Александр Александрович Тамоников - Команда смертников

Команда смертников 1584K, 212 с. (Спецназ: Честь имею)   (скачать) - Александр Александрович Тамоников

Александр Тамоников
Команда смертников

Все изложенное в книге является плодом авторского воображения.

Всякие совпадения случайны и непреднамеренны.

В коллаже на обложке использованы элементы иллюстраций из книг:

«В Венесуэле скучно без оружия». Спецназ «Группа антитеррор». Художник П. Ильин

«Ликвидация докхантера». Спецназ ГРУ. Художник И. Варавин

«Крупнокалиберный укол». Спецназ ГРУ. Художник А. Соловьев

© Тамоников А., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2017


Глава 1

Сияющая на утреннем солнце белоснежная яхта «Венера», преодолевая несильное течение мутной реки Рабайя, петляющей по джунглям юго-восточной Африки, медленно продвигалась вперед. На капитанском мостике Джей Доррес, мужчина лет шестидесяти спортивного телосложения, в прошлом известный в научных кругах специалист в области исследования перспективных физических явлений, через бинокль внимательно осматривал прибрежную линию, где из крепких объятий густой растительности местами вырывались небольшие песчаные участки. Его помощник, Грэм Джонсон, находившийся рядом, постоянно бросал взгляды то на шефа, то на реку, то на карту, то на компас. Африканская флора и фауна его не интересовали. При подходе яхты к очередному изгибу спокойной Рабайи Доррес неожиданно воскликнул:

– А вот и они, эти мерзкие твари! Черт возьми, до чего же они отвратительны!

Джонсон перевел взгляд на левый от судна берег, где на песке распластались несколько крокодилов, и усмехнулся:

– Вы, босс, коллекционирующий в серпентарии ядовитых змей, брезгуете крокодилами?

– Представьте себе, да, Грэм, – ответил Доррес. – Змеи – это красиво, крокодилы – безобразно. Змеи элегантны, пластичны, грациозны, в конце концов, изящны, крокодилы же – вонючие отвратительные колоды. Вылезли из мутной воды на берег и лежат бревнами.

– Да, Джей, змеи, конечно, «красивы». Со стороны, пока не вонзят в тело свои ядовитые зубы. По мне, любые пресмыкающиеся – мерзость. Насчет неуклюжести крокодилов вы не правы, в своей стихии, в воде, они как охотники ни в чем не уступают так любимым вами змеям. Может, «стрельнем» по ним малым разрядом из «Марии»? Посмотрим, как эти «колоды» начнут в ярости рвать друг друга на куски?

– Или как с той же яростью набросятся на яхту?

– Этого мы не допустим. Сменим частоты излучения, и крокодилы в панике бросятся от яхты обратно на берег, медленно подыхать на песке, парализованные страхом.

– Страх им неведом, Грэм.

– Естественный, босс. Естественный страх неведом. Но не тот, что рождает импульс.

– Прекратим этот беспредметный разговор. У нас есть другой объект для эксперимента, иная цель для «Марии». Кстати, не пора ли связаться с Барри Адамсом и Ли Родсом? Конвой уже час как в пути к объекту.

– Пожалуй, пора, – посмотрев на часы, ответил Грэм.

– Так вызывай и, будь любезен, в дальнейшем не заставляй меня напоминать тебе о твоих прямых обязанностях.

– Да, сэр! – Джонсон прошел в рубку и включил бортовую радиостанцию: – Барри! Это Грэм!

– Слушаю тебя, Грэм! – раздался голос Барри Адамса, члена команды Джея Дорреса.

– Ты контролируешь конвой?

– С трудом, но контролирую. Колонна из Джены на данный момент находится в пяти километрах от деревни Аббоди. Учитывая местные условия, это как минимум минут пятнадцать езды до конечного пункта марша.

– Я понял тебя. Подожди немного. – Грэм выглянул из рубки: – Босс! Конвой в пятнадцати минутах от объекта.

– О’кей! Барри – отбой, отход в район подбора. Родсу после сеанса связи немедленный выход из зоны «А». Далее действия по плану.

– Понял, – ответил Джонсон и возобновил связь с Адамсом: – Тебе, Барри, прекратить сопровождение конвоя и начать отход в квадрат эвакуации. Ровно в полдень ты должен быть на месте.

– Я буду на месте.

– И поосторожней, Барри. Берега кишат крокодилами.

– А в джунглях полно змей и другой живности, с которой встречаться не рекомендуется. Я применю «Геракл» – устройство, отпугивающее любую живность.

– Да, но только в радиусе не более ста метров, не забыв отключить прибор у реки.

– Конечно, Грэм!

Джонсон переключился на Ли Родса:

– Ли?!

– Да!

– Джей интересуется, как обстановка на объекте?

– В деревне оживление. Аборигены семьями вышли из своих хижин, собираются на площадке у шатра вождя племени. Видимо, вождь поддерживает связь с начальником конвоя, и голодранцы собираются в кучу, чтобы успеть получить причитающийся каждому провиант. Ущербное зрелище. Мужчины в повязках, бабы прикрыты полосками ткани толщиной в ремень моих шорт. Худые, сиськи наружу, задницы тоже, дети – те вообще без всего, даже подростки.

– Обо всем этом ты в своем дневнике напишешь, а сейчас, Ли, у тебя не более пяти минут, чтобы, забрав Бомани и Тайса, выйти из зоны «А». «Мария» начнет работу в 9.40. В 10.50 зона «А» будет «чистой». При получении ожидаемого результата ведешь свою группу в деревню и проводишь в ней тотальную чистку! Думаю, это не займет у тебя много времени. Мы будем ждать тебя с 19.00 до 21.00 в заливе. Сигнал опознания – установочный. Опоздаешь по какой-либо причине – не обессудь, ждать не будем. И тогда, Ли, смерть.

– Мне известно, о чем проинструктированы аборигены Бомани и Тайс! А также что должен сделать я, если все пройдет по плану.

– Тем более. Я искренне желаю тебе благополучного возвращения, Ли!

– Я себе тоже.

– Ну, тогда до встречи!

– До встречи!

Отключив радиостанцию, Джонсон вышел к Дорресу и доложил:

– На объекте порядок, аборигены готовятся получить груз. В деревне сейчас, без сомнения, находятся все жители, от младенцев до глубоких старцев.

– Да, конвой для них – это жизнь. После опустошительной гражданской войны многие племена потеряли не только мужчин, женщин, но и скот, запасы продовольствия. Без гуманитарной помощи им не выжить. Поэтому для эксперимента, по сути завершающего кропотливую работу по созданию нового психотропного оружия, мной была выбрана эта пережившая гражданскую войну страна, а жителям деревни Аббоди просто не повезло. Хотя, с другой стороны, возможно, напротив, повезло. Несколько минут необъяснимого состояния, и смерть как прекращение мучений на этой земле. Ведь то, как живут аборигены, жизнью можно назвать лишь условно, да и их самих людьми тоже с большой натяжкой. Но… время?

– 9.25, мистер Доррес.

– «Марию» в полную готовность!

– Слушаюсь, сэр!

Грэм Джонсон скрылся в зашторенном салоне яхты, и тут же шестиугольный экран, совершенно не напоминающий какое-либо орудие, немного развернулся, приняв горизонтальное положение. Доррес услышал легкий шелест заработавшего генератора.

– Я готов! – крикнул из салона Джонсон.

Доррес посмотрел на часы: 9.39. Секундная стрелка бежала по кругу. Когда она достигла цифры «12», владелец яхты отдал команду:

– Капитану – стоп! Грэм – пуск!

При этом, еще до команды, и сам Доррес, и его помощник, и капитан судна надели наушники, заранее приготовленные Джонсоном.

Доррес увидел через бинокль, как неподвижная до этого листва деревьев и кустарников слегка зашелестела, и кивнул головой:

– О’кей!

6 июля, среда, район расположения деревни Аббоди, места постоянного проживания одноименного племени. 9.30

Конвой правительственных войск из трех большегрузных автомобилей «Форд», медленно преодолевая извилистую грунтовую дорогу, приближался к селению племени аббоди. Начальник конвоя капитан Лукман Этайво перед последним этапом марша, за километр до деревни, вызвал на связь командира военной базы в городе Джена:

– Кронт! Я – Тапер! Как слышишь меня?

– Тапер! Я – Кронт! Слышу тебя хорошо! – ответил полковник Фануэл Ломембе.

– Конвой в километре от Аббоди! Через несколько минут будем на месте.

– Хорошо, Тапер! Разгружайтесь и возвращайтесь на базу. Вам сегодня предстоит еще одна поездка на запад.

– Я понял вас! До связи!

– До связи!

Колонна вошла в деревню. Три грузовика встали в линию на площади деревни у шатра вождя. Солдаты, находившиеся в кузове, открыли борта, и толпа местных жителей двинулась к машинам.

– Спокойно, люди! – поднял мегафон капитан Этайво. – Не наваливайтесь! Разделитесь на шесть групп, чтобы подойти к каждому автомобилю. И не нервничайте, продовольствия хватит всем. Сегодня мы привезли больше обычного.

– А медикаменты? – выкрикнул кто-то из толпы.

– Все, что просили, привезли. Не создавайте заторов. Быстрее организуетесь – быстрей разгрузимся.

Вождь племени отдал команду на языке племени, и народ начал выстраиваться в шесть колонн. Мужчины, женщины, подростки. Поодаль стояли старики, женщины, державшие на руках младенцев, и дети, которым не под силу таскать мешки, ящики и контейнеры.

– Начать разгрузку! – приказал капитан.

Стрелки его часов достигли отметки 9.40.

Неожиданно обстановка резко изменилась. Рядовой, подававший мешок высокому худому мужчине, выронил его, схватившись за голову. Его примеру последовали и все остальные, но на короткое время. Головная боль, быстро вспыхнув, так же быстро угасла, но родилась необъяснимая агрессия.

Худой мужчина, не поймавший мешок, крикнул солдату:

– Ты что делаешь, тупоголовый баран? Нас за людей не считаешь?

Рядовой бросил ящик, схватился за американскую винтовку М16:

– На кого пасть открыл, вонючий дикарь? – И тут же выстрелил в аборигена.

Тот, пораженный в сердце, рухнул под колеса грузовика. Толпа взревела и рванулась к солдатам.

Капитану следовало бы остановить конфликт, но и в нем бушевала непонятно откуда взявшаяся безумная ярость. Он выхватил пистолет и крикнул:

– Стреляй дикарей!

Солдаты открыли беглый огонь по населению. И стреляли они не только в тех, кто находился рядом, но и в стариков, в женщин с младенцами, в детей. С простреленной грудью упал у шатра вождь. Кровавая оргия только возбуждала солдат. К хижинам в оставшуюся толпу полетели ручные гранаты, взрывами разметало десятки людей. Спустя пятнадцать минут, отстреляв половину боезапаса, солдаты прекратили огонь. Стрелять просто было больше не по кому. Все жители Аббоди бились в судорогах на площади у шатра. Но этим кровавое действо не закончилось. Уничтожив население деревни, солдаты не успокоились. Один из них, стоявший в кузове левой крайней машины, взглянул вниз и, увидев капитана Этайво, поднял винтовку с криком:

– А вот и ты доигрался, проклятый Лукман! Закончилось твое командование!

Но капитан оказался проворнее солдата. Он дважды выстрелил в подчиненного, и тот полетел на землю. Кто-то крикнул:

– Ты чего, голубая кровь, на меня уставился? Вас, падаль, давить надо!

Прогремела очередь. За ней вторая, третья. Солдаты начали стрелять друг в друга. Капитан Этайво открыл дверь кабины и увидел перекошенное гримасой ярости лицо водителя, державшего в руках по гранате. С криком: «И ты, вонючка, против меня?» – Этайво выстрелил в молодого солдата.

Тот разжал руки, гранаты упали на пол машины и взорвались. Изуродованное тело начальника конвоя отлетело к корчащейся от боли женщине, у ног которой лежал расстрелянный мальчик лет восьми. Оставшийся в живых последний солдат конвоя, убив собственного брата, соскочил с кузова правой машины и дико закричал. Затем выхватил из-за пояса наступательную гранату, выдернул кольцо, отпустил предохранительную чеку – взрыв разбросал фрагменты его тела по валявшимся рядом трупам.

Наступила зловещая тишина.

– Ну, вот и все, – проговорил Ли Родс, который вместе с наемниками-африканцами наблюдал за кровавой оргией в Аббоди. – Это было нечто. Какая-то тарелка, и такое?! Доррес – гений! Все перестреляли друг друга за считаные минуты. Более ста человек уничтожили сами себя. Чудеса!

– Мы можем начинать? – повернули головы к Родсу африканцы.

– Пока нет, – ответил Ли и посмотрел на часы: – Ожидание две минуты. Приготовить оружие. Добивать всех, независимо от пола и возраста. Всех, мои африканские друзья. Да в деревне работы будет немного, надо просто осмотреть хижины, вдруг ребенок забился куда-нибудь. Хотя нет, и его ярость должна была выгнать на улицу.

– Даже если ребенку три года?

– Трехлетние подохли еще до выстрелов. Так, время 9.52. Вперед, на чистку деревни!

Ошибался наемник Ли Родс, утверждая, что в Аббоди не могло остаться никого в живых. Один мужчина все же выжил. Это был местный охотник Джитуки Пилиу. За сутки до прихода конвоя он провалился в джунглях в глубокую яму, сильно разбив голову. Соплеменники достали его оттуда, перевязали голову лоскутами чистой материи, заложив в кровоточащие ушные раковины самодельные тампоны и надев на раненую голову плотный шлем из бычьей кожи. К конвою вышли жена Джитуки, его сын и дочь, сам же Пилиу остался лежать на шкурах в хижине. Он не слышал речей начальника конвоя, вождя, голоса толпы, но выстрелы, а тем более разрывы гранат Джитуки услышал. Не понимая, что произошло, подошел к завесе хижины и… остолбенел от ужаса. Пилиу видел, как упали в пыль его жена, его дети. Он хотел рвануться к ним, но страх удержал аборигена. Этот страх заставил его схватить охотничий мешок с провиантом, нож и, проломив дверь хижины, выскочить в джунгли. Далеко отойти он не смог, слабость валила с ног, поэтому укрылся в гуще колючего кустарника, не замечая, как колючки в кровь рвут его кожу, и, плача по семье и по собственному бессилию, глядел на расстрелянную деревню. Одно его сильно удивило. Расстреляв племя, солдаты перебили и друг друга. Это никак не укладывалось в голове аборигена. Лежа в кустах, он отчетливо видел, как с северо-восточной стороны в деревню вошли трое вооруженных мужчин. Один белый, два темнокожих. Джитуки вытер слезы и начал внимательно следить за чужаками, явно имевшими причастность к тому, что произошло в деревне.

А Родс, Бомани и Тайс, даже не подозревая, что за ними наблюдают, приступили к своей работе. Они разошлись по деревне и стреляли в головы тем, кто еще дышал или стонал. Наемники добивали всех: и стариков, и умерших от вакханалии младенцев. В жену и детей Джитуки белый стрелять не стал, только перевернул своим армейским ботинком их трупы с живота на спину, посмотрел на них и пошел дальше. Пилиу боялся, что эти страшные люди начнут обход всех хижин. Тогда они увидят пролом в задней стене его жилища и поймут, что кто-то успел бежать. Свидетели им не нужны, и убийцы пойдут по следу. Чернокожие ищейки быстро отыщут его, Джитуки, и тогда смерть. Но, может, это и к лучшему, он вновь будет со своей семьей. Однако пришельцы осмотрели лишь часть хижин. Видимо, со временем у них было туго, поэтому, дойдя до шатра вождя, они просто бросили в него и три ближние хижины по гранате, отчего огнем взялись все жилища деревни. А троица убийц ушла туда, откуда пришла. Вдруг Джитуки услышал какой-то писк и подумал, может, чей-то младенец выжил? Он вышел на площадь, стараясь не смотреть на трупы, и обнаружил источник писка. Это была портативная радиостанция, валявшаяся недалеко от начальника конвоя. Джитуки не знал, как ею пользоваться, но от него не требовалось никаких знаний, станция была включена на режим бесперебойной двусторонней связи. Он поднял рацию, машинально нажав на клавишу сбоку корпуса, и услышал голос, от чего чуть было не выбросил станцию.

– Тапер! Я – Кронт! Почему молчишь? Тапер! Ответь!

– Я не знаю никакого Тапера, – поднеся станцию ко рту, произнес Джитуки.

– Кто ты? – удивленно спросил все тот же металлический голос.

– Я – Джитуки Пилиу, охотник из деревни Аббоди.

– А где начальник конвоя? К вам прибыли машины с продовольствием?

– Ты кто?

– Командир военной базы, с которой к вам ходят конвои. Так ты не ответил на мой вопрос.

– Ну, слушай, командир. Твой конвой приехал в деревню. Только он не стал раздавать продовольствие, а расстрелял всю деревню. Потом твои солдаты поубивали друг друга.

– Что?! Что ты там несешь, охотник?

– А ты приезжай в Аббоди и все увидишь своими глазами.

– Я приеду. Немедленно выезжаю к вам! Прошу тебя не уходить из деревни. Мне надо знать подробности случившегося.

– Чтобы ты убил меня? Последнего жителя деревни?

– Ты сошел с ума?

– Наверное. Но посмотрю, не потеряешь ли ты разум, увидев, что натворили твои проклятые солдаты. – Джитуки бросил радиостанцию к изуродованному трупу капитана Этайво. – Да, я посмотрю на тебя. – И пошел к своей расстрелянной семье.


Бомани и Тайс вели Ли Родса по едва заметной тропе в джунглях. Родс все время смотрел по сторонам. Он нервничал. Здесь каждое дерево, каждый куст, каждая ветвь таила в себе опасность. Нервничая, он, однако, не забыл перевести в боевое положение свой «кольт». Марш давался нелегко. И если африканцы шли быстро, о чем-то беззаботно переговариваясь на своем языке, то Родс, не пройдя и трети пути, устал. Завидев на небольшой поляне поваленное дерево, он приказал африканцам:

– Все! Привал.

– Нельзя останавливаться, мистер, мы отошли от деревни не настолько далеко, чтобы чувствовать себя в безопасности, – попытался воспротивиться Бомани.

– А что нам может грозить? Свидетелей мы не оставили, сообщить о бойне в Джену некому.

– Дым от пожара, – сказал Тайс.

– Что? – переспросил Родс.

– Дым. Он виден далеко.

– Но не в Джене же?

– До Джены много деревень, много охотников в джунглях.

– Вы считаете, что за нами может быть организовано преследование?

– Да, – ответил Бомани, – мы оставляем свежие следы, и опытные следопыты-охотники быстро их найдут. К тому же вам следует быть у залива не позднее девяти часов вечера, а путь дальше еще сложнее.

– Но я устал. Пятнадцать минут отдыха мне просто необходимы, так что выполнять приказ – привал.

Африканцы переглянулись, сели у одиночного дерева, перед этим внимательно осмотрев его ветви и местность вокруг. Родс присел на поваленный ствол.

Африканцы достали из сумок еду – лепешки, свернутые в трубки, с какой-то ядовито-зеленой начинкой.

Родс отпил из фляги глоток виски, бросил в рот кусок галеты. Закурил.

– А что это у вас за начинка в лепешке? Протертые фрукты? – спросил он.

– Нет, – спокойно ответил Бомани, – это молодые черви.

– Что? – поперхнулся дымом Родс. – Черви?

– Да. Очень вкусно. Не желаете попробовать?

– Чтобы меня вывернуло наизнанку? Нет уж, ешьте сами червей, личинок, гусениц.

– Напрасно отказываетесь. Наша пища дает силу, ваша только губит организм.

– Много ты понимаешь.

Выкурив сигарету и бросив окурок в траву, Родс перешнуровал армейские ботинки, поднялся, сделал еще глоток виски, встряхнулся:

– Ну вот, теперь можем идти дальше. А деревня-то действительно разгорелась не на шутку. Дым виден и отсюда. И запах.

– Это уже джунгли горят, – проговорил Бомани.

– Тем лучше, – усмехнулся Родс, – никто не сможет подойти к деревне.

– Лучше? – возмутился Тайс. – Ветер-то гонит огонь на нас, а пламя по лесу распространяется быстро.

– Черт возьми, я не подумал об этом. Огонь может отрезать нас от залива.

– Он и отрежет. Придется идти в обход, – заметил Бомани.

Родс достал карту и недовольно пробурчал:

– В какой обход? На востоке и западе – болота.

– По болотам и пойдем.

– И ты знаешь, как пройти их?

– Конечно. Я же рос в джунглях, как и Тайс.

– Этого мне еще не хватало. Болота.

– Можете идти прежним путем, но учтите, если ветер не изменится, то огонь совсем скоро догонит вас.

– Огонь?! Болота?! Чертова Африка! Ну, что уставился, – взглянул Родс на Тайса, – ведите по своим болотам.

Группа сменила курс. В 20.40 она, наконец-то пройдя джунгли, вышла к заливу. Метрах в двухстах стояла на якоре яхта.

– Ух, – нагнулся уставший мокрый Родс, – успели.

– Вам повезло, – улыбнулся Бомани, – если бы мы не вышли к заливу до девяти часов, то вас пришлось бы убить. Таков приказ мистера Дорреса.

– Мне известно о нем, – улыбнулся в ответ Родс. – Да, мне повезло, а вот вам, пожирателям червей, нет.

В глазах африканцев промелькнуло удивление. А он выхватил «кольт» и дважды выстрелил. Бомани и Тайс рухнули на прибрежный песок с пробитыми пулями черепами, открытыми глазами, в которых так и осталось стекленеть удивление.

– Грэм! Это Ли! – вытащив из кармана рацию, крикнул Родс.

– Видок у тебя, Ли, неважный. Мокрый, грязный. И как тебя такого пускать на яхту?

– Ты шутишь, Грэм?

– Нет, просто вижу тебя в бинокль. Но, ладно, брось трупы африканцев в воду и жди, я высылаю к тебе моторную лодку с Адамсом.

– Чего возиться с ниггерами, Грэм? До утра их крокодилы утащат на дно.

– В заливе, да будет тебе известно, этих тварей нет. Они пресноводные. Ты плохо учился в школе, Родс!

– У меня другая школа была. Школа выживания.

– Тогда делай, что сказано.

– Слушаюсь!

Родс перетащил трупы африканцев к берегу, сбросил в воду и подумал: «Крокодилы здесь не водятся, зато акул достаточно, все равно от черномазых к утру ничего не останется». Когда подошла моторная лодка, Барри Адамс рассмеялся, увидев Родса:

– А ты действительно, как говорил Джонсон, чучелом смотришься.

– Тебе весело? Прошел бы по джунглям с мое, посмотрел бы я на тебя.

– Ладно, Ли, прыгай в лодку, пора сваливать отсюда.

– Надеюсь, на яхте приготовили ужин?

– Ужин давно прошел, но тебе кое-что оставили.

– Не червей, что жрали африканцы?

– Нет, кое-что повкуснее.

Пройдя тихие воды залива, лодка причалила к яхте, и бандиты-наемники поднялись на судно. Встретивший их помощник Дорреса кивнул Родсу:

– Давай в душевую, в кубрике чистая одежда. Как приведешь себя в порядок, приходи в кают-компанию. Шеф желает знать подробности бойни в Аббоди.

– Сколько у меня времени?

– Столько, сколько понадобится для того, чтобы привести себя в порядок. Ты же не шлюха из борделя, штукатурить свою рожу часами?

– Я понял.

В 21.40 в кают-компании собрались Джей Доррес, Грэм Джонсон, Барри Адамс и Ли Родс.

Доррес прикурил сигарету и посмотрел на Родса:

– Слушаю тебя, Ли.

– Что сказать, босс? То, чему я стал свидетелем, просто потрясло меня. Никогда не думал, что может произойти нечто подобное. – Он подробно изложил все произошедшее в Аббоди. – И дикари, и солдаты словно с ума сошли. Они готовы были рвать друг друга, что, впрочем, и делали. Солдаты стреляли так, будто получали от этого оргазм. Били по всем без разбора. И так же яростно позже перестреляли друг друга. Последний из конвоя подорвал себя.

Выслушав Родса, Доррес удовлетворенно кивнул:

– Хорошо. Значит, наша «Мария» оправдала себя?

– Более чем, босс.

– О’кей. Теперь доложи о зачистке деревни.

– Да там, по большому счету, и зачищать было некого. Лишь нескольких смертельно раненных – двух мужиков, одну бабу и пацана лет двенадцати. Но они и без зачистки подохли бы.

– Хижины все осмотрели?

Родс солгал, зная, как Доррес скрупулезно относится к выполнению его заданий:

– Да, сэр, мы прошли все хижины. В них никого не было. Жители вышли встречать конвой, но мы подорвали три жилища аборигенов.

– Что вызвало сильный пожар в джунглях.

– Нам не следовало подрывать хижины?

– Ты в точности исполнил приказ, почему же задаешь глупый вопрос?

– Ну, может, следовало просчитать вероятность возгорания камышовых жилищ туземцев?

– Запомни, Родс, тебе, как и Адамсу, не надо ничего просчитывать. Вам платят деньги за беспрекословное, неукоснительное и точное выполнение приказов. А пожар? Утренний дождь зальет его. Ответь лучше, ты уверен, что в Аббоди не осталось никого в живых?

– Уверен, босс.

– Ладно. Ступайте с Барри отдыхать. К утру мы будем на базе. Там вас ждет сюрприз, парни.

Наемники переглянулись.

– Что за сюрприз? – спросил Барри.

– Разве вы не сетовали на то, что у вас долго нет женщин?

– Вы?..

– Да, – скривил физиономию в ухмылке Джей. – Фил Хенлис, пока мы работали на восточном побережье, привез из ЮАР шлюху. Одну, и черную, но весьма активную, по словам начальника службы безопасности. Вы получите ее в подарок и сможете делать с ней все, что пожелаете. Довольны?

– Одна баба, да еще негритянка, на двоих?

– Я могу отправить ее развлекать акул.

– Все нормально, – поспешил сказать Адамс, – лишь бы вместе с черной шлюхой Фил не привез на базу целый букет венерических заболеваний.

– Об этом не беспокойтесь. Свободны.

Когда наемники вышли, Джонсон развернулся в кресле и, проводив их взглядом, произнес:

– Вы посмотрите на них, босс! Мало им одной проститутки.

– Не обращай внимания, Грэм. Давай выпьем за успех эксперимента.

– Что будете пить? Коньяк, виски?

– Водку. У нас осталась русская водка?

– Есть пара бутылок. Ее становится все труднее доставать на континенте.

– Налей мне водки, себе – что хочешь.

– Себе виски.

Главарь банды и его помощник выпили.

– А теперь, – Доррес посмотрел на часы, – настрой-ка, Грэм, спутниковую станцию. Мистер Смелнок наверняка не находит себе места в офисе Нью-Йорка.

– Да, босс!

Джонсон выставил на стол стальной чемодан со спутниковой станцией, больше напоминавшей обычный персональный компьютер. Пробежал пальцами по клавишам, повернул монитор к Дорресу:

– Готово, босс.

На экране высветилось припухшее лицо полного мужчины лет шестидесяти пяти.

– Привет, Бен, – поприветствовал Джонсон своего старого товарища и бывшего коллегу по секретной американской программе «МК-ультра».

– Привет, Джей! Как прошли испытания?

– Превосходно. Думаю, уже завтра весь мир будет говорить о непонятной бойне в африканской деревне Аббоди. То, что не дали нам сделать чиновники, мы сделали без них. Сейчас уже можно смело утверждать – нам удалось создать новое психотропное оружие массового поражения.

– Поздравляю тебя, Джей!

– Я тебя тоже поздравляю. Теперь необходимо найти покупателя на это оружие.

– В них, уверен, недостатка не будет. Как быстро ты сможешь сделать серию акустических пушек?

– Для этого потребуется не более месяца.

– О’кей! А не стоит ли еще раз проверить «Марию» для надежности?

– После Аббоди это слишком рискованно. Спецслужбы ведущих мировых держав, поняв, что кто-то обладает новейшим и мощным оружием массового поражения, предпримут максимум усилий, чтобы найти его.

– А спецслужбы не могут выйти на твою базу?

– Акватория архипелага под контролем. База надежно замаскирована. Быстро нас не просчитать. А когда найдется достойный покупатель, то проблемы со спецслужбами отойдут к нему.

– О’кей! Я начинаю поиск покупателя. А контролер сосредоточит особое внимание на ЮАР, спецслужбы южноафриканцев ближе всех к вам.

– Это твои проблемы. А что за вид у тебя, Бен? Такое ощущение, будто ты всю ночь жрал виски в обществе молоденькой, но агрессивной шлюхи.

– Так оно и было, Джей. Только компанию мне составляла не шлюха, а одна молодая хищница, желающая заполучить себе старого, но «упакованного» во всех отношениях мужа.

– Будь осторожен с подобными девицами. Они обрабатывают клиентов так, что те и глазом моргнуть не успевают, как оказываются окольцованными этими хищницами. И что самое прискорбное, после свадьбы клиенты обычно долго не живут.

– Да знаю я все. Потому и не получит ничего «невеста». Завтра же выгоню ее в провинцию.

– И тут же найдешь себе другую.

– А почему бы и нет? – рассмеялся Смелнок.

– Ты прав.

– А ты так и остался однолюбом? Даже после того, как узнал правду о Хелен?

– Нет, Бен. Но насколько сильно я любил ее раньше, настолько же сильно сейчас ненавижу и жажду мщения.

– Теперь тебе многое под силу.

– Ты хотел сказать – нам?

– Пусть будет так, нам!

– Отоспись, Бен! И гони от себя шлюху прямо сейчас, иначе рискуешь не дожить до утра.

– Разберусь!

– Спокойной ночи, Бен!

– Да, теперь я спокоен. До связи!

– До связи!

Доррес развернул от себя спутниковую станцию. Джонсон перевел ее в режим ожидания экстренных вызовов, закрыл крышку и убрал чемодан под стол.

– Что будем делать на базе, босс?

– Ждать! И одновременно пускать линию для мелкосерийного производства изделий.

– Не дожидаясь, пока мистер Смелнок выйдет на надежных покупателей?

– Это несложно, Грэм.

Доррес задумался. Пауза затягивалась, и Джонсон решил прервать ее:

– Вы плохо чувствуете себя, босс?

– Что? А?! – встрепенулся Доррес. – Нет, Грэм, я просто задумался. И знаешь, о чем?

– Ну, откуда мне это знать?

– Я подумал, кладет ли кто и когда-нибудь цветы на мою могилу?

– Возможно, бывшая супруга?

– Хелен? – усмехнулся Доррес. – Нет, Грэм. Хелен во время совместной жизни вовсю гуляла с генералом Греем. За него же и замуж вышла сразу после того, как я «погиб» в автокатастрофе. Ее и на похоронах не было, потому что Грей в это время получил краткосрочный отпуск после ликвидации нашей лаборатории на мысе Ко. Когда меня «хоронили», Хелен с Греем летели в Майами. Если ей тогда было не до мужа, то сейчас она наверняка даже не знает, где находится моя могила. А ты говоришь, цветы.

– Дочь?

– Мария? В честь нее я назвал первый образец нового оружия. Она вышла замуж за аристократа из Англии и живет в Лондоне. Сомневаюсь, что она вообще после отъезда вспоминала обо мне. Так что, Грэм, сто против одного, на мою могилу цветов никто не кладет.

– Вас это задевает?

– Раньше было безразлично, сейчас – да. И если к дочери я по-прежнему не питаю антипатии, она молода, ее можно понять, то Хелен должна ответить за свои подлые измены. И Грей должен ответить. Он мог попытаться отстоять проект, но даже пальцем не пошевелил для этого. Ему плевать, что программа для многих являлась делом всей жизни. Сколько ученых покончили с собой, когда «МК-ультра» закрыли? Четверо. Самых лучших ученых, которых просто вышвырнули на улицу из-за таких подонков, как Грей.

Джонсон налил в бокал воды, протянул его шефу:

– Успокойтесь, босс! У вас теперь есть все возможности отомстить своим недругам. Выпейте воды и успокойтесь.

– К черту воду! Налей еще водки.

– А не много ли будет?

– Исполняй приказ, Грэм.

Выпив водки, Доррес закрылся у себя в каюте и долго не мог уснуть, вспоминая бывшую жену, так подло поступившую с ним. Заснул он только под утро, оттого и поднялся совершенно разбитый. Но бассейн и тренажер быстро привели его в чувство. Переодевшись, он прошел в гостиную, включил телевизор. По всем местным каналам показывали деревню Аббоди. Сгоревшие хижины, обезображенные трупы. Корреспондент брал интервью у высокого полковника, и Доррес увеличил звук.

– Господин полковник, и все же, что здесь произошло?

– У меня нет ответа на этот вопрос. Мы не первый раз доставляли сюда груз, и всегда все происходило без каких-либо эксцессов. Не то что конфликтов, мелких ссор между моими подчиненными и местными жителями не возникало. И вдруг такое!

– Возможно ли, что кто-то спровоцировал военных открыть огонь?

– Даже если и имела место провокация, мои парни не стали бы стрелять в женщин и детей, тем более друг в друга. Личный состав конвоя подбирался из опытных солдат, прекрасно ладящих между собой, и капитан Этайво являлся одним из лучших офицеров военной базы. Я не понимаю, что могло спровоцировать трагедию в Аббоди.

– Кто-нибудь из солдат или местных жителей остался жив?

– Нет!

– А откуда вы узнали о трагедии?

– В определенное время начальник конвоя не вышел на связь. Мы из Джены попытались связаться с ним, но его станция молчала, хотя находилась в рабочем состоянии. Когда конвой вовремя не вернулся, а капитан Этайво по-прежнему не выходил на связь, я решил лично проверить, что вызвало нештатную ситуацию. Приехав в деревню, я увидел… то, что вы видите сами.

– По поводу бойни в Аббоди будет проведено расследование?

– Это не в моей компетенции. Но если спецслужбы страны и проведут тщательное расследование, боюсь, причин произошедшего мы не узнаем.

– Почему?

– Потому что никакие причины не могли вызвать подобную неоправданную жестокость и безумие. У меня такое ощущение, будто и местные жители, и все подчиненные одновременно сошли с ума. Извините, я больше не могу говорить.

Оператор перевел камеру на деревню, опаленные пожаром джунгли. Весь экран заняла заставка: «Необъяснимое массовое убийство в Аббоди». И программа пошла с начала. Доррес выключил телевизор и прошептал:

– Ты прав, полковник, причин бойни не установит ни одно следствие.

В гостиную вошел помощник, и Доррес поинтересовался:

– Телевизионные новости смотрел?

– Конечно. О бойне в Аббоди все африканские каналы сообщают с шести утра, но я зашел не просто так, у нас гости, босс!

– Гости? Что за гости?

– В акваторию архипелага зашла прогулочная яхта. Без названия, номерная. Номер судна «003».

– Это яхта Джона Крига.

– Да, предприимчивый американец развивает свой бизнес.

– Он выкупил остров Керуг?

– Пока арендует его, но сделка купли-продажи должна состояться со дня на день. По крайней мере, так утверждает наш агент в Джене Квабене Дику.

– Сколько человек на яхте и что они делают, выяснили?

– С берега мы осмотрели судно, на яхте трое мужчин, одна женщина, ну, и капитан с помощником.

– Белые, черные?

– Белые.

– И чего их занесло к нам, ведь Керуг от Мукейна находится довольно далеко?!

– Не знаю!

– А надо узнать.

– Они нам нужны? – спросил Джонсон, поглаживая подбородок.

– А если туристы решат высадиться на наш остров?

– Они же ничего не увидят! И вам это известно лучше, чем мне.

– Смелнок говорил, что неплохо бы провести повторное испытание «Марии».

– Вы хотите сказать…

– Значит, так, Грэм, – прервал помощника Доррес. – Бери с собой Адамса и Родса, и на нашей яхте подойдите к судну Крига. Объяви гостям, что они зашли на частную территорию, оцени обстановку, заставь яхту Крига развернуться. И тут же проведи ее обстрел из «Марии». Но после того, как сообщишь мне, что собой представляют туристы.

– Значит, вы приняли решение уничтожить их?

– Нет! Ты должен установить пушку на режим щадящего импульса. Наша задача – вызвать у гостей необъяснимый панический страх. А что произойдет дальше, посмотрим.

– Рискованно, босс! Вернувшись на Керуг, экипаж и пассажиры, придя в себя, наверняка расскажут Кригу о встрече с «Венерой». Если уж работать по яхте, то так же, как в Аббоди. Пусть гости перебьют друг друга. А судно Грея мы оттащим к впадине, где и затопим. Конечно, решать вам, босс, но я не стал бы рисковать. А лучше всего пропустить эту яхту.

– Выпускать ее отсюда все равно нельзя. Если Джон Криг расширяет бизнес, то без новых маршрутов ему не обойтись. Уверен, что яхта «003» появилась здесь не случайно, возможно, что и на борту ее не туристы, а люди Крига, обследующие архипелаг. Необитаемые острова весьма привлекательны для настоящих туристов. Нам же они здесь не нужны.

– И каково будет окончательное ваше решение?

– Все сделать, как я сказал, – немного подумав, ответил Доррес. – Остановить яхту, выяснить, откуда она, кто на судне, развернуть назад. Провести обстрел щадящим импульсом. Записать на камеру результат воздействия на экипаж и пассажиров ауточастот, после чего провести обстрел, аналогичный обстрелу Аббоди, но меньшей площади. После чего судно отбуксировать к впадине и затопить! Это мое окончательное решение, действуй, Грэм!

– Слушаюсь, босс!

– Я буду на смотровой площадке.

– О’кей!

Джонсон вышел из гостиной, через балкон прошел до комнат наемников. Из одной доносились женские вскрики, и он осуждающе покачал головой. Дорвались Адамс и Родс до бабы, ночи им не хватило утолить страсть. Грэм распахнул дверь комнаты Родса, увидел извивающуюся на Родсе негритянку и перекошенную физиономию Ли рядом с измятой подушкой и усмехнулся: похоже, Адамс сдался, а Родс в состоянии шока. В это время Ли вскрикнул, дернулся несколько раз и сбросил с себя проститутку. Та, облизав жирные губы, встала.

– Ну и как ощущения, Ли? – обратился Джонсон к Родсу.

Родс и негритянка повернулись на голос. Проститутка улыбнулась, наемник же, приподнявшись, ответил:

– Это не шлюха, а какая-то секс-машина. Я еще таких не встречал.

Проститутка совершенно не стеснялась своей наготы. Она подошла, виляя узким выпуклым задом, к Джонсону и с циничной улыбкой спросила:

– Может, и ты хочешь познать, что такое настоящий секс?

– Черномазые не в моем вкусе, – грубо ответил Джонсон. – Пошла в свою комнату – сеанс любви закончен!

Фыркнув, как дикая кошка, и подняв с кресла пеньюар, негритянка вышла из спальни.

– Доволен? – поинтересовался Грэм, обращаясь к Родсу.

– Не то слово, я выжат, как лимон.

– Адамс-то жив?

– У себя, он в три часа отвалил.

– Так вы вдвоем ее?

– Да она и троих легко выдержит.

– Доволен – это хорошо. Быстро приводи себя в порядок, поднимай Адамса и в грот на яхту. Есть работа.

– Какая на острове может быть у нас работа? – удивленно посмотрел на Грэма Ли.

– Не на острове. Жду вас на яхте. На сборы не более десяти минут.

– Ничего не понимаю.

– Это объяснимо. Время пошло, – усмехнулся Джонсон.

Он прошел к комнате капитана Джека Милкотта и вместе с ним спустился в огромную подземную пещеру, где стояла «Венера». Через десять минут туда же спустились изрядно помятые Барри Адамс и Ли Родс.

– Работа, парни, нам предстоит следующая, – начал объяснять Грэм. – В район острова вошла яхта туристического комплекса Джона Крига. Доррес приказал остановить ее, проверить экипаж и пассажиров, всего шесть человек, одна женщина. Ваша задача – держать на прицеле гостей, остальное сделаю я. В дальнейшем все действия по моей команде. Ясно?

– Ясно! – кивнул Адамс.

– А чего здесь забыла яхта Крига? – спросил Родс.

– Это мы и должны узнать.

– А потом?

– Ты так и не пришел в себя, Ли. Я же сказал, действия по моей команде, и приготовьте оружие к бою. – Грэм повернулся к капитану: – Джек!

– Я все понял. Выйти к судну Крига и заблокировать его.

– Верно. Вперед!

«Венера» медленно вышла из грота и, взревев двигателем, пошла к острову Нуна, около которого находилось судно Крига.

Его капитан еще издали увидел яхту Дорреса и тут же поднял трубку внутреннего телефона:

– Мадам! Справа по борту яхта «VENUS».

– «VENUS»? «Венера»?

– Точно так, мадам. Она идет к нам.

– Я сейчас.

Предупредив команду, мадам Ларен поднялась на капитанский мостик. Трое мужчин заняли места на палубе, вооруженные пистолетами-пулеметами.

– Интересно, – проговорила она, – «Венера», я не слышала о такой яхте. И что она делает здесь, у архипелага Флегур да Гунья?

– Может, путешественники? Сейчас подобных чудаков развелось много, – предположил капитан Артур Венс. – Каковы будут наши действия, мадам?

– Малый ход. «Венера» явно направляется к нам. Билл, – окликнула она помощника капитана, – посмотри через оптику, кто на борту этой «Венеры».

– В рубке капитан, – ответил уже смотревший в бинокль на яхту Дорреса Билл Диксон. – На палубе мужчина, тоже смотрит на нас через оптику. По обоим бортам еще двое мужчин. Наверху больше никого. Непохоже, что это путешественники-чудаки.

– Тогда кто?

– Узнаем! И совсем скоро. Кстати, на носу идущей к нам «Венеры» установлен то ли радар, то ли какое-то другое устройство. Довольно крупных размеров шестигранной плоскости.

– Зачем яхте такого класса большой радар?

– Не знаю!

– Ладно. Посмотрим, что это за судно.

– С яхты передают сигнал с требованием остановиться, – доложил капитан.

– Исполняй требование.

Венс заглушил двигатели, и вскоре «Венера» подошла к «003» с правого борта.

– Капитану «003», – поднял мегафон Джонсон. – Вы вошли в акваторию частного владения, дальнейшее продвижение запрещено. Просьба развернуться и обойти район севернее острова Нуна!

– С каких это пор воды океана являются частной собственностью? – прокричала в ответ Лорен. – Да и остров Мукейн, насколько мне известно, не находится в частной собственности.

– Тем не менее это так, мадам, простите, вы не представились.

– Как и вы! Впрочем, это неважно. Океан свободен для всех, а остров Мукейн нас не интересует, хотя я не прочь узнать, кто купил его.

– Вас это не касается.

– Ну, тогда и вас не касается наш маршрут. Яхта «003» мистера Джона Крига будет ходить там, где пожелает ее капитан. Я немедленно сообщу на Керуг о ваших противозаконных действиях, и, думаю, у владельца острова Мукейн, кем бы он ни был, возникнут серьезные проблемы.

– Извините, мадам, мне необходимо переговорить с боссом.

– Недолго, мистер инкогнито.

– Конечно, мадам.

Джонсон зашел в рубку, вызвал на связь Дорреса, следившего за обстановкой с замаскированной горной площадки:

– Босс! Это Грэм!

– Слушаю тебя, Грэм!

– Вы оказались правы, яхта принадлежит Джону Кригу. На судне не туристы, а люди Крига, и главенствует над ними помощница и любовница владельца туристического комплекса красотка мадам Эмили Ларен.

– Она действительно так красива, как об этом говорят?

– Эмили чертовски красива, босс! А фигура? Это нечто! Непонятно, чем ее взял урод Криг?

– Деньгами, Грэм! Бывшая манекенщица и элитная шлюха, Ларен очень любит деньги и дорогие подарки. Но вернемся к теме. Делай вид, что уступаешь требованиям экипажа яхты «003». Отходишь в сторону, и далее по плану, с одной поправкой: перед тем как применить смертельный импульс, перетаскиваешь Ларен на «Венеру» и усыпляешь ее. Как понял?

– Вы решили забрать красотку Ларен себе?

– В этом есть что-то странное? Или я хуже или беднее какого-то Крига?

– Нет, сэр. Я все понял!

– Я встречу вас в гроте. Удачи!

– Слушаюсь, сэр! – Джонсон вернулся на прежнее место, снова взял в руки мегафон: – О’кей, мадам! Вы вправе плыть, куда угодно, однако остров Мукейн для вас закрыт. Пока закрыт.

– Что значит пока?

– Не исключено, что совсем скоро вас пригласят на остров, – усмехнулся Грэм.

– Вот как? Я не нуждаюсь ни в чьих приглашениях.

– Как знать, мадам, как знать, – пробормотал он и подал сигнал капитану «Венеры».

Когда та отошла от борта яхты Крига, Джонсон прошел к пульту управления пушкой. Наемники отошли на корму, и весь экипаж «Венеры» закрыл уши наушниками. Грэм настроил прибор, нажал на кнопку и вышел на палубу, глядя в сторону яхты «003». А там начались непонятные вещи.

Панический страх вдруг охватил всю команду. Капитан, оставив управление судном, забился в угол рубки. Его помощник дико закричал и упал на палубу. Трое остальных мужчин, бросив оружие, разбежались по всей яхте. Ларен, схватившись руками за голову, дрожа всем телом, спряталась за спасательную шлюпку.


– Акт первый! Панический страх на судне, – довольно проговорил Грэм и подозвал к себе Адамса и Родса: – Быстро на яхту Крига, доставить сюда мадам! Опустить в кают-компанию и сделать укол снотворного. Ясно?

Наемники утвердительно кивнули.

– И следите за креплением наушников, – предупредил он, – если не желаете испытать то, что сейчас испытывают люди мистера Джона Крига! Пошли!

Адамс и Родс доставили на борт «Венеры» Эмили Ларен, провели в кают-компанию и усыпили.

– Акт второй, он же главный и весьма интересный, – усмехнулся Джонсон и увеличил мощность «Марии».

Страх у экипажа яхты «003» сменился неуправляемой, безграничной яростью. Помощник капитана набросился на Венса и ударом ножа рассек тому шею. Один из охранников яхты выстрелил в Диксона, тут же получил пулю в затылок от второго охранника и был убит.

Джонсон, улыбаясь и глядя на кровавую сумасшедшую оргию, еще больше усилил мощность.

Последний мужчина на яхте, дико крича, выстрелил себе в висок.

Грэм удовлетворенно кивнул, выключил питание пушки, снял наушники, то же самое сделали Джек Милкотт и наемники.

– Ну вот и все, господа, – обратился к ним Грэм. И тут его станция пропищала сигналом вызова. Он ответил: – Грэм!

– Хорошая работа, Грэм.

– Вы все видели?

– Да! Отгоняйте яхту урода Крига и топите ее.

– Есть, сэр! – Отключив рацию, Джонсон приказал капитану «Венеры»: – Подходи к «003», цепляй ее на буксир и тащи к впадине.

– Слушаюсь, мистер Джонсон.

В полдень четверга, 7 июля, затопив яхту «003» в глубокой впадине недалеко от архипелага, судно «Венера» вернулось в подземный грот – место своей стоянки на острове Мукейн.

На швартовой площадке яхту ждал Джей Доррес. Он отпустил капитана, поблагодарил за работу помощника. Наемникам приказал отнести Эмили Ларен в свою спальню и там привести в чувство посредством специального препарата.

Эмили Ларен очнулась в незнакомой комнате. Это, несмотря на сильную головную боль, провалы в памяти и тошноту, она определила сразу. Здесь Эмили никогда не бывала. Лежа на шикарной кровати в не менее шикарной комнате, она вспомнила, как яхта «003», посланная Джоном на осмотр островов архипелага Флегур да Гунья, вышла к последнему острову Мукейн. Вспомнила и подошедшую к «003» яхту «Венера» с улыбающимся типом, заявившим, что команда яхты Крига оказалась в акватории, где проход для судов запрещен. Она вспомнила все… до того момента, когда необъяснимый ужас неожиданно сковал все ее тело. Дальнейшее она не помнила. И вот теперь – эта богато обставленная комната, скорее всего спальня мужчины, так как на трюмо в углу совершенно отсутствовала какая-либо косметика, эта шикарная, удобная, мягкая кровать. Что произошло? Где она? На эти вопросы у Эмили Ларен ответа не было и быть не могло.

Постепенно боль отступила, прекратилась тошнота, захотелось пить. Она, как была, в летнем белом костюме, села на кровати, увидела на столе бутылку вина, два бокала, сигареты, пепельницу и тарелку с фруктами. В это время дверь открылась, и в спальню вошел статный мужчина лет шестидесяти, которого Ларен тоже никогда не видела.

– Рад видеть вас у себя в гостях, мадам Ларен, – улыбнулся он.

– Кто вы?

– Твой новый хозяин, Мели, если ты, конечно, ничего не имеешь против.

– Что?! Мой хозяин? Да как вы смеете!

Доррес прошел по спальне, раздвинул шторы. Комната наполнилась светом.

– Смею, дорогая! – Присев за стол, он указал на кресло напротив: – Прошу! У меня прекрасное вино, которое доставляется из Европы, с лучших виноградных плантаций твоей родины, Мели, Франции.

– Кто вы?

– Пардон, я не представился. Джей Доррес. Можешь называть меня просто, Джей!

– Что с командой яхты «003»?

– Ее, я имею в виду и яхту, и экипаж, больше не существует.

– Зачем вы похитили меня?

– Не зачем, Мели, а почему. Потому что ты мне понравилась, и я хочу, чтобы ты спала со мной, а не с ничтожеством Джоном Кригом. Все просто, как видишь.

– С чего вдруг вы решили, что я буду спать с вами? И вообще… – возмутилась Ларен, но Доррес тут же перебил ее:

– Поубавь тон, красотка. Ты не только будешь спать со мной, но и ублажать все мои прихоти. Мне не нужны твои мозги, которых у тебя не так много, раз связалась с Кригом, мне нужны твои ласки и твое тело. И я привык получать то, что хочу. А сейчас присядь в кресло.

Авантюристка Ларен быстро сообразила, в какое положение попала. Глядя в безжалостные глаза мужчины, захватившего ее и погубившего команду яхты Крига, она поднялась, поправила костюм и присела в кресло.

Доррес разлил по бокалам вино:

– Выпьем за знакомство, Ларен!

– Хорошо. Выпьем, но до этого я хотела бы знать, что получу взамен исполнения ваших желаний?

– Жизнь, дорогая! Разве это мало? – ответил Джей.

– А если откажусь, вы скормите меня акулам?

– Не сразу. После того, как получу то, что хочу. Но думаю, ты не настолько глупа, чтобы расстаться с жизнью, потеряв то, чем могла бы обеспечить себе долгую достойную жизнь. Жизнь, Мели, подумай об этом.

– Я согласна.

– А мне твоего согласия не требуется, дорогая, – рассмеялся он. – Мне нужна покорность и твое умение доставлять мужчинам наслаждение. Насколько я знаю, в этом у тебя огромный опыт.

Эмили выпила вино и резко сменила тон:

– Когда ты хочешь заняться любовью, дорогой?

– Вот это уже другой разговор. А заняться любовью я хочу сразу после того, как ты примешь душ.

– Мне нужно белье!

– Ты все получишь. Еще вина?

– Нет!

– Тогда ступай в душ. Я жду тебя здесь. И постарайся не разочаровать меня. Честное слово, мне не хотелось бы отправить тебя к команде яхты Джона Крига.

– Я постараюсь, дорогой!

Ларен демонстративно разделась перед Дорресом, который с ходу оценил достоинства молодой женщины и с удовольствием проводил ее взглядом, пока она шла к душевой. Прикурил сигарету, в предвкушении наслаждения от близости с Эмили, пуская аккуратные кольца дыма к потолку, где их рассеивали холодные струи бесшумно работающего кондиционера.


Глава 2

Москва, 10 июля, воскресенье

Трель сотового телефона разбудила подполковника Седова в 7.00. Проснулась и Галина. Не открывая глаз, она сонно произнесла:

– Господи, даже в выходной день выспаться не дают. Выключи ты его, Валера.

– Нельзя, дорогая. В это время просто так звонить не станут, а ты спи, я выйду на кухню.

Забрав телефон, командир секретного отряда особого назначения «Z» прошел на кухню и поднял трубку:

– Седой!

– Доброе утро, Валерий Николаевич, это Бровин.

– Привет, капитан, что-то случилось? – спросил Седов у второго помощника генерал-полковника Белоногова, представителя президента России в так называемом «Совете шести» – организации шести европейских государств, объединившихся в борьбе против экстремизма и терроризма.

– Генерал приказал, чтобы вы к 9.00 прибыли на базу в Колитвино.

– Отчего такая срочность, Гена?

– Чего не знаю, Валерий Николаевич, того не знаю. Мне приказано оповестить вас, я оповестил.

– Понятно. Сам Белоногов уже на базе?

– Пока в Москве.

– Хорошо, передай ему, выезжаю, но пунктуальность не гарантирую. Пробки могут быть в Москве и на МКАДе даже в воскресенье.

– Я смотрел дорожную обстановку в столице. Практически вся Москва не загружена и на четверть.

– Выезжаю!

– До свидания, Валерий Николаевич.

– Давай!

На кухню в прозрачном пеньюаре вышла Галина, женщина, с которой боевого офицера познакомили накануне первой боевой операции отряда в Таджикистане и Афганистане и к которой он вернулся после выхода. Вернулся и остался.

– Тебе надо ехать? – сонным голосом спросила она.

– Да. Приказ вышестоящего командования.

– Ты сегодня вернешься?

– На этот вопрос, дорогая, ответа, думаю, не даст никто.

– Возможна командировка?

– У нас все возможно.

– Жаль. Впереди был такой прекрасный день.

– Может быть, генерал не задержит меня, и тогда… – обнял ее Седов, но Галина не дала ему договорить:

– Нет, Валера, если твой начальник вызывает спозаранку, значит, на это у него есть весомые причины. Давай в душ, я быстро приготовлю завтрак.

– Только кофе.

– И один крохотный бутерброд.

– Ну, что с тобой поделаешь? – улыбнулся Седов. – И один крохотный бутерброд.

Подполковник побрился, принял душ, оделся в летний костюм. Наскоро перекусив и попрощавшись с Галиной, он вышел во двор дома. Припаркованный у подъезда серебристый «Форд» был зажат с двух сторон черными «Кроссоверами». Валерию не без труда удалось выбраться из двора, потеряв на этом почти двадцать минут. Но потерянное время Седов с лихвой компенсировал на необычно пустых улицах города, а главное, на Окружной дороге, так что подъехал к контрольно-пропускному пункту базы отряда «Z», размещенной на закрытой и охраняемой территории бывшего пансионата бывшего ВЦСПС, места отдыха советских профсоюзных лиц, в 8.50. После недолгой проверки на КПП он въехал на территорию и остановил «Форд» у главного корпуса, где его уже ожидал комендант базы, полковник Будин.

– Здравствуйте, Геннадий Петрович, – поприветствовал полковника Седов, – вам тоже не дают расслабиться?

– Доброе утро! Да мне-то что, Валерий Николаевич, я отсюда редко выезжаю, мое дело маленькое, а вот вас, насколько понимаю, вновь планируют бросить куда-нибудь к черту на кулички.

– У нас служба такая. Генерала, как понимаю, еще нет?

– Здесь! Минут за десять до вас подъехал.

– Да? И где он? В кабинете?

– Прошел к озеру.

– Даже так? По мне отдавал какие-либо распоряжения?

– Только встретить вас.

– И что дальше? Ждать генерала здесь или идти к озеру?

– Вот этого не могу знать.

– Придется идти к озеру.

И тут из-за спины раздался голос генерал-полковника Белоногова:

– Не надо, подполковник, идти к озеру. Если только позднее, хотя, думаю, тебе будет не до водоема.

– Неплохое начало, – улыбнулся Седов. – Многообещающее. Здравия желаю, товарищ генерал-полковник.

– Здравствуй, Валера! Вижу, выглядишь превосходно, но в глазах усталость.

Офицеры пожали друг другу руки.

– Усталость? – переспросил Седов. – Да вроде не с чего ей быть, отдыхать – не работать.

– Видимо, Валера, Галина Анатольевна Вознесенская не дает тебе полноценно отдыхать.

– Напротив.

– Ну да ладно, пойдем в кабинет. Разговор серьезный есть.

– Надеюсь, не по лагерям и бандам талибов?

– Нет, разговор предстоит гораздо серьезней.

– Вот как? Интересно.

– Дальше еще интересней будет. Пошли.

Белоногов и Седов поднялись на второй этаж главного корпуса, собственно, место размещения личного состава отряда «Z», который в настоящее время находился в режиме ожидания, а проще и неофициально – в отпусках. Прошли в левое крыло.

В кабинете генерал присел за стол-приставку, где лежала карта юго-восточной Африки и части Индийского океана, что весьма удивило Седова.

– Африка?

– Присядь и слушай, – указал генерал на кресло напротив и развернул карту на девяносто градусов так, чтобы по ней мог ориентироваться командир отряда. – Французские коллеги передали тревожную информацию, касающуюся некоторых событий, имевших место на юго-востоке «Черного континента» 6-го и 7-го числа текущего месяца.

– И что это за информация?

– Не надо, Валера, лезть поперек батьки в пекло. Успеешь попасть в него.

– Уж в чем в чем, а в этом я не сомневаюсь.

– А информация, Валера, такая. Внимание на карту. Это поселок, или город, по местным меркам, Джена Африканской республики.

– В которой еще недавно полыхала гражданская война.

– Она и сейчас, по сути, продолжается. Но не в этом дело. В Джене дислоцируется военная база под командованием полковника Фануэла Ломембе.

– Язык сломаешь! И как вам удается запоминать столь сложные имена?

– Не перебивай!

– Молчу.

– Так вот, в Джене находится военная база, а вокруг города множество селений разных племен, и в джунглях и на побережье. Одно из них – деревня Аббоди, где проживало одноименное племя.

– Проживало?

– Я просил, не перебивай!

– Извините!

Генерал укоризненно покачал головой и продолжил:

– Военная база, а если точнее, неполный мотопехотный полк Ломембе, размещена в Джене и имеет две основные задачи. Первая – обеспечение порядка в провинции, вторая – доставка в деревни гуманитарного груза, поставляющегося в республику со всего мира, в том числе и из России. Подобная доставка производилась и в среду 6 июля. Конвой из трех грузовых автомобилей под командованием капитана… – Белоногов заглянул в записную книжку и усмехнулся: – А говоришь, память у меня отличная на имена, под командованием капитана Лукмана Этайво, как обычно, прибыл в деревню, где его так же, как обычно, вышли встречать все жители, остро нуждавшиеся в продуктах. А вот что произошло дальше, на, ознакомься из материалов средств массовой информации. – И генерал протянул подполковнику распечатку статей нескольких известных изданий.

Прочитав текст, Седов воскликнул:

– Ни черта себе! Конвой ни с того ни с сего расстрелял все племя, и потом солдаты перебили друг друга? Это что-то новенькое. А версия применения каких-либо наркотических средств военными не рассматривалась?

– Все рассматривалось. В деревне работала спецкомиссия ЮАР. В крови солдат не обнаружено никаких наркотических средств, они были трезвы и вполне адекватны до… того момента, как открыли огонь по мирным жителям.

– И что стало причиной подобной необъяснимой агрессии, комиссия не установила?

– Формально – нет. Я имею в виду то, что председатель комиссии представил СМИ отчет, в котором причины не называются.

– Но что-то должно было спровоцировать бойню?

– По мнению наших специалистов, в Аббоди имело место применение неизвестными преступниками психотропного оружия. И оружия, Валера, аналогов которому в настоящее время в мире нет. По крайней мере, еще нигде до Аббоди оно не применялось.

– Да-да, – задумчиво произнес Седов, – вот чего нам еще не хватало, так это наличия у террористов новейшего психотропного оружия. А каково мнение специалистов других стран, участников «Совета шести»?

– Оно совпадает с нашим мнением.

– Но как, черт возьми, террористы заполучили это оружие?

– В свое время и США, и Союз работали над его созданием. Затем работы были прекращены, лаборатории уничтожены. Это было во времена «холодной войны».

– А что стало с учеными, которые занимались созданием данного оружия?

– Их судьба сложилась по-разному. Но на данный момент в живых остался только один ученый американского проекта «МК-ультра», некий Бен Смелнок. Впрочем, он не являлся ведущим специалистом и имел к разработкам скорее косвенное, нежели прямое отношение.

– Остальные ученые, значит, почили в бозе?

– Да! Четверо американцев покончили с собой, кто-то скоропалительно скончался, кто-то погиб в автокатастрофе. Похожая участь постигла и советских ученых, у нас не было только самоубийц, но, в отличие от американцев, в Союзе трое ученых сошли с ума, и их поместили в психушку, где они благополучно закончили свои дни.

– В общем, и США, и СССР провели зачистку проекта.

– Можно сказать и так, хотя никаких доказательств этому ни у нас, ни в Штатах нет. Правозащитники поднимали этот вопрос, но ничего не добились.

– Понятное дело, госбезопасность умела прятать концы в воду. Как, впрочем, и нынешняя ФСБ.

– Если ты намекаешь на меня, то ошибаешься, я к этому делу не имел никакого отношения.

