Юлия Валерьевна Антощук - Ты – мой плен [СИ]

Ты – мой плен [СИ] 493K, 92 с.   (скачать) - Юлия Валерьевна Антощук

Юлия Антощук
ТЫ — МОЙ ПЛЕН

Посвящается всем девушкам, находящимся в поисках личного счастья, всем тем, кто потерял свою любовь или находится на распутье, а также всем-всем, сомневающимся в своем выборе.

Я верю и надеюсь, что эта книга будет исцеляющим бальзамом для всех, потерявших надежду.

«Я любила его, так любила, что я люблю свою прошедшую любовь к нему»

— Л.Н.Толстой «Анна Каренина»

«Любовь возникает, когда двое начинают делиться сокровенными мыслями, запретными тайнами. Все остальное — не любовь, а простое трение о кожу, мимолетное наслаждение, после которого чувствуешь себя опустошенной, будто в твой дом ворвались грабители»

— Катрин Панколь


Пролог

Когда-то я обещала своей дочке, когда она вырастет, рассказать историю, как я познакомилась с ее отцом, историю нашей с ним любви. И вот настал тот день, когда в один из вечеров она зашла ко мне в комнату и сказала: «Мама, ты обещала, когда мне будет 15 лет, ты расскажешь о вас с папой! Мне уже скоро 16! Я хочу все знать! И в подробностях!».

Моя любимая дочь, такая взрослая, которая еще только вступает во взрослую жизнь, сидит напротив меня и ждет красивой истории про любовь. В ее возрасте все девочки уже влюбляются, встречаются, расстаются. Однажды я ей сказала, чтобы она не торопилась с этими чувствами. Но она не послушала меня, и стала гулять с мальчиком старше ее на два класса. Их роман продлился неделю. Как она страдала, сколько слез пролила на моей подушке. И тогда я поняла, что мне нужно на своем собственном примере показать ей, как важно не бросаться в омут с головой в свою пассию, не искать в нем источника счастья, хранить себя для человека, предназначенного тебе судьбой. Я хотела уберечь ее от страданий, чтобы она была мудрее мамы, и не пошла по моему пути, чтобы знала, что любовь не всегда имеет яркие краски, иногда следует оставить ее вовремя и идти дальше. Чего я в свое время не сделала. Конечный мой выбор, конечно, оказался правильный, и я не жалею ни секунды о сделанном выборе. Мой путь к счастью был не самым счастливым и идеальным, но на примере его я могу показать своей дочери важность тех поступков, которые мы совершаем в своей жизни, важность решений, которые мы принимаем, важность выбора спутника на всю жизнь.

Сейчас, когда нужно снова все вспомнить, поднять из памяти, я боюсь. Это слишком трудно для меня, ворошить прошлое. Вспомнить — значит заново пережить, заново пройти по тому пути. И я готова, я готовилась к этому очень долго.

Наши друзья знали, что не простая была у нас с мужем история до того, как мы познакомились с ним, не просто зарождались наши отношения, но никто до конца так и не узнал через какие трудности мы прошли, чтобы обрести то совместное счастье, которое есть сейчас у нас. Мой муж очень мудрый человек, он пообещал сохранить все в прошлом и не вспоминать то, что произошло почти двадцать лет назад. Но моя дочь должна узнать наш секрет, и время пришло.

— Да, думаю, пора тебе поведать свою историю, — с грустью в голосе отвечаю я Кейт, и вспоминаю первый день нашего с Джимом знакомства.


1

Это был декабрь 2000 года. Месяц, который перевернул всю мою жизнь.

Мне 24 года, я молода, красива и ни чем не обременена. Только закончив учиться в университете на профессию журналиста, я ощущаю свободу, и меня начинает кидать во все авантюры, я ищу новые эмоции, новые знакомства и конечно вторую половинку.

Как-то на одной из вечеринок по случаю дня рождения друга семьи лучшая подружка Лиза предложила мне зарегистрироваться на сайте знакомств.

— Ну а что? Ты ничего не потеряешь, а возможно и приобретешь кого-то! — Не переставала твердить она, — Джул, сколько можно уже быть одной?

И я стала задумываться, а почему бы и нет. Отношений серьезных у меня не было, так как учеба и практика в рекламном агентстве занимали все свободное время, поэтому и опыта общения с мужчинами я не имела. А года шли неумолимо быстро, и я прекрасно понимала, что ждать принца на белом коне смысла нет. Нужно взять инициативу в свои руки.

Несколько дней я не решалась войти на сайт и зарегистрироваться.

— На этих сайтах столько обмана и жуликов, — твердили мне разные знакомые, — не боишься?

И только Лиза поддерживала меня в этом направлении. Она сама пришла и помогла создать аккаунт. Фотографию выбрали летнюю и самую красивую, что была у меня — загорелая шатенка с карими глазами, маленьким слегка заостренным носиком, пухлыми алыми губами, с распущенными до плеч вьющимися волосами, в юбочке и майке на фоне Финского залива.

— А теперь, — закончив регистрацию, радостно сообщила она, — жди приглашений на знакомства! Думаю, долго ждать не придется.

— Спасибо, Лиз. Я в предвкушении!

Меня удивил тот факт, как много оказалось желающих познакомиться. Сколько одиноких мужчин и женщин ищут свою вторую половину в этом виртуальном мире. Наша жизнь стремительно меняется, и если раньше наши бабушки и дедушки знакомились на танцах, в парках культуры и отдыха, да и просто на прогулках, то сейчас в 21 веке в сети Интернет стало возможно все, не выходя из дома: дружить, влюбляться, развиваться, играть, отдыхать, общаться.

Сайт знакомств поглотил меня целиком. Встреч происходило множество, попадались молодые люди разных взглядов, интересов, но никто не мог меня зацепить. Я такой по своей натуре человек, избирательный. Связано ли это с воспитанием, или с чем-то еще, но найти человека по душе мне было сложно.

Чем опасны виртуальные знакомства, это тем, что там, на страничке ты можешь быть кем угодно, ты можешь создать такой образ, которой в жизни вообще никак не соответствует тебе. Реальный человек знакомится с таким вот персонажем, строит в своей голове определенный образ, а встретившись с ним в обычной жизни, разочаровывается. Что со мной и произошло.

Мы вели переписку неделю, по общению и фотографиям мне казалось, я влюбилась. В итоге встречу назначили в кафе в центре Петербурга. Я ждала того дня с предвкушением. Протрещала все уши маме и Лизе, что иду на первое в своей жизни свидание, купила новую блузку, навела кудри — в общем, полный комплект.


— Здравствуйте, — обратилась я к официанту, зайдя в кафе и осмотревшись. Все столы оказались заняты.

— Вы, наверное, Джул? Вас ожидают вон за тем столиком. — Указав на дальний стол у окна, ответил мне приятный на вид молодой человек.

Летящей походкой я дошла до нужного стола, и что же я там увидела — мужчину лет сорока, полного телосложения и лицом, как у шарпея.

— Привет, прекрасная леди, — обратился ко мне этот человек.

— Вы Глеб? — Только и вырвалось у меня.

— Конечно!

— Но на сайте у вас другая фотография, и возраст совсем не тот! — Я не знала, что мне делать, так и стояла рядом со столиком как вкопанная.

— Ну да, а что в этом такого, это же интернет. Присаживайся же, прекрасная леди!

— Нееет, спасибо, но я знакомилась с одним человека, а вас я совсем не знаю! — Поспешно произнесла я, и без оглядки покинула кафе.

— Сегодня же удалюсь с этого сайта, — твердила я себе, пока ехала на своем поддержанном Пежо до дома.

По каким-то обстоятельствам я не удалилась с сайта знакомств, но стала реже туда заходить, практическому никому не отвечала, в основном просто смотрела входящие сообщения.

И когда, уже отчаявшись, что не получается встретить того самого человека, я опять вошла в свой жизненный повседневный ритм, появился он, как гром среди ясного неба.

Произошло это за три недели до нового года. Настроение, не смотря на предвкушение будущих праздников — залезть в кровать и не вылезать до самой весны. От уныния, в который раз решив все же удалиться с сайта, я захожу на свою страничку и вижу сообщение от симпатичного молодого блондина: «Я Джим, давай знакомиться».

Разрешив себе последнюю попытку познакомиться таким путем, я тут же ответила: «Привет, давай».

Первые дни я не отрывалась от телефона. Общение с Джимом меня затягивало так, что уже было все равно на все остальные дела. Я не понимала, как можно так влюбиться, не видя человека, зная его только по сообщениям в социальной сети. Где-то внутри я понимала, что пропаду, если буду и дальше с ним общаться. Лишь со временем я поняла, что интуиция меня тогда не подвела. Подвела лишь я саму себя.

Первая наша встреча состоялась через три дня. Он приехал к моему дому, забрал меня и мы поехали гулять вдоль каналов реки Невы. На улице стоял сильный мороз, но он не мог остановить двух влюбленных друг в друга людей. На тот момент я верила, что чувства мои взаимны, как потом оказалось, это была иллюзия, придуманная мной. Но все по порядку.

Я узнала, что он разведен, и у него двое детей. Причину развода он не говорил, ссылаясь на негативные отношения с бывшей женой. О себе он говорил мало, чувствовалась в нем какая-то таинственность и скрытность.

Мы быстро прошлись по каналам и побежали в машину греться. Покатались немного по городу, посидели в уютном кафе на Невском проспекте, и он отвез меня домой.

Первое впечатление о Джиме сложилось только положительное. Он был одет в строгий костюм, что подобает человеку, служащему в органах и занимающему высокую должность, не смотря на столь молодой возраст — 28 лет. Лицо немного усталое, напряженное, а глаза небесно-голубые, настолько глубокие, что можно в них утонуть. Взгляд же, казалось мне, был стеклянным и холодным как лед. Говорил он спокойно, смотрел всегда только в глаза собеседнику. Несмотря на его статус и внешний образ, я сразу поняла, что он добрый и интересный человек, которого хочется узнавать дальше.

— Я пропала, — вернувшись домой, размышляла я.


В ту ночь, мне приснился сон — я плачу от того, что мне запрещает общаться с Джимом мой отец. Он забрал мой телефон, со словами: «Джул, тебе нужно прекратить общение с этим парнем». Я проснулась вся в слезах, не понимая, придавать ли значение этому сну. Но было уже поздно, я не могла отказаться от общения, я стала зависима от него, и это чувство меня пугало.

Неделя прошла без встреч, меня обижало, что он не предлагал встретить меня с работы, или даже просто увидеться. Я не могла понять, почему общение стало редким, он мог за день ничего не написать, а на другой день, как ни в чем не бывало спросить как дела, я не понимала, что он чувствует ко мне, хочет ли проводить со мной время, видеться. И это все меня очень расстраивало, я не могла держать все в себе, каждый день звонила Лизе, и часами разговаривала с ней, чтобы как-то успокоить свои мысли.

А через неделю спустя состоялась вторая встреча. Он позвонил мне под вечер, и позвал к себе в гости. Я приехала в его красивый загородный дом. Первое, что меня поразило — это масштабы того места где он жил, после своей то маленькой квартирки. «Жить тут, мечта каждой девушки» — подумала я. А второе, и даже не поразило, а задело — от него пахло спиртным. И как вообще он посмел пригласить меня в гости, будучи в таком состоянии?

— Джим, где ты был?! — Сразу с порога накинулась я.

— В гостях у друзей, ну выпили немного, что тут такого, Джул, мы давно уже не дети. — Спокойно, без эмоций, ответил он, — ты проходи, я сейчас зажгу камин, и принесу вина.

Мы сидели на пушистом белом ковре у камина, пили вино, слушали музыку и смотрели, как горит огонь. Я расслабилась, злость к нему понемногу уходила.

— Джул, ты такая красотка! Почему у тебя нет никого? — Неожиданно спросил Джим, и обнял меня за талию.

— Разве красота главное? Я ищу человека, способного полюбить мою душу.

— Как у тебя все сложно, оказывается…

А дальше все как в тумане. Я посмотрела ему в глаза, и наши губы слились в поцелуе. Как помню, я улетела к небесам от чувства эйфории прикосновения к его телу. Мы целовались целую вечность. Страсть бурлила в наших сердцах.

— Какая ты сладкая! — Только и повторял Джим.

В ту ночь ничего не произошло, лишь поцелуи и сон вдвоем. Я была счастлива. На душе, засыпая, царили мир и радость.

Все развеялось утром, когда мы проснулись. Я хотела еще понежиться в его безумной мягкой кровати, провести день вместе, сходить в кино, но он дал понять, что мне пора домой. Его холодные слова, как ножом вонзились в мою душу:

— Нужно вставать, Джул, у меня много дел.

— Сегодня же воскресенье!

— Ты знаешь, я много работаю, поэтому в выходные стараюсь завершить все накопившиеся за неделю дела.

— Хорошо, я тогда пойду домой, — с надеждой, что он предложит все же остаться, или хотя бы позавтракать, ответила я и вскочила с кровати.

В ответ услышала лишь тишину.

У двери он сухо чмокнул в мои растянутые в улыбке губы и сказал «Пока».

Не отвечая, я захлопнула за собой дверь и быстро ушла, чтобы не вернуться и не высказать, как не хорошо поступать так с девушкой.

Сказка закончилась. Принцесса превратилась в обычную девчонку, которую попросили уйти, даже не объяснив, что в ней не так.

Я чувствовала себя униженной и брошенной. Я вызвала такси, но не поехала, а пошла пешком до ближайшей остановки. Мне необходим был свежий воздух, чтобы понять, что произошло. Слезы наполняли мои глаза, я шла, куда вела дорога, сама не зная, правильно ли иду, и только сдерживалась, чтобы не закричать в небо: «Почему?».


Весь день я ждала, что он напишет, спросит, как добралась до дома, чем занималась. Каждый звонок на телефон заставлял меня вздрогнуть, но увидев на экране, что звонок не от него, я еще больше расстраивалась. Так и не дождавшись от Джима ни весточки, я уснула, а утром пришло долгожданное сообщение: «Привет, как дела?».

«Привет, хорошо» — Также бесчувственно, как он выпроводил меня вчера из дома, ответила я и на этом переписка окончилась.


2

Дальше пошли серые будни. Общение с Джимом сходилось на «нет», иногда, конечно, он напоминал о себе, спрашивал как жизнь, но не более. Ты спросишь, почему я не писала ему первая. Я боялась. Боялась снова быть отвергнутой. Я пообещала себе, что такого со мной больше не случится.

Никогда, дорогая моя, не делай первый шаг навстречу человеку, если не чувствуешь от него взаимности, если до конца не уверена в его серьезном к тебе отношении. Если это твой человек, он сам тебя найдет, он любыми способами отвоюет и добьется, будет искать повода, чтобы тебя увидеть, услышать. Это его задача, и ни в коем случае не твоя. Запомни мои слова, когда-нибудь они тебе пригодятся.

Кейт, раскрыв рот, тихо слушала меня. Я заметила, как она увлеклась моим рассказом, впитывала каждое слово, каждый совет. Для меня было важно именно на этом этапе ее взросления показать ей достойную модель поведения девочки с противоположным полом.

— Мамочка, неужели ты переживала то же, что и я тогда с тем мальчиком?

— Конечно, Кейт. Твоя мама не такая старомодная, как ты думаешь, — улыбнулась я и продолжила свой рассказ.


Настал Новый год. На тот момент мы уже практически не общались.

Я не находила себе места, в голове присутствовал только он, я не могла не думать о нем, выкинуть из мыслей ту ночь. Не нашлось бы такой гадалки, способной изгнать его из моего сердца, как мне тогда казалось.

Это болезнь, от которой не придумали таблетку, только ты можешь сам победить ее. Но у меня не хватало внутренних сил, я летела в пропасть.

— Как тебя угораздило так влюбиться, после двух проведенных вместе встреч? — Не понимала Лиза, — что в нем такого?

— Что-то такое, чего я не могу объяснить, меня как привязали к нему, что делать, Лиз?

— Время покажет, Джул, может еще не все потеряно.

И я продолжала верить, что это не конец.


В ту новогоднюю ночь у меня снова появилась надежда, что мы будем вместе. В кругу своих близких друзей, после боев курантов, мне пришло от Джима сообщение: «Дорогая Джул, с Новым годом!».

Всю ночь мы переписывались, он намекал на то, что хочет со мной отношений, но не увидел во мне того же желания. «Что за бред» — думала я, но снова воспарила духом, поверила всем его словам.

Глупо верить человеку, который непостоянен в своих действиях.


В новогодние каникулы состоялась третья наша встреча. 2 января шел снегопад, легкий мороз кусал кожу, я стояла на дворцовой площади и ждала его. Опаздывал.

«Может и вовсе не придет, просто забыл» — Разные мысли крутились в моей голове, руки тряслись, то ли от холода, то ли от страха увидеть его.

— Привет, Джул. На десять минут опоздал, извини. — Прервал мои думы Джим.

— Это не страшно, привет. — Улыбнулась я в ответ.

— Замерзла?

— Чуть-чуть.

— Я только вырвался с работы. Пройдемся? На улице такая красота сегодня.

— Ага.

Он взял меня за руку, и мы пошли к дворцовой набережной. Я чувствовала холод по всему телу, но боялась признаться ему в этом, до невозможности не хотела отпускать его в тот вечер.

— Когда мне хочется побыть одному, я всегда еду сюда. Люблю вечером здесь бывать, смотреть, как проезжают машины, гуляют туристы, воркуют влюбленные, дети кидают камушки в реку. Смотришь на это все, и понимаешь, ты не один в этом огромном мире.

— Почему ты позвал меня сюда? — Спросила я Джима.

— В особенное место нужно звать особенных людей, Джул. Ты замерзла, пойдем в машину греться.

После его слов мне стало теплее. Искорка надежды появилась в моем сердце.

— У тебя я уже была, теперь может ко мне? — Осторожно предложила я.

— Я не против. Поехали!


— У меня все скромно, — зайдя в квартиру, сообщила с порога я, — но уютно.

— Джул, главное — ты рядом.

Он стал меня целовать, так страстно, что ноги у меня подкосились.

— Джим, может, для начала разденемся, не тут же в прихожей, — вырвалась я из его объятий, и только хотела начать снимать свое пальто, как он остановил меня со словами:

— Я сам.

Сняв всю верхнюю одежду, Джим взял меня на руки и унес в комнату. И опять этот прилив неконтролируемой страсти.

Мы провели ночь вместе. Первая наша ночь «любви». Наутро я уже знала, что он проснется и убежит. Так и случилось. Он проснулся рано и сразу ушел, сказав, что нужно домой, чмокнув, как в прошлый раз, в губы на прощание.

— Не понимаю тебя — сказала я, перед тем как захлопнулась за ним дверь.

«Расстраиваться не буду» — с этими мыслями я снова провалилась в сон.


В тот день я узнала причину, почему он так странно себя ведет. Вечером мне пришло сообщение: «Не советую тебе общаться с Джимом, он тебе не сказал, но у него есть девушка».

Я ответила: «Кто это?»

Ответ пришел через минуту: «Его девушка Мэгги! Мы живем вместе. Я только приехала с отпуска, и тут же узнаю от его друзей, что он крутит роман за моей спиной. Он мужик, это понятно, но ты то, куда лезешь? Ты не из его окружения, детка».

Странно узнать такое после проведенной ночи с ним.

«Откуда у тебя мой номер?»

«Нашла в его телефоне. Чтобы я больше не видела, что вы общаетесь, очень надеюсь на твое понимание».

Отвечать я не стала. Разбираться просто не было смысла. Облако черной тучи накрыло меня.

«Вот я наивная дура, поверила в сказку» — тихо сказала я вслух.


3

На следующий день, поговорив с Лизой, я приняла решение, что нужно поставить жирную точку в этой истории, и только хотела заблокировать его номер телефона, как пришло от него сообщение: «Как дела? Не могу забыть ту ночь…». Моему возмущению не было предела, и тут же в голову мне пришла идея, как разоблачить его. Я написала, немного приврав: «А я то как не могу забыть как ты во сне признавался в любви какой-то Мэгги. Не хочу больше тебя видеть, и не пиши на этот номер». Он ответил коротко: «Хорошо», и на этом первая часть этой истории закончилась.

Я отпустила его, это было легко, но не отпустила из своего сердца. За то время, что мы провели вместе, я влюбилась, мне казалось, что мои чувства взаимны, и в мою голову никак не умещалось все происходящее.

— Он был так искренен со мной, я ни за что не подумала бы, что у него еще кто-то есть. Как такое возможно? — Плакалась я по телефону подруге.

— Ох, Джул, наверное, он из тех мужчин, которым мало одной женщины.

Предстояло жить с той болью, которая зародилась в моем сердце. Каждый новый день начинался с мысли о нем. Я не могла выйти из этого круга мыслей, настолько болела душа, что не хотелось просыпаться по утрам. То чувство, когда ты не хочешь жить из-за какого либо человека, разъедает изнутри. Слабому человеку очень опасно подвернуться этим эмоциям. А возможную причину, почему рождается эта боль, я поняла спустя много лет после истории с Джимом.

Одна девушка переживает расставание с любимым легко, ну как легко, она может пострадать пару недель, но потом берет себя в руки и идет дальше, с гордо поднятой головой, а другая теряет интерес к жизни, и заканчивает ее самоубийством.

— В чем их различие, как ты думаешь? — Спросила я свою дочь.

— Характер? Эмоциональность? — Через минуту, подумав, ответила Кейт.

— Верно. Но есть еще одна очень важная составляющая — это твое личное пространство. Время, которое ты проводишь с собой. Время уединения. Если ты не умеешь проводить время с самой собой, если у тебя нет вовлеченности в какое-либо дело, хобби и ты не цельная, самодостаточная натура, которая не любит себя, то влюбившись в человека и посвятив ему всю себя, ты рискуешь раствориться в нем, отдать всю себя ему. Вся твоя жизнь будет вертеться вокруг него. Нет его, нет твоей жизни. Он уйдет, и что останется?

Очень важно до встречи со своим избранником, обрести вначале себя, понять, в каком направлении двигаться, чем заниматься, созреть для того, чтобы отдавать и принимать любовь. Научиться быть счастливой и в одиночестве.

— Но как? — Перебила меня Кейт.

— Твое счастье должно зависеть не от присутствия любимого человека в твоей жизни, а от того, занимаешься ли ты любимым делом, принимаешь ли ты себя такой, какая ты есть. Если ты знаешь, куда тебе идти, видишь поставленную цель, то никакой человек не может помешать этому, и тем более уничтожить интерес к твоим планам, к твоей жизни.

Когда я познакомилась с Джимом, я была молоденькой девушкой, еще не знавшей, что я хочу от жизни. Мое пространство состояло из малого: работа, друзья и он. Я так увлеклась чувствами к нему, что ничего вокруг себя не видела и не слышала. И стоило ему уйти, как что-то оборвалось во мне. Все остальное стало уже не важно. Так рухнул мой мир.

Именно поэтому молоденькие девочки, твоего возраста, часто не могут пережить расставание с мальчиком, или не взаимность их чувств.

— Ого, мама, почему этому не учат в школе? — Кейт завороженно слушала меня, и на моей душе становилось теплее от того, что, возможно, мои слова когда-нибудь ей помогут.

— Этому должны учить родители, милая. Я долго своей маме ничего не рассказывала, она не была в курсе, что со мной происходит, поэтому я осталась одна наедине со своей болью.


Как-то, после всего случившегося, я шла утром на работу, переходила дорогу, справа ехала машина, на какой — то миг я остановилась, и не хотела идти дальше. Я хотела, чтобы эта машина избавила меня от страданий, унесла меня из этой жизни. Я не кинулась под ту машину лишь потому, что верила в Бога, верила, что нельзя самой забирать жизнь, которую дал тебе Бог. И если я жива, значит, я смогу это пережить, смогу быть сильной, смогу забыть Джима и жить без него.

Каждый день на протяжении месяца, или даже больше, я ходила на ту набережную, куда он меня привез, и вспоминала тот день, его лицо, губы, глаза. И потихоньку боль уходила.

Я вспоминаю тот январь, и понимаю, что не могу вспомнить, чем я занималась целый месяц. Если бы меня спросили, как я пережила свою боль, ответа я бы не нашла.

Время всегда лечит. Я, наедине с собой, поборола своих демонов и постепенно стала возвращаться к жизни. Знакомилась снова на сайте знакомств, гуляла, общалась. Но в моем сердце все равно оставался Джим.

На смену боли и обиды пришло другое чувство — успокоение и мир.

Я изредка заходила к нему на страницу в интернете и смотрела, как он живет. Я видела по фотографиям, что у него все хорошо с той девушкой, он счастлив. Но не знать о нем, я не могла. Мне необходимо было, как воздух, знать, что он жив, здоров и счастлив.

Зависимость от этого человека продолжала жить в моем сердце. И я уже свыклась с этим на столько, что не понимала, насколько не правильно было следить за его жизнью.


4

В феврале я стала встречаться с Грегом. Мы познакомились на горнолыжной базе в самой неловкой для меня ситуации. Ездить на лыжах я не любила, но после долгих уговоров со стороны подруг, все же согласилась с ними ехать.

