Робин Александер - Мутные воды

Мутные воды [Murky Waters ru] 773K, 189 с. (пер. Народный перевод, ...)   (скачать) - Робин Александер

Робин Александер
Мутные воды


Глава 1

Пара карих глаз увлеченно наблюдала за тем, как буксир поднимают из воды и ставят в плавучий док. Рыбины всех видов и размеров посыпались из большого судна на платформу. Мужчины подбирали бедолаг, которым не посчастливилось сбежать обратно в воду, и складывали их в ведра. Зрелище подъема большого судна из воды привело девочку в восторг, и она прыгала на месте, визжа от восхищения.

— Нравится, малышка? — спросил ее отец, наблюдавший за тем, как она восторженно приплясывает на набережной. Его единственный ребенок любил реку и суда на ней не меньше, чем он сам. Это были их особые моменты вместе. Единственные, когда он видел свою обычно угрюмую девочку счастливой и беззаботной, как той и полагалось быть.

— Оставайся с дядей здесь, наверху, малышка. Мне нужно спуститься на минутку и взглянуть, что там происходит, — он взъерошил девочке волосы, ущипнул ее за нос, а затем ушел вниз по дамбе.

— Почему мне нельзя спуститься туда с папой?

Дядя опустился на колени, оказавшись на одном уровне с девочкой, и объяснил:

— Ты не одета для этого, малышка. В обрезанных шортах и кедах туда идти нельзя. Кроме того, там внизу опасно.

На него уставились полные страха карие глаза.

— С папочкой все будет в порядке?

Дядя тут же пожалел о неудачно выбранных словах.

— Конечно же, все будет в порядке, малышка. Я имел в виду, что там небезопасно для таких красивых маленьких девочек как ты, — он легонько ткнул ее в живот, и девочка захихикала.

Дядя заметил на шее у девочки фотоаппарат.

— Все еще снимаешь, как и твоя мама, да, малышка?

Улыбка слетела с лица девочки, и она посмотрела на висящую на шее камеру.

— Да, сэр. Я хотела поснимать буксиры.

Дядя мягко приподнял пальцем подбородок девочки так, что ей пришлось взглянуть ему в глаза.

— Малышка, с чего такое грустное лицо?

Невинные карие глаза стремительно заполнились слезами, которые начали струиться по маленьким щечкам.

— Я думаю, что мама не слишком любит меня, дядя, — девочка расплакалась.

Дядя притянул ее к себе и обнял. У него сердце разрывалось от сочувствия к малышке в его объятьях. Ему так хотелось забрать ее к себе. Он знал, что сказанное ею было правдой, но никогда не причинил бы ей еще большую боль, подтвердив ее слова.

— Она любит тебя, малышка, просто она не слишком умеет это показывать.

Он изо всех сил старался успокоить убитого горем ребенка.

— Эй, смотри, солнце садится. Спорю, что у тебя получится поймать этот свет в объектив.

Он вытер ей глаза и повел ее ниже по дамбе, к месту, где ничто не закрывало вид на Миссисипи и откуда девочка могла бы сделать снимок. Он увидел, как вверх по течению поднимается буксирное судно.

— Глянь-ка туда, малышка. Сфотографируй вон то судно на фоне заходящего солнца.

Узкий сноп света пробился сквозь жалюзи, выхватывая из сумрака пару закрытых глаз. Нахмурив лоб, она медленно открыла глаза и с болью осознала, что уже наступило утро. Она облизнула губы. Во рту было так сухо, что, казалось, она всю ночь только тем и занималась, что жевала подушку. Перебор с алкоголем накануне вечером дал о себе знать сразу же, как она повернула голову, пытаясь рассмотреть окружающую обстановку.

Она поиграла прядями волос блондинки, разметавшимися по ее груди, а затем высвободилась из сплетения рук и ног. Она медленно поднялась на ноги: в голове начало гудеть. Она подобрала с пола одежду и начала одеваться, надеясь не разбудить девушку, имени которой не помнила.

Продолжая лежать без движения, блондинка тихо заговорила. Она тоже сожалела об обильных алкогольных возлияниях накануне вечером.

— Полагаю, на завтрак ты не останешься. Я знаю, что мы договорились только на одну ночь, но я хотя бы могла бы сделать тебе чашку кофе.

Проведя длинными пальцами по темным вьющимся волосам, она вздохнула.

— В этом и правда нет необходимости. Не думаю, что я в состоянии удержать ее сейчас, — она натянула рубашку через голову, поцеловала блондинку в щеку, и ушла, не говоря ни слова.

Почувствовав внезапный приступ клаустрофобии, она открыла люк и все окна в машине, а затем поехала домой, сонно протирая глаза. Как и всегда после таких ночей, ее охватил меланхоличный настрой. Она подумала о девушке, с которой провела вечер. Ее общество стало для нее долгожданной временной отдушиной, спасением от одиночества, что затаилось так глубоко внутри. Большинство людей назвали бы ее поведение распущенным, но ее действия накануне вечером не имели отношения к сексу. Все дело было в том, что ей хотелось быть окруженной теплотой и лаской другого человеческого существа. Сам же секс был лишь способом доставить удовольствие партнеру.

Как обычно, она с самого начала четко обозначила, что не планирует никаких обязательств. Ей не хотелось никаких неприятных недоразумений наутро. Она не хотела ни к кому привязываться и не хотела, чтобы кто-то привязывался к ней.

Любовь для нее была лишь мимолетной эмоцией. Для нее она никогда не была реальной, равно как и не длилась ощутимо долго. Она уже давно пришла к выводу, что просто не способна любить кого-то. А, значит, никто не способен полюбить и ее.

Это не более, чем мимолетная эмоция.

Утро выдалось ярким и солнечным, и она почувствовала, что не готова ехать в свой тихий дом. Вместо этого она заехала в мини-маркет и купила содовой и пачку сигарет, а затем отправилась к университетским озерам. Сезон загара и волейбольных матчей еще не наступил, так что на небольшом пляже никого не было.

Парковочных мест было полно. Выбрав место у одной из пикниковых точек, она припарковалась, а затем в одиночку заняла один из столиков и стала разглядывать озеро.

Теплый летний ветерок приятно обдувал ее, шевеля волосы, и она закатила рукава повыше, отдаваясь во власть этого нехитрого удовольствия. Ее одежда все еще хранила легкий запах духов блондинки и сигаретного дыма, напоминавший ей, как они танцевали накануне вечером. Она вспомнила, как приятно было обнимать девушку, ощущая тепло так плотно прижатого тела. Закуривая сигарету, она спросила себя, ощутила ли партнерша ее отчаянную потребность быть с кем-то рядом.

Мысленно она признавала, что у нее было все, о чем большинство могло только мечтать: отличная работа, прекрасный дом, хорошая машина — весь материальный достаток, какого только можно желать в жизни. И все же где-то в душе скреблось болезненное ощущение одиночества. Она разрывалась на части. С одной стороны, она желала, чтобы в ее жизни был кто-то, с кем она сможет разделить все эти вещи, в то время как с другой она не верила, что ей когда-либо удастся этого достичь.

Она не желала заводить друзей. В ее жизни было лишь несколько человек, которые пробились к ее сердцу. И все же она не открывала им своих чувств. Хотя по некоторым их прошлым замечаниям она чувствовала, что они все понимают, все же она не позволила бы ни одной живой душе проникнуть в то, что она так глубоко скрывала. Она всегда считала, что обязана лгать друзьям о том, как счастлива.

Выразить свои чувства означало бы дать им право голоса. Открыв шлюз, поток было бы уже не остановить — он выплеснулся бы весь, а она осталась бы уязвимой и открытой. Она не знала, что именно удерживало ее от этого поступка, гордость или механизм самосохранения. Чем бы это ни было, оно не давало ей слишком открываться, а, значит, спасало и от душевного надлома, который не замедлил бы последовать.

Вовсе не будучи наивной, она понимала, что в жизни все совсем не как в кино. Двое встречаются, влюбляются, и эта любовь помогает им преодолеть все жизненные преграды на пути. А в финале пара вместе уезжает в закат. Такие романтические ориентиры принесли популярность не одному фильму, но вот реальность всегда требовала большего, чем такой простой эмоции, как любовь.

Ее маленький кокон надежно защищал ее от таких трудностей. И все же временами ощущение пустоты становилось просто невыносимым. В такие моменты она отправлялась в один из баров, где находила себе компанию на вечер, что и случилось вчера. На несколько часов она забывалась, притворяясь, что рядом с ней любовь всей ее жизни, и вкладывала все свои эмоции и желание в свою спутницу. А на следующий день резкий утренний свет неизменно возвращал ее к реальности, вместе с которой снова всплывали и все мрачные чувства.

Ее молчаливые размышления прервал шум автомобиля, заехавшего на парковочное место рядом с ее машиной. С парковки вышли молодая женщина с маленькой девочкой. Обе улыбнулись и пожелали ей доброго утра. Она заинтересованно наблюдала, как маленькая девочка, сжимая в руках пакет с хлебом, побежала к кромке воды. Она не обращала внимания на то, что мать звала ее и просила подождать. Женщина догнала дочь и открыла пакет.

Они начали бросать куски хлеба в воду, приманивая уток к утренней трапезе.

Девочка визжала и смеялась, когда голодные утки начали подплывать ближе. Ее мать опустилась рядом с ней на колени, любящим и оберегающим жестом обняв ее за талию. Ни одна из них не заметила, как темноволосая женщина смахивает слезы, садясь в машину.


Глава 2

В 7:30 утра жара уже вовсю свирепствовала в Батон-Руж. Клэр нервно пощелкала переключателями кондиционера. Поскольку она была уроженкой Хьюстона, жарой ее было не удивить.

Зато ее удивило, что движение в час пик в Батон-Руж было не менее плотным, чем в Хьюстоне. Продвигаясь с черепашьей скоростью по 10му шоссе, она порадовалась, что выехала на новую работу с хорошим запасом времени. Ей не хотелось портить первое впечатление о себе опозданием.

Она завела свой джип Чероки на уже забитую парковку. У нее оставалось еще полчаса, и она потратила это время на изучение фасада нового офисного здания, в котором ей предстояло работать. В здании было четыре этажа, а сторона, выходящая на Миссисипи, была почти полностью застеклена.

Это был главный офис компании Валор Марин.

Клэр сделала домашнее задание и собрала информацию о своем новом работодателе. То, что ей удалось разузнать, весьма впечатляло. Валор прочно закрепилась в морской промышленности. Компания специализировалась на речных перевозках нефтехимикатов. Значительная часть всех перевозок газо- и нефтепродуктов осуществлялось при помощи барж и буксиров. Многие газо- и нефтеперерабатыващие компании пользовались буксирами и баржами компании Валор для транспортировки своей продукции по внутриматериковым водным путям по всей стране.

Она закурила и отхлебнула кофе. Клэр проработала диспетчером в одной и той же транспортной компании на протяжении десяти лет. Суарез Трэвел специализировалась на работе с лояльными корпоративными клиентами. Клэр привыкла работать «на месте» со многими из их клиентов. Ее готовность к поездкам всегда добавляла ей очков. В конце концов ее усердие было вознаграждено, и она получила завидную должность диспетчера по грузовым перевозкам в Валор Марин.

В довесок к тому, что это был ее первый рабочий день, Клэр пригласили присутствовать на совещании менеджеров, и это обстоятельство заставляло ее особенно нервничать: ведь ей предстояло познакомиться со всем управленческим составом.

Она затушила сигарету, допила оставшийся кофе и сделала глубокий вдох перед тем, как совершить короткую перебежку к зданию по изнуряющей жаре.

Войдя в здание, она не могла не удивиться интерьеру. Весь вестибюль был отделан латунью и стеклом. Поздоровавшись с секретарем, она присела на один из стильных кожаных диванов. На стеклянном столике перед ней лежало несколько профильных журналов по морской промышленности, листая которые она и скоротала время ожидания.

— Госпожа Мюррей?

Клэр встала и пожала протянутую ей руку.

— Я Эллен Комо. Мы говорили с вами по телефону. Я рада наконец познакомиться лично. Добро пожаловать в Валор.

Клэр сразу же почувствовала к Эллен симпатию: у этой женщины было крепкое рукопожатие, и она смотрела прямо в глаза во время беседы. Клэр неплохо разбиралась в людях, и, по ее оценке, Эллен была очень искренним человеком. Ее расслабленная манера поведения помогла Клэр почувствовать себя чуть менее зажато.

Клэр последовала за Эллен в комнату под названием Камбуз. Они прошли по извилистым коридорам, стены которых были украшены снимками буксиров и морскими эмблемами. Камбуз оказался полностью оборудованной кухней со всеми удобствами не менее хорошо оборудованного дома. Сделав по чашке кофе, они отправились в зал для совещаний.

В лифте они поднимались одни, и Эллен попыталась помочь заметно нервничающей Клэр немного расслабиться.

— После утренней совещания я отведу тебя в твой новый кабинет. Ну, то есть, как… — Эллен сделала эффектную паузу. — Если ты выживешь, конечно…

При виде ужаса, отразившегося на лице Клэр, Эллен громко рассмеялась.

— Милая, если чего и нужно бояться, так это скуки. Если в списке твоих талантов числится сон с открытыми глазами, ты, главное, постарайся не пускать слюни на стол совещаний. Я вот все время на этом сыплюсь.

Они доехали до четвертого этажа и двери лифта открылись, и женщины вошли в зал для совещаний, который занимал практически весь этаж. Дальняя стена просторного помещения была застеклена, открывая вид на Миссисипи.

Довольная тем, что они с Эллен пришли на встречу первыми, Клэр прошла к окну.

Она наблюдала за тем, как на востоке сияет утреннее солнце, заставляя мутные воды Миссисипи сверкать будто бриллианты. Она с интересом наблюдала, как буксиры всех калибров снуют вверх и вниз по реке, оставляя вспененные следы в кильватере.

Эллен подошла к окну и встала рядом с ней.

— На севере стоянка нашего флота. Вон там один из наших буксиров привязан к барже. После загрузки на перерабатывающих заводах, баржи отправляются на север для разгрузки в других терминалах. Я представляю, насколько вся эта кухня тебе незнакома, поэтому я договорилась, чтобы один из наших менеджеров устроил тебе завтра экскурсию. Надо будет найти тебе ботинки с металлическим носком и кое-какое защитное снаряжение.

Клэр выглядела озадаченной.

— Это что ж за экскурсия такая, что мне все это понадобится?

Эллен рассмеялась.

— Думаю, будет неплохо, если ты посетишь одно из наших судов. А чтобы подняться на борт, тебе потребуется защитное снаряжение.

Клэр ухмыльнулась.

— Ты хочешь сказать, что я смогу прокатиться на одном из этих буксиров? А поводить дадут?

Эллен развеселил ее энтузиазм.

— Похоже, народ подтягивается. Идем займем хорошие места. Я не хочу, чтобы ты что-нибудь пропустила, а то так и правда заскучать недолго, — Эллен усмехнулась своему сарказму.

Последним в помещение зашел очень видный мужчина. По прикидке Клэр, ему было за 60. Пока она рассматривала его, в ее голове всплыл образ отца. Было заметно, что он пользовался большим уважением присутствующих, в свою очередь, относясь к ним с теплом, будто гордый родитель.

Он занял место во главе стола и обратился к собравшимся.

— Дамы и господа, сегодня к нам присоединится новый сотрудник. Разрешите, я представлюсь сначала сам. Меня зовут Кэмерон Хьюз, главный менеджер Валор Марин. Госпожа Мюррей, я рад приветствовать вас на борту.

Клэр кивнула и поблагодарила его.

— Клэр Мюррей будет новым диспетчером для Суарез Трэвел. Она займет место Ронды Хадсон, которая, как все мы знаем, увольняется в связи с рождением ребенка. Клэр переходит к нам с наилучшими рекомендациями, и я рад, что она будет работать у нас.

— Я бы хотел, чтобы каждый менеджер, начиная со Скотта справа от меня, представился и дал краткий обзор того, чем вы здесь занимаетесь. Я надеюсь, что каждый из вас найдет время для того, чтобы Клэр почувствовала, что ей здесь рады, и окажет ей содействие во всем, что ей может здесь понадобиться.

Клэр внимательно вслушивалась в каждое имя в надежде, что в памяти задержатся хотя бы несколько. Одно из имен отчетливо выделилось среди других: Тристан Делакруа. Клэр заметила ее в ту же минуту, как та вошла в комнату. Высокая, безупречно одетая, а длинные темные волосы великолепным каскадом рассыпались по ее плечам. Она излучала ту особую уверенность, которую Клэр находила столь неотразимой в женщинах. Клэр внутренне улыбнулась, отметив в низком и мягком голосе Тристан легкий каджунский акцент.

Тристан вовсе не выглядела той, кто стал бы работать на буксирную компанию. Ее маникюр и деловой костюм делали ее больше похожей на адвоката. Всю оставшуюся часть встречи Клэр пользовалась любой возможностью, чтобы изучить Тристан. Лишь когда Клэр обнаружила, что темные глаза Тристан обращены на нее, она сделала над собой усилие и прекратила разглядывать ее.

В завершение встречи каждый сотрудник подошел к Клэр, чтобы поприветствовать ее лично. Когда подошла Тристан, Клэр почувствовала, что ее пульс учащается. Она и правда волновалась из-за того, что ей предстояло пожать руку этой красивой женщине.

— Госпожа Мюррей, приятно познакомиться, — с этими словами Тристан пристально взглянула в глаза Клэр и пожала ей руку. От этого простого жеста по спине Клэр побежали мурашки. — Ваше рабочее место ждет вас. Мне не нравится, как работает Суарез Трэвел. Я надеюсь, что ваше появление исправит ситуацию, в противном случае работа здесь вам может очень не понравиться.

Сказав это, Тристан извинилась и вышла из зала, оставив стоять ошеломленную и потерявшую дар речи Клэр. Пытаясь не терять спокойствия и вернуть самообладание, Клэр уставилась на двери, через которые только что вышла Тристан.

— Самая красивая женщина, которую я когда-либо видела, и такая стерва, ну надо же, — пробормотала Клэр себе под нос.

Эллен ободряюще похлопала ее по спине.

— Клэр, надо переговорить. Я чувствую, что нужно разъяснить то, что тут только что произошло. Давай прокатимся в обувной магазин и купим тебе пару подходящих ботинок для твоей завтрашней экскурсии.

Когда они сели в машину, Эллен спросила:

— Ты куришь?

— Да, курю, — улыбнувшись, ответила Клэр.

— Здорово, потому что, если бы ты не курила, я бы тебе предложила начать. Этот бизнес точно заставит тебя пристраститься к чему-нибудь нездоровому. Поскольку на работе пить нельзя, я решила начать курить. Потому как, видит бог, есть больше, чем я уже ем, мне точно не стоит, — Эллен рассмеялась, прикуривая сигарету.

— Эллен, можно я спрошу кое-что?

Эллен кивнула Клэр, не отрывая взгляда от дороги.

— Можно совсем напрямую?

На этот раз Эллен отвлеклась от дороги и взглянула на своего пассажира.

— Конечно.

Клэр прикурила и медленно выпустила дым.

— Какого черта у Тристан шило в заднице?

Эллен расхохоталась над прямотой Клэр.

— Мне действительно жаль, что она так повела себя, Клэр. Зная Тристан, могу предположить, что, когда она узнает тебя получше, она сама извинится. У нее не раз бывали стычки с Рондой. Вообще-то, от Ронды никогда не было особой отдачи для нашей компании. Она считает, что ее отдел — это просто бюро перевозок у нас в офисе.

Основная причина того, что все диспетчеры находятся в нашем офисе, в том, что для вас это возможность лично вовлечься в нашу деятельность. Чем больше вы о нас знаете, тем больше вы можете сделать для нас. А с Рондой с тех пор, как она забеременела, дела пошли совсем плохо. Она все время витает в облаках.

Отдел Тристан отвечает за навигацию всех наших судов. Наши суда всегда в работе, если только у нас нет перебоев с заказами или не случилась какая-то механическая неисправность. Так что смена экипажей все время происходит в плавающем режиме.

Вот тут в дело и вступают диспетчеры. Валор каждый год тратит на них приличную сумму. Нам нужны те, кто обеспечит наилучшую эффективность всех наших маршрутов.

Что же касается Тристан, работать с ней действительно здорово. Она очень посвящена своему делу и уделяет работе столько времени, сколько потребуется для того, чтобы до конца выполнить задачу. Ее здесь очень уважают как менеджера, так как она всегда стоит горой за своих сотрудников. Она не ожидает совершенства от тех, кто с ней работает, однако, она ожидает, чтобы они к нему стремились. Ты будешь работать с ней теснее, чем со своими сотрудниками.

Клэр не знала, плакать ей или радоваться перспективе совместной работы с мисс «шило в заднице». Как бы то ни было, ее порадовала короткая поездка за покупками с Эллен и обед в небольшом мексиканском ресторанчике рядом с офисом. Поглощая чипсы с сальсой, Эллен решила предупредить Клэр о том, что Тристан была убежденной лесбиянкой. Слегка подавившись чипсами, Клэр быстро пришла в себя.

— Клэр, только не пойми меня неправильно. У меня нет с этим никаких проблем. В каждой избушке свои погремушки, но все же я подумала, что предупредить стоит, ведь тебе придется тесно работать с ней.

Клэр прикинула, стоит ли прямо сейчас рассказать Эллен о том, что у них с Тристан есть кое-что общее, но в последний момент сдрейфила. Глубоко внутри она чувствовала, что начинает новую жизнь с большой лжи, которая нависает над ней, будто дамоклов меч.

— Для меня это не имеет особого значения, Эллен. Мне уже доводилось работать с геями, — она старалась смотреть Эллен в глаза, поддерживая непринужденный разговор на эту тему.

Прикончив обед и полпачки сигарет, они отправились обратно в офис. Эллен отвела Клэр в ее новый кабинет на третьем этаже. Они зашли в большой зал, разделенную пополам на кабинки перегородками высотой по пояс. Задняя часть помещения была разбита на три застекленных кабинета, из которых их владельцам открывался вид на весь зал с кабинками, а заодно и на примыкающие кабинеты.

В кабинках находились четверо. Двое говорили по телефону, еще двое усердно работали за своими компьютерами. Каждый взглянул на Клэр и Эллен, когда те шли к застекленным кабинетам. Самый большой из трех принадлежал Тристан. По одну руку от ее кабинета находился кабинет Клэр, а по другую — кабинет, где работали остальные диспетчеры.

— Как видишь, ты будешь совсем рядом с персоналом. И, конечно, с Тристан. Она, наверное, еще на встречах. Так твоим людям будет легче обратиться к тебе, Пока Эллен болтала со одним из координаторов, Клэр воспользовалась моментом и заглянула в офис Тристан. Было заметно, что Тристан уважает порядок: все вещи были аккуратно расставлены по своим местам. Дубовые полки были тщательно протерты. В углу стоял аквариум, а на стенах были развешаны фотографии подводного мира в рамках. Тристан явно любила море и его обитателей.

Клэр извинилась и ненадолго оставила Эллен, чтобы зайти к диспетчерам. Она с большим облегчением увидела знакомые лица Майка и Лорен: им уже доводилось работать вместе. Оба приветствовали ее радушными объятиями.

— Мы очень ждали возможности снова поработать с тобой, — сказала Лорен с улыбкой. — Мне жаль, но Ронда решила, что пятница — ее последний рабочий день. Я думаю, она не хотела пересекаться с Тристан. Эти двое были готовы глотку друг другу перегрызть. Тем не менее, Ронда оставила тебе подробный отчет о своих ежедневных обязанностях. Не думаю, что для тебя станет проблемой начать прямо с того места, где она закончила.

Клэр нахмурилась.

— Сегодня утром Тристан и правда сказала мне, что недовольна тем, как работала Ронда. Я надеюсь, что вы оба поможете мне наладить наши рабочие отношения. Я бы хотела встретиться с вами обоими позже, если позволит график. Это то, чему мне хотелось бы уделить внимание как можно быстрее.

После того, как Эллен помогла Клэр освоиться в новом офисе, она ушла, а Клэр приступила к работе. Первым делом она ознакомилась с системой документации, которую вела Ронда. Довольная тем, что все в порядке, она начала настраивать компьютер под свои рабочие привычки. Клэр оторвалась от работы, когда Тристан зашла в зал и, поговорив с координаторами экипажей, направилась в свой офис.

Тристан поприветствовала Клэр легким кивком и пошла дальше, будто забыв о ее присутствии. Клэр надеялась, что они могли бы начать и получше, однако Тристан явно не была заинтересована в болтовне.

Клэр мысленно поблагодарила того, кто спроектировал стеклянные перегородки в кабинетах. Украдкой бросая взгляды на Тристан, она увидела, как та зашла в комнату и сняла пиджак. Она аккуратно повесила его на спинку стула, пока проверяла свою голосовую почту. Клэр обратила внимание, что шелковая рубашка сидела на Тристан будто влитая, подчеркивая ее ладную фигуру. Она ухмыльнулась, думая о том, что такой способ отвлечься от работы будет очень приятным.

Клэр вернулась к работе. Примерно через час она услышала стук в дверь, которая и так была открыта. Подняв глаза, она увидела на пороге Тристан. Клэр оценила ее манеры и пригласила войти. Тристан оставалась на ногах до тех пор, пока Клэр не пригласила ее присесть на один из высоких кожаных стульев, стоявших в офисе.

Тристан заговорила первой.

— Мне нужна всего минута. Меня назначили твоим проводником на завтра, — если Тристан и испытывала какое-то удовольствие от предстоящей задачи, это никак не отразилось на ее лице. — Эллен сказала мне, что ботинки у тебя уже есть. Остальное снаряжение для тебя я принесу сюда завтра утром. Надень джинсы, а еще я принесла тебе вот это, — она отдала Клэр джинсовую рубашку с эмблемой Валор на нагрудном кармане. — Не обязательно надевать ее, если не хочешь. Я подумала, что это хороший подарок в честь твоего прибытия на борт.

Стремясь избежать неловкого молчания, Тристан продолжила:

— Тебе нужно быть здесь в 7.00 завтра утром. Я бы хотела начать с места стоянки нашего флота. Один из наших буксиров будет там, но не слишком долго.

Клэр улыбнулась и решила воспользоваться возможностью поговорить с Тристан.

— Я действительно хочу, чтобы здесь все получилось. Я надеюсь, что во время завтрашней экскурсии мы сможем открыто обсудить ваши проблемные моменты с Рондой. Я бы не хотела повторения ошибок. Валор наш клиент, и в наших интересах, чтобы вы получили работу именно в том виде, на который рассчитываете.

Тристан задумчиво посмотрела на нее, а затем произнесла:

— Я ценю это, Клэр. Нам предстоит многое обсудить.

Сказав это, она вежливо извинилась и вернулась в свой офис. Клэр откинулась на спинку стула и выдохнула в первый раз с тех пор, как закончила последнюю фразу.

Она не была уверена в том, какую реакцию вызовет ее маленькая речь. Насколько она могла судить, она заработала очко в пользу команды диспетчеров.

Остаток дня Клэр посвятила встрече с Майком и Лорен. Той информации, что ей удалось вытянуть из двух диспетчеров, хватило, чтобы исписать почти весь блокнот.

По их мнению, большую часть проблем Ронда навлекла на себя сама. Она работала без отдачи, нерегулярно ходила на работу, да и вообще относилась к своим обязанностям спустя рукава. Клэр пришла к выводу, что сможет решить большую часть из этих проблем довольно в скором времени.


Глава 3

Возвращение домой было ничуть не лучше утренней дороги на работу. Клэр выехала на шоссе и вскоре встала. К счастью, она проявила предусмотрительность, выбрав квартиру недалеко от автомагистрали. Добравшись до выезда с трассы, ей придется пройти всего-то одну милю, чтобы попасть в жилой комплекс.

Клэр улыбнулась, откинувшись на сиденье. День прошел неплохо, не считая знакомства с Тристан. Абсолютно все, за исключением высокой, красивой, темноволосой женщины, были с ней милы и хорошо ее приняли. Кроме того, ей опять предстояло сотрудничать с Майклом и Лоурен, и это было приятным дополнением к новой работе, поскольку они были хорошими агентами, и Клэр знала, что на них можно положиться.

Здешние места не сильно отличались от Хьюстона, разве что масштабы помельче: Батон-Руж казался ей причудливым сонным маленьким городком. И это было как раз то, что было нужно на данный момент ее жизни. В перспективе она хотела выкроить время, чтобы исследовать новые пространства, где ей теперь жить. Пожалуй, если бы Тристан перестала быть занозой в заднице, из нее бы получился славный экскурсовод…

Припарковавшись в специально отведенном месте, Клэр взяла вещи из машины, и отправилась по лестнице в свою квартиру на втором этаже. Она не горела желанием уехать из Хьюстона, но жизнь в Батон-Руж обходилась куда дешевле, а в качестве бонуса прилагались самые живописные места, в которых она когда-либо была.

Оказавшись в квартире, Клэр с облегчением вздохнула: вот она и дома! Собирая белье в стирку, она не забыла положить туда и ту рубашку, что дала ей Тристан.

Потом наступил черед приготовления ужина: свиная отбивная, салат, и большой бокал белого вина.

После ужина Клэр включила стиральную машину. Она захватила с собой в ванную початую бутылку, стремясь расслабиться и забыть о напряжении первого рабочего дня. Теплая пенная вода, свежий номер любимого журнала… И спустя два бокала ей это удалось — Клэр почувствовала себя отдохнувшей и посвежевшей.

В углу гостиной ее нового жилища располагалась винтовая лестница, ведущая вверх в маленький лофт. Лестница особенно нравилась Клэр — между окном и ею можно было разместить комнатные растения. Плющ будет так близко к перилам, что его ветви станут нависать над гостиной. Если бы ее мать была жива, ей бы пришлось по душе новое жилище Клэр. Она вздохнула: интересно, насколько бы все было по-другому, если бы мама была рядом? Клэр скучала по ней, по ее поддержке и утешению в тяжелые времена.

Клэр вздохнула:

— Итак, начнем по порядку… — пробормотала она, и отправилась в свободную комнату, которой предстояло стать ее рабочим кабинетом. Там оставалось последнее, что нужно было разобрать и разложить по местам. Она хорошенько приложилась к бутылке, прежде чем заняться кипой бумаг и и папок, наваленных на столе.

Она развернула стол так, чтобы сидеть лицом к большому эркеру, который украшал ее импровизированный кабинет. Потом ненадолго опустилась в кресло, посидела, разглядывая в большое окно дубы, коими был обсажен дом. Клэр оценила предусмотрительность строителей, которые потрудились сохранить эти большие величественные деревья. Наладив и подключив компьютер, Клэр занялась дальнейшим обустройством своего небольшого убежища — места, где только и можно будет курить. Она постаралась сделать так, чтобы в остальной части дома не чувствовался запах табака, а эта комната будет служить прикрытием для ее маленькой слабости.

Клэр слегка приоткрыла окно и включила вентилятор на потолке. Откинувшись на спинку кресла, она положила ноги на стол и зажгла сигарету… Что ж, она наконец устроила в этой комнате все так, как и хотела, и это грело ей душу. Покончив с этим, она могла переключить свое внимание на другие вещи. Клэр открыла правый ящик стола и вытащила коричневый конверт с фотографиями. Она сделала еще глоток вина, разглядывая конверт. Была одна единственная вещь, которую она хотела оставить в прошлом, в Хьюстоне, надеясь, что это не будет преследовать ее в настоящем.

Клэр долго так сидела, рассматривая бумажный пакет. Прикончила сигарету, тут же прикурила другую, снова наполнила бокал… Сделав несколько успокаивающих вдохов-выдохов, она открыла конверт и медленно вытащила фото.

Некоторые из них запечатлели моменты, как она вылезает из своего «чероки», входит в старый хьюстонский офис, на других — ужинает с друзьями в ресторане…

Было несколько фото, где она делала какие-то совсем обыденные вещи: покупала продукты в магазине, выбирала фильм в видеопрокате… Но больше всего ее волновали кадры, сделанные через открытые окна, когда он была дома. Первые полгода она получала только снимки, а потом пришла фотография, где она целовалась, прощаясь после свидания, и посыпались письма… В этих посланиях ее обзывали шлюхой. Это сводило ее с ума.

В первую очередь Клэр заподозревала в их авторстве Лизу — свою бывшую пассию.

Их расставание было весьма бурным… Но именно ее настойчивые мольбы обратиться в полицию убедили Клэр вычеркнуть Лизу из списка возможных подозреваемых. Клэр до сих пор помнила потрясенное выражение лица подруги, ее трясущиеся руки, когда та разглядывала снимки и письма, что предъявила ей Клэр.

