Елена Валерьевна Березовская - Принцесса радужного мира [litres]

Принцесса радужного мира [litres]   (скачать) - Елена Валерьевна Березовская

Елена Березовская
ПРИНЦЕССА РАДУЖНОГО МИРА


Глава 1
На общих основаниях

Шагаем стройными рядами по сверкающим коридорам космической звездной базы. Счастье переполняет меня, и улыбка расползается до ушей. Наконец-то! Я – как все! Всю жизнь мечтала, и вот сбылось! Практика за пределами планеты на общих основаниях!

И вот она, заветная дверь в административной части. Высокий, статный мужчина приглашает нас к круглому столу. Удобные серебристые кресла принимают наши тела в свои объятья, и все, затаив дыхание ждут. Для нас это начало нового этапа в жизни. Обвожу взглядом сокурсников. Они взрослее, солиднее, но это уже не так бросается в глаза. Я – такая же! Расправляю плечи и понимаю, что пуговка на груди вот-вот оторвется. Форменный пиджак явно не был рассчитан на мое экстренное взросление, то бишь, появление округлостей третьего размера. Пытаюсь незаметно ссутулиться. Уф, пронесло! Но все равно, я – как все! Просто надо срочно заказать новую форму и привыкнуть к тому, что я взрослая.

Ищу свое отражение в блеске стальных конструкций. Опять хочется улыбнуться, но я сдерживаюсь. Маринка толкает локтем в бок и указывает глазами на парней. Напротив нас Стас с Генкой, и смотрят они куда-то в район моей несчастной пуговки. Щекам становится жарко, и я в ужасе представляю, какого они сейчас цвета. Опускаю взгляд и сквозь стеклянный стол рассматриваю ноги моих соседей. Интересно, почему парни всегда сидят, широко расставив колени? Логическая цепочка заставляет меня отвернуться и я, красная как рак, упираюсь взглядом в наше новое руководство. Настроение стремительно падает. Вот тебе и взрослая… А всего-то на пять лет младше сокурсников. Похоже, взросление тела меня не спасет, надо что-то срочно делать с головой…

Хозяин кабинета – начальник зеленого сектора и наш дипломный руководитель. Реально, это круто. Секторов всего пять, и лишь один из них – штатский. К нему мы и приписаны. Виктор Федорович Вяземский – профессор, ученый и очень известный научный деятель. Мужик солидный и приятный. Надеюсь, первое впечатление не обманчиво.

Нас всего-то двенадцать студентов лингво-инженерного направления. Отобрали лучших из трех групп. Из моей всего трое: я, Маринка и Георг. С остальными пересекались на общих парах, но лично удалось с ними познакомиться только на корабле по пути на базу. Пять девушек и семь парней. Одна стабильная пара, остальные в поиске. Лучшие из лучших, умненькие земные детки. Нам явно рады, и практика обещает быть веселой и плодотворной. Серж, руководитель группы, получает планы на ближайшую неделю и карточки на расселение. Попрощавшись до завтра, все движутся к выходу. И тут, в лучших традициях нашей академии, звучит знакомое:

– А вас, Алена Львовна, я попрошу задержаться.

Физиономия моя приобретает кислый вид, а Маринка зажимает рот рукой и, хихикая, выскакивает за дверь. Нет! Ну, это не справедливо! Почему опять я?!

Поворачиваюсь к профессору и вопросительно поднимаю брови. Мне указывают на кресло. Когда дверь за ребятами закрывается, загорается большой экран интеркома. И кто бы сомневался, что я там увижу… Красавец военный в адмиральской форме и с проседью в коротких светлых волосах грозно хмурит брови и смотрит на меня в упор.

– Аленка! У тебя совесть есть?

– Есть, – вжимаюсь спиной в кресло и лихорадочно думаю, что же успела натворить. Мой испуганный вид явно положительно действует на адмирала.

– Радость моя, ты, когда просила снять детскую следилку, что обещала?

– Самой докладывать, где нахожусь и что делаю, – отрапортовала я, как по нотам.

– Ну?!

Лихорадочно начинаю вспоминать, где последний раз видела свой интерком и когда связывалась с родителями. Вчера точно времени не было, мы всю ночь в монополию играли, а потом отсыпались. Аппарат, помню, сунула в задний карман брюк. На мне сейчас форма академии. Тогда вопрос, где брюки? В биочистке корабля. Устройству она, конечно, не повредит, я не первая забыла проверить карманы. А вот где на данный момент летают мои брюки – это большой вопрос.

Поднимаю испуганные глаза на экран. Полгода ныла, чтобы не позорили и убрали функцию поиска «где ребенок?», которую устанавливают на коммуникаторы детей лет с трех, чтобы всегда понимать, где чадо находится. Работает, даже если аккумулятор сел. Максимум, чего сумела добиться в шестнадцать, не носить детский браслет, а иметь следилку в обычном устройстве. В этом же месяце я, наконец, стала совершеннолетней, и родители решили проявить доверие. Всё, мне кранты. И, главное, сама виновата.

– Вижу, что поняла. Теперь будешь ходить в браслете, пока не поумнеешь.

– Неееет, – ною я, – ну пожалуйста, только не браслет!

– Хорошо, я пошутил, – подмигивает мне адмирал. – Зайди к Борису, у них там новая разработка, он все равно тебе подарок задолжал. На практике обычный планшет точно не прокатит, интеркомы ты методично теряешь, надо было сразу продумать. В общем, марш расселяться и срочно позвони маме, она там с ума сходит!

Я улыбаюсь и посылаю изображению воздушный поцелуй. Быть дочерью Льва Красина, адмирала космического флота Земли, это тебе не хухры-мухры. Из-под земли достанет и уму разуму научит. Это, конечно, хорошо, только вот опять себя маленькой чувствую. Глобальный контроль кого хочешь достанет. Хорошо хоть перед всей группой не заложили, пусть теперь гадают, зачем я понадобилась новому куратору. Эх, говорила мне мама, что школьная программа экстерном до добра не доведет. Но папа так радовался, что я суперумненькая… В общем, хорошо хоть к концу обучения мне стукнуло восемнадцать, а то бы точно с Земли не отпустили.

Маринка подпирает стенку напротив кабинета. Она как раз в курсе моих семейных проблем, мы же из одной группы. Не то чтобы подруги, но общаемся с первого курса. Я уже заметила, что меня воспринимают нормально те, у кого есть младшие сестры. А у сокурсницы их целых две. Жгучая брюнетка с короткой стрижкой – моя противоположность. Яркий макияж, веселый нрав и повышенная активность. Единственное, в чем мы сейчас похожи, это средний рост и наличие немаленькой груди. Только я ее прячу, а некоторые наоборот.

Десять метров по коридору, и с нами уже пытаются познакомиться. Моя темно-каштановая коса по пояс и скромно опущенные глазки с зелеными линзами тоже почему-то вызывают интерес у окружающих. Пока подруга отшивает штатских, тереблю кончик косы. Замечаю, что кисточка опять покраснела, надо искать, где тут у них супермаркет. Шоколадный каштан № 675. Цвет стандартный, везде имеется.

Маринка дергает меня за рукав, и мы движемся дальше. Интересуюсь, куда, и получаю пластиковую карточку с номером. Оказывается – каюта. Кто бы еще объяснил, где она расположена. Но подруга уверенно шагает вперед, и я спокойно уступаю ей право побыть Сусаниным. Что мне, жалко? Причем от внимания окружающих, в отличие от меня, Маринка получает удовольствие. Ее мечта – военный, красивый, здоровенный. Так что штатские зря стараются. Если подумать, мне и самой военные нравятся больше. Конечно, когда в семье все такие, есть с чем сравнить. У нас даже мама – военный медик, а в академии мальчики, конечно, симпатичные, но большая часть – ботаники. К тому же многие – в прямом смысле слова. Академия так и называется – биоинженерная. Я же лингвоинженер с психокинетическим уклоном. Специализация, скорее, в области мозга. То бишь, мы не психи, мы пси-инженеры, как шутят у нас на курсе.

Так как мы с подругой отстали от всей группы, поиски затянулись. Это не база, а лабиринт какой-то. Как они вообще здесь ориентируются? Надо будет загрузить карту на первое время. Минут через двадцать блужданий понимаю, что коридоры все те же, а вот народ изменился. Исчезли аккуратные мальчики в пиджаках и с папками, зато появились накачанные верзилы в серебристых комбинезонах. Третий проходящий мимо поднял на нас глаза, молча взял под руки и развернул к неприметной округлой двери.

– Нажмете на зеленую кнопку, – буркнул парень и скрылся в глубинах коридора.

Мы переглянулись и уставились на дверь. Неожиданно она отъехала в сторону и из кабины обыкновенного лифта стали выходить люди.

– Лифт! – поразилась я.

– Лифт, – подтвердила подруга и затащила меня в кабину. На стене ожидаемо наблюдалось множество кнопок. Разных цветов радуги с цифрами и буквами. Спасибо нашему спасителю, хоть сориентировал. Правда, у нас на лбу было написано, что мы штатские и заблудились. Маринка решительно вдавила зеленую кнопку, и наши тела резко потеряли вес. Ничего себе! А, вроде, все время шли по одному уровню. Двери плавно отъехали, и мы очутились перед горящим табло с надписью «зеленый сектор». А под надписью – дисплей с картой.

Похоже, одна я не дружу с техникой. Маринка вытащила наладонный коммуникатор и скинула туда карту. Я же постаралась просто запомнить. Что- что, а на память не жалуюсь. Карта зеленого сектора улеглась в отдельный файл на подкорке.

Наши каюты оказались в двух шагах от административного коридора, поэтому решили для начала вернуться к исходной точке. Возле кабинета главы сектора в воздухе неуклюже висел тощий кудрявый Серж и пытался что-то доказывать верзиле, взиравшему на парня через очки ультракома. При этом висение в воздухе объяснялось просто – верзила держал нашего руководителя группы за шкирку, то есть, за воротник форменной курточки.

Мы, не сговариваясь, бросились спасать сокурсника. Обидчик же, увидев нас, уронил Сержа и подхватил меня на руки. Интересно, он посчитал меня равноценной заменой? От неожиданности я, конечно, пискнула, а Маринка застыла, открыв рот. Понятно, ей, наконец, удалось рассмотреть этого хватателя. Мне тоже удалось, поэтому писк не повторился. Зарылась пальцами в белокурую гриву и чмокнула в щеку. Все, подругу можно выносить. Меня в группе до победного считали ребенком и даже не заигрывали. А тут – такое.

– Борис, поставь, где взял, ты мне всю репутацию испортишь!

– О, черт, сестренка! А я думал тебе ее повысить! – сказал этот неотразимый тип и таки поставил меня на пол. Еще немного, и у подруги слюнки потекут. А она даже его синих глаз не видела. Ультраком – штука безумно навороченная, но с одним недостатком: взгляда собеседника уж точно не разглядишь. А кто такое надел, уж поверьте, добровольно не снимет. Маньяки, короче.

Но я ошиблась, братец поднял игрушку на манер обруча и еще раз обнял меня.

– Аленушка, как же я соскучился! Надеюсь, с подружкой познакомишь?

Нет, ну умеют некоторые девушек снимать! Впрочем, этим некоторым давно пора жениться, а в военных секторах базы, начальником одного из которых и является мой братец, выбор маловат. Я окидываю критическим взглядом подругу, оценивая ее достоинства, как возможной родственницы, и киваю. Маринка – это не просто красавица. Она и умница и просто душевный, добрый человек, что при ее внешности даже немного странно.

– Маринка, познакомься, это мой старший брат Борис. Астролетчик и специалист в области хай-тек технологий. Остальное потом расскажу.

Подруге, похоже, вообще неважно, кто у нас Боря. Да, с такой внешностью, можно и уборщиком на базе иметь счастье в личной жизни. Только вот ему уже тридцатник, а до сих пор единственную не нашел… На моей памяти он всегда взрослый, неотразимый и такой родной. Я даже в детстве была в него влюблена. В общем, и сейчас его очень даже люблю, но уже не ревную. Вот, даже с подругой готова познакомить, которая так смотрит, будто это любовь с первого взгляда.

– Бос, а где мой подарок? – неожиданно вспоминаю я.

– Так я же тебя и ловил, мелкая, чтобы вручить! А ваш балбес-староста не смог толком объяснить, куда ты пропала. В общем, предлагаю пойти к тебе в гости.

Братец выдернул у меня из рук карточку с номером и пошагал вперед. Понятно, мы двинулись следом. Замыкал шествие обиженный Серж, по выражению лица которого сразу можно было понять, что он теперь думает об альтруизме и заботе об одногруппниках. И ведь вернулся же за нами! Ладно, надо будет извиниться… Мой братец, похоже, думал аналогично.

– Пацан, я так понимаю, ты тоже пси-лингва? – вопросил Борис.

– Ну? – буркнул Серж.

– Последнюю разработку Фримайлета видел?

Парень замер на месте и уставился на Бориса круглыми глазами. Мы, не упустившие ни слова, тоже умирали от любопытства. Кто же у нас на факультете не слышат о Фримайлете?! Ага, все слышали, только никто не видел!

– В общем, приходи завтра в фиолетовый сектор, покажу, – бросил мой брат и пошагал дальше.

Все! Нашего старосту купили с потрохами! Смотрит на Бориса влюбленными глазами и аж подпрыгивает на ходу. Мы с подругой пыхтим и уже собираемся возмутиться, но брат оборачивается:

– И девчонок этих прихвати с собой. Надеюсь, ты постараешься больше не терять мою сестру.

Серж лихорадочно кивает и хватает нас под руки. Мы же расплываемся в блаженных улыбках. Фримайлет… Много ли пси-инженеру надо для счастья?

Брат посмеивается и прикладывает мою карточку к двери с соответствующим номером. Ух ты! Одноместная каюта с удобствами! А я думала, нас по 2–3 распихают. Как нам объяснили, весь зеленый уровень рассчитан на тысячу человек. Относительно мелкая научная база. А вот условия у них люксовые. Мне есть с чем сравнить, была как то в гостях у наших в общаге. Думала, здесь будет что-то похожее.

– И что, такое всем дают? – присвистнул Серж, крутя в руках свою карточку.

– Иди, посмотри, если не веришь, улыбнулся Борис. – Детки, это новая база и здесь простых людей нет, да и нелюдей тоже. В основном, гении в своих областях. Или скажешь, вы обычные студенты?

– Ну, нормальные мы… – тянет Серж.

– Угу, уже верю. И самая нормальная среди вас – Аленка. Как все. Правда? Если не ошибаюсь, ты Сержио Манори, придумавший пси захват четвертого порядка?

Серж пожимает плечами. Ну, он придумал, все это знают.

– А ты, Марина Ямпольская, виртуальные словари для молчащих и куча пси факторов по мелочам?

Маринка скромно опускает глазки.

– Я уже молчу об Аленке.

Да, я – как все. Теперь самая обыкновенная и даже уже взрослая. Только вот по поводу практики на общих основаниях, явно какая то неувязка. И база супер крутая, и братец – начальник фиолетового сектора. Какая-то мысль крутится на заднем плане, но никак не может сформулироваться. Ладно, это не так важно. А вот где мой подарок?

– Бос! Ты обещал подарок, – дергаю я за рукав брата.

Борис улыбается и вытаскивает из широченного бокового кармана фиолетовых штанов серебристый обруч. Смотрится как красивое ювелирное изделие. На полоске посередине вязь разноцветных растений. Беру в руки и тихо отъезжаю в нирвану. Ультраком! Женская модель! Да такого чуда, наверное, ни у кого на Земле нет!

– Не обольщайся, у мамы уже есть. Ну, еще у жены президента. Через месяц поступит в продажу, и мне нужно будет сбегать в другую галактику.

– Почему? – туплю я.

– Понимаешь, у меня патент на часть разработки. При реализации реальный процент в деньгах. Кстати, советую не терять, цена у него заоблачная.

– Так, а причем тут другая галактика?

Брат вздыхает и отворачивается.

– Быть в десятке самых богатых женихов планеты – это жестоко. Тебе пока не понять…

Я начинаю смеяться и прижимаюсь к брату.

– Бедненький! Это ж надо было так попасть! Я так понимаю, на тебя теперь откроют охоту?

– Да, как только станет известно. Но, – брат внимательно смотрит на мою подругу, – может меня спасут?

Ага, спасут. Я так понимаю, Маринка готова его грудью прикрывать, собственной. Четвертого размера. И, кажется, кто-то не очень против. Ну и пусть развлекаются. Какая, по сути, разница, сколько у парня миллионов. Думаю, каюта у него не слишком от моей отличается. Хотя, надо посмотреть. А вдруг?


Глава 2
Все включено

Мой ультраком – чудо! Пару часов сидела как зомби, уткнувшись в экран, изучала инструкцию. В каждой каюте стационарный коммуникатор с доступом в земную сеть. Тоже вещь уникальная и супер навороченная. Плюс бонусом открытый доступ к любой инфе.

В первую очередь, после разборок с новой игрушкой отзвонилась маме. Шикарная брюнетка с зелеными глазами и в деловом костюме внимательно меня осмотрела, параллельно нажимая какие-то пищащие кнопки. Лиана Красина уже два года как министр здравоохранения Земли. Явно сорвала ее с какого-то совещания, так что разговор получился коротким. Нотаций мне не читали, это обычно папина прерогатива. Мама поинтересовалась самочувствием и посоветовала раз в неделю проходить тесты в медицинском блоке. Информация на меня в базе медкома уже имелась. Понятно, по прибытии я об этом совершенно забыла, и сейчас предстояло искать этот загадочный отдел, где меня, оказывается, с нетерпением ждут. В конце разговора мама ласково улыбнулась и послала воздушный поцелуй.

– Солнышко, ты же сама понимаешь, чем рискуешь. Пожалуйста, будь хорошей девочкой.

– Конечно, мамочка! Спасибо, что все-таки отпустила…

До отбоя по местному распорядку оставалось часа четыре. Время здесь условное, но оно необходимо, как тот же обязательный отбой, иначе некоторые фанатики вообще до кают доходить не будут. Нас уже предупредили, что в лабораториях за час до контрольного времени включается ультразвук, при котором совершенно невозможно работать. Понятно, до него поступает несколько предупреждений о конце рабочего дня. Есть и ночные лаборатории, но там нужно специальное разрешение.

В общем, времени у меня много, а реальная работа начнется только завтра с утра. Договоренности с родителями надо выполнять. С этой мыслью я и направилась в мед отсек, который, к счастью, является частью нашего сектора.

Коридор направо, сто метров налево, зеленые стрелочки прямо, и я у примечательной двери с зеленой эмблемой здравоохранения. Если все освещение вырубится, эта картинка явно будет светиться. Провожу пальцем по змеюке, обвившей чашу. Красиво!

Дверь отъезжает в сторону, пропуская меня в святая святых местной медицины. И вот как наши ожидания могут не соответствовать объективной реальности! Вижу перед собой уютную гостиную с парой удобных кресел, далеко не в стиле хай-тек, чайный столик с натуральным фарфоровым чайником и, вместо ожидаемой к подобному антуражу старушки, огромного дядьку с седой шапкой волос и впечатляющей бородой. Хорошо, у нас не красный сектор, и форма у этого индивида морской волны. Прозвище Дед Мороз ему очень подходит и в такой одежке. Хотя, Айболит будет правильнее. Дополняют картину очки в массивной темной оправе, не скрывающие теплые лучики вокруг глаз.

– Здравствуйте, – вежливо говорю я, – Алена Красина явилась на плановый осмотр.

– Здравствуйте, – улыбается Айболит, – а я вас уже заждался. Чаек успел пару раз остыть, а вас все нет. Разрешите представиться, Ингемар Гуннар, ваш доктор на время практики.

Я с удивлением смотрю на чайник. Столик явно оборудован ультразвуковой панелью, и вода постепенно начинает закипать. Во всяком случае, раздается громкое бульканье. Меня жестом приглашают в кресло, и на столике появляется ваза с конфетами. Мужик, похоже, скандинав, но говорит со мной без переводчика на всеобщем. Попробую сделать ему приятно.

– Очень приятно, не ожидала такого вкусного приема, – отвечаю я на шведском и улыбаюсь. Врач реально удивлен. Шведский не просто не в обиходе, он и среди носителей – редкость.

– Я в курсе, что вы лингво-инженер, неужели это новая разработка в действии? – осторожно интересуется мой собеседник.

Я немного смущаюсь. Он, похоже, не дочитал мое досье.

– Нет, просто я полиглот.

– Но почему шведский?! – удивляется врач.

– Просто запомнила все языки, с которыми работала при создании пси-переводчика. Версия включала двести лингво структур. Все земные языки. Это было в прошлом году, и модель еще в разработке.

– Что же вы будете делать у нас на базе с такими-то талантами?

– Участвовать в доработке пси-переводчика внеземных языков. Общаться с носителями.

Ингемар хмыкает и наливает мне чай в огромную чашку с белыми ромашками. Чай пахнет малиной и возвращает в лето, на веранду бабушкиного дома. Я расслабляюсь. Трезво понимаю, что этого от меня и добивались. Если бы я сейчас увидела сверкающие капсулы регенераторов, медицинское оборудование и стеклянные шкафы с препаратами, доктор бы воспринимался мной, как враг народа номер один. Сейчас же рядом сидит добрый доктор Айболит и явно пытается подружиться. И где этот замечательный Ингемар был все мое детство? Конечно, я привыкла к белым кабинетам, улыбчивым светилам медицины и необходимости тратить на все это драгоценное время. Но даже наличие рядом мамы не спасало от какой-то обреченности. Это она меня любит, а остальные видят лишь уникальный объект. Хорошо, мама не простой врач, и доступ ко мне очень дозирован. В последние годы меня вообще старались не трогать…

После чая с конфетами я разрешила доброму доктору все. Мама бы удивилась. Понятно, некоторая информация обо мне у него имелась, но какой же ученый откажется сравнить, особенно, если многие данные реально устарели. С шестнадцати лет я получила все права свободного гражданина Земли и, пользуясь этим, отказывалась от большинства плановых обследований. Актуальным для меня являлся лишь офтальмолог. Перед вылетом линзы пришлось заменить на новые.

Глазки мои Ингемара тоже очень интересовали, причем руководствовался он чистым любопытством. Я тяжело вздохнула и попросила стерильный контейнер для линз, мой остался в каюте. Чего для хорошего человека не сделаешь? В результате мой доктор удивлялся, как ребенок, разве только не подпрыгивал на месте. Что радует, его осмотр был полезен и для меня. Ингемар посоветовал заказать минимум два комплекта линз к имеющимся. И как альтернативу – темные очки. По его словам, атмосфера базы была приближена к земной, но не везде так. И если мне придется перемещаться в процессе практики, мои линзы могут намного быстрее выйти из строя. В результате, мой ультраком одобрили, как замену очкам. Кстати, очки самого доктора оказались вовсе не очками, а ультракомом с медицинским уклоном. А я еще удивлялась, как может быть у врача плохое зрение.

Расстались мы друзьями, и я пообещала приходить на чай не реже раза в неделю. До отбоя оставалось минут двадцать, и нужно было двигаться в сторону своей каюты. Под дверью меня ожидала возмущенная Маринка. Оказывается, я опять испарилась, никого не поставив в известность. Стало стыдно, и я предложила, чтобы не теряться, просто связать наши устройства. Ультраком оказался вполне дружелюбен к простому коммуникатору. Назвала я его Цветик и подружила с Маринкиным Масиком. Теперь, чтобы найти подругу, надо было просто спросить у своего устройства, где сейчас Масик. Мы договорились вместе пойти на завтрак и разошлись по каютам. Прилегла на кровать с мыслью, что надо сходить в душ, и отключилась. Да, понедельник – день тяжелый…

Утро началось радостно, с бурчания моего желудка. Конфетки с чаем, как приличный ужин, им явно не рассматривались. Душ все-таки пришлось посетить, после чего заботливая Маринка потащила меня на завтрак. Дорога была ей уже знакома, поэтому через пять минут мы сидели за круглым столиком в огромном зале. Я с удивлением рассматривала узкие длинные клумбы с яркими цветами. Арочные, высокие окна с видами природы, помпезные люстры и белоснежные скатерти повергли меня в шок. И это столовка заурядной межзвездной базы?! Понятно, что тот же потолок – явная голограмма, но как эффектно выглядит!

Начала оглядываться в поисках официантов, проведя четкую параллель с крутым земным рестораном. К моей неописуемой радости роль официантов исполняли биороботы соответствующей модели. Плавно передвигаясь от столика к столику, они убирали грязную посуду и очищали скатерти. А меню? Маринка бросила сумку на стул и потащила меня в центр зала.

– Ты когда-нибудь про систему «все включено» слышала? – спросила на ходу подруга.

– Конечно! Была с родителями пару раз на море. В больших отелях обычно все включено. Жаль, мои предки всегда заняты, а то бы осталась там жить. Мечта!

– Вот считай, что твоя мечта сбылась! Моя, кстати, тоже. Мы когда договор на практику подписывали, там условия проживания мелким шрифтом в конце были напечатаны.

– Кто же читает в конце и мелким шрифтом, обычно в таком месте только всякие гадости пишут. А у нас то и выбора не было. Куда послали, туда и подписали.

– Так вот, у нас проживание и питание по системе «Все включено»! – гордо заявила подруга. – Я даже не поверила и уточнила у куратора. Серж, подтверди.

Появившийся рядом староста с огромным подносом только кивнул и продолжил что-то нагребать в тарелку. Оценив содержимое подноса, я засомневалась, влезет ли все это в нашего чахлого одногруппника. Серж таки обратил на удивленную меня внимание и хмыкнул:

– Влезет, не сомневайся.

Маринка засмеялась.

– Сразу видно, человек первый раз так попал. Посмотри вокруг и сама поймешь. Вон видишь, наша парочка, Мариуш с Юстиной взяли по омлету с сосиской и спокойно пошли за чаем. Тех же, что впервые, еще пару дней колбасить будет, потом успокоятся.

А я смотрю на все это утреннее изобилие и понимаю, что взять действительно хочется побольше, только вот реально не влезет. Потому беру себя в руки и иду к витрине с творожками и йогуртами. С трудом нахожу обычный белый творог, поливаю его сметаной и сверху вареньем из крузикулуса. Не знаю, что это такое, но надо же попробовать. А творог я всегда по утрам ем. В таком деле привычкам лучше не изменять, а то организм не обрадуется. По дороге к своему столику цепляю с подноса пару аппетитных пончиков, политых шоколадом, и пироженку с кремом. Понимаю, что лишнее, но удержаться не могу. Черный кофе разносит официант, и я прошу долить туда молоко. Все, я счастлива! И вот вопрос, много ли человеку нужно для счастья? Маринка со мной совершенно согласна. Правда, у нее пара йогуртов, сдобные булочки и банан. Но счастье, понятно, у всех разное.

Серж плюхает поднос на наш столик, и места сразу становится меньше. Но за информацию мы готовы и потерпеть. Оказывается, на базе пять подобных столовых, в каждом секторе своя, и куча мелких закусочных, расположенных рядом с лабораториями. По сути, питаться мы можем в любом месте, но нужно получить допуск на территорию сектора. На данный момент красный и черный для нас закрыт. Интересно, а кормят везде одинаково? Этого Серж не знает и сам, но зато у него наше расписание, коим староста и делится.

Из-за стола выходить не хочется, и мы медленно уничтожаем финики и какие-то незнакомые ягоды с тарелки парня. В него все равно не влезет. Он это понимает и молча жует. Мы же кайфуем, развалившись на удобных мягких стульях из настоящего дерева. Жизнь удалась. Во всяком случае, на время практики. А это мы еще лабораторий не видели…

Увидели, поразились, прониклись. Да у них квазитронный профайдер на каждого студента – отдельный! А у нас в академии один на всю группу!

Расписание оказалось просто чудесное. На третий день сообразили, что если так пойдет и дальше, придется принудительно садиться на диету. Я серьезно! Завтрак – лаборатория, перекус – лаборатория, обед – лекция, полдник – контакты с носителями языка, ужин – те же контакты, поздний ужин – свободное время до отбоя. Да меня так мама в детстве не кормила! Полненькая Оля взвыла в первый же день на ужине, втором. Мы посмеялись. Угу, сегодня с утра погрустневшая Юстина заявила, что только что из медкома. Проверяла свой вес. Доктор посоветовал, как минимум, урезать порции. Так это Юстине, которая вообще без фанатизма к еде относится! Взвешиваться мы с Маринкой не пошли, чего зря расстраиваться. Решили пока исключить из рациона мучное и сладкое. Сократить количество посещений ресторана никто не рискнул предложить. Хотя, если нас загрузить работой, может, просто не будем успевать? Вот сегодня, например, у нас допуск на троих в фиолетовый сектор. Завлаб Климент долго удивлялся, но отпустил. Спасибо Борису, о том, что я его сестра, знает только наш начальник сектора. Не очень приятно, когда окружающие думают, что ты попала на крутую базу по блату. А так, никаких привилегий. Вот и в военные лаборатории я не одна иду. Придется конечно подписать кучу документов о неразглашении, но фримайлет того стоит. Серж вообще не верит, что нас таки пригласили.

Фиолетовый сектор занимается практически тем же, что и наш зеленый, только все разработки засекречены. Если мы выполняем просто правительственный заказ, они работают на армию, разведку и, в последнюю очередь, на население. То, что фримайлет окажется в общем доступе, небывалое чудо. Зато, как объяснил Борис, это окупит все поточные разработки на ближайшее десятилетие. Лабораторий у Боса оказалось десять. Показали нам три. Потом Борис оставил ребят прыгать вокруг фримайлета и повел меня в четвертую. И за что мне такое счастье, скажите пожалуйста? Оказалось, хотел удивить. Удалось. Большой адронный коллайдер – супер-ускоритель частиц. Не узнать не возможно. На Земле такой один, и я его видела. Но чтобы подобное на космической базе?! Это же тот самый коллайдер, с помощью которого можно заглянуть за обшивку материальности. Увидеть среду Хиггса. Именно наличие поля Хиггса обеспечило частицы их массами. Если бы не было поля, частицы были бы безмассовые, и тогда бы вся эволюция Вселенной протекала совершенно по другому сценарию.

Краеугольный камень так называемой «стандартной модели» – теоретической конструкции, описывающей взаимодействия всех элементарных частиц – бозон – самая загадочная частица, наличие которой Питер Хиггс и Франсуа Энглер предсказали в своих статьях еще в 1964 году. Получивший имя ученого бозон просто обязан был существовать, в противном случае рушилась вся стройная картина устройства материи во Вселенной.

Поле Хиггса, состоящее как раз из бозонов, по предположению ученых, возникло в тот самый момент, когда большой взрыв положил начало нашему мирозданию. Оно окружает нас и сейчас. Именно проходя через него, все остальные частицы как бы замедляются, приобретая таким образом массу, а значит, и материальную сущность.

Полвека от теоретического предположения, до практического подтверждения и Нобелевской премии. Мгновение в космических масштабах. И дело-то всего лишь в отсутствии инструментов. У человечества просто не было аппаратуры, способной смоделировать и зафиксировать то, что существует во Вселенной с момента ее рождения, а это без малого 14 миллиардов лет. Как говорят ученые, с обнаружением бозона Хиггса мозаика знаний об устройстве этого мира пополнилась одним из ключевых элементов. Работы по изучению темной материи начались сто лет назад, с обнаружения бозона Хиггса. Через пару десятилетий они плавно зашли в тупик, и даже существование того же коллайдера позволило лишь доказать существование среды Хиггса. Повлиять же на нее пока никому не удавалось.

Всего лишь 4 % материи существует в видимой форме того вещества, к которому мы привыкли. А 96 % существует в форме темной материи, темной энергии. И вот исследованием этой темной материи и занимается четвертая лаборатория. Меня же загадка темной материи притягивает с первого курса. Теорию нам, конечно, дали и даже к коллайдеру свозили. А вот к работам со средой студентов и близко не подпускали, да и не было у нас соответствующего оборудования. Вот же гад Борис! Знал, что я фанат этой темы, и молчал, как партизан. А у него и андронный каллайдер новюсенький, на столетний прототип, конечно, похож, но технологии на месте не стояли. В общем, я в шоке, у меня стресс, и я хочу здесь работать! Брат обнимает меня за плечи и целует в макушку, и это при лаборантах!

– У нас друг от друга нет тайн, мы сами – одна большая тайна, – улыбается брат. – И, можешь поверить, твое появление здесь – не случайность. Официально получить практику у меня ты не могла, да и тема диплома у тебя другая. А вот если быстро все закончишь с пси-переводчиком, обязательно привлеку к исследованиям и собираюсь предложить тебе остаться. Мама, конечно, по головке не погладит, но тебе же здесь нравится?

Он еще спрашивает! Да я даже не мечтала о таком! Думала, максимум, что мне светит в ближайшие годы, остаться на кафедре. Как полиглот я для них бесценна. Конечно, меня можно заменить сложной аппаратурой, но это дороже, да и человек в нестандартных ситуациях справится куда лучше. Теперь же братец от меня так просто не отделается. Единственный вопрос, зачем ему именно я? Не поверю, что это жест доброй воли. Как бы Бос меня ни любил, а работа для него всегда дороже. Вот и не женился, потому как спит со своими приборами. Даже свою первую любовь, космические корабли, забросил. А ведь он в юности мечтал быть первопроходцем, исследовать новые планеты. Даже летную академию закончил. Потом его перемкнуло на науке, а исследователем у нас стал Лекс, Алексей, наш средний брат.

– Так признавайся братишка, зачем я тебе в сотрудниках? – смотрю на Бориса с подозрением и надеждой.

– Аленушка, сама же знаешь, что ты уникум. Просто твои способности на Земле скорее подавляли, чем развивали. У меня же есть некоторые соображения по поводу твоих талантов.

Я поднимаю брови. Неужели? Я же в восемнадцать лет практически закончила академию! Борис хлопает меня по плечу.

– Заметь, академию мы тебе выбирали чисто из соображений твоей же безопасности в дальнейшем. Ну и, конечно, талант к языкам сыграл не последнюю роль. При этом, ты когда-нибудь думала, что из тебя мог бы получиться виртуозный летчик, отличный исследователь или гениальный врач?

Я задумалась. В тринадцать лет мне, конечно, было не все равно куда идти, но о летной академии даже речи не шло. Понятно, что в любое военное ведомство дорога для меня была закрыта, невзирая на папу адмирала. Почему я не пошла в медицину, по маминым стопам? Наверное, мне так надоели больницы и исследовательские институты, что и мыслей таких не возникало. Наука в таком возрасте меня тоже не слишком интересовала. Да и вообще сильного интереса ни к чему конкретному не было. Родители это поняли и предложили на выбор несколько нейтральных вариантов. Я выбрала пси-инженерию и не жалею о своём выборе. А то, что предлагает сейчас брат, в какой-то мере соответствует моему образованию.

В результате я, не задумываясь, дала свое согласие. Вот закончу практику, защищу диплом и вернусь на космическую базу. И пусть попробуют не принять!

Покинули мы все фиолетовый сектор в глубокой задумчивости. Не знаю, что предложили моим друзьям, а им явно что-то предложили, но это здорово отразилось на их эмоциональном состоянии. Обычно неразговорчивый Серж теперь даже на вопросы не реагировал, а Маринка явно витала в облаках. Мне же просто было радостно, и я решила расшевелить хотя бы подругу. Обед мы все равно пропустили, а до полдника еще пара часов.

– Предлагаю снять стресс самым действенным методом! – заявила я.

Ребята скептически на меня посмотрели.

– Ну, вы чего? Я просто предлагаю прогуляться в местный гипермаркет!

Серж посмотрел на меня как на ненормальную и сразу слинял. Мужчины, что тут скажешь! Маринка же идею одобрила и, сориентировавшись по карте, мы двинулись в общую зону.

– Как раз на мальчиков из черного сектора посмотрим, а то заперлись у себя и нас не пускают. А говорят, там такие красавцы… – мечтательно заявила подруга.

– Так рабочий день, какие мальчики, еще и в таком месте?! Тебе что, моего брата мало?

– Ты смеешься? Твой брат, конечно, обалденный, но он же все время занят!

– Ага, а военная разведка из черного сектора – суперсвободные парни!

– Ну что ты вредничаешь, я же просто посмотреть, руками трогать не буду, – смеется подруга.

Кто бы сомневался, что кроме нас в огромном зале гипермаркета слонялись еще пара девиц из зеленого сектора и один потерянный мужик из дипломатического корпуса. То есть, из красного сектора. То ли действительно народ усиленно трудился, то ли при такой системе проживания и питания у всех просто все было и не возникало потребности в посещении подобных мест. По сути, мне тоже всего хватало, а пришла я сюда исключительно за краской для волос. Ну, и снять стресс. Так как мужики стресс подобным образом не снимают, а женщин на базе процентов тридцать, можно понять, почему так пусто.

Мы с подругой переглянулись, взяли тележки побольше и пошли по рядам. Так как психология у нас один из профилирующих предметов, думали мы одинаково. Самый простой способ в нашей ситуации, брать с полок все, что нравится. Главное, краску не забыть положить в карман, потому как полные тележки на выходе мы просто оставим. Работает без сбоев, проверено опытным путем на Земле. А главное, и денег не потратили, и хорошее настроение зашкаливает. Скажете, у женщин так не бывает? А вот сами попробуйте! Пользуемся этим не мы одни, так что у каждой кассы специальный робот, который забирает полную тележку и развозит гору цветных коробочек по своим местам. И нам приятно, и механизм работой обеспечен.

У стенда с краской для волос мы зависли надолго. Привычной фирмы не оказалось в наличии, а то, что было, немного отличалось по тону. И тут Маринка поинтересовалась, с чего это я вообще закрашиваю такой оригинальный собственный цвет. Я объяснила, что в детстве красилась, чтобы не дразнили. В академии по привычке, чтобы не выделяться.

– А сейчас? – поинтересовалась подруга.

Я задумалась. Вообще-то не могу сказать, что мой красный цвет, даже можно сказать, темно-вишневый, сильно выделяется. Сейчас можно встретить молодежь и с голубыми, и с желтыми, и даже с синими волосами. Это да, оригинально, но не необычно. Почему в восемь лет я решила, что хочу каштановые волосы? Да все очень просто. Папа у меня – пепельный блондин. Мама – брюнетка с шикарными шоколадными кудрями. Если передвигаться с каждым родителем по отдельности – все в порядке. Но в восемь лет мы вместе поехали на море. Сколько всего интересного я о себе узнала! Первое предположение, что я ребенок от первого брака. Второе, что мама, вовсе и не мама, а моя мачеха. Хорошо хоть линзы на тот момент мне сделали зеленого цвета, и мое родство с Лианой Красиной просматривалось хоть в чем-то. В общем, решила проблему я сама на третий день нашего отдыха. Просто зашла в парикмахерскую указала на маму пальцем и потребовала сделать, как у нее. Почему не блондинка, как папа, спросите вы? Все очень просто. С химией на тот момент я была уже знакома, а так же знала о своей непереносимости многих препаратов и химических соединений. Перед походом в царство стиля залезла в сеть и выбрала самый безвредный вариант. Да и к моей белоснежной коже каштановый подходил практически идеально.

Подруга дернула меня за рукав.

– Понимаешь, у меня волосы краснеют не от корней, а почему-то с кончиков. Если я сейчас не подкрашусь, это будет выглядеть странно, и не уверена, что красиво.

– А если ты все волосы перекрасишь в вишневый?

– Вот так сразу?

– А почему бы и нет? Ты взрослая, имеешь право хоть налысо постричься.

Идея показалась заманчивой, и мы ринулись выбирать вишневый, близкий к цвету моей кисточки. Маринке так понравилась идея, что она тоже взяла себе оттенок – красное дерево. Не уверена, что ее жгуче-черный можно так сразу перекрасить, но фирма, как будто, и даже с синими волосами. Это, хорошая, обещают стопроцентный результат с первой окраски. Довольные шопингом и приобретением мы отправились подкрепиться. Экспериментировать будем после ужина.


Глава 3
Жизнь – цепь, а мелочи в ней – звенья…

На следующий день на практику мы явились в новом образе. Маринкино каре красного дерева смотрелось даже лучше и ярче, чем раньше. Я же, скрепя сердце, отрезала свою косу до пояса. Ну, не совсем я и не совсем отрезала. Маринка уговорила оставить длину немного ниже лопаток. Зато теперь можно не заплетать косу. Если уж прощаться с детством, то одним махом. Закрепила распущенные волосы ультракомом, как обручем, и почувствовала себя действительно взрослой.

Изменения в нашем облике одногруппники восприняли на ура. Оля даже предложила всем перекраситься, но Юстина возразила, что это будет не оригинально, мы же не из инкубатора! Мальчики, кстати, тоже не остались равнодушными. Во всяком случае, на меня смотрели как-то очень уж оценивающе. Потом пришел наш завлаб. Осмеял женское стремление к изменению внешности, прочитал длинную лекцию о том, что меняться надо внутренне, а внешнее – это так, шелуха. Мы его послушали, покивали и остались при своем мнении. Обед, кстати, удалось пропустить, и попали мы лишь на полдник. Не успев толком перекусить, пришлось срочно вернуться к работе. Громкое объявление по терминалу общей связи не оставило нам места для маневров.

«Ямпольскую и Красину просим явиться к 17:00 в желтую гостиную для общения с носителями языка фадж» – проорал интерком над столиком мелкой закусочной центрального сектора. Они б еще бегущей строкой пустили, что б уж наверняка. Впрочем, возмущалась я зря, эта встреча была запланирована, просто никто точно не знал, когда прибудут гости. Мы же с подругой сами вызвались общаться именно с ними. Что бы процесс шел быстрее, нас разделили по парам. Шесть пар на пять языков, причем пятый, фадж, появился буквально за день до начала работы. Наш завлаб прыгал от радости. Заманить ученых с Синии на подобную базу, да еще и получить их согласие на исследование языка, дорогого стоит. Думаю, черный, красный и серебряный сектора спят и видят приглашение в гости. До сих пор планету удалось посетить лишь несколько раз с разрешения главы одного из кланов. Да и то было это лет десять назад. Язык с тех пор в базе сохранился, но не в полном объеме и без учета пси-факторов.

Почему мы с Маринкой выбрали именно фадж? В специальном обзорном курсе мы его проходили в академии, и мне он показался простым и приятным. Это практически единственный язык, на котором я заговорила не через неделю, а через пару часов. Маринка до сих пор кричит, что язык дурацкий, и пишут они справа налево, и мне он нравится только потому, что я левша. Ну, и это тоже. Писать я могу и правой, но вот левой удобнее. В общем, фактически фадж выбрала я, а подруга просто оказалась со мной в паре.

До встречи оставалось минут двадцать, и мы кинулись просматривать информацию о прибывших, чтобы не ударить в грязь лицом. Спасибо Клименту, скинул нам все, что знал.

Делегация оказалась представителями Синего клана и прибыла для общения с красным и, как ни странно, нашим зеленым сектором. То бишь, дипломаты и ученые. Приблизительные цели: восстановить дипломатические контакты с Земным содружеством и обмен технологиями. Дипы такой прыти от Синии не ожидали, поэтому возникла некоторая заминка, и делегации для начала предложили зеленый сектор. Конечно, можно общаться и на всеобщем, переводчики с него имеются в достаточном количестве. Но для плодотворного общения и решения глобальных проблем пси-переводчик идеален. Во всяком случае, Климент пообещал выдать рабочую модель через сутки после нашего общения.

Виктор Федорович, понятно, идею поддержал, и вот мы в желтой гостиной раскланиваемся с пятью гуманоидами. Впрочем, можно сразу сказать, натуральными мужчинами. Если бы не знала, откуда ребята, подумала бы, что обычные земляне. Даже одежда ничем не отличается, хотя, думаю, они тоже подготовились. Не может же такого быть, чтоб на Синии предпочитали наши стандартные серые деловые костюмы? В подобных, наши ботаники занятия в академии посещают, и всякие офисные работники ходят. Синяя форма с нашивками у нас – это так, официоз для праздников, ну, и на практике просили носить, чтобы поддержать имидж альма-матер. Сейчас мы как раз в форме. Синие удобные курточки-пиджачки по фигуре с золотыми эмблемами академии и брючки-клеш. В комплекте есть и юбки, но с их длиной или, скорее, ее отсутствием, можно только стоять на параде. Сидеть в лаборатории практически невозможно. Да и каблуки – не самая удобная обувь на практике. В первый день повыпендривались и хватит. А то вся мужская часть населения только на наши ножки и любовалась. И некоторые на мою несчастную пуговку.

В общем, стоим мы, друг друга рассматриваем. Тем временем Виктор Федорович и начальник красного сектора, доселе нам незнакомый, что-то эмоционально вещают иноземцам на всеобщем. Мужики кивают и продолжают рассматривать нас, красивых. Интересно, у них что, с женщинами на планете проблема? Мы с Маринкой конечно симпатичные, но не настолько же, чтобы от нас глаз оторвать не могли!

Глава нашего сектора устанавливает на кофейном столике нужное для работы оборудование и предлагает присаживаться. В комнате имеется пара удобных диванов и шесть кресел. Мы выбираем диван. Гости садятся в кресла. Наше начальство не может определиться, куда же лучше пристроиться, на отдельный диван или вместе с ними. Но тут поднимается один из серых костюмов. Красивый молодой мужчина. Высокий, очень бледный и с синими волосами немного ниже ушей. На глазах узкие темные очки, чем-то похожие на мой ультраком. В общем, поднимается он и подходит к нашим, но обращается к начальнику красного сектора, причем с просьбой оставить нас на ближайшие несколько часов одних, вроде бы, так всем будет комфортнее, а для предполагаемой работы начальники секторов и не нужны. Красный – дипломат, не зря обращаются именно к нему. Он берет обалдевшего коллегу под ручку и выводит из комнаты. За ними выходят и двое из пяти в серых костюмах. На вид самые обычные парни. Тоже белокожие, но брюнеты.

И тут в ступоре оказываемся мы. В общем, подобное общение и предполагает кулуарность. Начальники нам действительно не нужны. Но вот так, бросить нас с тремя незнакомыми мужиками – это уж слишком. Для меня, во всяком случае. Маринка же улыбается и откидывается на спинку дивана. Может, я не права, и все так и должно быть?

Рассматриваю оставшуюся троицу. Синеволосый мило улыбается Маринке. Двое его коллег изучают меня. Ладно, в долгу не останусь. Одному мужчине по виду за сорок. Брюнет, карие глаза, средний рост. Второй – молодой, лет двадцать пять. Волосы черные с синим отливом, темные очки. Накачанный такой мальчик. По типу лица вся компания ближе к европейцам. Бледные, с тонкими немаленькими носами. Растительности на лицах не наблюдается. Тот, что постарше, с короткой стрижкой. У молодого волосы немного короче, чем у синеволосого.

– Виньер Силантасель, – представляется синеволосый. – Это Ремо, – кивает он в сторону старшего, – А это Карин, – указывает на молодого.

Представленные мужчины поднимаются с кресел и кланяются. Мы же, как и синий, продолжаем сидеть. Это позволительно, но вот кто такой этот Виньер, что представляется сидя?

– Алена Красина, – киваю я в сторону мужчин.

– Марина Ямпольская, – представляется подруга.

Приборы уже работают, а представление изначально идет на фадже. Сейчас наша задача найти общую, нейтральную тему для беседы. Мы заранее договорились, что поговорим о природе, но Виньер перехватывает инициативу. К концу трехчасового марафона он знает о нас буквально все. Понятно, это не выходит за рамки публичной информации. Мы же не остаемся в долгу и тоже получаем массу интересной инфы. Самым впечатляющим оказывается то, что Виньер – наследник Синего клана, самого могущественного на планете. С ним два талантливых ученых, это те парни, которые вышли. Те, что остались – дипломат и телохранитель. На корабле еще группа воинов сопровождения, не считая команды. На базе у нас остаются ученые и дипломат.

Я выражаю удивление тем, что Виньер снизошёл до общения с нами, хотя мог просто бросить на растерзание того же дипломата. Получаю ответ, что он так и собирался сделать, пока нас не увидел. Задерживаться он на этой базе не собирается, но будет счастлив официально пригласить в гости. С собой мы можем взять группу не более десяти человек. Желательно, чтобы это были ученые, а не местная разведка или военные. Мы улыбаемся и обещаем подумать.

Синийцы прощаются и выходят, мы же остаемся разбираться с оборудованием. Через некоторое время в дверь гостиной что-то ударяется, и слышатся крики. Выглядываю в коридор. Гости давно ушли, зато появился явно сердитый Борис. Он трет ушибленный кулак и орет на нашего непосредственного начальника. Виктор Федорович молчит, а красный, надо все-таки поинтересоваться, как его зовут, крутит пальцем у виска. На металлической двери на уровне кулака братца – приличная вмятина. Да, Бос силен. Вот только что его так рассердило? Я открываю рот, чтобы спросить, но тут он переводит на меня взгляд и замолкает. В его глазах натуральный ужас. Я начинаю себя лихорадочно рассматривать, может пуговица таки оторвалась, или брюки разошлись? Маринка оттесняет меня с прохода и удивленно смотрит на крикливое сборище. И вот тут я совсем перестаю что-либо понимать. Брат резко успокаивается и облегченно выдыхает. И что бы это значило?

– Сильвио, ты мне головой за нее ответишь, – бурчит мой брат в сторону начальника красного сектора.

– Да я ж тебе повторяю, все писалось! Девчонок одних никто не бросал! Да нам самим, знаешь, как интересно было, а этот принц долбаный выставил всех за дверь, как холопов. И ведь ничего ему не скажешь, имеет право! И что, по-твоему, могло произойти?

– Все! – опять заводится брат. – Как вам вообще в голову пришло практикантов синийцам подставлять?! Вероятность, что она столкнется с их принцем, была менее одного процента! Чокнутый мир!

Борис поворачивается к нам и сердито вопрошает:

– Цветом ваших волос эти придурки интересовались?

– Интересовались, – осторожно отвечает Маринка.

– И что? Что вы им ответили?

– Правду, – удивленно отвечаю я, – А что, надо было соврать?

– Какую правду?! – орет брат.

– Что мы вчера покрасились! Цвет очень модный! – ору в ответ я.

– Ну и молодцы, – брат явно повеселел. – Чтобы завтра вся группа в таком цвете вышивала, – бросает он в сторону нашего начальника. – Я проверю!

Мы в непонятках переглядываемся. Идиотизм. А главное, наше начальство стойко молчит. Значит, что-то знает, или догадывается. Вот не завидую мужику. Если Борису чего-то в голову втемяшилось, всех вокруг достанет, не отвертишься, по себе знаю.

Брат разворачивается и уходит, что-то задумчиво насвистывая. Сильвио внимательно нас рассматривает, а потом тоже уходит, но в другую сторону. Это и понятно, их сектора в противоположных направлениях. А вот Виктор Федорович остается. Он на нас тоже внимательно смотрит, видно пытается понять, что же в нас не так. Потом расстроенно вздыхает, машет на нас рукой и тоже уходит. Причем к лифту. Ну и как это все понимать? Мы переглядываемся и возвращаемся в желтую гостиную. Если до завтра новую информацию по фаджу не запихнуть в переводчик, мы же останемся виноваты.

Плакал сегодня наш ужин горючими слезами, причем и первый, и второй. А вот на ночной перекус нас вызывают в закусочную красного сектора. Единственное, что мы успели до встречи – залезть в открытый профиль начальника дипов. Что я могу сказать, лицо он явно не публичное, хоть и дипломат. Впрочем, кто его знает, дипломат ли. Родился на Земле тридцать шесть лет назад. Мать итальянка, отец русский. А мы как-то и внимания не обратили, что с нами он по-русски общается! Закончил военную академию. Направление обучения не указано. Последние десять лет служит в дипкорпусе. Что было до этого, покрыто мраком. Но и эти крохи информации – уже что-то. А то идем ночью с мужиком на встречу и даже ничего о нем не знаем.

Свидание нам назначили в уютной кафешке, причем в нашем секторе подобного нет, или мы о таком не в курсе. Мягкие кресла, свечи на столе, бархатные портьеры на окнах. Зал человек на двадцать, не больше. В такое место неплохо, наверное, прийти на свидание с парнем. Начальство в подобном антураже смотрится странно. Сильвио один, зал пуст. Мы присаживаемся к столу и получаем по чашке чая. Спать хочется ужасно, и я предлагаю перейти к делу. Сама от себя такой смелости не ожидала.

Сильвио хмыкает и переходит. Понятно, за встречей они наблюдали. Все, что не поняли в процессе, к вечеру перевели. Приглашение, полученное нами от самого принца, рассматривает как небывалый дипломатический успех и от посещения так долго бывшей недоступной планеты ни за что не откажется. Существует одно но. Пригласили конкретно нас, и без нас на борту никто корабль на Синию не пропустит и на контакт не пойдет. Это факт и с этим ничего нельзя сделать. А раз уж нам так подфартило, отказаться мы не имеем права. – Считайте, что это ваш гражданский долг, – пафосно изрекает глава красного сектора и выжидательное на нас смотрит.

– А что, можно отказаться? – осторожно спрашиваю я. – Что-то мой брат не слишком обрадовался и реально может и не пустить.

– Куда он денется, пустит, конечно! Правда, перед этим вымотает всем нервы, повесит на тебя всю имеющуюся защиту, а если сможет, увяжется и сам. Они же просили ученых, вот и получат все самое лучшее в одном лице. А то, что он военный, можно и не афишировать.

– А что с информацией по этой их Синии? – уточняет Маринка. – Все, что было в общем доступе, мы просмотрели. Но, как я понимаю, там не все так просто.

– Вы совершенно правы! – радуется наш новый начальник. – Я сейчас сброшу вам всю закрытую информацию по радужному миру. На изучение и сборы у вас не менее трех недель, можете за это время и свой дипломный проект закончить. Кто знает, сколько времени уйдет на контакт. Мы же пока постараемся как следует подготовиться и разобраться с их запросом по новым биотехнологиям. Кстати, ученые остаются у нас, сможете пообщаться, если будет желание.

Мы переглянулись. Как таковая, наша практика рассчитана на три месяца, на этот срок и подписывался договор с базой. Конечно, планировались и полеты на планеты носителей языков, но только в ознакомительном плане. Типа экскурсий. Тут же мы подписываемся на непонятно что.

– И в каком качестве мы туда в гости полетим? – интересуется Марина. – Если, как новые игрушки для принца, то летите сами. У меня на принцев вообще аллергия!

Сильвио поднимает в удивлении брови.

– Мариночка! Это же настоящий принц, причем наследный! И если вас так волнует этот вопрос, обговорим с их дипломатом официальный статус. Могу предложить, например, как студентов по обмену.

– Ну, это вполне приемлемо, – тянет Маринка. – Да и вернуться мы должны в сроки, указанные в договоре с базой. Но я бы сначала хотела переговорить с Борисом Красиным. Ему явно есть, что нам сказать.

Вот чувствуется, что подруга меня старше. Все-таки ответственно к вопросу подходит. Сильвио со всем соглашается и провожает нас к лифту, не забыв аннулировать допуск в красный сектор. Вот жадина! А я так надеялась эту кафешку еще раз посетить, только в более милой компании.

К своим каютам попадаем за пять минут до отбоя. У меня на кровати развалился брат. Заложил руки за голову и что-то читает в проекции с интеркома. Умилительное зрелище. Присаживаюсь с краю.

– Может тебе еще и сказку на ночь рассказать?

– Расскажи, – соглашается Бос.

– О чем?

– Желательно о радужном мире, – подкалывает брат.

– Нет, – смеюсь я, – этой сказки я еще не знаю. Вот твой коллега из красного сектора обещал поделиться, тогда и расскажу.

Борис переворачивается на бок и подпирает голову рукой.

– Солнышко ты мое красное. Знаешь ты эту сказку. Помнишь, там еще были король, королева, принцесса и космический корабль. Еще благородные принцы, злые разбойники и счастливый конец.

– Ага, там, где принцесса выходит замуж за принца, и живут они долго и счастливо, а дети у них рождаются с радужными глазками, как у мамы. Ты мне ее лет до восьми рассказывал, когда из академии приезжал. Это конечно было давно и неправда, но что-то я действительно помню. Но это же сказочный радужный мир, а у нас тут настоящий, объективная реальность в полном объеме. Да и принц вполне натуральный.

– Он тебе понравился?

– Этот надменный синеволосый красавец с завышенной самооценкой?

– Он самый.

– Ну, ничего так. Такая вся из себя анимешка кавайная.

Борис начинает ржать. Хватается за живот и утыкается носом в мою подушку.

– Аленка, ты даже не представляешь, как это смешно. Будущий правитель Синего клана – анимешка кавайная! Ой, не могу! Расскажу завтра папе, пусть тоже поржет. Нет, лучше сегодня расскажу!

Братец подрывается с кровати и на выходе желает мне спокойной ночи. Поговорили, называется! Ничего, завтра я от него так просто не отвяжусь!

Плюхаюсь на смятую кровать, трусь носом о подушку, вдыхая родной запах брата, и воспоминания уносят в детство. Когда он приезжал из академии на каникулы, всегда приходил пожелать мне спокойной ночи. «Спокойной ночи принцесса», – говорил старший братец и целовал меня в щеку. Я обнимала его за шею и просила рассказать сказку. Эту сказку рассказывал только он. Ее не знали Лекс и Ян. Ее не было ни в одной книжке, и я с нетерпением ждала старшего брата, только чтобы еще раз услышать от него полюбившуюся историю. Это было так давно… Подробности стерлись из памяти, но было там что-то такое, от чего сжималось сердце, и хотелось заплакать. Я и плакала. Вот поймаю паршивца, и пусть рассказывает! А то разбередил душу, и сна теперь ни в одном глазу. С моей-то феноменальной памятью и забыть какую-то сказку! А там явно что-то очень важное, очень мне нужное.


