Вячеслав Олегович Терентьев - Холмский «котел». 105 дней в полном окружении

Холмский «котел». 105 дней в полном окружении (Оболганные победы Сталина)   (скачать) - Вячеслав Олегович Терентьев

Вячеслав Терентьев
Холмский «котел». 105 дней в полном окружении


Предисловие


В истории Великой Отечественной войны до сих пор остается достаточно неизученных страниц. Многие операции, которые оказались неудачными или повлекли множество жертв, в советской исторической науке зачастую обходились стороной[1]. В новой российской историографии нередко преувеличивались успехи немецкой стороны и небоеспособность Советской армии[2]. Сегодня ситуация постепенно выравнивается, и от политически ангажированных исследований ученые переходят к попыткам дать объективную оценку происшедшему[3].

Холмская операция весьма любопытна по нескольким причинам.

Во-первых, она интересна столкновением двух легендарных соединений – Восьмой немецкой танковой дивизии Бранденбергера и Восьмой Панфиловской гвардейской стрелковой дивизии.

8-я Саксонская танковая дивизия панцерваффе была создана еще в ноябре 1938 года как 3-я легкая и являлась одним из старейших соединений вермахта. Вооруженная легкими танками для реализации «Блицкригов», она великолепно показала себя в Польской, Французской, Балканской кампаниях. С 1940 года в ее состав были включены и средние танки Pz.IV. С февраля 1941-го по январь 1943 года с перерывами дивизией командовал генерал Эрих Бранденбергер, один из лучших танковых командиров Второй мировой войны. Летом – осенью 1941 года, будучи ядром корпуса Манштейна, дивизия имела значительные успехи на Ленинградском направлении. Для восстановления потерь, понесенных при штурме Ленинграда, она была выведена в ближний армейский тыл для восстановления сил.

8-я гвардейская стрелковая дивизия была сформирована в августе 1941 года в Казахстане как 316-я стрелковая. В октябре-ноябре 1941 года стояла на острие удара группы армий «Центр» под Москвой, понесла большие потери, но героически сдерживала противника. Наиболее известна благодаря подвигу, совершенному 28 героями-панфиловцами 1075-го стрелкового полка 16 ноября 1941 года в районе разъезда Дубосеково. На следующий день после операции дивизия была награждена орденом Красного Знамени, а через два дня за мужество и героизм переименована в 8-ю гвардейскую. Вскоре дивизии было присвоено имя ее легендарного командира, погибшего в боях за Москву, – генерал-майора И. В. Панфилова. В конце ноября – начале декабря войска дивизии вели ожесточенные бои за деревню Крюково. Командующий 4-й танковой группой генерал-полковник Э. Гёпнер, потерпевший поражение в боях с Панфиловской дивизией, называет еe в своих донесениях командующему группой армий «Центр» – «дикой дивизией, воюющей в нарушение всех уставов и правил ведения боя, солдаты которой не сдаются в плен, чрезвычайно фанатичны и не боятся смерти». С середины декабря дивизия была выведена в резерв Ставки на восстановление сил и в январе 1942 года направлена в составе 2-го гвардейского стрелкового корпуса на Калининский фронт. В январе – апреле 1942 года дивизией командовал генерал-майор И. М. Чистяков, ставший впоследствии командиром 2-го гвардейского корпуса, а с сентября возглавлявший общевойсковые и гвардейские армии.

Три месяца 1942 года прославленные соединения советской гвардии и элитных панцерваффе сражались на подступах к городу Холм.

Однако есть и ряд других причин, по которым Холмская операция может вызвать интерес как у военных специалистов, так и у самого широкого круга читателей. С одной стороны, заслуживает отдельного внимания несогласованность действий партизан и Красной армии, особенно учитывая, что партизанский штурм Холма был весьма успешен, а регулярные части втянулись в затяжные бои, закончившиеся поражением.

С другой стороны, постоянное наращивание немецких сил на Холмском направлении привело к возникновению оперативной группы, которую советские войска не смогли превысить по мощи даже при численном перевесе. Изначально под Холмом столкнулись небольшие силы противников, к концу же противостояния здесь оказались сконцентрированы мощные группировки, что свидетельствует о том значении, которое придавали Холмской операции обе стороны.

Интересно и то, что под Холмом немцы впервые во время русской кампании активно использовали транспортно-бомбардировочную авиацию для обеспечения окруженной группировки, и впоследствии этот опыт был широко применен под Демянском и Сталинградом. Советское командование тоже извлекло из этого урок, и тактика уничтожения немецких снабжающих аэродромов под Сталинградом возникла именно на основе опыта Холмской операции.

С середины 1942 года и до конца войны большинство успешных операций Красной армии проводилось за счет создания численного превосходства над противником, а в маневренной войне победы одерживались крайне редко. Холмская операция – один из немногих примеров, когда советские войска успешно удерживали свои позиции и наносили удары по врагу равными или меньшими силами.

Холмская операция вошла в историю как одна из немногих успешных операций 1941–1942 годов, в ходе которой советские войска не только продвинулись в глубь оккупированной территории на значительное расстояние, связав боем крупную группировку врага под Холмом, но и создали угрозу на флангах групп армий «Север» и «Центр». Тем не менее упорное продвижение моторизованных немецких войск к окруженной группировке привело к необходимости ведения боевых действий на два фронта и не позволило советским войскам полностью развить успех.


У Цитадели


Причины успешного прорыва немецкой группировки до сих пор не были подробно исследованы и рассматривались лишь в контексте общей картины Торопецко-Холмской операции. Они становятся вполне ясны лишь после подробного исследования событий, происходящих под Холмом, и их тщательного анализа.


Ловать и Кунья зимой


Эта операция была высоко оценена и немецкой стороной. Гитлер лично утвердил высокую награду для участников боевых действий под Холмом, определив ее как «Холмский щит». Всего за время Второй мировой войны было учреждено шесть подобных наград, и «Холмский щит» стал второй из них после «Нарвикского щита» (по результатам битвы при Нарвике 1940 года) и первой на Восточном фронте. Так Холм вошел в один ряд с Демянском, Севастополем («Крымский щит»), Новороссийском («Кубанский щит»). К слову, «Холмским щитом» было награждено меньше всего немцев, что увеличивает ценность этой награды у современных коллекционеров.

К сожалению, в современной мировой историографии отсутствуют объективная оценка Холмской операции и ее полноценное исследование. Это обусловлено несколькими причинами.

Во-первых, Холмская операция – одна из составляющих большой Московской стратегической наступательной операции, и боевые действия под Холмом упоминались и анализировались лишь как ее часть.

Кроме того, 3-я Ударная армия, которая ее проводила, вела действия на трех направлениях – Демянском, Холмском и Великолукском, поэтому любые исследования, посвященные этой армии, затрагивали Холм лишь частично.

Наконец, под Холмом РККА потерпела одновременно несколько неудач: это и плохое взаимодействие партизан и регулярной армии, и сам факт деблокады города врагом, и большие потери. В связи с этим Холмская операция рассматривалась в советской исторической литературе лишь описательно, в большинстве случаев – как подвиги отдельных солдат.

Комплексно эта операция никогда не исследовалась, хотя немецкая и американская историография и знает подобные попытки[4]. Зарубежные историки преимущественно рассуждают о героизме немецких рыцарей, отражающих толпы азиатов. Однако объективно определить состав сторон, ход боевых действий, причины победы вермахта и поражения РККА этим исследователям все же не удалось. Это обусловлено прежде всего недостаточной источниковой базой, которая находилась в их распоряжении. Немецкие исследования традиционно базируются в основном на материалах Бундесархива и на мемуарах, а американские, исключая мемуары, обращаются прежде всего к своему Национальному архиву, куда после войны была вывезена большая часть Германского военного архива. Советские и российские архивы иностранными специалистами практически не востребованы.

Кроме того, они – как, впрочем, и их советские и российские коллеги – пользовались в основном документами армейского, фронтового звена и уровня Верховного командования, которые часто грешат преувеличением побед и маскировкой неудач. В свою очередь, мемуары, особенно немецкие, крайне необъективны в своих оценках. Поэтому делать выводы на основе подобного источникового материала представляется преждевременным и недостаточно объективным.

Представляемое читателю исследование базируется на значительном объеме документов Центрального архива Министерства обороны РФ, на немецких военных материалах, ныне расположенных и в Национальном архиве США, и в германском Бундесархиве. Определенную роль сыграли мемуары советских и немецких военачальников. В настоящей работе использовались документы уровня армии, корпусов, дивизий и даже полков. Зачастую такой подход позволял выяснить подробности, опущенные в донесениях более высокого ранга, но важные для понимания происходящего, для выяснения причин того или иного поступка или приказа, для проведения полноценного анализа, для исчисления противоборствующих сил, для выяснения степени напряженности боевых действий.


Немецкие офицеры ведут наблюдение


Зачастую можно услышать обвинения в нецелесообразности подробного описания боевых действий, заявления о несовместимости ремесла историка с военной аналитикой, о необходимости глобальных, стратегических исследований и таких же выводов. Считается, что чрезмерное увлечение подробностями действий воинских соединений и частей будто бы приводит к потере понимания общей ситуации, и историк, перегруженный фактическим материалом, не может сделать на его основании серьезных выводов и заключений.

Однако такая точка зрения представляется не совсем верной. Игнорирование данных такого уровня в исторических исследованиях может привести к нарушению объективности картины событий, к ошибочной трактовке ситуации в целом и, как результат, лишить работу смысла. Ценность подробных исследований отдельных операций, таким образом, безусловна. И лишь после проведения скрупулезных исследований можно делать выводы и обобщения более высокого уровня.

Настоящее исследование представляет собой описание хронологии боевых действий под Холмом и демонстрирует высокую напряженность боев на основе документальных материалов, составлявшихся непосредственными участниками боевых действий во время операции. Многие документальные источники вводятся в научный оборот впервые. В приложении приводятся боевые характеристики командиров противостоящих группировок, а также подробный состав противоборствующих сторон.


Первая Холмская операция. Общие сведения
18 января – 1 мая 1942 г.


Город Холм – небольшой населенный пункт в Новгородской области. Он имеет давнюю, восходящую к временам славянского расселения, и очень интересную историю. В XIV–XV веках он был центром удельного Холмского княжества. С 1777 по 1927 год входил в состав Псковской губернии. Перед революцией он насчитывал 7 церквей, монастырь, около 1000 дворов. В начале августа 1941 года город захватили немецкие войска. Но уже тогда части 27-й армии вели ожесточенные бои на подступах к городу, пытаясь его освободить. К концу лета Холмский регион был окончательно оставлен нашими войсками. В декабре 1941 года Красная армия нанесла поражение противнику под Москвой и стала расширять участок наступления. Город Холм лежал на фланге возможного стратегического наступления с целью охвата группы армий «Центр».

Холмская операция[5] проводилась 18 января – 5 мая 1942 года в ходе Торопецко-Холмской фронтовой операции Калининского фронта и последующих действий частей 3-й Ударной армии в рамках битвы за Москву. Холмская операция носила промежуточный характер по уровню между армейской операцией (поскольку 3-я Ударная армия проводила одновременно несколько операций) и корпусной операцией (поскольку в боевых действиях стрелковый корпус был одним из участников).

В ходе Торопецко-Холмской наступательной операции 6 января 1942 года войска 3-й Ударной армии прорвали оборону 2-го армейского корпуса противника на западном берегу озера Селигер и стали развивать наступление на Холм и Великие Луки. В течение операции силы 3-й Ударной армии оказались разделенными на три группы, ведущие активные боевые действия и слабо вза– имодействующие друг с другом. Северная группа совместно с частями 34-й армии вела ожесточенные бои за овладение сильными опорными пунктами Ватолино, Молвотицы, куда отошли основные силы 2-го армейского корпуса. Две другие группы вошли в разрыв между группами армий «Север» и «Центр», вышли на оперативный простор и стали развивать наступление, окружая и преследуя небольшие группы противника. Центральная группа, пройдя свыше 140 километров, вышла к городу Холм. Южная группа, двигаясь параллельно центральной, поворачивала на Великие Луки. В район Холма и Великих Лук командованием вермахта были стянуты остатки полевых войск, наиболее боеспособные охранные и полицейские части, резервные силы. Сюда же была начата переброска нескольких пехотных дивизий из Европы. Немецкие войска, собранные под Холмом, объединил штаб 39-го моторизованного армейского корпуса 16-й армии группы армий «Север». Войска, собранные в районе Великих Лук, вошли в состав переформированной 3-й танковой армии группы армий «Центр». Между Северной и Центральной группами 3-й Ударной армии возник разрыв в 60 километров, что ставило под угрозу коммуникации передовых сил и создавало опасность окружения противником. Несмотря на это, Южная группа 3-й Ударной армии развивала наступление на Великие Луки, прошла еще 100 километров и к концу января вышла на ближние подступы к городу. Между Центральной и Южной группами также образовался 50-километровый разрыв, неприкрытый войсками. Все группы 3-й Ударной армии были малочисленными. Ядром каждой являлась стрелковая дивизия, усиленная различными стрелковыми, танковыми, артиллерийскими, саперными и другими частями. До конца января они даже не объединялись под одним командованием. Растянутые на 50–200 километров коммуникации не позволяли своевременно и качественно обеспечивать войска всеми видами снабжения. По планам Ставки ВГК в 3-й Ударной армии создавалась еще и четвертая группа – Старорусская, задачей которой было окружение Демянской группировки противника и выход к Холму с севера. В рамках этой задачи все поставляемые в 3-ю Ударную армию резервы должны были сосредотачиваться в составе этой группы северо-восточнее Старой Руссы. Таким образом, фронт 3-й Ударной армии (без учета Старорусской группировки) составлял свыше 250 километров. Армия проводила сразу четыре операции – Молвотицкую, Холмскую, Великолукскую и Старорусско-Холмскую.


Городище, Воскресенская церковь


Началом Холмской операции считается нападение 2-й Ленинградской партизанской бригады на Холм 18 января 1942 года, осуществленное по плану операции.


Германский обоз у часовни


Логическим завершением Холмской операции считается прорыв немецких войск к окруженной группировке и ее деблокада 5 мая 1942 года, вследствие чего цель операции не была достигнута.


Театр военных действий


Город Холм находится на Ловатской низменности среди обширных болот, являясь важным транспортным узлом на северо-западе России. Здесь сходятся несколько стратегических дорог, не имеющих качественного дублирования. К северу, в 100 километрах, – Старая Русса, к югу, в 80 километрах, – Торопец, на запад, в 80 километрах, – Локня, к юго-западу, в 110 километрах, – Великие Луки, к востоку, в 105 километрах, – Демянск и в 130 километрах – Осташков. Со всех сторон лежат огромные болота, поросшие редколесьем. Деревень здесь мало. Стоят они на невысоких плоских холмах – островах среди болот и сухих берегах рек. К востоку от Холма, в 20–30 километрах, начинается подъем на Валдайскую возвышенность. Непосредственно у города расположены широкие 4–6-километровые болота без растительности. Лишь с южной стороны – у деревень Медово и Куземкино есть небольшая сухая площадка, по которой можно подойти в город. В Медово стоит церковь. Город разделен рекой Ловать на две части. Западная, низменная, меньшая по площади, в излучине Ловати. Здесь находятся две церкви, а на болоте перед войной был построен аэродром, активно используемый немцами в 1941–1944 годах. От болота город отделен валом XVI–XVIII веков. Восточная, самая большая часть города находится на холмах. Здесь два собора стоят в центре города и две церкви на окраинах. На северной окраине стоит кирпичный завод. На восточной, за холмом, – кожевенная фабрика. На южной окраине города расположены корпуса еще одной фабрики. Юго-западная, самая маленькая часть города, находится на мысу, образованном впадением в Ловать реки Кунья. Все подходы к городу Холм хорошо наблюдаются с колоколен и куполов церквей и простреливаются всеми видами оружия. В самом городе многие здания каменно-деревянные, широко использовавшиеся немцами для создания огневых точек, дотов и дзотов.

Дорога Холм – Локня проходит по западному обрывистому берегу Ловати. Здесь расположено достаточно много деревень. На протяжении 12 километров хорошая дорога идет и по восточному берегу, соединяя деревни правобережья. В 3 километрах юго-западнее города находится высокий мыс, названный немцами «бастион». В 5 километрах к юго-западу, у деревни Дуброво, находится высокое городище, господствующее над местностью. Для охвата города с юго-запада необходимо пересечь болото, две широкие реки (Кунью и Ловать), два ряда высот между ними. В районе Скаруево – Максимово между реками еще расположено болото, а сами деревни на высоком берегу Ловати. Расположенная дальше деревня Макарово – бывший Макаров погост – также стоит на высоком холме с церковью на вершине. Недалеко от него, на левом берегу Ловати, также на холме и с церковью стоит село Сопки.


Цели и задачи


Для дальнейшего развертывания Торопецко-Холмской операции Ставкой ВГК 3-й Ударной армии была поставлена оперативная задача – наступление на Витебск и Оршу для окончательного стратегического окружения группы армий «Центр». Кроме этого 3-й Ударной армии следовало ударом от Старой Руссы окружить Демянскую группировку врага и выйти к Холму. На участках Холм, Великие Луки следовало овладеть этими важными опорными пунктами и активными наступательными действиями на запад обеспечить правый фланг армии.

Цель Холмской операции соответственно – овладение опорным пунктом Холм и обеспечение правого фланга 3-й Ударной армии.

Для достижения этой цели предполагалось решить следующие задачи:

1. Объединение сил и средств, действующих на Холмском направлении, под одним командованием.

2. Усиление группировки войск, действующих на Холмском направлении.

3. Окружение Холмской группировки противника и взятие города.

4. Взаимодействие со Старорусской группой и ее использование для развития наступления на запад.

5. Наступление на Локню и Ашево.


Немецкие наблюдатели


Задачи решались следующим образом:

1. Из войск, действующих на Холмском направлении (Центральная группа), 29 января 1942 года была создана Северо-Западная группа войск 3-й Ударной армии (ядро группы – 33-я стрелковая дивизия), 10 февраля переименованная в Холмскую группу войск.

2. Первоначально для выполнения задачи были выделены 33-я сд, 146-й танковый батальон, 469-й саперный батальон, 106-й гв. минометный дивизион РС. Она должна была взять Холм с ходу, одновременно со 2-й Ленинградской партизанской бригадой. 54-я стрелковая бригада была выдвинута на Подберезинское направление для обеспечения разрыва между Холмской и Великолукской группами 3-й Ударной армии. 29 января в состав Северо-Западной группы войск были включены силы, действующие на Холмском направлении: 1 сд, 1 сбр, 2 олб, 1 отб, огвминд, 1 осб. Из второго эшелона прибывали 1 сбр, 1 ап ПТО, 1 олб, 1 огвминд. С Молвотицкого направления передавались 1 олб, 1 ап РГК, 1 минап РГК, 1 отб. В последний момент в состав группы была включена 391-я сд, ранее предназначавшаяся для включения в Старорусскую группу.

3. Окружение опорного пункта Холм планировалось провести тремя уровнями: дальним, ближним и непосредственным. Завершением окружения должно было считаться соединение войск, действующих севернее и южнее дороги Холм – Локня. Непосредственный уровень окружения у Холма обеспечивался силами 33-й стрелковой дивизии с юга и 75-й стрелковой бригады 2-го стрелкового корпуса с севера. Ближний уровень окружения осуществлялся силами 45-й стрелковой бригады, усиленной 159-м лыжным батальоном, и частями 8-й гвардейской дивизии, усиленной тремя лыжными батальонами, в районе села Сопки. На дальнем уровне должны были соединиться продолжающие движение части 8-й гвардейской дивизии с тремя лыжными батальонами и 54-я стрелковая бригада в районе Темного Бора. После чего 8-я гвардейская дивизия должна была в зависимости от ситуации или перейти к обороне и обеспечить защиту дороги Локня – Холм, или наступать на Подберезье и Локню. 26-я стрелковая бригада должна была обеспечить стык Холмской и Молвотинской группировок 3-й Ударной армии по реке Полисть и болотам западнее ее. Прибывшие силы 391-й сд, двух танковых батальонов и двух артполков должны были содействовать 33-й сд в штурме и взятии Холма.

4. Старорусской группой 3-й Ударной армии стал 2-й гвардейский стрелковый корпус. После выполнения своей задачи по окружению Демянской группировки врага он должен был соединиться с Холмской группой. 8-я гвардейская сд, развернувшись фронтом на запад, в районе Подберезья должна была отразить немецкие контратаки и по возможности наступать на Локню. Еще три стрелковые бригады были в резерве и должны были действовать после прорыва Старорусской группировки на Холм. Непосредственное взаимодействие с Холмской группой должна была проводить 75-я морская стрелковая бригада. Стык 8-й гвардейской дивизии с Великолукской группой должна была обеспечить 54-я стрелковая бригада.

5. К наступлению на Локню в первом эшелоне привлекалась 8-я гвардейская стрелковая дивизия 2-го гвардейского стрелкового корпуса. Развивать успех должны были войска, высвобождающиеся после взятия Холма и уничтожения Холмской группировки противника.

План операции в принципе обеспечивал успех операции. Сильной стороной являлись трехуровневая блокада города в случае неудачного штурма, активное маневрирование войсками, неожиданное решение по использованию Старорусской группы, создание резервов, хорошая тактическая разведка, взаимодействие с партизанами. Слабыми сторонами – растянутость коммуникаций, слабое насыщение ТВД войсками, недостаточное количество тяжелой артиллерии в штурмовой группе, использование в качестве ударной силы танковых батальонов, на 80 % состоящих из легких танков.

Германское командование упорной обороной Холма предполагало удержать плацдарм для дальнейшего наступления на Демянск и Ржев. Этим достиглось бы окружение двух больших группировок Красной армии.

Для этой цели немцы перебросили самолетами из Дании 218-ю пехотную дивизию, объединили все войска в 39-й армейский корпус. Были сформированы четыре кампфгруппы: Шерера в Холме, Укерманна – деблокирующую с юго-запада, Сперлинга – деблокирующую с северо-запада и Хюхнера – как мобильный резерв и взаимодействие с 3-й танковой армией. Вдоль дороги Холм – Локня были созданы сильные опорные пункты. Верховным командованием выделено свыше 300 транспортных самолетов для снабжения войск. Для обеспечения стыков между сильными группировками и защиты ближайших тылов армии подготовлены охранные и полицейские подразделения. Для этих же целей дополнительно развернуто несколько полевых полков люфтваффе.


Развалины Татиловской стороны


Правильным решением вермахта были переход от активных маневренных наступательных действий к обороне, заблаговременное создание сильной штурмовой группировки, обеспечение тылов и флангов, активная постройка рубежей обороны и опорных пунктов. Недостатком оборонительного плана явилось использование мобильных соединений (8-я танковая дивизия) как ударных сил. Вместо прощупывания слабых мест (а их крайне много – сплошной линии фронта практически не было), рейдов в тыл и окружения отдельных частей и соединений РККА 8-я танковая дивизия как ударное соединение поочередно проламывала оборону 54-й, 45-й, 75-й бригад и стрелковых дивизий. В результате было потеряно много боевой техники и личного состава.


Привлекаемые средства


Обе стороны в ходе операции постоянно наращивали свои силы на Холмском направлении путем переброски войск с других направлений.

К началу операции в городе находились лишь 65-й резервный полицейский батальон, тыловые части 123-й пехотной дивизии и некоторые другие небольшие охранные части 281-й охранной дивизии. Всего около 1,5 тысячи человек. Советское командование планировало взять Холм 18 января совместным ударом 33-й стрелковой дивизии, наступающей по дороге Марево – Холм, и 2-й Ленинградской партизанской бригады, от партизанского края (Рдейские и Полистовские болота). В авангарде 33-й дивизии двигался 79-й лыжный батальон. Из-за несогласованности действий 19 января, после отхода партизан, в Холм прибывают остатки разбитых под Селигером 416-го пехотного и 123-го артиллерийского полков 123-й пехотной дивизии. К Холму для борьбы с партизанами срочно были выдвинуты 8-я ягдкоманда и батарея 184-го дивизиона штурмовых орудий. Однако уже 20 января под Холмом появляются передовые подразделения 33-й стрелковой дивизии. 21 января 33-я стрелковая дивизия при поддержке 146-го танкового батальона, 469-го саперного батальона и трех установок РС 106-го гвардейского минометного дивизиона РС окружила и атаковала город. 257-я стрелковая дивизия, наступающая на Великие Луки, вышла в Снопово, перерезав дорогу Холм – Торопец. К этому времени 45-я и 54-я стрелковые бригады продвигались вслед за советскими дивизиями во втором эшелоне. В этот день разномастные войска, составляющие Холмский гарнизон, были объединены под командованием генерала Шерера в одну группу.

К 25 января для деблокады Холмского гарнизона германским командованием создается кампфгруппа Укерманна. В нее вошли 218-я пехотная дивизия, прибывшая из Дании под Великие Луки и выдвигающаяся походным порядком в Холм; 10-й пулеметный батальон армейского подчинения; 184-й дивизион штурмовых орудий; 536-й артдивизион РГК. В город прорывается самокатный эскадрон 218-й пехотной дивизии и 10-й пулеметный батальон. Они пополняют группу Шерера. 26 января по воздуху в город перебрасывается 553-й пехотный полк 329-й пехотной дивизии и 3-й батальон 1-го полевого полка люфтваффе. Группа Укерманна пополнилась артдивизионом 329-й дивизии и основными силами 1-го полка люфтваффе. Через два дня 397-й пехотный полк 218-й пехотной дивизии при поддержке батареи штурмовых орудий прорвался в Холм и пополнил группу Шерера. Одновременно немцы из подразделений 123-й пехотной дивизии и трех полевых батальонов люфтваффе создают группу Сперлинга к северу от Холма. В разрыв между Холмом и Великими Луками в качестве мобильного резерва выдвигается 8-я танковая дивизия. По западной окраине партизанского края немцы выстраивают прочную оборону из полка ландштурма (три батальона) и нескольких охранных и полицейских батальонов 281-й и 285-й дивизий. Вся группировка для оптимального оперативного руководства объединяется под командованием 39-го армейского корпуса.


Разгромленная транспортная колонна


К 29 января советские войска под Холмом оказались в критическом положении, и командование 3-й Ударной армией срочно бросает под Холм части усиления. В составе армии создается Северо-Западная группа войск. В группу вместо Старорусского направления перебрасывается свежая 391-я стрелковая дивизия. Стрелковые бригады второго эшелона с приданными лыжными батальонами выходят на германские коммуникации: 45-я – в районе Сопки, 54-я – в районе Темный Бор, Качаново. Северо-Западная группа усиливается 79-м лыжным батальоном, 613-м артполком РГК, 603-м минометным полком РГК, 171-м противотанковым артполком. Вместо обескровленного 146-го легкого танкового батальона от Молвотиц перебрасывается 170-й танковый батальон, в составе которого имеется около десятка ленд-лизовских тяжелых танков Mk.II «Матильда». Это заставляет командование 39-го моторизованного корпуса отвлечь часть сил группы Укерманна на борьбу с 45-й бригадой, а 8-ю танковую дивизию (резерв группы армий) – на борьбу с 54-й бригадой. Кроме того, под Великими Луками был атакован, понес большие потери и вынужден был ввязаться в позиционные бои 323-й пехотный полк с 1-м артдивизионом 218-й пехотной дивизии, что ослабило силы группы Укерманна.


Немецкий КП на задворках Никольской церкви


Одновременно с Северо-Западной группой на Холмское направление наступает Старорусская группировка в составе 2-го гвардейского стрелкового корпуса. Начав наступление 29 января, корпус прорвал оборону противника под Старой Руссой и к 10 февраля вышел в район Соколья. С этого момента корпус в составе 8-й гвардейской стрелковой дивизии, 26-й, 37-й, 38-й, 75-й стрелковых, 71-й танковой бригад, 879-го корпусного артполка и трех лыжных батальонов действует в районе Холма. С этого момента проблемным для Холмской группы (так 10 февраля переименована Северо-Западная группа войск) 3-й Ударной армии остается только Подберезинское направление, где с 8-й танковой дивизией сражается 54-я бригада. 22 февраля сюда перебрасывается 117-я стрелковая дивизия из резерва Ставки ВГК. Несмотря на численный перевес, из-за неправильного распределения сил (часть бригад направлена на штурм Холма, 117-я дивизия использована по частям сразу на всех участках южнее Холма) советским войскам не удается окончательно перекрыть дорогу Холм – Локня.

В начале марта немецким войскам удается выделить на помощь 39-му моторизованному корпусу еще два пехотных полка (411-й из 122-й дивизии и 405-й из 121-й дивизии) с приданной артиллерией (3-й артдивизион 122-го артполка и 3-й артдивизион 121-го артполка) и батальон 346-го пехотного полка 217-й дивизии. Этим противник выравнял соотношение сил на обсервационной стороне, произвел в апреле перестановку войск, создав ударную группу в центре и оборонительные на флангах. В конце апреля Ставка ВГК перебросила с Холмского на Демянское направление 391-ю сд, 37-ю и 45-ю стрелковые бригады, чем сильно ослабила группировку Красной армии[6]. Этим сразу воспользовались немцы. В начале мая ударная группа генерала Ланга прорвала обсервационные позиции советских войск под Холмом и деблокировала город.

Более подробное расписание сил дается в Приложении 1.


Соотношение сил


К началу операции соотношение сил было подавляющее в пользу советских войск, что позволило партизанам успешно овладеть городом. Однако из-за отсутствия тяжелого вооружения взять цитадель им не удалось, а главные силы не успели подойти. В результате чего противнику удалось довести соотношение сил почти до уровня 1:2. При хорошо подготовленной обороне подобное преимущество уже не определяет успех при штурме.

25–26 января, к моменту создания группы Укерманна, превосходство перешло к германским войскам. Немцы почти в 2,5–3 раза превысили силы советской группы под Холмом. А к 29 января только силы группы Шерера достигли 5,5 тысячи человек и почти сравнялись с блокирующей город 33-й стрелковой дивизией. Группа Укерманна имела подавляющее превосходство над обсервационным отрядом.

Созданием Северо-Западной группы войск советское командование выравнивает ситуацию. Штурмовая группировка под Холмом имеет почти трехкратное превосходство над врагом. Однако на обсервационном участке немцы превосходят наши войска в 2 раза даже с учетом подошедшей 45-й стрелковой бригады. На участке 54-й бригады в бой вступила 8-я танковая дивизия вермахта, обеспечив здесь трехкратное преимущество в пехоте, пятикратное в артиллерии и абсолютное в танках.

С походом 2-го гвардейского стрелкового корпуса после 10 февраля противник вынужден выделить часть сил группы Укерманна на противодействие ему. Кроме того, против гвардейцев ведут бои полицейские и охранные формирования. Несмотря на значительное количество войск на Холмском направлении, выполнить задачу не удается из-за неправильного распределения усилий. В штурмовой группе превышение советских войск над группой Шерера уже четырехкратное, но здесь не задействованы артиллерия и танки 2-го гвардейского корпуса. Две стрелковые бригады направлены на обеспечение правого фланга корпуса. Для усиления обсервационной группировки направлена одна бригада. Здесь с учетом переброски сил против 8-й гвардейской стрелковой дивизии на Замошинское направление соотношение сил становится примерно равным. На участке 8-й танковой дивизии вермахта с прибытием 117-й стрелковой дивизии мог быть создан полуторакратный перевес, но часть сил советской дивизии вводится в бой на обсервационном участке. Таким образом, советское командование, введя в бой значительные силы, не создало ни на одном из боевых участков значительного превосходства для решающего удара. Только непосредственно штурмовая группировка Холма была значительно увеличена. Однако она успехов не достигла.

К началу марта, после переброски противником дополнительных сил в группу Ланга, соотношение сил в обсервационных войсках опять сравнялось. Снижение активности и ослабление группировки советских войск в апреле 1942 года позволило командованию 39-го корпуса перераспределить силы. На Холмском направлении была создана ударная группа из танкового полка, штурмового дивизиона, двух полков (пехотного и мотострелкового) и почти всей артиллерии. На флангах (Замошинское и Язвинское направления) были выставлены пехотные заслоны. Здесь немецкие войска были в два раза слабее советских. Зато на направлении главного прорыва противник создал двукратное превосходство в пехоте, трехкратное в артиллерии и абсолютное в танках. Именно из-за этого операция 39-го корпуса по деблокированию Холма в начале мая завершилась успехом.

В приведенных таблицах показано количество и соотношение войск по числу наивысших боевых подразделений – батальонов и дивизионов, как формирований, непосредственно участвующих в боях.


Таблица 1. Количество войск 39-го мк на Холмском направлении



Примечание: истребительно-противотанковые части и подразделения не учитываются вследствие придания их пехотным подразделениям. Некоторые подразделения (остатки войск, части охранных соединений) учитываются как один батальон (дивизион). Артиллерийские и саперные подразделения группы Шерера находились вне кольца. Силы ПВО указаны только в общем количестве, так как они были дислоцированы на больших по площади участках.


Таблица 2. Количество войск Холмской группы 3-й Ударной армии



Примечание: истребительно-противотанковые части и подразделения не учитываются вследствие придания их стрелковым подразделениям. Разведывательная рота дивизии и роты автоматчиков в полках считаются за один разведывательный батальон. По артиллерии необходимо учитывать, что советский дивизион имел 6–8 орудий, а немецкий – 12.


Таблица 3. Сравнение сил Холмской группы войск РККА и 39-го мк вермахта



Примечание:

– по танкам необходимо учитывать, что в советской группе (около 10 тяжелых МкII, около 15 средних «Т-34» и до 30 легких «Т-60») танковые батальоны придавались стрелковым дивизиям, а в германской группе (23 тяжелых Pz.IV, около 60 средних Pz.III, StugIII и до 70 легких Pz.38 (t), Pz.II) действовали в составе 8-й танковой дивизии;

– по пехоте необходимо учитывать, что численность личного состава советского батальона была в 1,5 раза меньше, чем в немецком. В советских батальонах отсутствовали минометы. Минометы пехотных батальонов и оружие рот тяжелого оружия вермахта компенсировались минометными дивизионами (батальонами) полков, бригад, дивизий и полковыми пушками. По количеству противотанковых пушек усиленный немецкий пехотный батальон был в два раза сильнее усиленного стрелкового советского. Это в определенной степени компенсировано наличием 171-го противотанкового полка в Холмской группе;

– по артиллерии необходимо учитывать, что советский дивизион имел 6–8 орудий, а немецкий – 12.


Таблица 4. Сравнение штатных сил Холмской группы войск РККА и 39-го мк вермахта



Примечания: 1. По германским частям количество танков дано реальное к началу операции.

2. Строительные, автомобильные и зенитные не учитываются, как непосредственно не участвующие в боях. Не учитываются также зенитные пушки в советских дивизиях, так как они отсутствовали.

3. По германским частям ЧНП 39-го корпуса учтены в «обсервационной группе» кроме LS-батальонов, которые учтены в Северо-Западной группе.

4. 8-я танковая дивизия (герм.) разделена при учете ½ в Подберезинской и обсервационной группах.

5. Советский полк считается усиленным 76-мм батареей артполка, противотанковой батареей, минометной батареей.

6. В советском вооружении 57-мм пушки учитываются вместе с 45-мм, из-за отсутствия 57-мм в большинстве частей.

7. 8-я гвардейская сд учитывается на 25.01 в «Северо-Западной группе», на 20.02 в Замошинской, с 21.02 в обсервационной.

8. В советских частях на 20.02 в «Северо-Западной группе» учитываются один лыжный батальон (или стрелковая рота позже), партизаны и 26-я бригада.


Никольская церковь


В существующих подобных таблицах 3-й Ударной армии обнаружены серьезные ошибки, что позволяет говорить о недооценке сил противника на Холмском направлении штабами армии и фронта. В частности, в ведомости соотношения сил на фронте 3-й Ударной армии указан артиллерийский состав Холмской группы на всех участках (и внешнем, и внутреннем), а немецкой группировки – только в блокированном Холме. Таким образом, в составе 39-го корпуса, ведущего бои в районе Холма, предполагалось всего 12 тяжелых орудий и 51 полевое орудие. В реальности их насчитывалось более 40 тяжелых и около 120 полевых орудий.


Положение к началу операции


Торопецко-Холмская операция продолжалась 12-й день. Основные силы будущей Холмской группы 3-й Ударной армии, успешно прорвав оборону противника на озере Селигер, продвигаются по заснеженным дорогам вперед. 33-я стрелковая дивизия прошла с боями свыше 90 километров, 45-я стрелковая бригада – около 60, 54-я стрелковая бригада – около 70 километров. Тыловые части отстали, и снабжение войск осуществляется с большими перерывами. Немецкие войска 123-й пехотной дивизии были разбиты и сопротивлялись отдельными гарнизонами. 415-й и 416-й полки понесли большие потери в живой силе и потеряли почти всю технику и тяжелое вооружение[7]. Передовые батальоны 3-й Ударной армии уже опередили отходящего противника и вышли на оперативный простор. 16 января командующий Северо-Западным фронтом приказал 19 января подвижными отрядами 33-й дивизии занять город Холм. Утром дивизия выступила из села Велилы и к исходу дня вышла к деревне Борок, где провела бой с арьергардом 416-го пехотного полка. Лыжные разведгруппы 79-го батальона провели разведывательные рейды до Холма, что было принято противником за проникновение авангарда советских войск и послужило причиной поспешного отвода 416-го полка. К исходу 17 января, согласно Директиве Северо-Западного фронта 3-й Ударной армии, 33-я стрелковая дивизия находилась в районе Княжий Клин, Каменка, в 14 километрах восточнее Холма. По Директиве фронта от 17 января ей следовало с утра 18 января выйти к городу и атаковать Холм вместе с партизанами[8]. 257-я стрелковая дивизия, 45-я и 54-я стрелковые бригады находились в 30–50 километрах юго-восточнее. Из еще большей глубины подтягивались вспомогательные силы – армейские артполки и танковые батальоны. В реальности основные силы 33-й дивизии располагались в Каменке и южнее, в том числе в Тухомичах. В сторону Княжьего Клина выдвинулась разведка 73-го полка. В деревне Гороховка и селе Сопки было обнаружено свыше 700 человек (остатки 416-го пехотного полка с артдивизионом). Интересно, что германская разведка проморгала выдвижение 33-й дивизии. По данным противника, видна лишь 257-я стрелковая дивизия, расположившаяся в селе Аполец.


Центр города


К 18 января в Холме находились лишь 65-й моторизованный полицейский батальон, тыловые части 123-й пехотной дивизии и некоторые другие небольшие охранные части 281-й охранной дивизии. Всего около 1,5 тысячи человек (еще несколько сот раненых полевого госпиталя). Еще около тысячи – в гарнизонах Сопки, Гороховка и Княжий Клин (416-й полк с артдивизионом и саперным батальоном). Крупными резервами противник не располагал. В группе армий «Север» еще 16 декабря были начаты переброска 218-й пехотной дивизии из Дании и подготовка охранных войск для борьбы с регулярными частями Красной армии. В начале января 218-я дивизия была в Риге, а 13 января начала выдвижение в Демянск. К 18 января ее передовые части двигались на автомашинах в районе Бежаницы. В качестве авангарда шла 8-я ягдкоманда. Основные силы германского соединения базировались на Псков и Остров.

Советское командование планировало взять Холм 18 января совместным ударом 33-й стрелковой дивизии, наступающей по дороге Марево – Холм, и 2-й Ленинградской партизанской бригады от партизанского края (Рдейские и Полистовские болота).


Первый этап. Взятие Холма партизанами
18 января 1942 г.


По замыслу штаба Северо-Западного фронта партизаны 2-й Ленинградской бригады (около одной тысячи активных штыков), которой командовал Н. Г. Васильев, должны были в ночь с 17 на 18 января ворваться в город Холм, завязать уличные бои и удерживать его до подхода с востока наших передовых частей 33-й стрелковой дивизии. Партизанская операция была продумана и хорошо организована. За 4 дня партизаны прошли свыше 100 километров, собрав 14 отрядов в единый кулак. Была проведена тщательная разведка сил противника. Партизаны выставили четыре пушечно-пулеметных заслона на основных дорогах, ведущих в город, в районе Каменка, Купалище, Сопки, Князево – Мошонки. Атака планировалась со всех сторон, по семи направлениям. Каждому отряду была поставлена определенная задача. Были назначены ударные и истребительные (блокирующие) группы.

Бой за город Холм партизаны начали в 4 часа утра 18 января. Внезапной атакой с трех направлений партизаны ворвались в город, с боем занимая дом за домом, квартал за кварталом. Ожесточенный бой в центре продолжался до середины дня. Партизаны разгромили Холмскую комендатуру, освободили заключенных и заняли весь город, кроме тюрьмы и собора. За их толстыми стенами отсиживались, огрызаясь огнем, остатки гарнизона.

В это время из Подберезья в район Холма при поддержке нескольких легких танков и БТР выдвигается охранный отряд противника. Уже на этапе выхода партизанского заслона № 3 на позицию в село Сопки ему пришлось вступить в бой с охранными подразделениями врага. Удачная засада на пути движения автоколонны охранного отряда впоследствии обернулась жестоким боем с подходящими частями противника. В течение дня сюда были подтянуты 8-я ягдкоманда (спецотряд по борьбе с партизанами) при поддержке батареи 184-го дивизиона штурмовых орудий и рота 53-го полицейского батальона. Понеся большие потери после 13-часового боя заслон отступил в Рдейские болота. В бою погибли секретарь Славковского РК ВКП (б) Ф. Е. Барулин и председатель Сошихинского РИК П. П. Рыжов.

Восемь часов партизаны держались в городе, но передовые части 33-й стрелковой дивизии в этот день так и не вышли к Холму. Несмотря на то что между партизанским заслоном № 2 и авангардом дивизии было всего 15 километров, связь между ними отсутствовала. Из-за отсутствия связи Директива Северо-Западного фронта и приказ командующего 3-й Ударной армией полковнику А. Макарьеву о переносе времени штурма на 18 января пришел только в 15.00. 18 января 33-я стрелковая дивизия вследствие растянутых коммуникаций, отставших тылов и отсутствия обеспечения практически бездействовала, собираясь с силами и выдвигаясь на Ельно и Снопово. Во второй половине дня партизанские отряды по решению командования бригады из-за недостатка боеприпасов оставили город. В 23.30 разведка и авангард 33-й дивизии выдвинулись на Холм.


Немецкое отделение в центре города


В результате многочасового боя за овладение городом партизанами было перебито 625 немецких солдат и офицеров, уничтожено в самом Холме и на подступах к нему 99 грузовых и легковых автомашин, разрушены две радиостанции, крупный стационарный узел связи, автоцистерна с горючим, одно орудие и прочее военное имущество.

Потери партизан в этой операции составили 52 человека убитыми и ранеными. При штурме городской тюрьмы геройски погибли командир партизанского отряда «Дружный», председатель Дновского РИК В. И. Зиновьев и комиссар отряда, секретарь Дновского РК ВКП (б) П. В. Селецкий, командир партизанского отряда «Храбрый» А. Н. Горяинов, другие бойцы бригады.

Командиру отряда «Дружный» В. И. Зиновьеву посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. На месте боев отряда возле городского Дома культуры в Холме в его честь установлен памятник. Имя Зиновьева носит одна из улиц города.

После того как партизаны покинули город, в него вошла 8-я ягдкоманда. Все мужское население Татиловской части города близ аэродрома было расстреляно, по улице Верхне-Воскресенской были сожжены дома вместе с находившимися в них жителями.

Таким образом, если бы передовые части 33-й дивизии соединились с партизанами и вошли в город, Холм был бы взят уже 18 января 1942 года.


Второй этап. Первый штурм
19–29 января 1942 г.

В 15.00 18 января командир 33-й стрелковой дивизии полковник А. Макарьев получает Директиву фронта о наступлении на Холм[9]. В 23.30 дивизия разворачивается с Ельно-Сноповского направления на Холм и начинает движение. По решению комдива 19 января соединение совершает марш по дороге Ямищи – Наход – Сопки – Борисово. По плану Макарьева дивизия должна была окружить город с юго-запада (73-м сп) и северо-запада (164-м сп) и в ночь на 20 января штурмом захватить город. 82-й сп должен был проводить демонстративные действия с восточного направления для введения в заблуждение противника.