Клэр так и не обратилась в полицию. Она рассудила, что эти письма не носили угрожающего характера, и уехав, она могла бы избавиться от преследования.

Гораздо больше Клэр опасалась скандала, который могли спровоцировать вопросы полицейских к тем людям, с которыми она контактировала. Принятое решение об отъезде угнетало ее, но теперь она находилась в другом штате, и надеялась, что все утрясется.

Сидя в освещенной комнате, женщина не могла видеть темную фигуру, укрытую в тени огромных дубов напротив парковки. Сквозь объектив фотоаппарата неизвестный наблюдал за каждым ее движением, беспорядочно щелкая затвором. И только когда Клэр потушила огни и вышла из комнаты, наблюдатель убрал камеру и покинул свое убежище.

Позже, лежа в постели ожидании сна, Клэр поймала себя на том, что думает о Тристан. И она легко призналась самой себе, что находит эту женщину привлекательной, даже несмотря на то, что та была стервой. И к несчастью, она не могла убедить себя наслаждаться только лишь внешним видом мерзкой красотки — ей хотелось больше узнать о ней. Это вызвало у нее улыбку: «Наверное, я просто мазохист.» Интересно, есть ли кто-нибудь у нее? Тристан воистину была самой хорошенькой из всех, на кого когда-либо западала Клэр. «Наверняка, ее девушка выглядит точно супермодель», — размышляла она, — «или, того хуже, может избить меня до полусмерти…». Последнее, что она ощутила, проваливаясь в сон, было мимолетное воспоминание о руке Тристан в ее руке, когда они знакомились ранним утром.

Будильник, по мнению Клэр, прозвенел слишком рано. Она несколько раз нажимала на кнопку повтора, прежде чем выбралась из постели. Стоя под душем, она размышляла, что же готовит ей грядущий день? На самом деле она с нетерпением ожидала экскурсии с Тристан.

Одевшись, Клэр встала перед большим зеркалом в спальне и критически осмотрела свое отражение в полный рост. Прическа и макияж ее вполне удовлетворили, а вот ботинки со стальными носками показались ей немного грубоватыми. Но зато они гармонировали по цвету с сумочкой. Клэр заправила новую фирменную рубашку в джинсы, и отправилась навстречу новому дню.

В пути Клэр расслабилась, потягивая кофе и наслаждаясь первой за сегодня сигаретой. Влившись в поток машин на шоссе I-10, ее машина встала в пробке.

Обычно дорожные заторы раздражали и отупляли ее, и к тому времени, когда Клэр добиралась до места, она уже чувствовала, что превратилась в полную идиотку. Но этим утром движение на дороге тем не менее позволило ей остаться спокойной и мысленно подготовиться к наступающему дню. Чего скрывать, она нервничала, предвкушая целый день наедине с Тристан. Клэр не была уверена точно — то ли она беспокоится из-за того, как произвести благоприятное впечатление на нового клиента, то ли из-за влечения к столь эффектной женщине. Напоследок она еще раз придирчиво осмотрела свой макияж в зеркальце заднего вида.

Добравшись до офиса, Клэр заскочила на кухню и сделала себе еще чашку кофе, после чего направилась в кабинет Тристан. Координаторы компании уже были там, когда она вошла. Она обнаружила Тристан, работающую за компьютером, спиной к собравшимся. Таким образом, у Клэр оказалось в запасе время, чтобы пообщаться с остальными и лишний раз потренироваться, запоминая их имена.

Клэр просунула голову в кабинет Тристан, желая обозначить свое присутствие:

— Доброе утро! Я просто хотела сказать, что уже тут, и готова, когда ты закончишь…

Тристан повернулась, чтобы посмотреть на нее. Помолчав, она ответила:

— Доброе утро, couillon[1], - и все четверо координаторов дружно заржали.

— Что смешного?! И что означает это слово? — Клэр почувствовала, как от негодования у нее сводит судорогой мышцы шеи.

Координаторы выжидающе уставились на Тристан, и хриплый хохот мигом увял до жиденького хихикания. Клэр переступила порог кабинета и сердито посмотрела на обидчицу:

— Потрудитесь объяснить, мисс Делакруа! — возмущенно потребовала она.

— Это на кажунском означает глупый или смешной человек… — без тени улыбки пояснила та.

Клэр хлопнула дверью так, что стены заходили ходуном:

— Я, конечно, не настолько искусна в языках… Но я отнюдь не дура. И при этом я не уверена, что вы можете сказать о себе то же самое.

Лицо Тристан превратилось в ледяную маску, однако она ответила, не повысив голоса: — Позволю себе напомнить, я — ваш клиент. И вы работаете на меня.

— Что ж, мисс Делакруа, хотя я и работаю в компании, которая оказывает услуги вашей конторе, это вовсе не означает, что я — менее значимая фигура по сравнению с вами. И я была бы признательна, если бы вы прекратили меня доставать всякий раз, когда я общаюсь с вами.

Тристан медленно встала, и обойдя стол, оказалась лицом к лицу с Клэр.

— Мне нужно на склад, взять для нас каски, — она протянула Клэр два спасательных жилета. — Встретимся с задней стороны здания. Моя машина — красный форд F-150.

Тристан «переключилась» так неожиданно, что это выбило Клэр из колеи. Она на секунду впала в ступор, — стояла и тупо моргала, — прежде чем взять жилеты из рук Делакруа. Тристан же молча развернулась и вышла из комнаты, в очередной раз оставив Мюррей стоять столбом и глазеть ей вслед. В довершении ко всему, Клэр не могла, разумеется, не заметить, как чудесно джинсы Тристан обтягивают ее попку! — и это бесило ее еще больше.

Мюррей отыскала машину Делакруа, та была не заперта, и мало того — с ключами, торчащими в зажигании. Клэр забралась внутрь, завела мотор и врубила на полную кондиционер: удушающая летняя жара давала себя знать, к тому же она все утро пила горячий кофе… Но несмотря на такую предупредительность, кровь в ней так и кипела, и все чего ей сейчас реально хотелось — это выбить все дерьмо из «Мисс — Сама — Любезность — Делакруа».

Клэр стояла рядом с открытой дверью автомобиля, пользуясь прохладой, идущей из кабины, и курила. Она не слышала, как подошла Тристан, и вздрогнула, когда та сказала:

— Садитесь, можете курить в машине…

Клэр бросила на нее быстрый взгляд и демонстративным щелчком стряхнула пепел… Фигушки, никаких приказов больше!

Сев, наконец, в машину, она пристегнула ремень. Ее гид сделала тоже самое. Клэр не произнесла ни слова, пока они не выехали со стоянки, а потом ее прорвало:

— Так в чем твоя проблема со мной, Тристан, черт тебя побери?.. Мы только вчера познакомились, но ты уже дважды умудрилась оскорбить меня! Я так понимаю, что у вас с Рондой были тёрки по работе, но это не повод срываться на мне… Ты ведь даже не дала мне шанса!

Тристан перевела взгляд с дороги на Клэр.

— Ты права.

И этим она снова выбила почву из-под ног у Мюррей, — та не ожидала такого ответа. Честно говоря, Клэр хотелось просто позлить ее. Начиная свою игру, она надеялась, что Тристан вступит в словесную перепалку. Но Тристан, похоже, не собиралась продолжать разговор дальше. Поэтому, потеряв на мгновение дар речи, Клэр снова начала закипать:

— Можете прямо сейчас развернуть машину назад и притащить мою задницу обратно в офис, мисс Делакруа. Я планирую отправиться прямиком к господину Хьюзу и сообщить ему, что никто в моем положении не сможет эффективно работать в этой компании, потому что вы, мисс, не готовы сотрудничать с нами!

Тристан резко вырулила к обочине, остановилась, и отстегнула ремень безопасности. «Гм… разумно ли было говорить ей подобные вещи?» — тут же засомневалась Клэр. Тристан повернулась к ней, но на ее лице не было ни следа гнева.

— Вчера, когда я принесла тебе рубашку, я пыталась помириться. Я вела себя очень непрофессионально. Да, я была расстроена из-за ситуации с Рондой, и оторвалась на тебе. На самом же деле, я очень рада, что ее заменили, и с нетерпением жду, когда мы начнем работать с тобой. Мне действительно жаль, что мы с тобой начали таким вот образом, и это реально моя вина… И кстати, мой отец называл меня «couillon», когда я была ребенком. Это было мое прозвище. И я не имела в виду ничего такого…

Клэр, услышав это, довольно долго сидела и просто смотрела на Тристан. Ей хотелось, чтобы эта непростая женщина разразилась в ответ бурной тирадой, наорала, что ли… Но то, что та сказала, прозвучало как искреннее и сердечное раскаяние. И это-то раздражало еще больше!

— Извинения приняты, — буркнула Клэр, и это было все, что она смогла выдавить из себя.

Тристан вывела машину обратно на дорогу. Они проехали милю или две, когда она прикурила сигарету.

— Можешь спокойно курить в машине, — предложила она. — Одно условие — стряхивай пепел в окно. Я не люблю, когда используют пепельницу.

Клэр достала сигареты, и прежде, чем она успела вынуть зажигалку, Тристан протянула руку и щелкнула своей. Всю дорогу до места назначения они ехали молча.

Никто не знал, что сказать, гнев Клэр иссяк, и это молчание лишь усиливало чувство неловкости между ними.

Тристан вела машину вверх по крутой насыпи. Когда они достигли вершины, перед ними открылся вида на бухту с высоты птичьего полета. У берега стояла на якоре баржа. Клэр заметила небольшое строение на самой барже, и Тристан пояснила, что это офис флотилии, где на верхнем этаже располагались диспетчеры, а нижнюю часть занимали припасы и почта для судов.

Тристан вышла первой из машины, подошла к пассажирской стороне и подала Клэр спасжилет. Она надела жилет, рассчитывая, что Клэр повторит ее действия и сумеет одеться. Но Клэр честно боролась с ремнями несколько долгих минут, и в итоге жилет стал выглядеть так, будто его изрядно помял медведь. Тристан не смогла сдержаться, и захихикала.

— Не хочешь помочь? — сдалась Клер. Устроенный беспорядок придавал ей немного дурацкий вид.

Буквально парой движений Тристан распутала ремни, и Клэр просунула руки, пока она держала жилетку. Когда Мюррей повернулась к ней лицом, Тристан немного замешкалась, прежде чем закрепить застежку поверх пышной груди Клэр.

Затем Тристан вручила ей тяжелую каску. Свою собственную она держала подмышкой.

— Мы обязаны надевать это, когда находимся на пристани, или на барже, которую толкает судно. Но я не очень-то соблюдаю это правило, поскольку терпеть не могу это безобразие на голове после каски. И если ты согласишься не выдавать меня, я не буду настаивать, чтобы ты ее надела. Лады?..

— Легко! — Клэр совершенно не представляла, как регулировать ремень каски, да и ходить весь остаток дня с помятой прической ей не хотелось.

Они начали спускаться вниз, к мосту, нависающему над бурной водой между насыпью и причалом. Прежде чем перебраться по мосту на баржу, Тристан остановилась:

— Видишь вон там парня, что справляет нужду прямо за борт? — с неловкой улыбкой обернулась она к Клэр.

— О, господи боже, да! Фуу… гадость! У них что, нет на судне туалета?

Тристан долго смеялась, прежде чем смогла ответить.

— Есть, но некоторым неохота заморачиваться и проще сделать это так… Я обратила твое внимание на этот маленький похабный спектакль только по той причине, что он работает механиком на судне. Именно механики, в основном, готовят еду, поэтому, когда они пригласят нас на ланч, будь готова соврать, что ты не голодная.

Они перебрались по мосту на баржу, и направились прямиком в офис. Клэр поняла, что для того чтобы работать в Валор, ты должен полюбить скалолазание, потому что кругом были сплошные лестницы. Слегка запыхавшись, она поднялась в диспетчерскую вслед за Тристан, и ей пришлось напрячь зрение — в комнате было темно после яркого уличного света.

Клэр услышала низкий голос, позвавший Тристан:

— Дел-а-кроу! Где ж ты пропадала, девочка? — человек говорил с сильным кажуанским акцентом. — Я уже два дня здесь жду, что ты придешь повидаться со мной. Еду вот твою любимую приготовил вчера, в надежде, что ты примчишься на запах.

— Привет, Сэм, рада видеть тебя. Прости, я скучала по тебе вчера. Поверь, я бы лучше с удовольствием провела время здесь, но Хьюз заставил меня совещаться с целой бандой деловых парней, — говоря это, Тристан обняла мужчину.

Сэм поиграл бровями:

— Ты была в платье? Это было секси?

— Нет, маленький извращенец, — рассмеялась Тристан, — я была все в том же старом костюме, который обычно надеваю на такие дерьмовые сборища. Ну, а теперь перестань дурачиться, я должна познакомить тебя кое с кем.

Тристан отступила в сторонку, давая Сэму увидеть Клэр. Он вытер мозолистые руки о штаны, и потряс руку Клэр энергичным рукопожатием, глядя на нее так, словно она была чем-то аппетитным вроде бараньей отбивной. Тристан наградила его легким подзатыльником.

— Клэр, это — Сэм. Он — капитан «Сары Энн», баржи, что сейчас пришвартована к посадочной.

После взаимных представлений, капитан предложил Клэр осмотреть его судно. Он был искренне рад сопровождать прелестную блондиночку. Лето вступило в свои права — типичное луизианское лето, — и пока Сэм водил их от носа до кормы, от жары над верхней губой Клэр проступили крошечные бисеринки пота. Их вид очень заинтересовал Тристан… Капитан тоже явно испытывал удовольствие от прогулки по судну, и, казалось, жара была ему нипочем. Но заметив состояние Клэр, он понял, что остаток экскурсии лучше провести внизу.

В это время другая пара глаз наблюдала за троицей, спустившейся на нижнюю палубу. Дождавшись, пока они окажутся вне зоны слышимости, человек включил ручную рацию, и начал говорить:

— Вот тебе раскладочка: она примерно пять футов семь дюймов… Вес, я думаю, около ста тридцати фунтов. Хорошо сложена, такая прямо вся крепкая, мускулистая…

Титьки, жопа, — тёлочка что надо! Светлые волосы, глаза, я думаю, карие…

— На самом деле они- цвета лесного ореха, — перебила его Тристан. Высокая, пять футов восемь дюймов, она нависла над низкорослым информатором, и ее темные глаза, казалось, вот-вот пробуравят в нем дырки.

Шпион медленно развернулся к ней с выпученными глаза и отвисшей челюстью.

Мужчина, заикаясь от неожиданности, принялся было объясняться.

— Вы считаете необходимым доложить всему экипажу по радио о физических характеристиках посетителя? — медленно проговорила Тристан. — По-вашему, это разумно, сообщить целой толпе мужиков, которые в море вот уже тридцать дней кряду, что по палубе разгуливает аппетитная блондинка?

Он начал что-то бормотать, но Тристан остановила его жестом руки:

— Хватит оправдываться! Все то время, пока наша гостья остается на борту, я ожидаю, что вы и остальные члены экипажа будете джентльменами. А теперь берите рацию и повторите остальным то, что я только что сказала.

Она наблюдала, как матрос поднял рацию и начал повторять ее приказ. Посчитав, что все всё поняли, она спустилась в каюту, чтобы найти Клэр и Сэма. Время от времени, бросая взгляд по сторонам, она видела матросов, притворявшихся, будто они заняты делом. Но этому она уж никак не могла помешать, и лишь усмехалась про себя: блондинка ведь и впрямь была прекрасно сложена…

Спустившись по трапу на нижнюю палубу. Тристан решила не выпускать Клэр из виду, пока они находятся на корабле. Мужчины всегда относились к ней с почтением из-за ее положения, и, главным образом, потому что знали ее отца. Но ее слегка беспокоило, что Клэр могла не получить должного обращения.

Как она и ожидала Сэм разошелся вовсю, хвастаясь капитанской каютой перед своей невольной слушательницей. Он гордо демонстрировал ей все современные гаджеты, которые жена подарила ему на Рождество: тут тебе и DVD-плеер, и семнадцати дюймовый ТВ, и стерео в комплекте с CD-плеером… Тристан ухмыльнулась, подумав, что его жена понятия не имела, сколько часов он мог провести за просмотром порно на ее подарках. Когда бедная Клэр начала выглядеть так, будто уже вот-вот сдохнет от скуки, Тристан прекратила ее мучения:

— Сэм, мы с Клэр вынуждены покинуть тебя. У нас на сегодня четкий график, которого мы должны придерживаться.

— Да ладно, Трис, вы должны пообедать с нами! — разочарованно протянул Сэм.

Клэр бросила тревожный взгляд в ее сторону: в ее памяти еще было свежо воспоминание о человеке, писающем за борт. Тристан улыбнулась в ответ, незаметно покачав головой.

— Хорошо, Трис, — сказал Сэм, — я отпущу вас, но вы должны будете приехать и посмотреть нашу капитанскую рубку.

— Рубку? — с любопытством переспросила Клэр.

— О, да-а! То самое место, откуда я управляю судном. Это самое лучшее, что есть на корабле, если не считать моей каюты… Кстати, я выучил новую песню под гитару, вы непременно должны это услышать! Мы можем прямо сейчас это устроить…

— О, не-ет! — сказала Тристан, — Сэм, предлагаю заключить сделку: мы посмотрим рубку, а взамен ты обещаешь не играть нам на гитаре, или чего доброго, петь…

— Ты разбиваешь мне сердце, — притворно проскулил Сэм. — Боже, как это больно!

— Врунишка! — фыркнула Делкаруа.

Сэм повел их в рубку кружным путем. Он провел их через машинное отделение, где всё оглушительно грохотало, и там указывал на каждую встречную железяку, подробно объясняя, для чего она нужна; Клэр смотрела, как открывается и закрывается его рот, но абсолютно не могла уловить, что он рассказывает.

К ее вящему облегчению, они покинули шумное помещение, и пустились сквозь лабиринт узких запутанных коридорчиков. Она смотрела в открытые двери кают, и они напоминали ей крошечные комнаты общежития. Перед тем как одолеть очередные два лестничных пролета, Клэр бросила взгляд на Тристан, та улыбнулась и пожала плечами.

Наконец, они прошли в какую-то дверь, и Клэр обнаружила, что находится в помещении, напоминающем вышку управления полетами в аэропорту, только в миниатюре. Рулевая рубка была на самой верхней палубе, и представляла собой стеклянный купол, что позволяло рулевому обозревать весь корабль под ним с высоты птичьего полета. Клэр восхитилась таким обилием электронного оборудования вокруг, с трудом удерживаясь, чтобы не нажать на все кнопочки, какие только были в пределах досягаемости. Зато Сэм настоял, чтобы она села в капитанское кресло, пока он объясняет ей предназначение каждого устройства.

Тристан пристроилась на маленькой скамеечке, и наблюдала за Клэр, которая с большим интересом слушала разглагольствования Сэма. Тот даже позволил ей потрогать кое-какие переключатели, и Клэр сильно смахивала на ребенка в рождественское утро: широкая улыбка от уха до уха, в ожидании, что дядя позволит ей поиграться со всеми игрушками. Клэр и в самом деле все это нравилось, и она не успокоилась, пока не исследовала все уголки рулевой рубки.

Тристан припомнила, как отец впервые взял ее на борт. Для десятилетнего ребенка это было целым приключением в сказочной стране. Отец держался рядом с ней, памятуя обо всех опасностях, сопутствующих человеку на корабле. И самым заветным воспоминанием о том событии для нее был именно визит в рулевую рубку.

И теперь, когда ей было уже тридцать восемь, она ясно помнила лицо седовласого капитана, который усадил ее в капитанское кресло… Время, проведенное с отцом на пароходах, было самой чудесной и счастливой порой ее детства. Наблюдая интерес Клэр к тем вещем, которые всегда представляли для нее нечто ценное, Тристан ощутила то особое умиротворение, которое утеряла после смерти отца.

Клэр и Сэм быстро подружились. Она даже терпеливо сидела и слушала, пока он сыграл-таки на гитаре, и спел пару песен. И ей удалось сохранить серьезный вид, когда Тристан за его спиной делала вид, что сейчас сиганет за борт.

В итоге Тристан понадобилось некоторое усилие, чтобы вытащить, наконец, Клэр с капитанского мостика, и спустить на «грешную землю». Ей было забавно слушать возбужденную болтовню Клэр, у которой накопилась масса вопросов о жизни на реке. Однако, она терпеливо отвечала на них.

— Это похоже на жизнь на суше. Катера выполняют роль маленьких почтовых отделений. Суда для перевозки персонала могут забирать и перевозить почту. На них можно купить какие-то необходимые вещи. Есть даже специальные суда, которые перевозят топливо, чтобы корабли могли заправляться на ходу. Так же доставляют и продукты. Даже мусор забирают с каждого судна… Это целый мир…

Поднявшись обратно по пристани, обе женщины вздохнули с облегчением, когда залезли в машину. К счастью, кондиционер быстро охладил кабину, когда они вернулись на шоссе. Жара и влажность сделали свое дело: каждый из волосков на голове Клэр, казалось, торчал в своем собственном направлении. Она вытерла лицо платком, пытаясь сохранить хотя бы остатки утреннего макияжа.

— Как насчет пиццы на обед? — спросила Тристан, пока они неслись по Ривер-роуд.

— Звучит божественно! И холодный чай тоже был бы весьма кстати…

— Отлично! Я отвезу тебя в одно местечко — самое мое любимое, вот увидишь — там готовят классную пиццу. Но я вожу туда только друзей. Поэтому мы должны сначала узнать друг друга получше. Я расскажу тебе про себя, а потом — все, что уже знаю о тебе. Что скажешь?

— Ну-уу… хорошо, я согласна… — согласилась Клэр, чуть растерявшись.

— Мне — тридцать восемь, я не замужем, детей нет, если не считать рыжего полосатого кота по кличке Ральф. Все мои увлечения связаны с водой и туризмом, и не знаю уж, поверишь ли, с садоводством… Я помешана на чистоте, и, вероятно, по этой самой причине все еще одинока. Мое любимое блюдо — пицца. Ну вот, теперь ты меня знаешь… Позволь мне рассказать, что я знаю о тебе. Ты тоже ярая чистюля.

Ты не замужем, у тебя нет детей, твое хобби — шопинг. Я предполагаю, что тебе где-то тридцать пять. И ты — лесби.

Клэр слушала ее, ухмыляясь, пока та не произнесла последнюю фразу. У нее тут же исчезла ухмылка, и отвисла челюсть.

— С какой стати ты предположила обо мне такое?

Тристан засмеялась:

— Что именно?

— Что я — гей?

— Я заметила символ гей-прайда на твоем футляре для очков. Полагаю, ты прекрасно осведомлена, что этот знак — не просто красивая радуга.

Клэр была ошеломлена и не смогла возразить. Тристан смеялась так сильно, что ей пришлось остановиться у обочины.

— О-о, Клэр, не печалься ты так! Я не хотела тебя расстраивать, но… Ах, какое у тебя было лицо — о-о! — это дорогого стоит!..

— Я и не расстроилась. Я просто не ожидала… И не сиди с такой самодовольной физиономией! Я вообще-то вычислила тебя в первый же день!

— Постой, не говори! Дай-ка угадаю… Это Эллен, верно? У нее просто насущная потребность доложить первому встречному эдакую пикантную подробность…

Откровенно говоря, она так любопытствует, потому что сама лишена этого. Она — милая, и я думаю, что она желает мне добра, просто слишком увлечена моей интимной жизнью…

— Ты, пожалуй, владеешь самым оригинальным способом растопить лед между людьми, Тристан Делакруа… — сказала Клэр с притворным возмущением.

Тристан вывела машину обратно на дорогу и направилась в ее любимую пиццерию.

Обе женщины почувствовали себя более непринужденно и стали общаться гораздо откровеннее, открыв для себя, что им больше нравится быть в мире и согласии.


Глава 4

Тристан втиснула свой красный F-150 на переполненную стоянку возле Pastime Lounge, расположенного на перекрестке дорог. Клэр скептически осмотрелась:

— Как по мне, это не очень похоже на пиццерию…

— Потому что это — лаунж-бар, и они подают лучшую пиццу в Батон-Руж.

Клэр неохотно последовал за ней в старый бар. Тристан подошла к стойке и стала делать заказ, предложив Клэр пока поискать свободный столик.

Вскоре появилась Тристан, принеся два чая со льдом, и заняла свое место.

— Пицца скоро будет готова, — сказал она, и выжала лимон в свой чай.

Клэр оглядела комнату.

— Здесь не так уж и плохо. Это сюда ты приводишь всех своих женщин, чтобы произвести на них впечатление?

Тристан засмеялась.

— Вау! У меня так долго не было свиданий, что я уже и забыла, каково это — производить впечатление… С моим графиком работы тяжело во все это ввязываться.

Большинство моих отношений погибло именно из-за моего хаотичного режима. Я просто на все плюнула…

— Мне это хорошо знакомо. Я часто переезжала из-за своей работы. В итоге получила повышение, о котором мечтала, но это плохо отразилось на моей личной жизни…

Они посидели несколько минут в неловком молчании, потом Клэр сменила тему:

— А как ты оказалась в этом бизнесе?

— Мой отец был одним из портовых механиков. Ну, одним из тех парней, которых зовут, когда на судне технические проблемы. Когда я была маленькая, и у них еще не было столь жестких правил по технике безопасности, я могла ходить вместе с ним. Я просто влюбилась в реку и пароходы… И когда я закончила школу, то к большому неудовольствию моих родителей, решила не поступать в колледж, а устроиться на работу в Валор. И вот с тех пор я здесь…

В этот момент подошла их очередь. Тристан извинилась и пошла за пиццей.

Клэр смотрела, как она идет через зал. Она не могла не заметить, как все головы поворачивались ей вслед. Ей показалось забавным, что Тристан даже не замечала внимания, оказываемого ей: и не потому что она была высокомерной, а просто действительно не осознавала, насколько она хороша.

Съев лучшую пиццу из всех, что ей когда-либо доводилось пробовать, Клэр устроилась поудобнее в своем кресле, и закурила. Тристан поступила так же. Клэр хотелось узнать побольше о красивой женщине, сидящей рядом с ней. Тем более, что список вопросов в ее голове значительно вырос.

— Слушай, Трис, не возражаешь, если я спрошу тебя кое о чем?

Использовав уменьшительное имя, коим пользовался Сэм, Клэр надеялась снова разговорить молчаливую спутницу.

— Да я просто открытая книга… Валяй… — улыбнулась Тристан.

Клэр сделала паузу и набрала побольше воздуха.

— Хорошо… Ну, первое. Ты живешь здесь всю свою жизнь? У тебя есть братья или сестры? У тебя хорошие отношения с твоими родителями?.. Какой твой любимый цвет?.. Любишь ли ты еще что-нибудь, кроме пиццы?.. Почему твоего кота зовут Ральф? Покажешь ли ты мне как-нибудь город, когда у нас обеих будет свободное время?..

Тристан поморгала от такого натиска, пытаясь охватить все вопросы. Последний понравился ей больше всего, но она решила отвечать по порядку.

— Да, я всегда жила здесь… Братьев и сестер у меня нет. Отец умер два года назад, с мамой мы редко видимся, и не очень-то понимаем друг друга… Мой любимый цвет — синий… Кухню я люблю мексиканскую и итальянскую… А Ральф — потому что я нахожу это имечко весьма забавным для кота. И я с удовольствием покажу тебе наши места, но прежде мы должны кое что серьезно обсудить…

Последняя фраза застала Клэр врасплох.

— Обсудить?..

— Клэр, все знают о моей ориентации. Я никогда не пыталась ее скрывать. Поскольку мы будем работать вместе, то непременно пойдут слухи… И если мы будем что-то делать сообща после работы, это только подольет масла в огонь.

— Прости, я как-то не подумала об этом. Я не хочу усложнять тебе жизнь. Мне просто нравится твое общество, и я решила, что было бы здорово…

— Я не имела в виду, что не хочу всего этого, — перебила ее Тристан. — Я беспокоюсь за тебя. Если я не ошибаюсь, никто не знает, что ты гей. Но едва мы начнем общаться, как начнутся всякие домыслы. Я просто хочу подготовить тебя к чужим нападкам.

Честно говоря, я уже размышляла, как подойти к этой теме, но пока еще не придумала.

— Хорошо, — с облегчением выдохнула Клэр, ведь она-то боялась отказа! — Все равно будут сплетничать, поэтому пусть думают, что хотят. Я не собираюсь прожить всю свою жизнь, прячась в тени, только потому, что кто-то может что-то сказать… Если их жизнь так скучна, что им приходится развлекать себя, влезая в мои дела… Ну, что ж, мне жаль их.

Тристан наклонилась поближе к столу.

— Я рада, что ты так считаешь… Теперь давай проясним один момент, потому что я не люблю неопределенности. Прости мою прямолинейность, но это будет — свидание?.. Или так, дружеская встреча?..

Теперь Клэр рассмеялась:

— А ты как хочешь?

— Ну нет, я первая спросила!

Клэр решилась рискнуть и сразу взять быка за рога:

— Мне бы хотелось, чтобы это было свидание…

Тристан улыбнулась:

— Хорошо, значит, с этим мы закончили… Как насчет того, чтобы принять мой план действий, поскольку я все-таки местная?

— Нормально, я доверяю это тебе… Какие у тебя планы на остаток дня?

— Эллен предлагала спуститься дальше вниз по реке, к Новому Орлеану, и показать тебе еще несколько флотилий. Но если честно, это так скучно! Почему бы тебе не прокатиться со мной, пока я выполню несколько поручений руководства, и этого нам хватит с лихвой на все оставшееся время? Если я все правильно рассчитала, то мы должны вернуться в офис к концу рабочего дня, но можно избежать возвращения…

Ну, как?

— Отлично! И только еще один вопрос…

Тристан допила свой чай.

— Какой же?

— Когда мы планируем наше свидание? Девушка же должна заранее знать такие вещи! Вдруг мне срочно надо будет сделать педикюр или еще что… — шутливо пояснила Клэр.

— Ну, до пятницы сейчас вроде как еще далеко, но я думаю, что это будет в самый раз… Нам ведь нужно время на случай всяких непредвиденных обстоятельств, типа экстренного педикюра или проблем с одеждой, да?..

Как и было обещано, Тристан доставила Клэр обратно в пять часов вечера. Когда они подъехали, на лобовом стекле машины Мюррей висел конверт. Тристан посмотрела на Клэр, которая широко раскрытыми глазами уставилась на свой автомобиль.

— Клэр, что-то не так?..

…Лицо Клэр побледнело. Мгновение она сидела, уставившись на Тристан, не в силах вымолвить ни слова.

— Клэр, в чем дело? Ты белая, точно увидела привидение…

— А-а… ничего… — запинаясь, выговорила наконец Мюррей. — Я просто вспомнила… мне кое-что нужно было сделать…

Клэр чувствовала, как мир вокруг в одну секунду словно перевернулся, и ей не хотелось ничего никому объяснять — врать было неприятно, но в этот жуткий момент хотелось остаться одной.

Тристан была уверена, что ее спутница лжет, но побоялась давить на нее. Она хотела протянуть руку и успокоить женщину, но та вела себя так странно, что Тристан сдержалась.

— Я в порядке, правда. Мне нужно идти. Увидимся завтра… — она стремительно выскочила из припаркованного авто и захлопнула дверь.

Тристан наблюдала, как она взяла конверт с лобового стекла и села в свой автомобиль. От нее не укрылось, каким обеспокоенным было лицо Клэр, когда та включила зажигание. Казалось, она была готова заплакать, когда отъезжала.

Выехав со стоянки, Клэр даже не оглянулась. Она была так ошеломлена, что едва могла сосредоточиться. Пытаясь успокоиться, она закурила. При первой же остановке она задумалась — открыть ли конверт?.. Долго и пристально рассматривала его, зная, что найдет внутри. Но всякий раз, когда ее рука тянулась к конверту, машина впереди начинала двигаться, и наконец, она решила повременить, пока не доберется до дома.

Оказавшись в своей квартире, Клэр прямиком отправилась в комнату, служившую ей рабочим кабинетом. Там она бросила конверт на стол. Ее морозило от волнения…

Сейчас она как никогда остро сожалела, что в свое время не обратилась в полицию.

