Иван Николаевич Щукин - Капитан «Единорога»

Капитан «Единорога»   (скачать) - Иван Николаевич Щукин

Иван Щукин
Капитан «Единорога»

© Иван Щукин, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *


Пролог

Россия Наше время


– Алло! Машка, приветик! – радостно закричал я в трубку. – Как делишки?

– Ой, Лешка. Привет, – раздался в трубке ее сонный голосок. – А ты чего так рано звонишь? Что-то случилось?

– Случилось, Машунька! Еще как случилось! – расхохотался я. – Ты, милая, ничего на сегодняшний вечер не планируй!

– Почему не… Ой! Это то, о чем я думаю?

– Не знаю, о чем ты думаешь, но я сегодня вечером буду дома! Привальная будет!

– Лешка, ну какой же ты вредный! – сердито сказала Маша. – Ну почему ты не сказал заранее?!

– Машенька, заранее не мог! Не ночью же тебе звонить?

– Мог бы и ночью! Нет, ну как так можно?! Мой парень приходит из армии, а я узнаю об этом последней!

– Кто это тебе сказал, что последней? – притворно удивился я. – Первой! То есть второй! Мама еще знает!

– Вот видишь! – недовольно сказала она и замолчала.

– Машунь, ну ты что, обиделась? Я же только маме и звякнул. Сказал, чтобы отец на вокзале встретил.

– Ой, Лешка, – звонко рассмеялась девушка. – Ну какой ты дурачок! Конечно же я не обижаюсь! А ты, как всегда, ведешься! Ничему-то тебя армия не научила! Ладно, Лешенька, хватит болтать! Буду вставать и готовиться! Придется сегодня институт прогулять. В общем, давай, до вечера!

– Машунь, подожди… – растерянно сказал я, но в телефоне уже была тишина. Мда. Вот и поговорили. В этом вся Маша. И именно за это я ее и люблю! А еще – она меня из армии дождалась!

Улыбнувшись своим мыслям, нажал на ручку и, открыв дверь, вернулся в вагон. В этот момент где-то впереди послышался странный шум, а затем поезд тряхнуло. Меня подбросило и сильно приложило об потолок. Но на пол я не упал, потому что его не было. Точнее он был, но где-то сбоку. А противоположный конец длинного коридора внезапно оказался внизу. И очень быстро приближался. Пытаясь оттянуть неизбежное падение, я умудрился зацепиться за ручку двери, но удержаться не смог.

А потом был удар. Странный хруст. И темнота.


Где-то в параллельной вселенной

Грузовой космический корабль Рех-43


По полу коридора, озаряемого частыми красными вспышками, немолодой крепкий мужчина одной рукой волочил медицинские носилки. Вторую руку он прижимал к животу, пытаясь хоть как-то остановить кровотечение. Несмотря на рану, шел он довольно быстро, и лишь только по сжатым до скрипа зубам и испарине на лбу можно было понять, насколько ему тяжело. Носилки приходилось именно волочить из-за вышедшего из строя гравитационного модуля. Несколько минут назад, на один уровень выше, что-то рвануло и сбило мужчину с ног. Быстро поднявшись, он первым делом кинулся к перевернутым носилкам и поначалу не обратил внимания на боль в животе.

Проверил работоспособность носилок и облегченно вздохнул. Несмотря на разбитую гравитационку, системы жизнеобеспечения функционировали нормально и пациенту ничего не угрожало. И только после этого мужчина заметил небольшой, но острый металлический осколок в боку и сочившуюся из-под него кровь. Тихо выругавшись сквозь зубы, он махнул рукой, схватился за удобную ручку носилок и продолжил свой путь к спасению.

Спасал мужчина не себя, а сына. Тому досталось в самом начале аварии. Медблок диагностировал черепномозговую травму. Ничего сложного для современной медицины. Но врачей поблизости не было. Кроме того, оказался поврежден спасательный челнок. А второй, несмотря на инструкции, был угнан паникующей командой. Теми, кто смог нормально передвигаться после первого сильного удара.

Оставалась последняя надежда – капитанский спасмод. Одноместный, рассчитанный на три недели автономного пребывания в открытом космосе. И мужчина, прилагая все оставшиеся силы, тащил носилки к нему.

Когда ему оставалось до цели всего лишь несколько десятков метров, подала голос система жизнеобеспечения на носилках. Вначале раздался громкий прерывающийся писк, а затем механический голос произнес:

– Отсутствует мозговая активность. Рекомендую срочно вызвать нейрохирурга. Отсутствует мозговая активность. Рекомендую срочно вызвать нейрохирурга.

Мужчина уронил свою ношу и упал на колени рядом с ней.

– Нет, нет, нет, – чуть слышно повторял он. – Ну что же ты, сынок? Ведь совсем немного осталось!

Боже, молю тебя! Не дай ему умереть!

В этот момент носилки перестали пищать и все таким же механическим, без каких-либо эмоций, голосом произнесли:

– Мозговая активность восстановлена.


Глава 1

Уже неделю лежу в больнице. Точнее – уже неделя, как очнулся в больнице. На Новой Аризоне. Ага, я тоже удивился. Новая Аризона – это планета, входящая в САП. Соединенные Американские Планеты. Еще и независимые, по-моему. Хотя кто их поймет, этих америкосов.

А я больше не бравый дембель-морпех Леха. От Лехи остались только воспоминания. В прямом смысле. Тело у меня теперь шестнадцатилетнего подростка. Американца с итальянскими корнями. Это если судить по фамилии. А так я еще не разобрался, есть ли здесь итальянцы. Русские точно есть. Только где – непонятно. Да и что мне это дает? Приду я такой к русским и скажу: «Здрасьте, я Леха! Я ваш, местный!» И они сразу воспылают ко мне любовью. Ага! Тут бы вообще разобраться, что к чему. Я так до сих пор и не понял, куда попал. То ли это далекое будущее, то ли вовсе параллельный мир.

Искал в сети планету Земля. Кстати, про местную сеть надо сказать отдельно. Это что-то с чем-то. Одна реклама! Повсюду. Чтобы через нее продираться, надо, наверное, в этой сети с детства сидеть. Может быть, в этом случае получится ее не замечать. И то не факт. Эти чертовы америкосы умудряются рекламировать даже саму рекламу! Тьфу, Касперского на них нет!

В общем, искал я Землю. И единственное, что мне удалось нарыть, так это короткое упоминание о том, что планета Земля (она же Терра) является прародиной человечества (информация из неподтвержденных источников). Была уничтожена во времена Второй Космической Войны (информация из неподтвержденных источников). И все! Где я только ни искал, больше ничего нет. Всем плевать на Землю! Если честно, то я даже сам себе не могу ответить на вопрос о том, зачем я ее ищу? Возможно, что по той же причине, что и русских. Вроде как свои, родные. Только вот я теперь не свой.

Зовут меня теперь Томас Чезари. Мне шестнадцать и я толстый. Здравствуйте. Когда в первый раз увидел этого увальня в зеркале, то чуть не расплакался, честное слово! Довольно высокий для своего возраста (где-то метр семьдесят), темноволосый, с темно-карими глазами, нос с горбинкой и, как я уже говорил, толстый. Ну, может, не толстый, но весь какой-то рыхлый. Парень явно никогда не занимался никаким спортом, хотя от природы крупный. И плечи имеются и, как уже говорил, рост более-менее. Но весь какой-то… Эх. И это теперь я. Вдвойне обидно оттого, что морпех Леха рост имел за метр девяносто, мог похвастать великолепной мускулатурой и еще до службы был КМСом по боксу.

От Томаса мне достались также воспоминания. Но были они… Даже не знаю, как лучше объяснить. Заархивированы вроде. А архиватор у меня глючил, и достать эти воспоминания получалось с трудом. Еще и голова начинала болеть, если сильно стараться.

Все, что мне удалось вспомнить, так это то, что Томас любил космос и отца. Но отец его, Бруно Чезари, погиб, спасая сына. В том самом космосе. У Бруно была своя фирма по космическим перевозкам грузов и несколько грузовых космических кораблей. И вот один из этих кораблей недавно и гробанулся. То ли астероид в него врезался, то ли он в астероид. В общем, неважно. Главное, что у Тома, а теперь и у меня, не осталось никого. Почти. У Бруно была жена – Марта. Женился он на ней три года назад, и я очень сомневаюсь, что по любви. Почему? Потому что он был богат, а она красива. Очень красива, как и ее дочь, девятнадцатилетняя девица, которая думала только о новых тряпках и ухажерах. И обе они не любили Томаса. Правда, чувство это было взаимно.

Так что я думаю, что никого у нас с Томом не осталось. А тут еще доктор говорил, что на днях зайдет адвокат. Завещание озвучивать будет. И мне почему-то кажется, что Марта попытается отжать у меня наследство. Опять же не могу объяснить, откуда такие мысли. Скорее всего, от Тома.

Но хватит о грустном. Подумаем лучше о хорошем. А что у нас хорошего? А ничего! Потому что понятия не имею, как жить дальше. Чем заниматься? В той жизни такой проблемы не было. Все было распланировано надолго вперед. Даже служба в морской пехоте в этот план входила. Да, да. Именно в морской пехоте. Мечта детства. И спортом поэтому занимался, боксом, а затем и кикбоксингом, и плаванием. А попасть именно в морпехи помог дядька. Были у него связи.

И вот, вместо того, чтобы обниматься с Машкой и готовиться к поступлению в институт, я здесь.

В теле толстяка, на америкосовской планете, и не понятно в каком мире. М-да.

Ну, ничего. Прорвемся! Прорвемся, Леха!


Глава 2

Прошел еще один день. Утром заходил мой лечащий врач. Осмотрел со всех сторон, что-то себе отметил и поставил диагноз. Здоров. Сказал, что пару дней еще подержат, а потом выпишут. Думал, я обрадуюсь. А я наоборот захандрил. Все по той же причине, от неизвестности. Куда мне идти? Домой к Тому? Так там мачеха и сестрица сводная. Они и Тому чужие были, а я так и вовсе их не знаю.

Спросил у врача, можно ли мне уже заниматься спортом. Он, похоже, удивился, но виду не подал. А на спорт дал добро, только предупредил, чтобы не слишком усердствовал. Ага, тут поусердствуешь! Попробовал отжиматься. Восемь раз. Блин, всего восемь раз! Да как так-то? Том что, ничего тяжелее… кхм. Не важно, короче. Про то, чтобы качать пресс – вообще молчу. Но я стараюсь. Может, со временем и получится сделать из этого тела что-то похожее на мужика.

А еще доктор сказал, что сегодня придет юрист. Вот, лежу, отхожу от «тренировки» и жду.

– Добрый день, Томас! – поздоровался адвокат. Был он высок, худощав, а на голове намечалась лысина. На лице – ноль эмоций, а в глазах какая-то отстраненность. – Ты меня помнишь? Я был доверенным твоего отца. Он поручил мне озвучить завещание. Точнее, передать тебе запись.

– Нет, простите, не помню, – я состроил грустную физиономию. – У меня после аварии провалы в памяти. Но врачи обещают, что все вернется.

– Раз врачи обещают, значит так и будет! – юрист попытался выдавить улыбку, что у него не очень получилось. Не привык человек улыбаться. Лицо как будто треснуло надвое, что вкупе с его лысиной напомнило мне грустный смайлик. Даже настроение немного поднялось. Адвокат изменения в моем лице принял, видимо, на свой счет и немного оживился. – Вот увидишь, пройдет совсем немного времени, и все вспомнишь! Наша медицина творит настоящие чудеса! Впрочем, я хотел поговорить о другом. Мистер Чезари поручил мне передать видеозапись его завещания, а после дополнить его на словах. Готов к просмотру? Тогда включи комм на прием.

Комм – это такое устройство, которое заменяет здесь почти всё. Паспорт, компьютер, счет в банке и так далее. Выполнен он в виде тоненького браслета из какого-то пластика и носится на руке, на манер часов. Часы, к слову, в нем тоже были. Самым интересным в этом устройстве было то, что он был связан с мозгом. Напрямую. Не знаю, как на других планетах, а на этой ребенку через несколько дней после рождения проводили несложную, для медицины Аризоны, операцию. Вживляли в мозг специальный шунт. И вот через этот шунт и проходила вся информация.

Я включил комм на прием и почти сразу получил сообщение о приеме новой видеозаписи. Выбрал на спроецированном экране эту самую запись и, прежде чем включить воспроизведение, посмотрел на юриста. С намеком, что подсматривать нехорошо.

– Я уже это видел, – правильно понял мой взгляд адвокат. – Но если хочешь, включи приватный ре жим.

Я чуть по лбу себя не хлопнул с досады. Ну точно! Приватный режим. Ведь видел же такой, когда с этой штуковиной разбирался. Изображение будет проецироваться напрямую в мозг, а не в виде экрана над коммом. Немного повозился с настройками и все же нашел этот самый режим. Ну что же, посмотрим, что там «папочка» записал.

Щелкнул воспроизведение и сразу же увидел Бруно Чезари. В отличие от сына, он не был рохлей. Крупный, широкоплечий, уверенный в себе мужчина чуть за сорок. Взгляд темных глаз чуть ироничен, а на губах играет легкая полуулыбка.

– Здравствуй, сынок! Не буду говорить банальностей в духе мыльных опер. И так понятно: раз ты смотришь эту запись, то я откинул копыта! – Бруно на записи весело хохотнул. – Надеюсь только, что это случилось в космосе, а не от рук моей женушки.

Ну да ладно, не будем о грустном. Если ты смотришь именно эту запись, значит, тебе еще нет семнадцати. Но скоро будет. К чему я это? Сейчас расскажу.

Помнишь, я заставлял тебя усиленно учиться и сдавать на капитанский патент? Так вот, делал я это не спроста.

Дело в том, сынок, что я банкрот. И в случае моей смерти все мое имущество перейдет банкирам. Ты об этом, конечно же, не догадывался. Чему я, честно говоря, не рад. Давно уже пора тебе было подключаться к семейным делам, а не изображать сложности переходного возраста. Да, да! Я знаю, что ты именно играл. И принимал твою игру. Возможно, другие этого не замечали, но меня не обманешь. Впрочем, неважно. Сейчас об этом говорить уже поздно. Так о чем я? Ах да, про банкротство. После моей смерти не останется ничего. Страховка покроет лишь малую часть долгов, а банки отберут все остальное. Но я все же попытался их переиграть. Как? Да очень просто! Ты больше не являешься моим сыном! Только не расстраивайся раньше времени! Это для твоего же блага.

Я официально от тебя отказался, сын. И официально же лишил тебя наследства. Ты, наверное, сейчас думаешь, за что? Объясню. Хоть фамилия у тебя и сохранилась, но членом семьи ты быть перестал. Соответственно у банков не будет к тебе никаких претензий и все твое лично имущество так и останется твоим.

Какое имущество, спросишь ты? Космический корабль. Да, да, ты не ослышался, именно космический корабль. Универсальный грузопассажирский космолет класса «Эксплорер». Немного модернизированный. В семнадцать лет тебе выдадут капитанский патент – и всё! На планете тебя уже ничего не держит. Ну что, не зря я тебя заставлял учиться на капитана? Вот и я думаю, что не зря!

Но есть одно но, сынок! Я не хочу, чтобы ты, превратившись в богатого наследника, все прокутил. Поэтому будет условие. Даже несколько. Ты не сможешь продать «Единорога». Никогда! Ни продать, ни обменять, ни передать в дар. Это первое. Но есть и второе. Ты должен будешь работать. На счету «Единорога» лежит миллион кредитов. Эти деньги можешь вкладывать лишь в корабль или в груз. В бизнес, в общем. И запомни: за каждый кредит тебе придется отчитаться! И последнее условие. К двадцати одному году на счету корабля должно лежать не менее двух миллионов. Выполнишь его, и корабль твой. Без каких-либо ограничений. К этому времени ты сможешь узнать истинную цену денег. А не выполнишь – лишишься всего!

Вот так, Томми. Не подумай, что мне жалко для тебя денег. Сам знаешь, что это не так. Просто я хочу гордиться тобой, сынок! Хочу, чтобы ты вырос человеком.

– На этом собственно всё, – мужчина на видео посмотрел куда-то в сторону. Кому-то кивнул и снова повернулся к камере. – Прощай, сынок! И пом ни – несмотря ни на что, ты – Чезари! Я люблю тебя, Томми!

На этом запись закончилась. Я, все это время сидевший без движения, шумно вздохнул. Ну, ни фига себе! Чего это меня так прибило от завещания? Даже слезы на глазах выступили. Никогда вроде не страдал такой чувствительностью. Или это память Тома так повлияла. Отец все же его.

– Ты закончил просмотр, Том? – голос адвоката заставил меня вздрогнуть. Блин, даже забыл про него с этим завещанием. В ответ я ему лишь кивнул, и он зашевелил пальцами над своим коммом, одновременно мне говоря: – Тогда прими эти документы. Тут все на корабль, твой капитанский патент (только помни, что он будет действителен лишь с семнадцати) и раз решение на стоянку на государственном космодроме. Корабль сейчас там. Место оплачено еще на два года. Ну что же, – он посмотрел на меня, – увидим ся мы с тобой только через четыре с небольшим года.

В день твоего совершеннолетия. Тебе придется отчитаться о проделанной работе. Если возникнут какие-нибудь вопросы – звони, чем смогу, помогу. Свой номер я тебе скинул. Ну что же, Томас, мне пора. Рад был тебя видеть. И прими мои соболезнования. Бруно был хорошим человеком.

Юрист встал и протянул руку, которую я пожал. Он еще раз внимательно посмотрел мне в глаза, развернулся и вышел. А у меня силы остались только на то, чтобы поудобнее лечь. Охренеть, я теперь капитан космического корабля! Что же я с ним делать-то буду?!


Глава 3

Выписка. Никаких документов мне, слава богу, заполнять не пришлось. Пришел все тот же врач и сказал собираться. А мне и собирать-то нечего. Комм на руке, а одежду выделила больница. Джинсы, футболку, толстовку и кроссовки. Я так и не понял, была ли это инициатива доктора, или тут такое в порядке вещей. Спрашивать не стал. Дали – и ладно. Меня больше волновал другой вопрос: куда теперь идти? И как к этому «куда» добираться.

Окинул последним взглядом палату, мысленно с ней попрощался и обратился к стоявшему у входа врачу:

– Доктор, а на чем мне можно добраться до дома?

– Как на чем? – удивился он. – На стоянке больницы стоит твой байк.

– Байк?!

– Да, его привез адвокат, который тебя навещал. Он разве не сказал?

– Нет, – я растерянно покачал головой. – Забыл, наверное.

– Он на подземном уровне. Настроен на твой комм. Только не вздумай управлять им самостоятельно, – врач погрозил пальцем. – Включи автопилот, выбери дом и все. Когда вернется память, тогда и будешь ездить сам. А пока – только так! Понятно?

– Да, конечно. Спасибо, доктор. За все спасибо.

– Не за что, Томас! Не забудь, что через месяц на обследование. Удачи!

Доктор проводил меня до лифта и сам нажал на кнопку нужного этажа. Двери закрылись, но движения не чувствовалось. Я даже успел подумать, что застрял, когда двери открылись вновь. Вместо больничного коридора передо мной находилась подземная стоянка. Просто очень большая. К счастью, байков в прямой видимости не наблюдалось, потому что спросить, на каком месте стоит именно мой, я не догадался. И будь их тут много, пришлось бы возвращаться и спрашивать. А так – поброжу, поищу. Знать бы еще, как выглядит этот байк.

Ответ на этот вопрос я получил мгновенно, вместе с головной болью. Разархивировался еще один кусочек памяти Тома. Зато теперь я знал, что это не просто байк, а гравибайк. То есть колес у него нет. Он очень шустрый и довольно дорогой. Бруно подарил его Томасу на шестнадцатилетие, чем последний сильно гордился. А еще его можно было найти с помощью комма, что я и сделал.

Байк оказался одновременно и похож и не похож на знакомые мне по прошлой жизни мотоциклы. Из общего были двухместное сиденье из кожи (или материала, успешно ее имитирующего), руль и общая форма. Отличия были в отсутствии стекла, защищающего от ветра, и, как я уже говорил, колес. Гравибайк просто висел в воздухе на высоте полуметра.

Ну что сказать, мне такая игрушка понравилась не меньше, чем когда-то Тому. Стоило мне подойти вплотную, как ожил комм и предложил активировать зажигание. Я, конечно же, согласился. И когда садился, байк уже тихо гудел. На выскочившем перед глазами экране выбрал меню, а потом автопилот. Затем точка назначения – дом. И маршрут. Тут имелось два варианта: ехать через город или в объезд. Время в пути почти совпадало, поэтому я выбрал в объезд. Город посмотреть еще успею, а сейчас надо было подумать, как вести себя с Мартой.

Кликнул на иконку начала движения и ухватился за рукояти, после чего байк тронулся. Медленно вырулил со стоянки, поднялся на поверхность и, постепенно набирая ход, вылетел на дорогу. Одновременно с этим выскочило сообщение: активировано силовое поле. Ага, вот и стекло появилось.

Подумать мне так и не удалось. Даже здесь, на огибавшей город дороге, было очень много всего интересного. По крайней мере – для меня. На самой дороге транспортных средств было не так уж и много. Даже меньше, чем в моем родном городе. Основное движение было в воздухе. Там, по нескольким уровням, сновали флаеры. Были они крупнее обычных автомобилей и носились с такой скоростью, что я поначалу ехал с открытым от восторга ртом.

В паре километров от дороги начинался город. Больше всего он напоминал игольницу с воткнутыми в нее иглами небоскребов, уходящими верхушками в облака. Вид был потрясающий и я, наверное, только сейчас осознал, где же все-таки очутился.

Спустя полчаса, когда голова моя готова была отвалиться от постоянного верчения в разные стороны и вверх-вниз, байк свернул с основной дороги и, немного сбавив скорость, влетел в город. В этой его части небоскребов не было, и вдоль дороги потянулись вполне обычного вида особняки от двух до четырех этажей. Перед одним из таких домов, трехэтажным, мы с моим новым летающим другом и остановились. Деактивировав с помощью комма двигатель, я слез с байка и растерянно застыл перед входной дверью, раздумывая, как бы позвонить или постучать.

Додумать мне не дали. Дверь распахнулась, и из нее выскочила улыбающаяся Марта. С воплем: «Томми, сынок, ну наконец-то!» она подбежала ко мне и принялась тискать и целовать в щеки. А я стоял в полной растерянности. В голове крутились странные мысли, типа: «не ошибся ли я домом», «та ли эта Марта, которую помнил Том» и «что здесь вообще происходит?»

Закончив с поцелуями, Марта достала откуда-то носовой платок и принялась вытирать с моих щек помаду. Наконец-то решив, что все следы удалены, еще раз пристально меня осмотрела и воскликнула: «Томми, ну что же ты стоишь, как неродной? Проходи скорее в дом! Я как раз приготовила твой любимый пирог!»

Автоматически переставляя ноги, я вошел вслед за ней и подумал, что, наверно, не только я вселился в Тома, но и сам Том попал в какой-то параллельный мир. Потому что, если верить его воспоминаниям, поведение мачехи никак в них не вписывалось.


Глава 4

Я присутствовал на спектакле. Вначале, когда очень любезная Марта отправила меня мыть руки, а потом усадила за стол, было просто удивление и растерянность. На столе действительно имелся пирог, мясной. А также стейки, жареная курица, картофельное пюре, что-то непонятное, вроде спаржи, какие-то салатики и многое другое. Стояла даже бутылка вина. Сама Марта напоминала образцовую домохозяйку и всячески показывала, как она рада, что Томас наконец-то вернулся домой.

И я уже почти готов был поверить, что меня действительно рады видеть, если бы не Линда. Появившаяся сводная сестрица, увидев меня, широко улыбнулась и, подойдя, чмокнула в щеку. Вот это и заставило меня насторожиться. Если Марта Тома и недолюбливала, то старалась этого обычно не показывать, а вот Линда… Эта девица всякий раз, увидев парня, пыталась его оскорбить и унизить. Томас же в ее присутствии млел и глупо улыбался, пытаясь заглянуть в декольте. И, если честно, я его понимаю.

Марта в свои тридцать восемь лет выглядела максимум на тридцать, была красива и имела очень соблазнительную фигуру. Линда же была ее более молодой копией. Те же светлые волосы, точеная фигура, белоснежная улыбка. Отличались только глаза. Если у матери они были темно-серые, то у Линды – ярко-зеленые. Можно даже сказать, изумрудного цвета. И будь я сейчас Лехой, не преминул бы подбить к такой красавице клинья. Правда, Машка бы мне за такое голову оторвала. И все же именно из-за того, что я был раньше видным парнем, которого девушки не обделяли своим вниманием, мне было проще общаться с Линдой, чем Тому. То есть слюнки я, глядя на нее, не пускал. А девица это сразу же каким-то образом просекла и недоуменно посмотрела на мать. Та же в ответ сделала большие глаза и еле заметно пожала плечами.

А мне все это ужасно не нравилось. Что-то эти дамочки задумали. И для чего-то им был нужен Том. А если говорить по-русски, то парня собрались попросту развести. Вопрос только, на что?

И вот сейчас я ел пирог (кстати, очень вкусный, как и все остальное приготовленное Мартой), пытался изображать святую невинность и ждал.

Разговор начался после того, как я решительно вытер руки салфеткой и откинулся на спинку стула. Мачеха вновь переглянулась с дочерью, как-то смущенно кашлянула и наконец-то решилась спросить:

– Томми, сынок, а к тебе приходил поверенный твоего отца?

– Да, приходил, – кивнул я, внутренне насторожившись еще сильнее. Все-таки наследство.

– И что он тебе сказал? – задала следующий вопрос Марта мило улыбнувшись.

– Дал посмотреть послание отца.

– И? – мачеха от любопытства подалась вперед.


– И всё, – я пожал плечами. Но, увидев разочарование на лице женщины, все же добавил: – Ах да, отец в своем обращении сказал, что я больше не являюсь его наследником.

– Но… А как же… – она запнулась, явно не ожидая от меня такого ответа. Затем опять переглянулась с Линдой, нервно покусала губы и спросила: – А как же «Единорог»?

– Какой единорог? – искренне удивился я, подумав, что кто-то сходит с ума.

– Корабль, который тебе оставил отец.

– Хм. Если честно, я еще не интересовался его названием, – пожимаю плечами. – А в чем, собственно, дело?

– А дело в том, Томас, – влезла в разговор Линда, – что твой папаша оставил нас ни с чем. Если тебя он якобы лишил наследства, то нам он не оставил вообще ничего.

– Сочувствую, – нейтральным тоном сказал я, наливая в свой стакан сок.

– Да как ты… – гневно начала девушка, с которой сразу же слетела вся напускная приязнь.

– Линда, хватит! – оборвала ее мать. Затем перевела взгляд на меня и опять попыталась улыбнуться. В этот раз у нее получилось как-то не очень. – Томас, а что ты собираешься делать с кораблем?

– Не знаю, – вновь пожимаю плечами. – Скорее всего, после того как мне исполнится семнадцать, постараюсь с его помощью заработать денег. А вообще – не думал еще. Как-то некогда было.

– И как ты собираешься их зарабатывать? – этот вопрос Марта задала уже серьезным и даже каким-то деловым тоном.

– В семнадцать будет активен мой капитанский патент.

– Это я понимаю, – кивнула она, – но одного патента и корабля мало для того, чтобы что-то заработать. Нужно уметь договариваться с людьми, искать клиентов. Наконец, просто нанять команду. Вот скажи мне, Томас, много найдется желающих работать на ребенка?

– Короче, Марта! – поставив стакан с соком на стол, резко сказал я. – Ты хочешь что-то мне предложить? Так предлагай! Хватит ходить вокруг да около.

– А ты изменился, – немного помолчав, протянула мачеха.

– Я почти умер. Тут бы любой изменился, – отвечаю холодно и грустно. А после короткого раздумья добавил: – А еще погиб мой отец.

– Прости, Томас, просто я…

– Марта, хватит. Говори, что ты хочешь мне предложить.

Она замолчала, видимо собираясь с мыслями. Похоже, никак не ожидала от Тома такого поведения. А потом без обиняков выпалила:

– Я предлагаю продать «Единорога».

– Невозможно, – качаю головой. – Отец сказал, что его нельзя ни продать, ни подарить.

– По закону нельзя. Но я знаю нужного человека. И уже разговаривала с ним. Конечно, нормальной цены нам не дадут. Но миллионов десять получить все же можно. Видишь ли, Томас, помимо того, что все, даже этот дом, заберет банк, у меня есть и свои долги. И я думаю, что будет справедливо, если половину денег от продажи корабля получим мы с Линдой. У тебя же появится возможность заняться чем угодно. Даже сможешь пойти учиться. Ты же хотел учиться?

Она замолчала и выжидающе уставилась на меня. А я задумался. С одной стороны – предложение стоящее. Что делать с этим кораблем, я действительно не представляю. И Марта отчасти права. Может быть, у меня даже получится найти клиентов, которые согласятся доверить мне свой груз, или же доставку куда-нибудь их самих. Но вот кто согласится работать на семнадцатилетнего пацана? А с деньгами можно покинуть планету, потому что не сомневаюсь, что рано или поздно у меня спросят, где корабль. То есть можно будет переселиться в какую-нибудь глушь и спокойно жить, планируя будущее.

С другой же стороны, при любой незаконной сделке есть вероятность, что вместо обещанных миллионов получу пулю в голову. Да и Марта с Линдой тоже, как свидетели.

Задумчиво почесав затылок, я посмотрел сначала на мачеху, а затем на ее дочь. Не знаю, что увидела в моем взгляде сестрица, но это что-то заставило ее зло сузить глаза и сквозь зубы процедить:

– Что тут вообще думать? Какой из тебя капитан получится? Тряпка и мямля!

– Спасибо, Линда! – сказал я, усмехнувшись девушке и перевел взгляд на женщину. – Нет, Марта! Я не собираюсь участвовать в незаконных сделках. А уж какой из меня получится капитан, мы еще посмотрим.

– Понятно, – кивнула мачеха и плотно сжала губы. – А тебе не интересно, что будет с нами?

– Если честно, то не очень, – серьезно ответил я. – Мы не настолько близкие родственники. Хотя… Я мог бы вам помочь.

– Каким образом? – зло процедила мачеха. Всей ее доброжелательности и любви к «сыночку» как не бывало.

– Как я понимаю, вам желательно покинуть планету и найти работу. Могу помочь и с тем, и с другим. Ты, Марта, очень вкусно готовишь, и я был бы не против заполучить на корабль такого повара.

А Линда, – делаю вид, что задумался. – Линда могла бы работать официанткой или уборщицей. К сожалению, другого применения ее невеликим способностям я не вижу.

– Пошел вон из нашего дома, недоносок! – за кричала девушка, вскакивая из-за стола и опрокидывая стул, на котором сидела. – Маленький гаденыш!

Он еще и издеваться будет! Вон, я сказала!

Я не спеша поднялся из-за стола, промокнул губы салфеткой и, ослепительно, насколько позволяло лицо Тома, улыбнувшись, сказал:

– Рад был вас видеть! И спасибо за чудесный обед, Марта.

Затем развернулся и направился к выходу. Ну что же, дома у меня теперь нет. И это не из-за состоявшегося разговора. Эти две мегеры, ничего не добившись от Томаса, все равно его, то есть меня, выгнали бы. А я лишь немного ускорил этот процесс. Заодно и слегка отомстил за полного и нескладного парня, которым сейчас являюсь.

Сев на гравибайк, вызвал меню автопилота и выбрал пункт назначения. Космодром. Пора познакомиться с «Единорогом».


Глава 5

Космодром находился далеко за городом. Путь туда занял не меньше двух часов, хотя скорость байка редко опускалась ниже ста пятидесяти. На прилегающей к нему территории располагался небольшой городок с десятком магазинчиков, довольно большой гостиницей, парой кафешек и даже одним рестораном.

Сам космодром бал окружен по периметру каким-то силовым забором, а попасть на его территорию можно было только через охраняемые ворота. Именно к ним и подкатил мой байк, напоследок сообщив, что это конечная точка маршрута. Один из четверых охранников, дежуривших на воротах, дюжий детина, облаченный в необычного вида броню и с каким-то автоматом в руках, живо направился ко мне.

– Тебе чего, пацан? – вполне миролюбиво поинтересовался он.

– Да вот, – я немного растерялся и не мог сразу сообразить, что ответить. – Тут это… Где-то мой корабль стоять должен.

– Корабль, говоришь? – мужик почему-то усмехнулся. – Ну, показывай документы тогда.

– Ага, сейчас, – вызвав меню комма, я принялся лихорадочно в нем шарить, пытаясь разобраться, куда же «легли» это чертовы документы. Вначале безрезультатно, но потом все же догадался и, найдя их через поиск, спроецировал на экран и показал охраннику.

– Так, эксплорер «Единорог», – пробормотал мужик и принялся что-то искать на своем комме. Потом поднял взгляд на меня и снова улыбнулся. – Все верно, капитан Чезари. Есть такой. Но придется немного подождать.

– Почему? – удивился я.

– В ближайшие пятнадцать минут на этом участке запланировано два старта и одна посадка, и если вы не хотите быть размазанным по взлетному полю гравитационными двигателями, то ехать лучше, когда появится окно. То есть как раз через пятнадцать минут.

– Хорошо, спасибо! – благодарно кивнул я. – А вы не подскажете, где именно он стоит? Если честно, понятия не имею, как искать «Единорога».

– Это не проблема, капитан, – снова чему-то улыбнулся мужик, – я включу указатель, поедете по нему. А пока – можете либо полюбоваться на посадку, хотя отсюда будет мало что видно, либо посидеть в кафе, мороженого поесть.

Понятно теперь, почему этот тип все время лыбится. Смеется он над полным пацаном, который капитаном себя возомнил. Издевается, гад. Настроение сразу как-то испортилось, и я, решив последовать совету мужика, оставил байк чуть в стороне от ворот и поплелся в кафешку. А мужика решил запомнить и потом, когда приведу это тело в норму, набить козлу морду. Чтобы знал, как над незнакомыми людьми смеяться.

С такими мстительными мыслями я зашел в практически пустое кафе, сел за один из столиков, но, вопреки рекомендации, мороженое заказывать не стал. Хотя и хотелось. Попросил чашку кофе и булочку. Вот что мне не нравилось в теле Томаса больше всего, так это то, что оно, тело, постоянно хотело жрать. Вот прямо всегда! У меня такое было только в первый месяц службы, когда организм офигевал от незнакомого режима и новых для него нагрузок. Сейчас же я старался есть поменьше, но иногда было просто невыносимо. Вот как сегодня. Еще и трех часов не прошло после сытного обеда, а я уже жру булку и подумываю о том, чтобы заказать еще одну. Но все же сдержался.

Выждав нужное время, даже с небольшим запасом, снова пошел к воротам. На этот раз ко мне подошел другой охранник, снова проверил документы и сказал следовать по зеленым стрелкам. Сдержанно поблагодарив, я сел на байк и поехал по действительно появившимся прямо на взлетном поле зеленым стрелкам. Территория космодрома оказалась огромной, и путь к кораблю занял еще минут двадцать отнюдь не медленного движения. Но наконец-то добрался и увидел его.

Первым впечатлением было разочарование. Да-да, именно разочарование. Кораблик был маленьким по сравнению с теми, мимо которых я только что проезжал. Метров сто с небольшим в длину, метров тридцать – сорок в ширину и метров пятнадцать в высоту. Стоял на каких-то подпорках и казался каким-то… Недоделанным, что ли. Побродив вокруг него с полчаса, пытаясь получше все разглядеть, я остановился напротив большой надписи «Unicorn» и, вздохнув, решил, что дареному единорогу в зубы не смотрят. Эта мысль неожиданно подняла настроение и, направляясь к пассажирскому шлюзу, я уже весело насвистывал имперский марш из фильма «Звездные войны».

Корабль после команды с комма сразу же открыл шлюз и опустил небольшой трап. Резво, насколько позволяло тело Тома, поднялся по трапу и, оказавшись внутри, весело крикнул:

– Привет, Единорог!

– Здравствуйте, капитан! – раздался громкий мужской голос, заставивший меня присесть от неожиданности. – Добро пожаловать на борт!

– Етить тебя через пень в кобылу! – выругался я, немного справившись с испугом. – Ты кто такой, жеваный крот?

– Я псевдоискин корабля, капитан, – ответил все тот же голос. – Прошлый хозяин дал мне имя Единорог.

– Хм, неожиданно, – оглядываясь в поисках псевдоикина, пробормотал я. – А ты где вообще есть-то?

– Я не имею материального тела, капитан. Можно сказать, что в пределах корабля я – везде.

– Поня-ятно. А почему псевдоискин, а не искин?

– Искины запрещены как потенциально опасные для человечества.

– Угу, – кивнул я, – терминатор, судный день, и все такое…

– Простите, капитан?

– Я говорю, в чем разница между искином и псевдоискином?

– Вам подробный ответ или упрощенный? – Мне показалось, или в голосе этого электронного засранца мелькнула усмешка?

– Давай упрощенный, – все же ответил я.

– Псевдоискин не ощущает себя личностью. Соответственно – он лишен амбиций и не может принимать самостоятельные решения.

– Точно? – уточняю, подозрительно прищурившись.

– Абсолютно точно, капитан.

– Ладно тогда, – решаю пока что закрыть эту тему и присмотреться к Единорогу повнимательнее.

Что-то он явно недоговаривает. – Ну что, экскурсию мне проведешь?

– Как скажете, капитан.

– И перестань меня все время капитаном звать!

– Как прикажете к вам обращаться, капитан?

– Когда мы наедине, можешь звать меня Томас, – после короткого раздумья, решил я. – Пошли смотреть корабль!

И мы посмотрели. «Единорог» был трехэтажным. В смысле – корабль, а не псевдоискин. Первый этаж практически целиком занимал грузовой отсек. Потолки тут были выше, чем на втором и третьем уровнях, вместе взятых. На входе, у грузового шлюза, располагался стенд с расположенными на нем двумя экзоскелетами для грузовых работ. Хотя имелся и автоматический погрузчик – здоровенная штуковина на гусеницах и с большими манипуляторами для переноски грузов. Вот, в принципе, и все, что было на первом этаже. Если не считать двух лестниц, ведущих на верхние уровни, узкого металлического балкончика почти под потолком, который шел по всему периметру отсека, и лифта для персонала.

На втором этаже находились каюты для рядовых членов экипажа, расположенные вдоль стен с обеих сторон, а также святая святых корабля – двигательный отсек. Он располагался по центру и был, как сказал псевдоискин, лучше всего защищен. Также на этом уровне были пункты управления автоматическими лазерными турелями. Ага, тут, оказывается, и такие были.

Еще здесь же находились два спасательных челнока. Несмотря на название, они, помимо спасательных функций, вполне могли служить транспортом. Необязательно было каждый раз сажать корабль на планете. Достаточно было зависнуть на орбите, а челнок, который и войдет в атмосферу, заберет нужных людей или малогабаритный груз и вернется на корабль.

На третьем этаже находились каюты для офицерского состава, в том числе капитанская, столовая, кают-компания и пульт управления кораблем с креслами для капитана, пилотов и навигатора.

Также здесь располагались и каюты для пассажиров, если такие вдруг найдутся. Десяток обычных и четыре для VIP-клиентов.

Но больше всего я порадовался, когда псевдоискин сказал, что на «Единороге» имеется спортзал с регулируемой гравитацией. Был он маленьким и абсолютно пустым, но сам факт того, что он есть, грел душу. А уж пару тренажеров и боксерскую грушу я куплю. Это же будут расходы на благо корабля, ведь правда?

Во время этой экскурсии псевдоискин просветил меня и по поводу модернизации, о которой говорил Бруно в своем завещании. Входило в нее всего два пункта. Но зато каких!

Первым видом апгрейда являлась какая-то рулаиновая установка, именно благодаря которой «Единорог» мог перемещаться в подпространстве. Это была относительно новая разработка, основанная на недавно открытом химическом элементе. Что самое интересное, так это то, что ей не нужно было никакое топливо. Когда я поинтересовался, как же так, псевдоискин принялся толкать лекцию про пространство, время и еще какую-то непонятную хрень. Знакомых слов в его повествовании было мало, но основное я уяснил. Штука полезная, потому что такие маленькие космические корабли, как «Единорог», как правило, могли передвигаться лишь в пределах одной звездной системы. А с этой приблудой ему становились доступны и все остальные. И жрать она не требовала, что тоже не могло не радовать. Единственный минус в том, что для ее обслуживания нужен был техник, имеющий представление, что это вообще такое и с чем его едят. Но расстраиваться из-за этого я не стал. Проблема набора персонала была видна изначально, и, помимо шаристого техника, надо было найти и всех остальных членов экипажа.

Вторым апгрейдом была плазменная пушка. Я сначала пропустил ее упоминание мимо ушей, но когда пошло повествование о ее возможностях, начал слушать внимательно.

Дело в том, что плазменное оружие было очень дорогим. Для примера – обычный огнестрельный пистолет стоил от трехсот кредитов. Цена на лазерное оружие начиналась с десяти тысяч. А вот плазма стоила от ста тысяч. И это ручное оружие. Стоявшая же на «Единороге» пушка могла, при должной удаче, нанести урон даже военному кораблю средних размеров. И это было очень круто! А уж сколько она могла стоить, я даже гадать не берусь.

В итоге я облазил корабль везде, куда только смог протиснуться. Псевдоискин добросовестно рассказывал, что к чему и для чего это конкретное что-то нужно. Под конец я уже не то что не пытался запомнить всю вываленную на меня информацию, а попросту ее не воспринимал. Кроме того, снова захотелось есть.

Решив продолжить знакомство с кораблем в следующие дни, я запросил разрешение на передвижение по взлетному полю. Окно появилось почти сразу, и через полчаса, все в том же кафе, в котором пил днем кофе, я заказал сытный ужин и принялся составлять план на ближайшие месяцы.

Первым пунктом в этом плане стояло обустройство спортзала и приведение своего нового тела в нормальную форму. Вторым – найти подходящий тир и освоить местное оружие. Мне, как капитану, позволялось хранить на корабле и использовать практически любую его разновидность, кроме оружия массового поражения. Все дело было в цене и желании. Но этот пункт во многом зависел от первого, так как надо было иметь крепкие руки, дабы не ронять оружие из-за отдачи после каждого выстрела.

И последний, но от этого не менее важный пункт. Надо было начинать поиск команды. Будь я обычным взрослым капитаном, проблем с этим, скорее всего, не возникло бы. Но я тот, кто есть, и поэтому набрать команду для «Единорога» будет ох как непросто.


Глава 6

Нормально оборудовать спортзал не получилось. Не знаю по какой причине, но всевозможные тренажеры оказались жутко дорогими. На Новой Аризоне было не принято заниматься спортом в одиночку. Хочешь качаться – приходи в один из множества специализированных центров, плати деньгу, причем не маленькую, и тягай железо. Поэтому я решил пока что ограничиться минимумом. Турник, специальная доска с креплениями, чтобы качать пресс, боксерская груша, которая тоже оказалась довольно дорогой, и два комплекта наборных гантелей. Ах да, еще скакалка, которую пришлось делать на заказ. Не было тут таких штук, а ее функции выполнял специальный тренажер, который, как я уже говорил ранее, стоил дорого.

За первый месяц тренировок удалось сбросить семь килограммов. Очень неплохой результат, особенно если учесть, что первые пару недель я и заниматься толком не мог.

Начинал постепенно. По утрам, перед завтраком, легкая зарядка. После завтрака все та же зарядка, только уже часа на два по времени. Даже от этих вроде бы незначительных усилий уставал чертовски. Потом обед. Разными диетами я заморачиваться не стал. Питался хорошо и много. Организм требовал, и отказать ему я не смог. Разве что количество мучного и сладкого ограничил до минимума. После обеда приступал к более тяжелым тренировкам. С большими перерывами на отдых качал пресс, отжимался и поднимал гантели с минимальным весом. А еще висел на турнике. Пока что только висел, подтягиваться не получалось. Потом ужин, который в отличие от обеда был менее сытным. И практически сразу после ужина – сон. Первые пару дней пытался изучать полезную информацию, касательно пилотирования корабля и космоса в целом, но все равно засыпал. Сил после физических нагрузок не оставалось совсем. Жутко болели абсолютно все мышцы, а по утрам даже ходить было сложно. Но я не сдавался и все равно брел в спортзал.

Через две недели стало немного легче, и я начал постепенно увеличивать нагрузки. А также наконец-то приступил к отработке ударов. До этого просто боялся себе руки поломать.

Спустя месяц отправился на осмотр в больницу. Врач, увидев меня похудевшего и осунувшегося, сильно обеспокоился и хотел снова положить на обследование. Но, узнав причину такого состояния, лишь покачал головой, поцокал языком и прописал специальный препарат для укрепления мышц, который тут же и выдал вместе с инъектором. А потом полчаса полоскал мне мозг, называя самоубийцей, который чуть было не подорвал свое здоровье. Я лишь смущенно молчал, потому что и сам понимал, что заниматься без специальной программы неправильно. Но все равно занимался, понадеявшись на русский авось.

После посещения врача, решив, что достаточно окреп, записался в тир. Он оказался совсем не таким, как я себе представлял. Что, впрочем, не удивительно. Вначале учился стрелять из пистолета по мишеням, и ничего необычного в этом не было. Но как только начал уверенно поражать мишень десять раз из десяти, хоть и не в десятку, один из работавших там инструкторов посоветовал переходить на интерактивный тренажер. Удивившись, я решил поинтересоваться, что это такое, но не успел. Открылся очередной архив памяти Тома. Оказалось, что он в свое время пару раз посещал подобное место, но ему не понравилось. Зато я, несмотря на очередную вспышку головной боли, жутко обрадовался. И было чему.

Интерактивный тренажер был местом, где соединялась виртуальная реальность с обычным миром. То есть в помещении, в котором я находился, запускали специальную программу, и оно могло превратиться во что угодно, начиная от обычного здания и заканчивая непроходимыми джунглями. Но самым интересным было то, что там присутствовали противники, которые стремились меня убить. Лучшей тренировки и не придумать.

Теперь мой распорядок дня изменился. Начинался он с все такой же зарядки. Но вот после завтрака я ехал в тир и воевал. Помимо людей противниками часто оказывались различные монстры, которые водились на некоторых планетах. И стрелять по ним было ничуть не менее интересно. Правда, частенько приходилось спасаться бегством, потому что некоторым тварям пистолет не причинял абсолютно никакого урона. С людьми же мне было немного легче, все же сказывалась служба в морской пехоте, где довольно неплохо учили убивать себе подобных.

После обеда снова были изнуряющие тренировки в корабельном спортзале. А к концу второго месяца даже оставались силы на то, чтобы вечером заняться изучением нужной мне информации.

На очередном обследовании врач сказал, что со здоровьем у меня полный порядок, препарат работает как следует и нагрузки можно даже увеличить. А также он меня сдержанно похвалил, сказав, что редко увидишь у молодежи такое рвение.

К середине третьего месяца я наконец-то решился дать объявление о наборе команды. Список нужных людей мы составляли вместе с псевдоискином. Также в объявлении я указал, что капитаном корабля является шестнадцатилетний парень, чтобы не вводить людей в заблуждение.

И каково же было мое удивление, когда первый соискатель, а точнее соискательница, связалась со мной всего лишь через три дня после публикации в сети списка вакансий. Договорившись с ней о встрече на следующий день в одном из кафе космодрома, я так обрадовался, что даже сразу не сообразил, что забыл поинтересоваться, на какую должность она претендует. Мдя. Ну да ладно, на месте разберемся.

Утром следующего дня я, вместо посещения тира, отправился в магазин, где купил себе приличный костюм. Не в джинсах же с толстовкой знакомиться с новыми членами экипажа? Затем заскочил в парикмахерскую, и улыбчивая женщина привела в порядок мои отросшие волосы. А именно – побрила по-«спортивному». Правда, после того, как я ее об этом попросил, улыбка у женщины сменилась непониманием. Но спорить не стала и подстригла быстро и аккуратно.

И вот я сижу в кафе, пью вкусный кофе и немного мандражирую перед встречей с, надеюсь, будущим членом моей команды.

Она появилась ровно в оговоренное время. Стремительно вошла в кафе, на секунду остановилась, осматриваясь, увидела меня и, поправив пиджачок, быстрым шагом направилась к моему столику. Я же, встав со стула, внимательно ее рассмотрел. Невысокая, с хорошей фигурой девушка лет двадцати. Темные волосы, приятное, даже, наверное, симпатичное, лицо. Очки в тонкой оправе. Одета в брючный костюм и белую блузку. На ногах черные туфли на маленьком каблуке. В руке сумочка.

– Капитан Чезари? – немного приподняв бровь, поинтересовалась девушка. Я в ответ просто кивнул. – Меня зовут Джессика Фест. Приятно познакомиться.

– Взаимно. Томас Чезари, – представился я в ответ и не сдержал улыбки. Затем указал рукой на стул: – Присаживайтесь, пожалуйста.

– Я сказала что-то смешное? – нахмурилась Джессика, оставшись стоять.

– О нет, что вы! Дело в том, что я теперь просто обязан взять вас в команду.

– Почему это? – насторожилась девушка.

– Ваша фамилия, мисс. В экипаже моего корабля пока что никого нет. Так что вы будете первая, – я снова улыбнулся.

– Да? – она задумчиво посмотрела на меня, потом чуть заметно приподняла уголки губ, обозначая улыбку, и все-таки села. – В таком случае ознакомьтесь с моим резюме.

Я, немного озадаченный ее мгновенным переходом к делу, все же принял файл с резюме и углубился в чтение. Если честно, то ничего выдающегося в нем не было. Джессика только недавно окончила торгово-экономический колледж на другой стороне планеты. Пока что еще нигде не работала. Тем более в космосе. Да и профессия у нее была странная. Специалист по торговле. Я имею в виду странная для найма на космический корабль. Закончив читать, поднял взгляд на девушку и пытался придумать, чтобы ей такое сказать. Но она меня опередила.

– Капитан, вы, наверное, думаете: что я забыла на космическом корабле? – спросила Джессика. Я автоматически кивнул. – Дело в том, что я всегда мечтала о космосе. Не о простом полете с планеты на плане ту, нет. Именно о работе в космосе. Но мои родите ли наотрез отказались оплатить мою учебу на любую из космических специальностей. Можно сказать, за ставили меня пойти учиться на торгового менеджера.

Сейчас я закончила обучение и считаю, что дальнейший путь в жизни вправе выбрать сама, хоть они и не согласны. Именно поэтому я и решила предложить вам свои услуги.

– Простите, мисс Фест, но кем вы себя видите на моем корабле? – задал я вопрос, думая, как бы повежливее от нее отделаться.

– О! Это не проблема! – уверенно улыбнулась девушка, отчего стала ну просто очень миленькой, сразу же повысив свои шансы устроиться работать на «Единорога» на порядок, потому что у меня, кажется, стал отказывать мозг. – У вас же грузопассажирский корабль? И вы собираетесь зарабатывать перевозкой? Ну вот! Я смогу находить вам клиентов в обход общей базы, на которой не такой уж и большой выбор работы для корабля вашего класса. Поверьте, меня этому учили. К тому же я очень коммуникабельная и умею находить общий язык с людьми.

Ее слова все же заставили мозг снова работать, и я задумался. Действительно, а как я собираюсь находить работу для «Единорога»? То, что есть общая база с перечнем заказов на перевозку вроде той, куда я давал объявление о найме экипажа, я знал. Но вот зайти посмотреть своими глазами так и не удосужился. И корабль у меня действительно нестандартный для такой работы. У того же Бруно Чезари грузовики были по паре километров в длину, и «Единорог», по сравнению с ними, был очень маленьким.

Возможно, что найти клиентов все же удастся, но тут же встанет другая проблема – захотят ли они иметь дело с семнадцатилетним капитаном. А вот если с ними будет общаться красивая девушка, знающая свое дело, шансы на сделку увеличатся.

– Мисс Фест, и все же на какой должности вы себя видите? – спросил я, обдумав ее слова.

– Карго-мастер, – уверенно ответила Джессика.

– Понятно, – задумчиво потерев переносицу, кивнул я. – Тогда у меня будет для вас первое задание.

– Слушаю вас, капитан, – вполне серьезно сказал девушка.

– Вы не могли бы помочь в наборе остальной команды?

– Конечно, капитан! Я ознакомилась со списком вакансий и приложу все свои силы в решении этого вопроса.

– В таком случае нам остается только подписать контракт. Стандартная форма вас устроит? – после положительного ответа Джессики я покопался в комме, спроецировал бланк договора о найме каргомастера на борт космического корабля «Единорог» и приложил большой палец к месту подписи капитана. Девушка внимательно прочитала все пункты и, уже собравшись приложить свой пальчик к месту подписи под своей будущей должностью, внезапно отдернула руку.

– Капитан, – посмотрев мне в глаза, очень серьезно сказала Джессика, – только у меня будет одно условие!

– Условие? – удивленно спросил я.

– Да. Пообещайте, что не будете подбивать ко мне клинья!

– О! Конечно! Даже не думал об этом! – заверил девушку, изрядно покривив душой. Конечно же, мысли были. Джессика была очень привлекательной и, находясь с ней на борту одного не очень большого космического корабля, можно было бы, как она выразилась, подбить клинья. Но нет так нет. Все же сейчас гораздо важнее выполнить условие, поставленное отцом Тома, чем пытаться подкатить к симпатичной девушке.

Удовлетворенная моим ответом, Фест подписала контракт и стала, полностью соответствуя своей фамилии, первым членом экипажа моего корабля.

Точнее, первым после меня. Теперь нас было двое: пацан и менеджер по продажам. Весело.


Глава 7

Следующий член экипажа нашелся только через две недели. Точнее – его нашла Джессика. Да этого у нее на примете было несколько кандидатур, но они отказывались еще до собеседования. Что послужило тому причиной, я догадывался и даже начал немного нервничать. Одно дело, когда понимаешь, что людей найти сложно, но все равно надеешься на лучшее. И совсем другое, когда сам видишь, что никто на тебя не хочет работать.

Сам я это время проводил все по тому же сценарию. Спорт – тир, тир – спорт. Единственное отличие было в том, что стрелял я теперь из своих собственных пистолетов. Пересмотрев множество вариантов, приобрел два одинаковых ствола. Пятнадцатизарядный пистолет из металлокерамики со смешным названием «Бивер». Ага, именно бивер, бобер по-нашему. Наверно, из-за того, что зубастый. Этот зубастик пришелся мне по душе сразу, стоило взять его в руку. Легкий, с почти отсутствующей отдачей и режимом стрельбы очередями по три патрона. И очень точный. Даже в режиме автоматической стрельбы попадал в цель десять раз из десяти с расстояния тридцати метров. Не в десятку, конечно, и даже не в девятку. Но предполагаемому противнику легче от этого не будет.

После покупки собственного оружия неожиданно улучшилось настроение. И его не смог испортить даже тот факт, что носить пистолеты с собой мне пока что не разрешалось. Опять из-за возраста. После семнадцати, одновременно с активацией капитанского патента – сколько угодно. А пока что только в специальном опломбированном кейсе. Электронную пломбу ставили и снимали в тире, при попытке самостоятельно открыть кейс должен был сработать сигнал тревоги. А это – полиция, штраф, а при неблагоприятном исходе даже маленький срок. Но неожиданно у меня нашлась отмычка. Псевдоискин. Он не только мог ставить и снимать печать, но и согласился это сделать. При условии, что не будет стрельбы и попыток вынести неопломбированные пистолеты с корабля. Я, конечно же, согласился на его условия и теперь мог любоваться пистолетами не только в тире. А еще тренировался быстро извлекать их из кобуры.

После такой уступки со стороны псевдоискина у меня возникло желание его отблагодарить. А именно – дать другое имя. Потому что называть его Единорогом у меня почему-то не получалось. Единорог теперь упорно ассоциировался с кораблем. А псевдоискин оставался просто псевдоискином.

Долго придумывать не пришлось. Решил, что имя должно быть сходно с единорогом. А единорог у нас кто? Конь! Рогатый! Первым пришел на ум Конек-горбунок. Вроде как тоже сказочный зверь. Правда, не рогатый, а горбатый. Но псевдоискин уперся и ни в какую не соглашался быть горбунком. Неблагодарная железяка! В итоге, после коротких раздумий, он стал Буцефалом. А если коротко, то Буцом. После того, как я озвучил это имя, псевдоискин завис. Оказалось – ищет в сети, кто такой Буцефал.

– Капитан, – ожил Буц после минутного молчания, – я не смог найти упоминания такого имени.

– А для тебя это так важно?

– Конечно, капитан! – в его голосе мне послышалось возмущение. Хотя, скорее всего, показалось. – Как корабль назовешь, так он и полетит!

– Это ты с чего взял? – удивленно спросил я, услышав знакомую народную мудрость. Хоть и слегка переделанную.

– В сети нашел, – невозмутимо ответил Буц.

– Хм, ладно тогда. Буцефал был великим завоевателем. В прошлом, еще на Терре, – просветил я псевдоискина, решив не уточнять, что он был всего лишь конем завоевателя. А то начнет опять отказываться, уговаривай его. Хотя Буцефал в какой-то мере действительно был завоевателем в прошлом. Он же вместе с Александром Македонским воевал? Воевал! Так что решено.

– Хорошо, капитан! Можете называть меня Буцефалом, – разрешил псевдоискин, снова немного подумав.

– Или Буцом, – уточнил я.

– Или Буцом, – согласился он. – Но это только для вас! Сразу объясните команде, что для них я Бу цефал!

Именно в этот момент и пришел вызов на комм от Джессики. Ответив, я увидел серьезное лицо девушки.

– Доброе утро, капитан! – поздоровалась она.

– Привет, Джессика! Хорошие новости?

– Да, – все так же серьезно кивнула девушка, – я нашла пилота. Опытного.

– С ним что-то не так? – насторожился я. И было с чего. Опытный пилот согласен работать под командованием мальчишки. На это явно имелись свои причины.


– У нее плохая репутация.

– У нее?!

– Да, пилот – женщина! Вас это не устраивает?

– Нет, нет. Все нормально! Так что с ней не так?


– Ну, помимо того, что она женщина, – язвительно начала Фест, – у нее, как я уже сказала, плохая репутация. Хотя в личном деле все в порядке. Но я навела справки. Удалось узнать, что на последнем месте работы у нее возник конфликт с капитаном. В итоге капитан отправился в больницу с разбитой головой и переломом чего-то там. Точно выяснить не удалось. Несмотря на этот инцидент, старший помощник капитана Кейт Хейли уволилась по собственному желанию. Также удалось выяснить, что на других кораблях, где ей довелось служить, тоже были конфликты с ее участием. И упоминания о них в личном деле нет.

– Плохой характер и хорошие покровители? – задумчиво спросил я.

– Именно так, капитан, – подтвердила мою догадку Джессика.

– Мисс Фест, что вы сами думаете по этому поводу?

– Капитан, найм экипажа, а тем белее пилота – это полностью ваша прерогатива!

– И тем не менее, Джессика, мне хотелось бы услышать ваше мнение!

– Ну, если так, – девушка немного смутилась, но быстро взяла себя в руки. – Я думаю, что вам нужно с ней хотя бы встретиться. Если удастся найти общий язык, то у вас появится опытный и жесткий старший помощник. Помимо вздорного характера мисс Хейли является хорошим пилотом и руководителем, как бы странно это ни звучало. И еще один немаловажный факт. Неведомые покровители.

– Что вы имеете в виду? – уточнил я, не уловив ход мыслей девушки.

– Если удастся наладить с ней хорошие отношения, то покровители будут не только у нее, но и у «Единорога».

– Хм. И верно. Мне такое даже в голову не приходило. Хорошо, Джессика, назначайте встречу на вечер в том же кафе. Вы сможете присутствовать?

– Я? – на лице Фест появилась растерянность. – Зачем?

– Мне не помешает ваш совет. Сам я в таких делах совсем неопытен, и если честно, то не очень хорошо разбираюсь в людях. И помощь такой умной девушки будет совсем не лишней.

– Хорошо, капитан! – судя по тому, как заалели ее щеки, в этот раз Джессика смутилась всерьез. – Тогда я договорюсь о встрече и сообщу вам время.

– Добрый вечер, мисс Хейли! – поприветствовал я пилота, вставая из-за стола. Джессика осталась сидеть и лишь кивнула.

– Томас Чезари? – женщина посмотрела на меня взглядом, каким смотрят учительницы на плохих учеников. Строгим, с прищуром, как будто решая, что же делать с этим оболтусом. Я даже поежился непроизвольно, но тут же постарался взять себя в руки и, немного нагловато, окинул Хейли взглядом с головы до ног.

Высокая, подтянутая, но слишком широкоплечая для женщины. Я такие фигуры у девушек часто видел, когда занимался плаванием. Попа с кулачок, а плечи как у мужика. Лицо у Хейли тоже не назовешь симпатичным. Грубоватое и какое-то слишком властное. Мдя. Зато пилотская форма ей очень шла. Сразу возникало желание вытянуться по стойке смирно в ожидании команды. Но такие порывы надо гасить в зародыше. Главный тут я и это надо показать сразу. А форму потом себе тоже куплю.

– Садитесь! – кивнул я на свободный стул, стараясь, чтобы голос звучал властно. Хейли в ответ как-то совсем по-мужски усмехнулась, но все же села.

– Знакомьтесь, это Джессика Фест! Карго-мастер «Единорога» и моя помощница.

– Я так понимаю, что вам требуется второй пилот? – кивнув Джессике, Хейли сразу перешла к делу.

