Элисон Роуз Свич - Несносные (СИ)

Несносные (СИ)   (скачать) - Элисон Роуз Свич


Аннотация

Они воспитаны в окружении величия и под нажатием общества. Несмотря на то, что у каждого из них была семья, они не знали, что значит это слово. Они не знали, что такое любовь матери и поддержка отца. Вы считаете их испорченными? Но что вы на самом деле знаете об их жизни. За масками спокойствия и безразличия скрываются истерики и бесконечная борьба. За улыбкой – слёзы. За любовью – мнение общества.

Эмили – милая девушка, с сильным характером, уставшая зависеть от чужого мнения, уставшая заботиться о том, что её поступки могут быть не одобрены родителями, уставшая от упрёков и порицаний.

Рэй – мечта каждой девушки. Немногословный сексуальный красавчик. Новый день – новая девушка. Кто-то думает – он бабник, но на самом деле он просто пытается забыться… и забыть.

Они оба пострадали от мнения общества, и теперь намерены вернуть себе то, что потеряли. Новая жизнь – новые правила – новая игра.

Он не знал, что был разбит, пока она не склеила его по кусочкам, возвращая к жизни.

Она не поборет свои страхи, пока не потеряет его.

Данный файл является авторским произведением. Просьба помнить о защите авторских прав.

Пролог

Я не знаю, как долго я жила в сказке, в этих розовых очках, которые не давали мне ясно видеть. Я не помню, когда близкие и дорогие мне люди стали чужаками, которые всячески пытались меня унизить. И я не уверена, как, но я намерена это исправить. Сейчас я растеряна, расстроена и ко всему прочему зла. Зла на весь мир и на себя в частности, за то, что позволила всему этому вранью, презрению и двуличию проникнуть в мою жизнь. Моя жизнь – неразбериха, и единственная тому причина – я. И я признаю это. Так разве признание поражения не первый шаг к исцелению?


Глава 1

Рэй

Наши дни

Только два раза в год я напиваюсь не потому что я этого хочу, а потому что по- другому просто не могу пережить этот день. И именно сегодня один из таких дней – её день рождение. Каждый год в этот день я делаю одно и то же. Прихожу в бар, напиваюсь до потери сознания и ввязываюсь в драку, в надежде, что физическая боль и алкоголь сотрут все воспоминания.

Я потерял уже счёт стопкам текилы, которые выпил за сегодняшний вечер. Моя челюсть порядком онемела, но ужасающие воспоминания прошлого не отступали. Очередная блондинка попыталась привлечь моё внимание улыбкой в сто двадцать вольт и огромным декольте. Потерпев неудачу, как и две предыдущие она просто встала и ушла.

Сегодняшний вечер был реально отстойным. Текила, как и полбутылки выпитого до этого виски, никак не помогали мне забыться. Бар был слишком тихий, поэтому никаких драк не предвиделось, а это значит, что ночь, которую я проведу в сознании, будет хуже любого похмелья.

Зажужжал телефон. Очередное сообщение от Дэрэка: «Где ты?». Он знал, что в этот вечер я ему не отвечу. В этот вечер я напиваюсь в одиночку. Но он как чёртова курица-наседка не прекращал мне звонить и слать сообщения, как будто я когда-то на них отвечал.

Возле меня снова села какая-то девица. Я уже приготовился к очередной дозе флирта, как подошёл Джек и, перегнувшись через барную стойку, громко чмокнул девушку в лоб. Джек работал барменом в этом баре достаточно давно, так что я знал, о том, что он симпатизировал намного больше парням, чем девушкам. Поэтому такое приветствие меня немного удивило.

- Привет, красавица. Как же давно я тебя не видел. Надеюсь, теперь то мы чаще будем видеться. А то насколько я знаю, ты приехала ещё неделю назад, но нашла время зайти ко мне только сейчас.

И Джек обижено надул губы. Казалось, это развеселило девушку, но я не видел её лица, так как оно скрывалось за длинными волосами чёрного..., нет, погодите, красного цвета. Я закрыл глаза и снова их открыл. Должно быть, текила уже начала действовать на мой мозг, потому что мне казалось, что волосы девушки к концам становились ярко-красными.

Девушка всё так же продолжала разговаривать с Джеком, не обращая на меня внимания, а мне всё больше хотелось увидеть её лицо. И прежде, чем я успел остановить себя, моя рука потянулась к волосам девушки. Она остановилась на полуслове и повернулась ко мне. Её брови удивлённо взлетели вверх, а глаза бегло прошлись по мне, прежде чем остановиться на моём лице. Глаза у неё были светло-карие, и на лице было мало макияжа, что было весьма необычно для такого места, как это.

- Эй, Рэй, - обратился Джек ко мне, - ещё стопку?

- Пожалуй, на сегодня хватит. – Я отвечал Джеку, но всё так же смотрел в глаза девушке.

Я выпустил её волосы из руки и вышел на улицу. Что за чёрт со мной творится? Я достал сигарету из кармана, но никак не мог найти зажигалку. Не имея другого выхода, кроме как попросить зажигалку у Джека, я развернулся и почти не пошатываясь, зашёл обратно в бар.

- Смотри куда идёшь, придурок! - Выкрикнул парень, в которого я врезал по пути.

- Да пошёл ты. – Я знал, что, скорее всего, завязываю драку, но сейчас именно это мне было нужно.

Один из его дружков толкнул меня, за что и получил в челюсть. А дальше всё пошло своим чередом. Меня бьют, я уворачиваюсь и бью в ответ.

У меня уже была разбита бровь и губа, когда в моём поле зрения осталось только двое парней. Должно быть, третий убежал зализывать раны. И не успел я закончить свою мысль, как мои ноги подкосились от сильного удара по голове. Чёрт….


Глава 2

Эмили

Три года назад

Нас называли элитой города. Определённый образ жизни, определённое поведение, всё это уже определенно… не нами – обществом. И у нас не было другого выбора кроме как следовать всем этим правилам.

Моё новое платье, идеально выглаженное, уже весит на вешалке в шкафу, когда я только просыпаюсь. Спуская ноги на белоснежный ковер, я удовлетворённо вздыхаю, зарываясь пальцами в его мягкость. Весь интерьер комнаты выполнен в белых и бежевых тонах, и если бы не яркая мазня, (я говорю «яркая мазня» потому что этот рисунок не что иное, как холст, испачканный яркой краской, не содержащий в себе никакого смысла, подобно тем рисункам дельфинов, которые их заставляют делать дрессировщики во время представлений, представляя это чем-то необычным), то в целом можно сказать, что моя комната походила на одну из комнат в психиатрической клинике, очень дорогой психиатрической клинике. В этой комнате вы не увидите постеров любых групп или фотографий, на которых изображены мы с подругой с забавными выражениями лиц. Нет. Белые стены, белые занавеси, белое постельное бельё – белая, значит не запятнанная репутация, а не запятнанная репутация — значит уважение общества, так всегда говорил мой отец.

Я медленно подхожу к зеркалу и расчёсываю свои волосы цвета чёрного шоколада. Закончив с укладкой волос, и делаю повседневный макияж: подвожу свои светло карие глаза и наношу немного блеска для губ. Одевшись, я придирчиво оглядываю себя в зеркале, чтобы убедиться, что выгляжу безукоризненно.

Спускаясь вниз по лестнице, я знаю, что завтрак уже готов. За столом сидят родители, но Эвана всё ещё нет – это может значить только одно – вчера он поздно вернулся домой, потому что участвовал в гонках. Я вздыхаю и закатываю глаза – этот парень ищет приключения на свою задницу всегда и везде.

- Эмили, я кажется, тебе говорил избавиться от этой дурацкой привычки закатывать глаза. – Строго говорит папа, и я удивляюсь, как он вообще заметил что-то кроме своих «важных» документов.

- И тебе доброе утро. - Всё ещё немного сонно отвечаю я.

- Привет, милая. – На автомате говорит мама, при этом в её голосе не слышно никаких эмоций. Она печатает что-то в телефоне, не отрывая глаз от экрана.

Как только я сажусь за стол и наливаю себе кофе, в столовую вбегает Эван и забирает чашку прямо у меня из рук.

- Всем доброе утро, – говорит Эван. - Спасибо, что позаботилась о своём любимом братике. – Невинно хлопая ресницами, добавляет он, обращаясь уже лично ко мне.

- Всегда, пожалуйста, любимый братик, – кривляясь, говорю я и уже себе наливаю кофе.

Эван подходит к маме и целует её в щеку.

- Аккуратней, милый, ты мне испортишь причёску, - возмущается мама, на что Эван только фыркает.

- Эван, я, кажется, просил тебя прекратить фыркать, ты не в хлеву находишься. - Ворчит отец и бросает недовольный взгляд на Эвана.

- А я, кажется, просил тебя не заниматься своими неотложными делами за завтраком с семьёй, - беззаботным голосом говорит Эван, но кривится при слове «неотложные», – но кажется не судьба. – Пожимает он плечами.

- Если бы не мои «неотложные дела», ты бы не сидел сейчас за этим столом. – Папа начинает кипятиться, но Эван полностью игнорирует его:

- Сегодня нас в школу подбросит Дэрэк, - обращается от ко мне.

- Ладно. – Отвечаю я.

Когда мы с Эваном поднимаемся из-за стола, и уже почти выходим из столовой, мама говорит:

- Эмили, мне нравится твоё новое платье.

Ещё бы, ведь именно она купила его мне, не позаботившись о том, чтобы снять ценник. Это был её способ показать мне свою любовь. Чем больше нулей на ценнике, тем лучше, - так считала мама.

Я просто отвечаю:

- Спасибо, - и ухожу.

Как только мы выходим из дома, мустанг Дэрэка останавливается, и он дважды сигнал нам, зная, как это раздражает наших родителей.

- Привет, малявка. – Ухмыляясь, говорит Дэрэк мне, пока они с Эваном обмениваются мужскими рукопожатиями.

- Привет, бабник. – В отместку говорю я Дэрэку, а затем впиваюсь взглядом в брата. – Итак, что ты сделал со своей машиной?

- Всего лишь небольшая царапина, - спокойно отвечает он.

- Последний раз, когда я проверял, у твоей тачки не было переднего бампера, но зато была огромная вмятина на пассажирской двери. – Фыркает Дэрэк.

- Заткнись. – Шипит Эван.

- Да ладно тебе. Это же малышка Эмили. Она прикрывала твою задницу с пяти лет.

Эван вздыхает на слова Дэрэка и поворачивается ко мне.

- Извини.… С машиной действительно небольшая проблема. – В его глазах я вижу сожаление.

- Плевать на машину, её подарили тебе на восемнадцать лет, так что мне всё равно, что ты с ней сделаешь. Сам-то в порядке? – спрашиваю я немного обеспокоенно.

- Немного плечо болит, а так всё в полном порядке.

- Ты мне обещал, что не пострадаешь в этих идиотских гонках, помнишь? – С нажимом говорю я.

- Я всегда выполняю свои обещания, малышка-Эмили. – Обижено проговаривает Эван и целует меня в лоб.

Всегда…

Наши дни

Как много теряет человек, упустив два года своей жизни? Много. Больше чем вы себе можете представить. Сколько нужно времени, чтобы вернуть всё на свои места? Именно это я собиралась выяснить.

- Я действительно рад, что ты, наконец-то, вырвалась из этого ада. – Джек накрутил прядь моих волос себе на палец. – И этот твой новый стиль мне определённо точно нравится. Хотел бы я увидеть выражение лиц «высшего общества», когда они это увидят. – И он ухмыльнулся, точно зная, какая у них будет реакция.

Я поёжилась от этой мысли. Если бы ещё полгода назад мне кто-то сказал, что я буду вот так выглядеть, я бы серьёзно задумалась над психическим здоровьем этого человека. Переезд на новое место, в колледж, дали мне ту свободу, которую я не чувствовала уже очень дано, а возможно даже никогда, и это отразилось на моём внешнем виде. Минимум косметики, минимум дизайнерской одежды. Максимум себя. Впервые за долгое время я чувствую, что могу свободно дышать, не боясь осуждающих взглядов со стороны людей, которые должны были любить меня такой, какая я есть, а не пытаться исправить.

- Джек, можем мы поговорить о чём-то другом. - Я не хотела портить этот вечер. – Например, о том, что я узнаю последней о том, что у тебя новая пассия. – Я нахмурилась, пытаясь казаться обиженной, но предательская улыбка выдала меня с головой.

С Джеком мы всего год вместе учились в старшей школе, и за это время успели хорошо поладить. Он уехал учиться в колледж, но приезжал на каникулы домой, поэтому мы всё так же продолжали общаться. Джек один из тех не многих, которые видят тонкую грань между ролью, которую я играю и настоящей Эмили Дэй.

Джек только собирался мне что-то ответить, когда мы услышали грохот. Я повернулась и увидела на полу парня, который ещё пять минут назад сидел возле меня за барной стойкой. Над ним стоял, склонившись, парень с бутылкой от пива в руке. Трое парней, которые толпились вокруг лежащего, вылетели из дверей, раньше, чем Джек успел подозвать охрану. И так как время уже было позднее, в баре остались только мы с Джеком и парень, лежащий посреди бара.

Я перевела взгляд на Джека. Он смотрел огромными глазами на парня, лежащего посреди бара без сознания и каких-либо признаков жизни. Когда нижняя губа Джека начала трястись, я поняла, что скоро у него начнётся истерика огромного масштаба.

- О Боже, я надеюсь, он не мёртв, потому что я…. Что скажет босс? Может нужно вызвать скорую… или…- Голос Джека дрожал почти, так же, как и его руки.

- Эй, спокойно, - я спрыгнула с высокого барного стула и подошла к парню, взяла его руку и проверила пульс. – Он жив, про в отключке, так что можешь не переживать.

Джек вздохнул с облегчением, но едва ли успокоился:

- А что если это ненадолго? Что если он истечёт кровью, здесь?

Я повернула голову парня и заметила, что на полу нет крови, значит, всё не так уж и плохо.

- Его голова всё ещё составляет одно целое, так что можешь не переживать на этот счёт.

- Фу, Эмили, - Джек брезгливо скривился. – Знаешь, если судить по тому, сколько за сегодня выпил этот парень, то я совершенно не удивлюсь, если узнаю, что он просто уснул. – Сказал Джек, пытаясь успокоить, судя по всему никого иного, а именно себя.

- Знаешь, а я порядком удивлена, что его голова не раскололась надвое как арбуз. – Сказала я и ухмыльнулась, когда увидела, что Джека передёрнуло от моих слов.

- Ужас! Иногда ты бываешь такой бессердечной. Ты же знаешь, какое у меня бурное воображение и как плохо мне становится от одной только мысли о крови и прочем. – Пробубнил Джек. – Прекрати ухмыляться и лучше скажи: что мне с ним делать?

Парень, лежащий на полу, застонал и повернул голову в другую сторону.

- Можешь попытаться затолкать его в кладовку. – Сказала я и засмеялась, когда увидела шокированное выражение лица Джека. – Шутка. Это была просто шутка. – Не прекращая смеяться, проговорила я. - Для начала принеси полотенце и немного льда. – Скомандовала я.

Джек сразу же выполнил мою просьбу. Парень застонал, когда я снова повернула его голову и приложила лёд.

- И что дальше? – спросил Джек, нервно заламывая руки.

- Это ты у меня спрашиваешь? Это же ты продолжал наливать ему до тех пор, пока он не превратился в желе на полу твоего бара. Ты и должен знать, кому его спихнуть.

Джек схватит телефон и начал кого-то набирать снова и снова.

- Чёрт, не берёт трубку. – Расстроенно выдохнул Джек и когда он посмотрел на меня, я сразу же поняла, что он что-то задумал.

- Ну, уж нет Джек, ты же знаешь, я не встреваю в истории, которые включают в себя пьяных парней, - и я ткнула пальцем в парня, мирно отдыхавшего на полу бара: - и драки.

- Эмили, пожалуйста. Я могу закрыть бар только через два часа, а до этого он не может оставаться здесь на полу в таком состоянии, - проговорил Джек, глядя на меня щенячьими глазками.

- Ты, правда, просишь меня отвести пьяного парня домой? Я что похожа на больную?

- Он не просто какой-то пьяный парень, он друг Дэрэка Остина. Они часто вместе здесь бывают.

Просто отлично, блин!

- Отличную компанию Дэрэк себе нашёл, - фыркнула я.

- Ради всего святого, Эмили, не будь стервой. Просто подбрось парня до дома, а я когда дозвонюсь Дэрэку, попрошу его встретить вас там.

Дэрэк был лучшим другом моего брата, которого я не видела уже несколько лет и не то чтобы я не была ему рада, просто с некоторыми людьми из твоего прошло, приходят и воспоминания, которым ты можешь оказаться не так уж и рада.

- Ладно, - говорю я, - но грузить его будешь ты. - И развернувшись, я направилась к машине, но затем остановилась и бросила через плечо: – И, если его вдруг вывернет наизнанку в моей машине, тогда у тебя тоже появится свой личный ад, - я повернулась к Джеку лицом и ткнула пальцем себе в грудь, - в моём лице.

Джек поднял вверх руки в знак капитуляции и не сказал больше ни слова.

Глава 3

Эмили

Наши дни

Было не самой лучшей идеей приходить в дом к незнакомому человеку, но ведь это был друг Дэрэка. А Дэрэка я знаю практически с самого детства, он был лучшим другом моего брата. Такой себе баскетболист сердцеед, которого не часто заботило мнение других. И несмотря на то, что ещё четыре года назад его с чистой совестью можно было назвать парнем-шлюхой, другом он был поистине хорошим. Я его не видела уже два года, но сомневаюсь, что за это время он решил кардинально поменять свою жизнь и отказаться от вечеринок, девушек и алкоголя.

Так как ни Джек, ни Дэрэк на мои звонки не отвечали уже полчаса, больше ждать я не собирала. Я помогла парню вылезти из машины и удивилась, когда, не говоря ни слова он, пошатываясь на ногах, зашёл в дом и поднялся по лестнице на второй этаж. Проклятая совесть не позволяла мне просто вытолкать его из машины и бросить, поэтому я последовала за ним.

С четвёртой попытки парень таки одолел замок и вошёл в квартиру. Пошатываясь, он прошагал в гостиную и упал на диван. Я уже было направилась к двери, когда парень застонал и перевернулся на живот. Присмотревшись, я заметила у него на голове шишку, которую он, скорее всего, получил в драке, и решила побыть добрым самаритянином.

В холодильнике я нашла пакет со льдом, но, когда вернулась назад в комнату, парня там не оказалось. Я пошла по коридору и обнаружила его в ванной комнате уже наполовину раздетым и «преклонившимся» перед «троном». Я не была особо удивлена, если вспомнить всё то количество алкоголя, которое он влил в себя. Когда парню стало лучше, я помогла ему добраться до спальни. Как только он лёг, я приложила к его голове пакет со льдом.

Парень заворочался и пробормотал:

- Джессика.

Хм, это было далеко от «спасибо», но так как сегодня я решила быть доброй и снисходительной, так уж и быть - я прощаю его.

Я села в кресло напротив, чтобы наблюдать за парнем и убедиться, что ему не станет хуже. Но усталость дала о себе знать в самый не подходящий момент, и я уснула на кресле парня, которого сегодня увидела в первый раз. Мама ты можешь мной гордиться.

***

Я проснулась и почувствовала, как затекли все мои мышцы, чего не случалось прежде, потому что моя кровать была… Чёрт.

Я резко открыла глаза и огляделась. Парень на кровати по-прежнему спал, его грудь медленно поднималась и опускалась, что было очень кстати. Я встала с кресла и пошла к выходу, по ходу подхватив свою куртку с дивана. И когда я уже потянулась к ручке входной двери, хриплый голос заставил меня остановить.

- Вот так значит? Уйдёшь не попрощавшись?

Я повернулась как в замедленной съёмке. Первое что я увидела его босые ноги и джинсы, которые низко сидели на бёдрах. Затем мой взгляд пробежался по накачанным мышцам его пресса и груди. И я определённо точно могла сказать, парень знает значение слова «спортзал». Его тёмные волосы были спутаны после сна, а глаза, практически такие же темные, как и его волосы, выжидающе смотрели на меня. Но моё внимание привлекло кое-что другое. Намного интересней. Его бока были украшены татуировками, которые плавно переходили на его грудь, а затем на предплечья и руки. Его татуировки буквально покрывали каждый сантиметр кожи, такого я прежде не видела. Я не могла оторваться от разглядывания его груди, и моя рука практически потянулась к нему, но я вовремя одёрнула себя.

- А кому нужно это прощание? – спросила я абсолютно спокойно и подняла взгляд к его глазам. Он смотрел на меня с соблазнительной улыбкой на губах. По крайне мере ему так казалось. «Пфф… парень ты что-то путаешь, ещё три часа назад я видела, как тебя полоскало над туалетом, а сейчас ты пытаешься соблазнить меня. Без вариантов. Нет.» - подумала я про себя и ухмыльнулась ему в ответ.

На мой ответ парень хмыкнул и осмотрел меня беглым взглядом. Затем он снова посмотрел мне в глаза продолжая улыбаться своей нифига-тебе-не-обломится улыбкой.

- Возможно, оно нужно мне? – и он многозначительно поднял брови, имея в виду явно не прощание.

Серьёзно? И это всё на что он способен? Я расстроена, откровенно говоря. Похоже, что этот парень привык получать всё, что он хочет, особо не напрягаясь. Что ж.… Теперь настала моя очередь поиграть. Я выровнялась, из-за чего моя футболка ещё плотнее обтянула грудь, что не осталось не замеченным со стороны парня. Затем я послала ему свою самую соблазнительную улыбку и сделала несколько шагов в его сторону, пока между нами не осталось слишком мало пространства. Я подняла руку и медленно провела ею от его груди вверх, остановившись на щеке. Парень задержал дыхание, наблюдая за моими движениями. Бинго! Попался прямо на крючок, значит самое время заканчивать.

Я схватила парня за щёку и потрепала как ребёнка или милого щенка соседки.

- Не плачь, Принцесса, большие дяди тебя больше не обидят. – Сказала я, мило улыбаясь.

Развернувшись на пятках, я с ехидной улыбочкой вышла за дверь. Ну что я могу сказать: лимит доброты был полностью исчерпан на сегодня.

Как только я села в машину меня начало трясти от смеха, я не могла забыть ошеломлённое выражение лица парня. Я так смеялась, что у меня начало сводить живот. Я чувствовала себя совершенно по-другому. Как будто ожила та часть меня, которую я уже давно считала умершей.

Рэй

Наши дни

Я оторвал голову от подушки и понял, что это было не самой лучшей моей идеей. Голова раскалывалась, хотя я был готов к худшему.

Затем я увидел её, девушку, с которой я, очевидно, провёл прошлую ночь. В этом не было ничего удивительного. Но что меня действительно удивило, так это то, что она собирала сбежать. Да, да, именно сбежать. Она шла на корточках, как будто не хотела меня разбудить…. Слишком поздно.

Ни одна из них до этого не пыталась от меня сбежать. Остаться подольше – да, вцепиться в меня своей железной хваткой бульдога – да, попытаться оставить мне свой номер телефона – трижды ДА. Но сбежать – никогда. Поэтому, несмотря на то, что у меня раскалывалась голова, и во рту было что-то среднее между кошачьим туалетом и Сахарой, я поднялся с кровати и последовал за девушкой. Я не помнил, как её зовут. Никогда не запоминал их имена. Ненужная информация. А кому нужна ненужная информация? Уж точно не мне.

Она содрогнулась, когда я заговорил, значит, она не слышала, как я встал. Затем она медленно повернулась и бросила на меня оценивающий взгляд. Ну и я не стал терять времени зря. Она не была одной их тех, кого я обычно приводил к себе. Стройные ноги, но недостаточно длинные, мешковатые джинсы, кеды, волосы, необычного цвета, немного спутанные после сна. Светло карие глаза спокойно смотрели на меня, как будто только что я её не поймал с поличным. Она стопроцентно не была одной из тех, девушек на одну ночь, которые уже успели побывать в стенах этой квартиры. Я бы скорее сказал, что она была скромницей, но то, как она рассматривала меня, не могло не настораживать. Думаю, тогда придётся с ней немного поиграть, чтобы понять, почему всё-таки она….

- А кому нужно это прощание? – Не было тем ответом, которого я от неё ожидал. Я был ошарашен. Она говорила абсолютно равнодушно, как будто прошлой ночи и не было. Я попытался напрячь свои извилины и вспомнить хотя бы что-то о прошлой ночи, но безуспешно. Последнее, что я помню это её волосы, от которых я не мог держать свои руки подальше. А потом ничего… Абсолютно ничего…

Теперь мне хотелось, чтобы она осталась, и я мог исправить всё то, возможно из-за чего сейчас она настолько равнодушна ко мне. Я не привык к такому поведению со стороны девушки. Влюблённость, слёзы, злость – да. Но никак не равнодушие. И должен признаться это меня немного пугало. Хотя нет, это не просто меня пугало, это меня раздражало и цепляло за живое. И я не уверен, что моё эго сможет пережить такой удар.

- Возможно, оно нужно мне? – Сказал я, приподнимая брови с намёком. Я превратил всё это во флирт, тогда ещё не понимая, что она, первая девушка за долгое время, которую я не хочу выставить за дверь после бурной ночки. Я наоборот пытался её заставить вернуться, что было совершенно на меня не похоже.

Она стояла и смотрела на меня как будто взвешивала все «за» и «против» того чтобы остаться. Затем она выпрямилась, и я не мог не опустить глаза на её грудь. Я сглотнул и понял, почему всё-таки уговорил её поехать ко мне домой. И теперь я понимал, что должен уговорить её остаться… снова.

Когда она сделала шаг ко мне, я поднял голову и встретился с ней взглядом. Её улыбка дала мне понять, какое решение она приняла. А в её глазах появилась искра озорства. Она медленно подняла руку, вторгаясь в моё личное пространство, и я задержал дыхание в ожидании прикосновения. Она очень медленно провела рукой вверх от моей груди к лицу. Её прикосновения заставляли мою кожу гореть. Я едва сдержал стон.

Как только я решил прижать девушку ближе к себе, она резко схватила меня за щёку и потрепала, как это делала в детстве моя кузина, за что я её всегда ненавидел.

- Не плачь, Принцесса, большие дяди тебя больше не обидят.

И с этими словами она ушла, закрыв двери и оставив после себя запах весны и цветущего персика.

Я стоял и пялился на дверь. Что, чёрт побери, только что случилось? Она просто развернулась и ушла? Вау. Я был действительно шокирован.

Должно быть сегодня ночью я конкретно облажался. И я собирался разобраться с этим сразу же после того как найду хотя бы что-то болеутоляющее. Я дотронулся до головы и вздрогнул, когда понял, что болела она не только от похмелья. Чуть выше затылка была небольшая шишка.

Спустя три часа в мои двери забарабанили. И хотя я уже практически пришёл в себя, похмелье всё ещё давало о себе знать. Я рывком отрыл дверь.

- Твою мать, какого чёрта ты так колотишь в дверь? – прорычал я, глядя на обеспокоенное лицо Дэрэка.

Он выглядел как зеркальное отражение меня. Беспорядок на голове, помятая одежда и синяки под глазами. Если бы я его не знал достаточно хорошо, то подумал бы, что у него была та ещё ночка.

Прищурившись, Дэрэк смотрел на меня пару минут, затем его обеспокоенное выражение лица сменилось, и я увидел злость в его глазах. А по сему я знал, что оставалось всего несколько секунд, прежде чем я услышу его гневную тираду.

- О, мамочка, не начинай. То, что было вчера… неважно. Окей? – Я развернулся и пошёл в гостиную, не обращая внимания на Дэрэка, у которого от злости буквально дым из ушей валил.

Он захлопнул дверь и подошёл ко мне.

- Нет, мать твою, ни черта не окей! Я звонил тебе весь вечер. В прошлый раз твоя пьяная задница оказалась в больнице. И с каждым разом всё становится хуже. Это чёртова одержимость! Ты можешь прекратить это делать?! Этим ничего не исправишь! Её этим не вернёшь!

Не успел Дэрэк закончить свою речь, как я схватил его за воротник рубашки и со всей дури впечатал в стену. Я был зол, чертовски зол.

- Ты знаешь, что произошло! – кричал я ему в лицо. – Но ты ни хрена не знаешь, каково это помнить ту ночь! Как трудно каждую чёртову ночь видеть её лицо! Ты думаешь, что это одержимость? – я встряхнул его. - Но это мой способ не сойти с ума! И не тебе меня судить, так что заткнись нахрен и не смей больше говорить, что мне делать! – я ещё раз его встряхнул и отпустил.

Я повернулся к нему спиной и начал глубоко дышать, пытаясь взять себя в руки. Сдержанность не была моей сильной стороной, но разбить Дэрэку лицо – это последнее чего я бы сейчас хотел.

С Дэрэком мы были друзьями с детства. Затем его семья переехала, но мы всё так же продолжали общаться. Теперь четыре года спустя он вернулся в наш город. Он был единственным человеком, знающим всю мою историю. Единственным человеком, которому я мог довериться. Единственным человеком, который не стал меня осуждать. И я был благодарен ему за это. Он знал всё, но всё так же остался мои лучшим другом. После того как я ему всё рассказал мы никогда больше не поднимали эту тему и меня это устраивало.

И хотя я понимал, что Дэрэк был полностью прав, я не мог остановиться. И с каждым разом становилось всё хуже и хуже. Я всё меньше мог контролировать себя. Каждая ночь была для меня пыткой. А две из них были для меня сущим адом.

- Прости чувак, просто из-за всего этого дерьма я думал, что следующим место, где я тебя увижу, будет морг. – Сказал Дэрэк, и в его голосе было слышно неподдельное беспокойство.

Я повернулся к нему лицом и ухмыльнулся.

- Ты беспокоился обо мне? Это так мило. Иди обниму. – И я раскинул руки в сторону.

- Да пошёл ты, придурок. – Дэрэк толкнул меня в плечо и прошёл на кухню. – Лучше скажи, что у тебя есть кофе, иначе я удушу тебя за то, что в первую половину ночи мне пришлось объездить все бары, а во вторую – обзванивать больницы.

Глава 4

Эмили

Три года назад

Мы с моей лучшей подругой, Кэйси, собираемся на вечеринку одного из друзей Эвана. И так как лучший друг Эвана Дэрэк решил ехать с нами, мне стоило больших усилий уговорить Кэйси пойти на эту вечеринку, потому что эти двое на дух не переносят друг друга.

Мы не слишком часто ходим на подобного рода мероприятия. Но если и ходим, то предпочитаем выглядеть так, чтобы ещё месяц в школе было о чём поговорить. За нашими спинами, конечно же.

Кэйси последний раз проводит ярко-розовым блеском по губам, пока я подбираю туфли под своё бежевое платье с небольшими вырезами на талии и бёдрах. Кэйси же предпочла сегодня надеть светло-голубые джинсы и чёрный топ.

- Если через три минуты вы не спуститесь, я уеду без вас! – Кричит с первого этажа Эван.

- Мы не сможем на таких каблуках дойти так быстро! – кричит ему в ответ Кэйси.

- Пф.… У вас три минуты, хотя нет – уже две! – издевается Эван.

- Он же это не серьёзно? – спрашивает Кэйси у меня.

Я закатываю глаза на её слова. Мой брат любит дразнить нас, но он ни за что не поступил бы так с нами.

Три минуты спустя мы останавливаемся около «Audi» Эвана. Мой брат уже сидит за рулём, в то время как Дэрэк занял пассажирское место около него. Кэйси замирает около меня, и я чувствую, как напрягается её тело, как будто она удерживает себя от того чтобы не убежать в любую секунду. Обычно Дэрэк встречает нас на вечеринке, но не сегодня.

- Привет, малявка, - говорит Дэрэк и переводит взгляд на Кэйси. – Хорошо выглядишь. – Дэрэк ухмыляется, на что Кэйси только закатывает глаза.

- Остин, это ты что ли? Знаешь, а тебя не узнать, когда рядом с тобой не трётся наполовину раздетое тело. – Язвительно говорит Кэйси и улыбается своей самой язвительной улыбкой.

- Правда, что ли? – копируя язвительный тон Кэйси, говорит Дэрэк. - Тогда думаю тебе следует как можно скорее занять своё место, - и Дэрэк похлопывает себя по коленям.

- В твоих мечтах, - фыркает Кэйси и залазит на заднее сидение.

Я смотрю на Эвана, который пытается сдержать смех от чего его лицо становится красным. Эван всё время сталкивает Дэрэка и Кэйси лбами в надежде, что когда-то они таки смогут разговаривать без язвительных замечаний. Я-то знаю, что это пустая трата времени, но Эван всегда был оптимистом.

***

Как только мы входим в дом, все взгляды устремляются на нас. Кто-то кто не привык к такому огромному количеству внимания направленного в его сторону возможно тут же ушел, поджав хвост, но не мы. Высоко подняв головы, мы с Кэйси проходим вглубь дома. Несмотря на музыку, орущую в колонках, нам всё же слышны перешёптывания за спинами. Это не ново для нас. Так было всегда. Да, возможно это немного раздражает, но это никого не волнует. Люди, распускающие сплетни, не смогут заткнуться, даже если это будет грозить им смертной казнью. Вы думаете, что это звучит слишком грубо? Тогда это может значить только одно - вы просто не встречали таких людей в своей жизни, но это не значит, что их не существует.

Несколько лже-друзей подходят к нам. Девушки из группы поддержки улыбаются нам своими самыми милыми улыбками, но не стоит обольщаться это скорее похоже на оскал охотничьих собак. Никакого дружелюбия, только выгода. Парни из баскетбольной команды подходят к нам в надежде, что сегодня мы будем достаточно дружелюбными, но не трудно догадаться, в чём заключалось их дружелюбие. Мы просто стоим здесь и улыбаемся. Улыбаемся, как будто действительно рады видеть каждого из них.

- Привет, детка, - раздаётся у меня над ухом хриплый голос, в то время как грубые руки притягивают меня к твёрдому телу. – Ты сегодня ах**нно выглядишь.

Брэндон Хилл. Человек, который считает себя моим парнем. Самовлюблённый засранец и абсолютно бездарная личность, чьи руки сейчас наглым образом пытаются облапать меня. Мой и его отцы, когда-то открыли маленькую адвокатскую фирму, которая сейчас стала достаточно известной. Парень надеется стать во главе фирмы, как только получит юридическое образование. Ну а я нужна ему в качестве красивого сувенира на будущее, только вот он не знает, что никакого будущего у нас с ним быть не может.

- Как дела, Хилл? – рычит Эван и руки Брэндона сразу же соскальзывают с моей талии. Я вздыхаю с облегчением, у парня крепкая хватка.

Эван и Брэндон прожигают друг друга раздражёнными взглядами. У этих парней всегда была взаимная неприязнь, несмотря на то, что мы дружили семьями. Эван вёл себя как старший брат-защитник, в то время как Брэндон возомнил себя мачо века. Но после того как мой брат сломал нос Брэндону думаю их ненависть перешла на новый уровень.

- Лучше, чем у тебя, Дэй. – Прошипел Брэндон в ответ.

- Моё настроение существенно поднимется, когда я буду выбивать из тебя всё дерьмо. – Проговорил Эван достаточно тихо, чтобы его слова услышала только я.

Улыбаясь, я толкнула Эвана в плечо:

- Хочу чего-нибудь выпить.

- Без проблем. – Притянув меня и Кэйси к себе, Эван закинул свои руки нам на плечи и повёл через толпу на кухню. Прислонившись спиной к барной стойке, мой брат внимательно посмотрел на Кэйси. – Мне кажется или в тебе что-то изменилось? – (Кэйси вопросительно вскинула бровь и с вызовом посмотрела на него). – Хмм, я думаю это новая стрижка. Я угадал?

- Чёрт, Дэй, ты можешь быть достаточно внимательным. – Засмеялась Кэйси. – Если бы ты не был братом моей лучшей подруги, я бы в тебя влюбилась.

Теперь уже смеялись мы втроём.

Наши дни

Как только я вошла в квартиру, направилась прямиком в кровать. Я закрыла глаза всего на минуту в надежде выспаться, но, увы, этому не суждено было случиться. Уже в следующую минуту телефон заиграл, извещая меня о входящем вызове. Я пошарила рукой по кровати, в попытке найти его.

- Алло… - прохрипела я в трубку.

- О, боже у тебя сейчас голос, как у маньяка из фильма ужасов. – Засмеялась Кэйси – моя лучшая подруга и самый ранний «жаворонок» когда-либо известный человечеству.

- И тебе доброе утро, Кэйси.

- Утро? Ты шутишь? Уже, между прочим, давно за двенадцать, - голос Кэйси звучал слишком громко.

- Мммм…

Я перекатилась на бок и взглянула на часы.

- Поднимай свою задницу, ты обещала мне, что сегодня мы устроим шопинг, помнишь?

- Угу, - пробубнила я в трубку.

- Ну, вот и отлично. Через пять минут я буду у тебя. – Сказала Кэйси и отключилась.

В этом была вся Кэйси. Она не тянула кота за хвост. Её вечный девиз: «Всё или ничего». Она в буквальном смысле жила одним днём: никогда ничего не откладывала в долгий ящик, не бросала слов на ветер и не делала то, что ей не нравится. Практически полная моя противоположность. Она никогда не общалась с людьми, которые не нравятся ей. Всё что она делала – это была честной с ними. Но не многим в наше время нравится честность. Большинство предпочитают лесть правде. Кэйси была другой. И это то, что мне больше всего нравилось в ней.

Я подняла свою сонную тушку с кровати и поплелась на кухню за порцией жидкой энергии, которая мне понадобится, если я намерена вернуться живой после походов по магазинам с Кэйси.

Я допивала кофе, когда она пришла. Она влетела в комнату и сразу же совершила обход.

- Ты знаешь, даже моя комната в общежитии выглядит уютнее, чем вся твоя квартира, несмотря на то, что моя соседка по комнате гот.

Она повернулась ко мне и положила руки на бёдра – очень плохой знак.

- Ну, ничего это дело поправимое. Я думаю, твои родители переживут, если ты спустишь немного денег на обустройство своей квартиры.

Мои родители пришли бы в бешенство, если бы увидели, что кроме мебели, приобретённой сразу же после покупки квартиры я так ничего и не купила, кроме вещей первой необходимости. Хотя я и жила здесь уже целую неделю, времени на то чтобы всё преобразить, как-то не было. А если за это берётся Кэйси – это значит, что безделушками, типа рамочек для фотографий и прочего, дело не обойдётся.

Три часа спустя мои руки отваливались, а ноги подкашивались от усталости, в общем, я себя чувствовала, как будто пробежала марафон. Кэйси же наоборот выглядела бодрой как никогда. Моя странная ночь и не менее странное утро давали о себе знать болью в спине, из-за проклятого кресла.

На обратном пути, мы заехали перекусить. И как только мы присели за столик, Кэйси накинулась на меня с вопросами. Глупо было думать, что она ничего не заметит. Она знает меня слишком хорошо.

- Можешь уже начинать. – Сказала она совершенно спокойно.

- Начинать что? – Я попыталась сделать вид, что не понимаю, о чём идёт речь, хотя рано или поздно всё равно бы ей рассказала.

- Да ладно. – Она откинулась на спинку стула. - У тебя такое выражение лица ммм…, ну знаешь, - она свела брови на переносице и начала нервно кусать губу, копируя меня, - так что тебе никак не выкрутиться.

Кэйси выжидающе смотрела на меня. Вздохнув, я закатила глаза.

-Ла-а-а-дно, слушай.

Кэйси улыбнулась победной улыбкой и наклонилась ко мне ближе, как будто я собиралась рассказать ей тайну мирового масштаба.

К концу рассказа моя лучшая подруга держалась за живот, а в уголках её глаз появились слёзы. Она так громко смеялась, что все сидящие в кафе обратили на нас внимание.

- О Боже, поверить не могу, что ты это сделала! Хотела бы я видеть выражение лица того парня. – И она зашлась в очередном приступе смеха. - Это моя девочка! – крикнула Кэйси и стукнула меня в плечо, от чего я чуть не свалилась со стула.

- Эй, полегче.

- Ой, извини, просто я так давно не видела эту твою сторону… настоящую, что мне просто не верится. Я действительно очень рада, что ты решила уехать учиться сюда, со мной. Последние два года были ужасными. – И в её глазах всего на мгновение появилась та грусть, которую она никому никогда не показывала. – А сейчас мы сидим здесь вместе, и такое чувство, что тех двух лет вовсе и не было.

С начальной школы мы с Кэйси были лучшими подругами, но последние два года мы с ней практически не общались. Это было трудное время не только для меня, но и для неё. Её родители решили развестись, и это стало сильным ударом для Кэйси. Многие сломались бы на её месте, как я. Но Кэйси никогда не была слабой, она всегда была бойцом, сколько я её помню. Не было и дня, чтобы она позволила слабости и трусости взять над собой верх. В этом я всегда хотела быть похожей на неё. Но при первой же трудности я сломалась. Я разрешила боли взять контроль надо мной. И я до сих пор не могу, простить себе, что в ту минуту, когда я так нужна была Кэйси, меня не оказалось рядом.

Я протянула руку и сжала её плечо. Мне не нужно было говорить что-то ещё, она и так понимала всё. Она знала, как мне жаль…

Мы с Кэйси ещё немного посидели, и когда уже собрались уходить, её внимание привлекло что-то позади меня.

- Посмотри… разве это не Дэрэк Остин только что вошёл.

Я оглянулась, и наши глаза встретились. Сначала Дэрэк смотрел на меня без каких-либо признаков узнавания. Когда же его глаза расширились, и на губах заиграла улыбка, я поняла - он узнал меня. Я улыбнулась Дэрэку в ответ, и он быстрым шагом направился ко мне. Я встала, чтобы обнять его, и он сгрёб меня в свои медвежьи объятья.

- Вау, малышка Эмили! Не могу поверить, что это ты, - Дэрэк положил мне свои руки на плечи и оглядел с ног до головы. – Должен признаться выглядишь ты просто потрясающе, - и он снова приобнял меня.

- Спасибо, - выдавила я из себя, когда объятия Дэрэка стали менее удушающими.

- Как ты? – И он перевёл взгляд за наш стол, где всё так же сидела Кэйси, наблюдая за нами. – А это Кэйси, насколько я помню. – Он протянул руку через стол, здороваясь с ней.

Кэйси фыркнула и вместо того чтобы пожать руку, она дала ему «пять».

- Молодец, Остин. – Сказала Кэйси с сарказмом и подняла два больших пальца вверх.

На что Дэрэк только рассмеялся и сказал:

- Ты совсем не изменилась.

- А вот ты совсем наоборот. – Кэйси прищурилась, вглядываясь ему в лицо. - Постарел, как я посмотрю.

- Ауч, - сказал Дэрэк и прижал руку к сердцу, - ты зацепила меня за живое. – Затем он разгладил футболку на груди. – Ой, нет. Мне показалось.

Кэйси скривилась на его комментарий, но ничего не ответила.

И так было всегда. Они никогда не могли находиться, рядом не припираясь.

- У тебя есть планы на вечер? – Уже ко мне обратился Дэрэк.

- Нет, никаких планов пока нет.

- Отлично, значит, сегодня в десять жду тебя в баре «Tequila»[1]. Знаешь адрес?

- Да, я знаю, где он находится. Вчера виделась с Джеком там.

- Значит, с Джеком ты встретилась, а со мной встретиться ты даже не пыталась. – И Дэрэк в притворной обиде надул губы.

- Ну знаешь, возможно если бы ты чуть чаще отвечал на телефонные звонки, то ты знал бы что вчера я звонила тебе четыре раза. - Я скрестила руки на груди и с вызовом смотрела на него. Я не стала развивать разговор дальше и рассказывать о его пьяном дружке, лежащем у меня в машине в то время.

- О, так это была ты? – В его глазах читалось сожаление. – Извини. Я подумал, что это была очередная… - и Дэрэк замялся.

- Шлюха. – Выдала Кэйси, пока Дэрэк пытался подобрать правильное слово.

- Девушка, которая никак не оставит меня в покое. - Спокойно продолжил Дэрэк. – Но больше такое не повторится. – Сказал он с улыбкой.

- Поверю на слово, - улыбаясь, я покачала головой.

- Значит, сегодня в десять увидимся. – Дэрэк наклонился и по-дружески чмокнул меня в щеку. – Можешь прихватить с собой свою подружку с острым язычком. – Он повернулся и подмигнул Кэйси.

- Спасибо за разрешение, - фыркнув, раздражённо парировала она.

- Всегда, пожалуйста, Злючка.

Дэрэк забрал своё кофе, оплатил заказ и направился к двери.

- Ну что за придурок. – Не удержалась от последнего комментария Кэйси.

Глава 5

Эмили

Два года назад

Несмотря на громкую музыку, играющую в наушниках, я услышала звонок в дверь. Снимая наушники, я прислушиваюсь. На первом этаже тихо. Я поднимаюсь и иду к двери. Это не Эван. Он бы не звонил в двери, у него есть свои ключи. Я медленно иду по коридору. В гостиной слышны приглушённые голоса. На цыпочках я спускаюсь по лестнице, тихо направляясь в сторону гостиной, но не вхожу. Стою за дверью.

- Эта машина была найдена за городом, - говорит мужчина, я слышу шелест бумаги, - в таком виде.

Послышался мамин всхлип и папин тяжёлый вздох. Я замерла. Острые щупальца страха, словно тисками сжали моё сердце, не давая вдохнуть полной грудью. По коже побежали мурашки. Руки нервно затряслись.

- Мистер Дэй, вы узнаёте эту машину? – спросил мужчина.

Молчание, длившееся несколько долгих минут, уже тогда звучало как приговор.

- Да, - ответил папа, еле слышно. Он прочистил горло и сказал уже громче: - Это машина моего сына.

Послышался ещё один всхлип. Мама….

Горло сдавило, дышать становилось всё труднее. Я прижалась к стене и затаила дыхание.

- На человеке, который был в машине вашего сына во время аварии, было найдено это. – Спокойно проговорил мужчина.

Снова молчание….

- Вам знаком этот предмет, мистер Дэй?

Ни слова….

- Мистер Дэй?

Прежде чем я осознала, что делаю, я уже стояла посреди гостиной. Мужчина в форме и мои родители синхронно повернулись в мою сторону.

- Эмили, вернись в комнату. – Сказал отец, но я его не слышала.

Я подошла к журнальному столику, на котором лежала фотография машины Эрика. Точнее того что от неё осталось. Машина была покорёжена. Только по цвету и марке можно было сказать, что когда-то это была машина моего брата. Когда-то белый салон машины, сейчас был чёрный. Она горела…. Я поднесла руку ко рту, чтобы приглушить всхлип. Глаза защипало от слёз.

Я перевела взгляд на предмет, который моим родителям показывал мужчина. Это была серебряная цепочка с подвеской в виде буквы «Э». Непроизвольно моя рука потянулась, и я обрисовала контур подвески пальцем. Мне она была до боли знакома. Такая же подвеска висела у меня на шее. Когда-то мне её подарил Эван.

Эван был для меня не просто братом. Он был для меня лучшим другом и поддержкой, которой я никогда не видела в лице родителей.

Понимание нахлынуло на меня волнами. Его больше нет. Всхлип вырвался из моего горла, и в этот раз я не пыталась его заглушить. Эван был тем человеком, который заставлял меня бороться. Он был тем человеком, который говорил мне идти с высоко поднятой головой, чтобы не случилось. Он был тем человеком, который обещал никогда меня не оставлять. И он был тем человеком, который нарушил единственное обещание, данное мне.

Наши дни

- Нет, мне не нравится…. Она сюда совсем не вписывается. – Сдвинув брови, пробормотала Кэйси и стала грызть ноготь.

Я закатила глаза.

- Прекрати, - я стукнула её по руке. – Если ты заставишь меня ещё раз вылезти на стол чтобы перевесить эту картину, я просто выкину её из окна, и тогда нам не придётся ломать голову над тем, куда бы ещё можно было её перевесить.

- Пффф… Как хочешь! Я тут, между прочим, не для себя стараюсь! – Возмущённо воскликнула Кэйси и в театральном жесте взмахнула руками.

- Спасибо тебе, но посмотри на всё это. – Я обвела руками спальню. – Это же похоже на домик куклы Барби и это только одна комната. Что будет дальше? Ты подаришь мне розового пони и заставишь меня держать его в гостиной?

- Почему сразу розового пони? – пробормотала, глядя в пол, Кэйси, так как понимала, что я была права.

Я вздохнула:

- И это я ещё молчу о странной картине.

И поверьте, когда я говорю, что она выглядела странно. На ней был нарисован кот, по крайней мере, мне так сначала показалось. И я не знаю насколько хреновым художником нужно быть, чтобы ТАК изуродовать милое животное.

- По-моему даже пятилетний ребёнок лучше нарисовал бы вот это… вот это… Боже, я даже не могу назвать это котом. – Не могла успокоиться я.

- А я думала это собака. – Спокойно ответила Кэйси, вглядываясь в картину, и задумчиво потёрла подбородок.

С широко открытым ртом я уставилась на неё.

- Как ты могла купить ЭТО! Ты же сама не понимаешь, что здесь нарисовано. – Воскликнула я.

- Когда я у тебя спрашивала, ты сказала, что это мило. Я и подумала, что тебе она нравится.

- Я не могла сказать, что это мило. Ты посмотри на это! Я же вздрагиваю каждый раз, когда смотрю на неё. – Я снова посмотрела на картину искривилась.

- Ох, нет, именно это ты и сказала. Просто тогда ты думала не о картине, а об утреннем незнакомце. - Кэйси вздёрнула бровь и посмотрела на меня, всем своим видом бросая мне вызов. – Я права, не так ли?

Я почувствовала, что начинаю краснеть.

- Нет, просто я не выспалась и не могла ясно мыслить. – Начала оправдываться я, а Кэйси всё так же смотрела на меня. – Прекрати, - буркнула я и теперь краска залила всё моё лицо.

- Так я и знала. – Пропела Кэйси и прежде чем я успела сказать что-то ещё, она добавила: – Значит, мы снимаем эту непонятную картину то ли собаки, то ли кошки?

- Определённо точно ДА.

- И что ты хочешь её просто так выбросить?

- Нет, ты можешь забрать её себе.

- Ты знаешь меня, вполне устраивает моя тихая соседка. А если она посреди ночи проснётся, увидит эту… красоту и умрёт от сердечного приступа, ко мне могут подселить какую-то сумасшедшую.

- Вот значит как? А о том, что у меня может случиться сердечный приступ, ты не подумала. – Возмущённо и немного обиженно сказала я.

- Ты назвала это милым! – парировала Кэйси.

- Я не…

Кэйси махнула рукой, жестом показав мне заткнуться.

- Ну, теперь то мы знаем, что милым ты считала кое-что совершенно другое. То есть кое-кого другого. – И она посмотрела на меня с наглой ухмылкой на лице.

- Ты невыносима! – Воскликнула я и пошла в ванную. - Когда я вернусь, этой красоты неизвестного художника на моей стене быть не должно. – Крикнула я через плечо.

- Не переживай. Я уже знаю, кому достанется это сокровище! – прокричала мне вслед Кэйси.

Я вышла из ванной и, слава богу, Кэйси убрала большинство побрякушек, которые она умудрилась купить, пока я сонная ходила за ней хвостиком по магазинам.

Хотя я и не была в восторге от того что сделала с моей комнатой Кэйси, но я всё же поняла, что сделала она это не для того чтобы вывести меня из себя, а для того чтобы я увидела насколько холодно и безлико выглядит моя квартира. Как и всё в моей жизни… до сих пор.

Она хотела, чтобы я посмотрела на всё её глазами. Я улыбнулась. Что ж, у неё получилось. Хорошо продуманный ход со стороны Кэйси. Не говорить в лоб, а зайти из далека.

Я пошла на кухню и нашла там Кэйси с головой в холодильнике. Услышав мои шаги, она повернулась.

- Как ты могла пригласить меня к себе, если у тебя в холодильнике не то чтобы мышь не повесилась, а даже дохлого таракана нет? – Спросила Кэйси и тяжело вздохнула.

- Фу, иногда ты своими красочными эпитетами просто сводишь меня с ума. – Простонала я и поморщилась.

- Я серьёзно, - сказала Кэйси и уперла руки в бока. – Я и не подумаю выйти из дому, пока мы что-нибудь не перекусим.

Иногда я просто не понимала: куда в неё столько лезет?

Вздохнув, я начала набирать номер пиццерии, пока наблюдала, как Кэйси с важным видом прошествовала в гостиную и плюхну на диван.

***

Я уже была готова к выходу, в то время как Кэйси всё ещё возилась с платьем, которое она позаимствовала у меня на сегодняшний вечер. Она хотела поехать к себе, чтобы подобрать что-то из своего гардероба, но я знала, что в таком случае она соберётся как минимум к трём часам ночи.

- Скажи-ка мне ещё раз, что случилось с лучшей частью твоего гардероба? – Прокричала из спальни Кэйси, на что я вздохнула и закатила глаза. – Хотя нет, не говори. Поверить не могу, что ты просто выбросила большую часть вещей!

- Ты же знаешь у меня слишком хорошая память. Я помню всё до последней мелочи… – Я замолчала и опустила глаза, когда почувствовала на себе пристальный взгляд Кэйси. - Я понимаю, что, выбросив вещи из прошлого, я не выбросила воспоминания. – Я заговорила и теперь не могла остановиться. - Все те воспоминания останутся у меня в памяти ещё надолго… навсегда…. Каждая мелочь из прошлого это как очередной удар под дых. И каждый день я боролась…каждый день…. Но у меня больше нет сил. Я устала, Кэйси. Я так устала.

Долго сдерживаемые слёзы потекли ручьями у меня по щекам, прежде, чем я смогла взять себя в руки. Ноги подкосили, и тогда Кэйси сгребла меня в свои объятия. Она гладила меня по спине, пока я не прекратила всхлипывать.

- Знаешь, мы могли бы сегодня остаться дома. Посмотрим какой-нибудь фильм, закажем суши. Я уже сто лет не ела суши. – Кэйси говорила восторженно, пытаясь меня отвлечь.

- Я уже обещала Дэрэку, что мы придём, – промямлила я и шмыгнула носом.

- К чёрту Дэрэка! – Кэйси схватила меня за плечи и встряхнула. – Это твоя новая жизнь и здесь ты никому и ничего не должна. Слышишь? Ты не должна подстраиваться под кого бы то ни было. Ты не должна делать то чего ты не хочешь. Прекрати думать, что о тебе подумают окружающие. Не пытайся всем угодить. Этим ты делаешь хуже только себе. - Она ткнула пальцем мне в грудь. - Подумай наконец-то о себе. Побудь немного эгоисткой.

Кэйси отступила на шаг и, скрестив руки на груди, окинула меня пристальным взглядом.

- А теперь хорошенько подумай и скажи мне, Эмили. Чего ты хочешь? – Она выжидающе посмотрела на меня. - Чего ты действительно хочешь, Эмили?

Я закусила губу задумавшись. И так много всего пришло мне в голову. Так много вещей, которые когда-то радовали меня, и от которых я вынуждена была отказаться.

Медленная улыбка расползлась по моему лицу.

- Танцевать. Я хочу танцевать…

- Отлично! – Выкрикнула Кэйси и хлопнула в ладоши. – Значит, мы идём танцевать!

***

Как только мы с Кэйси вошли в бар, мне в нос ударил запах сигаретного дыма, из-за которого казалось, что в помещении туман. А воздух был настолько густой, что становилось трудно дышать. Но людей, плотно набившихся в бар, похоже, это не останавливало. Толпа выстроилась около барной стойки, так что туда с трудом можно было протолкнуться. По периметру бара были расставлены столики, в то время как в центре был импровизированный танцпол.

Пройдя к бару, мы с Кэйси помахали Джеку. В другом конце бара он обслуживал толпу уже немного не вменяемого народа, так что в ответ смог только кивнуть. В это время к нам подошёл другой бармен, чтобы принять наш заказ.

- Не видел Дэрэка? – крикнула я Джеку, но из-за шума он меня не услышал.

- Дэрэк и Рэй, вон там, – ответил за него бармен, который делал нам коктейли, и ткнул пальцем на столик. Я заметила сидящего в пол оборота к нам Дэрэка и спину другого парня, на руках которого сидела девушка.

Я повернулась и благодарно улыбнулась бармену.

- Спасибо, – проговорила я и уже развернулась, направляясь в сторону столика, когда парень неожиданно выкрикнул:

- Чед!

В недоумении я снова повернулась в сторону бармена. И только потом я поняла, что он представился. Хотя, по-моему, я не спрашивала.

- Спасибо, Чед. – Проговорила я и теперь уже натянуто улыбнулась ему. Парень улыбнулся в ответ, ожидая, что я тоже представлюсь. Раньше я бы так и сделала, чтобы не показаться невежливой. Но не сегодня.

Когда мы отошли от барной стойки Кэйси заговорила:

- Чед? Серьёзно? А почему не Боб? - и она возмущённо вскинула руки.

Я заулыбалась.

- Прекрати, Кэйси. Будь милой.

- Это ты мне советуешь быть милой? Ты бы видела своё выражение лица, – она повернулась ко мне и забавно скривилась, широко раскрыв при этом глаза. – Это было совсем не мило.

Мы засмеялись, и Дэрэк повернулся в нашу сторону, услышав смех. Я помахала ему и в этот момент парень, чью только спину я могла лицезреть до этого момента, повернулся. Наши глаза встретились, и я резко выдохнула, словно налетела на стену, и весь воздух покинул мои лёгкие. Глаза парня же заблестели, от узнавания, полагаю.

- Вот, блин, - простонала я. - Парень рядом с Дэрэком это ОН, - прошептала я Кейси.

- Кто он? – переспросила она, вскинув удивлённо бровь.

- Утренний инцидент, вот кто.

- Вот, чёрт. – Прошипела Кэйси.

Когда я перевела взгляд обратно на парня, он всё так же сверлил меня глазами. Блондинка, сидящая у него на руках, потёрлась о его грудь своей, пытаясь привлечь к себе внимание. Парень наклонился и прошептал ей что-то на ушко, но всё так же не сводил глаз с меня. На его слова девушка надула губы, развернулась и ушла. Парень ухмыльнулся мне и приподнял бровь. Что это? Вызов? Очень самонадеянно.

Глава 6

Рэй

Наши дни

Дэрэк уговорил меня пойти с ним в бар, хотя я чувствовал себя всё ещё паршиво. Голова всё так же болела, и, полагаю, мне очень повезло, что не было сотрясения мозга. Я выпил три таблетки болеутоляющего. И когда боль практически отступила и здоровое мышление понемногу начало ко мне возвращаться, я не осознано начал задумываться: а была ли с утра со мной вообще девушка, или, может быть, всё это показалось мне, из-за избытка алкоголя в крови.

Как только мы вошли в бар, две блондинки подошли к нам с Дэрэком, мило улыбаясь. Они были одинаково одеты, скорее всего, пытаясь выглядеть как близняшки. К чему был весь этот маскарад? Только слепой не замел бы, что внешне они совершенно разные. Одна из них попыталась сесть Дэрэку на колени, но он дал ясно понять, что не заинтересован. Девушка фыркнула и пошла обратно к барной стойке. Другая же села мне на колени, чему я был совершенно не против.

Дэрэк посмотрел на меня испепеляющим взглядом, на что я просто улыбнулся и пожал плечами. Ещё дома он рассказал мне, что собирается встретиться со своей старой подругой, и попросил меня сегодня держать подальше от легкодоступных цыпочек. Не то чтобы это было проблемой для меня, просто я не считал нужным напрасно тратить время, ожидая пока Дэрэк будет строить из себя милого мальчика.

Мы с Дэрэком разговаривали, в то время как блондинка, имя которой я не запомнил (не уверен, что она вообще его называла) всячески пыталась привлечь к себе моё внимание. Я заметил, как за моей спиной что-то привлекло внимания Дэрэка. Повернувшись, я замер. Девушка, которую я принял за утреннее видение, направлялась к нашему столику и весело улыбаясь, помахала Дэрэку. Она перевела взгляд на меня и замерла, я увидел, как узнавание промелькнуло в её светло-карих глазах всего на мгновение, а затем выражение её лица стало отстранённым. Блондинка потёрлась грудью, предприняв очередную попытку по привлечению моего внимания.

- Убери её отсюда. Сейчас же. – Прорычал мне Дэрэк.

Не отрывая взгляда от девушки, я наклонился к ушку блондинки и прошептал:

- Я найду тебя позже, а сейчас тебе лучше уйти.

Мне не нужно было смотреть на блондинку, чтобы увидеть, как она надумала губы, надеясь, что этот жест растопит лёд в моём сердце. Они всегда так думали и всегда ошибались. Я резко столкнул девушку с колен, из-за чего её задница чуть было не познакомилась с грязным полом.

Я окинул взглядом девушку, которую встретил сегодня утром и не мог не заметить, что в этом платье её ноги выглядели намного длиннее, чем мне показалось ранее, или может всё дело в каблуках? Я снова посмотрел ей в глаза, она не отвела взгляда – это вызвало ухмылку на моём лице. Эта девушка не собиралась мне уступать. Я с вызовом приподнял бровь, она вскинула подбородок, давая понять, что она «в игре». Теперь этот вечер стал намного интересней.

Я услышал скрип стула за спиной и понял, что Дэрэк встал. Девушка оторвала от меня пристальный взгляд янтарных глаз и перевела его на Дэрэка. На её губах появилась искренняя улыбка. И по непонятной для меня причине я расстроился, что эта улыбка предназначалась не мне. Девушка подошла и стала на носочки, чтобы обвить руками шею Дэрэка. И я услышал скрежет собственных зубов, когда Дэрэк поцеловал её в щеку.

- Рад, что вы всё-таки пришли, - сказал он.

- Да, прости, пришлось немного задержаться. – Ответила девушка, пожав плечами.

Дэрэк перевёл взгляд на блондинку, стоявшую рядом, и я удивился, как мог не заметить её ранее. Полностью поглощённый утренней незнакомкой я не замечал никого вокруг.

- Кэйси… - начал Дэрэк

- Ой, обойдёмся без мыльной оперы. – Девушка махнула рукой в сторону Дэрэка, выдвинула стул и плюхнулась на него. - Мы с тобой оба прекрасно знаем, что я здесь ради Эмили, так что сделай мне одолжение, не утруждай не себя, не меня этими любезностями.

Я был немного шокирован такой неприкрытой враждой по отношению к Дэрэку. Обычно я был тем, на кого так реагировали девушки, после совместно проведённой ночи и ни к чему не обязывающему утру, конечно же. Дэрэк же был рыцарем на белом коне, который мог их отшить так, что они всё ещё считали его богом.

Дэрэк поднял руки в знак капитуляции:

- Я просто хотел сказать «привет».

Я ухмыльнулся. Неужели эта девушка настолько дикая, что даже Дэрэку не по силам её приручить? Откинувшись на спинку стула, я продолжал следить за их перепалкой.

- Виделись уже, - коротко парировала Кэйси.

И Дэрэк замолчал. Это было нечто. Я посмотрел на него и был шокирован тем, что Дэрэк так быстро сдался. Обычно словесные баталии были его коньком, в то время как я предпочитал решать проблемы грубой силой. Кэйси же была здесь всего минуту, но уже успела заткнуть рот Дэрэку, что редко удавалось даже мне. Я присмотрелся к ней. Блондинка, голубые глаза, высокие скулы, хорошая фигура, готов поспорить она была королевой выпускного бала. Внешне я не видел ничего особенно в ней, но то, как она действовала на Дэрэка, это было….

- Ты просто чудо. – Сказал я прежде, чем смог себя остановить.

Блондинка удивлённо подняла на меня глаза, как будто до этого меня не заметила.