— Джул, ты все время сидишь дома, после той истории с Джимом, тебя как подменили. Нужно выходить в люди! — Твердили они, пока мы ехали до базы. — Тебе необходимы новые знакомства! Клин клином вышибает!

— Я не верю больше этим «клинам». — Засмеялась я.

Ездить по лыжне может любой, но катиться с горы, держав при этом равновесие, с первого раза удается не каждому. И я не исключение. Первая моя попытка закончилась провалом. Встав на лыжи, я кубарем покатилась вниз.

— Джул, ты как? — Кричала мне вслед Лиза.

— Жива, вроде.

Вторая попытка тоже не прошла успешно, я продержалась две минуты на ногах и уткнулась лицом в снег.

— Это не мое, я не смогу, — удрученно промолвила я, когда в очередной раз с лыжами в руках поднялась на место старта. Я как снежный барс, вся в снегу, щеки от неудачных попыток раскраснелись, волосы вылезли из моей любимой розовой шапки и также были все в снегу.

— Джул, — хохотала Вики, еще одна моя близкая подруга, — у тебя на голове сугроб. Ты такая забавная!

— Очень смешно! Все, с меня хватит, я в кафе. — Со злостью ответив, я только собралась отвернуться от своих подруг, и уйти прочь, как ко мне подошел молодой человек европейской внешности, на вид лет 30, с очень обаятельной улыбкой.

— Извините, я наблюдал за вами, вижу вы тут в первый раз. Я тренер по лыжному спорту, можно я вам немного помогу? Уж очень больно смотреть на ваши попытки съехать с этой маленькой горки.

— Маленькой? Гм…Думаю бесполезно. — Голосом маленькой обидчивой девочки проворчала я.

— Разрешите еще пару попыток под моим руководством. Я обещаю, у вас получится.

— Ну, если только доказать, что у вас ничего не выйдет, и даже такая маленькая горка мне не под силу.

— Я Грег, будем знакомы! — Радостно воскликнул мой новый знакомый.

— Джул, очень приятно.

Лиза и Вики не участвовали в нашем диалоге, но стояли рядом и слушали, перешептываясь и подмигивая мне.

На протяжении двух часов он учил меня правильной техники удерживания равновесия, как ставить ноги, управлять лыжами, палками. И я целых два раза скатилась, ни разу не упав.

— Спасибо вам, огромное! — Ликовала я, когда наше время закончилось, и пора было собираться домой.

— Да не за что! Может по чашечке шоколадного ройбуша? У меня тут домик неподалеку.

— Спасибо, но я с подругами приехала.

— Тогда приглашаю вас всех разделить со мной чаепитие.

Вечер удался на редкость веселый, мы пили безумно вкусный чай ройбуш, а Грег рассказывал смешные истории из своей практики обучения детей лыжному спорту.

В конце дня, когда мы поехали домой, он взял мой номер телефона и обещал позвонить.

— Ну что, Джул! Ты ему понравилась. А какой он красавчик, спортсмен.

— Ага, и, наверное, много претенденток на его сердце. Мне такой парень не по плечу.

— Наша скромняшка, Джул. Он точно запал на тебя.


Через два дня Грег пригласил меня в ресторан «Резиденция» — один из самых шикарных ресторанов Санкт-Петербурга. Я металась половину дня по магазинам в поисках достойного платья для такого заведения. Даже записалась в салон на прическу и макияж.

— Ты не отразима! — Воскликнула мама, когда увидела меня, одетую при полном параде.

— Спасибо, мам, пожелай мне удачи.


Когда я вошла в ресторан, он ждал меня с букетом алых роз.

— Ты прекрасна, Джул! Присаживайся.

Грег был одет в светло-голубую рубашку и темно-синий пиджак, светло-русые волосы зачесаны на бок. Очередной блондин в моей жизни.

Его красота, галантность, спокойствие в поведении меня очаровали. Я не могла поверить в то, что нравлюсь ему.

В тот первый вечер он признался, что влюбился в меня с первого взгляда.

Я порхала как птица две или три недели. Новое увлечение меня отвлекало, о Джиме я постепенно забывала, и все меньше заходила к нему на страницу.

Что тут рассказывать, Грег завоевал мое сердце так быстро, и также же быстро все разрушилось. Точнее я разрушила.


Мы провели безумно счастливый месяц — я научилась ездить на лыжах, не падая при этом, мы побывали в таких местах города, о которых я не могла даже мечтать, например загородный спа-комплекс «Релакс». Но где бы мы не находились, на него обращал внимание весь женский пол, девушки не отводили глаз, улыбались ему при любой возможности. Все это не могло не повлиять на мое поведение, и я стала его ревновать, подозревать в обмане. Это выливалось в истерики. Неконтролируемая ревность меня поражала, как я не старалась.

— Да что с тобой происходит, Джул?! Ты так изменилась. — Говорил мне Грег при очередном скандале, — ты такая красивая девушка, но настолько неуверенная в себе.

— Прости.

Он подошел и обнял меня со словами: «Моя маленькая Джул».

Буквально через несколько дней раздался незнакомый звонок на мой телефон:

— Джул, это вы? — Красивый женский голос обратился ко мне.

— Я, а что?

— Я звоню вас предупредить. Грег не тот, каким кажется.

— В смысле? Вы вообще кто?

— Я Луиза, бывшая девушка Грега. Оказалось, что Вики, моя коллега по работе, ваша подруга. Я случайно услышала ваш разговор и все поняла. Хочу, чтобы вы знали — у Грега много девушек. Он выбирает.

— Почему я должна вам поверить?

— Спросите Вики, она лично меня успокаивала год назад, когда я с ним рассталась.

— Хорошо, я ей позвоню, спасибо.

Я положила трубку и сразу набрала Вики.

— Алло, Джул, привет.

— Мне звонила Луиза. — Даже не поздоровавшись, сообщила я.

— Ах, да, это я дала ей твой номер. Я и забыла, что у нее тоже был парень Грег. Как она рыдала у нас в офисе, когда узнала, что он ее обманывает.

— И ты уверена, что это тот же самый Грег? Мой Грег?

— Джул, она показала мне фотографию с ним. Это точно он. Есть и другие его бывшие обиженные девушки. Он бабник. Прости, что узнала это только сейчас.

— И что мне делать? — Стала всхлипывать я.

— Бросай его, сомнительный он тип. И все же не везет тебе на блондинов, может пора переключиться на брюнетов? — Попыталась пошутить Вики.

— Да, возможно. Но я должна сама все выяснить у Грега.

— Конечно, удачи, Джул, потом позвони мне.

— Хорошо, пока!

Тем же вечером Грег позвал меня к себе домой на ужин и я готовилась к разговору.

Невзначай за чашечкой чая я ему все рассказала.

— И ты поверила, да? — Грег неожиданно стал злым.

— Нет, я у тебя спрашиваю, так ли это. Ты знаешь Луизу?

— Мы были вместе какое-то время, но она сама ушла.

— Почему она ушла?

— Дура. Вот и все. И давай закроем эту тему.

Он нервничал. Я чувствовала, что-то все же не так.

— Хорошо, давай закроем. Но ответь, у тебя еще есть кто-то, кроме меня?

— Конечно, нет!

С тех пор я перестала ему доверять. Он действительно вел себя скрытно, я никогда не знала, кто ему звонит, пишет. На мои вопросы всегда находился один ответ: «Друзья».

При всем этом он не пропадал, как было с Джимом, когда тот неделями мог не писать. Грег дарил мне подарки, водил в рестораны, кафе, кино и никогда не спрашивал о моем прошлом.

С одной стороны меня тянуло к нему, а с другой я остерегалась его. Я ничего не знала о его друзьях, семье. Когда я попросила показать альбом с фотографиями, который стоял на полочке с книгами и учебниками по лыжному спорту, половины фотографий там не оказалось.

Последней точкой кипения Грега стала моя попытка разузнать еще что-то про его бывших девушек. Я позвонила Луизе, и попросила у нее представить мне доказательства, что она не лжет.

И она отправила бесчисленное количество снимков, на которых я увидела Грега с девушками, дотированных разными датами.

— Не думай, что ты у него одна. — Сказала мне Луиза.

Доказательств этого у меня не было, но не показать снимки Грегу я не смогла.

Увидев их, он пришел в бешенство.

— Зачем ты копаешься в моем прошлом?!

— Ты сам ничего не рассказываешь. Я ничего о тебе не знаю.

— И что? Это моя жизнь, ты не имела никакого права!

— Нет имела! — Кричала я, — Я знаю, чувствую, что ты ведешь какую-то двойную игру.

— Много ты знаешь в этой жизни, а?

— Поменьше твоего точно. До свидания, Грег!

Одевшись, я захлопнула за собой дверь и ушла.


Он не выдержал моего давления, и на следующий день позвонил, сказав: «Прости, но я больше так не могу, я взрослый мужчина, а ты еще ребенок. Ты не готова к серьезным отношениям, Джул. Не держи на меня зла, у тебя все впереди».

— Все хорошо, Грег, я с тобой полностью согласна. Спасибо за то время, что мы провели. — Без доли грусти я отпустила его, потому что знала и понимала, что это единственное правильное решение.

— Найди себя вначале, потом он найдет тебя. — Были последние его слова.

Он открыл мне глаза на многие вещи, что я много надумываю за других, не умею решать проблему разговором, не люблю себя. Сейчас я уже понимаю, насколько у меня в голове сложилось не правильное понимание отношений. После Джима, когда я потеряла интерес ко всему, Грег вдохнул в меня желание жить снова. Он показал мне, как важно не слушать чужое мнение, а доверять своему сердцу. Как важно иногда промолчать, не рассказывать и не узнавать про прошлый опыт отношений. Как важно не надумывать себе плохих вещей.

Возможно, я у Грега была одна, и он действительно был влюблен в меня, теперь этого не узнать. Но что я знаю точно — все люди в нашей жизни приходят к нам не просто так: кто-то лечит душу, кто-то меняет взгляды, учит любить, разрушает стереотипы, да что угодно, главное — ты не один, и все мы не случайны в этом мире.


5

Я не могла уже строить нормальные отношения, что-то в моей голове перевернулось после встречи с Джимом, поэтому мне ничего не оставалось, как окунуться с головой в любимую работу. Помимо своей колонки в журнале, я стала брать заказы на редакцию статей других заказчиков. Мне нравилось не только самой придумывать текст, но и читать, редактировать уже готовый. Что сказать, моя работа оказалась моим спасением в трудные моменты жизни, только потому, что она мне была по душе.

Я пробовала себя в работе в СМИ, брала интервью у людей разного класса, пробовалась в качестве ведущего на местном канале новостей, куда меня не взяли, и в итоге осталась в журнале. Когда меня повысили до должности шеф-редактора, передо мной открылись новые горизонты, и я поняла, что нахожусь на своем месте, где нужно и дальше развиваться. Потихоньку я узнавала себя, формировалась как личность, становилась человеком, знающим, чего хочу от жизни. И мне это нравилось. У меня появились цели, мечты, к которым я постепенно стала идти.

И через какое-то время я встретила Илана. Совершенно случайно ошиблась номером телефона и попала на него:

— Здравствуйте, фитнесс клуб? — Спросила я, собравшись заняться физическими нагрузками.

— Нет, но могу вас потренировать. — Весело ответил мужской голос в трубке.

— Ой, извините, я, должно быть, набрала не тот номер. — Поспешила бросить трубку, но тут же услышала: «Подождите!».

— Это прозвучит глупо, но не хотите ли вы со мной поужинать сегодня? Меня зовут Илан, и я добропорядочный гражданин.

Меня смутило такое неожиданное приглашение, но стало интересно увидеть этого смелого человека.

— А если я страшненькая, вы не сбежите от меня? — Пошутила я.

— Девушка с таким прекрасным голосом не может быть страшненькой.

Мы договорились встретиться в небольшом, но уютном кафе рядом с Гостиным двором в семь.

Илан оказался молодым парнем, младше меня года на четыре, брюнет с темными густыми бровями и глазами цвета угля. За целый вечер я так и не смогла понять, что он представляет из себя, как личность, кем работает, чем живет.

Как я позже узнала, он недавно расстался с девушкой и пребывал в легкой депрессии, а мой звонок вернул его в реальность.

— Может это судьба… — Осторожно сказал он на прощание у моего дома.

А я уже знала, что нет, точно не моя судьба. Увидев его, мое сердце не екнуло. Но что мне стоило просто общаться, проводить с ним время. Это мне не повредит, а наоборот отвлечет от рутины, которая настала в моей жизни, когда я окунулась в работу.

С Иланом мы пробыли вместе три месяца. Три замечательных, теплых месяца. Я не была в него влюблена, чувствовала только легкую симпатию. Но с ним я вновь ощутила себя любимой кем-то девушкой. Наши отношения развивались правильно, чисто и искренне. Мы много общались, каждый день гуляли по ночному городу, разговаривали по телефону часами. Он и поцеловал меня только на второй месяц знакомства. Помню, как мы сидели в парке, на качелях, смотрели в небо и мечтали, о чем-то, чему не возможно было осуществиться. Я ни разу не усомнилась в нем, ни разу не испытала чувства ревности. Это спокойствие чувств меня радовало, но я знала, что ни к чему хорошему оно не приводит. Когда нет искры, не проходит «электрический ток» между вами, на каком фундаменте могут сохраниться отношения? Пусть в самом начале будет дикая увлеченность человеком, она проходит, но в памяти остается навсегда. Она может перерасти в любовь, а может просто раствориться во времени. Счастье — любить, и дарить любовь окружающим.

С Иланом прошла моя холодная зима, он согрел мое сердце. С ним начался июнь. Что самое интересное, о нем никто не знал, мы проводили все время вдвоем, как тайные союзники.

— Почему ты не знакомишь меня со своими друзьями? — Однажды спросила я его.

— Они тебе не понравятся.

— Чем же?

— Джул, тебе лучше этого не знать.

Опять тайны. Как же мне это не нравилось.

— Но и ты меня ни с кем не знакомишь, — резко поменял тему Илан.

— Придет время, и познакомлю. — Выкрутилась я, но в глубине души знала, что этого не произойдет.


— Почему ты его скрывала? — Прервала меня Кейт.

— Может быть потому, что знала, что это ненадолго.

— А как же Джим? Ты его забыла?

— Нет, он по-прежнему жил в моем сердце. Я все также, только уже реже, заходила к нему на страницу, и мне этого хватало, просто знать, что у него все хорошо. Мне легко было смотреть на его фотографии, не было никакой обиды, ненависти, я простила его, и жила счастливой спокойной жизнью.

Я не любила Илана, и не держала его. Он это понимал, но все равно находился рядом. Два одиноких сердца, ищущих любви, но не нашедшей ее в нас.

В одно прекрасное теплое утро я решила прекратить нашу связь. Я не могла больше обманывать его, что чувствую то же, что и он ко мне. Он хотел серьезных отношений, а я как будто бежала от них. Я хотела испытать те эмоции, что испытала к Джиму, но все тщетно. Мое сердце заледенело.

«Илан, может, расстанемся?» — Вот такое глупое сообщение я ему отправила.

Ответ пришел сразу: «Что случилось?»

«Любовь не случилась» — Что я еще могла ответить, как объяснить то, что творилось в моей душе, я и сама уже не знала, чего хочу, или кого.

Он не ответил. Больше его я не видела.

Лишь спустя некоторое время я узнала, что он был связан с какой-то преступной группировкой. Как же глупо встречаться с человеком, и не знать, кто он. Жизнь нас всегда учит, и это для меня стало еще одним уроком — прежде чем вступить в какую-либо связь с человеком, узнай прежде его. За маской доброго человека может прятаться даже преступник.

Конечно, одной из причин моего ухода было и то, что я искала Джима в чужих лицах, кого-то, кто хоть чуть-чуть похож на него. Я искала в других его черты: морщинки вокруг глаз при улыбке, взгляд, пронизывающий насквозь, голос, губы с маленьким шрамом посередине. На меня периодически накатывали грустные эмоции от воспоминаний того времени, когда я была одурманена счастьем от его прикосновений. Он коснулся моей души так глубоко, что казалось ни что уже не в силах вытеснить его из моей жизни.

Как-то в клубе я пригласила на танец молодого человека, только потому, что он очень был похож на Джима. Я везде искала его. Память о нем не отступала от меня.

— Ого, как ты его любила! — Не передать словами, насколько Кейт поразила моя история, — но он, же еще появится в твоей жизни?

— Да, дорогая. Конечно, он появится, и не раз. Он также попал в ловушку, из которой очень долгое время мы не могли найти выход.

— Какая еще ловушка?

— Позже ты сама все поймешь.

И так, расставшись с Иланом, я опять осталась одна. Все события прошедших месяцев меня довольно сильно вымотали, я устала от отношений, от разочарований, поэтому взяла месяц отпуска и уехала в Москву к своей подруге юности Монике.


6

С Моникой мы знакомы еще со школьных лет, когда вместе ходили на курсы английского языка. Я готовилась к поступлению в вуз на журналиста, а она, окончив школу, с семьей собирались переезжать в Европу. За три года обучения языку, мы сблизились и стали дружить.

По воле судьбы, заканчивая 11 класс, Моника познакомилась с Никитой, сыном одного очень влиятельного и богатого бизнесмена Санкт-Петербурга. Конечно, в Европу она не уехала.

«Так страшно, когда родители в другой стране, а ты в незнакомом городе и с человеком, которого знаешь пару месяцев» — писала она мне, поступив в Москве на экономический факультет, и переехав туда жить с Никитой.

Но все сложилось у нее как нельзя лучше: через год жизни в Москве они расписались, купили квартиру, учились, а в перерывах между сессиями ездили два раза в год за границу. О Никите она рассказывала всегда с теплом и лаской.

С тех пор как Моника уехала, мы не переставали общаться. Расстояние не разрушило нашу дружбу, а только ее укрепило. И, несмотря на то, что я так ни разу не приехала к ней в Москву, я знала о ее жизни все, также как и она о моей. Все, кроме Джима.

Когда я написала ей, что приеду, она удивилась:

— Да ладно! И как это ты решилась? Ты же Москву не любишь?

— Приеду, все расскажу.

— Я жду тебя, Джул!


Москва для меня, в отличие от моего родного Санкт-Петербурга, город контрастов. Тут резко ощущается разница между бедными и богатыми, пройдя по улицам города, ты сразу видишь, вот этот человек миллионер, этот среднего достатка, а третий совсем бедный. А вот и человек без определенного места жительства. Также мимо тебя может пройти какая-нибудь телевизионная знаменитость, или еще кто покруче. Ощущается разность в архитектуре зданий, достопримечательностей — смешение стилей и жанров строений Москвы можно встретить повсюду, прогуливаясь по этому удивительному городу. Нельзя не отметить богатое разнообразие национальности народа, проживающего в Москве, и стиль одежды местных жителей также.

Санкт-Петербург же город студентов, где не увидишь так явно, где какие слои населения. Все кажутся модными и яркими.

Наверное, ты спросишь меня, как можно не любить Москву. На самом деле, до того дня, пока я не приехала к Монике, я боялась приехать в этот город, влюбиться в него и разлюбить свой родной.

Но этого не произошло. Да, Москва это место огромных возможностей, где могут сбыться многие мечты, очень красивый, интересный и исторический город. Но что может быть лучше родной земли, где ты родился.


— Джул! — Окликнула меня Моника в зале ожидания аэропорта.

И что я увидела — мою подругу с большим животом.

— Ты беременна? — Вырвалось у меня так громко, что люди вокруг стали оборачиваться, — почему ничего не говорила?

— Прости, я хотела сообщить буквально на днях, когда прошел риск выкидыша, но ты написала, что приедешь, и я решила сделать сюрприз.

— Вот это да, я так рада за тебя!


Следующие несколько дней мы гуляли по красивым местам Москвы, я поражалась все больше величием и мощью этого города. Косточки на ногах уже болели, но каждый день хотелось посетить новые и новые места.

— Ты все еще одна? — Как-то неожиданно спросила меня Моника, пока мы прогуливались по Екатерининскому парку.

— Ну да…

А потом я все ей рассказала. Про Джима, Грега и Илана.

— Вот это история, мне так жаль. Но я уверена, твой человек точно найдется. Может просто еще не время.

— Буду в это верить.

— У Никиты есть друг, свободный, не хочешь…

— Нет, Мо, спасибо, я побуду пока одна. — Перебила я подругу.

— Ну ладно. А знаешь, у меня тоже было не все так красиво, как кажется с виду. Никита он вовсе не идеальный. Год назад я простила ему измену. Я не хотела никому говорить, никто не знает.

— Что? — Вырвалось у меня, — измену???

— Да, Джу. Он мне изменил со своей сотрудницей. Они все там как на подбор, красавицы модели. Как он сказал, это был просто порыв неконтролируемой страсти, он умолял его простить, клялся, что больше этого не повторится. И я смогла найти в себе силы, чтобы простить его и не разрушать тот мир, который мы создали вдвоем.

— Я бы не смогла, прости…

— Ничего. Тебе кажется, что не смогла бы. Я тоже так думала. Возможно, думаю я, все мужчины одинаковы и только единицы никогда не изменяли своим женам.

— Это так гадко звучит.

— Это жизнь. Надеюсь, тебе повезет и у тебя этого не случится.

— Ох, Мо, почему ты мне не рассказала, ты одна справлялась с этой проблемой.

— Любой бы меня осудил, что я простила. Как правило, такое не прощают. Но я дала шанс. Сейчас я беременна, и верю, ребенок изменит нашу жизнь.

— Будем в это верить.

Мы обнялись и продолжили гулять.


Когда я рассказала подруге о Джиме, мне стало легче, но когда узнала, через что ей пришлось пройти, поняла одну важную вещь. Чтобы не произошло, всегда найдется тот, кому хуже, чем тебе. Твоя проблема для кого-то настолько маленькая, что когда ты узнаешь о чужой, ты посмеешься над тем, как сильно переживал. Все познается в сравнении. Поэтому важно не держать в себе свои переживания, страхи. Нужно делиться ими с окружающими, и возможно, поделившись, ты обретешь мир в своем сердце.


7

Наступила середина лета, шел теплый июль. Я только приехала с Москвы, с новыми силами, в новую жизнь. С отдыха всегда так, приезжаешь другим человеком, совершенно новым, обновленным и счастливым, словно тебя ждет что-то невероятное. Строишь планы, горишь какой-то новой идеей и даже радуешься тому, от чего уезжал. Всегда приятно вернуться домой, туда, где тебя ждут, ценят, где в первую очередь ты нужен. Также и я, вернувшись в свой родной город, на свою любимую работу, снова вспорхнула. Жизнь вновь обрела свои краски.

Моя работа послужила для меня спасательным кругом тогда, когда я не знала, что делать дальше. Труд дисциплинировал меня, помогал хотя бы на время не думать о том плохом, что болело. Я поняла — не только время лечит, но и друзья, работа, отдых — все это совместно.

Помню, как я радовалась тому времени свободы, в сочетании с работой и выходными днями. Свободой от отношений, привязанностей. В это время ты познаешь себя, свою сущность, развиваешься, знакомишься с разными людьми, путешествуешь.

Каждый должен пройти через свободу, прежде чем встретить своего избранника и построить с ним семью. Но наступает момент, когда ты осознаешь, что не хватает в твоей жизни последнего пазла — это любви, человека рядом. И главное — не поддаться этому порыву, и не ошибиться в выборе.


Помню утро вторника, я проснулась от сильной боли в горле, у меня поднялась температура, и мне пришлось вместо работы пойти в больницу. Я сидела в огромной очереди, и от скуки верстала свой телефон на наличие лишних сообщений, и наткнулась на сообщение, которое было получено в тот день ночью в три часа, но по какой-то причине я его не заметила и пропустила. Сообщение от незнакомого номера, и включало в себя следующие слова: «Доброе утро».

Обычно в таких случаях я просто игнорирую сообщение и удаляю, но что-то заставило меня написать: «Привет, ты кто?»

«Не узнаешь?» — Получила я ответ.

«Нет».

«Твой старый друг».

И тогда я поняла — это Джим.

Позже он написал, что соскучился и решил сделать первый шаг. Сказать, что я очень удивилась, это мягко сказать. Прошло столько времени, а он не забыл меня. Я была шокирована, в сочетании с радостью и страхом, что вернутся те чувства, от которых я так долго бежала.

«А как же Моника?»

«Все кончено».

Как и в прошлый раз, в первый день нашего знакомства, мы переписывались весь день. Я знала, что это ненадолго, но не могла отказаться. В первую очередь у меня появилась надежда, что бумеранг вернется и к нему, за все мои страдания. Я хотела отомстить. Да, ты скажешь — мстить плохо, но в тот момент я думала только об этом. Я поставила себе цель — общаться с ним, но не проявлять уже никаких чувств. А себя то — не обманешь, внутри я осознавала, что чувства мои проснулись, и они с новой силой будут жить в моем мире чувств и эмоций.