К этому времени германские силы в Холме увеличились, все опорные пункты заняты боевыми подразделениями, Холмский узел обороны был подготовлен к отражению штурма. Войска, составляющие Холмский гарнизон (65-й полицейский батальон, 8-я ягдкоманда, рота 53-го полицейского батальона, рота 869-го батальона, 567-й кавэскадрон, транспортная группа флота, тыловые части 416-го полка), были объединены под командованием генерал-майора Т. Шерера, командира 281-й охранной дивизии. В Холм прибыли группы управления 218-й пехотной и 281-й охранной дивизий. 19 января в Холм отошли остатки разбитых под Находом и Сопками 416-го пехотного и 123-го артиллерийского полков 123-й пехотной дивизии общими силами свыше 1,5 батальона и 3 батарей. Общие силы врага составили около 4–5 боевых батальонов при поддержке одного артдивизиона.

19 января Директивой Ставки ВГК № 170035  3-я Ударная армия передавалась вместе с 4-й Ударной, действующей на Велижском направлении, в состав Калининского фронта для дальнейших действий в интересах Западного стратегического направления на Великолукском и Витебском направлениях. Армии для поддержки была передана 7-я смешанная авиадивизия, представляющая собой довольно слабое соединение, состоящее из двух потрепанных в боях авиаполков «И-16», одного полка «Як-1», двух ночных на «У-2» и одного ночного на «Р-5». На Холмском направлении периодически работали 163-й, 728-й иап и 663-й ночной лбап. Одновременно Ставка предусматривает создание группировки войск (2 сд, 2 сбр) для выполнения «частной задачи» по удару от Старой Руссы на Холм и окружению 2-го армейского корпуса вермахта[10]. 33-й стрелковой дивизии ставилась задача прорыва на Локню и Великие Луки.


Складирование имущества у часовни


В течение 19 января 33-я стрелковая дивизия сквозь снежные заносы совершает марш в сторону Холма. На марше соединение несколько раз подвергается ударам германских пикирующих бомбардировщиков группами по 15–20 самолетов. Обнаруженные советской разведкой гарнизоны Гороховка, Княжий Клин и Сопки, прикрывавшие подходы к городу, необходимо было уничтожить. С рассветом 73-й стрелковый полк выдвинулся в обход Гороховки на Княжий Клин. Передовой отряд дивизии (2-й батальон 73-го полка) в течение трехчасового боя (с 9 до 12 часов) разгромил немецкий гарнизон (до 200 человек 53-го полицейского батальона) в деревнях Наход и Гороховка. К полудню полк вышел с севера к Сопкам. 164-й стрелковый полк с пушечным дивизионом прошел через Лужки на Долгие Нивы, где расположился для атаки. 82-й полк совершил марш через Радилово на Лосиную Голову, где занял круговую оборону на случай попытки немцев оказать помощь гарнизону Сопки. Гарнизон Сопки, где находилось около 500 солдат 416-го полка, был окружен. В Сопки также отошла небольшая прорвавшаяся группа из Гороховки. Во второй половине дня, после тяжелого трехчасового боя, германский гарнизон пошел на прорыв, в ходе которого остатки германского 416-го полка были уничтожены. Советскими войсками были взяты трофеи, среди которых были противотанковые пушки и гаубицы. В Холм прорвалось по болоту несколько десятков солдат. В ходе боя у Сопок погиб командир стрелкового взвода 82-го полка мл. лейтенант А. П. Подобин, был тяжело ранен и позже умер в госпитале политрук 4-й стрелковой роты В. И. Пяткин.

73-му стрелковому полку после разгрома гарнизона в Сопках была поставлена задача на блокирование дороги Холм – Подберезье. В ночь на 20 января полк без отдыха убыл на выполнение задачи. Около полуночи для дальнейшего продвижения ему пришлось сбить заслон в Городецких.

К исходу дня 19 января 82-й стрелковый полк, продвигавшийся вслед 73-му, вышел в район Борисово – Бобяхино, где расположился для штурма города Холм. Сюда же был подтянут пушечный дивизион 33-й дивизии, а также в течение ночи с большим трудом прибыл гаубичный дивизион.

164-й стрелковый полк после ликвидации остатков сопротивления в селе Сопки во избежание боя с заслонами врага двинулся в исходный для наступления район по болотам. По заснеженному бездорожью полк за 19–20 января прошел свыше 30 километров и вышел в район Купалище – Орехово. Одновременно с успехами 33-й дивизии авангард 257-й стрелковой дивизии вышел в район Лосево, предполагая движение на Великие Луки.

Посчитав, что взятие города – дело нескольких часов, командующий 3-й Ударной армией отдает частный боевой приказ № 08/оп от 20 января 1942 года, в котором 33-й стрелковой дивизии ставилась задача скорейшего очищения Холма и дальнейшего продвижения на Подберезье. К исходу дня Подберезье (важный ключевой пункт на дороге Холм – Локня в 50 километрах от Холма) должно было быть взято. При этом 164-й стрелковый полк выделялся для прикрытия правого фланга дивизии на участке Холм – Каменка. В помощь 33-й дивизии передавались застрявший в 40 километрах от Холма 469-й саперный батальон и сражающийся на Молвотинском направлении 79-й лыжный батальон. Этим же приказом 31-й, 45-й и 54-й бригадам следовало продвигаться за 257-й дивизией, наступающей на Великие Луки. Правый фланг 3-й Ударной армии практически оголялся. В район Тухомичей для дальнейшего действия на Великие Луки собирались два артполка и 146-й танковый батальон. Последний должен был придаваться 31-й стрелковой бригаде.


Немцы ведут наблюдение в районе цитадели


Из-за несогласованности действий частей 33-й дивизии и сложных погодных условий штурм города начался не одновременно. 73-й стрелковый полк в течение 20 января прокладывал дорогу через снежные заносы и вражеские засады. Пройдя с боями по бездорожью за два дня свыше 50 километров, полк сбил вражеские заслоны в Городецких, Приборобе, Медово, Куземкино. К исходу 20 января полк захватил мост через Ловать у деревни Куземкино и перерезал дорогу Локня – Холм. Без передышки в ночь на 21 января полк атаковал противника в Холме и завязал бой на юго-западной окраине города. 82-й стрелковый и 44-й артиллерийский полки готовились к штурму в районе Бобяхино – Залесье. 164-й стрелковый полк, совершив 20-километровый лыжный марш-бросок по болотам в обход Холма с севера, был обнаружен противником и вынужден был атаковать днем с ходу. Атака полком города производилась с северо-запада, по Старорусской дороге, и с северо-востока, со стороны бывшего кирпичного завода. В первом же бою проявилась хорошая подготовка немецкого гарнизона к обороне. За два дня противник подготовил мощные узлы обороны и разместил в них войска гарнизона и отходящих частей 123-й дивизии. Узел обороны Gerberei (кожевенный завод) на севере города, в излучине Ловати, господствовал над местностью и контролировал все подходы к городу. Кроме главного опорного пункта в сооружениях кожевенного завода он имел три линейных полевых участка обороны – в северной части Татиловского вала, перекрывающий Старорусскую дорогу; по высотам северо-восточнее кожевенного завода и внутренний, по западному берегу реки Ловать. В ДОТах и ДЗОТах размещались две моторизованные полицейские роты и подразделения 416-го пехотного полка, общей численностью около 1,5 батальона. Атака 164-го полка на Gerberei проводилась без разведки, без предварительной подготовки, без связи с командованием дивизии, без артиллерийской поддержки. Полк сразу же понес большие потери. В батальоне, атакующем по Старорусской дороге, было только погибших более 50 человек. Погибли два ротных и один взводный командир, большинство остальных командиров рот и взводов были ранены. Несмотря на это, батальон ворвался на северную окраину города и захватил несколько домов. Батальон, атакующий со стороны Кутанского ручья, был встречен сильным пулеметным огнем. В ходе ожесточенных боев нашим войскам удалось захватить высоты, форсировать Ловать и взять в полукольцо кожевенный завод. В атаках на врага погибли командир роты и два взводных и свыше 30 красноармейцев[11]. Одна из рот батальона была выведена на рубеж речки Шульга для отражения возможного удара извне. В результате действий 164-го полка Старорусская дорога была перерезана, основной северный узел обороны блокирован, захвачен ряд домов северной части города. Однако и сам полк понес достаточно высокие потери. По результатам боев штаб группы Шерера впервые узнал о подходе к городу 33-й стрелковой дивизии. Справедливо опасаясь окружения, немцы выдвинули на охрану дороги Холм – Локня передовые подразделения прибывающей 218-й дивизии (самокатный эскадрон, моторизованную противотанковую роту) и 10-й моторизованный пулеметный батальон. В районе Осиновка – Подберезье были сосредоточены основные силы 386-го пехотного полка 218-й германской дивизии.


Разбитая немецкая автоколонна


На рассвете 21 января 33-я стрелковая дивизия при поддержке трех установок РС 106-го гвардейского минометного дивизиона РС атаковала город с северо-западного (164-й сп от Орехово) и юго-западного (73-й сп от Куземкино и Медово) направлений. Одновременно с востока, от Залесья, начал демонстративные атаки 82-й стрелковый полк. Полк атаковал заблаговременно подготовленную немцами к обороне юго-восточную часть города. Здесь узлами обороны были юго-восточный кожевенный завод, больший по площади, чем северный, и церковь. Перед городом лежало огромное осушенное болото без растительности. На протяжении 2,5–3 километров открытая местность простреливалась всеми видами стрелкового и тяжелого оружия. Вдоль дороги были созданы сильные противотанковые пункты. В районе завода немцами были поставлены на прямую наводку две гаубицы 123-го артполка. Основные позиции здесь занимали моторизованный полицейский батальон и подразделения 416-го полка. В ходе боев, носивших довольно ожесточенный характер, несмотря на второстепенный участок штурма, рота автоматчиков 82-го полка прорвалась к заводу, но, не поддержанная стрелками, была выбита оттуда немецкой контратакой. Из-за насыщенной огневыми средствами немецкой обороны потери полка были очень высокие. Погиб командир роты автоматчиков лейтенант И. П. Костров и два командира стрелковых взводов. Погибшими и ранеными полк потерял до 15 % своего состава. Подходившая на помощь 82-му полку батарея 44-го артполка в районе Дубровки была атакована с воздуха немецкими пикировщиками и понесла потери. Кроме рядового состава погибли командир батареи и его заместитель. 164-й стрелковый полк продолжал боевые действия по овладению аэродромом и северным кожевенным заводом. В течение дня полк в упорных боях овладел узлом обороны Gerberei, аэродромом, вышел к мосту через Ловать и соединился с 73-м стрелковым полком. Атака батальона 73-го полка с юго-запада тоже была достаточно успешна – с боем были захвачены Георгиевская церковь, блокирована немецкая группа на Городище. Штурм города от Медово батальоном 73-го полка успеха не принес. В районе Тихоновской церкви, электростанции и городских складов держала оборону 8-я ягдкоманда с приданными подразделениями 416-го пехотного полка. Общие силы обороняющихся превышали атакующих, а городская застройка способствовала немцам в упорной обороне. Назначенному для основного удара по городу 73-му полку пришлось выделить 2-й батальон в район Куземкино для отражения атак прибывшего авангарда 218-й пехотной дивизии врага. С 21 января передовые отряды 218-й пехотной дивизии, выдвигающиеся из Великих Лук на Холм, пытаются прорваться к окруженному гарнизону. Авиаразведкой Северо-Западного фронта было установлено продвижение германской колонны от Подберезья на Холм, и в 14.25 полковник Макарьев был уведомлен о подходе врага. На случай возможного усиления командующим 3-й Ударной армией имелся 171-й противотанковый полк, находящийся в 100 километрах от Холма. У деревень Хворощино и Пронино 63-я разведывательная рота ст. лейтенанта Бабанина скрытно блокировала дорогу Локня – Холм. В ходе проведенных засад разведрота задержала и нанесла ощутимые потери авангарду 218-й дивизии (самокатный эскадрон, противотанковая и пулеметная роты) и на три часа связала боем подходящие подразделения 386-го пехотного полка врага. Это позволило развернуть 2-й батальон 73-го стрелкового полка на шоссе Холм – Локня в районе деревни Куземкино. Батальон занял оборону и в течение двух дней отражал попытки 386-го пехотного полка прорваться в город. В ходе ожесточенного боя, несмотря на большие потери[12], красноармейцы не дали врагу соединиться с гарнизоном Холма. Одна из немецких колонн выдвинулась на Быки – Какачево для обхода бойцов 73-го полка, но сюда был заранее выдвинут лыжный отряд 33-й дивизии капитана Г. П. Григорьева и отошла 63-я разведрота. В ходе засад, проведенных в Какачево и Хворощино красноармейцами, колонны противника были разгромлены. Только пленными наши солдаты взяли 47 немцев. На Холмском участке 21 января советские солдаты в упорной борьбе сражались за каждый дом, постепенно занимая квартал за кварталом. На помощь 33-й дивизии Пуркаев выделил 146-й танковый батальон, но из места его дислокации в селе Аполец смогли выйти только два дизельных «Т-34», поскольку танки «Т-60» не имели бензина. После многократных просьб несколько бомбардировщиков фронта отработали по группировке противника в Локне и на шоссе. Истребители не могли их прикрыть, поскольку аэродромы базирования находились достаточно далеко от линии фронта. Командование армией осознало возможность возникновения критического положения 33-й дивизии. В дивизию прибыли 79-й лыжный и 469-й саперный батальоны. К исходу 22 января западная часть города, аэродром и мост через Ловать были в руках красноармейцев. Более 100 автомобилей тыловых служб, а также ряд складов были захвачены бойцами 33-й стрелковой дивизии. Холмский гарнизон противника оказался отрезан от внешних сил. 257-я стрелковая дивизия, наступающая на Великие Луки, вышла на участок Подмолодье – Снопово, перерезав дорогу Холм – Торопец. К этому времени 45-я и 54-я стрелковые бригады продвигались вслед за советскими дивизиями во втором эшелоне. 45-я бригада вышла в район Каменка. 54-я бригада – в район Ельно. 31-я – в район Шешурино. Немцы поняли серьезность угрозы с Холмского направления и стали создавать ударную группу для деблокады города или его возвращения в случае неудачи Шерера. На Холмском направлении стали собираться войска. Однако советское командование посчитало город уже взятым. Об этом И. В. Сталину сообщил представитель Ставки ВГК на Северо-Западном фронте Н. А. Булганин. 24 января «Известия» и «Красная Звезда» сообщили об освобождении Холма. В это время в городе еще шли тяжелые бои. 22 января 54-я стрелковая бригада вышла в район Подмолодье – Снопово.


Полевые укрепления немцев


23 января на поддержку полков 33-й стрелковой дивизии, штурмующих Холм, из Великолукской группы были наконец направлены 146-й отдельный танковый батальон (десяток легких «Т-60») и 171-й противотанковый полк. На Холмское направление повернуты резервные бригады 3-й Ударной армии: 45-я – на Сопки, 54-я – на Подберезье. Войска Северо-Западной группы 3-й Ударной армии, ведя наступление по местам боев августа-сентября 1941 года, с помощью партизан обнаружили и ввели в строй несколько десятков артиллерийских орудий, оставленных здесь при отступлении. 152-мм гаубицы были поставлены на вооружение 613-го артполка РГК. Из них был сформирован двухбатарейный 4-й дивизион, сразу же направленный на помощь 73-му полку. Орудия меньшего калибра были переданы в 44-й и 171-й артполки. Минометы поступили в 603-й минометный полк РГК. К орудиям и минометам были найдены большие запасы снарядов и мин. Основные силы 33-й дивизии продолжали очистку города и бои за правобережье. Группа Шерера удерживала только центральную и южную части Холма. При штурме города со стороны Медово 73-й полк прорвать оборону противника не смог и отошел, потеряв командира стрелковой роты[13], политрука 1-й роты и более 30 солдат. 82-й стрелковый полк в ожесточенном бою занял два дома в Холме[14]. Погиб заместитель командира пулеметной роты. 164-й полк при попытке форсировать Ловать был отбит противником и понес потери. Погибли командир минометного взвода и около 20 солдат. Одновременно немцы не оставляли попыток деблокировать гарнизон. Боевая группа 218-й пехотной дивизии (386-й полк, усиленный самокатчиками, артиллерией и саперами, 10-й пулеметный батальон) отчаянно атаковала советские войска. 73-й полк 2-м батальоном отражал новые попытки превосходящих по численности и вооружению немецких войск прорваться на Холм по Локнянской дороге в районе Куземкино. В ходе боя батальон понес потери, но не пропустил врага. Из командного состава погибли командир минометной роты[15] и командир стрелкового взвода.


Немцы складируют боеприпасы на Татиловской стороне


23 января 1942 года в район Локни из-под Волхова через Псков и Порхов прибывает управление и корпусные части 39-го германского моторизованного корпуса, призванные объединить все возможные силы на Холмском направлении. В корпус вошли кампфгруппа Шерера в Холме, германские силы, собранные для деблокирования Холмского гарнизона и объединенные в кампфгруппу Укерманна, а также охранные части кампфгруппы Мея в районе Черная и Локня – Насва. В Пажаревицах развернута группа Криссоли – передовой отряд перебрасываемой сюда 8-й танковой дивизии. В группу вошли 8-й мотострелковый полк с частями усиления (моторизованная рота 59-го инженерного батальона) и двумя штурмовыми орудиями. К западу от Ленинградского Партизанского края развертывается 107-й стрелково-охранный полк, в состав которого вошли 869-й, 889-й, 960-й стрелково-охранные батальоны. При инженерном управлении 39-го корпуса создана саперно-строительная группа в составе 218-го саперного батальона 218-й дивизии, прибывшего из Дании, 1-го учебного саперного батальона 39-го корпуса и 656-го саперного батальона, переброшенного из 2-го армейского корпуса. В оперативное подчинение группы вошли подразделения 680-го дорожно-строительного батальона, обеспечивающие дорогу Локня – Холм. 39-й корпус установил взаимодействие с соседними 2-м (Демянск) и 59-м (Великие Луки) корпусами. Германской разведкой было установлено действие на Холм 33-й дивизии, 45-й бригады и 146-го танкового батальона (классифицированный как танковая бригада). Авиаразведкой 4-й эскадрильи 23-й группы, приданной корпусу, было вскрыто выдвижение сил 3-й Ударной армии в районе Бобовище – Велиль. В группу Укерманна вошли: пехотные части 218-й пехотной дивизии, прибывшей из Дании под Великие Луки и выдвигавшейся походным порядком в Холм; 10-й пулеметный батальон армейского подчинения; несколько орудий 184-го дивизиона штурмовых орудий; 536-й тяжелый артдивизион РГК из резерва группы «Норд». Штаб группы был образован в Макарово.


Аэродром


24 января 1942 года роковой день в истории боев под Холмом. Советское командование потребовало окончательного уничтожения окруженного противника, а германское – скорейшего разблокирования. Штурм Холма вновь проводился со всех сторон, всеми наличными силами 33-й дивизии. 73-й полк силами одного батальона атаковал от Медово. 82-й полк при поддержке артиллерии полка штурмовал противника в лоб от Залесья. 164-й полк при поддержке «Т-60» 146-го танкового батальона попытался атаковать от кожевенного завода. Успешные действия советских войск чуть было не привели к окончательному разгрому группы Шерера. Но в этот момент сказались превосходство противника в силах деблокирующей группы и умелое маневрирование войсками 39-го корпуса. В этот день немецкое командование перебросило из Пскова в Локню в состав 39-го корпуса 536-й тяжелый артдивизион РГК. Группа Укерманна (1,5 полка, усиленного тяжелой артиллерией и штурмовыми орудиями) атаковала позиции 2-го батальона 73-го стрелкового полка в Куземкино и севернее. В ходе отражения атаки командир батальона лейтенант П. М. Нечаев пал смертью храбрых. Батальон возглавил старший политрук Д. С. Сапрыкин. Полковнику Макарьеву пришлось снять еще один батальон 73-го полка от Холма и перебросить его на Куземкинское направление. В ходе тяжелых боев полк понес большие потери, но не пропустил врага. Одна рота целиком была окружена врагом и погибла. Только среди комсостава погибли ротный[16] и три взводных командира. В район Куземкино был выдвинут 4-й (восстановленный) дивизион 613-го артполка в составе 2 батарей для уничтожения скопления пехоты противника. Из-за быстрого продвижения наших войск огневые подразделения проводной связью с дивизионом и разведкой обеспечены не были. Благодаря умелому использованию радиосвязи начальником радиостанции дивизиона и старшим радистом 10-й батареи было налажено взаимодействие огневых подразделений с КП и ПНП, и дивизион уничтожил до роты пехоты врага, остановив продвижение группы Укерманна[17]. Одновременно партизанская разведка донесла о приближении с севера группы немецких войск. Это была сводная рота 10-го армейского корпуса под командованием Сперлинга. Ее задачами являлись установление взаимодействия корпуса с Холмским гарнизоном и при возможности – прорыв блокады с севера. 164-й полк был вынужден снять со штурмовой линии две роты и направить их на север, в район Каменки и Орехово. Так к исходу 24 января сложилась ситуация, которую не понимали советские военачальники тогда, не раскрыта она историками и поныне. А как оказалось, одна потрепанная в предыдущих боях дивизия (33-я стрелковая, 7–8 тысяч человек) смогла успешно, хоть и ценой крайнего напряжения сил, окружить группировку общими силами свыше 3 тысяч человек (хотя немцами и современными историками указывается около 1,5 тысячи[18]), а также противостоять обсервационным войскам силой около 6 тысяч человек при тяжелой артиллерии и штурмовых орудиях.

Утром 25 января от слабых попыток удержать шоссе Холм – Локня группа Укерманна переходит в контрнаступление. 33-я стрелковая дивизия вынуждена сражаться на два фронта: штурмовать город и отражать атаки группы Укерманна, прорывавшейся к окруженному гарнизону. Накануне, в ходе ожесточенных боев за Куземкино, в районе деревни Иванково образовалась брешь в советской обороне, прикрываемая небольшим заслоном 73-го полка. На рассвете 25 января, прорвав оборону заслона, через аэродром, в город окружными путями прорываются самокатный эскадрон[19] и часть 386-го полка 218-й пехотной дивизии, 3-я рота 10-го пулеметного батальона и противотанковая рота 397-го полка. Они нанесли удар в тыл 164-го полка, занимавшего оборону по реке Ловать в западной части города. Удар был неожиданным. 164-й полк понес большие потери, погибли три командира стрелковых взводов, командир взвода 44-го артполка, а также командир батальона 164-го полка капитан М. Г. Цалколаманидзе. В полку возникла паника. Многие покинули боевые участки, но были остановлены заградбатальоном. Наиболее боеспособные подразделения 164-го полка развернулись и вели бой в окружении. Главные силы полка отошли за Татиловский вал и на Старорусскую дорогу. Группа красноармейцев прорвалась в расположение 73-го полка. В районе Куземкино 2-й и 3-й батальоны 73-го полка при поддержке 4-го дивизиона 613-го артполка вели ожесточенный бой с превосходящими силами противника. Немцы атаковали Куземкино и со стороны Пронино, и от Холма. Но бойцы 73-го и 164-го полков сумели вновь закрыть брешь в обороне. Остановив отход 164-го полка, в бой с противником в Холме был введен заградительный батальон 33-й стрелковой дивизии. Погиб командир роты заградбатальона[20]. По сообщению командования 39-го моторизованного корпуса, ситуация под Холмом возникла крайне напряженная: несмотря на атаки превосходящих сил вермахта, сбить красноармейцев с позиций в Куземкино не удается. К исходу дня в районе Холма образовалась непростая ситуация: 164-й полк удерживает Старорусскую дорогу, кожевенный завод, приводя себя в порядок, 73-й стрелковый полк сражается в полуокружении в Куземкино, 82-й полк удерживает два квартала в восточной части города. Тем не менее группа Шерера не была полностью блокирована, поскольку деревню Иванково отбила 63-я разведрота, преградив путь вместе с 73-м полком группе Укерманна. Вскоре этот участок занял собранный 1-й батальон 164-го полка. Рота 164-го полка вела бой в районе Яблоневой с группой Сперлинга, в результате которого немцы перешли к обороне на этом участке и стали выжидать подкрепления. 54-я стрелковая бригада в этот день достигла Качуты.


Разбитый планер Gо242


Ранним утром 26 января по воздуху из Пскова в Холм, на только что отбитый аэродром, перебрасываются элитный 553-й пехотный полк и 3-й батальон 1-го полевого полка люфтваффе. Группа Укерманна пополнилась подразделениями 397-го пехотного полка, 7-й батареей 218-го артполка, 618-м самоходным зенитным батальоном, двумя установками Stug.III из 184-го штурмового дивизиона. Начинают прибывать силы артдивизиона 329-й дивизии и подразделения 1-го полка люфтваффе. 107-й стрелково-охранный полк пополнился 868-м стрелково-охранным батальоном. В 7.00  26 января 73-й стрелковый полк двумя батальонами после пятиминутной артподготовки 4-го дивизиона 613-го артполка атаковал южную окраину Холма. Действия артдивизиона оказались очень эффективными – противник рассматривал огонь советской артиллерии как крайне сильный. Несмотря на это, превосходящие силы Холмского гарнизона отбили все советские атаки. Одновременно на штурм с севера и северо-востока пошел 164-й стрелковый полк. Вернуть прежние позиции полку не удалось из-за сопротивления превосходящих сил врага. Полк вновь понес потери, в т. ч. погибли два командира взводов. С 7.00  82-й стрелковый полк провел две безуспешные атаки на юго-восточную окраину Холма. В ходе штурма погибли командир батальона 82-го полка ст. лейтенант П. А. Попов и командир взвода 44-го артполка. В ходе немецких контратак средствами усиления гарнизона, прибывшими накануне, на позиции 73-го стрелкового полка в юго-западной части Холма противником было отбито два квартала. Одновременно части Укерманна (два пехотных полка с усилением) атаковали Куземкино, где держал оборону 2-й батальон 73-го полка при поддержке 4-го дивизиона 613-го артполка. Красноармейцы отбили несколько атак превосходящих сил врага. Бои в районе Куземкино развернулись крайне ожесточенные. Потери 2-го батальона были очень высокие. В боях с врагом погибли командир роты мл. лейтенант И. Я. Сердюков, комвзвода и до 50 бойцов. Несмотря на это, все вражеские атаки были отбиты. Колонна 218-й дивизии из 77 автомашин в ожидании прорыва скопилась от Пустынек до Пронино. На утро 27 января немцы подготовили атаку для деблокады Холма с северо-запада. Боковое охранение 257-й стрелковой дивизии при движении на Великие Луки днем провело бой с разведкой группы Мея. На участок южнее Подберезья (Меньшово – Шилово) стала выдвигаться 54-я стрелковая бригада. Легкая авиация 3-й Ударной армии бомбила станцию Локню.


Приказ Гитлера


В 4.30 27 января гитлеровцы перешли в решительное наступление. В ходе ожесточенного боя они 16 раз атаковали позиции 2-го батальона 73-го полка (держал оборону при поддержке 1-го дивизиона 44-го артполка и 4-го дивизиона 613-го артполка). Немецкие войска неоднократно захватывали Куземкино, но контратаками наших красноармейцев выбивались оттуда. Прорваться на участке Куземкино им так и не удалось. Потери батальона росли. Погиб командир стрелковой роты, лейтенант П. А. Большаков, командир стрелкового взвода. Штурмовые орудия противника прорвались к позициям минометной роты батальона. Погибли командиры минометной роты, взвода, многие минометчики. В ходе боя противник вырезал 150 м провода между ПНП и огневыми батареями 4-го дивизиона 613-го артполка. Благодаря своевременной подготовке и использованию радиосвязи дивизион уничтожил два взвода пехоты и два пулемета врага в районе Куземкино[21]. К 11.00 27 января 386-й пехотный полк 218-й пехотной дивизии при поддержке батареи штурмовых орудий обошел Куземкино с севера, отбросил 1-й батальон 164-го стрелкового полка на Орехово и к 12.00 отбил западную часть Холма, соединившись с группой Шерера. Штурмовые орудия с немецким десантом прорвались на позиции минометной батареи 164-го полка. В ожесточенном бою погибли командир минометной роты мл. лейтенант И. С. Глебов, командир минометного взвода и другие бойцы роты. 164-й стрелковый полк 33-й дивизии оказался в окружении в районе Орехово. В ночь на 28 января он форсировал Ловать севернее Холма и двумя батальонами по болоту вышел в расположение 82-го полка у Песчанки. В 8.45 три легких бомбардировщика 3-й Ударной армии бомбили станцию Локня. Люфтваффе усиливает разведку в интересах 39-го моторизованного корпуса. Кроме корпусной эскадрильи 4.(Н)/23 полномасштабную разведку в районе Холм – Торопец – Велиж ведет эскадрилья дальней разведки 16-й армии 3.(F)/22. Немцы охранными подразделениями усиливают группу Сперлинга к северу от Холма. В качестве мобильного резерва на базе группы Криссоли в Локне собирается 8-я танковая дивизия. В разрыве между Холмом и Великими Луками занимает оборону группа Мея (в т. ч. 865-й LS-батальон). Здесь активно действуют партизанские отряды и лыжники 257-й стрелковой дивизии. По западной окраине Партизанского края немцы выстраивают прочную оборону из полка ландштурма (четыре батальона) и нескольких охранных и полицейских батальонов 281-й и 285-й дивизий. В 10 километрах от Холма в районе Хворощино немцами было начато сосредоточение мощной артиллерийской группы (около 70 стволов) под управлением 35-го артиллерийского командования. В нее вошли 536-й тяжелый артдивизион, 4-й артдивизион 218-го артполка 150-мм гаубиц, 2-й и 3-й дивизионы 218-го артполка, 3-й дивизион 329-го артполка, остатки 2-го дивизиона 123-го артполка 105-мм гаубиц и 35-й легкий дивизион АИР. Позиции группы позволяли вести огонь вкруговую. 35-е АрКо было подчинено 39-му корпусу. В это время на немецкие коммуникации выходят две резервные бригады, усиленные лыжными батальонами. В район Сотово вышли передовые силы 45-й стрелковой бригады. 54-я стрелковая бригада вышла в район Серка – Ермаки, где столкнулась с боевым охранением группы Мея. После короткого боя охранение немцев отошло на Подберезье. Ранним утром разведка бригады (3 человека) была захвачена немецким патрулем 865-го батальона южнее Подберезья. При попытке бежать они погибли. К 11.00, после длительного марша, в район Ельно прибыло 5 танков 146-го танкового батальона.


Собор в восточной части (Юдентемпль)


27–28 января в состав 39-го моторизованного корпуса в район Локни прибыли основные силы 8-й танковой дивизии. К 28 января только силы группы Шерера достигли 5,5 тысячи человек и почти сравнялись с блокирующей город 33-й стрелковой дивизией. Во второй половине дня 27 января на северо-восточном направлении немцы силой до полка атаковали батальон 164-го стрелкового полка. Упорно сопротивляясь, батальон отошел на высоты к кирпичному заводу. В боях погибли заместитель командира стрелковой роты и комвзвода, а также до 30 солдат батальона. У советской дивизии осталось одно направление для штурма, наиболее хорошо укрепленное, юго-восточное. Здесь сосредоточился 82-й стрелковый полк. В ходе штурма немецким огнем была прервана связь КП полка с батальонами. Прорыв был устранен, что позволило командованию полка продолжать управление боевыми действиями[22]. 164-й полк (без одного батальона, оставшегося на северо-востоке Холма) был переведен на южное направление, в район Брецкое – Прибороб. Группа Укерманна получила подавляющее превосходство над обсервационным отрядом (73-й стрелковый полк, 171-й противотанковый полк, 4-й дивизион 613-го артполка) в Куземкино, но захватить деревню немцам так и не удалось. 63-я разведрота 33-й стрелковой дивизии под командованием лейтенанта Аврамова атаковала противника в направлении Пронино, выбила немцев из деревни и продолжила преследование. В бою у Хворощино 63-я рота была окружена превосходящими силами противника и вынуждена была отойти к северо-востоку от деревни, но короткой атакой пробилась через шоссе и вышла в район Дуброво[23]. При очередном штурме группой Укерманна позиций 73-го полка 4-й дивизион 613-го артполка в районе Пронино и участка северо-западнее Куземкино разгромил группировку противника. Два батальона противника при поддержке танков попытались прорваться в Холм. Противник перерезал связь между ПНП и батареями 4-го дивизиона в трех местах и у деревни Куземкино готовился перейти в контратаку. Одновременно по дороге из Пронино на Холм направлялась колонна противника силой до батальона пехоты с танками. Благодаря использованию радиосвязи наблюдатели и разведчики смогли своевременно выдать координаты группировок врага. При подходе врага к пристрелянному участку дороги 10-я батарея 4-го дивизиона полка открыла огонь. Огонь велся также и по группировке, сосредоточенной в районе сараев западнее Куземкино. В результате было уничтожено до батальона пехоты, 2 миномета, 2 пулемета, подбит один танк и рассеян второй батальон противника[24]. К исходу 27 января обескровленная 33-я стрелковая дивизия сопротивлялась врагу, удерживая два основных плацдарма: силами батальона 164-го полка в кожевенном заводе к северу от Холма и силами 73-го усиленного полка в районе Куземкино. Остальные части дивизии находились на участке Медово – Купалище. Лишь два квартала города были в руках Красной армии. Войска 39-го моторизованного корпуса противника в 2,5 раза по людям и технике превышали силы соединения полковника Макарьева. Казалось, что город немцами отбит.

28 января 3-й батальон 54-й стрелковой бригады перерезал шоссе Холм – Локня, заняв деревни Терехово и Качаново. Немцы, обнаружив слабость отряда в Качаново, контратакой выбили наш заслон в деревне Комарино. Два других батальона 54-й бригады продвигались от Ермаки на Подберезье. В Куницах и Опоках были обнаружены сильные немецкие гарнизоны. Красноармейцы атаковали деревни и в течение дня вели ожесточенные бои за них. Немцы начали переброску на Подберезинское направление моторизованных подразделений 8-й танковой дивизии. 1-й батальон бригады выдвинулся на Лазарево и Темный Бор. 159-й лыжный батальон 45-й стрелковой бригады вышел к реке Ловать у деревни Гущино и взял под обстрел дорогу Холм – Локня. 33-я стрелковая дивизия одним полком при поддержке 171-го противотанкового полка удерживала Куземкино, одним штурмовала Холм, один полк находился в резерве (Выставка – Брецкое). Для оказания помощи регулярным войскам были выдвинуты партизанские формирования: от Ратчи на Холм – 2-я Ленинградская партизанская бригада, от Немчиново к Подберезью – Локнянский партизанский отряд. На станцию Насва совершила налет 2-я Особая партизанская бригада. Бригада уничтожила станционное хозяйство, взорвала пути, казармы, вокзал, водокачку, разгромила немецкий гарнизон 865-го LS-батальона.


Третий этап. Накопление сил
29 января – 12 февраля 1942 г.


29 января командование 3-й Ударной армии выдвигает под Холм войска для решающего штурма города. В составе армии создается Северо-Западная группа войск под управлением командира 33-й стрелковой дивизии. В группу вместо Старорусского направления перебрасывается свежая 391-я стрелковая дивизия. Стрелковые бригады второго эшелона с приданными лыжными батальонами действуют на германские коммуникации: 45-я – в районе Сопки, 54-я – в районе Темный Бор, Качаново. Северо-Западная группа усилена 79-м лыжным батальоном, 613-м артполком РГК, 603-м минометным полком РГК, 171-м противотанковым артполком. Вместо обескровленного 146-го легкого танкового батальона от Молвотиц перебрасывается 170-й танковый батальон, в составе которого имеется около десятка ленд-лизовских тяжелых танков Mk.II «Матильда». Это заставляет командование 39-го моторизованного корпуса отвлечь часть сил группы Укерманна на борьбу с 45-й бригадой, а 8-ю танковую дивизию (резерв группы армий) – на борьбу с 54-й бригадой. Кроме того, под Великими Луками был атакован советскими войсками 323-й пехотный полк с 1-м артдивизионом 218-й пехотной дивизии. Он понес большие потери и вынужден был ввязаться в позиционные бои, что ослабило силы группы Укерманна. Но силы усиления Северо-Западной группы из-за постоянных снегопадов и заносов продвигаются к Холму крайне медленно – не более 10–15 километров в сутки.


Разбитая немецкая техника


29 января 54-я стрелковая бригада тремя отрядами атаковала немецкие гарнизоны 8-й танковой дивизии на шоссе Холм – Локня. 1-й батальон овладел деревнями Поколотье, Темный Бор и вел бой за Петрово. 3-й батальон в районе деревень Качаново, Кумарино столкнулся с главными силами мотострелковой бригады 8-й танковой дивизии и в течение двух дней вел ожесточенный бой в лесу и за деревни. 2-й батальон безуспешно атаковал Большие Куницы. Рота 65-го лыжного батальона вышла в район Хочуж – Удино южнее Подберезья. 45-я бригада вышла в район деревни Сопки и при поддержке нескольких танков 146-го танкового батальона безуспешно пыталась атаковать опорный пункт противника. Ночью 73-й стрелковый полк 33-й стрелковой дивизии одним батальоном перехватил обходную дорогу на Холм и вновь перерезал основные коммуникации группы Шерера. В результате немцы усилили натиск на Куземкино, атакуя село по 5–6 раз в день при поддержке штурмового орудия. Бои за Куземкино приобрели крайне ожесточенный характер. В боях отличился расчет роты ПВО 73-го полка, огнем крупнокалиберного пулемета отражавший массированные атаки противника[25]. В этот день 82-й стрелковый полк с юго-востока и два батальона 164-го стрелкового полка с юга провели очередной штурм города. Один батальон 164-го полка удерживал северную окраину города. 82-й полк при поддержке 4-го дивизиона 613-го артполка в ожесточенных боях захватил два квартала на юго-востоке Холма. 10-я батарея полка была выдвинута на прямую наводку в район школы, где противником был создан мощный опорный пункт. Артиллерийским огнем батареи здание школы было разрушено, огневые точки противника уничтожены. Это позволило нашим войскам занять один из кварталов города[26]. В бою погиб командир стрелкового взвода. 164-й полк с боем овладел деревней Медово, но продвинуться к Холму ближе 200–250 метров не смог. Два батальона 164-го стрелкового полка с юга провели три атаки, штурмуя город. В третьей атаке участвовало 5 танков 146-го танкового батальона. Один был подбит, один поврежден. Приданный 82-му полку танк тоже был подбит на восточной окраине Холма. В 33-й дивизии за 10 дней боев погибло 748 человек. По немецким данным, в этот день при штурме в городе участвовало семь танков, из которых подбито три. Командование 39-го корпуса признало ситуацию под Холмом крайне сложной, город в жестокой блокаде, под шквальным артиллерийским огнем тяжелых орудий, невозможность деблокады наличными средствами и высокие санитарные потери. В 9.30 советский самолет сбил немецкий истребитель. Экипаж погиб.


Фото с мыса Шпиц


30 января 1-й батальон 54-й бригады вел бой за деревню Ширяево. 2-й батальон вел бой за Б. Куницы и к ночи овладел деревней. 3-й батальон безуспешно пытался овладеть Качаново и дорогой восточнее. 65-й лыжный батальон овладел деревней Опоки, где вел бой с частями 8-й танковой дивизии до 13 февраля. В 9.00 группа Укерманна при поддержке штурмовых орудий, 35-го АрКо и пикирующих бомбардировщиков провела массированную атаку на Куземкино. В районе Куземкино противник при поддержке танков вновь попытался прорваться в Холм. Одновременно войсковая группа действовала из Холма. 73-й стрелковый полк, неся большие потери, выстоял в ожесточенных боях с превосходящим противником. Взвод пешей разведки даже контратаковал врага[27]. 1-я рота упорно отражала атаки танков противника на мост в районе Куземкино[28]. Рота связи отразила атаку немцев на КП полка[29]. Приданная стрелкам батарея 44-го артполка лейтенанта Самодурова прямой наводкой вела огонь по противнику. 4-й дивизион 613-го артполка своим огнем поддерживал обороняющуюся пехоту РККА, в результате чего противник был отбит[30]. Позиции дивизиона были вскрыты германской АИР. В интересах 39-го германского корпуса в это время работали две разведывательные эскадрильи: своя 4.(Н)/23 и дальней разведки группы армий 3.(F)/22. На северо-востоке Холма батальон 164-го полка вновь атаковал противника. В ожесточенных боях с противником батальон понес большие потери, но больших успехов не достиг. Погибли адъютант батальона, два заместителя командира рот, два командира взводов и до 50 солдат батальона.


Немцы собирают сброшенное с самолета имущество


31 января передовой отряд 45-й стрелковой бригады (подразделения 159-го лыжного батальона) форсировал Ловать и вышел на дорогу Холм – Локня возле деревни Макарово. Батальон бригады выбил немцев из деревни Зешки, форсировал Ловать и вместе с батальоном 73-го полка взял Пронино. Бригада захватила Дуброво, но продвинуться на Тараканово и Скаруево не смогла. Противник начал сосредоточение сил в районе Куземкино для новой попытки прорваться в Холм. 11-я батарея 4-го дивизиона 613-го артполка своим огнем накрыла место скопления и уничтожила два взвода пехоты. Активные действия 613-го и 171-го артполков, немецкая авиационная и инструментальная разведки создали у противника уверенность в существовании мощной артгруппировки юго-западнее Холма. Для борьбы с ней было начато создание контрбатарейной группы и подготовлен авиаудар. Из опасения прорыва немцев к Холму был взорван мост через Ловать в 1 км севернее Куземкино. В 73-м стрелковом полку осталось 218 штыков, и полк, передав позиции батальону 45-й стрелковой бригады, был выведен в резерв 33-й дивизии в район Городецкие – Борисово. Вместе с ним был отведен и 4-й дивизион 613-го артполка. Из-за действий 45-й и 54-й стрелковых бригад группа Укерманна была рассечена на три части и отрезана от 8-й танковой дивизии. Войскам группы Укерманна, хоть и превышающим в два раза силы советских войск, пришлось сражаться в опорных пунктах, отражая атаки 45-й бригады. Но к этому времени город почти полностью находился в руках противника. Лишь два городских квартала были заняты 82-м стрелковым полком, ведущим бой на юго-востоке города. 11-я батарея 613-го артполка была выдвинута на помощь нашей пехоте. Огнем подразделения ряд укреплений врага был разбит, уничтожено 2 пулемета, после чего наступление возобновилось[31]. Однако из-за контратаки противника 82-му полку пришлось вернуться на исходные позиции. Воздушная разведка немцев вскрыла передвижение войск 3-й Ударной армии от Молвотиц на Холм.

1-й батальон 54-й бригады вел бой за Ширяево, Петрово и Дунаево. В ходе боя красноармейцы отошли из района Дунаево и Петрово в Ширяево. 3-й батальон 54-й бригады при поддержке артдивизиона вел бой за Комарино и Терехово. В тяжелых боях советские войска удержали Терехово. Немецкая мотострелковая бригада стала обходить его с юга. В район Комарино переброшены подразделения 2-го батальона из Б. Куниц. 2-й батальон 54-й бригады под натиском частей 8-й танковой дивизии отошел в район Барсучки, где вел ожесточенный бой с врагом. 65-й лыжный батальон, сменив 2-й батальон 54-й бригады в Б. Куницах, отразил несколько атак мотопехоты противника. Рота 65-го лыжного батальона овладела деревней Удино южнее Подберезья. В поддержку 54-й бригады в 14.00 авиация 3-й Ударной армии бомбила Подберезье. При бомбардировке села 31 января был уничтожен штаб 8-й мотострелковой бригады противника, погибли офицеры управления группы Криссоли, был тяжело ранен оберст В. Криссоли – командир 8-го мсп 8-й тд вермахта и группы войск, действующих на Подберезинском направлении.

В этот день 391-я стрелковая дивизия начинает выгрузку на станции Горовастица и входит в состав Северо-Западной группы 3-й Ударной армии.

1–12 февраля 33-я стрелковая дивизия производила подготовку нового штурма и с помощью тыловых и специальных подразделений восстановила силы батальонов до 500 человек каждый. К 31 января в 164-м и 82-м полках осталось по 300 штыков, в 73-м – 218. Одновременно в район Холма подтягиваются 170-й танковый батальон, 613-й артполк, 603-й минометный полк.