– Вас я не имел в виду. А почему Смелнок остался в живых?

– Я же говорил, он, скорее всего, не имел прямого отношения к проекту, а зачищал только тех, кто был посвящен в тему и вел ее.

– Чем сейчас занимается господин Бен Смелнок?

– Ничем. Живет в собственной квартире, в Нью-Йорке. Пенсионер. Упреждая твой следующий вопрос, скажу, что все материалы по работе над новым видом оружия массового поражения были уничтожены в присутствии обеих сторон. Мы свои документы и приборы уничтожили под контролем представителей США, американцы под контролем представителей КГБ. И все же утечка секретной информации, видимо, произошла. С нуля создать такое оружие невозможно.

– Значит, кроме Смелнока, выжил еще кто-то, непосредственно причастный к секретному проекту, – взглянув на генерала, заметил Серов.

– Получается, так. Вопрос: кто?

– Надеюсь, этот вопрос прорабатывается?

– Естественно. У нас точно не осталось участников проекта. Американцы же не спешат делать категорических заявлений. Да, скорее всего, мы и не услышим их от наших заокеанских коллег.

– В Аббоди погибло все население?

– По официальным данным, да!

– А по неофициальным?

– Этим вопросом сейчас занимаются полковник Трепанов и капитан Лерой!

– Не понял?! Трепанов и Хакер находятся в Африке?

– Да!

– Они что-нибудь накопали?

– Есть кое-что, заслуживающее внимания.

– Значит, Трепанову и Лерою удалось взять след неизвестных террористов-интеллектуалов?

– Об этом поговоришь с Трепановым.

– Где?

– Ну, не здесь же?

– Мне что, тоже в Африку лететь?

– Ты имеешь что-то против?

– Да, знаете, Дмитрий Сергеевич, я бы все же предпочел Афганистан, хоть и надоел он мне до чертиков. Но все как-то ближе, роднее.

Генерал поднялся, прошел за рабочий стол и по телефону вызвал своего водителя прапорщика Семко:

– Паша? Подними в кабинет мой кейс. – Отключив трубку, снова повернулся к Седову: – Афганистан, он, конечно, ближе, но лететь придется в Африку. Более того, на самый юг, в ЮАР.

– Под прикрытием работника дипломатического ведомства?

– Нет. Сотрудники Министерства иностранных дел находятся под пристальным вниманием спецслужб, ты полетишь под видом независимого журналиста.

– А Трепанов и Лерой с какой легендой находятся в Африке?

– Они – члены миссии международного Красного Креста.

В кабинет вошел прапорщик Семко и передал генералу кейс. Отпустив водителя-телохранителя, Белоногов достал из «дипломата» кучу документов:

– Так, вот это паспорт на твое имя. Удостоверение журналиста-международника. Международные права, билет до Дурбана, это центр провинции Квазулу-Наталь, заказан на завтра. Вылет из Домодедова в 18.00 по московскому времени.

– И сколько же мне лететь?

– В Дурбан ты прилетишь по расписанию во вторник, 12-го числа, в 14.15.

– Это получается, вылетаю в 18.00 понедельника, а прилетаю в 14.15 вторника? Двадцать два с лишним часа полета? Да за это время в самолете с ума сойдешь!

– Успокойся, рейс не прямой. Сначала полетишь в Египет, в Каир. Там почти пять часов стыковки, пересадка, короче. Пять часов будешь на свободе. Из Каира перелет в Йоханнесбург. Вот тут да, тут восемь с лишним часов лететь, но ничего, как на Дальний Восток. А от Йоханнесбурга до Дурбана всего час полета, перед этим отдохнешь в аэропорту «Град Централ» Йоханнесбурга три с лишним часа. Но на каких бортах лететь будешь! «А-320», «А-330». Это тебе не «Ту-154». Все удобства. Да, не забудь, как сядешь в самолет в Домодедове, переведи часы на два часа назад, чтобы сразу привязаться к местному времени.

– Разберемся. Хорошо, прикачу в этот чертов Дурбан и что дальше?

– Кстати, крупный город, население более трех с половиной миллионов человек.

– Неважно. Дальше что делать? Или там Трепанов встретит?

– Нет, Валера, в аэропорту тебя встречать никто не будет. От него до города сорок километров, наймешь такси. До этого купишь путеводитель на английском или немецком языках. В центре сделаешь пересадку. В 14.00 местного времени ты должен быть в отеле «Тропикана». Номер забронирован. Вот там вы с Трепановым, а также с Лероем и встретитесь.

– Отель-то приличный? – поинтересовался Седов.

– Три звезды!

– Маловато будет.

– Нормально. Для нас в самый раз.

– Какова моя задача в ЮАР?

– Ее определит полковник Трепанов.

– Ясно! На сегодня все?

– Да! Завтра в 13.00 в управлении получишь расходные деньги и банковскую карту. В 15.00 тебе надо быть в Домодедове. В управление, а затем в аэропорт тебя доставит подполковник Крылов. Если вопросов нет, можешь ехать к своей незабвенной Галине Анатольевне.

– Благодарю. Вопросов нет. Представляю, как обрадуется Галина Анатольевна моей очередной командировке.

– Ей придется привыкнуть к этому!

– Разберемся. Разрешите идти?

– Ступай! И удачи вам в Южной Африке!

– Куда ж мы без нее, Дмитрий Сергеевич? До связи?

– До связи и до свидания!

К полудню Седов вернулся на квартиру Галины, чем очень обрадовал женщину. Радость не омрачила даже завтрашняя командировка. Впереди были почти сутки, а это для влюбленных немало.

Подполковник Крылов позвонил в понедельник в 11.00:

– Привет, Валера, докладываю, карета подана к подъезду.

– Выхожу!

Седов, забрав дорожную сумку, попрощался с Галиной и вышел во двор. Крылов ждал его у черного «Ниссана».

– Здравствуй, Толя. Ты не слишком рано прикатил?

– Не забывай, нам еще в управление заезжать.

– Помню. Но мог бы и к двенадцати подкатить.

– А если в сторону Домодедова пробки?

– Там обычно нормальное движение.

– Я тебя что, с Галины снял?

– Ты повежливей, Толя.

– А чего возмущаешься? Часом раньше приехал, и что? Если опоздаем на рейс в Египет, генерал с нас обоих головы снимет.

– Ладно, не гуди, поехали в управление.

Офицеры сели в «Ниссан», Крылов вывел автомобиль на улицу и, умело лавируя в плотном транспортном потоке, повел автомобиль к центральному офису Службы.

– Чего надулся, Толя? – посмотрел на него Седов.

– Нет, я как лучше, а он с наездом. Будто по моей прихоти оторвался от дел любовных!

– Ну, хорош, не обижайся.

– На обиженных воду возят.

– Как Лариса? Макс?

– А чего им будет? Это твоей отпуск предоставили по звонку с Лубянки, а моя пашет, Макс в деревне.

– Завидуешь?

– Нет! Поначалу у всех вот так.

– Как?

– Безоблачно, счастливо. Кажется, все время счастье будет продолжаться, а потом затянет бытовуха, детки пойдут, скандальчики, проблемы. И будешь вспоминать эти первые дни любви неземной, как сон.

– Это ты мне говоришь? – усмехнулся Седов.

– А?! Ну, да, ты ж все это уже с первой супругой познал.

– Вот именно.

– Но признайся, Валер, у тебя и с ней все начиналось прекрасно, ведь так?

– Не совсем. Но давай не будем об этом. Ты не в курсе, Белоногов вызвал бойцов отряда?

– Не в курсе. До меня такую информацию не доводят. В управлении у Шаровой узнай. Если твоих парней вызывали, то через нее.

– А она сегодня дежурит?

– Видел с утра. Так, подъезжаем. Бабки у Бровина. Я буду ждать тебя во дворе. И, пожалуйста, Валера, побыстрей.

– Успеем.

Подполковник Крылов завел «Ниссан» во двор серого здания. Седов вышел из машины и направился к подъезду. В приемной Белоногова его ждал помощник генерала капитан Бровин.

– Привет, Гена, – поздоровался с ним Седов.

– Здравия желаю, товарищ подполковник.

– Почему такая официальность?

– Положено.

– Вас с Крыловым что, подменили?

– Насчет Крылова не знаю, а меня Белоногов предупредил о соблюдении субординации. Вот ваш кейс, там деньги и банковская карта, Валерий Николаевич. Пересчитайте наличность.

– Обойдемся без этого. Зная тебя, можно быть уверенным, что все в порядке.

– Пожалуйста, пересчитайте деньги, товарищ подполковник.

– Нет, действительно, долго в штабах служить офицерам противопоказано. Здесь любой боевой офицер станет занозой-бюрократом. – Седов с недовольным видом открыл кейс, пересчитал доллары и бросил: – Все в порядке!

– Распишитесь, – протянул Бровин журнал.

Поставив подпись в нужной графе, Седов присел на уголок стола:

– Ген?!

– Да?

– Ты хочешь испортить наши отношения?

– Я делаю свое дело.

– Ну, тогда иди ты к чертовой матери со своими бумагами. И посмотри в Интернете средства от геморроя, они тебе скоро очень пригодятся.

– Я все понял, Валера, – неожиданно улыбнулся капитан.

– Вот так-то лучше. А то «товарищ подполковник»!.. Давай, пошел я!

– Удачи вам.

– Благодарю. Да, один вопрос, Шарова на дежурстве?

– В кабинете связистов, а что?

– Ничего, Гена, до встречи.

– До встречи.

Седов, забрав кейс, прошел в комнату связи. Лейтенант Шарова сидела за пультом. Подполковник подошел к ней сзади и наклонился к самому уху:

– Лилия! Вызывает Седой!

– Вы напугали меня, товарищ подполковник, – обернулась связистка.

– Так напугал, что ты даже не вздрогнула.

– Что угодно, Валерий Николаевич?

– Одна небольшая информация.

– Все, что смогу.

– Скажи мне, Лена, Белоногов отдавал распоряжение моим парням прибыть в Москву?

– А почему вы об этом самого генерала не спросите?

– Вчера забыл, сегодня его в управлении нет.

– Но у него есть телефон.

– Лена, кто же о секретных делах говорит по телефону?

– Хорошо. Но предупреждаю, я должна буду доложить генералу о вашем запросе.

– Сколько угодно.

– Пока бойцам отряда «Z» объявлена повышенная готовность. Кроме Хакера, который уже убыл в район назначения.

– Понятно, спасибо. Конфеты с меня.

– Лучше бутылочку вина. Хорошего, на Новый год.

– Без проблем. До свидания.

– Счастливого пути, Валерий Николаевич.

Седов вернулся во двор. «Ниссан» покинул территорию Службы и в 15.10 припарковался у стоянки аэропорта Домодедово, на что сразу же отреагировал экипаж машины ДПС. Инспектор поспешил к иномарке, вставшей под запрещающим знаком, чтобы не упустить клиента, с которого можно сорвать пару-тройку тысяч рублей, а то и больше. Он подошел к офицерам, когда Седов доставал сумку из багажника, а Крылов стоял рядом, держа кейс.

– Здравия желаю, инспектор дорожно-патрульной службы лейтенант Кривов. Кто водитель автомобиля?

– А в чем дело? – спросил Крылов.

– Я, по-моему, спросил, кто водитель?

– Ну, я водитель.

– Попрошу документы.

Крылов протянул инспектору права, свидетельство о регистрации транспортного средства, страховку, талон ТО.

Лейтенант бегло просмотрел их и сказал:

– Вы остановились в зоне действия дорожного знака «Остановка запрещена»!

– Да вы понавешали этих знаков так, что и встать негде.

– Гражданин Крылов! – повысил голос лейтенант. – Не следует забывать, что перед вами не дворник, а инспектор ДПС.

– Ладно, ладно, инспектор, ну, остановились, но ты оглянись, кругом полно машин, стоящих под знаком.

– Вы нарушили правила дорожного движения, – уперся лейтенант.

– И что? Сейчас уберу машину.

Седов достал сумку, взял в руки кейс, и Крылов, захлопнув багажник, миролюбиво улыбнулся:

– Вот и все.

– Нет, не все! Вы нарушили правила дорожного движения, – напомнил о себе инспектор.

– Вот привязался!

– Не хамите!

– До чего ж ты прилипчивый. Сколько?

– Пройдите в нашу машину.

– У меня нет времени.

– Вам придется это сделать.

– Слушай, давай по-хорошему. Какая у вас такса?

– В машине все объяснят.

– Не хочешь по-хорошему? Что ж, будет не по-хорошему. – И Крылов, достав удостоверение подполковника ФСБ, раскрыл его перед лицом инспектора: – Я – подполковник Крылов. Нахожусь на службе, а следовательно, имею право, исходя из служебной необходимости, действовать так, как считаю нужным, в обход правил дорожного движения. Или это вам, лейтенант, неизвестно?

– Извините! – козырнул инспектор. – Предъявили бы служебное удостоверение сразу, и не возникло бы проблем.

– А у водителей, что оставили машины под запрещающим знаком, тоже на это имеется право?

– Мы не в состоянии все проконтролировать, – замялся лейтенант.

– Нет, лейтенант, от вас просто откупились.

– Ну, знаете…

– Знаю! И закончили разговор.

Инспектор двинулся было к машине ДПС, но Крылов остановил его:

– Отставить, лейтенант.

Полицейский повернулся:

– В чем дело, товарищ подполковник?

– Ввиду того, что мы с напарником выполняем ответственное задание, вы обязаны оказывать нам всяческое содействие.

– Так точно! Что от меня требуется?

– Ничего особенного. В моей машине оружие. Я попрошу вас охранять автомобиль до моего возвращения. Вам понятно?

– Понятно, – вздохнул инспектор.

– Прекрасно. Часа через два я вернусь. От машины не отходить ни на шаг. Вопросы ко мне есть?

– Никак нет!

– Лучше бы договорились по-хорошему, да?

– Так точно!

– Эх ты, «так точно», и как только переаттестацию прошел? Служи, служивый. – Крылов подмигнул Седову: – Все нормально, Валера, идем в аэропорт.

– На хрена ты привязал гаишника к машине? – уже в зале спросил Седов у друга. – Он же тоже при исполнении…

– При исполнении? Ну, если сбивание бабок с клиентов ты считаешь исполнением служебных обязанностей, тогда конечно.

– Злой ты, Гена.

– Жизнь такая. Так! Давай сориентируемся, где будет проводиться регистрация на твой борт. Ага, понятно. Рейс Москва – Каир, вылет в 18.00. Хорошо, что по расписанию.

Ровно в 18.00 аэробус «А-320» поднялся в воздух.

Путешествие Седова прошло без проблем. Самолеты садились в аэропортах по графику, взлетали тоже по расписанию. Наконец лайнер, совершивший перелет из Йоханнесбурга, приземлился в аэропорту города Дурбан. Пройдя все необходимые процедуры, подполковник вышел из здания аэропорта. К нему тотчас подошел высокий чернокожий мужчина:

– Такси не требуется, мистер?

– Требуется!

– Я к вашим услугам. Куда едем? – Говорил таксист на английском языке.

– В центр города, я скажу, где остановиться.

– Центр? Шестьдесят долларов США вас устроят?

– Расчет только в валюте?

– Желательно в валюте.

– О’кей! Едем. Где машина?

– Пойдемте.

Проехав сорок километров до города и еще около десяти по Дурбану, возле крупного торгового центра Седов попросил водителя остановиться и рассчитался с ним. Проводив «Тойоту» взглядом, он глянул на часы – 13.10 местного времени, и прошел к стоянке такси у торгового центра.

В 14.04, оформившись у служителя отеля «Тропикана», Седов вошел в двухкомнатный номер. Бросил сумку на кровать в спальной комнате, раскрыл ее, достал джинсы, рубашку, нижнее белье. Принял душ. В 14.55 подполковник сидел в кресле гостиной, держа перед собой мобильный телефон. В 14.58 телефон пропищал сигналом вызова, и он ответил по-английски:

– Да.

– Это я! – раздался голос полковника Трепанова.

– Очень приятно, здравствуйте. Как долго мне ждать вас?

– Дверь номера открой!

– Так вы уже здесь? Отлично!

Седов открыл дверь, и в номер вошли полковник Трепанов и французский капитан-радиоэлектронщик Филипп Лерой. Офицеры пожали друг другу руки.

Лерой показал знаком, чтобы все молчали. Выставил на стол свой чемодан, в котором находилось супероборудование, несколько секунд поколдовал над ним, затем поднял вверх большой палец правой руки:

– Все в порядке, господа. Номер не контролируется ни внутри, ни снаружи. Можете спокойно общаться.

– Как прошел перелет? – спросил у Седова Трепанов.

– Нормально! Еще на один такой полет меня, пожалуй, хватит, но не более.

– Мы с Хакером тоже намаялись. Ты сколько летел?

– Двадцать с небольшим часов.

– А мы двадцать четыре. Сутки.

– Ну, тогда мне повезло.

– Ладно, давай к теме.

Русские офицеры присели в кресла у журнального столика, Лерой устроился на диване.

– Шеф ввел тебя в курс дела? – спросил Трепанов.

– В общих чертах. По задаче сказал, что здесь вы ее определите.

– Определим. Но давай все сначала. Белоногов не имел той информации, которую удалось добыть нам с Хакером. Переправку же ее по спутниковому каналу генерал запретил.

– Я слушаю и, если разрешите, закурю.

– Ты в этом номере хозяин, травись сколько хочешь.

Седов прикурил сигарету, пододвинув к себе пепельницу.

Трепанов же начал:

– Итак! 6 июля в селении Аббоди Африканской республики произошло нечто необъяснимое.

– То, что произошло в Аббоди, мне известно, – сказал Седов.

– Да, об этом сообщалось во всех СМИ. Белоноговым нам с Лероем была поставлена задача попытаться прояснить обстановку и прощупать ее на предмет вероятности применения психотропного оружия. Что нам удалось выяснить? Первое. Бойня в Аббоди была спровоцирована. Это подтвердил единственный оставшийся в живых абориген племени аббоди…

– Подождите, – прервал полковника Седов, – но в средствах массовой информации сообщалось, что в деревне не выжил никто: ни местные жители, ни солдаты военной базы в Джене.

– Ты прав, официально и сейчас считается, что не выжил никто. Однако один абориген все же уцелел. Некий Джитуки Пилиу. Это он вышел на связь с командиром базы полковником Фануэлом Ломембе.

– Абориген умеет пользоваться армейскими средствами связи?

– Скорее всего, он просто услышал сигнал вызова станции и ответил, не понимая, что это рация.

– А как вам удалось узнать об этом, как его…

– Пилиу. Джитуки Пилиу, – напомнил Трепанов.

– Да, Пилиу.

– Долго объяснять, Седой. Если вкратце, то в этом заслуга Хакера. Он каким-то образом сумел вскрыть базу данных Cекретной службы ЮАР, которая быстренько оприходовала выжившего аборигена, забрав к себе. По базе данных мы получили копию протокола первого и последнего допроса Джитуки Пилиу.

– В смысле, последнего?

– Он умер!

– Это легенда секретной службы ЮАР?

– Нет, это факт. У бедного аборигена не выдержало сердце. Не перенес Пилиу страшную смерть семьи и своих соплеменников.

– И что поведал африканцам Пилиу?

– Хакер! – повернулся к Лерою полковник.

– Минуту!

Капитан произвел манипуляции с клавиатурой оборудования и протянул Седову лист с текстом, объяснив:

– Здесь выборка наиболее интересных ответов аборигена на вопросы следствия.

Седов прочитал вслух:

– «Вопрос: Чему ты стал свидетелем в деревне 6-го числа? Ответ: Всеобщему безумству. Люди, как местные жители, так и военные, словно сошли с ума. Солдаты начали кричать, потом стрелять. Они стреляли в мирных жителей, не разбираясь, кто попадал под их пули, мужчины, женщины, старики или дети. Они расстреляли и мою семью. Затем поубивали друг друга. Последний солдат что-то крикнул и подорвал себя гранатой. Вопрос: Где в это время находился ты? Ответ: В кустах, что рядом с площадью и шатром вождя. Вопрос: Всех охватило безумие, а тебя нет, почему? Ответ: Не знаю! Может, потому, что моя голова была забинтована и закрыта? Вопрос: Почему?»

– Оставь вопросы, ответы, Седой, – перебил его Трепанов.

Подполковник согласно кивнул и продолжил:

– «Почему у тебя была повязка на голове?

– Я поранился на охоте. Вот, могу показать рану.

– У тебя были прикрыты уши?

– Да, из них текла кровь.

– Что было дальше?

– После того как солдаты расстреляли жителей деревни и перебили друг друга, я хотел выйти к семье, но не смог этого сделать.

– Почему?

– В деревню со стороны леса вышли трое мужчин, двое темнокожих, один белый. У них было оружие, пистолеты, по-моему. Они стали ходить по площади и стрелять в лежащих на земле людей. И в местных, и в солдат. Потом бросили гранаты в хижины, вождя и те, которые стояли рядом.

– Эти трое добивали раненых?

– Наверное.

– Когда они вошли в деревню?

– Когда солнце было еще на востоке, но высоко.

– Часов в десять?

– Наверное.

– Куда ушли эти неизвестные, добив раненых и подорвав хижины?

– Обратно в лес.

– Как они были одеты?

– В дыму не заметил.

– Они были в защитных шлемах?

– Нет!

– Значит…

– Мне плохо, сердце! Больно…»

Все! Весь текст. – Седов вернул лист Лерою и повернулся к Трепанову: – У выжившего аборигена на момент бойни были закрыты уши, значит, неизвестные террористы вызвали агрессию посредством акустической пушки?

– Да! Вот только непонятно, на какой частоте работала эта пушка. Для людей опасны пушки до двадцати герц частоты, частота в девять герц может привести к смерти. Но эффекта, полученного бандитами в Аббоди, на низких частотах добиться невозможно. Да, агрессия не исключена, но не до такой степени. Скорее всего, террористам удалось создать оружие массового поражения нового образца, в котором используются звуковые волны. Но это не наше дело. Мы должны найти этих тварей, что уничтожили деревню и солдат. Бойня в Аббоди, думаю, была спровоцирована в качестве прямого испытания нового оружия. И, получив нужный результат, террористы могут организовать мелкосерийное, для начала, производство этих пушек. А покупателей на них найдется очень много. Поэтому задача отряда, а на данный момент тебе, Седой, и Хакеру – начать поиск базы этих террористов. Где-то они должны иметь крупную лабораторию.

– В джунглях места много, полковник, – заметил Седов.

– А у Хакера другое мнение.

– Обоснуй свою позицию! – взглянул Седов на Лероя.

Капитан Лерой выложил на столик карту юго-восточного побережья Африки с омывающей его акваторией Индийского океана:

– Обратите внимание, командир, на архипелаг Флегур да Гунья.

– Ну, обратил, и что?

– Он состоит из пяти островов: Гаруа, Паллет, Бриан, Нуна и Мукейн. Все острова считаются необитаемыми и имеют практически сходную форму, флору и фауну, что характерно для архипелага. Севернее, особняком и ближе к побережью, стоит остров Керуг. От него до архипелага девяносто две морские мили, или около ста семидесяти километров.

– Ну и что?

– Не спешите. С картой разобрались, но мы к ней еще вернемся. Теперь снимки из космоса. Они сделаны 5, 6, 7 и 8 июля французским разведывательным спутником, контролирующим, в частности, юг Африки. – Лерой что-то переключил в своей аппаратуре, и на мониторе высветилось фото земной и водной поверхности. – Вот снимок 5 июля. Смотрите! Побережье Африканской республики, город Джена, деревня Аббоди. Рядом с селением река Рабайя, она несет свои воды с северо-запада на восток и впадает в океан. Как видите, на снимке 5 июля, вторника, на реке зафиксированы только две небольшие лодки рыбаков или охотников племени аббоди, это их территория. Теперь архипелаг. В водах океана судов нет. Все чисто. Следующий снимок, датированный 6-м числом, датой бойни в Аббоди, время съемки 16.20–16.30. Река Рабайя. В ее водах лодок нет, но мы видим куда более крупное судно – яхту. Она идет по течению к океану. Морская яхта идет по реке и от Аббоди. Приближаю изображение. Обратите внимание на необычный прибор, напоминающий антенну радара на носу судна.

– Акустическая пушка?

– Возможно. Но не факт. Далее, съемка акватории архипелага. Там все чисто. Съемка проводилась 7-го числа. И что мы видим? Та же яхта и другое судно такого же класса между островами Мукейн и Нуна. Их разделяет небольшое расстояние, но яхта, что засветилась 6-го числа, явно сближается с неизвестным судном. 8 июля. Съемка проводилась в то же время, что и 7-го числа. Акватория архипелага чиста, а вот на дне впадины, что находится восточнее островов, какой-то предмет. Увеличиваю картинку.

– Судно! – воскликнул Седов. – И похоже, то самое, с которым встретилась яхта, имеющая на носу странный прибор.

– Да, – подтвердил Лерой, до максимума увеличив картинку. – На дне то самое судно, что встретилось с яхтой, которая 6-го числа, в день трагедии в Аббоди, уходила к океану по реке Рабайя. И на ней трупы пятерых мужчин. Яхта частично завалилась на бок, и виден ее номер «003».

– Это что же получается? – обвел взглядом офицеров командир отряда. – Неизвестная яхта, которая может быть причастна к бойне в Аббоди, устроила нечто подобное и с экипажем яхты «003»?

– У нас нет никаких прямых улик, – ответил Трепанов, – но, скорее всего, так оно и было. Вопрос: где базируется эта яхта?

– Думаю, на одном из пяти необитаемых островов архипелага Флегур да Гунья.

– Неплохо. Острова немалые, скалистые, поросшие густой растительностью. Сейчас, Валера, нам надо отработать яхту «003». По данным Хакера, она принадлежит одному бизнесмену, некоему Джону Кригу, который организовал на острове Керуг туристический комплекс. Дело у Крига идет так себе. Особого наплыва туристов нет, поэтому уровень обслуживания невысок, да и разнообразием услуг фирма Крига не отличается: аренда яхт, лодок, организация охот на акул – вот, пожалуй, и весь ассортимент. Но предприимчивый американец не опускает рук. Судя по тому, что его яхта «003» находилась у островов Мукейн и Нуна, Криг решил связать свой бизнес с архипелагом.

– А что, – вступил в разговор капитан Лерой, – неплохой вариант, отдых на необитаемом острове. На этом можно подзаработать. Дать хорошую рекламу, оборудовать места отдыха, и, думаю, желающих отдохнуть на островах появится много. Да еще с возможностью экстремальной охоты на акул. А если еще и подводные…

– Вот вы с Седым и отправитесь на Керуг в гости к Джону Кригу, – прервал Лероя Трепанов. – Ты, Валера, – повернулся он к Седову, – под видом журналиста, и это окажется весьма кстати для бизнесмена, Хакер сыграет роль твоего друга, владельца магазина сувениров. Ваша задача – выяснить обстоятельства гибели яхты «003», прощупать Крига на причастность к террористам, создавшим новое оружие. Не исключено, что он является одним из них. В общем, поработайте на острове Керуг.

– И как туда добраться?

– Завтра с утра все вместе выезжаем в Джену. Я там останусь, попробую пробить полковника Ломембе и тех военнослужащих, что выезжали с ним в Аббоди сразу после бойни, 6-го числа. В общем, работаю в Джене, удастся, посмотрю Аббоди, хотя это вряд ли что даст. Вы же проезжаете в деревню Гурони на побережье. Туда ведет приличная дорога, и оттуда налажено сообщение с островом Керуг.

– Каким образом налажено? – спросил Седов.

– В Гурони находится представительство туристической фирмы Крига под руководством Джека Лиски. Он живет в единственном каменном доме. Обратитесь к нему, и Лиски организует вашу переброску на остров Керуг. Ну, а далее по обстановке. Связь поддерживаем в режиме спутника через аппаратуру Хакера.

– Слушайте, – сказал Седов, – мы так и будем называть супераппаратуру Хакера, как прибор, супер-пупер и так далее?

– Аппаратура секретная, поэтому названия не имеет, лишь цифровое обозначение, – объяснил Лерой. – Не думаю, что будет слишком удобно называть каждый раз комбинацию из двенадцати цифр.

– Нет названия, значит, надо дать. У тебя, Хакер, девушку зовут Жюльен?

– Да.

– Жюля! Не пойдет. Вот, предлагаю аппаратуру Хакера назвать системой «Лера».

– Почему «Лера»? – удивился Трепанов.

– Капитан у нас Филипп Лерой, «Филей» называть как-то несерьезно, а вот «Лерой», думаю, нормально. «Лера» от фамилии Лерой.

– Именем женского рода? – произнес французский капитан. – Но почему женского?

– А потому, что система женского рода.

– Все! Поигрались, и хватит, никаких Лер или Жюлей, – прекратил пререкания офицеров Трепанов. – Позывные остаются прежние. Вопросы по задаче есть?

– Есть предположение, – сказал Седов.

– Что, опять по названию? Теперь кого или чего?

– Нет, не по названию. Неплохо было бы как-то проверить, действительно ли трое бандитов добивали раненых в Аббоди.

– Верно мыслишь, Седов. Я уже пробил этот вопрос. За небольшое вознаграждение работник морга в Джене, куда были доставлены трупы туземцев и солдат, рассказал мне, что у двенадцати аборигенов имелось идентичное ранение в голову, в лоб. Кроме тех, что они получили в ходе применения оружия солдатами.

– Вы были в Джене?

– Только по моргу.

– Следовательно, Пилиу говорил правду.

– Ты сомневался в этом?

– Человек, ставший свидетелем кровавой оргии, в которой погибла его семья, его родственники, мог очень даже просто сойти с ума. Но он говорил правду. Ладно. Во сколько выезжаем завтра в Джену?

– В 8.00, я договорился с местным таксистом, он отвезет нас в город.

– А вы с Хакером где обосновались?

– Здесь же! В отеле, я этажом выше, он – ниже. Таксист подаст свой кабриолет ровно в 8.00 к центральному входу. Если есть необходимость поработать, то Хакер может остаться, но лучше вместе нам до утра не светиться.

– Как насчет ресторана? – спросил Седой.

– Запретить посещение ресторана не могу, но не советую этого делать. Террористы могут отслеживать обстановку и здесь.

– Ну, это уж слишком.

– Почему? Для этого не обязательно держать в каждом отеле наблюдателя, достаточно приплачивать бармену или любому другому работнику отеля. Хотя, признаюсь, сам в это особо не верю. Но страховка, как подсказывает опыт, лишней не бывает. К тому же тебе, Седой, надо как следует отдохнуть.

– Понятно. Казарменное положение.

– Не говори глупостей. Я пошел. До завтра!

Трепанов покинул номер Седова, а Лерой остался.

– У тебя есть ко мне разговор, Хакер? – поинтересовался подполковник.

– Да. Судя по всему, нам предстоит долгая работа по поиску и нейтрализации нового оружия террористов.

– Возможно, и что?

– В отеле предлагают неплохих девочек, командир.

– К чему ты клонишь?

– Разве непонятно? Я хочу заказать на ночь проститутку.

– Во как? Молодец. А как же твоя Жюльен?

– Жюльен в Париже, и очень сомневаюсь в том, что она этот вечер проведет за учебниками или книгами. И одна.

– Французская любовь?

– Я не вижу в этом ничего странного.

– А ты уверен, что местная проститутка не наградит тебя сифилисом или еще чем похуже? Как раз перед тем, как мы начнем серьезную работу?

– Но я же буду предохраняться! И не только используя презервативы.

– Ну, а от меня-то чего хочешь?

– Разрешения, ведь мы же на выходе.

– Сам-то подумал, что сказал? Какое, к черту, может быть разрешение? В общем, так, ты идешь в свой номер и делаешь то, что считаешь нужным. Я же о твоих делах ничего не знаю и знать не хочу. Но учти, Хакер, залетишь, отвечать придется, как говорится, по всей строгости военного времени.

– Я понял вас, командир. А вы не желали бы подружку?

– Иди к черту, Хакер!

– Понял!

– И за аппаратурой смотри, а то опоит тебя чем-нибудь местная шлюха и лишит нас чудо-техники.

– Об этом не беспокойтесь.

– Об этом беспокойся ты. Все, иди, я буду отдыхать.

– Благодарю, командир.

Капитан Лерой ушел. Седов прилег на кровать и тут же уснул. Ужин офицеры заказали в номер.

Среда, 13 июля

В 7.40 подполковник Седов, приведя себя в порядок, взял сумку и вышел из номера. На лестнице встретился с Лероем. Тот выглядел свежим, довольным.

– Доброе утро, командир!

– Привет. Судя по твоей физиономии, девочка досталась тебе страстная и умелая.

– О! Дьяволица черная. Вытворяла такое, о чем Жюльен даже не догадывается.

– Ничего, вернешься в Париж, научишь подругу любви по-африкански.

– Обязательно.

– И она пошлет тебя к черту.

– Нет! Жюльен воспримет это как должное.

– Странные вы.

– Но до вас нам далеко.

– Ладно, кончаем болтать.

Сдав ключи от номеров, офицеры секретного отряда «Z» вышли на улицу. У подержанного «Доджа» увидели полковника Трепанова, стоявшего с каким-то темнокожим мужчиной, и подошли к ним:

– Мы готовы!

– Как спал, Хакер? – поинтересовался полковник.

Капитан пожал плечами, изображая недоумение:

– Хорошо спал.

– Еще бы! После трех часов бешеного секса с местной проституткой.

Седов с Лероем недоуменно переглянулись, и Трепанов усмехнулся:

– Ну, что смотрите друг на друга? Думали, я ничего не узнаю?

– Но… откуда? – на этот раз безо всякой игры удивился Лерой.

– Оттуда! – Трепанов взглянул на Седова: – Скажешь, ты ничего не знал?

– Не скажу! Я знал, что Хакер проведет ночь с женщиной.

– Прелестно! Ну, ладно, сейчас нет времени разбираться с вами. Складывайте сумки в багажник.

Ровно в 8.00 подержанный «Додж» отъехал от отеля «Тропикана». Водитель попался молчаливый, за пять часов безостановочного движения от Дурбана до Джены он не произнес ни слова. Молчали и офицеры спецотряда.

В 13.10 «Додж» по команде российского полковника остановился недалеко от площади города. Трепанов передал водителю деньги, сказав:

– Моих друзей довезешь до Гурони. Дорога оплачена.

Темнокожий водитель кивнул.

– Джон Лиски, не забыл? – повернулся Трепанов к Седову.

– Не забыл!

– Позвони мне, как устроитесь.

– Конечно!

– Удачи!

– Взаимно.

Полковник вышел из машины, и «Додж» продолжил движение на восток. В 14.20 он высадил пассажиров у единственного в деревне каменного дома, на котором висела табличка «Туристический комплекс Джона Крига».

– Ты смотри, – проговорил Седов, указывая Лерою на усадьбу, – этот дом здесь смотрится, как крепость. Камень для строительства завозили издалека, забор около двух метров и, похоже, по всему периметру.

– На острове Керуг этого камня полно, – ответил Лерой. – Ну, что, командир, идем к мистеру Лиски?

– А откуда мы можем знать, что представителя туристической фирмы зовут Джек Лиски?

– Джон Криг каждую неделю дает рекламу своей фирмы в местные газеты с указанием данной, если можно так сказать, перевалочной базы и ее директора.

– Понятно, но нас, кажется, встречают?

Из калитки ворот вышел тучный, средних лет, белый мужчина:

– Господа! Вы желаете провести время на острове Керуг?

– А кто вы такой? – спросил его Седов.

– Я – представитель туристического комплекса Джона Крига, Джек Лиски.

– Ну, тогда… да мы хотели бы с другом посмотреть, что представляет собой ваша фирма.

– Очень рад. Пройдемте в дом, там и поговорим.

– Судя по всему, клиентов у вас не много.

– Мы только развиваемся, но… прошу в дом.

– На фоне хижин деревни ваша усадьбы смотрится по меньшей мере нескромно, – заметил Седов.

– Аборигены сами по себе, мы – сами, но между нами мир и согласие. Местные мужчины ловят для нас рыбу, осьминогов, бьют птицу, варят пиво. Мы для них источник выживания, тем более в современных условиях.

– А не боитесь, что туземцы однажды разнесут вашу крепость?

– Нет. Они скорее будут защищать нас. И, кстати, они уже сейчас охраняют представительство, за что получают большие для них деньги.

– В общем, все нормально?

– Да! Все как нельзя лучше.

Лиски провел гостей в офис – пристройку к дому. Там к ним вышла красивая брюнетка в строгом костюме.

– Позвольте представить вам, господа, моего секретаря, Берту Рин.

Брюнетка кивнула.

Лиски повернулся к офицерам:

– А вас я и не знаю, как представить. Надо же, за разговором упустил самое главное.

– Это легко поправимо, мистер Лиски, – улыбнулся женщине Седой. – Я – журналист-международник, Валерий Седов. Независимый журналист.

– Вы русский? – удивился Лиски.

– Да! Но эмигрировал из России в Чехию, потому и представляюсь независимым журналистом, не связанным контрактом ни с одним из издательств. Но для меня это не проблема.

– Очень приятно, – произнесла Берта, с интересом глядя на Седова.

– А я – Филипп Лерой, из Лиона, Франция, – представился и капитан. – Мы случайно познакомились с Валерием и подружились. Он – настоящий русский медведь.

Лерой рассмеялся. Улыбнулся и Лиски, только лицо Берты осталось непроницаемым.

– Я бы попросил ваши документы, господа, – сказал Лиски, – сами понимаете, без формальностей ни в одном деле не обойтись.

Офицеры передали ему паспорта, с которыми Берта тут же покинула гостиную.

– Может, по рюмочке бренди, господа? С дороги, да и за знакомство? – предложил Лиски.

– Я бы предпочел пиво, – ответил Седов.

– Есть и пиво. Местное, «Утала» – так называют его деревенские жители. Конечно, оно не идет ни в какое сравнение со знаменитым чешским пивом, но освежает, слегка опьяняет. Правда, вкус имеет специфический. Я бы посоветовал вино «Коломбар», все лучше пива.

– Если у вас нет нормального пива, то давайте бренди. Но немного.

– Конечно! Ведь нам предстоит обсудить несколько вопросов.


Глава 3

Отдохнув с дороги в уютном двухместном номере, офицеры спецподразделения вечером были приглашены на ужин. Обслуживала хозяев и гостей дома женщина из местного племени. И еду она подала из местного рациона, рыбу, зажаренную в банановых листьях, под вино «Коломбар». Поужинав, Лиски за кофе объявил гостям, что завтра, в четверг, с острова Керуг прибудет яхта, она и заберет путешественников на туристическую базу, где для них приготовлено жилище, а также будет предоставлен перечень услуг компании Крига. После чего Лиски поднялся из-за стола:

– Ну, а вечер вам, господа, предстоит провести в обществе очаровательной Берты, я же покину вас. Дела, знаете ли. – Пожелав Седову и Лерою приятного вечера, он вышел из дома, а вскоре вообще покинул территорию усадьбы.

– И что за дела у господина Лиски ночью в этих местах? – поинтересовался Лерой.

– Да какие дела? – ответила Рин. – У него в деревне молодая женщина, так называемая местная жена. К ней Джек и пошел. Он почти каждый вечер уходит к Дари, так ее зовут.

– Почему не перевезет жену в дом? – спросил Седов. – Здесь места много.

– Джон Криг не поощряет связи Лиски с туземкой, кстати, очень красивой девушкой. Джек хотел привезти ее сюда, но хозяин, как все называют Крига, пригрозил, что сообщит о любовнице законной супруге Лиски, проживающей в Штатах. А Лиски это невыгодно. В общем, запутанная история. Мне до сих пор непонятно, почему Джек работает на Крига здесь, а не живет в Штатах.

– Видимо, есть причины.

– Наверное, – согласилась Берта и поднялась: – Извините, господа, я ненадолго покину вас. Вы же можете посмотреть телевизор, правда, вряд ли что поймете. Программы здесь подают, как блюда, вразнобой и не очень профессионально. Спутниковая же антенна у нас вышла из строя, соответственно, ничего, кроме местных каналов, мы на данный момент смотреть не можем. Еще у нас есть бильярд. Покидать усадьбу не советую. Это небезопасно. – Она вышла из гостиной.

– Мутная какая-то компания, эта турфирма Крига, не находишь, Хакер? – проговорил Седов.

– Согласен, – ответил Лерой. – Такое ощущение, что здесь не все в порядке, и Берта что-то явно от нас скрывает.

– Надо постараться узнать, что. И вообще разговорить ее. Выглядит секретарь Лиски внешне приветливо, а в глазах печаль, усталость, даже какая-то безысходность.

– Вы считаете, ее можно открыть?

– Попытка не пытка, друг мой. Ты давай ступай в номер, проверь, не ведется ли внутри усадьбы и вне ее наблюдение за нами, свяжись с Трепановым, передай, я выйду с ним на связь после разговора с Бертой, если, конечно, он состоится.

– Понял! Вам не мешать.

– Сиди в номере. Если полковник сообщит что-то важное, подай сигнал.

– Хорошо!

Лерой поднялся к себе в номер. Но не прошло и минуты после его ухода, как вернулась Берта:

– Вы один?

– Да, мой товарищ решил продолжить отдых за книгой.

– Странно.

– Странно то, что человек увлекается книгами?

– Нет, странно, что книгами увлекается человек, приехавший сюда. Обычно к нам приезжают люди, ищущие острых ощущений, приключений, извините, ради того, чтобы переспать с туземками. Некоторые даже семьи здесь создают. Местные женщины весьма легкомысленны и легко идут на связь с белыми мужчинами, а те потом навещают их.

– Ну, мы не из тех, кто ищет приключений с местными красавицами.

– Тогда ответьте, что привело вас сюда?

– Если коротко, смена обстановки.

– Понимаю. А что связывает вас, русского и француза?

– Дружба.

– Знаете, я так хочу хотя бы ненадолго попасть в Россию, в Москву, – неожиданно заговорила Рин на довольно чистом русском языке, что стало сюрпризом для Седова.

– Вы говорите по-русски?

– Вас это, вижу, удивило, – улыбнулась Берта. – Между тем все очень просто. Мой отец – русский офицер.

– Не понял? Как это?

– Моя мама жила в небольшом местечке под Дрезденом, в котором стояла войсковая часть Советской Армии. Как-то случайно она познакомилась с молодым советским офицером, старшим лейтенантом Павлом Дмитриевичем Вересовым. Бабушка и дедушка были против этого романа, но любовь, как известно, не признает границ. Она не признает ничего. Мама стала жить с офицером. Об этом узнали и в КГБ, и в службе безопасности ГДР. В результате старшего лейтенанта Вересова сначала перевели в другую часть, а потом в Союз. Мама же осталась беременной, и вскоре родилась я. Она очень любила папу, я же его никогда не видела, лишь на фотографии, а мама любила его так, что так и не вышла замуж, все ждала своего Павла. Но… не дождалась.

– Он не общался с вашей мамой по почте, телефону, ведь даже тогда это можно было устроить?

– Папа передавал через своих друзей письма, а звонить? Может быть, и звонил, но я об этом не знала. Когда же Союз рухнул, а Германия объединилась, мне было уже шестнадцать лет. Мама серьезно заболела, бабушка с дедушкой к тому времени умерли. И у мамы врачи обнаружили неизлечимую болезнь. Рак. Но она хотела увидеть отца и хотела, чтобы я увидела его. Она написала в Россию письмо, по-моему, офицеру, который служил вместе с отцом, ведь он сам рос без родителей. И ей пришел ответ. Лучше бы он не приходил.

– У вашего отца была другая семья?

– Нет! Маме сообщили, что капитан Вересов погиб в Афганистане в 1987 году. Мама все время ждала его, не зная, что ее возлюбленный мертв. После этого письма она прожила три месяца. – Берта прикурила сигарету и нервно затянулась, стряхивая пепел в хрустальную пепельницу. – А ведь все могло сложиться иначе. Почему спецслужбы не дали им жить вместе? Ведь они, по сути, убили их?

– Что я могу ответить на это, Берта? Лишь одно, мне очень жаль, что так сложилась судьба советского офицера и немецкой девушки, имевших несчастье полюбить друг друга в то время, когда это расценивалось как предательство.

– Несчастье? А может, напротив? Хоть немного, но счастья быть друг с другом?

– Может быть. – Седов тоже закурил.

– Вы тоже были офицером? – неожиданно спросила Берта.

– Я? Офицером? Почему вы так подумали? – изобразил удивление Седов.

– Не знаю. Но в вас есть что-то военное.

– Вы заблуждаетесь. Нет, я, конечно, служил в армии, срочную службу, два года, но офицером не был. Окончил факультет журналистики, работал в одном из изданий, писал о безобразиях, что творятся в новой России. В итоге потерял работу. Пришлось уезжать, но надеюсь вернуться. Человеку без Родины нельзя. Но ладно я, а вы как попали сюда?

– Случайно, – затушив сигарету, вздохнула Берта. – В моей жизни почему-то практически все происходило и происходит случайно.

– Что вы имеете в виду?

– После смерти матери я переехала в Дрезден. С работой в Восточной Германии стало плохо, в Западной же нас особо не ждали. Но случайно обратила внимание на объявление. Даме почтенного возраста требовалась сиделка. Я имела опыт ухаживания за больным человеком, последние месяцы мама не вставала с постели. Пошла по объявлению. И случайно оказалась в богатом доме. Сиделку для своей матери искал молодой мужчина, ее сын. Случайно он оказался холост. Меня взяли на работу, дали место в доме. А потом, также совершенно случайно, Генрих, сын пожилой женщины, пригласил меня в ресторан. Я никогда не пила спиртного, а в тот вечер напилась до беспамятства. Проснулась в спальне Генриха. Он уже ушел, я же увидела окровавленные, извините за подробности, простыни, герр Миллер лишил меня девственности. Я была настолько наивна, что подумала: теперь Генрих Миллер должен жениться на мне. Но была в тот же день им уволена. Он получил, что хотел, и выбросил неинтересную теперь игрушку на свалку. Я оказалась на улице. Устроилась в приюте. Потом выяснилось, что я беременна, пришлось идти к врачу. Аборт мне делал пожилой немец, открывший частный кабинет, и сделал неудачно. После аборта я не могу иметь детей. Казалось, для чего и ради чего дальше жить? И что это за жизнь? Решила покончить с собой. Да, да, господин Седов, я говорю серьезно. Пошла на вокзал. Не знаю, хватило бы мне сил броситься под поезд, как Анна Каренина… Что вы так смотрите на меня?

– Вы читали Толстого?

– Да! – улыбнулась Берта. – В ГДР были магазины «Русское слово», мама неплохо говорила по-русски, меня научила, книги русские покупала. Толстого в том числе.

– Понятно! И что же дальше?

– Так вот, не знаю, хватило бы мне мужества броситься под поезд, но случай вновь вмешался в мою жизнь. Когда я переходила улицу у вокзала, на меня наехал автомобиль. Водитель, мужчина лет пятидесяти, успел затормозить, и я не получила тяжелых травм, лишь ссадины и неглубокие раны. Водитель испугался, бросился ко мне, посадил в машину, но отвез не в больницу, а за город к знакомому врачу. Он был пьян и не хотел проблем с полицией. Друг его осмотрел меня, обработал раны, наложил повязки. Мужчина, Гюнтер Майер, как он представился, оказывал мне повышенное внимание. Было ли это наигранно или искренне, тогда я не поняла. Желая загладить свою вину, он предложил мне уехать с ним в Мюнхен, где владел крупной туристической фирмой. Я согласилась. Майер устроил меня в свою фирму, снял квартиру. Поначалу все шло хорошо, и я уже думала, что вот наконец удача улыбнулась и мне. Однако этот Майер оказался подлецом. Как-то вечером он со своими друзьями Клосом Бекером и Фостером Шмидтом заявились ко мне домой. Они принесли вина, закуски. Гюнтер сказал, что у Фостера день рождения и друзья решили отпраздновать его у меня. Вроде бы ничего такого, но я испугалась. Предчувствие, родившее страх, не обмануло, напившись, дружки изнасиловали меня. Гюнтер утром приказал мне молчать о произошедшем, иначе он через свои связи сживет меня со свету. Пришлось загнать обиду и боль внутрь. Я молчала, но кто-то сообщил жене Майера о его связи со мной. Гюнтер боялся жену, так как полностью зависел от нее в финансовом плане. Фрау Майер пришла ко мне. Я все отрицала, но она, видимо, хорошо знала своего муженька. В общем, фрау Майер настояла на том, чтобы Гюнтер избавился от меня. Он мог просто выгнать шлюху, как называла меня Линда Майер, но тут я решила показать зубы. Выставила ему условие: либо он находит мне другую работу, либо я заявлю в полицию об изнасиловании. Майер нашел мне другую работу, а именно туристическую компанию Джона Крига. Откуда они были знакомы, я не знаю и по сей день, но это неважно. Важно другое, то, что я, не успев опомниться, подписав контракт, оказалась здесь, а с момента приезда сюда прошел год. Джон Криг намеренно забыл о своих обещаниях. Когда я ему напомнила о них, он только посмеялся, до чего, мол, я наивна. Сказал, радуйся тому, что имеешь, а будешь проявлять недовольство, так любой абориген с удовольствием купит тебя за сто – сто пятьдесят коров. Вот так, герр Седов.

– Называй меня Валерой, – сказал подполковник.

– Не знаю, смогу ли. Но это еще не все. Завтра я должна уехать на остров вместе с вами.

– Почему?

– У Джона Крига пропала помощница и по совместительству любовница, Эмили Ларен, особа насколько привлекательная, настолько и расчетливая. Видимо, мне предстоит занять ее место, и в первую очередь в постели Крига.

– Что значит пропала помощница? – удивился Седов. – Куда она могла пропасть на сравнительно небольшом острове?

– Мели пропала не на острове, – объяснила Берта. – Криг решил расширить дело и организовать туры на необитаемые острова архипелага Флегур да Гунья. Для осмотра островов он отправил яхту с командой из пяти мужчин и Эмили Ларен. Яхта пропала.

– Как пропала?

– Этого не знает никто. Вышла в океан, дошла до островов и исчезла. Уже неделя, как о ней нет никаких известий.

– Может, ее застал шторм?

– Не было шторма.

– Ну, а не могла Ларен сбежать от Крига?

– Это ей не дала бы сделать команда. А в команде находился администратор туристического комплекса Джон Фокс, человек, преданный Кригу.

– Странно.

– Очень странно. Яхта «003» вышла с острова Керуг, дошла до островов Нуна и Мукейн и пропала. Капитан сигнала SOS не подавал. Но почему вас так заинтересовал случай с Эмили Ларен?

– Потому что я очень не люблю странности, особенно связанные с гибелью людей. Впрочем, команда яхты «003» может находиться и в полном здравии. Мало ли что могло произойти на судне? Отказ двигателя, выход из строя навигационной системы, наконец, банальная поломка радиостанции. Ведь у вас спутниковая антенна вышла из строя? А что, если не секрет, дали поиски яхты?

– Ее не искали. Еще одна странность, да?

И вновь Седову пришлось изображать удивление:

– Как это не искали?

– Очень просто, герр Седов! У Крига дела и так идут не очень хорошо, а пропажа яхты с людьми могла отогнать от фирмы последних клиентов.

– Но он же должен был получить страховку за судно?

– Лиски проговорился, что Криг не стал обращаться в страховую компанию.

– Что, вычеркнул из жизни шесть человек, свою женщину, лишь ради того, чтобы о трагедии не узнали туристы?

– Да!

– Тогда зачем вы рассказали мне об этом случае? Чтобы я и мой друг завтра вместо острова Крига отправились обратно в Европу?

– Вы не были бы русским, если уехали бы.

– Я плохо понимаю вас, Берта.

– Извините, но мне кажется, вы не случайно появились здесь. И вы с товарищем не обычные туристы.

– Кто же? Агенты спецслужб?

– Не знаю! Конечно, я могу ошибаться, но вы не похожи на тех, кто приезжал сюда раньше.

– Вы не можете, а точно ошибаетесь. Впрочем, вас понять не сложно. Пережитое сделало вас, Берта, маниакально подозрительной.

– Возможно, вы правы, и я в каждом новом клиенте пытаюсь найти человека, способного на благородство, на поступок. Человека, отличающегося от тех подонков, с которыми меня сводила судьба и случай. Но уже поздно, давайте прекратим этот ненужный разговор. Извините, что испортила вам вечер. Наверное, мне надо было просто выговориться. Ну, не с Лиски же откровенничать? Забудьте о разговоре, да и обо мне тоже. Вы приехали отдыхать – отдыхайте. Спокойной ночи. – Берта резко встала и быстро вышла.

Глядя ей вслед, Седов прикурил сигарету. Его радиостанция провибрировала сигналом вызова. Наклонившись к воротнику куртки, где был установлен микрофон, он тихо ответил:

– Иду, Хакер! – И, погасив сигарету, поднялся в номер подчиненного.

– Как дела, Хакер?

– Проверяя обстановку вокруг усадьбы, я слышал ваш разговор с Бертой.

– Понятно, что скажешь?

– По-моему, уж слишком она была откровенна. Видит человека первый раз и тут же выкладывает ему историю личной жизни, интересную информацию по туристической фирме Крига, не забывая отметить пропажу яхты.

– Считаешь, нам ее подставили? – внимательно посмотрел на Лероя Седов.

– Не исключено, что Берта Рин имела задание Лиски побольше узнать о нас. Вопрос, для чего? Мы не первые и не последние туристы здесь, сомневаюсь, что всем оказывалось такое же внимание.

– А ты не допускаешь, что во мне как в русском Берта, в чьих жилах также течет русская кровь, просто увидела человека, способного помочь ей?

– В чем? Бежать от Крига?

– Хотя бы.

– Но куда? Допустим, вы прониклись ее историей и решили помочь. Вывезли на материк, а дальше?

– Она говорила, что хочет посмотреть Москву.

– Слышал. Но глупо рассчитывать, что вы, человек, эмигрировавший из России, отвезете ее на родину отца.

– Знаешь, Хакер, я видел многих людей и, как мне кажется, научился распознавать их. Лиски, к примеру, обычный лизоблюд и похотливый самец, это заметно сразу, и если врет, то делает это, не задумываясь. В голосе же, да и в поведении Берты я фальши не заметил.

– Женщине надо было высказаться?

– Скорее всего не только высказаться. Но с ней мы разберемся, время будет. Ты обратил внимание на то, что яхта «003» имела команду из шести человек?

– Конечно, – улыбнулся Лерой, – остров Керуг покинули шесть человек, в том числе помощница и любовница Крига, Эмили Ларен, а на дне впадины в затонувшей яхте только пятеро мужчин.

– И что бы это значило?

– Судя по описанию, Ларен – красавица. Возможно, те, кто потопил яхту «003», оставили женщину в живых и забрали себе.

– А не проявят ли интерес неизвестные террористы не только к красивой женщине, но и к туристическому комплексу Крига? Сейчас здесь зима, не сезон для отдыха, и, похоже, мы будем единственными клиентами господина Крига, но уже через пару месяцев на Керуг начнут прибывать и другие искатели приключений, тем более что он намерен организовать туры на необитаемые острова, чем и привлечет людей.

– Не вижу связи с намерениями Крига и вероятными действиями террористов.

– Террористов, Хакер, обладающих мощным оружием массового поражения. Туристический комплекс на острове Керуг с клиентами из разных стран мира – это тебе не африканская деревня Аббоди.

– Предполагаете, что террористы готовят атаку на Керуг?

– Почему нет? В случае получения такого же эффекта, как и в Аббоди, в мировых средствах массовой информации поднимется не слабый шум. А это лучшая реклама для террористов.

Лерой поднялся, прошелся по номеру, присел на подлокотник широкого кожаного кресла:

– А вы правы, черт возьми. По Керугу действительно может быть проведена атака новым оружием.

– Значит, что, мой французский друг?

– Да понятно, что, командир, нам необходимо как можно быстрее найти логово этих террористов и уничтожить страшное оружие.

– Верно.

Аппаратура Лероя выдала мелодичный сигнал.

– О черт, это Трепанов. Он пытался выйти на связь, но я включил режим отсрочки переговоров до окончания вашей беседы с фрау Рин.

– Давай мне Трепанова.

Лерой переключил какие-то рычаги на своей аппаратуре, развернул чемодан к Седову. На мониторе высветилось лицо полковника Трепанова. Он находился, судя по общему фону, в гостинице.

– Да, Александр Владимирович?

– Почему не вышел на связь раньше?

– Потому что был занят. Разговаривал с секретарем представителя туристической фирмы Джона Крига, фрау Бертой Рин.

– Лиски позволил тебе свободно пообщаться со своим секретарем?

– Джек Лиски выехал из усадьбы.

– Куда выехал, выяснил?

– По словам Рин, к своей местной молодой жене.

– Какой еще местной жене, он имеет семью в Штатах!

– Берта говорила, к молодой темнокожей жене.

– Хрень какая-то, но ладно, что узнал от фрау Рин? Или вы просто мило беседовали на предмет одиночества женщин в подобных фирмах?

– Да нет, Рин рассказала много интересного. Но передавать весь разговор – это убить много времени. Если вы не против, Хакер сбросит вам запись моего разговора с фрау Бертой.

– Добро! У меня ситуация следующая. Пытался найти полковника Ломембе, но тот исчез. Пропал в ночь с 7 на 8 июля, как раз после бойни в Аббоди. С ним же пропали и солдаты, выезжавшие в деревню. Официально, их перевели в другую часть на север страны, на самом деле они испарились так же, как и полковник Фануэл Ломембе.

– Опять секретная служба ЮАР?

– Это было бы не самое плохое. Хуже, если террористы узнали о Джитуки Пилиу и убрали полковника с его подчиненными.

– Зачем, Александр Владимирович, если Пилиу успел рассказать подробности бойни в Аббоди, в том числе и о команде карателей, зачищавшей селение? Большего он не мог сказать ни Секретной службе ЮАР, ни полковнику Ломембе, ни тем более солдатам, сопровождавшим командира базы.

– В общем-то, да, – согласился Трепанов, – причин убирать полковника с солдатами у террористов не было. А Пилиу они упустили. Но и абориген, в принципе, видел немногое. Карателей? Это косвенно подтверждает, что бойня в деревне была спровоцирована извне, а вот каким образом, не то что местный абориген, думаю, и вся Секретная служба ЮАР не знает. Догадываться, возможно, догадываются, но точно утверждать ничего не могут. Вы когда должны попасть на Керуг?

– Лиски говорил, что завтра, – ответил Седов. – За нами должна прийти яхта. Кстати, на борту «003», яхты, что потопили террористы, изначально было шесть человек.

– А на дне пятеро? Интересно.

– Каким-то образом на дне не оказалось помощницы и любовницы Крига, мадам Эмили Ларен.

– Ее сняли с яхты до затопления?

– До того, как уничтожить мужчин команды. Но обо всем этом есть рассказ фрау Берты. Думаю, надо проверить ее.

– Что значит проверить?

– Берта Рин подробно рассказала о своей прежней жизни, назвала имена людей, которые приняли непосредственное участие в ее судьбе. Не мешало бы знать, говорила она правду или выложила легенду. Это кардинально повлияет на нашу дальнейшую работу.

– Хорошо! Я передам запрос по Берте Рин в Центр, не забудьте приложить к информации ее фотографию.

– Конечно.

– Какие еще будут пожелания?

– Пока никаких.

– Добро! До связи!

– До связи, полковник!

Изображение на мониторе исчезло. Лерой перевел аппаратуру в режим ожидания и взглянул на Седова:

– Что дальше делать будем?

– Надо бы посмотреть местность у Аббоди.

– И что это даст?

– Не знаю, возможно, ничего, а возможно, след, что в итоге приведет нас к логову террористов. И еще я бы проверил местную жену мистера Лиски, но, похоже, это невозможно.

– Для нас, командир, нет ничего невозможного, – улыбнулся Лерой. – Я могу пробить все хижины деревни и найти мистера Джека Лиски.

– Так чего стоишь? Работай!

– Вам нужно подтверждение того, что Лиски находится в деревне, или подробности его общения с местной женой?

– Подтверждение того, что он в Гурони и с бабой.

– Женщиной, командир, некрасиво о женщине говорить «баба», даже если она темнокожая представительница дикого племени.

– Считай, я учел замечание.

Капитан Лерой искал Лиски недолго. Отодвинувшись от монитора, он сказал:

– Ну вот, есть наш представитель туристической фирмы Крига. В одной из хижин. Милуется с дамой. Называет ее почему-то Кэт. Страстная, видно, аборигенка. Лиски стонет так, что наверняка соседи слышат.

– Это его дело. Главное, что он в деревне и что в этом Берта не обманула. Как ты насчет того, чтобы выпить по рюмке бренди?

– Да вроде поздно уже.

– Ну, как хочешь, а я выпью.

– Я тоже.

– Наливай!

После рюмки бренди Седов попрощался и вернулся в свой номер.

Четверг, 14 июля

Поднялся Седов рано, без четверти шесть по местному времени. Побрился, принял душ и, выйдя во двор усадьбы, присел на скамью у густого куста. С утра было прохладно. Да и немудрено, все же здесь сейчас зима. Правда, зимой погоду с температурой до двадцати градусов назвать можно было условно. По российским меркам, она больше напоминала начало мая.

