Корнелия Грефф - Похищение

Похищение 329K, 59 с.   (скачать) - Корнелия Грефф

Annotation

А у вас было, что вы очень сильно сожалели о том, что пошли не в то время, не в то место? Я думаю об этом на протяжении одиннадцати часов, ведь все могло быть иначе, если бы не некоторые обстоятельства. Например, я могла бы пойти другой дорогой, или в конце-концов, мой будильник мог не сработать, я могла задержаться на пять минут где-нибудь и опоздать в то злосчастное место. Да хоть что могло произойти.



Глава 1

Горячеватые капли воды стекают по моей коже и волосам. Обычно, стоя под душем, я всегда расслябляюсь и отдаюсь мыслям, но сейчас каждая клеточка моего тела напряжена, ведь за шторкой стоит Он и держит дуло пистолета напротив моей головы. В любую секунду я рискую распрощаться со своей жизнью, так как не могу быть уверена в том, что нужна ему еще.

– Поторопись, если хочешь жить, – раздался хрипловатым басом его недовольный голос.

А у вас было, что вы очень сильно сожалели о том, что пошли не в то время, не в то место? Я думаю об этом на протяжении одиннадцати часов, ведь всё могло быть иначе, если бы не некоторые обстоятельства. Например, я могла бы пойти другой дорогой, или в конце-концов, мой будильник мог не сработать, я могла задержаться на пять минут где-нибудь и опоздать в то злосчастное место. Да хоть что могло произойти, и сейчас бы я была дома или занималась своими делами, а не торчала черти где с этим маньяком. Я бы не боялась за свою жизнь каждую секунду и не вздрагивала бы от любого шороха и шума.

– Может, протянешь мне хотя бы полотенце? – я все таки решилась задать этот вопрос.

Торчать вечно здесь я не могу, но я растягиваю время в надежде, что это поможет. Его рука показалась сбоку от шторки, я быстро выхватила полотенце и завернулась в него, отодвигая штору и выходя из ванны босыми мокрыми ногами, наступая на кафель. Я еле удержала равновесие, чтобы не упасть. Одеваться при нем было крайне неудобно, но его это мало волноловало, он и не планировал хотя бы отвернуться, продолжая держать меня на мушке. Я повернулась к нему спиной и взяла трусики из заранее приготовленной стопки одежды, и надела их под полотенце. С бюстгальтером дела обстояли сложнее, мне пришлось скинуть полотенце, перед этим глубоко вздохнув. Я быстро надела его и начала мучаться с застежкой.

– Помочь? – раздался его насмешливый голос за моей спиной.

– Нет, я справлюсь, – мой голос прозвучал скорее, как писк.


Тут я почувствовала прикосновение теплых рук и холодного металла между лопаток. Он быстро справился с застежкой, вернувшись в прежнее положение. Я взяла футболку и натянула её, следом за ней и штаны.

– На выход, – скомандовал он.

Не подчиниться было бы глупо. Я вышла из ванны и прошла к кровати, на которой валялся мой школьный рюкзак, оттуда я выудила чистую пару носков. Хорошо, что в тот день должна была быть физкультура. Я быстро запихала грязные вещи в рюкзак и пошла по направлению к выходу, за своими белыми кроссовками. Мой похититель продолжал следовать за мной.

– Может, ты тоже сходишь в душе? – спросила я, завязывая шнурки.

– Я разрешал говорить? Я предупреждал, чтобы ты молчала. Разве нет? – с раздражением спросил он, тыча в меня пистолетом.

– Извини, – я подняла руки вверх и уставилась на него в ожидании.

– Ты все? – его глаза как-будто горели яростью.

– Д-да, – сглотнула я.

– Ну тогда пошевеливайся на выход, – громко сказал мужчина.

Нью-Йорк, 11 часов назад

В банке было ужасно душно от кучи людей, собравшихся в помещении, кондиционеры явно не справлялись. Я нервно поглядывала на стрелки, которые почти дошли до шести часов вечера. Судя по всему, номер моего талона еще не скоро появиться на таблоиде. Если бы не мама, которая забыла оставить мне денег перед тем, как уехать на очередную важную встречу, я бы не торчала сейчас здесь в утомительном ожидании.

Я достала наушники вместе с айподом, включая его и начиная листать плейлист. Вдруг, я услышала какой-то шум, доносившийся в стороне входа и крики. Даже когда люди начали куда-то бежать и падать на пол, я ничего не поняла. Я сняла наушники и пошла ближе к выходу посмотреть, что происходит. Только я подошла туда, как тут же встретилась взглядом с карими глазами мужчины в маске, он держал напротив меня вытянутую руку с пистолетом. Тогда то до меня дошел смысл происходящего.

– Всем лежать! – закричал он, делая выстрел в потолок.


От неожиданности я зажала уши и рухнула на пол рядом с остальными перепуганными посетителями банка. Мужчина направлял пистолет с одного на другого человека, предупреждая о том, чтобы никто не смел двигаться и пытаться предпринять какие-либо действия.

– Ты, – указал он на молодого парня, который работал в банке, – подойди и собери у всех телефоны сюда, – он протянул ему мешок, – Только так, чтобы я постоянно видел твои руки, иначе я выстрелю тебе сразу в башку.

Парень с нервно трясущимися руками начал подходить к каждому заложнику в помещении, те, в свою очередь скидывали в мешок свои гаджеты. Очередь дошла и до меня, я достала из кармана телефон и кинула его в общую кучу, заранее представляя, как буду его потом там искать. Мне, конечно, было страшно, но я была уверенна, что мне ничего плохого не грозит. Как только мужчина получит то, зачем пришел, его либо скрутит полиция, либо он просто уйдет со своими деньгами, а нам всем останется лишь отходить от шока, а вечером, сидя за столом с семьей рассказывать им о необычном дне. Всё это время грабитель не спускал глаз с работника банка, периодически направляя пистолет в сторону банковских окон, где стояли другие работники. Все они стояли с поднятыми руками вверх. Неужели никто из них не нажал кнопку? Она же должна быть у них! По окончании сбора телефонов молодой работник неуверенно подошел к грабителю и отдал ему мешок.

– Молодец, а теперь бай-бай, – он протянул последние слова и выстрелил парню в голову.

В помещении вновь начали раздаваться женские и мужские крики о помощи и мольбы о пощаде. А парень замертво упал на пол с простреленной головой, из которой вытекала кровь и, судя по всему, мозги. При взгляде на него у меня моментально скрутило живот, а тело сковал ледяной страх.

– А ну заткнулись все, иначе на одного трупа в помещении станет больше! – закричал грабитель-убийца, вновь наводя пистолет на толпу.

Он подошел к одному из окон, тыча оружием в девушку, которая стояла за ним. Я уже мысленно вспомнила всех богов, которых знала. Теперь я уже не была уверена в хорошем исходе этого дня. Возможно, что как только он получит свое, то всех здесь перестреляет к чертовой бабушке. Девушка кассир не останавливаясь складывала все деньги из кассы. Я заметила, что стоящая в самом последнем окне кассир опустила одну руку под стол и шарит ей там. К сожалению, это заметила не я одна.

– Что ты там делаешь? – закричал грабитель и направил на беднягу пистолет.

В этот момент в помещении раздался звук сирены одновременно со звуком выстрела. Я закрыла глаза, чтобы не видеть того, что произошло. Когда я их открыла, девушки уже не было видно, а лишь кровь на окне.

– Через сколько здесь будут копы? – спросил мужчина в маске у девушки, которая складывала ему деньги.

– Ч-чер-ез п-пять ми-н-нут, – еле-как выговорила она, по ее щекам текли слезы.

– Черт! Отдавай мне мешок обратно! – скомандовал он.

Как только грабитель получил деньги, он начал глазами искать что-то в зале, где лежали люди. Я сидела и неотрывно смотрела на него, в ожидании того, что он предпримет дальше. Его взгляд остановился на мне. Он начал идти в мою сторону, сердце в груди начало биться быстрее, заставляя конечности неприятно неметь и покалывать.

– Ты, – он указал на меня, – вставай, пойдешь со мной.

Я послушно встала, он развернул меня к себе спиной, одной рукой схватив за плечи, другой подставив пистолет к виску.  Все, о чем я мечтаю сейчас – это остаться живой.

– Будешь хорошей девочкой, и я отпущу тебя, – прошептал он мне на ухо.

Мы пошли на выход из банка. За стеклянными дверями уже столпилась куча полицейских машин. Из одной машины вышел полицейский в броне, каске и с мегафоном в руке.

– Выходите с поднятыми руками! – заговорил он в мегафон.

– У меня заложник, – закричал грабитель над моим ухом.

– Отпустите заложника и выходите с поднятыми руками!

– Идиоты, думают, что я так легко сдамся, – сказал он где-то над моей головой, – вы дадите мне спокойно выйти и скрыться с места, тогда я отпущу заложницу! – сообщил мужчина уже громче.

Полицейские начали о чем-то переговариваться между собой. Грабитель же тем временем начал ход, заставляя и меня идти. Мы вышли на крыльцо.

– Я не шучу, я запросто могу прострелить ей башку! Там, внутри уже есть два трупа, – в подтверждение слов, он лишь теснее прижал к моей голове дуло пистолета, щелкая предохранителем.

– Хорошо, мы позволим вам уйти, только скажите, где оставите девушку, – вновь заговорил полицейский.

– Выкину где-нибудь по дороге, сама потом найдется, – ответил похититель.

Полицейские опустили свои оружия, позволяя нам пройти. Мы подошли к Cadillac CT6.

– Садишься на переднее сидение, и чтобы без глупостей, – сказал мне мой похититель, отпуская меня из своих "объятий", но не опуская пистолета.

Он дождался, пока я сяду, затем сел сам. За нашими движениями не переставали следить полицейские. Одной рукой он завел двигатель машины и мы тронулись с места. Я посмотрела в зеркало бокового видения, полицейские машины остались стоять на месте. Никто из них не поехал за нами. А если он не сдержит свое слово и все таки прикончит меня по пути?

– Будешь говорить тогда, когда я скажу. Поняла? – спросил мужчина, боковым зрением следя за мной.

– Поняла, – ответила я.

– Куда я еду – тебе знать не надо, выкину тебя в Огайо в Кливленде, – он наконец-то снял маску с лица и опустил пистолет, концентрируя свое внимание на дороге. Он довольно красивый, но явно намного старше меня.

Штат Огайо, Кливленд, 4 часа назад


Мы ехали семь часов подряд,  ни на минуту не останавливаясь. Как только мы въехали в пригород Кливленда, остановились на заправке.

– Я схожу заправить машину и куплю что-нибудь в дорогу, ты всё это время тихо посидишь в машине. Как только я приду, выпущу тебя и поеду дальше, ты можешь вернуться домой. Как – меня не волнует. И если ты будешь сотрудничать с полицией, и я хоть где-нибудь увижу свой фоторобот, то я найду тебя и убью. Поняла?

– Поняла, – ответила я, а мой похититель вышел из машины и заблокировал ее. Видимо, чтобы я не вышла раньше времени и не испортила ему планы.

И как я должна вернуться домой? Мобильный телефон я оставила в банке, так что позвонить мне неоткуда и некому. Если только зайти в магазин и попросить позвонить в полицию. Да, так и сделаю, другого варианта у меня просто нет. Пока его нет, я решила залезть в бардачок машины и посмотреть, что там есть. Кроме кучи дисков и аптечки больше ничего там не обнаружила. В ожидании я уставилась в окно, разглядывая людей, которые также, как и мы заехали на заправку. Я могла бы попытаться привлечь их внимание, но он и так скоро отпустит меня, нет смысла все портить.

Я уставилась на вход в мини-маркет, где несколько минут назад исчез мой похититель. Он очень быстро выбежал оттуда, что-то держа в руках и на ходу разблокируя двери машины. Подбежав к машине, он быстро закинул пакеты на заднее сиденье и сел за руль, заводя машину.

Как только мы тронулись с места, я увидела, как из мини-маркета за нами побежали несколько охранников и полицейский.

– Черт, они следили за нами! Теперь они знают, как я выгляжу, – зло посмотрев на меня, похититель вернул обратно взгляд на дорогу, периодически поглядывая в зеркало заднего вида.

На огромной скорости мы ехали некоторое время, пока мужчина не убедился в том, что хвоста за нами нет.

– Кушать хочешь? – вдруг поинтересовался похититель, явно немного успокоившись.

– Немного, – я и забыла о чувстве голода со всей этой суматохой.

– Возьми пакеты и достань что-нибудь поесть себе и мне. Планы немного поменялись, ты едешь сейчас со мной в штат Иллинойс, будем на месте через четыре часа, если не будем нигде останавливаться. Дальше придумаю, что делать с тобой. Но так как я засветился, то скорее всего тебе придется долго со мной пробыть. Избавляться от тебя сейчас не самый лучший вариант.

Вот как, значит, пока я могу не переживать о том, что этот полу маньяк-похититель может меня убить. Я потянулась за пакетами на заднем сиденье, отмечая косой взгляд карих глаз направленный на меня.

Глава 2

Штат Иллинойс, Чикаго, настоящее время

Я вышла из небольшого домика, который мы сняли на время, чтобы переждать и немного отдохнуть. Я пошла в направлении к машине.

– Садись, – похититель открыл мне дверь, я быстро юркнула в машину.

– Куда мы дальше? – спросила я его, как только он сел за руль и завёл двигатель, отчего фары машины загорелись.

– В Висконсин. Думаю, что там мы пробудем дольше, чем здесь. Мне надо конкретно пополнить свои силы, – мужчина устало потёр свои глаза, трогая машину с места.

– Почему мы не остались здесь? Время два часа ночи, мы могли бы здесь остаться на ночь, – я решила нарушить его запрет на вопросы без спроса.

Мужчина с укором посмотрел на меня, но все же ответил:

– Слишком опасно. Мы будем в Мадисоне через четыре часа, там поспим несколько часов и отправимся дальше. И ещё, если ты будешь хорошей девочкой и тихо сидеть, там я поменяю номера на машине.

– Хорошо, – согласилась я.

А что ещё мне остаётся? Я не могу противоречить ему ни при каком условии. Я и так рискую, задавая вопросы, волнующие меня.

– Я Шеннон, – нарушил поток моих мыслей мужчина, представляясь.

Да-да, за это время он только сейчас удостоил меня такой чести, назвав своё имя. Интересно, оно настоящее?

– Никки, – не знаю, интересно ли ему это, но не просто же так он сказал, как его зовут?

На этом наше общение закончилось. Шеннон не проявлял никакого интереса ко мне долгое время, что мы ехали. Я же просто наблюдала, как в темноте за стеклом мелькали силуэты деревьев.

– Знаешь, я не хочу тебя убивать, Никки. Хотя я по своей природе убийца, я – животное. На моем счету много убийств, потому что я всегда жил не честно. Я не вижу смысла в честности. Ты работаешь, а взамен получаешь маленькую зарплату и никакого уважения. Ты думаешь, почему я заговорил об этом? Потому что я вижу, что ты не такая, как все остальные. Да, ты тоже боишься, но ты не сдашь меня. В тебе нет этих пороков, которые есть у других людей. Ты ещё слишком юна. И я вижу, как ты хочешь жить. Это не просто так. Есть человек, которого ты любишь?

Я не понимаю, к чему он поднял эту тему и заговорил именно об этом. Ну да, я бы не сдала его, как-то не хочется оказаться где-нибудь в яме с отрезанной головой. Или ещё чего хуже. Я видела, как легко он расправился с двумя людьми в банке, один из них вообще ничего плохого ему не сделал, даже не пытался.

– Есть.

– Хм, и кто же это? Нет, дай я угадаю, он совсем ещё юный парень, возможно чуть старше тебя и ты не можешь жить без него? Ты думаешь о нем каждую минуту, о том, что он делает сейчас, когда ты едешь в одной машине с убийцей. Ты думаешь, встретитесь ли вы вновь, останешься ли ты в живых.

– Нет. Это мама, – мне стало грустно.

Мы так мало времени проводили с ней вместе, она занята работой, делает карьеру. Но мама все равно любит меня, хоть и не часто говорит об этом.