1 февраля 1942 года 1-й батальон 54-й стрелковой бригады овладел деревней Петрово. 2-й батальон вел ожесточенный бой за Барсучки. 3-й батальон в тяжелом бою с 8-й танковой дивизией удержал Терехово. 65-й лыжный батальон под натиском частей 8-й танковой дивизии отошел из Куниц в район Чернецкой. Часть мобильных сил противника проникла в разрыв между батальонами 54-й бригады и овладела Темным Бором. Батальоны 45-й стрелковой бригады вели ожесточенный бой с группой Укерманна в районе Максимово – Макарово, удерживая плацдарм в районе Хворощино. Батальон 107-го стрелково-охранного полка из Подберезья выдвинулся в район Хочуж, где оперировала рота 65-го лыжного батальона. Севернее Холма рота 164-го полка оттеснила группу Сперлинга из Яблоневой, а партизаны – в район Поддорья.

2 февраля 2-й и 3-й батальоны 54-й бригады вели бои за Терехово и Барсучки. В ходе ожесточенного штурма позиций советской бригады 8-й танковой дивизией вермахта противнику удалось оттеснить наши войска в район Хомягино – Суходол. В этот день 8-я танковая дивизия смогла полностью освободить шоссе Локня – Холм, за исключением участка Дуброво – Пронино. 65-й батальон отошел в Чернецкую, 54-я бригада – Хомягино – Суходол, Ширяево – Ветно, 45-я бригада покинула район Сопки, сосредоточившись на участке Дуброво – Пронино.

3 февраля 1942 года 2-й гвардейский стрелковый корпус (Старорусская группировка 3-й Ударной армии) перешел в наступление от Старой Руссы на Холм. Прикрывая правый фланг корпуса, к активным действиям перешла 2-я Ленинградская партизанская бригада. Имея задачей не допустить переброски войск противника на фланг гвардейского корпуса, 4–5 февраля бригада провела боевую операцию в деревни Ясски по уничтожению полицейского батальона. Отряд Сперлинга был блокирован партизанами и 79-м лыжным батальоном в Поддорье.

3–13 февраля 1942 года 54-я бригада ведет бои с 8-й танковой дивизией на рубеже Ширяево – Хомягино – Суходол – Ермаки – Серка. В районе Пустые Воды ведет бой в окружении часть сил 3-го батальона 54-й бригады и партизаны. 45-я стрелковая бригада ведет оборонительные бои с группой Укерманна в районе Дуброво – Пронино. 5 февраля немцы силами 107-го стрелково-охранного полка, поддержанного танковым полком 8-й танковой дивизии, попытались уничтожить силы 54-й бригады, а 8-я моторизованная бригада группы Хюхнера – атаковать 45-ю бригаду в Захарьино. Атаки противника были отбиты, хотя соединения понесли большие потери.


Немецкие солдаты на фоне разбитой штабной колонны


В начале февраля с учетом формирования полевых подразделений люфтваффе в группу Сперлинга для деблокады Холма включили три роты – по одной из 2-го, 4-го и 5-го полевых полков люфтваффе. Сводная рота разрослась до батальона и была усилена артиллерией. Позже в группе были образованы на основе рот три батальона указанных полков. 6 февраля группа Сперлинга (силой до полка с артиллерией) активизировалась. Отбросив лыжный батальон из Яблоневой, она на следующий день овладела Каменкой к северу от Холма. 9 февраля она вышла на ближние подступы к Холму. Ей навстречу была направлена 63-я разведрота – последний резерв 33-й дивизии. 10 февраля лыжный батальон и разведрота вынуждены были вести бой в районе деревни Чикуново. Спасла ситуацию оперативность 2-го гвардейского корпуса. Пройдя по тылам 10-го и 2-го армейских корпусов противника, он отрезал их от основных сил 16-й армии и продвигался к Холму с севера. Именно 10 февраля разведка гвардейцев вышла в непосредственный тыл группы Сперлинга.

7 февраля командующему 3-й Ударной армией был направлен приказ Ставки ВГК, в котором указывалось на медлительность армии в решении поставленных задач. 9 февраля заместитель начальника Генерального штаба генерал А. М. Василевский информировал генерала М. А. Пуркаева о том, что Сталин приказал войскам 3-й Ударной армии, прикрывшись со стороны Великих Лук, овладеть городом Холм и окружить Демянскую группировку противника[32].

10 февраля на основе войск Северо-Западной группы 3-й Ударной армии была создана Холмская группа войск под командованием начальника артиллерии армии генерал-майора И. С. Стрельбицкого. По решению Ставки на усиление армии были направлены 117-я, 149-я и 397-я стрелковые дивизии.

10 февраля разведка 2-го гвардейского корпуса в районе Шапкова столкнулась с подразделениями группы Сперлинга. В бою был потерян один «Т-60» из 71-й танковой бригады.

11 февраля рота лыжников 65-го батальона совместно с партизанами атаковала Опоки, нанеся существенные потери противнику. Батальон 45-й бригады, обойдя немецкие позиции, провел разведку боем на Сопкинском направлении.

12 февраля подразделения 2-го гвардейского корпуса, разгромив ряд немецких частей, совместно с другими соединениями Северо-Западного фронта окружили Демянскую группировку. Разведрота и истребительный отряд 33-й стрелковой дивизии, 79-й лыжный батальон, в районе Чикуново, Шапкино, сдержали атаки группы Сперлинга. Передовые подразделения 1073-го стрелкового полка 8-й гвардейской стрелковой дивизии с севера, 75-й морской стрелковой бригады с востока вышли в район Каменки и внезапным ударом с помощью партизан разгромили отряд группы Сперлинга в 500 человек с боевой техникой. Было захвачено два 150-мм орудия, пять противотанковых орудий, 20 автомашин и другое имущество[33]. Основные силы группы Сперлинга 13 февраля контратаковали Каменку. Моряки и панфиловцы успешно отразили атаки полевых батальонов люфтваффе и перешли в контрнаступление.

Две недели 54-я бригада сражалась с 8-й танковой дивизией противника. Бригада понесла большие потери, и 13 февраля подразделения 54-й бригады отошли за реку Ловать на участок Бабынина (1-й сб) – Худяки (2-й, 3-й сб) – Серка (65-й олб). На протяжении этого времени 45-я бригада вела упорные бои с группой Укерманна на рубеже Пронино – Дуброво – Захарьино. 33-я дивизия блокировала Холм. Передовые части 2-го гвардейского корпуса вели бои с остатками группы Сперлинга у Каменки. Начало нового штурма Холма было назначено на момент прибытия 391-й стрелковой дивизии. К 13 февраля в район Снопово прибыли 2/3 сил дивизии. На усиление Северо-Западной группы имелись 170-й танковый батальон, 613-й артполк РГК и 171-й противотанковый полк. К 13 февраля практически все шоссе от Подберезья до Пронино было в распоряжении противника, позволяя маневрировать резервами всего 39-го моторизованного корпуса. Несмотря на введение в бой двух стрелковых бригад, ситуация кардинальным образом не поменялась. Немцы превосходили советские войска по танкам, по пехоте силы примерно были равны, а в артиллерии наши войска добились определенного преимущества, однако нехватка боеприпасов сводила это преимущество к нулю.


Четвертый этап. Второй штурм
13 февраля – 5 марта 1942 г.



1. Город

Второй штурм Холма проходил тремя волнами: 13–21 февраля, 26–28 февраля, 3–4 марта.

13 февраля, с подходом основных сил 391-й стрелковой дивизии, практически без предварительной подготовки, начался штурм города. 1-й батальон 1280-го стрелкового полка был направлен в район Куземкино. В штурме были задействованы 33-я дивизия всеми силами с направления Горнище, юго-восточная часть Холма, Борисово, 391-я дивизия двумя стрелковыми полками с направления Медово, Петрово, Куземкино, 613-й артполк РГК тремя дивизионами, приданными дивизиям, 603-й минометный полк, 170-й танковый батальон, приданный 391-й дивизии, 106-й дивизион РС. Для уничтожения мощных опорных пунктов противника дивизионы 613-го артполка были выведены на прямую наводку в войска. В 391-й дивизии это была единственная артподдержка, поскольку артполк дивизии еще не прибыл. Утром 1278-й стрелковый полк 391-й стрелковой дивизии при поддержке роты Mk.II «Матильда» 170-го танкового батальона атаковал с позиций Залесье – Бобяхино 28-й, 24-й, 21-й кварталы. Один батальон 1024-го полка наступал по дороге Бобяхино – Медово – Холм на 33-й, 32-й, 30-й кварталы. Другой батальон полка форсировал Ловать и вел наступление от Куземкино на 40-й, 43-й, 39-й кварталы. Третий батальон был резервом Холмской группы и дислоцировался в Приборобе.


Подбитый танк


Штурм был крайне ожесточенным. Бои не прекращались ни днем ни ночью. С советской стороны применялись мощные 152-мм и 122-мм орудия, выведенные на прямую наводку, 120-мм минометы, тяжелые танки Mk.II «Матильда». Соответственно, немецкая сторона активно и в массированном количестве по 40–50 самолетов без противодействия постоянно атаковала наступающих пикировщиками и истребителями. Система огня опорных пунктов в городе была хорошо продумана и заранее подготовлена. Широко использовались каменные строения, соединенные между собой путями сообщения. Мощная германская артгруппировка 35-го артиллерийского командования активно поддерживала обороняющихся извне.

В первые дни штурма погиб, возглавляя атаки своих бойцов, почти весь командный и политический состав 1024-го и 1278-го полков[34], в том числе и заместитель командира дивизии. 391-я дивизия, не имея боевого опыта, понесла огромные потери – около 15 % рядового состава боевых подразделений погибло, свыше 30 % пропало без вести (оставлено на поле боя), около 30 % ранено. 13–18 февраля 2-й дивизион 613-го артполка поддерживал огнем 391-ю стрелковую дивизию Холмской группы. Дивизион уничтожил до двух взводов пехоты, 6 штурмовых отделений автоматчиков, 1 противотанковое орудие, 6 пулеметов, 7 пулеметных гнезд, склад с горючим, 6 парашютов с грузами. Рассеял до роты пехоты. Разрушил 15 домов (опорных пунктов)[35]. 13 февраля противник накрыл артогнем ПНП 5-й батареи (лейтенант Гребенщиков) у деревни Петрово. Два человека были убиты, два ранены. С 12.00 до 20.00 санинструктор 613-го артполка старшина А. Макаренко не только оказала помощь своим артиллеристам, но и эвакуировала с поля боя на ПНП 30 раненых стрелков 1024-го стрелкового полка[36]. Рота «Матильд» 170-го танкового батальона уже в начале штурма понесла потери – на минном поле подорвались 4 из 8 танков. Им пришлось остановиться и вести огонь с места. 14 февраля при атаке 1278-го полка на дороге Куземкино – Холм уничтожен еще один танк Mk.II.


После боя на Холмской дороге


Атака 33-й дивизии была более плодотворная: начав наступление в 11.00 после мощной артподготовки, к исходу дня она овладела пятью кварталами города на юго-восточной окраине. 13–18 февраля 3-й дивизион 613-го артполка поддерживал огнем 33-ю стрелковую дивизию. Дивизион уничтожил до 8 взводов пехоты, 7 штурмовых отделений автоматчиков, 14 пулеметов, 9 пулеметных гнезд, 2 склада с горючим, 3 танка, 2 транспортных самолета. Рассеял до батальона пехоты, контратаковавшего нашу пехоту. Разрушил 26 домов (опорных пунктов)[37]. В том числе 7-я батарея под командованием лейтенанта Т. Кулешова уничтожила до роты пехоты, 7 пулеметов, одно пехотное орудие, 2 миномета, 5 пулеметных гнезд. Разрушила один дзот и 9 домов (опорных пунктов)[38]. 15 февраля 8-я батарея под командованием ст. лейтенанта В. Савина (корректировал огонь с ПНП мл. лейтенант Н. Графов) уничтожила до взвода автоматчиков, 8 пулеметов, одно пехотное орудие, одну минометную батарею, 3 миномета, 4 пулеметных гнезда, склад с горючим, один транспортный самолет на аэродроме. Разрушила 2 дзота и 11 домов (опорных пунктов). Рассеяла до роты пехоты[39]. Мл. лейтенант Н. Графов и телефонист А. Илларионов 15 февраля из индивидуального оружия уничтожили 19 гитлеровцев, убегавших от артогня батареи[40]. С 12 по 17 февраля орудие П. Шатилина 9-й батареи уничтожило до 2 взводов пехоты, одну минометную батарею, 4 пулеметных гнезда, один склад с горючим, разрушило 8 каменных домов[41]. В ходе боев 14 февраля, находясь в боевых порядках пехоты, у дороги Холм – Залесье погиб начальник разведки дивизиона лейтенант А. Цмаковенко[42]. Из двух танков Mk.II 170-го танкового батальона, приданных 33-й дивизии, один был подбит 19 февраля, другой – 24-го.

Кроме дивизионов, выделенных на поддержку соединений, Холмскую группу побатарейно поддерживал 4-й дивизион 613-го полка. Дивизион уничтожил до 3 рот пехоты, 3 штурмовых взвода автоматчиков, одно пехотное орудие, одно противотанковое орудие, 25 пулеметов, 16 пулеметных гнезд, склад с боеприпасами, 2 транспортных самолета. Разрушил 5 дзотов. Подавил одно пехотное орудие, 2 минометные батареи, 4 миномета, 6 пулеметов. Рассеял до 6 рот пехоты и 7 штурмовых взводов. Разрушил 60 домов (опорных пунктов)[43]. В том числе 10-я батарея под командованием лейтенанта Ф. Виноградова уничтожила до 3 рот пехоты, 2 штурмовых взвода автоматчиков, один танк, один транспортный самолет, 8 пулеметных гнезд, 2 склада с боеприпасами и горючим. Разрушила 3 дзота и 30 домов (опорных пунктов). Рассеяла до двух батальонов пехоты. Подавила одно пехотное орудие, одну минометную батарею[44].


Разбитый «Хейнкель»


17 февраля 1942 авиация противника произвела массированный налет на позиции КП и ПНП 613-го артполка. В течение дня немцы группами по 20–30 самолетов постоянно бомбили полк, пытаясь предотвратить поддержку Холмской группы. В ходе бомбардировки позиций КП 613-го артполка у деревни Борисовка штурмовой авиацией противника была перебита связь ПНП с огневыми батареями. Командир взвода связи штабной батареи мл. лейтенант А. Шагов и командир отделения мл. сержант И. Громов оперативно восстанавливали связь, что позволило полку уничтожить 4 транспортных самолета врага на аэродроме[45]. В ходе бомбардировки погибли 3 телефониста. 19 февраля 1942 года, поддерживая стрелковые части, в бою за Холм на ПНП полка погибли разведчик и телефонист[46].

С 13 по 15 февраля штурмующим войскам 391-й и 33-й дивизий оказывал помощь северный отряд – 79-й лыжный батальон, истребительный отряд и батальон 164-го полка.


Погрузка контейнера на сани


15 февраля части Холмской группы войск соединились с авангардом 2-го гвардейского корпуса в районе Иваньково.

18 февраля 1942 года на северную окраину Холма двумя батальонами вышла 37-я стрелковая бригада 2-го гвардейского корпуса[47]. Она включилась в общий штурм города. 1-й батальон в 3.00 атаковал Холм и с боем занял квартал № 50. Дальнейшее наступление было остановлено огнем противника. За 18–19 февраля бригада потеряла только убитыми 35 человек. 214-й лыжный батальон занял Орехово. 391-я дивизия овладела одним кварталом на юге города. 1024-й стрелковый полк овладел больницей и электростанцией (кварталы № 32 и 33). 1278-й стрелковый полк вел ожесточенный бой за южные кварталы № 28 и 30.

19 февраля состоялся решающий штурм города, но оказавшийся безуспешным. 20 февраля после артподготовки 391-я, 33-я сд и 37-я сбр вновь атаковали врага, но продвинуться не смогли. За период боев с 18 по 21 февраля части 33-й стрелковой дивизии овладели двумя кварталами на востоке города.

После очередного штурма 21 февраля войска Холмской группы остановились вследствие больших потерь и закреплялись на занятых рубежах. На поддержку 391-й дивизии прибыл 951-й артполк, но из-за отсутствия опыта огня по закрытым целям в боях не участвовал.

22 февраля прибыл 1280-й стрелковый полк (1-й батальон прибыл еще 12 февраля). На основании боевого распоряжения командующего 3-й Ударной армией № 0381 от 21.02.1942 он передавался в 33-ю стрелковую дивизию. 26 февраля он был возвращен в 391-ю. При этом 1-й батальон уже вел бой в районе Куземкино. 2-й батальон был придан 164-му полку 33-й дивизии. 3-й батальон – 73-му полку. 23 февраля 1-й батальон и спецподразделения 37-й бригады были выведены из штурмовой группировки и направлены на подготовку круговых оборонительных позиций Иваньково – Пронино – Куземкино. Им в помощь были выделены 1-й батальон 1280-го полка и 213-й лыжный батальон. В Орехово готовил позиции 212-й лыжный батальон. 24–25 февраля 2-й батальон 37-й бригады, два полка 391-й дивизии и 33-я дивизия при поддержке 170-го танкового батальона атаковали противника. Батальон 37-й бригады вел ожесточенный бой за овладение кварталом № 54. 613-й артполк подавил артбатарею врага в квартале № 48. 26 февраля батальон 37-й бригады овладел кварталом № 54 и вел бой за квартал № 38. 26–28 февраля 2-й и 3-й батальоны 1280-го стрелкового полка 391-й дивизии вновь атаковали Холм и очистили от немцев три квартала (№ 18, 22, 25) – от улицы Спартаковской до Съездовской. Находящийся в боевых порядках пехоты, был тяжело ранен начальник разведки 2-го дивизиона ст. лейтенант В. Цимбаленко. 1 марта была произведена ночная атака, в ходе которой роте лейтенанта Н. И. Янова из 391-й дивизии удалось захватить квартал, ограниченный улицами Пионерской, Пролетарской и Октябрьской. Отсюда до Ловати оставался всего один квартал. В гитлеровской комендатуре автоматчики захватили немецкого лейтенанта вместе со знаменем части, которое он охранял. Один этот эпизод характеризует героизм бойцов 391-й дивизии, и таких эпизодов в период боев за Холм было много. Потери 391-й дивизии за февраль 1942 года составили 3,5 тысячи человек, до 30 минометов, 3 76-мм полковые пушки, 3 45-мм противотанковые пушки, более 10 ПТР.


Смена позиции немецким отделением


В течение февраля 1942 года 613-й артполк уничтожил до 10 орудий противника, сбил 2 транспортных самолета, разгромил и уничтожил до 100 огневых точек и блиндажей противника[48]. Благодаря мастерской работе вычислительного отделения РАД у города Холм было подавлено 3 артиллерийские батареи противника[49]. В ходе оборонительных и наступательных боев ремонтная бригада парковой батареи из последних сил восстанавливала автомашины («Хеншель») и трактора (ЧТЗ-65), нередко на смекалке и подручном материале, чем обеспечивала передвижение боевых средств полка[50].

В начале марта, после роспуска Холмской группы, 33-й и 391-й дивизиям была поставлена задача – рядом последовательных операций по захвату отдельных объектов сопротивления противника выйти на восточный берег реки Ловать. Дивизии, понесшие большие потери в предыдущих боях, были усилены 228-м лыжным батальоном. На поддержку был выдвинут 603-й минометный полк РГК. 1–2 марта штурм города откладывался из-за отсутствия боеприпасов для артиллерии. К северо-западу от Холма сосредоточилась вся 37-я стрелковая бригада (без 3-го батальона). В 22.00 3 марта штурм Холма возобновился. 37-я бригада в ожесточенном бою утром 4 марта захватила Холмский аэродром. С этого дня снабжение германского гарнизона шло только с помощью парашютных контейнеров. Утром 4 марта бригада вела бой за кварталы № 36, 40, 47. 5 марта 1942 года Гитлер отдал приказ о жесткой обороне города, поддержке его с воздуха и потребовал скорейшей его деблокады. Боеприпасы и продовольствие доставлялись по воздуху 300 самолетами «He-111», «Ю-52» и планерами.

В течение марта 33-я дивизия прочно удерживала позиции в восточной и юго-восточной частях Холма (штаб – Досиная Голова, 164-й полк – кварталы № 2, 3, 5, 6, 7; 73-й полк – кварталы № 7, 9, 10, 11; 79-й олб – 53-й квартал) и участвовала в непрерывных уличных боях города за отдельные дома, окопы, блиндажи и ДЗОТы противника. Нередко эти бои доходили до рукопашных схваток, в результате которых немцы выбивались из занимаемых объектов ручными гранатами и штыками. Частными атаками пехоты с танками, проводимыми короткими ударами, подразделения полков овладели девятью каменными домами в центральной части города, кладбищем с церковью и двумя кварталами в северо-восточной части. Для штурма оборонительных объектов противника в полках создавались штурмовые отряды численностью 35–40 человек. В состав этих отрядов входили стрелки, пулеметчики, автоматчики, минометчики, саперы и химики. В состав отрядов первого эшелона дополнительно вводились танки и орудия прямой наводки. Штурмовые отряды действовали глубоко эшелонированно, штурмовыми боевыми порядками. Атаки штурмовых отрядов немцы часто отбивали сильным пулеметным и минометным огнем, который открывался с ближних дистанций. Неоднократно в течение марта германские подразделения переходили в контратаки группами в 50–60 человек, стремясь вернуть утерянные ими дома и отдельные объекты. Эти контратаки успеха не имели, т. к. они отбивались огнем и гранатами советских штурмовых групп. Враг вынужден был отходить, неся большие потери. Бомбардировщики люфтваффе группами в 25–30 самолетов, начиная с 19 января, ежедневно бомбили боевые порядки частей 33-й стрелковой дивизии. Благодаря принятым мерам маскировки и устройству бомбоубежищ полевого типа потери личного состава от авиации противника были незначительны. Транспортные самолеты врага в феврале и марте сбрасывали на парашютах осажденному Холмскому гарнизону боеприпасы и продовольствие. Кроме того, немцами в районе Борисово (южнее Замошье) был оборудован полевой аэродром для транспортных самолетов и планеров. За март 1942 года 33-я дивизия овладела и удержала за собой 9 каменных зданий в центре города, и два квартала в северо-восточной части и кладбищем.


Опустошенные авиаконтейнеры


391-я стрелковая дивизия при поддержке 2-го дивизиона 613-го артполка с 3 по 8 марта вела ожесточенные бои в южной части Холма. Штаб дивизии – Прибороб, 1280-й полк – кварталы № 18,19; 1278-й полк – кварталы № 30, 33; 1024-й полк – 32-й квартал. Соединение постоянно подвергалось мощным бомбардировкам и артиллерийским обстрелам. Противник постоянно контратаковал. Нередко захваченные огневые точки вновь отбивались врагом. Дома, ДЗОТы, сараи переходили из рук в руки по 3–4 раза в день. 4 марта немцы перешли в контрнаступление. Им удалось окружить ряд подразделений 391-й дивизии и 613-го артполка. В бою на южной окраине Холма погиб командир батареи 613-го полка ст. лейтенант А. Федюк[51]. В течение 5–8 марта германским войскам удалось вернуть многие кварталы, занятые красноармейцами в феврале. Из-за отсутствия опыта и боевой подготовки дивизия несла огромные потери. К исходу 8 марта 1024-й полк удерживал электростанцию (кварталы № 32, 33), 1280-й полк – квартал № 18.


2. 2-й гвардейский стрелковый корпус

С 13 февраля 2-й гвардейский стрелковый корпус в составе 8-й гвардейской стрелковой дивизии, 26-й, 37-й, 38-й, 75-й стрелковых, 71-й танковой бригад, 879-го корпусного артполка и трех лыжных батальонов вышел на дальние подступы к Холму. 17 февраля Директивой Главного командования Западного направления Калининскому фронту и 3-й Ударной армии было указано на недопустимую затянутость операции по взятию Холма. Этой Директивой приказывалось 8-ю гвардейскую стрелковую дивизию направить в качестве заслона на участок Бежаницы – Локня. Остальные части 2-го гвардейского стрелкового корпуса предполагалось направить в район Язвы, на помощь 54-й стрелковой бригаде, и далее развивать наступление на Великие Луки. В это время сильно потрепанная в боях 71-я танковая бригада была без боеприпасов и горючего, а приданный 879-й корпусной артполк только 19 февраля начал разгружаться в Осташкове. Штаб корпуса находился в деревне Дарище (10 км от Холма), передовой НП и опергруппа – близ Куземкино. 13, 20 и 23 февраля немецкая авиация производила бомбардировки позиций резервов корпуса в Каменке и Чекуново. К 22 февраля в Чекуново собирается резерв корпуса (3-й батальон 26-й сбр, 212-й и 213-й лыжные батальоны, 71-я тбр, 12-й озадн, батарея 32-го огвминд РС). 22 февраля 212-й батальон провел зачистку Рдейского монастыря от мелких групп противника. 25 февраля в резерве корпуса (Чекуново) остались только 71-я танковая бригада (без одной роты), 12-й зенитный дивизион и 32-й дивизион РС (оба без снарядов).

Корпус к 16 февраля вышел в район Холма и соединился с Холмской группой 3-й Ударной армии. За это время с боями пройдено 150 км. Освобождено свыше 350 населенных пунктов. На 22 февраля 1942 года частями корпуса захвачено и уничтожено: винтовок – до 600 шт., пулеметов – 40 шт., орудий – 55 шт., минометов – 10 шт., танков – 32 шт., автомашин – до 800 шт., тракторов – 6, мотоциклов – 100, велосипедов – 60, кухонь разных – 11, цистерна с горючим – 1, много тысяч винтпатронов, боеприпасов, продовольствия, имущество связи. Уничтожено свыше 6000 солдат и офицеров противника.

Общие потери корпуса, по неполным данным, к 1 марта составили 12 059 человек. Корпус более месяца вел днем и ночью непрерывные бои. К 6 марта ощущался острый недостаток боеприпасов и всех видов обеспечения.

2.1. Обсервационная группа

С 12 по 18 февраля 1942 года 1-й дивизион 613-го артполка огнем поддерживал 45-ю отдельную стрелковую бригаду. В течение 13–15 февраля немцы усилили натиск на позиции 45-й стрелковой бригады в Пронино и Дуброво. 14 февраля у деревни Дуброво минометным огнем противника была перебита проводная связь ПНП 1-го дивизиона 613-го артполка с огневыми батареями. Командир отделения связи не только восстановил повреждение под огнем врага, но и вытащил с поля боя раненого подчиненного[52]. В тяжелых боях батальон 45-й бригады оставил Дуброво и отошел на Зешки, где сдерживал ожесточенные атаки врага. В районе Пронино стрелковый батальон бригады с боями стал отходить на Куземкино. Здесь держал оборону 1-й батальон 1280-го стрелкового полка. 15–16 февраля Куземкино несколько раз переходило из рук в руки. 15 февраля в район Иваньково вышел 1073-й стрелковый полк 8-й гвардейской дивизии. С севера (от Плотки, Горка) к Холму подошла 37-я стрелковая бригада 2-го гвардейского корпуса. 16 февраля в Куземкино сложилась опасная ситуация: 1-й батальон 1280-го полка занял круговую оборону и отчаянно сражался и с частями Укерманна и Шерера, не допуская прорыва. К исходу 16 февраля 1942 года 75-я морская стрелковая бригада 2-го гвардейского корпуса вышла в район Холма. При поддержке 1-го дивизиона 613-го артполка она атаковала группу Укерманна во фланг, отбила и Куземкино, и Пронино. Перекрыв шоссе Холм – Локня, моряки вновь замкнули кольцо окружения группы немецких войск в Холме и в дальнейшем препятствовали многочисленным попыткам противника прорваться в город. 16 февраля 1942 года 613-й артполк провел мощную артподдержку 75-й бригады, в том числе громя позиции 35-го арткомандования. Орудие ефрейтора В. Брюсова 1-й батареи 613-го артполка в районе Хворощино уничтожило одно 150-мм орудие врага[53]. Благодаря разведывательному отделению 1-й батарее удалось уничтожить два 105-мм орудия[54]. 17 февраля огнем немецкой минометной батареи по позициям 1-й батареи 613-го артполка была перебита связь в двух местах. Для эффективного поражения противника связь ПНП с огневой позицией батареи была восстановлена сержантом Н. Гусевым, в результате чего враг был повержен[55]. Орудие ефрейтора В. Брюсова 1-й батареи в районе Тараканово ликвидировало минометную батарею и взорвало склад с боеприпасами[56]. 1-й дивизион 613-го артполка за 6 дней боев уничтожил до трех взводов пехоты, 2 минометные батареи (4 миномета), 6 пулеметов, 16 пулеметных гнезд, 2 бронемашины, одну автомашину, склад с боеприпасами. Подавил одну 150-мм батарею двухорудийного состава, одну 105-мм батарею трехорудийного состава, 2 минометные батареи. Разрушил 15 домов (опорных пунктов). Это способствовало выполнению задачи 45-й отдельной стрелковой бригады по недопущению подхода резервов противника к городу Холм[57]. 18 февраля 75-я морская бригада без поддержки артиллерии (из-за снегопадов была сорвана доставка боеприпасов) безуспешно атаковала Дуброво и Тараканово. 19 февраля к морякам сквозь снежные заносы пробилось несколько танков 71-й бригады и две батареи РС 32-го гвардейского дивизиона. В течение 19–20 февраля в район Лопари – Наволок прибыла вся 71-я танковая бригада в составе 4 танков «КВ», 6 танков «Т-34» и 17 танков «Т-60». К 20 февраля при поддержке танков и РС моряки вернули утраченные 45-й бригадой позиции и вели наступление на Тараканово, превращенное противником в мощный опорный пункт. К исходу дня после ожесточенного боя восточная часть деревни была занята моряками. 45-я бригада после тяжелых оборонительных боев была приведена в порядок и атаковала германские позиции в Тараканово и Максимово. 1-й батальон вышел к высоте 72,7 и после нескольких попыток овладеть ею закрепился на восточных склонах. 2-й батальон при поддержке моряков вернул Дуброво и вел наступление на Тараканово. 3-й батальон пытался захватить Скаруево, но был отбит противником.


Сожженное предместье Холма


21 февраля 45-я и 75-я бригады закрепляли свои позиции и производили рекогносцировку. Им в помощь был выделен 1-й батальон 71-й танковой бригады в составе 3 «КВ», 8 «Т-60». Тем не менее по приказу комкора до конца февраля они в боях не участвовали, составляя резерв корпуса. 18–21 февраля в районе Заплатино, в разрыве с 54-й бригадой, появились немецкие войска. Сюда срочно был выдвинут 159-й лыжный батальон от 45-й бригады. К исходу дня он занял оборону по восточному берегу реки Кунья в Заходах. В 2.00 23 февраля 45-я и 75-я бригады вновь атаковали противника. 3-й батальон 75-й бригады при поддержке батареи РС с востока атаковал Тараканово. 1-й и 2-й батальоны при поддержке батареи РС, обойдя позиции противника по болоту, атаковали Хворощино. Ночью с 22 на 23 февраля батальоны 75-й бригады заняли Хворощино, разгромили артиллерийскую батарею, но утром были контратакованы мотопехотой и танками противника. После жестокого боя, понеся большие потери, моряки отошли к высоте 72,8 севернее Тараканово. В батареях РС закончились боеприпасы, и одна батарея убыла в резерв корпуса. 45-я бригада двумя батальонами безуспешно штурмовала Скаруево и высоту 72,7. В течение 24 февраля 2-й батальон бригады оборонял Дуброво от контратак противника, но к исходу дня оставил деревню под натиском врага. 1-й батальон отошел от высоты 72,7 к деревне Луг, где занял оборону. Во втором эшелоне обсервационной группировки готовили круговые оборонительные позиции Иваньково – Пронино – Куземкино 2-й батальон и спецподразделения 37-й бригады, 1-й батальон 1280-го полка и 213-й лыжный батальон. В 9.00 24 февраля 212-й лыжный батальон из Орехово через Шапково вышел в распоряжение 38-й стрелковой бригады. Ему на смену к концу дня подошел 3-й батальон 26-й стрелковой бригады.


Переброска противотанковых орудий немцами на левый берег Ловати


К исходу дня из-за больших потерь в 75-й бригаде ей был передан 213-й лыжный батальон. Он был выведен в район высоты 72,8 севернее Пронино. 25 февраля из-за прорыва 8-й гвардейской дивизии на Сопки немцы усиливают натиск группы Укерманна на Холм. 75-я бригада сдерживала ожесточенные германские атаки на Пронино. К ним на помощь подошли три «Т-34» из 71-й танковой бригады. К исходу дня моряки уничтожили до 150 человек, средний и легкий танк, артиллерийское орудие. С 16.00 немецкие штурмовые группы обрушились на высоту 72,8, обороняемую 213-м лыжным батальоном, но были отбиты. 45-я бригада, воспользовавшись ослаблением немецкой группы в Дуброво, силами 2-го батальона успешно атаковала этот опорный пункт. В ходе преследования противника ей удалось ворваться на южную окраину Скаруево. За опорный пункт Скаруево завязался жестокий бой. К исходу дня батальон отошел в Дуброво. Попытка 3-го батальона атаковать Максимово из района Луг была остановлена противником. Во втором эшелоне (Иваньково – Куземкино) заняли позиции 1-й батальон 37-й бригады, 1-й батальон 1280-го полка и 3-й батальон 26-й бригады.


Разрушенный центр города


26 февраля 75-я бригада обороняла Пронино (1-й батальон северо-западнее, 2-й западнее, 3-й южнее), вела перестрелку с противником и разведку в направлении Хворощино. 45-я бригада 1-м батальоном обороняла Дуброво, 2-м безуспешно пыталась атаковать Скаруево, 3-м удерживала Луг. В ходе боя расчет противотанкового дивизиона 45-й бригады отразил атаку немцев, уничтожив 2 миномета и до роты пехоты[58]. В ночь с 26 на 27 февраля 1942 года два батальона противника вклинились в стык 45-й и 75-й отдельных стрелковых бригад из Тараканово на Дуброво и заняли исходное положение для наступления. На острие удара врага (на дальности 150 м от переднего края, в деревне Дуброво) оказался ПНП 1-го дивизиона 613-го артполка (без прикрытия пехоты). Командир дивизиона капитан К. Бруев, лично управляя подразделением с ПНП, открыл огонь на уничтожение противника (на ПНП также находились командир 1-й и врид командира 2-й батарей). В течение двух часов дивизион вел огонь по врагу, без поддержки пехоты, уничтожая и сковывая его. В ходе боя врагу удалось подойти вплотную к ПНП, но командиры РККА продолжали вести управление огнем. Группировка противника была рассеяна, контратакована нашей пехотой и отошла на старые рубежи обороны. В ходе боя артиллеристы уничтожили 3 миномета, 2 пулемета, до двух рот пехоты, подавили 6 пулеметов врага[59]. В этот день из-за прямого попадания снаряда на ПНП погибли командир взвода разведки 1-го дивизиона лейтенант П. Петровский, а также радист и телефонист[60].

27 февраля 213-й лыжный батальон выведен в резерв 75-й бригады. Моряки заняли оборону от высоты 72,8 до реки южнее Пронино и отражали атаки противника. Подбито 2 танка и уничтожено до 300 гитлеровцев. В ходе боя был подбит один «Т-34» из состава 71-й тбр (было придано 3). 45-я бригада на занимаемом рубеже перешла к обороне. 3-й батальон для обеспечения своего левого фланга и на помощь 159-му лыжному батальону в район Караваево выделил две роты.

28 февраля по позициям 75-й бригады в течение дня активно работали артиллерия и авиация (до 15 бомбардировщиков) противника. Сбит один «Ju-88». На участке 45-й бригады противник активно вел артиллерийско-минометный огонь. В момент тяжелых боев панфиловцев за Сопки и шоссе 75-я и 45-я бригады поддержку не оказали. К исходу 28 февраля во втором эшелоне, в районе Куземкино, сосредоточилась 37-я стрелковая бригада (без одного батальона, ведущего бой в северной части Холма). Здесь находятся по одному батальону от 26-й бригады и 391-й дивизии. Одновременно сюда и в район Орехово переместились 32-й гвардейский минометный дивизион РС и 12-й зенитный артдивизион.

1 марта накал борьбы несколько снизился. Бои приобрели взаимно разведывательный характер. На участке 45-й бригады пехотный батальон противника атаковал позиции 1-го батальона южнее Дуброво на Зешки, но был отбит. 3-й батальон 26-й бригады придан 75-й бригаде и выведен в район высоты 72,8. Основные силы 37-й бригады сосредоточены северо-западнее Холма для штурма. В 75-й бригаде общие потери с начала февраля составили 2107 человек. В 45-й – 1379 человек.

2 марта в район Иваньково-1 прибыли 2-й батальон и ЧНП 26-й бригады. 3-й батальон, державший оборону у высоты 72,8, возвращен в состав бригады. 1-й батальон оставлен в Поддорье с задачей обороны правого фланга корпуса. Бомбардировщики противника нанесли удар по позициям ЧНП 2-го гвардейского корпуса. Сильно пострадала 2-я батарея 12-го зенитного дивизиона в районе Орехово – Козлово. Погиб весь комсостав батареи.

В ночь на 3 марта 3-й батальон 26-й бригады одновременно с 1073-м полком 8-й гвардейской дивизии атаковал Хворощино. Из-за отвода гвардейцев 3-му батальону пришлось одному вести бой за Хворощино. К исходу дня, потеряв до 50 человек, батальон отошел. Ночью 1073-й полк и батальон 26-й бригады вновь атаковали врага и к утру 4 марта вели бой в 100–150 м от шоссе. Штурмуя мощный опорный пункт, войска понесли огромные потери. Только батальон 26-й бригады убитыми и ранеными потерял более 200 человек. К исходу 4 марта батальон вышел в район изгиба шоссе и закрепился под огнем противника. Дальше он действовал вместе с 1073-м полком. Из-за образовавшегося разрыва в район высоты 72,8 был направлен 2-й батальон 26-й бригады.

В ночь на 5 марта 213-й лыжный батальон был переброшен в район Сутоки 8-й гвардейской дивизии.

2.2. 8-я Панфиловская

Во время снежного рейда к Холму части 8-й гвардейской Панфиловской дивизии встретили сильное сопротивление в населенных пунктах Какачево – Сутоки – Мазуры – Кобыляки, превращенные противником в опорные пункты. 12 февраля в состав авангарда дивизии (1073-й стрелковый полк) был передан 2-й танковый батальон 71-й танковой бригады (четыре танка «Т-34»). 13 февраля группа Сперлинга оказалась в полуокружении и стала отходить на Какачево. 14 февраля авангард 8-й гвардейской дивизии разгромил заслон группы Сперлинга и завязал бой за Какачево, где находились основные силы Сперлинга. В это время из Бураково в Наволок прибыли танки «Т-34» 2-го танкового батальона 71-й бригады. 14–15 февраля передовой 1073-й полк 8-й гвардейской дивизии с боем овладел деревней Какачево, отбросив противника в болота. 15 февраля полк вышел в район Иваньково. 16 февраля группа Сперлинга, воспользовавшись тем, что основные силы 1073-го полка продвигались в направлении Холма, атаковали КП полка в Какачево. В ходе боя немцы заняли треть деревни, но были остановлены огнем минометного батальона. С подходом подкреплений противник был окружен и уничтожен. Около 50 солдат врага попали в плен[61]. Остатки группы Сперлинга отошли в Сутоки и Груховку. 18 февраля группа Сперлинга была направлена в район Тарыжино, где вошла в состав группы Укерманна и попыталась войти в разрыв 45-й и 54-й бригад. Направление Сопки – Замошье взяла на себя группа Хюхнера из 8-й танковой дивизии.


Прибытие очередного контейнера


С 16.00 18 февраля два батальона дивизии (2/1073-го и 2/1077-го сп) попытались выбить противника из Сутоки, но безуспешно. 19 февраля 1942 года 213-й лыжный батальон овладел Груховкой. 1075-й полк следовал за лыжниками и занял Ганотник, Горбуши. 1077-й полк вышел к опорному пункту противника Мазуры. 1073-й полк в ожесточенном бою занял северную окраину деревни Сутоки. В этот день группа панфиловцев во главе с Д. Валгапкиным в бою за деревню Сутоки выбила немцев из сарая на краю деревни и закрепилась в нем. Д. Валгапкин и двое его бойцов были ранены. Политрук Р. Джангожин предложил им пробиваться к своим, а сам взял на себя командование оставшимися бойцами. Фашисты, опомнившись, бросились в контратаку, но были отброшены. Когда немцы подожгли сарай, обстреляв его из минометов, уцелевшие гвардейцы в горящей одежде выскочили из сарая, на ходу стреляя по врагу. Всего было убито около 150 гитлеровцев. В списках погибших 13 гвардейцев оказался и боец Секимбай Мамыров, но он чудом остался в живых. Придя в сознание через несколько часов, он выбрался из-под обломков сарая и отполз подальше от места боя. Обессиленного, его подобрали солдаты из другой части. О том, что числится погибшим и имя его выбито на памятнике в Холме («Камень на Холме»), С. Мамыров узнал много лет спустя. 20 февраля 1075-й стрелковый полк дивизии занял Груховку и Пустыньки, 1077-й вел ожесточенный бой за Мазуры, 1073-й – за Сутоки. 203-я разведрота дивизии вышла на линию Варавинка – Лисичкино. 213-й лыжный батальон с боем занял Замошье. Таким образом, 8-й гвардейской дивизией 20 февраля была перекрыта дорога, дублирующая шоссе Холм – Локня. 21 февраля 203-я разведрота сменила 213-й лыжный батальон в Замошье. Батальон был отведен в резерв комкора в район Куземкино. 8-й гвардейской дивизии был передан 214-й лыжный батальон, переведенный из Орехово в Груховку. 1073-й полк был отведен в лес севернее Сутоки для перегруппировки и нового штурма опорного пункта противника. 1077-му полку для атаки Мазур был придан 2-й батальон 1075-го полка. Они готовятся к штурму опорного пункта. 1-й батальон 1075-го полка, занимавший Пустыньки, был атакован мотопехотным батальоном противника при поддержке танков. После ожесточенного боя батальон отошел в лес севернее деревни.


Немецкий солдат в дозоре


Для оказания помощи гвардейцам 21–22 февраля 2-й Ленинградской партизанской бригадой были проведены операции по уничтожению крупных немецких гарнизонов в райцентре Дедовичи и деревне Тюриково. 22 февраля 3-й батальон 1075-го полка занял деревню Варавинка. Попытки 1077-го полка овладеть опорным пунктом Мазуры оказались безуспешными. 1073-й стрелковый полк при поддержке 857-го артполка овладел опорным пунктом Сутоки. 214-й лыжный батальон был поротно придан стрелковым полкам для проведения разведки и обеспечения флангов. Для оказания помощи 8-й гвардейской дивизии по взятию опорных пунктов врага ей из 2-го батальона 71-й танковой бригады была направлена группа старшего лейтенанта Андреева в составе трех танков «Т-34» и шести «Т-60». К середине дня они прибыли в Какачево. К 18.00 танки «Т-34» подошли к селу Мазуры. «Т-60» не смогли справиться со снежными заносами и были оставлены в Какачево.

23 февраля 38-я стрелковая бригада сменила части 8-й гвардейской стрелковой дивизии на Замошинском участке. Частям 8-й дивизии были присвоены гвардейские наименования, но в документах они продолжают именоваться прежними номерами. Утром 23 февраля вся 8-я гвардейская стрелковая дивизия при поддержке 214-го лыжного батальона и 3 танков «Т-34» 71-й танковой бригады окружила опорный пункт Мазуры и двумя полками атаковала позиции противника. Танки уничтожили главные огневые точки врага. 1075-й полк перекрыл дорогу Сопки – Мазуры. Панфиловская дивизия ворвалась на северную и юго-восточную окраины деревни, где двое суток вела ожесточенный бой. Было выведено из строя два «Т-34». К исходу 24 февраля дивизия при поддержке прибывшей из Какачево танковой роты «Т-60» 71-й бригады овладела опорным пунктом Мазуры и приготовилась к штурму Сопок. Танк «Т-34» лейтенанта Быковского уничтожил огневую точку противника на хуторе между Мазурами и Сопками. 1077-й полк завязал бой на северной окраине опорного пункта Сопки. 214-й лыжный батальон собран в качестве резерва в рабочем поселке западнее Мазур.