Неожиданно он услышал сзади шаги, обернулся и увидел Берту:

– Доброе утро, фрау Рин.

– Доброе, у вас отменный слух и реакция, господин Седов.

– Это кошка, Берта, может передвигаться совершенно бесшумно, – улыбнулся он. – Вы всегда встаете так рано?

– Нет, – ответила Рин, – обычно я встаю в восемь утра.

– Что же сегодня прервало ваш утренний сон? Не мое ли плескание в душе?

– Нет, я вообще плохо спала.

– Вас что-то мучает?

– Не дает покоя переезд на остров. Ничего хорошего от Джона Крига ждать не приходится. Наверняка сразу пристанет, старый кобель.

– Так отшейте его!

– Легко сказать, – вздохнула она. – Отошью и окажусь в хижине грязного аборигена? Впрочем, вас это не должно волновать. Вы меня извините за вчерашнюю откровенность, не знаю, что на меня нашло. И, пожалуйста, не говорите о нашей беседе мистеру Лиски.

– Об этом могли бы и не просить. Ну, а насчет вашей судьбы, тут вы не правы. Я не могу со стороны безразлично наблюдать за насилием над женщиной. Вы держитесь достойно, а там, глядишь, что-нибудь придумаем. В конце концов, не думаю, что Криг будет вести себя нагло на виду у туристов. Это ему не нужно.

– Что вы, господин Седов, вам не следует вмешиваться в личные дела хозяина фирмы. – Берта опять обреченно вздохнула. – Уж пусть будет, как будет. Я привыкла к тому, что являюсь игрушкой в чужих руках. Такова, видимо, моя судьба, мой крест.

– Перестаньте, Берта. Мы что-нибудь обязательно придумаем.

– Что мы можем придумать? Вы же не заберете меня с собой? – Задав вопрос, она напряженно посмотрела на Седова.

– Как знать, Берта, – загадочно улыбнулся подполковник. – У меня много друзей в России, и если отдых на островах архипелага окажется действительно таким, каким я его себе представляю, то обязательно приглашу друзей. И они приедут. А русские – парни отчаянные.

– Это мне известно!

– Ну вот! Так что не надо вешать нос преждевременно. А с мистером Кригом, дабы он не доставал вас, я что-нибудь придумаю. Только, если возникнет необходимость, вы должны будете подыграть мне.

Напряженность в глазах Берты сменилась заинтересованностью:

– В чем подыграть?

– Ну, скажем, в том, что я очень понравился вам, а вы, естественно, мне. И мы даже, в отсутствие Лиски, успели якобы узнать друг друга довольно близко. Надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю?

– Но зачем вам это?

– Я уже говорил, что не люблю странности, случаи и случайности, но более названного я ненавижу хамство в отношении женщин, как и мой французский друг, Лерой, и как все мои русские друзья.

– Я сделаю все, что вы скажете!

– Прекрасно. Но чтобы понять, что надо делать, необходимо предстать перед Кригом дамой, скрывающей какую-либо тайну, недоступной, гордой.

– Но он знает мою биографию.

– И что? Одно дело знать понаслышке, другое – столкнуться воочию. Держитесь достойно, и все будет хорошо.

– А я уже и не думала, что у меня неожиданно появится шанс изменить эту собачью жизнь.

– Шанс есть всегда и у всех, но далеко не все и не всегда им пользуются по ряду причин. И главная из них – нерешительность. За свободу, за счастье надо бороться. Плыть по течению опасно, можно и в водоворот угодить, а там сопротивляйся, не сопротивляйся, а утянет в бездну.

– Что со мной и произошло.

– Пока вы недалеко от омута, но плыли до сих пор по течению, полагаясь на судьбу, на случай. Пора начинать менять направление движения.

– Да, вы правы, спасибо. Я пойду, с минуты на минуту должен вернуться Лиски. Спасибо вам!

– Не за что, Берта. Пока не за что!

– Со мной по-человечески давно никто не говорил. Спасибо. – И она быстро ушла в дом.

Седов задумался. Вот чего он не ожидал при решении боевой задачи, так это внезапного появления женщины с массой проблем. С одной стороны, Берта может стать серьезной обузой. Ее проблемы, понятно, он решит, при условии, что женщина была искренна, о чем он узнает совсем скоро. С другой же, при определенном раскладе Берта может оказаться незаменимым союзником хотя бы в плане владения информацией по мутной фирме Джона Крига, в которой, вполне вероятно, действует сообщник террористов. Эти подонки стараются засадить своих агентов, где только можно. И нападение на яхту «003» тому подтверждение, хотя, конечно, судно Крига могло оказаться в поле зрения бандитов и случайно. Но, с другой стороны, не исключено, что террористы знали о выходе «003» и подготовили атаку. Черт, слишком много вопросов, ответов на которых нет. Пока нет. А вот мутняка чересчур много.

Скрипнула калитка ворот, и во двор вошел Джек Лиски. Увидев Седова, представитель туристической фирмы удивился:

– Вы?

– Как видите, мистер Лиски. Доброе утро.

– Здравствуйте. Рано встаете, господин Седов.

– Ну, не намного раньше, чем вы, по крайней мере, сегодня.

– Вы правы, черт побери, но у меня на это были причины, – рассмеялся Лиски.

– А почему вы думаете, что у меня не было причин встать раньше обычного? – подыграл ему Седов.

Смех оборвался, и Лиски подозрительно взглянул на него:

– Что вы имеете в виду?

– А вы о чем подумали? – продолжал игру Седов.

– Я? Я подумал, что, возможно, кто-то вас побеспокоил? Из местных!

– Нет! Местные ни при чем. Но стоит ли продолжать беспредметный разговор? Скажите, по деревне мы с другом прогуляться можем?

– Я бы не советовал.

– Из соображений безопасности?

– Если кратко, то да. Это ко мне аборигены привыкли, вас они не знают, а к чужакам во всех племенах отношение далеко не дружелюбное.

– А я слышал, что местные племена, напротив, охотно и приветливо встречают гостей.

– Это впечатление обманчиво. Извините, мне надо заниматься делами.

– Конечно, мистер Лиски. А у вас здесь неплохо, я бы сказал, даже очень неплохо. Незачем и за забор выходить.

И вновь представитель фирмы словно обжег подполковника колючим подозрительным взглядом, но, ничего не сказав, прошел в дом.

Седов же усмехнулся, думай теперь, мистер, что означали мои намеки. Позже ты вспомнишь этот разговор, если, конечно, в твоих воспоминаниях возникнет необходимость. Он прикурил сигарету и вдруг услышал:

– А я думал, куда это делся спозаранку мой русский друг?

– Привет, Филипп. Выспался?

– Привет! Выспаться выспался, да вот только после бренди голова побаливает. Странно, выпил-то всего ничего.

– Такое, значит, здесь спиртное. Прими душ, таблетку аспирина, и все пройдет.

– Уже!

– Что уже?

– И душ принял, и таблетку, а голова не проходит.

– Ну, тогда терпи.

– А я что делаю?

Подойдя к Седову вплотную, Лерой незаметно для посторонних глаз шепнул:

– Вас вызывал Центр. Перенос сеанса на 7.05. Сейчас 7.02.

– Ты погуляй тут, Филипп, – кивнул Седов. – На свежем воздухе полегчает.

– Для этого и вышел.

– А я пойду, вещи соберу. Возможно, яхта за нами придет сразу после завтрака.

– Да, конечно!

Подполковник поднялся в номер француза.

Аппаратура Лероя работала в режиме спутниковой станции. Он нажал на клавишу телефона. После сигнала ему ответил генерал-полковник Белоногов, непосредственный руководитель секретного отряда «Z»:

– Здравствуй, Валерий Николаевич.

– Здравия желаю, Дмитрий Сергеевич.

– Прогуливаешься по утрам?

– Здесь особо не прогуляешься. Надеюсь, на острове у нас будет больше пространства.

– И больше глаз, что станут следить за вами, но к делу. Первое, по фирме Крига. Контора, в принципе, по нашей части «чистая». Контингент Джон Криг подобрал довольно мутный, но это не главное. Главное, что ни он, ни его персонал к бойне в Аббоди никакого отношения не имеют, что не исключает наличия на Керуге человека террористов. Впрочем, достоверной информации по данному вопросу у нас нет. Финансовое положение Крига довольно сложное, ему нужны клиенты. Также он заинтересован в освоении необитаемых островов архипелага Флегур да Гунья, на одном из которых, вероятнее всего, находится банда подонков, уничтоживших племя аббоди. Как привлечь туристов? Созданием условий для специфического, скажем так, отдыха и рекламы. Ты, как «журналист», имеющий хорошие связи в ведущих издательствах Запада, должен заинтересовать Крига.

– А если владелец туристического комплекса на острове Керуг решит проверить мои связи? – прервал генерала Седов.

– По крайней мере, из Франции, Германии и Турции он получит нужную информацию. Второе, нам необходимо перебросить на остров как минимум твоих подчиненных по группе «Тень». Разыграть русскую карту. Не думаю, что Криг откажется принять у себя за неплохую плату бесшабашных, ищущих экстрима парней из России. Задача группы – начать отслеживание островов архипелага с целью обнаружения места базирования террористов.

– Но на это уйдет масса времени.

– Согласен, поэтому твоей группе предстоит отработать острова Гаруа и Бриан. На Паллет, Нуну и Мукейн мы нацелим остальных бойцов отряда, которых перебросим в район после того, как твои парни начнут работу по названным островам. Руководство их действиями будет осуществлять полковник Трепанов. Да, для усиления отряда профессионалом-подводником Германия предоставила нам боевого пловца. Он испанец по национальности, но родился и жил в Германии. Подводник войдет в одну из подгрупп Трепанова.

– Пловец уже находится на базе? – заинтересованно спросил Седов.

– Да!

– Хорошо!

– Третье, – продолжил генерал. – Исходя из того, что во время бойни в Аббоди местный житель выжил благодаря тому, что не сошел с ума из-за накладок на уши, версия применения террористами специальной пушки подтверждается. Следовательно, для обеспечения безопасности работы бойцов отряда «Z» в район применения будут переброшены и средства защиты от воздействия инфра– или ультразвука.

– Мы не сможем носить шлемы, закрывающие ушные раковины.

– Не перебивай! Никаких шлемов, наши специалисты разработали специальные миниатюрные устройства, умещающиеся в ушных раковинах, надежно защищающие их от воздействия звука, а также позволяющие вести радиопереговоры на небольшом расстоянии. Средства мы доставим в район применения вместе с бойцами. И наконец, последнее, по твоей просьбе пробить некую фрау Берту Рин. Мы сделали это и выяснили, что Рин говорила тебе правду. Все ее слова подтвердились. Жизнь сильно потрепала женщину. Удивительно, как она еще не погибла в данной обстановке.

– До гибели, Дмитрий Сергеевич, Берте осталось немного, – мрачно произнес Седов.

– Я в курсе, для чего Криг перевозит ее на остров. И хорошо зная тебя, не сомневаюсь, что ты не оставишь фрау Рин.

– Вы запрещаете мне это?

– Нет, Валера. Берта может оказаться весьма полезной для нас, так что окажи ей помощь, но так, чтобы все выглядело естественно. Решение о целесообразности и безопасности привлечения Рин к работе на нас примешь сам. Если она поможет нам, мы поможем ей. Я говорил с представителем Германии в «Совете шести». Власти Германии предоставят ей возможность устроить жизнь. Впрочем, вытаскивать фрау Рин нам придется в любом случае. Ты же не бросишь беззащитную женщину на острове?!

– Не брошу.

– Вот и говорю, вытаскивать Берту придется по-любому. Работай с ней. У меня все. Вопросы, предложения, пожелания?

– Вы ни словом не обмолвились о ситуации по пропавшей Эмили Ларен.

– А что я могу о ней сказать? Думаю, ее захватили террористы. Не исключено, что она погибла и находится где-нибудь на дне океана вне впадины. Нельзя отвергать варианта работы этой Ларен на террористов. По ней у нас пока ничего нет. А раз нет информации, о чем говорить? Строить догадки несерьезно. Обстановка с Ларен прояснится, когда ты подберешься к логову террористов.

– У меня больше нет вопросов. Как и предложений и пожеланий.

– Следующий сеанс связи с острова Керуг, как обустроитесь на нем. Выходи прямо на меня. Трепанов будет занят подготовкой приема отряда и работой с подгруппами. При необходимости он сам вызовет тебя. Ну, а в случае возникновения экстремальной ситуации используй все возможные каналы.

– То есть оба!

– Это тоже немало. До связи, Седой!

– До связи, Центр!

Отключив режим спутниковой станции, Седов спустился в столовую. Берта накрыла стол, и офицеры позавтракали, Лиски к еде не притронулся, выпил только кофе. Все обитатели представительства фирмы Крига на материке находились еще в столовой, когда Лиски вызвали на связь. Забрав портативную радиостанцию, он вышел во двор. Вернулся через минуту, объяснив:

– Господа! Яхта «001», что послана за нами, в пяти милях от берега. Скоро она пришвартуется к причалу. – И повернулся к Берте: – Фрау Рин, вы готовы убыть на остров?

– Да, мистер Лиски, но кто будет помогать вам здесь?

– Это не ваша проблема. Всех по прибытии яхты прошу выйти на причал. Загрузка судна продовольствием, топливом, другим грузом не займет много времени. В 9.00 вы должны выйти в океан, а в 11.10 вас встретит сам господин Джон Криг. Уверен, вам понравится наш туристический комплекс и сам остров. Я – в деревню за грузчиками, до встречи на причале.

Рин начала было уборку стола, но Седов остановил ее:

– Слушайте меня, Берта. Помните, о чем мы договорились?

– Да, но не знаю, смогу ли вести себя достойно. У меня уже сейчас от страха поджилки трясутся.

– Соберитесь. Выпейте вина, а лучше чего-нибудь покрепче. Это успокоит. Теперь только от вас зависит ваше будущее. На острове старайтесь быть рядом со мной, а я сумею убедить мистера Крига, чтобы он забыл о своих намерениях насчет вас.

– Вы думаете, это возможно?

– Конечно! Держитесь, и все будет о’кей! Собираемся.

Яхта «001» подошла к причалу в 8.10. Привезенные Лиски туземцы тут же принялись переносить груз из небольшого склада на судно. Дождавшись, пока работы закончились, на яхту поднялись Седов, Лерой и Рин. Капитан представился:

– Антеро Гуарда.

– Португалец? – спросил подполковник.

– Вас это удивляет?

– Немного.

– Между тем ничего удивительного в том, что я работаю здесь, нет. Мы – народ мореплавателей, путешественников, нам везде хорошо, где есть работа по специальности.

– В Европе ее нет?

– В Европе, господин Седов, большая конкуренция.

– Понятно.

– Пройдете в салон или останетесь на палубе?

Седов взглянул на Лероя и Рин, и Берта ответила за всех:

– В салоне будет уютней.

– Мы пройдем в салон, – поддержал ее Седов.

– Прекрасно, дверь за рубкой. Мы отплываем.

Проводив яхту, Лиски вернулся к себе в дом, где в гостиной его ждал мужчина-африканец:

– Ну, что, Джек, проводил гостей?

– Да, мистер Дику.

– Перед тем как доложить о них хозяину, я должен знать, кто эти путешественники, что привело их сюда, как вели себя.

– Кто эти парни, я уже говорил, – пожал плечами Лиски. – Один русский журналист, эмигрировавший в Чехию, другой француз. Род его занятий неизвестен, также осталось непонятным, что их связывает.

– Может быть, они геи?

– Не похоже, русский оказывал знаки внимания Берте. Когда я ушел, они долго вечером разговаривали.

– О чем?

– А вот это мне неизвестно.

– Что значит неизвестно? У вас же установлена вся необходимая аппаратура!

– Да, но вчера она не работала.

– Почему?

– Послушайте, Дику, мы с вами в неплохих отношениях, я сообщаю вам все, что узнаю о деятельности туристического комплекса на острове Керуг, давайте не портить отношения. Вчера я просто забыл включить аппаратуру прослушивания дома и усадьбы. Банально забыл, и все. Думаю, не стоит докладывать об этом хозяину.

– Джек, мне неплохо платят за мою работу, – сощурился африканец, – и я не хочу лишаться денег из-за вашей забывчивости.

– Я понял вас. – Лиски достал из портмоне три стодолларовые купюры и положил на стол перед африканцем.

– Добавьте еще две сотни, и будем считать, аппаратура ничего особенного не зафиксировала, я лично прослушал пленку, которую приказал тут же очистить, – довольно улыбнулся Дику.

– О’кей! – Лиски выложил еще две сотни.

Африканец спрятал деньги в карман рубашки и продолжил разговор:

– Так что привело русского и француза сюда?

– Желание испытать новые ощущения.

– Как тебе кажется, Джек, они в Африке впервые?

– Да! Это я могу заявить гарантированно.

– Хорошо. А русскому, значит, приглянулась фрау Рин?

– По-моему, да!

– Человек, который следил за домом, видел только, как они беседовали или что-то еще?

– Что-то еще, как вы выразились, мистер Дику, зулус видеть не мог, так как это что-то обычно происходит в спальне. Разошлись русский и Берта по своим комнатам, но русскому не составило бы труда перейти в спальню секретарши, так же, как и ей к нему.

– Следовательно, они могли провести вместе эту ночь?

– Могли!

– Если об этом узнает Криг, какова будет его реакция?

– Ну, это я не знаю. Понятно, что после таинственного исчезновения яхты «003» с мадам Ларен Джон приказал перевести Берту на остров не только как помощницу. Но не думаю, что Криг как-то уж нервно отреагирует на возможную связь Берты с клиентом. В конце концов, русский рано или поздно уедет, а Рин останется. Тогда он уложит ее к себе в постель. Или сделает это раньше. Ему нужна любовница, а не жена.

– Понятно. Хозяин хотел бы точно знать, Джон Криг действительно не заявлял в полицию о пропаже яхты «003»?

– Не заявлял.

– Криг неглуп. Шум по поводу исчезновения яхты с командой нанес бы существенный ущерб его и так не особо процветающему бизнесу.

– Позвольте спросить, Дику, Ларен у хозяина?

– Почему ты задал подобный вопрос, Джек? – вновь изобразил удивление африканец. – Яхта исчезла вместе с мадам Ларен, и хозяин к ее исчезновению не имеет никакого отношения.

– Да, да, конечно, извините.

– Нет, ты ответь, почему задал подобный вопрос?

– Не знаю, просто, если бы у меня была бы малейшая возможность увести Ларен у Крига, я всенепременно воспользовался бы ею. Эмили просто чудо!

– Сомневаюсь, что мадам Ларен согласилась бы ублажать тебя.

– Вы правы, – вздохнул Лиски.

– Значит, к вам прибыли обычные туристы? – Задав вопрос, африканец поднялся.

– Да, они ничем не отличаются от тех, что приезжали сюда ранее.

– Хорошо. Пройдитесь по двору, мне необходимо связаться с хозяином.

– Не забывайте, мистер Дику, я заплатил вам.

– Иди, друг мой, иди, я ничего не забываю.

Лиски вышел во двор. А африканец достал из-под стола кейс, положил его на стол, открыл крышку, включил спутниковую станцию, находившуюся внутри, поднял трубку и набрал длинный номер:

– Бизон! Это Дику!

– Приветствую тебя, Квабене. Какие новости?

– Я проверил, что за гости явились к Джону Кригу.

– Ну?

– Один русский журналист, Седов, эмигрировавший в Чехию, второй – француз Лерой.

– Странная компания, не находишь?

– Я прослушал записи их разговоров. Парни в Африке впервые, ищут острых ощущений. В общем, обычные туристы. Правда, русский, судя по всему, положил глаз на Берту Рин, не исключено, что этот Седов провел какое-то время в спальне секретаря Лиски, так как та не прослушивается из-за ограниченных возможностей устройств аппаратуры.

Человек, которого Дику назвал Бизоном, рассмеялся:

– Ох уж эти русские. Не упускают момента. О’кей, что у тебя еще?

– Джон Криг не сообщал в полицию о пропаже яхты с командой.

– Этого и следовало ожидать.

– Криг вызвал к себе вместо Эмили Ларен Берту Рин.

– И это объяснимо. Значит, у нас порядок у архипелага?

– Одно меня насторожило, Гарри.

– Что именно?

– Лиски неожиданно спросил, не у хозяина ли мадам Ларен?

– Вот как? И с чего он вдруг взял, что Эмили может быть у хозяина?

– Не знаю. Толком объясниться Лиски не смог. Промямлил что-то, типа, будь малейшая возможность, он не упустил бы шанса завладеть красавицей Мели.

– Не нравится мне его вопрос. И то, что комната Берты оказалась вне зоны действия прослушивающей аппаратуры. Как бы наш ловкач Лиски не вел двойную игру! А это, зная его жадность и подленький характер, исключать нельзя.

– Что предлагаете?

– Я ничего не могу предложить. Решение по Лиски примет хозяин. Тебе ждать вызова на связь в Джене.

– Понял!

– До связи, Квабене!

– До связи, мистер Кроул!

– Бизон, Дику, Бизон!

– До связи, Бизон!


В салоне яхты капитан Лерой почувствовал слабый разряд тока от браслета часов. Это означало, что аппаратура француза зафиксировала какой-то сигнал, который мог исходить и с судна, и с недалекого пока еще берега. Он взглядом указал Седову на кейс. Подполковник все понял и предложил немке:

– Берта, тебе не кажется, что в салоне душно, может, выйдем на палубу? Немного освежимся?

– Хорошо!

Седов увел Рин наверх и вскоре вернулся:

– Ну, что у тебя?

– Аппаратура зафиксировала сеанс связи спутниковой системы из усадьбы Лиски.

– Интересно, с кем это общался мистер Джек сразу же после отплытия яхты? С островами?

– Сигнал ушел на спутник.

– Ну, да, система-то спутниковая, узнать, с кем и о чем говорил Лиски, мы не можем?

– Я включил программу распознавания сигнала, но справится ли она с поставленной задачей, гарантировать не могу.

– Твой суперкомпьютер не справится с перехватом сеанса спутниковой связи?

– Дело не в компьютере, а в программе. Она захватила сигнал и сейчас обрабатывает его.

– И сколько у нее уйдет времени на обработку?

– Этого не рассчитать, – пожал плечами Лерой. – Хотя секунду… – Он взглянул на монитор и закрыл крышку: – Ничего не получилось. Программа не справилась с задачей. Выдала лишь то, что сигнал ушел на американский коммерческий спутник.

– Американский? Вряд ли господин Джон Криг имеет возможность пользоваться этим спутником.

– Я тоже уверен в этом.

– Тогда что получается? Лиски разговаривал с кем-то в США?

– Или с террористами. У тех хватает средств для доступа к коммерческим космическим объектам.

– Значит, мы имеем одно из двух. Либо Джек Лиски связан с ЦРУ или с какой-либо другой организацией в США, либо с террористами.

– Возможно, с физическим лицом в США. И это лицо должно быть всем обеспечено и, как следствие, влиятельно, вероятно, оно связано с международной террористической организацией.

– Сигнал сохранен в памяти твоего компьютера?

– Да! Это делается автоматически.

– Отправь его в Центр, может, наши специалисты разберутся, с кем беседовал господин представитель туристической фирмы.

– Уже отправил.

– Собирай аппаратуру, Берта возвращается.

– Что же вы, господин Седов, оставили меня одну на палубе? Сказали, на минуту, а сами? – вошла в салон Рин, и в ее голосе слышался упрек.

– Ради бога, извини, Берта. Я уже хотел подняться к тебе, но ты сама спустилась в салон.

– У вас с товарищем от меня какие-то секреты?

– Да какие, Берта, секреты? – улыбнулся Лерой. – Просто в салоне гальюн один, а нас оказалось двое.

– А?! Понимаю. Пардон, мсье.

– Сколько нам еще идти до острова? – спросил у нее Седов.

– Если не поднимется волна, то будем на Керуге, как и говорил Лиски, часов в 11.

– А сейчас, – Седов посмотрел на часы, – 9.47. Еще больше часа.

– Вы – не любитель морских прогулок, Валерий.

– Мне приятно, что ты наконец назвала меня по имени. Да, я не любитель морских прогулок. На воде ощущаю себя неуверенно, предпочитаю твердую землю под ногами.

– Вам следовало выбрать туристический маршрут на материке.

– Но тогда кто помог бы фрау Рин?

– Верно, – улыбнулась она. – Плохо, что я по-прежнему чувствую себя неважно, нервно, и страх перед встречей с Кригом не проходит.

– Ты выпила спиртного?

– Нет, не решилась.

– Что у нас есть? – повернулся Седов к Лерою.

– Бутылка дерьмового бренди, может, в баре яхты найдется что-нибудь получше? Я могу спросить у капитана.

– Не надо, как успокоительное пойдет и бренди. Давай сюда бутылку.

– Но все равно придется обращаться к капитану.

– Зачем?

– У меня нет ни рюмок, ни фужеров.

– А мы выпьем по-русски, из горлышка.

– Бренди из горлышка бутылки?

– Да. В России это в порядке вещей.

– Ну, если так, то пожалуйста…

Лерой достал бутылку с жидкостью темного цвета, передал Седову. Подполковник быстрым жестом свернул крышку и взглянул на Рин:

– Тебе тоже не приходилось пить из бутылки?

– Никогда.

– Понятно. Все когда-то делаешь впервые. Смотри, как буду пить я. Так как и разбавить бренди нам не в чем, то пьем следующим образом. Выдыхаем воздух, делаем два-три глотка, задерживаем дыхание на несколько секунд, затем глубокий вдох. Как говорят в России, делай, как я.

Седов, которому частенько приходилось пить спирт из армейской фляги, бренди проглотил легко, не поморщившись. Берта же закашлялась, и пришлось отпаивать ее водой. Придя в себя, она проговорила:

– Нет, это форменное варварство. И как ты выпил, даже не поморщившись?

– Опыт, Берта, – улыбнулся Седов. – Как сейчас состояние?

– Гораздо лучше. Если выпью еще, то скорей сама наброшусь на Крига и разорву его физиономию в клочья.

– В принципе, он заслужил этого, но пока от тебя требуется лишь спокойствие, достоинство и непокорность.

– О! Теперь я справлюсь с собой.

– А не хотела пить!

– Не не хотела, а не решалась.

– Каламбур какой-то! Ладно, что у нас за бортом?

– Океан, – улыбнулся Лерой, – или ты рассчитывал увидеть песок, пальмы и львов?

– Ну, нет, пусть будет океан, чем львы.

– Но здесь кишат акулы.

– Я их не вижу, значит, для меня их нет. И вообще, как тут живут люди? Что на земле, что в воде полчища тварей, да не каких-то, а самых что ни на есть опасных.

– У каждого, Валера, своя сфера обитания, – заметил Лерой, обращаясь к командиру отряда на «ты» и по имени, согласно легенде.

– Я всегда говорил, слово «философ» произошло от слова «француз».

– Здесь ты ошибаешься.

– Господа, – прервала их разговор Рин, – не громко ли вы бесполезно спорите? Капитан наверняка все слышит.

– Он и должен слышать, Берта, – ответил Седов и повернулся к Лерою: – Филипп, поднимись на палубу и незаметно для капитана выбрось бутылку с остатками виски в океан, может, какой акуле придется по вкусу бренди, и она, захмелев, перекусает своих сородичей.

– А позволь узнать, зачем выбрасывать бутылку? Я ее положу в сумку.

– Выбрось! Для Крига мы с Бертой пили ночью, с собой спиртного у нас не должно быть.

– Тогда придется еще одну бутылку выбрасывать. Полную.

– Тебе жалко это дерьмо?

– Нет! Пошел я!

– Давай. И смотри, чтобы капитан ничего не заметил.

– Ты уже предупреждал об этом.

Лерой поднялся наверх, а Седов подмигнул женщине, которая внимательно смотрела на него слегка повлажневшими глазами:

– Не волнуйся, Берта. Все будет хорошо.

– Я верю тебе.

– И это правильно! Верить надо всегда! Ведь что самое главное в жизни? Надежда, Вера и Любовь.

– Любовь… – прошептала Берта и тут же отвернулась, приложив к глазам платок.

Седов промолчал. Да и что было говорить?


Глава 4

Яхта «001» прибыла на остров Керуг в 11.15. На причале клиентов встречал сам владелец туристического комплекса Джон Криг и белый мужчина крепкого телосложения. Криг излучал радушие:

– Рад приветствовать вас, господа, на одном из лучших экзотических островов Индийского океана.

– Здравствуйте, мистер Криг, – пожал маленькую потную и холодную ладонь подполковник Седов.

– Здравствуйте, здравствуйте, вы, как я понимаю, журналист Валерий Седов?

– Вы правильно понимаете, мистер Криг, я Седов.

– У нас было много гостей из разных стран мира, но русский впервые вступил на землю острова Керуг.

– Все когда-то начинается.

Криг пожал руку капитану Лерою:

– Добрый день, мсье!

– Добрый, мистер Криг, – ответил француз.

Владелец туристического комплекса представил сопровождавшего его мужчину:

– Знакомьтесь, господа, это начальник службы безопасности фирмы, Крис Дуглас. Конечно, это звучит довольно громко, и охранять наших гостей на острове, по сути, не от кого, но так уж заведено. Есть фирма, должен быть и начальник службы безопасности.

Криг оказался довольно разговорчивым. И все же при всем радушии, искреннем или наигранном, он вызывал какую-то неприязнь. Может, оттого, что его бегающие маленькие глазки не смотрели в глаза собеседников. Он кивнул Берте:

– Вам, фрау Рин, следует пройти в офис. Освобожусь, определю круг ваших новых обязанностей.

– Надеюсь, мистер Криг, вы звали меня сюда не для того, чтобы, пользуясь положением, уложить в постель, как это было с Эмили Ларен? – неожиданно заявила Рин.

– Фрау Рин, немедленно пройдите в офис, мы поговорим с вами позже. – Криг аж побагровел от возмущения.

Фыркнув под одобрительный взгляд Седова, Берта, забрав свою дорожную сумку, слегка покачиваясь, направилась к трехэтажному зданию, вмещавшему в себя и офис фирмы, и комнаты охраны, и помещения прислуги, и столовую, и номера для приезжих, и все остальное, что входит в туристический комплекс. За исключением нескольких хижин африканцев.

– Босс, по-моему, Берта Рин пьяна, – заметил Дуглас, наклоняясь к Кригу.

– Не будьте строги к ней, господа, – вмешался Седов. – Во всем виноват я. Это мне пришла в голову мысль немного разнообразить вынужденное ожидание в усадьбе мистера Лиски. Мы с Бертой посидели, выпили вина.

– И сделали еще что-то, что происходит между мужчиной и женщиной, особенно в нетрезвом состоянии?

– А вот об этом история умалчивает, – улыбнулся Седов. – Но я хотел бы, если, конечно, вы не будете против, мистер Криг, чтобы Берта и далее, пока мы будем отдыхать здесь, находилась рядом со мной. За отдельную, естественно, плату и не в ущерб исполнению основных служебных обязанностей.

Криг с трудом овладел собой, и это было заметно. Он холодно процедил:

– Мы обсудим данный вопрос.

– Я очень надеюсь на положительный результат, иначе отдых здесь утратит свою привлекательность.

Владелец комплекса подозвал стоявшего в стороне африканца:

– Тапива!

– Да, господин?

– Возьми вещи гостей и проведи их в подготовленные номера.

– Слушаюсь, господин!

– На сегодня у вас адаптационный день, – повернулся Криг к Седову. – К вашим услугам бильярд, бассейн. Тапива, зулус, проживающий на острове вместе с сестрой постоянно, покажет вам достопримечательности острова. Программу вашего дальнейшего отдыха мы согласуем дополнительно сегодня вечером, после ужина. Кстати, насчет распорядка дня: завтрак у нас в 8.30, обед в 13.30, ужин в 19.00 в столовой первого этажа. Блюда в основном местные, но повар может приготовить блюда и европейской кухни под заказ.

– И тоже за отдельную плату?

– Естественно, мистер Седов, но дополнительные расходы, поверьте, не обременят вас.

– Вот что меньше всего меня беспокоит, так это расходы. Я довольно известный журналист, мистер Криг, и мои репортажи расходятся на ура во многих европейских издательствах.

– Что-то я не встречал в ведущих изданиях Европы статей и репортажей, подписанных фамилией Седов, – ехидно заметил Дуглас.

– И не встретите, потому что я предпочитаю работать под псевдонимами. Иногда в руки попадает такая информация, опубликование которой может обернуться серьезными проблемами для автора. А я по мелочам рисковать своей шкурой не желаю. Риск оправдан лишь в случае, когда можно сорвать солидный куш. Впрочем, его можно сорвать, и не раскрывая себя. Надеюсь, я ответил на вопрос, мистер Дуглас?

– Да, господин Седов.

– Ну что ж, Филипп, пойдем, посмотрим апартаменты, – обратился Валерий к Лерою.

– Пойдем!

– Минуту! – Седов повернулся к владельцу комплекса: – Скажите, мистер Криг, где у вас находится бар и какие напитки вы предлагаете своим клиентам? Я имею в виду спиртные напитки.

– Бар в холле второго этажа. Ассортимент напитков невелик, русской водки в нем нет и в помине. Но имеются неплохой джин, бренди, вина из ЮАР. Бармена мы не держим. Меню на стойке, берите то, что пожелаете, деньги оставляйте там же или записывайте взятое в журнал.

– Вот как? Это что-то новое. И мне это новое по душе. Не забудьте, пожалуйста, о моей просьбе насчет фрау Рин! До обеда, господа!

Зулус поднял сумки приезжих, и Седов с Лероем в сопровождении Тапива Чоба пошли вслед за Рин к трехэтажному корпусу.

Проводив гостей взглядом, владелец комплекса взглянул на начальника службы безопасности:

– Ну, как тебе клиенты, Крис?

– Француз ничего, русский нахален, но это национальная черта русских, нахальство, бесшабашность, упорство, я бы сказал, упрямство. Если они хотят чего-то добиться, то добиваются, чего бы это им ни стоило.

– Но он хочет, чтобы Берта спала с ним.

– Да, но и фрау Рин вроде тоже не против. Кстати, я совершенно не ожидал, что она способна на такое поведение.

– А я, по-твоему, ожидал? Да я готов был застрелить ее.

– Как говорят русские, с кем поведешься, от того и наберешься.

– Что ты имеешь в виду, Крис?

– Думаю, русский, чтобы соблазнить Берту, наобещал ей кучу всяческих благ, не исключено, что и предложение отношений после отдыха.

– Ты думаешь, он пообещал забрать ее с собой? – недоверчиво взглянул на Дугласа Криг.

– Почему нет? Русскому было главное добиться расположения женщины, и он его, судя по всему, добился, непонятно, куда смотрел Лиски. Но все это, по большому счету, ерунда. Ну, поживет с ним Берта с месяц. Ничего не вижу в этом страшного. В конце концов мистер Седов бросит ее, а вы получите покорную, полностью разуверившуюся в лучших чувствах, подавленную самку. Тогда-то и вспомните ей ее гонор.

– Ты считаешь, мне следует отдать Берту Седову?

– Да, так будет лучше для всех. И кто знает, может, еще объявится Мели.

– Со дна океана?

– А вы уверены, что она и команда «003» находятся на дне океана?

– Но яхта нигде не появлялась. И команда не выходила на связь.

– Только господь знает, где сейчас судно и что с ним. Бывали случаи, когда корабли объявлялись и после полугодового отсутствия. Мне об этом наши капитаны-португальцы рассказывали. Но даже если и принять вариант гибели «003», а вместе с ней и Эмили Ларен, то Берта все равно, рано или поздно, окажется в вашей постели. А пока используйте сестру Тапива, Дичон Симбу. Она хоть и туземка, но довольно симпатичная, фигуристая, а главное, совершенно без комплексов. Она – рабыня и сделает для вас все, что пожелаете.

– Хорошо! Ты прав. Я отдам Берту русскому. Насчет этого Седова у меня есть кое-какие планы.

– Догадываюсь, какие. Он интересен вам как журналист.

– Да! Я пойду навстречу ему, он окажет мне услугу. Сотрудничество даст больше, чем конфронтация. Но я не завидую Берте, когда она будет обманута Седовым и брошена на острове. Отыграюсь за ее вызов так, что ей и не снилось. А потом продам зулусам, и она сгниет среди черномазых.

– Успокойтесь, босс, Берта никуда от вас не денется. Сейчас надо заниматься делом.

– Да. Узнай, когда пригонят яхту взамен «003»!

– Уже узнал, она в пути, должна быть у нас к вечеру.

– Кто капитан, пробил?

– Итальянец, Аймон Буррони.

– Надеюсь, ты навел о нем справки?

– Естественно. Буррони подходит нам.

– Название яхты?

– «Триана»!

– В ночь необходимо сменить название на обозначение «003». Никто не должен знать об исчезновении судна капитана Венса.

– Вы заметили, что Берта упомянула имя Мели?

– Черт! Точно! Я как-то не придал этому значения.

– А я придал. Фрау Рин в курсе пропажи яхты «003», и для нас крайне нежелательно, чтобы она рассказала об этом Седову.

– Если уже не рассказала.

– Вряд ли. Хотя… Но в любом случае я бы на вашем месте, мистер Криг, сейчас уладил бы все дела с Бертой. Вы ей свободу отношений с русским, она – молчание насчет яхты. По-моему, устраивающая всех сделка.

– Ты предлагаешь прямо сейчас пойти к этой шлюхе?

– Да, босс!

– Ладно! А ты разберись с Лиски, какого черта он делал вчера вечером в усадьбе? Почему допустил близкое знакомство Седова с Рин? И объяви ему, что за это я лишаю его трети месячного вознаграждения. В общем, разберись.

– Разберусь, босс.

Стараясь держать себя в руках, Криг прошел в корпус, зашел в офис. Берта сидела в кресле, положив ногу на ногу.

– Хорошо, что ты еще не на стол протянула свои ноги, – усмехнулся он.

– Где моя комната, мистер Криг? – напряженно спросила Берта.

– Об этом чуть позже. Мне не нравится твое поведение, Рин.

– Вам пришлось не по вкусу, что я при всех заявила, что не буду вашей любовницей?

– А с чего ты взяла, что я хотел сделать из тебя любовницу? Тебя перевели сюда в качестве моей помощницы. Вместо Эмили Ларен.

– Но она же спала с вами?

– Мы занимались сексом по обоюдному согласию, я не принуждал ее. И не намерен принуждать тебя.

– Я не верю вам.

– Дело твое. Похоже, русский вскружил тебе голову?

– Вам до этого не должно быть никакого дела. В конце концов, я тоже имею право на личную жизнь.

– Здесь, дорогая, права и обязанности устанавливаю я. Запомни это, – прошипел Криг, нагнувшись к Берте. – И только от меня зависит твое будущее. Да что там будущее, твоя жизнь. Мне не составит труда вывести тебя с острова и продать африканцам. Что они сделают с тобой, тебе известно не хуже меня. Так что не стоит впредь допускать того, что ты посмела допустить на причале.

– Вы угрожаете мне?

– Да! Но… я готов закрыть глаза на твои похождения с русским. При одном условии.

Берта удивленно посмотрела на Крига. Этого она от него не ожидала.

– Что за условие?

– Сначала ответь на вопрос, ты рассказала клиентам о пропаже яхты «003»?

– Нет!

– Точно?

– Мистер Криг, я отвечаю за свои слова.

– Хорошо. Тогда зачем назвала имя Ларен при клиентах?

– Это произошло непроизвольно, но гости, по-моему, не придали данному факту никакого значения.

– А если русский поинтересуется, кто такая Эмили Ларен?

– Я придумаю, что ответить.

– Хорошо. Значит, условие мое такое. Я закрываю глаза на твои отношения с русским, вне основной работы, естественно, ты молчишь о судьбе яхты «003».

– Всего лишь? Я согласна.

– Еще бы ты была не согласна. Но учти, если не выполнишь условие и русский узнает о пропаже яхты, я уничтожу тебя. Считаю, мы обо всем договорились. Комнату же можешь выбрать на свое усмотрение. Хочешь, займи апартаменты Ларен.

– Нет уж, благодарю, я найду что-нибудь другое, поскромнее.

– Вся часть корпуса для обслуживающего персонала в твоем распоряжении. А сейчас уходи. Завтра с утра быть в приемной. И без запаха спиртного. Это вам понятно, фрау Рин?

– Понятно, мистер Криг.

– Проваливай!

Берта покинула офис фирмы.

А в номере Лероя Седов и капитан сняли наушники.

– Похоже, сохранение в тайне исчезновение яхты «003» настолько важно для Крига, что он готов уступить Берту вам, командир, – хмыкнул Лерой.

– Это объяснимо. Криг еще будет пытаться использовать меня как журналиста.

– Скажите, Седой, зачем вы взялись помогать Берте Рин? У вас к ней проявились чувства?

– А тебе не жаль эту женщину?

– Жаль, но чем мы можем ей помочь? Точнее, кто даст нам помочь ей?

– Я решил данный вопрос с Белоноговым. Выполнив работу, мы заберем Берту Рин отсюда.

– Вот как? Это другое дело.

– Скажу больше, Хакер, я получил добро на привлечение Рин к нашей работе.

– Понятно! Ход неплохой, вопрос: что он нам даст в практическом плане?

– Поживем – увидим. В решении той задачи, что поставлена перед отрядом, каждая мелочь может кардинально изменить обстановку.

– С чего мы начнем?

– Первое, попытаемся узнать, не пробили ли наши специалисты, с кем и о чем вел переговоры по спутнику мистер Лиски. Вызови-ка на связь Центр!

– А не рано?

Седов взглянул на часы:

– Самое время. В Москве сейчас без пятнадцати десять. Генерал наверняка на месте.

– Без вопросов. – Лерой включил аппаратуру, пробежался пальцами по клавишам компьютера, подал трубку Седову: – Связь с Москвой установлена.

– Внешний и внутренний контроль?

– Отсутствует.

– Страховка?

– Включена.

Кивнув, командир отряда «Z» набрал номер генерал-полковника Белоногова. Руководитель отряда ответил незамедлительно:

– Доброе утро, Валерий Николаевич!

– Доброе, Дмитрий Сергеевич.

– Доложи обстановку.

– Мы на острове Керуг. Состоялось первое общение с Джоном Кригом, впечатление неважное, позже решу вопрос по Берте.

– Уверен в этом?

– Да! У Крига есть начальник службы безопасности.

– Ни много ни мало, целый начальник службы безопасности? А сама служба существует?

– Да есть тут небольшая охрана, но рекогносцировку мы, по понятным причинам, еще не проводили. Более полную информацию по фирме Крига сообщу дополнительно.

– Что ты хотел сказать о начальнике СБ?

– Это некий мистер Крис Дуглас, по крайней мере, так его представил Криг. Так вот, при первом разговоре он с некоторой ехидцей заметил, что отслеживает публикации ведущих средств массовой информации и никогда не встречал статей, подписанных Седовым.

– Надеюсь, ты нашел, что ответить?

– Да, но, по-моему, Дуглас не остановится.

– Я понял тебя. Отчитываться перед ним не следует. Нужно Кригу опубликовать рекламный материал во Франции, Германии или Турции, пусть передаст его тебе. Ты переправишь материал мне, а я найду способ оперативно опубликовать его. Но все это по ходу дела. Главное для тебя – привлечь на остров своих парней. Они готовы к вылету и ждут только твоей команды.

– Думаю, сегодня же решу и этот вопрос. Мне необходимо дополнительное финансирование.

– Немецкий банк гарантировал предоставление на твое имя любых денежных средств, в любой банк мира. Под гарантию, естественно, нашего Центрального банка. Так что на твоем счету практически неограниченная сумма. Но ты особо не сори деньгами. Все же это деньги наших налогоплательщиков.

– Конечно, Дмитрий Сергеевич.

– Теперь по тому вопросу, ради которого ты позвонил.

– Вы научились читать мысли на расстоянии? – усмехнулся Седов.

– Я всегда умел это делать. Итак, по сеансу связи из усадьбы в деревне Гурони. Нашим специалистам удалось и расшифровать сигнал, и определить абонентов.

– Ну, один – это Лиски!

– А вот и нет! Лиски на связь не выходил!

– В смысле?

– В прямом смысле, подполковник. В эфир выходил некто Квабене Дику.

– А это еще что за чудо?

– Ты слушай, не перебивай!

– Слушаю!

– Квабене Дику разговаривал по спутниковой связи с неким Бизоном, или Гарри Кроулом. В свое время этот Кроул являлся помощником одного из выживших и бодрствующих поныне участников американского проекта «МК-ультра» Бена Смелнока, ныне почтенного пенсионера. Следовательно, Смелнок поддерживает связь с террористами, что устроили бойню в Аббоди и уничтожили команду яхты «003».

– Значит, Лиски работает на два фронта? – прервал генерала Седов.

– Это очевидно. Террористы базируются на одном из островов архипелага Флегур да Гунья. И они не бездействуют. Служба внешней разведки сбросила нам информацию о том, что руководство Талибана получило какое-то очень заинтересовавшее его предложение насчет новейшего оружия массового уничтожения. В настоящее время агенты СВР пытаются выяснить, что это за оружие и кто его предложил, но с большой долей вероятности можно предположить, что речь идет о том самом акустическом оружии, примененном в африканской деревне Аббоди.

– Чем дальше в лес, тем злее партизаны.

– Ты давай обеспечивай переброску на Керуг группы «Тень» и начинай поиски логова террористов. Если оружие уйдет с островов, то может произойти катастрофа, масштабы которой даже предположить невозможно.

– Я уже говорил, постараюсь решить этот вопрос сегодня.

– Хорошо. Вопросы ко мне есть?

– Как быстро вы обеспечите размещение рекламных материалов, если таковые завтра будут переправлены в Москву?

– В течение суток. Тебя это устраивает?

– Главное, чтобы это устроило Джона Крига.

– Все?

– Пока да!

– Удачи!

– До связи!

Седов отключил трубку и передал ее Лерою со словами:

– Вот так, Хакер! Нам следует активизироваться. Талибы уже получили предложение на приобретение нового оружия массового уничтожения, и генерал уверен, что речь идет об оружии, что применялось в Аббоди.

– Но как активизироваться?

– Начинать щупать острова, а для этого перебросить сюда отряд.

– Что, прямо на Керуг?

– Часть на Керуг. Ладно. До обеда час, пойдем-ка прогуляемся по острову.

Подполковник Седов и капитан Лерой вышли в коридор. В холле их ожидал Тапива Чоба.

– А вот и наш гид, – сказал Седов, – давай, Хакер, спускайся с ним на улицу, а я постараюсь найти Берту.

– Вы хотите взять ее с собой?

– Ты задаешь слишком много вопросов.

Лерой увел аборигена из корпуса, Седов же прошел в часть здания, выделенного под размещение обслуживающего персонала. Номер Рин он нашел на втором этаже. Из-за двери с табличкой «208» доносились мелодичные звуки. Седов постучал и услышал голос Берты:

– Входите, открыто.

Когда он вошел в номер Рин, Берта удивленно воскликнула:

– О, это вы? Не ожидала, извините, в номере не прибрано, я как раз развешивала вещи.

– По-моему, мы на «ты», Берта!

– Ах да, я совсем запуталась. Представляешь, ко мне заходил Криг, он…

Седов приложил палец к губам. Если номера подполковника и капитана Лерой проверил на наличие прослушки, то здесь он сделать этого не мог.

– Я, Берта, хочу посмотреть остров, не желаешь составить мне компанию? – Сам же отрицательно покачал головой. Берта поняла и ответила:

– Нет, Валерий, извини, не могу, видишь, сколько работы?

– Когда Криг приказал тебе выйти на службу?

– Завтра с утра!

– И во сколько ты освободишься?

– В 18.00, если шеф не задержит.

– Думаю, не задержит. Значит, сегодня у нас свободный вечер?

– Да!

– Тогда приглашаю тебя к себе.

Берта внимательно посмотрела на подполковника, и тот утвердительно кивнул.

– Хорошо! Когда мне прийти? – спросила она.

– Часиков в восемь пойдет?

– Вполне.

– Что заказать на ужин?

– Мы не пойдем в столовую?

– А зачем? Поужинаем в номере.

– Заказывай, что хочешь, только не местные блюда.

– Договорились. До вечера, Берта!

– До вечера.

До обеда Седов с Лероем под руководством Чоба обошли часть острова. Никаких особых достопримечательностей подполковник не увидел. Его больше заинтересовал причал, у которого стояли яхты «001», «002» и «004». Он спросил гида:

– Странно, а где судно «003»?

– Это меня не касается. Спросите у хозяина, он скажет, – безразлично пожал плечами абориген.

– Ясно. Мы знаем только то, что можно знать, так, Тапива?

– Так, господин турист.

– Ты давно на службе у мистера Крига?

– Давно.

– Слышал, и сестра твоя работает здесь же?

– Да!

– С тобой не поговоришь.

Проигнорировав слова Седова, абориген спросил:

– Господа желают осмотреть северную часть острова?

– Время обеда, Тапива.

– После отдыха?

– Нет, не желают! Господа после обеда намерены отдыхать.

– Как скажете.

– Ты свободен, Тапива, дорогу к корпусу мы найдем и без тебя.

– Я не могу оставить вас.

– Это что, приказ мистера Крига?

– Я не могу оставить вас, – упрямо повторил Чоба. – Если желаете вернуться в главный корпус, прошу следовать за мной!

– Ты сказал, главный корпус, разве здесь есть другие?

– Нет!

– Почему же ты сказал, главный корпус?

– Потому что так все называют здание туристического комплекса.

– Ты тоже живешь в нем?

– Нет, мы живем в хижинах, дома не для нас.

– Я не заметил никаких хижин.

– А вы и не должны их видеть, – усмехнулся Чоба, – это наша территория. Прошу за мной.

Пообедав, Седов обратился к владельцу туристической фирмы:

– Мистер Криг, один вопрос.

– Да?

– Я хотел бы заказать ужин в свой номер. Ужин на двоих. И предупредить, что вечером в столовой не будет ни меня, ни фрау Рин.

– Решили устроить романтический ужин при свечах?

– Без свечей, господин Криг.

– Хорошо. Заказ передайте через Тапиву, он и доставит ваши блюда в номер. Но… мы хотели вечером обговорить детали вашего дальнейшего отдыха.

– Я совсем забыл об этом. А не можем мы поговорить сейчас? Или у вас здесь все строго по распорядку дня?

– По-моему, вам плевать на все распорядки, – сощурив маленькие глазки, улыбнулся Криг.

– Что верно, то верно. Я человек свободолюбивый и не люблю, когда мне диктуют условия. Так что, поговорим сейчас?

– Пройдемте в мой кабинет.

Седов взглянул на Лероя:

– Я буду позже, Филипп. А ты посмотри ассортимент местного бара и выбери что-нибудь на свой изысканный французский вкус.

– На вечер?

– Нет, на утро!

– Понял. Сделаю.

– Не забудь расплатиться, а то мистер Криг подумает, что мы непорядочные клиенты.

– Расплачусь.

– Я вас ни в чем не заподозрю, даже если вы не будете платить, – добавил Криг. – Просто дополнительный счет перед отъездом, и все! Идемте, мистер Седов.

В кабинете владельца турфирмы командир отряда «Z» развалился на диване, а Криг сел за стол. Следом вошел начальник службы безопасности, присел в кресло у журнального столика.

– Присутствие вашего начальника службы безопасности обязательно? – поинтересовался Седов.

– А вы что-то имеете против, мистер Седов? – задал встречный вопрос Крис Дуглас.

– Да черт с вами. Здесь вы хозяева, – махнул рукой Валерий.

– Вот именно, – многозначительно заметил Криг. – Но перейдем к делу. Мы хотели обсудить план вашего отдыха.

– Ненавижу строить планы. Привык, знаете ли, жить одним днем, да и что мы можем обсуждать? Перечень услуг фирмы мне известен. Охота на акул ни меня, ни мсье Лероя не интересует, другое дело – необитаемые острова. Когда еще в своей жизни увидишь и посетишь самые что ни на есть необитаемые уголки земли. Для этого нам нужна яхта и свобода действий.

– Вас должен сопровождать человек охраны, – сказал Дуглас.

– Для чего? – усмехнулся Седов. – Для того, чтобы мы не заблудились? На островах, со всех сторон омываемых океаном и имеющих небольшие размеры? Да на них захочешь, не заблудишься.

– Напрасно вы так легкомысленно относитесь к островам. Да, заблудиться на них невозможно, как и встретиться с диким зверем, их просто нет на островах, но… можно провалиться в пещеру или сорваться с обрыва или скалы. Не зная местности, ходить по островам не так безопасно, как вам кажется, мистер Седов.

– Но мне не нужен поводырь. Туда не ходи, сюда не ходи. Ходи, только куда скажу. Какой же, к черту, тогда экстрим? Так что обойдемся без ваших гидов и охранников. Мне по горло хватило общения с Тапивой Чоба. Более тупого человека я еще не встречал. Сегодня обеспечит ужин, и завтра я попросил бы вас убрать его от меня, иначе не избежать конфликта. Я человек мирной профессии, но характером наделен взрывным. Не стоит рисковать здоровьем вашего раба.

– У нас нет рабов, – заметил Криг.

– Называйте аборигенов как вздумается, только прошу, выполните мою просьбу. Уверяю, это весьма выгодно для вас.

– Выгодно что? – усмехнулся Дуглас. – Идти у вас, господин Седов, на поводу, ломая по вашей прихоти заведенный на острове порядок?

Седов взглянул на начальника службы безопасности, перевел взгляд на владельца туристического комплекса:

– Вы, мистер Криг, для чего создавали фирму? Чтобы поддерживать на острове порядок или зарабатывать деньги?

– Странный вопрос.

– Ничуть, если брать во внимание слова вашего помощника.

– У вас есть какое-то предложение? Почему мне выгодно потакать вам?

– Не мне, и не потакать, а выполнять просьбы. Почему это выгодно? Объясняю: я могу в ближайшее время привлечь сюда по меньшей мере еще четверых-пятерых своих друзей из России. Возможно, больше. Сейчас у вас только я и Лерой. Не сезон, как говорится. Поэтому, думаю, вы будете рады заполучить еще клиентов.

– Ваши друзья настолько обеспечены, что могут все бросить и прилететь на юг Черного континента?

– Обеспечены? – рассмеялся Седов. – Да состояние каждого из них больше бюджета всей Африканской республики.

Криг с Дугласом переглянулись. Было видно, что предложение Седова заинтересовало их. И больше владельца туристического комплекса.

– Вы убедили меня. И если не блефуете…

– Для чего мне блефовать? Так что? Я приглашаю друзей?

– Конечно!

– Но взамен – полная свобода.

– Согласен. Но как вы свяжетесь со своими друзьями?

– Это уже мое дело.

– У мсье Лероя, судя по всему, в кейсе находится современная спутниковая система связи, – усмехнулся Дуглас.

– Вы догадливы, мистер Дуглас.

– Ну, что ж, будем считать, мы обговорили план вашего отдыха.

– Не совсем, мистер Криг!

– Что-то еще?

– Да, – ответил подполковник, – а именно, я хотел бы, чтобы на островах меня иногда сопровождала фрау Берта.

– Уж не задумали ли увезти ее с собой в Европу, мистер Седов?

– Ну что вы? Берта нужна мне здесь.

– Это будет стоить денег.

– Деньги не проблема. Называйте сумму, и она поступит на ваш счет.

Криг поднялся, прошелся по кабинету, присел на диван рядом с Седовым:

– Вы говорили, что свободно издаетесь в ведущих средствах массовой информации Европы.

– Да, это так, а почему вы возвращаетесь к этой теме?

– Скажите, мистер, Седов, а вы могли бы разместить в этих СМИ рекламу моей фирмы?

– Без проблем!

– Я серьезно, мистер Седов!

– И я серьезно, мистер Криг! Давайте материал, я напишу статью, и о вашей фирме узнают миллионы людей в Европе.

– И как дорого это будет стоить?

– Ровно столько, во сколько вы оцениваете свободу общения со мной фрау Рин.

– То есть, если я отдаю вам Берту без каких-либо условий, вы бесплатно обеспечиваете рекламу моей фирмы?

– И даже гонорара за свою личную работу не запрошу.

– Звучит заманчиво. Но стоит ли Берта таких денег?

– Мне нужна фрау Рин, и этим сказано все!

– Хорошо! – Криг решительно поднялся, подошел к столу, достал папку и протянул ее Валерию: – Вот материалы для рекламы, мистер Седов! Вы же сегодня можете отправить приглашение своим друзьям. Официальную часть оформления путевок возьмет на себя мистер Дуглас.

– В этом нет необходимости. Мои друзья свободно перемещаются по всему миру, и никакие путевки им не нужны. Они просто приедут сюда, оплатят отдых по вашим тарифам. Вот и все формальности.

– Им потребуются женщины? – спросил Дуглас.

– Вот на этот вопрос я ответить не могу. Возможно, потребуются. У вас есть что предложить?

– У нас нет, но… при желании…

– Я понял, мистер Дуглас.

Физиономия начальника службы безопасности туристического комплекса расплылась в довольной, похотливой ухмылке:

– О’кей, мистер Седов!

– Подберите на всякий случай с десяток темнокожих красавиц.

– С десяток? – рассмеялся Дуглас. – Не многовато ли? Одна туземка может свести с ума нескольких здоровых мужиков, а вы – с десяток!

– Вам виднее. Считаю, разговор окончен. Вечером, как говорил, мы с Бертой на ужин не выходим. А завтра, она, возможно, немного опоздает на работу. Надеюсь, вы не будете ругать ее за это, мистер Криг?

– Не буду, мистер Седов. А как только узнаю, что реклама моей фирмы размещена в ведущих газетах и журналах Европы, так вообще забуду о ней на время вашего совместного отдыха.

– Ну, а что будет потом, меня не интересует. До завтра, господа!

– Приятного вам времяпровождения, мистер Седов.

Подполковник покинул кабинет Джона Крига и прошел в номер Лероя.

Тот ждал командира у развернутой в рабочем состоянии аппаратуры.

– Фу, черт, никогда еще не играл роль идиота в компании омерзительных придурков.

– Вы недооцениваете противника, командир. Криг и Дуглас не придурки. Да, они омерзительны, но не глупы.

– Пошли они к черту. У меня такое ощущение, что я провел время в обществе гадюк. Ты слушал наш разговор?

– И слушал, и записывал. Вместе с рекламными материалами.

– Передай его в Центр. Я выйду на связь в 20.00!

– По поводу переброски на остров ваших безбашенных, но весьма обеспеченных друзей?

– А чему ты улыбаешься? Работа предстоит сложная, опасная, а он лыбится, словно новый анекдот услышал.

– Мне интересно, что вы будете делать ночью с Бертой?

– Ты не знаешь, что ночью делают мужчины и женщины?

– Вы измените своей невесте? А говорили, что это мы, французы, легкомысленны в любви.

– Я не собираюсь спать с Рин. И она понимает, что это всего лишь игра.

– Игра, которая может плохо закончиться.

– Ты это о чем? – внимательно посмотрел на подчиненного Седов.

– О том, что наши номера пытались прослушать.

– Вот как? Когда?

– Когда вы беседовали с Кригом и Дугласом.

– Это уже хуже. Если выставить блокаду, Криг сразу насторожится. Откуда у обычных туристов специальная аппаратура, нейтрализующая работу прослушивающих устройств? Аппаратура, которую имеют на вооружении спецслужбы?

– Не беспокойтесь, командир. Я не собираюсь глушить их сигналы.

– Но тогда спецы Крига будут контролировать нас?

– Нет! Я создам для них фон, нужный нам.

– В смысле?

– Это долго объяснять!

– А ты постарайся объяснить в двух словах.

– Ну, скажем, во время сеанса связи «слухачи» Крига будут слышать наш разговор о местной природе или о местных красавицах. Во время вашего общения с Бертой – крики и стоны бешеной по темпераменту близости между вами либо спокойный фон коротких ночных актов любовных игр. Единственное, что не совсем радует, мне не придется спать.

– На пенсии выспишься.

– Где-то и от кого-то я уже слышал об этом.

– Начальство везде одинаковое. Так, контролируй обстановку, а я пойду искать Чобу, сделаю заказ на ужин в номер.

– Зулуса не надо искать, он торчит, как бамбук, в холле.

– Прилипчивый, козел!

– Работа у него такая.

– Дерьмовая работа.

Седов вышел в коридор, прошел в холл и сразу увидел Чобу. Тот поднял голову:

– Слушаю вас, мистер Седов.

– А с чего ты взял, что нужен мне?

– Меня предупредили, что я должен принять от вас заказ на ужин и в указанное вами время доставить его в номер.

– А тебя не предупреждали, что после этого ты должен исчезнуть с глаз моих?

– Я больше не буду сопровождать вас.

– Вот это очень правильно. Мне нужно меню.

– Вы будете заказывать блюда местной кухни?

– Нет, европейской!

– Тогда вам не нужно меню. Скажите, что вы хотели, чтобы приготовила наша повар, и Морари сделает все, как надо.

– Записывай!

– Я запомню!

– Ты что, не умеешь писать?

– Мне это не надо. У меня память хорошая.

– Ладно, запоминай, но смотри не пропусти чего-нибудь.

– Не беспокойтесь, не пропущу.

Сделав заказ, Седов прошел к себе в номер. Прилег на диван немного отдохнуть и уснул крепким сном.