– Я так понимаю, что вам нужна эта работа? – бесстрастным голосом поинтересовался я в ответ.

– Ну, допустим, – посверлив меня взглядом, все же ответила она. Затем что-то нажала на своем комме. – Вот мое личное дело.

– Это необязательно, я с ним уже знаком.

– Даже так? – на лице Хейли впервые появилось что-то похожее на заинтересованность. – Может быть, вы знакомы и с другими подробностями моей карьеры? В личном деле не отраженными.

– Может быть, – решив не скрывать свою осведомленность, киваю в ответ.

– Интересно… – на несколько секунд задумалась пилот, а затем перевела взгляд на Джессику. – А у вас талантливая помощница!

– Я это знаю, – еще один кивок. – А если мы договоримся, то у меня также может появиться быстро соображающий пилот.

– И вас не смущает мое прошлое? – Хейли снова посмотрела на меня.

– Повторюсь: если мы договоримся, то нет.

– Как же вы собираетесь со мной договариваться, капитан? – она неожиданно улыбнулась, чем чуть не сбила меня с нужного настроя. Вот, блин, не ожидал. Но, все же справившись с лицом, ответил:

– Для начала я хотел бы узнать – все, что я о вас слышал – правда?

К счастью, она не стала строить из себя дурочку и спрашивать, что же я о ней слышал.

– Да, – ответила Хейли просто, еще раз меня удивив.

– Могу я узнать причину этих… – запнувшись, постарался подобрать нужное слово, – недоразумений?

– Пф, – фыркнула она, – тут все просто, капитан. Вздорный характер.

Снова, мдя. Я неожиданно понял, что мне нравится эта женщина. Нравится именно как человек. Было в ней что-то такое… Даже не могу подобрать определение. Веселая безбашенность, что ли? Даже несмотря на весь ее строгий вид. Надо брать, решил я для себя. Но все же посмотрел на Джессику, вдруг у нее другое мнение. Не хотелось бы обижать своего первого и к тому же очень полезного, как оказалось, члена экипажа.

Фест, поймав мой взгляд, чуть заметно кивнула. Ну, тогда решено. Осталось дело за малым. Договорится с Хейли.

– В таком случае, – собравшись с мыслями, на чал я, – помимо обычного контракта у меня будет к вам одна просьба. Дайте слово, мисс Хейли, что в случае, если у вас возникнет конфликт (или даже простое недопонимание) с кем-то из команды, вы с этой проблемой придете ко мне. А вместе мы уже будем думать, как ее решить.

– А если это самое недопонимание будет с вами? – снова усмехнувшись, спросила она.

– В этом случае – тем более!

– А вы интересный молодой человек, капитан, – чуть слышно пробормотала Хейли. А затем, уже громче, добавила: – Даю слово!

– Хорошо, пилот! – серьезно сказал я. – В таком случае сразу хочу сказать, что, несмотря на столь юный возраст, команды на «Единороге» отдаю именно я! Вы можете давать советы, но окончательное решение всегда за мной!

– Я это уже поняла, капитан, – так же серьезно ответила она. – Не волнуйтесь, субординация для меня не пустое слово.

Ага, подумал я, не пустое. Интересно, как в ее понимание субординация соотносится с возможностью отправить в больницу капитана. Может, он просто гадом был и заслужил? Ну да, и все остальные – тоже. Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. Сейчас главное то, что у меня, кажется, получилось найти с ней общий язык. А там – посмотрим. Найдя в комме договор о найме, передал его Хейли, для ознакомления и подписи. Она быстро прошлась по нему глазами, еще раз чему-то хмыкнула, а затем снова подняла взгляд на меня.

– Капитан, у меня есть к вам встречная просьба!

– Да, конечно! Слушаю вас.

– Пообещайте мне, что наши отношения будут иметь чисто деловой характер.

Да что же это такое? Ладно еще Джессика, которая сейчас с невозмутимым выражением лица смотрит в сторону. Ржет, наверное, про себя. Так она хотя бы симпатичная! Но Хейли! Неужели у меня такой взгляд голодный?

– Обещаю, – говорю, надеясь, что имею сейчас не слишком глупый вид.

– Тогда, – она прижала большой палец к контракту, – я в команде. Будут какие-нибудь приказы, капитан?

– Пока нет, пилот. Первый старт, в случае полного найма экипажа, через полтора месяца. Но к своим обязанностям вам лучше приступить раньше, через месяц. Чтобы успеть познакомиться с людьми и кораблем.

– Хорошо капитан! Разрешите идти?

– Да, конечно! Разрешаю! – снова слегка растерялся я от резкой смены ее поведения. Определенно странная женщина.

– В таком случае до скорой встречи! – Хейли встала, четко козырнула и, развернувшись, чуть ли не строевым шагом пошла на выход.

Мдя. Теперь нас трое. И что-то мне как-то не по себе становится от мысли, кто будет следующим?


Глава 8

Следующим кандидатом, как ни странно, оказался еще один пилот. Через два дня после найма Хейли позвонила Джессика и сказала, что нашла человека на должность. Но вид у нее был какой-то растерянный. На вопрос о том, что случилось, Фест отделалась какими-то общими фразами, но потом все же призналась, что пилот этот странный. Репутация у него обычная. Не хорошая, а именно обычная. Стандарт, как у тысяч других. Есть и поощрения, и выговоры. Нарыть на него какого-нибудь компромата не удалось. Вот именно поэтому Джессика и беспокоится. Такой пилот мог устроиться почти на любой корабль. Не старпомом, конечно, но вторым пилотом – легко. Но он тем не менее рассматривает вариант работы на «Единороге».

Несмотря на опасения моей помощницы, я с пилотом встретился. Он оказался нормальным мужиком. Немногословным, правда, и довольно хмурым. Ну, так мне весельчак и не нужен. Поэтому после собеседования экипаж «Единорога» стал больше на одного человека – мрачного мужика по имени Ричард Прайн.

Еще через несколько дней объявился соискатель на должность техника. Причем нашелся он сам, по объявлению. Но эту кандидатуру я забраковал после личной встречи. Здоровенный негр под сороковник в ответ на вопрос, что он знает о рулаиновой установке, начал мямлить, как ребенок, и страшно пучить глаза. После этого я постарался как можно быстрее закончить беседу и, пообещав подумать, смылся.

Следующие пару недель никто из соискателей не появлялся, и мне удалось их полностью посвятить тренировкам. А по вечерам мы с Буцом составляли список необходимых для «Единорога» и команды покупок. Кое-что из этого списка решили приобрести сразу. Точнее – я решил. А именно – десяток короткоствольных автоматических карабинов «Кнокер» и оружейный шкаф для их хранения. Перед покупкой удалось пострелять из такого карабина в тире, и это привело меня в восторг. Легкий, все из той же металлокерамики, тридцатипятизарядный и очень скорострельный. А самым клевым в нем была система целеуказания через шунт. Прям как в какой-нибудь игрушке компьютерной. Прицельная метка проецируется напрямую в мозг. Круть!

Пока я занимался тренировками и радовался новым игрушкам, Джессика искала людей в команду. И, как выяснилось, весьма успешно. Во время очередного звонка она сообщила, что нашла сразу пятерых кандидатов. Четверых бойцов и врача. Собеседование с ними я назначил на один день, но в разное время.

Сначала встретился с бойцами. Они оказались слаженной командой, основной работой которой были разовые акции. Другими словами – наемники. Наняться на «Единорог» они решили по причине весьма банальной. Возраст. Их командиру было уже за пятьдесят. Но, несмотря на это, Сержант, как он попросил его называть, был мужиком крепким и опасным. Это проявлялось во всем: во взгляде, движениях, манере разговора.

Двое из его подчиненных, которые оказались лишь немногим младше, были похожи на своего командира. Абсолютная невозмутимость, уверенность в своих силах и армейская выправка. Лично я постеснялся бы записывать таких людей в пенсионеры. Для здоровья опасно. Последним членом группы оказалась девушка лет двадцати пяти. Довольно симпатичная брюнетка, спортивная, что и неудивительно, и улыбчивая, что странно для ее профессии. Чуть позже Сержант меня просветил на ее счет. Девушка была какой-то дальней родственницей его старого друга и сослуживца, который попросил взять ее в команду и немного натаскать в воинской премудрости. Для каких целей ей это нужно, я уточнять не стал. Сержант сказал, что за нее ручается, и мне этого хватило. Уважение и доверие к этому старому вояке возникло у меня практически с самого начала нашей встречи, и после подписания контракта я считал, что мне повезло с наймом его команды не меньше, чем с Джессикой. Уже подписав документы и собираясь уходить, Ребекка, так звали девушку, посмотрела на меня и сказала:

– Капитан, у меня есть к вам маленькая просьба.

– Я обещаю, что не буду к вам приставать! – нервно выпалил я, сообразив, какая просьба сейчас последует. Да что же это такое?! У меня и мыслей таких не было! Ну, почти не было! Блин, почему меня все за маньяка-то держат?!

– Нет, капитан, – рассмеялась девушка, – я не об этом. Разрешите мне сразу перебраться жить на корабль? Просто место, которое Сержант выбрал нашим временным прибежищем, несколько, гм… В общем, не очень приятное место.

– Бекка, ты собираешься стать солдатом, или как? – недовольно прогудел Сержант. – Если собираешься, то должна привыкнуть жить в любых условиях!

Ребекка, напрочь проигнорировав его реплику, ждала моего ответа. Сержант, пару секунд посверлив ее глазами, махнул рукой и ушел, бормоча себе под нос какие-то ругательства.

– Конечно, – растерявшись от такого ответа, я тоже не обратил внимания на ее командира. Подумаешь, бухтит мужик. А тут такая девушка ко мне жить просится. – Можете переезжать хоть сегодня. Каюту я вам выделю.

– Спасибо, – снова улыбнулась Ребекка. – Но я лучше завтра. До свидания, капитан.

Сказав это, она помахала ручкой и ушла. А я остался сидеть, слегка обалдевший от такого поворота событий.

В таком же состоянии я пребывал и во время собеседования с доктором, из-за чего благополучно пропустил мимо ушей всю информацию, почему этот забавный старикан, оказавшийся целым профессором медицины, идет работать врачом на маленький кораблик с семнадцатилетним капитаном. В общем, я его нанял.

Вернувшись на «Единорога», перекинулся парой слов с Буцефалом, поставив его в известность о найме новых членов экипажа, и отправился лупить грушу. Надо было срочно прочистить мозги. А то что-то их серьезно переклинило после разговора с Ребеккой. Что самое странное, я понимал, что это – абсолютно не характерная для меня прежнего реакция. Но ничего поделать с этим не мог. Что послужило ее причиной – возраст или частичка сознания Тома – можно было только гадать. Одно было ясно точно: с этим надо как-то бороться! Но вот как? За этими мыслями меня и застал очередной вызов.

– Здравствуй, Томас, – уставшим голосом поздоровалась Марта. – Мы могли бы с тобой увидеться?

– Привет, Марта! Если честно, то не вижу в этом необходимости.

– Том, это очень важно! Для меня. Для нас с Линдой. Нам нужна твоя помощь!

– Интересно, чем вам сможет помочь тряпка и мямля? – удивился я.

– Перестань, пожалуйста, – все так же устало попросила она. Именно попросила, а не потребовала. – У нас серьезные неприятности, и я просто не знаю, к кому еще мы можем обратиться.

– Хорошо, – немного подумав, решил все же согласиться. Нашел на комме адрес кафе, которое уже стало привычным местом для встреч, и отправил его Марте. – Завтра в одиннадцать по этому адресу.

– Спасибо, Том! Мы обязательно будем! – с облегчением, или это мне только показалось, ответила она и отключилась.

А я, почесав репу, вызвал своего нового работника.

– Сержант, извините за поздний звонок. У меня на завтра назначена встреча, во время которой возможны неприятности. Не могли бы вы выделить мне сопровождающих?


Глава 9

Меня ждали на КПП. Сержант не стал выделять кого-то одного, а привел всю команду. Купер и Мейсон, так звали двух его подчиненных, о чем-то лениво переговаривались. Ребекка прислонилась плечом к одиноко стоявшему тут деревцу и жевала жвачку. А сам начальник охраны, заложив руки за спину, задумчиво смотрел в небо. Проследив за его взглядом, я не увидел ничего интересного, кроме редких облаков.

При моем появлении все оживились, но лишь самую малость. Сержант с ленцой приблизился, небрежно козырнул и поинтересовался, какие у меня проблемы. В двух словах обрисовал ему ситуацию. Рассказал про смерть отца, наследство и предложение мачехи. Он ненадолго задумался, а затем махнул рукой. Придумаем что-нибудь!

– Кстати, Томас, ты же ведь техника ищешь? – неожиданно спросил Сержант, пока мы шли к кафе.

Свой байк я оставил на стоянке возле ворот.

– Да, ищу, – кивнул я, насторожившись.

– Есть у меня один на примете. Парнишка молодой, но талантливый. Правда, он больше изобретатель, чем техник, но одно другому не мешает. Если хочешь, договорюсь о встрече?

– Можно и встретиться, – согласился я, задумавшись. Можно ли доверять Сержанту? Так-то он мужик нормальный, правильный с виду. Но еще в прошлой жизни я неоднократно слышал, что всевозможные аферисты как раз так и выглядят. Очень компанейские люди, располагают к себе других, втираются в доверие. А потом – бац, и ты уже на них квартиру переписал.

Вот и сейчас непонятно, то ли Сержант искренне хочет помочь, то ли пытается протащить на «Единорога» как можно больше своих людей. Хотя, с другой стороны, для возможного захвата корабля изнутри хватит и его команды, без дополнительной помощи. Вот только происходить это предполагаемое событие будет не в космосе, а на какой-нибудь отдаленной планете. Потому что в космосе ему без пилотов делать нечего.

Стоп! Пилоты! Не потому ли ко мне нанялся Прайн? Ведь нормальный пилот, со стандартной репутацией, и вдруг идет работать под начало совсем молодого капитана. Может быть, его как раз и послали ко мне раньше боевиков, чтобы не вызывать подозрений.

Блин! Я так сам себя скоро подозревать начну. В любом случае раньше, чем они что-то сделают, вывести их на чистую воду не получится. Тут сыщик нужен, вроде Шерлока Холмса. Уж он бы сразу всех просчитал, узнал, что они ели на прошлой неделе одинаковую пиццу, исходя из чего – являются заговорщиками.

Улыбнувшись собственным мыслям, я немного расслабился. Просто надо быть настороже и внимательно присматриваться ко всем членам экипажа. Ко всем, кроме Джессики. Ну, никак она не тянет на засланного агента.

Тем временем мы зашли в кафе. Людей здесь было, как всегда, не очень много. Человек семь, и двое из них были в форме охраны космодрома. Что ж, это даже к лучшему.

Мейсон и Купер заняли ближайший от входа столик, заказали по паре пива и принялись изображать выпивох. Что, если честно, являлось для этого заведения странным. Ну, им виднее. Сержант и Бекка, указав столик, за который нужно сесть мне, сами уселись за соседний. Кого изображали они, мне понять не удалось, то ли отца и дочь, то ли хрен пойми кого. А может, вообще никого не изображали.

Попивая вкусный кофе, с не менее вкусным пончиком, я периодически поглядывал на дверь, ожидая Марту и внутренне готовясь к неприятностям. Почему-то в том, что они непременно будут, сомнений у меня не было.

Они появились точно в назначенное время, столкнувшись в дверях с выходящими работниками охраны. Вопреки моим опасениям, Марта пришла не с мрачными дядьками уголовной наружности, а с Линдой. И вид у обеих был крайне расстроенный.

– Марта, Линда, – встав со своего места, поприветствовал я мачеху и сестрицу, – присаживайтесь.

– Здравствуй, Томас, – поздоровалась Марта в ответ. Линда же лишь хмуро кивнула.

– Будете что-нибудь заказывать? – интересуюсь из вежливости. – Нет? Тогда давайте перейдем к делу. Чем я могу вам помочь?

– Какой ты стал нетерпеливый, Том, – грустно произнесла мачеха, покачав головой. – Даже не поинтересуешься, как у нас дела? Давно ведь не виделись.

– Марта, ты напросилась на встречу со мной только ради того, чтобы рассказать, как у вас дела? – вся моя вежливость моментально слетела. Похоже, что она опять пытается играть на мнимых родственных связях.

– Нет, Том. Нам действительно нужна твоя помощь, – ответила она все таким же расстроенным голосом. А Линда, вопреки моим ожиданиям, промолчала, что было совсем на нее не похоже. – У нас серьезные неприятности!

– Да? И какие именно? – я скептически поднял бровь.

– Еще до твоей выписки из больницы, – немного помолчав, она начала рассказывать, – мы узнали про корабль. Честное слово, Том, я думала, что он тебе не нужен, и ты будешь только рад его продать. Я попыталась найти покупателя в обход условий завещания Бруно. Как ни странно – это оказалось не сложно. В это время уже было известно о банкротстве твоего отца, и появились представители банка. Они собирались забрать дом, выкинув нас с дочерью на улицу. Но поговорив с одним из них, я узнала, что дом можно оставить. Надо только заплатить определенную сумму, которой у нас не было. Именно поэтому, найдя покупателей на «Единорога», я попросила часть денег вперед, рассчитывая заплатить за дом и отложить на учебу Линде. Но представитель банка оказался аферистом, и нас все равно выгнали на улицу. А ты отказался продавать корабль. Поэтому теперь мы должны много денег серьезным людям. Ту часть, что осталась, мы сразу же вернули. Только вот деньги, которые были отданы за дом – пропали. Я обращалась к властям, но все оказалось бесполезно. А к этой сумме добавились еще и проценты.

Закончив рассказ, Марта подозвала официантку и попросила принести воды. Затем, напившись, вопросительно уставилась на меня. А я молчал и думал. То, что случилось с ними, конечно же неприятно, но меня никоим образом не касается. И мачеха не может этого не понимать. Еще в прошлую нашу встречу я четко обозначил свою позицию. Так что же ей тогда от меня надо?

– Марта, чего ты хочешь от меня? Денег? Ты же знаешь, что их у меня нет. А финансами «Единорога» я не могу распоряжаться по своему усмотрению. Есть у меня один надсмотрщик, – вспомнив про Буцефала, я усмехнулся. – Да даже если бы и мог. О какой сумме идет речь?

– Триста тысяч. Это уже вместе с процентами.

– Триста тысяч! Марта, ты в своем уме? Мы ведь даже не родственники! И любви особой между нами никогда не было.

– Томас, я подумала об этом! – снова заговорила мачеха, будто бы не услышав моих слов. – Ты можешь оформить нас как членов команды «Единорога» и премировать. Сумма премии обычно является прерогативой капитана.

– Марта, – я пощелкал пальцами у нее перед лицом. Знаю, что некрасиво, но состояние сейчас настолько накручено, что и не такое сделаешь на волне эмоций, – ты меня вообще слышишь? Даже будь такая возможность – денег бы я не дал! А прокручивать всевозможные аферы тем более не собираюсь! Вы вон дохитрились уже!

– Том, тебе что, нас совсем не жалко? – неожиданно спросила Линда.

– Жалко, Линда. Чисто по-человечески жалко. Я же все-таки нормальный человек. Но я не обязан платить за чужие ошибки. Тем более нарушать из-за этого закон. Вот вы вместо того, чтобы просто просить денег, могли бы попроситься ко мне работать. Я же предлагал. И со временем заработали бы нужную сумму.

– Они не станут ждать, Томас, – покачала головой Марта. – Да и кем мы могли бы у тебя работать. Поварихой?

– А почему бы и нет?! Ты поварихой, Линду можно взять на должность юнги. Будет тебе помогать и выполнять различную работу по кораблю. Нет, если кто-нибудь из вас является хорошим техником, знакомым с рулаиновой установкой, то – добро пожаловать! Мне такой как раз нужен.

Черт! И чего я так завелся-то? Сказал бы просто – нет, и все. Подставы, которой опасался, не оказалось. А на мать и сводную сестру Тома мне по большому счету плевать с высокой колокольни. Наверное, опять на первый план вылезла его личность. Он был парень чувствительный, и Марту с Линдой хоть и не особо любил, но чужими не считал.

– Все понятно, Томас! – сухо сказала мачеха, вставая. – Извини за…

Она запнулась и взглядом кролика, которого собрались скормить удаву, уставилась на только что вошедших в кафе мужчин. Их было шестеро.

Первым шел настоящий гигант. Рост за два метра, широченные плечи и огромное пузо. Строгий костюм-тройка смотрелся на нем, как на корове седло. За ним следовал прилизанный тип обычной комплекции, в не менее строгом костюме.

Остальные четверо были, похоже, охраной. Здоровые, с тупым выражением на мордах и в одинаковых бесформенных куртках, под которыми так удобно прятать оружие. Двое из них прошли за своим начальством, а в том, что это именно их начальство сомнений не возникало. Еще двое остались стоять недалеко от входа, радом со столиком Купера и Мейсона, на котором уже стояло штук десять пустых бокалов из-под пива. Охренеть! Они сюда что, бухать пришли? Пьют свое пиво, а на вошедших – ноль внимания.

– Какая неожиданная встреча! – громко проба сил здоровяк, радостно при этом улыбнувшись. – Вот так вот, собрался пообедать, захожу в кафе, а тут как раз те самые люди, которые мне нужны! Марта, а вы что, уже уходите? Не спешите. Уж будьте добры составить нам компанию. Одним, знаете ли, кушать скучно.

Он схватил своей лапищей первый попавшийся стул и уселся к нам за столик. Говорил этот тип странно, с каким-то едва уловимым акцентом. Вообще на планете говорили на американском языке, который оказался жуткой смесью английского, испанского и еще чего-то там. Мне его знание досталось от Томаса. В полном объеме. И, придя в себя в больнице, я сразу заговорил на нем, а не на русском. Что оказалось очень кстати. Начни я причитать на родном языке, врачи бы очень удивились и отправили бы на опыты.

Второй тип полностью повторил действия первого, только без идиотских улыбок и молча. Марта же с обреченным видом вернулась на место, а Линда и встать еще не успела.

– Томас Чезари? – все еще улыбаясь, спросил у меня этот монстр.

– Да, – кивнул я, даже не думая скрывать свое имя. Оно ему известно совершенно точно, и сюда он зашел явно не просто перекусить. – А вы, простите, кто?

– Ох тыж, – расхохотался здоровяк и передразнил меня: – Простите, кто? Ты гляди, какие мы вежливые.

– Вы сюда поржать пришли, что ли? – ляпнул я, не сдержавшись.

– А нет, – сразу перестав скалиться, сказал он, – не вежливый! Меня зовут Пенол Полуст. Знакомое имя?

– Первый раз слышу, – отвечаю я абсолютно честно.

– Да ладно? – похоже, мне удалось его удивить. – Мальчик, а ты вообще с какой планеты? Молчишь? – зло прищурившись, спросил этот Пенопласт, не дождавшись ответа. – Гордый, значит? Ладно, я тебе объясню, зачем мы сюда пришли. Твоя мать должна нам денег. Но так как отдать она их не в состоянии, то придется тебе отвечать за свою семью.

Ух ты! Я хрен пойми где, хрен пойми в каком времени, а бандиты все такие же. Разве что пальцы не врастопырку.

– Вынужден вас огорчить, – ехидно улыбаюсь ему, – но у меня денег тоже нет.

– Это я в курсе, – никак не отреагировал на мой тон здоровяк, – но у тебя есть кое-что другое. – При этих словах он многозначительно поднял вверх палец. А затем этим же пальцем ткнул в сторону своего спутника. – Вот это – юрист. Он сейчас тебе на подпись документик даст, так ты уж, будь добр, его подписать. И пойдете вы всей своей дружной семейкой куда захотите. Понятно?

– Нет, – покачал я головой, сделав при этом грустное лицо, – меня папа в детстве учил с незнакомыми дяденьками не разговаривать. И тем более не подписывать никаких документов. А то столько извращенцев, знаете ли.

– Дерзишь, сопляк?! – прорычал Пенопласт. – Ладно, сам напросился. Марти!

Он повернулся к одному из своих быков. Но в этот момент начали действовать мои охранники. Купер с Мейсоном, несмотря на выпитое пиво, взмыли из-за своего столика и моментально положили мордой в пол тех двоих, что стояли рядом с ними. Бекка, с какими-то веселыми шуточками, запинала двух других в угол, попутно сбив их тушками несколько столиков. Сержант, мгновенно оказавшийся рядом с нами, упер в ухо здоровяка дуло какого-то здоровенного пистолета. Где он только умудрялся его прятать-то?! А я, чтобы не отставать от охранников, вскочил и врезал юристу. За компанию, так сказать. Хук с правой вышел на загляденье, не зря грушу колочу. Мужик упал вместе со стулом, да так и остался лежать.

– Подготовился, щенок? – зло процедил сквозь зубы Пенопласт, с опаской покосившись на молчавшего Сержанта. – Думаешь, это сойдет тебе с рук? Надеешься улететь на своем кораблике? Так я тебя огорчу! Не поможет это. Ты просто не представляешь, с кем связался. Я тебя на любой планете достану!

– Капитан, может, его грохнуть? – спокойно спросил у меня Сержант. – Пушки у этих ребят при себе имеются. Обставим все как покушение и будем в своем праве.

– Ты тоже меня не знаешь, старик? – спросил здоровяк у Сержанта, скосив на него взгляд. Вертеть головой он, похоже, не решился.

– Отчего же? Знаю! По такому дерьму, как ты, давно астероиды плачут! И если думаешь меня запугать, то напрасно. Мы с парнями Галергенскую мясорубку прошли. Не хватало еще всякой швали бояться! – Сержант презрительно сплюнул и снова обратился ко мне: – Так что, капитан? Кончаем ублюдков?

– Думаю, не стоит, Сержант, – качаю головой. – Мистер Пенопласт все понял и раскаивается. Ведь раскаиваетесь, мистер?

Здоровяк не ответил, лишь продолжил зло сверлить меня взглядом. Но и угрожать больше не решился. Интересно, что это за мясорубка такая, при упоминании которой испугался даже преступный босс? Надо будет уточнить у Сержанта. Или у Бекки, может, она в курсе.

– Ладно, мы уходим! – сказал я, глядя на своего начальника охраны. Потом перевел взгляд на мачеху и сестрицу, которые так и продолжали сидеть, как будто впав в ступор: – Марта, Линда, вы идете? Или хотите остаться и еще о чем-нибудь поговорить с эти ми джентльменами?

Как я и думал, оставаться они не захотели. А уже оказавшись на улице, Марта, которую здорово потряхивало, придержала меня за локоть.

– Томас, твое предложение о работе все еще в силе? – спросила она.


Глава 10

Верил ли я Марте? Сложный вопрос. Та часть меня, которая была Лехой, не верила ей ни на грош. Определенно она причастна к визиту этого Пенопласта.

Не факт, что хотела именно подставить меня. Возможно, просто сообщила ему о предстоящей встрече и сказала, что деньги скоро будут. А этот мафиози решил, что деньги ему не так важны, как корабль. Проследил за ними и явился. А могла и просто договориться с ним, войдя в долю. Хотя отчаяние Линды было вроде не поддельным. А, насколько помнил Том, великой актрисой она не была.

Но вторая часть меня, которая была Томом, почему-то им верила. Вообще сегодня Томас особенно активен. В голову так и лезут чужие мысли, и это даже пугать начинает. А что если его сознание полностью вернется? Вытеснит мое, загонит куда-нибудь в дальний уголок разума и все – прощай, Леха. Лучше уж было совсем погибнуть, еще там, на Земле. Это было быстро и не страшно, в отличие от перспективы быть навечно запертым в чужом сознании, без возможности что-то изменить.

Блин, что-то опять мои мысли в сторону ушли. В который раз за сегодня. Так вообще параноиком стать недолго. А Марта стоит напротив, все так же легонько придерживая меня за локоть, и молчаливо ждет ответа. И выражение лица такое, что даже я, Леха, ее уже жалеть начинаю. Черт!

– Да, в силе, – неожиданно даже для самого себя отвечаю я. Или Томас? – Но с испытательным сроком. Если из-за вас возникнут какие-нибудь проблемы, то высажу на первой подвернувшейся планете!

– Хорошо, мы согласны! – быстро отвечает мачеха. А на ее лице проступает явное облегчение. Вот хрен его знает, реально ли она боялась оставаться на планете, или все же играет. Если играет, то в ней умерла одна из самых талантливых актрис в галактике. Зато выражение лица Линда не изменилось. Оно у нее такое… офигевшее, что ли. Стоит рядом с матерью и растерянно хлопает глазами.

– В таком случае, как будете готовы, можете переезжать, – мягко высвободив руку, сказал я. И повернулся к ожидающему окончания разговора Сержанту.

– Мы уже готовы. Вещи в гостинице на территории космодрома, – сказала Марта.

– Хм. Неожиданно, – снова поворачиваюсь к ней и, подозрительно прищурившись, заглядываю в глаза. – И почему же вы оставили вещи здесь, если не собирались на меня работать?

– Нас выселили из дома, – глаза Марты повлажнели, чего не было на памяти Тома ни разу. – Так какая разница, где ночевать. Думали, что здесь нас не найдут эти, – она кивнула в сторону кафе, из которого пока что так и не показались местные бандюганы.

– Хорошо, – кивнув мачехе, поворачиваюсь к Сержанту: – Вы не выделите кого-нибудь им в со провождение?

Подумав, я решил отправить с ними кого-нибудь. И не для охраны, а скорее для наблюдения. Отпускать Марту и Линду одних не хотелось совершенно. Пусть лучше будут под присмотром.

– Да, конечно, – согласился Сержант и обратился к Бекке: – Ребекка, ты ведь тоже оставила свои вещи в гостинице? Вот и проводи дамочек.

Девушка кивнула и, ничего не говоря, развернулась и направилась в сторону гостиницы. Мачеха и сестрица посеменили за ней. Проводив их взглядом, решаю выяснить кое-что у Сержанта.

– Сержант, – обращаюсь к нему, – вы ведь не собирались убивать того типа в кафе?

– Конечно же нет, – хохотнул мужчина. – Капитан, я солдат, а не маньяк. Да и с охраной космодрома ссориться не хотелось. Эти ребята могут доставить проблем не меньше, чем полиция. Насчет того, что возможна небольшая драка, я предупредил их заранее. Тут служит много отставников, и ничего против они не имели. А вот для того, чтобы кого-нибудь грохнуть, одних приятельских отношений мало.

– Я, в принципе, так и думал. Но решил все же уточнить.

– Вы молодец, капитан! – неожиданно похвалил меня Сержант. – Замечательно держались для вашего возраста, да и подыграли мне хорошо.

– Спасибо, – кивнул я в ответ на похвалу. Как ни странно, было приятно услышать такие слова от старого вояки. – Вы что-то говорили про знакомого техника? Можно назначить нашу с ним встречу на завтра?

– Да. Думаю, что у него нет никаких срочных дел. Насколько я знаю, он давно сидит без работы. Я с ним свяжусь и сообщу вам, капитан.

– Хорошо. Тогда еще один вопрос, Сержант. Этот бандит, Пенол Полуст, он действительно такая известная личность, про которого должны все знать?

– Нет, капитан, – он отрицательно покачал головой. – Он шестерка, которая считает себя крутым боссом. Вот его брат, Дарел Полуст, действительно значимый человек. А Пенол пыжится, пытаясь быть похожим на брата. Только умишком он обделен.

– А с его братом проблем у нас не будет? – озадаченно спрашиваю я.

– Не думаю. Совсем не тот уровень. Вот если бы мы реально грохнули его братца, тогда он, может, и пошевелился бы. Так что не переживайте. Но на всякий случай все же не выходите никуда один. Реббека теперь будет жить на корабле, вот пусть вас и сопровождает. Я ее проинструктирую.

– Ладно, обязательно буду брать ее с собой, – соглашаюсь я с ним.

– Вот и замечательно! Мы вам сегодня еще нужны?

– Нет, на сегодня вроде все дела переделал.

– В таком случае мы с парнями проводим вас до ворот и дождемся женщин. А потом уже поедем.

Если вдруг снова понадобимся, то я на связи в любое время.

Дождавшись процессию из Бекки, идущей впереди с небольшой спортивной сумкой на плече, и Марты с Линдой, следом за которыми парили на небольшом расстоянии от земли четыре огромных чемодана, я пожал на прощание руки Сержанту и его подчиненным и пошел к охране космодрома, получать пропуска на новых членов экипажа. Предварительно мачеха и сестрица расписались в контрактах, и обратный ход им теперь был заказан. Был в этих документах хитрый пунктик про неустойки, который, впрочем, действовал в обе стороны. Подозреваю, что к этому пункту приложили руку какие-нибудь профсоюзы, которых в САП было, как блох на Тузике.

Оформив пропуска и дождавшись очередного «окна», мы пошли к «Единорогу». Мне тоже пришлось именно идти и «катить» байк рядом. Можно было бы доехать с ветерком. Самому. Но воспитание не позволяло бросить дамочек одних на взлетном поле.

Путь наш, само собой, занял намного больше времени, чем занимал у меня обычно. Добравшись все-таки до корабля, я представил всех Буцефалу, который при виде новых людей неожиданно оживился и попытался острить. Затем проводил их на второй этаж и предложил каюты на выбор. Марта и Линда выбрали две соседние, а Ребекка предпочла поселиться с противоположной стороны, то есть подальше от них. Буцефал активировал им замки, настроив на скан ладони для каждого человека.

После этого, оставив женщин разбирать вещи и устраиваться, я поднялся в свою каюту, переоделся и отправился в зал. Там меня, лупящего грушу, и нашла Марта минут через сорок. Подозреваю, что не без помощи Буца.

– Томас, – мачеха с интересом меня осмотрела с головы до ног. В данный момент на мне были надеты лишь шорты, и результаты изнурительного занятия спортом можно было наблюдать во всей красе. От былых телес остались одни воспоминания, и хоть мышцы еще не особенно просматривались под оставшимся слоем жирка, сам я их уже чувствовал. А еще за последние месяцы я подрос на целых семь сантиметров, что тоже не могло не радовать.

– Да, Марта? – отойдя от груши, я взял полотенце и вытер лицо.

– Как ты изменился… – удивленно протянула она, не прекращая меня рассматривать. – И за такое короткое время. Странно, раньше тебя невозможно было заставить делать физические упражнения.

– Все мы меняемся, – пожал я плечами. – Ты что-то хотела?

– Да, хотела, – кивнула она и наконец-то посмотрела мне в лицо. – Буцефал показал мне кухню, но там совсем нет продуктов. Если уж мне надо приступать к своим обязанностям, то не мешало бы их купить. Буц сказал, что может все заказать, но без твоего разрешения этого не сделает.

– Камбуз, – зачем-то поправил я ее. Наверное, по старой привычке.

– Что?

– На корабле не кухня, а камбуз. Я дам ему разрешение. Слышишь, Буц?

– Да, капитан, вас понял, – раздался голос псевдоискина.

– Хорошо. У тебя всё, Марта?

– Да, Томас, спасибо.

– Марта, подожди! – остановил я собиравшуюся уйти женщину. – На будущее. Когда мы одни, можешь продолжать называть меня по имени. Но в присутствии посторонних – только капитан!

– Хорошо, – она недовольно поджала губы, но все же кивнула. Смерила меня каким-то странным взглядом, затем пожала плечами и ушла.

А я отправился в душ. После душа меня опять атаковала паранойя, и, после часа размышлений, я вызвал Джессику.

– Да, капитан? – почти сразу ответила моя помощница.

– Добрый день, Джессика! – я попытался беззаботно улыбнуться девушке. Правда, не знаю, насколько это получилось. – Мы не могли бы встретиться сегодня вечером? У меня есть пара вопросов, но желательно задать их с глазу на глаз.

– Конечно, – ни секунды не сомневаясь, кивнула она. – В том же кафе?

Черт! Как я мог забыть. У меня же теперь проблемы с бандюками и тащиться в кафе без охраны – не самая лучшая идея. Но если взять с собой Бекку, то и встречаться с Джессикой незачем.

– Да, там же в семь. Устроит такое время? – по колебавшись, все же решился я.

– Да, капитан. Я буду.

– Тогда до встречи!

Перед встречей я всерьез подумывал взять с собой пистолеты, но Буц, гад электронный, отказался снимать пломбы. Немного попререкавшись с псевдоискином, впрочем без особого результата, я плюнул и спросил у него, где в данный момент находится Ребекка. Она оказалась в своей каюте, куда недавно вернулась, побродив по кораблю. Приказав Буцу не сообщать ей о моем отсутствии, я выгнал байк и, дождавшись «окна», поехал на встречу.

В пути мне поступил вызов от техника. Ответив (байк все равно ехал на автопилоте), увидел перед собой молодого азиата. Договорившись с ним о встрече на завтра и назначив время, я как раз доехал до ворот и, привычно оставив байк на стоянке, направился в кафе.

Если честно, то было немного страшно. Встретиться с теми мордоворотами я не хотел бы, даже будучи Лехой. Что уж говорить про настоящее время. Но вопреки моим опасениям, дошел я без проблем, и в кафе их тоже не оказалось. Зато Джессика уже сидела за столиком и попивала кофе.

– Еще раз здравствуйте, Джессика, – приветливо улыбнулся я девушке. – Спасибо, что согласились встретиться.

– Добрый вечер, капитан, – девушка вернула мне улыбку. – У вас какие-то проблемы?

– Да как сказать, – неопределенно отвечаю, одновременно подзываю официантку и тоже заказываю кофе. – Я хотел вас попросить навести…

– Капитан Томас Чезари? – неожиданно раздается сзади, от чего я чуть было не вылил на себя кофе. Медленно повернувшись, вижу двух крупных мужиков в полицейской форме. Сглатываю неожиданно появившийся комок в горле и киваю.

– Вы арестованы по обвинению в нанесении расового оскорбления! – говорит один из них. – Вы имеете право хранить молчание. Все, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Вы имеете право на адвоката…


Глава 11

– Как я понимаю, капитаном вы еще не являетесь? – спросил полицейский.

В данный момент я сидел в его кабинете, в участке, и пил дрянной кофе из одноразового стакана. А перед этим почти три часа ждал, когда у него появится время на допрос. Или как это там называется? Арестовали меня первый раз в жизни. В обеих жизнях. И в кафе, когда полицейские зачитывали мои права и застегивали на запястьях силовые наручники, полностью воспользовался правом хранить молчание. От неожиданности. Да и что мне было говорить? Что невиновен? Так они определенно явились именно за мной.

Джессика, судя по ее виду, была удивлена не меньше меня, но быстро пришла в себя и сказала, что найдет адвоката. Только времени прошло уже много, а адвоката так и не было. И вот теперь допрос. Главное, что я так до сих пор и не понял, за что именно меня арестовали.

– Еще нет, капитанский патент станет активен в ближайшее время, – ответил я копу. Вид он имел уставший и скучающий. Вопрос задал, не глядя на меня, изучая при этом какие-то документы на спроецированном над столом экране.

– Тем не менее вы нанимаете людей, – сказал он. Вопросом это точно не являлось, и я промолчал. Тогда он наконец-то оторвался от экрана и посмотрел на меня. – Вы нанимаете людей для работы?

– Да, нанимаю, – ответил я. – Это запрещено?

– Нет, почему же? Вы же пока не покидали планету. Но сейчас речь не об этом, – он снова уставился в экран.

– А о чем? – не выдержав затянувшегося молчания, спросил я.

– Хм… Вопрос в том, молодой человек, – коп пристально посмотрел мне в глаза, – как давно вы стали расистом?

– Что?! – удивленно воскликнул я. – С чего вы это взяли?!


– То есть вы это отрицаете?

– Конечно!

– Тогда что вы скажете на это? – он коснулся, комма, и спроецированный экран развернулся в мою сторону. Вчитавшись в заявление, а это было именно оно, я неожиданно узнал, что некий капитан Томас Чезари отказался взять некоего Пола Вашингтона на должность техника, по той причине, что он является черным.

– Что за бред?! – дочитав заявление, в сердцах спросил я у полицейского. – Я отказал ему в работе, потому что он ничего не понимает в рулаиновой установке. А именно такая установлена на моем корабле!

– Да-а? – протянул коп. – Тогда объясните мне, как вы это поняли? Вы хорошо разбираетесь в этой самой установке?

– Нет, но…

– Тогда вы, возможно, умеете с первого взгляда определять квалификацию техников?

– Да нет же! Я…

– В таком случае получается, что вы отказали мистеру Вашингтону по той простой причине, что он является темнокожим!

– Да плевать мне на то, что он негр! – повысил я голос. – На вопрос о рулаиновой установке он лишь пучил глаза и не сказал абсолютно ничего.

– Так, так, так, – коп побарабанил пальцами по столу и неожиданно улыбнулся. – Негр, значит? А еще говорите, что не являетесь расистом, мистер Чезари!

– Вы не так все поняли, – начал оправдываться я, поняв, какую глупость сморозил. Черт! Долбаный коп! Вывел меня из себя и поймал на слове.

– Не так понял, значит, – произнес он и, неожиданно стукнув кулаком по столу, заорал: – Все я понял правильно! Такие люди, как вы, позорите нашу великую страну! Не любите, значит, темнокожих?

Ну что же, я предоставлю вам возможность познакомиться с ними поближе! Малькольм!

– Да, сэр? – в приоткрытую дверь заглянул один из двух копов, которые доставили меня в участок.

– Проводи этого поганца в камеру! Сотрудничать он не хочет, так пусть посидит, подумает.

– Подождите, – я совсем растерялся. Что за фигня тут творится?! За что меня в камеру-то?

– Молчать! – заорал злобный коп. – Раньше надо было думать!

– Я требую адвоката! – вспомнив о своих правах, сказал я.

– Хорошо, – неожиданно успокоился он. – Малькольм, разблокируй ему комм, пусть свяжется с адвокатом.

– Есть, сэр! Пройдемте, мистер Чезари, – Малькольм открыл дверь и кивком головы предложил мне выйти первым.

Уже шагая по широкому, ярко освещенному коридору, я немного пришел в себя и решил к нему обратиться:

– Простите, сэр. Я хотел бы связаться не с адвокатом, а со своей помощницей, Джессикой Фест.

– Не положено, – не останавливаясь, он отрицательно покачал головой.

– Но у меня нет адвоката!

– Это ваши проблемы.

– Но…

– Следуйте вперед, сэр! – повысил голос Маль кольм. – Иначе я буду вынужден применить силу!

Заткнувшись, я поплелся туда, куда указывал провожатый, не замечая ничего вокруг. Происходящее просто не укладывалось в голове. Что за бред?

Почему этот тип написал заявление? Я же ему, насколько помню, даже не отказывал. Сказал, что подумаю. А про цвет кожи вообще речи не заходило! И коп этот психованный. Он что, изображал из себя одновременно и плохого и хорошего полицейского? Хотя хорошим он вроде не был. Может быть, это какая-то психологическая ломка? Только зачем? Я же не президента грохнул. Всего лишь не взял сразу на работу тупоголового техника.

Пока я мысленно сокрушался о несправедливости этого мира, мы с моим конвоиром дошли до места назначения. Приказав мне остановиться перед большой металлической дверью, покрашенной в серый цвет, Мальком приложил ладонь к сканеру, расположенному справа от нее. Дверь медленно уползла в сторону, и коп велел мне заходить. Оказавшись внутри, я оглянулся на дверь, которая так же неспешно закрылась, и только после этого осмотрелся. Помещение где-то семь на семь метров, узкие лавки вдоль стен и металлический унитаз. И заключенные. Или задержанные, не знаю, как правильно.

Было их пятеро. Какой-то худой тип, забившийся в угол, лысый здоровяк, разглядывающий потолок и совершенно не обративший внимания на мое появление, и три негра. Твою же мать. Вот они внимание обратили. Смотрят пристально, зло и вызывающе. И с таким превосходством во взглядах, как будто я им по гроб жизни чем-то обязан. В голову сразу пришла мысль, что мои неприятности только начинаются.

Подумав, решительно направился к лысому мужику. Он на меня так и не посмотрел, даже когда я присел на лавку в метре от него. Зато негры о чем-то вполголоса переговаривались, периодически поглядывая в мою сторону. Я тоже смотрел на них, стараясь делать это так, чтобы не было похоже на вызов. И пытался понять, насколько они опасны.

Гигантами эти парни не были, обычная, даже скорее худощавая комплекция. Двое среднего роста, один немного ниже. Вот он-то мне больше всех и не нравился. Была в его движениях какая-то хищная плавность. А еще этот тип, в отличие от своих друзей, не поглядывал на меня украдкой, а смотрел прямо и, кажется, тоже изучал.

В итоге эта троица что-то решила, дружно повернулась в мою сторону, и один из них ленивой походкой направился ко мне. Хорошо, что не тот, которого стоило опасаться больше других. Хотя что хорошего-то? Сомневаюсь, что в данный момент я способен справиться даже с одним из них.

– Слышь, парень, – заговорил подошедший негр, – ты за что сюда угодил?

Ага, хороший вопрос. Так прямо сейчас возьму и расскажу.

– Дорогу в неположенном месте переходил, – спокойно (по крайней мере я на это надеюсь) смотрю ему в глаза.

– Да? – он запрокинул голову и хохотнул. – Где же такая дорога интересно?

– Не знаю, – улыбнувшись, пожимаю плечами. – Копы не говорят. Взяли и посадили.

– Да? – все еще веселясь, снова спросил он. – А мы другое слышали.

– Даже не могу представить, что именно.

– Так я тебе расскажу, – сузив глаза, уже совсем не весело сказал он. – Говорят, что ты наших братьев не любишь!

А до меня неожиданно начало доходить. Чертов коп! Вот почему он себя так странно вел. Ему был нужен повод засунуть меня в камеру к этим уродам. И он этот повод сам себе и придумал. Вопрос только в том, для чего ему это нужно? Просто так подставлять незнакомого пацана не стали бы. Значит – была причина.

– Что молчишь? – не дождавшись от меня ответа, спросил негр. – Так любишь или не любишь?

– Не понимаю, о чем ты говоришь! – как можно миролюбивее отвечаю ему.

– Сейчас поймешь, – процедил он и совершенно неожиданно ударил меня открытой ладонью по щеке. Только на пощечину этот удар не походил совсем. Хлесткий и очень быстрый, заметить я его успел, а вот среагировать – уже нет. В результате я не удержался на лавке и свалился на пол, больно ударившись коленом. В голове стоял легкий гул.

– Ну что, понял? – усмехнулся этот мудак. – Или повторить мо…

Договорить я ему не дал. В прошлой жизни я никому бы такое не спустил, несмотря на последствия. Так почему должен спускать в этой?

Взмыв, со всей возможной для этого тела скоростью, с коленей, я зарядил ему правой в печень. Удар получился хорошим, и не ожидавшего такого ответа противника начало скрючивать. Но согнуться он так и не успел. Следующий удар я нанес левой в корпус, а потом снова правой, хуком в голову. Несмотря на это, противник устоял, но «потерялся» и слегка покачивался. Хреново! Раньше такой серией я мог свалить любого. Пришлось пробить еще двойку в голову, после которой он все же свалился.

А я повернулся и приготовился встретить второго противника, который уже бежал ко мне, страшно пуча глаза и матерясь. Дожидаться его на месте я не стал. Сделал шаг вперед и встретил его ударом ноги в живот. Этот удар вышел на славу. Тип свалился как подкошенный и скулил, сложившись чуть ли не вдвое. Тем не менее я «выписал» ему добавки. Ногой в голову. Не хватало еще, чтобы он потом встал в самый неподходящий момент.

Справившись с двумя противниками, я посмотрел на третьего, самого, на мой взгляд, опасного. Он нападать не спешил. Стоял и смотрел на меня со смесью удивления и… Уважения? Да, похоже на то. Я даже подумал о том, что он, возможно, вообще не полезет в драку. Но надежды не оправдались. Постояв немного, последний негр медленно направился в мою сторону. И то, как он двигался, мне не понравилось совершенно. Спокойно и уверенно, он как бы скользил над полом. И на его лице не было ни капли сомнения в своем превосходстве. Да и я не обольщался. Если первые двое – обычная шпана, то этот явно прошел какую-то подготовку. И не факт, что я справился бы с ним даже в своем прежнем теле. Тем не менее сдаваться не хотелось совершенно. Сделав шаг назад и встав в стойку, я смотрел, как он не спеша приближается.

– Может, договоримся? – тихо спросил я.

Он в ответ лишь криво усмехнулся и покачал головой.

– Вас наняли? – задал я следующий вопрос, в надежде его отвлечь. Но в этот раз он не удостоил меня вообще никаким ответом. А в следующий момент у него в руке блеснуло лезвие ножа. Черт! Ножик был совсем маленький. Зарезать им сложно. Но в умелых руках он все равно превращался в грозное оружие, которым легко можно было перерезать пару артерий. А в том, что руки у него умелые, я не сомневался.

Решив перехватить инициативу, я атаковал первым. Шаг вперед, обманный удар ногой в голень и, чуть сместившись в сторону, удар рукой в голову.

На обманный удар противник не повелся, руку мою заблокировал и полоснул меня ножом по ребрам справа. Я инстинктивно отпрянул на шаг. Негр же, резко ускорившись, снова ударил ножом, целя в лицо. Не думая о последствиях, отмахнулся от лезвия левой рукой, ощутив резкую боль в рассеченной плоти и, снова шагнув к нему, попытался пробить в подбородок. Удар бы прошел, если бы мое тело было более послушным. Но ему не хватало ни навыков, ни скорости. Противник ловко увернулся и ударил сам, костяшками левой руки в переносицу. Не устояв на ногах, я упал на пол, ударился затылком и потерял сознание.


Глава 12

– Как я здесь оказался? – спросил я.

Вопрос был актуален, так как находился я сейчас не в тюрьме и даже не в больнице, а в медблоке «Единорога». Последнее воспоминание было о том, что меня пытались убить. Удар костяшками в лицо – и все. А теперь – вот, «Единорог». Очнулся, а рядом Бекка сидит. Перед ней экран, в котором открыта какая-то книга. Девушка так увлечена чтением, что даже не заметила моего пробуждения. Или сделала вид, что не заметила, так как после вопроса спокойно свернула книгу и повернулась ко мне.

– Привезла ваша помощница.

– А как она вытащила меня из тюрьмы?

– Нашла адвоката и помчалась в участок, – на чала рассказ Бекка.

Оказывается, Джессика сразу из кафе позвонила в какую-то адвокатскую контору. Там ей сказали, что адвокат не проблема, но нужны деньги. Нужной суммы у нее не было, и она решила попросить ее у Буцефала, но не смогла сразу попасть на корабль, так как у нее еще не было пропуска. Вдоволь повоевав с охраной космодрома, пропуск она себе все же выбила, но на борту «Единорога» ее ждала еще одна битва. С Буцефалом. Псевдоискин отказывался переводить деньги на счет адвоката. Этот электронный жмот ей попросту не верил. А может быть решил зажать деньги. В итоге, вдоволь наругавшись, они пришли к соглашению. Джессика едет с адвокатом в участок, а Буцефал остается с ней на связи и все контролирует. Но тут тоже оказалось все не так просто. В адвокатской конторе, узнав, что денег у нее нет и платить вперед им никто не будет, тоже уперлись рогом. И Фест, на пару с псевдоискином, так и не смогла их убедить в том, что оплата будет, но потом.

Тогда Буцефал вспомнил про знакомого юриста. Того самого, который являлся поверенным Бруно. С ним, к счастью, удалось сразу связаться. Юрист пошел навстречу и, бросив все дела, если таковые имелись, помчался в участок, где и встретился с Джессикой. А в участке как раз грузили в «скорую» мое бессознательное тело, собираясь отправить в больницу. Быстро разобравшись, что к чему, адвокат поставил на уши весь участок, а Джессика не позволила врачам отвезти меня в больницу. После оказания первой помощи она, с помощью юриста, настояла на том, чтобы «скорая» доставила меня на «Единорога». Сама поехала туда же, по пути связавшись с нанятым мной врачом. Доктор Хошель отнекиваться не стал и прибыл со всей возможной скоростью. Заштопав порезы и полечив ушибы, он сказал, что все будет в порядке и уехал. Джессика же продежурила около меня почти сутки, а когда начала клевать носом, то ее сменила Бекка.

Адвокат, оставшийся в участке, пытался разобраться, что же там со мной произошло. По всему выходило, что я был агрессивен, грубил офицерам полиции, а когда такого буйного задержанного изолировали, устроил драку с другими задержанными, отправив двоих в больницу. Тем не менее юристу удалось все уладить, и после выплаты морального ущерба мистеру Вашингтону претензий со стороны закона ко мне не будет.

– Какого еще морального ущерба? – возмутился я в этом месте ее рассказа.

– Адвокат сказал, что проще заплатить, – пожала плечами Бекка. – Говорит, что судиться с ним бесполезно, присяжные изначально будут на стороне темнокожего.

– Черт! И большой ущерб?

– Двадцать тысяч кредитов.

– Охренеть!

– Вы мне лучше объясните, капитан, – строгим голосом сказала Ребекка, – почему вы покинули корабль без сопровождения?

И что ей ответить? Говорить правду нельзя, а если не говорить, то буду выглядеть идиотом. Хотя идиотом я буду выглядеть в любом случае.

– Ну, я же не маленький, чтобы повсюду таскаться с сопровождением, – отвечаю ей с бесстрастным выражением лица.

– Извините, капитан, но в данном случае вы вели себя как ребенок!

– Ребекка, да какая разница, было у меня сопровождение или нет?! – возмущенно говорю я. Понимаю, что она полностью права, но все равно оправдываюсь. Как-то неприятно, когда тебе говорят, что ведешь себя как ребенок. – Меня же полиция арестовала.

– Это хорошо, что Полус решил действовать через полицию! – зло говорит она. – А если бы он прислал бандитов?! Поверьте, капитан, есть масса способов заставить вас подписать любые документы. Для этого даже не обязательно применять силу, существует куча препаратов. А потом некий Томас Чезари просто пропал бы. И, возможно, ваша помощница тоже. Чем вы думали?!

– Кстати, – проигнорировал я ее гневную речь. В самом деле, не оправдываться же теперь. Тем более что она является моей подчиненной. – А почему они действовали таким странным способом? Чем бы им помогла отправка меня в больницу?

– Скорее всего, они просто перестарались, – Бекка пожала плечами, немного остыв. – Хотели, наверное, просто избить и унизить. После чего вы бы тоже были согласны на всё.

Хм, ну как вариант. Будь на моем месте именно Томас, могло бы сработать. Только вот я не он и смог всех удивить, уложив двух зеков. А третий, по-видимому, понял, что просто избить меня не получится. Или получится, но толку не будет. И решил действовать жестче.

– Как вы себя чувствуете? – неожиданно спросила Ребекка.

Хороший вопрос. Я пока особенно не шевелился, но уже чувствовал, что болело всё. Порезы на ребрах и руке, колено, которым ударился в самом начале, а особенно сильно болели нос и затылок.

– Не очень, – попытался я улыбнуться девушке. – Болит все, что должно болеть. Но жить буду.

– Да уж, досталось вам сильно, – сочувственно сказала она и нежно провела рукой по моей щеке. Этот жест, абсолютно не вязавшийся с боевитой девушкой, почему-то очень сильно напомнил мне о Машке. Она любила так лежать рядом, заглядывать мне в лицо, гладить волосы и мечтательно улыбаться. От этих воспоминаний защипало глаза, что было для меня абсолютно несвойственным. Но самым большим сюрпризом явилось то, что Бекка, видя мою реакцию, неожиданно наклонилась и поцеловала меня в губы. Я настолько растерялся, что вначале даже не отвечал. Но немного придя в себя, обхватил девушку руками и притянул к себе. Целовались мы минуты две, после чего Ребекка мягко отстранилась, задумчиво посмотрела мне в глаза и начала стягивать футболку. Я привстал с койки, собираясь ей помочь, но не смог. Голову пронзила настолько сильная боль, что я, застонав, упал на пол. Из глаз все-таки потекли слезы, а в черепушке как будто разорвалась бомба.

И в следующее мгновение на меня навалились воспоминания. Я вспомнил абсолютно всё, что когда-то знал и видел Томас. Уже проваливаясь в небытие, успел услышать испуганный возглас Бекки. А потом снова пришла темнота.


Глава 13

Бывают ситуации, когда кто-то что-то рассказывает, а ты совершенно не воспринимаешь информацию. Еще в своей жизни на Земле, до службы, я терпеть не мог разговоры о том, кто себе что купил или купить собирается. Если это не касалось действительно чего-то стоящего, конечно. А выслушивать долгие хвалебные речи о мнимых достоинствах последней модели смартфона или о том, какой навороченный кондиционер стоит у такого-то автомобиля, лично мне никогда интересно не было. Но приходилось стоять, слушать и вежливо кивать и поддакивать. А как же иначе, ведь для рассказчика это действительно важная информация и он уже подумывает, где бы выгоднее взять очередной кредит для покупки всех этих новшеств.

Еще бывают несколько другие ситуации, но с тем же результатом. Вроде как общаешься с человеком, он тебе что-то рассказывает, ты ему, но потом вы расходитесь в разные стороны и забываете не только об этом разговоре, но и друг о друге вообще. Такие беседы ведутся обычно в поездах. Один знакомый мне рассказывал, что ему в попутчики постоянно попадаются люди, которые очень любят рассказывать фантастические истории, якобы из собственной жизни. Мы с ним, общаясь на эту тему, так и не смогли понять, для чего им это надо. Самоутверждаются они что ли, приписывая себе все мыслимые и немыслимые качества и поступки. Вот только какой в этом смысл?

Но бывает и третья разновидность таких ситуаций. Человек тебе что-то рассказывает, слова вроде все знакомые, но ты абсолютно ничего не понимаешь. И у меня в данный момент была как раз такая. Я общался с претендентом на должность техника «Единорога». На вопрос, что он знает про корабли этого класса, последовала целая лекция. Когда он дошел до описания устройства гравитационных движков и начал рассказывать про упругость пространства и энергию гравитационных волн, я не выдержал и замахал на него руками.

– Стоп! Хватит, Ромэн! Я тебе верю! Не пони маю только ничего, но верю. Расскажи мне лучше про устройство рулаиновой установки.

Ромэн Токарумо, которого я перебил на середине предложения, недовольно поморщился, но тем не менее переключился с рассказа про движки на рассказ про рулаиновую установку. Спустя пять минут, на словах про пространственно-временной парадокс, я снова заскучал и остановил увлекшегося рассказом парня.

– Подожди! Ты можешь объяснить мне в двух словах и желательно, чтобы эти слова были попроще?

Снова состроив недовольную гримасу, Токарумо ненадолго задумался и кивнул. По его словам выходило, что благодаря необычным свойствам недавно открытого химического элемента рулания, рулаиновая установка не требовала топлива. Почему так получалось, я вначале не понял. Но по мере повествования начал вникать. Выходило, что эта самая установка вроде как воровала топливо сама у себя, но в другом измерении, а возможно и времени. Этакая машина времени в миниатюре.

– Стоп! – при словах о машине времени у меня внутри все будто бы сжалось, а по коже побежали мурашки. – Ты хочешь сказать, что машина времени существует, и она установлена на моем корабле?

– Нет, капитан, – Ромэн энергично замотал головой из стороны в сторону. – Рулаиновая установка не является машиной времени в привычном понимании этого термина. Перемещается во времени и пространстве только руланий и только в пределах установки.

– Понятно, – невесело вздохнул я. Только что появившаяся надежда на возвращение домой разбилась о суровую реальность. – А ты не в курсе, настоящую машину времени никто не изобретал?

– Насколько я знаю, – задумчиво почесал он затылок, – исследования в этом направлении велись. Мне даже попадались несколько статей на эту тему. Но добиться чего-то существенного ни у кого так и не получилось. Или же получилось, но это сразу же засекретили. Лично я считаю, что перемещение во времени невозможно.

Ну да, как же, невозможно! Что же тогда я здесь делаю? Но, несмотря на уверенность Ромэна в невозможности перемещения во времени, я решил взять этот вопрос на заметку и при первой же возможности навести справки. Только появится ли такая возможность?

А сейчас я решил, что Токарумо мне подходит. Парень он хоть и молодой (ему было всего двадцать три года), но дело свое знал хорошо. А то, что увлекающийся, так это скорее плюс, чем минус. Может, изобретет чего.

Сообщив ему о своем решении и узнав, что он хотел бы сегодня же переселиться на корабль, я направился в свою каюту. Переодеваться.

Да, встретиться с ним я решил именно здесь, не просто на территории космодрома, а именно в своем корабле. Дабы избежать любых неприятностей. За неделю, которая прошла после моей повторной отключки, я не покидал «Единорога» ни разу. На этом настаивали абсолютно все, от юриста и Джессики до Сержанта. Последний и вовсе приказал Бекке не отходить от меня ни на шаг. Меня его приказ только порадовал, так как Ребекка восприняла его буквально и приходила ночевать в мою каюту. Не знаю, чем руководствовалась девушка, решив разделить со мной постель. Лично я руководствовался тем, что она мне нравилась. А еще у меня очень давно никого не было. Про Томаса вообще промолчу, у него этого не было никогда. Теперь я знал это точно.

Память его стала мне доступна полностью. Наверное, этому помог очередной ушиб головы. Жаль только, что одной памяти было мало. Да, я теперь знал, как управлять космическим кораблем или гонять на байке, но навыков мне это не прибавило. Тем не менее это было все же лучше, чем вовсе не иметь никакого представления об окружающем мире.