Наглухо задернув шторы во всем доме, Клэр налила себе бокал вина и вернулась в кабинет. Сидя за столом, закурила очередную сигарету и запивала ее вином, пока не почувствовала, что достаточно успокоилась. Тогда только она открыла коричневый конверт. Ее сердце сжалось, когда пальцы нащупали внутри гладкую поверхность бумаги. Клэр вытащила пачку фотографий, к которой была приколота маленькая, напечатанная записка: «Тебе не спрятаться от меня». Просто и лаконично…

Клэр содрогнулась, увидев на первой фотографии саму себя, входящую в офис «Валор». На другой — она вылезала из джипа возле дома. Третье фото было самым ужасным: на нем Клэр была в той самой комнате, где находилась сейчас. К горлу подступила тошнота, когда она поняла, что неизвестный фотограф стоял прямо возле ее дома… Она ясно представила, как темная фигура наблюдает за ней и записывает каждое ее движение… Это ее добило. Клэр склонила светловолосую голову и зарыдала от страха и отчаяния.

Она так хотела начать новую жизнь, чтобы все старые проблемы остались в Хьюстоне! Но если этот неизвестный — он или она — не остановился даже перед тем, чтобы последовать за ней сюда… Так на что же еще способна эта личность?

Клэр топила свое горе в бутылке вина, чувствуя себя совершенно одинокой и измученной. В десятый раз проверив, что дверь в квартиру заперта, она лежала на диване, слишком напуганная, чтобы перебраться в спальню: а вдруг чересчур расслабится и не услышит, если кто-то попытается пробраться внутрь? В конце концов, на диване она ощущала себя в большей безопасности.

Клэр презирала и ненавидела этого безликого человека, за то, что он заставил ее чувствовать себя в опасности в собственном доме. Но гнев быстро уступал место страху — всякий раз, когда снаружи раздавался какой-нибудь шум. И так всю ночь она находилась на грани между сном и явью, подпрыгивая от малейшего шороха, который на деле оказывался то шипением кондиционера, то ворчанием льдогенератора.

Выпитое вино не спасло от кошмаров. Обрывочные видения терзали ее разум…

Темные фигуры преследовали ее, но когда они приближались — у них не было лица.

Она убегала от них так быстро, как только могла, но все ее движения были словно в замедленной съемке… Когда же Клэр проснулась, все тот же мучительный страх, который она ощущала во сне, окутал ее и прилип плотно, словно вторая кожа.

Клэр охватила паранойя. Выйдя наутро из джипа на парковке у офиса, она почти вбежала в здание, по пути нервно оглядываясь по сторонам. Оказавшись внутри, Клэр осмотрела стоянку сквозь тонированные стекла офиса: нет ли там кого?.. К ее разочарованию и облегчению в поле зрения не было ни души.

Добравшись до третьего этажа, Клэр к своей радости обнаружила, что Тристан уже была на месте. Хотя они только-только начали узнавать друг друга, Мюррей почувствовала себя увереннее в ее присутствии. Она поколебалась мысленно: не рассказать ли обо всем?.. Но потом передумала. Они ведь даже еще не сходили на первое свидание. Клэр решила не обременять Делакруа своими проблемами, потому что не знала, что вообще будет дальше между ними.

Она улыбнулась Тристан и направилась в свой кабинет. Пока загружался компьютер, Клэр раскладывала свои вещи, смакуя кофе. Сегодня она полностью растворится в работе, пока не наберется смелости, чтобы позвонить в полицию и посмотреть, что можно предпринять.

Тристан тихонько постучала в открытую дверь.

— Ты в порядке?

— Конечно… — Клэр посмотрела на нее поверх монитора. — Почему ты спрашиваешь?

— Ну, во-первых, ты странно себя вела вчера вечером, когда мы вернулись к твоей машине. Я было решила, ты испугалась, что я попытаюсь тебя поцеловать или еще чего… Но сегодня утром у тебя темные круги под глазами, и ты выглядишь словно человек, на которого обрушилась вся тяжесть этого мира.

Клэр вздохнула и коротко рассмеялась в ответ:

— Вчера мне даже в голову не пришло, что ты можешь попытаться приставать ко мне, так что не беспокойся. Я просто получила плохие новости, вот и всё… И, прости, но я еще не готова говорить об этом.

Тристан поняла, что Клэр хочет побыть одна.

— Что ж, извини за вторжение. Не буду настаивать. Если захочешь поговорить — я к твоим услугам. Дам тебе еще немного времени, чтобы прийти в себя, прежде чем мы приступим к тем вещам, которые должны обсудить сегодня.

— Ты мне нисколько не помешала, не извиняйся. Я бы поступила точно так же.

Спасибо, что ты здесь…

Тристан улыбнулась в ответ и вернулась к себе. Она пыталась занять себя работой, но ее мысли постоянно крутились вокруг Мюррей. Время от времени она будто случайно бросала взгляд на блондинку, занятую финансовыми отчетами за месяц, и наблюдала, как та нервно перебирает пальцами волосы. Затем ее внимание привлекло движение в соседней комнате: туда вошли два моряка и заговорили с координатором.

Тристан видела, как мужчины украдкой разглядывают Клэр, которая абсолютно не замечала их присутствия. Когда же пришельцы уставились на Клэр так, будто она была чем-то вроде совершенно новой и непокоренной территории, Тристан почувствовала, что начинает закипать, — у нее даже пульс участился от негодования!.. Один из них между тем прошел в кабинет Мюррей. Первым порывом Тристан было остановить нахала, но потом она решила подождать и посмотреть, сможет ли Клэр справиться сама?

Большинство парней, что ходили на судах, были вполне приличными людьми. Но всегда находилась парочка-другая таких вот охотников за юбками, и Тристан не сомневалась, что именно Клэр послужила причиной их «отклонения от курса» по пути на корабль. Она наблюдала, как один из матросов без разрешения вошел в комнату и представился. Мюррей встала, пожала ему руку… Тристан молча смотрела, как он разговаривает с Клэр, — через прозрачную перегородку ей не было слышно ни слова.

Они беседовали какое-то время, Клэр рассеянно кивала, потом она что-то сказала и улыбнулась, посмотрев на Тристан. Тогда Делакруа уже в открытую уставилась на храбреца, стоящего в офисе Клэр. Когда же он повернулся к ней, она вопросительно выгнула бровь, и впилась пристальным взглядом прямо ему в глаза. Наглец не выдержал зрительную дуэль и позорно покинул поле боя, поспешно вернувшись к своему приятелю. Вскоре они ушли.

Клэр еле удержалась, чтоб не улыбнуться, когда заметила, как Делакруа одним только взглядом заставила нахальных гостей ретироваться. Благодаря Тристан, она ощущала себя в безопасности. И это было именно то, в чем она сейчас отчаянно нуждалась.

Собрав бумаги с отчетами, она отправилась в кабинет Тристан.

— Вы готовы выйти за рамки бюджета в этом месяце? — с этими словами Клэр вошла в офис Делакруа.

— Конечно, если ты это осилишь, — Тристан присоединилась к Мюррей за маленьким рабочим столом для совещаний в углу офиса. — Дай полюбопытствую: мистер жеребец приглашал тебя на свидание?… — она игриво ухмыльнулась.

— А то!.. — Клэр ответила ей такой же улыбкой. — Но я быстренько объяснила ему, что уже встречаюсь кое с кем… Но даже если бы я интересовалась парнями, след от кольца на его безымянном пальце вряд ли бы сыграл в его пользу.

— Боюсь, это были только первые ласточки… Ты очень привлекательная женщина, а слухи по реке разлетаются ох, как быстро! Скоро подобные ему начнут находить разные предлоги, чтобы нанести тебе визит вежливости, — и добавила со всей искренностью: — Если это будет причинять тебе неудобство — только скажи, а я уж позабочусь, чтобы тебя не беспокоили…

— Я вполне самостоятельная девушка в таких вопросах, но если это примет угрожающие размеры, то, возможно, мне придется прибегнуть к твоей помощи… — ответила Клэр, и подколола напоследок: — А как ты на него посмотрела-а!.. Уверена, до него дошло, что ему тут не рады… Можешь всегда так поднимать бровки, когда решишь, что это необходимо.

Она разложила бумаги на столе:

— Ладно, теперь о том, что меня реально беспокоит…

Тристан присоединилась к ней, рассматривая таблицы отчетов.

— За последние два месяца расходы на содержание одной смены экипажа заметно возросли: от 22-х тысяч долларов за смену до 31-й тысячи. Есть какие-либо соображения, почему это произошло?.. — спросила Клэр, изучая профиль Тристан, пока та вникала в цифры.

— Северные экипажи обычно обходятся нам дороже, потому что приходится доставлять людей на корабли по воздуху. Но в действительности у нас не увеличилось количество судов, идущих на север, по сравнению с нормой, — нахмурившись, ответила Тристан. Она вся сконцентрировалась на данных в бумагах, лежащих перед ней.

— Извини, что меняю тему, но хотела спросить еще с тех пор, как приехала сюда…

Неужели на судах совсем нет женщин?

Тристан повернулась к ней:

— Есть немного, но большинство из них работают на судах, которые курсируют недалеко от дома. Речные буксиры на самом деле не самое подходящее место работы для большинства женщин. Там очень высокие требования к физическому здоровью. Это вовсе не означает, что женщина в хорошей форме не справится с работой, но далеко не каждая из них жаждет целый месяц перетаскивать на себе тяжести, да еще терпеть компанию потных, грязных мужиков вокруг. — она рассмеялась: — Я предпочитаю думать, что мы, женщины, для подобной работы слишком умные.

А Клэр вдруг ощутила, что вновь потерялась в ее глазах…

— Итак, какие у тебя предположения по поводу несостыковки в путевых расходах? — спросила Делкаруа.

Клэр пришлось встряхнуть головой, чтобы собраться:

— У меня нет претензий к тебе или к твоим подчиненным. Но я считаю, что они недостаточно хорошо изучили все возможные варианты воздушных перевозок. Вот, например, смотри сюда: здесь показано, что наши суда прямо к югу от Цинциннати.

Но дешевле перевезти наших ребят в Луисвилл, а уже оттуда — наземным транспортом доставить к месту назначения… Другими словами, надо тщательно изучить все аэропорты, расположенные вокруг места дислокации судна в поисках наиболее дешевых тарифов, нежели тупо везти экипажи в ближайший к судну город.

— Я уверена, — продолжила Клэр, делая пометки, — если твои люди дадут нам достаточно времени, чтобы мы могли поработать над этим вопросом, то мы сможем сэкономить вам кучу бабла. Ронда когда-нибудь пыталась наладить ваш диалог подобным образом?..

— Единственное, что я получала от Ронды — так это ее претензии… Мы можем собрать наших людей вместе прямо сегодня и устроить мозговой штурм.

Разработаем параметры для совместной деятельности, и посмотрим, что получится…

И Тристан добавила с застенчивой улыбкой:

— Я искренне рада, Клэр, что ты здесь. Даже если не учитывать того, что ты идешь со мной на свидание… Думаю, ты действительно откроешь нам новые перспективы и сэкономишь наши денежки. Должна признаться, я реально впечатлена тем, что ты сделала!

Вскоре после этого приехали Майк и Лоурен. Клэр продолжила работу с ними, переводя таблицы в отчеты, которые были необходимы Тристан. Это заняло практически всю первую половину дня, и Клэр была так увлечена, что даже не заметила этого, пока Тристан не пригласила ее пообедать.

Они выбрали закусочную примерно в квартале от офиса. Тристан заняла место в дальнем углу заведения, так что они спокойно могли общаться, не беспокоясь, что их услышат чужие уши. Во время обеда Тристан поддерживала непринужденную беседу, в надежде, что Клэр будет чувствовать себя достаточно комфортно и поделится с ней своими проблемами.

Видя, что Клэр не собирается ничего рассказывать, Тристан собралась было сама деликатно поднять эту тему, когда заметила, что ее спутница беспокойно оглядывается по сторонам.

— Клэр… Не хочешь ли рассказать мне, что тебя беспокоит сейчас?.. Может, мы двигаемся вперед слишком быстро? Жалеешь, что согласилась пойти со мной на свидание?

Мюррей засмеялась:

— Трис, успокойся, дорогая! Ты — единственное светлое пятно в моей жизни на данный момент. Я с нетерпением жду нашего свидания, правда!.. По сути, только это и помогает мне держаться. Мои проблемы не имеют ни малейшего отношения к тебе… Просто я еще не готова объяснить, в чем дело. Хотя должна признаться: уже одно то, что ты рядом, — большое утешение для меня. Твое сопереживание значит для меня гораздо больше, чем ты можешь себе представить…

Тристан не стала настаивать на своем, раз Мюррей не готова была открыться, и расслабилась, убедившись, что дело не в ней. Но все-таки ее напрягало, что Клэр не была с ней откровенна.

Следующие два дня пролетели очень быстро. Тристан проводила много времени с Клэр, готовя очередную смену экипажей, которая должна была состояться вскоре. В такое время ее отдел, как правило, был очень загружен работой. Но к счастью для всех участников, обычно это продолжалось неделю, а потом все затихало до следующей пересменки.

Наконец, к вящей радости Клэр, наступил вечер пятницы… Бабочки в ее животе так и порхали!

Тристан велела ей одеться попроще, и она выбрала короткую джинсовую юбку и хлопковый топик. Верная своему слову, она сделала педикюр, и осталась довольна результатом. Прежде чем Тристан заехала за ней, она успела раза три проверить свой макияж, каждый раз подсмеиваясь над собственной нервозностью.

Клэр смотрелась в зеркало, нанося на губы завершающие штрихи помадой, когда раздался стук в дверь. И хотя она видела Тристан каждый божий день, ее сердечко бешено заколотилось, едва она услышала тихое постукивание. Она открыла гостье дверь, предварительно посмотрев сквозь жалюзи.

И вот перед Клэр стояла самая красивая женщина из всех, с кем ей доводилось когда-либо встречаться…

Тристан была одета в стильные брюки в стиле «милитари» и джинсовую безрукавку.

Вместо обычного хвоста ее волосы были распущены, свободно доставая до спины, и легкий вечерний бриз легонько играл ее локонами. Она улыбалась, и Клэр почувствовала, как тонет в глубине этих прекрасных карих глаз…

— Эй, слушай, мы классно дополняем друг друга в этих джинсовых прикидах… — воскликнула Тристан. — И я даже сделала педикюр, раз это оказалось таким важным, — она продемонстрировала свои ноги, обутые в коричневые кожаные сандалии. Клэр нервно хихикнула и пригласила ее войти.

— …О, мне нравится эта квартира, Клэр, особенно лофт наверху… Я бы могла заполнить весь карниз цветами. А на этой винтовой лестнице Ральф точно оторвался бы по полной!..

Клэр заметила, что Тристан необыкновенна разговорчива, и предположила, что та волнуется так же, как и она. Клэр дала ей возможность осмотреться и предложила вина.

— Я — пас! — отказалась Тристан. — Боюсь, что на пустой желудок мне сразу ударит в голову. А я не люблю так ездить. Хочешь, выпей сама бокальчик перед выходом, если тебе так будет проще со мной…

— Думаю, я смогу дотерпеть до ресторана, — усмехнулась Клэр, — тем более, я отсюда слышу, как у тебя урчит в животе!

— Давай-давай, подруга! Глумись над человеком, умирающим от голода!.. Я весь день не могла есть из-за сегодняшнего вечера! Вот рухну в обморок прямо в твоей гостиной!

— Ладно, истеричка, пошли! — рассмеялась в ответ на ее возмущение Клэр, — Я вовсе не хочу, чтобы ты тут вырубилась и закапала мне слюнями новый ковер…

На стоянке Клэр поискала глазами красный «форд», но вместо этого Тристан подвела ее к синей «мицубиши-3000gt»[2].

— Это твоя машина?

— Ага… Форд принадлежит компании. Я не могу ездить на этой старушке так же часто. Ей уже много лет, хотя она еще в хорошей форме… — Тристан открыла дверцу, пропуская Клэр.

Пристегнувшись, Клэр нервно оглядела парковку и территорию, прилегающую к дому. Ее начал было охватывать приступ паники: наблюдают ли за ней и Тристан?..

Но она всю неделю так ждала этого вечера!.. Полная решимости насладиться им в полной мере, Клэр сумела совладать с нервами и прогнать прочь свои страхи.

— Итак, мисс Делакруа, куда же мы направимся? — спросила Клэр, когда Тристан завела машину, надеясь, что спутница не уловила дрожи в ее голосе.

— Как тебе мексиканская кухня?

— Обожаю!

— Я решила сводить тебя в одно из моих любимых местечек. У них чудесная еда и самая лучшая «маргарита». Затем, мы могли бы сходить в кино, если ты будешь еще на это способна.

Клэр протянула руку, и слегка сжала кисть своей спутницы. Тристан, казалось, была несколько озадачена ее прикосновением, но не убрала своей руки. Подобная застенчивость как-то не вязалась с образом властной особы, какой казалась Делакруа.

Добравшись до ресторана, они решили посидеть на террасе, чтобы насладиться прекрасным свежим ветерком. Им хватило по одной «маргарите» и нескольких чипсов, чтобы расслабиться и общаться свободнее. Когда подали ужин, они обе едва прикоснулись к своим тарелкам, потому что уже наелись чипсами. Женщины заказали еще выпить, хотя обе были уже достаточно хороши и готовы пуститься во все тяжкие.

— Хмм… Клэр, тебе реально так невтерпеж посмотреть сегодня кино? — поинтересовалась Тристан, глядя на нее осоловелым взором.

— Нет. А что не так?

Тристан хихикнула:

— Просто… э-ээ… если мы-таки собираемся это сделать, то надо ехать. Правда, боюсь, я чересчур пьяна, чтобы сесть за руль…

Клэр стало смешно — у Тристан были такой окосевший взгляд!

— Мне и здесь хорошо, — ответила она. — Можем переключиться на чай со льдом, чтобы привести мозги в порядок. Кроме того, пока ты нетрезва, я получаю шанс выведать всю подноготную Тристан Делакруа…

— Если бы ты сейчас влезла в мою голову, ты нашла бы там только море текилы и немного лимонного сока… Ну, и парочку трезвых мозговых клеток, мечущихся в поисках последнего оборонительного рубежа… Так что ты хочешь знать, Клэр Мюррей? — игриво поинтересовалась Тристан.

— Гм… дай-ка подумать… — Клэр сделала паузу. — А вот, пожалуй… Какой твой самый большой и неприятный недостаток?

Тристан снова захихикала:

— Зачем ты спрашиваешь?.. Это ты типа про отрыжку или еще что-то такое?…

— Нет! Извращенка… — рассмеялась Клэр. — Отвечай на вопрос!

Тристан уставилась на нее, так глупо улыбаясь, что Клэр на долю секунды озадачилась: то ли девушка думает, что ответить, то ли собирается вырубиться?..

— Ну?!..

— Высокомерие… Люди думают, что я — зазнайка, а на деле — я жутко застенчивая…

Для меня такая проблема завязать разговор!..

— Вот уж сроду бы не подумала, что ты стеснительная!

— Но это так… И так уж и быть, открою тебе еще один маленький секрет: я боюсь темноты…

Клэр залилась неудержимым смехом, да так, что остальные посетители стали обращать на них внимание.

— Хватит ржать!.. — велела Тристан, сама загибаясь от хохота. — Ладно, теперь моя очередь… Что тебя возбуждает?

Клэр покраснела и посмотрела через стол на подругу, которая терпеливо ожидала ответа.

— Почти все, что ты делаешь…

Тристан понадобилось время, чтобы прийти в себя после такой откровенности. С минуту она просто беззвучно шевелила губами, словно рыба на песке, не в силах вымолвить ни слова.

— Э-э… что-то мне в голову не приходит ничего путного…

— Вау! Я смогла лишить дара речи саму Тристан Делакруа! Этот день должен войти в историю!

Тристан засмеялась:

— Не возражаешь, если я задам очень личный вопрос?

Клэр покачала головой и сделала глоток из своего стакана.

— Правда, это будет немного странный вопрос… Из-за чего закончились твои последние продолжительные отношения?

— Какое коварство, Тристан Делакруа!.. — усмехнулась Клэр. — Ты пытаешься вскрыть мой мозг, пока он маринуется под текилой?.. Но ответ прост: она изменяла мне и разбила мне сердце…

— Тогда она — очень глупая женщина… — буркнула Тристан. — Расскажи мне про эту идиотку…

— Я как-то вычитала в одном журнале: если кто-то говорит, что недостаточно хорош, чтобы быть с тобой, надо прислушаться к его предостережениям и бежать от него, куда глаза глядят… Она мне так и сказала в самом начале, но мне тогда было всего двадцать три и я была очень наивной… Во всяком случае, я погрузилась в эти отношения с головой… Те три года были самыми неприятными в моей жизни, но зато я многое узнала. Она всегда была недовольна и собой и тем, что я делала. Всякий раз, когда я получала повышение на работе или чего-то добивалась, она начинала ревновать и попрекать меня этим, вместо того, чтобы порадоваться за меня…

Казалось, будто она все время соревнуется со мной. Все это больше смахивало на конкуренцию между соседями по комнате, чем на любовные отношения.

— Она тебе изменила?.. Выслушав все это, я бы не стала хуже относиться к тебе, если бы узнала, что это ты ее бросила.

— Говорю же, я была очень наивной… Не понимала ее поведения. Почти три года я винила именно себя в наших с ней проблемах. Потом она как-то признается, что у нее роман на стороне, полагая, что я отнесусь к этому с пониманием… Она в самом деле имела наглость думать, что я останусь в качестве запасного аэродрома на тот случай, если у нее ничего не выйдет с новой девицей… Стоит ли говорить, что я бросила нафиг эту шалаву, и ушла не оглядываясь…

Клэр улыбнулась:

— Теперь твоя очередь, Тристан. Расскажи мне о прошлом…

Тристан отвела взгляд, закуривая:

— Я тебя разочарую — мне особо нечего рассказывать… Никогда не имела такого удовольствия, как длительные отношения. Самые долгие длились всего несколько месяцев, а потом она порвала со мной.

— Уж не пытаешься ли ты мне сказать, что ты любовница на одну ночь? — Клэр старалась говорить беззаботно, но ее пугало возможное признание.

— Только не подумай ничего такого! — Тристан заметила, как напряглось лицо Клэр. — Я в самом деле встречалась с немногими женщинами… Мой рабочий график практически поставил крест на моей личной жизни. Женщинам, с которыми я встречалась, не очень-то нравилось, если мне приходилось отменять запланированный ужин, когда надо было, например, эвакуировать пострадавшего с судна…

Клэр почувствовала несказанное облегчение от этих слов. Ей хотелось много большего с Тристан, чем простую интрижку… Она устала от разовых встреч и искала чего-то более значимого.

Женщина, сидящая напротив нее за столом, так притягивала ее, что она готова была рискнуть и бездумно броситься в этот омут с головой… Прекрасно понимая, что может пострадать, Клэр, тем не менее, не желала останавливаться.

После нескольких стаканов чая со льдом, Тристан почувствовала, что у нее в голове прояснилось. Они вернулись обратно к дому Мюррей, и Тристан согласилась подняться к ней ненадолго.

Женщины расположились на диване, взяв каждая по бокалу вина, и вскоре Тристан захмелела. Хозяйка с изумлением наблюдала, как взгляд ее гостьи становится шальным — точь-в-точь как совсем недавно в ресторане… Но Клэр и сама поддалась коварному влиянию алкоголя — куда-то улетучились все ее собственные запреты, и вот она уже серьезно спрашивала себя: а каково это было бы — скользнуть рукой по этим гладким ножкам, находящимся в такой заманчивой близости от нее?..

Однако хмель не притупил чувства контроля — Клэр по-прежнему боялась сделать неверный шаг и испортить впечатление от первого свидания. Она жаждала, чтобы Тристан спровоцировала ее, подала ей хоть какой-то знак, что чувствует тоже самое.

— Мне, пожалуй, хватит вина, Клэр, забери мой бокал… — сообщила та. — Я бы сама отнесла его на кухню, но, похоже, меня штормит.

— Ты так быстро пьянеешь, Тристан Делакруа! — пожурила ее Клэр.

— Да! Уж я такая… и горжусь этим! Спс-ссб… Ну, то есть — блаа-адарю!..

— Надеюсь, у тебя нет дома неотложных дел, потому что на ночь ты останешься здесь, со мной, — бросила Клэр через плечо, унося стаканы на кухню.

Тристан проводила женщину взглядом — ах, как соблазнительно покачивались ее бедра! — и прикусила губу, борясь с нахлынувшим желанием. Клэр не была той, с кем можно было просто развлечься, а потом уйти… Тристан хотела большего, и понимала, что если поддаться сейчас искушению, то все закончится так же, как и с другими.

— Не хочу стеснять тебя… Как насчет того, чтобы я легла на диване? — спросила Тристан, надеясь, что Клэр не вообразит, будто она пытается затащить ее в постель на первом же свидании.

— Ты меня ни капельки не напрягаешь. И кстати, у тебя теперь нет причины отказаться от вина, — сказала Клэр, останавливаясь в дверях и поднимая бокалы.

Тристан воззрилась на нее покрасневшими глазами и расхохоталась:

— Решила напоить меня и воспользоваться этим?

— Женщина, да ты нарезалась!.. Поверить не могу, что тебя так легко развезло! — искренне забавлялась Клэр.

Тристан хихикнула:

— Я знаю, это выглядит жалко, да?.. Моя бабушка, царствие ей небесное, могла уговорить бутылочку бурбона — и хоть бы хны! А я выпью пару коктейлей — и всё, в хлам…

— Пойдем, подберем тебе что-нибудь для сна, — Клэр, посмеиваясь, помогла Тристан принять вертикальное положение и отбуксировала ее в спальню.

Усадив шатающуюся гостью на кровать, Клэр полезла в комод в поисках подходящей одежды. Повернувшись, она обнаружила Тристан, лежащую поперек кровати и прикрывшую глаза рукой.

— Эй, ты как?.. — Клэр забралась на кровать рядом с ней.

— Нормально… А вот утром мне точно будет хреново. Надеюсь, что я не слишком опозорилась сегодня… Я правда никогда не пила так много!

— Да, брось! Я в полном восторге — ты была великолепна, правда!.. И, честно говоря, под кайфом ты такая очаровательная… — и прежде, чем осознать, что она делает, Клэр наклонилась и поцеловала ее.

Упиваясь мягкостью губ, что встретили ее, она не смогла удержаться и углубила поцелуй. Нежные губки разомкнулись, давая ей разрешение, и она потерялась в их вкусе и шелковистости языка Тристан. А руки Клэр уже скользнули под футболку и она с наслаждением ощутила, как трепещет и вздрагивает от ее прикосновений женское тело.

Они обе уже тяжело дышали, когда Тристан внезапно отстранилась:

— Клэр, я не хочу этого…

Клэр отпрянула и вскочила, пораженная и уязвленная ее словами.

— Подожди! — Тристан поймала ее за руку. — Я вовсе не это хотела сказать! — выпалила она. — Я почти ничего не соображаю сейчас, и мне трудно выражаться правильно…

Я одержима тобой! Когда ты рядом, мне приходиться бороться с искушением, чтобы не дотронуться до тебя… Я не знаю, хочешь ли ты всего этого, но я хочу быть с тобой… Ты стала уже слишком дорога для меня, и я не хочу все испортить… — Тристан выдохнула. — И я не хочу в первый раз с тобой быть с тобой вот так… — она икнула. — Проклятое вино, прости!.. Знаешь, мне уже лучше, и я должна идти домой…

Клэр хотела возразить, но страх в глазах Тристан заставил ее умолкнуть.

— Что ж, я понимаю… — сказала она. — Но с одним условием: сварю тебе кофе, и ты подождешь, пока у тебя в голове прояснится настолько, чтобы сесть за руль.

Тристан, скрепя сердце, согласилась, хотя ей ужасно хотелось немедля сбежать прочь. Сбежать и укрыться в своем пустом доме, где она сможет разобраться в тех чувствах, о которых, к своему собственному удивлению, только что нечаянно проговорилась, Клэр заснула рядом с ней на диване, когда она допила вторую чашку кофе. Тристан осторожно встала, стараясь не побеспокоить спящую женщину, и выскользнула в ночь, желая быть как можно дальше от этого дома…

На следующее утро Клэр проснулась на диване одна. Едва очнувшись от сна, она тут же пожалела о том поцелуе, который случился у них с Тристан этой ночью.

Совершенно очевидно, что она слишком поспешила… Теперь она злилась на себя за то, что, возможно, оттолкнула эту женщину. Первую женщину, которая привлекла ее внимание за столь долгое время… И хотя Тристан и брякнула что-то там об отношениях, Клэр не могла забыть тот страх, который она увидела в ее глазах. Она продолжала ругать себя, пока умывалась и готовила завтрак.

Маясь рядом с телефоном, Клэр мучительно размышляла: должна ли она первой позвонить Тристан и каким-то образом смягчить возможный ущерб от своей вчерашней выходки?.. Но она боялась показаться назойливой, и потому решила дожидаться, пока Делакруа сама не позвонит ей. И если это произойдет, значит, она не безразлична Тристан. В душе Клэр понимала, что тем самым обрекает себя на танталовы муки.

Ее сердце екнуло, когда телефон вдруг зазвонил. Она схватила трубку и с трудом перевела дыхание, стараясь говорить как обычно.

— Доброе утро, Клэр. Это Эллен. Как ты?

— О, привет, Эллен. Да ничего… — ответила Клэр, пытаясь скрыть разочарование.

— Хотела спросить, не хочешь ли сегодня прогуляться по магазинам? Я бы устроила для тебя импровизированную экскурсию по нашим местам. Если, конечно, ты в состоянии…

Клэр заколебалась… Принять предложение Эллен или остаться дома, чтобы не пропустить звонок от Тристан? Если, конечно, та соизволит позвонить…

— Ну-у… не знаю… У меня вообще-то столько дел… Я до сих пор не разобрала вещи после переезда.

— Ой, успеешь еще… На улице классная погода! Жаль было бы провести такой чудесный день взаперти…

Клэр сдалась под натиском доводов Эллен и позволила уговорить себя, чтобы та заехала за ней. Да и в самом деле бессмысленно сидеть и ждать звонка, которого может никогда и не быть. Тем более, что Клэр обожала шататься по магазинам, — это было ее любимое занятие, и было бы глупо упустить такую возможность.

Тристан со стоном потянулась, чертыхнувшись: ее организм отказался спать дальше.

Она намеревалась оставаться в кровати и проспать весь этот день в своей темной спальне. Но когда сон окончательно покинул ее, она мысленно сама себя задобрила размышлениями о чашечке кофе и каком-нибудь перекусе, чтобы успокоить бурчащий от голода желудок.

Одевшись, она, точно сомнамбула, прошлепала на кухню. Солнечный свет пронзил ее похмельную голову тысячами болезненных осколков.

Пока готовился кофе, она отгоняла от себя мысли о Клэр. Этим Тристан, собственно, и была занята большую часть прошедшей ночи. Прислонившись боком к столешнице, она закурила. Рыжий полосатик тут же мгновенно возник рядом. Он терся об ее ноги и громко мявкал.

— Ладно-ладно, Ральф, — скривившись, буркнула хозяйка. — Подожди ж ты минутку… — и с этими словами она наполнила едой его миску.

Наблюдая, как кот хомячит свой завтрак, она думала о том, что не стоило соглашаться на свидание с Клэр. Ей и одной нормально, а от добра добра не ищут…

Плохо, что она хочет кого-то в своей жизни. И особенно ужасно, что этот кто-то — Клэр. Это пугало ее…

Но приходилось признать: иметь ближайшим наперсником только кота совсем не удовлетворяло стремлений той части ее души, которая тосковала по человеческому теплу.

Сграбастав чашку с кофе, Тристан ретировалась из залитой солнцем кухни и устроилась в своем любимом кресле. Часть ее хотела позвонить Клэр и объяснить, почему она так поспешно слиняла. Но другая — просто хотела спрятаться и притвориться, будто они вообще никогда не встречались.

— На сей раз я облажалась по полной, приятель… — пожаловалась она коту, почесывая полосатого мурлыку за ушком. — Она — милая. Я должна оставить ее в покое, потому что ей нужно гораздо больше, чем я способна предложить. Я просто зря морочу ей голову…

— О, Клэр, ты воистину находка для меня! Никогда не встречала таких шопоголиков! — фыркнула Эллен, загружая пакеты в свою машину.

— Я не могла пропустить распродажу, и там реально были хорошие вещички. Ну, а теперь, после охоты, хорошо бы подкрепиться… Куда ты отведешь меня на ланч?

— Могу предложить чизбургер. Жирный такой чизбургер… Устроит? — предложила подруга, заводя машину и выруливая на дорогу. — Я знаю лучшее местечко, где готовят «бедного мальчика»[3]. Нам как раз по пути. — Веди меня, великий воин с кредиткой! Жирный чизбургер — как раз то, что мне нужно… И луковые колечки!