Разбудил его Лерой в 19.50.

– Седой, подъем!

– Что? – Валерий открыл глаза. – Какой подъем?

– На 20.00 у вас связь с Центром.

– Черт, я крепко уснул. Что у нас по прослушке?

– Пока не проявлялась. Скорее всего, люди Крига включат ее, когда вы окажетесь наедине с Бертой.

– Ты подготовил нужный фон?

– Мне нужно знать, что вы выберете, – страсть или ласки, или то и другое.

– Нормальный, обычный секс.

– Понял. Вы послушаете то, что позже услышит Криг, и оцените.

– Добро. Ступай к себе, я в душ. В 20.00 буду!

– Есть, командир.

Ровно в 20.00 подполковник Седов набрал номер генерал-полковника Белоногова.

– Да! – кратко ответил руководитель спецотряда «Z».

– Добрый вечер, Дмитрий Сергеевич.

– Не знаю, как у вас, у нас в Москве холодно и дождь.

– Здесь тоже прохладно, зима все-таки.

– Я ознакомился с текстом твоих переговоров. То, что Криг принял твои предложения, неудивительно. Группа «Тень» завтра вылетает в Кейптаун. Предупреди об этом Крига, пусть организует встречу в Гурони. Одновременно в Дурбан будет переброшена остальная часть отряда. По прибытии в ЮАР второй подгруппы Трепанов свяжется с тобой, согласуете работу на островах, проверку которых желательно начать не позже вторника, 19 июля. Рекламный материал получил, передал в Совет. В ближайших номерах ведущих СМИ Франции, Германии и Турции он будет напечатан.

– В ближайших номерах, это когда? – поинтересовался Седов.

– Первый номер, как мне сообщили французы, выйдет уже завтра, в пятницу.

– Прекрасно. Это то, что надо.

– Что у тебя по Берте Рин?

– Пока пристроил при себе, вроде как любовницей. Постараюсь прощупать ее на предмет использования в работе.

– Аккуратней, Седой. Фрау Рин даже догадываться не должна, кто вы на самом деле.

– Это понятно. Если я решу привлечь ее к операции, то представлюсь как представитель европейской туристической фирмы, положившей глаз на бизнес мистера Крига.

– Это нормально, – одобрил вариант Седова генерал Белоногов и спросил: – Что у нас еще?

– Каким образом вы планируете переброску второй подгруппы на острова архипелага?

– Французская сторона предложила использовать для этих целей свою компанию, успешно работающую в ЮАР. А точнее, авиапарк этой компании. Подробности уточнит Трепанов.

– Я понял. У меня все!

– Удачи, Седой!

– До связи!

Подполковник вернул трубку Лерою.

– Завтра наши вылетают в ЮАР.

– Слышал.

– Начинается большая игра, Филипп.

– Так для этого мы здесь и находимся.

– Верно. Непосредственно на Керуг прибудут ребята из «Тени», остальных перебросят на другие острова. Надо бы нам с тобой, Хакер, посмотреть эти острова, как считаешь?

– Не мешало бы.

– Тогда следует организовать прогулку вдоль всего архипелага.

– А не попадем мы под удар террористов, как команда «003»?

– Не попадем. Если создатели нового оружия начали переговоры о его продаже, то без крайней необходимости применять его не станут. Оружие уже прошло испытания в Аббоди и на яхте «003». Сейчас, думаю, ведя переговоры с потенциальными покупателями, террористы налаживают мелкосерийное производство своего дьявольского оружия. И где-то на островах архипелага. Мы же для них никакой угрозы представлять не будем, так что наносить по нам удар не имеет никакого смысла.

– И все же это риск, командир.

– А без риска, мой французский друг, нам не обойтись в любом случае.

– Значит, завтра в океан?

– Если договорюсь с Кригом. Впрочем, думаю, договорюсь. Я к себе, ты за аппаратуру. Создавай фон нашего с Бертой романтического ужина и всего, что обычно следует за этим. Особо не усердствуй. Вряд ли Берта столь же темпераментна, как зулусские девушки. Так что спокойно, основательно, а главное, правдоподобно.

– Я все понял!

– До встречи, утром, в 8.00.

– Приятных вам ощущений, командир, – улыбнулся капитан Лерой.

– Пошел ты к черту! – ответил Седов.

Ночью подполковник «приоткрылся» Берте, сообщив, что на самом деле он и Лерой прибыли на Керуг не для отдыха.

– Тогда для чего?

– Для работы, не спрашивай, какой, об этом поговорим позже.

– Я так и думала, что вы не обычные туристы, – спокойно отреагировала Рин.

– Почему?

– Не знаю! Женская интуиция, наверное.

– Главное, чтобы об этом не догадался Криг.

– Он не настолько умен. Вот Джон Фокс, пропавший вместе с командой яхты «003», мог бы вас раскусить. Он работал у Крига администратором. Слышала, что раньше он служил в ЦРУ. Ты бы видел его взгляд, он словно прожигал им тебя. Казалось, Фокс читает твои мысли. Очень опасный тип.

– Ну, теперь мы с ним не встретимся. По крайней мере, я очень на это надеюсь. Но вернемся к нашей теме. Нам потребуется твоя помощь.

– Ради свободы я готова на все.

– Все от тебя не потребуется. Лишь игра в любовников. А потом, после того как выполним свою миссию, мы заберем тебя с собой.

– Тебе нужна только игра в любовников? – многозначительно посмотрела на Седова Берта и медленно расстегнула кофточку, обнажив крупные, упругие груди. – Или…

– Не надо, Берта, – остановил ее Седов, – мне нужна лишь игра.

– Я не нравлюсь тебе?

– Нравишься. Но у меня есть женщина, изменить которой я не могу и не хочу.

– А ты уверен, что и твоя женщина не может и не захочет изменить тебе? – разочарованно проговорила Берта, застегивая кофту.

– Уверен.

– Странный ты человек, Валера. Обычно мужчины, оказываясь вдали от жен и подруг, сами ищут женщин на стороне, а ты отказываешься от той, что готова отдаться тебе.

– Прекратим этот разговор.

– Жаль, я так хочу ласки, тепла…

– У тебя все впереди.

– Мне уже тридцать пять лет.

– Тебе всего тридцать пять лет, и ты еще найдешь свое счастье. А сейчас спать!

– Мы ляжем вместе?

– Нет! И не обижайся. Дело не в тебе, а во мне. Я дал слово своей невесте, а свое слово всегда держу. Это касается и твоего освобождения. Все, Берта, душ, и в постель, я лягу в гостиной на диване. Подъем в 7.30. Если хочешь, выпей еще вина, чтобы сразу уснуть.

– Да, ты странный мужчина. Я таких еще не встречала.

– Каждый человек по-своему странен. Спокойной ночи.

Пятница, 15 июля

Проснувшись и отпустив чернокожую девушку, с которой провел бурную ночь, Джон Криг принял душ, оделся и прошел в номер Дугласа. Оттуда один из охранников службы безопасности слушал номер Седова.

– Ну что? – спросил он. – Как развлекались русский с Бертой?

– Знаете, босс, вы немного потеряли, отказавшись от интимных услуг фрау Рин.

– Что ты хочешь этим сказать, Крис? – заинтересованно посмотрел на своего помощника Криг.

– Томас всю ночь слушал номер. За ужином русский и Берта болтали о разных пустяках. Седов рассказывал о себе, явно приукрашивая рассказ всяческими, обычными в этих случаях, небылицами. Берта слушала. Потом они завалились в постель.

– Ну, и?

– Томас! – окликнул подчиненного Дуглас.

– Да? – ответил тот, сняв наушники.

– Расскажи мистеру Кригу, как занимались любовью господин Седов с фрау Бертой.

– Да мне, собственно, не о чем и рассказывать.

– Томас Стюарт, – повысил голос Криг, – тебе непонятен приказ?

– Честное слово, мистер Криг, мне действительно не о чем рассказывать. Русский и немка легли в постель, что-то щебетали, возились. Я уж думал, сейчас начнутся оргии, все же Берта профессиональная шлюха, однако ничего подобного не произошло.

– Ты хочешь сказать, они вообще не занимались сексом?

– Да нет, занимались, но разве это секс? Трахнул Седов Берту пару раз, но, думаю, фрау Рин ожидала большего от русского. Она пыталась раззадорить его, но Седов, удовлетворившись, просто уснул. Возможно, он много выпил, так как во время ужина часто произносил тосты, в основном за любовь и женщин, а сам оказался слабаком.

– Так, ладно, это ерунда. Что говорила Берта Седову?

– Ничего особенного. Она больше слушала.

– На свою судьбу не жаловалась?

– Нет!

– О команде «003» не проговорилась?

– Нет! О делах фирмы они вообще не говорили.

– Хорошо! Что делают птенчики сейчас?

– Встали в 7.30. Первым в душ пошел Седов, Берта была еще в постели. Это все, что я слышал. Остальное на пленке. Послушаете?

– Нет! Мне достаточно того, что ты доложил. Контроль за номером снимайте. Встретимся за завтраком. Не опаздывайте, Дуглас!

– Конечно, босс!

Криг вышел во двор комплекса, присел на скамью и закурил. Он размышлял. Либо Седов – тот счастливый случай, что нечасто выпадает в жизни, либо аферист высокой пробы. Не хотелось бы, чтобы русский журналист оказался авантюристом. Впрочем, какая разница, лишь бы он выполнил обещание. А Берта? Прав Дуглас, никуда немка не денется. Позабавится с ней Седов, хотя, судя по записи Томаса Стюарта, русский не особо силен в сексе, да и бросит. А он, Джон Криг, подберет. На время. Ненадолго. Замену Берте найдет, и тогда фрау Рин познает, что такое настоящий ад. Он даже навестит ее перед смертью. Долго у зулусов ей не прожить. Но черт с ней, главное – дело.

В 8.30 за завтраком Криг поинтересовался у Валерия:

– Как наши дела, мистер Седов?

– Прекрасно, мистер Криг. Сегодня открывайте сайт любого французского издания. Там найдете рекламу своей фирмы, и предупредите Лиски, чтобы завтра встречал моих друзей, их будет четверо. Вам же не мешает отправить к нему яхту уже сегодня. Боюсь, если мои друзья вынуждены будут остаться на ночь в усадьбе мистера Лиски, то долго за забором не усидят, и тогда у местных аборигенов в Гурони могут возникнуть проблемы. Признаюсь, мистер Криг, мои друзья привыкли гулять, как это говорится, по полной программе, особенно когда перепьют.

– Господин Седов… то, что вы сказали… правда? – Криг выглядел ошарашенным.

– В смысле? – изобразил удивление Седов.

– Ну, в плане рекламы, что она уже сегодня появится во Франции… ваших друзей…

– Естественно, правда, разве я похож на шутника?

– Но… как вам удалось переправить материалы и так быстро организовать приезд друзей?

Седов допил остаток вина, поставил фужер на стол и спокойным тоном произнес:

– Мистер Криг! Мне совершенно безразлично, как вы ведете свой бизнес, какое вам дело до того, как я решаю свои проблемы? Или вы считаете, что я должен отчитываться перед вами?

– О нет, мистер Седов, извините. Просто вы поражаете меня своими возможностями.

– Вы о них еще не все знаете. Да, мистер Криг, пока вы будете смотреть свою рекламу, готовиться к встрече моих друзей, я, вместе с господином Лероем и фрау Рин, хотел бы совершить прогулку на яхте вдоль архипелага Флегур да Гунья. Посмотреть, какой остров предложить друзьям для отдыха.

– И когда вы хотели бы отплыть к архипелагу?

– Да хоть сейчас, если это, конечно, возможно.

– Для плавания к островам необходимо подготовить яхту.

– И сколько это займет времени?

– Думаю, в 10.00 все будет готово. Вас это устроит?

– Вполне! Значит, в 10.00 мы можем выйти на причал?

– Да. Я распоряжусь, чтобы яхту загрузили всем необходимым.

– Не забудьте спиртное, мистер Криг.

– О’кей! Вино для дамы? – При упоминании Рин Криг усмехнулся.

– Пожалуй, «Коломбар» подойдет. Ну, и пива, оно хоть и хреновое у вас, но все лучше простой воды.

– Хорошо, мистер Седов, все будет сделано, как вы пожелаете, – ответил Криг, выходя из столовой.

– Почему ты мне ночью не сказал о туре к островам? – спросила у Седова Берта.

– Из головы вылетело. Но ты, если хочешь, можешь остаться на Керуге и работать в офисе мистера Крига.

– Нет. Я лучше с вами!

– Тогда готовимся. Встреча на причале в 9.50. С собой иметь только необходимое.


В своем офисе Криг вызвал Дугласа, и тот моментально явился:

– Слушаю, мистер Криг.

– Займитесь компьютером.

– Что я должен сделать?

– Найти сайты французской прессы.

– Там есть что-то интересное для вас?

– По словам Седова, наша реклама уже сегодня должна быть опубликована во Франции.

– Но…

– Крис! – прервал Дугласа Криг. – Делай, что сказано!

– О’кей! – Дуглас включил компьютер, нашел сайт одного популярного журнала и начал просмотр. Спустя полминуты воскликнул: – Оп-па! Надо же, есть реклама, мистер Криг!

– Есть? – Владелец туристического комплекса подсел к Дугласу: – Да, черт возьми, и хорошая реклама, Крис!

– Отличная. Отдых на необитаемом острове. Такого вы еще не испытывали…

– Я все прекрасно вижу, Крис, но… как это удалось русскому?

– Значит, мы недооценивали его, – задумчиво произнес Дуглас.

– Следовательно?

– Придется во всем угождать этому русскому.

– Да! Вместо этого мы получим то, что не купили бы ни за какие деньги. Сейчас, Крис, свяжись с Лиски, передай, что завтра к нему должны прибыть еще четверо русских. Все их желания исполнять беспрекословно. В Гурони отправить яхту Паулу Филидейра. Рано утром в воскресенье посмотрим, как проведут вечер эти русские на материке.

– Яхту «004»?

– А что, Филидейра капитан какого-то другого судна?

– Я все понял. Одного не могу понять, не считая рекламы, каким образом Седову удалось так быстро вызвать сюда своих друзей?

– Какая тебе разница? Впрочем, объяснения этому есть. Сейчас в Европе, а значит, и в России, лето, сезон отпусков. Друзья Седова, по его словам, весьма обеспечены. Получить визы для них плевое дело, да и чартерный рейс заказать тоже. Если есть деньги, Крис, они разрушат все преграды.

– В принципе, русским свойственно подобное поведение.

– И последнее, Крис! Передай Жуану Диашу, чтобы подготовил яхту «002» для похода к архипелагу. Загрузить в судно бренди, вино, еду, воду, заправить топливом. Диашу во всем подчиняться Седову. Отплытие в 10.00!

– Русский хочет осмотреть острова?

– Да, и не спрашивай, почему и с кем!

– С кем, мне ясно, как и почему. О’кей, мистер Криг! Разрешите выполнять?

– Выполняй!


Глава 5

Переговорив с владельцем туристической фирмы, подполковник Седов прошел в номер Лероя. Капитан сидел за компьютером.

– Какие-нибудь проблемы, Хакер? – спросил Седов.

– Настраиваю аппаратуру для прощупывания островов.

– Правильно. В 9.50 надо быть на причале.

– Берта тоже плывет с нами?

– Да!

– Как бы она не раскусила нас.

– Для нее у меня подготовлена легенда, и в плавании я попытаюсь завербовать ее.

– И все же считаю затею с Бертой слишком рискованной. Ее мы могли бы вытащить и после операции.

– Могли бы, но она может помочь нам.

– Вам, командир, виднее. Что, кроме аппаратуры, взять с собой?

– Побольше препаратов от опьянения.

– Мы будем пить?

– И много, Хакер.

– Я понял!

– Давай. Пойду к себе, тоже подготовлюсь.

Система Лероя издала сигнал вызова.

– Минуту, командир, к нам кто-то пробивается по связи.

Седов присел на подлокотник кресла.

– Трепанов, – доложил Лерой.

Командир отряда подошел к столу. На мониторе высвечивалось лицо полковника Трепанова.

– Приветствую тебя, Седой!

– Доброе утро, Александр Владимирович.

– Наши уже в ЮАР.

– Это радует, но как так быстро удалось перебросить отряд в Южную Африку?

– Использовали чартерный рейс немецкой авиакомпании.

– График прибытия «Тени» в Гурони не изменился?

– Нет! Завтра твои парни будут у Лиски.

– Вы проинструктируйте их, чтобы вели себя, как новые русские, развязно, нагло, бесцеремонно. Требовали водки и женщин.

– Насчет этого наши ребята проинструктированы, – усмехнулся полковник.

– Мы с Хакером и Бертой в 10.00 отплываем к архипелагу. Цель – осмотр островов. Хакер пощупает архипелаг через свою аппаратуру.

– Я понял. Послезавтра, в воскресенье, мы имеем возможность высадить на острове поисковые группы из состава иностранных членов отряда. Я предлагаю следующий вариант. На Бриан бросить Давыда и Хирурга, на Нуну – белорусов, на Мукейн – Бека и Ганса. Адриан Кампос, позывной «Скат», обоснуется на острове Гаруа или Паллет, которые будете контролировать вы с Лероем. Возражения есть?

– Возражений нет, только будьте осторожны, высаживая десант, – ответил Седов.

– План переброски продуман до мелочей, мы постараемся высадить парней незаметно, и в этом должен помочь ты.

– Каким образом?

– В воскресенье организуй еще одну, на этот раз шумную прогулку вдоль архипелага. Нам необходимо отвлечь внимание потенциального противника от «Ми-8», когда начнут высаживаться бойцы отряда.

– Что с оружием?

– Наши иностранцы будут иметь при себе штатное вооружение, средства специальной защиты, я имею в виду вставки в ушные раковины и портативные импульсные станции. Твои ребята прибудут с охотничьими карабинами. По мере необходимости, для «Тени» мы перебросим на Гаруа или Паллет, если они не окажутся главными объектами, оружие, которое запросишь ты. И еще, капитан ожидаемой Кригом яхты, Аймон Буррони, завербован французами. В плане того, что ему предстоит вести двойную игру, работая и на Крига, и на тебя, главного представителя европейской турфирмы, пытающейся захватить комплекс на Керуге.

– Это уже лучше. Французы неплохо работают.

– У них здесь, в Южной Африке, возможностей больше.

– Заметно.

– Связь со мной поддерживаешь по необходимости. Иностранцы, по мере обоснования на островах, будут выходить на тебя по портативным станциям.

– Это Р-1?

– Нет, это более новые мощные радиостанции Р-2, работающие в радиусе около двухсот километров.

– Ого! Что же это за аппаратура такая?

– Новые секретные разработки немецких инженеров.

– Но двести километров!

– Немцы не раскрывают, что конкретно повышает мощность в принципе малогабаритных, примерно таких же по размеру станций, но наши специалисты считают, что они работают через спутники связи Евросоюза.

– Ну, тогда понятно. Кто доставит мне Р-2?

– Пегас! У вас на Керуге будут две такие станции. Он же привезет и спецсредства защиты от акустического оружия.

– Понял! Больше вопросов нет.

– Я доложу о сеансе связи с тобой Белоногову и займусь переброской второй подгруппы отряда на архипелаг. Как обоснуемся на островах, проведем рекогносцировку, согласуем дальнейшие действия.

– Понял!

– Ну, тогда до связи, Валерий Николаевич?

– До связи, Александр Владимирович.

В 9.5 °Cедов и Лерой уже стояли на причале. Чуть позже, что свойственно почти всем женщинам мира, появилась Берта в безупречном бежевом костюме.

– Ты неотразима, дорогая, – воскликнул Седов.

Эти слова были сказаны для объявившегося на причале начальника службы безопасности туристического комплекса Криса Дугласа. Помощник Крига лишь понимающе усмехнулся.

Подошла яхта, на борту которой были нанесены цифры «002». Капитан Жуан Диаш доложил Дугласу о готовности судна к походу. Начальник службы безопасности повернулся к Седову:

– Все ваши пожелания выполнены, мистер Седов, на борту запас спиртного, пищи, воды. Капитан Диаш прекрасно знает местные воды, он отличный капитан. Да и яхта неплоха, согласны, мистер Седов?

– Посмотрим, – уклончиво ответил тот, – как поведут себя капитан и яхта в океане.

– Вы останетесь довольны, – заверил Седова Дуглас.

– Надеюсь.

Седов, Лерой и Рин поднялись на борт.

Яхта отошла от причала, взяв курс на север, с небольшим отклонением на запад. Пассажиры устроились в салоне. Седов распечатал бутылку бренди и вина, разлил спиртное по бокалам:

– Ну, что, леди энд джентльмены, выпьем за то, чтобы эта прогулка стала для нас приятной.

– И за благополучное возвращение, – добавила Берта, – «003» так же спокойно уходила в океан…

– Не надо о грустном, – прервал ее Седов и залпом выпил бренди.

Его примеру последовал Лерой, Берта лишь пригубила вино.

– А здесь действительно хорошо. Главное, посторонних лиц нет, можем расслабиться, – развалившись на мягком диване, заметил Седов. – И океан спокоен.

Так, за разговорами, прошло время, и яхта подошла к архипелагу. В 14.10 капитан сообщил, что судно находится в миле от первого острова Гаруа.

Седов посмотрел на Лероя и после его кивка взял за руку Рин:

– Берта, пойдем на палубу? Посмотрим на остров?

– Конечно.

И они поднялись на палубу.

– Заходить на Гаруа будем? – спросил капитан судна.

– Нет. Сейчас подойдите к нему ближе, – ответил Седов.

– Слушаюсь, мистер, – сказал Диаш и скрылся в рубке.

Яхта пошла ближе к острову.

– А почему мсье Лерой с нами не вышел? – поинтересовалась Берта.

– Ну, наверное, чтобы не мешать нам.

– Тогда он скорее должен был выйти на палубу. Ой, я забыла в салоне косметичку!

– А зачем она тебе? – попытался остановить женщину Седов.

– Мне нужна помада.

Подполковник не нашел причины задерживать Берту, и та спустилась в салон.

Седов подумал, может, это и к лучшему, Берта увидит, что Лерой занят осмотром острова через специальную аппаратуру, и у нее возникнут вопросы. Те вопросы, на которые рано или поздно, а отвечать пришлось бы. И лучше это сделать сейчас.

Войдя в салон, Берта остановилась на пороге. То, что она увидела, удивило ее. Лерой, устроившись за столом, сосредоточенно смотрел на монитор, поочередно нажимая клавиши. На голове наушники, рядом с чемоданом неизвестный прибор, мигающий зеленым индикатором. Лерой почувствовал присутствие в салоне человека и обернулся, сняв наушники:

– А? Это вы, фрау Берта?

– Да, это я, извините, Филипп, вы настолько увлечены компьютером, что не отрываетесь от него даже на прогулке?

– Считайте, что я фанат всевозможной электроники.

Берта подошла к столу, и Лерой быстро переключил картинку, но она успела увидеть на мониторе очертания острова и бегущий справа экрана какой-то текст. Сделав вид, что ничего не видела, Берта улыбнулась:

– Это вредно для здоровья, мсье Лерой.

– Что ж поделать? – притворно вздохнул капитан. – Наркоманы или алкоголики в часы просветления тоже понимают, насколько вредна и губительна их зависимость. Однако же практически тут же бегут за очередной дозой или бутылкой вина. Для меня же компьютер – и наркотик, и вино.

– А женщины? – сощурила глаза Берта.

– До этого еще не дошло.

– Не боитесь, что дойдет?

– Как говорит мой русский друг, которому, кстати, глубоко плевать на компьютеры, – чему быть, того не миновать.

– Жаль, вы еще молоды, полны сил. Но, в принципе, это ваше дело. Вот только компьютер у вас какой-то необычный. Зачем нужна телефонная трубка?

– Для того, чтобы использовать компьютер как телефон. – Лерой закрыл крышку чемодана.

– Я излишне любопытна, да?

– Нет. Все женщины одинаково любопытны, как и красивы.

– Благодарю. А что за странный прибор мигает зеленой кнопкой?

– А это, фрау Берта, дозиметр, – спокойно солгал Лерой. – Прибор, измеряющий радиационный фон. Думаю, и вам интересно узнать, насколько безопасна с точки зрения радиации данная местность?

– Никогда не думала об этом, – улыбнулась Берта.

– А напрасно. Когда-то и я не обращал на это внимания, пока не попал в одну историю, и если бы мой напарник не измерил фон, меня бы сейчас уже не было бы в живых. Но это долгий и неинтересный рассказ. Скажите лучше, что заставило вас оставить Валерия одного на палубе?

– Ах да! Я забыла косметичку.

Она прошла к креслу, у которого стояла ее сумка, достала из нее довольно объемную кожаную косметичку и повернулась к Лерою:

– Вы к нам не присоединитесь?

– А зачем, Берта? Разве вам вдвоем плохо?

– Да нет, нам неплохо.

Рин поднялась на палубу, а Лерой покачал головой. Как мог отпустить Берту Седов, когда полным ходом шли работы по осмотру первого объекта? Это прокол. Хотя Седов наверняка знает, что делает.

Берта, смазав губы бесцветным кремом, поправила слегка растрепавшиеся на слабом ветру волосы и как бы между прочим проговорила:

– Мсье Лерой через весьма странный компьютер внимательно изучал остров, когда я спустилась в салон.

– Ну, и что? У каждого своя музыка в голове, – равнодушно отреагировал Седов.

– Но у мсье Лероя не компьютер, а нечто похожее на него или на…

Валерий взял Рин под руку:

– Ты весьма внимательна, – сказал Валерий, – и это хорошо. У Филиппа действительно не обычный ПК, а специальная аппаратура. Такую, к примеру, использует военная разведка.

– Я хотела узнать о той работе, ради которой вы прибыли сюда, тем более ты обещал рассказать о ней. Вы из разведки?

– Мы не из разведки, Берта. Давай-ка присядем на корме. Мне действительно надо объясниться. Для этого сейчас самый подходящий момент.

Они присели, и Седов указал на приближающийся остров, покрытый густой растительностью.

– Красиво, не правда ли?

– Да, но ты не об этом хотел говорить со мной, Валера.

– Ты права. Слушай то, о чем я хотел сказать тебе. Постараюсь быть кратким. Мистер Джон Криг незаконно арендует остров Керуг. В чем это выражается, неважно. Важно другое. Здешние места, особенно после проведения в ЮАР чемпионата мира по футболу, весьма заманчивы для развития туристического бизнеса. Не той мелочи, которой занимается Криг, а настоящего бизнеса, с высокой культурой обслуживания, комфортом. В Европе одна из крупнейших мировых туристических компаний очень заинтересовалась островом Крига и архипелагом Флегур да Гунья. Юристы компании обнаружили в делах Крига нюансы, связанные с арендой острова. Проще сказать, аферы, что сумел провернуть мистер Криг.

– И европейская компания решила прибрать к рукам туристический комплекс Джона Крига?

– В этом мире, Берта, кому как не тебе знать об этом, выживает сильнейший. Криг не в состоянии создать здесь приличных условий, которые привлекли бы туристов, у него нет такой базы клиентов, которая есть у компании, и элементарно нет денег, чтобы развернуть здесь солидное предприятие. Он надеется на кредиты, но не получит их. Об этом уже позаботились в Берлине. Европейская же компания обладает и средствами, и возможностями, чтобы превратить этот регион в настоящий райский уголок.

– Значит, и ты, и мсье Лерой представители этой компании?

– Можно сказать и так. Но если быть точным, то сотрудниками компании мы не являемся. Мы с Лероем в недавнем прошлом – офицеры спецслужб, и нас наняли, говоря языком военных, провести здесь рекогносцировку местности, собрать как можно больше информации и по самому комплексу Крига, и по островам.

– А европейскую компанию не насторожило произошедшее в селении Аббоди и пропажа яхты Крига? Очень странная пропажа.

– О пропаже яхты в компании не было ничего известно до сего времени, – прикурил сигарету Седов. – Естественно, руководство компании насторожил факт необъяснимой бойни в Аббоди, и мы должны прояснить ситуацию. Прояснить как можно быстрее. Может быть, у тебя есть информация по той бойне?

– Нет! Никто не знает, что вызвало действительно необъяснимую агрессию у солдат Африканской республики, доставлявших гуманитарный груз различным племенам.

– Понятно. Возможно, мы что-то узнаем о причинах резкого изменения поведения людей при раздаче помощи в Аббоди.

– Почему ты решил открыться мне? – после короткой паузы спросила Берта. – А если я не такая, какой представлялась, и верно служу Джону Кригу?

– Я умею разбираться в людях. А открылся потому, что ты нужна нам как союзник. И потом, Берта, вытащить тебя отсюда и предоставить шанс начать новую жизнь может лишь европейская туристическая компания, поэтому ты должна быть кровно заинтересована в сотрудничестве с нами.

– Да я согласна, готова подписать любые бумаги, лишь бы… но, Валерий… вряд ли смогу быть вам полезной, ведь я практически ничего не знаю о делах Крига.

– Однако о пропаже яхты ты мне сообщила? И это уже немало. Ты являешься неплохим раздражителем мистера Крига, а нам легче работать в условиях, когда противник, назовем его так, нервничает, а значит, допускает ошибки. И в конце концов, насколько ты помогла компании, решать мне. А я составлю такой отчет, в котором твоя помощь будет представлена весьма эффективной.

– А что будет с Джоном Кригом и его помощниками?

– Им придется покинуть Керуг. Дальнейшая их судьба компанию не интересует. Но, думаю, у Крига возникнет масса проблем. В основном финансовых, ведь он в долгах, как у нас говорят, как в шелках.

– Я слышала эту поговорку в детстве.

– Почему фрау Рин интересует судьба человека, который намеревался превратить ее в сексуальную рабыню?

– Я просто так спросила. Судьба Крига меня не интересует.

– Лерой слушал разговоры Крига и Дугласа. Возможно, я не должен был говорить тебе об этом, но ты сама подвела разговор к данной теме. Так вот, Криг в отношении тебя планировал следующее. Использовать как сожительницу, которая должна была удовлетворять все его развратные прихоти, ну, а как найдет замену помоложе, то продать в какое-нибудь африканское племя. Если ты не веришь моим словам, обратись к Лерою, у него сохранены записи всех разговоров владельца туристического комплекса.

– Я знаю об этом, – ответила Берта, – Криг – скотина, которую еще поискать. Ведь он же знает, что пришлось пережить мне и как я надеялась на его милосердие. А он?.. Криг заслуживает не только разорения, но и смерти.

– Не будь кровожадной, Берта, – улыбнулся Седов. – Банкротство для Крига станет хуже смерти. А возможно, и приведет к ней.

– Так ему и надо. Белые женщины не выживают у туземцев, и Кригу об этом очень хорошо известно.

– Да черт с ним, Берта. Главное, что он ничего плохого уже не сделает тебе. И мы тебя не оставим.

– Спасибо, Валерий!

– За это не благодарят, дорогая.

– А твои друзья, что завтра должны прибыть на остров, это тоже… наемники туристической компании?

– Нет! – рассмеялся Седов. – Сюда приедут мои настоящие друзья. Да, они ребята боевые, решительные, отчаянные, как и все русские, но к делам компании не имеют никакого отношения. Но, если я только намекну им, что мне требуется их помощь, они тут же окажут ее. Встанут рядом, как это уже бывало.

– Они тоже офицеры спецслужбы?

– Сейчас мои друзья крупные бизнесмены, но опыт боевых действий имеют богатый. Такой ответ тебя устроит?

– Вполне, на большее я не могу рассчитывать.

– А большего и не требуется, поверь мне.

– Тебе я верю. И мсье Лерою тоже.

– И правильно делаешь.

– Кстати, Валерий, перед выходом в океан, может быть, это будет интересно, мистер Криг имел со мной беседу.

– Вот как? Конечно, мне это интересно. О чем вы говорили?

– Ну, во-первых, о том, о чем ты уже упоминал, Криг грозился продать меня африканцам, когда я заикнулась о своих правах. Он также проявил недовольство моим поведением на причале по прибытии на остров. И тут же заявил, что готов закрыть глаза на мои похождения с тобой при одном условии.

– Что это за условие? – заинтересованно спросил Седов.

– Прежде всего он поинтересовался, рассказала ли я тебе о пропаже яхты «003»? Я ответила отрицательно, Криг задал второй вопрос, зачем тогда я назвала в общении с клиентами имя Эмили Ларен? Пришлось сказать, что это вышло случайно. Криг вряд ли поверил мне, но больше данной темы не касался и выставил условие. Он закрывает глаза на мои похождения с тобой, если я буду молчать о судьбе яхты «003».

– Понятно, Кригу не нужна огласка произошедшего.

Рин внимательно посмотрела на российского офицера:

– А вам неизвестно, что стало с судном?

– Мы выясняем и это. – Седов не посчитал нужным посвящать во все ставшую союзницей женщину. Это было ни к чему. – Мне надо пройти к Лерою. Побудь, пожалуйста, здесь.

– Хорошо, но ты заметил, как внимательно следит за нами капитан яхты, Жуан Диаш?

– Конечно! Пусть следит, сколько влезет, лишь бы не догадался об истинных целях нашего путешествия.

Седов спустился в салон. Увидев его, Лерой снял наушники:

– Гаруа необитаем, командир! Я пробил остров во всех режимах. На нем нет ни людей, ни какой-либо аппаратуры. Только девственные леса да небольшое озеро в самом центре.

– Ясно! Идем дальше. Я приведу Рин, и мы будем изображать пьянку, включим музыку. Ты же продолжишь изучение островов. Музыка тебе не помешает?

– Нет!

– Ну и хорошо!

Седов попросил Берту передать команду капитану яхты следовать вдоль всего архипелага и спуститься в салон. После чего спросил у Лероя:

– Диаш не пытается контролировать нас?

– Если только визуально. Никаких технических средств контроля капитан судна не применяет, потому что их просто нет на яхте.

– Странно! Криг мог бы нашпиговать «002» жучками.

– А зачем? Он считает, что Берта расскажет ему о наших делах во время путешествия.

– Возможно, Криг пытался угрожать ей, и, думаю, угроза возымела бы действие, если бы мы не опередили владельца туристического комплекса.

– Ваши ребята, наверное, уже в Гурони?

Седов посмотрел на часы:

– Может быть. И если это так, то я не завидую Лиски.

– Да, ваши парни закружат его по полной, – улыбнулся Лерой. – Так, скоро следующий остров, Паллет. Я за аппаратуру.

– Давай!

– Докладывать, если что, сразу, в присутствии Берты?

– Она должна находиться с нами, так что придется общаться при ней.

– Я передала команду капитану, – спустившись в салон, сказала Берта.

– И как же он это воспринял?

– С усмешкой. Но подчинился.

– Куда же он денется? Так, Берта, начинаем гулянку по полной программе! Точнее, ее имитацию.

Седов подошел к музыкальному центру, выбрал из стопки дисков запись клубной музыки, включил центр. Яхта и вся территория близ нее заполнились жесткими ритмами, бьющими по ушам не хуже молота.

– Сделай, пожалуйста, потише, Валера, – попросила Берта.

– Нельзя, дорогая. Гулять так гулять! Потерпи, капитан, думаю, скоро заявит, что музыка мешает ему, и тогда мы включим что-нибудь более мелодичное и тихое.

Седов оказался прав.

Жуан Диаш терпел эту музыку не более десяти минут, после чего, переведя управления яхты в автономный режим, прошел в салон. Он увидел стол с бутылками и закуской, полную окурок пепельницу, обнимающихся на диване Седова и Берту, пьяного, пытающегося разлить спиртное по бокалам француза.

– Что вам надо, капитан? – повернул к нему удивленное лицо Седов. – Или мы дошли до последнего острова архипелага?

– Нет, мистер Седов, – крикнул Диаш, – и мы не дойдем не то что до Мукейна, но и до Паллета, если вы не выключите музыкальный центр. В данных условиях я не могу управлять яхтой.

– Ну, вот, началось, а между прочим, господин Диаш, Криг обещал нам отдых без каких-либо ограничений.

– На судне начальник я, а не Криг.

– Ладно, – махнул рукой Седов, – ступайте в свою рубку, я сменю диск.

– И убавьте, пожалуйста, громкость.

– Обязательно.

– Послушай, дорогой, а может, к черту эту шарманку? По-моему, нам и так неплохо, – пьяным голосом проговорила Берта.

– Нет, – уперся Седов, – музыка должна играть. Я люблю музыку.

Он поставил новый диск и убавил громкость. Тяжелые удары в динамике сменились инструментальными мелодиями.

– Так пойдет, мистер Диаш? – взглянул он на капитана.

– Пойдет, мистер Седов. Странно.

– Что странно?

– Вы выпили немного, а пьяны, словно с утра сидите в кабаке.

– Это мы выпили мало? – усмехнулся Седов. – А! Понятно, ты судишь по бренди. Но ты не видишь главного. – Он подмигнул Лерою: – А ну-ка, мсье Лерой, покажи-ка Диашу, что веселит нас.

Француз достал термос. Обычный, двухлитровый термос для чая или кофе.

– Знаете, господин Диаш, что в термосе?

– Откуда же мне знать?

– Вы пробовали когда-нибудь настоящий русский напиток?

– Самогон?

– Нет! Самогон сюда мы провезти не могли. Спирт! Чистейший медицинский спирт. Не желаете попробовать? Уж он гораздо лучше, чем ваши бренди, ромы, виски.

– Вы пьете спирт! Понятно! Прошу об одном, не увлекайтесь. Здесь попасть в воду значит практически тут же быть растерзанным акулами. Акул в акватории архипелага до черта и больше.

– Мы учтем ваши замечания. Впрочем, после обеда мы, пожалуй, отдохнем. Недолго. Как раз, когда вы будете идти между островами Паллет и Бриан.

– Дело ваше, – пробурчал капитан и вернулся в рубку.

Седов бросил термос Лерою:

– Убери его. И давай за работу!

– Мне прибраться в салоне? – спросила Берта.

– Нет! Мы для капитана пьяны, а кто пьяным наводит порядок? У нас должно все выглядеть естественно.

– Ты, Валера, пожалуйста, так сильно больше не прижимай меня к себе. Я же женщина, к тому же женщина голодная. Не надо меня возбуждать, – улыбнулась Берта.

– Берта, одно ваше слово, и я к вашим услугам! – повернулся к ней Лерой.

– Ты, кавалер, лучше делом занимайся, – приказал Седов.

– Одно другому не мешает. Ведь ты действительно можешь свести даму с ума.

– Придется терпеть, коли так легли карты в этой игре. Я не подумал, роль возлюбленного надо было отдать тебе, и тогда сейчас все было бы в порядке.

– А мое мнение, господа, вас не интересует? – спросила Берта.

– Давай ты выскажешь его позже. Подходим к Паллету. Филипп, работай!

Седов усадил женщину на диван, а капитан склонился над аппаратурой и начал переключать различные клавиши, не отрываясь от монитора и не снимая наушников.

– Знаешь, Берта, – заговорил Валерий, – мне действительно не следовало подходить к тебе так близко. О том, что ты будешь страдать, я не подумал.

– Не думай об этом, Валера, делай свое дело. А со мной? Со мной все будет в порядке, – положила она свою ладонь на его руку. Потом поднялась, подошла к зеркалу и стала рассматривать свое лицо.

Седов повернулся к Лерою. Тот покачал головой, снял наушники:

– И Паллет пуст. Никого и ничего.

– Точно?

– Точнее не бывает.

– Что ж, отсутствие результата – тоже результат.

– Черт, где же эта дьявольская лаборатория?

– Ну, теперь либо на Бриане, либо на Нуне, либо на Мукейне.

– А ты не думал, что лаборатория может быть и на Керуге?

– Где-то на территории комплекса Джона Крига?

– Да!

– А как же яхта «Венера», с которой, судя по всему, была уничтожена деревня Аббоди?

– Яхта может находиться и на островах архипелага.

– Значит, ее-то ты должен обнаружить?

– Да, но при условии, что она не стоит в глубокой пещере из скалистых пород, образующих экран для моей аппаратуры. И потом, командир, яхта «Венера» может быть закрыта колпаком, отражающим любые сигналы. То есть стать невидимой.

– Черт возьми! В пещере ее и спутник не увидит.

– Но все это при условии, если яхта будет находиться в подземной гавани без охраны.

– Что вряд ли возможно. Хотя при подобном убежище охранник может не понадобиться. Однако не думаю, что база боевиков, их лаборатория находится на Керуге. Она где-то на островах архипелага.

– О чем шепчетесь, господа? – повернулась к ним Берта.

– Да так, – ответил Седов и отошел от Лероя, – о своем, Берта.

– Вы что-нибудь выяснили для себя?

– Только то, что, судя по обследованию двух островов, компания не напрасно решила освоить данный район. Острова Гаруа и Паллет вполне подходят для того, чтобы развернуть на них прекрасные туристические базы.

Берта присела на диван, выпила из фужера остатки вина, потянулась, поиграв упругой грудью под майкой, и пробормотала:

– Вы, как хотите, господа, а я пойду в каюту и часок посплю.

Седов понял, что явилось причиной решения женщины. Она просто не хотела им мешать.

Проводив Берту, он вернулся к столу, за которым работал Лерой. Впрочем, капитан перевел аппаратуру в режим пассивного поиска целей.

– Сколько нам идти до следующего острова? – спросил Седов.

– Примерно час, если капитан будет держать прежний ход.

– И следующий остров – это Бриан. Затем Нуна и рядом с ним Мукейн.

Аппаратура Лероя, внезапно подав сигнал опасности, отключилась, и Седов недоуменно взглянул на Лероя:

– В чем дело, капитан? Почему отключился твой компьютер?

– Потому, господин подполковник, что нас кто-то активно прощупывает системой, практически аналогичной нашей, только более мощной. Дабы не попасть под луч этой системы, в нашей аппаратуре сработал блок защиты. Он отключил аппаратуру, но при этом считывает параметры прибора, работающего по нашей яхте.

– И мы узнаем, откуда за нами пытаются установить контроль?

– По крайней мере, должны. Против нас работает умная машина. Не уверен, что блок защиты сможет считать ее параметры. Но место, откуда бьет луч, она определить должна.

– Значит, мы близки к цели?

– И совершенно не защищены от акустического оружия. Представляете, что произойдет, если террористы и против нас применят свою пушку? Повторится ситуация в Аббоди. А защита, насколько понимаю, должна подойти вместе с парнями из вашей группы.

– Да! – кивнул Седов. – Пегас доставит защиту и для нас. Но это будет завтра, а нам работать сегодня. Не должны террористы применить свое секретное оружие, а там черт его знает, что у них на уме. Так! Если нас все же обстреляют инфразвуком нужной частоты, он подействует сразу?

– Да, но реакция будет зависеть от той частоты, что установят на пушке. Если выше десяти герц, то, почувствовав страх, мы успеем заложить ушные раковины тампонами. Ну, а если ниже, да еще с применением неизвестных нам технологий, то последствия предсказать невозможно.

– Короче, вполне вероятно повторение событий в Аббоди?

– И на яхте «003». Может быть, вернемся, командир?

Седов отрицательно покачал головой:

– Вернуться, когда мы только начали активный поиск логова террористов и, судя по всему, подошли к ним близко? Это, Хакер, для нас непозволительная роскошь. У тебя тампоны где?

– В сумке!

– Значит, применяем их. На тебе обработка и фрау Рин.

– А капитан?

– Его мы, к сожалению, защитить не можем.

– А он вооружен.

– Ерунда. Если Диаш под воздействием неизвестного оружия начнет чудить, я его успокою так, что он не успеет вытащить из кобуры свой «кольт».

Сигнализатор чудо-аппаратуры Лероя зажегся зеленым светом.

– А это что означает?

– А это, командир, объясняет практически все! – улыбнулся Лерой. – Нас «простреливали» сигналом системы типа «Рентген». Террористы посмотрели, кто находится на яхте и чем эти «кто» занимаются, затем пробили пространство вокруг яхты. В результате того, что блок защиты отключил систему поиска, террористы ничего интересного не узнали. Лишь то, что вдоль архипелага идет яхта, скорее всего, им известно, что это судно мистера Джона Крига и что на яхте, кроме капитана, двое мужчин и одна женщина.

– А твою аппаратуру террористы не засекли?

– Нет! Она невидима для любых средств обнаружения.

– И что дальше?

– То, что наш противник отключил основной прибор, оставив на пассивном режиме работы лишь сопроводитель.

– Что еще за сопроводитель?

– Это прибор, который фиксирует передвижение судна либо другой движущейся цели, но не фиксирует активную работу нашей аппаратуры. Другими словами, террористы сейчас контролируют лишь маршрут яхты «002».

– А ты можешь продолжить работу?

– Да! Если противник вновь не включит активный поиск.

– Черт бы подрал эту электронику! И как ты только разбираешься со всем этим? Активный, пассивный поиск, прострел, просвет, фиксация, защита, лучи, сигналы, сопроводители, блоки защиты. Голову сломаешь!

– Как у вас говорят, кто на что учился? – улыбнулся Лерой.

– Да это сколько мозгов надо, чтобы врубиться в подобную технику!

– На самом деле работе на аппаратуре может научиться каждый, кто хоть поверхностно знаком с работой компьютера.

– Ага! По мне, ты хоть на год посади меня за твою «Леру», все одно, ни хрена не разберусь, так что и пытаться нечего. Будем заниматься тем, кто что умеет.

– Верное решение, командир.

– А ты не улыбайся, Хакер. Займись тампонами, а то и не заметим, как передушим друг друга.

– Есть, командир. Вам первому вставить ватные цилиндры?

– Я сам справлюсь. Ты ступай к Берте.

– Она испугается.

– Придумай что-нибудь, на то ты у нас и гений!

– Скажете тоже, гений, обычный профессионал.

– Обычных в отряд «Z» не брали. Работай.

В это же время на острове Мукейн

Помощник Дорреса вошел в кабинет босса:

– Сэр! Вас вызывает на связь Нью-Йорк!

– Почему не на мою станцию?

– На вашу, просто вы оставили ее у меня.

– Так давай станцию сюда!

Джонсон положил перед Дорресом кейс и вышел в приемную. Начальник секретной лаборатории поднял трубку:

– Приветствую тебя, Бен!

– Добрый день, Джей, или что там у вас сейчас?

– День, Смелнок!

– Бизон доложил мне о прибытии на Керуг русского журналиста и француза.

– Странная компания.

– Я тоже так думаю. Но проверка показала, что это туристы.

– Что ж, ничего удивительного.

– Кстати, русский оказался проворным парнем. Он забрал себе мадам, которую хотел уложить в постель Криг.

– Интересно, как это ему удалось?

– Удалось. И как, неважно. Интересно другое. Русский журналист, впрочем, он эмигрировал в Европу, всего за сутки обеспечил Кригу неплохую рекламу в одном из ведущих французских изданий. А сейчас реклама туристического комплекса Джона Крига красуется чуть ли не во всех европейских СМИ. И заметь, Криг не оплачивал журналисту подобные далеко не дешевые услуги.

– Да, это очень интересно. Может быть, русский что-то потребовал взамен?

– В точку, Джей! Лиски связывался с Дику, а тот передал Бизону, что русский организовал рекламу взамен предоставления ему на время отдыха немки Рин.

– Не слишком ли дорого этот русский оценил услуги в принципе обычной белой шлюхи?

– По-моему, за Эмили Ларен ты заплатил не меньше.

– Я ничего никому не платил.

– Не в этом смысле. Ради Ларен ты пошел на уничтожение яхты Крига вместе с командой. Разве она стоит того?

– Она, Бен, стоит!

– Тогда чему удивляешься в отношении русского? Но да ладно, захотел некий мистер Седов спать с немкой, его дело. Но он вызвал на Керуг еще четверых своих друзей из России. И сегодня те должны прибыть в усадьбу Лиски, если уже не прибыли. Завтра их доставят на остров.

– Что за друзья, установить удалось?

– Я не могу обратиться с запросом в ЦРУ, как это было когда-то. И в России наших людей нет.

В дверях вновь показался помощник Дорреса:

– Извините, босс, важные новости.

– Прости, Бен, – извинился перед Смелноком Доррес, – у меня тут какие-то новости, надо разобраться.

– Конечно, Джей, остаюсь на связи!

Доррес положил трубку и повернулся к Джонсону:

– В чем дело, Грэм?

– В акватории архипелага вновь объявилась яхта Крига. На этот раз «002», – доложил помощник.

– Вот как? Вы пробили ее?

– Да! На борту капитан, двое мужчин и женщина.

– Кажется, это гости мистера Крига и фрау Рин. Но что им здесь надо?

– Не знаю, сэр!

– Как ведут себя гости?

– Отдыхают!

– И все?

– Да.

– У них есть при себе специальная аппаратура?

– Нет, сэр! Мы просветили яхту. Ничего постороннего не зафиксировано.

– Я понял тебя. За яхтой, надеюсь, установлено наблюдение?

– Конечно, Джей!

– О’кей! Позже посмотрим, что будут делать туристы, а сейчас ступай, я вызову!

– Да!

Помощник вышел, а Доррес снова поднял трубку.

– У тебя проблемы, Джей? – тут же спросил Смелнок.

– К архипелагу вышла еще одна яхта Крига, и, судя по всему, на ее борту, кроме капитана, находятся русский журналист, его французский друг и фрау Берта.

– Какого черта их понесло к островам?

– Для начала я проверю, действительно ли на яхте Крига находятся указанные лица, а потом посмотрю, что они будут делать. В принципе, желание осмотреть острова архипелага вполне объяснимо. Не торчать же безвылазно на Керуге прилетели гости?

– Проверь все, Джей! Но не привлекая к себе внимания.

– Естественно.

– Следующее, уже по главной теме. Гарри Кроул провел первый раунд переговоров с представителями Талибана на предмет продажи нашего оружия. Талибы весьма заинтересовались пушками.

– Это мне известно.

– Представитель в Талибане желает посмотреть образцы. Ты понимаешь, что под этим подразумевается.

– Дикари хотят проверить эффективность пушек на практике?

– Да!

– Каким образом?

– Оружие необходимо переправить в Пакистан. Оттуда оно уйдет в Афганистан, где и будет проведена проверка.

– Талибы применят оружие против наших солдат в Афганистане?

– А какая тебе разница, Джей? Разве у тебя остался кто-то свой в США?

– Ты!

– Я тоже не задержусь здесь. Штаты для нас, после того как правительство поступило с проектом «МК-ультра», включая непосредственных участников грандиозного эксперимента, чужая страна. Или я не прав?

– Прав, Бен! Мне все равно, против кого будет применено новое оружие.

– И это верно. Мне надо знать, когда у тебя появятся первые образцы серийных пушек.

– Думаю, в конце месяца. Но как их переправить в Пакистан, а до этого получить половину суммы сделки в качестве залога? Дикари хитры, я не хочу оказаться в роли идиота, которого какие-то вонючки обвели вокруг пальца.

– Я контролирую ситуацию, Бен. Все будет нормально. Переброска оружия в Пакистан не твоя забота, а залог ты получишь.

– О’кей! И последнее, Джей! Агент Бизона, Квабене Дику, сообщил Грэму о странном поведении мистера Лиски. Тот стал задавать слишком много вопросов, через него тянется нить от Дику к Кроулу – Бизону, а значит, ко мне и к тебе. Бизон считает, что данная ситуация опасна. Что скажешь по этому поводу?

– Лиски больше не нужен нам. – Доррес принимал решения мгновенно.

– Понятно, – проговорил Смелнок, – что ж, значит, пришло время Джеку Лиски уйти со сцены. Я свяжусь с Бизоном, он решит через Дику вопрос с представителем туристического комплекса Джона Крига в Гурони.

– Но только после того, как мы разберемся с русскими, которых пригласил журналист.

– Согласен. Страховка – вещь нужная и необходимая. За Лиски же пока понаблюдает его молоденькая жена. Идиот Лиски даже не подозревает, что его туземка не только работает на Дику, но и спит с ним, естественно, в отсутствие белого господина.

– Бен! Лиски меня больше не интересует!

– О’кей, Джей. Как проверишь яхту с гостями, позвони мне.

– Хорошо!

– Тогда до связи, Джей.

– До связи!

На яхте

Судно «002» шло к острову Бриан. Из каюты Рин послышался возмущенный голос:

– Что вам надо, Лерой?

– Тише, фрау Берта, не беспокойтесь, я пришел не для того, чтобы приставать к вам.

– Тогда для чего же?

– Дело в том, что в океане разбушевался шторм. А он, как известно, распространяет инфразвук, который может нанести здоровью человека непоправимый урон. Вспомните случаи, описанные в СМИ, когда целые корабли находили без команд, а уцелевшие моряки рассказывали о случае внезапного и всеобщего безумия.

Берта заинтересованно посмотрела на французского капитана:

– И что вы намерены делать?

– Вставить вам в ушные раковины обычные тампоны. Это если и не защитит гарантированно вас от воздействия звуковых волн, то значительно ослабит их. По крайней мере, с ума вы не сойдете и не броситесь в панике с яхты. Возможно, самочувствие ухудшится, появится необъяснимый страх, но не более того, и ненадолго. Вы позволите вставить вам тампоны?

– А вы с Валерием?

– Мы уже обезопасили себя.

– А капитан?

– Он прекрасно знает о том, что иногда происходит в океане, и, надеюсь, тоже предпринял все необходимые меры.

– Но кто предупредил о шторме?

– Вот как раз Диаш и предупредил.

– Ну, хорошо, делайте свое дело. Я ничего не буду слышать?

– Я же слышу вас.

Берта позволила Лерою вставить ей в ушные раковины ватные тампоны.

– Ну, как, удобно? – поинтересовался он.

– Да, – чуть громче обычного ответила Рин.

– Слышимость в норме. Продолжайте отдыхать.

Лерой собрался выйти, но Берта ухватила его за рукав:

– Подождите, мсье Лерой.

– Да?

– Если звуковые волны от шторма в состоянии вызывать описанные вами явления, разве они не могли стать причиной безумной бойни в Аббоди?

– Только теоретически, но как версию мы это отрабатываем.

– Тогда и яхта «003» могла попасть под звуковые волны?

– Она пропала, насколько помнится, на следующий день после трагедии в Аббоди, следовательно, два этих события прямой связи между собой не имеют.

– Но ведь «003» исчезла!

– Да, исчезла, – раздался голос от двери. Это Седов, проходя мимо каюты, услышал разговор Лероя с Бертой. – Да, исчезла. Сейчас тебе можно сказать правду, Берта. Яхта «003» затонула в районе впадины и сейчас лежит глубоко на дне океана. Вместе со всей командой.

Подполковник не стал говорить Берте, что Эмили Ларен среди погибших нет, это вызвало бы массу вопросов, отвечать на которые у Валерия не было ни желания, ни времени, ни какой-либо необходимости.

– Затонула, – задумчиво проговорила Берта и, подняв глаза на Седова, спросила: – Но почему? Что стало причиной катастрофы?

– Боюсь, этого никто никогда не узнает.

– Но как вы узнали о том, что «003» лежит на дне впадины?

– Ты задаешь слишком много вопросов, Берта.

– А разве я не имею на это права? Ведь я же с вами!

– Ну, хорошо, – вздохнул Седов. – Затонувшую яхту обнаружил один из частных европейских спутников.

– Точнее, спутник туристической компании, на которую вы работаете?

– Мы работаем, Берта, мы вместе, ты же с нами? – улыбнулся Валерий.

– Да, я не так выразилась.

– Теперь тебе все понятно?

– Но, по-вашему, что могло произойти с яхтой?

– Да все что угодно, – ответил за Седого Лерой. – Это и столкновение с другим, более крупным судном, капитан которого не счел необходимым сообщить о происшествии судовладельцу или полиции. Это и удар яхты о рифы, что образовало пробоину в корпусе, это и пожар на судне и, как следствие, взрыв топлива в дополнительных баках. Да мало ли причин, от которых гибнут корабли, тем более прогулочная яхта?

– Но вы уверены, что на нее никто не нападал?

– И возможность нападения исключать нельзя. Сейчас пираты уходят далеко от берега в поисках жертвы. Они могли попытаться захватить «003», но, получив отпор, из гранатометов отправили ее на дно. Только подъем яхты и ее тщательный осмотр может установить реальную картину произошедшего. Криг не сообщил никому о пропаже яхты и людей, следовательно, их искать никто не станет, а посему и тайна гибели яхты останется неразгаданной. И таких тайн океан хранит очень много.

– Черт бы подрал этот океан! – воскликнула Берта. – Никогда не думала, что он так опасен.

– На земле не менее опасно. Разве в джунглях вас не поджидает смерть за каждым деревом, кустом? Или вы застрахованы от нападения львов при обычной прогулке по саванне? Да кто даст гарантии, что никто из нас не попадет под машину в любом городе той же Европы? Нас повсюду поджидает опасность, надо уметь просчитывать ее и, как результат, избегать.

– Но почему европейская компания желает завладеть этим районом, когда здесь происходят такие странные вещи?

– Компания в состоянии обеспечить безопасность своих клиентов, – сказал Седов, усаживаясь на стул рядом с Бертой.

– Даже от природных, естественных условий?

– Да! Но давайте закроем эту тему. Ты, Берта, отдыхай, а мы с Филиппом поработаем.

– Как же, отдохнешь теперь.

– Считай до ста, поможет.

– А если не поможет?

– Тогда считай до тысячи, до миллиона. Это тоже отдых.

Седов вышел, кивнув Лерою:

– Оставим фрау Берту!

Когда офицеры прошли в салон, Лерой тихо спросил:

– Командир, зачем вы открыли фрау Рин правду о судьбе яхты «003»?

– Это успокоит ее.

– Ничего себе, успокоит!

– Ты отличный спец в области электроники, но психолог, извини, никакой. Что больше всего мучает человека? Неизвестность. Люди могут вынести любой удар судьбы, потерю близких, любимых, детей, родителей, а неизвестность медленно убивает их. Вот и с Бертой то же самое. Она много думала о яхте «003», не могла понять, что произошло с ней, в голове у нее рождались разные мысли, но ответа на вопрос она не находила, и это нервировало ее. Сейчас, когда Берта узнала правду, она успокоится. Тем более на яхте не было никого из ее близких. Хотя кто знает, может быть, кто-то и был. Я имею в виду мужчину. Но теперь она и его вычеркнет из памяти.

– Наверное, вы правы, – пожал плечами Лерой.

– Ты забыл золотое армейское правило, капитан.

– Какое?

– Правило, гласящее о том, что командир всегда прав.

– Это пункт первый, – рассмеялся француз. – Второй пункт расставляет все точки над i. Если ты сомневаешься, что командир всегда прав, смотри пункт первый. Так?

– Совершенно верно. Но что у нас по обстановке?

– До Бриана минут двадцать пути, – взглянул на монитор Лерой. – Нас ведет неизвестный радар, я подразумеваю, что под нами судно.

– Этот радар зафиксирует работу твоей аппаратуры?

– Нет. Я применяю поглотитель сигналов. Радар же работает по принципу отражения пущенных на объект сигналов. Наша защита поглотит сигналы неизвестных, как акула приманку. Впрочем, и без защиты обычный радар на работу системы не повлиял бы. Но я мог создать помехи, а это нам надо?

– Не надо, Хакер! Мы должны работать чисто!

– Вот и я о том же.

Неожиданно система Лероя словно взорвалась. По монитору побежали цифры, какие-то знаки, все индикаторы замигали разными цветами.

– Что происходит, Лерой?

– Минуту! Сейчас разберемся. Так, мы вошли в зону контроля острова Бриан. И что имеем? Неплохо.

– Ты можешь говорить понятней?

– Ну, если понятней, то смотрите на монитор. – Лерой пробежался пальцами по клавиатуре, и на экране появилась компьютерная схема острова с красными точками. – Видите эти точки?

– Не слепой! Что они означают?

– А то, господин полковник, что Бриан буквально напичкан электроникой.

– Значит, мы нашли логово террористов?

– Я бы не спешил с выводами, – задумчиво проговорил Лерой. – Электроники много, особенно устройств обнаружения посторонних лиц, а вот спутниковой антенны нет. Как и людей, хотя те могут находиться в специальных укрытиях, защищенных от работы нашей аппаратуры. Но где могут находиться такие укрытия, я не вижу. На Бриане только две пещеры и ни одного искусственно возведенного объекта, замаскированного под местный ландшафт. Пещеры открыты, я их вижу. В них никого.

– И что все это значит?

– Не знаю, командир. Но остров контролируется по полной программе.

– Может быть, на нем если не лаборатория и база террористов, то какое-нибудь хранилище?

– Склады могут быть, но их я тоже не вижу, что совершенно не говорит об их отсутствии. Но то, что мы на верном пути, уже очевидно.

– Это с Бриана работают по нам?

– Нет. Радар ведет яхту с какого-то другого острова.

– Почему не с судна?

– Судно я бы увидел.

– А если оно изготовлено из материала, позволяющего быть невидимым для всяких ваших электронных штучек?

– Водная гладь в районе архипелага везде одинаково однотонная. Даже судно-невидимка на стоянке оставило бы пятно. Но ничего подобного нет.

– А если судно работает за пределами досягаемости твоей аппаратуры?

– Тогда оно должно иметь генератор массой в сотни тонн и антенну высотой метров в триста. Как вы представляете себе подобное судно? Я таких в своей практике не встречал.

