Наталья Александровна Максимова - Часы жизни

Часы жизни   (скачать) - Наталья Александровна Максимова

Глава 1

Девушка, обняв руками колени, сидела на скамье в саду. Её тёмные волосы спадали на плечи. Толик, облокотившись о калитку, не мог заставить себя войти или хотя бы произнести слово. Он боялся, что видение растает как сон. Если бы кто знал, сколько таких снов он видел. Но прохладный ветерок доказывал, что он действительно дома. И перед ним Вера, его Вера. Как она изменилась, стала почти взрослой!

– Толя? – прошептала девушка. – Толя! Не может быть!

Вера, вскочив, бросилась в объятия парня.

– Неужели это правда? Но почему ты не сообщил?

Толик провёл рукой по волосам девушки.

– Ты стала настоящей красавицей!

– Чего же мы стоим? Пойдём быстрее в дом!

Парень ласково улыбнулся, но остался на месте.

– Вер, я… я заехал только убедиться, что у тебя всё в порядке.

– Это из-за папы? – тихо спросила девушка. – Но это нечестно! Ты не можешь его сейчас бросить!

– Как он? – глухо выдавил Толик.

Вера покачала головой:

– Без изменений. Пойдём, я тебя накормлю с дороги.

Войдя в дом, парень грустно улыбнулся:

– Здесь всё по-старому.

– А ко мне зайти не нужно?! – раздался голос из соседней комнаты. – Кто я теперь? Калека! Бревно лежащее!

Толик невольно побледнел, но, поднявшись, направился в спальню.

– Здравствуйте. Как вы себя чувствуете?

Мужчина презрительно сощурился. Он был ещё молод, только лежащее состояние делало его беспомощным.

– Ждёшь, гадёныш, когда сдохну? Быстро время пролетело. Мало тебе дали!

– Папа, пожалуйста, перестань! – не выдержала Вера.

– А чего мне цацкаться с этим щенком?! Он всего лишь дворняжка!

– Андрей Тимофеевич, я это слышал тысячу раз. И поверьте, за три года не забыл.

Толик не стал слушать прорвавшуюся брань, молча вышел на улицу. Солнце пригревало.

* * *

Здесь, далеко от столицы, в небольшой деревушке, под простым и смешным названием Бережки, текла своя жизнь. Со своими правилами. Когда-то давно отец Толика стал скупать земли. И в отличие от других фермеров, его поля приносили доход. Односельчане к нему нанимались работать, уважая за прямой и открытый характер.

Женился мужчина поздно, далеко за сорок. Никакая молва, никакие пересуды не испугали. Семнадцатилетняя Оксана покорила сердце старого холостяка. Она не была красавицей, но за одну её улыбку Евгений Федорович, не задумываясь, променял свою одинокую жизнь. В её серых лучистых глазах прыгали искорки смеха, а золотая коса спадала ниже пояса.

* * *

Причину, заставившую Андрея Тимофеевича из столицы приехать в Бережки, не знал никто. На соседей он смотрел с пренебрежением. Он мог стать достойным конкурентом Евгению, но его во всём подстерегала неудача. То семена не взойдут, то дождь уничтожит пшеницу.

Евгений искренне жалел соседа. Ему было досадно, что чудесные машины ржавели без дела, а поля простаивали.

– Эх, Андрей, с твоими возможностями я бы уже…

– Тебя и так местное быдло королём считает. Мало, что ли?

– Не хмурься. Я не хотел тебя обидеть. Вот если объединить наши земли, в выгоде оба были бы.

– А тебе это зачем? Ты же хозяин! На своём месте!

– Да у меня сын скоро будет! – не обращая внимания на колкость, взволнованно выдохнул Евгений. – Наследник! Так что, мне расширяться нужно. Есть для кого!

– Ну тогда пир готовить! – съязвил сосед.

Всё же подумав, Андрей Тимофеевич на сделку согласил. Объединение оказалось выгодным, и в первый же год оправдало самые смелые ожидания. Но отношение односельчан мужчину задевало. Для всех единственным хозяином был Евгений. Это накаляло отношения между партнерами.

– Чего ты к ним цепляешься? – пытался уладить конфликт Евгений Федорович. – Пусть себе работают.

– Ну да! Они ведь тебе в ножки кланяются. Это ты же для них барин!

* * *

Что же произошло той злополучной осенью, так и осталось тайной. Пересудов, толкований ходило множество, но они оставались лишь неподтверждёнными догадками.

Ночью все жители Бережков были разбужены треском и ярким, поднимавшимися к небу, пламенем. Огромный амбар, до верха наполненный золотым зерном, пылал словно спичка. Огонь безжалостно пожирал труды целого года. Люди, не сговариваясь, бросились спасать технику. Едкий дым застилал глаза, не давал дышать. Евгений Федорович уже завёл мотор трактора, когда обгоревшая крыша рухнула. Послышались раздирающие душу крики.

Только к обеду следующего дня пожар удалось погасить. Односельчане с болью наблюдали за Оксаной, в свои неполные двадцать пять потерявшей мужа. Слухи о поджоге поползли по деревне.

Через полгода Андрей Тимофеевич сделал предложение жене погибшего компаньона. Осуждать Оксану не решился никто. От весёлой, жизнерадостной девчонки не осталось и следа. Напуганная, сломленная, с малолетним сыном, она как утопающий искала спасения. Но, не сумев свыкнуться с холодным пренебрежением нового мужа, девушка затосковала. Вскоре Оксаны не стало. Андрей вздохнул с облегчением, только избавиться от её мальчонки он побаивался. Односельчане не простили бы ему этого. А потом мужчина из столицы привёз шестилетнюю дочь. Откуда этот ребёнок – для всех было загадкой.

Ненависть к пасынку у Андрея росла с каждым годом. Мальчик не угрожал, не грубил, но что-то в его взгляде заставляло стынуть кровь. Вспоминать ту злополучную ночь.

К дочке отец был равнодушен:

– Привыкай, здесь нянек нет!

– Мой маленький ёжик, – так часто называл Толик Веру.

Большие, тёмные глаза испуганно смотрели на мир. Девочка пыталась сбежать, спрятаться в самый дальний угол. Толику потребовалось всё терпение и нежность, что бы кроха оттаяла. Если бы не Вера, он бы уже давно ушел от отчима.

Глава 2

Причастность Андрея Тимофеевича к тому страшному пожару так и осталась всего лишь слухом. Но то, что судьба приготовила ему самому, даже у заядлых недоброжелателей вызывало сочувствие. Пусть они продолжали говорить, что это заслуженная кара, всё же в душе жалели мужика.

Перед началом сбора пшеницы закупили тройку новеньких комбайнов. Как полагается, «лошадок» искупали шампанским, выпили, чтобы техника долго и надёжно прослужила. А потом Андрей Тимофеевич весело попросил прокатить его кружочек на чудо-машине. Просьбу с восторгом подхватили. Когда комбайн вернулся, раздались аплодисменты. Впервые рабочие видели на лице хозяина довольную улыбку. Но то ли его укачало от езды, то ли неудачно поставил ногу, но он оступился, рухнув на железную перекладину.

Новая трагедия закрепила за Бережками недобрую славу. Второго владельца постигло несчастье. При падении Андрей Тимофеевич повредил позвоночник. Как он не противился, всё же вынужден был передать управление пасынку. Мысль, что хозяином стал сын его давнего соперника, сводила с ума. А спокойствие, с которым парень сносил оскорбления, казалось издёвкой над его беспомощностью.

Когда исчезла довольно крупная сумма, и ему предъявили обвинение в мошенничестве, Толик был уверен, что это недоразумение, ошибка. Позже он узнал, что Андрей Тимофеевич всё тщательно спланировал, подговорив главного бухгалтера. И всё же, парень до последнего надеялся, что отчим не позволит ему оказаться за решёткой.

* * *

Вера присела рядом с Толиком, положив голову на его плечо.

– Ему нужна твоя помощь.

– Помощь? – горько переспросил парень. – Нет уж. Дальше пусть обходится без меня. Я не останусь в этом доме.

– Толя, я мало понимаю в бизнесе, но мы полностью обанкротились. Денег нет даже на лекарства.

– Об этом Андрей Тимофеевич должен спрашивать у своего бухгалтера. Он довольно сообразительный.

* * *

Утренний свет заливал комнату. В свежем, чуть прохладном воздухе витал пряный аромат цветов, зелени и моря.

Лежавший на кровати парень не открывал глаз, вслушиваясь в щебет птиц за окном. Тёплые лучи солнца призывали проснуться. Весеннее, прохладное утро. Влад попытался вспомнить, каким вчера был день. Жарким, дождливым? Но всё сливалось. Обрывки фраз, нечёткие контуры и глубокая, пустая темнота. Сколько же он здесь? Недели, месяцы?

Влад приподнялся, в голове кружилось. Покачиваясь, он подошёл к окну. Далёкие горы манили, звали к себе.

В комнату без стука вошёл мужчина, он слегка растерялся, но, быстро взяв себя в руки, улыбнулся:

– Доброе утро. Вы уже проснулись? Это очень хорошо.

Влад усмехнулся.

– Серьёзно? Вы всего лишь не рассчитали снотворное.

Парень повернулся к вошедшему:

– Василий Алексеевич, я возвращаюсь домой. Это не обсуждается.

* * *

– Даже если ты уедешь, – тихо проговорила Вера, – знай, твой дом здесь.

Толик слегка сжал её руку.

Послышались крики пастуха. Дедок помахивал длинной, тонкой палкой.

– Куда пошла? Куда, окаянная? – время от времени кричал он.

Но здесь старик замер, не обращая внимания на своих подопечных.

– Толька, ты? Или мне жара затылок напекла?

Парень весело засмеялся, быстро поднявшись.

– Я, дед Вань, я!

– Вернулся всё-таки! Ну наконец-то! А я подумал, мерещится!

– Оно и не удивительно, – улыбнулся Толик. – Наверное, с самого утра пол-литра приговорили?

– Да ты что, Толя? Что такое говоришь? Ну рюмочку за едой, и то одну!

– Эх, дед Вань, знаю я вашу рюмочку. Помните, как три дня стадо искали?

Дедок обиженно засопел:

– Нашёл о чём вспомнить! Я обрадовался, а ты… Нет, чтобы самому угостить! А он ещё упрекает! Мы так тебя ждали.

– Ну за этим дело не станет, – засмеялся Толик. – Всех пригласим! Главное, Андрея Тимофеевича не забыть!

– Ты что?! – испуганно заморгал старик. – Водка в рот не пойдёт!

– Да шучу я, шучу! Мерзость мы для него.

– А он нам и не нужен, – нахмурился дед. – Дай хоть на тебя насмотреться.

– На меня-то вы смотрите, а куда стадо пошло, не видите!

– Ох, окаянные! – вспомнил про живность пастух.

Дедок побежал, а Толик, облокотившись о калитку, смотрел ему вслед. Как долго он не был дома!

* * *

– Почему вы допустили это? – процедил Леонид Владимирович.

Собеседник вздохнул:

– У Влада сейчас тяжёлый период. Этот срыв вполне объясним.

– Я к внуку, – резко бросил мужчина.

Леониду Аронову шёл уже седьмой десяток, но столько ему никто бы не дал. Спортивное телосложение, волевое лицо. Седина только изредка пробивалась в густых, тёмных волосах.

Зная упрямый характер парня, мужчина готовился к жёстким баталиям.

– Влад, – войдя, негромко позвал он.

Внук спал. Его неровное дыхание было сдавленным. Под глазами залегли тёмные круги.

Леонид Владимирович устало опустился в кресло.

– Что же ты наделал? – прошептал он. – Если бы это видела та глупая старуха. Почему она и меня не прихватила с собой.

Глава 3

Когда-то давно, только окончив финансовую академию, Леонид Владимирович даже мечтать не мог о такой головокружительной карьере. Хотя уже тогда его амбиции были выше, чем у остальных ребят. Родился он в семье известного пианиста. Но звездный путь отца не прельщал парня. Его целеустремленная натура искала свою тропку. Как мозаику он её собирал. Картинка к картинке, пазл к пазлу. Взбираясь всё выше и выше. И уже его собственные успехи затмили когда-то громкую славу знаменитого родителя. Став одним из влиятельнейших учредителей банковской сети, Леонид Владимирович заставил фамилию Ароновых зазвучать с неслыханной силой.

Мужчина рано овдовел, но создать новую семью не пытался. У него рос сын, который во всём оправдал его надежды. Николай уважал своего строгого родителя, не замечая, что принципы диктатуры распространяются и на него. Отец сам выбрал сыну жену, и тот об этом ни разу не пожалел. Покладистый характер Ольги помогал преодолевать все трудности, возникавшие в первые годы. Со временем Николай её искренне полюбил. Единственное, что омрачало их семейную идиллию, это отсутствие детей. Проходили годы напрасного ожидания. В глазах женщины всё отчётливее виднелась печаль. Даже в прессе стали появляться заметки о грустной красавице, у которой всё есть, кроме счастья материнства. Но и эту проблему, как всегда, решил Леонид Владимирович. Однажды он приехал, держа маленький свёрточек. Подозвав сына и Ольгу, мужчина сказал:

– Этому малышу нет ещё и недели. С этой минуты вы его родители. Лучшие в мире! Он должен ни разу не усомниться в ваших чувствах.

Для Ольги слова тестя были излишними. Она дрожащими руками взяла конвертик. Когда же, отбросив край одеяльца, увидела спящее личико, глаза наполнились слезами. Если бы муж её не подхватил, она бы упала от переполнявших душу чувств. Николай также с трепетом отнёсся к младенцу.

Но всё это было не сравнимо с чувствами самого деда. Каждую свободную минуту он проводил с малышом. Они вместе катались на качелях, играли в догонялки, строили замки, побеждали грозных злодеев. Для Леонида Владимировича не было большей награды, когда устав от игр, внук обнимал его, по-детски бесхитростно заявляя:

– Дед, ты самый лучший!

Не удивительно, что при всеобщем обожании мальчик рос своевольным. Но при этом отзывчивым и любопытным. Но в отличие от отца, Влад был равнодушен к их семейному бизнесу. И хотя Николая это расстраивало, он надеялся, что со временем мнение сына изменится.

Окончив школу, Влад, не спрашивая ни у кого совета, поступил в военно-воздушную академию, успешно сдав экзамены. А на совершеннолетие дед подарил внуку блестящий на солнце вертолёт. И хотя парень ещё мог летать только с пилотом, лучшего подарка придумать было не возможно.

* * *

– Ну что, – подмигнул Сергей. – Продолжим состязание?

Друг снисходительно улыбнулся:

– А что, есть достойная кандидатура?

– Ха! Девчонки, как море, неиссякаемые! Обрати внимание на ту крошку.

Влад посмотрел в указанном направлении.

– У неё лицо модельной пустышки, – равнодушно проговорил он.

– Не скажи! Не так-то малышка и заурядна. Её семья только вернулась из Лондона. Соскучились по родине предков. Играем или сразу сдаёшься?

Влад засмеялся:

– А такое когда-то бывало? Хорошо, я принимаю пари!

Парень знал себе цену. Спортивное телосложение, большие тёмные глаза и обаятельная улыбка действовали безотказно. Журналисты часто оповещали о новых увлечениях Аронова-младшего. Но Влад неизменно на все назойливые вопросы весело отвечал:

– Единственное моё увлечение – это небо! Оно ревнивое, и не согласно делить сердце ни с кем.

* * *

Первые летние сумерки ложились на землю. Звезды блекло пробивались сквозь тучи.

Домой Влад возвращался в приподнятом настроении. На обочине он заметил женщину, пристально всматривающуюся в его машину. Парень не придал этому значения, но когда подъехал ближе, незнакомка вдруг бросилась под колёса. Влад ударил по тормозам, в попытке предотвратить столкновение. Выскочив, он подбежал к лежавшей женщине.

– Вы меня слышите? Я сейчас вызову скорую.

По морщинистому, бледному лицу покатилась слеза.

– Не надо, мой хороший. Не вини себя ни в чём. Я счастлива, наконец-то, счастлива. Я увидела тебя.

Влад почувствовал, как кто-то крепко сжал его плечо:

– Это всего лишь несчастный случай, – жёстко отчеканил дед.

Глава 4

Парень, словно в тумане, отвечал на бесконечные вопросы. Он даже не пытался что-то объяснить. Какая разница? Главного не изменишь. Перед глазами стояло лицо старушки. Каждая её морщинка. Монотонный голос следователя раздражал.

За окном уже светало. Дав подписать кое-какие бумаги, Влада отпустили. Внук Аронова не мог быть причастен к скандальной истории.

Николай ждал сына в машине. Он сразу заметил его холодный, блестящий взгляд. Когда они подъехали к дому, отец негромко проговорил:

– Не бери в голову. Пройдёт несколько дней, и ты всё забудешь.

– Наверное, – усмехнулся парень. – Подумаешь, сбил старуху. Велика беда!

– Я не это имел в виду.

– Со мной всё в порядке, – резко бросил сын.

* * *

В комнате стоял полумрак. Леонид Владимирович сидел в кресле. На его лице залегла усталость.

Влад без стука открыл дверь:

– Можно?

Мужчина нехотя повернулся, с трудом отрываясь от воспоминаний. Он безошибочно определил состояние внука, но лишь слабо улыбнулся:

– Влад, тебе не пять лет. Ты отлично знаешь, на дорогах иногда случаются аварии, порой похуже этой. Здесь же ты ни в чём не виноват.

– Согласен. Но я не каждый день становлюсь причиной смерти. Кто она?

Взгляд мужчины стал жёстким:

– Вопрос к следователю. Уверен, он уже имеет информацию.

– Дед, ты знал её! Стоило тогда только посмотреть на тебя, чтобы это понять.

– Обычная, сумасшедшая старуха. Остальное тебя не касается!

– Даже так? – едко усмехнулся парень. – Что ж, пусть будет по-твоему! Я всё равно узнаю правду! Это не истерика. Несчастный случай я бы смог принять. Но передо мной проезжали машины. А она ждала именно меня и даже пыталась попросить прощение за свой поступок… Что должен чувствовать человек, чтобы решиться на такое?!

Мужчина устало прикрыл глаза:

– Ты ещё слишком молод. Жизнь не такая радужная, как тебе кажется. Хочешь знать правду? Я расскажу. Но ты должен помнить, ты Аронов! Эта фамилия всегда была безупречной. И наша обязанность сохранить её такой. Когда ты решил стать пилотом, я поддержал тебя. Так же и твой прадед позволил мне сделать свой выбор. Только с условием, что я никогда не брошу тень на репутацию семьи. Я изо всех сил пытался сдержать слово… Но тогда я был чуть младше тебя. Совсем зелёный мальчишка.

Глава 5

В голосе мужчины слышалась усталость:

– Она отличалась от всех девчонок. С ней было уютно и спокойно. Хотелось защитить от всего мира. Мы строили планы, мечтали о счастливой семье. Я даже не задумывался, какая между нами пропасть. Женя была сиротой. С детства не знавшая ласки и тепла, она всю нежность направила на меня. А потом девочка сообщила, что ждёт ребёнка. Это было подобно холодному душу, я, наконец, увидел реальное положение вещей. Но предложить ей сделать аборт у меня не хватило духу… Тогда я только начинал карьеру. Приглашение друга семьи, в его компанию, было удачей. Но он многозначительно дал понять, что хотел бы видеть меня в роли мужа своей дочери. Упустить такой шанс я не мог. Любовь легко заменяется взаимоуважением. Жене я не стал ничего говорить, опасаясь за здоровье ребёнка, он должен был появиться со дня на день. Но однажды приехав, я обнаружил пустую квартиру. На столе лежала газета. Там улыбалась моя фотография, а ниже сообщалось о предстоящей свадьбе. Все попытки отыскать девчонку оказались безрезультатными… Я женился на Свете, у нас родился сын. Юношеская любовь выветрилась из головы. Я даже был рад, что всё так благополучно завершилось. После смерти Светы у меня и в мыслях не было кем-то её заменить. Но через много лет я получил письмо.

Леонид Владимирович замолчал, казалось, он пытался что-то побороть в себе. Влад терпеливо ждал.

– Женя просила, нет, умоляла о встрече, – глухо продолжил дед. – Та, давняя история могла бросить тень на репутацию Ароновых. Чтобы раз и навсегда расставить точки, я согласился увидеться. Судьба преподнесла Жене хороший урок. Она хотела наказать меня, но получилось иначе. За свою гордость ей пришлось жестоко поплатиться. Разве она могла одна воспитать ребёнка? Девочка выросла своевольной. В свои неполные восемнадцать уже вела веселую, разгульную жизнь. Женя, рыдая, умоляла спасти дочь. Только, что я мог сделать с испорченной девицей?

Мужчина брезгливо передёрнул плечом.

– И всё же я встретился с этим подобием человека. Её макияж напоминал индейца перед боем. Увидев меня, она громко завопила: «Папочка явился замаливать грешки молодости!» А потом, не дав мне произнести и слово, зло зашептала: «Не нравится дочь? Неправильный образ веду? А я не хочу, не хочу, как мать всю жизнь оплакивать одного козла! Знаешь, я ведь могу тебя даже шантажировать! И ты как миленький заплатишь люблю сумму, чтобы скрыть гнилую натуру. Только мне твои грязные деньги не нужны, так что выдохни спокойно!» Демонстративно развернувшись, она быстро удалилась.

– И ты её больше не видел?

Дед внимательно посмотрел на внука.

– Пришлось! В последний раз… Николай уже был женат. Но Оля не могла иметь детей. Лучшие клиники были бессильны…

– Это ложь! – отчеканил Влад.

Леонид Владимирович вздохнул.

– Ты мой внук! Остальное неважно. Ты Аронов, в тебе течёт моя кровь.

– Значит… Та девушка и есть моя мать? – голос не слушался. – Неужели ты позволил ей и дальше вести такое жалкое существование?

– Твоя мать Ольга! – холодно выдохнул мужчина. – Жизнь девчонки давно катилась вниз. И доставать оттуда я её не собирался.

– Что с ней сейчас?

Леонид Владимирович помедлил с ответом.

– Всё получилось как нельзя лучше. Даже Женя понимала, что это единственный выход. Девчонка давно сидела на наркоте. Я предложил забрать её ребёнка в обмен на то, что никогда больше о ней не услышу.

– И… она сдержала слово? Ни разу не интересовалась мной?

– Сразу после выхода из роддома её нашли мёртвой, обычная передозировка. Так закончилась её непутёвая жизнь.

– Получается… Получается, я сбил собственную бабку?

– Она сама так решила. Это был её осознанный выбор!

– Дед, ты хотя бы раз задумывался, что та девочка была твоей дочерью?

– Она не имела ничего общего со мной!

– Интересно, а если бы её воспитал ты? – усмехнулся парень. – Если и я не оправдаю твоих ожиданий, ты также от меня откажешься?

– Ты мой внук! И я горжусь этим.

– Возможно. Но я не собираюсь доказывать, что достоин тебя. И быть лучше чем есть!

Влад поднялся и молча вышел. Леонид Владимирович тяжело выдохнул. Он понимал, парню нужно время, принять услышанное.

Глава 6

– С возвращением! – мужчины по очереди крепко пожали руку Толика. – Мы сейчас прямо с поля. Ездили смотреть на всходы озимой пшеницы. Хорошие снега были, так что зеленеет красавица. Теперь у нас дела точно пойдут на лад. С тобой нам ничего не страшно.

– Со мной? Нет, я решил уехать в город.

– Понимаю, – вздохнул собеседник. – Обижен ты сильно. Не смогли отстоять.

– Дело не в обиде. Я просто устал.

– Толя, не хочу на тебя давить, выслушай, а потом решишь сам. Тот продажный лис, бухгалтер, оказался изрядным жуликом. Когда тебя не стало, контролировать его было некому. Андрей Тимофеевич понял свою ошибку, да поделать уже ничего не мог. Этот ловкач начал продавать земли и технику, а деньги себе на счета сбрасывать. Мы с ребятами подумали, все равно эта крыса всё продаст. У каждого были свои сбережения, сбросившись, мы прикупили немного земли. Маловато, конечно, но первый урожай собрали, да и озимую засеяли.

– Мне нечем вам помочь. Я, действительно, не брал тех денег.

Мужчина улыбнулся:

– В этом никто не сомневается. Пойдёт прибыль, ещё прикупим. Нам толковый человек нужен. Мы ведь привыкли работать, а бумаги, договора, кредиты для нас – тёмный лес.

– Мне нужно передохнуть, – покачал головой Толик. – Подумать.

– Правильно. Отдохни немного. Но знай, твой дом здесь. И никуда сбегать ты не должен!

* * *

Николай с тревогой наблюдал за Владом. Его всегда целеустремлённый сын сейчас или весь день без дела лежал на кровати, или пропадал неизвестно где.

Пьяный угар и дым застилали глаза. Оказавшись с новой компанией в участке, Влад с трудом отличал явь от дурмана. Следователь не сразу поверил, услышав фамилию парня. Аронов и отбросы общества, раскуривающие травку! Курсант военно-воздушной академии, и мразь непохожая на людей!

Немедленно прибывший дед бросил на внука быстрый взгляд, но не сказал ни слова. В глазах Влада читался вызовов. Мужчина понимал причину такого поведения, потому воздержался от нравоучений. Для Николая же новость была подобна грому.

– Влад, я бы поверил, что рухнуло полмира, но никак не в то, что ты способен на такое!

– Больше это никогда не повторится, – глухо проговорил парень.

– Не повторится?! Ты хоть понимаешь низость своего поступка? Представь, что напишут в газетах! Ты единственный наследник Ароновых!

Влад осознавал правоту отца, и всё же слова неприятно задели, он колко усмехнулся:

– Тебя беспокоит только репутация семьи?

– Хватит! Не нужно делать трагедии из пустяка. Пора забыть тот несчастный случай.

– Я не умею забывать, любить, ненавидеть по указу! Мне очень далеко до вас с дедом!

– Прежде чем осуждать деда, – парировал Николай, – научись, чтобы твоё поведение было таким же безупречным. Мне не должно быть стыдно, что ты мой сын.

Парень побледнел:

– Почему же ты недоговорил? – хрипло спросил он. – Каковым на самом деле не являюсь?

– Что за глупости? Я не это имел в виду!

Влад не стал слушать, поднявшись:

– Извини, что столько лет позволял себе называть тебя отцом. Мне жаль, что не смог оправдать ваших надежд.

* * *

Влад снял номер в отеле. Единственной его отрадой стал вертолёт. Только штурвал помогал забыться, голубая гладь неба успокаивала.

Парень не сразу заметил, что вертолёт начал резко приближаться к земле. Резкая вспышка озарила сознание, а потом уступила место непроглядной тьме.

Глава 7


Вера ходила по комнате, сжав ладони. На её лице читалась тревога и нетерпение.

– Вер! – наконец, не выдержал Толик. – Перестань, пожалуйста. Это лучший доктор.

– Что ты говоришь? Я вообще не понимаю, как ты можешь сейчас быть таким спокойным?!

– Потому что уверен, нас ждут хорошие новости.

Дверь отворилась, и из спальни вышел молодой мужчина. Он мало чем напоминал представителя своей профессии. По внешнему виду его можно было принять скорее за модного денди.

– Ну что? Папа сможет ходить? – выдохнула девушка.

Доктор засмеялся:

– А может сразу бегать? Это очень длинный процесс, будет большим прогрессом, если он начнёт хотя бы шевелить пальцами.

– Но надежда есть? Вы возьметесь за лечение?

– Да, при условии, что Андрей Тимофеевич будет проходить лечение в моей клинике.

– Это невозможно, – вырвалось у Веры. – Папа никогда не согласится.

Толик успокаивающе положил руку на плечо девушки.

– В ближайшее время мы обязательно приедем.

* * *

Влад зажмурился от резкой боли, пронзающей всё тело. Хотелось снова уйти в спасательное забытьё, но доносившиеся всхлипы сжимали сердце.

– Слава небесам! – сквозь слёзы шептала мать.

Николай, непривычно бледный, стоял рядом.

– Ма, прости, – чуть слышно проговорил Влад, малейшее движение причиняло нестерпимую боль. – Я вас очень… очень сильно люблю.

– Глупенький, ты для нас и есть жизнь.

После аварии парень больше месяца не мог подниматься. Многочисленные переломы медленно срастались. Но он видел тревогу родителей, а дед вообще ни на минуту не отлучался.

– Не волнуйся, – смеялся внук, – никуда я больше не сбегу. В гипсе не выйдет.

На душе от такой заботы было тепло. Он не имел права подвести близких, потому терпеливо выполнял все предписания. Молодой, здоровый организм взял своё, и парень пошёл на поправку. Жизнь в семье Ароновых снова возвратилась в привычное русло. Только в глазах родителей всё ещё стоял недавно пережитый страх.

* * *

Тёплый сентябрь разукрасил листья в золотую краску. Влад хотел побыстрее встретиться с друзьями, влиться в студенческий ритм.

Раздавшаяся мелодия будильника вызвала улыбку. Приняв душ и сделав зарядку, парень готов был спуститься к завтраку. Но, только он взялся за ручку двери, как резкая боль сдавила грудную клетку, не давая вздохнуть. Влад не придал тогда этому значения. Боль так же быстро, бесследно исчезла.

Глава 8

– Папа, так нельзя, поешь хоть немного!

– Или ты уберёшь тарелки, или я сброшу всё на пол! – зло, в ответ на просьбу дочки, процедил отец.

– Бунт продолжается? – осторожно открыв дверь, спросил Толик. Девушка сокрушённо покачала головой.

– Андрей Тимофеевич, вы делаете хуже только самому себе. Вера, оставь нас. Обещаю не нервировать твоего пациента.

– Будешь изображать заботу, лисья твоя душонка? Прежде чем умереть, я всю технику пущу на металлолом, чтобы тебе ничего не досталось.

Парень едва заметно усмехнулся.

– Охотно верю. Ещё не насладились местью? Вы же уничтожили своего конкурента. Уничтожили его семью. Почему не успокоитесь? Что вас так терзает?

– Да! Да! – приподнимаясь, прошипел мужчина. – Я ненавидел твоего отца! Он был червь, возомнивший из себя короля! Скажи прямо! Меня считаешь виновным в том поджоге?

Толик посмотрел в блестящие глаза собеседника.

– Я этого никогда не скрывал! Также, я считаю вас виновным в смерти матери.

– Тогда что ты задумал? Зачем затеял эту комедию. Привёз доктора, настаиваешь на лечении? Решил потешиться? Поиграть роль доброго самаритянина?

Парень ответил не сразу. Он долго молчал, опустив голову.

– Там… – каждое слово давалось с большим трудом. – Все три года, проведённые за решёткой, я мечтал, что больше никогда не вернусь в Бережки. И никогда… никогда не увижу вас. Забуду о вашем существовании. Я даже дал себе клятву. Но… у меня не было другой семьи. Отца своего я не помню, мать – расплывчатый силуэт. Вы с Верой единственные близкие мне люди. Когда вы выздоровеете, я навсегда забуду сюда дорогу. Я не вам делаю услугу, это нужно мне.

Андрей Тимофеевич усмехнулся:

– И чем же ты собираешься оплачивать лечение? Хочешь продать мои земли?

Толик тяжело выдохнул.

– Не нужны они мне. Я сам всё оплачу.

– Слышал-слышал! – ухмыльнулся мужчина. – Решил доказать, что лучше меня сможешь вести хозяйство? И что, большая прибыль?

– Прибыли ещё нет, но уверен, если попрошу заём, ребята не откажут.

– Ну-ну! Ты ещё расскажи, для кого деньги одалживаешь!

Андрей Тимофеевич резко замолчал, в упор смотря на пасынка:

– Три года тюрьмы, неужели смог простить?

Парень горько улыбнулся.

– Я просто хочу поставить на прошлом точку.

– И тот пожар, ты его тоже хочешь забыть?

Толик прикрыл глаза.

– Что там на самом деле произошло, известно только вам. Если, в действительности, вы как-то причастны к тому случаю, то мне остаётся только посочувствовать вам. Жить с таким грузом… ни один ад не сравним с этим.

Лицо мужчины напоминало восковое изваяние, неподвижное и жёлтое. Он пытался что-то сказать, но голос отказывался слушаться.

* * *

– Ого, Аронов! – входя в ресторан, воскликнул Сергей. Влад досадливо поморщился, но всё же повернулся на голос друга.

– Можно присоединиться или ты кого-то ждёшь?

– Нет, просто решил поужинать. Наедине.

– Намёк понял. Я ненадолго. Где ты запропастился? Уже больше двух недель на занятия не показываешься.

– Были дела поважнее.

– Да ладно! – отмахнулся Сергей. – И что же это? Землетрясение, извержение вулкана? Всем известно, что Аронов помешан на самолётах.

– Прекращай нести вздор, – сухо выдохнул Влад. – Мне пора. Пока.

На улице стояла морозная ночь. Высокие звезды ярко освещали небо. Парень сел в машину, завел мотор. Но далеко отъехать не смог. Свернув на обочину, он дрожащими пальцами достал сигарету, жадно сделал несколько затяжек. Резкая, подобная вспышкам молнии боль затмила всё.

Блеклые звёзды растаяли в утреннем свете. Влад попробовал пошевелиться, от слабости не слушался ни один мускул. Губы потрескались. Перед глазами кружилась разноцветная карусель. Рука непроизвольно скользнула к пачке сигарет, но парень отдёрнул её. Кажется, ещё вчера он давал себе слово не прикасаться к ним? А сегодня должен поехать на занятия? Влад посмотрел в зеркало. Хороший вид для курсанта. Бледное, без единой кровинки лицо, большие, расширенные зрачки, и красные от жара губы. Сергей прав, долго так продолжаться не сможет. Он обязан посещать занятия, иначе начнутся расспросы. Только в таком состоянии ехать чистое безумие. Да и сил не было, глаза слипались, хотелось спать.

Снег блестел в утренних лучах солнца. Первый снег в этом году. Влад пытался отвлечься, но горькая оскома сжимала сердце. С каждым разом становилось тяжелее находить причины своего отсутствия. Было несносно обманывать родителей. Парень резким движением достал сигарету, прикурив. Он отлично понимал, все его обещания, все клятвы не стоят и гроша. Это самообман.

Глава 9

С того времени, когда Влад впервые ощутил боль в груди, не было и дня, чтобы приступ не повторялся. С каждым разом вспышки становились всё сильнее. Обезболивающие не приносили ни малейшего облегчения. Но память живо хранила несколько месяцев, проведённых в больнице после аварии. Никакие доводы не убеждали вновь решиться испытать подобное. Да и в глазах матери до сих пор читался затаённый страх. Ужас тех дней ещё долго не исчезнет бесследно. Парень сильно любил родителей, чтобы снова превращать их жизнь в кошмар. Вот только усиливающуюся боль выдерживать было невозможно. Даже посещения занятий стало пыткой. Лишь дурман сигарет на время помогал забыться.

Подъехав к дому, Влад ещё раз посмотрел в зеркало. На щеках появился румянец, глаза казались не такими сонными. Чёрных кругов, нездорового блеска расширенных зрачков и красных от жара губ замечать не хотелось. Он собственным ключом открыл дверь, стараясь не шуметь, но это было напрасным. Ольга и Николай ждали сына в холле. По щекам матери катились слёзы. Леонид Владимирович вышел из комнаты.

– За кого ты мстишь? За свою бабку? – выделяя каждое слово, проговорил мужчина. – Огромное счастье, что она не дожила до этого дня. С неё хватило дочки. Такого же внука она бы не вынесла.

Влад побледнел:

– Ты считаешь… – хрипло начал он, но под ледяным взглядом деда замолчал.

– Научись отвечать за свои поступки. Не нужно перекладывать вину на других.

Парень усмехнулся.

– Я не буду оправдываться. Что же вы хотели? Гены! Стоило об этом подумать прежде, чем подбирать какого-то незаконнорождёнца. Не волнуйтесь, я избавлю вас от позора, больше обо мне вы не услышите.

– Это всё, что ты можешь сказать? – резко бросил дед. – Тебя здесь никто не держит. Только со своими проблемами разбирайся сам.

* * *

Влад с трудом открыл глаза. Голова раскалывалась от монотонной боли. Такие пробуждениям стали привычными. Тело отказывалось слушаться, хотелось снова погрузиться в спасительную негу, но заснуть что-то мешало. Звонок настойчиво заливался трелью. Влад поморщился, наверное, это и разбудило его. Только визитёров сейчас не хватало.

– А ты что здесь делаешь?– удивлённо спросил парень, увидев гостя. – Впрочем, проходи. Надеюсь, ты разбудил меня в такую рань не ради визита вежливости? Да не стой, присаживайся.

Хотя с Витькой они и были однокурсниками, но за всё время учебы, наверное, перекинулись всего парой слов.

– Как там наши?

– В порядке, – односложно ответил посетитель.

Не удержавшись, Влад всё же спросил:

– Меня… уже отчислили?

Витька искренне удивился:

– Отчислили? Почему? Твой отец приезжал, объяснил, что после аварии у тебя осложнения. Ты, действительно, неважно выглядишь.

Холодный взгляд парня обжёг собеседника.

– Что такое похмелье, знаешь? Вечер накануне выдался весёлым. Так что я с удовольствием продолжу прерванный тобой сон. Витька, давай уже, что тебе нужно?

– Займи мне денег. Я верну.

Влад усмехнулся, он привык к таким просьбам.

– Сколько?

Гость сжал пальцы:

– Тысяч пятьдесят… долларов.

– Ого! Не малые у тебя запросы.

Витька опустил голову.

– Мне больше не к кому обратиться.

– Зачем тебе такая сумма?

В комнате повисла тишина. Казалось, парень никак не мог на что-то решиться, но потом всё же прошептал:

– Я должен хотя бы попробовать, спасти сестру! Они нашли их, и обязательно убьют.

Влад откинулся на спинку кресла.

– Вить, у меня не то настроение, чтобы разгадывать шарады. Говори яснее.

Гость покачал головой.

– Ладно, забудь. Она не согласится принять от меня помощь. Она его безумно любит.

Влад уловил в голосе собеседника отчаяние.

– И всё-таки, ты надеялся на что-то.

Виктор глубоко вдохнул:

– Не знаю. Кирилл её скрывает, как сокровище за семью замками. Я даже не могу приблизиться к сестре.

– Кто этот Кирилл?

Гость усмехнулся:

– Наш сводный брат. Хочу ли я его смерти? Нет! Я устал от вражды. Но мои братья не остановятся, да и он тоже.

– Так, может, тебе не вмешиваться? Позволить им самим решить конфликт?

– Да, но Лиза… Я хотел, попытаться убедить её уехать. Мы бы скрылись от всех.

– И ты, думаешь, она согласится его бросить? Твоя сестра сделала выбор. Что касается Кирилла, я предупрежу его.

– Ты не понимаешь, если ты только заговоришь обо мне…

Глава 10

– Вер, – грустно улыбнулся Толик. – На тебе лица нет. Здесь столько медсестёр, нянечек…

– Папа никого к себе не подпускает. Но разве это важно?! Мы обязаны сделать всё, чтобы он не пожалел о своём решении. Мне до сих пор не верится, что он согласился.

Аллейки больничного парка были аккуратно расчищены. Просторный двор превратился в сказочный дом Деда Мороза. Всюду горели разноцветные огоньки.

– Расскажи, как в Бережках. Я безумно соскучилась!

Парень обнял девушку.

– Там такой же мороз.

* * *

Пытаясь отогнать туман, Влад приподнялся, взглянув на часы. Он совсем забыл о встрече.

* * *

В полутёмном зале посетителей почти не было. Увидев парня, Кирилл усмехнулся.

– И зачем я понадобился Аронову?

Влад внимательно посмотрел на собеседника. Ему было лет тридцать, может, немного больше. Спокойное, волевое лицо, вдумчивые, серые глаза.

– Витька беспокоится о своей сестре. Ей угрожает опасность.

– Почему тогда сам не пришёл? – сухо спросил Кирилл.

– Он, действительно, желает помочь.

Мужчина усмехнулся.

– Какое отношение к этой истории имеешь ты?

Влад пожал плечами.

– Ровным счетом никакого.

– Передай своему смелому приятелю, чтобы он покинул город. О Лизе я позабочусь сам.

– Ты вправе рисковать, но не подвергай опасности других. Я помогу им скрыться.

Кирилл улыбнулся:

– Деньги не всесильны. Пока жив, я в состоянии защитить свою семью.

– А если тебя не станет?

Серые глаза изучающе смотрели на парня.

– Это принесёт долгожданное спокойствие и Лизе, и мне… Знаешь, я хотел бы предложить тебе работу.

Влад засмеялся:

– Шутишь? Зачем мне это?

– Затем же, – медленно проговорил мужчина. – Зачем ты приехал сюда.

По дерзко вспыхнувшим глазам собеседника, Кирилл понял, что не ошибся.

– И в чём же заключается работа?

– Я свяжусь с тобой.

* * *

Солнце ласково пригревало землю. Толик, задумавшись, шёл по улице. Сколько продлится лечение отчима, и принесёт ли оно результат, доктор даже не пытался прогнозировать. Парень смотрел на заснеженные заборы, на унылые, серые крыши домов, что-то тёплое согревало сердце.

– Эх молодёжь-молодёжь, – послышался скрипучий голос. – Старуха тянет сумки, а ему нипочём!

– Здравствуйте, Людмила Сергеевна, – улыбнулся Толик. – Давайте помогу.

– Иди уже. Ещё подорвёшься.

– Ну, силы у меня больше, чем у вас.

– У тебя? – скривилась бабка. – Малец ещё, подрасти! Убери руки! Сама донесу, не цепляйся! Ты лучше ответь, когда свадьба? Вся деревня ждёт.

– Свадьба? – растерялся Толик. – Какая свадьба? У меня и невесты нет.

Соседка всплеснула руками:

– Вы посмотрите на него! Невесты у него нет! А Верка? Чем не невеста?

– Вера мне сестра, – твёрдо ответил парень. – И я никому не позволю…

– Ох-хо-хо! Напугал. Не позволит он! У тебя на лице написано: сохнешь по Верке! Уведут девку, локти кусать будешь. Она ж как ягодка! Немного диковата, так оттого ещё краше. Чего остановился? Задумался? Вот-вот, думай пока не поздно.

– Не о чём здесь думать, – тихо возразил Толик. – Вера сама решит, кого любить.

– Эх, такую девку упустишь!

За бабкой закрылась дверь, а парень продолжал стоять, не замечая, что уже почти весь белый от снега.

Глава 12

Влад приоткрыл глаза, пытаясь понять, где находится. Высокий потолок и запах медикаментов напоминали больницу. Но как ни старался что-то вспомнить, всё сливалось. Боли он не ощущал, только жуткую усталость.

– Не волнуйтесь, это пройдёт, – присаживаясь рядом, улыбнулся доктор. – Вы меня слышите?

– Что случилось? – хрипло выдавил парень. – Я ничего не помню.

Доктор оценивающе посмотрел на пациента:

– Позже мы обязательно обо всём поговорим, но сейчас вы очень слабы, постарайтесь поспать.

– Я садился в машину, – упрямо проговорил Влад. – Дальше… какой-то туман.

– Водитель встречного автомобиля успел вовремя затормозить. Столкновения не произошло.

– Тогда почему я здесь?

Мужчина немного помедлил с ответом.

– Владислав, когда вас привезли, вы задыхались. Огромными усилиями нам удалось избавить ваши лёгкие от накопившейся жидкости.

– Что это значит? Что со мной?

– При падении, от сильного удара, в лёгких образовалась опухоль. Это не вердикт. В большинстве случаев болезнь поддаётся лечению.

– Не вздумайте беспокоить моих родителей. Я вполне здоров.

– И поэтому травите себя той дранью, в виде сигарет?

– Хватит, – резко бросил парень. – Разговор окончен.

– Мы не будем спорить, но пообещайте хорошенько подумать. Следующий раз может оказаться менее удачным.

* * *

– Я решил, что ты отказался от моего предложения, – подавая руку, проговорил Кирилл.

– И в чём же заключается работа?

Мужчина внимательно посмотрел в бледное лицо Влада.

– У тебя всё в порядке?

– Более чем!

Кирилл молчал, его серые глаза не отрывались от собеседника.

– Не против прокатиться со мной?

* * *

Машина мчалась по пустой дороге. Город уже давно остался позади.

Влад, удобно устроившись в кресле, сладко спал.

– Ночью были занятия поинтереснее? – улыбнулся Кирилл.

Влад нехотя открыл глаза.

– Что-то спать по ночам у меня не выходит.

– Достойная пассия?

– Обворожительная! И всё-таки, куда мы едем?

Кирилл усмехнулся:

– В место, где не бывает проблем.

– Ого! А такое существует?

– Увидишь.

За покрытой льдом рекой показался дом, очень похожий на замок. Белоснежный, с множеством башенок. Ворота в форме львиной головы поблёскивали золотом. По периметру забора виднелись маленькие часовни, даже фигурки военных, и те несли почётный караул.

Глава 13

В просторном холле было уютно и тепло.

– Лиза, у нас гости. Где вы?

По лестнице спустилась девушка. Её костюм удачно подчёркивал стройную фигуру. А длинные волосы оттеняли большие серые глаза. На руках Лиза держала малыша месяцев пяти.

– Добрый день, – мягко улыбнулась хозяйка. – Гости у нас редкость, так что мы им всегда рады.

Влад слегка прищурился:

– Ваш муж по-настоящему богат, если обладает таким сокровищем. Только этот липовый музей недостоин пребывания такой нимфы.

Кирилл обнял жену.

– Решил заставить меня ревновать?

– Всего лишь сделал вполне заслуженный комплимент. А это твой наследник? Можно?

Крохотная ручонка вцепилась в палец парня.

– Да ты драться хочешь? А если так?

Влад высоко поднял малыша. Звонкий смех колокольчиком залил комнату.

* * *

– И зачем ты меня сюда привёз? – входя в кабинет, спросил парень.

Кирилл пожал плечами, достав бутылку водки.

– А, может, мне не было с кем выпить? Присаживайся.

– У тебя чудесная жена, растёт мальчуган. Уезжай. Если нужно, я помогу.

Мужчина криво усмехнулся:

– Никогда не думал, что скажу это, но была бы возможность, я бы всё изменил. Хотя бы ради Лизы. Я исполняю малейшее её желание, малейшую прихоть. Только ей это не нужно… Когда отец женился второй раз, я был достаточно взрослым. Окончив университет, мечтал о карьере честного стража порядка. Хотелось почётных лавров отца и деда. Если бы я тогда знал, что это за лавры! Со старшими сыновьями мачехи отношения не сложились. Для них и я, и мой отец были пустым местом. Единственный ангел этой семьи – Лиза. Хватило взгляда, и я, потеряв голову, влюбился. Кажется, уже тогда в её глазах стояла печаль. Ей запретили и думать обо мне. Братья красноречиво дали понять, что считают новый брак матери позором. Мой отец занимал высокую должность в органах, имел весомый авторитет. Но со всех щелей хлынувшая грязной лавиной клевета навсегда очернила его имя. Я сам тонул в прорвавшейся информации, не смея ей верить. Отец, сломленный, оставил службу. Мне же пришлось, как можно быстрее, переехать в другой город. Лиза, мой светлый ангел, её поддержка, словно глоток свежего воздуха, помогала жить дальше. Забыть неизгладимое клеймо. Мы пытались начать всё с чистого листа, вычеркнуть из памяти свалившееся несчастье. Какая наивность! Не прошло и полгода, как, возвращаясь домой, я на огромной скорости врезался в фонарный столб. Тормозные колодки оказались повреждёнными. Вскоре ждало новое известие. Отец, приняв яд, покончил с собой. Обычное самоубийство. Только я уже не верил! Лопнула последняя струна, сдерживающая монстра, живущего во мне. Сжимая пальцы Лизы, я поклялся уничтожить её семью. Она тихо стояла рядом, только глаза… Что было в этой бездне?! Но тогда… тогда я был словно одержим. Положение сводных братьев являлось недосягаемо выше моего. Огромные деньги, связи делали их неуязвимыми. Через что мне пришлось пройти, в какие круги ада спуститься, чтобы приблизиться к ним… Но я готов был ждать, терпеливо ждать своего часа… И он настал… Я пулю за пулей всаживал в ненавистное тело старшего из братьев. Но вместо долгожданного облегчения, хотелось нажать на курок, чтобы заглушить вой собственного сердца… Влад, никакая месть не стоит этого!

– Я не мщу! – холодно возразил парень.

Кирилл усмехнулся:

– Ты хоть сам себе веришь? Подумай о близких.

– Я всего лишь пытаюсь соответствовать их мнению!

– Твоих родных это не утешит возле могилы.

Влад долго, неотрывно смотрел в голубое, безоблачное небо.

– Кирилл, – негромко, хрипловато проговорил он. – Никому неизвестно, кто и зачем заводит часы нашей жизни. Однажды они начинают свой бег, равномерно отсчитывая прожитые дни. Мы к чему-то стремимся, ставим цели. Так же неожиданно, часы останавливаются, повлиять на них невозможно. Они сами всё решат, беспристрастно.

* * *

– Доброе утро, – улыбнулась Лиза. – Я принесла кофе.

Влад поморщился, в голове стучали сотни молоточков.

– Кажется, мы с Кириллом вчера немного перестарались…

Хозяйка задумчиво посмотрела на гостя, её глаза заволок туман.

– Порой, я задаюсь вопросом, жив ли ещё Кирилл? Он между собой и миром выстроил высокую стену. Прошу вас, не оставляйте его.

Парень грустно усмехнулся:

– Сомневаюсь, что я та компания, которую бы вы желали своему мужу.

Горькая насмешка знакомым эхом отозвалась в сердце Лизы.

Глава 14

Влад собирался выйти из номера, когда в дверь постучали. Увидев посетителя, он невольно опустил глаза.

– Что-то случилось? С мамой? С дедом?

Отец натянуто улыбнулся.

– Всё в порядке, не волнуйся. Ты забросил занятия… В следующем году, я договорился, сможешь продолжить учёбу.

– Не стоило беспокоиться.

Мужчина тяжело вздохнул.

– Почему ты ничего не сообщил?

– А какое вам дело до подкидыша? – с вызовом бросил парень.

– Наверное, в молодости твой дед и допустил ошибку, – тихо проговорил отец. – Но я не стану его судить. Он мне подарил тебя! И я благодарен ему за это.

– Зачем тебе такой сын? Из-за меня может пострадать репутация семьи!

– Плевать я на неё хотел! – процедил Николай.

* * *

Несмотря на то, что для лечения внука Леонид Владимирович пригласил лучших светил, болезнь прогрессировала. Даже всегда уверенный Василий Алексеевич с тревогой заговаривал о необходимости хирургического вмешательства.

Полоса на экране монитора отражала неровное биение сердца. На неё с опаской косились взгляды. И всё же, она продолжала пульсировать, вселяя надежду. Уставшие доктора вздохнули с облегчением, поздравляя себя с заслуженной победой. Но после операции состояние парня резко ухудшилось.

– Василий Алексеевич, скажите правду, я умираю? – преодолевая слабость, прошептал Влад.

– Ну, что ты!– голос доктора предательски дрогнул. – Я этого не допущу. Мы обязательно сделаем ещё одну операцию…

– Ещё одну? – беззвучно повторил парень, едва заметно усмехнувшись.

* * *

Леонид Владимирович вслушивался в тяжёлое дыхание внука. Хотелось протяжно, безумно выть. Ведь перед ним его Влад! Что же осталось от того своевольного, упрямого мальчика? Сердце замирало в ледяном страхе.

Парень улыбнулся, увидев деда:

– Привет, – тихо поздоровался он. – Я, кажется, заснул.

– Как ты?

– Всё отлично. Честно. Дед… Я хочу домой. Очень хочу. Утром, открыв глаза, я увидел солнце. Обычный рассвет… Но их у меня осталось так мало. Здесь круглый год жара, а у нас начало весны. Наверное, уже и снег растаял…

По лицу Леонида Владимировича катились слёзы. Влад обнял его.

– Не нужно. Ты же мой надёжный тыл.

Мужчина положил голову на грудь внука. Парень прикусил губу:

– Извини, – чуть слышно прошептал он. – Я и сам… такого не ожидал.

* * *

Тёплый, апрельский воздух был наполнен запахом листвы. Аллеи больничного парка пестрели множеством цветов. Вера везла коляску, о чём-то оживлённо рассказывая отцу. В глазах девушки стояла усталость. Доктор уверял, что лечение успешно продвигалось, только запасы терпения Андрея Тимофеевича кончались, и он всё чаще срывался на своей преданной сиделке.

Неожиданный резкий толчок разбудил мужчину от сладкой полудрёмы. Молодой человек с трудом удержал равновесие.

– Простите, – испуганно выдохнула Вера. – Я вас не покалечила?

– Я-то в порядке, – усмехнулся парень. – Но на месте вашего пассажира, сменил бы водителя. Опасно для жизни! Берегите подопечного.

– Франт! – пробурчал Андрей Тимофеевич.

Вера засмеялась:

– Папа, виноваты же мы!

– А он куда смотрел? Тоже хорош!

Глава 15

Каждая проведённая дома минута становилась пыткой. Лица родных превратились в восковые маски, с печатью застывшего страха. Все старания Влада как-то отвлечь родителей, наталкивались на взгляды, полные боли и упрёка.

* * *

Кирилл, не задав ни единого вопроса, крепко пожал гостю руку.

Лиза пыталась накормить сына, но творог не входил в его планы. Казалось, малыш чувствовал отчуждение матери, и пытался привлечь внимание своими бесконечными проделками.

– Ну, наконец-то! – засмеялся Влад. – Наконец, я увидел того к кому ехал.

Не спрашивая разрешения, он достал кроху, высоко подбросив. Лучистый, переливистый смех покатился по комнате. Глазёнки заблестели живым огоньком.

– Творог? Фу, какая гадость! Пусть мама сама его ест. А мы сегодня только сладости!

Лиза улыбнулась:

– Сладостями его не удивишь.

Парень, подмигнув малышу, взял со столика банан. Ручонка доверительно потянулась к угощению, но Влад резко убрал его. Мальчуган усердно пытался дотянуться. Недовольное кряхтение сменилось смехом. Когда же банан оказался в пухленькой ручонке, малыш старательно принялся за лакомство.

– Вот так-то, мама! Да, крошка, тяжело тебе с ними.

Малыш наотрез отказался возвращаться к Лизе, закатывая истерики. Когда же его оставили в покое, удобно устроился на коленях гостя.

* * *

В больничном оазисе из цветов было тихо и прохладно. Вера сидела на скамье, ожидая почему-то опаздывающего Толика.

– Старые знакомые! – услышала девушка. Обернувшись, она увидела насмешливый взгляд. – Где же ваш подопечный?

– Папа спит, а день такай хороший, невозможно находиться в комнате.

– У вас усталый вид, какие-то проблемы?

– Нет, наоборот, лечение даёт результаты.

– Домой хочется?

– Безумно, – выдохнула Вера. – Только оставить папу одного боюсь. У него очень изменчивое настроение.

– Ему необходима ваша поддержка.

Вера взглянула в глаза собеседника:

– Я стараюсь, но сомневаюсь, что выходит.

– Находитесь рядом, этого вполне достаточно. Как вам идея Василия Алексеевича, создать рай на земле?

– Здесь необходимо немного сказки, чтобы не потерять надежду.

– Вы, действительно, считаете, что фальшивая картинка способна на такое? Я уже видел подобную сказку, очень далеко отсюда. Буйство, океан цветов. Но какой же контраст, стоит только выше поднять глаза. Пики заснеженных гор, голубое, звенящее небо, и хрустально чистый воздух. А это лишь жалкая попытка скрыть обреченность. Посмотрите!

На одном из цветов сидела огромная, мохнатая бабочка.

– Настоящие чудо! – улыбнулась девушка. – Жаль, что ей суждено прожить только несколько дней.

Не успела Вера договорить, как парень резким движением смахнул разноцветную красавицу.

– Так справедливей! – бросил он. – Если ей суждено умереть, то для чего тянуть?!

Девушка с недоумением и испугом смотрела на нового знакомого.

Глава 16

– Осторожней! Молчу-молчу!

Толик демонстративно сделал два шага в сторону.

Андрей Тимофеевич, пошатываясь, стоял на ногах.

Вера сквозь слёзы улыбалась.

– Папа, доктор разрешил подниматься понемногу. Не спеши так!

– Успех нужно отметить пирожными! – засмеялся парень, помогая мужчине опуститься в кресло.

– Спасибо, Толь! – выдохнула Вера. – Это твоя победа.

– Спасибо, – вслед за дочерью, глухо повторил Андрей Тимофеевич.

От неожиданности Толик вздрогнул.

– Вы просто ещё не до конца здоровы. Вот вернетесь в Бережки: свежий воздух, зелёная трава… Я ещё услышу массу обычных, крепких слов.

– Соскучился? – огрызнулся мужчина.

В палату вошла молоденькая медсестра.

– Вера, тебе принесли подарок.

– Подарок? От кого?

Медсестра улыбнулась.

Вереницей в комнату стали входить люди с букетами роз. Столы, полочки, пол – всё превратилось в один благоухающий букет.

Толик с Андреем Тимофеевичем переглянулись:

– От кого этот цветочный дар? – нетерпеливо спросил отец.

Вера не ответила. Посреди пёстрого великолепия она увидела огромную бабочку. Её чёрные крылышки переливались бархатом.

* * *

– Надеюсь, новое мохнатое чудовище не хуже?

– Спасибо, только уж очень она тёмная, – проговорила Вера. – Папа сегодня первый раз поднялся!

– Очень рад. Он не будет против, если я тебя на короткое время украду?

– Куда?

– Увидишь.

* * *

От подарка деда, первой стальной птицы, остались лишь обломки. Несмотря на протесты родителей, Влад настоял на приобретении нового красавица, но за штурвал так ни разу и не сел.

Рука коснулась холодного металла. Мощные лопасти послушно завертелись, разрезая воздух. Парень едва заметно улыбнулся, он, как и раньше, не испытывал страха. Высь с непреодолимой силой манила. Почему же внутри всё замирало? Влад всматривался в знакомые очертания родных мест. И только теперь понял, он прощался, прощался с дорогим для сердца.

* * *

– Нет никаких гарантий, почему ты решил поверить? – проговорил Влад, откинувшись на спинку кресла.

Кирилл усмехнулся.

– Я быстрее поверю гремучей змее, но эта война должна закончиться. Постоянно скрываться? Такой жизни своему сыну я не хочу. Как бы там ни было, встретиться придётся.

Глава 18

Вера тихо читала книгу. Андрей Тимофеевич лежал, прикрыв глаза, было непонятно – слушал он или спал. Постучав, в комнату заглянула медсестра, вложив в ладошку девушке листочек.

Вера почувствовала на себе внимательный взгляд.

– Это снова от него? Подожди, – Андрей Тимофеевич попытался присесть. – Знаю, я не был хорошим отцом, и вряд ли теперь имею право давать советы, но поверь, не пара он тебе. Слишком большая пропасть между вами.

– Папа, я люблю тебя, это главный показатель. Не нужно себя в чём-то винить.

Влад стоял, прислонившись к дверце машины, медленно вдыхая сигаретный дым. На дороге блестели лужи. Порывистый ветер срывал холодные капли дождя.

– Не побеспокоил?

– Нет, но уже поздно, мне бы не хотелось надолго оставлять отца.

Парень усмехнулся:

– Небо затянули тучи. А я в последнее время не переношу темноты.

Вера зябко поёжилась, смотря в искрившиеся смешинками глаза, что-то горькое сдавило сердце.

* * *

Уютное тепло небольшого ресторанчика приятно согревало. За окном продолжал накрапывать дождь. Девушка увлечённо рассказывала о Бережках.

– Аронов, сто лет тебя не видел! А ты сноровки не теряешь! Новая мишень? – Сергей заговорщицки подмигнул. – Представишь это обворожительное создание?

Не дожидаясь приглашения, друг присел рядом.

– В Альпах самый разгар сезона, я собираюсь поехать отдохнуть. А вы, миледи, любите активный отдых?

– Я не была в Альпах, – холодно ответила Вера. – И не нужно меня так рассматривать. Не дотягиваю до ваших стандартов? Это ваши проблемы. Уже поздно, меня ждёт отец.

Сергей удивлённо пожал плечами:

– Что я такого сказал?

* * *

Вера стояла под дождём. Влад насмешливо прищурил глаза:

– Не очень понравился мой друг?

– Самовлюбленный кретин.

Парень улыбнулся.

– Возможно, только до недавнего времени, я был таким же. А вот теперь и сам не знаю. Всё словно в густом, зыбком тумане.

Глава 19


Кирилл проверил пистолет, убрав его в карман.

– Тебе не стоит со мной идти, это может быть ловушкой.

Влад только усмехнулся:

– Они слишком людное место выбрали.

– Пытаются обезопасить себя, ведь хорошо знают, я приду не с пустыми руками.

Парень посмотрел в глаза Кириллу:

– Уверен, что желаешь этого перемирия?

– Мне уже безразлично, но ради Лизы я готов…

***

Зал был переполнен посетителями, негромкие голоса сливались в единый гул. Братьев Кирилл заметил сразу. Высокомерный взгляд скользнул по вошедшим:

– Желанная встреча, – саркастически проговорил мужчина лет сорока пяти. – Ну как, надоела роль мишени?

Кирилл, ничего не ответил, присев рядом.

– Ты, я вижу, с охраной. Это излишне, у нас ведь мировая! Кстати, хороший замок построил. Да и малец у тебя ничего, шустрый пацан.

Кирилл невольно напрягся. Собеседник довольно хмыкнул:

– К этой встрече мы подготовились. Условия тебе известны. Ничтожная сумма за обретение спокойствия!

– За деньгами дело не станет.

– Наконец-то, в тебе проснулся прагматизм, – с издёвкой заметил второй из братьев. – Что так подействовало? Жизнь изгоя или страх за детёныша?

Кирилл опустил голову, когда же он взглянул на сводного брата, тот невольно замолчал.

* * *

Толик приобнял Веру за плечи:

– Ты же так ждала этого дня, завтра мы поедем домой, в Бережки.

– Я очень рада, – тихо проговорила девушка. – Наверное, так будет лучше.

* * *

Когда Влад подъехал к дому, стояла глубокая ночь. Он понимал, что родители волнуются, и всё же сил не хватало видеть их полные боли взгляды. Открыв дверь, парень хотел подняться к себе, но на лестнице заметил Василия Алексеевича.

– Что случилось?– голос невольно охрип.

Доктор улыбнулся своему бывшему пациенту.

– Не переживайте, уже всё в порядке.

– Кто?

– У Леонида Владимировича, поднялось давление.

