами собеседника.

– Гетаро Сергей, я уважаю тебя и поэтому думаю, что могу доверять. В доме Витаро меня приняли как дорогого гостя и, боги Зетро, я чуть не женился там! – горько улыбнулся Мэйти. – Я был свидетелем ужасного покушения, наслышан о страшной участи Киры – и во всем этом виноват треклятый Сетус! Вдобавок ты весьма не глуп, поэтому наверняка думал об этом и сам, я прав?

– Думал, лорет, думал, – неопределенно ответил Решетов. – Но думать – это одно, а убить принца, окруженного охраной, которого к тому же я не знаю в лицо, – совершенно другое. Послушай, да ты, я вижу, сам неровно дышишь к Сетусу. Он тебя чем-то задел?

– Да, Сергей, – поморщившись, нехотя ответил Мэйти. – Когда я в прошлый раз посещал Тиран по вопросу нашего союза с Тирантомом, то обедал в семейном кругу лорета Тавра. Тогда Сетус, присутствовавший за столом, находился в изрядном подпитии и, когда все подняли кубки, внезапно заорал: «За нашего косоглазого друга!» И мне – лорету Байтраны, наследнику великой династии – пришлось проглотить эту неслыханную дерзость, не убив наглеца на месте, – не мог же я спровоцировать войну! Правда, Тавр тут же велел слугам увести пьяного братца и извинился за его выходку, но горечь этой обиды до сих пор острым шипом сидит у меня в сердце.

«Выходит, ты решил моими руками отмстить за свою поруганную честь? – про себя подумал Седой. – Впрочем, это может оказаться мне на руку».

– И ты не боишься, что в случае моего ареста я могу выдать тебя? – усмехнувшись, спросил Решетов.

– Сергей, я не такого мнения о тебе! – заверил его лорет.

Решетов на некоторое время задумался, тщательно взвешивая каждое слово спутника. Тем временем меж ветвей высоких деревьев появились широкие просветы, сквозь которые вдалеке виднелся высокий горный массив. Вскоре, когда путники неспешной рысцой выехали на большое поле, за которым начинался горный хребет, преграждавший им путь, Седой сверился с картой и обратился к лорету:

– Ты заешь дорогу сквозь эти горы?

– Да, – ответил Мэйти. – Вообще-то там нетрудно сориентироваться – широкая дорога, на которой свободно разъедутся две большие повозки. По пути попадаются довольно узкие ответвления, но по ним я никогда не ездил.

Всадники продолжили путь, и через несколько минут Решетов наконец спросил:

– Допустим, я согласен с тем, что ты мне посоветовал. Чем в данном случае ты можешь помочь мне?

– Я могу показать, где частенько любит бывать Сетус, ну и, естественно, указать тебе на него, – с готовностью тут же откликнулся Мэйти.

– А сам не боишься засветиться? – искренне удивился Седой.

– Меня в этом заведении никто не знает, а Сетуса и пару-тройку его подручных, я уверен, ты осилишь. А мертвые, как ты знаешь, уже ничего никому не расскажут, – рассудительно ответил лорет.

– А ты не хочешь мне помочь в случае чего? – холодно спросил Решет.

– Извини, гетаро Сергей, но для моего народа это может обернуться войной с Тирантомом, поэтому помочь я могу тебе лишь тем, что укажу на принца.

– Ну, и на том, как говорится, спасибо! – усмехнулся Седой. – Кстати, а что это за заведение, где любит появляться Сетус?

– Дом Зинаро, – ответил Мэйти и пояснил: – Полугостиница-полубордель. Зинаро держит только шлюх высокого класса, поэтому его дом посещают лишь очень богатые клиенты. Мы с тобой поселимся там, и думаю – через день-другой Сетус осчастливит нас своим появлением.

«Вот так, Сережа, поживешь недельку в публичном доме! – грустно подумал Решетов и горько усмехнулся: – Не дай бог Милана узнает об этом!»

Они подъехали к высоким горам, закрывшим собой полнеба. Дорога уходила в глубокое ущелье, и сама мысль о том, что придется путешествовать по этой мрачной тропе, навевала невеселые мысли.

– Мэйти, – обратился Седой к спутнику, – скажи, а обвалы здесь часто бывают?

– Есть там один небольшой участок – на нем однажды, несколько лет назад, завалило целую группу купцов. Рабы, присланные Тавром из Тирана, долго разбирали груды камней. Поэтому я всегда стараюсь преодолеть этот участок как можно быстрей.

Всадники продолжили свой путь и некоторое время обсуждали детали предстоящей акции. Мэйти вкратце набросал словесный план здания, описал внешность принца и назвал примерное время его посещений дома Зинаро.

– Слушай, – удивленно спросил Сергей, – если, как ты говоришь, тебя там никто не знает, то каким образом, ради богов Зетро, тебе стали известны все эти подробности?!

Лорет Мэйти некоторое время раздумывал и нехотя объяснил:

– После того памятного обеда мои люди постоянно следили за ним.

– Так ты хотел подослать к нему убийц?! – Решетов хохотнул, и горы гулким эхом отозвались на этот звук, разнеся его по сторонам и трансформировав в ужасный адский хохот.

– Да! – ответил лорет, вынужденный сознаться в подобном намерении. – Но потом, пораскинув мозгами, я понял, что ввиду произошедшего за обедом у Тавра все подозрения в первую очередь падут на меня. Поэтому я отказался от этой затеи. Но информация, как видишь, пригодилась! – широко улыбнулся он.

С неба посыпались поначалу редкие, а потом все более частые крупные капли дождя. Черная туча накрыла собой просвет меж отвесными склонами гор, покрыв узкую дорогу мраком. Через минуту небо разразилось ливнем, подобным тропическому. То и дело темноту разрывали вспышки молний, а непрестанные громовые раскаты, отражавшиеся от стен узкого коридора, были непереносимы для слуха людей и кайсанов. Животные протяжно подвывали и метались из стороны в сторону. Сергей достал из мешка запасную нижнюю рубаху, разорвал ее на куски и, скрутив лохмотья, заткнул как мог уши себе и своему кайсану – Лондо тут же успокоился. Глядя на Седого, Мэйти повторил его действия и, махнув рукой, показал: «Едем дальше!» Всадники, пробиваясь сквозь стену дождя, упорно продвигались вперед, пока Мэйти не остановился и не проорал Решетову в самое ухо:

– Впереди – тот самый участок. Кайсанов – в галоп!

Они схватились за плети и, хлеща ими что было сил бока бедных животных, заставили их пуститься галопом. Кайсаны несли своих всадников сквозь тьму и потоки воды, обрушивающиеся на них. Внезапно, освещенная сетью молний, мелькая из недр капюшона блеском глубоких глазниц, впереди возникла знакомая черная фигура, выставившая в их сторону длани. Тут же движение кайсанов резко замедлилось – они словно пробивались сквозь густую студенистую массу.

– Посланник богов Зетро! – заорал Мэйти. – Он не пускает нас вперед. Мы здесь погибнем!!!

– Не дрейфь! – по-русски ответил Седой и добавил на местном языке: – Он нас удерживает, спасая от чего-то!

Тут же, буквально после его слов, раздался поистине оглушительный раскат грома, от которого, казалось, задрожали стены ущелья. Через несколько секунд позади фигуры в черном балахоне с чудовищным грохотом посыпались сначала мелкие камни, а за ними – огромные обломки скальных пород, в несколько мгновений перекрывшие узкую горную дорогу.

– Абзац, приехали! – прошептал Сергей.

Существо в черном, исполнив свою миссию, исчезло. Буквально через несколько минут страшная гроза стала затихать, а вскоре и вовсе сошла на нет. Сергей спешился, привязал кайсана к небольшому камню, вытащил из его и своих ушей затычки и, сняв с себя практически всю одежду, тщательно отжал ее. Одевшись, он подмигнул предельно огорченному байтранцу:

– Ну что, перекусим? – и достал из мешка нехитрую снедь, приготовленную для него Томасо.

С неохотой следуя примеру Седого, Мэйти тоже отжал свою одежду и извлек из походной сумки кое-какой провиант. Горе-путешественники молча поели, размышляли о своих дальнейших действиях.

– Некоторое время назад был поворот направо – довольно неплохая тропинка. Пойдем в обход, – произнес Решетов.

– Но мы не знаем – куда она нас приведет! – с истерическими нотками в голосе возразил лорет Мэйти.

– Ну, на этот случай есть другой вариант, – иронично сказал Сергей, – сидеть здесь и, мило болтая, подыхать от голода. Как тебе такой расклад? Или можем вернуться к Витаро.

– Расклад? – не понял Мэйти. – А-а, задница Зетро, идем той тропой!

– Разумное решение! – похвалил его Седой и отвязал своего кайсана.

Путники оседлали скакунов и двинулись в обратном направлении. Достигнув поворота, они свернули на узкую, но достаточно ровную для езды верхом тропу. Сильно извиваясь и неимоверно петляя, она уводила путников куда-то вправо. То здесь, то там попадались участки, которые путникам приходилось преодолевать спешившись. Разговаривать особого желания не было, Мэйти совсем скис, и Сергею приходилось время от времени подбадривать его грубоватыми шутками. Решетов и сам устал петлять по узкой, усыпанной камнями дорожке. Он уже давно потерял направление и был полностью дезориентирован относительно хотя бы того, в какую сторону они теперь движутся. Чтобы как-то отвлечь расстроенного Мэйти от грустных мыслей, Сергей задал вопрос, давно вертевшийся у него на языке:

– Ты сказал, что дорогу нам преградил посланник богов Зетро. Откуда ты знаешь, что это был именно он?

Мэйти немного подумал и наповал сразил Решетова своей железной логикой:

– А кто же, кроме него, это мог быть? Вдобавок именно так людская молва описывает их: черный балахон, глубокий капюшон, полностью скрывающий лицо, и светящиеся непереносимо ярким светом глаза. Правда, я никогда не встречал человека, лично видевшего их, – посланников богов довелось лицезреть лишь немногим, да и то – всегда мельком.

«Посланник богов, говоришь? – подумал Седой. – Видели мельком лишь немногие, а я вижу в последнее время постоянно, к чему бы такая забота обо мне богов чужого для меня мира?»

Постепенно Сергею начало казаться, что они идут по кругу. Через некоторое время его ужасная догадка подтвердилась: они снова вышли на широкую дорогу и в недоумении остановились.

– Может быть, это другая дорога? – с надеждой спросил лорет.

Решетов осмотрелся, прошелся вперед и грустно покачал головой:

– Нет, та же самая, с завалом впереди. Вон, видишь помет кайсанов у того валуна – это мы здесь проезжали.

– Что же нам теперь делать? – безнадежно грустным голосом вопросил лорет Байтрана.

Седой с минуту раздумывал и неуверенно ответил:

– Слушай, по этой тропе изредка ходят, это заметно. Мне попадался кое-какой мусор, оставленный людьми. Скажи, зачем кому-либо бродить по этой петле? Выходит, мы что-то пропустили, а именно – еще один поворот. Нужно снова направиться по этой тропинке, внимательно глядя по сторонам, и найти путь до наступления сумерек, иначе нам придется ночевать в этом каменном мешке.

Лорет тяжело вздохнул и лишь кивнул в ответ, предварительно покосившись на небо. Они вновь направились по коварной тропе, условившись, что Решетов осматривает правую сторону, а Мэйти – левую. Через час или полтора Сергей радостно воскликнул:

– Есть!

Мэйти удивленно посмотрел на каменную стену и ошарашенно перевел взгляд на спутника:

– Где?!!

Седой довольно рассмеялся и ответил:

– Все дело, друг мой, в том, что ты идешь чуть позади. Взгляни с моего места.

Лорет подъехал к спутнику и тоже радостно воскликнул, увидев еще более узкий проход, укрывшийся за выступом скалы так, что его можно было заметить, лишь проехав немного вперед и оглянувшись. Пыл путешественников немного поумерился, когда они ступили на узкую тропинку. Несколько раз довольно сильно ударившись плечами и коленями о скалы, Седой благоразумно спешился и повел Лондо за собой. Считая себя весьма ловким, Мэйти лишь высокомерно посмеивался, продолжая ехать верхом и уворачиваясь от каменных выступов, пока наконец не двинулся об очередной выступающий камень, разбив до крови голову. Седой перевязал неглубокую царапину лорета, и далее достойный витязь следовал пешим порядком.

Вечером, когда лазурный цвет неба над ущельем заметно потемнел, путники наконец-то увидели впереди выход из горного лабиринта. Тропа заметно расширилась, и путешественники вновь оседлали кайсанов. Голодных животных даже не нужно было понукать – они сами прибавили шаг, устремившись к благоухающим травам, запах которых уловил их чуткий нюх. По мере продвижения стены коридора становились все ниже, и было видно издалека, что на выходе они вовсе сходят на нет.

– Слава богам Зетро, выбрались! Тут, в паре катов езды… – начал говорить Мэйти, когда веревочная петля, брошенная сверху, обвила шею лорета и, крепко стянув ее, потянула байтранца наверх.

И хотя сучивший ногами и хрипевший от удушья Мэйти довольно шустро возносился на стену, Решетов успел, обнажив меч и встав на седло кайсана, высоко подпрыгнуть и перерубить веревку над головой лорета. Упав вниз, Мэйти, на грани потери сознания, сумел ослабить узел, стянувший его шею. Он тяжело поднялся на ноги и, шатаясь, попытался вставить ногу в стремя. Седой помог лорету взобраться в седло, и тут стрела, пущенная со скалы, оцарапала круп вороного кайсана, который взревел от боли и встал на дыбы. Но Мэйти уже практически пришел в себя и сумел удержаться в седле, ухватившись за рога скакуна.

– Хайры! – каркнул он не своим голосом. – Бежим из ущелья!

Но Сергею, уже не раз попадавшему в подобные засады, не было нужды что-то объяснять. Он практически взлетел в седло и, хлестнув от души Лондо, галопом пустился к горловине выхода. Рядом с несущимися во весь опор всадниками свистели стрелы, и, на мгновение взглянув вверх, Решетов увидел людей, сновавших на вершине скалы и стрелявших в них из луков. Но скорость, с которой кайсаны уносили своих всадников, была слишком велика, а количество напавших слишком мало, чтобы засыпать их градом стрел, поэтому всадникам удалось вырваться из смертельной ловушки без единой царапины, если не считать багровое «ожерелье», украсившее шею лорета. Оглянувшись, Решетов с улыбкой посмотрел на убогое бандформирование, члены которого в количестве десяти – пятнадцати человек, оседлав карликовых кривоногих животных, весьма смахивающих на осликов, преследовали их, скача по склону скалы.

– Мы без труда оторвемся от них – хайрам не догнать нас на своих мулонах. Вперед! – воодушевленно воскликнул лорет.

– Ну уж нет! – возмущенно ответил Решет. – Как говорил Маугли, «мы принимаем бой»!

Он спешился и, схватив свой арбалет, начал отстреливать одного хайра за другим. Бандитам было негде укрыться, и Сергей расстреливал их, словно в тире.

– Маугли? – наморщив лоб, словно пытаясь припомнить, спросил Мэйти, который стоял рядом и, за неимением лука, просто наблюдал за великолепной стрельбой спутника. – Это какой-то великий гетаро?

– Самый великий! – с благоговением ответил Седой, свалив очередного хайра. – Я вырос на рассказах о его подвигах.

– Никогда не слышал… – рассеянно промолвил лорет. – Смотри, они бегут!

И действительно, разбойники, наконец-то осознавшие, что преследование в данном случае смерти подобно, повернули своих колченогих скакунов и устремились в горы.

– Восемь – ноль! – подвел итог битвы Решетов и обратился к Мэйти: – Так что ты там говорил перед тем, как взлететь из седла?

Спохватившись, лорет Байтраны принялся горячо благодарить Седого за спасение жизни, говоря, что никогда этого не забудет, но Сергей оборвал его:

– Ты ведь сделал бы для меня то же самое, окажись я на твоем месте?

– Конечно! – с жаром ответил лорет, приложив руки к груди.

– Тогда не благодари, – улыбнулся Сергей, – успеешь отблагодарить в Тиране!

– Несомненно, гетаро Сергей! Сделаю все как договаривались! – с пафосом произнес лорет и, вспомнив вопрос Седого, продолжил: – Зетро почти скрылось, поэтому сегодня мы уже не успеем достигнуть Тирана. Хотя мы вышли из горного массива немного правее, я знаю эти места – в паре катов езды отсюда есть небольшое поселение. Там имеется гостиница, в которой останавливаются на ночлег купцы, следующие в столицу и обратно. В ней мы можем заночевать, а рано утром отправимся в Тиран.

Оторвав кайсанов от поедания мягкой травы, путники, сами уже порядком утомленные сегодняшним нелегким днем, пустили скакунов в галоп и через полчаса действительно достигли небольшой деревушки. Мэйти направился к самому презентабельному на вид дому, спешился и требовательно постучал в массивную дверь. Дверь приоткрылась, и из помещения выскочил шустрый мальчуган, который вежливо пригласил путников внутрь. Мэйти протянул ему монету:

– Позаботься о кайсанах и накорми их! – Исполнительный парнишка тут же повел скакунов в стойло.

Мэйти и Сергей вошли в гостиницу, где их лично встретил сам хозяин заведения и, рассыпаясь в любезностях, проводил дорогих гостей в их комнаты. Сергей достал было кошель, но лорет тут же остановил его руку.

– Окажи мне любезность, Сергей, позволь самому рассчитаться, – убедительно произнес он.

Сергей пожал плечами и махнул рукой: «Валяй!» Лорет Мэйти отсчитал хозяину требуемую сумму и распорядился принести самой лучшей еды, что найдется здесь. Через час, когда служанка принесла в комнату Мэйти тарелки с жареным мясом и овощами, кувшин вина и глиняные чаши, лорет и ей бросил мелкую монету. Служанка благодарно поклонилась и несмело предложила:

– Хозяин спрашивает: не нуждаются ли господа в обществе девушек?

Мэйти вопросительно взглянул на Сергея – тот отрицательно покачал головой.

– Передай хозяину, что господа не нуждаются в девушках. – Служанка кивнула и тут же скрылась за дверями комнаты.

«Господа», оставшись одни, жадно набросились на горячую пищу, изредка запивая ее вином. Прожевав большой кусок мяса, Мэйти обратился к Сергею:

– Сергей, хоть ты и просил не благодарить тебя за спасение, но позволь хотя бы взять все расходы по пребыванию в Тиране на себя? – Видя, что Решетов хочет ему возразить, лорет поспешно продолжил: – Поверь, мне это ничего не будет стоить – для меня это пустяк, простая любезность, которую я могу оказать тебе за спасение своей жизни. Прошу тебя, хотя Тиран и не мой город, будь в нем моим дорогим гостем.

– Ну-у, – протянул Седой, – раз ты сам напрашиваешься… Только учти: я много ем, – улыбнулся он.

Когда поздний ужин был закончен, Сергей широко зевнул и сообщил лорету, что идет спать. Мэйти пожелал ему спокойной ночи. Добравшись до своей комнаты, Седой сбросил одежду и, приоткрыв дверь, позвал служанку. Та незамедлительно явилась, и Седой, указав ей на одежду, спросил, нельзя ли к утру привести ее в порядок. Девушка согласно кивнула. Тогда, не ориентируясь в ценах на услуги, Сергей протянул девушке серебряную монету. Она нерешительно приняла ее и тихо произнесла:

– Господин, это слишком много… Может быть, вы желаете что-то еще? – Она довольно недвусмысленно опустила взгляд на нижнее белье Решетова.

Седой отрицательно покачал головой, и служанка, торопливо собрав его одежду и пообещав, что к рассвету она будет готова, покинула комнату. Сергей растянулся на постели и тут же заснул богатырским сном.

Утром, едва рассвело, в его дверь тихонько постучали. Уже проснувшийся Решетов, потягиваясь, ответил:

– Да, войдите.

Служанка протянула ему постиранное и тщательно отглаженное одеяние и спросила, не желает ли господин позавтракать.

– Да, завтрак на двоих в мою комнату и разбуди моего спутника – скажи, что я приглашаю его на завтрак.

– Боюсь, что он еще не проснется, – робко ответила она. – Поздно вечером он вызвал к себе одну из наших девушек, и она довольно долго пробыла у него.

«Вот лис косоглазый! Таки вызвал себе девку!» – подумал Седой и ответил:

– Буди, буди! Нам нужно отправляться в дорогу.

Через некоторое время в комнату Сергея вошел умытый и одетый, но все еще окончательно не проснувшийся Мэйти.

– Доброе утро, – невнятно пробубнил он и плюхнулся в кресло.

– Как спалось? – с улыбкой поинтересовался Седой.

– Отлично! – как ни в чем не бывало ответил лорет и, довольно потянувшись, уселся за стол.

Путешественники плотно позавтракали, собрались в дорогу и, попрощавшись с хозяином, вышли во двор, где, уже готовые тронуться, стояли их кайсаны. Оседлав скакунов, Седой и лорет продолжили свой путь.

– Далеко еще до Тирана? – спросил спутника Решетов.

– Думаю, что к полудню доберемся, – ответил Мэйти. – Интересно будет посмотреть на твою реакцию, когда мы прибудем в столицу Тирантома.

– Чем же тебе так интересна моя реакция? – удивился Решетов.

– О, Сергей, – восхищенным тоном произнес лорет и мечтательно закатил глаза. – Тиран производит поистине ошеломляющее действие на того, кто видит столицу в первый раз. Это великий город, которому уже около двух тысяч лет. Он огромен, великолепен и прекрасен. Что ты, сомбарец, можешь знать о великолепии больших городов? – Мэйти забылся, и высокомерие так и сквозило в его голосе. – Бывал я в вашей стране… Холод, скалы, каменистая почва, убогие кораблики и невзрачные строения – вот все, что можно сказать о Сомбаре. Где именно ты там проживал?

– Конкретно – нигде, – тут же нашелся Седой. – Я был наемником, путешествовал по всей стране, а когда мне там надоело, отправился посмотреть другие государства – не хотел всю жизнь просидеть в этом захолустье.

– А-а, – довольно протянул Мэйти, – то-то! Я тебя прекрасно понимаю: после посещения этой страны я унес в своем сердце лишь грусть и даже некоторое отвращение. Ты уж меня извини, но твои соотечественники напоминают мне холодные, не имеющие никаких эмоций статуи. Поэтому-то я поначалу к тебе отнесся весьма недоброжелательно. Но ты оказался парнем что надо!

Ближе к полудню вдалеке действительно показались очертания большого города. Он был надежно защищен крепостной стеной, уходящей в обе стороны так, что она скрывалась за горизонтом. Из-за стены виднелись крыши дворцов и замков, на золоченых шпилях башен весело играли лучи Зетро. Подъехав ближе, Решетов и на самом деле был поражен – в первую очередь высотой стены, ограждающей столицу Тирантома. «Метров пятьдесят, не менее», – прикинул Сергей. Дорога вела к распахнутым широким воротам, которые открывались при помощи громоздких сложных механизмов, которые Седой заметил издалека. Вверху, по обе стороны от ворот, на стене были сооружены небольшие будки, из окон которых стражники бдительно наблюдали за всеми, кто приближался к стенам великого города. Внизу, у ворот, Седой насчитал еще восьмерых бойцов, охранявших вход в столицу.

Когда путешественники подъехали к бдительным «секьюрити», один из них, выставив свое копье в заградительном жесте, вежливо, но тем не менее твердо спросил:

– С какой целью господа прибыли в Тиран?

– Отдохнуть и развеяться, – беспечно ответил лорет и, протянув стражнику монету, уже вполголоса спросил: – Скажи, дом Зинаро еще продолжает принимать гостей?

Воин взял монету и, понимающе улыбнувшись, убрал свое копье и тоже негромко ответил:

– Приятного отдыха в Тиране, господа! Дом Зинаро всегда ждет гостей с тугими кошельками!

Всадники пробились сквозь «пробку» на воротах и неспешно проследовали вдоль широкой, мощенной обтесанными камнями дороги. По пути Мэйти знакомил Седого с местными достопримечательностями. Он указывал на замки местных дворян, занимавших высокое положение, называя их имена, которые Решетов пропускал мимо ушей, любуясь причудливой, но изысканной архитектурой. Пока кайсаны неспешной рысью следовали вдоль улиц, лорет обращал внимание Сергея на дома богатейших купцов Тирантома, которые не уступали по роскоши замкам высшего сословия. Они останавливались у статуй династии лоретов и героев величайших сражений. Взору путешественников представали великолепные фонтаны и бассейны с плавающими в них прекрасными пестрыми птицами; отделанные золотом храмы Зетро. Дома местной «буржуазии» были окружены благоухающими садами. Следуя по центральным улицам, они любовались прекрасными парками и тенистыми аллеями, усаженными деревьями с листьями, имевшими золотистый отлив. Здесь прогуливались люди в богатых одеждах. Роскошные кареты, запряженные ухоженными кайсанами лучших пород, – все это действительно производило ошеломляющее впечатление и смахивало на земной Лас-Вегас.

Лорет с довольной улыбкой наблюдал за Сергеем, который, заметив его хитрый взгляд, произнес:

– Ты оказался прав, лорет Байтраны. Тиран – воистину великий город.

– Это что! – воскликнул Мэйти. – Ты еще не видел дворец Тавра и Верховный храм Зетро! Вон, кстати, по правую сторону показались высокие шпили резиденции верховных алкадов.

Путешественники медленно проследовали вдоль огромного здания, огороженного золоченой изгородью. Красота этого строения затмевала все ранее увиденное Решетовым, поражала качеством и богатством отделки стен, высоких арок и куполов с золотыми шпилями. Повсюду, словно муравьи, сновали алкады в своей золотистой «спецодежде». Едва завидев их, Сергей тут же вспомнил о лежащем в бинтах Витаро, и его передернуло от отвращения – красота главной «богадельни» уже не радовала глаз, и он нетерпеливо обратился к спутнику:

– А где же дворец Тавра?

– Сегодня мы не увидим его – уже давно перевалило за полдень, а нам еще нужно добраться до дома Зинаро и устроиться там. Нам в эту сторону! – Мэйти повернул кайсана в узкий переулок.

Через некоторое время, все дальше оставляя за собой главную улицу, путникам пришлось преодолеть несколько кварталов, населенных низшими слоями общества. Мэйти сморщил нос и хлестнул своего скакуна, пытаясь поскорее миновать этот район. Убогие дома, словно пчелиные соты, были густо набиты представителями местной бедноты. Пахло нечистотами, мусор выбрасывался прямо из узких окон, слышалась непристойная брань, а по узким переулкам слонялись весьма подозрительные личности. Потасканные шлюхи развязно предлагали всадникам свои услуги. За углом какой-то прощелыга, нагнув разбитную девку и задрав юбку, яростно «трудился» позади нее. Завидев путников, он ехидно улыбнулся им и с удвоенным рвением обрушился на зад проститутки. «Город контрастов», – пришло на ум Решетову избитое выражение.

– Сергей, в этом районе города я не советую тебе показываться после наступления темноты, – мрачно произнес Мэйти.

Словно в доказательство его слов, к совсем еще молоденькой проститутке, быть может вышедшей на «работу» в первый раз, подошел мускулистый верзила. Грязно ругаясь, он схватил ее за волосы и наотмашь ударил по лицу. Седой молча повернул кайсана в их сторону. Заметив маневр спутника, лорет зашептал:

– Сергей, не вмешивайся – это их дела.

Но Решетов, словно не слыша его, подъехал к парню, избивающему девушку, и, молниеносно выхватив меч, плашмя огрел им подонка по широкой спине. Тот скорчился от боли и пронзительно заорал:

– Крейт!!!

В ответ на его зов из дверей какого-то «гадючника» выскочили трое крепких парней и, достав длинные ножи, решительно двинулись к Сергею. В этот момент лорет освободил свой клинок из ножен и занял место рядом со спутником, прошипев сквозь зубы:

– Говорил же тебе…

Ухмыляясь и поигрывая ножами, свирепая троица решительно надвигалась на них. Внезапно Решетов ударил Лондо каблуками в бока и пустил его прямо на нападавших. Бандиты, ожидавшие от всадников в крайнем случае обороны, если не бегства, были сбиты с толку действиями Седого и не успели толком ничего предпринять. Среднего громилу Лондо повалил ударом копыта, двоим оставшимся Сергей неуловимыми для глаза взмахами меча снес головы с плеч. Устремившийся вслед за ним Мэйти удивленно осмотрелся и пустил своего кайсана на бандита, корчившегося от удара, полученного по спине, – тот в ужасе нырнул в ближайший дверной проем и скрылся в недрах непрезентабельного дома. Лорет не стал его преследовать и повернул скакуна к Седому, который что-то объяснял девчушке, из-за которой все началось.

– Едем отсюда быстрей! – крикнул Мэйти.

– Ты хорошо поняла меня? – на прощанье спросил Сергей девушку – та покорно кивнула головой и вытерла сбежавшую по нежной щеке слезу.

После этого он махнул рукой лорету, и они, пустив коней в галоп, покинули злополучное место, оставив за спиной три хладных трупа. Через несколько минут всадники миновали территорию мрачного квартала и выехали на широкую дорогу, за которой аккуратными рядами стояли однотипные, небогатые, но опрятные домики. Навстречу им по дороге ехали на кайсанах стражники – вероятно, то был патруль, охраняющий мирных граждан от сброда, живущего практически по соседству.

– Может, сообщить им о произошедшем? – спросил Седой лорета.

Мэйти рассмеялся, как будто спутник рассказал ему хороший анекдот, и, хлопнув Решетова по плечу, ответил:

– Лишь попусту потратишь время, Сергей. Королевской страже нет дела до того, что происходит в этой клоаке, лишь бы ее обитатели не высовывались оттуда. Кстати, а что ты говорил той молоденькой девке?

– Чтобы сейчас же собирала свои манатки и бежала оттуда. Пусть найдет себе занятие поприличней.

– Очень в этом сомневаюсь – труд здесь тяжелый и плохо оплачиваемый. Заниматься торговлей своим телом – самый прибыльный вид деятельности для подобных девушек. Лишь одним ты мог бы помочь ей – взять с собой к Зинаро. Она молода, красива и пока что свежа – возможно, он и принял бы ее. Зинаро спец по этой части – он отбирает в свой дом самых красивых девушек и молодых женщин. Далее их обучают хорошим манерам, умению поддержать разговор и способам ублажения мужчин. Бьюсь об заклад – тебе понравится у Зинаро.

Седой с сомнением пожал плечами, и они двинулись дальше сквозь район, где проживал средний класс населения столицы. Ближе к окраине этого квартала Седой заметил большой дом, своими размерами и внешней отделкой выгодно отличавшийся от соседних строений. Он вопросительно посмотрел на Лорета, и тот довольно кивнул:

– Да, Сергей, мы прибыли. Ближайшие дни мы проведем именно здесь, пока ты не… не уладишь свои дела.

Дом Зинаро был огражден высокой металлической изгородью. На воротах стояли охранники, пошептавшись с которыми Мэйти сделал Седому знак следовать за собой. Охрана пристальным взглядом прощупала «сомбарца» – в ответ Сергей подмигнул одному из грозных стражей. Путники проследовали к дому Зинаро. У входа их встретил пожилой слуга, который почтительно поклонился им и, приняв из рук спешившихся господ ремни кайсанов, заверил их, что со скакунами все будет в порядке. Спутники открыли широкую дверь и оказались в царстве «Тысячи и одной ночи». Богатое убранство большой залы поражало взгляд своим великолепием. Уже темнело, поэтому слуги зажгли свечи в высоких золотых подсвечниках, которые озарили помещение мягким интимным светом. Слева, у стойки бара, на мягких диванах и креслах, весело болтая и изредка оглашая пространство залы очаровательным смехом, сидели девушки Зинаро.

– Пойдем выпьем, пока к нам не спустится сам хозяин. – Мэйти потянул Седого в сторону бара.

Подойдя ближе к роскошным диванам, Сергей обомлел: такого количества прекрасных, почти полностью обнаженных девушек он еще никогда не видел. Около двадцати красавиц: блондинки, брюнетки, рыжие, – мило улыбаясь, приветствовали дорогих гостей, приглашая присоединиться к их компании. Очаровательная блондинка в одной лишь прозрачной легкой юбке тут же предложила им поднос с двумя изящными кубками, наполненными благоухающим вином. Гости вежливо поблагодарили прекрасную официантку, взяли кубки и уселись на один из диванов. Тут же они были окружены обнаженными очаровательницами. Девушки вежливо и ненавязчиво спрашивали их, откуда прибыли уважаемые господа, о трудностях дороги; заверяли гостей в том, что такого отдыха, как в доме Зинаро, они не найдут больше нигде. Беседовал с прелестницами в основном Мэйти. Сергей же изумленно осматривался, потрясенный красотой девушек: на Земле каждая из них могла бы блистать в любой из ипостасей, характерных для столь прекрасных созданий. На противоположной стороне залы он увидел длинный ряд роскошно оборудованных кабинетов. Вход в них закрывался не дверями, а мягкими шторами, которые в отсутствие клиентов подвязывались широкими лентами. Шторы некоторых кабинетов были закрыты. Это означало, что клиент развлекается с одной из девушек.

– Как тебя зовут, уважаемый гость из Сомбара? – легко коснувшись его щеки, произнесла рыжая красотка, как будто нечаянно задев плечо Седого розовым соском.

– Сергей, – натужно ответил Решетов, пытаясь сохранить самообладание.

– Я – Лорана, – представилась рыжая и протянула для знакомства руку, которой Сергей коснулся своей огрубевшей ладонью и замер, потрясенный гладкостью ее кожи.