В закусочной парочка уселась за стол в небольшом зале для курящих. Клэр казалось, будто она попала в другой мир, хотя они совсем недалеко отъехали от торгового центра. Сделав заказ, Клэр с наслаждением потягивала холодный чай, а Эллен решила все-таки выяснить — что скрывают карие глаза ее подруги?

— Ты выглядишь немного озабоченной. Все хорошо?

— Да, все в порядке. Просто немного устала… Я не выспалась ночью.

Эллен заговорщически подмигнула:

— Была в городе на вечеринке?

Клэр заколебалась: рассказывать ли Эллен про свидание с Тристан?

Ей хотелось поговорить с кем-нибудь о своих чувствах. Эллен знала Тристан, и это было плюсом. До сих пор она еще не решалась в открытую заявить о своей сексуальной ориентации. А тут она еще и побывала на свидании с женщиной, о которой сама же отзывалась весьма нелестно.

— Нет… Так, пообедала кое с кем и вернулась поздно, — уклончиво ответила Клэр. Она решила, что будет правильнее рассказать о свидании с Трис, если Эллен будет выпытывать дальше. Лучше не афишировать свои сексуальные предпочтения.

Эллен даже не сделала ни малейшей попытки сдержать озорную ухмылку, которая тотчас расплылась на ее лице.

— С кем-то кого я знаю?.. Это не Роберт ли из бухгалтерии? Он все спрашивает о тебе, с первого дня как ты появилась.

— Нуу… не совсем… — Клэр сделала паузу, пытаясь подобрать правильные слова.

— Не совсем?

— Эллен, я должна была сказать тебе это сразу, в тот же день, как мы встретились.

Иначе мне кажется, будто я тебя обманываю. Я — лесби… — выпалила Клэр на одном дыхании и умолкла в ожидании.

— Э-э… Ты… ты не похожа на лесбиянку, — от неожиданности ее признания Эллен даже начала слегка заикаться.

— А как по-твоему должны выглядеть лесбиянки? — хмыкнула Клэр.

— Не знаю… Ну, может быть, стрижка «маллет»[4] и фланелевая рубашка… Как-то так…

— О, Эллен! — не сдержавшись, хихикнула Клэр. — Сейчас как-то жарковато для фланельки… Да и маллет не в моде… Эллен, дорогая, — продолжила она уже серьезнее. — Тысячи женщин делают макияж и женственно одеваются, хотя они — лесби. Вовсе нет какого-то общепринятого дресс-кода. Я одеваюсь так, как мне нравится.

Эллен перегнулась через стол и погладила Клэр по руке.

— Милая, если серьезно, то не парься насчет меня. Ты нравишься мне за то, какая ты есть, и мне все равно, с кем ты встречаешься.

— Я рада это слышать, потому что прошлым вечером я встречалась с Тристан…

— С Тристан?! — ахнула Эллен, в замешательстве оглядываясь по сторонам. — Тристан? — повторила она. — Ты уже умудрилась сходить с ней на свидание?!

— Успокойся… Я вовсе не была инициатором… ну, то есть… не совсем…

— Знаешь, я начинаю догадываться, что как только ты говоришь вот это свое «не совсем», то значит, надо держать ухо востро…

Эллен была так заинтригована, что даже не глянула на тарелку, которую перед ней поставил официант. Вместо этого она сидела как на иголках, ожидая дальнейших откровений подруги.

— Она пригласила меня на ужин, а в итоге получилось что-то вроде свидания. Мы классно провели время, она выпила лишку и поэтому осталась у меня, пока не протрезвела.

— И-и?.. — протянула Эллен, ожидая услышать пикантные подробности.

— Ну, я тоже была слегка навеселе… И я поцеловала ее. Поцелуй получился довольно жарким, и судя по всему, ей стало неудобно… Он пробормотала что-то насчет того, что хочет отношений… И я решила, что она имеет в виду, что все слишком быстро… — Клэр в отчаянии потерла лоб, — я плохо расслышала, что она сказала, потому что была слишком удивлена ее реакцией. Я заставила ее выпить немного кофе, а потом уснула на диване. Когда я проснулась, ее уже не было.

Думаю, я реально облажалась…

— О боги! Вы, девочки, слишком торопитесь… На прошлой неделе ты злилась, что она нагрубила тебе, а прошлой ночью ты оправляешься на свидание, да еще умудряешься подарить ей поцелуй взасос! — засмеялась Эллен и промокнула салфеткой пот над верхней губой.

— В этом-то и проблема… Обычно я не такая торопыга. Но я была пьяна, и за меня действовало мое либидо. Она правда нравится мне, Эллен… Она такая славная, когда не на рабочем месте… Я не знаю, как все это исправить…

— Я не так уж много знаю о ее личной жизни, кроме того, что она — лесби. Но я слышала сплетни о том, как она зажигала по ночам в городе. Таня из отдела по персоналу тоже лесбиянка, и она рассказывала всякие истории о том, как Тристан охоча до женщин… Откровенно говоря, я мало удивлена, что она вышла из себя от твоего поцелуя… И то, что она заговорила о том, что хотела бы отношений, наверное, означает, что она и в самом деле хотела бы постоянства. Возможно, ты ей тоже нравишься, и она хочет чего-то более существенного?

— Ты не видела этого выражения ее глаз! Это был смертельный страх!.. Я подумала было, что мне придется силой удержать ее, чтоб она не сбежала до того, как протрезвеет. Я хочу поговорить с ней обо всем этом, но боюсь, как бы не стало еще хуже.

— Не беспокойся понапрасну, — отмахнулась Эллен. К ней снова вернулся аппетит, и она откусила кусочек бургера. — Ну, сходила ты на свидание с Тристан, подумаешь…

Я все еще, кстати, в шоке!.. Я ведь боялась, что мне придется вас разнимать, а вы взяли да и устроили свидание…

… Тристан очнулась в своем любимом кресле. Ральф, свернувшись калачиком, дрых у нее на коленях.

— Ох, моя шея!.. — простонала женщина, разбудив кота. В животе у нее громко забурчало, словно организм протестовал из-за того, что хозяйка пропустила завтрак.

Она поплелась на кухню, решив, что сэндвич с арахисовым маслом и джемом спасет положение. Насытившись бутербродом и стаканом молока, она вернулась в спальню и заползла в постель. Сон был ее единственной привычной защитой от депрессии.

Подходя к двери диспетчерской, Клэр чувствовала, как ее внутренности завязываются в узлы от волнения: она и хотела увидеть Тристан, и боялась этого.

Разрываясь между этими противоречивыми чувствами, Клэр открыла дверь и вошла.

У нее вырвался громкий вздох облегчения, когда она обнаружила, что Тристан еще нет. Хотя ей было интересно — почему Делакруа отсутствует? Ведь обычно она приходила на работу раньше Клэр.

Заняв свое рабочее место, Клэр включила компьютер. Она смотрела в монитор, но краем глаза уловила, как кто-то вошел к ней. И тут же у нее в животе запорхали бабочки… Но подняв голову, она вместо Тристан обнаружила стоящего перед собой Майка.

— Доброе утро, — приветливо поздоровалась она.

— И тебе того же… Мы там немного притормозили у себя, поэтому я пришел поинтересоваться — не надо ли тебе помочь? — Майк уселся в кресло возле стола. — Я, конечно, не уверен, что ты чувствуешь себя утомленной из-за всего этого… — и он широким жестом обвел диспетчерский центр. — Но я сам был в ауте первое время…

— Это так мило с твоей стороны, Майк. Да, я немного в шоке от всего. И мне предстоит много научиться в сжатые сроки.

— Я многому научился, находясь вместе с координаторами экипажей. Когда наблюдаешь за их действиями, начинаешь лучше понимать, что им нужно. И это очень полезно, потому что они знают: чем сильнее ты разбираешься в их работе, тем качественнее ты будешь подготовлен, чтобы помочь им.

— Я заметила еще на прошлой неделе, что ты быстро подготовил все отчеты, и Тристан была очень довольна. Ты всегда стараешься, чтобы она была удовлетворена. А вот до Ронды это не дошло…

— Отчетность, как по мне, это то, что и ежу понятно… Этим бизнесом непросто заниматься. Поэтому, если ты можешь чему-то научить меня, я готов.

Клэр улыбнулась в ответ.

Майк провел с ней несколько часов, обсуждая различные детали их работы.

Она почти полностью исписала заметками свой блокнот. Занятая тем, что говорил ей Майк, она не заметила, как Тристан вошла в свой офис.

За делами быстро наступил обеденный перерыв. Так как неделя была не такой напряженной, Клэр предложила своим агентам пообедать вместе. Они охотно приняли ее предложение, соблазнившись идеей поесть за ее счет. Когда Клэр взяла свою сумочку, она встретилась взглядом с Тристан через стекло — та послала ей в ответ легкую улыбку и снова вернулась к своей работе.

Клэр заколебалась: не пригласить ли Тристан с ними на обед? Но потом решила, что Лоурен и Майк могут заметить напряжение между ними. Взяв свои вещи, она повела двоих голодных агентов к выходу, так и не взглянув больше в сторону Делакруа. Хотя ее разрывало на части при мысли о том, что Тристан видела, как она ушла, и не сказала ни слова.

Тристан откинулась на стуле, наблюдая как Клэр быстро идет по диспетчерской. Ее сердце сжалось — она понимала, что задела чувства Клэр. Но, пожалуй, оно и к лучшему… Она вовсе не заслуживает кого-то такого, как Клэр — открытого и доброго.

Затем Делакруа собралась и отправилась работать домой: там уж ей не придется сидеть лицом к лицу с той, которую она так страстно желала, и так боялась получить.

— Итак, чем ты занимаешься, когда не занята работой? — спросил Майк, расправляясь с салатом.

Майк был единственным, кто заказал себе салат. Клэр отметила про себя, что он прибавил несколько фунтов с тех пор, как они общались с ним в последний раз. Он был еще достаточно подтянут, модно причесан, однако фирменная стрижка не могла скрыть того, что его темные волосы уже начинали редеть и кое-где пробивалась седина.

— Я все еще распаковываю вещи и пытаюсь обустроиться на новом месте. Эллен брала меня с собой прогуляться по магазинам в субботу, и мы классно провели время. Ну, а кроме этого, пожалуй, и нечего рассказать.

Клэр решила опустить подробности личной жизни, просто потому что это — слишком личное.

— Что ж, если тебе когда-нибудь понадобится гид по Батон-Руж и его окрестностям, только свистни… Я здесь все уже хорошо знаю и буду счастлив устроить тебе экскурсию, — сказал Майк.

— Что? — недовольно спросил он у Лоурен, заметив, как та закатила глаза.

Лоурен оставила в покое свой бутерброд и усмехнулась:

— Из-за тебя мы заблудились на прошлой неделе, когда пытались найти то местечко с пиццей. Ты ни фига не знаешь Батон-Руж!

Но Мак пропустил мимо ушей ее ехидный комментарий.

— Так что скажешь, Клэр? Когда ты хочешь прогуляться?

— Ты крайне любезен, Майк, но в ближайшее время — вряд ли… У меня много неотложных дел. Может быть, потом, когда я разберусь со своими вещами.

Клэр лукавила: ее квартира была в полном порядке, но было что-то в настойчивости коллеги, говорившее о том, что его интерес к ней отнюдь не ограничивается просто желанием прогуляться.

Вернувшись в офис, Клэр узнала, что Тристан уехала домой. Настроение у нее испортилось. Теперь она жалела, что не пригласила Делакруа на ланч. Интересно, отказалась бы Тристан от ее приглашения под каким-нибудь предлогом?… Остаток дня она провела в унынии.

И по дороге домой она размышляла: стоит ли позвонить Тристан?.. «Да возьми же себя в руки!» — говорила она сама себе. «Ты ведь только-только познакомилась с этой девушкой. Думай лучше о новой работе, а не об этой эффектной женщине, что сидит в соседнем офисе», — вслух сказала она. Ей стало смешно, когда она услышала слова, слетевшие с собственных уст. Продолжая улыбаться, она убеждала себя забыть о Тристан Делакруа. Глубоко вздохнув, она почувствовала, как наполняется решимостью.

— Ну все, хватит! — велела она сама себе, протопав в свое новое жилище. — Готова ты или нет, Тристан, но я собираюсь расставить все точки над «и»… — и прежде чем она успела растерять свою уверенность или поколебаться в правильности принятого решения, ее пальцы уже набирали номер Делакруа — несколько цифр, на которые она постоянно пялилась последние два дня.

Бесцеремонный звонок телефона, раздавшийся прямо под ухом, вырвал Тристан из глубокого сна. Определив по звуку, что это — звонок из офиса, Тристан схватила радиотелефон и рявкнула в трубку:

— Да?!

Услышав сердитый голос Делакруа, Клэр тоже осерчала и окончательно осмелела:

— Тристан, это Клэр. Надеюсь, у тебя нет никаких планов на завтрашний вечер, потому что мы собираемся попробовать все снова, — чуть севшим голосом заявила она, не оставляя противнику никаких возможностей для возражений. — Я приготовлю ужин, и жду тебя к шести… Окей?

Тристан, лежа, молча уставилась в потолок. Клэр приказывала ей явиться к ней на ужин!

— Ээ… хорошо. Что мне захватить с собой?

— Только свой аппетит. До завтра… Пока.

— Вот как надо брать быка за рога! — торжественно заявила Клэр, положив трубку. На ее лице сияла победная улыбка.

Тристан продолжала лежать, прижимая телефон к уху. Гудок, раздавшийся в трубке, когда Клэр отключилась, заставил ее вздрогнуть. Многие женщины приглашали ее на свидание, но первый раз в жизни ее звали на ужин в таком приказном тоне!.. Ее лицо исказила невольная улыбка: она представила себе блондинку в форме сержанта-инструктора.

— Что ж, Ральф, — сказала она коту. — Мне велено явиться на ужин. Думаю, лучше подчиниться, иначе она, чего доброго, заставит меня отжиматься…

Следующим утром, прошествовав по коридору и войдя в диспетчерскую, Клэр и впрямь почувствовала себя главной.

Но тут ее внутренности мгновенно превратились в желе, когда обнаружила, что Тристан уже на рабочем месте. Клэр дрожала, подходя к своему кабинету. В присутствии женщины, которую она так желала, храбрость Клэр улетучилась, и она ощущала себя нервным влюбленным подростком.

Тристан оторвалась от отчетов, с которых начала свой рабочий день, и приветствовала входящую женщину. Улыбка, которой та ответила ей, заставила Тристан затрепетать. Но тут в кабинет вбежал один из диспетчеров, и она отвлеклась от своих ощущений.

— Тристан у нас ЧП на одном из судов: лопнул кабель троса и захлестнул матроса за руку. У пострадавшего сильное кровотечение, и Чак сейчас на связи с капитаном.

Тристан буквально выпрыгнула из-за стола и быстро направилась туда, где Чак пытался втолковать капитану, что необходимо сделать для пострадавшего до прибытия медиков. Она спокойно положила руку на плечо диспетчера и шепнула ему на ухо, чтобы он включил громкую связь. Чак выполнил ее указание, и помещение заполнилось взволнованной скороговоркой капитана.

— Я думаю, что они должны наложить жгут на его руку. Он залил кровью всю палубу, и видок у него не очень…

Чак посмотрел на Тристан, ожидая ее решения.

— Билл, сделайте кое-что, прежде чем наложить жгут. Если ты наложишь его сразу, он может потерять руку. Надо сделать все возможное, чтобы сохранить парню руку, поэтому жгут — это последнее, что стоит сделать, — сказала Тристан, стоя рядом с Чаком.

Клэр слышала шум и видела, как все в диспетчерской собрались вокруг кабины Чака. Она увидела, каким сосредоточенным стало лицо Тристан, когда она говорила.

— Где он ранен?

— На палубе баржи, — ответил капитан, он почти кричал.

— Нет же, Билл! Я спрашиваю, где рана у него на руке? — снова спросила Трис, как раз в тот момент, когда Клэр вышла из своего кабинета, чтобы услышать, о чем идет речь.

— Аа… ниже предплечья… — ответил кэп.

— Значит, в первую очередь вы должны прижать саму рану чистой повязкой.

— Найди кого-нибудь, кто сможет пережать плечевую артерию. Это должно помочь остановить кровотечение, — добавил Чак.

— А где эта чертова артерия? — в отчаянии завопил капитан.

Они могли слышать в телефоне и крики раненого на заднем фоне.

Чак потер рукой лицо.

— Вы можете найти артерию, если прижмете свои пальцы к его предплечью так, чтобы почувствовать кость. Кто-то должен постараться это сделать сейчас, пока один из твоих парней прижимает ему рану.

Тристан подалась ближе и шепнула Чаку на ухо:

— Билл сходит с ума… Он не может сейчас толком соображать, и хотя у него была такая же подготовка, как у нас, тебе придется все ему растолковать подробно…

— Кровотечение остановилось! — снова крикнул капитан в трубку. Было слышно, как раненый кричит все громче, из-за того, что его товарищи давят ему на травмированную конечность.

— Значит, вы все делаете правильно. Продолжайте прижимать артерию и давить на рану. Посмотри, можно ли найти кого-то, кто подержит его ноги на весу. Это предохранит его от шока до приезда медиков, — наставлял капитана Чак. Тристан была рядом с ним и спокойно объясняла остальным диспетчерам, какие записи необходимо оформлять в подобных случаях

— «Скорая» уже на набережной, готовится шлюпка, чтобы перевезти медиков к нам, — проинформировал капитан. Его голос стал спокойнее.

— Хорошо, продолжайте так же все, что вы делаете до прибытия их на борт. Как раненый выглядит сейчас?

— Он все еще очень бледен, но уже не так мечется… Он устал, Чак.

— Я буду на связи с вами, капитан, пока не прибудут медики. Продолжайте то, что вы делаете. Я знаю, что ему больно, но это все, чем мы можем пока ему помочь.

Тристан похлопала Чака по плечу и ободряюще улыбнулась:

— Хорошая работа! — шепнула она.

Тристан прошла в соседнюю кабинку и набрала Камерону Хьюзу.

— Мистер Хьюз, вы в курсе чрезвычайного происшествия на «Ахиллесе»? — ей пришлось умолкнуть, потому что Хьюз завалил ее кучей вопросов. — Парамедики будут на борту с минуты на минуту. Мы на связи с капитаном судна, и в данный момент ситуация под контролем. Я сразу сообщу вам, как только его перевезут в больницу.

Тристан ответила еще на несколько вопросов и вернулась к Чаку, который продолжал висеть на телефоне. Наряд медиков уже прибыл на судно.

— Отличная работа, Чак. Иди проветрись, выкури сигаретку…

Затем она обратилась к остальным координаторам:

— Пожалуйста, не сообщайте семье пострадавшего до тех пор, пока мы не будем знать, куда его перевезут. Если его родные не в городе, то организуйте их транспортировку. Клэр, могла бы ты лично проконтролировать доставку родных?

Сделай это, как можно быстрей, и неважно, сколько это будет стоить.

— Не беспокойся, мы позаботимся об этом сразу же, как только будем знать, откуда он и кто из близких приедет, — заверила ее Клэр, когда Чак вернулся с перекура.

Когда пострадавший матрос был на пути в больницу, Клэр и ее команда приступили к работе. Они договорились, что его молодая жена и родители прилетят в аэропорт Батон-Руж. Когда Чак и Тристан вернулись, Клэр предоставила им план полета. Она была довольна, что ее коллеги сработали так оперативно.

— Зайди ко мне в офис, когда будет свободная минутка ладно? Я должна позвонить мистеру Хьюзу и доложить ему обстановку. А затем мне нужно поговорить с тобой.

Когда Клэр увидела, что Тристан закончила телефонный разговор с Хьюзом, она присоединилась к ней в ее кабинете.

— Клэр, я на самом деле хочу вечером поужинать с тобой, но мне нужно быть в аэропорту, когда прилетит его семья. Хочешь, перенесем все на другой день? Или давай устроим поздний ужин?

— Как бы я ни хотела провести этот вечер с тобой, но я понимаю, что работа есть работа… Почему бы тебе не позвонить мне, когда ты все уладишь с ними? И если ты будешь голодна, я буду рада покормить тебя. Ну, а если уж ты будешь уставшая, то перенесем все это на другой вечер.

— Звучит отлично, как по мне. А теперь я отправляюсь в больницу… Я позвоню тебе попозже вечером, — с этими словами Тристан собралась и поспешно покинула диспетчерский центр.

Клэр проводила ее взглядом. Несмотря на то, что ее уважение и восхищение Тристан сильно выросло за последние часы, она продолжала страстно желать эту холодную красоту. И это сводило ее с ума. Никогда еще она не встречала столь обворожительную женщину, которая занимала бы все ее мысли. Никто еще не вызывал в ней такой жажды обладания, как это сумела сделать Тристан за столь короткое время. Клэр молилась про себя, чтобы ей хватило сил приструнить разбушевавшееся либидо и не испортить зарождающиеся отношения.

Остаток рабочего дня Клэр провела, гадая, скрасит ли Тристан ее вечер своим присутствием? Она выдохнула с облегчением, когда наконец-то пришло время идти домой.

Клэр нарезала круги по квартире, словно зверь в клетке, ожидая, что вот-вот раздастся звонок, и Тристан скажет, что едет к ней.

В девять часов вечера, когда она уже совсем было отчаялась, телефон и впрямь зазвонил.

Голос Тристан был усталым, и сердце Клэр сжалось:

— Прости, что так поздно звоню, Клэр. Но я считала, что должна быть с родителями парня, пока они не будут готовы ехать в гостиницу. Надеюсь, я не побеспокоила тебя?

— Нет, нисколько, — говоря это, Клэр изо всех сил старалась не выказать своего разочарования. — Я приготовила спагетти. Их легко разогреть, если ты хочешь есть.

— Я умираю от голода. Все, что мне удалось проглотить за то время — это шоколадный батончик… Я вообще-то обожаю домашнюю стряпню… Ну… если это не сильно тебя затруднит…

— Так приежай! Я накрою стол к твоему приходу.

Сердце Клэр учащенно забилось: они с Тристан будут наедине!.. Пусть даже если это будет и совсем ненадолго.

Когда Тристан приехала, по ее лицу было видно, как она устала. Большую часть времени она провела в больнице, не присев ни на минутку: разливала кофе обеспокоенным родственникам матроса, который провел день в хирургическом отделении. Вместе с Кэмероном Хьюзом они сделали все, чтобы быть уверенными, что семья пострадавшего будет устроена наилучшим образом.

По дороге к дому Клэр, Тристан чувствовала, как адреналин улетучивается из ее крови.

— Уверена, что тебе не сильно хлопотно все это? Я могу прихватить тарелочку спагетти с собой и уйти, а ты сможешь отправиться в кровать, — предложила Тристан ожидавшей ее Клэр.

— Нет уж, садись. Ты нисколько меня не затруднишь.

Клэр поставила бокал красного вина рядом с дымящейся тарелкой спагетти с фрикадельками. Она нарезала французский батон, и пододвинула все это к Тристан.

Ее гостья, казалось, готова была уснуть прямо за столом.

— Трис, я хочу, чтобы ты осталась здесь на ночь, — сказала Клэр, жестом прерывая протест Делакруа, готовый сорваться с ее губ. — Я вовсе не имею в виду секс. Ты измотана, и я беспокоюсь о том, как ты будешь возвращаться назад. Пока ты ешь, я приготовлю тебе горячую ванну, и дам тебе одежду, в которой ты сможешь спать. Ты можешь лечь на моей кровати, а я с удовольствием лягу на диване.

Большие карие глаза Тристан, подернутые сеточкой кровяных сосудов, на мгновение пристально смотрели на нее.

Делакруа на самом деле была измучена. Горячая ванна — это было то, что нужно, но ей не хотелось выгонять Клэр из ее собственной постели. Она было хотела возразить, но стоило ей открыть рот, как Клэр снова жестом заставила ее молчать.

— Не желаю даже ничего слышать! Ты провела день в заботах о семье раненого, и теперь настало время, когда ты должна позволить кому-то позаботиться о тебе. Ну так, ради разнообразия… — решительно заявила она.

Тристан слишком устала, чтобы спорить, и решила, что Клэр тоже сильно устала, чтобы заняться чем-то еще, кроме сна, поэтому она нехотя сдалась.

— Ладно, — буркнула Тристан. — Но я не хочу занимать твою кровать. Я прекрасно буду чувствовать себя и на диване.

Клэр, собиравшаяся идти в ванную, развернулась к ней:

— Мы обсудим это после того, как ты искупаешься.

Тристан почти управилась с тарелкой спагетти, когда Клэр вернулась в комнату. Она наслаждалась расслабляющим эффектом вина, которое спиртное оказывало на ее истощенный организм.

— Ты прекрасно готовишь, Клэр. Спасибо тебе огромное! Мне очень понравилось.

Прости, что не дождалась тебя, но еда так вкусно пахла, что я не смогла удержаться…

Клэр собрала грязную посуду, отмахнувшись от попыток Трис убрать за собой.

— Иди, отмокни в ванной. Я положила там одежду для тебя. Чистая зубная щетка на полке. Чувствуй себя как дома.

Тристан подчинилась приказу. Она быстренько разделась и залезла в воду, горячую и успокаивающую. Опустившись в ванну, она блаженно вздохнула. Оглядевшись по сторонам, она насчитала не менее двадцати бутылочек с разными средствами для ухода за волосами.

— У-у… да она та еще фифа!.. — хмыкнула про себя Тристан.

Вернувшись из ванной чистой и расслабленной, Тристан обнаружила Клэр на диване: свернувшись калачиком, та читала.

— Ну, как? Получше? — спросила Клэр, откладывая книжку.

— О, я словно заново родилась! И снова спасибо тебе, Клэр…

— Не нужно меня благодарить. Я рада составить тебе компанию.

Клэр спрыгнула с дивана, схватила Трис за руку и потащила ее в спальню.

— На какое время поставить будильник? — спросила она, расстилая большую кровать.

— Готова поспорить, ты выглядишь, словно муха в супе на такой огромной постели! — подколола ее Тристан.

— Мне нравится, когда для сна много места, — парировала Клэр, заводя будильник, и вопросительно посмотрела на Трис.

— Ставь на пять, мне нужно встать пораньше чтобы успеть домой переодеться. Да еще нужно будет немного времени уделить Ральфу, потому что он всегда безобразничает, если я не ночую дома. Прошлый раз, когда меня не было ночью, он в знак протеста расправился с двумя цветками.

— Хорошо, поставлю на пять. Нельзя допустить, чтобы Ральф отыгрывался на твоих растениях… А теперь, марш в постель, мисс Делакруа!

— Я не займу твою кровать, — Тристан сложила руки на груди. — Мы можем разделить ее вместе. Или же я пойду на диван. Это мое последнее слово.

Тристан надеялась, что Клэр уступит и позволит ей устроиться на диване.

Сердце Клэр гулко стукнуло в груди. Мысль о том, чтобы всю ночь провести, свернувшись калачиком возле Тристан, была слишком невыносима.

— Ладно… Но только пообещай вести себя прилично! — подколола она гостью, надеясь в душе, что как раз этого условия Тристан и не выполнит.

— Нуу… я могу прижаться к тебе… Это считается?.. Но я слишком устала, чтобы безобразничать.

Тристан завалилась в постель и блаженно застонала, когда ее голова коснулась подушки. Клэр ринулась в ванную чистить зубы. По пути она погасила свет. Стон Делакруа заставил ее трепетать — так, что мурашки побежали по спине.

После она осторожно заползла в постель. Вид Тристан, лежащей на боку лицом к ней, заставил ее улыбнуться.

— Клэр… спасибо…

Но Клэр не дала ей договорить, прижав пальцы к ее губам:

— Это я должна бы благодарить тебя за такую прекрасную компанию…

— Все было прекрасно. Вы неплохо угодили начальству… Плюсик в карму! — улыбаясь, поддела ее Тристан.

— Н-да?.. И сколько плюсов мне надо заработать, чтобы получить главный приз? У меня ведь масса достоинств… И главное, какую же награду я получу в итоге? — выражение лица Клэр в этот момент было абсолютно недвусмысленным.

— Ну-у… ты уже заработала достаточно, чтобы получить право на ночь обнимашек. А после я вернусь к тебе за остальным… — зевнула Тристан, и ее веки потяжелели.

Клэр потушила прикроватный ночник и прилегла поближе к Тристан, положив голову ей на плечо. Та легла на спину и обняла Клэр. Практически сразу же дыхание Делакруа стало глубоким и размеренным, и Клэр поняла, что женщина уснула. Они долго лежали так, и Клэр слушала спокойное биение сердца Тристан.

Наконец, Тристан перевернулась на бок, отвернувшись от подруги. Клэр прижалась к ней сзади. Она зарылась лицом в длинные темные волосы, наслаждаясь их запахом и мягкостью. Клэр улыбалась, лежа рядом с Тристан: сегодня она будет спать лучше, чем когда-либо за последнее время, потому что в ее присутствии она чувствовала себя спокойной и защищенной.


Глава 5

Тристан вздрогнула всем телом от неожиданности, когда непривычный сигнал будильника выдернул ее из сновидений. Она почувствовала, как Клэр оторвалась от нее, а затем услышала, как та прихлопнула рукой бесцеремонного нахала.

— Я включила повтор, — сонно пробормотала Клэр, снова прижавшись к теплому телу Тристан.

Тристан ощутила, как ее потихоньку охватывает такое уже знакомое состояние: она лежала в объятиях подруги, а между тем ей жутко хотелось выпрыгнуть из постели и бежать без оглядки, как можно дальше. Сбежать от женщины, с которой она провела ночь, так же, как она уже делала это в прошлом. Клэр обнимала ее весьма по-свойски, и пульс Тристан участился, когда она осознала это. Она долго боролась с искушением, прежде чем освободилась от объятий спящей женщины, и быстро выбралась из кровати.

— Трис, дорогая, будильник прозвенел 15 минут назад. К чему такая спешка? — Клэр провела ладонью по простыне, которая еще хранила тепло гостьи.

— Мне надо идти, правда, — грубовато ответила Тристан, собирая разбросанные вещи.

— Прости, но я не расположена к общению по утрам. Я постираю одежку, что ты мне дала, и верну тебе ее… Не вставай! — и с этими словами она ретировалась из спальни, и выскочила за дверь прежде, чем Клэр смогла хоть что-то возразить.

Тристан бросила свои вещи и сумку на пассажирское кресло в машину, и сама запрыгнула следом. Холодная обшивка сиденья неприятно холодила кожу сквозь надетые на ней тонкие шортики. Отъезжая, Делакруа ни разу не обернулась на дом, где была женщина, только что подарившая ей ночь. Она хотела оставить все произошедшее позади как можно быстрее.

Наступающий день теснил серые сумерки. Клэр лежала в постели, уставившись в пустоту. Она была сбита с толку поведением Тристан: такая сердечная и ласковая накануне вечером, женщина стала чужой и холодной утром. Это было больно…

Может, она слишком поторопилась, настаивая, чтобы Трис осталась с ней? И это оттолкнуло ее?.. Клэр чувствовала себя неуверенно: горячность, а затем холодность, что проявила Тристан, сбивали ее с толку. И тем не менее, Клэр твердо намеревалась выяснить причину такого поведения Делакруа. Это, конечно, займет время, но она была готова ждать, ибо награда за ее терпение обещала быть слишком ценной.

Сердце Клэр сжалось, когда она узнала, что Тристан уехала в больницу, чтобы проведать пострадавшего моряка и его семью. А когда Делакруа не вернулась к концу дня, ей и вовсе стало грустно. По дороге домой, Клэр решила, что даст Трис немного побыть в одиночестве, но непременно поговорит с ней, как только почувствует, что пришло время.

За всю оставшуюся неделю Тристан появилась в офисе буквально на пару часов.

Большую часть этого времени она провела с сотрудниками, стараясь наверстать упущенное во время своего отсутствия. С Клэр они общались по минимуму и только на деловые темы. В пятницу Клэр начала задумываться: действительно ли Делакруа так занята? Или же она просто игнорирует ее?.. На работе Клэр еще как-то удавалось заглушить душевные муки, но вечерами она продолжала терзаться, пытаясь понять загадочное поведение женщины, которая исподволь завладевала ее сердцем.

Субботнее утро было бездарно потрачено на домашние хлопоты: стирка, глажка, и прочие неблагодарные дела. Поэтому звонок от Эллен оказался воистину спасением:

— Давай пообедаем?.. — прощебетала трубка, и Клэр радостно согласилась: так она хоть сможет отвлечься от своих мыслей.

Они встретились с Эллен в популярном гриль-баре в самом центре Батон-Руж. Когда Клэр пришла, ее приятельница уже успела занять для них столик в зале для курящих, и с довольным видом потягивала «маргариту».