Перед нашей встречей мы общались две недели, он все время приглашал меня к себе, но у меня не находилось даже возможности на свободный вечер. Я много работала, очень уставала, и хотела отложить нашу встречу на более подходящий день. Меня поразило, что он писал: «Как освободишься, приезжай, сразу, и пиши в любое время суток», мог ночью написать приезжай ко мне, звонил по многу раз, но я не брала трубку. Меня убедила его настойчивость и в один из таких дней я приехала к нему в гости.

Та ночь запомнилась мне как ночь воссоединения. Мы сидели в его огромной гостиной, пили очень дорогое вино и общались. Так удивительно было вновь встретиться спустя полгода, словно прошло всего пару недель с той последней ночи, когда я узнала о Монике.

При встрече он чмокнул меня в щечку и слегка приобнял. Я видела, как он смущен, и в тоже время рад меня видеть. Все внутри меня бушевало. С новой силой волна чувств захватила мой мозг. Я боялась потерять над собой контроль рядом с этим человеком. Но обида, которая оставила отпечаток на сердце, не давала покоя. «Я пришла с одной целью — отпустить его из своего мира, и отомстить, сделать ему больно» — твердила я про себя.

Что скрывать, Джим — это человек, с которым мне очень тепло, когда он рядом, но в тоже время мучительно больно. Я это поняла в очередной раз, когда подошла к окну, чтобы хоть как-то отвлечься от терзающих меня мыслей и не смотреть не него. А он подошел сзади, обнял меня за талию, положил свой подбородок мне на плечо, и так мы и стояли, ничего не говоря друг другу, просто молчали. Время, проведенное с ним в тишине, в близости тел, и возможно близости душ, я очень долго еще вспоминала. Такое невозможно забыть. Ради таких моментов стоит жить. И пусть они забудутся, потом, рядом с другим человеком, но что-то все равно остается. Осадок тепла, который греет.

Остаток ночи мы просидели на диване, он рядом со мной, также обняв, и положив голову на плечо. Как мне было хорошо тогда, этого не передать словами. Иногда он отходил, и мне становилось холодно без него, хотелось, чтобы он скорее снова сел рядом. И он садился. Он целовал меня в шею и пытался поцеловать в губы. Я отворачивалась. Разум брал вверх. Я не могла позволить себе быть слабой, поддаться воле эмоций. Да, я очень этого хотела, но игра началась, и я хотела победить. В прошлый раз он оставил меня ни с чем, теперь пришла моя очередь.

Он отреагировал на мой отказ сразу. Я почувствовала, как он удивился, и даже разозлился, когда после очередной попытки поцеловать меня в губы я сказала «не нужно», и на этом такой теплый, нежный вечер закончился. Я уехала домой, сказав лишь на прощание: «Наверное, мне пора, уже утро, нужно и поспать».

Уже закрывая за собой дверь, я услышала: «До встречи, моя красотка».

После той ночи он стал писать меньше. Но писал.

Я же сделала себе только хуже, чувства с новой силой обволокли меня всю. Мысли о нем поглощали все мое время. Все вернулось. Я опять потерялась в нем.

Вернулась апатия, постоянное ожидание от него сообщений. Боль, зародившая во мне однажды, теперь не оставляла меня ни на секунду.

И снова я решила, как зимой, написать ему, что нам не стоит больше общаться. Это самое глупое решение, которое может принять девушка в таком состоянии. Я бежала, вместо того, чтобы хоть как-то решить эту проблему с ним, поговорить и все выяснить.

Я написала: «Джим, не понимаю, почему ты так поступил со мной и Моникой, ты обманывал и ее и меня, а сейчас вернулся в мою жизнь, для чего? Я не хочу тебя больше видеть».

Он не ответил. Если в прошлый раз, когда я с ним прощалась, он написал: «хорошо», то в этот раз промолчал.

Нам девушкам никогда не понять мужчин. И, в общем-то, не стоит. Иногда лучше и не знать, что творится в их головах. Может они могут любить сразу двух, или даже трех. Почему Джим изменял Монике, когда та намного красивее и эффектнее меня? Что он искал в других? Я долго искала ответы на эти вопросы, но так и не нашла правильного ответа. Один мужчина изменяет всю жизнь, а другой верен до конца своих дней, и понять, почему так происходит, я думаю, невозможно.

Вернусь к продолжению. Прошла неделя. Конечно же, я переживала, очень, постоянно думала о Джиме. Я всей душой хотела понять, почему он снова появился в моей жизни. Я ждала, будут ли от него какие-то действия в мою сторону. Не мог он просто так опять отпустить меня. Подсознательно я верила, и это не конец.


8

— Джул, вы сильно заняты? — Спросила меня Алла, моя новая помощница по работе, в конце рабочего дня в пятницу вечером.

— Я почти закончила, ты что-то хотела?

— Мы с девочками в субботу идем в клуб, думали вас позвать.

— Какой-то праздник? — Удивилась я, зная, что совместных походов куда-либо ни разу не случалось, — и давай на «ты».

— Хорошо. Ты же знаешь, что Диана увольняется и уезжает жить в Минск, поэтому она решила устроить нам небольшой праздник на прощание, так сказать провести время вместе за пределами офиса в неформальной обстановке, пообщаться и потанцевать.

— Ну, раз такое событие, я только «за». Спасибо, что пригласили.


На следующий день, в хорошем настроении, немного выпив шампанского дома у Дианы, мы уехали в неизвестный нам клуб «Искра», который находился далеко не в центре, но имел хорошую репутацию, и шансов встретить там знакомых равнялось нулю.

И по иронии судьбы я встретила там Джима. Он со своими друзьями, веселый, такой родной, и в тоже время настолько далекий, показался мне в тот вечер каким-то другим. В его лице я вдруг увидела непохожую для него свободу, развязность. То напряжение, которое я непрестанно наблюдала в нем, куда-то ушло. Но тот факт, что вокруг него крутилось много девушек, меня разозлил.

«И чем он вас так зацепил?» — Думала я про себя.

«Но и меня в том числе. Но что в нем такого! Нет, я к их числу больше не принадлежу».

Он меня увидел, когда я проходила мимо, взял за руку и окликнул. Я, не показав виду, что услышала, не посмотрев даже в его сторону, пошла дальше. Я не хотела с ним здороваться, я хотела убежать как можно быстрее от него и ушла танцевать, он за мной. В толпе мы потерялись. Не знаю почему, но я боялась встретиться с ним глазами.

— Джул, с тобой все в порядке? — Спросила меня Алла, — ты какая-то напряженная.

— Да, все хорошо, просто голова закружилась.

— Ты побледнела. Может, присядешь?

— Да, пожалуй.

Потом на какое-то время он пропал из виду, и я немного расслабилась. Выпив больше нормы, я чувствовала, как теряю контроль.

Вдруг заиграла медленная музыка. Моих коллег пригласили на танец молодые люди, и я осталась одна сидеть на кожаном красном диване. Одинокая пьяная девушка в черном платье, которая еще чуть-чуть и заплачет. Наверно я смотрелась очень печально. Но мне было все равно. Я не видела Джима. Где он? Мне срочно нужно его найти. Но вертолеты в голове не давали возможности даже подняться.

— Девушка, не разрешите пригласить вас на танец? — Неожиданно обратился ко мне какой-то тип в пиджаке цвета лягушки.

— О нет, ваш пиджак, только если вы его снимете. — Нехотя ответила я.

— Что с ним не так? — Засмеялся мой собеседник.

— Какой ужасный цвет.

— Да? Я думал он в моде сейчас.

— Эм, думаю, нет.

— Ну а если сниму, согласишься?

— С радостью, но боюсь, что я не в силах. Моя голова…

— Я буду тебя держать, обещаю. И кстати, меня зовут Макс.

— Оч приятно, Джул. Твоя взяла.

Кружась в танце, я думала о Джиме, и представляла, как танцую с ним, а не с новым знакомым.

— Я увидел тебя сразу, как ты зашла сюда, почему такая красивая девушка и одна? — Прервал мои мысли Макс.

— Кто сказал тебе, что я одна? Мое сердце давно занято. — Быстро, не думая, ляпнула я.

— Понял.

На этом наш диалог прекратился.

После танца меня проводили до стола, я выпила еще бокал шампанского, а что было дальше, я уже узнала от своих коллег.


Наутро я проснулась с дикой болью в голове, и только успела добежать до туалета, чтобы опустошить свой желудок, как вдруг поняла, что не помню, как закончился вчерашний вечер.

Дрожащими руками я набрала номер Аллы.

— Привет, Алл. Как я вчера добралась до дома?

— Доброе утро, Джул, ты что, ничего не помнишь? — Засмеялась она мне в трубку.

— Неа.

— Ты стала засыпать за столом, и мы проводили тебя до гардероба. Вызвали тебе такси, но подошел какой-то симпатичный молодой человек, и сказал, чтобы мы не волновались, он тебя доставит до дома. И ты подтвердила, что знаешь его. Поэтому мы тебя и отпустили с ним.

— Блондин? Зовут Джим??? — Вырвалось у меня от удивления.

— Вроде да. Не стоило?

— Да нет, все хорошо. Перебрала, конечно, я вчера с шампанским. Ох, и жуткий же напиток!

Положив трубку, я сразу же набрала Джима.

— Да? — Услышала я на другом конце провода знакомый голос.

— Джим!

— Проснулась, значит?

— Ну да, прости, но я ничего не помню. Мне сказали, что ты меня до дома проводил?

— Ты не помнишь меня? — Выпалил он, — Как так?

— Не знаю…

— Ты была так пьяна, я увидел тебя, и понял, что одной тебе точно не добраться до дома.

— Спасибо, это так благородно с твоей стороны.

— Не за что, Джул.

— Что делаешь? — Спросила я в надежде услышать от него желание снова увидеться.

— Сплю. С обеда на работу вызвали.

— Не дают же тебе отдохнуть.

— Это точно, до встречи, Джул.

— Подожди! Ты когда свободен будешь? Может, прогуляемся, пока на улице еще стоит хорошая погода. — Предприняла я очередную попытку просьбы о встрече.

— Как-нибудь обязательно! — Уклонился как всегда Джим от ответа.

— Хорошо, увидимся тогда!

— Конечно!


Дорогая моя Кейт, никогда не позволяй себе так поступать, так вести себя. Девушка должна уметь отпускать того, кому она не нужна, а не бежать за ним. Как бы ни было больно, нужно быть сильной. Помни, бегая за молодым человеком, он будет только хуже к тебе относиться. Он не будет тебя уважать. Он будет этим пользоваться. Ты должна дождаться того, кто тебя полюбит, как любит меня твой отец. Но не должно быть наоборот. Мужчина должен любить сильнее. Мужчина должен добиваться, делать первым шаги, но не наоборот. Запомни, пусть это будет твоим жестким правилом в будущем.


Дальше мы опять стали периодически общаться. Иногда он писал, спрашивал как у меня дела, чем я занимаюсь, но ни разу не предлагал встретиться. И меня это обижало, злило и куда хуже, приводило в полную апатию.

А жизнь шла дальше. Все мое существование, все дни, мысли заполнялись им одним. Я копила в себе все эмоции, ни с кем не делилась больше, старалась меньше выходить в люди, и пришел день, когда, как снежный ком, накопленные эмоции стали вырываться наружу.

— Милая, скажи правду маме, что-то у тебя случилось? — Однажды спросила у меня моя мама.

Не сказав ни слова, я кинулась в ее объятия и расплакалась. Только успокоившись, вкратце рассказала, что влюбилась. И она дала мне очень хороший совет: «Напиши ему все, что ты чувствуешь. Пусть это будет письмом признанием, но сделай это не для него, а для себя. А потом разорви его на маленькие кусочки и отправь по ветру, и пусть твои чувства рассеются. Тебе станет легче, обещаю».

И я написала ему письмо, которое никогда бы не отправила. Я его все же сохранила, и ты, если хочешь, можешь прочесть.

— Конечно, хочу. — Улыбнулась с азартом Кейт.

Достав из комода, где хранились у меня документы, белый, слегка мятый конверт, я дала его дочери.

«Я знаю, ты никогда это не прочтешь. Да и не нужно. Пусть это останется со мной. Так даже проще, жить с этим, зная, что никто, кроме меня самой не знает о этой истории. Оставить свои чувства при себе, и просто хранить память о тебе. Ни с кем не делиться. Пусть хотя бы в душе ты будешь рядом. Мне хватает даже этого. И так тепло, что ты есть в этой жизни. Пусть и не со мной. Все равно ты со мной, и будешь всегда, в мыслях, в мечтах, и этого хватает.

Иногда мне кажется, что я тебя выдумала, придумала, и ты был только в моих придуманных иллюзиях.

Так странно, вспоминать тебя, наши встречи, от которых мне становилось только больнее. Поэтому я тебя так легко отпускала. Проще любить в стороне, чем быть рядом и знать, что я никогда не буду также в твоем сердце. Я лучше буду жить, и хранить память о тебе. Чем в ожидании от тебя весточки.

Одно лишь меня расстраивает, я ищу тебя во всех лицах, проезжающих машин, во всем я ищу тебя. И вижу тебя, твои черты, улыбку. Так хочется выкинуть эту дурь из головы, не видеть тебя везде и во всем.

Страшно от того, что я не могу себя остановить на этом поиске, поиске тебя. Ты везде, иногда я даже задыхаюсь. О Боже, я схожу с ума. Тебя так много!!!

Любовь ли это, я до сих пор не могу понять. Что заставляет помнить тебя, не забывать, как тебя отпустить? Я бы многое отдала, чтобы только забыть тебя, стереть из памяти. Жить до встречи с тобой и никогда не встречать.

Странное чувство, ненавидеть и любить одновременно. Желать встречи, и хотеть все забыть.

Странное чувство, когда хватает даже номера в телефонной книжке. Номер телефона, на который я никогда не позвоню, но и удалить не в силах».


— Мама, как красиво написано! Ты так точно описала свои чувства! Это и есть любовь, когда такое испытываешь, разве нет? — Дочитав до конца, воскликнула Кейт.

— Трудно назвать это любовью, дорогая моя, скорее зачарованность человеком, с которым не можешь быть вместе. Сильная влюбленность, влечение. Сильная зависимость от человека. Любовь же нечто другое. Только со временем я смогла это понять. Но не будем забегать вперед. Я продолжу свой рассказ.

Я думала о Джиме постоянно. Может из-за этого он иногда писал. Я хотела двух вещей: увидеть его, и забыть. Чтобы он никогда больше не писал. Я так хотела забыть, вырвать свое сердце. Было ли это отчаяние. Я пыталась жить с этим, смириться и просто жить, но он возвращался снова и снова. Он знал, что я в любой момент приму его, и продолжал играть в свою игру.

И каждый раз он писал комплименты, какая я красивая, как он скучает, хочет меня увидеть. А потом не писал неделями. Я жила от сообщения к сообщению от него. Я ждала встречи с ним постоянно. Я хотела одного, провести с ним хоть немного времени. Я верила, что мне нужно разочароваться в нем, чтобы чувства мои прошли, и этого я ждала — встречи, чтобы разочароваться. Но этого не произошло.

Каждые последующие встречи, периодичностью раз в два месяца, были настолько разными, и каждый раз оставался у меня осадок, что я ему нужна, поэтому я не могла в нем разочароваться. Наоборот, чувства становились все сильнее.

Он появлялся снова и снова в моей жизни. И каждый раз я приезжала к нему, мы разговаривали часами, целовались, обнимались, а под утро я уезжала домой, счастливая, что теперь все изменится. Конечно же, ничего не менялось. После каждой такой встречи он пропадал как минимум на две недели. Вопрос: «Почему»? Ответ я так и не получила. Хотя, как мне казалось, для него это была своего рода игра, игра моими чувствами.


9

Зимой 2001 года в мою жизнь пришел человек, который на время помог забыть Джима. Тот период своей жизни я записывала в дневник, и сейчас хочу, чтобы ты его прочитала сегодня перед сном, а завтра я продолжу свой рассказ.

Я вышла из комнаты, и вскоре пришла со своими записями тех лет.

Кейт удивилась, что я вела дневник. Сейчас девочки ее возраста уже не пишут дневники, появился интернет, и вся их жизнь теперь там, в статусах, в фотографиях, записях, сообщениях.

— Мама, а зачем ты писала о своей жизни на бумаге? А если кто-то найдет и прочитает?

Интересный вопрос, а почему человек пишет свои мысли, описывает события, случаи из жизни там, где может прочитать любой. Да и кому это нужно?

Не все мои подруги вели дневники, но я, с самого того времени, когда научилась писать, стала доверять бумаге свои самые сокровенные мечты и желания. Тетрадь, куда я все записывала, была моим близким другом. Когда я писала, ко мне приходило облегчение.

— Это своего рода отдушина. Во мне копились невысказанные мысли, чувства, и я, таким образом, отпускала все. А сейчас, когда прошло столько лет, интересно почитать, сравнить, как я изменилась.

Кейт взяла тетрадь с пожелтевшими ветхими страницами, пожелала мне спокойной ночи, поцеловала и удалилась к себе в комнату.


«В ноябре я уехала в Арабские Эмираты. Там я встретила Эрика. Загорелый, брутальный и высокий мужчина с ослепительно-белой манящей улыбкой — конечно, меня очаровал. С ним я забыла обо всем, и даже на время о Джиме. То время оказалось для меня сказкой, случившейся со мной в теплой экзотической стране, которую очень сложно забыть.

До этой поездки, встречи с Эриком, я никогда не думала, что может быть как — то иначе, иные отношения, иное отношение ко мне. Я не верила в то, что могу понравиться таким как он. Я ничего уже не ждала, поэтому просто расслабилась и получала удовольствие от солнца, тепла и отдыха.

Джим… Никто не смог выбить из меня эту зависимость, эту зачарованность им. Ни один человек, ни одна симпатия, влюбленность. До беспамятства я его ждала, любила, себя разлюбила, гордость свою забыла. Он держал меня при себе, и я не могла отпустить его. Как я страдала, жить не хотелось. Уходила от него много раз, удаляла из социальных сетей, блокировала. А он находил возможность снова и снова вторгнуться в мою жизнь. И сделать больно. Как появлялся, так и пропадал. А я, словно околдованная, бежала к нему по первому зову. А потом рыдала. С ним я почувствовала себя использованной. Это как же так, через общение с ним, я перестала верить во все человеческие отношения, не говоря уже о любви, верности, преданности, уважении. Он убил во мне все, желание верить, любить, строить отношения.

Сейчас, смотря назад, мне стыдно. Только девушка, не любящая себя, могла позволить проделать такое с собой. Но откуда у меня такая не любовь к себе? Моя мама красавица, отличница, вышла за папу замуж, когда ей исполнилось 18, и с тех пор они живут, душа в душу, почему же я зациклилась на одном человеке и никого больше не вижу?

Эрик другой. Он не похож на русского мужчину. Прежде всего, отношением к женщинам. Он научен и воспитан уважать, ценить женщин, обижать и поднимать руку не позволительно в его семье. И честность. «Всегда будь честен и искренен со своей возлюбленной», — говорила ему его матушка, — «это залог успеха любой семьи».

С Джимом я не пережила того счастья и за год, что испытала с Эриком за неделю. Да, у него другая национальность, религия, семейные устои, да и вообще, все другое, кроме человеческих чувств. Сколько бы мы не искали различий, но человек всегда остается человеком, который может чувствовать тоже, что и ты. Мы все из одной плоти, и какая разница, что отличаемся внешностью. Важна лишь душа человека.

Так хочется сохранить в памяти наше с ним время, такое короткое. Но такое счастливое. Курортный роман с Эриком, словно глоток свежего воздуха после встречи с Джимом, вдохнул в меня радость к жизни.

Я его не искала, он пришел сам. Подсел ко мне за завтраком в ресторане отеля, в котором я остановилась, и попросил поговорить с ним. Он, как ребенок, искренне говорил, что думает. Я сразу ощутила другое к себе отношение. Среди всех он смотрел на меня с нежностью, искал в толпе, расстраивался когда не находил, и радовался по-детски когда видел. Этот теплый влюбленный взгляд. Я даже не могу описать, этот взгляд дороже всех цветов, подарков мира.

Он просил о прогулке вечером, но лишь на следующий день я согласилась. Нельзя же сразу отвечать «да», поэтому я и решила потомить его один день. Пусть не думает, что все русские девушки такие доступные.

Он ждал меня у отеля с букетом разнообразных ярких цветов. Образ начальника вдруг сменился на простого парнишку в джинсах и белой, обтягивающей его мускулы, футболке. Увидев меня, он широко улыбнулся, и я поняла, что все делаю правильно. Только в его лице я впервые увидела искреннюю радость от встречи со мной, теплоту и заботу. Ну а дальше, как в самых романтических «лавстори».

Я села в его Мерседес, и мы умчались на набережную Персидского залива.

— Когда тебя увидел, понял, что если не познакомлюсь с тобой, упущу что-то важное в своей жизни! — Сказал он в машине.

По-русски Эрик говорил плохо, поэтому мы общались на английском и чуть-чуть на русском.

Я смутилась, услышав его, и не смогла сказать ничего умного, только: «Спасибо, дорогой».

Он рассказал немного о себе, я узнала, что в отеле он занимает руководящую должность, так сказать заместитель директора по коммерческим вопросам. Ему всего 24 года, но он уже сформировался как самодостаточная личность без помощи родителей. Его семья имеет несколько магазинов в Шардже, и у него также недавно открылся маленький магазинчик с косметическими маслами.

Слушая его, я понимала, что у него очень интересная жизнь, а что расскажу я? Как каждый день сижу в офисе проверяю, редактирую и публикую статьи в журнал, или, что вечерами я всегда дома у телевизора, забросила спортзал, нахожусь в бесконечных депрессиях. Да, моя жизнь определенно скучна, и лучше о ней не рассказывать. Поэтому я в основном слушала его, а о себе говорила мало.

Необычайно завораживающий Персидский залив, красивый мужчина рядом, теплый бриз, касающийся кожи, яркие огни города с его огромными небоскребами произвели на меня неизгладимое впечатление. Я улыбалась, смеялась, шутила и просто была самым счастливым человеком.

Окружающие смотрели нам вслед, кто-то перешептывался, но я не заостряла на этом внимание. Эрик, наверное, тоже. Конечно, мы смотрелись как кофе с молоком. Я, белокожая русская девчонка и он, темнокожий араб.


— Это сон? Ущипни меня, вдруг я сплю! — Сказала я, когда он вез меня обратно в отель.

— Это реальность! — Улыбнулся Эрик, взял мою руку и поцеловал ее, — Спасибо за вечер.


Мила, моя знакомая, с которой я приехала в Арабские Эмираты, ждала меня в номере.

— Ну как все прошло?! Рассказывай! — Пристала она тут же, как только я вошла в комнату.

— Нереально! Это лучшее, что со мной происходило за все время!

— Везучая же ты, Джул! Может и для меня у него найдется друг?

Я рассмеялась.

— Не знаю, я спрошу. И возможно, погуляем вчетвером.

Чего не произошло, так как его друзья все уже были женаты на девушках из их окружения.


10

С того дня мы проводили все вечера вместе. Каждый день после ужина Эрик ждал меня у отеля, и мы отправлялись в разные незнакомые для меня места. Катались на машине, смотрели на небо, на залив, на прохожих людей, сидели в местных кафешках и пили чай. Я учила его русскому языку, и параллельно практиковала свой английский. Казалось, ничего не сможет нарушить ту идиллию, которая родилась между нами.

Я чувствовала себя комфортно с ним, никаких страхов, переживаний. Так тепло, уютно, защищено, несмотря на разность наций и религий. Только с ним, с ним одним я поверила, что чувства могут быть настоящими и взаимными с двух сторон, и счастливыми.

На третий день нашего знакомства Эрик поцеловал меня в губы. Это произошло в машине, осторожно, нежно он коснулся кожи моих губ, задержался на несколько секунд, и оторвался также нежно. Помню, от него пахло какао.

Один раз я побывала в его квартире. Ожидала большую, эпатажную, богатую квартиру, а пришла в маленькую, скромную, но в хорошем районе студию. Как потом узнала, все заработанные деньги он относит в банк, копит на дом, для будущей семьи.

Был один момент, который привел меня в возмущение. Я очень хотела провести хотя бы одно утро вместе на пляже, искупаться и позагорать. Предлагала поехать на городской пляж, но Эрик отказался. Сослался на то, что нам нельзя. Во-первых — нас могут увидеть его знакомые и рассказать родителям, а те, конечно, будут против отношений с русской девушкой, и, во-вторых — мне нельзя находиться на пляже в купальнике. Его религия не позволяет девушкам оголять тело в общественных местах.

Я тогда промолчала, но поняла, что это еще не все моменты столкновения наших различий в культуре и воспитании.


Мой отпуск подходил к концу, оставался один день до вылета.

В течение всего дня я жутко нервничала, и ждала вечера, чтобы увидеться и проститься с Эриком. Он работал допоздна, поэтому встретиться получилось только после полуночи.

Меня одолевало не приятное чувство нежелания уезжать, возвращаться к своей одинокой жизни в России. В мрачный Санкт-Петербург с его бесконечными проливными дождями.