– Значит, нас «пасут» с острова, но не с Бриана, напичканного защитной электроникой. Объясни мне, Хакер, за каким чертом террористам выставлять здесь такую мощную защиту, если остров ими не используется?

– Я не говорил, что он не используется, – ответил Лерой, и тут его аппаратура погасла.

– Что, нас вновь «обстреливают»? – озабоченно взглянул на него Седов.

– Да!

– Откуда?

– Ну, теперь либо с Нуны, либо с Мукейна. Так, «обстрел», как вы выразились, прекратился.

– Да вижу, что заработал твой супераппарат. Так, так, так. Бриан напичкан электроникой. Почему, мы определить не можем. Придется это выяснять бойцам второй подгруппы. А кто у нас запланирован к высадке на Бриан? Давыд и Хирург! Как считаешь, они смогут работать на острове?

Погладив небритую щеку, капитан Лерой проговорил:

– Я сделаю снимок острова, программа выдаст схему, на которой укажет места, не охваченные аппаратурой противника. Используя схему и снимок, посмотреть остров вполне возможно, при соблюдении, естественно, повышенных мер безопасности.

– Вторая подгруппа вылетает на остров послезавтра, в воскресенье. Ты в данных условиях можешь обеспечить мне связь с Центром?

– Смогу, но безопаснее связать вас с Дженой. Тогда при фиксировании террористами сеанса связи у них возникнет меньше вопросов. Мало ли с кем вы говорили по спутниковому телефону на материке? Может, со знакомым сутенером, чтобы тот подогнал на остров Керуг белых девочек для ваших друзей.

– Значит, сам выход в эфир террористы зафиксируют.

– Должны, если внимательно отслеживают обстановку.

– Зафиксируют, а прослушать переговоры из-за того, что станция примет импульсный режим, не смогут. Так?

– Точно так!

– Ты на месте террористов в данной ситуации о чем подумал бы?

– С трудом представляю себя на месте террористов.

– А я бы подумал, откуда у русского на яхте, что они ведут, спутниковый телефон с опцией кодирования и перевода в импульс кодового сигнала.

– Думаю, данное обстоятельство не удивит тех, кто следит за нами, – улыбнулся Лерой.

– Почему?

– Да потому, что в Южной Африке можно купить все что угодно, в том числе и новейшие средства связи. Кстати, очень недорого. Это для руководства «Совета шести». В ЮАР оно потратит на спецсредства и оборудование гораздо меньше денег, нежели оплачивая официальный заказ оборонному предприятию любой страны, входящей в «Совет».

– Ты все это серьезно говоришь или шутишь? – с недоверием посмотрел на Лероя Седов.

– Вполне серьезно.

– Значит, сеанс связи с материком подозрений у террористов не вызовет?

– Насчет террористов, их реакции на этот сеанс я ничего не говорил, но вот то, что это дело обычное, в этом можно не сомневаться. Не исключено, что специалисты лаборатории или базы попытаются расшифровать переговоры, но, убедившись, что ничего не получается, бросят сие неблагодарное занятие.

– Тогда какого черта ты смотришь на меня влюбленными глазами? Вызывай Трепанова.

– С чего вы взяли, что у меня влюбленные глаза?

– Это ты у себя спроси. Работай!

– Есть! Одно предупреждение. Сеанс оборвется, если террористы вновь применят против нас систему активной разведки.

– А вот это ты доведи до полковника, чтобы он был в курсе.

– Есть!

Спустя минуту капитан Лерой передал трубку аппаратуры подполковнику Седову, доложив:

– Полковник Трепанов на связи, командир!


Глава 6

– Здравствуй, Седой, – поприветствовал командира спецотряда помощник генерала Белоногова.

– Добрый день, Александр Владимирович.

– Что у вас?

– Совершаем прогулку вдоль архипелага Флегур да Гунья. Знаете ли, красивые эти необитаемые острова.

– Надеюсь, ты вызвал меня на связь не для того, чтобы расписывать красоты островов?

– Не только.

– Давай, Валера, по делу.

– Хорошо. Острова Гаруа и Паллет необитаемы.

– Погоди, а что ты так громко разговариваешь?

– Это от того, что мы вынуждены были применить защиту от вероятной акустической атаки. Я сбавлю тон.

– Ты предполагаешь, что против вас может быть применено секретное оружие?

– Нас довольно тщательно осмотрели через спецприборы.

– Откуда?

– Вот это пока неизвестно. Возможно, с Нуны, возможно, с Мукейна.

– Почему не с какого-нибудь судна?

– Хакер не видит в районе архипелага судов. Но его аппаратура выдала, что остров Бриан практически нашпигован электроникой.

– Отчего тогда ты не рассматриваешь действия противника с этого острова?

– На нем много электроники, но нет людей, нет мощной спутниковой антенны. Однако исключать вероятность нахождения лаборатории террористов на Бриане тоже нельзя. Необходима его тщательная разведка силами спецов.

– Но как это возможно, если Бриан, по твоим же словам, нашпигован электроникой?

– Прочесать остров можно, естественно, с применением мер повышенной безопасности и специальных средств. Поэтому подгруппу Давыда и Хирурга необходимо укомплектовать системами обнаружения лазерных ловушек и камер скрытого видеонаблюдения, а также костюмами «Фольга».

– Понятно! Но не опасно ли всего двух человек высаживать на остров? Раз Гаруа и Паллет необитаемы, то можно на Бриан перебросить в помощь Давыдюку и Хирургу пару твоих ребят.

– Это нецелесообразно. Чем больше народу будет находиться на Бриане, тем больше риск, что группу обнаружат, и тогда действия террористов могут принять совершенно непредсказуемый характер. К тому же нами еще не изучены острова Нуна и Мукейн. Электронный обстрел яхты проводился не из Бриана, так что, думаю, нас впереди еще ждут сюрпризы посерьезней бриановских.

– Хорошо, – согласился Трепанов, – работаем по ранее отработанному плану.

– Наши прибыли в Гурони? – спросил Седов.

– Прибыли, и Лиски сейчас не скучно с ними.

– Так и должно быть.

– Кстати, по Лиски! Мы, скорее всего, можем использовать его в нашей игре.

– С чего бы ему играть на нашей стороне? – удивился Седов. – Он лучше сдаст интерес третьих лиц к архипелагу тому же Дику или Бизону, хозяину.

– Не сдаст, Седой!

– Почему?

– Я говорил тебе, что в Нью-Йорке за мистером Беном Смелноком установлено наблюдение?

– Нет, впервые слышу об этом.

– Смелнок, как тебе известно, один из уцелевших участников проекта «МК-ультра», ныне почтенный пенсионер. Но наши посчитали, что неплохо бы посмотреть, как живет этот Смелнок, с кем общается.

– Резонно.

– Более чем. Недавно на меня выходил Белоногов. Агенты внешней разведки, взявшие под контроль Бена Смелнока, установили, что тот сегодня не более двух часов назад провел сеанс спутниковой связи с человеком, которого назвал Джей и который, внимание, вел переговоры из района архипелага.

– Ух ты! Значит, Смелнок связан с островами, а конкретно с неизвестным мистером Джеем?

– Ты удивишься еще больше, когда я скажу, что ведущим специалистом в американском проекте создания психотропного оружия являлся некий доктор Джей Доррес, который погиб при весьма странных обстоятельствах в автокатастрофе практически сразу после закрытия проекта. Разговор между Смелноком и Джеем шел о следующем…

И полковник Трепанов передал Седову все, что имел по переговорам. Закончив, поинтересовался:

– Ну, как тебе разговорчик?

– Интересный разговор. Значит, Бизон, он же Гарри Кроул, человек Смелнока, ведет активные переговоры с талибами о продаже им оружия, созданного на островах Индийского океана?

– Точно так. Но меня больше тревожит другое.

– Что именно?

– То, что Лиски должны убрать после того, как террористы разберутся с русскими. То есть вами, тобой и твоими ребятами. Что означает «разберутся»? Попытаются убрать и вас?

– Вряд ли, я думаю, Смелнок хочет избавиться от Лиски, убедившись, что мы обычные туристы и не представляем для их дьявольского предприятия никакой угрозы.

– Возможно. Белоногов решил продумать вариант вербовки представителя турфирмы Крига Джека Лиски.

– Да, исходя из того, что вы мне сообщили, Лиски был бы весьма полезен нам. Ведь он – одно из звеньев цепи террористов и может вывести на главаря банды. А завербовать Лиски не трудно, тем более имея при себе записи переговоров Смелнока и неизвестного Джея.

– Я займусь этим сам.

– Одному рискованно, полковник!

– Справлюсь. Не снимать же парней с выполнения более важной задачи?

– Кто знает, что будет важнее – прочесывание островов или осведомленность мистера Лиски?

– Не думаю, что Лиски окажется важнее. Он связан напрямую лишь с Квабене Дику, не исключено, что знает Бизона – Кроула. Его, скорее всего, используют втемную. Но то, что используют, уже представляет для нас интерес.

– Вы бы, полковник, вызвали из Москвы второго помощника генерала.

– У нас нет времени, Седой. Секретное оружие в конце месяца должно по неизвестным нам каналам уйти в Пакистан, а оттуда в Афганистан для испытания на военных силах по поддержанию мира. После чего талибы станут обладателями оружия массового поражения. И это уже не шутки.

– Да уж какие шутки. Значит, у нас времени до конца месяца?

– У нас, Седой, не более десяти суток, чтобы найти это чертово производство и нейтрализовать его. Не выпустить с островов нового оружия. Как понял?

– Понял. Один вопрос.

– Хоть два.

– Ну, два – это уже роскошь. Вопрос такой: наши пытаются выяснить, кто такой на самой деле Джей?

– Конечно. И о результатах этой работы ты узнаешь одним из первых!

– Благодарю.

– У тебя все?

– Так точно!

– Конец связи!

– Конец!

Седов передал трубку Лерою. Тот кивнул, показывая, что слышал разговор командира отряда с полковником Трепановым.

– Интересные пироги получаются, да, Хакер?

– Какие пироги? Вы заказывали полдник? – удивился Лерой.

– Кому, Хакер? А пироги, это так, образно. Поговорка.

– Ох уж эти ваши поговорки.

– Так! Где мы находимся сейчас?

– Острова Нуна и Мукейн недалеко от нас, – взглянул на монитор Лерой. – Эти острова стоят рядом друг с другом.

– Ясно! Что аппаратура?

– Фиксирует пассивный контроль неизвестного радара.

– Твой суперкомпьютер не может определить, где этот радар?

– Сейчас уже может!

– Какого же черта ты молчишь?

– Вы были заняты.

– Ну?

– Радар установлен на острове Мукейн.

– А еще что установлено на этом острове?

– Подойдем ближе, узнаем.

Из каюты вышла Берта и игриво спросила:

– Вы не соскучились без меня?

– Конечно, соскучились, – ответил, улыбаясь, Седов.

– Заметно. Так и сидите у аппаратуры.

– Что поделать?

– Подходим к Нуне, – доложил Лерой.

– Тогда выпивка и закуска откладывается на потом.

– Нуна необитаема, – сказал через некоторое время капитан.

– Странно, – проговорил Седов, – казалось бы, и этот остров должен быть оборудован террористами, но нет. Неужели логово Джея все же на Мукейне?

– Не спешите с выводами, Валерий, взгляните на монитор.

Седов подсел ближе к французу и воскликнул:

– Черт возьми, те же красные точки на Мукейне! Но их меньше, чем на Бриане.

– Да, на вершине горы спутниковая антенна. Впрочем, она может использоваться с любого другого острова.

– На базе террористов должна быть яхта.

– А вот ее спутник не видит.

– Это значит, и на последнем острове архипелага ее нет?

– «Венера» может стоять в любой из пещер, которых на Мукейне довольно много.

– Спутник должен видеть яхту даже в пещере.

– Смотря какой спутник, какая пещера и какая яхта.

– Нам же известно, какая?

– Я имею в виду, не имеет ли она системы защиты от спутников и радаров?

– Раньше-то ее снимали из космоса?

– Да, но в то время защита могла быть отключена. Так, а вот и люди.

– Что? – спросил Седов.

– Люди! В здании, что буквально прилеплено к скале.

– Цель?

– Не знаю! Если это наша цель, то почему она защищена слабее острова Бриан?

– О какой цели вы говорите, господа? – спросила Берта.

Седов кивнул Лерою:

– Продолжай работу, а мы с Бертой, – повернулся он к женщине, – поднимемся на палубу, воздухом чистым подышим, да, Берта?

– Ничего не имею против.

Валерий взял со стола бутылку виски, взглядом указал Берте на вино, но она отрицательно покачала головой:

– Не хочу!

– А мне придется пить эту гадость.

Когда они поднялись на палубу, из капитанской рубки вышел Жуан Диаш:

– Мистер Седов, я хотел бы узнать ваши дальнейшие планы.

– Планы? А какие могут быть планы? Обойдем Мукейн, и назад.

– На остров высаживаться не будете? Мукейн вполне пригоден для швартовки.

– Нет, сегодня высаживаться никуда не будем. И давайте, Диаш, закругляться. Спиртное кончается, пора домой.

– Как скажете, мистер Седов.

Яхта «002» обошла вокруг острова Мукейн и направилась в обратный путь к Керугу.

В 23.10 она встала у причала.

Туристов вышел встретить начальник службы безопасности комплекса Крис Дуглас:

– Как вам путешествие к архипелагу, мистер журналист?

– Превосходно, – ответил Валерий, – как только мои друзья окажутся здесь, я обязательно организую повторное турне.

– Вы сходили на берег?

– Только сейчас.

– Понятно, у вас было занятие приятней, – улыбнулся Дуглас.

– А вот это, господин начальник службы безопасности, вас абсолютно не касается, – подошел вплотную к Дугласу Седов.

– Конечно, мистер Седов, вы совершенно правы. Ужинать будете?

– Нет! Пойдем спать. Когда вы доставите моих друзей сюда?

– Завтра ваши друзья будут на Керуге.

– Вы рискуете, господин Дуглас. Я бы не советовал вам оставлять моих друзей в деревне на сутки.

– Я уже это слышал, но ничего поделать не могу.

– Ладно, – сказал, как бы делая одолжение, Седов, – я свяжусь с парнями и попрошу их вести себя поспокойней. Надежды на то, что они послушаются, мало, но все же она есть.

Он вдруг увидел пришвартованную справа яхту с названием «Триана» и спросил у Дугласа:

– Фирма взяла в аренду еще одно судно?

– Да, мистер Криг воспользовался случаем. Хозяин яхты остро нуждался в деньгах, посему передал ее нам практически за бесценок.

– А чем занимаются люди у яхты?

– У нас, как вы заметили, все суда имеют цифровое обозначение. И эта яхта получит номер «003», взамен той, что по окончанию срока аренды ушла к хозяину.

– Ясно! Меня это не касается. «003» или «Триана», какая разница?

– Верно, мистер Седов.

Офицеры и Берта Рин вошли в корпус. Капитан Лерой направился в свой номер обеспечивать электронное прикрытие командира, Седов с Бертой проследовали в номер Валерия.

Наступила прохладная тропическая ночь.

Суббота, 16 июля. Деревня Гурони

Представитель туристической фирмы Джек Лиски нервничал с самого утра. Встал он рано и с помощью своей любовницы, или, по местным обычаям, жены, подготовил номера для специальных гостей. Часы пробили десять часов, но никто не появлялся. Тогда Лиски решил связаться с Кригом, но ему по станции владельца фирмы ответил Дуглас:

– Доброе утро, Джек! У тебя какие-то проблемы?

– Привет, Крис, а где мистер Криг?

– Он занят. Что ты хотел?

– Узнать, когда приедут гости.

– Сегодня!

– Этого мог не говорить, я знаю, что не завтра, я хочу знать, когда именно сегодня?

– А в чем, собственно, дело? Почему ты нервничаешь?

– Ты бы не нервничал, когда к тебе должны были бы прибыть отчаянные и непредсказуемые парни из далекой и чужой России?

– А ты никак испуган, Джек?

– Мне просто не по себе. Возможно, это связано с простудой, а не с ожиданием гостей.

– Выпей бренди, Джек, и простуда отступит, и тревога уйдет, – посоветовал Дуглас. – А когда точно прибудут русские, могут знать лишь они. Жди.

– Жду! Вы вечером не могли бы прислать за ними яхту?

– Нет. Судно придет в воскресенье с утра.

– Плохо! – вздохнул Лиски.

– Перестань, Джек, ты нашел общий язык с туземцами, неужели не найдешь его с русскими?

– Еще неизвестно, кто из них хуже.

– Брось! Русские хоть и отчаянные парни, но не безголовые. Они понимают, насколько опасен конфликт с местным населением.

– Будем надеяться.

– Надейся, Джек! Я не буду говорить мистеру Кригу о твоем звонке, иначе он может неправильно растолковать твои страхи. А ты, думаю, не желаешь лишиться теплого местечка?

– Не желаю. Не надо ничего говорить Кригу.

– Ну, тогда давай, Джек, удачи тебе! И терпения, – рассмеялся Дуглас перед тем, как отключить спутниковый телефон.

– Весело ему, скотине. А тут? Ну, где же эти чертовы русские? – со злостью бросил трубку на стол Лиски.

Только он произнес эту фразу, как в открытые ворота усадьбы въехал старенький «Форд». На улицу вывалила толпа подвыпивших крепких белых парней в экзотических костюмах, которые наверняка приобрели еще в ЮАР.

За одним из них следовал водитель-африканец:

– Мистер! Платить!

Русский остановился, взглянул на него и рявкнул так, что тот отшатнулся:

– За что платить, обезьяна? За то, что мы чуть не сдохли внутри твоей колымаги? Ты что говорил, когда я спросил тебя о кондиционере? Есть, мол, кондишн, а на самом деле?

– Но мой не виноват, что он вдруг сломался. Платить надо, господин.

– Сломать бы тебе шею, макака, да не место. Хрен с тобой, держи! – бросил африканцу пятидесятидолларовую купюру русский парень.

– Мало. Еще надо платить! – схватив банкноту, промямлил таксист.

– Чего? – заревел на него русский. – Проваливай отсюда и благодари своего бога, что вообще получил деньги, а мог получить нечто иное, что на ваш дерьмовый язык не переводится, но что ты, если женат, имеешь ночью рядом с собой! Или имеет кто-то другой.

Русский, а это был заместитель Седова по отряду «Z» капитан Коновалов, спросил у друзей, старшего лейтенанта Грачева, прапорщиков Котенко и Николаева:

– Вещи из багажника выгрузили?

– Да!

– Оружие?

– Забрали.

Капитан повернулся к африканцу-таксисту:

– Ты свободен, чучело!

– Мне мало платить.

– Ну, блин, настырный. Смерти не боишься?

– Нет!

– Хрен с тобой, на еще двадцатку, и это все! Проваливай!

Выругавшись на своем языке, таксист сел в машину, с силой захлопнув за собой дверку.

Как только «Форд» начал сдавать к воротам, к прибывшим, стараясь выглядеть радостным, подошел Джек Лиски:

– Здравствуйте, господа! Это вы друзья мистера Седова?

– А ты кто такой? – вышел вперед Коновалов.

– Я – представитель туристического комплекса Джона Крига, Джек Лиски.

– Значит, мы попали по адресу?

– Вы не ответили на мой вопрос.

– Да, мы друзья мистера Седова! Документы предъявлять?

– Это необходимая формальность.

– Потом получишь, а сейчас давай говори, куда идти, мы хотим быстрее встретиться с другом.

– К сожалению, господа, быстро встретиться у вас не получится.

– В чем дело? – прорычал Коновалов.

– Видите ли, господа, судно за вами придет только завтра, так что почти сутки вам придется пробыть здесь, в этой, – указал на дом Лиски, – усадьбе.

– В чем дело, Юра? – подошел к Коновалову Грачев. – У нас проблемы?

– На Керуг мы попадем только завтра.

– Почему?

– Потому что так здесь поставлен сервис, а Валера говорил, приезжайте, не пожалеете.

– Вы не пожалеете, господа. К вашим услугам… – вмешался в разговор Лиски, но Коновалов прервал его:

– Что будет позже, то и будет позже. Раз не судьба нам сегодня увидеть Седова, давай размещай нас и стол накрывай, мы проголодались. Только не вздумай выставить местную жратву, дары моря и банановую шелуху жри сам, а нам мясо, обжаренное в соусе, что готовят в этой, как его, Джене. И хлеба! Хотя какой, к черту, у вас хлеб?

– Я все понял и сделаю, что надо, – кивнул Лиски. – А сейчас пройдемте со мной, я покажу вам ваши номера.

– Они-то хоть с кондиционерами? – спросил Николаев.

– Да! Номера, конечно, не то что в отелях Кейптауна или Йоханнесбурга, но для местных условий вполне приличные.

– Посмотрим.

Лиски провел гостей в дом. «Туристы», бросив дорожные сумки, сразу же направились в душевые. Представитель туристической фирмы задержался в номере Коновалова:

– Извините, мистер…

– Коновалов, – сказал заместитель Седова. – Что еще?

– У вас есть при себе оружие?

– Ты имеешь в виду карабины? Ну, и что?

– Вы зарегистрировали их в полицейском участке Джены?

– А если нет, побежишь звонить местным ментам?

– Простите, каким ментам?

– Полицейским.

– Нет!

– Тогда какая тебе разница, зарегистрированы карабины или нет?

– Я должен знать.

– Ты, Джек Лиски, должен одно – обслуживать нас. За это мы платим большие деньги. Еще вопросы есть?

– Нет! Хотя… что будете пить во время обеда?

– Только не бренди. У нас свое пойло имеется.

– Значит, спиртное на стол не выставлять?

– Отчего же? Выставляй! Может, кто из парней и решит травануться местной бодягой.

– Я плохо понимаю вас.

– А тебе и не хрен меня понимать. Делай свое дело и не суй нос куда не следует – здоровей будешь. Понял?

– Понял!

– О’кей! Свободен.

– А… это…

– Что тебе еще надо?

– Документы!

Коновалов бросил представителю туристической фирмы свой паспорт:

– Держи!

– А?

– Я тебе что, у всех собирать документы должен? Сам справишься. И давай суетись, чтобы через час обед был на столе! И запомни, Джек Лиски, ты же, по ходу, американец?

– Да!

– Так вот! Я очень не люблю американцев. Запомни это.

– О’кей!

Обойдя номера, Лиски собрал паспорта прибывших. Прошел в свой опустевший после отъезда Берты Рин офис и внимательно просмотрел документы. Пробивать их по базе не имело смысла. Вряд ли русские смогли бы совершить перелет из России на юг Африки по поддельным паспортам. Он записал в тетрадь данные гостей. Не вбил в компьютер, что могло стать известно прибывшим, а прибегнул к старому надежному способу, внес данные в обычную тетрадь. После чего позвал повара, которого прислала его местная жена Дари:

– Санго! У тебя мясо готово?

– Готово, господин!

– Соус?

– Готов!

– Ты хорошо изучил меню ресторана Джены?

– Да, господин!

– Смотри, не угодишь русским, строго спрошу! Впрочем, в этом, думаю, не возникнет необходимости, они сами разберутся с тобой!

– Зачем так говоришь, господин? Санго хороший повар, Санго, пока не переехал сюда, работал в ресторанах Дурбана, готовил блюда и для европейцев, и для американцев. Все были довольны.

– Ладно. Сколько тебе потребуется времени, чтобы приготовить мясо?

– Полчаса.

– О’кей! Обед через час в гостиной. Надо, пошли за Дари, она поможет тебе.

– Я сам справлюсь. Хотелось бы задаток получить.

– А если твое жарево не понравится русским? Нет уж, отработаешь свое, потом все и получишь. Сразу. Ступай!

Повар ушел, а Лиски вызвал на связь остров Керуг.

И на этот раз ему ответил начальник службы безопасности:

– Слушаю тебя, Джек!

– Мистер Дуглас, мне необходимо поговорить с мистером Кригом!

– Я же говорил, он занят и будет занят до вечера. Если есть что сказать, говори мне.

– Русские в усадьбе!

– Приехали?

– Приехали, – вздохнул Лиски.

– А что ты не весел, или оправдались самые неприятные ожидания?

– Они ведут себя так, словно им принадлежит весь мир.

– У русских деньги, а миром и правит тот, у кого деньги.

– Это так, – опять вздохнул Лиски.

– Да что ты вздыхаешь? Все будет о’кей, расслабься!

– У русских с собой оружие.

– Оружие? – насторожился Дуглас. – Что за оружие?

– Карабины, самозарядные.

– Чьего производства?

– Откуда мне знать? Наверное, русского.

– Ты считаешь, они тащили карабины из России?

– Могли купить и в Джене. Но это рискованно.

– Интересно, зачем им карабины? На островах охотиться не на кого.

– Я не знаю.

– Ладно, что еще?

– Мне записывать их разговоры?

– Естественно.

– А вот этого не надо, – раздался от двери голос Коновалова.

Вздрогнув от неожиданности, Лиски сказал в трубку:

– Извини, Крис, ко мне пришли, я свяжусь с тобой позже. – Отключив связь, он повернулся к Коновалову: – Я говорил с начальником службы безопасности комплекса на Керуге, сообщил о вашем приезде…

– Я слышал, о чем ты говорил с мистером Дугласом, так, по-моему, фамилия начальника службы безопасности? – присел на краешек стола американца Коновалов.

– Да, сэр!

Заместитель Седова достал из кармана прибор, напоминавший по форме сотовый телефон, и, положив прибор на стол, произнес:

– Насчет прослушки, Джек. Вот это сканер. Он реагирует на всякие шпионские штучки, «жучки», дистанционки и прочие системы контроля. Предупреждаю, если сканер покажет, что где-то в доме, усадьбе или деревне, с прилегающей к ней территории, работают прослушивающие устройства, я попрошу друзей найти их, а тебя – сожрать эти устройства. Всухомятку, без воды. Не сможешь сожрать, мы забьем их тебе в твою жирную задницу. Понятно?

– Да, сэр!

– И что за дурная привычка следить за другими? Очень, кстати, опасная и вредная для здоровья привычка.

– Да, сэр!

– Что ты раздакался? Все понял?

– Все понял!

– Вот и хорошо.

Коновалов вышел из офиса. Лиски проводил его взглядом через жалюзи окна и снова вызвал Дугласа.

– Ну, что у тебя там? – спросил начальник службы безопасности.

– Русский, тот, что вроде как старший, слышал наш разговор.

– Какого черта?

– Может, это ты сам у него спросишь?

– Продолжай!

– Он показал мне сканер, способный фиксировать прослушку. И сказал, что заставить сожрать все «жучки», если я вздумаю вести за ними наблюдение.

– Странные друзья у мистера Седова. Он представлял их бизнесменами, а старший больше похож на сотрудника спецслужбы.

– Да нет! Таких в спецслужбах не держат.

– Возможно, ты прав. Профи не стал бы раскрывать себя. Они просто заглушили бы твою аппаратуру или вывели ее из строя. Скорее, русские хотят казаться круче, чем они есть на самом деле.

– Так что делать с наблюдением?

– Ну, если хочешь сожрать «жучки», то слушай!

– Но ты же сам приказал.

– Лиски, ты тупеешь на глазах. Неужели не ясно, что теперь прослушка бесполезна? Так какого черта задаешь глупые вопросы?

– Я не нуждаюсь в твоих поучениях, на оскорбления же не обращаю внимания, но мне нужны четкие инструкции, чтобы потом мистер Криг ни в чем не обвинил меня. Так какие будут инструкции?

– Черт бы подрал тебя, Лиски. Аппаратуру не включать!

– Я запомнил приказ. Выполняю.

– Выполняй! – И Дуглас отключил связь.

– Как вы мне все осточертели, – бросил трубку в кейс Лиски. – Быстрее бы уж вас раздавили конкуренты. – Закрыв офис, он прошел на кухню.

Коновалов зашел в номер Грачева:

– Связь с Трепановым, Грач!

– Секунду! – Старший лейтенант набрал номер, протянул трубку спутниковой станции Коновалову: – Полковник!

– Да! – кратко ответил Трепанов.

– Пегас!

– Слушаю!

– Мы в усадьбе Лиски.

– Как встретил вас представитель туристической фирмы?

– Седой хорошо поработал. Лиски явно боится нас.

– Смотрите, не переборщите, играя отчаянных русских парней, которым море по колено.

– Один странный момент!

– Какой?

– Лиски связывался с начальником службы безопасности турфирмы Джона Крига Крисом Дугласом.

Коновалов передал Трепанову суть переговоров местных дельцов.

– Ну, что ж, – ответил полковник, – Криг желает узнать, что за гостей пригласил Седой. По-моему, зря ты раскрылся в плане предупреждения прослушки.

– И как бы мы сейчас общались с вами?

– Ладно, что сделано, то сделано. Продолжай игру, но еще раз прошу и требую, в рамках дозволенного. Не спровоцируйте конфликта с местными аборигенами. Это нам совершенно не нужно. Да и зулусы не такие уж безобидные ребята, постоять за себя умеют.

– Я помню инструктаж. Высадка на остров второй подгруппы пройдет, как и запланировано, завтра?

– Да. И вы с Седым будете отвлекать террористов.

– Не покажется ли странным, что мы, только прибыв на фирму, сразу же отправимся к архипелагу?

– Седой побеспокоится, чтобы это не вызвало подозрений Крига. Хотя сам владелец туристического комплекса с террористами не связан, и его отношением к вашим действиям вполне можно пренебречь.

– Я все понял!

– Удачи! До связи!

– До связи!

Ровно в 13.00 в гостиной собрались прибывшие туристы и представитель туристической фирмы. Повар Санго выставил на стол блюда с дымящимся, хорошо прожаренным мясом, тарелочки с соусом, зелень и лепешки.

Грачев, с ходу попробовав мясо, оценил способности повара:

– Неплохо. Совсем неплохо. По крайней мере, на мой взгляд, не хуже, чем в Джене и даже Дурбане. – Он взглянул на Лиски: – Где ты раскопал этого повара?

– Это долгая история, мистер Грачев.

Лиски внимательно изучил документы и запомнил не только фамилии, но и имена гостей.

– Ну, тогда и хрен с ней! Мясо отличное, к нему не хватает только нашей фирменной водочки.

Николаев выставил на стол две фляжки:

– А вот и наша фирменная водка. Не вижу бокалов.

Лиски кивнул африканцу, и тот принес фужеры.

– Почему только четыре?! А мистеру Лиски? – посмотрел на Санго Грачев.

Представитель фирмы поднял вверх ладони:

– Извините, господа, я, с вашего позволения, обойдусь без спиртного! Санго, принеси мне воды!

– Какой, к черту, воды? – проговорил Коновалов. – Фужер нам, туземец, мистер Лиски будет пить то же, что и мы.

Санго взглянул на Лиски, и тот пожал плечами:

– Что ж, давай фужер. Желание гостя – закон!

– А вот это правильно! – улыбнулся Коновалов. – И ты, Джек, не пожалеешь. Готов спорить на штуку баксов, что такой водки ты еще никогда не пробовал. Советую разбавить ее водой.

– Я пил джин, не тот, что продают в Дурбане, а самодельный, тростниковый. Он неприятен на вкус, но очень крепкий. Так что русской водкой меня не удивишь. Да и пил я ее. Правда, это было давно.

– Дело твое!

Африканец принес фужер для Лиски. Коновалов кивнул Николаеву:

– Разливай по полной, Рома!

Николаев наполнил бокалы.

– Вы по-прежнему желаете пить нашу водку неразбавленной? – предостерегающе посмотрел на Лиски Коновалов.

– Что за вопрос, мистер Коновалов? Поверьте, я знаю толк в спиртных напитках.

– Ну, ладно. За что пьем?

– Как за что? – воскликнул Котенко. – Конечно, за благополучное прибытие в сей райский уголок. Правда, ничего похожего на рай я лично не наблюдаю, но это, наверное, оттого, что трезв.

– За знакомство с мистером Лиски, – поднял фужер Коновалов.

Офицеры секретного отряда выпили содержимое фужеров в два глотка, но даже не поморщились. Лиски же, явно переоценивший свои возможности, после первого глотка поперхнулся, открыл рот, как рыба, выброшенная на берег, глаза его покраснели и расширились, дыхание сбилось, фужер выпал из рук. Коновалов схватил представителя турфирмы за шиворот и тряхнул, приказав:

– Придержи воздух. Вот так! А теперь глубокий вдох.

Лиски подчинился и постепенно пришел в себя.

– Что это? – указал он трясущимся пальцем на фляги.

– Водка, – усмехнулся Коновалов, – а я предупреждал, надо разбавлять.

– Это не водка, это… поистине огненная вода.

– Верно. Огненная вода. Или чистейший спирт.

– Спирт? Но спирт предназначен для медицинских целей!

– Это у вас! А у нас это самое что ни на есть пойло.

– Не могли сразу сказать, что разливаете спирт? А то – водка!

– Для нас это водка. Рома! – повернулся Коновалов к Николаеву. – Повтори!

– Я не буду пить спирт, – наотрез отказался Лиски.

– Пьянка, как у нас говорят, дело добровольное.

Офицеры выпили по второй за здоровье хозяина дома и сделали вид, что заметно захмелели.

– А теперь, мистер, выкладывай, как ты намерен организовать наш досуг, – обнял Лиски Коновалов.

– Ну, вы можете отдыхать в номерах, смотреть видео…

– Ты не понял меня, Джек. Я спросил, как ты намерен организовать наш досуг? Видео и прочая хрень нас не интересует.

– А что вас интересует?

– Ну, ты даешь! – Коновалов посмотрел на товарищей: – Американец спрашивает, что нас интересует. А что может интересовать крепких, здоровых мужчин, оказавшихся вдали от дома и от своих жен?

– Вы о женщинах?

– Ну наконец-то дошло. Вообще-то ты что-то не по делу тормозишь, Лиски. Разве Седов не говорил тебе, что нам потребуются бабы?

– Но, господа, это так сразу не организуешь. Мне надо позвонить в Джену…

– Так не теряй время. И чтобы девочки были как на подбор, понял? Стоимость их услуг нас не интересует. Сколько надо, столько заплатим, естественно, при условии, что красотки профессионально выполнят свою работу. Ведь ты не станешь спорить, что платят только за хорошо выполненную работу?

– Да, мистер Коновалов, конечно! – согласился Лиски.

– Так ступай! Связывайся с Дженой, Дурбаном, Кейптауном, с кем и чем угодно, но чтобы к пяти вечера бабы были здесь!

– Я постараюсь!

– Старайся, Лиски! – Коновалов достал несколько стодолларовых купюр: – Тем более что у тебя есть стимул. Чем лучше будут бабы, тем больше ты получишь бабок.

Офицеры рассмеялись.

– Хорошо сказано, – проговорил Грачев, – чем лучше бабы, тем больше бабок.

Лиски поспешил покинуть гостиную. Он торопливо прошел в офис и вызвал на связь начальника службы безопасности туристического комплекса:

– Да, Джек? – тут же ответил Дуглас.

– Русские устроили пьянку, Крис. И пьют они спирт.

– Ну, и что? Это нормально для них.

– Да, но они затребовали проституток!

– Разве это проблема? Позвони Шире, она все сделает.

– Шира потребует оплату вперед, а русские намерены платить после того, как шлюхи отработают свое. И платить за качественные, профессиональные услуги.

– Отдай сутенерше свои деньги. Ведь наверняка русские обещали тебе куда более крупную сумму, нежели тариф Ширы.

– Слушай, Крис, я с этой старой ведьмой поссорился недавно. Так, по мелочам, но ты же знаешь ее дерьмовый характер?..

– Хочешь, чтобы заказ оформил я?

– Был бы благодарен тебе.

– О’кей! Я сделаю за тебя твою работу, но уж и ты не забудь поделиться тем, что заплатят тебе русские.

– Какой разговор, Крис? Я готов отдать гораздо больше, лишь бы эти гости быстрее отправились на Керуг.

– Ловлю на слове. И оставайся на связи.

– Да, Крис.

Лиски просидел у телефона три минуты, пока Дуглас не возобновил связь:

– Джек? Слышишь меня?

– Да, Крис, слышу.

– Я решил твою проблему. Шлюхи подъедут к твоей усадьбе через два часа. Сутенеру отдашь пятьсот долларов. С русских возьмешь две тысячи. Тысячу передашь мне через капитана яхты.

– О’кей, я согласен!

– Еще бы! Можешь обрадовать русских.

– Шлюхи останутся у меня до утра?

– Да! Их заберут после того, как русские отправятся на остров.

– Благодарю тебя, Крис. Это самое лучшее, что можно было придумать.

– Но ты не расслабляйся, Джек. Появится возможность, послушай гостей. Сейчас, когда они выпили, это вполне реально. Привлеки к делу своего зулуса. В общем, работай!

– Я сделаю все, что в моих силах!

– Давай!

Лиски вернулся в гостиную. Русские, включив музыку, продолжали пить спирт, при этом что-то обсуждая между собой.

– Извините, господа, – произнес он.

– У тебя есть чем порадовать нас, Джек? – подошел к нему Коновалов.

– Лучшие проститутки Джены через два часа будут здесь.

– Молодец! Сможешь, когда захочешь.

– Я должен передать человеку, что привезет шлюх, тысячу долларов.

– Тысячу? А не много ли?

Лиски не был бы собой, если не завысил бы цену. Корысть в нем пересиливала все остальные качества и чувства, даже страх.

– Не я устанавливаю правила, господа!

– И это, как понимаю, аванс?

– Да! Еще тысячу вы должны будете заплатить завтра утром.

– Ты заказал баб до утра?

– Я подумал, что так будет лучше.

– И девочки, говоришь, лучшие в Джене?

– Да! Они делают все, что только пожелает мужчина. И делают качественно.

Коновалов повернулся к Николаеву:

– Рома! А ну-ка, посчитай, во сколько нам обойдется одна проститутка?

– Уже посчитал, Юрик. В копейки, по сравнению с Россией.

– Так! Тысячу баксов я тебе дам. – Коновалов вернулся к разговору с Лиски: – Но учти, если бабы окажутся не профи, а обычными дешевками, то ты не только не получишь расчета, но и вернешь аванс плюс пятьдесят процентов неустойки.

– Но… господин Коновалов, вы можете использовать проституток, а потом заявить, что они дешевки, как вы выразились.

– Запомни, американец, это ты мог бы пойти на подобную подлость, а мы ведем дела по-честному. За хороший товар заплатим, за дерьмо спросим. Разве это не честно?

К Лиски, видя, что Коновалов слегка перегибает палку, подошел старший лейтенант Грачев:

– Джек! Не волнуйся. Ты ничего не потеряешь. Юрик любит нагонять страху на других. Все будет о’кей! Прикажи лучше своему абреку убрать в гостиной и накрыть стол под девочек, с вином и… вашим чертовым бренди. Не спирт же с ними пить? Я прав, мужики?

– Прав! – махнул рукой Коновалов и улыбнулся Лиски: – Ты не бойся нас, Джек! Мы не беспредельщики, мы солидные люди, просто хотим расслабиться. И не суетись.

– Да, сэр!

– Давай!

В 16.40 на территорию усадьбы въехал микроавтобус. Из него вышли двое мужчин, включая водителя, и восемь молодых, полуобнаженных темнокожих африканок. Встретив сутенера и проституток, Лиски поспешил сообщить о них Коновалову. Тот вызвал своих товарищей во двор. Проститутки, видимо по привычке, выстроились в шеренгу, кто склонив кокетливо голову, кто приоткрыв рот, показывая белоснежные ровные зубы, кто оттопыривая ногу или выпуклый, прикрытый легкой материей зад.

– Оп-па! – воскликнул Николаев. – Шоколадный набор, и все, как назло, тощие. Хотя крайняя справа еще ничего.

Коновалов обошел молодых женщин и повернулся к Лиски:

– Узнай у сутенера, все ли они здоровы? А то подловишь у вас тут болезнь, от которой дома ласты склеишь.

Сутенер на ломаном английском ответил без переводчика:

– Господин, не надо бояться, девочка все хороший, здоровый, как молодой корова. Страстный, как молодой жеребец, неутомимый, как гепард. Конфетки девочки.

– Услуги?

– Весь, который есть. Европеец, американец пробовал не раз, все доволен оставался.

Коновалов остановился у невысокой, довольно симпатичной негритянки, с губами цветочком и длинными черными волосами, спадавшими на маленькую, стоящую торчком грудь, и спросил:

– Кто ты?

– Мора, – ответила проститутка. Она тоже понимала английский язык.

– Повернись.

Девушка повернулась.

Коновалов сжал ее выпуклые ягодицы:

– Пойдет. Это моя.

– Моя рада. Господин не пожалеет.

– Посмотрим. Вино пьешь?

– Как скажет мужчина.

– Значит, пьешь! Так, – обратился он к товарищам, – выбирайте шлюх, и в гостиную.

Офицеры выбрали партнерш. Николаев пожелал оставить себе двоих, что удивило Коновалова.

– А справишься, Рома? Как бы африканки до смерти не ублажили тебя.

– Это мы еще поглядим, кто кого, – усмехнулся тот.

Закончив с отбором, Коновалов передал Лиски тысячу долларов и повел свою подругу в гостиную. За ними двинулась вся толпа.

Когда Лиски расплатился с сутенером, африканец указал на троих оставленных без внимания проституток:

– Господин, возьмите и этих. Ваши гости будет долго развлекаться. Кто-то из девочек может не понравиться, кем заменить? А так будет еще три.

– Мне и этого борделя хватит выше головы. А если гостям придутся не по вкусу шлюхи Ширы, то она не получит второй части денег. Держи аванс, забирай своих «шоколадок» и уезжай. – Лиски отсчитал сутенеру пятьсот долларов. Ровно половину полученного от Коновалова задатка. – Заберешь девок, как мужчины уйдут на яхте к острову Керуг. До того работают. Понял?

– Надо больше платить!

– Хватит с тебя. Благодари, что таких клиентов нашел. В Джене за пятьсот долларов ваши шлюхи неделю пахали бы с местными.

– Это не так!

– Ты еще здесь? Проваливай!

– Злой ты, Джек! Плохо быть злой. Врагов много. Врагов много, жизнь короткая. Думай. Завтра заплати больше. Тебе не бедный, мне хорошо, Шире хорошо. Все друзья, никто не злой, нет врагов. Подумай, белый. Здесь друзей надо, а не врагов.

– Да пошел ты, учитель!

– Я пошел, девочка пошел, ты остался думать. Так хорошо!

Вскоре микроавтобус выехал за территорию усадьбы.

Лиски плюнул ему вслед, вздохнул и пошел в дом, из гостиной которой доносилась ритмичная музыка, визг шлюх и смех мужчин. Веселье началось.

Брелок в кармане представителя фирмы издал мелодию. Это означало, что вновь сработала спутниковая система. Пришлось Лиски идти в офис. Он сел в кресло, снял трубку:

– Да!

– Приветствую тебя, Джек!

Лиски удивился, услышав голос Квабене Дику, человека, представлявшего неизвестную контору, внимательно отслеживающую обстановку в регионе, в том числе и дела комплекса Джона Крига, на которого, как и на Крига, работал беспринципный Лиски.

– Дику?

– Удивлен?

– Признаться, да.

– Я хотел бы знать, что представляют собой русские, прибывшие в комплекс Крига.

– Они сейчас у меня в усадьбе Гурони.

– Это мне известно. Я спросил, что они из себя представляют?

– Наглые, самоуверенные типы, привыкшие, чтобы их прихоти немедленно удовлетворялись. Во время обеда, да и после, пили спирт, или, как они его называют, настоящую русскую водку. Напившись, затребовали шлюх. Пришлось срочно связываться с Дугласом. Он организовал доставку проституток Ширы. Сейчас устроили оргию. Боюсь, эту ночь мне не спать.

– Ничего страшного, выспишься, когда русские переберутся на Керуг к Кригу.

– Не завидую я ему.

– А Джону и не надо завидовать, слишком мрачное у него будущее. Но давай вернемся к русским. Ты видел многих туристов, эти сильно отличаются от других?

– Да! Кстати, русские вооружены карабинами.

– Ну, в этом ничего странного нет, и то, что они вооружены, даже хорошо. И долгое время висящее на стене ружье когда-нибудь стреляет. Таков закон. Что еще? Ты слушаешь их?

– Нет!

– Почему?

– Потому что старший русский явился ко мне и показал сканер, предупредив, если я решу следить за ними, то он… но что он обещал сделать, говорить не буду.

– Можешь не говорить, догадаться не трудно, – рассмеялся Дику. – Значит, русские агрессивны?

– Да не сказать, чтобы очень, но мнения о себе высокого. Мне кажется, что для них, кроме их желаний, ничего не существует.

– Скажи, Джек, эти русские похожи на военных?

– Да какие они военные? Богатая, сумасбродная, развратная пьянь. Но физически крепки, этого не отнять.

– Русские расспрашивали тебя о комплексе Крига? Об островах архипелага?

– По-моему, они даже не подозревают о существовании островов. Нет, ни о чем таком особенном они меня не расспрашивали, старший интересовался, когда их отвезут на Керуг к их другу, Седову. Я ответил, завтра. Он был недоволен. Но потом пьянка, девочки, сейчас русские меньше всего думают об острове и своем друге.

– А может, насчет сканера русский блефовал? – подумав, заметил Дику.

– И что ты предлагаешь?

– Попробуй на короткое время включить аппаратуру.

– Да? А жрать «жучки» за меня приедешь ты? Если так, то давай.

– Сильно же напугали тебя русские.

– Век бы не видеть подобных туристов, ни за какие бабки не нужны.

– Джон Криг считает иначе.

– Он еще не сталкивался с этими парнями. Уверен, встретится, сразу же пожалеет, что пошел на поводу у Седова.

– Ну, это еще не факт! Значит, не похожи они на военных?

– Вот ответь мне ты, дважды задающий один и тот же вопрос: военный человек оставил бы без присмотра свое оружие?

– Вряд ли!

– Не оставил бы. А русские бросили свои карабины в номерах. А старшой, тот вообще оставил ствол в гостиной.

– Ты прав, военные так не поступают. Особое отношение к оружию им прививают в военно-учебных заведениях. Ну, что ж, я узнал, что хотел. Завтра с утра пошли свою Дари в Джену, ко мне.

– Зачем? – недовольно переспросил Лиски.

– Есть у меня и для нее работа.

– Без Дари никак не обойтись?

– Я что-то плохо понимаю тебя, Джек! Сказано, прислать женщину в город, значит, она должна быть в Джене. Или ты ревнуешь?

– А если и так, то что?

– Напрасно. В Джене хватает красавиц и без твоей провинциалки Дари.

– Но она зачем-то нужна тебе?

– Не мне, Хозяину, от которого ты получаешь деньги.

– Хорошо, я пошлю Дари в Джену. Когда ожидать ее возвращения?

– Не знаю! Но не раньше утра послезавтра.

– А где она будет ночевать?

– Ты задаешь ненужные вопросы. Я оставлю их без комментариев. Все, до связи, Лиски!

– До связи!

Представитель туристической фирмы бросил трубку на стол в то время, как в офис вошла молодая африканка:

– Джек! Твои гости сильно шумят, на всю деревню слышно.

– Пусть вся деревня заткнет уши.

– Ты сильно раздражен. Почему? Я же пришла к тебе, и у нас впереди прекрасная ночь. Даже под вопли твоих гостей. Со мной ты не будешь ни видеть, ни слышать никого.

– Дари! Что бы я здесь делал без тебя?

– Нашел бы себе другую женщину, – улыбнулась она.

– Нет. Такой, как ты, во всей округе нет.

Местная жена Лиски подошла к нему, села на колени, оголив ноги и обняв крепкой рукой шею:

– Мне приятно, когда ты говоришь так. Делай это чаще. Местные женщины лишены нежности, ласки, они рабыни. С тобой же я свободна. Ты не оставишь меня?

– Ты каждый раз спрашиваешь меня об этом.

– И каждый раз ты, дорогой, уходишь от ответа.

– Не оставлю!

– А если тебе придется покинуть Африку?

– Возьму свою крошку Дари с собой!

– Туда, где много красивых белых женщин? Где твоя законная жена?

– Моя жена – ты, и хватит разговоров. Принеси вина и разбери постель в комнате отдыха.

– Мы не пойдем в твою комнату?

– Ты хочешь сойти с ума от воплей русских мужиков и шлюх Ширы?

– Хорошо.

– Ну, я пойду, приму душ.

– Бренди взять?

– Нет! Только вино, но побольше.

– Ты и так будешь пьяным от любви.

– А я еще хочу быть пьяным и от вина. Ты много говоришь, дорогая.

– Надеюсь, душ тебя успокоит.

– Как же, успокоит. Да, тебе завтра надо ехать в Джену.

– В Джену? – изобразила удивление Дари. – Зачем? Хочешь, чтобы я что-то купила?

– Нет! Ты нужна Квабене Дику. Кстати, что за поручения он дает тебе, вызывая в город?

– Разные поручения, – пожала плечами Дари. – Иногда целый день просидишь у телефона, чтобы сказать одну-единственную фразу тому, кто позвонит. Иногда отвезти посылку по какому-либо адресу или в другой город.

– А где ты останавливаешься на ночь?

– Ты ревнуешь меня, – улыбнулась Дари, – это хорошо. Но у тебя нет повода для ревности. Я почти всегда останавливаюсь у своих дальних родственников в пригороде Джены.

– У твоих дальних родственников есть телефон?

– Есть, но он почти никогда не работает. Семья бедная, платить за телефон зачастую нечем. Вот и отключают.

– И сотовая связь с Дженой где работает, а где нет, бардак, одним словом.

– Ты думаешь о плохом. Не надо. Я твоя жена, твоя женщина, и никто другой даже прикоснуться ко мне не посмеет. Но если ты подозреваешь меня в измене, то всегда можешь проверить, где, как и с кем я провожу ночи в Джене. Приезжай, адрес я дам, во всем сам убедишься.

– Убедишься? Ты же прекрасно знаешь, что я не могу покинуть эту чертову усадьбу.

– Разве я виновата в этом? Или это я познакомила тебя с Дику? Нет, ты представил его, и ты отпускаешь меня к нему. Не отпускай, и не будешь думать о плохом.

– Ладно, я тебе верю. Готовься, я в душ.

Когда за Лиски закрылась дверь, Дари прошептала:

– Как же ты мне надоел, идиот. И сколько еще терпеть твое потное тело? Но когда-нибудь это закончится. Хорошо, хоть Дику иногда дает время отдохнуть от тебя, белая скотина.

Выговорившись, Дари принесла вина, фужеры, фрукты, разобрала постель в комнате отдыха. Из дома по-прежнему доносились крики и вопли проституток, перекрывающие довольно громкую ритмичную музыку.

– Вот кто веселится по-настоящему. А тут трудись, чтобы сначала разогреть американца, а потом страдать от неудовлетворенной страсти.

– Ух, легче стало, – улыбаясь, сказал Лиски, выходя из душа.

– Выпей вина, дорогой, и ложись. Я тоже быстренько приведу себя в порядок, и мы займемся тем, что доставляет нам удовольствие.

– Да! Действительно, что бы я делал без тебя здесь, дорогая?

– Но я же с тобой! И я скоро.

Африканка прошла в душевую. Помывшись, надела белые чулки, так возбуждающие Лиски, мягкие туфельки на шпильке, поясок вокруг талии. Вздохнув, вышла к Лиски.

На улице начался ливень, который хоть ненамного и ненадолго приглушил вопли и музыку, несшиеся по деревне из усадьбы представительства туристического комплекса Джона Крига. Спецы отрабатывали плановые мероприятия, Дари исполняла обязанности, и только Лиски да проститутки из Джены воспринимали игру партнеров всерьез.


Глава 7

Утро воскресенья выдалось в Гурони солнечным и теплым, словно и не было никакого ливня. Проводив свою местную жену Дари в Джену, Джек Лиски вернулся в офис, откуда вызвал на связь остров Керуг. Ответил ему сам Криг:

– Доброе утро, Джек! Как твои дела?

– Для кого-то оно, может быть, и доброе, но не для меня. А дела? Русские гуляли со шлюхами всю ночь. Так что ночь выдалась бессонная.

– Потерпи, Джек, яхта за русскими уже вышла с острова.

– Слава богу!

– Значит, русские славно повеселились?

– Не славно, мистер Криг. Признаться, я вам на острове не завидую.

– Ничего. Ради тех денег, что они отвалили за свой приезд, можно потерпеть.

– Ну, разве что ради денег.

– У русских много вещей?

– Сумки большие, что в них, не знаю, плюс карабины.

– Понятно. Проводишь гостей, отдыхай со своей туземкой.

– Ей срочно потребовалось выехать к родственникам в Джену.

– Ну, тогда выспишься.

– Вот это точно. Закрою усадьбу, и на сутки спать.

– Мы не будем без необходимости беспокоить тебя.

– Благодарю.

– Давай, Джек.

Отключив станцию, Лиски отправился во двор. Тут же у ворот остановился микроавтобус, из которого вышел сутенер:

– Приветствую, господин Лиски.

– Привет!

– Я за девочками, они готовы?

– Пойди в дом, проверь!

– А вы?

– А что я? У меня нет никакого желания встречаться с русскими.

– У меня тоже. Яхта за ними скоро подойдет?

– Жду!

– Я тоже подожду, тем более что по договору мне следует забрать шлюх после того, как клиенты покинут усадьбу. Где я могу расположиться?

– В своем автобусе или в доме, где угодно.

– Пожалуй, я подожду в автобусе, – улыбнулся сутенер.

– Мудрое решение, а мне все же придется идти в дом.

Лиски направился к зданию, но из него вышел Коновалов, весь вид которого говорил о том, что ночь ему пришлось провести бурную.

– А на улице хорошо-то как! – потянулся капитан. – Здравствуй, Джек!

– Здравствуйте, мистер Коновалов.

– А чего такой мрачный? Баба не дала? Так пришел бы к нам, мы поделились бы.

– Вам все шуточки, мистер, а из-за вас не только я, но и вся деревня не спала.

– Плевать. Выспитесь. Как насчет яхты?

– Она в пути, скоро будет здесь.

– Прекрасно!

– Доброе утро, – поздоровался с Коноваловым подошедший сутенер.

– А, это ты? Ведь ты привозил шлюшек?

– Да, – ответил африканец. – Ну как, понравились они вам?

– За других не знаю, а мне моя черная кошка чертовски понравилась. Давненько я не испытывал подобных ощущений. Вашим шлюхам не в Джене, а где-нибудь в Париже работать. Вот бы рубили бабло.

– Нам и здесь неплохо. Вы рассчитаетесь со мной?

– Я рассчитаюсь с Джеком, а он с тобой.

– Когда я смогу забрать девочек?

– Как только, так сразу!

– Не понял?!

– Жди!

– Жду!

– Вот и хорошо, – бросил Коновалов и повернулся к Лиски: – Пойдем в офис.

В служебном помещении он передал представителю туристической фирмы еще тысячу долларов.

– Как договаривались.

– Да, мистер Коновалов. Завтракать будете?

– Какой, к черту, завтрак после такой бурной ночи? Впрочем, кофе пусть твой повар сварит. Может, кто из парней и выпьет, но больше, думаю, их потянет на вино или спирт.

– Я передам заказ Санго. Кофе принести в гостиную?

– Ну, не разносить же его по номерам?

– Вам еще нужны проститутки?

– Сейчас ребята закончат с ними утренний сеанс, – улыбнулся Коновалов, – и черный сутенер сможет забрать своих шлюх.

– О’кей!

– Вот и я о том же, – обронил Юрий и пошел в дом.

Лиски отсчитал пятьсот долларов. Хоть денег заработал, не напрасно мучился.

В 9.10 Коновалов вывел из дома проституток.

– Эй, абориген! – крикнул он сутенеру. – Принимай товар в целости и сохранности.

Девушки сели в микроавтобус, и тот, развернувшись, поехал в сторону Джены.

На улицу вышли офицеры. Они были одеты в походные костюмы, с сумками и карабинами. Видно, похмелились, так как выглядели вполне нормально.

– Ну, где наша лодка? – спросил Грачев у Лиски.

– Подойдет минут через десять, – ответил тот. – И не лодка, а яхта.

– Яхта? – усмехнулся Грачев. – Ты настоящие яхты-то видел? Вот у меня – яхта. А у вас пироги с мотором.

– Что имеем.

– Андрюша, ну, что ты пристал к американцу? – окликнул Грачева Коновалов. – Видишь, у него настроение хреновое?

– Пусть поправит настроение, могу угостить.

– Отстань от него!

– А что ты заступаешься за этого корешка? Он что, в дружки к тебе записался?

– Андрюх! Ступай к ребятам!

– Ладно, – зевнул Грачев. – Интересно, чем нас встретит Седов?

– Проституток на острове нет, – торопливо проговорил Лиски.

– Ты хотел сказать, до сего времени не было? – ткнул его в грудь Грачев. – Может, и так. Но если надо, то твой хозяин тебя же заставит доставить на остров шлюх. Каких надо и сколько надо. Или я не прав, мистер Лиски?

– Правы! За деньги можно купить все!

– Вот именно.

Грачев вернулся к Николаеву и Котенко, которые решили выпить по пятьдесят граммов спирта, и составил компанию друзьям.

Ровно в 10.00 яхта «003» встала у причала представительства туристического комплекса Джона Крига в деревне Гурони.

– Аймон Буррони, – представился капитан судна.

– Очень рады! Как поживает на острове наш друг, Седов?

– Он с нетерпением ждет вас.

– Мы можем грузиться?

– Конечно, яхта к вашим услугам.

Коновалов подал команду офицерам спецотряда, и те поднялись на судно, обосновавшись на палубе. Заместитель Седова подмигнул Лиски:

– Весело у тебя было, Джек. Можно бы еще на пару суток остаться, но… нас ждет друг.

– Это самое главное.

– Ты прав, ну, не скучай здесь без нас.

– Да, кого-кого, а вас мне точно будет недоставать.

– Не грусти, не понравится на острове, вернемся.

– Буду молить бога, чтобы вам понравилось на Керуге.

– Давай, удачи, американец! Увидимся!

Коновалов взошел на яхту, и та отошла от причала, взяв курс на остров Керуг.

– Ну, вот, кажется, и все! – с облегчением вздохнул Лиски. – Теперь можно и отдохнуть. Доложить по связи Кригу, что русские пошли к нему, и спать.

Сегодня его никто не должен побеспокоить.

Однако представитель Крига ошибался. Войдя в офис, он застыл от удивления, увидев в своем кабинете неизвестного белого мужчину.

– Кто вы? – спросил он у нежданного гостя.

– Это неважно, мистер Лиски. Называйте меня Алексом.

– Но что вам нужно, Алекс?

Трепанов, а это был он, прикурил сигарету:

– Мне хотелось бы поговорить с вами. Надеюсь, вы не против, Джек?

– О чем мне говорить с человеком, который представился просто Алексом и о котором мне ничего не известно?

– У нас найдется тема для разговора. Присаживайтесь, Джек.

– Я должен сообщить в туристическую фирму об убытии клиентов.

– Сообщайте.

– Но вы мешаете мне.

– Сообщайте. – В голосе Трепанова прозвучали властные нотки, отчего Лиски немного растерялся.

Он взял трубку спутниковой станции, начал набирать номер. Трепанов предупредил:

– Сообщайте только об убытии туристов, обо мне на острове знать не должны.

Холодок пробежал по спине Лиски. От неизвестного мужчины исходила угроза, и трусливый американец это ощущал почти физически. Пришлось повиноваться и в присутствии незваного гостя набрать номер.

– Да, Джек? – сразу отозвался Дуглас.

– Крис! Русские пошли к вам!

– Ты передал с капитаном мои деньги?

– Черт, совсем забыл.

– Ладно, оставь их себе. Я помог тебе, ты при случае поможешь мне, договорились?

– Конечно, Крис.

– А чего это у тебя голос какой-то испуганный? В усадьбе все в порядке?

– Все в порядке. А голос? Я просто устал, Крис!

– Ну, что ж, у тебя валом времени, чтобы отдохнуть. До связи, Джек!

– До связи!

Лиски выключил трубку, положил ее в отсек станции.

– Приятно иметь дело с понятливыми людьми, мистер Лиски, – усмехнулся Трепанов.

– Прошу вас, скажите, что вам от меня надо?

– Сущие пустяки. Я хочу знать о ваших отношениях с неким Квабене Дику.

– Что?? – Глаза Лиски расширились. – С каким Дику?

– Не морочь мне голову, Лиски, – перешел на «ты» Трепанов, – тебе прекрасно известен Дику. Разве не ему ты иногда сливаешь информацию по туристическому комплексу Джона Крига?

– Кто вы? – тихо проговорил Лиски.

– Я уже представился – Алекс! Большего тебе знать не следует.

– Я не знаю никакого Дику.

– Напрасно ты так, Лиски. Неужели я пришел бы к тебе, не имея информации по твоим делам с этим чернокожим? Недавно, перед тем как ты встречал компанию русских туристов, он заходил к тебе. Расспрашивал, не сообщил ли Криг о пропаже яхты «003» с командой на борту в полицию. А ты расспрашивал его о некой Эмили Ларен.

– Ничего не понимаю, – окончательно испугался Лиски.

– Я разве говорю на непонятном языке? Но, ладно, черт с ним, с этим Дику, мне известно, где он находится, чем занимается. Я хотел бы знать, кто такой Бизон?