– Я впервые общаюсь с представителем вашей холодной страны. – Девушка повела плечами, отчего ее прекрасная грудь всколыхнулась, снова задев Решетова. Она прошептала ему в самое ухо: – Хочу, чтобы сегодня ты взял меня, сомбарец. Я выполню все твои желания – чего бы ты ни потребовал от меня…

Седой с большим трудом оторвался от требовательного взгляда прекрасных голубых глаз, рассеянно пробормотав:

– Позже, милая, мы обо всем договоримся…

Лорана, коснувшись его руки полными губами, тактично удалилась в сторону бара, где тут же завела беседу с одной из соратниц. Сергей тяжело перевел дух – да, долго он здесь не продержится. Лишь воспоминания о Милане привели его в чувство, и когда очередная девушка – блондинка с грудью четвертого размера – подсела к нему на диван, Сергей уже смог разговаривать с ней более-менее адекватно, тактично избегая общения на интимные темы. В этот момент голоса красоток перекрыл громкий, приятный на слух баритон:

– Добро пожаловать в мой дом, уважаемые гости!

По широкой деревянной лестнице, украшенной искусной резьбой, спускался сам Зинаро – высокий худой человек приятной внешности, с большими карими глазами, невольно вызывающими доверие. Седой и лорет поднялись навстречу Зинаро и вежливо приветствовали хозяина заведения.

– Как мне обращаться к вам, господа? – спросил Зинаро. – Прошу прошения, но я вижу, что вы прибыли издалека, особенно вы, – кивнул он Решетову.

– Уважаемый Зинаро, – тут же взялся за дело лорет, – давайте обойдемся без титулов и национальностей. Меня зовут Мэйти, а моего спутника – Сергей. Вы, как я слышал, умеете хранить конфиденциальность и маленькие тайны своих клиентов.

– Само собой, господин Мэйти! – убедительно заверил его хозяин борделя. – За те деньги, что мне платят посетители, я даже под пытками не пророню ни слова о своих клиентах, – с довольно тонким намеком добавил Зинаро.

– Ну, за этим дело не станет! – заверил его лорет и отвел в сторону, дабы обсудить нюансы их пребывания здесь.

– Наши апартаменты вскоре будут готовы, – доложил вернувшийся к Решетову лорет, – а сейчас радушный хозяин предлагает нам освежиться с дороги и поужинать в одном из кабинетов. Кайсаны расседланы и накормлены, а наши вещи уже наверху. Я распорядился, чтобы нам принесли одежду на смену, ты ведь не будешь против того, чтобы взять вещи из моего гардероба – ведь у нас приблизительно один размер. Уверяю тебя, они совершенно новые. Относительно проживания и обслуживания я уже договорился с Зинаро. Нам осталось только наслаждаться жизнью и ждать прихода твоего… друга.

– Спасибо тебе за все, Мэйти, – искренне ответил Сергей. – Без тебя у меня ушло бы гораздо больше времени на поиски… друга.

– Это – самое малое, что я могу сделать для тебя! – Лорет вытянул кулак, и Сергей дружески ткнул его.

Они направились в банное помещение, где их ожидали ванны с горячей водой и две обнаженные служанки с приспособлениями для помывки. Сергей улегся в ванну и отдался прикосновениям нежных ручек, которые мягкой губкой натирали его с головы до пят. Услышав протяжный стон справа, он тут же открыл глаза и увидел прелестный задик девушки, обслуживающей Мэйти. Она склонилась над ванной лорета, и голова ее ритмично опускалась и поднималась, а рука Мэйти, державшая красотку за волосы, грубовато наклоняла ее все глубже. Почувствовав волну дикого возбуждения, Решетов с грустью подумал: «Я с ума сойду в этом дурдоме! Скорей бы уж Сетус пожаловал». Он резко выскочил из ванны, быстро обтерся полотенцем и надел одежду из гардероба Мэйти: просторные штаны и легкую широкую рубаху из дорогой ткани. Сообщив лорету, что будет ждать его в кабинете, Сергей покинул баню. На выходе из помещения он тут же уткнулся взглядом в обнаженные груди Лораны, которая ожидала его.

– Господин Сергей, хозяин приказал мне проводить вас и господина Мэйти в кабинет. Ужин скоро подадут. Я и Сонара будем прислуживать вам в течение вечера. – Глаза Лораны излучали такую страсть, что Решетов нервно облизнул пересохшие губы, пытаясь оторвать свой взгляд от собеседницы.

– Веди, – коротко ответил он и последовал за девушкой, невольно любуясь узкими бедрами, покачивающимися впереди.

Лорана подвела его к радушно распахнувшему свои шторы кабинету и, извинившись, направилась за лоретом. Решетов тем временем в первую очередь оценил расположение кабинета – как раз напротив бара и видно всех, кто входит и выходит из дома Зинаро. Что ж, весьма удобная позиция! Сергей опустил шторы, оставив небольшой просвет между ними – чтобы видеть входящих. Так, нормально! Только бы принцу поскорей вздумалось посетить этот бордель, иначе долго он, злосчастный пришелец из другого мира, в этом царстве прекрасной обнаженной плоти не выдержит! Все-таки живой и здоровый мужчина, а вокруг столько сексуальных голых баб, которые постоянно вешаются на шею. И лишь воспоминания о прекрасных серых глазах Миланы, ждущей его в доме Витаро, охлаждали желания Седого.

Через несколько минут в кабинет ввалился Мэйти в сопровождении Лораны и блондинки Сонары. Рыжая тут же устроилась рядом с Седым, словно заявив свои права на него. Мэйти подхватил Сонару на руки и упал с нею на мягкий диван. Не стесняясь присутствующих, парочка принялась жарко целоваться, и даже служанки, которые принесли множество блюд и вино, не смутили их. Решетов кивком поблагодарил девушек и протянул им пару монет. Те с благодарностью приняли «чаевые» и упорхнули из кабинета.

– Ну что, пора подкрепиться! – весело произнес Седой и, придвинув одну из тарелок к себе, собрался было приступить к трапезе, когда на бедро ему легла ладонь Лораны.

– Быть может, мы сначала разогреем твой аппетит? Я слышала, что выходцы из Сомбара всегда холодны и бесстрастны, но ты не такой! И ты меня не обманешь! В твоих глазах я вижу страсть и всепожирающий огонь! – шепча ему на ухо, девушка легко коснулась язычком ушной раковины Сергея.

От этого прикосновения мурашки побежали по всему телу Решетова. Теряя голову от страсти, поедающей его изнутри, он попытался отшутиться:

– Да, всепожирающий… Я голоден, словно бешеный лесной азаро!

– Азаро? – прикрыв веки, мечтательно произнесла Лорана. – Это такой дикий лесной пес? – Сергей утвердительно кивнул головой. – Тогда сегодня я буду твоей самкой, мой свирепый азаро! – Девушка легко укусила его за мочку уха.

Происходящее стало напоминать сцену из дешевого эротического фильма, и это сразу все расставило по своим местам – Решетов словно вынырнул из глубокого темного омута. Он мягко, но твердо отстранил от себя рыжую бестию и, посмотрев в ее бездонные глаза, веско произнес:

– Не сегодня, дорогая, я очень устал с дороги и проголодался. А ты, если есть желание, помоги подруге обрабатывать моего спутника.

Было заметно, что девушка слегка уязвлена – должно быть, она не привыкла к подобным отказам. Но это чувство еще больше раззадорило ее. Она прищурила свои огромные глаза и тоном, не допускающим возражений, изрекла, алчно облизав губы:

– Сегодня отдыхай, мой славный гетаро, потому что завтра я растерзаю тебя! – Она, словно ангельски прекрасный вампир, обнажила ровные зубки и щелкнула ими на ухо Сергею.

Решетов рассмеялся и легко погладил грудь Лораны:

– Еще посмотрим – кто кого!

«Так, на этот вечер я, кажется, отделался», – перевел дух Седой и, налив в кубок вина, протянул его рыжей. Та с улыбкой приняла вино и послала Решету воздушный поцелуй, которого он, впрочем, уже не заметил – взгляд его был прикован к бару, куда вошли двое солидных господ. «Не то, слишком уж толсты и неповоротливы и вовсе не подходят под описание Сетуса».

– В какое время обычно приходит наш друг? – обратился Сергей к лорету, одной рукой державшему зажаренную птичью ногу, а другой – тяжелую грудь Сонары.

– Обычно – от заката Зетро и до середины ночи, – с набитым ртом ответил лорет.

«Еще пара часов», – прикинул Решетов и сделал маленький глоток вина – он хотел иметь ясную голову в случае прихода принца.

– Господа кого-то ждут? – спросила Сонара.

– Да, – невинным тоном ответил лорет, – друг господина Сергея обещал навестить нас, пока мы гостим в Тиране. Эй, подруга, иди к нам, раз уж господин Сергей сегодня не в форме.

Лорана пристально посмотрела на Сергея и присоединилась к разгульной парочке.

В эту ночь Сетус так и не появился, и, когда перевалило за полночь, Сергей, оставив лорета развлекаться с девицами, отправился спать. Служанка проводила его до выделенных для них с лоретом апартаментов, состоявших из четырех роскошных комнат. Выбрав себе постель, Седой тут же забрался в нее и, полный надежд относительно следующего вечера, заснул.

На следующий день Мэйти продолжил знакомить Решетова с Тираном, показав дворец великого лорета. Здание дворца действительно выглядело великолепно, но работа местных мастеров уже мало интересовала Сергея. В большей степени его занимало количество стражи, укромные ходы, ведущие во дворец, и расположение покоев принца. Отвечая на его вопросы, лорет вдруг изумился:

– Ты что, сорвиголова, собрался проникнуть во дворец? Забудь об этом – тебя тут же разорвут в клочья: охрана у Тавра на должном уровне.

– А если Сетус так и не появится у Зинаро?

– Появится, будь в этом уверен! Пусть и не ежедневно, но Сетус регулярно посещает этот бордель. И запомни – лучшего места для задуманного дела тебе не найти!

– Кстати, о борделе… Нельзя ли не приглашать девушек на ужин?

– Ты настолько верен этой провинциальной бедняжке? – искренне изумился лорет. – А я-то было и впрямь поверил, что вчера ты просто устал. Да развлекись ты с этой рыжей – никто и никогда об этом не узнает!

– Я уже думал об этом, – махнул рукой Седой. – Ты не поверишь, впервые в жизни я не могу изменить девушке. Для меня сделать подобное – все равно что плюнуть себе же в лицо. После этого я не смогу посмотреть ей в глаза.

– Глупо, но достойно уважения, – пожал плечами Мэйти. – Кстати, о вечерах без девушек… Сергей, пойми: мы с тобой остановились в борделе, и если, заплатив бешеные деньги, мы будем ужинать вдвоем, не позвав девок или мальчиков, нас неправильно поймут. Зинаро, хоть и обещал полную конфиденциальность, заметив наше необычное поведение, может шепнуть кое-кому пару слов. Поверь, связи у него весьма обширные и разносторонние. Так что, друг мой, придется тебе либо терпеть, либо пользоваться услугами здешних девиц.

– Он что, еще и мальчиками торгует? – изумился Седой.

– Слышал я, что есть у него пара-тройка мальчуганов для клиентов с особыми пристрастиями, – беспечно ответил лорет.

– Тьфу, – плюнул Сергей, – «петушатня».

– Что? – не понял его Мэйти.

– Да так, не бери в голову, – проронил Седой.

– Да не расстраивайся ты так, – байтранец хлопнул Решета по плечу, – не сегодня завтра он объявится.

– Будем надеяться, – глухо ответил Сергей.

Но принц не появился в доме Зинаро ни в этот вечер, ни в следующий. Лорана становилась все настойчивей и уже откровенно бесила Решетова. Чтобы хоть как-то сгладить возникшую ситуацию, Мэйти рассказал ей о помолвке Сергея с чистой непорочной девушкой, которую он безумно любит.

– Зачем же он приехал сюда? – вполне резонно удивилась рыжая плутовка.

– Я попросил его сопровождать меня – он согласился. Кто же мог подумать, что ему придется испытывать такие муки?

Решетов в это время упорно смотрел в щель между шторами, тщетно пытаясь взять себя в руки. Это была самая изощренная и трудная ситуация в его жизни. Нервы стали заметно пошаливать, и Сергей все чаще собирал волю в кулак, чтобы не предаться забвению, напившись вина.

– Ах вот оно что, – услышал он за спиной ехидный голос Лораны. – Значит, у нас в гостях целомудренный жених, не желающий обманывать свою невесту! Посмотрим, милый сомбарец, надолго ли тебя хватит.

Она взъерошила его волосы, поднялась с дивана и, демонстративно вертя прелестным задом, «протанцевала» на диван лорета.

На следующий день, не дождавшись Сетуса, Седой наконец-то решил расслабиться. Он действительно очень измотался за последние дни, энергия буквально рвалась из его груди и не находила выхода. Осушив несколько кубков, Решетов повеселел, напряжение в груди и плечах пропало. Он много шутил, рассказывал интересные истории о своей жизни, которые тут же на ходу придумывал. Опорожнив очередной кубок, Сергей вдруг почувствовал, насколько коварно местное вино: мышцы его налились тяжестью, а веки упорно опускались. Вытянувшись на диване, он прошептал:

– Мэйти, я вздремну немного. Разбуди меня, когда будешь уходить.

– Конечно, мой друг! – ответил лорет из-под Сонары, бешено скачущей на нем.

Решетов немедленно закрыл глаза и погрузился в глубокий сон. Уснув, он тут же оказался в комнате Миланы. Его невеста была в легкой прозрачной ночной рубашке, сквозь которую так соблазнительно проглядывала каждая черточка ее прекрасного тела.

– Мой милый гетаро вернулся ко мне с победой? – многообещающе улыбаясь, спросила она, медленно освобождая его от пыльной одежды.

– Да, – радостно ответил Сергей. – Я убил вероломного принца, и теперь ты и твой отец можете спать спокойно.

– Не-ет, – прошептала Милана, стягивая с него нижнее белье и подталкивая к постели, – я не хочу спать, ведь я так долго не видела тебя и истосковалась по лесоне.

– А уж я-то как! – вздохнул Седой. – Ты даже не представляешь, через что мне пришлось пройти! – добавил он, вспоминая пристальный взгляд прекрасных глаз Лораны.

– Сейчас я награжу тебя с лихвой за все лишения, которые ты испытал в Тиране… Мм… – Губы девушки скользили вниз по его животу, и Сергей застонал от безмерного удовольствия, мгновенно пронзившего его тело. Он попытался подняться, но нежная ручка толкнула его обратно.

– Ты устал, мой гетаро. – Приподняв голову, она страстно взглянула на него. – Сегодня я все сделаю сама…

Затем она уселась на него и начала медленно двигаться, постепенно ускоряя темп. Седой, «натерпевшийся» в Тиране, не смог долго продержаться и уже минут через пять зарычал, испытав пик наслаждения, открыл глаза… и увидел рыжую шевелюру Лораны, разметавшуюся по его животу. Издав стон наслаждения, девушка подняла лицо. Решетов ошеломленно смотрел на красотку, облизывающую свои липкие влажные губы, и с трудом подавлял в себе желание убить ее.

– Вот ты и стал моим, сомбарец, – грустно произнесла она и положила голову на его колени. – Прости, но я не могла совладать с собой – ты глубоко забрался мне в самое сердце.

Сергей все еще ошарашенно глядел на девушку, которая гладила и целовала его бедро, и не знал, как ему поступить с ней.

– Не переживай по этому поводу, господин Сергей, пусть для тебя это останется лишь приятным сном. Твоему другу, клянусь, я ничего не скажу – он уже давно спит и ничего не видел. Едва он заснул, Сонара ушла к себе, а я осталась тут с тобой… таким желанным и недоступным…

Тяжело вздохнув, Седой поднялся, надел штаны и, обернувшись, посмотрел на Лорану, ожидавшую от него хоть какого-то слова.

– Это не произойдет больше никогда! – с нажимом произнес он. – Прости, но я не могу дать тебе то, что ты хочешь.

– Я понимаю, – тихо произнесла Лорана и, пряча глаза, на которых выступили слезы, выскользнула из кабинета.

Решетов снова вздохнул, налил себе еще вина и, глядя в одну точку, медленно его выпил.


…Следующим вечером Лорана сказалась приболевшей, и ее заменила другая девушка – невысокая хрупкая брюнетка. Едва компания приступила к ужину, как со стороны стойки бара раздались громкие требовательные голоса. Решетов, словно распрямившаяся пружина, вскочил с дивана и припал глазом к узкой щели. Перебрасываясь с девицами сальными шуточками, у стойки гордо прохаживался светловолосый, высокий и худощавый, но крепкий мужчина с хищными чертами лица. Рядом, словно каменные статуи, стояли два здоровенных охранника в синих плащах королевской стражи, бдительными взорами прочесывая пространство залы. Сергей жестом подозвал Мэйти, который взглянул на вошедших и молча кивнул. «Есть!» – глубоко выдохнул Сергей. Адреналин мощной волной прошелся по всему его телу. Мышцы на миг напряглись и тут же расслабились, готовясь к долгожданной схватке.

– Подожди, пока он возьмет девку и уединится с ней, – шепотом посоветовал ему лорет.

«А то бы я без тебя не определился, как мне действовать!» – мелькнуло в мозгу Седого. Но он промолчал и снова припал к смотровой щели.

Высокопоставленной особе, видимо, надоело ждать, и принц громко заорал:

– Эй, Зинаро!!! Долго мне еще ждать, задница Зетро?!

Через несколько секунд чуть ли не бегом по лестнице спустился Зинаро и застыл в глубоком поклоне. Сетус вальяжно поздоровался с хозяином заведения, вложил в его ладони горсть монет и, пройдясь меж диванами, отобрал двух грудастых девок. Чуть подумав, он достал из-за пазухи два тонких кожаных поводка и надел их на своих избранниц. Затем резко дернул ремни на себя, и девушки, словно послушные собаки, двинулись за ним на коленях в сторону кабинетов. Стража с каменными лицами проследовала за ехидно улыбавшимся «собаководом».

Сердце в груди Решетова гулко отбивало свой ритм, от выброса адреналина кровь его буквально кипела, но он терпеливо ждал, давая возможность Сетусу расположиться в кабинете и заняться своими сучками. Наконец он решил, что времени прошло достаточно, и приоткрыл штору, чтобы выйти.

– Ты наверх – за оружием? – взволнованно спросил лорет.

Седой обернулся к нему и тихо ответил:

– Я сам – оружие! – Он взглянул на девушек, почувствовавших неладное и прижавшихся одна к другой, и обратился к ним: – Сидеть тихо, из кабинета не выходить!

Через несколько минут Решетов покинул свою комнату и, слегка покачиваясь, словно был в изрядном подпитии, направился вдоль длинного ряда комнат для услаждения клиентов. Как он и думал, телохранители остались у входа в кабинет – их он заметил неподалеку. «Включив» на полную пьяного расточителя денег, Седой, шатаясь, подошел к застывшим стражникам и негромко понес какую-то невнятную белиберду, обращаясь к ним.

– Иди мимо, пьяная рожа! – басом произнес один из стражей.

Сергей сильно покачнулся и, едва удержавшись на ногах, повалился на говорившего и приобнял его за шею – через мгновение он тихо опустил тело охранника на ковер. Второй стражник вытащил меч и бросился было на Решетова, но тот легко ушел от удара, перехватил руку с клинком и вывернул ее так, что противник прижался к нему спиной. Железные пальцы Седого нащупали кадык стражника и, мощно сдавив его, резко вырвали из бычьей шеи. Издавая булькающие звуки, второй телохранитель улегся рядом с первым. Сергей осмотрелся – бар был скрыт лестницей, и свободные девушки его видеть не могли. Из занавешенного кабинета раздавалось негромкое постанывание – значит, и там никто ничего не слышал. Не распахивая штор, он отогнул одну из них и, словно тень, проник в комнату.

Обнаженный Сетус, откинув голову назад, сидел на широком диване, а девки ползали по нему, целуя его тело. Оглянувшись на шорох, одна из них заметила Седого и взвизгнула от неожиданности. Сетус мгновенно поднял голову и потянулся за своим мечом, но Решетов буквально перелетел через широкий стол и, схватив принца за волосы, что было сил ткнул его лицом в металлический поднос, лежавший на столе. В этот момент внимание его привлек топот множества ног и звон оружия. Черт с ним – нужно доделать начатое! Сергей подхватил столовый нож, лежавший неподалеку, и глубоко вонзил его под основание черепа Сетуса. Бросив мертвое тело на диван, он оглянулся – в тот же момент шторы были распахнуты, и десяток копий прижали его к стене. Все еще надеясь выбраться, Седой высоко поднял руки и медленно, ревностно сопровождаемый остриями копий, вышел из кабинета, но тут все его надежды на спасение рухнули…Человек пятьдесят, не менее, вооруженные копьями и мечами, немедленно окружили его плотным кольцом. Седой быстро огляделся – шторы их кабинета были плотно запахнуты. «Только бы не тронули Мэйти и девок…» – пронеслось у него в сознании. В этот момент сзади кто-то сильно ударил его между лопаток древком копья. Сергей рухнул на мягкий ковер, где и был погребен под ударами жестких каблуков стражи.

Случившееся впоследствии отпечаталось в его памяти лишь короткими, но яркими, словно вспышка, моментами. Его, избитого и неподвижного, заковывают в кандалы… в какой-то клетке везут по улицам города… бросают на покрытый тонким слоем соломы каменный пол, воняющий мочой, кровью и еще черт знает чем… прощальный удар подошвой сапога по голове… темнота…


Смертобой

Очнулся Сергей от нестерпимой вони, буквально режущей обоняние, хотя его ноздри и были наполовину забиты засохшей кровью. Он перекатился на спину и сморщился от боли – после сапог стражи все тело саднило и болело. Казалось, его переехал танк. Седой открыл глаза, даже не глаза, а узкие щелки на опухшем от ударов лице… Низкий каменный потолок… Огляделся по сторонам – узкие каменные стены… Лишь невысокий проем с дверью, обитой кованым железом… Во попал! Слава богу – выполнил задуманное, и дом Отра оставят в покое.

Решетов попробовал приподняться – вроде ничего не сломано. Звеня кандалами, сковывающими руки и ноги, он сел и осторожно прислонился спиной к мокрой каменной стене. Оглядел камеру – полный «голяк». Нет даже ведра для помоев – по всей видимости, предыдущие «постояльцы» испражнялись где придется. Сергей с трудом поднялся на ноги и, побродив по камере, нашел более-менее чистое место и присел там. Пить хочется – сил нет… Гады, хоть бы чашку с водой оставили! Он снова поднялся и проковылял к двери; бряцая цепями, постучал в дверь… Подождал… Снова постучал… Ни звука в ответ… «Если никто не придет пару дней – загнусь… Возможно, к лучшему. Не хотелось бы знакомиться с местным палачом».

Какая-то назойливая мысль настойчиво грызла его мозг. Сергей помотал головой и попробовал «включить» мозги. Еще раз прокрутил в уме ликвидацию принца и все произошедшее потом. Кто-то сдал – факт! Не могла же такая толпа стражников прибыть немедленно, притом что и тревоги-то еще никто не поднимал. Тогда вопрос: если знали, то зачем позволили убить? Не похоже, чтобы Сетус был предупрежден о покушении, иначе встретил бы его не обнаженным, с двумя бабами, а готовым к бою. Что-то во всей этой истории не так… Что-то не складывается… Вполне вероятно, что все было как в Ливии: двойник, который ничего не знал и ничего не стоил для правящей верхушки… И совершить убийство ему позволили, чтобы взять с поличным! Седой поежился: если о покушении было известно заранее, то кто мог их сдать? Кто-то из дома Витаро – весьма маловероятно, ибо о его замыслах знал только сам Легата. Зинаро? Этому-то с чего, ведь ничем подозрительным они себя не выдали и заплатили кучу денег… Мэйти заплатил… Отведя Зинаро в сторону и о чем-то шепчась с ним… Мэйти, косоглазая тварь, – вот кто все знал и сдал его либо Тавру, либо Сетусу! Нашел кому довериться – этому байтранскому лорету! Как же – меч ему подарили! Дорогу показали… место для исполнения… время… Идиот, когда-нибудь в твоей жизни было все настолько просто? Ты не киллер спецслужб, ты – лох! Ты и Витаро подставил со всеми его людьми!!! Если байтранец рассказал все обо мне, то уж наверняка доложил, для кого я это сделал!

Кляня себя последними словами, Решетов снова подошел к двери и принялся пинать ее, заорав:

– Пидоры, воды принесите!!!

Тишина… Седой застонал и обхватил ладонями опухшее лицо. Что делать?! Бездействие – сейчас самый главный его враг. А что он может предпринять, находясь в глухом каменном мешке, в который не проникает ни один звук снаружи? Может быть, его бросили сюда подыхать от голода и жажды, а тем временем вооруженный отряд уже скачет к поместью Витаро!

Так прошло около суток. Временами Седой успокаивался и, мучительно напрягая мозг, пробовал что-то придумать. В очередной раз убедившись в полной безвыходности своего положения, он срывал злость на входной двери до тех пор, пока не лопнула кожа его сапог. Наконец, осознав всю бессмысленность подобного поведения, Сергей уселся в «позе лотоса» посреди камеры и попытался полностью очистить мозг. Постепенно все, даже самые страшные и актуальные на данный момент, мысли покинули его сознание – в голове воцарилась полная тишина. Впав в легкий транс, он открыл глаза и внезапно осознал: его попросту «ломают». Правящая верхушка не посмеет отказать себе в удовольствии поглумиться над ним, показав, что принц жив, значит, скоро за ним придут. Тем более – их удивит тишина, наступившая в его склепе, она заинтригует их… И тогда они появятся… Плевать на жажду, которая, казалось, иссушила весь его организм. Главное – не поддаваться апатии и панике.

Он оказался прав – часа через два противно заскрежетал дверной замок. Дверь открылась, и в камеру вошли четверо стражников, которые прикрепили еще две длинные цепи к его кандалам. Два здоровенных воина взялись за эти цепи и потащили Решетова в тускло освещенный коридор. Следуя за стражниками, Седой заметил еще несколько камер того же типа, расположенных одна от другой на некотором расстоянии. Конвой долго, около получаса, вел его подземным лабиринтом, пока наконец они не достигли длинной лестницы, ведущей наверх. Затем, миновав задние дворы, его ввели во дворец через потайной вход. Сергею было не до красоты и роскоши, царствовавшей в прекрасных залах и широких коридорах, – он тщательно обдумывал возможные варианты разговора с лоретом Тавром. Наконец конвой подвел его к высоким двухстворчатым золотым дверям. Два стражника отворили их, и взгляду Сергея открылось непередаваемое великолепие тронного зала. Посреди этого помещения, на возвышении с широкими ступенями, сидел на троне сам великий лорет Тирантома. Густая борода и роскошные усы, крупные и правильные черты лица, светлая тога с золотой каймой и таким же поясом на мощном и мускулистом теле, изящная золотая корона, стягивающая роскошную гриву волос, голубые глаза, мечущие молнии гнева. «Прям – к самому Зевсу привели!» – усмехнулся про себя Седой. Стражники дернули цепи так, что Решетов упал на колени у подножия трона, и закрепили их кольца в замки таким образом, чтобы пленник оставался в этом, унижающем его достоинство, положении.

Сергей приподнял голову и увидел Сетуса, появившегося возле своего царственного брата и являвшегося полной противоположностью Тавра. Высокий, худощавый, но мускулистый; с кривым и хищным, словно клюв коршуна, носом, тонкими бледными губами и прищуренными глазами. Сетус был точной копией того человека, который погиб от руки Сергея в доме Зинаро. Вернее, тот человек… был…

– Не ожидал? – ухмыльнулся Сетус. – Сомбарская деревенщина, ты думал, что запросто можешь явиться в Тиран и убить меня?

Сергей молчал и посмотрел прямо в глаза Тавра. Сетус еще что-то говорил, продолжая поносить пленника и его глупость; всячески угрожал ему и всему дому Отра. Седой же не произнес ни слова, спокойно глядя прямо в царственные очи, в которых поначалу мелькнула тень удивления; затем, по мере того как Сетус все более распалялся, они наполнились гневом, и наконец – чего так долго ждал Сергей, – в глазах правителя появился интерес. Его неврастеничный брат к этому времени уже дошел до стадии брызганья слюной, рука его плотно обхватила рукоять меча, висевшего на поясе, но Решетов по-прежнему спокойно смотрел на лорета. Принц наполовину выдернул клинок из ножен и, исполненный бешенства, приготовился наброситься на пленника, но Тавр тяжелой рукой остановил его.

– Почему ты не отвечаешь моему брату, убийца?! – громогласно вопросил лорет.

– Не хочу выражаться непристойно в твоем присутствии, великий лорет, – ровным голосом ответил Сергей.

– Как смеешь ты, подлый убийца, разговаривать со мной в подобном тоне?! – Тут, видно, прорвало и Тавра.

– Уверяю тебя, лорет Тавр, я вежлив и корректен в разговоре с тобой. Что же касается твоего брата, то я пообщался бы с ним в другом месте и в другой манере, будь на то моя воля. Поэтому-то я и не хочу, чтобы в этом священном зале, где восседали на троне великие лореты твоей династии, звучали слова, недостойные твоего слуха и самого этого места.

Казалось, Тавр на мгновение потерялся и не знал, что ответить пленнику, и это весьма разозлило его.

– К чему эти бесполезные разговоры! Скажи, ты хотел убить моего брата?

– Да, – все тем же ровным тоном ответил Седой. – И попытался бы убить его снова – выпади мне такой шанс.

– Ты либо безумен, либо чересчур храбр – что тоже граничит с безумием! – удивленно пробасил Тавр.

– Нет, – ответил Сергей. – Я всего лишь честен с тобой, лорет. Честен потому, что, как я слышал, справедливость для тебя превыше всего. Тавр Справедливый – так называет тебя твой народ.

– Как может коварный убийца, нападающий из-за угла, разговаривать о справедливости?! – вскипел лорет.

– Я не подлый убийца, а честный гетаро, пришедший избавить мир от недостойного брата великого правителя.

Сетус зашипел и, обнажив клинок, ринулся к Седому.

– Остановись, Сетус! – громовым голосом крикнул Тавр. – Всем покинуть зал – оставьте нас вдвоем!

Стража, повинуясь приказу Тавра, тут же покинула тронный зал, но Сетус упорно продолжал стоять там, где его остановил возглас царственного брата.

– Ты – тоже! – обратил на него свой взор лорет.

– Но, брат… – начал было говорить Сетус, но Тавр молча указал ему на дверь.

Принц неохотно вышел, косясь на Сергея и что-то шепча себе под нос. Когда дверь за ним закрылась, лорет поднялся с трона и медленно, разглядывая Сергея, словно какую-то диковинку, спустился к пленнику.

– Кто ты такой? Откуда взялся на мою голову? И почему, ради богов Зетро, ты разговариваешь со мной как равный?

– Потому, лорет, что я не присягал тебе на верность. Я разговариваю с тобой так, как говорят между собой истинные мужчины. И не важно, друзья они или заклятые враги, – главное, что они уважают друг друга.

– Ну, говори, – уже не так враждебно произнес Тавр.

– Да, правитель, я действительно явился в Тавр, чтобы убить твоего брата, потому что иного способа избавиться от его преследования не было у людей, приютивших меня и ставших моими друзьями.

– Сейчас ты говоришь мне об этом жалком лжеце – Витиро? – хмыкнул лорет.

– Сейчас я говорю тебе, Тавр, об одном из самых верных твоих подданных, который, даже будучи отверженным правителем, сохранил веру в своего лорета. Когда он пришел к тебе со своей бедой, ты отмахнулся от него, словно от назойливой мухи, хотя прекрасно знал, что он говорит правду – ведь кто, как не ты, знает, на что способен твой брат. Где в данном случае была твоя справедливость? – Тавр открыл было рот чтобы возразить, но Решетов продолжил: – Лорет, прошу, дай мне высказаться, а потом уж делай то, что сочтешь нужным. – Тавр, секунду подумав, кивнул, и Сергей продолжил: – Спасая честь своей дочери, этот дворянин покинул Тиран, но твой любезный брат не угомонился – ночью, со сворой хайров (по-другому я не могу назвать людей, сопровождавших Сетуса) он ворвался в поместье Отра с целью похищения его дочери. Витаро, спасая свою дочь, посадил ее на скакуна и отправил одну в ночной лес. Банда во главе с твоим братом устремилась за ней, но тщетно – Киру утащили в свою стаю свирепые квахо, где она была разорвана на куски и съедена. – Решетов заметил боль в глазах лорета. – Но и этой трагедии оказалось мало для удовлетворения амбиций твоего брата – он завербовал алкадов Зетро, которые едва не сожгли Легату во время похорон друга. Сейчас он – жалкое подобие того человека, каким был когда-то, – лежит в постели, весь в ожогах и бинтах, лишенный одного глаза. Так скажи мне, Тавр, как мужчина – мужчине: где твоя хваленая справедливость?

Лорет надолго задумался. А Сергей продолжал требовательно смотреть на него. Наконец Тавр заговорил:

– Я отвечу тебе, если ты скажешь, почему ты – дикий сомбарец – ввязался в это дело?

– Я уже говорил – дом Витаро теперь и мой дом. К тому же я помолвлен с его дочерью и попросту обязан охранять свою семью. Я знал, что наверняка погибну здесь, но позволить продолжать эту травлю я не мог.

Лорет почесал бороду и ответил:

– Слушай, сомбарец, я не собираюсь обсуждать с тобой поведение моего брата, хотя меня самого порой коробит от его выходок. Не собираюсь я также извиняться перед тобой и объяснять – где справедливость. Я верю, что все сказанное тобой – правда, потому что, готовясь умереть, человеку уже нет нужды лгать. Я могу тебе пообещать лишь одно – я серьезно поговорю с Сетусом, будь в этом уверен.