Мы поехали на наше тихое местечко на набережной Персидского залива. Я смотрела и не могла оторваться от воды, небольших волн, а он от меня.

— Не уезжай, оставайся со мной! — Умолял Эрик.

— Ты же знаешь, я не могу.

— Я буду ждать тебя, приезжай, как сможешь.

— Я приеду, обязательно! — Уверенно пообещала я.

Мы поцеловались, он подарил мне на память талисман в виде сердца из мягкой кожи какого-то животного, еще несколько минут постояли в обнимку, и он отвез меня в отель. А на утро я улетала домой.


Прошло 5 дней, как я снова в России. С Эриком каждый день общаемся по Скайпу. Просыпаемся и засыпаем вместе, но далеко друг от друга.

На мое день рождение в конце ноября он сделал мне сюрприз, которого я просто не ожидала. Вечером, когда я собиралась ложиться спать после разговора с ним, позвонили в дверь. Доставка цветов на дом. Огромный букет из 26 алых роз. Я считаю — это поступок настоящего мужчины, который умеет удивлять. Уснуть я уже не могла, и набрала номер Эрика.

— Не спишь?

— Цветы пришли? — Усмехнулся он.

— Да, огромное спасибо, ты просто не представляешь как мне приятно. Как тебе удалось?

— Очень просто, Джул! В этом деле главное желание, а для такой девушки как ты, хочется делать сюрпризы. Скучаю по тебе очень, и жду твоего приезда.

— И я скучаю…

— И еще…

— Да?

— Ты говорила, что путевку в Эмираты брала в кредит, поэтому я хочу, чтобы следующая твоя поездка ко мне была оплачена мной.

— Что? — Я пришла в изумление.

— Да, так я хочу сделать тебе подарок на день рождение.

— Но это очень дорогой подарок!

— Для меня нет! Не переживай! Только скажи, когда приедешь снова.

— Скоро буду знать! Спасибо!!!

— Спокойной ночи, моя девочка!


На следующий день я проснулась от звука сообщения в моем телефоне.

«Дорогая Джу, с днем рождения! Любви тебе, огромного счастья.» — Прочитала я сообщение от Джима.

Внутри меня все закипело. Как он может желать мне любви, когда между нами что-то есть, точнее было.

Ответила я коротко: «Спасибо, Джим».

«Встретимся?»

«Нет, не могу».

«Почему??? Я соскучился по тебе!!!»

«Вот это наглость» — подумала я, но написала другое, — «у меня дела».

На этом сообщения от него прекратились.

Увидеться с ним я и в правду не хотела, и не потому, что я забыла его или чувства прошли. Я понимала, что если увижу, все вернется. Эрик не вытеснил Джима из моего сердца, а только на время закрыл занавес в этой истории. На какое-то время он подарил мне надежду на лучшую жизнь, на настоящую и интересную жизнь. И с этой надеждой я стала жить дальше. Я благодарила судьбу за эту встречу — встречу двух одиноких сердец, мечтающих о чистой любви.

Три месяца мы общались, планировали нашу следующую встречу, я готовилась и ждала этого времени.

Он хотел, чтобы я приехала к нему не на месяц, а насовсем, с вещами. И я тоже так мечтала и планировала, как это совершить. Но произошло нечто неожиданное, что поколебало мое решение.

В феврале, за месяц до поездки в Эмираты, заболела моя мама, и ей стал необходим лежачий режим и постоянный уход. И я поняла, что если уеду в чужую страну жить, оставлю ее одну, и связь с родными оборвется. А что у меня есть дороже родных? Кто у мамы есть дороже и ближе меня? Я не могу ее оставить. Мысль, что я могу совершить ошибку, не покидала меня.

Месяц я читала статьи в интернете про отношения с мужчинами из мусульманских стран, все плюсы и минусы жизни с ними. Книги, форумы, беседы про их религию. И сделала вывод — приеду на две недели к Эрику, буду слушать только свое сердце, что оно мне подскажет и там уже приму решение, как поступить.


В марте я улетела в Арабские Эмираты.

— Почему в отель? — Удивился Эрик, когда узнал, что я забронировала отель, вместо того, чтобы остановиться у него.

— Так будет проще, да и что я буду делать днем, когда ты на работе? На городской пляж мне нельзя, а я хотела бы понежиться на солнышке, поплавать, у нас в России сейчас зима, холодно.

— Как тебе удобнее, Джул, я просто хочу как можно больше времени провести с тобой.

Такой диалог мы вели, пока ехали от отеля к его дому.

— Я приготовил тебе сюрприз!

— Ты не перестаешь меня удивлять, Эрик!

— Все для тебя, моя хорошая!

«Господи, если бы он только знал, что я колеблюсь в своем выборе, и возможно, приехала проститься» — думала я про себя всю дорогу.

На улице у дома он завязал мне глаза платком, и повел к себе

.

Войдя в комнату, я тут же почувствовала запах цветов.

— Приготовься, я снимаю платок! — Радостно объявил Эрик.

Моему взору открылась комната, украшенная множеством красивых живых цветов, воздушными яркими шариками, зажженными свечками, а повсюду весели на ленточках красные сердечки, приклеенные на потолке по периметру комнаты. На книжном столике стояла большая тарелка с клубникой, а рядом сбитые сливки. Также там я увидела свой любимый фрукт — манго.

— Джул, твой приезд — для меня праздник.

Впервые в жизни я не знала, как отреагировать на всю эту красоту.

— Ох, Эрик! Как тут красиво, и ты не забыл, что я люблю манго!

— Оставайся сегодня у меня на ночь? — Вдруг спросил он, и обнял меня за талию.

Этого я и боялась — остаться у него. Хоть он и говорил, что секс до свадьбы в их религии грех, но также я знала, что многие молодые люди нарушают этот запрет.

— Ты же знаешь, я не могу.

— Но почему? Неужели ты не понимаешь, я хочу засыпать и просыпаться с тобой!

— Меня потеряют в отеле.

— Кто??? Это не отговорка, Джул! Если не хочешь, так прямо и скажи!

Корректно я постаралась объяснить ему причину, почему я не хочу оставаться у него.

— Джул, дорогая, я и не думал об этом, у меня в мыслях не было с тобой заниматься любовью. Я почитаю своего Бога, и нарушать эти запреты не собираюсь.

— Да? Правда? — С облегчением вздохнула я.

— Конечно, оставайся у меня, обещаю тебя не обижать!

Наевшись до отвала клубники и манго, мы завалились на кровать и смотрели фильм на арабском языке. Эрик старался мне переводить разговоры героев фильма, и я что-то даже понимала.

Я не заметила, как уснула, а проснулась уже только ранним утром. Эрик лежал рядом и смотрел на меня.

— Ты такая красивая, особенно когда спишь. — Улыбнувшись, сказал он и поцеловал меня в губы.

— Эрик, ты меня балуешь! Но я тоже хотела бы что-то сделать для тебя. Хочешь, приготовлю русской еды? Ты пробовал когда-нибудь борщ?

— Нет.

— Тогда решено, идем в магазин за продуктами!


Тот вечер отложился в моей памяти очень надолго. Может быть потому, что следующие дни уже не казались мне такими яркими, а все потому, что у нас начались ссоры из-за недопонимания.


11

— Я сегодня не смогу провести с тобой вечер, — виновато сказала я Эрику через неделю после моего приезда, когда он закончил свою смену в отеле, и приехал за мной.

— В смысле?

— Я сегодня на завтраке познакомилась с девочками с моего города, зовут в клуб потанцевать.

— И ты пойдешь? — Эрик округлил от удивления глаза.

— Ну да, гид с отеля собирает группу, на 4 часа мы все организованно поедем и все вместе вернемся. Я хочу посмотреть какие тут клубы, какая музыка, да и просто потанцевать.

— Нет, ты наверно шутишь, да, Джул?

Я его не понимала.

— Я не шучу.

— Ты не пойдешь! — Эрик перешел на тон выше, — да и какие тебе клубы надо? Наш народ не ходит в такие места, а если они и существует, то только для вас и ничем не отличаются от тех, что у вас в России.

— Так ты мне запрещаешь?

— Моя девушка не будет ходить по таким заведениям!

— Ты себя сейчас слышишь? Моя религия не запрещает ходить в клуб танцевать! — От злости я стала кричать, — и я все равно пойду, хочешь ты этого или нет.

— Иди!

Он развернулся, сел в машину и без слов уехал.

Настроение у меня было испорчено. Оказалось, что Эрик не так-то прост, как кажется, и он из тех мужчин, которые могут в повелительном тоне указывать своей девушке, что-либо делать, или не делать. А такого я никогда не терпела и всегда считала, что нужно давать свободу своей половине или как-то решать разногласия разговором, ну не как уж приказывать. Мы свободные люди и вправе делать то, что хотим, в пределах разумного, конечно.

Во мне бушевала буря эмоций от злости к этому человеку, поэтому без зазрения совести я уехала в ту ночь в клуб.

Возможно, размышляла я, если бы он мне и был так дорог, то я не поехала бы никуда. Хоть я и понимала, что делаю ему больно, я также была уверена, что поступаю правильно. Нельзя лишать человека радостей жизни, пусть даже таких маленьких как поход в клуб!

Танцуя, как никогда раньше, я ушла в отрыв. Ко мне подходили несколько раз молодые люди, но я не желала ни с кем знакомиться. Я хотела вначале разобраться с Эриком, с моими чувствами к нему. И, несмотря на то, что я веселилась, танцевала и улыбалась всем моим новым друзьям, в душе по-прежнему у меня росла дыра. И что самое ужасное, мне показалось, что я тяну туда и Эрика.


Наутро я уехала на экскурсию в Аравийскую пустыню. Сафари на мощных джипах — вот что мне было необходимо. Получить массу эмоций, и ни о чем не думать.

Мысли, крутящиеся в голове, потоком неслись одна за другой, пока мы добирались нашей небольшой группой до точки старта, но когда я увидела эти чудо машинки, и поняла, что меня сейчас ждет, я снова ожила.

Высочайшие пустынные барханы, горячий обжигающий воздух, яркое ослепляющие солнце, смех и крик моей команды — все это просто непередаваемые эмоции. А вкусный ужин из национальных арабских блюд, дым кальяна и пустынный закат совсем меня расслабили, и я почувствовала себя на тот момент самым счастливым человеком на этой земле.


Только через день Эрик позвонил мне в отель.

— Прости, я был не прав! — Сказал он с такой грустью в голосе, что я тут же его простила, — очень скучаю по тебе, пожалуйста, увидимся вечером?

— Я уж думала, не позвонишь, — отшутилась я, — заедешь за мной тогда вечером?

— Конечно! Уже жду нашей встречи!


На этот раз мы поехали по магазинам в крупные торговые центры. Я хотела купить себе одежды, и подарки близким и друзьям. Но все блузочки, маечки и кофточки, которые я меряла, не нравились Эрику. То она очень открытая, то очень обтягивающая, а то и очень яркая.

— Нужно что-то поскромнее. Джул, то, что ты выбираешь — вызывающее, — говорил он и предлагал мне такие вещи, которые я никогда бы не одела у себя в городе — длинные в пол платья из плотной ткани с длинными рукавами.

— В нем мне будет жарко, Эрик, не прививай мне свои устои, пожалуйста!

— Прости.

Ходить по магазинам с мужчиной вообще сложно, но с мусульманином оказалось еще хуже. В итоге я ничего себе не купила, и мы отправились в продуктовый супермаркет купить еды на ужин.

На мое удивление в магазине оказалось много продуктов, которые я не раз видела в больших супермаркетах Санкт-Петербурга. Но когда я увидела сырокопченую колбасу, я не смогла удержаться.

— В отеле дают такую не вкусную колбасу, не понимаю, из чего ее вообще тут делают. Но эта вроде ничего. Сделаю бутербродов вечером. — Не думая, сказала я, потянувшись за ней.

На что Эрик отреагировал очень для меня неожиданно.

— Джул, ты любишь мясо грязного животного?

Я оторопела и стояла, молча, в руках держа колбасу.

— В составе этой штуки есть мясо свиньи, а свинья — грязное животное, которого мы не едим, это грех. — Попытался объяснить мне Эрик.

— Тебе нельзя, но мне, то можно!

— Фу! В моем доме не будет этого продукта, извини, Джул.

Я кинула эту злополучную колбасу на прилавок и выбежала их магазина.

— Ты чего? — Удивленно выпалил Эрик, догнав меня.

— И ты не понимаешь? Мы все делаем по твоим правилам, мое мнение тут вообще не учитывается. Я больше так не могу, вези меня в отель!

В тот вечер, молча, ничего не говоря и не объясняя, мы доехали до отеля, Эрик слегка чмокнул меня в щеку, и я убежала от него как от пожара, понимая, что это все. Я приняла решение.

Всю ночь я не могла уснуть, думая, как разорвать с Эриком связь. В третьем часу, понимая, что не усну, спустилась в бар. Заказала ром с колой. Потом еще и еще. Пока не наступило утро, я просидела у барной стойки, разговаривая с барменом. Мне повезло, он хорошо говорил на русском, потому, что на английском я не смогла бы сказать то, что рвалось из души. Я рассказала ему про Эрика, про Джима. Не знакомому человеку, которого через два дня больше не увижу.

— Если бы вы любили Эрика, то никакие его правила вас бы не смутили. — Сказал он очень точную для меня истину.

— Да, видимо это так, спасибо. Сделай мне еще бокальчик коктейля, и я пойду спать.


Целый день я пробыла у себя в номере, мысли путались, голова болела, а телефон мочал.

Я вспоминала Джима, те чувства, которые я пережила рядом с ним. С Эриком я тоже испытала море удивительных эмоций, но они прошли, а после них осталась пустота. Просто память о хорошо проведенном времени.

Я чувствовала себя жутко виноватой перед этим человеком. Страх расставания с моей стороны нарастал во мне все больше и больше. Интересно, человек перед тем, как совершить преступление, чувствует страх?


В девять вечера в дверь моего номера постучали.

— Кто? — Спросила я.

— Доставка цветов.

Открыв дверь, я увидела молодого парнишку с огромным букетом. Каких там только цветов не было — розы, герберы, хризантемы и орхидеи.

— Это мне?

— Для Джул. От Эрика.

Я не удивилась, и даже чуть-чуть расстроилась. Он сделал первый шаг к примирению, теперь предстояло мне сделать второй. И я написала ему сообщение: «Эрик, завтра встретимся вечером?».

«Дорогая, Джул, почему не сегодня?»

«Я хочу отдохнуть, плохо ночью спала».

«Это из-за меня, да? Я так виноват. Буду ждать завтрашнего дня. Целую всю тебя и очень хочу увидеть».


На следующий день и последующие три дня я пыталась сказать ему, что хочу расстаться, но все попытки заканчивались ничем. Каждый раз я смотрела в его добрые глаза и понимала, что у меня нет причины такое ему сказать. Он вел себя еще теплее и нежнее со мной, был очень внимателен в своих высказываниях, во всем соглашался со мной, не спорил, как будто чувствовал, что назревает что-то плохое.

Я и сама стала сомневаться, правильно ли я поступаю. Но как бы мне не было хорошо с этим человеком, иногда разум берет вверх над нашими глупыми мечтами, что со мной и произошло. Уехать в чужую страну, с другой культурой, другими устоями, религией не каждому под силу. Я понимала, что если уеду, то пути назад не будет. Как бы меня не любили, я буду в клетке.

Сказать человеку, с которым ты провел так много прекрасных дней, который обожает тебя и имеет на тебя какие-то планы и надежды, что ты не будешь с ним, и ваши дороги должны разойтись, не так-то просто. Что мне и предстояло.

Это было не просто. Это было больно.


Настал последний день моего отдыха в Арабских Эмиратах. Эрик пригласил меня в ресторан на прощальный ужин. Мы сидели друг напротив друга и молча, кушали. Я ждала момента сказать, что больше не вернусь. Мое сердце настолько колотилось, что я думала, оно вырвется наружу. Какое право я имею обидеть такого хорошего человека, как он?

— Когда ты снова приедешь? — Вдруг нарушил тишину Эрик.

— Я… Никак не… — Мои слова стали заплетаться, голова пошла кругом.

— Джул, что тебя там держит? Ты же знаешь, я буду ждать тебя столько, сколько потребуется. Но я хочу знать точно, что ты вернешься ко мне.

— Эрик, я больше не приеду. Пойми только правильно, я не могу. Ты удивительный человек, у тебя еще все впереди, но ты должен отпустить меня.

— Что? Что не так? Что случилось? — Он сначала не понял, что я ему только что сказала.

— Завтра я уеду, и мы больше не увидимся. Я не смогу к тебе приехать жить. Я много думала, и решила остаться в России, с моей семьей, я должна быть с ними.

— Ты боишься переехать ко мне? Я приеду в Москву, будем жить там.

— Нет. Прости.

— Но почему?

На нем не было лица, я чувствовала, сейчас он заплачет.

— Мы разные, я провела с тобой прекрасное время, я тебе благодарна за него, ты очень дорог мне, но пойми, у нас разные дороги, разные судьбы. Я думаю, тебе нужна другая девушка. Не я.

— Почему ты так со мной поступаешь? Что я сделал, что ты передумала?

— Все было так, просто я никогда не буду той девушкой, которую ты потом захочешь увидеть рядом с собой, которую захотят увидеть твои родители. Я думаю, точнее, знаю, что я сама не хочу быть такой.

Минуту он молчал.

— Хорошо. Я тебя понял. Но я хотел бы тебя попросить.

— Конечно, о чем?

— Звони мне, не забывай меня, я надеюсь, что ты передумаешь и …

Его слова оборвались. Я видела, как скатываются слезы с его глаз, и понимала, какую боль я причина человеку. Я не должна была пускаться в этот омут с головой, давать человеку надежду, когда в мыслях был лишь один Джим.

— Я постараюсь. — Неуверенно ответила я, — завтра приедешь в аэропорт?

— Да.

Остаток вечера мы провели в тишине, быстро доели, что оставалось на тарелках, и он увез меня в отель.


На следующий день в аэропорту мы попрощались.

— Прости Эрик. — Я не знала, что еще сказать ему. Да и говорить было нечего, в молчании мы так и стояли, пока не объявили посадку на самолет.

— Я тебя люблю. Прощай. — Вполголоса сказал он, поцеловал мою руку и ушел.

С той последней встречи больше мы с ним не разговаривали. Я не стала звонить ему, писать. Это было лишним.

Человеку, который полюбил меня по-настоящему, я сделала больно.


«Вот это даа!» — Подумала про себя Кейт, убрала дневник в комод, и легла спать.


12

Наутро, проводив мужа на работу, а сына Тео в школу, ко мне прибежала в спальню Кейт и воскликнула:

— Мама, я прочитала твой дневник, неужели все так и было? Ты отказалась жить в жаркой стране с человеком, который тебя любил? Почему?

— Кейт, ты должна быть с человеком, который не просто любит тебя, но и разделяет твои интересы, твою жизнь, вы должны быть с одного мира. Эрик же хоть и был очень привлекательным мужчиной, добрым, умным, обеспеченным, но его мир не совпадал с пониманием моего идеального мира. Только сильная любовь способна соединить двух настолько разных людей. А Эрика я не любила.

— А Джим? Что было дальше?


Вернувшись в Россию, я пыталась отвлечься от грустных мыслей о том, как Эрик переживает наше расставание. Чувство вины и расставание с ним мучило меня, и не думать о нем я не могла. Перед глазами стояло грустное и непонимающее выражение лица обиженного ребенка.

Он несколько раз пытался писать мне, звонить, но я игнорировала. Наверное, я жестокий человек, что так поступила. Но кто знал, что чувства настолько быстро развеяться. Такое бывает, Кейт, внутри что-то щелкает, и ты понимаешь, что больше ничего не чувствуешь к этому человеку. И вроде ты виноват, но изменить ничего уже не можешь. Ушедшие чувства вернуть невозможно, как бы ты не старался. Огонь погас, и остается только смириться и жить дальше.

— И даже если любил по-настоящему, чувства все равно могут пройти? — Спросила меня Кейт.

— Я всегда думала, что нет, настоящая любовь вечна, но теперь не знаю. В нашей сложной жизни может случиться все, что угодно. Никто не застрахован. Но я надеюсь, тебе не придется бросать человека, который тебя полюбит, это очень больно. Поэтому подходи осознанно к своему выбору, милая.

— А к папе у тебя прошла любовь?

— Знаешь, за столько лет жизни с ним, всякое случалось, мы прошли через многие неурядицы, и сохранили наши чувства. Я глубоко уважаю и ценю твоего папу. Конечно, той необузданной страсти и желания уже нет, да это и не самое важное. А назвать это любовью или чем-то другим я не могу, потому что правильного ответа не существует. Я просто сделала для себя выбор идти по жизни именно с этим человеком, потому, что мне с ним очень хорошо и тепло. А это важное составляющее любых длительных отношений.

— А что было дальше после расставания с Эриком?

— А дальше не успела я придти в себя после всех этих событий, как в моем обозрении спустя месяц снова появился Джим. Начались звонки, сообщения от него, он звонил с такой частотой, как не звонил никогда. А я просто молчала. Я боялась увидеть или услышать его вновь.


В один из вечеров он как гром среди ясного неба появился у моего дома. Чувствовалось, что он находился не в лучшем настроении, и был настроен агрессивно.

— Почему ты не отвечаешь на мои сообщения, звонки? — Накинулся Джим, увидев меня.

Я вошла в ступор, первый раз я его видела таким злым и не знала, что ответить.

— Так ты ответишь? Я хотел тебя увидеть, звонил тебе, писал! Почему молчала?

— Что тебе от меня нужно?

— Джул, я соскучился!

— Правда? Ты соскучился? Ах, да! Мы же так давно не виделись!

Тут стала злиться уже я, как он вообще смеет что-то требовать от меня!

— Да!

И он прижал меня к себе и стал страстно целовать. Конечно, я растаяла, как всегда это происходило. В его объятиях мне становилось тепло и уютно, было в них что-то необъяснимое для меня, манящее меня всегда к нему.

— Поехали ко мне? — Спросил он, когда через бесконечность времени мы оторвались друг от друга.

Не думая, я сразу согласилась. Но в глубине души молила себя не принимать это близко к сердцу.

«Просто забыться в его объятиях! Прости меня Эрик» — Молила я.

Тот вечер, еще один вечер, проведенный с ним, был чудесным. Как всегда, мы болтали, целовались, он весь вечер держал меня в своих объятиях и не отпускал от себя.

— Джул, ты такая, не слов, такая классная! — Говорил он и целовал с такой страстью, что голова шла кругом.

В тот день мы изрядно выпили, и я решила все выговорить, что накипело за год. Сказала ему, как он сделал мне больно, как я его ненавижу. Он только смеялся, и говорил, что я его не знаю.

— Классная? И что с того? Зачем ты мне это говоришь? — Не унималась я.

«Сегодня, пока я смелая, я должна все выяснить» — Крутились мысли в моей голове.

— Джул, я говорю, что чувствую.

— А ты какой? Я действительно, совершенно тебя не знаю. Кто ты?

— Я Джим, и очень хочу тебя поцеловать.

Я вскипала, но от выпитого виски и эмоций, переполнявших меня, голова кружилась все больше и больше, и я понимала, что скоро просто вырублюсь.

— А я не хочу. Я не хочу тебя больше видеть.

— Обещай назвать своего сына в честь меня? — Неожиданно объявил Джим.

— Что? С какой кстати?

— Чтобы никогда меня не забывать.

— Я и так…

Недоговорив, я упала ему на плечо и не могла проговорить больше ни слова.

— Хочу спать…

Как тогда помню, Джим на руках унес меня в свою кровать, и я провалилась в сон.

Мне снилось, что я падаю в какую-то пропасть, и, вздрогнув, я проснулась. Джим не спал. Он гладил меня по голове.

— Тебе снился страшный сон? Ты все время вздрагивала.

— Угу, который час?

— Около пяти.

— Мне нужно домой, я поеду.

— Останься… — Попросил он.

Но я не могла, я знала, что утром все закончится, и я уеду от него с осознанием того, что ему не нужна. Я боялась быть опять отвергнутой, страх этого не позволял мне остаться, как бы я этого не желала.

Все мои чувства вернулись. Я опять попала в его плен.


Приехав домой, я написала ему сообщение: «В тебе есть что-то такое, что заставляет меня возвращаться снова и снова».

И это так, мне хотелось возвращаться, обжигаться и снова возвращаться.

Он ответил: «Ты — моя красотка!»

Мысли о нем не покидали меня и дальше, вспоминая все наши встречи, я чувствовала тепло по всему телу, сердце бешено колотилось, разум терялся.

Казалось, все хорошо, у нас взаимные чувства. Его тянуло ко мне, и это был факт. Уже год, как тянулась эта странная история с ним. Он не держал меня, но и из жизни моей уходить не хотел. И я верила, все равно верила, надеялась, дышала, жила мыслями, воспоминаниями о нем, и даже надеждами, когда он напишет снова, предложит увидеться.