Глава 4
Нельзя звену не придавать значенья…

День прошел как обычно, даже глава нашего зеленого сектора о вчерашнем не вспоминал. А вечером брат повел меня в гости. Сказал, раз уж я выросла, то его друзья первые на очереди со мной познакомиться. Я испугалась и предложила взять с собой Маринку, чтобы не так смущаться, мало ли какие у него друзья. Бос подумал и ответил, что Маринка как раз то, что нужно, и мы прихватили ее по дороге.

Время было вечернее, первый ужин мы благополучно пропустили, так как сдавали законченный переводчик. Шеф, кстати, остался доволен. В общем одна надежда была на то, что в гостях нас покормят. Желудок отчаянно сигнализировал о моем невнимании и обещал опозорить при посторонних. Я же вцепилась в руку брата, и ощущение защищенности перекрывало все остальные, даже чувство голода. Маринка держалась с другой стороны. Народ на нас оборачивался. Неприступный глава фиолетового сектора с двумя девицами – это сенсация! В замкнутом коллективе всегда так. А главы секторов – самый лакомый кусочек для досужих сплетен. И то, что коллектив в основном мужской, ничуть этому не препятствует. Даже наоборот.

Брат совершенно не смущался, все-таки не с кикиморами на люди вышел. А то, что с двумя, так пусть завидуют. Так он нам и сказал. Мы впечатлились. Еще больше мы впечатлились, когда зашли в лифт, и братец нажал на черную кнопку с цифрой один. Чья-то мечта обретает материальность. Черный сектор! Загадочный и недоступный черный сектор! А кнопка с единицей – вообще фантастика. Там же не просто военные. Элита разведки! Легенда звездных просторов! И самая легендарная и загадочная личность – глава черного сектора Дэвид Картер. Кроме имени мы не нашли о нем ни слова! Уже б не скромничал, а так бы и написал: Джеймс Бонд, чего уж стесняться. Картер все равно одна из самых распространенных английских фамилий.

В общем, с такими мыслями мы и вошли в офигительно прекрасную гостиную в английском стиле. В старом английском стиле. Да, моему братцу не тягаться со вкусами местного обитателя, с его то хай-теком!

В дальнем углу потрескивает камин. На огромном дубовом столе горят свечи. Почему я думаю, что стол именно дубовый, а не, допустим, сосновый? Потому как такой стол может быть только дубовым! Из сосны было бы не так солидно. А эти гнутые резные ножки! Я поднимаю край скатерти и нагибаюсь, чтобы рассмотреть поближе. От камина раздается покашливание. Упс, а хозяина-то я и не заметила…

– Никогда не думал, что в данном варианте иллюзии девушку может заинтересовать стол!

Хозяин посмеивается, а Бос легонько шлепает меня по пятой точке, и я возмущенно возвращаюсь в исходное положение. Вот редиска! Сам же просил не надевать форму! В общем, Борис получает хук левой в живот, и притворно стонет. Уже поверила! С его прессом мой хук – так, пощекотала. Все это время за нами с интересом наблюдает хозяин иллюзорного антуража. Как все-таки жаль, что все это только проекция! Хотя на ощупь, как настоящее! Поглаживаю ладошкой гнутую спинку деревянного стула.

– Стул настоящий, – улыбается хозяин. И мне, наконец, удается его рассмотреть. И вот кто меня заставлял? Опустила бы скромно глазки, как обычно, и никаких проблем! А так, опомнилась, только когда в глазах потемнело от недостатка кислорода. Смотрю, Маринка тоже в ауте. Конечно! Тот самый военный – красивый, здоровенный. Темные волосы, похоже, каштановые, при свечах не разглядишь. Модная короткая стрижка. Хищный разлет бровей, из-под которых – стальной взгляд, ну прям мороз по коже. Прямой аристократичный нос, губы в полуулыбке. Не то чтобы красавец, просто идеальный тип сильного, волевого мужчины. Никогда не думала, что мне такое может понравиться, особенно после четырех обалденных блондинов – дома. А тут и глаза не синие, и не блондин. Да и чувствуется – жесткий мужик. А я под этим изучающим взглядом таю, как свеча на столе. И тут, наконец, решает вмешаться мой братец.

– Девушки, позвольте представить вам моего друга. Дэвид Картер, глава этого замечательного таинственного сектора.

– Угу, – говорит Маринка, – Картер, значит? – и скептически смотрит на мужчину моей мечты.

Дэвид подходит ближе, внимательно рассматривает мою подругу, после чего неожиданно щелкает пальцами у нее перед носом. Подруга замирает, и ее аккуратно сажают на стул. После чего перед Маринкой появляется маленький серебряный приборчик с циферблатом. Дэвид что-то выставляет и стрелки начинают крутиться в обратную сторону.

Мы с братцем переглядываемся. И что бы это значило?

– Знаешь, друг. А к тебе девушек приводить опасно… Этак ты запросто мог уложить ее в постель, а потом стереть не пять минут, а весь процесс…

Теперь я удивленно перевожу взгляд с Дэвида на брата.

– Зачем это ее в постель укладывать? До отбоя еще часа два! И вообще, что здесь происходит?!

– Ээээ, Дэвид, позволь тебе представить мою сестру. Алена Красина, прошу любить и жаловать, – церемонно кланяется, где только такому научился, и усаживает меня за стол, дернув за руку и надавив на плечи. И чего он дергается? Я бы и так села.

– Очень приятно, – отвечает Дэвид, усаживаясь напротив меня. – А по поводу Марины, если бы знал, что придет конкретно эта девушка, постарался бы остаться неузнанным. Но, что поделаешь. Свои ошибки надо исправлять.

И вот пропадает у меня всякая симпатия к этому наглому типу! Ни с того ни с сего взять и неизвестным прибором вырубить мою подругу! Братец тоже не очень понимает, что происходит. Нет, прибор ему явно знаком, а вот зачем его испытывать на Маринке – совершенно непонятно!

– Дэвид, но может, хоть в двух словах объяснишь. Аленка – девушка не болтливая, но, как ты знаешь, любопытство не порок, и мы же докопаемся.

Начальник черного сектора в шикарной черной рубашке, расшитой серебряной нитью по вороту, пристально на нас смотрит, откидывается на спинку высокого стула и улыбается. И улыбка у него такая, что я все готова простить. Даже подругу. Конечно, если эта подруга не будет к нему приставать… Вот ведь, попала!

– Борис, ты отвечаешь за молчание.

– Без вопросов, – кивает брат.

– Сия милая девица – моя сводная сестра. Внебрачная дочь моего отца. О том, что Марина на нашей базе, мне доложили. Вот только я, глупец, не сообразил поинтересоваться ее друзьями.

– И что в этом такого страшного? – удивляюсь я.

– Страшного ничего, а вот о моем присутствии на данной базе, а особенно о должности, девочка знать пока не должна. По сути, ей ничего не грозит, а вот у меня могут быть неприятности. В общем, цена моего инкогнито – пять минут ее памяти. Согласитесь, это справедливо. Да и она сама обычно говорит, что на меня у нее аллергия.

– Странно, – говорю я. – А как это обычно у нее выражается?

– Тебе зачем? – подкалывает брат.

– Ну понимаешь, на Синийского принца у нее тоже аллергия. И вообще на всех принцев. А тут еще и на брата. Получается, Маринка аллергик, это опасно.

Мужчины начинают подергиваться, Борис вообще отворачивается в сторону и хрюкает в кулак. И тут я понимаю, что они просто ржут! Гады! И что я такого сказала?

– Солнышко, – брат утирает слезы с глаз, – это он в переносном смысле!

– Аааа, – понимаю, что лопухнулась, но им это знать не обязательно. – Я так и подумала! – говорю, улыбаясь. А про себя думаю, что только вчера узнала про подругу практически все. Ведь синий принц прицепился как клещ. Пришлось выложить ему всю информацию, начиная с детского сада. Иначе нельзя, контактёр имеет право на вопросы, конечно, кроме совсем личных. Впрочем, ничего, кроме публичной информации, он от нас и не услышал. У Маринки есть папа, мама и две младшие сестры. Папа у нее, кажется, капитан корабля. Мама домохозяйка. И где в этой истории старший сводный брат? Все это правда, но вопрос, вся ли. Я вот о себе тоже много рассказала. И всё истинная правда, только не вся… Наверное, подобное притягивается подобным. Но, все-таки здорово, что Дэвид Маринкин брат! Не какой-то посторонний неизвестный мужик, а пока просто загадочный брат подруги.

Я улыбнулась своим мыслям и тут мой голодный животик сдал хозяйку со всеми потрохами. Он не просто буркнул, а умудрился пропеть короткую песенку. Брат дернулся в сторону Дэвида:

– Слышь, у меня тут ребенок голодный, а мы политесы разводим. Корми давай, раз пригласил.

– А как же Маринка, – возмущаюсь я.

– А что ей сделается, посидит тихонечко. Или ты хочешь бурю в стакане воды?

– Неее, но как-то это некрасиво…

– Это ты главе разведывательного управления пытаешься рассказать? – уточняет брат.

Я смотрю на этих двоих и понимаю, что ничего моей подруге этим вечером не светит. Во всяком случае, ужин явно пройдет мимо. Ладно, накормлю ее позже в кафешке.

– Так, а ужин где? – нагло интересуюсь я.

– Его еще заказать надо. Или у тебя вредность пониженная и ты бы съела все, что предложат?

Тут братец прав. Из ста предложенных блюд я обычно могу есть не больше пяти. Нормальные дети подобную проблему перерастают. Но это не про меня. В какой-то момент даже появилась теория, что многие дети, когда становятся взрослыми, так и остаются привередливыми в еде, только теперь это их проблемы. Конечно у взрослого и свобода выбора больше. В общем, давайте мне ваше меню, буду выбирать. Дали планшет и я зависла. Надолго. Мужчины быстро выбрали себе блюда и о чем-то тихо переговаривались. Через десять минут я была близка к голодному обмороку, вид имела соответствующий. Брат сжалился.

– Да не мучайся, я тебе заказал, как обычно. Не понравится, не ешь.

– Может, овсянки? – пошутил Дэвид.

Ему смешно, а я окончательно зависла. Смотрю на него и вижу тарелку с овсянкой. Дэвид – овсянка. Какой то странный ассоциативный ряд… А потом в голове вспышкой возникает картинка. Каюта. Сижу в огромном кресле, завернутая в полотенце. Волосы мокрые. Босые ноги не достают до пола, и я болтаю ими в воздухе. На столике передо мной много тарелок с разной едой. И меня от нее тошнит. Я очень голодная, а есть это не могу. И тут на колени передо мной опускается парень со словами: «Может, овсянки?».

Смотрю в упор на красавца в черной рубашке. Когда это было? Тринадцать, четырнадцать лет назад? Что маленькая девочка делала на космическом корабле? Почему синие и эти жесткие серые глаза кажутся такими родными?

Водоворот мыслей и воспоминаний неудержимым цунами ворвался в мой мозг. Я честно пыталась не утонуть, но захлебнулась и не удержалась на поверхности. Реальность таяла, обнажая скрытые пласты. Я отключилась.

Открыла глаза и долго не могла сориентироваться. Лежать удобно, тепло и главное, кушать уже не хочется. Повернула голову. К правой руке тянется трубка. Какой-нибудь питательный раствор с глюкозой. Это что ж я себя до голодного обморока довела? Поворачиваю голову в другую строну, реальность немного расплывается, но брата опознать могу. Развалился в кресле и пьет чаек, закусывая бубликами. Я облизнулась. Прибор пискнул. Тут же ко мне подскочил доктор Айболит и начал отключать датчики. Капельницу тоже убрал. Я поморщилась. Спасибо, все присутствующие в курсе моей нелюбви к белым палатам. Поэтому, наверное, и примостились здесь с самоваром. Да и палата совсем не белая. Понимаю, что в реальности она как раз белая, а это все проекция, но тоже приятно.

Мой доктор подмигивает Борису и выходит. Брат в некотором замешательстве. Конечно, бедный, не знает с чего начать… Решаю ему немного помочь.

– А расскажи-ка мне сказку о радужном мире, братец, – выдаю я хриплым голосом и пытаюсь сесть на кровати, подложив подушку под спину. Брат медленно наливает чай в большую чашку, кладет три ложки сахара, размешивает и протягивает мне.

– Ну, если ты, сестрица Аленушка, обещаешь больше не отъезжать в небытие, то конечно расскажу.

– Да ладно тебе, просто это было как-то неожиданно. Ну, как ведро ледяной воды на голову. Хотя, скорее целое ледяное озеро.

– Да, есть такое дело… Ладно, слушай, сестрица, сказку о радужном мире для больших девочек.

В некотором царстве, в некотором государстве, а точнее, на планете Земля, жили-были два прекрасных принца. Или не принца, а впрочем, какая разница? Учились они в Англии, в королевской летной академии. Принцы дружили и на каникулах гостили друг у друга, так как семейства их были знакомы, и детям не препятствовали. На тот момент Радужный мир был давно известен, но контакты с ним шли только последние несколько лет. Правители Синии общались лишь с дипломатами и границы для обычных граждан не открывали. Попасть в закрытый мир мечтал каждый курсант, но повезло нашим героям. Как лучших из лучших на своих курсах их приняли на корабль, отправляющийся с очередным визитом в радужный мир. Подозреваю, что не последнюю роль здесь сыграли и отцы мальчишек. Во всяком случае, один из них возглавлял полет. На тот момент он еще не был адмиралом, но все к тому шло. В общем, практически по блату, наши юнцы оказались на пути в неизведанный мир.

На тот момент было известно, что на относительно небольшой Синии существовало два клана, которые и делили власть на планете. Государств как таковых не существовало, кланы формировались веками вокруг семей своих правителей. Узнать же правящие семьи было очень просто. У синего клана они обладали синими волосами, а у красного клана – красными. Уникальной и общей особенностью и у тех, и у других являлись радужные глаза. То есть их радужка переливалась всеми цветами. У простых синийцев подобной особенности не наблюдалось. Кстати сам мир был неофициально назван радужным, потому как атмосфера там немного отличается по своим свойствам. Вследствие этого, в зависимости от влажности, в воздухе можно периодически наблюдать радужные явления.

С дыханием для землян проблем не возникало, они подготовились, но вот зрение шалило. Первые гости планеты вообще не могли ничего рассмотреть из-за радужного эффекта. Экспедиция же, в которую попали парни, уже была оснащена специальными очками. Посетить предстояло правителя Красного клана. Суть визита была известна лишь руководителю, так что он с несколькими учеными и дипломатами отправился в резиденцию, команда же осталась на корабле.

Переговоры явно пошли успешно, так что на следующий день парням предложили присоединиться к делегации. Счастью мальчишек не было придела, но на саму аудиенцию их не пустили, предложив изучить дворцовый сад. На тот момент примитивные переводчики с фаджа уже были изготовлены, и появилась возможность пообщаться с аборигенами. От энтузиазма парней пострадало несколько слуг, пара служанок и один садовник. Для контакта оппоненту просто вручался переводчик со всеобщего, юноши же понимали, что им говорят на фадже.

Народ оказался непугливым и общительным. Переговоры тем временем затянулись и всей группе предложили заночевать во дворце. Понятно, это было пределом мечтаний. Каково же было изумление парней, когда глубокой ночью к ним в покои явилась Красная леди с радужными глазами. Леди была молода и красива. Вела себя властно и уверенно. Мальчишки смутились, но получив приглашение, последовали за ней. Это конечно был риск, но кто в семнадцать и девятнадцать лет думает о последствиях?

Наши принцы оказались на женской половине дворца и леди сразу приступила к расспросам. Ей было интересно все. Как устроен их мир, какое место в его социуме занимают сами парни. Какие отношения в их семьях и кто их родственники. После трех часов неустанных расспросов леди надолго задумалась, а парни почувствовали облегчение. Они и сами не могли понять, почему рассказали о себе все подробности. Тут явно был замешан пси-фактор, хотя это было и нереально. Дело в том, что на парнях находились приборы, обеспечивающие ментальную защиту. Без них никто не рискнул бы контактировать с инопланетянами, таланты которых до конца не изучены. Особенно это касалось представителей правящих семей с радужными глазами.

Через некоторое время Красная леди начала свой рассказ. Оказывается, мы выбрали не самое удачное время для контактов. Еще сто лет назад в их мире все было спокойно. Сейчас же правящие семьи стояли на грани исчезновения, что грозило социальной катастрофой в лучшем случае и затяжной войной – в худшем. Был еще один вариант. Его-то больше всего и опасалась наша новая знакомая. Дело в том, что буквально пару месяцев назад правитель Синего клана потерял свою жену, успевшую подарить ему четырех сыновей. Женщина умерла в тяжелых родах. Катастрофы бы не случилось, если бы у нее родилась девочка, но на свет опять появился синеволосый мальчик. Синий клан остался без женщин и был фактически обречен. Почему, нам тоже объяснили. В семьях правителей рецессивный ген передается только по женской линии. Ребенок с радужными глазами, как в синем, так и в красном клане, может родиться только у женщины с радужными глазами. В синем клане таковых не осталось. В красном клане носителем гена являлась Красная леди и ее младшая дочь. Девочка не была наследницей, место правителя должен будет занять ее старший брат, но ее первый сын станет следующим правителем, после брата. Так устроена система перехода власти, и так было веками.

В этом же поколении Синий правитель не смог совладать с жаждой власти и взял в жены собственную сестру. Побочных ветвей в роду не было, и клан фактически потерял последнего носителя гена. Существовал еще шанс, что Земные генетики смогут изменить ситуацию. Но это очень эфемерно, а Синий правитель не привык рисковать и просто так власть не отдаст. Фактически, после смерти его старшего сына, лет этак через сто, власть на планете может полностью перейти к Красному клану.

Даже страшно предположить, какие шаги может предпринять правитель, чтобы подобное не стало реальностью. Если у Красной леди больше не родится дочерей, а Синему клану удастся получить Альену, сам Красный клан также исчезнет. Брачное предложение от Синих уже поступило, хоть маленькой принцессе только исполнилось пять лет, а старшему наследнику синих, Вильену, всего десять. Получив отказ, Синий правитель не успокоится.

Принцы слушали историю, открыв рты. Информация была бесценна. Ни один дипломат не имел малейшего шанса получить подобные сведения. Только вот вопрос, зачем красная леди посвятила юношей в семейные тайны? Ответ поверг их в шок. Женщина предложила спасти ее дочь и, возможно, уберечь от войны целую планету. Для этого нужно было всего лишь жениться на младшей принцессе. Принцы задумались. Они были юны и благородны. И какой же благородный рыцарь не мечтает спасти принцессу? О мнении родителей никто вообще не задумывался. Единственный вопрос, который смущал парней, кому из них предстоит стать мужем?

Когда Красная леди поняла, что мальчишки в принципе с ее предложением согласны, она улыбнулась. Достала из шкатулки два широких браслета и сказала, что до совершеннолетия принцессы мужьями будут являться оба. После же принцесса сама должна выбрать, кто станет ее реальным мужем, а кто останется защитником. Леди достала из шкатулки еще два браслета меньшего размера и попросила служанку привести Альену.

Парни, конечно, слышали, что принцесса маленькая. Но не до такой же степени! На руках у служанки сидела крошечная девочка лет четырех-пяти с копной красных волос и радужными глазками. В общем, принцы выпали в осадок, но отказываться уже не имело смысла. Если уж спасать принцессу, то до конца. Просто вывезти ее с планеты – не вариант, что и подтвердила мама малышки. Надев первый брачный браслет, принцесса получает частичную защиту от любых посягательств. Красная леди подошла к юношам и защелкнула странные браслеты на их правых запястьях. Потом надела маленький браслет на правую ручку дочери. Браслеты синхронно вспыхнули и исчезли. Пока мальчики удивленно хлопали глазами, Красная леди передала им второй браслет, который нужно будет надеть принцессе, когда та вырастет и сможет сделать выбор, или когда опасность, угрожающая девочке, выбора не оставит. Два браслета дают абсолютную защиту.

– Ты еще слушаешь, – интересуется братец, щелкая меня по носу, – а то уснешь сейчас, и вся моя сказка коту под хвост.

– Слушаю, – бурчу я. – Давай рассказывай, что дальше было!

А дальше было все еще интересней. О нашей так называемой помолвке никто не должен был узнать. Поэтому утром мы посадили маленькую Альену в походный рюкзак и отправились на корабль. Делегация как раз завершила свою миссию, и днем все благополучно покинули орбиту Синии. Все бы хорошо, но инструкция по эксплуатации к маленькой девочке не прилагалась. Принцессу пришлось поселить в одной из кают парней, и ребенок сутки мотал нам нервы. Девочка явно была голодна, но от предложенной еды ее тошнило. Причем вытирать все приходилось мне. Зато через сутки решение проблемы нашел мой друг. Он предложил принцессе овсянку. Традиционную утреннюю еду, которой кормят в его семье все младшее поколение.

Радовались мы бурно, но не долго. О твоем существовании на борту узнал мой отец. Скандал описывать не буду, сама догадайся. Понятно, за борт тебя не выставили и даже обратно не вернули. Именно на вторые сутки полета мы узнали, что Синий клан вероломно напал на Красный, нанеся удар в самое сердце. Позже удалось выяснить, что целью точечного удара был захват красных леди. Синему срочно нужна была полноценная жена, способная родить наследников и для подстраховки, будущая жена для его сына.

Но все старания Синего не принесли желаемого результата. Тебя во дворце не оказалось, а Красная леди, узнав о гибели правителя и своего мужа, растворилась в воздухе прямо на глазах захватчиков. Синий был в бешенстве. Он бы разгромил весь дворец, но тут с войсками подошел твой второй дядя, младший брат Красной леди. К сожалению, она поспешила, хотя тело так и не нашли, и маленькая принцесса в один день осталась сиротой.

Братец отобрал у меня чашку и запихнул в рот конфету. Мне в рот. Я рассосала кусочек шоколада и откинулась на подушку. Какой-то сильной душевной боли я не испытывала. Мамино лицо помнилось очень смутно, только волна вкусно пахнущих красных волос. Сиротой я никогда себя не чувствовала, имея самых чудесных маму и папу. Причем я точно знала, что мама Лиана меня не рожала. Мы часто в детстве приставали к ней с Яном, прося рассказать, как он появился на свет. И в голову не приходило спросить про себя. Мама, как врач, нам все подробно описывала и обычно на пару месяцев этого хватало. Потом все начиналось по-новой. Всем было понятно, что именно Янеку светит карьера медика, и семилетнему пацану ни в чем не отказывали.

– Не мучайся, – дергает меня брат. – Сейчас все расскажу, а то совсем запутаешься.

Когда папа понял, что мы везем на землю малолетнюю принцессу, он срочно связался с мамой, а потом с президентом Земного союза. Больше никого посвящать в историю не стали. Мама сказала, что всю жизнь мечтала о дочке, с ее-то тремя сыновьями. А президент подумал и назначил папу Адмиралом. Он, конечно, и так собирался его назначить, но теперь в папиных руках была судьба не только Земли, но и чужой планеты. В общем, через пару недель полета на корабле закончилась вся овсянка и все клубничное варенье. Тебе почему-то нравилось, когда кашу украшали красные ягодки. Потом дома путем проб и ошибок удалось выяснить, что ты еще и фанат молочки, причем в любом виде.

Тебя засекретили. Так как жили мы в загородном доме, проблем вообще не возникло. Отец, став адмиралом, везде указывал, что у него три сына и дочка. Маленькой принцессе все нравилось. Проблемы возникали только с организмом, не желавшем приспособиться к чужой среде обитания. Но мама у нас гениальный врач, и через несколько лет тебя удалось адаптировать. Конечно, остались некоторые побочные явления, но это ты и сама знаешь.

А вот когда тебя попробовали адаптировать в коллективе, оказалось, что ты прекрасно помнишь свою жизнь на Синии, и охотно делишься воспоминаниями с окружающими. Домашнее прозвище, Принцесса, в устах детей звучало дразнилкой, и ты расстраивалась. Понятно, все думали, что ты просто фантазерка. А необычным цветом волос у нас никого не удивишь. Линзы же тебе надели сразу, так как в нашей атмосфере ты практически ничего не видела. Мама изучила истории с приемышами и пришла к выводу, что проще всего временно заблокировать твои детские воспоминания. Память не стиралась, а просто переходила как бы в архив. Информация есть, а вот доступ временно закрыт. Если честно, я и не догадывался, что снять блок так просто. Пару часов назад разговаривал с мамой. Она подтвердила, что мы ничего страшного не сделали. Просто так совпало. Воспоминания должны были появляться у тебя постепенно после восемнадцати лет. Реально, ты же всегда знала, что не моя сестра, просто не придавала этому значения. Дэвид как-то способствовал резкому снятию блокировки. Если честно, он сам в шоке.

Родителям моего друга тогда говорить ничего не стали. До окончания академии он всегда приезжал к нам в гости на каникулы и старался с тобой общаться. Привозил игрушки, играл в прятки. Ты считала его еще одним братом, который далеко живет. Что будет, когда ты вырастешь, мы никогда не обсуждали. А через год он окончил летную академию и продолжил обучение по другому профилю. Каникул там уже не было. Я же, наблюдая за тобой, заинтересовался наукой. В частности генетикой и темной материей.

Не делай круглые глаза. Это совсем другая сказка, потом обязательно расскажу. В твои шестнадцать попробовал рассмотреть вопрос с браслетами и понял, что использовать тебя по назначению не собираюсь.

– То есть!? – возмутилась я.

– То есть не могу представить тебя своей женой. Это как-то не правильно. Ты очень красивая, обалденная, еще и принцесса. Но на сестрах не женятся, – развел руками братишка.

– Ну слава богу! А то я уже подумывала, как с тобой развестись!

– Не надейся, развестись со мной невозможно. К сожалению, пока все так запущено, и я не могу жениться по-настоящему. Так что сестренка, моя счастливая личная жизнь в твоих руках. Кстати, Дэвид в этой ситуации пострадал не меньше. Родители еще пять лет назад нашли ему невесту, а он все бегает. Добегался вон до главы разведки.

– Ну так он же теперь очень крутой, прям как наш папа. Что ему мнение родителей? – удивляюсь я.

– Ты не понимаешь! Родители у него покруче, чем наш папа.

– Что, сам президент?

– Хуже.

– Что может быть хуже?

– Король Англии.

У меня дар речи пропал. Какой король в наше время?

– Алена, очень даже натуральный король. А Дэвид у нас – принц Уэльский. Но я тебе этого не говорил, он меня убьет.

– Подожди, но у нас же федерация континентов, Земной союз, наконец. Какой король?!

– Вполне себе действующий на территории самой Англии. Понятно, для остальных он лишь номинальный представитель страны. Но поверь, ты круче, – смеется брат и целует меня в макушку. – Ну что, хорошая была сказка?

– Какая-то она не такая, как в детстве, – хнычу я.

– Конечно, то была адаптированная сказка для маленьких девочек. Тебе нравилось вспоминать те события, как что-то сказочное. Это же – история для взрослых принцесс. А теперь спи, принцесса, завтра поговорим. Уже пять утра, а там начальник черного сектора, наверное, напился без меня в стельку.

Борис ушел, а я не стала уточнять, зачем Дэвиду напиваться. Ладно, действительно подумаю обо всем завтра…


Глава 5
«О королях и капусте»

Давно так не высыпалась. А главное, никакого будильника, крика из интеркома и стука подруги в дверь. А вот это уже странно. Резко сажусь и начинаю вспоминать вчерашний день, то есть, вечер. Если я в результате оказалась в мед отсеке, то куда они дели Маринку? Надеюсь, все-таки уложили спать, причем в ее каюте. И если нет, вспомню, что я по жизни очень вредная. От одной мысли, что подруга осталась одна в компании с моим Дэвидом, прям в ушах зазвенело. Я сосредоточилась и взяла себя в руки. Надо же быть такой дурой неуравновешенной! Маринка его сводная сестра! А это еще круче, чем быть сестрой Бориса. То есть совсем бесперспективно. Особенно, если вспомнить, кто их папаша. Я успокоилась и заулыбалась. В этот момент и решил появиться доктор. Как чертик из табакерки. И зачем так пациентов пугать? Я вообще в последнее время не в себе. Или в себе не я? Или во мне принцесса. О, вспомнила, Альена Красная! Звучит круто, незнакомо и немного страшно.

– Ой, милочка, да у вас пост шоковый синдром! – восклицает доктор Айболит и плавно подкрадывается, явно, спасать меня.

Я натягиваю одеяло к подбородку и испуганно наблюдаю за действиями пришельца. Доктор что-то соображает и нажимает кнопочку на пульте у двери. Самовар начинает закипать, а я вижу, как у Ингемара вырастают белые заячьи ушки, и медленно теряю связь с реальностью. Жаль, было бы интересно посмотреть на его хвостик.

Дежавю. Я опять выспалась. Интерком молчит. Поворачиваю голову в сторону самовара. Вся компания в сборе. Айболит, без ушек. Борис, по которому не скажешь, что всю ночь не спал. И Маринка, как обычно, вся из себя красивая. Сидят, чай пьют. На электронном табло над их головами светится 8:00. Хорошо, поняла, сейчас утро. Только вот, какое по счету? Бос ушел от меня в 5:00. Потом я проснулась, и был кролик. А вот на часы-то не глянула. Подозрительно смотрю на молчащую троицу. Доктор внимательно смотрит на меня. Маринка влюбленно взирает на Бориса. Братец же явно чего-то ожидает от Ингемара. Доктор отмирает первым.

– Забирайте, – изрекает местный Айболит.

– Что, прям сейчас? – уточняет Борис.

– Конечно! Зачем мне здесь совершенно здоровые девочки? Знаете, сколько юный организм способен потребить сладостей за одно чаепитие?

– Догадываюсь, – косится брат на Маринку, которая замирает с откушенной конфетой в руке.

– А как же кролик? – подаю голос я. Борис удивленно смотрит на доктора.

– Ээээ, все в порядке. Просто на некоторых успокоительное со снотворным действует, как галлюциноген. Не волнуйтесь, обязательно отмечу этот факт в электронной карте.

Перед кроватью появляется проекция ширмы и настоящий стул с моими вещами. Через час нам в лабораторию, надо бы зайти в каюту и переодеться в форму. Короткая клетчатая юбочка вряд ли порадует нашего научного руководителя…

Как оказалось, ничего я не пропустила. Просто такая беспокойная ночка выдалась. Братец вручил меня Маринке и отправился по своим делам. Подругу и расспрашивать не пришлось. Она сразу начала фырчать, что из-за моего непонятного обморока не удалось попасть в гости.

– Не расстраивайся! Что нас последний раз в гости пригласили?

– Ты что, наше расписание на следующую неделю не видела? – возмутилась подруга. – Да нам не то, что в гости ходить, спать некогда будет!

Я опустила на глаза ультраком и полезла в расписание. Ничего себе, подгрузили! С другой стороны, все правильно. Как еще сделать дипломный проект за три недели, вместо трех месяцев? С таким-то оборудованием мы конечно справимся, но для этого придется жить в лаборатории…

Что интересно, появившаяся нагрузка не давала и подумать нормально. Сколько я ни пыталась впоследствии вернуться к сказке Бориса, выводы сделать не удавалось, я сразу засыпала. Еще был вопрос с браслетом, который я тщетно пыталась рассмотреть на своей руке. Ничего! Мысль о том, что у меня на данный момент два мужа, вообще в голове не укладывалась. Поэтому, я просто игнорировала дынный факт, как неактуальный. Жила же как-то с этой проблемой тринадцать лет, и ничего.

Периодически в мыслях всплывал Дэвид. Красивый, властный, притягательный. Такие мысли я гнала и душила. Встречи со мной глава черного сектора не искал, интереса не проявлял и вообще, не уверена, что я ему понравилась. А так бы хотелось получить от него заинтересованный взгляд! Трезво понимаю, что видит он во мне маленькую девочку, которую кормил овсянкой. Но даже к этой маленькой девочке он перестал приходить через год. В общем, ужас! Главное не думать о посторонних вещах и писать диплом, это сейчас главное. Только вот крутится на заднем плане мысль, а почему собственно мы не налаживаем контакты с Красным кланом? У них же те же проблемы, что и у синих, и прошлые контакты были именно с ними. Да, поменялся глава клана, но почему это так сильно ударило по отношениям с Земным союзом?

В какой-то момент не выдержала и назначила свидание главе Красного сектора. Сильвио не удивился. В предстоящей экспедиции мы играли немаловажную роль, и меня пригласили в кафешку, как прошлый раз. Понятно, пошли мы с подругой. За час до отбоя задействовали свой временный пропуск в красный сектор и возле выхода из лифта были встречены самим Сильвио. Что радует, в кафе нас уже ждали блюда со всевозможными пирожными и напитки на выбор. Дипломат, что с него возьмешь!

Сильно отвлечь от задуманного нас не удалось, и Сильвио вкратце описал ситуацию с радужным миром. Единственное, о чем нам не стоило знать, откуда вообще информация о Синии, если это закрытый мир. Мало ли какие ментальные способности у правителей. Впрочем, агентов не знал и сам глава Красного сектора, информация поступала к нему из Черного.

За час нам удалось выяснить, что после гибели главы Красного клана, его место занял младший брат. Несколько лет продолжались военные действия с Синими. Потом у обеих сторон закончились ресурсы, и был заключен мир. По сути, война не имела рационального смысла, так как обе стороны находились в одинаковой ситуации. У главы Синего клана имелся официальный наследник с радужными глазами, причем не один. В красном клане так же осталось два малолетних радужных принца. То есть на ближайшие лет сто проблем с легитимностью власти в кланах возникнуть не должно. А вот что будет потом, каждый должен был решать сам. Все конечно понимали, что придется в корне менять систему власти и наследования. Но, также было понятно, что подобное может привести к внутренним конфликтам, которые до сих пор не возникали из-за стабильной схемы наследования. Следующим наследником всегда являлся старший сын сестры правителя.

Синий правитель не смирился со своей потерей и не утратил жажду власти. Он первый в своем роду нарушил правила наследования, женившись на собственной сестре. Теперь трон должны были занять не его племянники, а родные дети. При этом, правитель не учел, что рождение девочки с радужными глазами в таком союзе невозможно. На протяжении десяти лет местные генетики пытались решить эту проблему, но все закончилось со смертью Синей леди.

В данный момент глава Синего клана озадачил продолжением своего рода земных генетиков. Он официально открыл границы для ученых и пошел на все предложенные контакты. Даже согласился открыть на своей территории временное земное посольство. Если его проблема будет решена положительно, границы радужного мира будут открыты и для простых граждан союза. До сих пор общение происходило очень односторонне. Имея космические корабли, Синия лишь посещала торговые планеты.

Красный клан прервал контакты с Землей во время военных действий. Они, так же как и Синие, посещали торговые планеты, но свои границы не открывали. Никто не знает, удалось ли правителю решить проблемы наследования, но к земным генетикам он не обращался. Контакты с Красным кланом поддерживаются неофициально, и предложений подобных предложению Синих дипломатическому корпусу Земного союза не поступало. Так что шанс с синими все будут использовать по полной программе.

Сильвио молодец, все очень доступно объяснил. Только вот на вопрос, а зачем собственно сыну синего правителя мы с подругой, ответить не смог. Лишь развел руками.

– Считайте, что просто сильно ему понравились, и он решил заполучить вас в качестве бонуса. Предложенные условия лишь игра, о которой вряд ли знает сам правитель. Его сын летел сюда с конкретным предложением, и если бы не увидел вас, все равно пригласил бы ученых на Синию. Но вот если вы откажетесь, козыри все-таки у него, и наша делегация может на Синию не попасть. До этого предложения все корабли, оказавшиеся на орбите Синии без приглашения, подвергались атаке. Научные исследования могут проходить и на космической базе. Отцу же Виньер, поверьте, найдет, что рассказать. Он прямой наследник и ссориться с ним не имеет смысла.

– Подождите, а если он решит очень плотно проявить к нам интерес? – усомнилась Маринка.

– Мы немного подстраховались на этот случай. Не считая, что девушки вы не совсем простые, неприятности с вами грозят межпланетным конфликтом вплоть до военных действий.

Мы с подругой переглянулись и подозрительно посмотрели друг на друга. Сильвио же продолжал.

– Понятно, вам выдадут все имеющиеся на данный момент девайсы с личной и ментальной защитой. Отключить их сможете только вы лично. Конечно, не исключен вариант, что тот же принц кому-то из вас очень понравится и допустим, предложит вам руку и сердце. Для нас это шанс наладить в дальнейшем плотные контакты. Но выбор за вами. Кстати, с целью отвлечь немного от вас внимание, с делегацией летят еще шесть девушек. Надеюсь, выбор принца падет на кого-то из них. Не хотелось бы иметь потом дело с начальником Фиолетового сектора, – Сильвио качает головой и с укоризной смотрит на меня. А что сразу я?! Я же не виновата, что у меня такие крутые родственники? Вон, у Маринки еще круче, на нее же никто пальцем не показывает!

– В общем, – продолжает Сильвио, – с вами летят два микробиолога и два генетика из зеленого сектора, пара крутых генетиков и пара специалистов общего профиля из фиолетового сектора. Два дипломата и команда корабля во главе с капитаном. Всего ваша группа включает пятнадцать человек. Это немало, но не должно вызвать подозрений у синих.

Можно сказать, мы остались полностью удовлетворены встречей. Во всяком случае, на душе стало как-то спокойнее. Оставшиеся пару недель до вылета прошли в неустанной работе, но проект мы завершили успешно. Вяземский был приятно удивлен и предложил работу в своем секторе практически всей группе. Народ, понятно, пришел в восторг, и оставшееся время практики был готов доказывать свою нужность и полезность в поточных проектах. Мы же с Маринкой, имея приглашение на работу в Фиолетовый сектор, тихо посмеивались. Расстраивало одно. За оставшееся время практики наша группа посетит минимум четыре планеты с экскурсией и никакой тебе гражданской ответственности…

До вылета на Синию оставалось два дня, и мы с подругой решили объявить себе заслуженные выходные. Главное, у нас, наконец, появилось время изучить родную базу. С утра, для начала, хорошо выспались. На завтрак не успели, поэтому сразу отправились в кафешку Центрального сектора. Заказали все имеющиеся вкусности и стали изучать карту объекта на гибком десятидюймовом планшете. Ультраком конечно хорош, но очень уж индивидуален.

Начали с поиска себя в сети, задав координаты. Оказалось, наша база называется «Звездный дождь» и является научно-исследовательской, сокращенно НИМБ. Научно-исследовательская межзвездная база. Посему планов нигде не оказалось. Хорошо хоть саму базу не засекретили.

Подумали и подключились к местной сети. Зеленый доступ у нас имелся. Как я и подозревала, он давал право только на скачивание планов Зеленого и Общего сектора. Странно все это! На базе около тысячи человек – штатские. Все остальные – военные. Плюс Красный сектор, который активно общается с инопланетными представителями. Тогда вопрос, как наша база позиционируется в галактике?

Стали по-разному формулировать запросы и, наконец, нашли себя как «Старс рейн», один из пяти крупных контактных центров. Представителям внеземных цивилизаций предлагалось по всем вопросам, в том числе языковым, обращаться в ближайший территориально центр. То есть Синий принц попал именно к нам не специально. Так же, наверное, открыл сеть и нашел ближайшую звездную базу с функцией НИМБа.

На наличие у нас на базе Черного сектора ничто не указывало. Красный и Зеленый, понятно, были практически общедоступны. Фиолетовый старался не светиться, как и Серебряный, занимающийся исключительно разведкой новых планет и исследованием полученных данных. Мы переглянулись. Странно, что истинных размеров и функции базы от нас никто не скрывал.

Помучавшись в догадках, мы таки решили изучить то, что есть. То бишь, Центральный сектор. Если сравнить, он как минимум в три раза больше нашего Зеленого. В гипермаркете мы уже были. Еще здесь есть большой ресторан, как и у нас в секторе, и куча мелких закусочных. На карте имелись значки, но мы решили, что лучше все увидеть воочию. Благо, время есть, и деть его некуда. Через пару часов блужданий ноги уже болели нещадно. Хорошо, вокруг было полно скамеечек, диванчиков и закусочных. Еще мы нашли три фонтана, бассейн с золотыми рыбками и аквариум с акулами.

Из крупных объектов в Центральном секторе обнаружилось две гостиницы и общежитие. Несколько отделений разных банков, магазин всевозможной техники, бассейн, каток и настоящий кинотеатр. В кинотеатре я никогда не была, потому что просто не понимала, зачем туда люди ходят. Маринка тоже не понимала, поэтому мы взяли билеты и отправились на дневной сеанс.

На входе предложили взять попкорн и сладкую воду. Мы еще больше удивились, но решили последовать совету.

Показывали новый 3D мультик с подростковым сюжетом. Две анимешные девочки с планеты Троя спасают свой мир от космических пиратов. Честно? Такой кайф я последний раз испытала только в парке аттракционов! В огромном зале кроме нас была еще парочка, по виду из Зеленого сектора. В общем, стесняться было некого, и мы от души напищались и наорались. Конечно, когда по ходу сценария кресло под тобой прыгает и трясется, а ты находишься в центре сражения или со скоростью света летишь в черную дыру, ощущения очень яркие. До попкорна дело не дошло, мы его благополучно рассыпали.

Немного обалдевшие после сеанса, на радостях решили выбрать какой-нибудь ужастик и привести сюда нашу группу. Если нас от детского мультика так колбасило, что же с народом сделается, окажись они в антураже кладбища с ожившими мертвецами? Да, вот такие мы жестокие! Потому как из-за некоторых приходится застегиваться на все пуговки и носить футболки под горло. Я имею в виду мужскую часть нашей группы.

Уставшие, но довольные, к вечеру остановились перед вывеской «Салон красоты». Думать было лень, и мы просто вошли внутрь. Маникюр, педикюр, масочка для лица, массаж для уставшей спинки. А потом наш подход к выбору цвета волос оценили и предложили еще более экстремальный вариант. Маринка засомневалась, ей красный очень уж шел, и тогда мне пришла в голову гениальная идея. У мультяшных девочек с Трои были разноцветные волосы. У одной – красное каре с блестками, у другой – сиреневые хвостики с резинками из крупных бусин. Я полезла в сеть и показала картинку парикмахеру, молодому пацану с горящими глазами. Видно мы сегодня первые к нему забрели. Все-таки на нашей базе народ активно работает, а не шляется по зоне отдыха.

В общем, мастер картинку оценил, и мы быстро уговорили Маринку добавить к ее цвету блесток и стать похожей на культовую героиню всех маленьких девочек – Флисту. Ей бы еще высокие ботинки на шнуровке и два лазерных пистолета за пояс. На ботинки подруга согласилась, с пистолетами обещала подумать. Я же превратилась в Плум. Два высоких хвоста, губки с перламутровым блеском, ну, и мило похлопать глазками. Выглядеть я, конечно, стала лет на пятнадцать, даже невзирая на имеющуюся грудь, но в этом были и свои прелести. Сильно надеюсь, что меня перестанут воспринимать серьезно. Парадокс! Всю жизнь мечтала казаться постарше и вот именно сейчас, когда мечта, можно сказать, осуществилась, меньше всего я заинтересована во внимании мужчин. Особенно принцев. Тот же единственный принц, который интересует меня, остается на базе. Как он ко мне относится, не знаю. Да мы и виделись с ним всего-то несколько минут, от силы полчаса, в полутьме. Сейчас и лицо его вспомнить трудно. Осталось лишь ощущение безумного притяжения. Зачем такому Джеймсу Бонду маленькая девчонка? Явно все эти годы жалел, что согласился надеть браслет. Вот и невеста у него где-то в Англии. Я тряхнула хвостиками и заставила себя улыбнуться. Хорошо бы на Синии выяснить, как снимается этот браслет. А с чувствами буду разбираться, когда вернусь. Ну а сейчас стоит порадовать собственного братца. Уж он-то точно оценит мой новый имидж.

Быстро заскочили в соседние бутики и нашли Маринке высокие красные ботинки на невероятном каблуке и курточку с шортиками черного цвета. Мне же подобрали ботиночки с каблуком пониже, чтобы казалась меньше ростом по сравнению с подругой, и желтые шортики с майкой. Посмотрели на себя в большое зеркало и начали ржать. Стресс и накопленную усталость снять удалось определенно. Да и настроение подняли. Еще пара штрихов и пойдем шокировать окружающих.

На второй ужин мы заявились в ресторан своего сектора.

Сразу говорю, двух наших согруппников, уронивших подносы с тарелками, мне не жалко. Обернувшаяся на звук Оля поднос поставила и ткнула в меня пальцем:

– Плум!

Стоящая рядом Юстина кивнула на Маринку:

– Флиста.

Ну ничего себе, как мы от жизни отстали! Да мы этих троянских девочек первый раз в жизни сегодня видели, а окружающие оказывается давно в курсе! Мы удивленно воззрились на девчонок.

– Вы что, тоже мультики смотрите?

Юстина наморщила носик и заправила за ухо рыжую кудряшку.

– Просто у них в кинотеатре выбор небольшой. А целоваться в антураже кладбища как-то не комильфо…

Оля закивала головой.

– Мы тоже проверяли, мультики, самое то.

Чавой-то мы в этой жизни не понимаем, подумали мы с подругой и принялись методично накладывать в тарелки еду. Кушать хотелось безумно.


Глава 6
В которой звездная база остается, а мы улетаем

Кавайные костюмчики упаковали с собой, сами же надели серую космическую униформу. Наша экспедиция не считалась суперважной, поэтому лететь нам предстояло без ускорителя около шести дней. В таких условиях форма очень удобна и практически незаменима. Светло-серый, даже немного серебристый, материал костюма относится к последним разработкам в сфере нано технологий. Из его свойств мне известна только терморегуляция, но надо бы почитать инструкцию пользователя, думаю, это далеко не все. Месяц назад на звездную базу мы летели в своей одежде и форменную нам даже не предлагали. Типа, не заслужили еще.

Покрутилась перед зеркалом. Прямые брючки внизу присобраны и облегают серебристые мягкие ботиночки на липучках. Короткая курточка на змейке сидит свободно. Ощущения, как в удобной трикотажной пижаме. Ну, и бонусом куча разных кармашков.

Подумала и опять собрала волосы в два высоких хвоста. Все-таки брат меня еще не видел, а произвести благоприятное впечатление и зарекомендовать себя взрослым человеком на корабле я всегда успею.

Усилия оправдались. Брат настолько был шокирован моим видом, что даже не стал проводить инструктаж.

– Знаешь, Аленка, только теперь мне стала понятна фраза «вы сами поймете, когда она вырастет». К твоей груди это действительно отношения не имеет.

Я обиделась. И в пику некоторым надула губки, опустила глазки и стала ковырять носком рельефное покрытие пола.

Борис засмеялся и притянул меня к себе.

– Чудо ты мое мелкое. Самое любимое.

– Тогда, может, ты на мне женишься, когда вырасту? – с надеждой спросила я.

– Вижу, информация до тебя наконец дошла, – погрустнел брат. – Не думай пока об этом, в крайнем случае, я всегда твой. А брат или муж – это уже не принципиально.

– Может, кому-то и не принципиально, а ты мне ближе, чем какой-то чужой мужик, который на меня даже внимания не обращает! – топнула ногой я.

– Ах вот, в чем дело! – почему-то обрадовался Борис. Уж теперь точно обратит, не переживай.

Поцеловал меня в макушку и поставил на вторую ступеньку посадочного трапа.

– Удачи тебе, сестренка. Будь хорошей девочкой и обязательно вернись. Все инструкции у капитана, я ему полностью доверяю. Возмущение родителей я принял на себя, так что тут тоже можешь не волноваться.

– Угу, – буркнула, вытирая набежавшую слезу. А я еще думала, почему папа вообще молчит, а мама вчера говорила со мной на отвлеченные темы. Оказывается, братец прикрыл. Хотя все равно страшно. Когда я летела из дома на звездную базу, точно знала, что меня ждет. Сейчас же – полная неизвестность. Мы прям какие-то сталкеры…

Краем глаза, на фоне всех переживаний, обратила внимание на наш кораблик. Новюсенький, блестящий, по виду – только с верфи. Я такую модель и не видела никогда. Папа в основном летает на огромных военных крейсерах. Это же скорее лайнер. Небольшой и весь такой элегантный. Не могу сказать, что я совсем не разбираюсь в космических кораблях. Все-таки в семье трое из пяти закончили летную академию. Понятно, что все стены в доме, особенно у мальчишек в комнатах, залеплены плакатами со звездными красавцами. А у Лекса даже вся посуда с корабликами.

В общем, от нашего транспорта я в полном восторге! Обидно то, что поделиться не с кем. Маринка в этом ничего не понимает, а с остальными членами нашей веселой компании я знакома лишь заочно. После взлета все разбежались по каютам и раскладывают вещи. Мне же совсем не сидится на месте. Поэтому выхожу в коридор и двигаюсь по направлению к мостику. Планировка у кораблика стандартная, да и по размерам он очень компактный, так что заблудиться здесь невозможно. По ходу считаю каюты. Понятно, вместимость пятьдесят человек. Так я и думала. Еще в наличии должна быть столовая, кают-компания и санчасть. Капитанская рубка прямо по курсу. При моем приближении дверь отъезжает сама. Это классно, а то на военных кораблях надо еще допуск иметь.

В общем, дверь отъехала, издав мелодичный дилим-бом, и все сидящие перед большим экраном развернули кресла в мою сторону. Надеюсь, посередине, с круглыми от удивления глазами, – это наш капитан. А кто еще может быть с такой-то бородой? С бородой может быть только капитан, так во всех сказках написано. И вообще, сразу видно, что он здесь самый крутой. Если бы не удивление в его синих глазах, наверное, взгляд был бы жестким.

– Девочка, а ты чья такая будешь? Кто у нас такой умный, успел ребенка на корабль протащить? – спрашивает рыжий сосед капитана. В третьем же кресле оказывается женщина, и она тоже удивленно поднимает брови.

Я медленно пячусь назад.

– Стоять, – говорит капитан. – Ребенок в форме быть не может. Так что перед нами, скорее всего, стажер-первокурсник. Милика Смит из летной академии? – уточняет капитан.

– Нееет, – тихо отвечаю я. – Алена Красина, пси-инженер. Дипломная практика.

Брови окружающих взлетают в очередной раз, капитан же откидывается на спинку кресла и проводит рукой по лицу сверху вниз, останавливаясь на кончике короткой бороды. Борода, кстати черная, и закрывает практически пол-лица.

Я стою, молчу. Они сидят, тоже молчат. И тут капитан изрекает:

– Знаешь, Брук, не люблю я сюрпризы. Давай-ка, собери мне команду и всех пассажиров через двадцать минут в кают-компании.

Рыжий Брук посмеивается и указывает на меня пальцем:

– Так, капитан, это не сюрприз, это натуральный киндер-сюрприз!

Капитан поворачивается к соседу и щурит синий взгляд.

– Ты у меня дошутишься, помощничек! Кто у нас расселял пассажиров? – рычит он.

– Так Изольда… Сам же посылал.

Я все-таки выскочила за дверь и понеслась в сторону своей каюты. Познакомилась, называется! С хвостиками это я явно погорячилась. Снимаю резинки и плету короткую косу. Фух, хорошо меня на посадке мало кто видел, я последняя заходила.

Над столом пиликает местный интерком и весело выдает голосовое сообщение:

– Уважаемые пассажиры, с вами говорит помощник капитана Марк Брук. Просьба к 12:00 всем явиться в кают-компанию.

Я тяжело вздыхаю и иду жаловаться на жизнь подруге. Благо, она в соседней каюте. Кстати, очень удобно, что на занятых каютах, а их не так много, горят табло с именами жильцов. Вот понадобится мне в двенадцать ночи консультация, например, по микробиологии, выйду я в коридор и все, что нужно, найду даже в темноте. С такими мыслями подхожу к соседней двери. На табло рядом с именем менюшка: колокольчик, карандашик и микрофон. Прикладываю палец к колокольчику и слышу приятный звуковой сигнал. Интересно, а карандаш здесь зачем? Только собираюсь на него нажать, но не успеваю. Дверь отъезжает в сторону. Я обиженно смотрю на Маринку. Ну вот, дверь поюзать не дали! Хотя, этим делом можно заниматься и вдвоем! Вытаскиваю подругу в коридор, и мы начинаем тестировать визуальную панель. При нажатии на карандаш, оказывается, появляется отображение клавиатуры! Если хозяина каюты нет дома или он не хочет открывать, можно оставить сообщение, и оно появится с внутренней стороны. Классная штука! Надо будет дома такое установить! Понятно, что микрофон, дает возможность общаться при закрытой двери. Кстати, тоже очень удобно. Вот понадобится какому-нибудь микробиологу консультация в два часа ночи, а я в кровати и не одета. В общем, все тут у них продумано.

Потыкав панельку, мы нашли и расширенное меню, но потестировать его не успели. Приятный женский голос возвестил на весь корабль, что до встречи осталось пять минут, и мы рванули в сторону кают-компании. Может еще удастся занять хорошие места.

Так как помещение было рассчитано на пятьдесят человек, а нас всего-то на корабле пятнадцать-двадцать, хороших мест хватило всем. Все мы, гости корабля, просто уместились на двух полукруглых диванах. Последними в кают-компанию вошли члены команды во главе с капитаном. Интересно, а кто в рубке остался?

Маринка толкнула меня локтем в бок и указала глазами на нашего капитана. Да, мои предположения подтвердились. Этот тип в темно-сером капитанском кителе с золотыми нашивками, реально крут. Высокий, статный, властный. Прямой нос, хищные брови. Взгляд острый, внимательный. С трудом отвела глаза, когда наши взгляды встретились. Я продолжила рассматривать команду, капитан же разместился в удобном кресле, напротив нас.

– Дамы и господа, – произнес капитан на всеобщем. – Я Дэв Сикорски, капитан и хозяин лайнера «Веселый ветер», на котором все мы имеем удовольствие путешествовать.

Я удивленно перевела взгляд на оратора. То, что он хозяин корабля, говорит о многом. Как минимум, этот шикарный мужчина баснословно богат! Например, у моего папы и братьев собственных кораблей нет, только мелкие прогулочные яхты. И вообще, редко так бывает, чтобы хозяин лайнера был и его капитаном. В основном владельцы нанимают команду целиком и не заморачиваются.

Тем временем капитан продолжил.

– Наш полет, как вы знаете, санкционирован космической базой «Звездный дождь» и является стандартным для данного лайнера. По образованию я астронавигатор, закончил летную академию. Частными перевозками занимаюсь не часто, поэтому команда корабля набиралась перед самим полетом и не является постоянной. Практически все члены экипажа, представители Серебряного сектора с большим опытом подобной работы. Также в нашем коллективе присутствует один курсант, проходящий практику в том же секторе. Итак, давайте представлю вам команду.

– Мой помощник и первый пилот корабля – Марк Брук.

Рыжий крепыш возраста капитана, а, может, и постарше, приподнялся с кресла и помахал нам рукой. Светло-голубые глаза в облаке светлых ресниц смотрели с хитринкой. Невысокий, в летном комбинезоне и тяжелых ботинках, этот мужчина выглядел солидно, но властностью, как капитан не отличался. Да и смотрел на всех как-то по-доброму.

– Второй пилот и связист корабля – Констанца Глуори.

Я посмотрела на даму, которую уже сегодня видела в капитанской рубке. Яркая брюнетка лет двадцати восьми-тридцати. Точеная фигурка, короткая стрижка. Светло-серый лётный комбинезон. Серо-зеленые глаза внимательно рассматривают нас из-под черных густых ресниц. Она бы мне понравилась, если бы не сидела так близко к капитану и не пожирала бы его взглядом. Явно не жена, колец у обоих не видно. Может, любовница? Тогда она мне еще больше не нравится!

– Изольда Танту, – наш бортовой врач, будет контролировать ваше состояние и на Синии. Атмосфера там немного отличается от земной, поэтому советую при любом недомогании обращаться к специалисту. Надеюсь, что все мы останемся живы и здоровы. Во всяком случае, я лично обещал вернуть нашу леди мужу в целости и сохранности.

Это он вовремя сказал. А то мужская часть нашего коллектива уже слюнки начала пускать. Еще бы! Платиновая блондинка с толстой длинной косой и лицом северной королевы. Такой лучезарной голубизны глаз я никогда не видела! И вот она на капитана смотрит очень правильно: тепло и с улыбкой.

– Наши незаменимые техники и электронщики, – представил капитан. – Антон и Томас.

Антон оказался стройным блондином. Томас – темнокожим мелким брюнетом. Оба молодые и по виду веселые.

– Последняя в команде, курсант летной академии – Милика Смит. Я так понимаю, это традиция посылать детвору на действующие корабли в таком возрасте.

И капитан с укоризной посмотрел на практикантку. Я же округлила глаза. Накачанная девица среднего роста уверенно поднялась с дивана. Ее вид мог бы показаться немного грозным, если бы не рыжие кудряшки, торчащие в разные стороны. Девушка привычно провела рукой, приглаживая прическу, и сделала полупоклон в нашу сторону. И это практикант со второго курса?! Интересно, а она будущий навигатор или кто еще? Но капитан профессию девушки не огласил, а перешел к гостям корабля.