Немецкий взвод уходит на боевые позиции


25 февраля 8-я гвардейская стрелковая дивизия при поддержке танковой роты 71-й танковой бригады атаковала опорный пункт Сопки. 1077-й стрелковый полк штурмовал село по дороге от Мазур. В ожесточенном бою он занял сараи на северной окраине, но дальше продвинуться не смог. 1075-й полк в ожесточенном бою штурмом занял высоту 73,1 в северо-западной части опорного пункта и перерезал шоссе Локня – Холм. Во второй раз германская группа Укерманна оказалась расчлененной надвое, причем у восточной (ударной) ее части в руках были только три населенных пункта. Немцы срочно наладили ее снабжение через Макаровский погост. 1075-й полк несколько раз пытался выбить немцев из села, но безуспешно. Артиллерийский дивизион 857-го артполка, обнаружив сосредоточение немецкой мотопехоты (до 200 автомашин) 8-й танковой дивизии в районе Макаровского погоста, накрыл ее огнем. Ему помог минометный дивизион. Нанеся противнику значительные потери, артиллеристы заставили немцев укрыться в лесу южнее Макарово. 1073-й полк с запада через лес от Дмитровки атаковал Хворощино, где два дня назад бились моряки 75-й бригады. Под ударом панфиловцев вновь оказались артиллерийские позиции 35-го АрКо. Полк разгромил немецкий пехотный батальон (свыше 500 человек), подбил 6 танков, уничтожил несколько орудий и пулеметных точек. Гитлеровцы перешли к жесткой обороне Хворощино, сняли войска с Дубровского направления, ослабив натиск на 45-ю бригаду, и контратаковали гвардейцев. С Подберезинского и Замошинского направлений, где уже складывалась сложная для 54-й и 38-й бригад ситуация, на участок Пустыньки – Сопки были срочно переброшены войска 8-й танковой дивизии. Ее мотопехота при поддержке танков выбила 2-й батальон 38-й бригады из Пустыньки-2. Дальше немцы развернули мотопехоту через лес на Мазуры. Панфиловцы вынуждены были снять с Сопкинского направления 1077-й полк и развернуть его в обороне Мазур. От полка продолжил атаки на Сопки только один батальон.

1075-й и 1077-й стрелковые полки 8-й гвардейской дивизии при поддержке танковой роты 71-й бригады в ночь на 26 февраля почти полностью овладели опорным пунктом Сопки и вели бой по ликвидации отдельных очагов сопротивления. Утром атакой со стороны Макарова погоста немецкая мотопехота вернула центр села. 1075-й полк удерживает шоссе в районе леса между Пустыньками и Сопками и высоту на северо-западной окраине Сопок. 1077-й удерживает высоту 73,1 и деревню Савино. Во второй половине дня дивизия ведет бой с танковым полком 8-й танковой дивизии (свыше 50 танков). К исходу дня на помощь полку подошел артдивизион. 1073-й полк с боем продвигается на Хворощино. Часть сил батальона прокладывает дорогу на Иваньково-2 для соединения с 75-й бригадой.

27 февраля самые упорные бои ведет 1075-й полк на шоссе западнее Сопок. Он атакован с трех сторон: с юга от Стрежено танками, с запада от Пустынек мотопехотой с танками и с востока от Сопок пехотой при поддержке артиллерии и авиации. Контратака противника на участке 3-го батальона увенчалась успехом – батальон вынужден был отойти на 1,5 км в лес. Мотострелковый батальон немцев стал продвигаться на Мазуры. 214-й лыжный батальон в качестве резерва дивизии занял оборону в Мазурах и одной ротой прочесывает лес от просочившихся автоматчиков противника. В ночь на 28 февраля разведка врага была уничтожена лыжниками. 3-й батальон контратаковал противника, отбросил его к шоссе и утром подошел к шоссе в лесу между Сопками и Пустыньками-1. Несмотря на атаку, вернуть шоссе не удалось. В ходе боев за два дня уничтожено около 350 немецких солдат и офицеров. 1077-й полк безуспешно пытался овладеть Сопками. В ходе боя разгромил обоз и минометную батарею противника. 1073-й полк в лесу севернее Хворощино готовится к штурму опорного пункта.


Вид на Холм с Татиловской стороны


28 февраля 1077-й полк с группой старшего лейтенанта Андреева (три «Т-34», шесть «Т-60») при попытке перейти в наступление на Сопки был контратакован превосходящими силами танков и мотопехоты врага. Танки 71-й бригады уничтожили пять пулеметных точек, разрушили четыре ДЗОТа, несколько автомашин в деревне Сопки. Огнем артдивизиона панфиловцев было уничтожено до 120 человек противника, 2 автомашины, 2 пулемета, один миномет, одна пушка. 1073-й полк атаковал Хворощино с северо-запада, но был остановлен ожесточенным огнем опорного пункта. Немцы выставили севернее Хворощино на прямую наводку 150-мм батарею, которая открыла огонь по наступающим гвардейцам. Было подбито два «Т-34» и один «Т-60» (погиб командир группы старший лейтенант Андреев) из состава 71-й танковой бригады. В ходе ожесточенного боя танкисты и артиллеристы уничтожили батарею врага вместе с расчетом. Была разгромлена также минометная батарея противника и до 20 автоматчиков. 1075-й полк был вновь атакован танками и мотопехотой врага. В ходе ожесточенных боев с превосходящими силами противника полк был вынужден отойти на 700 м севернее шоссе. Подбитые танки 71-й бригады были эвакуированы и отремонтированы в течение ночи.

1 марта накал борьбы несколько снизился. Два «Т-34» были выставлены в качестве засады на опушку леса между деревнями Мазуры и Сопки. Один «Т-34» направлен на ремонт в Лопари. «Т-60» направлен на прикрытие КП 1075-го полка и дивизии. Атаки панфиловцев и противника приобрели взаимно разведывательный характер. В 16.00 мотопехотная рота противника при поддержке артиллерии и 4 штурмовиков попыталась прорваться в стык 1075-го и 1077-го полков, но была отбита. 3-я батарея 12-го зенитного дивизиона была выдвинута из-под Холма в район Сутоки. Общие потери 8-й дивизии составляют 5410 человек.

2 марта противник превосходящими силами вновь атаковал позиции гвардейцев. 1075-й полк при поддержке 2-го артдивизиона 857-го артполка и 2 танков отразил несколько массированных атак пехоты и полевых войск люфтваффе. Во второй половине дня полку придана 3-я рота 214-го лыжного батальона. 1077-й полк при поддержке 1-го артдивизиона и 3 танков оборонял деревню Савино и дороги на Мазуры и Дмитровку. В ходе боя севернее села Сопки полк уничтожил 2 автомашины и 1 птп. 3-й батальон полка вел ожесточенный бой на высоте 73,1, отражая танковые атаки врага. 1073-й полк при поддержке 3-го артдивизиона отражал атаки противника северо-западнее Хворощино. 214-й лыжный батальон оборонял Мазуры.

3 марта 1075-й полк удерживает позиции севернее и северо-восточнее Пустынек-1. Утром 3-й батальон 1077-го полка был отброшен массированным ударом танков и мотопехоты противника с шоссе на 700 м северо-восточнее высоты 73,1. Два батальона полка удерживают позиции в 500 м северо-западнее и северо-восточнее Сопок. 1073-й полк одновременно с 3-м батальоном 26-й стрелковой бригады в ночь на 3 марта атаковали Хворощино. Гвардейцы завязали бой на северо-западной окраине села, но вынуждены были развернуться на помощь батальону 1077-го полка у высоты 73,1. В ходе контратаки 1073-го полка мотопехота противника отошла от Савино и удерживает высоту 73,1. Стрелковый полк ведет бой в 250 м от высоты. В ночь на 4 марта полки дивизии продолжили наступление на позиции врага, но были вынуждены отойти в исходные районы. Лишь 1073-й полк к утру 4 марта приблизился на 100–150 м к шоссе и высоте 73,1. 1075-й полк при поддержке трех «Т-34» 71-й бригады 4 марта в ожесточенном бою с немецким пехотным полком сдержал позиции на опушке леса северо-западнее Сопок и на дороге на Мазуры. Понесший большие потери в бою за высоту 73,1, 1077-й полк отведен с позиций в Мазурах. 1073-й полк перехватил шоссе у высоты 73,1. В районе изгиба шоссе на 100–150 м подошел 3-й батальон 26-й стрелковой бригады и закрепился под огнем врага. 857-й артполк отведен в район леса севернее Мазур. 4 марта в район Мазур вышел и встал на огневую позицию 120-мм минометный дивизион 879-го корпусного артполка.

В ночь на 5 марта дивизии был передан 213-й лыжный батальон. Он перешел из Куземкино в район Сутоки и к исходу дня занял оборону Мазур. В течение 5 марта немцы отдельными разведывательными группами прощупывали дислокацию советских подразделений. Уничтожено до 40 солдат и одна автомашина противника.

2.3. Замошинское направление

20 февраля на северо-запад, в район села Ратча, для прикрытия левого фланга корпуса была выдвинута 38-я стрелковая бригада.

21 февраля 38-я стрелковая бригада 2-го гвардейского стрелкового корпуса заняла село Ратча, обеспечивая правый фланг корпуса. В бригаду пришел приказ комкора о выдвижении в район Груховки на соединение с 8-й гвардейской дивизией. В 11.00 22 февраля бригада двумя батальонами вышла к Груховке. 80-километровый лыжный рейд бригады на Ратчу оказался пустой тратой сил и времени. Несмотря на приказ комкора, 2-я рота 3-го батальона была оставлена в Ратче.


Немцы осматривают подбитый «Т-60»


23 февраля 38-я стрелковая бригада сменила части 8-й гвардейской стрелковой дивизии на Замошинском участке. 1-й батальон занял Замошье и в течение дня отражал атаки противника из Клевдино – Лехино. 2-й батальон занял Чащивку и развернулся в лесу севернее Пустынек. 3-й резервный батальон расположился в Груховке.

24–25 февраля батальоны 38-й бригады отражали ожесточенные атаки мотопехоты противника при поддержке тяжелой артиллерии и штурмовой авиации на Замошье (1-й), Чащивку и Пустыньки (2-й). Им в помощь к исходу 24 февраля из резерва корпуса подошел 212-й лыжный батальон. 25 февраля 2-я рота 38-й бригады отразила нападение полицейских сил противника на Ратчу. 2-й батальон 38-й стрелковой бригады при помощи 212-го лыжного батальона занял Пустыньки-2 и взял под обстрел шоссе Локня – Холм. Мотопехота 8-й танковой дивизии, развернувшейся на шоссе Локня – Холм от Темного Бора до Сопок, при поддержке танков выбила 2-й батальон из Пустынек-2.

26 февраля 38-я бригада произвела ротацию войск. 1-й батальон из Замошья был переброшен на Пустыньки-1 в помощь 8-й гвардейской дивизии. Ему было придано две роты 212-го лыжного батальона. Батальон атаковал Пустыньки-1 на шоссе Локня – Холм, но взять деревню ему не удалось. 2-й батальон бригады вел упорный бой за Пустыньки-2, занятые мотопехотой 8-й танковой дивизии при поддержке 6 танков. 3-й батальон переведен в Замошье и двумя ротами держит оборону села, отражая атаки немецкой мотопехоты. 2-я рота обороняет Ратчу. Рота 212-го батальона заняла Лисичкино и Чащивку для обеспечения стыка батальонов бригады. Во второй половине дня немецкая мотопехота атаковала Варавинку и Лисичкино. Сюда был переброшен 1-й батальон бригады. Он отбил несколько атак противника. На поле боя немцы оставили более 200 погибших. 2-й батальон после неудачных попыток овладеть Пустыньками выведен в лес севернее этого опорного пункта.


Аэрофотокарта


27–28 февраля 1-я рота 3-го батальона 38-й бригады упорно обороняет Замошье, 2-я рота – Ратчу. 3-я рота направлена в Горки Лесовые. 1-й батальон ведет оборонительный бой за Варавинку, Лисичкино и Чащивку. 2-й стрелковый и 212-й лыжный батальоны сосредоточились для атаки в лесу севернее Пустынек-2. По данным разведки, перед фронтом бригады действовали полк люфтваффе при поддержке 10 танков и 4 минометных батарей. Потери бригады на 1 марта составили 1719 человек убитыми и ранеными.

1 марта противник перебросил все силы на Сопкинское направление и на участке 38-й бригады ограничился поисковыми операциями и артиллерийско-минометным огнем. 3 марта на участке бригады был сбит транспортный самолет врага.

В ночь на 4 марта 38-я бригада произвела перегруппировку сил и утром атаковала противника. 1-я рота 3-го батальона удерживает Замошье. Один ее взвод через Горки Лесовые продвинулся на Кондратово и занял деревню. 2-я рота находится в селе Ратча. 3-я рота переброшена к Пустынькам-2 и утром по дороге от Чащивки атаковала опорный пункт противника. В течение дня рота при поддержке минометного дивизиона и 1-й батареи артдивизиона вела ожесточенный бой за Пустыньки-2, но взять их не смогла. 1-й батальон вел бой за Варавинку и Лисичкино. 2-й стрелковый и 212-й лыжный батальоны ночью выдвинулись в район севернее Пустынек-1 и утром 4 марта перехватили шоссе восточнее этого опорного пункта.

В ночь на 5 марта взвод 3-го батальона отразил нападение немецкой разведки на Кондратово. В течение дня немецкая разведгруппа попыталась овладеть Варавинкой-1, но была отражена 1-м батальоном. Уничтожено до 50 солдат противника. В районе севернее Пустынек-2 сбит 1 транспортный самолет «Ju-52».

Необходимо учитывать, что правый фланг 2-го гвардейского корпуса прикрывал Ленинградский Партизанский край. По рекам Каменка, Шелонь, Городянка (восточная часть Дедовичского района), а также на участке Соколово – Селище – Полисть (восточная часть Ашевского района) были оборудованы заставы из партизанских формирований. Стык партизанского края и линии фронта проходил в районе Ратча – Заход. Основные силы 2-й Ленинградской партизанской бригады находились в Белебёлковском районе. Партизаны удерживали на своих границах крупные силы неприятеля, не давая им воздействовать на фланги гвардейского корпуса. В основном это были силы 281-й охранной дивизии, полицейские и ландштурмовские подразделения. Такая ситуация сохранялась до сентября 1942 года, когда в ходе массированной карательной операции 2-й Ленинградской партизанской бригаде пришлось покинуть партизанский край и выйти за реку Ловать.


3. Подберезье

С 13 февраля проблемным для Холмской группы 3-й Ударной армии остается только Подберезинское направление, где с 8-й танковой дивизией сражается 54-я бригада. Подразделения бригады обороняют восточный берег Ловати на участке Бабынино (1-й сб) – Худяки (2-й, 3-й сб) – Серка (65-й олб). Часть сил бригады, захватившая еще в январе Темный Бор, ведет бои в окружении, удерживая село и участок шоссе Холм – Локня. 15 февраля мотопехотный батальон группы Хюхнера атаковал позиции 2-го и 3-го батальонов 54-й бригады. В ходе двухдневного боя немцы форсировали реку Ловать, заняли Худяки и отбросили поредевшие в предыдущих боях подразделения бригады. 1-й батальон частично оказался в окружении южнее Дунаево, частично отошел за реку Кунья. На западном берегу Ловати остались плацдарм 65-го лыжного батальона в Чернецкой и окруженная группа 54-й бригады в Темном Бору. Дальнейшее продвижение мотопехоты 8-й танковой дивизии вермахта 2-й и 3-й батальоны сдерживали в болотах на Сапинском и Чернецком направлениях. Из-за успешных действий Панфиловской дивизии на Сопкинском направлении наступление на участке 54-й бригады было остановлено. А главные силы 8-й танковой дивизии были сосредоточены на шоссе Локня – Холм. 18 февраля в район Тарыжино из-под Каменки была отведена группа Сперлинга (до полка полевых войск люфтваффе). Она вошла в разрыв 45-й и 54-й стрелковых бригад, форсировала реку Кунья у деревни Зайцы и стала расширять плацдарм на север, против 45-й бригады, и на юг, против 54-й. С ними вступил в бой 1-й батальон 54-й бригады. 20–21 февраля мотопехота противника обошла 1-й батальон 45-й бригады с севера и заняла Заплатино. Сюда был переброшен 159-й лыжный батальон от 45-й стрелковой бригады. 21–22 февраля батальон разгромил несколько немецких гарнизонов по восточному берегу Куньи, заставив противника занять оборону по западному.


Сожженное предместье Холма


Одновременно лыжная рота проникла в тыл немцам в район деревни Гора. Сюда срочно перебрасываются мотопехотные подразделения 8-й танковой дивизии вермахта. 22 февраля из резерва Ставки ВГК в состав 3-й Ударной армии начинается переброска 117-й стрелковой дивизии. Передовые подразделения дивизии прибывают на Подберезинское направление только 16 марта 1942 года. 23 февраля 1-й и 2-й батальоны 54-й бригады вошли в разрыв немецких войск между реками Ловать и Кунья и стали продвигаться на Дунаево. Мотопехота 8-й танковой дивизии противника, удерживая Дунаево и Гору, обошла подразделения 54-й бригады. Батальоны заняли круговую оборону и в течение трех дней вели ожесточенные бои. 25 февраля мотопехотная группа противника силами до батальона, действующая в Заплатино, повернула на север. За деревню Зяхны завязался ожесточенный бой. Сюда был переброшен почти весь 159-й лыжный батальон, который без противотанковых средств в течение суток сдерживал германскую мотопехоту 8-й танковой дивизии. Во второй половине дня немцы попытались прорваться на Зайцы, но и здесь были отражены лыжниками. 26 февраля 159-й батальон в упорных боях сдерживал немецкую мотопехоту в районе Зяхны – Зайцы. В ночь на 26 февраля окруженная группа 54-й бригады покинула район Темного Бора и участка шоссе и вышла за Ловать в расположение 2-го батальона. Днем основные силы бригады атаковали врага и прорвались на Зайцы, в район действий 159-го батальона. 27 февраля часть сил 54-й бригады была переброшена в район Сапино. 28 февраля рота 159-го лыжного батальона форсировала Кунью и выбила немцев из деревни Малые Щенки. Одновременно от деревни Плоская подразделения лыжников батальона стали продвигаться немцам в тыл. От Сапино на Дунаево стала продвигаться 54-я стрелковая бригада. Немецкие войска, оперирующие на западном берегу Куньи восточнее Дунаево, оказались под угрозой окружения. 2–3 марта гитлеровцы стали отводить свои войска на дорогу Худяки – Гора – Макарово. 4–5 марта 54-я стрелковая бригада при поддержке 159-го лыжного батальона неоднократно безуспешно пыталась атаковать участок дороги восточнее Дунаево.


Передислокация противотанкового орудия


Таким образом, действия 2-го гвардейского корпуса на левом фланге 39-го моторизованного корпуса противника, а 45-й и 54-й стрелковых бригад – на правом способствовали созданию достаточно тяжелого положения в группах Укерманна и Хюхнера. Деблокирующая группа Укерманна сама оказалась на положении частично блокированной. Узлом сопротивления служило село Сопки. Южнее, ведя борьбу с партизанами, лыжниками и стрелками в болотах Приловатья, удерживала позиции 8-я танковая дивизия, обеспечивая танковым полком участок шоссе Дунаево – Сопки – Куземкино. Важную роль в успехе советских войск восточнее Ловати сыграла малоизвестная ныне оборона Темного Бора подразделениями 54-й стрелковой бригады с 29 января по 26 февраля. Особенностью зимних боев стало ускоренное накопление сил под Холмом советским и германским командованием. Прибытие в район боевых действий все новых сил РККА компенсировалось авиационной и железнодорожной переброской армейских, фронтовых и стратегических резервов вермахта.


Пятый этап
Германский удар 6–9 марта 1942 г.


В начале марта 3-я Ударная армия продолжала штурм Холма. 6 марта на НП артгруппы 391-й стрелковой дивизии был ранен комдив полковник Д. А. Коваленко.

4 марта 37-я стрелковая бригада овладела аэродромом, на который садились самолеты снабжения группировки. 5 марта 1942 года Гитлер отдал приказ о жесткой обороне города, поддержке его с воздуха и потребовал скорейшей его деблокады. На Холмское направление начата переброска еще двух пехотных полков (411-го из 122-й дивизии и 405-го из 121-й дивизии) с приданной артиллерией (3-й артдивизион 122-го артполка и 3-й артдивизион 121-го артполка) и батальона 346-го пехотного полка 217-й дивизии. После прибытия дополнительных сил группа Укерманна приобрела устойчивое преимущество над обсервационными войсками 3-й Ударной армии.

5 марта на участке 75-й бригады шла мощная огневая дуэль всех видов танков и артиллерии. В ходе боя поврежден один «Т-34».


Транспортировка доставленного продовольствия


В 9.30 6 марта группа Укерманна, усиленная танками и мотопехотой 8-й танковой дивизии, перешла в наступление, пытаясь прорваться к блокированной в Холме группе Шерера. В интересах Укерманна работала вся бомбардировочная и штурмовая авиация группы армий «Север» (свыше 300 бомбардировщиков). Огонь всей артиллерии 39-го корпуса сосредоточился на небольшом участке шоссе от Пронино до Куземкино и от Дуброво до Зешек. Одновременно небольшие отряды противника предприняли атаки на флангах против 38-й и 54-й бригад. В районе Сопок сильная группировка пехоты противника атаковала 8-ю гвардейскую дивизию. Основная коммуникация группы Укерманна из-за боев у Сопок пролегла через Стречно и Макарово. Несколько батальонов полевых войск люфтваффе и подразделения 329-й пехотной дивизии перешли в наступление в районе Белебелки.

2-я рота 3-го батальона 38-й стрелковой бригады удерживает Ратчу, периодически уничтожая карательные группы полиции. Взвод, удерживающий Кондратово, разгромил еще одну разведку противника. 3-я рота с отделением ПТР отразила попытку немцев занять Замошье. 1-я рота ведет бой в 400 м западнее Пустынек-2. 1-й батальон при поддержке роты лыжников, взвода ПТР и двух 45-мм пушек отразил несколько танковых атак (4 – средних, 2 – легких танков) противника на Лисичкино и Варавинку-2. 2-й стрелковый и 212-й лыжный батальоны при поддержке 120-мм минометного дивизиона удерживают лес между Пустыньками и частью сил контролируют дорогу Пустыньки-1 – Сопки.

8-я гвардейская стрелковая дивизия понесла большие потери в наступательных боях и вела оборонительные бои с атакующим противником. 1075-й стрелковый полк (1261 чел.) держал оборону в лесу 300 м севернее шоссе Локня – Холм северо-западнее Сопок и по южной окраине Мазур. 214-й лыжный батальон (149 чел.) занял оборону в Мазурах. 1077-й стрелковый полк (926 чел.) после приведения в порядок вышел в район Сопок и занял оборону на рубеже севернее Савино – изгиб шоссе восточнее 73,1. 1073-й полк (944 чел.) удерживает лес северо-западнее и севернее Хворощино. Восточнее его, до высоты 72,8, занял позиции 213-й лыжный батальон (300 чел.). С дивизией действует батарея РС 32-го дивизиона и группа 71-й танковой бригады – три «Т-34» и шесть «Т-60».


Батальонный комиссар 1073-го полка Логвиненко


3-й батальон 26-й стрелковой бригады, накануне атаковавший Хворощино, утром 6 марта был контратакован пехотным батальоном противника при поддержке 8 танков и постоянно действующих пикировщиков. Из-за высоких потерь 3-го батальона и отсутствия противотанковых средств красноармейцы стали отходить. 2-я рота после ожесточенного боя была отброшена с высоты 72,8 танками противника. 3-й батальон занял оборону северо-западнее высоты. Ему на помощь отправлены три «Т-60» из состава 71-й танковой бригады. Подошедший 2-й батальон 26-й бригады с 57-мм противотанковой пушкой и 6 ПТР приготовился к атаке высоты в 200 м северо-восточнее. Две батареи 32-го дивизиона РС развернуты на огневых позициях в Орехово. В Иванково-1 и Иванково-2 развернуты две батареи 12-го зенитного дивизиона. В течение дня они уничтожили 5 самолетов врага. За 6 марта противник потерял более 200 человек. При авианалете на 26-ю бригаду в районе Орехово на огневой позиции погибла одна установка РС 32-го гвардейского минометного дивизиона РС. 1-й батальон 26-й бригады занял оборону на правом фланге 2-го гвардейского корпуса у Поддорья. Разведка батальона вела бой с отрядами 329-й пехотной дивизии у Ямно, Дубовая. Из состава 71-й танковой бригады ему в помощь в район Поддорья была отправлена танковая рота в составе 6 танков «Т-60».

75-я морская стрелковая бригада (силами около 100–200 активных штыков) в течение дня отражала ожесточенные атаки усиленного пехотного полка противника при поддержке 10 танков и массированных ударов авиации на Пронино. С 75-й бригадой действует взвод 71-й танковой бригады – три «Т-34». На оборонительный участок бригады было сброшено более 1000 бомб, в т. ч. несколько весом в одну тонну. На всех направлениях враг был отброшен. Уничтожено до 500 солдат и офицеров противника, танком лейтенанта Полякова был подбит один танк противника.

45-я бригада в течение дня вела ожесточенный бой с мотопехотой и танками противника на Дубровском направлении. К исходу дня все атаки были отражены. Бригада понесла большие потери.


Фрагмент карты окрестностей города Холм, 1938 г.


В составе 71-й танковой бригады остались только сильно поврежденные танки, требующие капитального ремонта: четыре «КВ», один «Т-34», один «Т-60». К исходу 6 марта из-за массового применения авиации в 12-м зенитном дивизионе закончились боеприпасы. Дивизион сбил 5 самолетов и постоянно подвергается ударам штурмовиков и бомбардировщиков. Одна батарея охраняет тылы и резервы корпуса в районе Чекуново – Новички.

54-я бригада с 159-м и 65-м лыжными батальонами удерживала ранее занятые позиции, отражая атаки немцев на Чернецкую.

37-я стрелковая бригада с севера и юго-запада, 33-я стрелковая дивизия с северо-востока продолжали штурм Холма.

7 марта 38-я бригада и 8-я гвардейская дивизия отразили несколько нападений немецких подразделений на всем участке фронта. По позициям Панфиловской дивизии на протяжении всего дня велся артиллерийский огонь. Артогнем 38-й бригады были подбиты миномет и две пушки противника. 38-я бригада неоднократно переходила в контратаки, пытаясь продвинуться на шоссе.

В 6.00 по позициям 26-й стрелковой бригады был нанесен мощный артиллерийский удар. Обстрел продолжался до 8.00, когда начала действовать бомбардировочная авиация. С 9.30 7 марта пехота и танки противника перешли в наступление на позиции 2-го батальона 26-й бригады с высоты 72,8. В ходе ожесточенного боя атаки противника были отбиты. Немцы потеряли до 70 человек. В течение ночи на 8 марта бригада неоднократно атаковала высоту 72,8, но была отбита огнем танков и пушек. Позиции 26-й бригады вновь были атакованы бомбардировщиками противника.

С 5.30 7 марта немцы попытались осуществить комбинированное контрнаступление на участке моряков. Они подвергли позиции морской бригады трехчасовому артиллерийскому обстрелу. Был открыт артиллерийский и минометный огонь из 200 орудий и минометов. В 8.00 по позициям 75-й бригады нанесли удар 150 бомбардировщиков и штурмовиков. Заходя в несколько волн по 30–50 самолетов одновременно, враг более трех часов бомбил Пронино и окрестности. Плотность огня по позициям моряков была столь высока, что на месте Пронинского леса остались только пни, воронки и чернеющая земля. Но когда колонны вражеских танков с открытыми люками и автомашины с немецкими солдатами достигли Пронинского леса, их встретил внезапный и непреодолимый огневой заслон. Фашисты были ошеломлены, многим из них это стоило жизни. Последовала мощная контратака моряков, и фашистский авиадесантный полк был отброшен. Моряки не только отбросили противника от Пронино, но даже вернули оставленную стрелками 45-й бригады деревню Дуброво. Немцы оставили на поле боя около 200 трупов. Но и бригада понесла огромные потери. Только от бомбардировок погибло более 100 человек. Большинство командного и политического состава бригады погибли или были эвакуированы в госпиталь. Из-за нехватки личного состава бригады на оборону Пронинского опорного пункта деревня Дуброво была оставлена. Ночью противник постоянно пытался атаковать Пронино, но был отбит. В перерывах между атаками позиции моряков постоянно бомбили группы авиации противника до 50 самолетов в каждой. К исходу дня на помощь танковому взводу «Т-34» прибыли еще два «Т-60».


Временный мост через Ловать в городе Холм


С 6.00 7 марта по позициям 1-го батальона 45-й стрелковой бригады открыли огонь свыше 100 орудий и минометов противника. В 8.00 бригада была атакована бомбардировщиками и штурмовиками. После нескольких часов обстрела и бомбардировки на 45-ю бригаду обрушился пехотный полк врага при поддержке 5 танков. В ожесточенном бою 1-й батальон бригады оставил Дуброво и отошел на Зешки. Немецкие танки и мотопехота прорвались к КП бригады в районе Михали. Связь корпуса и армии с бригадой прервалась. Из-за отсутствия связи 45-й бригаде не смогли сообщить, что моряки 75-й бригады вернули Дуброво. После того как моряки оставили деревню, она была занята противником. В ночь на 8 марта 1-й батальон при поддержке сводной группы (из состава других батальонов и ЧНП) трижды безуспешно атаковал Дуброво.

Утром 37-я бригада при поддержке танков 170-го танкового батальона атаковала северо-восточные кварталы Холма. Одновременно на штурм вновь пошла 33-я дивизия. После неудачи 37-я стрелковая бригада была передислоцирована из северного Холма в Куземкино, в состав 2-го гвардейского корпуса.

Воспользовавшись замешательством на участке 45-й стрелковой бригады, немцы стали продвигаться на Зайцевском направлении. 159-й лыжный батальон и подразделения 54-й бригады, отражая атаки противника, отошли на несколько километров к реке Кунья.

В ходе немецкого контрнаступления на Холм через боевые порядки 281-й охранной дивизии из Ленинградского партизанского края на помощь блокадному Ленинграду прошел обоз с продовольствием. 8 марта партизанский обоз соединился с частями 8-й гвардейской стрелковой дивизии, с боем пересек шоссе Старая Русса – Холм и вышел в тыл 3-й Ударной армии. Отсюда продовольствие было доставлено в осажденный Ленинград.

8 марта по позициям 38-й бригады и 8-й гвардейской дивизии немцы вели постоянный артиллерийский огонь и производили бомбардировки с воздуха группами по 30–35 самолетов. Пехотный батальон противника атаковал 3-ю роту 3-го батальона в Замошье и Балкиной, но был отбит при поддержке артиллерии и минометов. На смену стрелковой роте были переброшены две лыжные роты 212-го батальона. 38-я бригада вновь атаковала противника у Фрюнино и Лисичкино, но вернуть утраченные ранее позиции не удалось.

Позиции 26-й стрелковой бригады утром 8 марта после мощной артподготовки вновь были атакованы танками и пехотой противника от высоты 72,8. В течение дня в районе высоты и опушки леса восточнее шли ожесточенные непрекращающиеся бои. Утром после артподготовки и бомбардировки с воздуха немецкая мотопехота и танки атаковали позиции 75-й бригады сразу на всех направлениях. Одновременно немцы атаковали Зешки. Моряки и дивизион 613-го артполка постоянно оказывали огневую и резервную поддержку 1-му батальону 45-й бригады. В течение дня шли ожесточенные бои. В 16.00 позиции 75-й бригады атаковал батальон пехоты противника при поддержке 3 средних танков. Моряками было уничтожено свыше 300 солдат и офицеров. Экипаж «Т-34» командира роты 71-й бригады лейтенанта Козерука уничтожил из засады вражеский танк. Во время отхода штурмующих немецких войск позиции 26-й, 75-й и 45-й бригад бомбились немецкой авиацией. Управление 45-й бригадой было нарушено. Несмотря на это, все боевые позиции удержаны советскими войсками. 26-я и 75-я бригады в течение дня неоднократно контратаковали врага. Танк лейтенанта Самойлова раздавил минометную батарею врага, досаждающую пехоте.

На участке 159-го батальона все атаки противника были отбиты, но в районе обороны 54-й бригады под натиском врага некоторым подразделениям пришлось отойти за Кунью.


Германские солдаты ведут бой у гимназии


9 марта все населенные пункты вокруг Ратчи были заняты полицейскими и карательными частями врага. Взвод 212-го лыжного батальона сменил стрелков в Кондратьево. Две лыжные роты сменили 3-ю стрелковую роту и обороняют Замошье и Фрюнино. 3-й стрелковый батальон 38-й бригады был сосредоточен в Груховке в качестве резерва бригады и выведен на строительство оборонительного рубежа от Фелонец до Мазур. 1-й батальон 38-й бригады в ходе ожесточенного боя оставил Лисичкино и отошел к Варавинке. 1-я рота 212-го лыжного батальона держит оборону западнее Пустынек-2. 3-я стрелковая рота 3-го батальона удерживает лес севернее и северо-восточнее Пустынек-2. 2-й батальон 38-й бригады северо-восточнее Пустынек подвергся комбинированной атаке. В 8.00 батальон автоматчиков при поддержке 3 танков, артиллерийской батареи, 2 минометных батарей и нескольких пикировщиков перешел в наступление на позиции стрелков. 8 танков поддерживали наступающих огнем. До 60 автоматчиков обошли позиции батальона с тыла. После ожесточенного боя 2-й батальон поднялся в контратаку и отбросил немцев. Развитие контратаки было остановлено огнем укрытых у Пустынек-1 восьми танков.

Для оказания помощи обсервационной группировке 8-й гвардейской дивизии было приказано перейти в наступление и овладеть опорным пунктом Сопки и изгибом шоссе. Предваряя атаку, танковая группа 71-й бригады уничтожила две огневые точки врага. В 3.30 9 марта дивизия всеми силами атаковала врага, но после жестокого боя отошла под сильным огнем противника. Действия дивизии вынудили германское командование перебросить часть сил, предназначенных для прорыва на Холм, в район Сопок для отражения атак панфиловцев.

Утром 9 марта противник при поддержке артиллерии и авиации от высоты 72,8 на восток вновь атаковал 2-й батальон 26-й стрелковой бригады. На помощь 2-му батальону пришел 3-й батальон, атаковавший высоту с северо-запада. В ходе ожесточенных боев, длившихся весь день, войска остались на своих позициях. За 8–9 марта бригада имеет потери 218 человек. Уничтожено до 300 солдат противника.

9 марта продолжались тяжелые бои в районе Пронино. 75-я морская бригада в составе 100–150 активных штыков упорной обороной сдерживала постоянные атаки танков и мотопехоты врага, поддерживаемые артиллерией и авиацией. В перерыве между атаками бригада подвергалась бомбардировкам 200 самолетов. Танки лейтенанта Козерука и лейтенанта Самойлова последними боеприпасами поддерживали моряков. Они уничтожили один танк врага и несколько огневых точек противника в контратаке. С потерей Дуброво и Зешек бригада попала под губительный фланговый огонь и продолжает нести потери. Спасло то, что бригада заранее подготовила круговую оборону Пронино. Большую помощь бригаде оказал 32-й гвардейский минометный дивизион, в тяжелый момент залпом накрывший немецкую пехоту. К исходу дня дивизион израсходовал все РС и был отведен в Чекуново. Немецкие танки ворвались в Пронино. 75-я бригада отошла в лес юго-восточнее деревни. Группы моряков ведут бои на окраинах деревни. На шоссе Пронино – Куземкино с немецкими танками в бой вступил 1-й батальон 37-й стрелковой бригады. В районе севернее Куземкино в бой с выдвинувшимися из Холма немецкими войсками вступил 2-й батальон 37-й бригады. 12-й зенитный дивизион не способен оказать помощь войскам 2-го корпуса из-за отсутствия боеприпасов. 45-я бригада потеряла управление. 1-й батальон, атакованный немецкой мотопехотой, в районе Зешек понес большие потери и оставил деревню. Батальон взят под управление 75-й бригадой и поставлен в оборону высоты северо-восточнее Зешек. Самостоятельно ведут боевые действия 2-й батальон южнее Скаруево, 3-й батальон в районе Луг – Караваево и 159-й лыжный батальон на участке М. Щенки – Зайцы.

К исходу 9 марта противник прекратил атаки, перейдя к обороне. Упорные бои на Холмском участке фронта принесли огромные жертвы и советским войскам, и вермахту. Важность Холмского направления определяется хотя бы по тому, что Гитлер приказал снять войска из-под Ленинграда и направить на Холм. Именно поэтому в разгар наступления 2-й Ударной армии под Чудово и Любанью с кольца Ленинграда снимаются два с половиной полка, усиленных артиллерией, и отправляются на помощь Укерманну.


Шестой этап. Бои местного значения
10 марта – 1 мая 1942 г.


10 марта части 2-го гвардейского корпуса попытались перейти в наступление, но из-за нехватки сил и утомленности личного состава боями смогли лишь несколько улучшить свои позиции. 268-й лыжный батальон, приданный 26-й стрелковой бригаде и выдвинутый в район Поддорья на помощь 1-му батальону, в ночь на 10 марта выбил немецкий отряд из Белебелки. 38-я бригада и 8-я гвардейская дивизия находились на своих позициях. Разведка 8-й дивизии в ночь на 11 марта установила связь с 54-й стрелковой бригадой. 2-й батальон 26-й бригады попытался вернуть высоту 72,8, но попал под бомбардировку противника, понес большие потери и отошел на исходный рубеж. 3-й батальон обороняется северо-восточнее Хворощино. 75-я морская бригада (силами менее 100 активных штыков) атаковала Пронино и совместно с бойцами, сражавшимися в деревне в течение ночи, выбила немцев из деревни. Одновременно 1-й батальон 37-й стрелковой бригады отразил атаку немецких танков на Куземкино. Противник отошел, прикрываясь огнем танков, севернее Пронино, а затем на Тараканово. 45-я бригада 2-м батальоном и артдивизионом провела артподготовку на Дуброво. 1-м батальоном атаковала Зешки и в течение дня вела бой за деревню. В резерве корпуса остались 32-й гвардейский дивизион РС и 12-й зенитный дивизион без снарядов.

10 марта 33-я стрелковая дивизия с 170-м танковым батальоном вновь попытались атаковать Холм с северо-востока, от кожевенного завода, но, понеся ощутимые потери, отошли. 11 марта дивизия уже без танков попыталась улучшить положение в восточном секторе, но также безуспешно. После 11 марта штурм города был приостановлен. Войска приводились в порядок. 3-й батальон 37-й бригады при двух орудиях оставил аэродром Холма и отошел на северную окраину города, где занял оборону. 10–11 марта вследствие ранений сменился командный состав 391-й и 33-й стрелковых дивизий. Общие силы 33-й стрелковой дивизии к 15 марта составили всего 4,5 тысячи человек. Техника и вооружение – на прежнем уровне. Потери дивизии с учетом поступления пополнений – более 7 тысяч человек.


Захваченный противником «Т-60» 71-й танковой бригады


11 марта 2-й батальон 26-й бригады вновь безуспешно пытался вернуть высоту 72,8. В 45-й бригаде приказом командующего 2-м гвардейским корпусом была произведена замена командного состава. В командование бригадой вступил командир батальона 164-го полка 33-й дивизии капитан И. Ф. Воробьев. 1-й батальон 45-й бригады выведен в Луг, 3-й – переведен в район 1 км юго-восточнее Зешек. 2-й батальон обороняет позиции в 500 м юго-восточнее Скаруево. 159-й лыжный батальон держит оборону Караваево – М. Щенки – Зайцы. Рота прибывшего в резерв корпуса 228-го лыжного батальона (передан 37-й бригаде) заняла оборону севернее Зешки – Подзорово. В 3.00 3-й и 2-й батальоны 45-й бригады атаковали Зешки, но после ожесточенного боя отошли на исходные позиции. В течение 11 марта вся 37-я бригада была собрана на северной и западной окраинах Холма (включая западную окраину аэродрома). К исходу 11 марта активные боевые действия на всем участке фронта прекратились. Германское командование также воспользовалось передышкой для смены командования. Укерманн был смещен, командовать 218-й дивизией был назначен генерал-майор Ланг. На основе групп Укерманна и Хюхнера была образована боевая группа под командованием начальника штаба 39-го моторизованного корпуса оберста Хильдебрандта. В нее были включены и прибывшие части 122-й, 121-й и 217-й пехотных дивизий.

11–12 марта небольшие моторизованные группы противника постоянно атаковали позиции 75-й бригады в Пронино. Из-за малочисленности пехоты танки «Т-34», приданные 75-й бригаде, вынесли на себе основную тяжесть боев. Они уничтожили до роты мотопехоты врага, три танка и минометную батарею, разрушили несколько ДЗОТов. Был подбит и эвакуирован один «Т-34».

12 марта при переходе к обороне группа автоматчиков противника численностью до двух рот при поддержке артиллерии прорвалась от Сопок на Дмитрово. В ночь на 13 марта 1077-м полком 8-я гвардейская дивизия после действий ночных бомбардировщиков «У-2» приступила к ликвидации прорыва. В течение ночи и дня дивизия постепенно оттесняла прорвавшегося противника. Было уничтожено до 90 солдат и офицеров врага. Свои потери составили 14 человек. В ночь на 13 марта артиллерия 37-й, 26-й, 75-й и 45-й бригад 32-го гвардейского дивизиона РС открыла огонь по Зешкам. В 5.30 45-я бригада атаковала этот опорный пункт. Во второй половине дня к атакам по Зешкам подключилась 75-я бригада с 3 приданными «Т-34». В ходе боя был выведен из строя один танк. 14 марта 1077-й полк 8-й гвардейской дивизии при поддержке группы танков 71-й бригады вел бой на участке Дмитровка – Сопки. Уничтожено до 60 немцев, 2 ДЗОТа, 2 миномета, 2 противотанковых орудия, подавлена артбатарея. Свои потери – до 6 человек. С 4.00 14 марта 45-я бригада при поддержке артиллерии 26-й и 75-й бригад штурмовала Зешки. Попытка противника перейти в контратаку отбита. К исходу 14 марта все части вернулись в исходное положение. Одновременно с регулярными войсками с середины марта активизируют боевые действия и акции партизаны. В Полистовских болотах успешно действовала 2-я Ленинградская бригада, между Подберезьем и Великими Луками в тыл врага прошло несколько Калининских партизанских отрядов и групп. Уже в конце марта они начинают активную подрывную и диверсионную работу на оккупированной территории, помогая Рабоче-Крестьянской Красной армии.

В 6.00 13 марта противник в Холме, пытаясь улучшить свои позиции, предпринял атаку на 13-й квартал.


«КВ» из состава 71-й танковой бригады


15 марта 2-й батальон 26-й и 75-я бригада захватили высоту 72,8. 26-я бригада снята с позиций и к 17 марта переброшена в район Поддорья. 45-я бригада 3-м батальоном безуспешно атаковала Зешки. В 10.00 16 марта охранный батальон противника при поддержке 10 бомбардировщиков атаковал взвод 2-й роты 38-й бригады (25 человек при ОДНОМ ручном пулемете[62]) в Ратче. Уничтожено до 30 гитлеровцев. В ночь на 17 марта немцы при поддержке полиции стали окружать Ратчу с юга и востока. Взвод Самоквасова отошел в Горки Лесовые. В 9.00 17 марта противник занял Лебедево на пути к Кондратово. Вечером рота противника выдвинулась из Лебедево в обход Кондратово на Заход. До 30 самолетов противника в полдень бомбардировали позиции правого фланга 38-й бригады – Горки Лесовые, Кондратово, Грухово. В ночь на 18 марта в направлении Ратчи вышел 2-й батальон 38-й бригады. 16 марта 8-я гвардейская дивизия при поддержке группы танков 71-й бригады отбила 4 атаки противника, уничтожив до 400 человек, один танк, 7 грузовых и одну легковую автомашину, 3 огневые точки, 2 миномета. 16 марта моряками 75-й бригады при поддержке 228-го лыжного батальона принята линия обороны 26-й бригады (лес севернее Хворощино – высота 72,8 – Пронино). В течение дня ими отбито несколько контратак немцев на высоту 72,8. 1-м батальоном 45-й бригады отбита контратака противника на Луг. Вечером произведена смена 1-го (в район Зешек) и 3-го (в Луг) батальонов.