После последней встречи я стала надеяться, что скоро все изменится, и мы будем вместе. Конечно, это были очередные мои иллюзии.

Мы общались редко, виделись еще реже. Все лето и осень я находилась в ожидании чуда. Я так измоталась ждать, что мне ничего не оставалось, как снова вычеркнуть его из жизни. Это произошло зимой в Рождество.

Друзья позвали меня в клуб. Веселая компания, атмосфера праздника, новые знакомства, а мысли далеко-далеко. Меня ничего не радовало, я словно потухший вулкан, просто существовала. Джим уже неделю не писал, и я решила первая его поздравить, узнать, где он.

«Джим, с Рождеством тебя! Как ты?»

Полчаса я ждала ответ. Он не отвечал.

«Ты где? Почему не отвечаешь?» — Снова написала я.

Опять тишина.

Меня это так разозлило, я не выдержала и накатала очередное сообщение: «Неужели я тебе никто, чтобы не отвечать мне?!»

После долгого молчания ответ все же пришел: «Ты не тот человек, чтобы требовать от меня ответа. Когда я хочу, я отвечаю. Или ты себе что-то придумала? У тебя другое понимание чего-то?»

Я все поняла, и отвечать не стала. Мой мир рухнул в очередной раз.


13

Поднимать всю эту историю из памяти было очень тяжело для меня, но я хотела поскорее ее закончить. Она близилась к апогею, и оставалось самое главное в ней, это концовка, от которой Кейт, скорее всего, будет очень злиться на меня. Мой муж не хотел, чтобы наша дочь ее знала. Я долго думала, стоит ли ей рассказывать, ведь прошло уже много лет, но решила для себя, что не имею права скрывать от нее правду, которую хранила в себе долгое время. Сейчас она уже достаточно взрослая, чтобы понять, почему я так поступила.


Я снова вычеркнула из жизни Джима, удалила, заблокировала в социальных сетях. Не хотела его больше слышать, видеть и знать.

По рассказам я знала, что он уехал на пару месяцев в командировку, от чего мне было даже проще. Лучше бы и не возвращался.

Время всегда лечит, оно идет так быстро, и ты начинаешь забывать, постепенно стираются из памяти эмоции, чувства, обиды.

Конечно, в моем сердце всегда присутствовал только он, и искать новых отношения я больше не хотела. Поэтому я решила начать жить для себя и путешествовать.

В феврале 2003 года мне дали отпуск, и я одна поехала в Таиланд на остров Самуи. Я выбрала этот остров не случайно. По рассказам моей подруги Лизы, там самое место, где можно расслабиться, насладиться красотой Сиамского залива Южно-Китайского моря, забыть все проблемы и окунуться в атмосферу свободы. Я хотела побыть одна, привести свои мысли и жизнь в порядок. Я не знала, чем буду заниматься на острове, не стремилась познакомиться с постояльцами отеля, просто гуляла, проводила вечера на улицах Волкин стрит. Иногда брала байк, и проезжала остров по кольцевой.

В отеле, в котором я остановилась, хозяйка говорила по-русски, она сразу меня приметила, и хотела узнать, почему я приехала одна в такую удивительную страну, куда приезжают отрываться, веселиться большими компаниями.

— Милая, ты почему одна приехала? — Как-то утром на третий день моего приезда спросила она в фойе отеля.

— Отдохнуть от людей. — Просто ответила я.

— Я вижу, твоя душа болит и требует исцеления. Я могу тебе помочь!

— Спасибо, у меня все хорошо. Мне не нужна помощь!

— Послушай моего совета, девочка, если хочешь, сходи к моему деду, он живет на острове Панган, его знают многие в Таиланде, он многим спас судьбы, и тебе поможет обрести гармонию в душе. Я вижу, ты стоишь на перепутье.

Она дала мне потрепанную бумажку с адресом и, сказав, чтобы я не упустила свой шанс изменить жизнь, ушла.

Мне терять было нечего, и я в тот же день отправилась к Мино.

Местные жители, узнав, что я иду к нему, одобряюще кивали и улыбались мне. Добраться до нужного острова оказалось не сложно. На маленькой лодочке меня довезли местные рыбаки за пару батов.

Мино увидел меня издалека. Он стоял на берегу залива и смотрел вдаль. Маленький старичок, на вид лет 70. Что меня поразило, он не удивился моему приходу, как будто ждал меня и говорил он также по-русски, иногда вставляя слова на незнакомом мне языке.

— Здравствуй милая леди. Пойдем знакомиться в наш сад.

Рядом с ним чувствовалась необъяснимая аура добра, спокойствия, мира. Я решила, что буду делать все, что он скажет и будь что будет.

— Ты пришла сюда не просто так. Я это вижу. Скажи, сколько дней у тебя есть?

— Две недели.

— Этого хватит. Каждое утро я хочу, чтобы ты приезжала сюда ко мне, ровно в 06.00. Ты знаешь, что такое йога и для чего она нужна?

— Не совсем, упражнения на гибкость для снятия стресса?

— Суть йоги — это достижение гармонии внутри себя и с окружающим миром. Тебе необходимо освободить свои мысли от всего негативного, научиться жить в свободе душевной. Я постараюсь помочь тебе восстановить гармонию физического и психического состояния. Это важно.

— Хорошо, только эмм…сколько это.. — Переминаясь, хотела спросить я про стоимость услуг.

— Я не беру деньги, — тут же перебил он меня, — приноси только фрукты и рис. И желание измениться.

— Спасибо…

Все это казалось мне таким странным, неужели он просто так будет со мной заниматься?


Каждое утро в течение двух недель я приезжала к нему ровно в 6 утра, мы пили чай в его саду, а потом шли на тихий пляж Сиамского залива. Мино читал молитвы на своем языке, а потом мы приступали к медитации. Он учил меня слушать тишину, шум воды, правильно дышать и погружаться в себя.

— Для того чтобы накопить достаточное количество энергии в нервных центрах, необходимо правильное дыхание, то есть ты должна дышать с мысленной сосредоточенностью, не допускать никаких мыслей. Ты можешь управлять своим сознанием через дыхательные упражнения. Также при правильном дыхании стимулируется работа сердца и всего организма в целом. Попробуй через дыхание получать жизненную энергию. — Учил он.

Я осваивала практику асан. Не только мой ум приходил в себя, но и тело, оно становилось гибким, сильным, выносливым.

За обедом мы разговаривали. Я рассказывала ему о своей жизни. Он внимательно слушал, но никогда не комментировал.

После обеда, когда воздух становился мягким, не таким обжигающим, мы уходили снова на пляж, и проводили там время до захода солнца.

Вечером приезжали его взрослые дети и устраивали ужин в большом кругу. Как я потом узнала, он родом из России, в молодости уехал в Таиланд работать, и стал практиковать йогу. После многих лет жизни в столице Таиланда Бангкоке, утвердившись в своем предназначении, Мино отправился на Самуи и остался там жить. С течением времени он поменял имя, построил дом, женился и обзавелся четырьмя детьми. Его жена, тайка Косум, недавно умерла. Дети хотели перевести его к себе, но он отказался, сославшись на то, что на этом месте с женой прожил свою счастливую жизнь, воспитывая детей и помогая людям снова обрести себя.

— Если уеду, потеряю все, что у меня есть. — Говорил он детям.

Я полюбила Таиланд. За его теплый климат, дружелюбный народ, который не гонится за материальным благополучием, за отсутствие суеты, присущей многим большим городам России, и конечно, за экзотические красивые места. Это страна, где я заново родилась, только душевно.

В последний день моего отдыха в Таиланде, я пришла к Мино также в 6 утра, он сидел у себя в саду.

— Сегодня заключительная встреча. Я должен отпустить тебя в мир, где вернутся все соблазны, тебе захочется вернуться к тому, от чего ты бежала. И ты вернешься, я это знаю. Сейчас ты снова обрела себя, твой взгляд просветлел. Я хочу, чтобы ты никогда не теряла себя, особенно в мужчине, ты должна быть личностью, не зависящей от кого-либо. Ты должна быть счастлива, потому что ты есть у себя, и ты все преодолеешь. Твое счастье не должно зависеть от присутствия в твоей жизни мужчины. Ты должна развиваться, всегда стремиться к своим целям, мечтам. Расширь свой кругозор, смотри шире на жизнь, помогай людям, отдыхай. И никогда не слушай свой страх, преодолевай его. Каждый день уделяй время отдыху, 10–15 минут сиди в тишине, повторяй те ассаны, которые мы выучили. Слушай свое сердце. Очень важно быть в гармонии с собой всегда. Никогда не допускай в свое сердце чувство ненависти, злости, обиды и зависти. Люби, приноси людям любовь, радость. Не возвращайся в прошлое, смотри только в настоящее и чуть-чуть в будущее. Запишись на йогу, слушай музыку, езди по миру, общайся, знакомься. Вот основные советы, которые я хотел тебе дать. Только вперед! С миром, дорогая.

Мое сердце переполняли любовь и благодарность к этому человеку.

— Мино, спасибо огромное. Вы вернули меня к жизни. Я безмерно вам благодарна. Что я могу для вас сделать?

— Быть счастливой. Если я тебе помог, то к моей карте добавился еще один плюс, это и есть для меня награда.

Несмотря на то, что он не брал денег, я не могла уехать просто так, не отблагодарив его. Когда мы сидели в саду, я незаметно положила в его настольную книгу тысячу батов и открытку со словами благодарности.


На следующий день я летела в самолете в Россию и думала о том, что мне сказал Мино. Он говорил о таких простых вещах, но достаточных для того, чтобы быть счастливой. Он изменил и вдохнул в меня желание жить, помог принять ту боль, которую я несла в себе уже два года, и отпустить ее. Он помог простить Джима. Моя же задача состояла в том, чтобы сохранить это состояние как можно дольше.

Я понимала — только от меня зависит, как дальше повернется моя жизнь. Все в моих руках. Если я приму решение больше не впадать в апатию и печаль из-за Джима, то так и будет. Мы сами строим свое счастье. Это я твердо поняла.

О Джиме, конечно, я думала много и часто, но обида ушла. У меня появилось сильное желание встретиться с ним и просто поговорить о том, что произошло между нами, почему так все сложилось. Я знала, что он не предназначен мне судьбой и нет с ним совместного будущего. Но что-то тянуло меня к нему, необъяснимая нить проходила между нами. И как разорвать эту связь, я очень желала понять.

В голове пролетали все наши встречи, все короткометражные моменты нашего «мы» и теплота разливалась по всему моему телу. Что скрывать, я скучала.

В глубине души я понимала, он еще объявится, и ждала этого всей душой.


14

Летом мы все же встретились.

В последнюю субботу июня поздно вечером он написал мне с незнакомого номера телефона.

— Спишь? Я тебе звонил на той неделе, почему не отвечала?


На тот момент я уже жила одна. После поездки в Таиланд жизнь моя кардинально стала меняться, я взяла в ипотеку однокомнатную квартиру, начала ремонт в ней, посещала два раза в неделю занятия по йоге, пошла на курсы визажиста, так как мне всегда это было интересно. В общем, не топталась на месте, не грустила, а жила полной наполненной интересными событиями жизнью.

Об отношениях не думала, никого не искала, решила, что всему свое время и не нужно спешить. На страничку к Джиму периодически заходила, смотрела его фотографии, но уже не расстраивалась из-за его молчания.


Помню ту субботу июня, шел сильный дождь, на улице похолодало, я пришла с работы и сразу легла под одеяло. Никуда идти не хотелось, просто мечтала побыть в тот вечер одна, отдохнуть от работы и каждодневной суеты.

А прошлое стучалось в мою дверь уже неделю. И я впустила его.

— Нет, не сплю, это кто?

— Джим…

— Привет Джим! — Спокойно без эмоций ответила я, даже не удивившись его сообщению.

— Я по тебе соскучился, очень хочу тебя увидеть, я приеду?

С минуту подумав, но, не сомневаясь, я ответила:

— Хочешь, приезжай.

— Все, еду! Жди меня, я скоро!


— Хм, зачем ты согласилась? — Спросила меня Кейт, нахмурившись, — не понимаю тебя, мама, как ты могла позволить играть твоими чувствами? Неужели не хотела его послать куда подальше?

— Хотела, но не могла. Желание увидеть его превосходило остальные чувства.

— Даже если после этой встречи тебе будет еще больнее?

— Да.

Я играла в эту игру, и остановиться уже не могла. Только твое рождение заставило меня остепениться.

— В смысле мое рождение??? — Кейт вдруг стала осознавать то, к чему я вела весь свой рассказ.

— Потерпи немного, дорогая, скоро ты сама все поймешь.


Джим приехал очень быстро. С порога вручил мне букет цветов, состоящий из белых и красных роз, что меня сильно поразило. Он был нарядно одет, от него исходил приятный запах какого-то дорогого парфюма. Никогда он так не готовился к встрече со мной. Я хотела поговорить с ним, все выяснить, но не успела. Чувства нежности к этому человеку накрыли меня. Все, что я испытывала и чувствовала к нему, вырывалось наружу. Он же в тот день был немного смущен, и скромен, но чувствовался ток, проходящий между нами. Необъяснимое желание любить друг друга сделало свое дело. Джим первым поцеловал меня, сначала осторожно и ласково, потом глубже и с большей страстью. Да, он желал меня всем своим телом.

Когда ты чувствуешь очень и очень глубокие чувства к кому-то, и вот он рядом, целует тебя, обнимает, а тебя переполняет не угасающая, сильная страсть, настолько ты счастлив быть с ним, сейчас в эту минуту, рядом, какая разница что будет потом.

В ту ночь мы не разговаривали, не слушали музыку, не пили дорогое вино, а только наслаждались друг другом. Я хотела насладиться им. Изучала его родинки, морщинки, губы, глаза. Исцеловала все его лицо. Я подсознательно, сама того не зная, прощалась с ним.

Посреди ночи я проснулась от того, что он меня целует.

— Не могу уснуть, не могу насладиться тобой Джул.

И снова круговорот чувств закружил нас вихрем. Мы как изголодавшие животные, не могли оторваться друг от друга.


В 7 утра зазвенел будильник на его телефоне, и он уехал на работу. На прощание поцеловал очень нежно и чувственно в губы и ушел.

Развеялись все мои сомнения, теперь я была уверена, что чувства мои взаимны. Ну не так взаимны, как я бы хотела, но определенно он чувствовал тоже, что и я. Но также подсознательно я знала, что ничего не изменится. Я не ждала больше от него сообщений, звонков. Он такой человек — непостоянный, нерешительный, мне пришлось это принять как факт.

После той роковой встречи он писал еще пару недель, один раз мы встретились в компании общих знакомых, еще один раз сходили в кафе, а потом он снова исчез, как и всегда это было. Но моя жизнь кардинально изменилась.


— И ты встретила папу и родила нас с Тео?

— Твой папа — Джим, дорогая. В ту ночь я забеременела тобой. Прости, что скрывала это от тебя.

— Джим — мой папа??!! Но как? Как это может быть? — Округлила глаза моя дочь.

— Да, это правда. Прости меня.

По лицу Кейт текли слезы. Я тоже плакала.

— Он знает?

— Нет, я ему так и не сказала. Я хотела, но обстоятельства не дали этого сделать.

— Где он сейчас? Он жив?

— Я не знаю, мы виделись после той ночи только лишь пару раз.

— Но он ведь тебя любил! Ты должна была ему все рассказать! Ты не могла так поступить с ним!!!

— Он не любил. Он просто хотел меня, как красивую картинку, но никогда не любил мою душу, не интересовался моей жизнью. Не стоит его винить, Кейт. Никогда не вини человека за то, что у него нет тех чувств, которые есть у тебя. Это просто не твой человек, тихо уйди и забудь. Когда ты станешь мамой, ты поймешь, почему я так поступила.

— Мамочка! Зачем вы с папой скрыли это от меня?

— Вначале я не сказала Джиму, а когда познакомилась с твоим нынешним папой, мы совместно решили, да и он настоял, что будет относиться к тебе как к родной, а когда ты подрастешь, все тебе расскажем.

— Ох, мама…Он и есть мой родной!

Кейт подбежала ко мне и обняла так крепко, что я уже начала задыхаться. Я чувствовала, как ей тяжело далась эта правда. Мы долго еще сидели в обнимку и плакали.

— Дорогая, все хорошо. Люби своего папу. Он самый лучший у тебя, и самый любимый мой муж. Знай, я люблю его. И он любит всех нас.

— Ну а что было дальше? Ты сказала, были еще встречи. Джим искал тебя?

— Осталась самая тяжелая и в то же время, самая счастливая часть этой истории.


15

Через три недели я узнала, что беременна. Эта новость привела меня в безумную радость. У меня будет ребенок от любимого человека! Да, это была ты! Я ликовала.

Ни минуты не сомневаясь, я сразу приняла решение, что сохраню тебя. Но стоял другой вопрос: кому можно рассказать? Кому можно доверить такую драгоценную новость? Маме, подруге Лизе, да и все.

Говорить Джиму о беременности я не стала. Одна женщина уже родила ему двое детей, с которой он теперь в разводе, поэтому я решила не впутывать его в эту историю. Ты была только моим ребенком, а он не заслуживал тебя. Тем более он опять пропал, как я потом узнала, у него появилось новое увлечение.

— После той ночи он снова пропал??? — Кейт, как и я, не понимала, как такое возможно.

— Да, и через некоторое время стал крутить роман с какой-то молоденькой девушкой.

Я чувствовала жгучую боль в сердце, когда понимала, что ношу его ребенка, а он, позабавившись со мной, быстро нашел себе другую жертву и забыл про меня. Но я старалась не подпускать к себе эти негативные эмоции, веря, что ты уже на ранних этапах развития впитываешь как губка от матери все ее чувства. А я так сильно полюбила тебя, поэтому хотела для тебя только самого лучшего, лучшего отца, лучшей жизни, лучшей мамы. И я приняла решение не говорить Джиму. Оставить тайной кто твой родной отец.

Я начала готовиться к твоему появлению. Жизнь вмиг изменилась. Все вокруг стало таким ярким. Я хотела жить ради тебя, моего маленького нового смысла жизни.

Моя мама, узнав о беременности, сначала негодовала, как я могла так безрассудно поступить. Но потом, поняв, что для меня это важно, и я настроена очень серьезно к рождению ребеночка, смерилась, и вместе со мной стала планировать наше будущее.

Я тебя ждала. Каждый день в течение 8,5 месяцев я разговаривала с тобой, рассказывала, как люблю твоего папу, как люблю тебя. Читала тебе сказки, пела колыбельные, делала все, чтобы ты почувствовала мою любовь. Я просила прощения, что ты родишься без отца, не увидишь и не узнаешь его.

Когда у меня округлился животик, и уже все стали его замечать, появились вопросы: «От кого?».

— Говори всем, что встречалась с молодым человеком, забеременела, он отказался от ребенка, и ты от него ушла. — Советовала мне Лиза.

— Но я, же, ни с кем не встречалась в то время!

— А ты говори, что встречалась, но скрывала, боялась сглазить.

— Хорошо, — неуверенно согласилась я.

— Он так и не объявился? — Осторожно спросила она.

— Нет, у него же новая девушка.

— Какой же он козел! И правильно, что не сказала ему о ребенке.


По иронии судьбы, ты появилась на свет в день рождение Джима 11 апреля 2004 года. Роды прошли быстро и легко, ты как пуля выскочила из меня и посмотрела на новый мир и свою маму с улыбкой.

— Разве я не плакала навзрыд?

— Только в самом начале. Но как только мне дали тебя, ты сразу успокоилась.

Ах, Кейт, как ты была похожа на него. До боли в сердце я смотрела на тебя и узнавала все его черты. Когда я впервые тебя увидела, у меня появилось сильное желание все ему рассказать, что у нас родилась дочь, такая красивая, и похожая на своего папу. Но я боялась снова впустить его в свою жизнь.

Первый год твоей жизни я помню как вчера. Ты росла смышленой, умной, послушной и не капризной. Мы с тобой проводили все наше время. Когда ты спала, я тихо подходила к твоей кроватке и смотрела, как ты улыбаешься во сне. Я смотрела на тебя, и вспоминала Джима. Его улыбку, голос, взгляд. Твоя мимика, жесты напоминали мне о нем. Как странно, всю его внешность ты вобрала в себя. Мне очень хотелось, чтобы мы были одной семьей. Каждую ночь я вспоминала его. Я страдала от мыслей, правильно ли я поступила. Я свыкалась с мыслью, что у тебя будет другой папа, а настоящего ты никогда не узнаешь.


Тут мой рассказ прервал звонок в дверь. Это был мой муж.

— Кейт, ты плакала? И почему вы так поздно не спите? — Спросил он, глядя на часы, а было уже за полночь.

— Ты прав, мы заболтались, и не заметили, как пришла ночь. Кейт, беги спать, а завтра мы продолжим.

— Хорошо, пап, ты меня поцелуешь на ночь? — Улыбнулась Кейт, смахнула слезу, и ушла к себе в спальню.

Себастин выглядел уставшим. Его черты лица, я так их любила. Когда он улыбался, я знала каждую морщинку. С годами, конечно, их стало больше. Но, тем не менее, он выглядел очень молодо. Иногда, когда я смотрела на него, я забывала, что когда-то ему пришлось через многое переступить, чтобы принять меня в свою жизнь, принять Кейт, как собственную дочь, и я благодарила его, он сделал меня счастливой, подарил мне семью, подарил мне сына. Он чудо в моей жизни. И я благодарила судьбу за него. Я благодарила Бога, что в итоге, нашла свое счастье.

Мои мысли прервал голос мужа:

— Джул, что тут произошло? О чем вы разговаривали?

— Я ей все рассказала.

— Про Джима?

— Да. Решила, что пришло время.

— И как она? Очень расстроилась?

— Вроде нет, еще не осознала, наверное. Все же будет хорошо?

— Конечно, дорогая. Ты молодец, что рассказала.

— Спасибо. Иди к ней, она тебя ждет.


— Спишь, Кейт?

— Нет, пап, заходи. Присядь.

— Что такое?

— Мама рассказала мне о Джиме. Но ты все равно мой папа и навсегда им останешься. Я люблю тебя.

— И я тебя люблю, дорогая. Вы с мамой и Тео самое дорогое, что у меня есть. А теперь засыпай, милая.

— Хорошо, спокойной ночи, папочка!

Себастин поцеловал Кейт в лоб, как всегда это делал уже много лет, потом зашел в комнату к спящему Тео, проделав то же самое.


— Как ты? — Вернувшись ко мне, спросил он.

— Я как будто освободилась от тяжелой ноши, которую несла на себе столько лет.

— Понимаю, — Себастин подошел и обнял меня очень крепко.

Мой родной, любимый мужчина.

— Я люблю тебя, Джул!

— И я, тебя, любовь моя!


15

Наутро Кейт ждала от меня продолжения истории.

Воскресное утро обычно мы проводили семьей, вместе завтракали, а потом отправлялись куда-нибудь на прогулку, в парк, в кино, или за город. День же начался с раннего звонка с работы Себастина, его вызвали на работу, и мы с детьми остались одни дома.

— Мама, у вас с Джимом была еще одна встреча. Расскажи, что тогда произошло.

— Хорошо, дорогая, но обещай, что вечером посидишь с Тео.

— Зачем? Папа же придет с работы, да и ты дома? — Удивленно спросила Кейт.

— Мы идем в театр, вернемся поздно.

— Ух, ты! Вы давно никуда не ходили вдвоем.

— Да, поэтому решили устроить себе свидание.

— Как старомодно! — Усмехнулась Кейт.

— Совсем нет! — Засмеялась я, — не только молодые должны ходить на свидания, но и уже давно женатые также обязаны, иначе как сохранить им трепет и нежность в отношениях?

— Да, ты как всегда права, моя мудрая мамочка. Я рада буду остаться с Тео! А сейчас рассказывай, что было дальше, мне же интересно!


Джим позвонил мне спустя три месяца после твоего рождения. Просил о встрече, говорил, что это очень важно.

— Джул, пожалуйста, давай увидимся, я, правда, очень соскучился! Мне нужно тебя увидеть! Очень нужно! — Умолял он меня.

Я жила со своей мамой, мне было кому тебя оставить на пару часов, поэтому я как всегда согласилась. Ты спросишь, почему я снова по его зову поехала к нему? Мной двигало желание услышать от него слова извинения, какое-то оправдание его поступков. Я так хотела хоть чуть-чуть понять его суть. Также я рассуждала, что если он извинится, признается, что ему нужна только я, то я расскажу ему о тебе. Я по-прежнему надеялась на наше воссоединение, что он изменится, все осознает.


Я приехала к Джиму спустя три часа после его звонка. Он был не трезв, что впрочем, меня даже не удивило, а в его глазах читались нотки грусти.

— Спасибо, что приехала. — Еле поворачивая язык, обратился он ко мне, как только я зашла в дом.

Выглядел он очень жалко. Нет, я не чувствовала к нему отвращения или ненависти. У меня появилось новое чувство — жалости к этому человеку.

Мне хотелось подойти, обнять, приласкать его как ребенка. Я этого не сделала, он сам подошел и обнял.