- Я – стерва, но спасибо. – Абсолютно спокойно ответила она.

- Эмили, Кэйси - это Рэй. – Дэрэк наконец-то вспомнил свои манеры.

Кэйси отсалютовала мне:

- Уверена, тебе о-о-очень приятно познакомиться.

Я ухмыльнулся и перевёл взгляд на… Эмили. Она просто смотрела на меня, не смущалась, не пожирала меня глазами, не пыталась раздеть взглядом, а просто смотрела. Она улыбнулась мне и протянула руку.

- Привет, - произнесла она это так непосредственно, будто сейчас меня видела впервые.

Эмили вела себя спокойно. Слишком спокойно, для той, кто сегодня утром выскользнул из моей кровати. Она не осталась, когда я её попросил. И сейчас вела себя, так как будто для неё вчерашняя ночь ничего не значила. Она вела себя… как я. А я сейчас веду себя… как чёртов нытик. По-моему, я сильнее повредил голову, чем могло показаться на первый взгляд.

- Ну, привет, - произнёс я, улыбаясь своей самой сексуальной улыбкой и вместо того чтобы пожать руку я поднёс её к губам и поцеловал, неотрывно глядя на Эмили.

Она же, в свою очередь, не отвела взгляда, не улыбнулась, не смутилась, вообще ни-че-го. Да что не так с этой девушкой, чёрт побери?

Дэрэк потянул Эмили на себя, и её рука выскользнула из моей хватки. Я поднял глаза на Дэрэка, и он смерил меня взглядом.

- Устраивайтесь, - Дэрэк отодвинул стул для Эмили, - а мы с Рэем, принесём выпить.

Заинтригованный Эмили, я не сразу понял, что Дэрэк обратился ко мне, так что ему пришлось пнуть мою ногу, чтобы вернуть в реальность.

Как только мы отошли от столика достаточно далеко, чтобы девушки нас не слышали, Дэрэк заговорил:

- Я тебе скажу это только один раз: Эмили мне как сестра и если ты её хоть пальцем тронешь - я тебе врежу.

Я был настолько шокирован его заявлением, что остановился и какой-то парень, налетев на меня, выругался. Картина того, как сегодня с утра Эмили выходит из моей комнаты, промелькнула у меня перед глазами. А Дэрэк тем временем продолжал говорить:

- Она через многое прошла, и мне бы не хотелось, чтобы…. Чёрт. - Дэрэк замялся и, взъерошив волосы, тяжело вздохнул. – Я обещал её брату, что буду присматривать за ней. Она лучше, чем ты… и чем я. Она не одна из тех девушек на одну ночь. Поэтому прошу тебя держаться от неё подальше.

Когда Дэрэк упомянул брата - меня осенило:

- Это он погиб несколько лет назад?

- Да.

- Ладно. Обещаю держаться от неё подальше.

Дэрэк сразу же расслабился и вздохнул с облегчением, но что было бы, если я сказал ему правду? Думаю, просто обещанием я бы не отделался.

- Отлично. Теперь мне точно нужно выпить после этих девчачьих разговоров.

Мы подошли к бару, и я спросил:

- А что на счёт Кэйси?

Дэрэк снова напрягся.

- А что на счёт неё?

Ответ вопросом на вопрос. Дэрэк не смотрел на меня, и я знал, что он так делает только тогда, когда не хочет о чём-то говорить.

- Давно? – спросил я.

Он посмотрел на меня недоумевающим взглядом.

- Что давно?

- Я спрашиваю: давно ты в неё влюблён?

Дэрэк отвёл взгляд и ничего не ответил.

- О, брат, да ты влип. – Сказал я, ухмыляясь, и потрепал его по плечу.

Дэрэк фыркнул:

- Да пошёл ты….

Улыбаясь, я повернулся и посмотрел на столик, за которым сидели девушки. Я смотрел на улыбающуюся Эмили и вспоминал сегодняшнее утро... Улыбка сразу же сошла с моего лица, когда я вспомнил данное мной обещание. Твою ж мать, похоже, влип не один Дэрэк.

Глава 7

Эмили

Два года назад

Я знаю, что смерть Эвана стала сильным потрясение для родителей. Я видела выражение их лиц и боль в глазах, когда осознание происходящего настигло их. А затем… пустота, равнодушие, как будто ничего и не было. Они одели маски, чтобы не упасть в глазах общества, людей, окружающих их. Все вещи Эвана, все фотографии, все воспоминания – они всё убрали. Было ли это их решением, которое позволит легче перенести потрясение и боль потери или решением, продиктованным правилами общества, чтобы не потерять свой статус? Не пойму до сих пор. Как и то, почему я вдруг решила стать одной из них – бессердечной. Возможно, таким образом я пыталась справиться с собственной болью. Каждый по-своему защищается о боли. Кто-то одевает маску безразличия, скрывая все чувства и эмоции, а кто-то наоборот предпочитает срывать маски, выплёскивая злость на окружающих. Но независимо от способов причина всегда одна – разбитое сердце и горе не знающее пределов… и надежда на то, что со временем станет легче.

Заголовки в СМИ гласили: «Сын известного адвоката погиб, нарушая правила!», «Эван Дэй ушёл из жизни на превышенной скорости», - и даже они не были самыми безжалостными. Безжалостными были люди, которые приходили, чтобы выразить свои соболезнования, на самом деле, не зная значения — это слова. Каждое «-мне жаль; - спасибо» со временем стало звучать так же обыденно, как и «- ты как? – в порядке». И я совру, если скажу, что отпустить прошлое так же легко как это случается в фильмах или в книгах. Нельзя проснуться одним солнечным утром и понять, что жизнь не так уж и плоха. Нельзя просматривая фотографии, не чувствовать пустоту в груди. Нельзя всё отпустить в одно мгновение и начать жизнь с нового листа. Каждый день – это борьба с воспоминаниями. И чем радостнее воспоминания, тем сильнее они ранят.

После смерти Эвана я также потеряла и родителей. Не то чтобы мы до этого были дружной семьёй, но теперь всё стало хуже. Моя мать превратилась в фарфоровую куклу не только внешне, но и внутри – не единого проявления чувств, кроме фальшивой улыбки на публике. Отец ушёл с головой в работу. А что касается меня… от меня требовалось лишь быть единственным ребенком, не запятнавшим репутацию родителей своим бездумным поведением. Моя жизнь оказалась под полным контролем родителей. Мама следила за тем, чтобы на публике я выглядела как дочь своих родителей – милая, уверенная в себе и сдержанная. Отец контролировал моё обучение, ведь теперь я была единственной надеждой для будущего его фирмы. Брэндон всё сильнее изводил меня своим своевольным поведением, но отца это устраивало, ведь если бы я вышла замуж за Брэндона тогда уж фирма наверняка оказалась бы в руках сильного мужчины. Я была достаточно красивой в глазах окружающих, но не могла стать достаточно умной в глазах собственного отца, даже тогда, когда получала «отлично» по всем предметам.

Через год бесполезных попыток что-либо изменить я сдалась. Я сделала то, что обещала Эвану никогда не делать – опустила руки. Я не сдержала своё обещание, но он не имеет права судить меня, так как не сдержал своё обещание, данное мне.... Всегда….

Наши дни

Как только парни направились в сторону бара, Кэйси толкнула меня локтем в бок, чтобы привлечь моё внимание.

- О. Боже. Мой. Я не могу поверить, что ЭТОГО парня ты назвала принцессой. – Кэйси бурно жестикулировала, и с каждым словом её голос повышался на октаву. – Я имею в виду: ты вообще видела его? Парень горяч как ад. И эти его тёмно-карие глаза, которые так неотрывно смотрят на тебя… – и Кэйси мечтательно вздохнула, подперев рукой голову.

- Ну не знаю. И как я только этого не заметила? – Сказала я, не пытаясь скрыть сарказм в голосе. – Он, конечно же, неотразимо выглядел, валяясь на полу посреди бара. Ах, нет… подожди…- я сделала вид, будто задумалась. – Да! Точно! Мой любимый момент, когда я просто не могла не заметить его сексуальность – это когда он стоял на коленях в ванной, а его голова в это время была в унитазе. – Я шлёпнула себя по лбу и добавила, - И как я только могла не заметить его шикарные глаза в этот момент?

Кэйси скривилась и передёрнула плечами.

- Я поняла, - она вздохнула. - Парень реально облажался. Но… - она подняла вверх указательный палец, как будто собиралась сказать что-то важное, - это не отменяет тот факт, что он адски привлекателен. И возможно я бы даже обратила на него внимание, но он слишком похож на тебя.

Я удивлённо вскинула брови.

- Что? В каком смысле он похож на меня?

- Вы оба сломаны. Вокруг вас эти проклятые стены и прежде, чем проявить хотя бы одну эмоцию, вы всё тщательно анализируете как будто вы роботы. – Кэйси ободряюще улыбнулась мне и, взяв мою руку, сжала её. – В моей жизни пока достаточно сломанных вещей, которые я хочу вернуть к жизни.

Я улыбнулась и сжала её руку в ответ. В этом была вся Кэйси. Она не выбрасывала «сломанные вещи» из своей жизни, она делала всё возможное, чтобы починить их.

- Привет.

Я перевела взгляд и увидела двух парней возле нашего столика. Они выглядели изрядно выпившими. Рыжий парень с дурацкой улыбкой и зелёными глазами, которые не могли оторваться от выреза кофточки Кэйси, и блондин, который пытался с нами заговорить. Блондин был приблизительно метр восемьдесят ростом, с большими голубыми глазами и я бы даже назвала его милым, если бы не его зубы, которые буквально торчали в разные стороны. Я перевела взгляд на Кэйси и увидела, как она нахмурила брови.

- Мы не могли пройти мимо таких красавиц и оставить вас в одиночестве, поэтому решили составить вам компанию. - Блондин что-то лепетал, пытаясь обратить на себя внимание, но всё что могла видеть я были его зубы. Это было похоже на ужасную аварию, когда ты понимаешь, что не увидишь ничего кроме месила, от которого становится не по себе, но в то же время ты не можешь отвернуться.

Слова Кэйси вывели меня из ступора:

- Я - лесбиянка, - произнесла она абсолютно спокойно.

Я перевела на неё взгляд и попыталась подавить улыбку. Наверное, Рыжий не услышал слов Кэйси, так как всё ещё пялился на её грудь. Блондин же перевёл взгляд на меня и улыбнулся своей акульей улыбкой. Когда я уже думала, что меня стошнит от этого зрелища, Кэйси резко дёрнула меня за руку и притянула в свои объятия.

- Она моя сучка. Посмотришь на неё так ещё раз, и я тебе глаза выцарапаю. – Прорычала Кэйси и для убедительности стукнула кулаком по столу, так что даже Рыжий вышел из транса. – А теперь хватай своего дружка, и котитесь отсюда, пока я с вами не расправилась.

Парни, выпучив глаза, уставились на Кэйси, но продолжали стоять на месте.

- Вон, я сказала! – И для пущего эффекта она ещё раз стукнула кулаком по столу. На этот раз подскочила даже я.

Парни же без лишних слов развернулись и ушли. Кэйси ослабила хватку и выпустила меня из объятий. Я села ровно и посмотрела на неё. И как только наши взгляды встретились, мы зашлись в приступе смеха. Мы так сильно смеялись, что у меня потекли слезы, и я решила, что мой макияж безнадёжно испорчен.

- Сучка? – всё, что смогла выдавить из себя я прежде чем опять разразиться смехом.

Когда мы уже немного успокоились, Кэйси заговорила:

- Прости. Это всё что я смогла придумать, когда этот парень с американскими горками во рту заговорил.

И мы снова засмеялись. К тому времени как вернулись Дэрэк и Рэй, мы с Кэйси уже держась за животы, лежали на столе.

- Эй, что здесь произошло? – Дэрэк огляделся по сторонам.

- Ничего, - ответили мы с Кэйси в один голос, продолжая улыбаться и вытирать слёзы с лица.

Глава 8

Эмили

Наши дни

Весь вечер я следовала совету Кэйси - вела себя как эгоистичная особа, игнорируя всех и каждого.

Каждый раз, когда Дэрэк пытался поговорить со мной о том, на что была похожа моя жизнь последние два года, я отшучивалась. Каждый раз, когда я замечала ухмылку Рэя, я игнорировала его. Каждый раз, когда ко мне подходил парень, я говорила: не заинтересована. Каждый раз, когда Кэйси говорила: мне нравится эта песня, я говорила: танцуем.

К концу вечера я чувствовала себя усталой, но это была усталость, граничащая с радостью.

Парни, которые танцевали около нас, сменялись один за другим, но что оставалось неизменным так это взгляд Рэя, который всегда следовал за мной. Его тёмно-карие глаза, следили за каждым моим движением, не отрываясь. На его руках сидела очередная девушка, но его глаза всегда были прикованы к моему телу.

Наши глаза встретились, и по моему телу прошла нервная дрожь. Посмотрев в его глаза, я уже не могла отвернуться, словно загипнотизированная. Перед глазами появилось улыбающееся лицо Кэйси.

- Ты пялишься, - пропела она, ухмыляясь.

- Вовсе нет.

Закрыв глаза, я сделала несколько глубоких вдохов, чтобы привести мысли в порядок. И решив больше так не рисковать, я повернулась к Рэю спиной, но всё ещё могла чувствовать на себе его обжигающий взгляд.

За весь вечер Рэй больше не пытался со мной заговорить или хоть как-то привлечь к себе внимание. На самом деле после того как они с Дэрэком вернулись, Рэй не проронил ни слова, а его обычная самоуверенность сменилась подавленностью.

Мои ноги уже подкашивались, а во рту пересохло, поэтому я схватила Кэйси за руку, и мы пошли в сторону бара. Джек, улыбаясь, поставил перед нами две бутылки воды.

- Если бы я знал, что вы сегодня устроите такое шоу, начал бы продавать билеты. – Сказал он и махнул головой в сторону толпы парней, которых мы оставили на танцполе.

Я наклонилась к нему через стойку и заговорила громким шёпотом:

- В следующий раз дам знать заранее, когда мы будем, только прибыль делим пятьдесят на пятьдесят. – И я заговорчески ему подмигнула.

- А как же я? – промямлила рядом Кэйси.

Она выпила больше, чем один коктейль, поэтому вменяемым её состояние уже нельзя было назвать.

- Ну, мы с тобой не собираемся делиться, потому что до завтра ты всё равно забудешь этот разговор. – Спокойно сказала я и, дав Джеку «пять», мы засмеялись.

- Умно…. – Протянула Кэйси и на её лице появилась пьяная улыбка. Мы с Джеком засмеялись ещё сильнее.

По поведению Кэйси всегда можно было понять, когда она уже достаточно выпила. Она сразу же становилась слишком милой и доброй. Кэйси была современной версией доктор Джекила и мистера Хайда[2]. Дэрэк это знал, как никто другой, поэтому выбрал именно этот момент, чтобы с ней потанцевать.

- Она тебя убьёт завтра. – Предупредила я Дэрэка и улыбнулась, когда увидела, как Кэйси повисла у него на шее. «Или меня», - подумала я.

На моё предупреждение Дэрэк только хмыкнул и потащил Кэйси в сторону танцующих.

На часах уже было около двух. Народу в баре значительно поубавилось.

Я допиваю вторую бутылку пива, когда на стул около меня садится Рэй. Я не поворачиваюсь, но со стопроцентной уверенностью могу сказать, что это он. И, чёрт побери, этот парень знает толк в парфюме. Древесно-фруктовый аромат, который исходит он него, сводит меня с ума. Хочется его притянуть к себе поближе и уткнуться лицом ему в грудь. Но вместо этого я сижу с непроницаемым лицом, делая вид, что не замечаю его.

С другой стороны, от меня отодвигается стул и садится парень, которого я ранее видела в толпе танцующих. Не успеваю я и глазом моргнуть, как он хватает меня за руку и резко дёргает на себя, другой рукой он обхватывает меня за талию и крепко прижимает к себе, так что мои руки оказываются зажатыми между нашими тела.

- Видел, как ты танцевала. Ты просто шикарна. – Говорит парень и утыкается лицом мне в шею.

От него несёт спиртным и меня передёргивает, когда его дыхание касается моей шеи. Я пытаюсь оттолкнуть парня, но неудачно повернув зажатую руку, вскрикиваю от боли.

Все эти действия происходят так быстро, что уже в следующее мгновение все, что я вижу - это глаза цвета крепкого кофе, которые с беспокойством смотрят на меня.

- Ты в порядке? – Спрашивает Рэй. Одна его рука держит мой подбородок, в то время как другая аккуратно придерживает за талию.

В недоумении я смотрю на парня, который ранее держал меня, и вижу, как он держится за нос, с которого хлещет кровь. Рэй за подбородок поворачивает мою голову к себе, и я снова попадаю в плен его глаз.

- Эмили? Он тебе что-то сделал? – Снова спрашивает Рэй, и я замечаю, как напряжено его лицо.

- Нет…. Я в порядке. – Сбивчиво отвечаю я.

Я закрываю глаза и глубоко вдыхаю, чтобы успокоиться…. Неправильно. Как только я это делаю, меня полностью окружает аромат Рэя. Желание обнять его и уткнуться лицом в его рубашку становится только сильнее. Вместо того чтобы успокоиться, моё сердце начинает биться быстрее. Я открываю глаза и осознаю, как близко друг к другу мы на самом деле стоим. Моя грудь почти касается его груди, как, впрочем, и наши ноги.

Я резко отталкиваю Рэя. На мгновение его глаза резко распахиваются, но уже через секунду на лице Рэя появляется улыбка…. Злая улыбка. И он делает шаг в мою сторону. Я делаю шаг назад и упираюсь спиной в барную стойку. Он ставит руки по бокам от меня, и я загнана в угол. Рэй нависает надо мной.

- А ты недотрога как я посмотрю. – Говорит он, и эта противная улыбка не сходит с его лица. – Но прошлой ночью ты такой не была, не так ли?

Я удивлённо смотрю на него и не могу поверить в то, что он так и не вспомнил, что было прошлой ночью. Удивление сменяется злостью. Я отталкиваюсь от бара и тычу пальцем ему в грудь, собираясь читать нотации о том, как нужно благодарить, когда кто-то спасает твою пьяную задницу. Но я замолкаю, когда слышу злой голос Дэрэка:

- А что было вчера ночью?

Рэй

Наши дни

Как только я слышу за спиной грохочущий голос Дэрэка, я медленно убираю руки со стойки и встречаюсь с испуганными глазами Эмили. Также медленно я поворачиваюсь лицом к Дэрэку. Когда я вижу его лицо, то знаю, что облажался по-крупному. Я должен был сразу ему обо всё рассказать, но тот момент мне показался не совсем подходящим. А теперь я в полной заднице.

- Дэрэк… - не успеваю я сказать и слова, как его кулак врезается мне в челюсть.

Удар застаёт меня врасплох. Я не успеваю сориентироваться и, спотыкаясь, падаю, назад ударяясь спиной о барную стойку. Я слышу, как рядом со мной испугано ахает Эмили. Я двигаю челюстью и облегчённо вздыхаю, когда понимаю, что она не сломана. Эмили становится передо мной и упирается руками в грудь Дэрэка. Поднимаю глаза на Дэрэка и вижу, как он пытается взять себя в руки. Его кулаки то сжимаются, то разжимаются, он тяжело дышит и вены у него на шее вздулись. Не знай, я Дэрэка с детства я бы подумал, что в этот момент он способен на убийство.

- Я же тебя предупреждал, - рычит он. – Не. Трогать. Её.

Я всегда знал, что Дэрэк сдерживает обещания, но то, как он среагировал сейчас…. Я понял, что-то обещание, которое он дал брату Эмили, значило многое для него. И сейчас я чувствовал себя настоящим мудаком.

- Мы с ней встретились, до того, как ты мне всё рассказал. – Пытаюсь оправдаться я, хотя понимаю, что со стороны это выглядит жалко.

- Подождите, подождите…- Говорит Эмили и машет руками перед нашими лицами пытаясь привлечь к себе внимание.

Взгляд Дэрэка переключается на Эмили. Он делает угрожающий шаг в её сторону, и я напрягаюсь.

- А ты…. Когда ты стала такой? Я помню ту маленькую девочку-оторву, которой ты была… но, когда ты успела стать такой… шлюхой? - выплёвывает Дэрэк.

Не знаю, что случилось, но за долю секунды моя вина сменилась злостью. Ещё никогда в жизни я не был так зол на Дэрэка. У нас с ним и раньше случались драки, но сейчас он срывал свою злость на Эмили. Я был намерен выволочить его на улицу и по-мужски уладить наши с ним проблемы.

У меня давно не было таких чувств, я хотел защитить Эмили. Уже долгое время я не чувствовал себя нужным кому-либо. Хрупкая девушка, которая стояла передо мной, переворачивала вверх тормашками всё в моей жизни к чему я привык. И это ощущалось одновременно и приятно, и опасно.

Эмили же от слов Дэрэка замерла. Затем она замахнулась и отвесила ему звонкую пощёчину.

- Скажи мне, что ты только что оговорился! – Решительно потребовала Эмили, её трясло от злости.

Взгляд Дэрэка смягчился, и он отвёл глаза, но отрицать ничего не стал. Эмили шагнула в его личное пространство и ткнула пальцем ему в грудь.

- То есть ты подумал, что я переспала с твоим дружком, который похож на уголовника? – Прошипела Эмили и резко схватила Дэрэка за подбородок, вынуждая посмотреть ей в глаза.

Ситуация накалялась всё сильнее. Сейчас Эмили не была похожа на маленькую девочку, которой нужна чья-то помочь. Она вела себя как хищное животное, готовое в любой момент напасть на свою жертву, а красные волосы делали её ещё более устрашающей. И это зрелище было настолько захватывающим, что мне даже было трудно что-либо возразить, по поводу её не лестного комплемента в мою сторону.

- Вот что я тебе скажу. Если бы вчера ты не был занят своей очередной подружкой и смог бы поднять трубку, когда я тебе звонила, то ты знал бы что он, - Эмили ткнула пальцем в меня, неотрывно глядя в глаза Дэрэку, - вчера в драке получил бутылкой по голове. В том состоянии, в котором он был... он не то, что не мог соблазнить меня он даже не мог сам дойти до кровати. И знаешь, откуда, твою мать, я это знаю?! – Её голос срывался на крик. – Потому что это я полночи сидела возле его кровати чёрт знает зачем! Не ты!

Наверное, у меня было такое же шокированное выражение лица, как и у Дэрэка. Она сидела полночи около моей кровати, потому что боялась, что мне станет хуже? А с утра я…. Твою ж мать…. За всю свою жизнь ни одной девушке не удавалось заставить меня чувствовать себя таким мудаком.

В глазах Дэрэка появилась боль, и сожаление, когда он понял, что натворил. Он протянул руку пытаясь дотянуться до руки Эмили, но она жестом остановила его.

- Не надо. – Её ледяным тоном можно было заморозить пол Африки. – Ты хочешь знать, что случилось с той маленькой девочкой-оторвой, когда ты уехала? Ты хочешь знать, что случилось после того как погиб твой друг? Ты хочешь знать, что случилось после того как ты сбежал, трусливо поджав хвост, бросив всё, потому что для тебя так было легче? Ты хочешь знать, что случилось, после того как ты забыл обо всём и стал жить дальше, как будто ничего и не было?.. Та девочка вскоре скончалась, оставив после себя то, что ты сейчас видишь перед собой. – Пальцем она указывает на себя. - Этой девушке, которая сама прошла через смерть родного брата, и которая сейчас стоит перед тобой тебе есть что сказать?

Дэрэк промолчал.

- Я так и думала. – Проговорила Эмили и не весело улыбнулась.

Схватив сумочку и взяв Кэйси под руку, она с высоко поднятой головой направилась к выходу, оставив после себя гробовую тишину.

Глава 9

Эмили

Полгода назад

Ко мне в комнату врывается отец, не удосужившись даже постучать, впрочем, это не ново для меня. Кого вообще волнует моё личное пространство?

- Я не хочу, чтобы ты больше общалась с семьёй Мартин, - строго говорит он и бросает журнал на кровать рядом со мной.

«Жена известного пластического хирурга Амелия Мартин решила сменить «золотой скальпель» на «золотой микрофон»» - написано на первой же странице, а ниже фотографии обнажённой матери Кэйси в компании молодого парня, подающей надежды звезды.

Ошарашенная такой новостью я поднимаю удивлённые глаза на отца.

- Ты меня слышишь? Я больше не хочу, чтобы ты общалась с их дочерью.

И не проронив больше ни слова, он выход из моей комнаты, не потрудившись закрыть за собой двери. Я сижу в тишине несколько минут, прежде чем понимание происходящего настигает меня.

Я хватаю телефон и набираю номер Кэйси. Она отвечает после нескольких гудков:

- Ты уже видела? – её голос звучит надломлено.

- Да, - всё что я могу сказать. Я открываю рот, чтобы сказать, как мне жаль, но сразу же его закрываю, потому что понимаю, как глупо это может звучать: «Мне жаль, что твоя мать оказалась изменщицей», «Мне жаль, что она раздвигала свои ноги перед восходящей рок-звездой, старше тебя всего на два года». Пожалуй, это не звучит как достаточно хорошее утешение.

- Я уезжаю, - прерывает мои раздумья Кэйси. – Мы с папой улетаем. Скорее всего, в Испанию. Полетели с нами? На недельку не больше, пока всё уляжется.

- Я не знаю… - говорю я, хотя прекрасно понимаю, что не могу это сделать. Если нарушу запрет отца, он никогда не простит мне этого.

- Пожалуйста… - шепчет Кэйси, - ты нужна мне. – Я слышу слёзы в её голосе, и моё сердце буквально разрывается на части.

И моя мать выбирает именно этот момент, чтобы войти в комнату.

- С кем ты говоришь? – строго спрашивает она. – Разве тебе отец не запретил общаться с Кэйси?

- Это не она, - вру я и слышу, как на том конце всхлипывает Кэйси.

- А кто это? – спрашивает мать и спешит вырвать у меня из рук телефон.

- Никто, - говорю я, и телефон выскальзывает у меня из рук. – Чёрт! – вскрикиваю я, поднимая его с пола, смотрю на экран, но Кэйси уже отключилась.

- Следи за свои языком, Эмили. – Возмущается мама, и выходит.

На следующий день Кэйси улетела… без меня. Она не вернулась через неделю. Не вернулась и через две….

Наши дни

Как только за мной закрылись двери бара, я вздохнула с облегчением. Адреналин понемногу покидал моё тело и ноги начали трястись. Я сняла туфли пока шла к машине, чтобы не рухнуть посреди парковки. Открыв машину, я ждала, пока Кэйси заберётся внутрь. А тем временем сама оперевшись о дверь машины, я попыталась взять себя в руки и унять дрожь в теле. Я запустила руки в волосы и попыталась переосмыслить то, что только что сделала. Несмотря на то, что я вела себя как последняя стерва с Дэрэком, я чувствовала какое-то странное спокойствие. Глубоко в душе я понимала, что было глупо винить его в том, что он пытался по-своему справиться с болью, но я устала держать все эмоции внутри себя.

Ещё раз, глубоко вдохнув и выдохнув, я повернулась, чтобы открыть дверь машины. Но передо мной на дверь опустилась чья-то рука и захлопнула её прямо перед моим носом. Испугавшись, я резко обернулась, но сразу же успокоилась, когда встретилась с тёмными глазами Рэя. Несмотря на то, что на улице было темно, я могла видеть синяк, который начал проявляться на его лице.

- Ты не сядешь за руль в таком состоянии. – Сказал он практически шёпотом и выхватил у меня из руки ключи от машины. Он открыл заднюю дверь и подтолкнул меня к ней. – Залезай внутрь.

Его голос был тихий и спокойный. Со стороны могло показаться, что он просто говорит со мной, но на самом деле это был приказ. И о неподчинении не могло идти и речи. Тот факт, что парень, из-за которого я оказалась в такой заднице, сейчас стоял напротив меня и указывал, что мне делать выводил меня из себя. Я устала от людей, которые постоянно говорят, что мне нужно делать. И на сегодня это было последней каплей.

Резко вскинув ногу, я ударила парня в пах. Прямое попадание. Зарычав, Рэй схватился за своё «хозяйство» и, матерясь, упал на колени. Ключи выпали из его рук. Я быстро наклонилась и подобрала их. Забравшись на водительское сидение, поспешила завести машину. Медленно опустив окно, я повернула голову и посмотрела в глаза Рэю, который всё ещё стоял на коленях.

- Если бы вчера ночью между нами что-то было - ты бы это не забыл, поверь мне. – Язвительно бросив эти слова, я выехала с парковки бара.

Мы ехали в тишине несколько минут, прежде чем Кэйси нарушила тишину:

- О. Боже. Мой. – Простонала она, снимая туфли. – Я не чувствую ног. – И она ущипнула себя за ногу, чтобы проверить наверняка. – Ой, нет, всё ещё чувствую…. Чёрт…. Больно.

Поставив ноги на сидение, Кэйси наклонилась и положила свою голову мне на плечо.

- Эми?

- Ммм? – сказала я, но не повернулась в её сторону.

- Посмотри на меня.

- Я тут немного занята, если ты не заметила.

- Ладно. Можешь не смотреть на меня. – Она замолчала на минутку. – Хотя нет, я всё же предпочла бы сказать тебе это, глядя в глаза.

Я припарковалась возле дома и, заглушив машину, посмотрела на Кэйси. Она сегодня собиралась ночевать у меня, так что мне не нужно было завозить её пьяную задницу в общежитие.

Я повернулась на сидении и наши глаза встретились.

- Говори.

- Я думаю, что ты ужасная эгоистка. - Начала Кэйси с серьёзным лицом, хотя я заметила, как уголки её губ предательски подёргивались. - И вообще я считаю, что ты плохо на меня влияешь.

Я не выдержала и рассмеялась, Кэйси пыталась что-то ещё сказать, но, не сдержавшись, она начала хохотать вместе со мной.

- Ты испортила мне речь. – Отсмеявшись, сказала Кэйси. – Я собиралась тебе высказаться о том, как это низко использовать подругу в своих меркантильных целях, - и она указала пальцем на себя. – Веселиться хотела ты, а в итоге с ужасным похмельем завтра проснусь я.

Отсмеявшись, мы вышли из машины, и я направилась в сторону подъезда, бросая через плечо.

- Думаю, ты права. Тебе не стоит находиться около столь эгоистичной личности, как я, слишком долго. Такси сама себе вызовешь?

Не успела я договорить, как мне в голову полетела её сумочка. Я расхохоталась и повернулась, чтобы увидеть, как Кэйси шатаясь, идёт ко мне.

- И не мечтай. – Проворчала она. - У тебя в холодильнике остался ещё целый кусок пиццы, так что ты так просто от меня не отделаешься.

И смеясь, мы ввалились в квартиру. Кэйси упала на диван и сразу же отключилась. Я же, пролежав час в кровати так и не уснула. Взяв плед, я вышла на балкон. Небо было потрясающее, хотя и не такое захватывающее как загородом. Я смотрела на небо и вспоминала слова Эвана. В детстве, как и любой старший брат, он любил меня пугать. Он рассказывал мне ужасы про пришельцев и космические корабли. Я улыбнулась, глядя на небо. Сейчас бы я многое отдала, чтобы снова услышать одну из его страшилок.

Глава 10

Эмили

Три месяца назад

После месяца молчания Кэйси всё же ответила на мой E-mail. Я не находила себе места весь тот месяц, когда не могла с ней связаться. И когда через две недели она так и не вернулась в город, я подумала, что потеряла её навсегда. Потеряла последнего человека, ради которого всё ещё держалась на плаву. Человека, которого подвела, когда он больше всего во мне нуждался.

Месяц. Мы никогда ещё так долго не молчали. Так что после того как мы всё же созвонились, я долго извинялась, затем мы долго плакали, а потом ещё столько же смеялись. Я не могла дождаться её возвращения, но Кэйси нужна была отцу, так что я на неё не давила.

В конце концов, Кэйси окончила школу, обучаясь дистанционно. Мы подали документы в один колледж, и нас обеих приняли. Но была одна загвоздка, по настоянию отца я также подала документы в юридический университет и меня приняли туда тоже. Так что теперь передо мной стояла задача: сделать так как хочу я и обучаться в университете моей мечты или же плюнуть на собственные мечты и доказать отцу, что я чего-то стою, что я больше, чем просто смазливое личико. Отцу я ещё не сказала о том, что пришёл ответ из юридического университета, так что с каждым днём он становился всё злее и злее, потому что его бестолковая дочь ни на что не способна.

Сегодня был мой день рождения, праздник, который кто-то любит, кто-то ненавидит, но для меня это был такой же обычный день, как и все остальные. На ужин родители пригласили семью Брэндона, так что моя явка также была обязательна. Стоя перед зеркалом, я поправила последний раз платье и как заключительный штрих – прицепила на лицо самую милую улыбку, на которую только была способна. У подножья лестницы я замечаю Брэндона, и уголки моих губ немного опускаются.

- Да ладно тебе, детка. Ты не можешь всё ещё злиться на меня. Та ночь с Энджи ничего для меня не значила. – Он даже не пытается, что-либо отрицать, а ведь я всё ещё надеялась, что это были просто слухи.

- Забудь, - просто говорю я и прохожу мимо него, направляясь в сторону гостиной. Я приветствую отца и мать Брэндона. Миссис Хилл внимательно осматривает меня своим оценивающим взглядом, и словно одобрив меня, она встречается со мной глазами и улыбается.

Во время обеда наши отцы говорили о работе, матери о моде, а Брэндон пытался залезть мне под юбку. В конце ужина отец позвал меня на улицу, и я вышла следом за ним. Во дворе стоял новенький чёрный BMW M5.

- Он твой, потому что я знаю - сегодня вечером ты сделаешь правильный выбор.

Вложив ключи мне в руку, отец развернулся и ушёл. Правильный выбор? Я смотрела ему в след, пытаясь понять о чём идёт речь. Неужели он узнал о письме из юридического университета? Намеренная объясниться с ним я побежала в дом, но на пороге меня ждал Брэндон.

- Нравится подарок? – спросил он, я ничего не ответила. – У меня тоже есть кое-что для тебя.

И схватив меня за талию одной рукой, а другой - за шею, Брэндон поцеловал меня. Его губы крепко прижались к моим, так что становилось больно, но я не двигалась, надеясь, что скоро это закончится. Но решив, что мне это нравится, Брэндон толкнул меня к стене и навалился на меня всем своим телом, так что моя спина жёстко ударилась о стену. Я резко выдохнула, и Брэндон воспользовался моментом, чтобы проскользнуть своим языком мне в рот. У меня складывалось такое впечатление, что всё моё лицо облизала собака. Я попыталась оттолкнуть Брэндона, но он прижался ко мне ещё сильнее, и я почувствовала его холодную руку у себя на бедре. Я повернула голову, прерывая поцелуй и перехватила его руки, но он оказался шустрее, поэтому схватил оба мои запястья одной рукой и поднял их у меня над головой.

- Хватит! – зашипела я, пытаясь подавить панику.

- Я так не думаю, - и он снова прижался к моим губам.

- Брэндон, прекрати! – крикнула я, но он ударил меня по лицу.

- Закрой рот, здесь я решаю, когда останавливаться. - И он толкнул меня в стену.

Я вскрикнула от боли и слёзы потекли у меня по лицу.

- Я и так слишком долго ждал. Сегодня я собираюсь сделать тебе предложение, и уверен, ты ответишь «да». Потому что у тебя нет выхода, такая тупая сучка как ты больше никому не нужна. – Схватив меня за волосы на затылке, он потянул за них, так что моя голова резко наклонилась вниз, и я ударилась головой о стену. Всхлип вырвался из моего горла. – Ты меня поняла? – (я молча кивнула). – Хорошая девочка, а теперь иди и приведи себя в порядок. – И он толкнул меня в сторону входа.

Я зацепилась за порог и пошатнулась, но не упала на пол, так как руки отца подхватили меня. Я подняла на него свои заплаканные глаза, но он отвернулся.

- Брэндон, - кивнул он, когда тот проходил мимо.

И это чувствовалось куда хуже, чем пощёчина от Брэндона. «Сегодня вечером ты сделаешь правильный выбор», - вспомнила я его слова и замерла. Так вот в чём должна заключаться правильность моего выбора….

Оттолкнув от себя его руки, я побежала наверх, изо всех сил сдерживая слёзы. Забежав в комнату, я закрыла дверь на замок и пошла прямиком в прикроватной тумбочке. Я потянулась к цепочке, на которой теперь уже весели две подвески в форме буквы «Э».

- Возможно, я всё-таки сдержу своё обещание, - прошептала я, вытирая последнюю слезу со щеки.

Сдёрнув бусы с шеи, я смотрела, как жемчуг разлетается по всей комнате, глухо ударяясь о пол и отскакивая от стен. Застегнув на шее цепочку, я улыбнулась, потому что ощутила такой прилив силы, который обычно мне давал только разговор с Эваном. Словно он сейчас был здесь, рядом со мной и поддерживал меня. Схватив чемодан, я забрасывала в него первые, попавшиеся под руку вещи. Нижнее бельё, джинсы, шорты, футболки, несколько платьев и туфлей. Побежав в ванную, я сгребла всю косметику и средства лично гигиены в сумку. Я в последний раз окинула комнату взглядом, задумавшись, всё ли я взяла, что может мне понадобиться в ближайшие дни. Открыв выдвижной ящик под столом, я взяла все документы, которые нужны мне были и оба письма из университетов. Схватив ножницы, я порезала на мелкие кусочки письмо из юридического университета, но аккуратно вырезала предложение, в котором говорится, что я принята и положила его поверх всех кусочков.

Подойдя к окну, я кинула вниз сумку и чемодан, пытаясь забросить их прямо в кусты, чтобы было меньше шума. А затем вылезла в окно и сама. Я сняла туфли и надела чёрные кеды под белое платье. Думаю, у моей матери случился бы сердечный приступ, если бы она сейчас увидела меня, и не потому что я могу упасть и разбиться, а потому что я неподобающе выгляжу.

Аккуратно прощупывая выступы, я всё же спустилась вниз, не разбившись, не смотря на то что мои ноги несколько раз соскальзывали. Вытащив из кустов сумку и чемодан, я нажала на брелок и сняла с сигнализации мой новенький BMW M5. Забросив вещи в багажник, я запрыгнула в салон и заметила бумаги, лежащие на соседнем сидении – в бумагах я была записана как собственник машины и я ухмыльнулась. Похоже отец всё же надеялся, что я сделаю «правильный» выбор, но он выбрал не того ребёнка, потому что я собиралась сдержать обещание данное Эвану, чего бы то ни стоило.

Не сдавайся….

Наши дни

Телефонный звонок разбудил меня. Застонав, я взяла с прикроватной тумбочки телефон. Не глядя кто звонит, я сразу же ответила на звонок.

- Алло?

- Эмили? Ну, на конец-то!

Я резко села в кровати. Каждая мышца в моём теле напряглась.

- Брэндон? – тихо спросила я.

- Ну а кто ещё это может быть? – закричал он в трубку.

Я сглотнула ком в горле.

- Как ты узнал мой номер?

- Какая к чёрту разница?! Лучше скажи, зачем ты вообще его сменила?

Брэндон кричал, а я молчала, не способная выговорить и слова, словно снова оказалась на том пороге.

- Ты меня слышишь? У нас с тобой был договор! Ты мне обещала! Когда ты вернёшься?!

- С тобой я не о чём не договаривалась, - тихо проговорила я.

- Что?! – заорал он.

Я глубоко вдохнула и медленно выдохнула, пытаясь подавить панику, которая начала меня охвачивать.

«Возьми себя в руки. Возьми себя в руки, Эмили» - как мантру повторяла я про себя.

- Я сказала, что я тебе ничего не должна. И возвращаться я не собираюсь. Между нами всё кончено! – уверенно заявила я.

И прежде чем Брэндон успел добавить хоть слово, я положила трубку. Первое что я хотела сделать после этого - снова поменять номер своего телефона. Но сделав парочку успокаивающих вдохов, я решила, что не позволю больше этому ублюдку влиять на мою жизнь. Я не позволю больше Брэндону контролировать меня и любые мои действия. Я больше не в его власти. Теперь я сама распоряжаюсь своей жизнью. Так что я просто добавила его номер в чёрный список телефона, и довольная собой ухмыльнулась, представляя, как это его разозлит.

Я уже пила кофе, когда Кэйси только проснулась. Она забрела на кухню, медленно передвигая ноги. Я не смогла удержать от соблазна, поэтому сказала, как можно громче:

- Доброе утро!

Кэйси поморщилась и закрыла глаза.

- Сучка, я тебе это припомню, – прошипела она сквозь зубы.

- Извини, но соблазн был слишком велик, – сказала я улыбаясь. – Выглядишь дерьмово.

- Чувствую себя не лучше, – прохрипела Кэйси в ответ.

Я подвинула на край стола таблетку и стакан воды, которые приготовила заранее. Я смотрела, как она забросила таблетку в рот, залпом выпила стакан воды и плюхнулась на стул. Поставив локти на стол, она сложила руки в замочек и упёрлась в них лбом.

- Ты ужасная подруга. Как ты могла позволить мне так напиться?

- Ох, поверь мне, я знаю, что я ужасная подруга. А ещё я меркантильная и эгоистичная. – Не могла не поглумиться я над подругой, зная, что она ничего не помнит о вчерашней ночи.

Кэйси моментально оживилась, вскинув голову.

- Кто сказал?

- Ты.

- Когда?

- Сразу же после того как отожгла на танцполе.

- С кем?

- С Дэрэком.

Кэйси застонала и рухнула на стол. Я же стояла и ухмылялась.

Ну ладно, «отожгла» - это громко сказано. На самом деле она просто висела на Дэрэке на протяжении нескольких песен. Но ей это знать не обязательно…пока. Какой подругой я была бы, если не поиздевалась над ней?

- Какой кошмар. Почему ты не залепила мне пощёчину, чтобы привести в чувства? – Спросила Кэйси и подняла на меня свои покрасневшие глаза.

- Потому что, цитирую, - я встала, начав размахивать руками и кривляться, полностью вживаясь в образ Кэйси. – У него такие потрясающие голубые глаза, что каждый раз, когда он на меня так смотри, я просто не могу отказать ему.

Это уже была сущая правда. Слово в слово.

- Тьфу. До чего же противно. – Проговорила Кэйси и скривилась. – Больше не хочу ничего знать.

- Да ладно, – не могла угомониться я. - Это ещё ничего. Вот когда ты начала во время танца тереться об него задницей…. – Я не договорила и поспешила на выход, боясь оставаться наедине с Кэйси и ножами.

- Уйди с глаз моих! – Прокричала мне в след Кэйси.

Я улыбнулась и в этот момент в дверь позвонили. Оплатив доставку, я направилась на кухню и поставила перед Кэйси коробку пиццы. Я знала Кэйси слишком хорошо. В каком бы состоянии она не была, от еды она бы ни за что не отказалась.

- Считай, что ты прощена. – Пробубнила Кэйси и протянула мне кусок пиццы.

Мы стукнулась кусками пиццы так, будто это были стаканы и засмеялись.

***

Девушка стоит на краю обрыва. Она протягивает руку, но не для того чтобы удержаться, а для того чтобы кого-то оттолкнуть. Она не хочет, чтобы её спасали. Не знаю почему, но именно эта картина привлекла моё внимание сегодня ранее утром в небольшой картинной галерее.

- Мрачновато, но мне нравится. – Говорит Кэйси, внимательно всматриваясь в картину.

- Ну уж лучше, чем твой кото-пёс, – парировала я.

- Я, правда, думала, что тебе он нравится.

Кэйси стоит спиной ко мне, и поэтому я не могу видеть её лицо. Но уже только по одному её голосу я слышу, что она рада.

- Лгунья, - бросаю я и выхожу из спальни.

Я ложусь на диван и включаю телевизор. Кэйси идёт за мной, скинув мои ноги с дивана, она садится рядом со мной.

- Ты о чём это? – спрашивает она и невинно хлопает ресницами.

- Я о том спектакле, который ты устроила. Все эти страшные розовые вещички, которые ты купила как бы для интерьера моей комнаты. - Я показываю кавычки в воздухе и снова ложусь на диван, закидывая ноги Кэйси на колени.

Она тяжело вздыхает.

- Ладно. Ты меня раскусила. – Кэйси поднимает руки вверх, показывая, что сдаётся. – Я сначала правда хотела тебе помочь. Но потом я поняла, что это всё-таки твоя квартира и ты должна всё сделать так, как хочешь ты. – Она посмотрела на меня и ущипнула меня за ногу. – Но ещё я знаю, что ты жутко упёртая, поэтому в лоб сказать тебе это нельзя было.

- Не такая уж я и упёртая, – бормочу я себе под нос, так что Кэйси не слышит меня.

- Чем хочешь заняться?

- Буду здесь валяться, – отвечаю я и продолжаю переключать каналы.

- Весь день?

- Угу.

- Ну, уж нет. – Говорит Кэйси и так сильно толкает мои ноги, что я, теряя равновесие, падаю на пол.

- Эй, ты что творишь? – возмущаюсь я и тру ушибленную пятую точку.

- Прости. – Кэйси пожимает плечами. – Ты же не собираешься действительно сидеть весь день под телевизором? Мы должны что-то сделать. – Она замолкает на минуту и начинает кусать ноготь. – Подумай… чтобы ты давно хотела сделать? – спрашивает Кэйси и вопросительно смотрит на меня.

На уме была только одна вещь.


Глава 11

Рэй

Наши дни

Я лежу неподвижно. Сознание медленно возвращается ко мне. Я открываю глаза и вижу, как кровь стекает по моей руке. Я шевелю плечом и понимаю, что её голова лежит на моём плече. Я пытаюсь пошевелить рукой, чтобы взять её лицо в свои руки и убедиться, что с ней всё в порядке. Но я всё так же не подвижен. Я зову её по имени. Ни слова…. Паника овладевает мной. Я снова пытаюсь поднять руку, и её голова медленно съезжает по плечу и опускается мне на грудь. Ремень безопасности не даёт ей полностью упасть. С трудом повернув голову, я понимаю, что кровь на плече не моя. Я наклоняюсь, и её голова съезжает ещё ниже, оставляя кровавые разводы на моей рубашке.

Я резко сажусь на кровать, тяжело дыша, и девушка, которая спала на мне верхом, скатывается и падает на кровать.

- Что за чёрт? – ворчит она и, поворачиваясь на другую сторону снова засыпает.

Я тру лицо, руками пытаясь вернуться в реальность. Не помогает. Перед глазами всё та же картина. Встаю с кровати. Иду в ванную. Включаю душ на полную и становлюсь под ледяную воду. Медленно я прихожу в себя. Дыхание выравнивается. Я выхожу из душа и останавливаюсь напротив зеркала. В зеркале на меня смотрит человек с глазами загнанного зверя.

Чёрт. Вот что случается, когда я разрешаю им остаться на ночь.

Быстрым шагом я направляюсь в спальню, по дороге я собираю все вещи девицы, которая спит в моей кровати.

- Подъём, детка. – Говорю я и бросаю ей вещи.

На часах четыре утра.

Девушка не шевелится. Я трясу её за плечо, и она медленно открывает глаза. Как только она замечает свои вещи, её глаза округляются. Можно подумать такое с ней впервые.

Выпроводив девушку за дверь и услышав весьма много красочных эпитетов в мой адрес, я снова возвращаюсь в спальню. Я срываю простыни с кровати и сразу же их выбрасываю.

Глупо думать, что сегодня у меня ещё получится уснуть. Я одеваюсь, хватаю ключи от мотоцикла и выхожу на улицу.

***

Как только я слышу её заразительный смех, я останавливаюсь как вкопанный. Я смотрю по сторонам пытаясь найти её. Не могу остановить свои ноги, которые сами меня несут на звук её голоса. Я не вижу её лица, но знаю, что это она. Она из тех людей, чей голос можно узнать в толпе безошибочно.

Остановившись около машины, я жду, когда она закроет багажник и увидит меня. Скрестив руки на груди, я задумываюсь о том, что она делает на парковке около моего дома в восемь часов утра. Сомневаюсь, что она приехала извиниться за свой фирменный удар ниже пояса.

Дверь багажника опускается, и Эмили вскрикивает, отскакивая в сторону, как только замечает меня. Щенок у неё на руках начинает беспокойно дёргаться и лаять.

- Парень, тебе, что жить надоело? – говорит со злостью в голосе Эмили и чешет щенка за ухом пытаясь успокоить.

Не такой реакции я от неё ожидал. Хотя, чего ещё можно ожидать от испуганной девушки?

- Извини, не хотел тебя пугать. – Отвечаю я, спокойно пожимая плечами.

- Тогда в следующий раз, как только выйдешь с подъезда кричи. – Говорит Эмили всё ещё на повышенных тонах.

- Кричать? – переспрашиваю я.

- Ну да. Что угодно чтобы я знала о твоём приближении, потому что ещё одного такого испуга моё сердце не выдержит. – Уже более спокойно говорит она и, опустив щенка на землю, вдыхает и выдыхает успокаиваясь.

Успокоившись, она смотрит на меня, окидывая быстрым взглядом с ног до головы. Это не был один из тех похотливых взглядов, которые я часто ловлю на себе. Это было скорее похоже на и-что-ему-от-меня-надо.

Когда наши глаза снова встречаются, она краснеет и отворачивается. Но Эмили быстро берёт себя в руки.

- Ты что-то хотел? – Говорит она её голос при этом остается предельно спокойным и не заинтересованным.

Да, вообще-то мне хотелось увидеть тебя, потому что только рядом с тобой я чувствую себя поразительно спокойно.

- Я проходил мимо и был удивлён, увидев тебя здесь.

Я не говорю, что живу здесь, она и так это знает.

- Ну что ж надеюсь, в следующий раз ты не будешь так удивлён, когда увидишь меня возвращающуюся домой. – Эмили складывает руки на груди.

- Домой? – Переспрашиваю я.

- Полагаю, так называют место, в котором живут. – С сарказмом в голосе произносит Эмили и рукой указывает на подъезд, напротив которого мы стоим.

Какова вероятность того что девушка от которой мне нужно держаться как можно дальше оказалась моей соседкой?

Эмили

Наши дни

Как только мы с Кэйси оказались в питомнике, я знала, что делаю это не из-за того чтобы насолить своим родителям или доказать, что я уже «большая девочка». Я делала это, потому что мне нужна была какая-то стабильность в моей жизни и как не странно, но именно животные ассоциировались у меня со стабильностью. Понемногу я начала осознавать, чего хочу от жизни и всё что мне нужно было сейчас это спокойствие и домашнее тепло, которого у меня почти никогда не было. Я понимала, какая это ответственность и знала, что именно сейчас постоянство и ответственность мне не повредит. Кэйси думала, что после всего, что я пережила сейчас мне нужно немного развеяться и подурачиться. Но мне пришлось повзрослеть слишком рано и на меня всегда взваливали так много ответственности, что сейчас, когда я в несколько сот километров от всего этого, мне трудно быть безответственной. Это как зависимость. Это то, что тебя постоянно держит. Это как заученный сценарий и когда в один миг всё это меняется, ты просто не знаешь, что делать дальше. Всё вроде бы хорошо, даже лучше, чем обычно, но чего-то всё равно не хватает. Чего-то, что держало бы тебя как якорь на плаву, не давая утонуть в шторме, в который превратилась жизнь.

Многие не поймут, как что-то не значительное может играть такую большую роль, но я смотрела на щенка золотистого ретривера и не знала, кто кого спасает сейчас он меня или я его.

Я возвращалась из магазина, когда встретила Рэя. Я всё ещё думала о Брэндоне, когда заметила мужскую фигуру. Он меня жутко перепугал, и чтобы хоть как-то искупить свою вину, Рэй решил помочь мне донести продукты до квартиры.

- У тебя, что нога застряла в канализационном люке? – кричит мне с кухни Кэйси, как только мы входим в квартиру.

Лаки у меня на руках ворочается, и я ставлю его на пол. Весело виляя хвостиком, он бежит на голос Кэйси.

- Я уже собиралась вызывать спасательную службу на твои поиски. – Продолжает болтать Кэйси, и когда она выходит в коридор, я вижу, как округляются её глаза. – О, так у нас гости? – Миленько щебечет она и ухмыляется, глядя на меня, а затем переводит глаза на нашего гостя. – Привет, Рэй.

- Привет, Кэйси. Куда я могу это поставить? – Спрашивает он.

Ах, да…. Пакеты с продуктами.

- Кухня вон там. – Говорю я, немного замешкавшись, и указываю в сторону кухни.

Как только Рэй скрывается за углом, Кэйси на носочках подбегает ко мне:

- Меня не было только десять минут и вот он снова ошивается возле тебя. – Играя бровями, шепчет Кэйси.

- Прекрати. – Я толкаю её в плечо. – Он просто взял пакеты из машины и помог донести их на кухню. И если ты вдруг не заметила: мы с ним не в одной весовой категории, чтобы я могла с ним бороться. – Громким шёпотом отвечаю я.

Она смотрит на меня своим «неубедительным» взглядом и, развернувшись на пятках, идёт в сторону кухни следом за Рэем.

- Рэй, мне кажется, ты напрашиваешься на чашечку утреннего кофе, - громко говорит Кэйси, а затем, выглянув из-за угла, подмигивает мне и снова скрывается из виду.

Я слышу гортанный смех Рэя, и по рукам бегут мурашки. Я обхватываю себя руками. Что не так со мной, чёрт возьми? Раздражённо вздохнув, я присоединяюсь к Кэйси и Рэю на кухне.

- На самом деле я бы и вправду не отказался от чашки крепкого кофе. – Отвечает Рэй Кэйси с улыбкой на лице, но его глаза следят за мной.

Я никак не реагирую на его заявление и начинаю убирать продукты в холодильник. Маленький комочек шерсти крутится у моих ног, пытаясь привлечь к себе внимание. Я наклоняюсь и глажу щенка.

- Тогда тебе придётся его заслужить. – Продолжает Кэйси и бросает хитрый взгляд в мою сторону.

Я смотрю на неё в упор. Она не отводит взгляда. Кэйси что-то придумала. Что-то, что мне, ой как не понравится.

- Не мог бы ты помочь Эмили повесить картину в её комнате? – Сладким голосом говорит Кэйси и хлопает ресницами. – Я обещала ей помочь, но так получилось, что мне срочно нужно уйти. – И она пожимает плечами, как ни в чём не бывало, в то время, как мои широко раскрытые глаза метают в неё молнии.

Думаю, сейчас как раз тот момент, когда нужно сказать: если бы взглядом можно было убить, она бы уже была мертва.

- Мне не нужна чья-либо помощь, - скрипя зубами произнесла я, в то время, как Рэй говорит:

- Конечно, я помогу.

Наши глаза встречаются, и на его лице постепенно появляется улыбка. Он смотрит на меня – я смотрю на него. Это как словесные баталии, только без слов. Я не могу отвести взгляда и понимаю, что перестаю злиться, когда смотрю в эти черные глубокие глаза. Хлопок входной двери выводит нас из транса. Я моргаю пару раз и перевожу взгляд на место где ещё минуту назад стояла Кэйси. Она ушла. Срочно нужно уйти? Ну да, как же.

- Итак... – начинает Рэй, но я его перебиваю, не дав закончить фразу.

- Я действительно справлюсь со всем сама, - я чётко выговариваю каждое слово, как будто говорю с ребёнком.

Рэй поднимает руки, словно я собираюсь его пристрелить.

- Вчера ты достаточно ясно дала понять, что отлично справляешься со всем сама. – И одна его рука опускается, вниз прикрывая пах.

Проследив за его движением, я начинаю улыбаться и чувствую, как мои щёки предательски вспыхнули от воспоминаний. Мне становится неловко, когда я вспоминаю что сделала вчера. Я была немного пьяна и поэтому достаточно храбрая, чтобы говорить то, что я говорила и делать то, что я делала. Но сегодня всё по-другому.

- Но я всего лишь хочу помочь тебе, пытаясь таким образом извиниться за вчерашнее и… поблагодарить. – После недолгой паузы добавляет он.

Я ничего не отвечаю и опускаю свою голову вниз. Волосы прикрывают моё пылающее лицо. Рэй сгибает колени и наклоняется, чтобы лучше видеть моё лицо, из-за этого я начинаю улыбаться ещё сильнее. Боже мой, я выжила из своего чёртового ума. Он всего лишь пытается мне помочь, а я стою и улыбаюсь как дурочка. «Возьми себя в руки, Эмили», - уже в который раз за сегодня повторяю себе я и, подняв голову, смотрю на него с серьёзным выражением лица. Рэй смотрит на меня щенячьими глазами и улыбается мальчишеской улыбкой, от которой у него появляются ямочки на щеках.

- Ну, если у тебя нет никаких скрытых мотивов, тогда, думаю, мне не помешала бы твоя помощь. – Я показываю ему следовать за мной и выхожу из кухни.

- Хм, вообще-то… - говорит Рэй, заставляя меня остановиться и посмотреть на него.

Я вопросительно поднимаю одну бровь и скрещиваю руки на груди.

- Я всё-таки надеялся на чашечку кофе. – Продолжает он, ухмыляясь и быстро добавляет. – Могу помочь вытереть пыль если надо? – И резко схватившись за низ футболки, Рэй начинает её стягивать с себя, наблюдая за моей реакцией.

Только когда я вижу V-образные мышцы, над поясом его низко сидящих джинсов, я понимаю, что он делает.

- Стоп! – практически кричу я и хватаю его за руки. – Кофе, так кофе. С пылью я как-нибудь сама справлюсь.

- Как скажешь.

Ухмылка на его лице становится ещё шире. Он издевается надо мной. Что ж, я не привыкла проигрывать…

Повернувшись к Рэю спиной, я закатываю глаза и слышу его смешок.

***

Лаки запрыгивает на кровать и начинает кусать меня за ногу. Я хватаю щенка и сажу его себе на руки.

- Ещё чуть правее, - говорю я, не отрываясь от экрана телефона.

- Так? – спрашивает Рэй.

- Нет, это уже слишком.

Я даже не смотрю на то, что он делает и продолжаю писать сообщение Кэйси.

Я: Зря ты ушла.

Кэйси: Я, правда, занята. Прости: *

Я: Жаль. Ты многое теряешь.

Кэйси: Что вы там делаете???

Я: Он – вешает картину.

Кэйси: Не поняла. И что же такого интересного я пропускаю?

Я поднимаю глаза и смотрю на Рэя. Как бы сильно он иногда не выводил меня, должна признать, то, что я видела перед собой прямо сейчас, было достойно восхищения.

- Сейчас лучше? – снова спрашивает Рэй.

- Немного левее, – отвечаю я и ехидная улыбка появляется на моём лице.

Он уже пол часа крутит картиной в разные стороны пытаясь её ровно повесить, но моя ехидная натура не даёт мне просто ответить: «сейчас вполне нормально», поэтому каждый раз, когда он спрашивает моего мнения я говорю: «плохо».

Я перевожу взгляд на телефон и отвечаю на сообщение Кэйси.

Я: Он стоит ко мне спиной. Мышцы на его руках напрягаются каждый раз, когда он двигает картину. Его футболка задралась, выставляя напоказ накачанную спину и татуировку, которая спускается вниз к поясу его джинсов, которые висят так низко на бедрах, что я могу видеть полоску боксёров, выглядывающую из-под них.

Меньше, чем через секунду:

Кэйси: О, Боже!!!!

Кэйси: Ты же это не серьёзно!

Кэйси: Хотя о чём это я?!

Кэйси: Мне нужно фото!!

Кэйси: Сейчас!!!!

Я копирую её сообщение и отправляю.

Я: Я, правда, занята. Прости: *

Ухмыляясь, я откладываю телефон в сторону.

- По-моему ты уже заслужил кофе, – продолжая ехидно улыбаться, говорю я и прохожу мимо Рэя.

За спиной слышу, как он бормочет ругательства себе под нос, от чего моя улыбка становится ещё шире.

Глава 12

Эмили

Наши дни

Я наливаю кофе и протягиваю чашку Рэю. Он стоит, возвышаясь надо мной. Когда наши руки соприкасаются, я чувствую приятное тепло, которое разливается по всему телу. Я бы так и стояла, не выпуская его чашку из рук только бы чувствовать это тепло. Но я быстро убираю руки, не подавая виду какой эффект на меня оказывают его прикосновения.

Я беру Лаки на руки и сажусь на диван в гостиной. Рэй молча следует за мной до гостиной, но остаётся стоять в дверном проёме. Я смотрю на него, а он с отсутствующим взглядом смотрит в окно. В одной руке он держит кофе, а другой - постукивает по бедру. Рэй хмурит брови, и пальцы начинают быстрее барабанить по бедру. Что это? Нервозность? Я выжидающе смотрю на него. Он поднимает голову, когда чувствует мой взгляд на себе. Его глаза встречаются с моими, но он ничего не говорит.

- Ну…? – говорю я и поднимаю бровь.

- Что ну? – переспрашивает он.

Иисус, ну почему с ним так сложно?

- Ты тут стоишь, весть такой дёрганный, и, если бы я не знала, что ты друг Дэрэка я бы подумала, что ты наркоман. – Говорю я абсолютно спокойно.

Его брови удивлённо взлетают вверх.

- Что не так с тобой? Каждый раз, когда мы с тобой встречаемся, ты пытаешься меня оскорбить. – Он замолкает, и я практически слышу, как скрипят шестерёнки в его голове. – Тебя это заводит? Признайся, тебе это нравится, оскорблять меня, не так ли? – Выдаёт он «умную» речь, и я вижу улыбку на его лице.

Я вздыхаю и закатываю глаза, но ничего не отвечаю. Он начинает смеяться, по-настоящему смеяться, и его смех кажется таким заразительным, что я просто не могу сдержать улыбку.

– Дэрэк мне рассказал твою историю…- Уже серьёзно говорит Рэй.

Я напрягаюсь от его слов, а злость начитает пульсировать у меня в венах. Мы с Дэрэком друзья, но иногда он выводит меня из себя, когда не может держать язык за зубами.

- И я пообещал ему держать свои руки подальше от тебя. – Рэй переминается с ноги на ногу, а я ухмыляюсь, когда понимаю, как нелегко даётся ему этот разговор.

- Ну, пока у тебя не плохо получается, держать слово. – Пытаюсь разрядить обстановку я.

- Это да, – говорит тихо Рэй и, опустив голову, хмыкает. – И на счёт той ночи… - продолжает он, уже глядя мне в глаза.

- Подожди, - говорю я и, оставив щенка, бегу в спальню за телефоном.

Возвращаясь, я плюхаюсь на диван и машу ему, давая жестом понять, что уже можно продолжать.

- Что ты делаешь? – спрашивает он хмурясь.

- Как что? Собираюсь снять на видео, как ты извиняешься. – Я улыбаюсь. – Подозреваю, что не каждый день можно увидеть, как ты извиняешься за ночь, проведённую с девушкой. – Хихикаю я, когда вижу шокированное выражение лица Рэя.

Он ставит чашку на журнальный столик передо мной и быстрым рывком выхватывает у меня из рук телефон. Я ахаю и пытаюсь схватить его за руку. Рэй смеётся и делает шаг назад, оказываясь вне зоны моей досягаемости.

- Вот ещё. Я не собираюсь извиняться. Уверен, это была лучшая ночь в твоей жизни. – Рэй весело поигрывает бровями, что заставляет меня смеяться.

- Ты шутишь? Это было просто ужасно. Твоё кресло жутко неудобное. – Кривляясь, говорю я.

- В следующий раз ты могла бы присоединиться ко мне в кровати, – ухмыляется Рэй.

- Мечтай, – отвечаю я и кидаю в него подушкой с дивана.