— Я тут начала без тебя, — объяснила Эллен. — Увидела официанта, когда он проносил это мимо, и перехватила у него рюмочку, — она хихикнула и пригубила ледяной напиток.

— Мне тоже самое, пожалуйста, — распорядилась Клэр, подзывая официанта.

— Клэр, ты уж прости, подруга, но должна тебе сказать: ты хреново выглядишь, — заявила Эллен. — Что случилось, дорогая?

Клэр заправила за ухо прядь волос, выбившуюся из прически.

— Просто настроения что-то нет последнее время… Думаю, это адаптация. Новая работа, новое окружение…

— Ага… Оставь эти байки для коллег из офиса. А мне давай выкладывай все, как на духу… — нетерпеливо перебила ее Эллен, закуривая.

Официант принес и поставил перед Клэр напиток со льдом, она поблагодарила его.

Эллен между тем ждала ее ответа.

— Вы двое, что, опять поссорились?

— Да уж лучше бы так и было! По крайней мере, я бы тогда понимала, что происходит в ее голове… Мы вместе провели время, и все было классно, а теперь она меня и близко к себе не подпускает… Я не вижусь с ней, и не могу понять, что делать?

— Угу… Я тут прикинулась Скуби-Ду[5]… - иронично усмехнулась Эллен.

И увидев, что Клэр смотрит на нее непонимающе, пояснила:

— Я тут поспрашивала… — Эллен снова ухмыльнулась, ехидненько так, — пособирала кой-какую информацию о ней…

— Ты больше смахиваешь на Вилму, — поддразнила ее Клэр. Эллен же в ответ показала ей средний палец.

— Ну, ты не переживай, я не больно-то много нарыла… Она очень скрытная. На работе она вообще практически не распространяется о своей личной жизни. Все, что я на данный момент знаю о ней, это то, что ее отец и Кэмерон Хьюз были очень близкими друзьями. Несколько человек, из тех, кто давно тут работает, были на похоронах ее отца, и говорили потом, что Тристан и ее мать вели себя очень странно.

Во время траурной церемонии Мэлори, мать Трис, сидела с каменным лицом. А когда девочка не выдержала и заплакала, она постоянно шипела на нее, чтобы она прекратила реветь, словно ребенок. Люди говорили, что это выглядело ужасно: эта женщина не позволяла Тристан оплакивать собственного отца!.. Позже ходили слухи, что якобы мать с дочерью потом сильно поругались на парковке, и Тристан отказалась ехать с ней… В общем, они с матушкой явно не ладят.

— Что ж, этим как раз могут объяснятся перепады в ее настроении. У нее, возможно, есть проблемы в интимной сфере… И я знаю, что нравлюсь ей. Только не уверена, что она это осознает.

Клэр одним глотком наполовину осушила свой бокал, чувствуя, что ее снова охватывает мрачное настроение.

— Дай ей немного времени, Клэр, вы ведь только познакомились! Это тебе привычно иметь отношения, а ей, возможно, придется поработать над этим…И раз уж мы заговорили о родственниках, то вот мне интересно: а что твоя семья думает о твоих сексуальных предпочтениях?

— У меня нет семьи, если серьезно. Мать, отец и сестра погибли в аварии, когда я была юной. Моя бабушка, которая заботилась обо мне после их смерти, умерла несколькими годами позже. Так что, теперь моя семья — это я сама.

— Ох, Клэр… Мне так жаль! — лицо Эллен исполнилось состраданием. — Прости меня за то, что я своим любопытством вызываю болезненные воспоминания.

Клэр улыбнулась ей, но в ее глазах застыла боль.

— Да все нормально. Не извиняйся…

— Итак, — заявила Эллен, — можешь считать, что ты принята в клан Комо. И отныне, если хочешь, я буду выступать, как твоя старшая сестра.

Клэр в ответ подняла бокал:

— Что ж, деваться некуда… Теперь ты моя новая старшая сестренка…По крайней мере, до тех пор, пока мне не придется нянчиться с моими племянниками и племянницами.

Эллен тоже подняла бокал и аккуратно чокнулась с ней.

— Так и порешаем, мелкая… А кроме того, мои дети уже слишком большие, чтобы им требовалась нянька. Так что отмазка не прокатит.

Послеполуденное время Клэр провела, изливая душу Эллен — ну, после того, как они переключились на кофе. Новоиспеченная сестра слушала ее внимательно и пыталась дать совет или приободрить, насколько это было возможно. В итоге, по дороге домой Клэр чувствовала себя гораздо лучше. У нее слово гора с плеч свалилась. И она надеялась, что новая рабочая неделя принесет что-то хорошее ей и Тристан.

Когда же в понедельник Клэр пришла в диспетчерский центр, на ее столе стояла ваза с цветами. У нее чуть сердце не выпрыгнуло! Тристан, однако, нигде не было видно.

Клэр старалась выглядеть непринужденно, когда достала карточку из конверта, приложенного к букету. Она молча прочитала написанное:

«Дорогая Клэр, я надеюсь, что это сделает твой день ярче. Твой друг Майк».

Клэр изо всех сил постаралась скрыть свое разочарование. С чего она решила, что цветы от Тристан?.. Так глупо и так самонадеянно!..

Она заглянула в соседний офис — там сидел, улыбаясь, Майк. От этого Клэр стало стыдно и она чувствовала себя еще хуже.

Чтобы избавиться от подобных ощущений, Клэр с головой ушла в работу. Смена экипажей была в самом разгаре, и она помогала Лорен и Майку разгребать несметное число маршрутных листов, что сыпались им на электронную почту, словно из рога изобилия. Она едва удостоила Тристан улыбкой, когда та приехала на работу, и решила сконцентрироваться на чем угодно, кроме вещей, связанных с женщиной, что находилась в офисе рядом с ней.

Телефоны в рабочей зоне координаторов экипажей звонили, не умолкая. Они переговаривались друг с другом по поводу того, как корабли подготовлены для смены экипажей. Клэр подумалось, что вся эта суета очень смахивала на работу Нью-Йоркской фондовой биржи. Иногда кто-нибудь из координаторов, потеряв терпение в спорах с упрямым морячком, разражался громкими проклятиями.

Остальные коллеги тотчас подбадривали его своими воплями.

Клэр приводило в изумление такой бурное оживление диспетчерского центра: в обычные дни это было тихое место. Она сама пыталась справиться с потоком запросов на аренду автомобилей, на авиабилеты и гостиницы. В два часа пополудни центр снова поутих, и Клэр была удивлена, когда Тристан позвонила ей на добавочный и пригласила пообедать. Она посмотрела на Делакруа сквозь стеклянную перегородку: та стояла уже готовая, с сумочкой через плечо. Это заставило Клэр поторопиться.

Меньше чем через минуту, женщины спустились вниз и втиснулись в джип Тристан. В машине они почувствовали себя так, словно температура зашкаливала за сотню градусов по Фаренгейту[6].

— Фух… Мне прямо необходимо соскочить отсюда на какое-то время, — выдохнула Делакруа, выезжая на дорогу. — Во время смены экипажей я покидаю офис на обед, чтобы хоть чуть передохнуть от этих проклятых звонков…

Они выбрали популярный ресторанчик недалеко от офиса и немного расслабились, ожидая, пока им принесут еду. Тристан заметно нервничала: так, будто у нее было что-то на уме, но она не знала, как лучше об этом сказать. У Клэр от напряжения желудок сжался в комок. Что, если Тристан размышляет о том, как бы половчее предложить ей «остаться друзьями»?

— Клэр, — наконец выпалила Тристан. — Что ты скажешь, если я предложу тебе поужинать со мной в субботу? — и она робко подняла на нее глаза.

Несказанное облегчение затопило Клэр, когда она услышала, что Тристан зовет ее на свидание. Она настолько взволновалась, что не смогла сразу ответить. Внутри нее все ликовало!.. Тристан же снова занервничала и потянулась к сигаретам: она явно с нетерпением ждала ответа.

— Звучит заманчиво. Я бы с удовольствием… А что ты…

— О! Привет, незнакомки!

Откуда не возьмись, появился Майк и уселся за их стол.

— Смотрю, Тристан притащила тебя на ланч в чудное местечко…

Тон Майка был вполне дружелюбным, но взгляд был холоден, когда он смотрел на Тристан.

— Привет, Майк. Спасибо за цветы! Я не успела тебя поблагодарить утром из-за всей этой суматохи, — бодро поприветствовала его Клэр, стараясь смягчить столь очевидное напряжение, волнами исходившее от Майка. В довершение ко всей неловкости момента, Майк явно ожидал приглашения присоединиться к ним. Но Тристан не выказала к тому ни малейшего желания, и Клэр подумала, что было бы неправильно, если бы она сама это предложила. Майк уловил их немой намек и, несолоно хлебавши, отправился искать себе столик.

— Майк прислал тебе цветы? — откашлявшись, уточнила Трис, когда мужчина удалился. — Ужасно мило с его стороны… — небрежное замечание, однако, не скрыло сарказма в ее голосе.

— Думаю, он просто пытается облегчить мне вхождение в новый коллектив.

— Н-да?.. Ты в этом уверена? — Тристан посмотрела ей прямо в глаза.

— Нет, не вполне… Но могу заверить тебя, что он мне неинтересен, если это то, на что ты намекаешь.

— Прости, Клэр, я ничего такого не имела в виду.

— А-ха!.. Имела-имела! — и Клэр в ответ посмотрела на нее так же пристально: — Но мне это нравится… И означает ли эта маленькая вспышка ревности, что я для тебя немного больше, чем просто друг? — Клэр сказала это и сама удивилась собственной смелости.

Лицо Тристан покраснело.

— Мне жаль, что я не утруждала себя тем, чтобы доказать, что хочу гораздо большего от тебя, чем просто дружеских отношений. Я знаю, что должна многое объяснить, но пожалуйста… просто будь терпеливой со мной…

Клэр приуныла: ей показалось, что Делакруа борется с их приятельскими отношениями.

— Тристан, я всегда буду терпелива с тобой. И не нужно ничего объяснять, пока ты не будешь к этому готова. И знай, что когда настанет такой момент, я буду готова выслушать и буду с тобой.

Вернувшись на работу, Клэр была точно пьяная от радости. Она с нетерпением ожидала чего-то такого особенного от субботнего вечера. Она сидела на рабочем месте и проверяла список билетов, чтобы удостовериться, что все выдано, когда в дверь тихонько постучалась Лорен.

— Клэр, у тебя есть минутка? Мне крайне нужно поговорить с тобой с глазу на глаз.

— Конечно… Входи и прикрой дверь.

Когда Лорен уселась напротив нее, Клэр откатилась на стуле немного назад от стола, и внимательно посмотрела на нее:

— Что у тебя на уме, Лорен?

Коллега беспокойно огляделась по сторонам.

— Это насчет Майка… Не думаю, что ты осознаешь, насколько вскружила ему голову.

Он без умолку тарахтит о тебе!.. Мне-то понятно, что ты не испытываешь к нему никаких чувств. Но он ни от кого еще так не сходил с ума за все то время, что мы работаем с ним… Верни его на землю, Клэр! И сделай это побыстрее, пока он не задумался о помолвке.

Клэр была ошарашена ее откровениями.

— Не представляю, что мне делать… Я видела, что интересна ему, но даже не подозревала, что настолько… — она умолкла на полуслове, когда в диспетчерскую вошел Майк.

Лорен, заметив выражение ее лица, втиснулась поглубже в кресло.

— О, боже… Это он, да? Скорее позови его сюда и быстренько что-нибудь придумай, а то мне будет сложно объяснить ему, что я тут делаю с тобой…

Клэр помахала Майку рукой, приглашая его к себе, и попросила прикрыть дверь.

— Сядь, пожалуйста, Майк. Я как раз хотела поблагодарить вас обоих за прекрасную работу, которую вы проделали. Ваша помощь очень поспособствовала моему легкому переходу сюда. Похоже, Тристан весьма довольна нами, и я в долгу за ваше усердие и трудолюбие. И если я могу чем-то облегчить вашу работу, пожалуйста, скажите…

Клэр мысленно поаплодировала сама себе, когда ее напарники покинули кабинет.

Она явно вовремя подсуетилась с этим коротким панегриком, хотя, по сути, ее похвала в их адрес была вполне заслуженной.

Клэр взглянула на Майка, пока он был занят работой, и ей даже стало жаль его… Но тут в ее голове прозвучали слова Лорен: «Он ни от кого еще так не сходил с ума…»

Кусочки паззла стали складываться воедино: все это время ее мучитель был у нее перед носом!.. Она почувствовала, как в ней зарождается гнев.

Следующим утром Клэр решила взять быка за рога и прояснить ситуацию с Майком.

Она не боялась говорить с ним в собственном офисе, где с одной стороны будет Тристан, а с другой — комната, полная народу. Злость пошла ей на пользу: подстегнула ее решимость, чтобы начать неприятный разговор.

— Майк, очень мило, что ты подарил мне цветы но я чувствую, что должна быть честна с тобой. Ты нравишься мне, как коллега и друг, но не более того… Но самое главное, что я твой босс. Отношения, выходящие за рамки дружеских, совершенно неприемлемы между нами. И если уж совсем начистоту, я вовсе не желаю что-либо выяснять между нами… Я просто хочу в открытую расставить все точки над «и», чтобы в дальнейшем у нас не было недопонимания.

Она умолкла, увидев, как он побледнел.

— Я переступил черту, значит? — едва слышно прошептал он. — Откровенность за откровенность: я давно хотел встречаться с тобой, но не мог смириться с тем, что ты будешь чувствовать себя неловко со мной. И мне правда жаль, если я причинил тебе неудобство. Но отныне не надо переживать, что я как-то неверно истолкую твою доброжелательность или дружеское расположение. И я искренне надеюсь, что мы и дальше будем работать вместе так же, как до сих пор.

«Это не может быть он…» — думала Клэр, слушая его излияния. — «Он выглядит так, словно сейчас заплачет».

— Ты тоже меня извини за прямоту, Майк, но я боялась, что если не буду откровенна с тобой, то это может создать лишнее напряжение. А это никому из нас не нужно…

— Не извиняйся, Клэр. Я ценю твою честность. Обещаю, что все это никак не скажется на нашей работе, — Майк неловко улыбнулся.

— Спасибо за понимание, — сказала Клэр, давая понять, что он может идти.

Она бросила взгляд через стекло в офис Тристан. Та вопросительно подняла брови.

Со своего места Делакруа могла видеть лицо Майка, и ей было интересно, что это они там обсуждают, что у него такая реакция?.. Клэр успокаивающе улыбнулась ей, прежде чем вернуться к утренним отчетам.

Когда ее голодный желудок заявил о себе, раздался телефонный звонок. На дисплее высветился номер Тристан. Подняв трубку, Клэр посмотрела на Делакруа.

— Бери свои денежки и двигай к выходу! — велела Клэр ухмыляющейся брюнетке. — Я бы задницу медведя слопала сейчас!

— Фу-у… тогда никаких поцелуйчиков после обеда! И будет трудновато найти место, где подают это блюдо… Поэтому придумай что-нибудь другое.

«Чем-нибудь другим» оказался маленький ресторанчик с домашней кухней. Клэр наворачивала за обе щеки: она не смогла утром позавтракать, потому что ужасно нервничала из-за предстоящего разговора с Майком. Но теперь аппетит вернулся к ней с лихвой.

— Уу, Трис… все так вкусно! — промурлыкала она с набитым ртом.

— Я вижу… — подколола ее Делакруа. Она не успела продолжить: ее вдруг окликнул знакомый голос.

Взглянув, Клэр увидела женщину, которая остановилась вплотную позади Тристан.

Она сразу поняла что это — ее мать. В ее длинных темных волосах уже проглядывала седина, но это было, пожалуй, единственное отличие. Мэлори Делакруа была красива, — Тристан явно унаследовала ее гены.

— Ты что, даже не поздороваешься с собственной матерью? — поинтересовалась женщина, в упор посмотрев на Клэр. И та безошибочно уловила в ее глазах неодобрение. А затем Мэлори перевела взгляд на Тристан: та сидела молча, ее шею покрыли красные пятна.

— Привет, мам… — наконец выдавила из себя Тристан, не оборачиваясь.

— Поскольку ты забыла о хороших манерах, которым я учила тебя, позволю себе присоединиться к вам. — С этими словами женщина выдвинула стул и села, глядя дочери в лицо. — Давненько не виделись. Неужели ты не могла позвонить мне? — спросила она.

— Телефонные линии вообще-то работают в обе стороны. Если б ты хотела поговорить, могла бы позвонить сама, — холодно парировала Тристан, пристально глядя на мать. Но язык ее тела был гораздо красноречивее голоса: она так крепко сжимала вилку, что ее пальцы побелели, а мускулы вокруг рта задергались, когда Мэлори заговорила вновь.

Не обращая ровно никакого внимания на слова дочери, Мэлори переключилась на Клэр, ошеломленную таким обменом любезностями. Продолжая разговаривать с дочерью, старшая Делакруа буквально буровила Клэр взглядом.

— Кажется, ты нашла себе занятие по душе, прямо оторваться не можешь… — сказала Мэлори, сделав упор на слове «занятие».

— Есть какая-то причина, по которой ты прервала такой приятный ланч, или ты имеешь что-то сообщить мне? — огрызнулась Тристан, и Клэр вздрогнула от враждебности, прозвучавшей в ее голосе.

Мэлори медленно повернулась к ней.

— Тристан, обычно, мать и дочь разговаривают, когда встречаются на публике. Это нормально, — едко ответила она.

Тристан подняла глаза на нее.

— Да, это так… Когда между ними нормальные отношения, мама.

— Тебе ли знать, что является нормальным, маленькая девочка…

— Если ты еще не заметила, я уже не маленькая… И я не желаю, чтобы ты рассиживалась тут и оскорбляла нас с Клэр. Встань и уйди, или я это сделаю, всучив тебе счет, — прошипела Тристан.

Мэлори поднялась и мгновение смотрела на них сверху вниз.

— Клэр, значит?.. — а потом развернулась и ушла, не сказав больше ни слова.

Тристан отшвырнула вилку и тотчас потянулась за сигаретой.

Клэр решила, что будет разумнее, если Тристан заговорит первой, когда будет готова к тому. И это она считала, что видела уже Делакруа в гневе? Как же она ошибалась…

Тристан ушла в себя минут на пять не меньше, а когда она закончила курить, ее всю трясло. Тем не менее, Клэр чувствовала себя польщенной, потому что Тристан так разозлилась, главным образом, из-за того, что ее мать плохо отнеслась к ней.

При мысли об этом, Клэр не удержалась и хихикнула. Тристан посмотрела на нее, точно на сумасшедшую.

— Что смешного? — осведомилась она.

Клэр зашлась от смеха:

— Нет, ты видела ее лицо, когда ты сказала, что смоешься и оставишь ее платить?

Клэр продолжала хохотать, пока и Тристан не засмеялась вместе с ней.

Но по дороге в офис, Тристан была задумчивой.

Клэр чувствовала себя неуютно из-за того, что они молчали, и попыталась отвлечь ее от мыслей про встречу с матерью.

— Так куда ты ведешь меня ужинать в субботу?

— Это будет сюрприз, — улыбнулась Делакруа. — надеюсь, тебе понравится. Там готовят без изысков, но очень хорошо. Я лично знакома с поваром.


Глава 6

Каково же было удивление Клэр, когда они с Тристан съехали с шоссе на узкую грунтовую дорогу, ведущую в лес. Вскоре их глазам открылся ухоженный сад, окружающий большой дом в акадийском[7] стиле. Позади дома было озеро, окруженное кипарисами. Ветер лениво колыхал космы испанского мха, свисающие с деревьев.

Это придавало местечку колорит Старого Юга.

Сердце Клэр затрепыхалось от радости, когда Тристан торжественно объявила, что приготовит для них ужин. А еще Клэр была взволнована тем, что увидит жилище Тристан. Она всегда считала, что можно многое сказать о личности человека, судя по его жилью. Потому что место обитания содержит кучу обрывочной информации, паззлы которой просто надо собрать воедино.

— Чувствую себя так, словно меня привезли в пещеру Бэтмена, — сказала Клэр, когда Тристан остановила машину.

— Хе-хе… но тут нет дворецкого, чтобы прислуживать нам, — игриво заметила Тристан, выбираясь наружу. — Давай разгрузим багажник, и я покажу тебе окрестности до захода солнца, пока не испортилась погода, — сказала она, выгружая продукты.

Вместе женщины в один заход быстро вытащили вещи из машины. Тристан открыла заднюю дверь дома и они занесли все внутрь.

— Через минутку ты сможешь осмотреться, — Тристан повернулась к гостье, которая, стоя на цыпочках, пыталась разглядеть обстановку из-за ее плеча. — Я хочу, чтобы ты сначала увидела плоды моих трудов. Но это нужно сделать быстро: поднимается ветер, и дождь накроет нас быстрее, чем мы успеем очухаться, — озабоченно добавила Тристан, глядя на небо, где на западе собирались штормовые тучи.

Она провела Клэр по выложенной булыжниками дорожке, ведущей от задней двери к деревянной веранде. Шпалеры, увитые жасмином, обрамляли веранду, выходящую на задний двор, по бокам. С одной стороны с веранды открывался вид на озеро, с другой — на дом. Справа от веранды был маленький участок с травами, а позади — прекрасно ухоженный огород.

Клэр восхитилась лабиринтом из клумб, разбитых во дворе. На одной из них росло не меньше дюжины разных видов растений-медоносов, и привлеченные ими бабочки стайками порхали над ухоженными грядками. Тристан изрядно сократила площадь своего двора за счет цветников, разделенных узкими дорожками из гравия. В центре всего этого великолепия находился фонтан, питающий пруд с золотыми рыбками.

— Кстати, я забыла упомянуть другое мое хобби: я ослик-огородник, — сказала Тристан. — Года два назад я открыла, что у меня есть дар разводить растения.

Каждую весну я обнаруживала себя, сажающей новые цветы и овощи, и каждый раз поздним летом я клялась, что никогда больше не сделаю этого снова…

Клэр замерла на месте как вкопанная, впитывая красоту окружающего.

— Тристан, это место — кусочек рая! Если бы я жила здесь, я нашла бы миллион способов, чтобы работать из дома.

Тристан кивнула в ответ:

— Я очень рада, что тебе нравится тут. Я люблю это место. Хотя иногда мне здесь одиноко.

Тристан слегка покраснела, когда у нее вырвалось это признание. Но это было правдой. И Тристан было удивительно, что она так легко призналась Клэр в этом…

Женщина, стоящая сейчас перед нею, так много изменила в ней и за такой короткий промежуток времени, что она едва заметила это. Раньше Тристан даже в мыслях не могла себе представить, чтобы пригласить кого-то в свой дом. А сейчас она сделала это, не задумываясь…

Осознав, какое восхищенное выражение лица у Клэр, Тристан колебалась, чтобы не сказать еще кое-что. Она уже даже открыла было рот, но тут из-за ближайших кустов, усеянных бабочками, молнией метнулся пушистый котяра. Тристан бросилась за ним и сцапала рыжего полосатика. Кот в награду нежно куснул ее, а потом дважды лизнул в подбородок и замурчал.

— Клэр, хочу представить тебе Ральфа! Это мой сторожевой кот. Он охраняет территорию пока меня нет, проверяя, что все в порядке.

Клэр со смехом почесала кота за ухом.

— Так-так…. значит, у тебя сторожевой кот вместо собаки? А как он подает сигнал тревоги?

Тристан любовно потрепала кота:

— Он предупреждает меня только тогда, когда это нечто слишком большое, чтобы справиться самому… Но такое случается нечасто. Он тут один плохой парень на всю округу.

Клэр нашла все это забавным.

— Но какого рода вопросы безопасности возникают здесь у тебя?

В ответ Тристан начала рассказывать историю, из-за которой ее кот заслужил свое звание. Все это время котище щурился на Клэр с таким видом, будто был оскорблен тем, что она сомневается в его способностях. Спрыгнув с рук хозяйки, он принялся детально исследовать нового пришельца: кружился вокруг Клэр, нюхая ее обувь, но когда она нагнулась, чтобы погладить его, кот отпрянул прочь.

— Ранней весной я копалась в огороде, — рассказывала между тем Тристан, — и была так увлечена этим делом, что ничего не замечала вокруг. Ральф подбежал ко мне и начал шипеть. У него вся шерсть на спине встала дыбом!.. Я подумала было, что он спятил от жары. Я сделала пару шагов, чтобы дать ему водички, и тут увидела, из-за чего он всполошился… Недалеко от меня была огромная змея — не менее четырех футов в длину. Я прибила ее лопатой… Если бы не Ральф, тварь могла бы меня цапнуть! Так он заслужил свое звание сторожевого кота.

Кот терся об ноги Клэр, глядя на нее, пока обожаемая хозяйка рассказывала о его героизме, и на его морде было написано все, что он думал: «Да-да, леди! Съела?..»

Клэр не могла не оценить всего юмора этой истории «великого спасения», но ее смех прервал начавшийся сильный дождь. Тристан схватила ее за руку и бросилась к дому. Рыжий опередил их, промчавшись мимо, и поджидал медленных двуногих возле задней двери.

Оказавшись внутри, Тристан провела Клэр по дому. Внутри все было устроено просто, но со вкусом. Каждая комната отличалась безупречной чистотой. Во всем доме совершенно не было пыли — даже на плинтусах… На двери одной из спален висел замок. Клэр подумала, что это довольно странно.

— Тристан, у тебя есть сосед по дому? — смущенно спросила она.

— Ээ… это своего рода кладовая… — объяснила та, заметив недоуменный взгляд спутницы. — Я храню там вещи моего отца. Я очень редко захожу туда. Все это слишком живо напоминает мне о нем, и я снова начинаю тосковать по нему… Я держу эту комнату под замком, потому что там до сих пор его коллекция оружия.

Если ее украдут, мое сердце будет разбито… Как насчет того, чтобы вы с Ральфом познакомились поближе, пока я займусь ужином? Хочу сделать свое фирменное блюдо. Это займет немного времени… А когда все будет готово, мы сможем посмотреть фильмы, что взяли напрокат.

— Отлично! Я могу тебе помочь?

— Нетушки! Позволь мне побаловать тебя сегодня… Мне не часто выпадает такая возможность — поухаживать еще за кем-то, кроме Ральфа. Тем более, что он далеко не такая милашка, как ты… Выпьешь чего-нибудь?

Клэр порозовела, услышав столь откровенный комплимент, и отказалась от предложения выпить. Тристан исчезла на кухне. Клэр побрела на застекленную террасу рядом с главной гостиной.

Наслаждаясь теплом помещения, Клэр почувствовала нервный озноб, когда заметила, что все окна открыты. Женщина и думать забыла о своем преследователе, до тех пор, пока не вошла в эту комнату, где она была вся точно на ладони… Мог ли кто-нибудь проследовать за ними сюда?.. Она медленно покинула эту комнату, чувствуя, как сердце выпрыгивает из груди. Ей пришлось несколько раз глубоко вздохнуть, чтобы взять себя в руки.

Клэр вовсе не хотелось, чтобы ее разыгравшиеся нервишки испортили то, что до сих пор представлялось как чудесный вечер, да и объяснять еще потом свое поведение.

Вместо этого она постаралась с комфортом устроиться на мягком диване в гостиной.

Клэр взяла пульт от телевизора и стала переключать каналы, пытаясь найти что-нибудь, стоящее внимания. Однако, ничего не привлекло ее, и мысли невольно вернулись к женщине, что сейчас готовила для нее ужин. Ее стало тепло от осознания того, что Тристан хочет позаботиться о ней: это привнесло в ее душу ощущение довольства и счастья, которого она давно уже не испытывала.

Она изучающе осмотрела комнату, в которой находилась. Здесь было несколько фотографий Тристан с человеком, про которого Клэр решила, что это ее отец… Зато она не заметила ни одного фото ее матери. Гостья потрогала модели старинных кораблей, украшавших каминную полку, гадая про себя: за что же мать могла быть исключена из жизни дочери? Разве что, она — изрядная сука?..

Мысли Клэр блуждали вокруг да около этого обстоятельства, пока она невидяще пялилась на экран телевизора. Краем глаза она уловила какое-то движение, и на мгновение уставилась в том направлении. Ничего не увидев, она снова принялась переключать каналы. Но минутой позже рыжий клубок меха пролетел по воздуху и набросился на пульт, которым она лениво шевелила.

Вскочив с дивана, Клэр от неожиданности заорала во всю мочь своих легких, прежде чем сообразила, что это — Ральф.

Естественно тут же примчалась Тристан с кухонным полотенцем на плече и деревянным черпаком в руке, — полностью готовая к битве. Но пушистый безобразник ретировался с места преступления прежде, чем хозяйка успела его застукать. И в итоге Тристан обнаружила лишь весьма растрепанную гостью, топтавшуюся посреди гостиной.

— Ты в порядке? — осведомилась Трис, обняв Клэр. — Что случилось?

— Все хорошо. Твой сторожевой котяра напал на пульт от телека. Он испугал меня до полусмерти… Я не очень-то знакома с повадками кошек. Они что, всегда себя так ведут?

— Боюсь, что да… — заржала Трис. — Видишь ли, это такой кошачий способ знакомиться. Он играется с тобой… Если ты будешь мотать чем-нибудь перед его мордой, он непременно кинется… — и Тристан, отворачиваясь, вернулась на кухню, чтобы не рассмеяться снова прямо в лицо Клэр.

— Чокнутый кошак!.. — сердито буркнула Клэр.

Сев обратно на диван, Клэр скрутила программку ТВ и легонько потрясла ею.

— Иди-ка сюда, приятель, поймай это… Уж я тебе отплачу! — потихоньку шепнула она, так, чтобы ее услышал только кот. Но Ральф учуял подвох, и остался в своем излюбленном убежище под диваном.

Поставив еду на медленный огонь, Тристан присоединилась к Клэр, и большую часть вечера они провели на диване, прижавшись друг к другу, и смотрели фильмы. Потом Тристан сервировала ужин на журнальном столике перед телевизором. Клэр очень понравилась ее домашняя стряпня — пряная и острая пища была совершенно в ее вкусе. Гостью восхитило то, что Тристан может так классно готовить, и это обстоятельство еще больше возвысило ее в глазах Клэр.

— Трис, это божественно вкусно! Что это?

Трис слегка застеснялась.

— Знающие люди именуют это стейком под соусом. Мы называем это мясо с подливкой. Мы, — это кунасс[8]

— Кун… что? — засмеялась Клэр.

— Никогда не слышала того слова? Это еще одно название для каджунов[9]. Это единственное прозвище, на которое мы не обижаемся, — добавила Тристан с нарочитым каджунским акцентом.

— Угу… теперь я понимаю, что мне придется потратиться на словарь каджунского французского. А ты можешь говорить на этом диалекте?

Тристан покачала головой.

— Стыдно признаться, но я знаю совсем немного. Мой отец бегло разговаривал на нем. Понимаешь, я могла бы знать язык гораздо лучше… Но моя мать не из этих мест и не любила этот язык. Она божилась, что моя бабушка постоянно шпыняла ее, когда она говорила на нем. И самое смешное, что так оно и было.

Клэр не преминула воспользоваться возможностью спросить Тристан о матери.

— А почему у вас с мамой такие натянутые отношения? Из-за твоей сексуальной ориентации?

Тристан помрачнела.

— И из-за этого тоже… Я ничего не могу сделать, чтобы эта женщина осталась довольна. Поэтому я и стараться перестала…

Тристан не пожелала продолжать эту тему и стала собирать тарелки со стола. Клэр вскочила и помогла ей отнести все на кухню. Пока Тристан мыла посуду, Клэр обняла ее за талию. Она почувствовала, как Трис напряглась.

— Извини… Наверное, я слишком забегаю вперед?

— Нет. не то чтобы… Я просто немного напрягаюсь всякий раз, когда думаю о своей матери. Ты тут ни при чем.

После того, как с посудой было покончено, женщины снова сели перед телевизором, чтобы посмотреть другой фильм. Прижавшись друг к другу на диване, они наслаждались этой близостью, но снаружи в полную силу разбушевалась буря, и стихия вырубила электричество.

Тристан вздохнула:

— Ну вот. Хорошо, что не на самом интересном месте, а то бы я точно вышла из себя…

Она зажгла свечи по всему дому. Теплое сияние окутало их пристанище. А когда Тристан вернулась обратно, Клэр встретила ее озорной улыбкой:

— А знаешь, что мы могли бы делать здесь одни и в темноте?..

— Ммм… Вязать?.. — невинно предположила Тристан.