На корабле тем временем жизнь била ключом. По совету моего старпома, которая вышла на связь несколько дней назад и сообщила, что тоже переезжает жить на корабль, я объявил всем нанятым членам экипажа о том, что пора бы уже сворачивать все свои дела на планете и переселяться на «Единорога». Для чего это было нужно? Хейли сказала, что для того чтобы люди друг к другу притерлись. И если вдруг кто-то не сойдется с кем-то характерами, выявить это до старта и принять меры. Потому что разборки в космосе не нужны никому и могут закончиться трагедией. Мое распоряжение уже выполнили все, за исключением Прайна. Пилот сказал, что ему нужно еще пару дней. Я спорить не стал. Хоть семнадцатилетие и ожидалось буквально на днях, лететь пока что было некуда. Джесскика вовсю искала нам работу, но пока результата не было.

Скучать мне все равно не приходилось. Прибавление жильцов на корабле неожиданно вылилось в прибавление проблем лично для меня. Проблем не серьезных, имеющих скорее хозяйственный характер, но от этого они не переставали быть важными.

Оказывается, что на «Единороге» очень многого не хватало. Начиная от продуктов питания и заканчивая кое-какими лекарствами и медицинским оборудованием. Медблок, по словам доктора Хошеля, был одним названием, и в нем не было даже элементарной лазерной хирургической установки. А резать людей острыми железяками, если вдруг что случится, наш врач отказывался категорически.

Также требовалось топливо для спасботов, кое-что из вооружения, колесный вездеход (ага, я тоже удивился, но Сержант сказал, что на некоторых планетах он незаменим) и топливо к нему. И еще вагон и маленькая тележка всевозможных мелочей. Само собой, что все с этими проблемами шли ко мне. Первое время я добросовестно пытался во все вникнуть. Потом просто бездумно советовался с Буцефалом по тому или иному вопросу. А в конце и вовсе свалил все на него, наказав экипажу обращаться к псевдоискину напрямую. Он хоть и электронный, но прижимистый и ненужную вещь его купить не заставишь. В чем я и убедился, когда тот или иной член команды приходил ко мне с очередной жалобой. И приходилось работать посредником, потому что ко мне Буцефал прислушивался чуть больше, чем к остальным. Но именно что чуть. Очень уж он был своевольным. А еще я подозревал, что при сборке ему по максимуму накрутили функцию жадности.

Помимо решения хозяйственных проблем, я продолжал тренировки. Правда, теперь заниматься в одиночестве не приходилось. Сержант, заметив в спортзале грушу, поинтересовался, не я ли ее луплю. А когда выяснил, что я, то сразу же организовал посменные тренировки. Только вот посменными они были для него самого, Мейсона, Купера и Ребекки. А вот меня менять было некому, и эти изверги отрывались по полной, пытаясь сделать из своего капитана хорошего бойца. Да и не только из меня. Сержант, предварительно согласовав со мной, объявил, что каждый член экипажа должен уметь за себя постоять. Исключением стали только доктор, который на это заявление только презрительно хмыкнул, Марта, уж не знаю, как ей удалось уговорить Сержанта, и Джессика, за которую вступился лично я, увидев, как девушка расстроилась. Возможно, в будущем я и подниму этот вопрос снова и заставлю ее пройти хотя бы минимальный курс самообороны от Сержанта. Но не сейчас. Она и так ходила сама не своя, постоянно подыскивая нам работу в сети. Но пока не находила.

Помимо изнуряющих тренировок, которым я, несмотря на усталость, был только рад, мы с командой Сержанта пару раз выезжали в тир. Опробовали и пристреляли все купленные мною «Кноккеры», благо у моих охранников имелось разрешение на перевозку и использование даже более серьезного оружия. Также мы провели несколько совместных тренировок, результатом которых все остались довольны. Я – подготовкой нанятых мною людей, а они тем, что их капитан, вопреки ожиданиям, оказался не полным профаном, и умел довольно неплохо стрелять. Конечно, до их подготовки мне было далеко. Даже будучи Лехой, я мог бы потягаться разве что с Беккой. Но у нее и не было за плечами множества боевых операций, в отличие от Сержанта, Купера и Мейсона, которые прошли даже через какую-то там мясорубку, за что их многие побаивались и уважали. Это выяснилось в тире, когда Мейсон «случайно» проговорился во время общения с одним из инструкторов, который в свое время, оказывается, тоже служил в каких-то серьезных войсках.

В общем, скучно мне не было. Наоборот, уже неоднократно приходила мысль, что хорошо бы было взять выходной.

Ну вот, наконец-то и наступил так ожидаемый мною день. Семнадцать лет. У меня Лехи семнадцатилетие уже было в прошлой жизни, поэтому сегодня я радовался не дню рождения, а активации капитанского патента. И скорее даже не самой активации, а возможности свалить с этой планеты, оказавшейся ко мне не очень гостеприимной. Несмотря на это, первым, что я услышал, проснувшись утром, было поздравление от Буцефала. Красноречием псевдоискин явно не страдал, и звучало это так:

– С днем рождения, капитан!

Автоматически сказав спасибо, я оглядел свою кровать и как обычно не обнаружил в ней Бекку. Она так и продолжала приходить по вечерам, но на всю ночь не оставалась ни разу. Уходила, стоило мне только заснуть. Как к этому относиться я не знал. С одной стороны, понимал, что она симпатичная молодая девушка, еще к тому же и боец неплохой, а я всего лишь пацан. Сопляк, несмотря на то что целый капитан. И Бекке, видимо, не хотелось афишировать наши отношения. Да и были ли они? Днем ни она, ни я никак не показывали, что между нами что-то есть. Как-то так само собой получилось, не сговариваясь. Даже оставаясь наедине, вели обычные невинные беседы, без намеков на что-либо. А по ночам был только секс. В отличие от Машки, которая была у меня единственной девушкой на Земле, в прямом смысле этого слова, Ребекка в постели была очень требовательной и ненасытной. Но у нас не было того, что можно было бы назвать романтикой. Под ручку не гуляли, цветы я ей не дарил, и даже при свете луны не целовались. Иногда меня это злило, иногда печалило, но я каждый раз старался загнать эмоции вглубь своей многострадальной головы. Понимал, что Бекка не та девушка, на которой стоит жениться. Да и сама она, скорее всего, не согласится.

– Что у нас новенького, Буцефал? – выбросив из головы лишние мысли, спросил я.

– С утра на борт прибыл Ричард Прайн. Занял одну из офицерских кают.

– Хм. Это получается, что вся команда в сборе? – слегка удивился я.

– Да, капитан. Более того, куплено все необходимое для длительного перелета. Осталось только найти работу.

– Думаю, найдем, – не очень уверенно сказал я. – Мисс Фест над этим работает.

– Даже не сомневаюсь в этом, капитан.

Вот мне послышалось, или у этого гада снова ехидный тон? Не знаю насчет запрета на искусственный интеллект, но либо программист, создавший Буцефала, был гением, либо этот электронный жмот давно себя осознал и вынашивает планы о завоевании мира разумными машинами.

– Капитан, – опять подал он голос, – рекомендую вам проверить почту.

Спорить я не стал и, последовав совету псевдоискина, открыл почту. А вот и оно, как говорится. Письмо от Гражданского Космического Управления с сообщением о том, что капитанский патент на имя Томаса Чезари активен с сегодняшнего дня. Я прислушался к себе и понял, что очень этому рад. Что было странным, так как раньше я о нем и не вспоминал особо, как-то само собой подразумевая, что патент активируют. Из этого следует…

– Капитан, – сбил меня с мысли псевдоискин, – перед дверью в вашу каюту стоит мисс Фест. Мне кажется, что она хочет постучать, но не решается.

Открыв дверь, я действительно увидел Джессику. И была она какой-то чересчур возбужденной. Только что не подпрыгивала на месте от переполнявших ее чувств.

– Мисс Фест? – сделав вид, что удивлен, спросил я. – Вы что-то хотели?

– Да, капитан! – ответила девушка и счастливо улыбнулась. – Я нашла нам работу!


Глава 14

Если ты не прирожденный оратор, то выступать перед аудиторией не так-то просто. Особенно, если эта аудитория состоит из людей, повидавших жизнь, опытных и к тому же мало знакомых. А ты сам, несмотря на вышестоящее положение, являешься для них глупым юнцом, который, кроме юбки матери, и не видел ничего.

Я, увы, прирожденным оратором не был. Нет, язык у меня подвешен хорошо, сам я парнем был компанейским и легко мог влиться в любую компанию. Душой этой компании, возможно, и не являлся, но и лишним себя никогда не чувствовал. Однако, если вдруг предстояло выступать с речью перед людьми, и эта речь не была очередной смешной историей или анекдотом, то у меня сразу начинались проблемы с произношением. Вроде как все знаешь, учил долго и наедине с самим собой можешь выступить не хуже какого-нибудь телевизионного диктора. Но стоит увидеть направленные на тебя ждущие взгляды, как сразу теряешься и начинаешь мямлить.

Сейчас ситуация была немного иной. Речь мне толкать не требовалось, да и вообще основная роль принадлежала Джессике, но все равно было как-то не по себе. Наверное, потому, что понимал: после ее выступления придется принимать решение. Да, конечно, будут советы от членов экипажа, к которым я обязательно прислушаюсь, но последнее слово остается именно за мной. И именно данный факт давил на психику и заставлял мандражировать.

Утешило только одно – мисс Фест, судя по ее покрасневшим щечкам и чуть более суетливым, чем обычно, движениям, чувствовала примерно то же. А страдать вдвоем все-таки легче.

Услышав ее заявление, про работу для «Единорога», я не стал немедленно вникать в суть, а, немного подумав, решил, что будет правильно довести его сразу до всех членов экипажа. Почему? Сам не могу понять. Возможно, в надежде разделить ответственность за принятие решения со всеми. А может быть, чтобы не разочаровываться в том случае, если мне работа понравится, но кто-нибудь из подчиненных приведет разумные доводы против нее.

Именно поэтому я приказал Буцефалу объявить о сборе всего личного состава в кают-компании через полчаса.

И вот сейчас сижу в сторонке от всех остальных и по выражению их лиц пытаюсь понять, кто и о чем думает. Правда, не получается это у меня абсолютно.

– Господа, – начал я, но замолчал, смутившись. Как-то слишком официально это прозвучало. Так и напрашивалось продолжение в виде фразы про ревизора. Но, подумав, так и не смог найти альтернативы. Не товарищами же их называть. А обращение «леди и джентльмены», боюсь, вызовет только смешки. Поэтому, немного помолчав, продолжил: – Господа, как вы, возможно, знаете, сегодня у меня день рождения. Соответственно, вступил в силу капитанский патент…

Договорить мне не удалось, потому что последовали поздравления. Хотя, как поздравления. Новоявленный техник Токарумо первым улыбнулся и захлопал в ладоши, а остальные подхватили. Дождавшись, когда аплодисменты стихнут, я благодарно покивал головой и продолжил:

– Но собрал вас я не по этому поводу. Или не со всем по этому. Так уж совпало, что мисс Фест именно сегодня нашла нам работу. И мне бы хотелось, чтобы мы выслушали ее все вместе, а затем вы помогли мне принять решение. Мисс Фест, прошу вас.

Фух. Нелегко мне далась эта речь. Надеюсь, что получилось нормально. Вроде, как и сказал, что их мнение для меня важно, но также и намекнул, что решение буду принимать сам.

Тем временем Джессика встала, заалев еще больше, и спроецировала со своего комма карту звездного неба с выделенной на ней планетой.

– Прошу внимания, – зачем-то сказала она, чем вызвала усмешки у Хейли и Ребекки. – Планета Занзор. Не так давно терраформированный и колонизированный мир. Развитие на данный момент класса «D». Основной доход – полезные ископаемые, которыми изобилуют недра планеты. Также почва очень благоприятна для сельского хозяйства. Заказ на работу поступил от мэра одного из трех крупных го родов. У него серьезно болен сын. Для современной медицины справиться с болезнью не сложно, но дело в том, что мальчик уже не транспортабелен. Заказ заключается в том, чтобы доставить больного на одну из планет класса «A» для надлежащего лечения.

– Простите, мисс… – перебил ее доктор Хошель, нахмурившись.

– Фест, – подсказала ему Джессика.

– Да. Простите, мисс Фест, но как вы это себе представляете? «Единорог», несмотря на то что является довольно современным кораблем, насколько я слышал, все же не приспособлен для перевоз ки тяжелобольных людей. Медотсек оборудован, уж извините меня, капитан, из рук вон плохо. Мне еле-еле удалось выбить у этого упрямца Буцефала нормальный хирургический набор. А вы предлагаете перевозить нетранспортабельного пациента. Для этого нужна современная система жизнеобеспечения, предназначенная для длительного использования.

А у нас – только аварийная, которой хватит в лучшем случае на сутки.

Говорил наш корабельный врач не очень эмоционально, и было не понятно, то ли ему действительно плевать на все, что тут происходит, то ли он сам по себе человек черствый. Высказав свое мнение, он глотнул кофе, которое Линда разносила всем членам экипажа, и посмотрел на меня. Мда. Я, подумав, в свою очередь посмотрел на Джессику.

– Доктор Хошель, – невозмутимо продолжила моя помощница, – я просто не успела дойти до этого момента. Перед тем как предлагать эту работу капитану, я внимательно изучила этот вопрос. Заметьте, изучила всесторонне. И пришла к выводу, что мы можем себе позволить для выполнения этого заказа установить на «Единороге» хорошую систему жизнеобеспечения.

– В таком случае прошу прощения, – сказал врач, довольно улыбнувшись. – Если благодаря этому у нас появится нормальный медотсек, то я обеими руками за.

И опять на меня смотрит. Как будто я против установки необходимого оборудования. Просто, когда он, несколько дней назад, начал перечислять то, что ему якобы нужно для нормальной работы, и озвучил, во что это все нам обойдется, то завис не только Буцефал, но даже я сам. Чуть ли не половина имеющегося у «Единорога» бюджета. Конечно же, мы с Буцом возмутились и мягко послали доктора, ограничившись в апгрейде медотсека хорошим хирургическим набором.

– Мисс Фест, – обратился я к Джессике, кото рую поддержка врача, похоже, немного вдохновила. – А какое вознаграждение за выполнение заказа?

– Сто тысяч кредитов, капитан.

– Хм, доктор Хошель, – я перевел взгляд на врача, – подскажите, в какую сумму обойдется установка необходимого оборудования?

– Ну, – доктор задумался, – с учетом всех нюансов…

– Сорок пять тысяч, капитан, – внезапно перебил его Буцефал, чем заставил Хошеля недовольно поморщиться.

– Сорок пять тысяч, – протянул я разочарованно. А потом обратился к старпому, которая все это время сидела со скучающим видом и почему-то недовольно поглядывала на второго пилота. – Мисс Хейли, сколько времени займет полет «Единорога» к Занзору, а затем путь к ближайшему миру класса «А»?

– Чуть больше трех недель до Занзора и еще полторы недели до Мелкина. Насколько я помню, это ближайшая планета с таким уровнем развития.

– В таком случае, мисс Фест, – разочарованно сказал я, – нам эта работа не подходит. Помимо оборудования, нужно учесть расходы на зарплату членам экипажа за этот месяц. А также все сопутствующее полету.

– Капитан! – возмущенно воскликнула Джессика. – Я же уже сказала, что всесторонне изучила этот вопрос. Помимо вырученных за работу денег, мы можем доставить на Занзор востребованный там товар, который очень легко найти на Новой Аризоне.

– Хм. И что это за товар? И уверены ли вы, что нам удастся его быстро сбыть?

– Сейчас я объясню, – сказала Фест и поменяла изображение на экране. Теперь с него на всех присутствующих смотрел какой-то мелкий зверек, больше всего похожий на мышь.

– Мы что, мышей им повезем, что ли? – заржал Купер после возникшей паузы.

– Нет, это не товар, – покачала головой Джессика, смерив бойца укоризненным взглядом, от которого он стушевался и замолчал. – Эти грызуны, действительно больше всего похожие на обычных мышей, являются большой проблемой для сельского хозяйства Занзора. Местное население уже перепробовало множество способов борьбы с ними. И травили, и отпугивали ультразвуком, даже с огнеметами на них охотились. Но эти зверьки оказались очень живучими. Быстро ко всему приспосабливаются и вырабатывают иммунитет ко всем вышеперечисленным способам.

– Что, даже к огнеметам? – снова хмыкнул Купер.

– Конечно же нет. Огнемет я привела к слову. Вы же должны понимать, мистер Купер, что гоняться за грызунами с огнеметом глупо.

– Ну почему же, – тихо, но так, чтобы было слышно всем, пробормотал боец. – Смотря какой он модели.

– Так вот, – продолжила Джессика, – перепробовав все, что только можно, местное население пришло к выводу, что для борьбы с грызунами нет ничего лучше обычной…

– Кошки? – азартно выкрикнул я. Если честно, то вся эта ситуация меня веселила. Фест с такой страстью рассказывала про борьбу с грызунами, что казалось, дай ей огнемет, и она сама рванется их жечь.

– Именно, капитан! – улыбнулась Джессика, ткнув пальчиком в мою сторону. – Именно – кошки!

– Да ладно? – удивленно спросил я. – Я же пошутил! Нет, серьезно?

– Да! – довольно кивнула она. – Кошки на планете в большом почете. Их мало и они очень дороги.

– Мисс Фест, – хмуро проговорил второй пилот. – Вы что, предлагаете нам перевозить кошек?

После его вопроса в кают-компании снова повисла тишина. Все, видимо, обдумывали, как это будет выглядеть. И я не являлся исключением. Нарушила её снова Джессика.

– А почему бы и нет? – она удивленно подняла брови. – На Новой Аризоне множество приютов для животных. Их даже покупать не надо будет.

Только кошачий корм и наполнители для кошачьих туалетов. Я подсчитала, что если мы привезем на Занзор тысячу кошек, то сможем, в случае успешной торговли, заработать еще от пятидесяти до ста тысяч кредитов.

– Я не буду менять им туалеты! – испуганно вос кликнула Линда, которая, разнеся всем напитки, си дела сейчас рядом с матерью.

Все присутствующие посмотрели на нее, а потом кают-компанию потряс взрыв гомерического смеха. Даже вечно хмурый Прайн весело улыбался.

– А ведь верно, мисс Фест, – когда все отсмеялись, сказал я, – кто будет за ними ухаживать?

– Об этом я тоже подумала, капитан! – обиженно буркнула Джессика, которая во всеобщем веселье не участвовала и, по-видимому, приняла все на свой счет. – На Новой Аризоне есть много людей, которые мечтают переселиться на Занзор. Но по причине низкого дохода оплатить перелет не могут. Я думаю, если мы возьмем десять человек для ухода за кошками, то они вполне справятся. Мы же взамен доставим их на Занзор.

– Хм, – хмыкнул я. Действительно все продумано. Лично у меня нет больше никаких вопросов по этому делу. Если все пойдет нормально, то удастся выручить до ста тысяч, и это перевешивает все возможные неудобства. – Ну что же, лично меня такая работа устраивает. Может быть, у кого-то есть возражения?

Я обвел взглядом команду.

– У меня, капитан, – снова подала голос Хейли. – И не возражения, а дополнения. Мне кажется, что кошек надо перевозить в клетках, иначе они из трюма разбредутся по всему кораблю.

– Об этом я тоже подумала, – грустно сказала Фест, видимо уставшая от недоверия в свой адрес.

– Тогда вопросов больше нет, – быстро сказала Хейли и виновато посмотрела на Джессику.

У остальных вопросов и возражений также не нашлось. Только Купер с Мейсоном о чем-то совсем тихо переговаривались, изредка хмыкая.

– В таком случае – решено! – поставил я точку в нашем собрании. – Первоочередная задача для всех – проверка своей рабочей зоны. Мисс Фест, вы, должно быть, подсчитали, сколько времени займет необходимая подготовка к полету с учетом новых за дач?

– Да, капитан. Три-четыре дня.

– Хорошо! Тогда через четыре дня стартуем к Занзору.


Глава 15

– Мяу, мяу, мяу… – эти звуки настигли меня, стоило спуститься в трюм. Хотя звуки – это еще половина беды. Запах! Ешкин кот! Мне стало жал ко переселенок. Как они бедные тут уже пятый день с этими кошаками обитают? Я бы сбежал. Точно. Но девять девушек и два совсем молодых, лет по четырнадцать – пятнадцать, паренька на первый взгляд не удобств не испытывали. Носились по трюму между кошачьих клеток и добросовестно делали свое дело.

Кто-то подсыпал еды, кто-то менял лотки для туалета. А одна девушка просто ходила от клетки к клетке и внимательно рассматривала кошек, на предмет кошачьих недомоганий. Но пока что таковых не было.

Пушистые зверюги на удивление хорошо перенесли старт. Впрочем, ничего удивительного в этом не было. Благодаря гравидвигателям подсознательно, ожидаемых мною перегрузок не было. Максимум в два джи. И то недолго, стоило выйти в открытый космос, и сила тяжести на корабле установилась стандартная для космических полетов. Девять десятых от обычной.

Выводила корабль в космос Хейли. Далее были распределены вахты между ней, вторым пилотом и капитаном. Да, да, я тоже не стал отлынивать от управления кораблем. Надо учиться. Нарабатывать навыки. Потому что в теории я все знал, спасибо Томасу, но вот практики не было совершенно. Впрочем, во время обеих моих вахт присутствовала Хейли и внимательно наблюдала, чтобы я случайно не направил кораблик к ближайшему солнцу. Но ни во что не вмешивалась, из чего я сделал вывод, что все делаю правильно. Да там и делать-то ничего особенного не требовалось. Определившись с пунктом назначения, Хейли задала нужный курс, и «Единорог» шел к цели на автопилоте. А от пилота требовалось с этим курсом сверяться и, если что-то не так – корректировать. Да и то коррекция требовалась лишь при полете к таким мирам, как Занзор. То есть недавно колонизированным и слабо развитым. На планетах с более высоким уровнем развития были гипермаяки, и сбиться с курса по пути к ним было практически невозможно. К Занзору же, рассчитывая маршрут, пришлось опираться на две ближайшие планеты с такими маяками.

Также пилоты отвечали за связь и наблюдали по приборам за близлежащим космосом, чтобы случайно не влететь в скопление крупных астероидов или какую-нибудь планету. В общем, ничего сложного, если не было нужды в маневрировании, не требовалось уйти от погони, или же, наоборот, кого-нибудь догнать, а также управлять кораблем в атмосфере. В этих случаях как раз и нужны были не только знания, но и навыки, которые вырабатываются со временем.

За дни, предшествующие старту, мне удалось немного лучше узнать команду. Бродил по кораблю, наблюдал за всеми, задавал вопросы. Непонимания это ни у кого не вызывало, из чего я сделал вывод, что так и должен работать капитан.

По итогам этих наблюдений я решил, что команда у меня подобралась хорошая.

Марта прекрасно справлялась со своими обязанностями повара, с членами экипажа была на удивление дружелюбной и вообще, особенно после старта с Новой Аризоны, как-то расслабилась и стала часто улыбаться и даже слегка флиртовать с мужской частью команды.

Линда, в отличие от матери, довольной не выглядела. Ходила хмурая, мало с кем разговаривала, если только по делу, но свои обязанности, которых было не так и много, выполняла хорошо.

Джессика Фест полностью погрузилась в работу, пытаясь контролировать абсолютно всё. В итоге, через два дня вымоталась и внешним видом стала напоминать привидение. Увидев ее в таком состоянии, я, несмотря на слабые возражения, своей капитанской властью приказал ей показаться врачу и сутки отдыхать. А за переселенцами и кошками обещал присмотреть сам.

Кейт Хейли также погрузилась в работу, но без фанатизма. Она хоть и проводила больше времени в пультовой, выглядела свежей и довольной. Много общалась с Буцефалом и рассчитывала всевозможные маршруты, показав тем самым, что вполне может выполнять обязанности навигатора, который на «Единороге» в данный момент не требовался. Опять же – благодаря гипермаякам. Вот если бы наш путь лежал куда-нибудь на окраину освоенного космоса, тогда да: расчетов потребовалось бы много, и не все можно было доверить псевдоискину. Глядя на Хейли, я не мог понять, из-за чего же у нее были проблемы на прошлых местах несения службы. Сама она говорила про мерзкий характер, но возможно, что там просто подбирался плохой экипаж.

Ричард Прайн рвения к работе не выказывал. Делал только то, что от него требовалось, а все свободное время проводил в своей каюте. Чем он там занимался, я не знал, да и не пытался выяснить, если честно. Каждый имеет право проводить свое время так, как считает нужным. Если это не мешает остальным членам экипажа и не вредит кораблю.

Ромэн Торакума носился по кораблю и своим видом больше всего напоминал сумасшедших ученых из виденных мной фантастических фильмов. Ему бы еще взлохмаченные седые волосы и заляпанный какой-нибудь гадостью халат, и сходство было бы полным. Но при общении с ним было видно, что «Единорог» ему нравится. Кораблик, по его словам, был в отличном состоянии, все приборы и устройства работали исправно, а рулаиновая установка была вообще чудом каким-то. Единственным, к чему он придрался, была гравитационная установка. Что-то там глючило, и в данный момент он как раз над ней колдовал.

Джозеф Хошель утратил всю свою невозмутимость и как маленький ребенок игрался с новым медицинским оборудованием. Даже предложил Джессике провести коррекцию зрения, чем невероятно смутил девушку. Оказывается, зрение у нее отличное, а очки являются просто элементом имиджа. Она в них солиднее выглядит. Я тут же попросил ее очки снять, чтобы посмотреть, как Фест будет смотреться без них. Но она категорически отказалась, покраснела еще сильнее и сбежала, сославшись на невероятно важные дела.

Сержант, он же Рассел Вольт, вместе со своими бойцами осваивали лазерные турели. Несмотря на то что в бою они могли управляться Буцефалом, Сержант сказал, что псевдоискин – псевдоискином, но принимать решение, в кого стрелять во время боя, должен опытный стрелок. А опыт у вояк имелся. У всех, кроме Ребекки. Вот ее в последние дни и натаскивали с помощью Буца. Псевдоискин создавал различные ситуации, и стрелки расстреливали виртуальные цели. Я, кстати, тоже взял пару уроков, которые оказались довольно увлекательными. Практически компьютерная игрушка с замечательной графикой.

Ребекка все так же навещала меня по ночам. Но просыпался я по-прежнему в одиночестве. Несмотря на это, к девушке я привязался. Особенно мне нравилось в ней то, что на тренировках, которые мы не забрасывали, и в постели она была абсолютно разной. Во время тренировок она была настоящей машиной для убийства, со стальными мышцами и эмоциями киборга. А по ночам она была нежной и прекрасной.

И я все чаще ловил себя на мысли, что начинаю влюбляться. Вот только еще не решил, плохо это или нет. Остальная команда, как я надеялся, о наших отношениях не догадывалась. А мы с Беккой решили пока что их не афишировать.

Сейчас я стоял на балкончике, опоясывавшем трюм, слушал кошачий мяв и наблюдал за кипящей внизу работой переселенок. Решение взять с собой только женщин мы приняли совместно с командой. В целях безопасности. А подростки оказались сыновьями двух будущих жительниц Занзора и угрозы тоже не представляли.

Кошек из различных приютов нам подвозили два дня, чем невероятно веселили охрану космодрома. В итоге их получилось тысяча сто сорок штук. Сидели они не по одиночным клеткам, а кошачьими группами, состав которых наблюдавшие за ними женщины периодически меняли. Из-за разборок, сопровождавшихся заунывными криками и драками. Одного сильно изодранного кота даже пришлось нести к доктору. Вопреки опасениям Джессики, Хошель их не послал, а быстренько подлатал животное. Да еще и оставил его в медотсеке на пару дней для наблюдения. Эта история вызвала среди экипажа много беззлобных шуток и еще больше улыбок.

Убедившись, что в трюме все в порядке и вмешательство Джессики не требуется, я развернулся и направился к лестнице, ведущей на второй ярус. И в этот момент «Единорога» неожиданно тряхнуло. А в следующую секунду корабль потряс крик «Мяяяуууу», помноженный на тысячу с лишним кошачьих глоток. Слышал я когда-то анекдот про корабль и кукол, которые при крене дружно сказали «мама», чем напугали какого-то моряка. Тогда я лишь посмеялся. Сейчас же понял, что это действительно очень страшно. Кошачий крик, казалось, пробрал до самых печенок, и я даже не сразу заметил, что лежу на полу балкончика. Да к тому же при падении, похоже, неслабо приложился плечом о перила.

– Что за… – начал было я, но закончить фразу не успел, потому что неприятности только начинались. В этот момент пропала гравитация, и моя тушка начала медленно взмывать в воздух. Но не это было самым страшным. Клетки с запертыми в них кошками также начали взмывать вверх. И все это сопровождалось уже не мявом, а каким-то совершенно диким воем, от которого даже волосы на голове зашевелились. Кое-как извернувшись, я ухватился за перила и остановил свое путешествие к потолку.

Перевести дух и осмотреться я не успел. Гравитация вернулась так же внезапно, как и пропала, и все парившие в трюме люди и клетки с кошками рухнули вниз, с высоты пары метров. Меня постигла такая же судьба, с той лишь разницей, что падать пришлось не с такой большой высоты. Приземлившись на балкончик, сразу услышал жуткий грохот, очередной громогласный мяв и чей-то затейливый мат.

Кое-как поднявшись на ноги, я посмотрел вниз и ужаснулся. Там был форменный хаос. Мешанина из клеток, кошек и немногочисленных людей. Кошки орали, женщины ругались, клетки валялись. Кроме того, от удара некоторые клетки открылись, и пушистые монстры, оказавшись на свободе, разбегались в разные стороны.

Я хотел было окликнуть женщин и поинтересоваться не получил ли кто-нибудь травмы, но понял, что меня попросту не услышат. Шум стоял невероятный.

– Капитан! – раздался голос Буцефала. – Вам срочно необходимо пройти в пультовую!

– Буц, это подождать не может? – недовольно спросил я у псевдоискина. – Ты же видишь, что тут творится?!

– Капитан, рекомендую вам срочно пройти в пультовую, – невозмутимо повторил он. – Там ЧП.

– Твою же электронную мать, – в сердцах выругался я и поспешил к лестнице. – Что там случилось?

– Вам лучше самому взглянуть.

– Хорошо. Сообщи доктору Хошелю, что в трюме нужна его помощь.

– Доктора Хошеля тоже вызвали в пультовую, капитан.

– Да что же такое происходит?! – выкрикнул я и побежал.

Добравшись до места, я вначале не поверил своим глазам. Справа, в углу пультовой, в совершенной прострации прямо на полу сидел Прайн. У него из свернутого набок носа хлестала кровь, которую безуспешно пытался остановить склонившийся над пилотом врач. В другом углу, катаясь по полу, сплелись телами Бекка и Хейли. Периодически то одна, то другая умудрялась противницу ударить.

С минуту ошалело понаблюдав за происходящим безумием, я набрал в грудь побольше воздуха и крикнул:

– Отставить!

Клубок из двух сцепившихся женщин моментально распался. Откатившись в разные стороны, они поднялись на ноги и с яростью сверлили друг дружку взглядами. Но, к счастью, возобновить драку не пытались.

– Ребекка, какого черта тут происходит?! Поче му ты избиваешь моего пилота?! – на повышенных тонах зло спросил я.

– Томас, я… – начала было говорить девушка.

– Капитан! – рявкнул я. – Капитан, а не Томас! Не забывайтесь, мисс Куинн! Я спрашиваю, что здесь творится?!

– Пф, – фыркнула девушка, окинула меня презрительным взглядом и направилась к выходу из помещения.

– Стоять! – крикнул я ей в спину. Впрочем, никакого эффекта мои вопли не принесли. Бекка продолжала идти, гордо подняв голову. Черт! И что делать? Не бежать же за ней? Или бежать? Да нет, это будет выглядеть совсем глупо. Растерянно похлопав глазами, я почесал затылок и повернулся к старпому.

– Мисс Хейли, может быть, хоть вы мне объясните, что здесь происходит?

– Да, капитан, – устало ответила она, пытаясь восстановить дыхание. В драке ей досталось куда больше, чем Ребекке. Об этом говорил и порванный форменный пиджак, и наливающийся фингал под глазом. Про мелкие царапины не стоит даже упоминать. Они были у обеих девушек. – Вы, должно быть, почувствовали удар и отказ гравитационной установки?

– Что за глупые вопросы? Конечно, почувствовал, – автоматически потерев ушибленное плечо, ответил я.

– Так вот, это все из-за этого идиота! – ее палец показал на спину врача.

– Из-за доктора Хошеля? – удивленно спросил я.

– Что? Нет! – возмущенно сказала Хейли. – Из-за Прайна!

Черт! Вот, кажется, и начались проблемы со старпомом. Я сразу заметил, что она постоянно с недовольством поглядывает на второго пилота. Но и подумать не мог, что это выльется в какие-то разборки.

– Чем он вам не угодил?

– Не угодил? – Хейли усмехнулась. – Капитан, мне плевать на этого придурка, если он не будет трогать меня. Но он приперся на вахту пьяным. Я пыталась отправить его отсыпаться. Но этот говнюк по лез в драку! Вы представляете? Из-за этого в корабль что-то врезалось.

– Что?! – завопил я. – Как врезалось?!

– Да не волнуйтесь вы, капитан! Обычный космический мусор. Удар пришелся на щиты. Только вот, если бы кое-кто не был на своем рабочем месте в жопу пьяным, все было бы нормально. Он полез в драку, и мне пришлось сломать ему нос. Само собой, я тут же вызвала доктора Хошель. Потом корабль тряхнуло, и прибежала эта полоумная девица.

– А с ней вы что не поделили? – обреченно спросил я.

– А нечего было нарываться! – с вызовом ответила Хейли. И замолчала.

Да уж! Зря я рассчитывал на спокойный полет. Третий день в космосе, а уже разборки между экипажем. Ко всему прочему выяснилось, почему Прайна не брали ни на один корабль. Он гребаный алкоголик! То-то он все время мрачный ходил. Мало Хейли ему врезала!

– Доктор Хошель, что с ним? – кое-как справившись с гневом, спросил я.

– Все нормально, капитан, – ответил старик, встав и повернувшись ко мне. – Кровотечение я остановил, а нос потом поправлю, как протрезвеет.

– Хорошо! – кивнул я. – Если вы тут закончили, спуститесь, пожалуйста, в трюм. Там могут быть пострадавшие.

Доктор окинул профессиональным взглядом Хейли и, видимо, решив, что ей помощь не нужна, покинул пультовую. А я уставился на второго пилота, думая, что же с ним делать.

– Буцефал, – обратился я к псевдоискину, – вы зови Сержанта.

– Уже, капитан, – обрадовал меня Буц.

– Мистер Прайн, как вы объясните свое поведение, – стараясь, чтобы голос звучал как можно строже, спросил я у пилота.

– Да пошел ты, щенок! – заплетающимся языком выдал он. А потом еще и сплюнул. – Объясняться тут еще перед всяким дерьмом!

– Вот! – радостно воскликнула Хейли. – Видите, капитан?

Я в ответ лишь покачал головой. Сумасшедший дом, а не корабль. За что мне все это? Несколько минут, до появления Сержанта, прошли в молчании. Если не считать матерного бормотания Прайна. Когда же шеф корабельной охраны появился, я приказал ему запереть пилота в его каюте, а Буцефалу проконтролировать, чтобы он оттуда не выбрался. Но стоило лишь Сержанту поставить Прайна на ноги, как тот дернулся, как-то неожиданно ловко оттолкнул Вольта плечом и, выхватив из кармана пистолет, направил его на меня.

– Стоять, твари! – визгливо закричал он.

Я замер, а вот Хейли зачем-то сделала шаг в его сторону. В следующее мгновение, одновременно с прозвучавшим выстрелом, Сержант ударил Прайна в голову. Затем ногой выбил у упавшего пилота пистолет и ударил еще пару раз. А я все так же в ступоре смотрел на медленно оседающую на пол Хейли, которая прижимала руки к животу. И сквозь ее пальцы уже проступила кровь.


Глава 16

– Буцефал, сколько еще времени до перехода в подпространство? – устало спросил я псевдоискина.

– Шесть часов, тридцать одна минута, капитан, – немедленно отозвался он. Я же лишь устало вздохнул. Не спал уже двое суток. И ладно бы просто не спал, на препаратах от дока можно было протянуть и больше, но нервное напряжение выматывало организм так, что никакие стимуляторы не справлялись.

Хейли выжила. После выстрела я недолго пробыл в ступоре, причины которого так и не понял. Скорее всего, на первый план снова вылезла личность Тома. Придя в себя, приказал Буцу срочно вернуть Хошеля. Но Сержант дожидаться его не стал. Подхватил Хейли на руки и побежал в медблок. Женщина к тому времени уже потеряла сознание.

Я же проверил Прайна. Сержант бил этого козла в полную силу и вполне мог убить. Но пилот был жив, хоть его лицо и было похоже на кровавую маску. Если честно, то я даже немного огорчился. Спустя пару минут прибежали Мейсон и Купер. Осмотрели Прайна и тоже потащили его в медблок. Похоже, что Сержант ему все же что-то сломал. После этого все, кроме меня и раненых, отправились в трюм. Оказывать помощь пострадавшим, а в той или иной степени пострадали все переселенцы, и ловить кошек.

Последним занимались до сих пор, потому что эти мохнатые создания каким-то образом сумели разбежаться по всему кораблю, и то тут, то там слышались азартные крики и отчаянный кошачий мяв.

Доктор Хошель же все это время лечил пострадавших. Только операция Хейли длилась шесть часов, по истечении которых док передал через Буцефала, что ее жизнь вне опасности. Вот только сколько времени займет восстановление, Хошель пока не говорил. Ссылался на то, что еще рано об этом думать, главное, что жива осталась. У Прайна обнаружился какой-то перелом шейных позвонков. Как он выжил, пока док оперировал Хейли и не обращал на пилота внимания, непонятно. Но выжил. Хошель его подлатал и также оставил в медблоке, долечиваться. Что теперь делать с этим уродом, я понятия не имею.

Ребекка за это время меня ни разу не навестила. Обиделась. Сам я подумывал пару раз оставить управление на Буца и пойти с ней поговорить. Но сдерживался. Понимал, что, в принципе, я был прав. Вместе мы спим или нет, а субординация на корабле должна соблюдаться. А она еще и мой приказ проигнорировала.

Джессика, разбуженная неожиданным толчком и временным отсутствием гравитации, во всем винила себя. Говорит, что если бы она не ушла отдыхать, то я был бы в пультовой и все предотвратил. Утверждение спорное, о чем я ей и сообщил. Вот был я в пультовой, когда этот пьяный идиот устроил стрельбу, и что? Сделать ничего не смог. А если бы не Сержант, то, скорее всего, Прайн выстрелил бы и в меня.

И вот теперь я тут, слежу за полетом. Остальные пилоты пока что выбыли из строя. Прайн навсегда, что с ним делать я еще не придумал, но оставлять на корабле его нельзя. Хейли временно, пока не поправится. А еще Торакумо недавно сообщил, что гравитационная установка не просто глючит, а вообще собирается накрыться. Он тоже все это время не спал, что-то там над ней колдовал, надеясь починить и предотвратить катастрофу. А она, если «Единорог» окажется без гравитации, непременно будет.

Шесть часов. Я в очередной раз вздохнул и отправил в рот еще одну капсулу стимулятора. Через шесть часов «Единорог» наберет достаточную скорость для нырка в подпространство. Останется только врубить рулаиновую установку, включить автопилот и почти на две недели забыть про управление. В подпространстве нам ничего не грозит. Вероятность с чем-нибудь столкнуться, встретить другой корабль или сбиться с курса – равна нулю. Удобно.

– Разрешите, капитан? – заставил меня вздрогнуть голос Сержанта. Сам он стоял за моим креслом и глазами вопросительно указывал на соседнее. Хм.

Вот это я задумался, даже не услышал, как он вошел.

– Конечно, садитесь, – сказал я.

– Спасибо, – поблагодарил он. Уселся в кресло, смотрит в сторону и молчит.

– Что там, – я неопределенно мотнул головой, – нормально все?

– Да. Кошек почти всех переловили. По последним подсчетам не хватает всего трех. Всех переселенок док поставил на ноги. Только один парнишка с переломом ноги все еще не может нормально передвигаться.

– А что Прайн? – с деланым безразличием в голосе, спросил я.

– Очнулся. Сначала ругался. Потом начал каяться и обещать, что больше такого не повторится. Мы его отволокли в каюту и заперли.

– Понятно, – кивнул я. А затем, после недолго молчания, повернулся к Сержанту. – Мистер Вольт, что мне делать?

– С Прайном?

– Нет. Точнее не только с ним. Вы же видите, что происходит? Я не справляюсь. Мы не успели взлететь, а уже столько всего произошло! А дальше что будет?

– Капитан, разрешите без чинов? – неожиданно спросил Сержант. Я лишь согласно кивнул. – Томас, на самом деле то, что произошло, должно было произойти. Вы нанимали людей, не имея о них никакого представления. Знаете, как подбирают экипаж на военные корабли?

– Но, мисс Фест… – попытался возразить я.

– Ой, да брось, Томас! – перебил он. – Что может узнать эта девочка? Вот ты думаешь, что у Прайна это первое подобное происшествие? Я на сто процентов уверен, что нет.

– Но почему тогда нет никаких пометок в личном деле? – удивленно спросил я.

– Томас, запомни: то, что случилось на корабле, на корабле и остается. Если капитан сам не в состоянии решить возникшую проблему, то он не стоит и ломаного кредита. Скорее всего, Прайн был уличен в пьянстве, заперт в карцере и высажен в ближайшем порту. У нас тоже так бы все и случилось, если бы не Хейли. Эта девка совершенно не умеет контролировать свои эмоции! Нет, ну заметила она, что он пьян.

И что? Надо было сразу сообщить тебе. Или мне, если не хотела тебя тревожить. Мы бы тихо-мирно проводили его в каюту, а потом так же тихо уволили.

Так нет, ей же надо было ему нахамить! И нет ничего удивительного в том, что он полез в драку.

– Вы что, его оправдываете? – воскликнул я.

– Нет. Конечно же, нет, – Вольт скривился и покачал головой. – Я пытаюсь объяснить тебе, из-за чего это все произошло.

– Если честно, – я хмыкнул, – то не очень-то получается.

– Да? – Сержант задумчиво почесал щеку, а затем залез во внутренний карман куртки и достал фляжку. Ловко скрутив колпачок, он сделал большой глоток и протянул ее мне.

– Я вообще-то на вахте, – беря у него фляжку и тоже глотнув, пробурчал я. В ней оказался коньяк. Возможно даже неплохой, потому что не захотелось немедленно закусить. Но так как мой опыт распития спиртных напитков очень мал, то точно сказать не могу.

– Ничего, – отмахнулся от моих слов Сержант, – чуть-чуть можно. Я вот что пытаюсь тебе сказать, сынок. Все приходит с опытом. Информацию о любом человеке, служившем в космосе, и не важно, на гражданском флоте или военном, можно получить, всего лишь пообщавшись с другими капитанами или старпомами. И намного более полную информацию, чем та, которую в состоянии найти эта девчонка Фест. Нет, я не спорю, – заметив, что я нахмурился, он выставил перед собой руки в примиряющем жесте, – девочка молодец! Но опять же – опыт! Уже через пару лет и тебе и ей не придется вообще собирать никакую информацию. Достаточно будет взглянуть на человека, и станет понятно, чего он стоит. Я сейчас, конечно, немного утрирую, но поверь мне, Том, человек всегда учится на своих ошибках. Это и называется жизненным опытом. Так что, не переживай, – он хлопнул меня по плечу, – все у тебя еще получится!

– Спасибо, Сержант. Но мне бы хотелось узнать, что делать сейчас?

– А что не так? – Сержант удивленно поднял брови. – Скоро нырнем. Сможешь отдохнуть и спокойно обо всем подумать. Сейчас тебе этим заниматься вредно. Хейли должна поправиться за это время. Кошек уже почти всех поймали. Переселенки живы и здоровы. Ну, подумаешь, ЧП! С кем не бывает?

– Ребекка не выполнила мой приказ, – неожиданно выпалил я и покраснел, почувствовав себя мелким кляузником. Вот зачем ему об этом знать! Зачем ему капитан, который ведет себя как девчонка и не в состоянии сам справиться со своими проблемами.

– Да, я в курсе, – спокойно сказал Вольт. – Она прибегала ко мне жаловаться. Я тебе вот что скажу, Том… – он замолчал, видимо подбирая слова. Потом зачем-то махнул рукой и продолжил: – Никогда не крути отношений с подчиненными. До добра это не доведет. Ты уж извини за прямоту.

– Так вы знали?!

– Конечно, знал! Я же не слепой. Вмешиваться не собирался, так как дело не мое. Но теперь просто посоветую – прекращай! Ребекка девочка с характером. Да к тому же и своевольная без меры. Это ей, видимо, от отца передалось. Очень упертый мужик Квини. А Бекка… Как бы тебе объяснить? Знаешь та кие ситуации, когда отец хотел мальчика, а родилась девочка?

Я понимающе кивнул. Знаю, конечно. Слышал про такое.

– Так вот, – продолжил Сержант, – тут все со всем по-другому. Квини вообще никого не хотел! Он время приятно провести рассчитывал с ее матерью.

Какие у нас могут быть дети, Том? Тем более в то время. Сегодня мы отдыхаем в очередном кабаке на богом забытой планете, а завтра нас пошлют штурмовать какой-нибудь корабль или усмирять очередных зарвавшихся колонистов. Но у Квини так получилось, что родилась дочь. Узнал он про нее, когда девочке уже десять было. Вначале не поверил, конечно, экспертизу провел. Но когда убедил ся, то сразу принял. Мать-то у нее погибла. Бекка из завещания про отца узнала. Ну, Квини подумал,

подумал, да и вышел на пенсию, дочурку воспитывать. Правильно, в общем, поступил. Но как может воспитать девочку человек, который только и умеет в жизни, что воевать? Вот и выросла она у него такой – боевитой и упертой. Достала отца вконец, он и попросил ее в команду к нам взять. Иначе бы она все равно куда-нибудь ушла. А тут хоть под присмотром. К чему я все это? А к тому, что успел девочку немного изучить. Не нужен ты ей, Том. Точно. Ее вообще, по-моему, никто, кроме неё самой не интересует. Так что прекращай. Заканчивай это все, пока не поздно. Хорошего ничего из этого не выйдет. Поверь старому солдату. А насчет невыполнения приказа – я с ней поговорю. Но и ты уж, будь добр, соблюдай дистанцию. Ты капитан, она подчиненная. Будешь с ней спать, и таких проблем будет больше. А в другой ситуации это все может бедой обернуться.

Он замолчал. Потом глотнул еще раз из фляжки и, закрутив крышку, убрал ее в карман. А я сидел и смотрел перед собой невидящим взглядом. Из всей его речи я услышал только то, что мне надо Ребекку бросить. И не просто бросить, а даже общаться с ней в будущем только по службе. Но дело было в том, что я этого сделать уже не мог. Лишь от одной мысли о том, что больше нельзя будет ее обнять и прижать к себе, внутри все леденело. И сразу становилось плевать на всё: на «Единорога», на экипаж, на чертов космос и на идиотские условия завещания. Если рядом не будет ее, тогда и все остальное ни к чему.


Глава 17

– Ромэн, сколько это будет продолжаться, черт тебя подери?!

– Капитан, а что я могу?! – возмущенно уставился на меня техник и автоматически вытер лицо какой-то тряпкой, отчего оно стало еще более грязным, чем было. – Я же говорил, что установку менять надо целиком. В крайнем случае хотя бы запчастей новых найти.

– Но ты же осматривал установку перед вылетом! – сказал я, пытаясь взять себя в руки.

– Осматривал, – не стал спорить он. – И сразу вам сказал, что она мне не нравится.

– Не нравится! – передразнил я. – Мне много чего не нравится! Надо было настаивать! А если еще что-то из строя выйдет, и мы тут вообще все загнемся?

– Да не, капитан! – Торакумо энергично замотал головой из стороны в сторону. – Все остальное в полном порядке. Одна гравитационная установка глючит.

– Ладно, – я махнул рукой, ставя точку в этом бессмысленном споре. – Новую установку мы в ближайшее время позволить себе не сможем, так что придется тебе подшаманить старую. На Занзоре купишь все необходимое и сделаешь так, чтобы она работала. Это понятно?

– Не, капитан. Не получится.

– Да какого черта?! – воскликнул я, закипая по новой. – Это приказ, техник! Что непонятного?

– Капитан, на Занзоре не найти нужных запчастей! – упрямо сузив глаза, сказал он. – А если найти, то стоимость будет такой, что проще купить новую установку в каком-нибудь нормальном мире.

– Блин! И что делать? Мы же повезем больного ребенка! А если установка снова откажет?

– Я делаю все возможное, сэр! – тоже повысил голос Ромэн. – Как только сядем на нормальной планете, куплю запчасти и все починю. Пока же гарантировать ничего не могу.

– Ладно, ты уж постарайся, – примирительно сказал я. – И через два часа будь в кают-компании, у нас общий сбор.

– Что-то случилось? – озадаченно спросил техник.

– Нет. Если не считать того, что опять пришлось ловить кошек по всему кораблю, то ничего не случи лось. Просто есть пара вопросов, которые требуется обсудить. Так что через два часа. Буцефал предупредит.

– Хорошо, буду, – кивнул он.

Я же развернулся и пошел в пультовую. Моего присутствия там сейчас не требовалось. Мы уже вторую неделю шли в подпространстве, и за полетом присматривал Буц. А пару последних дней еще и Хейли постоянно таскалась в пультовую, наплевав на рекомендации дока. Старикан даже мне жаловаться приходил на неблагодарную пациентку. Но я запрещать не стал. Хейли и так пребывала в расстроенных чувствах после ранения, а за приборами управления хоть немного оживала. Сейчас я тоже думал ее там встретить, но, вопреки моим ожиданиям, в пультовой никого не было. Странно. Можно было бы спросить у Буца, но мне хотелось самому побродить по кораблю и поискать ее. Заодно немного подумать о предстоящем собрании.

После случая со стрельбой полет проходил без неожиданностей. Нырок в подпространство прошел для экипажа незаметно, а я наконец-то отправился спать. Почти на целые сутки. Проснувшись, прошелся по кораблю, проверил, все ли у всех в порядке, и задумался о том, что у меня теперь нет особо никаких дел, почти на две недели вперед. Кошки пойманы, переселенцы в порядке, Хейли пошла на поправку. Корабль и тот не требует управления. Единственное что, Бекка стала меня игнорировать. Уж не знаю, провел ли Сержант с ней беседу, или она просто обижалась, но факт оставался фактом. Если я к ней вдруг обращался, то отвечала сухо и только по делу. Про то, чтобы приходить ночевать в мою каюту я и вовсе молчу.

Было это все довольно неприятно. Я-то думал о ней почти постоянно. И пару раз даже порывался подойти и извиниться. Но вовремя останавливался, решив, что извиняться должна все же Ребекка, иначе совсем на шею сядет. Поэтому при общении с ней тоже старался быть до ужаса официальным. Думал, может, хоть это ее разозлит и заставит поговорить. Но нет. Как дулась на меня, так и продолжала. Поэтому плюнув на все дела, которых особо и не было, я занялся усиленными тренировками, припахав для этого дела Купера и Мейсона. И тренировки определенно пошли на пользу. Во-первых, избавляли от мыслей о Бекке, хотя бы временно. А во-вторых, тело Томаса начало приходить в более-менее нормальную форму. Про жирок я уже давно забыл, а сейчас и вовсе на его месте стали прорисовываться мышцы. Пока что они не особо впечатляли, но это лишь дело времени. А кроме того, я нарабатывал своему новому телу рефлексы в рукопашной и уже довольно неплохо поставил удар. По крайней мере, во время одного из спаррингов мне удалось довольно чувствительно достать Купа. И пусть мужик уже в возрасте, но мне кажется, что на его боевые качества это не особо повлияло.

И все бы было нормальным, если бы сегодня снова не отказала гравитационная установка. Отличие от первого раза было лишь в том, что Буц успел всех предупредить по корабельной связи за пару минут до сбоя, и никто не пострадал. Кроме кошек. Их клетки так никто и не додумался закрепить, из-за чего многие снова сбежали. На предстоящем собрании я решил поднять этот вопрос и сделать всем выговор. Ибо не фиг. Я вообще в последнее время все чаще думал, что надо как-то бороться с влиянием на меня личности Тома. Правда, еще не придумал, как именно это сделать. Но решил начать с того, чтобы попробовать стать более «капитанистым». То есть раздавать приказы и добиваться их выполнения. Пора привыкать и экипажу и мне самому, что их капитан не просто пацан, а вполне себе командир. Только действовать надо постепенно, чтобы не выглядеть смешно, и чтобы стали воспринимать всерьез. В крайнем случае можно у Сержанта совета спросить. После нашего разговора по душам я решил, что ему все-таки можно доверять. И если уж доверяю, то и посоветоваться не стыдно.

А еще все последние дни я не выходил из своей каюты без пистолетов. Совсем не хотелось повторения ситуации со стрельбой. И если уж случится очередное ЧП, то надо быть хотя бы вооруженным.

Заглянув в кают-компанию, обнаружил там только Марту и Линду. Они пили чай с какими-то булочками и что-то обсуждали с довольными улыбками на лицах. При моем появлении улыбки пропали у обеих. У Марты выражение лица сменилось на вопросительное, а вот глядя на Линду, складывалось впечатление, что она только что схомячила лимон без сахара. Мда.

– Ты что-то хотел, Томас? – спросила Марта. – Выпьешь чаю?

– Нет, спасибо, – я отрицательно покачал голо вой. – Я ищу Хейли. Она не заходила?

– Нет, не заходила. Может быть, кошек ловит?

Линда при этих словах возмущенно посмотрела на мать. Ну да, странно. Почему это она тут чаи гоняет, а не кошек ловит? Видимо, прочитав что-то у меня на лице, Линда воскликнула:

– Я только что оттуда! Хейли там нет. Кошек почти всех поймали и переселенкам помощь больше не требуется.

– Хм. Понятно, – я улыбнулся и решил пошутить: – А переселенцам?

– Что переселенцам? – не поняла она.

– Ну, переселенцам помощь не требуется?

– Какая помощь? – Линда уставилась на меня, как на душевнобольного.

– Ладно, забудь, – махнул я рукой, подумав, что шутка не удалась. – Пойду я.

– Может, все же чаю? – снова спросила Марта. – Я нажарила пончиков. Вроде вкусные получились.

– Нет, не сейчас. Скоро будет собрание, вот тогда и чаю выпьем и пончиков поедим, и слонов раздадим.

– Каких слонов? – изумленно посмотрела на меня Линда.

– Розовых, – ответил я ей и вышел из кают-компании. Что-то из меня сегодня так и сыплются шутки. Петросян, блин. Сестрица меня и так не шибко умным считает, а я еще и усугубляю. Ну, да и хрен с ней. Детей вместе не крестить.

– Буц, – сказал я в пустоту, – где сейчас Хейли?

– В своей каюте, капитан. Спит.

– Спит? Блин! Ладно, тогда пойду, попинаю грушу. А ей придется делать разнос на общем собрании. Так, возможно, будет даже лучше.

– Чем именно, капитан? – неожиданно спросил псевдоискин.

– Хм, – я задумался. – Ну, тем, что не придется повторять все сто раз. Сразу всех пропесочу.

– Вас понял, капитан.

– А с чего ты вообще это спросил? – спохватился я.

– В мои обязанности входит следить за вашим психическим состоянием, капитан. И в случае выявления проблем, необходимо сообщить доктору.

– Не понял! Каких, на хрен, проблем?! Буц! Ты это вообще о чем?

– Вы говорили странные вещи, капитан. И я решил уточнить, все ли с вами в порядке.

– Какие вещи? – тихо спросил я, подозревая, что с ума сошел именно псевдоискин. Если, конечно, такое возможно.

– Вы собирались раздавать слонов, капитан, – невозмутимо ответил Буцефал. – А я совершенно точно знаю, что никаких слонов на «Единороге» нет. Соответственно, раздавать их на собрании вы не сможете.

– Тьфу на тебя, Буц! – в сердцах плюнул я. – Раздача слонов это всего лишь фигура речи. Да, согласен, употребил я это выражение не совсем в тему. Но из-за этого не стоит считать меня сумасшедшим!

– Хорошо, капитан. Спасибо за пояснение.

Еще раз мысленно плюнув, я направился в спортзал, пообещав себе больше не шутить. А также не употреблять незнакомые остальным выражения. А то точно сдадут в дурку.

– Добрый день! – я обвел взглядом собравшихся в кают-компании людей. В отличие от прошлого раза, все были очень серьезными. Не наблюдалось такой беззаботно-расхлябанной атмосферы. Чуют походу, что будет разнос. Ну что же, не буду их разочаровывать. – Сегодня у меня есть несколько вопросов, которые надо обсудить. Также, если у кого-то появятся свои вопросы или предложения, то прошу не стесняться и высказываться.

Сидят все и молчат. Смотрят. Даже не кивнул никто.

– Итак, первый вопрос на сегодня, – я ненадолго замолчал, подбирая слова. Подумав, решил говорить, как есть. – Я всеми вами недоволен! Во-первых, происшествием со стрельбой и дракой. Мисс Хейли, если я не ошибаюсь, то при найме мы договаривались, что с любыми проблемами вы идете ко мне?

Старпом в ответ осторожно кивнула.

– Так в чем же дело? Почему вы не держите свое слово? Зачем надо было устраивать драку с Прайном? Вы понимаете, что еще легко отделались? Он мог убить как вас, так и меня.

– Капитан, но он же явился на вахту пьяным! – возмущенно возразила она.

– И что? Надо было ему сразу в морду бить? А может, все же стоило вначале доложить мне? В этом случае, возможно, удалось бы всего этого избежать!

Она хотела было возразить, но встретившись со мной взглядом, лишь вздохнула и пожала плечами. Уже прогресс.

– Далее, – продолжил я. – Драка между вами, мисс Хейли, и вами, мисс Куинн. Это уже вообще ни в какие ворота не лезет. Объявляю обеим выговор.

Пока что устный. Если подобное повторится в будущем, то мне придется подыскивать себе новых членов экипажа, а вам – работу.

Хейли после этих слов посмотрела на Бекку, но промолчала. Ребекка же вообще никак не отреагировала. Как смотрела на меня с безразличием, так и продолжила смотреть. Даже не пошевелилась. Ну и ладно. Не спорят и то хорошо. Снова обвел взглядом всех членов экипажа. Лица у всех были удивленные. Только Сержант смотрел с одобрением, значит, все делаю правильно.

– Следующий вопрос. Мисс Фест, – я посмотрел на Джессику. – Объясните мне, почему клетки с кошками до сих пор не закреплены?

– А-а-а, – судя по ее расширившимся глазам, такого вопроса она не ожидала. – Капитан, но кто же мог знать, что снова откажет гравитационная установка?

– Торакумо знал, – я кивнул на техника. – Только он почему-то не удосужился всех предупредить. Но это не снимает с вас вины, мисс Фест. При найме вы сами выбрали себе должность суперкарго. Соответственно, полностью отвечаете за сохранность груза. И если первый отказ гравитационной установки являлся полной неожиданностью, то ко второму надо было приготовиться. Да даже если бы его и не было, груз, в данном случае клетки с кошками, обязательно надо было закрепить. Желательно еще до старта с планеты. Постарайтесь, чтобы в будущем таких накладок не было.

– Хорошо, капитан, – чуть слышно ответила Джессика и опустила голову. Блин, как бы не расплакалась еще.

– Далее, – продолжил я, борясь с внезапно появившимся чувством вины. – Как я уже сказал, у нас проблема с гравитационной установкой. Мистер Торакумо утверждает, что ее вообще лучше полностью заменить. К сожалению, выделить на это средства мы пока не можем. Ограничимся ремонтом. Но отремонтировать ее получится не раньше, чем мы сядем на развитой планете. На Занзоре, по словам техника, запчастей купить невозможно. Так что будьте готовы к новым сбоям. Доктор Хошель, вам тоже надо будет все закрепить в медотсеке.

– Капитан, – укоризненно сказал док, – в моем отсеке и так все закреплено. Не волнуйтесь, в случае отказа установки пациент никуда не улетит.

– Это радует, – с самым серьезным видом сказал я. – Следующий вопрос будет про нашу безопасность на Занзоре. Сержант, что вы можете сказать по этому поводу?

– Кхе, кхе, – прокашлялся Вольт. – Занзор, насколько я знаю, довольно благополучная планета. Несмотря на уровень развития, преступности почти нет. Но тем не менее считаю, что ходить в одиночку там никому не следует. Особенно дамам. Могут украсть и увезти на какую-нибудь ферму, кукурузу растить да детишек рожать. Вообще предлагаю не отлучаться с корабля.

– А как же кошки? – спросила у него Джессика. – Кошек же надо продать!

– Мисс Фест, – Сержант по-отечески улыбнулся. – Насколько я знаю, мы будем контактировать непосредственно с верхушкой местной власти. Почему бы не обратиться к ним с просьбой о помощи? Чем быстрее мы избавимся от кошек, тем быстрее сможем заняться основной работой.

– Не согласен, Сержант, – возразил я. – Вы правильно сказали – основной работой. Они наши наниматели и могут потребовать взлететь в любое время. Соответственно, лучше всего продать кошек в рекордно быстрые сроки. Если мы обратимся за помощью к властям, то они могут существенно сбить цену.

– Хм, – задумчиво хмыкнул Сержант. – Действительно. Об этом я не подумал. Тогда мисс Фест придется вести дела вне корабля, и с ней обязательно должны быть рядом несколько человек охраны. В этом случае всем остальным придется постоянно находиться на борту «Единорога» с оружием. И это не обсуждается.