Рэй смеётся и ловит подушку, бросая мне её обратно. Отсмеявшись, он говорит:

- Я знаю, ты считаешь меня придурком, но я хочу начать всё заново. – Говорит Рэй и умоляюще смотрит на меня своими тёмно-карими глазами. – Мы можем стать друзьями?

Я смотрю ему в глаза и не могу понять, почему чувствую себя настолько спокойно и уверенно с человеком, которого знаю всего несколько дней. Мы с ним шутим и издеваемся друг над другом, как будто знакомы уже давно. Это одновременно и приятно, и странно. Я практически ничего о нём не знаю, но, когда он находится рядом, я перестаю думать и просто живу настоящим. И это чувство настолько приятное и непривычное для меня.

Когда Рэй хмурится, я понимаю, что он задал мне вопрос. Чёрт. О чём он спрашивал?

- А, да… конечно…друзья. Почему бы и нет. – Говорю я заикаясь.

- Отлично. – Говорит с воодушевлением Рэй и его лицо озаряет широкая улыбка. - И ещё… Дэрэк… Он не хотел тебе наговорить всё то, что сказал вчера. Он всю неделю немного не в себе. Не обижайся на него, ладно?

Прикрывает задницу Дэрэка… мило. Я закатываю глаза на его слова.

- Думаю, с Дэрэком мы как-нибудь сами разберёмся.

- Ладно, - он смотрит на часы. – Мне уже нужно идти. Но если тебе что-либо будет нужно, например, помочь вытереть пыль, ты знаешь, где меня найти. – Шутит он и подмигивает мне.

Рэй отдаёт мне конфискованный ранее телефон, и я встаю, чтобы проводить его.

- Увидимся позже, Огонёк. – Он наклоняется вперёд и легонько дёргает меня за прядь ярко-красных волос, прежде чем выйти за дверь.

Я остаюсь стоять в коридоре, шокированная, быстрой сменой наших взаимоотношений. Ещё полчаса назад я не могла смотреть на него, не раздражаясь, а теперь мы с ним друзья.

Рэй

Я знаю, что мне нужно держаться от неё подальше. Но также я понимаю, что только с ней я чувствую то, что не чувствовал уже давно. Как будто с моих плеч падает непосильная ноша, которая всё это время давила на меня. Рядом с ней я чувствую себя легко. Её улыбка заставляет меня отгородиться от всего внешнего мира и оставаться только с ней. Рядом с Эмили моя воля и рациональное мышление покидают меня. Говорить с ней, шутить, слышать её смех, кажется таким умиротворяющим. Мы с ней знакомы пару дней, но я уже знаю, что не смогу отказаться от общения с ней.

Я закрываю дверь её квартиры и, откидываясь на стену, делаю несколько глубоких вдохов. Пробегаюсь рукой по волосам и выхожу на улицу.

Погода испортилась, и небо полностью затянуло тучами. Я иду вниз по улице, с каждым разом ускоряя шаг и вскоре переходя на бег. Мыслить здраво… вот что мне нужно сейчас.

Глава 13

Эмили

Восемь лет назад

Я сижу на подоконнике и смотрю, как первые лучи солнца медленно заполняют мою комнату светом. На руках у меня лежит дневник, который бабушка подарила мне. «Записывай каждый день и когда дневник закончится, у тебя на руках будет твоя первая рукопись, каждая страница, которая будет неповторимой, потому что она будет носить память каждого дня, который ты прожила – твою историю», - говорила она.

Бабушка всегда говорила, что у меня бурная фантазия, ей только нужно найти применение. Я улыбалась, вспоминая экскурсию по её личной библиотеке. У бабушки было действительно много книг, и это совсем не удивительно, учитывая, со сколькими современными писателями она была знакома. Широко улыбаясь, я смотрела на полки, заставленные книгами и вдыхала запах печатной бумаги.

Вернувшись домой, я была настолько восторженна тем, что однажды смогу написать собственную книгу, что не могла перестать улыбаться. Но моё счастье не продлилось долго.

- Эмили, что ты делаешь? – спрашивает отец.

Я не слышала, как он вошёл, поэтому немного подскочила, услышав за спиной его голос.

- Я пишу книгу, - широко улыбаясь, говорю я, и жду от отца похвалы, но всё что я получаю это его раздражённый взгляд.

- Милая, подойди сюда, - зовёт он маму.

Мама заглядывает в комнату, и её взгляд останавливается на мне.

- Знаешь ли ты что это? – раздражённо говорит отец, указывая в мою сторону пальцем. – Это последствия общения наших детей с миссис Бенсон, - так он называл мою бабушку. – Я не хочу, чтобы они больше ездили в гости к ней. Если она хочет увидеть своих внуков пускай приезжает сюда и общается с ними под моим присмотром, возможно тогда, она не будет забивать их головы всякой чепухой.

- Хорошо, дорогой, - безразлично говорит мама, прежде чем отец разворачивается и уходит. Затем она подходит ко мне и забирает из рук дневник. – Думаю, будет лучше, если мы его выбросим, и больше не будем возвращаться к этому разговору. – Её голос звучит строго, и я знаю, что это не просьба.

Молча кивая, я сдерживаю слезы, поступившие к горлу, но ничего больше не говорю.

С тех пор я больше не видела бабушку, по крайней мере, у нас в доме, но она всегда приезжала на наши с Эваном дни рождения, и мы ходили есть мороженное. А затем возвращались домой, словно ничего и не случилось, потому что не хотели расстраивать родителей.

Два года назад

Всё изменилось после смерти Эвана. Я не могла больше смотреть бабушке в глаза, зная, что я была единственной, кто знал о его гонках, и я не попыталась что-то сделать, чтобы его остановить. Я могла бы рассказать бабушке, а она, возможно, смогла бы переубедить Эвана, тогда он всё ещё был бы жив. Я боялась услышать осуждение в её голосе. Я боялась, что она возненавидит меня, поэтому не отвечала больше не на один её звонок. И вскоре звонки прекратились….

Наши дни

- Когда я спросила, чего бы тебе хотелось больше всего, я предполагала, что ты скажешь: прыгнуть с парашюта, сделать тату, ну или что-то типа такого…. Но ЭТО!.. М-да…. Неожиданно…. Ой!..- Взвизгнула Кэйси. - Он меня укусил.

Я улыбаюсь и падаю на диван около неё.

- Ты ещё более ненормальная, чем я предполагала. – Не могла угомониться Кэйси.

- Да ладно. Он же просто прелесть. Ты посмотри на него. Кому он может не нравиться? – Я не могла сдержать глупую улыбку.

Кэйси вздохнула и почесала Лаки между ушей.

- Мы всё ещё говорим о щенке или уже, о твоём горячем соседе?

Я закатываю глаза.

- Мы с ним друзья. Ничего более. Просто друзья.

- С такими как он невозможно дружить.

- Это ещё почему? – возмущаюсь я.

Кэйси снова тяжело вздыхает и смотрит на меня как на умалишённую.

- Он один из тех парней, которые не привыкли к отказам, и дружба с девушкой означает для них всего лишь дружбу с привилегиями.

- Я не собираюсь с ним спать. – Медленно выговариваю я, начиная раздражаться.

- Я это знаю, но знает ли это он? – Спокойно произносит Кэйси и пожимает плечами.

«Дэрэк рассказал мне твою историю..., и я пообещал ему держать свои руки подальше от тебя» - вспоминаю я слова Рэя.

- Он это знает. – Коротко отвечаю я, не желая вдаваться в подробности.

- Мы сегодня идём на вечеринку у бассейна. И мне нужно новое бикини. А это в свою очередь значит, что ты собираешься пройтись со мной по магазинам. – Кэйси меняет тему разговора, чтобы разрядить обстановку, и я благодарна ей за это.

***

На экране моего телефона высвечивается незнакомый номер, и я думаю сбросить вызов, потому что, скорее всего, это звонит Брэндон. Но в последнюю секунду я передумываю и отвечаю на звонок.

- Да? – раздражённо говорю я.

- Здравствуйте, мисс Дэй. – Спокойно отвечает мне человек по ту сторону телефона.

- Здравствуйте. – Смущённая своей вспыльчивостью здороваюсь я в ответ.

- Меня зовут Мэтью Уокер. Я адвокат миссис Бенсон.

На минуту я чувствую себя, так, словно из комнаты выкачали весь воздух, и я вот – вот задохнусь. В глаза начинает покалывать, и я прикусываю губу, чтобы не расплакаться при упоминании её имени.

- Чем я могу вам помочь?

- Я бы хотел поговорить с вами о завещании, которое оставила ваша бабушка. Миссис Бенсон настаивала на том, чтобы вы узнали о завещании только после поступления, поэтому я смог связаться с вами только сейчас. – Уверенно продолжает говорить мистер Уокер.

- Хорошо. Я вас слушаю.

- Это не телефонный разговор мисс Дэй. Могли бы мы с вами встретиться лично? – его голос холодный и крайне профессиональный.

- Да. Конечно.

Мы договариваемся о встрече, и я ложу трубку. Может ли этот день стать ещё более сумасшедшим?

Не уверена, что идти сегодня куда-либо удачная идея, но я обуваю босоножки на шпильке и ухожу. Как только я выхожу на улицу, перед домом останавливается такси.

- Ты долго ещё будешь там стоять? – кричит Кэйси и машет мне рукой из такси.

Я собираюсь с духом и запрыгиваю на заднее сидение машины.

***

Вечеринка проходит дома у парня по имени Рик. Его девушка, Алисия, живёт с Кэйси на одном этаже в общежитии. Алисия пригласила Кэйси на эту вечеринку, и я не была уверена в том, стоит ли мне сюда ехать, так как, фактически меня никто не приглашал. Но когда мы подъехали, и я увидела шикарный трёхэтажный дом битком набитый полупьяными парнями и полуголыми девицами, я расслабилась. Это не была одна из тех вечеринок, на которые приглашали только друзей и знакомых. Это была «вечеринка года», когда приходят все, кому не лень, и что-то мне подсказывает, что для этого дома такие «party» - общепринятая норма.

В гостиной на первом этаже стояли две огромные колонки, не уверена, что держать такие огромные колонки дома вообще легально. Музыка играла так громко, что вибрировал пол, а мысли начинали путаться под давлением битов. На импровизированном танцполе толпился народ, но близко к колонкам никто не подходил. Танцы танцами, а слух дороже.

Кэйси схватила меня за руку и потащила сквозь толпу на задний двор. Там стояла ещё одна колонка, но атмосфера была намного спокойнее. Здесь находились люди, которые были ещё более или менее трезвые. Некоторые из них расположились на шезлонгах около бассейна, другие непосредственно в самом бассейне. Кэйси не отпускала мою руку, пока мы не оказались около барной стойки. Бармен мило улыбнулся нам.

- Привет. Водку со спрайтом, пожалуйста, – с улыбкой до ушей прощебетала Кэйси.

Она продолжала ворковать с барменом всё время, пока он делал ей коктейль. Я же повернулась к ним спиной и огляделась по сторонам. Мои глаза блуждали по толпе, не задерживаясь ни на ком в частности. Мои мысли всё ещё были заняты странным телефонным разговором с мистером Уокером.

- Земля вызывает Эмили! – прокричала мне на ухо Кэйси, щёлкая пальцами перед моим лицом. – Что ты пить будешь? - Кэйси кивнула головой в сторону бармена.

- Long Island Iced Tea[3].

Брови парня поползли вверх, и он удивлённо посмотрел на меня, но ничего не сказав, он начал смешивать все необходимые компоненты.

Кэйси подвинулась ближе ко мне и спросила тихим голосом:

- У тебя что-то случилось? – Её голос звучал обеспокоено.

Я махнула рукой, жестом попросив её замолчать.

- Не сегодня.

Я схватила со стойки мой коктейль и сделала несколько глотков. Горло жгло, а во рту остался вкус цитрусовых. Думаю, это то, что мне нужно сегодня. Кэйси искоса поглядывала на меня, но не проронила ни слова. За что я её любила, так это за то, что она знала, когда нужно заткнуться.

К Кэйси подлетела девушка и повисла у неё на шее. Рыжие волосы доставали ей до лопаток, а зелёные глаза были широко открыты от восторга.

- Я рада, что ты пришла! – Голос девушки был по-детски дружелюбный, что заставило меня улыбнуться.

- Я же тебе обещала. – Улыбнулась Кэйси. – Кстати, Алисия, познакомься, это – Эмили.

Алисия схватила меня за руку и пожала её так, будто мы были на серьёзной деловой встрече, а не в самый разгар вечеринки у бассейна.

Алисия оказалась очень весёлой девушкой. Она постоянно улыбалась и много разговаривала. Своей неиссякаемой энергией и радостью, она заставляла людей улыбаться, и я не была исключением. Она была как мини торнадо: только что она была здесь, а через секунду её уже нет.

- Боже, что это было? – спросила я Кэйси, глядя в след удаляющейся Алисии.

- Когда я встретила её в первый раз, у меня была такая же реакция, - засмеялась Кэйси.

Я покачала головой и отвела глаза в сторону входа. В дверном проёме стоял Рэй. Как будто почувствовав мой взгляд, он повернул голову в мою сторону и наши глаза встретились. На его губах появилась улыбка, не переставая улыбаться Рэй стал пробираться через толпу в нашу сторону. Он смотрел мне в глаза, когда в его грудь упёрлась рука блондинки. Глаза Рэя удивлённо расширились, когда он заметил девушку. Я не видела лица девушки, потому что она стояла ко мне спиной. Но после того как она что-то сказала Рэю, он фыркнул и аккуратно подвинув её в сторону, наконец-то подошёл ко мне.

Рэй протянул руки и аккуратно прижал меня к своей груди. Я глубоко вдохнула и практически застонала, когда уловила его запах.

- Привет, Огонёк, – прошептал он мне на ухо.

- Давно не виделись, - съехидничала я, когда он отодвинулся от меня.

Рэй кивком поздоровался с Кэйси и снова переключился на меня.

- Да. Я начинаю думать, что ты преследуешь меня. – В притворном ужасе открыв широко глаза, сказал Рэй.

Я засмеялась.

- Есть одно маленькое «но». – Громким шёпотом проговорила я, и подалась немного вперёд, как будто мы с ним говорили о чём-то секретном. – Я не знала, что здесь будешь ты.

- Уверен, все сталкеры[4] так говорят. – Отмахнулся от меня Рэй, и засмеялся, увидев моё удивлённое выражение лица.

Покосившись на стакан в моей руке, Рэй спросил:

- Ты пьёшь чай на вечеринке?

Я молча протянула ему стакан. Рэй наклонился и втянул носом запах коктейля. Мгновенно его лицо изменилось.

- Ты же не приехала на машине? – перекрикивая музыку, спросил он.

Я помотала головой. Рэй вздохнул с облегчением или возможно мне это показалось. Мы молчим просто глядя друг на друга, словно не виделись сто лет, а не пару часов. Все мои волнения отходят на задний план, и я чувствую себя совершенно расслаблено и в безопасности, когда нахожусь рядом с ним. Я знаю, что это должно меня пугать… то, как я реагирую на него - не может не пугать. Это странно так доверять человеку, которого не знаешь. И только сейчас я понимаю, что он может стать моим спасением, он может помочь мне забыть те воспоминая о прошлом, которые всё ещё преследуют меня. Но с понимаем этого ко мне также приходит понимание того, что он также может быть тем человеком, который может окончательно разрушить меня.

Кэйси наклонилась к моему уху и прошептала, выводя меня из транса:

- Хочу танцевать.

Ничего не отвечая, я хватаю её за руку и направляюсь в сторону дома. Я должна держаться от Рэя подальше. Рядом с ним я чувствую себя хрупкой. Я чувствую себя так, будто готова довериться ему целиком и полностью. А моё доверие — это то, что уже долгое время никому не удавалось заполучить. Только благодаря этому мне удалось сохранить частичку себя невредимой. Только благодаря этому мне удалось не сойти с ума.

Рэй идёт за нами, но затем останавливается поговорить с каким-то парнем. В толпе я вижу Дэрэка и резко останавливаюсь. Я всё ещё была не в настроении с ним разговаривать о вчерашнем. Сегодня он оставил мне более десяти сообщений с извинениями, но я не ответила ни на одно из них. Не знаю, злюсь ли я всё ещё на него или просто хочу прожить один день без вечных споров, воспоминаний и драм.

Глава 14

Эмили

Вместо того чтобы пойти танцевать Кэйси повела меня в отдалённую часть комнаты, где музыка была не такой громкой. Она села на диван и жестом показала мне сесть рядом. С нескрываемым удивлением на лице я посмотрела на неё.

- И что мы здесь делаем?

- Это ты мне скажи, - не глядя мне в глаза и качая ногами, как маленький ребёнок, ответила Кэйси. – Мне показалось, что тебя нужно срочно спасать.

Я молчала. Врать и тем самым защищаться мне совершенно не хотелось.

Когда я так и не села рядом с Кэйси, она поднялась на ноги и одёрнула своё платье, которое по своей длине больше напоминало футболку, но кто я такая чтобы судить, если на мне платье было ничуть не длиннее?..

- Пойдём, – Кэйси повела меня через толпу к выходу из дома.

Жара спала и ночь понемногу наполнялась прохладой. Я любила такое время суток, когда всё чувствовалось по-другому. Ночь и темнота никогда не нагоняли на меня страх. Для меня это всегда становилось временем, когда всё снимает свои маски, когда мир замедляется, и ты начинаешь замечать то, чего не мог увидеть днём. Ночь – это как нажать «стоп кадр», замедлить бег, чтобы вдохнуть полной грудью, набираться сил, для того, чтобы через несколько часов снова бежать.

Мы шли с Кэйси в тишине, пока не оказались на детской площадке. Мы сели на качели, расположенные близко друг возле друга, и я улыбнулась, когда Кэйси взяла мою руку. Мы всегда делали так в детстве. Кэйси боялась качелей, не знаю, откуда у неё была это фобия, но мы всегда катались вместе, взявшись за руки.

Я улыбалась, вспоминая детство и те времена, когда наши страхи были ничтожно малы и совершенно необоснованные. Я улыбалась, а слёзы текли по моим щекам. Я не чувствовала себя размазнёй, когда плакала, напротив, мне казалось, что чувства понемногу возвращаются ко мне. Я начинала чувствовать, как моё сердце, закованное в цепи недоверия и лжи, освобождается. Я чувствовала, как всё, что меня окружает становится светлее и ярче, как будто кто-то снял с меня чёрные очки, которые не давали мне увидеть всё хорошее. И я плакала…. Впервые за долгое время я плакала не потому, что мне было плохо, а потому, что мне было хорошо.

Кэйси позволила мне рыдать, не задавая вопросов и не пытаясь меня успокоить, за что я была ей очень благодарна.

- Я не знаю, что это. Такое чувство…- я всхлипнула. – Когда я его вижу, я чувствую странное спокойствие, как будто я знаю его уже очень давно. Я хочу доверять ему. – Последнюю фразу я прошептала.

- Но?

- Последний раз я это чувствовала, когда Эван был жив. И когда его не стало, доверие понемногу начало покидать меня. Родители, Брэндон, лже-друзья – все они понемногу убивали во мне это доверие. И когда его совсем не стало, я надеялась, что мне станет легче жить, выключить все чувства и перестать жить эмоциями. Но Рэй…. Он возвращает это всё назад. И это пугает меня. Я не могу ему доверять… я не должна.

- Ты не должна разрешать чувствам и обидам из прошлого контролировать твоё будущее. Возьми себя в руки. Ты сильная. Ты уже столько пережила. Не позволяй прошлому разрушить то, что ты только начала строить. Присмотрись. Возможно, всё не так уж и плохо? – С каждым словом Кэйси всё сильнее сжимала мою руку.

- Ты ломаешь мне руку.

- Что? – Кэйси посмотрела на наши сцепленные руки. – Оу, прости.

Осознав абсурдность ситуации, я засмеялась. Кэйси смотрела на меня несколько минут как на нервно больную, а затем и сама рассмеялась.

- По-моему я сошла с ума. – Проговорила я сквозь смех.

- Куда бы тебя не упекли, уверена, меня положат в соседнюю палату.

Когда смех сошёл на нет, я задумалась над словами Кэйси. Возможно, всё и вправду не так уж и плохо?

Подправив макияж, мы вернулись на вечеринку. Взяв ещё по одному коктейлю, мы с Кэйси сидели около барной стойки, когда к нам подошел Дэрэк.

- Привет.

Я посмотрела на него через плечо, но проигнорировала приветствие. Кэйси же напряглась и залпом выпила свой коктейль.

- Эмили, мне жаль. Я знаю, каким придурком я был вчера. Я немного перебрал и не мог сдержать язык за зубами. Это не то, что я думаю на самом деле. Прости меня, – Голос Дэрэка был полон отчаяния, но я всё так же сидела к нему спиной.

- О чём это он? – спросила у меня Кэйси.

Она действительно ничего не помнила о прошлой ночи, а я решила ей все рассказывать.

- Он назвал меня шлюхой. – Пожав плечами, ответила спокойно я, словно это было сущим пустяком.

- ЧТО?! – Кэйси вскочила со стула и резко повернулась лицом к Дэрэку. – Что ты, гавнюк, сделал? – зашипела она.

- Отвали, Мартин. Это тебя не касается, - отмахнулся Дэрэк.

Но Кэйси была на взводе, и я улыбнулась, когда увидела, как Дэрэк отступает под её натиском.

- Слушай сюда, неандерталец, если ты ещё хоть раз скажешь что-то похожее в её адрес, тебя больше никто никогда не найдёт, ты меня понял? – Кэйси продолжала наступать на Дэрэка.

- Дай мне с ней поговорить. – Прорычал Дэрэк.

- Чёрта с два ты… - Кэйси не успела закончить свою фразу, потому что Дэрэк перекинул её через плечо и понёс к бассейну. И только после громкого всплеска воды я поняла, что он сделал – подписал себе смертный приговор. Быстрым шагом Дэрэк вернулся ко мне.

- Я не хотел вчера говорить ничего подобного. Ты всегда для меня была младшей сестрой, которую я любил и то, что я вчера сказал, ничего не значит на самом деле, потому что я так не думаю. Прости меня, малышка, я, правда, не хотел тебя обидеть.

Глаза Дэрэка умоляюще смотрели на меня.

- Пожалуйста, не отказывай мне в предсмертном прощении. – Театрально проговорил Дэрэк и покосился назад. Кэйси уже выбралась из бассейна и направлялась в нашу сторону. Судя по её взгляду, это и вправду будет предсмертным прощением.

- Ты прощён. – Сказала я, глядя за спину Дэрэка и улыбаясь. В руках у Кэйси было ведёрко со льдом. И она медленно, но уверенно подходила к нам.

Взяв в руки свой не выпитый коктейль, я отошла немного в сторону и наблюдала за тем, как с сумасшедшей улыбкой на лице, Кэйси оттянула воротник рубашки Дэрэка и высыпала всё содержащее ведёрка ему за шиворот. Завизжав как девчонка, Дэрэк начал прыгать, пытаясь вытрусить лёд из рубашки. Все присутствующие зашли от смеха. Кэйси уперев руки в бока смотрела на него с победной улыбкой на лице. Не желая больше наблюдать за происходящим, я направилась в дом собираясь отыскать ванную, но мне дорогу преградила блондинка, с которой я до этого видела Рэя.

- Ты кто такая? – проговорила девушка, пытаясь при этом выглядеть устрашающе.

- Прости? – я была немного шокирована таким враждебным поведением по отношению ко мне.

- Рэй – мой, и, если я ещё раз увижу тебя около него, я….

- Ты что…? – я вскину одну бровь и, скрестив руки на груди, с вызовом посмотрела на блондинку. – Хотя знаешь что? Не утруждай себя, я не хочу быть свидетелем твоей смерти из-за сверхмерной мозговой активности.

Широко раскрыв глаза, блондинка уставилась на меня. Её рот удивлённо открылся, а затем закрылся. Не знаю, её шок был вызван моим выпадом или количеством неизвестных ей слов.

Обойдя девушку, я вошла в дом в поисках ванной комнаты. Внезапно меня за руку схватил какой-то парень, тем самым расплескав мой не допитый коктейль. Поставив стакан на ближайшую поверхность, я взглянула на парня, который всё ещё держал меня за руку.

- Ты здесь новенькая, – прокричал он мне на ухо.

- А ты очень наблюдательный, – фыркнула я и попыталась вырваться из его захвата.

- На этом мои способности не заканчиваются. – Сказал парень и потянул меня к себе.

Я закатила глаза, удивляясь: на кого ещё действуют такие подкаты и упёрлась другой рукой ему в грудь, намереваясь оттолкнуть парня. В этот момент на моё плечо легла чья-то рука, и я оказалась прижата к твёрдому как скала телу.

- Что бы я тебя больше возле неё не видел, усёк? – Угрожающе проговорил Рэй.

Парень кивнул и так быстро ушёл, что я даже удивилась.

- Ты куда пропала? Я тебя ищу уже некоторое время, - прошептал мне на ухо Рэй и от его дыхания по моей шее и спине побежали мурашки.

- Ходила подышать свежим воздухом, – холодно ответила я и сбросила его руку со своего плеча.

Я начала подниматься вверх по лестнице в надежде на то, что именно там была ванная. Не оборачиваясь, я знала, что Рэй идёт позади меня. Я ускорила шаг, пытаясь ускользнуть от него. Но когда я уже была на верхней ступеньке, а он на три ступеньки ниже, Рэй схватил меня за руку и развернул к себе лицом.

- Эй, что случилось, Огонёк? – Рэй говорил со мной так, как разговаривают с пятилетним ребёнком.

- Ничего не случилось. – Я не смотрела на него.

Пальцем Рэй приподнял мой подбородок и посмотрел в глаза. Я отвела взгляд, потому что каждый раз, когда наши глаза встречаются, я перестаю контролировать себя, и с этим пора было заканчивать.

- Посмотри на меня. – Спокойно проговорил Рэй.

Я упрямо вздёрнула подбородок и, высвободившись из его хватки, зашагала дальше по коридору.

- Подожди, Эмили. Поговори со мной! – крикнул мне в след Рэй, и я услышала его громкие шаги позади себя.

Я ускорила шаг и услышала, как Рэй заматерился позади.

- Остановись, чёрт побери, Эмили! – раздражённо крикнул он и его рука обхватила меня за талию, отрывая от пола.

- Поставь меня, – прокряхтела я, пытаясь разжать его руку.

- Нет, – тихо и спокойно ответил Рэй, словно вовсе и не удерживал меня в воздухе одной рукой.

- Что значит, нет? - раздражаясь, спросила я, болтая ногами в воздухе.

- То и значит. Я не отпущу тебя, пока не объяснишь, из-за чего ты злишься на меня.

Вздохнув, я расслабилась в его руках.

- Я злюсь не на тебя, а на себя.

Рэй молча поставил меня на пол и, положив руки мне на плечи, повернул к себе.

- А ещё я была бы тебе очень благодарна, если бы ты своих сучек держал на поводке. – Уже не так спокойно проговорила я и, сбросив его руки, вошла в первую попавшуюся дверь. Защёлкнув замок прежде, чем следом за мной успел зайти Рэй, я упёрлась лбом в дверь.

Возможно, всё не так плохо, да Кэйси? Да всё так хреново, что словами не передать. Рядом с ним я не могу позволить себе быть милой и открытой, но и стервой быть тоже не могу. Что может быть хуже безвыходной ситуации?

Повернувшись, я поняла, что находилась в ванной. Ну, хоть здесь удача не отвернулась от меня.

Рэй

Я уставился на дверь, которую передо мной только что захлопнула Эмили. Я был немного удивлён такой быстрой сменой её настроения. Хотя нет, бл*дь я был чертовски шокирован. Час назад мы с ней разговаривали абсолютно спокойно, и мне казалось, что теперь между нами всё в полном порядке, а сейчас она шарахается от меня как от прокажённого. И что такого могло случиться за час, из-за чего она стала избегать меня? Твою… Мать… Я начинаю вести себя как девчонка. Стою тут как придурок, пялюсь на дверь, которую захлопнули только что у меня перед носом, и пытаюсь анализировать свои действия. К чёрту всё. Я ещё не настолько выжил из своего ума, чтобы бегать за девчонкой, которую толком даже не знаю.

Я разворачиваюсь и ухожу. Около лестницы на первом этаже меня ждёт блондинка, которую сегодня утром я вышвырнул из своей кровати. Она вовсю улыбается, когда видит, что я её заметил. Не говоря ни слова, я прохожу мимо неё. Девушка не понимает намека, поэтому хватает меня за руку. Я вырываю свою руку и продолжаю идти дальше.

Я чертовки зол из-за поведения Эмили, и начинаю ещё сильнее злиться, когда понимаю, что мне не всё равно. Я не должен хотеть находиться рядом с ней и для этого есть целый ряд причин. Но каждый раз, когда я вижу её, приятное тепло разливается внутри меня и мне просто хочется улыбаться. И это не нормально. Я не хочу себя так чувствовать, потому что последний раз, когда я чувствовал что-то отдалённо напоминающее это, всё закончилось слишком печально. Я не хочу повторения сюжета.

Опрокинув несколько стопок текилы, я начинаю понемногу успокаиваться. Парни подходят ко мне поздороваться, и мы обмениваемся мнения о нескольких цыпочках в бикини около бассейна.

Кто-то хлопнул меня по плечу, я повернулся и шокировано уставился на Дэрэка.

- Что, мать твою, случилось? – спрашиваю я.

Футболка Дэрэка была местами мокрая и помятая, как, впрочем, и его штаны. Такое чувство, что его пропустили через мясорубку.

- Кэйси случилась. – Сквозь зубы проговорил он и, схватив мой стакан с Джэком, залпом выпил его. – Она высыпала мне целое ведро льда за шиворот, после того как я скинул её в бассейн.

Я заржал, когда увидел обиженное выражение лица Дэрэка.

- Прекрати ржать придурок, это ни черта не смешно. Характер у этой девушки ещё хуже, чем у тебя. Она сводит меня с ума. И я думаю, что на ведре со льдом всё не закончится. Стоит ожидать чего-то более глобального.

Я наблюдал за лицом Дэрэка и не переставал смеяться. Эти двое сводили друг друга с ума, но со стороны это было больше похоже на прелюдию.

- Но зато у меня получилось извиниться перед Эмили. Я действительно чувствовал себя дерьмово из-за того, что ей сказал тогда. – Всё никак не мог заткнуться Дэрэк.

И от упоминания её имени моё настроение резко меняется.

- Угу, – пробормотал я в ответ.

- Какого чёрта не так сегодня с тобой? – Спросил он и показал бармену налить нам ещё Джэка.

Девушка, от которой я обещал тебе держаться подальше, сводит меня с ума. Всё о чём я могу думать это она и её заразительная улыбка, которая заставляет плавиться мои внутренности. Но теперь она из-за чего-то расстроена и меня это бесит.

Но всё что я говорю:

- Не знаю. Думаю, просто мне нужно ещё выпить.

Хотя я прекрасно понимал, что если выпью ещё пару стаканов, то для меня вечеринка закончится раньше времени, потому что я попросту вырублюсь.

Я замечаю Эмили, которая идёт в нашу сторону, но решаю не обращать на неё внимания.

- Дэрэк, ты не видел Кэйси? – Эмили делает вид, что также не замечает меня.

Она сердится из-за чего-то на меня, а я даже не знаю из-за чего. Обычно такое случается только после того как я переспал с девушкой и вышвырнул её из своей квартиры даже не попросив номер телефона. Но ситуация с Эмили ставит меня в тупик.

- Она только что зашла в дом.

Махнув головой, Эмили разворачивается и уходит. Я поворачиваюсь на своём стуле и слежу за ней, не обращая внимания на Дэрэка, которому это, скорее всего, не понравится.

Эмили быстро передвигается в толпе, когда Блондинка (до сих пор не могу вспомнить её имени) останавливается перед ней. Сильно размахивая руками, она что-то говорит Эмили. Это заставляет Эмили сделать шаг назад и упереть руки в бока. Я напрягаюсь. Заметив мою реакцию, Дэрэк переводит взгляд в ту же сторону что и я.

- Что за фигня там происходит? – возмущённо говорит Дэрэк и выпрямляется, чтобы лучше рассмотреть девушек в толпе.

В моей голове всплывают слова Эмили: «я была бы тебе очень благодарна, если бы ты своих сучек держал на поводке». И как раз в этот момент девушка поднимает руку и хватает Эмили за волосы. Вот же бл*дь. Я резко подрываюсь и, расталкивая людей, направляюсь в сторону девушек. Не успеваю я добраться до них, как Эмили выворачиваясь освобождает свои волосы от захвата и заламывает Блондинке руку, которой она только что держала волосы Эмили. Не отпуская девушку, Эмили ведёт её к краю бассейна и толкает девушку прямо в воду. Все наблюдающие начинают смеяться и хлопать Эмили. Я же стою как вкопанный, пытаясь прийти в чувства от того что только что увидел. Эмили подралась с девушкой в два раза выше неё самой. Ну, может дракой это и нельзя назвать, но это определённо было очень горячо. Дэрэк толкает меня и подходит к Эмили.

- Что за хрень это была? Чего она хотела?

Эмили пожимает плечами и спокойно отвечает:

- Просто мы неправильно поняли друг друга.

Она бросает на меня взгляд и, поправляя волосы, заходит в дом.

***

Я сижу на диване перед импровизированным танцполом и наблюдаю как Эмили и Кэйси танцуют. Дэрэк и ещё пару парней сидят около меня, но я не могу сконцентрироваться на разговоре толи из-за спиртного в моей крови, толи из-за того как Эмили двигает бёдрами в такт музыке. Мне интересно занималась ли она когда-нибудь танцами, но я не рискую спросить об этом у Дэрэка. Я ухмыляюсь, когда вижу, как он поправляет штаны. Мда… Зрелище то ещё, похлеще похода в стрип-клуб.

- Думаю мне нужно ещё выпить, - говорит Дэрэк и уходит.

Я трясу головой и смеюсь.

Эмили наклоняется и что-то говорит Кэйси, после этого она выходит из дома на улицу, но не похоже, чтобы она собиралась уходить домой. Когда я замечаю, что парень, которого я прежде видел около Эмили, снова преследует её, я поднимаюсь и на нетрезвых ногах иду вслед за ним. Прежде, чем парень успевает выйти за дверь, я хватаю его за шиворот рубашки и дёргаю на себя. Двумя руками схватив его за воротник, прижимаю к стене.

- Я что, недостаточно ясно объяснил тебе держаться от неё подальше? – рычу я.

Глаза парня расширяются и, заикаясь, он пытается мне что-то объяснить. Я перебиваю его:

- В следующий раз я оторву тебе яйца, понял?

Глаза парня становятся ещё шире, и он кивает головой, как китайский болванчик. Как только я отпускаю его, он несётся назад в дом. Что за придурок? Я вздыхаю и выхожу на улицу. Замечаю тень под деревом и направляюсь в тут сторону. Эмили поворачивает голову, когда слышит шаги позади себя. На мгновение я замираю и думаю, что это не очень хорошая идея. Но мне так хочется сейчас быть рядом, меня просто тянет к ней, и я не могу ничего с этим поделать.

- Извини, я забыл, что должен был крикнуть сначала. – Говорю я, вспоминая её предупреждение.

Она наклоняет голову набок, и я вижу её улыбку, когда из окна дома на её лицо падает свет. Я вздыхаю с облегчением, когда понимаю, что сейчас она не будет меня отталкивать, и подхожу ближе. Я опираюсь о дерево и смотрю на неё, а она смотрит вдаль. Не решаясь нарушить тишину, я просто стою и пялюсь. У неё маленькое личико овальной формы, носик немного вздёрнут вверх, пухлые губы сердечком и большие светло-карие глаза, в которые хочется смотреть не отрываясь.

Эмили ловит на себе мой взгляд.

- Что? – вскидывая вверх брови, спрашивает она.

- Ничего, - я улыбаюсь, - я просто стою здесь и не решаюсь с тобой заговорить. Стрёмно как-то, знаешь ли. – Складываю руки на груди. - Ещё расправишься со мной как с блондиночкой.

Сначала Эмили просто улыбается, а затем начинает смеяться вслух. И вот опять от её смеха мне как будто становится легче дышать. Я улыбаюсь, когда смотрю на неё.

- Я серьёзно. После того как ты легко с ней справилась, я даже начинаю задумываться над тем, чтобы сменить место жительства. – Продолжаю подшучивать над Эмили я.

- Да ладно? Тогда думаю, тебе не стоит находиться со мной наедине сейчас. – Отшучивается она

- Ну, я люблю экстремальные ситуации, а находясь около тебя, я всегда получаю хорошую дозу адреналина. – Я пожимаю плечами, когда замечаю удивлённое лицо Эмили.

Она смотрит на меня, и на минуту я забываю, что хотел сказать и зачем вообще вышел к ней.

- Извини, за то, что эта… блондинка выкинула. Я действительно не понимал, что случилось, пока она не решила затеять драку. Это всё моя вина и я не хотел, чтобы ты пострадала…

Эмили поднимает руку, жестом приказывая мне заткнуться.

- Это не твоя вина, что некоторые особы не знают значение слова «друзья». Ну, и в следующий раз полагаю, она не будет такой заносчивой стервой. Связываться со мной пьяной опасно для жизни, знаешь ли. – Эмили говорит абсолютно серьёзно и пожимает плечами.

Я не могу сдержать хохот. Эта девушка настоящее чудо.

Эмили стоит, ухмыляясь, когда я поднимаю на неё глаза.

- И мне жаль, что тогда я сорвалась на тебе. – Говорит она и отводит глаза в сторону.

Впервые за вечер я действительно вздыхаю с облегчением. Она не сердится на меня. Прежде чем я понимаю, что делаю, я вплотную подхожу к ней и сгребаю её в свои объятия. Эмили удивлённо ахает, а затем смеётся.

- Ни за что бы не подумала, что ты любитель обнимашек. – Смеётся Эмили мне в грудь.

Я начинаю смеяться вместе с ней, но думаю совсем не про те обнимания, о которых говорит Эмили.

Разговаривая с ней, я чувствую себя так легко и непринуждённо. Наверное, мы могли бы так подшучивать друг над другом вечно. Но потом Эмили зевает, и я думаю, что нам уже пора убираться отсюда. Когда я спрашиваю, готова ли она уехать, Эмили утвердительно кивает головой. Пока она идёт прощаться с Кэйси, я вызываю такси и жду её на улице.

Нам ехать минут двадцать поэтому я не удивляюсь, когда через пять минут после того как мы садимся в такси Эмили засыпает и её голова падает мне на грудь. Я подвигаюсь ближе и обнимаю её за плечи. Рука Эмили оборачивается вокруг моей талии, и я задерживаю дыхание, когда в моей голове начинают всплывать картинки из прошлого. Пару раз, глубоко вдыхая, я возвращаюсь в настоящее. Я прижимаю Эмили к себе крепче, и слышу её тихий вздох. Я наклоняюсь ниже и глубоко вдыхаю. Она пахнет весной и карамелью. Чёрт и что я сейчас делаю? Вовремя, одёрнув себя, я откидываю голову назад и закрываю глаза.

Я помогаю Эмили выйти из машины и подняться в квартиру. Её сонные глаза немного прищурены, а взгляд рассредоточен. Я улыбаюсь, когда около двери она зевает и тихо бормочет пожелания спокойной ночи.

- Сладких снов, Огонёк, - шепчу я, обнимая её напоследок.

Я наблюдаю, как она заходит и закрывает за собой дверь, а затем впервые за долгое время с улыбкой на лице я возвращаюсь домой.

Глава 15

Эмили

У меня трясутся руки, когда я дотягиваюсь до дверной ручки кафе. Сегодня всё утро я на нервах из-за того, что мистер Уокер может мне сейчас сказать. Я не виделась с семьёй матери около двух лет, поэтому упоминание фамилии бабушки выбило меня из колеи. Я медленно вхожу и оглядываюсь. Понятия не имею, как выглядит Мэтью Уокер, но что-то мне подсказывает, что мужчина лет сорока с идеальной стрижкой и в костюме от Армани, да это именно он. Я направляюсь в его сторону, и мужчина поднимает взгляд от бумаг, которые лежат перед ним. Когда наши глаза встречаются, я пытаюсь выдавить из себя дружелюбную улыбку, но мистер Уокер просто встаёт со своего места и протягивает мне руку. Его лицо полностью безэмоционально. Со стороны даже может показаться, что его лицо накачано ботексом именно поэтому не одна эмоция не отражается на лице.

- Мисс Дэй, я Мэтью Уокер. – Его голос настолько холоден и профессионален, что у меня волосы на затылке становятся дыбом.

Я вытираю о юбку свою вспотевшую ладонь, прежде чем протянуть ему.

- Здравствуйте. – Просто говорю я и чувствую себя дурой. Но что ещё можно сказать в такой ситуации?

Мистер Уокер указывает мне на стул напротив, и я присаживаюсь. Когда к нашему столику подходит официант, я заказываю латте, несмотря на то, что с утра уже выпила две чашки кофе.

Мэтью Уокер прочищает горло, и я поднимаю свои глаза на него.

- Насколько мне известно, вы с семьёй миссис Бенсон не общались последние два года, – он сразу же приступает к делу.

Я киваю головой и закусываю внутреннюю сторону щеки, чтобы не разреветься.

- Но до этого вы были очень близки. – Это звучит как утверждение, но я всё равно говорю:

- Да.

Моя бабушка была, пожалуй, единственным человеком, который всё время поддерживал меня вне зависимости от того, насколько бредовыми были мои идеи. Так было всегда. За последние два года у меня забрали два самых дорогих мне человека, которые были для меня поддержкой.

Я улыбаюсь, когда вспоминаю слова бабушки: «Как бы сильно они не пытались тебя переубедить, что ты Дэй, я всегда говорила, и буду говорить, что ты Бенсон. Ты талантлива и упёрта, и это именно те качества, которые тебе не дадут сдаться. Просто помни что человека, у которого внутри титановый стержень невозможно сломать».

- Мисс Дэй? Вы меня слушаете?

- Мда…. Простите… – я поднимаю глаза на Мэтью Уокера и читаю неодобрение в его взгляде, что заставляет меня съёжиться.

Мистер Уокер указывает на бумаги, которые он положил передо мной на стол.

- Это завещание, которое оставила покойная миссис Бенсон, в котором указывается, что её личная библиотека переходит в ваше распоряжение, как только вы поступите в колледж. – А затем добавляет, обращаясь скорее к самому себе, чем ко мне: - Что ж, похоже, вы выбрали правильный колледж.

У меня перехватывает дыхание, когда я понимаю смысл сказанного. Покойная…. За два года я так ни разу и не позвонила ей, а теперь уже слишком поздно. Я не замечаю, что плачу пока мистер Уокер с обеспокоенным выражением лица не спрашивает меня:

- Мисс Дэй, с вами всё в порядке?

Я не рискую, что-либо произнести, зная, что стоит мне только открыть рот - из меня вырвутся рыдания. Поэтому я просто киваю и невидящим взглядом смотрю на завещание. Официант приносит латте, и когда замечает моё заплаканное лицо, с упрёком смотрит на мистера Уокера.

Я делаю пару глотков латте в надежде успокоиться. Сложив руки на коленях, я впиваюсь взглядом в адвоката.

- Она и вправду хотела отдать все свои книги? – У бабушки была огромная библиотека с множеством коллекционных изданий, так что мне верится с трудом, что она хотела отдать своей, пожалуй, самой худшей внучке, нечто столь ценное.

- В противном случае мы бы с вами здесь не сидели, – кивает Уокер.

Я молчу, пока мой мозг лихорадочно переваривает слова мистера Уокера.

- А пока о библиотеке заботится мисс Бенсон.

Моя тётя наверняка с ума сходит от всей ответственности, которая свалилась на неё. Потому что я уверена коллекционеры прохода ей не дают с тех пор, как узнали, что бабушки не стало. Моя бабушка считала свою библиотеку святыней святых, поэтому каждую книгу хранила в надлежащем виде и месте, так, что даже самые старые книги были в идеальном состоянии, что очень привлекало коллекционеров со всей страны. Но бабушка оставалась непоколебимой и не продала ни одной книги.

- Требуется ли что-то ещё от меня? – спокойно спрашиваю.

- Вы только должны поставить свою подпись вот здесь. – Указывает Уокер, а затем протягивает мне письмо. – Это меня просила передать вам лично миссис Бенсон.

Я быстро ставлю подпись на документах и, схватив сумочку и письмо, выбегаю из кафе, оставив на столе своё не выпитое латте.

Я еду домой, не переставая плакать. Слёзы размывают дорогу, а всхлипы становятся такими сильными, что порой даже трудно дышать. Меня всю трясёт от рыданий, когда я паркуюсь около дома в надежде, что Кэйси вскоре приедет, как и обещала. Я сижу в машине и рыдаю, не рискуя пока выходить. Не уверена, что вообще смогу дойти до квартиры в таком состоянии. Моя шёлковая блузка полностью промокла от слёз, капающих с подбородка, а мой макияж наверняка расплылся по всему лицу.

Когда в моё окно кто-то стучит, я подскакиваю на месте от неожиданности, думая, что это Кэйси. Поэтому очень удивляюсь, когда встречаюсь с обеспокоенным взглядом Рэя. Его брови сведены на переносице, а глаза неотрывно смотрят на меня. В этот самый момент я понимаю, как жалко должно быть выгляжу сейчас. Из меня вырывается громкий всхлип и это побуждает Рэя к действиям – он дёргает ручку двери. Когда дверь не открывается, он жестами показывает мне открыть ее, указывая на кнопку разблокировки двери. Я медленно протягиваю трясущуюся руку и нажимаю на неё. Слышится громкий щелчок и в эту же секунду Рэй рывком открывает дверь. Он протягивает ко мне руки, пытаясь вытащить из машины, но я отталкиваю их. Не хочу, чтобы меня кто-то жалел. Но Рэя это не останавливает, он хватает меня за плечи и силой вытаскивает из машины. И я не сопротивляюсь, когда он крепко прижимает меня к своему телу, у меня совершенно нет на это сил. Немного отодвигаясь от меня, он обхватывает своей ладонью моё лицо и приподнимает мой подбородок, чтобы наши глаза встретились. Я вижу, как двигаются его губы, но не слышу ни слова, что он произносит. Встряхнув меня за плечи, Рэй опять что-то говорит, но единственный ответ, который получает от меня – всхлип. Мои ноги начинают подкашиваться, и я думаю, что упаду на асфальт, но Рэй вовремя подхватывает меня. Он оборачивает мои руки, вокруг своей шеи, но у меня нет сил даже на то, чтобы просто держаться. Я ложу голову ему на плечо и прерывисто вздыхаю, когда слышу, как он говорит:

- Всё будет хорошо, Огонёк.

Я закрываю глаза и прислушиваюсь к его дыханию в надежде на то, что смогу взять себя в руки.

Когда я слышу щелчок входной двери, то медленно открываю свои глаза. То, что я вижу всё ещё размыто, но я понимаю, что нахожусь не в своей квартире. Я поднимаю голову и пытаюсь отстраниться от Рэя, но он только сильнее меня прижимает к себе.

-Шшш…. Мы у меня дома. – Успокаивающе говорит он.

И тогда я узнаю квартиру, в которой уже была однажды.

Рэй ставит меня в вертикальное положение и осматривает с ног до головы. Его обеспокоенный взгляд словно сканирует меня. И только когда он понимает, что я не ранена, его лицо немного расслабляется. Рэй садится на диван и тянет меня за собой. Я буквально падаю ему на руки. Он замирает всего на мгновение, но затем гладит меня по спине, пока я продолжаю рыдать. Когда слёзы заканчиваются, я ещё некоторое время лежу на его плече.

Реальность понемногу возвращается ко мне. Я убираю руки, которыми обнимала за шею Рэя и кладу их ему на плечи. Медленно поднимаясь с его плеча, я хмурюсь, когда слышу собственный пульс в голове. Рэй придерживает меня за спину одной рукой, а другой убирает с моего лица волосы, промокшие от слёз.

- Ты в порядке? – с беспокойством в голосе спрашивает он.

Я киваю головой, но предательский всхлип всё портит. Я отворачиваюсь, когда вижу в его глазах сочувствие, но Рэй за подбородок снова поворачивает к себе мою голову.

- Ты должна рассказать мне, если тебя кто-то обидел, окей?

Я снова киваю.

Рэй выжидающе смотрит на меня.

- Меня никто не обидел, просто… - снова всхлип, - это слишком длинная история.

Теперь настала очередь Рэя понимающе кивать. Наш разговор напоминает мне те времена, когда меня обижали в школе, до того, как я познакомилась с дерзкой Кэйси, научившей меня держать удар. Когда я плакала, Эван всегда спрашивал меня: «Тебя кто-то обидел?», и я всегда говорила «нет», потому что не хотела выглядеть беспомощной. Это злило его, но я настаивала на своём.

Рэй снимает меня со своих колен и садит на диван. Он уходит, а затем возвращается со стаканом янтарной жидкости в руках. Он протягивает мне стакан, и я хмурюсь, когда понимаю, что это.

- Выпей. – Рэй подталкивает стакан к моему рту.

Я недоверчиво смотрю на него.

- Давай же, Эмили. Тебе станет лучше.

Я залпом опустошаю стакан и кривлюсь, когда алкоголь обжигает мне горло.

- Да, Джэк он такой. – Улыбается Рэй.

Рэй выносит стакан и садится около меня на диван. Он включает телевизор и останавливается на какой-то старой мелодраме. Затем он кладёт одну свою руку мне на плечи и притягивает ближе к себе. Сначала я напрягаюсь, когда чувствую его тёплое тело так близко к своему, но вскоре опускаю свою голову ему на грудь и не замечаю, как засыпаю.

***

Я просыпаюсь, потому что слышу Кэйси. Она словно стоит на другом конце туннеля и говорит, странно растягивая слова. И только когда я полностью сосредотачиваюсь, могу разобрать, о чём идёт разговор.

- Просто скажи, что я буду у неё дома…. И спасибо что оказался рядом с ней, когда меня не было. Я понятия не имею что сказал ей этот адвокат, но, если бы я знала, чем всё это обернётся, я бы поехала с ней.

- Хмм…. Я ей всё передам, - я слышу ответ Рэя, а затем входная дверь закрывается.

Я приподнимаюсь на локтях и оглядываюсь по сторонам. Сначала я нахожусь во временном замешательстве, дезориентированная и слабая, но потом память понемногу начинает ко мне возвращаться. И я понимаю, что лежу в кровати Рэя, после ужасной встречи с Мэтью Уокером. Во время разговора с ним, воспоминания нахлынули на меня слишком быстро. Я слишком долго сдерживала все эмоции, поэтому, когда на меня двинулась лавина из воспоминаний, переживаний, эмоций и недосказанности - я не выдержала.

Я вспомнила выражение лица Рэя, и мне стало не по себе из-за того, что кто-то видел мой эмоциональный срыв. Он наверняка сейчас думает, что мне место в доме для душевно больных. Но что меня действительно удивляет, так это, почему я лежу в его кровати (между прочим очень даже удобной кровати) вместо того чтобы сидеть со связанными руками в месте, изолированном от людей.

Отбросив в сторону одеяло, я свешиваю ноги с кровати. На мне всё та же юбка-карандаш и шёлковая блузка, которые я так тщательно подбирала для встречи с мистером Уокером. Медленно поднимаясь с кровати в темноте, я иду на звуки шороха. Я останавливаюсь в дверном проёме кухни, когда свет бьет мне в лицо. Моя голова раскалывается, как будто я выпила галлон пива, а потом ещё столько же, но уже чего-то покрепче. Щурясь и шоркая ногами, я вхожу на кухню, и Рэй поворачивается, как только слышит шум позади себя.

- Хэй, тебе уже лучше? – беспокойство в его глазах заставляет меня отвернуться.

После того через что я прошла для меня странно видеть, как кто-то пытается заботиться обо мне, действительно заботиться, без каких-либо корыстных побуждений. Я смущена и обескуражена. Теплота в его взгляде сбивает меня с толку.

- Да, спасибо, - я молчу, опустив голову, не зная, что ещё добавить. – Я собираюсь убраться отсюда, так что твоя кровать полностью свободна. – Пытаюсь пошутить, чтобы разрядить обстановку и большим пальцем указываю через плечо в сторону его спальни.

Когда в поле моего зрения появляются босые ноги Рэя, я сглатываю и медленно поднимаю глаза. Теперь, когда у меня в глазах прояснилось, я замечаю, что на нём нет рубашки. И по мере того как я поднимаю глаза передо мной предстаёт вид всё лучше и лучше. Сначала я вижу чёрные джинсы, которые плотно обтягивают его бёдра, и уверена задницу тоже. Затем эти шикарные V-образные мышцы, которые сводят с ума всех девушек без исключения. Ещё выше идеальные шесть кубиков пресса и широкие накачанные плечи. Когда я вижу его татуировки в этот раз, то уже не сдерживаюсь. Я протягиваю руку и медленно провожу пальцами по его предплечью, очерчивая одну из них. Раньше мне казалось, что это простая этническая татуировка[5], но вблизи я поняла, что это слова сильно замаскированные под орнамент. Поднимаю глаза, и когда наши взгляды встречаются, я замираю. В этот раз глаза Рэя мне кажутся совершенно чёрными, настолько темными, что я даже не вижу зрачков. У меня перехватывает дыхание, когда парень берёт меня за руку и немного притягивает к себе.

- Как я и говорил, ты всегда можешь присоединиться ко мне... – Рэй улыбается мне своей дьявольской улыбкой, которая не сулит ничего хорошего и добавляет: - в любое время.

Я задерживаю дыхание, когда он медленно проводит по всей длине моей руки и переплетает наши пальцы. Этот жест мне кажет настолько интимным и неожиданным, что хочется оттолкнуть Рэя и просто сжать руку в кулак, чтобы убедиться, что я всё ещё контролирую ситуацию. Меня пугает та связь, которая возникла между нами, за последнее время мы стали слишком близки. Но больше всего я не хочу, чтобы наши дружеские отношения переросли во что-то большее, потому что в моей жизни и так предостаточно драмы на данный момент.

- Этого не произойдет, потому что тогда мне придётся намного чаще сталкиваться с твоими обозлёнными подружками, – язвлю я, ухмыляясь Рэю.

Большим пальцем Рэй начинает поглаживать меня по руке.

- Они не мои подружки.

Я вскидываю брови в немом вопросе.

- Они, скорее, развлечение на одну ночь… способ отвлечься, не более.

- Фуу, Адамсон, ты такая шлюха! – Говорю я, кривляясь, и игриво толкаю его в плечо.

Рэй смеётся на моё замечание и качает головой.

- А ты задира…. Мы подружимся. – Подмигивает он.

- Не сомневаюсь.

Мы замолкаем на минуту, и его лицо меняется. Он хмурится, а на лбу появляется складка.

- Ты расскажешь мне что случилось?

Я качаю головой и опускаю глаза.

- В другой раз.

Рэй кивает и замолкает. Мы просто стоим посреди кухни, держась за руки, и поедаем друг друга глазами. Обстановка накаляется, я чувствую такое сильное притяжение к Рэю словно мы магниты с разными полюсами, которых так и тянет друг к другу. Но как сказала Кэйси – мы похожи. Мы просто два минуса, которые в реальной жизни никогда не станут плюсом. Я пытаюсь вырвать руку из захвата Рэя, но его хватка не ослабевает. Я вздыхаю и уже грубее дёргаю, впиваясь в него взглядом.

- Рэй…

Но я не успеваю ничего сказать, потому что он хватает меня и притягивает к своей груди. Я не могу пошевелиться из-за того как сильно он прижимает меня к своему накачанному и всё ещё голому телу. Одна рука придерживает меня за талию, в то время, как другой он перебрасывает мои волосы на одно плечо. Я резко втягиваю воздух, когда его пальцы мимолётно касаются моей голой шеи.

- Ты хоть представляешь, как сильно ты меня напугала? Ммм? Ты ведь понятия не имеешь, каково это - увидеть тебя в таком состоянии. – Рэй медленно шепчет мне на ухо, но мурашки бегут у меня по коже не от его шёпота, а от того, как он вырисовывает круги на моей оголившейся пояснице. – Мне хотелось найти ублюдка, который довёл тебя до слёз и просто размазать его лицо. Ещё никогда в жизни мне не хотелось так сильно кото-то покалечить.

Рэй кладёт мне на щеку свою руку и отстраняется, но лишь для того, чтобы встретиться со мной взглядом. В его глазах я вижу беспокойство и злость и что-то еще, что мне трудно понять.

- Что же ты делаешь со мной, Эмили? Что ты делаешь? – Шепчет он так тихо, что я едва могу различить его слова. – Почему я чувствую себя обязанным оберегать тебя?

- Не знаю… - шепчу я в ответ.

Рэй вздыхает и наклоняет голову, так что наши лбы соприкасаются.

- Эмили, пообещай мне. Пообещай, что, если тебе понадобится помощь, ты придёшь ко мне. Обещаешь? - Его тон спокойный, но его глаза дают ясно понять, что это не просьба - это приказ.

Я киваю в знак согласия.

- Мне нужно услышать это.

- Обещаю.

- Хорошо, - выдыхает Рэй.

Его хватка на моей талии ослабевает, но он всё ещё не отпускает меня.

- Мне нужно идти, - говорю я, делая шаг назад.

- Я отдал твои ключи Кэйси.

- Ладно.

- Ладно…

Я разворачиваюсь и ухожу, больше не обернувшись. Я чувствую его взгляд на себе и, боже мой, как я хотела повернуться, но я не сделала этого. Я просто ушла. Я ушла, потому что понимала – два минуса никогда не станут плюсом, не в реальной жизни.

***

Когда я вхожу в квартиру, Кэйси бросается мне на шею. Я позволяю ей держать меня в удушающих объятиях пока не начинаю задыхаться.

- Кэйси… мне нужен кислород. – Шепчу я.

- Да, прости. – Кэйси отходит от меня на пару шагов и с беспокойством оглядывает меня. – Как ты?

Я вздыхаю.

- За сегодня я так часто слышала этот вопрос, но ни разу на него честно не ответила. Я не хочу тебе врать, поэтому лучше промолчу.

Лаки прыгает, цепляясь своими лапками мне за ногу. Я беру его на руки, и он облизывает мою щеку.

- Просто давай закажем пиццу и посмотрим новые серии «Сверхъестественного»[6]. – Добавляю я.

- Считай, что уже сделано, – без лишних слов говорит Кэйси и набирает номер пиццерии.

Я обожаю эту девушки за то, что она знает, когда нужно послушать, а когда нужно помолчать. Я стольким ей обязана, что не хватит пальцев, чтобы перечислить всё. И сейчас она все, что есть у меня, поэтому я подхожу к Кэйси и обнимаю её. Считаете меня слишком мягкой? Тогда подумайте о всех окружающих вас людях и просто представьте, что с вами стало бы, если бы все они отвернулись от вас? Как бы вы жили тогда? И я не знаю, чтобы со мной стало, если бы в моей жизни не было её – моей лучшей подруги.

- Спасибо, - тихо говорю я.

- За что? – опешив, спрашивает Кэйси.

- За то, что всё ещё здесь.

- Брось, где бы мне ещё быть? – отмахивается она, но я вижу, как слёзы выступают на её глазах.

Весь оставшийся вечер мы проводим перед телевизором, разговаривая не о чём - просто смеясь и радуясь мелочам.

Глава 16

Эмили

Первый день в университете и о, да, я умудрилась проспать. Несколько дней я не могла выспаться и просыпалась раньше будильника, но именно сегодня я его не услышала. И если это не карма, тогда я понятия не имею что это.

С утра я успела выгулять Лаки, и быстро надев джинсы, майку на тонких бретельках, которая плотно обтягивает мою фигуру и, набросив сверху рубашку в клеточку, я вылетела из дома. Я направлялась в сторону корпуса, в котором должна пройти моя первая пара по искусству, когда налетела на кого-то.

- Извините, - пробормотала я.

Подняв голову, я встретилась взглядом с парнем, которого чуть не сбила с ног. И… я охренеть как ошибалась, когда думала, что могу его сбить. Думаю, на самом деле, это мне повезло уцелеть после столкновения с ним. Парень, скорее всего, был борцом или что-то типа того. От его внешнего вида захватывает дух, но это знаете не: о мой бог, какой же он красавчик, а скорее: твою мать, такие ещё существуют? Каждая его мышца была настолько ярко выражена, что анатомию можно было изучать на наглядном примере.

- Ничего страшного, - ухмыляется парень, заметив мой изучающий взгляд.

Я нервно улыбаюсь, чувствуя, что краснею. Обходя парня, я ускоряю шаг, в надежде вовремя добраться до аудитории.

Когда я влетаю в аудиторию за несколько минут до начала пары, запыхавшаяся, Кэйси хлопает в ладоши:

- Ну, слава богу, ты здесь. Ты видела сколько сообщений я тебе оставила?

- Извини, но нет. Я не видела. Была немного занята. – Всё ещё тяжело дыша и немного раздражённая из-за сегодняшнего утра, отвечаю я.

Именно в этот момент входит преподаватель, спасая меня от саркастичных замечаний Кэйси.

***

Мы направляемся в сторону университетской столовой в окружении Алисии и ещё нескольких девчонок, когда я замечаю Рэя. Фактически я замечаю всего лишь спину, но уже этого для меня достаточно, чтобы узнать парня. После того случая у Рэя дома мы с ним больше не виделись, в основном потому что я всячески пыталась избегать встреч с ним. Должно быть когда я спала он добавил свой номер в мой телефон, поэтому каждый раз, когда Рэй мне звонил высвечивалась его фотография, на которой он так обаятельно улыбался, что удержаться и не ответить на звонок было катастрофически тяжело. Именно поэтому я отключила телефон. После разговора с Рэем я чувствовала себя слабой и незащищённой, и решила, что держаться подальше от человека, которого я не знаю и который, по факту, не знает меня (хотя и складывается такое впечатление, что он видит меня насквозь), отличная идея.

Я слышу, как Кэйси говорит «привет», когда мы проходим мимо Рэй. Боковым зрением я замечаю, что он наблюдает за мной, поэтому я отворачиваюсь и делаю вид, что ищу что-то важное в своей сумочке, до тех пор, пока Рэй не остаётся у нас за спиной. Выдохнув с облегчением, я замечаю, что Кэйси наблюдает за мной, удивлённо приподняв брови.

- И что это было?

- О чём ты? - я отворачиваюсь, не желая встречаться с ней взглядом.

- Ты прекрасно знаешь, о чём я. – Кэйси кивает в сторону Рэя.

- Нет. Я понятия не имею о чём ты.

Я вижу, как Кэйси начинает закипать от злости, но прежде чем она успевает что-то сказать, одна из девушек, которая идёт в нашей компании, громким шёпотом перебивает её:

- А вот и он, самая сексуальная задница универа. Ммм….

И как по команде все девушки мечтательно вздыхают и кивают, словно загипнотизированные. Все кроме нас с Кэйси, потому что «сексуальной задницей универа» оказывается никто иной, как Дэрэк Остер. Переглянувшись с Кэйси, мы закатываем глаза, пока Дэрэк подходит к нам с широкой улыбкой на лице, демонстрируя свою белозубую улыбку. Ленивой походкой парень подходит ко мне и сгребает в свои медвежьи объятия.

- Привет, малявка, – говорит он и целует меня в макушку.

Затем он окидывает взглядом всех присутствующих девушек и говорит «привет». В ответ слышится лишь коллективный вздох и раздражённый рык Кэйси, что не остаётся без внимания Дэрэка. Его взгляд фокусируется на Кэйси, и его улыбка превращается в наглую ухмылку.