— Ну… это не совсем то, что я имела в виду. Предполагается, что ты снимешь свою рубашку… Но не беспокойся: я выполню свое обещание не гнать лошадей… Я просто хотела сделать тебе массаж спины.

Тристан рассмеялась:

— Ты выставляешь меня недотрогой!

Через некоторое время после шутливых препирательств Клэр таки уговорила Тристан расстаться с рубашкой. Они расстелили одеяло на полу. Тристан легла на живот. Клэр оседлала ее бедра и принялась массировать пальцами мягкую плоть.

Добравшись до лифчика Тристан, Клэр быстро избавилась от этой детали одежды, прежде чем ее подопечная успела возразить.

Клэр балдела от нежности кожи Тристан. Ей подумалось, что затея с массажем — на деле не очень удачная задумка… Кожа под ее пальцами только распалила ее жажду.

Влечение к Тристан росло с каждым разом, когда она смотрела на темноглазую женщину. А теперь, когда руки Клэр касались ее теплой кожи, желание более интимных прикосновений стало просто невыносимым.

Тристан не смогла сдержать стона, пока умелые руки Клэр трудились над ее спиной.

Она реально пожалела о своем намерении не торопить события… С каждым прикосновением она колебалась: а не воспользоваться ли чувственностью момента?

Все ее благоразумие куда-то улетучилось… Но едва она уговорила свой разум следовать велению чувств, как ощутила жгучую боль в правой ноге.

— Ой!!! — вскрикнула Тристан.

Клэр знала, что классно делает массаж, но такой реакции совсем не ожидала.

Тристан пнула ее ногой и закричала. Клэр развернулась с тем, чтобы увидеть, как рыжий комок шерсти крепко вцепился в ногу Трис.

— Ральф, брысь!! Ты, гад лохматый!..

Едва Клэр слезла со спины Тристан, котяра тут же пулей шмыгнул в свое безопасное укрытие. Его атака достигла желаемого эффекта: чужак оставил в покое его любимицу!

— Не могу поверить, что этот мелкий засранец тяпнул меня! Да что с ним такое?! — Тристан потерла лодыжку и заметила, что она кровоточит.

— Он вытворял раньше что-либо подобное?

— Да никогда! Ума не приложу, что это ему взбрело в его головешку! Ну, когда я его поймаю, я ему устрою! — злобно прошипела Тристан, и вспомнив, что она голая по пояс, крепко прижала к груди свою рубашку.

Клэр почувствовала, как ее охватило уже знакомое тепло, когда она мельком увидела груди Тристан. На краткий миг ее накрыло желание увидеть все остальное, что могла бы предложить ее взору Тристан. Однако Клэр испугалась, что если она поддастся этому искушению, прежде чем Тристан будет готова, то та снова сбежит куда глаза глядят.

— Нужно продезинфицировать царапины, прежде чем начать убийства котов, — Клэр встала и подняла Тристан на ноги.

Они отправились в ванную, где Трис села, опустив пострадавшую ногу в ванну, и по-прежнему придерживая рубашку на груди. Клэр осторожно смыла кровь с раны водой и мылом, а потом наложила мазь с антибиотиком. Напоследок она заклеила царапину пластырем и для верности еще и поцеловала ее.

Ничего не произошло бы, но Тристан почувствовала тепло губ Клэр. Она полностью осознавала, что сама начала целовать блондинку, которая сидела так близко…

Поцелуй углубился, и она почувствовала, что язык Клэр отвечает ей. Благие намерения Тристан потерпели позорное поражение: она желала Клэр больше, чем кого-либо другого на своей памяти…

Но в этот самый момент Клэр отстранилась:

— Тристан, если мы так продолжим и дальше, мне будет трудно остановиться… Как и ты, я хочу большего от этих отношений… Больше, чем просто секс. Но я живой человек, и меня со страшной силой тянет к тебе…

Клэр встала и подала Трис руку, чтобы та могла вылезти из ванны. Тристан не сразу отпустила ее, когда выбралась и встала перед ней: вместо этого она нежно притянула пальцы Клэр к своим губам и поцеловала их кончики.

Клэр закрыла глаза, почувствовав дыхание Тристан. Ощущение прикосновения губ Тристан, и в особенности — кончика ее языка, ласкающего подушечки ее пальцев…

Это было больше, чем она могла вынести!.. А Трис прекрасно понимала, какой это оказывало на нее эффект по тому, как краска залила лицо и шею белокурой женщины. Тристан притянула ее к себе еще ближе, обняв за талию, и прижав к шкафчику. Клэр запустила пальцы в волосы Тристан, а ее язык заполнил рот Делакруа, так, что каждая клеточка ее существа точно воспламенилась. Уверенная, что Тристан уронила рубашку, которой прикрывала грудь, Клэр позволила своим рукам скользить по ее гладкой спине, заставляя ту невольно прижиматься к ней бедрами.

Губы Тристан проложили обжигающую дорожку вверх по шее Клэр. Та слегка провела ногтями по спине Делакруа. Это прикосновение заставило Тристан сначала застонать ей в ухо, а потом она поцеловала ее мочку и прикусила. И тогда Клэр сделала то, о чем лишь мечтала до этого мгновения: ее руки легли на крепкие ягодицы Тристан, заставляя женщину прижаться к себе еще сильнее. Их тела слились воедино, разделенные только одеждой, что до сих пор еще была на них.

Тристан немного отстранилась и взглянула прямо в глаза Клэр.

— Ты вся дрожишь… Ты уверена, что готова? Мы не обязаны торопиться…

— Я очень волнуюсь… — застенчиво улыбаясь ответила Клэр. — Но я дрожу не только поэтому… Ты сама вся трясешься, так же как и я…

Тристан уткнулась лицом в ее шею.

— Я тоже волнуюсь… — шепнула она. — Ты стала такой важной для меня за такое короткое время… И это просто ошеломляет…

Тронутая признанием Тристан, Клэр нежно притянула ее к себе. Новый поцелуй был таким жарким, что она едва осознала, что Тристан уже пробралась сзади к ней под рубашку и расстегнула ее бюстгальтер. Однако, когда пальцы любовницы скользнули под одежду и легонько погладили ее соски, Клэр ахнула ей в рот, и почувствовала, как позвоночник пронзает сладкая судорога.

Тристан выпустила Клэр из объятий и немного отступила назад. Клэр напряглась, опасаясь, что сейчас Тристан скажет, что не готова продолжить то, что они начали.

Но вместо этого Тристан посмотрела на ее шею и улыбнулась:

— Твоя кожа покрывается пятнами, когда ты возбуждена…

Клэр повернулась к зеркалу и взглянула на свое отражение: даже при свете свечей она могла видеть явные признаки того, что она переживала, так отчетливо заметные на ее лице и шее.

Тристан подошла к ней сзади, и глядя в глаза ее отражению, стала медленно расстегивать на ней рубашку. Клэр отвела свой взгляд и смотрела, как с каждой сдавшейся пуговицей ее тело обнажается все больше… Она зачарованно наблюдала, как Тристан стянула рубашку с ее плеч и бросила на пол. Потом она медленно перевела свой взор выше — на Тристан, которая проделала то же самое с ее лифчиком. Чувствуя себя беззащитной, Клэр видела, как взгляд Тристан блуждает по ее телу, и чувствовала, как горят на ее коже следы от прикосновений ее рук.

Тристан сжала ее обнаженные груди, и Клэр слышала прерывистое дыхание женщины, и ощущала кожей спины выдыхаемый ею воздух. Руки Тристан огладили трепещущий живот подруги и скользнули к застежке шорт… Ее глаза снова поймали взгляд Клэр в зеркале, и Трис потянула шорты с ее бедер, а потом и трусики, пока они не упали на пол. Грубая ткань джинсов Тристан терла обнаженную кожу Клэр, когда Трис просунула ногу между ее ног, освобожденных от одежды. Схватив Клэр за руку, Тристан повела ее в спальню, и следуя за ней, Клэр желала только одного — побыстрей избавить Делакруа от одежды, которая разделяла их.

Тристан немного наклонилась, чтобы расправить постель, и Клэр не преминула воспользоваться своим преимуществом: обняв Трис за талию, она расстегнула свободной рукой ее джинсы. Тристан снова напряглась — Клэр это почувствовала.

— Тебя что-то беспокоит? — шепнула она на ухо Трис.

— Нет. — едва слышно ответила женщина, и Клэр избавилась от последней преграды.

Смущенно улыбаясь, Тристан потянула Клэр на кровать, и когда та легла, опустилась на нее сверху. Он обе вздрогнули и застонали, когда их обнаженные тела в первый раз коснулись друг друга. Не силах противостоять искушению притянуть Тристан ближе, Клэр обвила ее ногами, в то время как Трис медленно подбиралась к той части ее тела, которая жаждала этого больше всего.

Прикусив нижнюю губу Клэр, Тристан почувствовала, как напряглось тело женщины под ней, а ее неровное, участившееся дыхание точно подсказало ей, что Клэр близка к тому, чтобы кончить…

Спускаясь поцелуями ниже — к груди Клэр — Тристан захватила ртом ее правый сосок и нежно засосала. Клэр извивалась под ней, но Тристан прижала по сторонам ее руки и удерживала на месте, нежно и безжалостно лаская ее груди. Это сводило Клэр с ума… Выпустив ее из захвата, Тристан, целуя и покусывая, спускалась ниже по ее животу, скользя по влажной коже. Она наслаждалась мускулами, трепещущими от ее ласк, и соленым привкусом на своих губах.

Устроившись между ног блондинки, Тристан долго упивалась ее вкусом, игнорируя ее мольбы. Наконец, сжалившись, Тристан обхватила дрожащие бедра женщины, прижалась к ней лицом, и коснулась языком там, где, как она знала, Клэр могла получить то, в чем уже отчаянно нуждалась.

Клэр изнемогала, каждый мускул ее тела был натянут, словно струна. Дугой выгнувшись над кроватью, она совершенно не владела собой… И когда язык Тристан сосредоточился на ее клиторе, она была бессильна сдержать крик, вырвавшийся из самой глубины ее существа, и волна наслаждения унесла ее…

Лаская и целуя тело Клэр, Тристан впервые осознала, что может считать секс занятием любовью. Она была поражена, когда поняла, что эта женщина прочно заняла место в ее сердце. Тристан была полна решимости каждым поцелуем, каждым новым прикосновением дать Клэр понять то, что она еще не могла заставить себя произнести вслух.

Приподнявшись, чтобы лечь на обмякшее тело Клэр, Тристан, невзирая на слабые протесты, устроилась между ее ног. Она медленно вжималась во влажный центр Клэр, пока не почувствовала ответное дрожание ног партнерши, охватывающих ее.

— Кончи для меня снова, Клэр… я знаю, ты можешь… — обольстительно шепнула Тристан ей на ушко. Тело Клэр напряглось и его потряс новый оргазм.

После Клэр лежала рядом с Трис, положив голову ей на плечо. Тристан вдыхала запах ее волос, и это доставляло ей несказанное удовольствие.

— Хорошо, что ты в отличной физической форме, — ухмыляясь, лукаво шепнула она Клэр на ушко, — поскольку я еще не закончила с тобой…

— Угу… Хочешь избавиться от меня? Что-то я не уверена, что выживу после любовных утех с тобой, Трис… — сказала Клэр, садясь на постели. Ее любовница подала ей воды.

— Я хочу, чтобы наш первый раз был незабываемым, — усмехнулась Тристан, поглаживая ее сосок. Клэр, жадно глотавшая воду, чуть не захлебнулась из-за этой ласки.

— Да, но ты должна позволить мне чуть поднабраться сил, сладкая… Потому что я еще много чего хочу с тобой сделать, — ответила Клэр, поставив пустой стакан на стол.

— Хм… ну, ты можешь кое-что сделать для меня прямо сейчас, — самодовольно заявила Трис. Брови Клэр вопросительно поползли вверх. — Сядь на меня сверху, — зловеще оскалилась Тристан.

Клэр охотно подчинилась, в предвкушении вкуса Тристан на своих губах. Она жадно прильнула к телу подруги, но Тристан уперлась рукой ей в грудь и заставила выпрямиться:

— Э, нет, детка! Я имела в виду кое-что другое… — сказала она, и ее рука скользнула между ног Клэр. Блондинка застонала от этого прикосновения.

Раба своих желаний, Клэр подчинилась любовнице. Ее закрытые веки трепетали, в то время как подруга проникала в нее, и у нее перехватило дыхание, когда пальцы Трис заполнили ее. Ее существо благодарно отзывалось на вторжение:

— Это так хорошо, Трис… — задыхаясь, еле выговорила она.

— Двигайся вместе со мной, Клэр… медленно… я хочу видеть твое лицо…

Позволяя Клэр задавать ритм, Тристан двигала рукой в такт ее бедрам. При свете свечей она пристально следила за выражением лица Клэр, на котором так явственно отражался экстаз, испытываемый женщиной. Клэр открыла глаза и пристально посмотрела на нее. И в этот самый момент Тристан почувствовала, как мышцы Клэр сжали ее пальцы.

Какое-то время Клэр лежала на Тристан, приходя в себя после мощного оргазма. И это было так восхитительно — быть с ней в этот момент! Именно тогда Тристан осознала, что не хочет существовать отдельно от этой женщины, с которой она чувствовала такую связь.

Немного отдохнув, Клэр поцеловала Тристан: дразнила ее, лаская нижнюю губу партнерши, но не проникая языком ей в рот. Она посасывала ее губы, лаская пальцами отвердевшие соски. Тристан застонала и выгнулась под ней, и Клэр воспользовалась этим. Она пригнулась и захватила в рот сосок любовницы, целуя и прикусывая его, пока та не задышала тяжело, комкая руками простыни.

Сжимая Клэр ногами, Тристан пыталась помешать ей спуститься ниже.

— Ты не можешь контролировать меня, Трис… Зато я могу целовать и кусать тебя везде, где только вздумается, — игриво заметила Клэр, и не замедлила продемонстрировать это, захватив другой сосок женщины и нежно терзая его, так же усердно, как и перед этим.

Тристан задрожала от ее прикосновений, и Клэр снова предприняла попытку спуститься ниже, но Тристан не давала, крепко сжимая ее ногами.

— Трис… ну же…позволь мне… — Клэр переживала из-за того, что Тристан нервничает.

Она поцеловала ее и шепнула: — Я мечтала об этом с того самого времени, как мы встретились. Я хочу попробовать тебя на вкус…

Тристан медленно расслабила ноги, и Клэр скользнула вниз по ее телу: она не собиралась откладывать то, что ей больше всего хотелось сделать. Она раздвинула плечами бедра Тристан, и наконец-то попробовала женщину, которая украла ее сердце.

Тристан вздрогнула от ее ласки, и это еще сильнее распалило Клэр. Она медленно кружила языком вокруг самой чувствительной точки Трис, наслаждаясь тем, как ее прикосновения заставляют двигаться бедра женщины. Клэр хотелось быть внутри любовницы в тот момент, когда та будет на вершине блаженства. Но ее палец встретил сопротивление. Клэр замерла…

— Клэр, пожалуйста… — в голосе Тристан слышалось волнение. — Прошу, не останавливайся… Я хочу, чтобы это была ты…

Клэр, не готовой к подобному сюрпризу, понадобилось время, чтобы прийти в себя…

Она продолжала ласкать Тристан языком, чтобы отвлечь ту от болезненных ощущений, которые будут, как она понимала. Она добавила еще палец, проверяя плеву на прочность.

В этот момент движения бедер Трис стали еще интенсивнее, и пальцы Клэр проникли глубже, прорывая нежную преграду. Тристан закричала — от боли и неожиданности. Но Клэр не останавливалась, и вскоре Тристан снова подхватила ее ритм…

Неискушенная в тех вещах, что творила с ней Клэр, Тристан полностью растворилась в своих ощущениях. Язык Клэр неутомимо трудился над ней, заставляя ее тело биться в конвульсиях. Боль, что пронзила ее, когда Клэр проникла внутрь, сменилась невыразимым экстазом. Беспомощная перед волнами удовольствия, захлестывавшими ее, Тристан испытала наслаждение такой силы, какой никогда доселе не знала. И это опустошило ее физически и эмоционально…

Когда Тристан расслабилась и обмякла, тогда только Клэр оставила ее и легла рядом. Она увидела слезы, блестевшие на щеках любовницы. Клэр обняла ее, и усталость взяла свое: она уснула, и все не заданные вопросы остались без ответов…

А Тристан лежала без сна, вглядываясь в пламя свечи, дрожащее в темноте. Она позволила Клэр то, что никому не дозволялось до сих пор, и теперь ее затопили мириады эмоций.

Она признавала, что любит эту женщину, лежащую в ее объятиях, и оттого чувствовала себя очень уязвимой: она боялась, что однажды может потерять ее…

Потерять ту, что стала такой важной для нее.

Во время их первой ночи в доме Делакруа, Клэр поняла, что значит быть на месте Трис. В три часа после полуночи зазвонил телефон, Клэр почувствовала, как Тристан отодвинулась от нее.

— Алло? — нетвердым голосом ответила Делакруа.

— Насколько он плох?.. — слышала Клэр в темноте ее голос. — В какую больницу его отправили? Поставь в известность его управляющего, и дай мне знать, что скажут в больнице, когда обследуют его… И спасибо за то, что сообщили…

Тристан положила трубку и вздохнула.

— Тебе нужно быть на судне? — прижимаясь к ней, спросила Клэр. Она надеялась, что ответ будет отрицательным.

— Нет. Они идут вверх по реке Огайо. Если человек попадает в больницу, то один из портовых менеджеров должен позаботиться об этом.

— Ну и хорошо… — пробормотала Клэр, обнимая любимую и проваливаясь в сон.

Но часом позже телефон требовательно зазвонил снова. Тристан высвободилась из объятий подруги.

— Что?.. — спросила она, садясь на кровати. — Он что, последние мозги растерял?!.. Мы не останавливаем суда во время смены экипажей!..

С минуту Тристан слушала молча, и Клэр подумала, что человек на другом конце провода объясняет ей что-то важное.

— Скажите ему, пусть судно следует дальше, а экипаж будет догонять его… — рявкнула в трубку Делакруа и отключилась.

Она легла обратно, и Клэр снова прижалась к ней, пытаясь успокоить раздраженную любовницу.

— Я могу чем-то помочь? — спросила она, запуская пальцы в волосы Трис.

Та вздохнула:

— Я не должна была позволить им разозлить меня. Просто они иногда тупят нереально, и поэтому я выхожу из себя. Прости, что разбудила тебя. Я могу пойти спать в гостиную, если хочешь…

— Без шансов, Трис… — придержала ее Клэр. — Эти звонки не настолько достали меня, чтобы позволить тебе покинуть эту постель…

Блаженный сон унес их прочь, но уже перед самым рассветом телефон зазвонил в третий раз.

— Але?! — буркнула Трис. — …да, я помню… Это тот парень с болями в груди, да?.. — она помолчала, слушая ответ. — Так вы говорите, что это были газы или отрыжка или что-то в этом роде, а не сердечный приступ?… — Тристан сделала паузу, прежде чем заговорить снова. — Извини, Чэд, я не хотела срываться на тебе. Я понимаю, что ты просто передал информацию…

При этих словах Клэр отвернулась и уткнулась в подушку. Она смеялась до слез и уже не слышала окончания диалога. Она все еще продолжала хохотать, когда Тристан легла рядом.

— Эй, мелкая, хорош ржать!.. — сказала она ей, и тоже засмеялась.


Глава 7

Проснувшись утром, Тристан осторожно высвободилась из объятий Клэр и долго наслаждалась видом спящей возлюбленной, прежде чем вылезти из постели.

Она надела шортики и майку и отправилась на кухню — покормить своего «грозного тигра» и включить кофейник. И буквально тут же ее охватили уже привычный страх и неясные опасения. Помедлив минуту, она прислонилась к стене, борясь с тошнотой, вызванной панической атакой. Желание сбежать едва не одержало верх, и она в душе пожалела о том, что позволила Клэр остаться.

Но посмотрев на рыжего приятеля, ожидающего завтрак, Тристан осознала, как глупо было бы сбегать из собственного дома… Она понимала, что это ужасно огорчило бы Клэр. Впервые на своей памяти она ставила чужие чувства превыше своих.

— Не в этот раз!.. — заговорщически шепнула она коту.

И надо же: едва она приняла это решение, как страх отступил. Это заставляло поверить, что она выиграла решающую битву в войне против собственного «эго».

Погруженная в раздумья, Тристан сидела за кухонным столом, игнорируя требования хвостатого вымогателя «покормить его сию же минуту!!!» Помассировав шею, она поморщилась. Все ее тело ныло после минувшей ночи — даже те мышцы, о существовании которых она и не подозревала. А одно местечко давало о себе знать гораздо настойчивее остальных.

Тристан никогда не позволяла никому ласкать ее там — ни разу за все свои мимолетные увлечения. Опасение, что она окажется уязвимой, удерживало ее от подобного шага. Клэр наверняка была шокирована, узнав ее тайну. Это было очевидно по ее побледневшему лицу… Что ж, она была нежна, и дала Тристан почувствовать то, чего она так давно желала. При мысли об этом губы Тристан исказила усмешка.

Но тут у кота окончательно лопнуло терпение… Выведенный из себя ее молчаливым бездействием, он громко брякнул пустой миской, возвращая хозяйку к реальности.

Тристан обрадовалась, обнаружив, что снова есть электричество. Она принялась варить кофе, двигаясь словно сонная муха, а кот наконец-то получил полную миску еды.

— Не стоило бы вообще тебя кормить, после того, что ты устроил этой ночью… — сварливо сообщила она рыжему негодяю, уплетающему завтрак, и пихнула его ногой. — Полюбуйся, что ты наделал!.. Свернуть бы тебе шею, мохнатый… Повезло тебе, что ты такая душка, иначе все было бы по-другому!..

Ее гневная тирада была прервана стуком в дверь. Сердце Тристан ухнуло в пятки…

Из-за всего, что произошло накануне, она напрочь забыла о традиционном воскресном завтраке!

Она открыла дверь. На пороге стояли Кэмерон Хьюз и его супруга Люси.

Тристан обняла их по очереди, когда они вошли. Гости быстро переглянулись между собой, оценив внешний вид хозяйки.

— Почему ты еще не одета, Трис? — без обиняков поинтересовалась Люси.

— А-а… это… — спохватившись, аж начала заикаться Тристан.

И в этот самый момент на сцене очень «вовремя» появилась Клэр, облаченная в ее халат… Выпучив глаза, Тристан шевелила губами, не в силах вымолвить ни звука.

Женщины смотрели друг на друга и глупо улыбались.

— Кэм… Люси… Прошу прощения… Я просто забыла… — наконец сказала Тристан, пожимая плечами.

Люси, которая считала Тристан почти что родной дочерью, не преминула уколоть ее в ответ:

— Трис, милая, мы встречаемся ровно в этот день последние три года. Чем таким, прах побери, ты была занята, что забыла об этом, а?..

Лицо Клэр стало пунцовым. Она не смела посмотреть Кэмерону в глаза. Тристан же, придя в себя, просто покатилась со смеху.

Люси изо всех сил пыталась казаться серьезной, но надолго ее не хватило, и она тоже согнулась в приступе веселья.

— Вы, должно быть, Клэр, — сказала Люси, обняв смущенную блондинку. — Кэм много рассказывал о вас, и я с нетерпением хочу узнать вас поближе.

Клэр ничего не оставалось, как тоже обнять Люси в ответ. Украдкой она бросила через ее плечо взгляд на Делакруа: та продолжала ухмыляться.

— Что ж, Кэм, похоже, мы будем в этот раз завтракать вчетвером, — продолжила Люси, указывая на кофейник.

— О, я не хочу навязыва… — начала было Клэр.

Но прежде чем она успела закончить фразу, вмешался Кэмерон:

— Да бросьте, Клэр! Мы будем рады видеть вас. Более того, мы настаиваем на этом!

Клэр приняла это приглашение со всей элегантностью, на которую только была способна в сложившейся ситуации. Радовало ее только одно — и радовало несказанно! — что она не сподобилась заявиться на кухню голая. А ведь хотела!..

— Тристан, дорогая, иди-ка в душ, а мы с Клэр пока выпьем по чашечке кофе, — распорядилась Люси, уловив нервозность блондинки. Взяв Клэр за руку, она отвела ее к столу.

— Ну, нет!.. Я не оставлю ее тут с вами двумя! — заявила Трис. Такой поворот заставил Клэр нервничать еще больше.

— Делай, что я говорю, дорогуша, — с притворным негодованием велела Люси.

Убедившись, что Тристан отправилась в ванную, Люси принялась за Клэр.

— Милая, понимаю, что вы смущены, но вам не стоит переживать. Будучи вашим боссом, Кэмерон не может обсуждать это с вами, но я — могу. Мы не выставляем напоказ наши отношения с Тристан. И мы не хотим, чтобы хоть одна живая душа в «Валор» полагала, что она имеет какие-то незаслуженные преимущества. Она всего добилась сама в этой компании.

Хотя она и не родня нам по крови, но мы считаем ее своим ребенком, и мы очень любим ее… Мы были в больнице в день, когда она родилась… Ее отец, Митчел, вырос вместе с Кэмероном, и когда он умер, мы стали, образно говоря, ее приемными родителями. Я рассказываю тебе все это, потому что мы не хотим ей навредить… Она никогда не приглашала никого в свой дом, а значит, ты — нечто особенное для нее. Если для тебя она не настолько важна, то пожалуйста, отпусти ее… Только сделай это осторожно и деликатно и… не затягивай.

При этих словах Клэр вдруг подумалось, что хоть Тристан и не является родной дочерью Люси, но свою прямоту и резкость она точно унаследовала от нее. Глядя в глаза Люси, Клэр ответила, тщательно выбирая слова:

— Я чувствую то же самое по отношению к Трис и не буду делать ничего такого, чтобы нарочно причинить ей боль… И я понимаю, как это все выглядит в ваших глазах, особенно, учитывая, что я только-только начала работать в компании.

Но тут Люси перебила ее:

— Дорогая, мы с Кэмероном сами встретили друг друга в «Валор». Поэтому нет нужды объяснять нам, что к чему… Мы просто хотим защитить Тристан от разочарования и боли. Даже если это и не нашего ума дело…

Тут в разговор снова вмешался Кэм:

— Я уверен, тебе кажется, что мы чересчур уж опекаем Трис, тем более, что она — вполне себе взрослая женщина. Но у нее была очень нелегкая судьба.

Кэмерон немного замешкался, и в качестве поддержки взглянул на жену, подбирая правильные слова. Они оба потом выглянули в коридор, словно чтобы убедиться, что вокруг — ни души.

— Кэмерон пытается сказать, что у Тристан были очень напряженные отношения с матерью… Эта женщина испортила всю ее жизнь. Она все время талдычила Тристан, еще с тех пор, как та была ребенком, что она никому на свете не нужна!.. И сейчас Тристан едва только пытается обрести чувство собственного достоинства.

Люси не смогла простить Мэлори — матери Трис — то, что она так жестоко обращалась с дорогим ее сердцу существом. Поэтому во время этой тирады она так распалилась, что муж подошел к ней поближе, желая успокоить.

— Трис упоминала при мне, что ее взаимоотношения с мамой были ужасными, но никогда не вдавалась в детали, — ответила Клэр. — А я боялась настаивать на этом…

Но могу сказать, что она получила серьезную психологическую травму, — и с беспокойством добавила: — Я знаю, что она делает все возможное, чтобы справиться с последствиями, и я буду с ней рядом столько, сколько она позволит.

Прикинув, что предмет их обсуждения вот-вот явится, Люси потянулась через стол и взяла Клэр за руку.

— Я верю, что ты будешь добра к нашей девочке. Не хочу показаться занудой, но она очень дорога мне… И спасибо тебе, что терпишь наши нравоучения.

Тут в коридоре послышались шаги, и все за столом, как по команде, начали говорить о погоде. Войдя на кухню, Тристан с подозрением оглядела присутствующих. Потом она сделала себе чашечку кофе и присоединилась к ним.

Теперь Люси сосредоточила все свое внимание на Тристан.

— Почему ты так долго, детка? Тебе пришлось дважды брить свои длиннющие ножищи?

— Ну, вообще-то, разок только… — хихикнула Трис.

— Ты еще не рассказывала Клэр ту историю, когда ты гостила у нас и решила в первый раз побрить свои ножки? — продолжая тему, засмеялась Люси.

— Ах! Неужели ты собираешься про это рассказать?! — щеки Тристан покраснели.

— О-о, Клэр! Это было так смешно!.. Трис приехала к нам на выходные… ей было лет десять… У нас с Кэмероном нет детей, поэтому мы понятия не имели, какие должны быть меры предосторожности в доме. Короче, Трис купалась и решила побрить ноги.

Она схватила мою бритву и намылилась… Бедное дите все было в порезах, да так, что она едва могла промыть раны. Но ей, видите ли, этого показалось мало!.. Она решила, что и руки тоже надо… Причем, заметь, не подмышки, а предплечья! — захихикала Люси.

Тристан улыбнулась Клэр:

— Это было глупо, конечно. Потом на моих руках волоски были гуще, чем прежде, и мне казалось, что я обросшая, словно мамонт. Мне пришлось идти в старшие классы с руками, волосатее, чем у большинства мальчишек… Слава тому, кто придумал лазерную эпиляцию!

К разговору присоединился и Кэмерон:

— А помнишь, как ты подсела на свинину и бобы, и больше ничего не хотела есть?..

Трис спрятала лицо в ладонях:

— Боже! Не слушай их, Клэр!.. Они все врут! — воскликнула она, а Люси и Кэмерон продолжали беспощадно поддразнивать ее.

— Как-то она приехала домой на выходные, и все, что она хотела — это бобы. Мы, конечно, выполнили ее пожелание. Но такой пищи ее маленький желудок так расстроился, что даже собака не смогла находиться рядом с ней! — выпалил Кэм, и они все покатились со смеху.

— Клэр, если у тебя еще сохранилась хоть капелька сострадания, то сжалься надо мной и иди в душ! А я пока разберусь с этой гадкой парочкой! — взмолилась Тристан, бросив стыдливый взгляд на подругу.

Извинившись, Клэр покинула застолье и отправилась купаться. Спускаясь в холл, она все еще посмеивалась. Тристан, свирепо прищурившись, посмотрела на парочку, сидевшую перед ней:

— В кои-то веки я привела домой женщину, а вы двое кормите ее байками о том, как я подпустила нежданчика под нос собаке?!

Гости тут же изобразили раскаяние, но смешки, перемежавшие оправдания, ставили под сомнение их искренность.

Тристан же изо всех сил старалась казаться суровой, но улыбка искривила уголки ее рта.

— Постарайтесь-ка вести себя прилично за завтраком, — приказала она Хьюзам, — и не вздумайте рассказать ей историю про то, как я запуталась в чулках, надевая пасхальное платье! Убью обоих!..

Потом все отправились завтракать в кафе, в нескольких милях от дома Тристан. За едой они вели непринужденную беседу, и Клэр обнаружила, что искренне наслаждается компанией этой пожилой супружеской пары. Еще она подметила, что Тристан была более раскрепощенной и спокойной в присутствии четы Хьюзов.

Чувствовалось, что они так же дороги Тристан, как и она им.

Примечательно, что Кэм и Люси вполне могли бы сойти за настоящих родителей Тристан. Особенно Люси с ее темными глазами и волосами.

Интересно, была бы Тристан другим человеком, если бы ей изначально повезло с родителями?.. Внешне Тристан казалась вполне уверенной в себе особой. Но Клэр быстро раскусила, что в глубине души та была очень робкой, и, без сомнения, виной тому было ее воспитание.

Клэр охватила легкая грусть, когда она наблюдала за своими спутниками. Они смеялись и разговаривали… И это зрелище заставляли ее сердце сжиматься от тоски, напоминая о родителях и сестре, которых она потеряла в 17 лет из-за автокатастрофы.

После того несчастного случая, Клэр забрала к себе бабушка. Она относилась к ней с теплом и любовью, но Клэр все равно ощущала пустоту… К тому же бабушка умерла вскоре после того, как Клэр закончила колледж, и девушка оставалась в одиночестве, если не считать нескольких отношений.

Она улыбнулась, вспомнив тот день, когда она рассказала Тристан о своей потере, и как карие глаза ее любимой наполнились слезами сострадания.

Глядя теперь на Кэмерон и Люси, Клэр гадала: станут ли они ее новой семьей?

Остаток дня подруги провели, греясь на солнышке в шезлонгах на веранде Тристан.

Каждая была в своих мыслях, а потом Тристан задремала. Заметив это, Клэр молча любовалась женщиной, лежащей рядом. Она задумалась о том, как же Трис удалось сохранить девственность — при ее-то опытности в постельных забавах?.. Накануне ночью Клэр была слишком измотана, чтобы задаться этим вопросом, но теперь ее мучило любопытство.