– Скучаешь по ней? – и откуда только в его голове понимание?!

– Да, мы мало времени проводим вместе. Она занята работой.

– Кем она работает?

– Адвокатом в суде.

– Ого, да я конкретно попал, – Шеннон слегка улыбнулся, чем вызвал небольшой смешок у меня, – а ты чем занимаешься? Учишься, работаешь?

– Я учусь в выпускном классе школы. Но, видимо не судьба мне её закончить.

На это мужчина ничего не ответил, задавая следующий вопрос:

– Куда хочешь поступать после школы?

– Не знаю. Я много думала об этом, но так и не решила. Я не нашла то, что было бы по мне.

– Я тоже долго искал себя, пока не встал на этот путь. Я многое осознал, и пришёл к выводу, что все правильно сделал, что бы кто не говорил.

Я заметила, что глаза у мужчины начинают постепенно смыкаться. Видно, как сильно он хочет спать.

– Может я сяду за руль? – я не сразу решилась задать этот вопрос, понимая всю абсурдность ситуации и нрав собеседника.

– А ты умеешь водить? – он слегка удивился, в то же время интересуясь.

– Да, но водительские права ещё не успела получить.

– Я могу быть уверен, что к утру мы не окажемся в полицейском участке?

– Шеннон, ты можешь быть уверен во мне. Дай я сяду за руль. Уж лучше я поведу, чем мы с тобой разобьемся.

Он свернул к обочине, останавливая машину, и повернулся ко мне корпусом.

– Я впервые за долгое время решил кому-то довериться, не подведи меня, – он полез за чем-то в бардачок, – держи, это карта, здесь все отмечено. Если запутаешься – разбуди меня, я подскажу.

Мы одновременно вышли из машины: я села на водительское место, а мужчина устроился сзади на сидении.


Ну что ж, в путь!

***

Прошло три часа моей езды за рулём, навстречу попадались редкие машины. Вокруг нас был один сплошной лес.

Я бы могла не сдержать своё слово и отвезти его в полицию, но отчего то не хотелось предавать мужчину который, доверившись мне, спал сзади на сидении. Я прекрасно видела, как он убил тех людей, но он не сделает мне больно, я уверена.

Я доеду с ним до последнего пункта, а дальше наши дороги разойдутся.


Наконец пейзаж начал меняться, и помимо деревьев начали попадаться загородные дома.

Ехать ещё два часа. Как только въеду в город, сразу разбужу Шеннона, потому что я не знаю, куда именно там ехать, он не отметил на карте.

Я чувствую усталость, хочу спать, но я доеду до конца, иначе сама себя буду считать слабаком.

А у него классная машина. Догадываюсь, откуда он взял на неё деньги.

До Мадисона я доехала без приключений. На въезде в город я остановила машину у обочины и заглушила двигатель.

– Шеннон, – я повернулась и толкнула мужчину в плечо, чтобы разбудить.

Он открыл глаза и потянулся, разминая мышцы.

– Мы уже приехали?

– Да, на въезде стоим, ты не указал на карте, куда именно ехать.

Я уступила ему водительское место, заняв пассажирское рядом.

– Я присмотрел там небольшую гостиницу, особо светиться все ещё нельзя, – сообщил Шеннон, заводя машину и трогаясь с места, – я честно удивлён, что ты все таки не сдала меня копам.

– Я же дала слово, – я надула губы, обидевшись, – в какой город держишь путь?

– В Сиэтл, по важным делам. Если хочешь, поехали со мной.

– Но если я окажусь в Сиэтле, полиция поймёт, что ты тоже там. Иначе как я объясню им, что оказалась именно в том городе?

– Ты не поняла. Я предлагаю тебе поехать со мной насовсем. Понимаешь?

– Как это так насовсем? Я думала, что как только ты доберёшься, куда тебе надо, наши дороги разойдутся.

– Ты мне понравилась тем, что не пыталась вырваться, когда я взял тебя в заложники, на заправке ты сидела тихо, не привлекая внимания. Ты не отвезла меня в полицию, пока я спал. Да и вообще, ты ни разу не попыталась сбежать. Я хочу, чтобы ты была рядом, потому что таких людей, как ты в моем окружении мало. Подумай о моем предложении.

По пути Шеннон заехал к своему знакомому в автосервис поменять номера на машине.

Когда мы припарковались возле гостиницы, время было почти 9 утра.


Мы сняли двухместный номер. Как только я зашла туда, сразу же завалилась на кровать. Шеннон пошёл в ванну, а я уснула, услышав звук льющейся воды.

***

Когда я проснулась, время близилось к трём часам дня. Шеннон сидел перед телевизором и смотрел новости.

– Поиски девушки, которую похитил грабитель из банка, продолжаются, – донёсся до меня голос репортёра, я сразу же привстала на кровати, – последний раз их видели в штате Огайо в Кливленде ориентировочно около десяти часов вечера на заправке. Полицейский следил за их машиной, но он не успел догнать похитителя, тот слишком быстро скрылся. Также полицейский не смог описать, как выглядел мужчина. Родители девушки отказываются что-либо комментировать. Пока что на этом всё.

Шеннон заметил меня, его вид был озабоченным.

– Нет гарантии, что они не следили за нами и дальше.

Я от его слов ещё больше поникла. А что, если родители и полиция думает, что я с ним заодно? Хотя по идеи теперь оно так и есть.

– Что будем делать? – я решила поинтересоваться. От его действий зависит моё будущее.

– В идеале надо бы поменять машину, так мы точно сможем улизнуть. В моем багажнике лежит куча бабла, я не все забрал с собой, вопрос в том, как незаметно его переложить в новую тачку, – он задумался.

– А новую машину ты где возьмёшь? Не в салоне же, где куча людей.

Шеннон не ответил на мой вопрос, молча о чем-то думая.

– Машину я куплю у знакомого, который сменил номера нам. От этой тачки избавлюсь, как только заберу бабло из неё.

– А ты уверен, что сработает? Зачем тогда вообще меняли номера на машине, если не прокатило?

– Ну, не то, чтобы не прокатило, просто лучше перестраховаться. Они запомнили машину, они могут начать проверять все машины этой модели, либо вообще следили за нами и ждут подходящего момента. Будешь есть?

– Да, но сначала умоюсь, – я встала с кровати и направилась в ванну.

Надеюсь, что всё сработает. А ещё, я не хочу никуда с ним ехать, меня это уже начинает напрягать. Как так можно жить вообще?! Постоянно скрывается от полиции, конкретного места проживания не имеет и долго не задерживается нигде.

Когда я вышла из ванны, на столике возле телевизора стояла еда. Я накинулась на неё, давно ничего не ела.

Шеннон стоял возле окна долгое время и что-то высматривал. Я подошла к нему.

– Особо сильно не высовывайся, – он спрятал меня за свою спину, – видишь там? – он указал пальцем.

– О черт! – рядом с машиной Шеннона стояло три полицейские машины, – ну и что нам теперь делать?!

Я начала расхаживать по номеру взад-вперёд в приступе истерики.

– Теперь нам хана, а я пойду, как соучастница! – я кричала на мужчину, меня всю трясло от страха.

– Успокойся, бл*ть! – гавкнул Шеннон, – сейчас по-тихому выйдем через черный ход и добежим до автосервиса, там я возьму у него какую-нибудь тачку. Потом мы вернёмся за деньгами и рванем дальше.

– Шеннон, я не смогу, – я начала качать головой из стороны в сторону в отрицании.

– Всё ты сможешь, только в руки себя возьми, – он начал ходить по номеру, собирая вещи, – на выход.

Мы вышли из номера, проверив, чтобы там никого не было и камер видеонаблюдения тоже. Дошли до конца коридора, там был запасный выход. На нем оказался замок.

Шеннон достал пистолет и рукоятью сломал замок, делая кучу шума. Выкинув его в сторону, мы зашли туда и начали быстро спускаться по ступенькам вниз.

Благо, сам выход из здания оказался открыт по каким-то причинам, и выходил на другую сторону от парадного входа.

Я бежала следом за Шенноном, который нёсся со всех ног.

– Я не успеваю за тобой, – я крикнула запыхавшись и остановилась.

Он вернулся за мной, взял за руку и мы побежали вместе. Мы бежали не останавливаясь минут 15, пока наконец-то не показался автосервис. Мы зашли с другой стороны. Шеннон сразу же нашёл своего знакомого.

– Постой пока здесь, – сказал он мне, а сам скрылся за дверью.

Я ждала его, и начала уже думать, что он кинул меня, когда мужчина показался из-за дверей.

– Пойдем, я нашёл нам тачку, – позвал он меня.

Я пошла с ним. Он взял старенький БМВ, фиг знает каких годов. Но сейчас это не имело никакого значения. Шеннон посадил меня на переднее сиденье, а сам о чем-то разговаривал со знакомым, потом пожал ему руку и прыгнул на водительское место. Нам открыли двери гаража и мы выехали. Поехали обратно в направлении гостиницы. Меня начало снова трясти.

– Ты замёрзла? – это заметил и Шеннон.

– Нет. Я чувствую, что лучше нам не ехать туда. Давай не поедем туда, пожалуйста, – я начала просить его.

– Мне надо забрать бабло, – он прибавил скорость.

– Шеннон, ну пожалуйста! Они наверняка всё ещё стоят там, как ты собираешься забрать деньги из багажника?! – я уже во всю начала психовать.

– Тебя волнует вообще как?! – заорал мужчина на меня, – не лезь, я сам разберусь с этим. Твоё дело сидеть и молчать!

Я поняла, что слушать меня он не собирается. Пусть делает, что хочет, но я не сяду с ним в тюрьму!


Мы встали недалеко от его машины с деньгами, полиция до сих пор стояла там. Они уже вскрыли машину и доставали все содержимое из неё.

– Черт побери! С*ка, все из-за тебя! – начал обвинять меня Шеннон.

– Да пошёл ты на х*й! – я попыталась выйти из машины, но этот козел заблокировал двери.

Он сидел психовал, что упустил деньги, а я, что не могу выбраться. Я по уши в дерьме теперь. И это я должна винить его, а не он меня.


Шеннон достал карту из кармана и двинулся дальше, не разговаривая со мной.

Глава 3

Штат Миннесота, Миннеаполис, настоящее время

Мы были в пути пять часов. Полиция так и не засекла нас, в чем нам очень повезло. Первые два часа дороги я то и дело пыталась вылезти из машины на ходу, а этот ненормальный старикан продолжал психовать и винить во всем меня.

Один раз я разревелась от его обидных слов, он гаркнул, чтобы я заткнулась и не распускала слюни. Сразу вся моя истерика сошла на нет, но вот обида осталась до сих пор.

– Ты так и будешь кукситься? – нарушил молчание первым Шеннон.

Я предпочла ничего не отвечать, дабы показать степень моей обиды.

– Когда ты молчишь, ты мне нравишься намного больше, – хохотнул он.

– А я тебе нравлюсь? – я повела бровью, заговорив с ним.

– Возможно, – уклончиво ответил Шеннон, – у нас есть небольшие проблемы. Так как деньги мы про*бали, то мы не сможем снять даже самый скудный номер в Миннеаполисе. И кстати, мы уже подъезжаем к нему.

Ну зашибись! Надеюсь, что хоть на еду хватит. Мы оставили запасы в той гребанной тачке.

– Я предлагаю остановиться где-нибудь в неприметном месте и переночевать в машине, – с умным видом предложил Шеннон.

– А ты раньше спал в машине хер пойми где?! – меня не прельщает вся эта ситуация.

– Спал, и не только в машине, – с пофигистским видом ответил мужчина.

– ЗБС, Шеннон. Зачем ты вообще меня взял в заложники?! Ты не мог взять кого-нибудь другого? Я бы сейчас спокойненько пила горячее какао у себя дома в тёплых носочках и с пледиком, а не сидела бы тут со стариком, у которого явно не сложилась жизнь, и который про*бал всё на свете! Даже бабки, которые украл из банка, из-за которых Я ТУТ! – я просто взорвалась.

– Психичка, – он посмотрел на меня, как на ума лишенную, – вали из машины, ты меня за*бала. Мне абсолютно пох*й, что с тобой будет, как-нибудь доберёшься до участка сама, – он остановил машину и разблокировал двери.

Шеннон продолжал смотреть на меня, давая понять, что он говорит серьёзно и моей компании он не рад. Я не могу поверить, что он вот так кинет меня посреди ночи в незнакомом мне городе.

– Шен, ну ты же не серьёзно, да? Пошутили и хватит. Ты напугал меня до усрачки, ты доволен? Теперь мы можем продолжить путь, – я начала тараторить.

– Я не пошутил, Никки. Ты права, я старик с несложившейся жизнью, тебе делать рядом со мной нечего. Поэтому, попрошу на выход, – он нагнулся через меня и открыл дверь.

Я почувствовала, как подул ветер. Мне действительно страшно. Что я буду делать одна, без него? Я ведь замёрзну и умру от голода, или меня изнасилуют и убьют.

– Ше…

– Не заставляй меня силой вытаскивать тебя из машины. Не беси меня, черт побери! – он с силой ударил по рулю.

Я кинула на него обиженный взгляд, еда сдерживая слезы и вышла из машины, хлопнув дверью. Я поёжилась от ветра, который начал усиливаться. Все таки не день, солнце не греет лучами.

– По башке себе хлопни, *бнутая! – выкрикнул Шеннон из машины, выкинул мой рюкзак и сорвался с места, быстро уезжая.

И что мне теперь делать? Я нахожусь посреди какого-то леса, фиг знает сколько километров от города. Нет никаких табличек или опознавательных знаков. Куда мне вообще идти?

Я не выдержав зарыдала в голос. Подобрала свой рюкзак и пошла в ту сторону, куда уехал мужчина.

Не знаю, сколько времени я уже иду. Ноги ужасно ноют от усталости, в животе урчит от голода, голова раскалывается от того, что я долго ревела. Меня ужасно трясёт после истерики. А в рюкзаке нет ничего, кроме грязной одежды, зарядки от айфона и айпода, который, к слову, уже давно разрядился, а телефона у меня нет ещё со времени моего похищения.

Сколько бы я не шла, складывалось ощущение, что этот бесконечный лес никогда не кончится и я не увижу проблески цивилизации. Ужасно темно, ничего не видно. Нет ни одного фонаря, который бы осветил мне путь.

Я сошла с обочины дороги ближе к деревьям. Кинула рюкзак возле одного из них и легла, устраиваясь поудобнее, насколько вообще позволяло моё положение это сделать. Я закрыла глаза от усталости, проваливаясь в темноту.

***

Я проснулась от громкого звука тормозов машины недалеко от меня. Когда я открыла глаза, солнце светило сквозь листву деревьев редкими лучами. Не знаю, какое точно сейчас время, но предположительно часов 6 утра.


Воздух ещё не успел прогреться и моё тело закоченело ото сна на холодной, местами мокрой земле. Я отлежала все части тела, какие только есть.

Не успев опомниться от неприятного пробуждения, я успела уловить рядом с собой шелест от чьих-то шагов, и вот меня уже подхватили за шкирку, как котёнка и прижали крепко к дереву.

Моему удивлению не было предела, когда я встретилась взглядом со знакомыми карими глазами моего похитителя, из-за которого у меня была не самая лучшая ночь в моей жизни.

Я не успела толком открыть рот, чтобы сказать хоть что-нибудь, когда меня заткнули поцелуем. Мои глаза расширились, моему удивлению не было предела. Не могу сказать, что это мой самый лучший поцелуй в жизни, так как я всю ночь провела на улице, и сейчас мечтала абсолютно не об этом.

Я начала отталкивать мужчину от себя, показывая всем видом, как мне неприятна вся эта ситуация. Но он лишь сильнее прижал меня, зажимая мои руки.

Он начал с жадностью меня целовать, углубляя поцелуй. Я даже и не думала начать наслаждаться. На глаза навернулись слезы обиды и безысходности. Я чувствовала сейчас к мужчине лишь тошнотворную неприязнь, которая росла с каждым прикосновением его языка к моему языку и губам.