– Лорет! – вскипел Сергей. – Я пришел сюда умереть не ради твоих задушевных бесед с братом!

– И что же ты хочешь, смертник? – В голосе лорета промелькнула нотка восхищения.

– Я хочу, чтобы ты запретил брату когда-либо касаться семьи Отра. Также я хочу, чтобы ты лично в письменном виде направил Витаро свои извинения за действия твоего брата и обещание, что подобное никогда не повторится. Алкады, покушавшиеся на него, мертвы, так что ты сможешь отправить свое послание с новыми служителями Зетро, которых направят в семейство Отра верховные жрецы. Обещай мне это, лорет, и, умирая, я буду помнить, что ты действительно – Тавр Справедливый!

Тавр с улыбкой покачал головой:

– Я восхищен твоей отвагой, сомбарец! Хорошо, я, лорет Тавр, даю тебе слово, что семейство Отра отныне будет под моей защитой, и, если возникнет такое желание, они могут вернуться в Тиран. Обещаю и отправку письма с соответствующим содержанием. Ты удовлетворен?

– Да, лорет, о большем я и не мечтал! – с благодарностью ответил Седой.

– Да, еще одно… – задумчиво произнес Тавр, – в знак моего уважения к твоей отваге я позволяю тебе избрать смерть, которой ты хочешь умереть. Хотя мотивы, движущие тобой, понятны мне, покушение на особу кровей лоретов карается смертью – это закон!

– Да, я знаю это, – ответил Сергей и глубоко задумался.

Мир миром, а помирать – ой как не хочется! И тут в голову ему пришла сумасшедшая мысль, которой он не замедлил поделиться с Тавром.

– Лорет, ты великодушен, и я от души благодарю тебя за это. Позволь мне умереть как подобает воину, в бою!

– Как это? – смутился Тавр. – В каком таком бою?

– Слушай, найдутся ли в твоих тюрьмах приговоренные к смерти отъявленные злодеи, клятвопреступники, изменники и убийцы, способные держать меч или любое другое оружие в руках.

– Думаю, что таких полно, – задумчиво ответил Тавр. – Не пойму, к чему ты клонишь, сомбарец.

– Я мог бы биться с ними насмерть – ведь и я и они все равно смертники. А ты даже сможешь извлечь из этого неплохую выгоду для своей казны.

– Объясни, – потребовал Тавр, заинтересовавшись новой идеей.

– Лорет Тавр, гуляя по Тирану, я заметил, что неподалеку отсюда есть большая арена, окруженная рядами для зрителей.

– Да, там проходят праздники, которые я устраиваю для своего народа, – все еще ничего не понимая, ответил лорет.

– Так вот, – продолжил Сергей, словно опытный маркетолог, – позволь нам биться на этой арене, собирая с желающих посмотреть бой плату за вход. Ты представляешь, сколько народу придет полюбоваться кровавым зрелищем?

Далее он вкратце рассказал Тавру все, что помнил о римских боях гладиаторов, выдав это за собственный замысел.

– Ты только представь азарт людей, решающих в критический момент – умереть бойцу или нет. Но окончательное слово останется за тобой. У тебя не будет отбоя от желающих посмотреть бои. Ты сможешь приглашать туда именитых гостей, дабы потешить их щекочущим нервы зрелищем.

Сергей, спасая свою жизнь, рисовал в воображении Тавра соблазнительные картины. Его собеседник внимательно слушал прикованного к полу пленника, наморщив лоб и теребя в волнении бороду. Под конец он неожиданно расхохотался. Отсмеявшись, лорет пронзительно взглянул на Седого:

– Сомбарец, ты не только отважен – ты еще и весьма умен и хитер. А что, если ты не погибнешь в бою? Что, если ты победишь?

– Тогда я погибну в следующем бою… или в следующем за следующим…

– Ты всерьез заинтересовал меня своими боями, и я обещаю подумать над этим. А пока что, – в голосе Тавра зазвучал металл, – чтобы ты не подумал, будто оставил меня в дураках, получишь тарту плетей. Выживешь – выйдешь на арену. Не выживешь – твоя идея воплотится без тебя. Вот тебе мое последнее слово. – Тавр повернулся и поднялся на трон.

«Сотня плетей! Вот сукин сын! Кажется, не быть мне гладиатором!» – грустно подумал Сергей, пока лорет отдавал приказ о наказании преступника…

Стражники вывели Седого на задний двор, где подтащили его к почерневшему от времени и темно-бурых пятен крови столбу. Затем Решетова приподняли, надев цепь, соединяющую кандалы, на толстый крюк, торчавший из окаменевшей древесины. Оставив пленника в висячем положении, стража скрылась за дверями казармы. Через несколько минут из этих же дверей неспешной походкой вышел человек поистине устрашающей внешности. Огромный, за два метра ростом, массивный, но двигавшийся легко и плавно, с отлично развитой мускулатурой и лицом, исполосованным шрамами. В руке этого громилы Сергей заметил свернутый петлями, длинный кожаный кнут, кончик которого был окован темным металлом. В другой руке палача было ведро, наполненное каким-то красным порошком. Верзила подошел к Решетову вплотную и, взглянув на него своими мутно-серыми, безразличными – словно мертвыми глазами, прохрипел:

– Я – Карото! Если не сдохнешь сегодня – твое тело запомнит меня, а мозг, – Карото ткнул указательным пальцем в лоб пленника, – будет в ужасе сжиматься при одном лишь упоминании моего имени!

Седой ответил ему хмурым взглядом и не проронил ни слова – внутренне, превозмогая животный страх, он пытался порвать цепочки, связывающие его сознание с нервными окончаниями тела.

– Видишь этот порошок, смертник? Он значительно расширит границы твоих ощущений! – Изувер криво ухмыльнулся, показав полусгнившие зубы.

– Делай свое дело, – сонно промолвил Сергей и зевнул.

Карото хмыкнул и исчез из поля зрения Решетова. Через пару секунд Седой услышал короткий свист и тут же почувствовал, будто спину его порвали пополам. Боль от удара легко пробила все психологические блоки, выставленные им, и с силой цунами прошлась по всему телу.

«Раз…» – начал отсчет Сергей.

Свист… удар… Боль затопила разум настолько, что он еле выбрался из черного омута, на глубине которого сверкали мириады молний… «Два…» Свист… Ощущение, словно спина распадается на куски… «Три…»

– Ты чего приуныл? – негромкие слова Карото долетают до него, словно с другого конца вселенной. – Сейчас я тебя малость оживлю!

Решетов приоткрыл крепко зажмуренные веки и увидел вокруг лишь кровавый туман – частички красного порошка плясали вокруг него. Оседая, они, словно карандаш самого дьявола, обрисовывали рваные раны на спине, превратившейся в сплошной болевой очаг, новой – более яркой и резкой болью. Седой застонал сквозь стиснутые зубы.

Свист… Удар… От боли свело мышцы челюстей и левую ногу… Свист – удар… Сергея вырвало… Свист – удар… Который по счету?! Бля, сбился! Хрен с ним! Свист – удар… сознание меркнет, но новое кровавое облако вытаскивает его из небытия навстречу новому свисту! Пот, стекающий со лба, смешался с выступившими слезами… Свист… Свист… Где удары?! Ясно – спина онемела… Или мозг… Красное облако… Мозг ожил, спина тоже… Судорога по всему телу… Свист – удар… Где свист? Где?!! Кривая гнилозубая улыбка в поле зрения…

– Сомбарец, видишь богов Зетро? – тихий шепот на ухо…

– Пока нет – плохо стараешься… – простонал пленник.

Каркающий хохот палача… Свист – удар… Свист – удар… Красное облако уже не выдергивает наверх сознание, летящее, словно в круговороте, в чернильно-черную бездну… Свист… Где боги Зетро?! Удар… Сознание, разбившись на осколки, в каждом из которых отражается улыбка Карото, подхватывает ветер, наполненный каплями крови, и уносит… уносит…


…Кто-то осторожно касается его спины. Эти прикосновения легки и прохладны. Как будто на раскаленную сковороду наносят толстым слоем целебный крем… Сергей облегченно вздохнул и открыл глаза. Рядом сидел старичок, держащий в одной руке плошку, из которой другой рукой он черпал чудесную влажную массу и осторожно накладывал ее на спину Сергея. Старческое благообразное лицо излучало доброту и какую-то необъяснимую уверенность в том, что лечение поможет. Целительная мазь почти полностью сняла болевые ощущения. Заметив взгляд подопечного, старик добродушно ему улыбнулся и, приложив палец к губам, прошептал:

– Сомбарец, ты – чудо! Никто еще не выживал после тарты плетей. Карото приходил сюда и недоверчиво осматривал тебя. Потом он изумленно выругался и, в ярости плюнув на пол, стремительно покинул камеру.

– Кто ты? – едва разлепив слипшиеся губы, прошептал Сергей.

– Лецус, – вновь улыбнулся старик, – личный лекарь Тавра. Только об этом – никому!

– Откуда такая забота? – недоверчиво прохрипел Решетов.

– Я сам в недоумении, сомбарец. Когда великий лорет послал меня для осмотра тела (Карото почему-то решил, что ты мертв), я нащупал слабый пульс на твоей шее. Получив это известие, Тавр довольно улыбнулся и велел перенести тебя в камеру для содержания дворянского сословия. Также он приказал мне как можно быстрее поставить тебя на ноги, не предавая дело огласке. «Когда он очнется, скажи, что письмо уже отправлено. И все договоренности остаются в силе», – таковы были слова Тавра, когда он посылал меня к тебе.

– Скажи мне, Лецус, как поживает принц? – осторожно спросил Седой.

– Ходит мрачнее тучи и почти не покидает своих покоев, – вновь прошептал Лецус, и легкая тень улыбки промелькнула на его лице – Сергей сразу понял, что лекарь и сам недолюбливает Сетуса.

– Здесь есть вода? – спросил с надеждой Седой – казалось, что он не пил уже целую вечность.

– Есть кое-что получше, чем вода! – гордо сказал Лецус и поднес к губам Сергея маленькую чашу. – Этот отвар приятен на вкус и весьма полезен для твоего организма. Кувшин с водой я оставлю на столике, потом, при желании, пей сколько хочешь. А пока что тебе нежелательно двигаться, поэтому поить тебя буду я.

Решетов жадно припал к чашке, и живительная влага омыла пересохшие губы и горло больного.

– Еще, – попросил он.

– Еще только одну! – строго заметил лекарь и, наполнив чашу, поднес ее к губам Сергея. – Лекарство сильнодействующее, и передозировка будет губительна для тебя.

Жадно проглотив содержимое чашки, Седой почувствовал, что жажда мгновенно отступила, а по телу разливается приятное тепло. Глаза тут же начали слипаться. Уже словно во сне он услышал мягкий голос Лецуса:

– Сомбарец, сейчас я тебя перевяжу – постарайся не менять положение тела как можно дольше, дай швам затянуться. Захочешь по нужде – позови стражника.

– Понял тебя, Лецус, – послушно ответил Седой и тут же заснул крепким сном.

…Через две недели Лецус критически осмотрел спину Решетова, довольно кивнул головой и снял с затянувшихся ран швы. Сергей к тому времени уже порядком окреп. После завершения процедуры он легко поднялся с топчана и мягко встал на ноги, чем немало поразил доктора. Тот недоверчиво покачал головой и задумчиво произнес:

– Даже не знаю, чем восхищаться – твоим здоровьем или своим лечением…

– Я всегда был загадкой для лекарей, – улыбнулся Седой.

– Выходит, я не первый, – немного расстроенно вздохнул лекарь.

– Не расстраивайся, дорогой Лецус, без твоих чудодейственных мазей и отвара мое здоровье мало чего стоило! От всей души благодарю тебя! – слегка польстил скисшему было врачевателю Сергей.

Старик довольно улыбнулся и ответил:

– Боюсь, что на этом наше знакомство заканчивается, сомбарец. Кстати, в ближайшее время ожидай гостя. – Старик, давая понять, что посещение окончено, вытянул кулак, который Седой с удовольствием ткнул.

На следующий день дверь камеры распахнулась, и в «покои» Решетова вошел сам лорет Тавр. Сергей медленно поднялся на ноги и встал напротив важного гостя. В глазах лорета он заметил удивление и тщательно скрываемое торжество.

– Сомбарец, я искренне рад тому, что ты выжил! – сверкнул ослепительной улыбкой Тавр.

– Твоими молитвами, – хмуро проронил Седой. – Я думаю, что ты ожидал другого результата, отдав приказание запороть меня насмерть…

– Я верил, что ты останешься среди живых! – глядя в глаза пленника, ответил властитель Тирантома. – Для всех, в том числе и для Сетуса, такое наказание равносильно смерти. Но ты выжил, и это можно объяснить только тем, что сами боги Зетро присматривают за тобой – именно так я объяснил положение дел своему брату. И пообещал, что покушение на него будет отомщено, независимо от воли богов, – на кровавой арене. Надеюсь, ты извинишь меня за то, что я присвоил твою идею, касающуюся зрелищных боев? – Тавр высокомерно усмехнулся.

– Пользуйся – мне ничуть не жаль, – улыбнулся Сергей. – Когда все начнется?

– Так ты уже готов?! – изумленно произнес лорет.

– Пара дней с тренировочным мечом и неплохая пища мне бы не помешали, – вздохнул Решетов.

– Об этом я уже позаботился. – Тавр щелкнул пальцами, и один из стражников вошел в камеру и протянул узнику меч из твердого и тяжелого дерева. – Пищу тебе принесут позже. Да, еще… Десяток-другой кандидатов в бойцы мои рекрутеры уже набрали в тюрьме Тирана. Другие не заставят себя ждать – в моих обширных владениях найдется множество мерзавцев, которые предпочтут смертельную битву гибели от рук палача. Для начала я запланировал пять пробных боев – посмотрим, как публика отреагирует на них. – Лорет довольно потер руки. – Разосланные мной люди уже вовсю зазывают народ на новое зрелище. Первые бои состоятся через несколько дней – за тобой придут.

– Думаю, от желающих посетить арену не будет отбоя, – задумчиво произнес Сергей.

– Готовься, сомбарец! – хохотнул Тавр. – И… – он слегка замялся, – желаю тебе подольше прожить на арене. В первом же бою тебя будет ожидать маленький сюрприз.

После этих слов лорет Тирантома развернулся и покинул стены душной камеры.

Решетов критически осмотрел свой «меч» – довольно неплохая палка для упражнений: вес, балансировка, размер – все соответствовало канонам тренировки. Он прислонил деревяшку к стене, а сам проделал легкую разминку, изредка проклиная исполнительность Карото. Зажившие раны уже не болели, но спину все еще тянуло, она пока что не обрела былой гибкости и силы. «Ну да ладно, несколько дней в запасе у меня есть – нужно как можно эффективней использовать предоставленное время». Весь этот день Решетов посвятил подготовке своего тела к предстоящей битве – он разминал отяжелевшие мышцы и словно заржавевшие суставы; делал упражнения на растяжку; некоторое время посвятил изнуряющему «бою с тенью». Прервался он лишь на час-полтора, чтобы поесть и немного отдохнуть. И лишь когда в камере стало совершенно темно, он, как говорится, без задних ног повалился на свой топчан и мгновенно заснул.

…Утром, едва первые лучи Зетро осветили каменные стены темницы, Сергей после короткой пробежки на месте размялся и взял в руки меч. Приняв боевую стойку и прикрыв глаза, он вспоминал до малейшей мелочи все, чему учил его покойный Ланго. Атака, уход в защиту, положение ног, перемещение центра тяжести, обманные выпады и коварные удары в жизненно важные точки тела – в течение нескольких часов все это Седой медленно и плавно воспроизводил в реальности. Его тело, словно радуясь выздоровлению и получению физической нагрузки, постепенно обретало утраченную гибкость, скорость и силу. Когда тучный тюремщик принес Решетову еду, то остолбенел на пороге камеры – мокрый от пота узник с закрытыми глазами и деревянным мечом в руках исполнял посреди каменного склепа завораживающий своей красотой и стремительностью танец смерти. Открыв от удивления большой рот, стражник стоял до тех пор, пока Седой не извернулся в прыжке, словно дикая пантера, легко коснувшись острием деревяшки его горла. Толстяк испуганно взревел, тут же поставил плошки с едой на пол и стремительно покинул обитель странного и ужасающего постояльца. Стражник, запиравший за ним дверь, рассмеялся и неожиданно подмигнул Сергею.

– Через два дня, – тихо прошептал он и захлопнул железную дверь.

Два дня… Маловато, но ничего не поделаешь… Сергей утроил усилия, пытаясь довести свои движения до совершенства. Пообедав, он снова взялся за меч и не прерывался до глубокой ночи, орудуя деревяшкой в кромешной тьме. Когда его начало пошатывать, Седой доел остатки мяса и вареных овощей и повалился спать. Еще полтора дня изматывающих тренировок наконец-то сделали свое дело – Решетов почувствовал себя готовым к бою хоть с самим дьяволом. Вечер и ночь он посвятил отдыху и моральной подготовке к предстоящему бою.

Поутру Сергей вновь тщательно размялся – ноющие от перегрузок мышцы перестали болеть и пришли в тонус. Забряцал дверной замок, и в камеру бочком осторожно просунулся тюремщик. Седой жизнерадостно улыбнулся и принял из его рук поднос с едой. Легко позавтракав, он немного поупражнялся с мечом и в ожидании боя прилег передохнуть. Ближе к полудню двое стражников, надев на Решетова кандалы, вывели его из камеры и проводили к закрытой повозке, запряженной парой кайсанов. Воины пристегнули браслеты новоиспеченного гладиатора к замкам внутри тесного фургона и заперли дверь.

«М-да, возможность побега отменяется», – мрачно подумал Сергей в тот момент, когда повозка тронулась с места. Ехать пришлось совсем недолго – он помнил, что арена располагалась недалеко от дворца. Еще на подъезде к месту первых в истории Тирантома гладиаторских боев Решетов услышал гул большого скопления людей. Стук копыт кайсанов стал отдаваться эхом, из чего он заключил, что повозка въезжает на окруженную толстыми стенами арену через арочный пролет. Кайсаны встали, дверь фургона отворилась, и те же стражники втащили узника в широкий коридор, располагавшийся в стене арены. Через пару минут они втолкнули Сергея в узкую комнату с решетчатым окном и сняли кандалы.

– Готовься, сомбарец, твой поединок будет первым. Ты выйдешь на арену сразу после обращения великого лорета к народу.

Дверь с противным лязгом захлопнулась, и Седой, заметивший, что окно выходит прямо на арену, за которой поднимались ряды для зрителей, жадно припал к толстой решетке. Как он и предполагал, среди пришедших яблоку негде было упасть – трибуны в буквальном смысле забиты народом. Напротив окна камеры располагалась просторная, огороженная от остальных зрителей стеной и рядами стражи, роскошная ложа, располагавшаяся на самом верху стены. Под ней, также отдельно от общих рядов, стояли устланные роскошными тканями диваны, на которых расположились зрители высшего сословия Тирана – разодетые, в отличие от простого народа и ремесленников, в богатые одежды. Зрительские ряды были ограждены от арены высокими толстыми решетками – по всей видимости, установленными совсем недавно, поскольку ранее Решетов их не замечал. Люди оживленно переговаривались, горячо обсуждая предстоящее мероприятие, и Сергей, как непосредственный его участник, почувствовал сначала отчуждение, а потом злость, клокотавшую в его груди, по отношению к этому сброду различных мастей, собравшемуся посмотреть, как люди будут убивать друг друга. И это быдло еще будет решать и скандировать – кому жить, а кому умереть. Тьфу!

«Ты же сам все это придумал – полюбуйся на дело рук своих!» – эта мрачная мысль терзала сознание Решетова. Подобное деяние можно было оправдать только желанием выжить и увидеть Милану. К тому же его потенциальные противники тоже сами избрали подобную участь.

В этот момент трибуны взревели, и Сергей мгновенно перевел взгляд на ложу лорета. Блистая камнями короны, высоко подняв руки, лорет Тавр, вошедший в ложу в сопровождении брата и трех женщин, приветствовал свой народ. Окинув взглядом спутников Тавра, Седой убедился в том, что принц действительно пребывает не в лучшем расположении духа – лицо его покраснело от едва сдерживаемой ярости. «Выродок, как ты возрадуешься, если сегодня мне выпустят кишки! – усмехнулся про себя Решетов. – Но я, назло тебе, постараюсь прожить как можно дольше!»

Что касается женщин, то одна из них – величественная, уверенная в себе красавица – вела себя так, будто очень близка с лоретом, из чего Седой сделал заключение, что перед ним жена Тавра. Две юные особы, схожие лицами, но в остальном совершенно разные, – вероятно, дочери великого лорета. Одна из них – симпатичная блондинка, всем своим обликом олицетворявшая целомудрие и невинность, была точной копией матери, за исключением разве что фигуры – юные соблазнительные формы прикрывала легкая белая туника. Вторая дочь явно пошла в отца – прекрасная брюнетка в алом с золотом коротком платье держалась высокомерно и уверенно. Гордо приподняв подбородок, она свысока оглядела ревущую толпу и грациозно опустилась в кресло. Когда царственные родичи расселись по своим местам, Тавр поднял руку, и гул толпы тут же смолк.

– Приветствую вас, жители Тирана и гости нашего города! – раскатисто пробасил великий лорет. – Сегодня начинается великая эпоха – эпоха боев на арене. Приговоренные к смерти преступники, которые предпочли смерть в бою казни, будут развлекать нас зрелищными и кровавыми поединками. – Тавр широко улыбнулся. – Хоть какая-то польза от законченной мрази. – По рядам зрителей прокатилась волна одобрительного хохота.

Дождавшись тишины, Тавр продолжил:

– Смертникам будет предоставлен выбор оружия, в руках с которым они либо погибнут, либо продолжат свое существование в роли «смертобоев» – именно так я решил назвать их. Также я предоставляю возможность любому из рабов стать смертобоем, и, возможно, некоторые из них, став великими героями кровавой арены, смогут таким образом обрести свободу. Каждый из присутствующих может принять участие в решении судьбы поверженных смертобоев. – Тавр проинструктировал собравшихся относительно жестов большим пальцем. – Я же, исходя из ваших пожеланий и руководствуясь собственным мнением, буду принимать окончательное решение!

Люди, воодушевленные тем, что в их руках может оказаться чья-то жизнь, взревели от восторга.

«Какие же все мы убогие создания! Вернее, большинство из нас, – с грустью подумал Седой. – Дай возможность забитому, жалкому человечишке, всю жизнь покорно терпевшему унижения, вершить человеческие судьбы – и он затмит жестокостью славу самого царя Ирода!»

В этот момент дверь камеры открылась. Три здоровенных воина нацелились в Седого остриями копий из дверного проема.

– Смертобой, выходи!

Сергей тяжело вздохнул и неторопливо покинул стены камеры. Сопровождаемый стражниками, он был отконвоирован ко входу на арену, закрытому громоздкой подъемной решеткой. Боец в золоченых доспехах, по всей видимости старший караульный, вручил Сергею предмет, обернутый тканью.

– Милость, оказанная тебе великим лоретом! – важно прокомментировал он это подношение и в мгновение ока скрылся за копьями стражников, бдительно отслеживающих каждое движение смертобоя.

Седой с интересом развернул сверток и помянул добрым словом Тавра: он держал в руках свой меч, тот самый – подаренный Мэйти. Действительно – сюрприз! Решетов нацепил на себя ремни ножен и повернулся к арене. В этот момент тяжелая решетка со скрипом поднялась, и Сергей, теснимый остриями копий, был вытолкнут на горячий песок арены. К этому моменту Тавр уже восседал в кресле, а его место у борта ложи занял высокий худой человек в красных как кровь одеждах. В костлявых ладонях он держал толстый свиток, который развернул, увидев Решетова. Звонким голосом, перекрывшим возбужденный гул трибун, он с пафосом произнес:

– У северных ворот арены – дикий сомбарец, пытавшийся совершить покушение на вашего принца – Сетуса. Лишь благодаря стараниям нашего союзника, лорета Байтраны, это страшное злодеяние было предотвращено! – В этот момент в ложе появился сам Мэйти, приветствующий жителей Тирана поднятием рук.

По рядам прокатился довольно слабый ропот. И непонятно было, то ли народ осуждает сомбарца, то ли – лорета Байтраны. Сергей ехидно усмехнулся и посмотрел на взбешенного принца, побагровевшего от ярости. Вероятно, он ожидал более бурной реакции на слова «спортивного комментатора». Заметив нервозность Сетуса, глашатай поспешно продолжил:

– В этом первом бою, ввиду чрезвычайной тяжести злодеяния, совершенного сомбарцем, великий лорет Тавр решил отклониться от принятых им правил. Вместо поединка «один на один» против сомбарца будут выставлены сразу шестеро преступников. И голосования здесь не будет – все бьются насмерть! Славьте вашего лорета за великое и кровавое зрелище!

– Это убийство, а не бой! – раздался высокий юношеский голос, громко прозвучавший в воцарившейся гробовой тишине.

Не обращая внимания на выкрик, худой верзила, уткнувшись в свиток, заорал, пытаясь перекрыть нарастающий после слов подростка недовольный гул толпы:

– У южных ворот арены шестеро противников дикого сомбарца. Симто – негодяй из «гнилого» квартала, насиловавший и убивавший после этого девушек из добропорядочных домов! – Из ворот, расположенных напротив Седого, по одному начали появляться приговоренные к смерти. – Тортун – бывший стражник великого лорета, убивший в ссоре своего собрата по оружию! Кортис – пьяница, зарезавший собственную мать ради ничтожной суммы. Коллиро – предатель, разглашавший государственные секреты. Нартино – ночной вор и грабитель. Солласто – перебежчик на сторону противника в битве у Кайских гор.

Внимание толпы, перенесшееся к южным воротам, дало возможность принцу взять себя в руки. Он согнал негодование с лица и гордо задрал кривой нос. Тавр непринужденно развалился в кресле, не выказывая никаких эмоций, лишь в глубине его роскошной бороды блуждала горькая усмешка. В выходивших из южных ворот смертобоев летели с трибун тухлая рыба и фруктовые объедки.

Сергей внимательно рассматривал противников. Да, нужно отдать должное уму Тавра: отребье, стоявшее на противоположной стороне арены, выглядело устрашающе благодаря лицам, не отягощенным интеллектом, тяжелым мечам, копьям и цепям с небольшими шипастыми гирьками из стали. Тем не менее эта банда не отличалась, на взгляд Седого, особыми воинскими достоинствами. Тавр одним выстрелом решил убить двух зайцев – подыграть самолюбию своего братца, спустив на Решетова сразу шестерых бешеных псов; а с другой стороны – дать какой-никакой шанс Сергею, если тот окажется хорошим бойцом.

– Да начнется кровавая битва! – зловеще выкрикнул глашатай и отошел в сторону, дабы не мешать царственной семье наслаждаться зрелищем.

Шестерка отъявленных негодяев шеренгой двинулась на одиноко стоявшего сомбарца. На лицах смертников читалась незыблемая уверенность в своей победе – как же, с таким численным преимуществом, да при том, что каждый из них считал себя великим воином. Сергей вздохнул, вытащил из-за спины меч и легко побежал навстречу противникам. Те, казалось, были озадачены поведением жертвы и в замешательстве сбавили ход, держа наготове оружие. Трое были с мечами, вор Нартино – с двумя кривыми кинжалами. Коллиро держал в тощих руках длинное копье и сеть. Насильник Симто со злорадной ухмылкой помахивал двумя цепями, на концах которых болтались устрашающие шары с шипами. На трибунах воцарилась мертвая тишина – затаив дыхание, толпа следила за неожиданным началом поединка. С мрачной улыбкой Решетов бежал навстречу изумленным его отвагой преступникам, постепенно ускоряясь в движении. Когда до сближения оставались считаные метры, нервы предателя Коллиро, стоявшего крайним справа, не выдержали. Опустив острие копья, он присел и метнул сеть в сторону Седого. Заметив этот маневр, Сергей мгновенно сформировал план действий и резко метнулся вправо. Он легко пронесся над брошенной под ноги сетью и опущенным копьем и, приземлившись, одним ударом меча перерубил древко копья, а другим – снес голову Коллиро. Теперь противники стояли перед ним не шеренгой, а в ряд по одному, чем Седой не замедлил воспользоваться – он легко парировал удар Солласто, бросившегося на него с мечом, и крест-накрест располосовал ему живот. Взвыв и упав на колени, дезертир в ужасе пытался собрать с песка свои вывалившиеся кишки и затолкать их обратно в разорванное чрево. Когда Решетов перепрыгнул через умирающего, остальные противники уже успели перестроиться, но пьяница, убийца матери, слегка замешкался – тяжелый меч был явно не для его руки. Через секунду он опустился на колени – после удара, нанесенного сомбарцем, у него начисто отсутствовала верхняя часть черепа. Непонимающе вращая глазами, Кортис ощупал свою голову и умер с пальцами, погруженными в остатки мозга. У троих оставшихся явно не хватило ума действовать слаженно. Грязно ругаясь и размахивая кинжалами, подгоняемый вперед больше ужасом перед противником, нежели отвагой, вор бросился на Сергея. Через мгновение он ощутил себя насаженным на меч противника по самый эфес. Пока Седой возился с застрявшим в теле клинком, бывший стражник сумел полоснуть острием меча по левому плечу Решетова, прорубив его до кости, но не нанеся критического урона. Уклонившись от летевшего в него стального шара, Сергей взревел и, выдернув меч из туловища вора, градом яростных ударов обрушился на ранившего его Тортуна. Тот не ожидал такого напора и уже через секунду опустился на колени, схватившись руками за перерубленную ключицу. Решетов мгновенно обернулся к насильнику, ловко орудовавшему за его спиной своими смертоносными цепями. Трибуны к тому времени буквально ревели от восторга.

– Тигура сомбарус!!! – скандировали осатаневшие от кровавой бойни зрители.

«Вот я и получил новую „погремуху“», – усмехнулся про себя «Дикий сомбарец», не обращая внимания на кровь, хлеставшую из раны на его плече.

Симто, крутя шипастыми шарами на цепях, начал было теснить Сергея, но удивленно охнул, когда сверкающий меч, изрыгнув сноп искр, перерубил одну из них.

– Байтранская сталь! – подмигнул Седой ошарашенному противнику и срубил второй шар, летящий в его грудь. – Остатки повесишь себе на шею.

Симто с жалостью посмотрел на обрубки цепей, с ужасом – на сомбарца и бросился бежать. Решетов подобрал в песке гладкий увесистый камень и, прицелившись, метнул его в обуянного страхом насильника. Просвистев, тот ударил бегущего прямо в темя – Симто, словно подкошенный, свалился в песок. Седой неспешно подошел к нему, приподнял за волосы и взглянул в мутные глаза:

– Любишь маленьких девочек, тварь?

– Пощади! – простонал подонок.

– Смерть! Смерть!! Смерть!!! – неслось с трибун.

Седой взглянул на ложу лорета. Позеленевший от ярости Сетус тут же отвел от смертобоя взгляд, а Тавр, поднявшись с кресла и тщательно скрывая торжество, вытянул вперед руку с опущенным вниз большим пальцем. Решетов кивнул, и голова насильника покатилась по арене, а обезглавленное тело, брызжущее кровью, свалилось на песок.

– Сом-ба-рус! Сом-ба-рус! Тигура сомбарус! – неслось со всех сторон.

Внезапно Сергей поднял руку с окровавленным мечом и заорал во все горло:

– Се-дой! Се-дой!! Се-дой!!!

– СЕ-ДОЙ!!! – подхватили трибуны. – СЕ-ДОЙ!!!

Решетов повернулся, прощаясь с публикой, и, чувствуя себя вторым Спартаком, устало побрел к гостеприимно поднятой решетке ворот, по пути прикончив истекавшего кровью Тортуна…


Любимец кровожадной публики молча сидел на убогой деревянной скамье, глядя в одну точку и не обращая никакого внимания на действия «штатного» лекаря, выделенного Тавром для «латания смертобоев» – тот, смочив широкую рану на спине Сергея крепким вином, старательно накладывал швы…

…За последние полгода Сергей осунулся и похудел, мышцы стали сухими и твердыми, как сталь. В глазах самого почитаемого воина арены отчетливо читалась невыразимая тоска и усталость, но за этими чувствами, словно за каменной стеной, таилась бездна, зияющая темной, пугающей пустотой и безразличием к окружающему миру и к самому себе. Лишь выходя на арену, Седой на какое-то время преображался, и в эти роковые моменты ярость, накопившаяся в нем, находила выход, оставляя на песке арены очередные обезображенные трупы. Если раньше, на далекой Земле, Сергей оценивал результаты своей деятельности, за редким исключением, через оптику винтовки, то здесь реки крови, словно тихие воды Стикса, уносили в неведомые дали все человеческое, что было в нем.

Лишь поначалу он испытывал угрызения совести, лишая жизни соперников на потеху ликующей толпе. Тогда Решетов искал оправдания самому себе, списывая убийства на желание выжить и вновь увидеть Милану. Теперь же вид очередного обезглавленного преступника не вызывал у него абсолютно никаких чувств – лишь глубокая ненависть к публике сквозила в его взгляде, когда, высоко подняв свой верный окровавленный меч, он стоял посреди арены под оглушающие крики осатаневших трибун. Но вскоре и эти эмоции покинули взор смертобоя, сравняв его с пугающим взглядом самой Смерти. По сути, Решетов превратился в палача, и эта отвратительная мысль уже отнюдь не тревожила его.