Она смочила пальцы в своем стакане и брызнула водой на живот Тристан. Спящая поежилась, но не проснулась. Лицо Клэр просияло: она выудила из стакана кубик льда… С дьявольской ухмылкой она осторожненько засунула лед в мешковатые шорты соседки.

Секундой позже Тристан скорчилась и схватилась за промежность.

— Вау, девушка, потише!.. — начала прикалываться Клэр. — Не стоит ласкать себя на глазах у Ральфа! Ты ранишь его невинную душу!

Тристан вскочила и стала отряхиваться, пока лед не выпал на пол.

— Так вот, да?.. А я-то прошлой ночью размечталась, что я для тебя что-то значу… А ты вон что творишь!.. — и Тристан притворно надула губы.

— О, крошка, ты так много значишь для меня! — насмешливо прищурилась Клэр. — Иди ко мне, и я покажу тебе это…

Тристан с размаху оседлала ее живот.

— Так хорошо? — недобро оскалилась она. Клэр выпучила глаза:

— Ох, ты тяжелее, чем кажешься… — прокряхтела она под ее весом, — наверное, все из-за этих твоих мускулов…

— Надеюсь, это все-таки комплимент? — сурово уточнила Трис, скрестив руки на груди.

Но потом она смилостивилась и, освободив свою жертву, села рядом.

Клэр легонько царапнула ее ногтями по спине.

— Да, дорогая, прими это как комплимент.

Услышав ее довольный смешок, Клэр решила воспользоваться моментом и задать терзавший ее вопрос:

— Могу я кое-что спросить у тебя, солнышко?

— Угу… — Тристан почесала за ухом кота, лежащего в тени шезлонга Клэр.

— Прошлой ночью, когда мы… — Клэр замялась, пытаясь подобрать нужные слова.

— Я никогда никому до этого не позволяла подобного… — тихо ответила Трис, догадавшись, к чему она клонит. — Никогда никому не доверяла настолько… Кроме тебя… — она бросила на Клэр испытующий взгляд.

В этот момент Ральф взвился со всех ног за бабочкой, которая имела глупость пролететь мимо. Клэр села и обняла ее за плечи.

— Это очень много значит для меня Трис. Мои чувства к тебе настолько сильны… — Клэр хотела этим сказать гораздо больше, но слова застряли у нее в горле.

Она боялась, что еще слишком рано, что Тристан будет ошеломлена… Ее подруга тоже опасалась, что продолжение разговора может расстроить ее, и поторопилась сменить тему. Она сбегала наполнить их стаканы, а когда вернулась, их беседа приняла невинный оттенок.

Откуда ни возьмись, снова появился Ральф, и принес первый трофей — недоеденного кузнечика. Тристан принялась сюсюкать с ним так, будто он притащил ей мешок с золотом. Игра продолжалась большую часть дня, и обе женщины был щедро награждены: каждая получила дохлого жука, а под конец рыжик приволок маленького ужа.

Из-за этого «подарка» Тристан пришлось потратить некоторое время, чтобы уговорить Клэр слезть с садового столика:

— …Ну же, Клэр! Он — дохлый, честное слово! И вообще, это всего лишь ужик! Он противный, но не ядовитый… — увещевала Тристан.

При этом она помирала со смеху, вместо того чтобы помочь, что особенно возмущало потерпевшую… А в довершение всего еще и Ральф начал злиться, недовольный, что его не похвалили за добычу, как он ожидал.

— Да что с этим котом? Он что, рехнулся?! — сквозь зубы прошипела Клэр. — Какого дьявола он притащил сюда эту гадскую змеюку?

— Мы слишком долго находимся на солнце. Твоя кожа уже слегка покраснела, — Тристан проглотила смешок и, протянув руки, помогла Клэр слезть со стола. Оставив кота в полном недоумении, женщины отправились в дом, чтобы остыть.

Отхлебнув чаю со льдом, Клэр слегка успокоилась.

— Трис, прости, что я устроила такой скандал. Но я терпеть не могу змей, — ее передернуло от отвращения. — У меня нервы немного на взводе последнее время — из-за новой работы и всего такого… Думаю, я просто сорвалась. Но имей в виду: если он снова выкинет такой номер, я запрыгну на ближайшее же возвышение, которое окажется рядом… И ты, кстати, вполне можешь оказаться крайней…

Тристан задумчиво посмотрела на нее:

— Кажется тебе необходим небольшой перерыв… Мне нужно завтра съездить в Сент-Френсвилл, чтобы встретить судно и передать с паромом кое-какие документы. На этой неделе мы не меняем экипажи, и твой отдел не сильно загружен, если не считать пары отчетов… Думаю, твои агенты вполне с этим справятся. Кэм полагает, что я посвящу тебя во все детали нашего бизнеса. Поэтому ты должна досконально разбираться в том, что мы делаем… Так что мы убьем сразу двух зайцев: ты сопроводишь меня в поездке и побываешь на одном из наших судов. А затем мы будем свободны в течение дня…

Сент-Френсвилл — интересный городок с богатой историей. Кроме того, как раз там находится одна из самых печально известных плантаций, где водятся привидения.

Мы могли бы пообедать и посмотреть это место. Я слышала, там действительно жутко!.. Как тебе идея? Хочешь увидеть парочку привидений?..

— Хм… ну, пока ты не планируешь ночевать в доме с привидениями, то я не против…

А мне придется надевать эти ботинки со стальными носами?.. Если так, то предупреждаю: я не уйду в них далеко! Когда ты в прошлый раз заставила меня их надеть, у меня икры ныли неделю, и пришлось делать педикюр, чтобы привести в порядок ногти на ногах.

Следующим утром подруги отправились на север в Сент-Френсвилл на рабочей машине Тристан. Клэр рассматривала пейзаж окрестностей Батон-Руж, когда они покинули город. Окружающее напоминало ей Техас: такие же сосны, вытянувшиеся вдоль трассы-61. Но перед тем, как они въехали в пригород Сент-Френсвилла, местность стала более холмистой. Дорогу окаймляли старые дубы, и казалось, будто они были в каком-то другом мире.

Присутствие Тристан прогнало прочь страхи Клэр — мысли о преследователе отошли на второй план. Но иногда отголоски тревоги нет-нет да и пробивались сквозь радостный угар, — так, словно реальность давала ей отрезвляющую пощечину…

Часто, бывая на людях, Клэр чувствовала, как у нее волосы на шее встают дыбом при мысли о том, что в этот момент некто может наблюдать за каждым ее движением. И тогда ее охватывала паника — до тех пор, пока она не находила в толпе Тристан, наблюдающую за ней.

Клэр закурила, глубоко затягиваясь, ожидая, пока никотин успокоит ее. До сих пор она еще пока не получала больше проклятых писем. Эти ненавистные послания всегда приходили хаотически, но она была уверена, что новое не заставит себя ждать…

Клэр страстно желала поведать Тристан о том кошмаре, что преследовал ее с Хьюстона, но боялась, что еще слишком рано отягощать проблемами их отношения.

Она была вынуждена признать, что это — всего лишь отговорка, в надежде, что однажды все рассосется само собой. Но всякий раз, когда она думала, что все уже закончилось, ей приходило новое письмо.

От тяжелых мыслей ее отвлекла Тристан:

— …обычно такие вещи делаю портовые управляющие, — сказала она, — но я люблю короткие командировки. Они позволяют мне вырваться из офиса, и дают время подумать обо всем, да и просто насладиться природой.

— А о чем ты думаешь во время таких поездок? — спросила Клэр.

— Ну-у… я, правда, не знаю… Я могу блуждать мыслями где угодно, и нарочно не сосредотачиваться на работе, до тех пор, пока не прибуду к месту назначения. И это так классно!.. Это своего рода перезагрузка… Очищение… — улыбнулась Трис.

— Я бы хотела спросить тебя кое о чем совершенно постороннем, — Клэр нерешительно посмотрела на нее.

— Валяй… Что у тебя на уме?

— Я помню, ты говорила, что хочешь настоящих отношений, но мне вот просто интересно: ты собираешься встречаться с кем-то еще? Или только со мной?

Тристан как раз вела машину по крутому спуску к паромной переправе. И только оказавшись на парковке, она развернулась к Клэр.

— Я хочу быть очень честной с тобой…

От этих слов у Клэр внутри все сжалось. Ее напрягли зловещие нотки в тоне подруги.

До этого момента она считала, что они с Тристан на одной волне. Теперь она не была в этом так уверена.

— У меня никогда не было серьезных отношений. Я встречалась с несколькими девчонками, но недолго… И я никогда ни к кому не привязывалась… до сегодняшнего дня, — сказала Трис. — Я надеюсь, что ты чувствуешь то же самое…. И мне никто больше не нужен, потому что впервые в своей жизни я нашла того, кто, как я надеюсь, разделит ее со мной…

Клэр обняла Трис и на мгновение крепко прижала ее к себе.

— Я очень рада, что ты так думаешь. Я боялась, что ты собираешься сказать мне, что все еще хочешь встречаться и с другими… Когда я нахожу того, кто мне и вправду нравится, я не хочу кого-то еще, а ты реально мне нравишься. Я люблю тебя все сильнее с каждой минутой, проведенной вместе… И я с радостью отдала бы тебе всю себя…

Тристан чуть отклонилась, чтобы поцеловать ее, но когда губы женщин соприкоснулись, их обеих напугал громкий гудок. Таким вот образом «Николь Тейлор» сообщил им о своем прибытии. Тристан прорычала что-то в адрес капитана, прервавшего их поцелуй.

Потом Делакруа позвонила на судно. Переговорив с капитаном, она решила, что для них будет небезопасно перебираться на судно, так как над рекой сгустился туман.

Тристан не хотелось рисковать, переплывая на небольшой лодчонке, именуемой «каяк».

Они стояли на берегу и смотрели, как каяк спускают на воду. Сам буксир был слишком велик, чтобы подойти к берегу. Женщины подошли к краю причала, чтобы встретить матроса, который привел туда крошечное суденышко. Тристан представила ему Клэр, и передала нужные документы.

— Вот мы и свободны!.. — весело подытожила Тристан, и они вернулись к машине. — Сейчас еще рановато для экскурсии. Хочешь, покатаемся по городу?.. Ты сможешь посмотреть все, что пожелаешь, только скажи, где остановиться.

Когда они отъехали, Клэр заметила небольшое кладбище, примыкающее к старой церкви. Оно было окружено деревьями, с ветвей свисали космы мха, а под ними прятались старые склепы. По спине Клэр пробежала дрожь.

— Трис, почему они устроили здесь все эти склепы? Это выглядит довольно жутко…

— Когда я была маленькой, мой отец рассказывал мне, что так сделали из-за грунтовых вод. Большинство кладбищ в Новом Орлеане имеют надземные склепы, потому что сам город стоит ниже уровня моря. Всякий раз, когда случается наводнение, вода вымывает из земли мокрые гробы и уносит их вместе с грязью.

Поэтому в конце концов стали хоронить покойников в надземных склепах.

Люди думали, что кладбище такого рода достаточно высоко относительно грунтовых вод… Есть одна старая история про то, как один раз на Миссисипи было очень сильное наводнение, и подземные воды поднялись так высоко, что вымыли из земли гробы даже здесь. Судя по тем байкам, что я слышала, местные горожане считают, что не очень-то хорошо видеть, как давно умершие возвращаются из земли…

Клэр передернуло:

— Представляешь, просыпаешься утром и видишь что-то подобное?.. Или того хуже, все это происходит на твоих глазах?.. Меня трясет только от одной только мысли об этом! Хочу тебя сразу предупредить, что если мне доведется увидеть что-то такое, я сразу со страху рожу котенка, а то, может, и целый выводок…

Клэр так красочно изобразила подобную перспективу, что Тристан залилась смехом.

— Что смешного? — буркнула Клэр.

— Родишь котенка?.. Блин, только вы, техасцы, можете так сказать! — веселилась Тристан.

— Техасцы?…хм… — усмехнулась Клэр. — Я вообще-то услышала это выражение от одного из твоих координаторов, и я точно знаю, что он родом из Луизианы.

Они ездили по улицам, восхищаясь городом, и спорили, какой штат круче. На самом деле, это не особо заботило их, просто им нравилось подшучивать друг над другом по этому поводу. Игривый стеб прекратился сам собой, когда они въехали в железные ворота поместья «Мирты» Погода испортилась, и это добавило местечку мрачного колорита. Клэр тотчас принялась разглядывать окна старого дома, пытаясь обнаружить малейшие признаки активности привидений. Из-за той короткой истории, что успела по дороге рассказать ей Тристан, у нее мурашки табунами бегали по спине.

Подруги решили пообедать, поскольку до начала следующей экскурсии по зловещему дому было больше часа.

Тристан отказалась от вина, напомнив Клэр, что легко пьянеет, и не сможет тогда вести машину на обратном пути. А кроме того, она сказала, что ясные мозги понадобятся ей, если они столкнутся с чем-нибудь необычным. В итоге они обе заказали чай со льдом.

— А ты веришь в привидения? — глупо улыбаясь, поинтересовалась Клэр.

— Я никогда не видела призраков, но я полагаю, что это не значит, что они не существуют, — с такой же ухмылкой ответила ей Трис. — Если честно, я не знаю, что заставляет людей утверждать, будто они видели что-то в этом роде… — она пожала плечами. — Может, они просто так сильно хотят увидеть что-нибудь ужасное, что их разум играет с ними злую шутку?

— А что ты будешь делать, если посмотришь вон в то окно и увидишь привидение? — сделав страшные глаза, спросила Клэр, стараясь нагнать жути.

Тристан засмеялась:

— Ну, могу точно сказать, что будет, если я увижу призрака прямо сейчас… Первым делом, я тут же описаюсь, а потом помчусь отсюда, точно ошпаренная… И храни Господь тех, кто окажется на пути между мной и машиной!.. А тебе лучше надеяться, что при этом у меня еще хватит мозгов прихватить и тебя с собой…

Клэр расхохоталась так громко, что на нее обернулись остальные посетители.

Тристан наградила любопытствующих самой очаровательной улыбкой и пожала плечами, как бы говоря, что понятия не имеет, что такое с ее спутницей?.. Клэр еще продолжала хихикать, когда им принесли заказ, и официантка бросила на нее осуждающий взгляд, прежде чем уйти.

На Тристан тоже накатил приступ смеха. Она изо всех сил старалась сдержаться и спросила Клэр, в состоянии ли та успокоиться и поесть:

— Клэр, ты угомонишься наконец?.. У тебя вон уже слезы текут.

Но Клэр чуть не подавилась пару раз, прежде чем смогла выговорить хоть слово.

— Прошу прощения, но я так живенько все это себе представила!.. Как ты улепетываешь в мокрых штанах и машешь руками, словно сумасшедшая… Могу поспорить на свою следующую зарплату, что они непременно увековечили бы это в своем рекламном проспекте!

И парочка хихикала весь обед, не обращая внимания на недоумевающие взгляды, которые бросали окружающие в их сторону.

Поев, они вышли на улицу вместе с несколькими посетителями, чтобы покурить.

Там они услышали, как несколько туристов наперебой рассказывали о том, как им посчастливилось мельком увидеть одного из самых знаменитых призраков, населяющих этот дом. Клэр невольно оказалась втянута в разговор, и узнала все подробности про Хлою — рабыню, которую повесили за то, что она отравила жену и двоих детей хозяина дома. Кто-то из присутствующих упомянул, что слышал, будто бы яд был изготовлен из цветков олеандра — растения, что произрастало здесь повсеместно.

К группе присоединился гид и обратил их внимание на дом.

— Плантация «Мирты» была основана в 1796 году генералом Дэвидом Брэдфордом, и имеет сомнительную репутацию одного из самых загадочных поместий в Америке.

Согласно легенде, этот дом был построен на месте древнего индейского захоронения. В его стенах произошло не менее десятка убийств…

Гид указал на замысловатые металлические конструкции, окружавшие веранду. В этот момент Клэр исподтишка ткнула Тристан в бок, заставив ее подпрыгнуть от неожиданности, и захихикала, когда та повернулась и уставилась на нее.

— Что?.. — невинно спросила она. — Клянусь богом, я не ничего не делала… Гы-гы… Ты еще сухая?..

Эта выходка послужила причиной для новой порции веселья, и спутницы хихикали и фыркали, несмотря на косые взгляды остальных.

Пока Клэр разглядывала окна, в надежде хоть одним глазком увидеть кого-нибудь из таинственных обитателей дома, Трис больше внимания уделяла старым дубам и парку вокруг дома. Время от времени они подмигивали друг другу, когда гид рассказывал истории про детей-призраков, что бродят и играют вокруг.

Когда они вошли в фойе дома, Клэр и остальные были восхищены хрустальной люстрой в триста пятьдесят свечей, что украшала вход.

— Тристан, посмотри, какая красота!

Тристан в ответ лишь зевнула.

— Подумаешь… Она точь-в-точь такая же, как в нашей столовой. — Тристан произнесла это немного громче, чем следовало бы, поэтому вся группа повернулась к ней, включая Клэр. Трис пожала плечами: — Вау, круть!.. Я пошутила, люди…

Но было поздно — их с Клэр накрыло новой волной хохота. Поэтому женщины решили, что стоит держаться поодаль от остальных, раз уж им не под силу вести себя прилично.

С путеводителем в руках, они принялись изучать дом самостоятельно.

— …Трис, тут говорится, что пианино по ночам играет само по себе, пока кто-нибудь не войдет в комнату. Призрак, видимо, играет одни и те же аккорды снова и снова…

А ты бы психанула из-за этого? Интересно, ты бы попросила его сбацать что-нибудь из Элтона Джона, если б могла?

Потом их внимание привлек портрет мужчины, про который было сказано, что он мог изменять выражение лица, а его глаза — следили проходящими по комнате.

Хохотушки внимательно уставились на артефакт, ожидая хоть каких-нибудь изменений.

— Мне кажется, он улыбается, — заявила Тристан после пристального изучения портрета.

— Разве?.. Мне кажется, что он немного грустный. Разрешаю тебе пукнуть, чтобы посмотреть, как он поморщится… — отозвалась Клэр, которая маячила перед портретом туда-сюда, чтобы увидеть, как двигаются его глаза.

Тристан почесала затылок.

— Слушай, мы ведь взрослые тетки, а шуточки — на уровне тупых малолеток!.. — и они обе охотно признали этот факт, но это развеселило их еще больше.

Таким образом они блуждали по дому, обсуждая и любуясь разными старинными вещами. Они обе в равной степени были восхищены штукатуркой и лепными медальонами, ни один из которых не повторял другого… Клэр очень понравилась старинная мебель, которая была в каждой комнате. Антиквариат совершенно не впечатлил Тристан, но она покорно следовала за блондинкой, которая переходила из одной прекрасно декорированной комнаты в другую.

— Жаль, что у нас нет с собой камеры, — опечалилась Клэр. — Тогда бы мы точно засняли привидение.

— Я не очень-то люблю фотографировать, — сказала Трис. — Я всегда забываю взять фотоаппарат, а когда вспоминаю, то все равно забываю его использовать, засмотревшись на что-нибудь… На самом деле у меня даже нет собственного фотика, — с сожалением добавила она.

Они вышли на улицу. Тристан направилась в парк, Клэр поплелась за ней. Зловещую ауру поместья усиливали трухлявые виргинские дубы. Ветерок шевелил дряхлые ветви, и это порождало под их сенью причудливые тени. Тристан рассказывала спутнице о встречающихся на пути деревьях и кустарниках, но глаза Клэр были прикованы к дому: она еще надеялась увидеть что-нибудь необъяснимое, но все было тщетно.

Зазевавшись, Клэр споткнулась о корень дерева, торчащий из земли, да так, что чуть не клюнула носом в землю. Хорошо, Тристан успела подхватить ее.

В этой суматохе они не успели заметить приближающегося к ним человека. Одетый по моде 1800-х годов, он прошел мимо них, улыбнувшись, и со словами «осторожно, мисс», удалился в направлении дома.

Когда он скрылся из виду, Тристан привлекла к себе подругу и поцеловала ее.

— Я ждала этого целый день… — шепнула она.

Клэр наградила ее соблазнительным взглядом:

— Не делай так больше, если не хочешь потом валяться в кустах…

— Как бы заманчиво это не звучало, но я не хочу делать это на глазах у привидений, потому что наверняка буду дрейфить… И вообще я намерена добраться сначала до чего-нибудь более подходящего… Например, до мягкой огромной кровати… Или кухонного стола… Собственно, без разницы… — и Тристан выразительно пошевелила бровями.

— Да что ты?.. Тогда нам нужно поспешить! — и схватив Трис за руку, Клэр потащила ее к стоянке. Когда они выехали на дорогу, ведущую от плантации на трассу-61, они заметили того человека, который прошел мимо них ранее. Он помахал им рукой, когда они проезжали мимо, и… растворился в тумане…

Клэр не была точно уверена, что именно она увидела. Она напряженно всматривалась туда, где только что был незнакомец, в то время как Тристан вывела машину на дорогу.

— Ты это видела?! — взволнованно спросила Клэр.

Трис сбросила скорость.

— Видела что?.. Я переехала белку или еще чего-то?..

Клэр сконфуженно уставилась в окно.

— Ээ… мне показалось что я видела того парня, который прошел мимо нас раньше.

Он стоял справа вон там, а потом просто исчез…

Они поехали дальше, и Клэр пыталась убедить подругу, что она на самом деле видела человека, который растворился в воздухе, но та не поверила.

— Очень смешно, Клэр… Просто обхохочешься…

… А старый садовник долго еще рыдал от смеха, вспоминая ошарашенное выражение лица Клэр. Он всегда с нетерпением поджидал туман, что что окутывал поместье в конце дня. Годами он проделывал этот фокус, и на его удочку попалась не одна сотня простофиль… А у этой дамочки были такие глаза! — пожалуй, он будет смеяться всю ночь…

Когда они покинули Сент-Френсвилл, Клэр задремала, оставив Тристан наедине с ее мыслями. Делакруа поглядывала на спящую блондинку, и размышляла о том, почему же ее так захватила эта женщина?.. Клэр пробудила в ней такие чувства, на которые, как думала до сих пор Тристан, она не была способна. Трис желала ее не только физически, — она была необходима ей как воздух! Делакруа просто жаждала ее присутствия рядом, чего еще никогда не бывало ни с кем.

«Любовь — это преходяще…» — убеждал Тристан ее разум. «Опасно вверять свое сердце этой женщине… Что, если она разобьет его?» И она разрывалась между доводами рассудка и своими чувствами. «Если однажды Клэр отвергнет меня, смогу ли я оправиться после такого удара?..»

Тристан закурила и опустила окно, чтобы немного проветрить салон. Мельком она взглянула на Клэр, надеясь, что не разбудила ее. Убедившись, что та не проснулась, Трис снова продолжила мысленные терзания. «Что же ты сотворила со мной, Клэр?..

И я не знаю, что мне делать со всем этим. Ты — единственная, кто заставил меня почувствовать себя настоящей… Почувствовать, что я могу быть любимой…»


Глава 8

Заехав на квартиру Клэр, чтобы взять для нее кое-что из одежды, женщины вернулись в дом Делакруа до наступления темноты.

Они заказали на ужин пиццу и развалились на диване перед телевизором. Ральф решил для разнообразия сменить гнев на милость и свернулся калачиком на животе у Клэр. Так, втроем, лежебоки и провели большую часть вечера.

Тристан было приятно, что Клэр охотно согласилась остаться у нее еще на одну ночь. Но она терзалась вопросом: как ей вообще взбрело в голову снова пригласить Клэр к себе?.. Приглашение вырвалось у нее помимо воли, прежде, чем она успела это осознать… И когда Трис это сделала, у нее возникло ощущение, будто она преодолела некий психологический барьер. Но прежний страх никуда не делся.

Загнанный в глубины подсознания, он ждал своего часа, и ей оставалось только гадать: когда же он вырвется наружу?

На следующий день Тристан вошла утром в кабинет Клэр.

— Мне в обед нужно кое-куда отлучиться. Купить тебе что-нибудь поесть?

Тристан не уточнила, куда она собирается, и это показалось Клэр немного странным.

С тех пор, как Клэр начала работать в «Валор», они всегда обедали вместе.

Но она улыбнулась в ответ:

— Не беспокойся. Я не сильно голодная, закажу сэндвич или еще что-нибудь…

— Хорошо… Позвони, если вдруг передумаешь.

Вскоре Тристан стояла перед дверью двухэтажного кирпичного особняка Хьюзов.

Она постучала, и ей тут же открыли. Люси пригласила ее войти. Оказавшись на просторной, отлично оборудованной кухне, Трис почувствовала аромат спагетти с курицей — коронного блюда хозяйки дома. Тристан облизнулась: Люси всегда готовила к ее приходу что-нибудь вкусненькое.

— Присаживайся, детка. Я уже наполнила тебе тарелочку… И чай со льдом на подходе, — и Люси положила лед в стакан.

За едой Люси и ее гостья вели непринужденную беседу. Тристан, как обычно, вовсю нахваливала кулинарные способности хозяйки, а та посмеивалась в ответ и уверяла, что они далеки от совершенства. Тристан рассказывала, как они с Клэр посетили дом с привидениями, а Люси думала, наблюдая за ней, что в глазах ее девочки появился блеск, которого не было раньше.

После обеда миссис Хьюз налила им чаю и предложила перейти во внутренний дворик, — она знала, что Тристан любит покурить после еды.

К тому же у Люси было ощущение, что с ее приемной дочерью что-то произошло: обычно она первой приглашала Трис в гости, а в этот раз та позвонила ей сама.

Они уселись за кованным железным столиком, и Трис закурила. Люси терпеливо ждала, когда та начнет разговор и выложит все, что у нее на уме. Но Тристан, держа сигарету в руке, завела что-то там про погоду, и Люси не стала дальше тянуть со своими подозрениями:

— Трис, детка, что происходит?.. Я, конечно, знаю, что ты любишь мою стряпню, но…

Давай-ка, выкладывай, в чем дело и немедленно! А то, ей богу, я не поленюсь — встану и придушу тебя!

Тристан немного помолчала, опустив глаза. Она надеялась, что слова, способные выразить ее чувства, придут сами собой.

— Люси, меня пугает то, что происходит между мной и Клэр. Я никогда не встречала таких, как она… Она совсем не похожа ни на кого из моих прежних пассий. Клэр заставляет меня чувствовать, что я ей не безразлична. Но я так боюсь, что однажды утром она проснется и решит, что не хочет быть со мной… Смогу ли я это выдержать?.. Я близка к тому чтобы порвать с ней — просто из страха, что такое может случиться…

Выпалив все это, она посмотрела на Люси, и глаза ее были полны готовых пролиться слез.

Люси взяла ее за руку.

— Солнышко, мы все боимся вступать в отношения. В любви и в жизни нет ни малейшей определенности… Но несмотря на это, хочу сказать: думаю, что ты на самом деле небезразлична Клэр. И понадобится совсем немного времени, чтобы это переросло в любовь.

— Люси… — ком в горле мешал Трис говорить. — Но за что ей… любить меня? Зачем такой, как она, быть вместе со мной?

— Детка, черт тебя побери, ты вообще соображаешь, что говоришь?! Да у тебя масса достоинств! Вся штука в том, что ты сама этого не понимаешь… Я знаю, что твоя маменька усердно потрудилась, чтобы подорвать твою веру в себя… И я никогда не смогу понять — зачем она это сделала?.. Тристан, ты прекрасна! И внешне, и внутренне! — и глаза Люси тоже наполнились слезами, пока она говорила. Ее сердце прямо разрывалось от от той боли, которая исходила от ее любимой девочки.

Тристан, не выдержав, разрыдалась.

— Вы с Кэмероном всегда так любили и поддерживали меня. Вы ведь годами твердили мне об этом, но мне так трудно в это поверить…

Люси обняла ее, взяла за руки, и так успокаивала молодую женщину, пока та не выплакалась.

— Послушай меня, дорогая, — твердо сказала она. — Скажу прямо и без прикрас: твоя мать — подлый человек. Честно говоря, я думаю, что она ненавидит сама себя. А как тогда она может любить кого-то другого?..

Тристан, мы любим тебя как свою родную плоть и кровь. Мы ночами не спали, пытаясь придумать, как бы оставить тебя с нами. Поэтому-то мы так часто и приезжали к вам на выходные или забирали тебя к себе. Мы боялись обидеть Митчела, ведь он так тебя любил, но всегда мечтали о том, как бы уехать вместе с тобой куда-нибудь подальше отсюда…

Тристан недоверчиво посмотрел на нее.

— Я понятия не имела, что вы с Кэмероном этого хотели. Не пойми меня превратно, я знала, что вы любите меня, но всегда считала, что причиной тому ваша дружба с моим отцом. Без обид!.. Просто я же знаю, насколько вы были близки…

— Трис, мы проводили время с тобой, потому что любили тебя, как родную. И сейчас любим… Я до сих пор храню все твои фотографии школьных лет. А как мы гордились, когда ты закончила школу!.. Мы любим тебя, Тристан. Просто за то, что ты — это ты…

Тристан обняла Люси. Она наконец-то приняла сердцем, что кто-то еще, кроме отца, по-настоящему любит ее. И у нее снова хлынули слезы.

— Девочка моя, я никогда не настаивала на том, чтобы обсуждать твою маму, и ты держала все в себе… Но пора бы тебе разобраться с этим. Я понимаю, что в твоей душе боль и горечь, но пока ты не позволишь себе отпустить эту ситуацию, все так и будет продолжаться, коверкая тебе жизнь. И если с этим не разобраться, то у тебя могут возникнуть проблемы и в отношениях с Клэр.

— Мне нужно покурить, чтобы успокоиться, — сказала Трис, — если мы собираемся говорить на эту тему.

Люси вернулась на свое место, но подвинула стул ближе к гостье. У нее внутри все сжималось, когда она смотрела на Тристан, потому что в глубине души Люси боялась услышать ее откровения. Но она терпеливо ждала, пока Трис соберется с духом.

Люси очень бы хотелось, чтобы в этот момент Кэмерон был здесь, с ними.

Тристан затянулась сигаретой, потом сделала глоток чая.

— У меня нет хороших воспоминаний о матери, — наконец начала она. — Когда отец уезжал по делам, я ревела в своей комнате. Я ненавидела оставаться с ней вдвоем.

Если отца не было дома, я или сидела у себя или старалась быть где-нибудь на стороне как можно дольше.

Когда мать звала меня поесть, я прибегала, мыла руки и лицо… Потом сидела за столом, молясь, чтобы не дай бог не капнуть чем-нибудь или не пролить… Однажды я случайно опрокинула свое молоко. Она так ударила меня по лицу, что я упала со стула. Она нечасто меня била, но когда она это делала, это оставляло такой след в моей памяти! Такой же, как и на коже… Правда, слова, которые она сказала при этом, были гораздо больнее, чем все пощечины вместе взятые…

Люси не хотелось снова плакать, но затуманенный страданием взгляд Тристан рвал ее сердце. Она видела, как дрожит рука Трис, держащая сигарету. У Люси встал комок в горле: а ведь она даже не представляла себе, как калечило маленького ребенка то, что он перетерпел! А Тристан продолжала:

— Я же была такой боевой девчонкой… Любила лазать по деревьям и строить домики.

Она обычно находила меня с моими друзьями, и устраивала шоу: гнобила и ругала прямо перед всеми, а потом тащила домой. Мне было так стыдно, что я перестала искать общества других детей…

Всякий раз, когда мы ходили с ней куда-нибудь, мать попрекала меня, что я выгляжу как оборванец, хотя сама же выбирала мне одежду… Каждый божий день она твердила, что ничего путного из меня не выйдет. А еще она говорила, что если бы у нее была такая возможность, то она никогда не родила бы меня.

Люси понимала, слушая все эти ужасные подробности, что нужно дать Тристан выплеснуть все, что накипело у той на душе, — ведь это накладывало отпечаток на ее настоящее. И сознавала, что должна сохранять спокойствие перед лицом приемной дочери. Но монолог Тристан приводил миссис Хьюз в бешенство: ах, как бы ей хотелось сейчас растерзать Мэлори Делакруа на мелкие кусочки!

— …когда я подросла, — продолжала печальное повествование Трис, — и мое тело стало округляться в нужных местах, она совсем слетела с катушек… Как-то мы пришли в гости к ее друзьям. У них был сын моего возраста… Он пригласил меня поиграть на бильярде в игровой комнате. Во время игры мальчишка клеился ко мне, но я не поощряла его ухаживания, потому что он мне не понравился… Ему, наверное, надоело, что его отвергают, и он толкнул меня на стол и принялся лапать.