- И тебе привет, стервочка, - Дэрэк трепет Кэйси по голове, словно щенка, за что та ударяет его в плечо. – Ауч, - Дэрэк потирает ушибленное место, - я понимаю, что тебе не терпится ко мне прикоснуться, но не могла бы ты подождать до тех пор, пока мы останемся наедине?

- Только в твоих мечтах Остер, только в твоих мечтах. – С ехидной улыбочкой отвечает Кэйси и, схватив меня за руку, тянет за собой по коридору.

За спиной я слышу раскатистый смех Дэрэка и закатываю глаза. Никогда не могла понять этих двоих. Когда-то мне казалось, что они были друзьями, а затем в одно мгновение они отдалились дуг от друга. Всё как будто перевернулось с ног на голову. Они держались в стороне друг от друга, а когда оказывались вместе в одном месте, то их спорам не было конца. Такое чувство, что между этими двумя пробежала не просто чёрная кошка, а мамонт. На мои вопросы о том, что же всё-таки случилось, я получала односложные ответы, без каких-либо объяснений. Вскоре я просто перестала спрашивать, потому что доверяла своей лучшей подруге и знала, что, когда она захочет чем-то со мной поделиться, она обязательно все расскажет.

Когда с чем-то отдалённо напоминающим еду на наших подносах мы с Кэйси направляемся к столику наших новых знакомых (вечные сплетни которых действуют мне на нервы), Дэрэк перехватывает нас и, забирая мой поднос, направляется в сторону другого столика, где я замечаю Рэя и ещё нескольких парней. Ни одной девушки за столом нет. Я благодарна Дэрэку за то, что он избавил меня от выслушивая последних новостей университета, но, когда я встречаюсь взглядом с Рэем, моё мнение резко меняется. Я застываю посреди столовой, и именно в этот момент в меня врезается кто-то. От силы удара я почти что оказываюсь на полу, но чья-то рука, обёрнутая вокруг моей талии, останавливает моё падение. Моё лицо застывает в нескольких сантиметрах от столкновения с грязным полом, но копна моих волос всё же успевает подмести его.

- Твою мать, парень, ты вообще смотришь куда идёшь! Ты же практически раздавил её! – Кэйси орёт так громко, что думаю, её услышали даже в соседнем здании.

Медленно мой спаситель возвращает меня в стоячее положение. Я откидываю копну волос назад, которые упали мне на глаза, и вижу Рэя, но его убийственный взгляд направлен не на меня, а на парня, который стоит за моей спиной. Челюсти Рэя плотно сжаты, а глаза налиты кровью и это уже совсем не тот милый парень, фотография которого стоит у меня на звонке. С этим парнем, закипающим от злости, лучше не связываться. Видимо так считаю не только я, потому что парень, который сбил меня и по совместительству оказался моим спасителем, медленно убирает руку с моей талии и делает шаг назад.

- Прости чувак, я не заметил её, - перепуганный парень не знал перед кем сначала извиняться, но его голос мне показался странно знаком.

Я поворачиваю голову, и из меня вырывается нервный смешок. Это тот же парень, на которого этим утром я сама же и налетела. Встретившись со мной взглядом, парень тоже меня узнаёт и в неверии качает головой. Рэй же тем временем притягивает меня ближе к своей груди, но я вздрагиваю, когда моё плечо соприкасается с его телом и резкая вспышка боли простреливает через всю мою руку. Рэй замирает, когда понимает, что что-то не так. Его взгляд сосредотачивается на моём лице, словно пытается «прочитать» меня. Отказываясь предоставить ему такую возможность, я смотрю на парня напротив меня, а он в свою очередь смотрит на Рэя. Уверена со стороны мы выглядим как пара придурков, которые пялятся друг на друга, и я бы даже посмеялась, если бы не одно «но». Ситуация начинает накаливаться, и я буквально чувствую, как от напряжения и излишка тестостерона воздух начинает потрескивать.

- Будем считать, что ты мне вернул утренний должок, – громко говорю я, заставляя всех посмотреть на меня и, слава богу, эта уловка срабатывает, и парни немного расслабляются.

- Бл*дь. – Парень-обидчик-спаситель нервно проводит руками по волосам, от чего они начинают торчать в разные стороны. – Я, правда, не заметил тебя и… Должок? Я не такой придурок, чтобы …. – Он тянется в мою сторону, словно хочет потрепать меня по ушибленному плечу, но гортанный рык Рэя его останавливает. От этого звука его грудная клетка вибрирует, и эта вибрация передается мне. Я закрываю глаза от боли в плече, а когда снова открываю их, вижу обеспокоенное лицо моего обидчика-спасителя. Неподдельное сожаление большими буквами написано на его лице и в этот момент он так похож на плюшевого мишку, что я не могу сдержать улыбку. Такой же большой и милый. На таких людей просто невозможно обижаться.

- Ну, вообще-то я тоже не дура, поэтому сейчас я говорю «проехали». И если только кто-то из вас не хочет, чтобы я умерла от голода, не могли бы мы тогда уже присесть.

Плечи парня расслабляются, но сожаление всё ещё читается в его глазах. Чего нельзя сказать о Рэе. Всё его тело напряжено, так что я могу чувствовать каждую его мышцу. Грудь Рэя резко поднимается и снова, а его недавние слова всплывают у меня в голове: «Почему я чувствую себя обязанным оберегать тебя?».

Я поднимаю голову и замечаю, ухмыляющуюся, Кэйси и, нахмурившегося, Дэрэка. И только потом понимаю, что все присутствующие в столовой смотрят на нас. Нервный холодок пробегает у меня между лопаток, и сама того, не замечая я прижимаюсь ближе к Рэю. Как будто прочитав мои мысли, он разворачивает меня по направлению к столу и поднимает голову, обводя взглядом всех зевак. Один взгляд Рэя заставляет всех заняться своим обедом. В мгновение ока тишина сменяется шумом. Такое проявление его силы удивляет меня. Рэй одним взглядом даёт им понять, кто здесь хозяин и никто не пытается противиться ему. Я облизываю губы, когда понимаю, что это немое проявление силы и власти неимоверно притягивает и возбуждает. Я начинаю дрожать от понимания того, насколько сильный на самом деле человек, в руках которого я нахожусь сейчас.

- Ни на секунду нельзя саму оставить, – ухмыляется Дэрэк, когда мы подходим к столу.

Я замечаю, что мой поднос с едой стоит около Дэрэка, но Рэй полностью игнорирует это и отодвигает стул для меня рядом с собой. Я перевожу взгляд на Дэрэка и вижу, как он удивлённо вскидывает брови, но ничего не говорит и молча передвигает поднос по столу. Я смотрю на Рэя и вижу, что его челюсти всё так же плотно сжаты, а его глаза сморят на моё ушибленное плечо, скрытое под рубашкой. Я же молча проскальзываю на стул и прячу лицо за навесом своих волос, всем своим видом как бы говоря: «я в порядке». Рэй садится с левой стороны от меня, а Кэйси с правой. Народ за нашим столом начинает оживлённо общаться, так что постепенно мои нервы расслабляются. Я ковыряюсь вилкой в еде, пока слушаю Кэйси, которая бросает косые взгляды в сторону Рэя. Хотя я и не рискую повернуть голову и встретиться с его пристальным взглядом, любопытство всё же берёт надо мной верх.

Он всё ещё напряжён, хотя уже и не выглядит таким злым, но я всё равно чувствую, как опасность исходит от него волнами. Его руки сжаты в кулаки, и он до сих пор не притронулся к своей еде, словно воспоминания прошлого настигли его, не давая возможности двигаться дальше. Не спрашивайте меня почему я так думаю, потому что уверена вы уже знаете ответ на свой вопрос.

Я чувствую себя виноватой, за то, что сбежала в прошлый раз, когда он пытался помочь мне, затем не отвечала на его звонки, а сейчас он снова бросился защищать меня. Пытаясь не застонать от боли, я протягиваю левую руку и кладу на правое запястье Рэя. Моментально всё его тело напрягается от моего прикосновения. Большим пальцем я несколько раз провожу по его костяшкам, пока рука Рэя полностью не расслабляется, и я чувствую на себе его обжигающий взгляд, всеми силами сдерживая себя, чтобы не посмотреть в ответ. Всё что я делаю – просто киваю Кэйси, делая вид, что вслушиваюсь в то, что она мне говорит, в то время как всё моё внимание сосредоточено исключительно на Рэе. Когда он отодвигает свою рукой, я понимаю, что парень пытается отстраниться от меня. Я начинаю убирать руку, но Рэй меня удивляет, когда хватает её и тянет назад. Когда правой рукой он начинает есть, а левой гладить меня по запястью, так как это делала я несколько минут назад, на моём лице появляется улыбка, которую я не могу сдержать. Я снова поворачиваюсь к Рэю и понимаю, что его глаза внимательно следят за мной, пытаясь угадать мою реакцию на его действия. Когда он замечает мою улыбку, то вдыхает с облегчением, а я начинаю улыбаться ещё сильнее, когда понимаю, что заставляю нервничать парня, который одним лишь взглядом может заткнуть толпу студентов.

Я знаю, что под столом никто не видит наших рук, но, когда Кэйси смотрит на меня знающим взглядом, поигрывая бровями, я всего лишь закатываю глаза на её выпад.

Глава 17

Эмили

Последняя пара превратилась в пытку для меня задолго до её окончания, не потому что это был скучный предмет, а потому что каждое моё движение отдавалось острой болью в плече. Даже когда я не двигалась, но при этом слишком глубоко вдыхала - ушибленное плечо давало о себе знать.

- Может мне стоит поехать с тобой домой? – спросила Кэйси, пока мы направлялись в сторону моей машины.

- Я в порядке, просто нужно немного отдохнуть, - как можно более беззаботно проговорила я.

- Ладно, как скажешь. Но обещай, что позвонишь мне, если почувствуешь себя хуже, – с натиском сказала Кэйси.

- Угу.

Кэйси улыбнулась мне со знанием дела.

- Нет. Обещай мне.

Я могла врать, не договаривать или попросту приукрасить правду, но, когда я давала обещания я всегда их выполняла.

- Я обещаю. Всё? Довольна? – немного раздражённо ответила я.

- Теперь да, - с улыбкой до ушей Кэйси развернулась на пятках и пошла в сторону общежития.

Как только я вошла в квартиру, шлёпая по полу маленькими лапками, ко мне подбежал Лаки.

- Привет, дружок. Твоя непутёвая хозяйка уже дома.

Щенок, весело виляя хвостиком, прыгал мне на ноги и цеплялся маленькими ноготками за джинсы.

Как только я покормила Лаки, в двери постучали. Вздохнув с раздражением, я направилась к двери уверенная в том, что Кэйси всё-таки решила не оставлять меня одну.

- Я же тебе сказала, что и сама со всем прекрасно справлюсь. Неужели ты думаешь, что я настолько беспомощна, что сама не смогу даже лёд приложить и выпить обезболивающего?

За дверью стоял Рэй с пакетом еды из китайского ресторанчика.

- Ничего такого я не думаю.

- Ой, нет… извини. Это я не тебе. – Я отошла в сторону, давая возможность Рэю войти. – Я думала это Кэйси.

- И почему же Кэйси должна беспокоиться о тебе? – Рэй спрашивал с напускным равнодушием. Он хотел, чтобы я ему честно призналась, что столкновение с Хэдриком было не таким уж безобидным. А я же в свою очередь отказывалась быть девицей, нуждающейся в защите.

- Ничего такого, что могло бы вызвать глобальное потепление, – улыбнулась я, пожав плечами. Ошибка. Из-за острой боли в плече, я зашипела сквозь плотно сжатые зубы, чтобы не закричать.

Секунду назад Рэй был около кухонного стола, а сейчас уже стоял передо мной.

- Ничего такого говоришь? – в его глазах плескалась злость.

Я молчала, зная, что попалась с поличным.

- Позволь мне… - Рэй протянул руки, к моей рубашке при этом, продолжая смотреть мне в глаза, ожидая разрешения. Я кивнула, и медленно Рэй стянул рубашку с моего левого плеча.

- Чёрт, я убью Хэдрика завтра, – прорычал Рэй.

Я повернулась и ахнула, когда увидела огромный фиолетовый синяк, покрывающий всё моё левое предплечье и часть лопатки. Теперь понятно, почему оно всё время так болит. Должно быть, я сказала это вслух, потому что Рэй зыркнул на меня:

- И ты ждала несколько часов, чтобы добраться домой, несмотря на то, что оно всё время болело? – раздражение безошибочно угадывалось в его голосе.

- Ну, всё было не так уж плохо, просто…

Я замолчала, не зная, что ещё сказать, чтобы выкрутиться.

- Можешь ты просто перестать злиться и принести мне льда из холодильника, - со вздохом произнесла я.

Бормоча что-то себе под нос и потирая шею, Рэй подошёл к холодильнику. Я же побрела к дивану в гостиной. Усевшись, я закрыла глаза. Вот что значит: день изначально не задался.

- Тебе плохо? Хочешь, чтобы я вызвал скорую.

Я открыла глаза и увидела Рэя, который с беспокойством смотрел на меня уже который раз за эту неделю.

- Рэй, это всего лишь синяк, до завтра практически ничего не останется, – не знаю, кого я пыталась убедить его или себя, потому что очевидно это было ложью. Синяк пройдёт в лучшем случае через неделю. – Я просто очень устала вот и всё.

Положив полотенце со льдом на журнальный столик, Рэй подошёл ко мне и стал на колени между моих ног. Я задержала дыхание, когда не совсем дружеские картинки проскользнули у меня перед глазами.

- Рэй?

- Ммм?

- Что ты делаешь?

- Помогаю тебе снять рубашку, а ты что подумала? – Глядя на меня из-под опущенных ресниц, спросил Рэй.

Я промолчала и на его лице появилась знающая дьявольская улыбка, но он также не сказал ни слова. Медленно он помог мне стянуть рубашку сначала со здоровой руки, а потом с больной. Его дыхание немного сбилось, когда он заметил мою майку, которая не оставляла места для кровообращения. Поднявшись и захватив полотенце, Рэй сел на диван и повернул меня к себе спиной, так что моё правое плечо упиралось в спинку дивана. Я резко выпустила воздух с лёгких, когда холод соприкоснулся с моей голой кожей. Другой рукой Рэй обнял меня вокруг талии, и я замерла. Так мы сидели несколько минут в тишине, которая давила на мою нервную систему. Недолго думая я протянула руку и включила телевизор, остановившись на первой попавшейся передаче, чтобы хоть как-то отвлечься. Лаки выкарабкался на диван и залез ко мне на руки. Скрутившись, щенок уснул.

- Как твой первый день в универе? – первым подал голос Рэй.

- Как будто побывала в мясорубке. – Пробормотала я.

Рэй некоторое время молчал, и я подумала, что на этом наш разговор окончен, но затем он снова заговорил и его голос звучал немного обиженно.

- Ты обещала, что скажешь мне, если тебе понадобится помощь. Ты не доверяешь мне? – прошептал парень.

Я вздохнула, не зная, как всё объяснить ему.

- Не в этом дело. Я просто знала, что справлюсь сама. – Я решила, выложить всё как есть. - Уже долгое время я не просила кого-то о помощи, думаю, я просто забыла, как это делается.

Притянув меня ближе, Рэй пробормотал:

- Поэтому ты всю прошлую неделю избегала меня. – (Я молчу). Рэй вздыхает и его дыхание щекочет мою шею. – Знаешь, ты могла бы просто взять трубку и сказать мне отвалить. Я всю неделю чувствовал себя дерьмово. Думал, что мои слова испугали тебя и теперь ты думаешь, что я фрик[7], который убивает людей по пятницам.

Я хихикнула на его слова и откинулась назад, положив голову на грудь Рэя.

- Я так не думаю. Вообще-то я думала, что ты убиваешь только по понедельникам.

- Очень смешно. – Рэй пытался говорить обиженно, но я слышала улыбку в его голосе.

Когда Рэй убрал лёд с моего плеча, я уже чувствовала себя намного лучше. Но пока он на кухне доставал из пакета наш ужин из китайского ресторана, я всё же выпила одну таблетку обезболивающего.

После ужина мы сидели на диване и смотрели одну из частей «Форсажа», когда мои глаза начали слипаться.

- Иди сюда. – Рэй похлопал по подушке, которая лежала у него на коленях.

Не задумываясь, я подползла и улеглась поудобней. Рэй откинул мои волосы назад, а затем положил свою руку мне на бедро. Я хотела возразить и сказать ему держать свои руки подальше от меня, но где-то между делом уснула.

Рэй

Эмили спала у меня на коленях, а я просто сидел и смотрел на неё. При каждом вздохе она мило посапывала, что заставляло меня улыбаться. Погодите! Я употребил слова «мило» и «улыбаться» в одном предложении? Забудьте! Вы этого никогда не слышали.

Эмили зашевелилась и подвинулась к краю дивана. Вовремя обхватив её талию руками, я притянул её ближе к спинке дивана. Девушка что-то неразборчиво пробормотала во сне и сморщила носик. «Даже во сне не переставала возмущаться», - подумал я и покачал головой.

Аккуратно переместив голову Эмили со своих колен, я встал с дивана, а затем взял её на руки и направился в сторону спальни. Эмили уткнулась носом мне в шею, и её горячее дыхание опаливало мою шею. Я подавил стон, настолько приятно и непривычно для меня это было.

Уложив девушку в кровать, я укрыл её одеялом и наблюдал, как она ворочалась, пока не оказалась посередине кровати, затем подложила один край одеяла себе под голову несколько раз, причмокнув, продолжила спать. Лаки прибежал и забрался на кровать к своей хозяйке. Покрутившись немного, он всё же умостился за спиной Эмили, практически полностью улёгшись на подушку.

Я направился к двери, но потом понял, что не смогу оставить её одну сегодня. Развернувшись, я упал на диван и закрыл глаза. На часах уже было за полночь, но я не мог уснуть. Мысли постоянно возвращались к тому, что случилось в столовой. До этого я не видел Эмили практически неделю, в коридоре она делала вид, что не замечает меня, что бесило меня, сам не знаю почему, чёрт побери. А затем, когда Хэдрик практически сбил её с ног, я взорвался. Вся злость, которую я копил в себе почти неделю, вырвалась наружу. От того что кто-то мог причинить ей вред меня передёргивало, а руки непроизвольно сжимались в кулаки. Я собирался выбить всё дерьмо из Хэдрика, но затем Эмили посмотрела на меня своими большими невинными глазами, и я понял, что мне нужно держать зверя внутри себя на цепи, если только я не хочу её спугнуть. Поэтому, когда Эмили прижалась к моей груди своей спиной, я не смог сдержаться и притянул её ещё ближе к себе.

Когда же Эмили вздрогнула от моего прикосновения, как будто ей были противны мои руки на ней, злость захлестнула меня с головой. К чёрту всё! Мне срочно нужно было выпустить пар, и я собирался сделать это одним из известных мне способов – ввязаться в драку, а Хэдрик, который мог за себя постоять, был не худшей компанией. Но Эмили продолжала стоять между… а затем она сделала это – повернулась и посмотрела на меня так, будто тонула, и я был единственным кто мог спасти её. Недолго думая, и не обращая внимания на косые взгляды всех присутствующих, я усадил её возле себя. Меня всё ещё трясло от злости так, что я даже не мог миску в руки взять. Утопая в собственных воспоминаниях, я невольно вздрогнул, когда к моей руке кто-то прикоснулся. Опустив глаза, я увидел руку Эмили. И стоило мне только глянуть на её крохотную ручку поверх моего огромного запястья, я сразу же начал успокаиваться, а её тёплая улыбка и вовсе остудила меня. Когда Эмили попыталась убрать руку, секундная паника охватила меня, и я отреагировал быстрее, чем успел сообразить, что делаю. Я схватил её запястье и потянул назад, хотя понимал, что это самая глупая идея, которая когда-либо у меня была. Но, чёрт меня побери, если сидеть там с ней за руку не было потрясающе. Вот же блин! Что за бред? Ни хрена это не было потрясающе. Трах который у меня был прошлой ночью, вот что было действительно потрясающе, а это был всего лишь ничего не значащий дружеский жест, как и то, что я решил принести ей ужин. Не переставая прокручивать все сегодняшние события у себя в голове, я так и засыпаю.

Сквозь сон я слышу звон посуды и запах кофе. Я медленно открываю глаза и морщусь, когда понимаю, что мои ноги отекли. Я встаю с дивана и приседаю пару раз, чтобы привести ВСЁ своё тело в норму. Потирая глаза, я иду на запах кофе. Когда вхожу на кухню на мгновение замираю и несколько раз моргаю, потому что передо мной стоит Эмили в коротких пижамных шортиках и футболке на одно плечо.

- Доброе утро, – мой голос звучит слишком низко и грубо после сна.

Эмили поднимает на меня глаза и улыбается:

- Привет, – поднимая вверх чашку, спрашивает, - кофе будешь?

- Думаю одной чашкой кофе не исправить то, как я чувствую себя после сна на твоём диване.

Эмили фыркает и поворачивается ко мне спиной, чтобы налить кофе.

- Ну, теперь ты меня понимаешь.

- Как плечо?

- Порядок, - автоматически отвечает Эмили.

Я подхожу к ней сзади и смещаю футболку так, что теперь она свисает с её больного плеча, чтобы собственными глазами убедиться насколько правдив её ответ. Эмили напрягается и резко дёргается назад, налетая на мою грудь.

- Что ты делаешь?

- Шшш…

Ушиб всё ещё местами синий, но кое-где отечность уже проходит, значит всё не так уж плохо. Я вздыхаю, и мои лёгкие заполняет запах карамели, который теперь ассоциируется у меня только с Эмили. И мне так хочется наклониться вперёд и поцеловать её плечо, но вместо этого я поправляю её футболку и делаю шаг назад, прежде чем натворю глупостей и разрушу ту дружбу, которая между нами завязалась.

- Я же сказала порядок, - ворчит Эмили, поворачиваясь, и передаёт мне чашку.

- Ты всегда говоришь, что у тебя всё в порядке, но это не значит, что я всегда тебе верю.

На моё заявление она просто пожимает плечами, не возражая и не оправдываясь.

Кофе мы пьём в тишине. Я допиваю первым, встаю и целую Эмили в щеку, после чего направляюсь к двери и кричу ей через плечо:

- Я завезу тебя в универ, Огонёк.

- Мне ещё нужно выгулять Лаки, - словно обороняясь, говорит Эмили.

- Я буду вовремя.

И прежде, чем Эмили успевает что-то ответить, я закрываю за собой дверь. С дурацкой улыбочкой на лице я бегу домой и быстро принимаю душ. Читаю сообщения от Дэрэка, в которых он говорит, что вчера вечером они с парнями зависали в каком-то клубе и ждали, что я развезу по домам их пьяные задницы. Я лишь фыркаю на такое его предложение, но ничего не печатаю в ответ. Я не пишу сообщения в принципе, только если это не электронные письма и Дэрэк знает это. Я считаю, что сообщениями общаются только девушки и подкаблучники.

Поглядывая на часы, я одеваюсь и выхожу на улицу уверенный в том, что мне придется ждать Эмили ещё минут двадцать. Но когда не замечаю машины Эмили на парковке, понимаю, она уехала, несмотря на то, что я обещал её отвезти. Злой я резко срываюсь с парковки, оставляя после себя запах паленой резины.

Эмили

Я была удивлена увидеть, спящего на моём диване, Рэя. Но ещё больше я была удивлена реакцией моего тела на его прикосновения. С утра я ещё не успела тщательно выстроить защиту вокруг себя, поэтому, когда Рэй прикоснулся к моему плечу, я напряглась, не зная, как реагировать на такой простой жест внимания и заботы. Ощущения были такие приятные, что мне хотелось наплевать на всё, откинуть голову назад и наслаждаться близостью его тела.

Когда Рэй поцеловал меня на прощание, я вся покрылась гусиной кожей. Не то чтобы это было неприятно, нет, как раз наоборот. Это было так приятно и волнующе, как будто мы были в средней школе, а я всё ещё была девочкой-подростком.

Рэй сказал, что заберёт меня. Сначала мне понравилась эта идея, но чем больше я об этом думала, тем больше понимала, что всё это плохо закончится. Я уже выгуляла Лаки, поэтому, когда уже собранная я вышла на улицу и не увидела Рэя, я быстро запрыгнула в машину и уехала. Проехав уже несколько километров, я поняла, как на самом деле по-детски выглядит мой поступок, но и возвращаться назад я тоже не собиралась.

Глава 18

Эмили

Первая учебная неделя пролетела быстро, поэтому в пятницу вечером Джек и Кэйси вытащили меня в клуб, чтобы отпраздновать начало студенческой жизни. Подъехав на такси к зданию, которое внешне не особо походило на клуб мы с Кэйси неуверенно переглянулись. Внешне здание казалось совсем заброшенным и забытым и возможно, если бы не яркая вывеска «Граффити» я бы не обратила никакого внимания на это место. Но Джек казался куда уверенней, чем мы, поэтому подхватив нас с Кэйси под руки, он быстрым шагом направился к входу.

Джек перекинулся парочкой слов с вышибалой, и этого хватило, чтобы понять – парень был здесь постоянным посетителем.

Когда же мы, наконец, вошли, я была совершенно ошарашена. Внутри здание было совершенно новым. Мебель не была пошарпанной или вытертой. Казалось, что клуб только открылся. Высокие потолки делали помещение ещё более просторным. На стенах везде были граффити, рискну предположить, отсюда и название клуба. Но эти граффити были настоящим произведением искусства. Это были не просто надписи, это были картины, выполненные баллончиком с неоновыми красками, за счёт этого и ультрафиолетовых ламп, помещение казалось достаточно освящённым. На одной из стен был нарисован ночной город, из окон высотных зданий лился свет. На другой стене можно было увидеть танцпол. На потолке же было нарисовано ночное небо. Это не был рисунок одного из созвездий. Это был рисунок красивого ночного неба, которое можно увидеть только за городом и только в тот момент, когда случайно поднимаешь голову и понимаешь, что ничего красивее и быть не может. И ты забываешь обо всё, просто стоишь и смотришь. А затем в один прекрасный момент понимаешь, что на самом деле такое небо можно увидеть каждый день, стоит лишь не на долго выбраться с рутины повседневных забот. Ты просто смотришь на такое звёздное небо и чувствуешь, что дышать становится легче… и больше ничего не нужно.

Благодаря рисункам помещение казалось большим, чем есть на самом деле, а и без того высокие потолки превратились в бескрайнее небо. Я определённо влюбилась в это место.

Джек схватил меня за одну руку, а Кэйси за другую. Так мы и продвигались сквозь толпу к угловой кабинке. Когда мы всё-таки сели, Джек наклонился немного вперёд и прокричал так, чтобы мы с Кэйси его услышали:

- Ну как вам здесь?

Я повернулась к нему, и одними лишь губами выразительно проговорила: «ВАУ». Джек засмеялся и закивал головой, соглашаясь со мной.

- Мне здесь нравится! – прокричала Кэйси и показала нам два больших пальца поднятых вверх.

Я засмеялась от того какой восторженной она казалась.

Когда к нам подошёл молодой официант, Кэйси одарила его своей самой обаятельной улыбкой, на что мы с Джеком лишь закатили глаза. Парень был совершенно не против внимания со стороны Кэйси и охотно отвечал на её флирт, в то время как мы с Джеком пытались определиться что будем пить. В конечном итоге я сдалась и полностью положилась на Джека в выборе коктейлей, как и Кэйси. Парень принял наш заказ и ушёл. Кейси же пялясь на его зад, мечтательно вздохнула:

- Я влюблена в это место.

- Глядя на то, как он виляет этим местом, я могу тебя понять, – Сказал Джек и тоже мечтательно вздохнул, перекривляя Кэйси.

Кэйси пыталась казаться обиженной, но уже через секунду мы все смеялись.

Ещё несколько минут спустя нам принесли коктейли. Мы выпили их, затем ещё и ещё. В какой-то момент Джек вытащил нас на танцпол, мы танцевали и смеялись от диких движений Джека. Вскоре у меня пересохло во рту из-за того, что мы с Кэйси громко кричали, подпевая знакомым нам песням. Возвращаясь к нашему столику, я замерла, когда увидела знакомые лица. Рэй и Дэрэк сидели там и потягивали пиво.

- Что они тут делают? – прошипела я, в то время как Кэйси крикнула:

- Какого хрена?

Мы воззрились на Джека, который смотрел на нас невинно хлопая ресницами.

- Я не знал, что это закрытая вечеринка.

Мы с Кэйси зарычали и переглянулись. Предполагалось, что это будет спокойный вечер, который мы проведём, танцуя и веселясь. Мне нужно было проветрить мозг и определиться с тем, что наше с Рэем общение для меня на самом деле значило, но видимо не судьба. В голове промелькнула мысль сейчас же развернуться и уйти, но оказалось слишком поздно – нас заметили. Я улыбнулась, пытаясь не подать виду, что встревожена появлением Рэя, в то время как парень не сводил с меня глаз. Мы с ним не разговаривали в течение всей недели, поэтому я не знала, чего ожидать от него сейчас. Будет ли он зол на меня или будет игнорировать.

- Привет.

- Привет, малышка Эм. – Дэрэк чмокнул меня в щеку.

А затем Рэй улыбнулся мне и сказал:

- Хэй.

Он поднялся и наклонился ко мне. Со стороны могло показаться, что он сделал то же самое что и Дэрэк секунду назад, но на самом деле он склонился к моему уху и прошептал:

- Хорошо выглядишь.

Его губы задержались на моей щеке дольше положенного или может я, просто выдавала желаемое за действительное?

- Привет, мальчики. – Слишком восторженно сказала Кэйси. – Ооочень рада вас видеть.

Трудно было не заметить в голосе Кэйси сарказм.

- Не будь сучкой. – Шикнула я.

Пожав плечами Кэйси говорит:

- Я недостаточно пьяна, чтобы быть милой, – а затем она просто разворачивается и идёт к бару, где стоит парень, которому она строила глазки ранее.

Я извиняюсь перед парнями за Кэйси, но ни то чтобы кто-то действительно был удивлён таким её поведением. Я как раз собираюсь сесть рядом с Дэрэком, когда Джек проскакивает на сидение раньше меня. Испепеляя его взглядом, я сажусь на сидение рядом с Рэем.

Через десять минут возвращается Кэйси, рядом с ней идёт симпатяга официант.

- А вот и Don Julio[8]! – громко кричит она, и я понимаю, что это будет не первая её стопка.

Когда официант выставляет все стопки текилы на стол, Кэйси шлёпает его по заднице и говорит:

- Спасибо, красавчик.

После того как Кэйси перестаёт на всех нападать за столом складывается дружеская атмосфера. Кэйси тянет меня за руку и вот мы снова танцуем. За последние две недели я танцевала больше, чем за предыдущие два года.

Первые две песни я танцую уверено стоя на ногах, но, когда текила ударяет в голову, мои движение становятся уже не такими уверенными и скоординированными. Хотя вместе с тем приходит и приятное ощущение расслабленности.

Я уже немного устала и запыхалась, от того что мы с Кэйси танцуем и поём одновременно, когда чьи-то руки обнимают меня за талию. Резко крутанувшись на пятках, я успокаиваю сердцебиение, потому что это всего лишь Рэй.

- У тебя совершенно дурацкая привычка подкрадываться. – Ворчу я.

Рэй ухмыляется:

- Прости, постоянно забываю, - по тому, как он растягивает слова, я понимаю, что он тоже пьян.

Когда эффект текилы меня окончательно одурманивает, я понимаю, что руки Рэя сейчас мне нужны как никогда. Закинув свои руки ему на плечи, я наклоняюсь и ложу свою голову ему на грудь. Рэй прижимает меня ещё ближе и, опустив голову, шепчет на ухо:

- Устала?

Я киваю.

- Хочешь уйти?

Я мотаю головой.

- Скажи мне, когда мы сможем убраться отсюда.

- Ладно, – тихо отвечаю я, но мои слова заглушает его грудь, к которой я так плотно прижата. Делая глубокий вдох, я закрываю глаза и улыбаюсь, когда вспоминаю, как хотела это сделать тогда ночью в баре.

Не знаю, сколько ещё мы так кружимся на танцполе, совершенно не попадая в такт, забывая обо всём и не замечая никого вокруг. Но потом в моей пьяной голове всплывает понимание того, что Кэйси уже давно с нами нет.

Должно быть, Рэй видит замешательство на моём лице, потому что перекидывает мои волосы на одну сторону и говорит мне на ухо:

- Дэрэк повёз Кэйси домой, она выпила слишком много. Джек тоже уже ушёл.

Я киваю и отступаю от Рэя на шаг. Он осторожно смотрит на меня, как будто не знает, чего от меня ожидать сейчас.

Я же беру его за руку и сквозь толпу тащу к выходу. Пожалуй, на сегодня танцев достаточно. Когда Рэй понимает, что я делаю, то берёт инициативу в свои руки. Он перекладывает мою ладонь в свою левую руку, а правой - расталкивает людей, пока мы пробиваемся к выходу. В такси Рэй всё так держит меня за руку, ну а я в принципе и не сопротивляюсь. Может так на меня действует текила или возможно я просто устала, потому что последние несколько недель были слишком напряжёнными.

Рэй

Когда Эмили взяла меня за руку перед глазами появились картинки из прошлого. Мертвецки холодные руки и тёплая жидкость, стекающая по ним… кровь. Меня передёрнуло от одного лишь воспоминание и сердце на мгновение остановилось, воспоминания были такими свежими, как будто всё случилось только вчера. Но когда я встретился с взглядом Эмили, то не мог больше думать не о чём кроме неё. Она действовала на меня как успокоительное. Ещё ни с одной девушкой я не чувствовал себя так. Я думал, что Джессика была той девушкой, которая меня навсегда изменила, но на самом деле это я изменил её, я сломал её, и за это я буду расплачиваться до конца жизни. Что же касается Эмили, она другая. Я не могу держаться от неё на расстоянии, и я знаю, что это не какая-то безумная игра. С ней я не могу играть, с ней я хочу быть настоящим и это так непривычно для меня. Я привык прятать под маской спокойствия и безразличия. Но, похоже, Эмили тоже не так уж проста, когда дело касается чувств.

Её рука такая маленькая, но она крепко держит меня, не отпуская. Какой-то парень толкает Эмили плечом, но она этого кажется, не замечает. Я понимаю, что мы направляемся к выходу и меняюсь с ней местам. Теперь я веду нас сквозь толпу к выходу.

Как только мы оказываемся на улице, Эмили шевели рукой, но недостаточно сильно, чтобы окончательно избавиться от моей руки. Я немного ослабляю свой захват, думая, что сжимаю её руку слишком сильно, но, не отпускаю. Молча мы забираемся в такси. Ощущение чужих рук, держащихся за меня, обычно вызывают во мне отвращение и ненужные воспоминания, но не сегодня.

Такси останавливается около подъезда Эмили и мы прощаемся. Такое странное чувство. Как будто хочется сказать так много, но не знаешь с чего начать, да и стоит ли вообще? Поэтому я просто стою и смотрю в след Эмили. Она практически скрывается за дверь, но внезапно поворачивается:

- Не хочешь чашечку кофе перед сном? – Эмили выглядит неуверенно, как будто я могу отказаться.

- Кофе перед сном? – переспрашиваю я насмешливо и приподнимаю одну бровь. – Звучит как приглашение для чего-то большего. – (Эмили поражённо открывает рот, но затем берёт себя в руки и пытается возразить, но я жестом её останавливаю.) - Неужели ты подумала, что я один из тех парней? Что меня можно просто так затащить в постель. Это немного оскорбительно, знаешь ли. – Наигранно и с притворной обидой в голосе говорю я. (Эмили начинает хихикать). – В любом случае я не откажусь от кофе. – Произнося «кофе», я многозначительно поигрываю бровями, из-за чего Эмили начинает смеяться ещё громче.

- Адамсон, ты слишком самоуверен, – Эмили закатывает глаза и, поворачиваясь, заходит в подъезд.

Я иду следом за ней и улыбаюсь, когда вспоминаю, как она хихикала. Эмили бросает на меня взгляд через плечо:

- Чему ты улыбаешься? Это просто кофе или чай, если хочешь.

- Чай пьют только девушки и дети, - заявляю я., и я не шучу, когда говорю это, потому что сам последний раз чай пил лет в десять.

Эмили фыркает, что не ускользает от меня, и я начинаю смеяться.

Мы заходим в квартиру, и Лаки прыгает на меня, радостно виляя хвостом. Я трепаю щенка по голове, а затем Эмили берёт его на руки. Она усаживает его на диван:

- Место! – приказывает Эмили, и щенок остаётся на диване. Она поворачивается ко мне и говорит: - Ты тоже можешь присесть. Я сейчас принесу кофе.

- Ты знаешь, мне нравится, когда девушки командуют. Твоё это «место!» звучит так…

- Прекрати, Рэй! – Эмили смеётся и толкает меня своим кулачком в плечо.

- Я серьёзно! – Я пытаюсь сдержать улыбку, но ничего не могу с собой поделать. Когда в моём организме слишком много алкоголя, фильтр между мозгом и ртом куда-то пропадает, и я выдаю первое, что приходит мне на ум. К тому же подкалывать Эмили и видеть, как она смеется - повышает мне настроение.

Я не слышу, что говорит Эмили, потому что она уже пошла на кухню.

Лаки вылезает мне на колени, когда я сажусь на диван. Через несколько минут Эмили приносит кофе и ставит передо мной. В тишине она пьёт чай, я - кофе, и мы, лишь изредка встречаемся глазами.

Эмили несколько раз прочищает горло, но так ничего и не говорит. Я вижу, что она начинает нервничать и мне не нравится, что рядом со мной она ощущает себя неудобно. Поставив свою чашку на журнальный столик, я забираю чашку у Эмили из рук и ставлю рядом со своей. Я не отрываю от её лица глаз, но она не встречается со мной взглядом. И только когда я беру её за руку, она поднимает на меня глаза.

- Извини меня, в прошлый раз я был слишком напористый, хотя ты меня и предупреждала. Я не злюсь. – Я делаю паузу, а затем вздыхаю. – Окей, может сначала я и взбесился, но теперь я уже остыл и понимаю, что сделал не так. Ты слишком самостоятельная и я не хочу как-то тебя ущемлять. Когда я сказал, что подвезу тебя – это был просто дружеский жест. Если тебе это не нравится, просто скажи мне в следующий раз, а не избегай меня целую неделю. Окей?

Эмили кивает, а затем тихо говорит:

- Да.

Я притягиваю её к себе ближе, и она кладёт свою голову мне на плечо. Я глажу её по спине, и со временем Эмили расслабляется. Лаки ворочается, а затем спрыгивает с моих колен.

- Как плечо?

- В порядке.

Я прекращаю поглаживания, и Эмили вздыхает:

- Иногда ещё болит, но в принципе уже всё хорошо.

Я улыбаюсь, от того что она уступила и всё-таки сказала правду мне.

Эмили зевает, и я понимаю, что уже слишком поздно. Мне чертовски сильно хочется остаться, даже если это будет значить, что мне придётся провести ещё одну бессонную ночь на её адски неудобном диване. Но переборов себя, я целую Эмили в щеку и на прощание говорю:

- Сладких снов, Огонёк.

Глава 19

Эмили

С момента того неловкого разговора с Рэем прошло уже два месяца. Я стала проще относиться ко всему, что он делал, и оглядываясь назад я понимаю, что вела себя как круглая идиотка. Всё что он делал, было действительно просто жестом дружелюбия. В свою очередь могу сказать, дружелюбие и бескорыстность – не то к чему я привыкла. Но сейчас я поняла, что меня окружает намного больше людей, которым я могу доверять. За последнее время я очень сблизилась с Алисией. Она оказалась действительно милой девушкой, но не такой наивной, как может показаться на первый взгляд. Я с головой погрузилась в учёбу, и не уверена, что вообще выходила бы на улицу, если бы не Лаки. Щенок достаточно сильно подрос за эти два месяца, но оставался всё таким же шустрым.

В последнюю пятницу ноября я возвращалась домой и решила открыть почтовый ящик. Ничего такого, чего бы я ни делала раньше, но в этот раз меня ожидал сюрприз. Я раньше упоминала, что терпеть не могу сюрпризы? Нет? Ну, так вот: я катастрофически ненавижу сюрпризы.

Из почтового ящика я достала конверт. Чёрный матовый конверт с золотистым незамысловатым рисунком. Холодные руки страха схватили меня за плечи, из-за чего я вся покрылась гусиной кожей. Я знала, что это был за конверт, я видела такие раньше. Такие конверты обычно использовали мои родители.

Спрятав все эмоции, я взяла себя в руки, и глубоко вдохнув, чтобы восстановить своё самообладания, я поплелась домой. Конверт, который я кинула в сумку, не открывая, казалось, весил целую тону.

Я металась из стороны в сторону по квартире не в силах унять своё беспокойство, готовиться к тесту на послезавтра я тоже не могла. Потянувшись к телефону, я уже было набрала номер Кэйси, но в последнюю секунду передумала. Зная норов Кэйси, она бы запретила мне вообще открывать проклятый конверт.

Я хватаю поводок Лаки и вывожу его на прогулку, хотя эта прогулка нужна больше мне, чем ему. Около часа я бездумно брожу, в то время как щенок бегает вокруг, пугая голубей. Мысли в моей голове гудят как рой пчёл, не позволяя сосредоточиться на чем-то одном. Когда я прихожу в себя, то понимаю, что стою перед дверью Рэя. Не знаю, как я здесь вообще оказалась, ноги сами меня привели сюда. Я поднимаю руку постучать в дверь, когда она внезапно распахивается и из квартиры Рэя выходит длинноногая блондинка. «Ещё одна», - добавляю я про себя. Несколько секунд мы стоим, уставившись друг на друга, не мигая. Она первая приходит в себя:

- Он твой… - Улыбаясь победно-ехидной улыбкой, она толкает меня в плечо и проходит мимо.

Лаки видимо не понравилась эта Мисс «Очередная- Длинноногая- Блондинка» так же, как и мне, поэтому он начинает лаять, пытаясь вырвать поводок из моих рук. Девушка визжит и бежит к лестнице, не оставаясь, чтобы вызвать лифт.

- Прости, что ты сказала? Я не услышала. Не могла бы ты вернуться и повторить? – кричу я ей вдогонку.

В дверях появляется Рэй в одних только джинсах, наверняка услышав шум. На его лице появляется весёлая улыбка, наверняка он слышал мои слова. Я смотрю на него, притворно невинно хлопая глазами.

- Так, так, так. И что это ты делаешь? Пытаешься перепугать всех моих… - Рэй замолкает, потому что понимает свою ошибку и не может закончить фразу.

Я вопросительно поднимаю брови, бросая ему вызов:

- Твоих…? Шлюшек, потаскушек, давалок. Мне стоит продолжать?

Рэй смеётся:

- Эмили Дэй, у тебя грязный ротик. – (Теперь я смеюсь вместе с ним). – Но давай остановимся на словах «девушки, которые любят секс без обязательств».

- Как хочешь. – Я пожимаю плечами. – И нет, я не собиралась её пугать.

- Хмм.… Зайдёшь? – спрашивает Рэй, отступая от двери, чтобы я могла зайти.

Почему-то увидев его с очередной блондинкой, я немного поостыла. Не думаю, что это была ревность, но всё же остался какой-то неприятный осадок, из-за которого мне бы сейчас не хотелось с ним общаться. А красная губная помада на шее Рэя, под которой отчётливо виднелся засос и запах едких сладких духов уж точно не поспособствует этому разговору.

- Нет. – Отмахнулась я, не зная, как выкрутиться и что сказать, чтобы не выглядеть как сталкер, который околачивается у его двери.

- Нет? – С недоверием переспрашивает Рэй.

В ответ я машу головой:

- Я просто хотела у тебя что-то спросить… - неуверенно говорю я, на ходу придумывая легенду.

- Я весь во внимании.

- Вообще-то я уже забыла, - быстро выговариваю я, - так что, пожалуй, я уже пойду. – И резко разворачиваясь, я спешу к лифту, таща за собой Лаки.

Но быстрым рывком Рэй хватает меня за руку:

- Не так быстро, - говорит Рэй, затаскивая меня в квартиру. – Знаешь, это было недостаточно убедительно.

- У меня не было времени для подготовки, - в свою защиту говорю я.

Плечи Рэя трясутся, когда он поворачивается ко мне спиной, чтобы закрыть дверь.

- Ничего смешного, - бормочу я.

И теперь уже Рэй смеётся вслух, от чего его хриплый низкий смех разносится эхом по всей квартире, что вызывает у меня странные и в то же время приятные ощущения. Рэй притягивает меня к своей голой груди и крепко прижимает к себе.

- Боже, Огонёк, ты просто чудо. - Его грудь всё ещё содрогается от беззвучного смеха. – Только у тебя получается рассмешить меня, говоря все эти забавные вещи с серьёзным выражением лица.

- Я говорю абсолютно нормально, просто ты воспринимаешь меня не всерьёз, - возмущаюсь я, отстраняясь от Рэя.

Рэй хватает меня за плечи и держит на расстоянии вытянутой руки. Его лицо моментально преображается из весёлого на сверх серьёзное.

- Никогда не говори, что я не отношусь к тебе серьёзно. К тебе я отношусь серьёзней, чем к кому бы то ни было.

Я опускаю глаза, потому что такие его слова заставляют меня чувствовать себя особенной. Он заставляет меня чувствовать себя нужной и это смущает меня. Меня смущает не тот факт, что мы друзья, а то, что я чувствую совершенно не то, что чувствуют друзья по отношению друг к другу.

Встряхнув меня за плечи Рэй говорит:

- Ты меня слышишь, Огонёк?

В ответ я киваю головой.

- Скажи это. – Требовательно говорит Рэй.

- Да. – Отвечаю я, поднимая на него глаза и кривясь, когда на глаза мне попадается этот отвратительный засос. – Не мог бы ты смыть помаду со своей шеи?

Смущённо отстраняясь от меня Рэй, идёт в ванную.

- Твою мать! Что это ещё за х*рня?

Заглядывая в ванную, я хихикаю над его выражением лица.

- Насколько я знаю, это называется засос, – с умным видом отвечаю я.

- Я знаю, как это называется, чёрт побери! Меня волнует вопрос: как эта хр*нь оказалась у меня на шее. – Рычит Рэй.

- Ты не знаешь, как это делается? Ну что ж ты меня немного разочаровал. – Выдаю я, пытаясь не захихикать. – Сейчас я тебе всё объясню. – Говорю я и начинаю сильно размахивать руками.

Рэй бросает на меня злой взгляд:

- Ты думаешь это смешно?

Я поднимаю вверх руки, показывая, что сдаюсь:

- Нет, конечно, нет… – и теперь я уже не могу сдержать смех, рвущийся у меня из груди.

Сгибаясь пополам, я смеюсь так сильно, что слёзы застилают глаза. Поднимая глаза, я вижу, что Рэй стоит как маленький мальчик надув губки и скрестив руки на груди от чего его мышцы напрягаются, становясь ещё больше. Но даже это потрясающее зрелище не может остановить мой смех.

- Тебе весело Эмили? – говорит Рэй на полном серьёзе, направляясь в мою сторону. Его глаза прищурены и как-то уж слишком опасно смотрят на меня.

Я пячусь назад понимая, что Рэй задумал что-то нехорошее. Но я понимаю его замысел слишком поздно. Не успев сделать ни шага, как он хватает меня и резким рывком закидывает к себе на плечо. Я визжу от чего Лаки начинает лаять, но этот лай не похож на тот которым он одарил Мисс «Очередная- Длинноногая- Блонда», это скорее игривый лай.

Я брыкаюсь на плече у Рэя в надежде, что он всё же одумается и поставит меня на ноги, но не тут-то было. Медленным и уверенным шагом он направляется в сторону гостиной. Несколько раз я хлопаю его по заднице пытаясь привлечь внимание, но мои попытки не увенчались успехом.

Рэй выбивает весь воздух из моих лёгких, когда бросает на диван. И когда я прихожу в себя, то он уже стоит, склонившись надо мной. А если говорить точнее он лежит на мне. Мои ноги зажаты между его ногами, а мои руки пойманы в ловушку у меня над головой. Шокированная таким поворотом событий я шепчу:

- Я пошутила. Больше не буду…

На лице Рэя появляется кривая усмешка:

- Почему я тебе не верю, Огонёк? Возможно, потому что ты меня всегда подкалываешь? – Его хитрые глаза разглядывают меня, в то время, когда он медленно наклоняется ко мне. – Думаю мне стоит прекратить всё это сейчас….

- Я не буду больше … - стону я, извиваясь под Рэем, пока его тело всё теснее прижимается ко мне.

- Не верю… - шепчет Рэй, склоняясь к моей шее. Когда его язык касается моей пульсирующей вены на шее, я шумно втягиваю воздух. Чувствую, что Рэй замирает рядом со мной и закрываю глаза, чтобы он не увидел всё то, что я чувствую сейчас.

Рэй нежно кусает мою шею, а затем прижимается к ней, и целует. Моё дыхание учащается от его действий, но я всё равно пытаюсь сохранить здравый смысл.

- Рэй, что ты делаешь? – мой голос звучит слишком хрипло и жалко. Из последних сил я сдерживаюсь, чтобы не закатить глаза на такую реакцию своего тела. В своё оправдание скажу, что шея всегда была моим слабым местом.

- Я пытаюсь доказать тебе что знаю, что такое засос и уж тем более как его ставить. – С торжествующей улыбкой говорит Рэй.

Я резко распахиваю глаза:

- Ты этого не сделаешь.

- Поспорим? – с вызовом говорит он и, наклонившись вперёд, посасывает кожу у меня на шее.

- Чёрт! – визжу я.

Рэй отстраняется, и я вижу весёлые искры в его глазах:

- Теперь ты ещё неделю сможешь любоваться моей работой.

- Адамсон, ты придурок! – возмущаюсь я, пытаясь двинуть его ногой. – Слезь с меня сейчас же!

- Я уже говорил, что мне нравится, когда ты такая грозная? Приказываешь, рычишь. – Смеётся надо мной Рэй.

- Я тебя ненавижу, гавнюк.

- Не верю. – Рэй наклоняется вперёд и целует меня в лоб. - Я сейчас приду.

Рэй идёт в ванную, а я сижу в гостиной, поглаживая Лаки, совершенно выкинув из головы злощастный конверт.

Рэй

Эти два месяца были для меня сущей пыткой. Я пытался дать Эмили больше личного пространства, взять себя в руки и не таскаться за ней, как щенок. Но как бы сильно я не хотел держаться от неё подальше, мои глаза всегда находили её в толпе. Это становилось зависимостью. Я хотел с ней проводить больше времени, чем она могла уделить мне. Обычно мы общались только во время обеденного перерыва, хотя и жили совсем рядом. Я не хотел показаться навязчивым, приходя к ней без предупреждения. Хотя, чёрт, о чём я говорю? Мне было плевать, если бы я выглядел навязчивой размазнёй, ходившей за ней по пятам, я просто боялся, что она опять от меня отстранится. Вряд ли я бы смог снова вернуть себе её доверие, несмотря на то, что мы действительно неплохо ладили. Я чувствовал между нами некую связь. Вы только послушайте! Я похож на девчонку и в этом нет ничего милого.

Зато со всего этого я смог так же извлечь выгоду. Теперь мне Джессика снилась не каждую ночь. Иногда меня посещали сны о том, как мы с Эмили проводим время. И должен признаться, мы проводили его совсем не как друзья. Иногда, когда я закрывал глаза, на месте Эмили была Джессика, и тогда этот сон становился настоящим кошмаром.

В среду, когда в университете я встретил Эмили, и она сказала мне лишь односложное «привет» я начал закипать от злости. Мне было не по себе от того, что девушка избегала общения со мной. Это было ново для меня. Обычно себя так вёл именно я.

Когда я выходил из университета, меня кто-то окликнул. Блондинка, длинные стройные ноги – всё как я любил. Её лицо показалось мне смутно знакомо. Думаю, мы вместе ходили на курс этики или возможно это была литература. Ума не приложу.

- Рэй, чем планировал заняться? – глядя на меня из-под ресниц, спросила девушка.

- Уехать домой, - ответил я и пошёл дальше, не заинтересованный в её флирте.

- Ммм, могу составить компанию, - промурлыкала она, семеня за мной.

Я раздражённо вздохнул. Сегодня у меня и так настроение было не к чёрту, поэтому я не хотел иметь дело с очередной влюблённой дурочкой, надеявшейся меня приручить. Думаете, они были заинтересованы во мне? Не хр*на подобного. Им просто нравится то, что они видят, и тот факт, что ещё ни одна девушка не заполучила меня. Вот в этом и заключается весь их интерес. А ну и секс, конечно же. И каждая из них думает, что, раздвинув ноги, заставит моё сердце растаять, и я безнадёжно влюблюсь. Разве это не бред? Неужели я похож на идиота, готового подать своё сердце на блюдечке только ради того, чтобы какая-нибудь стерва разбила его, когда в её жизни появится игрушка поинтересней?

После того случая в столовой с Эмили я стал добычей номер один, потому что этим стервятницам кажется, что девушка пытается прибрать меня к рукам. И это сущий ад. Сплетни расходятся быстрее, чем эхо в поле. Но что меня действительно злит, так это не сплетни, а то, насколько сильно они отличаются от реальности. Если бы они только знали, как ошибаются, ведь Эмили была первой девушкой за последние три года, которая преднамеренно меня избегала.

Раздражённый своим глупым поведением, я решил, что мне нужно выпустить пар. Разблокировав машину, я кивнул девушке:

- Запрыгивай.

Мне даже не надо было включать «джентльмена» и открывать ей дверь, потому что девушка оказалась в машине прежде, чем я успел дотянуться до водительской двери.

Возле подъезда, выходя из машины, я оглянулся и заметил Эмили. Она выгуливала Лаки и выглядела подавленной. Вся в своих мыслях она даже не заметила меня и девушку. Но я заставил себя затолкать мысли об Эмили куда подальше и потянул блондинку за собой в квартиру. Не успел я защёлкнуть дверь, как девушка накинулась на меня. Её губы требовательно прижались к моим, а руки с нетерпением блуждали по моему телу. И когда её рука сжала мой член, я понял, как ошибался, когда думал, что девушка могла посещать курс этики. То с какой скоростью она срывала с нас одежду, настораживало даже меня – заядлого бабника. И когда девушка посмотрела на меня горящими глазами, плотно прижав своим телом к стене, я боялся, что окажусь изнасилованным, поэтому взял контроль в свои руки. Подхватив девушку под задницу, я понёс её в кровать. Не теряя времени, блондинка обхватила меня ногами и поцеловала в шею. Наши движения были быстрыми, толчки жёсткими. И то, что девушка творила своим языком…. Будь я проклят! Блондинка умела отрываться, и когда всё закончилось, девушка не попыталась остаться, что добавило ей ещё один «плюс».

Застёгивая штаны, я услышал шум на этаже. Каково же было моё удивление, когда я увидел Эмили, стоящей у моей двери.

- Прости, что ты сказала? Я не услышала. Не могла бы ты вернуться и повторить? – кричит Эмили.

Я ухмыляюсь, когда слышу сарказм в её голосе.

- Пытаешься перепугать всех моих… - И тут я понимаю, что дал осечку. Сейчас Эмили назовёт меня всеми возможными не лестными эпитетами и уйдёт, но девушка удивила меня, начав надсмехаться.

С одной стороны, я вздохнул с облегчением, когда понял, что она не смотрит на меня с омерзением; с другой же стороны я хотел, чтобы она реагировала по-другому, на девушек, выходящих из моей квартиры. Я бы хотел, чтобы она ревновала, хотя это и звучит совсем не по-дружески.

- Зайдёшь? – Я спрашиваю, хотя хочу просто затянуть её в квартиру.

- Нет. – Отвечает Эмили, но меня такой ответ не устраивает. Я вижу, что её что-то тревожит, но она пытается отделаться от меня. Не давая ей времени на размышления, я тащу Эмили за собой в квартиру.

- Не достаточно убедительно. – Говорю я, и мне становится интересно, что она делала у меня под дверью, но я не спрашиваю её. Знаю, что Эмили сама мне всё расскажет, если захочет.

- У меня не было времени для подготовки, - бормочет Эмили.

Я смеюсь, когда она начинает оправдываться за свою маленькую ложь, которую не смогла скрыть от меня.

- Я говорю абсолютно нормально, просто ты воспринимаешь меня не всерьёз.

От этих её слов я буквально взрываюсь внутри. Мне так хочется закричать ей: «Я чертовски серьёзно воспринимаю тебя… Настолько серьёзно, что уже, не уверен всё ли в порядке у меня с головой, чёрт побери! Я отношусь к тебе серьезней, чем к любой другой девушке в своей жизни». Но я оставляю все эти слова для себя и выдаю лишь скромное, но достаточно убедительное:

- Никогда не говори, что я не отношусь к тебе серьёзно. К тебе я отношусь серьёзней чем к кому бы то ни было.

Окей, возможно это прозвучало не так уж и скромно, судя по реакции Эмили. И я напрягаюсь, когда думаю, что снова перегнул палку, и она сбежит от меня… снова. Но Эмили не двигается, и я думаю, возможно, она не услышала меня. Её тихое «да» уверяет меня в обратном.

– Не мог бы ты смыть помаду со своей шеи? – Замечание Эмили почти заставляет меня покраснеть… почти.

И как же ах*еть сильно я зол, когда вижу огромный засос у себя на шее. Думаю, это и послужило причиной того, что безымянная блондинка ушла так быстро. Есть негласное правило: не «метить» парня, если это всего лишь одноразовый трах. И она нарушила его. Я готов волосы на себе рвать так сильно меня бесит эта ситуация, но Эмили потешается надо мной что есть силы.

- Ты думаешь это смешно? – прищурившись, спрашиваю я.

- Нет, конечно, нет. Это немного печать, что ты не знаешь, как…. – И Эмили заходится в приступе смеха.

Её забавляет вся эта ситуация, чего не могу сказать о себе. Но я решаю немного поднять себе настроение. Перебросив Эмили через плечо, я несу её к дивану, уже предвкушая то, что собираюсь сделать.

Эмили пытается соскользнуть с моего плеча, но я только сильнее прижимаю её к себе.

Бросив Эмили на диван, я зажимаю её руки и ноги в своей железной хватке, не давая ей возможности выбраться. Она просит меня отпустить, но по её голосу я слышу, что это не то чего она по-настоящему хочет. Решив проверить свои догадки, я наклоняюсь и медленно провожу языком по её шейке. Она пахнет как карамель и вишня. Так чертовски приятно. Эмили задерживает дыхание, и я ликую, когда понимаю, что оказался прав. Она реагирует на мои прикосновения. Означает ли это что я смогу выйти из френд-зоны и продвинуться дальше?

Эмили закрывает глаза, и я не могу читать её эмоции. Я собираюсь попросить её открыть глаза, но в последнее мгновение передумываю. Я боюсь, что в её глазах я не увижу того, что мне хочется в них видеть. Но ещё больше я боюсь того, что она увидит в моих глазах.

Я нежно прикусываю кожу у неё на шее и ухмыляюсь, когда чувствую, как участился её пульс. А затем я оставляю засос на её светлой коже, в надежде, что он продержится долго.

- Теперь ты ещё неделю сможешь любоваться моей работой. – Ухмыляюсь я.

- Адамсон, ты придурок! Слезь с меня сейчас же! – Эмили злится, но я знаю, что это не на долго.

- Я уже говорил, что мне нравится, когда ты такая грозная? Приказываешь, рычишь.

- Я тебя ненавижу, гавнюк.

- Не верю. – Говорю я и поправляю штаны потому что наши невинные шутки не оставили меня равнодушным. - Я сейчас приду.

Направляясь в ванную, я надеюсь, что Эмили всё-таки меня дождётся.

Я становлюсь под холодный душ и начинаю по немного остывать. Не то чтобы я слишком завёлся…. Твою мать, о чём вообще речь? От одного только запаха карамели и вишни у меня теперь будет стояк. Эта девушка также потрясающе пахнет, как и чувствуется подо мной. Я не могу сдержать стон, когда прокручиваю события последних нескольких минут снова и снова в своей голове. Боже помоги мне, потому что теперь, когда я знаю, какова её кожа на вкус всё становится только запутанней, труднее, жарче. Не знаю чувствовала ли Эмили всё то что чувствовал я, но твою ж мать как это было хорошо и приятно. Ни один сон не сравнится с Эмили на яву. Когда у меня перед глазами появляется лицо Джессики, я вздрагиваю. Однажды я уже был близок к тому, чтобы подпустить кого-то ближе к себе и это не закончилось хорошо. Теперь меня мучают кошмары каждую ночь. Меня что-то притягивает к Эмили, но я не мазохист, чтобы проходить по второму кругу ада.

Переводя дыхание, я натягиваю джинсы и выхожу к Эмили не уверенный в том хочу ли я, чтобы она оказалась в комнате или всё же чтобы она тихо ушла испугавшись.

Я захожу в гостиную и вижу Эмили сидящую ко мне в пол оборота, а у неё на руках дремает Лаки. Счастливчик, чёрт побери.

- Железный человек или Капитан Америка[9]? – спрашивает Эмили, поворачиваясь ко мне лицом.

Несколько минут я пялюсь на нее, не понимая вопроса. Эмили машет у меня перед глазами дисками от «Marvel»[10].

- Оу, Тор[11]. Определённо Тор.

- Ты шутишь? Я думала ты поклонник Старка[12].

- Слишком напыщенный и слащавый. – Пожимаю я плечами. – А ты? Поклонница капитана Америки?

- В своё оправдание могу сказать, что он обаяшка. - Эмили пожимает плечами, копируя меня.

- Ага, или возможно, потому что Крис Эванс[13] снимался в трико? – Ухмыляюсь я, когда вижу, что поймал Эмили с поличным.

- Без трико не обошлось. – Театрально вздыхает Эмили.

Я улыбаюсь и понимаю, что готовился к худшему, в то время как Эмили совершенно не заморачивалась по поводу засоса. Этот факт одновременно и радует, и расстраивает.

- Я бы хотела пересмотреть их все заново. – Говорит Эмили и выжидательно смотрит на меня. Как будто я бы сумел ей отказать.

- Конечно. – Я плюхаюсь на диван рядом с Эмили.

Когда начинаются вступительные титры, и Эмили вздыхает мне вдруг в голову приходит, что все эти разговоры были всего лишь отвлечением. Она пришла ко мне не для того чтобы посмотреть фильм. И то как она выглядела, выгуливая Лаки, не давало мне покоя. Ставя фильм на паузу, я смотрю на Эмили.

- Почти получилось обвести меня вокруг пальца.

- Ммм? Не понимаю о чём ты. – Говорит Эмили, глядя в телевизор.

- Огонёк, посмотри на меня и скажи, что ты пришла сюда, только для того чтобы посмотреть со мной фильм.

Эмили склоняет голову, признавая поражение.

- Сегодня я получила письмо от родителей. – Говорит она почти шёпотом и замолкает.

- И?

- И я трусиха. Я должна его открыть, но боюсь того что там написано. Понимаешь, для меня получать письма от семьи не одно и то же что получить письмо от скучающих любящих родителей. Общение с моими родителями — это сплошные ультиматумы и осуждения. И да, я знаю, что это звучит действительно отстойно.

Если бы она только знала насколько мне знакомо всё это.

- Думаю, твоя семья не сравнится с моей, даже если твоих родных признают виновными в нескольких терактах. – Говорю я, прижимая Эмили к своему боку.

Эмили обвивает руками меня вокруг талии и придвигается ещё ближе.

- Я собиралась позвонить Кэйси и рассказать обо всё, но передумала. – Эмили поднимает голову и смотрит на меня своими большими светло-карими глазами. - А потом не знаю как, я просто оказалась под твоей дверью.