– Хочу уточнить, что, кроме практикантов, все на этом корабле – сотрудники звездной базы. Поэтому практически со всеми я заочно знаком, вас же начальство познакомить не удосужилось, на что есть свои причины. До момента вылета все были задействованы в текущих проектах. Как вы знаете, незначительными проектами на нашей базе не занимаются, поэтому отвлекать вас не стали. Надеюсь, шесть дней полета позволят всем лучше узнать друг друга. Кстати, можете активировать нагрудный карман вашей формы. Там высветится имя и род занятий. По желанию сектор и страна.

– Итак, среди нас есть два дипломата, – мужчины поднялись и поклонились в нашу сторону. Даже в немного легкомысленной летной форме выглядели они очень солидно. Дипломаты, они и в космосе дипломаты.

– Фиолетовый сектор представляют два генетика и два специалиста широкого профиля.

Встали две девушки и два парня. Кто из них кто, потом разберусь, а вот женскую часть нашего коллектива подбирали, как на конкурс красоты. Во всяком случае, грудь энного размера белокурой девушки привлекла не только мое внимание. У второй же были шикарные кудри ядрено-красного цвета!

– И наконец, наш самый многочисленный Зеленый сектор. Два микробиолога и два генетика. Плюс две студентки с пси-инженерного факультета на дипломной практике. Они же фактически – наш пропуск на Синию, знакомые Синего принца.

На нас с Маринкой посмотрели все. Ну, надо же было при первом знакомстве так подставить! Покосилась на коллег из Зеленого. Тоже два парня и две девушки. Девушек я точно видела в ресторане, очень уж внешность необычная. Одна с каре синего цвета, в модных фиолетовых очках, явно постарше Маринки. Другая с длинной русой косой, полненькая и невысокая. Ее слишком обычная внешность именно своей обычностью и бросалась в глаза, на фоне окружающих. Кстати, на конкурс красоты она бы тоже прошла, несмотря на определенную пышность форм.

Еще раз окинула взглядом нашу звездную компанию. Странное создалось впечатление. Вроде бы, обычные земляне, рядовые обитатели космической базы. НО! Все дамы красивы и необычны, каждая по-своему. Все мужчины накачаны и имеют уверенный вид. В нашей академии такого не встретишь. Хотя, может, так и должно быть?


Глава 7
Посторонним вход воспрещен…

Самое любимое место у всех пассажиров звездных кораблей, кроме, конечно, кают-компании, это то место, где едят. Будь то простая столовка, кафе или ресторан. Видела я столовые на военных кораблях, такие безликие большие каюты с одним длинным столом. Бывают и с двумя-тремя, это смотря какой вместимости сам корабль. На нашем же лайнере было скорей что-то среднее. Точно не столовка, но и до ресторана недотягивает. Скорее, уютная кафешка быстрого питания. Почему быстрого? Потому как вместо поваров и официанток – автоматы с едой. И это не есть хорошо, так как у меня с этой «едой» по жизни проблемы.

Милые круглые столики с цветастыми столешницами радуют глаз. Мягкие стульчики с изящными спинками манят в свои объятья. Только вот к автомату совсем подходить не хочется. Его содержимое, в основном, стандартно. И с ним я познакомилась в полете на базу. Нет, конечно, что-то я таки ела. Но если бы не несколько упаковок йогуртов, врученных мне в последний момент мамой, форма бы на мне точно болталась. Я тяжело вздохнула. Вот когда оценишь родительскую гиперопеку!

Сидим с подругой за милым столиком и листаем меню на плоском экране, встроенном посередине. Впрочем, тут и листать нечего, всего пять строчек.

Суп овощной с курицей

Каша гречневая

Котлета по-киевски

Салат капустный

Компот

И это после целого месяца ресторанного питания?! Маринка пожала плечами и заказала себе все. Я оглянулась на зал. Нервничала только девушка с синими волосами из нашего сектора. Явно вегетарианка. Понятно, никто перед вылетом даже не удосужился поинтересоваться нашими предпочтениями. Хотя подобная миссия считается военной и меню соответствующее, как на военных кораблях. А среди военных вегетарианцев нет.

Подруга сходила к автомату и вернулась со своим заказом. Я принюхалась и сморщила носик. В это время на наш стол плюхнулся еще один поднос.

– Девчонки, вы не против? – спросила Милика и, не дожидаясь ответа, уселась на третий стул. Поднос у нее тоже был полон. Я еще раз вздохнула. Ладно, будем оптимистами, компот есть – и то благо. А могли бы дать какую-нибудь химию, типа кока-колы. Из съедобного для меня имеется еще гречка, но это уже на крайний случай, когда с голоду буду умирать. Тарелка сухой, рассыпчатой каши положительных эмоций не вызывала.

Компот оказался вкусным. А еще, о радость, на автомате существовала отдельная кнопка с надписью «хлеб». Какой именно и в каком количестве, было непонятно. Но я рискнула и получила ломтик белого батона. Подумала и нажала кнопку еще пару раз. Сразу вспомнился Буратино со словами: «И три корочки хлеба, пожалуйста». Довольная, я вернулась за свой столик.

Маринка о моих проблемах с едой знала давно. В столовой нашей Академии всегда был отличный выбор, но я все равно умудрялась отличиться. Милика же смотрела с удивлением, но промолчала. Видимо подумала, что это совсем уж не ее дело. Правда, долго молчать эта девушка явно не могла. Дожевав котлету, она все-таки решили наладить контакт.

– Девочки, я к вашей компании прибьюсь. А то, смотрю, практиканты здесь явно не в чести.

– Что ты имеешь в виду? – удивилась Маринка.

– Да попыталась я сесть к этим теткам из Фиолетового, так они так на меня посмотрели! Насколько я понимаю, они и с Зелеными не особо будут общаться.

– Так это же Фиолетовый, элита! Нашла куда соваться! – улыбается Маринка. Да они и постарше меня будут. Ты для них – малолетка.

– Так что, можно тусоваться с вами?

– Ну, если принятие пищи ты считаешь тусовкой, то пожалуйста, – кивает ей подруга.

– А чем вы собираетесь заниматься после еды? – интересуется новая знакомая. Мы переглядываемся. Вопрос еще не обсуждался, но при наличии интеркома с ума от скуки не сойдем. Хотя, наверное, существует какое-то расписание, мы же все не на отдыхе, а, типа, в командировке.

Долго гадать не пришлось. К концу обеда помощник капитана объявил, что ждет всех в кают-компании. Будем распределять работу. Милику же пригласили в рубку для утверждения плана практики. Рыжая непоседа скривилась, но пошла. Мы же отправились занимать места.

Через некоторое время народ собрался в кают-компании. Опять расселись по диванам. Вот только Милика оказалась права, все старались общаться в рамках своего сектора. Дипломаты уселись в кресла в углу и что-то обсуждали. Две девушки из Фиолетового сектора ругались со своими парнями. Девушки из Зеленого оказались из одной лаборатории, поэтому пытались выяснить, чем занимаются мальчики.

У нас же возникла дилемма, к кому примкнуть и примыкать ли. Понятно, дипломаты отпадали, хотя с ними было бы больше шансов, они точно не пошлют. На то они и дипломаты. Но меня и даже Маринку смущал их возраст. По виду намного старше моего братца. Общих тем для разговоров точно не будет.

Фиолетовый сектор тоже отпадал, что совсем не радует, они все-таки наши будущие сослуживцы. Но общаться с агрессивно настроенными девицами совершенно не хотелось. Оставался наш родной Зеленый сектор, и это было логично.

Но нашим дружелюбным намерениям не суждено было сбыться. Вошел Марк и объявил, что работать будут две группы, микробиологи со специалистами широкого профиля и генетики из двух секторов. Задачи у них разные. Формулировка появится в рабочих интеркомах у руководителей групп. Кстати, в обеих группах ответственными назначили мужчин. Девушки заинтересованно посмотрели на парней из соседних секторов и решили не возмущаться. В результате группа № 1, микробиологи и иже с ними, удалилась в пятую каюту, оказавшуюся мини-лабораторией. Группа № 2 отправилась в десятую каюту.

Дипломаты обрадовались и отправились по своим делам, их никто озадачивать не собирался. Нам же с Маринкой выдали большую коробку и попросили разобраться. В кают-компании оставаться не хотелось, и мы потащили свою работу на дом, то бишь в мою каюту. Обидно конечно, что самое интересное будет происходить без нас, но, может, наш приз больше и лучше?

С нетерпением плюхнули коробку на стол и открыли. Кто бы сомневался! Чем еще могут озадачить двух пси-лингвистов? Конечно пси-переводчиками! Можно сказать, мы даже обрадовались и на радостях высыпали содержимое коробки на мою кровать. Это же покруче, чем гора чужих игрушек! Разные модели, разный год выпуска. Кроме переводчиков, есть и разговорники. А в отдельном кулечке пять новых пси-приборов! Озадачивать нас уже не надо, мы себе здесь работы на все время полета найдем. Что-то сразу выкинуть или оставить, как подарок аборигенам. Что-то перепрограммировать. Несколько штук придется разобрать. И возникает вопрос, есть ли на корабле нано паяльник с увеличителем?

Мы забрались на кровать с ногами и увлеченно перебирали все это богатство. Пиликнувший интерком над столом привлек внимание надписью, что ужин в 20:00. Я поморщилась, но тут мой взгляд наткнулся на невероятное. Такого в моей каюте просто не могло быть! На столе, прямо под интеркомом, ближе к переборке, стояла большая пластиковая банка йогурта. Округлая, с прозрачной крышкой и нарисованными клубничками на боку. Сверху лежала одноразовая ложечка. Маринка тоже заметила сюрприз и теперь таращилась на меня в удивлении.

– Ну, твой братец дает! Не ожидала от него! Понятно защищать, помогать, заботиться. Но кормить?!

Если честно, я сама такого не ожидала. Братишка действительно всегда заботился, но вся эта история с моей кормежкой его здорово напрягала. Может просто мама переговорила с местным врачом? Или папа связался с капитаном? А кто вообще принес йогурт в мою каюту? Загадка. Но уже весело. Голодом на этом кораблике меня явно морить не собираются.

Время до ужина пролетело незаметно. Мы даже успели найти местных электронщиков и выпросить у них под честное слово нано паяльник со всем сопутствующим оборудованием. Притащив все это богатство в каюту, поняли, что она маловата будет, и отправились на поиски капитана, который ожидаемо обнаружился на мостике. Этот замечательный мужик внял нашим мольбам и отдал под мастерскую каюту № 3, немного ее модернизировав. Две кровати сложились в переборки, а посередине появился квадратный стол с управляемым светодиодным освещением. Практически такой же, как в нашей лаборатории на базе. Еще имелись четыре удобных эргономичных кресла на колесиках и панель местного интеркома.

Зачем так много кресел на нас двоих, мы поняли уже к ужину. Из всех обитателей кораблика к нам не заглянули только первый пилот и капитан. Да и то, подозреваю, что они были очень заняты, пилотировали корабль. Но к вечеру это досадное недоразумение было исправлено. Как я упоминала ранее, двери в общественные места на этом лайнере не блокировались и открывались при прикосновении снаружи с мелодичным звуком. Каюта № 3 хоть и была переоборудована, но как раз теперь и являлась таким общественным местом. В общем, дилимбомканье каждые десять минут не просто отвлекало, а бесило. Я вздрагивала, паяльник дергался. Маринка за эти несколько часов воспроизвела всю известную ей нецензурную лексику и тот, кто таки попадал в нашу каюту, вылетал очень быстро, не успев присесть.

Когда же в 19:00 дверь в очередной раз оповестила о несанкционированном вторжении, я не выдержала и запустила туда, не глядя, стаканом из-под компота. Меткостью вслепую никогда не отличалась, поэтому звон разбившегося о стену стекла сопроводила очередная сердитая тирада подруги на винийском, только внесенном нами в новый пси-переводчик. Я подняла глаза, чтобы полюбоваться делом рук своих, и порадовалась, что с новым языком знакомы только узкие специалисты. На пороге удивленно застыли капитан и первый помощник.

Маринка сконфуженно развела руками, но видно, тоже вспомнила, что она очень узкий специалист и вообще брошенная ею фраза вполне могла сойти за сердитое приветствие. А вот брошенный мной стакан говорил сам за себя, причем на всеобщем… Марк посмотрел на капитана, тот выглянул в коридор. Что-то хмыкнул и, втолкнув помощника внутрь нашей каюты, закрыл за собой дверь. Потом поколдовал над панелью управления и довольный своей работой, улыбнулся нам. После чего оба мужчины переглянулись и направились к свободным креслам. Нет, ну и как это называется? А главное, не выгонишь!

Мы с подругой тоже переглянулись и молча уткнулись в схемы, решив не обращать на незваных гостей внимания. Благо, те сидели тихонечко и молчали. Когда же интерком громко сообщил нам, что через пять минут всех ожидают в столовой, мы даже удивились, обнаружив за столом посторонних. Дэв мягко улыбался в бороду, а лицо первого помощника капитана выглядело умиленно.

– А ты говорил, киндер-сюрприз, – подколол помощника капитан.

– Виноват, ошибался, два киндер-сюрприза – не остался в долгу помощник.

Мы подумали обидеться, но потом вспомнили, что последний час нас никто не беспокоил, и удалось перепаять большую часть из задуманного. Так что мы поулыбались нашим спасителям и предложили отправиться на ужин. Капитан открыл перед нами дверь, а вот когда мы все вышли, и дверь закрылась, на внешней панели обнаружилась светящаяся надпись огромными красными буквами «Посторонним вход воспрещен!». Слов не было, а у подруги даже выражений не нашлось. Капитану наше респект и уважение!

Все вместе двинулись в столовую. Я заранее настроилась на одинокий чай с корочкой хлеба. Мужчины нас покинули и отправились за командный столик. А мне их компания очень даже понравилась, но не навязываться же. Может, мы им за час так надоели, что им хочется от нас отдохнуть. Спросила, что думает по этому поводу подруга. Подруга тоже была не прочь продолжить общение. Мало того, капитан показался ей чем-то знакомым. Наверное, пересекались на базе. Впрочем, наше часовое сидение в одном помещение и общением-то не назовешь. Но с некоторыми и помолчать приятно…

С такими мыслями я открыла вечернее меню и тяжело вздохнула. Взглянула на девушку с синими волосами за соседним столиком. Ее лицо также восторга не выражало. На кармашке светилась надпись «Саманта Фокс, микробиолог, Зеленый сектор». Ее подруга тоже оказалась микробиологом. «Эмма Стравинская, микробиолог, Зеленый сектор» прочитала я светящуюся надпись.

Вообще, очень удобно. Не надо ходить и всем называть свое имя. Да и не все способны запомнить сразу столько людей. А так, посмотрел на надпись и знаешь, с кем дело имеешь. Обычно так делают на крупных международных семинарах. Имена, звания и страну или планету пишут на бейджиках. Не знала, что у кармашков летной формы есть такая функция. Хотя все логично. На больших кораблях даже необходимо.

От рассматривания окружающих меня оторвала Милика, плюхнувшая свой поднос на столик и перекрывшая мне обзор.

– Фух, сумасшедшая смена! – выдала рыжая, – а капитан просто лапочка!

– Мы заметили, – подтвердила подруга. – Еще бы немного, и я бы в него влюбилась.

– И что тебе мешает? – любопытствует Милика.

– Ну, понимаешь, он немного не в моем вкусе. Вот если его побрить и перекрасить в блондина, тогда да.

– Угу, – говорю я, – тогда это будет клон моего брата. И глаза у них синие и фигуры похожи.

Маринка оглянулась на столик капитана.

– Нееее, не тот типаж. У тебя братец из разряда породистых блондинов. И характер у него блондинистый. Как брюнета не перекрашивай, такое повторить невозможно. Наш же капитан типичный аристократ. Ему легкости не хватает. Явно, тяжелое детство и строгое воспитание.

– Да, моего братца в аристократичности и строгом воспитании заподозрить сложно, в этом ты права. Но капитан все равно лапочка.

– Вот! Я же вам и говорю! – восклицает Милика. – Да он мне сегодня за пару часов объяснил то, что нам в академии целый курс пытались вдолбить! Его бы к нам в преподы!

Мы заинтересованно уставились на капитана. Мужчина удивленно поднял брови. Потом внимательно осмотрел наш столик и остановился на моем чае. Я в ответ пожала плечами и указала глазами на Саманту за соседним столиком. Перед ней также стояла одинокая чашка. Капитан нахмурился и принялся что-то писать на планшете. Через несколько минут у меня в ультракоме пиликнуло принятое сообщение. Я сдвинула устройство на глаза. Отправителем значился капитан, а получила я, как ни странно, карту. Удивилась, сбросила Маринке. Маринка тоже удивилась. С Миликой пока решили не делиться, мало ли. Может это секретная информация.

После ужина, когда все разошлись по каютам, мы решили не откладывать на завтра то, что нам не даст спокойно заснуть сегодня. Карту вывели на Маринкин гибкий планшет и двинулись в путь, который начинался как раз от нашей каюты № 3. В результате за час мы излазили корабль вдоль и поперек. Обнаружили шлюз, помещение со спасательными шлюпками, грузовой отсек, забитый какими-то коробками. В машинном отделении перемазались как свинки в синее масло непонятного происхождения и со специфическим запахом. И главное, в каждом следующем месте обнаруживалась светящаяся панелька с очередной загадкой.

Очень похоже на квест, типа «Ночного дозора». Я в такую штуку года три назад с братишками играла, когда они в очередной раз посетили дом родной на мамин день рожденья. Ох, и влетело же нам тогда! Когда мама в два часа ночи определила по браслету, что ее несовершеннолетний ребенок бродит по городскому кладбищу, мало никому не показалось. А всего-то надо было найти могилу двухсотлетней давности с очередным заданием. Наша команда явно опережала соперников и парни, чтобы наверняка выиграть, решили разделиться. Наш транспорт пришлось бросить у центрального входа, так как деревья на кладбище старые и очень высокие, пролететь просто нереально. Вот мы пешком и отправились. Лекс еще спрашивал, не боюсь ли я вампиров и всяких там зомби. Я гордо ответила, что не маленькая и в зомби не верю. Конечно, Борису тогда влетело больше всех, а мы с Яном после этого как дураки еще год с детскими браслетами ходили.

С тех пор к подобным играм я отношусь с опаской. Нет, сам процесс не напрягает, но присутствует ощущение, что участвуешь в глобальной шкоде, и в любой момент может появиться мама, и объяснить, как все это неправильно и почему.

И вот мы, грязные, уставшие и странно пахнущие, стоим перед дверью в нашу временную лабораторию и таращимся на надпись «Посторонним вход запрещен». И по всем подсказкам получается, что это и есть наш клад, последняя станция капитанского квеста.

Маринка ругается и открывает дверь. Свет автоматически загорается, и мы видим в правом углу огромную белую коробку, перевязанную красным бантом. При ближайшем рассмотрении коробка оказывается холодильником. Бантик мы просто срываем и замираем, открыв рты перед содержимым нашего приза. Йогурты, творожки, кефиры, молоко, творожные тортики, пудинги, сырники и несколько банок варенья. Я в шоке. Подруга в ауте. Да нам столько вдвоем не съесть! Хотя, можно еще Саманту привлечь и Милику угостить… Главное, это наш приз! Мы его честно нашли! И вот что делать с капитаном? Спасибо ему сказать? Вот так в открытом космосе целый холодильник еды для меня… Я, конечно, привыкла, что со мной все носятся. Но когда это делает крутой капитан офигительного лайнера, как-то это даже для меня непривычно…

А утром на завтрак была овсянка. С вареньем. И у меня ощущение какого-то дежавю. Капитан же прикидывается серьезным, и в нашу сторону даже не смотрит. Зато кидает взгляды Марк, и уголки его губ подрагивают в сдерживаемой улыбке!

Саманту мы успели обрадовать до завтрака, остальной же коллектив спокойно уплетает омлет с сосисками. Я пью кофе и через затемненное стекло ультракома поглядываю на окружающих. Сегодня надо будет решить, кому какие переводчики достанутся. Для этого надо точно представлять, как будет проходить работа, и кто за все отвечает.


Глава 8
Ролераспределительная

На завтраке приставать к капитану не стали, пусть человек спокойно поест. Но вопросов накопилось много, да и спасибо сказать стоит. Поэтому вышли мы из столовой и замерли по обе стороны от двери. Долго ждать не пришлось, капитан вышел пятым. Предыдущие выходцы на нас косились и шли по своим делам. К Дэву же мы прицепились с двух сторон и сказали, что идем к нему в гости. Маринка сказала. Капитан снисходительно на нас посмотрел, а Брук, выходящий следом, пропел:

– Ооооооо, капитан, ваша популярность среди дам на этом рейсе зашкаливает!

Выходящая в этот момент в дверь столовой Констанца зло толкнула помощника капитана локтем. Тот хмыкнул, а капитан приобнял нас за талии и повел в сторону своей каюты. И вот тут мы как-то растерялись. Не знаю, о чем думала Маринка, а я была уверена, что разговор состоится в рубке. Там вообще сейчас должен быть один автопилот! А мы реально идем в гости к капитану! И съехать уже нельзя, нас крепко держат. У двери на секунду отпустил и легонько втолкнул в открывшийся проем.

Дааа, каюты капитанов, это всегда что-то особенное! Но осмотреться хозяин нам как следует не дал, усадил на диванчик и пристроился напротив, в кресле.

– Ну что, киндер-сюрпризы, рассказывайте, как дошли до жизни такой…

– Какой? – уточнила Маринка.

– Шляемся по кораблю, вешаемся на капитана…

И все это говорится проникновенным низким голосом с легкой вибрацией.

– Мы не вешались! – возмутилась я. – Мы спасибо сказать хотели!

– А в гости зачем напросились? – в шутку удивляется капитан.

– Так это мы просто поговорить хотели, а в коридоре неудобно! – уточняю я.

– Говорите, – капитан откидывается на спинку кресла и вытягивает ноги вперед. А я вдруг понимаю, что хочу слушать его голос, прям кайф какой-то от этого ловлю. Передергиваю плечами и подозрительно смотрю на капитана. Он же в упор рассматривает меня. Я в ответ начинаю уделять внимание мелочам. Разрез глаз, форма носа, изгиб губ. До этого как-то видела его в общем, а вот сейчас, так близко, понимаю, что этот бородатый тип довольно таки молод и красив. И борода просто дополняет образ бывалого капитана. В итоге останавливаюсь на его глазах, и что-то в этом неправильное. Ну не должны быть у него синие глаза! И главное, все молчат! Маринка вообще переводит взгляд с меня на него и улыбается.

– Что!? – возмущенно смотрю на подругу.

– Да так, оцениваю степень популярности нашего капитана на данном рейсе, – выдает подруга, передразнивая первого пилота.

Капитан же выходит из задумчивого созерцания и все-таки решает перейти к делу.

– Давайте начну я. Поговорить, правда, стоило еще вчера, но как-то все закрутилось, да и просто было интересно за вами понаблюдать.

– И что, прикольно развлекаться за чужой счет? – язвит Маринка.

– Представь себе. Можешь считать, что у нас с Марком это был первый выходной за последние несколько месяцев напряженной работы. Этот полет вообще – каникулы. Поверьте, на планете расслабиться не удастся. А по поводу разговора, Борис решил свалить весь инструктаж на меня. Алена, тебя вообще не смущает, что брат так просто отправил тебя прямо в руки Синему принцу?

– Смущает, – и я кошусь на подругу. Не знаю, насколько в курсе капитан, а вот Маринке моя история точно неизвестна.

– Я так и подумал. И не удивляйся, что я привлек к разговору твою подругу. В наши планы входит ввести ее в курс дела. Конечно, если она ответит положительно на мое предложение.

Маринкины брови взлетели от удивления. И знал же капитан, чем ее зацепить. Подруга обожает все таинственное и неизведанное. Какое бы предложение ни было, она его выслушает.

– Марина, я знаю, что Борис после диплома пригласил вас на работу в Фиолетовый сектор. Знаю, что вы с подругой согласились, – капитан делает драматическую паузу. – Так вот, я предлагаю параллельную работу в Черном секторе.

Трам-пам-пам, и я отмираю первой:

– А мне?

– Ты можешь подумать, а вот ответ твоей подруги мне нужен сейчас.

– Конечно, я согласна! – восклицает ошарашенная Маринка. – Черный сектор! Да это мечта всего моего детства!

Я удивленно смотрю на подругу. Видно у них в роду это наследственное – играть в шпионов. Только старший братец уже доигрался до руководителя. Интересно, это вообще его идея? Хотя, чья же еще?

Капитан улыбается в бороду и кивает.

– Стандартный договор вступает в силу с момента подписания. Вся полученная тобой информация в момент опасности разглашения будет блокирована специальным препаратом.

Дэв протягивает Маринке планшет с договором и стакан воды с красной капсулой.

– И еще, до того, как ты подписала, скажи, тебе Борис сильно нравится?

– А какое это имеет значение? – подозрительно интересуется подруга.

– Борис мой друг, и я, в зависимости от твоего ответа, могу скорректировать некоторые планы.

Подруга задумывается.

– Нравится он мне очень. Просто это мой тип. Но не могу сказать, что я в него влюблена. Это что-то меняет?

– Да, объясню потом.

Я заинтригована. Борис к Маринке тоже не совсем равнодушен. Но он по жизни бабник! Хотя, я очень надеялась, что с моей подругой у него выйдет что-то посерьезней мелкой интрижки. Правда у них и до интрижки не дошло. Так, любовались друг другом. А жаль. Нашей маме срочно нужны внуки, тогда есть шанс, что она отстанет от нас с Яном. Мне-то ничего, я девочка, а вот двадцатилетнему братцу стыдно перед сокурсниками. Как трупы на лабораторке резать, так он взрослый. А для пьянки в ночном клубе, по словам мамы, еще не дорос. Вот.

Пока я думаю о ближних своих, подруга подписывает договор и глотает капсулу. Капитан явно доволен. Он тоже подписывает договор и куда-то его посылает. А потом хитро смотрит на Маринку и говорит:

– А вот теперь, сестренка, ты и слОва родителям не скажешь о том, что мы с тобой работаем в одной структуре. Со своей стороны тоже обещаю молчать, – и подмигивает нам двоим.

Подруга ошеломленно смотрит на Дэва, потом вскакивает с дивана и подходит к нему вплотную. Рот она открывает, но сказать ничего не может, видно нормальных слов нет, а остальные по этикету не прокатят.

Я же лихорадочно пытаюсь вспоминать, откуда у подруги мог взяться брат – капитан корабля, ведь у нее только младшие сестры! Начинаю сопоставлять факты, и понимаю, что могла бы и сама догадаться! Стал бы меня собственный братец отпускать непонятно с кем, даже если этот кто-то – его друг? Мой брат, конечно, разгильдяй известный, но не идиот. Понятно, что отпустил с тем единственным, кто меня действительно может защитить. И вот вопросов у меня к «капитану» теперь намного больше. Почему Борис так просто отпустил меня именно в то место, в которое мне попадать категорически не стоило? Ладно, пока не узнаю, отсюда не уйду! Дэвид кивает, но ничего не обещает.

Он опять смотрит на меня, и я чувствую, что все становится на свои места. За всю жизнь мне до безумия понравились двое мужчин, братья не в счет. Начальник Черного сектора и капитан нашего корабля. Про капитана я поняла только сейчас. Правда, у него перед первым большое преимущество. Он обращает на меня внимание! В его взгляде нет холодности и безразличия! И он действительно мне очень нравится…

Дэвид, а это именно он, вкратце рассказывает Маринке о моем внеземном происхождении, делая акцент на факте, что мне нежелательно привлекать внимание Синего принца, да и его отца тоже.

Маринка слушает историю про меня, открыв рот. Даже не обижается, что ничего ей раньше не рассказала, так как понимает, что и сама такая. Встретились две принцессы, называется. В процессе рассказа мило общаемся и пьем кофе. Я вслушиваюсь в его голос и зажмуриваю глаза от удовольствия. Протягиваю ему сахарницу, и большие, теплые руки обхватывают мои пальцы. Искры бегут вверх, и я бы от удивления упустила емкость, но он подхватывает сахарницу, и я отдергиваю руки.

– Не пугайся, это похоже, активировался браслет, – улыбается Дэвид. – Сам такого не ожидал.

– Так ты не в курсе, как он работает? – уточняю я.

– Откуда? Борис говорил, что должен действовать принцип разделенных частиц Эйнштейна. Но сама же понимаешь, другой мир, другие правила. Будем на месте выяснять. У Бориса много научных соображений на этот счет. У меня с собой список того, что нужно проверить.

– Он что, решил нас использовать как лабораторных мышек?! – возмущаюсь я.

– Не обижайся, но его жажда знаний сильнее любых родственных и дружеских связей. Он считает, что пребывание на Синии приведет к пробуждению твоих истинных способностей.

– Откуда он может знать, какие способности у меня в потенциале?

– Поверь, он занимался изучением этой проблемы всю твою сознательную жизнь. И было на ком проверить. Так что первой жертвой эксперимента ты не станешь.

– Чем дальше мы от Земли, тем интереснее становится жизнь, – замечает Маринка.

– Уууу, а что будет на Синии, и представить страшно! – отвечаю я.

– Кстати, а о чем вы хотели со мной поговорить, – вспоминает Дэвид.

– Да так, мелочи, как будем переводчики распределять? Мы там все, вроде, восстановили, осталось перепрограммировать кое-что, – отвечает подруга. Нам бы знать, кто чем реально будет заниматься, тогда можно будет оптимально подстроить прибор для каждого. Новых пси-систем всего пять. Это для сложных прямых контактов.

– Я понял. Два из пяти сразу забираю я с Марком. Один возьми себе, Алене он точно не нужен. Остается два. Их получат руководители двух научных групп, генетики и микробиологи. С остальными – на ваше усмотрение. Схему и план работ групп я сброшу вам на интерком, так что решайте сами, у кого будет больше контактов.

– А как мне вообще контактировать с этим принцем? – уточняю я.

– А никак! – радует меня начальник Черного сектора. К принцу ты не долетишь.

– А, э, мы же пропуск!

– Вот пропуском поработаете и не долетите. Причем я тут буду совсем не причем, – серьезно говорит Дэвид.

Мы переглядываемся. Нет, конечно, мы рады. Но где подробности? Подробности нам обещают в последний день, чтобы не нервничали зря. И вот зачем он это сказал? Ща мы такого себе напридумываем! Я поняла! Надо записать все возникающие вопросы и еще раз напроситься в гости, а то нас уже выпроваживают под предлогом, что вообще-то работать надо.

Мы и пошли работать, забрав у капитана всю вазочку шоколадного печенья. А что, ему жалко для почти родной сестры и практически жены?

* * *

Начальство теперь, по возможности, из нашей лаборатории не вылезало. Иногда Дэвид приходил с Марком, чаще один. Но всегда приносил что-нибудь к чаю. Садился и молча наблюдал за работой. Жаль, а мне так хотелось слышать его голос. Но Маринка со звуковым сопровождением работать не могла, и у нас на настенной панели, появилось изображение странной тетки в красной косынке с приложенным к губам пальцем и надписью «Не болтай!». Выглядит довольно таки грозно. Вот наше начальство и молчит. И на меня смотрит. А меня это смущает и мешает работать больше, чем если бы он действительно болтал. Так и живем.

Появился прогресс и в области общения с коллективом. Дипломаты первыми пошли на контакт и теперь с удовольствием рассказывали о Синии всем желающим. Фиолетовый сектор перестал задаваться и теперь плодотворно работал с Зеленым. В нас же вообще перестали видеть конкурентов, особенно после массовых набегов на лабораторию. Кстати, большая часть переводчиков уже приобрела новых хозяев, и народ пытался активно общаться на фадже. Даже наши техники-электронщики выпросили себе модифицированные аппараты.

Констанца невзлюбила нас еще больше, узнав, что точно не станет обладательницей последней модели. Маринка даже порывалась отдать ей свою, но я посчитала это нерациональным. Кто-то же из нас должен произвести официальный ввод модели в эксплуатацию, а потом по результатам написать отчет. А вдруг в системе обнаружатся глюки? И кому отвечать? Подруга посмотрела на меня с уважением и в дальнейшем на провокации не велась.

На пятый день полета нас собрала Изольда. Все, конечно, знали, что на Синии атмосфера отличается от земной, но не думали, что это требует дополнительных мер. Изольда заявила, что на протяжении всего полета воздух корабля постепенно заменяли приближенным к синийскому, нам же в напитки добавляли специальное вещество, способствующее адаптации легких. Проблем с дыханием за это время ни у кого не возникло. В нашу одежду встроены специальные датчики, передающие показатели на интерком дока.

При выходе на планету все получат дополнительно кислородные маски. Такая мера предосторожности может и не потребоваться, но это мы должны понять сами. Влажность в радужном мире в сочетании с жарой может быть тяжело воспринята даже не нашими легкими, которые уже адаптировались, а самим мозгом. А от некоторых видов психосоматической реакции можно и умереть. Все покивали и согласились.


Глава 9
На планету прилетательная

Мы еще не долетели, а меня уже начало потряхивать. Рюкзак с вещами на всякий случай собрала заранее и выставила за дверь. Распихала по кармашкам всякую всячину. В коридоре была поймана Изольдой и получила контейнер с линзами зеленого цвета. Удивилась. У меня с собой такой имеется. Взяла по совету доктора. Изольда объяснила, что это просто цветные линзы, без диоптрий. Так как на Синии преломление света происходит по-другому, да и куча дополнительных факторов. В своих нынешних линзах я просто ничего не увижу. Сейчас менять их нет смысла, может возникнуть дезориентация. На планете же стоит закрыть глаза дополнительно ультракомом. В крайнем случае, зрение он скорректирует. Датчики на мне остаются, так что Изольда всегда сможет понять в каком я состоянии.

В задумчивости я двинулась по коридору в сторону столовой и столкнулась с капитаном. Он что-то кричал в наушник и одновременно тыкал пальцем в планшете. Увидел меня, извинился перед собеседником и обещал связаться через пару минут.

– Алена, ультраком не снимать! Включи функцию оценки опасности и выведи в левом верхнем углу. Все остальное переключи на режим «скаут».

Он еще раз окинул меня взглядом.

– И сделай те плумовские хвостики.

У меня глаза на лоб полезли.

– Ты что, тоже мультики смотришь?!

– Ну, не то чтобы смотрю, просто всегда в курсе, как и где мои сотрудники проводят время.

И тут я представила Дэвида с «сотрудницей» в темном зале кинотеатра, целующимся на последнем ряду. Ой, как в глазах запекло…

– Аленка, ну что ты себе уже напридумывала! Про Плум мне Борис рассказал. Очень жалел, что не видел мою реакцию на тебя с хвостиками. А на этом мультике твой братец был несколько раз, потому как сам попросил админа зала крутить днем что-то одно, чтобы не отвлекало.

От картинки целующегося в темном зале кинотеатра Бориса моя психика явно не пострадала, это было нормально, и я улыбнулась.

– Ладно, проехали. А хвостики-то зачем?

– Лучшей маскировки в жизни не видел. Я заинтересован, чтобы тебя воспринимали маленькой девочкой и не принимали в расчет. Даже если все пойдет не по плану, поверь, из имеющихся в наличии дам, ты привлечешь внимание принца последней.

И я подумала, может мне обидеться? Наверное, на лице что-то такое отразилось.

– Алена! С Виньером ты уже знакома. Но если принц увидит твои глазки, ему будет все равно, как ты выглядишь и сколько тебе лет. А вот если не увидит, поверь, взрослые мужчины стараются с такими малолетками не связываться. И нам это очень на руку. Даже если все сложится хорошо, кроме Виньера, а его мы намерены сразу нейтрализовать, на планете еще толпы неженатых принцев и овдовевший правитель. Решай сейчас, или ты делаешь вид, что ребенок, или я надеваю тебе второй браслет.

Упс. Это типа он мне так предложение делает? Может, действительно обидеться? Заглядываю в неправильные синие глаза. Кто-то совершенно серьезно ждет от меня ответа. Ага! Берите меня, Ваня, я вся ваша. Ща! Развернулась и пошла делать хвостики. Жаль, он моих желтых шортиков не видел! Ничего, я им сейчас такой детский сад устрою, мало не покажется!

Резинки с разноцветными шарами нашлись в боковом кармашке рюкзака. Сделала хвосты повыше и поменяла цвет стекла в ультракоме на ярко-розовый. В остальном будем развлекаться по обстоятельствам. Хлопать ресничками и делать губки бантиком или обиженно их надувать умеет каждая приличная девушка, которой требуется, чтобы от нее срочно отстали. Я так на первом курсе Академии тестирование на способности проходила. Борис сразу сказал, что избежать нельзя, но надо корректно завалить. Зачем, я тогда не понимала, но всегда подозревала, что брат у меня умный и плохого не посоветует. Мама с ним, кстати, согласилась.

Программа была государственная. Тестировали поголовно всех, кто учился не по возрасту. Типа выявляли гениев. А реально, набирали себе базу кадров для закрытых лабораторий. В общем, пришла я такая мелкая с длинной косой, в белом сарафанчике. Села в очередь. А там три пацана с планшетами формулами обмениваются, и девица моего возраста в деловом костюме на всех надменно поглядывает. Мы с мамой переглянулись, и я молча достала из сумки любимую куклу и начала плести ей косички. Потом еще на стул рядом кучу одежек высыпала. Мама отлучилась по своим делам, я же сосредоточенно играла. Когда из кабинета вышел серьезный дяденька и остановил на мне взгляд, брови его поползли на лоб.

– Девочка, а ты чья такая?

– А я с мамой, – ответила я, болтая ногами.

– А кто у нас мама?

– Лиана Красина, – скромно ответила я.

– Это которая из министерства здравоохранения? – удивился мужик.

– Ага! – радостно подтвердила я. – Как бы я сюда по-вашему попала?

Дяденька задумался, а потом пошел кому-то звонить. Через десять минут мама меня забрала и больше мы туда не ходили. Маме никто и слова не сказал, ведь направление у меня от деканата было. А им по сути все равно, главное галочку поставить, что задачу выполнили, ребенка куда надо послали.

А с этими сиреневыми хвостиками все только на шарики разноцветные и пялятся. Просто артефакт какой-то по отвлечению внимания. Покрутилась перед зеркалом, показала отражению язык и вспомнила, что вообще-то шла на обед. Вылетела из каюты и столкнулась с Маринкой, которая тоже про обед вспомнила. Только двинулись в сторону столовой, взревела сирена. Не сговариваясь, метнулись за рюкзаками, мало ли что. В это время в конце коридора появилась Милика и бросилась к нам.

– Быстро в спасательный катер, приказ капитана!

И мы побежали. Корабль тряхнуло, и сирены завыли в другой тональности. Из кают и столовой стали выбегать испуганные пассажиры. В конце коридора появился первый помощник и стал отдавать распоряжения. Мы пробежали мимо рубки. Капитан что-то кричал в интерком. Дверь была открыта и я глянула на изображение. От удивления замерла в дверях. С экрана на меня смотрела удивленная физиономия среднего братца – Лекса. Он кричал, что сейчас находится в четвертом квадрате и нас у него даже на горизонте не видно. – Тогда кто по мне палит?! – орал в ответ капитан.

Дослушать я не успела. Милика сильно дернула за руку и потащила к шлюзам. Корабль тряхнуло еще раз, и я решила не сопротивляться. Мы быстро втиснулись в трехместный катер, и стажер хлопнула по красной кнопке. Заработал двигатель, и одновременно с ним стал открываться люк. На все ушло порядка десяти секунд, через которые мы уже шли сквозь атмосферу. Оказывается, наш транспорт болтался на орбите Синии. Рядом с нами сверкнули спасательные капсулы. Надеюсь, все успеют вовремя покинуть лайнер. И тут в голове мелькнула жуткая мысль. Капитан всегда покидает корабль последним. Если вообще его покидает…

Вспышка озарила пространство за нашей спиной, отразившись в панели и лобовом стекле. Что-то звякнуло об обшивку. До Маринки дошло первой, и она зажала рот рукой. Милика сосредоточенно что-то клацала на панели. Я же нашла в себе силы оглянуться. То, что мы уже входили в атмосферу, наверное, спасло нас от осколков взорвавшегося корабля. Но кроме остаточного света вспышки, увидеть ничего не удалось. Начала лихорадочно вспоминать, сколько капсул успело вылететь. Три блестящие точки видела точно. Если считать, что они тоже трехместные, вместе с нами могут спастись двенадцать человек. А нас было пятнадцать… Кто? Дэвид? Марк? Констанца? Мозг тупо обрабатывал информацию и отключаться никак ни хотел. По щекам катились горячие слезы. Лекс! Что здесь делал Лекс? И почему капитан думал, что это он в нас стреляет?

Всю дорогу сидели молча. Поднимать какую либо тему, кроме случившегося, не имело смысла. Говорить о катастрофе было страшно. А вот перестать думать я не смогла. Перед глазами до сих пор стоит световая вспышка, а в ушах раздается блямсанье осколков по обшивке катера. По-хорошему, это были очень мелкие осколки, да и ускорение у них не превышало наше. Иначе бы от катера рожки да ножки остались. Улететь мы далеко не успели, и тогда вопрос, почему так легко отделались? Теоретически, погасить скорость осколка могло лишь расстояние. Может, «Веселый ветер», понимая, что катастрофа неизбежна, совершил пространственный прыжок? Но тогда бы мы вряд ли увидели вспышку.

Когда под нами появились горы, и Милика взялась что-то щелкать на панели управления, мой врожденный оптимизм все-таки победил. Ну не мог начальник Черного сектора так влипнуть! Да, что-то пошло не по плану. Сильно не по плану. Но в то, что он погиб, я не верю. Что там он упоминал о теории Эйнштейна? Две частицы, разделенные в пространстве и времени, остаются связанными. Если предположить, что наши браслеты работают именно так, то повреждение второго я бы обязательно почувствовала. Это лабораторка второго курса! Мы еще преподавателю долго не верили, а он потом с мальчишками пари заключил. В итоге, разделили мы частицы и разнесли по разным лабораториям. Один из образцов запихнули в центрифугу и раскрутили. Так вот, вторая частица стала вращаться с той же скоростью, находясь в простом контейнере! В общем, продули наши преподу бутылку мартини и зареклись спорить с профессорами. В современной физике никакой ловкости рук, сплошное чудо! Но это все поняли только на четвертом курсе, когда до темной материи добрались. Магия в чистом виде. Хочешь не верь, а хочешь, возьми оборудование и проверь сам. Кстати, нас, пси-инженеров, в кулуарах так и обзывают – техно-магами. И мне это нравится. А то какая-то эта приставка пси – не солидная. А техно-маг – звучит гордо.

В очередной раз, глянув вниз, порадовалась, что катер у нас управляемый. Спасательная капсула просто плюхнулась бы, куда придется, или, если в нее заранее внесли нужные координаты, упала бы в заданное место. У нас же тут право выбора. Хочешь, садись в горах, хочешь – в лесах. Можно даже город поискать или селение какое. Интересно, нам одним так повезло? Не выдерживаю и спрашиваю у Милики.

– Милика, а почему мы на катере летим, а остальные на спасательных капсулах?

– Так катер был один, капитанский, – без задней мысли отвечает наш пилот.

И тут приходит в себя Маринка, заинтересованная ответом.

– Получается, мы забрали у него спасательный катер…

– Почему забрали? Он сам дал указания при сигнале об эвакуации срочно хватать вас и запихивать в катер.

– Ничего не понимаю! Когда дал указания? – уточняю я.

– На второй день полета дал. Вызвал к себе на мостик и проинструктировал.

– Хорошо, – выдохнула я. Что-то подобное и предполагалось. Уже легче. – А куда мы летим?

– Не знаю, – пожимает плечами Милика.

– Как не знаешь?! – кричит Маринка, – ты же пилотируешь!

Милика поднимает брови и делает круглые глаза.

– Да у меня права уровня бет, при вхождении в атмосферу я бы нас в два счета разбила! Тут автопилот сам фурычит.

Мы с подругой в ужасе переглядываемся.

– Подожди, Милика. Ты же курсант Звездной академии? Правильно?

– Правильно, – соглашается рыжая.

– И с капитаном ты практику проходила по пилотированию?

– Почему по пилотированию?

– А по чему еще?! – сердится подруга.

– Так по специальности, – пожимает плечами наш самозваный пилот.

– По какой? – грозно спрашивает Маринка.

– Личный телохранитель. Практика в экстремальных условиях. Вот если катер удачно сядет, и мы все живы останемся, один зачет мной уже заработан, – гордо выдает рыжая.

Мы же с подругой потихоньку начинаем звереть. Интересно, о чем еще мы не в курсе? Надеюсь, этот чертов конспиратор остался жив! Иначе, найду некроманта, вытащу с того света и выскажу все, что я о нем думаю!

К нашей общей радости катер таки сел удачно. Большое спасибо автопилоту и тому, кто его программировал. Милая полянка на чужой планете среди бескрайних лесов, самое то для трех маленьких девочек. Надеюсь, медведи здесь не водятся.


Глава 10
Маша и медведь

Прежде чем выпустить нас наружу, Милика что-то проверила по приборам. Потом взяла себе и сунула нам кислородные маски. Мы скептически хмыкнули, но взяли. Если судить по датчику влажности, за бортом всего-то 70 %, не утонем.

Дверь плавно отъехала и наш телохранитель, первой спрыгнула в густую траву, совершенно ненормального, ультра-зеленого цвета. Мы вывалились следом. Девчонки прижали ко рту кислородные маски. Я же попробовала вдохнуть и не смогла! Оно не вдыхалось! Вовремя получила по шее от подруги и уткнулась в маску. Но почему?

С детства у меня были жуткие проблемы с дыханием, именно потому, что воздух для моих легких на Земле очень сухой. Даже на море – летом. Поэтому, в доме у нас непрерывно работали увлажнители. К двенадцати годам проблему удалось постепенно решить. С тех пор я чувствовала себя как любой астматик и носила в кармане специальный спрей. Нет, два специальных спрея. Кроме легких и носа, у меня еще здорово страдала слизистая оболочка глаз. Линзы помогали удерживать влагу, но делали это максимум сутки.

Несколько человек в группе были в курсе моих проблем и периодически меня спасали. Когда я в прошлом году потеряла сознание прямо на лабораторке, наш староста Федя молча взял на руки и отнес к ректору. Почему не в медпункт? Потому как там нет такой крутой душевой кабинки, как у нашего начальника. Пять минут пара, и я как огурчик в парнике. Правда, раздеть меня мальчики не рискнули, и из меня получился мокрый огурчик.

Ух, и влетело мне тогда от мамы! И главное, не учла такой пустяк, как напоминалка. В детском браслете у меня два раза в сутки срабатывал будильник. В новом же карманном интеркоме эту функцию я установить не удосужилась. Была уверена, что принятие влаги доведено до автоматизма. Ни фига! Оказалось, что если меня не отвлечь от интересной работы, мозгу плевать на еду, сон и влагу. Подозреваю, что организм с центром управления связаться пытался, потерпел фиаско и перешел в режим сос. То бишь этот самый мозг отключил.

В общем, то, что я сейчас не могу дышать воздухом, который теоретически идеально должен подходить моим легким, это ненормально. Значит, опять проблема в голове. Сплошная психосоматика, как и предупреждала Изольда.

Убираю маску и пытаюсь вдыхать через нос маленькими порциями. Девчонки хихикают, говорят, я им хрюшку напоминаю. Угу. А кто-то кислородиком передышался! Все! Ура! Горячо, непривычно, но так кайфово! Парогенератор не идет ни в какое сравнение. Теперь бы еще с глазками проблему решить, а то все как-то плывет.

Достаю пустой контейнер для линз и вытираю руки влажной салфеткой. Подруги тем временем тоже пытаются убрать маски, но пока надолго не получается. Понятно, на адаптацию нужно какое-то время. Влажность на корабле явно не довели и до 50 %.

Аккуратно снимаю линзы и помещаю в специальную жидкость. Зажмуриваюсь, открываю глаза и плюхаюсь в траву на пятую точку. Можно сказать, что меня смел шквал визуальных ощущений! Все вокруг становится не просто очень четким, а каким-то три-дешным. Каждая травинка, каждый листочек и даже наш катер в легком радужном контуре. Прищуриваю глаза. Если присмотреться, солнечные лучи проходят насквозь! Наклоняюсь к траве поближе. Ужас! Я вижу молекулярную структуру! Мамочки! Я знаю, как все устроено и из чего состоит, но хочу видеть нормальные материальные объекты!

Лихорадочно открываю контейнер с простыми зелеными линзами и бережно наношу их на радужки. Еще раз всматриваюсь в травинку. Все по-прежнему! В отчаянье надвигаю ультраком на глаза и по максимуму расширяю область обзора. Включаю автоматическую подстройку. Через пару минут вздыхаю с облегчением. Техника – наше все!

Маринка с Миликой уже дышат без масок, но как-то тяжело. На лицах у них полоски специальных очков, чем-то похожие на мой ультраком. Это должно помочь видеть сквозь радужные заслоны.

– Ну, это другое дело, – изрекает Милика. – Все отлично видно, и никаких радужных пятен.

– Угу, – соглашается Марина, – Никаких пятен. Сплошной зеленый лес. И теперь мы отчетливо увидим, кто нас первый будет есть.

– И почему это нас обязательно должен кто-то есть? – возмущается Милика.

– Потому как мы маленькие и беззащитные, – отвечаю я.

– Может мы и маленькие, но очень даже защищенные, – успокаивает наш личный телохранитель и начинает вытряхивать из своего рюкзака всякие железки и распихивать их по карманам.

Конечно, живя с такой толпой мальчишек, я знала, как выглядит оружие. Всякое и разное. От карманного пистолета до гранатомета. У Лекса в подвале маленькая такая коллекция. Так что попасть в банку из-под пива с расстояния от дома до забора я точно могу. Милика попыталась всунуть мне портативный шокер, но я уже приметила пайер, тот же шокер, но дальнобойный и бесконтактный. Убивать я никого не собираюсь, а вот как элемент самозащиты – штука бесподобная.

Маринка шокер взяла и защелкнула его на руке. Тоже вариант, но того же хищника так близко подпускать не стоит, это уже на крайний случай. Еще подруга выудила в куче железок маленький кинжал и сразу прицепила его на пояс. Я же с холодным оружием не в ладах. Интересно, где она научилась с таким обращаться?

На Милике теперь можно было повесить табличку «Вооружена и очень опасна». Бластер, два ножа, шокер и много всего по карманам. Я осмотрела нашу компанию и засмеялась. Диспозиция – «три маленькие девочки в лесу» сильно не изменилась. Сейчас в лесу были три очень странные маленькие девочки. Хорошо, что у костюмов есть функция регулировки цвета, и мы включили хамелеон. Получилось что-то типа размытого хаки. Но вот наши прически, очки и оружие вызывали четкие ассоциации. Флиста и Плум в радужном мире. Еще и с телохранителем. Смешинка попалась качественная, и я, смеясь, плюхнулась в траву и зарылась носом в пушистость зеленого ковра. Маринка поняла сразу и тоже начала ржать. У рыжей с чувством юмора, по всей видимости, были проблемы, и она полезла за аптечкой.

Не знаю, что она собиралась нам вколоть, главное, что не успела, ее отвлек шум двигателя. И это был не наш двигатель. И катер, от которого исходил звук, был тоже не наш. И выглядел он странно. Предпринимать что-либо не имело смысла, да и было поздно. Главное, сразу не светить оружием и излучать мирные намерения. Рыжая тоже это просекла и постаралась расслабиться. А я уже думала, что придется дать ей по голове. Каким бы она профессионалом не была, но вся наша бравада направлена на местных хищников. Местным же жителям на военном корабле противопоставить нам нечего.

Смеяться мы перестали и внимательно наблюдали за радужным катером странной формы. О том, что это именно катер, можно было догадаться по размеру. А вот его радужность, это, скорее всего, маскировка.

Дверь не отъехала в сторону, как обычно, а плавно опустилась вниз. По-моему, очень практично. Они еще не вышли, но уже увидели нас, мой же взгляд сразу зацепился за красную шевелюру. Но первым на землю спрыгнул коротко стриженный блондин в летном комбинезоне Земного союза. Я немного расслабилась и сосредоточилась на красноволосом. Все-таки первый представитель Красного клана, с которым я сталкиваюсь. Интересно, у них у всех волосы красные? Упс, и глазки у него радужные. И улыбается до ушей. А вот черная форма во всей этой цветовой какофонии выглядит довольно таки странно.

Тем временем блондин подошел к нам вплотную и стал с удивлением разглядывать. Я оторвалась от инопланетянина и посмотрела на нашего пилота. Нееет! Это называется карма! Они что, сняли с меня маячок только с условием, что я везде буду ходить за ручку с братьями?! Выросла, улетела на другую планету и на тебе!

– Лекс! А ты тут что делаешь?!

Средний братец справляется с удивлением и хихикает.

– Аленка! Сразу видно пагубное влияние Бориса сотоварищи! Ты на кого похожа, мелкая?!

Ну да, виделись мы с братом более полугода назад и смутили его явно не мои сиреневые хвостики. Хотя хвостики, наверное, добили. Если подумать, то последний раз он имел дело со скромной девочкой с длинной каштановой косой и более угловатыми формами.

– Спасибо за комплимент! Если не нравится, мог бы сделать вид, что не узнал! – обижаюсь я.

– Угу, и мне потом некоторые старшие товарищи дадут по шее. Ладно, проехали. Тигр, познакомься, это моя младшая сестренка Аленка, и, как мне сообщили, ее подруги.

– Марина Ямпольская, – протянула руку моя подруга.

– Милика Смит, – не отстала наш телохранитель.

Парень с копной красных волос радостно протянул нам руку.

– Тигранталь Тирель Красный, ан Даль.

Радуга в его глазах сверкнула и поплыла. Любопытный взгляд скользнул по мне и Милике. А вот на Маринке он остановился и замер. Подруга смутилась, но глаз не отвела, жадно рассматривая представителя местного мужского сообщества. У меня же в голове перевод никак не мог сформироваться. Сам фадж я понимала отлично, но вот титулы просто не знала. Вот когда пожалеешь, что не оставили себе пси-переводчик! Там бы сразу пошла ассоциативная картинка.

Дергаю замершую подругу за рукав, та встряхивает головой и отводит взгляд от красного мальчика. И что она там такого увидела? Бледное лицо, что совершенно не вяжется с местным климатом, красивые, четко очерченные губы, брови в разлет и немного хищный нос. Ну, и конечно, совершенно невероятные радужные глаза. Не думала, что со стороны это так эффектно смотрится. На вид парню лет двадцать пять и да, посмотреть есть на что.

Лекс обводит нас взглядом и берет ситуацию в свои руки. Наверное, как самый старший.

– Тигр, брось маскировку на их шлюпку и давайте выдвигаться.

Тигранталь передернул плечами и снисходительно посмотрел на Лекса. Типа, сам знаю, а ты мне не указ. Потом повернулся к нашему кораблику и через пару минут мы смогли рассмотреть лишь облако радужной ряби.

– А как мы его потом найдем? – возмутилась Милика.

– А вам и не надо его искать, – бросил наш новый знакомый.

– Да, девочки, – быстро поддержал его Лекс, спасательные катера – это не ваша забота. Проходите, нам надо бы убираться с этой полянки.

Мы двинулись к радужному катеру. Я не утерпела и потрогала обшивку. Обожглась, засунула палец в рот и как ни в чем не бывало вошла внутрь. Лекс поймал за шиворот, потянул к себе мою пострадавшую конечность и быстро смазал палец прохладным гелем. Спасибо, мамочка! Теперь на меня снисходительно-заботливо смотрит вся компания! Даже кресло предложили не как у всех, а с двумя ремнями! Девчонки сели по обе стороны от меня, а парни устроились впереди. Понятно, не нам же их катер пилотировать. Да и панель управления выглядит странно. Я бы так сходу не разобралась. В общем, интерфейс незнакомый, надписи непонятные. И это при том, что читать и писать на фадже я могу. А вот такой специфической технической терминологии в моем словарном запасе не имеется! Вот оно, неоспоримое преимущество нового прибора! Прямая связь с мозгом и богатый ассоциативный ряд. По-хорошему, с пси-переводчиком, умея водить наш обычный катер, можно без проблем управлять и таким.

– Марин, дай приборчик на пару минут, надо кое-что проверить, – прошу я подругу. Та молча снимает нужную вещь с уха и передает мне.

Перегружаю девайс и подстраиваю под себя. Первое, что проверяю, термин ан даль. Ассоциативный ряд: принц, первый наследник. Замечательно! Нам Синего было мало! Хотя, если подумать, наследником может быть только первый сын Красной леди, сестры правителя. Вариантов у них нет, Красная леди была одна. Я – ее дочь. Значит этот Красный принц – просто мой старший брат. Должен быть и второй, ти Даль. Второй наследник. Смотрю на новоявленного старшего братца. Он сидит ко мне в пол-оборота. Общего у нас с ним, наверное, только цвет волос и кожи, глаза и очертания губ. Получается, он больше похож на отца, которого я тоже не помню. А вот почему я не помню своих братьев, это уже интересно. Конечно, из-за разницы в возрасте мы могли не играть вместе, хотя братьев Красиных это никогда не смущало. Но какие-нибудь совместные обеды, праздники? Я вообще не помню в своей жизни красноволосых мальчиков! Надо будет с этим разобраться. Может быть не зря братец Лекс не спешит раскрывать мое инкогнито?