Тавр, окрыленный оглушительным успехом первых боев, стал устраивать регулярные поединки через каждые девять дней – каждый десятый считался в Тиране выходным. Толпы людей буквально забивали зрительские ряды живой, орущей и изрыгающей волны запаха пота, перегара и ненависти массой. Доход от смертельных боев превзошел самые смелые ожидания лорета Тавра – поэтому к смерти приговаривалось большинство преступивших закон, и недостатка в живом материале для наживы корона при этом не испытывала. Помимо преступников, на арену потянулись рабы, соблазненные призрачным светом свободы, маячащим в необозримом будущем. Как правило, люди, попадающие на арену, не имели воинской подготовки, поэтому Тавр, заботящийся о зрелищности своего «детища», организовал нечто вроде «курсов смертобоев» – новички какое-то время обучались владению тем или иным оружием у опытных солдат-наставников. Новоявленные бойцы проходили жесткую и для некоторых смертельную подготовку перед выходом на песок арены. Специально для смертобоев соорудили некое подобие воинского лагеря – с площадкой для тренировок и бараками с клетками, где жили смертники. Лагерь был окружен сотней вооруженной до зубов охраны. Клетки стояли в два ряда, примыкая одна к другой. В бараках постоянно раздавалась грубая брань и взаимные угрозы – этот звуковой фон поначалу бесил Сергея, но вскоре он привык и к нему. Все лучше, чем в «одиночке», в глухом подвале. Ни в бараке, ни на тренировках Решетов предпочитал не общаться с собратьями по несчастью – кто знает, быть может, вскоре придется убить человека, к которому невольно испытаешь долю симпатии.

По большей части Сергей легко и стремительно одерживал очередную победу в поединке. За время жизни в ипостаси бойца-смертника он отточил навыки владения мечом до совершенства, поэтому Тавр зачастую ставил против него сразу нескольких противников, и тогда Седому приходилось нелегко. К этому моменту многие из погибших от руки Сергея сумели оставить на его теле памятные шрамы. Но, в каких бы сложных условиях ни приходилось вести битву, «дикий сомбарец Седой» неизменно выходил победителем, оставляя на песке тела поверженных смертобоев и унося с собой очередные кровоточащие раны.

Несомненно, Сетус, уже уставший ждать гибели заклятого врага, увещевал царственного брата ужесточить поединки в отношении Седого. Это Сергей понял после очередной победы над тремя смертниками. Не успел он, под неистовствующие крики толпы, покинуть место кровавой бойни, как приподнятая решетка выпустила на арену трех воинов из числа личной стражи принца в тяжелых доспехах, а глашатай истерично заорал:

– Славьте великого лорета! В знак восхищения он разрешил сразиться с непобедимым сомбарцем трем выдающимся воинам, изъявившим желание вступить в битву с Седым!

Ликующая толпа взревела, скандируя имена Тавра и Седого, причем последнего – в гораздо большей степени, что не укрылось от ранимого слуха лорета. Он грозно сдвинул брови и с оттенком злобы взглянул на окровавленного сомбарца. Воины и в самом деле оказались выдающимися – Сергей едва успевал парировать удары тяжелых мечей, обрушившиеся на него. Получив несколько незначительных повреждений, Решетов понял, что выстоять против троих бойцов, державших в руках меч большую часть своей жизни, он не сможет. Нужно было чем-то озадачить противников. Через несколько секунд Седой это сделал – увернувшись от очередного замаха меча, он высоко подпрыгнул и с разворота заехал одному из нападавших жесткой подошвой сапога в челюсть. Сила удара была такова, что шейные позвонки бойца хрустнули, и он замертво свалился в песок. Седой же, умело совместив несколько видов рукопашного боя и навыки владения мечом, обрушился на оставшихся стражников. Потрясенные внезапной сменой тактики сомбарца, опытные бойцы растеряли весь боевой запал. Подсечки, коварные удары рук и ног в болевые точки тел, «пьяный стиль», обманные выпады и невероятные прыжки слились с движением клинка, плетущего в окружающем пространстве стальную сверкающую паутину. Теперь сталь лишь парировала удары грозных противников, а кулаки и стопы Седого наносили сокрушительные удары. Через несколько мгновений бой был окончен – оба воина в глубоком нокауте валялись на песке. Седой перевел дух и, шатаясь, подошел к одному из них. Пошевелив безвольно обмякшее тело ногой, он занес меч и вопросительно взглянул на трибуны…

– Смерть! Смерть!!! – истерично возопили люди, потрясенные произошедшим.

Сергей посмотрел в сторону царственной ложи – Тавр, недовольно покосившись на обезумевшего от злости братца, тяжело поднялся с кресла и неохотно вытянул вперед руку с поднятым вверх большим пальцем.

– Великий лорет милостиво оставляет жизнь поверженным воинам! – поспешно и с пафосом воскликнул глашатай.

Толпа на миг затихла, но уже через секунду взревела, подобно урагану:

– Смерть! Нечестно! Смерть!!! Тавр Справедливый, смерть!

Тавр негодующим взглядом обвел беснующийся народ и… неожиданно широко улыбнулся, а его палец медленно опустился…

Седой усмехнулся и двумя ударами в сердце прикончил противников.

…После этого боя лорет уже не рисковал выставлять против него своих воинов, но, видимо, негодование Сетуса не знало никаких пределов…

Однажды, выйдя на арену и, как бывало уже не раз, выслушав визгливую речь человека в красном о себе, Сергей с недоумением воспринял невероятное заявление:

– Ввиду того, что на данный момент достойных противников для сомбарца нет, Великий лорет распорядился выпустить против него пятерых азаро!

На этот раз толпа не искупала лорета в овациях и ни единый крик не сорвался с губ присутствующих. Под мрачное молчание толпы решетка на противоположной стороне приподнялась, и на арену выскочила пятерка подвывающих и брызжущих слюной адских псов. Завидев жертву, стая устремилась к замершему от неожиданности Решетову. Первого, самого крупного, Седой встретил ударом меча снизу – собака с разрезанной пополам передней частью морды взвыла, метнулась в сторону и принялась кататься по песку.

– Седой! Седой!!! – раздались крики вновь воодушевленных людей.

Другой азаро впился в его ногу своими стальными челюстями, а третий повис на левой руке. Заскрипев зубами от боли, Сергей разрубил вцепившегося в ногу пса пополам, левой рукой пытаясь при этом сбросить другую тварь. Люди закричали от ужаса, увидев, что передняя часть дикой собаки и не подумала отцепиться от ноги их любимца. Безобразная половина туловища так и не разжала челюсти, даже когда испустила дух от потери крови. В этот момент четвертый монстр прыгнул на спину Решетова и полоснул по ней своими длинными клыками. Сергей взревел и, подпрыгнув, упал на спину, подмяв пса под себя. Он почувствовал, как хрустнул под ним хребет азаро, и, воодушевившись, наконец-то сумел стряхнуть с левой руки пса-вампира. Затем он мгновенно вскочил на ноги и начисто снес твари голову. Последний азаро осторожно повел носом в сторону поверженного собрата и, глухо рыча, начал по кругу ходить вокруг Седого, который между тем прикончил пса с переломанным позвоночником, корчащегося у его ног. Оставшийся пес не спешил нападать – он методично прохаживался рядом, отскакивая в сторону всякий раз, когда Решетов пытался атаковать. Сергей тяжело дышал, чувствуя, как кровь покидает его тело сквозь рваные раны на всем теле. Голова закружилась, и трибуны поплыли перед глазами… Больше всего ему сейчас хотелось сесть на песок и закрыть глаза, но мысль о последнем монстре, скалящемся в непосредственной близости, продолжала держать его на ногах…

– Се-дооой! – молитвенно взвыла публика.

Шатаясь словно пьяный, Сергей двинулся в сторону пса и замахнулся мечом, но тварь легко ушла от удара, отпрыгнув на пару метров. Казалось, зверь обладал умом и выжидал, изматывая свою добычу. Наконец колени Седого подогнулись, и, заливая кровью песок, он неловко уселся на него, все еще держа наготове меч в слабеющих руках. Свинцовые веки упорно закрывались… Пес осмелел и бросился на Сергея, пальцы которого невольно разжались, роняя меч…

Словно во сне Сергей увидел, как череп собаки насквозь пробил арбалетный болт… Повернувшись в сторону вероятного сектора обстрела, Решетов на миг увидел среди людей мелькнувшее лицо Керта, которое тут же скрылось в толпе. Или это ему лишь привиделось?

– Кто посмел прервать бой? – вне себя от злости, заорал взбешенный Сетус, вцепившись руками в ограждение ложи.

Ответом ему послужила звенящая тишина. Седой, не в силах подняться на ноги, оторвал мертвую половину пса от своей ноги и пополз в сторону решетки, за которой уловил сочувствующие взгляды стражников.

– Се-дой! Седой!!! – орала публика, поддерживая своего любимца.

Тавр, появившийся возле Сетуса, мгновенно взял ситуацию в свои руки.

– И в этом страшном бою непобедимый сомбарец одержал победу! Слава великому воину!!!

– Слава! Слава!!! – эхом отозвалась толпа. – Тавр справедлив! Слава Седому!!!

Сергей дополз до решетки, где его подхватили заботливые руки стражников…

Толком не успев залечить многочисленные раны, Седой вновь был выведен на арену, где его противником стал непонятно кем изловленный и непонятно как доставленный в Тиран квахо. Но Сергею, уже знакомому с повадками кенгуру-вурдалака, этот бой не доставил особых хлопот – через минуту тварь с пронзенным горлом замертво свалилась на арену. Этот бой окончательно закрепил за Седым статус непобедимого бойца кровавой арены. Выдернув из квахо меч, Решетов тяжело направился к воротам, чувствуя, как жар разжигает его тело. Рана на спине до сих пор не зажила и, по всей видимости, загноилась. Сергея доставили в его клетку, где он благополучно потерял сознание…


– …Ну, вот и все! – довольно произнес лекарь, отрезая конец нити. – Рана больше не вызывает опасений, так что вскоре ты поправишься.

Седой никак не отреагировал на слова врачевателя – глаза его по-прежнему смотрели в одну точку. Лекарь пожал плечами, чуть обиженно посмотрел на неблагодарного пациента и, собрав свою «аптечку», покинул клетку смертобоя.

«Что же дальше, Сережа? – уже в который раз спрашивал себя Решетов. – Так и будешь убивать людей и зверей, пока не сдохнешь сам? „А куда я денусь с подводной лодки?“».

Сергей уже не раз вынашивал планы побега, но все они разбивались о жестокую реальность – побег был невозможен. Вне стен клетки и арены он передвигался исключительно в тяжелых кандалах, сопровождаемый десятком стражников. Лагерь набит охраной так, что в глазах рябит от доспехов, едва выйдешь на площадку для прогулок и тренировок. Попытка побега – неизбежная смерть – такова формула его нынешнего существования.

Какое-то время Решетова вообще не привлекали к выходу на арену – то ли Тавр давал ему возможность зализать раны, то ли не находилось достойных противников для Дикого сомбарца. Изредка перебрасываясь со смертобоями короткими фразами, Сергей видел в их глазах страх – каждый из них мог стать его противником в следующем бою. Контингент смертобоев регулярно менялся – таких долгожителей, как Седой, в числе преступников и бывших рабов не было, так что соседи по клеткам сменялись практически каждые десять дней.

Однажды в помещение барака стражники ввели поистине впечатляющего смертобоя – около двух с половиной метров роста, здоровенного, словно буйвол, который злорадно рассматривал потенциальных противников, томящихся в клетках. В черных глазах новичка читались презрение и высокомерие по отношению к собратьям по оружию. Стражники подвели гиганта к двери в соседнюю клетку, которая пустовала уже с неделю, и втолкнули нового соседа в ее недра. Великан, картинно поигрывая мускулами, размял затекшие после кандалов руки и, недовольно обведя взглядом пространство своего нового жилища, грязно выругался. Потом он с неприязнью посмотрел на Решетова, полулежавшего на своей скамье, и развязно произнес:

– Я – Торн!

Седой ответил ему равнодушным взглядом и неохотно представился:

– Седой.

Торн оглядел его изумленным взглядом и неожиданно расхохотался.

– Так ты и есть тот хваленый Дикий сомбарец?! Как там тебя – Седой? Признаться, я ожидал увидеть более впечатляющее зрелище.

Сергей никак не отреагировал на это заявление, мгновенно потеряв к соседу всяческий интерес. Он улегся на скамью и прикрыл глаза, пытаясь погасить раздражение, – он уже давно поправился и жаждал выхода на арену. Валяться здесь круглые сутки стало невыносимым – бой хоть на какое-то короткое время помогал справиться с тоской от безвыходности положения.

– Боги Зетро! – не унимался новичок. – Я убью его в мгновение ока, доведись мне выйти против него на арене!

Решетов, все еще не открывая глаз, вздохнул – сколько их, таких вот торнов, побывало в соседней клетке… Рабы, преступники, дезертиры – все они пытались завоевать себе авторитет, наивной похвальбой обрушиваясь на известного и почитаемого публикой смертобоя. И сколько их доживало лишь до следующих боев. Пройдя обучение в лагере будущих бойцов, каждый из них мнил себя будущей звездой арены. Лавры, почитание, восторг зрителей, и как результат всего этого – свобода. Именно таким рисовали себе будущее свежеиспеченные воины арены, которые, избежав на время неминуемой гибели, уже чувствовали себя избранниками судьбы, поймавшими за хвост удачу. Но Торн не производил впечатления наивного раба, рвущегося к свободе. Мощь, уверенные плавные движения, множество шрамов, украшавших торс этого человека, – все это выдавало искушенного в боях воина. Вероятнее всего – вольный наемник, нарушивший условия контракта.

Сосед между тем, прижавшись лицом к решетке, так, чтобы не слышали остальные, зловеще прошептал:

– Я убью тебя, сомбарец, и сразу выйду на свободу… Именно это пообещали мне…

Вот та́к вот! На него уже сделали «заказ»… Седой приоткрыл глаза и негромко ответил:

– Твои покровители, пообещавшие тебе свободу, выбрали довольно тупое орудие для воплощения своих замыслов. Какой дурак рассказывает о такой договоренности во всеуслышание?

Торн что-то недовольно пробурчал себе под нос и улегся спать. Мысли Сергея мгновенно устремились к далекому дому Витаро. Как там Милана? Знает ли она о том, что ее гетаро все еще жив? Не обманул ли его Тавр, сообщив о том, что все их договоренности в силе? Ответы на эти вопросы он узнает, лишь выбравшись отсюда. В течение нескольких часов Сергей вновь прокручивал в голове возможные варианты побега и после бесплодных мозговых усилий опять пришел к выводу, что все они неисполнимы. Остается лишь терпеливо ждать… Чего? Смерти или… благополучного стечения обстоятельств…

На следующий день стражники по одному вывели смертобоев на площадку для прогулки и тренировки. Сергей, чтобы не терять форму, тщательно размялся и, отойдя в угол, прикрыл глаза и начал бой с воображаемым противником. Закончив, он заметил пристальный взгляд Торна, который наблюдал за его тренировкой. Встретив его взгляд, новичок поднял свой деревянный меч и направился в сторону Седого.

– Разомнемся, сосед? – с неприязнью спросил он.

Седой хмуро кивнул и принял боевую стойку. Торн воровато огляделся по сторонам перед учебным поединком, и это весьма насторожило Седого. Деревянные мечи с глухим стуком сошлись, а их владельцы закружились в стремительном хороводе. Нужно отдать должное великану – бился он весьма и весьма неплохо, обрушив град мощнейших ударов на своего противника. Сергей методично, не раскрываясь в полную силу, отражал атаки гиганта, изредка сам делая выпады в его сторону. Торн вновь настороженно оглянулся в момент короткой паузы. Сергей проследил за его взглядом и заметил, что стражники на стене, уверенные в том, что смертобои никуда не денутся из каменного мешка, в котором они прогуливались, оживленно обсуждали что-то, размахивая руками. Что бы ни задумал противник – момент явно удачный. И действительно – рука великана неуловимым движением извлекла из голенища сапога длинный кинжал. Злорадно улыбнувшись, он нанес отвлекающий удар деревянным мечом, при этом пытаясь достать Сергея стальным лезвием в левой руке. Седой стремительно перехватил его удар и, заломив противнику руку, ударил его рукоятью деревянного меча в висок. Огромное тело безвольно обмякло и рухнуло на пыльную площадку. Вокруг головы поверженного Торна расплылось большое кровавое пятно…

Через час в клетку Седого вошли стражники, надели на него кандалы и отвели в уже знакомую повозку. Везли совсем недолго, вскоре Решетова вытолкнули из повозки на задних дворах королевского дворца. Под конвоем, ощетинившимся копьями, его вновь повели подземными коридорами, на этот раз не так глубоко. Наконец они оказались в небольшом, тускло освещенном помещении, где стояли четыре пустые клетки. Стражники сняли с Седого кандалы и втолкнули в одну из них. Когда шаги воинов затихли в гулком коридоре, Сергей улегся на солому и впал в размышления.

Несомненно, Торн был нанят Сетусом. Вполне возможно, что он вообще не был преступником, а использовался в качестве подсадной утки, единственной целью которой было убийство Седого. Господи, кто-нибудь когда-нибудь прибьет эту бешеную собаку королевской крови за ее злодеяния? Нужно бежать…

И тут Сергея словно током ударило… И почему раньше эта мысль не приходила ему в голову?! Его побег мгновенно аннулирует все договоренности с Тавром, и семейство Отра вновь окажется в опале. Выйти отсюда можно только легальным способом. Но как?!!

Его размышления прервали шаги, отдававшиеся гулким эхом в сводчатом коридоре. В сопровождении стражи к нему пожаловал сам лорет Тавр, сопровождаемый братом. Один из стражников, державший факел, высокомерно произнес:

– Встать, смертобой! Великий лорет и его брат пришли задать тебе несколько вопросов перед тем, как тебя казнят!

Седой молча поднялся на ноги и взглянул на правителя Тирантома – глаза лорета метали молнии. Нахмурившись, Тавр грозно произнес:

– Я считал, сомбарец, что мы с тобой обо всем договорились. То, что ты совершил сегодня, называется убийством – ты лишил жизни будущего смертобоя, который мог принести казне немалую прибыль. Я готов выслушать тебя, и если доводы, приведенные тобой, не окажутся достаточно вескими, ты будешь немедленно казнен. Я жду объяснений!

Седой тяжело вздохнул и вкратце объяснил лорету то, что произошло в лагере смертобов.

– Ты говоришь – у него был кинжал? – грозно вопросил лорет и обернулся к начальнику стражи лагеря, стоявшему за его спиной. – Как получилось, что у смертобоя вне арены оказалось в руках оружие?!

Тот лишь виновато пожал плечами, не зная, что ответить, но тут вмешался Сетус:

– Брат, коварство этого сомбарца не имеет границ. Наверняка он сам раздобыл где-то кинжал и подбросил его новичку, чтобы опорочить его в твоих глазах. Позволь мне положить конец его существованию, являющемуся прямой угрозой для короны.

Тавр вопросительно взглянул на Сергея:

– Что ты можешь ответить на это, убийца?

– То, что я всего лишь защищал свою жизнь, – спокойно ответил Седой. – Я никогда не знал этого человека, и у меня не было никакой нужды убивать его. Что касается кинжала, то опросите свидетелей – за нашим поединком наблюдало не менее десяти человек. Боюсь, что забыл упомянуть одну важную деталь: едва появившись в бараке, Торн заявил, что за мою смерть ему кем-то обещана свобода. Думаю, что среди смертобоев найдутся те, чьи уши слышали и эти слова. И я тут на досуге поразмышлял – кому, имеющему власть отпускать смертников на свободу, понадобилась смерть Дикого сомбарца? – Сергей пристально посмотрел в глаза лорета.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что это я подослал к тебе убийцу?! – вскипел Тавр.

– Нет, лорет, зачем это тебе? Ты можешь казнить меня в любой момент вполне официально. Поэтому я прошу: поручи тщательно разобраться в этом деле твоим (Сергей намеренно сделал ударение на этом слове) людям, поднаторевшим в расследовании подобных ситуаций. Хотя… Тавр, положа руку на сердце, и я и ты – оба мы знаем, кто именно стоит за случившимся сегодня.

Великий лорет едва заметно смутился, бросил короткий косой взгляд на брата и ответил:

– Мои люди обязательно разберутся в произошедшем. Во избежание подобных инцидентов ты отныне будешь содержаться здесь. – Тавр усмехнулся. – Я не хочу, чтобы бойца, приносящего мне такую прибыль, нечаянно или намеренно кто-то убил.

– Лорет, – взглянул Сергей в глаза властителя, – могу я задать тебе вопрос наедине?

Тавр оглянулся на сопровождавших его, и те вереницей устремились к выходу. Лорет проводил их взглядом и повернулся к Решетову:

– Что у тебя?

– Тавр, могу я попросить тебя… – на мгновение Седой замялся и почти умоляюще взглянул на лорета, – …узнать что-нибудь о доме Легаты Отра?

Взгляд лорета на один неуловимый миг смягчился, и он добродушно ответил:

– Один из моих подданных, возвращаясь недавно из Байтраны, останавливался в доме Отра. Старик почти поправился и сам приветствовал его на крыльце. Правда, внешность его после известных тебе событий оставляет желать лучшего, но выглядит он молодцом – подтянут и энергичен. Кстати, и он, и его дочь выспрашивали у моего человека о тебе. Твоя невеста в положении… Они даже послали через гостя мне письмо с просьбой о твоем помиловании.

Сергей, с невольной нежной улыбкой на суровом лице, жадно вслушивался в каждое слово Тавра.

– И… что ты ответил им? – с долей надежды спросил он.

– То, что и должен был ответить, – помедлив, произнес лорет. – Что ты убийца и когда-нибудь отдашь свою жизнь на арене, искупив свои грехи перед богами Зетро. Ты же сам говорил, что я – Тавр Справедливый, так что – пожинай плоды справедливости…

– Благодарю тебя, лорет, за радостные вести… – убитым голосом ответил Решетов.

– Вижу, ты окончательно поправился! – перевел разговор в другое русло Тавр. – Не знаю пока, кого выставить против тебя – ты буквально наводишь ужас на потенциальных противников, но в скором времени я обязательно отыщу кого-нибудь.

– «Идущий на смерть приветствует тебя!» – ответил цитатой Решетов.

– Красиво! – одобрил Тавр. – Не сделать ли мне это высказывание лозунгом смертобоев?

– Я не возражаю! – буркнул Седой, и оба великих плагиатора рассмеялись – каждый своей мысли.

В течение месяца Седой провел четыре фееричных поединка, отправив к богам Зетро полтора десятка душ преступников и неразумных рабов. Толпа искренне любила его, купая в лучах славы. Но, возвращаясь в очередной раз в свою жалкую обитель, Решетов с невыразимой тоской погружался в мысли о Милане, Легате и всех домочадцах милого и ставшего родным дома Отра. Он – будущий отец! Эта мысль одновременно грела его изнутри и являлась поводом для новой, всепоглощающей скорби – ведь он наверняка даже не увидит своего ребенка, сгинув в Тиране. Он искренне радовался выздоровлению Витаро; был счастлив оттого, что родные люди продолжают помнить его и даже пытаются повлиять на его участь, пусть и безрезультатно. На данный момент он жил только воспоминаниями и довольно смутными представлениями о том, что происходит далеко от Тирана. И еще боями…


Шепот смерти

Однажды после банного дня, когда Сергей, чистый и побрившийся, предавался в одиночестве грустным мыслям о доме, в глубине коридора послышались шаги, затем звон монет и приглушенное хихиканье. Седой в изумлении смотрел на две женские фигуры в плащах с капюшонами, возникшие перед его клеткой. Судя по очертаниям, две молоденькие девушки. «Золотая молодежь», заинтригованная обликом легендарного убийцы, Дикого сомбарского зверя. Девушки перешептывались и сдавленно смеялись, разглядывая из-под капюшонов смертобоя в его нехитром быту. Седой безразлично взирал на безликую парочку и чувствовал, как в груди начинает клокотать раздражение: его, словно опасного дикого зверя в зоопарке, уже показывают за деньги!

– А ты не такой уж дикий и страшный, каким выглядишь на арене! – надменным тоном произнесла одна из нежданных визитерш.

– А ты не такая уж гордая и загадочная, как выглядишь в ложе подле отца! – Сергей почти сразу признал в девушках дочерей Тавра.

– Как ты узнал?! – с долей восхищения произнесла она и откинула капюшон, открыв красивое волевое лицо.

Вторая девушка, последовав примеру сестры, тоже робко сняла капюшон и смущенно опустила глаза.

– Это не составило особого труда, – обаятельно улыбнулся Сергей. – Осанка, телодвижения… мм… очертания форм… Как зовут вас, прелестные создания?

– Лилис, – представилась бойкая.

– Талина, – зардевшись, молвила вторая.

– И что же привело Лилис и Талину в эти мрачные катакомбы? Боюсь, что ваш отец, прознав про вашу экстремальную экскурсию, будет, мягко говоря, недоволен.

– Он не узнает! – самоуверенно произнесла Лилис. – К тому же что предосудительного в том, чтобы посмотреть на дикого зверя? С таким же успехом я могла бы любоваться клеткой с азаро.

– Не-ет, – с улыбкой протянул Седой. – Насчет твоей сестры не уверен, она, по всей видимости, лишь составила тебе компанию. Ты же явилась сюда неосознанно, повинуясь зову природы, потому что в твоем юном теле уже ярким факелом горят желания, жажда приключений и неведомые тебе пока что страсти, о которых ты читала лишь в книгах.

Густой румянец покрыл нежные щеки дерзкой принцессы.

– Ты… ты… – словно задыхаясь, прошептала она, – грязная сомбарская собака! Я и ты – да ни в жизнь!!!

Седой понял, «что попал в десятку», и подмигнул разъяренной принцессе:

– Ты так поспешно и рьяно все отрицаешь, что сразу видно: я оказался прав. И улыбка на милом и стыдливом лице твоей сестры это подтверждает. – Тон Сергея внезапно стал серьезным. – А теперь запомни, прекрасная Лилис: подобные интрижки не для благовоспитанных девиц. Ты оскорбила меня, но я не держу на тебя зла, понимая, что сам вызвал твой гнев, разглядев подоплеку происходящего. Весьма польщен тем, что меня посетили столь очаровательные дамы. А теперь, малышки, – марш к маме!

Седой улегся на солому и прикрыл глаза, давая понять, что аудиенция закончена. Тяжело дыша, Лилис схватила сестру за руку и, не произнеся больше ни звука, утащила ее наверх. «Эх, женщины…» – засыпая, подумал Сергей.

Утром Решетова разбудил лязг ключей и скрип открываемого окошка на двери – принесли завтрак. Он поднялся со скамьи и подошел к двери клетки, бросив мимолетный взгляд на «баландера» – что-то в его внешности не вязалось с окружающей обстановкой, но Седой не стал забивать этим голову, взглянул на содержимое глиняной миски и непроизвольно скривился, прошептав по-русски себе под нос:

– Гребаная баланда!

Стражник закрыл решетку, и тут Сергей вновь взглянул на разносчика пищи – тот, открыв от удивления рот, смотрел на смертника изумленными глазами… сквозь стекла очков в тонкой золотой оправе! Вот что не так – очки! Решетов замер как вкопанный, недоуменно рассматривая средних лет человека, который тоже застыл в нелепой позе, не сводя глаз с Сергея.

– Земляк? – недоверчиво и тихо спросил Седой.

Человек неуверенно улыбнулся и отчаянно закивал головой, пытаясь что-то сказать, но от волнения голосовые связки выдавали лишь что-то сдавленное и невнятное.

– Ну, чего встал?! – хмуро буркнул стражник. – Посуду потом заберешь!

Он грубо ткнул кулаком в плечо необычного разносчика, и тот понуро покатил свою тележку с бачками прочь из коридора. Раз или два человек пытался оглянуться, но стражник, шедший позади и загородивший своим телом Решетова, лишил его возможности еще раз встретиться взглядом с Сергеем.

Седого словно ледяным душем окатило – не веря собственным глазам и ушам, он некоторое время продолжал стоять у двери клетки, держа в руках тарелку с едой. Земляк, родной! Скупая слеза сбежала по загрубевшей щеке… Кто он? Как оказался здесь? Почему? Рой вопросов вскружил голову, и Сергей медленно, словно во сне, проследовал к скамье, уселся и принялся машинально есть, совершенно не чувствуя уже осточертевшего вкуса похлебки. Человек с далекой Земли… Полностью погрузившись в мир Лэйне, Сергей уже не чаял когда-либо встретить кого-то с родной планеты. Наверняка нежданный визитер прибыл сюда из ИК-777. От нетерпения у Решетова зудело все тело – скорей бы он вернулся за посудой. Чертов стражник, при нем и не пообщаться по-человечески! Седой поставил на скамейку пустую миску и принялся расхаживать из угла в угол. Мысль о том, что где-то в непосредственной близости находится человек, у которого, возможно, есть ответы на все его вопросы, не давала Сергею покоя – словно дикий зверь, он нетерпеливо кружил по своей клетке.

Наконец, по прошествии часа или двух, в коридоре раздались шаги… Решетов подхватил тарелку и прильнул к решетке. Да, это, побрякивая своей тележкой, возвращался за посудой человек в очках. Стражник, видимо поленившийся сопровождать разносчика, отдал ему ключ от окошка, которым тот неуверенно пытался открыть маленькую дверцу.

– Кто ты? – прошептал Сергей.

– Дмитрий Сергеевич… просто Дмитрий, – улыбнулся худощавый.

– Ты из ИК-777? – взволнованно спросил пленник.

– Да, – кивнул Дмитрий. – Недавно я бежал оттуда…

– Зэка? – торопясь, Сергей пытался задать земляку как можно больше вопросов.

– Нет, – мотнул головой собеседник. – Я ученый-генетик. Простите, а кто вы? И как здесь оказались?

– Долгая история… – махнул рукой Решетов. – Меня не довезли до вашего объекта…

– Так вы с того самого пропавшего вертолета? – искренне изумился Дмитрий.

– Да, я один выжил в этой катастрофе, – уклончиво ответил Сергей. – Но почему вы убе…

– На каком языке вы разговариваете?! – послышался грозный оклик стражника. – Член Зетро, ты чего здесь застрял?

Стражник грубо пнул Дмитрия Сергеевича, отчего тот повалился на свою тележку с пустыми мисками.

– Я… я сейчас, – пролепетал ученый и принялся собирать грязную посуду. Страж громко схаркнул и отвернулся, чтобы сплюнуть, – в этот момент скомканный клочок бумаги подкатился к ногам Седого – он тут же наступил на него.

– Так на каком языке вы говорили и что успели наболтать друг другу? – Воин вперил свой грозный взгляд в безмятежные очи Седого.

– На одном из диалектов Сомбара, – невинно ответил Решетов. – Выяснилось, что мы оба родились в далеком маленьком поселении – вот и вспомнили старых знакомых.

– Теперь понятно, тощая крыса, почему ты так невнятно бормочешь на языке Тирантома! – усмехнулся стражник. – Забирай свою телегу и катись отсюда – разговор со смертобоями запрещен!

– Когда у тебя нет нужного количества монет, да? – нагло взглянул на него Сергей, намекая на недавних визитерш царственной крови лорета.

– Не понимаю, о чем ты? – Стражник довольно неправдоподобно изобразил недоумение.

– В следующий визит Тавра я проконсультируюсь по поводу пропускного режима, царящего здесь, – думаю, что тебе это совсем не понравится, – ехидно улыбнулся Решет.

– Не нужно, сомбарец! – поспешно возразил воин. – Чего ты хочешь?

– Когда мой земляк придет сюда, будь так любезен – пропусти его. Нет ничего опасного в том, что два человека из одной далекой деревушки вспомнят былые времена и погрустят о родине. Договорились?

Стражник неохотно кивнул, толкнул в плечо Дмитрия, послушно подхватившего свою тележку. Оставшись один, Седой мгновенно вытащил из-под сапога скомканный клочок бумаги, на котором криво и второпях было нацарапано одно слово: «Ночью».

Едва дождавшись темноты, Седой вновь нетерпеливо прогуливался по клетке, ожидая прихода Дмитрия. Тот не заставил себя ждать и явился сразу после полуночи.

– Доброй ночи… простите, не знаю как вас зовут? – интеллигентно поздоровался он.

– Слушай, Дмитрий, давай на «ты»? – И, улыбнувшись, Сергей протянул между толстыми прутьями ладонь. – Сергей.

– Очень приятно, – деликатно прошептал Дмитрий, сверкнув очками в сторону поста стражи.

– Ну, рассказывай! – нетерпеливо произнес Седой, впившись взглядом в доброе, интеллигентное лицо собеседника.

– Что именно тебя интересует? – спросил ночной гость.

– Да все – с самого начала! Я ведь ни хрена не знаю о том, чем здесь занимается наше правительство.

– Это – долгая история, – вздохнул Дмитрий Сергеевич. – И я не уверен в том, что правительство в курсе происходящего здесь.

– Ну, так говори! – простонал Седой, выведенный из себя неторопливостью собеседника.

– Эх, – почесал свою редкую шевелюру Дмитрий. – Началась вся эта история еще в тысяча девятьсот семидесятом году…

– Так-так-так… – послышался в коридоре голос, при звуках которого Решетов всегда испытывал легкий приступ тошноты. – Преступник и прислуга, общающиеся на неведомом мне языке. Я не раз бывал в Сомбаре и могу с уверенностью сказать, что ваш разговор не напоминает мне ни один из диалектов этой страны. Сказать вам, что я вижу сейчас? – с недоброй улыбкой спросил Сетус. – Я вижу двух заговорщиков, замышляющих побег, – именно такой мне представляется сложившаяся ситуация. Эй, стража!