Он оторвался от меня тогда, когда начал заканчиваться воздух. Слезы уже ручьём бежали по моему лицу. Я не могла больше сдерживать свои эмоции, которые растекались по моему телу, отдаваясь на кончиках пальцев неприятным покалыванием.

Он прикоснулся своим лбом к моему, и наши взгляды встретились: мой гневный и его извиняющийся.

– Прости, я не смог удержаться, – его голос хрипел, а глаза были красными от усталости.

Какое-то время мы стояли молча, по-прежнему продолжая смотреть друг другу в глаза. Я ни на миг не смягчилась. Представляю, какой у меня наверное сейчас ужасный вид, которой дополняет перекошенное от гнева лицо.

– Прости меня, – повторил Шеннон, не отрываясь от меня, крепко держа в своих объятиях, – я не мог глаз сомкнуть. Я не знал, куда мне деть себя и то чувство, что росло во мне по мере отдаления от места, где я тебя бросил. Этого места. Я рванул за тобой сразу же, как злость во мне уступила другому чувству, которое я пока не могу понять.

Мой мозг отказывался что-либо понимать. Я хотела поскорее в тёплое место с удобной кроватью и вкусной едой. Да что там вкусной, я согласна сейчас на любую еду, лишь бы удовлетворить это тошнотворное чувство голода, которое начинает уже сосать изнутри.

– Шеннон, можно мы поговорим об этом позже? Я ужасно хочу спать и есть, – я решила уступить и сознаться.

– Да, конечно, – он отошёл назад, давая мне возможность пройти, – садись в машину. Я отвезу тебя в кафе, здесь недалеко, там нас никто не заметит. Извини, но пока кроме машины ничего предложить для отдыха не могу.

Я не стала ничего отвечать, взяла рюкзак, вытерла слезы ладонью и направилась в машину. Как же в ней тепло.

С одной стороны я рада, что он вернулся за мной, но с другой стороны я ощущаю себя так, будто я проиграла самый важный спор в своей жизни, на кон которого была поставлена я сама.

Мне никуда не деться от него, я просто не в состоянии позаботиться о себе самостоятельно. Это ужасно пугает меня, но я признаю сей факт. Я полностью в его подчинении, во власти человека, которого я знаю от силы несколько дней. Я увидела, каким он может быть. Он фактически унизил меня, но он вернулся, за что я сейчас благодарна ему.

– Прости, – услышала я шёпот, когда мы тронулись с места.

Я не в состоянии ответить ему. Шеннон, я боюсь тебя и того, что ждёт меня дальше рядом с тобой. Мне страшно.

Глава 4

Мы прибыли в круглосуточное кафе, о котором сказал Шеннон, через десять минут. Не высший уровень конечно, вообще больше походит на бар. Ну да ладно, главное что я не буду есть дешёвый фастфуд от которого потом тяжесть в желудке.

Так как стрелки часов не дошли даже до 7, никого кроме персонала в помещении не было. Мы прошли за самый дальний столик.

– Шеннон, ты не боишься, что они могут нас узнать? – шепотом спросила я.

– Меня не узнают, тебя возможно. Веди себя непринуждённо, – вальяжно ответил мне мужчина.

Мои глаза полезли на лоб, когда к нам подошла молодая официантка с меню в крайне короткой юбке, которая фактически ничего не скрывала, в блузке с откровенным вырезом, в чулках и на огромных каблуках. И куда он меня привёз вообще?! Я злобно посмотрела на Шеннона, чей взгляд был устремлён в сиськи третьего размера этой крашенной мымры.

– Мм, девушка, можно что-нибудь на ваш вкус? Он у вас явно бесподобен, – он перевёл взгляд с её грудей на глаза и жадно облизнулся.

Она начала хихикать как ненормальная, что-то записывая в блокноте.

– Где у вас тут уборная? – спросила я сквозь сжатые челюсти.

– Вон там, – указала мне эта швабра своей рукой с ужасным красным маникюром, – а у вас милая девушка, – обратилась она уже к Шенну.

– Это моя младшая сестренка, – услышала я уже отходя от этих двух идиотов, лишь бы не видеть их флирт.

Чтоооо?! Какая я ему нахрен младшая сестрёнка? У меня появилось дикое желание напомнить ему, как он запихивал мне в рот свой язык совсем недавно, но я быстро подавила это желание.

Вот же поганый старикан! Повелся на какие-то сиськи, которые скорее всего висят без поддержки бюстгальтера. Я посмотрела на себя в зеркало, оценивая фигуру. Ну да, грудь у меня небольшого размера, да и задницы такой нет и ноги не такие длинные потому что на мне не надеты каблуки. Но я ведь лучше неё! Или нет? Черт… Не нужен он мне, он старый какой-то и деньги ворует, ещё и людей убивает. Нет, мне такой, как он явно не нужен. Пусть развлекается со своей шлюшкой в короткой юбке. Только таких он и достоин.

Я помыла руки, сполоснула лицо и причесалась расчёской, которую откапала на дне своего рюкзака. Ну теперь то я точно выгляжу более-менее и без всякой тонны макияжа.

Когда я вышла, этой мымры уже не было, а мужчина сидел один в ожидании.

– Ну и куда делась эта особь женского пола? – поинтересовалась я, присаживаясь своей тушкой напротив.

– Ушла, но обещала вернуться, – он хитро прищурился.

– Ясно, – безразлично ответила я.

– Я хотел поговорить с тобой кое о чем, – я внимательно уставилась на него, – мне нужна твоя помощь, чтобы поднять немного денег.

– Почему бы тебе не попросить помощи у своей новой подружки? – ехидно поинтересовалась я, – подумаешь, поработает немного подольше ночью ради тебя. Или ты ей клиентов всех распугал?

– Ты правда хочешь поговорить об этом? – он поддался вперёд, припечатывая меня взглядом.

– Ты мог бы подкатывать к ней не в моем присутствии, – подметила я.

– Слушай, я просто хочу трахаться, – признался Шеннон, – или я это сделаю с ней, или в этом поможешь мне ты. Девушки у меня давно не было. Выбирай.

– С чего бы вдруг я должна это делать? Мне без разницы, что ты и с кем будешь делать, просто не травмируй мою детскую психику.

– У тебя был секс хоть раз? – заулыбался мужчина.

– Это не твоё дело. Если мы поцеловались один раз, это не значит, что между нами будет секс, – прямо заявила я.

Его улыбка моментально погасла. Он перевёл взгляд куда-то в сторону. Наверное выискивал не идёт ли его курица.

– Слушай, я просто пошутил. Я вообще то не об этом хотел поговорить с тобой. У меня появилась одна мысль насчёт того, где нам достать денег. Но для этого придётся засветиться. Сначала я хотел попросить выкуп у твоих родителей, но потом подумал, что это ненадежно. Я предлагаю грабануть местный банк, ты будешь продолжать играть роль жертвы.

– Подожди, как ты хочешь это сделать? – не сказать, что я рада этой затее, но спать вечно в машине и питаться в подобных местах я тоже не хочу.

– В этом городе есть один банк, где охрана и полиция работают на низшем уровне. Мы зайдём с тобой туда, я буду в маске держать возле твоего виска пистолет, он не будет заряжен. Я потребую денег взамен на твою жизнь. Затем, когда мы получим то что надо, быстро сбежим оттуда. Машину я оставлю в соседнем квартале, дабы нас потом не засекли. И сразу свалим из этого города, – с восторгом на лице он завершил рассказ.

– Ну я даже не знаю. А если что-то пойдёт не так? Что тогда? – у него все идеи дикие какие-то.

– Не волнуйся, если что, будем импровизировать. Но я не позволю им схватить тебя или себя, – видно, что он серьёзно настроен.

– Хорошо, попытка не пытка, – я пожала плечами.

Выхода у нас все равно на данный момент нет. Или он есть, но мы его не видим. Я готова рискнуть, но я боюсь быть схваченной полицией. Я посмотрела на Шеннона и на меня накатила волна тоски. Я буду скучать по нему, если нас разлучат.

Эта кобыла принесла нам поднос с едой. Я с подозрением посмотрела на свою тарелку, понюхала – вроде не отравлено, затем принялась есть, как и Шеннон.

По окончании она снова прискакала к нам на своих копытах с пакетом еды. Шеннон протянул его мне вместе с ключами от машины и попросил подождать его там. Ну зашибись, кажется я догадываюсь, чем он сейчас будет заниматься. Я недовольная пошла на выход, а он довольный пошёл за ней чуть ли не припрыгивая от радости.

Я ждала его минут 40, на душе уже стало совсем неприятно. Сначала я бесилась, затем начала ненавидеть их обоих, а позже я стала переживать, а не случилось ли что. Когда я собралась выйти из машины и проверить, где Шенн, он сам показался из здания. Он улыбаясь, как мартовский кот запрыгнул в машину и снял её с ручника.

– Ты не мог быстрее? Я думала, что вы старики вообще импотенты, – начала ворчать я.

– Хочешь проверить? – он повернул голову в мою сторону, – она узнала тебя, но обещала молчать за хороший секс, – он подмигнул мне и мы поехали дальше.

Глава 5

– Знаешь, я вот о чем подумала – хороший секс не длится 40 минут, – мы сидели на заднем сидении в машине среди незнакомых домов в одном из кварталов Миннеаполиса.

Мы решили дождаться вечера, чтобы осуществить план, который мы ещё раз обсудили до этого.

– А ты то откуда знаешь? – ехидно спросил Шеннон.

– Ну, вообще то у меня уже был секс, – о нет, и зачем я это сказала?!

– Да? Но у тебя же вроде нет парня, – он задумчиво покрутил в руках стаканчик из-под кофе.

– Был, мы расстались несколько месяцев назад.

– Дай угадаю, он трахнул тебя, а затем променял на другую? – он сощурил глаза.

– Абсолютно нет, – спокойным тоном ответила я, – мы расстались по моей инициативе. Я поняла, что не готова к серьёзным отношениям, я слишком поторопилась.

– И почему в 21 веке женщины такие пустоголовые? – хоть он и сказал это шепотом, но я услышала, – а как же сопливые мечты о прекрасном принце на белом мерседесе и при деньгах? А детишки? Неужели не хочется?

Я промолчала, потому что не могла подобрать нужных слов. Как я вообще могу думать о таком, если моё будущее сейчас зависит от мужчины сидящего рядом со мной. Я не знаю доживу ли я до следующего своего дня рождения, а он мне о муже и детях.

– А ты не хочешь стать моим принцем? – я сказала это в шутку.

– Нет, детка, – он рассмеялся, – я плохой мальчик. Тем более, я гожусь тебе в отцы, если даже не в дедушки.

– А как же тот поцелуй? – я никогда не думаю прежде, чем говорить.

– Я хотел бы трахнуть тебя, но не больше. Я понял это только сейчас. Мне не нужна жена, дети, семья. Я привык быть холостяком, им же и буду всю оставшуюся жизнь. С тобой классно, слишком даже. Ты заслуживаешь большего, чем просто секс с мужиком во много раз старше тебя хер пойми где, поэтому я не допущу никакого интима между нами, – он заглянул мне в глаза.

И почему от его слов стало обидно? Наверное он просто задел моё самолюбие, ведь поцелуй с ним мне не понравился. Он мне даже не нравится. Нет, определенно, у него хорошая внешность, тем более, в его то годы.

– Если хочешь, можешь поспать, – он указал на свои колени.

Я легла поудобнее, устроив голову на его ногах и прикрыла глаза расслабляясь.

***

Как только наступил вечер, Шеннон разбудил меня. Мы остановились в двух кварталах от выбранного нами банка. Шеннон приготовил все необходимое и мы отправились в пункт назначения. Уже ближе к зданию мужчина надел маску, схватил меня и подставил пистолет.

Если меня однажды попросят сыграть в каком-нибудь фильме, я знаю какую роль мне отведут.

Под удивлённые взгляды людей, переходящие в испуг, мы вошли. Мне даже жаль их, что они как и я оказались не в том месте, не в то время. Мне приходится изображать страх, дабы нам поверили и не заподозрили.

– Всем лежать! – крикнул Шеннон, на несколько секунд убирая оружие с моего виска и по очереди наставляя на каждого в помещении, и возвращая его обратно.

В банке оказалось всего четыре кассы, одна из них не работала. Мы начали ближе подходить к ним.

– Эй, вы, быстро скидывайте деньги сюда, – он протянул каждой девушке по мешку.

Они настолько испугались, что беспрекословно начали выполнять то, что им приказали. Они быстро заполняли мешки огромными пачками денег. Даже представить не могу, какая там сумма.

Такое ощущение, будто время замедлилось. Я успевала наблюдать за всеми кто здесь был, настолько медленно оно шло для меня. Казалось, что сердце вот-вот выпрыгнет из грудной клетки, руки поледенели от страха. Я ожидала самого худшего разворота событий.

Как только девушки вручили нам, а вернее моему "похитителю" мешки, в зал ворвались четверо вооруженных полицейских. Я всегда чувствую, если должно случится что-то плохое, и чувство это не подвело меня. Я увидела по глазам Шенна, что он ухмыляется.

– Я предвидел это, – сказал он шепотом, сбрасывая мешки на пол.

Его голос звучало до странности радостно. Я не поняла его и того, что он собирается делать дальше. На нас было направлено четыре пистолета.

– Отпустите девушку и никто не пострадает, – сказал один из полицейских.

– Советую это сделать вам, иначе я прострелю ей башку. Она малость меня задолбала, – он начал тыкать в мою голову своим пистолетом.

Ну зашибись, я потом отыграюсь на нем за это. Я решила действовать более настойчиво. Пора и мне принять участие в этом спектакле.

– Пожалуйста, сделайте так, как он просит, – пытаясь расплакаться, истерично выкрикнула я и вцепилась в руку Шеннона, которой он держал меня.

Полицейские начали переглядываться между собой и постепенно опускать оружия. Шеннон воспользовался их замешательством. Я чуть не оглохла от громких звуков, раздавшихся над моим левым ухом. Я будто в замедленном времени видела, как они по очереди падали на пол от пулевого ранения. Я в шоке уставилась на Шеннона. Он подхватил мешки с деньгами с пола, грубо схватил меня за руку и потащил на выход из банка.

Мы быстро бежали мимо домов в ту сторону, где оставили машину. Шеннон постоянно оглядывался назад, смотря, нет ли за нами погони. Я порядком устала бежать: сердце бешено заколотилось в груди, легкие начало жечь от нехватки кислорода, в боку закололо. Я начала сбавлять скорость, отставая от мужчины.

Я убедила себя, что надо продолжить путь в том же темпе, осталось немного.

Когда я увидела силуэт нашей машины, я обрадовалась. Но моё веселье быстро прекратилось, как только в моих воспоминаниях всплыли звуки выстрелов.

Шеннон снял машину  с сигнализации и закинул деньги на заднее сиденье. Я быстро заняла пассажирское место спереди.

– Остановимся позже где-нибудь, чтобы переложить деньги в багажник, – оповестил меня мужчина, вставляя ключ в зажигание.

– Шенн, какого черта пистолет был заряжен?! Ты ведь говорил, что не будешь его заряжать! – я старалась вести себя спокойной, насколько позволяла ситуация.

– Давай сейчас мы быстро свалим отсюда и тогда уже поговорим? – предложил он.

Я молча кивнула, отворачиваясь в сторону. Не хочу на него смотреть, он обманул меня. А если бы он случайно выстрелил в меня? Он эгоистичная скотина, которая думает только о себе и своих бабосиках. Ненавижу его. Я так сильно хочу домой, аж до слез. Я соскучилась по родителям, они наверное себе места не находят. Надо как-нибудь связаться с ними, сказать что со мной все в порядке, что я жива и здорова.

Глава 6

Мы остановили машину спустя 20 минут после ограбления, убедившись, что за нами нет хвоста. Я помогла Шенну переложить все деньги в багажник и накрыть их сверху тканью.

– Сколько там?

– Около двух сот тысяч долларов, – ответил мужчина, хлопая багажником машины, – но моё не все. В Вашингтоне меня ждёт человек, я должен поделиться с ним частью. Именно поэтому без денег я продолжать путь не мог.