Потом смотрю через плечо брата на панель управления. Ни одной кнопки, просто сенсорный экран с надписями, по которым Красный принц водит пальцем. Все просто и понятно. Руль у них, правда, не сенсорный и похож на рога, но это мелочи. Сейчас надо просто запомнить последовательность действий. Посадить катер при выходе из атмосферы я бы, наверное, не смогла, а вот просто двигаться на определенной высоте над поверхностью, при отсутствии движения вокруг, любой дурак сможет.

Мы плавно взлетели. Пол под ногами приобрел прозрачность и от неожиданности я зажмурилась. Ощущение, что висишь над пропастью. Медленно открыла глаза. В общем, ничего страшного, похоже, нам просто решили провести экскурсию. Высота небольшая, но в боковые окна было бы видно только небо. А сейчас можно рассмотреть лес и петляющую голубую ленту реки. Пару раз мелькнули поселения. На города не похоже, слишком мелкие. Хотя, кто знает какие у них здесь города. А вот минут через двадцать полета показались белые башни и разноцветные крыши. Мы явно оказались над территорией огромного города.

Катер стал плавно снижаться. Красный принц, красуясь, лихо облетел одну из башен с остроконечной крышей и приземлился за монументальным зданием местного дворца, прямо на крышу кого-то невысокого строения. Прозрачность пола исчезла, ремни отщелкнулись, и я первой вскочила с кресла. Лекс успел схватить меня за руку и так и не отпустил, пока все мы не оказались стоящими на посадочной площадке. Тигранталь предложил руку Марине, а Милика оказалась за моей спиной. Строение, на крышу которого мы приземлились, утопало в зелени сада. Принц молча повел нас вниз.

Даже в лесу я не чувствовала себя так неуютно. Комок беспокойства в груди становился все больше. Роскошный сад с яркими плодами, выложенные красным камнем дорожки, склоняющиеся в глубоком поклоне люди, все это должно было вызывать восторг. Особенно белокаменный дворец, мелькнувший впереди сквозь ярко-зеленое безобразие тропической растительности. Я же вцепилась в руку Лекса и еле переставляла ватные ноги. Что-то было не так! Это что-то давило, смущало, выбивало из равновесия.

На ходу прижалась к брату и попыталась успокоиться. Он обнял за плечи и, нагнувшись, поцеловал в щеку. Местный принц обернулся и внимательно на меня посмотрел.

– Это территория прилегает к мужской части дворца. По неписаным правилам здесь не могут находиться маленькие девочки.

– Почему? – полюбопытствовала Маринка.

– Потому как просто физически не могут, защита их не пускает. Это мужская территория и происходящее здесь не для детских глаз.

Маринка задумалась, а я в душе возмутилась. Что за дискриминация?!

– Подождите, а большие девочки могут? – уточнила подруга. – И как вы определяете, кто дорос, а кто нет?

– Все очень просто. Если ты спокойно можешь здесь находиться, значит, ты – взрослая, то есть можешь полностью отвечать за свои эмоции. Поверь, это не я придумал. Подобный казус действует на территории дворца с момента основания, а это лет пятьсот. Подозреваю, что все это было затеяно ради сохранности самого здания и безопасности его обитателей.

Слово безопасность явно задело Милику, и она тоже решила вступить в разговор.

– Какая связь между безопасностью и маленькими девочками?

– Правильный вопрос, – усмехнулся принц. – Не просто маленькими девочками, а Красными леди. В те далекие времена их было достаточно много в нашей семье, и когда в течении первых десяти лет дворец несколько раз пришлось восстанавливать, было решено установить подобную защиту. Если судить по летописям, виноваты были красные принцы, но у нас, извините, патриархат, и проще изолировать источник опасности, не ущемляя прав мужского населения.

– И сколько разрушительниц сейчас населяет дворец? – поинтересовалась Милика. – Это я так, для справки, чтобы успеть отбежать подальше. Как, кстати, выглядят ваши юные террористки?

Тигранталь усмехнулся и посмотрел на меня.

– Последние тринадцать лет, вплоть до сегодняшнего дня, на территории дворца не было ни одной красной леди. Ни маленькой, ни большой. Если вам страшно, можете остаться жить здесь, на мужской половине, но тогда вашу маленькую подругу придется поселить отдельно. Она явно не справляется со своими эмоциями. И ей плохо.

Ноги все-таки подкосились и удивленный Лекс успел подхватить меня на руки.

– Что это значит?! – сердито спросил брат.

– Это значить, что защита вычислила ребенка и сейчас на всякий случай тянет из нее силы и пытается выгнать за пределы. Еще пять минут, и мы выйдем на нейтральную территорию. Извини, друг, я не предполагал, что у вас дети участвуют в подобных экспедициях.

– Я не ребенок! У меня дипломная практика! – возмутилась я.

– Я тоже так думал, – усмехнулся красный братец. – Поэтому и подготовил вам покои в этой части дворца. Ну, ничего, сейчас все устроим.

Я вцепилась в Лекса.

– Без брата я никуда не пойду!

Тигранталь остановился и скептически на нас посмотрел.

– А я не намерен рисковать целостностью дворца. Мне еще здесь жить!

– Тогда, пусть Лекс живет рядом с нами!

– Алена, я не понял, кто всю жизнь кричал, «я сама!» и пытался послать нашу опеку куда подальше? – возмутился братец Красин.

– Лекс! – я покрепче обхватила его за шею. И тут мы явно покинули защищенную зону, и меня отпустило. Паника схлынула, и силы начали возвращаться.

– Я сама! – фыркнула я Лексу и сползла у него с рук. – И что, здесь уже все антивандальное? – повернулась я к Тиграну. Тот поднял брови.

– А ты собралась разрушить мне дворец?

– Ну, я же не джинн, что бы дворцы разрушать, – улыбнулась я. – Зато я пси-инженер и хочу разобраться, как это все работает! И у меня тысяча вопросов!

– Я так понимаю, что ты здесь именно затем, чтобы получить ответы, – подмигнул мне красный братец.

Я удивленно посмотрела на Лекса. Я здесь, чтобы получить ответы на свои вопросы? Да у меня и вопросов до появления здесь не возникало!

– Это не я придумал, – замахал руками Красин.

– А кто?! – зарычала сердитая я.

– Физик-фанатик и безопасник, – не задумываясь сдал друзей Лекс. – Если иметь в своем арсенале бомбу замедленного действия, лучше все-таки узнать все ее свойства.

Я переварила фразу и горячие слезы потекли по моим щекам. Подняла ультраком и попыталась стереть предательскую влагу. Получилось еще хуже – я разрыдалась! Плюхнулась на узорчатый каменный пол и уткнулась носом в колени. Они меня решили поизучать, как какой-то артефакт! Те двое, которых я больше всего люблю! Физик и безопасник, Борис и Дэвид!

Кто-то обнял сзади за плечи и прижал к себе.

– Маленькая, глупенькая сестренка! Тебя все любят, просто очень боятся, что с тобой может случиться что-то неожиданное, и мы ничего не сможем сделать! Да Бос с Дэвом с тебя пылинки сдували и из рук боялись выпустить!

– Альена, маленькая! Мы тоже за тебя очень боимся!

Красный братец сел передо мной на корточки и пытался заглянуть в глаза.

– Как ты узнал? – сквозь слезы спросила я.

– Вообще или сейчас? – уточнил брат.

– Сейчас, – подняла глаза я.

– Я могу видеть твою ауру. Обещанная двоим Красная Леди. Маленькая красная леди. У тебя в радужном контуре чувствуются браслеты связи.

– То есть Синий принц тоже это увидел?! – поняла я.

– Он явно это увидел, но мог до конца не понять, кем ты являешься. Подобные браслеты есть еще у нескольких рас, а реальную ауру можно рассмотреть только в радужном мире. Считай, что ты просто его заинтересовала, и он решил разобраться. А теперь идем, поищем вам временное пристанище. Не бойся, будешь жить в одной комнате с подругами. Лекса я все-таки надеюсь увидеть радом с собой в мужском крыле.

– А как же вопросы? – уточнила я, немного успокоившись.

– Начнем вечером. Сейчас нам надо связаться с Дэвом и понять, всем ли удалось добраться до места назначения.

– Ой, а что с нашим кораблем? И капитаном? – задала всех нас волновавший вопрос Маринка. Я же почему-то сейчас не сомневалась, что с Дэвидом все в порядке.

– А что с кораблем? Увели с орбиты от греха подальше, – ответил принц.

– Но в нас же кто-то стрелял, и мы видели взрыв! – воскликнула Милика.

– Действительно стреляли, – поджал губы принц. – Больше не будут. Это был незапланированный форс-мажор, но зато мы вычислили диверсанта. Это долгая история и закрытая информация. Главное, что с вашим капитаном и командой должно быть все в порядке. У Синих, конечно, периодически рвет крышу, но сейчас они кровно заинтересованы в плодотворной работе прибывшей команды.


Глава 11
И кто так строит?

– Мил, а у тебя братья есть? – спросила я рыжую, ноги которой торчали из-под огромной двуспальной кровати. Та что-то буркнула, но вылезать не спешила. Я лениво потянулась к блюду с розовыми плодами. Подниматься из кресла не хотелось, а рука не дотягивалась. Маринка придвинула вкуснятину к себе и теперь пыталась определить, как же это чистится. В ход пошел один из метательных ножей.

У меня ножа не имелось. И вставать было лень. Может приманить эту штуку?

– Кис-кис-кис…

Милика все-таки высунулась из-под кровати и подозрительно на меня посмотрела. Потом перевела взгляд на блюдо. Она что, действительно думала, что у меня получится?! Нет, после разговоров о разрушении дворца меня можно было и не в таком заподозрить! Но это же все сказки, которым пять веков! А то, что мне плохо на мужской половине, так там любой девочке плохо станет, эта задачка мне, как пси-инженеру, как раз по зубам.

Только вот непонятно, если они так боялись маленьких красных девочек, почему зафиксировали материю только в ограниченном помещении, где мы сейчас и находимся? Проверить было несложно. Просто подняла ультраком и присмотрелась к стенам. Стабильная материя, никакой прозрачности. Даже радужный контур отсутствует. Тигр сказал, что на этом этаже таких комнат осталось пять. Из предложенных мы выбрали бывшие апартаменты взрослой Красной леди. Три детские выглядели уныло и заброшенно. Гостиная отличалась невероятными размерами. Эта же спальня имела пародию на ванную с туалетом и открытый балкон. Это не считая впечатлившей всех огромной кровати из красного дерева. Резные ажурные спинки, инкрустация камнями, совершенно волшебный балдахин, непонятно на чем держащийся. Вот парит такая полупрозрачная штука над тобой и падать не собирается. Маринка очарована, я в восхищении, а Милика полезла все проверять. И скажите, пожалуйста, зачем? Мы тоже подозреваем, что это магнитное поле и генератор где-то под кроватью, но хочется же верить в чудо! В кои-то веки принцессы оказались в достойных покоях и могут почувствовать себя в сказке. Пушистый ковер с загадочными орнаментами, покрывало ручной работы, изящные стульчики, резной комод, объемные гобелены на стенах. Мы ловим кайф, а она вылезает из-под кровати и сердится, что ничего не нашла!

– Мил, а Мил, ну все-таки, у тебя братья есть? – повторяюсь я, очень уж тема наболевшая.

– Ну, есть, – бурчит рыжая и тянется к нашим фруктам.

– Сколько? – уточняю я.

– Чего сколько?

– Братьев сколько?

Рыжая задумывается и начинает что-то считать по пальцам.

– Тебе с двоюродными или только родных и сводных? – интересуется она.

Упс, об этом я еще не думала. Двоюродные братья, они тоже братья, их может быть очень много… И от сводных никуда не деться…

– Давай для начала родных.

– Ну, это просто! Двое старших от первого брака отца. Один – мой близнец и один от второго брака матери. И самые младшие близнецы у отца с третьей женой. С незаконными не встречалась, но говорят, их тоже немало.

Мы с Маринкой переглянулись. Наверное, она тоже подумала, что не единственный бастард у своего отца. Мне же сразу как-то полегчало. Всего-то пять братьев! Из них только двое кровных, одного из которых я еще не видела. То есть то, что я с ними сталкиваюсь, это совсем не странно. Вон даже Маринка этой участи не избежала. А то, что теория вероятности с нами не работает, так это уже доказано не один раз.

– Марин, а Марин! А что, родители Дэвида не в курсе, кем он работает?

– Почему, – удивляется подруга, – очень даже в курсе. У них это вообще семейная традиция. Просто обычно это внутренние структуры, а брат вышел на международный уровень и работает на весь Земной союз.

– А почему он тогда обрадовался, что ты не расскажешь родителям?

– Ну, это не то чтобы шутка, просто кому хочется, чтобы за тобой шпионили? А меня бы очень вежливо попросили изредка информировать семью. Сам-то он уже несколько лет на связь не выходит, с тех пор, как ему невесту подобрали. Ты же догадываешься, что в таких семьях по любви редко женятся.

– Да, бедный Дэвид, – улыбаюсь я. А про себя думаю, и что он может сказать родителям? Извините, я сейчас жениться не могу, у меня уже есть невеста, только она еще маленькая. Вот вырастет, тогда и поговорим. Смешно! А впрочем, жениться по любви ему и так не светит. Чем я лучше невесты аристократки? А невеста или даже жена пятилетняя девочка – это вообще нонсенс! По-хорошему, он должен меня ненавидеть… А реально, возится, как с маленькой.

Я вздохнула и решила переключиться на что-нибудь более оптимистичное. Все-таки что-то не так с этой женской половиной! Если предположить, что красные принцессы обладают определенной силой, то имеют ли ее красные принцы? Если да, то тогда почему у них нет проблем с местом нахождения? Если нет, то сама я не разберусь, здесь нужны генетики. И вот интересно, во дворце Синего клана такие же заморочки? И вообще, в чем эта сила заключается и как ей пользоваться? Вопросы, вопросы… Мне бы еще связь с капитаном. Если окажется, что генетически кланы идентичны, то проблемы можно решать сообща. А кстати, что у нас со связью?

Пробегаюсь по параметрам в ультракоме.

– Ура! Народ! У нас связь есть!

– Где?! – Маринка лезет в свой интерком. – Ничего себе! Даже оператор местный нарисовался!

– Даже сеть имеется! – удивляется Милика. – А то я уже подумала, что мы в этом каменном веке застряли. Вы в ванную заходили?

Мы с Маринкой кинулись к указанной двери. Даааа, за что не люблю старые замки, цивилизацией здесь явно не пахнет. Хорошо, хоть канализация имеется. Большое овальное корыто на львиных лапах посредине помещения выложенного потрясающей плиткой с разноцветным орнаментом. У корытца размера XXL даже краник с рычажком имеется. И как в этом мыться? Где душ? Где гидромассаж? Да хоть бы биде отдельно установили! И вот после такого действительно хочется чего-нибудь сломать! Да даже на самом захудалом кораблике ионная кабинка имеется! И куда здесь вещи засунуть, чтобы постирать? Или хотя бы почистить? Но зато у этих варваров есть сеть. И даже сотовая связь. В старинном замке практически без удобств. И о чем это говорит? Пока ни о чем, может, это только мы так конкретно попали, а у остальных все в шоколаде. Будем собирать информацию и делать выводы.

Вечер подкрался незаметно. А с ним Тигр, Лекс и наш ужин. Огромное солнце садилось за горизонт как раз напротив нашего балкона, и зрелище было то еще. Потому как солнце было не наше родное, а какое-то совсем странное и чужое. Спасибо, что одно. Вот в системе Тритон их три. Сама не видела, Лекс рассказывал. Говорит, смотрится жутко.

Ужин нам принесли, можно сказать, прямо в кровать. А что? Обеденного стола в наших шикарных покоях не наблюдалось. Две черноволосые смуглые девушки застыли с подносами в дверях и начали озираться на сопровождение в виде наших мужчин. Мужчины ситуацию оценили, подхватили кофейный столик и вытащили его на балкон. Туда же отправились стулья. Я хихикнула, наблюдая всю эту суету. Не надо быть семи пядей во лбу, дабы оценить, что количество еды превышает размеры столика. Мужчины оценили, прониклись и задумались. Самой находчивой оказалась Милика. Она сдвинула столик в угол, а на середину балкона вытащила ковер из спальни. Потом сделала знак девушкам и подносы с едой оказались на полу. Мы с Маринкой, не задумываясь, уселись вокруг долгожданной еды, братишки же замерли в нерешительности. Они что думают, мы наелись их розовой фруктой? Да после того, как Маринка поняла, как ее чистить, сладкая вкусность прожила не дольше пяти минут. Благо кинжалов хватало. А пользоваться холодным оружием, как кухонной утварью, я умею.

– Тигр! Если ты думаешь, что принцу неприлично сидеть на полу, то просто выставь служанок и расслабься! Кроме нас никто не увидит, – изрекла голодная я.

– Алён, я подозреваю, что некоторые уже успели плотно перекусить, поэтому не спешат присоединиться, – предположила Марина.

– Ну да, а то с чего бы некоторым астронавтам просто не развалиться на ковре, как обычно? – продолжила я. – Ладно, мальчики, мы не гордые, можете занять столик. Только вся еда, чур, нам!

– Мужчины переглянулись и последовали нашему совету. Не со столиком. Со служанками. Девушек выставили за дверь и вернулись к нам. Тигранталь сел по-турецки, Лекс же развалился по-персидски.

– Альена, а ты не могла бы побыстрее вырасти? – предложил красный братец. – У нас, понимаешь ли, для подобных застолий предусмотрена шикарная столовая на мужской половине.

– Эээээ, это как вырасти? Детство, оно, знаешь ли, в основном в голове. Мне что, лбом об стенку постучать?

– Я тебе, конечно, могу объяснить, но подозреваю, что получу не только от Лекса, но еще и от Бориса с Дэвидом.

– Правильно понимаешь, – мурлычет брат.

– Лучше я все-таки объясню – зачем и почему. Дело в том, что твое пребывание здесь далеко не случайно. Приглашение Синего принца – это так, повод. Просто все понимали, что раньше восемнадцати тебя никто с Земли не отпустит. Рассматривался даже вариант, что не отпустят вообще. Приемная мама у тебя дама серьезная, отец адмирал. Мы и сами не думали, что Борису удастся его убедить.

Я удивилась. Все это планировалось?! А выглядит как естественный набор случайных событий, многие из которых вполне закономерны.

– Это что получается, практика на космической базе не результат моей отличной учебы, а один из пунктов вашего плана? – наехала я на Лекса. Братец замахал руками.

– Алёна, остынь! Я вообще до последнего момента был не в курсе. Просто недавно Дэвид попросил познакомить его с Тигранталем.

– А сам-то ты с Тигром как познакомился?

– Да совершенно случайно! Залетели на Трилон пополнить запасы и дозаправиться. Сама знаешь, это не планета, а сплошной торговый центр. Народ выпросил несколько часов свободы и рванул кто в бордель, кто скупиться, я же с помощником решил нормально покушать и посетил ресторан на территории порта. Ну а там капитаны из всех окрестных галактик. Увидел красную копну волос, оценил оттенок, припомнил, где видел похожий. Тигр меня тоже приметил. Познакомились, выпили, закусили. С тех пор общаемся.

– Ну да, случайность, – скептически говорю я, – очень похоже. Ты ему сразу про меня рассказал?

– Да я ему ни слова не говорил! Четыре года общаемся, а рассказал Борис только недавно. Сказал, что принц – это самая надежная твоя страховка на Синии.

Смотрю на Тигранталя. Из всех капитанов он почему-то выбрал для знакомства синеглазого блондина с Земли. Не верю! Или Лекс такой наивный, или Тигр такой умный. Случайностей не бывает! Тыкаю пальцем в грудь Тигра.

– Теперь ты. Говори!

– О чем? Как мы познакомились?

– Говори, почему ты познакомился именно с Лексом!

– С этим синеглазым блондином с Земли, у которого еще на кармане формы было написано, что он Александр Красин, капитан корабля «Восточный»?

Сердито смотрю на красного братца. Это он смеется надо мной?

– Альена, я, конечно, понимал, что на земле толпы синеглазых блондинов и из них тысячи могут носить фамилию Красин. Но вот капитанов кораблей с такими признаками не так много. У меня был один шанс, и я его использовал. Познакомился, подружился и только недавно узнал, что не зря. Хотя, если бы вы и не были знакомы, дружбе с твоим братом я рад.

Я задумалась. Конечно, все логично. Меня отдали мальчикам, один из которых был блондин Красин. Да и капитаном корабля на тот момент являлся Лев Красин. Об этом просто могли сохраниться записи, ведь официальный визит был последним.

– Альена, у тебя была очень заботливая мама. Она оставила мне всю информацию о тех людях, которые тебя забрали. Если бы ты жила в семье Дэвида, вычислить тебя было бы проще. Но ты оказалась у Красиных, и твое появление не афишировали.

Я передернула плечами.

– Мама, которая в пять лет одела на меня брачный браслет и отправила на другую планету, где я чудом выжила! Ты вообще в курсе, что там атмосфера отличается от нашей!?

– Не сердись, она знала, что делала. Ей было предсказано, что наш род останется у власти, только покинув планету. Как ты себе это представляешь? Даже если бы она поставила в известность правителя, своего старшего брата, никто бы и с места не сдвинулся! Красная леди нашла самое простое решение, спасти еще не родившихся правителей. И, главное, это произошло очень вовремя. Если бы тебя захватили те же Синие, ты бы стала женой маленьких сыновей главы клана. Да, тебе бы ничего не угрожало. Ты была бы их самой большой ценностью. Но для Красного клана все было бы кончено. Да и для Синего тоже. Они просто поняли это слишком поздно.

– А вы? Почему Красный клан так уверен, что у него есть будущее?

– Ну, во-первых, у нас есть ты. У тебя же есть мужчины, способные обеспечить достойную защиту.

Я постаралась промолчать. А то скажу сейчас, что замуж вообще не хочу, и даже если выйду, детей своих им не отдам, и будет у местного замка новая достопримечательность – башня с принцессой под замком.

– А во-вторых, Лекс познакомил меня со своим старшим братом и уже несколько лет на вашей базе идут исследования.

– Ничего не понимаю! – воскликнула Маринка, до этого сидевшая молча. – Если вы знакомы с Борисом, а теперь и с Дэвидом, почему у вас нет официальных контактов с Землей? Да если бы не принц Синего клана, мы бы даже не заложили фадж в новый пси-переводчик!

Я согласно покивала.

– И меня просто можно было бы пригласить в гости. Вы же Лекса приглашаете?

– Не все так просто, – нахмурился Тигранталь. Официальных дипломатических отношений с Землей у Синии нет последние тринадцать лет. Сначала, во время войны с Синим кланом, это было сделано для того, чтобы твой след не нашли. А позднее было принято решение закрыть доступ к планете для представителей других миров. Это вынужденное решение и оно согласовано с синими. Сейчас, чтобы пригласить группу с Земли, им пришлось испрашивать у нас разрешение, иначе иноземный корабль был бы сбит.

Мы с девчонками переглянулись. Ну, ничего себе!

– А кто тогда нас сбил, если все всё согласовали?! – возмутилась Милика.

– Те, кто понял, что мы вас сбивать не собираемся. Наш мир сейчас считается закрытым, но если так будет продолжаться, кланы не получат наследников и просто исчезнут. Поэтому было принято решение привлечь специалистов на планету под личную ответственность принцев. Синие уже начали впадать в отчаяние, а Борису не хватает информации для нормальных исследований. Зато Альена находится на планете совершенно официально. Мы не обязаны возвращать ее Синим, так как она не генетик и к исследованиям отношения не имеет. Две девочки – прихоть младшего принца. Сейчас же вы мои вынужденные гости. Это и планировалось изначально, только вот в ваш корабль должен был стрелять Лекс.

– А почему планета закрытая? – спросила я, не надеясь на ответ, но мало ли.

– Это пока закрытая информация. К нашей встрече она отношения не имеет. Ты узнаешь о себе все, что нужно, и вернешься на Землю. Многое я могу рассказать только тебе, но это позднее. Сегодня отдыхайте, а завтра с утра попробую тобой заняться.

Я передернула плечами. Звучит опасно и заманчиво. Со всем ворохом новой информации скоро сама от себя шарахаться буду! А ответов нет даже на примитивные вопросы. Надо хоть спросить о насущном.

– Тигран, скажи, а в этих покоях давно ремонт делали?

– Лет десять назад, а в чем проблема? Здесь с того момента никто не жил, и все должно быть в идеальном состоянии.

– И ванная?

– Конечно! Там даже горячая вода есть.

– Неужели? Какой прогресс! – сыронизировала я. Понятно, что о душе спрашивать смысла не имеет. – А вещи как почистить?

– Оставляете в корзине, на следующий день вам вернут все чистое. Кстати, хотел предложить сменить одежду. Очень уж вы внимание привлечете в таком виде.

– А как у вас одеваются? – заинтересовалась Маринка. – Мы пока только служанок видели, и их бесформенные платья в пол совсем отстой!

– Конечно, служанки не показатель, – улыбается Тигран. Вам разрешено одеться, как членам красного клана. Поверьте, это очень красиво, любой девушке понравится.

– Я против! – выдает Милика. – У меня каждый карман на счету!

– Тигр, она их охранник, так что надо будет подобрать ей что-нибудь соответствующее, – уточняет Лекс.

– Девушка-охранник? Меня об этом не предупреждали. Тогда, может, наоборот стоит скрыть данный факт? Опасности я пока не вижу, но такой козырь лишним не будет.

– Логично, – согласился Лекс и посмотрел на Милику. – Делаешь вид, что тоже нормальная милая девушка. Это приказ.

Милика надула губки и сверкнула на него глазами. Ну очень дипломатичное заявление!

Вопросов был еще воз и маленькая тележка, но кушать хотелось больше. Поэтому мы все-таки приступили к ужину. Разбираться в экзотике желания не возникало. Кладу в рот кусочек чего-то, в переводе звучащего как овощ зеленый. Если жуется и отвращения не вызывает, можно глотать. Ну, еще внешний вид имеет значение. Жареное нечто с лапками, похожими на лягушачьи, даже пробовать не стала. А Маринка накрыла это салфеткой и отодвинула подальше. Тигр хмыкнул и придвинул блюдо к себе. Мы даже не поинтересовались, что это было. На удивление, голодной я не осталась. Молочного на столе не было, но несколько вариантов овощей меня вполне удовлетворили.

Самой непривередливой в еде оказалась Милика. Она вместе с мужчинами попробовала мясо непереводимого животного в ягодной подливе и осталась вполне довольна. В кувшине оказалось молодое вино, и братья долго совещались можно ли мне его пить. Я возмутилась. Да мне на Земле в любой торговой точке продадут водку и даже чип возраста не проверят! А тут какое-то вино!

Вино оказалось зеленым и приторно сладким. Градус совсем не чувствовался. После долгих препирательств мне досталось всего полчашки, и кувшин отодвинули подальше, чтобы не облизывалась. На душе стало как-то веселей, а голова приобрела определенную легкость. Я прилегла на ковер и продолжила общипывать лепешку. Овощи уже не лезли. Разговаривать не хотелось, но вдруг вспомнила, что мы отвлеклись и не связались с капитаном. Интересно, как они там? А потом наступила темнота…


Глава 12
Девочка, с которой ничего не случится

Глаза открывать не хотелось, но кто-то настойчиво тряс меня за плечи. Уууу, как нехорошо получилось. Вырубилась с полчашки вина прямо посреди ужина! Теперь точно ни грамма не нальют! И жарко-то как! Вот интересно, сколько еще должно пройти веков, чтобы у них появились системы климат-контроля? Что тут сложного, охладить воздух в отдельно взятом помещении? Каменный век!

Глаза все-таки открыть пришлось. Плечи сразу же отпустили, и я поняла, что уснула не на ковре. Лежу себе на мягкой перине под парящим балдахином. Благо, электричество до этих варваров уже дошло, и светильники на стенах излучают ровный мягкий свет. Спасибо, что не свечи или керосиновые лампы, а то бы с них сталось.

Прохладная рука легла на мой лоб. Кто же у нас такой заботливый? Перед глазами все немного плывет, и я прищуриваюсь. Изольда?! Как она здесь оказалась?! Почему?

– Тихо, малышка. У тебя был анафилактический шок. Я получила сигнал тревоги и сразу вылетела сюда, а Милика успела вколоть тебе антигистамин.

– Почему шок? – шепотом спросила я.

– Что-то не то съела, – пожала плечами Изольда. Возле изголовья хмыкнули, и я повернула голову. Капитан. Собственной неотразимой персоной. Временно синеглазый, бледный и явно уставший.

Подруг в поле зрения не наблюдается. Братик тоже отсутствует. Штора плотно закрыта, и не поймешь, утро там за окном или еще вечер. Сумерки какие-то. Ультраком с меня сняли, а язык ворочается с трудом, и вопрос о времени зависает.

– Молчи уже, девочка с приключениями, утро сейчас, – успокаивает Изольда.

Ничего так отдохнула. Правда, совсем я не с приключениями. Даже обидно как-то. Папа всегда утверждал, что я девочка, с которой ничего не случится. Как в книжке об Алисе. Первый в моей жизни фантастический рассказ так и назывался «Девочка, с которой ничего не случится» Кира Булычева. Мама утверждала, что мы с главной героиней чем-то похожи. Инопланетянин меня бы тоже не смутил, а вот кто такая Баба Яга, я потом долго выясняла. Родителям даже пришлось свозить меня в этно-парк и показать избушку на курьих ножках. А название рассказа так ко мне и приклеилось. И что бы ни происходило, я всегда знала, что со мной может случиться только что-то очень хорошее. Во всяком случае, папа в это верил.

Губы разъезжаются в улыбке. Если бы на мне был ультраком, он бы выдал умильную рожицу с подписью «Уровень оптимизма -100 %». И это у лежачей меня, когда языком не шевельнуть, и руки с трудом подняла, чтобы покрывало стянуть. Жарко, однако. Ну и что, что я в одних трусиках и трикотажном топике, составляющем одну пятую нормальной маечки. Кому не нравится, пусть не смотрят! Упс, отвернулся. Что, действительно не нравится?

Изольда хмыкает и проверяет что-то в своем интеркоме.

– Капитан, извините. Я малышке немного дозу не рассчитала. То есть, конечно, рассчитала правильно, но не ожидала, что так подействует.

– Я же предупреждал, на нее все не так действует.

– Я пробу сделала. Это непредвиденный побочный эффект.

И вот интересно, они о чем? У меня может быть с утра всегда настроение хорошее! Да я всю жизнь с улыбкой просыпаюсь! А кто не верит, может проверить лично. Если захочет… А он опять ко мне повернулся и смотрит как-то странно. На лбу капельки пота… Понятно, не одну меня эта жара достала. Но как-то же я раньше здесь жила. И еду местную ела. И что могло произойти?

Изольда вздыхает.

– Капитан, я думаю, мы можем возвращаться. Опасность миновала, и принц позаботится о нашей пациентке.

Дэвид морщится и в упор смотрит на меня.

– Почему ты не включила функцию проверки пищи в ультракоме? В эту модель она встроена исключительно благодаря тебе. Борис настоял.

Я бы и ответила, даже язык уже немного отошел, но стыдно признаться, что инструкцию так и не дочитала. Это же полнофункциональная модель! А у меня каждая минута на счету была. Все-таки дипломный проект. В общем, сейчас страшно подумать, чего же я еще о своей полезной игрушке не знаю.

Наверное, капитан что-то понял по выражению моего лица. Эмоции скрывать я так и не научилась.

– Изольда, куда ты сунула Ультраком?

– На подоконнике посмотри.

– Там обновления надо поставить. Борис обещал, что успеет фадж в пси-переводчик запихнуть. Заодно выведу ей в главное меню биотестер.

У меня в ультракоме есть пси-переводчик?! Ну, ничего себе! Он же только тестовые испытания прошел, а фадж я лично туда вводила! Хотя, чему я удивляюсь? Сама же рвусь работать в Фиолетовый сектор. И не зря. Они лучшие! В черной дыре я видела эту жаркую планету! Хочу на базу! На первую зарплату обещаю купить самую современную систему климат-контроля и прислать братцу. Конечно, он не страдает. Но надо привыкать к цивилизации!

– Алёнка! Биопробы сделаешь сама, у нас сейчас нет возможности. Как ты понимаешь, здесь мы неофициально. Пока не определишь с чем проблемы, я оставлю сухие пайки с корабля. Йогурты завтра заберет Тигранталь. Если честно, никто из нас не ожидал, что могут возникнуть подобные неудобства. Лекс даже утверждает, что твой старший брат нормально употребляет земную пищу. Может быть, в этом и суть. Мы не рассматривали предположение, что проблемы с питанием могут быть вызваны исключительно особенностью твоего организма.

Я кивнула. Конечно, шарахаться от еды первое время буду, но биотестер – это вещь надежная и в ультракоме совсем не лишняя, Борис прав.

Капитан приблизился и провел пальцами по моей щеке. Щекотно!

– Будь осторожна, Аленка. Если станет страшно, сразу набери меня. Заберу на корабль.

С чего это мне станет страшно? Разве что у них электричество вырубится, а в старых замках без освещения всем страшно станет. Но это вряд ли будет достойным поводом попроситься на корабль. Я кивнула. Позвоню, конечно. Даже если страшно не станет…

В следующий раз я открыла глаза, когда местное солнце отчаянно пыталось пробить плотный бархат штор. На грани слышимости можно было уловить странные, до боли знакомые звуки. Дзинь, бух, блямс, ля-ля-ля-ля и сдавленное шипение. Повернулась на звук. В кресле с ногами – Милика. По виду, проходит очередной уровень в игрушке. Явно проигрывает. Интересно, что там у нее? Лично мне нравятся кораблики. Летишь себе меж звезд, сбиваешь пиратов, собираешь бонусы, исследуешь встречные планеты. Время сворачивается на раз! Поэтому играю только в крайнем случае, когда надо это самое время свернуть. То есть попасть из точки А в точку Б очень быстро по временной шкале. Похоже, Милика этим самым и занимается. А что еще делать, если надо сидеть со мной, пока не проснусь? Вот она и точка Б нарисовалась.

Милика чертыхнулась и отбросила планшет. Да, кому-то явно практики не хватает. Я улыбнулась и помахала рукой. Благо, руки уже поднимались. Сейчас и язык проверим.

– Милика, который час?

– Ты бы лучше спросила, который день, – попыталась пошутить подруга. А я испугалась и попробовала сформулировать вопрос по-другому.

– Милика, сколько я спала?

– Ну, твой сон я не проверяла, а вот валяешься в постели ты третий день.

Слов нет, одни выражения!

– А капитан с Изольдой давно ушли?

– Так затемно еще. Они двое суток возле тебя торчали. Поверь, мы предлагали заменить. Но некоторые никого не хотели подпускать. Капитан вообще боялся, что не удастся тебя из комы вывести. А Изольда молодец! Мало того, что тебя вытащила, так еще умудрялась капитана успокаивать.

Я от полученной информации здорово подвисла. Третьи сутки! Это ж надо! А я думаю, почему так есть хочется! Конечно!

Милика правильно расценила мои метания и сунула в руки миску с пайковым пюре. А я бы сейчас и от мяса не отказалась. В общем, готова съесть слона! Слона не предложили, а вот крепкий сладкий чай пришелся очень кстати. Нет, так жить нельзя! Надо срочно исследовать местную кухню. Уверена, что штаны летной формы будут на мне болтаться, да и вся одежда из рюкзака. И тут я обратила внимание, что Милика одета во что-то странное. Сразу не бросилось в глаза, потому как серебристое. А вот фасончик впечатляет! Если честно, даже сравнить не с чем. У нас я такого не видела. Длинное в пол. Лиф на тоненьких бретельках, но сверху что-то типа болеро. И это логично. Наша белокожая Милика на местном солнце сразу поджарится. Талия завышенная, а от нее многослойная юбка. Сама ткань очень странная. Та, что сверху, почти прозрачная. Ниже – серебряный шелк. Надеюсь, местные не мазохисты, и в такой одежде не жарко.

Милика скривилась.

– Ален, на меня платье последний раз надевали в пять лет на утренник. Да и то без шантажа не обошлось…

Я улыбнулась.

– Колись, что тебе пообещали! Я имею в виду, сейчас.

Милика обернулась на дверь, а потом склонилась к моему уху.

– Последнюю модель синталайзера.

Я сделала умное лицо и покивала. Наверное действительно штука крутая… А тот, кто уговаривал, профессионал. Ярко-рыжая девчонка в неброском серебристом платье смотрелась просто потрясающе! Интересно, а куда она оружие распихала?

Милика подняла длинную юбку, и я смогла узреть классику жанра. Пистолет под широкой кружевной резинкой, над коленом. На другой ноге в том же месте пара ножей. Милика указала на запястье. Наручный шокер, маскирующийся под серебряный браслет. На шее украшение в виде медальона и цепочка с кучей кулончиков. Должно быть, что-то из них – ментальная защита. Да, к этой девочке под юбку просто так не залезешь…

А вот против кого все это? Неужели во дворце или замке, не знаю, как точно переводится с фаджа эта громадина, существует для нас опасность? Я уперлась руками в перину и попыталась встать. Сидеть, вроде, было нормально, а вот стоять твердо не получается, ноги подкашиваются. Вот невезенье! А главное, Изольда не сообщила, когда мне можно вставать. Милика молчит и скептически взирает на мои тщетные попытки придать себе вертикальное положение. И понятно, она же мне не подруга, а телохранитель. А тело лучше хранится в кровати, желательно лежа. Вот Маринка обязательно бы помогла. А кстати, где ее носит, когда я тут чудом жива осталась? Задаю вопрос Милике. Ответ меня не слишком радует.

– С Тигранталем она. Тур у них по достопримечательностям столицы.

– А ты?

– А мне инструкции предписывают оставаться с тем, возле кого нет принца, Лекса или капитана. Вот вчера с тобой сидел капитан, и мы с Мариной прогулялись по городу. Конечно, не одни. Еще два амбала сзади прикрывали.

– И как?

– Как, как… Дальше дворцовой площади не пустили. Правда, сама площадь то еще зрелище. Ты в Будапеште на Хьосок Тер когда-нибудь была?

– А это что такое?

– Площадь Героев. А на ней Памятник Тысячелетия. Там полукругом стоят арки, и в каждой какой-нибудь государственный деятель, в основном короли. Каждый со своей историей. Огромные и грозные. Так вот дворцовая площадь Иствани чем-то похожа, но впечатления оставляет более мощные. Когда стоишь в центре, прям жуть берет. Может, виной здания вокруг. Это тебе не музей искусств или жилые дома. Справа от замка возвышается черная громада тюрьмы, слева суд, тоже в мрачных тонах. И никаких видов на светлые проспекты. В общем, место для мирных демонстраций не приспособлено, а вот ведьм сжигать – самое то.

– Думаешь, у них есть ведьмы?

– Подозреваю, что ведьмы – фигня, по сравнению с их принцами и главами кланов. Я тут такое случайно увидела! Знаешь, не зря в ту половину детей не пускают. Может, и не в этом дело, надо бы все-таки уточнить у твоего принца, но смотрится жутко.

– Что может быть более жутким, чем этот древний замок без климат-контроля?

– Люди, лишающие воли других людей…

Я замерла. Предположений было много, но чтобы такое?

– И что ты видела?

– Не знаю, может, это тайна, но меня никто не предупреждал. В общем, какой-то пацан с красными волосами, кстати, их тут, этих красных, не так и много, зажал в углу девушку с черными. Я бы конечно могла дать в лоб, но жертва на помощь не звала и практически не возмущалась.

– И что, он ее там целовал?

– Мне сначала тоже так показалось. Взял за горло и прижал свои губы к ее рту. Только вот после этого поцелуя девушка обмякла и побледнела. А парень довольно вытер рот, развернулся и ушел! Представляешь?!

– А девушка?

– Я подошла и попробовала спросить, не нужна ли помощь. Отвечать мне не стали, а вот взгляд у нее был, как под наркотой. Руки ледяные и встать не смогла. Так и осталась в том углу. Странно все это. И страшно. Не хотелось бы вот так попасть. А Марина ушла с Красным принцем, фактически таким же, как тот, с девушкой…

Моя рука потянулась к ультракому. Что-то быстро мне стало страшно, да и не одной мне. Знал ли Дэвид, или только догадывался? И главное, о чем? Я ведь даже толком сформулировать не смогу, что произошло. Может, у них здесь так принято? Милика поняла и остановила.

– Я уже доложила капитану. Вчера вечером.

– И что он?

– Говорит, чтобы наблюдала и от тебя не отходила.

– А Маринка?

– Говорит, Лекс за Тигранталя ручается. Типа, нормальный мужик, точно не навредит. И вот не знаешь, почему мне кажется, что у нас могут быть разные взгляды на понятие «вред»?

– Может, мы паникуем, а на самом деле все в порядке? Может, этот красный девушке жизнь спасал и ты не так поняла?

– Все может быть. Но поверь, я по жизни не паникер. И образование у меня специфическое. Так вот не хотелось бы быть поцелованной таким образом.

– Не хотелось бы, – протянула я. А потом вспомнила, что Дэвид выглядел, как зомби, и решила пока не звонить. Может он, наконец, спать лег, а тут я со своими страхами. У меня есть Лекс и Тигранталь, наконец. Вот пусть они и отдуваются.

Я все-таки дотянулась до ультракома, пролистала контакты и нашла фотку Лекса. Похоже, домашние контакты Борис кинул мне свои.

– Алён, это штука несколько раз пиликала. И вчера тоже, – кивнула Милика на мое устройство.

Я бросилась смотреть в непринятых звонках. Ооооо! Не дозвонился наш кораблик. И что он от меня хотел? Капитан, вроде, был рядом со мной, практически вся команда – у синих. Сейчас узнаем. Установила ультраком напротив себя для видеосвязи и вывела внешнюю менюшку. Через пару секунд прибор выдал проекцию взволнованной физиономии Антона.

– Привет, Алена! Извини, что дергаю, капитан велел не беспокоить, но у меня аврал!

– И тебе привет, говори что приключилось?

– Приключился адмирал Красин. Второй день требует прямой связи с тобой. Вчера капитан еще как-то отбивался, а сегодня с семи утра адмирал сказал, что линию связи не прервет, пока твой голос не услышит.

– А ты не в курсе, что ему капитан заливал?

– В курсе, конечно, вся связь с планетой идет через корабль. Говорил, что экскурсия у вас, а в городе со связью проблемы. Типа мир технически отсталый. Вот в замке все отлично. Как только появишься, так сразу ему и позвонишь.

Дааа, а если бы папа пару дней назад позвонил, что бы ему тогда рассказывали? И на связь сейчас выходить нельзя, сразу поймет, что не все в порядке.

– Антош, ты можешь еще потянуть часок?

– Обижаешь, конечно потяну.

– Я с тобой сама свяжусь.

Прервала связь и посмотрела на Милику.

– Мне такой наряд тоже полагается?

– Ну да, только другого цвета.

– Тащи!

Милика вылетела из комнаты, а я по стеночке побрела в нашу доисторическую ванную. Не искупаюсь, так хоть в зеркало на себя посмотрю.

Отражение порадовало. Думала, будет хуже. Правда, щеки немного впали, но так я меньше похожа на ребенка. Если подрумянить, вообще отлично получится. Посмотрела на ванну. Вариантов нет, придется лезть. Ну что за жизнь! Воду я, в общем, люблю, но когда она льется сверху из душа. Мыться под краном по частям – полный идиотизм. Придется набирать хотя бы половину. Настроила температуру и включила струю на полную мощность. На раритетной тумбочке оказались какие-то бутылки и бутылочки с разноцветной жидкостью. Покрутила. Ни одной надписи! И что брать?

Тут в дверь заглянула взволнованная Милика.

– Куда сама полезла?! А если плохо станет?

– Ты вовремя! Что с этим делать? – и я указала на выставку стекляшек.

– О, здесь без пол-литра не разберешься! Правда, мы мылись в соседних апартаментах, так как тут сидел Дэвид и отступать не собирался. Нам и спать пришлось в детских кроватях. Можно было найти и взрослые, но они были бы далеко от тебя. А на этом этаже никто больше не живет, и очень страшно.

– Так что там с бутылочками?

– Розовые и желтые – шампунь. Все остальные – пена для ванной. Геля для душа у них не предусмотрено, как и самого душа.

Я зашипела. Нет, с этой цивилизацией надо что-то делать! Вот разберусь, кто виноват и сразу пойму, что!

– И как они сами моются, ты не выясняла?

– Выясняла. У господ из замка принято принимать ванны. В некоторых больших домах в городе они тоже имеются. Остальное же население моется в тазиках.

Да, при таком раскладе надо сказать спасибо и за кран, и за горячую воду.

Милика уходить отказалась и устроилась в принесенном кресле, я же плюнула и разделась при ней. Пену лить не хотелось, не люблю, когда воду не видно. А что делать? Окунулась в прозрачную жидкость и зажмурилась от удовольствия. Каждая мышца впала в кайф, и я откинула голову на специальный подголовник. По телу пробежали мелкие иголочки, окончательно снимая напряжение. Интересно, это у них такая вода или скрытый релакс в самой ванне? Хотя, что тут скрывать и где? Корыто, только очень большое. Все-таки дело в воде.

Вместо мыла взяла перламутровую жидкость. Капнула в воду. И вот тут кайф получило мое обоняние. И расслабились уже мышцы в голове, то бишь нервы. Голову намылила розовой тягучей жидкостью. Смывать пришлось под краном. Уууууу. Зато через полчаса совершенно спокойная и набравшаяся непонятно откуда взявшихся сил я предстала перед зеркалом. И чуть не заработала нервный срыв в очередной раз. Волосы были красными! Того самого цвета, которым я имела удовольствие любоваться с детства! От патентованной сиреневой краски не осталось и следа. В суд на них что ли подать?

Милика протянула огромное полотенце и попыталась громко не хихикать. А я не знала, злиться мне или радоваться. Вот надо было сначала поговорить с отцом, а потом лезть в ванную! Хорошо, хоть линзы не растворились…


Глава 13
Все не от питания, а от воспитания

Врать отцу не хотелось. Да и опыта маловато. Но если сейчас выложить все, как есть, минимум, что меня ожидает, это адмиральский корабль через пару часов. Верю, что ускорителей папе на меня не жалко. А вот максимум, здесь будет весь флот Земного содружества. Что у Льва Красина не отнять, так это скорости в принятии стратегических решений. А главное, обидно, что, в общем, ничего такого со мной не произошло! И узнать ничего не успела, и даже в городе не была! Нет! Я не маленькая и буду учиться врать! Иначе все интересное в этой жизни пройдет мимо.

Антон восхитился цветом моих волос и быстро переключил на адмирала. Можно подумать, тот и не отходил от экрана.

– Здравствуй, ребенок! У тебя совесть есть?

Я пожала плечами и опустила глазки. Если честно, то надеялась, что совестью в этой экспедиции побудет Дэвид.

– И кого я спрашиваю?! Ты вообще в зеркало на себя давно смотрела?

Да, вроде, пять минут назад, а что не так? Красная, не досохшая копна волос и розовая простыня вместо халата. Папу таким не удивишь.

– Алена! Почему опять красный?!

– Так не виноватая я, он сам…

– Ты мне зубы не заговаривай! Борис мне неделю доказывал, что сиреневый – это крутая маскировка.

– Так это мы не подумали. Понимаешь, здесь все с красными волосами. И даже Марина! А я одна с сиреневыми… Внимание привлекаю…

– Не подумали они! А Черный сектор чем занимался?

– Так я же не по военной части…

– Так я по военной! Смотри, если с тобой на этой задрипанной планете что-нибудь случится, прилечу сам, лично!

– Да что со мной может случиться? Я для них, оказывается, вообще ребенок. Даже поселили на женской половине, ко взрослым не пускают.

– Так ты там что, взаперти?!

– Нет, что ты! Просто меня так оберегают. Вот, даже на экскурсию водили. У них знаешь, какая площадь обалденная? Прям как у нас в Будапеште или даже лучше. Площадь Героев в квадрате!

– Знаю я эту площадь, видел, – проворчал отец. – Действительно, зрелище то еще. Ты там смотри, сама по городу не ходи. Не доверяю я этим Красным. И Синим тоже.

– Так пап, Лекс со мной. И Тигранталь очень милый.

– Угу, все они милые. А Борис с Лексом вообще дома по шее получат! Ладно, красное солнышко, не будь редиской, выходи на связь. А то напридумываю себе всяких ужасов и уйдет в историю вся их Синия. Все-таки я за тебя отвечаю. Что думает по этому поводу мама, даже передавать не буду. Пусть Борис сам отдувается.

Я хихикнула. Уговорить папу было сложно, но реально. Маму, похоже, поставили перед фактом. Дааа, братцам дома после этого можно появляться разве что в шлемах. Потому как получат и по шее, и по ушам.

– А как у тебя с питанием? – поинтересовался папа. Вопрос явно от мамы.

– Как обычно, – вздохнула я. – Но ты не волнуйся, мне Бос поставил биотестер, и я могу все проверять.

– Это хорошо, так маме и передам. Но ты же помнишь, все не от питания, а от воспитания!

– Да помню я, пап. Я же цивилизованный человек!

Красин вздохнул.

– Знал я много цивилизованных людей, которые в критической ситуации становились истинными дикарями. Надеюсь, про Брок помнишь?

Нашел, что в пример привести! История жуткая. Когда наши первопроходцы потерпели аварию и оказались на неисследованном Броке, им пришлось туго. Помощи ждали два земных месяца. За это время построили временные жилища, добывали пищу на охоте и все выжили. Только вот оказалось, что питались они единственной разумной расой на планете. Скандал замять не удалось, а Брок и поныне закрыт для посещения гуманоидами.

– Папа! Я здесь только овощи ем и фрукты!

– Да я не об этом… Ладно, ребенок, живи пока. Но если станет страшно, ты сразу звони. У меня прямой канал с кораблем Дэва круглые сутки. Если меня нет, сидит дежурный.

– Хорошо, папа, не волнуйся, – улыбнулась я.

Красин старший махнул рукой и пропал. Я выключила проекцию.

Чтобы надеть ультраком, надо что-то сделать с волосами. От хвостов уже голова болит. Распущенные – очень вызывающе. Коса, конечно, и скромно, и прилично, но настроение не то. Значит, будет две косы. Где там моё одеяние?

А что? Действительно получилось скромно и прилично. Золотистый закрытый наряд, практически такой же, как у Милики. Правда, у меня болеро впереди застегивается на кучу мелких блестящих пуговок, так что ни меня, ни бретелек не видно.

С нарядом получаю ларец с украшениями. Очень удачно, а то косички закрепить нечем. А тут пара золотых зажимов, как раз подошли. Милика объяснила, что круглую штуку на цепочке – обязательно, и золотой браслет змейку тоже. Остальное по желанию. Поискала в ультракоме анализатор артефактов. На удивление, нашла! Браслет оказался замыкателем, кто бы знал, что это такое, и с чем его едят. Круглая штука не идентифицировалась. Ладно, думаю, родной братец плохого не посоветует. Только вот подстраховаться не лишнее. Цепочка с выданными Борисом дивайсами, конечно, не золотая, а из какого-то более крепкого материала с серебристым отливом. Но видно ее не будет. Вот вам и первая выгода закрытого наряда!

Сидим на ковре, играем на пару в кораблики. Милика за пиратов, я за рейнджеров. Если платья помнутся, мы не виноваты. Какой-то умник поставил у нас за дверью двух тупых воинов. Почему тупых? Потому как фадж не понимают! Я им уже пыталась и по-русски, и на пальцах объяснить, что хотим только по этажу прогуляться. Нет. Смотрят, молчат и пики у нас перед носом скрестили. А у меня пайер новенький, ни разу не опробованный…

Милика как профессионал себя лучше в руках держит, потому как, если она решит что-то из своего арсенала применить, здесь будет куча трупов. И обидно, что еще час назад за дверью точно никого не стояло!

В общем, сидим, срываем зло на ни в чем неповинных космолетчиках. Причем пираты пока ведут. Похоже у их капитана опыт в таком деле намного больше. У меня же никогда столько свободного времени не было. А тут целый день нарисовался! И главное, все молчат! Лекс в местной сети вне зоны связи. Тигранталь мне свой номер не оставил. Капитан был рад меня слышать, но помочь пока ни чем не может, так как связи с Тигранталем у него тоже нет, хоть и номер имеется. Замкнутый круг какой-то! Зато выяснилось, что завтра должны прибыть мои йогурты. Заодно заказала оборудование для работы с пси-переводчиком. Не нравятся мне эти дяденьки, явно не понимающие все имеющиеся в нашем распоряжении языки. Если это наёмники, то откуда?

В полдень нам принесли еду. Высунув языки от энтузиазма, проанализировали состав. Часть продуктов оказалась не растительного происхождения и как мясо не опознавалась. И как рыба тоже. Задачка оказалась настолько интересной, что мы решили переслать ее микробиологам. Через капитана связались с Самантой из Зеленого сектора. Девушка тоже оказалась энтузиасткой. Бросилась выяснять, чем их кормят, и есть ли что-то похожее. Оказалось, есть, и много. Нам выразили общую благодарность и пообещали поделиться результатами.

Оставался единственный нерешенный вопрос, есть или не есть. Нет, вот это, непонятного происхождения, разумеется, лучше не трогать. А вот печеные овощи, фруктовое пюре и булочки выглядят аппетитно и безопасно. Анализатор показывает, что мой организм это должен принять без проблем. А вот мой мозг кричит, что лучше съесть сухой паек. Типа, жизнь дороже. В результате продукты мы честно поделили. Милике – все местное. Мне – картофельное пюре и сок из пакетика. Удовольствия никакого, зато стопроцентная гарантия.

И вот через пару часов после обеда в нашу дверь постучали, а потом, не дожидаясь ответа, массивная ручка повернулась, и на пороге оказался красноволосый красавец, очень похожий на Тигранталя, только ростом пониже и волосы подлинней. Долго гадать не пришлось. У кого еще на этой планете могут быть радужные глазки? Конечно, у моего очередного братца. Вот только с ним меня никто не познакомил. Понятно, что он ти Даль, второй наследник. Только вот где первый, когда он так нужен? Мы продолжаем сидеть на полу и вопросительно смотрим на принца. Милика, правда, придвинулась ближе ко мне и напряглась. На игровом поле у меня в ультракоме появилась надпись: «Это он!»

Принц странным образом поклонился. Такого я еще здесь не видела. Наверное, первый наследник слишком крут, чтобы так кланяться, а все остальные, мной встреченные, были слугами.

– Таниор Тирель Красный, ти Даль, – представился принц и внимательно посмотрел на меня. Конечно! У Милики аура так не фонит! Пришлось вставать. А вот поклонов не дождется!

– Альена Красная, – кивнула я, – А это Милика Смит, мой телохранитель.

Принц придирчиво оглядел Милику и удовлетворенно кивнул.

– Я безмерно рад нашему знакомству. Прошу простить, что не явился приветствовать тебя раньше, о, прекрасная принцесса! Дела мои были далеки от столицы. Ан Даль сразу сообщил мне радостную весть, и я, как только смог, вернулся в замок.

Переводчик у Милики был обычный, но работал четко. Поэтому круглые глаза были у нас обеих. Что это было? Высокопарный слог из уст младшего принца на фоне простого разговорного у наследника?! И откуда он вообще такой нарядный взялся? Тиграна я видела только в летном костюме, а тут чавой-то с камнями длиной до пола. Надеюсь, у него под этой штукой штаны имеются…

Мы застыли. А что делать? Интересоваться у него, как дела? Можно конечно и поинтересоваться, если молчание затянется, но есть и более насущные вопросы. В общем, получи фашист гранату!

– Скажите, о сверкающий! Что это за молчаливые юноши подпирают нашу дверь с той стороны? Я, конечно, глубоко тронута заботой о нашей безопасности, но ограничение свободы нарушает мой душевный покой.

Принц хмыкнул, но ответил в том же духе:

– О, несравненная! Эти милые юноши поставлены мною охранять твой покой. Небезопасно ныне в стенах старого замка. Неуловимый враг учуял появление Красной леди и пытается строить козни.

– А Тигранталь где? – уточнила я на всякий случай.

– Ждет спасателей, – на удивление прямо ответил Принц.

– О, так ты можешь нормально разговаривать! – обрадовалась я. – Давай быстро рассказывай, почему Тигр ждет спасателей, и что вообще с ним случилось!

Таниор пожал плечами и улыбнулся.

– Я хотел сделать все правильно. Маме бы понравилось… Ну, я имею в виду, этикет первой встречи.

Я улыбнулась в ответ. Только сейчас обратила внимание, что младший принц очень молод, немного старше меня. Но приятно, что мальчишка совершенно нормальный. Не считая заявления Милики о его участии в странном инциденте.

– Так что там с Тигром и нашей подругой?

– Насколько мне известно, их катер вылетел за пределы столицы и потерпел крушение в районе озера Бриз. Не волнуйтесь, все живы. Связи в тех местах нет, поэтому я о происшествии узнал только тогда, когда сам начал искать брата. Я вернулся в столицу вчера, но был слишком утомлен. Встречу с Талем назначили на полдень, но он так и не появился, что было странно. На всякий случай обеспечил вам охрану и разослал катера в разные стороны прочесать местность. Только что получил известие, что брат найден и уже летит сюда.