Возражать никто не стал. К моему удивлению, согласно кивнули даже Марта и Линда. Интересно. Похоже, что на развитых планетах ходят ужасные слухи про миры с более низким уровнем. Что-то такое Том когда-то слышал. Главное, чтобы это оказалось лишь слухами.

– Хорошо, – сказал я. – С этим разобрались. Более подробно решим все на месте, исходя из ситуации. Хочу только добавить, что без моего ведома корабль покидать запрещаю. Перейдем к следующему вопросу. Что делать с Прайном? Есть у кого какие мысли?

– Я так понимаю, что вариант просто высадить его на Занзоре не рассматривается? – спросил Сержант.

– Не рассматривается! – отрезал я. – Он совершил преступление. И то, что стрелял он в пьяном виде, лично для меня только усугубляет его вину.

– Понятно, – кивнул Вольт. Как мне показалось, одобрительно. Остальные молчали. То ли не хотели влезать со своими предложениями, то ли просто не знали, что именно с ним делать. Сержант тоже внимательно посмотрел на присутствующих и сказал: – Тогда нужно сдать его властям Занзора. Отправят его на какой-нибудь рудник, на годик.

– Они что, на рудниках вручную работают? – удивился я.

– Нет, сомневаюсь. Но обычно на таких планетах нет тюрем. Всяких там убийц и насильников сразу вешают. А остальные преступники трудятся на благо общества.

– Тогда решено! – согласился я. – Сдадим его властям, предоставив доказательства преступления. Также я сделаю отметку в личном деле. Надеюсь, что работать по специальности он больше никогда не сможет. Доктор Хошель, скажите, насколько мисс Хейли поправилась?

– Да я уже здорова, капитан! – тут же вскинулась Хейли.

– Я не спорю, пилот. Но мне хотелось бы услышать мнение врача.

– В принципе, состояние здоровья у пациентки удовлетворительное, – с важным видом ответил Хошель. – Но я бы посоветовал в ближайшую неделю не перенапрягаться.

– Спасибо, док, – поблагодарил я врача и посмотрел на Хейли. – Тогда – пока отдыхайте, пилот. Через два дня мы вынырнем из подпространства, и вы сможете приступить к работе. Но ваша будет только одна вахта из трех. Остальные я пока что возьму на себя.

– Но, капитан! – возмутилась Хейли и вскочила со своего места. – Так нечестно! Давайте поделим вахты на двоих? Я себя отлично чувствую!

– Мисс Хейли, это не обсуждается! – я покачал головой. – Вам еще предстоит сажать корабль на планете. У меня для этого слишком мало опыта.

А если точнее, добавил я про себя, то его нет совсем. Хейли же возмущенно фыркнула, огляделась по сторонам, как будто ища поддержки, и уселась на свое место.

– Та-ак, – протянул я и открыл на комме, в приватном режиме, заранее составленный план этого собрания. – Тогда – на сегодня все. У кого-нибудь есть вопросы?

– Да! – Линда, как примерная ученица на уроке, подняла руку. – Томас… То есть я хотела сказать, капитан. А можно на Занзоре пройтись по магазинам?


Глава 18

Я читал. За сутки до выхода из подпространства стало скучно и грустно. Ходить с важным видом по кораблю и якобы все контролировать надоело. Колотить грушу или проводить спарринги – надоело. Все – надоело. Навалилась какая-то апатия, и появились мысли: а зачем все это мне нужно? «Единорог», команда, межпланетные перевозки долбаных кошек. Проблемы, разборки, непонятные отношения с Ребеккой. Захотелось все бросить и… А вот что именно делать после «и», я почему-то придумать не мог. Ну вот, допустим, я все бросил. Денег нет, знакомых нет, чем заниматься – понятия не имею.

Поэтому, немного поразмышляв, решил, что надо как-то отвлечься. Перебрав все возможные варианты (а именно – пойти помириться с Беккой или пойти помириться с Беккой), решил спросить у Буца нет ли у нас каких-нибудь книг. Оказалось, что есть. На «Единороге» была довольно неплохая электронная библиотека, в которой имелись книги самых разных жанров. От типичной беллетристики до всевозможных энциклопедий. Перебрав множество вариантов, я остановился на книге с громким названием «Подчинить Вселенную». Открыл и сам не заметил, как зачитался. Рассказывалось в книге о девушке Игроке. Именно так, с большой буквы. Игрок. В моем прежнем мире данную книгу можно было бы назвать фантастикой. Здесь же… Даже не знаю. Скорее всего – можно, но с натяжкой, потому что мир, описанный в книге, был реален. Тысячи планет, космические полеты, в общем, все то, что окружало меня в данный момент. Выдумкой можно было считать только сам сюжет.

Галактическая Игра и Игроки. Смысл этой Игры заключался в том, что Игроку выдавался какой-то квест, который он должен был выполнить, несмотря ни на что. Квест также мог быть абсолютно любым, от кражи колбасы в продуктовом магазине до убийства целой верхушки власти на отдельно выбранной планете. Кто выдавал эти задания Игрокам, я так и не понял. Определенно кто-то могущественный. Были даже свои правила и законы. Например, Игрока, что бы он ни натворил, не могли объявить в мировой розыск. То есть, если он или, как в данном случае, она, нашумел на какой-нибудь планете, преследования на других планетах не будет. По крайней мере – законного. Но это не мешало всяким обиженным личностям нанимать убийц или охотников за головами для того, чтобы Игроку отомстить.

В некоторых случаях, после выполнения квеста, с Игрока снимали все обвинения сразу, не дожидаясь пока он или она покинет планету. Ему полостью меняли личность, документы и так далее. А также выдавали всевозможные плюшки, в виде солидных сумм и высокотехнологичных игрушек, вроде навороченной пушки, боевого робота-помощника или костюма хамелеона.

Главной героине романа, после выполнения ряда не очень значительных квестов, достался новый. На какой-то далекой окраинной планете были обнаружены следы цивилизации чужих, и ей требовалось добыть некий артефакт. Но, помимо нее, этот же квест достался и нескольким другим Игрокам. Также на планету прибыл хорошо подготовленный отряд убийц, посланный кем-то из ранее обиженных власть имущих. И, в дополнение ко всему этому, Игроки и убийцы своими разборками пробудили какого-то совершенно жуткого чужого, с которым потом уже все вместе боролись.

Зачитавшись, я совсем не заметил, как пролетело время. Отвлек меня псевдоискин.

– Капитан, – сказал он, – осталось два часа до выхода из подпространства. Вы просили предупредить.

– Да? – я с сожалением свернул книгу. Там как раз героиня, с еще одним оставшимся в живых Игроком и парочкой убийц, разрабатывали план уничтожения монстра. – Спасибо, Буц. В пультовой кто-нибудь есть?

– Да, капитан. Там Хейли.

– Давно?

– Уже часа четыре.

– Понятно. Никак, значит, не хочет выполнять распоряжения врача и приказы капитана… – пробормотал я. Но, как ни странно, раздражения не было.

Да и от былой хандры не осталось и следа. Вот что значит интересная книга! Вытеснила из головы все мысли, заставив переживать вместе со своими героя ми радости и невзгоды.

По пути к пультовой я все так же размышлял над прочитанным и надеялся вернуться к произведению после окончания своей вахты. А то и во время неё. Все же от меня не требуется очень пристального внимания к приборам. Посматривать иногда, проверять курс. А это чтению особо не помешает.

Что странно, жанр прочитанной книги больше всего напоминал мне ЛитРПГ. Попадались мне как-то пару книжек этого жанра в руки, в прошлой жизни на Земле. Еще до службы. Те же квесты, бонусы и прокачка главного героя. Различия лишь в том, что в тех книгах все происходило в виртуальности, а в этой вроде как в реальном мире. И прокачка Игроков происходила за счет технологий этого мира.

Но если к жанру ЛитРПГ я был абсолютно равнодушен, предпочитая читать фэнтези и фантастику, то «Подчинить вселенную» мне понравилась очень.

С такими мыслями я и вошел в пультовую. Поприветствовал Хейли и сел на свое место.

– Капитан, с вами все в порядке? – настороженно спросила Хейли спустя пару минут после моего появления.

– А? – я рассеянно посмотрел на нее. – Да, конечно.

– Вид у вас, – пилот покачала головой. – Как не от мира сего.

– Все в порядке, – я улыбнулся. – Просто читал. Попалась интересная книга. Про Игроков.

– Понятно, – Хейли удовлетворенно кивнула.

– Читали?

– Нет.

– Странно. Вы сказали это свое «понятно» с таким видом… Вот я и подумал, что читали.

– Читать не читала, но про Игроков слышала, – просто ответила она.

– Так они что, реально существуют? – удивленно воскликнул я.

– Да, конечно! – Хейли выглядела не менее удивленной, чем я. – Вы разве никогда о них не слышали?

– Нет. Я думал, это вымысел. Как-то даже не верится, что Игра может быть на самом деле.

– Ох, капитан, – пилот снисходительно улыбнулась. – Во вселенной столько всего удивительного, что я уже давно ничему не удивляюсь. А Игрока я даже один раз встречала. На Кленовой. Он там ограбил какого-то местного воротилу и сбежал. Правда, во время побега перебил целую толпу бандитов и полицейских. Там такая бойня была. Мне тогда пятнадцать только исполнилось. Отец был на Кленовой по делам и взял меня с собой. На всю жизнь эту поездку запомнила.

Она замолчала и задумчиво посмотрела на приборы.

– Поня-ятно, – протянул я ошарашенно. Вот так поворот, думал, что читаю фантастику, а оказалось, что все это действительно существует. Неожиданно. Стоп! – Хейли, а чужие? Они тоже есть на самом деле?

– Нет, капитан, – пилот покачала головой и рассмеялась. – Это фантастика. Насколько я знаю, никаких цивилизаций, кроме как человеческой, в нашей вселенной нет. Власти, конечно, могут это скрывать, но я в этом сильно сомневаюсь. Рано или поздно правда бы вылезла и стала достоянием общественности. Нет им смысла утаивать такую информацию. Если бы чужие существовали, но про них мало кто слышал, значит, они что? Правильно, слабые! Так чего бояться? Вы просто никогда не видели военный флот в действии. Это, скажу я, впечатляет.

– Хм, понятно, – сказал я, задумавшись над ее словами и вспоминая книги и фильмы про чужих из прежней жизни. Действительно. Там всегда все упиралось в то, что чужие более развиты, чем люди. И они обязательно злые и хотят поработить, а то и уничтожить человечество. Разве что… Хейли, а если чужие незаметные.

– В смысле? – не поняла она.

– Ну, у них нет могущественного флота и высокоразвитой цивилизации. Может, они просто пара зиты. Вселяются в людей и постепенно захватывают власть во вселенной.

На этот вопрос пилот ответить не смогла. Потому что начала хохотать как сумасшедшая. Даже с кресла сползла. Мда. Немного подумав, я решил не обижаться, а присоединиться к ней. В итоге, вдоволь насмеявшись, мы стали готовиться к выходу из подпространства. Времени оставалось уже совсем немного.

– Буц, – обратилась Хейли к псевдоискину. – Предупреди экипаж, что мы вынырнем через пять минут.

– Принято, пилот, – отозвался Буцефал. И через секунду по корабельной связи раздался его голос: – Внимание! До выхода из подпространства осталось пять минут!

Минуты почему-то тянулись очень медленно. Я с интересом поглядывал на обзорные экраны, надеясь поймать тот момент, когда отображавшаяся там сейчас серая муть снова сменится изображением миллионов звезд. Вопреки многим виденным мною фантастическим фильмам про космические полеты, на «Единороге» не было большого обзорного стекла. Только изображение на экранах. Мне от этого было лишь спокойнее, потому что лететь в космосе и быть отделенным от бесконечного вакуума лишь стеклом и силовым полем… Бррр. Было бы страшновато.

– Внимание, – негромко произнесла Хейли, так же как и я, вглядываясь в экран. – Время.

Если судить по моим ощущениям, то ничего не изменилось. Кроме изображения на экране. Там появились звезды. А где-то далеко, прямо по курсу, должна была находиться планета Занзор.

– Что за… – воскликнула пилот. Затем быстро провела пальцем по экрану, выделяя какой-то уча сток, и нервно выкрикнула: – Увеличение!

Изображение звезд на мгновение размылось, и видневшаяся вдали точка прыгнула вперед, приобретя очертания планеты.

– Крупнее! – приказала Хейли. – Максимальное увеличение!

Изображение снова увеличилось и я смог наконец-то разглядеть то, что так удивило (или напугало?) женщину.

Планета пылала! Ее поверхность была затянута серо-оранжевой пылью, которую то тут, то там разрывали мощные взрывы.

– Что это, Хейли? – шепотом спросил я.

Но она не ответила. Вместо этого быстро набрала что-то на виртуальной клавиатуре и ударила по появившейся на панели красной кнопке. А в следующую секунду по кораблю прокатился вой тревожной сирены.


Глава 19

– Буцефал! Немедленно заблокировать все коммы на корабле! Отключить гиперсвязь! Отключить опознавательные маяки! Включай режим полной тишины! – продолжила сыпать приказами Хейли, стараясь перекричать сирену. Одновременно она что-то с немыслимой скоростью набирала на виртуальной клавиатуре. Пальцы так и порхали, а на лбу даже появилась испарина.

– Кейт, да что происходит?! – закричал я, из-за волнения назвав пилота по имени. – Ты можешь объяснить?!

– Орбитальная бомбардировка, – не прекращая набирать какой-то бессмысленный для меня текст, ответила Хейли. – Кто-то уничтожает все живое на планете.

– Это Занзор?! – чувствуя, как зашевелились волосы на затылке, а по телу побежали мурашки, негромко спросил я. Но пилот меня услышала.

– Был Занзор, – коротко бросила Хейли. – Не отвлекай меня, Том!

Заткнувшись, я уставился на экран, пытаясь понять, с чего она взяла, что это именно бомбардировка. И не понимал! Да, на поверхности планеты определенно что-то происходило. Что-то очень плохое. Но кто мог ее бомбить? За следующие несколько минут, которые показались мне очень долгими, в пультовой собрались все члены команды. Даже Марта с Линдой прибежали. Да что там, Хошель – и тот пришел. И все, как один, врываясь в помещение, застывали, глядя на экран. Только реакция у всех была разная. Сержант смотрел вроде бы спокойно, но сжал кулаки до побелевших костяшек. Док растерял всю свою отстраненность и невозмутимость и стоял, отвесив челюсть и широко раскрыв глаза. Все остальные смотрелись не лучше, бледные, напуганные, растерянные. Марта и Линда абсолютно одинаково обхватили ладонями свои лица, да так и застыли.

Я же ничего не понимал, но, глядя на реакцию остальных, тоже на всякий случай испугался.

– Все! – Хейли откинулась на спинку кресла и устало вытерла рукавом лоб. – Буцефал, начинай набирать скорость.

Все присутствующие как будто только и ждали этих слов, разом заговорили, что-то спрашивая у пилота. Вкупе с тревожной сиреной шум поднялся невероятный.

– Тихо! – рявкнул Сержант. Дождался, когда все замолчат, и обратился ко мне: – Капитан, может быть, выключить сирену? А то переселенцы там с ума сходят, наверное.

– Буц, выруби, – приказал я псевдоискину. Сию же секунду вой стих.

– Отлично! – преувеличенно бодро кивнул Вольт. – Объясните нам, что случилось?

– Хейли, – переадресовал я вопрос.

– Орбитальная бомбардировка, – повторила она. – Вынырнув, я сразу заметила, что с планетой что-то не так. На максимальном увеличении стало понятно, что к чему.

– Ага, – Сержант снова взглянул на экран. – Кто и зачем бомбит, конечно же, неизвестно?

– Откуда?! – удивленно воскликнула Хейли.

– Да это я так, – Вольт неопределенно махнул рукой, – мысли вслух.

– А с чего вы взяли, что это именно бомбардировка? – обратился я к пилоту.

– Смотрите, капитан, – она приблизилась к экрану и показала на что-то пальцем. – Видите эти точки?

Я кивнул.

– Это корабли. И они в данный момент как раз бомбят планету. А основная эскадра, должно быть, с другой стороны.

Приглядевшись, действительно обратил внимание, что те точки, на которые указала Хейли, медленно движутся. Было их немного, штук пять. Возможно, что с другой стороны планеты есть еще. Но мне все равно стало жутковато от мысли, что может натворить всего лишь десяток кораблей.

– Там кто-нибудь может выжить? – неожиданно хриплым голосом спросил я, ни к кому конкретно не обращаясь.

– Очень маловероятно, – тихо ответил Сер жант. – Разве что случайно. Может быть, кто-то как раз находился в шахтах. Только это лишь отсрочка.

На этой планете теперь долго не будет жизни.

В пультовой снова наступила тишина. Все напряженно вглядывались в изображение.

– Такое часто бывает? – спросил я.

– Нет, – Сержант покачал головой. – Первый раз вижу. До этого только в записи. Во времена Второй Космической было уничтожено население многих планет. Но чтобы так, в мирное время…

– Но кто мог такое сделать сейчас? – с истеричными нотками в голосе воскликнул Торакумо.

– Буцефал, – обратилась к псевдоискину Хейли, – удалось идентифицировать принадлежность этих кораблей?

– Да, пилот, – отозвался Буц. – Это второй карантинный флот САП. Они не скрываются.

– Карантинники? – недоуменно спросил Сержант. – Какого черта они забыли на этой планете?

– Кто это? – спросил я.

– Официально – это сугубо мирный флот, – ответил он. Но видя, что я не понимаю, принялся рассказывать: – На планетах, после терраформирования, бывают вспышки колониальной лихорадки. Эта болезнь, причины которой так и не выяснили, несколько раз выкашивала новые поселения подчистую. Так вот, карантинный флот оказывает помощь выжившим и следит, чтобы никто не покидал планету. Но чтобы эту планету зачищать… Про такое я даже не слышал.

– Док, – у меня в голове внезапно забрезжила догадка. – А тот паренек, которого мы должны были перевозить, чем он болен? Вы же ознакомились с историей болезни?

– Да. Там сказано, что это болезнь Контенга–Сивера, – отозвался Хошель. – Она поражает клетки организма, в результате чего они мутируют. Лечение возможно, но довольно длительное и дорогостояще.

С колониальной лихорадкой не имеет ничего общего.

– А они могли скрыть настоящую болезнь?

– Да какая теперь разница! – всплеснула руками молчавшая до этого Бекка. – Надо думать, как унести ноги! Если нас заметили, то уничтожат как свидетелей!

– А чем я, по-твоему, занималась?! – закричала на нее Хейли. – Я уже проложила курс на Иксипер.

– Почему на Иксипер? – перебил я собиравшуюся что-то ответить пилоту Ребекку. Еще ссор сейчас не хватало.

– Из точки, в которой мы сейчас находимся, этот курс самый оптимальный, – пояснила пилот.

– Понятно. Когда мы нырнем?

– Мы наберем нужную для ухода в подпространство скорость через один час сорок три минуты, – сообщил Буцефал.

– Торакумо, в твоем хозяйстве все в порядке? – спросил я у техника.

– Д-да, к-капитан, – почему-то заикаясь, ответил он. – Даже г-гравитационка не сбоила при в-выходе.

– Ты чего заикаешься? – удивленно спросил у него Сержант.

– Я н-не з-заикаюсь, – сказал техник. И удивленно замолчал.

Его фраза неожиданно разрядила накаленную до предела обстановку последних минут. Все с улыбками смотрели на техника. Он это заметил, открыл рот, собираясь что-то сказать, но потом лишь махнул рукой.

– Капитан, а что же мы теперь с кошками делать будем? – вдруг спросила у меня Джессика.

– Я так понимаю, что Занзору грызуны больше не угрожают, – выдал Купер и заржал.

Несмотря на то что юмор его был очень черным, в пультовой послышались неуверенные смешки.

– Хм, действительно, – я решил не поддерживать веселья по такому поводу и поспешил сменить тему. Капитан все же. – А что же делать с этими пушистыми гадами? Джессика, на Иксипере их возможно продать?

– Я не знаю, капитан, – растерянно ответила девушка. Затем что-то набрала на своем комме и удивленно подняла глаза. – Комм не работает.

– Я приказала Буцу их заблокировать. Пока никакой связи, – хмурясь, сказала ей Хейли. И выпалила: – Какие на хрен кошки?! Капитан! О чем вы вообще думаете?!

– Нет, ну а что? – упрямо ответил я и развел руками. – Надо же с ними что-то делать.

– Да выкинуть их в космос, и все дела, – снова пошутил Купер. Или не пошутил?

– Как выкинуть? – вскинулась Джессика. – Они же живые!

– Джессика, не волнуйся. Никто их выкидывать не собирается, – успокоил я девушку. – Иначе пришлось бы выкинуть и переселенок.

– Да и Прайна заодно, – поддакнул Купер.

– Куп, заткнись! – рыкнул на него Сержант.

– Прости, Вольт! – пожал плечами боец. – Ты же знаешь, что когда я нервничаю, то несу всякую чушь.

– А почему вы нервничаете? – негромко спросила у него Линда. – Разве нам что-то угрожает?

– Видишь ли, девочка, – начал Сержант. – Нам еще на…

– Внимание! – подал голос Буц. – Из-за планеты появились два корабля, и они движутся в нашу сторону.

– Их класс? – сразу же уточнил Вольт.

– Средние перехватчики.

Сержант в ответ только выругался.


Глава 20

Оказывается, до этого мне страшно не было. Ну, подумаешь, какие-то непонятные корабли, которые даже разглядеть толком невозможно, уничтожают все живое на какой-то совершенно мне незнакомой планете. Так, жутковато немного, но не более того.

Сейчас же… Меня буквально парализовало от страха. В ногах появилась неприятная слабость, а спина мгновенно стала липкой от выступившего пота. Перед глазами живо встала картинка, как эти перехватчики догоняют «Единорога» и разносят выстрелами из плазменных орудий. Превращают в космический мусор, обреченный бесконечно парить в вакууме.

Захотелось убежать и спрятаться. Забиться в какой-нибудь угол и ждать, надеясь, что беда пройдет мимо.

Но где-то в глубине сознания билась мысль, на которую я поначалу не обратил внимания. Или, поглощенный своими страхами, просто не хотел замечать.

Это не я! Я не могу так бояться! Надо бороться! Бороться до конца, до последнего вздоха!

Кое-как сосредоточившись на этой мысли, я внутренне закричал! Но уже не от страха, а от злости. Злости на Томаса и злости на самого себя, который не может справиться с трусливым подростком.

– Хватит, сука! Перестань! Ты мужик, а не тряпка!

– Капитан?

Это, кажется, меня окликнул Сержант. Вынырнув из своих мыслей и осмотревшись, я увидел направленные на меня взгляды всех членов команды. И смотрели они… Нет, не с удивлением… Скорее с опаской.

Черт! Похоже, что последние мысли я произнес вслух, а не про себя. Но, как ни странно, это помогло. Страх Томаса все еще ощущался, но он уже не был всепоглощающим. Бился где-то на периферии сознания, постепенно становясь слабее. А через несколько секунд и вовсе затих.

– Да, Сержант? – я невозмутимо посмотрел на Вольта.

– С вами все в порядке? – настороженно спросил он.

– Да, все отлично, – я криво улыбнулся и кивнул. – Просто настраивался, не обращайте внимания.

– Вы уверены, капитан? – это Джессика. Смотрит настороженно, как и все остальные.

– Да, – коротко отвечаю ей и обращаюсь к псевдоискину: – Буц, время до входа в подпространство?

– Один час тридцать две минуты, капитан, – отчитался Буцефал.

– Угу. Мы сможем уйти от перехватчиков? Если нет, то рассчитай, через какое время они нас догонят?

– Одну секунду, капитан, – сказал Буцефал и замолчал. Но действительно через секунду заговорил снова: – Исходя из их характеристик, они подойдут на расстояние выстрела через один час двадцать восемь минут.

– То есть мы будем висеть у них в прицелах четыре минуты. Сержант, как думаете, они сразу откроют огонь?

– Да, – не раздумывая, ответил он. – Мы ненужные свидетели.

– Наши шансы при боевом столкновении?

– Никаких, капитан, – ответила вместо него Хейли.

– А наша пушка? Буцефал говорил, что она способна повредить военный корабль.

– Бред, – покачал головой Сержант. – Повредить военный корабль мы сможем, только если ударим неожиданно. А перехватчики точно будут прикрыты силовыми щитами.

– Не факт, – задумчиво произнес Мейсон.

– Не понял? – нахмурился его шеф.

– Сержант, скажи, ты часто видел кораблики класса эксплорер с установленной на них плазменной пушкой?

– Хм. Действительно, – он яростно потер подбородок. – Только все равно не поможет.

– Почему? – спросил я.

– Будь перехватчик один, то шансы бы еще были.

Они действительно могут не воспринимать нас всерьез и идти без щитов. Но два, – он сокрушенно по качал головой. – Мы просто не успеем выстрелить второй раз.

В пультовой снова повисло молчание. Но совсем недолго.

– Отставить! – рявкнул я. А после того, как все снова вылупились на меня, как на душевнобольного, сказал уже нормальным голосом: – Отставить умирать! Мы еще побарахтаемся. Слушай мою команду! Буцефал, как только перехватчики подойдут на расстояние выстрела, стреляешь по тому, который будет на тот момент ближе к нам. Один выстрел. Затем щиты на корму, на полную мощность. Сержант, вы со своей командой занимаете места за лазерными турелями. Не зря же тренировались. Торакумо, следи за движками. Чтобы никаких сбоев. Нам надо выжать из них максимум. И будь готов устранять возможные повреждения. Джессика, на тебе переселенки и кошки. Проверить крепление клеток и отправить всех переселенок по каютам. Да, и пришли сюда одного из парнишек. Того, который без перелома. Док, подготовьте медблок. Если будут раненые, то им необходимо сразу же оказать помощь. Марта, ты идешь с доком, будешь помогать. Линда, на тебе и парнишке переселенце будет связь по кораблю. Хейли, на вас управление «Единорогом». Вроде все. Вопросы? Нет? Тогда, выполнять!

Сержант, Мейсон и Купер дружно выкрикнули «есть, сэр!» и покинули пультовую, прихватив с собой Ребекку. Остальные стояли в некоем ступоре и удивленно пялились на меня, как будто видели первый раз в жизни. Я и сам был немного удивлен. Как-то неожиданно из меня посыпались эти команды. Но понимал, что все делаю правильно и, используя как свои знания, так и Томаса, мгновенно продумал план действий. А вот верный ли он, мы узнаем через час с небольшим. Но в любом случае это лучше, чем покорно ждать смерти.

– Что стоим, кого ждем?! – снова рявкнул я на застывших людей. – По местам, быстро!

Подействовало. Все стали поспешно покидать пультовую, не прекращая при этом изумленно на меня таращиться.

– Капитан, – как-то жалобно произнесла оставшаяся в помещении Линда. – А мне что делать?

Интересный вопрос. На самом деле связь между членами экипажа вполне мог предоставить Буц. Но я решил, что будет гораздо лучше, если все окажутся чем-то заняты. Да и мало ли. Всякое случиться может.

Представление о предстоящем бое я имел лишь самое общее. В этом мне не могли помочь даже воспоминания Тома, так как он в такие ситуации никогда не попадал. Все же сдавал экзамен всего лишь на гражданского пилота. С Хейли ситуация аналогичная, несмотря на весь ее опыт работы в космосе. А Сержант с командой хоть и были боевиками, но являлись пехотой, а не пилотами-истребителями. Вот если бы предстояло взять вражеский корабль на абордаж…

– Пока ничего, – ответил я Линде. – Будете ждать здесь с парнем переселенцем. В случае проблем со связью поработаете вестовыми.

Закончив раздавать команды, я сел в кресло капитана и посмотрел на свои руки. Они мелко, почти незаметно, подрагивали. Но уже не от страха, а в ожидании боя.


Глава 21

– Капитан, – как-то неуверенно сказала Хейли. – Разрешите вопрос?

– Да, конечно. Спрашивайте, – повернулся я к ней.

– Перед тем как начать раздавать приказы, что вы сказали?

– В смысле? – не понял я ее. – Я же вслух говорил, или мне показалось?

– Вслух-то вслух… Только вот, – она настороженно смотрела на меня. И, кажется, раздумывала, как бы сформулировать вопрос. Но все же решилась и выпалила: – На каком языке вы говорили?

– Что значит на каком… – начал я, но прикусил язык. Черт! Я мало того, что ругался на Томаса во весь голос, так еще и делал это на русском. И как мне это объяснить? Или ничего страшного в этом нет. Ну, подумаешь, знаю русский. Что здесь такого? – Я…

– Капитан? – перебил меня влетевший в пультовую мальчишка переселенец. – Вы, говорят, меня звали?

Он был невысокого роста, худой как швабра, светловолосый. И сейчас с восхищением крутил головой, переводя взгляд с приборов на обзорный экран и обратно. Я непроизвольно улыбнулся, представив, что это для него значит, – попасть в святая святых корабля. Хейли тоже сразу забыла про свой вопрос и с легкой улыбкой на лице его разглядывала.

– Да, вызывал, – сделав серьезное лицо, сказал я. – Как зовут?

– Кого? Меня? – мальчишка посмотрел на меня настолько удивленно, что я еле сдержал рвущийся наружу смех.

– Тебя, тебя.

– Итан.

– Итан, значит, – я показательно осмотрел его с головы до ног. – Так вот, Итан. У меня для тебя будет задание. Выполнишь?

– А какое? – он насторожился, а в глазах появилась подозрительность.

– Мне нужен еще один вестовой.

– А кто такой вестовой?

– Тот, кто будет передавать мои распоряжения остальным членам команды, если вдруг не будет связи.

– Да? – от подозрительности не осталось и следа. – Конечно, выполню! Все лучше, чем за кошками ходить. А правда, что за нами гонятся?

– Это с чего ты взял? – удивленно спросил я. Нет, секретом это, конечно, не являлось. Но все равно, откуда это мог узнать пацан, работающий в трюме?

– Неправда, значит, – расстроенно вздохнул он. – Это Майк сказал, что если тревога была, значит, за нами пираты гонятся. А потом всех еще и в каюты отправили. Вот я и подумал, что… – Итан смутился и опустил глаза.

– Понятно, – кивнул я. – За нами действительно гонятся.

– Пираты? – воскликнул он, радостно распахнув глаза.

– Почти, – с улыбкой ответил я. – Слушай свою задачу. Садишься в кресло и ждешь. Если понадобится, то бежишь и передаешь мои слова кому-нибудь из команды! Понятно?

– Так точно! – он вытянулся в струнку и даже козырнул.

– Вот и молодец! – похвалил я довольного пацана. И, дождавшись, когда он усядется в одно из кресел, обратился к псевдоискину: – Буц, свяжи меня с Сержантом.

– Выполнено, капитан, – мгновенно отозвался Буцефал.

– Сержант?

– Да, капитан? – ответил Вольт.

– Вы на местах?

– Так точно! К бою готовы.

– Отлично. Конец связи. Буц…

Я поочередно связался со всеми членами команды. Оказалось, что все выполнили мои приказы и были готовы. Между делом вспомнил про Прайна. Он же заперт в своей каюте и понятия не имеет, что творится на корабле. Хотел уже было с ним связаться, но передумал. Не имеет смысла. Выпускать я его не собираюсь, а что-то объяснять и успокаивать нет никакого желания. Обойдется. Если уйдем от перехватчиков и выживем, тогда и буду думать о том, что с ним теперь делать.

Время почему-то тянулось еле-еле. У меня появилось ощущение, что в минуты кто-то специально добавил лишних секунд для того, чтобы я начал еще сильней нервничать. Хотя, казалось бы, сильнее уже некуда. И так места себе не находил, то усаживаясь в капитанское кресло, то вскакивая и прохаживаясь по пультовой с задумчивым видом. Хейли следила за мной глазами и хмурилась. Но молчала. Она, похоже, нервничала не меньше.

– Капитан, – совершенно неожиданно подал голос Буц. – До нырка в подпространство осталось десять минут.

– Хорошо, – я остановился в центре пультовой, которую в очередной раз мерил шагами. – Как далеко от нас перехватчики?

– Они немного ближе, чем я предполагал, – бесстрастно сказал псевдоискин.

– Насколько близко? – непроизвольно вздрогнув, вскинулся я.

– Они будут на расстоянии выстрела через две минуты.

– Твою мать! – закричал я. – Ты почему раньше молчал?

– У меня не было приказа, капитан.

– Надо было без приказа сообщить! – я быстро занял свое место. – Немедленно доведи эту информацию до остальных. И на будущее – в таких ситуациях проявляй инициативу.

– Хорошо, капитан. Все оповещены, – доложил он. А затем тут же проявил эту самую инициативу: – Я могу вывести голографическую проекцию кораблей противника.

– Делай! – рявкнул я. Вот же гад электронный! Тупица псевдоинтелектуальная! Конь, блин, педальный! Если бы я ему сейчас не приказал, то он хрен бы сообщил, что может показать противника со стороны.

Оказалось, что не только противника. Над приборами появилась большая голограмма, на которой я увидел «Единорога» и идущие следом перехватчики. И они довольно быстро сокращали расстояние, разделявшее их с нашим кораблем. Но неожиданно один из них ускорился и буквально прыгнул вперед, в то время как другой, кажется, наоборот, замедлился, и теперь шел на определенном расстоянии от «Единорога», не отставая, но и не догоняя. Что за черт?

– Как они могут так быстро набирать скорость? – растерянно спросил я, ни к кому конкретно не обращаясь.

– Их двигатели работают на жидком топливе, – ответила Хейли. – За счет этого просто невероятное ускорение. Такие движки стоят только на перехватчиках и только в составе эскадры с заправщиком. Расход этого топлива у них тоже фантастический.

– Капитан, – снова подал голос Буц. – С нами на связь пытается выйти один из перехватчиков.

– Соединяй, – переглянувшись с растерянной Хейли, приказал я. Действительно, неожиданно. Мы ожидали немедленной атаки, а они хотят переговоров.

– Капитан, – вместо того, чтобы обеспечить связь, сказал Буц. – Корабль противника вошел в зону поражения.

– Черт! – ругнулся я, решая, как быть. – Отставить! Давай связь.

Стоило мне договорить, как в пультовой раздался чужой голос:

– Эксплорер вызывает перехватчик САП «Стремительный»! Эксплорер вызывает перехватчик САП, «Стремительный»!

– «Стремительный», слышу вас, – ответил я, постаравшись, чтобы голос звучал спокойно.

– Говорит лейтенант Хернел. Эксплорер, вы находитесь в зоне карантина. Необходим досмотр. Немедленно начните снижение скорости.

– «Стремительный», на каком основании?

– Эксплорер, вы находитесь в зоне карантина.

Приказываю вам снизить скорость и лечь в дрейф! – проигнорировав мой вопрос, сказал Хернел.

– «Стремительный», повторяю, на каком основании досмотр?

– Вам все объяснит командующий. Снизьте скорость!

Вот блин! Что же делать? Я смотрел на проекцию и видел, что кораблик, который был как минимум в пять раз меньше «Единорога», резво нас догоняет. Вот он подлетел почти вплотную, потом качнулся влево и, еще раз ускорившись, поравнялся с нами.

– Эксплорер «Единорог», немедленно прекратите разгон и ложитесь в дрейф! – неожиданно произнес Хернел. У меня от этих слов мурашки побежали по телу. Я даже хотел спросить, откуда он узнал название нашего корабля, но вовремя прикусил язык, сообразив, что оно написано на борту.

– «Стремительный», назовите причину досмотра, – пытаясь потянуть время, сказал я. Буцефал, молодец, без команды вывел в углу голограммы время до нырка. Оставалось чуть больше трех минут.

– «Единорог», повторяю в последний раз, снижайте скорость и ложитесь в дрейф. В случае неповиновения вы будете уничтожены.

Ну вот и ответ на все вопросы. Не знаю, для чего им нужен этот досмотр, но оставлять нас в живых они точно не собираются. Иначе он сообщил бы нам хоть что-то. Я, конечно, могу ошибаться, но проверять как-то не хочется.

– Буц, отбой связи со «Стремительным»! – при казал я.

– Выполнено, – мгновенно ответил псевдоискин.

– Дай мне Сержанта!

– Выполнено!

– Сержант, видите противника?

– Так точно! – коротко отозвался тот.

– Огонь по моей команде! Как поняли?

– Вас понял!

– Буцефал, – снова обратился я к псевдоискину. – Наводи пушку на «Стремительного»!

– Капитан, в данный момент выстрелить невозможно. Нерасчетная траектория.

– Наводи, я сказал! – рявкнул я.

– Выполнено! Но повторюсь, выстрелить в данный момент невозможно.

– Заткнись! – велел я ему и приказал Вольту: – Сержант, огонь!

В ту же секунду на изображении стало видно, как из левого борта «Единорога» выдвинулись лазерные турели и практически сразу начали поливать «Стремительного» кроваво-красным дождем, оставляя на обшивке оплавленные росчерки. Продолжалось это всего лишь несколько мгновений, после чего корабль противника резко ушел в сторону и вверх.

– Буц, огонь! – заорал я.

На голограмме было видно, как плазменная пушка, установленная на крыше «Единорога», внезапно ожила и, повернувшись в сторону «Стремительного», выплюнула ослепительно-белый сгусток энергии в поравнявшийся с ней корабль. Вначале я подумал, что от выстрела эффекта не больше, чем от выстрелов лазерников. Но почти сразу стало видно, что «Стремительный», все еще пытающийся отдалиться от «Единорога», снова поменял траекторию движения, а затем его словно разорвало изнутри, и во все стороны, набирая скорость, полетели обломки.

– Готов! – азартно закричала Хейли.

Но я радоваться не спешил. Оставался еще второй корабль, который почему-то не спешил подходить на расстояние выстрела. И я до рези в глазах вглядывался в его изображение, пытаясь эту загадку решить.

Все прояснилось, когда от него в нашу сторону отделились две маленькие точки и очень быстро понеслись вперед. Одновременно с этим подал голос псевдоискин.

– По нам выпустили торпеды, капитан, – сообщил он.

– Щиты на корму! – приказал я ему. И после короткого «выполнено», спросил: – Их можно сбить?

– Возможно, но только одну, – был ответ.

– Выполняй. И передай по корабельной связи, чтобы все пристегнулись или за что-нибудь ухватились.

– Внимание! По нам будет нанесен торпедный удар! – прогремел по кораблю голос Буцефала. – Всем немедленно пристегнуться!

После этого в пультовой наступила абсолютная тишина. Мы все смотрели на то, как к нам приближаются торпеды, с каждым мгновением ускоряясь все больше и больше. Я даже дышать, по-моему, перестал.

– Капитан, готов сбить торпеду, – доложил Буц.

– Сбивай, – выкрикнул я, ругая его про себя все ми известными матюгами. Я был уверен, что псевдо искин собьет торпеду сам, без команды.

Пушка на «Единороге» снова пришла в движение и плюнула плазмой, сжигая одну из торпед. И, почти одновременно с этим вторая достигла цели.

Корабль тряхнуло так, что я вылетел из кресла и приложился грудью о приборную панель. Идиот! Всем пристегнуться приказал, а сам забыл!

После удара я подумал, что ослеп. Но нет, оказывается, это вырубилось освещение. Впрочем, ненадолго. Буквально на несколько секунд, которых мне как раз хватило, чтобы с трудом подняться с пола. Повернув голову в сторону голограммы, я ее не увидел. Похоже, что слетела после перепада с электроэнергией. Тогда перевел взгляд на обзорные экраны и застыл. На них была серая муть. А сразу после этого ожил Буцефал.

– Мы нырнули в подпространство, капитан, – сообщил он.

– Мы это сделали, – прошептал я и, улыбнувшись, посмотрел на Хейли. Вид у нее был офигевшеиспуганный. В отличие от меня, она была пристегнута и не летала по пультовой. Только вот почему-то радости на ее лице не было абсолютно.

– Хейли, – окликнул я ее. – Что-то случилось?

– Случилось? – она перевела на меня полубезумный взгляд, а потом истерично хохотнула. – Да нет, капитан. Что могло случиться? Подумаешь, уничтожили перехватчик САП! Мы теперь всего лишь вне закона!


Глава 22

Очередное собрание. Только на этот раз в кают-компании стояла мертвая, давящая на психику, тишина. А на лицах людей отсутствовало прежнее беззаботно-расслабленное выражение. Сейчас на них была лишь бесконечная усталость и какая-то обреченность, что ли. Хорошо еще, что это собрание мы проводим только спустя восемь часов после нырка. Да и усталость эта к месту, отвлекает от мрачных мыслей.

Все эти восемь часов мы занимались устранением повреждений корабля после попадания торпеды. Тушили несколько начавшихся небольших пожаров, ремонтировали проводку. Укрепляли перегородки, граничащие с трюмом. В сам трюм никто лезть даже не пытался. Основной удар пришелся как раз по нему, проплавив обшивку. В результате – разгерметизация. Слава богу, что только в трюме. Правда, кошки погибли. Часть клеток, которые были закреплены хуже, выдуло в открытый космос. Остальные остались на месте, с распухшими кошачьими трупиками внутри.

Кошек мне было очень жалко. И не из-за того, что потеряли деньги. Я все равно теперь понятия не имел, где мы могли бы их продать. Жалко именно по-человечески, потому что я всю свою сознательную жизнь любил этих своевольных пушистых созданий.

Радовало то, что хотя бы додумался приказать переселенкам покинуть трюм, а иначе к кошачьим тушкам добавились бы еще и человеческие трупы. Правда, мелькнула разок подлая мыслишка, что со смертью переселенок было бы одной проблемой меньше. Но я ее сразу прогнал, обругав себя последними словами. К счастью, понимал, что мысль эта, скорее всего, закралась ко мне от усталости и из-за стресса. А стресс был еще тот. Где-то минут через десять после окончания боя меня начало трясти так, что пришлось бежать к доку и просить инъекцию успокоительного. Да заодно попросил его сделать такой же укол Хейли и осмотреть остальных членов экипажа. Мало ли. Только нервных срывов на «Единороге» и не хватало.

Сейчас я вглядывался в лица людей, жизнь которых навсегда перевернулась несколько часов назад. Лично мне, наверное, все же было легче. Моя жизнь перевернулась уже давно, когда, очнувшись в больничной палате на Новой Аризоне, я осознал себя толстым подростком.

– Думаю, тема сегодняшнего собрания ни для кого секретом не является, – начал я. – Как вы все знаете, мы оказались не в том месте и не в то время.

Поэтому основной вопрос сегодня, на который нам предстоит найти ответ, это – что делать дальше?

У кого-нибудь есть идеи?

В кают-компании снова повисло молчание. У меня появилось ощущение, что все чего-то ждут именно от меня. Я даже плечами нервно передернул под этими взглядами. Спас положение Торакумо.

– Считаю, что первым делом нам надо отремонтировать корабль, – уверенно сказал он.

– Ага, – хмыкнул Купер, – осталось только найти место, где это сделать.

– Вот! – я поднял вверх указательный палец. – Наша первоочередная задача – найти место, где можно будет отремонтировать «Единорога». Реально ли это будет сделать на Иксипере?

– Я думаю, что туда соваться не стоит, – ответила Хейли, которой я и адресовал этот вопрос. – Иксипер входит в САП, и нас там будут искать в первую очередь. Рассчитать приблизительно нашу точку выхода из подпространства особого труда не составит.

– То есть нас там будут ждать? – спросил я.

– Нет, – ответил вместо пилота Сержант. – Хоть нам и удалось уничтожить один из их перехватчиков, сразу объявлять нас в розыск карантинники не будут. Постараются взять своими силами.

– Почему? – удивленно посмотрела на него Ребекка.

– Потому что мы слишком много знаем? – догадался я.

– Именно, – утвердительно кивнул Вольт. – Если нас задержат планетарные власти, то мы можем им много чего рассказать и показать. Легче нам от этого, скорее всего, не будет. Но, думаю, что командующий карантинного флота на такое не пойдет. Правильно поданная информация об уничтожении населения целой планеты приведет как минимум к его отставке.

– То есть на Иксипере мы сможем заняться ремонтом? – снова спросил я.

– Нет, – Сержант покачал головой. – У нас будет небольшая фора. Времени должно хватить лишь на то, чтобы снова уйти в подпространство.

– Понятно, – вздохнув, сказал я. – Значит, нам надо решить, куда мы направимся дальше? Какие есть у кого мысли?

– Нам надо уходить подальше от САП, – задумчиво произнесла Хейли.

– Да это понятно, – сказал Мейсон и громко зевнул. – Вопрос, куда именно уходить?

– А тут тоже выбор не очень-то и большой, – развел руками Сержант. – Только свободный космос, не находящийся ни под чьей юрисдикцией.

Сказав это, он снова замолчал.

– Сержант! – не выдержал я. – Я же вижу, что вы уже придумали, куда нам лететь! Так на хрена все эти игры в угадайку?

– Ну, мало ли, – улыбнулся Вольт. – Скажете еще, капитан, что я все за вас решаю.

– Мистер Вольт, – не принял я его шутливого тона. – Если бы я хотел единолично принимать решения, то не устраивал бы каждый раз эти собрания. А вы прямо как сговорились с Буцефалом! Этот гад без прямого приказа ничего не делает, считая, что я сам должен обо всем догадываться. А теперь и вы нервы мотаете. Если есть что сказать, то говорите!

– Хм. Извините, капитан! – Сержант сделал вид, что смутился. – Действительно, я думал о том, что нам делать дальше, пока устраняли повреждения. Единственным разумным вариантом мне кажется идти к одной из космических станций в свободном космосе. Там можно будет и «Единорога» подремонтировать, и купить все необходимое для длительного нахождения в космосе. Ближайшую от Иксипера станцию лучше всего исключить. А из тех, которые находятся дальше, я бы выбрал Реликт.

– Почему? – заинтересовалась Хейли. Лично мне все эти названия ни о чем не говорили. Не помогала даже память Томаса.

– Во-первых, я там был, – ответил Вольт. – Даже дважды. И приблизительно знаю, чего можно ждать. Во-вторых, в отличие от большинства других станций, на Реликте не бывает пиратов. По крайней мере, они это не афишируют. Там нейтралитет, который поддерживают все, по убедительной просьбе хозяев станции. Из этого вытекает и в-третьих. Помимо флота хозяев, там постоянно находится множество кораблей, которые не очень любят правительственный флот. И не факт, что карантиннкам хватит дури, чтобы всех там вынести. А договариваться с ними о нашей выдаче никто не будет. Значит, мы сможем какое-то время чувствовать себя в безопасности. Ну, и в-четвертых, там можно будет найти работу, что в настоящий момент для нас более чем актуально.

– Я вас понял. Спасибо! – кивнул я Сержанту и обвел взглядом остальных. – У кого-нибудь есть возражения?

– Значит, мы теперь на нелегальном положении? – после непродолжительного молчания спросил Торакумо.

– Получается, что так, – я пожал плечами. – Другого выхода я не вижу.

– Есть еще одна проблемка, капитан, – подал голос Купер. – А на что мы будем ремонтировать корабль и покупать все остальное.

– В смысле? – удивленно спросил я. – На счету «Единорога» еще осталась довольно приличная сумма.

– Неа, – Куп покачал головой. – Счет «Единорога» заблокируют первым делом. Уж в этом-то можете быть уверены.

Охренеть! Об этом я как-то совсем не подумал. Это получается, что мы на раздолбанном корабле болтаемся в космосе, и мало того, что теперь «Единорог» вне закона, так нам еще и не на что его отремонтировать. Да что там отремонтировать, еду элементарно купить не на что. Утешает только одно, мне теперь не обязательно набирать указанную в завещании сумму, чтобы стать полным хозяином корабля. Зашибись. Как говорится: без штанов, но в шляпе.

– И что же делать? – растерянно произнес я.

– Договариваться с Буцефалом, – просто ответил Купер.

– Не понял.

– Надо уговорить его перевести деньги со счета «Единорога» на наши счета, – пояснил он. – До них карантинники не смогут быстро добраться, не дав делу официальный ход. И, возможно, мы сумеем их обналичить на станции.

– Согласен, – немного подумав, сказал Сержант. – Возможно, что действительно успеем.

– Буцефал? – обратился я к псевдоискину. – Что ты нам на это скажешь?

– На что именно, капитан? – спросил он.

Почему-то я не сомневался, что этот электронный засранец нарочно прикидывается валенком, чтобы над нами поиздеваться.

– Ты можешь перевести деньги со счета «Едино рога» на наши счета? – все же пояснил я. Высказать ему все, что я о нем думаю, можно будет и в другой раз, когда на кону не будет стоять столько денег.

– Нет, капитан! – ответил он.

– Почему?! – воскликнул я. Вот честно, не ожидал. Все же мне казалось, что Буцефал старается помогать своему капитану, несмотря на то что иногда тупит как Буратино.

– Капитан, в моей программе это заложено как одна из основных функций. Я должен контролировать счет «Единорога», не допуская напрасных трат, до того момента, как Томасу Чезари исполнится двадцать один год. После этого контроль перейдет к вам.

– Но ты понимаешь, что иначе счет просто заблокируют? – в отчаянии выкрикнул я.

– Да, капитан, – голосом, полным печали, ответил Буц. – Но ничего не могу с этим поделать.

– Да ты… – я собрался все же высказать псевдоискину все, что накопилось за последние дни, но был остановлен Сержантом.

– Подожди, Томас, – перебил он меня. А затем обратился к Буцу: – Буцефал, а у тебя самого есть какие-нибудь идеи на этот счет? Возможно ли как-то обойти запрет?

– Обойти запрет нельзя, – категорично ответил псевдоискин. А потом ехидно, как мне показалось, добавил: – Но я могу выдать всем членам экипажа зарплату за этот месяц, а так же выдать премии в размере двухмесячной зарплаты. Например, за проведение ремонтных работ в чрезвычайной ситуации. Если, конечно, капитан распорядится.

– Распоряжаюсь! – тут же среагировал я, мысленно прикидывая, какая получается общая сумма. Так как я тоже получал зарплату последние месяцы, причем весьма немаленькую, то денег должно было хватить. Если только…

– Внимание, команда! – обратился я к экипажу. – Как я уже говорил в начале нашего собрания, мы оказались не в том месте и не в то время, в результате чего мне пришлось уничтожить перехватчик карантинного флота САП. Я считаю, что поступил верно, не согласившись на досмотр, после которого всех нас, скорее всего, списали бы в утиль, а «Единорога» попросту уничтожили бы. Но, возможно, у кого-то есть другие мысли по этому поводу. Если это так, то могу предложить всем желающим покинуть корабль на ближайшей станции. Деньги, которые Буцефал переведет на ваш счет, уже ваши по праву. Их хватит, чтобы продержаться какое-то время и наняться на другой корабль. Деньги же тех членов экипажа, которые останутся на борту, полностью пойдут на общие нужды. Итак, кто-нибудь хочет уйти?

Закончив говорить, я в который раз за сегодня всматривался в лица этих людей, ожидая реакции на свои слова. Втайне надеясь, что останутся все. Потому что заменить любого из них в ближайшее время будет невозможно, а также потому, что успел к ним за последнее время привязаться. Они, конечно же, не стали моей семьей или даже друзьями, но больше во всей этой гребаной вселенной я вообще никого не знал.

– Я с вами, капитан! – первым сказал Сержант.

– Остаюсь, – это Купер.

– Куда ж я без Сержанта, – Мейсон.

Ребекка просто мрачно кивнула. Следом чуть наклонила голову Хейли.

– Капитан, мне в последнее время уже вообще все равно, где жить, – скрипучим голосом сообщил Хошель. – А на «Единороге», как мне кажется, не так уж и плохо.

– Я остаюсь, – грустно сказала промолчавшая все собрание Джессика.

– А мне вообще все это нравится, – выдал Торакумо и весело улыбнулся.

– Марта, Линда? – спросил я у так и не давших ответа мачехи и сестрицы.

Марта помолчала, пристально вглядываясь мне в глаза, а затем уверенно кивнула. Линда же, увидев ответ матери, яростно выпалила:

– Будь ты проклят, Томас Чезари, вместе со сво им покойным папочкой! Чтоб ему в аду сковорода пожарче досталась!

– Это значит?.. – растерянно спросил я.

– Это значит, что ты идиот! Да, остаюсь! Куда я теперь-то смогу пойти?!

Я, наверное, с минуту таращился на нее, пытаясь понять, что бы все это значило. Потом мысленно плюнул и сказал:

– Значит, единогласно! Тогда следующая проблема, которая требует решения. Что делать с Прайном и переселенцами?

– Капитан, есть еще один вопрос, – сказал Сержант. И, дождавшись, когда взгляды всех присутствующих скрестились на нем, продолжил: – Нам надо решить, чем мы будем дальше заниматься для того, чтобы заработать денег.

– Хм, – я задумчиво почесал подбородок. – А какие у нас есть варианты?

– О! – Вольт расплылся в довольной улыбке. – Вариантов у нас не так уж и мало…


Глава 23

Реликт. Станция висела на орбите планеты огромным темным диском. Лишь только подойдя ближе, стало заметно, что этот диск не совсем правильной формы. Да к тому же от станции отходили рукава ремонтных доков, делая ее непохожей на что-либо виденное мной раньше.

Мы вышли из подпространства три с небольшим часа назад, и почти сразу с нами связался кто-то из охраны станции.

– Неизвестный корабль, говорит «Реликт». На зовитесь.

Хейли вопросительно посмотрела на меня. Я кивнул, передавая ей право общаться со станцией. Все же у меня совсем не было такого опыта.

– Эксплорер «Единорог», – произнесла она.

– Цель вашего визита на станцию?

– Ремонт. Торговля. Отдых.

– Принято, можете пришвартоваться в третьем доке, – после непродолжительного молчания сказал диспетчер. Но почти сразу же добавил будничным тоном: – Имейте в виду, вы находитесь в прицелах орбитальных стражей. В случае намека на агрессию вас уничтожат. Находясь на станции, запрещено иметь при себе тяжелое оружие. Нарушители также подлежат уничтожению. Высылаю вам информационный пакет с правилами орбитального города.

– Спасибо, приняли, – ответила Хейли.

– Конец связи, – сказал диспетчер и прервал сеанс связи.

– Они не очень-то гостеприимны, – нервно хмыкнул я.

– Да нет, это еще нормально, – прокладывая курс к доку, задумчиво проговорила Хейли. – Доводилось мне бывать на одной планете, где нас три недели продержали на орбите, не давая разрешения на посадку. По каким-то религиозным причинам. Когда мы все-таки сели, я ожидала увидеть каких-то ярых фанатичных придурков. Но нет, на планете проживали вполне обычные, даже в чем-то приятные, люди. И то, что у них раз в полгода всеобщая месячная молитва, никак не влияло на их жизнь в остальное время.

– М-да… – пробормотал я. Вселенная не перестает удивлять. Да и вряд ли когда-нибудь перестанет. Слишком много в ней обитаемых планет, население которых практически оторвано друг от друга.

– Капитан, – как всегда неожиданно подал голос псевдоискин, – У меня есть хорошая новость.

– Какая?

– Наш счет. Он не заблокирован.

– Да ладно? – удивленно воскликнул я. Почему-то уже успел смириться с потерей денег и совсем на них не рассчитывал. – То есть мы можем оплатить ремонт на средства «Единорога»?

– Не только ремонт, – уточнил Буц. – Также мы можем купить все необходимое. Но только именно необходимое.

– Действительно, хорошая новость, – довольно улыбнулся я. – Вызови Сержанта и Торакумо. Будем составлять список покупок.

– Выполнено.

Следующие пару часов мы думали над тем, что именно нужно купить. Список получился внушительным, потому что было принято единогласное решение потратить все, что еще осталось на счету. А кредиты с личных счетов каждого члена команды обналичить в золотые кредиты. Да-да. Золотые монеты и слитки. Оказывается, золотом можно расплачиваться практически на всех обитаемых мирах. А на некоторых даже предпочтительнее было платить именно им.

В список вошли продукты, оружие, запчасти для ремонта гравитационной установки, а также запчасти, которые могли бы пригодиться нам в будущем. Кроме того, я, успевший немного изучить вопрос, предложил Торакумо установить на «Единорога» движки, работающие на жидком топливе, если такое, конечно, возможно. Самого топлива впрок много не возьмешь, только на пару разгонов до нужной для нырка скорости. Но тем не менее я подумал, что такой козырь в рукаве нам точно не помешает. А остальные со мной согласились. Слишком были свежи воспоминания о преследовании «Единорога» перехватчиками. А с этими движками мы могли бы уйти в подпространство до того, как были замечены. Торакумо, подумав, сказал, что возможно. Главное, чтобы подходящие нам движки оказались сейчас в наличии на станции. И хватило денег.

В данный момент весь экипаж готовился к выходу. Решено было не разделяться, а всем вместе добраться до банка и обналичить счета. После чего, так же всеми, вернуться на корабль и оставить золото под охраной. И лишь только потом отправляться за покупками.

* * *

Уже неделю мы находимся на станции. Все необходимые покупки сделаны, кредиты обналичены в золото, которое находится на корабле. Основная проблема возникла с ремонтом и установкой движков. Что-то там не ладилось. И если ремонт к этому времени все же удалось закончить, то двигатели пришлось подгонять под «Единорога», чтобы он, в случае ускорения, попросту не взорвался.

Кстати, «Единорога» как такового больше не было. Было принято решение переименовать корабль. Теперь он носит ничем не примечательное имя «Юнит». Я, правда, никак не привыкну так его называть. Да и не только я.

На станции, вопреки моим опасением, никаких сложностей не возникло. Несмотря на откровенно бандитскую внешность большинства ее обитателей, конфликтов никто не провоцировал. За этим следила местная полиция, представители которой и сами были похожи скорее на уголовников. Но их было много и свою работу они выполняли добросовестно. Нарушителей законов станции не судили и не брали под стражу. Мгновенное рассмотрение любого инцидента и нарушитель отправлялся на прогулку в открытый космос. И это при том, что практически все передвигались по коридорам станции с оружием.

На пятый день нашего тут пребывания, когда с основными делами было покончено, я, по совету Сержанта, разрешил всему экипажу посетить местное увеселительное заведение. Что-то вроде ресторана. Без белых скатертей и услужливых официантов, но с нормальной едой, выпивкой и сценой, на которой в тот вечер плясали полуголые девицы. Надо сказать, что посещение этого заведения пошло экипажу на пользу. Люди, все последние дни будучи подавленными и напряженными, расслабились и как следует отдохнули.

Сама станция больше всего напоминала муравейник. Как узкими коридорами, так и снующими туда-сюда людьми. Хотя мы посещали только «гостевую» ее часть. Со множеством магазинчиков (если так можно назвать небольшие, плохо освещенные помещения, расположенные в самых неожиданных местах), всевозможными кафешками, которые в основном использовали для переговоров, а также вездесущими уличными торговцами, снующими в людском потоке с тележками и продающими все и вся.

Была еще и жилая часть, для местного населения. Но гостям станции вход туда был воспрещен. Впрочем, никто и не рвался.

В настоящий момент мы с Хейли в пультовой рассматривали карту свободного космоса и прикидывали, куда бы отправиться. Планет было великое множество. И каждая со своими особенностями. По большей части все эти планеты были плохо развиты и имели минимум контактов с мирами класса «А». Поначалу меня это удивляло. Для чего надо было вкладывать огромные деньги в терраформирование, чтобы потом попросту бросить планету со свежеиспеченным населением на произвол судьбы. Но ответ был прост – перенаселение. Развитые миры отправляли на новые планеты тех своих граждан, которым не нашлось места дома. В основном человеческие отбросы. Необходимый минимум для выживания им предоставлялся, а дальше – крутитесь, как хотите.

Исключения составляли те планеты, на которых находили редкие ресурсы в больших количествах. В такие миры вкладывали большие деньги, чтобы впоследствии получить еще больше денег.

– Капитан, – пришел мне на комм вызов от Торакумо. – Вы сейчас на корабле?

– Да, Ромэн, – ответил я. – Ты что-то хотел?

– Ага, – он чему-то довольно улыбнулся. – Сей час подойду и удивлю. Вы где именно?

– В пультовой.

– Тогда сейчас буду. Бегу, бегу, – радостной скороговоркой проговорил он и отключился.

– Что это было? – удивленно спросил я у Хейли.

– Понятия не имею, – женщина пожала плечами и свернула изображение с картой. – Наш техник в последние дни меня вообще пугает. Бегает с фанатичным видом по кораблю и по станции. Улыбается чему-то. Да еще и сам с собой разговаривает. Может, его доку показать? Пусть обследует на предмет нормальности?

– Да ладно, в порядке он, – вступился я за парня. – Для техника такое состояние как раз нормальное. Корабль же он отремонтировал. Даже гравитационную установку починил. А то, что немного не в себе, так ничего страшного. Рабочее настроение у него такое.

– Вам виднее, капитан, – не стала спорить пилот. Но не удержалась и добавила: – Но Хошелю я его все-таки показала бы.

Договорить нам не дал сам Торакума. Влетев в пультовую, он как-то странно осмотрелся, будто ища кого-то, потом остановил взгляд на мне, радостно улыбнулся и сказал:

– Вот! – указывая при этом на вход, куда в данный момент как раз вошел какой-то непримечательный мужичок в комбинезоне техника.

– Что вот? – спросил я у Ромэна, подумав, что Хейли права, и Торакумо переработал.

– На сдачу дали! – жизнерадостно сказал он.

– Что дали? – тупо переспросил я, ничего не понимая.

– Его, – техник показал пальцем на неизвестного мне мужика.