Немецкая противотанковая пушка ведет огонь по советским танкам


16 марта германское командование группы армий «Север» вернуло Хильдебрандта в штаб 39-го корпуса, предоставив командование всей деблокирующей группой войск в районе Холма командиру 8-й танковой дивизии – генерал-майору Хюхнеру. 20 марта в командование дивизией, а следовательно, и всей группой, вступил генерал-майор Бранденбергер – герой Манштейновских прорывов 1941 года. Так все германские силы (8-я танковая дивизия, части 218-й, 122-й, 121-й, 217-й, 329-й пехотных дивизий, полевые войска люфтваффе, штурмовой батальон, полицейские и охранные силы) были сосредоточены в руках одного командира – генерала Бранденбергера. Войсками, блокированными в Холме, продолжал командовать Шерер. Командование 39-м моторизованным корпусом осуществляло взаимодействие этих групп, их обеспечение, действия полицейских и охранных сил на флангах корпуса, управление артиллерией 35-го артиллерийского командования в интересах групп Бранденбергера и Шерера, управление авиацией, выделяемой в распоряжение корпуса, а также распоряжалось резервами. В это время единого советского командования на Холмском участке так и не существовало. Корпусное звено (типа германского уровня или уровня РККА 1941 года) отсутствовало. 2-й гвардейский корпус действовал под непосредственным управлением Северо-Западного фронта и отвечал за огромную территорию от Белебелки до Скаруево. Группа генерала Стрельбицкого 3-й Ударной армии имела в своем составе только 33-ю и 391-ю стрелковые дивизии, действующие непосредственно на Холм. 117-я стрелковая дивизия, 54-я стрелковая бригада с приданными частями усиления управлялись штабом 3-й Ударной армии. В таких условиях организовать плотное взаимодействие между соединениями было крайне затруднительно. С утра 16 марта, практически с марша, подразделения 117-й стрелковой дивизии с приданными 157-м и 159-м лыжными батальонами вступают в бой на участке 159-го батальона.

К 5.30 17 марта 26-я бригада заняла положение согласно приказу командира 2-го гвардейского корпуса. 1-й батальон обороняет район Минцево, Гвоздево, Еремкино, Соколье. 2-й батальон занял оборону Жарки, Гребло фронтом на юго-запад. 3-й батальон занял рубеж Лопастино – Жемчугово. Миндивизион в районе Соколье. Артдивизион – Бол. Лесова. В районы Вичевицы, Белебелка, Зюлемна выслана разведка.


Немецкая противотанковая пушка на позиции в Холме


17 марта в район Юренки – Заплатино – Тарыжкино прибыла 117-я стрелковая дивизия. Для артиллерийской поддержки ей были приданы 613-й артполк РГК, 106-й, 205-й дивизионы РС. Исходный рубеж для наступления дивизии: 75,5 – Большое Караваево – Малые Щенки – Устье – Наволок – Поля. Накануне подразделения 54-й стрелковой бригады провели разведку боем и отбросили немецкий гарнизон у Худяков за Ловать. Одновременно 65-й лыжный батальон захватил Ветье и заставил немцев отойти в Опоки. С прибытием 117-й дивизии в районе Чернецкой положение советских войск значительно улучшилось. 17 марта рота автоматчиков 240-го стрелкового полка 117-й дивизии атаковала опорный пункт Тарыжино, выбила из него немцев и удержала до подхода стрелковых подразделений[63]. Немцы перебросили в район укрепрайона Тарыжино – Царево – Заплатино до пехотного батальона из состава 8-го мотострелкового полка.

17–18 марта 1942 года приказом по 2-му гвардейскому корпусу 75-я морская и 38-я стрелковая бригады были переименованы соответственно в 3-ю и 4-ю гвардейские стрелковые бригады. В бригады поступило пополнение: 4 и 5 маршевых рот соответственно.

18 марта 26-я бригада проводит разведку в районе Горки – Заполье. В районе Поддорье бригада сбила самолет-разведчик. В 3.00 18 марта 2-й батальон 38-й (4-й гвардейской) стрелковой бригады выбил немцев из Ратчи. Попытка противника в 11.00 контратаковать Ратчу от Фалютино была отбита с большими для него потерями. В течение дня было отражено еще несколько атак охранных и полицейских формирований врага. Рота 212-го лыжного батальона из Замошья обошла Лебедево и, отрезав группу противника в 100 человек от основных сил, уничтожила ее между Лебедево и Заходом. 18 марта 1077-й полк 8-й гвардейской дивизии при поддержке танков 71-й бригады атаковал противника, пытаясь выяснить его силы и позиции. В ходе атаки танкисты уничтожили 3 пулеметные точки врага. В этот же день батальоны 117-й дивизии сменили 3-й батальон 45-й бригады в Луге и 159-й лыжный батальон в Караваево. 45-я стрелковая бригада сосредоточилась южнее и юго-восточнее Дуброво (3-й батальон) и Зешек (1-й батальон). 2-й батальон в резерве (Михали). В 7.30 18 марта немцы провели две контратаки в направлении Зешки – Груздово. Уничтожено до 30 солдат противника.


Подбитый «КВ» 71-й танковой бригады


Рано утром 18 марта 117-я стрелковая дивизия при поддержке дивизионов РС и 613-го артполка РГК перешла в наступление и к 10.00 штурмом овладела деревнями Царево (820-й сп), Заплатино, Тарыжино (240-й сп), разгромив часть сил 8-го мотострелкового полка 8-й танковой дивизии. 275-й стрелковый полк дивизии выведен в резерв, в район Луг – Михали, южнее Холма. За два дня наступления 117-й дивизией было уничтожено свыше 200 солдат противника, пленено 13 человек, захвачено 2 орудия, 11 пулеметов.

19 марта 26-я бригада подбила и захватила транспортный самолет противника. В районе Кондратово подразделения 4-й гвардейской бригады отразили атаку немцев. В 20.00 19 марта моторизованная рота противника внезапно атаковала позиции 3-го батальона 1077-го полка 8-й гвардейской дивизии от Сопок на север в направлении леса. Прибывающие на помощь подкрепления противника на трех автомашинах были отражены артиллерией дивизии. Трехчасовой бой закончился отходом 8-й роты на 150–200 метров к северу. Утром 20 марта 3-й батальон контратаковал противника, но был отбит огнем с высоты 73,1. В течение 20 марта противник вел минометно-артиллерийский огонь по позициям 45-й бригады и 117-й дивизии. В ночь на 20 марта рота автоматчиков 240-го стрелкового полка 117-й дивизии внезапным ударом овладела опорным пунктом Заплатино и удержала его, отразив несколько немецких контратак[64]. В течение 20 марта 117-я стрелковая дивизия и 54-я стрелковая бригада разгромили германские гарнизоны между реками Кунья и Ловать. Немцы отошли к реке Ловать, в опорные пункты Макарово, Степаново, Тычкино, Гора, Ветно. На всех участках линии фронта постоянно действовали по 2–3 самолета противника. К исходу 20 марта 1-й батальон 26-й бригады занял оборону Минцево – Еремкино, 2-й – Жарки – Заполье, 3-й (резерв) – Лопастино – Жемчугово. 4-я гвардейская бригада: 1-й батальон – Чащивка – Варавинка, 2-й – Ратча, 3-й – севернее Пустынек. В лесу юго-западнее деревни Мазуры занимают оборону 1075-й полк и 2-й батальон 1077-го полка. Мазуры обороняются 214-м лыжным батальоном. Севернее Сопок держит оборону 3-й батальон 1077-го полка. Восточнее его обороняется 213-й лыжный батальон. 3-я гвардейская бригада держит оборону лес севернее Хворощино – высота 72,8 – Пронино. 37-я бригада двумя батальонами располагается на участке Пронино – Куземкино, 3-м удерживает западную окраину Холма. 45-я бригада: 1-й батальон держит оборону 1 км южнее Зешек, 2-й – в Михалях, 3-й – 2 км южнее Дуброво.

Новое наступление (21–29 марта)

21 марта советские войска начали новое наступление на Холм. 37-я стрелковая бригада при поддержке 2 «КВ» 71-й танковой бригады 22 марта заняла 37-й квартал и 23 марта вела бой за 36-й. 3-й батальон – за 1-й квартал. Попытки дальнейшего продвижения 37-й бригады, несмотря на поддержку «КВ», были безуспешны. 391-я стрелковая дивизия занимала кварталы № 18, 25, 28, 30, 32 и силами 1278-го и 1280-го полков 21–24 марта безуспешно пыталась штурмовать южную часть города. 1280-й полк вел бой за 47-й квартал. 1278-й полк – за 46-й квартал. 1024-й стрелковый полк – за 45-й квартал, а после контрудара противника оборонял 49-й квартал. 33-я стрелковая дивизия наступала с восточного направления. 79-й лыжный батальон вел бой за кожевенный завод. 164-й полк вел бой за 8-й квартал. 73-й полк – за 18-й квартал. В ночь с 24 на 25 марта части 33-й стрелковой дивизии сменили 391-ю дивизию, направленную на обсервационный участок. 33-я дивизия получила задачу: прочно удерживая занятые кварталы, блокировать Холм на участке дороги Старая Русса – Холм, реки Кунья и частыми атаками по захвату отдельных объектов противника выйти на восточный берег реки Ловать. Дивизия приступила к выполнению задачи, заняв южную окраину Холма ротой заградбатальона. Потери дивизии за период с 20 января по 1 апреля: убито 3055 человек, ранено – 5260. Получено пополнение 2872 человек. Артогнем дивизии на аэродроме Холма было уничтожено 20 «Ju.88» и 19 планеров.


Немцы добывают воду в центре города


21 марта немецкие войска 207-й ягдкоманды при поддержке минометов и легкой артиллерии атаковали Ратчу со стороны Замощенье, Фалютино, Будувище. 2-й батальон 4-й гвардейской бригады упорно держал оборону Ратчи, отражая атаки врага. В районе Ручьи – Лепно держали оборону партизаны из 2-й Ленинградской бригады. 22 марта противник силами свыше полка (207-я ягдкоманда и несколько охранных рот) при поддержке артиллерии атаковал Ручьи, Осье, Лепно, Ратчу. Все атаки были отражены. В 10.00 23 марта после мощной артподготовки немцы вновь атаковали Лепно.


Река Ловать зимой 1942 года


После продолжительного боя партизаны отошли в болото. Находясь под постоянным огнем 2-го батальона гвардейцев, в 15.00 противник сжег Лепно, Осье, Ручьи и отошел в Замощенье. Согласно приказу командира бригады, комбат-2 взял под управление партизанский отряд в районе Ратчи и готовился атаковать противника на Фалютино и Полисть. 25 марта немцы провели активную разведку на Лепно. В период наступления бригада имеет потери: 249 человек убитыми и ранеными, 28 – пропавшими без вести. Потери противника – 154 только убитыми. 27 марта рота противника при поддержке минометов атаковала Лепно, но была отражена совместными действиями красноармейцев и партизан. С 27 марта группировка тяжелой артиллерии 39-го моторизованного корпуса была выведена в район Орлово и открыла огонь по частям 4-й гвардейской бригады. Бригада занимала оборону, периодически отражая атаки небольших групп врага. Начиная с 21 марта германское командование вводит на второстепенных участках фронта эстонские и латышские карательные, охранные и полицейские силы. В частности, в районе Подберезье – Великие Луки немцы ввели латышские охранные батальоны.

21 марта взвод 212-го лыжного батальона отразил несколько атак противника силами до двух рот с минометами на Кондратово. 3-й батальон 1077-го полка успешно отразил атаки немцев из района Сопок на Дмитрово.


Разгромленная автоколонна немецкого транспортно-связного батальона речной флотилии


В 16.00 21 марта войска 2-го гвардейского корпуса перешли в наступление на 39-й моторизованный корпус вермахта. 1-й батальон 4-й гвардейской бригады сбил немецкое охранение западнее Пустынек-2, вышел к шоссе в районе моста южнее деревни и перехватил дорогу. Не успев занять оборону, батальон был контратакован пехотным полком противника при поддержке 5 танков. Из района Тарыжино – Бабино по красноармейцам открыли огонь германская тяжелая артиллерия и минометы. В ожесточенном бою 1-й батальон был вынужден отойти на исходные позиции. В ночь на 23 марта батальон вновь перехватил шоссе и вел бой за Пустыньки-2. В течение дня 23 марта и ночи на 24 марта на шоссе юго-западнее Пустынек-2 рота гвардейцев сдерживала атаки батальона немецкой пехоты, наступающего от Тарыжино. 24 марта под натиском превосходящих сил противника рота отошла на исходные позиции.


Разгромленная немецкая автоколонна в центре Холма


3-й батальон 4-й бригады вечером сбил боевое охранение противника и к утру 22 марта с боем вышел на западную окраину Пустынек-1. Немцы контратаковали батальон пехотой из опорного пункта Пустыньки-1 и 15 танками из Пустыньки-2. Оказавшись меж двух огней, 3-й батальон отошел на исходные позиции. Батальон уничтожил 9 автомашин и 2 танка противника. 1075-й полк 8-й гвардейской дивизии при поддержке двух «Т-34» и пяти «Т-60» 71-й бригады к вечеру 21 марта вышел в район леса к северу от шоссе Сопки – Пустыньки-1, но попал на минное поле и под огонь врага и остановился. Ему на помощь выдвинут 1077-й полк. Танками были уничтожены прикрывающие минное поле ДЗОТ, противотанковая пушка и 3 пулеметные точки врага. 1073-й полк атаковал Сопки от Дмитровки и к исходу дня вел бой за Савино. Днем 22 марта наступление было приостановлено и в 17.00 вновь возобновлено. У Пустынек немцы контратаковали подразделения 4-й гвардейской бригады. Гвардейцы подбили 2 танка и уничтожили до 10 человек противника, заставив врага вернуться. В 2.25 23 марта 3-й батальон 4-й гвардейской бригады при поддержке батальона 1075-го полка штурмом ворвался в Пустыньки-1, уничтожил два ДЗОТа врага, развязал ожесточенный бой в деревне. К утру был захвачен еще один ДЗОТ. В течение 23 марта батальон вел бой за опорный пункт Пустыньки-1. 24 марта батальон был контратакован и отошел на исходные позиции. С 17.00 22 марта 1077-й полк был развернут на Сопки и при поддержке группы танков атаковал высоту 73,1 совместно с 1073-м полком. 1077-й полк был остановлен огнем противника на северной окраине Сопок. Был поврежден один «Т-34». Вечером 22 марта высота была захвачена небольшой группой гвардейцев, но из-за нехватки сил ранним утром 23 марта отбита врагом. Ночью и утром 23 марта 8-я дивизия овладела тремя ДЗОТами на участке обороны высоты 73,1. В течение дня вела бой за оставшихся два. К утру 24 марта большая часть высоты была в руках гвардейцев. Зенитная батарея дивизии сбила два транспортных самолета (один сгорел, второй сел в расположении немцев). Днем 24 марта рота немецких автоматчиков проникла в разрыв между 1073-м полком и 3-й гвардейской бригадой северо-западнее Максимово. В течение дня полк гвардейцев вел бой по уничтожению этой группы. Уничтожено свыше 200 автоматчиков противника. С утра 25 марта рота автоматчиков противника прорвалась в разрыв 1077-го полка и 4-й гвардейской бригады, но была уничтожена. Потери врага до 100 человек. В этот же день две роты автоматчиков противника окружили 1075-й полк северо-западнее Сопок и вынудили его к отходу на исходные позиции. В ходе боя был подбит «Т-60» из состава 71-й бригады. В полках 8-й гвардейской дивизии осталось по 100–150 активных штыков. 26 марта наши войска истощили свои силы в постоянных атаках на сильно укрепленные позиции противника. Несмотря на это, поступил новый приказ на штурм Сопок. В 8.00 27 марта 3-й батальон 4-й гвардейской бригады с северо-запада и севера атаковал Пустыньки-2, продвинулся на 200–400 м, но огнем противника был остановлен. 1075-й и 1077-й полки атаковали Сопки с северо-запада и севера, но, продвинувшись на 300–400 м, были остановлены массированным огнем врага. В 14.00 1073-й полк на высоте 73,1 был атакован ротой пехоты противника при поддержке двух танков. В ходе ожесточенного восьмичасового боя враг был отбит. 28 марта противник двумя ротами при поддержке танка вновь атаковал высоту 73,1, но был также отражен. За два дня потери противника достигли 160 человек. В 1073-м полку потери до 40 человек убитыми и ранеными. 29 марта батальон пехоты врага при поддержке 4 танков неоднократно с 3.45 атаковал позиции 1073-го полка. Огнем артиллерии поврежден один танк. С 30 марта 8-я гвардейская дивизия перешла к обороне.

В 16.00 21 марта 3-я гвардейская бригада атаковала противника, вышла на 150–200 м севернее шоссе у Хворощино и Тараканово, но попала под фланговый огонь из Дуброво и Скаруево и вынуждена была остановиться. С 17.00 22 марта 3-я гвардейская бригада при поддержке двух «Т-34», преодолевая ожесточенное сопротивление врага, вышла к шоссе между Тараканово и Хворощино западнее высоты 72,4. Был подбит и сгорел «Т-34» лейтенанта Самойлова. Контратакованная танками и мотопехотой противника, к утру 23 марта отошла на 100 метров севернее. Утренняя контратака немецкой пехоты без танков была успешно отражена гвардейцами. В течение 23 марта гвардейцы безуспешно атаковали Хворощино (3-й сб) и Тараканово (228-й олб и 2-й сб). Немцы активно применяли для обороны танковый резерв. 25 марта, отражая нападение автоматчиков, рота 228-го лыжного батальона ворвалась на окраину Тараканово, но была отбита противником. Бои продолжались с 26 по 28 марта, но продвинуться гвардейцам не удалось. Танкисты уничтожили миномет, 6 огневых точек и до 200 солдат противника. 29 марта рота автоматчиков противника при поддержке трех танков атаковала позиции бригады, но после ожесточенного боя была отбита. Было уничтожено до 60 солдат противника, свои потери не более 40 человек. Танк «Т-34» лейтенанта Винокуренко огнем из засад уничтожил все 3 танка и подбил еще один танк, идущий им на помощь. После этого он атаковал немецкую батарею 105-мм пушек, выставленных на прямую наводку, и одну пушку уничтожил. Еще одна была подбита танком «Т-60». Танк Винокуренко благополучно вернулся на позицию. С 30 марта бригада перешла к обороне.

21 марта атаки 45-й бригады на Зешки, Дуброво были безуспешны. Вечером 22 марта 45-я стрелковая бригада ворвалась в Зешки и в течение ночи вела бой за деревню. Захвачено 7 ПТР врага. К утру батальоны бригады вели бой на восточной окраине Зешек и северной окраине Дуброво. Опорный пункт Зешки был окружен батальонами 45-й бригады, и в течение 23–24 марта велась борьба за его уничтожение. Батальон бригады вел бой за Дуброво. 25 марта обескровленная 45-я бригада на участке Дуброво – Скаруево была сменена 391-й стрелковой дивизией и выведена в резерв.

21–24 марта 117-я стрелковая дивизия при поддержке 613-го артполка пыталась взять Гущино, Стрежнево, Тычкино и высоту 76,9. 240-й полк вел сдерживающие действия в районе Заплатино, Тарыжино. Оба лыжных батальона находились в районе высот 74,2 и 78,0. Сюда прибывает 447-й стрелковый полк 397-й стрелковой дивизии с целью удара на Лазарево – Юхово. В районе южнее Макаровского погоста одному из батальонов дивизии удалось дойти до реки Ловать. Противник при поддержке танков контратаковал. В ходе ожесточенного боя советские войска вынуждены были отойти на исходные позиции. 22 марта 1942 года в бою у деревни Стрежно погиб разведчик 613-го артполка[65]. 24 марта 1942 года в бою погибли командир взвода управления 7-й батареи 613-го артполка лейтенант М. Новиков и разведчик взвода[66]. В ходе боев южнее Холма 18–25 марта 1942 года, по данным командира взвода управления батареи 1-го дивизиона 613-го полка, поддерживающего 117-ю сд, были уничтожены 4 орудия, 2 зенитные полуавтоматические пушки, 6 пулеметных точек, автоцистерна с горючим, склад с боеприпасами, разрушено несколько ДЗОТов[67].

25 марта на участке Скаруево – Максимово – Гущино батальон 275-го полка 117-й дивизии был сменен 1280-м стрелковым полком 391-й стрелковой дивизии. Штаб 391-й дивизии был выведен в район Афонасово. Из-за нехватки боеприпасов наступление на участке 391-й и 117-й дивизий было начато не 26, а 27 марта.

27 марта 391-я стрелковая дивизия при поддержке дивизиона 613-го артполка атаковала противника на участке от Дуброво до Гущино. Попытки овладеть опорными пунктами противника в этой полосе продолжались до 3 апреля. Главную роль в наступлении играла 450-я отдельная мотострелковая разведрота, брошенная на штурм немецких позиций как последний резерв комдива. 1280-й полк, сбив боевое охранение противника под Гущино, захватил боеприпасы, оружие и другие трофеи. Дальнейшее наступление дивизии было остановлено из-за малочисленности боевых подразделений и упорного сопротивления противника. Понеся большие потери, дивизия отошла на исходный рубеж. К исходу 29 марта войска располагались: 1278-й полк – между Скаруево и Максимово; 1280-й полк – южнее и юго-восточнее Максимово; 1024-й полк – у Гущино. Потери 391-й дивизии за март 1942 года составили 2,8 тысячи человек, около 10 минометов, одна 45-мм противотанковая пушка, около 20 ПТР.

В связи с наступлением противника на Рамушево с обеих сторон Демянского котла в состав 2-го гвардейского корпуса 27 марта была введена 397-я стрелковая дивизия, выдвинутая на рубеж севернее Холма. 30 марта дивизия вышла в район Каменка – Чекуново. С 31 марта дивизия выдвигается на Рамушевский коридор.

Передышка. Сопкинская частная операция (30 марта – 15 апреля)

29 марта германское командование вновь попыталось оптимизировать управление войсками под Холмом. Из 218-й пехотной дивизии и приданных ей пехотных и полевых люфтваффе-частей была образована группа Ланга. Ее задачей стал прорыв к Холму. Войска группы действовали под Скаруево, Макарово, Дуброво, Тараканово, Хворощино. Все остальные войска, в том числе и действующие в Сопках, остались в группе Бранденбергера с задачей удерживать и расширять фланги. 30 марта советские войска перешли к обороне. Постоянно с нашей стороны по шоссе и опорным пунктам противника велся артиллерийский и минометный огонь. С немецкой стороны ведутся ежедневные регулярные артиллерийские, минометные обстрелы, налеты авиации бомбардировочной и штурмовой по 5–15 самолетов, действия разведчиков. 1 апреля 26-й бригадой в районе Б. Яблонево сбит самолет противника. 2 и 4 апреля – по одному транспортнику в районе Жемчугово.


Фрагмент немецкой оперативной карты на 24 мая 1942 г.


1–3 апреля прошел новый штурм Холма. 33-я дивизия атаковала врага с северо-востока города. В 18.30 1 апреля 164-й стрелковый полк с тремя танками «Матильда» перешел в наступление и к 23.00 овладел 7-м кварталом, с боем ворвался в 8-й и продолжает вести ожесточенный бой в кварталах 12 и 8. 79-й лыжный батальон завязал бой за 2-й и 3-й кварталы. В 5.00 2 апреля пехотная рота противника при поддержке минометов и артиллерии контратаковала 164-й полк, но была отбита. В 7.00 после сильного огневого налета немцы вторично контратаковали уже силами батальона и после ожесточенного двухчасового боя овладели 7-м и 8-м кварталами. Наши танки были выведены из строя огнем 75-мм противотанковых орудий противника. К 12.00 164-й полк занимал кварталы 13-й, 27-й и кладбище. С 21.00 до 24.00 штурмовой отряд полка дважды пытался овладеть ДЗОТом в 8-м квартале, но атака отряда отбивалась сильным пулеметным и минометным огнем. 164-й полк в ночь на 3 апреля овладел ДЗОТом в квартале 8. 79-й лыжный батальон разгромил две роты врага и захватил кожевенный завод, два планера с боеприпасами и продовольствием. К исходу 3 апреля 33-я стрелковая дивизия в ходе штурма Холма захватила часть кварталов 7 и 8. 3-й батальон 37-й бригады – кварталы 36, 37. Из поддержки 37-й бригады еще 2 апреля были выведены 2 танка «КВ», направленные под Сопки. Оставленный волевым решением комбрига один «КВ» лейтенанта Семенкова со стационарных позиций уничтожил 105-мм пушку, миномет, две пулеметные точки и до 15 человек противника. Не добившись серьезных успехов, советские войска опять перешли к обороне. 4–10 апреля 1942 года 164-й полк винтовочным огнем сбил «Ju.52». Зенитчиками 82-го и 164-го стрелковых полков в районе Медово сбит самолет «Ju.88». Истребительной авиацией над Холмом сбито два «Ju.88».


Немцы ведут бой у Холмской гимназии


5 апреля немцы в Холме контратаковали части 33-й дивизии на северной окраине города. В этот же день частями дивизии были захвачены два планера с продовольствием и боеприпасами. 6 апреля советскими войсками в Холме сбиты 3 транспортных самолета и бомбардировщик «He.111». Еще один самолет был сбит истребителями. 7 апреля танк «КВ» лейтенанта Семенкова из засады уничтожил миномет и огневую точку противника. На следующий день – артиллерийский склад и противотанковую пушку.

В 8.30 10 апреля 33-я дивизия вновь атаковала Холм. На этот раз северо-восточный участок. 164-й стрелковый полк при поддержке 6 танков «Матильда» в жестоком бою захватил 7-й, 8-й, 12-й кварталы. 79-й лыжный батальон вел бой южнее кожевенного завода на участке кварталов 1 и 3. Одновременно остальные части дивизии атаковали германские позиции на всех участках фронта для сковывания врага. К исходу дня дивизия уничтожила до 220 солдат и офицеров врага, один миномет, шесть огневых точек, подбила один танк и сбила один самолет. 11 апреля атаковала врага и 37-я бригада. Бригада огнем артиллерии сбила планер и взорвала склад с боеприпасами. Немцы вызвали на помощь дальнобойную артиллерию, которая из района Тараканово вела мощный огонь по наступающим советским войскам. Кроме того, по 33-й дивизии и 37-й бригаде нанесла удар вражеская авиация. К 9.00 164-й полк вел бой за 11-й квартал, а 79-й лыжный батальон за 6-й. К исходу 11 апреля 164-й полк, уничтожив до 200 солдат противника, полностью овладел 11-м кварталом и освободил всю северо-восточную часть города. За 11 апреля 33-я дивизия уничтожила до 80 человек противника, 4 орудия, 6 минометов, 5 огневых точек, 2 автомашины, планер и захватила 5 противотанковых орудий и 8 минометов. В 4.30 12 апреля 164-й полк, удерживая прочно участок обороны, 2-м батальоном перешел в наступление и к 16.00 овладел безымянным кварталом. В 14.30 73-й полк перешел в наступление и к 18.00 овладел кирпичным домом, двумя блиндажами в 18-м квартале и одним домом в рукопашном гранатном бою в 24-м квартале. За 12 апреля 33-я дивизия уничтожила 330 солдат и офицеров врага, одну огневую точку, а также сбила один планер. 13 апреля 33-я дивизия после зачистки кварталов перешла к обороне и закреплению захваченных участков. 37-я бригада блокировала опорный пункт противника в квартале 1. Немцы пытались контратаковать в районе моста и 18-го квартала. По 37-й бригаде и 33-й дивизии авиация противника нанесла несколько мощных авиаударов. Бригада удерживает кожзавод от постоянных контратак врага. Вечером 13 апреля на нейтральной полосе совершили аварийную посадку два планера. Ночью они были уничтожены гранатами. 14–16 апреля из расположения 71-й танковой бригады в 37-ю стрелковую бригаду прибыли 2 танка «Т-34» и 6 танков «Т-60». 16 апреля бригада ружейным огнем сбила транспортный самолет. 17 апреля 37-я бригада сдала свои позиции 228-му лыжному батальону и выводилась в резерв армии. Батальон бригады в Куземкино также был сменен. Танки 71-й бригады возвращены в Чикуново. 228-й батальон открыл постоянный огонь по аэродрому, предотвращая посадку самолетов противника.

В начале апреля командование 3-й Ударной армии провело частную операцию по окружению группы Ланга. По плану командования 8-я гвардейская дивизия при поддержке 879-го корпусного артполка и группы танков 71-й танковой бригады (три «КВ» и два «Т-34») должна была атаковать Сопки с севера, 391-я стрелковая дивизия – с востока (Скаруево, Максимово), 117-я стрелковая дивизия – с юга (Стрежнево, Макарово). Для огневой поддержки 391-й и 117-й дивизиям придавался 613-й артполк РГК.


Панорама разгромленного войной Холма


1–5 апреля 8-я гвардейская дивизия атаковала Сопки и продвинулась 1073-м и 1075-м полками при поддержке двух рот 71-й танковой бригады к излучине дороги на 150 м. 1075-му полку были приданы два «КВ». В ходе атаки они уничтожили 3 танка, 2 орудия и 6 огневых точек врага. За 1 апреля частями дивизии было уничтожено около 300 солдат противника, 11 огневых точек, артиллерийская батарея, склад боеприпасов. 2 апреля танк «КВ» лейтенанта А. Головешкина был сожжен противником при атаке на высоту 73,1. Второй «КВ» прорвался в село Сопки, где, окруженный противником, долго сражался, пока не был подожжен немецкими саперами. Долгое время он числился пропавшим без вести. Еще один «Т-34» был подбит и сгорел при повторной атаке. На следующий день все легкие «Т-60» из-под Сопок были выведены в Чикуново. 1077-й полк в это время находился в обороне северо-западнее Сопок. В ходе наступления 4–5 апреля гвардейцами было уничтожено более 250 человек противника, 3 орудия, один миномет, 4 автомашины, три огневые точки. 4 апреля командир 2-го гвардейского корпуса генерал-майор А. И. Лизюков был направлен Ставкой на формирование танкового корпуса в Московский округ. В командование корпусом вступил командир 8-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор И. М. Чистяков.

3-я гвардейская бригада 1 апреля одним батальоном в поддержку 8-й и 391-й дивизий атаковала Хворощино и продвинулась на 300 метров. 3 апреля атаковала Максимово и Пронино. Под Пронино немцами был подбит один танк «Т-34», приданный морякам. Дальнейшее наступление бригады было приостановлено приказом командующего 3-й Ударной армией от 4 апреля из-за нехватки боеприпасов и малочисленности личного состава.

Попытка наступления 45-й стрелковой бригады 1 апреля натолкнулась на сильное сопротивление из района Зешки, Дуброво, Скаруево, вследствие чего ее продвижение застопорилось. 2 апреля бригада ворвалась в Зешки и в течение двух суток вела бой за ее удержание. В 22.00 4 апреля бригада безуспешно атаковала западную окраину деревни, занятую немецкими солдатами. 6 апреля огнем бригады было сбито 2 транспортных самолета врага.

117-я и 391-я дивизии при поддержке 613-го артполка провели несколько атак опорных пунктов противника. 1–2 апреля 1024-й и 1280-й полки безуспешно атаковали Гущино. 1278-й полк вел бой за Максимово, сдерживая врага у Скаруево. Одновременно 275-й стрелковый полк 117-й дивизии с боем вышел к Макаровскому оврагу восточнее Макарово и к 4 апреля овладел берегом Ловати у отметки 56,3. 820-й полк с юга вышел к Макарово-2. Отразив несколько немецких контратак, полки закрепились на достигнутом рубеже[68]. Остальные части 117-й дивизии вели ожесточенные бои на Степановском направлении. Неоднократно подразделения советских войск форсировали Ловать и перехватывали шоссе. Нередко подразделения 117-й и 8-й гвардейской дивизий встречались на участке боев. Но враг бросал танки и мотопехоту на прорыв и после ожесточенных схваток вновь восстанавливал свои позиции. Дальнейшее наступление дивизий было приостановлено приказом командующего 3-й Ударной армией от 4 апреля из-за нехватки боеприпасов и малочисленности личного состава. 5 апреля 1942 года германская авиация провела массированные бомбардировки советских позиций. При бомбардировке позиций 613-го артполка в деревнях Шершнево и Алешня погибли командир огневого взвода мл. лейтенант Н. Гуськов, радиотелеграфист и 3 вычислителя[69]. 5 апреля панфиловцы сбили транспортный самолет врага. 6 апреля 391-я дивизия сбила 2 транспортных самолета. 613-й артполк уничтожил в Максимово склад с горючим, танк, автомашину и орудие, а также около 80 человек противника. В этот же день огнем 117-й дивизии был сбит еще один транспортный самолет немцев.

7 апреля 8-я гвардейская вновь атаковала противника при поддержке танков «КВ» и «Т-34». Пехота прорвалась к Ловати. Танки уничтожили 2 ДЗОТа, 5 огневых точек врага, но закрепиться на достигнутом рубеже вновь не хватило сил.

9 апреля «Т-34», приданный 3-й гвардейской бригаде, уничтожил 4 блиндажа, станковый пулемет и до 30 человек противника. В этот же день, после ряда бесплодных атак на Скаруево, Максимово и Гущино приказом командующего 3-й Ударной армией 391-я стрелковая дивизия и 613-й артполк РГК были отведены в тыл для постройки оборонительного рубежа на реке Тудер. Основной район дислокации 391-й дивизии – Швайно – Доброе – Турово – Вешелово – Ананиха – Болдашево – Морхово, 613-го полка – Барабановка. Из-за обескровливания большинства частей и соединений Холмской группы командующему 3-й Ударной армией не оставалось ничего другого, как снять с Великолукского направления последний резерв – 953-й стрелковый полк 257-й дивизии (с дивизионом 603-го минометного полка) и вывести его на Холмский участок. Он был передан в подчинение 391-й стрелковой дивизии и сменил 45-ю бригаду в Зешках, у Дуброво и Скаруево. На участке юго-восточнее Максимово и Гущино был оставлен в обороне 1278-й стрелковый полк с приданным 2-м дивизионом 951-го артполка и минометным дивизионом дивизии. 45-я стрелковая бригада была выведена на восстановление в тыл армии (Бобовище, Зуи, Жиряне). 117-я стрелковая дивизия приняла линию фронта по восточному берегу Ловати от Холма до Чупрово. В оперативное управление ею были приняты 953-й и 1278-й полки 391-й дивизии, 275-й и 820-й полки под Макарово, 240-й полк со 157-м и 159-м лыжными батальонами на участке Караваево – Заплатино – Устье. 9–10 апреля немецкая пехота при поддержке 868-го охранного батальона и артиллерии атаковала позиции 275-го стрелкового полка и в ходе ожесточенного боя отбросила наши войска от Ловати на участке высоты 56,3. В течение 10 апреля высота неоднократно переходила из рук в руки, но к исходу дня из-за нехватки сил наши войска вынуждены были отойти от нее на 300 м южнее. В течение последующих дней полк постоянно атаковал, пытаясь вернуть высоту, но безуспешно. 10 апреля моряки 3-й гвардейской бригады из винтовки сбили транспортный самолет противника над Пронино. Для укрепления позиций 3-й гвардейской бригады к ним были выдвинуты из Чикуново 5 танков «Т-60». Одновременно из расположения 26-й стрелковой бригады в 37-ю бригаду, ведущую бои за Холм, было направлено 6 танков «Т-60». 11 апреля последние один «КВ» и один «Т-34», поддерживающие 8-ю гвардейскую дивизию, были возвращены в Чикуново. 13 апреля 1942 года германская авиация бомбардировала позиции 613-го артполка у деревни Барабановка. Погиб командир отделения связи[70].


Немецкий пулеметный расчет


На 15 апреля командованием фронта было намечено новое наступление на Сопки силами 2-го гвардейского корпуса и 117-й дивизии с приданными частями. 14 апреля подразделения 4-й гвардейской бригады приняли участок обороны 1077-го полка 8-й гвардейской дивизии. 1077-й полк усилил направление панфиловцев на изгибе дороги. 14 апреля к Сопкам с юга вышли подразделения 117-й стрелковой дивизии для ведения боя. Ей навстречу 15 апреля 1077-й стрелковый полк при поддержке 1-го, 2-го дивизионов 857-го артполка и 3-го дивизиона 879-го корпусного артполка, разведроты дивизии атаковал участок шоссе от изгиба дороги до Максимово. Одновременно зенитные подразделения дивизии сбили 2 самолета врага. 15 апреля 1942 года германская авиация бомбардировала позиции армейского 1809-го военно-технического склада. Погибли комиссар батареи 613-го артполка политрук В. Пронин и два солдата[71]. К 20 апреля 1278-й стрелковый полк с приданным 2-м дивизионом 951-го артполка был отведен на соединение с основными силами 391-й дивизии. Участок обороны был передан 117-й стрелковой дивизии. Ей в помощь оставлен один дивизион 613-го артполка. В течение апреля части 117-й дивизии с боями вышли к Макарово, Макровскому погосту, Стрежнево и Степаново. Поддерживающая один из полков 117-й дивизии 1-я батарея 613-го артполка произвела 15 огневых налетов, в ходе которых уничтожила 5 орудий, 14 минометов, 18 станковых пулеметов, 9 автомашин, 2 тягача, до 3 батальонов пехоты противника, разрушила 5 блиндажей, подавила 12 минометных батарей[72].

В это время на других участках фронта тоже шли ожесточенные бои.

3 апреля 54-я стрелковая бригада атаковала Лазарево, захватила центр деревни, но после тяжелого боя была выбита за реку. 4 апреля бои продолжались весь день. 5–6 апреля немецкие войска переправились через Ловать, овладели деревнями Худяки и Перекоп, образовав плацдарм. 54-я бригада, не получавшая уже несколько месяцев пополнения, ведет бои сводными ротами, взводами. Противник вновь атаковал Чернецкую, где сражается 65-й лыжный батальон. В ожесточенных боях он вновь удержал деревню.


Новое наступление гвардейцев
16–18 апреля 1942 г.


Перед новым наступлением командование 3-й Ударной армии предприняло передислокацию войск. 37-я стрелковая бригада в полном составе (и из Холма, и из-под Куземкино) выводилась в резерв командующего. На место стрелкового батальона бригады в Куземкино из-под Михалей был переведен 159-й лыжный батальон, находящийся в оперативном подчинении 117-й стрелковой дивизии. Его участок в Михалях передан 953-му стрелковому полку.

16–18 апреля весь 2-й гвардейский корпус перешел в наступление. В первый день, 16 апреля, 4-я гвардейская бригада (1-й и 3-й батальоны) наступала из района северо-западнее Сопок, продвинулась на 600 м, но попала под огонь из населенных пунктов Сопки и Пустыньки и залегла. Все три стрелковых полка и артполк 8-й гвардейской дивизии, прогрызая оборону врага, подошли на 100–150 м к изгибу шоссе, но взять его не смогли из-за огня танков и 105-мм батареи противника на прямой наводке. В течение боя гвардейцы уничтожили 120 солдат и офицеров врага, 5 орудий, зенитку, 2 автомашины, 34 огневые точки. Попытка наступления 3-й гвардейской бригады натолкнулась на сильное огневое сопротивление противника. 953-й полк, оставив один батальон удерживать участок всего полка, двумя батальонами атаковал с юго-запада Скаруево, но не смог преодолеть системы обороны противника. 1278-й полк, наступая на Максимово, был остановлен огнем из Максимово и Скаруево у большака. 820-й полк, наступая на Макарово, не смог преодолеть овраг и вернулся в Макаровский лес. В 22.30 16 апреля 33-я стрелковая дивизия без поддержки танков по приказу командующего армией начала новый штурм Холма.


Разбитая колонна советских танков «Т-60»


В ходе ночного боя и боев 17 апреля 33-я дивизия овладела кварталами № 36, 37, 46, 47, 51 и вела ожесточенные бои за кварталы 28, 29, 35. В течение дня дивизия отбила несколько контратак врага. Все попытки наступления частей и соединений 2-го гвардейского стрелкового корпуса наталкивались на мощное огневое сопротивление и не имели успеха. 953-й полк после нескольких атак на Скаруево отошел в лес 700 м юго-западнее деревни.

18 апреля артиллерия 4-й бригады подбила танк врага у Пустынек-1. На участке 8-й гвардейской дивизии стрелковым огнем сбито два «Ju.88», уничтожено 8 ДЗОТов, подбит один танк. 1075-й полк к исходу дня продвинулся на 60 метров северо-западнее изгиба дороги. 1077-й полк к исходу дня продвинулся на 100 метров севернее изгиба дороги. 1073-й полк прорвался к шоссе, но был отбит на 20 метров северо-восточнее шоссе минометным огнем. 4 танка и мотопехота противника прорвались на стыке панфиловцев и 4-й гвардейской бригады и вышли к Мазурам, где были отбиты 214-м лыжным батальоном и отошли в район Дмитровки. 597-й саперный батальон произвел минирование дорог вокруг Сопок. Мотопехота врага контратаковала подразделения 4-й гвардейской бригады из района Пустынек-1, но была отбита. Потери дивизии за время наступления: 63 убитых и 105 раненых.


Контрнаступление вермахта
19–30 апреля 1942 г.


19 апреля советские войска перешли к обороне. 37-я и 45-я бригады были выведены на восстановление в резерв. 391-я стрелковая дивизия была полностью сосредоточена на отдыхе в селе Морхово. В дивизию поступило пополнение. 117-я стрелковая дивизия при поддержке 613-го артполка заняла позиции от Зешек и до Устья. 28–29 апреля 1942 года батарея 1-го дивизиона артполка при корректировке огня командиром взвода управления В. Громовым после длительной и дерзкой разведки в тылу врага разгромила посадочную площадку врага и уничтожила 2 самолета (третий успел взлететь)[73].

С утра 19 апреля противник контратаковал 8-ю гвардейскую дивизию. Мотопехотная рота при поддержке трех танков атаковала Мазуры из Дмитрово. Мотопехотная рота при поддержке 8 танков прошла на стыке с 4-й бригадой и атаковала Мазуры и Рабочий поселок с юга. Еще одна мотопехотная рота врага при поддержке трех танков атаковала на северо-запад от изгиба дороги в направлении Мазур. Все атаки противника были отбиты. Дивизия уничтожила до 100 человек противника, зенитку, 10 огневых точек, подбила одно орудие, один танк. За 18–19 апреля гвардейцы сбили 3 вражеских самолета.


Немецкий пулеметчик на позиции


В 4.20 20 апреля после мощной артподготовки немецкие войска перешли в наступление на позиции советских войск на всем протяжении фронта. 2-й батальон 4-й бригады с партизанами держит оборону против 207-й ягдкоманды и охранных подразделений в Ленно, Ратче, Межнике. 212-й лыжный батальон занимает оборону Заход – Кондратово – Замошье – Лисичкино – Чащивка – лес 200 м западнее Пустынек-2. 1-й батальон 4-й бригады – севернее Пустынек. 3-й батальон ведет бой с противником в лесу северо-восточнее Пустынек-1. С 16 по 21 апреля потери 4-й гвардейской бригады составили 26 убитых, 60 раненых, 28 пропавших без вести. За этот же период бригада уничтожила свыше 200 немцев, один тяжелый танк, 4 блиндажа, 3 автомашины, 2 склада с боеприпасами.

8-я гвардейская дивизия продвинулась на 100–150 м северо-западнее, севернее и северо-восточнее изгиба дороги. Из-за понесенных потерь полки дивизии имеют по 50–100 активных штыков. Дивизию поддерживает 3-й дивизион 879-го кап. На участке дивизии немцы ожесточенно атакуют наши позиции. Потери дивизии – 49 убитых, 76 раненых. Нашей артиллерией 8-й гвардейской дивизии подбито 2 танка и одна автомашина, враг разбил одну 45-мм пушку. Потери дивизии за период с 18 января по 2 апреля: убито 1281 человек, ранено 5724, пропало без вести 423.

3-я гвардейская бригада обороняет участок: 3-й батальон севернее Хворощино, сводная группа (35 чел.) высоту 72,8, 2-й батальон севернее Пронино, 1-й батальон восточнее Пронино перекрывает шоссе. Бригаду поддерживает 2-й дивизион 879-го кап. Немецкие войска силой до батальона мотопехоты при поддержке артиллерии и минометов постоянно атакуют северо-восточнее Пронино. К исходу дня немцы ворвались в траншеи 3-го батальона и закрепились там. Потери бригады – 11 чел. Потери 3-й гвардейской бригады за период с 3 февраля по 16 апреля: убито 739 человек, ранено 2097, пропало без вести 804.

26-я стрелковая бригада еще в марте убыла на север для блокирования возможного прорыва немцев со стороны Залучья и Поддорья. 3-й батальон 26-й бригады оставлен в резерве 2-го гвардейского корпуса в районе Орехово. Потери 26-й бригады за период с 8 февраля по 4 апреля: убито 402 человека, ранено 803, пропало без вести 560.


Холмский аэродром


71-я танковая бригада вывела все уцелевшие танки на ремонт в район Новички. Потери бригады за период со 2 февраля по 10 апреля: убито 11 чел., ранено 33, пропало без вести 5. 23 апреля танковая бригада передала два отряда танков в 3-ю гвардейскую и 26-ю бригады. В качестве резерва корпуса остались в лесу между Чикуново и Новичками два «КВ», один «Т-34», два «Т-60», в стадии ремонта.

228-й лыжный батальон ведет бой на северо-западных окраинах Холма и западнее аэродрома.

21–22 апреля 33-я и 117-я дивизии получали пополнение, боеприпасы, продовольствие, фураж, готовясь к новому наступлению. 953-й стрелковый полк оборонял Зешки от действий небольших групп противника. Штурмовые группы 820-го полка 117-й стрелковой дивизии безуспешно пытались захватить Гущино.

21 апреля активные действия противника прекратились. 22 апреля 4-я гвардейская бригада получила необученное пополнение. Приказом командующего 3-й Ударной армией 953-й стрелковый полк с 159-м лыжным батальоном, 2-м дивизионом 603-го минометного полка и батареей 171-го легкого артполка переходил к обороне на участке Куземкино – Зешки – Скаруево. 1278-й стрелковый полк переходил к обороне Скаруево – Луг – Кресты – Юринки. 275-й стрелковый полк 117-й стрелковой дивизии должен был оборонять участок Кресты – Караваево. Ее же 240-й полк с 157-м лыжным батальоном должен был удерживать рубеж Царево – Заплетино – Устье. 820-й стрелковый полк выводился в резерв 117-й дивизии в район Афонасово – Зайцы.

23 апреля 1942 года распоряжением Ставки ВГК и последовавшим решением Военного Совета Калининского фронта 391-я стрелковая дивизия (6,6 тысячи человек, 105 минометов, 8 гаубиц, 36 пушек, 53 ПТР), 37-я и 45-я стрелковые бригады передавались из 3-й Ударной армии в состав 1-го гвардейского корпуса 1-й Ударной армии и перебрасывались на Демянское направление. Этим серьезно ослаблялся Холмский участок фронта. С учетом усиления немецкой группировки за счет прибывших резервов данное решение было особенно опасным. Кроме того, приказом Ставки из состава действующей армии выводились на переформирование лыжные батальоны. 27 апреля 79-й отдельный лыжный батальон 33-й стрелковой дивизии, 157-й отдельный лыжный батальон (без сводной роты, оставленной в Юринках) 117-й стрелковой дивизии, 212-й, 213-й, 214-й отдельные лыжные батальоны 2-го гвардейского корпуса выступили с фронта для погрузки на станцию Соблаго. Их участки были переданы стрелковым частям, что еще более растянуло обескровленные советские войска под Холмом.

23–26 апреля части 4-й, 3-й бригад и 8-й дивизии производили перегруппировку. Согласно приказу командира 2-го гвардейского корпуса, 17 4-я гвардейская бригада приступила к подготовке нового рубежа обороны Темный Карман – Мазуры по реке Копейница. Отход должен был сократить растянувшиеся коммуникации снабжения в условиях распутицы и уплотнить фронт обороны. Однако одновременно освобождалась довольно большая группировка противника, которую связывала боем бригада. Эта группировка усилила гарнизон Сопок. 3-й батальон 3-й гвардейской бригады перебрасывался на юго-западную окраину Холма для штурма города. 2-й батальон занял опорный пункт Куземкино. 1-й батальон остался на рубеже восточнее Пронино. 3-му батальону 3-й гвардейской бригады для наступления на Холм были приданы 6 «Т-60» из состава 71-й бригады. Еще 2 стационарных (поврежденных) танка «Т-34» остались под Пронино. Части 8-й гвардейской дивизии сменяли 3-ю гвардейскую бригаду на участке Дмитрово (искл.) – Пронино (искл.). 1073-й полк удерживал участок севернее Дмитровка – изгиб дороги. 1077-й полк – севернее Хворощино. 1075-й полк – от высоты 72,8 до Пронино. Сильно ослабленная дивизия была неспособна сдержать возможный удар противника. 3-й батальон 26-й бригады при поддержке двух «Т-34» и шести «Т-60» был развернут на рубеже Пронино – Иваньково – Орехово – Ловать для обсервационных задач с запада и северо-запада. 24 апреля 953-й стрелковый полк был подчинен 33-й стрелковой дивизии.

В 17.30 25 апреля противник при поддержке артиллерии и минометов атаковал 8-ю гвардейскую дивизию. После ожесточенного боя враг был отбит. Небольшие группы автоматчиков противника действовали на участках обороны 3-й гвардейской бригады и 117-й стрелковой дивизии. 27 апреля 4-я гвардейская бригада и 212-й лыжный батальон отошли с занимаемого рубежа и перешли к обороне на рубеже: Темный Карман, высота 93,1, высота 88,5, река Копейница, Мазуры, Сев. Дмитровка. По старому рубежу Ратча (рота) – Кондратово – Замошье – Пустыньки – боевое охранение (по взводу) силами 3-го батальона. В 7.00 28 апреля 28-й мотострелковый полк противника силами мотопехотной роты перешел в наступление из Кульчихи на Лисичкино и Варавинку и ротой пехоты при поддержке 4 танков из Клевдино на Замошье. В ходе ожесточенного боя взвод 3-го батальона, обороняющий Замошье, отразил все атаки противника. Взвод, обороняющий Лисичкино и Варавинка-1 и -2, к полудню оказался в окружении и с трудом пробился к Груховке. Немцы заняли Лисичкино, Варавинку и атаковали Чащивку (здесь держит оборону взвод). В 9.00 резервная рота 3-го батальона контратаковала врага при поддержке артиллерии и минометов и вернула позиции. Во второй половине дня немцы силами двух батальонов при поддержке 14 танков вновь атаковали позиции боевого охранения 3-го батальона 4-й бригады. К исходу дня после ожесточенных боев с превосходящими силами противника красноармейцы отошли на Груховку. Немцы заняли Замошье, Лисичкино, Варавинку, Чащивку. В ночь на 29 апреля одна стрелковая рота из Липно, Ратчи, Кондратьево, Горок Лесовых была выведена на соединение с основными силами бригады, одна оставлена на месте. В 3.30 29 апреля немцы пехотной ротой атаковали подразделения 1073-го полка и после тяжелого боя захватили один блиндаж на участке обороны. Потери полка: 35 убитых, 12 раненых. С 13.00 29 апреля немцы силами до пехотного полка с 15 танками перешли в наступление на Груховку. 3-й батальон 4-й гвардейской бригады отбил нападение противника. Над позициями 3-й гвардейской бригады юго-западнее Холма сбиты транспортный самолет и планер. В 11.15 30 апреля германская рота с 15 танками вновь атаковала Груховку, но в ходе боя была отбита. Основные силы Замошинской группировки врага проследовали на Пустыньки и Сопки. Вечером позиции 3-й гвардейской бригады подверглись мощному артиллерийскому удару из Холма. В течение дня советскими истребителями сбито два «Ju.88». 8-я дивизия сбила «He.111». В этот же день немцы провели разведку боем на участке 117-й дивизии.

Таким образом, к концу апреля противник, существенно нарастив группировку Ланга, имел перед собой ослабленные и обескровленные в постоянных атаках силы 2-го гвардейского корпуса. Группа Шерера в Холме из-за снятия советских соединений с блокады города получила превосходство над оставшимися войсками группы Стрельбицкого. Попытка командования 2-го корпуса усилить блокирующую группу за счет обсервационной была катастрофической ошибкой, приведшей не только к деблокаде Холма и разобщению гвардейцев с основными силами армии, но и последующей потере всей освобожденной корпусом территории. Вскоре был потерян и Партизанский край.


Седьмой этап. Германский прорыв
1–5 мая 1942 г.


Снижение активности и значительное ослабление Холмской группировки советских войск в апреле 1942 года позволило командованию 39-го корпуса произвести перераспределение сил. Этому способствовали отвод 4-й гвардейской бригады к населенному пункту Мазуры, увод с оборонительного рубежа 3-й гвардейской бригады на штурм города. На Холмском направлении противником была создана ударная группа из танкового полка, штурмового дивизиона, двух полков (пехотного и мотострелкового) и почти всей артиллерии. На флангах (Копейское и Заплатинско-Язвинское направления) были выставлены пехотные заслоны (в т. ч. из войск люфтваффе). Здесь немецкие войска были в два раза слабее советских. Зато на направлении главного прорыва противник создал трехкратное превосходство в пехоте, четырехкратное в артиллерии и абсолютное в танках.


Генерал Шерер на КП


В свою очередь, советское командование планировало, оставив на внешних рубежах малые силы, все самые боеспособные части и подразделения бросить на штурм города и завершить наконец затянувшуюся эпопею по освобождению Холма. Проблема состояла в том, что боеспособных войск в Холмской группе почти не осталось. К примеру, 33-я стрелковая дивизия состояла всего из 1,5 тысячи бойцов.

План командования корпуса на отвод 4-й гвардейской бригады не удался. Бригада покинула хорошо подготовленный к обороне рубеж, но при отходе ввязалась в затяжные бои на невыгодном участке Груховка – Мазуры. Рота 2-го батальона (146 человек с двумя 82-мм, двумя 50-мм минометами, одной 45-мм пушкой) оставлена в районе Ратча – Лепно. Взвод (46 человек) – в Кондратово. Основные силы батальона – севернее Фрюнино. 3-й батальон держит 10-километровый участок Груховка – Мазуры. 1-й батальон занял оборону севернее и западнее населенного пункта Мазуры. В бригаде к 1 мая закончились боеприпасы, продовольствие и фураж. 8-я гвардейская дивизия занимает позиции на прежних участках (Мазуры – Пронино). 3-я гвардейская бригада основными силами готовилась к штурму Холма. В течение дня артиллерия и авиация немцев вела мощный огонь по позициям 1-го батальона восточнее Пронино. Кроме того, проводились атаки разведывательных групп противника на позиции батальона и 1073-го полка. В 6.00 1 мая 3-й батальон 26-й бригады при поддержке группы танков старшего лейтенанта Фитермана 71-й танковой бригады (три «Т-34» и семь «Т-60») атаковал Холм с северо-запада и запада. К полудню он занял кварталы № 1, 4, 5, 9, 10. Утром 1 мая с юго-востока город атаковал 3-й батальон 3-й гвардейской бригады. К исходу дня немцы перешли в контратаку и выбили наши войска из 5-го, 9-го, 10-го кварталов. В ходе уличных боев один «Т-34», два «Т-60» сгорели при ударах авиации, один «Т-34» и четыре «Т-60» были подбиты из противотанковых орудий. Погиб командир танковой роты старший лейтенант Казак. Танк «Т-60» лейтенанта Павлова в ходе боя был оставлен отходящей пехотой и сожжен немцами горючей смесью. Долгое время он числился пропавшим без вести. Так из-за несогласованности плана штурма города 26-я бригада в первый же день штурма лишилась главной ударной силы. 33-я стрелковая дивизия в 6.00 атаковала кварталы врага в южной части города. 2-й батальон 164-го стрелкового полка вел бой за 18-й квартал в районе церкви. 73-й полк штурмует укрепленные узлы в центре города. 82-й полк атаковал цитадель Холма – тюрьму.


Штурмовое орудие Stug.III и бронетранспортер 184-го дшо


В 9.30 2 мая пехотная рота немцев при поддержке трех танков атаковала 1073-й стрелковый полк (76 штыков) на участке Дмитровка – изгиб дороги. Был подбит один танк врага. К исходу дня бои прекратились. 3-й батальон 3-й гвардейской бригады и 3-й батальон 26-й бригады вели ожесточенный бой в кварталах № 1 и № 4. Гвардейцы пошли на штурм в ночь с 1 на 2 мая при поддержке 6 танков «Т-60». В ходе штурма батальоны понесли большие потери. Из 6 танков один «Т-60» сгорел, два подбиты противотанковыми орудиями. Командир роты лейтенант Чалышев был тяжело ранен. Однако в ходе боя наши стрелки захватили один танк противника. 33-я дивизия вела ожесточенный бой с противником в южной и восточной частях города Холм. Бомбардировочная авиация врага нанесла сильные удары по наступающим войскам и населенным пунктам: Борисово, Залесье, Городецкие, Лосиная Голова, Смехново, мост в районе Долгие Нивы. Дивизия за два дня боев потеряла убитыми – 130 человек, ранены – 220 человек. 2 мая 1942 года при массированной бомбардировке авиацией противника позиций полка у деревни Барабановка погиб командир 613-го артполка майор П. Маслов. Германская авиация нанесла удары по позициям полка в деревнях Городище и Бобяниха[74]. На участке 275-го стрелкового полка 117-й дивизии отбито наступление 868-го охранного батальона на Гущино. При этом был сбит «Ju.88».

В ночь и утром 3 мая немцы провели отвлекающе-демонстративные действия на правом фланге обсервационного участка. Роты германской мотопехоты при поддержке артиллерии и минометов неоднократно атаковали в стык 8-й гвардейской дивизии и 4-й гвардейской бригады из Дмитровки на северо-восток. В упорных боях они были отбиты совместными усилиями гвардейцев. По позициям 3-й гвардейской бригады в Куземкино велся мощный артогонь. В 13.30 немцы атаковали 2-й и 3-й батальоны 4-й гвардейской бригады севернее Фрюнино и Варавинки, но после тяжелого боя были отбиты.


Немецкий противотанковый расчет ведет бой в городе


В 16.00 3 мая германский мотопехотный полк при поддержке танковой роты (до 15 единиц, в том числе 4 средних) и мощного огня артиллерии внезапно из района Пронино атаковал 1-й батальон 3-й гвардейской бригады по дороге на Холм. В ожесточенном бою противник, уничтожив противотанковые средства бригады, прорвался через позиции батальона и к 20.00 вышел к Куземкино. Остатки 1-го батальона под воздействием сильного артиллерийского и минометного огня отошли в лес севернее Пронино. В бой с врагом вступил 2-й батальон. Ему на помощь были брошены 3-й батальон 26-й бригады с тремя «Т-60» из Холма, армейские курсы младших лейтенантов и рота 1390-го саперного батальона. До 21.00 у Куземкино шли ожесточенные бои с применением танков, артиллерии и минометов с обеих сторон. Один «Т-60» был подбит тремя снарядами в пронинском лесу, один отошел на ремонт в Чикуново. Не добившись успеха, противник произвел перегруппировку войск. В районе западнее Куземкино была сосредоточена мощная артиллерийско-пулеметная группа, в лесу северо-восточнее Пронино – полк пехоты при поддержке роты танков.


Развалины исторического центра города


В 4.30 3 мая 164-й полк вел жестокий бой в 18-м квартале, за церковь юго-западнее 18-го квартала, и содействовал огнем с восточного берега наступлению 3-го батальона 26-й бригады. 3-й батальон 26-й бригады при поддержке трех «Т-34» дважды атаковал утром северо-западные кварталы и аэродром, а вечером был переброшен под Куземкино. Из группы ее поддержки два «Т-34» были сожжены огнем противотанковых орудий еще утром, третий вышел из строя. 73-й полк с ротой заградбатальона перешел в наступление и вел ожесточенный бой за 24-й, 25-й, 35-й кварталы. 82-й полк частью сил вел бой за 30-й квартал. 33-я дивизия из последних сил старалась уничтожить противника в городе до прорыва к нему немецких войск извне. Группа Шерера активно сопротивлялась, контратакуя штурмовые части 33-й дивизии. В ночь на 4 мая 164-й полк, согласно приказу командующего армией, сдал свои позиции 73-му полку и перешел в район Бобяхино, Филипповка, Князево. 73-й полк, произведя перегруппировку, одним батальоном с ротой заградбатальона вел бой в 36-й и северной части 45-го, 44-го кварталов. 82-й полк, занимая прежние кварталы, вел бой в 24-м, 30-м кварталах.


Расчет немецкой противотанковой пушки


В 5.00 4 мая германская артиллерия производила тщательную артподготовку в течение часа. В 7.10 немецкий пехотный полк при поддержке 15 танков атаковал в стык 3-й гвардейской бригады и 8-й гвардейской дивизии севернее Пронино. К 9.00 они прорвались и стали продвигаться на КП 3-й бригады в районе Иваньково-1. В 9.30 рота мотопехоты при поддержке танков атаковала из Пронино на Куземкино. К полудню 1075-й полк и 1-й батальон 3-й бригады вели ожесточенный бой с превосходящими силами противника в 500–600 м севернее и северо-восточнее Пронино. 2-й батальон 3-й бригады при поддержке 3-го батальона 26-й бригады, курсов младших лейтенантов, саперной роты 1390-го батальона и танка «Т-60» младшего политрука Титова отбивал атаки мотопехотного батальона вермахта при поддержке 9 танков на Куземкино. К 14.00 наступление противника было остановлено. На место батальона 26-й бригады севернее и западнее Холма выдвинут 228-й лыжный батальон. В 17.00 немецкий батальон при поддержке 8 танков (в том числе 4 средних) попытался форсировать Ловать в 1 км северо-восточнее Зешеки, но огнем курсантов и танка Титова был отбит. В ходе боя «Т-60» застрял в воронке и был подбит. Экипаж оставил танк и перебрался в ранее подбитый «Т-34», откуда вновь повел огонь по врагу. Вечером танк был оставлен.

С 8.00 4 мая немецкая авиация бомбит позиции 33-й стрелковой дивизии под Холмом. В воздушных боях сбито 3 бомбардировщика противника.

К вечеру 4 мая немцы, ослабив натиск на флангах, перебросили основные силы группы Ланга и Бранденбергера в район Сопки – Тараканово. В 18.00 немцы нанесли массированный бомбардировочный удар по Куземкино. В 18.30 ударная группа 39-го моторизованного корпуса перешла в наступление на Куземкино при поддержке всей артиллерии корпуса. Два десятка танков и мотопехотный полк вели наступление вдоль шоссе на Холм. Со стационарных позиций западнее Куземкино их поддерживали штурмовые орудия, несколько батарей пехотных и противотанковых орудий. Из района Тараканово вела огонь тяжелая артиллерия корпуса. В ходе ожесточенного боя около 20.00 немцам удалось ворваться в Куземкино, куда сразу же были выдвинуты пехотный полк и противотанковые средства. Курсы младших лейтенантов, направленные на помощь 2-му батальону 3-й гвардейской бригады, попали под огонь танков и штурмовых орудий и вернуть деревню не смогли. Мотопехотный полк противника при поддержке танков в боях с 3-м батальоном 26-й бригады продвигался дальше к Холму. Пехотный полк с орудиями и минометами укрепился в Куземкино и вдоль шоссе Пронино – Холм. 8-я гвардейская дивизия подготовила к атаке с тыла 1075-й полк, но из-за растянутых рубежей обороны и малочисленности боевого состава Куземкино атаковала только мотострелковая разведывательная рота. Понеся большие потери, рота отошла в район северо-западнее Куземкино. Часть 2-го батальона 3-й гвардейской бригады в излучине Ловати оказалась отрезанной от основных сил, отошедших на 1 км севернее Куземкино. Попытка прорваться на север ей не удалась, и большая ее часть погибла в бою с врагами. Несколько человек переплыли реку и вышли в район боевых действий 117-й дивизии. В ночь на 5 мая немцы вывели в Куземкино обеспечивающие подразделения, укрепив опорный пункт. К утру в район 400 м северо-западнее Куземкино был подведен 1075-й стрелковый полк 8-й гвардейской дивизии. Его участок обороны восточнее высоты 72,8 занял маршевый батальон пополнения (без оружия и боеприпасов).

В 4.30 5 мая ударная группа генерала Ланга при поддержке танков генерала Бранденбергера атаковала обсервационные позиции советских войск (3-й батальон 26-й бригады, курсы младших лейтенантов) под Холмом, прорвала оборону и деблокировала город. Атака 1075-го стрелкового полка и двух батальонов 3-й гвардейской бригады с севера на Куземкино была отбита немецким пехотным полком, после чего часть сил противника перешла в наступление. Пять атак немецкого пехотного батальона при поддержке танков при попытке прорваться на Орехово были отбиты батальонами 3-й гвардейской бригады. Чтобы воспрепятствовать переброске советских войск в район Куземкино, в 10.30 немецкие вспомогательные части силой до батальона атаковали от Дмитрова на север. В течение дня 1-й батальон 4-й бригады и подразделения 1073-го полка вели бой по отражению прорвавшегося врага. В 7.00 по позициям советских войск 3-й гвардейской бригады и 33-й дивизии между Куземкино и Холмом постоянно действовала бомбардировочная авиация врага группами по 25–30 самолетов.


Сброс контейнеров гарнизону Холма


Пехота противника с утра после массированного налета авиации и артогня повела наступление на Холм. В 5.30 нашим артогнем в р-не Куземкино разбита 37-мм батарея 4-го орудийного состава, двигавшаяся по Локнянскому шоссе в Холм. В 10.00 в Холм с боем прорвалось до 200 человек пехоты, танки, мотоциклы и обоз. К 12.00 прорвавшийся в Холм противник мелкими группами переходит с западной части города в восточную, усиливая центральную часть города. 73-й, 82-й стрелковые полки 33-й дивизии вели сильный бой с врагом в занятых кварталах города. 164-й полк к исходу дня с боем производил смену 953-го полка 257-й стрелковой дивизии, подчинив 159-й лыжный батальон. Утром германская мотопехота атаковала подразделения 953-го стрелкового полка в Зешках из направления Дуброво. В ходе боя наши войска отошли, но вскоре контратакой выбили врага из опорного пункта, восстановив положение. После смены 953-го полка 164-м в 18.00 рота пехоты противника перешла в наступление и, форсировав реку в 1,3 км южнее Куземкино, с боем заняла восточный берег реки у домиков 1,2 км северо-восточнее Зешек. В районе высоты 78,0 – Устье немецкий 59-й моторизованный батальон произвел разведывательно-демонстрационную вылазку.

В 21.00 5 мая курсы младших лейтенантов при поддержке последних танков 71-й танковой бригады (один «Т-34» из Холма и один «Т-60» из-под Пронино) заняли оборону по реке Шульга северо-западнее города.

Начиная с 6 мая по позициям советских войск начала активно действовать германская авиация. Прорвавшаяся в Холм немецкая моторизованная группа (в т. ч. 4 средних танка) при поддержке части сил группы Шерера в 6.30 6 мая атаковала 228-й лыжный батальон и переброшенный на его участок 3-й батальон 1075-го полка и к 9.00 в ходе ожесточенных боев отбросила наши войска на рубеж реки Шульга. Замаскированный «Т-34» старшего лейтенанта Семенова точным огнем подбил один «Pz.IV», заставив остальные отступить. Дальнейшее продвижение противника было остановлено. Немцы разместили на западной и северо-западной окраинах Холма танки и штурмовые орудия и обеспечили посадку до 30 планеров на Холмском аэродроме.

К 5.00 6 мая части 33-й стрелковой дивизии закончили частичную перегруппировку и занимали: 73-й полк – кварталы 2-й, 6-й, южную часть 18-го квартала, (иск.) 33-й квартал; 82-й полк – (иск.) 18-й квартал, южную часть 24-го, 39-го, 38-го, 37-го, 46-го, 51-го кварталов; заградбатальон – южную часть 45-го и 44-го кварталов; истребительный отряд – Медово; 159-й лыжный батальон – Малевщину; 164-й полк – (иск.) Зешки, (иск.) Дуброво, (иск.) Скаруево, Михали, Выставку. 164-й полк в ходе контрудара полностью освободил Зешки. В свою очередь, 159-й лыжный батальон под ударом врага из Холма отошел в район Малевщины. 953-й полк направлен на смену 54-й стрелковой бригады на Рысцово-Чернецкий участок. В свою очередь, 54-я бригада передислоцирована в район Долгие Нивы – Лосиная Голова.

Прорыв противника пришелся по тем участкам, где ранее держали оборону 3-я гвардейская, 37-я стрелковые бригады, подразделения усиления из 391-й стрелковой дивизии. После переброски этих частей в 1-ю Ударную армию силы Красной армии на направлении главного удара противника уменьшились в четыре раза!!! Резервов, способных нейтрализовать возможный прорыв врага в 3-й Ударной армии, не осталось. Этим не преминули воспользоваться немцы. Несмотря на упорное сопротивление советских войск, дорога на станцию Локня оказалась в руках противника. Операция 39-го моторизованного корпуса вермахта по деблокированию Холма в начале мая 1942 года завершилась успехом. Группа Шерера была в окружении под Холмом 105 дней. Силы 3-й Ударной армии в постоянных боях были обескровлены и вести наступательные действия на Холмском направлении были не способны.

Некоторые факты из Холмской операции

Вместе с немцами в осажденном Холме находились около четырех тысяч мирных жителей. Захватчики использовали русское население на принудительных работах: ремонте техники, расчистке аэродрома от снега, строительстве укреплений.

Около двух тысяч холмичей погибли от голода, тифа, бомбежек, расстрелов.


Полевые укрепления в городе


В отместку за разгром немецкой автоколонны разведчиками 33-й стрелковой дивизии в январе 1942 года немцы сожгли деревни Максимовка, Скаруево, Бабино, Кобыляки, Знаменское. В огне погибли 137 мирных жителей – детей, женщин, стариков. 18 марта 1942 года в отместку за уничтожение своей группы в районе Кондратьево гитлеровцы сожгли деревни Лебедево, Аболонье, Полисто, Березки. 23 марта после боя с партизанами противник сжег Лепно, Осье, Ручьи.

Всей операцией по обороне Холмского укрепрайона бессменно командовал генерал-майор Т. Шерер. 1 июля 1942 года Гитлер учредил для группы Шерера награду – нарукавный знак «Холмский щит».

Первая Холмская операция характерна участием в ней гвардейских формирований. Активные боевые действия здесь вела 8-я гвардейская Панфиловская стрелковая дивизия. 23 февраля ее частям были присвоены гвардейские именования. В ходе мартовских боев на подступах к Холму благодаря своему героизму родились 3-я (из 75-й морской) и 4-я (из 38-й стрелковой) гвардейские бригады.

Около 640 солдат и офицеров 33-й дивизии за бои под Холмом (дивизия участвовала в них с января 1942 года по август 1943 года) были награждены орденами и медалями. Дивизия получила почетное наименование «Холмской».

12-й озадн 2-го гвардейского корпуса за период с 9 февраля по 3 апреля сбил 15 транспортных самолетов противника, три «He.111», два «Ju.88», четыре «FW.189».

Выводы

Главной ошибкой, повлекшей за собой многие жертвы и приведшей к неудаче операции, стали требования советского командования о скором взятии Холма и дороги Холм – Локня. Части постоянно атаковали, не имея времени на передышку и приведение в порядок. Отсутствие необходимого количества танков не позволяло активно уничтожать или захватывать хорошо подготовленные к обороне опорные пункты врага. Регулярные танковые контратаки и господство авиации противника значительно усложняли выполнение задач по овладению городом и магистралью. Танки «КВ» появились в малом количестве только на заключительном этапе операции и были выделены вместо Холмского на Сопкинское направление.

Второй ошибкой был приказ Ставки о передаче войск из Холмской группировки 3-й Ударной армии (391-я стрелковая дивизия, 45-я и 37-я стрелковые бригады были переданы на Демянское направление) в 1-ю Ударную армию.

Третьей ошибкой было решение командира 2-го гвардейского корпуса на перегруппировку войск. При общем ослаблении Холмской группировки попытка усилить штурмовую группу войск за счет обсервационных, ослабленных постоянными наступлениями и контратаками, было недопустимо!

Итоги операции

В ходе операции город Холм советскими войсками взят не был, задачи не выполнены. Тем не менее боями на Холмском направлении были скованы лучшие соединения Германии, активная деятельность которых на других направлениях могла привести не к тактическому, как случилось, а к оперативному и даже стратегическому успеху противника. Зимой 1941 года вермахт оставался мощной, сильной машиной, сокрушить которую РККА еще не могла, что показали бои лета – осени 1942 года. Однако успешные действия меньших по силе частей и соединений Красной армии показали рост силы, уверенности, боевого опыта солдат и командиров СССР. Неудачи под Холмом связаны в основном с громоздкостью структур соединений РККА, их слабым тыловым обеспечением, низкой маневренностью, недостаточной боевой подготовкой пополнения и некачественной слаженностью новых формирований.


Подбитый «Т-60» на аэродроме Холм


О росте качества Красной армии говорят недостижимые в 1941 году цифры нанесенных потерь и трофеев. Только 33-я стрелковая дивизия в боях за Холм уничтожила 4,3 тысячи человек, один танк, 6 самолетов, 18 пулеметов, 2 пушки, 65 минометов, одну автомашину, пленила 15 солдат противника, захватила 299 винтовок, 47 пистолетов-пулеметов, 144 пулемета, 26 ПТР, 33 миномета, 9 зениток, 20 орудий, 450 автомашин, 51 мотоцикл, 12 радиостанций.


Транспортный самолет «Ju.52»


К сожалению, в связи с обострением и упорством боев в советских войсках выросли так называемые «кровавые» потери. Только 33-я стрелковая дивизия за время боев под Холмом убитыми, ранеными и больными потеряла около 10 тысяч человек – почти весь первоначальный состав без учета пополнений. Тем не менее уровень оснащенности вооружением и военной техникой остался на прежнем уровне, что говорит о более высокой технической подготовке и боеспособности частей РККА.


Приложение 1
Состав германской группировки


39-й моторизованный армейский корпус[75] (командир – генерал танковых войск Ганс Юрген фон Арним)

(Управление обеспечением)

439-й корпусной моторизованный батальон связи

Общий штатный состав 439-го бсв – 0,9 тыс. чел., 150 а/м, 52 мтц.

Структура: телефонная рота, радиорота, 2 радиотелеграфные роты.

439-й корпусной батальон снабжения

Общий штатный состав 439-го бсн – 0,6 тыс. чел., 125 а/м, 40 мтц.

Структура: авторота, тяжелая моторизованная колонна, 2 легкие моторизованные колонны.

35-е артиллерийское командование – оберст Вильгельм Рихтер

(Артиллерия)

536-й моторизованный тяжелый артдивизион – оберстлейтенант Фрейст[76]

Общий штатный состав 536-го адн – 0,7 тыс. чел., 12×150-мм гаубиц sFH.13, 52 а/м, 15 тяг., 6 мтц.

Структура: три тяжелые артбатареи, корректировочный взвод, транспортная колонна (40-т.).


Уничтоженная германская автоколонна


3-я моторизованная пушечная батарея 818-го артполка[77]

Общий штатный состав 3./818-го ап – 0,2 тыс. чел., 4×105-мм пушки sK.18, 12 а/м, 5 тяг., 1 мтц.

35-й легкий дивизион АИР

Общий штатный состав 35-го лдн АИР – 0,3 тыс. чел., 24 а/м, 2 тяг., 8 мтц.

Структура: три батареи (штабная, звукометрическая, оптическая (с аэростатным взводом), корректировочный взвод.

(Инженерная группа)[78]

1-й учебный саперный батальон[79]

Общий штатный состав 1-го учсапб – 0,5 тыс. чел., 9 ПТР, 9 огн., 12 а/м, 21 мтц.

Структура: три саперные роты.

1-я рота 181-го саперного батальона[80]

2-я рота 207-го саперного батальона[81]

Общий штатный состав 1./181-го и 2./207-го сапб – 0,4 тыс. чел., 6 ПТР, 6 огн., 52 а/м, 14 мтц.

59(В) – я моторизованная мостостроительная колонна[82]

Общий штатный состав 59-й мск – 0,1 тыс. чел., 8 тяг., 39 а/м, 9 мтц, 6 моторных лодок, 60 понтонов.

59(К) – я моторизованная мостостроительная колонна[83]

Общий штатный состав 59-й мск (троф) – 0,1 тыс. чел., 24 а/м, 25 понтонов.

2-й взвод 505(В) – й моторизованной мостостроительной колонны[84]

Общий штатный состав 2./505-й мск – 0,03 тыс. чел., 4 тяг., 16 а/м, 3 мтц, 3 моторные лодки, 30 понтонов.

801(В) – я мостостроительная колонна (оборудование)[85]

Общий штатный состав 801-й мск – 0,02 тыс. чел., 1 тяг., 6 а/м, 1 мтц, одна моторная лодка, 60 понтонов.

16-е строительное командование[86]

306-й строительный батальон[87]

Общий штатный состав 306-го стрб – 0,9 тыс. чел.

Структура: три строительные роты, строительная колонна, обоз.

413-й строительный батальон[88]

Общий штатный состав 413-го стрб – 0,9 тыс. чел.

Структура: три строительные роты, строительная колонна, обоз.

2-я рота 98-го строительного батальона[89]

4-я рота 98-го строительного батальона

Общий штатный состав 2.,4./98-го стрб – 0,5 тыс. чел.


Штурмовое орудие Stug.III 184-го дшо


3-я рота 120-го строительного батальона[90]

Общий штатный состав 3./120-го стрб – 0,2 тыс. чел.

Часть 680-го дорожно-строительного батальона[91]

Общий штатный состав 680-го дсб – 1,5 тыс. чел.

Структура: четыре дорожно-строительные роты, дорожная группа, обоз.

350-я строительная колонна[92]

1-й взвод 202-й охранной железнодорожной роты[93]

(ПВО)

618-й моторизованный легкий армейский зенитный батальон

Общий штатный состав 618-го лбат ПВО – 0,6 тыс. чел., 6 4×20-мм ЗСУ FlaK.38 auf Sd.Kfz.7, 24×20-мм ЗСУ FlaK.38 auf Sd.Kfz.10, 120 а/м, 44 мтц.

Структура: три самоходные легкие батареи ПВО, управление.

1-й частично моторизованный батальон 111-го зенитного полка люфтваффе[94]

Общий штатный состав I./111-го зап ПВО ВВС – 1,0 тыс. чел., 12×88-мм зен. FlaK.36, 33×20-мм ЗУ FlaK.38, 24 тяг., 145 а/м, 52 мтц.

Структура: три тяжелые и две легкие батареи ПВО, управление, взвод связи, тяжелая моторизованная колонна.

(Охранные части)[95]

828-й охранный (Landesschützen) батальон

Общий штатный состав 828-го LSб – 1,3 тыс. чел.

Структура: четыре роты, обоз.


Полевые укрепления на подступах к Холму


859-й охранный (Landesschützen) батальон

Общий штатный состав 859-го LSб – 1,3 тыс. чел.

Структура: четыре роты, обоз.

865-й охранный (Landesschützen) батальон[96] – Пешке.

Общий штатный состав 865-го LSб – 1,0 тыс. чел.

Структура: три роты, обоз.

868-й охранный (Landesschützen) батальон 107-го охранного (Landesschützen) полка

Общий штатный состав 868-го LSб – 1,3 тыс. чел.

Структура: четыре роты, обоз.



Немецкая противотанковая пушка на позиции в центре Холма


899-й охранный (Landesschützen) батальон

Общий штатный состав 899-го LSб – 1,0 тыс. чел.

Структура: три роты, обоз.

(Штрафные части)

3-й штрафной батальон

Общий штатный состав 3-го штрафб – до 1,0 тыс. чел.

Структура: одна офицерская рота, три унтер-офицерские роты, обоз.

(ВВС)

4-я всепогодная эскадрилья 23-й разведывательной группы (4 (Н)./23)[97]

Общий состав 4 (Н)./23 – 0,2 тыс. чел., 2 Hs.126-A1, 4 Hs.126-B1.

Структура: три разведывательных звена, управление.


Кампфгруппа генерал-майора Теодора Шерера (командир 281-й охранной дивизии) (внутренняя, в Холме):

С 18.01.1942 (квартировавшиеся в городе, бой с партизанами)

65-й моторизованный резервный полицейский батальон[98] – майор В. Баркхольт (б/д руководил заместитель – капитан У. Грундман)

Общий штатный состав 65-го рполб (мот.) – 1,3 тыс. чел., 6 ПТР.

Структура: четыре роты, моторизованная колонна.

1-я рота 53-го резервного полицейского батальона

Общий штатный состав 1./53-го рполб – 0,3 тыс. чел.

1-я рота 869-го охранного (Landesschützen) батальона

Общий штатный состав 1./869-го LSб – 0,3 тыс. чел.

567-й разведывательный кавалерийский эскадрон (русский)[99] – ротмистр Г. Н. Чавчавадзе

Общий штатный состав 561-го ркэ – 0,2 тыс. чел.

Транспортно-связной батальон речной флотилии[100]

Структура: транспортная колонна Elch, автотранспортная рота Libau, 963-я автотранспортная группа.

С 19.01.1942 (отошли в город с боями или прибыли в авангарде сил усиления)

Остатки 123-й пехотной дивизии[101] (416-й пехотный полк, 4-й дивизион 123-го артиллерийского полка, 123-й саперный батальон) – 1,5 тыс. чел.

8-я ягдкоманда[102] – гауптман Фридрих Спиталлер[103]

Общий штатный состав 8-й ягдком – 1,3 тыс. чел., 8 81-мм минометов GrWr.34.

Структура: четыре роты, моторизованная колонна.

С 25.01.1942 (с 20.01.1942 вели бои под Куземкино, прорвались в авангарде группы Укерманна)

Самокатный эскадрон 218-й пехотной дивизии[104]

Общий штатный состав сэ 218-й пд – 0,2 тыс. чел., 3×50-мм миномета GrWr.36, 3 ПТР, 7 а/м, 14 мтц.

14-я противотанковая рота 397-го пехотного полка 218-й пехотной дивизии

Общий штатный состав 14./397-го пп – 0,2 тыс. чел., 12×37-мм птп Pak.35/36, 24 а/м, 4 мтц.


Перевернувшийся танк «Матильда» из 170-го танкового батальона


10-й моторизованный пулеметный батальон[105]

Общий штатный состав 10-го пулб (мот.) – 1,2 тыс. чел., 6×37-мм птп Pak.35/36, 6×81-мм минометов GrWr.34, 9×50-мм минометов GrWr.36, 10 ПТР, 130 а/м, 52 мтц.

Структура: три моторизованные пулеметные роты, рота тяжелого оружия, два мотоциклетных взвода, взвод связи.

С 26.01.1942 (переброшены по воздуху)

553-й усиленный пехотный полк 329-й пехотной дивизии[106]

Общий штатный состав 553-го пп – 3,5 тыс. чел., 2×150-мм пехотных орудия sIG.33, 6×75-мм пехотных орудий leIG.18, 12×37-мм птп Pak.35/36, 20×81-мм минометов GrWr.34, 30×50-мм минометов GrWr.36, 33 ПТР, 3 огнемета, 104 а/м[107], 71 мтц.

Структура: три пехотных батальона, 14-я противотанковая рота, 13-я рота пехотных орудий, 15-я саперная рота, легкая пехотная колонна, минометный взвод, взвод связи, самокатный эскадрон. Усилен тяжелой автоколонной 329-й службы снабжения.

3-й батальон 1-го полевого полка люфтваффе – гауптман Бруно Мёрке[108]

Общий штатный состав III./1-го апп ВВС – 1,3 тыс. чел., 4×88-мм зенитные пушки FlaK.41, 12×20-мм ЗУ FlaK.38, 9×81-мм минометов GrWr.34, 9 ПТР.

Структура: три пехотные роты, рота тяжелого оружия, обоз.

С 28.01.1942 (прорвались из группы Укерманна)

386-й усиленный пехотный полк 218-й пехотной дивизии[109] – оберстлейтенант Йоханнес Манитиус[110]

Общий штатный состав 386-го пп – 3,4 тыс. чел., 2×150-мм пехотных орудия sIG.33, 6×75-мм пехотных орудий leIG.18, 18×81-мм минометов GrWr.34, 27×50-мм минометов GrWr.36, 30 ПТР, 3 огнемета, 87 а/м[111], 59 мтц.

Структура: три пехотных батальона, рота пехотных орудий, легкая пехотная колонна, взводы связи, конной разведки, саперный. Усилен саперной ротой 218-го саперного батальона, гужевой и легкой гужевой колоннами 218-й службы снабжения. Противотанковыми средствами не усиливался из-за отсутствия противотанкового дивизиона в дивизии[112].

656-й саперный батальон[113]

Общий штатный состав 656-го сапб – 0,7 тыс. чел., 9 ПТР, 9 огн., 120 а/м, 36 мтц.

Структура: три саперные роты, легкая инженерная колонна.


Кампфгруппа генерал-майора Хорста Фрейхера фон Укерманна[114] (с 20.03.1942 генерал-майора Виктора Ланга) (командиры 218-й пехотной дивизии) (внешняя, деблокирующая):

397-й усиленный пехотный полк 218-й пехотной дивизии[115]

Общий штатный состав 397-го пп – 3,4 тыс. чел., 2 150-мм пехотных орудия sIG.33, 6×75-мм пехотных орудий leIG.18, 12×37-мм птп Pak.35/36, 18×81-мм минометов GrWr.34, 27×50-мм минометов GrWr.36, 30 ПТР, 3 огнемета, 87 а/м[116], 59 мтц.

Структура: три пехотных батальона, противотанковая рота, рота пехотных орудий, легкая пехотная колонна, взводы связи, конной разведки, саперный. Усилен саперной ротой 218-го саперного батальона, гужевой и легкой гужевой колоннами 218-й службы снабжения. Противотанковыми средствами не усиливался из-за отсутствия противотанкового дивизиона в дивизии.

218-й артполк (без 1-го дивизиона) 218-й пехотной дивизии[117]

Общий штатный состав 218-го ап (без легкого дивизиона) – 2,1 тыс. чел., 12×150-мм гаубиц sFH.18, 24×105-мм гаубицы leFH.18, 130 а/м, 50 мтц.

Структура: два легких артдивизиона, один тяжелый артдивизион, штабная батарея, обоз.

184-й дивизион штурмовых орудий Stug-III[118] – гауптман Герхард Пейтц (март), оберстлейтенант Фрейхер фон Хохенхаузен (апрель-май)

Общий штатный состав 184-го дншо – 0,4 тыс. чел., 22 штурмовых орудия Stug.IIIE, 30 бронеавтомобилей Sd.Kfz (тр), 32 а/м, 12 мтц.

Структура: три роты штурмовых орудий, рота управления.

С 26.01.1942 (сформирован)

1-й полевой полк люфтваффе[119] – оберст Макс Войтль (февраль-март), оберст Вильгельм Войелк (март – июнь)

Общий штатный состав 2-го апп ВВС (без 3-го батальона) – 4,1 тыс. чел., 12×88-мм зенитных пушек FlaK.41, 36×20-мм ЗУ FlaK.38, 27×81-мм минометов GrWr.34, 27 ПТР.

Структура (полная): четыре батальона, обоз.

С 05.03.1942 (переброшены)

411-й усиленный пехотный полк 122-й пехотной дивизии[120] – оберстлейтенант Генрих Тромм

Общий штатный состав 411-го пп – 3,5 тыс. чел., 2×150-мм пехотных орудия sIG.33, 6×75-мм пехотных орудий leIG.18, 2×50-мм птп Pak.38, 12×47-мм птп Pak.35/36 (о), 9×37-мм птп Pak.35/36, 18×81-мм GrWr.34, 27×50-мм минометов GrWr.36, 30 ПТР, 3 огнемета, 116 а/м[121], 67 мтц.

Структура: три пехотных батальона, противотанковая рота, рота пехотных орудий, легкая пехотная колонна, взводы связи, самокатный, саперный. Усилен противотанковой ротой 122-го истребительно-противотанкового дивизиона, саперной ротой 122-го саперного батальона, малой, гужевой и легкой гужевой колоннами 122-й службы снабжения.

3-й артдивизион 122-го артполка 122-й пехотной дивизии[122]

Общий штатный состав III./122-го ап – 0,7 тыс. чел., 12×105-мм гаубиц leFH.18, 24 а/м, 6 мтц.

Структура: три легкие артбатареи, штабная батарея, легкая артиллерийская колонна (36-т).

405-й усиленный пехотный полк 121-й пехотной дивизии[123]

Общий штатный состав 405-го пп – 3,5 тыс. чел., 2×150-мм пехотных орудия sIG.33, 6×75-мм пехотных орудий leIG.18, 2×50-мм птп Pak.38, 12×47-мм птп Pak.35/36 (о), 9×37-мм птп Pak.35/36, 18×81-мм минометов GrWr.34, 27×50-мм минометов GrWr.36, 30 ПТР, 3 огнемета, 116 а/м[124], 67 мтц.