– А Маринка? – ужаснулась я.

– Я же говорю: все живы. А значит, и она тоже. И вообще, Альена, я рад, что ты оказалась такой.

– Какой такой? – удивилась я.

– Понимаешь, никто не знал, как на тебя повлияет чужой мир. Даже то, что ты беспокоишься о нашем брате и своей подруге, уже о многом говорит. В детстве ты была милой и доброй. Правда, вечно вредничала по поводу еды. Все с тобой носились и следили, чтобы маленькая Красная леди не осталась голодной. Тигр был постарше, и все время был занят учебой на мужской половине, я же жил здесь с мамой и любил с тобой играть.

В его глазах было столько тепла, что сердце мое сжалось. Почему я его не помню? Жизнь в замке, как подборка из нескольких кадров. Помню дерево, на которое зачем-то залезла. Скамейка в саду. Широкий коридор. Орнамент ковра над своей кроватью, который любила обводить пальцем, засыпая. А вот людей не помню. Даже от мамы остался только запах и ощущение мягких прядей красных волос в моей руке.

Я не выдержала и, шагнув к брату, крепко обхватила его руками и прижалась к груди. Меня, конечно, волнует, что он сделал с той девушкой, но не настолько, чтобы отказаться от собственного брата!

Он бережно провел руками по моей спине, тоже прижал, а потом дернул за косичку.

– Альена! Пока вы тут сворачивали время, я выяснил, что с тобой произошло. Впрочем, именно для этого брат и отозвал меня в столицу.

– Я отстранилась и посмотрела принцу в глаза.

– А почему это выяснял именно ты?

– Потому что уже несколько лет отвечаю за местную безопасность. Получилось так, что я практически единственный, кому брат и дядя могут доверять.

– То есть случившееся со мной и Тигранталем, это не случайность?

– К сожалению, нет. Скорее закономерность. Тигр самонадеянно решил, что все предусмотрел, но упустил мелочи. Как показало расследование, тебя не пытались отравить. Меню не изменилось ни на йоту и таким набором продуктов потчуют всех гостей. Только вот в рацион изначально была добавлена трава Хо. Это такая специя. Не слишком популярная и мало распространенная. Выращивать ее дорого и нерационально. В быту не используется, но имеется в нескольких древних рецептах. В правящем клане эти блюда популярностью не пользовались и появились в замке лишь тринадцать лет назад. Тогда на это не обратили внимания.

– А как это выяснилось сейчас? – проявила Милика профессиональный интерес.

– Пришлось считать воспоминания всех слуг. Двадцать человек, и я владелец эксклюзивной информации.

– А позволено ли нам будет узнать, как у вас считывают информацию? – подозрительно спросила я.

Принц пожал плечами.

– Как обычно. Слуги не обладают ментальной защитой, ни врожденной, ни такой, как эта, – и принц указал на круглый медальон у Милики на груди. – После войны защиту запретили носить и знати. Но все просто, когда знаешь, что ищешь. История с травой Хо была рассчитана исключительно на появление Красных леди. Единственных людей в клане, у которых она вызывала аллергию. Слуги могли годами использовать ее, ничего не подозревая. Я бы и не нашел ответ, если бы не мысль, скользнувшая у помощницы поварихи. Я искал все, что связано с приготовлением блюд. У нее же был вопрос, зачем использовать Хо в гуавовом пюре? Я пошел по цепочке и выяснил, что ввел этот компонент главный повар тринадцать лет назад. Повара уже давно нет, а традиция осталась, и менять привычные блюда никто не стал. Фактически, это была бомба замедленного действия.

– Но зачем это, и на что они рассчитывали? – пробормотала я.

– Вероятность твоего появления была ничтожно мала. Даже предсказатели щедро делились со всеми информацией, что тебя нет в этом мире. Что можно понимать двояко. Но! Тело нашей матери так и не нашли. Скорее всего, это была старая ловушка, расставленная на нее. Поверь, было бы намного проще, если бы покушались конкретно на тебя. По цепочке мы бы вышли на заказчика. Сейчас же в этом направлении у меня тупик. По поводу же расчетов, понятно, что это самый простой и безотказный способ избавиться от Красной леди. Никто же не учитывал наличие рядом с тобой телохранителя с антигистамином в кармане и земного доктора с современным оборудованием. И вот это дает нам направление. На данный момент я подозреваю, что упадок династии как у нас, так и у Синего клана, вызван искусственным путем. Так же искусственно заходят в тупик все исследования, связанные с генетикой.

– Угу, и с техническим прогрессом у вас какие-то проблемы. Может, это тоже искусственно? – буркнула Милика.

Про технический прогресс – это к Тигранталю, – усмехнулся Таниор. Поверьте, еще десять лет назад все было намного трагичнее. Во всяком случае, дистанционную связь внедрил именно он.

– А как же космические корабли?! – поразилась я. – Это же ненормально, летать в космос, при этом не имея в замке примитивной душевой кабинки!

– Зачем кабинка? – удивился принц. – У нас современные ванные, даже с горячей водой.

– Дикари, – констатировала я.

– Тут ты не права. Все в этом мире – относительно. Подозреваю, что обычные для нас вещи у вас будут верхом новейших технологий, – совершенно серьезно изрек принц.

– И что, например?

– Я тебе постараюсь показать, чем занимался на Восточной окраине, усмехнулся братец.

– И все-таки, – вмешалась Милика, – как у вас считывают мысли?

– Мне это сложно рассказать человеку, который принципиально по-другому устроен. Но Альене все равно придется этому учиться.

– Хорошо, а как это выглядит со стороны? – не отставала Милика.

– Да обычно выглядит. Я смотрю человеку в глаза минут пять. Объект в легком трансе и просто стоит, замерев. Зачастую стираю свое вмешательство, но это внешне незаметно. Практически выглядит, как игра в гляделки. Конечно, свидетелей лучше избегать. Человек идет дальше, даже не вспомнив о встрече. Все.

Мы переглянулись. Все стало еще запутанней, чем было! Ну, не напрямую же его спрашивать, что он делал с девчонкой?!

Внезапно на руке принца что-то пискнуло.

– Тигр прилетел. Хотите со мной?

– Конечно! – вскричали утомленные сидением в четырех стенах мы.

Но любопытство было не главным. Я хотела убедиться, что с Маринкой действительно все в порядке.

Принц вышагивал впереди, мы семенили следом. Замыкали шествие молчаливые охранники. На развилке Таниор засомневался, прищурившись посмотрел на меня и свернул налево.

– Придется обойти вокруг, чтобы не вести тебя через мужскую половину, – объяснил свои действия принц.

Угу, уже поняла, что на мне большими светящимися буквами написано – «ребенок». И когда это закончится?! Я от расстройства привычно принялась рассматривать орнамент на полу. В какой-то момент заметила, что он везде разный. Вот сейчас мы свернули, и на сером граните появились совершенно другие узоры! А эти синие квадраты до боли знакомы. Я замерла на месте. Появилось острое желание попрыгать на одной ножке.

Принц что-то почувствовал и обернулся.

– Альена, в этом коридоре твоя детская комната. Не удивительно, что рисунок тебе знаком. Мы здесь часто играли.

Интересно, во что можно играть в широком длинном и совершенно пустом коридоре? Не помню! И еще. Хочу ли я увидеть свою комнату?

– Таниор, а можно взглянуть на мою комнату?

– Не сейчас. Нам надо для начала встретиться с Талем.

На руке у принца что-то опять пискнуло.

– Ну вот, не успели!

– Почему? – удивилась я.

– Он движется в другом направлении. Попробуем перехватить, – и мы резко свернули в темный проход. Потом Таниор открыл неприметную дверь, и мы оказались на узкой, пыльной лестнице. Теперь мы поднимались наверх.

– Тайный ход! – восхитилась Милика.

– Всего-то быстрые переходы для слуг, – поморщился принц. – Ими уже давно не пользуются.

– Почему?

– Пару поколений назад выросло количество покушений, и было решено оставить экстренный доступ только для членов правящей семьи. Сейчас слуги просто не знают о существовании подобных переходов.

– А как нам удалось войти? Здесь встроены датчики, определяющие носителя определенной крови? – уточнила Милика.

Таниор удивленно на нее посмотрел.

– Это очень старый замок, его не модернизировали. Во всяком случае, во многих местах электроника здесь просто не будет работать.

– Что же тогда? – не отставала Милика.

– Магия.

Мы замерли. Магия?! Я уточнила перевод в ультракоме. Подборка образов подтвердила, что принц имел в виду именно то, о чем сказал. Но как такое может быть?!

Таниор оглянулся, оценил наш ошарашенный вид и улыбнулся.

– Вы же, надеюсь, знакомы с принципом запрета?

Я неуверенно кивнула, а Милика помотала головой.

– Принцип запрета дарует каждой частице материи эксклюзивные права на квантовое состояние. Все мы знаем, что материя занимает место, исключая наличие там же другой материи.

Я кивнула. Это у нас кажется, еще Вольфганг Паули открыл. Что-то типа фундаментального принципа квантовой физики, который так и называется – принцип запрета. Но причем здесь это?

– Магия – это фактически работа с материей. А что есть материя? По сути – субъективный опыт. Ведь, в конце концов, все состоит из почти пустого пространства.

– Ты хочешь сказать, что способен воздействовать на поля Хиггса?

– Не думаю, что у нас совпадают определения. О Хиггсе я не слышал.

– Я хочу сказать, что ты способен работать с темной материей?

– Я понял, о чем ты. Да, похоже на то.

– И кто еще это может?

Внезапно в глаза ударил яркий свет, и мы оказались в незнакомом коридоре напротив огромной белой двери. Я оглянулась. Проход за нами закрылся, и теперь невозможно было определить, где же он. Даже щели не видно! Мой вопрос повис в воздухе и остался без ответа. Принц же шагнул к белой двери и сделал нам знак подождать. Мы остались с охранниками. Я огляделась. Коридор был необычен, так как имел огромные арочные окна. Вот откуда столько света!

Так как плохо мне не было, можно утверждать, что мы в нейтральной зоне. И тогда что это за дверь? Если не подписали, то хотя бы картинку нарисовали! Вот у нас, если дверь не имеет номера, то на ней или возле обязательно есть картинка, чтобы даже инопланетянин понял, что внутри находится. Конечно, ассоциации у всех разные, но существует планетарный набор общих значков. Как, например, треугольники на туалетах или ложка с вилкой в местах питания. Личные комнаты обычно обозначаются аватаркой хозяина, или просто изображением человечка или нескольких. А в этом замке сплошные коридоры, а в них двери, много дверей. И все заперты. Прям, как у Алисы в стане чудес! Нет, про заперты – это я так, к слову. Просто ни одной открытой нараспашку я пока не видела, а подергать – руки не дошли. Вот сейчас и проверим. И я шагнула в сторону соседней двери кремового цвета. И даже успела взяться за массивную медную ручку. Не успела. Белая дверь распахнулась, и братец, тот, который младший, подскочил сбоку и схватил меня за руку.

– Альена, извини, забыл предупредить. Не за все ручки в этом замке можно браться, и не всякую дверь стоит открывать. Конечно, в основном везде закрыто, но у тебя может получиться войти и в запертую дверь.

Мне стало стыдно. Надо же, сунулась, куда не звали! В комнату с белой дверью я вошла с опущенными долу глазами. А когда подняла их, чуть в обморок не грохнулась!

И это у них называется – все живы?! Я грозно смотрю на Тигранталя, который действительно живой и вполне здоровый улыбается из дальнего кресла. Только вот Маринка улыбнуться мне не может! Сквозь стекло аппарата, похожего на наш медитек, видно лишь бледное лицо. Глаза закрыты.

– Что с ней?! – осипшим голосом спрашиваю я.

Братья переглядываются. Тигр кивает Таниору и приглашает меня присесть. Я зачем-то оглядываюсь. Охрана осталась за дверью, с нами в комнате лишь Милика. Таниор подходит к девушке и пытается вывести ее за дверь. Я хватаю ее за руку и тяну к себе. Тогда подходит Тигранталь и снимает с Милики переводчик. Да, так меня устраивает. Подруга морщится, но тоже соглашается с подобным компромиссом. Вдвоем усаживаемся на жесткий диван, и я пытаюсь рассмотреть, где же мы. Скорее всего, это что-то типа медпункта. Белый диван, пара стульев, кресло и несколько однотипных аппаратов. Маринка в одном из них. Никаких шкафов с лекарствами, мониторов, диагностических прибамбасов. Только большие, в человеческий рост аппараты. Да, и врачей тоже нет…

– Альена, все зашло дальше, чем мы предполагали, – начинает разговор старший.

– А вы предполагали что-то подобное? – удивляюсь я.

– Да, – морщится Тигр. – Мы надеялись спровоцировать, но не ожидали, что враг настолько подготовлен.

– Что с Мариной? – спрашиваю я еще раз.

– Все нормально. Она жива и даже здорова. Это состояние пройдет через несколько часом. Максимум, сутки. Энергетическое истощение не смертельно.

– Когда тот, кто берет энергию, контролирует ситуацию, – уточняет Таниор.

– Я контролировал! – возмущается Тигр. – Охранниками пришлось пожертвовать, но они бы все равно не смогли спастись. Катер рванул в воздухе и мне, чтобы удержать хотя бы девушку, пришлось забрать их жизни. На раздумья времени не было. Всего секунда. К сожалению, к подобной ситуации не был готов даже я.

– И все-таки, что с ней?

– Я защитил нас от взрыва, но на это ушел весь мой резерв. Нужно было еще спуститься с огромной высоты. А потом подать сигнал спасателям. Альена, поверь, меньше всего я желал причинить вред Марине. Свои способности я полностью контролирую, и если бы ее жизни угрожала опасность, я бы остановился.

– Ей не было больно?

– Нет, ей было хорошо и приятно. Хотя, наверное, она вообще ничего не успела почувствовать. Все произошло очень быстро. Если бы на моем месте был Таниор, он бы не успел.

– Ты не прав. В последнее время я часто расходовал силы, и приходилось так же часто их восстанавливать. Да, я люблю делать это медленно, но это не значит, что не смог бы восстановиться быстро. Просто в быстром варианте существует вероятность гибели донора, чего я не могу допустить.

– Я же сказал, что охранники все равно бы погибли!

– Не кипятись, я понял. Конечно твоя жизнь дороже, да она вообще бесценна на данный момент.

– Я надеюсь, ты это серьезно?

– Конечно, брат, как ты мог подумать, что это может быть иначе. В подобной ситуации я бы отдал свою жизнь тебе.

Братья вяло пререкались, а я их уже не слышала. Я зависла. Вампиры… Энергетические вампиры. И Маринка стала вынужденным донором. Но если бы не это, они бы погибли вдвоем. Магия и цена за ее использование. Конечно! Как можно влиять на материю? Для этого нужна энергия. Магический резерв. Восполняемый магический резерв… И я, наверное, такая же… Я могу брать энергию и применять ее. Или не могу. Хочу? Не хочу. Так – не хочу. Все не от питания, а от воспитания. Папа бы не одобрил…


Глава 14
Дела семейные

Через пару часов, и даже к вечеру, Маринка не проснулась. Я отказалась возвращаться в свою комнату, и все остались в нейтральной зоне. Здесь пришлось организовать и ужин. Я все-таки рискнула еще раз попробовать местные блюда, надеясь, что бомба была одна. С плохо скрываемым страхом поковырялась в тарелке и удовольствия не получила. Мои отношения с едой по жизни явно не складывались.

Вздохнула и покосилась на все еще спящую Маринку. Капсула, в которой она находилась, не была медитеком в нашем понимании. То есть не лечила и даже не диагностировала, а всего лишь помогала аккумулировать энергию. Организм погружался в стазис и не мог проснуться, пока энергетический уровень не восстанавливался до нормы. Эти аппараты зачастую использовали и мои братцы. Все-таки это более гуманно, чем заимствовать жизненную силу у окружающих.

На вопрос, почему же не пользоваться этим методом всегда, Тигранталь ответил, что это не сопоставимо по времени. То, что можно получить от человека за минуту, капсула восстанавливает пять часов. Конечно, можно использовать ее во время сна, но потеря энергии, это в какой-то мере форс-мажор. В обычных условиях у принцев всегда стабильный резерв, который не требует регулярного восполнения. И да, магами на данный момент здесь являются только принцы с радужными глазами и правитель. То есть трое во всем Красном клане, не считая меня. Я впечатлилась. Решила сразу брать быка за рога и выяснять свои способности. Но внезапная мысль вытеснила все благие намерения.

– Ребята! А где Лекс?

Братья переглянулись. Тигр нахмурился, а Таниор улыбнулся. И как это все понимать?

– Понимаешь, он должен был лететь с Тигром и Мариной, но тут нарисовалась Петра, и у некоторых крышу снесло, – выдал Таниор. А я подумала, ну ничего себе! От высокого стиля к такому жаргону! Хорошо, у меня теперь всегда ультраком стоит на пси-переводчике. Мало ли что. А вот Милика, которой вернули обычный аппарат, до сих пор не въехала, что у кого снесло, и зачем Петру рисовали. Да, старое оборудование теперь только для деловых переговоров сойдет, когда все стороны делают вид, что очень культурные и стараются говорить правильно. Все это я подумала, а потом до меня дошел смысл сказанного. Мой брат влюбился в какую-то Петру и совершенно случайно не погиб во взорвавшемся катере?!

– Откуда тут взялась какая-то Петра?!

– Она не какая-то, – обиделся Таниор, – она наша двоюродная сестра, дочь правителя. Фактически – принцесса.

– У правителя есть дочь? – удивилась я.

– У него две дочери, просто вторую никто в расчет не берет, она еще маленькая, – объяснил Тигранталь.

– А сыновья?

– В этом нам невероятно повезло. У правителя нет сыновей.

– Почему повезло?

– Потому как прецедент, созданный в Синем клане, многим покоя не дает. И мы рады, что дети правителя не будут покушаться на наши жизни. Разве что он сам решит взять тебя в жены и таким образом получить радужных наследников.

Меня аж передернуло. Надеюсь, родному дяде такое в голову не придет.

– А есть такая вероятность? – опасливо уточнила я.

– Пока не доказано, что родственный брак может дать лишь радужных мальчиков, все вероятно. Упадок, к которому пришли кланы, пошатнул многие принципы и веками устоявшиеся законы.

Я опасливо посмотрела на красных братишек. Не доказано, говорите? Мамочки!

– Сестренка, не волнуйся, мама не просто так заключила твой брак на браслетах. Красная леди, имеющая спутников жизни, неприкосновенна. Я уже не говорю о том, что ты маленькая Красная леди.

– И чем это лучше?

– По законам Синии тот, кто возьмет энергию ребенка, карается смертью. А твоя энергия в сотни раз вкуснее любой другой.

– Это говорит лишь о том, что вы и принцы Синего клана не воспользуетесь моей энергией.

– Невозможно вступить в связь с женщиной и не затронуть ее энергетический резерв. Сейчас это твоя главная защита.

Я задумалась.

– То есть пока я маленькая, я не представляю интереса для правителей?

– И не только для правителей.

– И если я вдруг стану взрослой?

– Под ударом сразу окажется Дэвид, как твой предполагаемый муж.

– И Борис?

– И он тоже. Потому и сидит на базе.

– А что должно случиться, чтобы я выросла? – озадачила я братьев.

– Если честно, точно мы не знаем. Там что-то связано со скачком резерва. Но если тебя тронуть раньше, произойдет большой бум. Это известно всем. Так, на всякий случай.

Я помотала головой. Ничего не понимаю!

– Так у вас же за это смертная казнь!

– А кого это остановит? – вздохнул Таниор. – Вот большой БУМ – это да. Это веская причина.

– Подождите. Если я вдруг вырасту, Дэвид исчезнет, а Борис так и останется на базе, что остановит желающих?

– Уже лет четыреста никто не проверял. Но в преданиях написано, что если ты повзрослела, и муж не успел надеть на тебя второй браслет и закрепить связь, защита продержится недолго и претендовать на тебя сможет любой. Есть правда один маленький нюанс. Во взрослом состоянии Красная леди обладает теми же возможностями, что и радужные принцы. То есть ты сможешь подчинить себе материю.

– И что это мне дает?

– Как минимум, свободу выбора. Тебя практически невозможно будет взять силой. Не думаю, что найдутся самоубийцы. Ты же сможешь выбрать сама.

– То есть Красные леди обычно сами выбирают себе супругов?

– По-разному. Бывало и сами выбирали. Но чаще всего браки на браслетах заключаются родителями. Если ты повзрослела, то супруг имеет на тебя полные права. И никакого большого бума.

– А если он мне не нравится?

– Тебе что, не нравится Дэвид? – уточнил Тигранталь. – Так ты скажи и мы все уладим.

– Нет, нравится. И Борис нравится, не надо с ними ничего делать! – возмутилась я. – Это я так, для общего развития спросила.

– Ну, для общего развития сообщаю, что для мужа твой браслет будет работать как замыкатель, а его как рассеиватель.

Я посмотрела на свою руку. Брачного браслета видно не было, а вот замыкатель имелся.

– Дворец жалко, – объяснил Тигранталь, указывая на браслет. – Если вдруг самоубийца найдется, бум будет поменьше.

У меня вдруг появилось острое ощущение ловли на живца. И жирный червячок здесь – я! Мамочки! Хочу домой!

* * *

Диван в этой комнате был совершенно неприспособлен для сна. Да на нем даже сидеть было твердо! Но мы держались. Я положила голову на плечо Милике, подруга же пила какой-то местный энергетик, типа нашего кофе. Мне это волшебное средство даже не предложили. Но спать и так не хотелось. Организм, конечно, устал и сигнализировал об этом мозгу, но вот сам мозг отключаться не желал и занимался сортировкой полученной информации, тем самым мучая меня. Не люблю так глубоко копать. На такой глубине оптимизм начинает хиреть и постепенно уступает место пессимизму. А это неправильно! Надо срочно исправлять! Вот, допустим, я только что додумалась до того, что все-таки не вампир. И братья мои не вампиры. Они маги. Маги, которым периодически надо восполнять энергетический резерв.

Интересно, а если бы я внезапно повзрослела дома, и мне понадобилась бы энергия? Ужас! Я же не понимаю, как это, и не умею это контролировать! То есть просто могла бы убить кого-нибудь! Для тех же родителей и братьев я действительно бомба замедленного действия с неизвестной системой детонации…

Ровно в полночь аппарат зажужжал, и стеклянная крышка поползла в сторону. Спящая красавица проснулась. Открыла глаза, обвела нас затуманенным взглядом и остановилась на Тигре. О, нет, только не это! Хотя братец на Марину тоже смотрит соответствующе. И когда они успели? Кстати! Волосы у подруги так и остались красными!

Спать мы этой ночью все-таки легли. Забрали нашу красавицу и отправились втроем на одну огромную кровать. Так безопаснее! На охрану тоже согласились. А молчали весь день наши охранники, потому как действительно ничего не понимали. Кто бы сомневался, что на Синии есть еще диалекты! Местное население фадж понимает и даже на нем говорит, а вот наемники с западных окраин имеют свой язык. И внешне они отличаются от местных. В тонкостях пока не разобралась, но надеюсь, эта информация наших генетиков тоже заинтересует. Ну, и понятно, новый язык стоит забить в пси-переводчик.

В результате утро для нас настало как раз к обеду. Зато все выспались. Собраться решили в столовой женской половины. Мне пообещали сюрприз, не подозревая, что сюрпризы я не люблю. К счастью сюрприз был на удивление безобидным и даже милым. За нашим столом оказались две девушки. Одна постарше, другая совсем молоденькая. У старшей шикарные пшеничные волосы с трудом удерживает блестящая сетка. Украшения затмевают наряд, но выглядит все очень красиво. Младшая чем-то похожа на старшую, но волосы у нее ярко-красные, того же оттенка, что и у меня. И цвет лица намного белее. Глаза, правда, не радужные, а шоколадные, как и у первой. Рядом с ними кареглазая Маринка очень вписалась. Как там и была. Принц тоже явно оценил. Во всяком случае, выглядит довольным.

Дам нам представили. Старшая оказалась женой правителя Красного клана. Фактически королевой. Младшая и была той самой загадочной Петрой, которая так удачно очаровала моего братца. Лекс, кстати, сидел с ней рядом и глаз не сводил. От меня быстро отделался приветливым кивком и вернулся к созерцанию своей ненаглядной. Милика наклонила ко мне голову и прошептала на ухо:

– Похоже, мы попали! Их теперь за уши друг от друга не оттащишь!

– Кого именно?

– И тех, и других, – вздохнула подруга.

Я тоже так подумала. Но две пары за пару дней – это как-то совсем круто и невероятно. Может, у них что-то с атмосферой не так? Хотя крышу-то не только у наших сорвало, а, похоже, у местных тоже. За Петру поручиться не могу, а вот Тигранталь точно на Маринку запал. Интересно, если ему сказать, что она тоже практически принцесса, это что-то изменит?

С сюрпризом я не угадала. Им оказались не дамы, а мой йогурт в переносном холодильнике, таки доехавший с корабля. Счастья много не бывает, и это все про меня. Кроме йогурта мне прислали творожок с шоколадом и кефир. Представительницы правящего клана с любопытством на все это богатство поглядывали, а я решила, что делиться не буду. Ни за какие коврижки! Еще бы немного и я на родине с голоду бы умерла. Или похудела до неприличия. В общем, дайте мне нестираемый маркер, напишу на холодильнике большими буквами «МОЁ» и запихну под кровать!

Когда я все-таки отвлеклась от процесса выбора, на меня смотрели все. Кто с удивлением, кто с ехидством, а кто и с доброй улыбкой. И вот интересно узнать, как тут обстоят дела с молочной промышленностью? Королева показалась самой адекватной из присутствующих, и я задала вопрос ей. Надо же беседу поддерживать. Как ни странно, леди была в курсе проблемы. Как таковой, молочной промышленности на планете не оказалось. Почему? За отсутствием главного ингредиента производства – молока. Я в шоке! Как такое может быть?

– Подождите, а чем у вас питаются телята, ягнята, козлята? – все-таки попыталась выяснить я. А потом сообразила, что в самом фадже нет таких слов! На меня же озадаченно смотрели представители правящего клана. Да, я не сталкер и не специалист по чужим мирам. Да мне в голову не пришло, что у нас фауна отличается! Люди-то есть, и очень похожи на тех же землян. Во всяком случае, внешне. Тогда почему нет тех же коров? И что это за мясо на столе? Я была уверена, что баранина… Ответить мне решила старшая леди, Филисинта:

– У нас на Гермелесе тоже нет названных тобой животных. Кстати, те, которых мы едим, здесь тоже не водятся.

– Вы с Гермелеса?! – поразилась я. – Да эту цивилизацию обнаружили не так давно, и мир входит в состав закрытых, запрещенных к исследованию! У вас же там еще каменный век!

– Ну, не совсем каменный. Скорее период мелких княжеств и полное отсутствие технического прогресса. Насколько я понимаю, сейчас запрещено вмешиваться в естественный процесс развития планеты, поэтому она пока и закрыта. Иначе может получиться так, как в Радужном мире.

Ну, конечно! А я гадала, откуда здесь космические корабли! Кто-то постарался до обнаружения планеты Земным союзом. И вот вам казус, феодализм в расцвете, техники – ноль, а кораблики летают, как так и надо!

– А как Красный правитель попал на Гермелес?

– Он тогда был лишь ти Далем. Всю юность провел на корабле, бороздя космические просторы. Попал в метеоритный дождь и совершил вынужденную посадку. Место приземления оказалось в лесу нашего княжества. Корабль починить было практически невозможно, и принцу с командой пришлось адаптироваться. Он явился к местному князю, моему отцу, и предложил свои услуги в обмен на покровительство. Когда отец понял, на что способен пришелец, он скрыл его появление и обеспечил безопасность. Выгода была очевидна. Магия в нашем мире огромная редкость. А Красный принц сразу приобрел репутацию великого колдуна. Чтобы привязать пришельца, ему в жены сразу предложили княжеских дочерей. Сарив выбрал меня.

Мы сидели, раскрыв рты, и слушали рассказ Филисинты, как волшебную сказку. Вот это романтика!

– А как же вы оказались на Синии?

– Когда через год нас обнаружили спасатели, уже родилась Петра. Сарив не задумываясь посадил нас на корабль, и мы покинули планету. Мне же он сказал, что это судьба. Тот метеоритный дождь был послан, дабы он нашел свою половинку на краю вселенной.

Я вытерла набежавшую слезу. Надо обязательно познакомиться с местным владыкой! Космический рейнджер, романтик и похоже, любящий муж. Он мне уже нравится! Хотя надо выяснить, а сколько вообще жен положено местным власть имущим? Но тут не выдержала Милика.

– Простите, а кого мы все-таки едим?

Принцы одновременно хмыкнули, а Лекс попытался прикрыть улыбку салфеткой. Милика с Маринкой заерзали на стульях. А мне-то что? Я ЭТО даже не пробовала.

Слово взял дипломатичный Таниор.

– Здесь представлены два вида животной пищи. Крон, ящер, обитающий в горных районах. Мясо его белое и нежное. В основном запекается, но можно и варить. И второй вид – дрог. Это живодерево. Корнями привязано к определенному месту, но ведет себя, как животное. И вкус имеет особенный. Дроги выращивают в специальных питомниках. Дикие дроги практически не съедобны. Конечно, кроме этих двух видов, есть еще куча мелких животных, но мясо их недостойно нашего стола.

Мы с девчонками переглянулись. Живодерево! А наши биологи ломают голову, что же мы им за задачку подсунули! Нет, на этой планете без пол-литры не разберешься! Мы вздохнули и приложились к местному зеленому вину. У меня, правда, после пары глотков стакан отобрали, но для расслабиться мне хватило. Не успокоительное же пить? Кстати, на меня оно всегда действовало с точностью до наоборот. И вот тут возникает вопрос. А почему, собственно, я так люблю молочку, которой просто не существует на моей родной планете? И тот же дрог теплых чувств у моего желудка не вызывает. Я уже молчу о кроне. Бррррр!

Смотрю на братьев. Они с удовольствием уплетают белое мясо, макая его в какой-то черный соус. Даже Филисинта спокойно жует кусочек живодерева! А она вообще с другой планеты! Генетики, где вы? Я срочно хочу понять, что здесь происходит!


Глава 15
Пасторальная картинка

Умиленная практически семейным застольем, я все-таки пожелала осмотреть город. А то все на экскурсии побывали, а некоторые в это время валялись в отключке. Мне, конечно, намекнули, что время выбрано неудачно, и после взрыва катера стоит вообще нос из замка не высовывать, но как по мне, в замке еще опасней. Покажите хоть знаменитую площадь, а то за разговор с папой до сих пор стыдно!

Площадь показали. Угу. С башни. Даже бинокль дали, заботливые… Ничего себе так площадь. Мрачно, монументально, представительно. Такое хорошо зарубежным делегациям показывать. Типа, кто к нам с мечом, того по головке не погладим. На вопрос: почему так мрачно – на меня удивленно посмотрели и пожали плечами. Ну да, что я понимаю в инопланетной архитектуре? Вот дворец, вроде, из белого камня, а тоже мрачность присутствует. Особенно внутри. Эти лабиринты темных коридоров кого хочешь в депрессию вгонят. Все в лучших традициях Брема Стокера. Хотя с их климатом такую архитектуру можно оценить по достоинству. Толстые каменные стены действительно не пропускают жару. А днем из комнаты хочется переместиться жить в коридор. Может, поэтому дети здесь и играют?

Тигранталь решил компенсировать прогулку и погулял меня по замку. Наконец увидела местных жителей. Просто нас поселили одних на этаже. Наверное, во избежание недоразумений. А вот над нами коридоры не выглядели так одиноко. Туда-сюда сновали слуги, и крутились под ногами дети. Среди красноволосых сорванцов выделялась белокурая девчушка, обводившая мелом узоры на полу. Несколько женщин в одинаковых синих платьях медленно передвигались среди детей, то и дело делая им замечания.

– Няни, – уточнил Тигранталь.

– А где их родители?

– Отцы в основном входят в правящую верхушку и сейчас на работе. У матерей свои апартаменты.

– А почему они не живут в своих домах?

– У многих есть свои дома в городе, но так исторически сложилось, что ближайшие родственники правящей семьи живут в этом замке. Раньше это было вполне оправдано, так как радужные детки здесь в большей безопасности, да и, как ты видела, молекулярная структура этого крыла сильно отличается. Сейчас это стало неактуально, но осталась традиция. В любом случае, деткам здесь безопасней.

– А опасность в чем? – удивилась я.

– Энергетически ребенок намного превосходит любого взрослого. Но если у взрослого можно позаимствовать часть ресурса, которая быстро восстановится, то у ребенка процесс практически не контролируется. То есть он лишается сразу всего.

– Поэтому запрещено брать энергию у детей?

– Конечно. Они просто пока не способны ее восстановить.

– И не будет большого бума?

– Если это обычный ребенок – не будет.

– Ничего не понимаю! Но ведь во всем клане только вы двое можете брать энергию. В чем же опасность? Вы же не идиоты?

– Тут ты ошибаешься. Мы, конечно, не идиоты и детей не трогаем. Но в такой ситуации, как со взорвавшимся катером, я бы не задумываясь воспользовался тем, что доступнее. Поэтому во избежание подобных ситуаций на своей половине у меня никогда нет такой возможности. И вторая ошибка. Энергию брать можем не только мы с братом.

– Как?! Ты же сказал, что вы единственные радужные дети в клане!

– Мы единственные, кто может полноценно использовать имеющийся резерв. Можем не брать энергию вовсе, а можем и быстро забрать жизнь. Любой же другой представитель Красного клана постоянно нуждается в подпитке. Меньше всего проблем у тех, кто имеет постоянного партнера. Они восполняют резерв внутри семьи и пользуются общим фоном, исходящим от слуг. Более опасны одиночки. Если их не удовлетворяет общий фон, они начинают искать подпитку. В замке подобных проблем нет, слуг здесь достаточно и они даже не замечают происходящего.

– То есть все красноволосые – вампиры? – ужаснулась я.

– Почему вампиры?

– Энергетические вампиры?

– В какой-то мере.

– И они могут просто подойти к слуге и высосать у него энергию?

– Нет, ты все не так поняла! Никто энергию не сосет! Просто представителям клана для нормального существования требуется определенный энергетический ресурс.

– У вас что, собственного не хватает?

– Собственный имеется, но его высасывает планета.

– Что?! Почему?! – у меня уже просто слов не было! И почему я получаю информацию в час по чайной ложке? Может, завтра вообще окажется, что мы живем в жерле вулкана, а мне об этом рассказать забыли!

– Альена, я обещал все тебе рассказать, вот и рассказываю. Твоим подругам о многом знать просто не обязательно. А некоторые вещи вообще не являются достоянием гласности. О том, что мы с братом крутые маги, знают практически все в клане, и эта информация могла просочиться. А вот о том, что весь клан существует практически за счет местного населения, никто не догадывается.

– Но это же видно, когда забирают энергию!

– Никто не забирает энергию напрямую! Я же тебе уже сказал, представителям клана зачастую достаточно фона.

– А дети?

– Ребенок сам по себе маленький аккумулятор. Он накапливает и до взросления ничего не отдает. Тянет тоже по минимуму. В этом крыле структура стен такова, что планета практически не влияет на его жителей.

Перед глазами всплыла картинка, описанная Миликой. Что же это тогда было?

– Ответь, чтобы я не мучилась. Милика видела, как Таниор фактически выпил девушку. Я не могу его действия объяснить по-другому.

– Такое могло произойти только после экстренной потери энергии. Таниор – ти Даль и может воспользоваться любым из клана. Мало того, для любого честь поделиться с ним энергией.

– И ты?

– Конечно. Я же ан Даль. Мне отдаст свой резерв и сам Таниор. Мы же всегда готовы поделиться с дядей. У правителя приоритет во всем. Конечно, детей он тоже не тронет. Тебе это кажется ужасным?

– Честно? Я в панике!

– Жаль. А я хотел познакомить тебя с дядей.

– А что можно знать девчонкам?

– Только то, что мы с Таниором и правитель – очень сильные маги. Мы этого не скрываем. По сути, благодаря этому наша семья и остается во главе Красного клана.

– Но получается, раньше магов было больше?

– Намного больше. Сейчас весь Красный клан – это потомки всего пяти семей, попавших на Синию.

– Еще раз, для особо тупых. Ты хочешь сказать, что это не наша родная планета?

– Почему? Последние восемьсот лет это именно наша родная планета.

– А раньше?

– Раньше нашим предкам пришлось покинуть свой мир. О его судьбе сейчас мы можем только догадываться.

– То есть уже тогда у них были космические корабли?

– Хуже, все они были магами. В союзе с Синими удалось открыть пространственные врата. В радужный мир переместились практически случайно. Никто тогда и не подозревал, какую шутку эта планета с нами сыграет. Разделили пополам и оговорили условия сосуществования. Маги воды поселились поближе к океану, и климат у них менее жаркий. Мы же – бывшие маги огня.

– Почему бывшие?

– Потому как планета вытянула из нас всю магию, но взамен дала некоторым избранным новые способности. Радужные глаза – это местная мутация. Причем она проявилась только у одной семьи, которая и стала правящей. Только мы способны взаимодействовать с планетой.

– Так было всегда?

– Мутация произошла в течение первых ста лет. Уже второе поколение у самых сильных магов родилось радужным. Позднее предки пытались выяснить закономерность рождения подобных детей и обнаружили, что мага теперь не так просто получить. Хуже всего было то, что практически все браки были родственные. Тогда попробовали брать супругов из местных и других семей.

– А почему не из Синего клана?

– С водными у нас и раньше были проблемы, наша магия практически несовместима. Но радужные дети появились и у них. Конечно, создать подобную пару попробовали, но брак вообще не дал потомства. На этом решили остановиться. В любом же союзе радужный ген передавался только по женской линии. Так возникла система наследования. Главой всегда становился мужчина, но наследником являлся старший сын его сестры.

– И сколько сейчас людей в Красном клане?

– Всего около десяти тысяч. Из них потомков правящего клана – около тысячи. Конечно, желая власти, многие нарушали правила вступления в брак. Красные леди гибли, на детей охотились. Родители старались с рождения заключать союзы на браслетах, чтобы защитить Красных девочек. То же самое происходило и у Синих. В результате мы имеем то, что имеем. Тебя.

Мдаааа, все куда ужаснее, чем я могла предположить.

– Но, не зная тонкостей, генетики вряд ли сумеют вам помочь…

Брат усмехнулся.

– Ваши ментальные приборы защиты не устоят против принцев. Поэтому на тебе мой амулет.

– Что ты хочешь этим сказать?

– То, что ваши ученые получат всю нужную для исследований информацию, но при этом у них не будет доступа к связи и возможности сохранить полученные результаты. Через пару дней планета войдет в радужное безмолвие. Для всей галактики мы исчезнем с радаров. Когда же появимся через месяц, ваши ученые просто обо всем забудут.

– Но там же Дэвид!

– Если ты желаешь оставить его, как своего будущего мужа, я позабочусь, чтобы его разум не пострадал.

– Аааа, а мой отец?! Если со мной прервется связь, он отправит сюда земной флот!

– Что, действительно так крут?

– Он Адмирал Земного содружества! Ты не понимаешь! Если бы здесь не было Лекса, Дэвида и меня, все было бы намного проще!

– Я уже подумал об этом. Лекс должен был улететь еще вчера, но возник новый фактор в виде Петры. Не знаю, хорошо это или плохо. Лучшего мужа я и пожелать ей не мог, но такую ситуацию еще не рассматривал. Надо подумать. Может быть, наличие принцессы на корабле Лекса успокоит вашего отца. Считай, что она будет гарантом твоей безопасности.

– Ты готов пожертвовать принцессой?

– А ты считаешь, что с тобой может случиться здесь что-то плохое?

– Знаешь, все относительно!

– Вот и я о том же… Кстати, дядя желает тебя видеть.

– У меня что, есть выбор?

– Нет. Просто ставлю перед фактом.

Пасторальная картинка с семейным обедом, бегающими по коридору детками и заботливыми братиками рассыпалась у меня на глазах. Мрачный замок, голодная планета и кругом одни вампиры! Жуть!


Глава 16
Если б я был султан…

Сарив Тирель Красный, как ни странно, оправдал мои ожидания. Шикарный мужик! Братцы на него очень похожи. А еще он космолетчик, романтик, ну, и местный правитель. По виду возраст определить сложно, но если вспомнить, сколько лет Петре, можно предположить, что дяде хорошо за сорок.

Стою. Восхищенно хлопаю глазками и тереблю косички. В груди разгорается костерок. И как-то активненько разгорается! Руки тянутся к мелким пуговкам. Быстро расстегиваю и обжигаю пальцы! Шшшшш! Черт! Это круглая золотая штука так раскалилась! Сорвать не получается, цепочка очень крепкая. Тигранталь бросается ко мне и что-то шаманит над амулетом. Становится немного полегче, то есть не так жжет, но сердитое выражение лица братца говорит о том, что проблема не решена. Радуга в его глазах приходит в движение. Потом Тигр оборачивается к правителю.

– Ты понимаешь, что делаешь?! Сейчас рванет!

– Глупости, она не ребенок.

– Ты что, ауру не рассмотрел?!

– Очень даже рассмотрел. Она девица, не познавшая мужчины, но не ребенок.

Я краснею и пытаюсь спрятаться за Тигра.

– Этими косичками не меня вводить в заблуждение! – начинает сердиться правитель.

В ушах легкий шум, в голове пусто. В поле зрения потрясающий мужик пытается наезжать на старшего брата. Глаз от него не оторвать! Но у некоторых широкая спина, и я отсюда не выйду! Разве что выгляну посмотреть.

– Даль! Ты ошибаешься!

– Не мешай, еще немного осталось…

Вспышка. Радужные волны вырываются откуда-то изнутри и впечатывают в стену моего спутника. Правитель остается на месте. Только жмурится слегка. Несколько секунд, несколько быстрых ударов сердца. Шум исчезает, зрение обостряется, и я ощущаю невероятную пустоту. Внутри. Зато медальон холодный!

Тигр медленно сползает со стенки и трет затылок.

– Балбес, защиту надо было ставить! – весело бросает ему чем-то довольный правитель.

– Я и ставил, – огрызается брат. – На нее!

– Аааа, ну тогда да. Правда, это не имело смысла. Волны обычно идут вовне.

– А я не от этого ставил, – все еще сердито отвечает брат.

– Не пойму, чем ты недоволен. Это был самый безобидный способ лишить девочку резерва и избежать глобальных разрушений.

– Но зачем?! – наконец опомнилась я. И вообще, почему меня как вещь обсуждают? Даже не поздоровался!

– Затем, что в данный момент никто не способен обеспечить тебе безопасность более достойно, чем ты сама, – ответил дядя, усаживаясь в чудом уцелевшее кресло.

Тигранталь повертел головой и потащил меня в угол к дивану. Жив остался и массивный стол. А вот несколько изящных стульев рассыпались при ударе о стены. Я бы с удовольствием плюхнулась на ковер, но принять решение мне никто не дал. Зато дали бокал с какой-то жидкостью. На автопилоте включила анализатор. Формула выскочила сразу, а вот комментариев не последовало. В углу, правда, маячил значок безопасности. То есть, пить это мне можно, а вот что это такое, знать не обязательно. Ну и ладно. Я смотрю, они все здесь хотят, как лучше. Главное, чтобы не получилось, как всегда. Начинаю пить густую белую жидкость. На вкус и цвет напоминает ликер. Бррр, гадость!

– Странно, оно же сладкое, – комментирует правитель.

– С Альеной не все очевидное является вероятным, – вздыхает принц. – Может ее в аппарат запихнуть?

– Нет, пусть восстанавливается естественным путем.

Принц поднимает брови.

– Мне вызвать Дэвида, или решил сам заняться?

– Я имел в виду не это. У тебя есть пара дней, чтобы объяснить Альене, как пользоваться даром. Надеюсь, в этот раз замок не пострадает. Кстати, потом можно и Дэвида, если он конечно не против.

– Я думал, против ты, – ухмыляется брат.

Сарив Красный разводит руками и вздыхает:

– К сожалению, первичные заключения генетиков у меня имеются, и это просто не будет иметь последствий. Или, скорее, последствия будут трагичны для всего рода.

Я пытаюсь уловить суть беседы и хмурюсь.

– Не бери в голову, девочка. Я спровоцировал твой дар, применив чары очарования. Это без последствий. Ну, не считая того, что удалось вывести тебя на следующий уровень.

И вот радоваться мне теперь или расстраиваться? Конечно, очень приятно, что я таки не нимфоманка. Такие приливы безудержной страсти к незнакомым мужикам основательно выбивают из колеи. Спасибо дядя, что хоть постфактум поставил в известность! Ну почему было просто не поговорить. Типа, «Здравствуй, дорогая племянница, как дела? А не против ли ты перейти во взрослое состояние? Это очень тебе пригодится в жизни и совсем не опасно». Где-то так. Эх, мужская логика непостижима!

Я внимательней присмотрелась к дядюшке. Действительно впечатляющий мужик! И самое приятное, признал, что на меня видов не имеет. У него вообще любимая жена есть. Хотя я забыла поинтересоваться, а у них здесь вообще моногамия или как? У правителя спросить, язык не повернулся. Все-таки соблазн у него велик, и лучше не нарываться. А вот Тигранталь порадовал. Он ведь действительно пытался меня защитить! Хотя как маг он видимо слабее. Или просто опыта маловато в таких делах. Он лишь догадывался, как становятся взрослыми, а Сарив определённо знал.

Когда я вынырнула из своих раздумий, мужчины что-то тихо обсуждали. Увидев мой осмысленный взгляд, правитель удивился.

– Не понимаю, она, вроде, должна была уснуть…

– Я же говорил, с ней все наоборот. Не удивлюсь, если сейчас возмущаться начнет, – ответил Тигр.

Возмущаться я не стала. Спать, так спать. Утро вечера мудренее. При том, что сейчас действительно вечер. Где-то далеко билась мысль, что я забыла о чем-то важном. Ничего, завтра, все завтра…

* * *

На этой планете у меня сплошное де жавю. Похоже, опять вырубилась там, где сидела. А теперь глаза открыть страшно. Рядом раздалось бурчание, и знакомые звуки звездной битвы на минимальной громкости заполнили эфир. И о чем это нам говорит? Милика рядом, уже не ночь, и сидит она явно давно. Ужас! Я распахнула глаза и уставилась на подругу. А посмотреть было на что. Платье, голубое с кружевами! Кто-то из нас сошел с ума. Милика в дежурном режиме посмотрела на меня и очень удивилась.

– А мне сказали, что ты еще сутки продрыхнешь!

– А я думала, ты платья терпеть не можешь!

– О, так ты уже и соображаешь! Отлично!

– Так что там с платьем? Тебе обещали подарить танк?

– А, это так, мелочи, – засмущалась подруга. – У них, понимаешь ли, есть трессиверы с наноблоками. А их только на Гелиосе производят. Такого даже у капитана нет!

– Угу, конечно, понимаю. Кто же не знает о трессиверах с наноблоками? – выдала я скептическое замечание. Но на мой тон не обратили внимания.

– Не обижайся, я бы и тебе попросила, но у Таниора завалялся только один. Второй ему самому нужен.

– Милика! Не морочь мне голову! Что такое этот трессивер?!

Подруга удивленно на меня посмотрела и покрутила пальцем у виска.

– Ты чё?! Да об этом любой первокурсник знает!

– Милика, а ты не забыла, что у нас с тобой немного разная специализация? Я вообще лингвист!

– Даааа? А, точно! Извини. Трессивер – это такой прибамбас для системной сублимации. Ты его шмяк! А он тебе – трах-бабах!

И вот вопрос, а оно мне надо? Название прошлой штуки, обещанной Милике, я вообще не запомнила!

– Спасибо Милика, – вздохнула я. – Расскажи лучше, сколько я проспала, и который сейчас час.

– Так обед близко. Я уже второй час с голоду умираю, а его все не несут! Вообще-то мне Тигранталь сказал за дверью сидеть, но здесь кресло удобнее.

И тут я обратила внимание, что что-то с комнатой не так. Нет, кровать похожа и даже балдахин привычно парит над головой. А вот цветочки на стенах фиолетовые! Да! И листочки у них более темные! Медленно сажусь и начинаю озираться. Я в другой комнате!

– Милика, а как я здесь оказалась?

– Так тебя Тигранталь принес. Сказал, что спать будешь долго, и, чтобы мы не мешали, открыл комнату напротив. Я сразу капитану позвонила, испугалась, что с тобой опять неприятности. Но Дэв, вроде, в курсе. Ему уже Тигранталь сообщил.

Дэвид! Я вспомнила! Надо было срочно связаться с Дэвидом!

– Милика! Сколько часов я проспала?

Подруга что-то прикинула в уме.

– Двое суток и еще двенадцать часов.

Дергаться за ультракомом уже не имело смысла. Синия вошла в радужное безмолвие.

Дверь скрипнула, и в проеме показался наш обед. Таниор опустил поднос и с укоризной уставился на Милику.

– Тебе же сказали ждать за дверью!

Милика скорчила рожицу.

– Сам за дверью сиди, если такой умный! Я вообще телохранитель, а не двереподпиратель! Если есть тело, даже спящее, я нахожусь рядом! А иначе мне капитан практику не зачтет!

– Дура! – прокомментировал принц. – Твоему хладному трупу галочка в ведомости вряд ли пригодится!

Мы с телохранителем переглянулись. С чего бы это?

– Э, это ты к чему? – попыталась уточнить я.

– К тому самому! – рыкнул на меня братец.

Неее, ничего не понимаю, а на меня-то за что?

– Таниор, будь любезен, объяснись, – холодно проговорила я.

Брат тяжело вздохнул и отвел глаза.

– Ты вообще что-нибудь помнишь?

– Это смотря что ты имеешь в виду.

– Встречу с правителем.

– Да, помню. Все в подробностях, до того момента, пока не уснула.

– И как ощущения?

Я прислушалась к себе. Ничего так ощущения – выспалась. Голова не болит, кости не ломил. Живот, правда, песенку поет.

– Голодная, – констатировала я.

– Вот! И я о том же!

Мои круглые от удивления глаза явно не понравились брату. Я же решила идти до конца.

– Ты же не подозреваешь меня в каннибализме? Да и вампир из меня хреновый. У меня вообще с животной пищей проблемы, как ты догадываешься.

– А с неживотной?

Тут я задумалась. Дааа, местные напитки явно до добра не доведут. Вот мозговая деятельность уже нарушена. Полный аут! Я – вампир! Я сейчас могла неосознанно выпить подругу и даже не поняла бы, что происходит! Похоже у меня истерика! Таниор трясет за плечи и заглядывает в глаза. Милика пытается впихнуть емкость с водой. Мамочка! Хочу домой! Заберите меня отсюда!

Конечно, никто меня не забрал. И попросить уже некого. Милика кинулась проконсультироваться с Изольдой и тоже поняла, что связь накрылась. Таниор вкратце попытался объяснить девушке, что со мной произошло. Кто бы еще мне это объяснил!

– Так что, ты теперь тоже – крутой маг? – восхитилась подруга.

– Угу, маг, который не знает, в каком месте эта круть находится, – ответила немного успокоившаяся я. – И кто-то говорил, что за пару дней все мне расскажет!

– Так это Тигранталь должен был. Но он с Петрой проблемы улаживал, – ответил Таниор.

– А какие проблемы с Петрой? – удивилась я.

– Петра не была уверена, что хочет лететь с Лексом.

– А что, Лекс был уверен?

– Так у него выбора не было, – махнул рукой принц. – Там сам Сарив поработал. Теперь для него Петра – луч солнца в темном царстве. Уверен, что он и вторую жену взять не захочет.

Я подняла брови.

– В каком смысле Сарив поработал?

И вдруг вспомнила свои ощущения на приеме у правителя. Как он там сказал? Чары очарования?

– Сарив создал привязку, а симпатия у ребят и без него возникла. Просто времени было мало. Какая, по сути, разница, когда они поймут, что не могут друг без друга? А год в наши планы не входил.

– Так это было запланировано? – подозрительно спросила я.

– Нет, конечно! Просто все так удачно сложилось!

А я почему-то подумала о Маринке и Тигрантале. А еще вспомнила вопрос, который задал Дэвид своей сестре. Неужели он предвидел, что все именно так удачно сложится? Вряд ли Тигром так просто можно манипулировать. И есть вариант, что это он очаровал мою подругу. Куда я попала? Ой, а тут кто-то упомянул про вторую жену!

– Таниор, а скажи мне, у вас тут как, моногамия?

Брат заерзал и не спешил с ответом. Ага! Истерики моей испугался и понял, что устроить такое представление можно быстро.

– Братец! Ты не увиливай, я же все равно все узнаю! Если я сейчас додумывать начну, еще хуже получится!

– Вот говорил я Тигранталю, чтобы он сам с тобой разбирался! Нет, говорит, я занят, она все равно еще спит, вот и иди, проверь. Пошел, называется!

Как-то обреченно посмотрел на меня и выложил недостающий кусочек информации. Я же все время гадала, кто составлял историческую справку по Синии? Да, мы много оттуда почерпнули, но, как оказалось, к правящему клану это не имело никакого отношения.

– Ты уже знаешь, что проблемы с рождение радужных деток существовали с самого начала. Правители много экспериментировали, но когда Красная леди становилась взрослой, принудить ее к чему-то было невозможно. Поэтому появилась узаконенная традиция, по которой Красная леди могла брать себе мужей до тех пор, пока не появится радужный ребенок. Общество у нас изначально патриархальное, и такое нововведение большого энтузиазма и понимания не вызывало. Отвергнутый муж уходил в оппозицию и строил козни более удачливым соперникам. Позднее, когда выявили закономерность рождения правильных детей, стали заключать браки на браслетах еще с детства. Но избранников всегда было не меньше двух.

– И что, у меня было несколько пап? – уточнила я.

– Правильный вопрос. Отцы у нас с тобой – разные. Официально у нашей матери было два мужа, и оба из Красного клана. Но через пару лет после моего рождения она познакомилась с мужчиной с Гелиоса. Он был послом из техногенного мира, который поддерживал с нами давние отношения. Именно гелиане лет сто назад нарушили закрытость нашего мира и привнесли зачатки технического прогресса. Правда, не в массы, а правящему клану. Так мы стали обладателями космических кораблей и наземных средств передвижения. Появилось электричество. Пришлось построить пару заводов по производству топлива. Как ты сама понимаешь, таким мелким вливанием общество не изменить. Уклад остался тем же, а местное население в большинстве своем занимается натуральным хозяйством. Конечно, мы здорово выезжаем на торговле. Поверь, нам есть, что предложить тем же гелианам. Также, с появлением кораблей, мы освоили рынки торговых планет.

– Но почему тогда мир остается закрытым? Я так понимаю, что не только для Земного союза.

– Здесь много причин. Пока прими тот факт, что нам это выгодно. Сейчас же мы вернемся к первоначальной теме разговора. Так вот, наша мать познакомилась с гелианцем и завела с ним отношения. Как ты понимаешь, перечить Красной леди себе дороже, при том, что ее первые мужья магией не обладали. Отец, когда узнал, пришел в бешенство. Обратился к правителю. Босх был умен и попытался решить вопрос миром. При том, что на тот момент мать родила двух наследников, радужной девочки в клане не было. Правитель отослал отца к дальним кордонам с каким-то важным поручением и предоставил сестре самой принимать решение. Она и приняла. Когда посол покидал нашу планету, мать уже была беременна тобой.

– Значит, я не сирота? У меня где-то есть кровный отец?

– К сожалению, корабль гелиан взорвался при выходе из атмосферы. Мне не известны подробности расследования, но с тех пор отношения с Гелиосом у нас натянутые. Зато, когда родилась ты, Красной леди простили всё, вспомнив древние обычаи по смене мужей до момента рождения правильного ребенка. Правда, наш с Тигром отец тебя не принял. Он и первого мужа матери считал соперником. Благо, тот погиб на охоте и какое-то время в семье царил мир.

Я переваривала факты. Не жизнь, а мыльная опера! Да такое нарочно не придумаешь!

– А почему ты боялся мне это рассказать?

– Я не боялся, а опасался, что тебе может не понравиться наша система создания союзов. Мы и сами не в восторге. Мужчины Красного клана в основном жуткие собственники, и единицы готовы делить свою половинку с кем-то еще. Поэтому подобная традиция сохранилась только в правящей семье.

– Подожди, но ты что-то упоминал про возможность взять вторую жену!

– А, это… У мужчин, которые не претендуют на Красную леди, ограничений не существует. Разве что финансовые, – усмехнулся брат.

Я икнула. Собственники, значит? Ограничений у них не существует?! Брат оценил мою возмущенную физиономию и удивился.

– Я думал, ты будешь возмущаться по поводу количества мужей!

– Со своими мужьями я как-нибудь договорюсь! Да я уже договорилась! А вот тот факт, что моя подруга может стать энной по счету женой Тигранталя, меня в корне не устраивает! И вообще, она знает?!

Таниор смутился.

– Это не мое дело. Тигранталь – ан Даль. Но ты думаешь, что твоей подруге не понравится быть женой правителя? У нас каждая о таком мечтает.