– Откуда… – побледнев, прошептал Лиски и осекся: – Вы из полиции? Или из секретной службы ЮАР?

– Я похож на южноафриканца?

– Нет, но…

– Ты не ответил на вопрос. Тебе известно, кто скрывается под псевдонимом Бизон?

– Нет! Честное слово, нет. Его знает Дику.

– Верно. Ты не знаешь Бизона. Тебе нет никакого до него дела, так?

– Так!

– А вот Бизону, а точнее, тому, кто стоит над ним, до тебя дело есть.

– Не понимаю вас.

– Ты помнишь, что произошло в деревне племени аббоди, а затем с яхтой «003»?

– Конечно. О бойне в Аббоди до сих пор пишут в СМИ.

– Так вот! И Бизон, и Дику, и еще один человек в США, а также некто по имени Джей имеют к трагедии в Аббоди и гибели яхты самое прямое отношение.

– Как так?

– Люди, на которых ты работаешь в обход Джека Крига, – участники международной террористической организации. Они создали мощное оружие массового поражения и применили его в Аббоди и против яхты «003». Последствия тебе известны. Лаборатория по производству секретного оружия находится где-то на одном из островов архипелага Флегур да Гунья.

– Этого не может быть! – проговорил ошарашенный Лиски.

– Однако это так!

– Но мне ничего не известно ни о лаборатории, ни о делах Дику и Бизона. Почему вы сказали, что, в отличие от меня, этому Бизону есть до меня дело?

Трепанов поднял на стол кейс, достал из него диктофон и включил запись.

Лиски сразу же узнал голос Квабене Дику:

«– Джон Криг не сообщил в полицию о пропаже яхты с командой.

– Этого и следовало ожидать, – ответил ему неизвестный мужчина.

– Криг вызвал к себе вместо Эмили Ларен Берту Рин.

– И это объяснимо. Значит, у нас порядок у архипелага?

– Одно меня насторожило, Гарри.

– Что именно?

– Лиски неожиданно спросил, не у хозяина ли мадам Ларен?

– Вот как? И с чего он вдруг взял, что Эмили может быть у хозяина?

– Не знаю. Толком объясниться Лиски не смог. Промямлил, что он якобы, будь малейшая возможность, не упустил бы шанса завладеть красавицей Мели.

– Не нравится мне его вопрос. И то, что комната Берты оказалась вне зоны действия прослушивающей аппаратуры. Как бы наш ловкач Лиски не вел двойную игру! А это, зная его жадность и подленький характер, исключать нельзя.

– Что предлагаете?

– Я ничего не могу предлагать. Решение по Лиски примет хозяин. Тебе ждать вызова на связь в Джене.

– Понял!»

Полковник нажал клавишу паузы и взглянул на Лиски.

Тот выглядел жалко, у него тряслись руки и подбородок.

– Вспоминаете свой разговор с Квабене Дику сразу после того, как господа Седов и Лерой вместе с вашим бывшим секретарем Бертой Рин отбыли на остров Керуг? – спросил Трепанов. – В четверг, 14 июля сего года?

– Дику скотина! Я же просил не говорить хозяину об аппаратуре, я заплатил ему за это. Он же… обезьяна черномазая!

– Кто такой Гарри?

– Не имею понятия, я говорю правду.

– Второй вопрос, Дику интересовался Седовым и Лероем?

– Да! О них только и спрашивал до того, как отправить меня на улицу, чтобы самому выйти на связь с этим… Гарри.

– Понятно. Дику доложил Гарри о русских. Послушай еще одну запись, эта, уверен, будет более интересна для тебя, господин представитель туристической фирмы.

Трепанов снял диктофон с паузы, и после двух коротких сигналов из динамика раздались голоса неизвестных мужчин:

«– И последнее, Джей! Агент Бизона, Квабене Дику, сообщил Грэму о странном поведении мистера Лиски. Тот стал задавать слишком много вопросов, через него тянется нить от Дику к Кроулу – Бизону, а значит, ко мне и к тебе. Бизон считает, что данная ситуация опасна. Что скажешь по этому поводу?

– Лиски больше не нужен нам.

– Понятно. Что ж, значит, пришло время Джеку Лиски уйти со сцены. Я свяжусь с Бизоном, он решит через Дику вопрос с представителем туристического комплекса Джона Крига в Гурони.

– Но только после того, как мы разберемся с русскими, которых пригласил журналист.

– Согласен. Страховка – вещь нужная и необходимая. За Лиски же пока наблюдает его молоденькая жена. Идиот Лиски даже не подозревает, что его туземка не только работает на Дику, но и спит с ним, естественно, в отсутствие белого господина.

– Бен! Лиски меня больше не интересует!»

Трепанов отключил диктофон, и Лиски убитым тоном воскликнул:

– Этого не может быть! Вы все подстроили, непонятно только зачем?

– Вот именно, Лиски, зачем? Зачем мне заниматься ерундой? Гораздо проще было бы дождаться, пока Дику с Дари убили бы тебя, и пообщаться напрямую с ними.

– Но с чего взяли эти Бен и Джей, что я могу вывести кого-то на них? Я понятия не имею, что это за люди!

– Они опасаются, что ты сдашь Дику, а тот Бизона, или Гарри Кроула, который напрямую связан с руководством террористической организации, с преступниками Беном и Джеем.

– Но кому я мог сдать Дику? И зачем мне это? Мне проблемы не нужны. Ни со стороны туземца, ни со стороны Крига.

– Да, тебе нужны деньги. И ты их берешь и от Крига, и от Дику!

– Господи! Да что же это такое? Меня решили убить?

– Ты сам все слышал. И запись не монтаж, это настоящая запись переговоров террористов.

– Но… но тогда и измена Дари тоже правда?

– К сожалению, правда. Дари, или, как ты ее еще называешь в постели, Кэт, видимо, по имени законной жены, оставшейся в США, любовница Дику. И сейчас она развлекается с ним в Джене.

– Не верю. Дари сказала, что, выполнив поручения Дику, останется на ночь у своих родственников. Мне известен их адрес. Или… она с Дику днем? В отеле или на съемной квартире.

– И днем, и ночью. В отеле, Лиски. А адрес несуществующих, кстати, родственников Дари дала тебе потому, что прекрасно знает, без ведома Дику ты покинуть усадьбу не имеешь права. Даже по приказу Крига. Возможно, ты любишь темнокожую девушку, и тебе больно слышать мои слова, но жизнь жестока, Лиски, и лучше знать правду, нежели жить в мире иллюзий.

– Меня решили убить, – тихо проговорил Лиски, – подло предали и решили убить. И кто? Квабене Дику и Дари, которая клялась мне в любви. Она говорила о том, чтобы я увез ее отсюда. Это тоже была игра?

– Не знаю, – пожал плечами Трепанов. – Но, скорее всего, если бы ты решился бежать, то Дари бросила бы все и всех, включая Дику, и поехала бы с тобой. Судя по всему, Дари – расчетливая женщина, выбирает там, где лучше и с кем лучше, в зависимости от обстоятельств. Я не удивлюсь, если именно ей террористы поручат убить тебя. Это проще всего – удавить любовника подушкой во время секса.

Лиски опустил голову, сжал ее ладонями и снова повторил:

– Меня решили убить. Это все, это конец!

– Ну нет, мистер, до конца еще далеко.

– Что? – встрепенулся Лиски. – Вы хотите сказать, что сможете защитить меня? Помочь бежать?

– О побеге не может быть и речи, а защитить… защитить, при определенных условиях, могу.

– Что за условия? – быстро спросил Лиски.

– Немного терпения. Ты сейчас перегружен негативной информацией, давай-ка выпьем чего-нибудь, а потом поговорим более предметно.

– Бренди? Вино? Пиво?

– Пиво местное?

– Да!

– Вино?

– Из ЮАР.

– Тогда вино.

– О’кей! Минуту!

Лиски принес вина, и они выпили по половине бокала, после чего Лиски заметно успокоился и спросил:

– Так как вы можете помочь мне, человек по имени Алекс?

– Понятно, что в охранники наниматься не стану. Твоя безопасность, Лиски, в твоих же действиях. Во-первых, ты слышал, на твое устранение террористы пойдут только после того, как разберутся с русскими туристами. А это время, как минимум несколько дней. Во-вторых, мы нейтрализуем Квабене Дику. Он должен внезапно исчезнуть. В этом случае Дари, не имея прямых указаний, на убийство не пойдет. Кого-либо другого, кроме Дику, она не послушает. Скорее встанет на твою сторону, лишившись, как говорится, запасного, а правильнее, основного аэродрома.

– Но террористы спокойно могут нанять киллера, здесь это несложно, – прервал Трепанова Лиски. – Любой туземец за пару сотен долларов согласится убить белого. И потом, меня убрать может тот же Бизон, или как его? Гарри Кроул?

– Да, Гарри Кроул. Вот он действительно после исчезновения Дику может получить задание убрать тебя. И это было бы нам на руку.

– На руку мое убийство?

– Нет! Кроул также исчез бы. Но не будем об этом. Давай исходить из того, что на тебя все же решат вывести наемника. И вот чтобы этого не произошло, ты сообщишь Бизону о странном госте, что поселился у тебя.

– Да, но как я смогу связаться с Бизоном, если с ним общался Дику?

– Что-нибудь придумаем.

– Странным гостем выступите вы?

– А ты не так глуп, как тебя представляют друзья-террористы, – улыбнулся полковник.

– Какие они мне друзья? Скажите, русские, что прибыли к Кригу, – ваши люди?

– Ну, что ты? Нет, это обычные туристы. Мы проверяли их. Удивительно, как некоторые из них, имевшие богатое боевое и криминальное прошлое, практически за несколько лет сколотившие миллиарды, сумели получить визу ЮАР. Впрочем, и мои люди прибудут сюда, когда я выйду на главарей террористической организации.

– Почему вы столь откровенны со мной?

– Потому что меньше всего мне следует опасаться тебя. Если вздумаешь уйти от меня, пытаться бежать или совершишь еще какую глупость, то тебя ждет куда более суровое наказание, чем смерть от руки неверной жены или ее любовника.

– Какая разница, как умирать? Все одно могила.

– А как насчет передачи тебя племенам, родственным аббоди? Уж кто-кто, а туземцы большие мастера изощренных пыток.

– Не говорите мне об этом, – передернулся Лиски.

– Вот видишь? – усмехнулся Трепанов. – А говоришь, какая разница, как умирать? Большая разница, мистер Лиски.

– О’кей! Я согласен на ваши условия. Когда вы поселитесь в усадьбе и под каким предлогом?

– А я уже, считай, поселился. Тебе надо только отвести мне комнату. Хотя ее я выберу сам. Ты также должен передать мне пульт управления всей прослушивающей аппаратурой, что контролирует усадьбу. Ну, а предлог… так как мне придется часто уезжать, то представим, что я – натуралист и ищу здесь какое-нибудь насекомое. Какое – неважно, главное, с помощью разнообразных приборов. Но… меня раскроем только после того, как решится вопрос по русским и Дику. Понял?

– Да! За номер и питание вы, естественно, платить не будете.

– Ну, ты даешь, Лиски. Правы оказываются террористы, отмечая твою жадность.

– Извините, машинально спросил.

– Конечно, Лиски, платить я тебе не буду. Благодари, что с тебя денег не возьму. А жизнь, она стоит очень дорого, не так ли?

– Так, мистер Алекс!

– Идем, покажешь дом!

– Да, конечно!

Трепанов выбрал комнату Седова. Лиски, в отсутствие прислуги, сам принес чистое белье и положил его в платяной шкаф.

– Никакого контроля надо мной, ты это хорошо понял, Джек? – напомнил полковник.

– Да, господин Алекс! Надеюсь, вы не запретите мне пользоваться сотовым телефоном?

– А разве здесь работает мобильная связь?

– Иногда.

– Пользуйся, но помни, не в твоих интересах сообщать кому-либо обо мне. Только я смогу защитить тебя. Точнее, та страна, которую я представляю.

– Я все помню!

Лиски вышел из комнаты. Убедившись, что он пошел в офис, Трепанов достал из кейса новейшую спутниковую станцию, сигнал которой ни зафиксировать, ни тем более запеленговать или перехватить было невозможно, и сказал:

– Центр! Енисей!

Генерал-полковник Белоногов ответил незамедлительно:

– Приветствую тебя, Александр Владимирович!

– Здравия желаю, Дмитрий Сергеевич! Докладываю. Встречу с Лиски провел. Она произвела на него сильное впечатление.

– Думаешь, твой план сработает?

– Очень надеюсь на это. Ну, а не сработает, я наверняка буду иметь возможность познакомиться с Квабене Дику или с самим Бизоном – Кроулом.

– Продолжай работу.

– Понял. Действую по принятому плану.

– Как уйдешь в Джену, сообщи мне.

– Непременно!

– Тогда до связи?

– До связи, Дмитрий Сергеевич.

Трепанов отключил спутниковую станцию, уложил ее в кейс, из дорожной сумки достал прибор дистанционного прослушивания «Пробой-2», направил стержень антенны в сторону офиса, надел наушники и щелкнул тумблером включения. Автоматически сработало записывающее устройство. Сканер показывал, что прослушки со стороны представителя турфирмы и из района радиусом в десять километров не ведется. Эфир слушал только помощник генерала Белоногова.

Вернувшись в офис, Лиски тут же открыл бар. Достал бутылку темной, слегка мутной жидкости, налил ее в бокал и выпил в два глотка. Затем сел в кресло, расстегнув ворот рубашки, и проговорил:

– Какие суки, этот Дику, его хозяин Бизон и те, кто выше, Бен и Джей. Видите ли, я больше не нужен им. Но эти твари, ладно. Дику мать родную продаст, Бизон с начальством ведут свою дьявольскую игру, им свидетели не нужны, с ними понятно. Но Дари? Эта красивая черномазая шлюха? Как она могла предать? Ведь со мной у нее открывались большие перспективы. Хотя, если быть честным, то никто отсюда ее забирать не собирался. Но это не важно. Важно, что она верила и клялась в любви, спала со мной, ласкала своими маленькими, но крепкими руками его тело. И этими же руками готова придушить его. Стерва, паскуда, тварь! А может, неизвестный, появившийся неизвестно откуда гость лгал мне? Ведь он не представил никаких доказательств. Одни слова. Да, гость в курсе, что Дари уехала в Джену, но узнать это не составляло труда. Он называл по имени хозяина, так имя он мог и придумать. Так же, как и смонтировать пленку. Записал чьи-то голоса с нужными словами, а компьютер подгонит их под любого человека. Вопрос: для чего лгал этот Алекс? И вот тут ответа нет. За то, что он ищет террористов, говорят случаи в Аббоди и с яхтой «003». Действительно, то, что произошло в туземной деревне и с командой «003», выглядит очень странно. Военные перебили туземцев, а затем и самих себя, очевидно, под каким-то воздействием извне. И причиной необъяснимой агрессии могло, да и наверняка стало неизвестное оружие. Но зачем Алексу отрабатывать меня, Лиски? Ведь гость не мог не знать, что я, Джек, не посвящен ни в дела террористов, ни даже такой мелкой сошки, как Дику. Но Алекс выходит на меня, более того, говоря языком шпионов, вербует. Для того, чтобы прихватить Дику? Но тот тоже вряд ли знает что-то серьезное. Единственное, проклятый Квабене знаком с Бизоном, а тот связан с террористами. Значит, Алекс надеется через Дику и Бизона выйти на главарей террористический организации? И где? Здесь, в каком-то дерьмовом представительстве дерьмового туристического комплекса? Ерунда какая-то. Разве так работают спецслужбы ведущих мировых держав? Присылают агента, тот с ходу раскрывает себя, вербует человека, который ни по большому, ни по малому счету ничего не знает, и остается у него. Черт, в голове все путается. А может, и Дари не изменяет мне? Хотя она может. Тоже любит разные безделушки и доллары, только давай. Туземку легко перекупить. Она особо не отягощена такими понятиями, как целомудренность, верность, принципиальность. Их такими сделала жизнь в джунглях. Погибнет муж на охоте, бабу заберет другой туземец. Надоест, легко продаст. А бабы свободно ложатся под белых. Любую черную можно отыметь за десяток баксов. Но ведь я и до встречи с Алексом знал об этом, просто хотел верить, что Дари другая. А оказалась такой же, как все. Но что делать? Слушаться во всем Алекса и работать на него? А если он такой же террорист или, еще хуже, подослан ко мне тем же Бизоном для проверки? Убедится этот контролер, что Лиски готов продать Дику с сообщниками, и все! Главари террористов тут же выпишут мне путевку на небеса. И не Дари, а сам Алекс или Дику прибьют меня тут, в этой чертовой усадьбе. А если Алекс не представитель мафии? Тогда он прибьет меня лишь за то, что я знаю о нем. Ну и положение.

Он выпил еще бокал, достал из кармана диктофон. Хорошо, что догадался записать разговор с Алексом, непонятно только, почему тот разрешил сделать это? Ведь его аппаратура должна была зафиксировать работу диктофона. Опять загадка. Сколько же можно?

Прослушав пленку, изрядно пьяный Лиски отбросил диктофон:

– Нет. И все же стерва Дари изменяет мне с Дику. Видите ли, поручения его выполняет. Какие поручения? Какую позу принять в постели или что делать, чтобы удовлетворить извращенца Дику? Тварь! Но…

В пьяную голову вдруг пришла сумасшедшая с первого взгляда мысль. Мысль сделать то, что категорически запретил Алекс. Он тут же отогнал ее, но она снова вернулась в его затуманенный алкоголем мозг и полностью завладела разумом хитрого, но не очень умного Лиски.

– А что? – проговорил он. – Почему бы и нет?

Так он подставит Дику, разберется до конца с Дари и окажет довольно ценную услугу террористам. Любая информация имеет цену. Он получит деньги и свалит из этой дерьмовой Африки в Штаты. Кэт, понятно, уже нашла себе другого. Плевать, он тоже найдет другую. С деньгами он сможет начать жить заново. И не с Кэт, у которой обвисшие груди, а с молодой танцовщицей, скажем, из стриптиз-бара. Те девочки не уступают в страсти туземкам. Если только совсем немного, но много Лиски и не надо. Да, много Лиски не надо.

Пьяный представитель турфирмы принял решение. Тогда, когда делать этого было нельзя. Он поспешил, не подозревая, какую угрозу вызывает на себя. Но алкоголь отключил разум и включил эмоции.

Допив фужер, Лиски упал в кресло, достал сотовый телефон, набрал по памяти номер Квабене Дику.

– Да, – ответил Квабене.

– Дику? Чем занимаешься?

– Это ты, Джек? Но как ты дозвонился до меня?

– Дозвонился. Я спросил, чем занимаешься?

– Я не понимаю, какого черта?

– Все ты, черномазый, понимаешь, – прервал его Лиски. – Дари с тобой? Ласкает твои яйца?

– Ты с ума сошел!

– Нет, Дику, это вы все сошли с ума, а я в порядке.

– Да ты пьян, Лиски!

– Это не твое дело. Как тебе Дари? Темпераментна и развратна, не правда ли?

– Перестань молоть чепуху!

– Это ты, обезьяна вонючая, перестань сношать мне мозги, а лучше слушай. Мне стало известно, что твой хозяин, или мистер Гарри Кроул, по решению покровителей Бена и Джея решили убрать меня. Я вам, видите ли, больше не нужен, вопросов задаю много. Ненужных вопросов. Вы решили, что сможете обойтись без меня? А не хочешь, я сообщу в полицию, хотя нет, вы наверняка скупили всех полицейских в Джене, в Секретную службу ЮАР о том, что на островах архипелага Флегур да Гунья засела банда террористов, изготовившая новое чудовищное оружие, применение которого привело к бойне в Аббоди и к гибели команды яхты «003»? Как думаешь, заинтересует Секретную службу данная информация?

Дику находился в явном замешательстве. Чего-чего, а этого он никак не ожидал от трусливого Лиски, но сумел взять себя в руки:

– Джек! Я не знаю, кто вбил тебе в голову подобную чушь. Не торопись, связаться с Секретной службой ты всегда успеешь, и, если хочешь, чтобы тебя обвинили в передаче заведомо ложной информации, за что, кстати, по законам ЮАР предусмотрена уголовная ответственность, отговаривать тебя я не стану. Прошу одно, дождись меня.

– А Дари ты привезешь с собой?

– Вообще-то она занята, но если настаиваешь, привезу.

– Я настаиваю!

– Хорошо. Я приеду с Дари. Только больше никаких глупостей не делай, договорились? После разговора – сколько угодно, но до него – не надо. Иначе доставишь много хлопот весьма влиятельным людям, а они этого не прощают.

– Под влиятельными людьми ты имеешь в виду Гарри Кроула, Бена и Джея?

– Я клянусь, что не знаю, о ком ты говоришь. Нам надо во всем разобраться.

– О’кей, давай разберемся. Ты только торопись, Квабене, а то ведь я могу и передумать!

– Скоро буду у тебя! Ты только скажи, кто ввел тебя в опасное заблуждение?

– Человек, которого ты не знаешь, но с которым, возможно, будешь иметь честь познакомиться, если вы с Дари расскажете мне все о ваших отношениях. Да, Дику, шлюха Дари говорила о каких-то своих родственниках. Я хочу, чтобы ты захватил в Гурони одного из них, лучше бабу. Как муж, желаю познакомиться с родственниками жены. Ведь мы же не чужие, так, Дику? И пусть эта баба привезет доказательства того, что она действительно родственница Дари. И без шуток, Дику! Вы все считали меня слабаком, трусом, никчемной личностью, у которого на уме только деньги. Но это не так. И при необходимости ты сможешь в этом убедиться. Все! Жду ровно час, после чего выхожу на связь с Секретной службой ЮАР, контактные телефоны которой, как тебе известно, размещены во всех справочниках, а сейчас они светятся на мониторе моего компьютера.

– Я все понял, Джек! Не пей больше, и если человек, который ввел тебя в заблуждение, находится в усадьбе, то остерегайся его. Вызови в дом хотя бы Санго.

– Ты о себе думай, Дику! Отбой! – Лиски отключил телефон, бросил его на диван. – Вот так, обезьяна! Теперь посмотрим, что вы с Дари и ее «родственницей» будете петь в офисе.

Он с трудом поднялся, прошел к сейфу, достал пистолет «кольт», проверил патроны в магазине, привел оружие в готовность к стрельбе. Сел в кресло рабочего стола и положил ствол в приоткрытый ящик.

Трепанов, прослушав разговор Лиски с Дику, снял наушники и проговорил себе под нос:

– Ну что ж, ты все-таки сорвался, мистер Лиски, и подставился по полной программе. И дернул тебя черт нажраться. Конечно, можно еще отбить тебя от Дику, организовать побег, но далеко ли ты убежишь, американец? Не так я планировал акцию. Все спутало спиртное. Цель, в принципе, будет достигнута, но какой ценой? Или все же вытащить тебя? Но это придется согласовывать. Впрочем, время еще есть.

Трепанов вновь вызвал по спутнику генерал-полковника Белоногова.

– Что-то случилось, Александр Владимирович? – спросил тот.

– Да, Дмитрий Сергеевич.

– Слушаю.

– Лиски отреагировал на наш разговор неадекватно.

– А если точнее?

– Он напился, позвонил Квабене Дику и, по сути, передал то, о чем мы с ним беседовали.

– Значит, теперь Дику знает, что Лиски обладает опасной информацией?

– Так точно! И уже через пятьдесят минут будет в Гурони.

– Ну, что ж, мистер Лиски сам навлек на себя угрозу. Тебе немедленный отход в Джену по объездной дороге. В доме оставить «Муравья» и слушать, что будет происходить в усадьбе, оставив диктофон с записью переговоров террористов и твоего разговора с Лиски. Но не в доме, где-нибудь на улице.

– Есть, товарищ генерал.

– Удачи!

Трепанов быстро собрался, установил в коридоре миниатюрное прослушивающее устройство «Муравей», обнаружить которое можно было только с помощью специального российского оборудования, незаметно вышел из дома через тыловую дверь. Бросил в редкую траву диктофон и, воспользовавшись калиткой забора, пошел в джунгли.

В двухстах метрах от усадьбы на поляне стоял джип. Полковник положил в салон сумку, поставил между сиденьями кейс и включил прослушку объекта, вставив динамик в ухо. Вывел джип на еле видимую в зарослях дорогу, настроил навигатор. Медленно объезжая деревья, кусты, овраги и ямы, повел внедорожник к городу Джене.

А из Джены в Гурони гнал свой автомобиль Квабене Дику. Звонок Лиски застал его в постели отеля вместе с женой представителя турфирмы. Дари слышала разговор любовника с гражданским мужем. Когда Дику выключил телефон, она воскликнула:

– Что это значит, Кебе?

– Это значит, нам надо торопиться.

– Но откуда Лиски узнал о нашей связи?

– Это ты у него спросишь. И это меньше всего беспокоит меня.

– Ты боишься, что он выдаст южноамериканцам Бизона?

– Забудь это имя, – злобно прошипел Дику. – Забудь все, что слышала, иначе за твою жизнь я и цента не дам. Поняла?

– Да!

– Тогда быстро собирайся. И подумай, кого предъявить Лиски в качестве твоей родственницы.

– У меня есть подруга в городе. Она работает в ресторане.

– Позвони ей. Ничего не объясняй, лишь то, что она должна ждать нас у отеля, а если не работает, то у дома, чтобы выехать в Гурони. Зачем, объясню я, по пути в деревню.

– А как насчет доказательств того, что она моя родственница?

– У нее есть документы, подтверждающие родство с тобой?

– Нет, конечно.

– Тогда какого черта задаешь глупые вопросы? С доказательствами разберемся. Это моя забота. Собирайся!

Дари встала с постели и пошла в душ.

Дику достал из кейса спутниковую станцию и набрал номер Гарри Кроула.

– В чем дело, Дику? Только давай побыстрей, у меня времени в обрез! – раздраженно ответил тот.

Квабене Дику передал Бизону содержание телефонного разговора с Лиски. Выслушав агента, Кроул взревел:

– Какого черта, Дику! Откуда Лиски мог узнать обо мне?

– Не знаю.

– Не знаешь? Но только ты поддерживал со мной связь из Африканской республики.

– Лиски говорил, что ему сбросил информацию какой-то человек, который, судя по всему, находится в усадьбе турфирмы Крига. У меня час на то, чтобы приехать в Гурони. Это время назначил Лиски, пригрозив, что иначе он сольет полученную информацию Секретной службе ЮАР.

– Ты даже не представляешь, что натворил, Дику!

– А что я натворил?

– Так! Сейчас не время выяснять отношения, надо исправлять ситуацию!

– Каким образом?

– Это не мне решать. Ты выезжай в Гурони. Думаю, до прибытия в усадьбу я сообщу тебе, каким образом следует исправить ситуацию. А потом у меня будет серьезный разговор с тобой! Да, эта Дари в курсе событий?

– Она слышала мой разговор с Лиски.

– Надеюсь, ты понимаешь, что она должна замолчать?

– Понимаю. А как быть с ее подругой?

– Ты глупеешь на глазах. Убрать обеих. После решения вопроса по Лиски. Все. Жди вызова.

– До связи!

– С кем ты говорил, Кебе? – спросила Дари, выходя из душа.

– Какое тебе дело? Поторапливайся. Звони подруге.

Она взяла сотовый телефон и после первых же слов окликнула Дику:

– Кебе! Мури не может поехать с нами. У нее выходной и свидание с мужчиной.

– Предложи ей сто долларов.

– Сто?

– Сто, двести, триста, мне без разницы. Главное, чтобы твоя Мури поехала с нами.

Дари поговорила с подругой и повернулась к Дику:

– Мури согласилась и будет ждать нас у пригородной автобусной станции.

– Вот это другое дело.

– Я обещала ей двести долларов.

– Она получит свои деньги.

– А я?

– И ты получишь. Все мы получим то, что причитается. Готова?

– Да!

– На стоянку!

На полпути к деревне спутниковая станция Дику сработала сигналом вызова.

– Да!

– Это Бизон!

– Слушаю.

– Кроме тебя, еще кто-нибудь слышит меня?

– Нет!

– Хозяин приказал убрать Лиски. И сделать это так, чтобы внешне все выглядело так, будто Джек сначала пристрелил свою неверную жену и ее подругу, а потом застрелился сам. Как понял?

– Понял.

– Всю работу предстоит сделать тебе. У тебя есть оружие?

– Странный вопрос.

– А у Лиски?

– Есть!

– Ты должен работать из ствола Лиски. Или, если это невозможно, применишь свой пистолет, а ствол Лиски уберешь из усадьбы. Полиция особо копаться не будет, об этом позаботится хозяин.

– А кто вызовет полицию?

– Ты!

– Я? А как…

– Не задавай вопросов, Дику. К тебе претензий у полицейских не будет.

– Я все понял!

– Как закончишь работу, доклад мне.

– Конечно! – Дику отключил станцию и положил трубку в кейс.

– Почему ты поинтересовался, кто должен вызвать полицию? – спросила Дари, слышавшая сзади вместе с подругой часть разговора.

– Потому что Лиски пьян, разъярен. Его придется успокаивать. И это работа полиции. А почему спросил, кто именно вызовет полицию, так это потому, что говорил с капитаном Риву, начальником этой самой полиции. Он посоветовал позвонить тебе, как жене. Только от тебя полицейские примут заявление. И не задавай больше вопросов, Дари!

– Хорошо! Но знай, мне не нравится твоя нервозность, Кебе. Лиски, протрезвев, уже наверняка жалеет о содеянном. И мы увидим в усадьбе жалкого, подавленного, испуганного янки, который будет просить прощения за необдуманный поступок. Уж кому, как не мне, знать этого белого идиота.

– Посмотрим! Мистер Лиски мог еще больше напиться.

– Ну, тогда мы застанем его спящим на диване в офисе.

– Если бы так. Но молчи, Дари, дорога плохая, а нам надо спешить.

Дари повернулась к подруге, и они стали обсуждать, на что потратят свои двести долларов, и, естественно, нового мужчину Мури.

Лиски сидел за столом офиса, когда через открытые ворота, подняв облако пыли, буквально влетела машина Дику. Он посмотрел на часы и усмехнулся:

– Испугался, туземец. Раньше времени прибыл.

Толкнул на себя ящик, взял в руку «кольт», положил на колено, приготовившись к стрельбе. Левой, свободной рукой допил бренди из бокала. В офис вошли Дику, Дари и молодая туземка, даже близко не похожая на жену представителя туристической фирмы.

– А вы пунктуальны, птенчики, – в голосе Лиски звучали непривычные, угрожающие нотки. Дари ошибалась, ожидая увидеть испуганного мужа. – Как повеселилась, крошка? Или я помешал вашему дикарскому траханью? – взглянул он на нее с усмешкой.

– О чем ты говоришь, Джек? – Быстро сориентировавшись, она приняла обиженный, покорный вид. – Ну о чем ты говоришь? Ведь знаешь, что я люблю только тебя. Ты – мой единственный мужчина.

– Вы с подругой валите в гостиную, – приказал Лиски. – С вами разговор отдельный будет. Вон отсюда!

Дари увела с собой Мури, а Дику присел на диван и взглянул на Лиски:

– Что произошло, Джек? Какая сволочь ввела тебя в заблуждение? Где этот мужчина?

– Он здесь, и ты, возможно, подчеркиваю, возможно, получишь возможность пообщаться с ним. Но позже. А сейчас я хочу узнать, ты давно трахаешь Дари?

– Я к ней и пальцем не прикасался.

– Вот как?! Может, ты и Гарри Кроула не знаешь?

– Нет. Мне неизвестен этот человек.

– И про террористов, что свили гнездо на островах архипелага, тоже ничего не слышал?

– Нет, мистер Лиски, не слышал. Поэтому и хочу посмотреть на того, кто так подло поступил с тобой.

– Ага! Значит, неизвестный поступил подло, а ты, который должен убить меня, нет?

– Джек!

– Что – Джек? Ты лжешь! Послушай запись моего разговора с неизвестным, который пришел предупредить меня об опасности.

Свободной рукой Лиски выложил включенный диктофон на стол. Дику отметил, что правую руку он держит под столом, значит, в правой руке у него пистолет. Когда запись кончилась, Джек язвительно спросил:

– Что теперь скажешь, Квабене Дику?

– То, что все это чушь, полный бред. Пойдем к твоему человеку. И, клянусь всем святым, он скажет, для чего ему нужна эта провокация.

– Нет, Дику. Что делать здесь, решаю я.

– Что ж! Ты прав. Наверное, я должен спросить разрешения, чтобы закурить?

– Теперь ты просто обязан сделать это.

– О’кей! – криво улыбнулся Дику. – Позвольте, мистер Лиски, закурить в вашем кабинете.

– Кури, – усмехнулся тот.

И совершил роковую ошибку. Впрочем, эту ошибку Лиски допустил раньше, когда только открыл дверцы бара.

Дику вырвал из бокового кармана легкой куртки пистолет с глушителем и, сблизившись с Лиски, в упор выстрелил ему прямо в открывшийся от неожиданности рот. Все получилось, как нельзя лучше. Выстрел с расстояния в десяток сантиметров и прямо в рот, это ли не самоубийство?

Лиски, дернувшись, завалился на подлокотник кресла, забрызганного его кровью. Глухо ударился о пол «кольт».

Дику поднял оружие, положил на стол и прошел в гостиную. Женщины сидели на диване, что-то оживленно обсуждали.

– Дари, Мури, пойдемте со мной!

– Ты договорился с Лиски? – спросила Дари.

– Пойдемте. Сами все увидите.

И, не дожидаясь ответа, Квабене Дику вернулся в кабинет Лиски. Встал за окровавленным телом, достав пистолет с глушителем.

Женщины вошли в офис и одновременно вскрикнули, увидев труп Лиски. Дари посмотрела на любовника:

– Ты убил его?

– Нет! Похоже, Джек сошел с ума. Он не хотел ничего слушать, обвинил меня во всех смертных грехах, потом неожиданно выхватил пистолет. Я подумал, все, сейчас он убьет меня, но Лиски выстрелил себе в рот.

Дари хотела подойти к телу, но Дику остановил ее:

– Стой, Дари, это еще не все. Перед выстрелом Лиски просил оказать ему услугу.

– Какую услугу?

Дику поднял пистолет и дважды выстрелил. Дари и Мури рухнули на ковер. Он не оставил им шанса выжить, стреляя в голову.

– Вот так, женщины. Думаю, что мистер Лиски доволен. Неверная жена получила свое, – злорадно проговорил Дику и вложил в руку Лиски пистолет, предварительно свернув с него глушитель.

Конечно, при тщательной экспертизе специалисты установили бы, что выстрелы и в женщин, и в самого Лиски были проведены из пистолетов с глушителем, что сразу же опровергло бы версию убийства жены и родственницы мистером Лиски и самоубийства последнего. Вот только никакой тщательной экспертизы не будет. Следствие признает, что в усадьбе представительства туристического комплекса Джона Крига Джек Лиски сначала убил свою местную жену с подругой, а затем застрелился сам. Одним словом, бытовуха. Оставив свой пистолет в руке Лиски, Дику забрал его «кольт». Проверил оружие. Оно было готово к бою. Теперь надо обследовать дом, найти того человека, что слил Лиски секретную информацию. Он не мог слышать, что произошло в офисе, и находится в одной из комнат дома. Вопрос: что делать с этим Алексом? Валить на месте или взять живым, чтобы потом его как следует допросили люди хозяина? Желательно, конечно, живым. Значит, пытаемся взять его живым. Вырубаем, затем связываемся с Бизоном, пусть он принимает решение по этому Алексу.

Подняв пистолет, Дику прошел через гостиную в коридор, от которого расходились комнаты. Шел бесшумно, как его научили ходить еще в детстве. В первых комнатах пусто. А вот из следующей слева сквозняком тянет. Значит, открыто окно. Почему? Черт, а не сбежал ли этот Алекс? Выбив ногой дверь, Дику ворвался в комнату, в которой останавливался Трепанов, и вновь чертыхнулся:

– Черт! Черт! Черт! Надо было с этого ублюдка начинать. Но разве Лиски дал бы?

Он внимательно осмотрелся. По всему видно, незнакомец собирался в спешке. Кровать не заправлена, пепельница опрокинута, шторки сорваны, окно открыто.

Дику подошел к окну и выглянул наружу. Никого. Спрыгнул на землю, присел на корточки, тщательно осмотрел траву. Найдя следы незнакомца, прошел по ним до калитки забора. Дальше идти было бесполезно. Метрах в двухстах проходила старая дорога на Джену, наверняка неизвестный оставлял там автомобиль, оттуда и ушел в Джену, а может, и дальше. Черт бы его подрал! Дику пошел назад, и его зоркие глаза заметили в траве небольшой черный предмет. Он поднял его.

– О! Диктофон! Не тот ли это диктофон, которым пользовался незнакомец? – Включив прибор, Дику тут же услышал свой собственный голос:

«– Джон Криг не сообщил в полицию о пропаже яхты с командой».

Прослушав пленку до конца, Дику сплюнул в траву, проговорив:

– А этот Алекс весьма осведомлен. Надо было начинать с него. Прибить Лиски с бабами скопом, и сразу к гостю. Тот, видно, ушел, заподозрив что-то неладное, а может, выходил из комнаты и слышал хлопки выстрелов. Как спец, сразу все понял и по-быстрому слинял. Но чего он добивался, раскрывая себя Лиски? Ведь Джек слишком мелкая рыбешка. Хотел выйти на меня? Он же был рядом и так или иначе мог взять меня. Черт, слишком много вопросов. Надо связываться с Кроулом. Пусть дальше решения принимает он.

Дику вернулся в офис и воспользовался станцией покойного Лиски.

– Бизон! Это Дику!

– Слушаю, – немедленно ответил Гарри Кроул.

– Я решил вопрос по Лиски, Дари и ее подруге.

– Ты нашел человека, слившего информацию?

– Нет! Он ушел. И, скорее всего, до того, как я приехал в усадьбу.

– Черт бы тебя подрал.

– Но… уходя, незнакомец выронил в траву диктофон.

– Что за диктофон?

– Ты говоришь, это я глупею на глазах?

– Не хочешь ли ты сказать, что неизвестный оставил в усадьбе диктофон с информацией?

– Именно так.

– А не специально ли он подбросил этот диктофон?

– Нет. Я случайно заметил его в траве. Никто другой не нашел бы диктофона.

– Не слишком ли ты самоуверен?

– Нет! Ты же знаешь, я охотник.

– Который упустил главную жертву.

– Повторяю, скорее всего, незнакомец ушел до моего прибытия. Я осмотрел усадьбу, нашел его следы. Они уходят в джунгли к старой дороге. Там незнакомец наверняка держал автомобиль. Отработав Лиски, он тут же уехал, чтобы посмотреть со стороны, как поведет себя представитель турфирмы.

– Значит, он должен был оставить приборы контроля, которые позволили бы ему из Джены следить за Лиски.

– Возможно! Но чтобы найти эти приборы, требуются специалисты, оборудование, а главное, время, которого у нас нет.

– Ладно, с этим разберемся позже. Сейчас вызывай полицию. Твое объяснение для полицейских – Лиски был пьян и, как только ты с женщинами вошел к нему в офис, тут же открыл огонь. Женщин убил сразу. Тебя спасло то, что ты успел выскочить из офиса. Услышав третий выстрел, ты зашел обратно в кабинет. Увидев, что Лиски застрелился, вызвал полицию. И постарайся убрать свои следы. Впрочем, вопросов к тебе не будет. Теперь что касается диктофона. Запись с него и запись, сделанную покойным Лиски, сегодня же отправишь на мой компьютер. Как только закончится волокита со следствием, проверишь дом на предмет наличия приборов контроля неизвестного Алекса.

– Если это мне дадут сделать люди Джона Крига. Да и что теперь контролировать Алексу? Он слышал, что произошло в офисе. Потеряв завербованного агента, он, скорее всего, станет искать встречи со мной.

– Что ж, логично. Но с этим станет ясно позже. Сейчас вызывай полицию, давай показания и выезжай в Джену. Оттуда перешлешь информацию мне на компьютер. И ложишься на дно до получения инструкций. Или до встречи с таинственным Алексом.

– Я все понял!

– Работай, Дику!

– Отбой!

Дику отключил станцию, протер свои следы там, где их быть не должно, и вызвал полицию.

Полковник Трепанов, внимательно слушавший разговоры в доме Лиски, переведя станцию контроля в режим записи, откинулся на спинку кресла. Подумал, а Дику подал неплохую мысль. После провала работы с Лиски Алекс может выйти на него, Дику. Почему бы и нет? Но только не для вербовки и даже не для разговора. Дику надо убрать. Его исчезновение еще более замутит обстановку. Кроул не будет знать, где находится туземец. Может, мертв, а может, дает показания неизвестной спецслужбе. А может, Квабене Дику после всего произошедшего просто посчитал лучшим для себя выйти из игры, укрыться в племенах Южной Африки и переждать, пока не прояснится обстановка по террористической организации. Африканец хитер, подставляться ради кого-то не станет. Тем более у него нет никакой гарантии, что Кроул не уберет его так же, как Дику убрал Лиски. Да, исчезновение Дику вызовет у террористов еще большую нервозность. Так, надо посоветоваться с Белоноговым.

Трепанов по спутниковой станции вызвал куратора специального отряда «Z».

Несмотря на позднее время, генерал ответил практически тут же:

– Да, Александр Владимирович.

– Вы еще на службе?

– Нет, дома. Что у тебя?

Трепанов доложил генералу о ситуации в Гурони, передал содержание переговоров Дику и Бизона, высказал предположение по африканцу.

– Неожиданный поворот, – ответил генерал, – ты предлагаешь по-тихому нейтрализовать Квабене Дику?

– Так точно. Для террористов в этом случае ситуация значительно осложнится. Они просто не будут понимать, что происходит. Какое-то время. Не понимая происходящего, они все же, уверен, усилят охранение базы и подготовятся к активной обороне. Но… со стороны материка. А мы же нанесем удар с островов или с воды.

– У тебя готов план устранения Дику?

– Пока нет. Но подготовка его не займет много времени. Тем более здесь уйма мест, где можно так спрятать труп, что его никто никогда не найдет. Я имею в виду хищных обитателей джунглей. Они полностью «утилизируют» тело.

– Слова-то какие подбираешь. А у тебя не создается ощущение, что слишком уж по-дилетантски мы работаем?

– Так нам и требуется запутать противника. Пусть террористы ломают голову, кто это вдруг вмешался в их дела. А пока они будут ломать головы, мы найдем их логово и подготовим удар. Уже сейчас можно утверждать, что выйти с архипелага новому оружию мы не дадим.

– Хорошо, Александр Владимирович. Продолжай работать по своему плану!

– Есть, товарищ генерал-полковник.


Глава 8

Яхта «003» в 11.35 воскресенья 17 июля встала у причала туристического комплекса Джона Крига. Четверо молодых людей вышли по трапу с судна, и тут же шедший впереди Коновалов воскликнул:

– Седой, мать твою! Здорово, дружище!

Командир отряда, встречавший своих подчиненных, обнял заместителя, затем всех остальных бойцов:

– Здорово, черти! Ну, как вам Африка?

– Да хрен с ней, с Африкой, – продолжая играть роль разбитного, привыкшего к вседозволенности российского бизнесмена, сказал капитан Коновалов. – Ты объясни, как тебя занесло на край света?

– Решили с другом посмотреть сей экзотический уголок нашей планеты. Кстати, знакомьтесь, – указал Седов на Лероя, – Филипп Лерой, мой французский друг.

– Интересно, в мире найдется страна, где у тебя не было бы друзей? – рассмеялся Коновалов.

– Знакомых, Юра, знакомых. Тех везде полно, не забывай, что я журналист, и, смею думать, неплохой журналист. А вот друзей у меня – вы да Лерой, на которых во всем могу положиться.

– Это верно. На нас ты можешь рассчитывать в любой момент.

К «туристам» подошел Джон Криг. Представившись, сказал:

– Рад приветствовать вас на нашем острове. Уверен, вам здесь понравится.

Коновалов сделал вид, что не обратил на владельца туристического комплекса никакого внимания, и продолжал общаться с Седовым:

– Приезд отметить надо, Седой!

– Слышал, вы уже отметили приезд в Гурони у Джека Лиски по полной программе.

– Так то было по поводу прибытия в Африку. Попробовали местных шлюх. Ничего, скажу тебе, туземки свое дело знают.

– Спирт не весь выпили?

– Да его еще на неделю как минимум хватит.

– Тогда так, – сказал Седов, – сейчас мистер Джон Криг покажет вам ваши номера. Приводите себя в порядок, и встречаемся в столовой. Там отметим приезд.

– О’кей! Давай, Джон, показывай свои апартаменты, посмотрим, стоят ли они тех денег, что мы заплатили, – повернулся к Кригу Коновалов.

– Вам понравится. Однако оружие прошу поставить в отдельную комнату.

– Ну, уж нет, Джон, тут ты не угадал. Карабины будут у нас с собой. Кто знает, что за место, куда нас пригласил Седой? А ты не беспокойся, американец, понапрасну стрелять не станем. Ну, пальнем пару раз по обезьянам…

– На острове нет обезьян.

Коновалов кивнул на проходивших по аллее Тапиву Чоба и Дичон Симба:

– А это кто? Шучу. Но стволы останутся с нами, и это не обсуждается.

Во взгляде Крига мелькнуло возмущение, и Седов, пожав плечами, проговорил:

– Придется тебе смириться, мистер Криг, переубедить моих друзей невозможно. Но они и мухи не обидят. Трезвыми. А по пьянке? По пьянке все мы дураки. За любые неудобства, что могут доставить мои друзья твоему персоналу, я дополнительно заплачу.

– Ну, хорошо. Желание гостя – закон для нас. Пройдемте, господа, в главный корпус.

Криг показал бойцам спецотряда их номера.

– Значит, хорошо погуляли в Гурони, Пегас? – спросил оставшийся у Коновалова Седов.

– Знаешь, я бы предпочел выспаться после длительного перелета и не менее длительного переезда, но в Центре была определена задача разыграть спектакль. Вот и пришлось и спирт жрать, и бренди их дерьмовый, и туземок трахать. Хотя это еще вопрос, кто кого трахал. Но задачу отработали, кстати, в ущерб своему здоровью.

– Главное, чтобы заразы не подхватили, остальное ерунда.

– Да вроде все предохранялись. Но ладно мы, что у тебя? Нащупал что-нибудь?

– В общем, так. Логово, или база террористов, сумевших создать оружие, над которым когда-то работали ученые в США и СССР, находится на одном из двух островов архипелага Флегур да Гунья.

– А сколько всего островов составляют архипелаг?

– Пять! На столе карта акватории восточной части океана.

– Ага, есть такое дело, архипелаг Флегур да Гунья, острова Гаруа, Паллет, Бриан, Нуна и Мукейн.

– Верно. Так вот, база либо на Бриане, либо на Мукейне.

– А что, наш Хакер не смог точно установить, где находится база, с его-то чудо аппаратурой? – удивился Коновалов, присаживаясь за стол.

– Два острова нашпигованы электроникой. Мы ходили к архипелагу, и нас кто-то тщательно изучал. Скорее всего, с острова Мукейн. А вот сигналы различного спецоборудования сильнее на Бриане. Но на последнем не обнаружено людей и антенны спутниковой связи.

– А яхта, Седой? Мне кажется, база там, где стоянка яхты.

– Яхты Лерой тоже не обнаружил. Но они где-то там, либо на Мукейне, либо на Бриане.

– Как это Лерой, в таком случае, не нашел ее?

– Она может стоять в глубокой пещере, и тогда ни одна аппаратура не увидит ее. Ни с земли, ни с воды, ни с воздуха, я имею в виду спутник. Прошивать же острова лазером – значит обнаружить себя. Лазеры показали бы все! Но…

– Понятно! Высадка на острове ребят второй подгруппы запланирована на сегодня.

– Я в курсе. И мы должны отвлечь внимание террористов от заброски бойцов на острова.

– Интересно, каким образом?

– В столовой, как выпьем, я предложу всем совершить прогулку до архипелага. Ты предупреди ребят, чтобы не только поддержали предложение, но и изъявили желание немедленно отправиться к необитаемым островам, продолжив гулянку на борту яхты.

– Хорошо, предупрежу. Мы сами тоже останемся у архипелага?

– Посмотрим, как будет складываться обстановка. Но, скорее всего, да, иначе при необходимости мы ни своим не сможем помочь, ни перехватить яхту террористов, если вдруг те решат свалить с острова. У них уже вроде достигнута договоренность о продаже нескольких образцов оружия талибам. К концу месяца оно должно быть доставлено в Пакистан, а до него далеко.

– На яхте не дойдешь.

– Зачем на яхте? В океане террористов может ждать океаническое судно. Талибы в состоянии зафрахтовать любой корабль. Мы не должны выпустить оружие с островов, так что останемся у архипелага. Вы привезли защиту от акустического воздействия?

– Да! В сумках специальные устройства. В Москве их проверили. Звуковые волны низкой частоты они не пропускают. На всякий случай нас загрузили легкими, но, как говорят спецы из институтов, весьма эффективными костюмами «Фольга», отражающими любые волны.

– Что еще за костюмы? Из нас что, инопланетян хотят сделать? Чтобы мы в блестящей форме красовались перед террористами, показывая – кранты вам, ребята, нам все о вас известно, и лучше поднимайте лапы в гору?

– Нет, Седой, – улыбнулся Коновалов, – костюмы надеваются вместо нижнего белья. Они легкие, удобные, на себе проверял.

– У бойцов второй подгруппы аналогичная защита?

– Да!

– Оружие?

– Штатное. У боевого пловца Кампоса дополнительно оружие подводного боя. А так в основном «Винторезы», «Кобры». Для нас доставка оружия планируется на завтра, арсенал и место доставки тебе следует согласовать с Трепановым.

– Он в Дурбане?

– В Джене.

– Что заставило его перебраться в Африканскую республику?

– Не знаю, Седой, об этом Трепанов мне не докладывал.

– Ладно, надо будет, узнаем. Все! Давай быстро в душ, и в столовую!

– Есть, командир!

Обед начался бурно. «Туристы» много пили, меньше закусывали. По сигналу Коновалова к Кригу пристал старший лейтенант Грачев:

– Слушай, Джон, смотрю, ты неплохой парень, да только смурной какой-то. У тебя что, бабы нет?

– Мистер Грачев, – недовольно ответил Криг, – по-моему, это мое личное дело.

– Какой базар, Джон? Нет бабы – дело твое, а вот для клиентов ты должен подсуетиться.

– Что вы имеете в виду, мистер Грачев?

– Ты чего дурачка ломаешь, Джон? Ведь все прекрасно понял. Нам нужны бабы. Без разницы, белые, желтые, черные, когда выпьешь, они все одинаковы. Но чтобы были фигуристые и активные, как у твоего представителя. А физиономии, в случае чего, можно и подушками закрыть.

Офицеры дружно рассмеялись.

– Я не готов сейчас решить этот вопрос, – недовольным тоном ответил Криг.

– А ты подготовься. Тем более что лично я не против выложить за сутки со шлюхой полштуки баксов. Неплохая цена, согласись, Джон?

– Пятьсот долларов за сутки?

– Да!

– Я постараюсь решить вопрос с проститутками.

– Вот так оно лучше, а то – я не готов! За бабло можно купить все. Мужики! – повернулся Грачев к товарищам. – А может, арендуем весь бордель в Джене да перевезем шлюх сюда. Вот весело будет!

– Тебе дома разврата не хватает, Андрюша? – прервал его Седов.

– Ты знаешь, Валера, был уверен, что хватает по горло, но здесь какой-то особенный климат. Один воздух возбуждает.

– А ты, как в юности, в туалет, и поиграй в «дуньку кулакову».

– Ну, скажешь тоже. Отыгрался давно.

– А у меня, друзья, другое предложение. Шлюх местных мы всегда поиметь сможем, а вот посмотреть местные достопримечательности – нет. Посему предлагаю совершить прогулку к архипелагу Флегур да Гунья. Там необитаемые острова, представляете? Проституток везде снимете без проблем, а когда еще увидите настоящие необитаемые острова?

– Седой прав, – пьяно воскликнул Коновалов. – Даешь острова! Глядишь, понравится, можно и купить, а потом летать сюда. Это реально круто. Это тебе не Мальдивы и Канары.

– На острова! – поддержал его Грачев.

– Джон, – взглянул на Крига Седов, – отдай команду Аймону Буррони в течение часа подготовить яхту «003» к прогулке к архипелагу.

– Но почему «003»? У нас в готовности стоит яхта «002».

– Почему? Потому что я так хочу. Счет выставляй в известный тебе банк. Сумму указывай любую. Вопросы есть?

– Нет, господин Седов. Хотя один есть. Как долго вы намерены пробыть у островов? Я спрашиваю это для того, чтобы знать, сколько топлива, воды, продуктов капитану следует взять с собой.

– Давай дня на три-четыре. Если задержимся, я свяжусь с тобой и ты пришлешь нам недостающий запас горючего и провианта. О’кей?

– О’кей!

– Готовь яхту, Джон, через час мы должны быть в океане.

– Я хочу в океан! – крикнул Грачев.

– Вы желаете купаться?

– Именно. Плавать на буксире за яхтой. А что? Кайф!

– Будет тебе, Андрюша, кайф, когда акула перекусит пополам, – усмехнулся Седов.

– Здесь водятся акулы?

– И в большом количестве.

– Ну, тогда купание отменяется. А как насчет охоты на этих тварей?

– Посмотрим.

Ровно в полдень яхта «003» отошла от причала острова Керуг. Седов прошел в рубку капитана:

– Начинаем работу, Аймон!

– Работа так работа, – кивнул Буррони.

– Значит, давай выжимай из яхты все ее девятнадцать узлов и держи курс на архипелаг. Дойти до него ты должен не позднее 17.00. Далее вдоль островов к проливу между Нуной и Мукейном.

– Я все понял. У этой яхты форсированные двигатели, мы сможем развить большую скорость, но это вызовет некоторые неудобства.

– Ты имеешь в виду тряску, подпрыгивание при ударах о волны?

– И не только это.

– Черт с ним! Лишь бы вовремя быть у Мукейна.

– Слушаюсь, командир.

Яхта пошла по водной глади. Офицеры, мгновенно протрезвев, расположились на мягких диванах. Капитан Лерой работал со своей аппаратурой. После часа пути, пройдя более двадцати морских миль, Седов подсел к Лерою:

– Хакер! Дай-ка мне связь с Трепановым!

– Попробую!

– Что значит попробую?

– Его станция до сего момента была отключена.

– Почему?

– Это вопрос не ко мне. Хотя… – посмотрел на Седова Лерой и, хмыкнув, добавил: – Вы чародей, командир, станция Трепанова включилась. Набираю номер. – Пробежав пальцами по клавишам трубки, он передал ее Седову, доложив: – Сигнал пошел!

Но ответил Седову автоответчик:

– Енисей Седову. В настоящее время на связь выйти не могу. Сообщаю, переброска подгрупп отряда на острова пройдет в промежуток с 17.00 до 18.00. Твоя задача прежняя – отвлечение противника в случае его агрессивных действий. Тогда работай по обстановке. По окончании переброски старший каждой двойки должен выйти с тобой на связь, используя импульсные радиостанции направленного действия. В дальнейшем режим связи определишь сам. Сеанс связи со мной ориентировочно в 22.00. Возможно, раньше. Возможно, я сам выйду на тебя. Все, удачи, отбой!

Седов отключил трубку, бросил ее Лерою:

– Терпеть не могу слушать автоответчик. Поговорили, мать твою! Но чем занимается Трепанов, что оставил станцию либо в Джене, либо в машине, а сам куда-то свалил налегке? Не иначе, проводит какое-то параллельное с нами мероприятие. И с разрешения Белоногова. Вопрос: почему мы не поставлены в известность об этом мероприятии?

– Не все положено знать всем! – вздохнул Лерой.

– Хорошо сказал. Если бы еще и перевел!

– Так я по-русски говорил.

– Нет, Хакер, ты говорил хрен знает на каком языке. Но ладно. Какова обстановка вокруг яхты?

– Спокойная. Мы еще довольно далеко от островов архипелага. Подойдем ближе, наверняка опять начнутся сюрпризы.

– Как только противник проявит себя, тут же доклад мне. Надо будет применять средства защиты.

– Есть, командир.

Без двадцати пять капитан яхты доложил, что видит первый остров архипелага. Седов обратился к подчиненным:

– Мы подходим к Гаруа, он, как и Паллет, необитаем. Эти два острова – наша территория.

– Надо бы посмотреть эту территорию, – заметил Коновалов.

– Посмотрим! Как обойдем архипелаг, остановимся на Гаруа. Туда нам должны сбросить оружие, не с карабинами же брать базу.

– Ее еще найти надо, – сказал Грачев.

– Найдем!

Капитан попросил Седова подняться в рубку.

– Что случилось? – спросил подполковник, выполнив просьбу Буррони.

– Со мной только что связывался Крис Дуглас, начальник охраны туристического комплекса.

– Я в курсе, кто такой Дуглас. Чего он хотел?

– Он сообщил неожиданную новость.

– Что за новость?

– В Гурони, в представительстве турфирмы, Джек Лиски убил свою жену из местных, ее подругу, а затем застрелился сам.

– Бред какой-то, зачем Лиски было убивать женщин?

– Официальная версия полиции – из-за ревности. Лиски приревновал свою туземку к некому Квабене Дику, с которым был хорошо знаком.

– А что Дику?

– Тот тоже находился в усадьбе, когда случилась трагедия, и спасся благодаря случаю, успел выпрыгнуть в коридор. Он же и сообщил о произошедшем в полицию. А полиция – Джону Кригу.

– Странно. Лиски убивает жену, ее подругу, хотя, по идее, первым должен был пристрелить Дику, но он даже не пытается его достать, хотя мог бы. И вместо того чтобы завалить и туземца, стреляет в себя. Очень странно. Но почему Дуглас передал эту новость тебе?

– Видимо, для того, чтобы я сообщил ее вам.

– А мне зачем?

– Ну, не знаю! Может, для того, чтобы вы подготовились к разговору с полицией?

– А мы при чем в этой трагедии?

– Ваши люди шумно отдыхали в усадьбе. С ними мог быть и Дику. В общем, не знаю.

– Но Дуглас не предупреждал, что полиция требует нашего возвращения на остров Керуг?

– Нет!

– Ну, тогда и мы спешить туда не будем. Идем прежним курсом.

– Есть!

Седов спустился в салон, рассказал о новости подчиненным.

– Ни хрена себе! – воскликнул Грачев. – Вот тебе и тихоня Лиски!

– Что-то в этом деле не так, – проговорил Коновалов. – Посудите сами, если Дику был связан с женой Лиски, то эта связь наверняка завязалась не в последние дни. Но представитель турфирмы ничего не знал о ней.

– Значит, кто-то рассказал ему об изменах жены с человеком, на которого Лиски работал, – предположил Николаев.

– Кто же этот доброжелатель? – задумчиво проговорил Седов.

– Это важно нам?

– Лиски работал на Дику, последний связан с Бизоном – Кроулом, а тот, в свою очередь, непосредственно с террористами. Может, Лиски в чем-то прокололся, и его решили убрать люди, причастные к созданию секретного оружия?

– Ладно! Нечего ломать голову. У нас сейчас другая работа, а с делом Лиски пусть Трепанов разбирается.

– Командир! Вас Центр просит на связь! – неожиданно выкрикнул Хакер.

– Центр? – удивился Седов. – Похоже, ребята, обстановка начинает меняться, – и тут же взял трубку: – Седой! Добрый вечер, Дмитрий Сергеевич!

– Здравствуй, Валера! Где находишься, чем занимаешься?

– С «Тенью» подхожу на яхте Буррони к архипелагу Флегур да Гунья. Только что получил известие, что в Гурони Лиски убил двух женщин и застрелился сам.

– Мне это известно.

– Может быть, вам известно и то, кто сообщил Лиски о любовной связи его местной жены и Квабене Дику?

– Да, известно. Это Трепанов, только давай никаких вопросов. Он проводил отвлекающую акцию, но Лиски, к сожалению, повел себя непредсказуемо, не так, как рассчитывали мы.

– Интересно!

– Еще более интересно, что Лиски не убийца и не самоубийца. Всех троих положил Квабене Дику, выполняя приказ Гарри Кроула. Теперь Трепанов уберет Дику.

– Вы ведете параллельную игру?

– Да, но пока, признаюсь, она получается у нас не так, как хотелось бы. Трепанова ни о чем не расспрашивай, он не ответит.

– Понял.

– А теперь главное. Помнишь, во время переговоров Смелнока с абонентом на островах архипелага почтенный нью-йоркский пенсионер называл имя Джей?

– Конечно.

– Мы предполагали, что этим Джеем мог быть Джей Доррес, ранее активно участвовавший в американской программе «МК-Ультра».

– И что?

– По нашей просьбе в США вскрыли могилу Дорреса.

– И она оказалась пуста?

– Не спеши! Нет. На кладбище все в порядке. Могила, в могиле гроб, в гробу останки мужчины. Вот только эти останки не имеют никакого отношения к мистеру Джею Дорресу. Так что сейчас мы можем с уверенностью утверждать: доводкой новейшего оружия массового поражения занимался не кто иной, как Джей Доррес, талантливый ученый и человек, лишенный всяких эмоций. Хотя не так, человек, озлобленный на весь мир и безразличный к тому, сколько людей погибнет от применения его оружия. Бойня в Аббоди тому наглядный пример.