Структура: три пехотных батальона, противотанковая рота, рота пехотных орудий, легкая пехотная колонна, взводы связи, самокатный, саперный. Усилен противотанковой ротой 121-го истребительно-противотанкового дивизиона, саперной ротой 121-го саперного батальона, малой, гужевой и легкой гужевой колоннами 121-й службы снабжения.

3-й артдивизион 121-го артполка 121-й пехотной дивизии[125]

Общий штатный состав III./121-го ап – 0,7 тыс. чел., 12×105-мм гаубиц leFH.18, 24 а/м, 6 мтц.

Структура: три легкие артбатареи, штабная батарея, легкая артиллерийская колонна (36-т.).

3-й усиленный батальон 346-го пехотного полка 217-й пехотной дивизии[126]

Общий штатный состав III./346-го пп – 0,9 тыс. чел., 2×75-мм пехотных орудия leIG.18, 3×37-мм птп Pak.35/36, 6×81-мм минометов GrWr.34, 9×50-мм минометов GrWr.36, 9 ПТР, 13 а/м, 4 мтц.

Структура: три пехотные, одна пулеметная роты, взвод связи, обоз. Усилен противотанковым взводом из 14./346-й роты, взводом легких пехотных орудий из 13./346-й роты пехотных орудий.


Части 281-й охранной дивизии

Кампфгруппа Сперлинга:

Сводная рота 10-го армейского корпуса

С 13.02.1942 (сформированы)

4-й батальон 2-го полевого полка люфтваффе[127]

Общий штатный состав IV./2-го апп ВВС – 1,3 тыс. чел., 4×88-мм зенитные пушки FlaK.41, 12×20-мм ЗУ FlaK.38, 9×81-мм минометов GrWr.34, 9 ПТР.

Структура: три пехотные роты, рота тяжелого оружия, обоз.

2-й батальон 4-го полевого полка люфтваффе[128]

Общий штатный состав II./4-го апп ВВС – 1,3 тыс. чел., 4×88-мм зенитные пушки FlaK.41, 12×20-мм ЗУ FlaK.38, 9×81-мм минометов GrWr.34, 9 ПТР.

Структура: три пехотные роты, рота тяжелого оружия, обоз.

2-й батальон 5-го полевого полка люфтваффе[129]

Общий штатный состав II./5-го апп ВВС – 1,3 тыс. чел., 4×88-мм зенитные пушки FlaK.41, 12×20-мм ЗУ FlaK.38, 9×81-мм минометов GrWr.34, 9 ПТР.

Структура: три пехотные роты, рота тяжелого оружия, обоз.


Кампфгруппа полковника Вильгельма Крисолли (командир 8-го мотострелкового полка, до 31 января 1942 г.), генерал-майора Вернера Хюхнера (командир 8-й танковой дивизии, до 20 марта 1942 г.), генерал-майора Эриха Бранденбергера (командир 8-й танковой дивизии) (внешняя):

8-я танковая дивизия – генерал-майор Вернер Хюхнер (с 20 марта 1942 г. генерал-майор Э. Бранденбергер)

Общий штатный состав 8-й тд[130] – 15,6 тыс. чел., 15 танков Pz.Bef, 30 танков Pz.IV, 118 танков Pz.38 (t), 49 танков Pz.II, 124 бронетранспортера Sd.Kfz (боев), 360 бронеавтомобилей Sd.Kfz (тр), 8×150-мм гаубиц sFH.18, 24×105-мм гаубицы leFH.18, 8×105-мм пушек sK.18, 4×150-мм пехотных орудия sIG.33, 20×75-мм пехотных орудий leIG.18, 12×50-мм птп Pak.38, 42×37-мм птп Pak.35/36, 30×81-мм минометов GrWr.34, 48×50-мм минометов GrWr.36, 90 ПТР, 10 ЗСУ Kfz.70 (2×4, 8Х1), 600 а/м, 500 мтц.

Состав 8-й тд к началу операции[131] – 12,5 тыс. чел., 8 танков Pz.Bef, 23 танка Pz.IV, 60 танков Pz.III, 11 танков Pz.38 (t), 59 танков Pz.II, 41 бронетранспортер Sd.Kfz (боев), 120 бронеавтомобилей Sd.Kfz (тр), 4×150-мм гаубицы, 1×105-мм гаубица, 8×75-мм пехотных орудий, 13×50-мм птп, 19×37-мм птп, 10×81-мм, 14×50-мм минометов, 60 ПТР, 600 а/м, 500 мтц.

Структура: 10-й тп, 8-я мсбр (8-й, 28-й мсп[132]), 80-й артполк[133]; 59-й рб[134], 43-й иптдн[135], 59-й инжб[136], 84-й бсв; 59-е тыловые и специальные части и подразделения; 59-й омсб.

207-я ягдкоманда[137]

Общий штатный состав 207-й ягдком – 1,3 тыс. чел., 8×81-мм минометов GrWr.34.

Структура: четыре роты, моторизованная колонна.


Транспортная авиагруппа[138]:

Stab, I., II./KG.4 (62 He111[139]) – оберст Ганс-Йоахим Ратх; Псков, Дно (до 03.42), Рига

I./KG.53 (35 He111) – майор Йоахим Вьенхольц; Рига (до 03.42), Коровье Село

KGzbV.4 (42 Ju52[140], Go242[141], DFS230[142])[143] – майор Рудольф Краузе; Рига

KGzbV.5 (31 He111, Ju52) – гауптман Захн; Хейлингбейль (до 05.03.42), Псков (до 13.03.42), Рига (до 19.04.42), Хейлингбейль

KGzbV.172 (51 Ju52, 2 He111, Go242, DFS230) – оберстлейтенант Янцен; Псков


Приложение 2
Состав советской группировки


3-я Ударная армия (командир генерал-лейтенант М. А. Пуркаев):

105-й армейский полк связи – полковник Акимов

Общий штатный состав 105-го оапсв – 0,72 тыс. чел., 105 а/м, 18 мтц, 4 БА.

205-й отдельный гвардейский минометный дивизион РС – ст. лейтенант Кислов

Общий штатный состав 205-го огвминд – 0,26 тыс. чел., 12 установок РС М-13 или М-8, 2×37-мм азп, 35 а/м, 3 тр, 2 мтц.

609-й отдельный автотранспортный батальон – майор Барышов

Общий штатный состав 609-го оатб – 0,46 тыс. чел., 271 а/м, 2 мтц.

803-й отдельный автотранспортный батальон – капитан Акимов

Общий штатный состав 803-го оатб – 0,46 тыс. чел., 271 а/м, 2 мтц.


Холмская (Северо-Западная) группа войск генерал-майора И. С. Стрельбицкого (начальник артиллерии 3-й Ударной армии):

с 29.01.1942 (образована)

33-я стрелковая дивизия[144] – полковник А. К. Макарьев (с 11.03.1942 полковник И. С. Юдинцев)

Общий штатный состав 33-й сд – 11,9 тыс. чел., 8×122-мм гаубиц М30, 16×76-мм пушек ЗИС-22-УСВ, 12×76-мм полковых пушек, 18×57-мм птп ЗИС-2, 18×45-мм птп, 6×37-мм азп 61-К, 18 120-мм, 72×82-мм, 72×50-мм миномета, 81 ПТР, 189 а/м, 4 тр, 7 мтц.

Состав 33-й сд к началу операции – 9,5 тыс. чел., 6 122-мм гаубиц М30, 12 76-мм пушек ЗИС-22-УСВ, 11 82-мм, 32 50-мм миномета, 178 а/м, 1 тр. До 30 % стрелкового вооружения боевых подразделений – СВТ.

Структура: 73-й, 82-й, 164-й сп[145], 44-й артполк[146]; 105-й оиптдн[147], 460-й оминд[148] 120-мм минометов, 92-й осапб, 77-й обсв; 63-я омсрр, 55-я орподв, 318-я озабат[149], комр, 273-я рхз; осв ОО НКВД; 35-й омсб.

79-й отдельный лыжный батальон[150]

Общий штатный состав 79-го олб – 0,57 тыс. чел., 2×50-мм миномета.

Состав 79-го олб к началу операции – 0,56 тыс. чел., 5×81-мм минометов.

391-я стрелковая дивизия[151] – полковник Д. А. Коваленко (с 10.03.1942 полковник А. К. Кудряшов, с 16.05.1942 полковник А. С. Фролов)

Общий штатный состав 391-й сд – 11,6 тыс. чел., 8×122-мм гаубиц М30, 16×76-мм пушек ЗИС-22-УСВ, 12×76-мм полковых пушек, 12×57-мм птп ЗИС-2, 18×45-мм птп, 6×37-мм азп 61-К, 18×120-мм, 72×82-мм, 72×50-мм миномета, 81 ПТР, 248 а/м, 16 тр, 8 мтц.

Состав 391-й сд к началу операции – 10,9 тыс. чел., 8×122-мм гаубиц М30, 16×76-мм пушек ЗИС-22-УСВ, 12×76-мм полковых пушек, 18×45-мм птп, 10×120-мм, 74×82-мм, 73×50-мм миномета, 81 ПТР, 33 а/м.

Структура: 1024-й, 1278-й, 1280-й сп[152], 951-й артполк[153]; 404-й оиптдн[154], оминд[155] 120-мм минометов, 668-й осапб, 839-й обсв; 450-я омсрр, 503-я орподв, 235-я озабат[156], комр, 466-я рхз[157]; осв ОО НКВД; 473-й омсб.

45-я Сибирская стрелковая бригада[158] – полковник И. М. Торопчин (с 10.03.1942 полковник И. Ф. Воробьев)

Общий штатный состав 45-й сбр – 4,5 тыс. чел., 8×76-мм пушек ЗИС-22-УСВ, 4×76-мм полковые пушки, 12×57-мм птп ЗИС-2, 8×120-мм, 24×82-мм, 24×50-мм миномета, 48 ПТР.

Структура: 1, 2, 3-й осб, адн; оиптдн, оминд 120-мм минометов, оминб 82-мм минометов, обсв; орр, оминбат М-13, осапр, оатр; овПВО, осв ОО НКВД; омср.

159-й отдельный лыжный батальон[159] – лейтенант Лощинов

Общий штатный состав 159-го олб – 0,57 тыс. чел., 2×50-мм миномета.

54-я курсантская стрелковая бригада[160] – полковник С. В. Черников

Общий штатный состав 54-й сбр – 4,5 тыс. чел., 8×76-мм пушек ЗИС-22-УСВ, 4×76-мм полковые пушки, 12×57-мм птп ЗИС-2, 8×120-мм, 24×82-мм, 24×50-мм миномета, 48 ПТР. До 30 % стрелкового вооружения боевых подразделений – СВТ.


Немецкий солдат указывает на цитадель города


Структура: 1, 2, 3-й осб, адн; оиптдн, оминд 120-мм минометов, оминб 82-мм минометов, обсв; орр, оминбат М-13, осапр, оатр; овПВО, осв ОО НКВД; омср.

65-й отдельный лыжный батальон[161] – мл. лейтенант Жарков

Общий штатный состав 65-го олб – 0,57 тыс. чел., 2×50-мм миномета.

613-й артиллерийский полк РГК[162] – майор А. Н. Арефьев (с февраля майор П. В. Маслов, с 3 мая полковник И. Ф. Митюхин)

Общий штатный состав 613-го ап РГК – 1,7 тыс. чел., 12×152-мм гаубиц-пушек МЛ-20, 12×122-мм пушек А-19, 48 ПТР, 164 а/м, 45 тр, 14 мтц.

Состав 613-го ап РГК к началу операции – 1,3 тыс. чел., 6×152-мм гаубиц-пушек МЛ-20, 8×122-мм пушек А-19, 59 а/м, 28 тр.

Структура: 1, 2, 3, 4-й[163] адн; штбат; артпарк.


Подбитый «Т-60» 71-й танковой бригады


171-й артиллерийский полк ПТО – подполковник Ростовцев

Общий штатный состав 171-го иптап – 0,55 тыс. чел., 20×76-мм пушек ЗИС-22-УСВ, 4×37-мм азп 61-К, 57 а/м, 30 тр.

Структура: пять батарей, батПВО, штбат; артпарк.

603-й минометно-артиллерийский полк РГК[164] – подполковник П. И. Афанасьев

Общий штатный состав 603-го минп РГК – 0,8 тыс. чел., 16×120-мм, 16×82-мм минометов, 14 а/м.

Структура: 1-й, 2-й миндн.

106-й отдельный гвардейский минометный дивизион РС[165] – ст. лейтенант Ясинский

Общий штатный состав 106-го огвминд – 0,26 тыс. чел., 12 установок РС М-13 или М-8, 2×37-мм азп, 35 а/м, 3 тр, 2 мтц.

Состав 106-го огвминдн к началу операции – 90 чел., 5 установок РС М-13 (в т. ч. 3 неисправные).

146-й отдельный танковый батальон[166] – майор Плисов

Общий штатный состав 146-го отб – 202 чел., 5 «КВ», 11 «Т-34», 20 «Т-60», 30 а/м, 4 тр, 3 мтц.

Состав 146-го отб к началу операции – 120 чел., 2 «Т-34», 11 «Т-60».


Разбитая колонна германской автотехники


170-й отдельный танковый батальон[167] – майор А. И. Лаптев

Общий штатный состав 170-го отб – 202 чел., 5 танков «КВ», 11 танков Mk.II, 20 танков «Т-60», 30 а/м, 4 тр, 3 мтц.

Состав 170-го отб к началу операции – 145 чел., 4 танка «КВ», 13 танков Mk.II, 18 танков «Т-60».

469-й отдельный саперный батальон

Общий штатный состав 469-го осб – 0,75 тыс. чел.

с 22.02.1942 (прибыла на усиление из резерва фронта)

117-я стрелковая дивизия[168] (2-го формирования) – полковник Б. М. Сафонов (с 05.04.1942 подполковник Е. Г. Коберидзе)

Общий штатный состав 117-й сд – 11,6 тыс. чел., 8×122-мм гаубиц М30, 16×76-мм пушек ЗИС-22-УСВ, 12×76-мм полковых пушек, 12×57-мм птп ЗИС-2, 18×45-мм птп, 6×37-мм азп 61-К, 18×120-мм, 72×82-мм, 72 50-мм миномета, 81 ПТР.

Структура: 240-й, 275-й, 320-й сп[169], 322-й артполк[170]; 222-й оиптдн[171], 86-й оминд[172] 120-мм минометов, 259-й осапб, 240-й обсв; 105-я омсрр, 90-я орподв, 93-я озабат, комр, 487-я рхз; осв ОО НКВД; 173-й омсб.

157-й отдельный лыжный батальон[173]

Общий штатный состав 157-го олб – 0,57 тыс. чел., 2×50-мм миномета.


Разбитый немецкий планер


2-й гвардейский стрелковый корпус[174] (командир генерал-майор А. И. Лизюков, с 4 апреля ВРИД генерал-майор И. М. Чистяков):

с 10.02.1942 (соединился с 26-й сбр, замкнув кольцо Демянского окружения)

982-й отдельный батальон связи – капитан Максимов

отдельный батальон подвоза

Общий штатный состав обп 2-го гв. ск – 0,52 тыс. чел., 150 а/м, 2 мтц, 250 саней.

8-я гвардейская стрелковая дивизия[175] – генерал-майор И. М. Чистяков (с 04.04.1942 полковник И. И. Серебряков)

Общий штатный состав 8-й гв. сд – 10,6 тыс. чел., 8 БМ-13, 12×122-мм гаубиц М30, 20×76-мм пушек ЗИС-22-УСВ, 12×76-мм полковых пушек, 12×57-мм птп ЗИС-2, 18×45-мм птп, 6×37-мм азп 61-К, 18×120-мм, 72×82-мм, 72×50-мм миномета, 144 ПТР.


Транспортный «Юнкерс» буксирует планер в районе аэродрома Холм


Структура: 1073-й, 1075-й, 1077-й сп[176], 857-й артполк[177]; оиптдн[178], 589-й озадн[179], оминд[180] М-13, оминд[181] 120-мм минометов, 597-й осапб, 762-й обсв; 203-я омсрр, 291-я орподв, комр, 395-я рхз; осв ОО НКВД; 242-й омсб.

Структура с 23.02.1942: 19-й, 23-й, 30-й гв. сп, 27-й гв. артполк; гв. оиптдн, гв. оминд М-13, гв. оминд 120-мм минометов, 2-й гв. осапб, 55-й гв. обсв; 15-я гв. омсрр, 3-я оатр, гв. озабат, комр, 10-я гв. рхз; осв ОО НКВД; 476-й омсб.

26-я курсантская стрелковая бригада[182] – майор А. М. Власенко

Общий штатный состав 26-й сбр – 4,5 тыс. чел., 8×76-мм пушек ЗИС-22-УСВ, 4×76-мм полковые пушки, 12×57-мм птп ЗИС-2, 8×107-мм, 24×82-мм, 24×50-мм миномета, 48 ПТР.

Структура: 1, 2, 3-й осб, адн; оиптдн, оминд 107-мм минометов, оминб 82-мм минометов, обсв; орр, оминбат М-13, осапр, оатр; овПВО, осв ОО НКВД; омср.

268-й отдельный лыжный батальон[183] – ст. лейтенант Иванов

Общий штатный состав 268-го олб – 0,56 тыс. чел., 9×50-мм минометов[184].

75-я морская стрелковая бригада[185] (с 18.03. – 3-я гвардейская стрелковая бригада) – капитан 1-го ранга К. Д. Сухиашвили

Общий штатный состав 75-й сбр – 4,3 тыс. чел., 8×76-мм пушек ЗИС-22-УСВ, 12×57-мм птп ЗИС-2, 8×120-мм, 16×82-мм минометов, 48 ПТР.

Структура: 1, 2, 3-й осб, адн; оиптдн, оминд, обсв; орр, оминбат М-13, рПТР, осапр, оатр; овПВО, осв ОО НКВД; омср.

228-й отдельный лыжный батальон[186] – капитан Чесноков

Общий штатный состав 228-го олб – 0,56 тыс. чел., 9×50-мм минометов[187].

71-я танковая бригада[188] – подполковник М. Ф. Кутузов

Общий штатный состав 71-й тбр – 0,37 тыс. чел., 10 танков «КВ», 16 танков «Т-34», 20 танков «Т-60», 78 а/м, 8 тр, 3 мтц.

Состав 71-й тбр к началу боев на Холмском направлении (20 февраля) – 0,8 тыс. чел., 5 танков «Т-34», 11 танков «Т-60». Остальные повреждены при прорыве обороны противника. Позже было восстановлено еще 5 танков «Т-34» и 4 «Т-60».

Структура: 1-й (139-й) отб, 2-й (154-й) отб; рто; всу.

879-й корпусной артиллерийский полк – майор В. В. Хмелевой

Общий штатный состав 879-го кап – 1,4 тыс. чел., 12×122-мм гаубиц М30, 16×76-мм пушек ЗИС-22-УСВ, 16×120-мм минометов, 24 ПТР, 12 а/м, 24 тр.

Структура: 1-й, 2-й адн, минд; штбат; артпарк.


Немцы у развалин Богоявленского собора


212-й отдельный лыжный батальон[189] – мл. лейтенант Рыльский

Общий штатный состав 212-го олб – 0,57 тыс. чел., 2×50-мм миномета.

213-й отдельный лыжный батальон[190] – ст. политрук Павлов

Общий штатный состав 213-го олб – 0,57 тыс. чел., 2×50-мм миномета.

214-й отдельный лыжный батальон[191]

Общий штатный состав 214-го олб – 0,57 тыс. чел., 2×50-мм миномета.

32-й отдельный гвардейский минометный дивизион РС

Общий штатный состав 32-го огвминд – 0,26 тыс. чел., 12 установок РС М-13 или М-8, 2×37-мм азп 61-К, 35 а/м, 3 тр, 2 мтц.

12-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион – ст. лейтенант Санников (с начала мая – капитан Евграфов)

Общий штатный состав 12-го озадн – 0,28 тыс. чел., 12×37-мм азп 61-К, 46 а/м.

1390-й отдельный саперный батальон – ст. лейтенант Варавин

Общий штатный состав 1390-го осб – 1,98 тыс. чел.

С 20.02.1942 (переданы на усиление с Демянского направления)

37-я стрелковая бригада[192] – подполковник П. С. Телков

Общий штатный состав 37-й сбр – 4,5 тыс. чел., 8×76-мм пушек ЗИС-22-УСВ, 4×76-мм полковые пушки, 12×57-мм птп ЗИС-2, 8 120-мм, 24×82-мм, 24×50-мм миномета, 48 ПТР.

Структура: 1-й, 2-й, 3-й осб, адн; оиптдн, оминд 120-мм минометов, оминб 82-мм минометов, обсв; орр, оминбат М-13, осапр, оатр; овПВО, осв ОО НКВД; омср.

38-я стрелковая бригада[193] (с 17.03.1942 – 4-я гвардейская стрелковая бригада) – полковник Даниелян

Общий штатный состав 38-й сбр – 4,5 тыс. чел., 8×76-мм пушек ЗИС-22-УСВ, 4×76-мм полковые пушки, 12×57-мм птп ЗИС-2, 8×120-мм, 24×82-мм, 24×50-мм минометов, 48 ПТР.

Структура: 1, 2, 3-й осб, адн; оиптдн, оминд 120-мм минометов, оминб 82-мм минометов, обсв; орр, оминбат М-13, осапр, оатр; овПВО, осв ОО НКВД; омср.


7-я смешанная авиадивизия (с 22.02.1942 – ВВС 3-й Ударной армии):

6-й иап (до 08.02.1942, на «И-16», в основном – Демянское направление)

163-й иап (на «Як-1», в основном – Холмское направление)

195-й иап (с 13.03.1942, на «Харрикейнах Mk.IIB», в основном – Великолукское направление)

728-й иап (с 16.01.1942, на «И-16», в основном – Демянское направление)

621-й ночной лбап (до 17.03.1942, на «Р-5», в основном – Демянское направление)

663-й ночной лбап (с 15.01.1942, на «У-2», в основном – Холмское направление, 10.05.1942 расформирован)

670-й ночной лбап (до 03.03.1942, на «У-2», в основном – Демянское направление, 03.03.1942 расформирован)


2-я Ленинградская партизанская бригада – подполковник Н. Г. Васильев

Дновский партизанский отряд «Дружный» – В. И. Зиновьев, Яковлев

партизанский отряд «Храбрый» – А. Я. Юрьев, Хромов

Порховский партизанский отряд «Боевой» – А. Н. Горяинов, Д. И. Новаковский

Пажеревицкий партизанский отряд «Грозный» – П. Н. Невский

Белебелковский партизанский отряд «Ворошиловец» – А. П. Артемьев

Ашевский партизанский отряд «За Родину» – Ю. П. Воронов

Дедовичский партизанский отряд «Буденновец» – Н. А. Рачков

Старорусский партизанский отряд имени комиссара Красавина – А. В. Ружников

Славковский партизанский отряд – ст. политрук Ф. Е. Барулин

Сошихинский партизанский отряд – ст. политрук П. П. Рыжов

Поддорский партизанский отряд – И. А. Ступаков

партизанский отряд – Федоров

партизанский отряд – В. А. Головай


Приложение 3
Потери командного состава 391-й стрелковой дивизии при штурме Холма


Заместитель командира 391-й дивизии, командир 1024-го стрелкового полка подполковник А. И. Морозов (22 февраля 1942)

секретарь парткомиссии дивизии батальонный комиссар А. О. Голиков (13 февраля 1942)

начальник штаба 1024-го стрелкового полка капитан В. Д. Грищенко (13 февраля 1942)

инструктор политпропаганды 1024-го стрелкового полка М. И. Глушков (13 февраля 1942)

три комбата: 1/1024-го капитан Д. Ф. Рязанцев, 2/1024-го ст. лейтенант И. Н. Кирьянов, 3/1024-го капитан М. Ф. Рыбак (13 февраля 1942), минб/1024-го лейтенант В. В. Иващенко

командир 1278-го стрелкового полка майор И. Т. Гордиевский (13 февраля 1942)

заместитель командира 1278-го полка капитан И. Ф. Киселев (13 февраля 1942)

политрук 1278-го стрелкового полка старший политрук Н. Т. Захаренко (13 февраля 1942)

инструктор политпропаганды 1278-го стрелкового полка ст. политрук И. Е. Первушин (24 февраля 1942)


Приложение 4
Генерал-майор Макарьев А. К. Краткая военная биография


Александр Константинович Макарьев родился в 1901 году в Нижнем Новгороде. Вступил в РККА в 1918 году. Участник Гражданской войны с 1920 года. В 1927 году вступил в члены ВКП(б). В 1938 году награжден медалью «ХХ лет РККА». Перед войной окончил Академию Генерального штаба РККА.

Великую Отечественную войну 22 июня 1941 года начал подполковником в оперативном отделе штаба Прибалтийского особого военного округа (позже Северо-Западного фронта). В августе 1941 года получил звание полковника.

26 сентября 1941 года, после поражения Северо-Западного фронта под Старой Руссой и Демянском, полковник Макарьев назначен командиром 33-й Белорусской стрелковой дивизии. Бывший ее командир генерал-майор К. А. Железников был понижен в должности до командира полка и переведен в 23-ю дивизию. Под руководством Макарьева дивизия за три дня совершила форсированный марш к линии фронта в районе озера Селигер, а 30 октября – 7 ноября провела неудачную десантную операцию на озере Селигер. 9 января 1942 года соединение Макарьева в составе 3-й Ударной армии генерала Пуркаева прорвало оборону противника, разгромило несколько боевых групп 123-й пехотной дивизии вермахта, вышло на оперативный простор и устремилось на Локню и Великие Луки. Однако вскоре 33-я дивизия была развернута на Холм, где втянулась в ожесточенные кровавые бои.


А.К. Макарьев


10 марта 1942 года Александр Константинович снят с командования дивизией и переведен в распоряжение командующего 3-й Ударной армией. Вскоре он был назначен начальником тыла армии. Интересно, что руководство боевыми действиями под Холмом было высоко оценено командованием 3-й Ударной армии – Макарьев был представлен к ордену Красного Знамени. Но саму награду полковник получил только в апреле 1944 года. Командиром 33-й дивизии был назначен бывший начальник штаба полковник Юдинцев Иван Семенович. В августе 1942 года он был переведен на должность начальника штаба 3-й Ударной армии и три месяца работал бок о бок с Макарьевым.


Немецкие солдаты ведут бой в центре города


23 октября 1942 года полковник Макарьев направлен командовать 387-й стрелковой дивизией 1-й резервной армии. Полковник П. К. Кулижский, успешно командовавший дивизией с мая 1942 года, был назначен в штаб Юго-Западного фронта. В ноябре дивизия Макарьева ускоренно была направлена под Сталинград, в 13-й гвардейский стрелковый корпус 2-й гвардейской армии. Она прошла 300 километров за 10 дней форсированным маршем и с ходу вступила в бой. Здесь 387-я дивизия в упорной обороне встала на острие удара Манштейна, не пропустив гитлеровцев к окруженной группировке Паулюса. В ожесточенных боях комдив был контужен, но не оставил командование. За успешные действия и личную храбрость полковник Макарьев получил орден Красной Звезды и медаль «За оборону Сталинграда». Затем соединение Макарьева перешло в наступление и участвовало в боях на Ростовском направлении. 13 февраля 1943 года 387-я стрелковая дивизия освободила Новочеркасск. 31 марта 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР командир 387-й стрелковой дивизии полковник Макарьев за проведенный марш, разгром противника и прорыв германской обороны был награжден орденом Кутузова 2-й степени. Тяжелые бои на Миус-фронте в составе 2-й гвардейской, а позже 28-й и 44-й армий не привели к успеху. 29 июня 1943 года полковник Макарьев снят с командования дивизией. В командование вступил заместитель комдива М. Г. Крымов.


Немецкий самолет заходит на посадку на аэродром Х


23 апреля 1944 года Приказом Военного Совета 1-го Прибалтийского фронта № 313 полковник Макарьев как бывший командир 33-й стрелковой дивизии награждается орденом Красного Знамени за бои под Холмом в 1942 году. Наградной лист, подписанный еще 12 апреля 1942 года генералом Пуркаевым, был утвержден начальником штаба 1-го Прибалтийского фронта генерал-лейтенантом Кураевым. Кстати, и 33-я дивизия удостоилась почетного наименования «Холмская» лишь после освобождения города в феврале 1944 года.


Немецкая разбитая автоколонна


23 июня 1944 года полковник Макарьев вновь назначен командиром соединения. На этот раз он возглавил 29-ю стрелковую дивизию (3-го формирования), находящуюся в Резерве Ставки ВГК. Бывший командир, полковник Я. Л. Штейман, ушел на должность заместителя командира корпуса. Соединение под командованием Макарьева вошло в состав 103-го стрелкового корпуса 6-й гвардейской армии 1-го Прибалтийского фронта и сразу вступило в бой с врагом на Новосокольническом направлении. 29-я дивизия прорвала оборонительную линию «Восточного Вала», на которой велись бои с лета 1943 года, и стала продвигаться вперед, освобождая города Прибалтики. Войска полковника Макарьева 4 июля 1944 года участвовали в освобождении Полоцка, успешно продвинулись на Двинск, в упорных боях 29 июля освободили Илуксте, а 9 августа – Екабпилс. Именно под командованием Александра Константиновича 29-я дивизия получила почетное именование «Полоцкая» и была награждена орденом Суворова 2-й степени. 4 июля 1944 года его имя впервые было упомянуто в приказе Верховного Главнокомандующего: приказом № 129 за освобождение Полоцка войскам Макарьева была объявлена благодарность и в честь них прогремели салютные залпы. Уже через три недели, 27 июля, приказом № 153 Сталин вновь отмечал 29-ю дивизию за освобождение Двинска.


Планер DFS230 на Холмском аэродроме


13 сентября 1944 года 43-летний полковник, прошедший всю войну на генеральских должностях, наконец-то получил звание генерал-майора. 19 сентября 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР командир 29-й стрелковой дивизии полковник Макарьев был награжден орденом Суворова 2-й степени. Представление на орден было выписано еще 10 июля, после освобождения Полоцка, но лишь после третьей подачи комдив был удостоен этой значимой награды.

В октябре 1944 года 29-я стрелковая дивизия вела упорные бои на Шяуляйском и Мемельском направлениях. 8 октября войска генерал-майора Макарьева вновь отмечены в приказе Верховного Главнокомандующего № 193 за освобождение Шяуляя.

В ноябре дивизия была передана в 22-й гвардейский корпус, а 4 декабря 1944 года генерал-майор Макарьев переведен на другую должность.

20 апреля 1945 года генерал-майор Макарьев назначен командовать 97-й Краснознаменной Витебской стрелковой дивизией (3-го формирования) ордена Кутузова 2-й степени, с которой встретил Победу и прошел Маньчжурию. Дивизия закончила войну Восточно-Прусской операцией в составе 65-го стрелкового корпуса 5-й армии 3-го Белорусского фронта, после чего была выведена в резерв Главного командования. В мае 1945 года 97-я стрелковая дивизия была переброшена на Дальний Восток и вошла в состав группировки, предназначенной для освобождения Маньчжурии. В августе 1945 года, прорвав Волынские укрепления японцев, соединение Макарьева с жестокими боями продвигалось на Муданьцзян. К 18 августа дивизия взяла город и начала прием капитулирующих японских войск. За успехи в боевых действиях против японцев 97-я дивизия была награждена орденом Суворова 2-й степени.

3 сентября 1945 года генерал-майор Макарьев оставил дивизию.

На всем протяжении войны Александр Константинович Макарьев из-за жесткого и бескомпромиссного характера не сделал блестящей военной карьеры. Более того, даже звание генерал-майора он получил очень поздно по сравнению с другими комдивами. Тем не менее, как показывает его боевой путь, он был упорным, активным и грамотным командиром. Дивизии под его командованием были успешны и практически всегда наступали. С тактической точки зрения он умело управлял войсками, применяя маневр, огонь, перераспределение сил. Генерал Макарьев умел вести боевые действия в тяжелых условиях, был требовательным, но справедливым к подчиненным. Признание приходило к нему медленно, ценой значительных усилий. Даже награда за Холм, подписанная генералом Пуркаевым еще в апреле 1942 года, достигла Александра Константиновича лишь через два года. Орден Суворова Макарьев получил только с третьей подачи. Тем не менее ордена Суворова и Кутузова говорят о его способностях военачальника, а упоминание в приказах Верховного Главнокомандующего – о ратных успехах. Сегодня же он незаслуженно предан забвению и сведений о нем крайне мало.


Приложение 5
Генерал-лейтенант Теодор Шерер. Краткая военная биография

Теодор Шерер родился 17 сентября 1889 года в городе Хохштадте (Бавария), на берегу Дуная, в семье школьного учителя.

Военную карьеру Теодор начал в 1904 году, поступив фаненъюнкером (кандидатом на офицерское звание) в 12-й баварский пехотный полк «Принц Арнульф». Полк дислоцировался в гарнизоне Ной-Ульм (Бавария). 23 октября 1910 года, по окончании военной школы, Шерер был произведен в лейтенанты.

В августе 1914 года лейтенант Шерер командиром взвода пулеметной команды 12-го баварского полка 1-й баварской пехотной дивизии вступает в Первую мировую войну. Вскоре Теодор получает первую награду – медаль принца-регента Луитпольда. Почти всю войну полк воевал на Западном фронте, на франко-германской границе. После очередного боя в 1915 году лейтенант Шерер назначается командиром роты. 1 июня 1915 года Шерер получил звание старшего лейтенанта (оберлейтенант). За два года Теодор Шерер получил за храбрость два Железных креста 1-го и 2-го класса. 14 июля 1916 года он попал в английский плен, откуда был выпущен 31 мая 1918 года. Вновь был интернирован, но уже в Голландии, и окончательно вернулся в Германию лишь в декабре 1918 года.


Теодор Шерер


После войны оберлейтенант Шерер остался служить в армии. 15 декабря 1919 года женился на Герте Шварц.

1 октября 1920 года Теодор Шерер ушел из армии и поступил служить в баварскую полицию. 1 апреля 1922 года он был назначен капитаном (гауптманом) полиции с получением звания. С 1928 года он служит в Полицейской школе Эйхштета и 1 июля 1932 года получил там звание майора. 1 апреля 1935 года Теодор Шерер получил звание подполковника (оберстлейтенант полиции). 1 октября 1935 года при расширении рейхсвера его призвали в армию, сохранив подполковничье звание (оберстлейтенант). Шерер сформировал и получил под свое командование 1-й батальон 56-го пехотного полка 5-й пехотной дивизии в Ульме. Затем он служил начальником гарнизона Баден-Бадена, а с октября 1936 года участвовал в формировании из войск гарнизона Баден-Бадена 111-го пехотного полка. После его сформирования Шерер служил в штабе части, руководя гарнизоном. 1 января 1937 года ему присвоено звание полковника (оберст), а 1 апреля 1937 года он назначен командиром 2-го батальона 111-го пехотного полка. Год спустя, 1 апреля 1938 года, Шерер вернулся в Ульм командиром 56-го пехотного полка 5-й пехотной дивизии.


8-я танковая под Хворощино


Зимой 1939/40 года основные силы 5-й пехотной дивизии убыли на границу с Люксембургом, а Шерера отправили на формирование новой части в Гросс-Борн. 22 января 1940 года часть штаба и 1-й батальон 56-го полка составили ядро 507-го пехотного полка. К 8 февраля в него вошли 2-й батальон 474-го полка и 2-й батальон 58-го полка. В течение февраля 1940 года 507-й полк был полностью сформирован и включен в состав 292-й пехотной дивизии. Командовать полком был назначен полковник Теодор Шерер. С началом войны во Франции 292-я пехотная дивизия предназначалась для действий во втором эшелоне. Лишь 15 мая полк был отправлен на запад. С 20 мая по 2 июня полк находился в тылу основных войск 9-й армии, но 3 июня полк был направлен на передовую. С 3 по 25 июня полк с боями продвигался по линии Лаон – Санс – Бурже – Гере. 12 июня он отличился в форсировании Марны. 6 июня передан в подчинение 50-й пехотной дивизии и 19 июня форсировал канал Берри. За эти отличия полковник Шерер был награжден Железными крестами 2-го (15 июня) и 1-го класса (20 июня). В июле 1940 года 507-й пехотный полк 292-й пехотной дивизии был переброшен в Польшу. 15 сентября полковник Теодор Шерер подал в отставку и был направлен в распоряжение фюрера. 1 ноября 1940 года Шереру было присвоено звание генерал-майора, и 4 марта 1941 года он назначен комендантом Ставки Гитлера.

25 сентября 1941 года генерал-майора Шерера, с учетом его полицейского прошлого, назначили командовать 281-й охранной дивизией. Дивизия имела особую структуру (усиленный пехотный полк, артдивизион, охранный полк, несколько полицейских и охранных батальонов, орт-комендатуры, другие охранные, полицейские и карательные подразделения), предназначалась для контроля оккупированных территорий и борьбы с партизанами. Командир дивизии одновременно являлся начальником охраны тыла армии или группы армий. 281-я дивизия отвечала за тылы 16-й армии, но подчинялась напрямую командованию тылового района группы армий «Север». Соединение действовало на Псковской и Новгородской территории от границ с Латвией до реки Ловать. Деятельность Шерера связана с активизацией партизанского движения на Псковщине. В октябре-ноябре 1941 года партизанами создается обширный Ленинградский партизанский край, проходит рейд партизанской бригады Литвиненко, учащаются налеты партизан на железнодорожные станции и гарнизоны. Шерер проводит жесткую антиповстанческую политику, сказывается его полицейский опыт. До 21 января 1942 года Шерер успел провести несколько антипартизанских операций. С 1 по 7 декабря 1941 года командир 281-й охранной дивизии провел крупную карательную операцию с применением авиации, закончившуюся практически безрезультатно. Деятельность Шерера не привела к ликвидации партизанских формирований, партизанский край продолжил функционирование. Налет партизан на Холм в очередной раз подтвердил силу партизанского движения. Тем не менее карательные операции приводили к большим жертвам среди населения. В середине декабря 1941 года Шерер доложил в штаб группы армий «Север»: «317 партизан расстреляно, 23 деревни сожжено, уничтожено 11 партизанских лагерей и 7 складов боеприпасов, захвачено 3 партизанских лазарета и 12 жилых домов разрушены. Собственные потери: 6 убитых, 8 раненых».


Офицеры 8-й танковой дивизии


21 января 1942 года командир 281-й охранной дивизии (он же – начальник охраны тыла 16-й армии) из войск, блокированных в городе Холм советскими войсками 3-й Ударной армии, сформировал боевую группу, названную его именем. Боевая группа генерал-майора Шерера в разное время включала в себя от 4 (уровень усиленного полка) до 14 (уровень усиленной дивизии) батальонов. 107 дней группа Шерера сражалась в окружении, отразив почти 2 000 атак превосходящих сил Красной армии. 5 мая 1942 года после массированной артиллерийской подготовки и удара пикирующих бомбардировщиков блокада Холма была прорвана. Группа Шерера была выведена в тыл, расформирована и направлена на отдых. 1 июля 1942 года фюрером был учрежден специальный нарукавный знак – «боевой щит» – для ветеранов сражения при Холме. За Холм генерал-майор Шерер был удостоен 20 февраля 1942 года Рыцарского креста. После выхода из Холмского котла 5 мая 1942 года генерал-майор Теодор Шерер был лично принят Гитлером и награжден Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту (Eichenlaub zum Ritterkreuz).

Шерер командовал 281-й охранной дивизией до 20 июня 1942 года, после чего был направлен на отдых. За короткий срок он, имевший все основания ненавидеть партизан, проводит две крупные карательные операции. Уже 11 мая 1942 года войска Шерера начали боевые действия против партизанского края. Шереру в помощь были выделены подразделения из соседних охранных дивизий, части, снятые с фронта на отдых, танки и авиация. 9 дней каратели безуспешно пытались уничтожить партизанский край и освободить магистральные дороги. 1 июня, не добившись нужных результатов, Шерер начинает третью карательную операцию. Но к 10 июня она, так же как и предыдущая, закончилась провалом. Следующую карательную операцию, с применением уже целой танковой дивизии, готовили без Шерера.

После отдыха, 5 сентября 1942 года, генерал-майор Шерер был назначен командиром 34-й пехотной дивизии 43-го армейского корпуса 4-й армии. Соединение обороняло участок Варшавского шоссе на участке Долгая – Людково на Мосальском направлении. Дивизия была в плачевном состоянии после разгрома под Москвой, но продолжала упорно сдерживать занимаемый участок. Шерер сменил генерал-лейтенанта Фридриха Фюрста, который был направлен в Голландию формировать 171-ю резервную дивизию. Шереру противостояла 344-я стрелковая дивизия полковника П. К. Живалева. За полтора месяца ни Шерер, ни Живалев активных действий не предпринимали, укрепляя оборонительные рубежи на своих участках.


Знак «Холмский щит» – выдавался частям, воевавшим в Холме 21.01. – 05.05.1942 с момента полного окружения г. Холм советскими войсками до момента прорыва 8-й танковой дивизии к г. Холму и замены частей


1 ноября 1942 года Теодору Шереру присвоено звание генерал-лейтенанта, и на следующий день он возглавил новое соединение. 83-я пехотная дивизия, командиром которой и был назначен Шерер, представляла собой несколько боевых групп, ведущих бои на Великолукском направлении. Здесь, как и под Холмом, бои шли с января 1942 года. Также войска были представлены набором отдельных подразделений, возглавляемых штабом 83-й дивизии. Наиболее крупной была группировка в Великих Луках, где находились штаб, два полка, основная часть дивизионной артиллерии и несколько приданных батальонов. Южнее города держала оборону группа из двух егерских батальонов и охранного полка. Один полк 83-й дивизии был отведен в ближний тыл и представлял собой оперативный резерв. В районе Новосокольников в это время транзитом на юг находилась 3-я горнопехотная дивизия вермахта. В районе Невеля дислоцировалась 12-я танковая дивизия – мобильный резерв группы армий «Центр». Весь участок фронта возглавлялся штабом 59-го армейского корпуса, имеющего в данном случае армейский уровень (армейская группа «Шевалери»). 24 ноября 1942 года войска 3-й Ударной армии начали Великолукскую наступательную операцию. Прорвав заслоны группы Шерера, советские войска окружили Великие Луки и стали развивать наступление на Новосокольники. В окружение попала основная группировка, находящаяся в Великих Луках. Охранные и егерские подразделения, оборонявшиеся южнее города, были сметены частями Красной армии. Остатки 83-й дивизии отходили на Новосокольники. Германское командование отреагировало на угрозу мгновенно: 3-я горнопехотная дивизия была задержана и развернута для обороны Новосокольников, из-под Новгорода начата переброска 20-й моторизованной дивизии, из-под Холма – 8-й танковой, из резерва – 291-й пехотной. Подразделения 83-й пехотной дивизии и вспомогательных сил, отошедших в район Новосокольников, возглавил генерал-лейтенант Шерер. Он вылетел из окруженного гарнизона, доверив его командиру 277-го гренадерского полка фон Зассу. Временно ему были переданы подразделения 3-й горнопехотной. Часть 83-й дивизии и приданные ей подразделения, отошедшие южнее Великих Лук, были объединены под командованием генерала Яшке, командира 20-й моторизованной дивизии. Сложилась ситуация, схожая с Холмской: город блокирован, на помощь гарнизону собирается ударная группа. Разница была лишь в том, что прошлый раз Шерер был внутри, а в этот – снаружи. Да и советская группировка была не в пример сильнее и активнее. В ходе боев несколько подразделений 83-й пехотной дивизии вне гарнизона были окружены и уничтожены. В результате у Шерера осталось совсем немного войск. В начале декабря группа Шерера потеряла еще несколько подразделений в «котлах», устроенных советскими войсками. Потрепанная в боях 3-я горнопехотная дивизия была выведена верховным командованием из-под удара. А общее командование частями и подразделениями, действующими на Великолукском направлении, было возложено на начальника штаба группы армий «Центр» генерал-лейтенанта Вёхлера. 4 декабря немецкие войска с севера и юга перешли в контрнаступление, пытаясь окружить советские войска и деблокировать Великие Луки. В этом наступлении Шерер был лишь командующим остатками 83-й пехотной дивизии, собранной в составе южного ударного кулака. Дивизия при помощи охранных, саперных, егерских, горнопехотных батальонов удерживала фронт на острие удара советских войск под Новосокольниками и главными силами прорывалась на Великие Луки. 25 декабря окончательно потрепанные войска Шерера были сняты с наступления. Под Новый, 1943 год основные силы 83-й пехотной дивизии были переброшены на более спокойный участок фронта группы армий «Центр» – под Велиж. Воевавшая там 205-я пехотная дивизия, более полнокровная и укомплектованная, включена в состав ударной группировки и направлена под Великие Луки. Тем не менее даже все свои наличные силы Шерер не получил – почти треть дивизии при вспомогательных батальонах воевала под Новосокольниками в группе Вёхлера.