– Ей не понравится быть не единственной женой правителя! Да ее отец, если узнает, от вашей планеты камня на камне не оставит!

– Упс, а кто у нас папа?

– А это надо было раньше выяснять, прежде чем девушку очаровывать!

– Я выяснял. У меня работа такая.

– Значит, плохо выяснял! Прежде чем что-то предпринимать в отношении Маринки, советую поговорить с Дэвидом.

Таниор посмотрел на меня округлившимися глазами.

– Ты намекаешь, что она имеет отношение к правящим кланам вашей планеты?

– Да я тебе могу это прямо сказать! Меня не предупреждали, что это большой секрет. Марина – сестра Дэвида.

– А кто такой Дэвид, мы как раз знаем, – задумчиво прошептал принц. – Но это же меняет дело! Если Марина является признанной принцессой, то брат не сможет взять себе вторую жену!

– О, вот это уже лучше, – покивала головой я. – Но устроил ли это Тигранталя? И что, он в таком возрасте до сих пор не женат?

– По поводу устроит или нет, предположить не берусь. А вот то, что он не женат, это факт. Понимаешь, на Синии сложно найти девушку, которая будет с наследником, не имея в голове меркантильных планов. Власть, деньги, радужная магия. Все это затмевает личность самого принца. А Тигранталь у нас романтик. Дядя, конечно, не в восторге от его поведения, но так как в приоритете твои дети, его пока сильно не дергали.

– А ты?

– Не забывай, что я не намного старше тебя. Да и выбор тут небольшой, – вздохнул Таниор.

– То есть будешь подбирать инопланетный гарем? – заметила я с иронией.

– Почему бы нет?

Ну да, почему бы нет? Какая-то я консервативная. И, пожалуй, ханжа. Наличие двух мужей меня, видите ли, не смущает, а предполагаемый гарем у братцев вызывает раздражение. Фу! Это я себе.

– Ладно, заводи свой гарем, – милостиво соглашаюсь я. – Главное, будущих жен не забывай ставить в известность о том, что их ждет.

Таниор заулыбался. Может, пока он такой веселый, еще что-нибудь важное узнать? Например, кто сбил наш корабль, чем торгует Синия, и где взять информацию по гелианам, если сеть на месяц зависла?

В результате братец сказал, что я террористка, обещал прислать диск с инфой по Гелиосу и слинял, пока я не начала приставать по поводу остального.


Глава 17
Абстрактное понятие…

Вопреки всем страшилкам Милика старалась от меня не отходить. Это в какой-то мере радовало, так как Марина вменяемостью не отличалась, и все время порывалась сбежать к Тигранталю. На мои намеки по поводу наведенных чар, похоже, обиделась. Правда, согласилась пройти тест на адекватное восприятие реальности. Сказала, что ее и так устраивает, но ради меня докажет, что чувства у нее искренние.

Тест прошла. Теперь может с гордостью носить табличку «Мисс адекватность». Я бы в таком деле за себя не поручилась, но результаты нас с Миликой порадовали. Может, действительно, никакого подвоха нет?

Девчонки продолжали жить вместе, я же осталась в комнате напротив. Так и им безопасней, и Тигранталь может меня учить в любое время. Чем он собственно и занялся, разобравшись с Лексом.

В первый же день мы обнаружили, что энергетического голода я не испытываю, и мой резерв в норме. Брат удивился, но списал это на то, что никогда не сталкивался с новоявленными Красными леди. Ради эксперимента попробовал истощить мои запасы. В результате я научилась вытаскивать материю на осязаемый уровень и создавать огненные шарики.

На третий день к нам явился правитель. Протестировал мои умения, показал новый фокус с левитацией и к вечеру измерил мой резерв. К его несказанному удивлению я опять была в норме. Думала, обрадуется, а он расстроился.

– Тигр, она универсал, причем неклассический. Думаю, стоит поднять материалы по гелианам и поискать, к какому роду девочка принадлежит.

– А что, гелиане тоже маги? Мир же – техногенный! – удивилась я.

– Открытой информации по этому вопросу не существует. Есть лишь догадки. Заключая союз с гелианами, мы изучили развитие их планеты и сделали свои выводы. Да и то, что они у нас приобретают в обмен на технологии, наводит на определенные мысли.

– А что они приобретают? – полюбопытствовала я.

– А это как раз коммерческая тайна, – ехидно ответил правитель.

– И я, как единственная Красная леди, не могу это узнать?

Правитель задумался.

– По договору с Гелиосом только правитель и наследники могут иметь подобную информацию.

– Ну, я же в какой-то мере наследница?

– В какой-то мере. Во всяком случае, эту информацию мы обязаны будем передать твоим детям.

– А моя мама была в курсе?

– Да, ей пришлось принимать участие в разработке месторождения.

– Ну, так чем я хуже?! – возмутилась я.

– А зачем это тебе? Если бы я был уверен, что ты останешься на Синии, пожалуйста.

Я наморщила лоб. Было стойкое ощущение, что знание это очень важно для меня. Сама не понимаю, зачем мне это! Может, интуиция?

– Надеюсь, что на Синии я не останусь, – медленно проговорила я. – Тем более, мы выяснили, что опасности для окружающих я не представляю.

– В обученном состоянии ты и не должна представлять опасность, – пояснил дядя. Но контакт с энергетическим фоном существовал всегда, а у тебя его нет!

– То есть, я не тяну энергию из окружающих?

– Мало того, планета не берет ничего у тебя! Твой энергетический контур замкнут сам на себе, и это невероятно! Конечно, надо попробовать тебя в более масштабных экспериментах, но я опасаюсь получить непредсказуемые последствия. Сначала попробуем разобраться с гелианами и их особенностями.

– Но я смотрела материалы по Гелиосу. Там нет ничего странного и необычного. Да, технический прогресс у них зашкаливает, Земному союзу до них далеко. Я так понимаю, что все ваши корабли – это их устаревшие разработки?

– Кроме моего. Но им даже принцы управлять пока не могут. Это и натолкнуло на мысль, что на Гелиосе в ходу техномагия.

– Оооо! Борис будет в восторге!

– Альена, у меня острое желание поставить тебе блок на разглашение информации. Но, боюсь, в данной ситуации это не получится. Не скажу, что ты можешь оказаться сильнее меня, я, как минимум, опытнее. Но в тебе присутствует неизвестный фактор. Так что просто прошу, держи информацию при себе.

– Но Борис – мой брат!

– А я правитель твоего клана! Не буду пугать тебя отдельной комфортабельной башней, но устроить так, что ты больше не сможешь покинуть планету, я смогу.

Упс. И кто меня за язык тянул? Единственное, что радует, меня здесь, кажется, опасаются, и я им точно нужна живой и здоровой. А вот в здравом ли уме и в трезвом ли рассудке, это не факт. И это меня начинает беспокоить. И вообще кажется, что меня никто отпускать не собирается… что им какой-то земной флот, когда на вооружении гелианская техника? Ууууу, попала…

– Девочка, почему ты расстроилась? Немного вырастешь, и все тайны Синии будут твоими.

– Я просто подумала, что скучаю по Дэвиду…

– Тут я ничего не могу сделать, связи сейчас нет. Через месяц вы обязательно встретитесь.

– Почему через месяц? Разве нельзя к нему полететь?

– Сейчас мы не можем предупредить Синий клан о своих планах и рискуем быть сбитыми.

И вот почему мне кажется, что кто-то морочит мне голову? Они же сами обсуждали, что если я повзрослею, имеет смысл вызвать Дэвида! А сейчас делают вид, что все в порядке. Спасибо, конечно, что научили защищаться, и на меня сейчас разве что самоубийца позарится, но как-то все это странно… И я до сих пор не знаю, нужна ли самому Дэвиду… Вдруг он меня тоже как сестренку воспринимает?

Сердито посмотрела на старших родственников. Может, они тут привыкли, что женщины ходят по струнке и в рот мужчинам заглядывают, но мы, землянки, не такие! Это Тигр еще с Маринкиным характером не столкнулся!

* * *

Через неделю радужного безобразия взвыла не только я. Милика причитала, что Дэвид ее по головке не погладит, все-таки отчитываться надо было каждый день. Кто же знал, что у них тут такое бывает? Маринка немного вынырнула из любовного омута и стала бегать от Тигранталя. На вопрос – к чему бы это – подруга ответила, что пара недель знакомства не повод затащить девушку в постель. Мы с Миликой переглянулись и ехидно захихикали. Эти наглые Синийцы у нас еще получат!

– А предложение он хоть сделал? – уточнила я.

– Угу, сапфиры, бриллианты и даже какие-то радужные камушки неизвестного происхождения предлагал.

– Ну и?

– Я отказалась! – гордо вскинула голову подруга. Моя мама в свое время не согласилась быть содержанкой принца Уэльского, чем я хуже?

– Ты лучше, – закивала я. – Если жениться не собирается, пусть идет лесом!

У подруги слезы на глаза навернулись.

– Да, пусть идет. А мы, землянки, девушки гордые! Одно дело голову от любви потерять, другое – честью пожертвовать…

И Маринка разрыдалась.

– Может, ну ее, эту честь? – сквозь слезы прошептала она.

Я призадумалась. Хоть мы с подругой и общаемся по-русски, но понятие в слова можем вкладывать разные. Вообще-то я подозревала, что Маринка уже не девочка и с парнями общалась более плотно, чем, например, я. Со мной подруга такими подробностями не делилась, ведь до практики мы виделись лишь в академии, как сокурсницы. Меня, как малолетку, даже в клубы девчонки с собой не приглашали. Тематика же секса как-то пока не интересовала. Нет, я, конечно, ради интереса на эротику одним глазком взглянула. Лекс однажды файлы на рабочем столе оставил, а там мой реферат валялся неподписанный. Вот и открывала все подряд. Ничего так, красиво.

В общем, та ли это честь, которую надо хранить смолоду, или какая другая, я не поняла. А вот Милика хлопнула подругу по плечу и выдала:

– Нечего тут своей честью разбрасываться! Если он тебя любит, сам должен понимать!

– Говорит, люююбит… – всхлипнула Маринка.

– Не знаю, если бы меня любили, я бы о таких мелочах не задумывалась, – сказала я. – Когда любишь, отдаешь любимому душу. А честь это так, бесплатное приложение. Страшно, если тебе сердце разобьют, и жизнь перестанет иметь смысл, а потеря абстрактного понятия, наверное, не катастрофична.

– Какая ты мудрая, мелкая! – усмехнулась Милика. – Это в теории кажется, что все бы отдала, а на практике не все такие смелые. Или глупые.

Маринка задумчиво посмотрела на меня.

– А ты бы Дэвиду отдалась?

– Ну, понимаешь, Дэвид, как пример, не подходит. Он и так мой муж.

И тут меня переклинило.

– Подождите! Если Дэвид мой муж, мне что, с ним сексом заниматься придется?!

Маринка, глядя на мои круглые глаза, начала хихикать. Милика покрутила пальцем у виска. А что я? Для меня замужество тоже понятие абстрактное!

– Сами вы дуры! – прокричала я и кинулась в свою комнату. Щёки пылали! За спиной раздалось громкое хихиканье. Хорошо хоть подруга рыдать перестала!

Заперла дверь и кинулась на кровать. Голову сунула под подушку. Мамочки, как стыдно! Я тут смелой прикидываюсь, а они с самого начала это и имели в виду! Вот вам межкультурные различия! Я когда о муже думаю, что представляю? Правильно, адмирала Красина, явившегося на семейный обед. То есть муж – это такой родственник, который приносит тебе цветы, помогает воспитывать детей иногда и все время занят на работе. И вот подумать бы мне, откуда все эти дети берутся! В теории я, конечно, в курсе, даже процесс родов видела. Но никогда не примеряла это к себе! У меня браслет, у мужей браслеты, если что, они меня защитят. А вот если два мужа, мне что же с ними сразу с двумя спать? Конечно, если холодно, это очень удобно. Легла посерединке, и тебя все греют. «Вот тебе и первая выгода», – заметило подсознание. Нет! Надо с этим заканчивать! Вот найду Дэвида и спрошу, что он обо все этом думает. Борис сразу понял, что ситуация для меня психотравматичная, и перевел стрелки на друга. Надеюсь, он свои права на меня предъявлять не станет. Хотя, представила себя в постели с синеглазым блондином и сероглазым брюнетом. Ух! Наверное, это круто! Вот вырасту, тогда разберусь… Для начала понять бы, а нужна ли я кому-то из них…

Пока пыталась заснуть, в голове зрел план, как бы угнать катер и попасть в Синий клан. Про пешком и речи не могло идти. Наши реальные знания о Синии настолько далеки от реальности, что мы и сутки здесь не продержимся. Конечно, это заманчиво, затеряться в окрестных лесах, но я скаутом никогда не была и с дикой природой общаться не спешила. Плюс, никакого рюкзака на мои йогурты не хватит. В общем, я реалист. А самое реальное – это катер.

А в полночь меня пришли убивать. Ну, во всяком случае, мне так показалось. И что еще можно подумать, когда во тьме комнаты появляются силуэты двух мужчин? Дверь, кстати, даже не скрипнула!

Скажу прямо, пришельцам крупно повезло, потому как вместо того, чтобы запустить в них огненным шаром или разложить на молекулы, я спряталась с головой под одеяло. Поступок совершенно детский, но дошло это до меня только через минуту, когда кто-то это одеяло с меня аккуратно начал стаскивать. Первой мыслью опять было не ударить, а запищать. Похоже, темные личности учли и это. Рот мне зажали рукой. Я сразу шумно начала вдыхать носом и успокоилась. Этот запах я точно знаю. Сейчас в нем чувствуется легкая примесь металла, но горечь полыни слишком чужда этому миру, чтобы меня сбить. Дэвид! Что он здесь делает? Как он сюда попал?!

На ладони второй тени загорается огненный светлячок. Таниор?!

Дэвид убирает руку, и я резко сажусь в кровати.

– Вы чего?! – шепчу я. – А если бы я чем-нибудь шарахнула?!

– По моим наблюдениям с шараханьем ты пока тормозишь минуты на две, – шепчет в ответ Таниор. – Вот мы эти минуты и использовали.

В это время Дэвид присаживается на кровать и прижимает меня к груди.

– Аленка, я так испугался за тебя! – шепчет мне на ухо.

Я конечно рада такой заботе, но как-то все очень таинственно. Трусь носом о мужчину моей мечты и наслаждаюсь горьковатым запахом. Интересно, это у него такая туалетная вода или дезик? Можно конечно нюхнуть под мышкой, но как-то неудобно. Что он обо мне подумает?

– А почему так таинственно? – отрываюсь от Дэвида я.

– Связь пропала. В Синем клане мне объяснили, что происходит, да и Тигранталь заранее назначил встречу. Вырваться удалось только сейчас. Хорошо, на посадочной площадке наткнулся на Таниора. Он и сообщил, что лучше будет тебя отсюда забрать.

Я от удивления аж рот открыла. Таниор предложил меня забрать? Да еще и тайно? Очевидное-невероятное! Значит не зря моя интуиция вопила, что надо отсюда линять! Хотя реальных причин и не видно, но что-то такое беспокойное в воздухе носится.

– А как же девочки? – уточнила я.

– Им пока ничего не грозит, – успокоил брат. Марину Тигранталь и пальцем не тронет, а Милика останется, как ее телохранитель.

Ну, по поводу пальцем не тронет, это он загнул. С другой стороны, если Дэвид так спокойно оставляет сестру, то чего мне волноваться?

– А какая опасность может угрожать мне? – в упор смотрю на Таниора. Братец отводит глаза.

– Понимаешь, я не хочу второй войны, насмотрелся уже. Моя задача – сохранить мир в клане любым путем. Сейчас самое оптимальное – убрать тебя из зоны досягаемости Красных вельмож. Тигранталь недооценивает их возможности и амбиции. А, может, ведет свою игру. По моим расчетам всем будет лучше, если свои права на тебя успеет заявить Дэвид.

Я передергиваю плечами. Мужчины! Заявить права! Фу! Бе!

Дэвид крепче прижимает меня за талию и шепчет на ухо:

– Я просто заберу тебя отсюда… – потом кивает в сторону гардероба.

– Одевайся.

Скрываюсь в допотопной ванной с моим лётным костюмом в обнимку. Все платья – в сад! Они конечно симпатичные, но туфли! Тканевые, расшитые камнями, на мягкой, тонкой подошве. Как тапочки еще куда ни шло, но по улице ходить в таком нереально. А у моих ботинок встроенная терморегуляция! На выходе засовываю в маленький рюкзак минимальный комплект необходимого. Надеюсь, мое похищение мера временная. Тигранталь и дядюшка те еще интриганы, но мне они нравятся. Действительно нравятся. Уверена, мы еще увидимся.

Мои сопровождающие уже стоят у тайного хода, того самого, который раньше был для слуг. Но я возвращаюсь, и вывожу карандашом на салфетке.

«Ушла погулять. Не волнуйтесь, обязательно когда-нибудь вернусь J». Надеюсь, мой смайлик оценят. Тигр должен быть знаком с системой знаков. Если бы меня похищали, был бы другой значок. А без записки Маринка потом голову оторвет…


Глава 18
Если кто-то думал, что шапочке красной…

Когда мы взлетели, совесть как-то не мучала. Еще бы! В два часа ночи она спала крепким сном, в отличие от меня. Дэвид выглядел озабоченным, и я не приставала, хотя вопросов накопилось воз и маленькая тележка. Единственное, что удивило, как капитану удается управлять катером. Модель явно гелианская, как и та, на которой мы летели в Красный клан. Похоже, бартер у них тоже налажен. Я, конечно, понимаю что капитан, он не зря капитан, и, скорее всего, универсал. И что ему какой-то гелианский кораблик. На всякий случай посмотрела ауру. Ух ты! А это что такое? Человеческую я на Милике с Маринкой изучала, но у Дэвида она явно отличается! Может, у наследных принцев так и должно быть?

Мой интерес был замечен и, кажется, неправильно истолкован. Дэвид потянулся и поцеловал меня в щеку. Я вспыхнула. Вот черт! Это мне надо радоваться или уже начинать бояться? А вдруг ему понравится?

Сонные мысли бродили в голове пьяными хороводами. И вот что мне нужно? То ныла, что, наверное, никому не нужна, теперь пугаюсь, что ко мне проявляют интерес. Поспать, что ли? Утро, оно завсегда вечера мудреней. И кажется, эта мысль сегодня у меня уже мелькала. Закрываю глаза и пытаюсь рассмотреть наш транспорт на энергетическом уровне. Крутая игрушка! И летит практически беззвучно. А это что? Даже глаза открыла, чтобы рассмотреть вязь молекул. Что это вообще за топливо такое? И что, этой лужицы хватит, что бы долететь до Синего клана? Круто!

Оборачиваюсь к Дэвиду и успеваю заметить его удивленный взгляд, направленный на мигающие разноцветные огоньки. И когда в этом взгляде появились нотки страха, я начала понимать, что с нашим полетом что-то не так. Катер потихоньку снижался. Правый экран выдал рельеф местности. Лес. Сплошной лес на много километров в разные стороны.

– Топлива на десять минут, – прошептал принц.

– Ты забыл заправиться?

– Когда я приземлился, расход был около 30 процентов. Похоже, у нас где-то утечка.

Или запланированное убийство, подумала я, но Дэвида расстраивать не спешила.

– У нас есть шансы просто сесть?

– Порядка пяти процентов.

– Маловато…

Я еще раз посмотрела на структуру двигателя. Может, смогу его продержать без топлива? Нет. А топливо синтезировать не получится, так как я просто не понимаю, что это должно быть. Ежели эта штука сейчас остановится, мы камнем полетим вниз. А если ее левитировать? Прикинула формулу, подаренную недавно дядей. Энергии у меня, может, и хватит, только вот точно вес рассчитать не смогу. При погрешности в тонну мы рухнем с той же скоростью, что и без формулы.

– Дэвид, сколько ты весишь?

– Килограмм восемьдесят, – ответил принц, не обращая на меня внимания и что-то лихорадочно нажимая на панели управления. Катер выровнял высоту и сейчас мы едва не задевали верхушки самых высоких деревьев.

– Если уж падать, то с небольшой высоты. Так больше шансов выжить, – уточнил капитан. Да, сейчас он был настоящим капитаном. Четко понимая, что шансов у нас нет, он пытается влезть в те пять процентов, которые дал нам на спасение. Никакой паники, четкие, рассчитанные движения. Может он знаком с системой безопасности этого корабля и точно уверен, что мы не разобьемся?

– Все еще пять процентов? – уточнила я.

– Нет, уже десять.

– Мало… Если я предложу вариант с вероятностью более пятидесяти, ты сможешь мне довериться?

Мужчина удивленно на меня посмотрел. Ему что, не сказали о моих новых способностях?! Хотя, это то тайное, которое не стало явным для злодеев. Меня, как фактор, не учли. А если бы учли, катер просто бы взорвали. Тут я точно бы не успела. Мои две минуты на раскачку превышают время распада двигателя.

– Я могу попробовать слевитировать нас на землю. Не волнуйся, я вчера с четвертого этажа замка нормально приземлилась. Тигранталя правда чуть удар не хватил, но свою ошибку я поняла. Траекторию тоже надо рассчитывать.

Дэвид в подробности вдаваться не стал. Отстегнул наши ремни безопасности и открыл боковой люк. В кабину ворвался ветер, и меня вжало в кресло. Мамочки! А скорости ветра в моей формуле нет! Кто же думал, что мне придется прыгать из движущегося объекта!

Дэвид обернулся к приборам и снизил скорость до минимума, потом подхватил меня на руки и шагнул к люку.

– Готова? У нас две минуты.

– Нет, – я обхватила талию капитана ногами и руками обняла за шею. Может, еще зажмуриться?

– Давай!

И мой принц шагнул в пустоту… Мне бы так кому-то доверять…

Запомните все! Я не экстримал! Одно дело прыгать из окна замка, когда все параметры известны, ветра нет и в помине, а внизу клумба. Другое же, сигать в темную неизвестность, при этом отвечая за жизнь доверившегося тебе человека. Наверное, весь имеющийся адреналин шарахнул меня, куда надо, и вместо того, чтобы медленно опуститься, вставив общий вес в формулу, я интуитивно создала вокруг водяную воронку. Понятно, предупредить спутника о том, чтобы задержал дыхание, просто не успела. Да и в голову не пришло. Хорошо, падали или, скорее, тонули мы совсем недолго. Зато оказались не на верхушке какого-нибудь могучего дуба, а прямо под ним. До нас даже ветки не добрались, вода практически сгладила все неудобства. Ну, не считая того, что Дэвида мне пришлось срочно откачивать. Концентрированной влаги он наглотался знатно!

Вдали что-то грохнуло и полыхнуло. Светлее от этого не стало, и я зажгла светлячок, который сразу показал, что клиент не дышит, и я, о чудо, не впала в панику. Выволокла из образовавшегося болотца на сухое место и расстегнула рубашку.

Моих силенок на капитанскую грудную клетку, понятно, не хватило, и я прижалась к его губам. Капитан закашлялся. Упс, кажется, я что-то не то сделала. Практики в спасении утопающих у меня действительно нет, благо, никто по-настоящему и не тонул. Так, водички наглотался.

Мой спутник перевернулся на бок и продолжил избавляться от излишка воды в легких. В отличие от моей, его одежда была полностью мокрой. Я же порадовалась, что не надела местный шедевр легкой промышленности. Не могу сказать, что здесь холодно, но хлюпать в мокрой одежде по дремучему лесу очень неприятно. Бррр! Бросила сочувственный взгляд на капитана. Дэвид перестал кашлять и как-то странно на меня смотрел.

– Что?! – решила нарушить молчание я.

– Девяносто процентов, – послышался в ответ хриплый голос.

– А почему не сто? – удивилась я.

– У меня все-таки были шансы захлебнуться.

Я рассмеялась. Девяносто процентов! Да я гений! Хрусталь моей радости звуковой волной раскатился во все стороны и затерялся среди стволов. Я в испуге прикрыла ладошкой рот. Вот глупая! Сообщила всем окрестным хищникам о своем присутствии на их территории!

– Вернулись к пятидесяти процентам, – прошептал Дэвид и принялся ощупывать мокрые карманы на предмет наличия оружия. Надеюсь, оно не местное. Хотя, о чем я. Это же начальник Черного сектора! Безопасник!

Мои предположения подтвердились. С таким арсеналом можно отбить атаку небольшой вражеской армии. А вот теперь вопрос, и сколько это все весит?

Сердито смотрю на начальство. Он пожимает плечами.

– Я же не сразу сообразил, для чего ты вес спрашивала. Вот и сказал свой реальный.

И тут меня таки накрыла паника вместе с истерикой. До некоторых стресс доходит, как до жирафа. Если бы я действительно эти восемьдесят засунула в формулу, да еще и без поправки на ветер… Ужас!

Дэвид притянул к себе и погладил по мокрым волосам.

– Даже при обычном падении с такой высоты у нас оставался шанс выжить. Ты своей воронкой закоротила мой магнитный генератор, который должен был немного смягчить падение. Но это уже неважно. Я не был уверен, что случится с кораблем при столкновении с землей. Взрываться там, как будто, нечему, но мои приборы требовали покинуть средство передвижения любым способом. То, что ты сама вызвалась это сделать, облегчало мне задачу. Извини, в такие невероятные способности я не поверил. Учел, конечно, вероятность и такого исхода, но, реально, я поражен. Это же была не левитация?

Сквозь всхлипывания, попыталась объяснить, что же такое начудила. Может, пока рассказываю, сама пойму?

– Ничего не понимаю! Ты же, вроде, в потенциале должна быть огненным магом. Откуда вода? – удивился Дэвид.

– Братцы и сами еще не разобрались. А дядя предположил, что я универсал. Хотя, скорее всего, я вне их градации магов.

– Почему?

– Ну, тут всплыла информация, что мой папа с Гелиоса…

Капитан схватился за голову.

– Техномаги! Надо же! А Борис рассматривает тебя, как продукт радужного мира!

– Продукт! – возмутилась я. – Рассматривает меня, как какой-то продукт! А для тебя я фактор риска? Бомба замедленного действия?! – последнюю фразу я уже кричала. Слезы опять полились рекой.

Меня в очередной раз прижали к мокрой широкой груди и погладили по голове.

– Что ты, ребенок. Для нас с Босом ты маленькая девочка, волею судьбы заброшенная в чужой мир. Наша маленькая девочка. Просто мы за тебя отвечаем и не можем допустить, чтобы с тобой что-то случилось.

– И поэтому отправили на Синию? – всхлипнула я, вытирая щеку о мокрую рубашку принца.

– Когда Лекс поведал Борису о знакомстве с радужным принцем, друг предположил, что твои способности еще не раскрылись. Ты, конечно, была гениальным ребенком, но это в сравнении с обычными земными индивидами. Фактор наличия магии никто не учитывал.

– А что, на Земле такой фактор вообще рассматривают? – удивилась я.

– В очень узких кругах. В научных же это просто называют работой с темной материей.

– И Борис за меня испугался?

– Мы все испугались и начали искать пути, как уберечь тебя от возможных возрастных изменений. Первым на очереди было убрать тебя с Земли и поместить в место с достаточным количеством современного оборудования. Проще говоря, мы с Босом решили держать тебя рядом. В крайнем случае, была возможность привлечь Тигранталя.

– Как-то вы странно боялись, – пробурчала я. – А вдруг бы у меня до практики что-то случилось? И почему Тигранталю сразу не рассказали?

– Мне были не совсем понятны его намерения в отношении тебя. По просьбе Красного клана мы уже вели кое-какие исследования, но без учета фактора наличия радужной леди. Запрос Синих многое поставил на свои места. Поверь, твой красный братец тот еще конспиратор.

– Конечно! Если бы он был уверен в моем существовании, это решило бы большую часть его проблем.

– Он был уверен, но проблем это не решало. Мама не зря отправила тебя с планеты. А то, что ты на половину гелианка, многое объясняет. До сих пор задачи пытался решать Фиолетовый сектор. Переговоры возложили на Красный. Я же взглянул на ситуацию под другим углом и понял, что твоя мама пыталась вывести кланы из порочного круга. Она не собиралась возвращать тебя на Синию! К сожалению, это я понял только сейчас.

И вот плакать мне или смеяться? Я тут рыдаю на груди у офигительного мужика, а он мне спокойно описывает ситуацию! Я и сама уже поняла, что влипла про самые уши, но это же не повод так не обращать на меня внимания!

Дэвид вытер рукой мои мокрые щеки и немного отодвинув, всмотрелся в темноту. Проследила за его взглядом. Да, зря я так громко возмущалась! Несколько пар светящихся в темноте глаз тому подтверждение. Нащупала в кармане пайер. На всякий случай закрепила на руке, чтобы не тратить время.

– Не дергайся, большие хищники в этих местах не водятся, а с мелкими, надеюсь, мы сможем договориться.

– А зачем тогда тебе столько оружия? – удивилась я.

– Алена, какой бы мир ни был, в любом из них самый страшный хищник – это человек…

Упс… Тогда интересно, кто же к нам пожаловал?

Протерла стекло ультракома краем курточки и полезла в меню искать режим ночного видения. Любитель побегать в темноте с автоматом, Борис не мог такое упустить. И я оказалась права! Светящиеся огромные глаза оказались намного ближе, чем минуту назад, только вот теперь я видела, что принадлежат они мелким зверькам, размером с лисицу. Узкие длинные мордочки с такими большими глазами смотрелись необычно, но наличие пушистого хвоста радовало. Это при полном отсутствии растительности по всему тельцу! А еще они прыгали! То есть, передвигались от дерева к дереву большими прыжкам! Белки? Лисо-белки?

Базы с животным миром Синии в моем приборе еще не было, и, сфотографировав зверюшку, я попыталась соотнести ее с имеющимися. Упс, а сети-то нет! Даже не могу сопоставить с общегалактической базой. Ничего! Создам новый каталог, а потом узнаю, как эти тварюшки называются.

Пока я возилась с ультракомом, Дэвид что-то тихо насвистывал. Одна из лисичек подползла ближе и просвистела в ответ.

– Ты с ними знаком?

– Нет, первый раз вижу.

– А почему она тебя слушает?

– Потому что язык эмоций универсален. Я показал, что мы пришли с миром и совершенно спокойны.

И это он рассказывает профессиональному пси-лингвисту! Да я же участвовала в разработке подобной программки! Только вот в новейшем приборе Дэвида ее нет, точно знаю. Она пока на стадии внедрения.

Внимательно смотрю на своего вынужденного спутника. В ауре поблескивают золотистые точки. Он продолжает тихо посвистывать и делает плавный жест рукой в сторону гостей. Местные белко-лисы жмурятся и исчезают в темноте. И вот самое странное, принцип действия новой программки совершенно другой!

– Дэвид, – дергаю за рукав принца, ты же мне расскажешь, как тебе это удалось?

– Зачем? – он пожимает плечами.

– Профессиональный интерес, знаешь ли! Все-таки это я должна была с ними общаться!

Дэвид как-то странно на меня смотрит и отводит глаза.

– К лингвистике наше общение отношения не имеет, так что у тебя вряд ли получилось бы. С научной точки зрения объяснить не могу, я действовал интуитивно.

– Но как такое возможно?!

– А ты можешь подробно объяснить, как создала воронку?

– Нееет, оно как-то само. То есть, принцип я понимаю, но получилось интуитивно.

– Вот и у меня, как-то так, – ушел от ответа принц.

Ну и ладно! Хорошо, если у него будет и дальше так получаться с местными аналогами медведей, рысей, волков и тому подобными тварями. Я передернула плечами.

– Тебе холодно? – заботливо спросил все еще мокрый Дэвид.

– Мне страшно! – ответила немного сердитая я. А сохнуть некоторые будут бесконечно долго, с местной-то влажностью…

С земли мы все-таки поднялись и попытались определиться с направлением. Так как сети не было, мой ультраком мог показать разве что стороны света. Север и юг здесь определялись практически так же, как на Земле. Теоретически нам на север. Интересно, а как Дэвид умудрялся лететь?

– В катере встроенные карты, не привязанные к сети. Не волнуйся, у меня в коме точно такие же.

Ну да, он же знал, что сети нет, и всё же меня нашел…


Глава 19
Нормальные герои всегда идут в обход…

– Интересно, а почему лес не горит? – поинтересовалась я через некоторое время. Пробираться по лесу было как-то муторно, и тишина хорошему настроению не способствовала.

– И с чего бы ему гореть? – удивился Дэвид.

– Так наш катер взорвался! Там так сверкнуло и громыхнуло!

– Алена! В катере нечему взрываться! Ты могла почувствовать удар о землю, звуковую волну от падающих деревьев. Но вот гореть там точно нечему.

Я поджала губы. Он что, мне не верит? Да я это собственными глазами видела!

– Дэвид! Ты был без сознания, когда катер упал. А вспышку я видела!

Мой спутник задумался.

– У меня была мысль, что топливо закончилось не случайно. Но такая версия имела право на существование. Все-таки техника для меня незнакомая. Если же ты говоришь, что катер взорвался, это уже совсем другой расклад.

– Получается, если бы мы даже успели приземлиться и, получив травмы, не успели выбраться из машины, мы бы в любом случае не выжили…

– Получается, что кто-то подстраховался, и шансов у нас не было.

– Но зачем так сложно? Можно было бы просто взорвать катер в воздухе.

– А ты подумай, что бы предпринял тот же Тигранталь, если бы у него закончилось топливо?

– Слевитировал бы катер на землю, – уверенно ответила я. Но, как и при взрыве, ему бы пришлось потратить на это весь свой резерв.

– Вот именно! Кто-то учел предыдущий опыт! Это не взрыв. Принц бы постарался спасти пассажиров по максимуму.

– И когда все подумали, что всё в порядке, катер бы рванул! А так быстро с нуля забрать даже чужую энергию никто бы не успел. Но это говорит о том, что о моих способностях кому-то все-таки известно. Но не всё.

Дэвид внимательно на меня посмотрел.

– Мне принцы тоже ничего не сообщили. Но часть разговоров слышала Милика и, пока не началась радужная блокада, успела передать. Я так понимаю, способности проснулись не просто так?

– Дядя посчитал, что так для меня будет безопасней.

– Кроме случая с едой и взрыва катера Тигранталя, у него были на это причины?

– Наверное, – пожала плечами я. – Мне вообще все там было очень подозрительно. Не хочу ничего плохого сказать о братьях, но если бы ты меня не забрал, завтра я бы сама сбежала.

– Даже так? – удивился Дэвид. – Если честно, день, время и место мне назначил Тигранталь заранее. Похоже, он о чем-то догадывался.

– Или тоже подстраховался. Хотя теперь у нас всего два варианта предполагаемых злодеев. Сами принцы или кто-то из Синего клана.

– Не скажи. Для принцев очень уж топорно сработано. Плюс ко всему, они знали о твоих возможностях. При этом я считаю, что и Красные, и Синие принцы кровно заинтересованы в твоей жизни.

– А Синие-то тут причем?

– Вот как раз об этом я и хотел тебе рассказать. Когда планировалась экспедиция, все мы опирались на известные факты и изначально считали, что тебе не стоит попадать именно в Синий клан. История начала войны была тому подтверждением. Считалось, что мама спасает тебя и себя именно от Синего властелина. Это не противоречило ее главной просьбе, увезти тебя с Синии. Подтверждением стала и информация о пророчестве.

Я закивала. Все именно так мне и представлялось.

– Все не так, как кажется, – улыбнулся Дэвид. – Радужный мир умеет надевать маски…

Споткнувшись в очередной раз, догнала принца и взяла его за руку. Как-то этот лес стал меня напрягать… Да в моей жизни уже давно все не так, как кажется! С самого детства! И это мы еще не обсудили мое гелианское происхождение!

Очередной сучок окончательно сбил с ног, и я повисла на руке спутника, успев больно удариться коленкой. Девил посмотрел на часы и вздохнул.

– Нам бы еще пару километров пройти. Не думаю, что кто-то бросится искать, но в нашей непонятной ситуации лучше не попадаться ни своим, ни чужим.

– А куда мы тогда идем? – зевая спросила я.

– Туда, – и мне рукой показали направление.

Ну, туда, так туда. Главное, чтобы не обратно.

* * *

Глаза открывать не хотелось. Но, как всегда, наглый солнечный луч, пробившись сквозь заслон век неугомонным солнечным зайчиком, задался целью меня разбудить. Опять кто-то шторы забыл задвинуть! Попыталась перевернуться на другой бок и спрятать голову под подушку. Ха! Не тут-то было! Глаза открывать все-таки пришлось. Довольно мягкая постель оказалась кучей пушистых листьев. Само собой, подушка отсутствует, и голова моя покоится на руке Дэвида. Спасаясь от вредного луча, оказалась с ним нос к носу. От неожиданности отшатнулась и чуть не свалилась с нашего импровизированного ложа. Рука спутника метнулась к моей талии и удержала на месте. Не отрывая глаз, он притянул меня к себе.

– Спи, еще рано.

И заснул! Я уткнулась носом в широкую грудь мужчины и опять чуть не отшатнулась. Знакомый запах полыни ударил в ноздри, разбудил мурашек и запустил их стайкой по моей спине. В животе что-то свернулось горячей змейкой, а из груди вырвался тихий стон. Может от голода? Я поерзала и попыталась немного отодвинуться. Если бы мой спутник был хотя бы одет! Но его рубашка вон висит на ветке, и по виду уже высохла. Наличие штанов проверять не хочется, как-то неудобно.

Лежу тихонечко, рассматриваю своего потенциального мужа. Капитан Дэв не так и отличается от Дэвида Картера. Волосы темнее, и имеется чуть отросшая борода, которая фактически и меняет его внешность. Интересно, а в образе принца Уэльского я бы его узнала?

На смуглой груди темные кудряшки. Как странно! Мои братья все блондинистые, и такой уж растительности я у них не замечала. Надо будет проверить. Вожу пальчиком на уровне глаз. Нахожу коричневые соски. Пробую, какие они наощупь. Интересно же! Неожиданно мой спутник крепко прижимает меня к себе двумя руками. Мой высунутый от любопытства язык соприкасается с его кожей. Ну, раз уж так получилось, пробую капитана на вкус. Ууууу. Солёный! Поднимаю глаза и встречаюсь с искусственной синевой затуманенного взгляда. Никогда не видела желания в глазах мужчины, но, наверное, это выглядит примерно так. И я же ничего такого ни делала! Нечего во мне дырку прожигать!

Краснею по самые ушки и опять зарываюсь носом в мохнатость на его груди, пряча глаза. Хорошо, на мне одежка с терморегуляцией, а то бы он почувствовал, как огонь разливается по телу. Прижатая к мужчине грудь просто пылает! А еще как-то мокро становится внизу. Ух ты! Стыдно, страшно и жутко интересно!

Меня резко сдергивают с зеленого ложа и куда-то несут, перекинув через плечо. Через несколько минут оказываюсь посреди быстрого ручья на руках у принца. Он стоит по пояс в воде и пытается умывать меня ледяной водой. Отфыркиваюсь, но слезать не спешу. Обхватываю руками за шею. Заглядываю в такие родные глаза. Становится немного обидно, что меня не воспринимают всерьез. Так поступают разве что с расшалившимися детьми! И главное, если подумать, сам виноват! Зачем было спать со мной в обнимку? Странные ощущения разбавила обида с примесью азарта. Ничего, я ему еще покажу, что уже не ребенок!

Наши лица на одном уровне. Медленно приближаюсь и прижимаю губы к его губам. Замираю в ожидании. Надеюсь, в ручье меня после этого не утопят. Даа, реакции у моего героя правильные! Облизывает мои пылающие губы и раздвигает их языком, углубляя поцелуй. Поудобней перехватывает руками и мне, чтобы не оказаться в ручье, приходится ногами обхватить его за талию. Болезненный стон нарушает тишину, разбавленную тихим журчанием. И стон этот не мой… Дэвид крепче подхватывает меня под пятую точку и выносит на берег. Отрываемся друг от друга мы лишь тогда, когда от недостатка воздуха я начинаю терять сознание. Голова кружится, и кружится лес. Журчит ручей, и горячее дыхание принца еще больше туманит разум. Меня опять укладывают на охапку листьев. Ну, и стоило отсюда убегать? Сквозь приоткрытые веки наблюдаю за спутником. Он лихорадочно сдергивает высохшую рубашку с ветки и пытается ее застегнуть. Как оказалось, спал он в брюках, и они опять совершенно мокрые. Мне отчетливо видна степень его возбуждения. И мной движет уже не просто интерес. Во мне родилось желание. Настоящее, горячее, мокрое. И я счастлива! А вот Дэвид, похоже, растерян.

Ситуацию разряжает мой громко бурчащий живот! Я понимаю, что жутко голодна, а капитан бросается искать, чем же меня накормить. Причем от масштаба проблемы он в ужасе заранее, при моем-то специфическом питании! В этой ситуации охотиться бесполезно, мясо – это последнее, что я буду есть. Ядовитость местных ягод нам неизвестна, хотя тут может помочь программка тестера в ультракоме. Проблема в том, что кроме стволов и листьев в обозримом пространстве ничего не наблюдается.

Дэвид как ни в чем не бывало переключается на решение поточной проблемы, мне же стыдно на него даже посмотреть. Поэтому опускаю взгляд в траву и делаю вид, что тоже занята поисками пищи. Угу. Муравейник, как раз то, что нужно, чтобы отвлечься. Сосредоточенно тыкаю палочкой, пытаясь задержать бегущих тварюшек. Странные они какие-то. Желтые, длинные и с усиками. Но их домик точь-в-точь как наш муравейник. Интересно, а они съедобные? Настраиваю ультраком. Посреди экрана возникает мультяшный череп и скалит зубы. Да поняла уже, сгинь!

Отползаю от ядовитых насекомых подальше и переключаю внимание на деревья. Дэвида уже не видно, наверное, углубился в лес. Тяжко вздыхаю и откидываюсь на траву. Солнце практически над головой. Пробивается сквозь плотную листву и тянется тонкими лучиками ко мне. Это что, уже день? А почему капитан сказал, что еще рано? Хотя, если подумать, спать мы улеглись под утро и от силы отдохнули часов шесть. В обнимку, на куче пушистых листьев… Романтика… Даже думать об этом не хочется! Ну и чего я от него ждала? А если бы действительно повелся и начал раздевать? По-хорошему, за такое мог и в нос получить. И чем я тогда недовольна?! Что действительно готова была вот так в лесу, на охапке листьев?… Ни фига! А что тогда? Но он же мне ни слова не сказал! Может, я ему вообще не нравлюсь!

«А ты ему сказала?» – возмутилось внутреннее я. Вот так просто полезла целоваться. И что мужик должен был подумать?

Как что? Я обычно к чужим мужикам с поцелуями не пристаю! Мог бы и сам догадаться!

Внутри что-то скептически хмыкнуло. И вот интересно, это у меня раздвоение личности или совесть проснулась?

Попрепираться самой с собой долго мне не дали. Появился капитан, поднял меня с земли и потащил за собой. Буквально в ста шагах от места нашей ночевки, недалеко от ручья, оказалась странная полянка с зеленым островком посередине. Мощные стволы и более зеленая крона указывали, что деревья не такие, как в остальном лесу. А еще, при полном отсутствии ветра странно было видеть, как ветви их шевелятся.

– Дроги?! – прошептала я. Дэвид удивленно на меня посмотрел.

– Может, ты их еще и пробовала?

– Ложечку из любопытства, – подтвердила я. – Это хуже, чем овощ, но лучше, чем ничего.

– Почему хуже? – уточнил принц.

– Потому как, чисто генетически, они гибрид животного с растением. Животную пищу я не ем, но ультраком выдает, что это для меня съедобно. И еще, ты уверен, что оно неразумно?

– В какой-то мере разумно, почему нет?

– А вдруг мы ненароком закусим аборигеном?

– Ну, если на Земле ты считаешь курицу аборигеном, тогда да.

– Что, оно настолько безмозгло?

– Я даже могу утверждать, что безголово, – усмехнулся Дэвид. – Поверь мне, если бы у него были мысли, я бы их услышал.

– Это как? – от изумления у меня даже рот приоткрылся. Конечно, после лисичек подозрения у меня были, но не до такой же степени!

– Я чувствую все разумное. Считай, что это мой талант, – сухо ответил мой спутник. Да, развернутого ответа я от него явно не получу.

Вздохнула и провела рукой по стволу. Дерево вздохнуло в ответ и шевельнуло веткой. Нееее! И даже не уговаривайте! Я это есть не буду! Что, вот так взять и от живого дерева оторвать ветку? Это как от курицы крылышко! От живой курицы!

Дэвид, похоже, понял мои переживания и, подтянувшись на нижней ветке, полез вверх по стволу. Через минуту к моим ногам упал круглый зеленый шар размером со страусиное яйцо. Позднее мы стали обладателями восьми таких плодов.

– Глупая! Никто куски дерева не кушает! – подколол капитан.

– Угу, кушают его детенышей! – огрызнулась я.

В животе в очередной раз булькнуло, а от голода засосало под ложечкой. И чего я вредничаю? Да еще через пару часов мне вообще будет все равно, что жевать! Лишь бы голод утолить. Растущий организм – это страшно, хотя до сих пор окружающие не жаловались.

Да, Дэвиду можно посочувствовать… Оказаться в дремучем лесу с голодным, сексуально озабоченным ребенком! Посмотрела на своего спутника и вздохнула. Заботливый, терпеливый, офигительно привлекательный. Нет! Надо выходить из амплуа капризной девицы и соответствовать капитану. А всего-то и нужно – не привередничать с едой и держаться подальше…

Зеленые яйца оказались на вкус как вареные куриные. Даже темно-коричневая сердцевина напоминала по вкусу желток. Конечно, без соли было пресновато, но выбирать не приходилось. Анализатор показывал, что данный продукт должен полностью удовлетворять нашу потребность в калориях. Водой запаслись у ручья. Герметичные ёмкости в рукавах моей куртки вмещали до пяти литров. Я об этом и не подозревала, но капитан, к счастью, был в курсе. Форма-то стандартная.

Днем идти было несложно, и к Дэвиду я старалась даже не прикасаться. Случайно задев плечом, получила такой разряд тока, что теперь держалась подальше. Никогда не думала, что можно получать такой кайф, глядя на мужчину сзади. Иду, и как дура пялюсь на его зад. Широкие плечи, мощный торс, и, когда взгляд опускается ниже, в животе у меня сжимается горячая пружина. Бред!

А лесу конца и края не видно… К вечеру устали так, что просто не сговариваясь упали на очередной полянке. Благо, жара немного спала, и дышать стало полегче. И это мне, а ему-то каково?

Плоды Дрога всю дорогу нес Дэвид. Завернутые в мою курточку, превращенную нами в котомку, к вечеру они стали совсем мягкими. Терморегулируемая одежка должна была послужить холодильником, но, видно, у этих яиц ограниченный срок годности. Зато вода осталась холодной.

Мой спутник ковырнул яйца, скривился и предложил доесть четыре оставшихся. До утра они явно не доживут, а так хоть ляжем спать на сытый желудок. О том, что будет завтра, старались не задумываться. Будет день, будет пища…

А пищи вокруг много, но вся она живая, бегающая и прыгающая. Кроме лисичек, нам попалось несколько саблезубых зайцев, пончики с ушками, перепрыгивающие с ветки на ветку, и один раз завыло что-то большое. Должен же кто-то есть этих монстровидных зайцев? Если это саблезубый волк, то хорошо, что я его не видела. Дэвид круто провыл в ответ, и больше никто крупный нас не беспокоил. Хотя пайер на руке, это вещь! Я уже опробовала его на какой-то мелкой пакости, бросившейся под ноги. От неожиданности рука дернулась, но парализатор свое дело сделал. Хищная бяка осталась на дорожке лапками кверху.

Уже засыпая, почувствовала, что меня перекладывают на что-то мягкое и стягивают ботинки. Потом в голове промелькнул образ саблезубого волка, и я вцепилась в Дэвида двумя руками. Конечно, в таком климате спать совсем не холодно, но страшно же! Мужчина особо не сопротивлялся. Сил на вторую охапку листьев у него не было, и я уткнулась носом в уже знакомо пахнущую рубашку. Ручей нам сегодня больше не попадался, поэтому запах был острый и почему-то будоражащий. Благо, я устала так, что не только ног, а всего тела уже не чувствовала.

Не знаю, что остановило местных хищников, если таковые имелись, от ночных поползновений, но утром я поняла, что выспалась. Жутко хотелось в кустики, но руки Дэвида, обнимавшие за талию, не давали мне сдвинуться с места. Он всем телом прижимался ко мне сзади и сопел на ухо. Какой-то у него гипертрофированно развитый хватательный рефлекс! Начала отжимать пальцы по одному. Сзади завозились. Быстро выскользнула из ослабевшего захвата и рванула в лес. Даже смотреть на него не буду!

Позади раздался стон и галарийские ругательства. Ух ты! А он откуда такое знает? Лекс доказывал, что я на Земле единственный обладатель сборника идиоматических выражений с Галары. Да и тот мне вручили не для изучения, а как специалисту по лингвистике. Все-таки обернулась. Дэвид уже вскочил и почему-то бился головой о ближайшее дерево. К чему бы это? Надо быстро искать завтрак, потому как голодный мужчина – злой мужчина. А голодная я – это, вообще, конец света! Если бы знала, что окажусь когда-нибудь в такой ситуации, записалась бы в скауты!

Возвращаться из кустиков было как-то страшно. Еще страшнее оставаться в этих самых кустиках. Мало ли, кто здесь живет. Когда все-таки оказалась на нашей полянке, Дэвид подбрасывал веточки в маленький костерок. Глотнула воды из трубочки в рукаве и стала наблюдать за капитаном. Оказалось, проблему голодного мужчины он решил быстро и кардинально. Не повезло кому-то лысому и ушастому. С него даже шкурку не сняли, так и подвесили над огнем. От запаха горелого мяса скривилась и возмущенно посмотрела на Дэвида.

– По-другому не получится, – развел он руками. – Сейчас наша задача – выжить любым способом, а это реальная еда. Во всяком случае, для меня.

Через час обуглившуюся тушку разрезали, обнаружив внутри хорошо запечённое мясо. Тонкие ломтики улеглись на огромный лист с ближайшего дерева, и мы уставились на добычу. Запах мяса никогда меня не возбуждал, но сейчас это казалось не таким важным. Анализатор упорно показывал, что еда для меня безвредна. А желудок подпевал, что ему уже все равно, и он готов пережить даже это.

Верю, что с этим мелким монстром Дэвид справился бы и сам. Не то чтобы тут на один зубок, но для взрослого мужчины порция стандартная. В общем, мясо исчезало на глазах, и я не выдержала. Отложила на отдельный лист три кусочка, с запасом, и принялась жевать. Ощущения странные! Может, не зря этих зверей не подают в замке к столу? На вид мясо крона было намного симпатичнее и вкуснее. Возможно, дело в приправах?

Вы когда-нибудь ели вареную кормовую морковь? Вот на вкус очень похоже, только еще и жестко! Нет, свои три кусочка я сжевала. Даже спасибо сказала. Теперь меня тошнит, но зато животик полный и, надеюсь, до вечера возмущаться не станет. В крайнем случае, буду пить больше воды.

А к концу третьего дня блужданий или, как утверждал Дэвид, планомерного продвижения на север, лес неожиданно закончился. Даже реже не стал. Просто резко исчезли деревья, и начался подъем на холм.

Я запрокинула голову и попыталась просчитать свои шансы одолеть препятствие. Ультраком радостно мигнул и выдал в уголке красную цифру 10 процентов. Так много? Последние несколько часов передвигалась на автопилоте и сплошном упрямстве. Я же пообещала себе сменить амплуа и теперь хотела казаться сильной. Что мне какие-то сто километров по лесистой местности? Обувь удобная, одежда от жары спасает. Даже запас воды удалось пополнить. Все бы хорошо, но мой организм не смог договориться с мясом и избавился от всего съеденного. То есть реально моей последней едой были плоды дрога пару дней назад. В результате голова немного кружилась, и ноги подкашивались.

Дэвид на каждом привале упорно пытался накормить меня пойманной дичью. После второй попытки я даже не могла смотреть в строну костра. Ультраком же, предатель, утверждал, что еда безвредна. Угу! Может, вреда в ней и не было, только и пользы ни на грамм. Даже моих знаний хватило на то, чтобы понять, что в организме, как минимум, не хватает ферментов, отвечающих за переваривание мяса. Была бы у нас стандартная аптечка, проблему можно было попытаться решить.

В общем, полудохлой мне холм показался слишком крутым. Дэвид вздохнул, ухватил меня под коленки и перекинул через плечо. И вот мне после этого обидеться или сказать спасибо? Вообще-то девушек так не носят! Я же не бессознательная тушка! Животику больно, тошнит еще больше, и кровь прилила к голове! Вцепилась в пояс своего рыцаря и попыталась устроиться поудобней. Брыкаться не буду, а то еще решит поставить обратно.

Подъем был какой-то бесконечный. Рубашка на Дэвиде от пота прилипла к спине. Я висела молча и, задрав голову, смотрела на удаляющийся лес. А потом странный шум заставил напрячься, и меня поставили в густую траву. В лиц ударил ветер! Настоящий, с привкусом соли и наполненный шумом волн. Мы стояли на вершине холма и с удивлением смотрели на синюю гладь воды, уходящую за горизонт. Невероятно! Где это видано, чтобы дремучий лес выходил к морю? Разве что в сказках. У лукоморья дуб зеленый… А рельеф местности вообще из разряда фантастики! Кто был на курорте, знает, что все устроено просто: море, пляж, вокзал. А тут: море, холм, лес. И, конечно, никакого вокзала!

Размышления прервал Дэвид, перекинувший меня через другое плечо и двинувшийся напрямик к воде. Спускаться было намного легче, так как склон, ведущий в сторону моря, более пологий. Капитан подрагивал от нетерпения. Интересно, это ему так искупаться хочется?

Я практически не ошиблась. Бережно усадив меня на каменистый берег, мой носитель-переноситель стал лихорадочно срывать с себя одежду. Остался в одних плавках, схватил какую-то железяку из своих стратегических запасов оружия и нырнул в воду.

Я думала недолго. За последние двое суток нам попался лишь мелкий ручеек, хорошо, с пресной водой. О такой же большой лоханке я даже не мечтала. На всякий случай просканировала ультракомом прибрежные воды, никого крупного и ядовитого не обнаружила и начала раздеваться. Дэвид уже куда-то нырнул, и я, не стесняясь, осталась в трусах и лифчике. Будем считать, что это пляж, а для пляжа я не голая, а очень даже прилично одетая. Серебристый комплектик выглядел скромно, даже кружева на нем не имелось. Не то чтобы я фанат практичных вещей, но как-то и мысли не возникало, что придется такое кому-либо демонстрировать. Порадовалась, что надела этот комплект, а не свой любимый, беленький в клубничках. Хотя он бы более смахивал на купальник.

Пока думала, ноги сами понесли к воде. Кайф! Прохладная, мокрая, живая! Лизнула руку. Не очень и соленая. Погрузилась по шею и закрыла глаза от удовольствия. Волосы пока мочить не хочу. Плавать я умею и люблю. Дома у нас огромный бассейн во дворе, и вариант поменьше в подвальном этаже. С таким количеством детворы – это самое то. Самый гуманный способ для сброса лишней энергии.

Дэвид нырял недалеко от меня, но близко не подплывал. Я идентифицировала его деятельность, как подводную охоту, и не ошиблась. Мой спутник выскочил из воды, крепко сжимая что-то извивающееся на вытянутых руках. Когда я заставила себя выползти на берег, запах от жарящейся в углях морской живности ударил в ноздри. Я покачнулась. Стоять! Не падать! Еда близко и она съедобна!

Не знаю, как эта штука называлась, и к какому биологическому виду относилась, главное, что все это было в прошедшем времени. Сейчас белое мясо морской твари покоилось у меня в животе, я же получала кайф от ощущения сытости. Почему-то подумалось, что за три дня путешествия в голову не пришло использовать свой талант на благо себе же. А ведь можно было, не прилагая особых усилий, упростить нам быт. Как затмение какое-то!

На берегу сидеть было жестко, и мы перебрались к подножию холма. Перевернулась на другой бок и уставилась на Дэвида. Маленьким девочкам такое показывать нельзя! В лучах заходящего солнца он просто сиял. Все еще в плавках, застывший между костром и закатом. Ууууууу… На меня в неглиже даже не посмотрел! Подождал, пока высохну, и бросил курточку. Так можно и комплекс неполноценности заработать! Считается, что у меня отличная фигура. И грудь имеется. И талия тонкая. Что ж меня так колбасит! Нет, чтоб радоваться, я возмущаюсь! И кому скажи, не поверят! Трое суток с мужчиной в лесу, причем у этого мужчины все права на меня имеются!

Плюнула, оделась и полезла в ультраком искать карту. Координат у нас нет, но берег моря, надеюсь, у них тут один. Так и есть! Не важно, где мы, важно, что шли на север. А вот если пойти по берегу на восток, точно наткнемся на поселения. Во всяком случае, столица Синих именно в этой стороне. Мы не долетели совсем чуть-чуть. Если бы сразу держали на северо-восток, вышли бы к месту намного быстрей! То есть получается, упали мы на территории Синего клана.