И снова эта девушка заставила меня чувствовать себя полным придурком. Она пришла, чтобы поделиться со мной чем-то действительно важным для неё. Она пришла, потому что доверяла мне, а ей на встречу вылетела полуголая девица с моей квартиры. Не удивительно, что мне приходится клещами вытягивать из неё информацию.

- Извини.

- За что?

- За то, что не спросил раньше.

- Ты и не должен был.

- А я думал, что именно так и поступают друзья. – Улыбаюсь я.

Эмили хмыкнула на моё замечание.

- Итак, хочешь открыть конверт?

- Не уверена.

- Тогда конверт открою я, и мы с тобой поиграем в виселицу[14]. - Ухмыляюсь я, легонько толкая Эмили в бок.

- Тогда у меня точно поедет крыша.

Эмили достаёт из сумки конверт, резко разрывает его и достаёт содержимое.

- Благотворительный вечер семьи Дэй. – Читаю из-за плеча Эмили. – Хмм.. Выглядит вполне безобидно.

- Уверена, со стороны всё так и выглядит.

И прежде, чем я успеваю себя остановить, я говорю:

- Если ты не хочешь идти туда одна, я могу быть твоим плюс один.

Эмили замирает, и я понимаю, что погорячился с предложением.

- Или ты можешь пойти с кем-то другим.

О господи, как же жалко я должно быть сейчас выгляжу.

- Не уверена, что вообще хочу появляться там.

Эмили хватает свою сумку, бросает в неё конверт и резко встаёт.

- Думаю, сегодня из меня не самая лучшая компания.

Лаки вскакивает и вслед за хозяйкой бежит к двери.

- Огонёк, подожди, я тебя проведу.

- Это не обязательно.

- И всё же.

Молча мы доходим до квартиры Эмили. На прощание я целую её в лоб, вдыхая поглубже её запах.

- Сладких снов, Огонёк.

Глава 20

Эмили

На следующий день в университете Кэйси встречает меня около аудитории, где должна проходить наша пара по литературе.

- Ты выглядишь как-то странно? - прищурившись, выдаёт она, даже не поздоровавшись.

Я нервно поправляю шарфик на шее. После вчерашней выходки Рэя, я пыталась скрыть пудрой огромный засос на шее, но безуспешно, поэтому сегодня на моей шее красуется коралловый шарфик.

- Тебе показалось.

- Нет, нет. В тебе что-то изменилось. Ещё вчера ты была унылой и хмурой. Сегодня же ты так улыбаешься, что все оборачиваются тебе в след.

На слова Кэйси я закатываю глаза:

- Я выспалась и у меня хорошее настроение.

И это было сущей правдой. Я чувствовала себя лучше, чем когда-либо за последний месяц. И как бы я не хотела себе в этом признаваться, всему виной было общение с Рэем. Не знаю, что есть в неё такого, что заставляет меня чувствовать себя лучше. Общаться с ним так просто и легко, что забываешь обо всём вокруг.

- Хмм…

Кэйси с подозрением смотрит на меня, но я хватаю её за руку и затаскиваю в аудиторию.

***

После вчерашнего вечера, кажется, наши доверительные отношения с Рэем стали на порядок лучше. В первое мгновение, как только он скрылся за дверью в ванной, мне хотелось сбежать от Рэя, а также всех чувств и эмоций, которые вызвали его прикосновения. Но я решила отбросить эту мысль и наконец-то перестать быть трусихой. Поэтому, когда мы с Кэйси входим в столовую и я ловлю на себе взгляд Рэя, то просто улыбаюсь ему. Кэйси стоит рядом со мной и ухмыляется:

- Боже мой! Вы ведёте себя как подростки в школе. Не то друзья, не то пара.

Я напрягаюсь.

- Прекрати. У нас с Рэем чисто дружеские отношения.

- Скажи ему об этом. – Кэйси подбородком указывает на Рэя, который ухмыляется, глядя на мой шарфик.

Когда мы с подносами приближаемся к столу, за которым сидят Дэрэк, Рэй и вся их компания, передо мной проскальзывает уже известная мне блондинка и садится на моё место. Она занимает место около Рэя. С невозмутимым лицом она поворачивается к Рэю и своим инфантильным писклявым голосом произносит:

- Ну, привет.

Я наблюдаю за реакцией Рэя. Его брови удивлённо взлетели к линии роста волос. Затем свои широко распахнутые глаза он переводит на меня, но ничего не произносит. Девушка же продолжает лебезить перед Рэем, не обращая внимания на кого-либо. А за столом в это время стоит подавляющая тишина. Все с интересом наблюдают за этой крайне неудобной ситуацией.

Я чувствую, как мои щеки начинают краснеть и понимаю, что сейчас я должно быть выгляжу как дура, потому что стою с подносом в руках, над местом, которое заняла другая. Для полного завершения этой дурацкой картины мне только не хватает начать топать ножками и плакать.

Не знаю почему, но меня задела эта ситуация. Хотя нет, я знаю, просто боюсь себе признаться в чём дело, на самом деле.

Собрав оставшуюся гордость, я разворачиваюсь, собираясь занять другое место. И когда я уже практически ставлю поднос на стол, то слышу грубый голос Рэя у себя за спиной.

- Извини, но ты, кажется, сидишь не на своём месте.

Рэй обращается к девушке достаточно грубо, но её это, похоже, не волнует. Невинно хлопая глазами, она ему мило улыбается:

- И где же моё место? – спрашивает она противно-слащавым голосом, при этом окидывая Рэя пристальным взглядом останавливаясь на его коленях.

Я сдерживаю себя из последних сил, чтобы не закатить глаза. Спокойно опуская поднос на стол, я делаю глубокие вдохи, чтобы не запустить тарелкой тупоголовой девице в голову, как фризби[15].

- Кажется твоё место за другим столом. – В голосе Рэя проскальзывают нотки раздражения.

- Прости? – девушка выглядит немного удивленной, и её улыбка становится натянутой.

- Я сказал, что хочу, чтобы ты ушла. – Чётко произнося каждое слово, Рэй смотрит на неё, не отводя свой холодный взгляд, от чего девушка начинает нервно ёрзать на своём месте.

Не вставая, она обводит взглядом сначала всех за столом, а затем и всю столовую. И похоже только тогда до неё доходит смысл слов Рэя. Ох, да неужели?

- Похоже вчера ты был несколько другого мнения, когда трахал меня.

Резко встав, девушка фыркает и почти бегом выходит из столовой. Ну, это было действительно большим провалом. Мне её было даже немного жаль.

Несмотря на то, что место рядом с Рэем освободилось, я не спешу занять его.

Медленно ёрзая, я почти слышу, как с глухим стуком о кафельный пол в столовой ударяются челюсти большинства присутствующих. Вскинув голову, я беру стакан с апельсиновым соком, всем своим видом, как бы говоря: «Да, смотрите на меня. Я не одна из сучек Рэя, которые таскаются за ним повсюду».

Когда справа от меня резко отодвигается стул, а его железные ножки с противным визгом скользят по полу, то я уже знаю, кто это встал со своего места. Совсем немного, но я всё же я надеюсь, что Рэй направляется именно ко мне.

Рэй проходит мимо меня, и я задерживаю дыхание. Медленными, но уверенными шагами он направляется к выходу. В его походке не читается ничего кроме величия. Он идёт уверенно, всем своим видом выказывая равнодушие ко всему, что только что произошло. Он не сбегает с покрасневшим лицом от унижения как это сделала блондинка несколько минут назад. Разинув рты, они наблюдают за его величественным удалением. Все, в том числе и я смотрю на него зачарованно, потому что от него исходит такая сила, от которой перехватывает дыхание.

На публике он всегда такой сильный спокойный неумолимый, но я знаю совсем другую его сторону нежную, заботливую. И моментами кажется, что это два совсем разных человека, настолько может быть противоречивым его поведение.

Когда за Рэем закрылись двери, в столовой слышен хоровой вздох, как будто все задержали дыхание, пока он шёл.

- Вау! – Рядом выдохнула Кэйси. – Это было… зрелищно.

- Прекрати! – нервно отвечаю я.

- Да, ладно. У самой то слюни капали как у сенбернара[16].

- Ничего подобного. – Хмурюсь я.

- Угу….

Остальная часть обеда прошла спокойно, а перед началом следующей пары мне приходит сообщение. Я ожидаю, что это будет сообщение от Алисии или Джека о предложении сходить куда-то вечером, но нет. Это сообщение от Рэя. Он никогда не писал мне прежде, его SMS выглядит предельно скупо.

Рэй: Вечер в силе?

Я: Ты о чём?

Рэй: Мы так и не досмотрели фильм.

Я: Нет. У меня планы.

Ответа не было пять минут, и я решила, что Рэй мне больше не напишет. Но….

Рэй: Ладно.

И ещё несколько минут спустя.

Рэй: Извини за обед.

Я: Тебе не за что извиняться.

Рэй: Так у нас всё хорошо?

Я хмыкнула на его сообщение. Неужто Рэй чувствовал себя виноватым? Забавно. Улыбаясь, я набираю сообщение, решив немного помучить парня.

Я: Не знаю, как у тебя, а у меня всё в порядке.

Сообщение, которое можно по-разному трактовать. Да, девушки любят такие штучки. И, поди, разбери, действительно ли всё в порядке или это тонкий намек, что парень в полной заднице.

Ухмыляясь, я ложу телефон обратно в сумочку. Кэйси смотрит на меня, приподняв брови.

- Дьявольская улыбка? Это лучше чем-то отстранённое выражение лица, которое было у тебя в столовой.

- Определённо лучше. – Улыбаюсь я Кэйси. – Как смотришь на то, чтобы сегодня устроить у меня марафон «Сверхъестественного»?

- Ого. А как же твой завтрашний тест?

- Перенесли.

- Ну, тогда я всеми руками «за».

Рэй

Эмили: Не знаю, как у тебя, а у меня всё в порядке.

У неё всё в порядке. И как нахрен прикажете это понимать?

И вот в очередной раз я убеждаюсь, что общение SMS-ками - это срань господня. Никогда не любил переписки, потому что когда не видишь лица человека, эмоций – невозможно точно понять о чём он думает и насколько правдиво то, что он пишет.

Психанув, я кинул телефон на стол, а Дэрэк сидевший рядом со мной удивлённо вскинул брови.

- Ты чего сегодня не с той ноги встал?

- Я сегодня вообще не спал. – Буркнул я в ответ.

- А… - Дэрэк понимающе ухмыльнулся. – Горячая ночка?

- Если бы. Уснуть не мог. – Нахмурился я.

- С чего бы?

Отвечать мне не пришлось, так как в аудиторию вошёл профессор и начал пару, которая длилась, казалось целую вечность.

Как только закончилась пара, я схватил свои вещи, и вылетел из аудитории. Уже на стоянке я встретил Тайлера, парня с команды Дэрэка. Мы никогда особо не общались, но иногда зависали в одной компании. Он перегородил мне дорогу, скрестив руки на груди.

- Слышал, ты вчера зависал с Тиной. – Как-то странно с упрёком в голосе произнёс парень.

- Понятие не имею о ком ты, чёрт возьми, говоришь. – Отмахнулся я и попытался обойти парня. Тайлер двинулся в сторону, тем самым снова преграждая мне путь. Вскинув голову вверх, я всмотрелся в его глаза, в них читалась ярость. Что за нахрен? Отойдя на шаг, я сложил руки на груди. Меня всего трясло от злости и без того, а этот парень явно напрашивался на конфликт.

- Высокая блондинка с сиськами от Бога. Мы о ней сейчас говорим? – Скучающим голосом проговорил я.

- Суки сын! – Гаркнул парень и двинул мне кулаком в челюсть.

Немного опешив от такой резкой вспышки ярости, я не успел перехватить его первый удар, но, когда он замахнулся во второй раз, я не остался в долгу. Схватив его за руку, я двинул парню справой, а затем коленом в живот, выбив из него весь воздух. Покачиваясь, парень отошёл в сторону.

- Она моя сестра, ублюдок. – Глядя на меня исподлобья выплюнул парень.

- Должен признать твоя сестра горячая штучка. - Ухмыльнулся я. Не знаю почему я пытался разозлить его ещё больше, возможно потому, что те чувства, которые я испытывал сейчас, было проще контролировать, чем весь тот водоворот эмоций, который бурлил во мне рядом с Эмили. Стоит мне только подумать о ней, и я снова чувствую, как мое сердце плавно уходит в пятки. Я думаю о ней каждую свободную минуту, каждую долбанную минуту. Ненадолго отвлёкшись, я не успеваю среагировать, как разозлённый Тайлер налетел на меня и повалил на пол. Оказавшись сверху, парень ещё раз хорошенько приложил меня по лицу. И прежде чем я успел ответить ему, нас растащили в стороны.

Тайлер продолжал что-то кричать мне в след и материться, в то время, как несколько парней заламывали ему руки, пытаясь удержать на месте. Меня же держал только Дэрэк.

- Каково хрена ты творишь? – Заорал он.

- Развлекаюсь, - ухмыльнулся я, и запрыгнув на мотоцикл уехал.

Несколько часов я бездумно катался по городу пытаясь утрясти в голове все события вчерашнего вечера и сегодняшнего дня. После двух месяцев затишья эти два дня были слишком уж насыщены событиями. Слишком много чувств и эмоций, которые я не мог держать под контролем.

То, что происходило между нами с Эмили было похоже на что-то большее, чем просто дружбу. У меня никогда прежде не было девушки-друга, поэтому я на самом деле понятия не имел, как далеко на данный момент зашли наши отношения и вышли ли они за рамки дружбы. И если всё-таки вышли, то я понятия не имел что теперь с ними делать. У меня то и девушки по-настоящему никогда не было. Когда в средней школе я начал пользоваться популярностью, то уже тогда знал, что не стану заморачиваться на счёт отношений. Ни к чему не обязывающий секс все, что мне нужно было от девушек, и они всегда соглашались на это, хотя некоторые из них тешили себя надеждами о том, что смогут изменить меня. Но Эмили, она казалась другой. С ней я чувствовал себя совершенно по-другому, и это нельзя было описать словами. То, что было между нами, было чем-то большим, чем сексуальное напряжение.

Стоя на заправке, я невесело засмеялся. Что-то большее. Дожились. Мексиканский сериал обзавидуется.

Мне нужно срочно выпить. По дороге домой я заехал в магазин и купил бутылку Grant’s[17]. Подходя к мотоциклу, я открыл бутылку и сделал несколько глотков. Янтарная жидкость опалила горло, и через несколько минут неприятный обжигающий осадок опустился в желудок. Спрятав бутылку, я сел на мотоцикл и окружными путями, чтобы растянуть время, поехал домой.

Под подъездом опиравшись на машину, меня уже ждал Дэрэк. Закатив глаза, я слез с мотоцикла и пошатнулся. Ух, похоже, виски уже начало действовать. Так как в обед я так ничего и не поел, реакция моего организма на виски не заставила себя ждать.

Проходя мимо Дэрэка, я направился к подъезду.

- Ты, придурок, опять пил за рулём? – Насторожено спросил друг.

Запустив в его сторону бутылкой, которая уже была на четверть пустая, я нахмурился. Возможно, это было больше чем несколько глотков?

Дэрэк шёл за мной по пятам и говорил, что-то о том, что если я буду продолжать в том же духе, то однажды меня найдут посреди дороги с живописно раскиданными мозгами.

Открыв дверь, я ввалился в квартиру, и не разуваясь завалился на диван. Прижав к лицу подушку, на которой вчера лежала Эмили, я глубоко вдохнул, чтобы почувствовать запах свойственный только ей.

- Что с тобой опять творится? – Устало вздохнул Дэрэк и сел в кресло рядом со мной.

- Отвали. – Сказал я и сделал ещё несколько глотков виски. – Твои обязанности мамочки на сегодня выполнены. Я успешно добрался домой. Так что можешь валить к чёртовой матери с моей квартиры.

Дэрэк выхватил из моих рук бутылку с виски и сделав несколько глотков, поморщился.

- Не могу. Я выпил. А ты же знаешь, что я не сажусь за руль, если выпил хоть немного. – И этот ублюдок невинно пожал плечами.

Простонав, я перекатился и снова уткнулся лицом в подушку.

- Ну, так что за хрень творится в твоей голове? – не отставал Дэрэк.

- Заткнись, иначе я выброшу твою совсем не пьяную задницу на улицу, несмотря на то, что мы с тобой друзья с четырёх лет, усёк? – Промычал я в подушку.

- Да ладно тебе. Это же простой человеческий интерес. – Ага, как же, интерес. Этому доктору Филу[18] лишь бы в мозгах чужих покопаться.

- Отвяжись.

После этого мы просто продолжали пить. Не помню откуда, но после первой бутылки виски появилась ещё одна. Может Дэрэк сходил в магазин или нашёл мои закрома, но это было уже не так важно. Не останавливаясь, мы быстрыми темпами осушили вторую бутылку виски, когда я внезапно услышал звук входящего сообщения. Вытянув из кармана телефон, я уставился на экран, пытаясь сфокусироваться на буквах.

Слышала о драке. Ты в порядке?

Медленно переводя взгляд на имя отправителя, я не мог сдержать дурацкую улыбку, которая появилась у меня на лице. Эмили.

Я: Немного пострадало моё ангельское личико, что в свою очередь немного зацепило моё эго. А в остальном порядок.

Эмили: Рада слышать;) Для лица могу посоветовать только лёд, а вот твоё эго, уверена, придёт в норму сразу же, после встречи с очередной длинноногой и грудастой блондинкой.

Нахмурившись, я отбросил телефон, не зная, что ответить ей, и встретился с загадочным лицом Дэрэка.

- Я не ослеп, ты только что переписывался с кем-то? – С сомнением он уставился на меня, а затем перевёл взгляд на мой телефон.

- Да пошел ты.... – Ответил я с ухмыляющейся улыбкой

- Ну и кто же эта цыпочка? Должно быть она действительно горячая, если уж у неё есть твой номер, и вы даже переписываетесь. – Не отступал Дэрэк.

Раздражённо вздохнув, я покачал головой. И прежде чем я успел среагировать, Дэрэк резко бросился вперёд и забрал мой телефон. Я попытался дотянуться до него, но он вскочил с кресла и отошёл в сторону, копаясь в моём телефоне. Я поднялся на ноги, медленно земля начала уходить у меня из-под ног, поэтому я сел назад, покрывая Дэрэка матом, от чего он только ржал. Со стороны мы выглядели как два придурошных подростка, хотя нет, мы больше были похожи на девчонок-подростков.

- Так, так, так. Цыпочку зовут Эмили. – И Дэрэк сделал задумчивое выражение лица. – Которая из? Та, которая вместе с тобой ходит на этику или которая сидит со мной на истории?

Зарычав, я откинулся на спинку дивана, пока Дэрэк перечислял всех девушек с именем Эмили, которых он знал, так и не назвав ту самую.

- Заткнись Дэрэк, просто заткнись. – Гаркнул я на него, не в силах слушать больше его предположения. Голова от алкоголя начала кружить ещё больше, и настроение начало идти на убыль.

- Ну, так кто же она? Я её знаю? – Не мог он угомониться.

- Моя Эмили – это Эмили… Эмили Дэй. – Вот и всё. Её имя, подействовало как ведро холодной воды на голову. Это заставило меня протрезветь. У Дэрэка было спокойное выражение лица, как будто ему уже и до этого было всё известно. Но я сразу же откинул эту мысль.

После моей фразы Дэрэк не накинулся на меня с кулаками, как я думал. Он просто снова сел в кресло и бросил мне мой телефон.

- Ну, наконец-то. – Вдохнул он.

Я шокировано уставился на него.

- Что ты сказал? – переспросил я, прищурившись. Возможно, мне всё это послышалось в пьяном угаре?

- Говорю, что я не слепой, придурок. Ещё в ту ночь в баре я понял, что ты её в покое просто так не оставишь. А потом эти твои замашки рыцаря в столовой. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы сложить два и два.

Опустив голову, я стал дальше слушать тираду Дэрэка. И у меня складывалось такое чувство, что этот придурок был почти трезвый, и единственный кто здесь был в стельку, так это я.

- Но учти, если ты её обидишь, я тебе задницу таки надеру. - Закончил Дэрэк.

Я хотел было возмутиться и сказать, что сам себе задницу надеру, если обижу её, но вовремя остановился. Несколько минут мы сидели в полной тишине, и был слышен только шорох шин по асфальту, проезжавших под окном машин.

- Она как наваждение. Не могу держаться на расстоянии. Просто не могу, чёрт возьми, Дэрэк. – Застонал я, на что он только фыркнул. – Я просто боюсь, что с ней всё получится, так же, как и с Джессикой. И тогда я точно сойду с ума.

- Не будь придурком, Эмили не Джессика и ты это знаешь.

- До встречи со мной Джессика тоже не была наркоманшей, спавшей с моими друзьями.

- Прекрати себя жалеть. Сколько ещё ты собираешься сидеть здесь и ныть как девчонка?

- Да пошёл ты.

- Вот я и иду. – И Дэрэк встав с кресла, направился в сторону двери. – А ты разберись со своим дерьмом в голове, и верни мне моего лучшего друга. – И с этими словами он захлопнул за собой дверь.

Я взял телефон и уставился на последнее сообщение от Эмили.

Я: Я так не думаю…. Сладких снов, Огонёк.

Глава 21

Эмили

Кейси уже спит, и я пишу сообщение Рэю.

Я: Слышала о драке. Ты в порядке?

И как только отправляю сообщение, понимаю, что, если бы мы были настоящими друзьями, я бы не ждала удобного случая, чтобы спросить о его самочувствии. Чувствую себя отвратительно из-за этого, но сообщение от Рэя заставляет меня улыбнуться.

Рэй: Немного пострадало моё ангельское личико, что в свою очередь немного зацепило моё его. А в остальном порядок.

Я: Рада слышать;) Для лица могу посоветовать только лёд, а вот твоё эго, уверена, придёт в норму сразу же, после встречи с очередной длинноногой и грудастой блондинкой.

Я пытаюсь поддержать весёлый характер разговора, подшучивая над ним, но, когда спустя десять минут ответ не приходит, я понимаю, что перегнула палку. Просто отлично, Эмили. Так держать! Можешь погладить себя по головке.

Устало вздохнув, я направляюсь к кровати. На моей половине кровати спит Кэйси, растянувшись посередине, как морская звезда. Кое-как вытолкав её на одну сторону кровати, сама ложусь на другую. Помимо моей спальни и гостиной в квартире есть ещё одна комната. Она меньше моей, но кровать таких же размеров. Я предлагала её Кэйси, но она наотрез отказалась, заявляя, что матрас на моей кровати удобнее. Чего только не сделаешь для лучшей подруги.

Упираясь коленями в кровать, я тяну на себя одеяло, которое странным образом было полностью обёрнуто вокруг Кэйси. И прежде чем она успеет снова раскинуть руки, я заскакиваю в кровать. Прокручивая в голове весь сегодняшний день, я слышу, как в тишине передвигается Лаки, царапая своими маленькими ноготками паркет. Когда я чувствую, как прогнулась кровать, улыбаюсь.

***

Меня будит телефонный звонок. Не открывая глаз, чтобы посмотреть кто звонит, я подношу телефон к уху:

- Слушаю.

- Ну, здравствуй, детка.

Голос Брэндона пробуждает меня с утра как пощёчина. Я сажусь на кровать и судорожно соображаю, что ему ответить.

- Ты делаешь вид, что не слышишь меня? Очень по-взрослому, детка. – Я слышу насмешку в его голосе.

- Я тебя прекрасно слышу. – Строго произношу я.

- В любом случае я рад, что ты не решила проигнорировать мой звонок, в который раз. – В голосе Брэндона слышно раздражение.

- Ты не можешь меня упрекать в том, что я не хочу общаться с таким человеком как ты. – От его тона я начинаю раздражаться.

- С таким человеком как я? – Брэндон смеётся. – Детка, мы с тобой одно целое. Ты такая же как я.

- Прекрати нести эту чушь. Мы с тобой никогда не были одним целым, даже когда встречались, а сейчас уж тем более. Поэтому, теперь, когда мы с тобой совершенно чужие люди, я задаюсь вопросом: какого чёрта тебе нужно?

- Вау, Эмили, а ты изменилась. Куда девалась маленькая девочка, вечно боявшаяся возразить своим родителям и мне? – С издёвкой спрашивает Брэндон. - Это тебе Кэйси мозги прочистила? Я всегда говорил, что эта потаскуха плохо на тебя влияет. – Рычит он.

- Заткнись, Брэндон. – Говорю я, скидывая одеяло и опуская ноги на пол.

- Плевать. Ты получила приглашение? – Его голос меняется за долю секунды и звучит уже не раздражающе, а мило. Но меня этим не обманешь.

- Да.

- Тогда думаю, мы скоро встретимся. – Мурлыкающим голосом говорит он мне в трубку.

- И не мечтай. – Со злой ухмылкой на губах отвечаю я и качаю головой.

- Боишься приехать? Или ты боишься такого большого и страшного Брэндона? А я-то подумал, что ты изменилась и уже не та трусливая дурочка, но похоже я ошибался. – Растягивая слова, говорит Брэндон и раскатисто смеётся.

- В одном ты прав - я изменилась. И ты глубоко ошибаешься, если думаешь, что твои слова заставят меня изменить своё решение.

- Приезжай сюда, чёрт побери, Эмили! И скажи мне это в лицо! Ты знаешь у нас с тобой осталось одно не законченное дело! И если ты не приедешь, я найду тебя, слышишь? Не смей от меня прятаться, потому что я….

Я отключаю телефон прежде, чем он успевает закончить свою фразу. Отбросив телефон в сторону, я откидываюсь назад и закрываю ладонями лицо. Вот тебе и доброе утро.

В дверном проёме спальни прочищает горло Кэйси. Я отнимаю руки от лица и поднимаю на неё глаза.

- У меня к тебе несколько вопросов. – Спокойным и уверенным голосом говорит Кэйси. – Во-первых, что это? – И она машет конвертом на уровне моих глаз. – А во-вторых, кто это? – И она кивает в мою сторону.

- Это, - я указываю на телефон, - был Брэндон, который звонил чтобы узнать мой ответ по поводу этого, - киваю на конверт в её руках. Не трудно догадать, что моим ответом было «нет». – Отвечаю я на одном дыхании, потому что думаю, что она спрашивает именно о телефонном звонке.

- Хмм…. – Кэйси удовлетворённо кивает на мой ответ. - А что на счёт моего вопроса номер два? – Поднимая одну бровь, она смотрит прямо на меня, своим обезоруживающим взглядом пронзительных голубых глаз. – Кто он?

- Кто он? – Тупо переспрашиваю я.

- Мистер «присосался». – Кэйси закатывает глаза, как будто это самый глупый вопрос, который она слышала.

И тут я понимаю, что она спрашивала не о телефонном звонке. Моя рука машинально потянулась к «метке» на шее.

- Пффф… - Тяжело вздыхая, я. – Слишком много всего с утра. Всё остальное ты услышишь только после того, как я выпью кофе.

- Эй, так не честно. – Визжит Кэйси, когда понимает, что это мой окончательный ответ.

Я пожимаю плечами, делая вид, что меня это не волнует. Натягивая первые попавшиеся под руки штаны и футболку, разворачиваюсь и вижу Кэйси всё так же стоящую в дверном проёме.

- Ну же…. – Машу я рукой, заставляя её пошевеливаться. – Не в твоих интересах растягивать время. Самое горячее ждёт нас за чашкой кофе. – Издеваюсь я над Кэйси.

- Вот же блин. – Ворчит Кэйси, но собирается за рекордные десять минут. Когда я собираю волосы в высокий конский хвост, она уже стоит около двери. – Ну чего ты так долго, уснула что ли?! – Возмущённо кричит Кэйси.

Я прицепляю поводок к ошейнику Лаки и вывожу его на улицу. Пока мы доходим до ближайшего кафе, Кэйси всю трясёт от ожидания, я же умиляюсь её реакции не способная сдержать улыбку.

- Ты ужасная подруга, Эмили Элизабет Дэй. – Глядя на меня исподлобья говорит эта любительница пикантных историй. – Не одна нормальная подруга не заставит проходить через такое свою лучшую подругу. – И Кэйси тычет пальцем себе в грудь.

Из-за её такого по-детски милого поведения я начинаю смеяться.

Мы останавливаемся возле кафе, которое облюбовали ещё с начала учебного года. Интерьер выполнен в стиле кантри. В кафе стоит простая, тяжёлая мебель без резьбы и украшений, но за счёт того, что весь интерьер выполнен в жёлтых, голубых и изумрудно-зелёных тонах, место выглядит очень уютно. Рисунками с индейскими мотивами украшены стены и светильники. Но что мне нравится больше всего, так это то, что на улице также стоит мебель и здесь можно находиться с животными.

Несмотря на то, что сейчас было начало ноября, на улице стояла тёплая погода, поэтому мы с Кэйси расположились за одним из столиков снаружи. Лаки лёг около моего стула. Когда подошёл официант, мы заказали завтрак и кофе. Я действительно была зависима от кофе, и я в этом могу себе, признаться. Без утреннего кофе мой мозг просто отказывается работать.

И как только я поднесла чашку к губам и сделала первый глоток, Кэйси наклонилась ко мне через стол и раздражённо прошептала:

- Хватит меня мучить. Говори уже.

- Кэйси Моника Мартин, ты такая не терпеливая. – Засмеялась я.

- Только когда дело касается пикантных подробностей. – И Кэйси подняла указательный палец вверх, как бы обращая моё внимание на это.

- Ладно, с чего начать?

- Для начала скажи мне кто это? – И Кэйси потёрла руки, а её глаза загорелись в ожидании.

- Это… Рэй. – Спокойно ответила я.

- Я так и знала! – прокричала Кэйси и вскинула вверх кулак, так что все присутствующие в кафе обернулись на её крик. – Теперь хотя бы понятно, почему в пятницу ты чуть было не напала на ту блондинку в столовой с криком: «Детка, это Спарта»! А теперь перейдём к самому важному вопросу: как он в постели? Так же хорош, как и слухи о нём? – И Кэйси поиграла бровями в мою сторону. – Хотя о чём я вообще спрашиваю. В пятницу с утра ты светилась как рождественская ёлка, значит - он определённо хорош. О-о-очень даже хорош. Я права?

- Хэй, притормози. Между нами ничего не было. – Возмутилась я от такого её предположения.

- Оу, хорошо. Тогда должно быть ты просто проходила мимо, а Рэй оступился, упал губами прямиком на твою шею и присосался к ней как пиявка. – Кэйси скептически приподняла одну бровь и посмотрела на меня взглядом не-держи-меня-за-дурочку.

- Нет, это была всего лишь шутка. Мы просто дурачились. Как друзья. Ничего более. – Быстро протараторила я.

- Вот тебе и горячие подробности. – Сдулась Кэйси и надула губки, как маленькая. Она даже выглядела немного расстроенной.

Вздохнув я сказала:

- Но будь я проклята, если это не было горячо.

Глаза Кэйси снова загорелись интересом, и она махнула мне рукой, чтобы я продолжала.

- Его губы и язык на моей шее и… этого было достаточно для того, чтобы я растаяла на его диване.

Кэйси облизала губы и, сложив руки в замочек, положила на них свою голову, полностью готовая к моему рассказу.

Рэй

Я стою у двери Эмили, переминаясь с ноги на ногу, вспоминая слова Дэрэка: «Разберись со своим дерьмом, и верни мне моего лучшего друга». Зарычав от злости, я ударил кулаком в стену около двери. Никогда в жизни я ещё не чувствовал себя так жалко и беспомощно. Все девушки всегда мне казались настолько предсказуемыми, что я никогда не утруждал себя цветами, разговорами и прочими вещами.

«Возьми себя в руки, размазня», - проговаривал я про себя слова, словно мантру, пытаясь успокоить свои расшатанные нервы. Вчера я сильно облажался перед Эмили и теперь понятия не имел как обстоят дела с нашей «дружбой». Злится ли она на меня или ей всё же наплевать на ту сцену в столовой? Если злится, значит ли это что она ревнует? И если это так, то, что это значит для меня… для нас?

Блять! Всю жизнь я избегал подобного дерьма, потому что видел, как эти чувства выносят мозг мои друзьям. Окей, точнее говоря, я наблюдал за тем, как моим друзьям выносят мозг их девушки. Но не в этом суть.

Набрав в лёгкие максимально много воздуха, я резко выдохнул и нажал на звонок, прежде чем смог передумать. За дверью послышал шорох, и шум как-будто-то что-то надает на пол, затем щёлкнул замок, и показалась Эмили. На ней был одет тонкий халатик, сквозь который можно было увидеть нижнее белье, если хорошо присмотреться. Склонив голову вперёд, она вытирала свои мокрые волосы, таким образом, они падали ей на лицо, полностью закрывая обзор. Выглядело всё так, словно она только что вышла из ванной.

- Я не ожидала тебя так рано. Ты сегодня очень…. – Эмили запнулась, когда откинула волосы с лица и увидела меня. Её глаза удивлённо расширились, а затем она прижала полотенце к груди, пытаясь скрыть чёрный кружевной бюстгальтер, который я, к счастью, уже успел заметил. – Извини, я думала это Кэйси.

Я кивнул не в силах сказать что-то ещё, потому что у меня перед глазами стояла картина того как Эмили снимает этот полу прозрачный кусок ткани, называемый халатом, и остаётся только в этом потрясающем наборе белья.

- Ну, я рад, что ты так подумала. Потому что не думаю, что мне когда-либо ещё выпала бы такая возможность..., - я небрежно махнул рукой в сторону Эмили, и её лицо залилось краской, – увидеть тебя такой растрёпанной. – Закончил я с усмешкой.

Эмили ахнула и хлестнула меня полотенцем.

- Нет, серьёзно. Такое чувство, что у тебя на голове выясняли отношения воробьи. – Смеясь, продолжил я.

Эмили засмеялась и расслабилась. Хух. Разрядить обстановку и не думать об Эмили и её нижнем белье - это уже пол дела. Оказалось, не так уж и трудно.

- Ты такой засранец, Адамсон. Я только что вышла из душа.

Эмили в душе, совершенно не то о чём мне сейчас нужно думать. Я прочистил горло, чтобы мой голос не казался охрипшим и проговорил:

- Ну, теперь, когда я оценил твоё нижнее бельё от Victoria’s Secret[19] я думаю, ты можешь одеться.

Эмили снова меня ударила и засмеялась:

- Спасибо за разрешение.

Резко развернувшись, она побежала в душ, крикнув мне через плечо:

- Проходи, садись. Я буду через пять минут.

Отлично. Пять минут - это как раз то, что мне надо, чтобы немного остыть.

Спустя пять минут Эмили появилась в гостиной, одетая в шорты и футболку.

- Привет. – Проговорила она тихо, глядя на меня из-под ресниц и улыбаясь.

- Привет.

- Твоё ангельское личико и впрямь пострадало, – ухмыльнулась Эмили и подошла ближе ко мне, но не села рядом.

- На мне всё заживает как на собаке. – Отмахнулся я.

Эмили хмыкнула и недоверчиво посмотрела на меня.

- Я пришел, потому что хотел…. – И тут я понимаю, что на самом деле не знаю, зачем я пришёл. Я просто хотел увидеть её улыбку, услышать её голос. Не знаю….

Эмили подняла брови, ожидая от меня продолжения.

- Не знаю…. – Я пожал плечами, на что Эмили только улыбнулась. – Просто захотел тебя увидеть и всё.

- Ладно. – Протянула она. – Мы с Кэйси собираемся пойти в бар к Джеку, поэтому я не могу долго разговаривать. – Видимо Эмили заметила, как моментально осунулось моё лицо, потому что сразу же добавила. – Или ты можешь говорить со мной, пока я буду собираться.

- Или мы можем встретиться в баре. – Добавляю я.

Глаза Эмили засветились:

- Отличная идея.

Я направляюсь к двери и резко останавливаюсь, когда вспоминаю кое-что. Эмили останавливается позади меня. Я протягиваю руку и притягиваю ее вплотную к себе. Эмили удивлённо смотрит на меня, но ничего не говорит. Прижав её спину к своей груди, я подхожу ещё ближе к двери.

- Видишь это? – говорю я, указывая на дверь. Эмили кивает. – А это? – Эмили снова кивает. – Так вот, его, - я указываю на глазок, - используют для того, чтобы посмотреть кто стоит за дверью. Иначе, какой смысл в том, что ты закрываешь её? С таким же успехом ты можешь открыть дверь настежь.

Эмили тупо смотрит на меня, а затем на её лице появляется забавная улыбка, и я знаю, что последует за этой улыбкой.

- Спасибо за заботу, папочка. – Протягивает Эмили, но затем содрогается от своих же слов.

- Я серьёзно, Огонёк. Ты должна быть аккуратней.

- Хорошо, сэр. – Она произносит это своим нахально-кокетливым голосом, а затем выталкивает меня за дверь.

***

Натягивая джинсы, я звоню Дэрэку.

- Если ты всё ещё слюнтяй - я не собираюсь с тобой говорить, - говорит он, как только поднимает трубку.

- Заткнись. – Рычу я, натягивая через голову футболку и пытаясь не уронить телефон при этом. – Бар «Tequila» через пол часа.

- Оу, нет, брат. У меня нет настроения снова напиваться. – Стонет он. – Тебе разве вчерашнего было мало?

- Девчонки собираются туда. И я подумал, что тебе будет интересно это. – Живо отвечаю я.

- Чёрт. – Я слышу, как он вскакивает и что-то роняет. – Я уже собираюсь. - И он бросает трубку, не сказав больше ни слова.

Я смотрю на свой телефон и качаю головой. И этот подкаблучник называл меня размазнёй. Я ухмыляюсь и, схватив ключи от своего «Lexus», вылетаю из квартиры.

***

Дэрэк сидит, потягивая пиво, около барной стойки, пока я играю в бильярд с парнями из его баскетбольной команды. Парни шутят, и я пытаюсь отвлечься, подхватив тему разговора. Эмили и Кэйси так и не пришли, хотя мы сидим в баре уже больше чем полчаса. Мне начинает казаться, что Эмили пыталась просто избавиться от меня и любым способом выпроводить за дверь.

Когда я собираюсь ударить по шару и таким образом выиграть эту партию, кто-то закрывает мне глаза. Я напрягаюсь, но не двигаюсь. Тёплое тело вплотную становится сбоку от меня, и я улавливаю запах карамели и вишни.

- Так ли ты хорошо играешь с закрытыми глазами? – говорит Эмили. Её горячее дыхание щекочет мою шею. Я улыбаюсь, потому что её слова звучат, как вызов, а я люблю вызовы.

Ухмыляясь, я толкаю кий, вперёд уверенный на все сто процентов, что не промажу. Ожидание длинной в несколько секунд кажется слишком долгим. Я слышу ворчание парней у себя за спиной и восторженный вздох Эмили. Улыбаясь улыбкой победителя, я снимаю с глаз руки Эмили и поворачиваюсь к ней лицом.

- Вау! – выдыхает она всё также, не отрываясь глядя на бильярдный стол.

И пока она увлечённо разглядывает стол, я разглядываю её. Сегодня на ней светло голубые джинсы, которые, уверен, плотно обтягивают её задницу и тёмно-синий топ.

Эмили переводит взгляд на меня, и я быстро поднимаю глаза с выреза её кофточки, надеясь, что она не заметила, как я пялился.

- Это было круто, – всё так же восторженно говорит она.

- Ничего особенного, – я беспечно пожимаю плечами. – Уверен, ты тоже смогла бы также.

Эмили неуверенно берёт в руки кий и внимательно смотрит на него.

- И вот здесь ты бы точно проиграл. – Она поднимает свои обворожительные глазки на меня и хлопает своими тёмными ресницами, неуверенно глядя на меня. – Я даже не знаю, как правильно держать в руках эту штуку. - И она осторожно кладёт кий обратно, как будто боится сломать его.

В этот момент она кажется такой наивной и милой что мне хочется крепко прижать её к себе и поцеловать, чтобы не один сидящий в баре придурок не смел больше даже думать о ней.

- Когда-нибудь я тебя научу, - говорю я, пытаясь отвлечься от мыслей.

Я приобнимаю Эмили за талию и продвигаюсь с ней в сторону бара. Джек восторженно машет ей и жестами просит подождать. Эмили садится на высокий барный стул, таким образом Дэрэк оказывается у неё за спиной. Должно быть, она его ещё не заметила. Я сажусь возле нее, но недостаточно близко. Когда я чувствую на себя чей-то взгляд – поднимаю глаза. «Слюнтяй» произносит Дэрэк одними губами и, оперившись спиной на барную стойку ухмыляется. Я киваю головой в сторону баскетбольной команды, в окружении которых стоит Кэйси. Выражение лица Дэрэка за секунду меняется, превращаясь из весёлого в злое, и теперь настала моя очередь ухмыляться.

Когда одна из девушек, хлопая ресницами, пытает стать между мной и Эмили. Я протягиваю руку и хватаясь за поручень стула Эмили, притягиваю её почти вплотную к себе. Она выглядит немного удивлённой, но ничего не говорит. И, слава богу, потому что в любом случае я не позволил бы ей сегодня ускользнуть от меня ещё раз.

Весь вечер Эмили кажется немного рассеянной. Моментами она полностью уходит в свои мысли, я это замечаю по её отсутствующим взглядам. Даже когда они с Кэйси танцуют, Эмили, кажется, думает о чём-то так сильно, что даже не слышит музыку. Её движения кажутся неуместными и глупыми. Не выдержав больше этой пытки, я направляюсь на танцпол. Я кладу свои руки ей на бедра и прижимаю к себе. Эмили не вздрагивает как обычно, она только оглядывается через плечо, и убедившись, что рядом с ней я, она откидывает свою голову мне на грудь. Глубоко вдохнув, Эмили закрывает глаза. Когда я понимаю, что она расслабилась в мои руках, я передвигаю их дальше, обняв Эмили за талию обеими руками. Эмили никак не реагирует на мои действия, так что я не уверен, она всё ещё со мной или опять летает где-то в облаках. Склонившись к её уху, я обеспокоенно спрашиваю:

-Всё хорошо? – заранее зная ответ.

Эмили кивает, но произносит:

- Не уверенна.

Она больше ничего не говорит, а я не настаиваю. Не знаю, сколько быстрых песен мы ещё танцуем так же медленно, в одном и том же ритме. Когда я узнаю песню, то ложу голову Эмили на плечо и на ушко нашёптываю слова. И в эти самые мгновения я чувствую, как эта девушка с огненными волосами, янтарными глазами и недоверчивым характером всё сильнее проникает в моё сердце.

Кэйси подходит к нам, и я понимаю, что ей нужно поговорить с Эмили. Я медленно расцепляю руки, которые сложил в замок на животе Эмили и отодвигаюсь в сторону, но девушка переплетает наши пальцы, таким образом, заставляя меня остаться рядом с ней. Кэйси говорит что-то Эмили, но я не слышу слов из-за громкой музыки. Затем она целует Эмили в лоб и грустно улыбается. Подходя ближе ко мне Кэйси кричит:

- Отвезёшь её домой?

Я киваю в знак согласия. О том, что она уедет домой сама и речи идти не могло. Кэйси хлопает меня по плечу и выходит на улицу.

Я смотрю на Эмили, и она мне улыбается успокаивающей улыбкой, но я не купился на это.

- Поехали домой? – Спрашиваю я.

Эмили кивает в знак согласия. Подходит к барной стойке, забирает у Джека свой плащ и целует его на прощание. Она выходит на улицу, всё так же держа свой плащ в руках. Холодный зимний ветер бьёт мне в лицо, и я съёживаюсь от резкой смены температуры, но Эмили кажется это не заботит. Забрав из её рук плащ, я помогаю девушке одеться, и затем взяв её за руку, веду в сторону машины. Закрыв за Эмили дверь, я сажусь на водительское сидение и включаю обогрев машины. За считаные минуты машина наполняется тёплым воздухом. Всю дорогу мы молчим. Подъехав к дому, я глушу мотор, но не спешу выходить из машины, как и Эмили.

- Поговори со мной, Эмили, – прошу я.

Эмили переводит взгляд с лобового стекла на меня. В глубине её светло-карих глаз я вижу затаившуюся печаль и страх.

- Я решила, что всё-таки поеду.

Я смотрю на неё в недоумении.

- Приглашение на благотворительный вечер моих родителей. Я всё-таки поеду.

Я хмурюсь, когда вспоминаю с каким яростным отрицанием она говорила об этом в прошлый раз, но ничего не произношу вслух.

- Твоё предложение всё ещё в силе? – С надеждой в голосе спрашивает Эмили.

- Я с радостью составлю тебе компания, – спешу заверить её.

- Ну, с радостью я бы не торопилась. Ты понятия не имеешь, что тебя ждёт.


Глава 22

Эмили

Пока я бегаю по комнате, лихорадочно собирая вещи, следом за мной бегает Кэйси.

- Я не думаю, что это хорошая идея. Ты им ничего не должна. Почему ты просто не можешь перестать с ними общаться? – причитает она, лихорадочно размахивая руками.

- Кэйси, - вздыхаю я, - я понимаю, что ты не хочешь, чтобы я ехала туда, но я уже всё решила.

Ещё две недели назад я решила, что поеду на благотворительный вечер моих родителей, и вот уже две недели как Кэйси пытается меня отговорить от этого. Не знаю, когда я решила поменять своё решение, но знаю, что, когда увидела Рэя стоящего на моём пороге в тот вечер, я поняла, что больше не хочу быть частью той жизни. Жизни, в которой у меня не было права голоса. Я смотрела в его глаза и понимала, что я больше не боюсь того что может случиться завтра. У меня есть друзья, которые поддержат меня в любую минуту, и я доверяла им. Я знала, что чтобы не случилось, Кэйси всегда будет рядом. И то, что я чувствовала к Рэю, это было чем-то большим, чем просто дружеские чувства, и я подумывала над тем, чтобы дать нам шанс. Но я не могла двигаться дальше пока не скину с плеч груз потери, печали, безысходности и злости. Именно поэтому я решила поехать, чтобы разобраться со всем раз и навсегда, чтобы разобраться в себе.

- Эм, я так не хочу, чтобы ты ехала туда сама, - Кэйси вздохнула обречённо, - но и с тобой поехать не могу, - и она раздражённо топнула ногой.

-Я еду не сама, а с Рэем. – Начала успокаивать её я.

- Ага, и парень понятия не имеет, в какую задницу он попадёт. – Ворчит Кэйси себе под нос.

- И я понимаю, как тебе трудно туда возвращаться, именно поэтому не просила тебя ехать со мной, – продолжаю я свою успокаивающую речь.

Кэйси рычит и бьёт кулаком по диванной подушке.

- Я тут просто разрываюсь. С одной стороны, мне хочется оторвать тебе голову за этот глупый поступок, а с другой стороны я горжусь тобой.

В этот момент я стояла к Кэйси спиной, поэтому услышав её слова, медленно поворачиваюсь лицом и удивлённо смотрю в её голубые глаза полные сострадания.

- Да, да. Не смотри на меня так, - и в её глазах появляются слёзы. – Не знаю, хватило ли бы мне смелости — вот так встретиться лицом к лицу с теми людьми. Не уверена, что смогла бы выдержать встречу с одним из них, не говоря уже о благотворительном вечере, где будет каждый.

Я вздрагиваю от этой мысли, но быстро беру себя в руки. Всего лишь несколько часов. Несколько часов я должна провести в окружении этих людей, а затем всё закончится.

Подходя ближе к дивану, на котором сидит Кэйси, я сажусь рядом с ней.

- Мы обе знаем, что ты смогла бы намного больше, чем просто находиться в их окружении, - я вытираю слёзы на лице, и Кэйси делает то же самое. – Например, надрать задницу всем и каждому, только за их косые взгляды в твою сторону. – Шучу я и мы вместе смеёмся сквозь слёзы.

Когда смех и слёзы заканчиваются мы просто сидим некоторое время в тишине. Всё то время что мы находимся здесь, мы пытались избегать разговоров о доме и прочем дерьме. Так что это можно считать нашим первым самым душевным разговором о прошлом.

Кэйси вытерла слёзы на щеках, которые ещё не успели высохнуть, а затем хлопнула в ладоши, так что я подскочила от неожиданности.

- Ну, хватит здесь сопли распускать. Эти жополизы не заставят нас больше плакать. – Кэйси бодро вскочила на ноги и, схватив меня за руку, потащила в сторону спальни, где на кровати лежал мой чемодан. – Ты должна выглядеть так, чтобы они охренели. В чём ты пойдёшь на вечер? Это должно быть что-то цепляющее и дикое, выходящее за границы правил и показывающее настоящую тебя.

Когда я достаю из шкафа красное вечернее платье, Кэйси вздыхает и, когда наши глаза встречаются, мы ухмыляемся друг другу знающими улыбками.

- Да, я думаю, что именно так выглядит победа. – Говорит Кэйси и кивает головой. - И будь я проклята, если мне не хочется увидеть лицо твоей мамы, когда ты оденешь его.

Мы начинаем смеяться, но нас прерывает звонок в дверь.

- Открой дверь. Это должно быть Рэй. – Говорю я Кэйси, а сама тем временем упаковываю последние необходимые вещи.

Я слышу тихие разговоры на кухне и направляюсь туда, но как только я вхожу, Кэйси и Рэй прекращают говорить. Когда Рэй замечает меня в дверном проёме, улыбка появляется на его лице.

- Доброе утро. – Строго говорю я, не отвечая ему улыбкой. – Вы же только что не шушукались у меня за спиной, ведь так? – Хмурюсь я и скрещиваю руки на груди.

- Конечно же, нет. – С круглыми глазами полными невинности отнекивается Кэйси и протолкнувшись мимо меня выходит из кухни.

И, конечно же, я ей не верю. Прищурившись, я смотрю на Рэя.

- А ты что скажешь мне?

- Доброе утро. – Отвечает Рэй, как ни в чём не бывало и медленно направляется в мою сторону. Подойдя ко мне достаточно близко, он кладёт свои большие ладони мне на плечи и сжимая их придвигает меня ближе к себе, и когда я оказываюсь лицом к его груди обтянутой белой футболкой, он обнимает меня и целует в макушку. – А ещё Кэйси хорошая подруга, которая волнуется о тебе.

Расслабляясь в его объятиях, я вздыхаю.

- Знаю, - киваю я, и кладу голову на грудь Рэю, руками пытаясь обхватить его за талию. – Ты рано сегодня.

- Решил, что за пять часов дороги ты устанешь и захочешь отдохнуть перед началом. – Рэй рисует круги у меня на спине, тем самым успокаивая меня.

- Ты просто чудо. – Обречённо вздыхаю я. Хотите знать, почему обречённо? Потому что когда такой парень как Рэй ведёт себя так заботливо и мило, просто не возможно в него не влюбиться. Но когда-нибудь вся эта забота прекратится, отставив меня ни с чем.

- И ты будешь чудом, если скажешь, что у тебя есть свежее кофе.

Я смеюсь и отстраняюсь от Рэя.

- Есть. – Говорю я, поднимая голову, чтобы встретиться с его взглядом.

- Ты просто прелесть. – Шепчет Рэй, улыбаясь, и схватив меня обеими руками за щёки, целует в лоб.

Когда Рэй забрасывает мой чемодан в багажник своего «Lexus» я сажу Лаки на заднее сидение, а сама тем временем занимаю пассажирское. Сейчас только восемь часов утра, и несмотря на то, что я не ранняя пташка, чувствую себя вполне бодро. Не знаю, зависит ли это от двух чашек кофе или от предвкушения встречи.

Всю дорогу мы с Рэем говорим. Он не даёт мне задуматься о том, что случится, когда мы приедем, и тем самым не даёт мне времени на панику. Мы говорим о музыке, фильмах и даже об искусстве. Несколько раз мы останавливались, чтобы Лаки мог пройтись. И в итоге в два часа дня мы были на месте. И чем ближе мы подъезжали к городу, тем сильнее я начинала нервничать. Заметив мою нервозность, Рэй взял мою руку в свою и переплёл наши пальцы. Своим большим пальцем он рисовал круги на моей тыльной стороне ладони и закрыв глаза я сосредоточилась только на своих ощущениях. Сжав несколько раз мою ладонь Рэй заговорил:

- Куда тебя отвезти?

Медленно я открыла глаза, нехотя возвращаясь в реальность.

- Сразу в отель. – Это не было занимательным путешествием ради интересной экскурсии, поэтому я не видела причины в том, чтобы останавливаться по дороге где-то ещё.

- Ты не собираешь остаться в доме родителей. - Это не было вопросом и уж тем более Рэй не казался удивлён.

- Нет. Я сняла номер в отеле. И уж так получилось, что он у них был всего один. - (Рэй повернулся и посмотрел на меня, приподняв брови). – Там две кровати. И не смотри на меня так, в это время здесь трудно забронировать номер.

- Не могу сказать, что я расстроен. – Кривая усмешка появилась на его лице.

Закатив глаза, я фыркнула. Мальчики такие мальчики.

Направляясь к отелю Рэй выбрал именно ту дорогу, которая проходила около дома моих родителей. В окне мелькали огромные особняки с разноцветными крышами и маленькие домики с ухоженными садами, как в мультфильме про Белоснежку. Но это место было далеко от сказки. Для меня оно было похоже на затянувшийся ужастик.

Когда в моём поле зрение появился особняк, похожий по строению на замок, я прерывисто вздохнула. Всё та же бежевая отделка, зелёная крыша и дорожка выложенная камнем, ведущая к дому.

- Остановись здесь, - сказала я Рэю, указав на дом моего детства.

Не проронив не слова, он остановился. Я вышла из машины и уставилась на дом невидящим взглядом. Медленно двигаясь дальше, я на ощупь набрала цифры и не удивилась, когда, ворота открылись. Для них это всё та же замечательная жизнь, не требующая каких-либо изменений.

Рэй остался в машине, и я была благодарна ему за минуту уединения.

- Мисс Дэй, …

Я обернулась и увидела нашу домработницу - Кайла. Женщина лет пятидесяти, маленького роста и немного полновата. В её когда-то роскошных каштановых волосах теперь проглядывалась седина, но они всё так же были собраны в высокий пучок. В её серых глазах появились слёзы, когда она смотрела на меня, а в уголках её губ появились морщинки от улыбки. Эта женщина всегда была добра ко мне и делала потрясающее домашнее мороженное, за что её было невозможно не любить.

- Здравствуй, Кайла, – улыбаясь, проговорила я. Не раздумывая, она подлетела ко мне и притянула в свои крепкие объятия.

- Эмили, я так рада тебя видеть. – Отстранившись, Кайла вытерла слезы, бегущие по её щекам и весело улыбаясь, прощебетала. – Мистер и миссис Дэй будут рады вас видеть. – И не проронив больше не слова эта женщина на удивление быстро побежала в сторону дома.

Медленно, не торопясь я шла в сторону дома, не намеренная входить внутрь. Для того чтобы прийти сюда мне потребовалась вся моя сила воли, экскурсионный тур по дому я могу попросту не выдержать.

Минут пятнадцать спустя на пороге появилась моя мать. Всё та же стальная леди, которая будет выглядеть потрясающе даже во время срочной эвакуации в разгар пожара или во время потопа. Идеальная причёска, макияж и одежда. Всё в ней кричало о силе и богатстве. Её прямая осанка и приподнятый подбородок приковывали к себе внимание.

Сегодня на ней были белые прямые штаны с завышенной талией и чётко выглаженными стрелками и жемчужный топ. Её волосы были приподняты в высокую причёску, а макияж казался минимальным, что на самом деле было обманом.

Во многом я было похожа на неё: фигура, цвет волос и даже форма губ, но глаза мне достались от отца – большие светло-карие.

- Здравствуй, Эмили. – Спокойно, но с холодом в голосе проговорила она.

- Привет, мам. – Говорю я улыбаясь.

- Я рада, что ты одумалась и всё же решила вернуться. – В её голосе трудно не заметить осуждения. Она осматривает меня своим придирчивым взглядом, и её идеальное лицо морщится, когда она замечает красные пряди моих волос. – Какой кошмар! Что ты сделала со своими волосами? Нам сегодня же стоит записать тебя к парикмахеру и перекрасить их.

Она не спрашивает, хочу ли я этого, просто ставит перед фактом.

- Я не возвращаюсь. Нет. Я здесь только по приглашению. Просто благотворительный вечер и ничего более. – Теперь я говорю с тем же холодом в голосе, что и она, полностью игнорируя её слова о моём внешнем виде.

- Нет? – она кажется растерянной.

Я качаю головой, ничего не говоря больше. Между бровей у нее появляется едва заметная морщинка, и я уже знаю, что за этим последует осуждающая тирада, но щенячий лай отвлекает её.

Оборачиваясь, я вижу Лаки бегающим за садовником со шлангом. Бедный парень пытается отделаться от щенка, но Лаки был слишком вовлечен в игру. Я улыбаюсь, наблюдая за этой картиной. Моя же мать не так просто восприняла эту ситуацию. Грозно топая по дорожке, она несколько раз спотыкается, когда каблук её туфлей застревает между камней. И только когда я вижу, направляющегося ей на встречу, Рэя, то понимаю, что нужно спасать ситуацию.

- Молодой человек немедленно заберите свою собаку с моей лужайки. – Возмущённо говорит моя мать, кладя руки на бёдра.

Обходя её, я останавливаюсь около Рэя, когда он с невозмутимым видом говорит:

- А это не моя собака, - и пожимает плечами.

- Лаки, мальчик, ко мне! – Кричу я и беру его на руки, когда он подбегает. Его грязные лапы пачкают мою футболку, что не остаётся без внимания мамы, судя по её сморщенному носу. – Не буду врать, что была рада с тобой повидаться. Увидимся вечером. – Говорю, глядя ей прямо в глаза, не позволяя строгому взгляду запугать меня, а затем, чтобы окончательно доконать мать, я поворачиваюсь к Рэю, стаю на носочки и целую его в уголок рта. – Пойдём в машину, дорогой.

Рэй переводит удивлённый взгляд на меня, но быстро берёт себя в руки и приобняв за талию ведёт в сторону машины.

- Спасибо. – Тихо шепчу я, не зная, за что именно я ему благодарна.

Открывая передо мной дверь, он нежно улыбается и целует меня в лоб всё так же, не говоря ни слова, и я благодарна ему за его молчание.

Рэй

Мать Эмили меня изрядно напугала. Меня – парня ростом 187 сантиметров, который участвовал в драках чаще, чем себе это можно представить. У этой женщины кол в заднице, а вместо сердца - кусок льда. И глядя в её холодные глаза, я начал понимать значение слов «убийственный взгляд».

Садясь в машину, я снова беру руку Эмили в свою и переплетаю наши пальцы. Большим пальцем я провожу по её запястью и чувствую, как быстро бьётся сердце Эмили, как будто она бежала от стаи разъярённых волков. Наблюдать за тем как она себя мучает, было очень сложно для меня. Я не знал насколько ужасна ситуация на самом деле, пока мы здесь не оказались, потому что если бы я знал, то ни за что не позволил бы ей приехать, даже если бы это означало что мне придётся запереть её в квартире.

- Стоит тебе только сказать, и мы сразу же уедем отсюда. Ты же это знаешь, Огонёк? – говорю я, сжимая её ладонь.

Эмили выдавливает из себя улыбку:

- Я ещё здесь не закончила.

Вздохнув, мы поехали в отель.

Две кровати, прикроватные столики, телевизор, холодильник и шкаф. Весь декор выполнен в тёмно-коричневых и бежевых цветах. Таким был наш гостиничный номер.

Эмили пошла в душ, а я, захватив пачку сигарет, вышел на балкон. Сделав несколько глубоких затяжек, я почувствовал, как моё тело понемногу расслабляется. Телефон в кармане завибрировал, и на экране высветилось имя Дэрэка.

- Как обстоят дела? – сходу спросил он.

- Хреново, - честно ответил я. – Пребывание здесь, убивает её.

- Чёрт, я так и знал.

- Ага, и ещё сегодня мы встретили миссис Дэй, та ещё стерва, должен признать.

- Вот же бл*ть! – выругался Дэрэк с чувством.

- Лучше и не скажешь. – Хмыкнул я и затянувшись ещё раз, выкинул сигарету.

- Если всё станет совсем хреново, просто перекинь эту упрямую девчонку через плечо и вези домой.

В этот самый момент двери ванной открылись, и вышла Эмили в коротких шортиках и обтягивающей футболке. Я подавил стон и проговорил в телефон:

- Мне пора.

Эмили смущённо улыбнулась мне и опустила глаза. Румянец появился на её щеках, что заставило меня улыбнуться.

- Надеюсь, ты за буйки не заплывала, твоей маме бы это не понравилось. – Пошутил я, чтобы вернуть непринуждённую атмосферу.

Эмили засмеялась и пожала плечами. Ухмыляясь, я пошёл в душ, а когда вышел, Эмили спала поверх покрывала в том же положении, в котором я видел ее, когда уходил. В комнате работал кондиционер, поэтому я снял одеяло со своей кровати и укрыл её. Эмили что-то сонно пробормотала себе под нос и перекатилась на другой бок.

Я присел на край её кровати. Несколько прядей выбилось из хвостика Эмили, и упали ей на лицо. Улыбаясь, я заправил их ей за ушко. Не знаю, что есть в этой девушке, но рядом с ней я чувствую себя грёбаным суперменом. Я хочу спасти эту девушку от всех призраков прошлого, которые преследуют её. И я так чертовски сильно хочу её в моей жизни, этот огонёк, который выводит меня из вечного холода и темноты на свет и согревает своей добротой. Так что даже если она оттолкнёт меня и поймёт, насколько я испорчен, не уверен, что смогу держаться от неё на расстоянии. Она стала моей зависимостью, вредной привычкой от которой я не хочу отказываться.

Лаки подбежал ко мне и начал жевать шнурки моих ботинок. Я потрепал его по голове и, захватив поводок, вывел щенка на улицу. Полчаса спустя мы вернулись назад в номер, и как только закрылась дверь, Эмили подскочила на кровати. Волосы выбились почти полностью из её хвоста и закрывали её лицо, но я был уверен, что слышал всхлип. В несколько шагов я преодолел расстояние между нами и сел на край её кровати.

- Эй, - осторожно я поднял руку и повернул её лицо за подбородок к себе. Слёзы текли по её щекам, разрывая мне сердце. Это уже второй раз, когда я вижу Эмили в таком состоянии, и не знаю, как ей помочь, потому что не понимаю в чем, чёрт побери, дело. – Что случилось? Поговори со мной. – Умоляю я. (Эмили качает головой, что начинает меня злить). – Ты не доверяешь мне? – (Закрыв глаза, она мотает головой). – Тогда поговори со мной. – Шепчу я, и когда ещё одна слеза катится по её лицу, я наклоняюсь и целую её в уголок рта. Эмили резко открывает глаза и удивлённо смотрит на меня.

- Всё так сложно. – Шепчет она наконец-то. – Этот город забрал у меня брата и семью. Хотя возможно семьи у меня никогда и не было. – Эмили не весело улыбается. – Эван разбился на машине, а через неделю все наши совместные фотографии были сняты, и складывалось такое впечатление, что его никогда и не существовало. А всё, потому что он вёл себя несоответственно статусу семьи. Он участвовал в незаконных гонках. И когда это открылось знакомые моих родителей стали на них косо смотреть, и чтобы вернуть себе статус они отказались от собственного сына. Просто выбросили его из своей жизни… – Слёзы заструились по её щекам. – И я разрешила им так поступить. Мало того я поступила так же. Я позволила им контролировать себя. – Всхлип вырвался из Эмили, и всё её тело пробила дрожь. – Я так виновата перед ним, Рэй. Я так сильно виновата перед ним.