– Не понял, – я помахал головой из стороны в сторону, пытаясь понять, что тут вообще происходит.

– Да вот, капитан! – снова ткнул в мужика пальцем Торакумо. – Я сразу договорился, когда движки покупал, что мне его на сдачу дадут. Уже проверил, работает хорошо!

– Хейли? – жалобно посмотрел я на пилота, которая с интересом разглядывала неизвестного.

– Это дроид, капитан, – ответила она. А затем поинтересовалась у Ромэна: – Как тебе удалось его заполучить? Они же дорогие!

– Ну-у… – замялся техник. – Он немного бракованный. Самостоятельно не принимает решения, только выполняет приказы. Но зато как он их выполняет! Вы бы видели, как он движки ставил!

Дроид, точно! Читал же про них. Роботы, или точнее киборги. Внешне мало чем отличавшиеся от человека, но с узкоспециализированной программой. Использовались во многих сферах деятельности в развитых мирах. В основном там, где требовался тяжелый физический труд. Но встречались и такие модели, как этот техник. Стоили они, кстати, реально дорого.

– Сколько ты за него отдал? – строго спросил я у Ромэна. – И, главное, где взял деньги?

– Да я же говорю, капитан! – всплеснул руками техник. – На сдачу дали! Денег-то у нас все равно не осталось. А этого дроида, его, кстати, Каз зовут, собирались списать. Помимо сбоя в программе у него еще батареи садятся. Вот я и договорился, что его в довесок к движкам дадут. Но работает хорошо, я проверил. А с программой я поработаю, может, поправлю.

– А батареи? – спросил я.

– Да что им будет?! – воскликнул Торакумо. – Они же термоядерные. Пару лет еще поработают точ но. А там посмотрим, может быть, где подвернутся, так и поменяем.

Я открыл рот, собираясь спросить, не рванут ли эти батареи. Сразу вспомнился фильм «Терминатор», в котором Шварценеггер вырывал такую из груди и выкидывал в окно из машины. И последовавший за этим бум. Но меня снова отвлек вызов на комм. В этот раз от Джессики.

– Да, мисс Фест? – ответил я.

– Капитан, кажется, я нашла нам работу, – сразу выпалила девушка. Только выражение лица у нее при этом было каким-то хмурым. Хм, интересно.

– Почему кажется? – тоже нахмурившись, спросил я.

– Заказчики – наемники, – ответила Джессика. – Про работу ничего сразу не говорят, хотят встретиться с вами лично.

– Где именно? – насторожился я.

– Да здесь же, на станции.

– Они хотят, чтобы я был один?

– Нет, просто просят личной встречи. Не хотят общаться по комму.

– Так в чем же проблема? – непонимающе уставился я на девушку.

– Так наемники же, – состроила она грустную мордашку.

– Понятно, – кивнул я, хотя на самом деле мне ничего понятным не казалось. Но за последние месяцы я узнал, что разобраться в настроении девушек практически невозможно. Что там у них на уме они и сами не всегда понимают. – Когда они хотят встретиться?

– Если вы согласитесь, то через час. Кафе «Космический зной».

– Что за идиотское название, – пробормотал я, задумавшись. – Ладно, договаривайся о встрече и собирайся. Пойдешь со мной. И предупреди Сержанта и Купера, они тоже понадобятся.

«Космический зной» оказался типичной для этой станции кафешкой. Небольшое помещение, разбитое перегородками на сектора. В каждом секторе имелся стол и металлические табуретки. Для переговоров такие места использовались из-за возможности отгородить каждый сектор силовым полем. Слабеньким, но при этом прекрасно блокирующим звук.

Мы вчетвером пришли первыми. Сержант и Купер сели с торца стола, лицом ко входу. Мы с Джессикой – с правой стороны. Наемникам же оставалось всего два места слева.

К моему удивлению, их и оказалось всего двое. Оба высокие и широкоплечие. Несмотря на гражданскую одежду, по ним сразу было видно, что люди они сугубо военные. И не только по выправке. Была в них какая-то уверенность в себе, что ли.

Увидев наших визави, я сразу напрягся. Промелькнула мысль, что, если военные, то имеют какое-нибудь отношение к САП и карантинному флоту.

Уверенно пройдя к нашему сектору, они уселись на свободные места, и один из них, мужик лет под сорок, темноволосый и усатый, активировал силовое поле, которое моментально отрезало от нас все посторонние звуки.

Второй наемник, внимательно всмотрелся в наши лица. Был он русоволосым, гладко выбритым и моложе своего спутника лет на десять. Но, несмотря на возраст, сразу становилось понятно, что именно он главный в их двойке. Взгляд, который он в итоге остановил на мне, выдавал в нем человека, привыкшего командовать.

– Капитан «Юнита», как я понимаю? – спросил он. Говорил он с каким-то едва уловимым акцентом.

И почему-то этот акцент показался мне знакомым.

– Да, – просто кивнул я в ответ.

– Майор Быков, Прапорщик Васильков. Независимый наемный отряд, – представил он себя и своего спутника.

А у меня от этих простых фамилий внезапно защемило сердце. Русские!


Глава 24

– Капитан, – тихо сказала Джессика и пихнула меня в бок острым локотком.

– А? Что? – уставился я на нее удивленно.

– Капитан, с вами все в порядке? – с беспокойством в голосе спросила девушка.

– Да, – кивнул я. – Просто задумался.

– Вы уверены?

– Да, мисс Фест, – еще раз кивнув, я перевел взгляд на русских. – Извините.

Блин! Действительно, после того как эти двое представились, я реально завис. Но настолько неожиданно было встретить здесь соотечественников. Хотя если рассуждать здраво, то какие они мне соотечественники? Я не знал о них ничего. Кто они и откуда? Единственное, что у меня с ними было общим – это язык. А мало ли кто сейчас на нем может говорить. Да и сам я в данный момент не русский парень Леха, а американец с итальянскими корнями по имени Томас. Надо как можно чаще себе об этом напоминать, а то так и буду зависать каждый раз, вспоминая предыдущую жизнь.

Наемники тоже смотрели на меня, как и Сержант с Джессикой. Только если взгляды моих соратников были обеспокоенными, то взгляды русских… Они были разными.

Быков смотрел с интересом и легкой усмешкой. А вот Васильков как-то презрительно, что ли. Как на какую-то букашку, не заслуживающую внимания, но постоянно летающую рядом и действующую на нервы.

– Вы хотели со мной встретиться? – спросил я у них, прервав затянувшееся молчание.

– Хотели, – чему-то ухмыльнувшись, подтвердил Быков.

– Я вас слушаю.

– Мы бы хотели нанять ваш корабль, – просто сказал майор.

– Для каких целей?

– Перевозка.

– Перевозка чего? – задал я очередной вопрос и нахмурился. Он издевается, что ли? Так и будет мне информацию по одному слову выдавать?

– Не чего, а кого! – снова хмыкнул Быков. – Меня и моих людей.

И замолчал. И смотрит на меня все с той же усмешкой. Не понял, это проверка какая-то? Наблюдают за моей реакцией?

– Майор, – сквозь зубы процедил я, – если вы хотите нас нанять, то перестаньте ходить вокруг да около. Переходите к делу.

– Хорошо, – легко согласился он. – На самом деле все просто. Вы доставляете нас на нужную планету и ждете там неделю. Мы выполняем свою работу, и вы доставляете нас на следующую планету.

– Подробности. На какие планеты придется лететь, в чем заключается ваша работа, оплата? – ровным тоном уточнил я.

– Сергей, я тебе сразу говорил, что не стоит связываться с сопляком, – недовольно сказал Васильков Быкову. Сказал на русском. И, что самое интересное, я его прекрасно понял. То ли русский язык совсем не изменился за прошедшие тысячелетия (если принять за факт, что я в будущем), то ли Томас прекрасно знал русский язык. Покопавшись в его воспоминаниях, выяснил, что нет, русского он знать не мог. Тогда почему? Ладно, этот вопрос буду решать потом. Сейчас надо разобраться с наемниками. Что-то мне совершенно не нравятся их недомолвки.

– Господин прапорщик, – обратился я к Василькову. – Вас что-то не устраивает?

Он вновь смерил меня раздраженно-презрительным взглядом и выдал:

– Пацан, я же тебя сукой не называю?

– Чего?! – опешил я.

– Не обращайте внимания, – хохотнул Быков. – Владимир имеет в виду, что господ у нас нет, поэтому такое обращение неприемлемо. Лучше – просто прапорщик. Или – товарищ прапорщик, – товарищ он произнес по-русски, – только последнее вы вряд ли выговорите.

– Понятно, – кивнул я, все еще не собравшись с мыслями после заявления Василькова.

– Что же касательно ваших вопросов, – продолжил Быков. – Лететь придется на Арен. Добираться до нее от Реликта на вашем корабле приблизительно десять-двенадцать дней, зависит от того, как быстро вы нырнете. Смотрите.

Он вывел со своего комма карту и выделил нужную планету. Мне ни ее название, ни ее расположение ни о чем не говорили. Немного на нее поглазев с умным видом, я вопросительно посмотрел на Сержанта, ожидая подсказки. Но он лишь пожал плечами, типа: решай сам. Черт! Знать бы еще, что решать. Не знаю почему, но мне все больше и больше не нравилась эта работа. Можно было, конечно, сразу отказаться, но не факт, что в ближайшее время удастся найти другую. А деньги нам теперь очень даже понадобятся. Кстати, деньги!

– В чем будет заключаться ваша работа? – спросил я у Быкова.

– А вот это уже не ваше дело, капитан, – наконец-то перестав ухмыляться, серьезно ответил он.

– Мне не нужны подробности. Но знать, чем именно вы будете заниматься на Арене, хотя бы в общих чертах, я должен, – упрямо сказал я. – Мне надо просчитывать возможные неприятности для моей команды и корабля.

Быков сразу отвечать не стал, задумчиво посмотрев на Василькова.

– Что думаешь? – спросил он на русском.

– Скажи, чего уж там. Прав пацан, – ответил ему прапорщик.

– Хорошо, – кивнул мне майор. – Наша работа заключается в освобождении заложника. Кого и откуда, я вам пока не скажу. Опасности для кора бля и вашей команды никакой. Мы планируем, что вы сядете довольно далеко от места нашей миссии и будете просто нас ждать. Приблизительно неделю.

Потом я со своими людьми гружусь на борт, и летим к следующей планете. К какой именно – узнаете только после подписания договора о найме. Я ответил на ваши вопросы?

– Оплата? – задал я уточняющий вопрос.

– Сто тысяч кредитов, – ответил Быков.

– Нет, это несерьезно, – отрицательно покачал я головой, чувствуя облегчение. Вот и повод отказаться. Повод, который примет моя команда.

– Сто пятьдесят, – сразу же добавил майор. – Это последняя цена.

– Для чего требуется сажать корабль на планету? – спросил у него Сержант. Наконец-то. А то у меня уже мозги кипят думать за всех. – Почему не обойтись челноком?

– В моем отряде четырнадцать человек, в челноке они все просто не поместятся. Но даже если бы поместились, этот вариант все равно не подходит. Помимо людей, у нас есть техника. Пара боевых доспехов, бронеплатформа и вездеходы.

– Ни хрена себе, – присвистнул Сержант. – Почему же при наличии такой техники у вас нет своего корабля?

– Корабль был, – спокойно ответил Быков. – Но с последнего задания он вернулся в таком состоянии, что пришлось его списать. Поэтому мы и хотим нанять вас. Еще вопросы?

– Пока нет, – подумав, сказал я. – Есть просьба. Вы не могли бы нас оставить ненадолго? Я хотел бы поговорить со своими людьми.

– Да не вопрос! – снова ухмыльнулся майор. – Десять минут вам хватит? Отлично! Владимир, подъем. Пойдем погуляем.

Дождавшись, когда наемники вышли из сектора, я снова активировал силовое поле и посмотрел на своих людей. Джессика, так и не проронившая за время переговоров ни одного слова, задумчиво чесала кончик носа. Купер разглядывал свои пальцы. А Вольт просто смотрел на меня с таким видом, как будто его вообще ничего из происходящего не касается.

– Что вы обо всем этом думаете? – спросил я, видя, что никто не хочет начинать разговор первым.

– А что мы должны думать? – удивленно поднял брови Сержант. – Мы с Купом тут вообще в качестве охраны. Решение за вами, капитан.

– Я согласна с мистером Вольтом, – негромко сказала Фест.

– Черт, Сержант! Я же уже говорил, что не собираюсь единолично принимать решения! – вспылил я, удивленный их поведением. – Поэтому мне нужно знать ваше мнение!

– Послушай меня, Томас, – вкрадчивым голосом ответил Вольт. – Ты капитан, и именно ты должен принимать решения. Твоя идея с собраниями – это, конечно, хорошо. Каждый член команды чувствует себя нужным и так далее. Но! Решения должен принимать ты! Команде не нужен друг. Команде не нужна свобода слова. Команде нужен лидер! Лидер, за которым они будут готовы идти в любые передряги, беспрекословно выполняя его приказы. Во время боя с перехватчиками ты себя таким лидером показал, и команда это оценила. Ведь ты не думаешь, что никто не ушел только по той причине, что идти некуда? Да как бы не так! На Реликте не так уж и сложно устроиться на какой-нибудь корабль. Даже Линде и Марте, не говоря уж про боевиков. Но все остались, потому что доверились тебе, даже если они сами этот факт до конца не осознали. Они пошли за своим капитаном. Поэтому решай сам, а мы будем выполнять приказы.

Офигев от такой отповеди, я лишь чертыхнулся. «Решай» говорит! Знать бы еще, что решать. С одной стороны, нам эта работа нужна. С Реликта все равно нужно куда-то двигаться, потому что швартовка в доках каждый день съедает деньги со счета корабля, на котором их уже почти не осталось. А через пару дней они кончатся совсем, и нас попросят со станции убраться. И если мы двинемся в путь не в неизвестность, а имея конкретную работу, за которую платят, это будет огромным плюсом.

Но с другой стороны, что-то мне в этой работе не нравится. Что именно – понять не могу, как ни стараюсь. Но не нравится определенно. Черт!

– Хорошо, – уверенно кивнул я. – Мы берем эту работу!

Только жаль, что эта уверенность ненастоящая.


Глава 25

Я с ожесточением лупил грушу и думал. Точнее, вспоминал все события предыдущих дней и пытался понять, все ли сделал правильно. Верные ли решения принял. А физическая нагрузка этим размышления очень даже способствовала. К слову, постоянные тренировки наконец-то сделали свое дело. От былой рыхлости не осталось и следа, в руках чувствовалась сила, а тело стало гибким и подвижным. Я уже довольно неплохо держал удар, да и сам мог как следует приложить. А еще я сантиметров на десять вырос. Что именно этому поспособствовало – не знаю. Физические нагрузки, пониженная гравитация на корабле, или Томасу от природы суждено было стать высоким. Но факт есть факт. Даже пришлось на станции покупать новую одежду. Цену, правда, за простые с виду шмотки ломили несусветную. Хотя оно и понятно, ведь станция и существует только за счет торговли и ремонта полулегальных судов.

Меня вначале удивило само наличие этой станции. Это же сколько денег надо было вложить, чтобы отгрохать такую махину. Но Сержант вкратце рассказал ее историю. Планету, на орбите которой находилась Реликт, должны были заселить. Понатыкали на поверхности терраформаторов и, пока делали свое дело, начали строить космическую станцию. Но с терраформацией что-то пошло не так, и на поверхности планеты, вместо появления кислорода и растительности, стала твориться непонятная хрень, вроде постоянной сейсмической активности и безконтрольных выбросов из недр какой-то ядовитой дряни. В общем, для жизни она оказалась полностью непригодной. Но станцию-то к тому времени, когда это стало понятно, уже почти закончили. Закончили, а что с ней делать дальше, не знали. Вот и решили ее продать. Покупатель, как ни странно, нашелся быстро. И так же быстро приспособил Реликт под свои нужды. А уже со временем станция приобрела свой теперешний вид и стала гаванью для контрабандистов всех мастей и наемников. Но, несмотря на это, репутацию имела довольно хорошую. Скорее всего потому, что пиратам и другим явным уголовникам на ней были не рады.

Там же, на станции я высадил Прайна. Такое решение скрепя сердце принял единолично. Возражать против этого никто не стал, даже Хейли. Только Сержант посмотрел на меня хмуро, но промолчал. Да и черт с ними, с его взглядами. Сам хотел, чтобы я самостоятельно принимал решения. К тому же я понятия не имел, что делать с бывшим пилотом «Единорога». Не в космос же его выкидывать? Может быть, на второй день после того печального инцидента я так и поступил бы, поддавшись эмоциям. Но сейчас, спустя столько времени, злость на него как-то поутихла, превратившись в простую досаду.

Решив вопрос с Прайном, я также думал, что делать с переселенками. Оставлять их на станции было нельзя, попросту не выжили бы. Да и ответственность за этих людей лежала на мне. Побеседовав с ними, пришли к соглашению, что высадим их на первой понравившейся им планете. Возможно даже на Арене. Единственное, что пришлось сделать – более компактно укомплектовать их по каютам. Потому что требовались места для отряда Быкова.

Отряд у него был внушительный. Наблюдая за их погрузкой на борт «Единорога», то есть теперь «Юнита», я был немало удивлен. Вначале заехали два колесных вездехода, больше похожие на БТРы. Следом буквально вплыла бронеплатформа, которая, как и мой байк, парила в воздухе благодаря гравитационной установке. Вот только если байк был небольшим и в чем-то даже красивым, эта монстра внушала реальное опасение. Пятиметровая летающая штуковина, полностью закованная в толстенную броню, на крыше которой была установлена лазерная турель. Поменьше, чем корабельные, но не намного. Но больше всего меня поразили боевые доспехи. Трехметровые шагающие танки, они походили на оживших трансформеров из голливудского боевика.

Бойцы же в отряде Быкова были все как на подбор подтянутые, невозмутимые и грозные, что ли. Эти вояки выглядели очень уверенными в себе, и возникало ощущение, что им море по колено. Вполне возможно, что так и было на самом деле. Возраст почти всех бойцов был где-то в районе тридцати лет. Исключение составляли только Васильков, который был значительно старше, и девушка снайпер, миловидная брюнетка, выглядевшая на двадцать с небольшим.

Их погрузкой на борт руководила Джессика, которая старалась как следует выполнять свои обязанности корабельного суперкарго. Также в трюме присутствовали и все мои бойцы. Но они там находились скорее всего из любопытства. Разглядывали технику, беседовали с наемниками. Когда с погрузкой было закончено, Сержант, Купер и Мейсон, вместе с одним из бойцов Быкова, забрались в бронеплатформу, а Ребекка с серьезным видом что-то обсуждала с майором. Неожиданно она резко подняла голову, нашла взглядом меня, стоявшего на балкончике, посмотрела прямо в глаза и улыбнулась. Это было настолько неожиданно, что я даже растерялся, и так и продолжил пялиться на нее, даже не делая попытки ответить на улыбку.

Эта ее улыбка не выходила у меня из головы все три дня полета. Именно из-за нее я сейчас и мутузил ни в чем не повинную грушу, пытаясь понять, что же это все-таки было. После происшествия с Прайном Бекка меня упорно игнорировала. Я несколько раз пытался завести разговор о том, что было между нами, но она все время уходила от ответа, ссылаясь на занятость. Вначале это меня сильно бесило, но со временем стало все равно. Ну, почти все равно. Не скажу, что перестал испытывать к ней какие-то чувства. Скорее, они притупились, и я попытался относиться к Ребекке так, как будто между нами ничего и не было. А учитывая все неприятности, свалившиеся на наши головы, сделать это было не так уж и сложно. И все было бы хорошо, не будь этой улыбки.

Окончательно выдохнувшись, я перестал избивать грушу и решил, что надо пойти и поговорить с девушкой. И будь, что будет. Если она снова уйдет от разговора или вовсе меня пошлет, то это хотя бы расставит все точки над «i».

Приняв решение, я направился в свою каюту, намереваясь принять душ и переодеться, но на полпути развернулся и пошел в сторону технического отсека. Решил посмотреть, как у Торакумы идет процесс перепрограммирования дроида. Техника я застал сидящим за столом и что-то паяющим. Он был так увлечен этим процессом, что моего появления попросту не заметил. Тут же был и дроид. Он шел в стену. Да-да, именно так это и выглядело со стороны. Уткнувшись лбом в стенку левее сидящего Торакумы, дроид увлеченно шагал на месте. Смотрелось это довольно необычно.

– Ромэн, – окликнул я парня.

– А? – он вздрогнул, поднял голову и уставился на меня бездумным взглядом. Пару секунд, видимо, соображал, что к чему, затем его лицо приняло удивленное выражение. – Капитан? Вы как тут оказались?

– Да вот, мимо проходил, – улыбнулся я. Удивленный, слабо соображающий техник на фоне шагавшего на одном месте дроида выглядел очень забавно. Указав рукой на последнего, я спросил: – А что это он делает?

Ромэн перевел взгляд с меня на дроида и поморщился. Потом выругался, вскочил и, подлетев к Казу, развернул его на сто восемьдесят градусов. Дроид с невозмутимым выражением на лице пошел вперед, пока не уперся лбом в противоположную стену.

– Вот же дубина! – развел руками техник. – Все никак не хочет нормально работать!

– Так он же вроде нормально ходил, – сдерживая смех, сказал я.

– Да, а толку? – воскликнул техник. – Ходил он нормально, а команды выполнял через раз. Я его прошить попробовал. Получилось. Вроде. Он даже разговаривать стал и на вопросы отвечать. Но ходить разучился. Прошил еще раз. Разговаривать снова перестал, но начал ходить. По прямой и не останавливаясь. Сейчас вот думаю ему в башку один хитрый чип добавить, должно помочь.

– Понятно, – не удержавшись, хмыкнул я. – В остальном по кораблю все нормально?

– Да, капитан, – с самым честным видом кивнул Торакумо. – Я пару часов назад все осмотрел. После капремонта никаких сбоев.

– Ладно, чини тогда дроида. Только смотри, чтобы он не взорвал корабль после очередной прошивки.

Выйдя от техника, я, с улыбкой на лице, добрался до своей каюты. По корабельному времени уже был поздний вечер, и коридоры «Единорога» оказались безлюдны. Хотя днем кто-нибудь постоянно таскался туда-сюда. Приняв душ, оделся, закрепил кобуру с пистолетом на поясе и уже собрался все же навестить Бекку, как мое внимание привлек странный звук, исходящий откуда-то из-за кровати. Больше всего он походил на какое-то глухое рычание. По спине от этого звука сразу забегали мурашки, а в голове возникли мысли о жутких чужих. Пистолет мгновенно оказался в руке, и я осторожно, стараясь не делать резких движений, заглянул за кровать. Там было пусто. Ничего не понимая, я выцеливал пустое место и пытался справиться с внезапно появившейся дрожью. Что за хрень тут творится?! Неужели у меня глюки начались? Но нет. Внезапно звук повторился. Раз, второй, третий. А потом неведомый монстр чихнул. И по этому чиху я сразу определил его источник. Решетка вентиляции, располагавшаяся у пола под кроватью.

– Буц, – прошептал я. – Ты это слышал?

– Да, капитан, – во весь голос отозвался псевдоискин.

– Тихо ты! – шикнул я. – Общайся напрямую, через шунт.

– Хорошо, капитан, – прозвучало у меня в голове.

– Кто это может быть? – все так же тихо спросил я.

– Я проанализировал звук и пришел к выводу, что это кошка, – ответил Буцефал.

– Кошка?! – удивленно переспросил я.

– Кошка, – подтвердил Буц. – Хотя, может быть, и кот. Я в них не очень хорошо разбираюсь.

Чертыхнувшись, я убрал пистолет в кобуру и полез под кровать. Без труда сняв решетку вентиляции, наткнулся на настороженный кошачий взгляд. Покыскыскав немного, протянул руку и вытянул кошку из шахты.

Кошка при ближайшем рассмотрении оказалась довольно большим пушистым дымчато-серым котом, который повис на моей руке, прижал уши и все так же настороженно смотрел на меня зелеными глазами.

– Как же ты там оказался? – растерянно спросил я у кота. – Прям домовой, а не кот. Лазаешь, людей пугаешь.

– Мяу, – ответил кот, выслушав мою речь.

– Согласен быть домовым? – по-своему истолковал я его мяуканье. – Тогда будешь домовенок Кузя.

– Мяу, – согласился быть Кузей кот.

– Ну, вот и отлично! – констатировал я, почесав его за ухом. – Ты же, наверное, есть хочешь? Пошли тогда, поищем, чем тебя покормить.

Кормежка кота заняла почти час по времени. Притащив его в вотчину Марты, я долго предлагал ему различные продукты, пытаясь угадать, что же может понравиться пушистому зверю. В итоге сошлись на мясе, что и неудивительно, какой же кот откажется от такого лакомства? После того как Кузя приговорил довольно крупный кусок, я посадил его на сгиб руки и отнес обратно в свою каюту. Сгрузив задремавшего кота на кровать и почесав за ухом, отчего тот сразу замурчал, я все же пошел навестить Бекку.

Подойдя к ее каюте, приложил руку к скану и стоял, дожидаясь ответа. Спустя минуту, так и не дождавшись открытия двери, «позвонил» еще раз. Снова тишина. Странно. Время позднее, вроде как она должна быть на месте.

– Буц, – негромко обратился я к псевдоискину, – ты не знаешь, где Ребекка?

– Знаю, капитан, – раздался в голове голос псевдоискина, который после последнего приказа так и продолжил общаться через шунт. – Она в каюте командира наемников.

– Как? – растерянно произнес я, чувствуя внезапно появившуюся пустоту внутри. – Что она там делает?

– Показать?

– Да, – сразу согласился я, даже не удивившись, что Буц, оказывается, может заглядывать в любую каюту. В данный момент мне на это было абсолютно наплевать.

Псевдоискин спроецировал изображение на мой комм и я увидел Быкова и Ребекку. Они просто лежали на кровати: майор на спине, закинув руки за голову, а Бекка – на боку, прижимаясь обнаженным телом к мужчине, и лениво водила пальчиком по его груди.

– Ладно, давай спать, – как раз в этот момент сказал Быков и прикрыл глаза.

– Подожди, – не согласилась с ним девушка. – Хочу у тебя кое-что спросить.

– Ну? – майор открыл глаза и взглянул ей в лицо.

– Как ты смотришь на то, чтобы захватить этот корабль?


Глава 26

Я замер. Кажется, даже дышать перестал, ошеломленный ее словами. И с замиранием сердца ждал ответа майора.

Быков же приподнялся на локтях и, хмыкнув, удивленно посмотрел на девушку.

– Че-его? – протянул он.

– Я говорю, давай захватим этот корабль, – повторила Ребекка. – У вас же, как я понимаю, сейчас нет своего. Ну, так вот – есть прекрасная возможность это исправить. Захватить «Единорога» можно без труда. Сержант и остальные старперы для твоих бойцов на один зуб. Про капитана я вообще не говорю. Этому увальню надо у мамки под бочком сидеть, а не кораблем командовать.

– Почему «Единорога»? – уточнил майор. – Корабль же вроде «Юнит» называется.

– Это он после Реликта стал «Юнитом», – махнула рукой Бекка, – а до этого был «Единорогом». Просто мы в одну передрягу попали, поэтому пришлось срочно уносить ноги и менять название корабля.

– Понятно. И тебя не будет мучить совесть из-за того, что ты подставишь своих товарищей?

– Да какие они товарищи?! – зло прошипела девушка. – Я же говорю, у Сержанта совсем мозги от старости засохли, когда он решил наняться к этому молокососу. Вот у тебя, сразу видно, команда хорошая. И я бы с радостью стала ее частью. А корабль станет прекрасным бонусом за мое вступление.

– Понятно, – повторил Быков. А затем ловким движением спихнул Ребекку с кровати, отчего она, совсем такого не ожидавшая, неуклюже шлепнулась на пол. Правда, почти мгновенно вскочила и устави лась на майора.

– Ты чего?! – недоуменно воскликнула она.

– Пошла вон, – спокойно сказал мужчина. – Будем считать, что этого разговора не было. Но ко мне больше не подходи.

– Чистоплюй, значит? – зло прищурилась девушка.

– Я сказал, пошла вон, – повторил Быков.

– Ну и черт с тобой!

Ругаясь вполголоса, она начала одеваться, а я выключил изображение. Сердце бешено колотилось и было… нет, не обидно. Противно. Как она могла спать со мной, улыбаться в лицо и при этом думать о том, как бы отобрать корабль? Причем предав не только меня, но и Сержанта, который испытывал к ней чуть ли не отцовские чувства.

Чем больше я об этом думал, тем сильнее меня охватывало бешенство. Захотелось просто придушить эту тварь собственными руками. За этими мыслями сам не заметил, как ноги понесли меня в сторону каюты Быкова. Но дойти не успел.

Я встретил девушку на полпути, чуть было не столкнувшись с ней в коридоре. Резко остановился и посмотрел ей в глаза. Ребекка же вначале попыталась улыбнуться, но, поймав мой взгляд, что-то в нем увидела. Что-то такое, из-за чего сразу начала действовать.

Мгновенно выхватив из кобуры на поясе пистолет, она направила его на меня и выстрелила. Но попала лишь в пустоту. Я успел сместиться немного влево и вперед, и практически одновременно с выстрелом ударил костяшками пальцев по руке, сжимавшей оружие. Глухо вскрикнув, девушка выронила пистолет и отпрыгнула назад. Я метнулся следом и попытался ударить ее в подбородок. Удар не прошел. Жестко отбив мою руку предплечьем, Ребекка атаковала сама. Несколько быстрых ударов в корпус заставили меня попятиться. Следом последовал выпад ногой в живот, который я смог смягчить, немного отклонившись в сторону, и снова ударил ее в лицо.

Вопреки моим ожиданиям, она не упала, а бешеной кошкой кинулась на меня, схватила руками за голову и очень чувствительно достала коленом в бок. Скрипнув зубами от боли, я сбил ее руки вверх, затем, повторив ее же движение, схватил за затылок и ударил головой в переносицу.

Девушка сразу поплыла, но сознания не потеряла. Не дав ей времени прийти в себя, я чуть отстранился и мощнейшим апперкотом отправил Ребекку в короткий полет до стены коридора, по которой она сползла на пол.

– Что здесь происходит, вашу мать?! – услышал я совсем рядом злой голос Сержанта и только сейчас обратил внимание, что корабль оглашает звук тревожной сирены.

– Спасибо, Буц, – пробормотал я.

– Ну, ничего опасного для жизни нет, – закончив меня осматривать, сказал Хошель. И добавил: – Чего не скажешь о девушке. Ее пока что придется оставить у меня.

– На сколько? – спросил я у дока.

– Часа на четыре как минимум.

– Хорошо. Четыре часа. После этого ее надо отконвоировать в каюту и запереть, – я посмотрел на сидевшего здесь же, в медблоке, Сержанта. – Это понятно?

– Так точно! – автоматически ответил он. – Капитан, может быть, все же объясните, что произошло? Весь корабль переполошили.

– Объясню, – резко встав и поморщившись от боли в ребрах, кивнул я в ответ. – И даже покажу. Но не здесь, мне надо выпить кофе.

Выйдя из медотсека, я направился в сторону каюткомпании. Сержант, не задавая больше вопросов, поспешил за мной. К счастью, Марта оказалась на месте и за пару минут соорудила мне большую кружку бодрящего напитка и пару бутербродов. Усевшись за один из столиков и сделав глоток кофе, я приказал Буцу вывести на комм запись, сделанную в каюте Быкова.

– Как же так? – растерянно сказал Сержант через несколько минут. Он будто постарел разом лет на десять и выглядел уже не бравым воякой, а уставшим пожилым человеком.

– Да вот так, – зло сказал я. – Ребекка решила всех нас списать и завладеть кораблем. А когда поняла, что я все знаю, то попыталась пристрелить.

– Не верю, – прошептал Вольт.

– Не верите? – подавшись вперед, угрожающе спросил я. – Хотите сказать, что я это все приду мал?

– Нет, капитан, – устало отмахнулся от моих слов Сержант. – Я не так выразился. Не могу пове рить, что это действительно Ребекка. Как она могла такой стать?

В другой ситуации я, возможно, ему посочувствовал и попытался бы утешить. Но не после того, как его подчиненная чуть было не отправила меня на тот свет. Такое ощущение, что из всех чувств во мне сейчас осталась только злость. Я был зол на всех. На Сержанта, на Ребекку, на Быкова. Даже на самого себя, за то, что позволил себя соблазнить.

– Что вы собираетесь с ней делать? – через какое-то время спросил Вольт.

– А что полагается делать с предателями? – вопросом на вопрос ответил я.

– Что ж, справедливо, – по-своему понял меня он. – Но я хотел бы вас попросить, капитан…

Сержант не договорил, или от избытка чувств, или собираясь с мыслями. Он сидел, выпрямив спину и сжав кулаки, и немигающим взглядом смотрел в сторону.

– О чем попросить? – спросил я, уже догадываясь, какой будет ответ.

– Прошу сохранить ей жизнь, – посмотрев мне в глаза, твердо сказал он. – Сделайте это, и я клянусь, что более преданного человека, чем я, у вас не будет никогда!

Черт! Жизнь он ей просит сохранить! Да я и так не смог бы ее убить. Не сейчас. Во время драки – да, но не так, просто отдав приказ.

– Томас? – поторопил меня с решением Вольт, не дождавшись ответа.

– Хорошо, – кивнул я. Пусть Сержант думает, что я делаю ему одолжение. Не стоит ему знать моих мыслей. – До Арена она будет находиться под стражей. А на планете вы лично доставите ее в космопорт и посадите на корабль. Пусть летит куда угодно, но чтобы я никогда ее больше не видел!

– Спасибо, Томас! – с чувством поблагодарил Вольт. – Я же помню ее еще совсем девчонкой, мечтающей о службе в армии и полетах к звездам.

– Проехали, Сержант! – закрыл я эту тему. – Лучше подумайте о том, что нам придется нанимать еще одного бойца. И где это лучше всего сделать.

– Вы уверены, что нам нужен еще один боец? – непонятно спросил он.

– В смысле?

– Ну, – Сержант замялся. – Я давно хотел спросить, Томас. Откуда у тебя спецподготовка? В начале наших тренировок это было не так заметно, но уже тогда я видел, что ты не просто владеешь каким-то боевым искусством. Тебя учили именно убивать. Военная школа за милю чувствуется. И с каждым днем это все заметнее и заметнее. Дело в том, что я наводил справки, перед тем как наняться на «Единорога». Ты нигде и никогда не обучался. Вообще спортом не занимался. Но тем не менее в данный момент мало в чем уступаешь мне и моим ребятам. Да одна эта стычка с Ребеккой чего стоит. Ее отец обучал с детства, а ты играючи ее вырубил.

– Ну, насчет играючи я бы поспорил, – попытался пошутить я.

– И все же?

Блин, вот палево! И что мне ему ответить? Видите ли, я вовсе не Томас, а Леха, который в эту тушку вселился? А так как, будучи Лехой, я учился драться чуть ли не всю свою сознательную жизнь, а потом еще и служил в хороших таких войсках, то и в этом теле кое-что умею. Ага, так и скажу. И на том же Арене меня сдадут людям в белых халатах.

На самом деле в последнее время у меня действительно был явный прогресс в тренировках. Как это получилось, я понятия не имел и сам был удивлен не меньше Сержанта. Потому что по прошлой жизни знаю: чтобы достичь таких результатов, нужны годы. И пусть я все это помнил, но тело Томаса-то было абсолютно не подготовлено. А сейчас, спустя совсем небольшой срок с начала тренировок в этом мире, я обратил внимание, что многие прежние, вбитые в подкорку рефлексы появились снова. И, конечно же, это выглядит удивительно со стороны. Хм… А если…

– Дело в том, Сержант, – вкрадчиво начал я, – что я служил в морской пехоте.

– Чего? – лицо Вольта, вначале заинтересованное, удивленно вытянулось. – Какая еще морская пехота?! На хрена вообще на море нужна пехота?!

Я в ответ только загадочно улыбнулся.

– Издеваешься? – покачав головой, спросил он.

– Есть немного. Сержант, ну ты же сам говоришь, что наводил справки. Просто я, видимо, очень способный.

– Ага, вундеркинд, – недовольно пробурчал Вольт и махнул рукой. – Ладно. Я это к чему? Нужен ли нам еще один боец, или и без него справимся?

– Нужен, – уверенно сказал я. – В который раз убеждаюсь, что в космосе довольно опасно. Поэтому еще один боец нам не помешает. Но не стоит брать первого попавшегося человека. Будем искать.

– Что ж, разумно, но…

Договорить ему не дал звук открывшихся в каюткомпании дверей. Мы синхронно повернули головы в их сторону и увидели застывшего на пороге Быкова. Он секунду постоял, осматриваясь, а потом уверенным шагом направился к нашему столику.

– Могу я с вами поговорить, капитан? – спросил он, остановившись в метре от нас.

– Хорошо, – посверлив его злым взглядом, все же кивнул я. – Сержант, вы свободны.

Вольт перевел взгляд с майора на меня, бросил короткое «есть», встал и вышел.

– Присаживайтесь, – я указал Быкову на освободившийся стул.

Кивком поблагодарив, он воспользовался приглашением и сел.

– В каютах ведется видеонаблюдение, – утвердительно сказал он.

– Если честно, то это получилось совершенно случайно, – не испытывая ни капли смущения усмехнулся я.

– Ничего не имею против. Вполне понятная предосторожность, – серьезно начал он. – Я тут по другому вопросу. После недавнего переполоха до меня дошла информация, что Ребекка была вашей девушкой.

– И? – спросил я, гадая, кто из моей команды такой разговорчивый.

– Хочу узнать, нет ли ко мне претензий.

– Претензий? – я снова хмыкнул. – Как у капи тана, претензий у меня нет. Скорее наоборот. Но вот чисто по-человечески – хочется в морду дать!

– В морду – это нормально! – хохотнул Быков. Было видно, что майор сразу расслабился. Немного помолчав, он добавил: – А ты ничего так. Не знал бы, что из САП, подумал бы что русский.

– Жизнь полна неожиданностей! – наставительно сказал я по-русски и с удовольствием увидел на его лице изумление.


Глава 27

Оказалось, что приказывая Сержанту на Арене доставить Ребекку в космопорт, я сильно погорячился. Дело в том, что такие понятия, как Арен и космопорт, оказались несовместимы. Не было на этой планете флота, да он в принципе был тут и не нужен. Почему не нужен? Потому что Арен являлась планетой, живущей целиком за счет сельского хозяйства. Вся ее поверхность оказалась занята бесконечными садами, полями и огородами, а также фермами, на которых разводили самую разнообразную живность.

И настолько у них все тут было качественным и экологически чистым, что результаты их труда довольно дорого ценились в мирах класса «А», которые сами присылали огромные грузовики для перевозки всего этого добра.

Вынырнув из подпространства, мы как раз и застали один из таких грузовиков, висящий на орбите планеты. Сержант сразу же проявил инициативу и связался с его капитаном. Не знаю, как именно он его уговорил и что рассказал, но нашу посадку на Арен пришлось отложить на несколько часов. За это время Вольт, спросив у меня разрешения поэксплуатировать Хейли как пилота, на спасботе отвез Бекку на грузовик и оставил там.

Ну что же, одной проблемой меньше.

Вообще, проблем в ближайшем будущем не ожидалось. Быков сказал, что для экипажа «Единорога» их миссия пройдет абсолютно незаметно и без неожиданностей. Мы сели в десяти милях от маленького городка под названием Сеятели. Майор с командой погрузились в свои транспортные средства и отбыли к другому городу, расположенному довольно далеко. Ждать их надо было только через неделю, не раньше.

Посмотрев на планету поближе, я решил, что на эту неделю команде можно дать выходные с возможностью посещения городка. Правда, не всем сразу, а посменно. Но члены экипажа, уставшие от однообразия на борту, были рады и этому.

Первые пару дней на корабле остался я лично, Сержант, Джессика и Торакумо, а в город отправились Марта, Линда, Хейли и Мейсон с Купером. Последние, помимо отдыха, обещали присмотреть за женщинами. Городок хоть и выглядел очень безопасным, но мало ли…

Доктор Хошель вообще отказался куда-либо ехать, мотивировав это фразой: «Что я там не видел?» Правда, попросил Марту что-то там ему прикупить.

А еще дружной толпой в городок чуть ли не бегом направились наши переселенки. Планета им понравилась и они надеялись найти тут работу и осесть. Я, если честно, тоже на это надеялся, потому что кормить такую толпу было довольно накладно. Вот такой я жадный засранец.

Оставшись на корабле, мы тоже время не теряли. Найдя в хозяйстве у техника подходящую решетку, а у Марты мясо, я решил устроить барбекю на природе. Предложение было встречено на ура, и нам удалось вытащить на этот маленький пикничок даже дока. После месяцев, проведенных в космосе, вечер у костра был просто чем-то из разряда фантастики. Посидели весело. Настолько, что на следующее утро некоторые (Торакумо) отправились к Хошелю выпрашивать что-нибудь от похмелья.

Второй день я посвятил тренировкам, чтению и дрессировке кота. Хотя это вопрос спорный, кто из нас кого дрессировал: я – Кузю, или Кузя – меня. Немного освоившись на корабле, этот лохматый гад стал вести себя, как полноправный хозяин. Если что-то было не так как, он хочет, то кот начинал вредничать и кусаться. А иногда мог сидеть и часами смотреть на меня укоризненным взглядом. Приходилось идти на компромиссы и всячески его почесывать, после чего он сменял гнев на милость и активировал функцию мурчания.

На третий день прибежал мальчишка из переселенцев и сказал, что они, полным составом, нашли работу на одной из многочисленных ферм. Ну что же, люди нашли свое место, а я избавился от одной из проблем.

На четвертый день наступила наша очередь выбираться в город. Торакумо, Фест и Вольт погрузились в наш вездеход, а я наконец-то получил возможность покататься на гравибайке. И так как в его автопилоте не было карт Арена, то управлять им пришлось самому. К счастью, на этой планете сложно было с кем-либо столкнуться, из-за отсутствия активного движения на дорогах.

В городке, занимавшем довольно большую площадь, оказалось на удивление немноголюдно. Должно быть, из-за того, что практически все здания тут были одно– или двухэтажные. Максимум трех, но таких вообще оказались единицы. А еще сказывалось то, что люди жили в основном за городом, на своих фермах, а в город выбирались за покупками или выпить.

Вот не знаю, кому как, но лично мне здесь понравилось. Чистенько, просторно, население доброжелательное. Не зря переселенцы решили остаться.

В первый день удалось осмотреть практически весь город и побывать в большинстве магазинчиков, в одном из которых я приобрел отличный нож из металлопластика, крепившийся на запястье. По словам продавца, он не требовал заточки и был очень и очень качественным.

Побывали мы и на местном рынке, где купили довольно много качественных продуктов для «Единорога», по крайне низкой цене.

На второй день, покончив с покупками, мы решили посетить местное развлекательное заведение. Что-то вроде театра, только вместо ровных рядов кресел тут стояли столики, обслуживаемые официантами, а на большой сцене выступала местная актерская труппа. Нам показали спектакль под названием «Любовь и космос», и был он, как не сложно догадаться по названию, про любовь. В космосе. Ну, в общем, за неимением лучшего спектакль оказался не таким уж и плохим.

После представления к нашему столику подошел какой-то неприметный тип и поинтересовался, нельзя ли ему присесть и кое-что с нами обсудить.

Наученный последними событиями я, как-то совершенно автоматически положил руку на рукоять пистолета. Сержант в точности повторил мое движение.

– Спокойно, спокойно, – незнакомец улыбнулся и выставил вперед пустые ладони. – Я действительно хочу только поговорить. Вы ведь с корабля, который приземлился недалеко от города? «Юнит», кажется?

– Допустим, – не убирая руку с пистолета, сказал я.

– Меня зовут Гарри, – представился тип, при ближайшем рассмотрении оказавшийся довольно молодым человеком, лет двадцати пяти. И к тому же вооруженным. Из кобуры на поясе выглядывала пистолетная рукоять. А за спиной, в специальном чехле, у него определенно висело что-то более серьезное. Судя по размерам и форме, немаленькая такая винтовка или автомат. Одет незнакомец был в какой-то странный комбинезон, неопределенного цвета с множеством кармашков и подсумков. В таком прикиде вид он имел самый что ни на есть странный и на местных жителей не походил ни капли. – Разрешите присесть?

Немного поколебавшись и переглянувшись с Вольтом, я кивнул.

– Ух, – довольно выдохнул Гарри, плюхнувшись на стул. – Вы не представляете, как меня достал этот аграрный рай!

– Сочувствую, – настороженно глядя на него, сказал я.

– Сочувствую! – громко повторил он и расхохотался. – Ой, я не могу! Сочувствую!

– Я сказал что-то смешное? – нахмурившись, спросил я.

– Нет, нет, – не прекращая смеяться, замахал на меня руками Гарри. – Просто сочувствие – это как раз то, что мне сейчас и нужно. Я, собственно, поэтому к вам и подошел.

– Почему поэтому? – тупо спросил я, совершенно не понимая, о чем говорит этот странный человек.

– Проситься к вам на корабль, – как что-то само собой разумеющееся выдал он. – Увезите меня с этой чертовой планеты!

– А куда вам надо?

– Да куда угодно, лишь бы подальше отсюда.

– Хм, – задумался я, ища подвох, но не находя. – А сколько вы готовы заплатить?

– Вот с этим-то и проблема! – жизнерадостно воскликнул Гарри. – Денег у меня нет. Я тут даже на местных волков охотиться брался, чтобы немного заработать, но так ни одного и не нашел.

– То есть вы хотите, чтобы мы бесплатно увезли вас с планеты? – удивился я.

– Ага, – белозубо улыбнулся он.

Я ошарашенно посмотрел на своих спутников. Торакумо лыбился, явно наслаждаясь ситуацией. Сержант выглядел таким же офигевшим, как и я. А вот Джессика смотрела на незнакомца с плохо скрываемым интересом. Не понял! Он ей что, понравился, что ли?! Почему-то последнее удивило меня больше всего. Как-то привык я, что Фест никак не реагирует на мужчин. Сам я к ней не подкатывал, во-первых, потому что обещал, а во-вторых, потому что был как бы занят. Но вот Торакумо как-то попробовал и был весьма грубо отшит.

Переведя взгляд на Гарри, еще раз его рассмотрел. Широкоплечий, крупный, подтянутый. С правильными чертами лица и, несмотря на жизнерадостную улыбку, с серьезным и умным взглядом.

Придумать, как ему помягче отказать, я не успел, потому что в следующее мгновение произошло сразу два события.

Вначале у Гарри веселой трелью пропищал комм, и он заинтересованно стал что-то на нем просматривать. А вслед за этим в заведение вломились пятеро ковбоев. Блин, реально эти мужики выглядели как персонажи из старых американских вестернов. Высокие сапоги, плащи, шляпы. Разве что не были покрыты положенным для всадников слоем пыли.

Следом за этой пятеркой вошел еще один человек. В отличие от первой пятерки, он был маленького роста и упитанный. Да и одет был по-другому: в строгий костюм-тройку. Оглядев зал, словно кого-то высматривая, он остановил взгляд на нашем столике и неспеша подошел.

– Вы являетесь командой корабля под названием «Юнит»? – с важным видом спросил он.

– О! Парни! – радостно воскликнул Гарри, отрываясь от комма и совершенно не обращая внимания на толстячка. – Вопрос с деньгами решен! Мне тут перевод пришел, так что я смогу заплатить!

Толстяк посмотрел на нашего нового знакомого, который его ни в грош не ставил, с едва скрываемой злостью. Потом перевел взгляд почему-то на Сержанта, видимо принимая его за капитана, и повторил:

– Вы являетесь командой корабля под названием «Юнит»?

– Ну, так что, берете? – снова проигнорировав толстячка, спросил Гарри, от чего последний начал стремительно краснеть. И, как мне кажется, не от смущения.

– Одну минуту, – сказал я и повернул голову к толстяку. – Допустим. А вы кто?

– Я шериф Робертс, – с достоинством ответил тот. – И у меня есть…

Что у него есть, я так и не узнал, потому что Гарри сделал большие глаза и выдал:

– Да ладно?! Целый шериф! Всю жизнь мечтал посмотреть на настоящего шерифа!

С последними словами он поднялся, отчего пятерка сопровождавших толстяка людей заметно напряглась, и обошел вокруг шерифа, с интересом его разглядывая.

– Да что вы себе позволяете?! – брызгая во все стороны слюной, закричал толстяк, став уже абсолютно красным. – Я представляю власть в этом го роде!

Он начал что-то еще причитать, но я уже не слушал, что именно, потому что мне на комм пришел вызов от Быкова. Включив приватный режим, я ответил:

– Слушаю.

– Капитан?! – сквозь какой-то сильный шум донесся до меня голос майора. – У вас там все в порядке?

– Пока не знаю, – взглянув на красномордого шерифа, уклончиво ответил я.

– Капитан, у нас тут возникли проблемы, которые, возможно, коснутся и вас! – прокричал Быков. – Вы на корабле?

– Нет, мы в городе, – ответил я.

– Черт! – выругался мой собеседник. Он немного помолчал и сказал: – Ладно, мы будем проезжать мимо через десять минут. Если что, прикроем. Постарайтесь продержаться до этого времени. И готовьтесь уходить с боем, за нами погоня!

Проговорив это, майор отключился, а я жестом просигналил Сержанту «опасность».


Глава 28

– Властью, данной мне планетарным правительством, вы задержаны! – совсем озверевший от поведения этого странного парня, буквально прорычал шериф, обращаясь к нашей четверке. А затем повернулся к Гарри, который в данный момент стоял в метре от него, качал головой и цокал языком, при этом бормоча что-то себе под нос, и ткнув в его направлении пальцем, закричал: – А вы, если не прекратите, загремите за решетку за неуважение к закону!

– А что я сделал-то?! – скорчив удивленно-обиженное лицо, воскликнул парень. – Просто реально я себе шерифов другими представлял. А-а, понял! Вы, наверное, в основном на фермах свои дела ведете!

– Почему на фермах? – растерялся толстяк, даже забыв, что надо злиться.

– Так со свиньями, – широко улыбнувшись, ответил Гарри. – Вот и стали на них похожи, чтобы за своего принимали. Маскировка!

– Что?! – завопил толстяк, совершенно перестав обращать внимание на нас. – Взять его!

В сторону парня неторопливо направились два ковбоя. И что интересно: на их лицах я заметил плохо скрываемые улыбки. Видимо, они не очень-то и любили шерифа.

Воспользовавшись тем, что на нас пока никто не смотрит, я наклонился к Сержанту и быстро пересказал ему разговор с Быковым. А затем тихо поинтересовался:

– Что будем делать?

– Если власти так быстро среагировали, то значит майор со своей командой хорошо там пошумел. По этому придется делать так, как он и сказал – прорываться с боем. Как только этот тип, – он кинул на Гар ри, – начнет действовать, поддерживаем его огнем.

Стрелять лучше по ногам, ну а там – как получится.

– Почему ты решил, что он начнет действовать? – удивленно спросил я.

– Пф, – фыркнул Вольт. – Не просто же так он тут спектакль разыгрывает? В нем спеца за милю видно. Вы двое, – обратился он к Фест и Торакумо. – Как начнется стрельба, падайте на пол.

– Люди добрые! – истошно завопил Гарри, когда два ковбоя схватили его за руки и попытались, совершенно безуспешно, заломить их за спину. – Что же это делается?! Средь бела дня, без суда, без следствия, да в каталажку!

Посетители заведения, к которым был обращен этот призыв, сидели на своих местах и вовсю глазели на еще одно представление за день. И, судя по лицам большинства, это представление им нравилось намного больше предыдущего.

Один из двух ковбоев, у которых так и не получилось скрутить парня, психанул и врезал ему кулаком в живот. Впрочем, он добился только того, что Гарри резко освободил свою руку и, схватив обидчика за шиворот, отправил того в полет через зал с такой легкостью, словно здоровенный ковбой был ребенком. Спустя секунду в полет отправился и второй удерживающий его тип, а оставшиеся на ногах трое помощников шерифа выхватили пистолеты и открыли огонь. Только пули почему-то до парня не долетали – вязли в чем-то невидимом в нескольких сантиметрах от него.

Я настолько охренел от такого зрелища, что забыл и про свой пистолет, который не мешало бы достать из кобуры, и про то, что нам надо отсюда сваливать. Просто сидел и пялился, уронив челюсть на пол. И не я один, с такими же лицами сидели Фест и Торакумо. Один только Сержант не растерялся и, сразу же подскочив к шерифу, дал тому по голове пистолетной рукоятью.

Гарри же в это время завел руку за спину и взялся за чехол от винтовки, который мгновенно исчез, оставив у него в ладони необычного вида пушку. Мда, это явно не винтовка. Абсолютно необычная штуковина, с коротким и очень толстым стволом, который уставился в сторону увлеченно стрелявшей в парня тройки ковбоев и, издав тихий звук, больше подошедший бы какой-нибудь воздушке, выплюнул облако плазмы.

Одного из стрелявших, стоявшего по центру, просто испарило на месте, а двое других разлетелись в стороны, да так и остались лежать, не подавая признаков жизни.

До посетителей заведения, так и сидевших все это время за столиками, наконец-то дошло, что здесь творится определенно что-то не то, и они начали разбегаться в разные стороны, оглашая воздух дикими криками.

После выстрела Гарри приложил свою пушку к спине, и она снова неведомым образом превратилась в чехол. Осмотревшись по сторонам, он повернулся ко мне и спросил:

– Так вы меня берете? С деньгами проблем больше нет.

Мне оставалось только кивнуть.

– Тогда, думаю, надо рвать когти. У вас транспорт есть?

– Да, – кивнул я, наконец-то собравшись с мыслями. – Недалеко отсюда.

– Тогда помчали!

Пока мы бежали к припаркованному вездеходу и байку, я не прекращал себя материть. Мысленно, конечно. Это ж надо, попасть в заварушку и сидеть, глазеть на все, как баран на новые ворота. Оправдывало меня только одно – то, что вытворял этот парень, было не просто удивительным, а просто чем-то из разряда фантастики. Магия, блин, какая-то!

Когда я уже садился на байк, снова пришел вызов от Быкова. Узнав, что помощь нам в данный момент не требуется, он сказал, чтобы мы выезжали из города и мчали к кораблю как можно быстрее. Меня дважды просить было не надо, и мы помчали.

Наемники нагнали нас километрах в четырех от корабля. Первым шел один из их вездеходов. Сзади на нем, в специальных креплениях, был закреплен боевой доспех. Только в настоящее время он выглядел просто ужасно. Обугленный и оплавленный, он полусидел в креплениях и ничуть не походил на грозное оружие. Следом за первым, не отставая, шел второй вездеход. На нем тоже был закреплен БД, только, в отличие от первого, с пилотом внутри. Он как раз перезаряжал установленную на левой руке доспеха миниатюрную ракетную установку. Последней неслась, не касаясь земли, бронеплатформа. Она, так же как и первый боевой доспех, была местами оплавлена. Но видимо, ее броня была куда толще, так как повреждения нисколько не сказались на ее работоспособности. Ствол лазерной турели, установленный на бронеплатформе, был устремлен вверх и в сторону и беспрерывно поливал огнем преследовавший наемников летательный аппарат. Он больше всего напоминал боевой вертолет, только без винтов. Здоровенная штуковина, с двумя установленными по бокам плазменными пушками, которые поочередно, с интервалом секунд в пять, обстреливали бронеплатформу. Ответные выстрелы принимала на себя силовая броня, поэтому бойцы Быкова, похоже, так и не смогли нанести ей никакого урона.

Завидев эту процессию, Сержант, управлявший вездеходом, заметно прибавил скорость. Я сразу же последовал его примеру. В отличие от вездеходов наемников, наш был сугубо гражданской модели, и первый же выстрел его попросту уничтожит, вместе со всеми находящимися внутри людьми. Про байк я вообще молчу, ему хватит даже несколько выстрелов из огнестрела.

Боец в «живом» боевом доспехе наконец-то перезарядил свое оружие и с пулеметной скоростью выпустил в противника десяток ракет, которые, так же как и огонь из лазерной турели, не причинили ему никакого вреда.

Твою же мать! Так эта летающая хреновина с нами до самого корабля долетит! И, при должной удаче, может его даже вывести из строя. Он же не под щитами!

Неожиданно мне снова поступил вызов от Быкова.

– Капитан, пали из пушки! – заорал майор, сто ило мне ответить.

Не понял! Из какой, нафиг, пушки?! Я ему что, блин, артиллерист?!

– Из какой пушки?! – нервно закричал я в ответ.

– Не тупи! Из корабельной, конечно же!

Черт! Я с досады только что по лбу себя не хлопнул.

– Буцефал! – секунду спустя я уже связался с псевдоискином. – Видишь преследующую нас летающую штуку?

– Боевой флаер? – как всегда невозмутимо поинтересовался он.

– Он самый! Можешь его сбить из корабельной пушки?

– Могу, – последовал простой ответ.

– Так сбивай!

– Есть.

В следующее мгновение со стороны, уже видневшегося вдали «Единорога», что-то пронеслось с чудовищной скоростью у нас над головами, обдав меня при этом жаркой волной, и ударило в преследователя. Со стороны это выглядело так, как будто флаер на всей скорости врезался в стену, будучи без всяких щитов. Он на долю секунды завис на месте, лишившись половины своего объема, а потом просто рухнул на землю.

– Круто! – только и смог выдохнуть я.

– Капитан, – снова связался со мной Быков. – Свяжитесь с доком, у меня раненые.


Глава 29

В распахнутый грузовой люк «Единорога» я влетел первым. Проехав до противоположного конца трюма, припарковал байк и на автомате его закрепил, чтобы не мотало по кораблю в случае неожиданностей. Рядом припарковался Сержант, который так же немного оторвался от остальных. К тому времени, когда в трюм начали заезжать вездеходы наемников и бронеплатформа, у люка уже находились все члены экипажа, находившиеся на корабле и понятия не имевшие о наших приключениях в городе. Они с интересом рассматривали покореженную технику Быкова и что-то негромко обсуждали. Все, кроме дока. Тот уже крутился возле наемников и осматривал раненых, которых осторожно выгружали из бронеплатформы. А еще я обратил внимание, что одному из бойцов помощь врача уже не требовалась. Его тело аккуратно вытащили на куске брезента трое наемников и положили чуть в стороне. Да уж, нелегко далась им эта операция.

– Что у вас там случилось? – подойдя к мрачному Быкову, спросил я.

– Засада у нас случилась, – с силой проведя ладонью по лицу, ответил майор. – Ждали нас. Мы только проводили разведку, когда все началось. Пришлось вступать в бой без подготовки. Все планы операции насмарку. Юрка Семецкий, – он кивнул на погибшего, – сразу пулю от снайпера словил. Еще двое тяжелых есть. Как ушли-то, сам до сих пор не пойму.

– Стоит ждать еще каких-нибудь неожиданностей?

– Не знаю, – пожал он плечами. А потом неожиданно кивнул. – Скорее всего – стоит. Лучше сразу взлетать. У вас все на борту?

– Да, – подтвердил я. – Заложника хоть освободили?

– Освободили, – майор хмыкнул. И добавил непонятно: – Даже лишнего взяли. Капитан, давай все вопросы потом? Командуй старт.

– Хорошо, – согласился я и направился в сторону Хейли. Отдав необходимые распоряжения, обратил внимание на Гарри, который с интересом осматривался. Черт! Вот еще одна загадка. Как-то забыл про него совсем.

Со спокойным и невозмутимым видом пошел к нему. Майор проследил за моим взглядом и направился следом.

– Это что еще за хрен? – тихо спросил меня Быков по-русски, когда мы уже подходили к парню.

– Сейчас узнаем, – негромко ответил я на том же языке. После моей неудачной шутки майор добрых полчаса допытывался, откуда я знаю русский. Но я только загадочно улыбался, костеря себя за несдержанность.

Не доходя до Гарри пару шагов, я быстро достал из кобуры пистолет и, взяв его на прицел, приказал:

– Руки за голову! Даже не думай тянуться к оружию!

Быков, недолго думая, перекинул из-за спины висевшую там лазерную винтовку и последовал моему примеру.

– Эй, эй, – удивленно воскликнул парень, не делая попыток взять оружие. Руки он, правда, тоже не поднял. – Пацан, ты чего?

– Руки, я сказал! – прикрикнул я, краем глаза заметив, что мои боевики, во главе с Сержантом, с оружием в руках уже бегут к нам.

– Ну, поднял, – выполнил мою команду Гарри. – В чем дело-то?

– Ты кто такой и чего тебе надо на моем корабле?

– Не понял. Ты же сам согласился меня взять, – с неподдельным изумлением ответил он.

– Тогда был не самый удобный момент для вопросов. А вот сейчас – вполне. Когда ты к нам подошел, то утверждал, что денег у тебя нет. И тут тебе сразу же приходит перевод. Очень вовремя, не правда ли? Кто тебя нанял?!

– Тьфу, блин! – в сердцах сплюнул Гарри, почему-то мгновенно расслабившись. – Так бы и сказал! А то сразу пушкой тыкать…

– Не нравится мне этот хрен, – по-русски сказал Быков. – Может, грохнуть его?

– Бабушку свою грохни! – неожиданно огрызнулся парень. На русском!

– У тебя минута, чтобы объясниться, – справившись с удивлением, сказал я.