Глава 20
Все не так, как кажется…

Как ни странно, идти стало веселей. Пару раз натыкались на прибрежные поселения и, присмотревшись, обходили их стороной. Чужая планета с неизвестными нравами и традициями. Местное население совсем не похоже на представителей кланов, да и говор у них другой. Можно, конечно, заняться внесением их языка в ультраком, но кто мне гарантирует, что, войдя в контакт, мы останемся живы, здоровы и свободны? Никто. Дэвид тоже так считает. Одно дело родственники, для которых твоя жизнь представляет определенную ценность, и, как минимум, известен их культурный уровень. Другое дело – аборигены. По виду у них тут натуральное хозяйство. О технике и не слышали, университетов не заканчивали. Но точно бы утверждать не взялась. Вопрос надо изучать, а цели у нас совершенно другие. Посоветовавшись, все-таки решили, что в Синем клане опасность мне не угрожает, и направляемся мы именно туда. К сожалению, ближайшие пару недель вернуться на корабль возможности не будет. Мы даже не сможем засечь сигнал нашего катера. Так что выбора нет, идем в столицу и пытаемся разобраться в обстановке.

На следующее утро опять проснулась в объятиях принца. У воды влажность выше, но стало намного прохладнее. Меня заслонили от ветра со спины и обняли за талию, чтобы не крутилась. С трудом развернулась в кольце его рук и уставилась на спящего спутника. Попыталась выставить коленку, чтобы увеличить расстояние между нами, и случайно задела то, что между ног. Кто ж знал, что оно такое большое? И, кажется, очень твердое…

Дэвид распахнул глаза и прижал меня крепче, в результате сжав мою коленку ногами. Я выгнулась и уткнулась носом ему в шею. От знакомого запаха кружилась голова. Его сердце выпрыгивало из груди, а дыхание участилось.

– Почему? – хрипло поинтересовалась я.

– У тебя должен быть выбор, – правильно понял мой вопрос Дэвид.

– Я выбрала! – смотрю возмущенно.

– Меня предупредили, что после взросления у тебя может произойти гормональный взрыв, и ты примешь любого.

– Дурак! – стукнула его кулаком в грудь. А потом подумала, что не зря Тигранталь вызвал ко мне именно Дэвида. Что-то в этом было…

Дэвид погладил по голове и поцеловал в нос.

– Глупенькая! Не хочу, чтобы ты потом всю жизнь жалела. Я дал слово Борису, что не трону тебя, не надев второй браслет.

Мне все-таки удалось немного отодвинуться, и я заглянула принцу в глаза.

– Как ты ко мне относишься? – спросила напрямую. А что резину тянуть и морочить друг другу голову? Вот пусть скажет, а я буду решать.

Мою голову прижали к широкой груди, не давая отстраниться. Чужое сердце выбивало дробь.

– Я с ума по тебе схожу, – прошептал на ухо. – Ни одна женщина не может сравниться с тобой! Свет мой, солнышко красное!

Вывернулась из-под его руки и опять заглянула в глаза.

– Я хочу быть только с тобой! Нет, не думай что это сиюминутное желание! Помнишь, как мы пришли к тебе на ужин? Я сразу поняла, что ты – мой!

– Твоя добыча? – хмыкнул принц.

– Моя судьба, – кивнула я. – Или ты хочешь, чтобы весь Синий клан пытался вызвать мое расположение?

– У тебя был бы выбор…

– Ты же сам сказал, что я могу быть с любым! А выбору мамы я как-то больше доверяю, чем своим гормонам! Даже Тигран понял, что мне лучше будет с тобой!

– А Синий владыка пытался убедить меня в обратном…

– Как ты мог его слушать? Это же Синие! Они хотели заполучить маму и меня и поэтому начали войну! – вырвалась, села и уставилась на принца.

– Я и сам так думал, пока не услышал эту историю в подробностях и от незаинтересованных лиц.

Дэвид сел напротив меня по-турецки, опять заслонив от ветра.

– И что поведали тебе эти лица?

– Что все совсем не так, как кажется…

– Ну, и как оно, это все? Да и откуда тут взяться незаинтересованным лицам?

Села и уставилась на спутника. Гормоны никуда не делись. Толпы бешеных мурашек бродили по организму и рассказывали, как я не права. Знаю. Но не вешаться же мне ему на шею? У меня в этом деле принципы, да и воспитание не позволяет. Вот пусть теперь отвлекает, как может.

– На лиц вышел случайно, – улыбается Дэвид. – Можно сказать, свалился им на голову. Как ты понимаешь, начали мы свою работу с исследований окружающей среды. Ребята тащили в лабораторию все, с чем контактируют члены клана. Аппаратура у нас продвинутая, и через неделю все было учтено, проанализировано и внесено в программу. Ну, и конечно, как в любом пазле, кусочка не доставало. Даже простой анализ крови наследных принцев показывал наличие неизвестного фактора. Эффект схож с облучением, но это явно неизвестная нам радиация. Могу утверждать, что на Земле наши специалисты с подобным не сталкивались. Правитель некоторое время пытался сделать вид, что не понимает о чем речь. Но когда мы сообщили, что при первой возможности покинем планету – сдался. Ты же слышала о сотрудничестве кланов с гелианами?

– Угу, – подтвердила я.

– И знаешь, что заинтересовало эту техногенную расу на отсталой Синии?

– Мне сообщили, что информация секретная и доступна только наследникам клана. Если я узнаю, придется остаться на планете…

– Нам тоже прямым текстом ничего не сказали, но мне с двумя микробиологами устроили экскурсию на местные шахты и позволили взять пробы. Остальное дело техники. Вычислить, что радужные кристаллы обладают невероятной энергоемкостью, удалось практически сразу. Но как мы не бились, местный минерал никак не взаимодействовал с окружающим миром. Его влияние на правителей клана зафиксировать не удавалось. Разве что логически связали интерес гелиан к недрам планеты и наличие у кланов гелианской техники.

– А как же радиация?

– Вот в этом-то и вопрос. Я еще раз посетил шахты, взяв с собой не девчонок-микробиологов, а парней из Фиолетового сектора и своего помощника Марка. Синий правитель дал нам сопровождающих и полную свободу действий. Но за сутки блужданий наши приборы не уловили даже тени предполагаемых излучений. Я уже склонен был думать, что мы ошиблись, и радужные кристаллы всего лишь засекреченный местный бизнес. Но! Когда пришла моя очередь тащить часть оборудования, я провалился под землю. Не пугайся. Фактически я съехал, как по крутой горке. Даже одежда и мой аппарат остались совершенно целы. Только в конце немного головой стукнулся. Вот писк прибора и привел меня в чувство. Грот, в котором я оказался, фонил, как ненормальный. Стены из радужного кристалла давали достаточное освещение, и я смог рассмотреть местного обитателя. Видела когда-нибудь протоплазму?

– Да, приходилось. Похоже на приведение, но более плотная. Последние лет двадцать ей пытаются найти применение, вот и студентов озадачили тем же.

– И что, как успехи?

– Мы не прониклись, но вот параллельная группа что-то учудила. К сожалению, нас в известность не поставили, а с них взяли подписку о неразглашении.

– Во всяком случае, ты понимаешь, о чем речь. То, с чем я столкнулся, по всем параметрам было действительно протоплазмой, прибор выдал заключение. Только вот она была радужной и разумной.

– И? – поторопила я.

– И я вдруг понял, как работают кристаллы. Нет, со мной не разговаривали. Мне транслировали информацию прямо в мозг. Не спасли никакие защитные амулеты. Многого я просто не понял. Ассоциативный мыслеряд у нас, как ты понимаешь, не совпадает. Но вот главную мысль ему донести удалось. Радужные кристаллы – ядро планеты, ее источник энергии, необходимый для существования. Деградация кланов как-то связана с истощением самой планеты. Может быть, я неправильно понял, но оно так защищается.

– В смысле? Протоплазма?

– Нет, сама планета.

– А протоплазма?

– Это что-то типа местного оракула. Когда мне спустили трос, и удалось выбраться наверх, наши сопровождающие смотрели круглыми глазами и повторяли одно слово – оракул. Видно, он не со всеми идет на контакт.

– Моя мама была у оракула, и это он сообщил, что кланы выживут, если покинут планету.

– Вот и подтверждение! Но мы до сих пор не знаем, что вызывает излучение, и почему оно действует только на правящий дом.

– Работа с темной материей, – уверенно заявила я. – Только правящая семья может влиять на поля Хиггса. По всей видимости, добыча кристаллов как-то с этим связана.

– Да, мне сказали, что с добычей связан только правящий клан. Обычные люди могут там находиться, но я не видел сам процесс.

– Мало того, скорее всего обычным людям просто стирают пам'ять, и о пещерах они не помнят. Эта участь ждет и всю нашу группу. Меня же могут попытаться не выпустить с планеты.

– Я это подозревал. У всех наших ребят защитные устройства. Ментальное вмешательство практически невозможно!

– Сам же сказал, что оракула это не остановило.

– Даже если так, тебя мы обязательно заберем.

– Угу, если вспомните…

Меня обняли и прижали к груди. Оттолкнула и отодвинулась подальше. Меня и так колбасит!

– Так что там с благонадежностью Синего клана?

– После твоих предположений, даже и не знаю. Оракул показал, что Синий правитель начал войну, чтобы защитить, а не захватить твою мать. Но, может, я его неправильно понял… Она не смогла бы покинуть планету вместе с тобой, ее как-то привязали. Синим удалось уничтожить ее второго мужа, но привязка была на нем, и Красная леди исчезла сразу после его гибели.

Я потерла щеки руками. Сразу вспомнились рассказы о возможной причастности второго мужа моей мамы к гибели отца. Если так, она, зная предсказание оракула, вполне могла обратиться к правителю и, не найдя понимания, привлечь Синий клан. Если подумать, их ждала та же участь…

– И ты думаешь, это повод верить Синему правителю?

– Я думаю, что они не враги, а вот их истинных мотивов на данный момент никто не знает. Если знали о пророчестве, почему не покинули планету?

– А смысл? Их род уже прервался. Может, они просто живут днем сегодняшним и не заморачиваются?

– Правящий клан? Ты шутить? Я так понимаю, что Красный клан все это время пытался искать тебя. А вот зачем ты Синим, мы сейчас выясняем. Генетики уже дали свое заключение, и Синим оно известно. Ни с одним из их принцев потомства у тебя не будет. Иначе я бы не прилетел за тобой.

Я задумалась. Если Синий правитель действительно не имеет на меня матримониальных планов, зачем ему останавливать Дэвида? Какая ему вообще разница? С другой стороны, Дэвиду дали катер, чтобы забрать меня у Красных. Меня спасали? Что интересно, в замке мне действительно угрожала опасность… Но как же девчонки? Взглянула на своего спутника и решила не спрашивать, похоже, ему и без этого тяжело. А мне – странно и необычно. Раньше такого никогда не случалось. Вот смотришь на мужчину и понимаешь, что готова отдаться ему под ближайшим деревом. Мозг плавится, руки дрожат, ну, и всякие офигительные ощущения в самых чувствительных местах. Будем надеяться, это побочный эффект от нашей связи, а не помутнение рассудка у одной отдельно взятой красной девицы. Интересно, а если надеть второй браслет, ощущения поменяются?

– Дэвид, а у тебя второй браслет далеко?

– Близко. Борис потребовал, чтобы я всегда носил его с собой.

– Покажи!

Спутник полез за пазуху и вытащил ворох разноплановых амулетов, висящих на тросике вместо цепочки. Странно, раньше я их как-то не замечала. Неужели среди шпионских атрибутов начальника Черного сектора есть и отвод глаз? Хотя, почему бы нет?

Шнурок с амулетами или, скорее, девайсами, Дэвид не снимает, а просто дает мне. Приходится придвинуться ближе. Браслетом оказывается маленькое, невзрачное кольцо. Совершенно гладкий серебряный ободок. И какой же это браслет? Оно и на мой тонкий палец с трудом налезет. Удивленно смотрю на принца.

– Если бы сам такой не носил, ни за что бы не поверил, – улыбается он.

Я провела по его запястьям. Ничего! Умом понимаю, что он просто на другом уровне, и при желании я даже смогу вытащить… Пытаюсь выйти на молекулярный план. Благо, научилась без ультракома видеть нормально. Упс! Перевожу взгляд на траву, деревья, поворачиваюсь лицом к морю. Ничего! А ведь недавно мелькала мысль, что за время нашего путешествия ни разу не пришло в голову воспользоваться своими новыми способностями! Но их и нет! С ужасом смотрю на капитана. У меня же, типа, должен быть бесконечный резерв!

– Алена! Что случилось?! Ну говори же! – трясет меня спутник.

Я обиженно хлюпаю носом, и глаза начинают наполняться влагой.

– Я ничего не вижу! Понимаешь? Не могу воздействовать на материю!

– Ты спасла нас и, скорее всего, израсходовала имеющийся резерв. Просто подожди немного, и он восстановится.

– Ты не понимаешь! Я не такая, как все! Мой резерв обычным способом не восстановить!

– То есть вариант, поделиться с тобой, не пройдет?

– Тебе и не удалось бы. Наши браслеты создают защитный барьер, иначе бы ты всегда рисковал жизнью рядом со мной. Но Сарив сказал, что мой резерв, скорее всего, нельзя пополнить обычным способом. Я не беру энергию окружающих. Он предположил, что у меня круговой цикл восстановления, завязанный на самой планете. Но это предполагало, что резерв бесконечен!

– Не забывай, что это только предположение. Заметь, я вообще не был в курсе, что может являться источником энергии для глав кланов.

– Почему же подумал, что сможешь со мной поделиться?

– Видел кое-что и подумал, что в твоем случае это тоже может сработать.

– Но получается, что, пока я не восстановлюсь, мне нельзя появляться в клане?

– Почему? Ты же со мной, и те же принцы отлично видят нашу связь.

– Угу, только мне сообщили, что мало кого это остановит! По традиции обещанную девушку после взросления сразу отдают обладателю второго браслета. Даже, если она не согласна, противостоять мужу практически невозможно.

– И в чем проблема?

– Проблема в том, что я сейчас не смогу дать отпор никому! Достаточно просто убить тебя!

Дэвид нахмурился.

– А если бы второй браслет был на тебе?

– Точно не знаю, но Таниор сказал, что включается какая-то защита.

– Скорее всего… Борис советовал надевать, если будет существовать реальная угроза жизни.

– А ты считаешь, что практически ничейная, беззащитная я, это не угроза жизни?

– Угроза. Только вот не твоей, а моей жизни.

– И ты готов умереть, чтобы я потеряла свободу?

– Как-то ты странно формулируешь вопрос.

– Заметь, я объективна. Если с тобой что-нибудь случится, и рядом не окажется Бориса, думаешь, Синие и те же Красные долго будут сомневаться?

– Это шантаж! Но ты сейчас совершенно права.

Дэвид взялся за кольцо, и оно соскользнуло с тросика, пройдя его насквозь.

– Альена Красная, принцесса правящего клана Синии, согласна ли ты окончательно связать со мной жизнь? Я Дэвид Тир Уэльский, правитель Тиринеля, наследный принц Соединенного Королевства, обещаю защищать, поддерживать и любить тебя, делить радости и невзгоды.

Я немного обалдела от подобного напора и смогла выдавить из себя только:

– Ээээ, – чево он там о Тиринеле говорил?

– Так ты согласна?! – требовательно произнес Дэвид.

– Ну да, наверное, – промямлила я.

– Тогда протяни руку.

Мне показалось, что колечко сейчас окажется на моем пальце, но нет. Когда оно оказалось в миллиметре от меня, ободок изменил диаметр и свободно прошел вверх, пропустив сквозь себя кисть, запястье и даже локоть. Остановился на плече и исчез. Я же испуганно посмотрела на новоявленного законного мужа. Это мне теперь с ним спать придется? Вот дура! Сама же только что хотела!

Меня притянули горячие руки и просто обжигающие губы прикоснулись к моим. Я выпала. Надолго. Когда пришла в себя, мы так же сидели на траве, и даже змейка на моей курточке оказалась застегнута под горло. Я обиженно посмотрела на мужа.

– Аленка, я не хочу, что бы ты меня боялась. И поверь, первый раз на травке – это не лучший вариант для принцессы.

Я тряхнула головой.

– А чего ты там говорил про Тиринель?

Мои губы опять накрыли поцелуем, и мысли вылетели из головы. Кому он нужен, этот Тиринель, если мне удалось заполучить в свою безраздельную собственность самого крутого мужика! Дэвид отстранился и внимательно на меня посмотрел.

– Только учти, никаких вторых мужей! Я, знаешь ли, собственник. Да и статус не позволяет.

Мило похлопала глазками. Типа, конечно, дорогой, как скажешь. Сейчас меня, понятно, такое положение вещей устраивает, но кто же может остановить Красную леди?


Глава 21
Что ни делается, все к лучшему…

Жаль, но заключение законного брака ничего не изменило в плане моих способностей. Правда, добавились легкость в помыслах и счастье в личной жизни. То бишь мне теперь не нужно волноваться, что какой-нибудь местный гад захочет сделать меня своей женой.

Очередная ночевка в обнимку с Дэвидом принесла сплошное беспокойство. Мы прокрутились всю ночь, к утру плюнули и пошли ловить рыбу злые и не выспавшиеся. Реально, лучше бы на травке, чем вот так мучиться! Но у некоторых принципы…

А днем в сиянии полуденного солнца на горизонте показались белые башни. Неужели мы пришли? Оказалось, что таки да. Больших городов у Синего клана всего три, и это, можно сказать, столица – прибрежный горд Натиль. Почему Дэвид так уверен, что это именно столица? Оказалось, что замок имеется только в ней, и именно отсюда мой муж и отправился в путешествие.

Я ожидала увидеть крепостные стены и стражников на воротах. Ничего подобного! Дэвид показал на карте, что город имеет вытянутую форму и тянется вдоль побережья.

– А как же они защищают столицу от вражеских армий?

– Думаю, таланты правящего клана компенсируют отсутствие укреплений, – ответил принц.

– Но в Иствани – стены! Я их видела!

– Если ты обратила внимание, здесь имеются и отличия в архитектуре.

– И чем это можно объяснить?

– Похоже, так исторически сложилось. Ты же общалась с Синим принцем и могла заметить, что он не такой, как Красные.

– В общем, да. Но как-то значения этому не придавала. Люди-то все разные.

Дэвид пожал плечами.

– Сейчас сама увидишь и сможешь сравнить.

Дэвид держал меня за руку и уверенно вел по улочкам города. Иногда очень узкие, далеко не прямые, они не вызывали во мне страха или неприятных ощущений. А когда мы выскочили на центральную площадь, камень с моего сердца окончательно упал. Светлая, выложенная белыми плитами, и с фонтаном посередине! Никаких грозных монументов и мрачных строений!

Держась за руку мужа, уже более уверенно направилась вслед за ним к центральному входу. Как раз сам замок вызывал ощущение дежавю и был мне внешне очень знаком. Может, кланы не заморачивались и наняли одного архитектора?

При входе нас никто не остановил. А где наемники с пиками? У них что, тут мир и спокойствие? И почему в Красном клане такие заморочки с безопасностью? Там тоже правители неслабые маги, но стены город имеет, и бравые вояки расквартировались прямо на полянке возле замка. Странно все это, если учесть, что кроме самих кланов, на соседа никто войной не пойдет.

Уже собиралась задать вопрос Дэвиду, но не успела. Перед нами появился синеволосый красавец в необычной одежде. Что-то подобное я уже видела на Таниоре в первый день знакомства, но в дальнейшем мужчин в таком одеянии не встречала. Витиеватое приветствие на высоком фадже вызвало уважение. В ответ могу лишь изобразить импровизированный реверанс. И не надо так удивляться, с этикетом у меня туго, никто не озаботился просветить. Похоже, красных братишек и так все устраивало.

Мой спутник спрятал усмешку в бороде, синий же красавец решил представиться по-человечески, а то за всеми реверансами я так и не поняла, как его зовут.

– Вильен, ан даль этого благословенного княжества.

И мне мило улыбнулись.

– Алёна, – кивнула я. – Алёна Красина.

Местный принц подошел ближе и заглянул мне в глаза. И не надо так прожигать взглядом мои зеленые линзы! Не буду я их снимать!

Принц кивнул своим мыслям и перевел взгляд на Дэвида.

– Я хотел бы услышать вашу версию происшествия.

– Так вы уже в курсе?

– Давайте поговорим в кабинете.

Ан даль молча повел нас в сторону лестницы. После недлительных блужданий по коридорам нас пригласили в уютное помещение.

– Капитан, уверен, вы бы не бросили своих людей на такой срок, даже ради женщины! По нашему договору вы должны были вернуться в течение суток. Конечно, связи с Красным кланом еще нет, но через пару дней я не поленился послать катер со своими людьми к Тигранталю. Исходя из того, что корабль так же вне зоны вашего доступа, мы решили, что произошла авария. Красные принцы сейчас активно заняты вашими поисками. Мне же доложили, что слышали в приграничном лесу звук взрыва. Вчера вернулись разведчики с черным ящиком из вашего катера.

Дэвид усадил меня в кресло и задумался.

– Мне бы хотелось попросить вас об одолжении.

Синий принц кивнул.

– Не сообщайте в Красный клан, что мы остались живы. С принцами я свяжусь сам, как только появится связь, но для всех остальных информация о взорвавшемся катере будет нам очень на руку.

– Как пожелаете. К сожалению, в данный момент ваша спутница не представляет интереса для правящей семьи Синего клана, и я не вижу причин вам не помочь. Надеюсь, в дальнейшем вы изложите мне подробности. Сейчас же несложно будет выдать ее за еще одного члена исследовательской группы. В курсе истинного положения дел будет ти даль и правитель. Сами понимаете, аура у принцессы очень уж необычная.

– Благодарю вас, наследник. Сейчас я бы хотел срочно накормить девушку. Наше путешествие было слишком утомительным в бытовом плане. Сами понимаете.

– Конечно, можете забирать ее в свои покои.

Муж кивнул и потянул меня на выход. Я же немного зависла. Подождите, а выделить покои мне? Или принцессам тут ничего не положено?

На чистом автопилоте плелась за Дэвидом по коридорам. И кто так строит?! Они вообще о лифте слышали? При такой-то высоте потолков!

После двух пролетов повисла у капитана на руке. Долго уговаривать не пришлось, он и сам понял. В результате в комнату меня вносили перекинутой через плечо.

Эээээ, да ладно, главное, чтобы накормить не забыли!

Дэвид сгрузил меня на невысокий диван и пошел к гардеробу. Вытащил оттуда переносной холодильный бокс и поставил рядом со мной. Потом что-то вспомнил и через минуту вернулся с ложкой.

– Развлекайся, а я пока в ванную.

Проводила глазами принца и вернулась к холодильнику. Приподняла крышку. Ну, кто бы сомневался?! Хорошо у молочной продукции срок годности немаленький. Главное, покинуть эту негостеприимную планету не позднее, чем через месяц. Присмотрелась к цифрам на емкости с йогуртом. Ну да, как я и думала, еще месяц, и никакой холодильник его не спасет. Хотя есть вариант, что съем я все это намного быстрее. И что тогда делать?

Додумать я не успела. После пары йогуртов и творожка в шоколаде вырубилась там, где сидела. Благо, это был диван. Вот Дэвид удивится, выйдя из ванной и обнаружив свою жену, перепачканную шоколадом и в обнимку с холодильником!

Глаза открывать не хотелось. Так уж сложилось в последнее время, что утро добрым не бывает, и ничего хорошего я не увижу. Вспомнила про холодильник и попыталась нащупать его, не открывая глаз. Предмет моего вожделения отсутствовал! Тут уж пришлось срочно просыпаться.

Мдаааа. Шикарная кровать, практически близняшка той, что осталось в апартаментах Красного клана. Я, как обычно, посередине, частично раздета и под легким покрывалом. Над головой парит балдахин. Голубенький. Справа и слева от меня нетронутая белизна шелковых простыней. Вот и ответ, почему я не с краю, ибо на шелковом белье можно удержаться двумя способами. Или ты лежишь посередине или тебя держат. Держать тут явно было некому. И вот вопрос, куда делся мой так называемый муж?

Потянулась за ультракомом. На весь экран кислотно зеленые цифры возвещали время. Даже знать не хочу, сколько я спала! Посмотрела в правый угол. Сети нет, опасности тоже не наблюдается. Правда, что именно данная модель определяет как опасность, я так и не удосужилась разобраться. Вот сильный голод – это как, повод беспокоиться или временные неудобства?

Тут взгляд остановился на холодильнике, и вопросы сразу отпали. Умереть с голоду мне точно не удастся. Еще бы искупаться. Я, конечно, понимаю благие намерения того, кто укладывал меня на девственно чистые простыни, но совесть-то проснулась вместе со мной и сейчас посылает панические сигналы.

Ну, и где тут у них ванная? Неужели в гардеробе? Ну, реально, ребята, в моих прошлых покоях была почти обыкновенная дверь, а тут проем, завешенный куском ткани, и вчера Дэвид доставал оттуда холодильник.

Сползла с кровати и мучаемая любопытством поплелась к предполагаемому гардеробу. Отвела ткань в сторону и уставилась на импровизированный унитаз. Нет, ну кровати же у них одинаковые, почему же сантехника так отличается?! И что, мне сюда писать? Конечно, очень хочется, но где потом руки помыть и умыться? Огляделась по сторонам. В помещении два на полтора сложно что-либо спрятать, но местным архитекторам это удалось. Позади себя, практически возле проема двери, увидела арочное углубление в стене. И, слава прогрессу, медный краник над каменной чашей умывальника! А ничего так, миленько смотрится. Правда, главное, чтобы работало.

Воспользовавшись местным чудом сантехнического искусства, задумалась, а где же все-таки может быть ванная. О душе, понятно, я и не мечтала. Вернулась в спальню и обошла огромную кровать по кругу. Оооооо! В противоположном от туалета углу, прямо возле окна, обнаружился мини-бассейн. Каменная чаша наподобие умывальника, только размером метра два в диаметре. Вода была уже набрана и манила своей сверкающей чистотой. Очень надеюсь, что это все-таки ванная, а не элемент дизайна помещений!

Обнаруженные на бортике пузыри с разноцветными жидкостями удивления не вызвали. Плавали, знаем. Вот этот розовый, скорее всего, пена для ванны, а тот, что во флаконе округлой формы, скорее всего, шампунь. А если я перепутала, ничего страшного. Главное, чтобы не депилятор!

Оглянулась на дверь и подумала, не подпереть ли ее стулом. Замка не наблюдается, а вдруг кто-то заглянет? Пока сомневалась, обнаружила у стены легкую занавеску, которой можно перекрыть обзор от двери. Вот почему комната одна и такая большая! Она просто делится на несколько помещений эдакими ниспадающими с потолка занавесями. Кровать и бассейн, правда, оказались в одной зоне. Теперь понятно, почему Дэвид ушел мыться куда-то в другое место!

Счастливые часов не наблюдают. Поэтому ультраком я забросила на кровать, а сама погрузилась в теплую воду на неопределенное время. После блужданий по лесу мне даже не пришло в голову возмущаться по поводу отсутствия душа. Главное, что есть вода, и ее много! Каменная чаша вообще кайфовое изобретение. Я проверила, вода из-под крана лилась холодная, но нагревалась при соприкосновении с теплым камнем. А ногам как приятно!

Вылезла только, когда кожа на пальцах начала скукоживаться. Ощущения во всем теле появились неописуемые! Будто я батарейка, и меня зарядили! В Красном клане я испытывала от ванны похожие ощущения, но тут добавился теплый камень, и кайф оказался еще более полным.

Завернулась в покрывало и попыталась найти зеркало. Два раза обошла кровать и пришла к выводу, что это мужские покои, и логика в расстановке вещей тоже мужская. Для любой женщины зеркало – предмет первой необходимости! Да, над умывальником что-то похожее висит, но оно маленькое, узкое, и чтобы увидеть хотя бы свой нос, надо подпрыгнуть. Теперь понимаю, что бриться там, наверное, очень удобно…

В покоях замка Красного клана все было продумано именно для женщин. Большое зеркало в ванной. Огромное зеркало в комнате. И даже туалетный столик с чем-то похожим на трельяж. Здесь же – мужское царство! Куча предметов неизвестного мне назначения и ни одного зеркала! Я понимаю, что оказалась в гостевых покоях, скорее всего, на мужской половине дворца. Но кровать-то у них огромная, это что, не предполагает, что мужчина может оказаться с женой?

Я так увлеклась поисками, что не заметила, как открылась дверь. Когда все-таки повернулась, Дэвид стоял, прислонившись к косяку, и с удивлением меня рассматривал. Проверила, не распахнулось ли покрывало. Нет, все на месте. Я, можно сказать, закутана по ушки, и что он нашел в этом необычного?

Дэвид передвинулся в зону бассейна и отодвинул деревянную панель с картиной. В результате я неожиданно оказалась перед зеркалом во всю стену. Ничего себе! Ни себе чего! Да, спасибо, конечно, но почему у меня волосы синие?!

– Вот и мне интересно, – задумчиво изрек супруг.

Я глазам своим не поверила, поэтому схватила прядь волос и попыталась рассмотреть. Черт! Синие! С фиолетовым отливом! А что тогда с моим телом? Быстро развернула простыню и убедилась, что природная белокожесть никуда не делась. А значит – это не краска.

Дэвид подкрался сзади и плотно завернул меня в покрывало. Упс! Эээээ. Вот теперь я красная. Зато не синяя!

– Идем, чудо мое красное, будем выяснять истоки твоей синевы, – усмехнулся принц.

– Так я оденусь сначала…

– Это будет замечательно.

– А в чем здесь ходят? – запоздало решила уточнить я. Мой летный костюмчик, конечно, вещь уникальная, но он как минимум грязный. А весь захваченный с собой гардероб погиб смертью храбрых в окрестных лесах.

– У всей группы форма Зеленого сектора, чтобы местные случаем не ошиблись.

– Да, – закивала я, – ошибки нам не нужны.

Сразу вспомнился эпизод, увиденный Миликой. Экстренное пополнение энергии в исполнении Таниора. Брррр!

Дэвид тем временем вытащил из огромного деревянного ящика герметичный пакет с зеленой формой, распечатал и хмыкнул. Да, мне тоже нравится летний вариант! Как раз для местного климата!

– И что, все девчонки в таком щеголяют? – ткнула я пальцем в короткие шортики. Дэвид покрутил майку, впечатлился выкатом и засунул ее обратно в пакет. Я обиженно сморщила носик. Но почему?!

– Не позволю, чтобы моя жена разгуливала среди напыщенных варваров в полуголом виде!

– А зачем ты его вообще с собой брал? – обиженно поинтересовалась я.

– Стандартный комплект состоит из брюк, футболки и курточки. О превратностях местного климата мы знали, поэтому захватили для всех урезанные комплекты, без курток. Шорты попали сюда случайно.

– И где такие суперурезанные комплекты носят? Что-то на базе я подобного не наблюдала.

– В общем, для работы в жарком климате его и создавали, с учетом, что коллектив женский, и аборигены не варвары.

– Угу, – согласилась я, прикладывая к себе шортики. – А можно, я их дома носить буду? То есть в нашей комнате?

– Контрольное слово – нашей, – почему-то сердито ответили мне. Но комплектик не отобрали и даже выдали следующий, который состоял из легких брючек и футболки под горло. Ничего так, симпатичненько! Спросить бы моего героя, где он сегодня ночевал, но как-то неудобно…

– Одевайся, – скомандовал Дэвид и пошел к выходу. Ну и ладно, мне же проще, а то прямо не представляю, как бы переодевалась в тесном санузле. Ширму себе, что ли, попросить?

* * *

Дэвид долго не выдержал. Зашел, оттащил меня от зеркала и за руку повел в лабораторию. Так сказать, знакомиться с местом работы. Замок пришлось покинуть, и мы углубились в сад. Похоже, садовники у них тоже сильно не заморачиваются с эксклюзивом. Как и в Красном клане, ощущение, что я в джунглях. Никаких тебе широких аллей, ухоженных клумб, поливных систем. Из мира цивилизации разве что узкие аккуратные тропинки, выложенные камнем. А где фонари, скамеечки, фонтаны, наконец?

В гуще кислотно-зеленых листьев показалось двухэтажное здание. Из холла мы сразу свернули направо. Дэвид толкнул белую, ничем не примечательную дверь и кивнул обернувшимся на звук ребятам. Я же невежливо зависла с открытым ртом, рассматривая антураж. Они перетащили сюда стандартную лабораторию Зеленого сектора! Все приборы, стол со специальной подсветкой и даже синие стулья с удобными спинками!

Ко мне бросилась Изольда и прижала к объемной груди.

– Девочка моя! Мы так за тебя волновались!

– А за него? – я улыбнулась и ткнула пальцем в капитана.

– А, что с ним может случиться, особенно в лесу? – махнула рукой Изольда. – А вот тебе явно несладко пришлось. Вон как похудела! Дэвид, ты хоть ребенка завтраком накормил?

– Не волнуйся, это чудо уснуло в обнимку с холодильником, – усмехнулся капитан.

– Знаешь, углеводы ей бы сейчас тоже не помешали, – укоризненно покачала головой врач.

– Хорошо, будут ей углеводы. Но для начала я хочу знать, почему у моей жены волосы синие?

После заявления капитана, к нам обернулись даже те, кто делал вид, что активно работает, и с интересом уставились на меня. А что я? Ну, синие у меня волосы, но это же не повод так смотреть! Понятно, Саманта сердито хмурится, у нее тоже синяя шевелюра. Но Констанца, кажется, готова мне в волосы вцепиться! Что она вообще здесь делает? Она же, вроде, связист?

За спиной раздалось хихиканье. Рыжий Марк, помощник капитана, уткнулся лбом в плечо сердитого парня из Фиолетового сектора и пытался не ржать в голос, за что и получил от капитана подзатыльник.

– Я же просил на меня не спорить! – зарычал Дэвид.

О, так это не надо мной смеются? Спряталась за спину новоявленного мужа и покрепче взялась за руку. Его команда, вот пусть сам с ней и разбирается!

– Поздравляю капитан! Готов поделиться выигрышем, – усмехнулся старший помощник и хлопнул Дэвида по плечу.

– И когда это вы успели пожениться, неужели, когда блуждали по лесу? – ехидно выдала Констанца и презрительно посмотрела на меня.

– Отставить разговоры! – гаркнул Дэвид. Народ явно проняло, и многие даже в спинки стульев вжались. Констанца опустила глаза и отвернулась.

– Я не намерен обсуждать с вами мою частную жизнь, а сказал это, чтобы прочувствовали серьезность ситуации. Вас, девушки, это касается в первую очередь.

Пара красавиц из Фиолетового сектора явно загрустила и последовала примеру связистки.

– Джонс, займись.

Дэвид подтолкнул меня к парню с короткой стрижкой. Я улыбнулась. С этим микробиологом мы мило общались на корабле. Во всяком случае, сейчас он смотрит на меня с чисто профессиональным любопытством.

Дэвид ушел, хлопнув дверью. Мы с Джонсом переглянулись и потопали к анализатору. Начнем с малого.

Через час, когда первые пробы были обработаны, и аппарат выдал резюме, к нам подтянулось несколько любопытных. Когда же до некоторых дошло, что выдал прибор, я начала подумывать, как бы слинять от этих фанатиков с горящими глазами.

Дэвид спас меня лишь через пару часов. Вручил корзину с горячими пирожками, разогнал экспериментаторов и заставил покушать. Лично сделал мне кофе с молоком, уселся напротив и потребовал от Джонса предварительное заключение. Пока я жевала, хмуро вчитывался в ровные строчки печатного текста.

– Ты уверен? – поинтересовался капитан у Джонса.

– Еще пара тестов, и смогу сказать, исчезнет ли эффект вне планеты. Что-то с уверенностью можно будет утверждать только на НИМБе.

– По-твоему, это опасно?

Джонс почесал затылок и пожал плечами.

– Пока выявлена нестабильная структура лишь у волос. Она вступает во взаимодействие с такими же нестабильными средами, причем только местного происхождения. Катализатор – вода.

– У принцев такой эффект наблюдался?

– Нам просто не пришло в голову это проверить. Не могли бы вы организовать нам испытуемого на часок?

– Уже организовал. На этот раз займетесь Виньером. У младшего занятия, а у этого здесь свой интерес.

И Дэвид очень уж внимательно посмотрел на Саманту. Та вызывающе взглянула в ответ. Что, типа, некоторым капитаном можно, а ей нельзя? Я же не удивилась. Саманта выгодно отличалась от местных дам и, конечно, могла привлечь внимание ти даля. Правильных наследников сейчас ожидали от Вильена.

– Вот и займитесь, – изрек Дэвид и опять нас покинул.

Пришел Виньер. Посмтрел на меня, нахмурился, но кивнул дружелюбно. Жаль, сама не могу посмотреть ауру! Что же у меня там такое, что принцы расстраиваются от одного взгляда? Неужели большими буквами написано – ЗАНЯТО? Я бы не против. Уж чего бы не хотелось на себе испытать, так это интереса принцев. Вон Саманта явно млеет от его взгляда. Если так будет продолжаться, они у нас всех специалистов переманят!

Практически сразу стало понятно, что у принца с волосами все в порядке. Но наши фанаты на достигнутом не остановились и стали проверять все органы. Я заскучала, и Изольда предложила отдохнуть. Оказалось, что кроме капитана и Марка, все живут в здании лаборатории. По обстановке комнаты можно было предположить, что ранее здесь обитали слуги. Не то, чтобы совсем бедненько, но с покоями замка не сравнить.

Изольда хмыкнула и сказала, что в плане безопасности и комфорта это место практически идеально. Все женщины жили в одной большой комнате, в которой оставалась еще пара свободных мест. Доктор выделила мне кровать и устроила дневной сон, опустив на окна тяжелые шторы. Я не сопротивлялась. Все-таки поход дался мне нелегко, и, как только голова коснулась подушки, провалилась в сон.


Глава 22
Если работа мешает личной жизни, бросьте ее, работу…

Проснулась ближе к вечеру. В комнате никого нет, за окном дождь. Стекло выглядит, как размытая акварель. Странное, завораживающее явление. Интересно, а если сейчас выйти под струи, одежда тоже станет радужной?

Распахнула окно и подставила руку горячим каплям. На ладони быстро образовалась радужная лужица. Поводила в ней пальцем. Разноцветные пятна закрутились в спираль. Опустила на глаза ультраком. Анализ молекулярной структуры ожидаемых Н20 не показал. А что показал? Похоже, даже моих знаний в химии здесь маловато. Поискала глазами какую-нибудь емкость. Зацепилась за чашку с двумя ручками из-под настоя. Сполоснула, высунув из окна и подождала, пока наберется полная. Может, я и не права, но чем черт не шутит? Не зря же мир называется радужным…

В лаборатории кипела работа. Вот что значит бригада энтузиастов! Вечер на дворе, а они и не думают закругляться! Пожалеть их, что ли? Не получится, мою чашку уже заметили, и даже успели заглянуть. Назначенный моей нянькой Джонс почесал затылок, наморщил лоб, а потом вцепился в емкость у меня в руках с горящими глазами. Уууу, гений от науки! Забирай уже, что мне, дождевой воды жалко?

Народ что-то почуял и метнулся к чашке. Виньер выполз из кресла, сорвав с себя датчики, и, благодарно мне кивнув, направился к двери. Констанца схватилась за мобильный интерком, вспомнила, что связи нет, плюнула и тоже кинулась к дверям. Я же, посчитав свой долг выполненным, вспомнила, что давно не ела, и прошлась по лаборатории в поисках пищи насущной. Чем-то же они здесь питаются! Угу, оказалось, что кроме кофейного аппарата, явно захваченного с нашего корабля, в лаборатории ничего нет. Обращаться к местным обитателям бесполезно, они уже поделили жидкость и разбежались по рабочим местам. Жаль, что Виньер так быстро слинял! Ну, ничего, была же у меня мысль проверить дождик на красючесть.

Теплые струи чем-то напоминали душ. Может, напором? Футболка сразу намокла, а распущенные волосы прилипли к щекам. Оглянулась по сторонам. Больше экспериментаторов в парке не наблюдалось. Слуги и аборигены пережидали ливень под крышей. Птицы молчали, спрятавшись в густой листве. Что же ты такое, радужный дождик, и с чем тебя едят?

Дорожка вывела к замку. Не то, чтобы мне надоело мокнуть, просто очень хотелось кушать. Толкнула тяжелую дверь и оказалась в знакомом холле, своими размерами напоминающем спортивный зал. На мраморные узоры пола сразу натекла радужная лужица. Полюбоваться не дали. Подбежавшие слуги быстро вытерли влагу. На меня смотрели с удивлением и быстро отводили глаза. Я же увидела посреди холла знакомые фигуры и двинулась к ним. Мокрый Виньер что-то доказывал Дэвиду, размахивая руками. Наверное, услышав хлюпанье шагов, принцы одновременно обернулись ко мне и замерли с раскрытыми ртами. Неужели опять?! В панике обвела холл взглядом в поисках зеркала. Ну конечно! Мой природный красный опять на своем месте! И когда все это закончится?!

Ти даль щелкнул пальцами, и служанка торопливо набросила мне на плечи огромное полотенце. Присмотрелась к одежде. Никаких радужных разводов! Принцы подошли ближе и принялись внимательно разглядывать.

– Виньер, а скажите, вода для купален у вас поступает из скважин? – поинтересовался Дэвид.

– Нет, капитан. На крышах стоят накопители, и большая часть воды, которую мы используем, дождевая.

Принцы переглянулись и синхронно шагнули в сторону двери. Но как приятно, что я догадалась первая! Вот они удивятся, когда застанут всех сотрудников лаборатории за правильным занятием! Верю, что воду они исследовали в первую очередь. Но, скорее всего, это была питьевая вода и вода из водоемов. Ближайший водоем – море. Попадая в него, дождь меняет свою структуру как минимум под воздействие соли. Питьевая же вода, скорее всего, из источников. Вот! А дождь я здесь вижу в первый раз за все время пребывания. И наши исследователи, похоже, тоже.

Служанка сидела передо мной на коленях и преданно заглядывала в глаза. Чего она ждет? Но раз принцы смылись, в прямом смысле слова, под проливным дождем, воспользуемся тем, что есть. То бишь не пропадать же рвению местных слуг. Кушать-то хочется, а ближайшая доступная и известная еда в покоях у капитана. Вот пусть меня туда и проводят.

Девушка порывалась войти со мной, странная какая, но я захлопнула дверь у нее перед носом. И бросилась к холодильнику. Мням! В такие моменты чувствуешь себя кошкой, дорвавшейся до сметаны! Сразу воспряла духом и телом. Жаль, с новыми способностями какой-то глюк. Радует только то, что заинтересованные лица об этом не знают. Пока принцы обходят меня стороной, это не напрягает. Правда, жаль будет, если так все и останется. Так хотелось порадовать Бориса!

****
Дэвид.

Не могу сказать, что ситуация вышла из-под контроля, но она на грани. Наша красная девочка не перестает удивлять, но, как и предупреждал Борис, прослеживается некоторый инфантилизм в восприятии реальности. По земным меркам она уже взрослая девушка с очень высоким уровнем интеллекта. Даже по меркам радужного мира наша малышка уже не ребенок. А вот на Гелиосе взросление наступает намного позднее. Да и живут они дольше землян. Скорее всего, причина в этом.

Чувствую, по прилете на базу конкретно получу по голове от Бориса. О Гелиосе он не догадывался, но названную сестру знает, как свои пять пальцев. Не зря столько лет изучал и анализировал. Если бы не инициатива главы Красного клана, мне не пришлось бы надевать на Аленку браслет. Хотя от судьбы не уйдешь…

Удивляет, что друг так просто уступил мне свое сокровище. Я сильно и не претендовал. Чувство долго не позволяло связать свою судьбу с другой, да и не всякая бы мне подошла. В спасенной же девочке я до недавних пор видел лишь младшую сестричку. В этом очень понимаю Бориса. О ней хочется заботиться, оберегать. Но в моем случае сработал какой-то тайный механизм, от меня независящий. Красная девчонка пробралась в сердце и завладела душой. Маленькая, неискушенная, наивная красавица… Справится ли она с тем чудовищем, что обретет в моем лице?

В нашей миссии пока все идет по плану. Конечно, кроме покушений в Красном клане и взрыва нашего катера. Тигранталь клянется, что отыщет виновных, но что-то мне подсказывает, что все не так просто, и проблема не появилась с нашим прибытием. Скорее, мы стали катализатором давно запущенного процесса. Я, разумеется, был готов к неприятностям, но в Синем клане. На удивление, здесь пока все спокойно. Да и исследования проходят более продуктивно, чем можно было ожидать.

С будущими агентами вообще проблем нет. Виньер сам вцепился в девушку и вряд ли отпустит. А вот от Тигранталя даже не ожидал такой реакции. Сестрица, конечно, по всем параметрам ему подходит, но никто не думал, что принц может так просто влюбиться. Это, с одной стороны, отлично, а с другой стороны, сестрами, даже сводными, так не рискуют. Как главу сектора, данная ситуация меня устраивает. Как брат, я обязан учесть и интересы Марины.

Еще неделя, и радужное безумие, блокирующее всякую связь, закончится. И наша миссия подойдет к концу. Синие не будут рисковать, и, к сожалению, памятью сотрудников придется пожертвовать. О том, кто я на самом деле, знает лишь Тигранталь. Да и то, не всю правду. Поэтому, надеюсь, меня и Алену трогать не станут. Синие, конечно, попытаются, и придется эмитировать потерю части информации. Но с Красной леди связываться не будут. Правитель расстроен, что не удалось предотвратить нашу связь, но в уме ему не откажешь. Он даже этот факт постарается использовать себе и клану во благо. К счастью, имидж злодея, идущего к своей цели по головам, лишь миф для Красного клана. Даже его сыновья вполне адекватны. Как политик, я вижу, что, если двум кланам сейчас пойти на переговоры, они смогли бы решить большую часть предстоящих проблем. А это придется сделать, если наши генетики не решат проблему с наследованием.

Ну что ж, осталась мучительная неделя, в течение которой мне придется бегать от собственной жены. Было бы смешно, если б не было так грустно. Единственное, что сейчас могу утверждать, Борису я ее уже не отдам. И никому не отдам…

Альена

Люблю работать с энтузиастами, сама такая. Со стороны выглядит, как фанатизм, а на самом деле, просто группа товарищей получает кайф от процесса. Ну, и результат конечно важен. А еще, если и задачка попалась сложная, и решение многоходовое, просто сказка! В общем, принцев мы достали окончательно, причем всех, и подумывали переключиться на правителя. А что? У всех доселе исследованных, кроме младшего, мутировавшие гены. В цепочке не хватает Х-хромосомы. Вообще непонятно, как при таком раскладе у них дети получаются! Хотя у принцев детей пока нет, и не факт, что будут. Так что правителю не отвертеться, у него-то с наследниками все в порядке, ну, не считая, что все они мужского полу.

Посовещавшись, уговаривать Илая послали Изольду. Она среди нас самая спокойная и здравомыслящая. Конечно, капитан тоже подошел бы, но он как бы руководитель группы, и к самим исследованиям отношения не имеет. То бишь пить с правителем и обсуждать политику ему можно, а копаться в его генах – чужая работа.

На удивление, Илая долго уговаривать не пришлось. Чтобы сильно не нервировать правителя, отдали его на растерзание нашим девушкам. Те разве что не пищали, прыгая вокруг. И было от чего. Даже Вильен, старший наследник, не мог пока тягаться с папенькой в харизме. О Виньере и говорить нечего. С моей легкой руки кличка «Анимешка кавайная» так к нему и прилипла. Конечно, Май, самый младший пацан, тоже очень мил. Особенно синие локоны и огромные глазки с длинными, пушистыми ресницами. Но кто же будет воспринимать всерьез тринадцатилетнего подростка? Даже обзываться неинтересно. Зато интересно то, что мальчишка единственный совместим со мной. Проверяла это Изольда на всякий случай. Понятно, информация дальше Дэвида не пошла, но заставила его серьезно задуматься.

У Правителя также выявили мутацию практически несовместимую с деторождением. Сразу скажу, меня это порадовало. Все-таки у них оставался вариант избавиться от Дэвида и оставить меня в Синем клане. Теперь же нам требовался не генетик, а детектив. Нужно было найти фактор, который появился на планете лет двадцать назад. Может быть немного раньше, ведь мутация так быстро не происходит. Если рассматривать меня, как последнюю Красную леди, то получается на мутации надо исследовать и женщин, так как мой отец не представитель клана. А погибшая жена Илая уже не могла родить девочку. Получается, изменение генома мужчин с радужными глазами может и не иметь отношения к факту исчезновения Красных девочек. У них вообще прослеживается тенденция к полной стерильности. Ужас!

Подождите, а как же тогда мои братья и дядя? У дяди две девочки, причем младшей лет пять. Сразу вспомнилось белокурое чудо, виденное мной в детском коридоре. А вот он и ключик к загадке! Филисинта, дядина жена, с Гермилеса! Прибыла она на планету лет пятнадцать назад, и мутации не подверглась! Получается, и с Петрой все должно быть в порядке…

С такими мыслями я бросилась на поиски Изольды. Уже несколько дней жили мы в одной общей комнате, но пообщаться могли только в лаборатории, так как ночью все валились с ног. Дэвида за все это время я видела несколько раз, в лабораторию он не заходил и был чем-то очень занят. За мной же по пятам ходила служанка, приставленная ан Далем. Холодильник переехал в лабораторию, но я все равно забывала есть. Девушка приносила мне пирожки и делала кофе, преданно заглядывая в глаза. На ночь она так же разместилась в нашей общей спальне недалеко от меня. Это немного напрягало и вызывало смешки сотрудниц. Но я смирилась и не протестовала. Если кому-то от этого спокойней, пусть так и будет.

Изольда нашлась в пустой комнате, рядом с лабораторией. Она что-то рисовала стилусом на планшете и задумчиво грызла местный аналог нашего бублика. Упс, это я доктора от перекуса оторвала.

– Заходи Аленка, бублик будешь?

– Ага, – сунула баранку в рот и уставилась на схему, вычерченную на экране.

– Вы что, тоже догадались? – обиженно изрекла я, рассмотрев картинку.

– Думаю, не я одна, – усмехнулась Изольда. – А какие у тебя мысли по этому поводу?

Ну, я и выложила свои мысли, с комментариями.

Изольда покачала головой.

– Могу добавить, что Тигранталь проходил подобное обследование. Изменения в его организме есть, но они минимальны. Сейчас, ты права, стоит проверить и женщин. А вот по поводу фактора риска, Дэвид этим сейчас и занимается.

– А что, если проверить совместимость младшей принцессы и Майя? – предложила я. – Она, конечно, не Красная леди, но вырождение явно происходит у представителей правящего клана.

– Я уже об этом думала. Но, как ты понимаешь, это скорей политика, чем генетика. Уверена, что они подойдут друг другу, но это козырь, если радужная династия канет в лету. На ближайшие лет пятьдесят престолонаследие у них обеспечено, а вот, что будет потом, решать политикам.

К концу недели наладилась связь на поверхности планеты, но наш корабль почему-то был еще вне зоны доступа. Дэвид по договоренности с правителями сразу отправил часть сотрудников в Красный клан. Его версия требовала подтверждений. Меня с миссией не пустили. Очевидно, что, если за неделю на меня никто не покушался, в Синем клане опасность минимальна. Связалась с девчонками. Мне, конечно, все были очень рады, но Маринка выглядела бледной и задумчивой. Утверждала, что все хорошо. Милика скептически кривила губы и пыхтела. От нее тоже ничего не удалось добиться.

Дэвид в лаборатории не появлялся, но звонил мне по три раза в день. В холодильнике остались последние два йогурта, и я начала намекать капитану, что пора бы отправляться домой. Мне мило улыбались и кивали. Я смотрела в его сияющие глаза через стекло экрана и радовалась, что мы не спим в одной комнате. Я бы не выдержала. Сама бы бросилась в его объятья. Может, это и правильно, но определенная гордость у меня все-таки имелась. Вот обижусь и престану обращать на него внимание! Но он продолжал мне звонить, и я отвечала. Не могла не ответить…

За последние дни выработалась привычка просыпаться со всеми и сразу бежать на работу. Даже с ванной проблем не возникало, так как нас, девушек, осталось всего четверо: я, Изольда, синеволосая Саманта и ее полненькая подруга Эмма Стравинская из Зеленого сектора. Две представительницы Фиолетового сектора отправились в Красный клан с частью нашего оборудования.

Может у меня паранойя, но возникают подозрения, что именно эти красавицы полетели туда неслучайно. Шикарная блондинка с грудью энного размера и девушка с роскошной красной шевелюрой. Удивлюсь, если мои братцы останутся равнодушны. Это, конечно, нехорошо подозревать любимого мужчину, но таких совпадений просто не бывает! У всех шести девушек из нашей команды, включая меня, – уникальный геном, полностью совместимый с представителями правящих кланов! Это я выяснила вчера совершенно случайно. Оказывается, генетики были в курсе. Не удивлюсь, если перед экспедицией все подписали договора с Черным сектором, подобные Маринкиному.

А что? Как кандидаты, рассматриваются только принцы двух правящих кланов. Ну, и сам правитель Синего. Его жена вообще сразу станет фактически королевой. Я так понимаю, что в эту игру набирали только добровольцев. Исключение – мы с подругой. Но, похоже, своих принцев мы уже получили. Саманта тоже, скорее всего, останется. А вот местному правителю никто по душе ни пришелся. Получается, наши ударницы полетели очаровывать Таниора. И флаг им в руки! Братишка – парень очень непростой. Удивлюсь, если поведется. Еще бы куда-нибудь пристроить Констанцу! Терпеть взгляды этой хищницы становится все сложнее.

К ужину появился уставший капитан. Сверкнул на меня глазами и потребовал отчет от Брука, которого оставлял за главного. Марк потащил с собой Изольду. Я, не сомневаясь, увязалась за ними. Какой смысл Дэвиду от меня что-то скрывать? И действительно, меня не прогнали. Устроились вокруг стола в соседней лаборатории, той, что обычно использовала Изольда.

Выслушав отчет помощника и заключение от Изольды, капитан кивнул и проинформировал, что до отлета у нас два дня. О том, что удалось сделать девушкам из Фиолетового сектора, мы знали, так как в течение дня приходилось связываться и делиться информацией. Общая картинка получалась странная. У Таниора были такие же проблемы с геномом, как и у Вильена. А у Тигранталя дела обстояли получше, как и у правителя Красного клана. У женщин вообще изменений не наблюдалось. Все сошлись во мнении, что катализатором явилась вода, но почему так выборочно?

– Это уже не наши проблемы, свою миссию мы выполнили, – заявил Дэвид. – Завтра можете паковать оборудование. Связи с кораблем не будет до вылета.

Изольда с Марком откланялись, а я осталась. Подошла, села к нему на колени и прижалась, положив голову на широкое плечо. Меня осторожно погладили по спине.

– Аленушка, нам с тобой придется решать местные проблемы до конца. Так что не расслабляйся.

Я удивленно посмотрела на принца.

– Почему мы?

– Оракул решил, что так будет лучше для всех, – развел руками Дэвид. – Завтра всей команде сотрут лишнюю информацию. После этого я смогу связаться с кораблем и свернуть миссию. Но до этого нам придется наведаться в местные радужные шахты.

– Туда, где ты уже был с Марком?

– Именно. Этот чертов оракул иначе не отвяжется, – капитан скривился и потер ладонью лоб.

Даже так?! Интересно, почему оракул выбрал именно моего принца? Он же мог связаться с местными правителями. Хотя решать проблемы чужими руками – стандартная практика. Я все-таки спросила Дэвида, не надеясь, что он знает ответ.

– Ты не поверишь, но оракул не может до них достучаться, его просто не слышат. Последний, с кем он общался, была твоя мама, Красная леди.

– Но почему тогда ты его слышишь?

Принц поморщился.

– Специфика моего организма. Давай об этом не сейчас. Уверен, что ближе к шахтам, как последняя Красная леди, его услышишь и ты.

– Но почему просто не передать правителям его послание?

– А почему этого не сделала твоя мама? И даже если сделала, почему ей никто не поверил?

– Но, может, поверят мне? – наивно предположила я.

– Может, и поверят. Поэтому мы идем вдвоем и на месте решаем, что предпринять. Я не готов взять на себя ответственность за судьбу целой планеты.

Меня подняли за талию и посадили на соседний стул.

– А сейчас займись сборами и не мешай местным принцам прятать концы в воду.

– Какие концы, в какую воду? – удивилась я.

– Они сотрут всем членам нашей исследовательской группы память. Последняя неделя работы станет для них, как в тумане. Не мешай. Так надо. Чужие тайны, они иногда очень опасны и несовместимы с жизнью.

– А ты?

– Я тоже сделаю вид, что им удалось.

– У тебя какой-то крутой амулет?

– У меня очень крутая мама, как и у тебя, – улыбнулся Дэвид. – Так что не волнуйся. Беги спать, завтра летим рано утром. Я за тобой зайду.


Глава 23
Радужные шахты

Разбудили меня ни свет ни заря и сразу потащили на посадочную площадку. Пыталась заикнуться, что мне бы зубы почистить и позавтракать бы неплохо, но Дэвид просто не обратил внимания и запихнул меня в катер. Что обрадовало, катер оказался наш, корабельный. Я удивилась и окончательно проснулась. Где-то тут должен быть холодильный бардачок с НЗ и, конечно, мобильная кофеварка. Порылась среди шуршащих оберток и, выбрав себе сникерс посвежей, припала к трубочке чашки непроливашки. Зажмурилась от удовольствия и вцепилась зубами в конфету размера ХХL.