Перетянув её к себе на колени, я крепко прижал Эмили к своей груди.

- Ты ни в чём не виновата. Ты была разбита горем и пыталась не распасться на кусочки. – Я гладил её по волосам и по спине, пытаясь успокоить.

- Ты понятия не имеешь, о чём говоришь. – Прошептала Эмили в ответ, и, боже мой, как она ошибалась, но я промолчал.

Успокоившись, Эмили подняла голову, и моё дыхание сбилось. Наши губы находись всего в нескольких сантиметрах друг от друга. И судя по тому, как Эмили перевела взгляд с моих глаз на мои губы, она подумала о том же. Медленно её язычок прошёлся по нижней губе. Взглянув ещё раз мне в глаза, она наклонилась чуть ближе, и я знал, чего она хочет, но также я понимал, что в таком состоянии она вряд ли могла здраво мыслить. Я мог бы дать ей то, чего она хочет, но также понимал, что сейчас была не сама подходящая ситуация и со стороны это будет выглядеть так, словно я воспользовался ею. В этом уж я был уверен.

Обхватив ладонью её затылок, я придвинул её голову ближе к себе и поцеловал Эмили в лоб. Когда наши взгляды снова встретились, в её янтарных глазах читалась обида, а её плечи унижено опустились. Она думала, что я отталкиваю её. Но чёрта с два я бы смог когда-либо отказать ей. Если бы Эмили только знала, чего мне стоит держать себя в руках.

Намотав её волосы на кулак, я потянул их назад, заставляя Эмили запрокинуть голову. Я поцеловал место на её шее, где бился пульс, а затем челюсть. Нежными поцелуями я покрывал её лицо, до тех пор, пока не добрался до ушка.

- Не думаю, что нам хватит времени до начала благотворительного вечера, потому что я уверен, если хоть раз прикоснусь к этим греховно красивым губам, - я обвожу контур её губ большим пальцем, не разрывая нашего зрительного контакта, - не смогу отстраниться.

Дыхание Эмили становится поверхностным, и я знаю, что она услышала в моём голосе обещание.

- А сейчас почему бы нам не начать собираться? – говорю я и, вставая с кровати, ставлю Эмили на ноги. Она просто кивает и, схватив некоторые вещи, скрывается за дверью ванной.

Когда я уже завязываю «бабочку» стоя перед зеркалом, за спиной слышу скрип двери и знаю, что это Эмили.

- Готов? – спрашивает она.

Я поворачиваюсь к ней лицом и говорю:

- Думаю, что … – но мне не удаётся закончить фразу, так как перед собой я вижу самое большое искушение в лице самой удивительной и сексуальной девушки. Корсет красного платья плотно обтягивает её фигуру, приподнимая грудь и выставляя напоказ её шею, лёгкая юбка струится вниз и скрывает её ноги. А затем Эмили делает кое-что, что полностью лишает меня дыхания. Она поворачивается ко мне боком, и я вижу разрез до середины берда, который акцентирует внимание на ногах Эмили, обутых в потрясающие чёрные лаковые туфли на шпильке. И чёрт меня побери, если эти туфли не кричат: «Трахни меня!».

Эмили ухмыляется. Уверен именно такой эффект она хотела произвести своим внешним видом. Красное платье, от которого невозможно отвести взгляд в сочетании с её потрясающей фигурой – горючая смесь. Эмили молча протягивает руки к моей скрюченной на шее «бабочке» и поправляет её.

- Так-то лучше. – Шепчет Эмили и смотрит на меня исподлобья.

- Угу.

Я всё ещё не могу отвести от неё своих глаз. Эмили накрутила волосы и собрала их в лёгкий пучок на затылке, оставив только несколько волнистых прядей впереди. На её лице почти не было косметики кроме подводки, которая выделяла её большие янтарные глаза.

Господи помоги мне не наброситься на Эмили посреди толпы.

***

Когда машина остановилась перед особняком родителей Эмили, девушка глубоко вдохнула и выдохнула, пытаясь вернуть себе самообладание. Я хотел бы ей помочь, но не уверен, что она согласится принять мою помощь. Казалось, она была настроена достаточно серьёзно.

Выйдя из машины, я открыл Эмили двери и предложил ей руку. Когда она взяла меня под руку ручка, мы двинулись в сторону особняка. Не успели мы ещё переступить порог, как к нам на встречу вышла высокая брюнетка в чёрном платье. Девушка могла бы показаться красивой, если бы не её заносчиво вздёрнутый вверх нос и лицо, перекошенное от недовольства.

- Вы только посмотрите кто здесь! Неужели блудная дочь вернулась домой? – выплюнула девушка, презрительно глядя на Эмили.

- И я тебя очень рада видеть, Энджи. – Проговорила Эмили и попыталась пройти мимо, но девушка упёрлась рукой о дверной косяк прямо перед лицом Эмили.

- Вот мне интересно как ты жила, когда родители отказались давать тебе какие-либо деньги? – Девушка, которую я узнал, зовут Энджи, она окинула Эмили взглядом с ног до головы. – Неужто решила продавать своё тело? Так сказать, давала попользоваться. – Злобно хихикнула эта стерва. Я уж было хотеть встрять в их разговор, когда заговорила Эмили.

- Что ты, я бы никогда не забрала у тебя работу! Я предпочитаю помогать убогим, а не наоборот! – театрально воскликнула Эмили и с широко раскрытыми глазами, приложила руку к груди, как будто слова Энджи её действительно зацепили. – Ведь не каждому дан мозг. Кому-то достаётся плоская задница и только со временем силиконовые сиськи. – Пожав пчелами, Эмили оттолкнула руку Энджи в сторону и с гордым видом прошла внутрь дома.

Энджи же стояла, широко раскрыв рот и лихорадочно хлопая своими наращенными ресницами. Что же касается меня, я тоже немного опешил от такого поведения Эмили. Оказывается, даже у этой милой девушки есть зубки, которыми она умеет искусно пользоваться.

Я шёл позади Эмили, когда передо мной быстрым шагом прошёл парень и потянул её за руку. Эмили повернулась и в её глазах я увидел проблеск страха, но затем её выражение лица стало раздражённым полностью скрыв какие-либо другие эмоции.

- Привет, детка. – Проговорил парень и попытался притянуть Эмили ближе к себе, но она дёрнула руку на себя с такой силой, что пошатнулась на своих огромных каблуках и сделала шаг назад. Тугодум, видать не понял, что Эмили не особо была рада его видеть, поэтому сделал несколько шагов в её направлении, но я опередил его и став около Эмили, положил руку и прижав ее к себе.

- Проблемы? – спросил я у Эмили, полностью проигнорировав тугодума.

Эмили благодарно улыбнулась мне и прижалась ещё ближе.

- Порядок.

- Эй, я не понял, почему ты обнимаешь мою девушку? – Заговорил этот придурок и двинулся в мою сторону, уверен ему показалось, что это выглядело очень устрашающе. Но только по его внешнему виду я уже знал, что парень трус. И даже если бы парень всё-таки решился затеять драку, я уверен, что уделал бы его в два счёта, так как он был на голову ниже меня и худее.

- Бывшую. Бывшую девушку. Мы с тобой больше не вместе. – Раздражённо проговорила Эмили.

Убрав Эмили с его пути, я спрятал её себе за спину и, выпрямившись, сделал шаг в сторону тугодума. Моментальный испуг исказил лицо тугодума, но он не отшатнулся, надо отдать должное парню. Эмили же схватила меня за руку и переплела паши пальцы.

- Не надо, Рэй. – Прошептала она. – Пойдём, – и дёрнула меня за руку, не достаточно сильно, чтобы срушить с места, но достаточно для того, чтобы обратить на себя моё внимание.

Парень с недовольным видом ушёл, и только тогда я повернулся к Эмили лицом. Она выглядела такой уставшей, как будто находиться здесь было для неё непосильным грузом, я видел это в её глазах, но также в её глазах читалась уверенность и сила, которую я никогда не видел в ней прежде.

- Уже жалеешь, что приехал? – спрашивает она, невесело улыбаясь.

- Нисколько, – ухмыляюсь я и окидываю Эмили медленным взглядом с ног до головы. – Оно того стоило.

Эмили густо краснеет и опускает голову.

За весь вечер к Эмили подходило множество людей, но её родители так ни разу и не подошли. Всем знакомым она отвечала натянутой улыбкой. Несколько слов и вот она уже двигается дальше, не останавливаясь для разговора с кем-то в отдельности, но уделяя немного внимания каждому. Всё это мне было знакомо. Светские разговоры, благородные жесты, снисходительные улыбки и глаза полные призрения. Я ухмыляюсь про себя, когда вспоминаю слова, которые столько раз повторял себе: «Никогда больше не появляться на подобных мероприятиях. Никогда больше не появляться в обществе высокомерных людей». Но эта девушка снова и снова заставляет меня нарушать мои же правила. Кто знает, на что ещё я пойду ради неё?

Раздаётся стук и все в комнате замирают. В центре комнаты стоит мужчина, глаза которого мне так сильно напоминают глаза Эмили, и стучит по своему бокалу, наполненным шампанским, привлекая внимание всех присутствующих. Эмили подходит ко мне, и я чувствую, как сильно она напряжена. Взяв её руку в свою, я переплетаю наши пальцы.

- Спасибо всем за внимание и за то, что пришли на это скромное мероприятие. – Говорит мужчина со смешком и в комнате ещё несколько человек смеются вместе с ним. – Но прежде, чем мы начнём этот, несомненно, благородный и заслуживающий немалого уважения вечер, - весьма и весьма скромно сказано, я закатываю глаза - я бы хотел позвать сюда мою дорогую дочь. Она совершила ошибку, которой отнюдь не гордится. Но сегодня она здесь, вместе с нами. – Мужчина поворачивается к Эмили, полностью игнорируя меня, и подзывает её жестом. – Подойди Эмили.

Сжав сильно мою руку Эмили смотрит на меня своими перепуганными глазами загнанного в клетку зверя. Сжимая её руку в ответ, я пытаюсь её приободрить.

- Ты сможешь, Огонёк, - говорю я так, чтобы меня слышала только она.

Эмили кивает и, отпустив мою руку, она выпрямляется и с гордо поднятой головой направляется к отцу. Он протягивает Эмили руку, но Эмили полностью игнорирует его и с непроницаемым лицом становится рядом.

- Этот вечер не состоялся, если бы не семья Хилл. Так что мне бы также хотелось, чтобы они подошли поближе, - говорит отец Эмили.

Мужчина в костюме от «Прада», приобняв свою не менее роскошную жену, направляется в сторону отца Эмили, в то время как возле самой Эмили появляется тот самый тугодум. Я напрягаюсь, когда он меня одаривает победной улыбкой и пододвигается ещё ближе к Эмили.

- Все вы знаете, что наши семьи давно дружат и наверняка не обминали вниманием отношения наших детей. Эмили и Брэндон уже давно вместе.

Мне хочется, чтобы Эмили крикнула, что это не правда, но она молчит, потупив взгляд. Злость разрывает меня на части. Мне хочется схватить что-то и запустить в голову придурку, который сейчас рядом с ней, и смотрит на неё как на что-то принадлежащее лично ему.

Выступив вперёд, этот идиот говорит:

- Я давно мечтал это сделать, и считаю, что сегодня самый подходящий вечер. – И когда он становится на одно колено перед Эмили и достаёт из заднего кармана чёрную бархатную коробочку, я чувствую, как земля уходит у меня из-под ног. Всё что я знаю – я не могу потерять её сейчас. Сейчас, когда только я нашёл её – единственную девушку, которая заставила меня что-то почувствовать, спустя столько времени.

- Ты выйдешь за меня?

Как только он произносит эти слова, я чувствую, как с меня будто насосом выкачивают жизнь. И сейчас как никогда я понимаю, что не могу позволить Эмили бросить меня. Потерять её вот так, значит потерять всё.

Я смотрю в упор на Эмили, надеясь, что в моих глазах она увидит всё то, что я не могу сказать. Все вокруг замерли в ожидании её ответа, и я чувствую, как всё это давит на неё. Медленно она протягивает руку к шее и потирает кулон с драгоценной россыпью с изображением буквы «Э». Как только пальцы Эмили касаются металла, всё её тело напрягается как перед прыжком и когда она поднимает голову и наши глаза встречаются, её взгляд непоколебим. И в это мгновение она кажется насколько холодной, расчётливой и отрешённой, что я непроизвольно вздрагиваю. Эмили обходит тупоголового, не обращая на его руку с обручальным кольцом никакого внимания, и становится спиной к своей семье и семье парня – лицом ко всем присутствующим.

- Я устала молчать, поэтому для начала хочу сказать несколько слов насчёт замечания моего отца. – Ехидно улыбаясь, она становится в пол оборота к нему. – Ошибкой он называет каждое решение, принятое не им лично или решение, из-за которого на нашу семью могут посмотреть под другим углом. Но он никогда не считал ошибкой лизание задниц всем присутствующим. – Слышится хоровой вздох, и улыбка Эмили становится ещё шире. – Чем я действительно не горжусь так это, тем, что вынуждена этих людей, - Эмили указывает в сторону своего отца и матери, - которые отказались от собственного сына, ради мнения общества, называть своими родителями. – Ещё один хоровой вздох и шёпот неодобрения прокатился по комнате. – Что же касается тебя, Брэндон…. - Эмили направляется медленным шагом к парню, улыбаясь ему соблазнительной улыбкой. Сейчас он уже стоит на ногах и одаривает её широкой улыбкой, но он так ошибается, когда думает, что победил. Стук шпилек Эмили о паркет разносится эхом по всему первому этажу. Все замерли в ожидании продолжения её слов. Но она ничего не говорит, подходя к Брэндону, она кладёт свои руки ему на плечи и заглядывает в глаза наклоняя голову вправо. – Неужели ты думал, что я так всё и оставлю? - шепчет Эмили, её голос сочится ядом. И в мгновение глаза, она отводит левую ногу назад и что есть силы бьёт парня по яйцам. Невольно моя рука дёргается и в этот самый момент, я не завидую этому самовлюблённому парню. Бедолага вскрикивает и, складываясь вдвое. Мать Брэндона подбегает к сыну и поглаживает его по спине глядя испепеляющим взглядом на Эмили. – Не нужно на меня так смотреть, миссис Хилл. Я не Вы. Я не намерена терпеть измену мужа, делая вид, что ничего не происходит. Вы думаете, что этого никто не знает, но на самом деле, за спиной, вас называют жалкой, не способной удержать собственного мужа. – Затем Эмили поворачивается ко всем присутствующим и снисходительно улыбаясь говорит: - Удачной вам игры за выживание.

Увидев её глаза в этот момент, я многое понял. Я увидел сломанную девушку, которая нашла в себе силы, чтобы перебороть всю боль, настигнувшую её после потери брата. И глядя на неё такую уверенную, исцелённую, новую, я понял, что должен отпустить её. Я понял, что не смогу дать того тепла, заботы и любви, на которую она заслуживает. Всё чего бы я не касался превращается в прах. Я не тот человек, который сможет открыть ей все свои чувства. Я не смогу рассказать всей своей истории… не сейчас и никогда. И каждый раз глядя на меня она будет мучиться вопросами.

Все присутствующие окаменели, и было не слышно даже вздохов неодобрения. Эмили же с высоко поднятой головой выходит за дверь, оставляя в этой комнате всех людей, которые набрасывали на неё оковы, заставляя её сомневаться в себе. Она оставляет здесь меня, и даже если это не так, для себя, я уже всё давно решил. Разрушить жизнь и сердце этой девушки последнее чего я хочу, хотя меня и тянет к ней с такой невероятной силой.

Как только она выходит, присутствующие как будто оживают. Возмущение и шёпот слышны повсюду. Люди слишком быстро начинают передвигаться, что не даёт мне достаточно быстро добрать до Эмили. Когда я выходу на улицу, то замечаю придурка Брэндона кричащего на неё. Он толкает Эмили, из-за чего та ударяется спиной о дверь моего джипа. От злости всё плывёт перед глазами, когда я подбегаю к ним. Не задумываясь, я хватаю придурка за волосы и бью лицом об машину. Парень взвизгивает как девчонка и отходит на несколько шагов от меня. Но я не намерен просто так его отпустить. Я заношу кулак над его смазливым лицом и бью снова и снова, не обращая внимания на ноющие костяшки. Я бью его за то, что он посмел прикоснуться к Эмили, за то, что попытался забрать её у меня, за то изменял ей и за то, что когда-либо прикасался к ней

- Рэй! – где-то на задворках сознания я слышу Эмили. – Рэй! Хватит! Прекрати! Ты убьёшь его! Стой! – Кто-то хватает меня за руку и пытается оттащить, но я не могу остановиться. – Рэй! Пожалуйста, прекрати! Ты пугаешь меня!

Когда мои глаза фокусируются на крови, огромном количестве крови я останавливаюсь. Парень лежит, не двигаясь, и только медленно поднимающаяся грудь указывает на то, что он всё ещё жив. Отползая назад, я упираюсь спиной в колесо машины, пока восстанавливаю дыхание. Закрываю глаза, когда понимаю, что только что сделал.

- Рэй? Ты в порядке? – голос Эмили звучит неестественно тихо и испугано.

Когда наши глаза встречаются, я вижу страх в её взгляде. И это я напугал её своим поведением. В её глазах я теперь выгляжу как монстр. И воспоминания всплывают в моей памяти, ударяя как пощёчина. «Ты монстр! Ты чёртов убийца! Ты не должен был выжить!». Я вздрагиваю, когда понимаю, что возможно потерял доверие Эмили раз и навсегда. Теперь она будет смотреть на меня как на дикого зверя, не способного контролировать свои действия и эмоция. И если она снова начнёт меня избегать – это нисколько меня не удивит. Ещё несколько минут назад я решил, что нужно прекратить всё между нами, чем бы это ни было. Но сейчас, когда реальность настигла меня – эти чувства словно нож в сердце – отрезвляют и усыпляют в одно и то же мгновение. Ещё бы на её глазах я чуть было не убил человека. И тот взгляд, которым она меня одарила, я так боялся увидеть его ещё когда-либо в этой жизни. Страх и отвращение.

Глубоко вздохнув, я поднимаюсь на ноги, и в этот момент Эмили делает шаг назад. Больше всего на свете я боялся её потерять, а теперь собственными руками сделал это - оттолкнул её. Злость от потери и растерянность переполняют меня. Я зол на себя за то, что уже сделал и за то, что собираюсь сделать. За то, что не могу удержать самое главное, что было в моей жизни.

Глава 23

Эмили

Эта новая сторона Рэя ужасно напугала меня. Сказать, что я потеряла дар речи, всё равно, что ничего не сказать. То как Рэй выбивал всё дерьмо из Брэндона было безжалостно и устрашающе. Не знаю, как получилось так, что Брэндон догнал меня так быстро. Но когда он залепил мне пощёчину и толкнул к машине, я испугалась. Из глаз парня сыпались искры от злости. Он кричал, не переставая, и когда я попыталась отойти, он снова толкнул меня к машине. Рэй появился за его спиной неожиданно, но очень кстати. Схватив Брэндона за волосы, он стукнул его головой о машину и затем начал безжалостно избивать. Послышался хруст, и я не была уверена, что это было: нос или челюсть Брэндона. Стоя в стороне, я боялась приблизиться к месту драки. Мышцы на спине и руках Рэя вздувались от каждого удара. Его челюсть была напряжена, а вена на шее пульсировала так сильно, что я боялась, у него может случиться сердечный приступ. Ещё удар и Брэндон потерял сознание, но Рэй не остановился, продолжая избивать его. Я закричала, не зная, что делать, чтобы остановить его. Но Рэй не слушал меня, удары продолжали градом сыпаться на Брэндона. Схватив Рэя за руку, я начала просить его успокоиться и, кажется, это помогло ему прийти в себя.

Страх за Рэя и его вспышку гнева переполнял меня. Я не знала, как помочь ему и поэтому стояла в стороне пока он, казалось, пытался перевести дыхание и успокоить своё сердцебиение. Я отошла подальше уверенная, что ему нужно личное пространство.

В глазах Рэя читалось раскаяние, и я не знала, что сказать на это: «Не переживай из-за того, что чуть было не убил моего бывшего, он всё равно был придурком» или «Всё в порядке я понимаю почему ты так поступил. Если бы у меня были такие мышцы, как у тебя, я бы давным-давно сделала так же». Всё это как-то не звучало достаточно успокаивающе и подбадривающе.

Не говоря друг другу ни слова, мы сели в машину и отправились в наш номер. Я поняла, что ситуация стала понемногу выходить из-под нашего контроля, когда Рэй сжал руль так сильно, что из костяшек на его пальцах выступила свежая кровь поверх уже немного засохших ран.

- Прости, я не хотел тебя напугать. – Сказал Рэй, в то время как я произнесла:

- У тебя есть аптечка в машине?

Хмыкнув, он припарковался около гостиницы и обошёл машину, чтобы открыть мне дверь. Затем он открыл багажник и протянул мне белую коробку – аптечку.

Лаки встречал нас около двери, весело виляя хвостиком.

- Привет, красавчик. – Я потрепала его между ушей и, подняв на руки, положила на свою кровать.

Рэй захлопнул дверь и молча прошёл в ванную. Не закрывая дверь, он включил воду, и я медленно зашла, став позади.

- Ты как? – шёпотом спросила я.

Рэй молчал некоторое время, так что я была не уверена, услышал ли он меня вообще.

- Бл*ть! – выкрикнул Рэй наконец-то. – Как, чёрт побери, у тебя получается быть такой милой, после всего что ты видела сегодня? Как после всей жестокости, которую ты сегодня видела, ты всё ещё можешь оставаться в одной комнате со мной? – Рэй практически рычал, размахивая руками и срывая с себя «бабочку» и окровавленную рубашку. – Ты боишься меня, Эмили? – шёпотом спросил он, и быстро подходя ко мне, схватил обеими руками моё лицо, заглядывая в глаза. – Я знаю, что боишься. Я вижу это в твоих глазах. Так почему же ты всё ещё здесь? – прошептал он почти слышно.

- Я не боюсь тебя. – Проговорила я, вновь обретя голос. – Я боюсь за тебя. Ты меня не пугаешь. Меня пугает то, что творится у тебя здесь. – Я положила руку на его голую грудь, прижимаясь ладонью к его сердцу. – Ты не говоришь со мной, но я знаю – что-то не даёт тебе покоя. Я открылась тебе. И сегодня ты видел всю мою жизнь как на ладони. Ты видел тех людей, которых называют семьёй. Но когда дело касается тебя - ты закрываешься. – (Рэй опустил глаза на мою ладонь у него на груди). – Поговори со мной. – Умоляю. – Мы ведь друзья. – Шепчу я, не зная утверждение ли это или вопрос.

Поведение Рэя моментально меняется, и на его лице появляется кривая ухмылка, но это была не одна из тех ухмылок, которая западает тебе в сердце, заставляя таять. Это была злая усмешка, не предвещающая ничего хорошего. Убрав руки от моего лица, он делает шаг назад и его глаза с презрением смотрят на меня.

- Бедная Эмили, мне бы не хотелось расстраивать тебя ещё больше сегодня, но видишь ли вот в чём дело…. Мы с тобой не друзья. – Его глаза смотрят прямо в мои, не отрываясь. – И никогда не были. Это была всего лишь игра.

Я резко втягиваю воздух, потому что его слова как пощёчина бьют меня по лицу. Слышать от него эти слова так обидно, что на глаза наворачиваются слёзы, но я не позволяю себе расплакаться, глядя в глаза человеку без сердца. Уверена, Рэя только потешит такое моё поведение.

- Ты бросила мне вызов, и я решил поиграть. Я нашёл подход к тебе, что не оказалось такой уж большой проблемой. Любительница спасать раненные души? – Рэй склоняет голову на бок, пристально всматриваясь в моё лицо. – Но всё что я когда-либо делал – это пытался залезть к тебе в трусики. И всё это дерьмо, - он машет рукой между нами и говорит милым голосом, - давай поговорим по душам. Мне не нужно, - теперь его голос звучит грубо и раздражённо. – И если ты всё ещё хочешь продолжить то, что мы начали ранее, то я полностью в твоём распоряжении. Утешу чем смогу, - и на его лице появляется эта отвратительная ухмылка, когда он делает шаг ко мне.

Не раздумывая, я поднимаю правую руку и что есть силы, бью ему кулаком в лицо. Похоже, удар получился и вправду не плохой, потому что Рэй отшатывается и упирается спиной в умывальник. Удивлённым взглядом он оглядывает меня с головы до ног, будто видит впервые. Затем его глаза останавливаются на моих, не знаю, что он ожидал в них увидеть. И чтобы это не было уже слишком поздно, потому что стены, которые я выстроила вокруг себя - непроницаемы, также, как и мои глаза.

Адреналин вперемешку со злостью бежит по моим венам, заставляя боль в руке отступить.

- Лучше держись от меня подальше, - шиплю я, и Рэй проходит мимо меня на выход.

Переодевшись в ванной, я молча беру в руки поводок и вывожу Лаки на улицу.

Все воспоминания всплывают в моей памяти. Одно за другим. Все те разы, когда он заставлял меня улыбаться. Когда он смотрел на меня своими глазами цвета чёрного шоколада, заглядывая прямо в душу, заставляя чувствовать то, что я никогда прежде не чувствовала. Все те моменты, когда он смотрел на меня заставляя думать, что это было чем-то большим для него, чем простым времяпрепровождением.

Я всхлипываю и снова вспоминаю его последние слова: «Это была всего лишь игра». И слёзы уже ручьём текут по моим щекам, так что я не могу остановиться. Я плачу не потому, что мне обидно, не потому что его слова защепили меня за живое. Я плачу, оплакивая потерю ещё одного человека в моей жизни, обещаниям которого я думала смогу верить. Я оплакиваю собственную глупость, из-за которой я подпустила к себе ещё одного бездушного человека слишком близко. Человека, не знающего цену настоящего обещания.

Я вытираю слёзы и даю себе обещание, что никогда больше не подпущу к себе кого-то похожего на Рэя. Сегодня в этом городе я покончила со всеми лживыми обещаниями.

Рэй

Когда из ванной выходит Эмили, я сдерживаю себя из последних сил, чтобы не подбежать к ней и не упасть на колени, извиняясь до тех пор, пока она не простит меня. Не встречаясь со мной глазами, она идёт выгуливать Лаки. Как только дверь за Эмили закрывается, я обхватываю руками голову и съезжаю по стене на пол. От боли в груди хочется выть. Ещё никогда я так сильно не жалел о словах, которые вылетали из моего рта. Ударяя рукой по стене, я шиплю, когда костяшки на руке снова начинают кровоточить. Не знаю сколько ещё я так сижу, когда звонит телефон.

- Я облажался. – говорю я, прежде чем Дэрэк успевает хоть что-то сказать.

- Какого хрена?! Что ты натворил? Что-то с Эмили? – рычит он.

- Нет…. Не знаю насколько она в порядке.

- Ты что оставил её в том террариуме?

- Нет.

- Придурок, возьми себя в руки и скажи какого хрена там у вас происходит!

И я рассказываю ему всё вплоть до нашего разговора в ванной, но не затрагивая темы о её «греховно красивых» губах и «трахните меня» каблуках.

- Ты не придурок, Адамсон. Ты – трус. Ты думаешь, что, оттолкнув Эмили, ты её защитишь от судьбы Джессики? Ни хрена подобного. Таким образом, ты пытаешься защитить себя. Пытаешься защитить своё сердце, как бы сопливо и по-девчачьи это не звучало. Но вот что я тебе скажу. Ты уже по уши в дерьме, потому что ты влюбился в неё. И теперь, когда ты её обидел, приготовься к самому огромному аду в своей жизни, потому что потеря Джессики и осуждающие взгляды людей не сравнится с тем, что ты теперь будешь чувствовать. – Дэрэк вздохнул, переводя дыхание после своей пламенной речи.

- Ты не сказал мне ничего нового. – Говорю я, откидывая голосу на стену.

- Ну, это реально задница. Не могу поверить, что ты так сглупил.

- Спасибо. Я уже понял. Можешь не продолжать. – Раздражённо шиплю я.

- Если бы ты сейчас был здесь - я бы приехал и врезал тебе. – Продолжает Дэрэк не обращая внимание на мои протесты.

Я отключаю телефон, уверенный в том, что не услышу ничего нового. Хватаю пачку сигарет и выхожу на балкон, делая несколько глубоких затяжек, а за тем ещё и ещё. И к тому времени как возвращается Эмили, я откладываю в сторону почти пустую пачку. Когда она копошится в комнате, я остаюсь стоять на балконе, как трус, боясь встретиться с ней глазами. Нет, я не боюсь встретить с ней глазами, я боюсь того что увижу в её глазах. И только когда она ложится, я захожу в комнату. Проворочавшись в постели около часа, я не выдерживаю и, обуваясь, иду на улицу, чтобы проветрить мозги. Я брожу по маленьким улочкам этого проклятого городка, пока не начинает светать. По пути назад я покупаю нам с Эмили кофе. Приближаясь к двери нашего номера, я одеваю маску безразличия, в душе надеясь, что после всего, что я наговорил ей вчера она всё ещё там. Эмили стоит ко мне спиной, запихивая своё вчерашнее платье в чемодан. И я сам того не ожидая, вздыхаю с облегчением.

- Можем ехать домой, если ты не против. – Говорит Эмили, всё так же стоя ко мне спиной. Её голос не выдаёт никаких эмоций.

- Кофе? – спрашиваю я и поднимаю её стакан вверх.

- Предпочитаю пить кофе, которое делаю сама или которое покупают мои друзья. – Она делает ударение на слове «друзья», что не ускользает от меня. – У меня нет дурной привычки брать что-то из рук незнакомцев. - И с опущенной головой она проносится мимо меня на выход, катя за собой чемодан и держа на руках Лаки.

- Эмили… – шепчу я, но она уже скрылась за углом в коридоре. Я беру свои вещи и следую за ней, выбросив не тронутое кофе в ближайшую урну.

Когда мы садимся в машину, первые лучи солнца освещают крыши домов, придавая им загадочный вид. И на первый взгляд этот город выглядит как сказка, в которой каждый хочет оказаться, но похоже хороший конец этой сказке не обеспечен.

Эмили берёт свой iPod и одевает наушники, таким образом, полностью отстраняясь от меня. Всю дрогу мы едем в угнетающей тишине.

Я останавливаюсь около подъезда Эмили и достаю из багажника её чемодан, пока она выпускает Лаки и он, весело прыгая, забегает в подъезд. Эмили пытается забрать свой чемодан, но я не разжимаю кулак.

- Я помогу.

- Не стоит. Так поступают только друзья, а как уже выяснилось, мы таковыми не являемся. – С раздражением в голосе говорит Эмили, безрезультатно пытаясь вырвать чемодан из моей руки.

- Ты глубоко ошибаешься, если думаешь, что я позволю тебе тащить этот чемодан самой. – Спокойным голосом говорю я и, не дожидаясь пока Эмили ещё что-то скажет, направляюсь в сторону её квартиры. Слышу, как она рычит позади в знак раздражения, но всё же следует за мной. И я улыбаюсь.

У самых дверей Эмили забирает у меня свой чемодан и пытается закрыть дверь у меня перед носом, но я подставляю ногу. Вздыхая, Эмили снова смотрит на меня. Сейчас она не выглядит раздражённой, скорее уставшей.

- Эмили, …

- Не надо, Рэй. – Перебивает меня Эмили взмахом руки. Её глаза смотрят на меня совершенно отстранённо.

- Вчера… это было… - я не могу подобрать слов, потому что никогда не умел исправлять свои косяки. Не то чтобы я когда-то чувствовал в этом необходимость, но сейчас глядя в холодные глаза Эмили, я чувствовал себя дерьмово, хуже некуда.

- Вчера был день «прощания с ошибками» и как оказалось, ты был моей ошибкой, Рэй Адамсон. Именно поэтому сейчас мы с тобой прощаемся. – И с этими словами она закрывает дверь перед самым моим носом, не давая мне возможности всё исправить.

Глава 24

Эмили

Не знаю, что было больнее: вчера слушать слова Рэя или сегодня закрыть за ним дверь оставив все эмоции и руководствуясь только разумом. Мне хочется снова расплакаться, но глаза по-прежнему остаются сухими. Ни единой слезы больше не скатывается по моим щекам, думаю, вчера я выплакала их все.

Чувства переполняют меня, и сейчас я нахожу в том состоянии, когда не знаешь, чего хочется больше плакать, смеяться или попросту отключиться. Мысли уже не крутятся беспорядочно в моей голове, но и здравый смысл не берёт верх. Я делаю всё на автопилоте. Оделась, накрасилась, последний взгляд в зеркало и фальшивая улыбка появляется на моих губах, не затрагивая моих глаз. Всё те же разговоры, всё тот же смех, но теперь всё по-другому. Несмотря на то, что я сделала огромный шаг вперёд, я всё ещё чувствую, как что-то тащит меня на дно пропасти, и не уверена, что я могу этому сопротивляться.

Кэйси выпытала всё у меня о нашей совместной с Рэем поездке и, как и положено настоящей подруге она полностью на моей стороне, это я поняла по трёхэтажным матам, которыми она описывала Рэя вчера вечером за дозой девчачьего кино.

По дороге в столовую Кэйси находит меня:

- Видела сегодня мистера «голова в заднице». Выглядит он ужасно, должна признать, – как бы невзначай, говорит Кэйси, но я слышу подтекст в её словах.

- Не надо, Кэйси.

- Не надо чего? – невинно хлопая ресницами, переспрашивает она.

- Не надо пытаться всё исправить. Не всё можно так просто пропустить мимо ушей и потом сделать вид, будто всё в порядке. И ты должна это знать, как никто другой. – Раздражённая, я почти кричу. – Я устала всем всё прощать. Люди привыкли, что им всё сходит с рук. Но вот что я тебе скажу: у меня уже поперёк глотки стоят эти лицемерные ублюдки с масками вместо лица. Я слишком долго терпела это дерьмо, но с меня хватит! – Я перевожу дыхание. – И он такой же, как все они, люди которых я больше предпочитаю не видеть в своей жизни.

Лицо Кэйси осунулось, и она поражённо смотрит себе под ноги.

- Эмили, я правда не… - она поднимает снова свои глаза на меня, но застывает на полуслове. Её взгляд направлен мне за спину.

Набирая полные лёгкие воздуха, я поворачиваюсь вокруг, уже зная, кого увижу у себя за спиной, и моё чутьё меня не подводит. Это Рэй. Его взгляд полон боли и раскаяния, но я игнорирую это. Мы уже всё сказали друг другу. Отгораживаясь от чувств, я одеваю маску бесчувственной сучки, потому что сейчас для меня это единственный способ защититься от падения на самое дно пропасти. Распрямляя плечи, я вскидываю голову и бегло оглядываю Рэя с ног до головы.

- Как я и говорила – такой же, как и они.

Я вижу, как Рэй вздрагивает и ёжится от моих слов, или, может быть, мне всё это кажется, потому что я хочу, чтобы ему было также больно, как было мне. Встречаясь с Рэем взглядом, я дарю ему свой самый надменный взгляд и вижу боль в его глазах, которую причиняют ему мои слова. Отвернувшись, я не сморю на Кэйси. Я не обращаю внимания и на людей, которых привлекло наше противостояние, создавая толпу вокруг нас. Я всего лишь хочу, как можно быстрее уйти отсюда.

Напротив меня стояла девушка, не давая мне возможности выбраться. Она смотрела на меня, не мигая.

- Проблемы? – раздражённо спросила я.

Девушка поёжилась от моего ледяного тона полного призрения и пробормотала что-то в ответ, но я её уже не слышала. Быстрым шагом я вышла из университета, бросившись в сторону стоянки, и только оказавшись в машине, я вздохнула с облегчением. Положив голову на руль, я глубоко дышала, чтобы успокоить разыгравшиеся нервы, но всё равно не могла уговорить себя вернуться.

Как только я переступила порог квартиры в надежде здесь спрятаться от всех проблем, пришло сообщение от Кэйси:

Кэйси: Ты в порядке? Тебя не ждать? Хочешь, я заеду к тебе после окончания пар и захвачу контейнер с мороженом? ;)

Я: Порядок. Нет. Не надо.

Кэйси: Ладно….

Я отбросила телефон в сторону и, взяв на руки Лаки, прижала его к груди.

- Ну, вот мы снова одни.

Устроившись поудобней на диване, я нашла в интернете новый фильм «Шпион» - боевик и комедия – то, что нужно для отвлечения.

Двадцать минут спустя мой телефон пискнул, оповестив меня о входящем сообщении. Но я проигнорировала его. Затем послышался ещё одни писк, и ещё одни. Раздражённо вздохнув, я прорычала:

- Можно меня на сегодня оставить в покое? – я вскинула голову вверх. – Господи, неужели я так много прошу?

Стук в дверь прервал мою речь.

- Да вы издеваетесь, чёрт побери!

Громко и раздражённо топая, я подошла к двери, в надежде, что это не Кэйси, потому что в противном случае, я собиралась наорать на неё. Несколько часов спокойствия и одиночества - это то, что мне нужно сейчас, а не разговоры о том, как я себя чувствую. Моя рука взлетела над замком, но в последнюю секунду я отдёрнула руку и посмотрела в глазок. Увидев за дверью Рэя, я ахнула. Он стоял, засунув руки в карманы с опущенной головой. Я вздохнула и запустила руку в волосы. И словно услышав меня, Рэй поднял голову и посмотрел в глазок. Несмотря на то, что нас разделяла дверь складывалось ощущение, словно он смотрит прямо на меня. Эмоции на его лице как картинки в калейдоскопе сменяли друг друга со вскружающей голову скоростью.

- Эмили, - проговорил он, - я знаю, что ты видишь меня. И я рад, что ты последовала моему совету, - Рэй нерадостно улыбнулся. – Но сейчас я как никогда жалею о том, что говорил тебе смотреть в глазок, прежде чем открывать дверь. – Он опустил голову и, зарывшись руками в волосы, потянул их на затылке. – Эмили, открой эту чёртову дверь…. Пожалуйста. – Рэй снова посмотрел в глазок. – Нам нужно поговорить. То, что я тогда тебе сказал, было неправильно. Я думал, что делаю лучше, но сделал только хуже.

Отвернувшись, я спиной съехала вниз по двери. Хотелось плакать и в тоже время хотелось оставаться сильной. Хотелось выбежать и прижаться к его груди, и в то же время хотелось сохранить барьеры вокруг сердца. Противоречивые чувства не давали возможности ясно мыслить, и тогда я сделала единственное, что пришло мне в голову. Я открыла плейлист и в наушниках зазвучала песня «My medicine»[20].

«Кто-то что-то подмешал в моё лекарство,

Кто-то что-то подмешал в моё лекарство...


Ты страдаешь там, где спишь,

И спишь там, где лежишь.

Сейчас ты сильно увлечена

И готова разрыдаться….»


И я отключаю чувства, позволяя музыке взять надо мной верх. Я не думаю, не чувствую. Я просто слушаю. Ещё одна песня, и ещё.

Потеряв счёт времени, я продолжала сидеть под дверью пока моя попа полностью не онемела от жёсткого пола. Поднявшись, я взяла на руки Лаки и пошла спать, не давая мыслям захватить только что очистившийся разум.

Рэй

Слова Эмили меня зацепили, если не сказать ранили. «Такой же, как и они». Я прокручиваю их у себя в голове как заевшую пластинку снова и снова, и с каждым разом раздражаюсь всё больше. Она сравнила меня со своей семьёй – людьми, которые не заслуживали её доверия по понятным причинам, но я не такой. Я хочу, чтобы она доверяла мне, но сделал всё возможное, чтобы оттолкнуть её как можно дальше. Мудила. Я рычу и со всей силы толкаю парту. Слышится скрежет, а затем парта переворачивается и с грохотом падает. Профессор МакФэл, довольно строгая на первый взгляд, взвизгивает и подскакивает на месте. Все головы в аудитории повёрнуты в мою сторону.

- Мистер Адамсон, объяснитесь! – строго произносит профессор.

Но я не могу выговорить и слова. От злости у меня перехватывает дыхание. Я хватаю свои вещи и выбегаю из аудитории, когда МакФэл кричит что-то мне в спину, но я не обращаю внимания на её слова. Я знаю, что должен сделать – я должен всё исправить.

Словно слетев с катушек, я бегу к парковке, зная, что должен объясниться с Эмили. «Её слова – это всего лишь ответная реакция на мои действия», - убеждаю я себя, но переживаю, потому что возможно она и вправду так думает.

Садясь на байк, я лечу сломя голову к Эмили, пропустив по дороге несколько светофоров и нарушая все возможные правила. Пять минут спустя я уже стою у неё под дверью. Дышу размеренно, несмотря на бешено бьющееся сердце. Я нервничаю. Нервничаю, потому что не уверен, что можно простить слова, которые я кинул в лицо Эмили.

Я стону и сжимаю волосы на затылке в кулак. Эти чувства, которые были так глубоко внутри, всплывают на поверхность. И именно сейчас я понимаю остро как никогда, что отказаться от Эмили, закрыться от неё, оттолкнуть – было самой глупой ошибкой в моей жизни. Знаю, я делал много глупостей, таких что даже вспомнить страшно, но потеря Эмили – то что я не могу пережить. Я не могу сбежать от неё, как сбежал от прошлого. Я не хочу. Не хочу потерять её…не могу. Ведь она единственная причина, по которой каждое утро последние месяцы я вставал с улыбкой на лице. Впервые за долгое время мне хочется кому-то открыться, кому-то довериться.

Я стучу в дверь и задерживаю дыхание, когда слышу её шаги. Звуки замолкают, и я знаю, что она делает. Грустно улыбаясь я поднимаю голову.

- Эмили, я знаю, что ты видишь меня. И я рад, что ты последовала моему совету.

Я смотрю на дверь, представляя её янтарные глаза, её доброю улыбку, её мягкие черты лица, её необычные волосы красные на концах. И мне хочется, чтобы она открыла дверь и уверила меня в том, что я не потерял это всё. Не потерял её навсегда.

Страх накидывает на моё сердце железные оковы, заставляя его биться ещё быстрее.

- Эмили, открой эту чёртову дверь!.. Пожалуйста… – молю я.

Слышу удаляющиеся шаги и знаю, что потерял её. Потерял то единственное, ради чего хотелось жить, а не существовать, проживая каждый день лишь для галочки.

Ударяя кулаком в стену, я не чувствую боли. Бью ещё и ещё раз, надеясь, что физическая боль сможет перекрыть жгучую боль в груди. Когда костяшки руки начинают кровоточить, я сползаю по стене, откидываю голову назад и позволяю осознанию проникнуть в каждую клетку моего тела, отравляя меня словно яд.

Примерно три часа спустя пищит телефон мой телефон, извещая о входящем вызове, но я не могу поднять руку, чтобы ответить на звонок. Мышцы болят от неудобной позы сидения, но я не собираюсь что-то менять. Ещё час спустя телефон снова звонит, но я полностью игнорирую его.

Я слышу шаги на лестничной площадке и поднимаю глаза. Дэрэк замирает на верхней ступеньке и облокачивается на стену. Когда наши глаза встречаются, я вижу немой вопрос в его взгляде, поэтому отрицательно машу головой. Дэрэк вздыхает. Подтянув колени к груди, опираюсь головой на ноги. Дэрэк подходит ближе и садится рядом.

- Что она сказала?

Я ухмыляюсь… «сказала».

- Даже дверь не открыла, не говоря уже о том, чтобы что-то сказать.

Дэрэк хлопает меня по плечу:

- Поднимайся, мужик. Хватит киснуть. Дай ей время. Всё наладится.

Его слова звучат натянуто, и я знаю - он не верит в то, что говорит.

Уходя от Эмили, я иду в ближайший бар и делаю то, что делал всегда, чтобы заглушить чувства и мысли. Я пью, а затем встреваю в драку. Разбитая губа, синяк на скуле, руки в крови, и я падаю на кровать, но не перестаю думать об Эмили. Физическая боль не может заставить мой мозг прекратить прокручивать все хорошие моменты, проведённые с ней, а затем и те ужасные мгновения, когда я оттолкнул её, вынуждая закрыться от меня.

Этой ночью мне не снится Джессика, мне снится Эмили. Она уходит, а я не могу остановить её, как будто мои ноги приросли к земле. Она уходит, не оглядываясь, как будто между нами никогда и не было той связи, которую я чувствовал. И я просыпаюсь в холодном поту, потому что какая-то часть меня знает, что этот сон может быть правдой.


Глава 25

Эмили

Учебная неделя длится так долго, что мне кажется, я умру от ожидания быстрее, чем наступит пятница. Каждый следующий день такой же обыденный как предыдущий. Я делаю одно и тоже каждый день, словно робот, не испытывая никакой радости, печали или даже злости. Мне просто стало всё равно. Я не пытаюсь больше быть дружелюбной, одевая маску и улыбаясь, словно безумно рада всем этим людям, которым на самом деле плевать на меня. Я не забиваюсь в угол и не плачу по ночам. Я не срываюсь и не кричу на каждом шагу, о том, как меня достали эти перешёптывания за спиной. Нет. Мне просто всё равно.

Во время обеда мы с Рэем всё ещё сидим за одним столом, но теперь между нами ещё шесть человек. Мы не встречаемся взглядами. Мы просто игнорируем друг друга, словно никогда и не были знакомы. Девушки, в окружении которых мы с Кэйси теперь сидим, что-то бурно обсуждают. Я же лишь изредка киваю головой, давая понять, что слышу их. В таком удушающем спокойствии и проходила вся неделя, но почему-то именно пятница, которую я так ждала, решила отличиться.

Сидя за столом, мы с Кэйси планировали, как проведём выходные, когда над нами нависла чья-то тень. Я медленно обернулась и увидела блондинку, которая ещё в начале года порывалась выдрать мне волосы на вечеринке у бассейна. Она сверлила меня взглядом полным ненависти.

- Как же ты меня достала, Дэй! – громко сказала девушка, уперев руки в бока.

Глядя на неё «мне-плевать» взглядом, я снова развернулась к столу, не проронив не слова. Но всех окружающих, похоже, развлекала сложившаяся ситуация, потому что в столовой моментально стало тихо, и все с интересом уставились на нас.

- Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю! – девушка практически провизжала мне на ухо, так что я непроизвольно съёжилась.

Совершенно спокойно я снова повернулась к этой фурии и, поднявшись со стула, стала к ней лицом к лицу. Ну, или почти лицом к лицу, так как девушка была выше меня почти на голову.

- Чего тебе, королева драмы? – безэмоционально спросила я.

- Ты думаешь, что он всё ещё хочет тебя? – визжала блондинка, нервно размахивая руками. – Нет! Он – мой! Поняла? И я не хочу, чтобы ты к нему приближалась! Никогда! – всё её тело тряслось так, что я боялась девушка скоро или расплачется, или заблюёт здесь всё. И если уж на, то пошло, то лучше бы она расплакалась.

- Прости? О ком мы говорим? – осторожно спрашиваю я, хотя с вероятностью в девяносто девять процентов уверена, что говорим мы о придурке Адамсоне.

- О Рэе! – вопит она, и вскидывает руки вверх, словно ответ и так вполне очевиден. – Он – мой! Не смей даже смотреть в его сторону!

- Какого хрена? – я слышу, как грозно рычит Рэй, но игнорирую его слова.

- Не то чтобы это твоё дело, но мы с Рэем не общаемся. – Раздражённо говорю я, и затем для большего эффекта медленно проговариваю, на тот случай если она меня не поняла. – Вообще.

- Не ври мне, сучка! – кричит блондинка, а затем всё, что я успеваю увидеть – кроваво-красные ногти и уже в следующее мгновение мою шею что-то так чертовки сильно обжигает. Слышится хоровой шокированный вдох, и я судорожно втягиваю воздух через зубы, делая шаг назад. Дотрагиваясь до шеи, я морщусь и сразу же убираю руку. На моих пальцах остаётся кровь, и это всё что я вижу, в то время как блондинка, крича, продолжает наступать на меня. Злость берёт надо мной верх, и я делаю то, что меня научил делать Эван. Я даю сдачи. Отводя руку назад, я сживаю ладонь в кулак и бью по фарфоровому лицу этой куклы. С характерным звуком её задница приземляет на кафель. И по всей столовой разлетается ещё один хоровой вздох. Я разжимаю кулак, но не подаю виду, как чертовски сильно болит рука. Все в столовой замерли в ожидании, пока я делаю шаг по направлению к блондинке. Останавливаюсь в сантиметре от неё, и присаживаюсь на корточки, чтобы наши лица оказались максимально близко. Глаза девушки испуганно следят за каждым моим движением, словно она думает, что я с ней не закончила.

- Ещё раз со мной заговоришь, и я сделаю так, что даже лучший хирург мира не поможет тебе исправить последствия нашего «разговора». – Угроза вырывается из моего рта так просто, словно я уже делала такое прежде множество раз. Испуганно девушка беспрестанно кивает на мои слова, подобно китайскому болванчику.

Я встаю, и в эту же секунду около меня оказывается Рэй. Он выглядит удивлённо и в тоже время раскаянно.

- Ты в порядке? – бормочет он.

Я лишь киваю, не встречаясь с ним взглядом.

- Лучше помоги ей. Она в тебе нуждается куда больше, чем я. – Киваю я в сторону блондинки, а затем, забирая сумочку и поднос, я иду на выход, выбрасывая по дороге недоеденный обед.

- Кто бы мог подумать? Разборка в джунглях[21], да? – хихикает Кэйси рядом, догнав меня в коридоре. – Ты не перестаёшь меня удивлять. Последний раз, когда ты ввязалась в драку мы были в пятом классе, если мне не изменяет память. Та идиотка назвала меня толстой, а ты заступилась за меня и залепила ей пощёчину.

Я улыбаюсь, когда вспоминаю тот случай. На самом деле я не просто тогда заступилась за Кэйси, тогда я ещё и нашла лучшую подругу. До этого мы не знали друг друга, но, когда я увидела ту маленькую перепуганную девочку в коридоре, я знала, что не могу оставить её на растерзание волкам. Кэйси только переехала в наш город, и это был её первый день в школе, ну, и конечно же в первый школьный день она умудрилась вывести из себя главную стерву нашего класса. Хиллари была так взбешена, когда Кэйси налетела на неё и выбила книги из рук, что буквально плевалась ядом. Когда-то и меня она обзывала, но я никак не реагировала на неё и вскоре она отстала. Кэйси же была новенькой, и я понимала, как должно быть ей страшно в новой школе, поэтому вскипев из-за того, что Хиллари унижала её на глазах у всех я не выдержала и отвесила стерве пощёчину. Родители были ужасно злы на меня после того случая, но зато именно тогда в моей жизни появился человек, поддержка которого до сих пор многое значит для меня.

- Да, весёлые были времена, - хихикаю я.

- Ты шутишь? Я тогда действительно была толстухой, и для меня те времена были совсем не весёлыми.

Смеясь, мы выходим из корпуса на улицу.

- Последнее время ты так часто избиваешь людей, что я начинаю задумываться: не подменили ли тебя? Где милая добрая Эмили, пытавшаяся все конфликты решить мирным путём?

- Не знаю, была ли та добрая и милая девочка реальностью, или всего лишь выдуманной личностью, которую все хотели видеть во мне - серьёзно отвечаю я.

На мои слова Кэйси всего лишь понимающе кивает.

- Дай-ка взгляну на твою шею. – Я поднимаю голову, и Кэйси внимательно смотрит на царапины, оставленные фурией. – Раны не глубокие, думаю, шрамов не останется.

- Спасибо, доктор Мартин, - шучу я, - но думаю мне всё же нужно лекарство от бешенства. Мало ли кто укусил эту ненормальную.

Кэйси ухмыляется, а затем её выражение лица становится серьёзным, и она делает вид, словно задумалась над чем-то.

- Думаю большая пицца и вечер в компании братьев Винчестеров[22], то, что нужно для скорого выздоровления.

Я начинаю смеяться над словами Кэйси.

- Если бы все доктора лечили так как ты….

- Знаю, знаю, я просто супер, - отмахивается Кэйси, не давая мне закончить мысль, - а теперь езжай домой, потому что тот принц, кажется, бежит спасать тебя. – И она кивает в сторону входа, где стоит Рэй, оглядываясь по сторонам, пытаясь найти нас.

И словно почувствовав на себе мой взгляд, он поворачивается и наши глаза встречаются. Быстрым шагом он направляется в нашу сторону, но я машу головой и делаю шаг назад, это заставляет его замереть на месте. Его глаза умоляют меня, не знаю о чём, но моим ответом всё ещё остаётся «нет». Я делаю ещё один шаг назад. Плечи Рэя моментально опускаются, а надежда в глазах сменяется болью. Но я отказываюсь менять своё решение. Сажусь в машину и уезжаю, наблюдая за Рэем в зеркало заднего вида. Мне так хочется вернуться и успокоить его, но я отворачиваюсь и продолжаю ехать, потому что знаю – так будет лучше.

На светофоре я дотрагиваюсь до ноющей раны на шее и вздрагиваю. Больно, но на самом деле эта боль – первое и единственное что я смогла почувствовать на этой неделе.

Приезжая домой, я обрабатываю рану, и, оглядываясь по сторонам, понимаю, какой беспорядок навела за прошедшую неделю. Включая музыку, я, пританцовывая, начинаю убираться в квартире. Лаки настороженно наблюдает за мной со стороны с приподнятыми ушами. Я почти закончила уборку, когда нечаянно с рабочего стола смахнула кипу бумаг. Поднимая их на место, на глаза мне попадает конверт, на котором аккуратными печатными буквами написано: «Эмили Элизабет Дэй-Бенсон». Я замираю, потому что узнаю почерк бабушки. Садясь на кровать, я открываю конверт и достаю письмо. Раньше я не была готова его прочитать, но сейчас, я думаю, пришло время признать все ошибки и взглянуть своим страхам в лицо.

«Дорогая Эмили,

Мне столько всего хочется тебе рассказать, но ты не хочешь меня слушать. Я знаю, как много проблем свалилось на твои хрупкие плечи, но я хочу, чтобы ты знала. Я думаю, что ты, пожалуй, единственный известный мне человек, который сможет преодолеть все эти трудности не сломавшись.

Не знаю прочтёшь ли ты это письмо когда-нибудь или оно так и останется всего лишь моими невысказанными словами на листе бумаги, которые никому не суждено было увидеть. И мне жаль, если на тот момент, когда ты его прочтёшь меня уже не будет рядом.

Эти последние полтора года выдались тяжёлыми для всех. Потеря близких не т, через что можно легко перешагнуть и двигаться дальше. Ты закрылась от меня, и я не могу сейчас быть для тебя той любящей бабушкой, дающей советы. Но я знаю наверняка, что даже без моих советов ты выберешь правильный путь, потому что в твоих венах течёт не только кровь семьи Дэй, но и семьи Бенсон.

Помни, как бы трудно не было сегодня, завтра может быть ещё хуже или же напротив – лучше. Не стоит распыляться только на сейчас.

С любовью, бабушка

P . S . Человека с титановым стержнем невозможно сломить. »

Тяжело вздыхая, я сажусь на кровь. Слёзы застилают глаза, так что я моргаю несколько раз, чтобы лучше видеть. Края листа не ровные, словно он был вырван из блокнота бабушки. На обратной стороне листа было написано: «Последний том жизни». Я делаю несколько успокаивающих вдохом, а затем направляюсь к шкафу, достаю чемодан и бросаю туда самые необходимые вещи, потому что я знаю, каким должен быть мой следующий шаг. Впервые за долгое время я уверенна в своём решении как никогда прежде. Бегая по квартире, я набираю Кэйси сообщение.

Я: Извини. Планы поменялись. Нужно срочно уехать на выходные.

Её ответ пришёл моментально.

Кэйси: Куда ты?

Я: Собираюсь встретиться с Шарлин.

Ответа долго не было, и я уже было подумала, что Кэйси на пути ко мне, чтобы убедиться не сошла ли я с ума, и поэтому не может ответить. Но я ошибалась.

Кэйси: Напиши мне, когда встретить её.

Кэйси: Удачи…

Я ухмыльнулась. Шарлин – моя обезбашенная тётушка. Она была поздним ребёнком, поэтому у нас с ней была не существенная разница в возрасте, всего лишь семь лет. Это странно, но вся моя семья - это сплошные странности, так что я смирилась. Раньше мы часто виделись с Шарлин, мы были близкими подругами и больше были друг для друга сёстрами, чем тётей и племянницей. К тому же она ненавидела, когда я называла её тётей. Шарлин подарила мне мою первую косметику и научила ею пользоваться и множеству прочих девчачьих штучек. Мы с ней хорошо проводили время в прошлом, но всегда было одно маленькое «но». Шарлин была далеко не одной из самых сдержанных и ответственных людей. На самом деле она была, пожалуй, самым безответственным человеком которого я когда-либо знала. Однажды в детстве мы с ней пошли гулять, и пока я каталась на качели, Шарлин встретила своих друзей и, забыв про меня ушла. И всё бы ничего, я бы смогла найти дорогу домой, несмотря на то, что мне было всего пять лет, но качели оказались слишком высокими. Я боялась спрыгнуть, потому что знала, как рассердится мама, если я разобью колени. Я просидела на качели более четырёх часов, и лишь когда в парке уже начало темнеть Шарлин вспомнила про меня. Она купила мне мороженое и ещё долго извинялась, за то, что оставила меня, и всё же после этого я ещё долго не могла смотреть на качели, не говоря уже о том, чтобы качать на них. Забыть где-то свой телефон или захлопнуть дверь, оставив ключи внутри, было в порядке вещей для Шарлин, и всё же я любила её, потому что, чтобы не случилось у неё в жизни, она всегда оставалась такой же жизнерадостной. Бесконечной оптимисткой, которая даже в самой дерьмовой ситуации найдёт что хорошее.

Прежде чем я успела бы себя отговорить, я собрала чемодан и направилась к двери. Лаки весело виляя хвостиком бежал за мной, похоже, щенок был в восторге от длительных поездок на машине. Открыв дверь, я замерла. На пороге стоял Рэй, одна его рука зависла над дверью, словно он собирался постучать, но я на несколько секунд опередила его. Его лицо удивлённо вытянулось, как будто увидеть меня выходящей из моей же квартиры было самой большой неожиданностью века. Его глаза пробежались по мне, задержавшись чуть дольше на пластыре, которым я заклеила раны на шее. Поражённо склонив голову, он открыл рот, но я не дала сказать ему ни слова.

- Извини, но сейчас не самое лучшее время для драмы, - пробурчала я и, выставив чемодан за дверь, стала искать ключи в сумочке. Лаки выбежал в коридор и терпеливо ждал пока я закрою дверь.

- Я просто хотел… - Рэй тяжело вздохнул. – Не знаю. Извиниться?

- Это вопрос? – рассерженно переспрашиваю я.

- Нет. Конечно же, нет, - засуетился Рэй, и провёл рукой по волосам, приводя их в полнейший беспорядок. – Я пришел, чтобы извиниться.

Я хотела переспросить, за который из своих косяков он извиняется, но знала, если начну этот разговор сейчас, то ближайшие полчаса проведу в коридоре, а мне нужно выехать сию минуту.

- Извинения приняты, - бросила я через плечо и, схватив чемодан, понеслась вниз по лестнице. Лаки бежал прямо за мной.

Открыв багажник, я закинула туда чемодан, а затем открыла заднюю дверь и подождала, пока Лаки заскочит туда. Я уже открыла водительскую дверь, собираясь сесть, когда меня окликнул Рэй.

- Подожди! Ты уезжаешь? – его голос звучал растерянно.

- А на что ещё это похоже? – с сарказмом переспросила я, и от раздражения закатила глаза. Да, я знаю, что веду себя как стерва, но я и вправду не была настроена прямо сейчас на разговор по душам.

- Надолго? - почти прошептал Рэй.

- Не знаю.

Захлопнув дверь, я завела машину и тронулась с места. Рэй же с безучастным лицом продолжил стоять на месте.

Глава 26

Эмили

За время поездки Лаки перелез на переднее сидение и, высунув голову в окно, пускал слюни на проезжающие мимо машины. За пять часов поездки я останавливала лишь один раз, так что в семь часов вечера была уже около дома бабушки, в котором сейчас, как я знала, проживала Шарлин. Я посмотрела на приборную доску, часы показывали уже без двадцати восемь, так что фактически я уже сорок минут не могу взять себя в руки для того чтобы увидеться с тётей. Я не знаю, насколько сильно она меня ненавидит, и видит бог, мне бы хотелось, чтобы между нами было то же взаимопонимание, что и несколько лет назад, но я понимаю, что это всё лишь пустые надежды. Лаки заворочался на соседнем сидение, наверняка он устал от этой поездки не меньше моего.

- Давай же, Эмили. Пора со всем разобраться. – Подбодрила я себя и резко открыла дверь. Послышался глухой удар, а затем ругательства.

- Да что ж за день сегодня такой? – кричала девушка. – Ты придурок совсем что ли людей не видишь?

И очевидно придурком, который сбил эту девушку с ног оказалась я.

- Выходи сюда ублюдок, и я тебе сейчас покажу, что значит оказаться не в то время не в том месте. – Продолжала горланить девушка.

Я подняла глаза к небу. Господи, действительно, что ж сегодня за день такой?

- Извините, я не заметила вас. Мне правда очень жаль… – протараторила я, но замолчала и замерла, как и девушка напротив меня. – Шарлин? – удивлённо спросила я, в то время как она произнесла:

- Эмили?

- Привет, - кивнув, прошептала я.

Растерянность Шарлин сразу же сменилась раздражённостью.

- Я чуть было не отметелила тебя сумочкой! – воскликнула она, а затем, прищурившись, внимательно посмотрела мне в глаза. - Что ты здесь делаешь?

От её холодного тона я поёжилась.

- Хотела увидеться с тобой, - пробормотала я, не уверенная в том стоит ли мне начинать извиняться прямо сейчас посреди улицы, или она всё же разрешит мне зайти в дом.

- Увиделась? Можешь езжать назад. Уверена, твой отец придёт в бешенство, если узнает, что ты со мной виделась. – Отвернувшись, Шарлин направилась к дому.

- Подожди, Шарлин! – окликнула я её, но она не остановилась. – Шарлин, постой! Мне жаль!

Резко, словно кто-то её дёрнул за руку, Шарлин повернулась в мою сторону.

- Нет, Эмили! Нет! – кричала она. – Ты пришла извиниться? Хочешь облегчить себе душу, услышав от меня заветные слова прощения? Но не у меня ты должна просить прощение!

Глаза Шарлин светились от злости, а руки тряслись, словно она сдерживала себя из последних сил, чтобы не наброситься на меня.

- Она ждала, что ты всё-таки одумаешься и вытянешь голову из задницы. Она верила в тебя до последнего. Это её надежды ты поломала - не мои, так что и извиняться тебе стоит перед ней. Знаешь ли ты, сколько раз она рассказывала мне какая ты молодец?! Знаешь?! – кричала Шарлин. – Не знаешь, потому что тебя не было, когда ты была нужна ей! Так что не смей больше приходить в этот дом! А если ты пришла только ради книг...

- Не говори так, Шарлин, - прошептала я, задыхаясь от слёз.

- То я передам их тебе через адвоката. Не переживай я не оставлю ни одну из них у себя, ведь мама хотела, чтобы они все достались тебе, и я пообещала, что именно так и будет.

- Шарлин… - всхлипываю я.

- Прощай, Эмили. – Шарлин заходит в дом, закрывая за собой дверь.

Услышав слова Рэя, я думала, что это разобьёт мне сердце, но теперь услышав слова Шарлин, я знала, что это окончательно раздавит меня. Я села в машину и расплакалась, потому что понимала, что каждое её слово было правдой. Я хотела перед ней извиниться, надеясь вернуть назад хотя бы часть прошлой жизни, но, похоже, больше нечего было возвращать, и единственным человеком, кого можно в этом винить была я.