1–2 января 1943 года 83-я дивизия под руководством генерал-лейтенанта Шерера вошла в состав 6-го армейского корпуса генерала Йордана и заняла позиции под Велижем. В состав группы Шерера вошли 547-й гренадерский полк при поддержке дивизиона 328-го артполка, 2-й и 7-й егерские батальоны, а также 44-й охранный полк. Сама дивизия включала 257-й гренадерский полк, остатки 251-го гренадерского, половину 183-го артиллерийского полка и части непосредственного подчинения. Оставив вызволять части своей дивизии в Великих Луках целой армейской группе, Шерер приступил к укреплению обороноспособности Велижа. Положение под Велижем напоминало все тот же Холм, но уже после деблокады. Советские войска нависали над городом, оставив лишь одну дорогу, удерживаемую войсками Шерера. 16 января германский гарнизон Великих Лук был ликвидирован 3-й Ударной армией. 26 января из-под Новосокольников были сняты остатки 83-й пехотной дивизии и направлены под Велиж. В феврале, воспользовавшись временным затишьем, Шерер переформировал свое соединение. Разбитый 251-й гренадерский полк был переформирован в батальон, остатки 277-го полка включены в состав 257-го. Вместо 3-го дивизиона 183-го артполка, уничтоженного в Луках, в состав дивизии вошел 1-й дивизион 328-го артполка. А 11 февраля в состав соединения был включен приданный ранее 547-й гренадерский полк. Полк был доукомплектован 251-м гренадерским батальоном. Вскоре в состав группы Шерера были переданы 550-й отдельный гренадерский батальон спецназначения и 5-й егерский батальон. Таким образом, к началу весны 1943 года под командованием Шерера находились: двухполковая пехотная дивизия, охранный полк, три егерских, один гренадерский батальоны. Противником Шерера были 332-я и 358-я стрелковые дивизии, достаточно пассивно удерживавшие свои участки под Велижем. За весну 1943 года Шерер успел восстановить силы дивизии, дать ей отдохнуть в районе д. Старое Село. Тем не менее дивизия оставалась двухполковой. 9–11 июня 1943 года 83-я пехотная дивизия без егерских батальонов выводится в резерв 3-й танковой армии, в Лиозно, на отдых и восстановление. В середине июня дивизию вновь бросили к линии фронта у Велижа – 87-я пехотная дивизия сдерживала частное наступление 4-й Ударной армии. К 24 июня Шерер вторично собрал свое соединение в Лиозно, в резерве. Здесь в середине июля 1943 года был сформирован 83-й фюзилерный батальон.

Отдых был недолгим – уже 22 июля дивизия Шерера перебрасывается на знакомый рубеж – под Новосокольники. К 25 июля все соединение сосредоточилось на вверенном участке, в составе 43-го армейского корпуса генерала фон Овена. Фронт был здесь довольно спокоен. После июньских боев, когда Красная армия окончательно овладела Ступинской высотой, наступило затишье. 20-ю моторизованную дивизию, потрепанную в предыдущих боях, германское командование отвело на отдых. 19 сентября 1943 года 43-й армейский корпус со всеми войсками был передан в состав группы армий «Север». Фронт дивизии был несколько удлинен. На помощь 83-й пехотной дивизии был передан 64-й охранный полк, но уже через неделю часть сил Шерера (усиленный 547-й гренадерский полк) была передана соседней 263-й дивизии для обеспечения плотности войск. 6 октября 1943 года советские войска начали Невельскую операцию. Прорвавшись на стыке групп армий «Север» и «Центр», отбросив 2-ю полевую дивизию люфтваффе, 3-я Ударная армия ворвалась в Невель. 263-я пехотная дивизия при поддержке подразделений 83-й пехотной дивизии вела ожесточенные бои за магистраль Великие Луки – Невель. Соединение Шерера с приданными охранным полком, артдивизионом и саперным батальоном удерживало Новосокольники. Советские войска успешно вели бои за расширение прорыва, но немцы быстро перебрасывали резервы – уже через несколько дней под Невелем была образована мощная оборона из четырех дополнительных дивизий при поддержке нескольких штурмовых и танковых батальонов. Сначала части Шерера сражались со 185-й стрелковой дивизией генерал-майора Андрющенко, но позже, с 16 октября, часть 83-й дивизии, приданная 263-й, была направлена непосредственно под Невель, где вошла в подчинение 69-й пехотной дивизии для контрудара на город. Основные силы 83-й дивизии (257-й гренадерский, 64-й охранный, 183-й артиллерийский полки, дивизионные части, саперный батальон) вели бои под Новосокольниками. С 15 октября 547-й гренадерский полк с приданными подразделениями, сражавшийся под Невелем, вошел в состав 1-го армейского корпуса и на долгое время вышел из подчинения Шерера. Генерал-лейтенант Шерер в это время удерживал Новосокольники от атак 178-й стрелковой дивизии генерал-майора Кроника. В начале ноября, в связи с нормализацией обстановки в районе Невеля, в соединение вернулись остатки 547-го гренадерского полка, но легче на фронте не стало, так как на Новосокольническом направлении появился 26-й гвардейский стрелковый корпус 22-й армии, а под Невелем советские войска прорвали оборону вермахта и вышли на оперативный простор. С середины ноября натиск советских войск на Новосокольники усилился в связи с выходом 3-й Ударной армии в район Пустошки. Тем не менее соединение Шерера успешно держало занимаемые рубежи. На помощь 26-му корпусу советским командованием был направлен 7-й эстонский. В тылу 83-й пехотной дивизии, к западу от Новосокольников, по распоряжению командования группы армий «Север» заняла оборону 15-я латышская дивизия СС. С 15 декабря 1943 года бои за станцию приняли ожесточенный характер. В тылу соединения Шерера развернулись резервы корпуса и армии – три батальона штурмовых орудий, батальон «тигров», егерский батальон, а позже прибыла 12-я пехотная дивизия.

На зимнюю кампанию 1943/44 года советское командование возлагало серьезные надежды. Планировалось прорвать оборону противника в районе Идрицы и Пустошки, ввести в прорыв две гвардейские армии и ударом на Псков и Ригу отрезать группу армий «Север» от основных сил восточного фронта Рейха. Направлению на Идрицу, Пустошку, Новосокольники придавалось важнейшее значение. Так, к середине декабря 1943 года при выходе советских войск к Пустошке севернее Невеля образовался «полукотел», в котором оказались два армейских корпуса (более 7 дивизий) вермахта. Одну из сторон горловины «котла» удерживала 83-я пехотная дивизия Шерера, не давая советским войскам 22-й армии полностью окружить и уничтожить Невельскую группировку. Бои шли ежедневно без перерыва на еду и сон. 30 декабря командование группы армий дало приказ на вывод обескровленной Невельской группировки вермахта. 83-я дивизия основными силами оставалась на месте, отводя к северо-западу лишь правый фланг. К 8 января 1944 года соединение Шерера оказалось на узловом участке фронта. Советские войска, преследуя отходящего противника, попытались с ходу прорвать оборону в районе Новосокольников и Маево, но были остановлены хорошо подготовленной обороной предполья линии «Пантера». На неделю наступило затишье: советские войска перегруппировывались для нового штурма, германские – зализывали раны и укрепляли позиции. Шерер получил подкрепление и переформировал дивизию. Из 251-го и 277-го гренадерских батальонов, наследников ожесточенных боев в Великих Луках, был воссоздан 251-й гренадерский полк. В 257-м гренадерском полку, понесшем большие потери в ходе предыдущих боев, 1-й батальон был заменен на батальон 547-го полка. 547-й полк расформирован. Подверглись изменениям артполк и дивизионные части.

13 января 1944 года советские войска 22-й армии вновь атаковали позиции германских войск на Новосокольническом направлении. В ходе ожесточенных боев дивизия Шерера город удержала, но соседние части под натиском советских войск отошли, оставив станцию Насва. 25 января 1944 года, формально оставаясь командиром 83-й дивизии, по приказу командующего группы армий «Север» Шерер передает командование полковнику (оберсту) Вильгельму Хеуну. А через четыре дня Новосокольники пали под натиском советских войск. До 1 марта соединение с боями отходило к Идрице. Здесь дивизия была переформирована в дивизионную боевую группу, в командование которой вступил уже официально оберст Хеун. В это время Шерер находится в распоряжении фюрера.

15 апреля 1944 года генерал-лейтенант Шерер получил совсем не престижный пост – инспектора береговой обороны войск рейхскомиссариата «Остланд» (территория Эстонии, Латвии, Литвы, центральной Белоруссии). Здесь он сменил генерал-майора Ульриха Шмидта, отправленного командовать Орт-комендатурой 679. В ведении Шерера находились войска береговой обороны от Нарвы до Либавы. Он занимался подготовкой противодесантной обороны, противодиверсионными и контрразведывательными действиями, а также участвовал в антиповстанческих акциях. С развертыванием наступления советских войск против группы армий «Север» тыловая береговая линия приобретала для фронта все большую значимость. При этом инспектор береговой обороны Шерер не сработался с командующим группой армий «Север» Шернером, прибывшим командовать 25 июля 1944 года. На почве личной неприязни 10 августа 1944 года Шернер добился ликвидации поста инспектора береговой обороны войск рейхскомиссариата «Север» и отставки Шерера ввиду «…невозможности использовать самого Шерера и его штаба в моем секторе». Генерал-лейтенант Теодор Шерер был выведен в резерв и долгое время не участвовал в войне.

В 1945 году ситуация для Рейха стала критической, и германское командование стало искать верных курсу высших офицеров, способных организовать и возглавить сопротивление малыми силами. Среди прочих Шерер подходил на эту роль. Вспомнились и Холм, и Великие Луки, и Велиж, и Новосокольники. 10 апреля 1945 года при формировании 48-го танкового корпуса он был назначен старшим офицером штаба 4-й танковой армии и руководил кампфгруппой в районе Лейпциг – Заале. Первоначально его кампфгруппа действовала против передовых американских войск и принесла янки немало проблем. Но 25 апреля американские авангарды вышли на Эльбу, а советские войска замкнули окружение Берлина. В этой ситуации командующий 48-м танковым корпусом генерал Эдельсхейм поворачивает войска на прорыв в сторону Берлина. В течение недели группа Шерера ведет бои с советскими войсками западнее Берлина, постепенно отходя за Эльбу. В мае 1945 года Теодор Шерер руководил обороной южного сектора Эльбы 48-го танкового корпуса генерала Эдельсхейма. 7 мая генерал-лейтенант Шерер сложил оружие и сдался американцам.

Арестован он не был.

В ходе войны Теодор Шерер проявил себя как исключительно храбрый, стойкий, уверенный в себе командир. Эти свойства были крайне важны, когда ситуация находилась на грани краха, когда нужно было просто упорно стоять в обороне, невзирая на окружающую обстановку. Однако при управлении войсками, в маневренной войне, при мобильной обороне или в наступлении Шерер не проявил талантов военачальника. Тем не менее он был одним из тех, кому вермахт обязан своими первоначальными успехами. С таким серьезным противником пришлось столкнуться советским командирам в начале 1942 года.

Теодор Шерер погиб в автокатастрофе в Людвигсбурге 17 мая 1951 года.


Сокращения


адн – артиллерийский дивизион

азп – автоматические зенитные пушки

АИР – артиллерийская инструментальная разведка

апп – авиаполевой полк

а/м – автомашины

ап – артиллерийский полк

БА – бронеавтомобили

бат ПВО – батарея противовоздушной обороны

бсв – батальон связи

бсн – батальон снабжения

всу – взвод связи и управления

гв. – гвардейский

ДЗОТ – деревянно-земляная огневая точка

дншо – дивизион штурмовых орудий

зап – зенитный артиллерийский полк

ЗСУ – зенитная самоходная установка

ЗУ – зенитная установка

иап – истребительный авиационный полк

инжб – инженерный батальон

иптап – истребительно-противотанковый полк

иптдн – истребительно-противотанковый дивизион

кап – корпусной артиллерийский полк

комр – комендантская рота

лдн – легкий дивизион

минп – минометный полк

мот. – моторизованный

мсбр – мотострелковая бригада

мск – мостостроительная колонна

мсп – мотострелковый полк

мтц – мотоциклы

оапсв – отдельный армейский полк связи

оатр – отдельная авторота

обсв – отдельный батальон связи

ов ПВО – отдельный взвод ПВО

огвминд – отдельный гвардейский минометный дивизион

огн. – огнеметы

озабат – отдельная зенитно-артиллерийская батарея

озадн – отдельный зенитно-артиллерийский дивизион

оиптадн – отдельный истребительно-противотанковый дивизион

олб – отдельный лыжный батальон

оминб – отдельный минометный батальон

оминбат – отдельная минометная батарея

оминд – отдельный минометный дивизион

омсб – отдельный медико-санитарный батальон

омср – отдельная медико-санитарная рота

омсрр – отдельная мотострелковая разведывательная рота

орподв – отдельная рота подвоза

орр – отдельная разведрота

осапб – отдельный саперный батальон

осапр – отдельная саперная рота

осб – отдельный стрелковый батальон

осв ОО – отдельный стрелковый взвод особого отдела

отб – отдельный танковый батальон

ПВО – противовоздушная оборона

пд – пехотная дивизия

пп – пехотный полк

ПТО – противотанковая оборона

птп – противотанковая пушка

ПТР – противотанковые ружья

рб – разведывательный батальон

РГК – резерв главного командования

рполб – резервный полицейский батальон

рПТР – рота противотанковых ружей

РС – реактивные снаряды

рто – рота технического обеспечения

рхз – рота химзащиты

сбр – стрелковая бригада

сд – стрелковая дивизия

ск – стрелковый корпус

сп – стрелковый полк

стрб – строительный батальон

сэ – самокатный эскадрон

тбр – танковая бригада

тп – танковый полк

тр – трактора

тяг. – тягачи

учсапб – учебный саперный батальон

штбат – штабная батарея


Источники

ЦАМО РФ. Ф. 58. Оп. 818883. Д. 57, 359, 837, 1241, 1317, 1318. – Сведения о потерях Калининского фронта, 3-й Ударной армии, 33-й, 391-й сд.

ЦАМО РФ. Ф. 58. Оп.18001. Д. 56. – Сведения о потерях 613-го ап.

ЦАМО РФ. Ф. 33. Оп.11458. Д.116. – Сведения о потерях 33-й сд.

ЦАМО РФ. Ф. 33. Оп.11459. Д.19. – Сведения о потерях 33-й сд.

ЦАМО РФ. Ф. 33. Оп. 682524. Д. 203, 204. – Приказы Калининского фронта о награждении. Наградные листы.

ЦАМО РФ. Ф. 809. Оп. 1. Д. 23, 24. – Документы 2-го гв. ск

ЦАМО РФ. Ф.1119. Оп.1. Д.14. – Документы 33-й сд.

ЦАМО РФ. Ф.1716. Оп.1. Д.1. – Документы 391-й сд.


NARA. T-311. R-80. – Документы Гр. А. «Норд».

NARA. T-312. R-656. – Документы 16-й А.

NARA. T-312. R-657. – Документы 16-й А.

NARA. T-314. R-925. – Документы 39-го мк.

NARA. T-314. R-947. – Документы 39-го мк.

NARA. T-315. R-484. – Документы 8-й тд.

Непокоренная земля Псковская. Документы и материалы из истории партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. 1941–1944. – Псков: Издательство газеты «Псковская Правда», 1964. – 480 с.

Русский архив: Великая Отечественная. Приказы Народного комиссара обороны СССР: Документы и материалы. 1941–1942 гг. Т. 13 (2–2). – М.: ТЕРРА, 1997. – 448 с.

Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВГК. Документы и материалы. 1942 г. Т. 16 (5–2). – М.: ТЕРРА, 1996. – 624 с.

Русский архив: Великая Отечественная. Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны: Документы и материалы. Т. 20 (9). – М.: ТЕРРА, 1999. – 672 с.

На Северо-Западном фронте. – М.: Наука, 1969. – 436 с.

Боевая летопись Военно-Морского Флота 1941–1942. М.: Воениздат, 1983. – 496 с.

Боевой состав Советской армии в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. В 5-ти частях. Ч. 2. (январь – декабрь 1942). – М.: Воениздат, 1966. – 265 с.

Великая Отечественная. Действующая армия. 1941–1945 гг. – М.: Animi Fortitudo, Кучково поле, 2005. – 664 с.

Перечень объединений, соединений и частей, входящих в состав действующей армии. № 1–36. – М.: 1956–1981.


Примечания


1

Семенов, Г. Г. Наступает ударная. М.: Воениздат, 1986; Боевой путь Советского Военно-Морского Флота. М.: Воениздат, 1988; Петров, Ю. П. Партизанское движение в Ленинградской области. 1941–1944. Л.: Лениздат, 1973 и др.

(обратно)


2

См., например: Бешанов, В. В. Год 1942 – «учебный». Мн.: Харвест, 2003 и др.

(обратно)


3

См., например: Исаев, А. Краткий курс истории ВОВ. Наступление маршала Шапошникова. М.: Яуза, Эксмо, 2005 и др.

(обратно)


4

Jason, D. Mark. The Epic Battle for Cholm. Leaping Horseman Books, 2011; Типпельскирх, Курт фон. История Второй мировой войны. 1939–1945. М.: Полигон, 1998; Карелл, П. Дорога в никуда: вермахт и Восточный фронт в 1942 г. Смоленск: Русич, 2003; Гланц, Д. Советское военное чудо 1941–1943. Возрождение Красной армии. М.: Яуза, Эксмо, 2008.

(обратно)


5

Наименование «Первая» используется только в названии главы, поскольку именование «Холмская операция» в военных источниках отсутствует, а проводимые активные действия советских войск по овладению городом Холм носили периодический характер с довольно небольшими промежутками затишья с января 1942-го по февраль 1944 г.

(обратно)


6

Кроме того, были выведены в тыл на переформирование 212-й, 213-й и 79-й олб.

(обратно)


7

Германский Генштаб 22 января 1942 г. приказал командованию 39-го армейского корпуса разобраться в катастрофических потерях 123-й дивизии и найти виновных.

(обратно)


8

ЦАМО РФ. Ф. 221. Оп.1351. Д. 351. С. 97–98.

(обратно)


9

Дайнес, В. Советские ударные армии в бою. М.: Эксмо, 2009. С. 407–409.

(обратно)


10

ЦАМО РФ. Ф. 3. Оп.11556. Д. 6. С. 63–64.

(обратно)


11

 Погибшие командиры стрелковых рот: ст. лейтенант В. Ф. Першин, лейтенанты М. Ф. Якушев, Д. А. Лазарев.

(обратно)


12

Погибли адъютант 2-го батальона, заместитель командира роты, командир стрелкового взвода и около 30 солдат 73-го полка.

(обратно)


13

Капитан С. Н. Сафаров.

(обратно)


14

Наградной лист на красноармейца Пилипченко от 8 февраля 1942 г.

(обратно)


15

Лейтенант В. А. Лятьев.

(обратно)


16

Мл. лейтенант Н. М. Чекушин.

(обратно)


17

Наградные листы на мл. сержантов Н. Крячкова и Н. Дикусарова от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


18

По-видимому, учитываются только боевые подразделения, без тыловых и вспомогательных. Не учитываются хиви и русские из кавэскадрона Чавчавадзе. В советской дивизии соотношение боевых и тыловых сил было 1,5:1.

(обратно)


19

Разведка 218-й пехотной дивизии.

(обратно)


20

Лейтенант Н. В. Рузанов.

(обратно)


21

Наградные листы на мл. сержантов Н. Крячкова и Н. Дикусарова от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


22

Наградной лист на красноармейца Пугина от 8 февраля 1942 г.

(обратно)


23

Наградной лист на замполитрука Ломоносова и мл. сержанта Максимюк от 8 февраля 1942 г.

(обратно)


24

Наградные листы на капитана А. Печаткина, лейтенанта Ф. Виноградова, мл. сержантов Н. Крячкова и Н. Дикусарова от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


25

Наградной лист на сержантов Артамонова, Баутина и Егорова от 8 февраля 1942 г.

(обратно)


26

Наградной лист на лейтенанта Ф. Виноградова от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


27

Наградной лист на красноармейца Погуляй от 8 февраля 1942 г.

(обратно)


28

Наградной лист на красноармейца Богданова от 8 февраля 1942 г.

(обратно)


29

Наградной лист на красноармейца Сермакшина от 8 февраля 1942 г.

(обратно)


30

Наградной лист на капитана А. Печаткина, лейтенанта Ф. Виноградова, лейтенанта В. Быстранова от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


31

Наградной лист на лейтенанта В. Быстранова от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


32

Дайнес, В. Советские ударные армии в бою. М.: Эксмо, 2009. С. 412–414.

(обратно)


33

ЦВМА РФ. Ф. 2. Оп.13. Д. 4. С. 240–242.

(обратно)


34

Список – см. в Приложении 3.

(обратно)


35

Наградной лист на ст. лейтенанта Н. Клименко от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


36

Наградной лист на старшину А. Макаренко от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


37

Наградной лист на капитана П. Киселева от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


38

Наградные листы на лейтенанта Т. Кулешова и лейтенанта М. Новикова от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


39

Наградные листы на ст. лейтенанта В. Савина и мл. лейтенанта Н. Графова от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


40

Наградной лист на красноармейца А. Илларионова от 3 марта 1942 г.

(обратно)


41

Наградной лист на красноармейца П. Шатилина от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


42

Список потерь полка с октября 1941-го по апрель 1942 г.

(обратно)


43

Наградной лист на капитана А. Печаткина от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


44

Наградной лист на лейтенанта Ф. Виноградова от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


45

Наградной лист на мл. сержанта И. Громова от 20 февраля и мл. лейтенанта А. Шагова от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


46

Список потерь полка с октября 1941-го по апрель 1942 г.

(обратно)


47

3-й батальон был направлен на Демянское направление и оборонял участок Селяха – Ляховичи.

(обратно)


48

Наградной лист на майора П. Маслова от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


49

Наградной лист на красноармейца И. Сабанеева от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


50

Наградной лист на мл. сержанта П. Пехоту от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


51

Список потерь полка с октября 1941-го по апрель 1942 г.

(обратно)


52

Наградной лист на сержанта Н. Гусева от 3 марта 1942 г.

(обратно)


53

Наградной лист на ефрейтора В. Брюсова от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


54

Наградной лист на сержанта Г. Иванова от 25 февраля 1942 г.

(обратно)


55

Наградной лист на сержанта Н. Гусева от 3 марта 1942 г.

(обратно)


56

Наградной лист на ефрейтора В. Брюсова от 22 февраля 1942 г.

(обратно)


57

Наградной лист на капитана К. Бруева от 22 февраля 1942 г. Благодарственный отзыв 45-й отдельной стрелковой бригады.

(обратно)


58

Наградной лист на сержанта И. Мовчан от 12 апреля 1942 г.

(обратно)


59

Наградной лист на капитана К. Бруева от 22 марта 1942 г. Благодарственный отзыв 45-й отдельной стрелковой бригады. Наградные листы на начальника разведки 1-го дивизиона ст. лейтенанта Н. Малышева, командира 1-й батареи лейтенанта К. Дикарева и заместителя командира 2-й батареи лейтенанта И. Васенева от 20 мая 1942 г.

(обратно)


60

Список потерь полка с октября 1941-го по апрель 1942 г.

(обратно)


61

Наградной лист на ефр. Б. Новикова от 12 апреля 1942 г.

(обратно)


62

Командир – мл. лейтенант Г. Ф. Самоквасов.

(обратно)


63

Наградной лист на лейтенанта К. Панюкова от 12 апреля 1942 г.

(обратно)


64

Наградной лист на красноармейца С. Найды от 12 апреля 1942 г.

(обратно)


65

Список потерь полка с октября 1941-го по апрель 1942 г.

(обратно)


66

Список потерь полка с октября 1941-го по апрель 1942 г.

(обратно)


67

Наградной лист на мл. лейтенанта В. Громова от 29 октября 1942 г. Благодарственный отзыв 117-й сд.

(обратно)


68

Наградной лист на лейтенанта Н. Москова и политрука Г. Муху от 12 апреля 1942 г.

(обратно)


69

Список потерь полка с апреля 1942-го по май 1943 г.

(обратно)


70

Там же.

(обратно)


71

Список потерь полка с апреля 1942-го по май 1943 г.

(обратно)


72

Наградной лист на лейтенанта К. Дикарёва от 20 мая 1942 г.

(обратно)


73

Наградной лист на мл. лейтенанта В. Громова от 29 октября 1942 г.

(обратно)


74

Список потерь полка с апреля 1942-го по май 1943 г.

(обратно)


75

Переброшен с Волховского направления. Объединил войска на Холмском направлении с 23 января 1942 г. Штаб – Утехино (сев. Локни).

(обратно)


76

Одновременно командовал артиллерией группы Шерера.

(обратно)


77

Основные силы 1-го артдивизиона были приданы 2-му АК. 3-я батарея была, видимо, в группе Сперлинга.

(обратно)


78

Инженерные части 38-го и 39-го корпусов подчинялись 519-му инженерному полку (Раглицы). Прибыл 22 января 1942 г.

(обратно)


79

Штатный батальон 39-го корпуса. Прибыл вместе с командованием 23 января 1942 г.

(обратно)


80

Находилась в составе корпуса 1–13 февраля 1942 г.

(обратно)


81

Находилась в составе корпуса 1 февраля – 28 апреля 1942 г.

(обратно)


82

Была придана 8-й танковой дивизии с 14 марта 1942 г. Могла построить: паромную переправу (до 20 т, или 8×4 т) или мост (20 т – 50 м, 4 т – 130 м).

(обратно)


83

Была придана 8-й танковой дивизии с 6 февраля 1942 г. Трофейная (сов. МдПА-3). Могла построить: паромную переправу (от 2 до 16 т, или 11×5 т) или мост (16 т – 30 м, 5 т – 105 м).

(обратно)


84

В состав 39-го АК прибыл 7 марта 1942 г. Мог построить: паромную переправу (до 10 т, или 4×4 т) или мост (8 т – 40 м, 4 т – 65 м).

(обратно)


85

В состав 39-го АК прибыла 7 марта 1942 г.

(обратно)


86

Прибыло 13 февраля 1942 г. из 38-го АК.

(обратно)


87

В составе 16-го командования находился 13–27 февраля 1942 г.

(обратно)


88

В состав 16-го командования прибыл из 16 А 4 марта 1942 г.

(обратно)


89

Основные силы 98-го стройбата были приданы 2-му АК.

(обратно)


90

В составе 16-го командования находилась 8 февраля – 19 марта 1942 г.

(обратно)


91

Отходил от Селигера. В состав 16-го командования вошел 13 февраля 1942 г. Обеспечивал постройку и поддержание дороги Локня – Холм.

(обратно)


92

В составе 16-го командования находилась 27 февраля – 4 марта 1942 г. Была придана 3./120-й ср. С 4 марта вошла в состав своего 413-го сб.

(обратно)


93

В составе 16-го командования находился 13 февраля – 18 апреля 1942 г.

(обратно)


94

31 марта вошел в состав 151-го полка ПВО ВВС 2-й зенитной дивизии.

(обратно)


95

Охранные части подчинялись 107-му LS-полку (Раглицы) 281-й охр. д.

(обратно)


96

Входил в состав 107-го полка и группы Мея. Блокировал участок Локня – Насва (Штаб – Локня, 1-я рота – Локня, 2-я рота – Стремовичи, 3-я рота – Насва).

(обратно)


97

Сформирована в январе 1939 г. В январе 1942 г. базировалась на Нечаево, с февраля – на Демянск.

(обратно)


98

65-й полицейский резервный батальон (моторизованный) был образован в 1939 г. в Реклингхаузене главным образом из резервистов полиции Рурской области (Гельзенкирхен). Он состоял из управления и четырех рот, из которых 4-я рота была «тяжелой ротой» и состояла из двух пулеметных взводов и противотанкового взвода. С 22 июня 1941 г. действовал в составе охранных войск группы армий «Север». В январе 1942 г. направлен без тылов в Холм из Луги. С января по май 1942 г. – в Холмском котле (погибло 105 полицейских, 65 награждено знаком «Холмский щит»). Затем направлен в Польшу на переформирование.

(обратно)


99

Русский 567-й разведэскадрон 56-го немецкого моторизованного корпуса действовал на Севере России. Его сформировал Г. Н. Чавчавадзе, выпускник немецкого военного училища, впоследствии получивший должность при разведотделе штаба 56-го корпуса. Начало русскому разведэскадрону положил бой в августе 1941 г. с советскими частями у озера Ильмень, когда был окружен штаб 56-го корпуса. В связи с нехваткой личного состава начальник штаба фон Эберсфельд предложил Чавчавадзе вооружить 200 русских военнопленных, захваченных накануне. После боя эти люди и послужили основой для формирования эскадрона. Впоследствии эскадрон пополнялся пленными и местной молодежью, привлеченной призывом вступать в «Армию Российского Объединенного Добровольческого соединения», как называли себя эскадронцы. Кроме пополнения, эскадрон организовывал отряды местной самообороны из крестьян деревень. Позднее эскадрон влился в состав 1-й дивизии ВС КОНР, а затем его остатки вместе с командиром вели партизанскую борьбу в Словакии и Галиции до 1947 г.

(обратно)


100

Объединил несколько транспортных и связных подразделений Кригсмарине, находящихся в Холме.

(обратно)


101

Дивизия 11-й волны. Сформирована в ноябре 1940 г. В боях с 22 июня 1941 г. Основные силы дивизии были разбиты у озера Селигер и отошли в район Демянска.

(обратно)


102

Ягдкоманда (истребительная, охотничья группа) состояла из четырех рот и представляла собой элитное подразделение специальной антипартизанской подготовки.

(обратно)


103

Ф. Спиталлер 03.04.1942 награжден Рыцарским крестом.

(обратно)


104

Разведывательный батальон в 218-й дивизии был расформирован в марте 1941 г. В качестве разведки использовался бывший 2-й эскадрон разведбата – самокатный эскадрон.

(обратно)


105

В Холм прорвалась и была блокирована 3-я рота 10-го пулеметного батальона. Остальные подразделения вели бои в группе Укерманна.

(обратно)


106

Полк сформирован 22.05.1940 для противодесантной обороны Рейха и оккупированных территорий. Участвовал в охране тыла немецких войск во Франции в составе 227-й пд. В 1941 г. – в составе группы «Валькирия» (СБР Рейха). Был достаточно автономной частью, не требующей усиления. Основные силы дивизии, сформированной за две недели, вели бои под Старой Руссой с февраля 1942 г. Перебрасывался через Псковский аэродром с 20 января 1942 г. без артиллерийского усиления.

(обратно)


107

Полк на французских автомашинах.

(обратно)


108

Б. Мёрке 03.04.1942 награжден Рыцарским крестом.

(обратно)


109

В Холм прорвались и были позже блокированы: 1-й батальон полностью, 5-я и 8-я роты 2-го батальона, саперная рота, остальные силы полка вели бои в группе Укерманна.

(обратно)


110

Й. Манитиус 03.04.1942 награжден Рыцарским крестом.

(обратно)


111

Полк на французских автомашинах.

(обратно)


112

Истребительно-противотанковый дивизион в 218-й дивизии был расформирован в марте 1941 г. В качестве противотанкового формирования использовалась одна противотанковая батарея из состава бывшего дивизиона.

(обратно)


113

Прибыл из 2-го АК 25 января 1942 г. В Холм прорвались и были блокированы 1-я и 3-я роты.

(обратно)


114

Х. Укерманн являлся заместителем командира 218-й пд. 1 февраля 1942 г. назначен командиром с присвоением звания генерал-майора. 23 января была образована группа Укерманна с целью деблокады Холма. Ядром группы была 218-я пд. 22.02.1942 награжден Рыцарским крестом. 20.03.1942 генерал был отправлен в резерв ОКХ.

(обратно)


115

Дивизия 3-й волны, Берлинский ландвер. Сформирована 26 августа 1939 г. Переброшена из Дании в январе 1942 г.

(обратно)


116

Полк на французских автомашинах.

(обратно)


117

Полк на французских автомашинах. 1-й дивизион был придан 323-му пп, который направлен в район Великих Лук.

(обратно)


118

Действовал на участке Бор – Гряда. 5 мая 1942 г. пробился к Холму и деблокировал его.

(обратно)


119

Сформирован в январе-феврале 1942 г. Входил в состав полевой дивизии люфтваффе генерала Евгения Мейндля (1–5,14 апп), образованной 26 февраля 1942 г. для охраны ближних тылов 2-го, 10-го и 39-го АК и из-за высоких потерь сухопутных войск. Первый опыт сухопутного применения наземных сил люфтваффе и прообраз последующих полевых дивизий Геринга.

(обратно)


120

Дивизия 11-й волны. Сформирована в ноябре 1940 г. В боях с 22 июня 1941 г. Основные силы дивизии были переброшены из-под Ленинграда под Старую Руссу. Переброшен под Холм из-за недостатка сил в 39-м мк.

(обратно)


121

Полк на французских автомашинах.

(обратно)


122

Придан 411-му пп.

(обратно)


123

Дивизия 11-й волны. Сформирована в ноябре 1940 г. В боях с 22 июня 1941 г. Основные силы дивизии были переброшены из-под Ленинграда под Старую Руссу. Переброшен под Холм из-за недостатка сил в 39-м мк. В состав группы Ланга.

(обратно)


124

Полк на французских автомашинах.

(обратно)


125

Придан 405-му пп.

(обратно)


126

Основные силы дивизии действовали под Ораниенбаумом. Переброшен под Холм из-за недостатка сил в 39-м мк. В состав группы Ланга.

(обратно)


127

Основные силы полка действовали с 5-й егерской дивизией на Рамушевском направлении.

(обратно)


128

Основные силы полка действовали с 18-й моторизованной дивизией на Старорусском направлении.

(обратно)


129

Основные силы полка действовали с 290-й пехотной дивизией на Старорусском направлении.

(обратно)


130

Танковый состав дан по штату дивизии на 22.06.1941.

(обратно)


131

NARA. T. 315. R. 484. p. 838–840.

(обратно)


132

По 2 мотострелковых батальона (по одной мотострелковой роте (на БТР), 2 мотопехотные роты, одной пулеметной роте, одной роте тяжелого оружия), одной роте управления и одной роте пехотных орудий.

(обратно)


133

2 легких и один тяжелый трехбатарейный артдивизион, батарея АИР.

(обратно)


134

С 25.01.1942 в его состав вошли остатки 8-го мцсб. Всего: бронерота, мотоциклетно-стрелковая рота, рота тяжелого оружия.

(обратно)


135

3 противотанковые, одна зенитная роты.

(обратно)


136

В середине января одна рота была придана группе Крисолли. Весь батальон – с 1 февраля. 2 роты на полугусеничных тягачах, одна рота на БТР, 2 мостовые колонны (В), одна инженерная колонна.

(обратно)


137

Ягдкоманда (истребительная, охотничья группа) состояла из 4 рот и представляла собой элитное подразделение специальной антипартизанской подготовки.

(обратно)


138

Из 128 «Не 111»погибло 28, из 91 «Ju52» погибло 27, из 81 «Go242» погибло 25.

(обратно)


139

Нагрузка – 3–4 тонны груза.

(обратно)


140

Нагрузка – 18 человек или 3 тонны груза.

(обратно)


141

Нагрузка – 21 человек или 4 тонны груза. Планер.

(обратно)


142

Нагрузка – 10 человек или 1 тонна груза. Планер.

(обратно)


143

До 18.05.42.

(обратно)


144

До этого с 20.01 действовала на Холмском направлении только с 79-м олб, 146-м отб, 469-м осб и тремя установками РС 106-го гв. оминд.

(обратно)


145

По 3 стрелковых батальона (по 3 стрелковые роты, пулеметная рота), минометная батарея (3 минометные роты), 45-мм батарея, 76-мм батарея; рота ПТР, рота автоматчиков, транспортная рота, рота связи, санитарная рота; саперный взвод, 2 разведывательных взвода (пеший и конный), комендантский взвод, взвод ПВО, химический взвод, огнеметный взвод.

(обратно)


146

2 трехбатарейных смешанных артдивизиона.

(обратно)


147

До 29 января 1942 г. – отдельный истребительно-противотанковый дивизион 33-й стрелковой дивизии. 3 батареи.

(обратно)


148

До 29 января 1942 г. – отдельный минометный дивизион 33-й стрелковой дивизии. 3 батареи.

(обратно)


149

29 января 1942 г. 181-й озадн 33-й сд переформировали в 318-ю отдельную зенитную батарею.

(обратно)


150

Переброшен из-под д. Сысоево Молвотицкого района и придан 33-й сд в конце января. 01.05.1942 расформирован.

(обратно)


151

Сформирована в г. Алма-Ата. 23.04 переброшена на Демянское направление.

(обратно)


152

По 3 стрелковых батальона (по 3 стрелковые роты, пулеметная рота), минометная батарея (3 минометные роты), 45-мм батарея, 76-мм батарея; рота ПТР, рота автоматчиков, транспортная рота, рота связи, санитарная рота; саперный взвод, 2 разведывательных взвода (пеший и конный), комендантский взвод, взвод ПВО, химический взвод, огнеметный взвод.

(обратно)


153

2 трехбатарейных смешанных артдивизиона.

(обратно)


154

Сформирован 8 января 1942 г. 3 батареи.

(обратно)


155

Сформирован 8 января 1942 г. 3 батареи.

(обратно)


156

8 января 1942 г. 675-й озадн 391-й сд переформировали в 235-ю отдельную зенитную батарею.

(обратно)


157

Сформирована 8 января 1942 г.

(обратно)


158

Сформирована в октябре 1941 г. в Кемерово. 23.04.1942 переброшена на Демянское направление.

(обратно)


159

Придан 45-й сбр. 01.05.1942 расформирован.

(обратно)


160

Сформирована в октябре 1941 г. в Саратовской области и северном Казахстане.

(обратно)


161

Придан 54-й сбр. 01.05.1942 расформирован.

(обратно)


162

24.01 прибыл только 4-й адн в поддержку 33-й сд у Куземкино, а остальные прибыли к 12.02.42 с Демянского направления. 1-й дивизион придан 45-й сбр, 2-й – 391-й сд, 3-й – 33-й сд, 4-й – 75-й мсбр.

(обратно)


163

4-й адн был сформирован в середине января 1942 г. за счет орудий, возвращенных с территории, захваченной неприятелем.

(обратно)


164

1-й дивизион придан 54-й сбр.

(обратно)


165

Придан 33-й сд.

(обратно)


166

К началу боев имел большие потери, оставалось 2 «Т-34» и 11 «Т-60», с 24 января придан 33-й сд, в феврале придан 45-й сбр.

(обратно)


167

С Демянского направления. Придан 33-й и 391-й сд.

(обратно)


168

Сформирована в декабре 1941 г. в г. Иваново как 308-я сд. 07.01.1942 переформирована в 117-ю сд. 14.02.1942 убыла на Калининский фронт.

(обратно)


169

По 3 стрелковых батальона (по 3 стрелковые роты, пулеметная рота), минометная батарея (3 минометные роты), 45-мм батарея, 76-мм батарея; рота ПТР, рота автоматчиков, транспортная рота, рота связи, санитарная рота; саперный взвод, 2 разведывательных взвода (пеший и конный), комендантский взвод, взвод ПВО, химический взвод, огнеметный взвод.

(обратно)


170

2 трехбатарейных смешанных артдивизиона.

(обратно)


171

3 батареи.

(обратно)


172

3 батареи.

(обратно)


173

Придан 117-й сд. 01.05.1942 расформирован.

(обратно)


174

Сформирован 31.12.1941 приказом Ставки ВГК № 00138 как резерв Ставки.

(обратно)


175

Сформирована в г. Алма-Ата. Преобразована из 316-й сд 18.11.1941.

(обратно)


176

По 3 стрелковых батальона (по 3 стрелковые роты, пулеметная рота), минометная батарея (3 минометных роты), 45-мм батарея, 76-мм батарея; рота ПТР, рота автоматчиков, транспортная рота, рота связи, санитарная рота; саперный взвод, 2 разведывательных взвода (пеший и конный), комендантский взвод, взвод ПВО, химический взвод, огнеметный взвод.

(обратно)


177

3 трехбатарейных смешанных артдивизиона.

(обратно)


178

Сформирован 8 января 1942 г. 3 батареи.

(обратно)


179

8 января 1942 г. 589-й озадн 8-й гв. сд переформировали в отдельную зенитную батарею 8-й гвардейской стрелковой дивизии.

(обратно)


180

Сформирован 8 января 1942 г. 2 батареи.

(обратно)


181

Сформирован 8 января 1942 г. 3 батареи.

(обратно)


182

Сформирована в октябре 1941 г. в Московском ВО.

(обратно)


183

Прибыл 8 марта 1942 г. Придан 26-й сбр. 01.05.1942 расформирован.

(обратно)


184

Формировался по новым штатам. Дополнительно к 3 лыжным ротам имел минометную роту, взвод станковых пулеметов, взвод ручных пулеметов, санитарный взвод.

(обратно)


185

Сформирована в октябре 1941 г. в г. Новоказалинск Казахской ССР. Состояла из 100 курсантов Каспийского Военно-Морского училища, моряков Аральской флотилии и 800 курсантов Ленинградского отряда подводного плавания им. С. М. Кирова. Моряков в бригаде было до 45 %. Капитан 1-го р. Сухиашвили был начальником Каспийского ВМУ.

(обратно)


186

Прибыл 15 марта 1942 г. Придан 37-й, затем 75-й сбр. 01.05.1942 расформирован.

(обратно)


187

Формировался по новым штатам. Дополнительно к 3 лыжным ротам имел минометную роту, взвод станковых пулеметов, взвод ручных пулеметов, санитарный взвод.

(обратно)


188

Сформирована 19.01.1942 в Москве, в составе 2-го гв. ск. С 25.02 2-й батальон придан 75-й мсбр. До этого действовал совместно с 26-й сбр.

(обратно)


189

Действовал совместно с 8-й гв. сд. В ДА 30.01–01.05.1942. Расформирован.

(обратно)


190

Действовал совместно с 8-й гв. сд. В ДА 27.01–01.05.1942. Расформирован.

(обратно)


191

Действовал совместно с 8-й гв. сд. В ДА 29.01–05.05.1942. Расформирован.

(обратно)


192

Сформирована в октябре 1941 г. в г. Катта-Курган Узбекской ССР. 23.04 переброшена на Демянское направление.

(обратно)


193

Сформирована в октябре 1941 г. в Киргизской ССР, в Среднеазиатском ВО, в т. ч. из моряков Каспийской флотилии.

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие
  • Первая Холмская операция. Общие сведения 18 января – 1 мая 1942 г.
  • Театр военных действий
  • Цели и задачи
  • Привлекаемые средства
  • Соотношение сил
  • Положение к началу операции
  • Первый этап. Взятие Холма партизанами 18 января 1942 г.
  • Второй этап. Первый штурм 19–29 января 1942 г.
  • Третий этап. Накопление сил 29 января – 12 февраля 1942 г.
  • Четвертый этап. Второй штурм 13 февраля – 5 марта 1942 г.
  •   1. Город
  •   2. 2-й гвардейский стрелковый корпус
  •   3. Подберезье
  • Пятый этап Германский удар 6–9 марта 1942 г.
  • Шестой этап. Бои местного значения 10 марта – 1 мая 1942 г.
  • Новое наступление гвардейцев 16–18 апреля 1942 г.
  • Контрнаступление вермахта 19–30 апреля 1942 г.
  • Седьмой этап. Германский прорыв 1–5 мая 1942 г.
  • Приложение 1 Состав германской группировки
  • Приложение 2 Состав советской группировки
  • Приложение 3 Потери командного состава 391-й стрелковой дивизии при штурме Холма
  • Приложение 4 Генерал-майор Макарьев А. К. Краткая военная биография
  • Приложение 5 Генерал-лейтенант Теодор Шерер. Краткая военная биография
  • Сокращения
  • Источники
  • X