– А ты не мог просто бросить все и уехать далеко-далеко? – я прикрыла мечтательно глаза и расставила руки в стороны.

– Не мог, – он подошёл и крепко обнял меня, – потому что я обязан этому человеку, который ждёт меня, – последние слова он сказал мне прямо в губы.

Я еле-как выбралась из его "медвежьих" объятий избегая поцелуя, и юркнула в машину. Он последовал моему примеру.

– Я думаю, что после сегодняшнего дня могу полностью доверять тебе и могу взять с собой на ещё одно дело. Надо сгонять кое-куда здесь, в пригороде Миннеаполиса. Ты кушать хочешь?

– Хочу, – я вспомнила, что ели мы довольно давно.

– Хорошо. Там как раз и покушаешь, – он подмигнул мне, привычно заводя двигатель и двигаясь с места.

***

Мы приехала к небольшому двухэтажному дому. Внешне он выглядел не презентабельно, видно что дом старый. Окна на втором этаже в основном все разбиты.

Я поёжилась, глядя на окно. Все таки осень – не лето, и ночью на улице холодновато. Надеюсь, что в этом доме все же есть отопление, не смотря на его убогий вид. Видимо хозяева дома такие же. Иначе, как обьяснить, что они не могут привести своё жильё в порядок?

– Зачем мы здесь? – задала я вопрос чуть охрипшим голосом от длительного молчания.

– Сейчас увидишь. Выходи, – он заглушил машину, доставая ключ.

Мы поднялись на высокое крыльцо, Шеннон громко постучал в дверь. Мы простояли так минуты три, но никто нам не открыл.

– Стой здесь, я сейчас.

Он спустился с крыльца и пошёл на неухоженный газон. Там он откопал какой-то средних размеров камень. Он подошёл ближе к окну справа, и кинул в него этим камнем при этом закричав:

– Эй, Ленни!

В окне промелькнуло чьё-то лицо, затем исчезло. За дверью послышались шаги, Шеннон уже сравнялся со мной. Дверь нам открыл высокий и ужасно худой парень с бледной кожей и светлыми волосами. Из-за его спины показалась морда огромной овчарки которая не переставая гавкала.

– О, кого я вижу, старый дружище решил заскочить к нам, да ещё и не один, – он оперся о дверной косяк и уставился на меня рассматривая.

– Эта девушка со мной.

– Да, слышал о твоём приключении. Все новости только этим и кишат. Ты ведь знаешь, только дай им повод, они несколько месяцев будут об этом трындеть. Раф, фу, свои, – он отдал команду собаке и отошёл в бок впуская нас, – проходите.

Шеннон вошёл первым, я неуверенно ступила за ним. Да, я была права, внутри дома также ужасно, как и снаружи. Наверное, даже хуже. В коридоре повсюду валялся мусор, со стен местами отклеились обои, на деревянном полу облупилась краска, а с потолка давно посыпалась штукатурка. Также стояли миски с водой и едой для собаки, которая плюхнулась рядом.

– Я Ленни, а как зовут вас, милая леди? – парень протянул мне неухоженную руку с грязными ногтями, которую я пожала скрипя душой.

Показывать своей неприязни я естественно не стала. Не в том я положении сейчас.

– Никки, – представилась я, продолжая идти за ними.

– Ты разве не слышал её имени в новостях? – спросил Шеннон, садясь на грязный диван в гостиной.

Ух ты, а у них здесь есть телевизор, правда очень старый, но всё же. Я не знала куда себя деть, поэтому решила постоять скромно сбоку от дивана.

– Не запомнил. Я тогда был под кайфом, – он развалился рядом с Шенном. Они оба уставились в телек, смотря Симпсонов и смеясь как кони.

– Детка, садись давай, – Шеннон похлопал рукой на место рядом с собой.

Я решила пропустить это его прозвище "детка" и соврать:

– Я насиделась в машине, хочу постоять.

– Ты привёз деньги? – спросил Ленни Шенна.

– Да, все сколько и обещал. Где товар?

– Пойдём, – белобрысый встал, – может чаю? – он обратился ко мне.

Я перевела взгляд на Шенна, как бы мысленно спрашивая, что ответить.

– Конечно будет, – ответил он за меня.

Мы прошли на кухню на которой, к слову, тоже везде валялся мусор. Даже не знаю, где хуже: здесь или в коридоре. В гостиной ещё более-менее было. А здесь я почувствовала отвратительный запах гнилья. Надеюсь, что трупов в этом доме нет.

Ленни протер мне каким-то полотенцем табурет, на который я села с ужасным отвращением. Он достал для меня кружку из шкафчика, и пока он отвернулся ища заварку и ставя кастрюлю с водой на плиту я быстро понюхала кружку. Я поймала на себе насмешливый взгляд Шенна. Я посмотрела на него, аля "сука, ничего смешного не вижу".

Я в засаде, вот честно. У этого парня нет даже чайничка, мать его. Он разогревает воду в кастрюле! Вода то хоть свежая? Я совсем скисла при таких мыслях. А этот парень уже заваривал мне чай.

– Бутики будешь хавать или печенюхи?

– Да достань ей все, сама выберет, – ответил за меня Ше, – пойдём пока дунем.

– Лады, – он быстро все достал и поставил передо мной, – приятного аппетита, – он подмигнул мне.

– Спасибо, – задушите меня кто-нибудь прямо здесь.

– Я пойду по-быстрому дуну и вернусь, – я посмотрела на Шенна укоризненно, – позже все объясню, – он чмокнул меня в висок и ушёл следом за худым.

***

Когда я допила чай, я нашла их в гостиной залипшими в телевизор. Оба как-будто совсем не замечали меня. Я решила воспользоваться моментом и попробовать связаться с родителями.

Я вышла в коридор, там я увидела на небольшом старом столике такой же старый телефон. Очень надеюсь, что он работает. Одна проблема только – собака которая смотрит на меня.

– Раф, или как там тебя, хороший пёсик, – вроде бы он не злой, – иди ко мне, почешу тебе за ушком.

При этих словах пёс подскочил и понеся на меня. У меня перед глазами пронеслась вся жизнь, я даже успела поверить в Бога, когда этот пёс чуть ли не запрыгнул на меня и начал лизать.

– Фуф, – я выдохнула с облегчением, – хороший пёс, вот так, – я начала почёсывать ему за ушком и поглаживать по морде.

Я подошла к телефону вместе с псом, который теперь не отлипал от меня. Я подняла трубку и услышала гудок. Отлично. Я по памяти набрала номер сотового мамы. Пошли гудки, в ожидании которых я думала что умру.

– Алло, – наконец-то я услышала родной голос.

Я чуть не заревела еле сдерживаясь из-за чего встал болезненный ком, который казалось сдавил все горло. Я не могла вымолвить и слово.

– Алло, – повторила мама, – прекращайте свои шутки или я сброшу вызов.

– Мам, – чуть не закричала я в трубку, но во время вспомнила о двух мужчинах, сидящих за стеной, – это я.

Я все таки не смогла сдержать слез и тихо зарыдала в трубку.

– Никки, о боже, где ты, черт возьми?! Что он сделал с тобой?Я засажу его за решетку на пожизненно! – мама никогда не умела сдерживаться и подбирать выражения, но именно сейчас я рада слышать её голос как никогда в жизни.

– Мамочка, – я снова зарыдала, пока мама продолжала кричать в трубку проклятия в сторону Шеннона, – со мной все в порядке. Я очень соскучилась по тебе.

– Никки, где ты?! Скажи мне, я приеду за тобой!

– Мам, я не знаю, где я. Клянусь, что он ничего плохого мне не сделал, – я задыхалась, выговаривая слова.

– Никки, скажи мне где ты, черт возьми! Иначе я сама пробью.

– Мам, не надо, пожалуйста. Обещаю, что скоро я буду дома. Мам, я очень люблю тебя и скучаю, – я положила трубку, вырывая провод с корнем, чтобы мама не смогла позвонить обратно.

Я медленно сползла по стенке, пряча заплаканное лицо в ладонях. Рядом со мной стоял и лаял Раф. Я не могу позволить, чтобы Шенна схватили. Я уже решила для себя, что буду делать, когда мы прибудем на конечную точку.

Я собрала все силы, что у меня были и встала с грязного пола, отлипая от такой же стены. Я погладила пса и решила умыться. Ванну я нашла достаточно быстро. Я быстро ополоснула лицо и высморкалась. Черт, все равно видно что я ревела. Мне ещё повезло, что я осталась неуслышанной, иначе скандала не избежать.

Я вернулась в гостиную, где они уже пили пиво во вменяемом состоянии.

– Я пойду отлить, – высокий ушёл.

– Малышка, Ленни предложил нам остаться у него на ночь, как тебе такая идея?

Здесь нам явно нельзя оставаться, вдруг мой звонок зафиксировали и выследят. Я решила действовать.

– Шенн, мне здесь не нравится, – я присела к нему на колени, – может поедем в какую-нибудь гостиницу? – мои губы были близко к его губам.

– А ты хочешь? – он облизнулся.

– Да, а ты нет? – я повторила его жест.

– Почему у тебя глаза красные?

– Голова заболела в этом месте, – я решила продолжить своё обольщение, – ну так что на счёт того, чтобы провести эту ночь вдвоём?

– Ты уверена? – он с интересном уставился в мои глаза, переводя взгляд с одного глаза на другой.

– Да, я всегда уверена в том, чего хочу, – я решила немного поерзать на самом интересном месте, которое начало расти от моих действий.

Я почувствовала, как сама начинаю возбуждаться от этого.

– Давай не здесь, – он затянул меня в поцелуй, но в скором времени оторвался.

Я встала с него ровно в тот момент, когда вошёл Ленни.

– Лен, мы пожалуй поедем дальше, ещё есть дела.

– Конечно, бро. Держи тогда, – он протянул ему несколько спичечных коробков и вложил что-то в руку, похожее на камень, – все как и договаривались.

В коридоре они обменялись рукопожатиями, я кинула быстрое "пока", погладила на прощание Рафа и вышла следом за Шенном садясь в машину.

Глава 7

Долго ехать не пришлось, нам по пути попалась неприметная гостиница, с небольшим количеством номеров. На люкс мы сейчас все равно можем не рассчитывать, а разницы где переночевать для меня уже нет.

– Возьми мою кофту и надень капюшон, – сидя в машине Шеннон протянул мне вещь, – твоё лицо сейчас пестрит по всем телеканалам.

– Да здесь же несколько меня войдёт, – возмутилась я, примеряя кофту, в которой я фактически утонула, – это не будет выглядеть подозрительно?

– Никки, – он устало взглянул на меня, – мне насрать, как это будет выглядеть. Для меня главное, чтобы твоё лицо не увидели ни в коем случае. Утром мы заедем к одной моей знакомой, она костюмер. Попрошу её загримировать тебя.

– Такое ощущение, что у тебя знакомые всюду. Ты не думал, что они могут сдать тебя?

– Детка, я не просто так выбрал именно этот маршрут до Вашингтона. Я просто знаю, где и на кого могу положиться, – он засунул несколько крупных купюр в портмоне, убирая его в карман.

На ресепшене нас приветствовал пожилой мужчина. Я спряталась за спиной Шенна, слегка склонив голову, делая вид, будто разглядываю свою обувь.

– Доброй ночи. У нас тут произошли кое-какие неполадки с машиной, хотели бы остановиться у вас на одну ночь, если такая возможность есть, – он засунул руки в карманы штанов, переступая с ноги на ногу.

– И вам доброй ночи, – мужчина улыбнулся широко, насколько позволял его рот, – какой номер вам нужен? – я уловила его беглый взгляд на себе.

– Нам с племянницей можно двухместный номер, – Шеннон отзеркалил его улыбку, которая выглядела маньячно, – она очень хочет спать.

То я сестра ему, то уже племянница. Надо будет не забыть упомянуть ему, что я против инцеста.

Когда старик пошёл за ключами, я пихнула Шенна в бок локтем. Он же издал лишь смешок.

– Как смешно то, аж обосраться, – тихо прошипела я.

– Фу, что за манеры, – он шуточно отпихнул меня в бок.

Номер наш оказался небольшим, но довольно просторным, со светлой мебелью, которой было не так уж и много, и персиковыми обоями. Шеннон ушёл в ванну, а я легла на одну из кроватей не переодеваясь, настолько я устала. Обстановка начала расслаблять меня, но ненадолго.

Когда я начала погружаться в сон, я почувствовала, как матрас подо мной прогнулся, а сверху на меня навалилась тяжелая тушка. Я открыла глаза в тот момент, когда моих губ настойчиво коснулись губы Шенна. Он больно сдавил мои рёбра, явно не рассчитав свой вес. Я уперлась руками ему в грудь отталкивая, но это на него не подействовало. От него пахло травкой, прямо как в доме Ленни, когда они сидели накуренные. И когда он только успел снова то?!

– Шеннон, слезь с меня, – я повернула голову в бок, когда он оторвался от моих губ.

– Ну же, детка, я что, зря заплатил за этот чертов номер? – его руки попытались проникнуть под мою футболку.

– Шеннон, не надо! Ты ведь сам сказал, что не допустишь между нами интима!

Он наклонился к моему уху, перехватив руки и закинув их мне за голову, до боли сжимая запястья.

– Я передумал, – зашептал он, – поэтому, либо ты сейчас не сопротивляешься, либо я возьму тебя силой и будет больно.

В его глазах не было ясности и разума, в них читалась лишь похоть и отрешенность от этого мира. Передо мной был Шеннон, который не управляет собой, которому я не могу доверять. Этот Шеннон… не мой.

– Сначала ты пытался меня застрелять, а теперь изнасиловать! – выкликнула я ему в лицо. Я хотела поговорить о том инциденте, но не при таких условиях. Я вообще не допускала, что он может сорваться. Во мне нет ничего такого, что бы он мог действительно желать, чего ему не могут дать другие девушки, которых он свободно трахает.

– Что я пытался сделать? – его значки расширились в гневе, он продолжал с силой сжимать мои запястья.

– Пистолет оказался заряжен, хотя ты обещал, что в нем не будет партонов. Зачем ты солгал мне? – обида нахлынула на меня с новой волной. Он ни во что не ставит меня, я для него никто. Он не считает меня хотя бы другом.

– Ты дура? Ты понимаешь, что если бы не патроны в этом пистолете, то сейчас бы нас с тобой разлучили. Меня бы увезли в изолятор, возможно что и тебя тоже. Я не захотел тебя потерять, поэтому и перестраховался, – он уткнулся лбом в мой лоб, – я не знаю, что на меня нашло.

Казалось, будто мы провели в молчании длительное время. Он ни на долю не отодвинулся от меня. Я не смогла найти ни одного подходящего слова.

Шеннон оправился первым: он слез с меня и сел на кровати спиной ко мне.

– Знаешь, лучше тебе держаться на дистанции от меня. Я не хочу, чтобы все закончилось плачевно для тебя, – он встал и не поворачиваясь вышел из номера прихватив ключи, оставляя меня в растерянности.

Я решила все таки принять ванну перед сном. Я провела там около двух часов, расслабляясь в горячей ванной за размышлениями. Когда я вышла, Шенна до сих пор не было в номере. Я нашла пакет с едой, который мы взяли с утра, чтобы подкрепиться перед сном.

***

Я проснулась посреди ночи от шорохов и шепота. Нашла взглядом часы на тумбочке, они показывали 3:42 времени. Что-то ударилось об край моей кровати.

– Аккуратнее, дура, не туда, – я узнала в шепоте голос Шеннона. Он засмеялся, а вместе с ним второй голос, явно женский.

Я вгляделась в темноту и различила их силуэты: он повалил эту неизвестную мне особу на свою кровать и начал целовать её в шею, она не сопротивлялась, а даже наоборот начала постанывать от его ласк.

Я от такой наглости оторопела и потеряла дар речи. Немного придя в себя, я нащупала рукой светильник на тумбочке и зажгла его. Они оба уставились на меня.

– Милый, ты не сказал, что мы не одни, – запищала своим противным голосом девушка, больше похожая на дешевую барби.