Въехав в мотель и проплакавшись, я набрала Кэйси.

- Ты нашла её? – сразу же спросила она.

- Да.

- И как? – настороженно спросила Кэйси.

- Ужасно… – выдохнула я. – Всё просто кошмарно.

По ту сторону телефона послышался вздох, а затем странный шуршащий звук, что мог означат только одно, Кэйси заедала шоколадом плохие новости.

- Что она сказала?

- Она не говорила.

- Нет? – удивилась Кэйси.

- Нет, она кричала.

- Оу,..

- Да.

Мы обе молчали несколько минут, а затем я не выдержала.

- Боже, Кэйси, всё так кошмарно, что я тебе даже передать не могу. Я пытаюсь всё исправить, но получается только хуже. Я пытаюсь назад вернуть себе свою жизнь, но всё выходит из рук вон плохо. В чём, чёрт побери, дело? – прорыдала я.

- Эмили, нельзя за одну неделю вернуть то, что потеряла за два года. Возможно, потребуется немного больше времени, чем ты себе представляла, но всё обязательно наладится. – Успокаивающе проговорила Кэйси, и я пожалела, что её сейчас не было рядом, поскольку её поддержка мне бы сейчас пригодилась как никогда. – Ложись спать, а завтра, когда ты вернёшься домой, мы с тобой ещё поговорим, хорошо?

- Ладно, - согласилась я.

- Отлично. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи.

Я отключилась и уставилась невидящим взглядом в потолок, снова прокручивая в голове слова Шарлин. Должно быть, я так и уснула, потому что в полночь меня разбудил телефонный звонок. Я нахмурилась, когда увидела имя звонившего – Рэй. Отклонив звонок, я снова закрыла глаза, но телефон продолжал звонить снова и снова.

- Что, чёрт побери, случилось? – прорычала я в трубку.

- Эмили…? – голос Рэя звучал как-то странно.

- В чём дело, Рэй?

- В тебе. – Пробормотал он, и теперь я поняла, почему у него был такой странный голос. Парень был пьян.

- Рэй, иди спать, - прошептала я, в надежде побыстрее закончить этот разговор.

- Не могу, - также тихо в ответ прошептал он, - я не могу уснуть из-за тебя.

- Ты представь какая незадача, теперь и я из-за тебя спать не могу, - уже более резче сказала я.

- Ты решила выйти за него? – спросил Рэй, не обращая внимания на мои слова.

- Выйти за кого? – удивлённо переспросила.

- За своего придурка бывшего.

- Нет! Конечно же, нет! Как тебе такое только в голову могло прийти?! – от одной лишь мысли об этом меня передёргивало.

- Ты не разговариваешь со мной, а затем просто собираешь вещи и уезжаешь. Что ещё я мог подумать? – по детски обиженным голосом, проговорил Рэй.

- Рэй, уже поздно. Давай поговорим в другой раз?

- Ты обещаешь, что мы поговорим? – с надеждой в голосе спросил парень.

- Спокойной ночи, Рэй, - и я положила трубку.

Я не даю обещаний, которые не собираюсь сдержать.


Глава 27

Рэй

Когда Эмили кладёт чемодан в багажник, я понимаю, что ничего не могу сделать, чтобы остановить её. Уже второй раз за сегодня она уезжает, оставив меня позади наедине со своими демонами. Я вспоминаю нашу последнюю совместную поездку, когда я ещё мог держать её за руку и при этом не вызывать у неё отвращение. Теперь же она ненавидит меня и всячески игнорирует. Я так хочу с ней поговорить, чтобы она поняла меня, чтобы она поняла, почему ей стоит держаться от меня подальше, но в тоже время мне хочется, чтобы она была как можно ближе.

Эмили уехала, не сказав куда и почему, поэтому я не знаю, стоит ли мне нервничать из-за того, что она, возможно, поехала домой, чтобы…. Чёрт! Неужели она решила согласить на предложение того мудака. Сцепив руки на затылке, я поднял голову к небу. Господи, она же не может совершить такую глупость? Она же не поступит так со мной, с нами?

Схватив телефон, я звоню Кэйси, потому что уверен - Эмили не ответит на мой звонок. Я звоню снова и снова, но и Кэйси не берёт трубку. Тогда я сажусь на мотоцикл и лечу в общежитие, надеясь, что она будет у себя. Мило улыбаясь нескольким девушкам, я узнаю где находится комната Кэйси и бегу вверх по лестнице. Запыхавшись, я барабаню в дверь, и когда мне никто не открывает, я ударяю кулаком в стену около двери, потому что это незнание так чертовски раздражает. Я не хочу думать о том, что могу потерять Эмили раз и навсегда, только потому, что не смог ей показать настоящего себя, не смог ей рассказать о то, что натворил. Злой и расстроенный, словно кто-то пнул моего щенка, я выхожу на улицу, и на глаза мне сразу же попадается Кэйси. Она спорит о чём-то с парнем, чью только спину я вижу. И кто бы он ни был, я собираюсь их прервать.

- Отвали, просто отвали от меня! Хватит пытаться поговорить со мной по душам! – кричит Кэйси и пытает уйти, но парень хватает её за руку.

Прищурившись, я понимаю, что этот парень никто иной, как Дэрэк. Плевать! Я почти подбегаю к Кэйси и говорю, не обращая внимания на то, что их сора в самом разгаре:

- Куда она уехала, Кэйси?

Дэрэк и Кэйси, которые только заметили меня, стоят ошарашенные.

- Куда поехала Эмили, Кэйси? Ответь мне! – я срываюсь на крик.

- Остынь, Рэй, - голос Дэрэка звучит предупреждающе, в то время как Кэйси стонет:

- Да вы надо мной издеваетесь.

- Кэйси, куда? – ещё раз спрашиваю я, теряя терпение.

- Во-первых, - раздражённо говорит Кэйси и выразительно смотрит на руку Дэрэка, удерживающую её за запястье, а затем вырывает руку из его хватки. – Во-вторых, - теперь её свирепый взгляд направлен на меня, - ты облажался, Адамсон. По-крупному. – (Я закатываю глаза на её слова, как будто я сам этого не знал). – И, если бы Эмили хотела, чтобы ты знал, куда она уехала, она бы сказала тебе, но, похоже, ты больше не входишь в круг её доверенных лиц. – Я открываю рот, чтобы возразить, но Кэйси жестом затыкает меня. – И в отличие от тебя я дорожу её доверием, так что ничегошеньки не собираюсь тебе говорить. – Демонстративно развернувшись к нам спиной, Кэйси идёт в сторону общежития, но я не могу всё так оставить.

- Кэйси! – кричу я. Девушка останавливается, но не оборачивается. – Она вернётся? – мой голос так дрожит, что Кэйси всё же встречается со мной взглядом. – Пожалуйста, - я готов упасть на колени, если это значит, что я получу хотя бы один грёбанный ответ.

- Да, - кивает Кэйси, и я делаю глоток воздуха, не заметив, когда именно задержал дыхание.

- Спасибо.

Кэйси снова кивает и уходит.

- Эта любовь такая сука, что никаких нервов не хватит… - делает умозаключение Дэрэк.

- Мне нужно выпить.

- И здоровья, - договаривает он, но всё же кивает, давая понять, что пить я буду не в одиночку.

После десятого шота я перестаю считать сколько выпил, потому что сегодня мы с Дэрэком решили напиться в хлам. И если раньше я так напивался только дважды в год, то после ссоры с Эмили я так пьян почти каждый день. Я ухмыляюсь, когда понимаю, что сидел именно на этом месте, когда увидел её впервые. Поворачивая голову, я надеюсь увидеть на стуле рядом со мной Эмили, где когда-то она сидела, смеясь над шутками Джека. И там действительно сидит брюнетка, но её волосы не выглядят как огонь. Девушка призывно мне улыбается, но она не Эмили, поэтому я отворачиваюсь и плетусь к выходу.

Я захожу домой, пошатываясь на нетвёрдых ногах, и кажется, что от такого большого количества алкоголя в крови, я должен сразу же отключиться, но сон так и не приходит ко мне. Ворочаясь в кровати, я прокручиваю все воспоминания связанные с Эмили. Я вспоминаю всё: то как она подшучивала надо мной и как светились её глаза, когда она смеялась над моими шутками, то как она плакала и прижималась ко мне, словно собиралась распасться на части и как она засыпала в моих объятиях. Схватив телефон, я набираю её номер снова и снова, пока она не берёт трубку.

- Что, чёрт побери, случилось? – голос Эмили звучит сонно и раздражённо.

- Эмили…? – я хочу спросить, когда она вернётся, я хочу знать куда она уехала, но у меня не получается вымолвить ни слова.

- В чём дело, Рэй? – тяжело вздыхает она.

- В тебе. – Бормочу я, не уверенный услышала ли она меня.

- Рэй, иди спать, - мне кажется, что Эмили чем-то расстроенная, но я не спрашиваю, чем.

- Не могу, - вместо этого шепчу я, - я не могу уснуть из-за тебя.

- Ты представь, какая незадача, теперь и я из-за тебя спать не могу, - раздражение сквозит в её голосе, и я не удивлён, ведь разбудил её в полночь.

- Ты решила выйти за него? – спрашиваю я, потому что это то, что мне нужно знать больше всего.

- Выйти за кого? – удивлённо переспросила Эмили.

- За своего придурка бывшего.

- Нет! Конечно же, нет! Как тебе такое только в голову могло прийти?! – быстро отрицает Эмили, и я вздыхаю от облегчения.

- Ты не разговариваешь со мной, а затем просто собираешь вещи и уезжаешь. Что ещё я мог подумать.

- Рэй, уже поздно. Давай поговорим в другой раз?

- Ты обещаешь, что мы поговорим? – и у меня появляется надежда, но Эмили рушит её говоря:

- Спокойной ночи, Рэй.

- Сладких снов, Огонёк, - проговариваю я, но она уже не слышит меня.

***

Следующая неделя проходит, словно в тумане. День изо дня одно и то же. С утра головная боль, вечером пытки воспоминаниями, ночью – снами. И снова всё по кругу. Эмили избегает встречи со мной и мы, лишь изредка встречаясь глазами в коридорах, но натыкаясь, но её отсутствующий и холодный взгляд, я мечтаю лучше бы не встречать её вообще. Эмили смотрит на меня, словно я незнакомец с улицы. Несчитанное количество отправленных сообщений и звонков, записанных на голосовую почту, а в ответ ничего – абсолютная всепоглощающая тишина.

Дэрэк думает, что стоит подождать, но я знаю, что уже ничего не вернуть. И с каждым днём осознание всё сильнее на меня давит. С каждым днём атмосфера накаливается всё больше. Мне становится всё труднее сдерживать злость. Изнутри я закипаю от гнева, злясь на себя.

- Эй, мужик, чем занят? – Дэрэк с дурацкой улыбкой на лице падает на скамейку рядом со мной во внутреннем дворике университета.

Но всё моё внимание приковано не к нему, а к Эмили, выходящей из здания. Улыбаясь своей самой искренней улыбкой, она смотрит на осеннее солнце, радоваться тёплым лучам которого осталось не так уж и долго. Мои губы непроизвольно растягиваются в такую же глупую улыбку, как и та, что приклеилась к лицу Дэрэка, только от одного взгляда на Эмили.

Парень из баскетбольной команды останавливается напротив Эмили, и каждая мышца в моём теле напрягается. Слащаво улыбаясь, он что-то говорит ей, поглядывая исподлобья. Эмили же ему улыбается вымученной улыбкой и отрицательно качает головой. Парень поднимает руку и заправляет выпавшую прядь волос Эмили за ухо. Она вздрагивает, и я рычу, когда парень влезает в её личное пространство, заставляя Эмили сделать шаг назад. Но этого мудилу похоже не заботит фактический отказ, что можно понять по поведению Эмили. Парень приближается к Эмили и в этот раз стоит ещё ближе к ней, чем в прошлый. Эмили кладёт руку ему на грудь, но парень перехватывает её руку. Страх и отвращение на лице Эмили действуют на меня как красная тряпка на быка. Подорвавшись я в несколько шагов преодолеваю расстояние, разделявшее нас и хватая парня за лацканы рубашки, оттаскиваю от Эмили.

- Ты что, придурок, намёков не понимаешь? – рычу я ему в лицо. Уверен, мои глаза метают молнии, но хлюпика, похоже, это не пугает.

- Какого хрена! – орёт парень. – Ты разве не видишь, мы разговариваем. Правда, детка? - с нажимом говорит он, поглядывая на Эмили, стоящую позади меня.

Схватив сильнее его за рубашку, я оглядываюсь на Эмили. Её потерянный и немного испуганный взгляд встречается с мои вопросительным, но она ничего не отвечает. И в этот момент я получаю удар в челюсть. А парень оказался не таким уж и хлюпиком. Отступая назад, я шиплю от боли, так как несколько дней назад получил уже именно в это место. Рубашка парня выскальзывает у меня из рук, и я замахиваюсь, но парень уворачивается от моего кулака и пока я отвлекаюсь на вскрик Эмили, пацан даёт мне под дых, тем самым выбивая весь воздух из лёгких.

- Рэй! – кричит Эмили и подбегает ко мне. Склоняясь надо мной, она заглядывает мне в глаза. Беспокойство написано у неё на лице, и я понимаю, что это первые проблески каких-либо чувств, которые она проявила по отношению ко мне за последние две недели.

- Ты в порядке? – дрожащим голосом спрашивает она. – Какого чёрта ты ударил его?! – кричит Эмили на мудилу.

И я ухмыляюсь, но как только Эмили снова переводит взгляд на меня, я кривлюсь от мнимой боли.

- Хочешь присесть? – шепчет Эмили обеспокоенно.

Я отрицательно машу головой.

- Отвези меня домой, - со стоном выдыхаю я.

- Хорошо. Конечно.

И в этот момент Дэрэк из неоткуда появляется рядом с нами. Я сверлю его взглядом, но он не замечает этого.

- Что за хрень только что произошла? – спрашивает он.

Эмили смущенно смотрит на меня, но ничего не отвечает.

- Помоги мне его довести к машине, - говорит она, указывая на парковку.

- Конечно, без проблем.

Взяв меня под руку Дэрэк ведёт меня следом за торопящейся Эмили.

- Я приеду следом, - говорит Дэрэк, но я бью его локтем в бок и показываю кулак. Парень понимающе ухмыляется и поспешно добавляет: - как только разберусь с некоторыми делами.

- Хорошо, я отвечу его прямо домой - отвечает Эмили и, оббегая машину, забирается на водительское сидение.

Заведя машину и ловко маневрируя между машинами на стоянке, Эмили выезжает на дорогу. Я смотрю на неё и не могу оторваться, потому что, кажется, что я не видел её целую вечность. И мне хочется запомнить каждую черту её лица, каждый изгиб, ведь существует возможность того что я её больше и не увижу вот так вот, в обыденной обстановке, как раньше.

На светофоре Эмили смотрит на меня.

- Ты как? – её брови нахмурены, а глаза метаются от моих глаз к синяку на скуле.

Мне хочется выскочить из машины и станцевать чёртову ламбаду, потому что самая лучшая девушка этой дерьмовой планеты беспокоится обо мне. Она заботится обо мне, даже если я этого не заслуживаю. И мне хочется просто прижаться к ней губами и показать, что всё что я говорил до этого было ложью. Мне хочется прижать её к себе и держать до тех пор, пока она не поверит мне. Мне хочется быть самым эгоистичным сукиным сыном на всё белом свете… и мне просто хочется быть с ней.

- Эй? Рэй? Ты меня слышишь? Тебе плохо? – нервно переводя глаза с меня на дорогу и снова на меня, спрашивает Эмили.

- Сейчас мне хорошо, как никогда раньше. – Шепчу я достаточно громко, чтобы Эмили услышала меня.

Цепенея на мгновение, Эмили тяжело вздыхает и припарковывается около дома.

- Рэй, зачем ты вмешался? – Эмили заглушила машину, но всё так же смотрит на лобовое стекло. – У меня всё было под контролем.

Понемногу злость берёт надо мной верх, и я сжимаю кулаки, чтобы не закричать о том, что на самом деле чувствую к этой ледышке на соседнем сидении.

- Мне так не показалось. И если бы можно было перемотать время назад, я бы ничего не изменил. Получить по морде – это меньшее что я заслужил после всего….

- Не надо, Рэй. Здесь больше не о чём говорить. Мне кажется, что мы уже давно всё высказали друг другу. – Волосы закрывают лицо Эмили, когда она склоняет голову. – Ты сказал, а я услышала. Я всё поняла и не нуждаюсь больше в разъяснениях. Мне не нужна твоя вина, как не нужна и твоя помощь. Можешь практиковать свои «щенячьи глазки» на ком-то другом, потому что я выучила этот урок. – Её голос не выказывает каких-либо эмоций, а взгляд совершенно отстранённый.

- Посмотри на меня, - нежно говорю я, но Эмили не двигается. – Огонёк, посмотри на меня.

Встречаясь взглядом с её глазами цвета янтаря, я задерживаю дыхание. Эмили смотрит на меня, но не видит. Её глаза не выражают ничего. Хуже ненависти может быть только отсутствие чувств вообще.

Наклоняясь вперёд, я беру руку Эмили, по-прежнему лежащую на руле, в свою руку и переплетаю наши пальцы, так как она сделала это в столовой впервые. Эмили смотрит на наши руки и напрягается, так словно ей неприятны мои действия. Так словно – это я тот парень, который подошёл к ней на улице. Словно мы никогда и не были друзьями. Словно между нами огромная пропасть, на дне которой лежат все наши воспоминания.

- Эмили, посмотри на меня так, как ты делала это всегда. Как ты сделала в первый день нашего знакомства, и делала до сих пор. Посмотри на меня так словно мы уже дано знакомы. Так будто у нас с тобой есть множество общих секретов, которых не дано узнать миру вокруг нас. Так будто ты видишь меня насквозь. Так будто ты знаешь, когда я собираюсь соврать, а когда мне нужно сбежать. – Сжимаю её руку немного сильнее и наклоняюсь, чтобы заглянуть в глаза, в надежде, что она всё же услышала меня. – Посмотри на меня так, будто знаешь, что всё сказанное мной в тот вечер было ложью.

Эмили вырывает свою руку из моей и отшатывается назад. Хватаясь за дверную ручку, она машет головой:

- Не могу…. Не могу и не хочу. Я не хочу больше так смотреть на тебя. Я не хочу больше видеть в тебе человека способного сделать мне больно. Не хочу общих секретов и не хочу нашей… дружбы. – На её глазах появляются слёзы и моё сердце сжимает от понимания того насколько больно я ей сделал в тот вечер, сказав то о чём на самом деле не думал.

- Эмили, …

- Нет, Рэй! Уходи! Оставь меня в покое. – Эмили выходит и кладёт руки на крышу опираясь на машину, давая знать, что разговор окончен, но я не собираюсь так просто сдаваться.

Я выхожу из машины и подхожу вплотную к Эмили. Резко повернувшись, она волосами хлещет меня по лицу.

- Что ты делаешь?

Выхватив у неё из рук ключи от машины, я нажимаю на брелок и слышу, как защёлкивается замок.

- Что ты делаешь, Рэй? – широко раскрыв глаза, Эмили удивлённо смотрит на меня, но я не говорю ей ни слова. Наклоняясь вперёд, я упираюсь плечом в её живот и закидываю Эмили на плечо. – Ты что творишь? – визжит она и бьёт своими крохотными кулачками меня по спине. – Поставь меня на место, Адамсон, а не то клянусь, ты пожалеешь, что вообще, когда-либо стал у меня на пути.

Ухмыляясь, я направляюсь домой.

- Ты обещала, что доставишь меня прямиком домой, но так и не сдержала своё обещание. – (Эмили фыркает и пытается пнуть меня ногой в живот). – Я всего лишь помогаю тебе сдержать своё обещание, так что на меня не из-за чего злиться.

- Прекрати это, Рэй. – Грозно говорит Эмили. – Это уже не смешно.

- А кто здесь смеётся?

- Ты! Ты смеёшься надо мной, чёрт побери! Всё это время ты только то и делал, что смеялся надо мной! – кричит Эмили. - Посмотри-ка на эту наивную дурочку! Она что и вправду думает, что мы с ней друзья? Вот умора! – копируя мужской голос, говорит она.

- Это не так. – Пыхтя, я открываю двери в квартиру и шарю рукой по стене, чтобы найти включатель. Как только включается свет, я ставлю Эмили на ноги и придерживаю её пока она пошатывается от резкой смены положения. Сориентировавшись, Эмили бьёт меня в живот, затем в грудь, затем по лицу, повторяя:

- Ты - придурок, Адамсон. Придурок!

Хватая её за руки, приживаю к себе и склоняю голову к её ушку:

- Я знаю, детка. Я понял это, как только те слова вылетели из моего рта. Я знаю, что ты меня ненавидишь, но прошу - выслушай.

Эмили успокаивается и замирает напротив моего тела.

- Кто ты, Адамсон? Я тебя не знаю. Никогда не знала. Ты такой скрытный. Ты много говоришь, но никогда не говоришь о себе. Когда я начинаю спрашивать, ты прячешься за шутками. Ты всегда держал меня на расстоянии, и хочешь, чтобы я поверила, словно сейчас ты говоришь правду?

И в этот момент я понял, что, если не дам ей хоть что-то, если не расскажу ей хоть немного – она уйдёт и больше мне не представится такая возможность.

- Я отвечу на все твои вопросы. – Быстро говорю я на выдохе, словно срываю пластырь с всё ещё кровоточащей раны.

Эмили молчит, и я думаю, что она меня не услышала. Отстраняясь, она поднимает голову с моей груди и встречается со мной глазами. В её удивлённых глазах блестят слезы, и я понимаю, что сделал правильный выбор.

- Правда? – шепчет она.

Я киваю, и одинокая слеза скатывается с уголка её глаза, прокладывая мокрую дорожку вниз по её щеке, пока я не стираю её с лица Эмили.

Подталкивая Эмили к дивану, я держу руки на её плечах и ощущаю лёгкую дрожь, исходящую от неё.

- Замёрзла?

- Нет. Думаю, это просто адреналин. – Хмыкает Эмили.

Посадив Эмили на диван, я занимаю место напротив неё зная, что мне понадобится личное пространство. Эмили неловко ерзает, прежде чем встретить со мной взглядом.

- Итак, Эмили, что ты хочешь знать? – спокойно спрашиваю я.

- Такое чувство, что это я на допросе. – Бормочет себе под нос Эмили, но я слышу её. – Расскажи мне о своей семье.

Уголок моих губ приподнимается в кривой усмешке.

- Моя семья не особо отличается от твоей, – говорю я, не отрывая взгляда от глаз Эмили. – Только с той разницей, что твои родители следили за каждым твоим шагом, мои же - практически меня не замечали. Я не знал, чтобы мне такое вытворить, чтобы обратить на себя их внимание. Я часто встревал в разные передряги, но даже это не могло надолго привлечь ко мне родительское внимание. Так что вскоре я забросил это дело и решил жить в своё удовольствие. Вечеринки, выпивка, девчонки. Всего этого казалось достаточно, чтобы отвлечь моё внимание от семьи, но ненадолго. Вскоре и этого стало недостаточно. Однажды на вечеринку кто-то притащил дурь, и я сорвался. Сначала это была всего лишь травка, но потом…. Вскоре это стало привычкой. Иногда я мог это контролировать, а иногда это было бесконтрольной нуждой. Обычно родители замечают, когда их дети приходят обдолбанные домой, но не мои. – Я перевожу дыхание и грустно улыбаюсь Эмили. – Так что думаю «семейка Адамс», может дать фору твоей семье.

- Я бы не стала отрицать, но и утверждать тоже не буду, - смеётся Эмили.

С нашей комнаты словно выкачали весь кислород, а его место заняла неловкая тишина.

- Ну, мне, пожалуй, пора, - бормочет Эмили и поднимается с дивана, но мне так не хочется, чтобы она уходила, что я говорю первое, что приходит мне на ум:

- Не хочешь услышать остальную историю?

- Только если ты хочешь рассказать. – Неуверенно говорит Эмили.

Я киваю, Эмили на диван, и она садится назад.

- Меня никогда не интересовали серьёзные отношения с девушкой, но всё же нашлась девушка, на которой задержалось моё внимание больше чем на одну ночь. Мы не вешали друг на друга ярлыки, не было никакой ревности с её стороны или может я не замечал, но я точно знал, что кроме меня у неё никого не было. Мне это льстило, потому что она была новенькой, и каждый парень в школе пытался привлечь её внимание. Я не заморачивался на счёт её чувств и тому подобное. Мне просто нравилось находиться с ней рядом. Она была со мной не из-за того, кто я, не из-за денег моей семьи, а потому что сама хотела этого. Но фактически мы ничего не знали друг о друге. Я не знал, что у неё была клиническая депрессия. Возвращаясь однажды с вечеринки, я разрешил ей сесть за руль своей машины. Она приняла что-то до этого, но я отказывался это замечать. На повороте она не справилась с управлением, и мы врезались в дерево. Ремень безопасности врезался в моё плечо, но она забыла его пристегнуть. Как оказалось, позже, она не пристегнула его специально. – Я перевожу дыхание и встречаюсь глазами с Эмили. - Но знаешь, что было хуже всего. – (Эмили неуверенно смотрит на меня). – Хуже всего было то, что она стала наркоманкой, а я даже не замечал этого. Она спала с моим лучшим школьным другом за дозу. С другом, с которым я её познакомил. А он знал о её проблемах и ничего мне не сказал. – Я тру руками лицо, пытаясь отогнать воспоминания, но всё тщетно. - До того, как оказаться в больнице, я очнулся в покорёженной машине. Её голова лежала у меня на плече, а рука в моей руке. Я до сих пор помню, как от крови, покрывающей всю левую сторону моего тела, рубашка прилипла к коже. Я помню тот металлический запах, стоящий в воздухе, пока её тело медленно покидала жизнь. Я помню, как постепенно её тело остывало, а я не мог пошевелиться, зажатый грудой железа.

И прежде чем я замечаю, Эмили встаёт с дивана и приближается ко мне. Останавливаясь у меня между ног, она несколько раз проводит по волосам у меня на затылке в успокаивающем жесте и говорит:

- Прости за то, что заставила тебя пройти через это снова.

Я оборачиваю руки вокруг её талии и прижимаюсь головой к её животу.

- Я бы сделал это ещё раз, если бы это означало, что ты простишь меня.

- Пф, а кто сказал, что я тебя простила? – фыркает Эмили.

- Я на это очень надеюсь.

- Не так быстро, красавчик.

- Ты же понимаешь, что я сказал все те слова, потому что думал, так будет лучше, но сделал всё только хуже. Я боялся, что потеряю тебя как Джессику, но в конечном итоге потерять тебя оказалось ещё хуже.

- Ты отличный друг, Рэй, и ты не потерял меня.

Я не знаю, как реагировать на эти её слова, с одной стороны я рад, что всё же не потерял её, но с другой я всё ещё её «друг». Фрэнд-зона не то, что я хотел бы вернуть, но и это не плохо… для начала.


Глава 28

Эмили

Примирение с Рэем было с родни глотку воды в жаркой пустыне или лучику солнца в непроглядной тьме. Несколько часов в его обществе и чистое счастье переполняет меня. Мы ведём себя словно старые друзья, которые не виделись долгое время. И следов от нашей ссоры уже не отыщешь.

- Что это? Улыбка? Или я сплю? – ухмыляясь, спрашивает Кэйси.

- О чём ты? Я такая же, как и обычно, – отмахиваюсь я.

- Ну да. Конечно, - фыркает Кэйси. – И это никак не связано с тем, что вчера ты уехала с Рэем.

Я смеюсь.

- А ты откуда знаешь?

- Шутишь? – визжит Кэйси и щипает меня за руку.

- Ауч.

- Да о вас только и говорят. Вы с Рэем сенсация номер один. То вы друзья, то вы враги и всем интересно, что будет дальше. Всю прошлую неделю за вами наблюдали, как за блохами под микроскопом.

- Спасибо за лестное сравнение. – Скривившись, возмущаюсь я.

- Не за что, - парирует Кэйси. – И лично от себя добавлю: какого чёрта я всё узнаю в последнюю очередь?

- Прости, просто это было немного неожиданно.

- Ну, ещё бы! – фыркает Кэйси. - Вы такие несносные!

Смеясь, мы заходим в столовую, и как по команде все головы присутствующих поворачиваются к нам.

- Я же говорила, сенсация номер одни, – шепчет Кэйси, толкая меня локтём в бок. И не заморачиваясь о том, что на неё все уставились, она дефилирует, чтобы взять стакан апельсинового сока.

Не отставая, я подхожу к Кэйси.

- Это странно. Словно я снова оказалась в школе, – нервно шепчу я Кэйси.

- Да, но это не школа и здесь ты решаешь, что тебе делать, а не толпа.

И подхватив меня под руку, Кэйси ведёт нас за столик к Рэю и Дэрэку, но самих парней ещё нет на месте. Усаживаясь на наши старые места, мы продолжаем разговаривать, не замечая перекошенных лиц «поклонниц» и ехидных улыбок «доброжелателей».

Мы сидим и болтаем с девчонками, которые подсели к нам и которые не хотят нам выцарапать глаза, когда двери распахиваются, и в столовую вваливается баскетбольная команда в полном составе и Рэй вместе с ними. Смеясь, парни хлопают и толкают друг друга, проносясь, словно, торнадо по столовой. Дэрэк останавливается, замечая нас с Кэйси за столом на наших привычных местах и его брови удивлённо поднимаются. Переводя взгляд с меня на Рэя, Дэрэк ухмыляется и что-то говорит, на что Рэй толкает его в плечо, а вся баскетбольная команда начинает ржать.

- Я всегда говорила, что он придурок, - невозмутимо говорит Кэйси, указывая вилкой на Дэрэка. – А вот и наглядный пример.

Все сидящие за столом девочки начинают смеяться с брезгливого выражения лица Кэйси, но замолкают, когда к столу подходят парни. Слышится скрип стульев, и разговоры за столом становятся более оживлённые. Когда отодвигается стул слева от меня, я поднимаю голову и оказываюсь пойманной в плен тёмных глаз Рэя.

- Привет, - хрипло говорю я, но сразу же беру себя в руки и повторяю уже более уверенным голосом, - привет.

- Привет, Огонёк, - улыбается Рэй и целует меня в макушку. Парни улюлюкают и смеются, заставляя меня краснеть.

Чувствуя себя словно горю на адской сковородке, я наклоняю голову и прячу своё пылающее лицо за волосами. Рэй садится, и я замираю от того как близко он, оказывается. Его плечо практически касается моего, а его рука притягивает мою руку. Переплетая наши пальцы, он кладёт мою руку себе на бедро, а не на колено как делал раньше, но я не возмущаюсь, так как совершенно точно не имею ничего «против».

- Я рад, что ты здесь, – говорит Рэй, когда я смотрю на него.

Я не отвечаю, что тоже рада, так как уверена, что по моей дурацкой улыбке и так можно всё понять. Я просто сжимаю его руку и поддерживаю разговор за столом. Смеясь, мы решаем, что будем делать на новый год и рождество. Некоторые из нас не едут домой на зимние каникулы и поэтому мы решаем встретить новый год вместе, собравшись в клубе или ещё где-то. Чем больше народа, тем больше веселья. Просматривая некоторые тематические вечеринки, которые будут проходить в новый год, мы смеёмся, придумывая дурацкие костюмы. И только когда рука Рэя сжимает мою так сильно, что я думаю, он может её сломать, я обращаю внимание на парня. Он сидит, не проронив ни слова, с тех пор как мы начали говорить о зимних каникулах.

- С тобой всё в порядке? – спрашиваю я, пытаясь заглянуть ему в глаза, но Рэй отворачивается.

- Порядок, - его ответ.

- Тогда, может, ты немного отпустишь мою руку? – смеясь, спрашиваю я.

- Извини, - бормочет Рэй и отдёргивает свою руку так быстро, словно я ударила его током.

Тепло покидает моё тело, когда он откидывается на спинку стула и сверлит своим взглядом стол, всё так же отказываясь смотреть мне в глаза.

- А какие планы у тебя на праздники? Собираешься праздновать с семьёй? – я спрашиваю, хотя уже знаю, каким будет его ответ. Но Рэй удивляет меня, отвечая:

- Да, с семьёй.

Дэрэк фыркает рядом с нами:

- С семьёй?

- Заткнись, мужик, - сказал Рэй, как отрезал.

Ворча себе что-то под нос, Дэрэк разворачивается и уходит. За ним поднимается Рэй и, бросив лишь короткое «увидимся», они скрываются за дверь.

Я поворачиваюсь к Кэйси как раз в тот момент, когда она поворачивается ко мне и в недоумение читается у неё на лице.

- И что это было?

- Не знаю, – я пожимаю плечами, - похоже новый год не для всех время веселья.

Кэйси коротко кивает.

Я не задумываю каково это праздновать новый год и рождество с семьёй, которые тебя не во что не ставят. Я знаю каково это. Мне бы хотелось, чтобы Рэй остался с нами, со мной, чтобы этот год начался по-другому, по-новому. Но я не вправе была просить его остаться со мной, потому как фактически мы приходились чужими людьми друг другу. Я не могла конкурировать с его семьёй, какой бы плохой она не была, всё же это была его семья. Люди, которых он знал и любил, несмотря на все их изъяны и недостатки.

***

Весь декабрь пролетает как фильм в быстрой перемотке. Подготовка к экзаменам, сессия, свободное время, которого катастрофически не хватает. Если бы не Лаки, возможно я бы даже на улицу не выходила.

Кэйси занята не меньше моего, но воскресение по-прежнему остаётся для нас днём «Сверхъестественного». Что же качается Рэя, здесь дела обстоят совершенно по-другому. Мы с ним видимся каждый день. Я пытаюсь снова начать ему доверять, и Рэй существенно упрощает мне эту задачу, делая множество милых вещей. Например, сегодня он пришёл ко мне с пакетами полных продуктов и заявил, что сегодня мы будем есть домашнюю еду. Рэй по-хозяйски прошагал мимо меня, стоявшей с открытым от изумления ртом, и поместил все продукты в холодильник.

- И кто же будет готовить? – неуверенно спросила я. – Потому как, если ты надеешься на меня, то спешу тебя заверить, мои кулинарные способности ограничиваются сожжённой кастрюлей.

Хрипловатый смех Рэя эхом разнёсся по всей квартире, заставив меня улыбнуться. Не так уж часто можно услышать, как этот серьёзный, уверенный в себе парень беззаботно смеётся, но когда это происходит, то я удивляюсь, как что-то такое простое как смех может звучать так невероятно сексуально.

- Готовить буду я, - отвечает Рэй, и я всё ещё слышу улыбку в его голосе.

- Ты? – скептическим взглядом я окидываю Рэя: тёмные джинсы, низко сидящие на бёдрах, синяя рубашка, верхние пуговицы которой не застёгнуты демонстрируя накачанные мышцы груди, сексуально взлохмачены волосы. Ну да, сейчас он, несомненно, похож на сексуальную домохозяйку. Для полного образа не хватает только фартука в цветочек. Когда эта картина появляется в моём сознании, я начинаю хихикать, вызывая хмурый взгляд Рэя.

- Ты не веришь в мои кулинарные способности? – обиженно спрашивает он.

- Нет. Я… - всё ещё смеясь, я пытаюсь взять себя в руки, - я представила тебя в цветочном фартуке суетящимся на кухне. Должна признаться, картина получилась та ещё.

Сделав задумчивое лицо, Рэй произносит:

- Не могу не согласиться. Я… в одном только фартуке… суетящийся по кухне…. Картина и вправду та ещё.

Картина, нарисованная им, моментально появилась у меня перед глазами из-за чего мои щёки покраснели. Заметив моё состояние Рэй расхохотался.

- Иногда ты бываешь такая до смешного милая.

Подойдя ко мне ближе, Рэй подтолкнул меня к стулу, заставив сесть.

- Итак, - продолжал он, - пока я буду готовить, ты будешь меня отвлекать. – (Я вопросительно подняла бровь.) – Это на тот случай если я всё испорчу, чтобы мне было на кого всё спихнуть, - как само собой разумеющееся сказал Рэй.

- Это та-а-ак по-мужски, - заключила я, и мы оба рассмеялись.

И весь вечер проходил в том же духе. Мы подшучивали друг над другом и смеялись до слёз. Атмосфера была вполне дружеская и непринуждённая, но иногда я замечала отсутствующий взгляд Рэя, как будто что-то не давало ему покоя. Я решила дождаться вечера и уж тогда устроить допрос, если до того времени он сам не решится рассказать, то что его так беспокоит.

Рэй передвигался по кухне так уверено, словно занимался готовкой всю свою жизнь. И я должна признаться - это было настоящим загляденьем. Нарезая овощи, парень выглядел не менее мужественно, чем, когда сидел за рулём своего мотоцикла. При каждом нажатии на нож мускулы на его руках перекатывались под тонкой тканью рубашки. Уверена, если бы такие парни вели кулинарные шоу, то их популярность возросла в бессчётное количество раз, и во всё мире не осталось бы ни одной девушки не умеющей готовить.

Поставив передо мной тарелку, Рэй выжидающе посмотрел на меня.

- Так, так, так, - протянула я и покрутила тарелку так, словно я кулинарный критик, оценивающий его блюдо. Потянувшись за ножом и вилкой, я подняла глаза на Рэя. – Итак, мистер Адамсон, посмотрим, сможете ли вы поразить меня ещё больше.

Рэй ухмыляется в ответ на мои слова, всем своим видом говоря: да, чёрт побери, я это сделаю.

Отрезая кусочек от курицы, я медленно пробую её на вкус. Сочная и мягкая. Изысканные приправы добавляют блюду особой пикантности. Я закрываю глаза и стону. И чёрт, он действительно сделал это – поразил меня.

- Выходи за меня, - шучу я.

Рэй смеётся, но я вижу небольшой румянец на его щеках. Неужто мистера «Самый Самоуверенный» можно смутить?

- Нет, правда. Ты чудесно готовишь, - дожимаю я, и щёки Рэя становятся ещё ярче. – Хозяюшка года.

Когда Рэй понимает, что я издеваюсь над ним, его глаза превращаются в щелочки, и он угрожающе направляется в мою сторону. Поэтому я вскакиваю со стула и каждый раз, когда он делает шаг вперёд – я делаю шаг назад.

- Миссис Дэй, что я слышу? Не сарказм ли это? – и коварная улыбка появляется на его красивых губах.

- Во-первых, мисс, а во-вторых…, - но я не успеваю договорить, потому что Рэй бросается вперёд и заключает меня в кольцо своих стальных рук.

Обхватив одной рукой мои запястья, второй рукой Рэй находит мои рёбра, и тогда я понимаю, что он собирается делать.

- Нет! – визжу я.

- Да! – говорит Рэй и начинает меня щекотать. Извиваясь в его руках, я пытаюсь вырваться, но это гиблое дело, потому что щекотка становится только сильнее. Рэй останавливается только тогда, когда от смеха слёзы начитают бежать по моим щекам.

Остальная часть вечера проходит в спокойной обстановке. Мы ужинаем, и я рассказываю Рэю, о наших с Кэйси планах на Новый год. В ответ вижу только поджатые губы и всё тот же отсутствующий взгляд. Пытаюсь его разговорить, но Рэй отмахивается.

Удобно устроившись на диване, я хлопаю по месту рядом со мной. Лаки запрыгивает на диван и сворачивается клубочком у меня под боком. Рэй же запускает фильм. Самая новая часть «Мстителей». За все наши совместные вечера мы успели пересмотреть всё наследие Марвел. Рэй садится вплотную ко мне, хотя места на диване ещё много, и это я ещё умалчиваю о существовании кресел. Закинув свою руку мне на плечо, он начинает вырисовывать круги своим большим пальцем на голом участке моей кожи. Мурашки бегут по позвоночнику от его таких простых прикосновений, и я ничего не могу с этим поделать. Рэй постоянно проделывает это. Каждый раз, когда мы смотрим фильм, он делает одно и то же. И каждый долбаный раз у моего тела именно такая реакция. Смешанные чувства переполняют меня. С одной стороны, я не хочу, чтобы он, когда-либо прекращал это делать, потому что это так приятно, что я забываю обо всё. И это странное ощущение в животе, словно во время резкого спуска на американских горках, когда дыхание захватывает, и ты не знаешь, что делать. Неожиданно и пугающе, но в то же время и так незабываемо приятно. И уже от одних этих чувств хочется улыбаться.

Но с другой стороны есть наша дружба, которую мы к слову совсем недавно восстановили. И моя неспособность доверять кому-либо однозначно не спасает ситуацию. Сидя вот так вот, рядом с Рэем я каждый раз мучаюсь вопросами: смогу ли я снова собрать всё по кусочкам, если что пойдёт не так? Или же я снова отключу все чувства и эмоции? Включу автопилот и …?

Словно почувствовав мою напряжённость, Рэй переводит взгляд на меня и сжимает моё плечо, чтобы привлечь к себе внимание. Но загвоздка заключается в том, что всё моё внимание и так сосредоточенно на нём. Его теплая ладонь, лежащая у меня на плече. Запах его геля для душа. Его тёплое дыхание у моего уха. И то, как иногда его нога подрагивает, соприкасаясь с моей. Как несколько складок его рубашки расправляются на груди каждый раз, когда он делает вдох. Я замечаю абсолютно всё, что касается его и, видит бог, я пытаюсь смотреть фильм, но находясь рядом с Рэем это похоже на пытку. Я не могу сосредоточиться на чём-либо, если только это не касается Рэя.

- Всё в порядке? – спрашивает Рэй, сдвинув брови на переносице.

Тряхнув головой, чтобы избавиться от навязчивых мыслей я выдавливаю из себя улыбку и максимально спокойным голосом говорю:

- Да, просто немного устала.

Рэй кивает, и склоняясь, оставляет лёгкий поцелуй у меня на макушке. Так мы и проводим этот вечер: я взвинченная и Рэй не замечающий ничего вокруг… не замечающий, что его прикосновения делают со мной.

Рэй

Эмили засыпает у меня на плече, и я притягиваю её тело ещё ближе. Весь вечер она казалась такой напряжённо, что я боялся сделать какое-либо движение, чтобы не спугнуть её. Как только Эмили оказывается в кольце моих рук, я вздыхаю с облегчение, потому что именно этого я хотел весь вечер - обнять её и не бояться, что это окажется для её слишком. Однажды она уже была готова довериться мне, но я всё испортил. Теперь же я должен считаться с последствиями своей глупости и трусости. Единственная девушка, которая смогла до меня достучаться и довериться мне, теперь опасается меня. И я не виню её за это, потому что сам сделал бы именно так, включая даже хук справа.

Я задерживаю дыхание, когда рука Эмили скользит у меня по груди и медленно спускается всё ниже и ниже, но в конечном итоге оборачивается вокруг моей талии. Почти весь вес тела Эмили лежит на мне, и я абсолютно точно не собираюсь жаловаться, потому что то, как она прижимается ко мне, заставляет меня думать, что я потерял ещё не все свои шансы и возможно, всего лишь возможно, у нас что-то получится. Возможно когда-то она всё же простит меня. Возможно, она снова посмотрит на меня тем взглядом, которым она смотрела на меня в том гостиничном номере. И возможно я не буду таким придурком, и в следующий раз не откажусь поцеловать её. И все эти «возможно» никак не помогали мне чувствовать себя лучше. От каждого моего прикосновения Эмили деревенела, словно они ей были неприятны. Все мои попытки снова сблизиться с ней заканчивались самым дальним углом «френд-зоны».

Эмили застонала и попыталась поудобней улечься на мне. Вздохнув, я подхватил её на руки и направился в спальню. Откинув в сторону одеяло, я склонился и аккуратно уложил Эмили в кровать. Я улыбнулся, когда она сложила ладошки вместе и положила их себе под голову. И в этот момент мне как никогда сильно захотелось почувствовать вес её тела, прижимающегося ко мне. Наплевав на последствия, я сбросил джинсы и рубашку так быстро, словно от этого завесила моя жизнь, и забрался в кровать. Повернувшись на бок, я оказался лицом к лицу с Эмили. Её веки еле заметно трепетали, а дыхание было тихим, и лишь иногда она тяжело вздыхала. Несколько пасм волос упали ей на лицо, на что она поморщилась. Улыбаясь, я протягиваю руку и убираю их с лица Эмили. Пробормотав сонно что-то, она закинула ногу мне на бедро, а руку положила на грудь. Притянув Эмили ещё ближе, я задумался и понял, что это первая девушка, которая спит у меня вот так вот на груди, не вызывая при этом у меня устрашающих воспоминаний. Первая девушка, сумевшая достучаться до меня. Первая девушка, сумевшая облегчить мне жить, а не усложнить. Первая девушка, только один взгляд на которую заставляет меня улыбаться. И именно сейчас, обнимая Эмили, я понял, что готов на всё ради неё. И я готов любой ценой доказать ей, что стою ещё одного шанса, что мы стоим того чтобы рискнуть.

Глава 29

Эмили

Горячее и твёрдое тело прижимается ко мне, слишком большое и слишком гладкое, чтобы оказаться Лаки. Обеспокоенная неизвестным объектом в моей кровати я резко открываю глаза и прищуриваюсь от утреннего света. Я пытаюсь пошевелиться, но сдаюсь когда понимаю что оказалась зажатой между кроватью и грудой мышц. Испуг заставляет моё сердце биться быстрее. Я смотрю на руку, которая так по-хозяйски лежит у меня на бедре, и облегчённо вздыхаю, когда на глаза попадаются знакомые татуировки. Это всего лишь Рэй. Одна из его ног обёрнута вокруг моих ног, и большая часть его веса находится на мне, так что, когда мы вдыхаем в унисон моя грудь, соприкасается с его. Лицом Рэй зарылся в мои волосы, и его дыхание ласкало мою шею. И всё его тело было действительным го-ря-чим, как будто у него был жар. И с каждым взглядом, с каждой мыслью температура моего тела тоже увеличивалась.

Сдвинувшись немного вниз, я решила, что именно так выскользну из кровати. Аккуратно я убрала руку Рэя со своего бедра и медленно подвинулась вниз, но замерла на месте, когда что-то упёрлось мне в живот. И это не был игрушечный пистолет, случайно оказавшийся в моей кровати. Краска залила моё лицо, и я сжала губы, чтобы не застонать от того, в какой чертовски неудобной ситуации мы оказались. Благодаря моей и без того воспалённой фантазии отношения с Рэем стали переступать черту «дружба», а после сегодняшней картинки его почти голого, будут преследовать меня везде, и я не смогу смотреть ему в глаза, не вспоминая всё то, что чувствую сейчас.

Вздохнув, я попыталась поменять положение наших тел, но замерла, когда Рэй застонал. Ла-а-адно, я попыталась.

- Рэй, - прошептала я. – Рэй?

- Мммм…?

- Подвинься.

Не говоря ни слова и не открывая глаз, Рэй перекатился на другую сторону кровати. Выдохнув с облегчением, я быстро встала с кровати, пока снова не оказалась зажата. Обернувшись, я выпустила воздух со свистом, потому что, то что я видела, абсолютно лишало дыхания. Рэй растянулся поверх белых простыней. Его загорелое тело и замысловатые татуировки выгодно смотрелись на белом фоне, а свет, падающий из окна, очерчивал каждую его мышцу, таким образом, что он становился похожим на греческого бога.

Сглотнув, я прошептала:

- Святые ёжики, - и пулей вылетела из комнаты, прежде чем меня застали за подглядыванием.

Зайдя на кухню, я опёрлась бедром о кухонный островок и попыталась выбросить из головы все мои совершенно не дружеские мысли. Лаки протопал за мной на кухню и принялся грызть мой тапок, что означало – пришло время прогулки. Взяв поводок для Лаки и свою куртку, я хватаю щенка на руки и выхожу на улицу. Замедляю шаг, пытаясь убедить себя, что я не бегу от парня, лежащего в моей кровати и чувств, которые я к нему испытываю. Я наблюдаю за тем, как в воздухе появляется пар, когда раздражённо вздыхаю. Вздрагивая от холода, я понимаю, что в спешке не успела застегнуть куртку и из-за этого раздражаюсь ещё больше, потому что складывается такое впечатление, словно я выбежала из горящего дома. Одёргивая себя, я стараюсь взять под контроль свою необоснованную нервозность и свои непонятные чувства к человеку, который я абсолютно уверенна не чувствует того же. Несколько глубоких успокаивающих вдохов, и я снова могу здраво и беспристрастно мыслить.

Заходя в дом, я отстёгиваю поводок Лаки, и он, схватив свою отвратительно пищащую игрушку, прожогом бежит в гостиную. Я же медленно направляюсь на кухню, но замираю, когда нахожу там Рэя в одних только джинсах. Я повторяю про себя: мыслить здраво и беспристрастно... здраво и беспристрастно, чёрт побери.

- Привет, - Рэй широко улыбается, когда замечает меня.

- Доброе утро, - мне удаётся ответить совершенно спокойно и улыбнуться, при этом попридержав пошлые картинки в самом дальнем углу моего «беспристрастного» мозга.

- Боже мой, это кофе? – Рэй смотрит на два стакана в моих руках.

- Да, – ухмыляюсь я, протягивая ему одни.

Рэй заключает меня в свои горячие объятия и, понизив голос до шёпота говорит:

- Я люблю тебя, Эмили Дэй.

И словно поражённая молнией я замираю. Три слова, в которые я пообещала больше никогда не верить. Три слова, которые я так часто слышала, и которые всегда оказывались ложью. Три слова, благодаря которым мою жизнь раньше контролировали. И вот они снова, вторгаются в мою жизнь, пытаясь разрушить те стены, которые я так тщательно возводила вокруг всего, что мне ненавистно и, пытаясь взять меня под контроль снова. Но больше этого не случится, я не пойду больше на поводу у ничего не значащих слов.

Засмеявшись, я отстраняюсь от Рэя и хватаю стакан в надежде, что горячее кофе заменит мне тепло его тела. Но это не срабатывает.

- Давай не будем говорить то, что на самом деле не имеем в виду. – Говорю я отсмеявшись. И я вижу, как мои слова причиняют Рэю боль, но я знаю, что поступаю правильно. Он не знает, о чём говорит. Нельзя просто так бросить три этих проклятых слова, а затем сделать вид, словно ничего и не было. Эти слова представляют собой намного больше. Это словно пообещать прикрыть кого-то от пули ценой собственной жизни. Если бы люди так рассматривали слова «я тебя люблю», мы бы слышали их намного реже. А те, что мы слышали бы, всё чаще оказывались правдой, и тогда, возможно, стало бы легче верить в их значимость.

Рэй отводит взгляд и, прочищая горло, говорит:

- Да, отличная мысль.

Поставив кофе на стол, он выходит из кухни. Я наблюдаю за тем, как Рэй исчезает в моей спальне, а через несколько мгновений он направляется к входной двери, но уже в рубашке. Я следую за ним, держа оба наших стакана в руках.

- Забыл, что у меня есть кое-какие дела, так что не могу больше оставаться, - говорит Рэй, стоя ко мне спиной.

- Ладно, - неуверенно говорю я, удивлённая его таким быстро сменившимся настроением. Я протягиваю ему стакан, но не успеваю сказать и слова, как он выходит и закрывает за собой дверь, оставив меня стоять поражённой на пороге.

Рэй

- Я люблю тебя, Эмили Дэй.

Слова вырываются из меня, прежде чем я успеваю осознать, что говорю. Чувствую, как Эмили напрягается в моих объятиях, и проклинаю себя, за то, что, находясь рядом с ней, я всё ещё не научился фильтровать все, что вылетает из моего рта. Медленно Эмили отстраняется, и наши глаза встречаются всего лишь на мгновение, прежде чем она заходится в истерическом смехе. Звуки её мелодичного смеха эхом разлетаются по всей квартире и, отражаясь от поверхностей, ударяют по мне, но звуча уже не так мило, а скорее насмешливо.

Отсмеявшись, Эмили смотрит на меня, и в её глазах я вижу то, что никогда больше не надеялся увидеть: страх, недоверие и отстранённость.

- Давай не будем говорить то, что на самом деле не имеем в виду, - говорит она, и её слова врезаются в меня, словно скоростной поезд, заставляя меня отшатнуться.

Тряхнув головой, я пытаюсь взять себя в руки, но безуспешно. Воспоминания накатывают на меня волнами, не давая прийти в себя. «Ты – убийца. Ты никогда не будешь достаточно хорош для кого-либо. Ты всё разрушаешь на своём пути. И кому ты такой нужен?! Никому!», - я вспоминаю каждое слово, сказанное мне отцом. Схватив вещи, я прожогом вылетаю с квартиры Эмили, сажусь в машину и, выжав педаль газа до упора, лечу по дороге. Свет резко переключается на красный, так что я еле успеваю затормозить на перекрестке, прежде чем врезаться в грузовик.

- Чёрт… Чё-ё-ёрт!

Я тру лицо руками, пытаясь разогнать все те картинки прошлого, которые стоят у меня перед глазами.

- Я люблю тебя, – говорю я тихо, и, удивляясь собственной тупости, смеюсь. – Люблю, мать твою!

Я смеюсь так, что начинает болеть живот. Машины, стоящие позади меня, сигналят, когда светофор переключается на зелёный, но я не обращаю внимания. Откидываю голову на сиденье и глубоко дышу.

- Ну, ты, Адамсон, и влип, - шепчу я, не переставая улыбаться.

Направляясь в ближайший супермаркет, я покупаю бутылку виски, потому что ничто не помогает забыться, так как обжигающее горло виски. Садясь снова в машину я, не задумываясь выезжаю за черту города и только тогда съезжаю с дороги. Я сижу так весь день, анализируя свои слова и действия. Я не знаю, что сподвигло меня сказать всё то, что я сказал Эмили, но мне совершенно не хочется забирать эти слова назад. Я чувствую, словно впервые за долгое время сделал всё правильно, но реакция Эмили повергла меня в ступор. Её слова меня больно ранили. Я понимаю, что всё ещё не заслужил её доверие, но такой прямой отказ….

Я выхожу из машины и сажусь на капот. На улице декабрь месяц, но снег ещё так и не выпал. Откидываясь на лобовое стекло машины, я глубоко вдыхаю свежий воздух, который из-за вечернего мороза, кажется ещё чище. Посидев так в тишине ещё полчаса, я начинаю чувствовать, как декабрьский мороз просачивается сквозь одежду, заставляя дрожать меня всем телом. И так как я всё ещё не успел протрезветь, другого выхода кроме как позвонить Дэрэку я не вижу.

Он приезжает на такси через десять минут после моего звонка.

- Адамсон, ты опять что-то натворил? – спрашивает Дэрэк, как только закрывает двери такси.

- С чего ты взял?

- С того что обычно, когда ты напиваешь и сходишь с ума из-за Джессики, ты мне не звонишь. Но вот он ты пьяный, и ты позвонил мне. Отсюда следует вывод - ты опять что-то натворил и это «что-то» каким-то боком касается Эмили. – Раздражённо говорит Дэрэк. – И ты, придурок, меня уже достал, потому что, мать твою, не можешь разобраться в своих грёбанных чувствах! – орёт он.

Остолбенев он такого всплеска злости, я сделал шаг назад, но Дэрэка это не остановило. Наступая, он схватил меня за воротник куртки и поорал мне в лицо:

- Определись чего же ты хочешь, бл*ть! Потому что я так устал от этой грёбанной неопределённости, что уже просто нет сил.

Его глаза были красными, словно он не спал несколько дней, и всё тело тряслось от еле сдерживаемой злости.

- Ладно, парень, остынь. – Спокойным голосом проговорил я и попытался оторвать его руки, которые с силой вцепились в мою куртку. – Это не ты.

И словно Дэрэк только сейчас понял, что делает, он быстро отдёрнул руки и сделал несколько шагов назад.

- Чёрт, прости, мужик. Не знаю, что на меня нашло.

- Угу. Дерьмово выглядишь, кстати.

Дэрэк не весело рассмеялся:

- Видел бы ты себя…

- Да пошёл ты. – Я прошёл к машине и плюхнулся на пассажирское сиденье: - Поехали или как?

Дэрэк сел за руль и в тишине мы поехали домой. Он нарушил тишину только когда припарковался.

- Ты, идиот, снова её обидел? Потому что, если это так я надеру тебе задницу прямо сейчас.

Ему не надо было уточнять о ком идёт речь, был всего одни человек, о котором мы оба так заботились.

- Нет.

Дэрэк повернулся на сидении и посмотрел на меня «я-не-верю-тебе» взглядом.

- Я сказал, что люблю её.

Глаза Дэрэка резко открылись, и он присвистнул:

- Вот же блин…

- Именно.

- Она вытолкала тебя из квартиры, не так ли?

- Нет, ей не пришлось этого делать, я сам ушёл, как только она сказала, что эти слова для неё ничего не значат.

- Ну, мужик, здесь ты облажался по-крупному.

- Снова.

- Чёрт, да. – Дэрэк вздохнул. - Эмили никогда не была любительницей проявления чувств, особенно на публике. И она всегда говорила, что слово «люблю» - универсальное слово, которым затыкают все дыры.

И в этот момент я решил для себя, что заставлю её поверить в искренность моих слов, чего бы мне это не стоило.

Глава 30

Эмили

Всю ночь мне снятся кошмары о том, как Эван говорит, что любит меня и никогда не оставит, а затем навсегда уходит из моей жизни. Затем родители, которые заставляют меня делать то, что я ненавижу больше всего в жизни, под предлогом «потому что мы тебя любим». И, конечно же, Брэндон, который говорит: «Я люблю тебя», при этом трахая какую-то шлюху. Поэтому, когда в три часа утра или ночи (называйте это как хотите) я просыпаюсь с дико колотящимся сердцем и с испариной на лбу, всё о чём я могу думать так это о Рэе Адамсоне и его глупом длинном языке, из-за которого я, между прочим, лишилась сна.

Раздражённо вздыхая, я иду на кухню, и мне на глаза попадается стакан с кофе, который оставил Рэй. Вся моя квартира будто пропитана им. Я могу вспомнить где он стоял, что говорил, чего касался, каждую долбаную мелочь. Могу поклясться, что мой диван пахнет также как его гель для душа. Всё что окружает меня, напоминает о Рэй и каждом моменте, проведённом с ним. Нам было хорошо вместе, но он испортил всё, сказав запретные слова. И тут я срываюсь. Буквально рыча от злости, я хватаю стакан и бросаю им о стену. Брызги коричневой жидкости разлетаются по всей кухне, пачкая каждую открытую поверхность. Но и это меня не останавливает. Хватая стул, я кидаю его через всю комнату. Стеклянная дверца шкафа разлетается осколками стекла в разные стороны. Из-за шума на кухню прибегает Лаки. Перепуганный пёс начинает лаять.

- Шшш… Всё хорошо. Успокойся, - говорю я, идя ему на встречу, но из-за кофе разлитого на полу я поскальзываюсь и падаю на задницу прямо посреди кухни. Когда резкая боль пронзает мою правую руку, я матерюсь, совсем не как леди. Кусочек стекла застрял прямо в моей ладони.

- Чёртов, Адамсон! – кричу я.

Я даже пар выпустить не могу, чтобы это не вылезло мне боком.

Днём в университете я не снимаю перчатки, чтобы избежать вопросов. Я пытаюсь делать всё исключительно левой рукой, что нелегко на самом деле учитывая тот факт, что я правша. И, конечно же, это не ускользает от Кэйси.

- Что с рукой? И откуда такие синяки под глазами?

- Халком подрабатываю по ночам, только решила, что мне больше подходит синий, а не зелёный, - говорю я, указывая на фингалы под глазами.

- Правда? И это никак не связано с тем, что Адамсон ищет тебя по всему универу? – приторно сладким голосом говорит Кэйси, уже зная ответ на свой вопрос.

Я замираю на месте, когда смысл её слов доходит до меня. Я не готова сегодня встретиться с ним. Я чувствую себя разбитой и эмоционально нестабильной. И у меня одно из тех чувств, когда не знаешь, что собираешься сделать следующим: засмеяться или расплакаться.

- Так я и думала, - выдыхает Кэйси, следя за моей реакцией. – Ребята вы просто несносные. И я подумываю над тем, чтобы сделать тотализатор на том, как долго вы сможете прожить без споров в следующий раз. И что-то мне подсказывает, что я сорву куш.

Кэйси всё продолжает говорить, но для меня её слова, словно фоновый шум, всё о чём я могу думать так это то, зачем Рэю понадобилось меня искать.

- Эй, успокойся. – Говорит Кэйси, хватая меня под руку. – Я всего лишь пошутила. Очередная глупая шутка, а ты стала бледная словно стена. Дыши, Эмили.

Только когда мы выходим на свежий воздух я немного успокаиваюсь.

- В чём дело, Эмили? – я слышу беспокойство в голосе Кэйси.

- Он сказал «запретные» слова, - шепчу я.

- Что? Что он пообещал? – удивлённо спрашивает Кэйси.

- Он не обещал…

- Твою ж мать.

- Да…

- Что так и сказал? Я люблю тебя?

Я раздражённо фыркаю и смотрю на неё «ты-что-странная» взглядом.

- А разве можно это можно сказать как-то по-другому?

- Ну да, возможно ты просто не так его поняла.

- Как ещё можно понять слова: я люблю тебя?

- Ну-у-у, я не знаю… - задумчиво говорит Кэйси.

- Вот и я не знаю. – Бормочу я, садясь на скамейку.

Кэйси молча садится рядом со мной, и так мы сидим некоторое время, наблюдая за студентами, которые летают по кампусу туда-сюда.

- Ладно, а в чём собственно проблема? – наконец-то выдаёт Кэйси. – Не пойми неправильно, но я имею в виду: сексуальный и милый парень, который за тебя готов надрать задницу любому, признаётся тебе в любви. Да, он был придурком, когда наговорил тебе все те гадости, но он пытается всё исправить. И даже слепому понятно, что у него к тебе чувства, как и у тебя к нему, впрочем. Ты же знаешь, что я желаю тебе только лучшего, поэтому если бы считала Рэя придурком не разрешила бы ему ошиваться рядом с тобой.

- Ты закончила свою тираду? – спрашиваю я, вставая со скамейки.

- Да.

- Отлично, потому что я как раз собиралась выдрать приличный клок твоих волос, если ты не заткнёшься в ближайшее время. – Говорю я, совершенно не шутя.

- Ты знаешь, что я права, поэтому и злишься.

- Чёрт, Кэйси! Посмотри на меня! Разве похоже на то, что я мне нужен ещё один Брэндон? – И я раскидываю руки в стороны. В этот самый момент, мимо пробегающий студент зацепляет мою больную руку, вынуждая меня зашипеть от боли.

- Смотри куда идёшь! - я слышу, как за спиной кричит Рэй, очевидно на парня, который врезался в меня.

Я замираю словно олень в свете фар, потому что знаю, разговора с Рэем не избежать.

- Это - то о чём я говорила, он - не Брэндон, - шепчет Кэйси и уходит как раз в тот момент, когда Рэй говорит:

- Наконец-то я тебя нашёл.

Я продолжаю стоять к нему спиной и пытаюсь обуздать свои чувства, которые уверена, видны на моём лице также отчетливо, как и неоновая вывеска посреди тёмной ночи. Или же я просто боюсь того, что, увидев его лицо смогу убедить себя, что всё сказанное им вчера было правдой, а затем с громким треском провалиться, остаться с разбитым сердцем и слезами на глазах. Картины того как на руках у Рэя сидит одна девушка, затем уже совсем другая выходит из его квартиры мелькают у меня перед глазами как калейдоскоп, так быстро сменяясь одна за другой что голова начинает кружиться. Поэтому я делаю то единственное, что поможет мне оставить моё сердце в целости и сохранности – я одеваю маску равнодушия.