На его зов прибежал запыхавшийся стражник и вытянулся по струнке перед своим господином.

– Слушаю, мой принц!

– Брось этого убогого в соседнюю клетку! Нового разносчика пищи для заключенных я пришлю завтра, а этот пусть планирует побег, сидя в клетке! – Сетус громко рассмеялся и приблизился к клетке Седого.

– Крепись, сомбарец! Скоро мои ожидания оправдаются – я найду для тебя противника, который прольет бальзам на мое горящее жаждой мести сердце.

Седой проигнорировал пафосную речь принца, глядя, как стражник открывает дверь соседней клетки и заталкивает туда нового постояльца.

– Ну вот, теперь мы можем общаться вполне официально, – грустно улыбнулся Дмитрий, когда Сетус и стражник ушли.

– М-да, – мрачно произнес Решетов. – Ладно, рассказывай про свою загадочную базу.

– Как я и говорил, история эта началась еще в тысяча девятьсот семидесятом году… – начал свое повествование Дмитрий Сергеевич.

28 мая 1970 года новенький вертолет МИ-8, пролетая над Северной Карелией, неожиданно исчез с радара и не появлялся в течение нескольких долгих часов. Один незначительный нюанс придал этой ситуации катастрофическую составляющую – вертолет нес контейнер с ядерными отходами к месту захоронения смертельно опасного груза. Дабы избежать непомерных затрат на утилизацию по всем правилам, командование части, повинуясь категоричному звонку «сверху», попросту топило контейнеры в глухом местечке Карелии, изобиловавшем болотами. Когда злосчастная «потеряшка» наконец-то вернулась на базу, ее встречало все руководство воинской части. Из кабины вывалился перепуганный пилот и, опасливо оглядываясь на новую машину, чуть ли не бегом устремился прочь от вертолета. После длительного разбора полета картина сложилась весьма загадочная: поначалу полет проходил нормально и пилот прямо-таки наслаждался управлением современным чудом техники. Внезапно приборы машины словно сошли с ума. Летчик автоматически зафиксировал в уме координаты аномального сбоя и, взглянув в окно, оторопел: вместо яркого, безоблачного неба над ним сейчас нависали серые, непроглядные тучи. Местность явно отличалась ландшафтом от привычного участка полетов, а приборы показывали абсолютно не те данные, которые они должны были отображать.

Поначалу капитан Нестеров грешил на оборудование новой модели, доставленной в часть лишь несколько дней назад. Потом, обозрев окружающий его пейзаж, впал на время в панику, не понимая, где он находится. Рация упорно молчала, а показания навигационных приборов сводили с ума. Через несколько минут полета Нестеров осознал, что он каким-то необъяснимым образом очутился в совершенно другом месте – возможно, в другом полушарии Земли. В этот момент в прореху между тучами пробились солнечные лучи, а мгновение спустя выглянуло светило, абсолютно не соответствующее земному солнцу. Когда же в небесном пространстве показалось огромное небесное тело, окруженное метеоритами, Николай едва не подавился жевательной резинкой, что была у него во рту. Решив, что он сходит с ума, Нестеров каким-то шестым чувством осознал, что вывалился в новую реальность сквозь дыру в небе и, сделав крутой вираж, чисто инстинктивно направил вертолет назад, пытаясь попасть обратно. Он торопливо сбросил опасный груз, который, ломая кроны деревьев, скрылся в густых дебрях леса – все какая-то экономия топлива. Но, к великому его сожалению, Николай не зафиксировал координаты пространственной дыры! Чудом сдерживая в себе приступы слепой паники, капитан кружил в радиусе полукилометра, пытаясь найти выход из этого неведомого и потому – ужасающего места. Спустя сорок минут ему это удалось – он вновь летел над родной и милой душе Карелией. Появилась связь, и дрожащим голосом Нестеров заявил о следовании на базу борта номер 44. В груди пилота появилась ноющая боль – Николай молил Бога, о котором он внезапно вспомнил, о том, чтобы благополучно долететь до базы.

Этот необычный инцидент мгновенно засекретили, и в дальнейшем пространственной дырой всерьез занялся КГБ. В здании на Лубянке специально для этого создали весьма секретный отдел. В зоне аномального явления сделали еще несколько пробных полетов, полностью подтвердивших показания капитана Нестерова. Да, пространственный переход действительно существовал, но куда он вел, не смогли разобраться ни ученые-астрономы, ни военные. Созвездия, планеты, карта неба – все это было абсолютно незнакомо людям, большую часть своей жизни проведшим возле мощнейших телескопов.

Поначалу, в течение нескольких месяцев, неизвестное пространство использовали исключительно для сброса ядерных отходов. Спустя десяток лет проявились результаты такой безалаберной деятельности: мутация некоторых видов животных и растений, глобальное отравление окружающей среды и как следствие – мутирование небольшого полудикого народа, жившего неподалеку. Тела людей видоизменялись, приобретая облик помеси человека и кенгуру. Ко всему этому добавились более агрессивные повадки.

«Гиблый лес, – подумалось Решетову. – Квахо, азаро, огромный адский цветок, цвет листьев и древесины».

Когда в очередной раз сменилось руководство дома на Лубянке, был благополучно спроважен на пенсию самодур со «звездатыми» погонами, с чьей легкой руки происходил этот варварский беспредел. Новый руководитель отдела – довольно молодой генерал, совмещавший в себе интеллект ученого и довольно неординарный подход к военному делу, – значительно расширил горизонты исследований нового мира. Через пространственный коридор потянулись навстречу неизведанному научно-исследовательские экспедиции. Тщательно стараясь избегать любых контактов с местным населением, прокладывая свои маршруты вдали от любых проявлений цивилизации, первопроходцы изучали новый мир, сочтя его практически копией Земли. Но однажды группа геологов под руководством профессора Ридова наткнулась на неизвестный химический элемент, который впоследствии окрестили ридием (в честь открывшего его профессора). Радиация на поверхности месторождения буквально зашкаливала – у группы не было с собой даже прибора с такой градацией, чтобы ее замерить. Как выяснилось впоследствии, распад ядер ридия в несколько сотен раз превышал параметры полония и радия по высвобождающейся энергии. Исходя из вышеперечисленного, на объекте К-777 был построен рудник, где добывали новый изотоп. Естественно, к добыче руды привлекли заключенных, причем – исключительно с пожизненными сроками наказания или приговоренных к высшей мере. На достаточно безопасном расстоянии от шахты был выстроен целый поселок с современным исследовательским центром, комфортабельными домами для ученых, школой и детским садом для детей работников центра и объектами соцкультбыта. Недалеко от поселка располагалась колония ИК-777, контингент которой менялся практически постоянно – благо недостатка в тяжких преступлениях в СССР не было.

Заключенные работали в невыносимых, можно сказать – адских условиях. В смете затрат не была предусмотрена даже минимальная защита преступников от радиации – оно и понятно, все равно эти люди – отработанный материал. Во избежание бунтов и забастовок заключенных кормили байками об искуплении грехов и скором выходе на свободу с высоким пенсионным обеспечением. Ученые, занятые своими исследованиями, даже не ведали, что происходит у них под боком – в колонии. Зверства, пытки и насилие над обслуживающим персоналом – такой порядок обращения со смертниками и подчиненными установил тогда начальник злополучной колонии. Некоторым бедолагам посчастливилось удрать, но вскоре их тела находили недалеко от колонии – лучевая болезнь лучше всяких преследователей останавливала беглецов. Но ничто не вечно в этом мире – вскоре от пьянства скончался кум-садист. Новый начальник колонии тоже поддерживал жесткое обращение с зэками, но подобного беспредела в отношении персонала больше не было.

Дмитрий Сергеевич Петраков попал на объект К-777 выпускником института благодаря связям своего отца. Занимался он исключительно по специальности – изучал генные структуры животных и аборигенов. Здесь он и женился на учительнице математики, завел двоих детей и благополучно проживал с верой в светлое будущее. Общаясь с коллегами-учеными, он краем уха слышал, что поставляемый на Землю ридий успешно прошел все требуемые тесты и используется как в мирных, так и в военных целях. Якобы на его основе создали уникальное по поражающим факторам оружие, аналогов которому не было и не могло бы появиться еще тысячу лет, если бы не открытие Ридова.

Непосредственный руководитель группы биологов и генетиков, он же – глава всего научного контингента К-777, молодой профессор Лукин, был человеком с неистребимой, практически маниакальной страстью к открытиям. Поэтому без дела его команда не сидела никогда, беспрестанно исследуя многочисленные виды жизнедеятельности объекта К-777. По большей части все усилия ученых сводились к нулю – все те же знакомые наборы хромосом, что и на родной земле. Но Лукин не успокаивался, пытаясь найти материал для Нобелевской премии, – его упорству можно было бы позавидовать, если бы не бесплодность всех его порывов.

Но однажды ситуация резко поменялась… Геологи, ковырявшие почву в нескольких километрах от поселка, наткнулись на некое металлическое тело, похороненное под толстым слоем земли. На раскопки были брошены все силы, имеющиеся в колонии: заключенных сняли с работ на руднике и в срочном порядке передислоцировали на новый объект. Постепенно из-под камней, почвы и песка появлялось поистине гигантское сооружение из металла, напоминавшего по своему виду дамасскую сталь, – узорчатая структура и темный, практически черный от времени цвет. Через месяц напряженного труда загадочная аномалия, напоминавшая своим видом космические корабли из фантастических фильмов, была полностью высвобождена из-под земли. Место было ограждено километрами колючей проволоки, а по периметру установили вышки с автоматчиками. То, что это и на самом деле был космический корабль неизвестной цивилизации, уже ни у кого не вызывало сомнений. На корпусе корабля были заметны следы повреждений; сквозные пробоины, огромные вмятины и обломки того же темного металла довольно красноречиво свидетельствовали о том, что когда-то давно он был подбит в небесных просторах над К-777 и сумел совершить аварийную посадку на этой планете. Что стало с обитателями корабля, до сих пор оставалось загадкой.

Лукин, организатор первой экскурсии на неведомый корабль, лично подбирал команду для первичных исследований, в которую вошли представители различных направлений науки и, естественно, военные в полной боевой экипировке. Надев защитные костюмы, бригада из пятнадцати исследователей и десяти бойцов спецназа осторожно проникла на территорию внеземной цивилизации через крупную пробоину в теле корабля. Был среди этих людей и Дмитрий Петраков.

Мощные фонари осветили внутреннее пространство корабля. Исследователи вслед за двумя бойцами, тщательно прочесывавшими широкие коридоры и помещения, цепочкой двигались по матовому покрытию пола, любопытными взглядами исследуя каждый укромный уголок. Вскоре на их пути возникли первые останки хозяев объекта – то были иссохшие скелеты с сильно вытянутыми в области затылочной части черепами. Скелеты этих созданий были довольно тщедушными – узкие и тонкие кости под прахом истлевшей одежды явственно говорили о том, что сильной стороной пришельцев являлся именно мозг, а не мышечная масса. Люди с некоторой опаской продвигались вдоль коридоров, отсеков и крупных залов, форма и архитектура которых своим замысловатым видом являлась полной противоположностью построек, возводимых людьми, взращенными на геометрии Евклида.

По мере продвижения все больше трупов в самых неестественных позах попадалось на их пути – оно и понятно, при жесткой посадке тела разбросало, словно невесомые былинки. Любопытный техник попытался было открыть один из овальных шкафов на стенке коридора, как тут же был отброшен мощной и яркой зеленоватой дугой, полыхнувшей из недр щитка. Спас его только плотный прорезиненный защитный костюм, через пару секунд незадачливый исследователь помотал головой и неловко поднялся на ноги.

– До особого распоряжения – никому ничего не трогать! – строго скомандовал Лукин.

Между тем группа приблизилась к большим прозрачным двустворчатым дверям, которые служили входом, следует полагать, в командный отсек корабля, ибо сквозь двери были видны многочисленные пульты управления со своеобразными кнопками и индикаторами. По обе стороны от дверей в широких креслах восседали две крупные фигуры в костюмах, покрытых металлическими накладками. Эти пришельцы заметно отличались от предыдущих представителей иной цивилизации, попавшихся на пути людей ранее. Высокие, что явно угадывалось даже в сидячем положении, с широченной грудной клеткой и крупными шестипалыми ладонями, сжимавшими металлические предметы, вызывавшие ассоциации с оружием, трубки с выступами на торцевой части и рукоятками. Сохранились эти двое гораздо лучше остальных обитателей корабля, иссохшие за многие века лица с прикрытыми глазами, покрытые серой морщинистой кожей, походили на мумии египетских фараонов.

– Бальзамировали их, что ли? – задумчиво произнес Лукин и коснулся ладони мертвеца…

Внезапно глаза инопланетянина открылись! Он, словно напружиненный, вскочил на ноги, опрокинув Лукина и поставив на него тяжелую ступню. Зияющая темнотой полость короткой трубки направилась в сторону людей. Все, включая военных, были настолько шокированы произошедшим, что не успели даже упасть на пол, когда оружие пришельца извергло из себя сгусток пламени. Этот выстрел сжег двух автоматчиков, стоявших впереди, – лишь обгоревшие обрубки ног валялись на полу. Мгновение спустя гражданские все-таки среагировали и бросились на пол, а военные открыли по инопланетянину шквальный огонь из автоматов. Казалось, что пули, вонзавшиеся в тело воина, не причиняли ему абсолютно никакого вреда – тело его лишь слегка вздрагивало, когда очередной свинцовый заряд попадал в него. Ужасающий воин медленно двинулся вперед, оставив позади Лукина, который мгновенно вскочил на ноги и, укрывшись за ближайшим выступом стены, заорал:

– Из гранатомета его!!! Быстро!!!

Устрашающее дуло неземного оружия вновь начало было подниматься, когда бабахнул выстрел из подствольного гранатомета. В тот же миг грозный инопланетянин разлетелся на куски.

– Второй! Второй!!! – продолжал орать из-за стены Лукин.

И действительно, второй воин уже поднялся на ноги и целился в людей. Грохнул еще один выстрел гранатомета, и ошметки серой, бескровной плоти разлетелись по сторонам. На этом первая вылазка в недра космического корабля была закончена…

Петраков по указанию Лукина упаковал один из фрагментов поверженной мумии для изучения необычной ткани в более спокойной обстановке. Исследовательская группа поспешно ретировалась из злополучного корабля. Военные бережно собрали останки своих сослуживцев в большие полиэтиленовые пакеты.

После полной зачистки, устроенной спецназовцами на объекте, команда ученых вновь посетила космический корабль. На этот раз Дмитрий Сергеевич не принимал участия в исследовании внутренностей космического объекта – он усиленно, не смыкая глаз, трудился в лаборатории, изучая серый кусок плоти. Через два дня, когда Лукин вызвал его к себе для доклада, Петраков явился к нему невыспавшимся, но полным восхищения от произведенных изысканий.

– Вы представляете мое изумление?! – сбивчиво говорил он. – Если у нас ДНК состоит из двадцати трех пар хромосом, то у этих существ их целых сто девяносто шесть!!!

– Что это им дает? – задумчиво почесал подбородок Лукин.

– Да хотя бы то, что этот кусок плоти до сих пор жив! Мало того – его клетки делятся! – потрясенно продолжал Дмитрий. – Вы, наверное, заметили, что эти существа бескровны?

– Вероятно, за многие века, которые, судя по всему, миновали с момента падения, кровь этих существ испарилась, – развел руками руководитель группы.

– Да поймите вы! – воскликнул Петраков. – Кровь как таковая им была не нужна! Каждая клетка их тела – совершенно уникальный самостоятельный организм. Тела этих пришельцев – абсолютно независимые автономные биологические объекты! Вы же видели, как солдаты буквально нашпиговали их свинцом, а они как ни в чем не бывало продолжали действовать – по всей видимости, выполняя данное сотни лет назад указание – охранять командный отсек.

– Подождите, подождите! – замахал руками Лукин. – Вы хотите сказать, что они не зависят от пищи, воды и воздуха?! Что уничтожить их может только взрыв или напалм?!!

– Да! – радостно кивнул Дмитрий Сергеевич. – Вдобавок они способны к регенерации!

– Любой организм или клетка испытывает потребность в питании – это непреложная истина! – менторским тоном изрек Лукин.

– Судя по тому, что фрагмент тела пришельца не только живет, но и стремится к регенерации, – питается он энергией в чистом ее виде! Больше мне на ум ничего не приходит… – заявил Петраков. – Могу лишь предположить: солнечный свет, энергия космоса… энергия других биологических видов. Кстати, работая над образцом, я довольно быстро почувствовал себя утомленным до такой степени, что отправился домой для восстановления сил.

– Хотите сказать, что перед нами – биологический вампир? – изумился профессор и надолго задумался.

Дмитрий Сергеевич решился наконец прервать его раздумья:

– И что самое интересное – лишившись энергии, поступающей к клеткам, организм впадает в некоторого рода спячку, расходуя собственные ресурсы – наименее важные органы и клетки отдают свою энергию более значимым. Впрочем, когда тело вновь получает достаточно сил – отмершие клетки легко регенерируются.

Лукин потрясенно посмотрел на подчиненного и рассеянно произнес:

– Отчет о проделанной работе и сам образец передадите своему коллеге – Самойлову, которого я сегодня же вызову из центра. Приказываю сохранять все результаты в строжайшей тайне, приравнивая ее к государственной. О последствиях распространения рассказывать не буду – сами все знаете. Можете идти…

Петраков растерянно посмотрел на начальника, хотел что-то сказать, но, увидев, что Лукин демонстративно погрузился в чтение каких-то бумаг, понял, что разговор окончен, и вышел из кабинета. Обида клокотала в его груди – такого отношения к себе он никак не ожидал. Вышвырнули из уникального проекта, словно какого-то мальчишку, наказав держать язык за зубами. С Самойловым, занимавшимся при ФСК весьма секретными исследованиями в закрытой лаборатории, Петракову доводилось пару раз встречаться на конференциях. Это был моложавый и строгий человек, не чуждый здорового карьеризма и весьма талантливый. Его нестандартное мышление подходило для данных изысканий как нельзя лучше, но вдвоем с Лукиным они могли составить взрывоопасный коктейль… Всем известно, до чего могут доиграться чрезмерно окрыленные успехом ученые…

Петраков как в воду глядел, – едва прилетел с Земли Самойлов, Лукин тут же со своими ассистентами и командиром роты спецназа провел экстренное собрание. Охрану вокруг корабля усилили настолько, что даже мышь не могла проникнуть на его территорию незаметно. Пропуска на место исследовательских работ выписывал лично Лукин, который теперь очень редко появлялся в городке: он, Самойлов и их небольшая группа практически жили на территории корабля. Чем они там занимались – известно лишь Богу, но то, что деятельность там кипела вовсю, сомнений не вызывало. С Земли поставлялось секретное оборудование, тщательно упакованное в большие пластиковые коробки, которое военные тут же перетаскивали в космический корабль. По городку ходили слухи, что группа изучает какой-то особо опасный вирус, поэтому введен пропускной режим и особая секретность. Петраков, знавший истинную причину всей этой возни, угрюмо молчал, анализируя сложившуюся ситуацию и прогнозируя дальнейшие действия коллег…

Вскоре самые мрачные его предположения начали формироваться во вполне реальные прецеденты. Однажды, сильно порезав руку, Дмитрий наведался в местную поликлинику. Пока добродушный полный фельдшер бинтовал кисть его правой руки, Петраков невинно поинтересовался:

– А что, уважаемый Тимофей Егорович, не участились ли случаи смерти среди заключенных?

– Пожалуй, да, – задумчиво ответил фельдшер. – Хотя данные о кончине больных поступают теперь лично от Лукина.

– Как это? – изумился Дмитрий. – Он что, лечит больных на корабле?

– Вроде бы да, – замялся Тимофей Егорович. – Именно туда по особому распоряжению доставляют умирающих и больных зэков. Недавно один из спецназовцев подхватил воспаление легких – так и его туда отвели…

Внезапно фельдшер спохватился и шепотом произнес:

– Только я вам ничего не говорил! Мне и самому все это кажется очень странным. Палаты в госпитале почти пустые, а всех больных и умирающих везут на корабль, причем – исключительно мужчин, еще не старых… Может быть, они там новую вакцину изобрели или реабилитационный центр какой на корабле обнаружили… Я как-то спросил главврача о судьбе больных, так он приказал не совать нос не в свое дело. А как не в свое – свидетельства-то о смерти выписывать мне… Не дай бог проверка какая из центра!

– Ясно… – мрачно ответил Дмитрий и покинул медкабинет.

Получается, что Лукин и его бравая команда теперь ставят опыты на людях. Скорее всего, пытаются придать им качества пришельцев. Но как? Изменяя их ДНК?! Убивая, а потом воскрешая из мертвых?!!! О подобном Дмитрию Сергеевичу даже думать не хотелось. «Да ну, бред все это! Может, действительно вакцину какую изобрели», – попытался он себя успокоить, но неприятный осадок после разговора с фельдшером все же остался.

Однажды, когда Дмитрий Сергеевич исследовал пробы, взятые у некоего земноводного, которые ему всучил куратор, в лаборатории раздался телефонный звонок. Петраков вздохнул и, сняв перчатки, поднял трубку.

– Алло, кто это, Дмитрий Сергеевич? Лукин говорит. Слушай, огромная просьба к тебе: там в госпитале солдатик один, каким-то насекомым укушенный, лежит. Будь так добр – доставь его на корабль, а то фельдшер куда-то запропастился. Пропуска на вас я сейчас выпишу. Самойлов его у тебя перехватит на входе в объект. Сделаешь?

– Конечно, – буркнул в трубку Дмитрий и снял рабочий халат.

В здании напротив располагался госпиталь городка. Спросив у пожилой медсестры о новом больном, Петраков узнал номер палаты и проследовал к больному. Выглядел молодой лейтенант действительно неважно – левая сторона лица и шея сильно опухли и были какого-то багрового цвета.

– Эк тебя разнесло! – грустно улыбнулся Дмитрий. – Собирай вещи, Лукин тебя распорядился на корабль доставить – у него там новый полевой госпиталь, – невесело пошутил он.

– Да! – обрадовался молодой человек. – Хоть Леху побыстрее увижу, а то завалили с кашлем – и ни слуху ни духу!

Вместе они проследовали до КПП, который установили у входа на запретную территорию. Капитан внимательно сверил данные ученого и солдата с тем, что было написано в пропуске, и произнес:

– Проходите, профессор Самойлов вас встретит.

Дмитрий и лейтенант неспешно подошли к своеобразному входу на корабль, но никто их там не встречал. Подождав минут пять для приличия, Петраков вздохнул и решительно сказал:

– Идем!

Они двинулись уже знакомым Дмитрию путем, пока не дошли до дверей командного помещения. Миновав открытые прозрачные двери, они проникли в секретный отсек, нашпигованный электроникой неземного происхождения. Пусто – абсолютно никого.

– Ау! – иронично крикнул Дмитрий.

Никакого ответа. Заметив впереди еще одну закрытую металлическую дверь, Петраков мотнул головой и повлек лейтенанта за собой. За дверью были слышны звуки какой-то возни и приглушенная ругань. Дмитрий Сергеевич осторожно приоткрыл незапертую дверь и остолбенел от ужаса, цепкими лапами схватившего его за сердце. Посреди напичканной оборудованием лаборатории стояло кресло с фиксаторами рук и ног. В него, отчаянно пыжась и матерясь, Лукин и Самойлов пытались усадить человека в камуфляжной форме. Занятые военным с погонами капитана, ученые не заметили, что дверь открылась, продолжая пристегивать неугомонного офицера в устрашающее кресло. На одно короткое мгновение взгляды капитана и Петракова встретились, и ученый испытал настоящий шок, заглянув в глаза пациента. Мертвые и неподвижные, несмотря на усилия, предпринимаемые офицером в борьбе с учеными. Какие-то пустые и одновременно словно залитые зияющей темнотой. Словно самой Смерти в глаза заглянул. Да и движения его скорее напоминали действия животного – он не пытался как-то вывернуться, увильнуть, как это сделал бы любой нормальный человек. Капитан, словно пойманный зверь, тупо рвался из кресла, используя лишь вес тела и грубую силу, которой ему, следует отметить, было не занимать. Оба ученых – весьма крупные люди, но офицер отшвыривал их, словно тряпичных кукол. Наконец Самойлову удалось приставить шприц-инъектор к шее капитана и впрыснуть ему транквилизатор. Офицер мгновенно обмяк, и Лукин сноровисто пристегнул его к стулу. В этот момент лейтенант просунул голову в дверь и радостно крикнул:

– Лех, ты чего бузишь?! – но осекся, увидев возмущенные взгляды людей в белых халатах.

– Петраков, кто тебе позволил… – задыхаясь, прохрипел Лукин. – Вон! Немедленно!

– Так вы говорили – встретят… – начал было Дмитрий, но был мгновенно прерван:

– Вон, я сказал!!!

Уже практически закрыв дверь, сквозь узкий проем он увидел то, что ускользнуло от его взгляда раньше, – длинный ряд прозрачных стоячих саркофагов, из которых на него такими же взглядами, как был у капитана, пялились неподвижные… скорее – нелюди. Дверь вновь распахнулась, и разъяренные вивисекторы, тяжело дыша, выскочили вслед за Дмитрием и лейтенантом, который, словно извиняясь, подошел к Самойлову.

– Меня тут к вам определили… – рассеянно успел произнести он до того, как рука с инъектором обездвижила его.

– Дмитрий Сергеевич! – радушно улыбаясь, протянул Лукин. – Куда же вы? Давайте все обсудим!

– Подальше от вас, садистов! – прошипел Петраков, пятясь к двери. – Обсуждать, я думаю, нечего!

Если бы ученые действовали слаженно, то, вероятнее всего, Дмитрий уже не сидел бы сейчас в соседней с Решетом клетке. Самойлов судорожно выхватил пистолет и, передернув затвор, прицелился в спину убегающего к дверям Петракова. А Лукин, пытаясь преградить бывшему коллеге путь к отступлению, рванулся в сторону кнопки, закрывающей двери. Несколько сотых долей секунды спасли жизнь Дмитрия Сергеевича – едва он миновал дверной проем, створки захлопнулись, и в ту же секунду грохнул выстрел из пистолета. Пуля, срикошетив от непробиваемого стекла, ранила Лукина в левую руку. Не обращая внимания на боль, ученый схватился за микрофон транслятора громкой связи:

– Общая тревога! – неслось из всех динамиков. – Никого с объекта не выпускать!

Запыхавшись, Дмитрий подбежал к дверям КПП. Ефрейтор с автоматом преградил ему путь. Тут же из будки выскочил, взводя на ходу пистолет, капитан.

– Что там случилось, Дмитрий Сергеевич? – взволнованно спросил он.

– Какой-то сумасшедший вырвался из палаты и напал на нас! – отчаянно врал Дмитрий. – У Лукина повреждена рука, и не знаю, что там с Самойловым – псих на него навалился. Быстрее туда!

– Мать твою за ногу! – ругнулся капитан и рявкнул в сторону ефрейтора: – За мной!

Петраков беспрепятственно миновал КПП и устремился прочь от городка, в лес, оставляя в лагере свою семью. Он искренне надеялся на то, что уж им-то не причинят никакого вреда…

– Я вполне отдавал себе отчет в том, что возвратиться в лагерь – то же самое, что подписать себе смертный приговор. Пришьют какую-либо статью, типа «разглашения тайны», и поставят к стенке – благо, полномочия для подобных инцидентов имеются у нашего представителя юстиции ввиду удаленности объекта от российского суда. Поэтому я все дальше углублялся в лес и вскоре вышел к полосе вонючих и мрачных болот. В течение двух долгих дней я пробирался через эту страшную территорию – дважды тонул, провалившись в вязкую трясину, но каким-то чудом мне удавалось ухватиться за ветви чахлого кустарника, который рос на кочках. Когда меня совсем замучила жажда, я рискнул напиться из более-менее чистой на вид лужи, а голод утолял, на свой страх и риск, бледно-голубыми ягодами, которыми были усыпаны кочки. А уж отвратительные твари, что водятся в этом гиблом месте… – Петракова передернуло. – Однажды меня атаковала не то змея, не то ящерица метра под два длиной, с двумя раздвоенными языками и полной пастью острых зубов. Ты не поверишь, Сережа, но тут во мне проснулся самый настоящий первобытный дикарь! И откуда что взялось – я смог увернуться от молниеносной атаки, избежав, вероятно, смертельного укуса. Прижав тварь к земле, я – ученый, который в детстве толком и драться-то не умел, – насмерть загрыз это отвратительное существо… Наконец, выйдя на твердую землю и пройдя еще несколько километров, на горизонте я увидел стены этого города и, возблагодарив Бога, устремился к нему…

– М-да… история… – подытожил рассказ Дмитрия Сергеевича Седой. – И каковы, по-твоему, их планы?

– Предполагать можно что угодно, – развел руками ученый. – От обычного любопытства ученых к неизведанному до вполне конкретных целей…

– Выведение новой расы… – задумчиво прокомментировал Сергей. – Вернее, солдат. Ты говорил, что те… инопланетяне у входа… выполняли приказ даже спустя сотни или тысячи лет?

– Похоже на то, – удрученно кивнул головой Петраков. – Я считаю, что, приобретая практически… бессмертие, эти существа утрачивают способность к самоопределению в этом мире. Реакция, рефлексы и инстинкт самосохранения ради выполнения приказа – вот что движет этими созданиями. Что же касается мышления, то, боюсь, оно у них отсутствует.

– Почему же тогда капитан в лаборатории не вел себя как послушная овца? – задал вполне резонный вопрос Решетов.

– Возможно, его только что… обратили, – наморщил лоб Петраков. – А запрограммировать на что-либо еще не успели.

– Армия неистребимых солдат, лишенных воли… – задумчиво произнес Сергей. – Практически – зомби. Как ты считаешь, Дмитрий, знают обо всем этом на Земле?

Ученый грустно пожал плечами:

– Если и знали, то теперь это не имеет уже никакого значения…

– В смысле? – удивленно взглянул на него Сергей.

– Дело в том, что практически сразу же после прибытия Самойлова на эту планету портал, или как его там – переход… исчез… – Дмитрий нервно потер скулу. – Однажды я хотел отправить письмо брату и обратился с просьбой к пилоту вертолета, в ответ на что он только замахал руками. Я спросил его, что случилось, и он по секрету рассказал мне о том, что уже неделю пытается совершить переход, но все без толку. Координаты те же, приборы исправны, но абсолютно ничего не происходит… В городке об этом знают считаные единицы – естественно, командование избегает паники, которая может охватить людей, возможно навсегда оторванных от дома.

– Ну, дела! – подскочил на ноги от такой неожиданности Сергей и замер, потрясенный мыслью о том, что он, наверное, уже никогда не ступит на родную планету. Поначалу, едва он появился в этом мире, вернуться домой во что бы то ни стало было единственной его целью. Теперь Седой уже не мог с полной уверенностью ответить – так ли на самом деле он желает возвращения на Землю…

– У тебя там кто-то остался? – участливо спросил Петраков.

– Друзья… знакомые… – неуверенно ответил Сергей. – Развалившаяся карьера военного, ощущение ненужности и одиночество… Боюсь, что в этом мире у меня гораздо больше, чем на Земле! – неожиданно для самого себя подытожил Седой и всерьез задумался над сказанными им словами…

Через некоторое время он взглянул на Петракова:

– Где расположен ваш секретный объект?

– К востоку от центральных ворот Тирана – километрах в пятидесяти. Там, за территорией труднопроходимых болот, находится большая долина, вплотную подступающая к горному хребту. Первый десант избрал это место для высадки, исходя из того, что его местоположение полностью исключало появление аборигенов: с одной стороны болота, с другой – горный хребет. Абсолютно никаких следов какой-либо деятельности местных обитателей.

– Какова, по-твоему, протяженность этой полосы болот?

– Километров восемь-десять, – неуверенно ответил ученый.

– Нарисуй на всякий случай, – кивнул Седой на пыльный пол клетки.

Пока ученый рисовал, довольно неумело, длинный путь в резиденцию российского исследовательского центра, Сергей внимательно следил за появляющимися в пыли очертаниями той части Тирантома, которую ему предстоит преодолеть, пытаясь запомнить все до мельчайшей подробности. Запечатлев рисунок в памяти, он задумался о возможных перипетиях, которые могут возникнуть в дороге.

– Кстати, – через минуту прервал его размышления Петраков, – исходя из того, что я знаю о Лукине, с определенной долей вероятности могу предположить, что, потеряв связь с Землей, он попытается не то чтобы интегрироваться в этот мир, а подчинить его себе…

– С помощью армии зомби! – закончил за него Сергей. – Тьфу, как в сказке: чем дальше, тем страшнее! Как ты считаешь, насколько вероятна подобная перспектива?

– Учитывая военную мощь спецназа, технику, вооружение и… новую расу бессмертных болванов, пополнять которую он может в неограниченном количестве: благо материала под рукой достаточно – целая планета, то… делай выводы сам, – грустно улыбнулся Дмитрий. – Осознав, что возможен подобный исход, и сбежав из лагеря, я направился к ближайшему крупному городу, дабы предостеречь местных жителей о нависшей над их миром угрозе.

– И, как я понимаю, ничего у тебя не вышло? – горько усмехнулся Седой.

– Конечно! – откликнулся собеседник. – Я сам сейчас не понимаю, как я мог быть настолько наивен! Не зная языка, нравов, царящих здесь, учитывая то, что о нашем поселении на этой планете никто не знает… Даже подучив местный язык, я не мог донести до аборигенов мысль о том, что может произойти. Под конец, разочаровавшись, я отправился с визитом к самому Тавру и… оказался здесь, получив пять плетей от местного палача и статус выжившего из ума чудака.