– Джей Доррес, – проговорил Седов, – это хорошо, что мы узнали имя главаря террористической банды, по-другому я не могу назвать коллектив ученых и их ассистентов, занимавшихся оружием массового уничтожения, но что это даст нам? Узнав имя главаря, мы не получаем доступа к его лаборатории. Вот если бы взять Гарри Кроула да через него повлиять на талибов, дабы те отказались от сделки по приобретению оружия Дорреса…

– Кто же, Валера, откажется от подобного оружия? Кроула мы попытаемся нейтрализовать в Пакистане. Но он может скрыться и объявиться либо в Дурбане, либо в Джене.

– Если вообще не испарится, поняв, что за Дорресом начата серьезная охота.

– Его счета контролирует Бен Смелнок, и, если Кроул решит выйти из игры, то встречи с боссом ему никак не избежать. Смелнок же находится под нашим контролем. А вот если Кроул объявится в Африке, то он станет вашей с Трепановым проблемой.

– Скорее проблемой полковника, я уйти от архипелага не могу.

– Кроул, возможно, попытается прорваться к Дорресу.

– Черт, как же все запутано.

– Поэтому по данному вопросу и работает спецотряд «Z». У тебя когда связь с Трепановым?

– Ориентировочно в 22.00.

– Хорошо! Действуй по плану. Осторожно, аккуратно, но не затягивая времени. Его у нас остается все меньше.

– Я все прекрасно понимаю. Работаем.

– До связи!

Генерал-полковник Белоногов отключил спутниковую станцию. Седов передал трубку Лерою, и тут же все офицеры группы «Тень» услышали знакомый рокот двигателей вертолета «Ми-8».

– «Вертушка»! – воскликнул Коновалов.

– Рановато, – заметил Седов, – высадка должна быть проведена, когда мы войдем в пролив между островами Нуна и Мукейн.

– Может, командование решило развести нас? Мы сами по себе, вторая подгруппа сама по себе.

– Белоногов сказал бы об этом.

Вертолет, пройдя над яхтой, ушел за первый остров Гаруа.

– Аймон! Мы можем ускориться? – спросил у капитана судна Седов.

– Иду на пределе. В 17.30 будем в проливе.

– Понял, работай.

– Командир, аппаратура отключилась, нас активно прощупывают, – подал голос Лерой.

– Откуда?

– Или с Нуны, или с Мукейна.

– Но не с Бриана?

– Нет! Сейчас я могу точно сказать, что контрольная аппаратура противника работает с одного из двух дальних островов архипелага, это острова Нуна и Мукейн. Если же учитывать, что предыдущее обследование Нуны показало отсутствие чего и кого-либо на Нуне, значит, нас «светят» с Мукейна.

– То есть база на дальнем острове?

– Похоже, но не факт. Минуту, активный контроль прекратился. Яхту вновь просто ведут.

– Всем применить акустическую защиту, – приказал Седов.

Судно «003» вошло в пролив между островами Нуна и Мукейн. В это же время над ними на малой высоте и скорости прошел вертолет.

– Доиграются пилоты, – сказал с тревогой в голосе Коновалов. – Шарахнут «духи» по «вертушке» из ПЗРК и разнесут «Ми-8» в клочья, вместе с экипажем и второй подгруппой.

– Ну, тогда и по нам они должны нанести удар. И для этого им не потребуются ракетные комплексы. У террористов есть более страшное оружие.

– Которое в нашем случае эффекта не даст.

– Но они об этом не знают. А узнают, поймут, что к чему.

– Хакер! – окликнул Седов Лероя.

– Я, – ответил французский капитан.

– Все внимание на Мукейн.

– Есть. Но и на острове Бриан электроника начала работать более активно.

– В чем это заключается?

– Аппаратура ищет ответ на ваш вопрос.

– Аймон! Стоп-машина! – крикнул Седов капитану судна.

– Есть, стоп-машина!

– Ты решил встать на виду у террористов? – удивленно посмотрел на командира Коновалов.

– Почему нет? Наша задача сейчас – отвлечь внимание от высадки второй подгруппы. Пусть террористы наблюдают за нами. В остановке же нет ничего особенного? Мы для них кто? Обычные туристы, совершающие прогулку вдоль архипелага.

– По нам вновь работает контрольная аппаратура. С острова Мукейн, – доложил Лерой.

– Отлично! Гуляем, ребята, «духи» все видят, а возможно, и слышат. К столу. Затем наверх, на палубу. Музыку!

Кабинет Джея Дорреса

Ученый, ставший террористом, просматривал по Интернету свежие новости, когда в служебное помещение зашел его помощник Грэм Джонсон. Не отрываясь от монитора, Доррес спросил:

– Что-то случилось, Грэм?

– Две новости, сэр.

– Ну, давай выкладывай свои новости.

– Первая – у архипелага вновь появилась яхта туристического комплекса Джона Крига.

– Кто на этот раз пожаловал в гости? – поинтересовался Доррес.

– Шесть человек, судя по разговору – русские, среди них Седов и француз.

– Какого черта их принесло сюда?

– Не знаю.

– Вторая новость?

– Одновременно с появлением яхты, номер которой, кстати, «003»…

– Яхта-призрак?

– Нет. Настоящая яхта, проверка установила, что ее прежнее название «Триана» закрашено и по краске нанесены цифры «003».

– Дальше?

– Так вот, вместе с яхтой над островом начал кружить вертолет известной французской компании, работающей в ЮАР.

– Вертолет?

– Да, «Ми-8» российского производства.

– У французов дефицит в собственных вертолетах?

– В ЮАР многие компании используют российскую авиационную технику. Она проста, надежна, обладает…

– Мне плевать на достоинство русской техники, – прервал помощника Доррес. – Что делает вертолет французской компании над архипелагом?

– Неизвестно, но ходит над островами на предельно малой высоте и скорости.

– Вы «просвечивали» вертолет?

– Да, но ничего не добились.

– Не понимаю.

– Вертолет покрыт специальным материалом, поглощающим лучи нашего оборудования. Единственное, что удалось узнать, так это то, что управляется он штатным экипажем из трех человек. Может, сбить его из переносного зенитно-ракетного комплекса?

– Ты с ума сошел!

– Ну, или отработать акустической пушкой?

– Что с тобой, Грэм? Ты не заболел, часом?

– А что?

– А то, что гибель вертолета известной компании поднимет столько шума, что здесь высадится десант военных, к островам подойдут военные корабли. Ты предлагаешь вступить с ними в бой?

– Я все понял!

– Понял он, – недовольно проговорил Доррес. – Скорее всего, появление яхты Крига и вертолета не связаны между собой. Необитаемые острова, благодаря в том числе и рекламе, непонятно на какие средства размещенной Кригом практически во всех ведущих европейских СМИ, становятся центром притяжения туристов. Не исключено, что и сотрудники французской компании решили посмотреть на этот райский уголок.

– Но тогда, босс, скоро здесь будет не протолкнуться от желающих отдохнуть, – заметил Джонсон.

– К тому времени нас уже не будет на Мукейне, а после нас, как говорится, хоть потоп. Как ведут себя русские на яхте?

– Как туристы. Я имею в виду русских туристов. Пьют, веселятся, на острова между застольем смотрят.

– По-моему, Дику сообщал Кроулу о прибытии этих русских?

– Да.

– А тот, кто прибыл сюда первым, Седов, подбил их на прогулку к архипелагу. Ничего странного в этом не вижу.

– Но русские вооружены.

– Чем?

– Карабинами.

– Как раз тот вид оружия, чтобы штурмовать укрепленный пункт. Другого оружия на яхте нет?

– Нет!

– Где сейчас этот двойник «003»?

– Встал между нашим островом и Нуной.

– За яхтой ведется наблюдение?

– Конечно!

– Вот и продолжайте наблюдение. И предупреди наших людей, чтобы не трогали этих туристов, если они вздумают сойти на Мукейн. Только в случае их подхода к лаборатории или к пещере стоянки «Венеры» нейтрализовать слишком любопытных русских.

– Под нейтрализацией вы подразумеваете ликвидацию?

– Под нейтрализацией, Грэм, я подразумеваю любые мероприятия, способные заставить русских вернуться на яхту и убраться отсюда. И только в крайнем случае и по моему личному распоряжению – ликвидацию с уничтожением яхты-двойника. Ты понял меня?

– Да, сэр!

– Давайте работайте вместе с начальником службы безопасности.

– Кстати, Фил Хенли находится в коридоре. Позвать его?

– Не надо, достаточно того, что ты получил инструкции. Иди.

– Есть, – ответил Джонсон и вышел из комнаты.

Доррес выключил компьютер, подошел к витринам окон, откуда открывался прекрасный вид на пролив. Увидев дрейфующую ближе к острову Нуна яхту «003», проговорил про себя:

– Копия той, что лежит на дне впадины.

Затем по телефону внутренней связи вызвал Эмили Ларен. Бывшая любовница Крига и настоящая пассия Дорреса явилась через минуту и кокетливо спросила:

– Звал, дорогой?

– Да, Мели. Посмотри на пролив.

Она подошла к окнам и… побледнела, прошептав:

– Что это?

– Как видишь, яхта «003» мистера Джона Крига, – усмехнулся Доррес.

– Но…

– Видно, произошло чудо, Мели, и твои бывшие друзья воскресли.

– Этого не может быть!

– Конечно, не может быть, – приобнял любовницу Джей. – Это другая яхта, хоть и обозначена, как та, на которой судьба доставила тебя ко мне.

– Зачем ты так пугаешь меня?

– Извини, но я не думал, что ты столь суеверна.

– Станешь суеверной, когда перед тобой яхта, которая должна лежать на дне впадины.

– Где она и лежит вместе с командой.

– Кто прибыл на этой яхте?

– Русские туристы.

– Русские? Русских никогда не было на Керуге.

– Дошла очередь и до них.

– И ты уверен, что это обычные туристы?

– Нет, Мели, русские – не обычные туристы, в силу особенностей своего национального характера они отличаются от всех других отдыхающих. Много пьют и веселятся. И плевать им на распорядок, да и на все остальные ограничения. Делают, что хотят.

– А ты не думал, что эти русские могут быть сотрудниками ФСБ?

– Российской службы безопасности? Нет, Мели, это не спецы. В свое время, когда я еще работал над закрытой темой в специальном исследовательском центре, нас посвящали в методы работы элитных подразделений спецслужб мира. Так вот, ни одна спецслужба не выставляла бы напоказ своих спецов. Причем дважды.

– А я бы не была столь уверенной, – медленно проговорила Эмили.

– Дорогая Мели, если по нам и работала бы спецслужба, то американская или английская, но никак не российская. Россия не США, она не претендует на то, чтобы ее интересы распространялись на весь мир. А уж как действует спецназ США, я знаю хорошо. Так что, по крайней мере, пока нам ничто не угрожает. А вскоре мы уберемся отсюда в цивилизованную Европу. Ты подобрала место, где хотела бы жить со мной?

– На Канарах.

– Ты серьезно? Тебе не надоели острова?

– Там не то что здесь.

– Верно, здесь гораздо лучше, но Канары так Канары. Хотя у меня будет к тебе другое предложение. А сейчас иди к себе. Ты не забыла, у нас сегодня романтический ужин на террасе во время захода солнца?

– Я ничего не забываю, дорогой!

– Вот и прекрасно.

– Я не выйду на обед.

– Почему?

– Форму держать надо.

– Дело твое, предупреди обслугу, чтобы лишний прибор не ставили.

– Уже предупредила. До вечера, дорогой.

– До вечера, Мели.

Яхта «003»

С 18.20 подполковник Седов начал принимать доклады старших двоек, высадившихся на острова архипелага. Первым на связь вышел украинец, прапорщик Давыдюк. Несмотря на то что его напарник Жан Додье, или Хирург, имел звание лейтенанта, он являлся старшим боевой двойки.

– Седой! Это Давыд!

– Слушаю!

– Я и Хирург на Бриане. Находимся в секторе 2.

– Что наблюдаете?

– Как вы и предупреждали, массу всяческих электронных устройств. Это и видеокамеры, кстати, работающие в активном режиме, и лазерная паутина, перекрывающая практически все пригодные для прохождения тропы, различные сигнализаторы, встречаются и банальные растяжки.

– Люди?

– Людей пока не видели. Судя по поведению птиц, кроме нас, на острове людей нет.

– Попытайтесь имеющейся у вас аппаратурой вычислить, где находится пункт электронного оборудования противника, полностью при этом исключив вероятность попадания в поле зрения террористов.

– У меня такое ощущение, командир, что вся эта электроника не более чем бутафория.

– Считаешь Бриан обманкой?

– Похоже на то. Но, чтобы убедиться в этом либо в обратном, необходимо пройти весь остров, что сделать будет непросто. Времени убьем уйму.

– Работайте не спеша, аккуратно, а мы, проходя мимо острова, постараемся облегчить вам задачу.

– Понял. До связи.

– До связи.

В 18.40 на связь вышел старший лейтенант Шинкевич, работавший вместе с Голубом, их перебросили на остров Нуна.

– Седой! Это Блондин!

– Да! – кратко ответил командир отряда.

– Находимся на Нуне, точнее, в секторе 4, видим вашу яхту.

– А что еще видите?

– Ничего! Прошли остров с севера на юг, по вершине и склонам. Нуна необитаема. Каких-либо электронных средств слежения или контроля, минно-взрывных или сигнальных заграждений не обнаружено. Как и людей. Зато есть прекрасные места для оборудования позиций обстрела целей на острове Мукейн и, соответственно, в проливе. Будь на вашем месте вражеская яхта, мы срубили бы всю команду за считаные секунды.

– У вас только «Винторезы»?

– Да!

– Я понял. Пройдите остров с востока на запад, после чего наблюдайте за Мукейном, мы скоро уйдем к Гаруа.

– Есть!

А спустя десять минут, в 18.50, Седова вызвал турецкий капитан Бекир Озбек:

– Седого просит на связь Бек!

– Слушаю тебя, Бек, – ответил подполковник.

– Мы с Гансом на Мукейне.

– Какова обстановка на острове?

– Похоже, база террористов здесь.

– Откуда такая уверенность?

– Возможно, это глупо, но я чую присутствие террористов.

– Твое чутье, конечно, важно, но нам нужны факты. Где вы сейчас находитесь?

– В секторе 4, на обратной от вас стороне острова. Внешне эта часть выглядит необитаемой, но террористы здесь.

– Бек! Мне нужны факты!

– Будут факты. Начинаем продвижение к сектору 2.

– Идя с юга на север, будьте предельно внимательны. Мы посмотрим Мукейн, чем сможем, поможем, но основную работу вам, Бек, придется делать самостоятельно, используя те спецсредства, что имеете при себе. И ты сам прекрасно понимаешь, если база террористов действительно на Мукейне, то остров наверняка оснащен целой системой обнаружения незваных гостей и база хорошо охраняется. Ваша же задача только обнаружение базы, и больше никаких, без моей команды, действий.

– Вы будете дрейфовать у Мукейна?

– Нет. Пойдем к Гаруа. Связь по необходимости. И держать тревожную кнопку постоянно в руке, чтобы при любом раскладе передать нам сигнал опасности. Как понял, Бек?

– Понял, командир!

– Работай!

– До связи!

Приняв доклады, Седов спросил у Лероя:

– Ты сейчас можешь «прострелить» Мукейн?

– Я уже сделал это.

– Результаты?

– Вся береговая линия сектора 2, думаю, что и всего острова, контролируется системой лазерных устройств. В скалах этой стороны, где-то на высоте в пятнадцать метров, какое-то явно искусственное сооружение.

– А проще сказать не можешь?

– Не могу. Это сооружение защищено отражателем сигналов аппаратуры. Я вижу только пятно.

– Но почему ты решил, что пятно скрывает искусственное сооружение, и почему в первый раз ничего подобного не обнаружил?

– Потому что в первый свой приход мы тщательно не прошивали остров, во-вторых, само пятно уже физически не может быть естественным укрытием или каким-либо еще предметом. Остров состоит из однородной массы.

– Так, с этим ясно. Где же тогда яхта?

– По-моему, мы это уже обсуждали. Скорее всего, в глубокой пещере, вход в которую со стороны океана и наверняка замаскирован или представляет собой лабиринт тоннелей. Его можно найти только с суши или медленно обходя остров, сблизившись с ним до максимально возможного расстояния.

– Этого делать нам нельзя. Сообщи о вероятном искусственном сооружении Беку, я в рубку. В 18.30 начинаем отход к Гаруа.

– Есть!

– Давай!

Седов поднялся в рубку капитана. На палубе продолжали имитировать гулянку спецназовцы первой российской подгруппы.

– Аймон! Врубай двигатели, разворачивайся и иди к Паллету. У Бриана короткая остановка.

– Выход на берег?

– На Бриане нет.

– Понял, выполняю!

Яхта, взревев форсированными двигателями, развернулась и, резво набирая скорость, пошла за остров Нуна.

Кабинет Джея Дорреса. 19.10

В служебное помещение буквально ворвался Джонсон. Поставив на стол бокал с вином, Доррес недовольно спросил:

– Ну, что у тебя еще? Русские с карабинами высадились на остров?

– Нет, яхта с русскими ушла, а вот в северном секторе контролирующая обстановку система зафиксировала наличие двух вооруженных мужчин.

– Что за черт? Откуда они взялись? С яхты подводным путем, используя акваланги?

– Думаю, их высадил вертолет.

– Вот как? И ты не знаешь, что делать?

– С этими мы разберемся, пока же наблюдаем за их действиями. Но есть новости и хуже.

– Говори, не тяни, – помрачнел Доррес.

– Со мной на связь выходил Смелнок. Бизон сообщил, что к Дику в Гурони приезжал незнакомец, назвавшийся Алексом.

– И что?

– А то, что этот Алекс обвинил Лиски в пособничестве террористам, то есть нам, назвал имена Дику, Кроула, а также Бена и Джея.

– Что?! Но откуда Алекс мог узнать о нас?

– Для меня это тоже загадка. Кроул приказал Дику, находившемуся в то время в Джене в обществе жены Лиски, немедленно вернуться в Гурони, что, впрочем, затребовал и сам представитель туристической фирмы Крига, и решить вопрос с Лиски. Дику вернулся вместе с Дари, местной женой Лиски, и ее подругой, которую хотел представить родственницей Дари. В общем, это все не так важно. Важно другое. Дику должен был нейтрализовать Алекса, остановившегося, по словам Лиски, в представительстве турфирмы. Наш туземец первую часть задания выполнил блестяще, он пристрелил и Лиски, и обеих баб, представив все это внутренними разборками между ним и женой. Полиция приняла данную версию, и Дику остался вне подозрений. Но вот по второй части у него ничего не получилось, так как неизвестный Алекс покинул усадьбу Лиски до приезда туземца с бабами.

– Ты представляешь, что все это значит? – резко поднялся Доррес.

– Представляю. Кто-то, непонятным пока образом, стал обладателем информации по нашей базе.

– Каким-то образом? Да наверняка эту информацию неизвестный получил от Смелнока.

– Бен сдал нас? Но это же значит, что он и себе подписал смертный приговор.

– Смелнока могли прослушивать. Вопрос: кто? Если спецслужбы, то они посетили бы Лиски одновременно с островами.

– А те двое, что мы ведем?

– Грэм! Спецслужбы высадили бы на острове столько спецназовцев… Нет, Грэм, это не спецслужбы. Это кто-то другой.

– Возьмем двоих «туристов», узнаем.

– Не спеши, сейчас спешка только усложнит ситуацию. Значит, Дику упустил Алекса?

– Да, но главное, обследуя территорию усадьбы, устанавливая путь отхода этого неизвестного информированного гостя, Квабене нашел в траве диктофон, содержащий секретную информацию. Запись, которую Алекс давал слушать Лиски. А также в кабинете Лиски остался диктофон, на который представитель туристической фирмы записывал разговор с гостем.

– Где эти записи?

– Кроул приказал передать их ему. Дику сделал это. Бизон, видимо поняв, что его шеф под колпаком, переслал их на наш компьютер.

– Я спрашиваю, где записи?

– Так я же ответил, у нас.

– Распечатку переговоров срочно мне на стол!

– Она у меня с собой.

– Так давай, чего кота за хвост тянешь?!

Джонсон положил перед боссом два листа стандартной бумаги. Текст был напечатан мелким шрифтом.

– Покрупнее напечатать не могли? – недовольно пробурчал Доррес.

– Спешили.

– Спешили. Где мои очки?

– Не знаю!

– А что ты, вообще, знаешь, Грэм? – сорвался на помощника Джей, но тут же взял себя в руки: – Извини, нервы.

– Я понимаю.

– Очки должны быть в ящике. – Доррес сел обратно в кресло, выдвинул ящик: – Так оно и есть.

Надев их, он начал читать. Прочитав один текст, взялся за второй. После отстранил оба листа на стол и с возмущением проговорил:

– Мать твою! Алекс выложил Лиски информацию, которую мог узнать только из наших со Смелноком переговоров по закрытому, защищенному каналу! Как это могло произойти?

– Я думаю, никакой особой аппаратуры те, кто следил за Смелноком, не имели. Чтобы получить содержание разговора, достаточно обычного прослушивающего устройства повышенной мощности, и тогда по голосу одного абонента и вибрации диафрагмы динамика трубки можно «снять» весь разговор в уже раскодированном, незащищенном виде.

– Ты прав! Скорее всего, так и произошло. Но опять непонятно, как неизвестные вышли на Смелнока?

– А вот это спросим у гостей!

– Они могут ничего не знать. Алекс далеко не дилетант, он все хорошо продумал. Единственное, не просчитал поведения Лиски. Не ожидал, что тот напьется.

– Но что этот Алекс хотел получить от Лиски? Ведь тот совершенно не в курсе наших дел.

– Видимо, Алекс думал, что Лиски связан напрямую с нами.

– А мы чем его заинтересовали?

– Наверное, Алекс когда-то имел отношение к разработкам типа программы «МК-Ультра», скажем, с советской стороны. Сопоставил случившееся в Аббоди с бывшей работой и пришел к выводу, что оружие доведено до готовности где-то в Южной Африке, скорее всего, на островах.

– Почему же он не заявил об этом в правоохранительные органы своей страны или страны нынешнего проживания, или, наконец, в Интерпол?

– А знаешь, Грэм, как бы этот Алекс не хочет сорвать с нас приличный куш, – после короткой паузы ответил Доррес.

– Шантаж?

– Почему нет? В этом случае его действия обретают логическую форму. Он легко вычислил Смелнока, если сам занимался или имел причастность к созданию секретного оружия в семидесятые годы. Мы знали о русских ученых, они о нас. Слушая в Нью-Йорке Смелнока, Алекс становится обладателем ценной информации. Его дальнейшие действия? Крутить Бена нет смысла, слишком опасно, да и гарантии никакой, что Смелнок расколется. Тогда этот Алекс летит в Африку. Здесь же он мог набрать отряд наемников, двое из которых находятся на нашем острове, другие, уверен, на остальных островах архипелага.

– Но для чего ему засылать на остров наемников?

– Да чтобы представить свои действия как работу агента какой-либо спецслужбы. Но это вторично. Главное для него было выйти на нас. И он обрабатывает Лиски, получает информацию по Дику и Кроулу. Квабене взять не может, так как Лиски ведет себя непредсказуемо. Понимая, что тот сам навлек на себя смерть, Алекс быстренько сваливает из Гурони. Первый его ход терпит неудачу. Но он, видно, парень настырный.

– Он возьмет Дику.

– Как, если не знает Квабене в лицо и тем более не имеет понятия, где тот обитает? Он мог бы взять его в усадьбе Лиски, заставить вызвать Кроула, но мистер Лиски путает его карты. Уверен, что этот Алекс сейчас в Джене, далеко от побережья ему уезжать нельзя, необходимо поддерживать связь с наемниками. А где он может остановиться в Джене? Либо в отеле, либо на съемной квартире. Дику знает, кто сдает квартиры, комнаты, дома. Ему следует поставить задачу взять под контроль этого Алекса. Под контроль, Грэм. И играть с ним до того момента, пока не отправим образцы оружия в Пакистан и не уйдем из региона с чемоданами, набитыми новенькими стодолларовыми купюрами. А Алекс, если что и получит, так это мадам Ларен как приз за упорство. Но сначала надо найти этого Алекса и установить над ним контроль. Передай через Смелнока Кроулу, чтобы тот немедленно связался с Дику и поставил ему задачу по предприимчивому Алексу!

– Сделаю, сэр, – кивнул Джонсон. – Только один вопрос…

– Да?!

– А русские туристы и француз не могут работать на Алекса? Ведь, судя по всему, Алекс тоже русский.

– Ну, нет! Туристы слишком затратный вариант, а Алекс, видимо, сам нуждается в деньгах, раз решил влезть в наш карман. Туристы стоят дорого. Это не наемники, что сидят по кабакам в Дурбане, готовые на любую работу за сотню-другую баксов. Русские же, приглашенные Седовым, сорят деньгами налево и направо. На какой черт им авантюра Алекса? Уверен, они вообще ничего не знают об этом пройдохе.

– А если двое, что высадились на остров, тоже не имеют отношения к Алексу? Ведь для их переброски тот каким-то образом использовал вертолет французской компании.

– Ну, в компании у него могут быть старые знакомые. Или экипаж знакомый. А люди? Если не его, то чьи?

– Вот и я о том же.

– Все узнаем от них. Еще вопросы есть?

– Нет!

– Где сейчас яхта Крига?

– Пошла вдоль архипелага на юг.

– Ты контролируешь ее?

– Только как объект. И осуществлять контроль мы сможем до острова Бриан, дальше яхта выйдет из зоны активного действия нашей аппаратуры.

– Ну, и черт с ней. Работай, Грэм! Жизнь становится разнообразной, и это будоражит кровь!

– Я предпочел бы спокойную обстановку.

– Нет в тебе авантюризма, не романтик ты.

– Я прагматичный человек.

– Такой и нужен. Свободен. Обо всем интересном тут же докладывай мне.

– Даже ночью?

– Круглосуточно. По телефону, естественно.

– Конечно!

Отпустив помощника, Доррес подумал, как сейчас нужен разговор со Смелноком. Он бы мог внести ясность в неожиданно изменившуюся обстановку, но нельзя, Бена прослушивают. Чертовы авантюристы, повсюду свой нос суют. Работать серьезно не хотят, а вот чужое на халяву прихватить – они тут как тут. Но ничего, посмотрим, что этот Алекс, кроме шлюхи Ларен, получит на Мукейне.

Яхта «003»

Судно, ведомое капитаном Аймоном Буррони, к 20.00 подошло к острову Бриан.

Лерой вызвал на связь прапорщика Давыдюка:

– Давыд! Яхта! Ответь Седому!

– На связи!

Командир отряда принял трубку:

– Доложи обстановку, Давыд!

– Да обстановка спокойная. Бриан является обманкой. Ни людей на острове нет, ни каких-либо жилищ или схронов, даже подходящего места для длительной стоянки обычного катера, не говоря уже о яхте. Сомневаюсь, что и камеры передают изображение. Может, посмотреть их?

– Нет, – запретил Седов, – этого не делать ни в коем случае!

– Так надоело прыгать зайцами, чтобы не попасть в сектора этих камер, лазеров, не налететь на сигналки, а то и на гранату.

– У тебя поисковый компьютер работает?

– Так точно!

– Хакер сейчас сбросит тебе схему острова, на которой будут заштрихованы все потенциально опасные участки. Получив картинку и изучив ее, выберете место для оборудования временного жилища, которое можно было бы при необходимости бесследно убрать в течение получаса.

– Тогда лучше будем спать в расщелинах.

– Это на твое усмотрение. Желательно, чтобы временное пристанище вы оборудовали ближе к берегу, там, где мы могли бы поднять вас на борт яхты.

– Я понял вас.

– Выполняй!

– Один вопрос. По настоящей базе определиться удалось?

– На сто процентов нет, но на девяносто – это Мукейн.

– Почему-то мне именно этот остров не нравился с самого начала.

– У тебя хорошо развита интуиция. Еще вопросы есть?

– Нет!

– Как с питанием, водой?

– Порядок.

– Спальники?

– В наличии. Все у нас есть, Седой. Нет только противника.

– Не беспокойся, будет тебе и противник. Лови картинку, отбой!

Валерий отключил станцию, взглянул на капитана Лероя.

Тот нажал несколько клавиш компьютера и доложил: «Картинка ушла на компьютер Давыду». Тут же пришло подтверждение приема изображения.

Седов отдал команду капитану яхты следовать к острову Паллет.


Глава 9

На втором острове архипелага Флегур да Гунья на берег сошли старший лейтенант Грачев и прапорщик Николаев. Яхта прошла к острову Гаруа, где и встала в небольшом заливе, причалив к скалистому берегу. Седов подошел к Лерою:

– Вызови-ка мне на связь Бека!

– Одну минуту, командир.

– Седой! Это Бек! – ответил сразу капитан Озбек.

– Как у вас дела, Бек?

– Нормально. Обстановка внешне спокойная.

– Внешне? – переспросил Седов.

– Да! А внутри не проходит чувство, что кто-то ведет нас. И делает это очень грамотно.

– Вы обходите потенциально опасные места?

– Да. Прошли треть острова. Впереди довольно сложный подъем на вершину. Решил подниматься завтра, а сегодня еще раз пройти к береговой линии и выбрать места для ночевки.

– На берег не выходить! Он под контролем.

– Значит, и база на Мукейне?

– Судя по всему, да. Ваша задача меняется. В секторы 1, 2, и 3 не входить. Оставаться в секторе 4. Подготовить полноценную позицию для ведения оборонительного боя.

– Выполняю.

– Задача остается прежней, затаиться в готовности отразить внезапное нападение противника.

– Почему бы вам не забрать нас?

– Если вас пасут, то мы не сможем подойти к острову. Но вытащить вас с Мукейна мы сможем и сделаем это по-любому.

– Надеюсь. Я все понял. Конец связи!

– Конец!

Седов не сошел на берег, отправив на остров капитана Коновалова и прапорщика Котенко, а сам дал сеанс связи с полковником Трепановым. Тот вышел на связь ровно в 22.00.

– Седой? Енисей! Доложи обстановку.

– На все острова архипелага высажено по два бойца. Осмотр выявил следующее: Гаруа, Паллет, Нуна – необитаемы, Бриан – подстава, оснащен электроникой, но никого на нем нет.

– Значит, база на Мукейне?

– Да.

– Кто у тебя сейчас там?

– Бек и Ганс! Бек докладывал, что ощущает на себе пристальное внимание, хотя никого и ничего подозрительного они с Гансом в секторе 4 не заметили. Мной отдан приказ Беку подготовить место отдыха и позиции круговой обороны.

– Думаешь, террористы попытаются ликвидировать незваных гостей?

– Нет, попробуют взять их живыми, чтобы узнать, кто они и за каким чертом заявились на остров.

– Понятно. Ситуация нездоровая, Седой!

– Если террористы возьмут Бека и Ганса, то обстановка усложнится.

– Вытащить их ночью с острова невозможно?

– Нет! Вся береговая линия плотно контролируется. Мы не успеем забрать парней, как подвергнемся атаке террористов, и шансов уйти в море у нас не будет.

– Ясно. Что ж, посмотрим, как станет складываться обстановка завтра. Теперь по вооружению и спецсредствам. Что конкретно тебе необходимо для оснащения первой подгруппы и, при необходимости, усиления второй?

– Для снайперов винтовки «СВД», пара «РПГ-7» с тремя запасными выстрелами, автоматы «АК-74», по четыре магазина к каждому, дымовые шашки, штатный арсенал ручных гранат, как наступательных, так и оборонительных. Но главное, что необходимо для решения задачи по базе террористов, – это выведение из строя их электронной системы контроля острова и прилегающих вод. В условиях, когда они видят каждый сантиметр территории и имеют возможность просвечивать любые объекты, мы даже приблизиться к Мукейну скрытно не можем, не то что высадиться на острове и провести акцию ликвидации базы.

– И что, по-твоему, мы можем сделать?

– Необходимо привлечь к операции военно-космические силы. У нас же есть ударные спутники, способные ослеплять и оглушать крупные объекты?

– Хорошо, я свяжусь с Белоноговым.

– Это, полковник, надо сделать немедленно.

– Я свяжусь с Белоноговым сегодня же. Закончу одно дело и свяжусь.

– Как я узнаю решение командования?

– Через меня. Названное вооружение и боеприпасы вертолет французской компании сбросит тебе на Гаруа, завтра, в понедельник, в районе четырех часов утра.

– Это нормально.

– Пилотам нужны координаты места сброса груза.

– Я сообщу их вам в 2.00!

– Хорошо. Тогда же, надеюсь, узнаешь и решение командования по привлечению к операции аппаратов военно-космических сил. А ты продумай вариант нанесения по острову Мукейн ракетного удара. Это в наших силах.

– Подводная лодка ударит крылатыми ракетами по острову, когда на нем будут находиться наши ребята? Такой вариант я не приму.

– Ты продумай вариант, как вытащить ребят, и целесообразно ли нанесение массированного ракетного удара по острову.

– Есть!

– Извини, у меня срочные дела. Завтра, как договорились. Как получишь оружие, доклад мне. И, естественно, я жду от тебя в 2.00 координаты места сброса груза. Все, отбой!

– Отбой!

Закончив переговоры с помощником генерала Белоногова, Седов передал трубку спутниковой станции капитану Лерою, а по станции малого радиуса действия вызвал Коновалова:

– Пегас! Седой!

– На связи!

– Задача твоей группе. До 2.00 найти на острове площадку, пригодную для посадки «Ми-8». При отсутствии площадки ищи место, где вертолет сможет спустить груз лебедкой. Задача ясна?

– Так точно!

– Действуй!

Заложив радиостанцию в чехол, Седов откинулся на спинку дивана и прикурил сигарету. Голос подал новобранец отряда, боевой пловец Адриан Кампос, имевший псевдоним и позывной Скат:

– Вы и далее намерены держать меня при себе, Седой?

– Тебя что-то не устраивает?

– Мне кажется, я должен искать пещеру, в которой прячется яхта противника.

– Знаешь, Скат, у нас, у русских, есть поговорка, когда кажется – крестись. Твое время еще придет. Не волнуйся, никто из нас без работы не останется.

– Я понял вас.

– Вот и прекрасно. Передай, пожалуйста, капитану, чтобы сделал нам всем кофе. Ночь предстоит бессонная.

– Я и сам могу приготовить кофе, а капитан в своей каюте отдыхает.

– Ничего не имею против.

Переговорив с Седовым, полковник Трепанов вызвал на связь генерал-полковника Белоногова.

Тот не заставил себя ждать:

– На связи, Александр Владимирович.

Трепанов передал Белоногову просьбу Седова о нейтрализации электронных систем секретной лаборатории со спутника. Белоногов взял паузу, с кем-то связался по параллельному каналу, после чего ответил:

– Командование военно-космических сил пошло нам навстречу, но провести «обработку» Мукейна спутником сможет только завтра, ориентировочно с 12.00 до 14.00.

– И на том спасибо.

– Что у тебя в Джене?

– Жду мистера Дику в гости.

– Уверен, что он навестит тебя?

– Да.

– И то, что он будет один, а не с бандой местных туземцев?

– Вот в этом стопроцентной уверенности у меня нет, но, рассуждая логически, шум террористам не нужен. Я же готов к любому развитию событий.

– Как намерен завладеть его спутниковой станцией?

– Дику обычно, и я узнавал это, носит «спутник» в кейсе, с которым не расстается даже в постели с проституткой. Впрочем, он может и оставить станцию, но в одном месте – в своем собственном номере.

– Тебе видней. Будь аккуратен, Александр Владимирович.

– Конечно, товарищ генерал.

– Как закончишь с туземцем, доклад мне. Буду ждать.

– О’кей, как говорят наши американские коллеги. До связи.

– До связи.

Полковник Трепанов уложил спутниковую станцию в кейс, а чемодан поставил в сейф номера отеля. Затем по городскому телефону набрал номер бара и, изменив голос, спросил бармена:

– Могу ли я слышать господина Квабене Дику?

– А кто это такой? – удивился бармен.

– Он мой знакомый и ваш постоянный клиент.

– Не знаю никакого Дику, – поспешно ответил бармен и отключился.

– Зря ты так, – проговорил, усмехнувшись, Трепанов, – не желая того, сам же и выдал своего соплеменника. В баре господин Дику. Сидит и ждет, когда его жертва уснет. Недолго осталось ждать, недолго.

Он посмотрел на часы: 22.30. Где-то через час Дику должен сделать контрольный звонок, определить, что делает клиент, то есть полковник Трепанов. И, поняв, что настало время, начнет действовать. Туземец придет один. Ему помощники или свидетели не нужны. Как и Трепанову. Полковник проверил оружие, положил в ванную черный пластиковый мешок и выглянул в окно, выходящее во двор. Его внедорожник стоял недалеко от черного входа. Обратит на это внимание Квабене Дику? Должен обратить. Какой сделает вывод? Алекс держит машину в готовности, чтобы быстро слинять из города. Верно подумает. Трепанов присел в кресло, разминая сильные руки.

В 23.50 телефон в номере Трепанова издал сигнал вызова. Полковник улыбнулся, но трубки не снял. В 0.40 он услышал тихий, осторожный скрежет замка входной двери. Кто-то пытался вскрыть его. Трепанов знал, кто это такой любопытный. Он встал, прошел в прихожую, притаился за шкафом-вешалкой. Замок щелкнул, и дверь медленно открылась. Свет, падающий в темный номер из окна, за стеклом которого переливалась разным цветом световая реклама, выхватил физиономию Дику. Тот вошел в прихожую, взглянул на вешалку, прикрыл за собой дверь, поставил кейс к стене, достал из ножен кривой широкий нож. Еще раз прислушался и тихо, по-кошачьи, двинулся по коридору. Нападения туземец не ожидал, поэтому пропустил захват шеи сзади. Трепанов схватил чернокожего убийцу мертвой хваткой, выбив из руки тесак, и прошептал на ухо бандиту:

– Доброй ночи, мистер Дику! Я ждал тебя.

Говорить туземец не мог, только что-то прохрипел в ответ.

Трепанов слегка ослабил хватку, отведя ноги в сторону, чтобы туземец не смог провести контрприем.

– Ты что-то сказал, Дику?

– Я… я… ошибся номером. Из…извините.

– Ты хотел убить кого-то другого?

– Нет! Я… хотел отомстить одному коммерсанту за то, что он увел у меня женщину.

– Дари или Мури?

– Ка… какого черта?

– Мне известно, что ты убил Лиски, затем его жену Дари и подругу Дари Мури, ты искал меня, но нашел диктофон, который я оставил в саду. У меня были сомнения, что ты найдешь его, но ты оказался хорошим следопытом, Дику.

– Ничего не понимаю.

– А тебе и не надо ничего понимать. Лаборатория по производству новейшего акустического оружия находится на острове Мукейн?

– Я… я… ничего не знаю ни о какой лаборатории.

– Как не знаешь и о Бизоне, или мистере Гарри Кроуле?

– Кроула знаю. Обеспечиваю ему отдых, когда он приезжает сюда.

– И все?

– Все!

– Зачем ты убил Лиски?

– Он сам застрелился.

– Не хочешь говорить правду, твое право. Меня кто приказал убить? Кроул?

– Да!

– Почему?

– Не знаю!

– Ответ неверный. Впрочем, откровенности я от тебя и не ждал.

Трепанов крепко сжал горло Дику двумя руками, и тут же послышался хруст ломаемых позвонков. Тело туземца рухнуло на ковер прихожей. Трепанов оттащил его в ванную, где упаковал в целлофановый мешок. Вернулся в прихожую, забрал кейс, закрыв дверь, прошел в гостиную и включил спутниковую станцию. В списке абонентов нашел обозначение КБ. Можно подумать, туземец вбил в память собственный номер, обозначив его как КБ, Квабене Дику, а может, это и номер другого человека, Кроула-Бизона. Проверим, тем более что связаться с Бизоном требовалось в любом случае.

Трепанов набрал номер, обозначенный буквами КБ.

Полковнику ответил недовольный заспанный голос:

– Дику! Ты не нашел другого времени для звонка?

– Дику, может быть, и нашел бы, – спокойно ответил Трепанов, – но с тобой разговаривает не туземец.

– Кто ты? – воскликнул Кроул. Сон как рукой сняло.

– Я? Алекс, если тебе о чем-то говорит мое имя.

– Алекс? Тот, который спровоцировал Лиски на самоубийство?

– Тот, который просто поговорил с представителем туристической фирмы Джона Крига. А Лиски вместе с его женой и еще одной местной женщиной, и тебе это прекрасно известно, Гарри Кроул, убил Квабене Дику по твоему же приказу. Ты еще хотел, чтобы Дику разобрался и со мной, но не получилось. Дику оказался умнее, чем ты думал, и теперь он работает на меня.

– Этого не может быть. Я хочу говорить с ним.

– Да? А я хочу говорить с мистером Джеем Дорресом или, на крайний случай, с Беном Смелноком.

– Откуда… – И Кроул замолчал, поняв, что сболтнул лишнее.

– Что молчишь, Бизон? Теперь ты убедился, что Дику работает на меня? Впрочем, Квабене не знает ни Дорреса, ни Смелнока, но он хорошо знает тебя. В общем, так, Кроул, мне нужна встреча с Дорресом. Личная встреча, и там, где скажу я, но не на острове Мукейн, где он готовит новейшее оружие к отправке в Пакистан. Передай ему, если встреча не состоится и мы не сумеем договориться, то всему вашему бизнесу наступит конец. Более того, вам придется отвечать за бойню в Аббоди и за уничтожение яхты «003» с командой на борту, что покоится на дне впадины. И это не угроза, это предупреждение. Я долго собирал досье на Смелнока и Дорреса, последнего искал по всему свету. Бойней в Аббоди он сам указал мне место, где скрывается после подстроенной автокатастрофы. Встреча должна состояться не позднее пятницы. И передай Дорресу, чтобы не пытался скрыться. Сделает глупость, и им тут же займется ЦРУ. Пока у вас есть шанс получить дивиденды от преступного бизнеса. Не все, конечно, но есть. В случае же неверного поведения их не останется, это я гарантирую. И последнее, не пытайтесь искать меня в Джене. Меня в этом городе просто не будет. В четверг, скажем, где-то после ужина по местному времени, я свяжусь с тобой и назначу место встречи. Все, спокойной ночи, мистер Кроул.

Трепанов отключил станцию, упаковал ее в кейс. Вышел во двор, бросил чемодан на заднее сиденье внедорожника, подогнал его к черному входу. Вынес из номера мешок с телом Дику и положил его в багажник. Убедившись, что никто его не видел, Трепанов сел за руль и повел автомобиль к джунглям. Остановился на берегу реки Рабайя и сбросил мешок с телом в воду. К нему тут же со всех сторон направились черные бревна – крокодилы. Полковник не стал смотреть, как они рвали на части тело туземца, сел в машину и отправился обратно.

Вернувшись в свой номер, он связался с сотрудником французской компании в ЮАР Жаном Бене и передал заказ на утренний рейс. Бене подтвердил, что заказ будет выполнен. Ровно в 2.00 он по своей станции вызвал на связь подполковника Седова:

– Седой! Енисей!

– Да, Александр Владимирович.

– Какова обстановка на архипелаге?

– Пока спокойная. Все офицеры в назначенное время вышли на связь. Тревогу вызывает обстановка на Мукейне.

– А что там?

– Бек сообщает, что за ним с Гансом ведется скрытое наблюдение.

– Это точно?

– В том-то дело, что Бек ощущает наличие опасности, которая физически не проявляется никак.

– Интуиция в таких случаях редко подводит. Что ты можешь сделать для Бека и Ганса?

– Ничего. И это бесит.

– Я понимаю тебя. Ориентировочно в полдень, с 12.00 до 14.00 наш спутник проведет атаку на электронные объекты острова. Доррес и его охрана будут ослеплены. Считаю, к этому времени тебе необходимо подвести людей к Мукейну. Активно задействуй боевого пловца лейтенанта Адриана Кампоса. Хакеру же сосредоточиться на отслеживании обстановки вокруг Бека и Ганса. Не исключено, что Доррес пойдет на захват наших парней. Необходимо зафиксировать это.

– И что дает фиксация захвата наших бойцов? Помочь им мы сможем не ранее четверга, а до этого Доррес будет иметь возможность спокойно ликвидировать их.

– Не будет у Дорреса такой возможности. Он ничего не сделает Беку и Гансу, только для этого тебе необходимо прямо сейчас связаться с парнями и предупредить: в случае захвата они должны сначала играть роль посланников сомалийских пиратов, а потом сознаться, что работают на Алекса. Вести себя Бек и Ганс должны нагло, показывая террористам, что они ничего не знают о секретном оружии. Их задача – найти базу Дорреса и уйти на материк, используя вертолет, что и сбросил их на остров. Об остальных бойцах отряда ни слова. Как понял?

– Ни хрена не понял, если честно, но выполняю! Да, а как насчет вооружения?

– Ты нашел площадку для посадки вертолета?

– Посадить «Ми-8» ни на Гаруа, ни на Паллете не удастся, а вот сбросить груз с малой высоты либо опустить на лебедке можно в секторе 2 острова Гаруа.

– На подходе командир экипажа, позывной Небо, вызовет тебя. Обозначишь ему место сброса груза.

– Экипаж наш, российский?

– Да какая разница?

– Вы ведете какую-то опасную игру, полковник.

– Мы все одинаково рискуем. «Ми-8» французской компании будет у тебя в назначенное время. Связывайся с Беком, я прекращаю связь.

– Понял! Конец связи!

База террористов на острове Мукейн. 2 часа 10 минут

Телефон Дорреса разорвал тишину спальни. Главарь террористической организации, только что уснувший после развратных любовных игр с Ларен, воскликнул:

– Черт бы подрал всех, кому не спится ночью!

– Кто это может быть? – сонно спросила Ларен. Она, в отличие от любовника, засыпала сразу же и спала крепко.

– Откуда я знаю? Наверное, помощник Джонсон.

Доррес снял трубку внутреннего телефона, но в динамике звучал длинный гудок, не подавал признаков жизни и мобильный телефон. И только когда главарю организации стало ясно, что сигналит спутниковая станция, он поднял трубку:

– Да?!

– Прошу прощения, Джей! Я прервал твой сон, но ждать до утра не мог.

– Что случилось, Бен?

Звонил Бен Смелнок, что весьма удивило Дорреса.

– А случилось, Джей, то, что, видимо, мы постепенно, но верно погружаемся в дерьмо.

– Ты можешь говорить понятней?

– Могу. Но сначала хочу спросить, кто такой Алекс?

– Тебе о нем откуда известно? Хотя понимаю, от Кроула.

– Верно. У Гарри с этим Алексом состоялся очень интересный разговор.

– О чем?

– Думаю, настало время тебе с ним лично переговорить.

– Ты так считаешь?

– Да. Он позвонит тебе через десять минут, а я сообщу тебе одну весьма неприятную новость. Твою могилу вскрывали.

– Кто?

– Те, кто имеет на это право. А вот по чьему запросу, выяснить не удалось. Так что в ЦРУ и ФБР теперь знают, что один из самых активных участников проекта «МК-Ультра» жив.

– Черт возьми этих ищеек. Значит, кто делал запрос на эксгумацию тела, ты не знаешь?

– Нет!

– Я поговорю с Кроулом, а вот тебе, Бен, не стоит больше связываться со мной. Лучше подбери себе другое имя, сделай паспорт и вали из страны. Боюсь, совсем скоро тебя арестуют.

– За что, Джей? Я же непричастен к твоим делам по доводке оружия.

– Вот как ты заговорил? Ну, а если непричастен, то тем более звонить нечего. Прощай, Бен, желаю тебе прожить спокойно хотя бы год. – Доррес отключил телефон, сел на кровати.

– У тебя неприятности, Джей? – спросила Ларен.

– Какого черта ты лезешь не в свои дела? – сорвался Доррес. – Сделала, что от тебя требуется, и заткнись!

– Да? Что ж, о’кей. Молчу. Я же обычная шлюха.

– Да, ты шлюха, и не более того.

Доррес поднялся, набросил на себя халат, забрал спутниковую станцию, прошел в кабинет и оттуда вызвал помощника.

Джонсон явился как раз в тот момент, когда станция издавала сигналы вызова.

– Доррес, – ответил главарь банды.

– Это Бизон, господин Доррес.

– Что тебе надо, Кроул?

– Мистер Смелнок разрешил мне общаться с вами напрямую.

– В гробу я видел твоего Смелнока! Говори, что хотел сказать!

Кроул передал Дорресу требование Трепанова о встрече.

– Алекс! – воскликнул Доррес. – Опять этот чертов Алекс!

– Он весьма осведомлен, мистер Доррес.

– Это я уже понял. Значит, он хочет встретиться со мной?

– Не позже пятницы. В четверг я должен дать ему ответ, согласны вы на встречу или нет.

– С ума сойти, я должен встречаться с каким-то проходимцем!

– Вы никому ничего не должны, мистер Доррес, мне ответить ему отказом?

– Нет. Передай этому авантюристу, я встречусь с ним. Но не там, где укажет он. Место для встречи определю я!

– О’кей, мистер Доррес!

– У тебя все?

– Да! Пока все!

– Без крайней необходимости не беспокой меня.

– Конечно, мистер Доррес.

Джей бросил на стол трубку и взглянул на помощника:

– Грэм! Наши люди контролируют неизвестных, высадившихся на острове?

– Да, босс. Этим лично занимается начальник службы безопасности.

– Передай Хенлису, что в 6 утра эти двое должны быть у меня.

– Если они окажут сопротивление?

– Взять живыми любой ценой. Они нужны мне живыми, это понятно, Грэм?

– Понятно, сэр!

– Работай.

Остров Гаруа. 2 часа 15 минут

Подполковник Седов вызвал по станции малого радиуса действия капитана Бекира Озбека. Турецкий офицер ответил незамедлительно:

– Бек!

– Ты на посту?

– Мы оба на посту. Не спится, знаете ли.

– Скорее всего, вы действительно обнаружены. Думаю, боевики попытаются взять вас ночью или ранним утром.

– Я тоже такого мнения. Поэтому мы заняли неплохую позицию.

– Значит, так, Бек, в случае захвата противником…

– Извини, Седой, – прервал командира Озбек, – но мы с Гансом не собираемся попадать в руки террористов живыми.

– Слушай меня! Нам неизвестно, какие силы бросят против вас террористы. Много людей на острове они держать не могут, но, если обстановка сложится так, что отход будет невозможен, вам придется сдаться.

– Что?! Сдаться? И это предлагаете мне вы?

– Так надо, Бек. А мы вытащим вас.

– А если будет возможность отойти?

– Отходите, таскайте боевиков по острову, но как только обстановка изменится, повторяю приказ, сдавайтесь!

– Вы режете ножом по сердцу, Седой!

– Главное, Бек, выполнить задачу.

– Я понял.

– Попав в руки «духов», выдаете себя за бойцов одной из банд сомалийских пиратов. Посланы сюда своим руководителем, оценить, насколько пригоден остров для размещения пиратской базы. Вам не поверят, вероятно, проведут допрос с пристрастием. Не заставляйте боевиков слишком усердствовать, признайтесь, что вы не пираты, а обычные наемники. Вас в Дурбане нанял на работу мужчина по имени Алекс. Вертолетом только вас двоих, запомни, только вас двоих, перебросили на остров Мукейн. Задача – поиск объекта, похожего на лабораторию. Подробности задачи Алекс не уточнял. Вы должны определить, где находится лаборатория, и сообщить об этом Алексу, после чего ждать его указаний. Как понял, Бек?

– Если честно, командир, то ничего не понял, кроме того, что мы наемники, нанятые в Дурбане Алексом для поиска лаборатории.

– А говоришь, не понял. Будьте осторожны. Надеюсь, до скорой встречи!

– До встречи.

– Отбой.

Переговорив с Озбеком, Седов отдал приказ своей подгруппе следовать в сектор 1.

В 3.50 со стороны материка послышался нарастающий рокот двигателей вертолета, и уже через семь минут «Ми-8» прошел над островом Гаруа. Радиостанция Седова пропищала сигналом вызова.

– Седой! – ответил командир отряда.

– Небо! – на русском языке назвал позывной командир экипажа. – Видите меня?

– Да!

– Я пройду на восток, развернусь и полечу обратно к острову. В это время прошу обозначить площадку, где следует сбросить груз. Учти, у меня три бочки с топливом.

– Как низко ты можешь опуститься над неровной площадкой?

– При отсутствии деревьев в радиусе пятидесяти метров – практически непосредственно над площадкой. Метрах в полутора.

– Хорошо. Площадку обозначим.

– Я должен видеть ее на подходе к острову.

– Само собой!

Седов приказал осветить небольшое плато мощными фонарями, и пилоты легко заметили площадку. Вертолет завис над ней в каком-то метре, дверки открылись, и на камни полетели тюки. Бочки с топливом для яхты спецназовцы снимали с борта. Освободившись от груза, «Ми-8» поднялся метров на двадцать, и командир экипажа вновь вызвал подполковника:

– Все нормально, Седой?

– Такого мастерства в управлении «вертушкой» я еще не встречал.

– Польщен. С грузом порядок?

– Тюки не повреждены, бочки целы, значит, порядок.

– Я ухожу! Удачи вам здесь.

– И тебе счастливого возвращения.

– Давай, Седой!

«Ми-8», развернувшись, пошел в обратный путь. Спецназовцы распаковали тюки. В них были уложены контейнеры с оружием, боеприпасами, подводным буксировщиком для боевого пловца. Седов отдал команду перенести вооружение и дополнительное оборудование к яхте. В 7.10 судно «003» пошло к острову Нуна, подбирая с других островов бойцов второй подгруппы.

Остров Мукейн, понедельник, 18 июля, 4 часа 20 минут

Капитан Бекир Озбек и лейтенант Свен Аппель, прижавшись спиной к скале, внимательно осматривали подходы к своей позиции, оборудованной на скорую руку в неглубокой канаве. Озбек довел до Аппеля приказ Седова.

– Что значит сдаться в плен, Бек? Да еще пороть бандитам какую-то ерунду насчет сомалийских пиратов?

– Я не знаю, Ганс, что задумал Седов, – ответил ему Бек, – но приказ есть приказ, и мы должны его выполнять.

– И все же Седой разрешил отход. Значит, повоюем.

– До поры до времени. Сколько бы людей ни было у главаря местной банды, они в любом случае, используя аппаратуру, зажмут нас где-нибудь в удобном местечке. Они знают остров как свои пять пальцев, возможно, видят нас, а мы остров не знаем и слепы, как котята.

– Но не поднимать же лапы, как только объявятся туземцы?

– Да нет, Ганс, здесь охрана посерьезней. Хотя могут быть и африканцы. Раз мы наемники, то должны беречь свои шкуры. Пострелять, конечно, постреляем, побегаем, но в итоге окажемся в руках террористов. И начнем игру. Что из этого выйдет, по-моему, сам Седой не знает. Уверен, он выполняет приказ вышестоящего командования.

– Интересно, как Седой планирует вытащить нас?

– Тебя это волнует?

– А тебя нет?

– Совершенно. Наши не вытащат, сами уйдем, но тогда уже будем действовать по обстановке.

– Тихо, Бек… – напрягся Аппель, – справа в кустах какое-то движение.

– В ста метрах по прямой от меня – тоже.

– Похоже, нашу позицию обходят.

– Похоже.

– К бою!

– Есть!

– Огонь открываем по моей команде.

– Это понятно. Куда отходить будем?

– Туда, где нас не ждут. Наверх, на вершину острова.

– Вот там мы точно окажемся в западне.

– Что от нас, по большому счету, и требуется. Передо мной двое, что у тебя?

– По-моему, тоже двое, справа еще пара боевиков, движение в кустах на подъеме.

– Если бы не приказ Седого, мы разобрались бы с этими уродами, – процедил капитан Бекир Озбек.

– Если бы не приказ, Бек, мы с утра пили бы пусть и хреновое, но прохладное пиво в баре Дурбана.

– Тоже верно. Приготовься.

– Готов!

Позицию Бека и Ганса обходила группа охранения лаборатории Дорреса численностью в восемь хорошо вооруженных наемников во главе с начальником службы безопасности Филом Хенлисом. Двое приближались с запада, двое с востока, трое от океана, включая Хенлиса, и один укрылся на тропе подъема к вершине. Наводил штурмовую группу из офиса Дорреса, используя современную электронную аппаратуру, Грэм Джонсон, имевший в резерве известных уже по Аббоди профессиональных убийц Барри Адамса и Ли Родса.

Джонсон слышал рокот вертолета, но проследить за ним не мог, так как вся аппаратура была нацелена на южный сектор острова. Помощник Дорреса вывел на экране монитора позицию двоих неизвестных, вооруженных российскими бесшумными снайперскими винтовками «Винторез». Видел он и людей Хенлиса. Кольцо окружения постепенно сужалось. Поначалу неизвестные вели себя спокойно, но неожиданно они вскинули винтовки и укрылись за валунами, окаймлявшими канаву. Джонсон тут же вызвал на связь Хенлиса:

– Фил! Это Грэм!

– Слушаю!

– Неизвестные заметили вас.

– Что они делают?

– Подготовились к бою!

– Черт! Мы подходили скрытно.

– Тем не менее «гости» каким-то образом вас заметили.

– Они осматривают подступы?

– Они залегли за валуны, подготовив к бою русские «Винторезы»!

– Неизвестные не могут одновременно контролировать три направления.

– Они больше сосредоточены на западе и востоке.

– Это другое дело. Но на гибель я своих людей посылать не намерен. Ударим по неизвестным газовыми зарядами. Сами бросят и оружие, и позиции.

– Учти, Фил, босс приказал взять гостей живыми.

– Нам только выкурить их с позиций, а дальше – дело техники.

– Я вот о чем подумал, ты пока не спеши, я отправил к тебе с Родсом безумца Каду. Он долго просидел в подвале и жаждет крови. Выведи-ка ты его на незнакомцев. Все равно безумный туземец нам больше не нужен, а в акции захвата неизвестных по меньшей мере отвлечет внимание «гостей» на себя. Тогда и тебе работать будет легче.

– Хорошо! Давай Каду. Пусть Ли приведет его ко мне, но в наручниках. Кто знает, что в безумной голове этого маньяка?

– Жди!

Хенлис отдал приказ наемникам прекратить сближение с позицией неизвестных.

– Боевики взяли паузу, – отметил это опытный Бекир.

– И что это значит? – спросил лейтенант Аппель.

– Думаю, они нас контролируют и не оставили без внимания то, что мы подготовились к бою. Видимо, согласовывают дальнейшие действия с главарем.

– А может, сами шуганем их? Заставим дергаться?

– К сожалению, нельзя, Ганс.

– Тогда ждем! Они ждут, мы ждем, к чему все это приведет?

– К нашему пленению.

– Но почему Седой решил сдать нас? Ведь мы можем уничтожить эту группу и выйти к объекту?

– Нет! Не та ситуация. Так, а это еще что за чудо?

– Где?

– Смотри на юг.

Аппель повернул голову направо, вскинул винтовку и через ночной прицел увидел получеловека-полуобезьяну, сутулое существо, заросшее волосами, которое прыгало с камня на камень, держа в руке тесак.

– Ты что-нибудь понимаешь? – спросил напарника Аппель.

– Судя по выражению физиономии этого существа, оно либо безумно, либо его накачали какой-то наркотической дрянью. Оно идет прямо на нас.

– Отвлекающий маневр.

– Да! А это что? Оп-па! Ганс, левее существа в кустах боевик с трубой!

– Вижу!

– Боевики решили применить газ. Но тогда зачем послали безумца?

– Какая разница? Надо уходить, иначе террористы усыпят нас, а существо порежет на куски. И никакого пленения.

– Работаем, Ганс! – воскликнул Бек. – Вали обезьяну, я отработаю гранатометчика. Затем круговой обстрел и подъем, с расхождением в пять метров наверх.

– Но там прикрытие боевиков.

– Нам только метров тридцать пройти, дальше применяем гранаты. Прорвемся. Огонь, Ганс!

Лейтенант Аппель поймал в прицел прыгающее безумное существо и нажал на спусковой крючок. Раздался хлопок, и безумец рухнул на камни с простреленной головой.

Озбек выстрелил в гранатометчика. Две пули попали тому в шею. Опрокидываясь назад, он успел пустить заряд, но он ушел выше позиции спецназовцев и разорвался рядом с боевиком, блокировавшим подъем на вершину. Офицеры отряда «Z» перенесли огонь по круговой. Из кустов раздались вскрики. Бек бросил в стороны дымовые шашки, и спецназовцы под прикрытием стелющегося дыма рванули наверх.

– Грэм! Ты видишь, что происходит? – вызвал Джонсона Хенлис.

– Сейчас нет, дым закрыл обзор.

– Так я тебе докладываю. Неизвестные явно профессионалы, они просчитали наш замысел и начали действовать на опережение. В результате безумный Каду и Флет убиты, Алан тяжело ранен, а незваные гости быстро поднимаются к вершине горы.