– Вот же люди недоверчивые пошли, – хмыкнул он. – Я – Игрок! Понятно? У меня был квест на этой сраной планете. В результате задание я выполнил, а деньги кончились. Новых квестов не было, и поэтому я тут застрял. А вчера узнал, что недалеко от городка приземлился корабль. Нашел вас, начал проситься на борт. Мне реально надо убраться с планеты, с ума тут скоро сошел бы от безделья. Так вот: только начал разговор, пришел свободный квест и деньги на счет. Все! Дальше вы сами все видели.

– Игрок? – недоверчиво спросил я.

– Игрок! – радостно кивнул Гарри.

– Это многое объясняет, – неожиданно подал голос Вольт. Заметил мой непонимающий взгляд и добавил: – Игрушки его. Костюмчик с силовым полем, плазменная винтовка. Не удивлюсь, если и еще сюр призы есть. Стоит все это ну просто о-очень дорого.

У хозяина таких вещиц деньги должны быть по опре делению. Но это же – Игрок! У таких, как он, все воз можно.

К моему удивлению, после этих слов Быков перестал целиться в парня и снова убрал оружие за спину, да и мои бойцы расслабились.

Я, особо ничего не понимая, вопросительно посмотрел на Сержанта. Он же, в ответ на мой взгляд, одобрительно кивнул.

– Ладно, – я тоже убрал пистолет в кобуру. – Потом поговорим.

– Ага, обязательно, – улыбнулся Гарри.

– Внимание! – раздался усиленный динамиками голос Буцефала. – Через пять минут стартуем с планеты!

– Может быть, нам кто-нибудь объяснит, что здесь происходит и по какому праву нас похитили?! – спросил кто-то девчачьим голосом, сразу после объявления о предстоящем старте.

Мы все дружно обернулись и увидели двух девушек лет шестнадцати-семнадцати. В первый момент мне показалось, что они близняшки. Но, присмотревшись получше понял, что нет. Просто очень похожи. Сестры, наверное. Одинаковые платьица, в данный момент довольно грязные, а местами даже порванные, одинаковые короткие стрижки. Даже выражение лиц практически одинаковое – брезгливо-возмущенное. Разными были лишь глаза. У той, что слева – небесно-голубые, а у второй – ярко-зеленые.

– Вас не похитили, а освободили, – поморщившись, ответил им Быков.

– Ее вы, может быть, и освободили, – возмущенно сказала зеленоглазая девушка, – а меня – похитили!

– Я тоже не просила меня спасать! – воскликнула голубоглазая.

– Даша, нас нанял ваш отец, – вкрадчиво начал майор.

– Что-то он не спешил, – недовольно надула губки девушка.

– Зачем вы меня похитили? – снова спросила зеленоглазая.

– А мне вообще нравится тут жить! У отца вечно нет времени!

– Дед вам всем головы поотрывает!

– Тихо! – рявкнул Быков, не выдержав. А затем обратился к голубоглазой: – Дарья, не представите нам свою спутницу?

– Это Даша, моя сестра, – гордо ответила девушка.

– Не понял, – протянул майор. – Тоже Даша?

– Ага, – одновременно сказали девицы, и, пере глянувшись, рассмеялись.

– И тоже Басова?

– Нет, – еще больше развеселились девушки.

– А… – Быков хотел спросить что-то еще, но я его перебил:

– Майор, давайте, вы потом все выясните? Мы сейчас стартуем, поэтому лучше убраться из трюма.

– Да, действительно, – согласился он. И добавил: – Вы не выделите барышням каюты?

– Конечно, – кивнул я. – Но нам надо определиться с курсом. Вы так и не сказали, куда нам теперь лететь.

– Тау Верте, – просто сказал майор.

В трюме как раз закончилась суета. Раненых отправили в медотсек. Наемники закрепили свою технику и поднимались в жилые отсеки.

Я поручил Джессике разместить новых пассажиров и направился в пультовую. Хейли, словно дожидалась именно меня, тут же отдала Буцу команду на старт.

– Что там у вас случилось, капитан? – спросила женщина, закончив колдовать над приборами.

– Разногласия с местной властью, – с деланым равнодушием пожал я плечами. – Быков сильно нашумел при освобождении заложника. Точнее заложницы. Да еще и лишнюю прихватил. Уходили из города с боем.

– А что это за тип в бронекомбинезоне последнего поколения? Я про такие только читала, стоят не намного дешевле яхты с гипердвигателями.

– Гарри, наш новый пассажир. Он здорово помог нам в городе. А уже на корабле выяснилось, что Гарри Игрок.

– Настоящий Игрок? – заинтересовалась Хейли. – А что ему от нас надо?

– Говорит, что просто убраться с планеты, – пожал я плечами.

– Хорошо, если так. От Игроков всего можно ожидать.

– Капитан, – вмешался в наш разговор Буцефал. – Зафиксировано движение орбитального стража планеты. Я рассчитал траекторию, он идет нам наперерез.

– Черт! – выругалась Хейли. – Уйти не успеваем?

– На обычных двигателях – нет.

– Свяжи меня с Торакумо.

– Выполнено.

– Что-то случилось? – раздался в пультовой голос техника.

– Случилось, – резко ответила пилот. – Ускорители готовы к использованию?

– Конечно, готовы, – возмутился Ромэн. – Я если что-то делаю, то…

– Хорошо, – перебила его Хейли и отключилась. – Буцефал, передай по корабельной связи, пусть все пристегнутся и приготовятся к перегрузкам. Будем уходить в подпространство.

* * *

Уйти нам удалось без проблем. Все же не зря потратились и установили дополнительные двигатели. Единственный минус – перегрузки при ускорении. Зато удалось набрать нужную для нырка скорость за считанные минуты.

После нырка, задав нужный курс и оставив управление на псевдоискина, мы разошлись по своим каютам. Приняв душ и переодевшись, я вспомнил про Кузю. Но его, к моему удивлению, в каюте не оказалось. Странно. Покыскыскав немного и так и не найдя пропажу, заглянул под кровать и увидел снятую решетку вентиляции. Смылся, гад лохматый! Как он ее открыть-то умудрился?

– Буцефал, ты не знаешь, где сейчас находится мой кот?

– Нет, капитан, – с небольшой задержкой отозвался псевдоискин.

– То есть как нет?

– В тех отсеках, где установлены мои сенсоры, его нет.

– Понятно, – я почесал затылок. – Если где-нибудь появится, то немедленно сообщи мне.

– Хорошо, капитан.

Пристегнув к поясу кобуру с пистолетом, я оправил одежду и пошел ужинать. В кают-компании было на удивление многолюдно. За столиками сидели все члены моей команды, почти все наемники, не считая раненых, Гарри, что-то увлеченно рассказывавший Джессике, и даже обе Даши.

Оглядевшись, я обратил внимание на Быкова, сидевшего отдельно, и решительно направился к нему.

– Не против? – указав глазами на пустой стул, спросил я у майора.

– Нет. Садись, конечно, – задумчиво ответил он.

– Какие-то проблемы?

– Да не то чтобы проблемы, – неопределенно пожал плечами Быков. – Проблема одна. Но такая…

С девицами этими подстава получилась.

– В смысле? – я немного напрягся. Как-то совершенно не хотелось наживать новые неприятности. Тех, что уже имелись, хватало за глаза.

– Нас нанял один очень влиятельный человек, Григорий Басов, – с этими словами майор вопросительно посмотрел на меня, словно это имя должно было что-то мне сказать. Но, не дождавшись никакой реакции, продолжил: – По его словам, дочь у него похитили из-за его политической деятельности. Задание должно было быть довольно простым: чуть ли не просто прийти и забрать. Но все оказалось немного не так. Да, блин, совсем не так!

– Что именно?

– Вторая девушка – тоже его дочь. Только от другой женщины. Она на полгода старше. Басов во семнадцать лет назад познакомился с ее матерью на одном из курортов. Закрутился роман, чувства и все такое. Только вот женщина оказалась дочерью гла вы одного из крупнейших наркокартелей. А Григорий же аристократ в энном поколении. Он уже тогда думал о политической карьере. В итоге, узнав, кем является его зазноба, он просто свинтил. А вскоре и вовсе женился да другой, брак с которой оказался выгодной партией.

– А при чем тут похищение? – не понял я.

– Хм, – майор невесело усмехнулся. – Его курортная любовь вскоре родила дочку. Отец ее, как я понял, отнесся к внучке хорошо. Холил и лелеял. И все было бы хорошо, если бы мать Даши забыла Басова. Но она, видимо, так и не смогла этого сделать. Замуж не вышла. Дочь воспитывала одна.

– Все равно не понимаю.

– Она недавно погибла. А убитый горем отец почему-то решил, что во всем виноват Басов. И ре шил его тоже лишить дочери. Заказал это чертово по хищение. Но, увидев вторую Дашу, убить ее попросту не смог. Уж слишком они с его внучкой похожи.

Да ты и сам видел. Решил просто оставить ее у себя.

А мы, по незнанию, похитили обеих. Некогда было разбираться, кто есть кто.

– Твою мать, – прошептал я.

– Ага, дошло, наконец?

– Чем это нам грозит?

– Ничем хорошим, – мрачно сказал Быков. – Искать будут однозначно. И мою команду, и твой корабль. Картель таких вещей не прощает.

– Черт! Откуда вообще на этой планете картель? Она же аграрная!

– Фрукты да овощи – это только прикрытие. Лучше всего тут растет наркота. Хотя нет. Им прикрытие и не нужно. К картелю и так никто не суется. Всем выгодна его деятельность.

– Да на Арене даже флота нет! Какой картель?

– А он и не нужен. Никому и в голову не придет на них нападать. Я взялся за это дело только потому, что потерял корабль. Слишком уж хорошей показалась оплата. Но и подумать не мог, с кем придется столкнуться. Решил, что обычная мелкая сошка. Они иногда промышляют похищениями, чтобы надавить на кого-то. Если бы мы сработали чисто, то все могло бы и обойтись.

– Может, вернем девчонку? – предложил я.

– Не поможет, – отрицательно покачал головой майор.

– Что же делать?

– Отдать обеих Басову, и молиться, чтобы нас не нашли.

– Быков, это подстава! Я на такое не подписывался!

– Соболезную.

– Издеваешься? – зло спросил я.

– Чего ты от меня хочешь, пацан? – повысил голос майор. – Я сам попал так же, как и ты!

Я ненавидяще посмотрел ему в глаза, но смолчал. Какой смысл сотрясать воздух пустыми угрозами?

– Ну чего ты на меня так смотришь? – прищурившись, спросил он. – Извинений ждешь? Ну да, некрасиво получилось. Но моей вины тут нет. Хочешь, поговорю с Басовым? Пусть он вам отдельно заплатит.

– Да пошел ты! – процедил я, вставая.

На выходе из кают-компании меня догнал Гарри. Только его сейчас и не хватало.

– Проблемы? – участливо спросил он.

Я в ответ лишь хмуро кивнул, не останавливаясь.

– Поговорить надо, – не дождавшись ответа, ска зал он, следуя за мной по пятам.

– Мне сейчас не до этого, – отмахнулся я.

– Это важно! – ничуть не смутился от отказа.

Игрок.

Резко остановившись, я повернулся к нему и спросил:

– Тебе-то чего от меня надо?!

– Спокойно, капитан. Просто поговорить. Наедине.

Посверлив его взглядом, я снова развернулся и, ничего не ответив, направился в свою каюту. Гарри так же молча пошел за мной.

Дойдя до нужной двери, я пропустил его вперед и указал рукой на стул. Сам же присел на краешек кровати.

– Ну? – раздраженно сказал я, после того как Игрок вместо разговора начал с интересом рассматривать окружающую обстановку.

– Секундочку, – прекратив крутить головой, он набрал какую-то команду на своем комме. Затем чему-то кивнул и посмотрел на меня. – Я включил глушилку. Теперь нас не подслушает даже корабельный псевдоискин.

– Зачем? – удивленно поинтересовался я.

– Потому что разговор не для чужих ушей, – загадочно улыбнулся Гарри. – Я хочу узнать, кто ты та кой, парень? Только не рассказывай мне сказки про то, что ты – Томас Чезари!


Глава 30

Сказать, что этот вопрос застал меня врасплох, значит, ничего не сказать. Я был просто ошеломлен. Первым порывом было напасть на этого человека. Но сразу же вспомнилось, как он играючи расправлялся с людьми шерифа на Арене. Затем, секунд через тридцать, показавшихся мне очень долгими, пришла другая мысль: с чего он вообще взял, что я не Томас? Мы знакомы-то всего несколько часов. Никто из моей команды таких предположений не делал, а уж они-то знают меня намного дольше.

Гарри все это время с интересом смотрел, как менялось выражение моего лица. И именно этот его интерес в итоге и помог мне справиться с паникой. Ну и что с того, что он знает? Я же не по своей прихоти стер Томаса и вселился в его бесхозную тушку. Законов никаких не нарушал. Ну, не считая уничтожения перехватчика САП и похищения дочки крутого наркобарона. Черт! Что же делать-то?

– Не понимаю, о чем ты говоришь, – выдавил я из себя наконец-то. Буду отпираться. Не знаю, для чего ему вообще понадобилось это разоблачение, но доказать он ничего не сможет. Его слово против моего. Да и кому доказывать? Команде? Им, как и мне, терять уже особо нечего. И тот факт, что их капитаном является не Томас, а Леха, который в него вселился, вряд ли заставит их уйти.

– Я говорю о том, что ты не Томас Чезари, – спокойно сказал Игрок. – И, при желании, это можно доказать. Только мне этого не нужно, не пугайся. Меня действительно интересует только то, кто ты такой и как сюда попал.

– Сюда – это куда? – спросил я.

– Да уж не на корабль! – усмехнулся Гарри. – Попал в этот мир и в это тело.

– А с чего ты вообще решил, что я куда-то попадал? – после довольно продолжительного молчания все-таки спросил я.

– Подозрения возникли после того, как выяснилось, что ты знаешь русский. И возникли не у меня, а у Организаторов.

– У каких еще организаторов? – перебил я.

– В данный момент – неважно. Главное, что подозрения возникли. После чего о Томасе Чезари была собрана вся доступная информация. Эту информацию проанализировали и пришли к выводу, что после аварии грузовика РЕХ-43 Томас умер, а его место занял кто-то другой. Вот мне и поручили выяснить, как это возможно. В принципе, ты действительно мог просто измениться. Все же пережить клиническую смерть – это не шутки. Но просмотрев в ускоренном режиме записи корабля, я убедился, что Организаторы правы. Ты будешь смеяться, но сдал тебя кот.

– Что?! – воскликнул я. – Какой кот?!

– Твой кот. Кузя.

– А где он? – зачем-то спросил я.

– Не знаю, – на секунду растерялся Гарри. – Да какая разница, где он?! Ты же не думаешь, что я с ним разговаривал?

Я в ответ только неопределенно пожал плечами. Хрен его знает, разговаривал или нет. Меня уже сложно чем-то удивить.

– Нет, не разговаривал, – рассмеялся Игрок. – Просто я видел момент вашего знакомства.

– То есть как это видел? – перебил я. – Ты что, взломал Буцефала?

– Ага, – с довольным видом кивнул он. – Вот кстати, еще один твой промах. Назвать псевдоискина именем коня Александра Македонского – это довольно оригинально. Только в этом мире никто уже давно не помнит великого полководца. Хотя это могло быть всего лишь совпадением. Но вот твои слова, когда ты нашел кота… Мультфильм про домовенка Кузю даже в мое время мало кто помнил, а уж тут про него вообще никто не мог слышать.

– Подожди, – я даже головой помотал от неожиданности. – Хочешь сказать, что ты не из этого времени.

– Именно!

– Но как? – почти прошептал я.

– Давай договоримся – ты мне расскажешь все про свое попадание в этот мир, а я потом расскажу кое-что про себя.

Помедлив совсем немного, я кивнул. Действительно, чего терять-то?

Рассказ о моей жизни в теле Томаса занял на удивление немного времени. Всего каких-то полчаса. Без особых подробностей, только ключевые моменты. В основном Гарри интересовало, как именно я вселился в это тело. Но именно об этом и рассказывать-то было нечего. Очнулся в больнице и всё.

– Значит, понятия не имеешь, кто и для чего тебя сюда послал… – задумчиво пробормотал Игрок, когда я замолчал. – Плохо.

– Почему плохо?

– У меня сейчас очередной квест. Чтобы его выполнить, надо узнать, кто перенес твое сознание в тело этого парня.

– А почему ты уверен, что меня кто-то именно перенес? Не могло такое само по себе случиться?

Гарри с сочувствием посмотрел на меня и покачал головой.

– Нет, парень. Просто так такие вещи не происходят. Обычно такой деятельностью занимаются Организаторы. Только они переносят не сознание, а человека целиком. Но так как мое задание заключается в том, чтобы это выяснить, то Организаторы ни при чем. Значит, есть кто-то еще, кому такое под силу.

– Чем мне это грозит? – задал я закономерный вопрос. До этого тоже неоднократно задумывался, как мог Леха стать Томасом. Но ответа, само собой, не находилось. И спросить, по понятным причинам, было некого. Сейчас же выясняется, что за всем этим стоит кто-то неизвестный и могущественный. И, возможно, у этого кого-то есть на мой счет какие-то планы.

– Понятия не имею. Со стороны Организаторов – пока что ничем, – ответил Гарри. И без обиняков добавил: – Иначе я уже получил бы квест на твое устранение.

Он замолчал, о чем-то раздумывая.

– Ты обещал рассказать о себе, – напомнил я.

– Хм. Да тут и рассказывать особо не о чем. Если в общих чертах, то меня сюда отправили с моего же согласия. Правда, ситуация была такая, что любой бы согласился. Я сидел в тюрьме. На планете Земля, в России две тысячи двадцать третьего года. Однажды ко мне пришли и предложили принять участие в Игре. В параллельном мире. А игровой площадкой будет вся вселенная. Терять было особо нечего, поэтому пришлось согласиться, хотя и не поверил вначале. Я, кстати, и до сих пор иногда сомневаюсь в реальности этого мира. Ну, да это неважно.

– То есть это мир параллельный нашему? – поинтересовался я.

– Не знаю. Мне сказали именно так, а возможности проверить – правда это или нет – как-то не представлялось. Возможно, что параллельный, а возможно – это наше будущее. Да все что угодно может быть, вплоть до того, что я лежу сейчас в какой-нибудь специальной капсуле, а вокруг виртуальная реальность. И меня окружают нарисованные персонажи.

– Я не нарисованный, – сказал я.

– Знаешь, – Гарри усмехнулся, – будь ты нарисованным, то говорил бы то же самое.

– Возможно, – пришлось согласиться мне. – Но тогда и в моем случае ситуация может быть аналогичной. А проверить все равно не получится. Поэтому лучше думать, что все это настоящее.

– Ага, – он кивнул. – Я так обычно и делаю.

– Лучше ответь, что ты теперь собираешься делать?

– Делать? – Игрок внимательно посмотрел на меня. – Мой квест никуда не делся. Поэтому было бы неплохо, если ты временно возьмешь меня в свою команду.

– Временно – это на сколько?

– Не знаю. Вполне возможно, что у меня уже че рез пару дней появится новый квест. А до этого вре мени я даже смогу быть полезен.

– Идет!

– Как-то ты легко согласился, – подозрительно сказал он.

– А тут все просто, – я улыбнулся. – У меня и моей команды сейчас столько проблем, что еще один хороший боец, пусть и временный, будет очень даже кстати.

– Хитрец, блин, – буркнул Гарри. – Расскажешь, что за проблемы?

– Да легко! Только еще один вопрос. Почему Гарри? Ты же вроде русский…

– Для последнего квеста лучше было быть Гарри. А так я Гарик. Или Игорь, если угодно.


Глава 31

Мы окружили Игоря. Я и Сержант зашли спереди, а Купер и Мейсон сзади, но нападать пока не спешили. Присматривались. Игрок же стоял как ни в чем не бывало. Расслабленный и невозмутимый, он, казалось, и вовсе не смотрит на нас. Но ощущение это было обманчиво. Несмотря на то что у меня и моих боевиков были в руках ножи, а у него только голые руки, он был очень опасным противником.

Первым атакует Купер. Рывок вперед, выпад и… Игрок чуть приседает, одновременно смещаясь в сторону. А следующим движением захватывает руку нападавшего и слегка выворачивает, заставляя того сделать шаг вправо, и решивший атаковать в этот момент Мейсон вынужден отступить.

Тут же, как по команде, вступаем мы с Вольтом, в надежде, что противник отвлекся. Но не тут-то было. Игрок снова резко разворачивается, так и не выпустив руку Купа, и отводит нацелившийся ему в шею нож, зажатый в руке Сержанта. Одновременно с этим Купер безвольной куклой летит в меня.

Черт! Увернуться не успеваю, и мы оба падаем на пол. Хорошо еще, что успел отвернуть лезвие и не воткнул его в боевика. Кое-как расцепляемся и почти одновременно вскакиваем на ноги, но этих мгновений Игорю хватило, чтобы вывести из строя Мейсона. Да и Сержанта тоже. Несколько быстрых, с виду совершенно несильных ударов по болевым точкам сбивают Вольта с ног.

Купер вновь бросается в самоубийственную атаку. По всему видно, что он разозлен. Два взмаха ножом, удар ногой в корпус и добивающий, если бы прошел, удар локтем. Но, к сожалению, не прошел. От ножа Игрок попросту увернулся, ногу пропустил вскользь, а локоть жестко заблокировал встречным ударом. Затем пнул Купа в голень, перехватил руку с оружием и отправил бойца в полет. Причем нож оказался крепко зажат в ладони Игрока. Все это было проделано настолько быстро, что я попросту не успел прийти Куперу на помощь и в итоге остался с противником один на один.

Теперь уже сразу нападать не имеет смысла. Наоборот, немного разрываю дистанцию и плавно двигаюсь по кругу, высматривая благоприятный для атаки момент.

Игорь же снова стоит с невозмутимым видом, так же, как перед началом боя, и лениво следит за моими телодвижениями.

Резко и быстро, как мне показалось, делаю шаг вперед и наношу три молниеносных удара, целясь в корпус и шею. Но они оказались с легкостью отбиты противником. Именно отбиты. Вообще парировать удар одного ножа другим очень сложно. Для этого надо быть настоящим мастером. Ведь нож не меч и не палка. Лезвие у него короткое, и мгновенно рассчитать траекторию удара и встретить чужое лезвие своим практически невозможно.

Но Игрок именно мастером и являлся, что в очередной раз только что доказал. Отбив удары, он плавно шагнул вслед за мной, попытавшимся вновь разорвать дистанцию, и атаковал сам. Всего лишь один выпад, нацеленный в горло, и я труп. Точнее стал бы трупом, не будь бой учебным, а оружие муляжом.

– Уже намного лучше, – утешил меня Игорь, убирая нож от моей шеи.

– Да уж, – я мрачно потер место, куда пришелся последний удар. Муляж муляжом, но было довольно больно. При желании Игрок смог бы меня убить и этой игрушкой. Да что там, он мог перебить всех находившихся на борту людей голыми руками. Проведя последние месяцы в постоянных тренировках с ним, я в этом нисколько не сомневался.

– Нет, действительно, намного лучше. Еще немного, и сможешь меня достать. Ты очень быстро все схватываешь. Я бы сказал, слишком быстро.

– Я слишком стар для всего этого, – прокряхтел, поднимаясь с пола, Сержант. – Мог бы и помягче лупить. Опять к Доку идти придется.

– Да что же тебя, гладить, что ли? – улыбнулся в ответ на обычное ворчание Вольта Игорь.

– Я иногда думаю, что ты и погладить сможешь так, что в больницу отправишь, – вставил свое слово Мейсон, с задумчивым видом растирающий плечо.

– Капитан, – раздался в спортзале голос Буцефала, – мы через час вынырнем около Реликта. Старпом просит вас подняться в пультовую.

– Хорошо, Буц, – отозвался я. – Передай ей, что скоро буду. Только душ приму.

Для еще одного посещения Реликта были веские причины. Нам нужен был повар. К сожалению, Марта нас покинула. Не в смысле умерла, а в смысле осталась жить на одной довольно гостеприимной планете в русском секторе.

Лучше расскажу все по порядку. Хотя рассказ вый дет довольно коротким, несмотря на то что прошло уже три месяца с момента старта «Единорога» с Арена.

Полет к Теа Верту прошел спокойно. Если не считать того, что Линда почему-то жутко невзлюбила обеих Даш. Впрочем, они отвечали ей взаимностью. Что именно между ними произошло, я так и не узнал. Но при встрече между ними вечно возникала словесная пикировка, постепенно переходящая в ругань, а один раз даже в драку. Что делать с несносными девицами, я понятия не имел. Они настолько всех достали на корабле, что люди, дабы с ними не встречаться, начали прятаться. Даже повидавшие многое наемники обходили их стороной, что уж говорить про всех остальных. Один только Игорь мог чувствовать себя нормально, так как убедительно пообещал выкинуть всех троих в космос, если от него не отстанут. И, как ни странно, ему поверили.

Я, кстати, обещал им то же самое. Но, видимо, недостаточно убедительно. Одна из Даш, та, что Басова, вбила себе в голову, что капитан Чезари очень симпатичный молодой человек и ему не мешало бы уделять ее персоне побольше внимания. Эту информацию до меня постоянно доносила вторая Даша, всеми мыслимыми и немыслимыми способами.

Линда же каждый день прибегала на них жаловаться и просила принять меры. Причем упор в своих доводах делала на то, что мы с ней родственники и должны помогать друг другу. Упаси бог от такой родни.

В общем, когда мы наконец-то достигли пункта назначения, то все были более счастливы, чем в момент чудесного бегства от перехватчиков САП.

С Быковым я за все время пути и двумя словами не перебросился. Хоть и понимал, что майор, в принципе, не виноват в этой подставе, но поделать со своей злостью ничего не мог. Он, в свою очередь, тоже не горел желанием со мной общаться.

Но надо отдать должное, когда он сдавал заказчику вредных девиц, потребовал компенсацию не только для себя, но и для нас. В итоге вместо ста шестидесяти тысяч мы получили триста двадцать. Да еще и выгодный найм подвернулся с подачи Басова. Правда, длительный, на целых два месяца, но спокойный и довольно неплохо оплачиваемый.

Возили группу ученых на одну из недавно открытых планет. Планета была интересна тем, что имела атмосферу даже без терраформирования, а также свою флору и фауну. Вот яйцеголовые все это и исследовали, а между делом искали какие-нибудь следы цивилизации. Правда, безуспешно.

Для нас же это время стало самым настоящим отпуском. Помощь на планете ученым не требовалась, вот мы и ждали, когда они свои исследования закончат.

По настоящему полезными за эти месяцы стали тренировки с Игроком. Рукопашный и ножевой бой в спортзале и стрельба на поверхности. Обучался я действительно как-то слишком уж быстро. Это стало заметно через полтора месяца, когда я в спаррингах начал побеждать любого из своих бойцов. Хотя до Игоря мне было все равно очень далеко. Уж не знаю, где он проходил подготовку на Земле, сам Игрок на эту тему разговаривать категорически не желал, но все мои бойцы были ему на один зуб. Даже без использования всех игрушек, так меня удививших при знакомстве на Арене.

Ученые свернули свои работы неожиданно и поспешно, после того как на их временный лагерь напали какие-то хищные зверушки, со слона размером. Отгонять этих тварей пришлось корабельными лазерами.

Доставив нанимателей на одну из планет русского сектора и получив достойную оплату за ничегонеделание, мы раздумывали, куда двигаться дальше. Вот тогда-то нас и огорошила Марта, заявив, что они с дочерью остаются тут.

Что же, задерживать их, конечно, никто не стал, ведь именно такие условия мы когда-то и обговаривали при найме на «Единорога».

Уход мачехи и сводной сестры меня неожиданно расстроил. Не сказать, что за это время я воспылал к Марте с Линдой любовью, но… Как-то это было неожиданно. Привык к ним, что ли?

Тепло проводив наших повара и юнгу, мы на очередном собрании решили лететь на Реликт. Во-первых, поискать замену Марте, к кулинарным способностям которой все, оказывается, успели привыкнуть. А после ее ухода готовить решили по очереди и то, что получалось… В общем, повар был нужен. А во-вторых, решено было снова поменять название корабля, а на планетах это сделать было довольно сложно, не привлекая ненужного внимания. Ну и в-третьих, могла подвернуться какая-нибудь работа. Хоть мы на данный момент и не бедствовали, но тем не менее. Надо было смотреть в будущее.

На Реликте практически все получили какие-нибудь задания. Торакумо отправился договариваться насчет смены названия, заправки и небольшого ремонта. Джессика пошла в местное подобие биржи труда (очередной кабак, под эти цели приспособленный), под охраной Купа и Мейсона. Хейли, Хошель и Сержант остались на корабле, на всякий случай. Ну а мы с Игорем решили посетить пару оружейных лавок. Больше из интереса, чем по необходимости.

Я как раз раздумывал над покупкой ручного веерного лазерника, как пришел вызов от Фест.

– Джесс, неужели ты уже нашла нам повара? – весело спросил я, ответив на вызов.

– Нет, капитан, повара не нашла, – задумчиво ответила девушка. – Но, кажется, нашла нам работу. Точнее – наоборот. Не я ее нашла, а она нас нашла. И работодатели хотят встретиться с капитаном.

– Хм, а кто они?

– Охотники за головами.

– Интересно, – протянул я. – Когда встреча?

– Сейчас. Насколько я поняла, у них срочное и денежное дело.

– Ладно, встретимся. Скинь координаты, мы скоро подойдем.

С сожалением отложив лазерник и решив, что в будущем обязательно такой куплю, я в двух словах рассказал Игорю о звонке Фест. Игрок от таких новостей заметно оживился. Как я понял, человеком он был довольно непоседливым, к тому же привыкшим к постоянным квестам, в которых приходилось рисковать собственной жизнью. И последнее задание, а именно – выяснение того, кто же закинул меня в этот мир в обход Организаторов, ему уже надоело. Тем более что никакой подозрительной активности вокруг моей персоны не было. А тут намечалась интересная работа вместе с охотниками за головами. Да что там Игорь! Я с удивлением заметил, что тоже хочу во что-нибудь такое ввязаться. Жутко надоела спокойная жизнь.

Встреча с нанимателями была назначена в том же самом заведении, что и при первом разговоре с Быковым. Разве что отдельный сектор в этот раз был другой.

Сев за столик и кивком поприветствовав своих людей, я перевел взгляд на виновников встречи. Ими оказались три просто огромных бородатых мужика. Нарядить их сейчас в доспехи, а на головы надеть рогатые шлемы и получатся вылитые викинги. Да и взгляды такие… Злобные.

– Я вас слушаю, – произнес я, закончив их разглядывать.

– Это что, шутка? – посмотрев на Джессику, угрожающе прогудел один из них.

Девушка от такого вопроса заметно растерялась и не нашла что ответить. Непонимающе захлопала глазами и как-то жалобно посмотрела на меня. Мда.

– Вас что-то не устраивает? – сухо спросил я.

– Не устраивает?! – чуть ли не прорычал бородатый. – Конечно, не устраивает! Мы собирались встретиться с капитаном, а не с сопляком, таковым себя возомнившим!

Мейсон и Купер сразу же напряглись и положили руки на пистолеты. Джессика и вовсе испуганно вжалась в угол. Один лишь Игорь, казалось бы, совсем не обратил внимания на происходящее. Он даже головы не поднял, что-то увлеченно набирая на своем комме.

– В таком случае я вас не задерживаю, – тоже показательно положив руку на рукоять пистолета, сказал я.

Немного посверлив меня злыми взглядами, как бы запоминая, все трое резко поднялись и вышли из сектора.

Да уж. Поговорили, блин.

– Капитан, я не знаю, что это было, – первой нарушила молчание Фест, нервно теребя рукав своего пиджачка. – Они нормально общались. Почти вежливо.

– Да ладно, Джесс, – успокаивающе сказал я, улыбнувшись. – Всяких уродов хватает. Жаль, конечно, что с работой ничего не вышло. Но мы пока не бедствуем. Да и не спешим никуда.

– А кто сказал, что с работой ничего не вышло? – ехидно улыбаясь, спросил Игрок.

– В смысле? – нахмурился я.

– Да я тут решил сразу проверить, что к чему, и взломал коммы этой троицы. Задание у них действительно срочное и денежное. Но вот корабля, в отличие от нас, нет. Так что нам мешает самим поработать охотниками за головами?


Глава 32

Решение взяться за предложенное Игорем дело было принято единогласно. Да, я не стал брать на себя всю ответственность, вынеся этот вопрос на всеобщее обсуждение. После ознакомления с украденными Игроком сведениями стало понятно, почему наши несостоявшиеся наниматели так спешили. Потому что, на первый взгляд, дело было плевым.

Клиент, которого надо было доставить властям одной из планет в швейцарском секторе, оказался мошенником, который с помощью придуманной им схемы нагрел несколько крупных банков. В данный момент он проживал на планете под названием Оливия. Ничем не примечательная с виду планета, если бы не одно но… Город под названием Эльдорадо. О, это был не простой город. Эльдорадо являлся одним из крупнейших нелегальных развлекательных центров. Что-то вроде земного Лас-Вегаса, только размерами намного крупнее. Контролировался он мафиозными группировками, которые и являлись хозяевами планеты. В отличие от того же Арена, принадлежавшего наркокартелю, у Оливии даже был свой флот, хотя в нем и не было особой надобности. Почему? Тут все просто. Все любят развлечения. Со слов Игоря, который, оказывается, уже бывал на этой планете, Эльдорадо посещали не только простые люди, желающие избавиться от своих сбережений, но также галактическая элита. Дети аристократов, сами аристократы, удачливые бизнесмены, правители развитых планет и даже самые богатые представители преступного мира. То есть нападение на эту планету являлось своего рода самоубийством. Не имея официального статуса, она все равно находилась под защитой сильных мира сего.

Данные о клиенте, которого требовалось с Оливии аккуратно извлечь и доставить заказчику, были довольно полными. Помимо личного дела с множеством фотографий, точно указывалось место, в котором он на данный момент проживал. Да уж, место. Если так можно назвать шикарный отель при казино.

Гарольд Херрес, так его звали, видимо, украл очень большую сумму, потому что в Эльдорадо ни в чем себе не отказывал. Жил на широкую ногу, совершенно не скрываясь. Этот момент, кстати, вызвал у нас множество вопросов. То ли он не подозревал, что уже обнаружен, то ли совершенно не опасался мести со стороны банков, то ли рассчитывал на нанятую охрану. С одной стороны – заказчики действительно не могли бросить на его поимку большие силы, не опасаясь нажить неприятности, которые даже таким людям покажутся очень и очень значительными. Но с другой стороны – те же охотники за головами, а то и вовсе киллеры, могли его без труда по-тихому выкрасть или убрать. И четыре мордоворота, его охранявшие, особой помехой в этом не стали бы. Но, как говорится, чужая душа потемки. Лично мы пришли к выводу, что немного подготовившись, осмотревшись и доработав план на месте, сможем его выкрасть. К тому же с нами был Игрок, который, при желании, мог бы справиться с этим делом и в одиночку. Ну, это я так думаю.

До Оливии от Реликта было почти две недели пути, и все это время мы набрасывали предварительный план, поправки в который будут внесены на планете, после того, как осмотримся.

Повара мы так и не нашли. Единственной кандидатурой на космической станции оказался звероватого вида тип, при взгляде на которого у всех возникли сомнения не только в его способности вкусно готовить, но даже в том, умеет ли он нормально разговаривать. Зато мы в очередной раз переименовали корабль. Название, в свете предстоящего дела, взяли довольно символичное – «Лаки».

При подлете к планете у нас очень вежливо поинтересовались целью прибытия. Особенно весело эта вежливость выглядела из-за взявших нас в прицел космических стражей. Но проблем не возникло. Стоило Хейли сказать, что целью является посещение Эльдорадо, как к нам потеряли всяческий интерес.

Садиться решили на одном из множества частных космодромов, про которые рассказал нам Игорь. Ничего подозрительного в этом не было, на официальные космодромы садились в основном лишь самые богаты гости планеты, так как обходилось это в довольно кругленькую сумму. Да что там говорить, недельное нахождение на частном космодроме, который представлял собой обычное, практически не приспособленное для этого поле, стоило пятьдесят тысяч кредитов. Сколько стоила стоянка у официалов, я даже предположить боюсь.

Вот на этом самом поле нас и ждал первый облом. Мы как раз собирались отправиться в город, на предварительную разведку, когда Игроку пришел вызов на комм. Он отошел в сторону и минут пять с кем-то общался в приватном режиме, после чего вернулся к нам с довольно мрачным лицом.

– Что-то случилось? – обеспокоенно спросил я.

– Да, – кивнул Игорь. – Я вынужден вас покинуть. Новый квест.

В трюме после этих слов повисло молчание.

– То есть как покинуть? – первым опомнился Сержант.

– Ничего не могу с этим поделать, – пожал плечами Игрок. – Квест есть квест.

– Но у нас же весь план на тебя завязан! – возмущенно воскликнул Купер.

– Я верю, что вы что-нибудь придумаете, – Игорь грустно улыбнулся, обводя всех присутствующих взглядом. Затем остановил его на мне и подмигнул. – Не обижайся, Томас, вы обязательно справитесь. До встречи!

После чего развернулся и вышел через уже открытый грузовой шлюз.

– Охренеть! – буркнул Мейсон, когда Игрок пропал из виду. – И что мы теперь будем делать?

– Да то же, что и планировали, – преувеличенно бодро сказал я. – Для начала – едем в город и покупаем цивильные костюмы. Затем направляемся в «Сокровище Оливии» и оплачиваем номера. Ну а там остается только найти клиента и придумать, как изъять его у охраны без помощи Игрока. В конце концов, мы знали, что он когда-нибудь уйдет. Так что придется рассчитывать только на себя, как и раньше.

– А и верно! – Сержант хлопнул меня по плечу и улыбнулся. – На месте осмотримся да и решим, как действовать.

– Ага, – снова пробурчал Мейсон. – Осмотримся, решим, бла, бла, бла… А что мы будем делать, если этого перца не получится захватить? Мы же, считай, все оставшиеся деньги на подготовку спустим.

– Я думаю, надо рискнуть, – твердо сказал я. – Не забывай, что в случае удачи мы получим миллион. Оно того стоит.

– Да ладно. Это я так, для порядка спорю, – сразу перестал бурчать Мейсон. Еще во время обсуждения предстоящего плана все доводы против сразу исчезали, стоило кому-нибудь в очередной раз озвучить сумму вознаграждения за этого Херреса. Она действительно внушала уважение. Миллион кредитов. Налом или безналом, на выбор.

– Тогда едем, – поставил точку в спорах Сержант. – Нам еще многое предстоит сделать до вечера.

Ехать в город решили только на вездеходе. Вместительность у него хорошая, внешним видом в этом городе никого не удивишь, как я уже говорил, отрывались тут все кому ни лень, и всем при этом будет спокойнее. Кроме меня. Я-то хотел ехать на байке, но уперлись абсолютно все члены команды, говоря, что всем вместе будет безопаснее.

Частный космодром хоть и не блистал великолепием, но все же и простым полем не являлся, как утверждал Игрок. Земля была залита специальным покрытием, выдерживающим старты и посадки кораблей, а сам космодром был огорожен по периметру высоким бетонным забором, с всего лишь одним контрольно-пропускным пунктом. На КПП сидела улыбчивая девушка в окружении охраны. Она поинтересовалась сроком нашего пребывания на планете и стребовала плату. Я, в свою очередь, поинтересовался у нее, где найти ближайшие магазины, в которых не очень дорого можно было бы приобрести приличную одежду. Девушка, все с такой же дружелюбной улыбкой, скинула мне на комм нужную информацию.

По магазинам мы промотались почти три часа.

Дело было в том, что нам нужны были костюмы, под которые можно было повесить кобуру. И не просто повесить, а сделать это так, чтобы она не выделялась. Обычно такие костюмы шились на заказ, но Сержант был уверен, что и готовые можно было найти. Зачем все это было нужно? Все просто: на Оливии гражданскому населению запрещалось носить оружие без разрешения властей. Вот так вот. Поэтому и спрос на костюмы, скрывающие оружие был, так как люди, в большинстве своем, в силу привычки не могли жить без стреляющих игрушек. А если был спрос, то должно быть и предложение. В итоге каждый костюм обошелся в десять тысяч. За эту сумму целая команда портных в течение часа подогнала их по фигуре каждому из нас.

Мда. Никогда не носил костюмы. Ни в своем мире, ни в этом. Но надо признать, что смотрелся я в нем стильно. А две подмышечные кобуры действительно были незаметны, как и нож, закрепленный на предплечье.

Покинув магазин, удививший меня своим сервисом, мы снова погрузились в вездеход, который теперь совершенно не соответствовал нашему внешнему виду. Даже Сержант стал похож на какого-то аристократа, чему еще больше способствовали усы и аккуратная бородка, которые он отрастил специально перед этим делом.

Следующим пунктом назначения был отель. Ехали мы по широким улицам Эльдорадо неспешно. По той причине, что все, даже сидевший за рулем Мейсон, постоянно крутили головой по сторонам. Если магазин, расположенный на самой окраине меня удивил, то город просто поразил. Миллиарды огней. Они ярко светили даже днем, и я вообще не представляю, что же тут творится ночью. Рекламы, афиши, указатели, баннеры и огромные экраны. А здания, самой причудливой архитектуры и различных размеров, в одном были похожи. Они были словно выполнены целиком из стекла и зеркал. Здесь и сейчас я в очередной раз осознал, что нахожусь в далеком-далеком будущем. По сравнению с Эльдорадо даже космические корабли выглядели чем-то скучным и обыденным.

«Сокровище Оливии» находился довольно далеко от центра города и был совсем не самым шикарным отелем. Но тем не менее нам пришлось добираться до него почти два часа. Да уж. Размеры у Эльдорадо также впечатляли. Игрок нам рассказывал, что в этом городе есть не только благополучные районы. Имеются и обычные, довольно невзрачные и даже опасные для чужаков. В таких местах проживали местные жители, всевозможные работники и обслуживающий персонал окружающего нас великолепия. Но глядя сейчас по сторонам, верилось в такое с трудом.

Нужный нам отель по местным меркам оказался небольшим, всего сорок этажей. У входа невозмутимый парковщик, облаченный в яркую форменную одежду, с поклоном принял у Сержанта ключи и отогнал наш тарантас на стоянку. Мы же пошли вселяться, надеясь, что в наличии имеются свободные комнаты. Общался с работниками отеля Сержант, как самый из нас представительный. Ну, по крайней мере, на мой взгляд. Свободные номера оказались, тем более что нам и нужно было всего два. Если девушку на ресепшн и удивило то, что здоровые мужики будут жить парами, то виду она не подала. Видимо, здесь это было в порядке вещей. А вот лично мне было почему-то стыдно. Казалось бы, пусть думают все, что хотят, но тем не менее очень не хотелось выглядеть в чужих глазах педиком.

Осмотревшись в номерах, в которых при желании можно было жить вдесятером, ничуть не теснясь, мы все четверо собрались у нас с Сержантом и приступили к доработке плана. Точнее к его переработке. Сейчас, без Игоря, о чисто силовом захвате не могло быть и речи. Поэтому, немного подумав, было принято решение о слежке за объектом в течение нескольких дней, чтобы собрать всю необходимую информацию, как о его привычках, так и о подготовке его охраны. Конечно, за такой срок много узнать не получится, но на более длительное время нам попросту не хватит денег.

Обсудив все возможные нюансы и действия в непредвиденных ситуациях, мы приступили к работе.


Глава 33

Что ни говори, а такая работа мне нравилась. Точнее, нравилось работать в этом месте. Нравились окружающие нас люди, комфорт и роскошь отеля, красота города. Вообще Эльдорадо был ничуть не похож на все другие места, в которых мне довелось побывать в этом мире. Что на других планетах, что на космической станции люди были… какие-то злые, что ли, настороженные, придавленные своими проблемами. Даже на Новой Аризоне большинство населения постоянно куда-то спешило, носилось по своим делам, не замечая ничего вокруг. Здесь же была атмосфера, настраивающая на отдых. Люди степенно передвигались как по улицам, так и по отелю. Улыбались друг другу и вежливо здоровались. А из всех проблем у них были только размышления о том, куда отправится вечером, в казино, театр, ресторан или выбрать что-нибудь менее тривиальное, вроде посещения боев без правил, битвы флаеров, а то и прогулки в открытом космосе. Город предлагал своим гостям миллионы различных развлечений. Тут было доступно все, до чего только мог додуматься человек.

Мы, конечно, всего этого себе позволить не могли. Во-первых, работа, которую за нас никто делать не будет, а во-вторых, цены, которые не просто кусались, а с огромной скоростью пожирали деньги отдыхающих, как какое-то мифическое чудовище заплутавших путников.

Но и того, что было доступно мне и моей команде, хватило, чтобы расслабиться и временно забыть обо всех трудностях и проблемах, связанных с космическими полетами. И отчасти этому способствовала как раз текущая работа, а именно – слежка за Херресом. Наш клиент развлекался вовсю и абсолютно бездумно тратил деньги. Следили за ним парами я с Сержантом и Куп с Мейсоном, меняясь один раз в сутки. Свободное же время могли тратить так, как душе угодно, но с оглядкой на собственные сбережения. Единственное условие – никакого спиртного. Все же забывать о том, что мы не туристы, не следовало.

Вообще, вначале я думал, что мы будем просто сидеть в номере и не привлекать к себе внимание. Но мои бойцы убедили, что именно такое поведение больше всего внимания и привлечет. Немного подумав, я махнул рукой и дал добро. Непрофессионально, конечно. Ну, так и мы не профессионалы.

Слежка за Херресом также дала свои результаты. Для начала стало понятно, что его охранники профессионалы, знающие свое дело. Хотя они тоже немного расслабились, находясь в этом городе.

Следующей собранной информацией стало то, что клиент посещает абсолютно случайные заведения, все вечера, да и ночи тоже, проводя вне отеля. Возвращается обычно под утро и отсыпается в своем номере. Взвесив все за и против, мы решили, что взять его в отеле нереально. Мало того что двое охранников постоянно дежурили под дверью, так еще и датчики слежения, натыканные повсюду, не оставляли никакой свободы для маневра.

Первые наметки плана появились после третьих суток слежки. Эту ночь, как и самую первую, клиент провел в гостях у одной и той же женщины. После получения этой информации в работу включились уже все, забыв про отдых. Удалось выяснить, что эта дама является певичкой, выступающей в одном крупном казино. Через ночь. То есть одну ночь выступает, а другую проводит в своей квартирке, куда и наведывается Херрес.

Когда еще через сутки клиент снова, далеко за полночь, ее навестил, план был готов. Точнее – почти готов.

Оставалось придумать, как его извлечь из квартиры любовницы, не убивая при этом охранников. Последнее условие вызвало много возмущений у моих бойцов. Даже Сержант сказал, что нет смысла так рисковать и проще сразу грохнуть охрану и по-быстрому убраться с планеты, с упакованным Херресом подмышкой. Но я был непреклонен. Не по себе становилось от мысли, что придется убить людей, которые, собственно, ни в чем не виноваты. Они просто делают свою работу.

– И что ты предлагаешь? – недовольно спросил Сержант. – Только прежде чем что-то сказать, подумай о том, что эти ни в чем не виноватые охранники легко могут убить нас.

– Когда клиент приезжает к дамочке, то двое охранников дежурят под дверью квартиры, а оставшиеся двое сидят во флаере рядом с домом, так? – с важным видом спросил я.

– Так, – согласно кивнул Вольт. – Только если мы вломимся всей толпой в подъезд, то те охранники, которые находятся снизу, предупредят тех, что сверху. А потом зажмут нас с двух сторон и расстреляют.

– Не нужно никуда вламываться всей толпой, – я отрицательно покачал головой. – Я пойду один.

После этих слов Сержант уставился на меня, как на душевнобольного, а Мейсон и Купер, гады, заржали.

– Сынок, – вкрадчивым голосом произнес Вольт, – ты в своем уме? Не спорю, что после тренировок с Игроком твои боевые способности сильно выросли. Но идти в одиночку против четырех профессионалов, к тому же не собираясь их убивать, это безумие!

– Сержант, ты вначале выслушай, а потом уже ставь диагноз, – улыбнулся я.

– Ну, рассказывай, – согласился он. – Только учти, что я своего мнения не изменю.

Вольт ошибся. Свое мнение он все же поменял и мой план одобрил. Правда, со скрипом и назвав все это авантюрой чистой воды. Я же в отместку высказался, заявив, что вся эта работа сама по себе является авантюрой из-за отсутствия Игоря. Но оно того стоит. Действовать решили в седьмую ночь нашего пребывания на Оливии, надеясь, что клиент не изменит своим привычкам и навестит свою даму сердца. За день до намеченной операции Мейсон, потратив кругленькую сумму, добыл нужную нам информацию о других жильцах интересующего нас многоквартирного дома.

В ночь «X» я предстал перед своими бойцами в нужном образе, и оставшиеся вопросы были сняты. Что за образ? Да ничего необычного. Все тот же костюм, галстук-бабочка, букет цветов и большие круглые очки с простыми стеклами. Несмотря на то что за последние месяцы я значительно вырос, согнал жирок и оброс мышцами, в данный момент мой вид не напугал бы и ребенка. Да что там, посмотревшись в зеркало, я увидел там типичного влюбленного ботаника, которому хотелось снисходительно улыбнуться и похлопать по плечу.

До дома певички добирались в полнейшей тишине, настраиваясь на работу. Находился этот дом в среднем по классу районе, где проживали только местные жители. Далеко не трущобы, но и уже ставшего привычным блеска остальных районов Эльдора тут не было.

Припарковав вездеход за три квартала от нужного места, Мейсон обернулся, внимательно меня осмотрел и пожелал удачи. Сержант с Купером ограничились похлопыванием по плечу. Покинув наш транспорт, я оправил костюм, перехватил обеими руками букет и, состроив самое невинное выражение лица, на какое только был способен, неспешным шагом пошел в нужную сторону.

В подъезд, в котором проживала певица, заходил с таким видом, как будто делаю это далеко не в первый раз. Преодолев просторный холл, подошел к столу консьержа и вежливо ему кивнул.

– Что вы хотели, молодой человек? – ничуть не насторожившись, спросил смотритель подъезда. Им оказался пожилой сухонький мужичок, сверкавший к тому же огромной лысиной, окруженной ореолом седых волос.

– Да, – старательно изобразив смущение, робко кивнул я в ответ. – Меня пригласила в гости мисс Перенталь.

После этих слов консьерж вначале широко распахнул глаза в удивлении, а затем, внимательно осмотрев меня с ног до головы, гаденько усмехнулся. И я его прекрасно понимал. Дело в том, что мисс Перенталь была старой девой, в возрасте за пятьдесят, и видом своим больше всего походила на злобную воблу.

– Она вас ждет? – пытаясь кашлем замаскировать хихиканье, уточнил старикан.

– Конечно! – возбужденно ответил я. – Вот, смотрите…

С этими словами я сделал шаг вперед, вплотную подойдя к нему, и плюхнул букет на стол. Консьерж ожидаемо проследил взглядом за цветами и не успел заметить шокер в моей руке, который в следующую секунду соприкоснулся с его шеей, отправляя в царство сна.

– Фух, – выдохнул я, вытирая выступивший на лбу пот. Этот старикашка был ничуть не менее опасен, чем охрана клиента, потому что мог одним нажатием тревожной кнопки вызвать полицию и сорвать нам всю операцию.

Пощупав пульс у него на шее и убедившись, что старикан жив, я вызвал Сержанта и сообщил, что поднимаюсь на второй этаж. Теперь было самое сложное. Мне следовало приблизиться вплотную к дежурившим у двери охранникам Херреса и быстренько их вырубить. А боевики должны будут с грозным видом вбежать в подъезд на виду у двоих других, дождаться их в холле и также вывести из строя, но оставив в живых. Главное, чтобы мои люди не вбежали в подъезд раньше времени. Иначе те телохранители, что дежурят внизу, оповестят тех, что наверху, и меня попросту грохнут, не дав приблизиться.

Пока я поднимался по широкой лестнице на второй этаж, эта мысль не давала покоя. Стало реально страшно. А еще я в этот момент был полностью согласен с Сержантом, что все это авантюра и глупость. На хрена вообще было браться за это дело?

Но все страхи выдуло из головы, стоило мне подняться и свернуть в длинный и просторный коридор. Телохранители стояли у нужной мне двери и о чем-то весело спорили. Если честно, то своим видом они опасения не внушали. Обычные мужики, обычного телосложения. Один чуть пониже, второй с усами. Обоим с виду лет по тридцать. Хотя я и не обольщался. В данный момент и по мне не скажешь, что что-то умею.

Я медленно шел по коридору, прижимая к себе букет и внимательно вглядываясь в номера на дверях. Когда до охранников оставалось метра три, тот, что с усами, шагнул мне навстречу и выставил вперед пустую ладонь, призывая остановиться.

– Эй, пацан, – негромко окликнул он. – Ты чего тут забыл?

Я замер как вкопанный, сделав вид, что только что их заметил. Испуганно переведя взгляд с одного на другого, сглотнул и промямлил:

– Вы не подскажите, в какой квартире проживает мисс Перенталь?

– Чего?

– Мисс Перенталь, она пригласила меня в гости, назвала номер дома и этаж, но забыла указать номер квартиры.

Неся эту чушь, я медленно, маленькими шажками приближался к ним.

– Вот, смотрите. Ее фото. Может быть, вы знаете, в какой квартире она живет.

С этими словами я поравнялся с ничего не понимающими охранниками и сделал вид, что хочу что-то показать им со своего комма. Но так как у меня в руке был зажат букет, то ничего, соответственно, из этого не выходило. Тогда я протянул цветы высокому телохранителю, говоря:

– Подержите, пожалуйста!

Он автоматически протянул руки к букету, и в этот момент я атаковал. Сильный удар стопой в коленную чашечку высокому. Затем два быстрых удара в солнечное сплетение и в горло усатому. Пинок с разворота в голову упавшему на колени высокому, и добивающий коленом в лицо усатому. Всё. Оба готовы. Добавки не требуется. На всякий случай у обоих также проверил пульс. Убедившись, что телохранители живы, хотел было поднять букет, но, нервно сплюнув, махнул рукой. Он больше не понадобится.

Как раз в это время послышался приглушенный шум с первого этажа, и спустя несколько секунд в коридор влетели Сержант и Купер. Вольт, увидев лежащих на полу охранников, удовлетворенно кивнул.

– Там все в порядке? – тихо спросил я, когда они приблизились.

– Да, все в норме, – тоже шепотом ответил Сержант. – Эта квартира?

– Ага.

– Тогда действуем.

Дальнейшее прошло как по нотам. Ворвались в квартиру, застав любовников в весьма пикантной ситуации. Растащили в стороны и успокоили обоих шокером. Затем кое-как, совместными усилиями, натянули на клиента штаны и, в темпе вальса понесли на выход. У подъезда нас уже ждал вездеход, который подогнал Мейсон. Запихнув бесчувственного Херреса, погрузились сами и помчались в сторону космопорта. Хейли, предупрежденная за час до операции, уже должна была подготовить корабль к старту.

В этот раз мы ехали намного быстрее, поэтому из города выезжали через час с небольшим. И только оказавшись на хреновой, раздолбанной дороге, ведущей к космопорту, позволили себе расслабиться.

– Если честно, то до последнего не верил, что у нас получится, – с довольной улыбкой на лице сказал Сержант.

– Да я и сам сомневался, – нервно рассмеялся я. Сказывалось напряжение последних часов. К моему смеху присоединился гогот всех остальных. Мои люди, как и я сам, искренне радовались успешному выполнению работы.

Когда до корабля оставалось каких-то пять минут езды, со мной на связь вышел Буцефал.

– Да, Буц? – радостно ответил я псевдоискину.

– Кап…ан… не …жайтесь к кораб… – сквозь жуткие помехи донесся до меня его голос.

– Буц, – заорал я в комм, – что случилось?

– Не приближайтесь к кораблю, – почти отчетливо сказал он.

– Останови! – еще ничего не понимая, все же приказал я Мейсону. Он немедленно нажал на тормоз и, так же как и Куп с Вольтом уставился на меня.

– … … …, – выдал новую порцию помех комм.

– Буцефал! – снова прокричал я. В этот раз не было даже помех. Да что за черт! Не прекращая вызывать псевдоискина, вышел из вездехода и отошел на несколько метров, к плотно разросшемуся на обочине кустарнику.

– Капитан, не приближайтесь к кораблю! – наконец-то прорвался Буц сквозь помехи.

– Не приближаемся! – крикнул я. – Что происходит?

– Ко…ль …х… чен… м…я взло…ли пушка …сь в ва… сторону…

– Что?! – мгновенно покрывшись холодным потом, прошептал я, поворачиваясь лицом к вездеходу. Делая шаг вперед, краем глаза заметил быстро приближающееся к нам светящееся пятно, в котором с ужасом распознал сгусток плазмы. В следующую секунду оно достигло вездехода, который немедленно вспух облаком ослепляющего в ночи взрыва. Потоком горячего воздуха меня сшибло с ног и откинуло далеко в кусты, по пути обо что-то сильно приложив. Сразу же, как только закончился этот недолгий полет, я попытался подняться, но не смог. Перед глазами кружились цветные искры, через пару мгновений сменившиеся тьмой.


Глава 34

Я, кажется, так и не потерял до конца сознание. Тьма в глазах отступила так же внезапно, как и пришла. Осторожно, стараясь не делать резких движений, я огляделся. Лежу на спине все в том же лесочке, куда меня откинуло взрывом.

Взрыв! Резко перевернувшись, встал вначале на четвереньки, а затем поднялся на ноги. В глазах опять потемнело, но лишь на мгновение. А еще слегка закружилась голова. Стараясь не обращать внимания на недомогание, я медленно пошел вперед, в сторону дороги. Медленно, потому что боялся увидеть то, что осталось от вездехода, все еще надеясь в душе на благополучный исход.

Но, увы, чуда не случилось. От вездехода остался только расплавленный, все еще раскаленный металл, который буквально расплескало на несколько метров по дороге. Близко никак не подойти из-за нестерпимого жара. Да и незачем подходить, и так видно, что живых там нет.

Не в силах больше стоять, я опустился на колени и обхватил голову руками. В голове билась только одна мысль: как? Как такое могло случиться?

Неожиданно где-то невдалеке послышался гул, который усиливался с каждой секундой, а потом со стороны космодрома взлетел корабль. Корабль, с до боли знакомыми очертаниями. Корабль, который стал моим домом.

Он быстро набирал высоту, и постепенно стали различимы только бортовые огни. Но вот и они, вначале потускнев, исчезли совсем. Растворились среди бесконечного множества звезд.

Не знаю, сколько я так просидел, смотря в небо. Может быть, несколько минут, а может, и часов. Перед глазами отчетливо стояли лица людей, которые за месяцы, проведенные вместе, стали мне родными.

Доктор Хошель. Неразговорчивый, нелюдимый, частенько брюзжащий по делу и без дела. Настоящий профессионал от медицины.

Ромэн Торакумо. Веселый, безбашенный, любящий жизнь и авантюры. Он так и не оставил попыток починить бракованного дроида и радовался каждому, даже самому маленькому успеху, как ребенок.

Кейт Хейли. Вздорная и несдержанная, всегда пытавшаяся оставить за собой последнее слово. В последнее время она будто бы оттаяла, смягчилась и уже не старалась кого-нибудь поддеть или высмеять.

Джессика Фест. Почему-то сразу вспомнились ее неизменные очки с простыми стеклами, которые она никогда не снимала на людях, боясь, что ее не воспримут всерьез. Она так и не оставила попыток доказать всем и вся что-то известное только ей одной. При мысли о Джесс сердце сжалось особенно болезненно, и я пожалел о том, что не нарушил данное ей в самом начале нашего знакомства слово и не сделал ни одной попытки «подкатить».

Что стало с этими людьми? Оставили ли им жизнь, или списали как расходный материал? Не знаю. Но обязательно выясню, чего бы мне это ни стоило.

Зато известна судьба моих верных бойцов, старичков-разбойников, безропотно выполнявших приказы сопляка капитана.

Их больше нет. Не осталось даже тел, испаренных выстрелом плазменной пушки. А если?!

Я вскочил, окрыленный внезапно пришедшей в голову мыслью. А вдруг кого-то, как и меня выкинуло из вездехода? Вдруг кто-нибудь выжил!

Понимая, что это глупость, и что у них не оставалось ни единого шанса выжить, я облазил все окрестные кусты, лелея глупую надежду. Но нет, чуда не случилось. После попадания сгустка плазмы от вездехода даже обломки не разлетелись по сторонам, испаренные чудовищной температурой. Что уж говорить про людей.

Снова вышел на обочину и посмотрел на все еще не остывший металл. С силой провел ладонью по лицу, пытаясь собраться с мыслями и решить, что делать.

Во-первых, я обязательно выясню, кто это сделал, и найду своих людей, где бы они не находились. Карантинники САП? Наркокартель? Да пусть даже неведомые Организаторы или та сила, которая притащила меня в этот мир! Я их найду, и они пожалеют о своем поступке! В этот момент я действительно верил, что смогу это сделать. Нет больше добренького Томаса Чезари. Остался лишь человек, запертый в его теле, которому больше нечего терять. У которого отняли все, что только возможно было отнять.

Во-вторых, надо определиться, что делать прямо сейчас. Мелькнула мысль дойти до космодрома и расспросить охрану, но я ее тут же отбросил. Охрана либо мертва, либо вообще не видела неведомых диверсантов. И в том и в другом случае я найду там только неприятности. Либо меня застанут на месте побоища, либо задержат до выяснения. А в руки полиции мне сейчас попадать никак нельзя, потому что вместе с моими людьми в вездеходе сгорел и похищенный мною Херрес.