– Нужно как-то убедить Тавра в правдивости твоих слов… – задумчиво произнес Сергей и взглянул на маленькое окошко, сквозь которое в помещение проникли первые лучи Зетро. – Да мы, никак, всю ночь проболтали! Давай немного вздремнем, а потом уже подумаем о том, что можно предпринять.

Дмитрий Сергеевич согласно кивнул и, поудобней устроившись на жесткой скамье, тут же сомкнул глаза. Сергей же, еще некоторое время размышлявший о возможности поговорить с лоретом, около часа проворочался с боку на бок и, наконец решив действовать по обстановке, тоже заснул…

…На следующий день, ближе к вечеру, когда Сергей и Дмитрий обсуждали возможность выхода на серьезный разговор с лоретом Тирантома, у дверей клетки Решетова бесшумно появилась уже знакомая изящная фигурка в плаще с капюшоном. Седой, заметив нежданную визитершу, широко улыбнулся, привстал со скамьи и слегка поклонился, приветствуя принцессу:

– Добрый вечер, прекрасная Лилис! Боюсь, что в прошлый ваш визит я был… не совсем любезен с вами, так что прошу еще раз извинить меня за невольное оскорбление, которое я вам нанес.

Девушка откинула капюшон, с некоторой долей опаски взглянула на Дмитрия Сергеевича и, слегка зардевшись, шепотом ответила:

– Нет, это я прошу у тебя прощения, сомбарец… Признаюсь, я тогда совсем растерялась, и это вывело меня из себя… поэтому я не отдавала себе отчета в том, что говорю. На самом деле я ничего такого не думаю о тебе… ну, там, сравнение с азаро и прочее… – Лилис совсем смутилась и опустила глаза. – Наоборот, я… ты мне…

– Стоп! – с ласковой улыбкой произнес Решетов, не желая развития этой темы. – Ты полностью прощена, и я не держу на тебя зла. Знаешь, в этой клетке так тоскливо… Я не покидал ее стены уже много дней, ибо твой отец не может найти для меня достойного противника. Я был весьма польщен тем, что вы с сестрой хоть как-то скрасили мое одиночество!

– Смотрю, у тебя появился сосед? – прошептала Лилис, осторожно взглянув на Петракова, словно боялась, что он услышит ее слова.

– Да, и ты можешь его не опасаться – это мой друг, – серьезно ответил Сергей. – Послушай, принцесса, мне очень нужно поговорить с твоим отцом. Очень! – Он пристально посмотрел в ее голубые глаза.

– Не знаю, чем я могу тебе помочь… Седой… – вновь пряча глаза, ответила девушка. – Это ведь твое имя? – Сергей кивнул. – Если мой отец узнает о том, что я была здесь… – В ее прекрасных глазах мелькнул неподдельный страх.

– Понимаю… – скрипнул зубами Седой. – Не буду настаивать, ты и так слишком рискуешь.

– Послушай, Седой… – В ее устах его кличка прозвучала так нежно, что у Решетова екнуло сердце. – Я пришла предупредить тебя о завтрашнем бое…

– Вот как! – радостно потер руки Сергей. – Тавр наконец-то решил вывести меня из стойла?

– Я бы на твоем месте так не радовалась… – глухо ответила девушка. – Твой завтрашний противник… он… я не знаю, как это описать… Мне кажется, это не человек…

– Ну, на арене я повидал не только людей, – усмехнулся Сергей.

– Глупый! – вспылила Лилис. – Я… переживаю за тебя! Это человек, самый настоящий, но… Он… он… – Слеза сбежала по ее нежной щеке.

– Так, дорогая, успокойся, – ласково произнес Седой. – Ты в порядке? – Принцесса кивнула. – А теперь подробно расскажи мне об этом загадочном бойце.

– Вчера вечером, когда городские ворота уже закрыли на ночь, стражники заметили человека в странной одежде… она как будто была окрашена в цвет травы… – Седой и Петраков мгновенно переглянулись – камуфляж.

– Этот человек немного постоял у ворот и начал биться о них плечом. Не постучал, а именно бросался на них всем своим весом, как будто не понимая, что ему их не выбить. Глупый, правда? – улыбнулась Лилис.

Сергей хмуро кивнул:

– Правда… Продолжай.

– Когда стражники вышли через калитку, чтобы отогнать этого либо пьяного, либо сумасшедшего, то он вытащил из-за спины странную металлическую штуку, которая висела у него на плече. Едва солдаты подошли к нему поближе, раздались два оглушительных хлопка, сопровождаемых яркими вспышками, – стражники упали, словно подкошенные. Им на подмогу выбежали еще трое, но тут же рухнули рядом с поверженными – ужасная штуковина убила и их. Человек снова двинулся к воротам, но калитку уже успели захлопнуть. Он снова, как безмозглое животное, принялся биться о створки ворот. Группа из нескольких лучников вышла через черный ход и, окружив пришельца, обрушила на него град стрел. Каково же было их удивление, когда, весь утыканный стрелами, человек повернулся к ним и его страшное оружие загрохотало, словно непрерывные громовые раскаты. Когда грохот стих, все лучники лежали мертвыми. Человек отстегнул рукоять своего оружия и заменил ее на другую. К этому времени отряд доблестных воинов, поднятых по тревоге, уже спешил на охрану ворот. Даже сам дядя Сетус почтил своим присутствием караульное помещение! Взглянув на истыканного стрелами человека, он велел принести большую крепкую сеть. Когда четверо крепких воинов сбросили тяжелую сеть на пришельца сверху, по команде принца отряд солдат тут же покинул стены города. Пока ужасный человек путался в сети, стражники всем своим весом обрушились на него и спеленали, словно куклу. Связав пленника, его бросили в каменную темницу.

Сегодня утром, за завтраком, дядя Сетус рассказал нам эту страшную историю. Под конец, зловеще ухмыльнувшись, он обратился к отцу:

«Вот, дорогой брат, я и нашел достойного противника для твоего непобедимого сомбарца. Надеюсь, ты не будешь против, если это неубиваемое чудовище завтра выйдет против Седого?»

«Даже не знаю… – неохотно ответил отец. – Это ведь не смертобой и не какой-либо зверь…»

«Брат, ты обещал мне! – сверкнули глаза Сетуса. – Этот убийца уже несколько майсанов топчет землю Тирана, так и не понеся наказания за покушение на меня!»

«Хорошо… – выдохнул отец. – Он выйдет завтра против Седого. Позаботься о безопасности остальных солдат. Я не знаю, чего можно ожидать от этого… существа».

Дядя Сетус злорадно потер руки, а мое сердце сжалось в тревоге… – тяжело дыша, произнесла Лилис. – И я пришла, чтобы предупредить тебя…

– От всей души благодарю тебя, милая Лилис, за это предупреждение!

– Седой, – дрожащим голосом произнесла принцесса, – я больше ничего не могу сделать для тебя в данной ситуации!

– Ты и так уже сделала больше чем достаточно, милая принцесса! Предупрежден – значит, вооружен! – ободряюще улыбнулся Сергей.

Лилис прижалась лицом к решетке и едва слышно прошептала:

– Береги себя, Седой! Ты… дорог мне…

– Не нужно так… – начал было Сергей, но принцесса уже не слышала его, бросившись прочь по узкому коридору.

Вздохнув, Решетов тяжело опустился на скамью. Завтра – поединок с экспериментальным образцом новой расы универсальных солдат. Даже не верится в подобное!

– Этот нежданный гость послан по моему следу, – прервал его размышления Петраков. – Судя по тому, что лучники его не убили, он уже полностью обратился – кровь не циркулирует по организму, а ненужные органы перестали работать и атрофировались. Сергей, это страшный противник! Прости, что из-за меня подобная участь постигла тебя!

– Ладно, разгребу, – задумчиво ответил Седой. – Во всем этом есть и положительная сторона – если я выиграю этот бой, то в разговоре с лоретом нам будет чем аргументировать.

– Помни, Сережа, это пусть и практически бессмертная, но очень тупая кукла.

– Да помню я, – отмахнулся Сергей. – Давай спать, Дмитрий, – день завтра тяжелый…


…Едва Седой вновь вышел на песок арены, толпа буквально взревела от восторга – как же, ведь кровожадные зрители не видели своего любимца уже много дней и соскучились по зрелищным, полным напряжения и крови поединкам. Сергей достал из ножен меч и, придирчиво осмотрев его, остался доволен: оружейник смертобоев хорошо знал свое дело. Крики толпы, приятная тяжесть стали в руке, свежий воздух и свет Зетро – все это вновь делало его живым, в отличие от осточертевшего существования в клетке, находящейся в подвале. В ожидании противника Решетов жадно втягивал ноздрями воздух, наполненный всевозможными ароматами, поигрывал мечом и приветственно кивал публике.

– Сегодняшним противником Дикого сомбарца будет монстр, убивший накануне целый отряд городских стражников! – противным голосом проверещал глашатай. – Это чудовище простому смертному убить невозможно – ни сталь, ни стрелы его не берут. Поймать его удалось лишь благодаря изобретательности сиятельного принца Сетуса. Этот кровавый день навсегда войдет в историю смертельных боев! Боюсь, что вашему любимцу окажется не по зубам ужасный бессмертный противник!

– Седой убьет его! – отозвался на это заявление басовитый мужской голос, и трибуны словно взорвались, поддерживая своего фаворита. – СЕДОЙ! СЕДОЙ!!!

Решетов благодарно поклонился в сторону своих болельщиков и заметил, что противоположные ворота арены открываются. Четверо солдат тащили волоком связанного по рукам и ногам человека в камуфляжной форме. Затем трое из них вытащили мечи и окружили пленника, в то время как четвертый сноровисто перерезал путы и, бросив рядом с пленником тяжелый меч, мгновенно отскочил в сторону. Пятясь задом, выставив перед собой клинки, дружная четверка покинула арену, опустив за собой решетку и оставив Седого наедине с мутантом.

Взмахнув мечом, Решетов медленно направился в сторону поднявшегося на ноги человека с погонами капитана российской армии. Молодца, ни тебе затекших рук и ног, ни последствий от суток, проведенных связанным без еды и воды в каменном мешке! Вскочил, словно напружиненный, бдительно озираясь по сторонам, словно отыскивая взглядом кого-то. Ясно кого! Нет здесь Петракова, братан, – со мной будешь воевать!

Вокруг стояла напряженная тишина – трибуны замерли в ожидании начала схватки. Сергей уже достаточно близко подошел к человеку в камуфляже и, взмахнув мечом, отвлек его от прочесывания зрительских рядов. Лучи Зетро, отразившись от байтранской стали, привлекли внимание капитана, и он внимательно осмотрел Седого… От этого взгляда Сергея бросило в дрожь – словно сквозь прорези глаз на него смотрела черная безликая пустота. Да, живые так не смотрят! Из тела противника торчали обломки стрел, выпущенных в него накануне, поэтому со стороны он напоминал помесь человека и потасканного дикобраза со свалявшимися, поломанными иглами. На удивление толпе, не знающей всей подоплеки происходящего, противник Седого повел себя странно – окинув взглядом стоящего перед ним сомбарца, он повернулся к нему спиной и вновь принялся внимательно рассматривать трибуны. Ясно: плевать ему на бой, мутанту нужна его единственная цель – Дмитрий Сергеевич Петраков. Привлечь его внимание можно, лишь встав у него на пути.

Капитан привычным движением пошарил у себя за спиной и, не найдя автомата, принялся шарить взглядом под ногами. Ситуация складывалась довольно комичная – один из смертобоев начисто игнорировал другого. Из толпы в капитана полетели тухлые фрукты.

– Дерись, тупой ублюдок! Нам тут сумасшедшего за смертобоя выставили!

С трибун послышался сначала сдавленный смех, а потом уже откровенный хохот. Толпа свистела и улюлюкала, принуждая странного смертобоя к драке. Лишь сидевшие в передних рядах люди, встретившиеся с безжизненным взглядом монстра, внезапно затихали и с побледневшими от ужаса лицами отворачивались от пугающего взора. Сергей взглянул на ложу Тавра – принц в ярости грыз ногти, лорет нетерпеливо ерзал в кресле, принцессы и королева завороженно взирали на странную завязку поединка.

Так, нужно что-то делать! Седой плавно обошел капитана с глазами мертвеца и преградил ему путь. Матово-черный взгляд скользнул по фигуре с мечом, рука вновь автоматически потянулась за спину. «Да нет там ни хрена!» – хотелось крикнуть Сергею, но капитан уже и сам это осознал – взгляд его упал на меч, оставленный стражником на песке. Он довольно шустро поднял его и озадаченно осмотрел. Где-то в подкорке, видимо, осталась информация, что это оружие, которым капитан, в бытность свою еще человеком, наверняка никогда не пользовался. Сергея начала нервировать сложившаяся ситуация – он сделал выпад и хотел мечом плашмя ударить капитана по щеке, чтобы спровоцировать атаку, но тот на удивление умело парировал удар клинка и принял боевую позицию.

– Ты что, гад, в школе фехтования занимался?! – злобно прорычал Седой, возмущенный тем, что практически бессмертный монстр еще и баловался в предыдущей жизни холодным оружием. Шансы выжить таяли буквально на глазах!

Зомби злорадно ощерил давно не чищенные зубы и, приняв позу фехтовальщика, яростно атаковал преграду, вставшую на его пути. Уже через пару секунд он нанес Седому колотую рану в бедро. Сергей собрался с силами и, вспомнив все, чему учил его Ланго, кинулся в ответную атаку. Сталь взрывалась снопами искр, Седой работал в бешеном режиме, пытаясь нанести противнику как можно больше критических повреждений, но большинство его ударов были парированы ловкой рукой мертвеца, а те из них, которым удалось прорваться сквозь защиту, не нанесли должного урона. Отступив на шаг для короткой передышки, Седой вновь встретился с пристальным взглядом противника, который, казалось, впился в его глаза. Встретился и… словно окунулся в глубокий черный омут, затягивающий его в свои бездонные недра. В этот же момент Решетов ощутил, насколько тяжелым стал его меч, плечи словно налились свинцом, а мышцы ног свела короткая судорога. «Энергетический вампир», – вспомнилось ему.

Он невероятным усилием оторвался от взгляда мертвеца и, помотав головой, вновь обрушил на монстра град коварных ударов. В какой-то момент противник открылся, и Сергею несказанно повезло – его меч начисто, по самое плечо, срезал руку противника. Она упала на песок, так и не разжав пальцы, обхватившие рукоять клинка. Зрители взревели от восторга, уверившись в том, что их любимец вновь одерживает победу, но уже через секунду с ужасом затихли, наблюдая за действиями странного смертобоя. Не проявив абсолютно никаких эмоций, капитан удивленно уставился на свою отрубленную руку, поднял ее, шевелящуюся, и попробовал приставить обратно. Все это было бы очень смешно, если бы срезанная часть тела не проявляла такой активности – она яростно размахивала мечом, пытаясь достать Сергея! В возникшей тишине раздался истеричный смех, две дамы в привилегированных ложах упали в обморок. Мертвец, держа правую руку в левой и удлинив таким образом дистанцию между собой и противником, вновь отчаянно атаковал Решетова. Через пять минут, весь в крови и мелких ранах, Сергей сумел-таки, бросившись противнику под ноги, отрубить ему левую ступню – мертвец рухнул на песок, но через секунду уже снова был на ногах, прихрамывая культей левой ноги. Бой продолжался!

«Только не встречаться с ним взглядом! Расчленить эту тварь!» Сергей разъяренно взвыл и, отдавая последние силы, бросился на омерзительную нежить, прорубаясь сквозь сталь, кости и суставы. В этом отчаянном броске Седой располосовал противнику брюхо, откуда вывалились наполовину сгнившие кишки, которые тащились по песку вслед за хозяином. Он порезал страшному противнику вторую руку и перерубил горло. Трибуны стонали от омерзительного зрелища, кого-то вырвало. Сергей, зная, что на кону сегодня, как никогда прежде, стоит его жизнь, продолжал кромсать ненавистное мертвое тело, будучи уверенным, что, если через минуту он не разорвет его в клочья, смерти ему не миновать. И тогда-то уж никто не спасет этот мир от нашествия зомби. Каким-то непостижимым образом капитан продолжал вытягивать жизненную силу из многострадального организма противника, даже несмотря на то, что сам был изрезан практически «в лапшу», – Сергей чувствовал, как его энергия бешеным потоком покидает тело. Отвратительная, вся в глубоких порезах, голова мутанта болталась из стороны в сторону на одном лишь надломленном позвоночнике и продолжала щериться улыбкой самого дьявола. Обманный выпад вниз – сплетение рук с мечом пытается парировать удар, которого не будет. Мерзкая, скрежещущая зубами башка осталась открытой… Меч Седого, описав замысловатую «восьмерку», мгновенно вынырнул наверх и устремился к почти перерубленной шее… Потеряв голову, чудовище оказалось дезориентированным. Обезглавленное туловище металось во все стороны, меч со свистом рубил горячий воздух. Сергей устало взглянул на трибуны – широко открыв от ужаса рты, зрители безмолвно наблюдали за действиями того, что еще совсем недавно считали человеком. Решетов передернул немеющими плечами и в считаные секунды расчленил бродившее по арене тело.

Наконец, насадив голову капитана на свой меч, Седой подошел к ложе Тавра. Башка мертвеца продолжала шевелить губами, издавая отвратительные хрипы, а глаза пытались сожрать энергию всех, с кем встречались взглядом. Позади победителя дергались, шевелились и перекатывались по арене части тела ужасающего противника. Шатаясь, Сергей подмигнул Тавру, с ужасом уставившемуся ему в глаза, и хриплым голосом произнес:

– Тавр, тебе не кажется, что нам есть о чем поговорить?!

После этого он швырнул кривляющуюся голову мертвяка под ноги глашатая, который тут же преблагополучно грохнулся в обморок. Седой еще раз посмотрел Тавру в глаза, отсалютовал ему мечом, развернулся и побрел к выходу с арены.


– Сережа, как я рад, что ты остался в живых! – радостно произнес Петраков, едва конвой ввел шатающегося и всего перебинтованного Решетова в клетку.

– А уж я-то как! – устало усмехнулся Сергей. – Ты был прав – он практически бессмертен! Покончить с ним удалось, лишь изрубив на куски. Но даже будучи отрубленными, части тела продолжали шевелиться и ползать… – Решетова передернуло при воспоминании об этом. – Надеюсь, стража догадалась сжечь эти мерзкие обрубки… Вы не поверите – отрубленная голова капитана продолжала высасывать энергию всех, с кем встречалась взглядом! И еще одно – это не мертвая кукла: он применяет все навыки, которые приобрел в предшествующей ипостаси. Его реакции и скорости позавидовали бы многие воины. Но что самое интересное – этот засранец способен испытывать эмоции, я сам видел, как он торжествующе улыбался гнилым ртом…

Дмитрий Сергеевич удивленно охнул и задумался, нервно теребя подбородок. Наконец он пришел к какому-то выводу, чем не замедлил поделиться с Седым:

– Если они сохраняют собственную память и эмоции, то… так недалеко и до самостоятельной оценки происходящего и соответствующих выводов. Гены инопланетян в человеческих телах мутируют!

– Вот и я об этом! – откликнулся Сергей. – Если так пойдет дальше, то сомневаюсь, что Лукину и иже с ним удастся удержать эту банду под контролем. Тогда первыми мишенями станут жители городка. Этим солдатам нужна энергия – и они отправятся за ней!

– Боже! – простонал Петраков. – Там же моя семья: Ирочка, Иван и Наташка!

– Ну, не переживай так раньше времени! – попытался успокоить Дмитрия Решетов. – Охрана корабля, как ты говоришь, находится на должном уровне. Все… мм… образцы содержатся в саркофагах, так?

– Да, но я видел это лишь краем глаза!

– Тем более у нас масса причин как можно быстрее переговорить с лоретом. Кстати, по окончании боя я заметил ужас, застывший в глазах правителя, и крикнул ему, что желаю пообщаться с ним. Даст бог, он не замедлит явиться сюда. Ты бы видел, насколько все были шокированы этим необычным воином! Люди не идиоты и, заподозрив, что где-то поблизости могут оказаться другие подобные создания, впадут в панику. Я считаю, что затягивать с визитом не в интересах лорета.

Глядя, как Дмитрий Сергеевич в волнении измеряет суетливыми шагами узкое пространство своей камеры, Седой негромко произнес:

– Дмитрий, успокойся! Я уверен, что Тавр сегодня же посетит нас. Сидя в наших клетках, мы можем только надеяться и ждать… – Сергей замолк, вспомнив Милану, Витаро и его людей… Что будет с ними, если…

Вечером откуда-то из глубины коридора раздалась пьяная брань, сдавленные крики и глухое рычание крупного зверя. Задремавший было Сергей мигом оказался на ногах и припал к решетке – непохоже было, чтобы Тавр вваливался в темницу подобным образом. Вскоре в коридоре появилась свирепая морда самого крупного азаро, какого только довелось увидеть Решетову. Зверь скалился, глухо рычал и разбрасывал во все стороны капли мутной слюны. Толстую шею пса сжимал строгий ошейник, который был прикреплен к деревянному шесту таким образом, чтобы пес не мог достать своими острыми зубами того, кто его вел. Едва из-за поворота показался силуэт, держащий это хитроумное сооружение, как Седой тут же опознал в нем принца Сетуса. Пошатываясь и грязно ругаясь, выродок царского рода подошел к клетке Сергея.

– А-а, проклятый сомбарец, член Зетро тебе в глазницу! – Мутные глаза принца злобно уставились на Решетова. – Будь на то моя воля, ты не прожил бы сейчас и пяти минут! Тебе и в этот раз удалось вывернуться, заноза в заднице Зетро!!!

– Объясни мне, уважаемый принц, чем вас всех так прельщает эта пресловутая задница? – хмуро усмехнулся Седой и пнул псину, которая пыталась просунуть свою мерзкую морду между прутьями клетки, – азаро злобно взвыл и принялся грызть стальные прутья. – В этом есть что-то сугубо личное или все вы являетесь почитателями сиятельных задниц?

Принц заскрипел зубами и попытался плюнуть в Седого, но слюна пьяницы была слишком вязкой и, рванувшись было изо рта вперед, тут же повисла на груди Сетуса.

– Моли богов, сомбарец, что мой брат пока что нуждается в том, чтобы ты развлекал толпу! Помни: это не будет длиться вечно. Тебя либо убьют на арене, либо… когда-нибудь я взойду на престол – Тавр не вечен! И, поверь мне, уж тогда ты испытаешь на себе всю меру моей ненависти и жестокости!!!

– Готовишь переворот?! – искренне изумился Седой. – И даже не опасаешься, что кто-нибудь тебя услышит? Например, тот сторож, что стоит у тебя за спиной… Ты гораздо пьяней, чем кажешься, – сплюнул на пол Сергей. Сетус прошипел что-то нечленораздельное и, обернувшись к стражнику, стоявшему позади него, скомандовал:

– Открывай дверь к этому дохляку!

– Но… – пролепетал сторож.

– Быстро, иначе, клянусь богами Зетро, я спущу пса на тебя!

Стражник, с опаской косясь на свирепого зверя, трясущимися руками отпер замок и немедленно скрылся в глубине коридора.

– Не имея возможности поразвлечься с тобой, я и моя собачка навестим твоего соседа. Кажется, он твой земляк, да? – криво усмехнулся принц, направляя азаро в проем камеры Дмитрия Сергеевича, который сжался в беспомощный комок в дальнем углу клетки и жалобно стонал, полными слез глазами взирая на приближающего монстра.

– Остановись, принц! – зарычал Седой, впившись побелевшими пальцами в прутья клетки, словно пытаясь их разорвать. – Этот человек обладает бесценной информацией для спасения вашего мира! Скоро толпы таких же чудовищ, одного из которых ты видел сегодня на арене, ворвутся в Тиран, и лишь он может помочь избежать катастрофы!

– Ты что-то перепутал, сомбарец! Я – не мой добродушный брат, верящий в подобного рода сказки! Меня ты не проведешь своими глупыми историями! Радуйся, что сам останешься жить, а по поводу этого сумасшедшего от Тавра не поступало никаких указаний! – Сетус ткнул шестом вперед, натравливая чудовище на Петракова.

С застывшим в глазах ужасом наблюдал Сергей за тем, как, спасаясь, Дмитрий Сергеевич запрыгнул на прутья клетки, пытаясь по ним втащить свое слабое тело наверх. Руки его тряслись, ступни в бесполезной попытке скользили по прутьям. Он как-то совсем по-детски плакал и невнятно бормотал слова о пощаде… Туловище адского пса взмыло вверх, стальные челюсти с острыми, словно шипы, зубами впились в ногу профессора и потащили его вниз. Петраков издал протяжный, режущий слух вой, который сковал бешено бьющееся сердце Решетова. Мощный рывок отвратительной головы пса – и, разжав пальцы рук, ученый безвольно упал на пол. Парализованный ужасом, он даже не пытался хоть как-то защититься, поэтому азаро отпустил ногу Дмитрия и с вожделением впился в незащищенный живот жертвы. Словно окаменев, смотрел Седой в глаза плачущего и издающего хриплые стоны профессора, нутро которого с утробным урчанием разрывала страшная тварь…

«Дежавю», – промелькнуло в сознании Сергея. Нечто подобное произошло когда-то на далекой Земле, где озверевший тюремщик натравил овчарку на его друга. Но там он покарал ублюдка, а сейчас ему никак не вырваться из проклятой клетки…

Видимо, пес не был голоден – разорвав брюшную полость человека, он лишь дважды лизнул хлынувшую кровь и потерял к Петракову всякий интерес. Взбешенный этим Сетус перехватил шест поближе к заскучавшей собаке и яростно пнул ее каблуком сапога. Пес мгновенно отреагировал на агрессию – рванувшись так, что спасительный шест вырвался из ладони пьяного поводыря. Азаро бросился на оторопевшего от такой неожиданности принца. Повалив Сетуса и придавив его своим весом к полу, пес мгновенно вырвал горло царственного негодяя вместе с нижней челюстью. Сиятельный мерзавец не успел издать даже звука – лишь шокированные глаза умирающего смотрели на азаро. Лениво пожевав добычу, пес выплюнул ее на пол…

Все еще не веря в произошедшее, Седой оцепенело смотрел на два изуродованных тела, которые стремительно покидала жизнь, и пса, спокойно улегшегося на пол среди луж крови…

– Прощайте, Сергей, – едва слышно прошептал Петраков. – Если… получится… найдите мою… семью… – Веки ученого медленно сомкнулись, а тело обмякло, обретя вечный покой.

– Найду… – глухо ответил Решетов. – Обязательно!

Затем он перевел взгляд на Сетуса, который истекал кровью из страшной раны на шее. Тот с яростью смотрел на него и пытался что-то сказать, но добивался лишь того, что фонтанчики крови еще стремительнее уносили из его тела остатки жизни.

– Катись в ад, злобная тварь! – Сергей плюнул в сторону изувера, после чего страшная судорога скрутила принца – он так и умер, изогнувшись в неестественной позе и с наполненными яростью открытыми глазами…

Седой устало опустился прямо на пол и невидящим взором уставился в одну точку…


За гранью

Сколько он так просидел, Седой не знал, мысли его беспорядочно метались. Ему предстояло столько совершить. Чертов Сетус! В самый последний момент спутал все планы. И погубил одного из лучших людей, которого довелось ему встретить в этом мире… Земля ему пухом… Впрочем, здесь, видимо, принято сжигать тела умерших… Одно хорошо – наконец-то сам треклятый выродок мертв!

В коридоре раздались тихие шаги, но Сергей не обратил на них внимания, думая, что это тюремщик решил глянуть, как там его сиятельный гость. Пусть полюбуется на своего господина!

– Что, во имя богов Зетро, здесь произошло!!! – словно громом ударило у самого уха Решетова – его даже подбросило.

Он недоуменно обернулся и увидел Тавра, вцепившегося в прутья клетки. Ошарашенный взгляд правителя был полон гнева, боли и бешенства.

– Случилось то, лорет, что и должно было случиться: твой брат наконец-то нашел участь, которую так долго искал, – негромко произнес Сергей. – Хоть я и ненавидел Сетуса – прими мои соболезнования…

– Как это случилось? – почти простонал Тавр и в волнении взлохматил густую шевелюру, не в силах отвести глаз от страшной картины, представшей его взору.

Сергей коротко, не вдаваясь в подробности, поведал лорету о произошедшем.

– Безголовый сукин сын! – с долей нежности произнес властитель и, присев на колени, просунул руку сквозь решетку и погладил волосы брата. Пес поднял массивную голову и глухо зарычал, видя, что кто-то прикасается к его законной добыче. Лорет тут же отдернул руку и крикнул в глубины коридора:

– Стража!

На его зов, словно из-под земли, явились трое воинов и тоже в недоумении застыли, потрясенные ужасным зрелищем.

– Что стоите?! – пророкотал Тавр. – Немедленно убить эту тварь!

– Нужны лучники, господин… – неуверенно пробормотал один из стражников и с мольбой взглянул на лорета.

– Что?!! – взревел властелин Тирантома. – Трое моих бойцов боятся собаки?!!

Словно почуяв неладное, азаро поднялся на ноги и угрожающе зарычал, оскалив желтые клыки.

– Тавр, позволь мне это сделать. Он загрыз дорогого мне человека! – вмешался Седой, заметив, что стражники с благодарностью взглянули на него.

– Отопри клетку! – скомандовал лорет тюремщику, топтавшемуся неподалеку, – тот немедленно приблизился и трясущимися руками отпер замок.

Седой, хрустнув суставами, размял шею, подошел к одному из бойцов и принял из его рук длинный узкий клинок. Воин протянул ему еще и кинжал, но Сергей покачал головой и медленно вошел в клетку. Налитые кровью глаза азаро моментально переключились на вошедшего, который, перешагнув порог, выставил вперед клинок и спокойно ждал атаки. Пес со злобным рычанием прыгнул на противника, целясь в горло. Седой спокойно вонзил меч прямо в пасть летящей на него собаки и моментально ушел влево, избегая столкновения с уже практически мертвой тушей. Издыхая, азаро упал прямо под ноги лорета, который вытащил меч из пасти пса и тяжелым ударом сверху отделил его голову от туловища…

Тавр еще раз с грустью взглянул на неподвижное тело брата и приказал караульному:

– Позаботьтесь о теле моего брата и этого… человека. – Затем он обернулся к Решетову. – Идем со мной! – Лорет развернулся и стремительно зашагал по коридору – прочь от места нелепой гибели Сетуса.

Сергей удивленно взглянул на спину удаляющегося правителя и поспешил за ним. Они шли молча, пока, миновав извилистые коридоры, не оказались в одном из задних дворов замка. Тавр остановился и взглянул на смертобоя:

– Мне необходимо выпить. Не составишь компанию?

Седой молча кивнул, и они продолжили свое шествие, не обращая внимания на изумленные взгляды стражников, попадавшихся на их пути. Добравшись до своих покоев, лорет рывком распахнул дверь, мотнул головой Сергею: «Заходи!» – пропустил его вперед и повернул ключ в замке.

– Располагайся где сочтешь нужным! – бросил он через плечо и, прихватив с полки кувшин с вином и два кубка, уселся за широкий стол.

Тавр сам наполнил позолоченные кубки и кивнул на один из них Решетову. Сергей приблизился к столу и, помянув про себя добрым словом Петракова, осушил кубок до дна. К этому времени лорет тоже справился с содержимым своего кубка и, тяжело вздохнув, отер усы и вновь его наполнил. Затем правитель устало откинулся на спинку стула.

– Сомбарец, – произнес наконец лорет. – Я тебя более не держу. Ты совершил покушение на моего брата, который, к слову, вполне этого заслуживал, и должен был понести наказание. Положа руку на сердце, мне было бы жаль, если бы ты погиб на арене: люди вроде тебя не должны погибать из-за таких… каким был Сетус… Ты достаточно перенес, выходя на арену и всякий раз унося оттуда отметины на теле. Теперь, после кончины моего брата, я освобождаю тебя – соответствующие документы я приготовлю утром. Можешь возвращаться в дом Витаро, к своей невесте! – Тавр поднял кубок и, дружески кивнув Решетову, залпом его осушил.

Седой лишь пригубил вино и поставил кубок на стол. Собравшись с мыслями, он взглянул на правителя Тирантома и произнес:

– Как ты, наверное, припоминаешь, я сказал, что нам следует кое о чем переговорить…

– О чем еще ты хочешь говорить? – удивленно вскинул брови лорет.

– Помнишь моего последнего противника? – прищурившись, спросил Сергей.

Тавр нахмурился и, подумав, ответил:

– Да… Это был… очень странный человек. Скажу больше – он был воплощением самой Смерти, пришедшей в этот мир, дабы покарать всех грешников. Больше всего меня потрясло то, как шевелились и ползали по песку части его тела! Это было настолько омерзительно, что я приказал собрать их и сжечь. Ты одолел этого монстра и уже одним этим заслужил свободу!

– Боюсь огорчить тебя, Тавр, но вскоре всему Тирантому может грозить нашествие подобных тварей, – горько усмехнулся Седой.

– О чем ты толкуешь?! – удивленно воскликнул лорет. – Ты знаешь, кто… что это было?

– Да, лорет, – угрюмо ответил Седой. – Об этом мне поведал человек, на которого твой брат натравил азаро. Он уже давно в Тиране и пытался предупредить тебя об опасности, но добился лишь того, что его сочли сумасшедшим и бросили в клетку.

– Расскажи мне все, что ты знаешь об этом! – велел Тавр и вновь наполнил свой кубок.

– Начнем с того, что я родился не на Лэйне…

Тавр выпучил глаза, широко раскрыл рот и недоверчиво слушал Решетова, повествующего о том, каким образом он оказался на этой планете. Рассказывал Сергей долго: о себе, об исследовательском центре, находящемся практически под самым носом правителя Тирана; о космическом корабле, найденном учеными, и, наконец, о том, что из всего этого вышло… Собеседники прикончили кувшин вина, принялись за второй, а Седой продолжал излагать лорету подробности об удивительных вещах, находящихся за гранью понимания Тавра. Именно поэтому Решетов часто замолкал, не зная, как правителю объяснить ту или иную деталь, но, подобрав нужные слова, снова продолжал. Когда его рассказ был завершен, Тавр тяжело вздохнул и наполнил свой кубок в очередной раз – казалось, вино не действовало на этого могучего человека. Сам Сергей уже давно воздерживался от коварного напитка, желая сохранить ясность ума. Лорет вновь осушил кубок и выругался:

– Боги Зетро, что за день сегодня! Сначала брат… теперь ты со своей диковинной историей… Порой мне кажется, что я сплю и вижу страшный сон, из которого не могу выбраться!

– Страшный сон начнется тогда, когда эти нелюди войдут в Тиран. Исходя из того, что мне рассказал Дмитрий Сергеевич, можно ожидать от них чего угодно. Если в телах людей эти гены мутируют, то неизвестно, к какому результату это приведет. Я до сих пор не понимаю, как этот монстр преодолел болота, как выследил местность, где находился Петраков. Это, по задумке ученых, должен быть тупой, исполнительный солдат, лишенный чувств, эмоций и собственного мнения. Вероятно, человеческий организм дает гораздо больше возможностей для развития чужого гена. Эти… существа могут объединиться, организоваться и с огромной долей вероятности – захватить вашу планету.

– Я не понимаю и половины того, что ты говоришь, сомб… как тебя – Сергей? – покачав головой, ответил удрученный правитель, с неведомым ранее для него ужасом осознавший, что все его величие, да что там величие – сама картина привычного для него мира вот-вот рухнет. – Короче, что ты предлагаешь мне в сложившейся ситуации? Сам я в полном отчаянии! Единственная мысль, которая возникает в моей голове после рассказанного тобой, – вооружить каждого жителя моего города и ждать нападения этих… нелюдей.

– Вооружить – это правильная мысль, лорет! – улыбнулся Сергей. – Я предлагаю тебе немедленно мобилизовать все свои войска и передислоцировать их к границам болот. Всех, кто может появиться из-за них, подвергать тщательной проверке. Надеюсь, не нужно объяснять разницу между нормальными людьми и этими чудовищами? Будьте осторожны – среди пришельцев могут появиться вполне обычные люди – беженцы, если в научном городке станет настолько плохо, что им придется спасаться бегством. Они – мирные, хорошие люди. Кстати, среди них много ученых… ну, мудрецов по-вашему – они могут принести большую пользу для развития твоей страны, да и всего мира в целом. Еще… на твоем месте я заручился бы заочной поддержкой союзников и соседей, на случай глобального военного конфликта. Надеюсь, что мы еще не упустили время и до подобного не дойдет, но все же… Лично проинструктируй своих солдат насчет неуязвимости нелюдей. Самое лучшее решение – это испепелять их. По этому поводу советую тебе обратиться к Витаро – есть у него один старый мастер, способный изготавливать напалм… ну, такой липкий жаркий огонь, уничтожающий практически все, с чем он столкнется. Так… – Сергей задумчиво почесал голову, – еще одно: среди нормальных людей, явившихся из-за болот, могут быть хорошо подготовленные воины с оружием, превосходящим ваши самые смелые фантазии. Поэтому посоветуй командирам быть… как бы это сказать – миролюбивыми, но готовыми отразить атаку. Понимаю – задача не из легких. Главное в их действиях – определиться: кто стоит перед ними. Вот как-то так, лорет… Наверняка я излишне драматизирую и все может обойтись, но готовиться всегда нужно к худшему. Пусть отныне перед глазами у тебя всегда стоит тот необычный смертобой, помноженный на тысячу, и тогда ты будешь готов!

– Ты… ты поможешь мне? – тихо спросил Тавр, смущенный тем, что ему приходится просить помощи у бывшего раба.

– Не забывай, Тавр, что в твоем королевстве живет моя невеста. И хотя я уважаю тебя, она мне намного дороже, так что будь уверен – в стороне я не останусь!

– Что ты предпримешь?

– Я отправлюсь за полосу болот и постараюсь локализовать возможное распространение этой заразы еще в зародыше. Это – самый эффективный на данный момент расклад!

И хотя Тавр понятия не имел, что означает слово «расклад», суть сказанного он усвоил и тут же спросил:

– Чем я могу помочь тебе, Сергей? Оружие, люди, деньги?

– Деньги мне уж точно не понадобятся, – улыбнулся Седой. – Люди твои, не владеющие ситуацией, будут только мешаться под ногами, отвлекая на себя внимание. А вот оружие… мне нужен мой меч, тот самый – подарок твоего друга Мэйти. И еще – та штука, изрыгающая огонь, которую отобрали у монстра, когда он пытался выломать ваши ворота. Также мне потребуется самый быстроногий и выносливый кайсан и запас провизии.

Тавр тут же вызвал оружейника, и уже через десять минут тот явился, неся на большом подносе, словно священную реликвию, автомат и пять полных рожков к нему. Сергей радостно воскликнул, выхватил поднос у старика и тщательно осмотрел оружие, матеря про себя тупого зомби: требовалась тщательная чистка и смазка. «Ну ладно, позже займусь этим».

– Вот, Тавр, кажется, мы обо всем договорились. Отдавай распоряжения, приказы, объявляй мобилизацию. И предоставь мне, ради ваших богов Зетро, комнату с нормальной кроватью и ванной. Все остальное пусть мне доставят на рассвете.

– Да помогут тебе боги, Сергей! – торжественно произнес лорет. – Ты лучший гетаро этого мира, и если ты спасешь его – я сделаю тебя вторым человеком в этом государстве!

– Шкуру медведя будем делить позже! – ухмыльнулся Сергей. – Засим оставляю тебя, великий лорет, – иду готовиться к походу. И у тебя завтра напряженный день – похороны брата и мобилизация войск.

Лорет вызвал камердинера, который проводил бывшего смертобоя в его покои. Сначала Решетов привел в полный порядок вооружение, а потом уж себя – он с наслаждением вымылся и побрился, отросшие волосы стянул позади крепким шнурком. Наконец, завершив приготовления, Седой растянулся на широкой постели и мгновенно заснул.

Рано утром, едва Зетро окрасило темные тяжелые шторы в светлые тона, Сергей неохотно открыл глаза. В тот же момент его мозг затопила волна размышлений по поводу предстоящего похода. Многочисленные вопросы, кружась в сумасшедшем хороводе, пытались завязать мозговые извилины морскими узлами. Да, непросто смириться с мыслью, что на тебе лежит ответственность за судьбу целого мира! Решетов с трудом отбросил одолевавшие его проблемы и с наслаждением потянулся – давненько он так сладко не спал. Он встал с постели и обнаружил на столе завтрак и маленький кувшин с вином, которые кто-то предусмотрительно оставил для него. С удовольствием подкрепившись, Сергей умылся, почистил зубы местным приспособлением из дерева и волос кайсана и тщательно собрался, готовясь к дальней дороге. Он еще раз проверил автомат, боекомплект, меч и широкий кинжал – все находилось в идеальном состоянии. В дверь негромко постучали…

– Да! – откликнулся Седой.

Вошедший камердинер, явно сраженный переменами, произошедшими в облике Дикого сомбарца, сдавленно произнес:

– Господин Сергей, великий лорет Тавр ожидает вас в своих покоях! – Труднее всего ему далось слово «господин», что не укрылось от пристального взгляда Решетова.

– Подожди меня за дверью, – ответил Седой. – Последние приготовления – а затем ты проводишь меня, не то я запутаюсь в ваших многочисленных коридорах.

Что-то буркнув себе под нос, пожилой камердинер вышел и закрыл за собой дверь. Сергей усмехнулся ему вслед: ну как же – сомбарское быдло отдает приказания сему достойному джентльмену! Затем Решетов натянул мягкие сапоги, легкую куртку из кожи, закрепил за спиной ножны с мечом и накинул на плечо автомат. Кинжал он прицепил к поясу, а боекомплект тщательно упаковал и положил в дорожную сумку. Все, вперед!

Тавр грустно улыбнулся ему. Едва распахнулись створки дверей, он двинулся навстречу и ткнулся кулаком в кулак Сергея. Затем удивленно осмотрел Седого с ног до головы и произнес:

– Истинный гетаро!

– Что есть, то есть! – скромно улыбнулся Решетов. – Что ты успел сегодня предпринять, Тавр?

Правитель устало посмотрел на гостя покрасневшими глазами и ответил:

– К сожалению, сегодня я так и не смог уснуть – слишком уж много произошло за вчерашний день. Поэтому все необходимые приказы и распоряжения были отданы еще ночью. Мобилизация войск идет полным ходом, командиры тщательно проинструктированы, и вскоре войска выдвинутся в сторону болот. Сергей, тебе нужна карта или провожатый?

– Нет, – покачал головой Седой. – Карта у меня в голове. – Он отлично помнил рисунок на пыльном полу клетки, начертанный Дмитрием Сергеевичем.

– Сортек, мой камердинер, проводит тебя во двор, где слуги уже подготовили для тебя моего лучшего кайсана – Тайла. Сумки с провизией и водой ты найдешь там же. Ну, что еще? – развел руками лорет.

– Это все! – отчеканил Сергей. – Действуй как договорились, если мне не удастся спасти твой… да и мой теперь мир. Удачи тебе, правитель Тирантома!

– Удачи и тебе… зем-ля-нин! – Тавр смутился, по слогам произнося непривычное слово.

Они вновь, словно закадычные друзья, ткнулись кулаками, и Сергей покинул стены дворца. Во дворе он погладил красавца-кайсана, навьюченного мешками с припасами, прошептав в пушистое ухо животного:

– Тайл, зверюга, обещаю – мы подружимся, но легкого путешествия посулить тебе не смогу. Имей в виду – мы спешим!

Кайсан мелодично курлыкнул и ткнулся носом в плечо Сергея.

– Вот и хорошо! – улыбнулся Седой и, лихо запрыгнув в седло, обратился к придворной челяди, провожавшей его: – Спасибо за заботу, добрые люди, и хранят вас ваши боги!

Робкие ответные пожелания прозвучали под удаляющийся стук копыт…

Минуя дворцовую площадь, Решетов с удовлетворением отметил, что Тавр не бросал слов на ветер – действительно, к дворцу со всех сторон города стягивались небольшие отряды. Всадники на кайсанах, стройные ряды лучников, пехота с длинными копьями. Встревоженные горожане провожали войска напряженными взглядами, явно предчувствуя недоброе. Мало кто обращал внимание на одинокого гетаро, движущегося в сторону городских ворот. Сегодня никто не узнал бы в нем того дикого и страшного в смертельном бою сомбарца, который уже стал легендой этого огромного города.

Покинув стены Тирана, Седой направил Тайла галопом по широкой дороге, ведущей на восток. Ему все еще продолжали встречаться отряды солдат – войска следовали к столице. Практически все они в скором времени выдвинутся вслед за Сергеем, который уверенно держался за рога несущегося, словно ветер, кайсана. Оставив позади окрестности города, Решетов стремительно миновал близлежащие небольшие поселения и оказался в чистом поле, обдавшем его ароматами трав и цветов. Тайл, казалось, не ведал усталости, и ко второй половине дня Сергей почувствовал отвратительный запах болот, нелегкой преградой лежавших на его пути. Заметив впереди одну из небольших деревушек, попадавшихся на его пути все реже, – видимо, сказывалась близость болот и неприятного запаха, – Седой направился к ней. Поселение представляло из себя небольшую кучку убогих домиков, половина из которых была заброшена. Очевидно, молодежь чуралась этого захолустья и стремилась переселиться поближе к столице. Сергей грустно улыбнулся, уловив аналогию с родной страной. На ветхом крыльце одного из домишек сидел дряхлый старичок, который что-то напевал себе под нос и мастерил из дерева небольшую затейливую конструкцию.

– Доброго дня тебе, уважаемый! – приветствовал старика Сергей.

Он спешился и, привязав Тайла к изгороди, подошел к местному жителю, вытягивая кулак.

– И тебе – доброго, благородный гетаро! – Дед недоверчиво посмотрел на кулак Седого и робко ткнул его, смущенный тем, что высокая особа соизволила поприветствовать его.

– Надеюсь, у тебя найдется стойло для моего кайсана и немного сена, чтобы он не отощал от голода?

– Господин хочет продолжить путь пешком? – удивленно поднял седые брови старик.

– Там, куда я направляюсь, кайсану не пройти, – грустно ответил Сергей и махнул рукой в сторону болот, откуда, словно в ответ на его жест, донеслось дуновение смрадного ветерка.

– Уважаемый гетаро хочет посетить наши великолепные болота? – ехидно усмехнулся пожилой юморист.

– Уважаемый гетаро хочет преодолеть полосу ваших гнилых болот и оказаться на той стороне! – в тон ему ответил Решетов и тоже усмехнулся.

– Что ж, вы окажете мне честь, оставив своего великолепного скакуна у меня. Обещаю: он не будет нуждаться ни в чем! – тряхнул жидкой гривой седых волос собеседник.

Сергей благодарно кивнул ему и вынул несколько золотых монет из кошеля, который ему все-таки сунул в руки перед расставанием Тавр.

– Боюсь, господин, это слишком большая сумма для той ничтожной услуги, которую я могу оказать вам! – смущенно проронил дед, не решаясь принять деньги.

– Бери, отец, бери! – успокоил его Седой и вложил монеты в сморщенную жилистую ладонь.

– Благодарю вас, гетаро! – склонилась седая голова. – Простите за вопрос: что такой сиятельный всадник ищет в этих, забытых богами, местах?

– На той стороне болот расположено никому не известное поселение странных людей. Его-то я и хочу исследовать по указанию лорета.

– Вы – посланник самого великого Тавра?! – изумился старик. – Не знаю насчет поселения, но проходил тут недавно один странный человек, пришедший со стороны болот.

– Да? – Седой вопросительно поднял брови.

– Такой необычной одежды я еще не видал, – покачал головой дед и сплюнул себе под ноги. – Когда я обратился к нему с вопросом – не нужно ли ему чего, он лишь посмотрел на меня… – Старик зябко повел худыми плечами. – От этого взгляда мое тело до сих пор пробирает дрожь: глаза черные, словно сама Тьма взглянула на меня, вытягивая жизненную силу. Посмотрев на меня какое-то время, страшный путник ничего не ответил. Он повел носом, словно пес, и двинулся в сторону города. Я же упал на землю – ноги отказали мне. Моя старуха с трудом отволокла меня в дом, где я провалялся целых десять дней, прежде чем снова встал с постели.

– Еще раз повстречаешь подобного человека, отец, – беги от него подальше! – строго проговорил Седой. – Эти твари питаются жизненной силой людей!

– Эх, что за новая напасть! – тяжело вздохнул житель деревеньки.

– Не переживай так – скоро сюда явятся войска Тавра, на случай, если подобные пришельцы двинутся из-за болот.

– И много их там? – с плохо скрываемым страхом спросил старичок.

– Это я и попытаюсь выяснить, – нахмурился Сергей. – А возможно – и поубавить их количество!

– Да пребудут с тобой боги Зетро, гетаро! Береги себя, а о твоем кайсане я позабочусь – не переживай!

Сергей снова подошел к Тайлу и ласково потрепал его за ухом:

– Не скучай тут без меня!

Кайсан, успевший за такое короткое время привязаться к своему всаднику, словно понимая, что они расстаются, сунул свой нос под мышку Решетову.

Затем Седой вновь ткнул кулак деда и, прощаясь, произнес:

– Счастливо оставаться, отец! Будь осторожен! И спасибо тебе за мою животину!

– Подожди, гетаро! – воскликнул старик. – Прими от меня небольшое подношение – оно значительно облегчит твой путь.

После этих слов дед скрылся в хижине и через минуту вынырнул оттуда, держа в руках две штуковины, сплетенные из гибких ветвей. Они отдаленно напоминали теннисные ракетки. Посередине этих приспособлений были ремни из кожи – видимо, чтобы вставлять в них ноги.

– Вот, – поучительным тоном заявил старик, – надеваешь и идешь себе. Но если уж начал тонуть – из них легко выпрыгнуть и, оттолкнувшись, выйти на более-менее безопасное место. И еще – обычно путешествующие по болоту стараются держаться ближе к деревцам или кустам. – Сергей кивнул головой – сам он не раз путешествовал по непроходимым топям. – Так вот, – продолжил дед, – есть там такие кусты, что вместо поддержки могут сами утащить тебя в трясину своими корнями. Кусты эти питаются живой плотью. Есть у меня одна штука… – дед вытащил из кармана подобие короткой дудочки-манка, – дунешь несколько раз в нее – и корни отпустят тебя. Уж очень они не любят этих звуков.

– А как ты это определил? – с удивлением спросил Сергей.

– Это не я определил – это наши предки, вся их жизнь прошла возле болот! – улыбнулся собеседник, и тон его снова стал серьезным. – Будь осторожен – на болоте полно всякой кровожадной живности!

– А против нее у тебя отпугивателя нет? – полушутя-полусерьезно спросил Седой.

– Нет, но я вижу, у тебя за спиной имеются неплохие отпугиватели, – ощерил редкие зубы дед.

Распрощавшись со стариком и еще раз поблагодарив его за все, Решетов двинулся навстречу гиблому препятствию, отделяющему его от исследовательского городка. Пройдя сквозь небольшой лесок карликовых кривых деревьев, он вышел к простиравшейся перед ним полосе болот. Невысокая чахлая трава, мшистые кочки, покрытые россыпями ягод, жидкие кусты и одинокие уродливые деревца, и все это – среди лопающихся болотных пузырей и зловонных испарений… Именно таким будет его путь ближайший десяток километров…

Сергей вздохнул, посмотрел на Зетро: до заката оставалось несколько часов – должен успеть, если не возникнет непредвиденных обстоятельств. Лучше бы, конечно, переждать до следующего утра, но времени катастрофически не хватало – возможно, что и так уже слишком поздно… Решетов надел подаренные старичком болотоступы, забросил на плечо мешок с водой и провизией, взял в руки длинный шест, срезанный в лесочке, и, перекрестившись, ступил на зыбкую почву…

Приблизительно около километра он продвигался без особых неприятностей, если не считать, конечно, коварного ковра из мха, которой того и гляди грозил провалиться. К зловонному воздуху, который поначалу значительно затруднял дыхание, Сергей вскоре привык. На этом участке пути главной заботой Седова стали крупные кровососущие насекомые, которые то и дело пытались всадить в его кожу свои жала. Иногда им это удавалось – и тогда очередная крупная шишка возникала на месте укуса. Пытаясь избежать повторных нападений докучливых кровососов, Решетов, скривившись от отвращения, вымазал открытые участки тела и лицо болотной грязью. После этого надоедливые твари отстали. Воодушевившись, Седой шел по кромке низкорослых кустов, корни которых служили ему опорой. Внезапно его правую ногу что-то крепко обвило и с удивительной силой потащило вниз! Решетов вытащил из кармана волшебную дудку, но внезапно потерял равновесие, когда в плену корней оказалась вторая нога. Дудка-пугалка выпала из его руки и отлетела на полметра вправо. Дьявол! Сергей бросил шест плашмя и, опираясь на него, попытался вытянуть утопающее в грязи тело на поверхность. Не тут-то было – почувствовав сопротивление, корни удвоили свои усилия, и вскоре Сергей уже по пояс увяз в зловонной жиже. Все его старания вырваться не увенчались успехом – мощная корневая система неуклонно тянула его в бездонную пропасть. Тогда, опершись левой рукой на шест, Седой изо всех сил повернулся вправо и сумел-таки схватить спасительную свирель. Тяжело дыша, он поднес ее к губам и протяжно подул – раздалась отвратительная трель, похожая на помесь испускаемых обжорой газов и хрюканья кабана-переростка. Едва раздались эти противные звуки, корни замерли. Оно и понятно – уши Сергея тоже готовы были свернуться в трубочку. Несмотря на это, он снова подул, сам содрогаясь от звуков болотной «флейты» всем телом. Ноги его освободились! Обливаясь потом, Решетов выбрался на поверхность и с трудом высвободил из трясины болотоступы. Он внимательно осмотрел коварные кустики и обнаружил едва заметную отличительную черту – на кончиках веток у них росли мелкие и сморщенные, словно высохшие, черные ягоды. Решив в дальнейшем избегать подобных растений, Сергей продолжил путь, но на всякий случай «дудку-перделку», так он ее окрестил, словно сигару, держал во рту.

Вскоре небо стало темнеть, и в оранжевых лучах заката видимость значительно ухудшилась. Сергей, насколько это было возможно, прибавил шаг, понимая, что встретить ночь в этих болотах означает позорный провал его священной миссии. Минут через сорок последние лучи утонули в дурно пахнущих недрах гнилого болота, и на землю опустились зловещие сумерки – Сергей едва разбирал, что делается в нескольких метрах от него. Однажды слух его уловил всплеск воды и протяжный шорох, словно по болоту скользило длинное тело. Он мгновенно обернулся на звук и увидел чуть позади крупную тень. Сергей лихорадочно вытащил из-за спины меч и, опираясь на шест левой рукой, с громким чавканьем почти побежал по болоту. Благо, в сгущающемся тумане он увидел впереди черные тени высоких деревьев. Конец трудного пути!

Неожиданно поверхность под ним покачнулась и волнообразно всколыхнулась. Седой затаил дыхание и застыл. Когда покачивание прекратилось, он осторожно прощупал шестом поверхность вокруг себя – повсюду шест сразу же уходил в вязкую жидкость. Сергей злобно ругнулся и повернул назад, надеясь обойти топь стороной. Едва он сделал шаг, как почувствовал, что болотоступы резко уходят вниз… Вспомнив совет старика, он молниеносно вытащил из ремней ноги. Что было сил прыгнул в сторону… и приземлился прямиком в ад, разверзшийся под его ногами множеством зубастых голодных ртов. Ноги Решетова по роковой случайности угодили в клубок огромных змей – под сапогами все шевелилось, шипело и перемещалось. Зубы одной из тварей прокусили сапог и впились в кожу. Молясь, чтобы укус не оказался ядовитым, Сергей принялся кромсать мечом все, что было у него под ногами. Громкое шипение, оглушительный свист и хрипящие звуки походили на крещендо адского оркестра, а если учесть, что все это происходило уже почти в кромешной тьме, то можно представить себе ужас человека, оказавшегося в подобной ситуации. Чья-то жадная пасть впилась в плечо – Сергей бросил шест и попытался оторвать от себя мощное продолговатое тело. Через несколько мгновений ему это удалось – тварь унесла в своей пасти куски его куртки и плоти. Седой, яростно размахивая мечом, левой рукой выхватил из-за спины автомат и в развороте выпустил вокруг своих ног целый рожок. Но твари оказались на удивление живучими: то ли они плодились под его ногами, то ли их агрессия умножилась в разы – атака ужасных созданий усилилась, и уже через несколько секунд Решетов оказался спутанным скользкими телами по рукам и ногам. Сергей отчаянно зарычал и неимоверным усилием освободился, рассекая воздух мечом и отбросив за спину разряженный автомат. Внезапно он осознал, что меч его рубил пустоту, а отвратительные монстры с оглушительным шипением расползаются по сторонам, гонимые непонятно откуда взявшимся фосфоресцирующим сиянием…

С безмерным удивлением Решетов обнаружил, что стоит в столбе призрачного лунно-белого света, падающего откуда-то сверху. Он настороженно поднял взгляд и увидел, что странный свет, похожий на луч огромного прожектора, падает на него издалека – казалось, что с самого Катира, тускло светящегося в ночном небе. Прошли какие-то мгновения, и тело Седого плавно взмыло в воздух. Словно в невесомости, Решетов поднимался вверх, уносимый сиянием, льющимся на него со спутника Лэйне. Как будто находясь в сказочном сне, он обозревал удаляющуюся поверхность планеты и огни ночного Тирана, ставшего до смешного маленьким. Задрав голову, Седой увидел приближающийся к нему Катир, окруженный кольцом медленно плывущих вокруг него метеоритов. Скорость вознесения на небеса все увеличивалась – словно молния, Сергей мчался навстречу неизведанному, глубоко сомневаясь в том, что он еще жив.

Ослепительно-белый свет, заливший все пространство вокруг него и самое сознание, не оставив места ни для чего – даже для самых насущных мыслей и проблем… Словно посторонний наблюдатель, Решетов отрешенно созерцал проносящийся мимо него исполинский хоровод каменных глыб, в сумасшедшем танце опоясывающий темное, слегка фосфоресцирующее тело Катира. Безмерное удивление, охватившее его в тот момент, когда его ноги оторвались от поверхности Лэйне, давно отступило, сменившись умиротворением и предчувствием чего-то грандиозного и необычайно светлого. Свет мягко окутывал его, бережно кружил в воздухе, словно баюкая, пока вокруг не осталось ничего, кроме него. Через секунду Сергей осознал, что он уже не парит в воздухе – ноги его опирались на твердую ровную поверхность, сотканную из того же света, что унес его с Лэйне. Куда ни глянь – повсюду было это ровное белое свечение: никаких границ, горизонтов и вообще каких-либо деталей. Казалось, что он находится в бесконечно огромной и кристально-белой комнате, сравнимой лишь с абсолютной чистотой того, что было до сотворения мироздания, – величественная пустота, бесконечность и тишина…

Седой негромко кашлянул и неловко переступил с ноги на ногу, пытаясь хоть этим воссоздать хоть какое-то ощущение реальности. Чувствовал он себя довольно неуютно, вокруг – словно набросок на чистом листе бумаги, и ни единой детали чего-то другого. Даже взгляду не за что зацепиться.

– Эй! – негромко позвал он, обращаясь непонятно к кому.

Его выкрик канул в необъятность белого ровного света…

– Это не смешно! – разозлившись, он повысил голос. – Кто бы ты ни был, объясни: какого лешего я здесь делаю? У меня и без этих чудес по горло забот!

Краем глаза Решетов заметил какое-то движение слева от себя. Он мгновенно обернулся за мелькнувшей тенью и, громко выдохнув, произнес:

– Ни секунды не сомневался, что тут не обошлось без тебя!

– Приветствую тебя, гость с Земли! – вежливо «телеграфировала» прямо в сознание Седого уже знакомая фигура в темном плаще с капюшоном. – Пришла пора нам поближе познакомиться.

– Кто ты?! – невольно вырвался у Сергея вопрос, который давно уже вертелся на языке.

– Я… – короткая пауза, – куратор проекта…

– Не понимаю… – помотал головой Решетов. – О каком проекте ты толкуешь? Что это за место? Для чего я здесь?

В ответ на свои вопросы Сергей уловил от таинственного незнакомца лишь импульс иронии, который непонятно как был воспринят его мозгом.

– Понимаю, Сергей Решетов, вопросов много… – наконец «раздалось» в сознании Седого. – Кто я? Кто – ты? Цель нашего пребывания здесь?.. Считаю, что будет лучше, если ты увидишь все сам… Располагайся!

В тот же момент рядом с Сергеем появилось большое кожаное кресло. Седой недоуменно ощупал его и, убедившись в том, что оно действительно материально, воспользовался приглашением и плюхнулся в него, вытянув уставшие после путешествия по болотам ноги. Фигура в черном, сверкнув из-под капюшона отсветом глубоких глазниц, расположилась на некоем подобии прозрачного стоматологического кресла, материализовавшегося рядом с нею.

– Итак… – начал было Решетов.

– Итак, – перебил его хозяин этого диковинного места. – Сегодня ты все узнаешь: о Земле, о Лэйне, о самом себе…

– Но… – попытался вставить Сергей.

– Просто узри! – Длань незнакомца поднялась в сторону Решетова.

Сергей был ошеломлен грандиозными и красочными видениями, обрушившимися на его мозг, – он прикрыл глаза и целиком погрузился в сказочный сон, который воля незнакомца воспроизводила в его сознании…


…Бесконечное, темное космическое пространство, мерцающее мириадами звезд, обрушилось на его зрительные рецепторы, погрузив сознание в ощущение стремительного полета к далеким неизведанным мирам. Среди бесчисленного множества звездных скоплений взор Сергея сфокусировался на одном и со скоростью, поражающей воображение и заставившей сердце биться в бешеном ритме, устремился к нему. Огромное светило, исторгающее из своего исполинского тела волны красноватого свечения, которому едва хватало сил омывать вращающиеся вокруг него планеты… Маленькое небесное тело коричневато-бурого цвета приблизилось настолько, что Седой смог разглядеть следы жизнедеятельности местной цивилизации – постройки, сооружения и даже отдельно передвигающихся индивидуумов. Все вокруг было покрыто толстым слоем снега, смешанного с серым пеплом, повсюду витающим в воздухе. Кратеры вулканов, извергающие потоки лавы; разломы в земной коре, достигающие нескольких километров в ширину; свирепые ветры и смерчи, гоняющие по земной поверхности снег и пепел… Множество обездвиженных тел местных жителей, лежащих в неестественных позах… Небольшие группы аборигенов, сливаясь в мощные потоки, передвигаются в сторону громадных космических кораблей, опустивших на поверхность планеты широкие трапы. Живая река людей, закутанных в меха, прижимающих к себе плачущих детей и волочащих свои жалкие пожитки, вливается в недра спасительных кораблей, в командных отсеках которых сидят существа с полупрозрачными головами и неровными глазницами, светящимися ярким светом… Видение затуманивается и тает…

Сверкающая армада кораблей, приближающаяся к небесному телу, окутанному голубоватой дымкой… Радостные лица переселенцев, спускающихся на поверхность нового дома. Люди жадно вдыхают свежий воздух первозданной природы и радостно смеются…

Подобная же картина происходит на планете, сопровождаемой спутником, опоясанным метеоритами…

– Вы спасли население погибающей планеты и переселили его на Землю и Лэйне?! – потрясенно воскликнул Сергей, наблюдая за тем, как переселенцы обустраиваются на новых территориях.

– Истинно так, дорогой гость, – пронеслось в ответ в его сознании. – Мы спасли гибнущую расу и расселили вас на планетах, соответствующих вашим потребностям.

Перед взором Сергея, словно картинки в калейдоскопе, проносились видения цивилизаций, возникающих и исчезающих под воздействием изменения климата и природных катаклизмов. Океаны и материки меняли очертания, менялись до неузнаваемости флора и фауна обеих планет, но одно оставалось неизменным – люди продолжали вновь и вновь осваивать место нового пребывания.

– Перейдем к событиям, непосредственно касающимся возникшей сейчас ситуации, – «произнесла» фигура в темном балахоне, и картина видоизменяющихся планет стабилизировалась.

Над поверхностью Лэйне зависла группа космических кораблей. На бортах этих небесных исполинов сновали невысокие пришельцы с вытянутыми в затылочной части черепами, руководившие вооруженными отрядами рослых воинов. Стройные ряды грозных солдат с уже знакомыми Сергею черными взглядами готовились к высадке…

– Кортиансы, – прокомментировал необычный собеседник Сергея. – Раса кочевников, захватывающих планеты и в кратчайшие сроки вычерпывающих все их ресурсы. Действуют с помощью армии аркхов – генетически уникальных организмов: практически бессмертных, с патологической верностью своим хозяевам. Мне, куратору развития вашей расы на этой планете, пришлось затребовать помощь, дабы не допустить успеха агрессии…

На орбите Лэйне возник сверкающий в лучах восходящего Зетро небольшой боевой корабль, казавшийся на фоне грозной флотилии космических пиратов всего лишь утлой лодчонкой. Тем не менее появление потенциального противника заметно встревожило захватчиков. Видимо, они знали, с кем предстоит иметь дело. В считаные минуты их корабли перестроились для предстоящей баталии, но эти жалкие приготовления уже не имели смысла – короткий направленный импульс ярко-зеленого излучения произвел умопомрачительный эффект: корабли космических корсаров, казалось, сжались до неимоверно крохотных размеров. Возможно, то был результат искривления пространства при воздействии на материю… Затем они распались на мельчайшие частицы, но за этим воздействием последовал настолько мощный энергетический выброс, что на поверхности планеты несколько гектаров леса легли, словно прижатые неимоверной силы ураганом. Единственный из уцелевших кораблей после соприкосновения с этой ударной волной волчком завертелся над поверхностью Лэйне и штопором пошел вниз… Через несколько мгновений от места падения вверх взметнулись клубы пыли, почвы и камней, а сама планета, казалось, содрогнулась от этого столкновения.