Взяв себя в руки, я оттолкнула его.

— Ты что, Джул? — Удивился Джим.

— А что? Что ты хотел? Зачем меня звал?

— Я соскучился….

— Не говори того, чего не чувствуешь!

— Ты что такая злая?

— Не догадываешься?

Джим еле держался на ногах, я понимала, что если он сейчас не ляжет, то скоро просто упадет.

— Ложись спать, ты пьян, я не хочу сейчас разговаривать! — Впервые крикнула я на него.

— Ладно, ладно, только полежи со мной, прошу.

— Хорошо, ложись, я буду рядом.

— Только не уходи…

Мы легли на кровать, и он сразу уснул.

Несколько часов я лежала рядом с ним и смотрела на него, как он спит, чуть-чуть похрапывая.

«Нет, он никогда не станет отцом для моей Кет» — Решила я для себя.

Я тихо прощалась. На сердце вдруг стало легко. Я прощалась со своей зависимостью, со своим пленом.

Периодически на его телефоне высвечивались сообщения от каких-то девушек: «ты где?», «когда увидимся?», «куда пропал?». В его окружении всегда было много девушек, и он ни одну не пропускал из виду. Поначалу меня съедала сильная ревность, но со временем я привыкла. Я знала, что он все равно ко мне вернется. Вопрос лишь в том, много ли было таких как я, кого он не отпускал от себя.

— Пора заканчивать с этим, Джим, я больше так не могу. Мне нужно растить нашу дочь, а не жить в ожидании встречи с тобой. Ей нужен отец. — Шепотом сказала я, чтобы он не проснулся.

На столе я нашла тетрадку, вырвала из нее листок и стала писать: «Дорогой Джим! Я ухожу, так и не поняв твое ко мне отношение. Что было между нами? Ты покорил мое сердце с самого первого дня нашего знакомства, мои чувства к тебе так сильны, что я не могу больше с ними бороться. Они тянут меня вниз. Ты для меня плен, из которого я хочу выбраться, убежать. Ты говорил, что мы друзья, но я никогда не относилась к тебе как к другу. Каждые наши с тобой встречи в моей памяти, я буду хранить их и память о тебе. Не ищи меня, и не вспоминай. Прошу тебя, не появляйся больше в моей жизни. Я хочу начать все сначала, без тебя. Прощай, твоя Джул.».

Я положила письмо рядом с ним на кровать и ушла.

Домой я шла пешком и плакала. По несбывшимся мечтам, по разрушенным иллюзиям, по разбитому сердцу. Теперь я точно знала, что все, это конец, мы больше никогда не встретимся, я начну жить без него. Останется лишь память, и история, которую я однажды расскажу тебе, Кейт, и сейчас рассказываю.

В тот же день я сменила номер, а через неделю уехала с тобой на месяц к родственникам на юг.


Я сделала все, чтобы отпустить его из своей жизни, из своего сердца. И мне это удалось. Теперь я не знала, как он живет, я не заходила к нему на страничку в интернете. Я ничего не знала про него. И не хотела знать. Я лишь ждала даты, когда он уедет из города, даты, когда ему одобрят контракт на Ближнем Востоке, и он уедет далеко-далеко от нас.

Приехав через месяц в город, мы с тобой начали все сначала.

Теперь не было в моей жизни этих безумных встреч, все шло ровно, ты росла, а я мечтала встретить человека, и построить настоящую семью.


16

— Вот так вот закончились наши с Джимом встречи. С того дня я запретила себе думать о нем, искать его. Я даже поменяла свою страничку в социальных сетях, чтобы он не смог найти меня. — Выдохнула я, вспоминая, как мне тогда стало легко от разрыва с ним.

— И больше вы не виделись? Он не искал тебя?

— Прошел, по-моему, год, или больше, прежде чем мы опять встретились, но я уже встречалась с Себастином, мы готовились к свадьбе, и лучше бы этой встречи не случилось.

— Почему?

— Я сделала больно Себастину.

По Кейт я видела, что все, рассказанное мной, ее шокировало. Я же, все вспомнив, вдруг поняла, что мне интересно, где сейчас Джим, что с ним. Как устроилась его жизнь. Прошло больше 10 лет. Какой он стал? И жив ли он вообще.

— Мама, а папа знает всю эту историю с Джимом?

— Конечно, нет, половину того, чего я тебе рассказала, он не знает. Когда мы с ним познакомились, тебе шел третий год, и он интересовался кто твой отец, почему он бросил нас. Я рассказала ему лишь часть истории.

— И неужели он не уговаривал тебя рассказать Джиму обо мне?!

— Нет, он принял тебя как свою родную дочь.

— Как это было? Где вы познакомились?

Я вздохнула с легкостью, самую грустную часть моей жизни я рассказала, оставалось вспомнить, как началась наша с Себастином история.


Все самое лучшее приходит, когда ты его не ждешь. Так произошло и со мной. В один прекрасный день, а это был август месяц 2006 года, меня пригласили на свадьбу. Наша общая с Лизой подруга Вики выходила замуж. Свадьба проходила за городом, на туристической базе. Погода стояла солнечная, на градусах показывало за двадцать, я надела свое любимое синее платье-футляр. Оно прекрасно подчеркивало мою утонченную фигуру. Последний год я ни разу не одевала платьев, никуда не ходила, все дни проводила с тобой, поэтому я была рада наконец-то одеть что-то женственное, подчеркивающее мою красоту.

— Джул, как я рада тебя видеть, как твои дела? Кейт как? — Появившись в зале, где проходило торжество, ко мне сразу подошла Лиза.

— Все хорошо, теперь все хорошо. Кейт дома с бабушкой.

— Ты по-прежнему одна?

— Ну да. — Грустно ответила я, — за тот месяц, что мы не виделись, поверь, ничего не изменилось.

— Посмотри за тот столик. — Она показала взглядом на ближайший стол слева от меня. — Молодой человек в синей рубашке, говорят, он разводится с женой, слышала, хороший парень, правда жена досталась чертовка. Он старый друг будущего мужа нашей Вики. И заметь, работает в пожарной части на какой-то руководящей должности.

— Впервые его вижу. Почему мы о нем раньше не знали?

— Они какое-то время не общались, а недавно восстановили общение. Он уезжал на полгода в командировку, вернулся внезапно домой, и застукал свою жену с коллегой по службе. Представляешь, прожили вместе всего 3 года! Хорошо, что детей еще у них нет.

— Откуда ты все это знаешь? — Удивленно, но с интересом спросила я.

— Вики рассказала, на днях он приходил к ним в гости.

С виду он выглядел очень даже ничего: высокий брюнет, широкие плечи, рельефный торс и обворожительная улыбка. Во взгляде читалась сила, мужество, доброта и мудрость. Какого это, когда тебе изменяет человек, которого ты любишь? Мне ли это было не знать. В какой-то степени я его могла понять, что он чувствовал.

— Джул, думаю, тебе стоит с ним познакомиться! — Лиза не унималась.

— Да хорошо! Я попробую!

— Вики говорит, он любит детей, может и твоя Кейт не будет преградой для него, если вдруг что-то у вас получится.

— Не буду загадывать, Лиз, спасибо.

— Удачи, дорогая!

Дальше шла официальная часть празднования, гости поздравляли молодых. Я смотрела на них и радовалась, какие они красивые, влюбленные, счастливые. Моей подруге Вики повезло, она встретила того самого человека, данного ей судьбою. С ним будет все правильно, как должно быть, без слез, несбывшихся желаний и невысказанных чувств. Я мечтала о таком же человеке.

Свадьба и вся эта атмосфера праздника наводили на меня грустные мысли. Я не понимала, за что у меня такая судьба — полюбить человека, не достойного этого, и более того, родить от него дочку и воспитывать, поднимать ее на ноги одной, без какой-либо помощи, помимо моей драгоценной мамы. В одно лишь я верила — все не просто так, и когда-нибудь, и на моей улице наступит праздник, и ты не останется без отца.


С Себастином мы познакомились уже под конец вечера, когда молодожены уехали, половина гостей разошлись, и остались самые близкие друзья. Он сидел рядом со мной, но разговор не заводил. Лишь когда заиграла медленная музыка, он обратился ко мне: «Потанцуем?».

— Конечно! — Согласилась я.

Мы кружились в танце, а время для меня остановилось. Я чувствовала его приятный запах, трогала его рельефное тело и на минуту просто забыла, где я, все мои переживания, которые копились годами, ушли куда-то. Существовал только этот момент, где мы остались вдвоем. Мне было приятно находиться в его объятиях, с ним чувствовалась защита и мужская опора.

За весь танец мы не перекинулись ни словом. Когда музыка закончилась, он проводил меня до стола, поблагодарил за танец, сказал, что ему пора идти и ушел.

Не сказать, что мне он понравился, и я влюбилась, но было в нем что-то такое интригующее. После танца я погрузилась в свои мысли, почему он так быстро и неожиданно ушел.

— Джул, ну как он тебе? — Нарушив мои думы, прошептала Лиза.

— Скромный он какой-то.

— Но какой симпатичный! Обменялись телефонами?

— Нет, мы не говорили.

— Как?! Вот он дает! Ну, ничего, будет еще возможность, впереди ведь день рождение Вики, я скажу, чтобы и его позвали!

— Не стоит, Лиз, хватит с меня лишних переживаний и надежд.

— Ладно, давай тогда отдыхать, тебе срочно нужно расслабиться.

Всю ночь мы танцевали. Я чувствовала себя беззаботно и легко, как раньше, до знакомства с Джимом. На миг мне даже показалось, что теперь все наладится в моей жизни, все лучшее впереди.


Под утро я ввалилась в свой номер, упала на кровать и провалилась в глубокий сон.

Мне снился Джим, мы стояли на пристани, мой корабль должен был вот-вот отойти. Его рука держала мою руку так крепко, что я чувствовала боль в запястьях.

— Джим, отпусти меня! Все кончено! Я уезжаю и не вернусь!

— Ты так и не поняла…!!!

Я вырываюсь из его рук и бегу к кораблю, не оборачиваясь, лишь слышу вдали «прости меня».


17

Я не ждала от Себастина первых шагов, как ждала раньше их от Джима. Но судьба есть судьба, и она сделала свое дело. Через неделю спустя мы встретились в торговом центре.

— Джул! Привет!

— Себастин?! Здравствуй! — Я немного смутилась, вспомнив, как мы танцевали.

— Как дела?

— Да в целом хорошо. — Повисла минута молчания, я не знала о чем разговаривать с ним.

— Не хочешь вечером составить мне компанию в кино? — Неожиданно спросил он.

— Прости, я не могу, у меня дочка маленькая, не с кем оставить ее, обычно мама помогает, но она уехала на несколько дней.

— У тебя есть ребенок?! — Эта новость его очень удивила.

— Да, девочка Кейт.

— Совсем маленькая?

— Два года.

Теперь очередь пришла смутиться ему. Я чувствовала, что он хочет спросить про отца ребенка, но не знает как.

— Папы у нее нет, мы вдвоем.

— Извини. Дети это всегда прекрасно. Жаль, что ты не можешь составить мне компанию. Может в другой раз?

— С удовольствием! Я давно не была в кино! — С ноткой грусти в голосе согласилась я.

— Тогда точно нужно тебя сводить. Пиши свой номер.

Мы обменялись телефонами и разошлись каждый в свою сторону.

Теперь я ждала звонка. Я старалась не строить в своей голове воздушных замков, надеяться на что-то большее, чем просто поход в кино, но как же мне хотелось почувствовать мужскую заботу, ласку, опереться на мужское плечо, хотелось чувствовать что я по-прежнему желанна.


Он позвонил через два долгих дня ожидания. Предложил погулять втроем с Кейт. Согласившись, я решила прежде позвонить Лизе и все рассказать.

— Какая прекрасная новость! Я же говорила! Присмотрись к нему, Джул, он хороший парень. Я недавно узнала, он уже подал заявление на развод, и скоро будет совершенно свободен. Не упусти свой шанс. Ну а так, как он тебе? Нравится?

— Время покажет, я не знаю, нужно узнать его больше. Внешне он очень притягательный, но что там у него внутри? Как-то не доверяю я больше красавчикам!

— Все будет хорошо, я уверена! Удачи тебе!

— Спасибо, Лизи. Кейт плачет, я пойду. — Услышав крик из детской, я положила трубку и направилась к тебе.

Переступив порог двухлетия, ты стала очень плаксивой, все время обращала на себя внимание, и очень любила, когда тебя хвалили. Тебе не хватало отцовской любви, это я понимала каждый раз, когда вытирала твои слезы. Я боялась того момента, когда бы ты спросила меня: «А где мой папа?».


— Мамочка, ты давала мне любовь постоянно, я не помню дня, чтобы можно было усомниться в твоей и папиной любви.

— Это было моей целью, я в детстве и юности недополучила любви, поэтому всю свою нерастраченную любовь я отдавала тебе.

— И папе.

— Да, когда я поняла, что люблю его, а любовь пришла очень тихо и постепенно, я была безмерно счастлива. Я обрела целую «вселенную».

— А Джим? Ты говорила, он делал еще одну попытку с тобой встретиться?

— Да, но я тебе не рассказала, как завязались наши с Себастином отношения. А это очень красивая история, и с хорошим концом.

— Тогда рассказывай, мамочка, мне не терпится узнать, как папа покорил твое сердце!


— Ты, наверное, знаешь, что я развелся с женой? — Осторожно спросил Себастин, пока мы гуляли в парке.

— Да, наслышана.

— Это было мое решение, я не смог простить ей измену. Она умоляла не уходить от нее, но я не смог. Как жить с человеком без уважения к нему, без доверия?

— Ты правильно поступил.

— Просто хочу, чтобы ты услышала это из моих уст, а то знаешь, столько сплетен ходит вокруг этой истории. Почему-то многие считают, что я должен был простить ее.

— Мое мнение, это твоя жизнь, и ты не должен никого слушать, лишь свое сердце.

— Спасибо, Джул, я рад, что ты на моей стороне.

Мне нравилось в Себастине его вежливость, доброта, смелость, где-то даже скромность. Его отношение к тебе, моей дочери, меня поражало. Во время прогулки по парку он брал тебя на руки и дурачился с тобой. По нему я заметила, что он и правда любит детей и будет хорошим отцом. Что для меня было особенно важным.

— Я давно мечтаю о ребенке, о сыне в особенности. — Говорил он, смотря на тебя.

— Правда? Дети — это радость, и в то же время, большая ответственность.

— Ты молодец, Джул, одна воспитываешь ребенка. Тяжело, наверно?

— Бывают моменты, без них никак, но я справляюсь. Спасибо, Себ (так кратко в шутку я называла его).

За разговорами незаметно наступил вечер. Себастин проводил нас до дома, поцеловал тебя, улыбнулся мне и ушел. Так прошла наша первая встреча.

У меня не родилась та дикая влюбленность, которую я испытывала к Джиму, но Себастин меня привлекал, я хотела с ним общаться и видеться. Мне нравился он, как мужчина. Я хотела узнавать его и дальше.

Он писал каждый день, не было ни дня, чтобы он пропал, как любил пропадать Джим. Виделись мы тоже часто. По вечерам, перед сном или утром, всегда приходили от него сообщения, типа: «Добрых снов, Джул», «Доброе утро», «До завтра». А в один из вечеров, спустя пару недель, он написал: «Ты мне нравишься». Несколько часов я находилась в оцепенении, я не знала, что ему ответить. Не хотелось кидаться громкими словами, но и игнорировать сообщение было не красиво, поэтому я ответила просто: «Мне безумно приятно это слышать».

Себастин никогда не отказывался от помощи, помогал мне с тобой, гулял, забирал из садика, когда я не могла. Его участие в твоем воспитании было неоценимо. Вы часто проводили время вдвоем, когда я задерживалась допоздна на работе, или просто уходила по делам. Ты его полюбила, стала называть папой. А он ласково обращался к тебе: «Милая Кейти».

Себастин вошел в нашу с тобой жизнь внезапно, и так вовремя, что я уже не представляла нас без него. Он стал членом нашей семьи. Все наши друзья и моя мама ждали, когда мы начнем жить вместе. Но по какой-то причине этого не происходило очень долго.


18

На мое день рождение Себастин пригласил меня в ресторан.

— Джул! — Сказал он, когда мы вошли в очень красивое и необычное место, — я хочу, чтобы этот день был для тебя особенный.

Стол, окруженный лепестками роз, стоял посередине зала. Рядом сидел музыкант с саксофоном и играл нежную музыку. На столе я увидела бутылку дорогого белого вина, фрукты, бокалы и какую-то синюю коробочку размером со спичечный коробок. Интерьер этого помещения был в стиле романтизма, как я люблю. Окна обрамляли нежно-розовые французские портьеры. По периметру зала стояли вазы с цветами и фигурки ангелов. От множества светильников исходил мягкий рассеивающийся свет. Главную роль, безусловно, в этом зале играл изысканный пристенный камин, декорированный натуральными камнями.

Что сказать, от всей этой теплой и уютной атмосферы у меня закружилась голова.

— Себастин! Как тут красиво! — Воскликнула я, обнимая его, — ты снял весь ресторан для нас двоих?

— Да, надеюсь для тебя это впервые? Я очень хотел удивить тебя!

— Конечно!!! Я чувствую себя королевой!

— Тогда прошу вас к столу! — Он подал мне руку и провел к столу.

Я видела, как он волновался, на его лице проявились красно-бордовые пятна, а руки стали мокрыми.

— Я немного волнуюсь, ты такая красивая, что иногда я робею. С днем рождения, дорогая Джул! Прими от меня скромный подарок.

И он протянул мне коробочку. Мое сердце замерло.

«А если это кольцо? Да не должно быть, мы только пару месяцев общаемся» — Проносились мысли в моей голове.

Дрожащими руками я открыла подарок. Там лежала цепочка с золотой подвеской в виде сердечка с надписью на обороте «Ты в моем сердце».

— Себастин! — Я трепетала от счастья и неожиданности. — Спасибо! Какое оно красивое, хочу сейчас же его одеть!

Я отдала ему коробочку, подняла свои распущенные длинные волосы, оголив шею, и повернулась к нему спиной. Он липкими от волнения руками одел мне цепочку и поцеловал в шею. Когда я повернулась к нему, между нами произошел первый поцелуй. Скромно, но очень нежно он целовал меня. Земля постепенно уходила из-под ног. Страсть накатывала на нас.

— Джул, ты будешь мой девушкой? — Внезапно спросил Себастин, отрывая свои губы от моих.

— Конечно! Конечно! — Радостно ответила я и снова потянулась за поцелуем.

Я ощущала и понимала, что мне не хватало этих эмоций: трепета от встреч, страстных поцелуев, близости. После Джима я никого не подпускала к себе и всю себя отдавала тебе. Но каждая девушка нуждается в любви, и я, как никто другой, мечтала и ждала того дня, когда снова испытаю взаимное влечение к человеку.

— Джул, присядем?

— Да. — Робея, ответила я.

— Это еще не все сюрпризы сегодняшнего вечера. — С хитрой улыбкой произнес Себастин.

— Правда? Ты меня удивляешь!

— Просто хотел тебя порадовать, а сейчас давай выпьем за тебя, за твое счастливое будущее!

— И за нас! — Добавила я.

Выпив по бокалу вина, и посидев некоторое время в ресторане, мы отправились в spa.

— А ты романтик! — По пути шепнула я ему на ушко и поцеловала его в щечку, — давно у меня не случалось таких удивительных дней, спасибо!

— Когда хочешь сделать приятное человеку, который тебе очень нравится, возможно все, главное желание, ну и воображение!

«Что правда, то правда» — думала я, — «Джим никогда такого не делал для меня только потому, что он не испытывал ко мне каких-либо серьезных чувств, лишь похоть, все просто и понятно, я такая была дура».

— О чем думаешь? — Прервал мои думы Себастин.

— О том, какое счастье, что я встретила тебя.

— А я тебя!

Его улыбка дарила мне огромную надежду и веру, что он искренен со мной, и теперь в моей жизни все наладится. Внутри себя я ликовала.

— Мы почти приехали.

— Ура! Я впервые побываю spa-центре!


Какое наслаждение оказаться в таком месте: шоколадное обертывание, финская, турецкая сауна и жемчужный бассейн. Все это казалось таким сказочным, романтичным, я не верила, что это происходит со мной.

— Мне нравится с тобой проводить время, Джул, но этого мало, вечерами я скучаю по тебе, — вскользь проронил Себастин, когда мы плескались в бассейне, — может, переедете с Кейт ко мне?

Еще один сюрприз! Какая неожиданность для меня!

— Ты действительно хочешь этого?

— Очень!

— И ты согласен воспитывать не свою дочь?

— Джул, ну конечно, она совершенно для меня не помеха, я ее полюбил, как свою.

— О, Себастин, — из моих глаз потекли слезы счастья.

— Так каков твой ответ? Ты согласна?

— Да, да, да!!!! — С этими словами я обвела свои руки вокруг его шеи и стала целовать.


В тот день я почувствовала себя по-настоящему счастливой. Я не могла поверить во все, что происходило со мной. Хотелось, чтобы время остановилось, и мы были наедине еще очень долге время. Но день подходил к концу, и нам пришлось попрощаться до следующего дня.


— Мой папа романтик! — Воскликнула Кейт.

— Да, Себастин много всего делал для нас с тобой, он добивался меня и заслужил быть счастливым! — Вспомнив все, я мысленно благодарила Бога за этого человека, который помог обрести мне настоящее семейное счастье.

— Я тоже так хочу, мама!

— Если не будешь совершать моих ошибок молодости, то обязательно так у тебя и будет.

— И вы даже не ругались с папой?

— Ругались, милая. Были моменты, когда Себастину приходилось очень нелегко, но он прощал меня, потому, что любил. Спасибо его чуткому, мудрому сердцу, которое знало, как вести себя со мной в той ситуации.

— В какой ситуации? За что он прощал тебя?

— Из-за Джима я не могла определиться со своими чувствами к ним обоим.

— Как? — Кейт тут же напряглась, — разве после встречи с папой, ты не разлюбила его?

— Так и есть, но я поняла это чуть позже, когда случилась решающая встреча с Джимом.

— Ужас, мама! Я передумала, я не хочу больше слышать о моем родном папочке!

— Прости, но есть еще один не приятный момент в этой истории, который я хочу тебе рассказать.


19

Через неделю спустя, мы с тобой переехали к Себастину. Он тогда жил в маленькой двухкомнатной квартире, доставшейся ему от бабушки, в центре Санкт-Петербурга. Как я и представляла, дома у него оказалось чисто и уютно, что меня очень порадовало. Но чувствовался в этой квартире дух старости и одиночества, поэтому я сразу взялась за обустройство нашего нового жилья.

Через какое-то время его квартиру было не узнать. Я поменяла везде шторы под свой вкус, купила бежевый махровый плед на нашу большую двуспальную кровать, несколько светильников и торшер, чтобы достаточно было в квартире вечернего освещения, Себастин повесил в нашей спальне красивую картину с орхидеями, кое-где заменили мебель, а в детской полностью сделали ремонт.

— Ты чудо, Джул, из моего пустого невзрачного жилья ты сделала уютную и комфортную квартиру.

— Без тебя я бы не справилась. А с женой вы жили здесь? — Выронила осторожно я, меня этот вопрос интересовал с самого первого дня переезда к Себастину.

— Нет, мы жили в ее большой просторной квартире, ко мне она отказалась переезжать, — без эмоций ответил мой мужчина.

— Понятно, — с облегчением выдохнула я.


— А его бывшая жена не появлялась? — Перебила меня Кейт.

— Она, как ни странно, узнав, что он живет не один, и нашел себе девушку, да еще и с ребенком, стала звонить ему, писать, чтобы он одумался и вернулся к ней. Я никак не реагировала на все происходящее, потому что знала, что такие мужчины как он не прощают измены. Он игнорировал ее звонки, но в один день не выдержал и ответил: «Прошлого не вернуть, оставь меня в покое, у меня новая жизнь, в которой тебе нет места».

Я видела, что у него не осталось больше к ней чувств, он отпустил прошлое и впустил меня в свое будущее. Оставалось лишь мне до конца отпустить из сердца Джима.

— Значит, ты все же о нем думала, даже когда встречалась с папой?

— Нет, дорогая, о Джиме я вспоминала редко. Бывали моменты, когда всплывали в памяти моменты наших встреч, но та искра, что во мне жила, со временем уходила, благодаря Себастину. У меня не стояло выбора, Джим или Себастин, поэтому я не думала о том, прошла ли зависимость к Джиму. Он не захотел быть со мной, а Себастин сам пришел, и остался. Так решила судьба.

— Но если стоял бы перед тобой выбор, кого бы ты выбрала?

— Он у меня и встал, но чуть позже.

— Да??? Заинтриговала!

— Тогда, слава Богу, я приняла правильное решение.

— Я вижу, — ехидно улыбнулась моя дочь.