– Доброе утро, принцесса! – мурлыкнули мне на ухо, и Вильен плюхнулся в соседнее кресло. – Сейчас взлетаем, пристегни ремни.

Рот, чтобы ответить, у меня был занят. Обе руки тоже. Я выразительно посмотрела на принца и перевела взгляд на систему безопасности. Вильен кивнул и, потянувшись ко мне, защелкнул крепления. Я благодарно кивнула и продолжила свой несанкционированный пикничок. Потом сообразила, что это не очень вежливо и предложила принцу порыться в бардачке. Ан даль решил не рисковать и вытащил такой же сникерс, как у меня. Логично. Вместо кофе принц выбрал зеленый чай.

Через несколько минут с другой стороны от меня приземлился Дэвид и дал отмашку Марку на взлет. Вот так нас оказалось четверо. А говорил, вдвоем полетим…

Странное это место, радужные шахты. Обычный для Синии ландшафт, вспученный в нескольких местах зелеными холмами. Еще в катере Дэвид попросил меня снять линзы. Я удивилась, но не протестовала.

Принц с помощником капитана остались у входа в широкий лаз, меня же за руку муж потащил внутрь. Сразу начинаешь понимать Алису, прыгнувшую в нору за белым кроликом. Вокруг темно и ничего не должно быть видно. Но Дэвид шагает уверенно, и мне начинает казаться, что я тоже отлично ориентируюсь в этой странной тьме. Дорожка идет с сильным уклоном вниз, и стоит определенных усилий удержаться в вертикальном положении. Минут через десять непрерывного спуска в ушах начинает звенеть, и стены меняют свою структуру. В толще мрачного камня появляются радужные прожилки.

Еще немного, и наш путь становится относительно ровным. Я уже четко могу рассмотреть каменную тропинку, так как свет дают сами стены. Не уверена, что это и есть легендарный радужный кристалл, но уж точно что-то необыкновенное. В ушах продолжает звенеть, и я зажимаю их ладошками, выдергивая руку у капитана.

– Смотри под ноги, мы уже близко, – предупреждает Дэвид.

Я морщусь от странных ощущений и опять хватаю его за руку. У нашего туннеля появляются ответвления, и мне совсем не хочется потеряться. Звон меняет тональность и перерастает в шипение:

– Ты пришшшшла… – всплывают слова на фадже в моей голове. – Я шшшшду…

Слова опять сливаются в сплошное шипение. Бедный Дэвид! Надеюсь, у него такие звуковые эффекты не круглые сутки в голове!

Неожиданно мой спутник останавливается, перемещается мне за спину и, аккуратно обхватив за талию, прижимает к себе.

– Не пугайся, сейчас будет крутой спуск.

– Что, еще круче?!

– Практически вертикальный.

– А как мы потом выберемся?

– Здесь осталась веревка с прошлого раза. В крайнем случае, с нашими ребятами связь есть, я проверил.

Мне захотелось зажмуриться. Вот так катиться в темную неизвестность… Хотя не совсем она и темная, стены светятся сильнее, чем в туннеле. Да и, что внизу, нам известно. Меня практически сажают на руки, и Дэвид шарит по сторонам в поисках обещанной веревки. Я тоже берусь за нее, и мы пытаемся медленно сползать вниз, синхронно перебирая руками. На такой скорости совсем не страшно. Представляю, как капитан летел сюда в первый раз!

Когда мои ноги чувствуют под собой опору, Дэвид помогает встать. Я тру глаза и пытаюсь привыкнуть к радужному мельтешению вокруг. Шипение затихает, но теперь нас донимают световыми сполохами.

– Он так радуется, – успокаивает меня Дэвид. – Сложно выразить эмоции, когда твой мозг заключён в эктоплазме.

– Привет! – машу я рукой вглубь радужного сияния. – Мы пришли и будем рады с тобой пообщаться!

Сполохи затихают. А взамен перед глазами начинают мелькать картинки. Дааа, для нормального общения у нас с оракулом не хватит словарного запаса. И есть вариант, что те две фразы, шумящие призывом – его потолок. Проекция прямо в мозг – это, конечно, круто, но я не успеваю не то, что понять, но и рассмотреть.

– А можно помедленнее? – аккуратно интересуюсь.

Кстати, моего спутника скорость не смущает. Он уже расселся на полу и продолжает просмотр. Интересно, а фильм у нас один и тот же, или каждому свое? К сожалению, мне никто не отвечает, но картинки замедляют бег, и теперь я могу рассмотреть все в деталях. Кажется, местное чудо решило устроить мне экскурс в историю.

Да, большую часть я опознаю, так как хроники просматривала еще в Красном клане. Новость для меня, что оракул выходил на связь с первыми поселенцами и фактически давал им рекомендации. Слышать его могли не все. А те, кто услышал, стали первыми правящими семьями кланов. Через пещеры оракула и прошла граница, разделяющая магов воды и огня. А я думала, что радужные шахты у всех свои! Получается, кланам просто приходилось поддерживать нормальные взаимоотношения, так как доступ к оракулу был общий.

Следующее поколение магов уже имело разный окрас волос, и сюда приходили на поклон Синие и Красные правители. Оракул пьянел от их магии, выпивая все, до остатка. Но взамен он давал могущество иного рода.

В первую же сотню лет совместного существования стало понятно, что пришельцы изменились. Пришедшие главы кланов не выдерживали мощи оракула и стали угасать при контакте. Тогда пришлось немного поменять вверенный ему мир. Если тянуть энергию понемногу из всех магов, это так сильно не нарушает их энергетический баланс. Но им придется как-то компенсировать потери. Ответ был очевиден. До появления на Синии магов, оракул брал энергию аборигенов. Примитивные племена не обладали магией, и энергия их была безвкусна и неинтересна. Шаманы веками собирали ее и несли своему божеству. Взамен оракул помогал с урожаем, влиял на погоду и давал ответы. С появлением магов общение прекратилось. Теперь, чтобы попросить о чем-то оракула, людям приходилось обращаться к пришельцам. Так стало понятно, кто на планете главный. Править стали самые сильные, те, кто слышал оракула.

Решение напрашивалось само. У местного населения был ресурс, фактически пропадающий зря. Маленький, невкусный энергетический запас, который и стал подпиткой для членов клана. Оракул же теперь не высасывал все из правителей, а равномерно тянул энергию из всех потомков пришельцев. Еще век ушел на эксперименты. В первые годы стало понятно, что у детей совершенно другой энергетический баланс, и некоторые из них умирали от истощения. Взрослые, в попытке защитить потомство, стали вплетать в стены замков замыкающие структуры. Но оракул и сам понял свою ошибку. Теперь до взросления у маленьких потомков магов существовал замкнутый цикл. Это иногда было опасно для окружающих, так как при сильном эмоциональном всплеске лишняя энергия могла выйти из-под контроля. Правителям пришлось выработать ряд правил по отношению к детям.

Все изменения происходили постепенно. Когда же до бывших магов дошло, какие метаморфозы претерпели их организмы, начался энергетический беспредел. Это могло привести к гибели мира, и оракул поспешил вмешаться. Теперь правящие семьи должны были полностью контролировать ситуацию. Они стали официальными правителями, и на них лежала вся ответственность за равновесие. Появились новые законы и наказания за их нарушение.

За несколько последующих веков окончательно сформировались два государства. Игра оракулу не наскучила. Каждый год к нему приходили правители. На поклон и с вопросами. Иногда он просил привести жен и корректировал количество будущих наследников. Избыток сильных правящих магов мог нарушить баланс планеты. А это голод. Голод для оракула. А к хорошему привыкаешь быстро…

Все изменилось поколение назад, когда планету открыли техномаги с Гелиоса. Оракулу стало интересно, и он приказал правителю Красного клана привести инопланетян к себе. Ослушаться его не могли. Энергия техномагов была необычна и горьковата. Оракул облизнулся и отпустил. Нет, он не хотел менять веками устоявшееся меню.

Все шло отлично, пока однажды не пришли гелиане с бурильными установками. Нет, они не пытались нарушить покой оракула. Система радужных пещер проходила под поверхностью всей планеты, и к кристаллам был получен доступ совершенно из другого места. Оракул наблюдал и хихикал над глупыми пришельцами. До того момента, когда в дело вступили сами правители. Они умели работать с материей и смогли нарушить структуру радужных каналов. Оракул мысленно хмыкнул и решил наблюдать дальше.

Радужные кристаллы шли на вес золота. Но правители сразу поняли преимущество инопланетного мира и стали обменивать свой ресурс на новые технологии. Развития общества не хватило бы на воспроизводство, и потому брали готовые изделия. С момента появления гелиан в патриархальный мир кланов вошел технический прогресс, и это развлекало местное божество. Но через несколько лет оракул понял, что что-то изменилось. Что-то важное и так необходимое для питания. Правящие кланы уже осваивали космические корабли, а он, их Бог, не мог достучаться до своих адептов. Последняя слышавшая его Красная леди исчезла пятнадцать лет назад.

Все оказалось тривиально. Система радужных туннелей обеспечивала энергетический баланс планеты. Конечно, он об этом знал! Но кто думал, что вмешательство в структуру будет так катастрофично! Да и выработка кристаллов была минимальна. За все эти годы от силы пара сотен килограмм.

Когда на поклон традиционно явились правители кланов, оракула уже никто не слышал. Тогда, не церемонясь, он вторгся в их тела и обнаружил сильные генетические изменения. Те, кто работал с добычей кристаллов, пострадали сильнее. Конечно, он всемогущ, и еще можно что-то исправить. Но для этого надо, чтобы хоть кто-то его услышал!

Если продолжить разрушение радужных туннелей, в какой-то момент оракул не сможет регулировать энергетические потоки, и правящие кланы просто останутся без потомков. К чему это приведет, несложно предугадать. Радует лишь то, что процесс идет очень медленно, и есть время все исправить. Какие-то пару поколений, и он сможет восстановить баланс. Всего-то нужно найти того, кто его услышит и воплотит план в действие.

Картинки пропали, и я распахнула глаза. Шума в ушах не было. Наоборот, какая-то звенящая тишина. Оракул уже не сиял, а серой массой возвышался в дальнем углу. Неужели устал? Обернулась к Дэвиду. Он лежал на каменном полу и задумчиво смотрел в потолок.

– И что мы можем сделать? – шепотом спросила я.

– Как минимум, закрыть доступ к пещерам и увезти тебя с планеты.

Я скептически посмотрела на капитана.

– Если даже удастся убедить правителей, гелиане от такого источника добровольно не откажутся. Да с их возможностями они просто захватят радужный мир!

– Если помнишь, они не способны сами добывать радужные кристаллы. Зато теперь совершенно понятно, почему доступы к планете охраняют неопознанные корабли. Монополисты хреновы!

– Ты думаешь, что нас пытались не пустить сюда гелиане?

– Я уверен. Мы оценили энергоемкость кристалла. Катер может поднять крошка диаметром в пару миллиметров.

– Подожди, но там здоровенная штуковина внутри, я смотрела!

– Это защитная оболочка. Но не это главное. Гелиос – цивилизованная планета. Мы попробуем с ними договориться, – и Дэвид внимательно посмотрел на меня.

– Что?! Я-то тут причем? Запускай Красный сектор, пусть договариваются.

– Скорее всего, придется поискать твоих родственников. В нашем случае это козырь. Думаю, они тоже оценят. Ты для них фактически путь к законной монополии.

– А если они не согласятся? И кланы не поверят?

– Оракул обещал, что подстрахуется. Когда у тебя появится магия, сможешь просто запечатать всю систему туннелей.

Я кивнула. Ну, когда появится, тогда и запечатаю. Надеюсь, оракул знает, о чем говорит.

Прощаться не имело смысла, оракул просто растворился. Во всяком случае, мы его уже не видели и не чувствовали. Надо бы выбираться наверх, но ноги не держат. Оглянулась по сторонам. Странно, что мы раньше не заметили удобных диванов и сидели на холодном полу. Дэвид подхватил на руки и понес к появившимся предметам мягкой мебели. При ближайшем рассмотрении диваны оказались широкими каменными скамьями, идущими по периметру пещеры.

Поерзала на холодном камне и подскочила от удивления, почувствовав под своей пятой точкой упругую мягкость. Дэвид пощупал новоявленный матрасик, хмыкнул и принялся выкладывать продукты из рюкзака. Я сразу вцепилась в бутылку с водой и, наверное, выпила бы все, если бы у меня не отобрали. Дэвид постучал пальцем по экрану карманного интеркома, привлекая мое внимание. Ух, ну ничего ж себе, киношку посмотрели! Сейчас 21:23, а пришли мы сюда ранним утром. Рука сразу потянулась к лепешке. Еще Дэвид прихватил красные фрукты и пирожки с машокой. Себе, конечно, взял мясо. Не знаю чье, главное, чтобы мне не предлагал. Кроме воды обнаружилась бутылка с зеленым вином. Утолив первый голод, я вдруг жутко захотела почувствовать на языке винную сладость. На удивление, Дэвид не возражал. Жевал свое мясо, облизывался и подливал мне вина.

Совершенно закономерно, что после тяжелого дня и плотного ужина мне срочно захотелось спать. Еще успела мелькнуть мысль, что возле входа в пещеры нас кто-то ждет, но сейчас все это стало неважным. Глаза закрывались, а голова, став невероятно тяжелой, притягивалась к мягкой лежанке. В общем, тьма накрыла быстро и качественно, но выспаться так и не дала. Сначала я почувствовала невероятный жар, а потом пришел сон.

Давно хотела посмотреть, что такое хёнтай, а то девчонки обсуждают, а я не в курсе. В общих чертах можно было понять, о чем речь. Но чтобы вот так самой попасть в нарисованный мультик в качестве главной героини, даже моей фантазии на это бы не хватило! Да и антураж для японского мультика странный. Сказочный земной лес с могучими деревьями. Сижу в мягкой траве и лучи, прорывающиеся сквозь листву, позволяют рассмотреть свое рисованное тело. Это дает четкое ощущение нереальности происходящего. Рядом со мной, закинув руки за голову, с травинкой во рту, лежит Дэвид. Он вполне узнаваем, только вот глаза совсем анимешные. Такие большие и невероятно серые. Его глаза.

Протягиваю нарисованную руку и убираю длинную прядь с его лба. Завожу за ухо. О! Кончик уха немного заострен. Не то, чтобы как у эльфа, но и на человеческое не похоже. Дэвид смотрит на меня рассеянным взглядом. Явно пытается сосредоточиться, но у него ничего не получается. Тогда он хватает меня за запястье и резко притягивает к себе. Наши глаза так близко, что я вижу свое отражение в зеркале его взгляда. Наши губы так горячи, что я чувствую его, еще не успев прикоснуться. Впрочем, что мне мешает? Каких-то пару сантиметров, и его рот в моей власти. Наверное, если бы это был не сон, принцу хватило бы силы воли оттолкнуть меня. Но это мой сон, и я определяю, что будет дальше. Он же отвечает на мое желание и проводит горячими ладонями по спине, освобождая от лишней одежды.

Долго, как долго я терплю его ласки, требуя приступить к главному. Тело изнывает под его руками. Грудь настолько чувствительна, что прикосновение его языка сводит судорогой все тело. Я не выдерживаю и направляю его туда, где мне сейчас необходимо чувствовать его до конца. Всего! Это мой сон, и он подчиняется. Мир взрывается болью и красками, кружится каруселью, наполняется звуками! Я переполняюсь энергией взрыва и на пике чувствую радость соединения. Теперь мы единое целое в радужной сердцевине удовольствия…

– Запешшшатай шшшахты, – шипит у меня в голове. – Сейчасссс! Шшшшахты…

Я нежусь в облаках удовольствия, и шипение раздражает и отвлекает. Я пытаюсь сосредоточиться на партнере, но появляется ощущение, что от лишней энергии сейчас взорвусь. И не только я. Весь этот сказочный мир разлетится на мелкие радужные кристаллы. Тогда я смиряюсь с неизбежным и выплескиваю энергию в предложенное русло. Сейчас так запечатаю, что больше не захочется лезть в голову человеку в такой момент! И не важно, что я и не человек вовсе, а какая-то рисованная анимешка в хентайном мультике! Это мой сон, и я его буду защищать!

Проснулась в катере. Тело ломит, в голове туман. Попыталась сфокусировать зрение, и поняла, что мир привычно раскладывается на молекулы. Зажмурилась и попыталась вспомнить навязчивый сон. Ну, оракул, интриган! Уверена, это его рук дело! Ну, или не рук, а что там у него имеется. И надо же было такому присниться! Надеюсь, шахты я действительно запечатала. Понимаю, что мне просто таким извращенным способом вернули способности, необходимые оракулу. И все, что происходило, лишь плод моего воображения или фантазия хозяина пещеры. Но додуматься до такого!

Украдкой смотрю на Дэвида. Надеюсь, ему ничего не снилось. Или снилось что-нибудь другое… Присматриваюсь к деталям. Короткая стрижка, аккуратная бородка, синие глаза. Да и уши нормальные, человеческие. А в моем сне лицо было без намека на растительность, огромные анимешные глаза, острые уши и грива длинных волос. Нет, ну, это точно не могло быть правдой. Так, фантазия озабоченной девчонки…

И тут он на меня посмотрел…

Изольда трясла меня за плечи и пыталась заглянуть в глаза. Я вяло отбивалась и старалась опять уткнуться носом в подушку. В постели я, потому как ночь на дворе, и спать очень хочется. А то, что постель не моя, а Дэвида, так это не мои проблемы. Куда принесли, там и лежу! В гляделки с принцем мы долго не играли. Присмотревшись, он нахмурился и сразу вызвал Изольду. Что он там увидел в моих глазах?

– Алена, посмотри на меня! – не отстает врач. – Солнышко, я вижу, что ты не в порядке, и приборы зашкаливает! Просто скажи, что у тебя болит?

По-хорошему, все у меня болит. Ощущение, что пропустили через мясорубку. Понимаю, что это энергия через меня так рванула, переколбасив все на своем пути. Ну, и еще странные ощущения в таких местах, о которых и говорить неудобно. Сразу сон вспоминается…

– Радость моя, выпей обезболивающее, а я сейчас допрошу нашего капитана с пристрастием!

– Не надо, – хриплю я, но чашку беру и содержимое пью.

– Все-таки болит! – качает головой Изольда.

– Уже почти нет, – улыбаюсь я. С сожалением понимаю, что жидкость без снотворного.

Изольда возвращается быстро.

– Он улетел, но обещал вернуться, – комментирует врач. – Связалась по кому, говорит, что сам пришел в себя лишь на выходе из пещеры с тобой на руках. Поймала Марка, он подтвердил. Говорит, испугался, когда капитана пытался в чувства привести. И скажу я тебе, очень мне это не нравится. С Дэвидом такого в жизни не случалось, и случиться не могло!

– А вы давно его знаете? – проснулось мое любопытство.

– С детства. И поверь, за него даже родители не волновались, когда он в пять лет в лесу потерялся. Побродил пару дней и вернулся живой и невредимый.

– В лесу, – зацепилась я за слова, – в каком лесу?

– В Шервудском, конечно. Более древнего леса в округе не найти.

– А ему надо было потеряться именно в древнем?

– Нет, просто лесу надо было, чтобы мальчик потерялся именно в нем, – улыбается Изольда.

– Это вы мне так зубы заговариваете? – начинаю понимать я всю бредовость нашей беседы.

– Нет, пытаюсь мягко подготовить к последствиям ваших приключений. Да и вспомнить приятно. В детстве Дэвид был милейшим созданием. Как сейчас помню, шоколадные кудряшки, огромные серые глазки и милые, немного заостренные ушки, с кисточками.

– С какими кисточками? – шепотом спрашиваю я.

– Волосинки такие, на ушках. Смотрится очень мило.

Бред, подумала я. Только вот у кого, у меня или у Изольды? И, наконец, провалилась в сон.


Глава 24
Счастливо оставаться…

Меня отправили на корабль первой ходкой вместе с Маринкой. Милика осталась помогать с погрузкой оборудования. Оказывается, ночью Дэвид летал за сестрой. Конечно, я очень рада. Страшно было оставлять девушку на этой странной планете в практически враждебном окружении. Но как же мой братец? Подруга молчит, и во взгляде ее какая-то невероятная тоска. Может, Дэвид не прав?

– Я сама попросила меня забрать, – отвечает Марина на мой вопрошающий взгляд. – Понимаешь, сама! – кричит она и отворачивается к иллюминатору.

– А Тигранталь в курсе? – уточняю на всякий случай.

– Нет, – буркнула подруга. – Мне Филисинта помогла.

– Ой, что сейчас будет! – протянула я.

– Дэвид говорит, успеем.

Марк ведет катер, но умудряется обернуться к нам сияющей физиономией.

– Без паники, у нас все под контролем!

Мы переглянулись и хмыкнули. Это как раз стандартная кодовая фраза для начала всех неприятностей. Но к нашей общей радости на корабль удалось попасть без приключений. Я сразу бросилась к заветному холодильнику. Мдааа… Два йогурта меня явно не спасут. Похоже, все содержимое Дэвид, как и обещал, отправил на Синию, и я его благополучно умяла. А лететь долго. Уууууу. Синтезировать из воздуха молочку не получится. Но, может, можно преобразовать имеющиеся в наличие продукты?

Мои страдания прервал Томас.

– Алена, тут тебе посылка пришла! Покажи хоть, что там, а то уже часов пять мучаемся, а заглянуть неудобно!

В недоумении начинаю вскрывать контейнер. В него бы никто и не смог заглянуть, тут замок на отпечаток пальца стоит. Крышка мягко отъезжает в сторону, и мы с Томасом обалдело смотрин на содержимое.

– Творожок! Свеженький! – подпрыгиваю совершенно счастливая я.

– Офигеть! – выдает Томас. – Ты ваще в курсе сколько стоит лучевая почта? Да я в первый раз в жизни вижу, чтобы по ней такую фигню передавали!

– Это не фигня! – обижаюсь я, – это жизненно необходимый продукт для обеспечения энергетического обмена!

– Кому необходимый? – тормозит Томас.

– Мне необходимый! – кричу я.

– Что за шум, а драки нет? – врывается к нам Милика и грохает ящик с оборудованием на стол.

– Вот! Ты меня поймешь! – бросается к девушке Томас. – Угадай, что нашей принцессе по лучевой почте прислали?

– Упаковку йогуртов? – высказывает предположение Милика.

– Откуда ты знаешь?

– Так у нее все запасы еще вчера закончились, и капитан при мне отправил кому-то заказ. Я еще уточняла, чтобы с клубникой не присылали, они ей за месяц до чертиков надоели.

– Зато теперь у меня творог, сметанка и несколько видов варенья! Спасибо, Милика! – киваю подруге и показываю язык удивленному Томасу.

– Кстати, а почему ты решил, что Алена принцесса? – уточняет мой телохранитель.

– Так, а кем еще надо быть, чтобы такое по лучевой почте получать?! – возмущается наш техник.

– Ну да, тут ты практически угадал… – хмыкает Милика. Правда, она не принцесса, а, скорее, Красная Леди.

– Угу, а до этого была Сиреневая, я понимаю, – смеется Томас. – Ладно, загадочная наша Аленка, кем бы ты ни была, такие подарки просто так не делают.

Томас ушел, а я задумалась. Да глупости! Мне бы это мог отправить кто угодно! Мама, папа, братья… Быстренько расставила свое сокровище в холодильнике и побежала искать Маринку. Что-то мне ее настроение совсем не нравится! Милика махнула рукой и отправилась помогать разгружать катер. На корабле меня охранять смысла не имеет, ведь теперь рядом всегда будет капитан. Совсем рядом и всегда. Ууууу, опять мысли не туда забредают. Да что же это такое?!

Подруга ожидаемо оказалась у себя в каюте. Уткнулась в интерком и отправляла почту. Мне сразу стало стыдно, что сама в этом плане о родителях не подумала. Забралась на кровать с ногами, устроилась поудобнее и вывела на ультракоме внешнюю панель. Быстро набрала сообщение, типа, жива, здорова, спасибо за молочку. Отправила маме, папе и Борису. Лексу, думаю, сейчас не до меня. Интересно, он уже родителям сообщил, что женился? Упс. А мне что по этому поводу писать? Делать приписку, что я вышла замуж, совершено не хотелось. Страшно. Вот Дэвид взрослый, умный, бесстрашный, пусть сам и отдувается. Даже если родители были в курсе истории с браслетами, все равно страшно!

Погасила экран и посмотрела на подругу. Похоже, там письма были в моем стиле. Жива, здорова, лечу на базу. А мелодрама у нас для внутреннего пользования. Марина тем временем сняла курточку от летного комбеза и полезла в шкаф за чистой футболкой. Откопала что-то черное с надписью «отвали», скептически рассмотрела, кивнула и надела. Я же уставилась на золотую вязь брачного браслета, закрепленного выше локтя и быстро скрытого длинным рукавом футболки. Довольную улыбку сдержать не удалось. Молодец, братец! Значит, не все так плохо, как могло бы быть, и свое ты уже получил. Ну, или пометил. Зная Таля, можно предположить, что нам даже дадут спокойно долететь до базы и, может быть, даже сдать отчет. А за две-три недели можно и определиться со своими желаниями. Это я про Маринку. Про себя лучше не думать. Пока.

Капитан вошел на корабль последним, и орбиту планеты мы покинули без приключений. Правда, через час с рубкой связался сердитый Тигранталь. Что они там с капитаном друг другу кричали, никто подслушать не смог, главное, что о чем-то договорились, и погони не будет. Это уже сообщил нам Дэвид, собирая всех в кают-компании. Маринка, правда, не знала радоваться ей или грустить. Но я посоветовала пока радоваться. Вот если через месяц не появится, тогда можно будет и расстроиться. Дэвид же внимательно на нас посмотрел, нахмурился и озадачил так, что минуты свободной не осталось о всяких глупостях думать.

На общем собрании выяснилось, вся команда полностью уверена, что занималась сбором информации по местной флоре и фауне. Капитан отправил наших ученых систематизировать полученные знания и писать отчеты. На вопрос мужчин, а куда, собственно, делась Саманта Фокс, микробиолог из Зеленого сектора, капитан честно сказал, что вышла замуж за местного принца и осталась на Синии. Сам Дэвид был этим фактом явно доволен, а вот все девушки смотрели на него с обидой. А что он? Я так понимаю, что играли по-честному, и повлиять на ситуацию капитан не мог. Конечно, в идеале, он бы всех там оставил, но два принца – это тоже результат. Маринку со счетов никто не сбрасывал.

Как только мы покинули орбиту, появился доступ во всемирную сеть, ушли наши письма и зазвонили интеркомы. Мама и папа позвонили одновременно с разных линий, и интерком принял звонок в режиме конференции. Я молча любовалась родными лицами и кивала, выслушивая все, что накопилось у родителей за месяц моей экстремальной практики. Как все-таки хорошо, когда тебя ждут и волнуются. И вообще, есть, кому ждать и волноваться. На Синии, наверное, впервые в жизни почувствовала себя круглой сиротой. Но Красины – это Красины. Наличие связи сразу включает гиперопеку и с ней уютное чувство наличия кучи озабоченных родственников.

Подруга тоже попала. В момент переговоров нам даже пришлось разбежаться по разным каютам. Правда, после разговора с мамой, Маринке явно стало лучше, и она как-то успокоилась. Из глаз ушла вселенская тоска, и появилось мазохистское желание заняться трудотерапией.

В результате мы погрузились в лингвистику, не сразу вспомнив, что Дэвид велел на досуге внимательно изучить новые материалы, полученные по гелианам.

А когда все-таки вспомнили и полезли в принятые файлы, многие вещи встали на свои места. Пазл сложился. А главное, наша догадка по поводу молочных продуктов оказалась верна. Гелиане не просто питались молоком! У касты техномагов это был основной продукт в рационе! А ведь информация по Гелиосу у нас была и раньше, просто никому в голову не приходило, что такая мелочь может иметь значение. Конечно, научных заключений в файле не оказалось, одни голые факты, подмеченные наблюдателем, но и этого было достаточно. Получается, я действительно наполовину гелианка, потому смогла выжить и адаптироваться на Земле. Климат Гелиоса практически идентичен земному. И коровы там имеются, и козы, и даже овцы. А почему бы нет?

А вот о техномагах узнать больше, чем доступно нашим дипломатам, не удалось. Клан состоит из представителей нескольких уважаемых фамилий. Числятся элитой общества. Несколько членов каждой семьи входят в правительство. В их руках все новые технологии и производство с ними связанное. До сих пор считалось, что их возможности – это результат специфического образования. Слово «магия» в справочниках по Гелиосу не фигурировало.

Подозреваю, что теперь Черный сектор займется Гелиосом вплотную. Если верить Таниору, мой отец из семьи Сафито, о которой вообще мало что известно. Понятно, что очень богаты, входят в правительство и, конечно же, – техномаги. И вот кажется мне, что соваться на Гелиос еще страшнее, чем моя нынешняя практика. На Синии я хотя бы Красная леди. А кто я для гелиан? Незаконнорожденная дочь дипломата? Неучтенный наследник? Ниточка к недрам радужной планеты? Бррр… Конечно, возможности техномагов интересно бы узнать, но подозреваю, что это тайна за семью печатями. И, в любом случае, я круче! Ведь гелиане не смогли работать с материей, им пришлось привлекать принцев правящих кланов.

Первый день полета прошел сумбурно и утомил до ужаса. В результате мы с Маринкой умудрились уснуть только в четвертом часу утра, вырубившись прямо у нее на кровати. Уснули валетом и разбужены были обеспокоенной Изольдой, которой пришлось воспользоваться универсальным кодом от каюты. Оказывается, мы не только проспали общий подъем, но и умудрились не реагировать на звонки в дверь. Я схватила ультраком и посмотрела на время. Ну, ничего себе, поспали! Надеюсь, хоть обед нам оставили?

– Если бы вы пропустили только завтрак, я бы могла понять. Но обед! – возмутилась Изольда. – Девочки! В вашем положении нужно питаться регулярно!

Мы переглянулись. Ну да, я на своих йогуртах на Синии похудела килограмма на два. А Маринка, наверное, на три. Но у нее это от нервов. Вот прилетим на базу, прогуляемся по местному общепиту и за недельку восстановимся в весе. И никакие волнения этому не помешают. Маринка согласно закивала головой и бросилась в туалет. Мне пришлось тащиться в свою каюту, чтобы воспользоваться удобствами цивилизации.

Почистила зубы, полюбовалась в зеркало на круги под глазами и решила, что Изольда таки права, и питаться надо регулярно. Вчера нас кормили запасами, прихваченными на Синии. Врач заявила, что резкий переход на корабельную пищу может неблагоприятно сказаться на наших организмах. В дополнение к творожку меня уговорили съесть пирожки с фруктами, одобренные анализатором ультракома.

Сегодня обед, на мой взгляд, выглядел менее привлекательно. Из столовой еще не все разбежались, а те, кто остался, с недовольным видом ковыряли вилками пшённую кашу, стараясь найти кусочки плоти загадочного зверя под названием соя. Капустный салат пытался безуспешно скрашивать натюрморт на тарелках. Кушать хотелось сильно, и мы, взяв подносы с едой, двинулись к нашему столику. Милика радостно замахала вилкой. Тарелка ее была пуста, и девушка собиралась приступить к компоту. Это, в определенной мере, вдохновляло. Если кто-то это съел, то чем мы хуже?

И что обидно, все это для меня съедобно, но выглядит так, что хочется или не приступать к еде совсем, или сразу избавиться от съеденного. Маринка с подозрением посмотрела на луковый суп, съела пару ложек и рванула в сторону туалета. Понятно, значит рисковать не будем. Я отодвинула суп подальше и попробовала кашу. А ничего так, с масличком. И специй достаточно. В общем, вполне съедобно.

Маринка вернулась зеленая и с отвращением посмотрела на кашу.

– Может, творожка? – опасливо предложила я.

Подруга задумалась.

– Нет, от него тоже тошнит.

– И как ты определила? Ты же еще не пробовала!

– А я представила себе твой творожок, и желудок сразу сжался.

– Мда, и что теперь делать? По себе знаю, должен быть продукт, который тебе точно подойдет.

– У меня, наверное, с адаптацией проблемы. Да и не у меня одной. Смотри, как народ от каши кривится. Не зря же нас вчера синийской ящерицей кормили.

Меня замутило. О ящерицах не к столу будет сказано!

– Ну что, девушки, как вам обед? – спросила влетевшая в кафе Изольда.

Мы с подругой дружно скривились, а Милика показала большой палец. Вот у кого луженый желудок! И никакой тебе адаптации!

Изольда присмотрелась к зеленой Маринке, зачем-то пощупала лоб мне и задумалась.

– Если постараться, запасов продуктов с Синии хватит Марине на неделю. А на базе я уже смогу подобрать нужные ферменты, выдала врач. – Алена, ты все-таки кашу съешь, с твоей молочкой организму не хватает некоторых микроэлементов. Кстати, после обеда зайдите ко мне в медблок, выдам витамины.

– Ааа, – попыталась спросить я, но Изольда уже шагала к стойке с подносами. Через несколько минут перед Маринкой появилась тарелка с белым мясом и какой-то гарнир, напоминающий фасоль.

– Будешь жать желтую кнопку, я ввела твое меню в программу.

– А я? – попыталась уточнить я. Некоторые продукты с Синии мне тоже пришлись по вкусу.

– А тебе, как всегда, каши и овощи. И не говори, что тоже проблемы с адаптацией. Не верю!

Такого я не ожидала, ведь обычно по поводу еды все возятся со мной. А тут конкуренция! С другой стороны приятно, что я буду как все, и проблемы с питанием у подруги. А, может, и не у нее одной. Мне же от каши не тошнит, да и всегда можно заменить непонравившееся блюдо творожком.

Работа так затянула, что до ужина мы и носа из лаборатории не показывали. Высунув языки, сидели над синхронизатором и сводили информацию. Как обычно, начали с самого интересного, а отчет решили оставить на потом. Маринка уже не грустила, работа занимала все мысли и не давала скатиться в пучины жаления себя, любимой. Я честно старалась следовать строгому указанию Дэвида – не пытаться использовать способности на корабле. Хорошо, что использовать их здесь не так просто. Конечно, мир раскладывался на молекулы без особого напряжения, но вот чтобы работать с материей, нужно переключиться. Практически, войти в транс, в другое состояние. С одной стороны, это радовало. С другой – я так и не успела поиграть с вернувшейся магией. И не факт, что на базе мне позволят применить способности. Хотя Борис же работает с темной материей в своих лабораториях. Получается, там есть экранировка.

С тяжелым вздохом посмотрела на блокирующий браслет. В отличие от брачного, он был массивным и находился на запястье. Прям, как наручники! Когда Дэвид защелкнул его на моей руке перед посадкой в катер, я первым делом проверила, как это работает. Оказалось, что способности мои никуда не делись. Максимум, на что влиял браслет, это на время перехода в нужное состояние. Я уже было испугалась и хотела возмутиться, но оказалось, что мне достаточно минуты. Дэвиду я сообщать данный факт не стала. Он был уверен, что полностью меня заблокировал и смотрел виновато. Я, конечно, понимаю, что он капитан и заботится о сохранности судна и жизнях пассажиров, но все равно обидно!

Конечно, Дэвид не дурак и вдобавок взял с меня обещание не играться способностями на корабле, мало ли что. Я же не классическая Красная леди, а потенциальный техномаг. Тигранталь предвидел связанные с моим передвижением в космосе проблемы и передал семейный браслет моему мужу вместе с секретом замка. Интересно, а зачем он вообще нужен был на Синии? Ничего хорошего не придумывалось, и максимум, что я могла представить, это Красную леди в застенках. То есть были ситуации, когда леди требовалось контролировать. Ужас! С отвращением посмотрела на браслет.

За весь день муж ко мне даже не подошел. На обеде его не было, а на ужине мы столкнулись в дверях, когда Дэвид уже убегал в рубку. Стало как-то обидно и неуютно. Мог бы хоть улыбнуться! Следующая пара дней прошла в том же режиме. Мы с подругой работали, жевали витамины и периодически выползали в столовую. С капитаном я так ни разу и не пересеклась. Появилось ощущение, что он от меня бегает!

На третий день ближе к отбою не выдержала и собралась в гости. Если кто-то не хочет общаться, то пусть хотя бы объяснит, почему?


Решила, что в это время капитан должен быть у себя. Так и получилось. Дверь в каюту приоткрыта, и оттуда доносится женский голос, что-то эмоционально вещающий и периодически срывающийся на визг. Развернуться и уйти? Я здесь явно сейчас лишняя. Вот только посмотрю в щелочку, кто же это так достает Дэвида, и сразу обратно.

Они стояли посреди каюты в пол-оборота к двери. Капитан с каменным лицом возвышался над миниатюрной Констанцей. Девушка вцепилась в его рубашку и что-то быстро говорила. Я настолько удивилась, что замерла в дверях. Нет, сама сцена не сильно смутила. Поразило то, что данный язык я слышала впервые.

И тут произошло самое неожиданное. Констанца подпрыгнула, обняла шею Дэвида руками и прижалась к его губам в неистовом поцелуе. Мое сердце сжалось, и мир пошатнулся. Я ахнула и, схватившись за край двери, отодвинула ее окончательно. Раздался сигнал входа и капитан обернулся в мою сторону, практически за шкирку оторвав от себя второго пилота. То ли его испугало выражение моего лица, то ли не понравилась зыбкость окружающего мира. В общем, он бросил немного обалдевшую от такого обращения девушку на пол и быстро завернул в ковер. Просто взялся за край и закатал в аккуратный рулончик. А потом посмотрел на меня и улыбнулся.

Мир обрел стабильность и четкость. На глаза навернулись непрошенные слезы, а я начала смеяться. Дэвид шагнул в мою сторону, привлек к груди, обнял за талию и поцеловал в макушку.

– Извини, был не прав. Больше не повторится…

– Ты о чем? – подняла глаза я.

– Думал, будет безопасней не пересекаться с тобой на корабле.

– Почему? – возмутилась я.

– Не верил, что браслет может сильно тебя ограничить. Кстати, сколько он держит?

– Минуту, – ответила на автомате и испуганно заглянула мужу в глаза.

– Значит, успел, – улыбнулся Дэвид.

– Но почему?! – обиженно простонала я.

– Потому что я хочу тебя… Обнимать, целовать и не только… Хочу, чтобы ты спала в моей постели и просыпалась не от звона будильника, а от моих поцелуев. И ради этого готов потерпеть, пока мы окажемся на базе.

Я нахмурилась, силясь понять его жесткую мужскую логику.

– Ради безопасности корабля, – уточнил смутившись Дэвид.

– Дурак! – толкнула его в грудь. – Еще бы пару дней от меня побегал, и я разнесла бы корабль к чертовой бабушке только от расстройства!

– Но ты же не можешь гарантировать целостность корабля после хорошего секса?

Я покраснела до ушей и опять уткнулась носом ему в рубашку.

– Вот видишь, – меня погладили по спине и, на мгновение крепко прижав, отпустили. – Извини, надо было тебе просто все объяснить.

– Гениальная мысль! – выпалила я. – И что это такое? – ткнула пальцем в мычащий рулон коврика.

– А это я, наконец, избавился от неугомонной поклонницы. Она почему-то решила, что обязательно должна стать моей женой. Последние лет шесть мне пришлось довольно таки тяжко. Но на базе она держалась в рамках приличий. Сейчас же у меня развязаны руки. Нарушение уставных отношений и создание прямой угрозы для целостности корабля и жизни экипажа. Многие знания зачастую приносят многие печали.

– И что такого она знала? – я с жалостью посмотрела на злополучный коврик. Бедная! Столько лет бегать за мужчиной и оказаться в результате закатанной в ковер!

– Об исследованиях память ей стерли. Но вот на последнем разговоре с Тигранталем она присутствовала. В результате уверилась, что с блокирующим браслетом кораблю ничего не угрожает, упустив из виду твое происхождение.

– Ну, значит она не так уж виновата? Она же не знала?

– Или слишком много знала. Твой братец еще добавил, что если в течение десяти дней после брака на браслетах не активировать связь, она может быть разрушена, и через некоторое время мы окажемся свободны.

Я быстро прикинула в уме. Так десять дней истекли еще позавчера! Он это нарочно? Не зря так отбивался и не хотел брать меня в жены!

– Что же ты у меня такая фантазерка! – ласково прошептал на ухо Дэвид. – Есть у нас связь, и брак действителен.

– Аааа, – попыталась удивиться я. Но вспомнила сон в пещере и опять покраснела. – Оооо!

Меня чмокнули в щеку и выставили за дверь. Подумала возмутиться, но решила, что муж у меня умный и знает, что делает. Когда дошла до конца коридора, оглянулась и увидела влетающего в каюту капитана Марка. Наверное, будут с ковриком разбираться. Улыбнулась и практически счастливая ввалилась к Маринке. Вот теперь я ее точно расколю! Мне есть, что рассказать взамен!


Глава 25
Что не делается, все к лучшему…

С трапа корабля я выползла с единственным желанием – срочно посетить местный общепит! Лесные орехи и земляника – блюда необычные, но при таком количестве ресторанов где-нибудь да найдутся. Надеюсь, после этого лес успокоится и перестанет мне сниться! А вот подруге придется туго. У нее одной из всей нашей группы адаптация прошла неудачно. От земных продуктов воротит, а синийские закончились. Сегодня Маринка осталась без завтрака и вид имела бледный. Изольда же сообщила, что все в порядке, и Дэвид этой проблемой занимается. Угу, обрадовала. Уверена, что Тигранталя ждать осталось недолго. А подруга пока не готова принять решение. Одно дело влюбиться в инопланетного принца, совсем другое – остаться в чужом мире. А проблемы с желудком можно решить и за счет ферментов. Вот с доктора Айболита и начнем.

– Привет, сестренка!

Меня подхватили на руки и закружили.

– Я рад, что ты вернулась!

– А что, были варианты? – запоздало испугалась я, обнимая старшего брата.

– Варианты есть всегда! Но ты вернулась, и я рад. Единственное, не пойму, тебя там что, не кормили? Где пухлые щечки, и почему такая легкая?

– Земляники хочется, – пожаловалась я, – а они меня кашей.

– Дэвид же тебе заказал молочку! Он, конечно, неприлично богат и на такой посылочке не разорится, но вижу, это тебе не очень помогло.

– Что ты! Если бы не творожки, я бы вообще в скелет превратилась! Просто у нас какие-то проблемы с адаптацией. У меня вкус немного поменялся, а Маринке вон вообще лучше земные продукты не показывать.

Борис кивнул подруге и приподнял брови.

– А что Изольда говорит?

– Говорит, что все будет хорошо, – буркнула Маринка.

– Конечно будет, – хохотнул брат. – Месяца этак через три.

– Почему через три? – заинтересовалась я. – У тебя что, дар предсказателя?

– Нет, у меня просто есть младший брат.

Мы с подругой переглянулись, и Маринка почему-то нахмурилась. Наверное, вспомнила, что у нее тоже есть младшие сестры. Только к чему бы это?

– Мы в мед отсек! – дернула меня за руку Маринка и сама рванула к выходу.

– Ну-ну, – изрек Борис. – Надеюсь тебя ни от чего не тошнит? Хотя, кого я спрашиваю? У тебя же это естественное состояние организма.

– Вот и нет! – обиделась я. – Совсем и не тошнит! Вот только земляники бы…

– Какой земляники?

– Лесной. И орешков…

– А где, кстати, ваш капитан? – подозрительно осмотрелся Бос. – Знаю я некоторых специалистов по лесным продуктам… И терзают меня смутные сомненья относительно его роли в твоих вкусовых пристрастиях.

Я быстро чмокнула брата в щеку и, оставив на него весь багаж, бросилась за подругой. Дэвид храбрый, вот пусть сам Борису и сообщает о нашем браке! А я лучше в мед отсек. Обследования там всякие, ферментики, витаминчики…

Самовар уже минут пять пыхтел, пытаясь сообщать окружающим, что вода закипела, а мы все сидели, тупо уставившись в распечатки с диагностикой, и пытались совместить объективную реальность и факты. Реальность куда-то уплывала и казаться объективной отказывалась. И если Маринка уже о чем-то догадывалась, то для меня заключение выглядело совершенно невероятным!

Дверь открылась, и на пороге показался Дэвид, сзади которого маячил Борис.

О, нет! Только не это!

– Бос, пойди погуляй, – бросил другу начальник Черного сектора.

Братец явно хотел возмутиться, но грозного взгляда не выдержал и обиженно пыхтя, остался за дверью.

Маринка всхлипнула и, наконец, обратила внимание на самовар, сунув чашку под смешной носик. Дэвид пододвинул кресло к нашему столику и уселся напротив.

– И кто мне поведает, как двум маленьким девочкам удалось довести до инфаркта местное светило медицины?

Мы переглянулись. Ингемар действительно выскочил из блока, как ошпаренный. Потом Маринка посмотрела на меня и выдернула из рук пластину с заключением. О! Так она думала, что я в шоке от ее диагноза!

Пока Марина, открыв рот от удивления, вчитывалась в мои результаты, Дэвид взял ее пластину. Хмыкнул и улыбнулся. Кто бы сомневался, что о данном факте ему стало известно еще на корабле!

А вот потом некоторым стало совсем не смешно. С улыбкой он взял у Маринки мое заключение и резко побледнел. Улыбка сползла, и муж поднял взгляд на меня. Настороженный такой взгляд. А чего я ожидала? Что он обрадуется?

Маринка, похоже, забыла о своих неприятностях и тоже обеспокоенно смотрела на меня.

– Что?! – не выдержала я.

– Солнышко, ты главное не волнуйся… Борис недавно испытывал новый прибор, и большая часть базы сейчас в материальном стазисе, – тихо выдал Дэвид.

Я даже как-то растерялась. Тут такое, а он мне про базу! Или это у него так шок выражается? Уже думала возмутиться, но не успела. Меня перетянули на руки, прижали к груди и прошептали на ухо:

– Я рад… Честно, рад. Оракул ваш, конечно, сволочь первостатейная, и благодарности от меня не дождется. Но это все равно бы произошло. Когда-нибудь.

– Оракул! – простонала Маринка.

Мы в удивлении посмотрели на нее.

– Тигранталь показывал мне радужные шахты. А Алена рассказала про оракула. Если соединить два этих факта, понятно, почему мой противозачаточный пластырь не сработал! Эта сволочь воспользовалась ситуацией!

– Кто, Тигр? – уточнила я.

– Да нет же! Их чокнутый оракул! Ты же сама говорила, что принцы перестали приводить к нему своих жен, и рождаемость резко упала. А тут я, вся такая влюбленная!

Теперь переглянулись мы с Дэвидом.

– Бедный Ингемар! Такого он точно не ожидал… – улыбнулся Дэвид.

– А не такого?

– Да чего угодно, только не этого!

– А ты?

– И я не ожидал, но что ни делается, все к лучшему, – уверенно изрек Дэвид.

– А я? – всхлипнула Маринка.

– А что ты? Летит твой любимый на всех парах. И продукты уже по лучу кинул, так что голодной не останешься.

– А если я не хочу? – решила повредничать подруга.

– Значит, пока не захочешь, поживешь на базе. Ты все-таки моя сестра, и я за тебя отвечаю. Работа у Бориса для тебя есть, так что место на базе обеспечено.

– А я? – обиженно засопела я.

– Что, ты тоже не хочешь? – шутливо спросил муж.

– Хочу, но еще не знаю чего. Ой, нет, знаю! Земляники хочу! С орешками…

– Все, что душе твоей угодно. Единственное условие, жить будешь у меня.

– Где? – заинтересовалась я.

– Часть базы – моя собственность, поэтому, кроме каюты, имеется резиденция. Пока я не завершил несколько важных проектов, жить будем здесь. А потом сама выберешь. Правда, ненадолго придется слетать на Землю, представить тебя моим родителям.

– А они не будут против? – испугалась я.

– Если поставить их перед фактом, что я таки женился, и у них скоро родится внучка, то не будут.

– Почему внучка? – возмутилась я. – А если это мальчик?

– Ты сомневаешься в синийском оракуле? Для таких исследований еще срок очень маленький, но я могу с точностью утверждать, что у нас будет маленькая девочка с радужными глазками.

– И острыми ушками? – пошутила я.

Дэвид как-то странно на меня посмотрел и потрогал свое ухо. Вот конспиратор! Он что, собрался от меня факт своего происхождения скрывать до последнего?

– Я, наверное, пойду, – задумчиво сказала подруга и направилась к двери.

Мы синхронно кивнули. Вот с места не встану, пока все мне не расскажет! А так как сижу я у него на руках, вариантов нет!

– Аленушка, тебе стрессов на сегодня не достаточно?

– А ты думаешь, если их растянуть, будет лучше? Сегодня один стресс, завтра другой? Что там ты говорил про материальный стазис? Он же не на всей базе, а на некоторых отсеках?

– Завтра будет на всей, – серьезно сказал Дэвид.

– Давай, не увиливай! Почему ушки острые? Почему меня на землянику тянет?!

Муж тяжело вздохнул и нежно провел пальцем по моим губам.

– А на что еще тебя тянет? – шепотом спросил он.

Я покраснела. Вот сижу спокойно, стараюсь не ерзать, а он такие вопросы задает! Руки мужа заползли мне под майку и прошлись по спине. Я выгнулась и охнула. Понятно! Это отвлекающий маневр! С кем я связалась?

Развернул меня лицом к себе и приник к губам, крепко прижимая. По телу прокатилась горячая волна, и я сама углубила поцелуй. Если подумать, что в здравом рассудке мы еще не были близки, крышу просто сносит.

Пиликнул датчик входа, и за спиной кашлянул Доктор Айболит. Я с трудом вывернулась из рук супруга и пересела в соседнее кресло. Глаза поднимать не буду! Вот лучше чаю налью, бублик понадкусываю…

В медблоке мне все-таки пришлось задержаться. Дэвид не успокоился, пока не получил комментарии по функционированию всех моих нестандартных органов. Вот хуже мамы! Ой! Мама! Что она скажет?!

Но волновалась я зря. Мама почему-то совершенно не удивилась. Правда, разговаривал с ней Дэвид. Я струсила. Папа же вообще меня поразил. Обрадовался! Сказал, что Дэвид правильный мужик. Вот так взял и женился! Конечно, доченьку отдавать жалко, она мелкая и единственная, но Дэвида мои родители тоже любят, потому за меня не волнуются.

С родителями Дэвида все оказалось сложнее. Муж сразу пожалел, что я присутствую при разговоре. Оказалось, что Констанца – официальная невеста, одобренная мамой супруга, и первый вопрос был, почему девушку экстренно отправили на Землю. Принц не успел и пары фраз сказать, а королева перешла на тот самый незнакомый мне язык и начала что-то высказывать сыну. Дэвид честно терпел минуты три, а потом переглянулся с отцом, который пока молча стоял за королевой и стукнул рукой по столу. Проекция дамы удивленно дернулась и замолчала, сверкнув кислотно-зелеными глазами. Дэвид же нахмурил брови и четко произнес по-английски:

– Повторяю еще раз, для особо непонятливых. Альена Красная – принцесса радужного мира и с недавнего времени моя законная жена, носящая моего ребенка. Брак действителен, нерасторжим и подтвержден синийским оракулом. Еще вопросы есть?

– Молодец сынок, поздравляю! – выдвинулся на первый план король, а королева шокировано уставилась на сына.

– Так бы сразу и сказал, – обиженно пробормотала она.

– Я и сказал, когда мне удалось вставить слово, – съехидничал Дэвид.

Королева улыбнулась, и, прищурив свои необычные глаза, посмотрела на меня. Я поежилась. Ощущение, как рентгеном прошлись. Даже вопросы задавать расхотелось. Но глаза королевы опять сверкнули, причем совсем не в переносном смысле, а как фосфор в темноте.

– Ты не сказал ей! – утвердительно произнесла она.

– Сама расскажешь, – примирительно изрек сын.

– Когда? – встрепенулась королева.

– Вот когда она тебя сильно достанет, тогда и расскажешь, – поморщился принц.

– А можно сейчас? – вклинилась любопытная я.

– Нет! – хором ответили все представители семейства Уэльских.

– Ну, не по открытому же каналу, – попытался смягчить ситуацию король.

– Аааа, ну да… – согласилась я. Этак я точно скоро ничего не узнаю…


Эпилог

Лесную землянику мне прислали с Земли лучевой почтой. И орехи тоже. Борис долго сомневался, что делать с моим мужем. Набить ему морду или выпить за удачный союз. Сошлись на последнем, так как нормальной свадьбы у нас не было, и мужчины решили, что так будет правильнее. То есть правильно, исходя из их мужской логики. Дождались Тигранталя, прилетевшего на крыльях любви, и напились все вместе на радостях. Маринка, правда, лететь на Синию отказалась. Мотивировала тем, что здесь любимая работа и современная медицина, а там к любимому мужчине прилагается отвратительный климат, нераскрытый заговор и полное отсутствие медицины как таковой. Она, конечно, Тигра любит, но жизнь ребенка сейчас важнее. Братец пострадал, но согласился. С климатом он, конечно, исправить ничего не может, а вот разобраться с заговором, нанять несколько земных врачей и закупить нужное оборудование он постарается.

В результате нам удалось получить долгожданный диплом, а с ним – желанную работу в Фиолетовом секторе. Правда, долго пришлось доказывать, что мы категорически не согласны выступать в качестве подопытных кроликов. Сколько бы за это не платили и как бы слезно не умоляли. Все, вроде, согласились.

Я переехала в апартаменты мужа и не пожалела. Все-таки любовь к комфорту – это врожденное! И умеют же некоторые так шикарно устраиваться! Вот у Бориса обычная большая комфортабельная каюта. Приходишь к нему в гости и понимаешь, что ты на звездной базе. Мы же с Дэвидом живем в филиале старинного английского замка. В результате друзья предпочитают ходить в гости к нам. Им, понимаете ли, камин в гостиной очень нравится!

Маринка сразу выяснила, что у нее будет девочка, и очень обрадовалась. Я же даже не задумывалась. Дэвид, конечно, прав, зачем бы оракул планировал нам мальчика? Вот и не интересовалась. А зря. Хорошо Борис перестраховался и на комнату для родов наложил тройной стазис материи. Это чтобы я случайно им базу не сломала. В общем, это всех и спасло. Когда мое чудо, наконец, появилось на свет, и Изольда объявила, что у нас мальчик, Дэвид хлопнулся в обморок, наверное, от счастья. Я же, хватая ртом воздух, взяла на руки сосунка и с восхищением потрогала острые ушки. Когда Дэвид пришел в себя, я решила пошутить, и возмутилась, почему мне не сообщили, что он замаскированный эльф! Плохо соображающий муж поправил, что никакой он не эльф, а лесной фейри. Пока я в очередном шоке открывала рот, чтобы задать вопрос, наш сынуля открыл глазки, прищурился от яркого света, и свет погас. Совсем.

Нас в комнате было четверо взрослых. Я, муж, Изольда и Ингемар. Все молчали. Я немного испугалась и прижала малыша к груди. Чадо пискнуло, нашло сосок и присосалось, прикрыв глазки от удовольствия. Муж еще минуту помолчал, а потом щелкнул пальцами и свет зажегся. Все трое внимательно посмотрели на младенца.

– Техномаг? – спросила Изольда.

– Хорошо, если только техномаг… – простонал Дэвид.

А Ингемар кинулся что-то записывать. Вот! Нашли себе еще одного подопытного кролика! Мало им Анжелики! Это ж какое чудо было месяц назад. У Тигранталя и Маринки родилась девочка с красными волосами и радужными глазками! Наши генетики писали кипятком от восторга и строили грандиозные планы. Даже от меня отстали. А я радовалась, что наша девочка не будет единственной Красной леди. А тут такое! Мальчишка фейри, да еще техномаг! В общем, ребята из Фиолетового сектора на нас не только диссертации защитят, но и академиками станут. Если мы с Маринкой тему первые не застолбим…


Продолжение «Магия земного притяжения».



Оглавление

  • Глава 1 На общих основаниях
  • Глава 2 Все включено
  • Глава 3 Жизнь – цепь, а мелочи в ней – звенья…
  • Глава 4 Нельзя звену не придавать значенья…
  • Глава 5 «О королях и капусте»
  • Глава 6 В которой звездная база остается, а мы улетаем
  • Глава 7 Посторонним вход воспрещен…
  • Глава 8 Ролераспределительная
  • Глава 9 На планету прилетательная
  • Глава 10 Маша и медведь
  • Глава 11 И кто так строит?
  • Глава 12 Девочка, с которой ничего не случится
  • Глава 13 Все не от питания, а от воспитания
  • Глава 14 Дела семейные
  • Глава 15 Пасторальная картинка
  • Глава 16 Если б я был султан…
  • Глава 17 Абстрактное понятие…
  • Глава 18 Если кто-то думал, что шапочке красной…
  • Глава 19 Нормальные герои всегда идут в обход…
  • Глава 20 Все не так, как кажется…
  • Глава 21 Что ни делается, все к лучшему…
  • Глава 22 Если работа мешает личной жизни, бросьте ее, работу…
  • Глава 23 Радужные шахты
  • Глава 24 Счастливо оставаться…
  • Глава 25 Что не делается, все к лучшему…
  • Эпилог
  • X