- Да, ты меня нашёл, - безэмоционально проговариваю я, когда Рэй обходит меня.

В тот момент, когда наши глаза встречаются, он немного хмурится, но ничего не говорит. И так мы просто стоим и смотрим друг на друга, не способные отвести взгляд. Это словно сражение, но что станет призом в этом сражении и что получит проигравший? Я отвожу взгляд первая.

- Так зачем ты меня искал?

Рэй прочищает горло:

- Я не… я…. Хммм… Вчера всё немного вышло из-под контроля, так что я хотел бы узнать: у нас всё в порядке?

Когда он произносит «нас», я не могу понять, что чувствую. Меня как будто оглушили сковородкой по голове, но в тоже время я чувствую себя такой умиротворённой, на душе сразу же становится спокойно и все мысли, и страхи моментально исчезают. Если бы только эти чувства длились достаточно долго, чтобы я смогла выбраться из лап недоверия и страха. Но я продолжаю думать и анализировать, пока не загоняю себя снова на безопасную территорию.

- Не уверена, - я не собираюсь врать Рэю.

Он нервно переступает с ноги на ногу и складывает руки на груди, словно ему неудобно вот так вот открыто говорить о своих чувствах.

- Прости, если я смутил тебя своими словами, я не думал, что это отпугнёт тебя.

Конечно, потому что, когда люди обычно говорят «я люблю тебя», они пытаются привязать к себе человека, и по большей части это срабатывает, но не в моём случае… больше нет.

- Да, но получилось именно так.

Рэй разочарованно вздыхает и проводит рукой по волосам, взъерошив их.

- Давай просто думать об этом как о дружеском признании в любви, как тебе это? – надежда светится в его глазах.

- А оно было таковым? - спрашиваю я и надеюсь, что Рэй скажет да, тогда всё станет как прежде, но он только ещё раз вздыхает.

- Что ты хочешь, чтобы я тебе ответил?! – раздражённо говорит он, делая шаг в мою сторону.

Я поднимаю руку, останавливая его.

- Не говори больше ничего. Ладно? – и когда в его глазах появляется боль, я начинаю ненавидеть себя и все последующие слова, которые собираюсь сказать. – Мне нужно больше личного пространства, больше времени «без Рэя». Тебя стало слишком много в моей жизни, возможно, тебе нужно то же самое, просто ты пока этого не понял. Поэтому я делаю это для нас обоих - прокладываю расстояние между нами, - и с этими словами я делаю шаг назад всё так же глядя ему в глаза. – Время и расстояние – то, что нам нужно, - а затем я разворачиваюсь и ухожу.

***

- Эмили Элизабет Дэй, открой эту чёртову дверь?! – кричит Кэйси, когда я поворачиваю замок.

Девушка влетает в мою квартиру как ураган, сметая всё на своём пути. Она так резко срывает шарф с шеи, что боюсь она, может его сорвать вместе с головой. Кэйси бросает шарф и своё пальто на вешалку, но промахивается, поэтому её вещи падают на пол, стаскивая и несколько моих вещей за собой. Уперев руки в бедра, она смотрит на меня одним из своих суперзлых взглядов.

- Я не могу поверить, что ты так и не дала шанс бедному парню! Он весь день был словно в воду опущенный. Он открылся тебе, а ты…

Я не намерена слушать её причитания, поэтому просто разворачиваюсь и иду на кухню.

- Эмили Элизабет Дэй, я ещё не закончила го…!

- Очень жаль, потому что я закончила! – кричу я в ответ. - Я тебе всё сказала ещё днём! И не смей говорить мне что делать, при этом делая вид, что доверие – это только моя самая большая проблема! Ты думаешь, я не вижу, что происходит между тобой и Дэрэком? Ваши косые взгляды и вечные перепалки! Так что не говори мне кому нужно дать шанс, а лучше попробуй сделать это сама!

Кэйси смотрит на меня широко открытыми глазами, часто хлопая ресницами, словно не может поверить в то, что услышала.

- Вау, - шепчет она, - не уж-то я только что слышала, как Эмили Дэй – самый спокойный и уравновешенный человек на земле повысила голос.

- Отчаянные времена требуют отчаянных мер.

Кэйси ухмыляется мне в ответ, а затем её глаза замечают что-то за моей спиной. На мгновение она замирает, а её рот приобретает форму буквы «О».

- У тебя что торнадо по кухне пронеслось?

Я оглядываюсь и только сейчас вспоминаю, что забыла убрать осколки стекла и всё прочее, что разбросала по кухне.

- Нет, всего лишь приступ неконтролируемой злости. – Я пожимаю плечами, будто это пустяковое дело, но это и близко не правда. Правда в том, что я всегда контролирую что говорю или что делаю, просчитывая всё наперёд, поэтому замешательство на лице Кэйси вполне объяснимо.

- Чувствуешь больше, чем хочется на самом деле? Словно всё это новое и пугает, так что не знаешь, что делать? Дерьмово, не так ли? – шепчет Кэйси.

Я лишь киваю в ответ, прекрасно понимая, о чём она говорит.

- Тогда думаю, я не зря захватила с собой это, - и она достаёт из сумки бутылку дорогого красного вина.

Я улыбаюсь, потому что, чтобы не произошло, мы всегда будем на одной стороне, и я знаю, что Кэйси - единственный человек, на поддержку которого я всегда могу рассчитывать.

Глава 31

Эмили

В вечер субботы мы с Кэйси и Джэком решили снова сходить в «Граффити», намереваясь хорошенько отдохнуть, так как вчера Кэйси и я сдали последний экзамен и нам не помешало бы расслабиться.

Мы с Кэйси выходим из такси и замечаем Джека, ждущего нас у входа. Парень подпрыгивает и машет нам обеими руками.

- Вы только посмотрите на них! – восклицает Джек. – Проучились полгода, сдали вовремя экзамены и не выглядят как зомби!

- Полагаю, это должно было прозвучать как комплимент, - сухо говорит Кэйси, обнимая Джека.

- Ещё бы! Я думаю, что на данный момент — это самый лучший комплимент, который может услышать первокурсница. – Совершенно серьёзно заявляет парень, на что мы с Кэйси только закатываем глаза.

- Было бы куда лучше, если бы мы вообще не говорили об учёбе, - бормочу я, обнимая Джека.

- Это ваш вечер, девушки, так что я ничего не имею «против», - и, пританцовывая, парень направляется к входу в клуб, приветствуя рукопожатием вышибалу, мы же с Кэйси просто киваем ему.

- Насколько я понимаю, сегодня мы собираемся оттянуться по полной! – кричит Джек достаточно громко, чтобы его было слышно сквозь громкую музыку.

Мы киваем ему в ответ, и парень направляется в сторону столиков, но мы подхватываем его под руки и тащим к барной стойке.

- Кто-то сегодня настроен достаточно агрессивно, - смеётся Джек.

Мы начинаем наш вечер с коктейлей, смеясь с рассказов Джека о самых странных посетителях, которых ему на этой неделе пришлось обслужить. И чем больше мы пьём, тем сильнее заплетается язык у Джека, и тем громче мы с Кэйси смеёмся. Допивая третий коктейль, Джек со стуком опускает стакан на барную стойку, а затем хватает нас за руки и тащит в самый центр танцпола. Мы танцуем, не переставая смеяться и выкидывая с головы все мысли, просто отдыхаем. После нескольких треков мы опять возвращаемся к барной стойке, и Джек заказывает нам текилу. И в тот самый момент, когда я ставлю стопку на стол, замечаю в толпе танцующих знакомые глаза цвета чёрного шоколада, но через мгновение они снова пропадают. Голова кружится от алкоголя, и я моргаю несколько раз. Я думаю, что мне всё это привиделось, когда рядом стоящая Кэйси, вдруг чертыхается.

- Ну почему именно сегодня? Неужто, в этом городе так мало мест, где можно кого-то подцепить, и ему нужно было приехать именно туда, где оказались мы?

Проследив за взглядом Кэйси, я замечаю Дэрэка, который стоит почти в конце барной стойки, прислонившись бедром, и улыбается шатенке, пожирающей его глазами. Девушка проводит по его груди рукой, и улыбка Дэрэка превращается в «срывающую трусики» ухмылку. Чёрт! Я поворачиваюсь и смотрю в том направлении, где мне казалось, я видела Рэя. И в этот самый момент, словно по приказу кого-то, люди расступаются, и я вижу девушку, вплотную прижавшуюся к Рэю. Его рот находит напротив её уха, что-то нашёптывая. В ответ девушка ещё плотнее прижимается к нему как будто это вообще возможно и Рэй сжимает её задницу. Я наблюдаю за ними и чувствую, как начинаю гореть изнутри. Мне хочется подойти к девушке и, схватив её за высветленные волосы, вытащить на улицу. Я представляю, как буду с ней расправляться, выдрав сначала крашенные волосы, а затем наращенные ресницы, но из мыслей меня вырывает голос Джека.

- Что это за кровожадное выражение лица?

- Вспоминаю самые жестокие фильмы, которые только видела.

Кэйси, стоящая рядом фыркает:

- Полагаю, ты вспомнила их не так уж и много. Потому что последний раз, когда мы с тобой смотрели старый ужастик, ты истерически кричала, когда на экране появились брызги крови, что на самом деле было больше похоже на взорвавшийся пакет с кетчупом.

Джек рядом трясётся от смеха, за что и получает локтем по рёбрам.

- Боюсь представить, что с тобой случится во время просмотра современных ужастиков с нормальными спецэффектами. – Не замолкала Кэйси.

- Ладно, все уже поняли, что жестокие фильмы это не мой профиль, - бормочу я и снова смотрю на парочку на танцполе.

Одна нога Рэя находится между ног девушки, так что каждый раз двигая бёдрами, она трётся своей промежностью о его бедро. И в этот самый момент Рэй поднимает голову и наши глаза встречаются. Он не кажется удивлённым увидев меня, но я чувствую себя так, словно меня поймали за подглядыванием. Кроме того, ревность так сильно сжимает мою грудную клетку, что ещё немного, и я начну задыхаться. Нет! Никакой ревности! Я не имею права ревновать, не после того что ему наговорила. Не после того как игнорировала его всё это время. Каждый день, ложась спать, я думала, о тех словах, что он сказал мне. Я люблю тебя. Не знаю, насколько искренне он верил в правдивость своих слов, но очевидно я не ошиблась. Эти три слова ничего для него не значили, судя по картине, которую сейчас я наблюдаю. Я снова оказалась права и должна почувствовать облегчение, но будь я проклята, если мне не хотелось ошибиться.

Мило улыбаясь, я машу Рэю, и он кивает мне в ответ, не отрываясь от своей новой подружки на ночь. И я вспоминаю тот вечер, когда там, на месте неизвестной девушки, была я, как он держал меня в своих объятиях, полагаю ключевое слово здесь «была».

- Как мило, ты только что ему помахала ручкой? На прощание я полагаю? – раздражённо бормочет рядом Кэйси, поэтому я пододвигаю ей свою следующую стопку, в надежде задобрить её.

- Привет, - мурашки бегут у меня по спине, когда я слышу голос Рэя за спиной. – Решили отметить окончание семестра? – спрашивает он, становясь около меня. Его рука нечаянно касается моего голого предплечья, заставляя меня втянуть в себя воздух, а вместе с воздухом я вдыхаю в себя его терпковатый древесно-фруктовый аромат, запах принадлежащий только Рэю. Но сегодня он не такой как всегда, есть ещё что-то сладкое… и я съёживаюсь, когда понимаю что это духи той девушки с танцпола.

- Что-то типа того, – говорю я, натянуто улыбаясь.

- Ты потрясающе выглядишь сегодня? – говорит Рэй, и большим пальцем отстранённо потирает браслет на моём запястье, словно он делает это на автопилоте, в то время как его глаза неотрывно следят за мной, пытаясь понять, о чём я думаю. Я отвожу взгляд первой, и как будто это именно то, что ему было нужно, Рэй понимающе ухмыляется. И чтобы это значило?

- Спасибо, - бормочу я в замешательстве.

На мне сегодня зауженные джинсы плотно обтягивающие попу, и красная кофточка с глубоким декольте, образ завершают чёрные ботфорты на шпильке. Так что да, чёрт побери, я выгляжу потрясающе.

- Ага, но ты нарушаешь правило сегодняшнего вчера. – Возмущается Кэйси, намекая на соглашение, которое мы заключили ещё дома: не говорить о Рэе и Дэрэке сегодня.

- Какое правило? – переспрашивает Рэй, нахмурившись.

И прежде чем Кэйси успевает взболтнуть лишнего, я говорю:

- Правило сегодняшнего вечера: руками не трогать, - и я, обхватив запястье Рэя, отодвигаю его руку.

- Интересное правило, - задумчиво проговаривает парень, почёсывая подбородок.

- А мне можно? – надув губки спрашивает Джек.

- О, ты же знаешь, что из-за этих щенячьих глаз тебе всё разрешено.

- Знаю, - ухмыляется он, обнимая меня за плечи.

- И-и-и, на этой радостной ноте мы снова идём танцевать, – промямлила невнятно Кэйси, и, пошатываясь, пошла на танцпол.

Я вопросительно посмотрела на Джека.

- Мне всё ещё нужна передышка, - состроив забавную рожицу, проговорил парень.

Я не посмотрела на Рэя, прежде чем пойти за Кэйси, так как в голове у меня всё ещё оставалась картина девушки, трущейся о его бедро, и то, как он мило нашёптывал ей что-то на ушко, меня немного огорчало. Ладно, меня это бесило! Я была в ярости, потому что…. Не знаю почему, но я была зла как самый страшный адский пёс.

Продвигаясь сквозь толпу, я нашла Кэйси. Она стояла посреди танцующих, скрестив руки на груди и сверля взглядом дыру во лбу Дэрэка. Он стоял там же, но теперь уже в компании двух девушек.

- Кэйси? – неуверенно зову её я.

Девушка поворачивается и грустно смотрит на меня. Я впервые вижу её расстроенной из-за парня, так что меня это немного пугает.

- Ты в порядке?

- Спроси меня об этом завтра, потому что сегодня я могу только соврать.

- Он придурок, - говорю я, на что Кэйси лишь грустно улыбается.

- Я знаю, - проговаривает она, в конце концов, - но это не значит, что последнее слово останется за ним. Я одела это долбанное платье, - Кэйси указывает на красное платье, которое сидит на ней, словно вторая кожа, - и пришла сюда повеселиться. И я уж точно не позвоню, какому-то мудаку испортить мне настроение, - заявляет она, но потом, хныкая, добавляет: - но я не знаю, что мне делать.

И это тот самый момент, когда над моей головой должна загореться лампочка, потому что я знаю, как убить двух зайцев одним выстрелом.

Стервозно ухмыляясь, я подхожу вплотную к Кэйси и, откидывая её волосы на одну сторону, наклоняюсь и шепчу на ухо:

- О, ты знаешь, что делать, - а затем кладу руки ей на бёдра и отклоняюсь немного назад, чтобы встретиться с Кэйси взглядом. Искра веселья появляется в её глазах, и я знаю, что мы поняли друг друга.

Делая круговые движения бёдрами, Кэйси проводит по моим рукам, а затем делает волну всем телом, так что наши тела трутся друг о друга. И, конечно же, это не остаётся незамеченным окружающими нас людьми, в частности парнями. Двигаясь в такт, мы заставляем всё больше обратить на себя внимание. Наши руки скользят по телам друг друга, медленно и сексуально, вторя словам неизвестной мне песни. Но затем песня ускоряется, и наши движения становятся всё агрессивней. Поворачиваясь, я прижимаюсь спиной к груди Кэйси, двигая бёдрами, и когда слышу, как стоящий рядом с нами парень выдыхает «вот же бл*дь», моя ухмылка становится ещё шире. Положив руки на бёдра Кэйси, я скольжу вниз по её телу, разведя немного ноги, и когда понимаю, что Рэй это увидел, я резко сдвигаю колени и всё так же скользя, поднимаюсь вверх, задирая немного платье Кэйси. Я снова поворачиваюсь к ней лицом, и мой взгляд натыкается на Дэрэка стоящим у Кэйси за спиной. Как я и говорила одним выстрелом двух зайцев. Мы делаем одновременно волну, и когда наши губы оказываются совсем рядом, я шепчу:

- Попались.

- Как и всегда, - ухмыляясь, отвечает Кэйси, а затем песня сменяется, и мы приступаем к заключительной фазе нашей игры.

Отходя немного друг от друга, мы начинаем танцевать отдельно и в это даёт зелёный свет парням. Они облепляют нас со всех сторон, пытаясь прижаться как можно ближе. Когда один из них кладёт свои руки мне талию, я выразительно смотрю на парня и говорю:

- Руками трогать нельзя.

Парень разочарованно фыркает, но убирает руки.

Начинает играть песня «Funny Love» в исполнении Dan Balan[23], и я ухмыляюсь тому, насколько точно эта песня описывает сложившуюся в моей жизни ситуацию. Когда я снова чувствую руки на талии, то по одному лишь прикосновению узнаю его. Я накрываю его руки своими, и Рэй придвигается ближе, приняв это за разрешение. Он стоит так близко, что между нами совсем не остаётся свободного пространства, моя спина вплотную прижата к его груди. Я делаю несколько круговых движений бёдрами, так что моя попа трётся о его пах, и ухмыляюсь, когда слышу, что Рэй со свистом втягивает воздух через плотно сжатые зубы, а его пальцы впиваются в мои бёдра, пытаясь притянуть меня ещё ближе. Я поднимаю руки над головой и обхватываю ими шею Рэя. Когда его рука скользит по моей оголившейся коже над поясом джинсов, я хватаю его одной рукой за волосы на затылке и тяну, заставляя опустить голову. Когда его голова оказывается на одном уровне с моей, я шепчу ему на ухо:

- Рэй…? - мой голос звучит хрипло с придыханием.

- Да? – голос Рэя звучит низко и грубо, так что у меня мурашки бегут по коже.

- Что ты только что сделал? – всё так же соблазнительно шепчу я. Непонимание отражается на его лице, и он смотрит на меня в недоумении. Я вижу, как Рэю трудно сфокусироваться на моих словах, потому что его глаза следят за моими губами, которые находятся от его на расстоянии миллиметра. Медленно я облизываю губы, подливая масла в огонь. Рэй медленно сглатывает и наконец-то поднимает на меня свои глаза. – Ты нарушил правило сегодняшнего вечера. – Отвечаю я за него и ударяю по руке Рэя, лежащей на моём голом теле. А затем, оставляя Рэя наедине с его замешательством, я ухожу, виляя бёдрами. И дьявольская ухмылка расползается по моему лицу, потому что да, чёрт побери, этот раунд остаётся за мной.

Рэй

Я так возбуждён, что удивляюсь, как у меня штаны до сих пор не загорелись. Я смотрю на пухлые губы Эмили и не могу оторваться, чтобы понять, о чём она говорит, потому что её чёртовы губы — это всё, о чём я могу думать прямо сейчас. Но переборов себя я всё же встречаюсь с ней глазами.

- Ты нарушил правило сегодняшнего вечера, - говорит Эмили, прежде, чем ударит меня по руке, а затем уходит.

Опешив я стою, не понимая, что только что произошло. В моей памяти всплывают слова Эмили «Руками не трогать» и я матерюсь от всей души. Что это за сраные правила, мать его!

Рыча от злости, я расталкиваю всех на своём пути, пока пытаюсь догнать Эмили. Схватив её за руку, а кричу:

- Правила? Какие нахрен правила?

Эмили, невинно хлопая глазами, пожимает плечами и снова пытается сбежать от меня.

- Нет уж, давай, объясни мне, в какие игры мы тут играем? – ору я, не способный себя сдерживать.

- Я не должна тебе ничего объяснять, - раздражённо говорит Эмили, пытаясь вырваться, но я не позволяю ей сделать это.

- Я так не думаю.

- Мне плевать, что ты думаешь, но возможно той девушке, с которой ты так мило зажимался на танцполе чуть ранее, не всё равно. Почему бы тебе не найти её и не спросить? – голос Эмили звучит раздражённо, а глаза метают молнии.

И тут меня осеняет. Она ревнует. Эмили Дэй ревнует, что значит ей не всё равно. Улыбка появляется на моём лице, что лишь сильнее злит Эмили.

- Чего ты скали…? – начинает она говорить, но я прерываю её, прижимаясь своими губами к её. Ошарашенная Эмили стоит неподвижно словно статуя. Отпуская её руку, я беру в ладони лицо Эмили и провожу языком по её нижней губе. Это снимает оцепенение с Эмили, и целует меня в ответ.

Отстраняясь, я прижимаюсь своим лбом к её.

- Когда я сегодня увидел тебя у бара, всё о чём я мог думать были эти проклятые губы, - большим пальцем я обвожу контур её припухших губ. – Но ты даже не заметила меня, поэтому я схватил первую попавшуюся под руку девчонку и решил, что заставлю тебя ревновать, чего бы то ни стоило.

- Я не ревную, - бормочет Эмили, опуская глаза, а я ухмыляюсь, потому что знаю – это ложь.

- Ты не умеешь врать Эмили Дэй, - говорю я, целуя её в лоб.

Сейчас я держу её в своих руках, а уже в следующее мгновение, Кэйси отрывает её от меня и тянет за собой.

- Я убью этого придурка Остина, если мы сейчас же не уйдём, - кричит она.

Я делаю шаг в их сторону, но Эмили бросает на меня взгляд через плечо и отрицательно качает головой, заставляя остаться на месте. И не смотря на этот её отказ, я знаю, что сделал огромный шаг вперёд и не собираюсь отступать назад.


Глава 32

Эмили

После поцелуя с Рэем я понимала, что больше не могу прятаться, да и не хочу. То, что я чувствовала, находясь в его руках, когда его губы прижимались к моим, когда его язык исследовал мой рот – это было невероятно, и я не хотела больше отталкивать его, не хотела дистанции между нами. Вообще-то я была бы не против, если бы прямо сейчас он снова прижал меня к себе и поцеловал так, словно я всегда принадлежала ему, словно я – единственная кто ему нужен. Но, к сожалению, Рэй уже уехал из города. За день до Нового года он позвонил мне и сказал, что собирается съездить домой на несколько дней. Собственно говоря, с тех пор я о нём ничего не слышала. Он не отвечает на сообщения и звонки, так что я не знаю всё ли с ним в порядке, нормально ли он добрался, не занесло ли его на дороге и не свалился ли он в кювет, но я пытаюсь не накручивать себя.

- Эмили, ты меня слушает? – из мыслей меня вырывает голос Кэйси.

- Да, извини.

- В чём дело? – обеспокоенно спрашивает она.

- В Рее, - со вздохом отвечаю я.

- Что с ним?

- Не знаю, но чувствую, что ничего хорошего.

- Брось. Парень не звонил тебе всего два дня, это не значит, что с ним что-то случилось. Он целых полгода не видел родителей, возможно, они навёрстывают упущенное.

- Да, наверное, ты права. Итак, на чём ты остановилась?

Сейчас мы в торговом центре выбираем платья, в которых будем встречать Новый год. Вообще-то мы здесь уже около часа ходим, и я всё никак не могу подобрать себе наряд. Выбор Кэйси пал на чёрное платье-футляр с V-образным вырезом до середины груди и красные лаковые туфли на двенадцатисантиметровой шпильке.

- Вау, - выдыхаю я, - Дэрэк язык проглотит.

Но Кэйси останавливает меня жестом.

- Не надо, это всё не для него, - она обводит рукой свой наряд, - это для того чтобы я была уверена, что он будет беситься также сильно как бесилась я в тот вечер в «Граффити».

Мы обошли ещё несколько магазинов, и когда я увидела жёлтое платье до середины бедра с широким поясом и пышной юбкой, я знала, что оно будет смотреться на мне как влитое. Платье выглядело просто, но ожерелье янтарного цвета, которое я подобрала под него, подчёркивало цвет моих глаз, делая их ещё выразительней.

Вечеринка по случаю Нового года проходила в доме одного из знакомых Дэрэка с баскетбольной команды. И как только мы переступили порог дома, нам на встречу вышел высокий темноволосый парень, я его раньше видела, кажется, парня зовут Джеф.

- Добро пожаловать, леди, - широко улыбаясь, проговорил парень, обводя нас взглядом. - Если вы хотите выпить, то кухня промо за углом, потанцевать – тогда вам сюда. - Джеф указывает рукой на импровизированный танцпол у себя за спиной, где уже танцует несколько человек. – Ну, а если вам захочется снять ваши шикарные платья, то я и комнаты на втором этаже в вашем полном распоряжении. – Его слова мы воспринимает как шутку, потому что все знаю - у Джефа есть девушка, от которой он без ума и которая без ума от него. Эти двое так мило смотрят вместе, что я бы лично выдрала волосы той сучке, которая попыталась бы встать между ними.

Смеясь, мы с Кэйси кивнули парню и направились в сторону кухни. Там мы наткнулись на Дэрэка и ещё нескольких парней. Так как ещё и одиннадцати не было, в доме было не многолюдно, но кое-что уже выглядел порядком пьяным.

Дэрэк подходит к нам, широко улыбаясь, но Кэйси не смотрит в его сторону, вместо этого сосредоточившись на чём-то за спиной парня.

- А вот и они – самые важные гости на сегодня, - говорит Дэрэк, широко раскинув руки.

- Только на сегодня? – подразниваю я его и приобнимаю.

- Некоторые из нас уже знают ответ на этот вопрос, – Дэрэк говорит, не отводя глаз от Кэйси, но она всё ещё его игнорирует, - а для тех, у кого возникают такие дурацкие вопросы я повторюсь. Я всегда рад вас видеть, - улыбаясь, он пытает потрепать меня по голове, но я вовремя уворачиваюсь.

- Я придушу тебя, Остин, если ты только попробуешь испортить мою причёску, - возмущаюсь я и толкаю парня в плечо, из-за чего жидкость, находящаяся в его стакане, расплёскивается и выливается парню на руку.

- Ладно, ладно, - Дэрэк поднимает руки вверх и предлагает нам выпить.

Вскоре народу становится всё больше, а музыка всё громче. Кэйси подходит ко мне и накидывает пушистую гирлянду на шею. Подпевая песне, которая звучит в динамиках, она тянет гирлянду, таким образом, притягивая меня на танцпол.

Мы танцуем, но я не могу не думать о Рэе. Я понимаю, что веду себя как одна из тех девушек-сталкеров, которые хотят знать о каждом шаге своего парня. Но проблема в том, что мы с ним даже не пара, и у меня нет никакого права так себя вести.

Замечая Дэрэка, сидящего в одиночестве на диване, я направляюсь в его сторону.

- Ты сегодня какой-то странный.

- Тебе показалось, - пожимая плечами, говорит он.

Я знаю, что это не так, но решаю промолчать. Вместо этого, хватая Дэрэка за руку, я тащу его танцевать. Сначала парень упирает, но сдаётся под моим напором.

- Давай же, это ведь Новый год! – кричу я, чтобы Дэрэк меня услышал. И когда вся толпа начинает прыгать под очередной трэк, подняв руку вверх, я делаю то же самое, заставляя Дэрэка смеяться. – Давай! – снова кричу я, улыбаясь, когда Дэрэк начинает прыгать со всеми.

Он корчит забавные рожицы, пока мы танцуем, заставляя меня смеяться. Обстановка в комнате кажется настолько дружелюбной, что не улыбаться просто невозможно. Когда мы снова падаем на диван, Дэрэк шумно выдыхает и говорит:

- Думаю, если бы Рэй знал, как здесь будет весело он бы не сидел дома.

- Ага, - говорю я и только потом понимаю, что сказал Дэрэк. Переводя на него свой пристальный взгляд, я вижу неуверенную улыбку на лице парня, что может значить только одно: я правильно поняла слова Дэрэка. – Что значит не сидел бы дома? – переспрашиваю я.

- Я имел в виду не уехал бы домой, - отмахивается он, но я не позволю ему так просто соскочить с крючка.

- Дэрэк… - с нажимом произношу я его имя.

- Чёрт, - выдыхает он, проводя рукой по лицу, - он убьёт меня.

- Что с ним, Дэрэк? – начинаю паниковать я. – Он ранен.

- Нет, он не ранен. Он разбит, Эмили. Давно уже. – И не говоря больше ни слова, Дэрэк скрывается в толпе, оставляя меня наедине с вопросами.

Подскакивая, я иду на поиски Кэйси.

- Мне нужно уйти, - говорю я ей.

- Сейчас? – поражённо спрашивает она.

- Это Рэй, - и этих слов достаточно, чтобы Кэйси всё поняла. Она кивает мне.

Я выхожу из дома, ловлю такси и еду туда, где я уверена мне самое место. Рядом с Рэем.

Глава 33

Эмили

Останавливаясь у двери Рэя, я пытаюсь выровнять дыхание. Прокручивая слова Дэрэка в голове, я удивляюсь, как сразу не заметила, что Рэй врал. Он не уехал праздновать Новый год и Рождество с родными. У него вообще не было каких-либо планов на зимние каникулы. Мне казалось, что я знаю его достаточно хорошо, чтобы понять, когда он врёт и изворачивается. Но Рэй Адамсон не так уж просто, он не открытая книга, которую с лёгкостью можно прочесть. Он словно древняя рукопись, которую не так уж просто понять. Есть в нём что-то пугающее и в тоже время притягательное, я и совру, если скажу, что мне не хочется узнать все его секреты.

Несколько раз, глубоко вдохнув и выдохнув, чтобы успокоить нервы, я звоню в двери. Прислушиваясь к звукам за дверью, я стою, переминаясь с ноги на ногу. Несколько минут спустя я уже была готова уйти, когда послышался щелчок дверного замка. Замерев подобно статуе, я стояла, затаив дыхание. Когда парень показался в дверном проёме, мне с трудом удавалось узнать в нём Рэя. Его лицо выглядело немного позеленевшим и не здоровым. Синяки под глазами указывали на то, что он не спал несколько дней подряд. Его волосы были в абсолютном беспорядке, и если обычно это делало его только ещё более сексуальным, то сейчас это выглядело так словно он постоянно проводил по ним руками от беспокойства. Рубашка и джинсы выглядели такими же помятыми, как и сам Рэй в принципе. Таким разбитым и подавленным я его ещё ни разу не видела.

Рэй выглядит удивлённым, увидев меня под дверью, и в этом нет ничего удивительного. Если бы Дэрэк не проболтался, я бы ни за что не пришла сюда.

- Что ты здесь делаешь? – спросил Рэй нахмурившись. Его голос не звучал дружелюбно. Окей, возможно это будет труднее, чем я полагала.

- Я пришла сказать: «Мне жаль», - на выдохе проговорила я, не отрывая глаз от его лица.

Рука, которой Рэй придерживает дверь, сжимается до тех пор, пока костяшки пальцев не белеют, а в глазах появляется ярость с примесью боли.

- Мне не нужна твоя жалость! – рычит Рэй, что почти заставляет меня отступить на шаг, но я не собираюсь так просто сдаваться.

- Это не жалость и не сочувствие, - я указываю на выражение своего лица. – Я здесь не для того, чтобы подержать тебя за руку, пока ты будешь плакать у меня на плече. – Несмотря на то, что все мои внутренности дрожали, мой голос звучал на удивление спокойно. Я говорила уверенно и непоколебимо. – Я не буду спрашивать о том, как дерьмово ты себя чувствуешь. Я здесь не для этого….

- Нет? – удивлённо переспросил Рэй, а его брови поползли вверх.

- Нет. – Я покачала головой. – Я говорю: «Мне жаль», потому что я не поняла всё раньше. Мне жаль, потому что, если бы не Дэрэк, я бы позволила тебе провести эту ночь вот так, - и я обвожу его тело рукой. – Мне жаль, потому что, когда ты сказал, что у тебя есть планы на этот вечер, я подумала, что ты проведёшь его со своей семьёй. Мне жаль, что я не поняла всё сразу. Мне жаль, что я такой плохой друг. – Поджав губы, я пожала плечами.

Минуту Рэй смотрел на меня, не моргая, а затем взяв за руку, притянул меня к своей твёрдой груди. Поднявшись на носочки, я уткнулась носом в ложбинку между шеей и плечом Рэя.

- Ты лучшая, - прошептал Рэй, так тихо, что я едва разобрала его слова.

Его руки были плотно обёрнуты вокруг моей талии, а мои лежали на его предплечьях. Моя голова покоилась у него на груди, а его подборок упирался в мою макушку. Так мы и стояли на пороге, замерев в объятиях друг друга. Через несколько минут Рэй отстранился.

- Я действительно не хотел никого видеть, - проговорил он и я опустила голову в знак поражения или возможно, чтобы он не увидел в моих глазах разочарование, которое оставили после себя, его слова. Рэй убрал с моего лица пряди волос и заправил их за ухо, а затем поддев мой подбородок пальцами, он всё же вынудил меня взглянуть в его глаза. – Но я рад, что ты пришла, и я хочу, чтобы ты осталась.

От того как мягко и доверчиво прозвучали его слова моё сердце на мгновение замерло, а затем забилось так быстро, словно собиралось выскочить из груди.

Я прошла вглубь квартиры, и Рэй закрыл за мной дверь. Так как в квартире нигде не был зажжён свет, я замерла, пытаясь приспособить к темноте. Тёплая рука Рэя обхватила меня вокруг талии и легла на живот от чего я непроизвольно вздрогнула.

- Аккуратней, - прошептал он мне на ухо, когда я обо что-то споткнулась. – Сюда.

Я поняла, что мы стоим посреди гостиной, но по-прежнему ничего не видела. Наверняка Рэй задвинул тяжёлые шторы, потому что в комнату не проникал никакой свет. На улице лежал снег и светила луна, из-за чего казалось, что за окном всё ещё светло. Это придавало зимнему холодному вечеру своего очарования и загадочности. Но даже этот свет не проникал в гостиную.

Сейчас квартира Рэя была похожа на пещеру. Тёмная, неуютная и немного жуткая. Всё здесь будто подавляло. Стены душили, так что хотелось упасть на колени, чтобы не задохнуться. Я не боюсь темноты, но в такой обстановке у меня начинали оживать страхи детства. Меня удивляет, как Рэй может здесь находиться, но потом меня осеняет. Он сделал это нарочно. Вся эта угнетающая и подавляющая обстановка не была случайной. Таким образом он себя наказывал. По рукам пробежали мурашки, а глаза защипало от подступивших слёз.

- Рэй? ... – мой голос звучал хрипло и напряжённо.

- Да.

- Можно отодвинуть занавесь? – Хотя я и не стала просить включить свет, Рэй всё равно напрягся рядом со мной.

- Да, конечно, – проговорил он отстранённо. Рэй отпустил меня, а через секунду комнату залил приятный свет. Мои глаза уже привыкли к темноте, и, пару раз моргнув, я оглядела комнату. На журнальном столике стояла наполовину пустая бутылка с янтарной жидкостью, а на полу стояла такая же бутылка только уже пустая.

- Все мои неприятности неплохо растворяются в горячем шоколаде. – Как бы невзначай проговорила я, искоса поглядывая на Рэя.

- Ну, а мои - прекрасно тонут в бутылке виски. – Беспечно пожав плечами, парировал Рэй.

Он поднял пустую бутылку и вынес её, но не убрал ту, которая стояла на столике. Теперь понятно, как он собирался провести Рождество. В последний раз я видела его в таком состоянии, когда мы встретились с первый раз в баре. Тогда он казался таким же разбитым как сегодня. Сомнения, догадки и множество вопросов сновали у меня в голове, но голос Рэя прервал мои мысли:

- Ты голодна?

- Ммм…. Нет. Да. Не знаю….

Лёгкий смешок вырвался у Рэя.

- Я понял. – Послышались звуки отдаляющихся шагов.

Я сидела на диване, уставившись в темноту невидящим взглядом, пока боковым зрением не заметила движение.

Повернувшись, я заметила силуэт Рэя в дверном проёме. Он стоял, скрестив руки на груди, опираясь боком о дверную раму. Его взгляд был задумчивым и в тоже время отсутствующим. Он стоял такой большой и сильный и в тоже время такой потерянный и уязвимый. Видеть его таким было для меня пыткой.

- Иди сюда, - я похлопала по дивану около себя.

Рэй молча выполняет мой приказ. Он садится и притягивает меня к себе на колени, так что мои согнутые в коленях ноги оказываются по обе стороны от его бёдер. Обе его руки оборачиваются вокруг моей талии, притягивая меня вплотную к его груди. Я ложу голову ему на плечо и Рэй тяжело и протяжно вздыхает.

- Это так трудно… помнить всё. С годами не становится легче. Воспоминания о той ночи так сильно отпечатались у меня в памяти, что ничего не может помочь мне забыть хотя бы самую малую их часть.

И я понимаю его, чертовски сильно понимаю. У каждого есть воспоминания, которые заставляют нас улыбаться. А есть воспоминания подобные раскату грома среди ясного неба, которые пугают нас, заставляя прятаться.

- Возможно, я просто не заслуживаю? – продолжает Рэй. – Может, я должен страдать? Страдать от того что я сделал с ней. Я виноват в её смерти, она была слишком слабой, чтобы выдержать…. Выдержать меня, мой образ жизни. – Рэй говорил, не прекращая. Его голос звучал приглушённо, потому что он говорил, уткнувшись лицом мне в волосы. – Мне казалось, что мы похожи. Она была такой сильной, властной, уверенной – это притягивало меня. Она бросила мне вызов, и это было как глоток свежего воздуха. Она не уступала мне, и я любил это в ней. Но затем она сломалась, я сломал её….

Рэй судорожно вздохнул и прижал меня к себе ещё ближе, так что мне стало трудно дышать.

- Она снится мне почти каждую ночь. Иногда это сны – воспоминания, хорошие воспоминания. А иногда мне снится, как она приходит ко мне во сне и называет убийцей, винит меня во всём. – Рэй дрожит в моих руках как от холода, и я руками обнимаю его за шею, притягивая его голову так, чтобы он встретился со мной глазами.

- Ты не убийц, Рэй. Ты не мог знать всего. И ты абсолютно точно не виновен в том, что она слетела с катушек. – Рэй отвернулся, не воспринимая мои слова всерьёз. – Посмотри на меня, Рэй. – Когда между нами снова восстановился зрительный контакт, я продолжила: - Она не была готова к той силе, которую чувствовала рядом с тобой, которую дал ей ты. Она сорвалась.

- Я мог остановить её.

- Нет, не мог. Она выглядела сильной…. Она хотела быть такой – такой её все и видели. Но внутри она была слабой. Она думала, что сможет вовремя остановиться, но она была недостаточно сильной.

- Она погибла за рулём моей машины.

- Она не сказала тебе о том, что была больна, как не сказала и о том, что она зависима. Даже её родители этого не знали. Единственным человеком, который всё знал, был твой лучший друг, но и его не волновало состояние Джессики. Так скажи мне, как ты можешь быть виновным в данной ситуации? Если бы ты знал, что она что-то приняла, ты бы разрешил ей сесть за руль?

- Нет, конечно нет. – Быстро проговаривает Рэй.

Я улыбаюсь и целую его в лоб.

- Винить себя действительно легче, чем отпустить всё. Ты достаточно долго страдал и прятался от всех в тени, пора бы уже разобраться со своими чувствами и отпустить вину.

Рэй кивает головой и улыбается, но это не та улыбка, которую я привыкла видеть, это всего лишь гримаса полная боли.

- Легче сказать, чем сделать.

Я ничего больше не говорю, а просто прижимаю его голову к своей груди и медленно вывожу круги на его спине. Я ничего не говорю, не потому что мне нечего ему больше сказать, а потому что я знаю – слова ему сейчас не помогут. Я не смогу заставить его простить себя, если он сам не захочет это сделать.

Мы сидим в темноте и тишине, погрязшие в своих мыслях и чувствах. Лунный свет освещает наши тела, его - сильное, но сломленное и моё – хрупкое, но уже исцелённое… исцелённое благодаря ему.

За окном вспыхивают первые фейерверки, залпы которых освещают комнату. Слышится громкие крики и смех.

- С Новым годом, – говорит Рэй, и поднимает голову, встречаясь со мной глазами, которые из-за вспышек фейерверков сверкают в темноте.

Я улыбаюсь и глажу его по щеке. Трёхдневная щетина царапает мою ладонь, но я не отдёргиваю руку.

- С Новым годом, - шепчу я.

Опуская руку к его подбородку, я большим пальцем очерчиваю контур его пухлых губ. Рэй приоткрывает рот и его дыхание становится поверхностным. Второй рукой я провожу по его шее и задерживаюсь на бешено пульсирующей вене. Я прослеживаю глазами все свои движения, прежде чем снова встретиться взглядом с Рэем. Его взгляд такой же интенсивный как десяти бальный шторм и такой же воспламеняющий, как и самый страшный лесной пожар. С той только разницей, что я не хочу бежать. Я не хочу прятаться. Сила его взгляда не пугает меня. Она оживляет и заставляет каждую клеточку во мне трепетать, как по - волшебству.

Когда его взгляд опускается на мои губы, я задерживаю дыхание, а затем медленно провожу языком по ним. И Рэй наблюдает за моими движениями таким пристальным взглядом, что холодок, пробежавшийся по моей коже, заставляет меня поёрзать на его коленях.

- Эмили… - голос Рэя звучит хрипло и напряжённо, дыхание сбивается.

Вопрос и неуверенность в его глазах сказали мне больше, чем все слова мира.

- Да.

И это всё что нужно было услышать Рэю, прежде чем его тёплые губы прижимаются к моему рту. Из меня вырывается полу вздох, полу стон, но эти звуки поглощены настойчивыми и умелыми губами Рэя. В нашем поцелуе нет ничего нежного. Только крайняя необходимость. Рэй целует меня жёстко, с напором, так словно от этого поцелуя зависит его жизнь. Но и я не уступаю ему, отвечая также грубо. И это продолжается до тех пор, пока воздуха в наших лёгких больше не остаётся. Отстраняясь от меня, Рэй прерывисто дышит и склоняет голову к моей шее, оставляя на ней несколько нежных поцелуев.

- Самый лучший подарок на Новый год, - шепчет Рэй и прикусывает мочку моего уха.

Я хочу ему что-то ответить, но мой мозг полностью отключается, когда, он целует чувствительное место у меня на шее, а затем прикусывает его. Стон срывается с моих приоткрытых губ.

- Я люблю тебя, Эмили Дэй. – Говорит Рэй, встречаясь со мной глазами. Я не чувствую подступающей паники в этот раз, потому что я верю каждому ему слову. У меня тоже есть чувства к нему, но я не могу с такой же лёгкостью о них говорить, поэтому я просто киваю улыбаясь. Рэй не расстраивается и не требует от меня признания в любви, он просто снова целует меня. Его язык проникает в мой рот, пока его руки приподнимают моё платье. Рэй отрывается от меня лишь для того чтобы снять моё платье. Я не одела бюстгальтер, поэтому, когда платье оказывается на полу, я слышу, как Рэй втягивает в себя воздух, а затем на выдохе говорит:

- Ох, бл*дь, ты такая чертовски идеальна.

Холодный воздух в комнате остужает мою разгорячённую кожу. Мурашки бегут по моей коже, а соски твердеют. Рэй наклоняется и оставляет поцелуй на моей ключице, а затем прикусывает кожу в том же мести. И так чередую поцелуи с покусываниями, он мучительно медленно спускается к моей груди. Моё терпение понемногу сходит на «нет», поэтому я начинаю ёрзать на коленях Рэй. Вскрик срывается с моих губ, когда он прикусывает вершину моей груди, а затем втягивает мой сосок в рот. Не выдерживая, я начинаю тереться о пах Рэя, поэтому, когда рычание вырывается из его горла и вибрацией проходит через всё моё тело, я закидываю голову назад и снова стону. То, что он делает самая лучшая пытка, которую только можно придумать. Медленно он отстраняется от моей груди и дует на её, от чего мой сосок твердеет ещё сильнее. И когда он всё то же проделывает с другой моей грудью, я уже на грани. Всё моё тело натянуто как струна. Рэй отстраняется и ухмыляется мне своей самой самоуверенной улыбкой, я уверенна, что он знает какой эффект на меня оказывает.

- Пожалуйста, - шепчу я.

- Пожалуйста, что, Эмили? – передразнивает меня Рэй, прикусывая мочку моего уха, так что у меня снова пропадает голос.

Хватая пряжку его ремня, я быстро расстёгиваю джинсы, но Рэй перехватывает мои руки, а затем и вовсе убирает их. Я смотрю на него, хмурясь в недоумении.

- Не здесь, - качая головой, говорит Рэй. – Обхвати ногами мою талию.

И я слушаюсь его беспрекословно. Как только мои ноги оборачиваются вокруг талии Рэя, он подхватывает меня под попу и несёт по коридору в свою спальню. Наши губы не отрываются друг от друга ни на секунду, из-за чего по дороге Рэй натыкается на что-то и матерится, заставляя меня хихикать. В спальне Рэй бросает меня на кровать, и я вскрикиваю, но его пламенный взгляд заставляет меня замолчать. Я сглатываю, когда он медленно приближается ко мне, словно лев подкрадываясь к своей жертве, а затем нависает надо мной и тихо шепчет:

- Я чертовски сильно люблю тебя, Огонёк.

Глава 34

Эмили

Я просыпаюсь, полностью окружена Рэем в прямом смысле это слова. Его руки и ноги обёрнуты вокруг меня, словно удерживая от побега. Но после вчерашнего, я на самом деле очень сомневаюсь, что смогу хотя бы ходить, не говоря уже о том, чтобы бегать. Пытаясь убрать его руки, сцепленные на моей талии, я разжимаю палец за пальцем, и когда почти закончила, он снова сжимает их вмести и вплотную прижимается к моей спине. Дыхание Рэя щекочет мне шею.

- И куда же ты собралась? – сонно бормочет он.

- Мне нужно Лаки выгулять и принять душ.

- Сейчас же только, - Рэй переворачивается и смотрит на часы, стоящие на столе за его спиной, - семь часов.

- Сейчас уже аж семь часов, - смеясь, парирую я. Рэй стонет и утыкается лицом мне в волосы.

Мы ещё несколько минут лежим молча. Руки Рэя сцеплены в замочек на моей талии, и я поглаживаю костяшки его пальцев.

- Сегодня мне впервые после аварии не снились кошмары, - шепчет он мне в шею. – Это случилось ночью, как только часы пробили двенадцать. Авария. Она умерла в первые минуты Нового года, а я каждую ночь просыпался от кошмаров, но сегодня…. – Рэй целует меня в шею. – Каждый день все, включая моих родителей, говорили мне, что я монстр, убийца, но не ты. – Ещё один поцелуй. – И каждое утро я вставал думая, что не заслуживаю этой жизни… Но не сегодня с тобой прижимающейся ко мне.

От слов Рэя слёзы наворачиваются на мои глаза, и я хочу сказать ему три этих проклятых слова, но не могу.

- Всё наладится, - вместо этого говорю я, и, поворачиваясь в руках Рэя, оставляю поцелуй на его груди прямо над сердцем.

- Уже.

***

Я подождала, пока Рэй принял душ, и теперь мы, держась за руки, идём ко мне. Улыбаясь как два идиота, мы останавливаемся на каждом шагу целуясь, так что для того чтобы перейти с одного подъезда в другой у нас занимает не минуту, а целых десять. Я хихикаю, словно мне пять, когда Рэй прижимает меня к входной двери, целуя в губы, подбородок, челюсть, шею.

- Подожди, я не могу найти ключи, - бормочу я напротив его губ.

- Угу, - бормочет Рэй в ответ, но не прекращает меня отвлекать.

И в этот момент кто-то открывает двери с обратной стороны, так что, если бы Рэй не придерживал меня, я бы упала в квартиру. Оборачиваясь, я вижу Кэйси стоящую на пороге. Я совсем забыла, что дала ей одну пару ключей от квартиры. Её глаза бегают он меня к Рэю и обратно.

- Привет, - улыбаясь, говорю я.

- Ну, наконец-то! – восклицает Кэйси, хлопая в ладоши. – Зачем тебе телефон, если ты трубку никогда не берёшь? – возмущается она. – Что я должна была думать, когда вчера вечером ты сбежала, объяснив мне всё одним лишь словом - «Рэй»? – ворчит Кэйси, но я её почти не слышу, отвлекаясь на пальцы Рэя поглаживающие мой живот. Он стоит, обнимая меня сзади и положив свой подбородок мне на макушку.

- Ты должна была думать, что мы были слишком заняты, чтобы отвечать на телефонные звонки. – Шепчет Рэй мне на ухо, заставляя улыбаться, но Кэйси тоже его слышит и закатывает глаза.

- Я ухожу, потому что меня всё ещё мутит от вчерашнего алкоголя, а вы стоите здесь такие милые, что мой желудок попросту может этого не выдержать, - и, хватая куртку, Кэйси выходит.

Смеясь, мы с Рэем вваливаем в квартиру, но я успеваю прокричать ей на прощание «спасибо». Притягивая меня к себе, он приживается ко мне бёдрами, но я отстраняюсь ухмыляясь.

- Я знаю, что ты пытаешься сделать.

- Да? И что же? – лукаво улыбаясь, спрашивает Рэй.

- Лишить меня утреннего кофе, душа и прогулки.

- Нет, что ты. Я бы никогда так с тобой не поступи, - притворяясь возмущённым, говорит он.

Я смеюсь, и глаза Рэя тоже светятся от веселья.

- Ладно, - говорит он, отходя от меня. – Как ты смотришь на то, чтобы я выгулял Лаки, по дороге купив нам кофе, а ты пока можешь принять душ.

- Ммм… Хорошая идея. – Улыбаясь, я поднимаюсь на носочки и целую Рэя в губы.

- Я быстро, - парень возвращает мне поцелуй, - обещаю.

И вот оно - ещё одно слово, в правдивость которого я обещала больше не верить. Обещаю. Я качаю головой и улыбаюсь, думая о том, как Рэй перевернул мой мир, заставив нарушить свои же правила.

***

Я уже вышла из душа, к тому времени как раздаётся звонок в дверь. Я подхожу к двери с улыбкой на лице, которая не сходит с моего лица всё утро. Я чувствую себя такой счастливой, что от счастья хочется визжать.

- Ты быстро, – ухмыляюсь я, открывая дверь.

- А вот мне кажется, что я всё же слишком долго ждал. – Говорит человек, которого я меньше всего ожидала увидеть.

- Брэндон? – почти шёпотом спрашиваю я, и делаю шаг в комнату, когда он без спроса входит в мою квартиру, закрывая за собой дверь.

- Привет, детка. Ты ждала меня? – его губы растягиваются в улыбку, которая больше напоминает оскал дикого животного, чем человека, а его глаза медленно путешествуют по моему телу. Под его пристальным взглядом я съёживаюсь и делаю ещё один шаг назад.

- Нет, - я пытаюсь говорить чётко, не давая голосу дрогнуть и тем самым показать свой страх. – Зачем ты пришёл? – строго спрашиваю я.

- За тобой, детка, разве так трудно догадаться? Я здесь чтобы забрать тебя из этой дыры домой. – С призрением в глазах он быстрым взглядом окидывает мою квартиру.

- Ну, мне жаль тебя расстраивать, Брэндон, но я не собираюсь никуда ехать. Это мой дом, и я здесь живу. – (Злость и предупреждение мелькает в его глазах, но я всё так же говорю твёрдым голосом), - И, если ты сейчас же не покинешь мою квартиру, я позвоню в полицию, и они выбросят твою наглую задницу отсюда.

Брэндон рычит, и прежде чем я понимаю, что происходит, он делает быстрый выпад ко мне и бьёт тыльной стороной руки по лицу. От силы удара я надаю на землю и ударяюсь локтем об жёсткий паркет.

- Неблагодарная сука! – кричит Брэндон мне в лицо, продолжая наступать. Я пытаюсь отползти, но он хватает меня за лодыжку и резко дёргает на себя. – Я всегда хотел лучшего для тебя! Я самое лучшее, что есть у тебя! Я лучший!

- Да пошёл ты! – я ударяю ногой ему в голень, и парень падает на колени, шипя от боли. – Ты - псих! – кричу я и бегу в комнату, но не успеваю запереть дверь. Брэндон врезается плечом в дверь и меня откидывает к стене, выбивая весь воздух из лёгких.

- Куда ты собралась, детка? – оглядываясь по сторонам, он понимает, что это моя комната и говорит. – Хотела собрать вещи? Тебе не нужна ни одна из твоих дешёвых тряпок, потому что я не позволю тебе одеваться как шлюхе.

Брэндон хватает меня за руку и тащит по направлению к выходу.

- Прекрати! – кричу я. – Я не пойду с тобой никуда! - и чтобы вырвать руку из его захвата я пытаюсь снова ударить его в голень, но просчитав всё наперёд Брэндон резко меня дёргает, так что я теряю равновесие и ударяюсь о дверной косяк головой. Резкая боль заставляет меня закричать и только тогда Брэндон останавливается, словно только сейчас осознав, что он делает мне больно. В его глазах появляется страх и раскаяние. Сползая вниз по стене, я сажусь на пол, а Брэндон садится на корточки передо мной.

- Детка, ты в порядке? – с опаской в голосе спрашивает он.

«В порядке» как же.

Набрав в лёгкие побольше воздуха, я пытаюсь делать размеренные вдохи и говорить спокойно.

- Как ты нашёл меня?

- Я нанял детектива. Ты хорошо спряталась, но ты никогда не сможешь спрятаться от меня.

- Что тебе нужно от меня? – шепчу я.

- Мне ничего не нужно от тебя. Мне нужна ты.

Судорожно вздыхая, я пытаюсь подавить всхлип, но безуспешно.

- Детка, тебя кто-то обидел? - с удивлённым выражением лица спрашивает Брэндон.

Онемев от такого глупого вопроса, я ничего не могу сделать, кроме как таращиться на него.

- Да, чёрт побери! - ору я, наплевав на спокойное поведение. – Ты урод ударил меня! – И что есть сил я толкаю Брэндона ногами в грудь. Когда он заваливается на спину я хватаю первый попавшийся в руки предмет, и бью его по голове. Глиняная ваза с декоративными цветами вываливается из моих рук, когда Брэндон падает навзничь. Держась за стены, на трясущихся ногах я отхожу от распластанного тела на полу в моей спальне. Всё ещё прибывая в шоке, я иду в гостиную и только когда вижу телефон на диване, понимаю, что мне стоит позвонить «911». Руки трясут так, что несколько раз подряд вместо единицы я нажимаю четыре. Наплевав на всё, я набираю номер Кэйси.

- Эмили, почему ты не закрыла дверь?

Я вздрагиваю, так что телефон вываливается у меня из рук, и тихо вскрикиваю от раздающегося за спиной голоса Рэя. Лаки громко лает и бежит в спальню. В то время как я медленно поворачиваюсь к Рэю, приблизительно подозревая, как сейчас выглядит моё лицо.

- О боже, Огонёк, какого хрена здесь произошло? – Рэй кидается ко мне и руками обхватывает моё лицо. – Кто это сделал? Эмили, поговори со мной. Что случилось?

Но всё что вырывается из моего рта это громкий всхлип. Крепко приживаясь к груди Рэя, я не могу остановить рвущиеся наружу рыдания. Рэй что-то говорит мне, но я не слышу ни единого его слова. Его руки гладят меня по спине, пока глаза умоляют меня заговорить.

- Брэндон… - всё, что я могу произнести. Выражение лица Рэя меняется в то же мгновение как до него доходит смысл моих слов. Вместо нежности и обеспокоенности злость искажает его черты лица.

- Где он? – рычит Рэй, вглядываясь в моё лицо. – Скажи мне, где этот мудак?

Я вздрагиваю от его тона и отшатываюсь. Сердце бешено колотится в груди от страха, хотя я и понимаю, что Рэй зол не на меня и мне нечего его боятся, я всё же отхожу от него на несколько шагов. Рэй смотрит на меня непонимающим взглядом, и только увидев мои широко раскрытые глаза и трясущиеся руки, он понял, что напугал меня своим поведением. Я не хочу видеть этот его взгляд никогда больше, взгляд выказывающий сочувствие, как будто я слабая, а он жалеет меня. Я не хочу выглядеть жалкой и испуганной. Не хочу, чтобы Рэй видел меня такой. Бессильной.

- Прости. – Шепчет Рэй и делает осторожный шаг ко мне, медленно поднимая руки, словно я испуганное животное.

Я открываю рот, но странный шум в спальне останавливает меня. Я слышу, как взвизгивает Лаки, и бросаюсь в спальню, но на пороге гостиной сталкиваюсь с Брэндоном. Он выглядит заметно побледневшим и несколько капель крови выступило в том месте, куда я его ударила, но в основном с ним всё в порядке.

- Детка, мне не нравится, как ты себя ведёшь. – Шипит он и хватает меня за руку, так что там наверняка останется синяк.

- Убери от неё свои руки, мудак! – кричит Рэй, и бежит в нашу сторону.

Я смотрю на Рэя и вздыхаю с облегчением, потому что знаю, что с ним я в безопасности.

- Не в этот раз, – произносит Брэндон, а затем всё происходит так быстро. Он просто достаёт пистолет и, прицелившись в Рэя, нажимает на курок.

Рэй

Громкий звук эхом разлетается по квартире, словно теннисный мячик отскакивая от стен, и силой своего звучания сбивая с ног.

- Рэй! – кричит Эмили, но её голос звучит слишком далеко. Наши глаза встречаются, и гримаса испуга и боли искажает её бледное лицо.

Адреналин бушует у меня в крови, когда я смотрю, как ублюдок сжимает руку Эмили. Полностью сфокусированный на Эмили я чувствую себя словно разъярённый бык, готовый голыми руками убить придурка, сделавшего ей больно.

Я делаю шаг вперёд, но ноги отказываются меня слушать. Пошатываясь, я падаю на колени. Боль в боку заставляет меня вздрогнуть. Я смотрю на Эмили, но она не смотрит мне в глаза. Прослеживая за её взглядом, я опускаю голову и вижу, как красное пятно медленно растекается по моей белой футболке. Словно под гипнозом я смотрю на кровавое пятно, которое с каждой секундой становится всё больше. Осознание того что меня подстрелили медленно настигает меня. Я прижимаю руки к боку и снова поднимаю голову, чтобы встретиться взглядом с Эмили.

- Рэй! – я вижу, как шевелятся губы Эмили, но я больше не слышу её голоса. Она кричит снова и снова.

Когда адреналин выветривается из крови, я чувствую жгучую боль, пронизывающую мой правый бок. Судорожно вдыхая, я падаю на пол. Я пытаюсь подняться, не обращая внимания на боль, но поскальзываюсь на крови и снова падаю.

Эмили толкает ублюдка, пытаясь вырваться из его захвата, но он только сильнее прижимает её к себе и тянет к выходу. Оборачиваясь, Эмили кричит мне что-то через плечо, смаргивая слёзы. Он забирает ее, и я ничего не могу с этим поделать. Безнадёжность сдавливает грудь так, что хочется кричать. Я был недостаточно сильным, чтобы защитить её. Боже, я не могу её вот так потерять. Я снова пытаюсь подняться, но силы покидают меня, и я не могу сдвинуться с места.

Словно в замедленной съёмке я вижу, как в квартиру врывается полиция. Ублюдка заставляют бросить пистолет и отпустить Эмили. Уже в следующее мгновение она стоит на коленях рядом со мной.

- Рэй! Боже мой, Рэй! Поговори со мной! – слёзы текут по её лицу, и я хочу поднять руку, чтобы стереть их, но не могу. Я хочу успокоить её, но не могу выговорить ни слова. Глаза закрываются, и я проваливаюсь в сон с блаженной улыбкой на лице, потому что последние слова, которые я услышал от Эмили были: «Я люблю тебя».

***

Его глаза закрываются. Дыхание замедляется. Но улыбка по-прежнему остаётся на его губах.

«Я тебя люблю» - это словно пообещать прикрыть кого-то от пули ценой собственной жизни.

Эпилог

Два месяца спустя

Эмили

- Привет, - шепчу я и, присаживаюсь на корточки, оставляя цветы на земле. – Я так долго не приходила к тебе… Не могла… Боялась. – Я провожу рукой по надгробию. – Потерять ещё и тебя было так больно, что не передать словами. – Слёзы текут по моим щекам, но я не обращаю на них внимания. – Я так люблю тебя и так ненавижу себя за то, что не была там, рядом с тобой, когда была нужна тебе больше всего.

Падая на колени, я плачу так, что всё моё тело содрогается от громких рыданий. Я плачу, выпуская на волю всю боль, которую держала в себе. Когда сильные руки ложатся мне на плечи, я непроизвольно вздрагиваю, но не могу перестать плакать.

И только через время, когда рыдания затихают, я поднимаю голову и встречаюсь взглядом с глазами цвета чёрного шоколада, которые смотрят на меня так, словно я целый мир для него.

- Я люблю тебя, Рэй Адамсон, - тихо говорю я.

- Не больше, чем я тебя, Эмили Дэй, - говорит он в ответ и целует меня в макушку.

Я снова смотрю на надгробие, на котором написано:

«Мэри Джонин Бенсон

(1954 - 2014)

Человек с титановым стержнем, но добрым сердцем»

- Я нашла его, последний том твоей жизни. Спасибо, - шепчу я, прижимая к груди её дневник, в котором не хватает всего одной страницы.



[1] Текила (англ.)

[2] Имеется в виду повесть шотландского писателя Роберта Стивенсона (1850-1894) «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда».

[3] «Long Island Iced Tea» (охлажденный чай из Лонг-Айленда) – коктейль в состав которого входит: ром, джин, текила, водка, апельсиновый ликер, лимонный сок, кола, лед. Рецепт коктейля появился во времена Сухого закона в США, тогда его подавали под видом безалкогольного напитка.

[4] Сталкер – человек, который преследует кого-либо, следит по причине безответной любви, ревности и т.д.

[5] Этническая татуировка – замысловатые узоры или же племенные рисунки, которыми люди украшают своё тело.

[6] «Сверхъестественное» — американский фэнтези-телесериал, созданный .

[7] Фрик — человек, обладающий неординарным мировоззрением, вследствие отказа от социальных стереотипов.

[8] Don Julio - это одна из самых популярных текил премиум класса в мире.

[9] Железный человек и Капитан Америка – супергерои из комиксов компании Marvel Comics.

[10] Marvel Comics — американская компания, издающая комиксы, подразделение корпорации «Marvel Entertainment».

[11] Тор - супергерой из комиксов компании Marvel Comics, бог грома.

[12] Энтони Эдвард «Тони» Старк – супергерой, известный под псевдонимом Железный человек.

[13] Крис Эванс – играет роль Капитана Америки.

[14] Виселица – игра на бумаге для двух человек, один человек загадывает слово, второй – отгадывает, за каждую неправильную букву рисуется одна из частей виселицы.

[15] Фризби - это летающий диск.

[16] Сенбернар – порода собак, которые считаются самыми слюнявыми.

[17] Grants - шотландский купажированный виски, производящийся семейной компанией William Grant & Sons.

[18] Филлип Кэлвин «Фил» Макгроу - американский , , ведущий телевизионной программы «».

[19] Victoria’s Secret — одна из наиболее известных в мире компаний по продаже женского белья.

[20] «My medicine» - песня рок-группы The Pretty Reckless.

[21] Разборка в джунглях - боксёрский поединок между Мохаммедом Али и Джорджом Форманом, состоявшийся 30 октября 1974 года в городе Киншаса, Заир.

[22] Сэм и Дин Винчестеры – персонажи американского фэнтези-телесериала «Сверхъестественное».

[23] Dan Balan (1979) —  , , продюсер.

X