— Жизнь, она не так проста, как кажется в юности. Перед тобой часто будет вставать выбор, сделав который, ты либо что-то обретешь, либо потеряешь. Плыть просто по течению, к сожалению, не получится, обязательно появятся препятствия, которые ты сможешь по-разному пройти. Ты сама пишешь сценарий свое жизни, запомни это, моя милая Кейт!


Наши друзья, узнав новость о том, что мы переехали к Себастину, решили в честь этого закатить вечеринку. Вики с Лизой взяли инициативу в свои руки, и сняли на выходные коттедж за городом.

— Ты представляешь, домик посреди леса, только мы и природа! А банька там какая! — Восклицала мне в трубку Лиза, — вы с Себастином все время с Кейт, побудете хоть вдвоем! Соглашайся!

— Я не против, просто ни разу не оставляла маме Кейт на выходные, а если что случится?

— Что может случиться?! Джул! Кейт уже почти три года!

— Мама от нее устанет, она же такая активная.

— Ей будет только в радость, я уверена! Соглашайся, Джул!

— Хорошо! Уговорила! — Не выдержала я напора подруги.


Коттедж находился в экологически чистом уголке Ленинградской области на берегу озера Отрадное.

Мы, нашей небольшой компанией, состоявшей из 6 человек, приехали в домик в субботу после обеда. Девочки принялись готовить ужин, накрывать на стол, а мужчины топить баню и жарить шашлыки. Намечался уютный вечер в кругу близких друзей.

— Джул, расслабься, Кейт в надежных руках, — обратился ко мне Себастин, чувствуя мою напряженность.

— Я за три года не расставалась с ней больше, чем на день, и то это было один раз, когда мы с тобой познакомились на свадьбе у Вики.

— Твоя мама замечательная бабушка, она справится. Да и Кейт ее очень любит. Не понимаю, почему ты так переживаешь?

— Понимаешь, мы с ней всегда проводили время вдвоем, я до сих пор не могу привыкнуть, что у нее теперь и ты есть. А вдруг она подумает, что мама плохая, бросила ее?

— Не подумает, Джул. Она же знает, что мы уехали всего на два дня и скоро вернемся. Когда приедем, обязательно компенсируем ей разлуку с нами. Сходим куда-нибудь, хорошо?

— Хорошо, спасибо тебе за поддержку. — Немного успокоившись, я отправилась помогать девочкам.

На самом деле в моей душе скребли кошки. Как ты там без меня, не обижаешься ли на маму. Ты два года росла без отца, я постоянно чувствовала себя виноватой, что лишила тебя папы. И сейчас чувство вины меня не покидает, имела ли я право лишать тебя этого, лишать Джима такой дочери, как ты.

— Мамочка, я тебя не виню! Он был поддонком, и не заслужил ни тебя, ни меня! Мой папа — Себастин, а биологического отца я знать не хочу. — Обнимая меня, со смешным шипением в голосе прошептала Кейт, и мне на душе стало легче, груз вины постепенно уходил.

— Я не хочу его судить, дорогая моя, мы не знаем мотивы поступков, которые двигали им. Иногда мне казалось, что он из той породы людей, которые не умеют любить, по жизни одиночки. Возможно это и так. Его дальнейшая судьба мне не известна, надеюсь с ним все в порядке.

— А в интернете не искала его?

— Нет, я дала себе запрет на поиски Джима, да и Себастину пообещала никогда не упоминать его имя при нем.

— А как папа узнал о вас с Джимом, что он мой настоящий отец?

— В тот вечер, в загородном доме, я ему все и рассказала.


— И так, сегодня мы собрались в честь наших друзей Себастина и Джул. Они стали жить вместе, а это значит, что скоро в наших семейных рядах будет пополнение. Так давайте за это выпьем! За любовь! — Радостно воскликнула Лиза, подняв бокал шампанского.

В нашей компании Лиза являлась заводилой, инициатором всех мероприятий, активная по жизни, она успевала везде, и двоими детьми заниматься, и домом, а он у них был не маленьких размеров, и бизнесом семейным, и за собой следить. Ее муж Давид, родом из Израиля, металлург по профессии, имел также свой бизнес, и все время пропадал на работе.

Лиза была моей лучшей подругой еще со времен школы. Все девочки завидовали ее внешности: высокая, стройная, с длинными вьющимися темными волосами и карими глазами она всех мальчиков в школе сражала наповал. У нее никогда не было недостатка в мужском внимании, но при этом всем, она никого к себе не подпускала. Давид стал первым и единственным мужчиной ее жизни. А познакомились они на показе мод, она, в качестве модели, а он, случайно приглашенный его близким другом модельером. Он увидел ее и влюбился с первого взгляда, как бывает в лучших сказках со счастливым концом. Их роман закрутился сразу же, и уже через два месяца он сделал ей предложение. Сыграв свадьбу спустя еще два месяца, они уехали в свадебное путешествие на Сейшельские острова, а вернувшись, он купил ей готовый свадебный бизнес.

Также Лиза была единственным человеком, который знал все о нас с Джимом, все мои переживания, всю эту историю. Лишь ей я доверяла полностью. И сейчас, когда эта история закончилась, и началась новая с Себастином, она вздохнула спокойно, что подруга пристроена в хорошие руки, а Джим вроде как позади.


— Удивительный вечер, не правда ли? — Спросил меня Себастин, когда все уже разошлись отдыхать по своим комнатам, и мы остались вдвоем на веранде.

— Да, больше бы таких вечеров.

— Джул, я так счастлив, быть тут с тобой.

— И я. С тобой, вдалеке от городской суеты, мне хорошо и спокойно, — после парочки бокалов шампанского я захмелела, так как давно не выпивала, и мой язык стал заплетаться, — спасибо, что уговорил меня поехать!

— Джул, я давно хотел тебя спросить, — осторожно стал спрашивать Себастин, — об отце Кейт, почему так вышло, что ты осталась одна с грудным ребенком. Где он сейчас? Не объявится ли он завтра, к примеру, за правами на отцовство? Я просто беспокоюсь о нашем будущем, понимаешь?

Я ждала, что однажды он спросит меня об этом, но чтобы в тот вечер! Я была не готова.

— Ты имеешь право знать, только обещай, что поймешь меня? И не будешь осуждать?

— Конечно, Джул!

И я все рассказала ему, как познакомилась с Джимом, частично о наших встречах, его отношении ко мне, как узнала, что беременна, о последней встрече с ним. Безусловно, о тех чувствах, что я испытывала, о моей безумной зависимости, влюбленности я умолчала.

— Понимаешь, я не хотела для Кейт такого отца, он меня не любил, да и у него было о ком заботиться, от прошлого брака остались дети. Я не знала, как он отреагирует на эту новость, я боялась, и хотела только одного, сохранить своего ребенка.

— У тебя остались чувства к нему? — Расстроено спросил Себастин.

— Ты что, конечно нет! Все в прошлом, он убил мою любовь, если это вообще была любовь, — ответила я, будучи не уверена в своем ответе, — и я, честно говоря, счастлива, что так вышло, что не получилось с Джимом, ведь я встретила тебя.

— Кейт никогда не узнает правду о своем отце? Ты этого не хочешь?

— Я думала про это. Сейчас я не уверена, что мне делать, возможно, когда-нибудь, когда она будет в состоянии понять меня, я ей расскажу.

— Хорошо, а кто знает еще?

— Только Лиза. И мама.

— Но что ты сказала всем? От кого Кейт?

— Все знали, что был человек «х» в моей жизни, который не принял своего ребенка, но подробностей, конечно, никто не знает.

— Хорошо, Джул, последний вопрос, он может вернуться?

Я осеклась.

— Надеюсь, что нет…

Себастин молчал.

— Ты сохранишь мою тайну?

— Конечно, но Кейт ты все равно должна рассказать, когда она вырастет.

— Я расскажу. Ты расстроен?

— Совсем нет, просто не хочу, чтобы в будущем у нас были из-за него проблемы.

— Я тоже всей душой этого не хочу!!! Все будет хорошо у нас, милый!

Укутавшись в плед, я прилегла к нему на плечо и закрыла глаза. Так мы и сидели, молча погруженные в свои мысли.

Я не заметила, как уснула.

Лишь ранним утром, проснувшись, я поняла, что нахожусь в кровати, а рядом сладко сопит Себастин. В тот момент мне хотелось остановить время.


20

Спустя год нашей совместной жизни Себастин сделал мне предложение.

Случилось это в мой день рождение. Я пришла домой уставшая после работы, тебя дома не оказалось, что меня очень удивило, потому что утром он пообещал сам забрать тебя из садика.

— А где Кейт?

— Я отвел ее к бабушке.

— Зачем? И почему ты в костюме?

— Сегодня же праздник! Твой день рождения! Даю тебе десять минут переодеться.

Зайдя в комнату, я увидела красиво накрытый стол. Свет был приглушен, по всей комнате горели свечи.

— О Себастин, ты в своем репертуаре! И ужин приготовил! Когда ты успел? — Снова поразившись его умению удивить девушку, воскликнула я.

— Я взял выходной, чтобы как следует подготовиться.


Переодевшись, и как-то приведя себя в человеческий вид после трудного рабочего дня, я вернулась в комнату и села за стол. Себастин уже ждал меня с букетом алых роз.

— Это для моей самой красивой, обаятельной, умной девочки — протянул он мне цветы, — сегодня особенный день для меня, Джул. И для тебя!

— Спасибо дорогой! Ты какой-то загадочный, или мне показалось?

— Джул, я давно хочу сказать…

Его голос задрожал. На лице опять появились красные пятнышки от волнения, и я поняла, сейчас он скажет что-то очень волнующее.

— Я люблю тебя и хочу провести эту жизнь с тобой в горести и печали. Я хочу быть для Кейт отцом, а для тебя мужем, — ответил он, положив на стол рядом со мной открытую красную коробочку, в которой я увидела маленькое изящное колечко из белого золота с одним бриллиантом посередине, — ты будешь моей женой?

Тело стало ватным, голова закружилась, на миг я подумала, что теряю сознание.

— Да, любимый, я согласна! — Спустя пару минут, придя в себя, ответила я и кинулась в его объятия.

— Как я счастлив — ты будешь моей женой! — У Себастина светились от счастья глаза, — я люблю тебя.

Я, не отвечая, подошла и обняла моего будущего мужа, поцеловав в его красивые большие губы.

— Спасибо, Себ…

— За что?

— Что есть в моей жизни…

Капельки слезинок катились с моих глаз. У меня будет настоящая семья!


Все, о чем я мечтала — сбывалось. Перед глазами промелькнули Илан, Грег, М. и другие мужчины, с которыми я пыталась строить отношения, а также встречи с Джимом, когда я мечтала именно от него услышать эти слова.

Я понимала, что Себастин идеальный для меня мужчина. С ним я буду как за каменной стеной, он верный, заботливый, честный и надежный. Я испытывала к нему только самые нежные, теплые чувства. Я уважала его, ценила. Он стал для меня спасательным кругом, когда я тонула в глубоком океане под названием Джим. Меня смущало только то, что я не чувствовала той страсти, дрожащих коленок, трясущихся рук, какие переживала с Джимом. Мне никто не мог объяснить, а любовь ли это и что есть настоящие чувства.

Что такое любовь? Нежные спокойные чувства или неудержимая страсть? Теплота и забота отношений или эмоции с человеком, после которых ты и счастлив и разбит? Себастина я уважала, восхищалась им, его мужественной красотой, а к Джиму просто тянуло, как тянет наркомана за очередной дозой наркотиков. Если рассматривать в сравнении, то Себастин, словно курорт на экзотическом уголке нашей планеты, где мне спокойно и легко, а Джим, как плен, из которого нет выхода.

Что в моей жизни пошло не так, что я не могла определиться со своими чувствами? Могла ли я любить сразу двух, или в одном случае подлинная истинная любовь, а в другом лишь игра с примесью страсти и похоти.

Нескончаемый поток мыслей и вопросов ходил круговоротом в моей голове. Но выбор я сделала и ни сколько не жалела об этом.

Свадьба была назначена на середину лета. Семь месяцев и я буду законной женой мужчины, который сделал меня счастливой.


— Так ты не была уверена, любишь ли папу, и все равно согласилась выйти за него? — Вдруг прервала меня Кейт.

— Тогда да, но я твердо понимала, что он моя половина, данная мне судьбой. Понимаешь, незаконченные отношения с Джимом, в том числе недосказанность между нами, не оставляли меня, это и удерживало меня в прошлом. Но знаешь, я осознала, что люблю Себастина только после нескольких лет, прожитых вместе после свадьбы. Особенно сильно эта осознанность пришла, когда я родила Тео.

— И как ты поняла, что это любовь?

— Когда я закончу эту историю, я надеюсь, ты сама все поймешь.

— Мам, ты точно забыла Джима? Мне кажется, что я каждый раз напоминаю тебе о нем, ведь я похожа на него?

— Ты очень похожа на него. А чувств к этому человеку больше нет, они прошли не сразу, спустя много лет, но я счастлива, что смогла отпустить его из своего сердца.

— Все же, ты нашла выход из своего плена? — Пошутила Кейт.

— Да, дорогая, ты правильно подметила.


Шла подготовка к свадьбе. Я хотела, чтобы этот день, день моей свадьбы, запомнился всем. Мне хотелось чего-то необычного, не так, как у всех: регистрация в местном загсе, катания по городу, и банкет в кафе, поэтому мы решили сыграть нашу свадьбу на теплоходе по рекам и каналам Санкт-Петербурга.

— Джул, вот это ты замахнулась! — Изумилась Лиза, узнав о месте празднования, когда мы собрались с ней и Вики обсудить детали программы.

— Но это, же раз в жизни! Я разве не заслужила, Лиз?

— Конечно, дорогая! Мы тебе поможем все устроить.

— Спасибо, девочки! Я так волнуюсь, мама Себастина обещала тоже помочь, она приезжает в город через два дня.

— Вы же еще не знакомы? — Спросила Вики, — где она живет то?

— Только по Скайпу виделись, когда Себастин с ней разговаривал. Она живет с мужем в Греции. Но что самое важное, и почему я боюсь с ней знакомиться, у нее есть способность видеть человека изнутри, так сказать дар ясновидения. Ее бабушка была гадалкой, и что-то передалось и ей. Она не развивала свои способности, но человека видит хорошо. Как говорит Себастин, от нее ничего не скроешь.

— Вот это новость! — Хором сказали мои подруги, — а мы думали, где же его мама! Интересно будет на нее посмотреть!

— А что если она решит, что я не подхожу ее сыну?

— Не переживай, Джу, вы идеальная пара.

— Спасибо, девочки, что бы я без вас делала!


И только вечером, когда Себастин уже спал, я набрала номер Лиз:

— Лиза, а если она увидит в моих мыслях Джима? Я стараюсь не думать о нем, но до конца я не забыла его! Я не хочу потерять Себастина!

— Не настраивай себя, подруга, на это! Думай о хорошем! Я уверена, все будет хорошо! Сама же сказала, что дар не развит, как она увидит? Я не верю во всю эту хиромантию! — Весело ответила та.

Лиза меня не успокоила, я переживала, что раскроются мою сокровенные тайны, всплывут подробности нашей с Джимом истории.

Себастин рассказывал, что когда он узнал об измене, его мама позвонила ему через два дня, ей приснился сон, как ее сын разводится. Сон сбылся спустя пару месяцев. Были и другие истории, когда эта женщина узнавала то, что, по сути, знать не могла. В школе Себастин ничего не мог скрыть от матери. Она знала все. И я готовилась морально, что она прочитает меня как открытую книгу.


— Джул, я поехал в аэропорт, встречать маму, — крикнул на следующий день из прихожей Себастин.

— Хорошо, буду вас ждать, — как можно спокойнее ответила я, хотя голос непроизвольно стал меняться.

— Не волнуйся, она у меня очень добрая, ты ей понравишься. Я ушел.

От звука захлопывающейся двери я вздрогнула. Этот день настал. Мои руки дрожали, что-то должно было произойти.


21

Я накрывала на стол, когда зашли они — Себастин с мамой.

— Здравствуйте! — Дрожащим голосом поздоровалась я.

— Добрый вечер, душенька. Я Дорис. Как ты уже знаешь, мама твоего будущего мужа! — С улыбкой ответила она, — очень рада нашему знакомству! А ты хорошенькая!

Выглядела Дорис ухоженно и элегантно: точеная фигурка, кожа лица гладкая, сияющая, в уголках глаз небольшие мимические морщинки, вьющиеся длинные волосы цвета шоколада и пухлые красные губы.

На взгляд, ей было не больше 40. Но я то знала, что ей уже за 50. Красивая эффектная женщина. Конечно, я поразилась ее внешнему виду.

— Проходите к столу, ужин стынет. Я столько вкуснятины наготовила!


Мама Себастина оказалась очень даже приятной женщиной, умной, начитанной и доброй.

За разговорами мы не заметили, как наступила полночь.

— Девочки, вы сидите еще, а я пошел спать, — слегла выпивший, мой будущий муж, поцеловал нас, и удалился в спальню.

Мы остались вдвоем.

— Джул, — вдруг обратилась ко мне Дорис, — ты любишь моего сына?

Я оторопела от столь неожиданного вопроса.

— Он как-то сказал, что ты не признавалась ему в любви. — Продолжила она.

— Вы знаете, по правде говоря, я не знаю, что значит любить. Мне он нравится, я чувствую к нему влечение, с ним хорошо, тепло, я его уважаю, ценю, ну и хочу быть с ним. Я нашла то, что искала. Себастин — замечательный мужчина, идеальный.

— Но…

— Дорис, что? — Мое сердце екнуло.

— Как я знаю, у тебя есть ребенок от другого мужчины. Это не мое дело, но я хочу счастья своему сыну. Скажи правду, у тебя остались чувства к тому человеку?

И тут началось…

— Конечно, нет!

— А все же?

— Я думаю, что нет. Понимаете, так получилось, я не хотела, — мой язык стал заплетаться, я говорила, сама не понимая, что говорю, пытаясь оправдаться, — он не знает о дочери, я порвала с ним все связи, это моя ошибка, наверное…

— Милая, я все знаю, можешь не говорить, только не переживай, хорошо? Я на твоей стороне.

— Я бы хотела забыть, но не могу, это сильнее меня, — слезы покатились градом из моих глаз, — что мне делать? Я не хочу того мужчину, я хочу только Себастина!

— Не плачь, ты что! У вас все будет хорошо, поверь мне. Лишь один вопрос я хочу тебе задать?

— Все что угодно?

— Если смотреть твою линию судьбы, ты должна быть с тем мужчиной. Я не понимаю, как так вышло, что ты пошла против предначертанного?

— Что? Но как, откуда вы знаете?

— Вижу, милая. Есть такие вещи, которые тебе не понять, но они реальны. Ты знала, что существует такое понятие как карма, судьба?

— Ээ-м, нет, мы сами выбираем свой путь, я так считаю.

— В какой-то мере, да, так и есть, но с самого твоего рождения в тебя закладывается определенный механизм, переданный от твоих предков, туда же входят и болезни, и карма, она же судьба, а также проклятия. Все, Джул, передается нам от наших родных. Ты влюбилась в того человека не просто так, уже подсознательно ты к нему шла, к этому типажу мужчины. Окончательно тебя привела к нему сама жизнь. Запомни, наши мысли всегда материальны. Одного лишь я не вижу, почему у вас с ним не вышло? Должен был быть какой-то переломный момент в твоей жизни, после которого твоя судьба дала другое направление, и в ней появился мой сын. Только ты это знаешь!

И тогда я вспомнила!


В голове промелькнул день, когда я училась на первом курсе в университете. Стояла холодная осень, листья почти все опали, я стояла на остановке, ждала своего автобуса. И ко мне подошла женщина, одетая во все яркое. Цыганка, подумала я, но не придала этому значение.

— Девочка, — обратилась она ко мне, — тебе погадать?

— Спасибо, но у меня нет денег, только на автобус. — Не соврала я.

— Твои глаза, нет, я обязана тебе сказать!

— Что сказать?

— Тебе сильно завидует один человек. Эта девушка. Присмотрись к своему окружению. Ее негативная энергия по отношению к тебе скажется на твоем будущем. У тебя в скором времени будет большая любовь, но пока ты не снимешь сглаз, ничего не выйдет. Ты будешь страдать!

— Я не верю вам, — тут же выпалила я.

— Если не поверишь, счастья не найдешь!

— Но какое ваше дело? Я верующий человек, и не верю во всякие там порчи и проклятия!

— Я хочу помочь, деточка. Приходи ко мне, я сниму с тебя порчу, и все будет у тебя в дальнейшем хорошо складываться.

И дав мне листочек со своим адресом, она удалилась.

Я испугалась, но никому не стала рассказывать. А на следующий день пошла в церковь. Там батюшка успокоил меня, сказав, что не нужно верить этому, особенно принимать ее слова близко к себе. Выйдя из церкви, я забыла эту историю, и только сейчас ее вспомнила.


— Неужели та цыганка изменила мою судьбу? — В одну минуту мое сознание прояснилось, все стало вставать на свои места.

— Ты к ней не пришла, и ее слова приняли силу, материализовались, что как мне кажется, даже лучше для тебя оказалось.

— Или и правда, на мне был сглаз? Я даже не могу предположить, кто это мог мне завидовать.

— Сейчас это уже не важно, милая моя Джул. С тем человеком ты не была бы счастлива, вот это я вижу. Что случилось, то пошло тебе только на пользу.

— Да… Дорис, теперь я поняла… — слезы опять потекли из моих глаз, больше я не могла сдерживаться, накопившиеся эмоции стали выходили из меня, — как мне жаль, почему все так? Зачем судьба выбрала для меня Джима? Почему изначально не Себастина? Почему, чтобы найти свое счастье, мне вначале пришлось столько пережить? Что я сделала плохого?

— Это, девочка моя, наследственность, мы в ответе за поступки наших предков. Это что-то вроде бумеранга, они совершают ошибки, а наказание передается их детям.

— Дорис, а Себастина судьба тогда кто?

— Сложно сказать, Джул, я думаю, что все же ты.

— А бывшая его жена? Он сильно любил ее?

— Там была не любовь, — Дорис, задумавшись, на несколько секунд закрыла глаза, — он поддался ее природному очарованию, властности, она позвала и он пошел. Он просто не успел ее полюбить, знаешь же, измена перечеркнула все его чувства.

Мы просидели с Дорис еще полночи, разговаривали обо всем, она рассказывала, как Себастин рос, учился в школе. Я рассказала ей о Кейт, пообещала познакомить их.

— Она должна знать об отце, — в завершении сказала мне Дорис, — но пусть пройдет немного времени, очень важно ей принять эту новость уже в осознанном возрасте, и решить, захочет ли она его узнать.

— Да, конечно. Я расскажу, потом.

— И еще… Мне кажется, он не до конца тебя отпустил из своей жизни, я надеюсь, ты сделаешь правильный выбор. Мой сын настрадался с прошлой женой, я, как мать, не хочу, чтобы ему было снова больно. Не допусти, пожалуйста, этого! Ты хорошая девушка, и вы очень подходите друг другу, только в твоих силах сохранить это счастье.

— Я сделаю все, что в моих силах, чтобы сделать счастливым вашего сына, и, спасибо, Дорис, за понимание. — С грустью в голосе ответила я, — приятных снов, — и отправилась спать.


Себастин сладко спал, я легла к нему рядышком, и обняла его.

Какое счастье, быть рядом с человеком, который любит тебя, заботится о тебе, делает твою жизнь наполненной смыслом. Наверное, самое важное в этой жизни, после здоровья твоих близких людей, это найти подходящего человека, с которым ты пройдешь весь жизненный пусть до самого конца. — С этими мыслями я провалилась в сон.


22

Через две недели Дорис уехала к себе в Грецию, пообещав приехать на свадьбу. За то время, что она пробыла у нас, мы очень сблизились, ты ее полюбила, стала называть бабушкой номер два.

— Почему она так редко приезжает? — Спросила меня Кейт, зевая.

— Сейчас у них кризис в стране, но мы обязательно сами съездим к ним очень скоро.

— Ты не говорила, что у нее есть способности, мама?! Это так интересно!

— Я хотела тебя уберечь. Знание будущего — это большая ответственность и сила. Дорис просила меня не говорить тебе, поверь, если бы тебе нужно было знать что-то, она бы обязательно сказала.

В комнату зашел Себастин.

— Девочки, вы все сидите! Неужели, Джул, еще не все рассказала?

Кейт хихикнула.

— Папа, мамин рассказ затянулся, я тут узнала кое-что о бабушке номер два! Вы такие скрытные с мамой!

— Ты про это! — Нахмурился мой муж. — Но при встрече не умоляй ее рассказать тебе кто будет твоим суженым, хорошо? А сейчас быстро спать, нам с мамой нужно поговорить.

— Конечно! — С лукавством ответила Кейт, и ушла в свою комнату.


— Ты как, дорогая? — Спросил Себастин, подойдя ко мне, и поцеловав в губы.

— Все хорошо, я практически все ей рассказала.

— И о нашем разрыве? Может про это стоит умолчать?