Остается только идти в город и найти людей, которые смогут мне помочь. Как? Не знаю, но думаю, что на месте определюсь.

Бросив напоследок еще один взгляд на то, что осталось от вездехода, я пошел в сторону ярко сиявшего города. Несмотря на то что огни Эльдорадо были видны даже отсюда, путь на своих двоих предстоит неблизкий. Посмотрев на начавшее светлеть небо, я подумал, что хорошо хотя бы к следующему вечеру туда добраться.

Действительно, на дорогу, которую на вездеходе мы пролетали за час, у меня ушло почти восемь, и в город я вошел уже далеко за полдень. Окраинный район ничуть не походил на центральные, предназначенные для туристов. Даже район, в котором проживала любовница Херреса, казался элитным по сравнению этим. Унылые серые строения, никакого лоска и иллюминации, а главное – люди. Такие же бесцветные, как и дома, в которых они жили. Наглядным показателем этого места стало то, что на меня, в грязном и местами порванном костюме, никто удивленно не косился и не показывал пальцем. Единственными, кого я заинтересовал, были несколько подростков, увязавшихся следом с явно недобрыми намерениями. Черт! Этого только не хватало. Перестав выглядывать по сторонам нужный мне сейчас магазинчик, я убедился, что компания из шести пацанов, лет пятнадцати-шестнадцати, отставать не собирается, и специально свернул в безлюдный переулок. Пройдя вглубь с десяток метров, я повернулся лицом к последовавшим за мной малолеткам и расстегнул пуговицы многострадального пиджака. Преследователи будто на стену налетели, увидев продемонстрированные им рукояти пистолетов. Несколько секунд просто стояли и смотрели на них округлившимися глазами, а затем быстренько испарились, а я вышел из переулка и продолжил поиски.

Магазин одежды я нашел минут через десять. Был он таким же невзрачным, как и все вокруг, но довольно большим. А главное, продавщица неопределенного возраста также не удивилась моему внешнему виду. Купив себе джинсы, футболку, высокие удобные ботинки и просторную куртку, я спросил разрешение воспользоваться туалетом, где снял с себя старые шмотки, как следует вымылся и переоделся в обновки. Весь купленный гардероб обошелся мне в шестьдесят кредитов. По сравнению с ценами в остальном Эльдорадо – это было почти даром, что меня только порадовало, так как денег осталось немного. Всего лишь десять золотых монеток по сто кредитов каждая. А теперь уже девять монеток и две пластиковые двадцатки, которые дали на сдачу.

Покинув магазин, я направился дальше по улице, выискивая глазами какой-нибудь мотель. Больше всего сейчас хотелось именно забыться во сне, отрешившись от жестокой реальности.

Нужное здание нашлось спустя еще полчаса. Правда, не совсем мотель. Выцветшая вывеска гласила: «Бар», и чуть ниже было приписано краской от руки: «Сдаются комнаты». Решив, что искать что-то более комфортное можно долго, а выспаться получится и здесь, лишь бы кровать была, я потянул на себя тяжелую деревянную дверь и попал, собственно, в бар. Просторное помещение, несмотря на время, не пустовало. Тут и там за столиками сидели компании людей. Судя по виду, некоторые из них сидят тут довольно долго, возможно не первый год. На меня, остановившегося у входа и осматривавшегося, вроде бы никто внимания не обратил. Ну, оно и к лучшему. Заметив в другом конце зала барную стойку, которую оккупировали четверо задумчивых мужиков, я направился к ней.

Флегматичный бармен, заросший бородой по самые брови, окинул меня равнодушным взглядом и налив в стакан какой-то напиток, поставил его передо мной.

– Мне нужна комната, – проигнорировав стоящий стакан, сказал я.

Бармен еще раз меня осмотрел, пожал плечами и спросил:

– На сколько?

– Пока на сутки.

– Тридцатка.

– Хорошо, – согласился я и полез за деньгами.

– А ты чего это не пьешь? – спросил сидевший рядом мужик, подозрительно уставившись на меня пьяным взглядом.

Я решил, что лучше не отвечать. Только драки сейчас и не хватало. У меня было такое настроение, что еще чуть-чуть и вспыхну, вбив стакан с непонятной бурдой этому придурку в глотку. Нащупал в кармане двадцатки, протянул их бармену.

– Э-э, слышь! К тебе тут с уважением обращаются, а ты нос воротишь, – с этими словами мужик сполз с табурета и вплотную приблизился ко мне, обдав алкогольным смрадом.

Я вопросительно посмотрел на бармена. Он, поймав мой взгляд, презрительно ухмыльнулся и пожал плечами.

– Да ты вообще ох… – высказался мужик и схватился рукой за воротник моей куртки. А в следующее мгновение его лицо со всего размаху встретилось с барной стойкой, чему поспособствовала моя рука и лопнувшее терпение.

– Наших бьют! – во всю глотку завопил он, зажимая кровоточащий нос.

Этот крик словно послужил командой всем остальным. Первыми на меня кинулись трое, сидевшие у стойки. Были они такие же датые, как и первый мужик, поэтому каждому хватило по одному, не самому сильному, удару. На этом нападение не прекратилось. Сидевшие за ближайшим столиком пятеро спортивного вида парней, резко вскочили, с грохотом роняя стулья, и без промедления бросились на меня. Они, в отличие от первых четверых пьяны не были, и мне пришлось действовать всерьез, чему, признаться, был только рад. В этой драке я выместил всю накопившуюся злобу, всю ненависть и боль потери. Сильнейшие удары, рассчитанные не на пьяных гопников, а на более подготовленных противников, не просто их вырубали. Они их калечили, ломая конечности и отбивая внутренние органы. Сам я пропустил только один удар, вскользь по скуле, от особо верткого противника. Спустя минуту все было кончено. Нападавшие валялись кто где, причем если двое из них поскуливали и постанывали, то трое вообще не подавали никаких признаков жизни. Эта скорая и жестокая расправа остановила всех остальных посетителей бара на безопасном расстоянии. Безопасном – для них.

В полной тишине, под десятком испуганно-удивленных взглядов я повернулся к бармену.

– Деньги, – глядя ему в глаза, произнес я. Он по спешно бросил на стойку две моих двадцатки.

Забрав купюры, я прошел мимо расступившихся людей к выходу и оказался на улице. Прислонившись к закрывшейся за спиной двери, минуту постоял, успокаиваясь и приходя в себя. Затем досадливо поморщился и направился дальше по улице, на поиски более спокойного места, где можно было бы отдохнуть. И желательно подальше отсюда.

Где-то спустя полчаса безрезультатных поисков за спиной раздался девчачий голос:

– Молодой человек, подождите!

Быстро обернувшись, я увидел бегущую ко мне девушку лет восемнадцати. Симпатичная, смугленькая, черноволосая, одетая в короткую темную юбку и светлую блузку.

– Молодой человек, – снова произнесла она, под бежав ко мне и пытаясь отдышаться. – Вы мне не по можете?

– В чем? – слегка растерявшись, спросил я.

– Ой, это такая малость, – она мило улыбнулась, обнажив белоснежные зубки. А затем с криком «По могите!» рванула на себе блузку, подскочила ко мне и очень быстро ударила по щеке, пропарывая кожу ногтями. А в завершение, заставив меня уронить челюсть, с диким визгом разбежалась и долбанулась всем телом об стену!

– Ну, ни хрена себе! – только и смог вымолвить я.


Глава 35

Обдумать происшедшее и как-то среагировать я не успел. Стоило девушке упасть, как откуда-то сверху раздался вой полицейской сирены и громкий механический голос произнес:

– Всем оставаться на местах! Это полицейская операция!

Черт! Подстава. Как же я сразу не понял это. Из-за усталости уже совсем ничего не соображаю. Только вот странно. Зачем кому-то понадобилось подставлять меня таким образом? Если это связано с тем, что мы похитили человека, то разыгрывать такое просто глупо.

Тем временем с неба быстро спикировал полицейский флаер, из которого выскочили три копа. Двое, в броне и с винтовками, сразу же взяли меня на прицел. Третий же, в штатском, негромко, даже как-то лениво, приказал:

– На колени. Руки за голову. И без глупостей.

Глупостей я делать и не собирался. Во-первых, бессмысленно. Прежде чем что-то успею сделать, меня просто пристрелят. А во-вторых, почему-то не было ощущения опасности. Вот точно был уверен, что мне ничего не грозит. Откуда взялось это чувство – понятия не имею. Возможно, виной тому все та же усталость. А может быть, мое измученное подсознание само все проанализировало и сделало какие-то выводы.

Выполнив команду копа, я опустился на колени и завел руки за голову. Меня быстро и ловко обыскали, изъяв все оружие, включая нож, а затем защелкнули за спиной наручники, грубо подняли на ноги и толкнули в сторону флаера. Самое интересное, что про убившуюся об стену девчонку все как будто бы забыли.

Все время, пока мы куда-то летели, как позже выяснилось, в участок, копы молчали. Лиц двоих в броне видно не было, а полицейский в штатском смотрел в окно, совсем не обращая внимания на меня. Странно. По идее, сейчас самое время, чтобы всячески запугивать и прессовать задержанного, дабы к месту назначения он прибыл уже тепленький и готовый подписать все что угодно. Хотя, может быть, я чего-то не понимаю.

В участке меня не заставили томиться в ожидании, а сразу же провели в какой-то кабинет. Перед дверью сняли наручники и грубо впихнули внутрь.

В кабинете, или скорее допросной, сидел, закинув ноги на единственный стол, молодой темноволосый парень, одетый в дорогой строгий костюм. Он с неподдельным интересом меня разглядывал, не делая попытки заговорить.

Я пожал плечами и, усевшись на стул, стоявший напротив него, принялся растирать затекшие от наручников руки.

– Хм, – хмыкнул парень, который, видимо, ожидал от меня совсем другой реакции. А мне, если честно, было как-то пофиг. Я устал и больше всего хотел сейчас выспаться, пусть даже в тюремной камере.

– Даже не спросишь, зачем тебя сюда привезли? – улыбнувшись, поинтересовался парень.

– Ты не похож на копа, – вместо ответа, равнодушно сказал я.

– Так я и не коп, – он развел руками, как бы извиняясь за такое недоразумение.

– Понятно, – все так же без эмоций кивнул я.

– Да? И что же тебе понятно?

– Что тебе что-то от меня нужно.

– Догадливый, – довольно кивнул парень. – Мне это нравится.

– Поздравляю, – сухо сказал я.

После этой фразы он неожиданно расхохотался и, протянув руку, представился:

– Меня зовут Марко Эспозито. И ты мне должен!

– С чего это? – после секундных раздумий спросил я, не делая попытки пожать его руку.

– Избитых парней в баре помнишь?

– Ну, – не стал я отпираться.

– Один из них работает на меня. И сегодня вечером у него было запланировано важное дело.

– Не мои проблемы. Я его не трогал, сам полез драться.

– Не-ет, – улыбка мгновенно пропала с лица Марко. Теперь он был похож скорее на хищника, почуявшего добычу. – Это уже твоя проблема, парень. На тебе теперь долг, который придется отдавать, хочешь ты того или нет. Иначе вместо меня с тобой будет беседовать следователь, который предъявит обвинение в попытке изнасилования. А ты знаешь, что делают с насильниками в тюрьме? Так что выбор у тебя простой, или поработать немного на меня, или сесть.

– Что нужно делать? – устало спросил я через минуту. Действительно, выбор невелик. И в первом случае я хотя бы останусь на свободе.

– Вот! – парень картинно щелкнул пальцами. – Это уже совсем другой разговор. Тот придурок, которого ты отправил в больницу, должен был сегодня драться. Подпольные бои без правил, слышал про такие? А так как он не в состоянии это сделать, то тебе придется его заменить. Ну и заодно изредка будешь работать моим телохранителем. Бывают у меня… – он замялся, подбирая слово, – интересные встречи.

– Оплата?

– Чего? – в этот раз мне, кажется, удалось его по-настоящему удивить. – Какая оплата? Ты мне должен, если не забыл.

– Послушай, Марко, – спокойно сказал я, – чтобы нормально драться в этих твоих боях, мне нужно где-то жить, тренироваться. Питаться. Да и вообще, деньги никому никогда не мешали.

– Логично, – задумчиво кивнул он. – Хорошо, десять процентов от заработанных на тебе денег.

– Пятьдесят.

– Парень, ты бы не наглел. Я ведь могу и другого бойца найти, а тебя в тюрягу упрятать.

– Видел я твоего бойца, – усмехнулся я. – Много на таком точно не заработаешь.

Марко вместо ответа задумчиво посмотрел мне в глаза и принялся пальцами выбивать дробь по столу.

– Двадцать процентов, – наконец сказал он. – И я найду тебе квартирку и зал для тренировок. Отработаешь полгода и – свободен.

– Согласен, – сразу ответил я. Деньги сейчас не самое важное. Полгода я на него в любом случае работать не буду. А вот кое-какие плюсы от такого знакомства поиметь можно. – Только мне еще нужна информация. Я думаю, для тебя не составит труда ее добыть.

– Какая информация? Впрочем, неважно. Потом расскажешь. Сейчас некогда. По рукам? – он снова протянул руку, и я в этот раз ее пожал. После этого Марко довольно стукнул ладонями по столу и встал. – Помчали, бой через два часа.

– Как через два часа?! – возмутился я. – Мне выспаться нужно! Да и поесть не помешало бы.

– После боя выспишься, – отмел он мои возражения. – А поесть я тебе по пути организую.

– Да какой из меня сейчас боец?!

– Так, парень, послушай меня. Тебя как зовут, кстати?

– Томас.

– Так вот, Томас. Судя по тому, как ты уделал моего человека в том баре, боец из тебя хороший. А для меня реально важен этот бой. На него придут серьезные люди. Понимаешь? Серьезные! И если я не выставлю своего человека, то пострадает моя репутация. А этого никак нельзя допустить. Если ты отказываешься, то мне проще попробовать найти кого-то еще, а тебя отправить в тюрьму. Понятно?

Я в ответ лишь хмуро кивнул.

– Хорошо, что понятно, – все так же серьезно сказал он. – И запомни еще кое-что. Пока не отработаешь долг, то я твой босс. Я говорю – ты делаешь! Без вариантов. А будешь показывать свой гонор – отправишься в тюрьму. Дело закрывать пока что никто не будет. А теперь поехали.

– Мои вещи, – решил напомнить я про отобранные пистолеты и нож.

– Получишь после боя, – отрезал Марко.

Спорить было бессмысленно. Тем более – сейчас, пока я совершенно не в курсе ситуации. Да к тому же у этого человека определенно хорошие связи, если он смог в рекордные сроки организовать такую подставу с участием полиции. А значит, есть шанс, что он поможет мне узнать, кто захватил «Единорога».

Выйдя из участка вслед за Марко, я остановился и с удивлением увидел… Наверное, это можно назвать лимузином. Длинная сверкающая машина парила в полуметре от земли и своим видом совершенно не вязалась с этим районом. Мой новый босс привычно открыл заднюю дверь и жестом показал следовать за ним. Стоило мне устроиться на огромном мягком диване, как лимузин плавно, практически незаметно тронулся и, постепенно набирая скорость, куда-то нас повез.

Марко порылся в баре и кинул мне пакетик с какими-то орешками.

– Перекуси пока, – сказал он. – Нормально поешь после боя. Кстати, насчет боя. Мой человек должен был продержаться как минимум три раунда. На большее, увы, я не рассчитывал. Ты же, думаю, вполне можешь победить.

– Просто победить? Не обязательно возиться три раунда? – хрустя орешками, спросил я.

– Хм. Ну да, просто победить. Только учти, противник будет серьезный. Конечно, не планетарного уровня, но легкой победы не жди. С виду он крупный и неповоротливый, но на самом деле это не так. Ожидать от него можно любой подлянки.

– Правила какие-нибудь есть?

– Не бить ниже пояса, не выдавливать глаза.

И это не правила, а рекомендация, которой придерживаются почти все бойцы. Есть, конечно, полные отморозки, но их стараются фильтровать. Ладно, ешь и готовься. Мы уже подъезжаем.

Действительно, буквально минуты через три лимузин остановился перед огромным зданием, больше всего походившим на какой-то склад. Перед ним уже были припаркованы множество машин и флаеров.

Покинув салон, Марко провел меня внутрь через боковой вход, возле которого стояла охрана, и не было такой толпы, как у главного. Внутри, пройдя узкими коридорами, мы попали в маленькую комнатку, в которой на небольшом столике лежала стопка полотенец, яркий халат, в каких выходят на бой боксеры, перчатки без пальцев и боксерские же трусы.

– Переодевайся, – приказал босс и оставил меня одного.

Скинув свою одежду, я внимательно осмотрел трусы, убедился, что они чистые, и решился их напялить. Сверху накинул халат и вышел из комнаты. Марко о чем-то беседовал с мужиком, одетым в такой же костюм, как и он сам. Увидев меня, он кивком попрощался с собеседником и повел меня дальше, как оказалось, в зал.

Зал был полностью забит людьми, которые разве что на головах друг у друга не сидели. Единственным свободным местом был ринг, к которому мы и направились. Толпа, заметив меня, одетого в халат, с накинутым на голову капюшоном, радостно зашумела и расступилась, давая возможность пройти.

Возле ринга Марко хлопнул меня по плечу и сказал:

– Давай, Томас! Сделай его!

Перебираясь через ограждающие канаты, я думал только о том, что все это очень странно и быстро. Еще несколько дней назад я был капитаном собственного космического корабля, а сейчас собираюсь участвовать в боях без правил, потому что какой-то мелкий мафиозный босс не оставил мне выбора. И самое необычное во всем этом то, что я не испытываю практически никаких эмоций. Даже злость, и та прошла после драки в баре. Осталась только пустота. Да, именно так, настоящая космическая пустота, полностью меня поглотившая. Мне было абсолютно плевать на всё. На эту планету, на Марко с его угрозами, и на галдящую толпу, которая с нетерпением ожидала начала боя, чтобы несколько минут прожить чужими ощущениями, хапнув хорошую дозу адреналина.

Я даже на противника своего взглянул лишь мельком. Выше среднего роста, весь какой-то квадратный, он действительно производил впечатление тупого качка, нежели опасного бойца. А еще – он явно не ожидал от меня ничего серьезного. Смотрел пренебрежительно, чувствуя свое превосходство.

Гонг прозвучал как-то совершенно неожиданно. Для меня. Мой противник определенно его ждал и сразу бросился вперед, рассчитывая быстро закончить этот бой. И это ему удалось.

Я, действуя на одних рефлексах, чуть сместился в сторону, уходя от сильного прямого удара ногой. Противник, не ожидавший такой прыти, «провалился» вперед, попытался быстро обернуться, но я не дал такой возможности, мощнейшим хуком попав ему в подбородок.

Боец простоял неподвижно несколько секунд, а затем лицом вниз рухнул на пол, да так и остался лежать. Я же в полнейшей тишине спустился с ринга и поплелся в комнатку переодеваться.


Глава 36

Месяц. Уже целый месяц я живу на этой планете и участвую в боях без правил. После первого боя удивленный, но довольный Марко отвез меня в какую-то простенькую гостиницу, вернул пистолеты и нож, предупредил, чтобы я даже не думал бежать, и ушел, пообещав вернуться завтра.

На следующий день Марко забрал меня и отвез в другой, немного более благополучный район, где поселил в довольно неплохой квартире. К тому же сказал, что рядом находится зал, в котором можно тренироваться в любое время. Я лишь молча кивал и со всем соглашался. Хоть мне и удалось как следует выспаться, но пустота, поселившаяся внутри, так никуда и не делась.

Единственное, что я все же спросил у Марко, – когда он собирается выполнить свою часть соглашения, а именно кое-что для меня узнать. Выслушав мою историю про захват корабля и смерть товарищей, он вначале не поверил, а я не стал убеждать и что-то доказывать. Просто сказал, что именно я хочу узнать и все. А уж верить или нет – его дело.

Через день Марко сообщил, что все проверил и пообещал собрать всю возможную информацию про «Единорога». Я же в ответ лишь хмуро кивнул и отправился в зал тренироваться.

С тех пор дни для меня стали абсолютно однообразными. Ежедневные тренировки, на которых я выматывался полностью, пытаясь таким образом вытеснить из головы тяжелые мысли. Каждые выходные бой с новым соперником, неизменно заканчивавшийся моей победой, и, изредка, сопровождение Марко, где от меня требовалось только стоять рядом с ним с каменным лицом, изображая преданного охранника.

После второго боя, на котором я также быстро положил противника, Марко попросил быть более сдержанным и оттягивать победу хотя бы на пару раундов.

– Люди приходят посмотреть на бой, а видят только один-два удара, – сказал он. – Еще несколько таких побед и против тебя перестанут выставлять бойцов. Но если ты немного поиграешь с противником, а затем эффектно его положишь, то этим завоюешь любовь толпы, что позволит нам перейти на другой уровень.

Я лишь равнодушно кивнул и в зале стал оттачивать чисто кикбоксерские удары, пытаясь отойти в сторону от крепко вбитой за последнее время боевой техники. Во время тренировок я каким-то краем сознания отмечал, что мои сила, скорость и реакция с каждым днем улучшаются. Началось это после первых тренировок с Игроком. До них тоже был довольно заметный прогресс, но он ни в какое сравнение не шел с тем, что стало получаться позже. Словно запустился какой-то скрытый механизм, улучшающий мои навыки с каждым днем. Игорь, помнится, очень сильно этому удивлялся и все пытался докопаться до причины, правда, безрезультатно.

Во время третьего боя зрители просто выли от счастья, глядя на то, как я гоняю противника по рингу, не делая попыток положить его раньше времени. Последующие бои прошли в том же ключе и сделали мне репутацию, которой был очень рад мой работодатель.

Марко вообще оказался довольно странным человеком. Во-первых, он был сыном крупного преступного босса, но на отца работать не захотел. Не потому, что решил остаться чистеньким и заниматься только законными делами. Нет, он захотел всего добиться сам, чтобы что-то доказать то ли отцу, то ли самому себе. Начал он с подпольных боев в неблагополучном районе и мелкого рэкета, надеясь постепенно сделать себе имя в преступном мире. Правда, получаться что-то у него начало только с моим появлением. По его словам, такого удачливого бойца очень трудно найти.

Марко вообще взял за привычку частенько заваливаться по вечерам ко мне в квартиру, выпивать в одиночестве (я пить отказывался, ссылаясь на режим тренировок) и рассказывать мне про все на свете. Про Эльдорадо, свое детство, свою семью. Иногда, в пьяном угаре, он начинал плакаться, как же ему не повезло с отцом. Постоянно находиться в его тени и из-за этого очень сложно добиться чего-то самому.

Не знаю, чего именно он хотел добиться, но пока что у него получалось только доводить меня до белого каления. Я несколько раз едва сдерживался, чтобы не свернуть ему шею, настолько эти разговоры начинали бесить. Даже равнодушие ко всему отступало на какое-то время. Но Марко этого не замечал, продолжая общаться со мной так, будто мы лучшие друзья. А мне приходилось сдерживаться, потому что информацию по «Единорогу» он действительно искал, хотя пока что и безуспешно.

В это утро, отоспавшись после очередного боя и приняв душ, я собрался как обычно идти в зал. Но моим планам помешал Марко, заявившийся, как всегда, без предупреждения. Правда в этот раз не ночью и трезвый. Да к тому же и не один. Открыв входную дверь, я увидел стоявшую рядом с ним очень красивую темноволосую девушку.

– Знакомься, – войдя в квартиру, жизнерадостно сказал он. – Моя сестра, Моника. Она наконец-то по чтила своим присутствием нашу отсталую планету.

Я в ответ лишь чуть заметно кивнул, мельком пробежавшись взглядом по великолепной фигурке девушки. Она же, наоборот, разглядывала меня внимательно, но с таким видом, с каким обычно выбирают породистого щенка.

– Ладно, познакомились, и хватит, – устроившись на диване, улыбнулся Марко. – Пора дела делать. У тебя есть что-нибудь выпить?

– Нет.

– Хреново. И с собой не захватили, – сокрушенно покачал головой он.

– Братец, ты уже и по утрам пьешь? – капризным голоском протянула Моника.

– Эх, сестренка! С такой жизнью кто угодно запьет!

– Ха! С какой такой? Отец тебе сто раз говорил, бросай заниматься ерундой и иди учиться. Так нет же, гордые мы. Хотя лично я считаю, что это не гордость, а глупость!

– Мони, мы сюда ругаться пришли? – устало спросил Марко.

– Вот еще! Делать мне больше нечего, как только с тобой ругаться, – фыркнула девушка. А затем, посмотрев, как я с невозмутимым видом складываю вещи в спортивную сумку, спросила: – Слушай, а он всегда такой неприветливый?

– Ага, – хохотнул Марко. – Это еще нормально. Видела бы ты его на ринге. Томас, да перестань ты фигней страдать! Садись, поговорить надо.

Я, ничего не отвечая, застегнул сумку и, сев в кресло, вопросительно посмотрел на него.

– У меня хорошие новости, дружище, – он до вольно улыбнулся. – Следующий твой бой будет на арене казино «Стиль». Ты понимаешь, что это значит? Это уже уровень, Томас! Уровень и деньги. Там за один бой можно заработать больше, чем здесь за сто. А если хорошо себя покажешь, то откроются новые двери.

Не дождавшись от меня восторгов, он хмыкнул, немного смущенно посмотрел на сестру и развел руками, как бы показывая, в каких условиях приходится работать.

– Ладно, я смотрю, ты этому не очень рад, – продолжил Марко. – Тогда новость номер два: я узнал, кто увел твой корабль.

– Кто? – подавшись вперед, хрипло спросил я.

– О! Смотри – ожил! – удивилась Моника. – А я думала, он вообще разговаривать не умеет.

– Сам в шоке, сестренка! – ухмыльнулся парень.

– Марко? – с угрозой в голосе сказал я.

Он, услышав мой тон, хотел видимо возмутиться, но, взглянув мне в глаза, поперхнулся заготовленной фразой и сразу назвал имя:

– Некий Пенол Полуст. Как мне сказали, он мелкая сошка с Новой Аризоны, что в секторе САП.

На побегушках у своего брата. Кто его брат, пока не выяснили, но в ближайшие дни эту информацию обещали мне предоставить. Эй, Томас! Ты в порядке?!

Я не ответил, откинувшись на спинку кресла и закрыв глаза. Чертов Пенопласт! Я за это время и думать про него забыл, а захват «Единорога» приписывал картелю, мстить которому в одиночку не просто глупо, а самоубийственно глупо. А оказалось, что во всем виноват мелкий бандит с Новой Аризоны, который ничего не забыл и не простил.

Мне надо как можно быстрей покинуть эту планету. Находиться здесь теперь я попросту не смогу. Только вот как? Если денег на билет куда-нибудь мне хватит (Марко сдержал слово и отстегивал мне двадцать процентов с заработанных на боях денег, причем наличными), то улететь с планеты мне никто не даст. Марко как-то упоминал, что стоит мне купить билет, как меня сразу же арестуют. Он обещал снять все обвинения через полгода, когда я якобы отработаю свой долг. Но верить ему нельзя. Да и полгода ждать… Нет, я просто не выдержу. Свихнусь раньше! И дело даже не в том, что мне хочется убить этого урода Пенопласта. Нет. На «Единороге» осталась моя команда. Мои люди, которые могут быть живы.

– Томас! – прорвался сквозь мои мысли требовательный голос Марко. – Я спрашиваю, ты в порядке?

– Да, я в порядке, – открыв глаза, ответил я.

– Точно? А то мне показалось, что ты сейчас под локотники оторвешь.

А перевел взгляд на свои руки и только сейчас заметил, что вцепился в кресло. Да так сильно, что аж пальцы побелели.

– Все в порядке, – с трудом разжав руки, повторил я.

– Хм, – задумчиво хмыкнул он. – Ну ладно. Тогда третья новость. Хотя это даже не новость, а скорее просьба. Моника сегодня вечером приглашена на день рождения к подруге и хочет, чтобы ты ее сопровождал.

– Нет! – ни секунды не раздумывая, отказал я. Еще не хватало мне тусоваться с местными мажорами. В теперешнем состоянии могу и убить кого-нибудь.

– Вот видишь, сестренка, – ничуть не удивленный моим ответом, сказал Марко. – Томас у нас не любитель приемов. Он вообще из квартиры выходит только в зал.

– Марко, но ты же обещал! – капризно воскликнула Моника.

– Я обещал спросить и спросил, – парень развел руками.

– А приказать ты ему не можешь? – нахмурилась девушка.

– Мони, так дела не делаются, – наставительно сказал Марко. – Ты слишком давно не была дома и совсем не понимаешь, чем я сейчас занимаюсь. Представляешь, Том, отец ей на восемнадцать лет подарил гиперяхту с пилотом. Так эта девчонка с тех пор всего три раза прилетала на планету. Все путешествует где-то. И еще имеет наглость попрекать меня тем, что я не иду учиться.

– Марко, но я не могу прийти туда одна! – в отчаянии воскликнула Моника. – Это же какой урон моей репутации.

– А что я могу? Томас боец, а не нянька! Хочешь, чтобы он тебя сопровождал – уговаривай его сама.

– Так значит, да? – девушка гневно посмотрела на брата. Немного посверлила его взглядом, но, не добившись никакого результата, повернулась ко мне. – Томас, правильно? Так вот, Томас, мне нужно, чтобы ты сегодня вечером пошел со мной на прием в честь дня рождения моей подруги. Я плачу двадцать тысяч кредитов.

– Хорошо, – быстро ответил я, заставив брови Марко удивленно взлететь вверх. Плевать. Пусть хоть жиголо меня считает. Услышав про яхту с гипердвижками, я немедленно пожалел о том, что так быстро отказался. А тут такая причина передумать и не вызвать подозрений. Остается только как-то заманить Монику на яхту. В крайнем случае это можно сделать и под стволом пистолета.

– Ха! – девушка в победном жесте вскинула вверх указательный палец. – А ты говоришь, что я отстала от жизни. Деньги, братец, они везде деньги!

– Да уж, – протянул Марко. – Как-то даже не рассматривал такой вариант. А мне казалось, что тебя совсем не интересуют кредиты, Томас. Томас? Эй, ты чего опять завис-то?!

Я вновь не ответил. Не ответил по той причине, что на комм мне пришло сообщение, чего не случалось весь последний месяц. Но удивило даже не это, а имя отправителя.

Буцефал.


Глава 37

Я был заперт в совсем крошечной комнатке с металлическими стенами, узкой кушеткой, маленьким, с обычный поднос размером, столиком и тусклой лампой под потолком. Проснулся, или точнее очнулся, я где-то с час назад. Непонимающе осмотрелся, попробовал открыть дверь, вначале просто толкнув, а затем, разозлившись, несколько раз ударив ее ногой. Бесполезно. Тогда я сел на кушетку и попытался понять, как сюда попал.

Так, Марко и его сестра Моника. Разговор, известия о том, кто похитил «Единорога», предложение Моники, сначала отвергнутое, а потом, после упоминания о гиперяхте, принятое на ура. Затем сообщение, пришедшее на комм. Сообщение с подписью Буцефал.

Черт! Комма на руке нет! Да как так-то? Я даже в больнице на Новой Аризоне очнулся с ним на руке. А сейчас нет!

Надо успокоиться и вспомнить. Вспомнить…

Сообщение от Буца сразу прочитать не получилось. Не хотел светить его перед семейством Эспозито. Хотя руки не то что чесались, а просто тряслись в предвкушении. Но пришлось подождать.

Моника, получив согласие, сразу же потащила меня по магазинам, где купила мне приличный костюм, а себе принялась выбирать платье. Вот там-то, в магазине, пока девушка в очередной раз зависла в примерочной, я и открыл сообщение.

Собственно, самого сообщения не было, ни строчки. А была карта. Карта звездного неба, с обозначенными обитаемыми мирами. Но! Семь планет были помечены необычными значками. Схематичная лошадиная голова, только не обычная, а рогатая. Я тогда еще не сразу сообразил, что бы это могло значить. Только немного подумав и в десятый раз перечитав названия планет, понял, что таким образом Буцефал хочет сообщить мне, где нужно искать «Единорога». Как это ему удалось, понятия не имею, но воспользоваться подсказкой стоит. А для этого мне нужен корабль с гипердвижками. И именно его я собирался увести у Моники.

Но вот с Моникой и кораблем как раз и возникли проблемы. В самом начале мне пришло в голову только два способа попасть на яхту. Первый – подружиться с Моникой или соблазнить ее. Второй – силой заставить её провести меня на яхту.

Увы, ни одно, ни второе оказалось невозможным. Покопавшись в сети, я выяснил, что богачи оставляют свои корабли на частных космодромах, которые находятся под усиленной охраной. Это означало, что, угрожая оружием, на яхту не попасть. Оставался только первый способ. Но в его нереальности я тоже убедился довольно скоро, а именно в тот момент, когда мы приехали в шикарный особняк, где собралась толпа молодежи для празднования дня рождения какой-то богатой девки. Уж не знаю, что именно задумала Моника, и для чего ей это было нужно, но мне она велела следовать чуть позади нее, а своим друзьям представила как «ручного пса Марко». Услышав это, я в первый момент решил ее придушить, но потом взял себя в руки и просто стоял с каменным лицом, давая себя рассмотреть. Благо такой опыт имелся, изображая из себя охранника Марко, частенько приходилось прикидываться частью окружающего интерьера.

Долго в центре внимания я не находился. Одна из подруг, кажется, она и была именинницей, утащила Монику куда-то вглубь дома, пообещав что-то показать, от чего та офигеет. Я же перехватил у пробегавшего мимо официанта бокал с каким-то напитком и устроился в уголке, стараясь не привлекать к себе внимания. Стоял и думал, что же теперь делать и как покинуть планету.

Там меня и выловили два поддатых парня. Подошли и спросили, не я ли тот самый боец, который появился непонятно откуда и всех побил, а скоро и вовсе будет участвовать в боях, проходящих в самом «Стиле». Пришлось сознаваться, что я. Парни вначале оживились, засыпали вопросами, но потом один из них сказал, что для участия в боях много ума не надо. Вот тут-то я возьми, да и ляпни, что вообще-то являюсь пилотом, а бои это так, для души. Эти два кретина начали ржать так, как будто услышали что-то невероятно смешное. Как я сдержался, чтобы не набить им морды, не знаю, но все же смог. А в следующую секунду у меня родилась дикая идея о том, как можно попасть на яхту к Монике.

Подозвав официанта и взяв выпивку двум придуркам и себе, я предложил им вначале выпить, что они с радостью и сделали, а затем поспорить, что смогу вывести в космос любой корабль. К этому времени к нам присоединился еще один парень и очень хорошо поддатая девчонка. Спор разгорелся нешуточный, и они все, как один, утверждали, что говорить можно что угодно, но доказать все равно ничего не получится. Вот тогда-то я и намекнул на то, что у Моники вроде бы имеется яхта. Правда, потом, со скорбным лицом добавил, что уговорить ее все равно не получится. Пьяная девчонка в ответ фыркнула и заявила, что легко уговорит кого угодно, и немедленно отправилась искать Монику. Парни же, уяснив, что спор зашел слишком далеко, подняли финансовую тему, а именно – на какую сумму будем спорить.

У меня в квартире лежало тридцать тысяч, заработанных на боях, и еще двадцать обещала заплатить Моника. Понимая, что эти деньги для мажоров смешные, я умножил ее на десять, заявив, что по пути на космодром придется заехать за деньгами. В любом случае расплачиваться с ними я не собирался.

Когда с суммой спора было все решено, объявилась Моника в окружении еще четырех девиц, в том числе и отправленной за ней пьянчужкой. Сестра Марко была зла и обвинила меня в хвастовстве, а потом и вовсе пообещала пожаловаться брату. Я лишь пожал плечами, всем своим видом изображая невинно обвиненную простоту. Тогда в дело вступили мои оппоненты по спору, которых, к моему удивлению, поддержали сопровождавшие Монику девицы. Доводы их были просты: если у меня ничего не получится, то и хрен с ним. Я проиграю кругленькую сумму, а продолжить пьянствовать можно и на яхте. В итоге Моника сдалась. Мы всей толпой погрузились в лимузин и поехали в мою квартиру. На этом настоял я, заявив, что если уж проиграю, то расплачусь немедленно.

На самом деле я лишь хотел забрать свои деньги, чтобы в случае удачного захвата яхты не остаться совсем без копейки. Единственное, чего я не учел, так это того, сколько народу решит отправиться с нами. Одиннадцать человек! Блин, да что я с ними делать-то буду? Не в космос же всех выкидывать.

Добравшись до дома, в котором находилась моя квартира, я оставил всех ждать в лимузине, а сам поднялся к себе, мысленно проклиная долбаных мажоров, которым и дальше на приеме не бухалось.

В квартире ждал сюрприз в виде пьяного Марко.

– А, Томас! – заплетающимся языком сказал он. – Ты уже вернулся? А я тут вот жду.

– Я на минуту, – не обращая на него внимания, отмахнулся я.

– Как это на минуту? – спросил он удивленно. – И куда же это ты собрался?

– Это не твое дело, Марко! – зло бросил я, распихивая по карманам монеты и пластиковые купюры.

– Что?! – раненым медведем взревел он, вскакивая с дивана, на котором сидел. – Не мое дело?! А ты ничего не забыл?! Я твой босс! Ты на меня работаешь!

– Я на тебя работаю только на ринге или когда нужна охрана, – стараясь говорить спокойно, что давалось с большим трудом, сказал я. – Сейчас ни то и ни другое.

– Это я решаю, когда ты работаешь, а когда нет, – подойдя ко мне вплотную и схватив за отворот пиджака, прошипел он мне в лицо. – Ты меня понял?

– Успокойся, ты пьян! – раздраженно прикрикнул я, сбрасывая его руку.

– Так, да? – зло оскалившись, спросил он. – Ну и ладно. Надоел ты мне. Не хочешь по-хорошему, значит пойдешь в тюрьму.

С этими словами Марко принялся что-то набирать на своем комме. Ждать было нельзя. Даже если он завтра протрезвеет и решит вытащить меня из-за решетки, то нового случая оказаться на яхте у меня уже не будет. Тело с вбитыми в него рефлексами начало действовать раньше, чем я успел додумать. Не очень сильный тычок в солнечное сплетение заставил Марко забыть про комм и согнуться, жадно хватая ртом воздух. Затем захват правой рукой его шеи, резкое движение вверх, сопровождавшееся противным хрустом и все… Нет у меня больше босса.

Еще толком не осознав, что убил человека, я осмотрелся, пытаясь понять, не забыл ли чего, и направился к выходу из квартиры.

Аккуратно прикрыл за собой дверь, сделал шаг вперед и замер. Что-то было не так. Почему-то возникло стойкое ощущение опасности. И исходило оно откуда-то сзади, из-за спины. А в следующую секунду что-то сильно ударило мне по затылку, вырубая.

Вот, собственно, и все. А теперь сижу запертым непонятно где. И на тюремную камеру это место ну никак не тянет. Аккуратно пощупав затылок, обнаружил большую шишку, но вроде ничего опасного. Мда уж. Вот так угнал яхту. Пират, блин! Еще и Марко грохнул.

Заняться в заточении было абсолютно нечем, спать не хотелось, поэтому я просто сидел на кушетке и пялился на стену, раздумывая над тем, куда же я встрял в очередной раз.

Сколько именно это продолжалось – не знаю, но приблизительно часа три-четыре. А потом дверь в кубрик неожиданно отъехала в сторону, и какой-то странный, непохожий на человеческий, голос произнес:

– На выход!

Медленно поднявшись, я, абсолютно не представляющий чего ожидать, вышел из комнатки и попал в длинный коридор с низким потолком. Справа и слева от двери стояли два человека, облаченные в боевые костюмы замкнутого типа. Ага, отсюда и голос, пропущенный через фильтры. В руках у них были лазерные винтовки.

– Следуй за мной, – приказал правый боец и, не дожидаясь ответа, развернулся и куда-то пошел.

Я беспрекословно выполнил требуемое, отметив, что второй боец, отстав от меня на несколько шагов, по шел следом.

Пройдя коридор до конца, мы уперлись в шлюз, который первый боец открыл, приложив руку, и пошли дальше по точно такому же коридору. И в этот момент до меня дошло, что мы на космическом корабле. Причем, судя по длине коридоров, на очень большом корабле. Черт! Куда же я попал-то?

Путешествие продлилось минут пятнадцать, за которые мы миновали еще три таких же коридора, а затем поднялись на лифте на три яруса вверх. На новом ярусе коридоры были шире, потолок выше, и мимо нас постоянно проходили люди в военной форме.

Конечной точкой маршрута оказался кабинет секретарши. Ну, по крайней мере так он выглядел на первый взгляд. Правда, самой секретаршей была одетая в уже виденную мной форму тетка лет сорока. Окинув меня ничего не выражающим взглядом, она посмотрела на моих сопровождающих и молча кивнула.

– Заходи! – прогудел один из конвоиров и, при ложив руку к сканеру, открыл дверь, ведущую, как оказалось, в большой кабинет. В нем, за столом из темного дерева, сидел властный мужчина лет пяти десяти. Не поднимая головы от бумаг, которые про сматривал перед моим приходом, он кивком указал на стул напротив него, куда меня немедленно и уса дили.

Спустя минуту хозяин кабинета наконец-то отложил бумаги в сторону и посмотрел на меня. Взгляд у него был настолько тяжелым, что я непроизвольно передернул плечами.

– Так вот ты какой, капитан Чезари, – усмехнувшись, произнес мужчина. – Позволь представиться – адмирал Стоун, командующий карантинным флотом САП.


Глава 38

– Уважаемые пассажиры, наш лайнер вышел на орбиту планеты Мьеньзян. Просим вас не покидать каюты до посадки. Ближайшее окно будет через один час пятнадцать минут. Спасибо за внимание!

Этот жизнерадостный голос по корабельной связи заставил меня открыть глаза и потянуться. Наконец-то Мьеньзян. Никогда не думал, что путешествие на шикарном круизном лайнере может так надоесть. Целых две недели ничегонеделания. Завтрак, обед и ужин в ресторане, в окружении надменных рож, смотревших на меня так, будто я попал сюда по ошибке. Хотя в этом они правы. Будь моя воля, выбрал бы какой-нибудь другой способ попасть на планету. Но приказ есть приказ. Тем более в такой форме, когда отказ не предусматривается по определению.

– Дрыхнешь еще? – недовольно, впрочем, как всегда, спросила Лекса. Она как раза вышла из душа и, повернувшись ко мне спиной, принялась сушить волосы.

Лекса Луд. Формально – мой телохранитель. На самом же деле – скорее надсмотрщица. Девушка лет двадцати пяти. Невысокая, стройная, красивая и… Злая. Злая, как не знаю кто. Я так и не понял, всегда ли она такая, или это из-за того, что ее определили на это задание. В любом случае вся ее злость доставалась мне. Хорошо хоть не на людях. Хотя, если бы она начала меня песочить в том же ресторане или у бассейна, то вся эта толпа напыщенных индюков отнеслась бы к этому, скорее всего, благосклонно. Уж не знаю, как у Лексы это получается, но она в их обществе выглядит абсолютно своей. Такая же надменная и холодная, как лягушка. И ладно, если бы она была аристократкой в энном поколении. Так нет, Лекса – штурм-майор, и в момент нашего знакомства выглядела ретивой воякой, ничего, кроме армии, в жизни не видевшей.

– Ты бы хоть оделась, – буркнул я, с недовольным видом пялясь на ее попу. Лекса почему-то не считала нужным меня стесняться и взяла за привычку расхаживать, как и сейчас, в одном белье. Если учесть, какая под этим бельем скрывалась фигур ка, то это стало для меня испытанием похлеще всех остальных ее выпадов.

Тряхнув влажными волосами, девушка повернула голову в мою сторону и состроила недовольно-презрительную рожицу. Посверлив меня пару секунд убийственным взглядом, она отвернулась обратно и произнесла:

– Не нравится – не смотри!

Черт! И вот как это понимать? Для чего вся эта игра? Ну, дали ей задание, так и выполняла бы его спокойно и профессионально. Не издеваясь над подопечным. И ведь не поделаешь ничего. Эх, жизнь моя, жестянка. Да и хрен с ней, со стервочкой. Пусть хоть голая ходит. У меня тоже задание есть. Потерплю.

– Ты собираться-то вообще будешь? – с трудом натягивая определенно тесноватые шортики, снова процедила она. – Скоро уже посадка, а там и работа начнется. Наконец-то.

Не став спорить, я еще раз с удовольствием потянулся и, встав с кровати, отправился в душ. Спустя пятнадцать минут, закончив с гигиеническими и мыльно-рыльными процедурами, я присел на краешек кровати и решил еще раз почитать информацию по Мьеньзяну.

Планета-курорт. Причем курорт не из дешевых. Девяносто процентов поверхности занимали океаны. На единственном материке все побережье было застроено отелями и виллами особо богатых граждан. А вот центральная часть оказалась никому особо не нужной и заросла джунглями. С виду – абсолютно необитаемыми, на самом же деле там проживало довольно много людей, ставших как бы местными аборигенами. Отдыхающим они не мешали, а даже наоборот – могли устроить незабываемую экскурсию по особо непроходимым местам. Власти же делали вид, что знать не знают ни о каких аборигенах. Почему все было именно так, информации никакой не имелось, но, видимо, это было кому-то да выгодно.

Только меня в такие подробности никто посвящать не стал, хотя не сомневаюсь, что Лекса в курсе – что тут да как.

Спустя час я почувствовал небольшие, практически незаметные перегрузки. Не будь у меня опыта посадок на «Единороге» – и не заметил бы. Вот что значит элитный круизный лайнер. Продлились они недолго, и по завершении все тот же приторно-радостный голос сообщил, что мы удачно сели и пожелал незабываемого отдыха. Да уж, кому как, а мне этот отдых определенно запомнится.

Один из многочисленных стюардов забрал наши вещи, две довольно объемные сумки, погрузил их в багажный отдел шикарного автобуса и, дождавшись от Лексы чаевых, белозубо улыбнулся и чего-то тоже пожелал. Я как-то не вслушивался.

Спустя полчаса мы уже вселялись в отдельное бунгало с видом на океан. Дождавшись, когда уйдет обслуживающий персонал, притащивший наши сумки, Лекса быстро что-то проверила на своем комме и задумчиво посмотрела на меня.

– Чего еще? – недовольно спросил я, зная, что ожидать от нее можно чего угодно, но только не хорошего.

– Короче так, мальчик, – на удивление серьезным тоном заговорила девушка. – Проводник будет послезавтра. То есть нам придется в этом, – презрительная гримаска, – раю пробыть двое суток. Я сейчас отлучусь по делам. Ты же можешь делать, что хочешь, но далеко не уходи. Это ясно?

– Да, мам. Все понял. Гулять только во дворе. С незнакомыми дяденьками не общаться. Конфеты у них тоже лучше не брать.

Вместо ответа Лекса мгновенно оказалась рядом со мной и отвесила смачную оплеуху. Аж в ушах зазвенело. Все это произошло настолько быстро, что я вначале даже не понял, что случилось. А когда понял…

Кровь бросилась в лицо и, сделав шаг вперед, я до хруста сжал кулаки. Сука! Это уже вообще ни в какие рамки не лезет.

– Стоять! – прошипела она и занесла свою ручку над коммом. – Только рыпнись и сразу без головы останешься. И, поверь, мне за это совсем ничего не будет. Не ты первый, мальчик.

После этих слов я замер и непроизвольно потер шею в том месте, куда сделали инъекцию. Ага, инъекцию. Типа, чтобы заразу не подхватить на этом курорте. А на самом деле – миниатюрная бомбочка, которая действительно легко оторвет мне голову, стоит только захотеть моей спутнице. Или если с ней что-нибудь случится. Или с ее коммом. Правда, сообщили мне об этом уже после того, как вживили эту хрень под кожу. И сейчас я мог только стоять и с ненавистью смотреть на эту…

– Вот так-то лучше, – мило проворковала она.

И снова зло, с нажимом: – Тебе все понятно?!

– Да, – с трудом подавив эмоции, ответил я.

– Тогда иди пока позагорай. И не вздумай поте ряться. Эта штука тебя везде достанет.

Проверив что-то в своей сумочке, Лекса посмотрелась в зеркало, немного покрутилась и, бросив на меня строгий взгляд, покинула бунгало. Я же постоял еще несколько минут, чтобы окончательно успокоиться, а потом, мысленно плюнув, нашел в своей сумке плавки, переоделся и отправился к океану.

Вдоволь наплававшись, сходил в бар, находившейся прямо на берегу, и взял себе легкий коктейль с трубочкой и зонтиком. Затем нашел свободный шезлонг, растянулся на нем и прикрыл глаза.

– В первый раз здесь? – раздался рядом приятный женский голос. Открыв глаза, я посмотрел на его обладательницу. Длинноволосая платиновая блондинка с приятным лицом и шикарной фигурой. Она заняла соседний шезлонг и сейчас, чуть повернув голову в мою сторону, дружелюбно улыбалась.

– Да. Так заметно? – улыбнувшись в ответ, спросил я.

– О нет, что вы! – взмахнула она ладошкой. – Просто предположение. Я сама тут впервые. Повезло, досталась путевка от фирмы, в которой работаю. Три недели в раю.

– Да, здесь действительно красиво, – немного сухо сказал я. Сухо, потому что понимал, что ничего мне с этой девушкой не светит. И не потому, что не понравилась, а потому что она именно на отдыхе, а я… Эх, в очередной раз.

– Меня зовут Одри, – не заметив или сделав вид, что не заметила моего тона, все так же с улыбкой протянула ручку незнакомка. И вопросительно приподняла бровь, ожидая моей реакции.

– Томас, – вздохнув, все же представился я. Черт! А почему бы и нет? Сутки у меня точно есть. А вот девушки не было уже довольно давно.

– Очень приятно, Томас, – уже увереннее произнесла Одри.

За следующий час я узнал о своей собеседнице очень много всего. Родилась она на Поюре. Там же училась. Там же сейчас и работает в отделе маркетинга крупной корпорации. Путевку на курорт ей выбил ее шеф, который давно и безрезультатно подбивает к девушке клинья. Таким жестом он, видимо, желает добиться ее расположения, но ему все равно ничего не светит, потому что Одри не собирается крутить романы с жабами. На Мьеньзяне она уже пять дней и до сих пор не встретила никого интересного. Одни богачи, которые рассматривают девушку лишь в качестве постельной игрушки.

– А сегодня пришла на пляж, смотрю и вижу очень милого молодого человека. Так он еще и совершенно один, – с деланым смущением закончила Одри свой рассказ и стрельнула в меня глазками.

– Он тут не один, милочка, – неожиданно раздался над нашими головами стервозный голос Лексы.

Одри подняла голову и удивленно посмотрела на подошедшую девушку. Секундное непонимание, а потом на ее лице отразилась искренняя обида.

– Собирайся, – с легкой усмешкой приказала мне Лекса. – Планы поменялись – выезжаем сегодня.

– Прости, Одри, – чувствуя, как горят от стыда уши, сказал я, вставая. – Мы еще обязательно встретимся.

Блондинка ничего не ответила. Отвернулась и сделала вид, что меня не существует. Еще раз мысленно извинившись перед приятной девушкой, я зашагал следом за удаляющейся Лексой. Догнать ее удалось лишь у входа в наш домик. Грубо схватил за руку и развернул лицом к себе.

– Зачем? – посмотрев ей в глаза, зло спросил я. – Зачем так? Разве нельзя было просто подойти и позвать?

– А что бы это изменило? – не делая попытки вырваться их моей хватки, невозмутимо пожала плечами Лекса. – Не забывай, Томас, мы сюда не отдыхать приехали. У нас есть дело, в котором ты заинтересован даже больше, чем я.

Постояв еще пару секунд, я отпустил ее руку и первым вошел в бунгало. Совершенно непробиваемая девушка. Лучше бы мне в надсмотрщики мужика дали, не так бы обидно было.

В домике мы не задержались, только забрали вещи. Затем, пройдя метров двести до стоянки такси, остановились перед видавшим виды джипом с открытым верхом. Как его вообще на территорию для отдыхающих пропустили?

Лекса закинула свою сумку на заднее сиденье и устроилась впереди, рядом с водителем. Им оказался маленький азиат неопределенного возраста. Он, дождавшись, когда я сяду, завел свой драндулет и порулил к выезду из зоны отдыха.

Спустя полчаса мы проехали мимо еще нескольких отелей и по наезженной грунтовой дороге помчались в сторону джунглей. Еще минут через пятнадцать Лекса что-то сказала водителю на незнакомом мне языке. Тот сразу же остановил машину, а я непонимающе огляделся. Цивилизацией тут уже даже не пахло. И если бы не дорога, которая тоже частично заросла высокой травой, то можно было бы подумать что до ближайших людей очень и очень далеко.

Моя надсмотрщица легко выпрыгнула из машины, открыла багажник и достала оттуда большую сумку из плотного материала.

– Переодевайся, – сказала она и кинула мне на колени какой-то пакет. В нем оказалась удобная камуфлированная форма, высокие ботинки и широкополая шляпа, такого же защитного цвета.

Сама девушка, не обращая никакого внимания ни на меня, ни на водителя, скинула одежду и быстро оделась в абсолютно такую же форму. Потом дождалась, когда я сделаю то же самое и, снова заглянув в багажник, вытащила оттуда два небольших рюкзака и какой-то кейс. Один рюкзак тут же был брошен в меня, второй пока отложен, а из кейса появилась на свет разобранная винтовка, которую Лекса сразу и собрала профессиональными отточенными движениями. А вот потом ей удалось меня удивить.

Все с тем же невозмутимым видом девушка опять залезла в багажник и протянула мне две подмышечные кобуры, из которых торчали рукояти моих пистолетов и мой же нож. Вот честно, обрадовался им, как ребенок. Думал, что все они безнадежно потеряны. А оно вон как. Прицепив пистолеты прямо поверх формы, а нож, как всегда, на запястье, я вопросительно посмотрел на девушку.

– Что? – непонимающе спросила она, нахмурившись.

– А мне винтовка не полагается?

– Нет. Не хватало еще, чтобы ты что-нибудь себе отстрелил. Радуйся тому, что пистолеты вернули.

Незаметно вздохнув и мысленно обозвав ее стервой, я попрыгал на месте, убедившись, что все хорошо подогнано и не создает лишнего шума. Лекса к этому времени тоже закончила с экипировкой и, привычно бросив свой рюкзак рядом со мной, снова уселась на свое место.

Следующие несколько часов мне оставалось только крутить головой по сторонам и разглядывать однообразную стену из деревьев, лиан и прочей растительной дряни. Ехали молча, поэтому я совсем не удивился тому, что вскоре меня начало клонить в сон. Уже решив, что если немного подремать, то ничего страшного не случится, я подложил под бок оба рюкзака, устроился поудобнее и… В этот момент джип резко затормозил.

Водитель повернулся к Лексе и начал ей что-то объяснять. Она вначале молча слушала, а затем что-то приказала. Водитель лишь отрицательно закрутил головой и показал пальцем куда-то вперед. Препирались они минут пять. Девушка угрожала, настаивала и даже уговаривала, судя по тону, водителя, но тот был непреклонен и лишь размахивал руками и со страхом косился на джунгли. В итоге Лекса выругалась на общем и выпрыгнула из джипа.

– Вылезай и бери рюкзак, – бросила она мне зло.

– Что случилось? – выполняя ее команду, поинтересовался я.

– Он увидел какие-то метки лесных демонов и дальше ехать отказывается, – мотнув головой в сторону испуганного водилы, ответила девушка. – Придется идти пешком.


Глава 39

– А что это за лесные демоны? – спросил я. Шли мы не быстро, поэтому можно было поговорить, не опасаясь сбить дыхание. Такая скорость передвижения была выбрана не просто так. Все из-за проклятых джунглей.

После того как водитель на своем драндулете спешно укатил обратно, Лекса сверилась с картой и сказала, что придется идти напрямик, так как дорога делает большую петлю, и если следовать вдоль нее, то время нашего путешествия увеличится как минимум вдвое. Я не спорил. Во-первых, потому что бесполезно, а во-вторых, действительно хотелось поскорее выбраться отсюда.

– Не знаю, – все же ответила на мой вопрос девушка, пусть и не сразу.

– Хм. Я думал, ты ознакомилась со всей доступной информацией перед заданием, – с плохо скрываемой иронией спросил я.

– Вообще-то, ты тоже ознакомился, – посмотрев на меня как на придурка, сказала она.

– Ну, – ничуть не смутился я, – у тебя уровень доступа выше.

– Чего? – Лекса даже притормозила и пристально посмотрела мне в глаза. – Какой еще уровень доступа?

– Ну, не хочешь – не говори, – не останавливаясь, я пожал плечами.

Девушка лишь фыркнула и, обогнав меня, снова пошла чуть впереди и слева.

Идти было не то чтобы тяжело, а скорее неудобно. Почва под ногами оказалась мягкой, а местами и вовсе влажно чавкала. Постоянно приходилось обходить густые переплетения лиан и прочих растений, потому что продраться сквозь них было совершенно невозможно, а захватить что-нибудь вроде мачете Лекса почему-то не догадалась. Или не сама Лекса, а тот умник, который собирал нас в это маленькое путешествие. Так-то оно, конечно, не планировалось идти пешкодралом, но все же это, на мой взгляд, совсем не профессионально. И еще неизвестно, что нам в рюкзаки напихали. Надеюсь, про еду не забыли, а то по нашим расчетам идти придется двое суток. Причем суток местных, а они на пять часов длиннее стандартных.

А еще винтовка была только одна. Воевать мы, конечно, не собирались, но все же с более-менее серьезным оружием в руках было бы спокойнее. Сам не знаю почему, но я немного нервничал. Не боялся, нет. Просто появилось какое-то нехорошее предчувствие, которое с каждым пройденным километром лишь усиливалось.

Лексе говорить ничего не стал, все равно не поверит, но сам постоянно был настороже, внимательно всматривался в окружающие заросли и старался ловить каждый подозрительный звук.

Опасаться местной живности тут не стоило. Планету в свое время терраформировали именно под курорт, поэтому всякой ядовитой дряни и крупных хищников специально не завозили. Были вроде какие-то небольшие кошки, мелкие приматы, птицы и даже несколько видов неядовитых змей. Но вся эта фауна не представляла угрозы для человека, разве что во сне заклюют. Хотя и на такой случай были свои меры предосторожности.

И тем не менее что-то мне подсознательно не давало покоя, а со временем стало порядком нервировать.

Часа через четыре пешего пути Лекса объявила короткий привал. Пообедали сублимированными батончиками, по вкусу больше всего походившими на шоколад, запили их водой и двинулись дальше. По моим подсчетам в час мы делали четыре-пять километров. Не так уж и плохо, для подобной местности.

Ближе к вечеру моя спутница сообщила, что нужно искать удобное место для ночлега.

– Ночевать прямо на земле будем? – поинтересовался я, усиленно крутя головой по сторонам. Почему-то весь последний час все мои чувства буквально вопили об опасности. Но ничего страшного в округе так и не наблюдалось. Может, с ума схожу?

– В палатке, – опять чуть ли не с минутной задержкой ответила мне девушка.

– Понятно, – кивнул я. А потом все же не выдержал и спросил: – Ты ничего не чувствуешь?

– Что именно? – чуть замедлив шаг, уточнила Лекса.

– Не знаю, – я неуверенно пожал плечами. – Не нравится мне что-то. Как будто смотрит на нас кто.

Сказал и вспомнил. Точно! Именно такое ощущение чужого присутствия появилось перед тем, как меня вырубили люди Стоуна на выходе из квартиры. Только там оно было совсем коротким, по понятным причинам, а сейчас оно стало постоянным и жутко давило на психику.

Лекса после этих слов остановилась и задумчиво посмотрела на меня. А я вдруг понял, что она спокойна только с виду, а на самом деле напряжена, как пружина.

– Давно? – спросила она.

– Да, – кивнул я.

– Если еще что-то почувствуешь – сообщи, – серьезно сказала она и, сняв винтовку с предохраните ля, сделала шаг вперед.

В следующее мгновение у нее под ногами что-то щелкнуло и ударило ее по ноге. И тут же, практически одновременно с этим, прозвучал выстрел. Лекса глухо вскрикнула и медленно, как бы нехотя, завалилась вперед.

Я мгновенно чуть присел и стал поворачиваться на звук, положив правую руку на пистолет, но извлечь его из кобуры не успел. Громыхнул еще один выстрел, и меня что-то сильно ударило в плечо, развернув на сто восемьдесят градусов и сбив с ног. Упал я прямо на свою руку, которая так и сжимала пистолетную рукоять.

Как ни странно, но сильной боли не было. Ни сразу, ни полминуты спустя. Я лежал лицом вниз и лихорадочно пытался сообразить, что же делать. Чуть скосив взгляд, посмотрел на Лексу. Девушка лежала, так же как и я, лицом вниз, при этом нелепо раскинув руки, и не подавала никаких признаков жизни. Черт! Что же делать? Новых выстрелов не последовало, но я все равно решил пока что не вставать и не двигаться.

Минут десять я так и пролежал, в неудобной позе, боясь пошевелиться. Откуда-то взялась уверенность, что это правильно. Стоит неизвестному снайперу усомниться в нашей смерти, как тут же последуют новые выстрелы. А так – трупы и трупы.