– Не паникуй, Фил! Все идет, как надо. Ты лишился двух бойцов, но у тебя осталось еще пятеро. Преследуй неизвестных. На вершине их встретит Адамс. Загоняй «гостей» к минному полю.

– Разреши подстрелить их.

– Нет! Босс запретил стрелять на поражение, только заградительный или предупредительный огонь.

– По ногам, Грэм!

– Я сказал, нет! И действуй, действуй!

Озбек с Аппелем поднялись на вершину и увидели ровное поле, а перед ним небольшие таблички «Мины».

– Понятно, почему «духи» оставили подъем открытым. Вот и закончился, Ганс, наш прорыв.

– Да это поле рвануть можно!

– Ты думаешь, мы здесь одни?

И в это время из-за деревьев слева раздался голос:

– Стоять! Стволы на землю, руки за голову. Одно лишнее движение, стреляю на поражение.

– Завалить этого крикуна? – взглянул на Озбека Аппель.

– Нет! Война закончилась, – отрицательно покачал головой Бек.

Он бросил на землю винтовку и поднял руки к затылку. Сплюнув на камни, Аппель последовал его примеру. Сзади подошли боевики.

– Добегались, ублюдки? – крикнул Хенлис. – Стволы в сторону! Кенни, Жуан, в наручники их!

Двое боевиков подошли к Озбеку и Аппелю, сбили с ног, свели руки назад и сцепили запястья наручниками.

Хенлис вызвал на связь Джонсона:

– Грэм! Мы взяли их!

– Поздравляю, – не без сарказма проговорил помощник Дорреса. – Я все вижу. Ведите этих резвых парней в бункер. Тела погибших в океан, после чего выставить охранение и посменный отдых.

– Ты не будешь докладывать боссу о захвате неизвестных?

– Не сейчас. Все. Отбой.

Озбека и Аппеля провели тропой к скалам. Они увидели встроенное в породу здание, хорошо замаскированное и почти незаметное даже вблизи.

– Похоже, Бек, это и есть база, – прошептал Аппель.

– Ну, вот мы и нашли ее.

– Толку-то?

– Будет толк!

– Молчать! – закричал на пленных Фил Хенлис. – И двигать вниз по ступеням.

Только сейчас спецназовцы рассмотрели в траве нагромождения камней, спускавшихся ступенями своеобразной лестницы, ведшей к пещере, вход в которую закрывала массивная железная дверь. Озбек подал сигнал опасности. Вскоре они с Аппелем оказались в темном бункере, и дверь за ними захлопнулась.

– Ну вот мы и дома, – усмехнулся Озбек. – Как тебе наше новое жилище, Ганс?

– Если бы здесь был бар с набором приличного пойла, то вполне сносно.

– А без пойла?

– Знавали камеры и похуже. Главное, здесь сухо и прилечь есть на что.

– Думаю, долго отдыхать нам не дадут.

– Да пошли они! Ты передал Седому сигнал опасности?

– Конечно. Теперь он в курсе, что мы у «духов», и даже где именно. Хакер наверняка со своей чудо-аппаратурой определил эту пещеру.

– Посмотрим, что будет дальше.

– Допрос. Но пока есть время, отдохнем.

– Ты прав.

Они прилегли на дощатые нары.


Подполковник Седов, находясь рядом с Лероем, спросил:

– Ну, что по Мукейну?

– Террористы взяли Бека и Ганса. Наши выбили у них троих – двоих завалили, одного тяжело ранили. Есть еще один потерпевший, но он пострадал от газового заряда, пущенного погибшим подельником.

– Где сейчас находятся Бек и Ганс?

– В пещере, что рядом с объектом.

– Понятно!

Командир отряда приказал капитану яхты подвести судно к южной части острова Нуна и обратился к Лерою:

– Связь с Трепановым!

– Одну минуту, сэр!

– У тебя хорошее настроение, Хакер?

– Да ничего.

– Рано веселишься. Все только начинается.

– А я что? Я ничего. То, что имеет начало, имеет и конец. Как говорится, раньше начнем, раньше закончим.

– Я бы сказал тебе, кто и куда кончает, так ведь не поймешь и достанешь расспросами.

– Трепанов на связи, командир, – прервал его капитан Лерой.

– Енисей!

– Это Седой! Бек и Ганс у «духов».

– Живые-невредимые?

– Да! Бек успел передать сигнал опасности, по которому место содержания парней просчитал Хакер. Вы уверены, что боевики в ближайшее время не изуродуют ребят перед тем, как пустить им пули в затылок?

– Ты уже спрашивал об этом. Ничего с ними не случится. Готовься лучше с обеда завтра к решающему этапу спецакции.

– Вы же знаете, Александр Владимирович, мы как пионеры, всегда и ко всему готовы.

– Запускай Ската на поиск места стоянки яхты Дорреса.

– Он начнет поиск в 9.00.

– Почему в 9.00?

– Потому что кислорода ему хватит только для работы у Мукейна. На возвращение к Нуне воздуха не хватит.

– Надо было бы тебе сбросить штук пять подводных магнитных мин.

– Зачем? Установить на днище «Венеры»?

– И других судов, которые наверняка есть у Дорреса.

– Мины ставить рискованно, другое дело – наши ручные «РПГ-7». Один выстрел из гранатомета с расстояния, и никаких мин не надо. Разнесет яхту на куски.

– Ну, смотри! Я докладываю Белоногову о готовности отряда к проведению основной операции.

– Предупредите генерала, что захватить образцы нового оружия вряд ли получится. И не надо это. Кто знает, в чьи руки оно со временем может попасть, так что лучше закрыть тему и по «МК-Ультра», и по нашей программе, здесь и навсегда.

– А вот это как решит руководство, Валера.

– Само собой! Только операцию проводить мне, а не руководству.

– Ты не самовольничай. Получишь приказ захватить образцы, захватишь!

– Если представится такая возможность, но что-то подсказывает мне, что эти пушки оснащены системами самоликвидации, которые срабатывают как раз в случае их захвата.

– Ты неисправим!

– Это точно!

– Давай, до связи!

– До связи!

База террористов на острове Мукейн

Бандиты не дали Беку и Аппелю отдохнуть, в 8.00 Доррес затребовал пленников к себе. Спецназовцев доставил начальник службы безопасности базы Фил Хенлис.

– Кто вы? – взглянул на пленников Доррес.

Офицеры переглянулись, и Озбек агрессивно ответил:

– А ты-то сам кто такой?

– Запомните, здесь вопросы задаю я.

– Ну, тогда ты и отвечай на свои вопросы.

– Ты – перс? – поинтересовался Доррес, вглядываясь в турецкого капитана.

– Какая разница, кто я по национальности? Я уже сам забыл о ней.

– Понятно. Повторяю вопрос, кто вы?

– А что, не видно?

– Грэм, – повернулся Доррес к помощнику, – а не отправить ли этих заносчивых ублюдков обратно в бункер, только не в комнату отдыха, а в камеру пыток? Думаю, там они сменят тон и ответят на все ваши вопросы.

– Вы правы, босс, – согласился Джонсон, – следует спросить с этих наглецов по полной программе. А потом расстрелять к чертовой матери или бросить в океан на завтрак акулам.

Доррес перевел взгляд на капитана Озбека:

– Как вам такая перспектива, мистер без роду и племени?

– Ладно, – проговорил Бек, – не стоит дразнить голодного льва. Мы здесь по приказу своего босса.

– И кто ваш босс?

– Один из руководителей повстанцев Сомали.

– Пират?

– Лидер самого могущественного клана.

– Нам здесь еще пиратов не хватало. Так ты говоришь, вас пригласили на архипелаг из Сомали?

– Да!

– Для чего?

– Чтобы оценить острова на предмет их пригодности для создания базы.

– Но здесь же не проходят основные морские пути? Для чего держать базы, если грабить некого?

– Это не наше дело.

– Вы не похожи на пиратов.

– А ты что, видел живых пиратов? – усмехнулся Озбек.

– Я их и мертвыми не видел. Ну что, и как вам острова?

– Мы осмотрели только Мукейн, вернее, часть его. Делать какие-либо выводы невозможно.

– А на других островах ваши подельники?

– Какие еще подельники? Нас на архипелаге двое, – изобразил непонимание Бек.

– И как вы попали на остров?

– Вертолетом. У нашего босса большие возможности.

Доррес поднялся из-за стола, прошелся по кабинету.

– Вы убили двух моих людей, еще одного тяжело ранили.

– Да, но не мы первыми начали перестрелку. Мы защищались.

– И тем не менее вам придется отвечать за убийство моих подчиненных.

– Командир, узнав, что нас казнили, разнесет этот остров на куски, – вступил в разговор Аппель.

– О, немецкий акцент. Немец в среде сомалийских пиратов?

– А что, немцу не нужны деньги?

– Перестаньте ломать комедию! – повысил голос Доррес. – Вы такие же пираты, как я президент ЮАР. Признавайтесь, кто послал вас сюда, с какой целью, что вы должны были делать на острове?

– Кроме услышанного, мистер инкогнито, ты от нас ничего больше не услышишь! – с издевкой ответил Озбек.

– Ну, тогда я вынужден буду применить к вам насилие.

– Не думаю!

– Почему?

– Скоро узнаешь!

В это время спутниковая станция Дорреса пропищала сигналом вызова. Ученый-террорист поднял трубку:

– Да!

– Это Бизон!

– Слушаю тебя!

– На меня только что выходил Алекс!

– Что ему надо?

– На Мукейне ваши люди захватили двоих его парней, это так?

– Ах, вот оно что! Так, значит, пленники – люди Алекса?

– Да!

– Зачем он посылал их на остров?

– Найти базу.

– Понятно. А мне эти два молодчика заливают о каких-то пиратах.

– Это люди Алекса, и он желает, чтобы их отпустили.

– Без проблем. Но вплавь, без какого-либо транспортного средства. Только, боюсь, далеко они не уплывут.

– Алекс потребовал, чтобы вы доставили его парней на встречу.

– Он еще и требует?

– Более того, Алекс предупредил, что, если с его парнями что-нибудь случится, то у нас возникнут серьезные проблемы.

– Я понял тебя. Передай Алексу, он получит своих парней. – Доррес отключил трубку, посмотрел на Озбека: – Так вот какие вы пираты? И давно знакомы с Алексом? Кстати, я хотел бы знать, кто скрывается под этим именем.

– Я бы тоже хотел знать, кто такой Алекс, – ответил Бек.

– Разве вы не знакомы?

– Он нашел нас в Дурбане. За весьма приличное вознаграждение. Сказал, что надо проникнуть на остров, обыскать базу террористов и установить за ней наблюдение.

– Так вы – обычные наемники?

– Обычные или нет, судить тем, кого вы уже похоронили. И мы могли бы разгромить весь ваш отряд, но Алекс запретил нам полноценные боевые действия, так что наше пленение – далеко не заслуга ваших дилетантов-охранников.

– Почему он запретил вести боевые действия? Ведь этим он обрекал вас на смерть?

– Алекс обещал вытащить нас.

– И вы поверили первому встречному?

– Мы решили рискнуть. За те деньги, что он предложил, риск оправдан.

– Решили рискнуть и проиграли. Зачем вы теперь Алексу? Он обманул вас.

– А ты прикажи расстрелять нас или, как предлагал твой помощник, бросить акулам. Вот и проверишь, обманул он или нет. За этим Алексом крупная международная организация. У него везде свои люди. С такими лучше дружить.

– Заткнись! – воскликнул Доррес. – Мне надоел твой детский лепет. Итак, с вами все ясно. Я подумаю над вашей судьбой. Недолго. – И, повернувшись к начальнику службы безопасности, приказал: – Обратно в бункер их!

– Слушаюсь, босс!

Бека и Аппеля под охраной повели в подземелье.


Разговор в офисе террористов внимательно прослушал подполковник Седов. Лерой сумел записать его, выжав из аппаратуры все, на что она была способна, и с огорчением произнес:

– Доррес убьет Бека и Ганса!

– А по-моему, Дорресу нет никакого резона валить парней, – заметил Коновалов. – У него еще встреча с Алексом.

– Помечтай. Джей Доррес тянет время и готовит экстренный отход. Никакой встречи он не планирует. Уйти ему наверняка есть куда, и с собой он не потащит никаких людей. Думаю, возьмет только капитана «Венеры», помощника и пару боевиков, которых позже ликвидирует, не исключено, что вместе с капитаном яхты. А если не нужны свои бойцы, то уж наши – тем более. Вопрос только в том, когда он решит покинуть остров.

– У него времени до выходных, – проговорил Грачев.

– Доррес не будет ждать субботы или пятницы, начнет отход сегодня. Лишь в этом случае ему удастся оторваться от Алекса. Но главарь банды не в курсе, что его ждем мы.

– Хакер! Связь мне с Центром! – обратился Седов к Лерою.

– С Москвой? – удивился тот.

– Да! С генералом Белоноговым.

– Есть!

– Слушаю тебя, Валерий Николаевич, – сразу же ответил генерал.

– Доброе утро, Дмитрий Сергеевич.

– Здравствуй. Что случилось?

– Прошу утвердить решение на предстоящие действия.

– У тебя готов план?

– Так точно!

– Он согласован с полковником Трепановым?

– Все согласование проведем после утверждения плана.

– Что ж, докладывай.

Седов коротко донес содержание плана по нейтрализации объекта на острове Мукейн. Генерал молча слушал подполковника, потом сказал:

– Значит, как я понял тебя, первое, что ты намерен сделать, это попытаться обнаружить стоянку яхты террористов и провести акцию освобождения Бека и Ганса?

– Так точно, в дальнейшем атаковать остров основной штурмовой группой отряда, заблокировав выход «Венеры» в открытый океан.

– Хорошо. План утверждаю, но ты немедленно согласуй его с Трепановым. И, пожалуйста, с должным вниманием отнесись к замечаниям полковника, если таковые последуют.

– Конечно, Дмитрий Сергеевич.

– И последнее, я должен быть в курсе происходящего в районе применения отряда.

– Да, товарищ генерал.

– О Берте Рин мы побеспокоимся. Ее уже ждут в посольстве Германии.

– Благодарю!

– Действуй, Седой!

Командир отряда «Z» передал трубку капитану Лерою и объявил всем подчиненным общий сбор.

В 9.00 к Мукейну пошел боевой пловец, лейтенант Кампос, которому были определены главные задачи финальной части операции: обнаружение стоянки яхты «Венера» с акустическим оружием на борту и освобождение из плена капитана Озбека и лейтенанта Аппеля с дальнейшим участием в штурме основного объекта. Выход яхты «003» к острову Седов назначил на 12.30, когда российский военный спутник должен был вывести из строя электронику террористов. Бойцы, облачившись в защитную форму, подготовили оружие. Медленно потекло время. Согласование плана штурма базы террористов с полковником Трепановым заняло несколько минут. Помощник Белоногова выслушал Седого и единственное, что затребовал, так это постоянной с ним связи в ходе штурма, время которого он скорректировал на полчаса вперед, чтобы получить подтверждение вывода из строя электронных систем террористов.


Глава 10

Буксировщик тащил лейтенанта Кампоса через пролив к Мукейну. Где-то на полпути к острову боевой пловец заметил акул, видимо привлеченных работой двигателя «торпеды». Зная, как мгновенно атакуют акулы жертву, лейтенант включил спецгенератор, установленный между баллонами акваланга, так называемый «Дельфин», распространяющий волны, которые исходят от известного врага хищников – дельфинов. Акулы мгновенно скрылись. Кампос подошел к берегу Мукейна в 10 часов 30 минут. Спрятав между подводных камней буксировщик, он начал перемещаться вдоль берега. На поиски стоянки яхты, оснащенной новейшим акустическим оружием, у лейтенанта было не более часа. Именно на столько оставалось кислорода, учитывая дополнительный баллон. Держа наготове подводное ружье, он, внимательно осматривая пещеры, скрытые толщей воды, продвигался с запада на восток. Лейтенанту повезло. В 11.10 он увидел лабиринт, уходящий в глубь горы. Вынырнув, Кампос осмотрелся. Ширина лабиринта вполне позволяла пройти по нему средних размеров яхте. Пройдя по лабиринту, он вошел в широкую пещеру, левая часть которой оказалась естественным причалом, и увидел три судна: яхту «Венеру», с причудливой формы экраном на носу, и два быстроходных катера. Один их них был вооружен пулеметом, а вот второй, покрупнее, имел на вооружении скорострельную авиационную пушку. Грозное оружие для малоразмерных небронированных судов. От причала вверх по трещине вела железная лестница. Охраны на стоянке судов не было. Да и от кого было здесь охранять яхту и катера? Кампос включил радиостанцию, но выйти на связь не смог, купол пещеры создавал экран. Для доклада Седову надо было либо вернуться к началу лабиринта, либо подняться по лестнице наверх. Вот только куда выведет эта лестница? Не прямо ли в кабинет главаря базы? Кампос, просчитав запас кислорода, решил выйти в океан. В 11.20, прижавшись к скалистому берегу, он включил станцию:

– Седой! Это Скат!

– Слушаю!

– Стоянка яхты «Венера» и двух быстроходных катеров, вооруженных, соответственно, стрелковым пулеметом и скорострельной пушкой, находится в квадрате … сектора 2–4, ближе к 3. Вход на стоянку – лабиринт. Из пещеры ведет лестница наверх.

– Я понял тебя, Скат! Благодарю!

– Возвращаюсь в пещеру, оставляю оборудование и поднимаюсь наверх. Приступаю к решению второй части задания – освобождению Бека и Ганса.

– Не торопись, Скат. Сколько у тебя осталось воздуха?

– Как раз пройти лабиринт.

– Ты сейчас на берегу или на плаву?

– Как поплавок, зацепившийся за скалу.

– Стоянка может и наверняка контролируется электроникой базы террористов. Пока ты был в воде, они могли не видеть тебя, но, оказавшись на причале, ты рискуешь попасть под видеокамеру, и тогда тебя ждут крупные неприятности. Находись пока вне лабиринта. Пойдешь в пещеру и далее по плану наверх по моей команде. Как понял?

– Понял, Седой! Болтаюсь у скалы.

Боевики Дорреса действительно контролировали стоянку, но камеры видеонаблюдения были направлены на судна, поэтому дежурный оператор не увидел на мониторе головы Кампоса над водой.

А Доррес в это время размышлял, что делать с Озбеком и Аппелем. Свой отход он уже обдумал. В восемь вечера Джонсон выведет из строя катера, вместе с капитаном яхты загрузит на борт опытные образцы оружия, запас воды, продуктов, топлива, и в 21.00 «Венера» с Дорресом, Джонсоном и наемниками Адамсом и Родсом покинет остров. Капитану Джеку Милкотту за ночь надо будет дойти до устья африканской реки. Там тайная база, где его ждут новые документы, деньги, внедорожник, спутниковая станция. А главное, рядом частный аэродром, владелец которого за определенное вознаграждение выделит самолет, и тот доставит беглецов в Чад. А оттуда открыта дорога в Кувейт. Уйти бы с острова, пока Алекс не начал более агрессивные действия. Потом Джея Дорреса, продавшего образцы оружия талибам, не найдет ни одна спецслужба мира. Придется, правда, оставлять на острове Фила Хенлиса с его наемниками, развратную красавицу Эмили Ларен, но та никогда и ни с кем не пропадет. У материка избавиться от капитана яхты, Барри Адамса и Ли Родса, а в Кувейте, после проведения сделки, и от Кроула с Джонсоном. Не хотелось бы брать грех на душу, но, только убрав всех свидетелей, Доррес может рассчитывать на обеспеченную и безопасную старость. «Гостей», которых прислал проныра Алекс, тоже придется убрать. Вопрос: когда и где? Надежней, конечно, было бы по пути к материку, забрав их с собой в качестве заложников. Но, с другой стороны, неизвестно, не организует ли Алекс преследование яхты, узнав, что Доррес увез с собой его наемников? И вроде узнать об этом ему неоткуда, но как-то этот Алекс стал обладателем практически полной информации по работе на Мукейне? Убрав наемников Алекса на яхте, Доррес сам известит авантюриста о бегстве, и тогда ситуация выйдет из-под контроля. Значит, валить людей Алекса придется на острове. И тихо. Затребует неизвестный проходимец гарантий безопасности своих временных подчиненных, ради бога, он их получит. Захочет говорить с ними, тут уж нет, достаточно того, что он получит гарантии. Вряд ли Алекс будет настаивать, все же эти двое – обычные наемники. А если не обычные? Да и черт с ними, в любом случае Алексу придется верить Дорресу на слово. Не прилетит же он на остров убедиться, что его людям не грозит опасность? Он сегодня вообще может не выйти на связь, в 21.00 пусть делает, что хочет. Значит, надо, не торопясь, готовить отход. И убрать людей Алекса в пещере стоянки судов, лучшего места не придумаешь. Доррес вызвал к себе помощника. Тот тут же явился:

– Да, сэр?!

– Грэм! В девять вечера мы должны покинуть остров.

– Вы считаете, что наше положение столь опасно?

– Смертельно опасно. Уходить будем, понятно, на яхте «Венера». В 20.00, вместе с капитаном Милкоттом, загрузите судно созданными образцами оружия и всем необходимым для плавания до материка, до известного тебе места.

– Но мы вдвоем не сможем скрытно подготовить яхту!

– Поэтому возьмем с собой Адамса и Родса.

– Понял.

– Но это в 20.00. В 13.00 ты должен находиться на яхте.

– Что я должен сделать в 13.00? – удивленно взглянул на босса Джонсон.

– Ничего особенного. Проконтролировать, как Фил Хенлис расстреляет наших «гостей», посланцев Алекса.

– Вы решили убрать их?

– А ты предлагаешь взять с собой, посадив на «хвост» и Алекса с его возможностями?

– А не рано ли вы решили их убрать? Вдруг Алекс захочет говорить с ними по связи?

– Мало ли чего захочет Алекс? Пока здесь хозяин я, и мне решать, кто с кем будет общаться и будет ли общаться вообще.

– Я все понял, сэр. А что с Эмили?

– Мадам Ларен останется на острове, пусть будет утешительным призом для Алекса.

– Думаю, ему это не очень понравится, – рассмеялся Грэм.

– Плевать! У тебя есть час перевести все наши деньги на колумбийский счет. Сделай это! И на яхту.

– Да, сэр!

– И Хенлиса ко мне.

– Слушаюсь.

Начальник службы безопасности явился в 12.20.

– Да, мистер Доррес?

– Фил! Тебе предстоит ликвидировать пленных.

– Вы решили уничтожить их без допроса с пристрастием?

– А что он даст, кроме того, что мы уже знаем?

– Вам решать!

– Ты прав, здесь все решать мне. Значит, сейчас выведешь наемников Алекса из бункера и спустишься с ними в пещеру стоянки яхты и катеров, только без охраны. Расстреляешь непрошеных гостей и трупы сбросишь в воду. Учти, Фил, никто из наших не должен видеть этого.

– Вы подозреваете, что среди наших людей есть подонки, работающие на Алекса?

– А разве это невозможно?

– После того, что произошло, возможно все.

– Вот именно! Ликвидация «гостей» в 13.00. После чего доклад мне.

– Понял!

– Ступай, Фил, и будь аккуратен. Никто не должен видеть тебя с людьми Алекса.

– Да, сэр!

Начальник службы безопасности ушел, а в кабинет Дорреса ворвался Джонсон:

– Сэр! Я не понимаю, что происходит.

– В чем дело, Грэм?

– Вся наша электронная система жизнеобеспечения неожиданно дала сбой!

– Что?! Что значит – дала сбой?

– Видеокамеры не работают, лазерные установки потухли, я не могу перевести деньги из-за отказа компьютеров.

Доррес включил свой компьютер, но тот никак не отреагировал на его действия.

– Что это значит, Грэм? – удивленно спросил Джей.

– Не знаю! – растерянно ответил помощник.

– Так разберись, черт бы тебя подрал!

– А как же контроль за Хенлисом?

– Я сам займусь системой. Наши пушки тоже выведены из строя?

– Нет! Они подключены к автономным дизель-генераторам и способны работать.

– Ну, хоть это в порядке. Давай контролируй Хенлиса и поднимайся ко мне, поможешь разобраться в причинах сбоя компьютерной системы.

– Слушаюсь.

Доррес пошел в специальную комнату, где находился главный блок электронной системы контроля. Если из строя вышла вся система, то сбой мог произойти только там. Джонсон же направился к спуску в пещеру-стоянку судов террористической банды.


В 12.25 капитан Лерой доложил подполковнику Седову:

– На связи Центр!

– Седой! – принял трубку командир отряда.

– Как обстановка, Седой? – спросил генерал-полковник Белоногов.

– Ждем помощи.

– Значит, так, докладываю. Военный спутник в 12.22 вывел из строя всю электронику на островах Мукейн и Бриан. Теперь террористы и слепы, и глухи. Ты обнаружил стоянку яхты «Венера»?

– Лейтенант Кампос обнаружил.

– Она охраняется?

– До сих пор нет, но Хакер перехватил разговор Дорреса с помощником, а затем с начальником службы безопасности. В 13.00 последний должен вывести в пещеру Бека и Ганса для ликвидации, а Джонсон с яхты должен контролировать расстрел.

– Какие меры планируешь принять, дабы избежать гибели Бека и Ганса?

– У входа в пещеру находится Скат. Он получит приказ нейтрализовать Хенлиса и Джонсона.

– Начальника службы безопасности уничтожить, Джонсона взять живым, после чего начать штурм объекта. Дорреса также захватить. Учти, Седой, спутник вывел из строя электронную систему управления слежения и контроля, но не вывел из строя акустические пушки. Так что всем бойцам действовать на острове в защите.

– Есть, товарищ генерал.

– Удачи тебе! Жду доклада об успешном проведении антитеррористической акции.

– Конец связи!

Передав трубку Лерою, Седов по станции малого радиуса действия вызвал на связь лейтенанта Кампоса:

– Скат! Седой! Срочно входи в пещеру. В 13.00 туда начальник службы безопасности острова должен вывести для ликвидации Бека и Ганса. Помощник Дорреса Джонсон направлен в пещеру в качестве контролера. Он будет находиться на яхте. Твоя задача – уничтожить Хенлиса и захватить Джонсона, освободив наших парней, отключить питание устройства на носу яхты и держать оборону в пещере. Учти, у Дорреса есть тоже боевой пловец, и он, как и ты, может внезапно появиться из лабиринта.

– Я все понял!

– Выполняй! Что бы ни происходило наверху, вам с Беком и Гансом держать оборону в пещере и быть в защитных костюмах. Спутник не вывел из строя акустические пушки, что Доррес держит наверху.

– Принял! Пошел!

Кампосу как раз хватило кислорода, чтобы подняться у причала и тут же сорвать с себя маску. Он проплыл до яхты, забрался на борт и стал ждать. Через пару минут в пещеру спустился помощник Дорреса Грэм Джонсон. Он занял место в рубке капитана яхты на прицеле «Винтореза» Кампоса. Оружие для подводной стрельбы боевой пловец отложил в сторону вместе с аквалангом. В 13.00 на лестнице послышались шаги, и на причал вышли с закованными сзади руками Бекир Озбек и Свен Аппель под конвоем начальника службы безопасности острова Фила Хенлиса. Хенлис приказал офицерам остановиться прямо на краю причала:

– Ну вот, господа, и все! Дальше идти некуда.

– Ты привел нас сюда, чтобы расстрелять? – спросил Бек.

– А ты догадливый, турок!

– Тогда выполни последнюю просьбу. Приговоренный к смерти имеет право на последнюю просьбу.

– Ты прав, – усмехнулся Хенлис, – имеет, но, как ты верно заметил, приговоренный к смерти. Вас же, наемников, суд не судит, а значит, не выносит приговоров. Вы – вне закона и, следовательно, не имеете никаких прав. Да и какая разница, как подыхать?

– Я должен умереть свободным. Сними наручники!

– Ты уже никому ничего не должен. Но я все же кое-что сделаю для вас. Молитесь.

Озбек и Ганс подняли вверх глаза, шепча молитву и одновременно ища выход из создавшегося положения. Но принимать решения им не пришлось. Его за них принял боевой пловец, лейтенант Адриан Кампос.

Прицелившись, он выстрелил точно в висок начальнику службы безопасности. Хенлис рухнул на причал, и тело его забилось в предсмертных судорогах.

Джонсон же застыл от изумления. Подобного он никак не ожидал, поэтому и не успел достать пистолет. Глушитель бесшумной снайперской винтовки уперся ему в затылок.

– Ствол на пол, Джонсон! – приказал Кампос.

Помощник, не раздумывая, кто мог атаковать объект, достал из-за спины пистолет и бросил на пол рубки, отодвинув ногой назад.

– Знаешь, что надо делать, – проговорил Кампос. – Значит, оказаться на месте Хенлиса не хочешь?

– Нет!

– Правильно. Хотя мистер Доррес уже приговорил тебя, и жизни тебе оставалось не много, дня два, не больше.

– Этого не может быть!

– Может. Как только разберемся с вашей бандой, мы дадим послушать тебе интересную запись. У твоего босса плохая привычка размышлять вслух, ну, а у нас – записывать эти размышления.

– Кто вы?

– А вот это тебя не касается. Скажу одно, мы здесь для того, чтобы уничтожить ваш гадюшник.

– Так это вы организовали сбой в электронной системе?

– Нет, это сделали наши коллеги. Ты должен доложить Дорресу о том, что Хенлис расстрелял «гостей», не так ли?

– Да!

– Так докладывай!

– А как я объясню, где начальник службы безопасности?

– Разве это сейчас волнует Дорреса? Ему важнее быстрее устранить сбой в работе электронной системы. Вот только все его усилия бесполезны.

– Он ждет меня наверху.

– Знаю! Но не дождется. И вообще вашей конторы, можно сказать, уже не существует.

– Скат?! Может, ты освободишь нас? – прозвучал от причала голос Озбека.

– Конечно, Бек! Согласись, я появился вовремя.

– Согласен!

Кампос толкнул Джонсона глушителем винтовки:

– Пошел на причал! И без фокусов, урод, или я быстро отправлю тебя к Хенлису!

– Я не собираюсь сопротивляться. Я готов сотрудничать с вами.

– Разберемся. На причал!

Не сводя глаз с Джонсона, который, впрочем, не проявлял никакого намерения оказать сопротивление или тем более пытаться бежать, лейтенант Кампос освободил от наручников Озбека и Аппеля. Турецкий офицер поднял автомат начальника службы безопасности, немецкий лейтенант забрал пистолет помощника Дорреса.

– Надо бы доложить о захвате яхты Седому, но отсюда из пещеры это невозможно, – произнес Кампос.

– А ты попробуй, – посоветовал Аппель, – может, Хакер и поймает сигнал.

Лейтенант забрал у помощника Дорреса мощную станцию, вызвал по связи командира отряда:

– Седой! Я – Скат! Как слышишь?

– Я – Седой! – донеслось сквозь сильные помехи.

– Бек и Ганс на свободе, Хенлис уничтожен, Джонсон захвачен.

– Продол…

– Седой! Плохо слышу! Черт, – отключил станцию Кампос, – связь пропала.

– Какая у нас задача? – спросил Озбек.

– Так, парни, задачу Седой поставил следующую: что бы ни происходило наверху, нам оборонять пещеру. При этом иметь в виду, что спутник не вывел из строя акустические пушки Дорреса.

– Как же они управляются?

– Дизель-генераторами. Ганс, попробуй отключить генератор от «тарелки», что торчит на носу яхты.

– Давайте я отключу, – подал голос Джонсон. – Кабель от генератора на пушку проходит через блок системы самоликвидации. Сначала нужно снять ликвидатор, иначе здесь все взлетит на воздух.

– Невысоко лететь, до купола пещеры.

– Думаю, она обрушится.

– Хорошо, Ганс, проводи мистера Джонсона на яхту, Бек, возьми на прицел лестницу, но лучше с катера, а то сверху нам легко могут набросать гранат. От их разрывов свод пещеры не рухнет, а вот осколками задеть может очень даже просто.

– Ты здесь старший, Скат? – спросил капитан Озбек.

– Нет, Бек, здесь по званию старший ты, а я, по приказу Седого, должен прикрывать пещеру со стороны лабиринта.

– От кого?

– От такого же боевого пловца. У Дорреса тоже есть подводник, так что буду ждать «коллегу».

– Понял! По местам!

Лейтенант Аппель провел Грэма Джонсона на яхту, где тот благополучно отключил пушку «Мария», Аппель и Озбек заняли позиции на катерах, готовые вступить в бой.

– Почему чудовищное оружие названо женским именем? – поинтересовался у Джонсона Аппель.

– Доррес назвал пушку в честь своей дочери, Марии, единственного человека, к которому у него сохранились какие-то чувства, – ответил Грэм.

– Понятно! Вам не жаль было солдат правительственных войск и особенно жителей Аббоди, женщин, стариков, детей, когда вы применяли против них эту пушку?

– Жалеть дикарей? Разве это люди?

– С тобой все ясно. Сиди в углу мышью. Одно движение – пристрелю как собаку, ясно?

– Ясно!

Ганс отошел к рубке, откуда контролировал причал, и, увидев, как Кампос опустил в воду какой-то прибор, спросил:

– Это что, мышеловка?

– Типа того, Ганс! Сигнализатор. Он покажет, если кто-то попытается проникнуть в пещеру подводным путем по лабиринту. Ну, а я встречу этого пловца. Жаль, у меня не осталось воздуха.

– А то что? Полез бы в воду?

– Да! Мы должны принимать бой под водой.

– У каждого свои причуды. За каким чертом?

– Тебе этого не понять!

– А оно мне и не надо!

Доррес ничего не смог сделать с главным компьютером – тот не отвечал ни на какие запросы, системы видеонаблюдения, освещения, внутренней связи не работали.

– Что за черт? – непонимающе произнес главарь террористической банды. – Что могло вызвать неисправность сразу всех электронных систем? Это же практически невозможно. Но где Джонсон, и от Хенлиса доклада не поступало, все же радиостанции еще функционировали? – Он попытался вызвать на связь помощника, но тот молчал, молчал и начальник службы безопасности. Ледяной холодок предчувствия смертельной опасности пробежал по спине бывшего ученого: «А ведь остров подвергся нападению».

Как бы в доказательство его предположения в кабинет ворвался Барри Адамс:

– Босс! Пропали Джонсон и Хенлис, а с ними и те, кто вторгся на остров. Оказывается, шеф службы безопасности увел их в пещеру-стоянку нашего флота.

– Я в курсе. Ты вот что, Барри, спустись-ка в пещеру, но не ниже второго уровня. Оттуда посмотри, что происходит на причале и в подземной гавани. Будь предельно осторожен. Пещера может быть захвачена.

– Но кем, босс?

– Думаю, людьми проклятого Алекса. Его переговоры о встрече явились не более чем уловкой, отвлекающим маневром.

– Я выполню приказ, босс, но если в пещере действительно окажутся неизвестные, что делать?

– У тебя радиостанция работает?

– Так точно!

– Сообщи об обстановке в пещере мне, и я скажу, что делать.

– О’кей, сэр. – Адамс выскочил в коридор.

И тут же на связь вышел Родс:

– Босс! От Нуны к Мукейну на большой скорости проследовала яхта «003».

– Где она сейчас?

– На западе, у побережья, или на берегу первого сектора.

– И мы не видим ее?

– Нет, сэр!

– Так, Родс. Похоже, у нас больше нет ни помощника, ни начальника службы безопасности. Сколько в строю людей, способных вести бой?

– Я, Адамс, капитан Милкотт, подводник Мэтт, бойцы Кенни, Жуан, Мика, Питер! Это все, сэр!

– Ты сбросил со счетов меня, Родс!

– Вы не должны воевать, сэр.

– Тогда слушай приказ! Мэтта срочно экипировать и держать на берегу второго сектора. Ко мне отправишь Милкотта и Питера. Сам выставляешь оборону объекта, вместе с Кенни, Жуаном и Микой. Ваша задача – не дать прорваться противнику в лабораторию и заблокировать спуск в пещеру.

– Я понял, сэр!

– Всем передай, экипироваться в защиту от применения наших пушек! На это не более десяти минут, хотя у нас наверняка и десяти минут нет. Пять минут на подготовку, экипировку, вооружение и рассредоточение.

– Понял, сэр. Разрешите выполнять?

– Да!

Отключив радиостанцию, Доррес прошел в лабораторию, где на подставках стояли два устройства, напоминающие гранатометные трубы, от которых тянулись кабели к дизель-генератору.

– Сейчас, господа хорошие, сейчас, мистер Алекс, вы узнаете, что такое мое оружие. Бойня в Аббоди покажется вам детской шалостью.

Доррес начал готовить дизель к запуску.

Его переговоры хорошо слышал капитан Лерой. На подходе яхты к берегу западного побережья французский капитан подозвал к себе командира отряда:

– Седой! Доррес объявил на острове тревогу.

– Подробней!

– Он приказал отправить на берег северного сектора боевого пловца Мэтта, некоему Адамсу Доррес приказал спуститься в пещеру-стоянку яхты и катеров, оценить обстановку. Главарь банды предполагает, что Джонсон и Хенлис убиты.

– И принимает решение ввести в бой своего пловца?

– Думаю, так, но после того, как Адамс проведет разведку. Он должен дойти до второго уровня. Что это значит, не знаю.

– Дальше?

– Доррес назначил Ли Родса командиром группы обороны подходов к объекту, с главными задачами не допустить прорыва неизвестных сил противника в лабораторию и к спуску в пещеру. Родсу он выделил трех бойцов. При себе оставил капитана «Венеры» Джека Милкотта и Питера. Кто он такой, а также Кенни, Жуан, Мика, неизвестно. Скорее всего, охрана острова.

– Бывшие подчиненные мистера Фила Хенлиса.

– Да!

– Понятно, а чем занимается сам мистер Джей Доррес?

– А вот он, Седой, готовит к применению две имеющиеся в его распоряжении акустические пушки, обещая устроить на острове светопреставление, по сравнению с которым бойня в Аббоди покажется детской шалостью. Кстати, всем своим людям Доррес приказал облачиться в спецзащиту.

– Я понял тебя, продолжай наблюдение за объектом, оставайся вместе с капитаном Аймоном Буррони на судне.

– А вы?

– Неуместный вопрос.

Седов вызвал на связь капитана Озбека:

– Бек! Это Седой!

– Да, Седой!

– В ближайшее время к вам по лестнице, но не ниже второго уровня, должен выйти бандит Дорреса, некий Адамс. Его задача – определить обстановку в пещере. Ваша – уничтожить его к чертовой матери, но после того, как он сообщит о захвате судов своему боссу. Далее, у входа в лабиринт «пасется» боевой пловец Дорреса, Мэтт. Он пойдет к вам, как только главарь банды узнает о захвате пещеры, и вы должны обеспечить ему достойную встречу.

– Скат предполагал нечто подобное и к приему полностью готов. Жалеет, что не сможет схватиться с ним в воде.

– Это у пловцов так принято. Я понял тебя. Мы начинаем штурм объекта сверху. Особое внимание всем, доктор Джей Доррес готовит к применению две акустические пушки. Посему – всем быть в защите! Вопросы ко мне, Бек?

– Вопросов нет, командир!

– Работаем!

– Грач, Кот и Бурят со мной, выходим к объекту с запада, – приказал Седов. – Пегас выводит Блондина и Голубя на восточное направление, Давыд и Хирург занимают террасу горы с юга. При выходе на позиции – доклад мне. Штурм назначаю на 14.30. При этом в бой вступает подгруппа Пегаса, отвлекая на себя силы обороны Дорреса, Давыд и Хирург поддерживают подгруппу огнем гранатометов. Моя подгруппа врывается на объект. На нас – ликвидация капитана «Венеры», боевика охранения и захват Дорреса с его акустическими пушками. Остальными террористами и захватом судов займется подгруппа Бека. Вопросы?

У офицеров вопросов не было.

– Защита в порядке?

– Так точно!

– Оружие?

– Готово!

– Начали выдвижение на позиции. В ходе выдвижения связь поддерживаем по необходимости. Пошли!

Спецназовцы трех боевых подгрупп покинули судно.

Капитан Аймон Буррони занял оборону яхты, Лерой остался за компьютером также в готовности при необходимости вступить в бой.


Барри Адамс осторожно спускался по металлической лестнице, сжимая в руках российский автомат «АК-74». Он прошел первый уровень, вышел на второй. Осмотрел причал, яхту, катера, ничего подозрительного не заметил и вызвал на связь Дорреса:

– Босс! Это Адамс!

– Слушаю, – тут же ответил главарь банды.

– В пещере никого.

– А где же, по-твоему, Джонсон и Хенлис?

– Не знаю, возможно, они поднялись наверх?

– Без доклада мне? Спустись еще на пролет, внимательней осмотри пещеру, особенно суда.

– Принял! Спускаюсь.

Пройдя несколько ступеней, наемник Барри Адамс попал в прицел «Винтореза» капитана Бекира Озбека, и Бек быстро нажал на спусковой крючок. Пуля попала в глаз наемнику, и он с грохотом слетел по лестнице на причал.

– Вот так, – проговорил Бек.

Аппель показал ему большой палец правой руки – отличная работа!

Радиостанция подстреленного Адамса издала сигнал вызова, и капитан Озбек ответил:

– На связи!

– Ну, что у тебя, Барри?

Помехи сильно искажали голоса.

– У меня порядок, босс, – усмехнулся турецкий капитан, – а вот у тебя, Джей Доррес, очень крупные проблемы.

– Ты кто?

– Тот, кто пришел попортить тебе шкуру и кого ты приговорил к смерти. Твой Барри лежит с простреленной башкой на причале. Судна захвачены. Не пора ли тебе, ублюдок, подумать о сдаче в плен?

– Не дождешься, тварь! – выкрикнул Джей и отключил станцию, бормоча себе под нос: – Черт! Кто эти шакалы? И как они прошли в пещеру? Только через лабиринт. Но его еще надо было найти. Ай да Алекс, сволочь! Пудрил мозги встречей, а сам стянул силы для силового решения вопроса. Однако как, черт бы его подрал, ему удалось вывести из строя надежную электронную систему? Впрочем, это теперь не важно. Акустические пушки сделают свое дело, и Алекс еще пожалеет, что пошел против, самого доктора Дорреса.

Лерой сообщил Седову о переговорах Дорреса с Беком и размышлениях главаря банды, как всегда, вслух.

Командир отряда, выведший свою подгруппу на западные позиции, ответил:

– Я понял тебя. Доррес с минуты на минуту введет в бой своего пловца и ударит по острову из акустических пушек. Всем быть в готовности!

– Да, командир.

Доррес же, вспомнив о боевом пловце, вновь схватил радиостанцию:

– Мэтт?

– Да, босс!

– Иди в пещеру. Там двое-трое неизвестных. Твоего появления они ожидать не должны, хотя в любом случае они не смогут оказать сопротивления. Возможно, ты станешь лишь свидетелем, как эти гиены перестреляют друг друга и порвут в клочья.

– Вы запускаете пушки?

– Да, Мэтт!

– Отлично, сэр! Мы отобьемся и сумеем уйти с острова.

– Конечно, Мэтт! – «Но уже без тебя, дорогой Мэтт», – прошептал Доррес и переключил радиостанцию на Родса: – Ли! Это Босс!

– Да?!

– Какова обстановка наверху?

– Замечено движение на юге.

– Там перемещаются крупные силы?

– Нет! Люди Алекса могли прибыть на остров, только используя яхту Крига, а на ней много бойцов не доставишь, от силы человек десять. Кенни обнаружил на подъеме только двоих.

– Будьте в готовности. Я накрываю остров из пушек с объекта.

– Да, сэр, надеюсь, это будет впечатляющее зрелище.

– Сами не пострадайте от пушек.

– Мы в защите.

Доррес бросил радиостанцию на стол и, включив пушки, установил низкие частоты. Стекла в замаскированных окнах задребезжали. Доррес почувствовал давление на уши, но наушники надежно защищали его от воздействия низких частот.


– Командир! – вызвал Седова Лерой. – Доррес привел в действие акустические пушки.

– Это я вижу по листве деревьев. Он надеется, что мы начнем давить друг друга, но ошибается, и это, наверное, самая главная ошибка в его жизни. Хотя, кто знает, может, большей ошибкой стали переговоры с Алексом. Все, Хакер! До связи!

– Удачи, Седой!

Радиостанция командира cнова сработала. На этот раз на связь вышел Озбек:

– Седой! Это Бек! Скат обнаружил приближение к пещере боевого пловца Дорреса.

– Валите его! И оставайтесь в пещере.

– Есть!

Вторым о выходе на восточную позицию доложил капитан Коновалов, за ним прапорщик Давыдюк. Отряд был готов для проведения штурма.

Седов вызвал одновременно всех командиров подгрупп:

– Внимание, всем! Штурм!

Шинкевич и Голуб, разобравшие цели со своих скрытых в скалах позиций, выстрелили дважды. Двое наемников, Кенни и Родс, уткнулись окровавленными головами в щебень. Остальные двое, Жуан и Мика, будучи неплохими профессионалами, не растерялись и сменили позиции, войдя в «мертвую» для бойцов Коновалова зону. Но они оставались открытыми для Давыдюка и Додье.

Коновалов вызвал украинского прапорщика:

– Давыд! Это Пегас!

– Да, Пегас!

– Мы потеряли «духов» обороны объекта.

– Не страшно, мы их тут же нашли.

– Ты видишь их?

– Как на ладони!

– Пошли-ка к ним пару выстрелов из РПГ.

– Да и одного хватит!

– Пару, Давыд. В дальнейшем оставаться на террасе в готовности продолжить поддержку моей подгруппы.

– Понял.

С террасы на позиции Жуана и Мики метнулись две молнии, и двумя разрывами выстрелов «РПГ-7» тела боевиков разорвало на фрагменты.

– Пегас! Внешняя оборона объекта подавлена! – доложил Давыдюк Коновалову.

– Принял! Оставайся на связи!

Седов, слыша переговоры капитана и прапорщика, тут же отдал приказ своей подгруппе:

– Идем на объект! Кот – твой Питер, Бурят – валишь Милкотта, ну а Доррес – мой. Вперед!


Подводник Мэтт вошел в пещеру и стал приближаться к причалу. Он был уверен, что пушки Дорреса сделают свое дело и на причале развернется бойня между неизвестными, как это произошло в деревне Аббоди. Он даже не думал о том, что звуковые волны не нанесли противнику никакого вреда и с катера за ним внимательно наблюдает боевой пловец секретного отряда.

Мэтт всплыл, снял маску, оставшись в шлеме, и с изумлением увидел стоявшего на носу катера незнакомца с пистолетом в руке. Он потерял время, чтобы уйти под воду, и Кампос выстрелил прямо в изумленную физиономию бандита, крикнув капитану Озбеку:

– Пловец Дорреса готов, Бек!

– Отлично! Уверен, что под водой больше никого нет?

– Уверен, у меня же работает система поиска.

– Ну, ну, продолжай наблюдение, я попробую связаться с Седым.

Но командир отряда передал сигнал отсрочки переговоров…

Услышав разрывы гранат, Доррес растерянно посмотрел на пушки – те работали на полную мощь, обеспечиваемую дизель-генераторами, затем перевел взгляд на наемника-охранника:

– Что происходит, Питер? Почему неизвестные ведут бой? Или они стреляют друг в друга?

– Надо бы вызвать Родса. Он наверняка прояснит обстановку.

– Родса вызывает босс! – схватил радиостанцию Доррес.

В ответ тишина.

– Черт возьми, ничего не понимаю! Питер, выйди из здания, посмотри, что происходит на острове.

– Слушаюсь, сэр.

Наемник открыл массивную дверь и тут же получил пулю Котенко. Первая подгруппа ворвалась в здание. Капитан «Венеры» вскинул автомат, но его опередил прапорщик Николаев, выпустив очередь в тело Милкотта.

Доррес испуганно отступил назад. Направив на него автомат, Седов произнес:

– Ну, вот и все, мистер Доррес. Как говорится, сколько веревочке ни виться. Вырубайте свои пушки, как видите, против нас они бессильны. Это тебе, ублюдок, не мирных жителей убивать.

– Кто вы?

– Пушки выруби, старый козел, или я разнесу их гранатой!

Доррес отключил дизель-генератор, снял защитный шлем и упал в кресло, повторив:

– Кто вы?

– А ты не догадываешься?

– Люди Алекса?

– Можно сказать и так! Только никакого Алекса в природе не существует, а есть полковник одной из самых мощных спецслужб мира.

– Значит, все-таки спецслужба. Скажите, не знаю, как вас, каким образом вам удалось отключить электронику на островах?

– Все просто, мистер Доррес, атака объектов из космоса.

– Даже так? Об этом я не подумал. Видимо, всерьез взялись за меня.

– А ты как хотел? Возможно, и ушел бы от правосудия, ограничившись испытанием акустического оружия по яхте «003», но бойня в Аббоди подняла все спецслужбы. Ты сам навел на себя спецов.

– Откуда мне было знать, что Криг решит обойти архипелаг? Если бы знал, Аббоди не тронул. Но я не знал, а испытания необходимо было провести в самые кратчайшие сроки.

– Конечно, ведь Кроул нашел покупателя – талибов. И тебе без разницы, что талибы уничтожили бы из твоего оружия твоих же соотечественников.

– Без разницы. Тем более что в Афганистане воюют не только американцы.

– А зачем тебе под старость столько денег? Я бы понял, если бы ты вел разработки чисто из научного интереса. Таких безумцев-ученых во всем мире полно. Им главное результаты, а не деньги. Ты же хотел заработать огромные деньги. Зачем они тебе? Эмили Ларен – хитрая, беспринципная особа, она нашла бы способ завладеть всем твоим состоянием. Зачем ты пошел на преступление против человечества?

– Какие громкие слова! Не надо, мистер инкогнито, вам все равно не понять меня. А Мели ничего не сделала бы против меня, потому как осталась бы подыхать здесь, на этом острове.

– Ах ты, плесень старая! Отбил меня у Крига, чтобы, использовав, кинуть, как ненужную вещь? – раздался от входа в кабинет возмущенный женский голос.

– Бурят! Как оказалась здесь эта дама? – резко обернулся Седов.

– Из потайной двери вышла.

– А если бы она по нам из автомата?

– Ну, нет, этого она не успела бы.

Ларен, как разъяренная кошка, подскочила к Дорресу:

– Вот ты, значит, как со мной? Но ничего, старый пень, из меня получится очень хороший свидетель. И я с удовольствием прочитаю в газетах, как ты отправился на электрический стул.

– Бурят, – приказал подчиненному Седов, – убрать мадам Ларен. В отдельную комнату ее, под охрану!

– Есть!

Николаеву не без труда удалось увести из кабинета разгневанную женщину.

– Дура-баба, – усмехнулся Доррес. – Таких, как я, не сажают на электрический стул, не вешают, не расстреливают, не усыпляют вакциной, даже не судят. Такие, как я, нужны любой спецслужбе любого государства. Ведь так, мистер инкогнито? Скажите, ведь вы получили приказ взять меня живым?

– Нет, такого приказа у меня не было.

– А я узнал вас. Ведь передо мной известный журналист мистер Седов?

– Какое это имеет значение?

– А ваш отряд – это те самые русские туристы, приглашенные для экзотического отдыха на острове архипелага Флегур да Гунья?

– Повторяю, мистер Доррес, это не имеет никакого значения. Собирайтесь, мы должны покинуть остров. – Седов взглянул на Котенко: – Кот, помоги мистеру головорезу упаковать минимум вещей. Большего ему в ближайшие годы не потребуется.

– Да, командир!

Седов вызвал в кабинет капитана Коновалова. Командир второй штурмовой группы явился незамедлительно:

– Я, Седой!

– Собери подгруппы. Беку команду – уничтожить катера и вывести «Венеру» на открытую воду. Акустические пушки отсюда перенести на яхту «003». Дорреса – туда же. Я – к Хакеру. Ларен не забудьте, мадам берем с собой!

– Пойдем на Керуг? – спросил Коновалов.

– Это в Центре решат! Работать, ребята, операция еще не закончена!

Седов запросил Лероя, снята ли с острова космическая блокада. Капитан ответил, что уже минут десять, как спутник прекратил воздействие на землю. Тогда командир прошел на судно и приказал Лерою:

– Срочно мне связь с Трепановым!

– Енисей на связи, Седой! – вскоре доложил капитан.

– Енисей! Прими доклад. Объект на острове Мукейн захвачен, в том числе яхта «Венера», два быстроходных катера, опытные образцы переносного модифицированного акустического оружия, сам мистер Доррес, его помощник Джонсон, а также пропавшая мадам Эмили Ларен. Остальные боевики Дорреса уничтожены. Доррес с Ларен переведены на яхту «003», туда же доставлены две пушки. С нашей стороны потерь нет!

– Ну, что, Седой, Алекс сделал свое дело?

– Более чем! Но у меня вопрос: что делать с лабораторией? Здесь всего полно, чтобы устроить новую базу.

– Я доложу обстановку в Центр. Там примут решение по объекту.

– Я понял, нахожусь на связи!

Передав трубку, Седов присел в мягкое кресло и обратился к Лерою:

– Кажется, Хакер, наше турне по островам Индийского океана приближается к концу.

– Я бы сказал, к конечному своему завершению, – поправил командира французский капитан.

– Верное замечание, – ответил Седов.

– Один вопрос разрешите?

– Да хоть с десяток!

– Мы обещали вытащить с Керуга Берту Рин.

– Я все прекрасно помню и подниму о ней вопрос при общении с Белоноговым.

– А почему Доррес безразлично отнесся к исчезновению Квабене Дику?

– Потому что Трепанов-Алекс запустил «дезу» о том, что Дику перешел на его сторону.

– А на самом деле?

– Его уже давно сожрали крокодилы.

– Жестоко!

– На войне как на войне, Хакер!

– Так точно. Минуту! Система подает сигнал вызова на связь.

– С материка?

– Да нет, подальше, из Москвы. Генерал Белоногов на связи.

Седов вновь взял трубку:

– Седой!

– Вечер добрый, Валерий Николаевич.

– Добрый, Дмитрий Сергеевич.

– Трепанов доложил мне о решении задачи по Мукейну. Что ж, поздравляю. Теперь о твоих дальнейших действиях. Первое, что необходимо, это с помощью или же по принуждению Дорреса изъять всю документацию по работе над оружием, включая содержимое электронных носителей, жестких дисков компьютеров. Вся информация по акустическому оружию должна быть у нас. Второе, яхту «Венера» в сопровождении судна «003» доставить на остров Керуг.

– На турбазу Джона Крига? Не рискованно ли? – прервал генерала Седов.

– Нет! У мистера Крига внезапно появились проблемы с местными правоохранительными органами и банками. Такие проблемы, что Криг посчитал лучшим выходом из создавшегося положения бегство на материк. В общем, сейчас на Керуге представители всех стран «Совета шести». Третье. Из Керуга отряд вертолетом известной тебе компании перебросят на военный аэродром Африканской республики. Оттуда, с промежуточной посадкой в Иране, «Ил-76» доставит вас в Москву, а с вами и господ Дорреса, Джонсона и мадам Ларен. Все обеспечение по возвращению отряда на подмосковную базу на полковнике Трепанове. Как понял меня, Седой?

– Понял, Дмитрий Сергеевич. Но вы ни словом не обмолвились о решении по лаборатории и другим объектам Мукейна.

– По острову будет нанесен ракетный удар нашей подводной лодкой!

– Понял! И еще, мы, точнее, я обещал Берте Рин свободу и возможность начать жизнь сначала.

– В курсе. Сейчас с фрау Рин в посольстве Федеративной Республики Германии в ЮАР работают психологи. Позже ее переправят в Германию. Кстати, она просила передать тебе спасибо.

– Не за что. Берта так и считает нас представителями конкурирующей с Кригом европейской фирмы?

– А ты хотел бы, чтобы она узнала правду?

– Я все понял. А что по Кроулу, Смелноку?

– Мистер Гарри Кроул, больше известный как профессиональный террорист Бизон, вчера вечером был задержан спецгруппой американских войск при попытке уйти в Кувейт, – ответил генерал. – С утра его отправили из Кабула в Москву. Сейчас им занимаются, по-моему, немцы, представители «Совета шести». Бен Смелнок же, поняв, что проиграл, покончил жизнь самоубийством.

– Так же, как в свое время погиб и поныне здравствующий Джей Доррес? – усмехнулся Доррес.

– Нет! Смелнок выбросился из окна своей нью-йоркской квартиры. Наши люди имели возможность убедиться в смерти подельника Дорреса.

– Понятно! Начинаем отход на остров Керуг?

– Да! И не удивляйся, если иногда в небе над вами будет появляться «Ми-8». Мы с Трепановым посчитали, что прикрытие с воздуха при транспортировке такого важного груза не помешает.

– А почему, Дмитрий Сергеевич, не уничтожить и оружие, и документацию на Мукейне? Зачем нам разработки Дорреса? Ведь он уйдет от наказания, не так ли?

– Это, Валера, к сожалению, решать не нам с тобой, – вздохнул Белоногов. – Нам поставлена задача, мы должны ее выполнить.

– А если внезапно сработают самоликвидаторы на пушках? А рядом с ними, так же неожиданно и случайно, будет находиться документация?

– Ты мне брось это! Экспертиза «Совета шести» быстро разберется, что и почему вдруг сработало на Мукейне, и тогда, Валера, тебе несдобровать. И ладно бы пострадать за дело, так Доррес все равно восстановит документацию и оружие. И зачем уничтожать его? У нас нет гарантии, что террористы где-нибудь на базах Афганистана или Пакистана не работают по созданию другого вида вооружения, так что акустическое оружие вполне может нам пригодиться. Как фактор сдерживания и средство более чем эффективного противостояния международному терроризму.

– Но Доррес – преступник, генерал!

– Согласен. К сожалению, не мы решаем его судьбу, и давай закончим на этом!

– Есть!

– В 20.30 яхта должна быть на острове Керуг. Вас встретит полковник Трепанов.

– Понял! Выполняю!

– Так-то лучше! До встречи, Седой!

– До встречи.

Командир отряда «Z» передал трубку Лерою:

– Держи, Хакер, надеюсь, сегодня нас больше не побеспокоят.

На яхту поднялся лейтенант Аппель:

– Седой, я хотел бы знать, что с Бертой Рин?

– Не понял, – удивленно произнес Седов, – а тебе, Ганс, какое дело до фрау Рин?

– Она мне понравилась, командир, и я, естественно, с разрешения командования, мог бы отправить ее в Германию, к своим родственникам для начала.

– Ну, ты даешь, Ганс! И виду не подал, что испытываешь чувства к Берте.

– Все произошло внезапно, командир.

– Значит, любовь с первого взгляда?

– Можно сказать и так!

– А как насчет взаимности? У нас говорят, насильно мил не будешь.

– У меня не было времени на ухаживания, но уверен, что при наличии такового сумею добиться ее расположения.

– То, что уверен, хорошо, но добиваться расположения Берты тебе придется в Германии.

– Не понял?

– Она сейчас в посольстве Германии в ЮАР и вскоре будет отправлена на родину. Получишь отпуск, если еще получишь, может, и найдешь ее и добьешься того, чего хочешь добиться, в чем я тебе искренне желаю удачи. Сейчас же ничем помочь не могу.

– Понятно! Я найду ее!

– Верно! Так, Хакер, – обратился Седов к Лерою, – запроси у офицеров, готовы ли они к отходу.

– Я принял доклады от Пегаса, Бека и Давыда.

– Почему молчал?

– Так вы с Гансом весьма интересный разговор вели.

– Докладывай!

– Скат вывел «Венеру» из пещеры. На борту пленный помощник Дорреса, Джонсон, и Бек. Ганс прошел сюда по суше.

– Что еще?

– Пегас сообщил, что вся документация, системные блоки и прочие электронные штучки вынесены за пределы лаборатории.

– Что Давыд?

– Проверил базу террористов на предмет «чистоты». Охрана острова уничтожена.

– Хорошо! Передай Скату, чтобы выводил яхту к острову Нуна. Туда же подойдем и мы на «003». И… поедем на Керуг в сопровождении вертолета «Ми-8».

– Понял, выполняю.

В 16.10 конвой из двух яхт обошел остров Нуна и взял курс на Керуг. Сзади прогремели мощные взрывы. Над Мукейном поднялось огненно-черное грибовидное облако. База террориста Дорреса была уничтожена. Спецназ возвращался домой, выполнив поставленную задачу. Седов с яхты попробовал набрать мобильный номер Галины и, как ни странно, услышал гудки вызова. Мобильная связь действовала. Подполковник сбросил вызов и отключил сотовый телефон. Пусть его возвращение станет сюрпризом для любимой женщины. Он улыбнулся.

– Чему улыбаешься, командир? – спросил Коновалов, глядя на него с легким недоумением.

– Как, чему, Юра? Жить хорошо! Просто жить!

– А хорошо жить еще лучше? Как в известном фильме?

– Да, а хорошо жить – еще лучше. Но, знаешь, по мне и того, что есть, хватит.

– О Галине думаешь?

– Да!

– Ну, ладно, не буду мешать! Скоро встретитесь!

– Надеюсь!

Коновалов ушел, Седов прикурил сигарету. Как же все же хорошо, что тебя кто-то где-то ждет. И не просто ждет, а ждет с нетерпением, любя. В этом все! В этом жизнь!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • X