Томиока Садатоси - Политическая стратегия Японии до начала войны

Политическая стратегия Японии до начала войны 3M, 369 с. (пер. Свойский)   (скачать) - Томиока Садатоси

Томиока Садатоси
Политическая стратегия Японии до начала войны: монография

УНИВЕРСИТЕТ ДМИТРИЯ ПОЖАРСКОГО



Japanese Monographs №№ 144, 146, 147, 150, 152

Political Strategy Prior to Outbreak of War


Печатается по решению Ученого совета Университета Дмитрия Пожарского


© Свойский Ю.М., перевод, комментарии, 2004

© Русский фонд содействия образованию и науке, 2016


Предисловие

История текста и особенности перевода

Настоящее издание представляет собой перевод рукописи контр-адмирала Томиока Садатоси, бывшего начальника Оперативного отдела Генерального штаба флота Японии. В рукописи излагается точка зрения руководства японского флота на события 1931–1941 годов, приведшие к началу войны на Тихом океане, в том числе на японо-китайскую войну, противостояние с СССР, политику продвижения на юг и связанные с этим обстоятельства. Основное внимание уделено событиям 1941 года. До некоторой степени рукопись Томиока аналогична широко известной работе Хаттори Такусиро «Полная история войны в Великой Восточной Азии», впервые опубликованной в Токио в 1965 году и с тех пор неоднократно переиздававшейся, в том числе и на русском языке. Главным ее отличием являются более узкие временные рамки и альтернативный взгляд на причины, мотивацию и обстоятельства событий, приведших к вступлению Японии в мировую войну. Рукопись содержит многочисленные документы японского военного и политического руководства, в большинстве своем не публиковавшиеся ранее на русском языке.

Рукопись контр-адмирала Томиока Садатоси была подготовлена около 1952 года в рамках проекта Japanese Monographs («Японские монографии») Отдела военной истории Штаба Дальневосточных сил Армии США. Оригинал (на японском языке), вероятно, находится в одном из американских архивов; сведений о его точном местонахождении найти не удалось. Редактура переведенной на английский язык рукописи, а также ряд дополнений и вставок выполнены анонимными офицерами оккупационных войск. Несмотря на вставки, по сути текст представляет собой первоисточник, так как написан не историком, а профессиональным военным, в прошлом непосредственным участником событий.

Рукопись под названием «Политическая стратегия до начала войны» (Political Strategy Prior to Outbreak of War) была издана в январе – августе 1953 года Штабом Дальневосточных сил армии США в виде пяти выпусков серии «Японские монографии» (монографии за номерами 144, 146, 147, 150, 152) путем простого размножения машинописного текста на мимеографе ограниченным тиражом (гриф «для служебного пользования», тираж – первые сотни экземпляров). Позже гриф секретности был снят. Сохранившиеся экземпляры выпусков «Японских монографий» представляют собой библиографическую редкость, имеющуюся, как правило, лишь в библиотеках отдельных военных учреждений, некоторых университетов и Библиотеке Конгресса США. Несколько библиотек располагают микрофильмами. По состоянию на 2014 год неполный английсий текст доступен в виде онлайн-публикации: The Japanese Monographs: Political Strategy Prior to the Outbreak of War (http://ibiblio.org/hyperwar/Japan/Monos/). Тем не менее сочинение Садатоси Томиока остается практически неизвестным.


Перевод на русский язык «Политической стратегии до начала войны» встретил ряд технических трудностей, преимущественно связанных с интерпретацией китайских имен собственных. При написании оригинального текста Томиока Садатоси использовал кандзи – общие для японцев и китайцев иероглифы, которые, как известно, допускают несколько способов произношения. Безусловно, автор, не владевший китайским языком, пользовался онъёми – сино-японским чтением, точнее, одной (или более чем одной) из четырех его разновидностей; вероятно, он иногда пояснял его фонетическим алфавитом (каной). Американские переводчики транслитерировали имена собственные на латиницу по системе Хэпбёрна, не проверяя их по картам и приспосабливая на слух к американскому произношению английского; многие названия при этом изменялись до полной неузнаваемости. Аналогичные трудности встретились при работе с вьетнамскими географическими названиями, искаженными при записи латиницей на французском языке и еще более пострадавшими при переходе от латиницы к фонетической кане, а затем при обратном переводе японской записи каной на английский язык. Поэтому при переводе на русский язык было принято решение о выверке всех топонимов по средне– и мелкомасштабным топографическим картам. При этом использовались американские карты AMS масштабов 1:250.000 (серии L500, L506, L542, L549, L552 и L594) и 1:1.000.000 (серия 1301) издания 1950-х – 1960-х годов, картам советского Генерального штаба масштаба 1:500.000 издания 1970-х – 1980-х годов. Такая выверка тоже оказалась непростой задачей, так как в период с 1958-го по 1979 год изменилась система записи звуков китайского языка: системы Уэйда – Джайлза и чжуинь были постепенно заменены системой пиньинь, что, естественно, отразилось и в картах, где названия даны латиницей. Эта трудоемкая работа увенчалась, за некоторыми исключениями, успехом – не удалось идентифицировать лишь около десятка топонимов. В этих случаях был выполнен прямой перевод («транслитерация») из системы Уэйда – Джайлза в принятую в России систему Палладия.

Наименования японских и китайских организаций и соединений японских армии и флота переводились с выверкой по соответствующим литературным источникам, за исключением тех случаев, когда общепринятого русского наименования установить не удалось. В случаях, когда автором использовались нумерованные списки, имеющаяся в англоязычном тексте последовательность (А, В, С…) заменялась цифрами или общепринятой в японских вооруженных силах последовательностью («Ко», «Оцу», «Хей»…).


Об авторе

Томиока Садатоси родился 8 марта 1897 года в Токио. Его отец и дед были офицерами Императорского флота. 31 июля 1917 года Томиока Садатоси унаследовал титул дансяку[1] от умершего 1 июля деда, вице-адмирала Томиока Садаясу.

24 ноября 1917 года Томиока Садатоси закончил Военно-Морскую академию в Этадзима (45-й выпуск, 21-м из 89 курсантов), был выпущен кайгун сёи-когосей (мичманом) и получил назначение на броненосный крейсер «Иватэ». 11 июля 1918 года он был переведен на крейсер «Асо» (бывший русский «Баян», захваченный японцами в 1905-м), 1 августа того же года произведен в кайгун сёи (младшие лейтенанты), а 10 мая 1919-го переведен на броненосец «Асахи». На этом корабле Томиока Садатоси прослужил менее полугода, был направлен на переподготовку и с 1 декабря 1919 года последовательно прошел обучение в торпедной и артиллерийской школах. 1 декабря 1920 года он был произведен в следующий чин кайгун тюи (старший лейтенант) и в течение двух лет проходил службу на кораблях – трофейном броненосце «Суво» (бывшей «Победе»), а затем на новом эсминце «Хаги». После этого 1 декабря 1922 года он поступил на штурманский курс Военно-Морского колледжа и с 15 ноября 1923-го по 1 декабря 1924 года последовательно исполнял обязанности старшего штурмана и заместителя командира на эсминцах «Хокадзэ» и «Татикадзэ». 1 декабря 1923 года он стал кайгун дай (капитан-лейтенантом).

1 декабря 1924 года Томиока Садатоси получил назначение старшим штурманом на танкер «Сирия» и задержался в этой должности необычно долго – целых два года. Затем последовал полугодовой период на адъютантской должности в штабе 2-го флота. 14 мая 1927 года Томиока Садатоси получил под свое командование первый боевой корабль – старый эсминец 2-го класса «Мацу». С 10 июня он также исполнял обязанности командира однотипного эсминца «Суги».

С 1 декабря 1927 года Томиока Садатоси вновь обучался в Военно-Морском колледже. По окончании курса он был направлен во Францию и 30 ноября 1929 года произведен в кайгун сёса (капитаны 3-го ранга). С 7 февраля 1930-го по 1 июня 1932 года Томиока Садатоси занимал должность военно-морского атташе во Франции; с 9 декабря 1931 года принимал участие в Женевской конференции по разоружению в качестве эксперта. По возвращении на родину с 1 ноября 1932 года он был назначен штурманом и заместителем командира тяжелого крейсера «Кинугаса».

С 23 мая 1933 года в карьере Томиока Садатоси начался новый этап. В течение следующих десяти лет он занимал различные должности в Генеральном штабе флота и Министерстве флота; при этом в течение года (с 20 декабря 1938-го по 1 ноября 1939-го) он служил в штабе 2-го флота, а затем преподавал в Военно-Морском колледже. 15 ноября 1934 года Томиока Садатоси был произведен в кайгун тюса (капитаны 2-го ранга), а 15 ноября 1938-го – в кайгун тайса (капитаны 1-го ранга). 7 октября 1940 он вернулся в Генеральный штаб флота и через неделю был назначен на ответственную должность начальника 1-й секции 1-го (оперативного) отдела. На этой должности он неоднократно конфликтовал с командующим Объединенным флотом адмиралом Ямамото Исороку – в частности, безуспешно критиковал план удара по Пёрл-Харбору, а затем – план операции у аттола Мидуэй. В конечном итоге, по-видимому, в результате этих конфликтов, Томиока Садатоси 20 января 1943 года был назначен командиром находившегося в достройке легкого крейсера «Оёдо». Корабль вступил в строй 28 февраля, и его командиру пришлось заниматься в основном сколачиванием и обучением экипажа.

Дальнейшее продвижение по службе стало возможным только после гибели Ямамото в апреле 1943 года. 29 августа Томиока был назначен начальником штаба Юго-Восточного флота, а с 1 сентября – заместителем командующего этим флотом. 1 ноября 1943 года Томиока Садатоси получил первый адмиральский чин – кайгун сёсё (контр-адмирал). 6 апреля 1944 года, после поражения японцев в первой фазе боев за Бугенвиль, командующий флотом контр-адмирал Кусака Рюносукэ был переведен в штаб Объединенного флота, а Томиока занял его место.

7 ноября 1944 года, незадолго до начала нового наступления союзников на Бугенвиле, Томиока Садатоси был переведен на работу в Генеральный штаб флота и 5 декабря занял должность начальника 1-го (оперативного) бюро. В этом качестве он принял участие в церемонии подписании Акта о капитуляции Японии 2 сентября 1945 года.

После окончания войны и роспуска Генерального штаба Томиока Садатоси с 1 октября был переведен на работу в Министерство флота и с 30 ноября зачислен в резерв. С 1 декабря он был назначен начальником Отдела исторических исследований 2-го демобилизационного бюро, но уже 31 марта 1946 года отправлен в отставку.

26 декабря 1950 года Томиока Садатоси стал председателем Совета Фонда исторических исследований. Именно в этом качестве в сотрудничестве с отделом военной истории Штаба Дальневосточных сил армии США он подготовил рукопись «Политическая стратегия до начала войны». С 1951 года он принял участие в работе комиссии из 12 бывших генералов и адмиралов вооруженных сил Японии, организованной для помощи правительству в создании Сил самообороны. В течение некоторого времени он преподавал в Институте оборонных исследований.

Умер Томиока Садатоси в годовщину японского удара по американской базе Пёрл-Харбор, 7 декабря 1970 года, в возрасте 72 лет.


Глава I
Маньчжурский инцидент


Ситуация, сложившаяся перед Маньчжурским инцидентом

Тихоокеанская война была развитием Китайского инцидента, который, в свою очередь, стал следствием Маньчжурского инцидента.

Одним из множества обстоятельств, заставивших Японию предпринять радикальные действия в Маньчжурии, была экономическая паника, охватившая мир в 1929 году Военные круги были серьезно неудовлетворены финансовой политикой правительства, которое, как они полагали, придерживается западной идеи компромисса. Политические элементы в военных кругах, так же как и сельскохозяйственная общественность и националистически настроенная молодежь, резко осуждали своекорыстные методы финансовых и правительственных кругов. Тем временем производители товаров вынуждены были искать иностранные рынки для сбыта своей продукции; депрессия достигла той точки, когда промышленным и коммерческим кругам стало необходимо принять более жесткую внешнюю политику для стимулирования торговли. Эти факторы в значительной мере помогли вымостить дорогу, которая привела к отказу от соглашательской политики по отношению к Китаю министра иностранных дел Сидэхара.

Напряженность, нараставшая в метрополии, еще сильнее чувствовалась среди японцев, проживавших в Маньчжурии.

Поначалу фокус экстремистской идеологии Китая, направленной против всего иностранного, концентрировался на Великобритании; позднее он переключился на Японию. Это стало особенно заметным после удачной северной кампании Чан Кайши в 1928 году, послужившей импульсом к объединению всей национальной территории. В это самое время китайские власти взяли курс на исключительно антияпонскую политику, результатом которой стал бойкот японских товаров и учащение случаев открытого выражения неприязни населения к японцам. Пресса обоих стран стремилась скорее к разжиганию, нежели к сглаживанию враждебных настроений. Более того, стало известно, что военный министр в Токио сделал весьма несдержанное публичное заявление, призывавшее японские вооруженные силы, дислоцированные в Маньчжурии, прибегнуть к активным действиям, если это покажется необходимым. В то же время китайские власти проявили медлительность в удовлетворительном расследовании обстоятельств убийства японского офицера (капитана Накамура) китайскими солдатами в западной Маньчжурии[2]. Это привело в ярость японских офицеров, служивших в Маньчжурии, и способствовало созданию почвы для последовавших событий.


Начало Маньчжурского инцидента

В ночь с 18 на 19 сентября 1931 года близ Люгоуцяо в пригородах Мукдена произошла стычка между японскими войсками, проводившими ночные учения (взвод Кавамото батальона Симамото 2-й дивизии), и китайским отрядом из лагеря Бэйдэин под командованием генерала Ван Ичжи[3].

Отношения между местными японскими и китайскими властями были напряжены до предела, поэтому ночные маневры в районе расположения войск обеих сторон, естественно, создавали трения, делая столкновение неизбежным. Хотя комиссия Литтона[4] и пришла к заключению, что японские действия не были оборонительными и что создание Маньчжоу-Го не произошло из «оригинального и добровольного освободительного движения», трудно было предоставить доказательства того, что какая-либо из сторон заранее спланировала свои действия. Расследование японских властей показало, что это был скорее карательный удар отдельных подразделений Квантунской армии против сил Чжан Сюэляна в Маньчжурии, чем преднамеренное действие японского правительства или командования японской армии как таковой[5].

В этот период Япония получила в Маньчжурии следующие привилегии и права:

1) создание концессий и нейтральных зон в Квантунской провинции;

2) управление Южно-Маньчжурской железной дорогой и прилегающими к ней районами;

3) право на строительство и эксплуатацию железной дороги Ань дун – Мукден;

4) право на строительство железной дороги Гирин – Тумынь;

5) долевое участие в железной дороге Байчен – Анганьци и некоторых других;

6) привилегии и интересы в южной Маньчжурии и восточной Внутренней Монголии, включая право на аренду частной земли;

7) привилегии и доходы в горнодобывающей промышленности;

8) права на разработку лесов вдоль реки Ялу;

9) право свободного проживания корейцев в районе Цзяньдао;

10) право размещать войска в зонах железных дорог и охранять кладбища японских солдат вне этих зон.


Непосредственными причинами Маньчжурского инцидента стали бойкот и оскорбление японцев, а также следующие факты нарушения японских прав и интересов:

1) почти полный отказ в выполнении обещаний, связанных с японскими инвестициями в железные дороги;

2) игнорирование и нарушение прав, связанных со строительством дорог;

3) строительство железных дорог, идущих параллельно Южно-Маньчжурской, с тем, чтобы стеснить последнюю. Эта акция сделала номинальной большую часть японских железнодорожных прав и интересов;

4) сильное ограничение японских прав аренды частных земель чиновниками Чжан Сюэляна – до такой степени, что для японцев стало невозможно жить, торговать и заниматься сельским хозяйством во внутренних частях Маньчжурии и Монголии;

5) притеснение корейцев, живущих в Цзяньдао, вынуждающее их жить в бедственных условиях;

6) выполнение радикальной национальной образовательной политики, направленной на поддержание бойкота и выпадов в адрес японцев;

7) многочисленные случаи оскорблений и насилия по отношению к постоянно проживающим на данной территории японцам;

8) частые оскорбления японцев солдатами Ван Ичжи;

9) Ванбаошаньский инцидент[6] и убийство капитана Накамура;

10) между 1928 годом и началом Маньчжурского инцидента было зафиксировано 120 случаев нарушения прав и интересов, вмешательства в комерче-скую деятельность, бойкота японских товаров, необоснованного налогообложения, персональных арестов, конфискаций имущества, выселений, требований прекращения бизнеса, нападений и побоев и притеснения корейских жителей. Большинство этих случаев не были как-либо улажены.


Таким образом, рассматривая вопрос о действительных причинах Маньчжурского инцидента, нельзя просто списать его на экспансионистскую политику Японии. Было бы правильнее сказать, что если Япония полагала, что те права и интересы, которые она получила в Маньчжурии в результате русско-японской войны, признаются Китаем, то новое правительство революционизированного Китая, пришедшее к власти после многочисленных перемен режимов, перестало признавать эти права и интересы и постепенно усиливало политику вытеснения Японии из Маньчжурии. Для того чтобы противостоять этой политике, Япония в конце концов прибегла к использованию военной силы, воспользовавшись предоставленным локальным столкновением как поводом для ликвидации притеснений и восстановления своих прав.


Развитие Маньчжурского инцидента

Так как описание Маньчжурского инцидента необходимо для выяснения его значения в связи с причинами Тихоокеанской войны, ниже приводится хронологическая таблица событий вместо[7] детального описания самого инцидента.


1931

18 сентября. Инцидент Люгоуцяо (начало Маньчжурского инцидента). Японские силы оккупировали Мукден, Чаньчунь и Гирин.

22 сентября. Совет Лиги Наций порекомендовал Японии и Китаю урегулировать конфликт. Государственный секретарь США Стимсон[8]сделал Японии предупреждение.

26 октября. Правительство США призвало Японию и Китай придерживаться Пакта о ненападении.

8 ноября. Тяньцзиньский инцидент.


1932

3 января. Японские войска заняли Цзиньчжоу.

7 января. Правительство США уведомило Японию и Китай о своем непризнании статус-кво в Маньчжурии.

28 января. Шанхайский инцидент.

30 января. Совет Лиги Наций принял решение о создании международной комиссии по расследованию Шанхайского инцидента.

2 февраля. В Женеве состоялась конференция Лиги Наций по общему разоружению.

4 февраля. Японские войска захватили окрестности Харбина и начали операцию по очистке провинции Гирин (операция продолжалась до 1 августа).

29 февраля. В Японию прибыла направленная Лигой Наций Литтоновская комиссия по расследованию.

1 марта. Создано правительство Маньчжоу-Го.

4 марта. Генеральной Ассамблеей Лиги Наций принята резолюция, рекомендовавшая Японии и Китаю заключить перемирие.

15 марта. Правительство США объявило о непризнании Маньчжоу-Го.

24 марта. Состоялась официальная конференция между Японией и Китаем по вопросу перемирия.

5 мая. Достигнуто соглашение о перемирии между Японией и Китаем.

15 мая. Инцидент 15 мая (убийство японского премьер-министра Инукаи).

2 июня. Литтоновская комиссия Лиги Наций по расследованию закончила работу. В северной части Маньчжурии началась карательная экспедиции против Ма Чаншана (продолжалась до июля).

15 сентября. Япония признала Маньчжоу-Го.

6 ноября. Началась операция по очистке районе реки Амур (провинция Хэйлуньцзян) (продолжалась до декабря).

5 декабря. Японские войска осуществили операцию по очистке района Хинганских гор; захвачены Хайлар и станция Маньчжурия.


1933

2 января. Шанхайгуаньский инцидент: японские войска начали операцию по захвату провинции Жехэ (продолжалась до марта).

24 февраля. Генеральная Ассамблея Лиги Наций приняла отчет комиссии Литтона.

25 февраля. США поддержали резолюцию Лиги Наций.

27 марта. Япония заявила о своем выходе из Лиги Наций.

Апрель. Японские войска начали первую операцию в Северном Китае.

Май. Японские войска начали вторую операцию в Северном Китае.

31 мая. Между Японией и Китаем достигнуто соглашение о перемирии.

5 июля. Между Японией и Китаем достигнуто соглашение о выводе японских войск из Северного Китая.

7 августа. Квантунская армия отошла на линию Великой стены.


1934

1 марта. Маньчжоу-Го провозглашено монархией.

23 октября. В Лондоне началась предварительная конференция по военно-морскому разоружению.

29 октября. Япония денонсировала Лондонский договор.


1935

11 февраля. Начался итало-эфиопский конфликт.

1 марта. Германия аннексировала Саар.

16 марта. Германия аннулировала военные условия Версальского договора и объявила о перевооружении.

23 марта. Достигнуто соглашение между Японией и СССР о покупке Восточно-Китайской железной дороги.

10 июня. Достигнуто соглашение Умэдзу и Хэ Инциня относительно вывода китайской армии Гоминьдана из Северного Китая.

27 июня. Достигнуто соглашение по китайско-японскому конфликту в провинции Чахар.

9 декабря. В Лондоне состоялась конференция пяти держав по военно-морскому разоружению.

22 декабря. Князь Дэ-ван объявил о независимости Внутренней Монголии.


1936

15 января. Япония покинула конференцию по военно-морскому разоружению в Лондоне.

26 февраля. «Инцидент 26 февраля». (Виконт Сайто убит молодыми армейскими офицерами.)

7 марта. Германская армия оккупировала Рейнскую область.

25 марта. США, Великобритания и Франция заключили Пакт о качественном военно-морском разоружении.

9 май. Италия аннексировала Эфиопию.

12 декабря. Сианьский инцидент (Чжан Сюэлян заключил в тюрьму генералиссимуса Чан Кайши в Сиане, что явилось началом сотрудничества Гоминьдана с комунистами).


1937

27 марта. Япония известила Британское правительство о неучастии в конференции по ограничению количества орудий на вооружении крупных боевых кораблей.

30 июня. Инцидент у Ганьчаза между Японией и СССР.

7 июля. Инцидент у моста Марко Поло (Лугоуцяо) – начало Китайско-Японского инцидента.


Глава II
Китайский инцидент


Основные причины Китайского инцидента

В начале Первой мировой войны Япония оккупировала Циндао, немецкую базу для действий на Востоке. Стремясь к доминированию над Шаньдунским полуостровом, Япония предъявила Китаю «Двадцать одно требование»[9]. В их число входили: наследование Японией немецких прав в Шаньдуне, продление на 99 лет права аренды в Квантунской провинции с полной свободой предпринимательской деятельности для японцев в Маньчжурии, право на половину доходов с Ханьепинской компании, которая управляла сталеплавильными заводами в Ханьяне, железными рудниками в Даэ и каменноугольными копями в Пингахане, и заявление, что ни одна часть китайского побережья не должна быть сдана в аренду или отчуждена любому другому государству. Эти требования внушили китайскому народу глубокую ненависть ко всему японскому. Японская уступчивость англо-американскому давлению в отношении уважения китайского суверенитета, независимости, территориальной и административной целостности на Вашингтонской конференции в 1922 году дала Китаю уверенность, что, следуя внешней политике «поддержки дальнего и противодействия ближнему», она сможет вновь обрести национальный суверенитет.

В Китае были сильны антияпонские настроения. Позиция отторжения или оскорбления всего японского пронизывала китайцев во время переходного периода от Китая к Республике Китай. Во время движения за национальное объединение эти чувства эксплуатировались везде, где только было возможно.

В то же время в Японии росли антикитайские настроения. Они были направлены против неоправданного нарушения законных японских прав в Китае, которые, как полагала Япония, были оплачены кровью во время китайско-японской и русско-японской войн.

Маньчжурский инцидент начался в 1931 году. За ним в 1932 году последовал первый Шанхайский инцидент. Позднее было образовано государство Маньчжоу-Го, над которым де-факто устанавливался полный контроль Японии. Данное событие стало причиной глубокого недоверия к Японии со стороны Китая и других стран. В этом кроется основная причина как Китайского инцидента, так и Тихоокеанской войны.

Япония, Германия и Италия, «неимущие» государства, неудовлетворенные статус-кво, установленным Вашингтонской конференцией, посвятили себя задаче перевооружения, рассматривая «имущие» государства – «Великобританию, Соединение Штаты и Советский Союз» – как потенциальных противников.

Традиционно японская армия уделяла особое внимание действиям против Советского Союза, в то время как флот потенциальным противником считал Соединенные Штаты. Государственный бюджет не мог одновременно удовлетворить запросы и армии, и флота, и из-за отсутствия единой программы конкуренция между службами за получение большей части ассигнований усиливалась от года к году. Факторами, которые обеспечили успех военных в политике и привели последнюю под их полный контроль, были бессилие и коррупция политических партий, апатия народа и неадекватность мер, предпринятых ответственными лицами против «закулисной» деятельности военных.

Японии было необходимо спешно достигнуть независимости в обеспечении себя продовольствием и сырьем. Однако она испытывала сильнейший недостаток в ресурсах, в то время как Маньчжоу-Го могла поставлять только часть требуемого. Поэтому, в поисках способа справиться с этой ситуацией, флот поглядывал на ресурсы юго-западной части тихоокеанского района и пропагандировал расширение японской экономической сферы в южном направлении. С другой стороны, армия полагала, что Япония должна продвигаться в Северном Китае в направлении областей, соседствующих с Маньчжоу-Го, где имелись большие запасы железа, угля, хлопка, шерсти и соли. Казалось возможным, что армия, полностью игнорирующая мнение центрального руководства армии и флота в Токио, начнет действовать и продвинется в Северном Китае.

Представлялось, что японский национализм вытеснил антикоммунистическое движение в Японии. Он еще более усилился после инцидента 15 мая 1932 года, когда военными реакционерами был убит премьер-министр Инукаи, а также после инцидента 26 февраля 1936 года, когда виконт Сайто и другие[10] были убиты молодыми армейскими офицерами. В политической сфере последствием февральского инцидента стало последовательное формирование кабинетов министров во главе с Хирота[11], затем Хаяси[12] и, наконец, Коноэ в июне 1937 года. Хотя и не соответствовавший своим задачам во многих отношениях, кабинет Коноэ устранил продолжительное соперничество и добился подобия национального единства.

После образования Маньчжоу-Го в марте 1932 года Япония официально признала новое государство и старалась содействовать его развитию. В тоже время вопрос о Маньчжурии в результате китайского давления стал основной проблемой Лиги Наций. 24 февраля 1933 года Лига Наций приняла резолюцию с требованием непризнания Маньчжоу-Го, и Соединенные Штаты полностью поддержали ее. В результате 27 марта 1933 года Япония вышла из состава Лиги Наций. Позднее западные государства внимательно следили и с подозрением наблюдали за действиями Японии в Маньчжоу-Го. Они наживались на антияпонских чувствах китайцев и приняли политику предложения помощи, которая расширяла их влияние на Китай. Отношения между Японией и Советским Союзом по вопросу о Маньчжоу-Го были далеки от обнадеживающих. Поэтому только Япония предложила руку помощи Маньчжоу-Го, находившемуся в международной изоляции.

В начале 1933 года к власти в Германии пришел Гитлер, и в октябре Германия также вышла из Лиги Наций. Таким образом, теперь становилась очевидной тенденция, при которой «бедные» тянулись к сближению. В итоге в конце 1936 года были заключены японо-германский Антикоминтерновский пакт и японо-итальянское соглашение. Таким образом, Япония подошла очень близко к тому, чтобы вступить в дружественные отношения с блоком государств, желавших разрушить статус-кво в Европе.

Тем временем в Китае Национальная революционная армия под командованием Чан Кайши в 1928 году провела успешную операцию на севере и планомерно продолжала кампанию по объединению всего Китая. В декабре 1936 года это движение еще более усилилось, когда в Сиане генерал Чжан Сюэлян похитил Чан Кайши, чтобы заставить последнего объявить войну Японии. Даже красные, которых Чан преследовал с 1929 года, участвовали в его освобождении, подтверждая тем самым духовное единение страны. В январе 1937 года были проведены переговоры с коммунистами и правительство Шэньси пришло к мирному сотрудничеству с нанкинским правительством. К тому же успешная денежная реформа, проведенная в 1935 году под руководством Лейт-Росса, вместе с финансовым бумом следующего года укрепила китайскую экономику и позволила в декабре 1936 года с выгодой решить суйдунский вопрос. Эти события, а также возросшая военная мощь Китая и поддержка его Великобританией, Соединенными Штатами и Советским Союзом усилили антияпонское движение и вымостили дорогу к неизбежному столкновению Японии и Китая.

Положение в северном Китае, созданное действиями расквартированных здесь частей японской армии, на которые влияло японское военное давление в Маньчжурии, командование которых находилось под влиянием успехов применения военного давления в Маньчжурии. Одновременно старые влиятельные элементы в северном Китае пытались использовать это давление в надежде высвободиться из-под контроля Гоминьдана. После соглашения между Умэдзу и Хэ Инцинем в 1936 году[13] в Северном Китае было устранено влияние Гоминьдана. С помощью японской армии было начато движение за автономию, кульминационным моментом которого стало установление власти исполнительного комитета в районе Восточного Хэбэй[14]. Население Китая в большинстве своем верило, что эти движения инспирированы исключительно Японией, и особые торговые взаимоотношения в Восточном Хэбэй поддерживали здесь антияпонские чувства. Напряжение росло день ото дня.


Начало и расширение Китайского инцидента

Ночью 7 июля 1937 года части японских вооруженных сил, размещенные в Фэнтай[15], юго-западнее Пекина, и проводившие ночные учения в районе моста Марко Поло в Пекине, подверглись неожиданному обстрелу со стороны китайской 29-й армии, которой командовал Сун Чжэюань. Это стало началом инцидента у моста Марко Поло. Доказательств того, что это столкновение было спланировано японскими войсками или что они желали расширения конфликта, не имелось. Как японское центральное правительство, так и дипломатические круги стремились локализовать дело. Китайские власти, за исключением некоторых младших офицеров и тех, кто напрямую был связан с инцидентом, также казались озабоченными предотвращением подобных столкновений в будущем. Предположительно причиной конфликта стало возрастающее напряжение между двумя армиями.

В то же время флот опасался, что если конфликт расширится, то помощь, которую придется предоставить, помешает выполнению программы вооружения, направленной против Соединенных Штатов. Помимо этого имелось предположение, что конфликт может побудить Великобританию помочь китайцам. Армейское командование опасалось, что конфликт может заставить изменить диспозицию войск против советских вооруженных сил, в то время как финансовые круги предупреждали, что [страна] все еще в огромной степени зависит от Соединенных Штатов и Великобритании.

С китайскими властями неоднократно велись переговоры, но китайцы, нерешительные в своей позиции, смиренные в одних случаях и непримиримые в других, часто совершали недобросовестные поступки.

11 июля японское правительство решило отправить в Северный Китай бригаду из Жэхэ и подразделение моторизованной пехоты из состава Квантунской армии, 20-ю дивизию из Кореи и 5-ю, 6-ю и 10-ю дивизии из метрополии. Тем временем китайские власти вновь изменили свою позицию, и ночью 11-го делегат китайской 29-й армии в конце концов принял и подписал соглашение. Поэтому местные японские власти считали инцидент закончившимся. Однако 19 июля условия соглашения были нарушены китайскими войсками в окрестностях моста Марко Поло. Под давлением обстоятельств, как внутренних, так и международных, японское правительство несколько раз меняло свое отношение к инциденту, но после Ланфанского инцидента 25 июля и последовавшего на следующий день конфликта у Гуананьмэн было принято окончательное решение отправить дивизии из метрополии. 28 июля войска японского гарнизона начали наступление на район Пекин-Тяньцзинь и завершили его к 31 июля.


Развитие Китайского инцидента

Ниже в хронологической последовательности описана история развития Китайского инцидента. Краткие комментарии даны к тем событиям, которые оказали влияние на Тихоокеанскую войну или отразились на общем международном положении того времени.


Первый год Китайского инцидента (1937)

7 июля. Начало Китайского инцидента.

26 июля. Отправлены подкрепления в Северный Китай. Началось генеральное наступление на район Пекин-Тяньцзинь.

8 августа. Японские войска заняли Пекин.

9 августа. В Шанхае убит лейтенант военно-морских сил Ояма.

13 августа. Начало второго Шанхайского инцидента. (Китайские войска начали окружать японский сеттельмент. [Высажен] морской десант, войска в Шанхае вынуждены открыть огонь, начались жестокие бои.)

14 августа. Японское правительство приняло решение направить сухопутные войска в Шанхай.

23 августа. Японские войска высадились в Шанхае, и театр военных действий расширился.

24 августа. Политика защиты японских жителей в Циндао прекращена. Выпущен приказ об их эвакуации. Эвакуация завершилась к 31 августа.

12 сентября. Правительство Китая представило дело о китайско-японском конфликте Лиге Наций.

6 октября. Правительство Соединенных Штатов сделало заявление, в котором обвинило Японию в нарушении мирного пакта Келлога[16].

23 октября. Японские войска начали генеральное наступление в районе Шанхая.

25 октября. В японском правительстве создана комиссия по планированию. 28 октября. Создано автономное монгольское федеральное правительство.

5 ноября. Японские войска высадились в заливе Ханчжоу[вань].

6 ноября. Италия присоединилась к германо-японскому Антикоминтерновскому пакту.

20 ноября. В императорском дворце создан Императорский генеральный штаб[17]. Начался переезд китайского правительства в Чунцин.

9-30 ноября. Японские войска захватили Сунцзян (9 ноября), пригороды Шанхая (12 ноября), Сучжоу (19 ноября), Уси (25 ноября), Гу-андэ (30 ноября) и другие стратегические пункты.

1 декабря. Ликвидация экстерриториальности между Японией и Маньчжоу-Го.

12 декабря. Самолеты японского флота по ошибке атаковали и потопили американскую канонерскую лодку «Panay».

13 декабря. Японские войска заняли Нанкин.

14 декабря. В Нанкине создано временное китайское правительство.

2-24 декабря. Японские войска заняли Цзяньинь (2 декабря)[18], Чжэньцзян

(8 декабря)[19], Уху (10 декабря), Нанкин (13 декабря), Янчжоу (15 декабря), Ханчжоу (24 декабря) и другие стратегические пункты.


Японская национальная политика до начала Китайского инцидента

15 августа 1936 года кабинет Хирота[20] сформулировал основы национальной политики и неформально доложил их Императору (см. Приложение № 1). Эта национальная [<внутренняя] политика и соответствующая ей международная политика были направлены на достижение сотрудничества между Японией, Китаем и Маньчжоу-Го на основе дружественных связей. Международная политика, направленная на дружбу со всеми странами, не могла стать непосредственной причиной Китайского инцидента или Тихоокеанской войны. Однако два значительных постулата этой политики достойны упоминания. Одним из них была тенденция к сближению с Германией с целью противодействия Советскому Союзу, другим – план создания антикоммунистической зоны в Северном Китае. Первый постулат вскоре развился в Антикоминтерновский пакт между Японией, Германией и Италией, а позднее – в Тройственный союз. Последний, целью которого было создание антикоммунистической зоны посредством перехода Северного Китая в сферу японского влияния, может считаться основной причиной конфликта в Северном Китае в 1937 году.

16 апреля 1937 года кабинет Хаяси[21] (премьер-министр Хаяси Сэндзюро, министр иностранных дел Сато Наотакэ, военный министр Сугияма Хадзимэ, военно-морской министр Ёнаи Мицамаса, министр финансов Юки Тоётаро) согласился утвердить решения предыдущего кабинета с некоторыми изменениями, касающимися политики в Китае на ближайшее время (см. Приложение № 2.) Два основных принципа, общих с предыдущим кабинетом, были направлены на защиту Северного Китая от коммунистического влияния путем сотрудничества и взаимопомощи между Японией, Китаем и Маньчжоу-Го и на создание прояпонской и проманьчжурской зоны в Северном Китае.


Политика командования армии и флота Японии в начале Китайского инцидента

[См. Приложения №№ 3 и 4]

Китайская политика командования японской армии, сформулированная 8 июля 1937 года. (См. приложение № 3.)

Китайская политика командования японского флота, сформулированная 8 июля 1937 года. (См. приложение № 4.)

Китайская политика японского правительства, в том виде, в каком она была доложена Императору и высочайше одобрена 11 июля 1937 года, а также заявление японского правительства. (См. приложение № 5.)


Как видно из прилагаемых документов, японские центральные власти в начале инцидента приняли политику локализации. Однако правительство было вынуждено прибегнуть к практическим мерам урегулирования положения путем отправки дополнительных подкреплений для демонстрации силы и восстановления мира и порядка в Северном Китае. Но эти меры были неверно истолкованы по всему Китаю как акт агрессии японской армии против Северного Китая; в конце концов, они привели к разногласиям и взаимному недоверию во всех последующих переговорах.


Позиция китайских властей в начале конфликта

В своем заявлении от 17 июля, сделанном в Люшане, в связи с отклонением китайским националистическим правительством заявления японского правительства от 11 июля 1937 года, а также требованием японского правительства от 17 июля, Чан Кайши выразил неуклонную решимость китайского народа защищать свою страну. (См. Приложение № 6.) Хотя Чан обозначил, что занял жесткую позицию, националистическое правительство проявило интерес к речи премьер-министра Коноэ на 71-й специальной сессии парламента 27 июля, где последний заявил: «Мы не потеряли надежды на мирное разрешение конфликта в Китае». Сложилось впечатление, что существует движение, имеющее целью переход партии под руководство Ван Цзинвэя из прояпонской группы и поручение последнему ускорение мирного урегулирования.

28 июля Соединенные Штаты и Великобритания представили министру иностранных дел Хирота протест, гласящий, что с учетом их прав и интересов в районе Пекин-Тяньцзинь японским войскам должно быть предъявлено требование прекратить военные действия в данном районе.

Они также выразили опасение, что действия японских вооруженных сил могут вызвать конфликт с китайскими войсками Гоминьдана.

В ответ на этот протест министр иностранных дел сослался на обстоятельства, которые привели Японию к таким действиям. Далее он заявил, что не может обещать остановить военные действия Японии. Германия и Италия заняли в целом примиренческую позицию по отношению к Японии.

29 июля Ван Цзинвэй как президент Исполнительного Юаня[22] китайского национального правительства сделал заявление в котором решительно поддержал политику Чан Кайши, направленную на сопротивление Японии, особо подчеркнув агрессивность позиции Японии начиная со времени Маньчжурского инцидента. Он напомнил, что Северо-Китайский инцидент был вопросом жизненной важности для китайского народа и что народ должен быть готов принести любые жертвы для сопротивления агрессии.


Дипломатические переговоры между Японией и Китаем

17 июля 1937 года японское правительство на основе решений, достигнутых Советом пяти министров (состоявшем из премьер-министра, министра иностранных дел, министра финансов, министра армии и министра флота), отправило следующие инструкции.


1. Военному аташе в Нанкине было приказано передать военному министру национального правительства следующее: в случае нарушения китайскими правительственными войсками соглашения Хэ – Умэдзу японское правительство примет те меры, которые сочтет необходимыми, а китайскому правительству придется взять на себя всю ответственность за последствия, к которым это может привести.

2. Японский посол в Китае получил указание представить следующие требования министру иностранных дел национального правительства: Императорское правительство, решившее твердо придерживаться принципа предотвращения расширения конфликта, как это было заявлено в декларации от 11 июля и принимая во внимание последующую позицию национального правительства, настоящим требует: 1) немедленно прекратить все провокационные высказывания и действия; 2) не чинить препятствий местным администрациям обоих стран в их усилиях по урегулированию конфликта.


Определенный ответ на это должен был быть дан не позднее 19 июля. Центральное руководство армии направило японским гарнизонным силам в Китае директиву, что, поскольку китайские власти не демонстрируют доказательств добросовестного выполнения соглашений, для того, чтобы убедиться в их добросовестности и тем самым получить основания для последующих решений, на принятие условий будет установлен срок до 19 июля. Во второй половине дня 19 июля министр иностранных дел национального правительства отправил ответ в форме меморандума, в основном отклоняющего японские требования. Суть меморандума китайского правительства состояла в следующем.

Правительство предпринимает все возможные усилия по мирному разрешению инцидента, основываясь на принципе локализации конфликта.

Военные действия китайского командования являются лишь предварительными шагами в целях самообороны, предпринятыми для того, чтобы справиться с японскими подкреплениями, отправленными в район Пекин-Тяньцзинь. Китайское правительство, желающее предотвратить расширение конфликта, делает японскому правительству следуюшие два предложения: 1) установить дату одновременного прекращения боевых действий и отвода войск обеих стран; 2) продолжить на принципах добросовестности переговоры по поиску решения настоящего инцидента. Хотя прилагаются усилия по локальному разрешению инцидента, ввиду его, в сущности, локального характера, любые местные соглашения должны быть представлены центральному правительству, заинтересованному в решении. Ради мирного разрешения конфликта китайское правительство примет любые средства урегулирования, основанные на международном праве или договоре. Оно также готово передать дело в третейский суд.

После этого японское правительство прервало дипломатические переговоры с китайским, а мининистерство иностранных дел опубликовало соответствующее заявление.

Хотя как японское, так и китайское правительства пытались избежать полномасштабного столкновения в надежде быстро заключить мир, они упустили возможность вступления в официальные перговоры о мире. Причиной этому отчасти были попытка китайского националистического правительства сохранить лицо внутри страны и на международной арене посредством дискредитации настоящих намерений Японии и отсутствие в японской армии единства, вызванное неуступчивой позицией радикальных элементов.

С завершением в начале августа карательных операций против 29-й армии в районе Пекин-Тяньцзинь при поддержке морского министра Ёнаи начались закулисные переговоры, направленные на спасение положения дипломатическими мерами. По прошествии времени расхождения между радикально и умеренно настроенными элементами в армии постепенно уменьшились. Стало заметно стремление к возобновлению официальных дипломатических переговоров. Со стороны Китая министерство иностранных дел националистического правительства 7 августа сделало следующее заявление:

Мирное разрешение настоящего конфликта между Китаем и Японией все еще возможно при условии, что последняя готова принять прошлые предложения Китая вступить в переговоры. Поскольку дипломатические отношения между двумя странами формально не прерывались, переговоры могут начаться в самое ближайшее время. Сейчас положение стало исключительно напряженным, поэтому необходимо дать немедленный ответ на вопрос о войне или мире. Это, однако, совсем не означает, что уже поздно начинать переговоры о мирном урегулировании. Верится, что настоящие сложности будут преодолены, если лидеры японского правительства покажут свое искусство управлять государством, подкрепленное храбростью.

Казалось, наконец близится время, когда настанет мир между двумя странами. Формальные переговоры должны были вот-вот начаться. Однако из-за инцидента с лейтенантом Ояма в Шанхае мирное движение завершилось провалом.


Меры, предпринятые японскими военно-морскими силами перед Шанхайским инцидентом

1. 11 июля, после начала инцидента у моста Марко Поло, между Генеральным штабом флота и Генеральным штабом армии были достигнуты «Соглашение между армией и флотом о действиях в Северном Китае» и «Соглашение между армией и флотом о действиях авиации в Северном Китае». Эти соглашения немедленно были приведены в действие. (См. Приложение № 7.)

2. 12 июля 1937 года Генеральный штаб флота сформулировал неофициальный план действий против Китая. (См. Приложение № 8.)


Действия, упомянутые в параграфах 1 и 2, основывались на правительственной политике ограничения конфликта. Однако командование флота, исходя из своей оценки ситуации, предвидело значительную вероятность распространения инцидента на Центральный и Южный Китай и пришло к выводу, что без достаточной подготовки сил будет невозможно защитить японских жителей и гарантировать соблюдение японских прав и интересов в Китае. (Некоторые представители структур флота, размещенных в Китае, также высказали мнение, что необходимо по-настоящему наказать китайские войска в Северном Китае и районе Шаньдуна даже ценой японских интересов в Центральном и Южном Китае, и что если положение не будет разрешаться со всей твердостью, то Китай проявит еще более сильные антияпонские чувства и повторяющиеся столкновения с Японией создадут необратимую ситуацию. Однако ни правительство, ни центральное военное командование не сделали никаких позитивных шагов, согласующихся с идеей отказа от японских прав и интересов в Центральном и Южном Китае и предпринятии решительных действий в Северном Китае.)

3. Эвакуация японских жителей и подготовка операций флота.

После окончательного решения армии 27 июля отправить дивизии из метрополии Центральный[23] штаб флота сформулировал план, который немедленно привел в исполнение.

а. Принципы.

Флот, хотя и по-прежнему придерживающийся политики ограничения инцидента, выполнит все необходимые приготовления к полномасштабной операции против Китая, так как существует большая вероятность перерастания существующего напряжения в полномасштабные военные действия между Японией и Китаем.

б. Задачи операций.

Первейшая задача операций будет ограничена решением северокитайской проблемы. Для достижения этой цели флот окажет соответствующее содействие армии в районе Северного Китая, осуществит конвоирование транспортов, защитит японские интересы, а также жителей во всех областях Китая. В то же время флот завершит необходимые приготовления к полномасштабным операциям против Китая и защите японских жителей в Циндао и Шанхае.

в. Операции и связанные с ними вопросы.

(1) Эвакуация японских жителей в Центральном и Южном Китае будет проводиться с максимальной осторожностью во избежание провоцирования китайских властей.

Первый этап: эвакуация японских жителей из верховьев реки Янцзы выше Ханькоу.

Второй этап: японские жители из других районов подготовятся к эвакуации и будут действовать сообразно обстоятельствам.

(2) Издание приказов по организации специальной флотилии, которая будет направлена в Китай, последует вслед за приказом по флоту Императорского генерального штаба в отношении действий флотилии в осуществлении ее задач.

(3) Будут изданы приказы о первом этапе мобилизации.

(4) Два батальона особых десантных отрядов флота будут готовы выдвинуться в Порт-Артур[24] для отправки в Циндао.

(5) Личный состав и снаряжение будут готовы к отправке из Фуруэ на авиационную базу в Тайхоку на борту транспортов «Китаками» и «Сата».

г. Будут ускорены следующие военные приготовления.

(1) Будет ускорено производство оружия, снаряжения (особенно материалов, которые не могут быть импортированы в военное время), бомб и пулеметных пуль[25].

(2) Будут выполнены ремонт и обслуживание военных кораблей и проведена подготовка к реквизиции торговых судов.

(3) Будет подготовлен второй этап мобилизации.

(4) Будут сделаны необходимые приготовления для обороны стратегических направлений.


28 июля, после переговоров с министром иностранных дел, командование флота решило эвакуировать японских жителей. В 15.10 того же дня заместитель министра флота и помощник начальника Генерального штаба флота отправили телеграмму командующему Третьим флотом. Информационные копии были отправлены военно-морскому атташе, японскому посольству в Китае и офицерам, находящимся в Нанкине и Ханькоу.

Совершенно секретная телеграмма № 551

Утром 28 июля в районе Бэйпина Тяньцзиньская армия перешла в генеральное наступление против китайской 27-й армии. Предполагая, что настоящий конфликт перерастет в полноценную войну между Японией и Китаем, мы считаем необходимым немедленно вывезти японских граждан из верховьев реки Янцзы выше Ханькоу. Требуем, чтобы вы приняли необходимые меры по началу их эвакуации согласно обстоятельствам в каждом из секторов, поддерживая непосредственный контакт с местными властями министерства иностранных дел.

Министерство иностранных дел проинструктировало консулов, находящихся в верховьях реки Янцзы выше Ханькоу, чтобы они начали эвакуацию японских граждан по своему усмотрению, если ситуации изменится к худшему.


Эвакуация жителей из района Янцзы

Японские жители в районе реки Янцзы охранялись силами контр-адмирала Уматаро [Танимото], командующего 11-й флотилией канонерских лодок, состоящей из флагманской канонерской лодки «Яеяма»[26], канонерских лодок «Ходзу», «Футами» и «Котака» в Ханькоу, [канонерских лодок\ «Катада», «Сумида» и [эсминца] «Кури» в Шанхае, [эсминцев] «Цуга» в Нанкине, «Хасу» в Уху, [канонерских лодок] «Атами» в Цзюцзяне, «Сэта» в Чанша, «Тоба» в Ичане, «Хира» в Чунцине и подразделения Шанхайского особого десантного отряда флота численностью 292 человека, дислоцированного в Ханькоу.

На 1 июля в Китае проживали около 30 000 японских граждан, в том числе японцев, корейцев и уроженцев Формозы, из которых 26 600 жило в Шанхае и 1700 в Ханькоу. Ввиду нарастания напряженности по всему Китаю и расширения конфликта в Северном Китае 28 июля Генеральный штаб Флота выпустил следующую директиву командующему Третьим флотом:

«Поскольку утром 28 июля войска, дислоцированные в Тяньцзине, перешли в генеральное наступление, весьма вероятно, что данный конфликт перерастет в прямую войну между Японией и Китаем. Поэтому настоящим вам предписывается начать после соответствующей консультации с представителями министерства иностранных дел эвакуацию японских жителей, живущих вдоль реки выше Ханькоу».

Эвакуация японских граждан с верховьев реки Янцзы началась 1 августа. 4 августа было получено разрешение центральных властей на их дальнейшую эвакуацию. 9 августа они достигли Шанхая на борту японских кораблей. В Ханькоу между генеральным консульством и флотом произошло расхождение во мнениях относительно эвакуации. В конце концов, спор пришлось разрешить центральным властям[27]. 6 августа было получено разрешение на эвакуацию из Ханькоу в Шанхай. Около 1000 граждан Японии, жаждавших эвакуации, 7 августа отправились в Шанхай на борту японских кораблей. Сопровождаемые по суше армейским подразделением и эскортируемые кораблями 11-го дивизиона канонерских лодок, они благополучно завершили свое путешествие. Жители Уху, Даэ, Цзюцзяня и Нанкина, расположенных в нижнем течении Янцзы, также были эвакуированы и благополучно добрались до Шанхая 9 августа. Однако пароход «Гакуё Мару», который покинул Нанкин 13 августа, имея на борту дипломатический персонал из района Ханькоу, военного и морского атташе, а также незначительное количество японских гражданских лиц из Нанкина, был вынужден вернуться в Нанкин из окрестностей Чэнцзяна, так как китайцы закрыли проход по реке. В конце концов, они достигли Циндао на особо тщательно охраняемом поезде. Японские жители Шанхая ввиду возросшей опасности приняли решение отправить на родину женщин и детей. Таким образом 20 000 жителей из 30 000 успешно вернулись домой около 19 августа.


Эвакуация японских граждан из Южного Китая

Японские граждане в Южном Китае находились под защитой 5-й флотилии эсминцев под командованием вице-адмирала Окума Масакути. Эскадра состояла из флагманского [.легкого крейсера] «Юбари», [эсминца] «Асагао», 16-го дивизиона эсминцев (без «Асагао»), базировавшихся на Мавэй[28], 13-го дивизиона эсминцев (исключая «Санаэ») в Сватоу и [эсминца] «Санаэ», стоявшего в Кантоне[29]. Эскадра была назначена охранять 12 000 японцев – жителей Фучжоу, Амой, Сватоу и Кантона. В начале Северокитайского инцидента 16-й дивизион эсминцев был отправлен на север. Ему на смену в распоряжение вице-адмирала Окума были отправлены 5-й дивизион эсминцев из Мако[30] и 29-й дивизион эсминцев из Японии.

Так как положение в Южном Китае 12 августа резко ухудшилось, в тот же день начали эвакуацию жителей Сватоу. После столкновения в Шанхае, 15 августа начали эвакуироваться жители Кантона, а 17 августа жители Фучжоу – последние по приказу министра иностранных дел. Все они благополучно достигли Формозы. Эвакуация японских граждан из Амой, которая по ряду причин задерживалась, была завершена во второй половине августа, когда шанхайская операция находилась в полном разгаре.


Действия флота

С определением 27 июля правительственного курса на отправку войск в Северный Китай высшее командование флота выпустило следующие приказы.

«Приказ Императорского генерального штаба по флоту № 1 28 июля 1937 года


В соответствии с Императорским рескриптом принц Хироясу, начальник Генерального штаба флота, настоящим приказывает главнокомандующему Объединенного флота Нагано следующее.

Империя приняла решение отправить войска в северный Китай с целью нанесения поражения китайским вооруженным силам в районе Бэйпин-Тяньцзинь и закрепления общественного мира в ключевых пунктах этого района. Поэтому командующий Объединенным флотом направит Второй флот взаимодействовать с Экспедиционными силами армии в деле защиты японских граждан и закрепления японских прав и интересов в Северном Китае. Одновременно Второй флот будет сотрудничать с Третьим флотом.

Командующий Объединенным флотом направит Второй флот обеспечивать переброску Экспедиционных сил армии.

Указания по конкретным вопросам будут даны начальником Генерального штаба флота».

«Приказ Императорского генерального штаба по флоту № 2 28 июля 1937 года


В соответствии с Императорским рескриптом принц Хироясу, начальник Генерального штаба флота, настоящим приказывает командующему Третьим флотом Хасэгава следующее.

Империя приняла решение отправить войска в Северный Китай с целью нанесения поражения китайским вооруженным силам в районе Бэйпин-Тяньцзинь и закрепления общественного мира в ключевых пунктах этого района. Поэтому командующий Третьим флотом будет охранять японских граждан в Центральном и Южном Китае и обеспечивать защиту японских прав и интересов в этом районе.

Указания по конкретным вопросам будут даны начальником Генерального штаба флота».

«Приказ Императорского Генерального штаба по флоту № 3 28 июля 1937 года


Принц Хироясу, начальник Генерального штаба флота настоящим приказывает командующему Третьим флота Хасэгава следующее.

Командующий Третьим флотом будет держать под строгим наблюдением китайское побережье южнее залива Хайчжоу[ва//ь] (исключая залив) и акваторию реки Янцзы.

Главнокомандующий Третьим флотом направит 10-ю дивизию [крейсеров] (исключая «Идзумо») в Северный Китай и передаст ее командующему Вторым флотом[31].

Использовать центральное стандартное время».

28 июля в 23.00 помощник начальника Генерального штаба флота отправил следующую телеграмму командующим Объединенным, Вторым и Третьим флотами. Информационные копии были посланы всем комендантам основных и второстепенных военно-морских округов, а также начальнику японской военно-морской канцелярии в Маньчжурии.

«Императорский Генеральный штаб, Отдел флота, совершенно секретно Телеграмма № 1 в отношении боевых действий


Японский флот будет эскортировать Экспедиционные силы армии в Северный Китай. Он, в сотрудничестве с армией, будет действовать в районе Тангу и других районах; чтобы держать под пристальным наблюдением возможность расширения конфликта в Северном Китае. Он будет избегать провоцировать Китай как можно дольше, по крайней мере – пока полностью не завершится эвакуация японских граждан с Янцзы и пока особое десантное подразделение из Ханькоу и все военные суда с Янцзы не сосредоточатся в Шанхае. За исключением войск, абсолютно необходимых для достижения поставленных выше задач, существующие войска не будут перемещаться или усиливаться до тех пор, пока положение заметно не изменится. Подкрепления будут сохраняться на [острове] Кюсю, готовые к отправке в случае, если этого потребует ситуация. Особые приказы будут отданы в отношении перемещения 1-й и 2-й смешанных авиагрупп на Формозу, остров Квельпарт[32] и [авиабазу] Чжоушуйцзы и выдвижения в Китай 21-й и 22-й авиагрупп.

Отдельные приказы будут изданы в отношении переброски особых десантных отрядов в Циндао и Шанхай с соответствующих сборных пунктов в Японии».

29 июля на основании приведенных выше приказов штаб Третьего флота составил свои оперативные планы и отдал необходимые приказы подчиненным соединениям. (См. Приложение № 9).

Днем раньше начальник штаба Третьего флота распространил по своему соединению следующее заявление о критическом положении на тот момент:

«Я получил секретную информацию, что в Шанхае и его окрестностях китайские войска завершили подготовку к немедленным действиям и планируют предпринять согласованные действия во всех районах и в любой момент. Все военно-морские силы обязаны усилить охрану и проявлять особую осторожность до момента полного завершения наших приготовлений».

29 июля командующий Третьим флотом от своего имени отправил морского атташе вице-адмирала Хонда в японское посольство в Нанкине. Он приказал ему проинформировать Чжэн Шаогуаня, начальника военно-морского ведомства Республики Китай, и Гао Сена, заместителя начальника военного ведомства, о том, что он [командующий Третьим флотом] будет придерживаться политики локализации [инцидента], принятой Японией. Далее он заявил: достойно сожаления, что из-за антияпонских действий и сосредоточения китайских войск в Центральном и Южном Китае инцидент может расшириться; [и от него] требуется немедленно применить эффективные меры контроля. В случае ухудшения положения Третий флот будет вынужден предпринять вооруженные действия.

Оба китайских начальника полностью осознавали положение и обещали сделать все возможное для предотвращения распространения конфликта на

Центральный и Южный Китай. В тот же день командующий Третьим флотом объявил о своей линии поведения, направленной на предотвращение столкновений в этих районах. Суть этого заявления состояла в следующем:

«Наш флот вместе с японскими гражданами во всех районах Китая приложит все силы к тому, чтобы остановить возникновение конфликтов. В то же время мы весьма заинтересованы в совместных действиях, которые следует предприять китайским властям с развитием настоящей ситуации. В случае, если действия, предпринятые китайскими центральными и местными властями, будут неуместными и ситуация выйдет из-под мирного контроля, Третий флот предпримет все действия, которые сочтет необходимыми для выполнения своей задачи. Мы желаем нашим согражданам, проживающим в Китае, в настоящее время сохранять спокойствие и выдержку. Мы также горячо надеемся, что заинтересованные китайские власти проявят осторожность и приложат все усилия к предотвращению любых нежелательных событий в любой части Китая, для того чтобы поддержать дружбу между Японией и Китаем и сохранить мир на Востоке».

В то же время общее положение в районе Шанхая постепенно осложнялось; наряду с другими безосновательными домыслами распространялись пропагандистские слухи о том, что китайские войска одержали победу в Северном Китае. Население было полно тревоги, ситуация в финансовой сфере видимо ухудшалась. Китайские войска сделали все необходимые приготовления для сдерживания любых наступательных действий японского флота. Часть их первоклассных самолетов была готова к действиям с аэродрома Хунчжао, некоторые из них совершали разведывательные полеты над архипелагом Чжусан.


Шанхайский инцидент

Положение накануне инцидента

Как указывалось выше, японский флот, готовый отразить любую возможность распространения конфликта на Центральный и Южный Китай, ускорил подготовку к операциям в этих районах.

Противодействуя этому, китайцы также усилили свои войска в Шанхае и вокруг него. В Северном Китае китайские воздушные силы развернули около 60 самолетов к северу от Лунхайской железной дороги. В Центральном Китае совершались ежедневные полеты самолетов-разведчиков; держались под наблюдением передвижения японских военных кораблей и судов в Шанхае и районе Седельных островов. Помимо этого, около 40 самолетов «Northrop» и «Martin» находились на аэродромах Гуаньтан[33], Хунчжао, Сяогань и некоторых других базах. Таким образом, ход событий неуклонно вел к открытому столкновению между воздушными силами сторон. Повсеместная неприязнь к японцам еще больше возросла, о чем свидетельствуют такие действия, как состоявшиеся 31 июля и 1 августа переговоры между Чан Кайши и Ван Цзинвэем, начало тотальной антияпонской кампании и увеличение числа китайских высокопоставленных лиц, эвакуирующихся из Шанхая. Эти действия, как и позиция китайских воздушных сил и войск центрального правительства, предвещали прямое столкновение между Японией и Китаем.

Около 18.30 9 августа лейтенант Ояма Исао, командир Западного отряда шаннхайских особых десантных сил флота и его водитель, матрос 1-го класса Сайто, были убиты солдатами китайского Корпуса поддержания мира, когда ехали на казённой автомашине по дороге вдоль аэропорта Хунчжао в западную часть Шанхая. Дипломатические переговоры, как обычно, ни к чему не привели. Инцидент был использован обоими сторонами в качестве обоснования резкого увеличения численности войск. Со временем это закончилось столкновением в Шанхае.

Твердой основой политики японского правительства и флота был принцип локализации проблемы и воздержания от действий, которые могут спровоцировать китайцев. Однако ряд событий – открытое столкновение между японскими и китайскими войсками в Северном Китае в июле – августе, полная эвакуация японских граждан из бассейна реки Янцзы, сосредоточение 11-го дивизиона канонерских лодок в Шанхае и вокруг него и инцидент с лейтенантом Ояма, как, впрочем, и усиление состава 8-й дивизии крейсеров дивизиона и 1-й флотилии эсминцев в Шанхае 11 августа и высадка отряда особых десантных сил – привел к увеличению напряженности между Японией и Китаем. Гражданские перевозки на железнодорожных линиях Шанхай – Нанкин и Шанхай – Ханьчжоу – Нинбо были прекращены. Солдаты китайской армии и вооруженные бойцы из «Корпуса поддержания мира» сосредотачивались во все возрастающем количестве в Шанхае и вокруг него. Положение было таково, что для взрыва достаточно было одной искры.

В конце концов, так и случилось. В 10.30 13 августа в Шанхае китайские войска, занявшие здание коммерческого издательства и смежные с ним дома, неожиданно открыли пулеметный огонь по японским позициям близ моста Хэнпан[34]. Позже, в 16.54 того же дня, китайские войска в районе Бацзуцяо[35] внезапно обстреляли артиллерией расположенный здесь мост и сбросили на него бомбы. Японские особые десантные силы ответили.

Положение не внушало оптимизма, так как наши десантные силы, численностью менее 5000 человек, противостояли силам противника, насчитывавшим десятки тысяч солдат.

Перед этим японское правительство обсудило запрос флота о том, чтобы армейские части были направлены в Центральный Китай (район ниже Желтой реки и вдоль Янцзы). 13 августа правительственное заседание пришло к решению об отправке сил. На следующий день, 14 августа, была выпущена оперативная директива в виде Приказа Императорского генерального штаба по флоту. (См. Приложение № 10.)

Таким образом, японский флот принял решение начать полномасштабные боевые действия, оставив существовавшую политику локализации инцидентов. 14 августа было опубликовано следующее заявление:

«Ничем не спровоцированное убийство лейтенанта Ояма китайцами ясно подтверждено проведшими расследование на месте японской и китайской комиссиями, а также официальными лицами муниципального совета. Китайцы усвоили позицию беззаконного оскорбления наших войск, и состояние дел в районе Шанхая внезапно стало критическим. Тем не менее, мы проявили исключительную осторожность, принимая во внимание тот факт, что Шанхай является международным городом, где проживают множество иностранцев. Ввиду всего этого, наш посол предложил 13 августа обсудить разногласия с послом Китая. В этих обстоятельствах мы ограничили наши действия против незаконной стрельбы китайских войск в предыдущий день ответным огнем. Более того, мы не атаковали китайские самолеты, пролетавшие на малой высоте над сеттельментом. Несмотря на это, около 10.00 14 августа 10 или более китайских самолетов осмелились бомбить наши корабли и суда, штаб десантных сил, здание генерального консульства и другие объекты. Словами невозможно описать такие акты насилия. Сегодня Императорский флот, стерпевший невыносимое, вынужден предпринять все возможные и действенные меры. Такие действия достойны сожаления ввиду тех надежд и желаний, которые мы питали. Однако это неизбежно».

Японское правительство, понимавшее необходимость придерживаться твердой позиции, сделало 15 августа заявление, которое было равносильно объявлению войны.


Военные приготовления японского флота

После начала инцидента было ясно, что у националистического правительства имеются значительные силы для тотальной войны против Японии. Поэтому положение требовало со стороны флота немедленных приготовлений, гарантирующих успешный исход операции. Далее, на случай затягивания операций на длительный период при планировании следовало учитывать возможное участие третьих стран. Чтобы справиться с таким положением, было решено учредить ведомство, подобное Отделу изучения приготовлений к морской войне Императорского генерального штаба, который был создан позднее, во время Тихоокеанской войны. Это учреждение было известно как Комитет изучения военных приготовлений; первое его собрание состоялось 23 августа 1937 года. Было решено, что для того чтобы предвидеть нужды страны на случай, если операции в Китае затянутся на долгий срок, военные приготовления для завершения этих операций должны быть закончены. В этих приготовлениях надлежало сделать акцент на действиях на море, чтобы сдержать и отразить любое возможное вмешательство третьей державы.

Были составлены конкретные планы с тем, чтобы:

– ускорить реконструкцию или усиление военных кораблей;

– ускорить строительство военных кораблей;

– закончить военные приготовления в соответствии с требованиями военного времени;

– реквизировать необходимые торговые суда;

– модернизировать авианосцы;

– ускорить производство и оснащение самолетов;

– поддерживать оборонные объекты;

– поддерживать объекты инфраструктуры, в том числе шесть баз, инженерные сооружения и объекты связи;

– мобилизовать личный состав первой и второй категорий резерва и обучить авиационный персонал;

– приобрести и содержать материалы, необходимые по штатам военного времени.


Эти планы помимо удовлетворения требований китайских операций имели целью пополнение и развитие военно-морских вооружений и военные приготовления на случай непредвиденных ситуаций, которые могли возникнуть при вовлечении третьих сил. Данные действия фактически оказались началом подготовки к Тихоокеанской войне. Одновременно с флотом армия также начала готовиться к войне. Это вызвало сильнейшие трения между двумя службами в отношении контроля над военными заводами и поставок предметов снабжения.


Потопление USS «Panay»

12 декабря 1937 года, за день до оккупации Нанкина японскими войсками, американская речная канонерская лодка «Panay», стоявшая на якоре на Яиц-зы между Нанкином и Уху, подверглась бомбардировке и была потоплена[36]. Ее ошибочно приняли за китайское судно истребители и бомбардировщики авианосного базирования 2-й объединенной авиагруппы (под командованием вице-адмирала Мицунами Тэйдзо), участвовавшей в битве за Нанкин и действовавшей с оперативной базы в Шанхае. Японское правительство принесло Соединенным Штатам извинения за ошибку, и лица, имевшие к инциденту отношение, были наказаны. Напряжение между Японией и Соединенными Штатами было ослаблено и не привело к серьезным последствиям. Однако частое ущемление законных британских и американских интересов, и ошибочные бомбардировки, случавшиеся в последующие годы во время китайских операций, внесли ощутимый вклад в усиление вражды между Японией, Великобританией и Соединенными Штатами.

Тогда же, 12 декабря, японской военно-морской авиацией были атакованы стоявшие на якоре выше Нанкина британские [канонерские лодки\ «Ladybird» и «Cricket». В ходе атаки летчики осознали, что корабли британские, и атаку прекратили до того, как были достигнуты прямые попадания[37].


Глава III
Второй год Китайского инцидента (1938)


Хронология

10 января. Японские военно-морские силы захватили Циндао.

11 января. На Императорской конференции сформулированы основы политики по урегулированию китайского инцидента.

16 января. Премьер-министр Коноэ заявил, что Япония отказывается вести дела с националистическим правительством.

3 февраля. Японские военно-морские силы захватили Чифу.

11 февраля. 11 марта. Операция на Желтой реке (Хуанхэ).

25 февраля. Японская военно-морская авиация бомбила Наньчан.

8 марта. Бомбардировка Сянянь.

13 марта. Германо-австрийский аншлюсс[38].

28 марта. В Нанкине сформировано новое правительство.

1 апреля. Объявление о вступлении в силу с 5 мая закона «О всеобщей национальной мобилизации».

10 апреля. Бомбардировка Гуаньтан[39].

29 апреля. Бомбардировка Ханькоу.

13 мая. Японский флот занял Амой.

19 мая. Японская армия заняла Сюйчжоу.


Операции в Сюйчжоу

19 марта. Занят Ханьчжуан.

3 апреля. Занят Тайэржуань.

20 апреля. Занят Яньчжоу.

9 мая. Занят Мынчэн.

14 мая. Перерезана Лунхайская железная дорога.

18 мая. Начало генерального наступления операции в Сюйчжоу.

24 мая. Занят Ланькао[40].

28 мая. Занят Гуаньтан[41].

2 июня. Занят Кайфын.

9 июня. Японские войска начали движение вверх по Янцзы с целью захвата Учана и Ханькоу.

11 июня. Китайские войска разрушили дамбы Желтой реки и затопили равнины.

13 июня. Занят Аньцин.

23 июня. Японский Флот захватил остров Наньао Дао.

26–27 июня. Бомбардировка Наньчана.

4 июля. Занят Хукоу. Бомбардировка Учана.

5 июля. Подписано японско-маньчжуро-итальянское торговое соглашение.

12 июля. Японские и советские войска столкнулись у Чанкуфына[42].

31 июля. Вышеупомянутый инцидент урегулирован[43].

10 августа. Заключено перемирие между японскими и советскими войсками[44].

26 июля. Захвачен Цзюцзян.

3 августа. Бомбардировка Ханькоу.

13 августа. Бомбардировка Динчоу[45].

17 августа. Занят Бучоу[46].

18 августа. Бомбардировка городов Ханьян и Баоцин.

24 августа. Занят Жуйчан.

31 августа. Бомбардировка Намъюн[47].

3 сентября. Занят Махуйлин.

6 сентября. Занят Мэйчуань[48].

17 сентября. Занят Гуанцзи[49].

28 сентября. Бомбардировка Куньмина. В Европе заключено мюнхенское соглашение[50].

29 сентября. Занят Таньцзячжэнь.

1 октября. Немецкие войска вошли в Судетскую область.

12 октября. Японские войска начали операции по захвату Кантона высадкой десанта на берегах залива Биас.

18 октября. Занят Хайчжоу (кантонская операция). Занят Яньцин (ханькоуская операция).

20 октября. Занят Дайе (ханькоуская операция).

21 октября. Японские войска взяли Кантон.

25 октября. Японские войска начали наступление вверх по течению Чжуцзянь.

23 октября. Взята крепость Хумэнь.

24 октября. Занят Цунхуа.

25 октября. Занят Саньшуй.

25 октября. Японская армия вошла в Ханькоу.

26 октября. Занят Учан.

27 октября. Занят Ханьян.

27 октября. Занят Дэань.

30 октября. Занят Сяогань.

31 октября. Занят Ханьчуань.

18 ноября. Занят Ючоу[51].

2 ноября. Япония опубликовала заявление о выходе из Лиги Наций.

3 ноября. Премьер-министр Коноэ заявил: «Если китайское правительство реорганизуется и улучшится, Япония не откажет ему в участии в строительстве нового порядка в Восточной Азии».

22 ноября. Провозглашен принцип трех точек в строительстве нового порядка в Восточной Азии.

16 декабря. Япония учредила Комитет по развитию Азии.

20 декабря. Ван Цзинвэй бежал из Чунцина.

29 декабря. Ван Цзинвэй опубликовал мирные предложения.


11 января 1938 года на Императорской конференции были сформулированы основные принципы японской политики в Китайском инциденте. (См. Приложение № 11.)

Конечной целью этой политики для Японии было формирование оси мира на Востоке в сотрудничестве с Китаем и Маньчжоу-Го. Для этого план предусматривал предложить мирные условия в том случае, если правительство Чан Кайши запросит мира. В противном случае предусматривалось, что Япония будет добиваться ликвидации режима Чана и одновременно содействовать учреждению нового центрального правительства, с которым Япония намеревается вступить в дружественные отношения.

Немедленно вслед за принятием вышеупомянутого плана военная ситуация стала развиваться весьма благоприятно для Японии. К тому же режим Чан Кайши, который перебрался вглубь страны, пришел в упадок, в то время как программа создания нового правительства неуклонно воплощалась в жизнь. Эти события послужили основанием для заявления, сделанного 16 января: «Мы отказываемся иметь дело с националистическим правительством».


Политика японского флота в Китайском инциденте. Май 1938 года

Ход Китайского инцидента управлялся согласно основным направлениям, принятым 11 января, и последующими решениям, принимавшимися на периодических встречах Конференции пяти министров. Однако имелись признаки того, что армия сосредотачивает права управления, как военного, так и политического, в руках старших полевых командиров. Также можно было видеть, что армия пытается править Северным Китаем как вторым Маньчжоу-Го. Флот опасался, что такое административное доминирование армии, особенно со стороны полевых командиров, может распространиться даже на район Шандуна, как, впрочем, и на Центральный и Южный Китай. Чувствовалось, что это может стать причиной отклонения проводимой политики от той, что изначально была установлена центральными властями. Поэтому 25 апреля флот сформулировал в отношении Китая собственные принципы, известные как «Политика флота в Китайском инциденте».


Суть этой политики заключалась в следующем.

1. Общие принципы.

Флот будет строго придерживаться основных принципов политики, сформулированной японским Императорским правительством в отношении Китайского инцидента. Весь флот объединится в следовании умеренным курсом, предпринимая своевременные и надлежащие действия.

2. Политические принципы.

Северокитайское временное правительство будет сделано структурной основой центрального правительства Китая. Будут направлены усилия на привлечение ведущих китайских деятелей во временное правительство Центрального Китая и стимуляцию его развития в мощный режим. Будет учрежден особый муниципалитет Циндао.

3. Экономические принципы.

Экономическая политика будет сосредоточена на полном использовании двух национальных компаний: Компании развития Северного Китая и Компании развития Центрального Китая. (Сравнительно умеренная политика была принята в таких вопросах, как наземный транспорт, портовое хозяйство, связь, лов морепродуктов, авиация, морской транспорт и финансы.)

4. Принципы руководства различными организациями, ведущими дела с Китаем.

Флот выступает против явной попытки армейских властей в Северном Китае заставить такие организации перейти под исключительный контроль армейских полевых командиров. Руководство национальной политикой в Северном и Центральном Китае должно оставаться исключительно в руках центральных властей. Флот также выступает против управления центрально-китайскими делами армейским властям в Северном Китае. В том случае, если с Китаем будет достигнуто политическое соглашение, следует избегать подписания такого документа старшим руководителем армии или флота. Это должен сделать какой-нибудь гражданский или дипломатический служащий.


В период с 24 июня по 19 июля состоялась Конференция пяти министров, на которой были решены следующие вопросы (см. Приложение № 12):

– 24 июня – приняты принципы урегулирования Китайского инцидента;

– 8 июля – намечены мероприятия, которые следует осуществить, если существующее центральное правительство Китая капитулирует; мероприятия, которые следует осуществить, если существующее центральное правительство Китая не капитулирует; спланирована деятельность пятой колонны в Китае.


Вышеизложенное было основой политической и военной линии, принятой для завершения войны с Китаем. В военном отношении конечная цель заключалась в сокрушении режима Чан Кайши и завершении войны в течении года взятием Ханькоу. Предполагалось, что это приведет к окончанию военных действий. В политическом отношении цель заключалась в поддержке развития нового центрального правительства.


Национальная политика по отношению к Китаю в течение и после октября 1938 года

В основном японская политика по отношению к Китаю придерживалась направлений, сформулированных в январе и июне. Однако существовали определенные расхождения между военными и гражданскими чиновниками. Для устранения этих расхождений 21 октября Кабинет пересмотрел и изменил эти принципы; результаты были распространены среди всех чиновников правительственных учреждений. Суть решений Кабинета заключалась в следующем.

Япония и Китай устранят все существующие разногласия, восстановят, в широком смысле, дружеские отношения и придут к полной гармонии на основе взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности. Для этой цели сначала будут предприняты необходимые шаги для предотвращения повторения любых инцидентов между двумя народами.

Япония будет поощрять учреждение новой власти в Китае и сотрудничать с ней в реформировании Китая. Обновленный Китай будет искоренять антияпонские и прокоммунистические идеи, освобождаться от привычки рассчитывать на Европу и Америку и демонстрировать неподдельное дружелюбие по отношению к Японии и Маньчжоу-Го. Вокруг оси сотрудничества, созданной таким образом между Японией, Маньчжоу-Го и Китаем, Япония в дальнейшем организует союз азиатских государств для установления в Азии прочного мира. Для этого Япония сначала поощрит китайские массы к переходу с антияпонских и прокоммунистических позиций на прояпонские и антикоммунистические. Затем Япония будет стремиться к усилению связей Китая с Японией и Маньчжоу-Го в областях, где необходимо единство, и в определенном районе установит крепкую общую зону национальной безопасности, включающую Японию и Китай. В то же время Япония закрепит за собой основу для экономической экспансии в Китай.

Как можно видеть из вышесказанного, за политикой Японии в отношении урегулирования Китайского инцидента стояла цель формирования блока из Японии, Маньчжоу-Го и Китая в качестве шага к созданию союза наций в Восточной Азии.


Военные действия против Китая в 1938 году

Сражение при Сюйчжоу

В начале апреля китайская армия объявила о разгроме японских войск под Тайэржуань. Одновременно она сосредоточила не менее нескольких сотен тысяч солдат в южной части провинции Шаньдун, чтобы попытаться уничтожить японские войска в этом районе. Японские войска, под командованием генерала Тэраути Хисаити в Северном Китае и генерала Хата Сюнроку в Центральном Китае, перешли в наступление и окружили китайские войска в окрестностях Сюйчжоу. С падением этого города 19 мая военные действия были успешно завершены массовым истреблением китайских солдат. Китайские войска в ходе этой операции намеревались уничтожить по частям японские силы, находящиеся в Северном и Центральном Китае, до того как они смогут объединиться. Для выполнения задуманного в распоряжении китайцев имелось около 39 дивизий под командованием Ли Цзунжэня, а также все преимущества оборонительной линии Сюйчжоу (именуемой также линией Чан Кайши), занимавшей центральные севрокитайские равнины. Вопреки ожиданиям, китайские силы были окружены и уничтожены японскими войсками.

Эта операция не только нанесла противнику тяжелые потери, но и дала японцам огромное преимущество, открыв связующую линию между Центральным и Северным Китаем путем захвата контроля над Лунхайской железной дорогой и продления железной дороги Тяньцзинь – Пукоу, ведущей к Нанкину.


Ханькоуская операция (операция в верховьях Янцзы)

Согласно старому изречению «Тот, кто господствует в районе Учан-Ханькоу, – тот господствует в Китае», японские войска провели эту операцию с намерением поставить режим Чан Кайши на колени, взяв под контроль реку Янцзы и захватив Ханькоу.

Закончив оперативные приготовления, японские войска, дислоцированные севернее реки, 9 июня выдвинулись из Чжучэна и начали наступление в южном направлении, один за другим захватывая стратегические пункты. Войска из Центрального Китая во взаимодействии с флотом начали наступление вдоль Янцзы, последовательно оккупировав Аньцин, Хукоу и Цзюц-зян, и в конце концов 24 августа захватили Жуйчан. Тем временем другое соединение высадилось на западном берегу озера Поянь и 21 августа заняло Синцзы. Китай располагал к северу от Янцзы 20 дивизиями, общей численностью 100 000 солдат под командованием Бай Чунси; еще около 40 дивизий, численностью 200 000 человек под командованием Чэнь Чэна, находились южнее реки. Около 10 дивизий резерва дислоцировались в районе Учан – Ханькоу. Впоследствии эти войска постепенно усиливались, и к середине октября китайцы имели около 700 000 на обоих берегах реки. На всех направлениях постоянно шли тяжелые бои, и к 17 октября китайские войска начали отступать. Авангард японской армии, продвигавшийся вдоль северного берега реки, прорвался к Ханькоу 25 октября.

В ходе этого периода военных действий речные отряды на реке Янцзы и авиационные части Третьего флота вели интенсивное наступление. Они поддерживали армейские части, уничтожая китайские воздушные силы и завоевывая господство в воздухе, уничтожая китайский флот на Янцзы и открывая проход по водным путям в различные пункты.


Кантонская операция

Кантонская операция изначально планировалась как эффективное средство, чтобы совершить наступление на силы Чан Кайши на обоих флангах и уничтожить их, отрезав от главного пути снабжения. Так как эта операция проводилась почти одновременно с действиями в верховьях Янцзы (операция по захвату трех городов Уханя[52]), китайские войска были связаны сразу двумя операциями и оказались не в состоянии сосредоточить силы ни на одном из фронтов. Вследствие этого китайские войска в районе Кантона были ослаблены. Путем молниеносных действий японские войска добились быстрого успеха Кантонской операции.

Китайские войска в этом районе включали в себя примерно шесть дивизий 4-й походной армии, которой командовал Юй Ханьмоу. В районе залива Биас, восточнее Гонконга, где японские войска осуществили неожиданную высадку, находилась только одна китайская дивизия. Три японских дивизии 21-й армии генерал-лейтенанта Фурусо[53] при поддержке Южно-Китайского отряда (Пятый флот) Китайского флота и авиационных частей, как с Формозы, так и с авианосцев, на рассвете 12 октября неожиданно высадились в заливе Биас, не встретив сколько-нибудь значительного сопротивления. После этого японские войска продолжили свое стремительное наступление и к 21 октября[54] заняли Кантон. 23 октября они взяли стратегически важную крепость Хумэнь на реке Чжуцзянь, а 25 октября захватили Саныпуй, другой ключевой пункт к западу от Кантона. Затем была проведена операция по очистке захваченной территории, давшая хорошие результаты.

Эта операция, так же как и захват Ханькоу, нанесла страшный удар режиму Чан Кайши, но не смогла привести к его капитуляции. Более того, хотя операция и нарушила британские и французские пути снабжения Чана путем изоляции Гонконга и Макао, она в значительной степени способствовала росту британских и французских антияпонских настроений. В результате пути снабжения Чана постепенно переместились во Французский Индокитай и Бирму, вынудив японские войска расширить свои операции в западном направлении.


Стратегические и политические завоевания

Первая линия нашего фронта на севере в конце 1938 года начиналась в точке западнее Аньбэй (провинция Суйюань), тянулась к югу в общем направлении вдоль Хуанхэ и поворачивала на запад от Тунгуаня. От Кайфына линия продолжалась к югу вдоль железной дороги Пекин – Ханькоу и выходила к Янцзы у Ючоу[55]. Затем она поворачивала к востоку, проходила через Юнею на железной дороге Наньчан – Цзюцзян и заканчивалась в Ханчжоу В Южном Китае была обеспечена линия, формирующая дугу с центром в Кантоне. Линия начиналась от острова Дашаньцзяо на юге, тянулась на запад до Санынуй, проходила севернее Хуасе[56] и Цунхуа, делала петлю севернее Пинлин и достигала полуострова Пинхай.

На море было блокировано почти все побережье от полуострова Лэйчжоу до Северного Китая, а на земле потери китайских войск в ходе трех крупномасштабных битв и операций по зачистке территории противника оценивались приблизительно в два миллиона человек. Японский флот уничтожил около 1500 китайских самолетов, и практически весь китайский флот был либо уничтожен, либо захвачен. Таким образом, господство и на море, и в воздухе перешло к японским силам.

Что касается политических достижений, то попытка свергнуть режим Чан Кайши провалилась. Однако Ван Цзинвэй, другая лидирующая китайская политическая фигура, в конце года покинул антияпонский лагерь и стал поддерживать идею сотрудничества между Японией и Китаем. Вследствие этого перспективы развития нового правительства в Нанкине стали более обнадеживающими.


Глава IV
Третий год Китайского инцидента (1939)


Хронология

4 января. Кабинет Коноэ в полном составе ушел в отставку.

5 января. Сформирован кабинет Хиранума.

16 января. Маньчжоу-Го присоединилось к Антикоминтерновскому пакту.

21 января. Лига Наций приняла резолюцию в поддержку Чан Кайши.

10 февраля. Части японских армии и флота оккупировали остров Хайнань.

12 февраля. Авиация флота бомбила Ланьчжоу (налеты повторились 20 и 23 февраля).

25 февраля. Началась операция против Хайкоу (февраль – март).

4 марта. Японские войска заняли Хайкоу.

15 марта. Чехословакия стала германским протекторатом.

27 марта. Японские войска оккупировали Наньчан. Испания присоединилась к Антикоминтерновскому пакту.

5 апреля. Италия вторглась в Албанию.

8 апреля. Авиация флота бомбила Куньмин.

16 мая. Закончены работы на дамбах Желтой реки (Хуанхэ).

26 мая. Части японской и советской армий столкнулись у Номонхана. (Боевые действия продолжались до июля. Соглашение о прекращении огня достигнуто 16 сентября[57].)

31 мая. Занят Амой.

14 июня. В Тяньцзине блокированы британские и французские концессии.

21 июня. Захвачен Сватоу.

2 июля. Началось генеральное наступление в районе Номонхана.

8 июля. Японское правительство издало декрет о призыве гражданских технических специалистов.

15 июля. В Токио состоялись переговоры между Японией и Великобританией. 20 августа переговоры прекратились.

26 июля. США неожиданно известили Японию об аннулировании американо-японского договора о торговле и мореплавании.

16 августа. Перерезан гонконгский маршрут снабжения Чан Кайши.

21 августа. Заключен русско-германский пакт о ненападении. Подписан 23 августа.

28 августа. Кабинета Хиранума ушел в отставку.

30 августа. Сформирован кабинет Абэ.

31 августа. Прерваны англо-германские переговоры.

1 сентября. Германия начала вторжение в Польшу; началась Вторая мировая война.

3 сентября. Великобритания и Франция объявили войну Германии.

4 сентября. Японское правительство сделало заявление о невмешательстве в войну в Европе.

4 ноября. США отменили закон об эмбарго на поставку вооружений.

15 ноября. Началась операция против Наньнина. Японские войска высадились в Тонкинском заливе.

24 ноября. Японские силы заняли Наньнин.

30 ноября. Началась советско-финская война.

14 декабря. Лига Наций исключила из своего состава Советский Союз.

21 декабря. Японские войска начали новые операции на границе Французского Индокитая.


Военные действия в Китае в течение 1939 года

Генеральный план операций

Военные операции в 1939 году проводились в не столь широком масштабе, как в предыдущем. Японские войска перешли к обороне посредством проведения операций по очистке оккупированной территории и блокадных действий и посвятили себя поддержанию мира и восстановительным работам. Также они постепенно протягивали к югу линию блокады Чан Кайши, еще более увеличивая трения с англичанами и французами. Режим Чана, со своей стороны, объявил о ряде контрнаступлений (апрельское наступление, сентябрьское наступление и Большое зимнее наступление), но все эти операции на ранних стадиях были остановлены японскими войсками.

Считалось, что в начале войны китайская военная мощь составляла 195 дивизий, имевших в своем составе около двух миллионов солдат. Однако последовательные поражения уменьшили эти силы приблизительно наполовину. С сократившейся в два раза армией китайцы тщетно пытались получить вооружение. В частности, после потери Кантона железная дорога Кантон – Ханькоу перестала работать, поставки материалов из-за границы зависели от функционирования маршрута через Французский Индокитай, Бирманской дороги и северного Красного маршрута. Просачивалась лишь тонкая струйка. Помимо этого часть грузов контрабандно провозилась через блокадные линии японского флота.


Операция на острове Хайнань ПО февраля 1939 года)

Операция по захвату острова Хайнань была в основном проведена силами флота (включая особые десантные отряды) и поддержана частями армии.

Остров Хайнань лежит на полпути между Французским Индокитаем и Гонконгом; он расположен к югу от полуострова Лэйчжоу и отделен от последнего Хайнаньским проливом. Также он находится поблизости от арендованной Францией территории Гуанчжоувань. Это большой остров с населением в 2 200 000 человек. Остров обороняла 152-я дивизия численностью приблизительно 25 000 человек под командованием Юй Ханьмоу, который отвечал за поддержание мира в провинции Гуаньдун.

После захвата Кантона в предыдущем году японский флот поддерживал труднопреодолимую линию блокады вдоль всего побережья Южного, Центрального и Северного Китая. Однако на южной оконечности блокадной линии имелись бреши, примерами которых были маршруты снабжения Чан Кайши с Гонконгом и северной впадиной Индокитая в качестве перевалочных пунктов и прямые пути через остров Хайнань и Гуанчжоувань. Из-за этих брешей, а также необходимости проводить воздушные операции в глубине страны, вплоть до района Куньмина, флот пришел к выводу о необходимости создания авиационных баз на острове Хайнань. Центральное руководство флота поддержало этот шаг. Операция была осуществлена особыми подразделениями десантных сил флота при поддержке частей армии.

Эскортируя конвой, Южно-Китайский отряд (Пятый флот) Китайского флота под командованием вице-адмирала Кондо Нобутакэ в полночь 9 февраля 1939 года вошел в залив Цинхай на северном побережье острова Хайнань, встал здесь на якорь и осуществил успешную высадку. Вслед за этим 10 февраля в 12.00 подразделения сухопутных частей флота высадились в Хайкоу. Затем армия и флот совместно очистили северную зону. 11 февраля сухопутные части флота высадились в Самах, на южной оконечности острова Хайнань, и заняли ключевые позиции в Юйлине и Яйчэнчжэне. После этого части приступили к захвату и покорению всего острова.

Позже остров Хайнань стал военно-морским административным округом, в Самах был учрежден штаб Хайнаньского оборонительного района. Стратегически остров представлял собой передовую авиационную базу, а также передовую базу для сил, блокирующих Чана. Одновременно эксплуатировались залежи железных и медных руд острова.


Номонханский инцидент (май – август 1939 года)

Хотя этот инцидент не имел связи с Китайским, он возник из мелкой стычки между войсками Маньчжурии и Внешней Монголии в районе, где маньчжурско-монгольская граница была неопределенной. Позднее он превратился в крупный конфликт между японскими и советскими вооруженными силами. Он повлек за собой четыре месяца наземных и воздушных боев и завершился, не перейдя в открытую войну между Японией и СССР. Ввиду своеобразия инцидента ниже приводится краткое его описание.

Независимость, которую Маньчжоу-Го получило в 1932 году, вызвала коренные изменения в существующих административных границах, подняв проблему границы между Маньчжурией и Монголией. Хотя после инцидента у Халха-Мяо в 1935 году начались переговоры о демаркации, они не дали ничего, и реальная демеркационная линия осталась неурегулированной. Описываемый инцидент начался 11 мая 1939 года, когда небольшой отряд войск Внешней Монголии перешел реку Халха и неожиданно атаковал маньчжурский наблюдательный пост. Часть маньчжурских войск, по составу примерно равная полку, оказала сопротивление; затем последовала серия стычек. Постепенно войска Внешней Монголии были заменены советскими. После 14 мая в столкновениях приняли участие части Квантунской армии. В дополнение к боям между наземными войсками до 1 июня произошло несколько столкновений между воздушными силами красных и авиационными частями японской армии, после чего японские силы вернулись на места постоянной дислокации. Казалось, что инцидент завершается. Однако около 18 июня нас вновь атаковали механизированные части красных, в распоряжении которых имелось 70 пушек, 26 зенитных пушек, 860 автомобилей, 140 танков, а также две кавалерийские дивизии войск Внешней Монголии и несколько десятков самолетов. С намерением захватить холм Моро[58]и реку Хорстен[59] обе стороны постепенно наращивали свои силы, и бои продолжались в течение всего июля. 20 августа советские войска начали мощную контратаку. Советские войска имели в своем составе около 45 000 солдат и были оснащены 350 танками, 340 бронемашинами, 210 тяжелыми полевыми пушками и 200 самолетами. Японцы, не привыкшие к крупномасштабным танковым сражениям, уступали противнику как в техническом, так и в количественном отношении и потеряли около 100 самолетов и приблизительно от 17 000 до 18 000 человек убитыми и ранеными. Представлялось, что и советские войска понесли немалые потери. Крупные и мелкие контратаки случались и в дальнейшем, но к началу сентября положение нормализовалась. Начались дипломатические переговоры, и с подписанием 15 сентября соглашения о прекращении огня конфликт был урегулирован.

Хотя не ясно, с какой целью Советы вели военные действия, можно считать, что, как и в случаях с инцидентами у Чанкуфына и Чжанлинцзы, советские действия представляли собой демонстрацию мощи, в соответствии с политикой использования силы для подрыва уверенности японцев в своем могуществе. Ясно, что у Японии не было причин начинать инцидент. Для нее, глубоко вовлеченной в Китайский инцидент, отправка любых сил в северный район была невыгодна.

Благодаря этому инциденту японская армия пришла к пониманию недостатков своих бронетанковых частей и тактики в целом. Впоследствии были предприняты энергичные усилия по обновлению материальной части и наращиванию танковой и огневой мощи.


Политические отношения с Китаем в третий год Китайского инцидента

В январе 1939 года, сразу после формирования кабинета Хиранума, на Императорской конференции были приняты «Принципы исправления китайско-японских отношений». Как видно из нижеследующего, эти принципы достойны упоминания, поскольку в них описана система идеального «установления нового порядка в Восточной Азии», хотя политика «установления соседских и дружеских отношений между Японией, Маньчжоу-Го и Китаем» изменений не претерпела.


Принципы исправления китайско-японских отношений

Япония, Маньчжоу-Го и Китай объединятся как добрые соседи в осуществлении идеала установления нового порядка в Восточной Азии и будут работать над общей целью формирования оси мира на Востоке.

1. Установление принципов широкого сотрудничества будет включать добрососедство и дружбу, сотрудничество в обороне против коммунизма, а также экономическое сотрудничество Японии, Маньчжоу-Го и Китая.

2. Создание в Северном Китае и районе Мэнцзян зон крепкого китайско-японского объединения в национальной обороне и экономике. Установление особого военного и политического положения в Мэнцзян с целью обороны против коммунизма.

3. Установление района прочного китайско-японского экономического объединения в нижнем течении реки Янцзы.

4. Установление особого положения на определенных островах у побережья Южного Китая.

Основы для изменения китайско-японских отношений:

1. Китай признает империю Маньчжоу-Го, а Япония и Маньчжоу-Го будут уважать территориальную целостность и суверенитет Китая.

2. Япония, Маньчжоу-Го и Китай уничтожат причины и поводы, вредящие их дружбе.

3. Администрация нового Китая будет основываться на политике децентрализации и сотрудничества. Шанхай, Циндао и Амой станут особыми административными районами.

4. По мере развития соседских отношений между Японией, Маньчжоу-Го и Китаем Япония учтет возможность постепенного возвращения прав на концессии и экстерриториальность.

5. Между Японией и Китаем будет заключен антикоммунистический военный союз.

6. Япония и Китай будут совместно осуществлять оборону против коммунизма. С этой целью Япония будет дислоцировать необходимые войска в Северном Китае и Мэнцзяне.

7. Японские войска будут выведены, как только это позволит общая и местная обстановка. Однако определенные морские силы останутся в определенных пунктах вдоль Янцзы и на определенных островах у побережья Южного Китая с целью поддержания мира и порядка. Будет позволено свободное плавание и стоянка японских судов по Янцзы и вдоль побережья Китая.

(Вопросы, связанные с линией экономического сотрудничества, опущены[60].)


Дополнения

1. Китай выплатит репарации за ущерб, нанесенный правам и интересам японских граждан на его территории с момента начала инцидента.

2. Экономическая деятельность или права и интересы, поддерживаемые в Китае третьей стороной, будут ограничены только в тех случаях, когда такие ограничения покажутся необходимыми для национальной обороны и существования. Однако несправедливая дискриминация в намерения Японии не входит.

В дальнейшем сформулированная выше национальная политика в отношении Китая осуществлялась без существенных изменений. Но, поскольку эта политика была односторонне продиктованной Японией, она не смогла ни завоевать поддержку большинства китайского населения, ни принудить Китай доверять Японии или склонить его к идеалу сопроцветания Японии, Маньчжоу-Го и Китая. Причина неудачи заключалась в том, что китайское население, независимо от классовой принадлежности, было одержимо идеей, что Маньчжоу-Го является лишь номинально независимым государством, управляемым японскими оккупационными силами, а так называемая объединенная антикоммунистическая зона в Северном Китае на самом деле представляет район вторжения Японии. Распространенное мнение, что Японии доверять нельзя, изменений не претерпело.


Политические движения Японии в установлении режима Ван Цзинвэя (нового центрального правительства)

После того как в 1938 году японские войска захватили Нанкин, Ханькоу и Кантон, Ван Цзинвэй, в то время вице-президент Националистической партии Китая, начал поддерживать идею мира с Японией. Однако китайское правительство не приняло его идей, и, в конце концов, он порвал с Чан Кайши. 20 декабря 1938 года Ван Цзинвэй тайно бежал из Чунцина. Он прибыл в Ханой, столицу Французского Индокитая, и 29 декабря опубликовал телеграфное заявление, пропагандирующее мир с Японией на базе антикоммунистической политики. Таким образом, Ван в Ханое неуклонно проталкивал мирные планы, в то время как Мэй Сыпин и Лин Бошэн делали приготовления в Шанхае и Гонконге. 25 апреля Ван Цзинвэй покинул Ханой и 8 мая прибыл в Шанхай. 20 мая он с Чжоу Фохаем, Мэй Сыпином и другими секретно переправился в Японию и провел с премьер-министром Хиранума, военным министром Итагаки и другими переговоры о создании нового правительства и фундаментальных связей с Японией. 13 июня Ван покинул Японию и вернулся через Пекин в Шанхай, где совещался с Лян Хунчжи, главой реформированного правительства о создании нового центрального правительства. Среди японцев, принимавших участие в этой деятельности, были полковники армии Кагэса Садааки и Яхаги Накао, капитан флота Суга Хикодзиро, сотрудники Министерства иностранных дел Симидзу Киндзо и Яно Масаки, а также гражданские лица – Инукаи Кен и Хата Хироси.

Таким образом, приготовления к созданию прояпонского центрального правительства развивались благоприятно. 28 августа фракция Вана провела Шестой национальный съезд в Шанхае, а 5 сентября Ван встретился с Ляном в Нанкине. Когда отношение японского правительства к проекту определилось, Ван Цзинвэй[61], Ван Кэминь и Лян Хунчжи провели еще одно трехдневное совещание в Циндао, начавшееся 24 января 1940 года. Там были определены точные принципы и структура центрального правительства.

31 марта 1940 года, под предлогом реорганизации правительства и восстановления столицы, Ван утвердил свой режим в Нанкине. Одновременно были распущены временное и реформированное правительства. Главными фигурами в новом правительстве были Ван Цзинвэй, действующий президент Исполнительного Юаня, Чэнь Гунбо, президент Законодательного Юаня, Чжоу Фохай, министр финансов, Чу Миньи, министр иностранных дел, Чэнь Чунь, министр внутренних дел и Лин Бошэн, министр пропаганды. Вслед за тем японское правительство назначило генерала Абэ Нобуюки, бывшего премьер-министра, чрезвычайным и полномочным послом при новом режиме. В июле в Нанкине Ван и Абэ начали переговоры об урегулировании дипломатических отношений между Японией и Китаем. Результатом этих переговоров стало формальное подписание соглашения 30 ноября. Договор был направлен в основном на установление добрососедских отношений и дружбы, совместной обороны и экономического сотрудничестве, однако в нем также подчеркивался особый характер северного Китая и Мэнцзяна[62]. (См. Приложение № 13.)


Японское правительство в общих чертах согласилось с китайскими требованиями, однако по нижеследующим пунктам мнения разошлись.


1. Японское правительство согласилось, что неразумно назначать центральному правительству политических советников или японских официальных лиц. Но в зонах, где японские и китайские граждане живут в тесном контакте, а также в других определенных правительством районах, оно считает выгодным для обоих сторон назначать японских советников и должностных лиц.

2. В состав военных советников не будут включаться представители третьих стран. Некоторым военным частям необходимо, однако, принять японских военных экспертов для ведения дел по вопросам военного сотрудничества между Японией и Китаем.

3. Японское правительство надеется, что скоро наступит день, когда обстановка позволит если не полностью, то хотя бы частично отменить ограничения в районе Янцзы. Но в современных обстоятельствах невозможно точно определить, когда это будет сделано.


Ван согласился с такими положениями, как признание Маньчжоу-Го, создание особых антикоммунистических зон и совместная антикоммунистическая оборона. Тем не менее, он энергично отстаивал принципы автономии, независимости и суверенитета Китая. В ответ японское правительство приложило максимальные усилия, чтобы помочь режиму Вана развиться в центральное правительство. Таким образом, в июне 1940 года, по прошествии около 18 месяцев после побега Вана из Чунцина, японское правительство заключило договор с новым центральным правительством.


Аннулирование американо-японского договора о торговле и мореплавании (26 июля 1939 года)

Аннулирование американской стороной американо-японского договора о торговле и мореплавании служило предупреждением Японии. Этот шаг был предпринят в результате игнорирования японской стороной неоднократных протестов Соединенных Штатов против произвольных действий Японии: ведения дел в Маньчжурии, действий в период Китайского инцидента и блокады Тяньцзиньских концессий. Аннулирование имело серьезные последствия для Японии. Это был первый шаг к разрыву между двумя странами.

Во второй половине дня 26 июля 1939 года помощник государственного секретаря Сейр вручил советнику Сума ноту, извещавшую об аннулировании американо-японского договора о торговле и мореплавании от 1911 года.

В ноте, направленной секретарем Халлом японскому послу Хориути, утверждалось следующее:

«В последние несколько лет правительство Соединенных Штатов исследовало существующие соглашения о торговле и мореплавании, заключенные между Соединенными Штатами и другими странами, с целью выяснить, какие изменения следует сделать для того, чтобы такие соглашения наилучшим образом служили тем целям, для которых они были заключены. Изучая документы, правительство Соединенных Штатов пришло к заключению, что договор между Соединенными Штатами и Японией о торговле и мореплавании, подписанный в Вашингтоне 21 февраля 1911 года, включает статьи, требующие пересмотра. В целях подготовки к такому рассмотрению и в целях гарантирования и поддержания интересов Соединенных Штатов, как того требует новое положение, правительство Соединенных Штатов, в соответствии с процедурой, определенной в статье 17 означенного договора, настоящим уведомляет о своем намерении прекратить действие означенного договора. Вследствие данного уведомления ваше правительство должно ожидать, что срок действия означенного договора, вместе с приложенным к нему протоколом, истечет по прошествии шести месяцев начиная с этого дня».

В ответ японское министерство иностранных дел 27 июля выступило со следующим заявлением:

«Поскольку недавнее уведомление было сделано неожиданно и приведенные аргументы были слишком краткими, невозвожно установить намерения, стоящие за этим действием.

Если у Соединенных Штатов существуют причины для аннулирования договора, то эти же причины должны одновременно создать почву для пересмотра договора. Однако не ясно, почему столь решительный шаг должен быть предпринят внезапно.

Правительство Соединенных Штатов объяснило, что уведомление не связано с предложением г-на Ванденберга об отмене подобных соглашений о торговле и мореплавании, сделанным во время дискуссии в комитете Сената США по международным связям. Но, поскольку это произошло одновременно с Тяньцзиньскими переговорами, ведущимися между Японией и Великобританией, существует большая опасность, что общественность преувеличит политическое значение этого события.

Новая обстановка создается на Дальнем Востоке с поразительной быстротой. Японское правительство выразило ясное желание, чтобы мир реалистично посмотрел на этот факт, а не закрывал на него глаза. Если бы правительство Соединенных Штатов стремилось к заключению нового подобного соглашения, соответствующего новым условиям на Дальнем Востоке, японское правительство было бы счастливо ответить на инициативы».

Предпосылки действия, предпринятого Соединенными Штатами, заключались в следующем.

В тот год на открытии Конгресса президент Рузвельт в своем докладе о положении США рекомендовал пересмотреть закон о нейтралитете. Однако комиссия Сената по международным отношениям после продолжительных дебатов проголосовала 11 июля за то, чтобы отложить решение вопроса по закону о нейтралитете до январской сессии следующего года. Пересмотр закона о нейтралитете обосновывался тем, что в случае начала большой войны в Европе он позволит Великобритании и Франции, используя превосходство своих флотов, поддерживать господство на море и таким образом обезопасит линии коммуникаций между Европой и Америкой для доставки военных грузов из Соединенных Штатов. Однако в то же время в отношении Китайского инцидента такой пересмотр будет выгоден Японии и невыгоден Китаю. Соответственно, в связи с предложенным пересмотром закона о нейтралитете было решено воспрепятствовать получению Японией выгоды. Как и ожидалось, 15 июля председатель комиссии по международным отношениям Питтман представил на рассмотрение «Билль об эмбарго», призывавший запретить поставку военного снаряжения в страны, которые нарушают Пакт девяти держав. 18 июля г-н Ванденберг внес предложение аннулировать американо-японский договор о торговле и мореплавании. Статья 5 американо-японского договора о торговле и мореплавании предусматривала, что ни одна из подписавших сторон не может запретить другой экспорт товаров, за исключением тех, которые категорически запрещены к экспорту в любую другую страну. Поскольку предложение Питтмана было явным нарушением этого условия, Ванденберг предложил резолюцию, которая, в случае ее принятия, приводила правительство к отмене существующего соглашения – в качестве средства защиты прав и интересов Соединенных Штатов в новых условиях, а также создания основы для переговоров с Японией о новом договоре. Предложение Ванденберга вызвало значительные протесты с разных сторон, и 26 июля дебаты были отложены. В тот же день Государственный департамент неожиданно объявил Японии об отмене договора.


Глава V
Четвертый год Китайского инцидента (1940)


Сводка наиболее важных событий 1940 года

10 января. Воздушная бомбардировка Гуйлиня.

14 января. Уход в отставку кабинета Абэ.

16 января. Формирование кабинета Ёнаи.

21 января. [Японское судно] «Асама Мару» досмотрено у Токийского залива; немецкие пассажиры переведены на британский военный корабль.

28 января. Началась Наньнинская операция (возобновление операций по очистке, январь – февраль).

12 марта. Ван Цзинвэй объявил о оформировании нового китайского центрального правительства в Нанкине.

17 марта. Подписан советско-финский мирный договор.

30 марта. Новое китайское национальное правительство официально создано в Нанкине.

9 апреля. Германские войска вторглись в Данию и Норвегию.

1 мая. Началась Ичанская операция.

10 мая. Германские войска вошли в Голландию и Бельгию.

14 мая. Голландские силы капитулировали.

17 мая. Германские войска прорвали «линию Мажино».

28 мая. Бельгия капитулировала.

4 июня. Америка ввела эмбарго на экспорт станков в Японию.

10 июня. Италия вступила в войну в поддержку Германии.

13 июня. Заключен новый договор между Японией и Таиландом.

14 июня. Германские войска вошли в Париж.

17 июня. Франция капитулировала.

20 июня. Французский Индокитай принял требование Японии запретить перевозку грузов в Китай через его территорию и согласился на присутствие японских инспекторов для контроля над выполнением запрета.

27 июня. Японские войска заняли Ниньмин[63] для наблюдения за Французским Индокитаем.

28 июня. Советские войска вторглись в Румынию.

1 июля. Японские войска заняли Лючжоу для наблюдения за Французским Индокитаем.

16 июля. Уход в отставку кабинета Ёнаи.

17 июля. Великобритания приняла решение закрыть Бирманскую дорогу.

22 июля. Сформирован второй кабинет Коноэ.

27 июля. Японское правительство сформулировало свою национальную политику «Принципы, чтобы справиться с меняющейся мировой ситуацией».

10 августа. Расширена зона блокады морского побережья в южном и центральном Китае.

13 сентября. Воздушная бомбардировка Чунцина.

23 сентября. Японские войска перешли границу на севере Французского Индокитая.

27 сентября. Соединенные Штаты ввели эмбарго на экспорт железного лома в Японию.

27 сентября. Подписан Тройственный союз Японии, Германии и Италии.

5 октября. Немецкие войска вторглись в Румынию.

11 октября. Италия вступила в войну против Греции.

18 октября. Самолеты японского флота начали бомбить Бирманскую дорогу. Великобритания открыла Бирманскую дорогу.

28 октября. Японские войска оставили Наньнин.

13 ноября. Для обсуждения Китайского инцидента собрался Совет в присутствии Императора.

30 ноября. Заключен японо-китайский основной договор. Подписана совместная японо-маньчжуро-китайская декларация.

12 декабря. Германия и Советская Россия договорились о разделе Польши.

30 декабря. Японские воздушные силы бомбардировали Сяньюн и Чэнду.


Обзор операций в Китае в 1937–1940 годах

В течение 1937-го, первого года Китайского инцидента, японские войска взяли под контроль Северный Китай, покорили Шанхай и заняли Нанкин, столицу Китая; в 1938-м, на втором году инцидента, они покорили Сюйчжоу (в Центральном Китае), заняли три города Уханя и Кантон; на третьем году, в 1939-м, японские войска попытались восстановить мир, очищая от противника районы, окружающие оккупированные ключевые пункты, одновременно занимая стратегические пункты, такие как Наньчан и Наньнин, а также остров Хайнань, Хайчжоу, Сватоу и Бэйхай, важные пункты на побережье, и усиливая морскую блокаду в попытке вызвать падение режима Чана.

Однако Чан Кайши перевел правительство в Чунцин и последовательно продолжал свою войну против Японии. В выступлении по радио он заявил: «Кампания, закончившаяся оставлением городов Уханя, закрывает первую фазу войны против Японии, и следующий год или полтора могут быть названы второй фазой сопротивления, во время которой будут сделаны приготовления к контрнаступлениям. В последующие годы, то есть в третий период сопротивления, будет начато наступление». Чан стал восстанавливать свою армию и около октября 1939 года хвалился, что имеет 250 дивизий общей численностью в два миллиона человек. В начале декабря он предпринял согласованные атаки во многих местах к югу от реки Янцзы.

Чан Кайши перешел в наступление, поскольку пришел к выводу, что силы японских войск растратились, в то время как его приготовления к наступлению значительно продвинулись. Также он понимал, что движение за установление режима Вана с течением времени набирает силу, тогда как отношение держав к оказанию помощи его режиму станет более прохладным из-за войны в Европе. В 1940 году японская армия в основном сосредоточила усилия на том, чтобы сокрушить контрнаступление Чан Кайши, и на операциях по очистке районов Наньнина и Ичана, а также других местностей к югу от реки Янцзы. Эти действия были весьма успешны. Политика японских вооруженных сил в этот период постепенно перешла от собственно операций к политической стратегии. Основные ее пункты заключались в следующем:


1) нерасширение района боевых действий;

2) поощрение умиротворения и действий по сохранению мира в оккупированных районах;

3) поддержка развития нового центрального правительства;

4) подрыв боевых сил армии Чан Кайши путем плотной морской блокады и эффективного перехвата путей помощи Чану из Бирмы, северной части Французского Индокитая, Гонконга и Гуанчжоуваня.


Инцидент с «Асама Мару»

«Асама Мару», лайнер пароходной компании ΝΥΚ (Ниппон Юсэн Кабусики-гайся), вышедший 6 января 1940 года из Сан-Франциско и следовавший в Иокогаму через Гонолулу, 21 января около 12.50 был остановлен британским крейсером [у берегов Японии] в 35 милях от Нодзимадзаки, префектура Тиба. Несмотря на протесты капитана, инспекционная партия сняла с судна 21 немецкого пассажира под предлогом того, что осуществляет права Великобритании, вытекающие из международного права, при этом не представив никаких причин и даже не назвав имени крейсера.

В связи с этим инцидентом Япония заявила протест на основании Статьи 47 Лондонской декларации 1909 года, согласно которой лишь лица, находящиеся на действительной военной службе у воюющих наций, могут быть взяты с судов нейтральных стран; Великобритания придерживалась широкой интерпретации: любой мужчина в возрасте от 18 до 50 лет и физически годный к военной службе может быть взят в качестве военнопленного, независимо от того, является ли он пассажиром или членом экипажа.

Это событие, произошедшее у берегов Японии, произвело глубокое впечатление на японские правительство и народ Японии и еще более углубило антибританские настроения. Более того, неудачные результаты переговоров и протест против Великобритании заставили общественность обвинить вновь сформированный кабинет Ёнаи в слабости и некомпетентности и вызвали более решительное политическое маневрирование тех, кто был недоволен политикой кабинета. Однако, чтобы не быть вовлеченным в политические игры, японский флот не предпринял ничего во время инцидента и оставил дипломатические переговоры министерству иностранных дел.


Китайская политика

Обстоятельства установления режима Ван Цзинвэя и связанные с этим переговоры были рассмотрены в Монографии № 144. Новая политика урегулирования дипломатических связей между Японией и Китаем, принятая на заседании кабинета 8 января 1940 года, приведена в Приложении № 14. Не было внесено никаких изменений в фундаментальные принципы, подчеркивавшие добрососедские отношения, совместную антикоммунистическую оборону, экономическое сотрудничество и признание территорий особого сотрудничества.

30 марта 1940 года было создано новое национальное правительство Ван Цзинвэя с одновременным переносом столицы в Нанкин. В том, что касалось административной структуры, правительство оказалось слабым и несовершенным. В середине июня того же года правительство направило Абэ, полномочному послу, инструкции в отношении заключения договора, охватывающего следующие пункты.


1. Совместная японо-маньчжуро-китайская декларация.

2. Договор, определяющий взаимоотношения между Японией и Китаем.

а. Основной договор. (Договор в отношении восстановления дипломатических связей между Японией и Китаем.) (Опубликован.)

б. Дополнительный договор. (Опубликован.)

(1) Признание существующих особых условий.

(2) Признание и поддержание статус-кво.

(3) Отвод войск.

(4) Компенсация потерь японских граждан и помощь китайским беженцам.

в. Сопровождающее экономическое соглашение. (Опубликовано.)

(1) Общее сотрудничество в промышленности.

(2) Северный Китай, Монголия.

(3) Остров Хайнань.

(4) Нижнее течение реки Янцзы.

(5) Общие китайско-японские интересы.

г. Сопровождающее соглашение. (Тайное.)

(1) Дипломатическое сотрудничество.

(2) Советник.

(3) Дислоцирование войск для поддержания общественного мира.

(4) Требования военных в отношении транспорта.

(5) Предоставление инфраструктуры для размещения оккупационных войск.

(6) Авиация, метеорологические наблюдения, железнодорожный, морской и речной транспорт, связь.

д. Обмен официальными документами. (Тайное.)

(1) Северокитайский политический комитет.

(2) Монгольское автономное правительство.

(3) Нижнее течение реки Янцзы.

(4) Провинция острова Хайнань.

(5) Особый муниципалитет Амой.


В этот период новое национальное правительство, не имея ни военной и финансовой силы, ни административных способностей, в частности в области военной власти, которая представляла собой основу политической администрации, было плохо подготовлено к выполнению договоров в качестве центрального правительства. Однако, чтобы внести свой вклад в общее урегулирование Китайского инцидента, Япония, ожидая ослабления сопротивления чунцинского режима из-за хода европейской войны, ускорила восстановление нормальных дипломатических связей с новым режимом и 31 августа наконец завершила переговоры.

Затем, после частичного пересмотра наброска договора совместно с Маньчжоу-Го, принявшим участие в последующих переговорах, 30 ноября был подписан договор и опубликована совместная декларация.


Оккупация северной части Французского Индокитая

Летом 1938 года был поднят вопрос о потоке снабжения для Чана, поступавшем через Французский Индокитай, однако неоднократные требования Японии о прекращении снабжения в адрес властей Французского Индокитая каждый раз отвергались правительством Франции. Это сильно увеличило напряжение между Японией и Французским Индокитаем. 17 июня 1940 года Франция капитулировала перед Германией, и 20 июня власти Французского Индокитая уступили требованиям Японии в отношении запрещения транзита предметов снабжения для Чана и разрешили въезд японских инспекторов. После этого Япония направила во Французский Индокитай инспекционную группу под руководством генерал-майора Нисихара Иссаку. Группа немедленно начала изучение действительных обстоятельств транспортировки грузов, разместив инспекторов в таких ключевых пунктах, как Лангшон, Хайфон, Лаокай и Монгкай.

Помимо этого, Япония желала эффективно остановить перевозку грузов для Чана путем размещения войск в северной части Французского Индокитая, создать там базы для облегчения бомбардировок Бирманской дороги и Чунцина а также, при необходимости, приготовиться к проведению наземных операций из северной части Французского Индокитая в направлении Куньмина, чтобы поставить режим Чана на колени. Генерал Нисихара провел переговоры с генерал-губернатором Катру (а затем со сменившим его Деку) в отношении ввода японских войск во Французский Индокитай, но эти переговоры не увенчались успехом. Поэтому министр иностранных дел Мацуока провел переговоры с французским послом [Арсенн-]Анри и, после многих трудностей, смог получить согласие Франции на передачу Японии военных сооружений во Французском Индокитае. 30 августа в Токио было, в конце концов, заключено японо-французское соглашение относительно Индокитая. Это соглашение должно было войти в действие после того, как детали ввода японских войск во Французский Индокитай будут согласованы с местными властями. Соглашение включало в себя следующее.


1. Французский Индокитай соглашается содействовать политическим и экономическим целям Японии в Азии.

2. Французский Индокитай соглашается на размещение на своей территории японских войск с целью осуществления их операций против Чан Кайши. Эти базы будут ограничены районом границы между Французским Индокитаем и Китаем.

3. Япония будет уважать суверенные права Франции и территориальную целостность Французского Индокитая.

4. Детали соглашения в отношении ввода японских войск во Французский Индокитай будут выработаны местными властями.


Император, который был особенно озабочен вводом японских войск во Французский Индокитай, не одобрял соглашения, пока не получил со стороны армии гарантий, что ни при каких обстоятельствах она не прибегнет к силе для осуществления ввода. Однако 23 сентября группа во главе с генералом-лейтенантом Накамура Акито, перешедшая границу в провинции Гуанси, столкнулась с французскими войсками из-за конфликта с их полевыми командирами; французы были вынуждены сдаться после того, как японцы атаковали Лангшон. После этого японские войска смогли продолжить свой «дружественный вход». Другие подразделения японской армии 26 сентября начали высаживаться в Хайфоне. (Дополнительные данные о вводе японских войск во Французский Индокитай представлены в Монографии № 25.)


27 сентября правительства Японии и Французского Индокитая опубликовали следующее совместное заявление:

«С целью способствования установлению нового порядка в Восточной Азии и урегулирования Китайского инцидента в течение августа в Токио в дружественной обстановке состоялась встреча по фундаментальным проблемам Французского Индокитая между министром иностранных дел Мацуока и [Арсенн-]Анри, французским послом в Японии. Японское правительство принесло французскому правительству заверения, что оно будет уважать права и интересы Франции в Восточной Азии, в особенности территориальную целостность Французского Индокитая и французский суверенитет над Французским Индокитаем.

Французское правительство согласилось дать японскому правительству особые военные объекты во Французском Индокитае для использования Императорской армией и флотом при осуществлении операций. Более того, переговоры между французскими и японскими военными властями по уточнению деталей в отношении предоставления объектов состоялись в Ханое, и удовлетворительное соглашение было достигнуто 22 сентября».

В соответствии с соглашением японские силы 5 октября направились в Ханой; сильные отряды к 10 октября выдвинулись к Бакнинь, восточнее Ханоя. Фактически это стало первым шагом к продвижению японских войск в южном направлении, создавшему условия для японского вторжения в южную часть Французского Индокитая, полной блокады Японии Америкой и начала Тихоокеанской войны в следующем году. Этот демарш следует считать демонстрацией японской национальной политики, принятой 27 июля, а именно «Принципов преодоления меняющейся ситуации в мире». Франция не могла защитить Французский Индокитай и была вынуждена уступить требованиям Японии.

В этих обстоятельствах позиция французских властей на юге Французского Индокитая всегда была антагонистичной.

Оккупация Французского Индокитая создала среди союзников впечатление, что формирование Сферы Сопроцветания Великой Восточной Азии задумано не только для построения нового порядка в Восточной Азии, основанного на сотрудничестве Японии, Маньчжоу-Го и Китая, но и для установления гораздо большей зоны сопроцветания в Восточной Азии, включающей Французский Индокитай и Голландскую Ост-Индию. Это создало одну из главных причин Тихоокеанской войны.

Оккупация перерезала большую часть потока помощи Чану, а бомбардировки Бирманской дороги усилили блокаду Одновременно наносились авиационные удары по Куньмину и Чунцину, однако они оказались недостаточно эффективными, чтобы вызвать падение режима Чана. Наземные операции из северной части Французского Индокитая в направлении района Куньмина не были осуществлены, так как сил японской армии не хватало для столь сложной операции. Однако с точки зрения политической стратегии роль Французского Индокитая полностью изменилась после того, как он был помещен в условия сотрудничества с Японией. Это поставило Японию в гораздо более выгодную в экономическом и политическом отношении позицию для осуществления ее политики экспансии в южном направлении. С другой стороны, так как это создавало серьезную угрозу Сингапуру, Филиппинам и Голландской Ост-Индии, Великобритания и Америка смотрели на положение с глубокой озабоченностью. Соединенные Штаты, в конце концов, предприняли шаги к предоставлению режиму Чана кредита на 25 миллионов долларов и ввели эмбарго на экспорт в Японию железного и стального лома. Это приблизило Тихоокеанскую войну еще на один шаг.


Важные положения национальной политики

Решение по генеральной национальной политике (27 июля 1940)

С формированием нового нанкинского правительства в конце марта Китайский инцидент перешел в стадию, когда стало необходимо принять новые политические решения. На европейском фронте немецкие войска нарушили тишину и в начале мая начали внезапное вторжение в Нидерланды и Бельгию. Их прорыв уничтожил английские и французские войска у Дюнкерка и заставил Францию безоговорочно капитулировать 17 июня. Решительная победа Германии произвела сильное впечатление на японцев, испытывавших дружеские чувства к Германии со времен подписания японо-германо-итальянского Антикоминтерновского пакта. Более того, Германия постепенно добилась успеха в деятельности своей «пятой колонны» в японской армии, воспользовавшись благоприятной военной ситуацией в Европе и превратив японскую армию в движущую силу, способствовавшую созданию Тройственного союза и формированию позитивной национальной политики. Кабинет Ёнаи, строго придерживавшийся политики противодействия Тройственному союзу и занимавший сдержанную позицию по отношению к Великобритании и Соединенным Штатам, 16 июля был вынужден подать в отставку в результате политического заговора в армии, после того как отказался рекомендовать преемника военному министру Хата.

22 июля был сформирован второй кабинет Коноэ. Япония продвинулась к Тройственному союзу и свернула на курс экспансии в южном направлении, а также к решительной политике по отношению к Америке и Великобритании.

Национальная политика того времени основывалась на «Основной национальной политике», принятой на заседании кабинета 26 июля 1940 года, и «Принципах преодоления меняющейся ситуации в мире», сформулированных на совместной конференции Императорского генерального штаба и правительства 27 июля. Последний документ был особенно важен, так как следовал предложениям генерального штаба. «Принципы преодоления меняющейся ситуации в мире» были приняты вследствие следующих обстоятельств.

4 июля 1940 года начальники 2-го и 8-го отделов Генерального штаба армии, а также работники отделов, в том числе отдела военных дел Военного министерства, обратились в Генеральный штаб флота с просьбой представить свое мнение по проекту «Принципов преодоления меняющейся стуации в мире», согласованного между Генеральным штабом армии и Военным министерством. Этот документ уже был направлен военному министру и помощнику[64]начальника Генерального штаба армии с соответствующими пояснениями.


Оценка положения армией

1. Формирование европейско-африканского блока Германией и Италией неизбежно.

2. Великобритания будет противодействовать германо-итальянскому блоку, используя Индию и Австралию в качестве тыловых баз, чтобы обеспечить линию снабжения в южной части Тихого океана в сотрудничестве с Америкой.

3. Увеличение американского флота завершится в течение нескольких лет, и англо-американский блок на юге будет сформирован в стратегическом и экономическом отношении.

4. Если вышеизложенные оценки окажутся верными, серьезно пострадает японская экономика, сильно зависящая от Великобритании и Америки, и Япония будет поставлена в трудное положение, если немедленно не перехватит инициативу в закладке фундамента на юге.

5. В нынешних условиях Япония не может этого сделать. Для успешного осуществления плана необходимы:

а) безопасность в отношении угрозы со стороны Советской России;

б) быстрое урегулирование Китайского инцидента;

в) политический союз с Германией и Италией.


Япония должна сформировать экономически самообеспеченную зону, включающую южные территории, установить мощную политическую структуру и внедрить плановую экономику.

Флот согласился с политикой армии в отношении укрепления обороны на севере и продвижении на юг, но не с политикой использования военной силы. Намерения армии он интерпретировал следующим образом.

1. Армия намерена урегулировать Китайский инцидент, делая огромные уступки Китаю и одновременно перекладывая ответственность на флот, перенаправляя военные действия на юг.

2. Армия намерена укрепить политический союз с Германией и Италией и превратить его в японо-германо-итальянский военный союз.

3. Армия намерена вести войну против Великобритании, несмотря на важность ее связей с Соединенными Штатами.

4. Армия свергает кабинет Ёнаи, призывая к твердой дипломатической политике по отношению к Великобритании, укреплению внутреннего положения и спешным военным приготовлениям, которые должны быть закончены к концу августа.

«Принципы преодоления меняющейся ситуации в мире» в основном заключались в следующем.


Политика

Япония постарается справиться с меняющимся международным положением и урегулировать Китайский инцидент насколько возможно быстро. Одновременно Япония предпримет решение проблем южных территорий, постоянно используя любую возможность улучшить внутренние и внешние условия. В ожидании урегулирования Китайского инцидента будут спланированы меры для южных территорий в зависимости от положения в мире.

Военные приготовления будут ускорены, с тем чтобы завершиться к концу августа.


Краткое изложение основных пунктов:

1. Пресечение помощи Чану со стороны третьих держав.

2. Политическое сотрудничество с Германией и Италией и радикальный пересмотр дипломатических отношений с Советской Россией. Избегая конфликтов с Америкой, все же нужно быть готовыми к неизбежному ухудшению взаимоотношений. Японские силы будут использованы во Французском Индокитае.

3. Использование вооруженных сил на южных территориях будет зависеть от внутреннего и международного положения, но цели, насколько возможно, ограничатся Великобританией.

4. Будут преследоваться следующие принципы внутренней политики:

– создание мощной политической структуры;

– усиление структуры военного времени путем проведения в жизнь Закона о всеобщей мобилизации;

– максимальное увеличение импорта, чтобы уничтожить экономическую [зависимость][65] от Великобритании и Америки;

– регулирование расширения производства и восполнение вооружений;

– подъем национального духа и объединение общественного мнения внутри страны.


Флот желал усиления политического сотрудничества с Германией и Италией без заключения Тройственного союза и продолжал дискуссии и переговоры с армией в этом направлении. Тем временем кабинет Ёнаи был низвержен в результате политической военной хитрости армии. 22 июля был сформирован второй кабинет Коноэ. Немедленно после своего формирования 27 июля он провел первую конференцию между Императорским генеральным штабом и правительством и принял «Принципы преодоления меняющейся ситуации в мире», в той форме, которая была предложена генштабом (см. Приложение № 15). Детальные комментарии генерального штаба к этому документу приводятся в Приложении № 16.

Исходя из того, что военное положение в Европе определенно развивалось в пользу Германии и Италии, и полагая, что капитуляция Великобритании и восстановление мира в Европе неизбежны, японская армия силой заставила флот и правительство принять письменные «Принципы преодоления меняющейся ситуации в мире» в качестве национальной политики, хотя существовали многочисленные осложнения, с которыми предстояло справиться. Политика эта была столь противоречива, что в ходе переговоров между военным и морским министром стороны обнаружили, что совершенно не сходятся во мнениях. Однако армия, с ее политическим влиянием, определила действительную политику Японии, которая постепенно претворилась в столь значительные меры, как ввод японских войск в северную часть Французского Индокитая 23 сентября и заключение 27 сентября японо-германо-итальянского Тройственного союза. Эти события оказались поворотными пунктами к началу Тихоокеанской войны.


Взгляды флота на «Принципы преодоления меняющейся ситуации в мире»

«Принципы преодоления меняющейся ситуации в мире», упомянутые в предыдущем разделе, были национальной политикой огромного значения в том, что касалось начала Тихоокеанской войны. Однако между армией, флотом и правительством в отношении этой политики существовало сильнейшее расхождение во мнениях. Интерпретация этих принципов и взгляды на них верховных властей флота (морской отдел Императорского генерального штаба и Морское министерство) были следующими.

Политика экспансии в южном направлении первоначально поддерживалась флотом, однако подчеркивалось, что цель должна быть, если это возможно, достигнута мирными средствами и использование военной силы должно быть определено с огромной осторожностью.

Оговаривалось, что Япония применит оружие в случаях, если это будет необходимо для защиты самого ее существования, как то:

1) если Америка введет полное эмбарго на экспорт в Японию и в этом за ней последует третья держава, делая тем самым получение необходимых материалов невозможным для Японии;

2) если Великобритания и Соединенные Штаты объединятся в оказании давления на Японию и Америка начнет использовать стратегические пункты на британских территориях в тихоокеанских областях;

3) если Великобритания и Соединенные Штаты независимо предпримут шаги, которые будут представлять угрозу существованию Японии, например значительное усиление войск США на Филиппинах или войск Великобритании в Восточной Азии;

4) при возможности рассчитывать, что Великобритания будет побеждена, а Америка не начнет войну с Японией, и Великобритания и Америка окажутся полностью разделены.


Флот утверждал, что он не может прибегнуть к силе ввиду недостатка военных приготовлений. Он заявлял, что использование силы в южных районах, возможно, выльется в крупномасштабную войну, которая решит судьбу Японии. Для окончания военных приготовлений флоту требовалось гораздо больше материалов и труда, чем армии, однако армия получала куда большую долю материалов из-за Китайского инцидента. В этих обстоятельствах невозможно было предсказать время окончания приготовлений флота. Флот полагал, что если будет объявлена война против Великобритании, Япония должна прготовиться в военном и психологическом отношении к войне с Соединенными Штатами.

Флот был уверен в несомненной победе в том случае, если Соединенные Штаты сразу начнут решительную битву на море, но мало верил в то, что Япония сможет сохранить силы, если США будут вести продолжительную войну.

Если Япония будет ждать неизбежного расширения военных приготовлений Соединенных Штатов, ее победят. Лучше начать войну до того, как Соединенные Штаты полностью подготовятся.

В то же время флот чувствовал, что для окончательного решения проблема (вступать или не вступать в войну с Соединенными Штатами ввиду их военных приготовлений) должна быть лучше изучена.

С оперативной точки зрения представлялось неблагоразумным провоцировать в этот момент Великобританию и Соединенные Штаты, так как это лишь заставило бы их ускорить военные приготовления и сделало твердым их стремление сражаться.

Оценка положения флотом существенно отличалась от взглядов армии. Тем не менее, правительство решительно начало проводить внутригосударственные мероприятия, хотя армия полностью контролировала его внешнеполитические действия.


Пакт Тройственного союза

Первая фаза

После заключения в ноябре 1937 года Антикоминтерновского пакта Японии, Германии и Италии политика усиления связей Оси была основной идеей японской дипломатии. Более того, эта политика всегда проводилась японской армией. В чем заключалось действительное намерение армии и как оно менялось, не ясно, но флот, в общих чертах, понимал его следующим образом: первоначально целью было оковывание, с помощью Германии, Советского Союза путем осуществления японской политики по отношению к Маньчжурии и Китаю. Однако по мере затягивания Китайского инцидента Япония постепенно попадала в международную изоляцию. К тому же стало очевидно, что инцидент не может быть урегулирован лишь за счет оковывания Советского Союза. Армия, казалось, верила, что усиление связей Оси не даст Японии оказаться изолированной и усилит ее решимость сопротивляться Великобритании и Америке, а также приведет к урегулированию инцидента. Таким образом, японская армия, опираясь на свою громадную политическую силу, предприняла все возможные шаги, чтобы убедить правительство и народ в необходимости укрепления связей Оси.

Японский флот по большей части не имел возражений против усиления антикоминтерновских связей, но предупреждал, что такой курс может привести к конфликту с Великобританией и Америкой. Однако с точки зрения усиления военных приготовлений флот одобрял то, что армия постепенно начинала придавать значение позиции Великобритании и Соединенных Штатов, а также Советского Союза. Таково было положение, когда генерал Итагаки, военный министр первого кабинета Коноэ, предложил ратифицировать Тройственный союз. Флот решительно возражал против этого пакта на том основании, что это вызовет враждебность Соединенных Штатов.

Во времена кабинета Хиранума Тройственный союз обсуждался Конференцией пяти министров. Флот вновь решительно возражал против пункта, предусматривавшего автоматическое участие Японии в войне в случае нападения на одну из подписавших пакт стран, так как это противоречило принципам

Императорских вооруженных сил. Понимая, что особенно серьезное воздействие Тройственный союз окажет на США, адмирал Ёнаи, морской министр, настаивал на публикации правительственного заявления, что Тройственный союз никоим образом не представляет угрозы для Соединенных Штатов. Против этого сильно возражали как японская армия, так и Германия. Очевидной причиной падения кабинета Хиранума было то, что он оказался неспособным справиться со сложной международной обстановкой, сложившейся в результате русско-германского пакта о ненападении. Однако нельзя отрицать, что главным поводом было несогласие между членами кабинета в отношении Тройственного пакта. Поэтому схема пакта Тройственного союза, разработанная в качестве меры против Советского Союза, потеряла свое значение и не смогла реализоваться как таковая. Однако в основном политика усиления связей Оси довольно решительно продолжалась кабинетами Абэ и Ёнаи. Армия, столкнувшаяся с многочисленными трудностями в попытках урегулировать Китайский инцидент, остро чувствовала необходимость новых мер для влияния на положение. Постепенно она добилась успеха в направлении общественного мнения к быстрому заключению пакта, мобилизовав разделявших эти взгляды чиновников в министерствах и посольствах за границей. День ото дня политическая ситуация становилась все более нестабильной, и ни кабинет Абэ, ни кабинет Ёнаи не были способны проводить сильную внутреннюю и внешнюю политику. Неспособные выстоять в сложившейся ситуации, эти кабинеты были обречены на недолгое существование. Особенно очевидным было то, что отставка кабинета Ёнаи вызвана оппозицией армии, сформированной маневрами тех, кто требовал немедленного заключения пакта.


Вторая фаза

Как уже упоминалось, сразу после формирования 22 июля 1940 года второго кабинета Коноэ на конференции Императорского генерального штаба и правительства были спешно приняты «Принципы преодоления меняющейся ситуации в мире». В соответствии с принятой 27 июля основной национальной политикой были усилены связи Оси между Японией, Германией и Италией. Однако флот, опасавшийся влияния Тройственного союза на японоамериканские отношения, решительно противился его заключению. После неудачи первого крупномасштабного авиаудара Германии по Великобритании армия также начала демонстрировать меньшее желание заключать пакт. С другой стороны, японское правительство и народ поддерживали связи с Осью, и 1 августа министр иностранных дел Мацуока пригласил немецкого посла в Японии Отта, чтобы тайно выяснить намерения Германии. Однако касательно этого предложения не произошло никаких движений вплоть до приезда Штамера, особого конфиденциального советника министра иностранных дел Германии Риббентропа, отправленного в Японию 23 августа. 7 сентября, сразу по прибытии, Штамер вступил в прямые переговоры с министром иностранных дел Мацуока и достиг быстрого прогресса в вопросе об усилении связей Оси. На этих переговорах в ходе трех встреч Мацуока и Штамера был подготовлен черновой вариант договора. После обмена мнениями между японскими и немецкими официальными лицами 19 сентября на конференции в присутствии Императора было выработано окончательное решение. Его приняли быстро благодаря активной позиции министра иностранных дел Мацуока.

Что касается флота, то 5 сентября морским министром был назначен адмирал Оикава Косирё, сменивший предыдущего министра Ёсида, у которого на почве перенапряжения и конфликта, вызванного политической ситуацией, возник тяжелый нервный срыв. Заместителем начальника Генерального штаба флота Его Императорского Высочества принца Фусими был вице-адмирал Кондо Нобутаке. В то время проблема Тройственного союза обсуждалась между высокопоставленными чиновниками министерств армии, флота и иностранных дел в обстановке секретности. Таким образом, причина, по которой флот изменил свою позицию и согласился с мнением министра иностранных дел Мацуока, не может быть определена ввиду отсутствия официальных документов[66].

Однако флот всегда серьезно относился к рекомендациям ответственного дипломатического специалиста. Интересно, что в 1939 году, когда вопрос о союзе возник впервые, г-н Арита, тогдашний министр иностранных дел, противился его созданию. Так как это считается наиболее важным и деликатным моментом в истории японского флота, ниже приводятся заявления и дискуссии ответственных лиц того времени. Детали пакта о Тройственном союзе, заключенном 27 сентября, содержатся в Приложении № 17.


Оценки японского правительства

Поскольку премьер-министр Коноэ, министр иностранных дел Мацуока и военный министр Тодзио, игравшие в то время наиболее важные роли, уже ушли из жизни, приходится исходить лишь из материалов заседания Комитета по расследованию Тайного совета, собравшегося 26 сентября для изучения этого вопроса. Далее следует краткое изложение содержания этих материалов.

а. Сущность выступления премьер-министра Коноэ:

«В настоящее время, когда Китайский инцидент еще не урегулирован, Соединенные Штаты Америки заняли жесткую позицию в отношении Японии. Это влияет на позицию чунцинского правительства и правительств других враждебных Японии стран. В результате международное положение Японии становится все более сложным. Чтобы преодолеть эти трудности, Японии необходимо укрепить свое положение в мире, способствуя сотрудничеству между нациями, разделяющими в данных условиях общие интересы. Не только Германия и Италия, но и Япония надеются избежать конфликта с США. Разделяя этот общий интерес, японское правительство после всестороннего изучения подготовило набросок договора для укрепления связей с Германией и Италией. Первоначальная цель этого договора заключается в поддержании мира, но мы должны быть готовы к любому развитию событий. Более того, так как это беспрецедентный вопрос огромной важности, от которого зависит судьба нации, я искренне надеюсь, что решение будет принято после внимательного изучения».

б. Содержание объяснений министра иностранных дел Мацуока:

«Договор происходит из намерения германских официальных лиц избежать вмешательства Америки в войну в Европе, что отражено в их заявлении о ненужности вмешательства Японии в Европейскую войну, а также о необходимости для Японии избежать конфликта с Америкой. В будущем договор может повлиять на японскую политику невмешательства в Европейскую войну, однако в настоящее время он может быть сохранен. Соединенные Штаты немедленно после создания общей системы обороны с Канадой стали почти непереносимым образом вмешиваться даже в тривиальные вопросы американо-японских взаимоотношений.

Соединенные Штаты Америки активно готовят позиции для захвата Японии, быстро создавая сильные военные базы в Австралии, Новой Зеландии, Индии, Бирме и ключевых пунктах британских владений в южных районах, помимо военных объектов, уже существующих в Тихом океане и южных территориях. Существует опасение, что Соединенные Штаты, воспользовавшись ослаблением национальной мощи Японии из-за войны на истощение в Китае, могут прибегнуть к угрозам. Таким образом, понятно, что полностью наладить дипломатические взаимоотношения между США и Японией вежливо или по-дружески невозможно и они будут все более обостряться.

В настоящий момент я верю, что не существует альтернативы для жесткой позиции. Если мы займем такую позицию, то, чтобы ее укрепить, потребуется установить тесное сотрудничество с максимально возможным числом стран. Это станет самой насущной дипломатической проблемой наряду с объявлением и сообщением в стране и за ее пределами о сопротивлении Америке. Однако мое министерство, бдительно следя за реакцией на эти меры и их результатом, одновременно намерен использовать любую возможность для улучшения дипломатических отношений с Америкой. С исключительно твердой решимостью наша непоколебимая воля к сопротивлению должна быть ясно продемонстрирована всему миру».


Краткое содержание дебатов

Вопросы членов Тайного совета отличались глубиной и проницательностью. В частности, эти вопросы касались вероятности оперативного успеха и перспектив поставки материалов, в том числе бензина и стали, если случится худшее и начнется война между Японией и Америкой. Тодзио, военный министр, Оикава, морской министр, и Хосино, председатель совета по планированию, по очереди ответили следующее.

Тодзио, военный министр:

«Я отвечу в основном с точки зрения армии. В случае наихудшей ситуации, если часть сил армии будет привлечена к операциям против Америки, оснований для беспокойств в отношении экипирования этих сил нет. Однако операции против Соединенных Штатов не могут планироваться без учета последующих военных действий против Советской России. Соответственно, урегулирование дипломатических отношений между Японией и Советской Россией является очень важной проблемой. Если это урегулирование успешно осуществится, нагрузка военных приготовлений значительно снизится. Тем не менее, ввиду характера Советской России не следует пренебрегать приготовлениями японской армии. Есть надежда, что при эффективном использовании этого договора Китайский инцидент может быть урегулирован до того, как сложится обозначенная ситуация».


Оикава, министр флота:

«Так как военные приготовления действующих подразделений нашего флота теперь завершены, Америка не сможет победить нас в начальном решительном сражении. Однако в случае продолжительной войны мы должны полностью подготовиться к борьбе с планом расширения американского флота. Флот в настоящее время вырабатывает герметическую политику[67]».


Хосино, председатель совета по планированию:

«Как я говорил вчера (на очередном заседании Тайного совета днем раньше Хосино детально изложил план мобилизации ресурсов), наша страна, решительно намеренная достичь самообеспечения различными материалами, готовилась несколько лет. Так как сейчас мы зависим от Великобритании и Америки в объеме 1,9 миллиарда иен из 2,1 миллиарда нашего ежегодного импорта, следует разработать герметическую политику на случай, если для противодействия растущему экономическому давлению на нас будет применена Статья 3 договора. Что касается железа, то его производство в этом году оценивается в 5 200 000 тонн или, в худшем случае, 4 000 000 тонн. Количество железа, расходуемого ныне на производство вооружений и боеприпасов, составляет 1 500 000 тонн. Остальное железо расходуется для увеличения производства, а также для удовлетворения частных и государственных потребностей. Если, в случае прекращения импорта железного лома и железа гражданские и государственные потребности в железе будут ограничены, то трудностей в обеспечении требований для военных приготовлений не возникнет. Что касается цветных металлов, то получить их будет не столь просто. Но и здесь нет повода для беспокойства, так как предпринимаются все усилия для получения этих металлов из всех частей мира. Наиболее важен для нас бензин. Сейчас мы очень сильно зависим в этом в отношении от Америки, а авиационный бензин практически весь доставляется оттуда. Соответственно, должны быть предприняты усилия к увеличению внутреннего производства бензина. Одновременно следует предпринять усилия для получения его из других стран помимо Америки. В последнее время были сделаны значительные запасы авиационного масла. Тем не менее, в случае продолжительной войны с Соединенными Штатами самообеспечение бензином в пределах трех стран – Японии, Маньчжурии и Китая – невозможно, в отличие от железа. Поэтому необходимо как можно быстрее взять под контроль права на бензин в Голландской Ост-Индии, Северном Сахалине и других местах. Этот пункт обсуждался также на недавних переговорах с германскими властями. Довожу до вашего сведения, что в настоящее время в Голландской Ост-Индии ведутся мирные переговоры о получении топлива».


Оикава, морской министр:

«Флот хранит большое количество бензина на случай непредвиденных обстоятельств».


Тодзио, военный министр:

«В отношении материалов для армии делаются приготовления, чтобы продержаться долгое время. В случае продолжительной войны проблема нефти для самолетов и механизированных войск должна учитываться в расчетах».


Оикава, морской министр:

«Так как производство синтетического бензина только что началось, использование его пока не считается возможным. Соответственно, не существует альтернативы получению бензина мирным путем из Голландской Ост-Индии и с Северного Сахалина. Если это окажется успешным, можно надеяться на получение достаточного количества бензина. Поэтому урегулирование дипломатических отношений с Советской Россией важно даже с этой точки зрения. С другой стороны, в ожидании продолжительной войны флот должен планировать экономию нефти. В последние годы флот организовал особый департамент по изучению высокооктанового бензина и предпринял производство такого бензина по собственной технологии».

Также прозвучали другие важные реплики.

Один из членов Тайного совета: «Нас беспокоит проблема получения бензина, и мы требум уточнений для того, чтобы наши сомнения развеялись».

На это неоднократно был дан следующий ответ: «Как армия, так и флот располагают довольно большими запасами бензина, и прогнозы получения его из-за границы благоприятны».

Вопрос: «В условиях, описанных в Статье 3 договора, а именно в случае начала войны между Японией и Америкой, какую военную помощь Германия может оказать Японии?»

Министр иностранных дел Мацуока ответил, что этот вопрос обсуждался во время переговоров с германскими властями. Германия заявила, что будет снабжать Японию новыми вооружениями до возникновения условий, предусмотренных Статьей 3 договора. Более того, в случае начала войны между Японией и Америкой Германия оттянет внимание последней к европейскому театру.

Военный министр Тодзио заявил, что из Германии через Сибирь с разрешения Советской России будет получено великолепное военное снаряжение.

После этого морской министр Оикава сказал, что его взгляды в отношении помощи, которую можно ожидать от Германии, в целом соответствуют взглядам армии.

Вопрос: «Если война между Японией и Соединенными Штатами неизбежна, должно быть оказано дипломатическое давление на Германию или англо-американский союз. Тем не менее представляется, что заключение этого договора может ускорить столкновение между Японией и Соединенными Штатами. Мы желаем знать, уверен ли премьер-министр, что удастся преодолеть наихудшее положение в случае нехватки военного снаряжения и материалов в целом?»

Премьер-министр Коноэ ответил: «Основная концепция договора всегда заключалась в избежании конфликта между Японией и Соединенными Штатами. Однако наша скромность лишь подтолкнет США, поэтому демонстрация силы необходима. Если случится худшее, правительство со стойкой решимостью должно предпринять соответствующие меры путем дипломатических переговоров и внутреннего управления».

Вопрос: «Сейчас, пока Япония еще не урегулировала Китайский инцидент, принятие на себя обязательств поддерживать Германию и Италию в случае вступления Америки в Европейскую войну действительно ложится на нас тяжелым грузом. С другой стороны, вероятность начала войны между Японией и Соединенными Штатами мала. Поэтому мы хотим знать, не станет ли односторонним этот договор?»

Министр иностранных дел Мацуока ответил: «Можно твердо полагать, что вероятность вступления США в войну [в Европе] и начала войны между Японией и Соединенными Штатами равна 50:50. Поэтому я не считаю этот договор односторонним».

Вопрос: «Если в результате этого договора положение ухудшится, какую помощь Германия сможет оказать Японии? И далее – если японский флот окажет помощь Германии и Италии, то какую именно?»

Министр иностранных дел Мацуока ответил: «Вопрос о том, какая помощь может быть оказана, будет всесторонне изучен на заседании объединенного военного комитета».

Вопрос: «Война между Японией и Соединенными Штатами считается неизбежной вне зависимости от того будет ли заключен договор. Поэтому не должны ли мы пристально наблюдать за расширением флота США и в соответствии с этим вести наши военные приготовления?».

Морской министр Оикава ответил: «Существует большая вероятность победы в случае, если сейчас будут предприняты быстрые и решительные действия против Соединенных Штатов. В настоящее время разрабатываются различные планы вооружения на будущее».

Большинство ответов были неопределенными, и исчерпывающего обсуждения не проводилось. В полночь 26 сентября на Тайном совете в присутствии Императора договор был единогласно одобрен и 27-го подписан в Берлине.

Вкратце, положение таково: никаких серьезных научных исследований или систематической подготовки к ведению войны против Соединенных Штатов не проводилось; была сделана лишь желаемая оценка – призывавшая к предотвращению войны с Соединенными Штатами путем демонстрации решительности. Другими словами, наша демонстрация была сплошным блефом.


Точка зрения японского флота

Когда флот под давлением согласился на Тройственный союз, адмирал принц Фусими, в то время начальник Генерального штаба флота, заявил Императору: «Войны с Соединенными Штатами нужно избежать. Шансы на победу не поддаются оценке». После этого Кондо, заместитель начальника Генерального штаба, сказал: «Победа, подобная достигнутой в русско-японской войне, будет трудной, и даже если война будет выиграна, мы, несомненно, понесем тяжелые потери». В то время японский флот не имел оперативного плана действий, направленных против Америки, Великобритании, Голландской Ост-Индии или Китая, и не разрабатывал подобных крупномасштабных операций. Было ясно, что японский флот не готов и не желает ввязываться в войну с Великобританией и Америкой.

Японский флот, желавший усиления связей Оси и мирной экспансии на юг, пока не пал кабинет Ёнаи, сильно противился. В отсутствие документов, явно свидетельствующих, почему флот в конце концов согласился на заключение пакта, 2-е демобилизационное бюро, пытаясь получить более детальные сведения, в январе 1946 года потребовало от бывшего морского министра Оикава и адмиралов Ёсида, Тоёда, Кондо, Савамото и Иноуэ собраться для обсуждения и провести серию конференций за круглым столом. На этих конференциях происходил свободный обмен мнениями. Полученные в результате данные в общем сводятся к следующему.

1. Было ясно, что армия и флот совершенно по-разному понимали «Принципы преодоления меняющейся ситуации в мире», из которых произошел Тройственный союз. Если армия интерпретировала «усиление политического единства Японии, Германии и Италии» как шаг к военному союзу, на чем и настаивала, то позиция флота формулировала это как «усиливать политическое единство, но не союз». Более того, армия желала начать силовое продвижение на юг, вплоть до вступления в войну против Великобритании и Соединенных Штатов, в то время как флот желал продвигаться к южным территориям мирным путем. Ввиду доминирования армии в правительстве национальная политика разрабатывалась с почти полным пренебрежением к позиции флота.

2. До этого времени оппозиция флота по отношению к Тройственному союзу в основном была обусловлена обязательством непроизвольного вступления в войну. Без условия «непроизвольного вступления в войну» флот не видел причины противиться заключению союза. Подписавшиеся стороны обещали «любую политическую, экономическую и военную помощь друг другу», но так как слова «вступление в войну» в тексте договора отсутствовали, считалось что обязательства вступить в войну нет. Более того, министр иностранных дел Мацуока уточнил, что выбор между миром и войной является прерогативой Императора и этот вопрос должен независимо решаться каждой из стран; с германским специальным посланником Штамером было достигнуто по этому вопросу полное понимание. В результате противодействие флота ослабло и дело продвинулось. Главными целями Японии в это время было урегулировать Китайский инцидент, предотвратить собственную изоляцию и вступление Соединенных Штатов в войну, тогда как сама Япония проводила свою политику экспансии на южные территории. Одновременно Германии следовало вести свою войну против Англии и Франции[68] и предотвращать вступление в войну Соединенных Штатов.

Неучтенным фактором представлялось то, что если Япония займет агрессивную позицию по отношению к Соединенным Штатам, последним придется принять столь же агрессивные меры, тем самым обостряя отношения между двумя странами до состояния, когда компромисс станет невозможен.

Взаимоотношения между армией и флотом в это время были особенно обостренными, и армия желала, чтобы флот ясно заявил, считает ли он, что не сможет вести успешную войну против Великобритании и Соединенных Штатов. Однако флот чувствовал, что есть значительная разница между утверждением «мы не можем вести успешную войну» и мнением, что «вести войну нежелательно».

С начала Китайского инцидента обычной политикой было предоставлять армии приоритет в отношении бюджетных ассигнований и ресурсов сырья. Система приоритета влияла также на личный состав. Это влияло и на мышление флота, поскольку казалось логичным, что если будет принята задуманная флотом политика экспансии на юг, он снова получит приоритет. В то же время армия утверждала, что если флот противится войне с Великобританией и Соединенными Штатами, то ему не нужны бюджетные ассигнования и сырье.

Министр иностранных дел Мацуока и военный министр Тодзио были твердыми сторонниками Союза, однако имелись признаки, что премьер-министр Коноэ занял пассивную позицию. В отличие от продолжительной войны в Китае (урегулированию которой, по мнению населения, мешали Великобритания и Соединенные Штаты), победы Германии и Италии в Европе, естественно, повлияли на настроения японцев, которые стали поддерживать занятие твердой позиции по отношению к Соединенным Штатам. Чувства были столь сильны, что флот нашел невозможным противостоять давлению в отношении ратификации пакта. Получив сведения о заключении 27 сентября Тройственного союза, президент Рузвельт созвал совещание Кабинета, чтобы обсудить пакт. Государственный секретарь Корделл Халл опубликовал заявление, где говорилось, что новый договор лишь подтверждает свершившийся факт и необходимые меры уже включены в американскую политику Американские газеты сообщили, что договор является признаком того, что немецкая война против Великобритании не развивается в соответствии с планом и имеет целью подъем боевого духа немцев. Газеты писали также, что договор заключен для предотвращения вступления США в европейскую войну путем разделения их внимания между Атлантическим и Тихим океанами. Еще они утверждали, что в то же время он является попыткой ограничить помощь Англии со стороны Соединенных Штатов и подавить сопротивление США японским поползновениям к контролю над Восточной Азией.

Немедленно после оккупации Японией северной части Французского Индокитая Государственный департамент Соединенных Штатов осудил это как агрессивную и незаконную акцию, поддержанную [Тройственным] союзом, и в конце сентября запретил экспорт в Японию железного лома. Более того, в начале октября американским гражданам посоветовали эвакуироваться из Китая.

Эта конференция[69] пришла к выводу, что последствием заключения Тройственного союза может стать провоцирование крупномасштабной войны, которой опасался флот.

В феврале 1953 года, стрямясь уточнить позицию японского флота в отношении Тройственного союза и продемонстрировать огромное давление, оказанное армией на флот и заставившее его, в конце концов, неохотно согласиться на пакт, капитан Омаэ Тосикадзу[70] сделал следующее заявление:

«В начале мая 1939 года японская армия начала настаивать на заключении Тройственного союза. Генерал Итагаки, военный министр, горячо поддерживавший находившегося под влиянием армии премьера Хиранума, выразил позицию армии на заседании Кабинета 9 мая. Поскольку морской министр адмирал Ёнаи был столь же экспрессивен в своем противодействии пакту, на этом заседании не могло быть принято никакого решения.

Некоторые круги в армии воспринимали флот как врага народа номер один. Распространялись слухи, что армейское подразделение попытается захватить Департамент флота, чтобы заставить Кабинет быстро принять решение о ратификации пакта. После 9 мая жандармы армии получили приказ под видом охраны следить за адмиралом Ёнаи и вице-адмиралом Ямамото (заместителем морского министра и большим противником пакта). Флот оперативно создал план обороны своего департамента. Один батальон Сухопутных боевых сил флота был приведен в боевую готовность в Йокосуке, а на крыше здания Департамента флота установили пулеметы. Охранники департамента были вооружены мечами и пистолетами. Такие условия сохранялись до конца августа 1939 года, когда адмиралы Ёнаи и Ямамото были вынуждены покинуть свои посты. В то время я работал в Бюро морских дел и отвечал за оборону сооружений флота по всей Японской Империи».

Желая еще четче подчеркнуть, какие обстоятельства привели японский флот к согласию на пакт, капитан Омаэ подготовил заявление о совещании, которое 17 февраля 1953 года провел с адмиралом Кондо, в прошлом заместителем начальника Генерального штаба флота и адмиралом Т. Таката, начальником 1-го отдела Бюро Дел Флота. (См. Приложение № 18.) Адмирал Кондо обещал подготовить письменное заявление о давлении, оказанном на флот, однако скоропостижно скончался 20 февраля 1953 года.


Глава VI
Период напряженности до начала Тихоокеанской войны


Обзор событий в политических, дипломатических и военных делах в 1941 году

2 января. Начало нидерландско-японских переговоров.

13 января. Инициация осуществления части планов военно-морских приготовлений (приготовления военного положения).

15 января. Столкновение между силами Таиланда и Французского Индокитая.

20 января. Общие выборы в нижнюю палату [организованные] Ассоциацией содействия трону. (Роспуск политических партий в Японии.)

23 января. Открытие воздушной линии между мандатной территорией Внутренних Южных морей и Тимором.

Бомбардировка Бирманской дороги.

25 января. Начало операции на юге провинции Хэнань в Китае. (Январь – февраль.)

31 января. Заключение соглашения о прекращении огня между Таиландом и Французским Индокитаем.

7 февраля. Издание военным министром США директивы о приведении Пёрл-Харбора в состояние боевой готовности.

11 февраля. Прибытие японского посла Номура в Вашингтон, округ Колумбия.

17 февраля. Начало эвакуации войск США, дислоцированных в Северном Китае.

21 февраля. Бомбардировка Юньнаня.

7 марта. Обнародование Закона о национальной обороне и сохранении мира в Японии.

8 марта. Сенат США принял закон о ленд-лизе.

9 марта. Бомбардировка Куньмина.

11 марта. Закон США о ленд-лизе распространен на Китай.

Урегулирование пограничного спора между Таиландом и Французским Индокитаем на конференции в Токио.

12 марта. Отъезд министра иностранных дел Мацуока в поездку в Германию и Италию.

14 марта. Вторая встреча (тайная) между президентом Рузвельтом и послом Номура.

Бомбардировка Чэнду.

15–20 марта. Операция по очистке Мэнчэна и западного округа Тайфу.

26 марта. Бомбардировка Куньмина.

27 марта. Визит министра иностранных дел Мацуока в Германию. Встреча с Гитлером.

Палатой представителей США принят закон об усилении Тихоокеанских баз (1,5 миллиарда долларов).

28 марта. Декларация британских властей о расширении минированной зоны в Сингапурском проливе.

1 апреля. Первые переговоры министра иностранных дел Мацуока с итальянским премьером Муссолини.

Заявление британских властей о продлении Бирманской железной дороги в провинцию Юньнань.

Изменение государственным секретарем США Халлом формулировки заявления о том, что германские и итальянские торговые суда будут задержаны.

6 апреля. Берлинское совещание японских послов в Европе с министром иностранных дел Мацуока.

Вторжение германских сил в Югославию и Грецию.

7 апреля. Встреча министра иностранных дел Мацуока с министром иностранных дел Молотовым в Москве.

9 апреля. Уход в отставку начальника Генерального штаба флота Фусими. Его преемником назначен адмирал Нагано Осами.

10 апреля. Первая сессия Тройственной объединенной комиссии в Берлине.

Начало осуществления части планов подготовки флота к войне; реквизиция 40 000 тонн гражданских судов.

13 апреля. Заключение японо-советского пакта о нейтралитете. (Подписан министром иностранных дел Мацуока, послом Татэкава и министром иностранных дел Молотовым в Москве, вступил в действие 25 апреля.)

14 апреля. Встреча Номура и Халла.

15 апреля. Заявление президента США о том, что американские суда будут эскортироваться военно-морскими силами за пределами зоны военных действий.

16 апреля. Неофициальное предложение посла Номура об урегулировании дипломатических отношений между Японией и Соединенными Штатами.

Начало операции на востоке провинции Чжэцзян. (Апрель – май.)

17 апреля. Капитуляция Югославии.

20 апреля. Занятие японскими войсками Нинбо и Вэнчжоу.

21 апреля. Занятие японскими войсками Фучжоу.

22 апреля. Возвращение министра иностранных дел Мацуока в Токио.

Совместная конференция Императорского генерального штаба и японского правительства.

23 апреля. Капитуляция Греции.

25 апреля. Заявление президента США о введении системы берегового патрулирования вдоль всего побережья Соединенных Штатов.

2–28 мая. Девять встреч посла Номура и государственного секретаря Халла.

3 мая. Бомбардировка Чунцина.

4 мая. Заявление президента Рузвельта о готовности США участвовать в войне.

6 мая. Подписание экономического соглашения между Японией и Французским Индокитаем.

7 мая. Важная встреча Ёсидзава, чрезвычайного посла на переговорах с Голландской Ост-Индией, и нидерландского делегата Ван Моока.

8 мая. Начало операций японских войск по очистке провинций Шаньси и Хэнань. (Май – июнь.)

24 мая. Морская битва у Гренландии между Британией и Германией[71].

27 мая. Речь Рузвельта («fi reside chat»)[72], в которой он сделал упор на политике помощи Британии и Китаю и объявил в стране чрезвычайное положение.

1 июня. Последовательные бомбардировки Чунцина (в течение примерно двух недель).

2 июня. Встреча Гитлера и Муссолини на перевале Бреннер.

3 июня. Переговоры Номура – Халла (продолжались до 15 июля).

8 июня. Прерваны переговоры между Японией и Голландской Ост-Индией.

21 июня. Переговоры Номура и Халла; второе неофициальное предложение США. (22-го июня дипломаты не смогли договориться по пункту, относящемуся к антикоминтерновским гарнизонным войскам в Китае.)

22 июня. Объявление Германией войны Советскому Союзу. Начало вторжения Германии в Россию.

1 июля. Признание нового националистического правительства [Китая] Германией, Италией и шестью другими странами.

2 июля. «Основные положения национальной политики Империи, удовлетворяющей меняющейся ситуации» приняты Императорским совещанием.

6 июля. Бомбардировки Чунцина (6, 7, 8, 10, 18, 27, 29 и 30 июля).

10 июля. Заключение британско-советского военного союза.

16 июля. Отставка второго кабинета Коноэ.

18 июля. Формирование третьего кабинета Коноэ.

21 июля. Франко-японское соглашение о совместной обороне Французского Индокитая.

23 июля. Уведомление со стороны Соединенных Штатов, что почва для переговоров будет уничтожена в случае оккупации японскими войсками юга Французского Индокитая.

24 июля. Третья (тайная) встреча между президентом Рузвельтом и послом Номура.

Президент Рузвельт намекнул на возможное введение эмбарго на поставки бензина в Японию и потребовал урегулирования спора по Французскому Индокитаю «на месте» и вывода японских войск.

25 июля. Формирование Пятого флота.

26 июля. Декрет президента США о включении всех филиппинских сил в армию Соединенных Штатов.

Соединенные Штаты и Британия заморозили японские активы.

Британия уведомила о прекращении действия англо-японского, индийско-японского и бирманско-японского торговых договоров.

27 июля. Правительство Голландской Ост-Индии объявило о замораживании на своей территории японских активов и ограничении импорта и экспорта.

29 июля. Формальное подписание протокола франко-японского совместного оборонительного пакта японским послом во Франции Като и заместителем главы Французского государства Дарланом.

Заявление японского Императорского генерального штаба о направлении сил армии и флота в южную часть Французского Индокитая в соответствии с франко-японским соглашением о совместной обороне.

31 июля. Воздушные силы флота перебазировались в южную часть Французского Индокитая.

Формирование Южного экспедиционного флота.

1 августа. Введение США эмбарго на экспорт авиационного бензина в Японию.

Признание Маньчжоу-Го Таиландом.

Занятие Сайгона Экспедиционной армией Французского Индокитая.

Создание Гражданского инженерного департамента флота. (Расширение фортификационных работ и строительства авиационных баз.)

4 августа. Посол Номура потребовал присылки посла Курусу.

5 августа. Заявление правительства Малайи о прибытии британских подкреплений в Сингапур.

6 августа. Встреча Номура и Халла. (Халлу передано предложение японского правительства об урегулировании спора во Французском Индокитае.)

8 августа. Встреча Номура и Халла. (Японское предложение отвергнуто Соединенными Штатами).

11 августа. Бомбардировка Чунцина и Куньмина. (11, 13, 14, 15, 17, 22, 23, 30 и 31 августа.)

Японский флот вошел в гавань Сайгона.

14 августа. Обнародование Атлантической хартии. (Встреча британского премьер-министра Черчилля и президента США Рузвельта в Атлантическом океане.)

17 августа. Четвертая встреча посла Номура с президентом Рузвельтом. (Президент Рузвельт заявил, что вооруженной агрессии Японии извинений быть не может. Переговоры прерываются, пока Япония не прекратит свою программу экспансии.)

26 августа. Решение армии США направить военную миссию в Чунцин.

27 августа. Президенту Рузвельту доставлено послание премьер-министра Коноэ в отношении встречи между премьер-министром и президентом.

28 августа. Пятая встреча посла Номура с президентом Рузвельтом. (Япония желала выйти из тупика в переговорах путем обсуждения главных проблем на японо-американской встрече на высшем уровне.)

1 сентября. Японский флот реквизировал 490 000 тонн гражданского тоннажа и усилил свою авиацию.

3 сентября. Шестая встреча посла Номура с президентом Рузвельтом. Японские войска отошли из Фучжоу.

4 сентября. Эскадренный миноносец США атакован немецкой подводной лодкой у берегов Исландии.

6 сентября. Императорским совещанием приняты «Основные положения осуществления государственной политики Империи».

7 сентября. Начало операции у [города] Чанша. (Сентябрь – ноябрь.)

10–13 сентября. Обычные командно-штабные маневры Объединенного флота и особые командно-штабные маневры (включая изучение Гавайской операции) в Военно-морском училище.

11 сентября. Образование Оборонительного командования армии.

14 сентября. Заявление морского министра Нокса о том, что торговые корабли, плавающие между Соединенными Штатами и Исландией, будут защищены, а военные корабли стран Оси в этих районах будут уничтожаться.

16 сентября. Заявление Департамента флота Соединенных Штатов о том, что им заказано строительство 2800 кораблей (общей стоимостью 7,2 миллиарда долларов с января 1941 года).

19 сентября. Встречи Номура и Халла. (1, 4, 6, 10, 19, 23 и 29 сентября).

24 сентября. В связи с поворотным моментом в политической и военной стратегии Императорский генеральный штаб предложил правительству в отношении ведущихся переговоров следующее:

1) установить крайним сроком дипломатических переговоров 15 октября;

2) считать последней возможной датой начала операций на юге середину ноября;

3) закончить приготовления к операциям в начале ноября.

25 сентября. Американскому послу в Токио вручено предложение, призывающее к совместным усилиям США и Японии в сохранении мира на Тихом океане и демонстрации дружбы между двумя странами. (Предложение утверждено советом[73]

20 сентября 1941 года.)

1 октября. Усиление внутренних боевых сил флота.

2 октября. Встреча Номура и Халла. США передан меморандум следующего содержания:

1) встреча лидеров без предварительного достижения понимания по основным вопросам была опасна;

2) переговоры между Японией и США зашли в тупик.

Основными сдерживающими факторами являются вопрос оккупации [южной части Французского Индокитая], разница в позициях Японии и Соединенных Штатов относительно войны в Европе и проблема равных возможностей в торговле с Китаем.

5 октября. Американо-англо-нидерландская военная конференция в Маниле.

8 октября. Введение США, Британией и Нидерландами эмбарго на поставки бензина в Японию.

10 октября. Переговоры между Японией и США. Констатация факта, что возможности встречи лидеров двух стран более не существует, так как ни Япония, ни Соединенные Штаты не склонны к уступкам.

11 октября. [Суда] «Тацута Мару», «Нитта Мару» и «Тайё Мару» направлены на американскую линию, чтобы рассосать возникший затор в пассажиро– и грузопотоке.

12 октября. Конференция членов кабинета в Текигаисо (резиденция Коноэ в Огикубо) не смогла принять решения.

14 октября. Начало специальной подготовки Объединенного флота[74].

16 октября. Уход в отставку кабинета Коноэ.

18 октября. Формирование кабинета Тодзио.

20 октября. Неофициальное принятие основного оперативного плана флота (включая удар по Пёрл-Харбору) с целью подготовки к возможному началу войны.

21 октября. Ежедневное совместное совещание Императорского генерального штаба и правительства (21–30 октября).

Пересмотрены «Основные положения осуществления государственной политики Империи», принятые 6 сентября Императорским совещанием. Начато новое изучение [плана] войны с США, Британией и Нидерландами.

24 октября. Заявление морского министра США Нокса о том, что война с Японией неизбежна.

31 октября. Эсминец США «Reuben James» потоплен в водах к западу от Исландии.

1 ноября. На совместном совещании Императорский генеральный штаб и правительство сформулировали проект «Основных положений осуществления национальной политики Империи».

3 ноября. Ямамото, командующий Объединенным флотом, был вызван к начальнику Генерального штаба флота и проинформирован об оперативном плане.

4 ноября. Принятие «Основных положений осуществления национальной политики Империи» на совещании Кабинета.

5 ноября. Принятие «Основных положений осуществления национальной политики Империи» на Императорском совещании. (Два пересмотренных плана умиротворения, предназначенных для замены плана 25 сентября.)

Посол Курусу выехал из Токио в Соединенные Штаты.

Издание Приказа по флоту № 1 Императорским генеральным штабом. «Приказ закончить приготовления к операциям до начала декабря и указания по оперативным планам и принципам».

6 ноября. Совещание командующего Объединенным флотом и его штаба и всех командующих военно-морских и оборонительных округов для получения указаний по оперативным планам Императорского генерального штаба. Персонал штаба Объединенного флота оставался до 11 ноября.

7 ноября. Представление государственному секретарю Халлу «Плана «Ко»» послом Номура.

Заявление президента Рузвельта о предполагаемой эвакуации гарнизонов корпуса морской пехоты из Китая.

8–10 ноября. Достижение согласия по оперативному плану между командирами Объединенного флота, Второго флота и командующего Южной армией Тэраути (в военной академии армии в Токио).

10 ноября. Седьмая встреча посла Номура с президентом Рузвельтом. (Президенту вручен план «Ко»).

11 ноября. Заявление морского министра США Нокса в поддержку силовых мер против Японии как в Атлантике, так и в Тихом океане.

12 ноября. Посол Номура совещался с государственным секретарем Халлом.

13 ноября. Заявление Вакасуги, направленное США через государственного секретаря: «Япония не может больше терпеть. Ее народ потерял надежду возобновить дружеские связи с Соединенными Штатами».

Оперативные совещания в Ивакуни между отдельными флотами Объединенного флота.

14 ноября. В Ивакуни [достигнуты] оперативные соглашения между армиями и флотами.

15 ноября. Встреча посла Номура с государственным секретарем Халлом для обсуждения предложения Соединенных Штатов о свободной торговле. (Предложение в отношении совместной американо-японской декларации.)

Прибытие посла Курусу в Вашингтон, округ Колумбия.

Объяснение оперативного плана (в форме военных игр) начальниками штабов армии и флота в Императорском генеральном штабе во дворце, в присутствии Императора.

24-я крейсерская дивизия вышла из портов базирования для нарушения коммуникаций противника в Тихом и Индийском океанах.

16 ноября. Завершение оперативных договоренностей между армией и флотом. (Ивакуни.)

17 ноября. Ударная авианосная группировка в 17.00 вышла из залива Саэки в залив Хитокаппу.

Встреча посла Номура и посла Курусу с президентом Рузвельтом. Президент Рузвельт заявил, что не откажется быть посредником между Японией и Китаем.

19 ноября. Инструкция послу Номура представить [США] план «Оцу».

20 ноября. Усиление сил снабжения [флота] 280 тысячами тонн торгового тоннажа и танкеров (переоборудованные суда теперь составляли 1,4 миллиона тонн).

Представление плана «Оцу» государственному секретарю Халлу двумя послами. Ответ Халла:

«Политика Соединенных Штатов заключается в оказании помощи Британии, с одной стороны, и правительству Чана, с другой. США не могут принять план «Оцу», так как он предполагает прекращение помощи правительству Чана. Предложение США, содержащее идею посредничества США между Японией и Китаем, предлагается нами вновь на том основании, что это предложение базируется на позиции Японии как страны, придерживающейся мирной политики».

21 ноября. Издание Приказа Императорского генерального штаба по флоту: «Выдвинуть необходимые силы в оперативные воды. Разрешается использовать силу для самообороны в ответ на вызов».

22 ноября. Посол Номура проинструктирован закончить переговоры к 29 ноября.

Совещание делегатов от Соединенных Штатов, Великобритании, Австралии, Нидерландов и правительства Чана в Вашингтоне, округ Колумбия.

26 ноября. Посол Номура и посол Курусу встретились с государственным секретарем Халлом.

США представляют свои собственные планы.

Ударное авианосное соединение вышло из залива Хитокаппу к пункту развертывания северо-западнее Гавайев.

27 ноября. Предложение США от 26 ноября изучено на совместном заседании Императорского генерального штаба и правительства.

Заключение: война неизбежна.

Посол Номура и посол Курусу в девятый раз встретились с президентом Рузвельтом (переговоры безуспешны).

29 ноября. Конференция высших должностных лиц государства в присутствии Императора. Разъяснения премьер-министра и министра иностранных дел.

Совместное заседание Императорского генерального штаба и правительства. (В отношении объявления войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов. Создан основной план.)

30 ноября. Морской министр и начальник Генерального штаба флота сделали доклад Императору об окончании военных приготовлений.

1 декабря. На Императорском совещании принято решение об «Объявлении войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов».

Посол Номура встретился с государственным секретарем Халлом.

Требование Соединенных Штатов к Японии постараться выйти из тупика в переговорах – в первую очередь, путем воздействия на японское общественное мнение.

2 декабря. Посол Номура и посол Курусу встретились с заместителем государственного секретаря Уэллесом. (Соединенные Штаты официально запросили Японию об усилении ею войск на юге Французского Индокитая.)


Общее положение в начале 1941 года

В июле второй кабинет Коноэ, в надежде ускорить урегулирование Китайского инцидента и одновременно решить проблему южных территорий, принял «Принципы преодоления меняющейся ситуации в мире». В сентябре того же года Япония подписала Тройственный пакт и предприняла первые решительные шаги по продвижению на юг, оккупировав северную часть Французского Индокитая. (См. Главу V.) Также в 1940 году, в попытке создать национальную оборонительную структуру, основанную на идее установления нового порядка в Великой Восточной Азии, Япония приняла «Основные принципы национальной политики».

В начале 1941 года была организована Ассоциация содействия трону, которая намеревалась создать однопартийное правительство. Были распущены все политические партии и проведены всеобщие выборы по системе, разработанной ассоциацией.


Экономические переговоры между Японией и Голландской Ост-Индией

К переговорам с Голландской Ост-Индией, начатым особым посланником Кобаяси в сентябре 1940 года, Японию подтолкнула неотложная потребность в получении или гарантии получения жидкого топлива (необходимого для установления нового порядка в Великой Восточной Азии). Однако добиться действительного результата не удалось, так как правительство Нидерландов, находившееся в Лондоне, полностью зависело от Великобритании и не было готово сделать уступки Японии, подписавшей Тройственный союз с Германией и пропагандировавшей новый порядок в Восточной Азии. Переговоры в Батавии возобновились 2 января 1941 года, при этом Кобаяси сменил новый посланник Ёсидзава. 18 июня переговоры закончились полным провалом. После этого Япония предприняла второй шаг в своем продвижении на юг – оккупировала южную часть Французского Индокитая, – что впоследствии предпологало использование силы и против Голландской Ост-Индии. Это вызвало общее эмбарго Соединенных Штатов в отношении Японии и стало одной из причин, побудивших остро нуждавшуюся в нефти Японию вступить в войну.

Требования Японии в этих переговорах были следующими: участие в разработке богатых ресурсов Голландской Ост-Индии и дальнейшее экономическое сотрудничество, включающее свободный доступ японцев в Голландскую Ост-Индию, разрешение участвовать в коммерческих предприятиях, свободный доступ японских судов в закрытые порты Голландской Ост-Индии для транспортировки ресурсов, открытие части береговых служб и развитие рыбной промышленности японскими гражданами, а также гарантии достаточного снабжения Японии нефтью.

Голландская Ост-Индия отказалась удовлетворить эти требования по следующим причинам. Во-первых, власти Нидерландов испытывали беспокойство и опасения, связанные с экспансионистской политикой Японии со времен Маньчжурского инцидента. Во-вторых, тревогу вызывала и тенденция Японии к продвижению на юг силовыми методами и ее союз с Германией. В-третьих, Нидерланды чувствовали, что их единственная надежда на выживание связана с победой Великобритании. Голландской Ост-Индии как колонии Нидерландов ничего не оставалось, кроме как поддерживать Великобританию и противодействовать потоку предметов потребления в Германию. Помимо этого, поскольку англо-американский блок, имевший обширные интересы в Ост-Индии, усилил свою блокаду, позиция Голландской Ост-Индии стала более жесткой.

Вследствие этого на Императорском совещании 2 июля Япония решила принять «Основные положения национальной политики Империи, удовлетворяющей меняющейся ситуации». Осуществляя дерзкий план оккупации южной части Французского Индокитая, Япония надеялась добиться военного преобладания на южных территориях и заставить Голландскую Ост-Индию уступить ее требованиям. Это вызвало введение Голландской Ост-Индией эмбарго на поставки нефти в Японию и стало явной причиной начала Тихоокеанской войны.


Японское посредничество в конфликте между Таиландом и Французским Индокитаем

Вслед за падением Франции в европейской войне в сентябре 1940 года Таиланд начал движение за возвращение отторгнутых от него пограничных земель и решился добиться своих целей, даже если понадобится применить военную силу. 15 января 1941 года произошло столкновение армий двух стран

и начались яростные схватки. После этого японское правительство, на основании необходимости поддержания стабильности в Великой Восточной Азии и стремясь к «сосуществованию и сопроцветанию рас Восточной Азии», решило взять на себя роль посредника в этом споре. 20 января министр иностранных дел Мацуока направил правительствам Французского Индокитая и Таиланда предложение, призывавшее к немедленному прекращению военных действий и третейскому суду. 24 января предложение было принято обоими правительствами, и 28 января в 10.00 военные действия прекратились. 29 января на борту японского легкого крейсера «Натори», вставшего на якорь в Сайгоне, начались переговоры о перемирии. 31 января было достигнуто соглашение о перемирии, а документ о прекращении огня – подписан уполномоченными обеих стран и японским делегатом. Впоследствии переговоры продолжились в Токио, но конфликт не был урегулирован вплоть до 11 марта, когда, после многих трудных заседаний, в конце концов удалось достичь согласия. Тем временем 30 января Императорский генеральный штаб и правительство на совместном заседании утвердили основы политики по отношению к Французскому Индокитаю и Таиланду. Эта политика в общих чертах сводилась к следующему: Япония станет посредником в спорах между Таиландом и Индокитаем, и обе страны не будут заключать с третьими державами пактов, неблагоприятных для Японии. Одновременно, с целью реализации соглашения о прекращении огня и демонстрации силы, вдоль берегов Французского Индокитая и Таиланда были развернуты значительные силы флота, включавшие дивизион крейсеров, дивизион авианосцев и эскадру эсминцев. При осуществлении посредничества Япония неизменно поддерживала притязания Таиланда и требовала от французов серьезных уступок. Эти действия стали плодотворными для Японии: Таиланд теперь был ей обязан, а на Французский Индокитай она сумела оказать давление. Однако все это отрицательно отразилось на проходивших в то же время переговорах между Японией и Голландской Ост-Индией и заставило Нидерланды усилить противодействие японским требованиям.

Япония в то время не считала, что описанное выше силовое посредничество (а особенно демонстрация сил японского флота) спровоцирует Великобританию или Соединенные Штаты, однако в действительности последние смотрели на дело весьма серьезно. Эти события заставили Соединенные Штаты прийти к выводу, что Япония и в дальнейшем будет прибегать к силе; 7 февраля военный министр США объявил Пёрл-Харбору состояние боевой готовности. В Англии премьер-министр Черчилль, считавший, что между Японией и Великобританией назрел кризис, стремился к усилению англо-американских связей. Это ясно показано на страницах 176–179 книги Уинстона С. Черчилля «Большой Союз» (Бостон, 1950)[75].


Заключение советско-японского пакта о нейтралитете

В соответствии с национальной политикой, основанной на документе «Принципы преодоления меняющейся ситуации в мире» от июля 1940 года, второй кабинет Коноэ немедленно направил министра иностранных дел Мацуока Ёсукэ в Германию, Италию и Советский Союз для того, чтобы попытаться всесторонне урегулировать дипломатические связи с Советской Россией. Первой остановкой министра иностранных дел Мацуока стала Москва, где он встретился с председателем Совета Народных Комиссаров Молотовым. На обратном пути он вновь остановился в Москве и, начиная с 7 апреля, провел серию встреч. После разговора с Генеральным секретарем Сталиным 12 апреля было достигнуто взаимопонимание в плане урегулирования дипломатических отношений между Японией и Советским Союзом. 13 апреля японская делегация в составе министра иностранных дел Мацуока и посла в Советском Союзе Татэкава подписала с представлявшим Советский Союз Молотовым, председателем Совета Народных Комиссаров и [народным] комиссаром иностранных дел, Пакт о нейтралитете.

Пакт состоял из четырех статей. В Статье 1 обе стороны обязались поддерживать мир и дружеские связи и взаимно уважать целостность территории друг друга. Статья 2 определяла, что в случае если одна из подписавших пакт держав станет объектом враждебности третьей стороны, вторая держава будет сохранять нейтралитет в течение всего периода военных действий. Статья 3 определяла, что пакт вступит в действие в момент ратификации и будет действителен в течение пяти лет. Статья 4 устанавливала процедуру ратификации.

Одновременно с подписанием пакта японское и советское правительства сделали важные заявления о том, что они будут уважать территориальную целостность и суверенитет Монгольской Народной Республики и Империи Маньчжоу-Го соответственно, с тем чтобы гарантировать мирные и дружеские отношения между Японией и СССР.


Реакция остального мира на пакт была следующей.

Чунцин[76]. Ожидалось, что чунцинское правительство, пораженное заключением русско-японского пакта о нейтралитете, заявит протест Советскому Союзу. «В результате заключения пакта, – писала чунцинская правительственная газета «Такунгбао», – Япония немедленно попытается начать осуществление своей политики продвижения на юг и спровоцирует Тихоокеанскую войну».

Германия. Было невозможно узнать истинное мнение Гитлера. Однако правительственные круги, судя по всем признакам, приветствовали заключение пакта. Газета германского министерства иностранных дел комментировала его следующим образом: «Германия искренне приветствует заключение русско-японского пакта о нейтралитете. Заключение пакта позволяет Японии сосредоточить свои силы на установлении нового порядка на Дальнем Востоке и нанести поражение попыткам третьей силы вмешиваться в сопроцветание восточно-азиатских рас. Усилия Англии на Дальнем Востоке теперь потеряли свою действенность. То же самое можно сказать о Соединенных Штатах».

Италия. Правительственные круги выразили следующее мнение: «Русско-японский пакт о нейтралитете внесет огромный вклад в грядущую победу стран Оси. В результате нового положения дел надежды Англии на участие Советского Союза в войне на стороне Англии (после того как Соединенные Штаты вступят в войну) полностью уничтожены».

Соединенные Штаты. Сообщалось, что некоторые в США считали русско-японский пакт о нейтралитете мероприятием, предпринятым против Америки, но другие настаивали, что им необходимо время, чтобы понять истинные устремления Японии; по мнению хорошо информированных кругов, заключение пакта не должно было вызвать новый кризис в американо-японских отношениях.

Государственный секретарь Халл сделал 14 апреля публичное заявление, которое суммируется следующим образом: «Важность пакта о нейтралитете, подписанного недавно между Японией и Советским Союзом, заключается лишь в том, что положение, некоторое время существовавшее между Японией и Советским Союзом, приняло форму документа, таким образом, это никоим образом не было для нас неожиданным. Излишне говорить, что заключение этого пакта нисколько не отразится на политике правительства Соединенных Штатов».

Общее мнение экспертов Соединенных Штатов по дальневосточным делам в то время было следующим[77]:

«Основная цель договора заключается в психологическом воздействии на Англию и Соединенные Штаты, и нельзя предположить, что он немедленно повлияет на взаимоотношения Японии и Соединенных Штатов. В то же время США, вне зависимости от того, насколько они стремятся усилить помощь Англии, сочтут необходимым поддерживать в течение некоторого времени свою морскую мощь в Тихом океане, а

Англия, несомненно, почувствует необходимость увеличить свои силы в Сингапуре и других районах Дальнего Востока.

Тем не менее новый пакт не предполагает вывода японских и советских войск соответственно из Маньчжоу-Го и Внешней Монголии. Важно, что пакт не смог разъяснить этот пункт. Это поддерживает нашу точку зрения, что Япония не приступит немедленно к осуществлению своей политики продвижения на юг лишь на основе этого пакта. Вместо этого мы ждем, что наиболее заметно пакт отразится на японо-китайских отношениях. Психологическое воздействие пакта на чунцинский режим будет огромным, и с этого момента поворот к урегулированию китайско-японского инцидента в значительной степени облегчится.

Для правительства Соединенных Штатов, которое пытается вытащить Советский Союз из лагеря Оси, заключение этого пакта действительно было сильным ударом. Так как оно произошло непосредственно после того, как правительство Соединенных Штатов отдало дань уважения Советскому Союзу за позицию последнего в вопросе положения на Балканах, США потеряют престиж, если ничего не сделают; им, несомненно, придется переоценить свою политику в отношении Советского Союза».

Англия. Больше всего британское правительство опасалось, что Япония, освободившись от угрозы с тыла, откроет так называемый третий фронт на Тихом океане. Сообщалось также, что британское правительство особо подчеркивает мнение о том, что пакт дает гарантии безопасности северной Японии. Газета The Herald, официальный орган британской лейбористской партии, писала: «Едва ли следует полагать, что Советский Союз продолжит оказывать материальную помощь Чунцину с тем же рвением, что и раньше».

Япония. Визит министра иностранных дел Мацуока в Европу произошел в результате приглашения, сделанного во время заключения Тройственного пакта. Поездка была намечена министром иностранных дел на совещании кабинета 4 марта и одобрена на совещании 11 марта с условием, что в ходе поездки министр ни при каких условиях не будет давать никаких обещаний в отношении участия Японии в войне. Его визиты в Германию и Италию были сделаны скорее из вежливости. Представлялось, однако, вполне естественным, что он переговорит с ключевыми лицами Германии и Италии и попытается узнать о действиях Германии против Англии и получить информацию о стратегической ситуации. Главной целью поездки было установление дружеских связей между Японией и Советским Союзом, для чего Татэкава, посол в Советском Союзе, проводил в Москве предварительные переговоры.

Министр иностранных дел покинул Токио 12 марта и сначала задержался в Москве для переговоров с министром иностранных дел Молотовым. 26 марта он прибыл в Берлин, 27-го встретился в Германии с Гитлером, а 1 апреля говорил с премьер-министром Муссолини в Риме. 6 апреля Мацуока провел в Берлине совещание с японскими послами в европейских странах и заслушал их сообщения о сложившемся положении.

Как в Германии, так и в Италии Мацуока был принят с энтузиазмом. Гитлер и министр иностранных дел Риббентроп решительно заверили его, что Германия закончила свои приготовления к наступлению на Англию, что победа уже решительно на стороне держав Оси и при любом развитии событий Англия капитулирует до конца года. Они также сказали, что если Япония вскоре предпримет активные действия против Англии и захватит Сингапур, это станет решающим фактором в низвержении Британии; что даже если Япония атакует Сингапур, Соединенные Штаты не захотят объявить войну; что если угроза со стороны Советского Союза станет серьезной, то Германия не будет мириться с ней, какую бы форму это ни приняло и что фюрер не станет медлить с началом войны. Однако министр иностранных дел Мацуока не дал никаких обещаний.

Премьер-министр Муссолини сказал Мацуока, что силу Соединенных Штатов нельзя недооценивать; что Япония должна всегда бдительно следить за США, но не провоцировать их, и что Япония должна быть готова к любым непредвиденным осложнениям. (См. Winston S. Churchill. The Grand Alliance. Boston, 1950. P. 181–187.)

На пути домой Мацуока вновь задержался в Москве. 7 апреля он начал переговоры с советским министром иностранных дел Молотовым, а 13-го заключил пакт о нейтралитете.

В результате подписания пакта Япония почувствовала себя более уверенно и начала сосредотачиваться на своей политике продвижения на юг. В действительности, однако, ни Япония, ни Россия не произвели сколько-нибудь заметного снижения численности войск на советско-маньчжурской границе. Выслушав доклад о ходе переговоров и заключении договора премьер-министра Коноэ на совещании кабинета 15 апреля, сразу после подписания пакта о нейтралитете, военный министр Тодзио предупредил, что Япония должна бдительно защищать себя от идеологических козней Советского Союза, а морской министр Оикава рекомендовал жестко контролировать речи в поддержку быстрого продвижения Японии на юг и решительных действий против Соединенных Штатов.


Закон о ленд-лизе

Принятие Соединенными Штатами закона о ленд-лизе было признаком их твердого намерения помогать Англии и Чан Кайши и, в некотором смысле, объявлением «холодной войны» державам Оси. Это стало важным этапом предвоенной истории. Билль о ленд-лизе был предложен комитетом по иностранным делам палаты представителей Соединенных Штатов в середине января. После продолжительных и горячих дебатов он был принят Сенатом 8 марта. 11 марта палата представителей приняла его подавляющим большинством в 317 голосов против 71. В тот же день президент Рузвельт подписал этот документ, создав таким образом новый закон. (См. Приложение № 19.)

Закон о ленд-лизе был смелым образцом законодательства, далеко выходившим за рамки нейтралитета, определенного общепринятыми международными законами военного времени. Он наглядно демонстрировал решительную позицию Соединенных Штатов по отношению к странам Оси.

Как только закон вступил в действие, президент Рузвельт на следующий день, 12 марта, отправил Конгрессу особое послание по ассигнованиям, предлагавшее выделить 7 миллиардов долларов, которые следовало использовать в течение двух лет для помощи Англии, Греции и режиму Чана, составлявших лагерь противников Оси. Хотя 7 миллиардов включали вооружения из существующих запасов на сумму 1,3 миллиарда долларов, которыми президент мог свободно распоряжаться в любое время, в то время говорили, что особый бюджет на 7 миллиардов, выделенных на один предмет, беспрецедентен.

Закон о ленд-лизе основывался на идее, что если Англия потерпит поражение, то Соединенные Штаты сами окажутся в опасности, поэтому они должны сделать все, за исключением официального участия в войне, чтобы помочь Британии и ее союзникам. Это пододвинуло США на один шаг ближе к войне как в Атлантике, так и в Тихом океане. (Помощь вооружениями, как практиковалось в Первую мировую войну, осуществлялась путем частных контрактов между британским правительством и американскими фирмами, в то время как закон о ленд-лизе был контрактом между Соединенными Штатами и британским правительством. Правительство США не только приказало выпускать вооружения заводам, управляемым правительством, но и разместило большие заказы на частных заводах.)

Излишне говорить, что твердая решимость Соединенных Штатов и Англии, выразившаяся в законе о ленд-лизе, дала новую жизнь англичанам. Чиновники германского министерства иностранных дел прокомментировали это так:

«Закон о ленд-лизе представляет собой не более чем узаконение практики, уже в течение некоторого времени являющейся свершившимся фактом. Его настоящей целью является наследование Соединенными Штатами британских активов путем затягивания войны. Это явное отклонение от доктрины Монро и серьезное нарушение международного права. Германия уверена, что сможет полностью отрезать помощь Соединенных Штатов Великобритании путем приближающегося большого весеннего наступления».

Японские власти, опасаясь реакции, никаких комментариев не делали, а японская общественность не сумела понять, насколько серьезна на самом деле решимость, выраженная Соединенными Штатами.

Редакционная статья одного издания в нейтральной Швейцарии прокомментировала проблему следующим образом:

«Если эскортировать торговые суда до некоторой точки в Атлантике будет флот Соединенных Штатов, а затем – британский флот, то с последнего это в значительной степени снимет нагрузку. Если эта точка лежит за пределами радиуса действия германских самолетов и подводных лодок, Соединенные Штаты смогут достичь двойной цели – помочь Англии и избежать опасности прямого вступления в войну против Германии. Мы считаем, что Германия и Италия ничего не добьются, объявив войну Соединенным Штатам. Также ясно, что США больше всего выиграют, просто сохраняя свою нынешнюю позицию. Более того, хотя вряд ли Япония рискнет угрожать безопасности Соединенных Штатов, думается, что США в течение некоторого времени не будут способны действовать в юго-западной части Тихого океана, так как ценой этого стало бы значительное сокращение их помощи Англии. Следовательно, главный вопрос, встающий в результате закона о ленд-лизе, – уверена ли Германия в том, что она сможет нанести поражение Англии до того, как последняя успеет воспользоваться американской помощью, или помощь Соединенных Штатов Англии является для Германии серьезной проблемой, которую ей придется изучать совместно с Японией».

Вслед за принятием закона о ленд-лизе 18 апреля США объявили о заключении контрактов с верфями по всей стране на строительство 184 судов – 112 транспортов 10000-тонного класса и 72 танкеров 16000-тонного класса. Тем самым они продемонстрировали, что начали не только реализацию своей судостроительной программы, но и строительство «моста из судов» через Атлантику для доставки военных материалов в Англию, на котором настаивал президент. Более того, 25 апреля президент Рузвельт сделал следующее заявление: «Для защиты от боевых кораблей и самолетов агрессора, угрожающих Западному полушарию, флот Соединенных Штатов будет в случае необходимости патрулировать все семь морей»[78]. Это означало, что американские боевые корабли не будут ограничены положениями международного права о нейтралитете, запрещавшими судам нейтральных наций входить в зоны боевых действий, и, таким образом, разъясняло позицию Соединенных Штатов.


В своем «fireside chat» 27 мая президент Рузвельт сказал:

«Национальная политика Соединенных Штатов заключается прежде всего в том, чтобы начать сильное контрнаступление против попыток

Гитлера подчинить Западное полушарие или угрожать ему. Более того, мы должны упорно сопротивляться его попыткам захватить контроль над морем.

В отношении военных и морских требований мы должны оказать всю возможную помощь Британии и другим странам, взявшимся за оружие против гитлеризма и подобных идеологий.

Одновременно с осуществлением патрульной политики Соединенных Штатов мы должны также принять все меры к обеспечению перевозки материалов».

В это же время президент Соединенных Штатов объявил о чрезвычайном положении, объявил национальную оборону приоритетом и заявил, что военные дела, финансы, морской транспорт, связь и контрразведка будут включены в систему национальной мобилизационной структуры.

Естественно, эти новости были с удовлетворением восприняты Англией и режимом Чана. В Японии министр иностранных дел Мацуока проигнорировал это заявление и продолжал следовать установленной политике.


Основные события государственной политики Японии (с 25 июня по 2 июля 1941 года)

Как указывалось выше, Япония предприняла ряд экспансионистских мер: вступление в Тройственный союз, оккупацию северной части Французского Индокитая, силовое посредничество между Таиландом и Французским Индокитаем, визит министра иностранных дел Мацуока в Европу, заключение русско-японского пакта о нейтралитете и переговоры с Голландской Ост-Индией. Однако она столкнулась с неожиданным разрывом переговоров с Голландской Ост-Индией 18 июня и внезапным началом германо-советской войны 22 июня. Более того, переговоры между Японией и Соединенными Штатами, проводившиеся в Вашингтоне с февраля послом Номура, не обещали успешного завершения. Как видно из принятия закона о ленд-лизе и объявления черезвычайного положения, Соединенные Штаты упорствовали в своей жесткой политике по отношению к странам Оси. Тем временем Китайский инцидент представлялся зашедшим в тупик, и Япония не имела иной альтернативы, кроме продолжения политики пресечения путей поставок иностранной помощи Чану и поддержки режима Вана. В этих обстоятельствах на заседании кабинета 25 июня японское правительство приняло решение о следовании политике, которую можно назвать вторым шагом национальной политики продвижения на юг. В тот же день это решение обсуждалось на совместном заседании Императорского генерального штаба и правительства, которое постановило представить его Трону для получения Императорской санкции.


Политика ускорения продвижения на юг

1. В сложившейся ситуации Япония создаст базы во Французском Индокитае и Таиланде. Если потребуется – силой. Так как переговоры с Голландской Ост-Индией прерваны, будет установлен военный союз с Французским Индокитаем, нацеленный на стабилизацию и оборону Восточной Азии; при этом будут выполнены следующие требования:

а) [получение права] на строительство или использование авиабаз и портовых сооружений в определенных районах Французского Индокитая и размещение японских войск на юге Французского Индокитая;

б) передача объектов, необходимых для размещения японских войск.


2. Для этого будут начаты дипломатические переговоры.

3. В случае если французское правительство или власти Французского Индокитая откажутся принять требования Японии, она прибегнет к оружию для достижения своих целей.

4. Для подготовки к варианту развития событий, упомянутому в пункте 3, будут сделаны необходимые приготовления к отправке войск.

Вслед за утверждением этой политики 28 июня на совместном заседании Императорского генерального штаба и правительства были приняты «Основные принципы национальной политики Империи для преодоления меняющегося положения в мире», а 2 июля Императорский совет утвердил следующую национальную политику.


Принципы

1. Вне зависимости от изменений, которые могут произойти в международном положении, Япония будет следовать установленным принципам создания Сферы сопроцветания Великой Восточной Азии и тем самым внесет свой вклад в установление всеобщего мира.

2. Как и ранее, Япония будет стремиться к урегулированию Китайского инцидента и продвигаться в южные территории, чтобы заложить фундамент своего самообеспечения и самообороны и, в зависимости от обстоятельств, решить вопросы на севере.

3. С целью достижения упомянутой выше цели Япония преодолеет все препятствия.


Содержание плана

1. Чтобы ускорить покорение Чана, будет еще более усилено давление на его режим из южных районов. В зависимости от развития событий Япония, если это окажется необходимым, осуществит права воюющей стороны против режима Чана и займет враждебные иностранные сеттльменты в Китае.

2. Япония продолжит дипломатические переговоры в отношении южных территорий, стратегически важных для ее самообеспечения и самообороны. Одновременно будут сделаны военные приготовления против Англии и Соединенных Штатов. Прежде всего – приготовления к продвижению на юг путем осуществления различных планов, касающихся Французского Индокитая и Таиланда в соответствии с «Основными положениями политики в отношении Французского Индокитая и Таиланда» и «Принципами ускорения продвижения на юг». Для достижения названных целей Япония не колеблясь объявит войну Англии и Соединенным Штатам.

3. Хотя основой для отношения к германо-советской войне станет дух Тройственного союза, Япония в настоящее время будет действовать независимо, но тайно проведет военные приготовления против Советского Союза. Тем временем, естественно, будут с наибольшей осторожностью вестись дипломатические переговоры. Если ход германо-советской войны обернется в пользу Японии, она прибегнет к силе в целях урегулирования северной проблемы и обеспечения безопасности северного рубежа.

4. В осуществлении различных мероприятий, следующих из предыдущего параграфа, должна быть проявлена осторожность, чтобы избежать какого-либо нарушения хода подготовки к войне против Англии и Соединенных Штатов.

5. Хотя в соответствии с установленной политикой будут предприняты все усилия по предотвращению участия Соединенных Штатов в войне, Япония, если война с США произойдет, будет действовать в соответствии с Тройственным пактом. Однако время и метод использования силы определятся позже.

6. Внутренняя военная структура будет всесторонне усилена в возможно короткий срок. Прежде всего следует предпринять усилия по укреплению обороны метрополии.

7. Детали изложенных выше принципов будут подготовлены особо.


Текст национальной политики был выдержан в сильных выражениях и, на первый взгляд, мог быть интерпретирован как решение вступить в войну с Соединенными Штатами и Англией. Однако главным пунктом политики было занятие юга Французского Индокитая и ускорение оборонительных приготовлений. Это не было решением вступить в войну против Советского Союза, Соединенных Штатов или Великобритании. Тем не менее оккупация юга Французского Индокитая ничего не дала для осуществления плана получения топлива из Голландской Ост-Индии, но спровоцировала Соединенные Штаты на осуществление всеобщего эмбарго против Японии. В конце концов, эта политика стала считаться одной из причин, приведших Японию к Тихоокеанской войне. Ниже разъясняются отдельные положения судьбоносной национальной политики.


1. Параграф 1 содержания плана («Чтобы ускорить покорение Чана, будет еще более усилено давление на его режим из южных районов…») был разработан с намерением при помощи заключения Пакта о совместной обороне Японии и Французского Индокитая не только нанести политический удар, полностью отрезав поставку помощи Чану, но и осуществить удар стратегический, полностью перерезав Куньминский маршрут, используя базы на севере Французского Индокитая и в северном Таиланде. Более того, так как японское правительство заявило, что более не признает режим Чана, оно желало разрешить положение таким образом, чтобы суметь в соответствии с международным правом объявить войну правительству Чана[79].

2. Параграф 2 («Япония продолжит дипломатические переговоры в отношении южных территорий, стратегически важных для ее самообеспечения и самообороны…») должен был решить тем или иным образом проблему получения топлива из Голландской Ост-Индии и гарантировать поставки риса и других жизненно необходимых продуктов и материалов из Французского Индокитая. Предполагалось сделать это, усилив политическое и стратегическое положение Японии в южных районах вслед за получением баз во Французском Индокитае посредством заключения Пакта о совместной обороне Японии и Французского Индокитая. Также этот пункт был задуман, чтобы, используя пакт как инструмент давления, приобрести для японского лагеря Таиланд, в то время сильно экономически зависевший от Англии. Таиланд, как и Французский Индокитай, склонялся на сторону американо-английского блока. Фразу «… будут сделаны военные приготовления против Англии и Соединенных Штатов…» включили, чувствуя приближение вступления США в войну (на это указывала серия жестких действий американцев, направленных против держав Оси) и видя, что США могут принять решительные меры против оккупации Японией юга Французского Индокитая. Эта фраза означала лишь намерение подготовиться к подобному развитию событий. На деле Япония продолжала надеяться на успех переговоров между Японией и Соединенными Штатами. Предложение «Для достижения названных целей Япония не колеблясь объявит войну Англии и Соединенным Штатам…» в действительности означало, что Япония не будет колебаться в объявлении войны Англии, так как проблемы отношений с Соединенными Штатами рассматривались отдельно в Параграфе 5. Эти слова можно интерпретировать и таким образом: ничто не может предотвратить продвижения [Японии] на юг.

3. Параграф 3 («Хотя основой для отношения к германо-советской войне станет дух Тройственного союза, Япония в настоящее время будет действовать независимо… Если ход германо-советской войны обернется в пользу Японии, она прибегнет к силе в целях урегулирования северной проблемы и обеспечения безопасности северного рубежа…») после того, как была отвергнута идея решения северной проблемы, выдвигавшаяся некоторыми кругами в армии, означал лишь «воспользуйся возможностью, когда она тебе предоставляется». Можно сказать, что такая позиция была вызвана германской пропагандой, создававшей впечатление, что Советский Союз в результате успехов немецкого наступления готов рухнуть. В то время на совещании кабинета военный министр Тодзио оценивал перспективы развития советско-германской войны следующим образом.

а. Советская армия будет шаг за шагом отступать, пока окончательно не рухнет. (Наиболее вероятно.)

б. Она отступит на значительное расстояние и вступит в решительное сражение с германской армией. (Это то, чего хочет Германия.)

в. Она будет отступать шаг за шагом и продолжать сопротивление. (Это то, чего не хочет Германия.)


Таким образом, в значительной степени преобладала выжидательная политика.

1. Параграф 4 («В осуществлении различных мероприятий, следующих из предыдущего параграфа, должна быть проявлена осторожность, чтобы избежать какого-либо нарушения хода подготовки к войне против Англии и Соединенных Штатов…») был напоминанием со стороны флота. Он означал, что, так как ввиду начала осуществления южной политики Японии угроза войны против Соединенных Штатов становится все сильнее, решение северной проблемы возможно лишь в том случае, если оно не поставит под удар основные приготовления к войне против США и Англии. В действительности он означал, что так как Япония связана военными приготовлениями против Соединенных Штатов и Англии, военные ресурсы не должны отвлекаться на приготовления к войне против северных территорий.

2. Параграф 5 («…в соответствии с установленной политикой будут предприняты все усилия по предотвращению участия Соединенных Штатов в войне… Однако время и метод использования силы определятся позже») практически равнялся отмене утверждения из изложенного в сильных выражениях Параграфа 2: «…Для достижения названных целей Япония не колеблясь объявит войну Англии и Соединенным Штатам». Фактически Параграф 5 показывал, что Япония сделает все возможное, чтобы избежать войны с Соединенными Штатами, и что она будет воевать лишь в целях самозащиты и самое охранения.

3. В отношении фразы Параграфа 6 «…будут предприняты усилия к укреплению обороны метрополии» следует сказать, что необходимость укрепления обороны метрополии неизменно подчеркивалась в каждом из когда-либо сформулированных проектов национальной политики, но на практике всегда находилась в пренебрежении. На этот раз это было воспринято серьезно ввиду опасности войны с Соединенными Штатами.


Немедленно вслед за принятием этой политики второй кабинет Коноэ в полном составе подал в отставку, преимущественно с целью устранения министра иностранных дел Мацуока. Премьер-министр, президент Тайного совета, морской и военный министры и остальные начали опасаться, что жесткая антиамериканская политика министра иностранных дел Мацуока даже после его возвращения встанет на пути переговоров между Японией и Соединенными Штатами. 18 июля был сформирован третий кабинет Коноэ, в котором должность министра иностранных дел занял адмирал Тоёда Тёидзиро. Военный и морской министры остались прежними, причем морской министр Оикава поставил новому кабинету условия, на которых он соглашался занимать свою должность:


1) будут неукоснительно выполняться принятые Императорским советом «Основные принципы национальной политики Империи для преодоления меняющегося положения в мире»;

2) будет немедленно завершен план основных приготовлений к войне против Англии и Соединенных Штатов, необходимый для осуществления национальной политики;

3) новый кабинет уделит большее внимание исполнению названного плана, особенно осуществлению военно-морских приготовлений.


Более того, совместное заседание Императорского генерального штаба и правительства потребовало, чтобы военная программа в отношении Французского Индокитая проводилась в соответствии с первоначальным планом, военные приготовления как против северного, так и против южного районов делались энергично и точно, а в урегулировании американо-японских дипломатических отношений соблюдался дух инструкций, данных послу Номура 3 мая и 14 июля 1941 года.


Франко-японское соглашение о совместной обороне. Оккупация юга Французского Индокитая

Что касается связей между Японией и Французским Индокитаем, то доминирующее положение Японии во Французском Индокитае было подтверждено в августе 1940 года при обмене документами между японским министром иностранных дел Мацуока и французским послом в Японии \Арсенн-\Кщт. Более того, в мае 1941 года между двумя странами были подписаны экономическое соглашение и протокол о политическом взаимопонимании. Таким образом, внешне они находились в дружественных отношениях. Однако фракция де Голля, пустившая глубокие корни во Французском Индокитае, поддерживала тесный контакт с англо-американским блоком и усиливала свою антияпонскую деятельность. Эта фракция, совместно с еврейской финансовой группой и китайскими торговцами, препятствовала детельности правительства Французского Индокитая, и антияпонское движение становилось все более решительным, особенно в южной части Французского Индокитая, где не было японских войск. Помимо этого Соединенные Штаты, Англия, режим Чан Кайши и Нидерланды сформировали против Японии так называемый фронт ABCD[80], который противостоял ей в экономическом и военном отношении. Его действие особенно остро чувствовалось в южной части Французского Индокитая и в Таиланде, что создавало положение, которое вызывало глубокие опасения у Японии. Например, количество ввозившегося в Японию риса, одного из продуктов первой необходимости, уменьшилось до половины тех 700 000 тонн, о которых два правительства договорились лишь месяцем ранее. Это было вызвано антияпонскими демонстрациями, начатыми десятками тысяч китайских торговцев, которые управляли экономическим положением в Чолоне (центр экспорта риса западнее Сайгона) и британскими маневрами в отношении правительства Французского Индокитая. Более того, возможность ввоза ресурсов, необходимых для самосохранения Японии, а именно резины (годовое производство Французского Индокитая составляло 60 000 тонн, из которых 15 000 было зарезервировано для Японии), олова, марганцевой руды и антрацита, фактически отсутствовала, пока под контролем находилась лишь северная часть Французского Индокитая. Вследствие этого было принято во внимание франко-японское соглашение о совместной обороне с оккупацией юга Французского Индокитая в качестве первой задачи.

Были начаты дипломатические переговоры, на которых 21 июля удалось достичь компромисса. Соглашение на месте было достигнуто 23 июля, а 29 июля в Виши был подписан формальный документ.

Этот протокол приводится в Приложении № 20. Главными его положениями были признание суверенитета Франции над Французским Индокитаем, военное сотрудничество для совместной обороны Французского Индокитая и отказ [Франции] от заключения политических, экономических и военных соглашений с любой третьей державой в ущерб Японии.

После подписания соглашения о совместной обороне были проведены консультации по его военной части, где выработали соглашение, охватывающее использование нескольких аэродромов (Сайгон, Тхузаумот[81], Соктранг, Ньятранг), размещение частей армии и флота, использование порта и гавани (бухта Камрань), вопросы снабжения (углем и водой) и связи и т. п. 31 июля первое подразделение авиации флота передислоцировалось в окрестности Сайгона. Затем туда выдвинулись силы Индокитайского экспедиционного корпуса генерал-лейтенанта Иида Сёдзиро, разместившего свой штаб в Сайгоне. Флот также сформировал небольшой по численности Южный экспедиционный флот, который стал базироваться в бухтах Камрань, Хайфон и другие портах.


Переговоры между Японией и Соединенными Штатами до введения эмбарго США против Японии

Переговоры между Японией и США детально описаны тогдашним послом Номура в книге «Моя миссия в Соединенных Штатах». Существует много других работ по этой теме, поэтому здесь приводится лишь краткое описание с точки зрения флота.

Первые переговоры между Соединенными Штатами и Японией были начаты в 1940 году, когда епископ Уолш и отец Трот, члены Мэриноллского общества[82], посетили Японию и тайно вошли в контакт с чиновниками министерства иностранных дел, а также встретились с министром иностранных дел Мацуока и определенными группами в финансовых и политических кругах с целью изучения возможности выхода из дипломатического тупика, сложившегося между Соединенными Штатами и Японией. Ободренное их визитом японское правительство (совместно с армией и флотом) предприняло переговоры с Соединенными Штатами и 23 января [1941 года] отправило в США посла Номура.

В то время посол Соединенных Штатов уже вернулся в Японию, и министерство иностранных дел столкнулось с определенными трудностями в поисках нового кандидата на эту должность. Однако флот, весьма надеявшиися на успех американо-японских переговоров, в качестве крайней меры, рекомендовал на эту должность одного из своих великих старейшин, г-на Номура Китисабуро. 23 января Номура отправился к месту своей службы 23 января со следующими инструкциями правительства:


1) Япония стремится к урегулированию Китайского инцидента;

2) дипломатические дела должны вестись в соответствии с установками Тройственного союза;

3) Япония отнесется с искренним энтузиазмом к урегулированию дипломатических отношений с Соединенными Штатами.


Никаких иных конкретных указаний посол не получил.


Номура прибыл в Вашингтон 11 февраля 1941 года. Сразу после приезда он встретился с президентом Рузвельтом и государственным секретарем Халлом. К моменту объявления всеобщего эмбарго против Японии в августе Номура встретился с Рузвельтом четыре раза, а с Халлом около десяти раз. Хотя к серьезным вопросам относилась большая часть этих переговоров, здесь будут кратко описаны лишь те из них, которые официально велись японским правительством, так как все встречи детально описаны в работе Номура «Моя миссия в Соединенных Штатах».

Первым формальным приглашением к переговорам, полученным японским правительством, был документ под названием «Неофициальное черновое предложение к урегулированию дипломатических отношений между Соединенными Штатами и Японией» (именуемый также «Проектом соглашения между Японией и Соединенными Штатами»), переданный японскому правительству 18 апреля посредством посла Номура. Предложение призывало к установлению взаимопонимания по следующим семи пунктам:


1) внешнеполитические и национальные концепции Японии и Соединенных Штатов;

2) отношение обеих стран к европейской войне;

3) взаимоотношения правительств двух стран в связи с Китайским инцидентом;

4) вопросы, касающиеся флотов, воздушных сил и торгового судоходства в Тихом океане (этот пункт впоследствии был отозван Соединенными Штатами);

5) сотрудничество двух стран в области торговли и финансов;

6) экономическая деятельность двух стран в юго-западной части Тихого океана;

7) политика правительств двух стран в отношении политической стабильности на Тихом океане.


План содержал дополнительный пункт, предлагавший после достижения взаимопонимания провести в Гонолулу в течение мая встречу премьера Коноэ и президента Рузвельта.

По получении этого предложения японское правительство немедленно созвало совместное совещание Императорского генерального штаба и правительства. Это стало яркой вспышкой надежды – теперь, по крайней мере, можно было прийти к какому-то решению. К 21 апреля, после нескольких совещаний, позиция Японии наконец определилась. Ее общие очертания были следующими.


1. Хотя принятие предлагаемого плана может ослабить позицию Японии в Тройственном союзе, она перенесет это и, продвигаясь в этом направлении, будет стремиться к достижению соглашения в минимально возможный срок.

2. Позиция Японии:

а) Япония будет стремиться к быстрому урегулированию Китайского инцидента;

б) Япония должна снабжаться необходимыми и жизненно важными материалами;

в) хотя извне может показаться, что Япония заняла индифферентную позицию по отношению к Тройственному союзу (ввиду ее компромисса с Соединенными Штатами), она никогда не предаст союз с Германией и Италией.


Однако на следующий день после принятия этого решения министр иностранных дел Мацуока вернулся из поездки по Европе и выразил неудовлетворение направлением переговоров между Японией и Соединенными Штатами. В результате отправку указаний, основанных на описанном выше решении, отложили, и пересмотренное японское ответное предложение было представлено 12 мая.

Министр иностранных дел Мацуока с самого начала в руководстве дипломатической политикой основывался на убежденности, что «войны можно избежать, лишь заняв твердую позицию по отношению к Соединенным Штатам». Еще более решительно он отстаивал эту позицию после своей поездки в Европу.

Сущность японского пересмотра американского проекта соглашения заключалась в следующем.

Во-первых, в новом варианте рассматривались рамки Тройственного союза и интерпретация права на самооборону. США требовали фактически аннулировать Тройственный союз, желая, чтобы Япония дала обещание, что она не будет угрожать безопасности Соединенных Штатов на Тихоокеанском театре, если последние примут участие в европейской войне в рамках самообороны. В ответ на это японцы подчеркнули, что не могут принять американское предложение, но будут поддерживать Тройственный союз и действовать в соответствии со своим пониманием его положений.

Во-вторых, пересмотренный Японией план рассматривал вопросы, связанные с Китайским инцидентом. В предложении США утверждалось: «Президент Соединенных Штатов будет рекомендовать режиму Чана вступить в переговоры с Японией на основе одобренных им условий. Если режим Чана откажется принять совет, то Соединенные Штаты приостановят свою помощь Чану». Однако Япония желала пересмотреть американский план следующим образом: «Соединенные Штаты, признав принципы, лежащие в основе Декларации Коноэ, Основного японо-китайского договора и Совместной декларации трех держав – Японии, Маньчжоу-Го и Китая, посоветуют Чунцину заключить мир, основанный на упомянутом признании. Если он откажется принять совет, Соединенные Штаты приостановят свою помощь режиму Чана».

На первый взгляд, предложения Японии и Соединенных Штатов представлялись сходными по своему содержанию. Однако между ними была существенная разница. В то время японские военно-морские власти считали, что пока Япония и Соединенные Штаты не признают серьезности проблемы и не сделают необходимые уступки, они не смогут достичь соглашения.

В ответ на пересмотренное предложение Японии Соединенные Штаты 30 мая сделали промежуточное предложение. Однако соглашения достичь не удалось. В конце концов, 21 июня (за день до начала советско-германской войны) Соединенные Штаты представили второй проект, который еще более, чем первый, расходился с японским предложением. Основными его пунктами были:


1. Повторение позиции Соединенных Штатов.

2. Ограничение обязательств Японии по отношению к Германии в случае войны между последней и Соединенными Штатами.

3. Применение принципа равенства в торговле в Китае и юго-западной части Тихого океана.

4. Исключение иммиграционной проблемы. (Исключение положения о том, что к японским иммигрантам будут относиться столь же благожелательно, как и к иммигрантам из других стран.)


К предложению прилагался так называемый вербальный меморандум, содержавший деликатный намек на то, что Соединенные Штаты не верят министру иностранных дел Мацуока. Это создало у Японии впечатление, что Соединенные Штаты вмешиваются в ее внутренние дела.

Так как американо-японские переговоры, казалось, заходили в тупик, Япония после Императорской конференции 2 июля приняла уже упоминавшиеся «Принципы преодоления меняющейся ситуации с мире» и начала осуществлять свою национальную политику, которая выразилась в заключении франко-японского соглашения о совместной обороне, оккупации юга Французского Индокитая и усилении национальной оборонительной структуры. Однако, пытаясь улучшить американо-японские отношения, Япония избавилась от министра иностранных дел Мацуока путем перестановки в кабинете министров и сформировала третий кабинет Коноэ.

Тем временем начало советско-германской войны поставило Соединенные Штаты в весьма сильную позицию как в политическом, так и в стратегическом смысле. Это наряду с упомянутой перестановкой в японском кабинете вызвало более жесткие шаги Соединенных Штатов в отношении Японии. Вскоре после этого Япония заключила франко-японское соглашение о совместной обороне. Вслед за этим 23 июля Соединенные Штаты уведомили Японию, что они «в результате оккупации Японией южной части Французского Индокитая… потеряли основу для переговоров». (На самом деле японские войска еще не начали занимать юг Французского Индокитая.)

На третьей встрече Номура и Рузвельта 24 июля США намекнули на возможность бензинового эмбарго против Японии и [потребовали] урегулирования на месте \проблемы\ вывода войск из Французского Индокитая. 26 июля Соединенные Штаты и Англия заморозили японские активы, а 1 августа ввели эмбарго на экспорт авиационного бензина в Японию.

В то же время Императорский генеральный штаб и японское правительство, казалось, полагали, что вероятность разрыва Соединенными Штатами экономических связей не превышает 50:50. Действия США должны были основываться на исключительной решимости перед лицом общепринятого в Соединенных Штатах и других странах мнения, что Япония начнет войну, если Америка введет против нее бензиновое эмбарго в отсутствие поставок нефти из Голландской Ост-Индии.


Национальная политика Японии против общего эмбарго Соединенных Штатов

5 августа японское правительство предложило своему послу в Соединенных Штатах представить план местного урегулирования вопроса Французского Индокитая, а 8 августа – выяснить возможность проведения встречи на высшем уровне между президентом Рузвельтом и премьером Коноэ. Однако Соединенные Штаты категорически отвергли оба предложения. Сущность японского плана в отношении урегулирования на местном уровне заключалась в следующем.


1. Япония не станет занимать никаких земель помимо Французского Индокитая и выведет из него войска сразу после урегулирования Китайского инцидента.

2. Японское правительство будет уважать нейтралитет Филиппин.

3. Соединенные Штаты выведут свои новоприбывшие подкрепления с различных баз в юго-западной части Тихого океана, так как они представляют угрозу для Японии, а правительствам Великобритании и Нидерландов будет рекомендовано предпринять подобные шаги.

4. Соединенные Штаты будут сотрудничать с Японией для получения последней материалов из юго-западной части Тихого океана, в частности из Голландской Ост-Индии, и предпримет все необходимые меры к восстановлению нормальных взаимоотношений с Японией.


Подстегнутые оккупацией Японией юга Французского Индокитая, Соединенные Штаты ввели общее эмбарго против Японии. Одновременно 17 августа президент Рузвельт объявил, что он «не может терпеть силовые действия Японии и не станет вести никаких переговоров, пока экспансионистские действия Японии не будут прекращены». 27 августа премьер Коноэ направил президенту Рузвельту послание, в котором подчеркивал мирные намерения Японии и предлагал «общие консультации лидеров двух стран, предназначенные для выхода из тупика и ускорения переговоров». Однако Соединенные Штаты заявили, что они не готовы принять предложение, пока не будут проведены предварительные дискуссии по основным пунктам, поскольку считают, что в Японии имеются элементы, которые попытаются противодействовать успешному завершению переговоров.


3 сентября США представили заявление, предлагавшее дискуссии на следующей основе.


1. Уважение территориальной целостности и суверенитета всех наций.

2. Невмешательство во внутренние дела других стран.

3. Равные возможности торговли.

4. Поддержание статус-кво в Тихом океане.


Когда переговоры с Соединенными Штатами практически зашли в тупик, Японию стала все больше заботить вызванная нефтяным эмбарго Соединенных Штатов и Нидерландов нехватка топлива, жизненно необходимого для ее национальной экономики. Поэтому 3 сентября 1941 года конференцией Императорского генерального штаба и правительства были приняты «Основные направления национальной политики Империи», предложенными секциями армии и флота Императорского генерального штаба. После дальнейшего обсуждения кабинетом 5 сентября этот документ был принят Императорским советом 6 сентября. Содержание его было следующим.


Основные направления национальной политики Империи

Ввиду настоящего критического положения, в частности агрессивных действий, предпринятых Соединенными Штатами, Великобританией и Нидерландами, положения в Советском Союзе и пределов национальной мощи Империи, Империя будет осуществлять свою политику в отношении южных территорий в соответствии с нижеприведенными «Основными направлениями национальной политики Империи».


1. Империя, готовая встретить войну с Соединенными Штатами, Великобританией и Нидерландами ради своего существования и самообороны, к началу октября закончит приготовления к войне.

2. Одновременно Империя будет стремиться к удовлетворению своих требований, применяя к Соединенным Штатам и Великобритании все возможные меры дипломатического воздействия. Минимальные требования, которые Империя должна предъявить в переговорах с Соединенными Штатами и Великобританией, а также пределы условий, которые Империя может принять, указаны в приложении.

3. В случае если принятие наших требований в ходе упомянутых в предыдущем параграфе дипломатических переговоров станет маловероятным, к началу ноября Империя будет вынуждена прибегнуть к ведению войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов. Политика в отношении районов, выходящих за пределы южных территорий, будет реализовываться в соответствии с существующей национальной политикой, причем с приложением особых усилий, чтобы не допустить формирования единого фронта Соединенных Штатов и Советского Союза.


Приложение

Минимальные требования, которые Империя должна предъявить в переговорах с Соединенными Штатами и Великобританией, а также пределы условий, которые Империя может принять, таковы.


1. Минимальные требования, которые Империя должна предъявить в переговорах с Соединенными Штатами и Великобританией,

а. Соединенные Штаты и Великобритания воздержатся от вмешательства в Китайский инцидент и препятствования Империи в его завершении.

1) Они не станут препятствовать попыткам Империи урегулировать инцидент в соответствии с Основным китайско-японским пактом и Трехсторонней совместной декларацией Японии, Маньчжурии и Китая.

2) Они закроют Бирманскую дорогу и воздержатся от оказания военной, политической и экономической помощи режиму Чана.

Примечание. Эти требования ни в коей мере не идут в разрез с прошлыми заявлениями Империи в отношении урегулирования Китайского инцидента по плану «Н» (план Номура, предложенный Рузвельту), в частности в отношении дислоцирования войск Империи в соответствии с новой договоренностью между Японией и Китаем. Мы можем гарантировать, что после урегулирования инцидента готовы отвести войска, направленные в Китай с целью завершения Китайского инцидента, и позволить оставаться там лишь войскам, предусмотренным планом «И». Мы можем также гарантировать, что если экономическая деятельность Соединенных Штатов и Англии в Китае будет вестись на принципах равенства, она не будет ограничена.

б. Соединенные Штаты и Великобитания воздержатся от действий, которые могут угрожать национальной обороне Японии на Дальнем Востоке.

1) Они не будут создавать военных концессий в Таиланде, Голландской Ост-Индии, Китае или на советской территории Дальнего Востока.

2) Их военные сооружения на Дальнем Востоке не будут усиливаться.

Примечание. В случае если потребуется аннулирование особых взаимоотношений между Японией и Французским Индокитаем, основанных на соглашении между Японией и Францией, Империя не уступит этому требованию.

в. Соединенные Штаты и Великобритания будут сотрудничать с Империей в приобретении необходимых ей предметов потребления.

(1) Они восстановят торговлю с Империей и снабдят ее, со своих территорий в юго-западной части Тихого Океана, остро необходимыми предметами потребления.

(2) Они окажут содействие в отношении экономического сотрудничества между Империей, Таиландом и Французским Индокитаем.

2. Пределы условий, которые Империя может принять. Если будут приняты требования Империи изложенные в [параграфе] 1.

а. Империя, используя Французский Индокитай в качестве базы, не начнет вооруженной агрессии ни в одном из прилегающих районов, за исключением Китая.

Примечание. Если Япония получит запрос о ее позиции в отношении Советского Союза, она даст ответ, что пока Советский Союз будет соблюдать положения русско-японского пакта о нейтралитете и не

предпримет действии против духа названного пакта, которые могут угрожать Японии или Маньчжоу-Го, она не предпримет военных действий по собственной инициативе.

б. После установления мира на Дальнем Востоке на честной и справедливой основе Империя готова вывести свои войска из Французского Индокитая.

в. Империя готова уважать нейтралитет Филиппин.

Дополнительное примечание. В отношении к европейской войне Япония и Соединенные Штаты должны руководствоваться своими концепциями защиты и самообороны. В случае если Соединенные Штаты вступят в европейскую войну, Японии должно быть позволено самостоятельно определить свою позицию в отношении Тройственного пакта и соответствующие действия.

Примечание. Вышеизложенное не меняет обязательств Японии в отношении Тройственного пакта.


На Императорском совещании 6 сентября правительство было представлено премьер-министром Коноэ Фумимаро[83], министром иностранных дел Тоёда Тёидзиро, военным министром Тодзио Хидэки, морским министром Оикава Косирё, министром финансов Огура Масацунэ, президентом комиссии по планированию Судзуки Тэйити, председателем Тайного совета Хиранума Киитиро. Императорский генеральный штаб был представлен начальником Генерального штаба армии генералом Сугияма и начальником Генерального штаба флота Нагано Осами. В качестве наблюдателей присутствовали также заместители начальников генштабов армии и флота, главный секретарь кабинета и начальники военных бюро Военного и Морского министерств. Хотя Императорское совещание формально было созвано для выработки верховного решения, в действительности решение уже было принято на совместном совещании [Императорского генерального штаба и правительства] 3 сентября. На Императорском совещании премьер-министр заявил: «Международное положение вокруг Империи становится все более и более напряженным. Соединенные Штаты, Англия и Нидерланды принимают все возможные меры для противодействия Империи. Более того, с затягиванием германо-советской войны обозначилась вероятность, что Соединенные Штаты и Советский Союз создадут единый фронт против Японии. Если событиям будет позволено развиваться в этом направлении, Империя постепенно потеряет инициативу. Поэтому сейчас мы должны подготовиться к любому развитию событий и одновременно принять все дипломатические меры к предотвращению начала пагубной войны. Только если эти дипломатические меры в течение определенного периода времени потерпят неудачу, мы будем вынуждены прибегнуть к последнему средству самозащиты». За этим заявлением последовала речь начальника Генерального штаба флота адмирала Нагано. Содержание речи Нагано (см. Приложение № 21) заключалось в том, что если создавшееся трудное положение не может быть разрешено путем дипломатических переговоров и если минимальные требования самообеспечения и самообороны отвергаются, то без промедления должны быть предприняты шаги к принятию политики поиска выхода из затруднений. После этого он выразил свое мнение в отношении перспектив возможной войны. Затем выступил начальник Генерального штаба армии Сугияма. Его заявление приведено в Приложении № 22. После него выступил начальник комиссии по планированию Судзуки, разъяснивший пределы гибкости национальной мощи Японии (см. Приложение № 23). Решение Императорского совета было принято без каких-либо определенных возражений. Таким образом, было решено продолжать политику ведения дипломатических переговоров и одновременных военных приготовлений. Это, однако, не означало, что правительство намеревалось вести войну. Вернее будет сказать, что на дипломатические переговоры возлагались большие надежды.

В конце октября наконец наступил момент, когда стало необходимым четко определить намерения нации в отношении принятой Императорским советом политики. Сложилось однако так, что действительные намерения премьер-министра и министра иностранных дел разошлись с намерениями военного министра. Более того, позиция морского министра была нерешительной. Соответственно Императорский генеральный штаб оказывал давление на правительство, требуя от него определить свое отношение к вопросу войны и мира, однако правительство не могло дать определенного ответа. В результате 16 октября кабинет Коноэ подал в отставку, а 18-го был сформирован кабинет Тодзио.


Переговоры между третьим кабинетом Коноэ и правительством Соединенных Штатов после 6 сентября 1941 года

На основе решения, принятого Императорским советом 6 сентября, правительство направило все усилия на проведение переговоров с Соединенными Штатами и представило два проекта – совместную декларацию Японии и Соединенных Штатов и прямую встречу лидеров двух стран.


Японское предложение 6 сентября

Гарантии со стороны Японии.

1. Япония не выйдет за пределы юга Французского Индокитая.

2. Япония будет независимо интерпретировать и осуществлять положения Тройственного союза.

3. Япония выведет войска из Китая сразу после восстановления там общественного спокойствия.

4. Япония не будет ограничивать экономическую деятельность Соединенных Штатов в Китае.

5. Япония будет сотрудничать с Соединенными Штатами в получении последними ресурсов юго-западной части Тихого океана.

6. Япония нормализует свои торговые связи с Соединенными Штатами.

Гарантии со стороны Соединенных Штатов.

1. Соединенные Штаты не будут препятствовать усилиям Японии в отношении Китая.

2. Соединенные Штаты будут сотрудничать с Японией в получении последней ресурсов юго-западной части Тихого океана.

3. Соединенные Штаты прекратят свои военные приготовления в юго-западной части Тихого океана и на Дальнем Востоке.

4. Соединенные Штаты разморозят японские активы за границей. Они разрешат судам Японии проходить через Панамский канал.


Это предложение посол Номура передал государственному секретарю Халлу, однако надежда на то, что американское правительство его примет, была невелика. В то время в Соединенных Штатах большинство предпочитало занять жесткую позицию по отношению к Японии. Согласно опросам общественного мнения, проводившимся институтом Гэллапа, процент лиц, поддерживавших идею «остановить японскую экспансию даже ценой риска войны», возрос с 57 % в июле до 70 % в сентябре. В отношении сложившегося положения посол Номура в то время сделал следующее заявление: «Американцы не слишком озабочены проблемами Дальнего Востока, и они верят, что война с Японией неизбежна. Опубликовано много комментариев в отношении военно-морских сил двух стран. Они уверены, что японская экономическая мощь неспособна обеспечивать продолжительную войну, а поэтому немногие чувствуют опасность со стороны Японии. Также, с дипломатической точки зрения, большинство из них полагает, что Соединеннные Штаты не должны делать уступок Японии и жертвовать для этого Китаем». Так как Соединенные Штаты не дали ответа на японское предложение от 6 сентября, правительство собралось вновь и на совместном заседании 20 сентября составило другое предложение, которое министр иностранных дел Тоёда 26 сентября вручил послу Соединенных Штатов Грю.


Предложение о совместных усилиях Японии и Соединенных Штатов по поддержанию мира в Тихом океане

1. Уточнение концепций в отношении международных связей (продолжительный мир, начало новой эры, основанной на взаимном доверии и

сотрудничестве народов Соединенных Штатов и Японии) и внутренних свойств государства (поддержание традиций, общественного порядка и основ и моральных принципов жизни).

2. Отношение к европейской войне. Обе стороны будут стремиться способствовать миру во всем мире. В случае участия Соединенных Штатов в европейской войне решение о действиях Японии будет принято независимо [от положений Тройственного союза].

3. Мирное урегулирование военных действий между Японией и Китаем. Соединенные Штаты будут посредничать в установлении мира между двумя странами. Экономическая деятельность третьей стороны в Китае не будет ограничиваться до тех пор, пока она остается законной и справедливой.

4. Торговые связи между Японией и Соединенными Штатами. Япония желает нормальных торговых связей. Соединенные Штаты насколько возможно быстро разморозят японские активы за границей.

5. Экономические проблемы в юго-западной части Тихого океана. Как Япония, так и Соединенные Штаты будут следовать принципам неди-скриминации в международных торговых связях.

6. Политическая стабилизация в Тихом океане. Япония выведет войска из Французского Индокитая, а Соединенные Штаты ограничат свои военные приготовления. Будут уважаться территориальная целостность и суверенитет Таиланда, Голландской Ост-Индии и Филиппин.


Приложение

Основные условия, необходимые для мира между Японией и Китаем.

1. Установление добрососедских отношений.

2. Взаимное уважение суверенитета и территориальной целостности.

3. Совместная оборона Японии и Китая.

4. Вывод японских войск (за исключением сил, необходимых для совместной обороны).

5. Экономическое сотрудничество.

6. Слияние режимов Чана и Вана.

7. Отсутствие аннексий.

8. Отсутствие репараций.

9. Признание Маньчжоу-Го.


Японское правительство ожидало от этого предложения и встречи лидеров обеих стран многого. 2 октября оно получило ответ Соединенных Штатов в форме меморандума, в котором заявлялось, что встреча лидеров двух стран без предшествующего соглашения по основным вопросам будет сомнительным решением. Переговоры зашли в тупик. В меморандуме утверждалось, что основные проблемы, такие как размещение войск, отношение Японии и Соединенных Штатов к европейской войне и недискриминационная торговля в Китае, должны основываться на признании четырех основных принципов, ранее предложенных США. Таким образом, Соединенные Штаты ясно показывали, что они хотят достичь соглашения с Японией лишь на своих условиях. США полагали, что Япония намерена искать мира, одновременно готовясь начать агрессивные действия. Япония не вполне осознала значимость того факта, что Соединенные Штаты заняли более жесткую позицию ввиду патовой ситуации в советско-германской войне.

В своем отчете 3 сентября посол Номура утверждал: «…следует обратить особое внимание на факт, что Соединенные Штаты следуют своей политике, ничуть не снижая экономического давления на Японию. Следовательно, если Соединенные Штаты воздержатся от вооруженного конфликта с Японией, продолжая против нее экономическую войну, они смогут достичь цели войны против Японии без кровопролития. Я уверен, что их дипломатическая политика в отношении Японии совершенно не претерпит изменений, если не произойдет серьезных изменений в мировой ситуации или если Япония не поменяет свою национальную политику. Хотя два из трех нерешенных вопросов практически урегулированы, наиболее важным ввопросом является размещение войск в Китае».

5 октября английский посол в Японии Крэйги послал министру иностранных дел Великобритании Идену телеграмму, в которой сообщал о необходимости непрямой помощи Англии для завершения переговоров между Соединенными Штатами и Японией. Основное содержание телеграммы британского посла было следующим:


«В результате отставки министра иностранных дел Мацуока улучшились перспективы принятия Японией умеренной политики.

Японцы желают быстро завершить переговоры с Соединенными Штатами, но пока переговоры не пошли дальше общего понимания. С другой стороны, Соединенные Штаты осуществляют тактику проволочек и прибегают к жульничеству на каждом этапе урегулирования дипломатических отношений. Глупо упускать имеющийся шанс, занимая осторожную позицию без понимания настоящих намерений Японии или ее тяжелого внутреннего положения».


Переговоры между Соединенными Штатами и Японией, на которых кабинет Коноэ сосредотачивал все свои усилия и энергию, совершенно не развивались из-за ужесточавшейся позиции Соединенных Штатов, а также ввиду того, что верховный национальный орган Японии не имеел политической силы, достаточной для радикального изменения своей позиции в широком смысле. Тем временем топливо и другие жизненно важные для Японии материалы день ото дня истощались. На совместном совещании 24 сентября Императорский генеральный штаб заявил правительству серьезные претензии, представив документ под названием «Прогноз результата дипломатических переговоров в отношении войны или мира» (Глава VII), и потребовал, чтобы решение о войне или мире было принято к 15 октября. Точка зрения Императорского генерального штаба заключалась в том, что надежды на [успешное] завершение переговоров с Соединенными Штатами нет и Япония должна принять меры предосторожности, чтобы не понести ущерба от американской тактики проволочек.

Таким образом, премьер-министр Коноэ, которого заставляли принять окончательное решение, 12 октября созвал в своей резиденции в предместье Токио совещание пяти министров, которое продолжалось с 14.00 до 18.00. Премьер-министр Коноэ, министр иностранных дел Тоёда, военный министр Тодзио, морской министр Оикава и президент комиссии по планированию Судзуки встретились и обсудили дело. Протокол этого совещания был составлен секретарем кабинета Томита.


Военный министр:

«Я считаю, что возможности [успешного] завершения переговоров между Соединенными Штатами и Японией нет. Наибольшие трудности заключаются в вопросе о размещении японских войск за границей. Конечно, он будет разрешен, если мы уступим требованиям Соединенных Штатов».


Морской министр:

«Я считаю, что в настоящее время мы находимся на очень важном распутье, где должны решить – начать войну или вести переговоры до конца. Если мы желаем вести переговоры до конца, то должны оставить военные приготовления и сосредоточиться исключительно на дипломатических переговорах. Последние, однако, должны ограничиться вопросами, в которых можно рассчитывать на достижение соглашения. Нельзя менять политику на полпути. Другими словами, мы должны решить оставить идею о войне на много лет. Определение курса, который следует принять, должно быть предоставлено премьер-министру».


Премьер-министр:

«Каково мнение министра иностранных дел о перспективах переговоров?».


Министр иностранных дел:

«Я не могу уверенно взять на себя ответственность. В переговорах всегда должны быть две стороны».


Военный и морской министры:

«Мы не хотим оказаться в состоянии войны после продолжительных переговоров».


Премьер-министр:

«В любом случае будет риск. Короче говоря, важно выяснить, какой курс связан с большим риском и какой курс более надежен. Что касается меня, то я уверен в успехе переговоров и предпочитаю избрать этот курс».


Военный министр:

«Министр иностранных дел говорит, что у него нет уверенности. Я не могу согласиться со столь неуверенной позицией. Я не могу убеждать Императорский генеральный штаб в отсутствие твердой основы для уверенности».


Премьер-министр:

«Мое мнение основано на сравнении двух курсов. Я предпочитаю дипломатические переговоры».


Военный министр:

«Мнение премьер-министра субъективно. Я не могу убеждать Императорский генеральный штаб таким мнением».


Морской министр:

«Мое мнение совпадает с мнением военного министра».


Военный министр:

«Я не хочу, чтобы премьер-министр решал этот вопрос в спешке. Я хочу спросить премьер-министра, полностью он уверен или нет». (Сразу вслед за этим военный министр предложил принять прилагаемый план соглашения, который позже был одобрен всеми присутствующими.)


Премьер-министр:

«Если меня спросят, какой курс я выберу, я отвечу, что выберу дипломатические средства, так как всецело уверен в их успехе. Если вы настаиваете на ведении войны, то я не могу принять на себя ответственность за это».


Военный министр:

«На совещании в присутствии Императора было решено, что мы начнем войну, когда дипломатические переговоры станут безнадежны. Премьер-министр присутствовал и согласился с этим. Я не понимаю, что он имеет в виду, говоря, что не может принять на себя ответственность».


Премьер-министр:

«Я имею в виду, что не могу принять на себя ответственность, если вы будете настаивать на выборе курса в котором мы не уверены, когда у нас есть другой курс, в котором мы уверены в большей степени. Решение, которое было принято на Совещании в присутствии Императора, применимо только для случая, когда дела станут совершенно безнадежны. В настоящее время такого положения нет. Более того, мы весьма уверены в успехе дипломатического пути».

(На этом совещание окончилось.)


Приложение

Дипломатические переговоры с Соединенными Штатами можно считать успешными, если мы достигнем следующих результатов.

1. Соглашение о том, что вопрос размещения войск за границей и различные принципы, связанные с эти вопросом, не будут никоим образом изменены.

2. Приобретения, сделанные в Китайском инциденте, не будут каким-либо образом затронуты.

Соглашение должно быть достигнуто в течение срока, установленного Императорским генеральным штабом. Дальнейшие переговоры должны проводиться на основе вышеперечисленных вопросов. Ввиду ведения дипломатических переговоров различные приготовления к военным действиям будут прекращены. Министр иностранных дел изучит возможности успешного решения названного вопроса. Военный министр дал слово, что армейские круги согласятся с вышеизложенным принципом, в ответ на соответствующий вопрос президента Комиссии по планированию.


Письменное заявление под присягой военного министра Тодзио о совещании в доме премьер-министра приведено в Приложении № 24. Следует заметить, что оно отличается в деталях от [приведенной здесь] стенограммы.

В конце концов, министр иностранных дел и военный министр столкнулись на совещании кабинета 14 октября, когда Тодзио предложил всему кабинету подать в отставку по следующим причинам:

1) японо-американские переговоры не достигли точки, в которой можно определить, будут ли удовлетворены требования Японии;

2) мнение флота о том, следует вести войну или нет, остается неопределенным.

Он полагал, что, поскольку политика, сформулированная в соответствии с решением, принятым на совете в присутствии Императора 6 сентября, не может быть осуществлена, правительство, которое приняло участие в ее разработке, должно взять на себя ответственность и уйти в отставку Должно быть пересмотрено решение Совета от 6 сентября и предприняты новые усилия в отношении японско-американских переговоров под руководством нового правительства.

Кабинет Коноэ уклонился от ответственности, уйдя в отставку в полном составе. Он оставил после себя неопределенную национальную политику и свершившиеся факты оккупации Французского Индокитая, всеобщего эмбарго Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов и начавшихся приготовлений к войне. Более того, в его переговорах с Соединенными Штатами трудный вопрос немедленного вывода всех войск из Китая также все еще оставался нерешенным.


Переговоры между Японией и Соединенными Штатами в период кабинета Тодзио и перемен в его национальной политике

17 октября, после отставки Третьего кабинета Коноэ, Император приказал Тодзио сформировать новый кабинет. Одновременно с изданием Императорского рескрипта о формировании нового кабинета Император указал бывшему военному министру Тодзио и бывшему морскому министру Оикава, что армия и флот должны сотрудничать, и приказал лорду-хранителю малой государственной печати Кидо передать им, что «в формулировании основ национальной политики абсолютно необходимо вновь изучить положение в стране и за границей, не придерживаясь решения совета в присутствии Императора от 6 сентября». Таким образом, принятые тогда «Основные положения плана осуществления государственной политики Империи» были отменены, а новый премьер-министр занялся формированием нового кабинета, главной целью которого было выйти из тупика в японско-американских переговорах.


Кабинет Тодзио был сформирован 18 октября.

С 23 по 30 октября, немедленно после своего совещания, кабинет Тодзио провел с совместное совещание [с Императорским генеральным штабом] с целью пересмотра мероприятий как мирного, так и военного характера. Также он поспешил направить в Вашингтон послу Номура следующие инструкции:

«Твердое стремление нового кабинета к урегулированию дипломатических отношений остается неизменным. Мы с нетерпением ожидаем доклада о позиции Соединенных Штатов. Мы не можем терять времени. Мы требуем срочного ответа на наше предложение от 25 октября».

Сущность этих инструкций была 24 октября передана министром Вакасуги заместителю государственного секретаря Уэллесу.

На совместном заседании были всесторонне пересмотрены следующие пункты национальной политики.


1. Перспективы хода войны в Европе. (Министерство иностранных дел и Императорский генеральный штаб.)

2. Действия на ранних стадиях войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов. Оценка англо-американских военных мероприятий с использованием неоккупированных районов Китая. (Императорский генеральный штаб.)

3. Если в конце этого года начнутся военные действия на южных территориях, какое влияние это окажет на север? (Военное и Морское министерства, Министерство иностранных дел и Императорский генеральный штаб.)

4. Количество подлежащих реквизиции судов и оценка их потерь в течение трехлетнего периода после начала войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов. (Императорский генеральный штаб.)

5. В связи с вышеизложенным, транспортные возможности судов для гражданского использования и приблизительный объем спроса и предложения основных предметов потребления. (Комиссия по планированию.)

6. Масштаб бюджета Империи для ведения войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов и оценка финансовых возможностей. (Министерство финансов.)

7. Какую помощь в военных действиях против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов Германия и Италия окажут Японии? (Министерство иностранных дел, Военное и Морское министерства.)

8. Сможем ли мы ограничить войну лишь Нидерландами или Великобританией и Нидерландами? (Министерство иностранных дел и Императорский генеральный штаб.)

9. Если полагать, что война начнется около марта следующего года.

а. Преимущества и препятствия во внешней политике. (Морское министерство, Министерство иностранных дел, Военное министерство и Императорский генеральный штаб.)

б. Перспективы спроса и предложения по основным предметам потребления. (Комиссия по планированию, Военное и Морское министерства.)

в. Преимущества и помехи военным действиям. (Императорский генеральный штаб.)

г. Учитывая вышеизложенное, какая дата должна быть избрана для начала войны? (Военное и Морское министерства, Министерство иностранных дел и Императорский генеральный штаб.)

д. В связи с вышеизложенным, возможность поддержания статус-кво путем увеличения выпуска синтетического топлива и осуществления других мероприятий, оставления намерения ведения войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов, а также оценка преимуществ и затруднений в этом случае. (Комиссия по планированию, Военное и Морское министерства.)

10. [без названия]

а. Существуют ли хотя бы какие-нибудь перспективы осуществления в короткий срок наших минимальных требований путем переговоров с Соединенными Штатами? (Министерство иностранных дел, Военное и Морское Министерства и Императорский генеральный штаб.)

б. До какой степени нам следует умерить наши минимальные требования, если мы достигаем компромисса? Приемлемо ли это для Империи? (Министерство иностранных дел, Военное и Морское министерства и Императорский генеральный штаб.)

в. Если мы полностью примем меморандум Соединенных Штатов от 2 октября, какие изменения произойдут в международном положении Империи, в частности в ее взаимоотношениях с Китаем, в сравнении с периодом до инцидента? (Министерство иностранных дел, Военное и Морское министерства и Императорский генеральный штаб.)

11. Какое воздействие окажет война против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов на чунцинское правительство? (Министерство иностранных дел, Военное и Морское министерства.)


В результате изучения перечисленных выше вопросов и с учетом требований Соединенных Штатов от 2 октября правительство сначала приняло основные принципы плана в отношении переговоров с США и направлении национальной политики Японии в будущем, а затем достигло стадии, когда следовало выбрать один из трех планов.

Первый план заключался в том, чтобы продолжать японо-американские переговоры на основе положений, которые следовало принять после дополнительного изучения, а затем спокойно терпеть и демонстрировать благоразумие даже в случае разрыва переговоров.

Второй план предполагал прекратить переговоры и немедленно начать военные действия.

Третий план предусматривал продолжение переговоров в соответствии с уже сформулированной политикой, а так же ведение приготовлений к военным действиям, чтобы в случае разрыва переговоров начать войну. Следовало также к началу декабря найти дипломатический путь к выходу из тупика в переговорах. В случае если переговоры завершились бы успехом, подготовку к военным действиям следовало прекратить. В случае разрыва переговоров было решено немедленно начать войну. В отношении объявления войны решение должно было быть принято позже.

Хотя действительный процесс обсуждения трех планов на совместном совещании не может быть здесь точно описан за недостатком официальных документов, показания по данному вопросу, данные Тодзио под присягой перед Международным военным трибуналом по Дальнему Востоку, приводятся в Приложении № 25: предположительно, они обладают некоторой достоверностью.

Правительство, решившее следовать линии третьего плана, подготовило для переговоров с Соединенными Штатами планы «Ко» и «Оцу». Указания в отношении дипломатических переговоров были отправлены послу Номура 4 ноября, а 5 ноября оба плана были утверждены на Совещании в присутствии Императора.


Ниже приводятся основные положения планов.

План «Ко»

Принципы равных возможностей в торговле будут применяться к районам Тихого океана и Индокитая на условиях, применяемых ко всему миру.

Проблема интерпретации и применения Тройственного пакта: рамки интерпретации права на самооборону не будут неограниченно расширяться, а интерпретация и осуществление Тройственного пакта будут происходить независимо.

Вывод войск: войска, дислоцированные в Северном Китае, районах Монголии и Синьцзяна, а также на острове Хайнань, будут выведены по истечении установленного периода, а остальные войска, находящиеся в Китае, – после установления мира между Японией и Китаем.

Размещение войск во Французском Индокитае и их вывод: войска будут выведены после того, как будет урегулирован Китайский инцидент, или после того, как на Дальнем Востоке будет установлен справедливый мир.


План «Оцу»

Ни Япония, ни Соединенные Штаты не будут развертывать войска в Юго-Восточной Азии, за исключением Индокитая и южной части Тихого океана.

Япония и Соединенные Штаты будут сотрудничать друг с другом в получении ресурсов, которые нужны обеим странам в Голландской Ост-Индии.

Япония и Соединенные Штаты восстановят свои торговые отношения до состояния, существовавшего до замораживания [японских активов].

Соединенные Штаты будут стремиться установить мир между Японией и Китаем.

План «Ко» основывался на японском предложении от 25 сентября и включал ряд уступок Соединенным Штатам, разработанных на основе прошлых переговоров. В числе прочего, делались уступки по трем наиболее важным пунктам. План «Оцу» предполагал, что, если не будет принят план «Ко», Япония вернется к статус-кво, существовавшему до вторжения в южную часть Французского Индокитая, в то время как Соединенные Штаты разморозят японские активы и признают минимальные требования Японии в отношении получения жизненно важных для нее материалов. Целью плана было возобновление японско-американских переговоров на нормальной основе и снижении растущей напряженности.

После детального информирования посла Курусу правительство решило отправить его в Соединенные Штаты в помощь послу Номура. Посол Курусу выехал из Токио в Вашингтон 5 ноября.

Ниже приводится описание положения в Соединенных Штатах на тот момент согласно отчету посла Номура.

«25 октября в Нью-Йорке я беседовал с адмиралом Праттом. Адмирал был озабочен последствиями, возможными в случае если Япония, неудовлетворенная Китайским инцидентом, станет продвигаться в южном или северном направлении. Он придерживается мнения, что последняя надежда возлагается на Императора и президента Соединенных Штатов…

В отношении г-на Гарримана, особого посла в Советском Союзе, адмирал сказал, что он является компетентным лицом крупного калибра, но, несмотря на его попытки посредничества, он считает, что Сталин не в том положении, чтобы заключить сепаратный мир. Для Гитлера также невозможно заключить мир с Советским Союзом. Война, по мнению адмирала, будет продолжаться, и в результате одна сторона обнищает больше, чем другая. Он был довольно оптимистичен в отношении общего положения и уверял, что Англия выиграет Атлантическую войну. В отношении Японии он сказал, что ей придется поддерживать свою морскую мощь, чтобы иметь веский голос на мирной конференции…».

В своем отчете для Токио о положении дел, датированном 29 октября, Номура сообщал, что государственный секретарь Халл выступил в Конгрессе со следующим заявлением:

«Соединенные Штаты считают Тройственный пакт угрозой в свой адрес, предназначенной воспрепятствовать им оказывать помощь Великобритании и заставить отступить к собственным берегам, тем самым лишив возможности обороняться до тех пор, пока они, в конце концов, не потеряют контроль над морем в Атлантическом океане. Хотя Соединенные Штаты желают мира, мир более вероятно обеспечить, продемонстрировав силу. Если мы сделаем уступки или покажем слабость, страны Оси начнут продвигаться все быстрее. Атмосфера в Токио показывает, что японское правительство ожесточается либо смягчается в зависимости от хода советско-германской войны. Положение в целом весьма деликатно и нестабильно».

В дальнейшем, в отчете от 4 ноября, Номура сообщал:

«Не представляется, чтобы население Соединенных Штатов остро ощущало неизбежность войны. Люди в целом кажутся весьма оптимистичными и более озабоченными своими жизненными проблемами, например постепенным ростом цен, ужесточением налогообложения и инфляцией, в то время как правительство Соединенных Штатов, похоже, следует британской линии поведения, то есть хочет предоставить сражаться другим странам и вступить в войну в последний момент, чтобы добиться легкой победы. Таким образом, оно занимает позицию, направленную на уклонение от продолжительной войны. Помощь Соединенных Штатов Советскому Союзу означает лишь, что они хотят использовать последний, и не предполагает, что США благоволят коммунистическому СССР. Политика экономического разрыва с Японией получает поддержку по всей стране. Люди здесь не считают положение настолько критическим, чтобы слишком беспокоиться об этом, тем более что военная мощь Соединенных Штатов на Тихом океане считается достаточной для национальной обороны, а численность англо-американо-голландских солдат на юго-западе Тихого океана постепенно возрастает. Поэтому они не придают слишком большого значения ужесточению позиции Японии и ее следованию установленной политике. Я считаю, однако, что военные власти Соединенных Штатов не разделяют столь оптимистичных взглядов и полностью сознают трудности, с которыми придется столкнуться в возможной Тихоокеанской войне».

В такой обстановке посол Номура 7 ноября встретился с государственным секретарем Халлом и вручил ему план «Ко». Перед этим правительство предписало послу Номура установить примерным крайним сроком окончания японо-американских переговоров 25 ноября. Были доложены следующие детали встречи между Номура и Халлом:

«7 ноября, около 9.00 я позвонил секретарю Халлу и сказал ему: «В соответствии с инструкциями моего правительства я хочу разъяснить намерения Японии и ее позицию президенту и вам, государственному секретарю, с тем, чтобы быстро урегулировать отношения между Соединенными Штатами и Японией». Секретарь сказал: «Нынешнее положение в мире таково, что два лагеря сражаются при отсутвии перспективы скорого разрешения конфликта; вследствие этого существует опасность, что мир постепенно сползет в беспорядок. Если Япония и Соединенные Штаты будут в настоящий момент следовать мирной политике в Тихом океане, это в значительной мере поспособствовует спасению мира от состояния хаоса». Я продолжил: «На основании инструкций моего правительства я полагаю, что по двум из трех висящих вопросов можно договориться: предложенное расположение и вывод войск являются максимальными уступками, которые может сделать Япония ввиду ее нынешнего внутреннего политического положения. Я надеюсь, что правительство Соединенных Штатов, исходя из интересов американояпонской дружбы в целом, всесторонне рассмотрит настоящее положение таким образом, чтобы нынешние переговоры немедленно пришли к успешному завершению. Японское правительство предписало мне урегулировать положение как можно скорее, полностью объяснив решение Японии президенту и государственному секретарю. Япония жаждет немедленно завершить переговоры, так как из-за того, что они продолжаются уже шесть месяцев, ее внутреннее положение стало напряженным. Ввиду этого предлагается провести конференцию в Токио, на которой мы намерены максимально проявить дух дружбы и умиротворения…». После этого я вручил наше контрпредложение, требуя одобрения его Соединенными Штатами с широкой точки зрения. Внимательно прочитав, государственный секретарь согласился со статьей в пользу принципов недискриминационного обращения, говоря: «Эта статья будет полезна и для Японии». В отношении размещения и вывода войск он лишь спросил: «Какова пропорция между войсками остающимися и выводимыми?» «Большая часть войск будет выведена, но некоторые останутся», – отвечал я. После этого я детально разъяснил, что в соответствии с [данными мне] указаниями мы оставляем за собой право на самооборону. Государственный секретарь сказал мне, что он даст ответ по каждому пункту после дополнительного изучения [документа]».

10 ноября посол Номура в седьмой раз встретился с президентом Рузвельтом. Однако накануне вечером он получил сведения, что президент и государственный секретарь получили подтвержденный доклад о намерении Японии начать действовать и поэтому восприняли встречу с послом лишь как формальность. Более того, они не слишком доверяли прибытию в Соединенные Штаты посла Курусу. На встрече 10 ноября Номура представил японский план «Ко» и потребовал немедленного ответа. Президент ответил следующим образом:


«1. Соединенные Штаты постараются сделать все возможное в духе «честной игры», чтобы внести свой вклад в установление основ для мира, стабильности и порядка на Тихом океане.

2. Основой для переговоров является предварительная конференция.

3. Соединенные Штаты желают Японии урегулировать положение мирными средствами.

4. Соединенные Штаты надеются предотвратить расширение войны и установить мир».


Ответ президента послу был ни к чему не обязывающим. Складывалось впечатление, что японское предложение было просто оставлено без рассмотрения. Следующая встреча Номура с государственным секретарем Халлом состоялась 12 ноября. На следующий день, 13 ноября, посол телеграммой изложил свое мнение японскому правительству и просил последнее действовать благоразумно:

«1. Тихоокеанская политика Соединенных Штатов заключается в том, чтобы остановить продвижение Японии на север и на юг. Одновременно с усилиями по достижению своей цели путем экономического давления Соединенные Штаты неуклонно проводят военные приготовления.

2. Соединенные Штаты скорее начнут войну, чем пойдут на компромисс, жертвуя своими основными политическими принципами. У них нет намерения повторять провальный опыт Мюнхенской конференции. Тем более теперь, поскольку Соединенные Штаты, обнаружив, что Германия клонится к упадку, полностью уверены, что Советский Союз удержится, а страх сепаратного мира уменьшился.

3. Дружественные связи Соединенных Штатов с Китаем день ото дня становятся все крепче, и США сейчас оказывают помощь Китаю, насколько это позволяют обстоятельства. Поэтому приходится признать, что сейчас Соединенные Штаты находятся в положении, в котором не могут принять условия стабилизации на Тихом океане ценой суверенитета Китая.

4. Интенсивность объединения стран Оси полностью зависит от позиции японского правительства. Однако правительственные круги признают, что державы Оси могут начать военные действия против Соединенных Штатов, воспользовавшись внезапностью, если положение станет благоприятным для Оси.

5. Если Япония двинется на юг, война против Англии, Соединенных Штатов и Нидерландов будет неизбежной. Приходится признать, что существуют все возможности для участия в войне Советского Союза.

6. Так как война неизбежно затянется надолго, легко предположить, что победит та сторона, которая продержится дольше. Местная победа или поражение не окажет существенного воздействия на окончательную победу.

7. В нынешних обстоятельствах Соединенные Штаты могут в любой момент сосредоточить свои силы на Тихом океане. Общественное мнение здесь демонстрирует некоторую оппозицию войне против Германии, но не возражает против войны на Тихом океане. Существует возможность начала войны на Тихом океане Соединенными Штатами.

8. Хотя я не слишком знаком с современным состоянием нашей страны, послания, столь часто присылаемые мне правительством, создают впечатление, что положение тяжелое и люди жаждут решения. Однако я советую, что если позволят обстоятельства, Япония должна остаться спокойной и вынести задержку в переговорах длиной в месяц или два, пока не станут ясны все перспективы возможной[84] мировой войны».


15 ноября Соединенные Штаты, не отвечая на предложения Японии, представили набросок нового предложения относительно дискриминации в торговле. Чувствовалось, что Соединенные Штаты рассчитывают на сдачу Тройственного пакта в архив и применяют тактику проволочек в надежде, что Япония покорится их требованиям без войны, или иным путем стараются выиграть время, чтобы завершить свои приготовления до начала военных действий.

17 ноября на 77-й сессии парламента премьер-министр Тодзио выступил с речью, в которой уточнил позицию Японии в отношении японо-американских переговоров. В своем выступлении он объявил:

«Для сохранения независимости и престижа страны японское правительство должно добиться следующего.

1. Третья держава не должна мешать успешному завершению Китайского инцидента.

2. Различные страны, окружающие Японию, не должны совершать действий, составляющих для нее прямую военную угрозу. Более того, они откажутся от таких враждебных действий, как экономическая блокада, и восстановят нормальные экономические связи с Империей.

3. Япония будет стараться предотвратить расширение европейской войны на Дальний Восток.

Если три вышеуказанные задачи решатся путем дипломатических переговоров, это будет великим благом не только для Японии, но и для мира во всем мире. Однако, поскольку успех или неудача переговоров не могут быть предсказаны ввиду вероятных препятствий разного рода, Япония всесторонне подготовится к этим препятствиям и приложит все усилия к осуществлению своей установленной политики, с полной решимостью защитить себя».

Вслед за премьером Тодзио вышел на трибуну министр иностранных дел Того, который разъяснил основные принципы политики Японии в отношении других стран, описал положение на северных и южных территориях, давление на Японию и ее окружение со стороны Соединенных Штатов и Англии, а также ход дипломатических переговоров между США и Японией. Далее он заявил:

«Крайним сроком подписания соглашения назначено 29 ноября, и эта дата не может быть изменена. Мы приложим все усилия, чтобы выйти из тупика, но должны придерживаться установленной нами политики. После 29 ноября положение будет развиваться непроизвольно. Весьма желательно, чтобы между Японией и Китаем прошли мирные переговоры с президентом Рузвельтом в качестве посредника. Одновременно с прекращением огня между Японией и Китаем Соединенные Штаты должны прекратить помощь Чан Кайши. Говоря коротко, мирные предложения Чан Кайши должны быть сделаны посредством президента Рузвельта к 29 ноября».

19 ноября японское правительство предписало послу Номура представить план «Оцу», одновременно уведомив его, что это последнее японское предложение и что если оно не окажется приемлемым для Соединенных Штатов, переговоры будут прерваны. План был вручен 20-го. С целью скорейшего получения ответа на 22 ноября была назначена встреча между японскими послами и секретарем Корделлом Халлом.

Встреча послов Номура и Курусу и государственным секретарем окончилась полным тупиком. Ниже приводится отчет посла Номура об этой встрече.

«22 ноября в 20.00 я, совместно с послом Курусу, посетил государственного секретаря Халла в его частной резиденции и говорил с ним в течение трех часов. Государственный секретарь сказал: «Если Япония выступит с мирной политикой, Соединенные Штаты постепенно восстановят торговлю с Японией и, более того, будут поощрять Голландскую Ост-Индию и Французский Индокитай к сотрудничеству с Японией. Я разговаривал сегодня с представителями обеих стран по этому вопросу. Они проконсультируются со своими правительствами к понедельнику, и мы встретимся с ними вновь. Существуют пределы моей власти. Это все, что я могу сделать». Хотя он признал срочность требований Токио, он сказал: «Не существует причин, по которым вы не можете подождать несколько дней», – и продолжил: «У меня нет решительного намерения посредничать между Японией и Китаем». Касательно помощи Соединенных Штатов Чан Кайши он объяснил, почему трудно ее прекратить, и заявил, что она была столь незначительна, что даже не стоит обсуждения. Он подчеркнул, что объем помощи Чану будет зависеть от политики Японии в отношении мира в Азии.

В отношении вывода японских войск из южного и северного Индокитая он сказал, что, по его мнению, это мало поможет, если поможет вообще, смягчению ситуации на юго-западе Тихого океана. Даже если перемещение японских войск осуществится, сам факт их прошлого пребывания во Французском Индокитае свяжет войска других стран, предназначенных сдерживать японские силы. Следовательно, положение не улучшится. Я объяснил, что с военной точки зрения вывод войск является огромной уступкой со стороны Японии и должен внести большой вклад в дело мира в этом районе. Его ответы, казалось, показывали, что он не слишком хорошо разбирается в военных вопросах, но вести переговоры было доверено ему одному.

Когда я попытался побудить его принять статьи плана «Оцу» (по отдельности) или отказаться от них, сложилось впечатление, что государственный секретарь счел план японским требованием к Соединенным Штатам. Он ответил, что не существует причины, по которой США должны подчиниться требованиям Японии, и заявил, что было весьма неутешительно обнаружить, что на него оказывается давление в отношении определенного ответа, в то время как он пытается найти почву для компромисса».

24 ноября правительство направило послу Номура следующие инструкции.


1. Предложение о выводе войск из южной части Французского Индокитая в северную часть Французского Индокитая сделано только с целью выхода из тупика. Дальнейшие уступки абсолютно невозможны.

2. Прекращение американской помощи Чану, снабжение Японии материалами из Голландской Ост-Индии и отмена эмбарго Соединенных Штатов на бензин абсолютно необходимы для соглашения.

3. Существуют признаки, что Соединенные Штаты прибегнут к коллективным действиям, объединившись с Великобританией и Нидерландами.


Японская армия заявила, что полный вывод войск из Французского Индокитая совершенно невозможен.


26 ноября посол Номура телеграфировал правительству:

«В настоящий момент я считаю, что единственным способом выйти из тупика могут быть личная телеграмма президента с требованием сотрудничества Японии в целях поддержания мира на Тихом океане и ответ [на эту телеграмму] Его Величества Императора. Это очистит атмосферу. Несколько позже мы должны предложить установление нейтральной зоны, включающей Французский Индокитай, Голландскую Ост-Индию и Таиланд с возможностью защитной оккупации Голландской Ост-Индии англичанами и американцами.

Я предполагаю, что разрыв переговоров не обязательно вызовет начало войны между Японией и Соединенными Штатами. Однако можно ожидать, что Великобритания и США займут Голландскую Ост-Индию. Впоследствии в результате нашей атаки против Нидерландов военные действия против Великобритании и Соединенных Штатов станут неизбежными. Сомнительно, что в этом случае Германия согласится действовать в соответствии с положениями договора; помимо этого затянется Китайский инцидент».

В ответ на это министр иностранных дел Того телеграфировал ему: «Я проконсультировался в различных кругах относительно вашего плана, но все они придерживаются мнения, что он не подходит для этого случая».

26 ноября государственный секретарь Халл передал послам Номура и Курусу предложение Соединенных Штатов и пояснил его следующим образом:

«Хотя мы и рассматривали ваш план «Оцу», представленный 20 ноября, всесторонне, я вынужден с сожалением заявить, что принять его мы не можем. Я консультировался по этому вопросу с заинтересованными сторонами. Предложение Соединенных Штатов, которое я вам только что передал, сформулировано путем объединения американского предложения от 21 июня и японского от 25 сентября. Учитывая воинственные речи японских лидеров, я вынужден представить сегодняшнее предложение. Я не имею в виду, что недискриминационные принципы должны быть немедленно применены к Китаю. Это теории».

Предложение Соединенных Штатов подтолкнуло Японию к окончательному решению начать военные действия. (См. Приложение № 27.) Посол Номура сообщил о разговоре с государственным секретарем Халлом следующее:

«Государственный секретарь не высказал возражений, когда посол Курусу сообщил ему, что Япония против восстановления Организации девяти держав. Разговаривая со мной, государственный секретарь сказал: «Я не настаиваю на немедленном выводе войск». В ответ на мое утверждение, что японское правительство не может предоставить нанкинское правительство его судьбе, он сказал: «У нанкинского правительства нет сил управлять всем Китаем». Посол Курусу сказал, что он не знает, должно ли быть это предложение передано его правительству в настоящем виде, так как оно содержит пункты, заставляющие Японию сделать как можно больше уступок в отношении Тройственного пакта, и практически вынуждает ее извиниться перед Чунцином за Китайский инцидент, чего японское правительство принять не может. В заключение я спросил, существует ли еще какое-либо предложение помимо этого, которое могут сделать Соединенные Штаты. Президент говорил мне, что между друзьями не может быть последнего слова, поэтому я попросил о встрече с президентом. Государственный секретарь ответил, что это было лишь предложение и что он договорится о встрече».

Послы были разочарованы предложением Соединенных Штатов. Японское правительство, получившее это предложение 27 ноября, пришло к выводу, что оно является последним, и вследствие этого прекратило переговоры с Соединенными Штатами. Затем решение о начале военных действий было формально принято на совещании в присутствии Императора 1 декабря (Глава VII).

Тем временем в Вашингтоне послы Номура и Курусу 27 ноября встретились (в девятый раз) с президентом Рузвельтом и потребовали от него использовать его политические способности для поиска любого способа выхода из тупика. Но это оказалось безрезультатным. Присутствовавший на встрече государственный секретарь Халл объяснил причины неудачи в достижении временного соглашения так: «Общественное мнение Соединенных Штатов не может не заметить, что Япония направила подкрепление во Французский Индокитай, чтобы связать военные силы других стран, и одновременно требует от США бензин, – и это на фоне Тройственного пакта и Антикоминтерновского соглашения». Далее он указал, что в то время как Соединенные Штаты ищут мирного решения вопроса, высокопоставленные правительственные лидеры в Токио настаивают на установлении «нового порядка» силой.

1 декабря оба посла еще раз встретились с государственным секретарем Халлом. Государственный секретарь подчеркнул, что в нынешнем положении тон выражений прессы и высокопоставленных правительственных чиновников в Японии стал провокационным. (Примечание: речи в парламенте премьер-министра Тодзио, министра финансов Кайя и президента комиссии по планированию Судзуки стали сенсацией в Соединенных Штатах, а некоторые газеты заявили, что речь премьер-министра означает начало войны.) Далее он указал, что японские войска активно перебрасываются во Французский Индокитай и Таиланд, тем самым делая выход из тупика невозможным. Он заключил, что единственный логичный шаг – учитывая позицию общественного мнения США и положение в Японии, сделать предложение от 27 ноября. После этого посол Номура вновь изложил министру иностранных дел свое мнение, рекомендуя провести в Гонолулу конференцию со столь надежными представителями обеих стран, как Уэллес или Гопкинс и принц Коноэ или виконт Псин, если верховным лидерам трудно встретиться лично. 3 декабря министр иностранных дел проинформировал посла Номура, что в нынешних условиях для Японии нет нужды выступать с предложением такого рода.

2 декабря Соединенные Штаты направили меморандум с требованием объяснений от Японии по поводу оккупации Французского Индокитая. 3 декабря посол Номура телеграфировал морскому министру Симада и начальнику Генерального штаба флота Нагано: «Хотя Соединенные Штаты принимают жесткую позицию, они по-прежнему хотят мира и надеются, что переговоры могут быть продолжены после получения благоприятного ответа Японии. Поэтому я жажду получить ваш ответ по предложению Соединенных Штатов от 26 ноября и запросу от 2 декабря. Ваш ответ позволит нам преодолеть нынешний кризис». На следующий день, 4 декабря, Номура сообщил министру иностранных дел: «Соединенные Штаты придают огромное значение тому факту, что Япония направила подкрепления во Французский Индокитай. Некоторые считают, что это ключ к вопросу о мире или войне между Японией и США. Желателен более мирный ответ». Несмотря на эти рекомендации, японское правительство отправило ему следующие указания: «Мы не отклоняемся от рамок протокола о франко-японской совместной обороне. Посылка подкреплений связана с подготовкой к действиям против китайской армии вдоль границы Французского Индокитая и собственно Китая. Мы не можем дать ответа иного, чем тот, что был дан 3 декабря».

5 декабря посол Номура посетил государственного секретаря Халла и сообщил ему сведения о посылке подкреплений во Французский Индокитай, на что государственный секретарь Халл ответил: «Я подвергся жесткой критике за то, что позволял поставлять бензин в Японию в период с момента начала переговоров этой весной и занятия японскими войсками юга Французского Индокитая в июле. В настоящее время трудно восстановить поставки бензина в Японию».

Японское правительство чувствовало, что на успешное продолжение переговоров надежды нет. 4 декабря министр иностранных дел Того предложил полный текст уведомления правительству Соединенных Штатов на рассмотрение совместного совещания [правительства и Императорского генерального штаба] и получил одобрение всех присутствовавших. 5 декабря уведомление было одобрено на заседании Кабинета. 6-го министр иностранных дел проинформировал посла Номура, что меморандум Соединенным Штатам после всестороннего рассмотрения сформулирован на заседании кабинета, что дата его передачи США будет сообщена позже и что все приготовления, в частности подготовка документов, должны быть вовремя завершены для передачи их США в любой момент после получения их послом Номура. Затем был передан полный текст меморандума. (Детали ультиматума Соединенным Штатам приводятся в Главе VII.)


Глава VII
Смещение акцента в национальной политике с политической на военную стратегию


Японская национальная оборонительная политика

«Имперская доктрина национальной безопасности», составленная в 1909 году и пересмотренная вскоре после Вашингтонского договора о разоружении, создала генеральный план национальной обороны и в общих и расплывчатых формулировках охарактеризовала требующуюся для нее военную мощь.

Этот политический документ назвал Соединенные Штаты и Россию наиболее вероятными врагами Японии, однако никак особо не отметил Великобританию и Китай. Помимо того, он утверждал, что если Япония будет втянута в войну, она должна планировать сражаться одновременно только с одной страной. Флот всегда подчеркивал важность потенциальной угрозы Японии со стороны Соединенных Штатов, в то время как армия всегда в равной степени настаивала, что наибольшую опасность для безопасности Японии составляет Россия. Хотя размеры военных сил, необходимых для национальной обороны, пересматривались с течением времени и изменением международной обстановки, основные принципы оставались неизменными. Все попытки крупномасштабного пересмотра этого документа оканчивались неудачами, так как генштабы армии и флота не могли договориться об оборонных приоритетах.

Каждый год Генеральный штаб армии и Генеральный штаб флота разрабатывали оперативные планы против Соединенных Штатов и России, а также против Китая, однако китайскому оперативному плану придавалось не слишком большое значение. Когда достигалась договоренность между генеральными штабами, планы представлялись на Императорское утверждение, а затем передавались в Военное и Морское министерства. Эти ежегодные оперативные планы, а также «Ежегодная структура Императорского флота на военное время» составляли основу для вооружения, мобилизации, обучения и всех остальных командных и административных функций флота. Планы никогда не рассчитывались на тотальную войну. Например, оперативный план против США на 1940 год лишь утверждал: «Императорский флот, совместно с армией, на ранней стадии войны уничтожит базы Соединенных Штатов и их военные силы на Дальнем Востоке и будет удерживать господство в дальневосточных морях, перехватывая и уничтожая флот Соединенных Штатов, вторгающийся на Дальний Восток». Он назначал надлежащие к использованию силы и общие оперативные принципы, но не какую-либо конкретную всеобщую стратегию войны в Тихом океане. Таким образом, его трудно назвать планом тотальной войны против Соединенных Штатов.

С началом Китайского инцидента дипломатические отношения с Великобританией, как и с Соединенными Штатами, стали натянутыми до такой степени, что сделалось невозможно относить к противникам только США. Поэтому потребовалось дополнить ежегодный оперативный план новым разделом, рассматривавшим одновременные действия против Великобритании, и сформировать конкретный план операций против тех стран, с которыми предполагалось вести войну.

До этого, хотя японские вооруженные силы и изучали вероятную стратегию обороны Японии против всех других стран, никакого формального плана войны против Великобритании на утверждение Императору не было представлено, так как Великобританию не рассматривали как источник прямой угрозы безопасности Японии. До описываемого времени всегда существовали надежды, что нефть будет доставляться из Голландской Ост-Индии мирным путем, и считалось, что при таких обстоятельствах нет нужды строить детальные планы обороны против Великобритании.

В марте 1941 года Генеральный штаб флота закончил весьма грубую разработку военной стратегии против Соединенных Штатов и Великобритании в масштабе тотальной войны. Поэтому можно уверенно заключить, что в первой половине 1941-го Япония не предвидела в ближайшем будущем возможности такой войны против названных двух стран. В течение этого периода напряженных дипломатических отношений Япония продолжала надеяться, что войны удастся избежать путем переговоров; даже когда стало ясно, что война неизбежна, лидеры Японии очевидно не смогли подойти к положению реалистично. Их политическое маневрирование против Соединенных Штатов, Великобритании, Нидерландов и Китая основывалось скорее на неопределенной военной стратегии, чем на конкретном плане. Это ясно видно из дискуссий Тайного совета 26 сентября 1940 года в отношении Тройственного пакта. В ходе этих дискуссий морской и военный министры, отвечая на вопросы о военной стратегии Японии на случай вынужденного вступления в войну с Соединенными Штатами, уклонялись от ответов, ограничиваясь общей политикой, но не предлагая никакой определенной стратегии в отношении одновременной войны с США, Великобританией, Нидерландами и Китаем.

Другими словами, в то время, когда японские вооруженные силы вошли в южную часть Французского Индокитая, японская национальная политика руководствовалась политической стратегией без какого-либо определенного плана тотальной войны. Несмотря на то, что возможность войны между Японией и Соединенными Штатами уже предвиделась, японская политическая стратегия не основывалась на каком-либо определенном стратегическом военном плане. Было лишь проведено фрагментарное изучение тотальной войны различными департаментами.

19 октября 1940 года был создан Институт изучения тотальной войны (сорёкусэн кенкюдзо), но этот институт действовал как исследовательская организация, представлявшая определенные исследования по национальной политике и не имевшая функций правительственного консультанта.


Укрепление стратегических мероприятий (первая половина 1941 года)

Военная стратегия против Китая


Японские стратегические принципы в отношении Китайского инцидента в период до конца 1940 года изложены в Главах II–V.


13 ноября 1940 года эти принципы были пересмотрены на совещании в присутствии Императора в соответствии с «Политикой урегулирования Китайского инцидента». В течение первой половины 1941 года были приняты меры по восстановлению и увеличению национального оборонительного потенциала для обеспечения разработки новой стратегии войны. В «Политике урегулирования Китайского инцидента» содержались следующие вопросы, относящиеся к военной стратегии.


Урегулирование Китайского инцидента будет основываться на «Принципах преодоления меняющейся ситуации в мире», принятых в июле 1940 года.


1. Быстрое падение чунцинского режима будет осуществлено путем подрыва его воли к сопротивлению всеми возможными военными и политическими маневрами, включающими вооруженную борьбу, усиление мер по предотвращению помощи чунцинскому режиму со стороны Соединенных Штатов и Великобритании и урегулирование дипломатических отношений между Японией и Советским Союзом.

2. Будет достигнуто значительное улучшение положения в стране и за границей и одновременно будут сделаны приготовления к крупномасштабной продолжительной войне с целью увеличения национального оборонительного потенциала Японии, необходимого для установления нового порядка в Великой Восточной Азии.

3. Все это будет осуществлено с помощью Тройственного союза.

Было решено, что если мир с чунцинским режимом не будет восстановлен к концу 1940 года, Япония пересмотрит свою военную политику сокрушения чунцинского режима в соответствии со следующей стратегией:

«Стараясь одновременно улучшить общее положение, Япония подготовится к продолжительной войне. Для обеспечения ее положения ей будет необходимо занять стратегические территории Внутренней Монголии, Северного Китая и нижнего течения Янцзы в окрестностях Ханькоу, часть провинции Гуаньдун и стратегические пункты вдоль побережья Южного Китая, при этом постоянно сохраняя тактическую гибкость, поддерживать мир и порядок в оккупированных районах и одновременно продолжать морскую блокаду и воздушные операции».

Причины, представленные для изменения принципов заключались в том, что ввиду беспрецедентного изменения международного положения и заключения Тройственного союза для Японии как лидера Великой Восточной Азии возникла неотложная необходимость обеспечить и увеличить свою общую национальную мощь. Поскольку надежда на быстрое падение чунцинского режима была мала, Японии пришлось формировать свою военнополитическую стратегию, исходя из плана продолжительной войны, и в то же время побуждать новое центральное правительство Китая к сотрудничеству в принятию мер, необходимых для быстрого увеличения японского военного потенциала и проведения военных операций на основе самообеспечения. В сфере внутренней политики Япония должна была привести в порядок и укрепить свою национальную военную структуру и постараться расширить и усилить национальный оборонительный потенциал.

Вкратце, Япония должна была полностью подготовиться к будущим изменениям в международном положении и одновременно полностью свергнуть чунцинский режим. Поэтому в первой половине 1941 года Япония, в соответствии с изложенной выше политикой и готовясь к возможным новым неожиданностям, посвятила себя накоплению военных ресурсов и постаралась восстановить свои подорванные из-за Китайского инцидента силы.


Пропаганда вторжения в Малайю

В первой половине 1941 года, находясь под влиянием германской пропаганды и остро нуждаясь в нефти из Нидерландов, Япония стала считать главным врагом, которого нужно одолеть, Великобританию, а не Соединенные Штаты. Это стало особенно явственно после визита в Германию в марте и апреле министра иностранных дел Мацуока, во время которого Гитлер и Риббентроп побуждали Японию захватить Сингапур. Они утверждали, что Великобритания является величайшим противником нового порядка и Японии будет выгодно предпринять решительные действия в войне против нее. Они подчеркивали, что нанесенный как можно раньше удар по Сингапуру будет решающим фактором для падения Великобритании и что, захватив Сингапур, Япония получит огромные преимущества в переговорах с Голландской Ост-Индией.

Эта концепция сильно повлияла на японские власти, в частности армию, и идея подготовки вторжения в Малайю начала пропагандироваться. Хотя японский флот много лет изучал возможности операций против Гонконга, общий план войны против британских владений на Тихом океане никогда формально не разрабатывался. Теперь считалось, что с морскими силами англичан, присутствующими в Сингапуре, и их воздушными силами, развернутыми в Малайе, непосредственная десантная операция в Малайе будет абсолютно невозможна без предварительного захвата промежуточных баз в Таиланде или на юге Французского Индокитая. Поэтому в начале 1941 года японское правительство начало оказывать политическое давление на эти две страны и, как уже указывалось в Главе VI, решительно поддержав претензии Таиланда, сделало эту страну серьезно обязанной Японии. Одновременно путем дипломатических переговоров были получены базы во Французском Индокитае.

Флот начал разрабатывать оперативные планы против Великобритании с использованием в качестве плацдарма юга Французского Индокитая или Таиланда. Эти планы были включены в ежегодный оперативный план, но никакого плана одновременных действий против Великобритании, Соединенных Штатов, Нидерландов и Китая так и не появилось.


Оперативная политика, направленная против Великобритании, Соединенных Штатов и Голландской Ост-Индии

После полного разрыва переговоров между Японией и Голландской Ост-Индией 18 июня 1941 года Япония весьма встревожилась из-за жизненно важного для нее снабжения топливом. Существовали также опасения, что если Япония не перехватит инициативу, то Соединенные Штаты и Великобритания, начав политическое, экономическое и военное наступление против Таиланда и Французского Индокитая, захватят контроль над обеими этими странами. Чтобы решить эту проблему, на совещании в присутствии Императора 2 июля были приняты «Принципы преодоления меняющейся ситуации в мире», а 31 июля, следуя этим принципам, японские войска вошли в южную часть Французского Индокитая. (См. Глава VI.) Это должно было усилить стратегическое положение Японии и позволить ей угрожать Голландской Ост-Индии, чтобы заставить последнюю прийти к соглашению в отношении нефти. К полному удивлению как Императорского генерального штаба, так и правительства, это привело к общему эмбарго Соединенных Штатов против Японии. Япония надеялась урегулировать положение в ходе дипломатических переговоров, но США и Великобритания оказали резкое экономическое давление, заморозив японские активы и введя эмбарго на поставки нефти в Японию. Это, наряду с отказом Голландской Ост-Индии снабжать Японию нефтью, фактически вынудило Японию начать разработку планов войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Голландской Ост-Индии.

Оперативная политика была сформирована путем дополнения, унификации и коррекции оперативной деятельности против Нидерландов в соответствии с годовым планом оперативной деятельности против Соединенных Штатов и Великобритании. В формировании этой политики было необходимо уделить наибольшее внимание различным требованиям плана войны и подчинить им оперативные принципы ввиду первостепенной важности для Японии скорейшего захвата богатых природными ресурсами южных территорий, которыми нужно было завладеть до истощения собственных запасов. (Термин «оперативная политика» используется здесь в отношении военных планов вооруженных сил. «План войны» означает мобилизацию всей страны для тотальной войны, включая людские силы, промышленность, транспорт и т. п.)

29 июля 1941 года, учитывая заявление президента Рузвельта от 24 июля о том, что Соединенные Штаты наложат эмбарго на поставки бензина в Японию, если японские войска не будут выведены из Французского Индокитая, президент комиссии по планированию Судзуки пришел к выводу о необходимости представить правительству и Императорскому генеральному штабу доклад о ресурсах, которые Япония должна мобилизовать в случае войны. Он призвал правительство и генштаб осуществить войну, направленную на получение ресурсов в соответствии с этими требованиями (см. Приложение № 28). Свой доклад Судзуки завершил следующими словами:

«Поскольку действительное состояние материальных ресурсов Японии соответствует представленному в этом докладе, нам, после того как мы сформулируем действительные планы войны, следует их придерживаться и не поддаваться влиянию локальных изменений в мировом политическом положении. В теперешнем состоянии исключительно трудно развивать нашу национальную мощь, находясь в зависимости от Соединенных Штатов и Великобритании в отношении приобретения материалов. Если не будут предприняты шаги к исправлению этого положения, Япония в будущем обнаружит себя совершенно без ресурсов и неспособной защищаться. Поэтому Япония сейчас вынуждена без колебаний принять окончательное решение. Ввиду нераздельной связи между южными и северными территориями в международном политическом положении существует надежда, что будет подготовлен такой план руководства вооруженной борьбой, который позволит в кратчайшее время превратить оперативные успехи в продуктивное использование приобретений».

В этих обстоятельствах даже минимальные требования к мобилизационному плану по сырью не могут быть выполнены, если Япония не захватит богатые природными ресурсами южные территории в самом начале войны и не получит господство на море и в воздухе путем быстрого уничтожения военной силы Соединенных Штатов, Великобритании и Голландской Ост-Индии. Имея в виду вышеуказанное, были разработаны следующие оперативные планы.


1. На начальной стадии военных действий, после захвата Голландской Ост-Индии наносится удар по Малайе и Филиппинам.

2. Продвижение ведется по часовой стрелке вдоль оперативной линии, идущей от Филиппин к Борнео, Яве, Суматре и Малайе.

3. Продвижение ведется против часовой стрелки вдоль оперативной линии, идущей от Малайи к Суматре, Борнео, Яве и Филиппинам, чтобы как можно дольше задержать начало войны с Соединенными Штатами.

4. Удары одновременно наносятся по Филиппинам и Малайе, а затем ведется последовательное и быстрое продвижение в южном направлении вдоль названных оперативных линий.


Между верховными командованиями армии и флота прошло несколько дискуссий об этих планах. Был сделан вывод, что План № 1, согласно которому Голландские Ост-Индии занимаются одним быстрым движением, а в тылу операционной линии оставляются мощные американские и британские базы, непригоден. Флот предпочитал План № 2, в то время как армия настаивала на Плане № 3. Флот считал, что План № 2 предпочтителен с точки зрения последовательности сосредоточения и использования сил и продления операционной линии. Существовало, однако, опасение, что к моменту, когда будут атакованы Суматра и Малайя, их оборона станет столь мощной, что они окажутся способны выдержать наше наступление. План № 3 мог, в качестве политического маневра, путем обхода Филиппин задержать вступление Соединенных Штатов в войну, как уверяла Германия. Даже если Малайя и Голландская Ост-Индия захватывались в порядке стратегических движений, существовала опасность, что мощные силы американского флота и воздушных сил, развернутые на Филиппинах, смогут нарушить наши оперативные линии и заставить нас оставить уже занятые районы. Более того, если удар по Филиппинам, наиболее мощному району на оперативной линии, будет хотя бы отложен, в конце концов эти острова станут неприступными.

После серьезного изучения преимуществ и недостатков планов был принят План № 4. Этот план предполагал быстрое, насколько позволят силы, продвижение наших войск на юг, к нефтяным полям, вдоль двух операционных линий в ходе одновременных операций на Филиппинах и в Малайе.


Оперативный план флота против Соединенных Штатов, Великобритании и Голландской Ост-Индии

После окончания основной подготовки и согласования широких рамок оперативного плана верховными командованиями армии и флота флот начал разработку деталей плана. К началу сентября отдел флота Императорского генерального штаба практически закончил проект оперативного плана, который был должен быть опробован в ходе обычных штабных учений Объединенного флота. 10–13 сентября Объединенный флот собрал всех флотских командующих и штабных офицеров в Штабном колледже флота для штабных учений несколько большего масштаба, чем обычные, проводившиеся каждый год силами персонала Генерального штаба флота. Роль главного посредника играл главнокомандующий Объединенным флотом Ямамото.

В ходе этих учений рассматривались планы операций в южной части для захвата стратегически важных американских, британских и нидерландских территорий на востоке и установления контроля над окружающими морскими районами; изучались также возможности внезапного удара по Гавайским островам. Что касается действий против американских, британских и нидерландских территорий, то их изучение проводилось весьма основательно. Разработка внезапной атаки против Гавайских островов велась в полной тайне особо назначенным персоналом, в том числе отдельными исследовательскими группами.

Эти учения дали хорошее понимание соответствия задаче основной стратегической концепции, причем были высказаны различные мнения о ее пригодности. Отдел флота Императорского генерального штаба, используя эти планы как основу, начал разрабатывать морской оперативный план против Соединенных Штатов, Великобритании и Голландской Ост-Индии. По согласованию с армией Оперативный план флота был неформально принят 20 октября. 29 октября неофициальный проект плана был передан штабу Объединенного флота для использования при подготовке его оперативного плана и в помощь различным подразделениям в осуществлении приготовлений в соответствии с принципами проекта плана. Оперативный план Императорского генерального штаба и Объединенного флота рассмотрен в деталях в Главе IX.


Переход национальной политики от политической к военной стратегии

«Основные принципы осуществления национальной политики Империи», утвержденные совещанием в присутствии Императора 6 сентября 1941 года, полностью описаны в Главе VI. Ниже приводятся дополнительные комментарии, объясняющие переход от политической стратегии к стратегии военной.

В Пункте 1 «Основных принципов осуществления национальной политики Империи» утверждалось:

«Империя, решившаяся встретить войну с Соединенными Штатами, Великобританией и Нидерландами ради своего существования и самообороны, закончит приготовления к войне, рассчитывая на начало октября в качестве ориентировочного времени их завершения».

Это основывалось на требовании Императорского генерального штаба, так как без санкции Императора на начало военных приготовлений армия и флот не могли всерьез предпринять эту подготовку, а пока не была назначена дата их окончания, ни правительство, ни Генеральный штаб не могли установить действительные сроки. Таким образом, окончание военных приготовлений было назначено на начало октября.

В это время состояние военных приготовлений японского флота было следующим: несколько ранее, с целью подготовки к любому повороту напряженной международной ситуации, были начаты приготовления, предусмотренные ежегодным мобилизационным планом и требующие много времени. Особенно это касалось мероприятий, относящихся к оборонительной и охранной службе. Когда положение еще более обострилось, были реквизированы суда и необходимые военные материалы. Введенное в августе американо-англо-нидерландское эмбарго ускорило темп военных приготовлений. Однако, так как в прошлом план мобилизации и военных приготовлений основывался на возможности войны против одной страны, сейчас было ясно, что следует начать всеобщие военные приготовления, чтобы иметь в запасе достаточное количество топлива для осуществления [новых] планов на случай войны. Поэтому для ускорения приготовлений к войне против Соединенных Штатов, Великобритании и Голландской Ост-Индии была установлена определенная дата.

В Пункте 3 «Основных принципов осуществления национальной политики Империи» утверждалось:

«В случае если осуществление наших требований путем упомянутых в предыдущем параграфе дипломатических переговоров станет маловероятным, к началу ноября Империя будет вынуждена прибегнуть к ведению войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов. Политика в отношении районов, выходящих за пределы южных территорий, будет проводиться в соответствии с существующей национальной политикой, причем с приложением особых усилий, чтобы не допустить формирования единого фронта Соединенных Штатов и Советского Союза».

Этот параграф не столько означал, что принято решение начать войну, сколько устанавливал временной лимит дипломатическим переговорам и, в предположении даты начала войны со стратегической точки зрения, представлял формальный стандарт для конкретной разработки военных и оперативных планов.


Предложение Верховного командования правительству в отношении перехода от мира к войне (24 сентября 1941)

В конце сентября, поскольку дипломатические переговоры, казалось, совершенно не продвигались, Верховное командование[85], достигшее пределов своего терпения, представило правительству следующее предложение за подписями начальников генеральных штабов армии и флота.


«Тема: прогноз результатов дипломатических переговоров в отношении мира или войны.

Авторы: начальники генеральных штабов армии и флота.

Дата: 24 сентября 1941

В отношении подходящего для Японии момента для начала войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов и в соответствии с «Основными принципами осуществления национальной политики Империи» переход от политической к военной стратегии путем признания приоритета оперативных требований должен быть решен самое позднее к 15 октября.

Причины этого в следующем.

1. Хотя этот вопрос уже решен на совещании в присутствии Императора, ввиду неожиданно медленного хода дипломатических переговоров, недостатка времени и возрастания спешности оперативных требований Верховное командование желает выразить свое мнение по вопросу и потребовать внимательного рассмотрения его правительством.

2. С точки зрения военного управления, нынешние запасы военных ресурсов Японии и ее национальный потенциал окажут значительный эффект на осуществление операций. Ввиду широкомасштабных военных приготовлений, делаемых Соединенными Штатами и другими державами ясно, что с каждым днем отсрочки увеличиваются препятствия для реализации оперативного плана Японии. В планировании операций большое внимание также должно быть уделено климатическим условиям. Абсолютно необходимо, чтобы большая часть операций в южных районах была закончена к середине марта ввиду возможного нападения Советского Союза. Поэтому операции в южных территориях должны начаться не позднее середины ноября.

3. На основании изложенного верховные командования армии и флота начали оперативные приготовления, чтобы быть готовыми начать военные действия в середине ноября, если это окажется необходимым.


Оперативные приготовления армии предусматривают мобилизацию и особую организацию частей в метрополии Японии и отзыв или перевод войск, занятых в операциях в Маньчжурии и Китае. Это планируется частично осуществить до того, как Япония примет формальное решение о вступлении в войну, и закончить после принятия решения. Первый приказ уже отдан, и войска, перевозка которых началась 23 сентября, должны достичь южного Китая и Формозы во второй половине октября. В ходе этих перемещений предпринимаются все возможные предосторожности, чтобы предотвратить провоцирование договаривающихся держав и не сделать чего-либо, препятствующего ходу переговоров. Основная задача нынешних оперативных приготовлений состоит в формировании подразделений, которые впоследствии будут использованы. Со стратегической точки зрения эти войска планируется разместить в районе, захватывающем юг Французского Индокитая, около 15 октября. Передвижение войск будет зависеть от решения Японии о начале военных действий.

Что касается военных приготовлений флота, то привлекаемые к операциям силы должны закончить приготовления к середине октября, но приказ на их развертывание в обширных районах проведения операций не будет отдан до окончательного решения о ведении войны.

По изложенным выше причинам и с точки зрения общего руководства войной, а также взаимоотношений между оперативным руководством и оперативными приготовлениями против южных территорий, решение о переходе от политической к военной стратегии должно быть принято самое позднее 15 октября. Поэтому дипломатические переговоры должны вестись с полным представлением об этом».

Приведенное здесь предложение Верховного командования было особенно важно потому, что, установив срок 15 октября, оно оказало давление на правительство в принятии решения о войне или мире. Следует признать, что в конечном счете из-за настояний Верховного командования о назначении этого срока японская национальная политика была направлена по пути, ведущему к положению, при которым крупномасштабная война становилась неизбежной. До этого национальная политика Японии в основном ориентировалась на политическую стратегию и рассматривала военную стратегию как вторичную, но после сентября военная стратегия стала главным фактором национальной политики, а политическая заняла второе место. В японском правительстве доминировали военные; настаивая на этой политике, они, в конце концов, ввергли Японию в войну.

Верховное командование приняло все предосторожности, чтобы эти оперативные приготовления проводились в полной тайне и не оказались помехой дипломатическим переговорам.


Ускорение военных приготовлений флота

В начале сентября флот начал общие приготовления к войне, включающие увеличение воздушных сил и реквизицию судов. (Монография № 160. Описание морских вооружений и приготовлений к войне. Часть III.) Оперативное соглашение между армией и флотом также начало постепенно кристаллизоваться.

Около 1 октября флот усилил внутренние боевые силы реквизированными судами и провел оборонительные приготовления против первоначального удара противника, а в середине октября Объединенный флот начал особую программу обучения, предназначенную завершить подготовку каждой группировки флота к выполнению назначенной ей задачи. (Монография № 160. Описание морских вооружений и приготовлений к войне. Часть III.)

20 октября оперативный план Императорского генерального штаба в основном был закончен, а его детали отработаны до той степени, когда они могли быть неофициально объявлены Объединенному флоту. (В отношении военных приготовлений флота и оперативного плана см. Главу IX и Монографию № 160. Описание морских вооружений и приготовлений к войне. Часть III.)

Поскольку «Основные принципы осуществления национальной политики Империи» были отменены с формированием кабинета Тодзио, было необходимо принять генеральное решение – будет ли Япония воевать или уступит требованиям Соединенных Штатов. До принятия такого решения невозможно было получить формальную санкцию Императора на оперативный план против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов, который выходил бы за рамки ежегодного оперативного плана. Поэтому 24 октября Объединенный флот получил указание считать оперативный план от 20-го числа неофициальным. На основании этого плана главнокомандующий Объединенным флотом начал подготовку проекта оперативного приказа.

Справиться с переходом от политической к военной стратегии оказалось для Японии исключительно трудным делом. Однако при ухудшении общей экономической ситуации, в том числе истощении запасов нефти и весьма слабых надеждах на их восполнение, она не могла бездействовать.

7 октября начальник Генерального штаба флота Нагано выразил начальнику Генерального штаба армии Сугияма нижеприведенное мнение. То же мнение он высказал на совместном заседании Императорского генерального штаба и японского правительства.

«Неуместное продление предельного срока в целях продолжения переговоров лишает нас возможности захватить инициативу в войне и впоследствии затруднит проведение операций. Поэтому необходимо успешно завершить переговоры в пределах установленного лимита времени. Мы не можем согласиться с продолжением безнадежных дипломатических переговоров.

Хотя успешное завершение дипломатических переговоров в определенной степени зависит от позиции Соединенных Штатов, позиция Японии должна быть ясно определена, а переговоры должны вестись с уверенностью, что успех им гарантирован. Без такой убежденности переговоры вести глупо.

Завершение переговоров станет совершенно невозможным, если Япония будет сохранять такую позицию, словно все ее требования уже заявлены, так что ее волнуют лишь общие дискуссии и мелкие поправки. Первым делом необходимо определить, возможны ли фундаментальные изменения в политике и могут ли переговоры быть успешно завершены в случае таких изменений. Раз уж переговоры предприняты после продления предельного срока, для Японии очень важно, чтобы они успешно завершились».

Это мнение было высказано до того, как 12 октября Коноэ провел совещание пяти министров в своей резиденции на окраине Токио. (См. Главу VI.) Начальник Генерального штаба флота изложил свою позицию перед начальником Генерального штаба армии, чтобы уточнить намерения армейского командования, поскольку армия в то время была готова взять на себя инициативу в принятии окончательного решения об отводе войск из Китая и начале войны на южных территориях.


Приготовления в ожидании начала войны

Обстоятельства, приведшие к формированию кабинета Тодзио после отставки третьего кабинета Коноэ 17 октября 1941 года и совещания нового кабинета по поводу основных условиях мира или войны сразу после его формирования описаны в Главе VI. Заключения, к которым пришло совместное совещание Императорского генерального штаба и японского правительства с 23 по 30 октября, даны в Приложении № 29. Эти оценки стали основой национальной политики в ожидании начала войны, решение о котором было принято на совещании в присутствии Императора 5 ноября, и составили сущность японской «Оценки положения» непосредственно перед Тихоокеанской войной.

На совместном совещании 30 октября президент комиссии по планированию заявил, что если Япония собирается начать войну в начале декабря, то будет необходимо занять нефтяные месторождения южных территорий в течение четырех-пяти месяцев, чтобы получить достаточное количество нефти для продолжения борьбы. Даже если это будет сделано, то, учитывая нынешнее состояние запасов нефти у Японии и время, необходимое для восстановления производства южных месторождений, в течение некоторого периода снабжение Японии нефтью будет опасно низким. В случае если начало войны будет отложено до марта, то потребление нефти в течение этих четырех месяцев как для коммерческих целей, так и для военных приготовлений приведет к тому, что спрос превысит предложение к середине второго года войны и это сделает дальнейшие военные действия невозможными. Было рассчитано, что в зависимости от потребления нехватка авиационного топлива станет серьезной на втором или третьем году войны. Считалось, что потери судоходства могут быть компенсированы посредством реквизиции дополнительных судов[86].

Президент комиссии по планированию разъяснил также, что в настоящее время промышленность синтетического бензина не сможет производить различные типы требуемого жидкого топлива в сколько-нибудь значительном количестве.

Намеченное производство нефти в случае проведения операций на южных территориях составляло:


первый год 850 000 тонн

второй год 2 600 000 тонн

третий год 5 300 000 тонн


Учитывая потребление и производство, а также прибавляя к указанному выше количеству 8 400 000 тонн, хранившихся в метрополии Японии[87], общие запасы топлива составили бы:


в конце первого года 2 550 000 тонн

в конце второго года 150 000 тонн

в конце третьего года 700 000 тонн


Такие запасы едва позволяли Японии продолжать войну Общее количество авиационного топлива, запасенного армией и флотом к 1 декабря, составляло 1 110 000 тонн. Предполагалось, что для воздушных сил этого хватит, в зависимости от потребления, на два или три года.

В отношении судового тоннажа для гражданского использования президент комиссии по планированию утверждал, что если удастся сохранить по крайней мере 3 000 000 брутто-регистровых тонн[88], то можно будет поддерживать снабжение в объеме, предусмотренном планом мобилизации материалов на 1941 финансовый год. Максимальное количество стали, которое можно было получить в течение 1942 финансового года оценивалось в 4 300 000 тонн. Таким образом, если ежегодные потери в судах оценивались в 800 000-1 000 000 брутто-регистровых тонн и было возможным ежегодно создавать около 600 000 брутто-регистровых тонн новых судов, то требовалось около 300 000 лишних тонн стали, а также медь и другие вспомогательные материалы. Если выделяемая доля, предписанная планом мобилизации материалов на 1941 финансовый год, сравнивалась с общим объемом снабжения на этот год по требованиям армии и флота на сталь и вспомогательные материалы, то снабжение этими материалами оказывалось возможным.

В отношении количества судов и периода, в течение которого они должны были использоваться для операций на южных территориях, следовало придерживаться плана, согласованного армией, флотом и комиссией по планированию.


Совещание в присутствии Императора 5 ноября, определившее национальную политику в ожидании войны

В результате выводов совместного совещания 23–30 октября был согласован план, согласно которому предполагалось продолжить переговоры в соответствии с разработанными ранее принципами, но в случае разрыва переговоров вести войну и приготовиться к такому развитию событий. Следовало попытаться до начала декабря найти путь к выходу из тупика дипломатическими средствами. В случае успешного завершения переговоров надлежало немедленно приостановить все приготовления к военным действиям. Однако в случае разрыва переговоров было решено начать войну немедленно. В отношении действительной даты объявления войны решение должно было быть принято позже.

После согласования основного плана 1 ноября было созвано еще одно совместное совещание, на котором были приняты «Принципы осуществления национальной политики Империи». Для обсуждения и утверждения этих принципов 5 ноября 1941 года в 10.30 в Первом зале Восточного крыла (хигаси ити-но ма) Императорского дворца состоялось совещание в присутствии Императора. Помимо Императора присутствовали: Тодзио (премьер-министр и одновременно военный министр и министр внутренних дел), Того (министр иностранных дел), Кайя (министр финансов), Симада (морской министр), Судзуки (министр и президент комиссии по планированию), Сугияма (начальник Генерального штаба армии), Танабэ (заместитель начальника Генерального штаба армии), Нагано (начальник Генерального штаба флота), Ито (заместитель начальника Генерального штаба флота) и Хара (председатель Тайного совета). Главный секретарь кабинета, начальник Военного бюро Военного министерства и начальник Морского бюро Военного министерства присутствовали в качестве наблюдателей.

Это совещание фактически было формальным собранием, на котором премьер-министр, министр иностранных дел, президент комиссии по планированию, начальник Генерального штаба флота и начальник Генерального штаба армии объяснили присутствующим план. Оригинальный проект был принят на совместном совещании правительства и Императорского генерального штаба 1 ноября, где присутствовали те же лица, за исключением Императора и председателя Тайного совета. После того как Хара, председатель Тайного совета, задал вопросы и выразил свое мнение, первоначальный проект был принят. Кабинет представил подписанный участниками совещания проект Императору в качестве официального документа и получил Императорскую санкцию в тот же день.


Принципы осуществления национальной политики Империи

1. С целью поддержания своего существования и самообороны в ходе настоящего кризиса, а также с целью установления нового порядка в Великой Восточной Азии, Япония, ныне решившая вести войну против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов, предпримет следующее:

а) время, чтобы взяться за оружие, будет назначено на начало декабря, к каковому сроку армия и флот закончат оперативные приготовления;

б) переговоры с Соединенными Штатами будут вестись в соответствии с принципами, содержащимися в приложении;

в) будет осуществляться тесное сотрудничество с Германией и Италией;

г) тесная военная связь с Таиландом будет установлена непосредственно перед началом военных действий.

2. В случае достижения успеха в переговорах с Соединенными Штатами до 00.00 1 декабря военные действия будут остановлены.


Приложение

Принципы переговоров с Соединенными Штатами

Переговоры с Соединенными Штатами будут вестись в соответствии с планами А и Б, отражающим новую позицию Японии по важным вопросам, соглашения по которым невозможно достичь в рамках успешного завершения переговоров.


План «Ко»

1. Вывод войск из Китая.

Соединенные Штаты не только серьезно относятся к дислоцированию Японией войск в Китае, но настаивают на включении этого вопроса в условия мирного урегулирования и требуют более определенной демонстрации намерения Японии вывести свои войска. Ввиду этого Япония после восстановления мира с Китаем смягчит свою позицию до требования временного размещения японских войск, направленных в Китай для участия в Китайском инциденте, только в определенных районах Северного Китая, в Монголии и на острове Хайнань. Вывод остающихся японских войск будет начат в соответствии с соглашением, заключенным между Японией и Китаем после восстановления мира, и осуществлен в течение двух лет.

2. Дислоцирование войск и их вывод из Французского Индокитая.

В связи с этим вопросом признаются опасения Соединенных Штатов относительно территориальных притязаний Японии к Французскому Индокитаю и намерения использовать эту страну в качестве базы для военного вторжения на сопредельные территории. Поэтому позиция Японии будет смягчена следующим образом: японское правительство обязуется уважать территориальный суверенитет Французского Индокитая и вывести ныне направленные туда войска сразу по урегулировании Китайского инцидента или по восстановлении справедливого мира на Дальнем Востоке.

3. Равенство в торговле с Китаем.

Если соглашение по этой проблеме в соответствии с планом, представленным 25 сентября, представляется совершенно невозможным, то вместо него будет предложен следующий план: если принцип равенства в торговле применим по всему миру, то японское правительство реализует этот принцип во всем Тихоокеанском регионе, включая Китай.

4. Интерпретация и осуществление Тройственного пакта.

Рамки интерпретации права на самооборону не будут расширяться в одностороннем порядке, а интерпретация и осуществление Тройственного пакта будут проводиться японским правительством. Гарантии на сей счет уже четко даны Соединенным Штатам, а если это не вполне понятно, то будет еще раз объяснено.


План «Оцу»

1. Япония и Соединенные Штаты договорятся не предпринимать какого-либо вооруженного вторжения в Юго-Восточную Азию или в южную часть Тихого океана, за исключением Французского Индокитая.

2. Япония и Соединенные Штаты будут тесно сотрудничать в гарантировании получения необходимых материалов из Голландской Ост-Индии.

3. Япония и Соединенные Штаты восстановят торговые взаимосвязи до состояния, предшествовавшего замораживанию активов, и США согласятся снабжать Японию нефтью.

4. Соединенные Штаты воздержатся от действий, которые могут воспрепятствовать восстановлению мира между Японией и Китаем.

Примечания. По заключении этого соглашения Япония может, в случае необходимости, пообещать перевести войска, находящие на юге Французского Индокитая на север страны или, по установлении справедливого мира в Тихоокеанском регионе, может вообще вывести войска из Французского Индокитая.

Пункт о равенстве в торговле, содержащийся в плане А, будет, если это окажется необходимым, введен и в план Б, как и правила интерпретации и исполнения Тройственного пакта.


Обсуждение предложений, сделанных 5 ноября на совещании в присутствии Императора

Премьер-министр Тодзио заявил:

«На совещании в присутствии Императора 6 сентября были обсуждены и приняты «Основные принципы осуществления национальной политики Империи». Этот документ содержал следующее утверждение: «Империя, готовая встретить войну с Соединенными Штатами, Великобританией и Нидерландами ради своего существования и самообороны, закончит приготовления к войне к началу октября. Одновременно Империя будет стремиться к удовлетворению своих требований, применяя к Соединенным Штатам и Великобритании все возможные меры дипломатического воздействия… В случае если удовлетворение наших требований путем упомянутых в предыдущем параграфе дипломатических переговоров станет маловероятным, к началу ноября Империя будет вынуждена прибегнуть к ведению войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов.

Япония путем тесной координации политической и военной стратегии приложила все усилия к тому, чтобы привести эти дипломатические переговоры к успешному завершению, но Соединенные Штаты отказались пересмотреть свою позицию. В ходе переговоров кабинет Коноэ ушел в отставку и был заменен кабинетом Тодзио. В попытке справиться с меняющимся положением правительство, совместно с отделами армии и флота Императорского генерального штаба, приняло решение еще шире и глубже изучить «Основные принципы осуществления национальной политики Империи». После восьми совместных совещаний они твердо убедились, что единственным решением является война. Было решено, что если не удастся выйти из тупика в переговорах, в начале декабря нужно применить вооруженные силы и приложить все усилия к успешному завершению оперативных приготовлений к этому сроку. В то же время следует искать новых путей к успешному завершению дипломатических переговоров».

Смысл заявления министра иностранных дел Тодзио заключался в том, что Япония по сущности последнего предложения, выдвинутого в ходе предыдущих переговоров, не может сделать никаких новых уступок Соединенным Штатам. В этих обстоятельствах представлялось, что надежды на успешное завершение переговоров с Соединенными Штатами нет и единственной альтернативой является начало военных действий. Также Тодзио разъяснил план будущих переговоров с Соединенными Штатами и принципов сотрудничества с Германией и Италией.

Президент Комиссии по планированию Судзуки сказал, что без решения о начале военных действий сохранить статус-кво путем увеличения производства синтетической нефти и других предметов потребления практически невозможно, а без увеличения производства необходимая для сопротивления врагу национальная оборонительная мощь Японии после осени будет потеряна. Не останется другого выбора, кроме как уступить силе Соединенных Штатов.

Он добавил, что при использовании запасов военных материалов, а так же – после начала военных действий – ресурсов южных территорий существует прекрасная перспектива, что материальная мощь Японской Империи будет достаточной для ведения продолжительной войны. Затем он привел цифры, обосновывавшие эти утверждения[89].

Министр финансов Кайя заявил, что финансовые силы Японской Империи достаточны для продолжительной войны, но люди, живущие в оккупированных районах, должны будут обеспечивать себя сами.

Заявления начальника Генерального штаба флота Нагано и начальника Генерального штаба армии Сугияма приведены в описании «Оценки положения Верховным командованием при принятии оперативного плана» (см. Главу VIII).

После этого министр иностранных дел сообщил детали процесса переговоров между Японией и Соединенными Штатами председателю Тайного совета Хара, а премьер-министр добавил, что в полученном 2 октября ответе, призывавшем к быстрому урегулированию Китайского инцидента, содержались те же четыре принципа, что и в Договоре девяти держав.

Министр иностранных дел подчеркнул, что так как разница между проектами, представленными Японией и Соединенными Штатами, весьма велика, возможность, что соглашение будет достигнуто, очень незначительна.

Председатель Тайного совета спросил, где находится граница операций на южных территориях и каковы сроки завершения операций. Начальник Генерального штаба армии Сугияма ответил, что планировалось начать одновременные действия против Великобритании и Соединенных Штатов, за которыми должны были следовать операции против Голландской Ост-Индии. Предполагалось, что Филиппины будут завоеваны в течение 53 дней, Малайя в течение 100 дней и Голландская Ост-Индия – в течение 150 дней. Этот план предусматривал занятие всех южных территорий приблизительно за пять месяцев, но ожидалось, что если до окончания операций на юге Соединенные Штаты направят свой флот на Восток или в войну вступит Советская Россия, то потребуется больше времени.

На вопрос председателя Тайного совета, сможет ли японский флот уничтожить противника в южных территориях в требуемый срок, начальник Генерального штаба флота ответил, что хотя морская мощь Соединенных Штатов (находящаяся на 40 % в Атлантике и на 60 % в Тихом океане) соотносится с японской как 10 к 7,5, уничтожить надводные корабли в азиатских водах возможно, а подводные лодки, даже если они проскользнут, будут нейтрализованы. Председатель Тайного совета сказал, что, поскольку план был исчерпывающе изучен, не думает, что в нем есть какие-либо ошибки в расчетах; однако на случай, если операции на южных территориях не пойдут в соответствии с планом, он желает знать, какие приготовления сделаны против вступления в войну Советской России. Начальник Генерального штаба армии ответил, что силы, остающиеся в метрополии и дислоцированные в Китае, справятся с таким положением дел.

Его спросили, какое влияние будет оказано на японские сырьевые ресурсы, если советские подводные лодки начнут действовать на начальной стадии войны или активизируются вражеские силы в южных территориях. Он сказал, что, хотя наступательные действия против Советской России нельзя предпринять в начале войны, потери, которые будут понесены в южных районах, учитывались, и всестороннее изучение потерь торгового флота армией, флотом и комиссией по планированию показало, что снабжение может обеспечиваться.

Председатель Тайного совета заявил: «Представляется, что Таиланд не склонен с готовностью разрешить проход наших войск через свою страну. Если будут начаты переговоры с Таиландом, об этом сразу же будет уведомлена Великобритания. Пострадают ли от этого наши операции?». На это был получен ответ: «Премьер-министр Пибун[90] уже уведомлен о наших желаниях. Если он откажется удовлетворить наши требования непосредственно перед высадкой наших войск, у нас не будет иной альтернативы, кроме как прибегнуть к силе».

После этого председатель Тайного совета заявил, что его мнение о положении сводится к следующему:

«Складывается впечатление, что надежды на успешное завершение дипломатических переговоров, ведущихся ныне между Японией и Соединенными Штатами, мало. Как японское правительство, так и японский народ желают немедленного урегулирования Китайского инцидента. Переговоры с Соединенными Штатами весьма затруднились тем, что они действуют в пользу Чан Кайши. В этих обстоятельствах для правительства и Генерального штаба решение о ведении войны представляется неизбежным.

Ввиду существующих политических союзов война между Великобританией и Германией должна неизбежно стать фактором войны между Японией, с одной стороны, и Великобританией и Соединенными Штатами, с другой. В то же время мы не уверены, что начнется война между Германией и Соединенными Штатами. Немцы и итальянцы, живущие в Соединенных Штатах, имеют значительное влияние, и, если Япония объявит войну Соединенным Штатам, последние могут предложить мир Германии. Мы должны следить за этим, так как необходимо принять особые меры предосторожности против изоляции и окружения Японии».

Премьер-министр Тодзио добавил, что, хотя должны быть предприняты все возможные усилия для достижения удовлетворительного решения мирными средствами, и что продолжительная война не пойдет Японии на пользу, – подчинение Соединенным Штатам станет неизбежным, если статус-кво не изменится. Поэтому необходимо принять решение, будет ли Япония воевать. Но одновременно на случай вступления Японии в войну должны быть предприняты все предосторожности против превращения этой войны в расовую.

После принятия решения о неизбежности войны, сформулированный ранее неофициальный оперативный план получил формальное одобрение Императора. Вслед за этим последовало издание оперативных приказов, окончание приготовлений и развертывание сил.


Принятие решения о вступлении в войну

Как уже упоминалось выше, Япония полагала, что последние возможные уступки, на которые она могла пойти в переговорах с Соединенными Штатами, были сделаны в планах «Ко» и «Оцу». Однако нота Халла от 26 ноября (см. Главу VI) требовала от Японии полного подчинения условиям Соединенных Штатов, включавшим вывод японских войск из всего Китая, включая Маньчжурию, и прекращение военной, политической и экономической помощи любому правительству, помимо чунцинского. 27 ноября состоялось совместное совещание правительства и Императорского генерального штаба, которое пришло к заключению, что в сложившихся обстоятельствах война неизбежна.

Официальные записи об этом отсутствуют, но военный министр Тодзио описал это совещание в своих показаниях под присягой перед Международным военным трибуналом по Дальнему Востоку (см. Приложение № 30).

29 ноября правительство, в соответствии с желанием Императора, созвало в Императорский дворец старейшин на совещание, известное как «Совет старейшин»[91]. Это было скорее неформальное обсуждение в присутствии Императора, чем официальное заседание. Присутствовали принц Коноэ, барон Хиранума, генерал Хаяси, генерал Абэ, адмирал Окада, адмирал Ёнаи, барон Вакацуки и г-н Хирота, все бывшие премьер-министры, а также президент Тайного совета. Правительство объявило о своей убежденности, что войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов не избежать, и спросило мнения старейшин об этом. После обсуждения старейшины согласились с мнением правительства, что «война неизбежна».

Об этом совещании также не имеется точных записей, однако военный министр Тодзио описал его ход в своих показаниях под присягой перед Международным военным трибуналом по Дальнему Востоку (см. Приложение № 31).


Совещание в присутствии Императора 1 декабря 1941 года

Во второй половине дня 1 декабря 1941 года в Первом зале Восточного крыла Императорского дворца состоялось совещание в присутствии Императора, предназначенное для обсуждения вопроса о начале военных действий против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов.


Участники

министр внутренних дел и военный министр генерал Тодзио Хидэки

министр иностранных дел и министр заморских территорий Того Сигэнори

министр финансов Кайя Окинори

морской министр адмирал Симада Сигэтаро

министр юстиции Ивамура Митиё

министр просвещения Хасида Кунихико

министр сельского хозяйства и лесоводства Ино Хироя

министр торговли и промышленности Киси Нобусукэ

министр связи и министр путей сообщения вице-адмирал Тэрадзима Кэн

министр социального обеспечения генерал-лейтенант Коидзуми Тикахико

министр без портфеля и президент комиссии по планированию генерал-лейтенант Судзуки Тэйити

начальник Генерального штаба армии генерал Сугияма Гэн

заместитель начальника Генерального штаба армии генерал-лейтенант Танабэ Моритакэ

начальник Генерального штаба флота адмирал Нагано Осами

заместитель начальника Генерального штаба флота вице-адмирал Ито Сэйити

председатель Тайного совета Хара Ёсимити


Наблюдатели

главный секретарь кабинета Хосино Наоки

начальник военного бюро Военного министерства генерал-лейтенант Муто Акира

начальник морского бюро Морского министерства


Повестка дня

Начало военных действий против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов.

Переговоры с Соединенными Штатами, основанные на «Принципах осуществления национальной политики Империи», принятых 5 ноября, в конце концов провалились. Япония начнет войну против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов.

Премьер-министр Тодзио разъяснил положение следующим образом:

«С разрешения Императора, я сегодня приму на себя руководство ведением совещания. В соответствии с решением совещания в присутствии Императора от 5 ноября, армия и флот заканчивают оперативные приготовления, в то время как правительство делает все, что в его силах, и сосредотачивает все свои усилия на урегулировании дипломатических отношений с Соединенными Штатами. Однако Соединенные Штаты не только отказались пересмотреть свою позицию, но, в сотрудничестве с Великобританией, Нидерландами и Китаем, дополнили свои требования новыми условиями, требующими от Японии односторонних уступок, включающих всеобщий вывод японских войск из Китая, непризнание нанкинского правительства и аннулирование Тройственного пакта. Подчинение Японии этим требованиям не только лишит ее авторитета и подорвет ее усилия по успешному урегулированию Китайского инцидента, но и поставит под угрозу само ее существование. В этих обстоятельствах ясно, что Японская Империя не может реализовать свои желания дипломатическими методами. С другой стороны, Соединенные Штаты, Великобритания, Нидерланды и Китай продолжают неуклонно увеличивать свое военное и экономическое давление на Японию, поэтому ныне Япония должна занять жесткую позицию. Более того, оперативные требования не допускают дальнейшего промедления. Развитие событий достигло точки, когда Япония ради сохранения своей Империи должна начать военные действия против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов. Следует сожалеть, что мы вынуждены предпринять еще одну войну после более чем четырех лет Китайского инцидента и тем самым создать дополнительное беспокойство для Императора. Однако, учитывая, что национальная мощь ныне в несколько раз больше, чем во времена начала Китайского инцидента, что национальное единство сейчас сильнее, чем когда-либо, и что дух офицеров и солдат армии и флота высок, я глубоко уверен, что нация выдержит этот кризис.

Сейчас я хотел бы, чтобы вы изучили повестку дня. Дипломатические переговоры, оперативные проблемы и другие вопросы будут представлены соответствующими министрами и офицерами, представляющими Императорский генеральный штаб».

Затем министр иностранных дел Того рассказал о развитии дипломатических переговоров, начиная с 5 ноября.

Адмирал Нагано, начальник Генерального штаба флота, представлявший начальников обоих генеральных штабов Императорского генерального штаба, разъяснил положение с военной точки зрения. Основные пункты были таковы.


1. Соединенные Штаты, Великобритания и Нидерланды еще более увеличили свои вооруженные силы. Одновременно чунцинские силы с помощью США и Великобритании удвоили свою боевую мощь. Из действий их лидеров ясно, что Соединенные Штаты и Великобритания уже решили сражаться.

2. Наши армия и флот подготовились к войне в соответствии с решением, принятым на совещании в присутствии Императора от 5 ноября, и ныне готовы к оперативным действиям, как только будет издан Императорский рескрипт.

3. По дипломатическим каналам будут приняты все меры предосторожности для предотвращения войны с Советским Союзом; представляется, что эта угроза на некоторое время отвращена.

4. Боевой дух офицеров и рядовых армии и флота высок, и они горят желанием служить Императору и своей стране даже ценой своей жизни. Они готовы начать войну немедленно по получении приказа Императора.


После этого Тодзио, в качестве министра внутренних дел, описал общие настроения в обществе, состояние внутренних дел, меры, принятые для защиты иностранцев и дипломатических служащих, и меры предосторожности на случай непредвиденных обстоятельств. Министр финансов Кайя говорил о финансовой и экономической мощи нации, а министр сельского хозяйства и лесоводства Ино – о проблеме снабжения продовольствием в случае продолжительной войны.

Председатель Тайного совета Хара заявил:

«Я понимаю, что предмет сегодняшнего обсуждения, имеющий особую важность, должен быть решен, поскольку на совещаниях в присутствии Императора он уже подвергся глубокому изучению, однако я хотел бы задать следующие вопросы, которые не были упомянуты в разъяснениях правительства.

Имеют ли Соединенные Штаты в виду и Маньчжурию, когда они говорят о Китае?»

Министр иностранных дел ответил: «В апреле Соединенные Штаты полностью признали Маньчжурию, но с тех пор этот вопрос не обсуждался. Поэтому я не уверен, но думаю, что Маньчжурия включена».

«В радиопередачах утверждается, что состоялась встреча между г-ном Халлом и нашими послами. Какова была цель этой встречи?»

Министр иностранных дел ответил, что она состоялась, по-видимому, в соответствии с инструкциями Японского правительства.

«Известие, что Императорский генеральный штаб закончил приготовления к началу военных действий, обнадеживает. Но одновременно поступают сведения, что Великобритания направила на Дальний Восток «Prince of Wales» и другие боевые корабли. Повлияют ли эти данные на приготовления Императорского генерального штаба?»

Начальник Генерального штаба флота ответил, что хотя перемещение каких-либо морских сил учитывается, оно никоим образом не затруднит исполнение предполагаемых операций.

«Будет ли препятствием усиление вражеских наземных войск?»

Начальник Генерального штаба армии ответил, что, хотя впоследствии потребуются некоторые подкрепления, это ни в коем разе не угрожает настоящему оперативному плану.

«Какова позиция Таиланда? Предполагает ли оперативный план, что Таиланд присоединится к вражескому лагерю?»

На это был дан ответ, что уведомление Таиланда произойдет в самый последний момент, чтобы, насколько возможно, предотвратить присоединение его к вражескому лагерю.

«Я глубоко впечатлен разнообразным исследованием мер, которые должны быть приняты в стране после начала военных действий. Политика предотвращения урона от бомбардировок предусматривает привлечение всеобщих усилий по борьбе с пожарами, но какие меры будут приняты, чтобы разместить и накормить беженцев в случае широкого распространения пожаров?»

Ему сообщили, что часть пострадавших эвакуируют, а остальным предоставят жилье простой конструкции.

Председатель Тайного совета Хара выразил надежду, что в отношении заботы о беженцах будут применяться глубоко проработанные и конкретные планы, и добавил:

«Мы всегда надеялись успешно завершить переговоры с Соединенными Штатами путем уступок, которые мы приготовились сделать. Следует сожалеть, что, несмотря на наши ожидания, ответ, полученный 26-го, не отражает изменений в позиции Соединенных Штатов со времени начала Маньчжурского инцидента. Японская Империя более не может ничего уступить. Если она это сделает, то все приобретения китайско-японской войны 1894 года будут полностью потеряны. Следует сожалеть, что мы должны вступать еще в одну войну после более чем четырех лет Китайского инцидента, однако надежд на успешное завершение дипломатических переговоров с Соединенными Штатами нет, несмотря на все, что мы сделали. Начало военных действий против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов неизбежно. Победа в начальной фазе войны несомненна, но осуществление продолжительной войны даже в наиболее благоприятных обстоятельствах будет исключительно трудным, так как Япония не может накопить большое количество военных материалов. Даже китайско-японская и русско-японская войны, продлись они дольше, вызвали бы серьезные трудности. Максимально быстрое завершение боевых действий всегда должно быть главным приоритетом. Для достижения победы в войне следует добиваться координированных усилий всей нации и приготовиться к противодействию ударам противника. Так как некоторые люди могут оказаться неспособными противостоять возникшим трудностям, министру внутренних дел надлежит приложить особые усилия для всестороннего контроля за населением. Поскольку альтернативы нет, я вынужден дать свое согласие на этот план. Мы должны верить в наших солдат, быть уверены в победе в войне и, одновременно не оставить ни одного камня не перевернутым[92]для поддержания единства нации в течение длительного периода».

На это премьер-министр Тодзио ответил[93]:

«Что касается общих военных мероприятий, которые вы упомянули, мы позаботились обо всем. Помимо этого мы приложим все усилия к максимально быстрому завершению войны. Правительство и Императорский генеральный штаб разрабатывают свои планы войны, с учетом того, что даже после принятия решения сражаться мы в любой момент остановим оперативные действия, если Соединенные Штаты согласятся на наши требования до того, как начнется война, и дадут нам возможность найти мирный выход из ситуации. Я понимаю, что все вопросы и мнения уже были высказаны и в отношении повестки дня возражений нет. В заключение я хочу сказать, что Японская Империя сейчас на пороге прогресса или коллапса. Мы понимаем, что в это критическое время наша ответственность перед страной огромна. Если Его Величество примет решение о войне, мы еще более укрепим нашу решимость служить его делу и облегчить его августейшее бремя полным сотрудничеством правительства и Императорского генерального штаба в осуществлении наших планов и мероприятий, тем самым поддерживая национальное единство в достижении цели и твердую уверенность в окончательной победе. Совещание закрыто».

На протяжении всего совещания Император не произнес ни слова.

После этого все присутствовавшие поставили свои подписи под документами, которые позже были санкционированы Императором.


Внешне– и внутриполитические меры, последовавшие за решением о начале военных действий

После принятия решения о начале военных действий состоялось совместное совещание правительства и Императорского генерального штаба по поводу следующих вопросов.


1. Нота, которая должна быть послана Соединенным Штатам, и надлежащее время ее доставки.

2. Принципы дальнейшего управления войной.

3. Общие принципы управления оккупированными территориями.

4. Внешние меры, которые должны быть приняты после начала военных действий.

5. Императорский рескрипт об объявлении войны.


Нота, которая должна быть послана Соединенным Штатам, и надлежащее время ее доставки

На совместном совещании 4 декабря министр иностранных дел Того представил на утверждение проект ноты Соединенным Штатам; были утверждены следующие положения.

1. Дипломатические взаимоотношения будут разорваны, и дипломатическая процедура, в том числе вручение ноты о решении объявить войну, будет оставлена на усмотрение министра иностранных дел.

2. После того как нота, в качестве объявления войны в соответствии с международным правом, будет вручена правительству Соединенных Штатов, Япония может действовать свободно.

3. Нота будет, вне зависимости от обстоятельств, вручена правительству Соединенных Штатов до начала атаки.


Посол Номура вручит ноту ответственному официальному лицу правительства Соединенных Штатов. Посол США в Японии будет уведомлен только после начала военных действий.

Время вручения ноты правительству Соединенных Штатов будет определено после того, как министр иностранных дел проконсультируется с начальниками генеральных штабов флота и армии.

Оперативные планы удара по Пёрл-Харбору и прочим стратегическим пунктам и другие оперативные действия, разработанные Императорским генеральным штабом, а особенно время нанесения ударов, не были официально сообщены никому из министров кабинета, за исключением военного и морского министров. Неизвестно, сообщали ли начальники генеральных штабов флота и армии эти сведения кому-либо в неофициальной форме, на совместном совещании или в иных обстоятельствах.

Текст ноты правительству Соединенных Штатов был принят на заседании кабинета 5 декабря и отправлен послу Номура 6 декабря. Одновременно министр иностранных дел сообщил послу Номура, что время вручения этой ноты будет сообщено ему позже, и посоветовал ему подготовить все документы и предпринять все необходимые шаги, чтобы она могла быть вручена в любой момент после получения соответствующего указания. Содержание ноты приводится в Приложении № 32.

В ходе обсуждения проекта ноты флот настаивал, чтобы в ее конце была вставлена фраза «после чего Япония может действовать свободно». Однако министерство иностранных дел настаивало, что эта фраза не нужна, поскольку означает, что Япония свободна начать военные действия, тогда как нота, в сущности, была лишь уведомлением правительства Соединенных Штатов о прекращении переговоров. Впоследствии фраза «после чего Япония может действовать свободно» не была включена в текст ноты. Задержка во вручении этой ноты произошла против намерений японского правительства. Это привело японские силы к атаке без объявления войны – серьезному нарушению международного права. Обстоятельства, приведшие к такой ситуации, ясно описаны в заявлении посла Номура в отношении обращения с этой нотой в Вашингтоне. (См. Приложение № 33.)


Принципы дальнейшего управления войной

«Основные принципы экономики военного времени» были приняты еще до принятия решения о начале военных действий. Они были разработаны Комиссией по планированию в начале ноября 1941 года и приняты на совместном совещании правительства и Императорского генерального штаба 12 ноября. В этом документе утверждалось:

«Япония возьмет под контроль ресурсы и материалы, необходимые для национальной обороны, в Сфере Сопроцветания Восточной Азии, быстро расширит и разовьет свои силы для осуществления войны, перехватит пути снабжения противника стратегическими материалами и остановит увеличение неприятельских сил, необходимых для ведения войны. Это будет достигнуто следующим образом:

а) ресурсы и материалы, необходимые для национальной обороны, особенно нефть, будут изысканы и немедленно взяты под контроль, так что узкое место в национальной обороне будет устранено. В то же время будет расширена разработка и использование в «сфере самообеспечения» таких приобретенных в результате Маньчжурского и Китайского инцидентов ресурсов, как уголь и железо, так что необходимая для ведения войны мощь Японии будет значительно увеличена и сохранена для того, чтобы остановить наступление Соединенных Штатов, которое последует вслед за осуществлением Японией политики национальной обороны, а также любое наступление с севера, непосредственно связанное с атакой США. Одновременно будет полностью блокирован путь снабжения противника стратегическими материалами из Сферы Сопроцветания Восточной Азии, что замедлит исполнение его планов национальной обороны;

б) чтобы достигнуть целей, изложенных в параграфе «а», время, требуемое для осуществления запланированного производства, необходимого для гарантии самообеспечения, будет определено концом 1943 года; производство и поддержание самообеспечения, прежде всего нефтью (в т. ч. – синтетической), железной рудой и в сфере судостроения, будет ускорено и увеличено. Так как нынешние возможности ежегодного производства не удовлетворяют требованиям быстрого увеличения мощи нашей страны, требующейся для ведения войны, необходимо мобилизовать все накопленные в прошлом материальные ресурсы, чтобы в полной мере использовать все имеющиеся экономические возможности Японии[94];

в) политика реорганизации каждой области промышленности в соответствии с вышеизложенным планом будет безотлагательно сформулирована, после чего будет начата реорганизация отраслей. Более того, материалы каждой из отраслей промышленности будут использованы так, чтобы служить гарантом самообеспечения. Для достижения обозначенных целей будет безотлагательно составлена программа действий по использованию национальных фондов и приобретению источников доходов;

г) будут установлены и обеспечены минимальные стандарты жизни населения в ходе осуществления вышеописанного [расширения] производства, необходимого для достижения самообеспечения.

13 ноября 1941 года совместное совещание приняло «План быстрого завершения военных действий против Соединенных Штатов, Великобритании, Нидерландов и режима Чана». В противоположность своему названию этот план фактически был японским планом войны. В нем содержалось следующее.

1. Будут предприняты все усилия для немедленного уничтожения баз Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов на Дальнем Востоке, установления самообеспечения и самообороны, ускорения падения режима Чана путем принятия все более агрессивных мер. С помощью Германии и Италии будут предприняты усилия по разгрому Великобритании, чтобы лишить Соединенные Штаты желания продолжать войну.

2. Увеличение количества враждебных стран будет, насколько возможно, предотвращено, и третьи страны будут привлекаться на нашу сторону[95].


Сущность плана.

1. Японская Империя будет вести стремительную войну для уничтожения баз Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов на Дальнем Востоке и в юго-западной части Тихого океана. Она должна занять стратегически важные позиции и одновременно районы, содержащие необходимые ресурсы и основные линии сообщения, нужные для самообеспечения Японии. Будут приняты все возможные меры, чтобы сделать основные силы Соединенных Штатов собственностью Японии и уничтожить их в подходящий момент.

2. Япония, Германия и Италия будут сотрудничать в попытках подчинить Великобританию.

а. Чтобы осуществить это, Япония примет следующие меры:

(1) Австралия и Индия будут отчуждены от Великобритании политическими маневрами и нарушением торговли;

(2) предоставление независимости Бирме будет ускорено и использовано для пропаганды и побуждения Индии к независимости.

б. Будут предприняты все усилия к тому, чтобы убедить Германию и

Италию принять следующие меры:

(1) вести операции на Ближнем Востоке, в Северной Африке и у Суэца и одновременно принять меры для достижения контроля над Индией;

(2) усилить блокаду побережья Великобритании;

(3) провести десантные операции против британской метрополии, если этого позволят обстоятельства.

в. Три страны будут сотрудничать в осуществлении следующих действий:

(1) постараются установить сообщение между тремя странами через Индийский океан;

(2) усилят действия на море;

(3) пресекут приток ресурсов оккупированных районов в Великобританию.

2. Япония, Германия и Италия, одновременно с мерами, принятыми против Великобритании, предпримут шаги, чтобы лишить Соединенные Штаты желания сражаться. Это будет достигнуто следующими методами.

а. Япония предпримет следующее:

(1) нынешнему режиму Филиппин будет позволено остаться, чтобы продемонстрировать незаинтересованность Японии в Филиппинах;

(2) будет вестись решительная война против коммерческого судоходства Соединенных Штатов, чтобы подорвать их торговлю;

(3) поток ресурсов в Соединенные Штаты из Китая и Южных морей будет пресечен;

(4) пропаганда против Соединенных Штатов будет усилена. Основные усилия будут направлены на [личный состав] основных сил американского военного флота на Дальнем Востоке; [будет даваться] оценка американской дальневосточной политики и [создаваться\ понимание бессмысленности войны против Японии, что поможет настроить общественное мнение в Соединенных Штатах против войны;

(5) изоляция Австралии от Соединенных Штатов, б. Германию и Италию попросят предпринять следующее:

(1) осуществить мощное наступление против морских сил Соединенных Штатов в Атлантическом и Индийском океанах;

(2) увеличить военное, экономическое и политическое давление на Центральную и Южную Америку.

3. В ведении войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов будут предприняты все усилия к пресечению помощи режиму Чана. Для ускорения падения режима Чана будут также применены политические и стратегические методы, например дискредитация режима путем пропаганды и захват концессий и сеттельментов. Помимо этого китайцы, проживающие на южных территориях, будут привлечены на нашу сторону путем позволения им осуществлять здесь выгодные коммерческие предприятия.

4. При ведении операций в южных территориях Япония постарается, насколько это возможно, избегать военных действий против Советского Союза. Если Германия и Советский Союз пожелают мира, Япония будет посредничать между двумя странами в попытке привлечь Советский Союз на свою сторону. Одновременно Япония обдумает, если это необходимо, поддержку вторжения Советского Союза в Иран и Индию.

5. Нынешняя политика в отношении Французского Индокитая будет продолжена. Япония будет побуждать Таиланд к сотрудничеству с политикой Японии, используя в качестве аргумента «возвращение потерянных территорий, захваченных Великобританией»[96].

6. Изучая и внимательно наблюдая меняющиеся аспекты военной ситуации, международное положение и состояние общественных настроений во враждебных странах, мы постараемся окончить войну в один из перечисленных ниже моментов:

а) завершение основной стадии операций в южных территориях;

б) завершение основной стадии операций в Китае, в частности капитуляция режима Чана;

в) благоприятный поворот в европейской военной ситуации, в частности коллапс Великобритании, конец германо-советской войны или успех нашей индийской политики.

Существенные дипломатические и пропагандистские меры будут применены в отношении южноамериканских стран, а также Швеции, Португалии и Ватикана.

Япония, Германия и Италия согласятся не заключать сепаратного мира с Великобританией без того, чтобы предписать ей вынудить к тому же Соединенные Штаты. В качестве возможных мер, направленных на скорейшее восстановление мира с Соединенными Штатами, будут рассмотрены снабжение их оловом и резиной с южных территорий и вопросы управления Филиппинами.


Принципы управления оккупированными территориями

Было решено, что сначала на оккупированных территориях с целью восстановления общественного спокойствия, содействия в получении важных для обороны нации ресурсов и обеспечения сил, участвующих в операциях, установят военное управление. Окончательную юрисдикцию и будущее оккупированых районов определят позже.

В установлении военного управления следовало максимально использовать существующие административные структуры и уважать существующие расовые обычаи.

Для скорейшего приобретения и эксплуатации важных национальных оборонительных ресурсов оккупационные силы должны были принимать те меры, которые они посчитают необходимыми. Приобретенные таким образом ресурсы надлежало включить в План центральных властей[97] по мобилизации материалов. Материалы, необходимые для обеспечения участвующих в операциях сил, следовало распределять в соответствующие области согласно соответствующему плану.

По мере возможности армия и флот должны были ускорить отправку материалов в метрополию Японии, максимально используя реквизированные суда.

Железные дороги, суда, гавани, авиация, связь и почтовые службы должны были контролироваться оккупационными силами. Также оккупационные силы должны были установить контроль над внешней торговлей и финансами и предотвращать утечку во враждебные страны столь важных материалов, как нефть, олово, вольфрам и хинин. Следовало, по возможности, использовать местную валюту, но если необходимо, то и бумажные деньги, выпущенные оккупационными властями.

Население оккупированных стран надлежало предупреждить, что ему придется понести некоторые убытки, если оккупационным силам понадобятся определенные оборонительные материалы. От оккупированных стран потребуется также снабжать эти силы.

Американцам, англичанам и голландцам надлежало дать указание о сотрудничестве в сфере военного управления, а тех, кто откажется, следовало высылать из страны или принуждать любыми мерами. Существующие права и интересы граждан стран Оси было необходимо уважать, но не допускать их расширения. Следовало предпринимать все усилия, чтобы сделать местных китайцев враждебными режиму Чана и склонить их к сотрудничеству с японскими силами. С местным населением предписывалось поддерживать мир, но в данный момент не поощрять антиколониальных движений.

Японских гражданских лиц, въехавших на оккупированные территории после начала военных действий, надлежало всесторонне изучать, а приоритетное внимание оказывать тем, кто ранее жил на этих территориях.

Решения по наиболее важным вопросам управления оккупированными районами, в том числе по вопросу о мерах, которые следовало принимать для осуществления военного управления, следовало принять на совместном совещании Императорского генерального штаба и японского правительства. Командования армии и флота были обязаны доводить решения центральных властей до сведения своих сил в оккупированных районах. Планирование и контроль над приобретением и эксплуатацией ресурсов должны были осуществляться центральными властями; роль компетентного органа исполняла комиссия по планированию.

Планировалось продолжить существующую политику в отношении Французского Индокитая и склонить Таиланд к сотрудничеству с Японией, если необходимо – силой.

По мере осуществления мероприятий, предпринимаемых в оккупированных районах, различные органы военной администрации должны объединяться, реорганизоваться или включаться в новую структуру, которая позже будет создана правительством.


Меры, которые должны быть приняты против иностранных государств в случае войны

На совместном совещании Императорского генерального штаба и правительства 13 ноября было достигнуто соглашение о мерах, которые следовало принять против иностранных государств непосредственно перед началом войны и на ее начальных стадиях. Эти мероприятия должны были дополнить «Принципы осуществления национальной политики», принятые на совещании в присутствии Императора от 5 ноября.

В этом отношении было решено, что когда японско-американские переговоры окончатся неудачей, а война будет сочтена неизбежной (ожидалось, что это произойдет после 25 ноября), Япония немедленно проинформирует Германию и Италию о своем намерении начать военные действия против Соединенных Штатов и Великобритании и закончит свои приготовления к войне. В рамках этих приготовлений необходимо будет провести переговоры с Германией с тем, чтобы она гарантировала свое участие в войне против Соединенных Штатов, и что не станет добиваться сепаратного мира. В то же время, если Германия потребует от Японии участия в войне против Советского Союза, Япония должна ответить, что это невозможно. Хотя отказ Японии мог задержать вступление Германии в войну против Соединенных Штатов, считалось, что единственный курс, которого Японии следует придерживаться, именно таков.

Следовало сделать прямые (или через посредничество Соединенных Штатов) шаги, чтобы получить согласие Великобритании на те же условия, которые Япония предлагала США в ходе японско-американских переговоров[98](см. Главу VI).

Для сокрытия намерения Японии вступить в войну нужно было продолжить дипломатические переговоры с Голландской Ост-Индией. Эти переговоры, направленные на получение необходимых для Японии материалов, должны были как можно скорее возобновиться в рамках продолжения прошлых переговоров.

Предполагалось продолжить переговоры с Советской Россией в соответствии с Параграфом 1 «Принципов для обсуждения в переговорах с Советской Россией», принятых 4 августа 1941 года на совместном совещании Императорского генерального штаба и правительства. Ниже приводится содержание Параграфа 1.

Японское правительство проведет дипломатические переговоры с Советской Россией в отношении следующих вопросов.

1. Нейтрализация тех районов моря на Дальнем Востоке, которые Советская Россия объявила заминированными, и предоставление японским судам права заходить в эти воды. (Примечание: Советская Россия считала своими территориальными водами зону в пределах 12 миль от своей береговой линии.)

2. Советская Россия воздержится от предоставления концессий, продажи или аренды ключевых стратегических пунктов на Дальнем Востоке любой третьей державе. (Примечание: существовало опасение, что Соединенные Штаты потребуют предоставления баз в ответ за помощь по ленд-лизу.)

3. Военный союз между Советской Россией и любыми другими странами не будет распространяться на Дальний Восток. Не будет заключаться никаких новых союзов с любыми странами, считающими Японию своим потенциальным противником.

4. Прекращение помощи режиму Чана и Коммунистической партии Китая, а также отмена антияпонских постановлений Коммунистической партии.

5. Защита японских интересов на Северном Сахалине. (Примечание: Япония имела на Северном Сахалине интересы в области нефти, рыболовства и угледобычи.)

6. Обмен захваченным личным составом и материалами в Маньчжоу-Го и Монголии.

7. Ясно определить пограничную линию между Маньчжоу-Го и Монголией у Номонхана[99].

Японское правительство не выражает желания достичь определенного понимания по перечисленным вопросам, но намерено вести переговоры с целью маскировки намерения начать движение на юг. Истинные требования Японии к России будут зависеть от хода войны.

В отношении Таиланда непосредственно перед вводом японских войск в эту страну должны быть предъявлены нижеследующие требования, исполнить которые необходимо незамедлительно. Если Таиланд откажется исполнить эти требования, войска должны войти в соответствии с планом, предпринимая все усилия к тому, чтобы локализовать вооруженный конфликт между японскими и таиландскими войсками. Япония требует согласия на проход японских войск через страну и предоставления им в пользование объектов на то время, пока они находятся в Таиланде. Япония требует также немедленного введения мер предосторожности во избежание конфликтов между японскими и таиландскими силами и заключения соглашения о совместной обороне.

Япония желает до начала военных действий скрыть от Таиланда свое намерение вести войну, однако после завершения оккупации на месте будут сделаны детальные распоряжения в отношении следующих вопросов.

1. Проход и размещение японских войск.

2. Использование, строительство и укрепление военных объектов.

3. Использование транспорта, а также связи и военных объектов.

4. Заем необходимых военных денежных средств.


Будут проведены переговоры в соответствии с принципами «Плана мер в отношении Французского Индокитая и Таиланда», принятыми на совместном совещании 1 февраля 1941, где было решено, что Япония обязуется уважать суверенитет и территориальную целостность Таиланда. Будут предприняты усилия по умиротворению Таиланда путем предложения ему части Бирмы и Малайи. Для укрепления японского военного потенциала путем минимизации потребления стратегических материалов и сохранения военных сил в Китае предусмотрены следующие шаги.


1. Уничтожение американской и британской военной мощи в Китае.

2. Захват и взятие под контроль вражеских сеттельментов и концессий, включая посольский квартал в Пекине, а также важных прав и интересов (морских, таможенных и в горнодобывающей промышленности) враждебных стран в Китае.

3. Для обеспечения строгой секретности плана шаги, перечисленные в пунктах 1 и 2, будут предприняты только после того, как Япония начнет военные действия против Соединенных Штатов и Великобритании.

4. Право ведения войны против чунцинского режима следовало использовать одновременно с началом войны против Соединенных Штатов и Великобритании без формального объявления уже ведущейся войны против режима.

5. Контроль над правами и интересами враждебных стран в Китае, касающимися китайского правительства, должен временно перейти к Японии, а шаги по их урегулированию предприняты отдельно.

6. Деятельность высокопоставленных китайских граждан в оккупированных районах должна руководиться и, насколько возможно, поощряться; следует прикладывать усилия, чтобы завоевать доверие населения к плану японо-китайского сотрудничества и тем самым установить мир на местах.

7. В отношении экономических связей с Китаем акцент должен быть сделан на приобретении материалов и [установлении] ограничений на справедливой основе.


На основе перечисленных выше принципов в ходе четырех совместных совещаний, проведенных между 23 ноября и 6 декабря 1941 года, были разработаны детали и внесены необходимые уточнения. В общем они выглядели следующим образом.


План мероприятий в отношении Таиланда, принятых на совместном совещании 23 ноября 1941 года

Центральные власти информируют японского посла в Таиланде о точном дне и часе переговоров, которые должны быть проведены непосредственно перед входом японских войск в Таиланд. Ожидаемое время: после 18.00 дня Х-1. Старший начальник армии в этом районе уведомит посла о времени, до которого должно быть принято решение. Ожидаемое время: между 18.00 дня Х-1 и 0.00 дня X.

Японский посол, в сопровождении военного и морского атташе, должен позвонить премьер-министру Пибуну[100] и потребовать разрешения на проход японских войск через Таиланд, предоставления различных объектов, необходимых для этого прохода, и быстрого принятия мер по предотвращению столкновений между японскими и таиландскими войсками. Если премьер-министр Пибун примет эти требования, японский посол должен инструктировать его незамедлительно предпринять конкретные меры, не ожидая, пока будут подготовлены документы или заключены соглашения. Предполагается обнародовать соглашения после фактической оккупации японскими войсками.

Если премьер-министр Пибун не уступит этим требованиям, его следует проинформировать, что японские войска начнут оккупацию в соответствии с планами, и предписать ему предпринять меры по предотвращению сопротивления японским войскам со стороны таиландских сил.

В случае если премьер-министр потеряет власть или уйдет в отставку либо если британские войска войдут в Таиланд, переговоры должны быть проведены на той же основе с преемником или возможным преемником Пибуна. Если вообще не найдется, с кем вести переговоры, надлежит принять соответствующие меры. Послу следует регулярно докладывать местным японским военным властям о ходе переговоров.

Время начала ввода войск, по суше из Французского Индокитая и путем высадки в Бангкоке, должно быть согласовано командирами армии и флота в соответствии с Соглашением армии и флота, чтобы, насколько позволит ситуация, избежать столкновений между японскими и таиландскими войсками. Передвижения десантных сил также должны были быть согласованы местными командирами армии и флота.

Вслед за вводом войск, произведенным по итогам дипломатических переговоров, местные командиры армии и флота должны были дать указания военному и морскому атташе в Таиланде начать переговоры по военным вопросам. На переговорах предполагалось обсудить, в частности, такие вопросы, как оплата необходимых военных расходов.

В том случае, если японская армия узнает, что британские войска вторглись в Таиланд до занятия его японскими войсками, посол Японии должен был немедленно начать переговоры, а армия – войти в страну. Однако если бы о британском вторжении первым узнал японский посол, ему следовало сообщить об этом местным командирам и начать переговоры с Таиландом.

В этих обстоятельствах сообщение о времени начала переговоров поручалось старшим начальникам армии и флота в данном районе.


Меры по отношению к Маньчжоу-Го в случае внезапного изменения международного положения, определенные на совместном совещании 4 декабря 1941 года

Даже если Япония вступит в войну, Маньчжоу-Го поначалу следует сохранять нейтралитет. Однако ввиду тесных связей с Японией и непризнания суверенитета Маньчжоу-Го оно должно усилить ограничения, направленные против Великобритании, Соединенных Штатов и Нидерландов.

Иммунитет консулов и консульств Великобритании, Соединенных Штатов и Нидерландов не должен был признаваться, и им следовало отдать приказ о прекращении их деятельности. Использование шифрованных телеграмм и коротковолновых радио следовало запретить. После прекращения их деятельности по отношению к ним надлежало занять непредвзятую позицию в соответствии с нормами обращения с консулами и консульствами стран, враждебных Японии.

Обращение с государственной собственностью Великобритании, Соединенных Штатов и Нидерландов и частной собственностью англичан, американцев и голландцев, а также с самими гражданами названных стран в Маньчжоу-Го должно было соответствовать обращению с такими лицами и собственностью в Японии.

Так как Маньчжоу-Го официально не должно было вступать в войну с Великобританией, Соединенными Штатами и Нидерландами, предписывалось не удовлетворять требованиям этих стран о передаче зданий их консульств и интересов их граждан в Маньчжоу-Го под контроль нейтральных стран. Обращение с ними должно было соответствовать таковому в Японии.

Следовало проявлять осторожность в обращении с советскими гражданами в Маньчжоу-Го и следовать японской политике и духу японо-советского пакта о нейтралитете, чтобы не провоцировать Советский Союз.


Обращение с Нидерландами, принято 4 декабря 1941 года

Пока Япония не вступит в войну с Нидерландами, с этой страной следует обходиться как с противником[101]. Соответственно, их посол и дипломатический состав должны находиться под строгим наблюдением, а использование шифров должно быть запрещено. Одновременно должна быть строго запрещена связь с враждебными нам странами.

Если Нидерланды объявят войну Японии, ей следует объявить о состоянии войны с Нидерландами. Если до объявления войны Нидерландам между двумя странами возникнет состояние войны, Япония, как и в предыдущем случае, объявит о состоянии войны с Нидерландами. С этого момента Нидерланды будут в соответствии с международным правом рассматриваться как враждебная страна. Непризнание изгнанного правительства Нидерландов, пребывающего в Лондоне, позволяет японскому правительству обращаться с нидерландскими дипломатами как с частными лицами, но, поскольку Япония намерена рассматривать Нидерланды как противника, в таком обращении нет необходимости. Кроме того, если Япония откажется иметь дело с нидерландским правительством, последнее не будет обязано защищать японских подданных в соответствии с нормами международного права и будет свободно от каких-либо правовых ограничений в отношении Японии даже после вхождения в состояние войны. Это воспрепятствовало бы эвакуации японских консульств. Поскольку Япония продолжала поддерживать дипломатические отношения с нидерландским правительством, после того как оно оказалось в изгнании, поэтому отказ от контактов с этим правительством не давал ей никаких преимуществ.

Впоследствии, 10 декабря 1941 года, Нидерланды объявили войну Японии, однако вплоть до 12 января 1942-го Япония не заявляла о том, что находится в состоянии войны с Нидерландами.


Меры, которые должны быть приняты Китаем в случае внезапного изменения международного положения, определенные на совместном совещании 6 декабря 1941 года

Первоначально Националистическое правительство Китая[102] должно было сохранять нейтралитет. Япония должна была руководить им в соответствии с предварительно подготовленным планом и проводить политику, аналогичную предусмотренной «Мерами, которые должны быть приняты Маньчжоу-Го в случае внезапного изменения международного положения, определенными на совместном совещании 4 декабря 1941 года».


Действия в отношении Советского Союза, которые должны быть согласованы с Германией, определенные на совместном совещании 6 декабря 1941 года

Япония была готова согласиться с требованием Германии предотвратить поставку Соединенными Штатами военных материалов во Владивосток.

Однако Япония должна была указать, что в период, когда ей, с оперативной точки зрения, будет абсолютно необходимо предотвратить вступление Советского Союза в войну против нее, она не сможет выполнить это требование. Если же Германия не примет этого, то Япония должна быть готова к тому, что Германия откажется от своего обещания не заключать сепаратного мира.


Императорский рескрипт об объявлении войны

По получении предложения Соединенных Штатов от 26 ноября 1941 года японское правительство пришло к выводу о неизбежности войны. «Нота Халла», как называлось это предложение, представлялась практически ультиматумом, на который Япония не могла согласиться. Поэтому на совместном совещании 29 ноября был составлен список главных причин, по которым Япония вынуждена вступать в войну. На заседании кабинета 5 декабря и совместном совещании 6 декабря был принят проект Императорского рескрипта, который был представлен на рассмотрение Императора 7 декабря. (См. Приложение № 34.) Набросок списка основных причин был следующим.

1. Неизменной национальной политикой Японской Империи является обеспечение безопасности Восточной Азии, установление мира во всем мире и создание условий для жизни всех стран в довольстве и мире. Более того, существо внешней политики Японии заключается в поощрении тесной дружбы с народами мира и содействии ее претворению в жизнь.

2. Не понимая истинных устремлений Японии, Республика Китай, поддерживаемая Соединенными Штатами и Великобританией, в прошлом пыталась нарушить безопасность Восточной Азии и нанести урон национальным интересам Японской Империи. В конце концов, Китай спровоцировал войну против Японии и вынудил ее взяться за оружие. Пока чунцинский режим, поддерживаемый Соединенными Штатами и Великобританией, не прекратит вести войну против Японии, последняя, естественно, будет стремиться защищать свои интересы. Сразу после того, как начался Китайский инцидент, США и Великобритания не только сами мешали Японии его урегулировать, но и открыто помогали чунцинскому режиму. Фактически они тайно контролировали чунцинский режим, посредством чего пытались осуществить свои амбиции и доминировать на Дальнем Востоке. Далее, они прервали экономические связи с Японией и одновременно заставили другие страны усилить свои военные приготовления против нее, угрожая самому существованию Японской Империи.

3. Японская Империя в надежде достичь дружеского урегулирования положения претерпела невыносимое и вступила в дипломатические переговоры с

Соединенными Штатами. Хотя эти переговоры продолжались восемь месяцев, США не смогли продемонстрировать какого-либо желания сотрудничать. Они без нужды вмешивались в дальневосточные дела и ограничивали наши национальные интересы. Если Японская Империя примет американские условия, Япония лишится возможности поддерживать самообеспечение и самооборону или безопасность Великой Восточной Азии. Более того, все усилия, затраченные в течение четырех лет на урегулирование Китайского инцидента, будут сведены на нет. Этого Япония не может вынести; ее престиж и само существование поставлены на карту.

4. В поведении Соединенных Штатов и Великобритании невозможно увидеть и следов искреннего желания поддерживать мир во всем мире. В настоящее время существование Японской Империи под угрозой и будущее Великой Восточной Азии висит на волоске. В этих обстоятельствах Япония не имеет иного выхода, кроме как взяться за оружие.


Одновременно было решено, что в речь премьер-министра должны быть включены следующие положения.

1. Так как после начала военных действий сформируется Сфера Сопроцветания Великой Восточной Азии, будущее представляется весьма светлым.

2. С момента начала военных действий с Японией будут сотрудничать Германия и Италия.

3. Японская империя будет сражаться против политики Рузвельта и Черчилля, а не против народов Соединенных Штатов и Великобритании.

4. Будет уделено дружественное внимание угнетенным народам южных территорий.


В речи премьер-министра планировалось сообщить детали переговоров между Японией и Соединенными Штатами.

Обстоятельства, приведшие к решению начать военные действия и обнародованию Императорского рескрипта о начале войны, были описаны премьер-министром Тодзио в его показаниях перед Международным трибуналом по Дальнему Востоку. (См. Приложение № 35.)


Начало военных действий и мероприятия,
которые следует осуществить немедленно вслед за ним

Как уже указывалось в Главе VI, послы Номура и Курусу не смогли успешно завершить дипломатические переговоры с президентом Рузвельтом и государственным секретарем Халлом. На встрече 1 декабря государственный секретарь Халл подчеркнул, что считает заявления японских высокопоставленных правительственных чиновников и тон японской прессы провокационными, и указал, что японские войска активно движутся во Французский Индокитай и Таиланд, делая тем самым какой-либо прогресс в переговорах невозможным. 3 декабря министр иностранных дел Того отклонил предложение посла Номура о том, чтобы Япония инициировала созыв в Гонолулу конференции надежных представителей обеих стран. Он заявил, что сосредоточение японских войск во Французском Индокитае осуществлено в рамках японско-французского соглашения о совместной обороне и они находятся там для защиты от тайных перемещений китайских войск в полосе границы Французского Индокитая и Китая. Он добавил, что самолеты Соединенных Штатов вторгались в воздушное пространство Формозы и противник укрепляет свои силы для нанесения удара по Японии, продолжая при этом оказывать помощь режиму Чан Кайши.

Последующая встреча двух послов и государственного секретаря Халла, состоявшаяся 5 декабря, оказалась безуспешной. Представлялось, что возможности благоприятного заверщения переговоров нет.

6 декабря Государственный департамент Соединенных Штатов объявил, что президент Рузвельт отправил телеграмму Императору, [что ему известно] о том, что японские войска, числом 125 000, дислоцируются во Французском Индокитае, а два японских армейских корпуса перебрасываются под эскортом военных кораблей в Сиамский залив. Поскольку телеграмма не была получена японским правительством, министр иностранных дел потребовал от посла Номура уточнить факты. Позже выяснилось, что телеграмма была передана через посла Грю. 8 декабря около 3.00 по японскому времени посол Грю посетил министра Того и передал телеграмму следующего содержания.

1. Остальные страны мира с большим подозрением смотрят на сосредоточение японских войск во Французском Индокитае.

2. Желателен немедленный вывод японских войск из Французского Индокитая.

3. Желательно поддержание мира на Тихом океане, а также по всему миру путем совместных усилий.


Проконсультировавшись с премьер-министром около 1.00, министр иностранных дел отправился во дворец на доклад к Императору. Император приказал ему ответить на телеграмму следующим образом.

1. По требованию Императора японское правительство ответило на недавний запрос президента Соединенных Штатов в отношении сосредоточения японских войск во Французском Индокитае.

2. Вывод японских войск из Французского Индокитая был одним из пунктов переговоров между Японией и Соединенными Штатами. Японское правительство, по требованию Императора, выразило намерения Японии по этому вопросу. От Соединенных Штатов требовалось понимание положения.

3. Давним желанием Императора было принести мир и счастье Тихому океану и миру Император надеется, что президент Соединенных Штатов осведомлен, что по требованию Императора японское правительство усердно прилагало усилия к осуществлению желаний Императора.


Придя к пониманию, что дальнейшими дипломатическими переговорами больше ничего не достичь, Япония 8 декабря в 3.20 нанесла удар по Пёрл-Харбору. В районе Гавайев за два часа до нанесения японского удара патрульные корабли Соединенных Штатов атаковали и потопили японскую карликовую подводную лодку. В Малайе бои между японскими и британскими войсками у Кота-Бару начались в 2.15. Несколько позже, посредством британского посла в Токио Крэйги, Великобритании было передано уведомление [о войне].

8 декабря в 7.00 было созвано совещание кабинета для принятия текста заявления японского правительства. Это заявление было опубликовано в стране и за ее пределами одновременно с Императорским рескриптом об объявлении войны.

В 13.50 того же дня была введена в действие общенациональная система противовоздушной обороны. Также 8-го был заключен военный пакт между Японией и Французским Индокитаем и проведены переговоры между Японией и Таиландом по поводу прохода и размещения японских войск.

В тот же день президент США выступил перед Конгрессом и зачитал сообщение о войне против Японии. Сенат и палата представителей приняли, при одном воздержавшемся, совместную резолюцию об объявлении войны Японии. Президент поставил свою подпись под этим документом, его содержание было следующим:

«Ввиду того, что Япония и Соединенные Штаты находятся в состоянии войны, Сенат и палата представителей Соединенных Штатов настоящим официально объявляют об этом факте, свершившемся вследствие провокации войны против Соединенных Штатов, и наделяют президента правом использовать все силы армии и флота Соединенных Штатов а также все ресурсы, которыми располагает правительство Соединенных Штатов для ведения войны против Японии. Более того, Конгресс Соединенных Штатов обещает привлечь все изысканные ресурсы страны к доведению настоящего конфликта до успешного завершения».

Сущность послания президента заключалась в следующем:

«Между Японией и Соединенными Штатами существовал мир; между ними шли переговоры для урегулирования разногласий. Ответ Японии на предложение Соединенных Штатов показал бесполезность продолжения переговоров, но не содержал ни угрожающих выражений, ни условий, предполагающих вероятность войны или атаки. Япония постаралась нанести внезапные удары и перейти в наступление во всем Тихоокеанском регионе. Мы твердо намерены всегда помнить о природе нанесенных против нас ударов и сражаться до тех пор, пока убедительная победа не будет завоевана путем использования нашей справедливой силы, сколько бы ни потребовалось времени на то, чтобы расстроить это спланированное вторжение. Я верю, что в намерения Конгресса и народа Соединенных Штатов входит не только полностью защитить себя, но гарантировать отсутствие таких внезапных атак в будущем».

7 декабря вооруженные силы Германии объявили, что их операции на восточном фронте остановлены. 11-го Германия и Италия объявили войну Соединенным Штатам и заключили новое соглашение, усилившее японо-германо-итальянский союз.

12 декабря японское правительство объявило, что война против Соединенных Штатов, Великобритании и режима Чана будет именоваться Войной Великой Восточной Азии.


Глава VIII
Оценка положения перед началом войны


Ход преобразования структуры флота на военное время с ноября 1940 до начала войны

Таблица 1 демонстрирует, как пополнялся состав надводных кораблей и как флот перешел на положение военного времени.


Оценка положения на начало ноября 1941 года

1 ноября 1941 на совместном заседании японского правительства и Императорского генерального штаба морской министр Симада сделал следующее заявление:

«Верховное командование флота верит, что в случае войны при нынешнем соотношении сил он имеет весьма хорошие шансы на победу, как на ранней стадии операций, так и в операциях перехвата вражеского флота. Однако если война станет затяжной, то в начале третьего ее года, согласно обширному исследованию различных департаментов флота, нехватка военных материалов и недостаточность промышленного потенциала Японии приведут к ослаблению флота. В таких условиях нам будет трудно найти надежное средство, способное привести войну к победному завершению.

С другой стороны, если мы решим продолжить дипломатические переговоры и позже не сможем довести их до успешного результата, мы будем вынуждены начать военные действия в крайне неблагоприятном в оперативном отношении положении, вызванном этой задержкой. Поэтому, хотя начинать войну сейчас рискованно, мы должны понимать, что существует также большой риск в том, чтобы зависеть от переговоров, в результате которых мы не уверены. Поэтому представляется, что и продолжение дипломатических переговоров, и начало военных действий связаны с серьезным риском и трудностями. Чтобы прийти к оценке общего положения, следует взвесить опасности, связанные с каждым вариантом. Опасности, связанные с началом военных действий, огромны, и нужно понимать, что, начав, мы не сможем повернуть назад, поэтому, по возможности, мы должны использовать дипломатию. Однако если мы не уверены в успехе переговоров, у нас нет иной возможности кроме как прибегнуть к оружию.

Когда мы начнем военные действия против нашего могущественного противника, мы должны сделать наше благородное и справедливое дело совершенно ясным для нашего народа и мира в целом. В связи с этим мы должны тщательно изучить методы руководства нашим народом во время войны».

Сущность речи начальника Генерального штаба флота Нагано на заседании Совместного верховного военного совета армии и флота[103] 4 ноября заключалась в следующем:

«Если мы позволим нынешнему состоянию дел длиться неопределенно долго, наша Империя не только окончательно потеряет свой военный потенциал, но в стратегическом отношении окажется в исключительно невыгодном положении. Сейчас правительство по дипломатическим каналам упорно старается найти выход из настоящего тупика. Мы всем сердцем согласны с этим. Однако в то же время мы должны быть полностью готовы к тому, что нашей Империи после неудачи в дипломатических переговорах придется взяться за оружие. Императорский генеральный штаб полагает, что Япония должна продолжать всеобщие оперативные приготовления и быть готова к войне в случае подобной неудачи. По моему мнению, в нынешней ситуации продолжение этих оперативных приготовлений послужит продолжению переговоров.

Если переговоры с Соединенными Штатами прервутся и начнется война между Японией и США, Великобританией и Японией, то, я полагаю, при нынешнем состоянии оперативных сил в Тихом океане мы имеем хороший шанс разгромить противника как на первой стадии операций, так и в операциях по перехвату вражеского флота, в том случае если военные действия начнутся в начале декабря. Если мы успешно завершим первую фазу операций, то окажемся способны закрепиться в ключевых стратегических пунктах юго-западной части Тихого океана и тем самым окажемся в положении, когда сможем вести войну на истощение. В войне против Соединенных Штатов и Великобритании у нас нет надежного способа поставить врага на колени, так что в любом случае война будет продолжительной. Поэтому мы должны быть готовы к долгой войне как духовно, так и материально. Результат длинной войны зависит от различных физических и метафизических факторов, от нашего общего военного потенциала, а также изменения ситуации в мире. В этих обстоятельствах трудно сейчас предсказать на несколько лет вперед, имеем ли мы шанс победить в войне».

На совещании в присутствии Императора 5 ноября начальник Генерального штаба армии Сугияма заявил:

«[Вражеские] армии на южных территориях неуклонно получают подкрепления. В настоящее время они имеют следующие силы:

Малайя: 60 000-70 000 солдат и около 320 самолетов

Филиппины: около 42 000 солдат и около 170 самолетов

Голландская Ост-Индия: около 85 000 солдат и около 300 самолетов

Бирма: около 35 000 солдат и около 60 самолетов

По сравнению с силами, находившимися на этих территориях до начала войны в Европе, армия в Малайе увеличилась примерно в восемь раз, на Филиппинах примерно в четыре раза, в Голландской Ост-Индии примерно в два с половиной раза, а в Бирме примерно в пять раз. Общие силы армий этих территорий насчитывают несколько больше 200 000 солдат; мы должны ожидать, что со временем скорость их пополнения увеличится.

Сухопутные силы этих территорий представляют собой преимущественно туземные армии, сформированные вокруг ядра из белых солдат, которое составляет около 30 процентов их численности. Они плохо обучены и их боеспособность в общем ниже среднего, однако они привычны к тропической погоде и климату. Мы должны помнить также, что их самолеты имеют хорошие характеристики и их пилоты тоже неплохи.

С оперативной точки зрения каждый день отсрочки начала боевых операций будет увеличивать невыгодность нашего положения до тех пор, пока проведение операций не станет невозможным по следующим причинам.


1. Япония окажется неспособной угнаться за Соединенными Штатами в гонке вооружений, особенно в производстве самолетов.

2. Американская оборона на Филиппинах и другие американские военные приготовления будут быстро развиваться.

3. Оборонительная координация Соединенных Штатов, Великобритании, Нидерландов и Китая будет еще более усилена, и их совместная оборонительная мощь в южных территориях значительно увеличится.

4. Если война будет отложена до весны, станет возможным проведение оперативных действий в северной части Тихого океана и в Сибири. После этого Японии, вероятно, придется одновременно сражаться на северном и южном фронтах.


В дополнение к вышесказанному погодные условия на ожидаемом театре военных действий, являющиеся весьма важным фактором в существующем плане операций, не позволят откладывать войну на неопределенный срок. Поэтому, чтобы начать наши военные действия сразу по окончании текущих оперативных приготовлений, я хотел бы назначить дату на начало декабря.

Большая часть начальных операций армии в южных районах будет состоять из десантов против крепко обороняемых удаленных вражеских баз. Эти операции придется вести в палящую жару, одновременно отбивая атаки неприятельских подводных лодок и самолетов. Поэтому можно ожидать, что нам придется преодолеть значительные трудности. Однако с широкой точки зрения, в то время как силы противника будут разбросаны по огромным районам, отделенным друг от друга морем, что затруднит координацию их передвижений, мы сможем сосредоточить свои силы для внезапных ударов, чтобы уничтожить врага по частям. Поэтому я уверен, что тесное сотрудничество между армией и флотом гарантирует успех наших десантных операций. Касательно действий после высадки – сравнивая организацию, снаряжение, качество и количество наших солдат и солдат противника, я уверен, что победа будет нашей.

По окончании этих операций нам, вероятно, следует быть готовыми к долгой войне, даже если мы сделаем все возможное, чтобы окончить войну как можно раньше дипломатическими и военными средствами, особенно путем использования наших морских успехов.

Однако поскольку мы способны захватить вражеские военные и воздушные базы и сделать нашу пропозицию неуязвимой, то, как я полагаю, мы сможем использовать разные способы помешать исполнению намерений противника. Что касается обороны против Советского Союза

и наших действий в Китае после того, как мы начнем Южные операции, то мы намерены в основном сохранять нашу нынешнюю военную мощь, которая позволит нам усилить оборону против Советского Союза и продолжить операции в Китае. Я думаю, что мы сможем использовать наши успехи в Южных операциях таким образом, что они помогут завершить Китайский инцидент.

Советские полевые армии понесли тяжелые потери от германской армии, а производительность советской военной промышленности значительно снизилась. Более того, Дальневосточная Красная армия с прошлой весны отправила в Европейскую Россию около 13 дивизий пехоты, около 1300 танков и не менее 1300 самолетов, и ее боеспособность падает как материально, так и морально. Поэтому пока наша Квантунская армия будет сохранять свою силу, вероятность того, что Советский Союз нападет на нас по своей собственной инициативе, крайне мала.

Однако поскольку существует возможность, что Соединенные Штаты могут заставить Советский Союз разрешить им создать базы авиации и подводных лодок на его дальневосточной территории в качестве северных баз для ударов по Японии, мы должны ожидать действий неприятельских подводных лодок и авиации с северных территорий. Такие действия, если они произойдут, могут вызвать войну между Японией и Советским Союзом. Поскольку мы не можем совершенно не учитывать такой возможности, нам следует завершить наши Южные операции как можно раньше и быть полностью готовыми к такому варианту развития событий.

Что касается взаимоотношений между военными операциями и дипломатией, то до настоящего дня, в соответствии с решением совещания в присутствии Императора от 6 сентября, наши оперативные приготовления были ограничены тем, чтобы не подвергать опасности ход дипломатических переговоров. Теперь военные приготовления должны быть ускорены с намерением вести войну, и мы должны не оставить ни одного камня не перевернутым[104] в развитии нашей военной мощи к началу декабря до максимально возможного уровня. Это может спровоцировать Соединенные Штаты и Великобританию, но, по моему мнению, такие приготовления помогут нашим дипломатическим переговорам. Излишне говорить, что мы откажемся от применения силы, если наша дипломатия достигнет успеха до 24.00 30 декабря. Однако если дипломатия к этому времени не сможет добиться результата, то, я считаю, мы должны по получении одобрения Императора, начать наши операции до того, как возможность будет утеряна, и сделать все для достижения наших военных целей».


Сравнение японских сил с предположительно имеющимися у союзников на Тихом океане непосредственно перед началом войны

Морские силы союзников

Ниже приводится предполагаемый количественный состав морских сил Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов в районе Тихого океана по состоянию на конец ноября 1941 года.


Флот Соединенных Штатов (на Тихом океане)

Линейных кораблей 11

Авианосцев 5

Тяжелых крейсеров 16

Легких крейсеров 14

Эскадренных миноносцев 84

Подводных лодок 30

Всего 160 911 575 тонн

Остальных типов 32 301 800 тонн

Итого 2 121 213 375 тонн


Корабли флота США в Центральной и Южной Америке

Эскадренных миноносцев 22 180 тонн

Остальных типов 24 000 тонн

Всего 46 180 тонн


Дальневосточный флот Соединенных Штатов

Тяжелых крейсеров 1

Легких крейсеров 1

Эскадренных миноносцев 14

Подводных лодок 17

Остальных типов 1 742 300 тонн


Советский Дальневосточный флот

Эскадренных миноносцев 2[105]

Подводных лодок более 60[106]

Всего более 6 230 000 тонн

Остальных типов неопределенное число


Военно-морской флот Австралии

Тяжелых крейсеров 1

Легких крейсеров 1

Эскадренных миноносцев 5

Остальных типов 77 246 тонн


Военно-морской флот Новой Зеландии

Легких крейсеров 14 170 тонн

Остальных типов 3 около 2 120 тонн


Британский азиатский флот

Линейных кораблей 1

Легких крейсеров 4

Эскадренных миноносцев 4

Подводных лодок 15

Остальных типов 2 637 101 тонна


Королевский флот Нидерландов

Крейсеров 5

Эскадренных миноносцев 8

Подводных лодок 19


Британский Ост-Индийский флот

Тяжелых крейсеров 39 580 тонн

Авианосцев 2

Эскадренных миноносцев 8


Сведения об американских, британских и голландских воздушных и наземных силах перед началом Тихоокеанской войны приведены в Таблице 2.


Сравнение морских сил Японии с Тихоокеанским и Азиатским флотами Соединенных Штатов в начале декабря 1941 года дано в Таблице 3.


Ниже приводится оценка морских сил Японии и Соединенных Штатов и ожидаемых изменений в их составе.


До начала войны японский флот оценивал соотношение сил между флотами Соединенных Штатов и Японии как 10 к 7. Однако в начале войны, учитывая, что Япония имела [лишь] 14 устаревших кораблей общим водоизмещением 60 000 тонн (включая «Фудзи», «Китагами» и несколько подводных лодок[107]), в то время как Соединенные Штаты должны были располагать куда более бесполезными кораблями, не снаряженными должным образом для войны, японский флот полагал, что соотношение кораблей, действительно способных к военным действиям, составляло около 10 (у Соединенных Штатов) к 7,5 (у Японии). Воздушные силы Соединенных Штатов, способные участвовать в операциях на море, приблизительно оценивались в 5500 самолетов морской авиации и 100 стратегических армейских бомбардировщиков. Против этого японский флот мог выставить 3300 боеспособных самолетов, 1699 из которых были включены в состав Объединенного флота для участия в наступательных операциях. Так как американская воздушная мощь была рассредоточена на огромном пространстве, силы, которые Соединенные Штаты могли немедленно использовать против Японии, оценивались не более чем в 2600 единиц, даже если учитывать самолеты и армии, и флота. Таким образом, японский флот предполагал, что с учетом авиации японской армии соотношение сил в сражении в воздухе на начальной стадии будет в пользу Японии.


Так же японский флот оценил изменения в соотношении сил между Японией и Соединенными Штатами в 1942 году и позже следующим образом.


В соответствии с существующим планом вооружения японского флота морские силы должны были к концу 1944 увеличиться на 390 000 тонн (130 000 тонн в год). В дополнение к этому следовало учитывать корабли, построенные в рамках «Плана подготовки к войне» и «Пятой программы пополнения вооружений», реализация которых должна была начаться в ближайшем будущем.

Считалось, однако, что строить 200 000 тонн в год будет трудно. Предполагалось, что если Японии удастся одновременно с началом войны сосредоточить все свои производственные ресурсы на судостроении, то будет возможно ежегодно строить даже более 200 000 тонн. С учетом всех финансовых, сырьевых и технических ресурсов, а также промышленных возможностей нации 300 000 тонн считались максимально достижимым значением.


С другой стороны, судостроительные возможности Соединенных Штатов оценивались как в три раза превосходящие возможности Японии. Так же считалось, что если Соединенные Штаты переоборудуют многие свои торговые суда в боевые корабли (приведенная выше оценка судостроительных возможностей Японии включала подобное переоборудование торговых кораблей) и начнут массовый выпуск кораблей, американцы без особых трудностей смогут строить их в пять или шесть раз больше чем Япония. Более того, по количеству кораблей на стадиях постройки и проектирования по состоянию на конец 1941 года США имели 1 900 000 тонн корабельного тоннажа против 320 000 тонн в Японии. Поэтому японский флот был вынужден прийти к выводу, что процентное соотношение морских сил Японии в сравнении с Соединенными Штатами даже при самых оптимистических оценках составит в 1943 году 50 % или около того, а в 1944 году – 30 %.


Оценка возможностей авиационной промышленности в Японии и Соединенных Штатах была следующей:



Соединенные Штаты[108]


Таким образом, возможности Соединенных Штатов превышали японские более чем в 10 раз. Япония ожидала, что производство самолетов армией будет примерно таким же, как и флотом, однако применить воздушные силы армии в морских операциях против Соединенных Штатов было практически невозможно ввиду разницы в обучении, технике и характеристиках между армейской и флотской авиацией. Таким образом, даже если количество самолетов, имевшихся у Соединенных Штатов на Тихом океане, принималось уменьшенным до 70 % от числа выпущенных ввиду удлинения линий снабжения и нужд других театров, то, по существовавшим оценкам, США имели возможности восполнения самолетного парка в семь или восемь раз большие, чем Япония.

Положение дел не оставляло сомнений в том, что разница в воздушной мощи значительно превзойдет разницу в морской мощи. И Японии следовало ожидать, что с течением времени соотношение станет еще более неблагоприятным.

Операции японского флота должны были исходить из приведенной выше оценки и ориентироваться на нанесение Соединенным Штатам сокрушающего удара на начальной стадии войны. После этого следовало уничтожать вражеские силы всюду, где они могут быть обнаружены, и одновременно как можно раньше искать решительного сражения с вражеским флотом. Более того, в ходе операций флоту надлежало постоянно наносить урон вражескому флоту, чтобы не допустить увеличения разницы в силах до чрезмерно благоприятного для противника уровня,


Организация японского флота в начале приведена в Таблицах 4 (Объединеннный флот), 5 (базовые соединения флота) и 6 (китайский флот).


Организация Внутреннего боевого соединения


Соединение военно-морского округа Йокосука

Соединение военно-морского округа Куре

Соединение военно-морского округа Майдзуру

Соединение военно-морского округа Оминато

Охранное соединение Осака

Соединение военно-морского округа Сасебо

Охранные соединения Тинкай, Мако и Порт-Артур[109]

(Детали опущены.)[110]


Организационный список сил снабжения

Силы внешней зоны

Учреждения метрополии

(Детали опущены.)[111]


Глава IX
Оперативные планы японского флота против Соединенных Штатов, Великобритании, Нидерландов и Китая


События, приведшие к разработке планов удара против Гавайев

События, приведшие к решению вести войну против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов, рассмотрены в Главе VII. Так как план Гавайской операции был особенно важен, ниже приводятся дополнительные детали обстоятельств, вызвавших решение о ее проведении.

В середине сентября специально отобранная группа офицеров на секретных штабных учениях изучала операции в районе Гавайев и пришла к выводу о равновероятности появления Главных сил флота Соединенных Штатов на якоре в гавайских водах, что даст хорошую возможность для атаки. Однако если американский флот будет достаточно бдителен, не исключено, что придется преодолевать оборону противника. С другой стороны, представлялось, что морской район к северу от Гавайев практически не будет патрулироваться, так что станет лучшим путем к объекту атаки. В случае успеха внезапной атаки можно было предполагать, что около двух третей американских линейных кораблей на гавайской якорной стоянке будут потоплены, а японские потери при этом составят два или три авианосца.


Осуществление Гавайской операции было сопряжено стреми вопросами.

1. Как мы можем приблизиться сквозь патрульную сеть врага и осуществить удачную атаку?

2. Как обеспечить снабжение в процессе приближения к Гавайям (в течение приблизительно 12 дней) в условиях непредсказуемых и тяжелых погодных условий, которые придется преодолевать?

3. Как мы можем узнать, будет ли флот Соединенных Штатов стоять на якоре у Гавайев или маневрировать в море, даже если нам повезет и удастся приблизиться незамеченными?

В дополнение к перечисленным выше проблемам имелись технические трудности, которые следовало учитывать при осуществлении удара.

1. В то время Япония не имела авиационной торпеды, которую можно было использовать в мелких водах Пёрл-Харбора.

2. Япония не имела тяжелых бронебойных бомб, пригодных для потопления линейных кораблей.


Поэтому в ходе штабного учения не удалось определить простой способ действий. Генеральный штаб флота и Объединенный флот приняли решение изучать проблемы дальше.

План атаки основных сил флота Соединенных Штатов в гавайских водах в начале военных действий был старой идеей японского флота. Этот план, однако, основывался на применении подводных лодок для наблюдения за входом в гавань и атаки американских крупных кораблей, входящих и выходящих из бухты, или затоплении таких кораблей в канале, чтобы временно заблокировать гавань. Развитие авианосцев породило идею использовать для внезапного удара самолеты. Главнокомандующий Объединенным флотом адмирал Ямамото Исороку понимал преимущества крупномасштабного авиаудара и в январе 1941 года приказал своему штабу изучить эту идею. Продвинуться в этом удалось мало, и изучение проводилось столь секретно, что о нем знали лишь непосредственные разработчики.

Генеральный штаб флота крепко держался за идею операции перехвата, разработанную в течение долгих лет исследований. Этот план предусматривал использование подводных лодок в районе Гавайев для наблюдения и внезапных ударов по кораблям Соединенных Штатов, но применение самолетов не рассматривалось. Поэтому оперативный план против Соединенных Штатов, принятый в апреле 1941-го, не предполагал воздушных ударов в районе Гавайев.

По прошествии августа, когда положение с каждым днем становилось все более критичным, Объединенный флот также начал проводить более глубокое изучение деталей операций, и главнокомандующий впервые официально представил Генеральному штабу флота свой план Гавайской операции. В то время генштаб флота был глубоко озабочен вопросами воздушной мощи, жизненно необходимой для Южных операций, и, так как переговоры с армией об использовании ее воздушных сил в операциях флота еще не начинались, не желал отвлекать воздушные силы, которые считались незаменимыми для Южных операций, для столь смелой и рискованной операции, как внезапный авиаудар по Гавайям, требовавший использования всех авианосных сил. Однако после того как в начале сентября состоялись штабные учения, различные технические проблемы были решены, и армия, в соответствии с оперативным соглашением, достигнутым с Генеральным штабом флота, согласилась удовлетворить требование флота о переброске из Маньчжурии крупных сил авиации для поддержки Малайской операции. Таким образом флоту гарантировалось соотношение сил 3 к 1 в Филиппинской и Малайской операциях. Так как в этом случае не нужно было привлекать к десантным операциям столь много авианосцев, Генеральный штаб флота принял план операции, предложенный Объединенным флотом, но не согласился с его расчетом сил, нужных для операции.

20 октября Генеральный штаб флота неофициально принял оперативный план флота и 29 октября дал Объединенному флоту соответствующие указания, также неофициальные. Эти инструкции содержали указание о нанесении авиаудара против флота Соединенных Штатов в районе Гавайев в начале войны, однако численность назначаемых для этой операции воздушных сил не уточнялась. Считалось, что численно определить количество сил для операций в районе Гавайев невозможно ввиду того, что Соединенные Штаты и Великобритания усиливали свои воздушные силы в ключевых пунктах южных территорий, поэтому могли потребоваться дополнительные воздушные силы для Южных операций.

В то же время отмечалось, что, так как силы авиации флота наземного базирования значительно увеличены, а их истребительные подразделения могут эскортировать соединения бомбардировщиков в утреннем ударе по Маниле, то не возникнет нужды использовать авианоснцы для первых воздушных ударов против Филиппин.

В начале ноября Императорский генеральный штаб и правительство решили приступить к военным действиям в начале декабря. 3 ноября в Токио приехал главнокомандующий Объединенным флотом адмирал Ямамото. Начальник Генерального штаба флота Нагано, готовивший инструкции по оперативному плану действий против Соединенных Штатов, Великобритании, Нидерландов и Китая, разрешил Ямамото использовать все имеющиеся силы быстроходных авианосцев (шесть кораблей) для внезапного удара по американскому флоту в районе Гавайев и дал соответствующие указания.


Обстоятельства, приведшие к решению об использовании карликовых подводных лодок в районе Гавайев

Первоначально карликовые подводные лодки были спроектированы для использования в генеральных сражениях в открытом море. Их предполагалось доставлять плавучими базами подводных лодок. (В то время единственной такой плавбазой была «Тиёда».) Они должны были в больших количествах соскальзывать с кормы плавбаз и выпускаться против вражеского флота наподобие торпед на малых дистанциях.

Изучение и испытание этого оружия началось в обстановке строгой секретности в 1940 году. К началу войны имелось около пятнадцати или шестнадцати таких лодок.

Идея использования карликовых субмарин (в то время по соображениям секретности именовавшихся «мишенями Ко») против флота Соединенных Штатов в Пёрл-Харборе одновременно с началом военных действий возникла в среде молодых офицеров флота, вероятно, в августе 1941 года, когда учебные силы карликовых подводных лодок начали отрабатывать способы атаки кораблей в гавани.

В начале октября использование таких подводных лодок на начальном этапе военных действий в Пёрл-Харборе предложил один из штабных офицеров Императорского генерального штаба. План заключался в том, чтобы доставить карликовые подводные лодки на палубах обыкновенных подводных лодок и при подходе ко входу в неприятельскую гавань отцепить их в подводном положении и тем самым позволить им проникнуть в порт.


План операций Отдела флота Императорского генерального штаба

В соответствии с решением совещания в присутствии Императора от 5 ноября о том, что «военные приготовления должны быть окончены к началу декабря», Императорский генеральный штаб в тот же день издал нижеследующие приказы по флоту и директивы главнокомандующему Объединенным флотом.


«Приказ Императорского генерального штаба по флоту № 1 5 ноября 1941

К: Ямамото, главнокомандующему Объединенным флотом

1. Ввиду высокой вероятности вступления в войну против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов в целях самосуществования и самообороны, Япония приняла решение завершить различные оперативные приготовления в течение первых десяти дней декабря.

2. Главнокомандующий Объединенным флотом произведет необходимые оперативные приготовления.

Детали операций будут сообщены начальником Генерального штаба флота.

По приказу Императора

Начальник Генерального штаба флота

Нагано, Осами».


Приказ Императорского генерального штаба по флоту № 2, адресованный главнокомандующему Китайским флотом, и Приказ Императорского генерального штаба по флоту № 3, направленный Тоёда, коменданту военно-морского округа Куре, Сумияма, коменданту военно-морского округа Сасебо, Хирата, коменданту военно-морского округа Йокосука, Кобаяси, коменданту военно-морского округа Майзуру, Сакамото, коменданту малого военно-морского округа Тинкай, Ямамото, коменданту малого военно-морского округа Мако, Окума, коменданту малого военно-морского округа Оминато и Укита, коменданту малого военно-морского округа Порт-Артур[112], по содержанию были сходны с Приказом Императорского генерального штаба по флоту № 1.


«Директива Императорского генерального штаба по флоту № I[113]

К: Ямамото, главнокомандующему Объединенным флотом

1. В течение первых десяти дней декабря, до начала военных действий, Объединенный флот в подходящее время выдвинет необходимые силы в пункт сосредоточения, с тем чтобы быть готовым на случай неизбежного начала военных действий против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов.

2. Во время вышеупомянутого выдвижения будет поддерживаться постоянная готовность к неожиданным нападениям.

3. Оперативная политика в отношении Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов приводится в отдельном томе.

Начальник Генерального штаба флота Нагано Осами».

Директива Императорского генерального штаба по Флоту № 2 содержала аналогичные приказы Кога, главнокомандующему Китайским флотом.


«Директива Императорского генерального штаба по флоту № 3 3 ноября 1941 года

К: Тоёда, коменданту военно-морского округа Куре

Сумияма, коменданту военно-морского округа Сасебо

Хирата, коменданту военно-морского округа Йокосука

Кобаяси, коменданту военно-морского округа Майдзуру

Сакамото, коменданту военно-морского округа Тинкай

Ямамото, коменданту военно-морского округа Мако

Окума, коменданту малого военно-морского округа Оминато

Укита, коменданту малого военно-морского округа Порт-Артур[114]


1. Каждый из комендантов военно-морских округов будет осуществлять оборону в соответствии с принципами Оборонительного плана Императорского флота на 1941 год, с тем чтобы находиться в готовности к неизбежным военным действиям против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов в первые десять дней декабря.

2. Каждый из комендантов военно-морских округов и военно-морских охранных районов будет постоянно сохранятьать бдительность относительно внезапных ударов американских, британских и нидерландских сил и одновременно сотрудничать с охраной Объединенного флота.

Начальник Генерального штаба флота Нагано Осами».


Суть оперативной политики Императорского флота, упомянутая в Директиве № 1 Императорского генерального штаба, сводилась к нижеследующему.


Оперативная политика Императорского флота на случай войны против Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов

Общие принципы оперативной политики

Будет поддерживаться контроль над китайским побережьем и бассейном реки Янцзы, вражеский флот и воздушные силы на Востоке будут уничтожены, одновременно будут заняты ключевые районы южных территорий, что создаст положение, позволяющее выдерживать вражеские удары неопределенно долго.

Если вражеский флот попытается в это время осуществить вторжение, он будет перехвачен и уничтожен, тем самым будет сломана воля врага к сопротивлению.


Оперативная политика Объединенного флота

Операция первой фазы

1. Силы, сформированные на основе 2-го и 3-го флотов, Южного экспедиционного флота и 11-го воздушного флота, уничтожат морские и воздушные силы врага в районах Филиппин, Британской Малайи и Голландской Ост-Индии и окажут поддержку армии в ее операциях,

а. После того как будет взята на себя инициатива в воздушных ударах против вражеских воздушных сил и флотов на Филиппинах и в Малайе, передовые части армии высадятся в этих районах и создадут передовые базы. Затем высадятся основные силы вторжения, которые займут эти районы.

б. Британское Борнео будет занято на начальной стадии операций; затем следует как можно скорее занять Голландское Борнео, Целебес[115] и Южную Суматру Ключевые пункты Молуккских островов и Тимора будут заняты при первой же возможности; здесь будут созданы авиабазы. Эти авиабазы будут использованы в первую очередь для того, чтобы установить господство в воздухе над Явой, а затем вторгнуться на остров.

в. Ключевые районы к северу от Суматры будут заняты после захвата Сингапура. В подобающее время начнутся операции в Бирме и будет перерезан путь снабжения Китая.

2. Группировка, формируемая на основе 4-го флота.

Эти силы будут отвечать за оборону и контроль района Островов Южных морей и обеспечивать морские сообщения. Группировка захватит Уэйк, а так же атакует и уничтожит передовые вражеские базы в южной части Тихого океана. Она будет взаимодействовать с армией во вторжении на Гуам, а затем в удобное время займет ключевые пункты архипелага Бисмарка.

3. Группировка, формируемая на основе 5-го флота.

Эти силы будут ответственны за патрулирование района восточных морей Японии, защиту морских коммуникаций в этом районе, обеспечение безопасности против атаки со стороны Алеутских островов, оборону островов Бонин и одновременно за обеспечение безопасности от советских ударов.

4. Группировка, формируемая на основе 6-го флота.

Эти силы будут ответственны за разведку, наблюдение и внезапную атаку Гавайев и западного побережья Соединенных Штатов, а также за нарушение коммуникаций противника.

5. Группировка, формируемая на основе 1-го воздушного флота.

Эти силы атакуют Гавайи, а затем окажут поддержку преимущественно операциям 4-го флота и операциям вторжения на юге.

6. Основные силы Объединенного флота.

Эти силы предпримут необходимые действия для поддержки всех операций.

7. Часть сил Объединенного флота.

Эта часть сил будет ответственна за уничтожение вражеского судоходства в Тихом и Индийском океанах.

Операция второй фазы

1. Группировка, формируемая на основе 1-го и 11-го воздушных флотов.

Эти силы будут ответственны за поиск и атаку вражеских сил, а также за атаку и уничтожение передовых баз противника.

2. Южный экспедиционный флот, 3-й флот и другие силы, по мере необходимости.

Эти силы будут отвечать за обеспечение безопасности оккупированных районов, а также атаковать и уничтожать вражеские базы вдоль нашего периметра.

3. Группировка, сформированная на основе 4-го флота.

Эти силы захватят и обезопасят район Южных морей и архипелаг Бисмарка, обеспечат наши линии морских сообщений, атакуют и уничтожат передовые базы противника вдоль нашего периметра. Они также будут искать и уничтожать вторгающиеся вражеские флоты.

4. Группировка, сформированная на основе 5-го флота.

Эти силы будут оборонять острова Бонин, патрулировать моря к востоку от Японии и к северу от островов Бонин, поддерживая тем самым наши линии морских сообщений. Помимо этого они будут искать и атаковать вторгающиеся вражеские флоты.

5. Часть сил Объединенного флота.

Эта часть будет ответственна за нарушение вражеских морских сообщений в Тихом и Индийском океанах.

6. Основные силы Объединенного флота.

Эти силы предпримут необходимые действия для поддержки всех операций.

7. Когда флот Соединенных Штатов атакует, 6-й флот будет поддерживать контакт с противником. Воздушные силы наземного базирования и подводные силы атакуют противника первыми, а в подходящее время основные силы Объединенного флота выставят всю свою мощь для перехвата и уничтожения противника.

8. Когда атакует британский флот, 3-й и 4-й флоты, Южный экспедиционный флот, а также воздушные и подводные силы установят контакт с противником и ослабят его. Основные силы Объединенного флота, в зависимости от состояния и местоположения флота Соединенных Штатов, в подходящее время атакуют и уничтожат британский флот.

9. Ключевые пункты, которые следует оборонять. (Отмеченные знаком * являются передовыми базами.)

Манила* Гонконг

Давао Сингапур*

Батавия Сурабайя*

Таракан Баликпапан

Менадо Макассар

Рабаул


Оперативная политика Китайского флота

Этот флот будет, в дополнение к другим отдельно поставленным задачам ответственен за захват Гонконга.

Сущность Центрального соглашения касательно южных операций, принятого армией и флотом в Токио 12 ноября 1941 года, заключалась в следующем.


Цели операций

Уничтожение основных баз Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов, занятие и обеспечение безопасности стратегических территорий на юге.

Районы, которые должны быть заняты: Филиппины, Гуам, Гонконг, Британская Малайя, Бирма, архипелаг Бисмарка, Ява, Суматра, Борнео, Целебес и Тимор.


Оперативные принципы

1. Начать операции одновременно, с внезапной атакой против Филиппин и Малайи, и закончить их в возможно короткий срок. Начать операции высадкой передовой группы в Малайе и внезапными авиаударами против Малайи и Филиппин. Использовать успех этих воздушных ударов и вторгнуться на Филиппины и в Малайю главными силами оккупационной группы.

2. Занять Гуам, Гонконг и важные районы Британского Борнео; умиротворить Таиланд и Французский Индокитай на начальной стадии операций.

3. По мере развития операций на архипелаге Бисмарка, в Голландском Борнео, важных районах Целебеса и Малайи занять важные районы Южной Суматры и подготовиться к операциям на Яве.

4. В этот период или по окончании вышеупомянутых операций занять ключевые пункты Молуккских островов и Тимора.

5. Достигнув господства в воздухе, вторгнуться на Яву и занять Северную Суматру после того, как будет взят Сингапур.

6. Хотя диспозиция Объединенного Флота может быть изменена ввиду передвижений главных сил Соединенных Штатов или если начнется война с Советской Россией, Филиппинская и Малайская операции будут осуществляться без перерывов.

7. Будут захвачены вражеские авиабазы в Южной Бирме. После того как операция в основном закончится, начнется завоевание Бирмы.

8. Во время десантной операции ожидается сопротивление противника.

9. Если британские войска вступят в Южный Таиланд, когда мы еще только будем готовиться к этой операции, подразделения вооруженных сил без промедления направятся в Таиланд морем и сушей и займут Бангкок. Помимо этого они займут авиационные базы на юге. В том случае если британское вторжение в Таиланд начнется после того, как передовая группа выйдет из пункта сбора, будет выполняться предварительно подготовленный план. Если до отправления высадка основных сил задержится, высадка будет проведена крупными силами после усиления операций в воздухе. Это будет осуществлено путем переброски части сил морской авиации из района Филиппин.

10. Если британские или американские силы перейдут в наступление, пока мы будем продолжать готовиться к операциям, их перехватят силы, имеющиеся в атакованном районе или поблизости, и против соответствующих армий начнется воздушное наступление.

Остальные передвижения поддержат перечисленные выше.


Используемые силы

1. Армия

Южная армия


Филиппины: 14-я армия (16-я дивизия, 48-я дивизия, два танковых полка, 44 батареи зенитной артиллерии и 6 армейских артиллерийских батальонов).

Таиланд и Бирма: 15-я армия (33-я и 55-я дивизии).

Голландская Ост-Индия: 16-я армия (2-я дивизия, 38-я дивизия), (48-я дивизия)[116], 56-я смешанная пехотная бригада, три танковых полка, (88 батарей зенитной артиллерии и пять армейских артиллерийских батальонов).

Малайя: (Гвардейская дивизия, 5-я дивизия, 18-я дивизия, четыре танковых полка, 11 батальонов армейской артиллерии и 60 батарей зенитной артиллерии.)

Силы, находившиеся под непосредственным управлением Южной армии: 21-я дивизия, 21-я бригада, 3-я авиабригада, 5-я авиабригада, 21-й авиаполк и 48 батарей зенитной артиллерии.

23-я армия

Гонконг: 38-я дивизия и 1-й авиаполк.

Отряд Южных морей.

Тихоокеанские острова: 55-я смешанная пехотная группа[117].

Примечание: силы, указанные в скобках, пригодны к применению в двух местах[118].


2. Флот

(Примечание: приведенное здесь представляет собой соглашение в отношении общих принципов распределения сил. Впоследствии в ходе операций в составе сил произошли некоторые изменения; вопросы, относящиеся к чисто морским операциям, в соглашение включены не были.)


Объединенный Флот

4-я и 5-я флотилии подводных лодок (южная часть Тихого океана).

11-й воздушный флот (Филиппины и Голландская Ост-Индия). Часть сил 3-го дивизиона линейных кораблей и 3-я флотилия эсминцев 1-го флота (Малайя). Часть сил 3-го дивизиона авианосцев, часть 1-й флотилии эсминцев и 6-я дивизия крейсеров[119] (Филиппины и Голландская Ост-Индия).

2-й флот (основные силы первоначально будут на Филиппинах, а часть в Малайе, затем часть кораблей усилит Малайский отряд, а основные силы будут отправлены в Голландскую Ост-Индию). (4-я, 5-я и 7-я дивизии крейсеров, 2-я и 4-я флотилии эсминцев и 8-я дивизия крейсеров[120]).

3-й флот (основные силы будут на Филиппинах, один отряд в Малайе, а затем в Голландской Ост-Индии). (16-я дивизия крейсеров и 17-й дивизион минных заградителей, а также 12-й дивизион гидроавиатранспортов и 1-е и 2-е базовые соединения.)

4-й флот (острова Тихого океана). (Часть 18-го дивизиона минных заградителей, часть 6-й флотилии эсминцев, базовые соединения, 24-я воздушная флотилия и один переоборудованный авианосец.)

Южный экспедиционный флот (Малайя, Британское Борнео и Суматра). (Касии, Сюмусю, другие эсминцы, авианосец и два авиатранспорта.)


Китайский флот

2-й Китайский экспедиционный флот (Гонконг) (большая часть 2-го Китайского экспедиционного флота, часть Китайского флота и часть Объединенного флота).


Начало операций

Дата осуществления операций (день X) будет установлена приказом Императора. Внезапная высадка в Малайе в день X (перед этим в случае необходимости будет нанесен авиаудар), а также авиаудары по Филиппинам с целью захвата инициативы. В случае плохой погоды будет осуществлена только внезапная высадка в Малайе, если это вообще окажется возможным, а высадка передового отряда на Филиппинах будет отложена.

Атака против Гонконга начнется после того, как будут подтверждены [донесения о] высадке и воздушных рейдах в Малайе, а против Гуама она будет осуществлена тогда, когда подтвердятся сведения о первом авиаударе против флота Соединенных Штатов на Гавайях.

Если противник начнет серьезную операцию до дня X, будет организован контрудар в том случае, если будет издан Императорский Рескрипт о начале военных действий[121]. Следует воздерживаться от действий до тех пор, пока не будет издан Императорский рескрипт.


Основные принципы операций

1. Операции на Филиппинах.

а. Воздушные силы армии и флота осуществят авиаудары с Формозы и Палау, а морские силы совершат рейд на остров Батаан и создадут плацдарм для высадки на крайний случай.

б. Передовые подразделения.

В день Х-1 эти подразделения покинут места сбора и высадятся у Апарри, Виган (а затем у Лаоаг), Легаспи и Давао. Остров Холо следует захватить как можно быстрее. Затем он будет обороняться частями флота.

в. Ко дню Х+14 основные силы 14-й армии высадятся в заливе Лингаен, а остальные – в заливе Ламой. Затем они перейдут в наступление и атакуют Манилу. (Эскортирование этих сил осуществит ядро 3-го флота.)

г. После высадки основных сил армии, одна смешанная бригада осуществит операции по очистке острова Лусон. 48-я дивизия сосредоточится в Маниле. Эта дивизия будет использована в составе сил вторжения в Голландскую Ост-Индию.

2. Операции в Малайе.

а. 25-я армия, 3-я авиабригада и Южный экспедиционный флот.

План А

Передовая группа осуществит внезапную высадку в Бандой, Накхон, Сингора и Паттани и создаст здесь базы. Армия и флот нанесут первые авиаудары из южной части Французского Индокитая с целью уничтожения вражеских воздушных сил и надводных кораблей.

План Б (на случай, если не удастся организовать внезапные десанты)

Высадка передовых подразделений будет осуществлена в форме внезапных десантов малыми силами (организованных с западного побережья Индокитая). Основные силы передовой группы начнут высадку через день после дня X.

Решение о том, следует ли принимать план Б, Императорский генеральный штаб примет до того, как передовая группа покинет свой пункт сосредоточения.

б. После высадки передовой группы другой отряд высадится в Кота-Бару настолько быстро, насколько это позволит положение. (В зависимости от ситуации небольшой отряд может высадиться в Кота-Бару одновременно с началом высадки основных сил передовой группы.)

в. После того как освободится часть кораблей, эскортировавших транспорты 14-й армии, основные силы 25-й армии постепенно высадятся в южном Таиланде и проследуют к Сингапуру. Если представится возможность, один корпус попытается высадиться на восточном побережье Малайи.

3. Операции в Британском Борнео.

С самого начала часть сил под прямым управлением Южной армии внезапно атакует Мири, а затем продвинется и займет Кучинг. Базы будут обеспечиваться таким образом, чтобы облегчить продвижение воздушных сил флота.

4. Операции в Гонконге.

Группа войск 23-й армии и ядро 2-го Китайского экспедиционного флота уничтожат вражеские корабли в этом районе, а затем, прорвав вражеские позиции на полуострове Коулун, вторгнутся в Гонконг. После капитуляции Гонконга эта группа сосредоточится для вторжения в Голландскую Ост-Индию.

5. Операции на острове Гуам и архипелаге Бисмарка.

Отряд Южных морей и силы, сформированные на основе 4-го флота, вторгнутся на Гуам и, передав охранные функции десантным силам флота, займут затем Рабаул. После этого их вновь сменит другой отряд десантных сил. Затем Отряд Южных морей направится к Палау.

6. Операции в Голландской Ост-Индии.

Части 16-й армии займут Таракан, Баликпапан, Банджармасин, Амбон и Купанг (отряды флота сменят войска, охраняющие Таракан и Амбон).

Силы флота займут Менадо, Кендари и Макассар, а части 16-й армии захватят ключевые позиции острова Банка и Палембанг.

После этого основные силы 16-й армии высадятся в окрестностях Батавии, а остальные ее части – у Сурабайи. Эти две группировки постепенно займут Батавию, Бандунг и Сурабайю. Части 25-й армии, действующие с западного побережья Малайи, высадятся на Медан[122] и захватят [Банда-]Ачех, а затем Сабанг.

7. Операции в Таиланде и Бирме.

Части 15-й армии выдвинутся из южной части Французского Индокитая в южный Таиланд, а одно из подразделений направится к Виктория-Пойнт. Группировка, состоящая из главных сил 15-й армии, будет продвигаться к Бангкоку по суше из Французского Индокитая. Другая группировка выдвинется из северного Китая в окрестности Бангкока примерно через 40 дней после дня X.

По мере прибытия основные силы 15-й армии займут базы в районе Моламьяйна.


Вопросы управления

Армия и флот будут осуществлять совместные операции. В соответствии с положением местные наземные операции будут проводиться под объединенным управлением.


Воздушные операции

Воздушные операции будут проводиться в соответствии с Центральным соглашением армии и флота в отношении Южных авиационных операций. (Об этом будет упомянуто ниже.)


Взаимодействие в судоходстве и связи

В соответствии с приложением к Центральному соглашению.

Снабжение и санитарные мероприятия

(Опущено.)[123]


Транспортировка и эскортирование

Сборные пункты для каждого из отрядов вторжения назначаются следующие:



острова Нансей[124] (бухта Накагусуки)


Даты и время операций и стандартное время, которое будет использовано


Расчет дат начнется от даты начала операций согласно Императорскому рескрипту. Будет использоваться центральное стандартное время (токийское).


Начальники армии и флота, ответственные за соглашения на местах.



Командующий 3-й[125] авиадивизией


Информация

(Опущено.)[126]


Обозначение операций[127]



Обмен разведывательными данными и прочее

(Опущено.)[128]


Генеральное соглашение по воздушным операциям между армией и флотом (принято в ноябре 1941 года)

Оперативные принципы

План заключается в том, чтобы сперва уничтожить американские и британские воздушные силы в Восточной Азии, а затем – нидерландские воздушные силы, одновременно поддерживая войска вторжения. Тем временем воздушные силы флота будут атаковать вражеские корабли.


Назначенные для использования силы

1. Филиппинская операция а. Флот

11-й воздушный флот 9 разведчиков наземного базирования 108 истребителей

144 средних бомбардировщика наземного базирования 18 летающих лодок Всего 279 самолетов

Помимо этого, будут использованы 60 гидросамолетов (первоначально 40), приданных 3-му флоту[129]. Часть небольших самолетов и 20 истребителей будет использована для воздушной обороны Формозы.

б. Армия

5-я авиадивизия 36 разведчиков 36 истребителей 54 легких бомбардировщика 18 тяжелых бомбардировщиков Всего 144 самолета[130]

Помимо этого, около 30 истребителей будут использованы для воздушной обороны Формозы.

2. Операции в Малайе, Бирме и на Борнео.

а. Флот

22-я воздушная флотилия 9 разведчиков наземного базирования 36 истребителей

72 средних бомбардировщика наземного базирования Всего 117 самолетов

Южный экспедиционный флот имеет около семи гидросамолетов (сначала он имел около 20).[131]

б. Армия

3-я авиадивизия

72 разведчика

168 истребителей

108 легких бомбардировщиков

99 тяжелых бомбардировщиков

Всего 447 самолетов[132]

После окончания операций на Филиппинах в этот район будет переброшена 5-я авиабригада.

3. Операции в Голландской Ост-Индии.

а. Флот

Основная часть сил, участвовавших в операциях на Филиппинах и в Малайе, будет переброшена в этот район, и, в зависимости от ситуации, можно будет использовать также часть сил 1-го воздушного флота, если это потребуется.

б. Армия

По окончании операций в Малайе или после того, как Сингапур попадет под контроль японских сил, из района Малайи должно быть переброшено как можно больше самолетов.

4. Операции на острове Гуам.

Будет использовано около 13 гидросамолетов 4-го флота.

5. Операции на островах Бисмарка.

Будут использованы около 17 гидросамолетов 4-го флота и, в соответствии с ситуацией, воздушные силы авианосного или берегового базирования.


Основные положения плана операций

1. Первый удар будет нанесен против американских и английских воздушных сил. Следует как можно скорее начать одновременные атаки против воздушных сил, дислоцированных на Филиппинах и в Малайе, однако если в события дня X вмешается погода, удары будут наноситься по отдельности. Атаки будут начаты с Формозы, Палау и авианосцев.

2. Операции на Филиппинах.

Базы в районе Формозы:

Косюн, Тайто, Каги, Каренко и Тайхоку (для совместного использования); Такао, Токо, Тайнань, Тайтю, Синтику и Мако (для флота); Като, Тёсю, Хэйто, Годзан, Тайнань и Тайтю (для армии).[133]

Воздушная оборона Формозы:

за противовоздушную оборону якорной стоянки Мако будет отвечать флот, а за остальные пункты – армия.

Назначенные цели для наступательных действий:

Апарри, Лаоаг, и Виган – воздушным силам армии и части воздушных сил флота;

Давао, Легаспи и Холо – воздушным силам Флота.

Будет оказана авиационная поддержка операциям основных сил 14-й армии:

для операции в заливе Лингаен – воздушными силами армии и частью воздушных сил флота;

для операции в заливе Ламой – воздушными силами флота.

3. Операции на Гуаме и островах Бисмарка.

Флот берет на себя полную ответственность за проведение этих операций.

4. Операции в Малайе, Бирме и Британском Борнео.

Базы для использования в первых фазах:

Хайкоу, Самах, Фанранг[134], Сайгон, Ньятранг и Туран (для совместного использования);

Тхузаумот[135], Соктранг (Фукуок[136] и Конпонтрассю[137]) (для флота); Пномпень, Конпонтрассю, Таншоннят[138], Кампонгчнанг, Кракор[139], Сием-Реап и Фукуок (для армии)[140].

Оперативная ответственность (ответственность за обеспечение баз):[141]Малайя – ответственны будут преимущественно воздушные силы армии при поддержке воздушных сил флота. Операции против кораблей будут оставлены воздушным силам флота;

Бирма и Таиланд – за операции в этих районах будут отвечать воздушные силы армии;

Британское Борнео – за операции в этих районах будут отвечать воздушные силы флота;

Сингапур – отвечать будут воздушные силы флота; воздушные силы армии будут участвовать в атаке по возможности.

Воздушная поддержка действий передовых отрядов:

якорные стоянки у Сингоры и Бандой должны прикрываться воздушными силами Флота, а остальные якорные стоянки – воздушными силами армии.

5. Операции против Гонконга.

В основном за них отвечают воздушные силы армии.

6. Операции в Голландской Ост-Индии.

В основном за них отвечают воздушные силы флота.

Северная Суматра – в основном отвечают воздушные силы армии. Южная Суматра и Западная Ява – совместная ответственность воздушных сил армии и флота.

7. После окончания операций на Филиппинах, в Малайе и в Голландской Ост-Индии воздушные силы флота будут заняты в операциях против Соединенных Штатов и Австралии, а воздушные силы армии – переброшены в Маньчжурию.


Оперативные планы Объединенного флота

Как указывалось выше, в соответствии с оперативными принципами Генерального штаба флота в отношении войны против Соединенных Штатов, Англии и Нидерландов, 5 ноября 1941 года Объединенный флот одновременно с выходом Приказа Императорского генерального штаба по флоту № 1 и Директивы Императорского генерального штаба по флоту № 1, издал оперативный приказ, предписывавший всем подчиненным ему соединениям подготовить оперативные планы осуществления назначенных им задач. Также Объединенный флот, в соответствии с Приказом Императорского генерального штаба по флоту № 1, приказал своим соединениям до начала операций выдвинуться в назначенные им пункты.

Оперативный приказ Объединенного флота № 1 был издан 5 ноября на борту флагманского корабля «Нагато» в бухте Сасаки, но разработан он еще тогда, когда были неофициально объявлены оперативные принципы Генерального штаба флота. Тогда же главнокомандующий и офицеры его штаба представили приказ в Токио, где он и был окончательно сформулирован после обсуждения в Генеральном штабе флота Императорского генерального штаба (см. Приложение № 36).

22 ноября Объединенный флот издал нижеследующий строго секретный приказ Авианосному ударному соединению о подготовке к удару по Гавайям.

«Совершенно секретно

Оперативный приказ Объединенного флота №… (не обозначен)

Флагманский корабль «Нагато», бухта Хиросима, 22 ноября 1941 года

Главнокомандующий Объединенным флотом Ямамото Исороку

Приказ Объединенного флота


1. Авианосное ударное соединение, сохраняя строгую секретность своих передвижений, в соответствии с особыми приказами выйдет из бухты Хитокаппу, принимая строжайшие меры предосторожности против подводных лодок и самолетов, выдвинется в район Гавайев и в самом начале войны решительно атакует основные силы флота Соединенных Штатов в районе Гавайев и нанесет им мощный удар.

Первая атака с воздуха будет назначена на день X (который определится позже), на рассвете. После того как закончится первый налет, Авианосное ударное соединение, подготовившись к отражению контратак врага, сосредоточит все свои силы, быстро выйдет из соприкосновения с противником и немедленно вернется в метрополию.

2. Если переговоры с Соединенными Штатами достигнут успешного завершения, Авианосное ударное соединение немедленно вернется в метрополию для перегруппировки».

Чтобы добиться издания приказов немедленно после принятия решения советом кабинета и сохранить строжайшую секретность, работа над этим приказом также была завершена офицерами штаба Объединенного флота в Генеральном штабе флота в Токио.

Поскольку кабинет не сумел быстро решить вопрос, Объединенный флот не мог осуществлять формальных оперативных приготовлений. Вследствие этого Объединенному флоту и всем находившимся под его управлением силам пришлось в последний момент преодолевать множество трудностей. Это положение ясно показывало, что никакое военное командование не может осуществляться без формального решения о намерениях правительства.


Краткий обзор политической стратегии до начала войны

Таким образом, Тихоокеанская война развилась из Китайского инцидента, который, в свою очередь, был следствием Маньчжурского инцидента.

Ввиду ограниченности естественных ресурсов экономическое положение всегда играло огромную роль в формировании внешней политики Японии. Одним из главных обстоятельств, заставивших Японию предпринять решительные действия в Маньчжурии, была экономическая паника, пронесшаяся по миру в 1929 году, поэтому с точки зрения Японии Маньчжурский инцидент сентября 1931-го не может считаться проявлением экспансионистской политики, а скорее обусловлен необходимостью отстоять права и интересы Японии, приобретенные в Маньчжурии в результате русско-японской войны.

С образованием Маньчжоу-Го в марте 1932 года Япония формально признала это государство. До этого момента экстремистская китайская идеология, направленная против всего иностранного, фокусировалась прежде всего на Великобритании, но теперь она все больше стала смещаться в сторону Японии и китайские власти приняли жесткую антияпонскую политику. Следствием этого стали бойкот японских товаров и частые публичные оскорбления японцев. Одновременно Китай внес вопрос о Маньчжоу-Го на обсуждение в Лигу Наций. 24 февраля 1933 года лига приняла резолюцию, призывавшую не признавать Маньчжоу-Го.

Соединенные Штаты, хотя и не входившие в Лигу Наций, твердо поддержали эту резолюцию. В результате Япония вышла из Лиги Наций.

В начале 1933-го к власти в Германии пришел режим Гитлера, а в октябре того же года Германия также вышла из Лиги Наций. В конце 1936 года были подписаны японско-германский Антикоминтерновский пакт и японско-итальянское соглашение, приблизившие Японию к этим двум странам.

Тем временем в Китае антияпонские чувства, поощрявшиеся западными державами, с каждым днем все более крепли. В январе 1932 года между японскими и китайскими войсками в Шанхае начались военные действия. Лишь через несколько месяцев столкновение закончилось китайско-японским соглашением.

Ночью 7 июля 1937 года японские войска, дислоцированные в Фэнтай, юго-западнее Пекина, столкнулись с китайской 29-й армией в окрестностях моста Марко Поло в Пекине. Это было началом Китайского инцидента, который, несмотря на усилия по его локализации, распространился по всему Китаю.

Японская армия традиционно считала потенциальным врагом Японии Советскую Россию, в то время как флот считал главной угрозой безопасности Японии Соединенные Штаты. Японии во все времена остро не хватало ресурсов, и Маньчжоу-Го могло удовлетворить лишь часть ее требований. Флот считал, что сделать Японию самообеспечивающейся смогут ресурсы юго-западной части Тихоокеанского региона, в то время как армия полагала, что Японии следует продвинуться в пограничные с Маньчжоу-Го районы Китая, располагающие большими запасами железа, угля, шерсти и соли. В этих обстоятельствах ни один из родов войск не желал ввязываться в длительную войну в Китае. Флот опасался, что если Китайский инцидент не удастся локализовать, помощь, которую придется оказать армии, задержит выполнение программы вооружений, направленной против Соединенных Штатов. Они также чувствовали, что англичане могут прийти на помощь китайцам. Армия опасалась, что расширение конфликта может заставить изменить диспозицию войск, направленных против Советской России, а финансовые круги предостерегали, что Япония по-прежнему в значительной степени зависит от Соединенных Штатов и Великобритании в отношении жизненно важных материалов.

Для централизации управления Китайским инцидентом в руках лидеров армии и флота 20 ноября 1937 года в Токио был создан Императорский генеральный штаб, действовавший под прямым контролем Императора.

1 апреля 1938 года было объявлено о введении в действие с 5 мая закона об общей мобилизации нации. Этим законом государству разрешалось осуществлять свой диктат почти во всех сферах экономической жизни.

17 мая Франция капитулировала перед Германией. 20 июня, власти Французского Индокитая были вынуждены уступить требованиям Японии о запрещении транзита грузов Чану через свою страну и согласились на размещение японских инспекторов в ключевых пунктах на границе. После дальнейших переговоров 30 августа Франция неохотно согласилась на подписание соглашения, предоставлявшего Японии военные объекты во Французском Индокитае и вступавшего в силу, когда ввод японских войск во Французский Индокитай будет согласован властями обеих сторон на месте. 27 сентября правительства Японии и Французского Индокитая сделали совместное заявление о том, что 22 сентября в Ханое было достигнуто удовлетворительное соглашение. В соответствии с этим соглашением 5 октября японские войска вошли в Ханой, а к 10 октября крупные отряды достигли провинции Бак-нинь, к востоку от Ханоя. Это продвижение фактически стало первым шагом движения японских сил на юг и создало условия для занятия японцами юга Французского Индокитая, всеобщей американской экономической блокады Японии и начала Тихоокеанской войны в следующем году.

Национальная политика в то время управлялась «Основными принципами национальной политики», принятыми на заседании кабинета 26 июля 1940 года, и «Принципами, чтобы справиться с изменяющимся положением в мире», принятыми на совместном совещании Императорского генерального штаба и японского правительства 27 июля. Второй документ был особенно важен, так как он следовал предложениям Императорского генерального штаба и, в качестве национальной политики, имел огромное значение в отношении начала военных действий на Тихом океане. Эта политика также укрепляла связи между Японией, Германией и Италией.

27 сентября 1940 Тройственный пакт был формально заключен. Это вызвало еще большую враждебность западных держав и еще крепче связало Японию с Германией и Италией. Переговоры между Японией и Голландской Ост-Индией, начавшиеся в сентябре 1940 года, 18 июня 1941-го закончились полным провалом. Вследствие этого Япония предприняла второй шаг в своем продвижении на юг – оккупацию юга Французского Индокитая – с тем, чтобы доминировать в военном противостоянии в южных территориях и заставить Голландскую Ост-Индию уступить ее требованиям. Это привело к установлению полного эмбарго Голландской Ост-Индии на поставки нефти в Японию и создало определенный повод к началу Тихоокеанской войны.

8 марта 1941 года Сенат Соединенных Штатов провел закон о ленд-лизе, продемонстрировав тем самым твердое намерение помогать Великобритании и режиму Чана.

13 апреля 1941 года в Москве был подписан японско-советский пакт о нейтралитете, согласно которому каждая из сторон обязывалась оставаться нейтральной, если другая сторона подвергнется нападению третьей державы. Тем временем начатые в феврале послом Номура в Вашингтоне дипломатические переговоры зашли в тупик ввиду того, что Соединенные Штаты упорно отказывались принять условия за счет суверенитета Китая и настаивали на выводе японских войск из Французского Индокитая и Китая.

26 июля США и Великобритания заморозили заграничные активы Японии, а 1 авгута было объявлено эмбарго на все поставки авиационного бензина в Японию.

17 августа Соединенные Штаты объявили всеобщее эмбарго против Японии. Одновременно президент Рузвельт объявил, что он «не может принять продвижение Японии вооруженной силой и не станет продолжать переговоры, пока экспансионистская деятельность Японии не прекратится».

Тем временем Япония почувствовала, что немецкое вторжение в Россию уменьшает вероятность русского нападения с севера в случае если японские войска двинутся на юг. Общественное мнение того времени полагало, что если Япония сейчас не начнет войну, то потеряет возможнось пожать экономические плоды совместной с Германией и Италией победы.

На совещании в присутствии Императора 6 сентября были всесторонне обсуждены приготовления Японии к войне на случай, если переговоры постигнет неудача; тем не менее по-прежнему сохранялась надежда, что понимания можно достичь дипломатическим путем. Дипломатические переговоры продолжались, но Императорский генеральный штаб и Комиссия по планированию постоянно указывали, что ресурсы Японии день ото дня иссякают и надежды на их восполнение нет, в то время как Соединенные Штаты быстро накапливают вооружения и строят новые суда и самолеты. Они призывали установить определенный предельный срок дипломатическим переговорам и как можно скорее закончить планы и приготовления к тотальной войне.

5 ноября состоялось совещание в присутствии Императора, на котором была согласована национальная политика подготовки к тотальной войне. Приготовления армии и флота были ускорены, но планируемый удар по Пёрл-Харбору держался в секрете от всех, за исключением лиц, непосредственно участвовавших в планировании. В то же время было решено, что если дипломатические переговоры достигнут успеха к 00.00 в ночь на 1 декабря, то использование силы будет приостановлено.

После изучения переданной Соединенными Штатами 26 ноября ноты Халла, которую Императорский генеральный штаб и японское правительство восприняли как ультиматум, 1 декабря было принято формальное заключение о неизбежности начала военных действий. Поэтому на заседании кабинета министров 5 декабря и совместном совещании 6 декабря был принят проект Императорского рескрипта об объявлении войны с Соединенными Штатами и Великобританией. 7 декабря этот документ был представлен Императору и в тот же день получил высочайшее одобрение.

8 декабря в 2.15 японские войска атаковали англичан в Кота-Бару в Малайе, начав первую битву Тихоокеанской войны.

В 3.20 того же дня Япония нанесла воздушный удар по Пёрл-Харбору.


Приложения


Приложение № 1
Национальная и международная политика кабинета Хирота

(Неофициально доложено Императору 15 августа 1936 года.)


Основные принципы национальной политики

1. Целями нашего государственной управления являются стабилизация правительства внутри страны и способствование улучшению дипломатических и торговых связей за ее пределами. Это совпадает с основополагающими принципами Империи, заключающимися в том, что мы должны стремиться и номинально и фактически стать стабилизирующей силой, гарантирующей мир в Восточной Азии, таким образом содействуя миру и благоденствию человечества. Основой национальной политики Японии, диктуемой существующей внутренней и международной обстановкой, является обеспечение прочной дипломатической и военной позиций на Восточно-Азиатском континенте и расширение национального влияния до самых Южных морей. Ниже представлен краткий план основной программы реализации этих целей.

а. Воплощение духа японского стиля жизни заключается в том, чтобы попытаться достичь объединения в Восточной Азии на основе принципа «живи и дай жить другим». Его достижение возможно посредством нейтрализации агрессивной восточно-азиатской политики великих держав. В этом должна состоять главная цель нашей внешней политики.

б. Национальная оборона должна быть доведена до того уровня, который необходим Японии для обеспечения ее позиций как стабилизирующей силы в Восточной Азии. Достижению этого будет способствовать сохранение мира внутри страны и защита ее развития.

в. Наши основные направления политики на континенте включают искоренение угрозы со стороны Советского Союза путем поддержки интенсивного развития Маньчжоу-Го и усиления японско-маньчжурской оборонительной системы, подготовку к экономическому развитию Великобритании и Соединенных Штатов посредством налаживания тесного сотрудничества Маньчжоу-Го, Японии и Китая. В осуществлении этих принципов следует проявлять осторожность, чтобы избежать ухудшения дружеских отношений с другими странами.

г. Расширение нашего национального и экономического влияния к Южным морям, особенно к внешним районам Южных морей, должно осуществляться постепенно и мирными средствами, причем следует проявлять предельную осторожность во избежание провоцирования других стран. Это развитие, вместе со здоровым ростом Маньчжоу-Го, будет способствовать укреплению наших сил.

2. Все наши внутренние и международные принципы будут выверены и унифицированы согласно линиям основ национальной политики, изложенной выше. Новые административные принципы и действия будут осуществляться в соответствии с текущей обстановкой. Будут приняты перечисленные ниже меры.

а. Национальная оборона и вооруженные силы.

(1). Пополнение сил армии будет нацелено на наращивание боеспособности для сопротивления тем силам, которые Советский Союз может задействовать на Дальнем Востоке. Гарнизоны в Маньчжоу-Го и Корее будут пополнены для того, чтобы они смогли нанести первый удар советским войскам на Дальнем Востоке в начале военных действий.

(2). Военно-морское перевооружение будет доведено до уровня, достаточного для контроля над западной частью Тихого океана в противодействии флоту Соединенных Штатов.

б. Международная политика будет перестроена с целью достижения [целей] нашей фундаментальной национильной политики. Армия и флот, избегая любых прямых действий, будут делать все возможное для облегчения работы дипломатических механизмов.

в. Для того, чтобы пересмотр политических и административных структур, установление экономических и финансовых принципов, а также работа всех учреждений могли соответствоовать принципам изложенной выше национальной политики, будут приняты следующие меры.

(1). Решимость населения преодолеть кризис будет укрепляться путем направления и унификации общественного мнения.

(2). Административные структуры и экономические системы будут реформированы с целью стимулирования отраслей, необходимых для осуществления национальной политики и восстановления жизненно важной международной торговли.

(3). Надлежащие меры будут приняты для создания хороших условий жизни людей, улучшения их физического здоровья и поощрения правильного образа мыслей.

(4). Будут приняты соответствующие меры для быстрого расширения авиационной и кораблестроительной промышленности.

(5). Будут заложены основы самообеспечения ресурсами и материалами, необходимыми для национальной обороны и промышленности.

(6). Дипломатическая деятельность и культурная пропаганда за границей будут усилены путем реформирования дипломатической системы, а также с помощью работы агентств информации и пропаганды.


Внешняя политика Империи

Внешняя политика будет основываться на осуществлении нашей национальной политики. Для того чтобы привести все действия в соответствие с курсом национальной политики, будет поддерживаться тесный контакт со всеми гражданскими и военными властями, направленными за границу Более того, люди получат четкие указания и дипломатия будет полностью контролироваться. Для защиты и продвижения наших справедливых и законных национальных прав и интересов необходимо избегать самоуничижительной и придерживаться уверенной позиции. Одновременно будут прилагаться усилия к ослаблению подозрительности и опасений великих держав по отношению к Империи.


Генеральные принципы

Фундаментальной целью нашей внешней политики является утверждение Империи в качестве стабилизирующей силы в Восточной Азии, призванной обеспечить продолжительное спокойствие в этой части мира и гарантировать существование и развитие Империи. С этой целью будет поддерживаться рост Маньчжоу-Го, будут еще более укрепляться наши особые и неразрывные связи с этой страной; наши взаимоотношения с Советским Союзом и Китаем будут урегулироваться отдельно, исходя из с глобальных позиций, а наше продвижение в районы Южных морей будет идти мирным путем. В последние годы Советский Союз резко усилил свою национальную оборону и международную позицию. Он усилил свои войска на Дальнем Востоке до неприемлемой степени и оказывает возрастающее военное и революционное давление на этот регион. Кроме того, Советский Союз планирует взаимодействовать со всеми частями этого региона, стремясь загнать Империю в еще более невыгодное положение. Это прямая угроза национальной безопасности Империи и серьезное препятствие в осуществлении текущей восточно-азиатской политики. Поэтому основной упор будет сделан на разрушение агрессивных советских планов в отношении Дальнего Востока. В частности, мы должны искать дипломатические способы для устранения угрозы советского оружия и предотвращения попыток коммунизации, одновременно пополняя вооружения национальной обороны. Соответственно, необходимо, чтобы Империя, учитывая текущее общее международное положение, урегулировала свои взаимоотношения с ведущими державами и привела в действие свою дипломатическую машину, тем самым делая положение более выгодным для нас.


Основные положения программы

1. Ввиду сложившегося внутреннего и международного положения будет уделено особое внимание избежанию осложнений с Советским Союзом и приложены усилия к решению проблем исключительно мирными путями.

а. Будут учреждены комиссии по вопросу о линии границы от озера Ханка до реки Тумен и для разрешения конфликтов в пограничной зоне. Подобные действующие структуры будут созданы на маньчжуро-советской и маньчжуро-монгольской границах.

б. В подходящее время будет сделано предложение об учреждении демилитаризованной зоны.

в. В случае если Советский Союз выразит желание заключить пакт о ненападении, Империя ясно даст понять, что намерена согласиться при условии, что обе страны ради создания баланса сил разрешат существующие проблемы, включая проблему регулирования их военных сил на Дальнем Востоке.

г. Соответствующие меры будут предприняты для того, чтобы предотвратить идеологическую инфильтрацию Советского Союза в Японию, Маньчжоу-Го и Китай.

2. В работе с китайским центральным и местными правительствами будут приняты достойная позиция и справедливые меры. В сочетании с нашими экономическими мерами, предназначенными для китайских народных масс, будут предприняты шаги, способствующие улучшению их отношения к Японии. Таким образом, дружеское сотрудничество между двумя странами, основанное на принципе «живи и дай жить другим», будет непременно воплощено в жизнь. В районах Северного Китая будут приняты меры для осуществления экономического и культурного сотрудничества с Японией и Маньчжоу-Го, а также приложены усилия к превращению Северного Китая в особый район, где Япония, Маньчжоу-Го и Китай объединятся для совместной обороны против коммунистического нашествия из Советского Союза. В отношении местных правительств, за исключением северокитайского, не будет предпринято действий для поддержки или препятствия объединению или разделу Китая.

Изложенное выше составляет основные принципы нашей китайской политики, на которых будут основаны все наши практические мероприятия. Ввиду наших нынешних взаимоотношений с Советским Союзом приоритетами, формирующими нашу китайскую политику, станут превращение Северного Китая в особый антикоммунистический, прояпонский и проманьчжурский район, получение ресурсов для нашей национальной оборонительной программы и расширение сети сообщений. (Планы, требующие немедленного осуществления, будут рассматриваться отдельно.)

3. Улучшение дружеских отношений между нашей страной и Соединенными Штатами может значительно способствовать компенсации британского и советского влияния. Однако ввиду того, что США заняты перевооружением и с большим беспокойством смотрят на развитие нашей китайской политики в свете своей традиционном дальневосточной политики, существует опасность, что они могут помочь Китаю, делая эту страну зависимой от Запада. Более того, имеются опасения, что это, в конце концов, создаст ситуацию, чрезвычайно неблагоприятную для осуществления нашей политики против Советского Союза. Поэтому мы должны искать понимания Соединенными Штатами нашей справедливой позиции путем уважения их коммерческих интересов в Китае. Одновременно мы должны стремиться улучшить дружественные отношения, основанные на экономической взаимозависимости, тем самым побуждая США к отказу от вмешательства в нашу дальневосточную политику.

4. Так как развитие политической ситуации в Европе сильно влияет на Восточную Азию, должны быть предприняты меры для обращения его на пользу нам, особенно в удержании Советского Союза под контролем.

а. Великобритания и Япония имеют много областей столкновения интересов. Ввиду того, что Великобритания из всех западных держав имеет наибольшие интересы на Дальнем Востоке, а позиция других европейских государств в основном зависит от Великобритании, на данный момент для нас особенно важно взять на себя инициативу в улучшений связей с Великобританией. В этом случае Великобритания может встать на нашу сторону в наших отношениях с Советским Союзом и действовать как противовес Советам, таким образом уменьшая препятствия, лежащие на пути нашей заморской экспансии. Так как исправление англояпонских отношений в Китае будет иметь далеко идущие последствия, мы должны постараться предпринять соответствующие действия для выхода из тупика в Китае и полного урегулирования англо-японских отношений. Следует попытаться заставить Великобританию признать и уважать особые и жизненно важные интересы Японии, особенно в Китае, и в то же время демонстрировать уважение прав и интересов Великобритании там же. Тем не менее, мы должны принять меры предосторожности против Великобритании, чтобы она не склонилась к политике давления на Японию во взаимодействии с другими державами, в частности Соединенными Штатами, Советским Союзом и Китаем.

б. Германия по отношению к Советскому Союзу во многом находится в такой же позиции, что и Япония. Ввиду особых отношений между Францией и Россией полагается благоприятным для Германии действовать совместно с Японией в вопросах национальной обороны и антикоммунистической политики. Поэтому будут укреплены наши дружеские отношения с Германией и предприняты действия по осуществлению японо-германского сотрудничества, если этого потребуют обстоятельства. Более того, для противодействия Советскому Союзу это сотрудничество будет распространено на такие страны, как Польша. Дополнительно будут приложены усилия по просвещению мусульманских народов и европейских и азиатских стран, соседствующих с Советским Союзом, причем будет уделяться внимание улучшению дружеских связей с этими странами.

3. Южные территории, играющие важную роль в наших международных торговых связях и являющиеся районом, необходимым для промышленности и национальной обороны Империи, а также представляющие собой естественное пространство нашего расового развития, должны изучаться как место нашей экспансии. Но наше продвижение в этом районе должно проводиться мирно и постепенно, с приложением огромных усилий, чтобы предотвратить провоцирование других государств и развеять их опасения в отношении Империи.

Что касается Филиппин, то мы ожидаем их полной независимости и, если потребуется, должны гарантировать их нейтралитет.

Для нашей экспансии в Голландскую Ост-Индию особенно важно развеять опасения людей по отношению к нам и обратить их в прояпонскую нацию. С этой целью будут предприняты соответствующие действия. Если нужно, с Нидерландами будет заключен пакт о ненападении.

Таиланду и другим слаборазвитым странам должны быть даны хорошее руководство и помощь на основе наших принципов сосуществования и со-процветания.

4. Заокеанская торговля не только необходима для поддержания и улучшения экономической жизни нашего государства, но и способствует улучшению состояния наших финансов и наших международных обязательств. В настоящем внутреннем и внешнем положении особенно важно, чтобы международная торговля была максимально расширена. Таким образом, мы должны развивать нашу экономическую мощь путем совершенствования нашей международной торговли и одновременно приобретать важные природные ресурсы путем правильного регулирования наших интересов в тех или иных государствах.


Приложение № 2
Китайская политика и руководящие принципы для Северного Китая кабинета Хаяси

Китайская политика, согласованная 16 апреля 1937 года на конференции премьер-министра и министров иностранных дел, финансов, военного и морского министров


1. Политика в отношении нанкинского режима

Япония займет честную и справедливую позицию по отношению к нанкинскому режиму и его движению за объединение Китая и одновременно попытается искоренить основные причины оскорбительной позиции Китая по отношению к Японии. В этом направлении должны быть приняты практические меры, чтобы заставить режим постепенно отказаться от прокоммунистических и прозападных принципов и стать ближе к нашей Империи. В частности, в Северном Китае Япония будет содействовать созданию организаций, необходимых для сотрудничества и взаимопомощи Японии, Маньчжоу-Го и Китая.

Чтобы проводить такую политику, не заставляя при этом нанкинский режим терять лицо, Япония воздержится от действий, которые могли бы принудить режим занять антияпонскую позицию. Особые усилия должны быть приложены в области культурной и экономической деятельности, направленной на развитие понимания населением Китая необходимости применения принципа «живи и дай жить другим» и сопроцветания в истинном смысле слова. Это способствует улучшению дипломатических отношений между Японией и Китаем.

Ввиду результатов прошлогодних переговоров между Японией и Китаем в Нанкине и последующей тенденции политики Китая следует как можно быстрее урегулировать следующие незакрытые вопросы.

(1) Подавление антияпонской риторики и деятельности.

(2) Использование нанкинским режимом японских советников.

(3) Открытие авиалинии между Шанхаем и Фукуока.

(4) Снижение таможенных пошлин.

(5) Арест и выдачу Японии мятежных корейцев.

(6) Урегулирование различных инцидентов, произошедших в Шанхае и других местах.

2. Политика в отношении Северного Китая.

Главной целью политики по отношению к Северному Китаю является превращение этого района в антикоммунистическую, прояпонскую и проманьчжурскую зону и одновременно овладение национальными оборонительными ресурсами и развитие транспортных структур. Целью политики является, с одной стороны, противостояние угрозе красного влияния, а с другой – превращение этого района в базу для осуществления сотрудничества и взаимопомощи между Японией, Маньчжурией и Китаем. Эти цели должны быть достигнуты преимущественно экономическими мерами. Следует избегать любых политических мер, направленных на отделение Северного Китая от Китая или могущих нарушить ход внутренних дел Китая. Таким образом Япония постарается очистить себя от подозрений мировой общественности и устранит беспокойство Китая по отношению к себе. Одновременно будут предприняты актуальные меры для склонения Китая к сотрудничеству с Японией в области эксплуатации его природных ресурсов, развития транспорта и усиления культурных связей между двумя странами.

3. Политика по отношению к местным режимам.

Главной целью политики по отношению к местным режимам является налаживание практического сотрудничества с ними с целью расширения наших прав и интересов, а также одновременное создание прояпонских тенденций во всем Китае. Вследствие этого следует избегать любой политики, направленной на поощрение объединения или разделения местных режимов.

4. Политика по отношению к Внутренней Монголии

Главной целью нашей политики по отношению к Внутренней Монголии является завоевание доверия монголов к Японии. Хотя главная задача заключается в укреплении положения Японии по отношению к Советскому Союзу путем руководства монголами в установлении их собственного правительства на основании сотрудничества между Японией и Маньчжоу-Го, пока следует сосредоточить усилия на укреплении политической мощи внутреннемонгольского режима, управляющего провинциями Шилин-Гол и Чахар. Эта политика должна проводиться тайно, и любые проблемы с китайцами должны улаживаться насколько возможно мирными способами. Прежде всего, эта политика должна осуществляться в гармонии с общей политикой в отношении Советского Союза и Китая.


Политика руководства Северным Китаем

Общие принципы

1. Главными целями руководства Северным Китаем являются преобразование этой территории в антикоммунистическую, прояпонскую и проманьчжурскую зону, а также обеспечение доступа к ресурсам, необходимым для нашей национальной обороны, и развитие на этой территории транспортных коммуникаций. Другими словами, задача заключается в приготовлениях к угрозе влияния красных с одновременным превращением территории в базу сотрудничества и взаимопомощи между Японией, Маньчжурией и Кореей.

2. Для достижения этой цели в настоящее время следует обратить особое внимание на выполнение экономической программы. Соответствующие меры должны быть приняты по отношению к нанкинскому режиму (в дополнение к принципам руководства северокитайским режимом) с тем, чтобы он осознал особое положение Северного Китая и сотрудничал с Японией в осуществлении мероприятий по сотрудничеству и взаимной помощи Японии, Маньчжоу-Го и Китая.


Сущность руководства

1. Позиция, которую следует принять для руководства Северным Китаем.

Наша политика по отношению к Северному Китаю – возможно, из-за географических особенностей данного региона, – часто вызывает у Китая и других держав предположение, что Япония пытается расширить буферную зону, отодвинуть границы Маньчжоу-Го и добиться независимости Северного Китая. Поэтому в осуществлении нашей политики по отношению к Северному Китаю в будущем мы должны строго воздерживаться от любого поведения, которое может создать нежелательное непонимание, и сосредоточить усилия на культурных и экономических мерах, направленных на обеспечение мирной и удобной жизни населения региона. Это значительно поспособствует достижению главной цели.

В развитии культуры и экономики Северного Китая необходимо не только занять мягкую позицию для поощрения свободных действий частного капитала, но также поддерживать понимание в отношении любых требований нанкинского или восточнохэбэйско-чахарского режимов, необходимых для сохранения лица. Проблемы особого режима торговли в Восточной Хэбэй и свободных полетов над Северным Китаем должны быть решены насколько возможно быстро.

3. Руководство восточнохэбэйско-чахарским режимом.

В руководстве этим режимом должна быть принята справедливая позиция. Особенно необходимо для нас завоевать доверие населения путем уничтожения влияния военных клик в финансовой, экономической военной и других сферах.

4. Руководство Восточнохэбэйским автономным правительством.

В руководстве этим правительством мы должны бороться за улучшение его внутреннего управления; всеобъемлющие меры должны быть приняты для развития его индустрии, что сделает эту территорию образцовым местом, где люди смогут жить мирно и удобно, свободные от эксплуатации со стороны военных клик. Таким образом, мы должны постараться показать на деле, что наша политика по отношению к Северному Китаю действительно справедлива. Однако в осуществлении изложенных принципов следует воздерживаться от любых мер, вредных для общего руководства местными режимами Северного Китая, учитывая, что Восточнохэбэйское автономное правительство в любом случае не может существовать самостоятельно.

5. Руководство местными режимами в провинциях Шаньдун, Шаньси и Суйюань.

Основной целью политики по отношению к этим местным режимам, особенно шаньдунскому, является их сближение с Японией путем постепенного осуществления культурных и экономических мер, направленных на установление дружественных взаимоотношений и сотрудничества между Японией, Маньчжоу-Го и Китаем.

В осуществлении вышеуказанных мер мы должны занять наисправедливейшую позицию и избегать любой политической тактики, которая может спровоцировать ненужные демонстрации, таким образом давая китайским властям повод для пропаганды антияпонской политики.

6. Принципы экономического развития.

Главной целью нашей политики в области развития экономики Северного Китая является расширение наших прав и интересов на основе свободного действия частного капитала и мобилизации местного китайского капитала для установления тесной китайско-японской связи, основанной на общих экономических интересах; в итоге Северный Китай должен стать прояпонской территорией в войне и мире. В этой связи особенно решительно должны осуществляться эксплуатация военных ресурсов, необходимых для нашей национальной обороны, и строительство объектов энергоснабжения и транспорта; при этом, если потребуют обстоятельства, можно прибегать даже к использованию особого капитала. В эксплуатации природных ресурсов мы должны уважать права и интересы третьих держав и одновременно требовать от них уважения наших прав и интересов. К сотрудничеству с третьими державами, в частности Великобританией и Соединенными Штатами, будут приложены все возможные усилия, вплоть до соглашений о совместном использовании материалов и ресурсов.


Приложение № 3
Принципы, сформулированные руководством японской армии 8 июля 1937 года

1. Ввиду того, что правительственная политика локализации инцидента осознается полевыми командирами в полной мере, все необходимые, связанные с ней мероприятия будут оставлены на усмотрение командиров, дислоцированных в Китае. Даже если потребуется направить войска в Китай из метрополии, будут предприняты максимальные усилия к тому, чтобы урегулировать инцидент в пределах ограниченного района вокруг Пекина и Тяньцзиня.

2. В случае если положение ухудшится и инцидент расширится, будет направлено достаточное количество войск, чтобы урегулировать его немедленно. Ниже следует временный план отправки таких подкреплений, подготовленный Генеральным штабом 8 июля.

а. Из Квантунской армии: основные силы дислоцированной в Жэхэ бригады и механизированной группы, две разведывательные эскадрильи, две тяжелобомбардировочные эскадрильи, один железнодорожный батальон и две автотранспортные роты.

б. Из Корейской армии: четыре пехотных батальона, один батальон полевой артиллерии, одна кавалерийская и одна саперная рота.

в. Из метрополии: ([перечислены] только основные части) одна бригада средней артиллерии, один полк горной артиллерии, два танковых батальона и 16 эскадрилий самолетов разных типов.


Приложение № 4
Принципы, сформулированные руководством японского флота 8 июля 1937 года

1. Будут приняты меры к тому, чтобы Третий флот, в настоящее время занятый в объединенных маневрах армии и флота в районе Формозы, прекратил учения и вернулся в место постоянной дислокации.

2. Флот подготовится к расширению инцидента на весь Китай[142]. В данный момент особое внимание следует уделить обороне района Циндао. Будут приняты все меры предосторожности против действий, которые могут спровоцировать китайские власти.

3. Будут сформированы отряды подкреплений, которые будут поддерживаться в готовности, с тем чтобы справиться с любым развитием событий в Китае.


Приложение № 5
Китайская политика японского правительства, доложенная Императору и высочайше одобренная 11 июля 1937 года

1. Принципы направления войск в Северный Китай, получившие одобрение Императора 11 июля 1937 года (подготовленные премьер-министром Коноэ, военным министром Сугияма, министром иностранных дел Хирота, морским министром Ёнаи и министром финансов Кайя) заключаются в следующем.

а. Направляя войска в Китай, мы стремимся путем демонстрации нашей мощи заставить китайское командование принести извинения и принять на себя ответственность за возможные будущие происшествия.

б. Мы атакуем китайские силы, только если станет ясным, что наши требования не примут.

в. Принцип локализации инцидента и урегулирования его путем переговоров полевых командиров будет уважаться до последнего.

г. Если выяснится, что вновь мобилизованные войска не нужно отправлять, отправка будет отменена.

д. Экспедиционные силы будут состоять из пяти дивизий, из которых пока достаточно трех.

2. Заявление японского правительства, сделанное 11 июля 1937 года в связи с отправкой войск в Северный Китай:

«Японские гарнизонные силы в Китае, которые терпеливо принимали следующие одно за другим оскорбления китайцев в адрес Японии, в полночь 7 июля были вынуждены столкнуться с 29-й армией, которая находилась на охранной службе вместе с нашими войсками; [столкновение произошло] из-за незаконной стрельбы последней в районе моста Марко Поло. Это создало значительное напряжение в районе Пекина – Тяньцзиня, и в результате возникла серьезная угроза японским жителям в данном районе. Тем не менее, мы надеялись мирно урегулировать инцидент и пытались локализовать его. 29-я армия, хотя и согласившаяся на мирное урегулирование, ночью 10 июля внезапно начала еще одну не имеющую оправдания атаку, и мы вновь понесли серьезные потери. Более того, китайские власти усилили военные приготовления, последовательно наращивая свои войска на передовой, выдвигая свои части из Сиюань на юг и мобилизуя силы центральной армии. Таким образом, они не проявили подлинного намерения принять наше предложение о мире и, в конце концов, категорически отказались вести переговоры в Пекине. В свете изложенных фактов нет места сомнениям, что недавний инцидент является результатом намеренной антияпонской военной акции со стороны Китая. Излишне говорить, что безопасность в Северном Китае является делом настоятельной необходимости для мира в Восточной Азии и китайские власти должны принести нам извинения за свои беззаконные антияпонские действия и соответствующим образом гарантировать, что будут воздерживаться от повторения таких действий впредь. Поэтому правительство на сегодняшнем заседании кабинета постановило принять необходимые меры для отправки войск в Северный Китай. Хотя поддержание мира в Восточной Азии есть постоянное желание Японии, правительство не теряет надежды на мирные переговоры на основе своей политики локализации. Оно желает достичь дружеского урегулирования инцидента, что зависит от быстрой переоценки положения со стороны китайских властей. Правительство также желает полностью учесть права и интересы третьих держав».


Приложение № 6
Сущность заявления, сделанного Чан Кайши 17 июля 1937 года в Люшане

«Как жители слабой страны мы терпеливо вынесли многое, стараясь поддерживать мир. Однако сейчас мы стоим перед критической ситуацией, в которой, чтобы сохранить нашу страну, должны сопротивляться агрессии даже ценой наших жизней. Мы не можем пойти на компромисс. Все должны полностью понимать смысл того, что мы называем критической ситуацией. Инцидент у моста Марко Поло явно представляет собой акт международной провокации со стороны японских сил. Шесть лет прошло с тех пор, как мы потеряли четыре наши северо-восточные провинции (Маньчжоу-Го). Вскоре последовало соглашение Тангу[143], а теперь имеет место столкновение между нашими и японскими силами у моста Марко Поло, который является воротами к Пекину. Будет ли он силой занят японскими захватчиками; кто может определенно сказать, что наша старая столица, в течение 500 лет процветавшая как политический, культурный и военный центр севера, не станет новым Мукденом? Если Пекин сегодня станет Мукденом прошлых дней, район Китая (Хэбэй и Чахар) разделят судьбу четырех северо-восточных провинций. А затем – кто сможет быть уверенным, что Нанкин не станет новым Пекином? События у моста Марко Поло действительно важны для страны, и судьба нашего народа может зависеть от того, есть ли вероятность урегулирования этого инцидента. Будучи слабой страной, мы должны сделать нашей национальной политикой поддержание мира и не провоцировать войну. Однако если в результате иностранной агрессии мы окажемся перед национальным кризисом, мы должны принять вызов для продолжения своего существования как нации, за что мы ответственны перед своими предками. После того как начнется война, у нашей слабой страны не останется шанса на компромисс. В этом случае мы должны стремиться к окончательной победе даже ценой нашего существования. Превратится ли инцидент у моста Марко Поло в полномасштабную войну между Китаем и Японией – зависит исключительно от позиции японского правительства. Можем ли мы рассчитывать на мир – зависит преимущественно от действий японских войск. Даже если надежда на мир уменьшится, мы должны продолжать искать урегулирования инцидента путем дипломатических переговоров. Для мирного урегулирования инцидента мы должны установить четыре следующих условия, представляющих собой последнюю линию, которую должна удерживать дипломатия более слабых стран.

(1) Должно быть достигнуто соглашение, не нарушающее территориальных прав и суверенитета Китая.

(2) Не будет допущено никаких беззаконных изменений в административной системе района Хэбэй[144].

(3) Местные правительственные чиновники, направленные центральным правительством, например Сун Чжэюань, председатель административного комитета Хэбэя, не должны смещаться под давлением извне.

(4) Не должно налагаться никаких ограничений на район нынешнего расположения 29-й армии.


Таким образом, правительство уже сформулировало последовательную политику, установило не подлежащие изменению условия урегулирования инцидента у моста Марко Поло и намерено держаться этих условий. Надеясь на мир, мы не ждем немедленного облегчения. Форсируя приготовления для противодействия, мы никогда не откажемся сражаться. После начала сопротивления всей нации единственное, что нам осталось, – продолжать свой путь любой ценой. Правительство должно смотреть в лицо кризису со всей предусмотрительностью, в то время как народ должен решительно и спокойно подготовиться к обороне своей страны, рассчитывая на национальное единение и строго соблюдая дисциплину и общественный порядок в эти кризисные времена».


Приложение № 7
Соглашение между генеральными штабами армии и флота по операциям в Северном Китае (11 июля 1937 года)

I. Руководящие принципы операций.

1. Театр военных действий будет ограничен районом Пекина – Тяньцзиня. Силы в принципе не будут использованы в Центральном и Южном Китае. Однако когда это окажется необходимым, японские жители в районах Циндао и Шанхая будут защищены силой оружия.

2. Операции будут совместно осуществляться армией и флотом.

3. В ходе операций будут, насколько возможно, избегаться любые конфликты с третьими странами.

II. Оперативные задачи.

1. В соответствии с политикой локализации будет занят район Пекина – Тяньцзиня. С этой целью будут усилены гарнизоны в Китае и прислано необходимое количество войск Квантунской армией и из метрополии. Армия будет преимущественно отвечать за операцию по занятию района Пекина – Тяньцзиня. Флот будет содействовать, эскортируя войсковые транспорты и поддерживая действия армии в районе Тяньцзиня.

2. Флот будет ответственен за осуществление мер безопасности в центральном и южном Китае.

3. В случае если положение в районе, упомянутом в предыдущем параграфе, обострится настолько, что понадобится защитить японских граждан, они будут обороняться в районах Циндао и Шанхая совместными действиями сил армии и флота.

4. Обеспечение поддержки воздушными силами будет оговорено отдельно.

III. Диспозиция войск, транспорта и эскорта.

IV. Связь.