* * *

Войдя в комнату, Влад прикусил губу. На бледном, измученном лице мужчины проступали глубокие морщины, парень раньше их никогда не замечал. Присев рядом, Влад взял деда за руку:

– Решил напугать? Ты ведь у меня никогда не болел.

Леонид Владимирович открыл глаза, в которых блестели слёзы:

– А я не хочу пережить своего внука. Где ты постоянно пропадаешь? Неужели думаешь, я или твоя мать перенесём такую потерю?

Влад опустил голову:

– Я всё понимаю, – сдавленно прошептал он, – но что я могу поделать?

– Ты обязан продолжить лечение.

Парень тяжело выдохнул:

– Снова стать безвольным овощем в руках Василия Алексеевича? Нет, дед, только не это.

Глава 20

Прислонившись к машине, Влад смотрел в небо, слушая звуки весенней ночи. Где-то далеко лаяли собаки, плескалась вода, шелестели листья деревьев. Только там, в звёздной выси, было незыблемо спокойно. Сигарета в пальцах парня потухла, но он даже не заметил этого.

Погруженный в дремоту дом освещала только бледная луна. Влад постучал в массивные ворота. В окнах загорелся свет. Толик сонно зевнул.

– Вы что-то хотели? – удивлённо спросил он гостя.

– Позовите, пожалуйста, Веру.

Парень внимательно посмотрел на собеседника:

– А вам не кажется, что уже поздно для визитов?

Влад усмехнулся.

– Простите, что побеспокоил. Но от вас требуется только передать мою просьбу.

– Вера отдыхает, и я не собираюсь её будить. Если вам действительно что-то нужно, приезжайте завтра. А лучше всего забудьте сюда дорогу.

– Я не спрашивал совета! – иронически бросил посетитель.

– Толь, кто там? – послышался голос девушки. – Влад? Что случилось?

Вера поспешно вышла на улицу. Парень улыбнулся.

– Надёжная у тебя охрана.

– Толь, всё нормально.

– А я так не считаю. Приезд глубокой ночью – верх бестактности. Я тебя не оставлю с ним наедине.

– Ого! – засмеялся Влад. – Не сильно ли много на себя берёшь?

– Что за детский сад! Перестаньте, – Вера повернулась к Толику. – Пожалуйста, иди домой, я скоро вернусь.

Парень, тяжело выдохнул.

– Хорошо, как скажешь.

– Можно узнать, кто этот телохранитель? – прищурившись, поинтересовался Влад.

– Толя мне как брат. Он всегда меня оберегал.

– Брат? Да он любит тебя!

– Глупости! Он с детства моя защита.

Не дав Вере договорить, Влад притянул её к себе, властно поцеловав.

– Ладно, пусть остаётся братом.

***

Увидев подъезжающую машину, Кирилл улыбнулся, отложив топор.

– А я думал, где мне помощника найти дров на зиму заготовить!

Влад засмеялся:

– На улице только начало весны!

– Ничего, отличная зарядка.

Друзья крепко пожали руки.

– И зачем ты забрался в такую глушь?

Кирилл усмехнулся:

– Не поверишь, мне кажется, здесь я начал новую жизнь, с чистого листа. Прошлого как будто и не было. Даже Лиза… За столько лет я впервые увидел её искреннюю улыбку.

– Я рад, – тихо проговорил парень. – Возможно здесь, действительно, вам удастся забыть прошлое. Вашему сыну очень нужны родители.

* * *

Леонид Владимирович полулежал в кресле, Николай сидел рядом, подавая документы, которые мужчина внимательно изучал.

– Ну всё, хватит! – не выдержал Влад. – Сколько можно? Ты обещал отдыхать, а сам офис устроил у себя в комнате. Папа, убирай бумаги. Вы так можете часами продолжать.

Отец улыбнулся:

– Согласен, забылся.

– Не беспокойся, я уже почти здоров, – возразил дед, – и вполне могу снова заниматься делами.

– Нет уж! Ты воспитал достойного преемника. Папа сам справится.

– А мой преемник, что будет с ним?– тихо спросил Николай.

Парень вздохнул. Горечь в словах отца сжимала сердце.

– Всё будет отлично. Обещаю, – наконец, едва слышно прошептал сын.

Неподвижный взгляд Влада смотрел в окно. В голубое, весеннее небо. Он не имеет права превращать жизнь родителей в кошмар ожидания.

Глава 21

Толик с Андреем Тимофеевичем обедали, обсуждая возможность позднего засева полей, которые отчим передал пасынку. Слушая их беседу, Вера украдкой улыбалась. Раздавшийся звонок оборвал разговор.

– Влад? – удивилась девушка.

Парень нежно поцеловал её, протянув букет белых роз.

– Твой отец дома? – с усмешкой спросил он.

– Да, но зачем…

– Мне нужно с ним поговорить.

Не дожидаясь приглашения, Влад прошёл внутрь.

– Добрый день, извините, что отвлекаю.

Андрей Тимофеевич растерянно посмотрел на гостя.

– Пообедаете с нами?

– Нет, благодарю, я всего лишь на несколько слов.

Толик поднялся:

– Не буду мешать.

– Напротив, останьтесь. Андрей Тимофеевич, я хотел бы просить руки вашей дочери.

Мужчина нахмурился:

– Вера уже взрослая, пусть решает сама.

– Влад, что это значит? – тихо прошептала Вера. – Мы ведь никогда… Что случилось?

Парень притянул её к себе.

– Ты же не откажешь мне?

– Нет, я люблю тебя.

Влад улыбнулся, обняв девушку.

«Прости меня, котёнок…» – мысленно проговорил парень.

* * *

Николай и Ольга обескуражено смотрели на сына.

– Что ты надумал? Тебе лечиться надо. О какой свадьбе может идти речь?

Влад улыбнулся:

– Обещаю после росписи возобновить лечение.

– Но почему так внезапно? – Ольга непонимающе покачала головой. – И кто эта девушка? Мы её знаем?

Парень рассмеялся:

– Она мне нравится, разве этого недостаточно?

– Влад прав. Что за допрос? – вступился дед, подмигнув внуку.

Глава 22

Плотный, колышущийся туман застилал глаза, но он не спасал от невыносимой боли, пронзающей грудную клетку. Каждый вздох был подобен изощрённой пытке.

Приготовление к свадьбе шло полным ходом. Леонид Владимирович сам контролировал процесс. Даже Ольга и та оживилась, желая, чтобы праздник её единственного сына удался. В доме всё чаще стал слышен смех.

Влад едва заметно улыбнулся, смотря в звёздное небо. Он не сразу понял, что его кто-то звал. Нечёткий силуэт, стоявший возле машины, расплывался.

– Может, всё-таки выйдешь, поговорим?

С трудом поднявшись, парень усмехнулся, узнав голос.

– Поединок продолжается?

– Да вижу, ты для этого не в форме, – промолвил Толик. – Золотая молодежь развлекается? Извини, что помешал.

– Золотая молодежь? – переспросил Влад, посмотрев на зажжённую сигарету в своих пальцах. – Я тебя внимательно слушаю.

– Значит так, чтобы тебя и близко не было возле Веры. Я не позволю испортить ей жизнь.

– Береги её, – тихо выдохнул Влад. – И не отдавай никому.

Толик внимательно посмотрел в бледное лицо собеседника.

– Ты её любишь, почему тогда не хочешь попытаться сделать счастливой?

Парень рассмеялся:

– Шурин, ты бесподобен! Минуту назад ты же мне запрещал к ней даже подходить? Вера не представляет, чего стоит твоя дружба.

– У тебя проблемы? Я могу помочь?

– Ну, только если составить компанию «золотой молодёжи». Кажется, ты так выразился?

* * *

Первые лучи солнца скользнули по сонной земле. Свежий, утренний ветер заставил Влада поёжиться, открывая глаза. Он улыбнулся, увидев алую полосу рассвета. Руки нетвёрдо легли на руль. Зеленеющие поля мелькали перед глазами. Парень не понимал, что за тревога заставляла давить на газ, прибавляя скорость. Небольшая деревушка спала, где-то слышалось ленивое мычание коровы. Когда показался дом Кирилла, Влад с облегчением вздохнул. Но вдруг мощный взрыв всколыхнул округу. Высокое пламя озарило небо. Остановив машину, парень рванул к горевшим руинам, понимая, что уцелеть в таком аду невозможно. Жар не подпускал. Испуганный плач ребёнка словно ножом полоснул сердце. Не раздумывая, Влад бросился на доносившийся звук.

Эпилог

– Папа, почему мама плачет? – маленький мальчик лет четырёх тянул отца за рукав.

Убрав опавшие листья и поправив корзину алых роз, Толик подхватил сына на руки.

– Все хорошо, мой родной.

– А кто это? – кивнул мальчик на огромный памятник, с фотографией улыбающегося парня.

Толик прижал ребёнка к груди, стараясь не смотреть на Веру.

– Это… Это яркая звёздочка, блеснувшая на небосводе. Быстро ушедшая в небытие, подарив нам тебя.

– Деда приехал!– сын соскользнул на землю, побежав по тропинке.

Леонид Владимирович не спеша, грузно шёл по аллее кладбища. Лицо мужчины прояснилось, увидев ребёнка, он крепко его обнял.


X