— Любимый мой, я должна рассказать. Это важный момент для меня в этой истории. Я поняла, что люблю тебя. Я отпустила прошлое, которое так тяготило меня. Пусть она знает, какой ты у меня замечательный муж.

— А если она будет осуждать тебя? Я не хочу этого, Джул, это было только между нами.

— Она поймет. И сама никогда так не поступит, уж это точно.

— Дело твое, любимая. Пойдем тоже отдыхать. Я так устал.


На следующий день мы с Кейт и Тео отправились гулять, погода стояла солнечная, начиналась весна. Себастина как всегда вызвали на работу, к чему я уже привыкла. Он основной кормилец нашей семьи, и, несмотря на то, что дома бывал редко, я никогда не позволяла себе отчитывать его за недостаток внимания по отношению к себе.

— Мам, мне скучно, я пойду к Стасу, он звал в гости. — Заворчал Тео, как только мы вышли из дома и прошли несколько метров, — его дом совсем рядом.

— Ох, Тео, иногда я забываю, что тебе уже 10 лет, и тебе не обязательно проводить время с любимой мамочкой. Конечно, иди. Возвращайся домой не поздно, хорошо?

— Ладно, ладно!


— Мама, ты мне все рассказала? — Обратилась ко мне Кейт, как только Тео покинул нас, и мы присели на скамеечку в парке.

— Нет, осталось поставить точку в этой истории! Большую жирную точку. — Шутя, ответила я.

— Так давай же! Ты ведь видела Джима еще раз?

— Наша последняя встреча, заключительная в этой истории, произошла за три месяца до свадьбы.


Мы встретились на улице. Я бежала в свадебное агентство, чтобы уладить пару оставшихся моментов по свадьбе. Он стоял на крыльце авиакассы, находившейся рядом с агентством. Все такой же, ничуть не изменился. Я не могла поверить своим глазам. Сердце бешено заколотилось, руки покрылись испариной.

— Джул! — Первым начал разговор Джим, увидев меня, — как я рад тебя видеть!

Он тут же подошел и заключил меня в свои крепкие объятия.

— Джим?! Ты давно в городе? — Меня волновал лишь этот вопрос.

— Я недавно приехал, на две недели, вызвали на базу, что-то там у них стряслось, не знаю. Но думаю, не дольше месяца я тут пробуду, пока не улажу все вопросы.

— Аааа… — Встреча с ним меня так взволновала, что я не могла даже пошевелиться, ноги, словно вросли в пол.

— Ох, Джул! Как я скучал!

Он снова притянул меня к себе.

Я отстранилась.

— Что?

— Извини, у меня мало времени.

— Неужели ты собралась замуж? — Посмотрев на вывеску «Свадебный переполох», удивленно спросил Джим.

— Ну да.

— За меня? — Пошутил он.

— Конечно, нет! — Я понемногу стала приходить в себя.

— Почему конечно? А если я предложу?

— Джим, не говори ерунды.

— Почему ерунды? Я серьезно! Давай вечером встретимся, поговорим.

— Я не могу, Джим, мне пора идти. Прощай.

И на этих словах я слегка улыбнулась ему, зашла в помещение и выдохнула.


Весь остаток вечера я не могла не думать о нем. Вдруг все воспоминания круговоротом вспыхнули в моей голове. Нахлынули старые забытые чувства. Желание увидеться снова было настолько сильным, что сжигало меня изнутри. Но зачем? Спрашивала я себя. У меня есть любимый мужчина, который любит меня, у нас скоро свадьба. Удостовериться, что Джим в прошлом? Но я знала, что это не так.

Чувство вины перед Себастином из-за этого случая, и моих внутренних терзаний стало съедать меня. Хотелось убежать как можно далеко от всего, что могло дальше произойти. Страх совершить глупость и обидеть кого-либо из них накрывал меня изнутри.

«Дорис знала, что это произойдет» — Вспомнила я ее слова, что Джим еще вернется.

«Я не допущу прошлых своих ошибок!» — Твердила я себе.

Вечером пришло сообщение: «Увидимся? Это очень важно! Пожалуйста!».

«Я должна с этим покончить. Прости меня, Себастин, но мне нужно с ним увидеться еще раз!» — Снова и снова повторяла я себе, пока строчила ответ:

«Хорошо, завтра в 14.00 в кафе «Окраина»».

Прошлое постучалось в мое сердце, и я его открыла, но не чтобы вернуться в него, а чтобы перечеркнуть, разорвать ту тонкую нить, что связывала нас с Джимом.


— Ты могла отказаться от встречи? Почему ты согласилась? — С непониманием в голосе, спросила Кейт.

— Я не знаю, наверное, хотела просто увидеть его. Понимаешь, он твой отец и очень долгое время я испытывала к нему сильные чувства, и как бы он больно мне не сделал когда-то, он стал для меня родным и близким человеком. Также я чувствовала себя и перед ним виноватой, за то, что не рассказала о тебе. Двоякие чувства я тогда переживала, и очень не приятные. Я, словно преступник, ждущий своего суда.


23

Мы сидели в кафе на самой окраине Санкт-Петербурга. Это было единственное место, где нас не могли увидеть мои и Себастина знакомые. Разумом я понимала, что совершаю ошибку, встретившись с ним, но сердце тянуло меня в вихрь тех эмоций, которые я когда-то пережила.

— Джул, может ты поторопилась со свадьбой? — Спросил Джим, положа свою руку на мою ладонь.

— Нет, я уверена в своем выборе.

— Мы с тобой вчера увиделись, и это знак, тебе не кажется? Жизнь дает нам еще один шанс!

— Какой? Ты вообще о чем, Джим? — Не выдержала я, — ты же сам говорил, что между нами ничего не может быть?

— Я был дурак. Сейчас я бы все сделал по-другому.

— И ты говоришь это сейчас? Когда уже поздно…

— Еще не поздно, Джул. Я хочу только тебя, навсегда! Не хочу никому тебя отдавать!

Я не могла поверить в то, что услышала — словам, которые я ждала услышать несколько лет назад. И можно ли было верить им?

В воздухе повисла тишина.

Он сидел напротив меня и смотрел мне прямо в глаза, в них читалась грусть. Грусть потери чего-то важного. Это был взгляд человека, умоляющего простить его, забыть прошлое.

— Джул, почему ты молчишь? — Первым нарушил тишину Джим.

— Я все уже решила, — подступивший комок к горлу начинал душить меня, я еле сдерживала слезы, — прости…

Неожиданно Джим сел ко мне рядом, с силой развернул меня к себе и стал страстно целовать.

Кровь нахлынула вниз живота, в голову, руки, сердце, я чувствовала, как теряю себя. Еще чуть-чуть, и я растворюсь в нем, казалось мне.

Но нас прервал смущенный официант:

— Извините, вы могли бы не целоваться, у нас посетители.

— Да-да, конечно! — Оторвавшись от меня, ответил Джим.

И снова пауза.

— Я люблю тебя, Джул. Я так поздно это понял…

— Да, поздно, Джим. Ты прости, но мне пора идти, нужно забрать… — и я осеклась, вспомнив, что он не знает о дочери.

— Кого забрать? Почему ты все время убегаешь?

— Так нужно, прощай, Джим.

И я выбежала из кафе. Слезы снова подступили к глазам. Я не смотрела куда бежала, хотелось только как можно дальше от него, от чувств, которые возвращались. Он бежал за мной.

— Джул, постой же!

Я не останавливалась.

— Да что с тобой? — Догнав, он прижал меня к себе, — почему ты бежишь?

— Джим, у меня через три месяца свадьба, и уже ни-че-го нельзя изменить! — Всхлипывая, промолвила я.

— Ты его любишь, скажи правду?

— Да, я люблю его. И он любит меня!

— Так я ничего не значу для тебя? Ответь, пожалуйста, честно.

Воздух накалялся. Я понимала, нужно бежать.

— Раньше значил, сейчас нет! — Соврала я, посмотрела в его бездонные, печальные глаза, и со словами «Прощай», ушла прочь.


Вечером того же дня я ждала дома Себастина, чтобы увидеть его, моего родного близкого человека, и понять, что Джим — это всего лишь отголоски прошлого, незаконченные отношения, которые тянут меня назад.

Меня всю трясло, то ли от пережитого дня, то ли от предчувствия чего-то плохого.

Время подходило к полуночи, а он все не приходил. Я стала волноваться, звонить ему, но телефон каждый раз находился вне зоны действия сети.

Всю ночь я не спала, ждала. И только ранним утром Себастин пришел. В первый раз я видела его настолько пьяным. Он еле стоял на ногах.

— Что случилось? Ты где был?

— Джул, — строгим голосом обратился он ко мне, и я тогда поняла, мне конец, — я хочу, чтобы ты собрала свои вещи и ушла, вместе с Кейт. Все кончено!

— Что? — Как ножом врезались его слова мне в сердце. — Почему?!

— Твой Джим мне все рассказал, сам позвонил и сказал, что вы сегодня виделись.

Я стала терять воздух и задыхаться.

— Как??? Откуда у него твой номер?

— Ха, думаешь сложно узнать? Наивная ты! И знаешь, что?! Он сказал, что к нему у тебя настоящие чувства, а я для тебя как отдушина. Он просил меня, даже настаивал тебя отпустить, к нему!

— Себастин… — Я просто не могла поверить в это, сильная боль с силой пронзала меня после каждого его слова.

— Ничего не говори, просто уходи, не хочу тебя видеть!!! — Он стал кричать.

— Тише, Кейт разбудишь. Мы уйдем позже, еще только 5 утра!

— Ну и отлично!

— Мы виделись один раз, сегодня, он хотел вернуть меня, я сказала, что выхожу замуж! — Стала оправдываться я.

— Да какая разница! Джул! Я сегодня понял, что ты его не забыла. Стоит ему появиться в твоей жизни, как ты тут же бежишь к нему! Он же просто играет твоими чувствами!

Себастин приходил в еще большую ярость, глаза горели огнем, мне становилось страшно.

— Прости меня! Прости! Я хотела, как лучше! Я только лишь сказала ему, что люблю тебя, а не его!

— Сама-то в это веришь? Да я вижу по твоим глазам, что ты оправдываешься! Ты сама себе враг, Джул!

— А что мне еще делать? — Глотая слезы, выдавила я, понимая, что мне абсолютно нечем возразить ему, я была виновата.

— Уходить!

Себастин так резко и грубо это сказал, что мне ничего не оставалось, как молча развернуться и уйти в комнату собирать вещи.

Впервые мы спали не вместе, в разных комнатах. Конечно, уснуть я уже не могла, просто лежала рядом с тобой.

Казалось, будто это происходит не со мной. «Я потеряла его, я сама виновата» — Повторяла я себе всю ночь.

Боль и безысходность наступали с такой силой, словно я падала в бездну ада. Моя жизнь пролетела перед глазами, как глупа я была. Мне некого было винить в происшедшем, только себя.

«Себастин прав, я сама себе враг!»

Я вспомнила Мино, его слова мне в дорогу «искушение к тебе вернется, но сможешь ли ты его преодолеть, зависит от тебя, будь к этому готова». Я не была готова, и пошла по зову сердца. За что и ответила.


— Ты, наверное, меня сейчас осуждаешь и имеешь на это полное право. Я с этим жила очень долго, и, несмотря на то, что Себастин меня простил, я не могу простить себя и по сей день. Я не имела права видеться в тот день с Джимом. Я предала Себастина, поэтому хочу, чтобы ты знала — все, что с нами происходит, это результат наших мыслей, желаний, решений и не всегда сильное желание чего-либо означает, что можно идти у него на поводу. Не обижай никогда человека, не поступай с ним так, как не хотела бы, чтобы поступили с тобой. Не ошибись, дорогая, жизнь очень сложная система. Сердце тоже может ошибаться, иногда стоит прислушаться к разуму. И помни, мы сами творим свою историю.

— Ты его любила. — Грустно, но с уверенностью сказала мне Кейт.

— Джима то? Не знаю, милая. Но я точно уверена — это была зависимость, и очень сильная. Нет лекарства от этого недуга, только собственные усилия, сила воли. Я боролась с собой как могла и в какой-то степени проиграла эту битву.


В тот день мы с тобой вернулись обратно в дом моей мамы, она не стала спрашивать, что случилось, но я видела по ее глазам печаль. Она очень любила и уважала Себастина, и, думаю, сразу поняла причину нашего разрыва.

— Эх, дурочка ты, Джул, — лишь сказала она.

— Я знаю, мам… Мне так жаль…

Вечером за ужином я все ей рассказала.

— Почему он так легко отпустил нас? Почему не стал бороться? — Спросила я у нее, — я не собиралась уходить к Джиму, просто хотела с ним увидеться, он же отец Кейт. Мама, я так устала! Устала помнить Джима! Я хочу быть счастливой!

— Джул, Себастин боится снова обжечься. Твое сердце метается, это уже все видят. Определись, что ты хочешь. Если тебе нужен Джим, так и скажи ему прямо, скажи, что у него есть дочь. Ты ему говорила хоть раз о своих чувствах?

— Нет, ни разу. Еще год назад я была уверена, что люблю Джима, но сейчас все изменилось. Я хочу только одного, помериться с Себастином. Похоже, я все испортила.

— Девочка моя, твое счастье в твоих руках, не упусти его. Я не против Джима, но он не любит тебя так, как любит Себастин и он не будет тебе верен никогда. Когда-нибудь ты это поймешь.

Моя мама всегда поддерживала меня. И, несмотря на то, что она не хотела больше слышать про Джима, предложила ему написать, и рассказать о тебе.

Я долго думала, подбирала мысли и слова, что именно хочу ему сказать. Злость, страх, уныние накатывали на меня все больше и больше, и только спустя час я написала: «Давай поднимем бокал за все то, что я потеряла из-за тебя».

Ответа ждать не пришлось, он пришел моментально: «Привет, моя хорошая, что на тебя нашло?».

Я не выдержала и позвонила.

— Зачем ты все рассказал Себастину? Кто тебя просил?

— Джул, я сейчас занят немного, давай позже созвонимся?

На другом конце провода я услышала женские голоса.

— Ты с кем? Давай встретимся прямо сейчас, есть разговор.

— Не могу, я с друзьями, на дне рождении.

Слышать его больше я не желала, поэтому бросила трубку. Он перезвонил через два часа.

— Приезжай ко мне! Поговорим.

— Ты не трезв! — Прокричала я в трубку, понимая сразу по голосу его состояние.

— И что?! Тебя это раньше не останавливало! Давай Джул, я тебя жду!


Посреди ночи я приехала в его дом с мыслью сделать ему больно, в отместку за звонок Себастину, рассказать, что у него есть дочь. Он открыл дверь, еле стоя на ногах, поздоровался, обнял меня и завалился обратно на кровать со словами: «Давай спать».

Впервые за столько лет я посмотрела на этого мужчину другими глазами. Что я тут делаю? Это уже не моя история.

Вдруг мне стало горько от мысли, сколько лет я потратила на Джима, еще и родила от него ребенка.

— Ты никогда не узнаешь о ней. — Сказала я в пустоту, человеку, который уже спал, и ушла, захлопнув за собой входную дверь, — прощай, теперь навсегда.

Так я поставила точку в этой истории. Меня отпустило, и я понимала, что все закончилось. Я выбралась из клетки, из плена, в котором находилась несколько лет. В душе воцарился покой.


— Вот это да, мама! Так просто вмиг у тебя прошли чувства к Джиму? — Кейт так увлеклась моим рассказом, что забыла о времени, и о планах, которые мы запланировали на этот день.

— Пойдем домой Кейт, время за разговорами пролетело незаметно, вот-вот должен прийти папа с работы и мы устроим вечерний просмотр кинофильма, а по пути я продолжу.

Да, моя зависимость к человеку вдруг ушла в неизвестность. Вот так вот просто. И я была счастлива, несмотря на расставание с Себастином. Мы остались с тобой снова вдвоем, но где-то глубоко внутри себя я верила, что теперь все будет хорошо. Так и случилось. Не может быть в нашей жизни только черных полос, обязательно придет время и все наладится, жизнь обретет свои краски и наполнится счастьем.

— А как произошло ваше воссоединение?

— Свадьбу он не отменил, но и на примирение долго не шел. Я находилась в неведении, наверное, около месяца. О том, что произошло, знали только близкие: моя мама, Лиза и Вики. Своей маме он не сказал, чтобы не расстраивать ее, но я чувствовала, что она все равно знает. Это я поняла из ее сообщения спустя неделю: «Я с вами, мои любимые». К чему это было, но как я потом узнала, она отправила его не только мне, но и Себастину.


24

Шла четвертая неделя как мы жили у моей мамы. В один субботний вечер к нам неожиданно пришла Лиза. Дверь открыла ты, так как мама ушла в гости, а я очень плохо себя чувствовала и не могла встать с кровати.

— Джул! — Увидев меня, укутанную в плед, спросила она — ты какая-то бледная, и на звонки, почему не отвечаешь?

— Привет, Лиз. Мне нездоровится, который день, кажется, я чем-то отравилась.

— Уверена? Врача вызывала?

— Нет, думала само пройдет.

— А температуру мерила?

— Да, вчера низкая была, а сегодня поднялась до 38.

— Так, значит, я вызываю скорую помощь, и никаких возражений. Ты себя видела?

— Хорошо, Лиз, спасибо.

Я не могла противиться, болел живот настолько, что казалось, я скоро отключусь.

Приехали фельдшеры и забрали меня в больницу.

Остальное помню смутно, я все же отключилась, а когда очнулась, рядом сидели мама, Лиза и Себастин.

— Ты как? — Спросила моя мама.

— Что случилось? Где Кейт?

— Все хорошо, ничего страшного с тобой не произошло, Кейт у Вики.

По выражению лиц всех присутствующих около моей кровати я поняла, что все хорошо, и тревога потихоньку стала уходить.

— Что со мной было? Я отравилась?

— Дорогая, ты, наверное, не знала, что беременна?

— Что?! — Услышанное повергло меня в шок.

— Значит, не знала. Пять недель уже как. — Радостно лепетала Лиза.

— Девочки, можно нас с Джул оставить вдвоем? — Себастин стоял рядом и держал меня за руку. По лицу я не могла понять его реакцию на происходящее.

Мы остались вдвоем.

— Джул, скажи, кто отец ребенка? — С осторожностью спросил он меня.

— Как ты мог подумать про меня такое? — Что-что, но этого я не ожидала от него услышать, — конечно, ты!

— О боже, Джул, — морщинки на его лбу вмиг разгладились, а губы расплылись в довольной улыбке, — как я счастлив! Я стану отцом! Прости меня, прости! Я не должен был прогонять вас тогда.

— Я тебя не виню, все хорошо, милый, — от счастья по моим щекам потекли слезы, — ты скоро будешь папой!

— О, да! Это такое счастье!

— Я люблю тебя, Себ! — Впервые призналась я.

Тот день я вспоминаю очень часто. Это удивительные эмоции, когда мужчина и женщина узнают, что скоро у них родится ребенок. Это сильно сближает. В нашем случае мы забыли все прошлое, и продолжили жить с чистого листа.

Через две недели меня выписали из больницы, мы с тобой обратно переехали к Себастину и больше никогда уже не расставались с ним.


— Теперь, узнав кто твой настоящий отец, у тебя есть выбор: жить с этим дальше, ничего не меняя в жизни, или найти Джима и все ему рассказать. Решать тебе, дорогая. — В заключение своего рассказа, будучи дома, обратилась я к дочери.

— Рассказать? — Кейт удивилась моему предложению, — я не знаю, мам, хочу ли я. Он причинил столько боли тебе, и папу не хочу расстраивать.

— Оставим тогда все как есть? — с облегчением выдохнула я.

— Думаю, да. Спасибо, мам.

— За что же?

— За правду. Я рада, что теперь все знаю. Только единственная просьба у меня.

— Конечно, что ты хочешь? — Я немного напряглась.

— Я хочу найти его в интернете, посмотреть, правда ли я похожа на него. Ты поможешь мне?

— Попробую, последний раз я заходила на его страничку в Facebook очень давно, существует ли она сейчас, я не знаю.

Кейт сбегала в свою комнату за ноутбуком, и тут же вернулась с уже включенным экраном:

— Ищи быстрей, пока папа не пришел.

Мое сердце застучало сильнее.

«Всего лишь найти в интернете, это ничего не значит» — повторяла я про себя, и дрожащими руками набирала его фамилию в поиске людей.

Второй в списке людей под таким именем. Поменял главную фотографию, чуть-чуть постарел. А в остальном такой же — родной мне человек.

— Вот он.

Кейт рассматривала страничку Джима, и улыбалась.

— Ну как? — Спросила я, спустя несколько минут.

— Мы похожи.

— Да, ты практически всем пошла в него.

— Мам…

— Что?

— Давай сделаем вид, будто ты ничего не рассказывала, и я не знаю, что Джим мой настоящий папа.

— Хорошо, Кейт.

Я закрыла его страничку, убрала ноутбук, и обняла крепко-крепко свою любимую дочь.

— Я люблю тебя, Кейт.

— Мамочка, и я тебя, даже сильнее! Спасибо за рассказ, я постараюсь не допускать твоих ошибок.

Мы сидели в обнимку, плакали, смеялись, пока не пришел с работы Себастин.

— Я так понял, вы закончили. Что решили делать?

— Ты о чем, пап?

— Я про Джима.

— Кто такой Джим? Первый раз слышу о нем. — Хитро ответила Кейт, и подмигнула мне.

Я встретилась глазами с мужем, кивнула ему в знак согласия с Кейт, и отправилась накрывать стол к ужину.

Семья — вот самое главное приобретение в нашей жизни и никакие деньги или блага не заменят ее.


Эпилог

Я увидела его издалека, рядом с ним бежала маленькая кудрявая девочка, очень похожая на него.

— Кейт, подойдите сюда! — Позвала я свою взрослую дочь, которая плескалась с Тео в лазурной водичке Средиземного моря.

— Ну что, мама?!

— Видишь мужчину с девочкой у пирса?

— Ага.

— Это Джим.

— Джим?!

Я не сводила с него глаз и не могла поверить в то, что вижу. Счастливый папа с дочерью отдыхают на море, ну а где же мама этой прелестной девочки?

— Мамаааа! — Вернула меня на землю Кейт.

— Да, извини, это он. Я бы узнала его из тысячи. Хочешь познакомиться с ним?

— Я..я не знаю… Думаешь стоит?

— Сама жизнь подталкивает тебя к этому, только не будем говорить ему, что ты его дочь, хорошо?

— Конечно, мы же давно все решили.

Мы направились к пирсу. Он почувствовал мое присутствие сразу, как только мы подошли и, не успела я открыть рта, он повернулся к нам.

— Ты?!

Эмоции зашкаливали.

— Джим…

— Папа, это кто? — Дергала за руку Джима та маленькая девочка.

— Джул, — обратился он к ней моим именем, — это знакомая, поиграй немного в песочке, я поговорю с тетей.

— Это твоя дочка? Почему Джул? — Я не могла скрыть своего удивления.

— Да. В честь тебя, только это секрет, — лукаво улыбнулся он и посмотрел на Кейт и Тео.

— Это мои дети.

— Какая взрослая у тебя дочка, — теперь пришло время удивляться Джиму, — во сколько ты ее родила? Прошло не так много времени с тех дней… — не закончив речь, он вдруг замолчал.

У меня перехватило дыхание.

— Я Кейт, приятно познакомиться, мама рассказывала о вас. — Нарушила паузу Кейт и протянула руку Джиму.

— И мне приятно… — Джим не сводил глаз с Кейт, — ты не похожа на маму…

— Я в папу пошла.

Я стояла и смотрела на них. Как же они были похожи. Слепой только не заметил бы их сходство. Не удивительно, что Джим увидел в глазах Кейт свои глаза.

— Хм, мне тут пришла на ум одна глупая мысль, скажи Джул, что это не так?

— Ээм, нет…

Кейт с Тео присоединились к девочке в помощь строительству замка.

— Ты без мужа отдыхаешь? — Тихо спросил меня Джим, взглянув на кольцо на руке.

— С мужем, тут живет его матушка, он сейчас с ней, а мы выбрались понежиться на солнышке, завтра уже возвращаемся в Россию. А ты? Смотрю, снова женился?

— Ну да, она сейчас в отеле.

— Понятно…

— Не ожидал встретить тебя тут, Джул, ты все такая же хорошенькая.

— Только постарела.

— Совсем чуть-чуть. Да и я уже не молод.

— Столько лет прошло, но и ты не изменился, разве только несколько морщинок прибавилось.

— Ты мне льстишь, но слышать от тебя эти слова весьма приятно.

С минуту мы стояли, молча, и смотрели друг на друга, пока я не нарушила паузу.

— Ну мы пойдем, хорошего отдыха, Джим…

— Джул, — сказал он мне вслед, — в следующей жизни мы точно будем вместе…

С нежностью я посмотрела на него в последний раз, улыбнулась, и мы разошлись каждый в свою сторону.

Еще долго он смотрел мне в след, мыслями уходя в далекое прошлое, где мы могли быть вместе, но по воле судьбы этого не случилось.


Оглавление

  • Пролог
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • Эпилог
  • X