– Да, Шеннон, почему ты не сказал этой "милой" девушке о том, что ВЫ не одни?! – я не могла поверить, что он такая скотина.

Я подскочила с кровати и побежала в сторону двери, не видя ничего от слез. Шеннон быстро догнал меня, схватив поперёк талии и закинув к себе на плечо. От него ужасно несло перегаром.

– Извини, детка, но секс на сегодня отменяется, – не отпуская меня, он вытолкал барби за дверь, дверью перекрывая её возгласы.

– Ну и куда же пойдёт твоя подружка? Она вроде бы тоже не трезва?

– Найдёт куда, ни я, так другой, – он легонько шлёпнул меня по попе и скинул на кровать, склоняясь надо мной.

Он начал нежно гладить меня по волосам, но от этого мне становилось лишь тошно. Он заглянул с нежностью в мои глаза. Меня передернуло, когда он потянулся за поцелуем.

– Не смей, – я перегородила путь его губам рукой, – не смей целовать меня после какой-то шлюхи! – я с силой оттолкнула его, пока он был в замешательстве.

– Никки…

– Я не хочу разговаривать с тобой после такого. Ты, похотливый ублюдок!

Я натянула одеяло с головой, отворачиваясь на бок от него. Мне пришлось закусить губу, чтобы не зареветь в голос.

Глава 8

Последние несколько часов после моего пробуждения прошли ужасно. Но я думаю, что Шеннону было намного хуже из-за головной боли от похмелья. Он то и дело хватался за голову постанывая и проклиная вчерашний выпитый алкоголь.

С самого утра мы не проронили ни слова друг другу. Пока он сдавал ключи от номера, я незаметно от персонала и других посетителей прошмыгнула в машину, ожидая Шенна.

Он привёз меня в какую-то студию, где нас уже ожидала его знакомая Линда. Она выглядела довольно необычно: длинные черные волосы контрастировали с её светлыми глазами и бледной коже, на лице был пирсинг в нескольких местах. Но при этом, она очень красивая внешне и фигура у неё что надо. Я даже позавидовала ей, глядя на своё отражение в одном из зеркал студии.

Она дала мне короткий черный парик и объяснила, как его надевать, также она дала мне очки с обычными стёклами, посчитав их необходимыми для образа. Также, мы вместе подобрали кое-что из одежды. Она сделала мне яркий макияж, и когда посмотрела на себя в зеркало, я едва узнала себя.

– Вау, – это всё, что сказал Шеннон, увидев меня, а затем добавил, – если честно, я не очень люблю брюнеток. Но ты стала выглядеть намного старше.

– Эй, для тебя вообще никто тут и не старался, – ответила за меня Линда, поддев его, – все супер. Тебя никто в таком образе не узнает, – шепнула она мне ободряюще.

Позже, когда мы наболтались о девичьем, Шеннон еле-как расплатился с девушкой, которая никак не хотела принимать деньги. Мне она показалась чуднОй и очень милой. Мы договорились с ней встретится, когда вся эта ситуация разрешиться.

Путь до машины мы с Шеннон провели в молчании, так ничего и не сказав друг другу.

– Мы едем в Северную Дакоту, – сухо оповестил меня он.

– За сколько доедем?

– Если прямо сейчас поедем ни на что не отвлекаясь, то через 5-6 часов ужа будем там, – он снова схватился за голову от боли.

– Может поедем сразу до Вашингтона? – предложила я, серьёзно полагая, что это хорошая идея.

– Издеваешься? У меня раскалывается голова, молись, чтобы мы нормально доехали до Бисмарка.

– Никому я не собираюсь молиться, – огрызнулась я, отворачиваясь от него в окно.

Всегда любила именно это время года – осень. По истине красивые пейзажи создаёт она. Меня всегда это время года побуждает на новые действия, на что-то будоражащее кровь, новые решения. Но именно сейчас на меня накатывает волна депрессии, листва под опавшими деревьями не радует своими золотыми красками.

Шеннон все больше действует мне на нервы, отчего мне хочется его задушить подушкой однажды ночью. Поначалу я думала, что мы сможем стать неплохими друзьями, но все эти его приставания лишь оттолкнули меня от него. Я терпеть не могу, когда со мной обращаются таким похабным образом.

– Почему в Северной Дакоте ты выбрал именно Бисмарк? – немного умерив пыл, я решилась задать интересующий меня вопрос.

– Потому что я перебрал и мне надо отлежаться, оставаться в Миннеаполисе не вариант.

– Но почему бы не остановится в каком-нибудь другом городе Северной Дакоты?

– Потому что в Бисмарке у меня ещё есть дела. Я ведь говорил тебе уже, что не спроста выбрал именно такой путь. Устраивает ответ? – он на несколько секунд повернул ко мне голову, его лицо было искажено от злости.

– Вполне, – кратко ответила я, дабы не распылять его ещё больше. Мне не хотелось сейчас ввязываться с ним в перепалку, исход которой может быть неблагополучным.

***

Спустя полтора часа я захотела есть, о чем боялась сказать Шенну, ведь он до сих пор был злым и сосредоточенным на чем-то своём: на его лице выражалась глубокая задумчивость.

– Ше, – я жалобно глянула на него, чтобы он не начал кричать.

– Что? – не понимаю, на что он злиться, если это должна делать я.

– Я есть хочу.

– Окей.

Вот и поговорили. Я вообще за все время дороги кроме радио и отборных матов Шенна на "тупорылых водил" ничего больше не услышала. Так хочется нормально поговорить с кем-нибудь, высказаться наконец-то. Ведь я до сих пор не могу поверить, что это случилось именно со мной.

Обычно в трудных ситуациях мне помогала поддержка мамы, но сейчас её нет рядом и я не могу просто так позвонить ей. Я такая идиотка, что раньше не сбежала от него, ведь у меня были шансы, да и сейчас есть.

Я аккуратно посмотрела на Шенна, чтобы он не заметил. А ведь он доверяет мне, несмотря на наши разногласия. Но я не могу понять, что он ощущает ко мне, смеётся ли он или серьёзен, когда начинает лезть ко мне со своими поцелуями.

Мы заехали в маленькое пригородное кафе. Хоть и был обед, но людей было немного. Мне ужасно надоел этот парик, от которого чесалась вся голова. Для меня вообще такая длинна волос непривычна, да и цвет тоже.

Мы заговорили с Шенном лишь один раз, когда он спросил, что я буду есть и что взять в дорогу, потому что он "не намерен больше останавливаться".

Задержались мы недолго, продолжив путь. Меня уже начало угнетать это бесконечное молчание. Время из-за него томительно тянется, хотя обычно нам людям с возрастом свойственно жаловаться на нехватку времени и на то, как стрелки часов быстро идут.

– Шеннон, может ты отложишь свой бойкот на потом? Мне надоело это тихое скучное радио.

Он прибавил громкость фактически на максимум. Меня такой расклад вещей не устроил, и я выключила радио один нажатием кнопки.

– Ну и что тебе не понравилось? Сама же пожаловалась, что тихо, – он пожал плечами в безразличии.

– Мне не нравится, что ты игнорируешь меня, – я сложила руки на груди.

– Я не игнорирую тебя.

– Нет, игнорируешь.

– Да не игнорирую я тебя.

– Игнорируешь, в том то и дело!

– Никки, у меня болит голова. Сколько раз мне ещё повторить тебе? – да, вид у него был, мягко говоря, разбитый.

– Но почему ты делаешь вид, что на что-то обижен?

– Я никакого вида не делаю и ни на что не обижен. Может ты поспишь лучше?

Я действительно не выспалась, так как он поднял меня слишком рано. Я съехала вниз по сиденью, устраивая поудобнее голову для сна.

***

Когда я проснулась, мы уже въехали в Бисмарк. Время было начало восьмого. На горизонте был красивый закат, давно я не обращала внимания на такие мелочи.

Мы попали в пробку, на которой простояли 20 минут фактически не продвигаясь.

– Снова остановимся в каком-нибудь отеле? – спросила я.

– Да, есть другие предложения? – Шеннон выглядел ещё больше уставшим, чем до того, как я уснула.

– Мог бы уступить руль мне, если тебе совсем плохо.

– Спасибо, блять, но поздно уже, – он нервно забибикал впереди стоящей машине, которая и не думала начать ехать, когда загорелся зелёный свет.

В отеле я решила подождать Шенна возле лифта, пока он на ресепшене брал номер. На меня пялились мимо проходящие мужчины. Уж не знаю, за кого они меня приняли в моем новом образе, да и знать не хочу.

Когда мы поднялись на нужный этаж, я сто раз пожалела, что не подошла взять ключи от номера вместе с моим похитителем. Он взял одноместный номер с огромной кроватью из-за чего я закатила ему истерику.

– Все, не бузи, – сказал Шеннон, запивая таблетку для головы водой.

– Послушай, я не буду спать с тобой в одной кровати.

– У них других вариантов нет, – он расплылся в улыбке, – пойдём завтра погулять по городу, если я хорошо буду чувствовать себя. Давно я просто так не гулял.

– Хорошо, пойдём. Но это не значит, что я согласилась спать с тобой в одной кровати.

Он ушёл в душ первым, пока я думала, как поделить кровать. Наверняка, он солгал, что у них нет других номеров. Специально же сделал это.

Долго ждать своей очереди не пришлось, он быстро вышел. Я прошла мимо, кинув на него полный ненависти взгляд.

Когда я вышла из ванны, Шеннон сидел с бутылкой алкоголя.

– Тебе мало было? – я в недоумении подняла бровь.

– Это коньяк, – пояснил он открывая, – не хочешь попробовать? – он протянул мне бутылку.

– Из горла? – я села напротив него, беря в руки бутылку.

– Нет, – он встал и полез в шкафчик, извлекая из него стакан и протягивая мне.

– Я не знаю, сколько надо.

– Ой, отдай сюда, – он налил мне треть стакан и протянул обратно.

Сначала я понюхала, отдавало спиртом. Я немного попробовала, буквально несколько капель попали на язык. Я ничего не почувствовала.

– Залпом, – он ехидно улыбнулся, складывая руки на груди, смотря на меня с вызовом.

Что ж, вызов принят, мой похититель.

Моё горло резко обожгло, а затем это чувство пошло ниже. Меня непроизвольно передернуло. Я поставила стакан со звоном обратно на стол, а Шеннон наполнил его вновь на треть и уставился на меня тем же взглядом.

– Что, второй сразу? – я жалобно посмотрела на него, а он продолжал с улыбкой смотреть на меня.

Я опрокинула в себя вторую порцию, стало веселее, но пока ещё не шатало. Я никогда раньше не пила такие крепкие напитки и не знала эффекта от них.

Я и не заметила, как после второго стакана пошёл третий и как все начало плыть перед глазами. После четвёртой меня начало клонить в бок и я начала хохотать над чем-то своим, совершенно не обращая внимания на мужчину.

– Давай ещё, – я чуть ли не кинула стакан на стол.

– Эй, пьянчуга, не сломай его, – он засмеялся надо мной, наливая пятую порцию.

– А ты это чего не пьёшь? – спросила я, забирая стакан.

– Я лучше пиво попью, чтобы опохмелиться, – он открыл банку с шипением, которую я до этого не наблюдала.

После пятого стакана коньяка я взяла со стола бутылку и присосалась к ней. Шеннон попытался оторвать меня от неё.

– Эй, полегче, по-моему, тебе уже хватит, – он стал серьёзным и забрал у меня мой напиток, который сейчас был необходим.

Перед глазами уже не то, чтобы плыло, просто пылало все. Я подошла к Шенну, садясь к нему на колени. Он не успел ничего сказать, я поцеловала его. Мой поцелуй вышел смазанным и я чуть не шлепнулась на пол, если бы Шеннон не удержал меня.

– Эй, дуреха, расслабилась? – он снова громко засмеялся, – а теперь пойдём спатеньки.

– Нет, Шенн, – я еле-как обвила его шею руками и уткнулась ему в плечо, начиная реветь.

– Что такое? – с нежностью спросил он или мне показалось от выпитого алкоголя.

– Я хочу домой, – всхлипывая ответила я, – меня бесят твои приставания, но сейчас бы я не отказалась с тобой заняться сексом. Меня бесит, что ты удерживаешь меня, но сейчас я не хочу никуда уходить.

– Тебя никто и не просит уходить, ты будешь всегда со мной, ведь ты глупенькая маленькая девочка, – он погладил меня по голове. До меня все равно не дошёл смысл его слов.

Я снова поцеловала его, но уже более настойчиво. Я несколько раз ударилась своими зубами об его, но поцелуя не прекратила. Он встал держа меня и мы вместе дошли до кровати, падая на неё.

От его прикосновений стало так приятно. И пусть утром я не вспомню ничего или пожалею. Но здесь и сейчас я хочу его.  Он присосался к моей шее, уже расстёгивая пуговицу на моих штанах. Он оторвался от меня, чтобы стянуть их с меня, а затем снова возвратился ко мне, продолжая свои ласки.

Я потянулся к его штанам, но он откинул мои руки и сам их  расстегнул. Видимо понял, что я в таком состоянии не справлюсь самостоятельно. Он пробрался руками мне под кофту,  сжимая небольшую грудь. Мне от нетерпения уже хотелось выть. Он поднялся, стягивая свою футболку. Это выглядело очень сексуально, при том, что его штаны расстегнуты и из-под них виднеются трусы.

Я начала стягивать свою кофту в нетерпении и запуталась в горле, отчего Шеннон снова начал смеяться, помогая мне выбраться. Я осталась в одном нижнем белье.

– Сними уже свои чёртовы штаны, – я чуть ли не зарычала.

Вдруг мне стало плохо, желудок сжался и его закрутило. Я почувствовала, как к горлу подступает тошнота. Я оттолкнула Шенна, убегая в ванну. Я только успела открыть крышку и склонится над унитазом, как вся "радость" начала выходить из меня.

Взволнованный Шеннон зашёл ко мне, не замечая моих возгласов и помог мне держать волосы, пока меня тошнило. Я стояла так склонившись долгое время, казалась, будто прошла вечность. От страха, что это никогда не кончится, из глаз потекли слезы. Шеннон начал успокаивать меня словами и гладить по спине второй свободной рукой. Когда мне стало лучше, я выпихнула его, закрывая дверь на защёлку.

Сначала я решила почистить зубы, а потом уже пошла в душ, потому что я все таки запачкала волосы. Пока я мылась, меня ещё несколько раз стошнило.

Из ванны я не вышла, а вывалилась. Я легла в кровать, где уже лежал Шеннон. Я повернулась к нему спиной, он обнял меня, не прекращая гладить.

– Тихо, скоро это состояние пройдёт, – он поцеловал меня в затылок.

Мне было так стыдно за то, что он видел. Но зато, я протрезвела и поняла, что чуть не совершила огромную ошибку, о которой завтра бы я пожалела сильнее, чем о выпитом коньяке.

Глава 9

Надо ли описывать то состояние, с которым я проснулась после выпитого вчера? Я думаю, те кто хоть раз в жизни перебирали с алкоголем, должны меня понять насколько это ужасное чувство. Все тело ломит, в горле пересохло, а о том, как сильно болит голова даже не описать. И на десерт – конечно же тошнота, из-за которой я несколько раз резко подскакивала и неслась пулей в ванну, пока не решила надолго там засесть.

Почему то в номере Шенна не оказалось. Что было мне на руку, ведь я вспомнила о том, что вчера было, а вернее, чего все таки не произошло. Впервые я рада этому рефлексу желудка, который спас меня от непоправимого.

Как только меня перестало выворачивать, я залезла в горячий душ, ведь меня ужасно начало знобить. Я чувствую себя сейчас какой-то попойкой, которая накинулась на эту гребаную бутылку отравы. Зато, мой интерес в этом деле удовлетворён.

Пока я приходила в себя, желудок издал жалобный звук, прося еды. Но я ничего съедобного не нашла. Как раз в этот момент в номер зашёл Шенн с подносом в руках.

– Ну привет, алкоголичка, – он не переставал стебать меня, а мне упорно полезли в голову картинки не хорошего содержания, – я принёс тебе еды.

– А ты, я смотрю, в официанты заделался? – я приподняла одну бровь. Как бы сильно мне не хотелось сейчас есть, а промолчать я не могла.

– Решил позаботиться о тебе. Но, если хочешь, я могу обратно отнести, – он приоткрыл дверь ногой, глядя на меня.

– Нет, – запротестовала я, – давай уже сюда этот поднос.

Я села за стол. На подносе кроме еды оказалась ещё и таблетка. Я посмотрела на Шенна с благодарностью, и взяв стакан воды, тут же запила её.

– А на себя чего не взял? – спросила я, кладя в рот кусочек еды. Животику сразу стало приятно и тепло внутри.

– Я уже поел, – он сел напротив телевизора, включая его.

– О, мультики, оставь! – я увидела на одном из каналов "Губку Боба". От моего выкрика Шеннон нервно вздрогнул, но канал всё же не стал переключать.

Я запихивала в себя очередную ложку с едой, а Шенн тем временем вместе со мной увлечённо всматривался в экран, где Губка Боб в очередной раз доставал своей болтовней бедного Сквидварда.

– Пойдём прогуляемся по городу? – потягиваясь на диване спросил Шеннон.

– Пойдём. Я доела, – я отставила посуду от себя, вставая, – только мне надо замаскироваться, мистер похититель.

– Но я ведь твой похититель, – он подмигнул мне.

– Прекращай, – я закатила глаза фыркая.

Я провозилась больше часа со всем этим гримом. Если бы Шеннон ещё не отвлекал меня каждые 15 минут, то я бы собралась намного быстрее.

– Ну и куда мы пойдём в Бисмарке? – я показалась из-за дверей ванны.

– Я уже говорил, что больше блондинок люблю? – ухмыльнулся он, проигнорировав мой вопрос.

– Шеннон, ты не выносим просто! – мы ещё не успели никуда выйти, а он меня уже раздражает.

Мы спустились вниз к машине, он как джентельмен открыл мне дверь. Если честно, то я вообще этого жеста не ожидала от него.

Уже сидя за рулём, он достал очки и надел их, пытаясь предать своему образу крутизны. Я скривилась глядя на него.

– Эй, что за выражение лица? – он возмутился.

– Тянет блевать от твоего пижонства, – я вторично скривилась.

– Ну уж извини, какой есть.

– Ты не такой.

Он злобно глянул на меня, опустив очки вниз, чтобы я видела его глаза. Затем он вернул их в прежнее положение и тронулся с места.

Мы приехали в развлекательный центр. Если честно, я была несказанно рада, ибо ожидала чего угодно от Шеннона, например, что он привезёт меня в какую-нибудь забегаловку, или ещё чего хуже – в притон. Но нет, сегодня он явно решил удивить меня, побыв обычным человеком, без наклонностей психопата.

– Прошу вас, мадам, – он галантно протянул мне руку на подземной парковке.

– Ты где во мне мадам впалил?  – слишком грубо ответила я, но руку все же приняла.

– Фу, какое бескультурье, – настала его очередь кривить лицо, – действительно, мадам здесь даже не пахнет.

Я в ответ пихнула его, забирая руку обратно и выходя из машины самостоятельно.

– Ну же, хватит дуться, мы не за этим приехали сюда, – он слегка поддел меня по плечу.

– Ты умудряешься испортить все на ровном месте, – я свела брови вместе, глядя на него сердитым взглядом.

– Я бы с удовольствием провёл тебе лекцию на тему, кто из нас умудряется испортить все на ровном месте, но воздержусь, – он отвернулся от меня и пошёл, – догоняй.

Я сосчитала мысленно до десяти, задержав дыхание, чтобы успокоится, а после нагнала его лёгким бегом.

Всё шло слишком хорошо: он сводил меня в кино, в котором, к слову, я давно не была, мы ели пиццу и мороженное. Мне удалось затащить его поиграть в автоматы, о чем позже я пожалела, когда проиграла в одном из них ему. Людям вокруг было безразницы, они не обращали внимания на нас, что меня радовало.

Но, это веселье не могло долго продолжаться. Я до сих пор виню себя, что не предугадала дальнейшее событие. Как только мы оказались дома, я пошла в душ, чтобы снять весь этот тяжёлый грим, оставив Шеннона одного в комнате. До меня доносились слова из телевизора, ведь я не успела включить воду.

– Полиции не удалось установить, откуда был совершён вызов, – меня обдало холодом, дальше вслушиваться в новости у меня просто не было сил.

Не надо быть провидицей, чтобы понять, что речь идёт о моем звонке маме, совершенном в доме друга Шеннона. У меня в висках забилась мысль, что как только я выйду из ванны, Шеннон меня убьёт. Если он не захочет сделать это прямо сейчас.

Я услышала, как он что-то разбил в комнате при этом сильно матерясь. Я решила сделать вид, что ничего не услышала, и включила воду, чтобы заглушить его крики. Я съехала по стене, поджимая под себя ноги. Возможно, что он перебесится сейчас и ничего страшного не произойдёт.

Пока я принимала душ, я ощущала вибрации исходящие за дверью. Шеннон явно решил разнести там всё. Как бы это сейчас не звучало, но я подумала о том, что ему придётся возместить ущерб за номер. Но мне надо думать о том, что будет со мной, как только я высуну свой нос.

Обмотавшись полотенцем, я ещё долгое время не выключала воду и пыталась собраться с мыслями. Крики и шум прекратились. Я решила, что сейчас самый подходящий момент и вышла.

Шеннон подорвался со стула и подлетел ко мне, стоя близко ко мне и уничтожающе глядя.

– Ну что, решила сдать меня, сука? – в ту же секунду мне в скулу прилетел его кулак. Я не удержалась на ногах. Место удара начало жечь от боли, а на глаза навернулись слезы, – так и знал, что ты такая же, как и все! – он пнул мне ногой под живот, выбивая весь воздух и силы из меня. Я согнулась и начала задыхаться.

Я так хотела обьяснить ему всё, как сильно я нуждалась в общении с мамой. Я хотела дать ей знать, что со мной всё в порядке, чтобы она волновалась чуточку меньше. Но у меня не было сил сейчас, чтобы попытаться блокировать его удары или хотя бы увернуться от них. А он продолжал запинывать меня.

– Поваляйся пока здесь, сука! – он последний раз ударил мне кулаком по голове, и я перевернулась на спину.

Он ушёл, а я лежала и смотрела в потолок, который плыл перед глазами. Черт бы побрал мою идиотскую идею позвонить маме в тот день! Черт!

Всё тело ныло, я не могла встать и перелечь хотя бы на кровать. Поэтому я просто вырубилась прямо на полу, где он и оставил меня.

***

– Эй, дрянь, открывай свои гребаные глаза, – я проснулась от того, что на меня вылили холодную воду.

Несколько секунд я не могла понять, что происходит, щурясь от света. Когда зрение нормализовалась, я увидела Шеннона, склонившегося надо мной. Я дёрнулась в панике понимая, что сижу на стуле привязанная по рукам и ногам.

– Будешь орать, я найду чем занять твой рот, – его губы расплылись в омерзительной улыбочке, которая не сулила ничего хорошего.

Глава 10

– Пока ты была в отключке, я съездил по делам, на которые хотел взять тебя, но ты оказалась такой паршивой сукой, – он ходил взад-вперёд, мелькая перед моими глазами, отчего меня начало мутить. Перед глазами всё рябило и местами сворачивалось в спираль. Я уверена, что мне требуется медицинская помощь.

– Я задолжал местным ребятам некоторое время назад, кое-что беря у них в долг. И знаешь, что я сделал с ними? – его громкий смех, казалось разрывает мою и без того повреждённую черепную коробку. Он подошёл ближе ко мне, дыша в самые губы и опаляя их, зашептал, – я расстрелял их к чертовой матери. Эти ребята были ещё теми засранцами. Мне нисколько не жаль.

На миг он прижался к моим губам, но тут же оторвался от них, отшатываясь назад, как от прокаженной, и уставился на меня.

– Ты не представляешь, скольких мне усилий стоило относится к тебе по-человечески. А я ведь не такой, каким был для тебя. Я тот, кого ты видишь перед собой сейчас, – он раскинул руки в стороны, – и всё это дерьмо вырвалось благодаря тебе!

– Шеннон, ты не такой, я верю в тебя, – я не узнала собственный голос, настолько жалко он прозвучал.

– Я не разрешал тебе разговаривать! – он наотмашь дал мне пощёчину, отчего моя голова улетела вбок. Слезы сами собой появились в глазах.

– Как думаешь, что мне лучше сделать: сначала избить тебя, а потом изнасиловать, или изнасиловать, а потом избить? – он выжидающе уставился на меня, – ах да, разрешаю ответить на мой вопрос. Но, без лишних слов.

Отчаяние зародилось в моей душе. К горлу подступил ком тошноты, желудок болезненно сжался. Я чувствовала, как меня начало потряхивать от страха.

– Лучше просто и-избей, – я заикнулась.

– Что? – он вновь рассмеялся, а затем резко стал серьёзным, – тебе настолько неприятна мысль о том, что мой член будет в тебе? – он подлетел ко мне, склоняя голову и прижимаясь своим лбом к моему, – отвечай, черт возьми! – проорал он.

Я не могла больше сдерживать слез, которые покатились по моим щекам с усиленной силой.

– Шеннон, пожалуйста, не надо, – начала лепетать я сквозь слезы и дрожь.

– Шеннон, пожалуйста, не надо, – высоким писклявым голосом начал дразнить меня он, – а знаешь, я пожалуй всё таки начну с изнасилования.

Он наклонился ко мне вновь, желая поцеловать. Если бы я могла, я бы убежала или хотя бы отклонилась назад, лишь бы он не касался меня. Я закрыла глаза в ожидании его прикосновений, но их не последовало. Я взглянула на него.

– Извини, со шлюхами не целуюсь, – я хотела было возразить, что я не такая, но он добавил, – а именно таковой ты сейчас и станешь.

Он принялся расстегивать свои штаны, приспуская их сразу же с трусами. Я плотно сжала глаза, чтобы только не видеть его полового органа. Я почувствовала, как он тыкнулся им в моими губы. Меня чуть не вывернуло наизнанку от осознания и его привкуса на губах.

– Ну же, открой глаза, деточка, – он пропел притворно милым голоском, – я сказал, ОТКРОЙ ГЛАЗА! – мою щеку обожгло от удара, мне пришлось открыть глаза. Мой взор упал на его огромный хуй, который стоял колом в опасной близости. Я взглотнула выступившую слюну и в шоке уставилась на него. Ну уж нет, я не собираюсь заниматься такими вещами!

– Почему я?! – именно эта фраза сейчас вертелась у меня в голове. Я не успела осознать, как выкрикнула её.

– Почему ты что? – Шеннон стоял возле меня со спущенными штанами и даже не думал прикрыть своё достоинство.

– Почему именно я, Шеннон? Почему ты выбрал меня в заложники, почему ты хочешь меня изнасиловать? – я не могла унять истерику в голосе.

– Хм, ну знаешь, мне было не до раздумий, кого хватать как щит. А на второй вопрос я могу тебе ответить с лёгкостью: мальчики любят недоступных. И ты сильно провинилась, я не вижу больше смысла сдерживать себя.

– Давай ты меня развяжешь и я сделаю всё, что ты хочешь? – на секунду в моей голове промелькнул отличный план, но тут же померк при ответе.

– Не выйдет, Никки, не выйдет, – он покачал головой, – я не поведусь. Просто расслабься и наслаждайся, – он хищно улыбнулся и схватил меня за подбородок.

Он надавил на челюсти с силой, заставляя их раскрыться против моей воли.

– Только попробуй укусить или позвать на помощь, и ты знаешь, что тебя ждёт, – предупредил он и начал совершать свои мерзкие действия, которые он давно мечтал сделать со мной.

Я пыталась сдержать рвотные позывы, из-за того, что он входил очень глубоко, воздуха не хватало. Такого опыта в моей жизни никогда не было, я чувствовала себя отвратительно. Я надеюсь, что после всего этого он оставит меня в покое. Только если мне хватит сил не разбиться на кучу кусочков, если мой разум останется при мне.

Я не знаю, как долго он это делал со мной, но время для меня будто не существовала. Был только Он и мой личный Ад, который, казалось, никогда не кончится.

Он постанывал от удовольствия, толкаясь так глубоко. Я видела его закатывающиеся глаза в порыве удовольствия, но это удовольствие было односторонним. Разве это правильно? Правильно ли вообще принуждать другого человека к действиям, которых он не желает? Раньше я не задумывалась об этом. Но именно сейчас, в момент моей внутренний погибели меня заинтересовал этот вопрос.

Я вела внутреннюю борьбу с собой, я удерживала своё сознание, которое ходило по краю. Лучше бы отключилась, чтобы не ощущать всё это, не видеть его мерзкого лица в экстазе, когда он кончал.

А после он просто кинул меня, всё также, привязанную к стулу. Он ушёл куда-то, громко хлопнув дверью. Этот звук до сих пор стоял в моих ушах.

Знаете, говорят, что слезами горю не поможешь. У меня же была целая истерика, которая не приносила облегчения. Мне становилось лишь хуже. Всё хуже и хуже.

Естественные нужды не давали мне забыться сном, в котором, возможно, я нашла бы успокоение хотя бы ненадолго. Я шарила глазами по помещению, ища способ выбраться. В целом я просидела часа два, неотрывно глядя на электронные часы, которые сменяли цифры, когда в номер вернулся Шеннон.

Он зашёл в ванну, не глядя на меня. Затем, он вышел оттуда и подошёл ко мне. Я вжималась от страха в стул, боясь что он причинит мне боль снова. От него ужасно несло спиртным, как и всегда.

Он протянул к моему лицу влажное полотенце и стал нежно водить им, стирая грязь и его следы после совершенного акта. Я неотрывно в шоке смотрела на него, боясь пошевелиться и сделать этим хуже.

Так продолжалось некоторое время. Неожиданно Шеннон упал на колени возле меня и зарыдал, как маленький мальчик.

– Прости меня, – он выл в голос, – прости меня, умоляю!

Он раскачивался из стороны в сторону, всё также рыдая. Я не знала, как мне реагировать. Я просто ждала продолжения. Он освободил мои руки, что были скованы верёвкой, и всё также сидя на коленях, обратился ко мне.

– Я пойму, если ты уйдёшь и заявишь на меня в полицию. Моему поступку нет и не может быть оправдания, – он смотрел на меня своими красными от слез глазами, в которых читалась та боль, что он причинил мне. Мы как-будто поменялись местами.

Я не знаю, что делать. Я до сих пор пребываю в шоке. Я хотела также рыдать, как и он, орать в голос и выть от того, что мне пришлось пережить от него. Я хотела поколотить его и попросить, чтобы он оставил меня в покое.

Я осознала не сразу, что не могу вымолвить ни слова. Я просто открывала и закрывала рот, пока Шеннон ждал моего ответа. Всё, что я смогла выдавить – это ужасное хрипение, которое резануло по ушам.

– Ну же, скажи что-нибудь, – взмолил Шеннон. Я замахала руками, которые он перехватил, – что такое? – с паникой начал спрашивать Шеннон, – скажи же что-нибудь!

Он притянул меня к себе и обнял. Я хотела вырваться, мне было страшно рядом с ним. Но силы покинули меня, я сдалась ему.

Глава 11

Я как загнанный в угол зверёк: я не могу сопротивляться своему охотнику, но и убежать от него мне не удастся. Он просто не выпустит меня из своего плена.

Я боюсь быть рядом с ним, его настроение меняется слишком часто. Он может реветь, стоя на коленях, моля о прощении, но уже минуту спустя крушить номер, вымещая злость и ненависть на неодушевлённые предметы. Как-будто они могут облегчить те страдания, что скопились внутри его души. Впрочем, я больше не верила в её существование. Нет, только ни у такого человека, как Шеннон.

Он набрал для меня тёплую ванну, в которую бережно погрузил меня. Но я не могла расслабиться, каждая клеточка моего тела была напряжена, пока он находился рядом. Я пыталась уйти от его негативной ауры, только чтобы она не задевала мой мир, не рушила его остатки. Я допускала существование такого человека, но не рядом со мной.