– Именно вследствие этого короткого боя и образовался в небе над планетой тот самый портал, посредством которого пришельцы с Земли проникли на Лэйне. Тогда это не имело особого значения. Меня даже заинтересовал сам факт возможного контакта представителей ранее разделенной расы. Но все произошло по-другому…

Сергей увидел, как на Лэйне высадился первый десант ученых и строителей; как возводились здания исследовательского городка; создавался рудник для добычи ридия и строились бараки для заключенных. Молодые увлеченные люди, словно сошедшие с агитационных плакатов того времени – с безмятежными радостными лицами и энтузиазмом в глазах, – заполонили здания исследовательского центра. На фоне этой жизнеутверждающей картины территория колонии и рудника казалась черной кляксой на сказочной картинке – изможденные люди, трудящиеся в шахте из последних сил. У большинства заключенных повреждены слизистые оболочки и кожные покровы. Трупы умерших закапываются прямо в шахте…

Постепенно сюжет разворачивающейся перед Решетовым картины сводится к судьбе симпатичной девушки – поварихи из столовой для зэков. Молодая и жизнерадостная, зеленоглазая и обаятельная, она становится объектом домогательств лысого пожилого человека с погонами подполковника внутренних войск. Вот пьяный военный грубо пытается поцеловать девушку, за что получает звонкую пощечину. Он хватает ее за шею и грубо тащит в подсобное помещение, где жестоко насилует и, сделав свое грязное дело, торопливо уходит, оставляя ее в слезах и с разбитой губой. По прошествии какого-то времени девушка с округлившимся животом робко пытается о чем-то поговорить с ним, после чего оказывается запертой в помещении с ядерным реактором, где, рыдая и гладя свой живот, жалобно говорит что-то ребенку, находящемуся в утробе. Вот двери со свинцовым покрытием распахиваются, и какой-то молодой лаборант выпускает девушку из радиационной тюрьмы… Он же помогает ей покинуть территорию колонии. Кожа бедняжки покрасневшая, руки и ноги покрыты грибком и устрашающего вида сыпью… Находясь на грани потери сознания, она обхватывает свой живот и, плача, бормочет что-то нежное… Теряет сознание…

Рядом с умирающей от лучевой болезни женщиной появляется фигура в темном балахоне с надвинутым на голову капюшоном. Существо в черном склоняется над неподвижным телом, словно внимательно его осматривая, и безнадежно качает головой. Затем прикладывает руки к животу больной, вливая внутрь сияние, хлынувшее из ладоней…

Смертельно больная жертва изувера прячется среди контейнеров со знаками радиоактивности, в грузовом отсеке вертолета… Она же – у обшарпанных дверей с надписью «Калевальская центральная районная больница»…

Маленький русоволосый и зеленоглазый паренек, ночью покидающий непрезентабельные стены детского дома…

Сердце Седого, казалось, остановилось…

– Это… это же… – задыхаясь, только и смог промолвить он.

– Да, – кивок головы в капюшоне и короткий, словно вспышка, отсвет из глазниц. – Это – Сергей Решетов, который по прошествии многих лет вернулся на Лэйне…

Сергей шепотом выматерился и сквозь зубы произнес:

– Кто… где эта тварь?!!

– Его давно уже нет в живых – цирроз печени, – тихо прозвучал ответ незнакомца в сознании Решетова.

– КАК ты мог допустить подобное?!! – прохрипел Седой и злобно уставился в недра капюшона.

– Я НЕ ИМЕЮ ПРАВА ВМЕШИВАТЬСЯ! ЭТО – ЗАКОН!!! – громом пророкотало в сознании Сергея. – Я всего лишь наблюдатель. Помощь твоей матери была оказана мною на свой страх и риск. И сейчас я беседую с тобой, рискуя всем, что у меня есть!

– Но почему?! – искренне изумился Седой.

– Возможно, за многие тысячелетия наблюдения за вашей расой во мне произошли какие-то изменения…Чувства… интуиция… дар предвидения – у вас много определений для подобного. Что-то подсказало мне тогда, что тебя НЕОБХОДИМО спасти! И теперь ты явился в этот мир, чтобы избавить его от заразы, которую распространили твои соотечественники.

– А почему бы тебе не призвать всю свою инопланетную рать, чтобы искоренить эту заразу?! – распалился Сергей, возмущенный бездействием «смотрящего».

– Нет больше никакой рати… – вслух, не используя телепатию, тонким голосом проронил загадочный собеседник. – Наша цивилизация погибла при столкновении с кометой три сотни лет назад по вашим временным меркам. Я – из числа немногих уцелевших, находившихся на кораблях и объектах… Сколько моих соотечественников осталось в живых, я не знаю, ведь на связь со мной с тех пор так никто и не выходил.

Сергею стало искренне жаль собеседника. В чем-то их ситуации были схожи, но он-то попал к людям, а вот этот… Найдет ли он когда-либо подобных себе?

– Искренне тебе соболезную, – тихо произнес Решетов. – Но позволь в таком случае поинтересоваться: чем ты рискуешь, помогая мне? Что за закон, если нет самой цивилизации? И кто с тебя спросит, если ты что-либо нарушишь?

– Человек, тебе не понять ни нашей системы ценностей, ни нашей морали! Даже если хотя бы один представитель цивилизации выжил – закон продолжает жить вместе с ним!

– Ты противоречишь сам себе, – усмехнулся Седой. – Ты ведь уже не единожды наплевал на все ваши запреты, так в чем же еще дело?

– Наверное… в том, что заложено во мне с самого рождения… К тому же… – в голосе инопланетянина Сергей уловил смущение, – я не имею возможности напрямую противостоять кому-либо. Я по-вашему ученый, исследователь, а не воин, и у меня нет ни средств, ни возможностей для сопротивления физической и вооруженной агрессии…

– Короче – «ботан», – усмехнулся Седой. – Получается, что внутренний голос не подвел тебя, когда посоветовал спасти ребенка в чреве умирающей матери. К тому же, как тут ни крути, ты уже не раз спасал мою шкуру – не знаю, смогу ли я когда-нибудь вернуть этот долг.

– Сможешь! – уверенно заявил выходец из другого мира. – Если спасешь этот мир! Ведь теперь это и мой дом…

– Как зовут тебя, таинственный спаситель? – улыбнулся Седой.

– Аанс, – ответил инопланетянин и откинул капюшон.

Сергей изумленно уставился на собеседника… Полупрозрачная, нормальной формы голова, развитой мозг которой окутан легкой дымкой… Странные черты лица – практически отсутствует нос, и маленький, слаборазвитый рот, с едва уловимым намеком на губы. Ушей Седой не заметил – да и к чему они при подобной способности к телепатии? Но эту неброскую внешность с лихвой компенсировали глаза! Практически круглые, большие глазницы были наполнены невероятным ослепительно-белым сиянием – так, что смотреть в них было больно. Но порой, вероятно под воздействием того, что чувствовал Аанс, это свечение менялось – то становилось янтарно-желтым, то темнело, ближе к оранжевому. Что и говорить – зрелище было завораживающим!

– Очень приятно! – спохватился Седой. – Извини, был под впечатлением от твоих глаз! Прости за вопрос – вы различаетесь по гендерному признаку?

– Да, – был ответ. – Я – женщина.

– О-оп! – только и смог произнести Седой. – Я тут наговорил лишнего, ты уж прости… – смущенно добавил он спустя несколько секунд.

По тонким губам Аанс пробежала едва заметная тень улыбки.

– Так, – поднялся с кресла Седой, – ввиду вновь открывшихся обстоятельств позволь мне откланяться.

Признаться, уже около часа Сергей вынашивал мысль о возможной поддержке могущественного инопланетянина в борьбе с нечистью, заполонившей резиденцию землян. Но, узнав, что перед ним миролюбивый ученый, который к тому же оказался женщиной… Рассчитывать вновь приходилось только на свои силы.

– Сергей, разве тебе не нужна моя помощь? – удивленно спросила Аанс, вновь перейдя на телепатическое общение.

– Мм, – помялся Решетов. – А чем милое создание может мне помочь?

– Но ведь для этого я тебя сюда и пригласила…

– Супероружие? Мини-корабль, напичканный огневой мощью? – иронично улыбнулся Седой. – Нет? Тогда какую помощь ты можешь оказать мне?

– Ты прав, оружия у меня нет – единственный модуль ликвидации, который был предназначен для использования в экстренном случае, я задействовала для уничтожения портала. Я не могла допустить, чтобы генетический материал аркхов попал еще и на Землю.

– Умница, ты все сделала как нужно! – похвалил ее Сергей и внезапно замер, захваченный сумасшедшей идеей, пришедшей ему в голову. – Слушай, то, как ты показывала мне… все это… Можешь ты устроить мне такую же экскурсию в реальном времени по базе землян?

Аанс кивнула головой, подняла вверх глаза и одновременно уже знакомым жестом направила ладонь в сторону Седого…

– Прости, вновь немного предыстории, а после этого я покажу тебе реальную картину…

– Хорошо, – вздохнул Сергей, вновь уселся в кресло и прикрыл веки…

Живописные картины, ничуть не отличающиеся от реальности, вновь замелькали в его сознании…

Убегающий в лес Петраков (царствие ему небесное!)… Весь личный состав небольшого гарнизона поднят по боевой тревоге… Лукин с командиром подразделения долго разговаривают в стороне о чем-то. Заметно, что пожилой полковник весьма неохотно соглашается на доводы, приводимые ученым, но Лукин настойчиво продолжает яростно что-то ему доказывать, изредка бросая короткие взгляды на вытянувшихся в полной боевой готовности бойцов спецназа. Наконец собеседники приходят к соглашению и жмут друг другу руки… Через некоторое время солдаты, выстроившись в длинную очередь, по одному подходят к мрачному и удрученному Самойлову, который подносит инъекторы к их оголенным предплечьям…

– Вот гады! – не сдержался Седой и нервно провел рукой по лбу, покрывшемуся испариной. – Давить надо таких ученых и командиров.

– Сергей, – тихим голосом ответила Аанс, – Лукин ввел командира солдат в заблуждение, убедив его в том, что это прививка от опасного вируса, который якобы подхватил сошедший с ума Петраков.

С тихим стоном взглянул Решетов на то, как «необходимую для выживания» прививку Лукин и Самойлов вкалывают женщинам и детям. Мозг отказывался воспринимать подобную жестокость… Сделав очередной укол девчушке лет пяти, Самойлов в исступлении бросил шприц на пол и принялся топтать его ногами, а затем покинул лабораторию. Лукин побледнел, но, сохраняя спокойствие, сказал несколько слов своим пациентам, которые послушно остались ждать укола, а сам, прихватив инъектор, бросился догонять уже бывшего коллегу… Через некоторое время он вернулся и продолжил ужасную «вакцинацию»…

– И… что, все… так? – сглотнув ком в горле, хрипло произнес Сергей.

– Я не знаю… – грустно ответила Аанс. – Я могу видеть многое, но не все… Я сочувствую тебе, Сергей…

Сотни людей, привязанных к необычного вида креслам в большом отсеке космического корабля, – словно ожидающие своего часа изделия на адской фабрике… Лукин по-хозяйски обходит свои «владения», тщательно осматривая пациентов… В кабинете – взбешенный полковник хватает Лукина за грудки и приставляет к его виску дуло пистолета… Вращая остекленевшими от ужаса глазами, ученый хрипит и пытается что-то сказать… До слуха Решетова, словно с того света, долетает обрывок фразы: «…поймите, мы с вами – единственные нормальные люди в этом…»

Обращенные мутанты смирно сидят на широких скамьях «красного уголка», внимательно слушая лекцию, которую читает им псевдоученый… Сотни безвольных темных взоров, словно на Бога, пялятся на распалившегося оратора… После окончания лекции свет гаснет, Лукин уходит, а мутанты продолжают безмолвно сидеть в тишине…

– В настоящее время картина происходящего мало чем отличается от этой, – грустно прокомментировала Аанс. – Командир ваших солдат закрылся у себя в домике, где проводит время, употребляя напитки, которые делают его поведение неадекватным, а потом засыпает. Что же касается Лукина, то боюсь, что в скором времени его ожидает умопомрачительный сюрприз. Сделав скоропалительные выводы, он не учел основополагающий фактор – организм человека, а в частности – его мозг, который в тысячи раз превосходит убогое строение аркха.

– Точно! – воскликнул Седой. – Я сам видел это! Мутанты – не безмолвный скот, способный лишь выполнять приказания. Я заметил в глазах обращенного капитана проблески разума, осознание и даже эмоции!

– И они продолжают развиваться… – продолжила Аанс.

– Скажи… – едва ли не с мольбой взглянул Решетов на инопланетное существо, – можно ли обратить эти процессы вспять? Превратить их обратно в обычных людей?

Аанс медленно покачала головой:

– Нет, измененная ДНК уже никогда не вернется в первоначальное состояние. Можно лишь гадать, по какому сценарию будут развиваться события, а вариантов тут – миллионы! Учитывая исходный код (я имею в виду аркхов), не могу предположить ничего оптимистичного: необычайная выживаемость вкупе с непомерными человеческими амбициями – довольно взрывоопасная смесь. Агрессивность никогда не была присуща аркхам. Беспрекословное исполнение – именно эти качества ценили в них кортиансы. Что же касается людей, то не мне тебе объяснять, насколько непредсказуемы могут быть результаты…

– Я уже имел честь познакомиться с этими результатами… – грустно проронил Решетов. – Что ж, раз иного выхода нет… придется ликвидировать всю базу подчистую… Аанс, давай все же взглянем на картину происходящего!

Аанс вновь кивнула и устремила взор своих умопомрачительных очей вверх. Затаив дыхание, Сергей смотрел на нее… Тело инопланетянки внезапно содрогнулось, а с уст слетел тихий стон:

– О нет!

– Что?! – мгновенно откликнулся Сергей.

– Это началось, смотри!

Седой вновь увидел «красный уголок» городка… Лукин с ужасом взирал на свою паству, поднявшуюся со скамеек и направившуюся к трибуне, – вскоре он оказался в плотном кольце страждущих зомби, которые, вперив в него неживые очи, вытягивали из организма ученого жизненную силу… Волосы зашевелились на голове Сергея, когда он увидел, как Лукин буквально за несколько секунд высох, превратившись в мумию под пристальными взглядами глазниц, изливающих в окружающее пространство живую тьму…

– Теперь их ничто не остановит, – упавшим голосом произнесла Аанс. – Пройдет совсем немного времени, и они либо организовавшись, либо поодиночке направятся к людям этой планеты…

– Нужно спешить! – сурово сдвинул брови Решетов. – Я не могу допустить, чтобы эта орда вторглась на территорию Тирантома!

– Но что ты можешь предпринять? – спокойно спросила Аанс.

– Разберусь по обстановке, – уклончиво ответил он, даже не представляя себе, как можно справиться с толпой живых мертвецов.

Но сидеть здесь в ожидании чуда было еще хуже, тем более когда каждая минута на счету.

Внезапно Сергей на несколько секунд задумался и вновь с интересом взглянул на необычную собеседницу. Та ответила ему теплым янтарным отсветом глазниц.

– Скажи мне, Аанс, ты могла бы, находясь здесь, поддерживать со мной телепатическую связь и направлять меня?

– Думаю, что с этим не возникнет осложнений. Но если хочешь, я могу отправиться с тобой…

– Дорогая, это исключено, – грустно покачал головой Седой. – Ты же сама говорила, что ты – всего-навсего ученый. К тому же здесь ты для меня намного полезней, нежели там, где придется уделять внимание еще и твоей безопасности.

– Я думаю, что смогла бы… – неуверенно начала инопланетянка.

– Нет! – тихо, но твердо возразил Сергей. – Если мы с тобой погибнем – никто уже не спасет эту планету. Если погибну я – свяжись с правителем Тирантома, Тавром. На данный момент я слегка расширил границы его познаний, так что ему легче будет понять тебя. Еще одно: ты можешь сейчас мне показать того командира спецподразделения, что договаривался с Лукиным?

– Да, – кивнула Аанс. – Смотри…

Внутри небольшого одноэтажного домика, среди полнейшего беспорядка и пустых бутылок, спало, подложив себе под голову грязные берцы, грязное и опухшее существо в разорванной рубахе и форменных брюках с подозрительными разводами на них.

– Да… – грустно произнес Решетов, – а я-то рассчитывал… Ему бы пару капельниц…

– Не знаю, о чем ты, но могу предложить тебе кое-что для приведения его в более-менее нормальное состояние, – улыбнулась Аанс.

В воздухе перед Сергеем возникла небольшая капсула из светлого металла.

– Влей содержимое в ротовую полость пациента – эффект не заставит себя долго ждать.

Сергей спрятал капсулу в сумку, грустно взглянул в лучезарные глаза союзницы и тихо сказал:

– Ну что – готов к отправке…

– Удачи тебе, Сергей! – Янтарное сияние коснулось разума Седого и мягким одеялом обволокло его…


Смертельная битва

Зетро взошло в зенит. Раздвинув ветви кустов, Решетов взглянул на стоявший особняком на небольшом пустыре, рядом с детской площадкой, домик полковника. Кроме маленького человечка, ковыряющегося в песочнице, вокруг никого не было видно. Сергей прикинул расстояние – метров сто пятьдесят – и стремительным шагом попытался преодолеть открытое пространство. И это ему почти удалось…

– Дядя… – раздался звонкий голосок со стороны площадки для игр.

Седой оторопело сбавил шаг и обернулся к ребенку… Пацан лет семи… Разговаривает… «Неужели не все?…» – захлестнула сознание радостная мысль.

Мальчик между тем бросил свою лопатку и, оставив недостроенным песочный замок, вприпрыжку бросился к незнакомцу.

– Дядя, подожди!

– Родной ты мой, тише! – громким шепотом произнес Решетов и выразительно прижал к губам палец, присев на колени и раскрыв объятия навстречу бежавшему к нему ребенку. Мальчуган споткнулся и носом упал в запыленную траву. Сергей тут же бросился к нему, поднял на руки.

– Не ушибся?

«СЕРГЕЙ, ОПАСНОСТЬ!» – прозвучал в голове голос Аанс.

– Нет, дядя, мне нужно… – Мальчик поднял лицо и впился своим темным взглядом в глаза Сергея…

Темная лапа первозданного ужаса крепко впилась когтями в сердце Седого. Не в силах оторвать взгляд, он смотрел в два темных омута глаз маленького чудовища, которые, словно два карликовых торнадо, высасывали из него энергию. Судорога прошла по всему его телу, ноги стали ватными и подогнулись в коленях…

– Ах ты… – только и смог произнести Сергей и, собрав волю в кулак, с трудом отвел взгляд, отбросил мальчика в сторону и, ускорив шаг, попытался продолжить путь к домику полковника.

Но маленький монстр успел ухватиться на удивление цепкими ручонками за его ногу и заверещал:

– Дя-а-дя-а, мне ну-у-жно-о-о!

«СПРАВА ОТ ТЕБЯ – ДВОЕ!»

Заметив, что метрах в пятистах из-за строения выходят два человека в камуфляже, Седой скрипнул зубами, молниеносно выхватил меч и отсек пацану голову. Волна липкого страха затопила его мозг, когда он увидел, что катящаяся по траве голова продолжает хрипеть: «ДЯ-ДЯ-А!» – а щуплое обезглавленное туловище по-прежнему волочится за ним. Содрогнувшись от омерзения, он рывком отбросил в сторону размахивающее руками тело, пытавшееся поймать его, и скрылся за углом командирского дома, тяжело переводя дух и пытаясь погасить приступ тошноты. «Блин, да что же это творится?!» Наконец, совладав с потрясением, Седой выглянул из-за угла – монстры в камуфляже не заметили произошедшего и скрылись из виду. Еще раз с отвращением взглянув на пытавшееся подняться туловище ребенка, Сергей подкрался к двери и подергал за ручку. Заперто… Ну, этого и следовало ожидать! Седой с долей восхищения покачал головой: «Вокруг него целый городок вампиров, а он, сука, бухает! И где только пойло берет, не иначе – имел нехилый запас».

А что у нас с окном? Слава богу, сюда не докатилась мода на пластиковые пакеты – обыкновенная застекленная рама. Сергей схватил булыжник, валявшийся рядом, и швырнул его в окно. Хрустальный звон падающих осколков… Решетов настороженно огляделся – никого, очистил раму от остатков стекла и осторожно пролез в образовавшуюся брешь. В ноздри сразу ударил запах застоялого перегара и еще бог знает какой вони. Сморщив нос, Седой прошел в соседнюю комнату, где возлежало похрапывающее тело хозяина дома.

– Эй, Чума! – пошевелил он ногой бедро полковника. – Глаза открой! Пришла пора исправлять свои «косяки»!

– И-иди нах… – пробормотал пьяный и перевернулся на другой бок.

Превозмогая отвращение, Седой присел на корточки и с силой надавил на болевую точку за ухом командира спецназа. Через мгновение тот застонал и открыл мутные глаза:

– Кто? Че надо?!

– Позже, командир, позже, – ответил Сергей, доставая из сумки волшебный флакон, – похмельнуться хочешь?

Опухшая морда радостно ощерилась и жадно открыла вонючий рот, куда Решетов благополучно отправил содержимое капсулы. Затем, слегка отодвинувшись, он сел на пол и стал наблюдать за эффектом экстренного отрезвления. Пару секунд ничего не происходило… Затем тело полковника вытянулось в струнку и выгнулось, а изо рта извергся поток зеленоватой и склизкой жидкости. Потом мышцы расслабились, и какое-то время вояка лежал неподвижно. Сергей восхищенно наблюдал за тем, как спадает обезобразившая лицо многодневная опухоль, как кровь приливает к мертвенно-бледным щекам полковника. Прошла еще минута – и пациент вновь открыл, на этот раз – вполне осмысленные, глаза и, непонимающе оглядевшись вокруг, робко спросил Седого:

– Что происходит? Кто вы?

– Вот это – разговор! – обрадованно потер ладони Сергей. – Ай да Аанс! Надо бы и мне на всякий случай парочку таких флаконов!

– Я спрашиваю: кто вы? – строго повторил свой вопрос очухавшийся командир.

– Я – СВОЙ! – улыбнулся Сергей. – А все вокруг – ЧУЖИЕ! Надеюсь, этого достаточно! Вкратце – ты пробухал две-три недели, пока вокруг тебя образовалось поселение энергетических вампиров. Я пришел и вытащил тебя из запоя…

– Как ты это сделал? – с долей восхищения спросил полковник, видимо начиная соображать.

– Я, твою мать, волшебник! – усмехнулся Сергей. – Как ты себя чувствуешь?

– Самому не верится, но – прекрасно! Спасибо тебе! Как действовать будем?

– Вы бы, товарищ полковник, умылись и переоделись, – скептически оглядел собеседника Решетов. – А то как-то негоже спасать мир в подмоченных штанах…

Полковник смущенно опустил глаза и, пробормотав что-то себе под нос, скрылся за дверями ванной комнаты, откуда вскоре послышался шум льющейся воды. Тем временем Седой прошел на кухню, где обнаружил банку растворимого кофе, набрал воды в чайник и включил электрическую плиту. Пока кипятился чайник, он настороженно осматривал окрестности сквозь узкую щель между шторами. Пару раз вдалеке промелькнули несколько фигур, но к домику никто не приближался.

Появлению полковника, приведшего себя в порядок, аккомпанировал свисток вскипевшего чайника.

– Сто лет не пил кофе! – втягивая ноздрями аромат, с ностальгией произнес Решетов, наполняя чашки.

Полковник немного помялся на пороге и, протянув для пожатия ладонь, подошел и представился:

– Андрей Разумов!

– Сергей Решетов! – Седой пожал крепкую ладонь и взглядом окинул преобразившегося нового знакомого: моложавый, стройный, жилистый… Карие глаза, выразительный подбородок, густые брови…

– Спасибо тебе, Сергей! – расчувствовался полковник. – А я уж думал – так и помру в одиночестве в этом непрекращающемся кошмаре. Ты из Центра?

– Об этом – после, – увел разговор в другое русло Решетов. – Обстановку в городке представляешь? – Разумов утвердительно кивнул. – В целом план такой: валим всех и уходим. Надеюсь, что меня не дезинформировали и нормальных людей здесь не осталось?

– С огромной долей вероятности – нет! – секунду подумав, ответил полковник. – Если кого-то и миновала эта гребаная вакцинация, то обратившиеся сожрали его. Когда все началось всерьез, я успел по-тихому укрыться здесь. Спасать было некого. Лукина высосали до донышка, но туда ему и дорога – тварь редкостная. У меня до сих пор на душе кошки скребут, что доверился ему. Эх, столько людей…

– Понимаю, – сочувствующе обронил Седой. – Как себя ведут обращенные?

– Я тут на какое-то время… – смущенно начал Разумов. Сергей понимающе кивнул. – Короче, сначала они были тупыми роботами. Я еще тогда хотел пристрелить Лукина. Он пытался оправдаться тем, что портал исчез, помощи ждать неоткуда и придется создавать неистребимую армию для колонизации планеты. Но одного он, как видимо, не учел…

– Да, – кивнул Решетов. – Организм, мозг и прочее…

– Потом они высосали энергию скота и собак в питомнике. А затем у них начали появляться проблески сознания и невнятная речь… После этого я впал в депрессию и…

– Понятно, – вновь кивнул Сергей.

– Однажды ночью я проснулся… Водка кончилась, жить совсем не хотелось… Я уж было взялся за табельный, но не смог… Палец отказывался нажать на курок. Пришлось делать вылазку на склад. Они, словно стая голодных волков, рыщут по городку. По дороге мне попадались истощенные трупы овец, коров, собак и даже крыс. Каким-то чудом мне удалось пополнить свои запасы и вернуться невредимым, чтобы продолжить… Веришь или нет, я хотел упиться насмерть…

– А к местным почему не рванул? – удивленно поднял брови Сергей.

– Там же непроходимые болота, кишащие всякой нечистью! – вскинулся Разумов.

– Я прошел сквозь эти болота, – спокойно ответил Седой. – И я знаю еще одного человека, который проделал этот нелегкий путь…

– Дмитрий Сергеевич?!! – изумленно воскликнул полковник.

– Да, – ответил Седой. – И тварь, что послали за ним охотиться, – тоже…

– И что… как? – нетерпеливо спросил Разумов.

– Мертвы оба, – глухо ответил Сергей. – Есть идеи по поводу того, как расправиться с этой заразой и не допустить распространения ее по планете? Если мы этого не сделаем, то совсем скоро они организуются и найдут способ преодолеть полосу болот. А там – люди, которые практически ничего не могут противопоставить монстрам…

Разумов надолго замолчал, налил еще кофе себе и Сергею, сделал несколько глотков…

– Вооружение, ключи от склада? – нетерпеливо задал вопрос Сергей.

– Не думаю, что они были на складе вооружения, – огневая мощь им пока что ни к чему… Ключи запасные у меня есть… Так, – поморщил лоб Разумов. – Вопрос в том, чтобы собрать их всех вместе и ликвидировать… Взрывчатка имеется, но тут нужно, чтобы наверняка… Поэтому необходим взрыв, более чем мощный…

– Ну?! – подтолкнул его Седой.

– Бывал я однажды на этом злополучном корабле, – задумчиво продолжил Разумов. – Есть там один весьма интересный отсек с резервуарами, буквально исторгающими из себя энергию – волосы от излучаемой ими мощи буквально становятся дыбом. Вполне вероятно, что от них-то и получают питание двигатели корабля. Ума не приложу – почему они не взорвались при падении… Возможно, они инертны…

– Короче – нужен детонатор! – закончил за него Седой. – Берем на складе оружие, взрывчатку. Ведем за собой толпу зомби… Минируем корабль… И?

– И доблестно погибаем вместе с мутантами, – грустно улыбнулся полковник. – Взрыв, судя по всему, будет колоссальный, а удрать нам не на чем…

– А вертолеты? – удивился Седой, чувствуя, как засосало от безысходности под ложечкой.

– Горючее все вылетали еще в период поиска пропавшего портала, – махнул рукой Разумов.

– Да… – обреченно промолвил Решетов.

«СЕРГЕЙ, Я СМОГУ ВЫНЕСТИ ВАС ОТТУДА!» – обнадеживающе прозвучало в голове Решетова.

«ААНС, МИЛАЯ, КАК ЖЕ Я МОГ ЗАБЫТЬ О ТЕБЕ?!»

– Не дрейфь, Андрюха, выберемся! – подмигнул он полковнику и, отвечая на изумленный взгляд, добавил: – Есть у меня один козырь в рукаве!

– Скоро сумерки, – выглянул в окошко полковник. – Самое время…

Седой кивнул и сполоснул под краном чашку.

…Через пятнадцать минут два стремительно скользящих призрака мчались по улицам городка. Двигались короткими перебежками, прикрывая друг друга, то и дело меняя направление или замирая в местах, служащих укрытием от обзора. Конечно, если бы не Аанс, которая «вела» Седого, дорога на склад заняла бы куда больше времени и уж точно не обошлась бы без столкновений с мутантами. Когда Решетов и полковник наконец достигли ворот склада и Андрей уже вовсю возился с замком, сзади раздался хриплый голос:

– Руки в гору!

– Работай! – шепнул Седой Разумову и, в развороте вытаскивая меч, сделал несколько внезапных перемещений, так, что даже наведенный на него ствол автомата мутанта не поспевал за ним. Грохотали выстрелы, и пули с воем рикошетили от складских стен, но Сергей, словно неуловимая тень, кружил вокруг мутанта. Наконец обезглавленная фигура, все еще палившая куда ни попадя, расстреляла последний патрон, а Седой и полковник с облегчением захлопнули за собой ворота.

– По-моему, великий исход мутантов начался немного раньше! – возбужденно улыбнулся Сергей и облизнул пересохшие губы. – И много таких вооруженных упырей бродит по городку? Оружие в их руках значительно осложнит ситуацию…

– Не думаю… – задумчиво проронил полковник. – К моменту вакцинации все стволы были сданы в оружейку. Вероятнее всего, это бывший часовой. Будем надеяться, что он – единственный вооруженный монстр…

Разумов включил свет и устремился вдоль пирамид с оружием:

– Сергей, быстрее! Скоро большинство из них будет здесь! Бери все, что сочтешь нужным, а я принесу мины.

Через некоторое время, погрузив боеприпасы в открытый «командирский» «уазик», Решетов остановился возле красочных коробок с китайскими иероглифами:

– А это что?

– Новогодние фейерверки, – отмахнулся Разумов. – Прислали из Центра к Новому году.

– Потешим мутантов перед отбытием в мир иной? – подмигнул ему Седой и прихватил одну из коробок…

«СЕРГЕЙ, У ВОРОТ – МНОГОЧИСЛЕННОЕ СКОПЛЕНИЕ МУТИРОВАВШИХ ОСОБЕЙ!»

«ПОНЯЛ, ТЕБЯ, ДОРОГАЯ!»

Мутанты, столпившиеся у ворот, нетерпеливо скребли стальную обшивку, вопя и вызывая жертв наружу оскорблениями и жуткими воплями. Мощный взрыв, снесший обе створки, раздавил большинство из них, словно назойливых тараканов. Второй выстрел из «Мухи» расчистил дорогу вырвавшемуся из склада «УАЗ», за рулем которого сидел бывший командир спецподразделения объекта 777. Машина вылетела из толпы и внезапно резко сбавила ход. Сергей поджег фитиль ракеты в праздничной упаковке и воскликнул:

– Граждане мутанты, объявляю вечер прощания с этой планетой открытым!

В воздух, оставляя за собой яркий разноцветный след, взметнулась ракета, распавшаяся в высоте на букеты алых, зеленых и желтых цветов. Взгляды зомби устремились вслед за ракетой, а Сергей, сердце которого сжалось при виде огромной толпы монстров, еще совсем недавно бывших людьми, скрипнул зубами и шепотом выматерил Лукина. Взгляд его задержался на маленькой девочке с какой-то плюшевой игрушкой в руке, черным, потухшим взглядом наблюдавшей за роскошным фейерверком.

«ААНС, НЕУЖЕЛИ НИЧЕГО НЕЛЬЗЯ СДЕЛАТЬ?»

«НЕТ…»

Машина медленно двинулась к противоположной стороне городка – туда, где через пару километров ранее находилась исправительная колония, а по сути – лагерь для рабов рудника. По ходу движения Седой продолжал запускать в ночное небо Лэйне прощальные салюты, а со всех сторон исследовательского городка к центральной дороге стекались ручейки мутантов, привлеченных необычным зрелищем. Сергей поразился тому, сколько народу трудилось на благо российской науки – за «уазиком» неторопливо и уверенно, предвкушая скорую добычу, по которой они так изголодались, следовало несколько сотен мутантов. «А ведь где-то среди них – семья Петракова, которую я обещал спасти!» – с горечью подумалось Решетову.

Эта необычная процессия, сопровождаемая яркими всполохами в ночном небе, все заметнее отдалялась от города. Наконец Разумов обернулся и крикнул сквозь треск рассыпающейся в воздухе очередной ракеты:

– Подъезжаем!

«Уазик» плавно промял ограждение из колючей проволоки и, въехав на еще недавно запретную территорию, прибавил ходу. Машина завиляла, шипя проколотыми шинами, но полковник, твердо обхватив «баранку», добавил газу. Почувствовав, что желанная добыча пытается ускользнуть от них, напирающие друг на друга волны мутантов ускорили течение. Разумов резко затормозил возле рваной дыры в огромном металлическом теле и, с натугой забросив на плечо мешок с противотанковыми минами, крикнул:

– Серега, быстрей!

Решетов, с ужасом поглядывая на приближающуюся толпу адских созданий, взоры которых чернели даже во мраке ночи, лихорадочно закидывал на плечи все, что мог унести. Несколько автоматов с подствольниками, «Мух» и связку гранат…

– Готов! – крикнул он, и спасители мира устремились по запутанным коридорам инопланетного корабля.

У Сергея не было времени разглядывать чудо техники внеземной цивилизации, да и освещение оставляло желать лучшего. То, что корабль воистину огромен, он осознал после того, как сбилось дыхание и онемели плечи. Где-то позади слышался топот множества ног. Монстры стремились нагнать их, и, судя по приближению звука, вурдалакам это удавалось.

– Скоро?! – задыхаясь, крикнул Седой, ныряя в очередной проем.

– Недолго! – прерывающимся голосом ответил полковник.

В конце концов они достигли просторного помещения с высокими потолками. В нем были расположены огромные емкости, излучавшие слабое зеленоватое сияние. В подтверждение сл