Еще минут через пять я подумал, что стрелок ушел. Не стал проверять свою работу. Но как только собрался пошевелиться, услышал сзади тихий, на пределе слышимости, шелест. Хоть я и ждал именно такого развития событий, но все равно с трудом удержался от того, чтобы не вздрогнуть. Прикрыл глаза и прислушался. Так и есть. Кто-то медленно и осторожно подходил к нам.

Когда незнакомец приблизился, как мне показалось, достаточно близко, я решился слегка приоткрыть глаза и сквозь ресницы его увидел.

Он шел медленно-медленно, плавно переставляя ноги и настороженно глядя на нас поверх прижатой к плечу винтовки. Не дойдя метров пять и вовсе остановился, застыв и слившись с окружающей природой. Постоял так с минуту и снова сделал несколько осторожных шагов в направлении Лексы. Опять застыл. А потом неспешно навел на нее винтовку.

Именно этого момента я и ждал. Резко повернувшись на правый бок, я одновременно с этим все же вытащил пистолет из кобуры и попытался поднять руку, чтобы выстрелить незнакомцу в голову. Но не тут-то было. То ли последствия ранения, то ли рука затекла, пока я на ней лежал, но поднять пистолет не получилось, и его ствол оказался направлен параллельно земле.

Стрелок же среагировал мгновенно, ствол его оружия с пугающей неотвратимостью начал поворачиваться в мою сторону, и я, понимая что другого шанса не будет, начал стрелять. Первый и второй выстрел ушли в молоко, а вот третий весьма удачно попал ему в пятку. Противник рухнул как подкошенный и следующие несколько выстрелов пришлись ему в плечо и голову. Он уже давно был мертв, а я все давил и давил на курок, пока вместо выстрелов не послышались глухие щелчки. И одновременно с этими щелчками наконец-то исчезло чувство опасности.

Откинувшись на спину, я пролежал так несколько минут, глядя в постепенно темнеющее небо и пытаясь прийти в себя. Черт. Так страшно мне не было даже тогда, когда «Единорог» висел в прицелах истребителей САП. Руки предательски тряслись, а сердце и вовсе готово было выпрыгнуть из груди.

Немного оклемавшись, я попробовал пошевелить правой рукой и с удивлением обнаружил, что это у меня получилось. Тогда я повернул голову и посмотрел на плечо. Куртка в этом месте была вся пропитана кровью, и понять, куда именно попала пуля, сразу не удалось. Странно. Плечо в крови, но рука шевелится и почти не болит. Уже собираясь стянуть куртку и разобраться в этих непонятках, я вдруг вспомнил про Лексу.

Довольно легко встав на ноги, я сбросил все еще висевший за спиной рюкзак, подошел к девушке и, наклонившись, перевернул ее на спину. Вся правая сторона груди моей спутницы была залита кровью, а на том месте, где она лежала, даже образовалась небольшая лужица. Внутренне холодея, я прижал два пальца к ее шее, пытаясь нащупать пульс. Есть! Жива! Хоть и потеряла много крови.

Не теряя ни секунды, я бросился к своему рюкзаку, расстегнул и, рывком перевернув, высыпал все его содержимое на землю. Подхватил аптечку и так же быстро вернулся к девушке. Так, что тут у нас? Ага, маленький инъектор противошокового. Вколов его Лексе в плечо, принялся стаскивать с нее рюкзак и куртку. Затем, не жалея воду, промыл рану с обеих сторон, осмотрел и понял, что ей очень сильно повезло. Снайпер целился, видимо, в сердце, но в момент выстрела девушка дернулась, и пуля попала под ключицу, пройдя навылет. Только сейчас я вспомнил, что перед самым выстрелом что-то ударило Лексу по ноге. Переведя взгляд, обнаружил у нее в икре деревянный колышек, который являлся частью простейшей ловушки. Именно эта хрень в итоге и спасла ей жизнь. Вопрос только в том, надолго ли?

Снова покопавшись в аптечке, я обнаружил совсем маленький портативный диагност. Приложил его к груди Лексы и нажал кнопку активации. Спустя несколько секунд он тихо пискнул и выдал диагноз. Хм. Все не так и плохо. Несмотря на большое количество крови, ничего жизненно важного задето не было. Да и кровопотеря была в пределах нормы.

Выловив в аптечке регенерон, я с обеих сторон обработал им рану, прижал сверху ватные тампоны и как следует перевязал сверху бинтом. Должно помочь. Регенерон, судя по тому, что мне про него рассказывали САПовцы во время инструктажа, творил настоящие чудеса, запуская просто чудовищную по сравнению с обычной регенерацию тканей. Штука это была жутко дорогая, да к тому же и засекреченная. Так что – должен помочь.

Закончив с первой помощью Лексе, я с удивлением обнаружил, что уже почти совсем стемнело. Немного подумав, решил, что искать другое место для ночлега уже ни к чему. Нашел в кучке вещей, высыпанных из рюкзака, палатку (пластиковый цилиндр размером с баллончик автомобильной краски), отошел метров на десять, воткнул ее в землю и активировал. Пока на этом месте с тихим шипением «вырастала» палатка, осмотрел труп стрелка. Им оказался маленький человечек, одетый в зеленую одежду с множеством маленьких карманов, в которые, для маскировки, были вставлены маленькие веточки. Кроме простенького ножа и патронов к винтовке, ничего интересного у снайпера не нашлось. Забрав патроны, я ухватил труп за воротник и оттащил метров на сто в сторону. Затем вернулся и аккуратно перенес Лексу в уже готовую палатку. В себя она так и не пришла, но дышала вроде бы ровно.

Потом перетащил в палатку ее рюкзак, по пути заметив в верхней его части маленькую дырку от пули, и вернулся за своими вещами. Складывая их обратно, обнаружил маленькие датчики сигнализации, которые ко всему прочему еще и отпугивали животных какой-то разновидностью ультразвука. Переборов лень и усталость, расставил их вокруг лагеря на расстоянии двадцати – двадцати пяти метров. Затем наконец-то забрался в тесную палатку, подвесил под потолок маленький фонарик и решил осмотреть свою рану.

Как я и думал, ничего серьезного. Просто глубокая царапина, которая уже совсем не кровоточила и покрылась коркой запекшейся крови. На всякий случай я ее все же промыл, для чего пришлось снова выбраться из палатки и, обработав регенероном, перевязал.

После этого взглянул на комм, убедился, что сигнальные датчики работают как надо, сжевал батончик и решил, что можно себе позволить немного полежать. Но стоило принять горизонтальное положение, как глаза начали слипаться, и я сам не заметил, как погрузился в сон.


Глава 40

Пробуждение было постепенным и почему-то, приятным. Причина выяснилась сразу, стоило только открыть глаза. Сверху, используя меня вместо матраса, мирно посапывала Лекса, а я, оказывается, еще и прижимал ее к себе руками.

Хм, неожиданно. Шевелиться и будить девушку совершенно не хотелось. Внимательно всмотревшись в ее лицо, я обратил внимание, что оно сильно осунулось за ночь. Щеки ввалились, под глазами темные круги, а на лбу испарина, из-за чего к нему прилипло несколько волосинок с челки. Но, несмотря на все это, Лекса была красивой. Особенно сейчас, забывшаяся во сне и полностью расслабившаяся. Невольно залюбовавшись, я так и лежал, крепко прижимая девушку к себе. Ощущая приятную мягкость ее тела.

– Чего пялишься? – внезапно спросила она и от крыла глаза.

Тьфу, блин! Всю прелесть момента испортила.

– Что ж ты злая-то такая? – нарочито расстроенным тоном спросил я.

– Да уж будешь тут доброй, с таким неумехой в напарниках, – проворчала девушка.

– Чего?! – искренне возмутился я, приподняв голову. Правда, при этом все равно продолжал обнимать Лексу, а она не предпринимала попыток вырваться. – Я тебе, между прочим, жизнь спас!

– Угу, герой! – иронично сказала она. – Только вот скажи мне, Томас, – небольшая пауза и внимательный взгляд, – неужели нельзя было, спасая жизнь, заодно и деревяшку из ноги вытащить?

Черт! Я почувствовал, что краснею, и резко дернулся, собираясь немедленно исправить свой промах, но Лекса не позволила, упершись кулачками мне в грудь.

– Лежи уж, спаситель, – слегка улыбнувшись, сказала она. – Я себя уже вылечила, пока ты тут дрых, как сурок. Много таких ловушек нашел?

Черт – еще раз! Вот я идиот! Вчера и в голову не пришло, что ловушка просто не может быть одна. Ходил беспечно, совершенно не глядя под ноги.

– Правильно говорят, что дуракам везет, – заметив изменения в моем лице, констатировала девушка. – Кто хоть в нас стрелял?

– Мужик какой-то, – расстроенно буркнул я. – Маленький, с винтовкой и в камуфляже. Подробнее не скажу, у него от головы практически ничего не осталось.

– Не мог стрелять аккуратнее? – шутливо поддела меня Лекса.

– Не мог, – ответил я, добавив в голос сарказма. – Спешил тебя лечить.

– Понимаю… За свою голову беспокоился.

– Почему за?.. – начал я, но замолк на полуслове, сообразив.

Черт – в третий раз! Я не только идиот, но еще и тупой осел. Только сейчас дошло, что стоило Лексе умереть и все! Моя тупая башка взорвалась бы на фиг. Мда. Поторопился снайпер. Подождал бы еще немного, и нас даже добивать не пришлось бы.

– Да ладно? – удивилась Лекса, все так же отслеживая изменения на моем лице. – Неужели так спешил меня спасти, что забыл про бомбу?

– Представь себе, да! – слабо огрызнулся я. – Как-то не до раздумий было.

– Однако. Я была лучшего мнения о твоих умственных способностях.

– Ага, лучшего, – огрызнулся я. – То-то все норовила поддеть да поиздеваться.

– Ну а чего ты хотел? Мне вообще это задание сразу не понравилось. У тебя хоть выбор был, а у меня – приказ.

– Хороший выбор, – хмыкнул я. – Или переться в твоей компании в эти джунгли, да еще и с бомбой в башке, или пуля в голову. А у тебя работа такая. И, хоть убей, не пойму, чего ты на меня так взъелась.

– Я тебя не понимаю, – после непродолжительного молчания сказала девушка.

– В смысле?

– Получив задание, я изучила всю информацию о тебе. Просмотрела все видео, почитала отчеты о твоих приключениях. Так вот – картинка у меня не складывается. Ты меньше чем за год стал совершенно другим человеком. И ладно бы просто повзрослел и решил изменить образ жизни. После клинической смерти такое бывает. Так нет, ты стал именно другим.

Непонятно откуда появившиеся задатки лидера и, судя по всему, лидера неплохого, раз даже Кейт Хей ли, именем которой гражданские капитаны друг дру га пугали, присмирела и признала тебя командиром.

Далее – твои бойцовские качества. И я имею в виду не только рукопашный бой, хотя тут тоже много вопросов. Я просматривала записи с камер в тире на Новой Аризоне. Профессионалом тебя не назовешь, но и дилетантом, каким по сути ты и являлся, тоже.

Видна школа. Неизвестная, непонятная, но именно школа.

Дьявол, да я перерыла все, что только можно, пытаясь выяснить, где тебя обучали. Но результата нет. По всему выходит, что жил-был некий Томас Чезари, ничем не примечательный подросток, который даже от лишнего веса избавиться не мог. А потом – раз, и как подменили его. И как прикажешь на это реагировать? Как себя с тобой вести? Может, у тебя расстройство личности, а то и похуже чего. Да, я знаю, что врачи ничего такого не обнаружили. Но мало ли.

Лекса замолчала и с минуту смотрела в сторону. Потом снова посмотрела мне в глаза и спросила:

– Ничего не хочешь мне рассказать?

Еще раз черт! Не один только Игрок смог сопоставить все несоответствия в моем поведении до и после аварии. И что ей ответить? Раскрываться, как в случае с Игорем, я точно не буду. Пусть предположения так и остаются предположениями. Узнай САПовцы правду, и я уже никогда не увижу белого света. Запрут в какой-нибудь лаборатории и вскроют черепушку, дабы выяснить, как это в ней сразу две личности помещаются.

– У меня нет ответов, – как можно спокойнее сказал я. – Сам я ничего необычного не замечал.

Да – изменился. Да – сильно. Почему? Не знаю. На верное, так бывает после смерти. Ведь я именно умер там, на долбаном грузовике. Умер вместе с отцом.

Упомянув о смерти Бруно, я понадеялся, что Лексе станет меня жалко, и вопросов больше не последует. Отчасти это сработало. Вопросов действительно больше не было. Просто она еще раз заглянула мне в глаза, будто желая увидеть там правдивый ответ, а затем откатилась в сторону и тихо, но уверенно произнесла:

– Не верю.

Ну и хрен с тобой, подумалось мне. Верит, не верит… Главное, что с вопросами больше не лезет.

Разговор у нас после этого не клеился совсем. Единственное, что решили, так это остаться здесь еще на сутки, потому что ходить нормально девушка пока не могла.

Поделив время, мы по очереди дежурили, точнее – наблюдали за показаниями датчиков, а остальное время просто лежали в палатке, периодически засыпая из-за действия регенерона. Я, правда, несколько раз обошел периметр. На всякий случай.

Следующим утром Лекса смогла кое-как передвигаться с помощью самодельного костыля, который я в течение целого часа вырезал из толстой ветки, и мы решили продолжить наш путь. Единственное что – все вещи переложили в один рюкзак, который пришлось тащить мне. Да и винтовка девушки теперь так же была у меня. Оружие неизвестного снайпера брать не стали.

Шли мы теперь довольно медленно, внимательно глядя под ноги и по сторонам, но, к счастью, больше никаких неожиданностей не было. Ни в этот день, ни ночью, ни на следующий. Судя по карте, к цели мы должны были выйти к обеду третьего дня. На второй вечер решили остановиться на ночлег немного пораньше. Причиной тому было то, что Лекса совсем вымоталась. Была она бледной, тяжело дышала, и все сильнее опиралась на самодельный костыль, стараясь не наступать на раненую ногу.

Присмотрев подходящую поляну, я усадил Лексу на поваленное дерево, а сам принялся расчищать место под палатку.

Именно в этот момент на нас и напали. Напали совершенно неожиданно. Вот только что все было тихо и спокойно, а вот уже какие-то смазанные силуэты сбили нас с ног и избавили от оружия. Причем все это было проделано настолько быстро и профессионально, что не среагировало даже мое недавно появившееся чутье на опасность.

Лекса, правда, несмотря на свое состояние, все же успела дернуться, но в итоге только получила прикладом по затылку.

Не успел я толком испугаться, как одна из фигур приобрела четкость и превратилась в бойца, облаченного в закрытый боевой костюм. Он постоял пару секунд, будто бы присматриваясь к моему лицу, а затем присел рядом на корточки и, нажав кнопку на шлеме, убрал затемненное забрало. А я, увидев его лицо, сразу же успокоился.

– Так, так, так, – задумчиво проговорил Быков. – Капитан Чезари. И какими же судьбами ты оказался в наших краях?

– Да, собственно, вас и искал, – попытался улыбнуться я. – Я…

– Майор, – не дал мне договорить один из бойцов, обратившись к Быкову. – У этой девчонки комм передает какие-то зашифрованные сигналы.

– Уничтожить!

– Нет, стойте! – закричал я, глядя на то, как еще один боец быстро снял с руки Лексы браслет комма, кинул его на землю и, наведя на него ствол лазерной винтовки, выстрелил.

А в следующую секунду шею пронзила дикая, просто невыносимая боль – и пришла темнота.


Глава 41

В себя я пришел внезапно. Только что была невыносимая боль, сменившаяся небытием, а в следующее мгновение я осознал себя лежащим на чем-то мягком и удобном. Не открывая глаз, осторожно пошевелил пальцами на руках и ногах, желая убедиться, что все еще жив. Жив, несмотря на взорвавшуюся в затылке бомбу, которая должна была попросту оторвать мне голову. Должна была, но почему-то не оторвала. Судя по ощущениям, голова была на своем законном месте и, что удивительно, даже не болела. Да и общее самочувствие было отличным, будто я просто хорошо выспался. Но так быть не должно.

Неожиданно в голове появилась мысль, которая, сформировавшись, одновременно и обрадовала и напугала. А что, если я все же умер. Умер в этом мире, в теле Томаса Чезари и теперь мое сознание вернулось обратно, а я сейчас лежу в больнице, где-то в России. Хотя мог быть и другой вариант. Открыв сейчас глаза, я обнаружу себя не в теле Лехи или Томаса, а в теле кого-нибудь еще. Вдруг неведомая сила, переместившая мое сознание один раз, на этом не остановится? Хотел бы я этого? Что лучше: умереть окончательно, или скитаться из одного мира в другой, оживая каждый раз другим человеком?

Правдиво ответить на эти вопросы я не мог даже самому себе. С одной стороны – вечная жизнь это, конечно, хорошо. Но с другой… Это одиночество. Вечное одиночество, страшнее которого не может быть ничего.

– Эй, парень, – неожиданно раздался совсем рядом молодой женский голос. – Ты как себя чувствуешь?

Сразу же открыв глаза, я посмотрел на обратившуюся ко мне девушку. Молодая, русоволосая, в белом халатике и каком-то смешном чепчике. Она сидела в метре от меня и обеспокоенно вглядывалась в мое лицо. Покрутив головой по сторонам, я выяснил, что лежу, судя по всему, в небольшой больничной палате.

– Ты меня слышишь? – снова спросила девушка.

– Да, – кивнул я.

– Как себя чувствуешь? – повторила она свой первый вопрос. – Ничего не болит?

– Не болит, – еще раз прислушавшись к своим ощущениям, автоматически ответил я.

– Даже так? – бровки моей собеседницы удивленно взлетели вверх. – Прям совсем-совсем не болит?

– Совсем. Где я?

– Интересно… – задумчиво протянула девушка, проигнорировав мой вопрос. Затем достала какой-то небольшой прибор и направила в мою сторону. С минуту вглядывалась в видимый только ей экран, а потом снова всмотрелась в мое лицо. Удивленно так.

– Где я? – повторил я свой вопрос, начиная немного раздражаться.

– Подожди, – отмахнулась она и, отложив прибор в сторону, набрала какую-то команду на своем комме. Похоже, с кем-то связывалась, что и подтвердилось через пару секунд, когда девушка заговорила. – Быков далеко? Передай ему, что пациент очнулся… Да, в сознании… Он сможет не только говорить, но даже спляшет при желании… Хорошо, жду.

Договорив, она снова задумчиво посмотрела на меня.

– Сейчас тебе все объяснят, – смешно нахмурив брови, сказала девушка. А затем неожиданно спроси ла: – Слушай, парень, а ты кто такой?

– Меня зовут Томас, – представился я.

– Да знаю я, как тебя зовут! Не включай дурака!

Я имею в виду… – она замолчала на полуслове, а за тем как-то расстроенно добавила – Ладно, неважно.

Не мое дело.

Я смотрел на нее и не понимал абсолютно ничего. Очень странная особа. Следующие минут пять прошли в молчании, до тех пор, пока не открылась дверь, и в палату не вошел Быков в сопровождении одного из своих бойцов. Руслана, если мне не изменяет память.

Майор с подозрением посмотрел на меня, что-то пробормотал себе под нос и приказал:

– Вставай! Следуй за мной. И без глупостей.

Затем развернулся и, не дожидаясь ответа, вышел, а Руслан чуть сместился в сторону и положил руку на рукоять пистолета, всем своим видом показывая, что готов к любым неожиданностям с моей стороны.

Спорить и переспрашивать я не стал. Откинул в сторону одеяло, мельком отметил, что одет в больничную пижаму, обул стоявшие у кровати тапочки и вышел из палаты вслед за Быковым. Руслан, отстав метра на полтора, пошел за мной, так и не убрав руку с пистолета.

Пройдя недлинный коридор, мы оказались на улице. Хотя можно ли назвать улицей джунгли с разбросанными тут и там деревянными домиками? Складывалось впечатление, что они были построены совсем недавно. Чуть дальше виднелся высокий забор с протянутой поверху колючей проволокой.

– Нам туда, – сказал Руслан, указав рукой на один из домов.

– Руслан, – я остановился и посмотрел на парня. – Мне бы в туалет забежать.

– Извини, Томас, – чуть смущенно ответил боец. – Приказа не было. У Быкова потом отпросишься.

Мда уж. Пожав плечами, я пошел в указанном направлении. У домика стоял еще один боец. Он с невозмутимым видом открыл входную дверь и пропустил нас. Внутри был такой же небольшой коридорчик, как и в медпункте. Дойдя до двери в его конце, Руслан отстранил меня и постучал. Дождался разрешения и, подтолкнув меня вперед, вошел следом.

В довольно просторном помещении с минимумом мебели за массивным столом сидели Быков и Васильков. Последний что-то сосредоточенно изучал на своем комме.

– Задержанный Чезари доставлен, – отрапортовал мой конвоир.

– Хорошо, свободен, – отпустил его майор. А мне указал на стул, одиноко стоявший в паре метров от стола. – Садись.

Беспрекословно выполнив команду, я устроился на краешке неудобного стула и выжидающе посмотрел на Быкова.

– Итак, – положив на стол руки, Быков строго посмотрел на меня. – Рассказывай.

– Что именно?

Васильков после моего вопроса перевел удивленный взгляд с комма на меня. Затем оперся рукой о стол, словно собираясь встать, но был остановлен майором.

– Расскажи для начала, как ты нас нашел? И для чего?

– Хорошо, расскажу, – согласился я. – Только прежде чем я начну говорить, хотелось бы кое-что уточнить.

– Ты не охренел ли, щенок? – угрожающе сказал Васильков.

– Не могу не согласиться, – усмехнулся майор. – По-моему, ты не в том положении, чтобы торговаться.

– А я и не торгуюсь. Мне нужно узнать, что случилось с бомбой в моем теле, – сказав это, я непроизвольно потер шею.

– Так это все-таки была бомба, – протянул Быков и задумчиво побарабанил пальцами по столу. – Из этого следует, что послали тебя американцы. Их методы. Верно?

– Верно, – не стал отпираться я. – Поэтому и спрашиваю, что с ней случилось? От этого будет зависеть то, что я смогу рассказать.

– Ясно. Ну что же, можешь рассказывать все. Этой штуковины в тебе больше нет.

– Вам удалось ее удалить?

– Можно сказать и так. Но об этом мы поговорим позже. А сейчас ты ответишь на мои вопросы.

– Хорошо, – согласился я.

– Значит, тебя послали американцы, – утвердительно сказал Быков. – Кто именно?

– Адмирал Стоун, командующий карантинным флотом САП.

– Как он на тебя вышел?

– Понятия не имею.

– Не надо юлить, Томас, – майор укоризненно покачал головой.

– Я и не пытался. Дело в том, что мой корабль похитили, а сам я оказался совсем один на Оли вии…

На подробный рассказ о моих злоключениях ушло, на удивление, совсем немного времени. Русские слушали внимательно и не перебивали, лишь изредка задавая уточняющие вопросы. Дойдя до встречи со Стоуном, я прервался и отпросился в туалет. Майор вызвал Руслана и приказал проводить. Все время похода до санузла и обратно я лихорадочно обдумывал, как дальше вести беседу. Вариантов было несколько, но ни один не устраивал меня полностью.

Вернувшись, я застал спорящих Быкова и Василькова, впрочем, они сразу замолчали и уставились на меня.

– Продолжай, – приказал майор. – О чем с тобой говорил Стоун?

– Он предложил мне сделку. Хотя, скорее даже, не предложил, а поставил перед фактом. Я временно работаю на САП, выхожу на вас и предлагаю контракт о найме.

– Не понял, – недоверчиво сказал прапорщик. – Чем мы могли заинтересовать САП?

– Подожди, – отмахнулся от него майор. – И какую же работу ты должен был нам предложить?

– Я должен был вас нанять для захвата «Единорога». Деньги мне выделили. И даже легенду сочинили. А чтобы мне и в голову не пришло рассказать правду или сбежать, была нужна эта бомба, завязанная на комм Лексы. Кстати, что с девушкой?

– Пока не важно. Рассказывай дальше.

– А дальше вы действительно должны были мне помочь вернуть «Единорога». После чего через Лексу мне передали бы дальнейшие указания.

– Томас, что за бред? Ты думаешь, я поверю в эту сказку?

– Ну, легенда была не такая уж и плохая. Да и сумму для вашего найма мне выделили хорошую. Но я сейчас рассказываю не легенду, а правду. Дело в том, что и вас, и меня хотят использовать как приманку. Для картеля.

– Понятно, – сказал майор и снова забарабанил пальцами по столу.

– Это еще не все. Я предлагаю сделать вид, что вы согласились поработать на меня. Только играть будем уже не по чужим правилам.

– И зачем же нам это нужно? – язвительно спросил Васильков.

– Ну, во-первых, восемьсот тысяч кредитов на дороге не валяются, – наставительно начал я. – А во-вторых, избавиться от картеля чужими руками в ваших же интересах. Я знаю, что за ваши головы объявлена награда, и именно поэтому вы скрываетесь в этих джунглях. Кстати, по пути к вам нас чуть не пристрелил неизвестный снайпер. Так что картель, скорее всего, уже в курсе этого места.

– Нет, – Быков отрицательно покачал головой, – это местные. Не поделили тут кое-что с нами.

– Понятно, – не стал спорить я, хотя и не поверил. Стоун говорил, что наемники тут чуть ли не в осаде сидят. Причем над ними как будто издеваются. Серьезно не атакуют, но покусывают. – Так что насчет моего предложения?

– Ничего, – ответил майор. – Это все равно звучит как бред. Если бы САП хотели уничтожить картель, то они бы его уничтожили, а не придумывали хитромудрые комбинации с нашим участием.

– Немного не так, – возразил я. – Насколько я понял, они хотят его не уничтожить, а подмять под себя. И мы с вами будем выступать в качестве отвлекающего фактора.

– Допустим, – не сразу, но все же согласился Быков. – Только какой в этом наш интерес? Восемьсот тысяч не та сумма, ради которой стоит рисковать своими людьми.

– Помимо того, что вы избавитесь от угрозы со стороны картеля, получив при этом кругленькую сумму, есть кое-что еще, – я сделал многозначительную паузу. – Ты мне должен, Быков.

– Это даже не смешно, пацан, – зло усмехнулся Васильков. – Если ты считаешь…

– Подожди, – в очередной раз оборвал его майор. – Я подумаю над этим.

– Да что тут думать?! – воскликнул прапорщик.

– Я сказал! – Быков стукнул ладонью по столу и посмотрел ему в глаза. Они несколько секунд молча сверлили друг друга взглядами. Васильков сдался первым.

– Как знаешь, – отвернувшись, пробурчал он. – Ты командир.

А я внутренне ликовал. Нет, очень сомневаюсь, что командир наемников поверил в рассказанную мной историю. Определенно он что-то задумал. Но меня устроит и это. Главное – добраться до «Единорога».

Майор ничего не ответил Василькову. Помолчал еще немного и снова перевел взгляд на меня.

– У меня есть еще одна тема для разговора. Твоя бомба…

– Спасибо, – искренне, впервые за сегодня, сказал я.

– Да не за что, – как-то очень серьезно ответил он. – К тому, что она не взорвалась, мы не имеем никакого отношения.

– Как? – удивленно спросил я.

– Вот так. Ее обезвредили циркулирующие в твоей крови нанороботы.


Глава 42

Разговор с Быковым и Васильковым выдался сложным. Мне не верили. Они утверждали, что не может носитель не знать про то, что в его теле существует колония нанороботов. Причем нанороботов, которых раньше никто не видел.

Во время разговора я попытался вспомнить, что было известно Томасу про обычных нанороботов. Оказалось, не так уж и много. Да, они существовали в этом мире, но использовались в основном в медицине. Про то, что они могут давать какие-то необычные способности своему носителю, нигде не было сказано ни слова. Тем более медицинские нанороботы не могли обезвредить бомбу. Вполне могло быть, что существовали и военные модификации, но Томас о них просто не знал. Но и этот вариант пришлось отмести, потому что, судя по задаваемым вопросам, Быков о таких тоже не подозревал.

Да и кому могло понадобиться вводить их в мое тело? Ответа на этот вопрос не было. Была лишь догадка. Нанороботы – это дело рук тех самых неизвестных сил, которые перенесли мое сознание в тело Томаса. Оттуда и все необычные способности, которые так удивляли Игоря.

Только вот выдавать Быкову эти предположения я не собирался, поэтому пришлось уйти в полную несознанку. Я не я, корова не моя. Ничего не знаю, ничего не видел, ничего никому не скажу. Да и страшновато мне было. Не так-то просто вдруг узнать, что в твоем теле циркулируют неведомые механические козявки, которые вроде бы вреда не приносят. Даже наоборот, помогают, делают сильнее. Бомбу вот обезвредили.

Ага, обезвредили. Почему-то я не сомневался, что при необходимости они с такой же легкостью обезвредят и меня самого, стерев сознание или уничтожив жизненно важные органы. И понимание этого совсем не вселяло уверенности.

В общем, спустя час меня все же отпустили, так ничего конкретного и не узнав. Но чего мне стоило этот час отнекиваться…

Когда майор и прапорщик в очередной раз замолчали, раздумывая, видимо, о том, как вывести меня на чистую воду, я спросил про Лексу. Быков в ответ лишь поморщился, затем вызвал Руслана и приказал проводить меня к девушке. Похоже, он тоже устал от этого разговора и решил воспользоваться моментом и меня спровадить. Ну, а я что? Я только за.

Лексу содержали под стражей в еще одном домике. Точной копии медпункта, с небольшим, но сразу бросившимся в глаза отличием. На его окнах были решетки.

Пройдя мимо двух скучающих охранников, которые пропустили меня внутрь только после распоряжения Руслана, я миновал коридорчик и, постучавшись, вошел.

Девушка сидела на кровати, обхватив руками колени, и смотрела в окно. Одета она была в такую же больничную пижаму, что и я. Глядя на Лексу, совершенно не верилось, что за последние дни она была несколько раз ранена. Выглядела девушка как-то… По-домашнему, что ли. По-другому и не скажешь. Не штурм-майором, а обычной девчонкой, которая только что проснулась и раздумывает чем бы сегодня заняться.

– Привет, – осторожно сказал я, присаживаясь на стоявший возле кровати стул.

– Привет, – равнодушно, без каких-либо эмоций, ответила девушка.

– Как ты? – участливо спросил я.

– Хорошо.

– Что-то не похоже.

В этот раз ответа не последовало вовсе.

– Лекса, соберись! – тихо, но твердо сказал я. – Нам еще работать предстоит.

– Работать? – она наконец-то посмотрела на меня. Иронично-удивленно, как на несмышленыша какого-то. – Томас, очнись. Я под стражей. Задание провалено. Какая, к черту, работа?

– Я бы так не сказал. Только что разговаривал с Быковым. Рассказал все как есть, не разводя ненужную секретность. Майору это все, конечно, не понравилось, но он обещал подумать над моим предложением.

– Подожди, – на лице Лексы наконец-то появилась заинтересованность. – То есть как это – рассказал все? А бомба?

– Бомба… – я на секунду замялся, раздумывая, что бы ей ответить. Потом пожал плечами и сказал как есть: – Бомбы больше нет.

– Вот уроды! – с чувством произнесла девушка.

– В смысле? – уточнил я.

– У них тут, оказывается, есть нормальное оборудование, раз даже бомбу смогли извлечь, но при этом до конца вылечить мне ногу они не могут.

– Хм, – упоминание о ноге заставило меня смутиться. Снова вспомнилось, как я тогда стормозил, совершенно забыв про ранение девушки. – У них выбора не было после того, как твой комм уничтожили.

– Что?! Как уничтожили?! – воскликнула Лекса. – Как же ты вообще выжил?

– Повезло, – я пожал плечами и решил сменить неудобную тему разговора. – Но, может быть, это и к лучшему. Я сразу предлагал все рассказать наемникам, а теперь появилась такая возможность.

Улыбнувшись, я подмигнул девушке, надеясь, что нас только прослушивают, а не подглядывают, и пересказал разговор с майором.

– Вот значит как… – протянула Лекса после непродолжительного молчания. – Думаешь, согласятся?

– Не знаю. Но, судя по всему, картель их крепко достал.

– А о последствиях ты подумал? – серьезно спросила она.

Но я в ответ только сделал страшные глаза и поднес указательный палец к губам, призывая ее молчать. Девушка недолго посверлила меня укоризненным взглядом, а затем отвернулась и крепко задумалась.

Так и сидели в тишине. Лекса думала, а я не мешал. Нарушил наше молчание вошедший в комнатку Быков. Он на секунду замер на пороге, окинул комнату взглядом, кивнул каким-то своим мыслям и уселся на стоявший в углу стул.

– Фух, – неожиданно выдохнул он и пробормотал на русском: – Ох уж эти особисты…

Затем вскинулся, видимо вспомнив, что я его понимаю, и нахмурился.

– Что-то решили? – спросил я, делая вид, что не обратил внимания на его оговорку. А на самом деле она лишь укрепила мои подозрения в том, что наемники не так просты, как кажутся.

– Решили, – согласно кивнул майор. – Но вначале я хотел бы связаться со Стоуном.

– В данный момент это невозможно, – не раздумывая сказала Лекса. – Вы же сами уничтожили мой комм. А связь была возможна только через него.

– И что, не предусмотрен запасной вариант? – ухмыльнулся Быков.

– Предусмотрен, – быстро ответил я, опережая девушку. – С борта «Единорога». Так что дальнейшие инструкции мы получим только после его захвата.

Лекса не стала ничего добавлять, лишь выразительно посмотрела на меня.

– Темнишь ты что-то, парень, – все так же невесело ухмыляясь, проговорил наемник. – Заработать на возвращении твоего корабля – это, конечно, хорошо.

Но я думаю, что можно было бы обойтись и без этого.

– Так и ты, майор, мне не все рассказываешь, – мрачно сказал я. – Что же касается «Единорога»… Там мои люди. Ты должен понимать, что это значит.

– Их, возможно, уже нет в живых, – тихо, ни к кому не обращаясь, сказал майор, отведя взгляд в сторону. Затем снова посмотрел на меня. – Та карта, которую прислал Буцефал… Насколько она еще актуальна?

– Не знаю, – честно ответил я. – Никакие даты в ней не указаны. Только планеты. Если я правильно понял, то их все должен посетить «Единорог». Думаю, взять след труда не составит.

– Думает он, – пробормотал Быков сквозь зубы. – Хорошо, мы беремся. Вылетаем послезавтра.

Не сдержавшись, я облегченно выдохнул. Несмотря ни на что, вероятность того, что наемники откажутся, все же была достаточно большой. И сейчас у меня словно гора с плеч свалилась.

– Еще одно, – неожиданно сказал майор, снова заставляя меня занервничать. – Ты, – он пока зал пальцем на Лексу, – пока что будешь находиться под стражей. По крайней мере, до связи с твоим начальством.

– Хорошо, – легко согласилась девушка.

– Вот и ладно.

Быков встал, бросил на меня какой-то непонятный взгляд, а затем резко развернулся и вышел.

– Твои люди, говоришь, – тихо сказала Лекса. – А я все думаю, что же тебя так гонит? Насколько я успела понять, корабль для тебя важен, но не на столько, чтобы с головой бросаться в самоубийствен ную авантюру. А оказывается – люди. Кто? Вряд ли Хейли, не настолько ты сумасшедший. Фест?

Я лишь молча покачал головой и отвел взгляд в сторону, непроизвольно сжав кулаки. Да и не было у меня ответа. По той простой причине, что честно ответить на этот вопрос я не мог даже самому себе.

Сборы наемников к предстоящей операции нас с Лексой обошли стороной. Что, впрочем, было и неудивительно, так как собирать нам в принципе было и нечего. Моей напарнице даже оружие не вернули, из-за чего она на всех, и на меня в том числе, дулась. Хотя и старалась это скрыть, помня слова майора.

Еще от Стоуна я узнал, что после того, как наши пути с командой Быкова разошлись, наемникам удалось купить свой корабль. Так же я узнал, что количество бойцов в его отряде было почти в три раза больше виденных мною в прошлый раз. До недавнего времени у них была своя собственная база, хоть и на периферийной, но довольно благополучной планете, на границе с русским сектором. Но после оплошности с тем заданием, в котором они серьезно перешли дорогу картелю, база была брошена, а все люди экстренно эвакуированы на Мьеньзян. На этой планете картель по какой-то неизвестной мне причине свободно действовать не мог. Но и одиночные снайперы доставляли наемникам довольно много проблем.

Вообще, Стоун определенно знал про Быкова и его наемников что-то, чем не удосужился со мной поделиться. Возможно, что знала это и Лекса. У меня же были лишь догадки, которые иногда удавалось подкреплять с помощью новой информации.

Например, новый корабль наемников был совсем крошечным, рассчитанным на двадцать человек, включая команду. Но, несмотря на это, на базе в Мьеньзян находилось довольно много техники, включая уже виденные мною бронеплатформу и вездеходы, которые просто физически было невозможно перевезти на их корабле. Были и другие мелочи, которые не так бросались в глаза, но наводили на определенные мысли. Впрочем, именно в данный момент для меня это было не важно. По крайней мере, я так думал.

Для выполнения контракта Быков взял с собой всего десяток бойцов, не считая его самого, Василькова и двоих пилотов. Лично я думал, что можно было взять и больше людей, благо места на корабле хватало. Но спорить с майором не решился, не желая лишний раз нервировать. Утешало только то, что помимо людей был погружен на корабль один из боевых доспехов, который мог сыграть важную роль в возможных боевых столкновениях.

На базе перед нашим отбытием был введен режим боевой тревоги, а по Быкову было видно, что он очень сильно не хотел оставлять своих людей.

Уже на корабле один из наемников вернул мне мои пистолеты и нож, которые я с радостью принял, весело усмехнувшись. В последнее время возвращение моего оружия уже стало традицией. Лексе же, как я уже говорил, из оружия не досталось ничего. Хорошо хоть под замок ее не посадили, разрешив передвигаться по кораблю. Хотя там и ходить-то особо было некуда.

На орбиту ближайшей, обозначенной на карте планеты, под названием Флекс, мы вышли спустя шесть дней с момента старта с Мьеньзяна. Все это время я не находил себе места, совершенно измаявшись из-за вынужденного безделья.

Но стоило мне увидеть на обзорном экране необычную, зелено-желтую планету, как беспокойство сразу же ушло, сменившись холодной решимостью.

Начиналась работа. Работа, от которой зависело мое будущее.


Глава 43

Я сидел за грубо сколоченным деревянным столом, кутался в синтетический пуховик и прихлебывал из большой кружки горячий напиток, чем-то напоминающий глинтвейн. В маленьком зале помимо меня было полно народу. Стоял жуткий шум и гам, все пили и веселились, отмечая конец рабочей недели. Многие уже настолько согрелись, что решились избавиться от верхней одежды, а от их раскрасневшихся физиономий шел пар.

В помещении было не только холодно, но еще и довольно темно. Свет от нескольких ламп, развешенных по стенам, как будто терялся в тщетной попытке добраться до каждого уголка. А большой камин, расположенный напротив входной двери, не освещал вообще ничего, так как вместо веселого огня в нем тлели угли, окрашивая лица близко сидящих людей в мистические цвета.

Но больше всего раздражало постоянное завывание метели на улице. Оно было монотонным и однообразным, лишь изредка ненадолго замолкая, чтобы через секунду снова завыть с новой силой.

На меня, сидевшего в уголке, никто не обращал внимания. За последнюю неделю мы все успели тут примелькаться из-за вынужденной задержки на этой планете. Планете, на поверхности которой царила вечная зима.

Она носила красивое имя – Аквилегия, но местные жители называли ее не иначе как Ад Санта Клауса.

Аквилегия была пятой планетой в списке, которую мы посетили за последний месяц в поисках «Единорога». К сожалению, поиски пока не дали никаких результатов, кроме знания о том, что мой корабль был на двух планетах из пяти. Но был уже довольно давно, еще до того, как мы стартовали с Мьеньзяна.

На Аквилегии нам пришлось задержаться из-за поломки в корабле наемников. Поломки незначительной, и в любом развитом мире ее можно было бы устранить за пару часов. Но это в развитом, а в этом снежном аду ремонт длился уже неделю.

За это время все, включая меня, начали тихо звереть. Хотя не факт, что это именно из-за поломки и безделья. Быков злился из-за того, что приходится впустую гонять корабль такое долгое время. А я злился из-за Быкова, потому что видел его нежелание продолжать поиск.

Несколько минут назад в этом приюте местных алкоголиков мы с ним чуть было не вцепились друг другу в глотки. Майор заявил, что отказывается продолжать работу и оставляет аванс себе. Все мои попытки как-то его переубедить пропадали втуне, словно натыкаясь на стену.

В итоге Быков сказал, что решение окончательное и ушел на корабль. А я остался сидеть в одиночестве, попивая горячий напиток и злясь на весь этот несправедливый мир. Не было вообще никаких идей о том, что же делать дальше. Продолжать поиски в одиночестве? Не вариант. Помимо того, что без корабля эта затея бесперспективна, так мне еще и не позволят этого сделать САПовцы. Самому отправиться к Стоуну и получить новые инструкции? Тоже не подходит. Во-первых, я просто этого не хотел, а во-вторых, не факт, что инструкции будут. Очень может быть, что мне вживят новую бомбу, а то и вовсе грохнут, потому что не оправдал ожиданий, да и просто стал лишним.

– Мерзнешь? – раздался совсем рядом хриплый мужской голос, прерывая мои грустные думы.

Подняв голову от кружки, я увидел одного из аборигенов. Высокий, бородатый, лицо обветрено и проморожено до красноты. Одет в длинную бело-серую шубу и такого же цвета меховую шапку. Стоит, слегка покачиваясь, держа в руках огромную кружку. Обычный выпивоха, ничем не отличимый от остальных местных жителей. Вот только глаза трезвые. Трезвые и очень серьезные.

– Греюсь, – чуть приподняв свою кружку, осторожно сказал я.

– Ну, ладно тогда, – сказал незнакомец и, развернувшись, медленно поплелся в другой конец зала, чтобы через минуту слиться с толпой.

Мда. И что это было? Секунд десять я соображал, а потом не спеша, еще до конца не поверив, задрал рукав на правой руке и посмотрел на комм. На его матовой поверхности одиноко моргал индикатор входящего сообщения.

Кликнул по нему пальцем, и над столом появилось видимое только мне изображение. Карта. Точнее, маленький кусочек звездного неба, охватывающий лишь одну систему. Отдельно выделена планета Тимис. А рядом с ней, буквально в паре часов лета, схематичное изображение рогатой конской головы. Ниже приведены координаты, дата и время. И подпись: Буцефал.

Вначале я растерялся. В голове панически скакали мысли, с трудом формируясь в вопросы. Кто? Как? Откуда? Сообщение было оформлено абсолютно идентично тому, что прислал мне ранее Буцефал. Только кто же тогда этот мужик? Или прошлое сообщение было не от псевдоискина?

Лишь сделав несколько больших глотков уже немного остывшего напитка, мне удалось успокоиться. А вместе со спокойствием пришла и разгадка.

Ну, конечно! Как я сразу не догадался? Сообщение от Буца видели и изучили люди Стоуна, а уж послать аналогичное для них труда не составило. Зато теперь у меня появился аргумент, с помощью которого можно надавить на Быкова. Единственное, что непонятно, так это почему мужик не передал мне никаких инструкций. Выходит – надо продолжать действовать согласно старому плану?

Поразмышляв над этим еще минут пять, я встал, накинул капюшон и решительно пошел к выходу. Пора возвращать мой корабль.

– Все готовы? – спросил майор, оглядывая выстроившихся бойцов, в числе которых были и мы с Лексой. На всех, включая Быкова, легкая десантная броня русской армии. Признаться, я был очень удивлен, увидев у наемников такие костюмы. А уж выражение на лице моей напарницы и вовсе словами не описать.

Чуть в стороне, насколько позволяли расстояния в небольшом трюме, перетаптывался с места на место ходячий танк – облаченный в боевой доспех Руслан, проверяя работоспособность отдельных сегментов.

Выслушав утвердительные ответы, майор обвел придирчивым взглядом строй и еще раз повторил порядок действия во время штурма, в котором нам с Лексой была уготована роль зрителей. Девушке даже оружия не дали, заявив, что оно ей без надобности. А вот мне почему-то выделили довольно мощную автоматическую винтовку. Да и пистолеты мои никуда не делись.

Вообще, в логике Быкова было много странностей. Например, я был просто уверен, что майор будет против нашего с Лексой участия в штурме. Но он, в ответ на мой вопрос, просто кивнул, не став спорить.

– Пять минут до выхода из подпространства, – посмотрев на свой комм, сообщил Быков. – Томас, готов?

– Так точно! – бодро отрапортовал я. Мой комм уже был настроен на прием сигнала от Буца. Только от псевдоискина зависело, заметят нас или нет. Если у него не получится убрать наше изображение с радаров, то ни о каком штурме не может быть и речи. Нам просто не дадут приблизиться к «Единорогу». Сожгут на подлете.

Последние минуты текли очень медленно, и это ожидание заставляло меня все сильнее и сильнее нервничать. Три минуты… Две… Одна…

– Приготовиться, – скомандовал майор. – И почти сразу добавил: – Вынырнули.

– Здравствуйте, капитан, – тут же раздался в моей голове невозмутимый голос Буцефала.

– Буц! – я с трудом сдержался, чтобы радостно не запрыгать на месте. – Буц, убирай наш сигнал с радаров.

– Уже выполнено, капитан. – Хм, мне показалось, или псевдоискин сообщил это с едва заметной гордостью в голосе?

– Отлично! Снижай скорость и подготовь к стыковке пассажирский шлюз.

– Выполняю.

– Дай мне информацию по всем людям, находящимся на борту.

– Не могу, капитан.

– Почему? – сбившись с делового тона, глупо спросил я.

– Мои датчики, расположенные внутри корабля, заблокированы. Оставлены только те, что отвечают за внешнее наблюдение. Систему управления мне удалось незаметно взломать, а остальное пока не рискнул.

– Понятно, – задумчиво протянул я. Затем посмотрел на застывшего в ожидании Быкова. – Майор, у нас проблемы. Точной информации о противнике не будет.

– Но с радаров он нас убрал? – уточнил наемник.

– Да, убрал, – подтвердил я. – А также тормозит корабль и готовит к стыковке шлюз.

– Хорошо. Слушай мою команду…

При стыковке наш корабль слегка, почти незаметно, тряхнуло. Почти сразу же открылся шлюз, ведущий на второй этаж «Единорога». Одновременно с этим я отдал Буцу команду перехватывать полное управление системами корабля. Псевдоискин с радостью, как мне показалось, пообещал вернуть себе управление в течение десяти минут.

Первыми на борт «Единорога» ступили две пары наемников. Они быстро и почти бесшумно проникли внутрь и замерли, готовые открыть огонь по первой же попавшейся цели. Следом протопал Руслан в боевом доспехе. Он остановился напротив шлюза, ведущего в следующий отсек, и был готов принять на себя возможный удар. Потом вошли все остальные, следуя заранее составленному плану. Я, Лекса и Быков шли замыкающими. На корабле наемников остался Васильков – охранять шлюз с той стороны на случай непредвиденных гостей – и два пилота в пультовой.

Стоило нам всем собраться в небольшом отсеке у пассажирского шлюза, как Быков дал команду продолжить движение. В следующем отсеке, с каютами для рядовых членов экипажа, мы сразу же наткнулись на какого-то парня, идущего нам навстречу. Он, увидев бойцов в броне, растерянно замер и отхватил прикладом по голове. Потом началась зачистка кают. Оказалось, что мой капитанский доступ действует до сих пор, поэтому я открывал одну за другой двери, а наемники стремительно врывались в каюты и, если кто-то оказывался внутри, быстро и без шума обезвреживали и сковывали силовыми наручниками.

В этом отсеке удалось совершенно бесшумно захватить восемь человек. После чего перешли в следующий, все еще пользуясь тем, что никто не успел поднять тревогу.

Проблемы начались у поворота к лифтам, ведущим на первый и третий этажи. Стоило открыться ведущему туда шлюзу, как идущего первым бойца просто снесло шквальным огнем.

– Назад, – коротко приказал Быков. Он сориентировался мгновенно, несмотря на то что был вместе с нами довольно далеко от шлюза. Все быстро и чет ко, как на учениях, отступили, прихватив раненого товарища. – Руслан, пошел.

Шагающий танк невозмутимо вышел на простреливаемый участок и открыл огонь из закрепленного на правой руке пулемета. Плотность огня противника сразу же сошла на нет. Руслан тоже прекратил стрелять, во что-то всматриваясь. Неожиданно заревела корабельная сирена, но, не проработав и десяти секунд, заглохла. Похоже, что Буц все же добрался до управления.

Какое-то время царила тишина, а затем что-то громко щелкнуло, и в Руслана прилетел выстрел из ручного гранатомета, сбивая его с ног.

– Да они с ума сошли! – в ужасе воскликнул я, представив, что было бы попади снаряд в стену. Одновременно с этим послышалась ругань Быкова. Снова короткое затишье. Затем несколько команд майора, и двое бойцов, выглянув из-за угла, принялись обстреливать невидимого мне противника короткими очередями. Почти одновременно с этим зашевелился Руслан и начал медленно подниматься.

– Командир, – раздался по связи его голос. – Там китайский боевой робот. Его надо обходить и бить плазмой сзади. А огнестрел он вообще не замечает.

– … – снова выругался майор. И я его вполне понимал. Плеваться плазмой на корабле – еще более самоубийственное занятие, чем стрельба из гранатомета. Промахнешься, и все – здравствуй, вакуум.

– Майор, – обратился я к Быкову. – Я могу провести бойцов в обход, только это займет минут десять времени. Вы сможете продержаться?

– Руслан? – переадресовал вопрос командир наемников.

– Если больше гранатами стрелять не будет, то продержусь, – не раздумывая ответил боец.

– А если будет? – недовольно спросил Быков. Но ответа не дождался, и так все понятно. – Ладно, Томас. Действуй.

Майор выделил мне четырех бойцов. Троих с огнестрелами и одного с плазменной пушкой. Также он разрешил взять с собой Лексу и даже промолчал, когда я отдал ей свою винтовку.

Мы быстро пошли, почти побежали, в обратную сторону, снова миновав все еще открытый пассажирский шлюз. По пути к грузовому отсеку нам попался только один человек, которого сразу же расстреляли бегущие впереди наемники. Брать живым его было попросту некогда.

В трюме находились несколько вооруженных людей, но такое впечатление, что они совсем не ожидали нас тут увидеть. После скоротечного боя, закончившегося шесть – ноль в нашу пользу, мы двинулись дальше, чтобы вскоре подняться на второй этаж уже с правой стороны корабля. Как ни странно, но с этой стороны нам больше никто не встретился, и поэтому времени, чтобы обойти противника, понадобилось даже немного меньше, чем я рассчитывал. Но мы все равно опоздали.

Когда до цели оставалось лишь несколько отсеков, Быков сообщил, что им удалось самостоятельно завалить робота и других находившихся там бойцов противника. Уж не знаю, как это у них получилось, но я был только рад. В итоге на третий этаж мы поднимались последними. Да и, как оказалось, можно было больше не спешить. Все уже закончилось. Сообщив об этом, майор приказал мне и Лексе идти в кают-компанию, а остальных бойцов отправил прочесывать корабль, на тот случай, если кто-то из бандитов спрятался.

В кают-компании обнаружился сам Быков, который уже успел избавиться от шлема, Руслан, боевой доспех которого выглядел так, будто попал в гигантскую мясорубку, и еще один наемник, державший под прицелом четверых, стоящих на коленях, людей. Взглянув на лица пленников, в ожидании увидеть Пенопласта, я пораженно замер и медленно снял свой шлем.

– Бекка? – растерянно спросил я. А в голове сразу же сложилась мозаика, которая не давала мне покоя все это время. Вот он – недостающий фрагмент. Ребекка. Ей ничего не стоило заранее оставить передатчик на борту, а после того, как ее выгнали, отправиться на Новую Аризону, чтобы найти союзника. Союзника, который имел на меня зуб, и был совсем не прочь убить двух зайцев одним выстрелом.

– Почему-то я так и думала, – насмешливо сказала Лекса.

– За что? – не обратив внимания на слова напарницы, с болью в голосе спросил я у Ребекки.

– За что?! – с каким-то фанатичным блеском в глазах переспросила она. – Ты все-таки дурачок, Томас. За что? Ха-ха. Придурок малахольный. Ты мне еще мораль прочитай о том, что так поступать нельзя. Или нет! Позови Вольта – пусть он прочитает.

– Сержант мертв, – зло сказал я. – Как и Мейсон с Купером. Их уничтожили с «Единорога», выстрелом из пушки. В тот день, когда вы захватили корабль.

– Но… – начала девушка и замолчала на полуслове. Она растерянно хлопала глазами, разом лишившись всей своей уверенности.

– Что с остальной командой? – пользуясь моментом, спросил я. – Где они? Живы?

Но Бекка не ответила. Было похоже, что она меня даже не слышала. Ответил Буцефал.

– Доктор Хошель мертв, капитан, – сказал псевдоискин. – Он отказался лечить нового старпома и за это был расстрелян. Пилот Хейли и техник Торакумо смогли сбежать. Вначале они не протестовали про тив захвата, и согласились работать на захватчиков.

Но при первой же возможности незаметно покинули корабль. А мисс Фест… – в голосе Буца прорезались какие-то новые, слишком человеческие интонации. – Она в капитанской каюте. Ее…

Дальше я не слушал, так как уже выбежал из кают-компании и понесся в жилой отсек. По пути столкнулся с одним из наемников, споткнулся и с трудом удержался на ногах, но даже не притормозил, восстанавливая равновесие на ходу. Перед каютой на секунду остановился, приложил руку к датчику, открыл дверь и с замиранием сердца вошел внутрь.

Вначале мне показалось, что в каюте никого нет. Жуткий бардак и грязь. Разобранная кровать с несвежим постельным бельем. Лишь сделав еще несколько шагов, я увидел ее.

Джессика сидела в углу, обхватив руками колени. Абсолютно голая. Все тело покрыто ссадинами и кровоподтеками. Грязные волосы свалялись и напоминали паклю. И взгляд. В ее взгляде не было ничего. Пустой и бессмысленный, устремленный куда-то в стену.

– Джесс, – попытался сказать я, но не смог. Гор ло сдавило невидимыми тисками, и из него вырвался только тихий хрип. С трудом совладав с голосовыми связками, я сделал шаг вперед и повторил: – Джесс.

Ты меня слышишь?

Но стоило приблизиться еще на метр, как девушка начала тонко и жалобно подвывать, и я сразу же отступил. Постоял еще минуту, чувствуя, как по щекам покатились непроизвольные слезы, а затем резко развернулся и, пошатываясь словно пьяный, вышел из каюты.

В кают-компанию я вошел, раздираемый изнутри двумя противоречивыми чувствами: бешенством и жалостью. На ватных ногах подошел к так и стоявшей на коленях Ребекке. Посмотрел ей в глаза и потянул из кобуры пистолет.

– Томас, ты… – закричал Быков, но его голос заглушил звук выстрела.

– Эй, эй, эй! – запричитал один из мужиков, лицо которого забрызгало кровью Бекки. – Вы чего творите?! Я свой! Я на САП работаю!

Но я и не собирался в него стрелять. Вернул пистолет в кобуру, бросил взгляд на комм и повернулся к Быкову.

– Майор, прикажи своим людям срочно перейти на борт «Единорога».

Лекса, удивленно смотревшая на убитую мной девушку, после этих слов чуть сместилась в сторону, заходя Быкову за спину, и приподняла ствол винтовки, которая так и осталась у нее после боя.

– Спокойно, девочка, – покосившись на нее, бросил майор. Вопреки моим ожиданиям он был собран и совсем не удивлен. – Все мои люди и так на борту. Врубай щиты.

– Буц, – тихо сказал я. – Щиты на максимум. И выведи голографическое изображение ближайшего космоса.

– Выполнено, капитан, – ответил псевдоискин, и над одним из столиков сразу появилось объемное изображение «Единорога», к которому как раз быстро приближались пять кораблей, каждый из которых был как минимум вдвое больше нашего.

– Не понимаю, – растерянно произнесла Лекса, глядя на ухмыляющегося Быкова.

– Не понимаешь? – майор с иронией посмотрел на девушку. – Все просто, девочка. Неужели ты думала, что мы, как последние дураки, доверимся твоему начальству? Или ты думала, что я не знаю о дезинформации, которую вы слили по своим каналам главе картеля? Это же надо такое придумать, бесчеловечные русские наемники зверски убили его внучку!

– Тогда получается… – удивленно начала Лекса, соображая.

– Да, именно, что получается, – довольно сказал майор.

Они еще о чем-то разговаривали и даже спорили, но я уже их не слушал. Вдруг навалилась дикая апатия, и стало плевать абсолютно на всё. На корабли картеля, окружавшие «Единорог», на предостерегающие слова Буцефала, который настойчиво пытался что-то до меня донести. Даже когда рядом с нами вывалился из подпространства карантинный флот САП в полном составе, а чуть в стороне стали один за другим выныривать корабли русской эскадры, я не испытал ни удивления, ни испуга.

Плевать! Будь, что будет!


Интерлюдия

На борту небольшой, ничем не примечательной с виду яхты, в каюте, обставленной дорого и со вкусом, в мягких удобных креслах сидели двое мужчин. Они были примерно одного возраста, чуть за сорок, одеты в похожие строгие костюмы, и одинаково грели в руках пузатые бокалы, наполненные на четверть янтарным напитком.

– Что там с нашим подопытным? – лениво спросил один из них.

– Я считаю, что первую фазу он прошел, – ответил второй.

– Уже? – в голосе первого появился намек на удивление.

– Да, – твердо ответил второй. – Корабль он вернул. Правда, нам пришлось вмешаться. САПовцы в итоге собирались его убрать. Скорее от злости, чем по необходимости. Их операция по выманиванию главы картеля и его вербовки сорвалась из-за русских. Пришлось делиться.

– Хм. Как дети. Все не наиграются, – слегка раздраженно произнес первый. – Получается, что у мальчика не осталось врагов?

– О нет, – довольно сказал второй. – Враги остались. У него на удивление легко получается их наживать.

– Ты считаешь, что это хорошо? – заинтересовался первый.

– Конечно, – уверенно кивнул второй. – Он честен, по-своему справедлив и очень удачлив. Как я уже сказал, нам пришлось вмешаться лишь на последнем этапе. А враги лишь заставляют его быстрее соображать и принимать сложные решения.

– Может быть, может быть, – пробормотал первый и, поднеся к лицу бокал, вдохнул аромат напитка. – А что Организаторы? Сильно заинтересовались?

– Еще как. Особенно после того, как один из Игроков дезертировал и попросил должность на корабле подопытного.

– Ну что же, – медленно произнес первый, после небольшой паузы. – Дайте ему полгода отдохнуть и запускайте вторую фазу.


Эпилог

Я вышел из здания больницы, посмотрел в безоблачное небо Новой Аризоны и улыбнулся. Как-то даже не верится, что все беды остались позади. Только что навещал Джессику. Выглядит намного лучше. А во время разговора даже несколько раз улыбнулась. Немного натянуто, но все же. Врачи говорят, что через полгода она станет такой же, как прежде, а о тех печальных событиях не останется даже воспоминаний. И я им верю, все же медицина тут на высоте.

И хорошо, что на эти полгода у меня есть четкие планы. Первым делом надо найти Хейли и Торакумо. Надеюсь, они не откажутся снова стать членами команды «Единорога».

Кстати, на борту моего корабля снова красуется именно это название и больше не придется скрываться от властей и прятаться по окраинным планетам. Хотя сам до сих пор не пойму, как это получилось. После того как русские и американцы о чем-то договорились, меня бросили в камеру и на неделю забыли. Если честно, то я думал, что от меня захотят по-тихому избавиться. Но нет, в итоге отпустили на все четыре стороны. Правда, не забыли при этом про уничтоженный перехватчик и навесили штраф в пять миллионов кредитов. Так что теперь мне надо за три года заработать семь миллионов. Но я не расстраиваюсь, как-нибудь выкручусь. А нет, так всегда можно сбежать. Благо – опыт уже есть.

Ах да! В довесок к долгу САПовцы навязали мне Лексу. Ее разжаловали до капитана и назначили моей личной цербершей. Вместе с ней на «Единороге» получается уже целых пять членов экипажа.

Почему пять? Потому что уже здесь, на Новой Аризоне, сразу после моего освобождения объявился Игорь и попросился в команду. Да не один, а с какой-то потрясающе красивой, но ужасно стервозной девушкой. Говорит, что кинул Организаторов и сбежал. Я ему, конечно, не поверил. Но в команду взял. Ну, а что? САП наблюдателя мне уже навязали. Теперь вот Организаторы. Еще от русских надо кого-нибудь попросить для полного комплекта.

Пятым же членом команды я решил считать Кузю. Да, да, того самого кота. Он мало того, что не потерялся, но еще и умудрился наесть довольно приличные бока, пока партизанил в вентиляции «Единорога». Видимо, повар бандитов очень часто не досчитывался продуктов. Меня Кузя узнал сразу. Притащился непонятно откуда, поприветствовал, потершись об ноги, и даже позволил почесать себя за ухом.

Еще раз улыбнувшись, я подошел к гравибайку и активировал двигатель. Сейчас надо будет доехать до одного, не самого благополучного района, встретиться с Игорем и Лексой, и отправиться на поиски Пенопласта. Его на борту «Единорога» не оказалось, так что придется за ним побегать.

Ну да ладно, справимся. И не с таким справлялись.

Конец первой книги

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Интерлюдия
  • Эпилог
  • X