Я не привыкла к бесконечной агрессии. Как бы не были заняты мои родители, но я никогда не наблюдала такого потока отрицательных эмоций. Ни один человек никогда не вёл себя так по отношению ко мне.

Я ощущала себя, как нашкодивший котёнок рядом с ним, вот только меня не за что было наказывать.

Когда он касался голых участков моей кожи намыленной мочалкой, мне было мерзко. Из моей головы так и не ушли те образы, где он издевался надо мной.

Как бы он не старался сейчас быть хорошим, я не прощу его. Страх не отступит больше никогда при виде него. Я не смогу беззаботно улыбаться ему, болтая на всякие разные темы, которые ровным счётом ничего не значили бы.

Моё сердце никогда не будет отбивать при нём чечётку, разгоняя сладкую негу по телу. Оно только будет бешено колотиться от страха, которому причиной стал этот мужчина.

Моё тело никогда не захочет добровольно принять его в себя. Оно лишь захочет скрыться, вжавшись в темноту.

Я боюсь завтрашнего дня, что день вообще не наступит. Я боюсь того, что мне не станет легче. Я боюсь, что он снова причинит мне боль.

Он напевал какую-то мелодию, продолжая намыливать меня, думая, что успокаивает этим. Если бы я могла, то вцепилась бы в его глаза сейчас же и выдавила их, оторвала бы ему руки, чтобы он не мог больше трогать меня ими. Но я была слишком слаба по сравнению с ним.

Мне надоело вот так сидеть, жалея себя и бездействовать. Мне надоело ощущать себя куклой в его руках, которую он посмел сломать. Но я ведь не была игрушкой. Ему никто не давал такого права.

– Скажи, что ты не сердишься на меня, – лучше бы его мелодия не утихала. Хуже всего было, когда он начинал разговаривать со мной, – скажи это, – он сказал мне на ухо, коснувшись его в лёгком поцелуе. По моему телу прошла дрожь.

– Я не сержусь на тебя, – мой голос был слабым и хриплым после долгого молчания. Но я нашла силы, чтобы выдавить из себя ту ложь, которую он так сильно желал.

Я думаю, он понимал что то, что он хочет слышать не совпадает с реальностью. Но ему было проще заниматься самообманом, чем принять горькую правду.

– Ты любишь меня? – я даже представить себе не могла, что он посмеет задать такой вопрос, – нет! Молчи! – он бросил мочалку в воду и заткнул себе уши пенными руками.

Из его глаз по щекам покатились слёзы. Я как заворожённая наблюдала за взрослым рыдающим мужчиной. На несколько секунд я прониклась в его боль, мне стало жаль его, но тут же отмела эти мысли прочь.

Мне не зачем жалеть того, кто совершил это со мной. Кто переступил ту заветную черту без моего согласия. Кто посмел спалить меня дотла, оставив лишь пепел, который он продолжал безжалостно топтать.

Если он хочет играть, то я подыграю ему, но за плату я возьму свою свободу. Я найду способ, как выбраться из этой пропасти, в которую он меня спихнул.

– Эй, Шеннон, – я протянула руку к нему, погладив по щеке. Он отнял руки от ушей, глядя на меня с болью, – всё хорошо, – я старалась говорить искренне, больше убеждая в этом себя.

– Ты будешь со мной? – с мольбой спросил он..

– Да, – мне не пришлось даже задумываться над ответом. Он был очевиден в нашей с ним игре.

– Всегда?

– Всегда, – я вторила ему.

– Я не знаю, что мне сделать, чтобы загладить свою вину, – он поник, опустив подбородок на край ванны, вцепившись в меня взглядом своих тёмных глаз.

– Просто молчи, – я наклонилась к нему, проклиная себя за это решение, и крепко прижалась к его губам.

Когда я хотела отдалиться от него, он усилил напор, раскрывая мои губы своим языком и проталкивая его дальше. Он ласкал мой язык своим, сплетая их в незамысловатом танце, а меня трясло изнутри от отвращения. Я пыталась справиться с чувством тошноты, пока он исследовал мой рот, обмениваясь слюной.

Когда он наконец-то отцепился от меня, мы оба сидели раскрасневшиеся, со сбитым дыханием. В его глазах проснулся огонёк надежды, который уже давно померк в моих.

Он помог мне выйти из ванны, обернув в огромное полотенце. Он вынес меня на руках, хотя мне абсолютно этого не хотелось. Но отступать уже было поздно.

Он бережно вытирал каждую часть моего тела, и помог одеться. Как-будто без него я не могла справиться. Я молча терпела все его экзекуции.

Он подал мне горячий чай, после накрыл одеялом и прилёг рядом. Он не переставал гладить меня по голове, обнимая и убаюкивая.

Я не забыла о том, какой он на самом деле. Я не забыла ничего. Но я позволила себе расслабиться на несколько часов, несмотря на его присутствие в помещении. Я исполню то, что наметила, но чуть позже, обязательно.

Глава 12

В 9 утра мы выехали из Бисмарка в Биллингс. Тело до сих пор ломило после побоев. Ситуацию ухудшал грим, из-за которого мне пришлось рано встать, чтобы нанести. Я хотела подремать, но Шеннон был чем-то озадачен и напряжён, поэтому я решила быть начеку. Не знаю, чем вызвана такая спешка. Мы могли бы уехать и вечером, так было бы даже проще.

Я решила не расспрашивать во избежании его агрессивных вспышек. Что-что, а получить от него снова мне хотелось меньше всего.

Спустя два часа езды взгляд Шеннона упал на индикатор топлива, которое было на исходе. Через километр мы свернули на заправку.

– Из машины не вылезай, чем меньше светишься, тем лучше, – предупредил он меня перед тем, как уйти оплачивать бензин.

Я могла бы сбежать именно сейчас, но бежать было некуда, как и негде укрыться, а догнал бы он меня за кратчайшее время. Тогда я могла бы попрощаться со своей жизнью. Его нервная система и так перевозбуждена до предела.

Шеннон вернулся назад, забрасывая кошелёк с деньгами на заднее сиденье. Он вставил заправочный пистолет в бак и я услышала, как в машину полилось топливо, заполняя её.

Он посмотрел на меня сквозь стекло, я решила улыбнуться ему. Тут я услышала какие-то громкие звуки, которые приглушало стекло машины с моей стороны. Шеннон увёл взгляд своих глаз от меня и переключился на то, что происходило на улице.

Он крикнул мне:

– Открой багажник!

Я быстро среагировала и нажала на нужную кнопку. Я не сразу увидела, что он достал, а только тогда, когда он побежал в сторону кучи мужчин, запинывающих кого-то. Шеннон рванул на них с битой, нанося удары по очереди.  Но их оказалось больше, они повалили его рядом с парнишкой, и принялись запинывать их двоих. Бита выпала из рук мужчины.

Меня затрясло от паники. Шеннон пытался подняться и отталкивать их от себя, но всё было бесполезно. Они ни в какую не отступали. Надо было срочно что-то предпринимать.

Я была бы рада прибить его собственными руками, но я не хочу остаться посреди заправки беспомощной и в опасности. Кто знает, что этим психам надо.

У Шеннона наверняка есть где-то пистолет. Вопрос в том, где он может прятать его. Я быстро перерывала весь салон в поисках необходимой для меня вещи. Но его нигде не было.

Я решила проверить в бардачке, вдруг он положил его туда. Но там его тоже не оказалось. Меня осенила одна мысль, которую я решила проверить.

Я снова нажала на ту кнопку и выскочила из машины. В багажнике я обнаружила несколько пистолетов, схватила первый попавшийся, надеясь, что он заряжен.

Я рванула на ту толпу дикарей, что сейчас запинывали Шенна и незнакомого парня. Я закричала на них и нажала на курок. Произошёл выстрел. Один из мужчин схватился за плечо, из которого потекла кровь, и упал на землю. Остальные застыли на месте, глядя на меня. Я дрожащими руками переводила дуло с одного на другого, держа палец на курке, готовая снова выстрелить.

– Валите нахер отсюда! Валите! – я закричала на них. Они бросились убегать в свои грузовики, несколько из них подхватили своего раненого собрата, унося подальше отсюда.

Я подбежала к Шеннону, который был в крови также, как и паренёк рядом.

– Шенн, ты как? – из моих глаз потекли слёзы. Я была напугана и в отчаянии. Он лежал и почти не двигался, из его лба текла струйка крови на лицо, а губы были разбиты.

– Всё в порядке, – он засмеялся, растягивая свои губы в улыбке, и тут же скривился от боли, – ненормальная моя, – он потянулся ко мне, обнимая за шею и хохоча, как ненормальный.

– Почему ты сразу не взял пистолет?! Ты что, идиот? – моему гневу не было предела.

– Я не хотел палить эту штуковину, – он оперся на меня, пытаясь встать. Какой же он тяжёлый, – как ты сняла пистолет с предохранителя?

– Никак, я просто нажала на курок, а он взял и выстрелил! – я вручила ему эту смертоносную игрушку.

– Хах, как ты ещё никого не убила, – он встал, пряча пистолет под одежду, но держался на ногах некрепко, – эй, парень! Ты живой? – он обратился к тому парнишке, который встал на четвереньки, сплёвывая кровь.

Заместо ответа, парня вырвало на землю под ним. Я скривилась от отвращения.

– Тебе нужна помощь? – спросила я, глядя на него. Он отрицательно покачал головой.

– Я сам справлюсь.

– Ты уверен? – переспросил Шеннон, поддерживаемый мной под плечо. Молодой человек проигнорировал его вопрос.

– Может, тебе вызвать скорую? – предложила я.

– Нет, – снова отказался парень.

– Как хочешь, – ответил Шеннон и похромал к машине. Я же подобрала биту и пошла за ним.

– Хотя, стойте! – окликнул он нас, – вы не могли бы меня немного довезти?

Я посмотрела на Шеннона в немом вопросе, ожидая ответа.

– Без проблем. Ты сам то дойти сможешь?

– Смогу, – он начал по-тихонько вставать, следуя за нами.

– Шеннон, я сяду за руль, – это было не предложение и не вопрос. Я закинула биту назад, достала из бака пистолет, закрыв его крышкой и села за руль. Шеннон устроился спереди, а парень сзади.

– Как тебя зовут? – спросила я, глядя в зеркало на него.

– Крис.

– Крис, кто они такие и за что избивали тебя?

– Это были дальнобойщики. Я кое-что взял у них, за это они и преследовали меня, а дальше вы сами всё видели. Куда вы едете?

– В Биллингс, – ответил Шеннон, доставая аптечку.

– Я могу доехать с вами?

– Да, конечно, – опередила я мужчину, чтобы он не дал отрицательного ответа покалеченному парню, которого мне было жаль.

Мою сонливость, как рукой сняло. Я даже забыла о том, что мне надо разработать план, как удачно сбежать. Я думала лишь о парне, что сидел позади меня и дороге, которая мелькала перед глазами.


Глава 13

Мы останавливались один раз, чтобы Шеннон и Крис обработали раны. Крису досталось намного больше, оно и ясно. Шеннон всё время указывал мне, куда ехать и дёргался от невроза, а не спалились ли мы на заправке, ведь никто даже не подошёл к нам на подмогу, пока эти мужики записывали ребят. Никто не среагировала даже, когда я выстрелила, но там наверняка были камеры.

Меня радовала мысль, что теперь я не нахожусь вдвоём с психопатом, который является по совместительству моим похитителем, а также убийцей нескольких людей. Эту мрачную обстановку разряжал светловолосый парень, который сидел позади весь в синяках и ссадинах, которые особенно было видны на его лице. Я бы даже сказала, довольно симпатичном лице.

Я засмотрелась на него и чуть не врезалась в впереди идущую машин, которая резко затормозила. Шеннон как всегда разнервничался и наорал на меня, ставя в неловкое положение. Но, кажется, он не заметил, почему я отвлеклась. Иначе бы высадил бедного парня сию же минуту.

Всю дорогу мы практически ехали молча. Но на пол пути в Биллингс Шеннон задал вопрос Крису:

– Где тебя высадить?

– Я поеду с вами, – нагло ответил парень, и я увидела в зеркало в его глазах нездоровый блеск, затем резко моего виска коснулось дуло пистолета, которое Шеннон положил на заднее сиденье после происшествия, – продолжай вести машину, – приказал он мне и продолжил, – честно, ребята, аплодирую вам стоя, я не сразу узнал её, – он кивнул на меня оружием, Шеннон сидел неподвижно, глядя на Криса с бешенством, готовый сорваться в любую секунду, – но пока она кидала на меня взгляды, я смог узнать её. Этот взгляд постоянно крутят по всем новостям, мозоля глаза изо дня в день. Ты похитил её в Нью-Йорке, вот только твоего лица так никто и не видел, кроме меня.

– Что ты хочешь? – перебил его раздражённый и злой Шеннон.

– Ты идиот? – парень истерично рассмеялся, – я ведь сказал, что поеду с вами. Именно этого я и хочу. А ещё вы обеспечите мне укрытие и еду.

– С какой стати мне это делать? – Шеннон попытался выглядеть безразличным к происходящему, я же продолжала вести машину, но мои ладони вспотели и похолодели от страха за свою жизнь.

– Иначе я прострелю ей башку и во всем этом обвинят тебя, – он плотнее приставил ко мне пистолет. Меня посетило чувство дежавю.

– Стреляй, – прошептал Шеннон одними губами и развалился на сидении, скрестив руки и улыбаясь во весь рот. Я была готова вмазать ему, если бы могла двигаться.

– Не глупи, вас и так разыскивают. Тебя ведь поймают и посадят! – руки парня затряслись, а самого его заколотило, – тебе дадут пожизненное, это точно!

– Я сказал: СТРЕЛЯЙ! – Шеннон заорал.

Я вскрикнула от раздавшегося выстрела, и на несколько секунд у меня выбило воздух из лёгких, я потеряла руль из-под рук, и машину повело вбок.

***

Я всё еще не могу отдышаться, сердце отплясывает чечётку, как сумасшедшее. В тот миг, когда прозвучал выстрел, я действительно поверила, что пуля вошла в моё тело с бешенной скоростью. Но вот сейчас я стою на улице и смотрю на отверстие в лобовом стекле и мне не вериться, что я жива. Я не знаю, промазал Крис нарочно или нет, да и меня это сейчас не волнует. Не стоило мне высовываться со своим языком и брать его с собой. Хоть в чем-то Шеннон не виноват.

Я несколько раз ощупывала себя, дабы убедиться в реальности происходящего. У меня звенело в ушах, пока Шеннон разбирался с Крисом. Я не горела желанием вмешиваться в их перепалку, полагая, что они справятся и без меня.

Тремор рук усилился, а ноги уже почти не держали, поэтому я села в машину и уставилась в одну точку, уходя в себя. В моей голове гуляла пустота после пережитого стресса, когда двери со стороны водителя и за ним одновременно открылись. Шеннон уселся за руль, заводя машину, а Крис устроился позади, сплевывая кровь и закрывая дверь.

– Так он едет с нами? – из-за паники я спросила громче, чем стоило.

– Да, придется взять его с собой, – Шеннон даже не посмотрел на меня.

– А как быть с машиной? Он ведь разбил стекло, – я возмущенно указала руками вперед.

– Плевать на машину, нам главное сейсас добраться до Биллингса, – он показал всем своим видом, что не желает более продолжать беседу, концентрируя всё своё внимание на дороге.

Как меня достало это отношение – я для него пустое место! Творит, что хочет со мной, полагая, что я ничего не ощущаю, указывает мне. Идиотизм какой-то!

Я столько раз за эти дни задавалась вопросом: почему именно я попалась в это стечение обстоятельств? Неужели это было предначертано мне судьбой, или же я где-то сделала неверный шаг, за что сейчас расплачиваюсь.

Жизнь – сложная штука. Я убеждена, что многие задумываются над смыслом бытия, что ни я одна калечу свой разум этим вопросам. И чем дальше я захожу в своих рассуждениях, тем больнее мне становится от осознания, оттого к чему я в итоге пришла.

В моей жизни и до Шеннона было не все гладко, но это была спокойная размеренная жизнь со своими плюсами и минусами. У меня была семья, были друзья, были враги, но сейчас нет ничего кроме боли: физической и душевной.

Как бы я не смотрела на мужчину, что едет за рулём, но он не вызывает во мне положительные эмоции. Мне по-прежнему не хочется быть с ним, быть его, или хотя бы друзьями. Единственное, что я хочу – это быть как можно дальше от него и поскорее всё забыть. Начать с чистого листа.

– Вот мы и приехали, – я успела задремать, пока не раздался голос Шеннона.

Мы остановилась в неприметной гостинице города Биллингс. Как я поняла, Шеннон сказал хозяйке, что приехал показать город своим племянникам. И почему этим тётушкам так всегда всё интересно знать?

Он не поскупился и взял для каждого из нас отдельный номер. Когда я снимала парик в мою комнату влетел Крис.

– О, а с твоими волосами тебе намного лучше, – оценивающе посмотрел на меня он.

– Стучаться не учили? – я злобно посмотрела на него.

– Я хотел извиниться за то, что пытался выстрелить в тебя. Вернее, я бы никогда не выстрелил в тебя, в Шеннона ещё может быть, но не в тебя, – было видно, что он разнервничался, поэтому я решила поиграть на его нервах.

– Не поможешь мне? – я расстегнула кофту наполовину, предлагая ему помочь мне.

– Эм, что мне надо сделать? – он весь раскраснелся.

– Просто расстегни её, – я вызывающее посмотрела на него, берясь за край одежды и чуть оттягивая его.

– Ну да, – он хлопнул себя по лбу ладонью, – расстегнуть, что же ещё.

Я подошла к нему вплотную, предоставляя полную свободу действий. Когда он задел оголенный участок моей кожи, по телу прошла нега, распаляя меня. Возможно, мне удастся убить одним выстрелом двух зайцев.

Я накрыла его губы своими, пока он расстёгивал пуговицу за пуговицей, оголяя все больше моё тело и проводя по голым участкам рукой. Он забрался ко мне в бюстгальтер, сминая правую грудь, затем переходя на левую.

Я же накрыла его бугорок на штанах, слегка массируя, когда в комнату вломился Шеннон, заставая нас за интересным занятием. Я еле сдержала смех, дабы не испортить мой план, когда увидела красное от злости лицо Шеннона, и такого же цвета лицо Криса от смущения.

– Видимо, я не во время, зайду позже! – Шеннон пулей вылетел, демонстративно хлопнув дверью.

Я, конечно, рисковала, но была уверена, что он не тронет меня при Кристофере. Меня распирало и скрючивало от смеха, как ненормальную.

– Чего ты смеёшься? – парень до сих пор смущённый стоял посреди комнаты, ничего не понимая.

– Забей, – я смахнула наступившие слёзы от смеха, – выйди, мне надо принять ванну.

– Так секса не будет? – заместо ответа я ещё громче рассмеялась, все таки выпихав его из номера, закрываясь на замок от непрошенных гостей.

Я ещё долго вспоминала злое лицо Шеннона, пока принимала душ. Это стоило мне экстаза, но я нисколько не жалела.

Глава 14

Из сна меня вырвала боль, обжигающая щеку. В комнате стояла полнейшая ночная темнота, поэтому того кто ударил меня я не видела. Тишину нарушало лишь его тяжелое дыхание.

– Что за нахер ты творишь? – возмутилась я, и замахала руками, которые тут же были перехвачены.

Ответом мне послужил грубый поцелуй в губы. Борода неприятно царапала кожу вокруг, но Его это мало волновало. Впрочем, я ожидала, что он решит отыграться за мое сегодняшнее представление, и не была удивлена.

Одной рукой он продолжал держать запястья обоих моих рук, а второй обхватил мою шею, большим пальцем поглаживая её. Указательным пальцем руки он начал спускаться вниз по футболке, очерчивая выступившие соски от возбуждения. Он продолжал целовать меня, всё ниже опуская руку, доходя до заветного места.

Я не стала препятствовать, когда он забрался ко мне под шорты, массируя и всё больше распаляя. Я обняла его за спину, притягивая ближе к себе. Мне было всё равно, что между нами произойдёт, за это короткое время он смог сломать меня, заставляя жить здесь и сейчас. Мои взгляды резко поменялись, я больше не планировала свою жизнь. Сейчас я хотела лишь одного – Его.

Мы перешли грань в тот момент, когда он резко сорвал с меня шорты вместе с нижним бельём и приспустил свои трусы, входя в меня. Я бесконечное количество раз шептала его имя на выдохе, пока он вдалбливал меня в кровать.

Мы закончили лишь тогда, когда отельный номер покинула темнота, уступая место слабому рассвету.

– Я ненавижу тебе, – прошептала я, лёжа на его груди, вдыхая с неё аромат мужчины.

– Взаимно, – он посмеялся, погладив меня по волосам, и проваливаясь в сон следом за мной.

Проснулась я в обед, когда Шеннона уже не было в комнате. Я нашла его вместе с Крисом обдолбанными в номере Шеннона. Они дико ржали, а помещение заволокло дымом от сигарет.

– Вы что устроили, идиоты? Хоть бы закрылись на замок!

– О детка, ночью ты была менее разговорчива. А в постели вытворяла такие вещи, – Шеннон закатил глаза, изображая половой акт.

– Я тебе сейчас всеку, идиот, – я пошла открывать окно, по пути дав подзатыльника Шеннона.

– Сис, лучше затянись и оттянись, – начал протягивать Крис бутылку.

– Иди нахер, наркоман, – огрызнулась я, показывая средний палец.

– А вот за это можно и схлопотать, – Крис поднялся на ноги смеясь, как ненормальный, – ну серьёзно, попробуй, – он не унимался, протягивая мне заваренное.

Я вдохнула в себя настолько глубоко, насколько позволяли мои лёгкие.

– Выдыхай уже, – Шеннон посмотрел на меня, затягиваясь сигаретой.

После того, как я выпустила дым всё вокруг закрутилось перед глазами. Я пришла в себя лишь тогда, когда держалась за стол и орала во все горло. Было ощущение, будто меня вертит в стиральной машине. Я не понимала, что происходит, где я, кто я. Я лишь очень громко орала, что мне плохо, что я умираю. Я не чувствовала ничего, кроме холода и страха, что умираю. Мое сердце билось настолько сильно, будто готово было разорваться.

– Эй, успокойся. Никки, блять, – кто-то схватил меня за плечи, удерживая и отцепляя от стола, в который я вцепилась мертвой хваткой.

– Крис, тащи мокрое полотенце и воду. Никки, успокойся, сейчас тебя отпустит и станет лучше, – я начала узнавать Шеннона.

– Шеннон, мне плохо, меня крутит, – я сжимала руки в кулаках, как-будто пытаясь удержаться в теле, из которого меня вытягивало.

– Ты сделала большую затяжку для первого раза. Крис ещё и переварил. Давай сюда, – я почувствовала на лбу мокрую ткань.

Я еле-как остановила кручение перед глазами, но до сих пор все было, как в тумане, и я переодически отключалась от происходящего, улетая в прострацию, где не понимала ничего и не узнавала никого. Мне приходилось напрягать свой мозг, чтобы хоть что-то прояснилось в голове.

– Пойдём, тебе надо прилечь, – Шеннон положил меня на кровать, укрывая одеялом. Меня всё ещё дергало от огромного потока адреналина, а холод сковывал мое тело. Чувствительно начала постепенно возвращаться ко мне, но с запозданием.

– Ты как? – спросил меня подошедший Крис.

– Я странно себя ощущаю, будто бы тело чужое, не мое. Я плохо понимаю, что происходит, но всё же что-то понимаю, – я пыталась описать свои ощущения, которые были для меня чужды.

– Это нормально, солнце, в первый раз всякое бывает, – Шеннон гладил меня по голове, но его прикосновения доставляли мне скорее дискомфорт.

– Ты не мог бы не трогать меня? – я отодвинулась от него, – твои прикосновения, они… очень странные, – я до сих пор смотрела на парней сквозь пелену.

– Да, конечно, – он сам отсел от меня, – просто полежи и расслабься. Скоро всё само пройдёт, тебя уже начинает отпускать.

Я не хотела бы больше никогда снова возвращаться в это пугающее состояние. Я была в ужасе, когда осознала, что несколько часов пробыла, как во сне, несмотря на то, что тактильные ощущения пришли в норму. Я не ощущала времени без часов.

– Ну что, как ты? – ко мне подсел Крис.

– Уже лучше, но больше никогда не давай мне эту дрянь! Вот оклемаюсь я и тебе придёт конец! – я попыталась встать, но слабость в теле не дала мне этого сделать.

– Ладно, можешь хоть убить меня, я признаю свою вину в том, что с тобой произошло.

– Просто оставь меня в покое, ладно?

– Как скажешь, – он кивнул, вставая, – отдыхай.

– А где Шеннон? – окликнула я его.

– Ушёл куда-то, сказал, что скоро вернётся.

***

– Срочно! Собираемся и валим отсюда! – в номер влетел Шеннон, снося всё на своём пути и будя меня.

– Что случилось? Ты время видел? – я указала на электронные часы, показывающие время 3:42.

– Некогда объяснять, разбуди Криса, и возьми с собой только необходимое, – он быстро выбежал из моего номера.

Я первым делом ввалилась в комнату Криса тормоша его, что далось мне с трудом, ведь он очень крепко спал. Я не смогла ничего ему объяснить, так как сама знала крайне мало. Затем я начала бегать в поисках своего рюкзака,  нервничая и психуя. Я не успела толком ничего собрать, когда Шеннон позвал нас на выход.

– Зачем тебе пистолеты? – удивилась я, когда Шеннон достал их, пока мы спускались в лифте. Один он передал Крису.

– За этим, – он кивнул в сторону открывшихся дверей, где нас уже ждала охрана, – просто так они нас не выпустили бы.

Заметив оружие в руках парней охрана раступилась, давая нам пройти. Управляющий зала был крайне недоволен, но и он не стал нам препятствовать.  Пока мы бежали к машине, было слышно вой приближающихся полицейских машин.

– Как они узнали где мы? – я оглянулась назад, замечая четыре полицейские машины за нами.

– На заправке сдали из-за драки, – ответил Шеннон, выруливая.

Полиция догоняла нас, окружая и сдавливая. Шеннон вжимал педаль газа максимально по прямой, сбрасывая скорость лишь на поворотах. Прозвучало предупреждение, чтобы мы остановили машину и вышли, иначе они откроют по нам стрельбу.

– Что теперь с нами будет? – паника накрыла меня с головой.

– Успокойся,  всё будет отлично! – прикрикнул на меня мужчина, – Крис, когда они начнут стрелять, стреляй в ответ.

– Но… – заикнулся парень.

– Отодвинь сидение и достань оттуда автомат, выстави его в окно и стреляй! Мне тебя всему учить надо?

– Ладно, понял, не ори!

– А мне что делать? – спросила я, надеясь, что мы оторвемся.

– Сиди и молчи.

Предупреждения закончились, я услышала, как пули отскакивают от металла. Мне стало страшно, что кто-то из нас может пострадать, в глазах появились слезы, а сердце сжалось от боли.

– Шеннон, – жалобно позвала я мужчину.

– Тихо, успокойся. Я сказал, что всё будет хорошо, значит так оно и будет. Мы приедем к моему брату, а дальше придумаем, что делать.

Крис открыл окно, выставляя автомат и начиная ответную стрельбу. Он не целился, стреляя куда попадёт. Одна из машин подъехала к нам сзади вплотную, простреливая стекло. Я взвизгнула, когда рука Шеннона прижала меня книзу, укрывая от пуль.

– Блять! – Крис кинул автомат, хватаясь за простреленное плечо, -сворачивай нахер с этого моста!

Шеннон не успел среагировать, как нас бортанула полицейская машина слева, сбрасывая с моста. Мы с Шенном были пристёгнуты ремнями  безопасности в отличии от Криса, который ударялся то об крышу, то об сидение, пока наша машина летела вниз переворачиваясь в воздухе. Я несколько раз ударялась головой, не в силах удержаться за сидение.

Когда мы приземлились, я была на грани потери сознания, но всеми силами удерживала его, несмотря на тяжесть в голове. Крис лежал сзади весь в крови, и судя по всему, бездыханный, так как ему досталось больше всех. Шеннон был в отключке на руле, а его сидение оказалось зажатым,. Когда я приподняла его голову, то обнаружила, что с его лба стекает кровь. У меня было ощущение, будто меня сильно избили, всё тело ломило от боли, а голова кружилась.

Я еле-как отстегнула трясущимися руками ремень и открыла дверь, буквально вываливаясь наружу, так как ноги меня плохо держали. Меня пробивала дрожь от произошедшего.

– Никки, – позвал меня пришедший в себя Шеннон.

Я медленно направилась к нему, прихрамывая. Я наклонилась над ним в лёгком поцелуе, тут же отстраняясь от него. Уголок его губ приподнял в улыбке, в то время как я нажала на кнопку, открывая багажник. Когда до него дошло, он помрачнел, и попытался схватить меня. Я показала ему "фак", идя за сумкой с деньгами. Когда я уходила, вой сирен был ещё далеко, а Шеннон кричал гневные обещания найти меня.

Эпилог

Прошло чуть больше полугода с тех пор, как я оставила Шеннона в машине с телом Криса на растерзание полиции. В тот день я автостопом добиралась до штата Вашингтон, мне с трудом удавалось поймать попутную машину, ведь меня повсюду искали, а мой внешний вид желал оставлять лучшего. Да и с сумкой полной денег я сильно рисковала попасться кому-нибудь, наподобие моего похитителя.

Я нисколько не сочувствовала ему, а решение бросить его возникло спонтанно, будто сама судьба дала мне шанс отомстить, которым я не могла не воспользоваться.

Уже недалеко от Сиэтла меня подобрал парень, представившийся Джаредом. Мы разговорились с ним, и выяснилось, что он ездил встретиться с братом. Встречу с ним я тоже отнесла к подарку судьбы. Я сказала ему, что попала в аварию убегая от своего жениха, и что мне некуда идти. Он предложил мне пожить у него, не задавая никаких лишних вопросов.

Джаред сутками мог пропадать на работе, но я не знала, где и кем он работает. Мне, конечно, было любопытно, но так сложилось, что мы оба не распространялись о себе. Он не смотрел новостей, возможно, в силу своей занятности, но это только было мне на руку.

Шеннона повязали в тот день, и на суде приговорили на пожизненный срок. Меня какое-то время искали, пока не объявили без вести пропавшей. Я не хотела возвращаться домой, хоть и понимала, насколько моим родителям тяжело. За всё время, что я была заложницей Шеннона, кардинально пересмотрела свои взгляды. Мне больше не нужна была моя прежняя жизнь.

В Сиэтле Джаред помог мне сделать новые документы не подозревая, что я прибавила себе несколько лет. За всё это время я сменила несколько мест работы, но работала я скорее для отвода глаз, ведь я не нуждалась в деньгах. Я не заводилась себе друзей, а с коллегами быстро прекращала общение, как только мне это требовалось. Я не могла назвать Джареда другом, но мы частенько болтали с ним по вечерам, сидя на веранде его дома.

В один из дней, когда я пришла с работы, Джаред встретил меня в коридоре, но я думала, что его не будет сегодня дома.

– Привет, принцесса, – он помог мне снять пальто, вешая его, – проходи. Тебя уже давно заждался один гость. Он сказал, что пришёл за тем, что принадлежит ему.

Мое сердце пропустило удар, когда я увидела того, кого не ожидала увидеть. Я не знаю, что конкретно я почувствовала к этому человеку: смятение, ненависть, злость, страх, уважение, стыд или любовь? Но я точно знаю, что я перестала дышать, глядя на него.

– Я ведь обещал, что найду тебя, – а он почти не изменился за то время, что прошло. Разве что, он выглядел уставшим и измученным, но по-прежнему красивым, – кстати, знакомься, мой брат – Джаред.

X