Ну, и конечно же в этот момент в комнату вошли моя мамочка и ее толстая подруга…

Его мать сказала, что он и раньше проделывал такие штучки с другими девчонками.

Ей было очень неудобно за сына, она стала извиняться и уверять мою мать, что всыплет ему по первое число…

Но когда мы сели в машину, мама потребовала рассказать ей, каким образом я спровоцировала этого парня. Она ни на секундочку не усомнилась в моей виновности! Она была просто уверена, что это я соблазнила его, хотя мать засранца и сказала, что он уже был замечен в подобном раньше…

Мамочка заявила, что не допустит, чтобы с ней под одной крышей жила потаскуха…

Короче, я часами могу рассказывать, каково это было — жить с ней… Ты и сама знаешь, Люси, что она даже не пришла на мой выпускной. Честно говоря, я была просто счастлива, что ее не было там. Я не хотела, чтобы она испортила мне этот день.

Рассказывая все это, Тристан впервые в своей жизни почувствовала, как в ней поднимается гнев.

— Как же может ребенок иметь чувство собственного достоинства, когда родная мать его ненавидит?! Одно только уберегло меня от самоубийства — я не хотела дать ей повода для радости…

— Мой бог, Тристан, я знала, что она сурово с тобой обращается, но не представляла, что настолько!.. Дорогая, поверь, если бы я только знала — я бы забрала тебя, невзирая на последствия!.. Но как же Митчел позволял все это? — со слезами на глазах воскликнула Люси.

— Отец знал, что мать строга со мной. Но большинство мерзостей она вытворяла, когда он был в отъезде. Она сдерживала себя при нем, но зато отрывалась на полную катушку, когда его не было… Всякий раз, когда мать била меня, она была уверена, что я скрою следы побоев. Я просто боялась рассказывать об этом отцу, потому что она могла отыграться на мне, когда он уедет в следующий раз…

На этот раз утешение потребовалось Люси. Тристан обняла ее и так они сидели, пока обе не перестали плакать.

Женщины провели вместе большую часть дня. Тристан продолжала изливать душу, и чувствовала, что становится другой — сильной и неуязвимой, потому что рядом с ней был человек, которому она могла верить. Человек, который поддерживает ее.


Глава 9

Для Люси и ее гостьи день пролетел незаметно. Тристан сообразила, что скоро должен вернуться домой Кэмерон. От него не укрылось бы, что она плакала, и женщине не хотелось, чтобы он видел ее такой. Люси пообещала, что не расскажет мужу, о чем они тут беседовали, до тех пор, пока Тристан не будет готова сама рассказать ему.

На прощание Люси снова обняла и поцеловала Тристан.

— Дорогая, я всегда буду с тобой, покуда жива, и Кэмерон тоже… Мы очень любим тебя. В моих глазах — ты моя дочечка, и ничто на свете этого не изменит.

Тристан улыбнулась и чмокнула ее в щеку. Она ушла, прежде чем на глазах Люси снова выступили слезы.

Когда Тристан вернулась домой, подъехала Клэр. Трис как раз выходила из машины.

— Хотела спросить, не поужинаешь ли со мной сегодня вече… — Клэр оборвала фразу на полуслове, увидев лицо Тристан.

— О, боже! Трис, что случилось?! Ты в порядке? — она схватила Тристан за руки. Но Делакруа молчала. Она позволила Клэр обнять себя и отвести к дому. Клэр взяла у нее ключи и отперла входную дверь.

Клэр провела ее на кухню, где снова взяла ее руки в свои.

— Детка, все хорошо?..

— Да… Знаю, что выгляжу хреново, но на самом деле я в порядке. Я провела день у Люси. Мы говорили о моем детстве… Это сильно выбило меня из колеи. Зато я чувствую себя гораздо лучше, облегчив душу… Правда, я сейчас не в состоянии снова ворошить прошлое, прости…

— Ну, что ты, я понимаю… Может, ты хочешь остаться дома одна? Или тебе нужна еще компания, кроме Ральфа?

— Было бы хорошо, если бы ты снова осталась у меня. Что скажешь, если я приготовлю для нас что-нибудь? Мне так не хочется никуда выходить…

— Мне нужно заехать домой, чтобы взять одежду на завтра. Раз уж я поеду, то и еды по дороге куплю… А то можешь открыть бутылочку вина и понежиться в ванной, пока я не вернусь. Гарантирую, это поможет тебе расслабиться… И учтите, мисс: если я вернусь, а вы все еще будете в этой же одежде, вас ждут неприятности!

Тристан улыбнулась и чмокнула Клэр.

— Слушаюсь, мэм! У меня только одно условие… Я предпочитаю китайскую кухню.

Или курица с кешью или…за неимением цыпленка сойдет и котенок с кунжутом и жареным рисом… — и с этими словами Трис направилась в ванную.

— Молись, чтобы Ральф не услышал про котенка, а то он тебе вечером еще что-нибудь расцарапает!.. — засмеялась Клэр.

Тристан ополоснула заплаканное лицо. Ей хотелось принять душ, но в ее нынешнем состоянии ванна была предпочтительнее. Клэр права — это успокоит ее нервы.

Тристан вытянулась в ванной, погрузившись в теплую воду. Ее мысли вернулись к разговору с Люси о Клэр. Как бы Тристан ни хотела защитить свой покой, она понимала, что Клэр завладела ее сердцем так, что уже неважно — бросит ли она ее завтра или через десять лет. Это будет одинаково больно… До сих пор Тристан считалась только со своими чувствами. Она не принимала изначально всерьез отношения с Клэр, полагая, что сможет наслаждаться, оставив свое сердце безучастным.

Но взгляд Клэр в ту ночь сказал ей о многом, и она поняла, что не простит себе, если разрушит счастье Клэр. Именно поэтому Тристан приказала себе после этого держаться от Клэр как можно дальше. Но все ее благие намерения улетучились вместе с водой, убежавшей в сливное отверстие ванны.

Вернувшись до того, как Трис вылезла из ванны, Клэр достала посуду, разложила еду по тарелкам и отнесла их в гостиную на журнальный столик.

Она открыла бутылку белого вина, рассчитывая, что спиртное поможет Тристан расслабиться. Клэр была твердо намерена создать для своей эмоционально измученной подруги максимум комфорта.

Тристан слегка перекусила, прежде чем начать разговор.

— Что интересного приключилось в офисе, пока меня не было?

— Ничего особенного. Все прошло спокойно… Я, в основном, просматривала гостиничные счета, чтобы убедиться, что «Валор» нигде не надули… У координаторов, по-моему, тоже было тихо. Они только заказали аренду двух машин для сменных экипажей, вот и все… Короче, скукотища… Я думала побездельничать, но Майк окопался в моем кабинете после обеда.

При упоминании о Майке, Трис отвлеклась от еды. Ей не нравилось, как Майк пялился на Клэр. Она почувствовала, что злится.

— И что же он хотел? — осведомилась она. — Клянчил прибавку?

— Нет. Он и вправду доставал меня, но по другому поводу. Приглашал на свидание, хотя я давно уже сказала ему, что мне это неинтересно, и что я не встречаюсь с подчиненными. Но, похоже, он забыл об этом…

Тристан швырнула вилку на стол и в упор посмотрела на Клэр.

— У него хватило наглости говорить о свидании, после того, как ты его отшила?! У меня это просто в голове не укладывается! Ты ему точно все внятно растолковала или постеснялась?..

Теперь уже ощетинилась Клэр: ей не понравились намеки подруги.

— Уж будь уверена — яснее некуда! А сегодня снова провела воспитательную беседу…

Тристан, конечно, прекрасно знала, что Майк не нравится Клэр, но ее прямо перекорежило от ревности. Она даже не подозревала, что может так сильно ревновать! Ее тошнило от одной только мысли, что кто-то может претендовать на внимание Клэр.

Поэтому Тристан постаралась быстренько сменить тему:

— Мне придется завтра немного поработать над бюджетом поездок. Я-то планировала сделать это сегодня… Сделай завтра утром в первую очередь кое-какие отчеты для меня, чтобы я могла свести цифры и быть спокойной, что все верно.

Клэр была рада, что разговор перешел в другое русло, потому что уже готова была вспылить. Уж она-то вполне способна держать своих сотрудников в ежовых рукавицах!

— Хорошо. Тогда я первым делом положу тебе эти отчеты на стол. Буду рада помочь тебе завтра, если у меня не окажется неотложных дел. Можно поделить количество судов пополам и посчитать цифры вдвоем…

Остаток вечера они провели перед телевизором. Тристан легла, положив голову на колени Клэр. Подруга перебирала ее темные волосы. Это действовало на Тристан успокаивающе. Под действием вина и ласк любовницы она начала засыпать… Зато Клэр почувствовала, как в ней разгорается желание.

Подождав немного, Клэр разбудила ее, и они отправились в постель.

Клэр лежала в обнимку с Тристан, сожалея о том, что так себя повела за ужином: очень вовремя ей вздумалось обсуждать ее проблемы с Майком!.. Она довольно долго занималась самоедством, думая, что Тристан спит. Но та вдруг отодвинулась от нее и села на кровати.

— Я разозлила тебя сегодня вечером, да? — тихо спросила она Клэр, глядя на нее.

— Слегка… Но я понимаю, почему тебя это напрягает. Дай мне просто немного времени, и я все улажу с этим парнем. Мне нужно доказать Суарес и самой себе, что я достойна это должности… Если мне удастся выбить эту блажь из башки Майка, то, возможно, я спасу ценного работника в его лице.

— Я не сомневаюсь в твоих способностях, Клэр. Я впечатлена тем, что ты сделала с этим отделом. Если, конечно, тебе интересно мое мнение… Просто этот нахал действует мне на нервы… — Тристан легла на спину и уставилась в потолок, чувствуя, как в ней снова растет злобная ревность.

Они лежали молча, довольно долго… Потом Клэр перекатилась на ее половину кровати.

— Разве мы здесь затем, чтобы обсуждать Майка и его выходки? — спросила она, убирая пряди волос с лица Трис. — У тебя был такой чертовски трудный день… Я хотела успокоить тебя, а не расстроить еще больше…

Трис взяла ее руку и поцеловала в ладонь.

— Ты всегда меня успокаиваешь, дорогая…

И то, что было изначально задумано, как целомудренный поцелуй на ночь, вмиг превратилось в нечто противоположное… Губы Клэр мгновенно впились в губы Трис.

По жилам Клэр побежал огонь желания, и его пламя тут же перекинулось на Тристан.

Клэр быстро осознала что одного поцелуя ей будет мало. Ее руки жадно исследовали тело любовницы, но та попыталась отодвинуться и пресечь ее попытки.

Тогда Клэр отстранилась и заглянула в ее глаза, блестевшие в темноте.

— Трис, тебя никогда не связывали, а?..

— Еще чего?! — Трис явно была ошарашена.

— Тогда ляг обратно, расслабься, и дай мне то, чего я хочу! А не то я это сделаю! — озорно пообещала Клэр.

Она привстала и включила ночник. Комната наполнилась неярким светом. Она целовала Трис, пока та не стала отвечать на ее ласки. Тогда Клэр разделась донага, надеясь, что это больше раскрепостит ее зажатую партнершу. Она легла на нее сверху, но Тристан, казалось, была немного сконфужена ее напором.

Но Клэр была настроена решительно: целуя и нежно покусывая шею своей пленницы, она старалась, чтобы та расслабилась и получила удовольствие от того, что Клэр припасла для нее. Укусив Трис за мочку уху и услышав ответный стон, Клэр довольно ухмыльнулась.

— Что ты хочешь, чтобы я сделала с тобой, Трис? — соблазнительно прошептала она ей на ушко.

— Ты велела мне лечь и позволить тебе все, что ты хочешь, — хмыкнула Трис, — а теперь спрашиваешь, что тебе делать?

Карта Клэр была бита, и она рассмеялась вместе с Тристан.

— Ла-адноо… тогда ложись на живот. — шепнула она.

— Что? — настороженно переспросила Трис.

— Трис, ты все прекрасно слышала. Перевернись! — велела Клэр и сползла с нее, давая ей возможность двигаться.

Тристан нехотя подчинилась.

— Доверься мне… Я не сделаю ничего такого, чего ты не захочешь… — уговаривала подругу Клэр, покрывая спину Тристан жаркими поцелуями и заставляя ее дрожать от прикосновений. — Встань на колени… — мягко приказала она. Тристан повиновалась.

Она была возбуждена — и Клэр чувствовала это. Клэр скользнула одним пальцем в лоно любовницы и подчинила ее своему ритму, на который та легко откликнулась.

Клэр, дразня ее, замедлила движения и присовокупила еще один палец. Тело Трис содрогнулось…

— Клэр… пожалуйста… — взмолилась она, напрочь забыв о всех своих запретах. А Клэр продолжала ее дразнить…

Но умоляющие нотки в голосе ее любимой заставили ее сжалиться, и она дала Трис то, чего та так жаждала… Клэр остановилась только тогда, когда Трис без сил рухнула на кровать. Изнемогшие, они лежали друг на друге, тяжело дыша…

— Похоже, я завтра буду очень смешно ходить… — пробормотала Трис в подушку.

И это было, кажется, последнее, что запомнилось Клэр, и она провалилась в сон.

На следующий день в офисе все внимание Тристан было приковано к Майку. Каждый раз, когда он находил предлог, чтобы войти в кабинет Клэр, у нее просто шерсть вставала дыбом на загривке. Клер, конечно, просто вела себя корректно, но Тристан раздражало, когда она улыбалась ему. Трис приходилось уговаривать себя, что Майк вовсе не привлекает Клэр — она всего лишь делает свою работу.

Остаток рабочей недели Тристан потратила на то, чтобы убедиться: ее отдел действительно укладывается в рамки бюджета. Клэр непосредственно помогала ей, перепроверяя цифры и расчеты.

В пятницу днем Тристан наконец-то отправила свои отчеты в бухгалтерию, и они обе вздохнули с облегчением.

За обедом женщины решили провести выходные у Тристан. Делакруа пообещала, что научит Клэр ловить рыбу в местном озере. Им обеим не терпелось провести время вместе, и уединенный дом Трис как нельзя лучше подходил для этого.

Будет ли Трис готова поведать о своих детских годах?.. Клэр знала, что эти воспоминания слишком мучительны для ее подруги. Она даже немного страшилась этого разговора, — это могло выбить Тристан из колеи, и тогда Клэр самой будет нелегко совладать со своими эмоциями. А ведь она самонадеянно полагала, что сможет стать для нее опорой.

Клэр все еще носилась с идеей, рассказать Трис о своем навязчивом преследователе. Но последнее время писем не было, и она сочла это добрым знаком. Как знать, может этот ужасный период ее жизни закончился и не стоит беспокоить Трис?

Субботнее утро для Тристан началось с рассветом. Она накормила кота и приготовила кофе, а потом только разбудила Клэр.

— Три-иис! В такую рань!.. — заныла та. — Сегодня же выходной, чтоб тебя!..

— Рыба лучше всего клюет с утра. И твоей первый урок рыболовства пропадет даром, если не будет поклевки! — и Тристан принялась безжалостно щекотать засоню, пока не заставила ее встать.

Тогда Клэр сбежала в ванную, где провела целую вечность, отказываясь выходить, как ее ни соблазняли.

Позавтракав, подруги прихватили садовые стулья и отправились на берег.

Устроившись в тени, Трис наладила удочки и катушки. Поковырявшись с жестянке с наживкой, она выбрала великолепного сверчка — как раз для ловли леща, или как его называли по-другому — окуня.

— Ой… Трис… непременно надо так зверски насаживать беднягу на крючок? — содрогнулась Клэр. Сверчок был очень жесткий на ощупь, но она живо представила себе, как крючок пронзает тельце насекомого.

Тристан выпрямилась.

— Так, смотри сюда… Главное — как ты держишь запястье…

Тристан сделала замах и закинула блесну. Оранжевый поплавок закачался на воде примерно в десяти футах от берега. Она вручила удилище Клэр.

— Держи… гляди теперь на поплавок в оба! Как только он пойдет вниз — дергай назад и начинай сматывать леску…

Клэр послушно взяла удочку и во все глаза уставилась на поплавок.

Затем Тристан настроила снасти и для себя. Потом она обнаружила, что Клэр любуется великолепием разноцветной приманки в коробке с рыбацкими прибамбасами, а поплавок ее удочки скрылся под водой.

— Клэр!.. А где твой поплавочек? — осведомилась Трис.

Клэр посмотрела на воду — туда, где последний раз видела оранжевое пятнышко, но там ничего не было.

— Ой!!. — Клэр так резко дернула удочку назад, что ее рыбалка на этом едва не закончилась. Она принялась сматывать леску так быстро, как только могла, пока из воды не показалась маленькая рыбка.

— Супер! А теперь что мне делать? — возбужденно спросила она.

— Продолжай сматывать леску, пока не подтащишь рыбу к берегу… Потом хватай леску рукой, брось катушку, и бери рыбину за нижнюю губу. Тогда ты сможешь снять ее с крючка, — небрежно объяснила Трис, так, словно Клэр только этим и занималась всю свою жизнь.

— Что? — похолодела Клэр. — Ты хочешь, чтобы я взяла рыбу в руки?!

— Да, девочка! — заржала Трис. — Она не кусается! Только осторожней с плавниками…

— Тристан Делакруа, — отчеканила Клэр, — я в жизни не возьму эту страсть в руки!

Слышишь?!

— Неженка!.. — фыркнула Трис. Она бросила собственную удочку и помогла трусихе снять ее первый улов с крючка. Взявшись за леску, она ухватила рыбину, осторожно засунула палец ей в рот и вытащила крючок. Потом она подняла добычу повыше, чтобы Клэр могла оценить ее.

— Не тыкай в меня этой гадостью, Трис, а то получишь! — предупредила Клэр, отступая назад.

— Детка! А кушать рыбку ты любишь?.. Ну-ка, будь взрослой, Клэр, и забери свою рыбу, — поддразнила ее Трис.

— А мы будем ее есть? — пригорюнилась Клэр. — Что-то она совсем еще кроха…

Тристан сочла, что и для рыбешки, и для Клэр достаточно уже мучений, и бросила рыбку обратно в воду.

— Нет, любовь моя, мы не будем ее есть, она и правда слишком маленькая… А теперь насаживай-ка сверчка на крючок и добудь нам обед…

Клэр аж дар речи потеряла! Тристан вообще слышала, что она ей только что сказала?..

Она посмотрела на свой голый крючок, потом на банку с наживкой, потом — снова на Тристан.

— Дорогая… — начала она, хитро улыбаясь. — Ты смотришься так сексуально, когда наживляешь мой крючок… Как насчет того, чтобы повторить?.. Ну, сверчок, крючок и все прочее? Так, как только ты это можешь… — и для большей убедительности Клэр похлопала ресницами.

Но Тристан лишь рассмеялась в ответ на ее уловку.

— О, Клэр, я ведь не мужчина, поэтому брось свои штучки!.. Иначе ты получишь самый худший секс…

— Ладно-ладно… Тогда я сама выберу себе сверчка… — Клэр протопала к жестянке с насекомыми и без колебания засунула туда руку. Пока она пыталась ухватить очередную жертву, один из пленников воспользовался ее рукой в качестве мостика для побега. Клэр подпрыгнула и затрясла рукой, словно ошпаренная, и беглец улетел в траву.

Тристан даже не пыталась удержаться от смеха. Клэр свирепо уставилась на нее, но потом и сама закатилась… Остаток утра Трис помогала ей с наживкой. Вдвоем они наловили достаточно рыбы для приличного обеда. И конечно, чистить улов выпало бедолаге Трис, поскольку она прекрасно помнила бурное заявление Клэр о том, что та даже не притронется к рыбе, — что уж там говорить, о том, чтобы ее выпотрошить?

Трис притащила на берег небольшой столик и принялась за грязную работенку.

Ральф терся рядом, терпеливо ожидая, когда его любимица оделит его вкусненьким.

Клэр принесла Тристан чаю со льдом, и встала рядом, брезгливо наблюдая, как подруга справляется с этой неприятной задачей.

Когда ей это надоело, Клэр решила развлечься, поддразнивая Тристан. Она воспользовалась ее беспомощностью — ведь руки у той были в рыбьих кишках. Клэр принялась покусывать ее ушки, шею, шарить по телу, в то время как бедная Тристан пыталась сосредоточиться на деле.

Они обе смеялись и потому не слышали, как непрошеный гость прошел к ним по газону.

— Тристан, какого черта ты делаешь?.. — завопила Мэлори Делакруа, вихрем пронесясь по двору. Подруги удивленно воззрились на нее, а она разразилась гневной тирадой:

— Ты должна быть тише воды, ниже травы со таким-то извращенным образом жизни!

А не выставляться напоказ всем подряд!.. Боже, мне так стыдно за тебя!.. Если бы твой отец был еще жив, он бы отрекся от тебя!

Тристан спокойно смотрела на мать.

— Мой образ жизни тебя не касается. Это не твое дело, даже если я буду заниматься любовью с этой женщиной прямо перед собственным домом. И самое главное: если бы мой отец еще был жив, он бы никогда не отказался от меня. В отличие от тебя, он любил меня такой, какая я есть…

Мэлори хотела было что-то сказать, но дочь опередила ее:

— И ни слова больше, мама. Я очень спокойна сейчас, но ты сделаешь большую ошибку, если попытаешься надавить на меня. Тебе не понравится то, что будет потом… — и она подчеркнула свои слова, воткнув нож для чистки рыбы в столешницу.

— Ты никогда не приезжала сюда. Что ты задумала?.. Или просто решила посмотреть, чем занята твоя больная дочурка?

— Я хотела поговорить о том, что ты делаешь со своей жизнью. Ты добилась своего, Тристан. Ты опозорила меня на весь город, выставляя напоказ свои отношения с такими, как она! — и Мэлори ткнула пальцем в сторону Клэр. — Раньше я пыталась игнорировать твои маленькие выходки… Но ты связалась с женщиной, которая работает вместе с тобой, — и это уже слишком!

К облегчению Клэр, Тристан выпустила нож из рук, и встала лицом к лицу с матерью.

— Я ни капли не опозорила тебя. И мне давно плевать, что ты думаешь… А если тебе хочется чего-то стыдиться, посмотри на саму себя!

Мэлори попыталась возразить, но ледяной тон дочери заставил ее умолкнуть.

— Будет неправильно, если я ударю тебя, мама. Но если ты только откроешь рот, я начну махать руками и уже не остановлюсь. А теперь уходи, пока не получила по заслугам… И никогда не возвращайся сюда. С с этого дня мы больше не знаем друг друга.

Не веря своим ушам, Мэлори Делакруа уставилась на дочь… Потом развернулась и ушла.

Клэр смотрела, как она несется по двору, а Трис стояла, как вкопанная, и ее так трясло от гнева, что Клэр не решалась подойти. Тристан, казалось, была словно наэлектризована, — такая от нее исходила волна враждебности.

Потом Трис медленно повернулась к ней — Клэр не скоро сможет забыть ее взгляд!

— Она заставила меня пасть так низко, как я и представить не могла, — и смеет утверждать, что я позорю ее?! Если бы не ты, Клэр, я бы могла сделать ей больно…

Клэр осторожно приблизилась к ней:

— А если бы не ты, я бы, возможно, сама ей врезала… Я думаю, ты прекрасно можешь держать себя в руках. Когда-нибудь, когда ты будешь к этому готова, ты расскажешь мне все о ваших отношениях… Но только тогда, когда реально созреешь…

Тристан привлекла ее к себе и нежно поцеловала в губы.

— Я расскажу тебе все, но не сегодня… Хочу закончить с рыбой, а потом привести себя в порядок. Мне хочется, чтобы больше ничего не омрачило наш отдых, поэтому мы будем следовать нашему плану.

И Тристан с ожесточением принялась чистить рыбу, так, будто хотела выместить на ней всю свою злость.

Когда с этим было покончено, она успокоилась. Краснота, вызванная гневом, сошла с ее лица и шеи. Клэр тихо сидела рядом, наблюдая за ней. Ей оставалось только гадать: что же такого было в прошлом Тристан? И сможет ли она когда-нибудь избавиться от своей боли?

Выходной прошел так, как они и хотели, если не считать стычки с Мэлори Делакруа.

Они провели всю субботу на свежем воздухе, а вечерком пожарили свой утренний улов на веранде.

В воскресенье утром, по сложившейся традиции, приехали завтракать Люси и Кэмерон. Днем подруги спали и смотрели фильмы, а вечер они провели, занимаясь любовью.


Глава 10

Вот уже несколько месяцев Клэр и Тристан были неразлучны. Несколько ночей за все это время они провели у Клэр, но по большей части — в доме Тристан. Клэр не получила до сих пор ни одного тайного послания, и на душе у нее немного полегчало. Она все еще не обратилась в полицию по этому поводу и продолжала оттягивать этот момент. Неизвестный фотограф не беспокоил ее уже очень долго, и она надеялась, что ему все это просто надоело.

Клэр пришлось немало потрудиться, исправляя ошибки Ронды, и ее стараниями рабочая обстановка в офисе улучшилась. Она работала непосредственно с Тристан и координаторами, и, благодаря их совместным усилиям, расходы на перемещения экипажей значительно сократились. Кэмерон Хьюз был доволен — и это делало Тристан счастливой. Даже Кэмерон заметил согласованность взаимодействий между координаторами и перевозчиками. Никто еще так благотворно не действовал на Тристан. Она почти не нервничала, и это тоже не замедлило сказаться на результатах работы отдела.

Клэр сильно повлияла не только на рабочую сферу жизни Трис, но и на личную.

Тристан обнаружила, что ей стало легче справляться со своими страхами и тревожностью. Она раскрылась с той стороны, какую в ней еще никто не изведал.

Она частенько задумывалась, а осознает ли Клэр, что трепетное сердце Тристан теперь полностью принадлежит ей?

Оставалось еще одно препятствие — ее неприязнь к Майку. Когда дело доходило до этого самонадеянного нахала, Клэр обращалась с ним в своей вежливой и веселой манере. Малейший знак внимания к нему со стороны Клэр — и Тристан охватывала жгучая ревность. Тристан чувствовала, что таким образом она поддразнивает ее… А вот она бы на месте Клэр была бы с ним холодна, как лед, да так, чтобы он призадумался!..

Как-то вечером в пятницу подруги подошли к машине Клэр. На лобовом стекле Трис увидела коричневый конверт. Клэр замерла как вкопанная, с неописуемым ужасом глядя на бумажный прямоугольник.

— Клэр, не пора ли нам поговорить об этом? Ты уже второй раз находишь письмо на своей тачке… И судя по твоей реакции, там ничего хорошего…

Клэр, ошеломленная, посмотрела на нее.

— Да… я думаю, мы должны поговорить…

Она потянулась, чтобы взять конверт. У нее дрожали руки.

— Трис, давай я оставлю джип на парковке и поеду с тобой домой?

У Клэр было такое лицо, что Трис тут же согласилась.

— Поедем, переночуешь у меня. Я приготовлю тебе ужин, налью горячую ванну, открою бутылочку вина… А когда ты придешь в себя, мы и поговорим об этом, — сказала она, имея в виду конверт.

Дорога домой была спокойной. Клэр не вымолвила ни словечка. Трис уловила ее настроение и тоже помалкивала. Так они и ехали в тишине. Клэр лишь беспрестанно смолила сигареты — одну за другой.

После ужина Трис наполнила ванную горячей водой. Для усиления расслабляющего эффекта она бросила в воду ароматическую соль, зажгла свечи, и притушила свет.

Бутылка красного вина и два бокала дополнили картину. Закончив приготовления, она отправилась на поиски Клэр.

Она обнаружила ее на веранде. Клэр сидела на диване, в руках у нее был нераспечатанный конверт. Трис опустилась рядом с ней и привлекла ее в объятия.

— Клэр, что такого в этом конверте? Ты так расстроена…

Клэр непонимающе взглянула на нее, а потом протянула ей письмо.

Тристан вытащила из конверта две фотографии.

В этот раз к фото не прилагалось никакой записки. Клэр пробрала дрожь — ей было страшно: на этих снимках они будут вдвоем. Как ее любимая отреагирует на это?..

Теперь, когда это касается их обеих, ставки в этой непонятной игре резко возрастают.

И как Тристан отнесется к тому, что Клэр так долго скрывала от нее такие удручающие обстоятельства? Обидится? И как она поступит?

Тристан между тем изучала фото, лишь мельком посмотрев на Клэр. Неизвестный фотограф заснял их в мексиканском ресторане — в том самом, где они устроили свое первое свидание.

Судя по изображению, преследователь сумел снять их с очень близкого расстояния.

При этом фигуры на фото были под таким странным углом, как будто «охотник» с трудом сумел захватить их в кадр.

Тристан непонимающе посмотрела на Клэр.

— Что все это значит?

Клэр разрыдалась, не в силах больше сдерживаться.

— Трис, я понятия не имею!.. Я уже давно получаю такие письма, даже еще когда жила в Хьюстоне. Хоть убей, но я не могу представить, кому это понадобилось…

— Так это уже тянется столько времени?!. Ты хоть обратилась в полицию?

— Нет. — уныло призналась Клэр. — Во-первых, я не хотела, чтобы лезли в мою личную жизнь… И я надеялась, что все уладится само собой. Мне кажется, я просто отрицала очевидное…

Тристан обвела взглядом окна веранды. Пожалуй, будет лучше, если они зайдут внутрь. Она взяла Клэр за руку и отвела в ванную комнату. Когда та раздевалась, Тристан добавила горячей воды, скинула одежду и опустилась в ванную вместе с ней.

Клэр очутилась в ее объятиях, и Трис снова продолжила волнующую их тему.

— Клэр, милая, ты подозреваешь кого-нибудь? Может, кто-то из бывших? — при этом Трис нарочно не стала упоминать Майка, ожидая, скажет ли Клэр что-нибудь про него.

Клэр снова захлюпала носом.

— У меня была размолвка с моей бывшей, но я уверена, что это не она… Я голову сломала, пытаясь понять, кто бы это мог быть, но все без толку.

— Ты говорила, что все началось еще в Хьюстоне?

— Да… Письма начали приходить примерно год назад. Здесь я получила два…

Получается, этот человек точно знал, где я жила в Хьюстоне, так же как теперь знает, где я живу и куда хожу… Понимаю, что это звучит ужасно, но больше всего я подозреваю Майка и Лоурен.

Тристан наполнила бокалы вином.

— А ты была с ними знакома до того, как переехала сюда?

Клэр чуть задумалась, пригубив вино. Она надеялась, что спиртное успокоит ее расшатанные нервы.

— Я работала с Лоурен пару раз, для нее это была временная работа… И с Майком тоже…

— А кто-нибудь из них жил в Хьюстоне в одно время с тобой?

— Я знаю, что Лоурен жила какое-то время в Бомонте. А Майк — в Хьюстоне до того, как получил работу здесь… Я знаю, что ты подозреваешь Майка, но мне что-то не верится, что он на такое способен.

Тристан вздохнула.

— Я никого не хочу обвинять, но они оба — наиболее вероятные кандидаты, как по мне.

Особенно Майк…

Клэр одним глотком осушила полбокала, и Тристан снова его наполнила. Вино помогло Клэр немного расслабиться. Она прислонилась спиной к Трис, чувствуя себя уютно в ее объятиях.

— Допустим, это так… Но я ума не приложу, зачем кому-то из них делать это? Меня просто воротит от мысли, что придется обратиться в полицию и подвергнуть их допросу… Представляешь, какой разразится скандал, особенно, если они окажутся не при делах?

— Но что-то же надо делать? Я понимаю твое нежелание обращаться к копам и уважаю твой выбор, чтобы ты ни решила… Но я не хочу, чтобы ты оставалась с Майком один на один. Неважно, о чем вы будете говорить — да хоть о какой-нибудь ерунде! — но с вами рядом всегда должен быть еще кто-то. Я стараюсь держаться подальше, когда ты общаешься с ним по работе, хотя мне жутко хочется придушить его.

— Мне просто нужно немного времени, чтобы обдумать все, Трис… Я так благодарна судьбе, за то, что теперь ты есть у меня. Твоя поддержка дает мне силы, — Клэр развернулась лицом к подруге. — Не знаю, готова ли ты к моим откровениям… К тому, что я так упорно пыталась показать тебе без слов… Я должна признаться, что очень люблю тебя.

Руки Трис были в мыльной пене, когда она ласково взяла в ладони лицо Клэр.

Мыльные пузырьки стекали Клэр на подбородок.

— Я тоже люблю тебя, Клэр. Теперь, когда у меня есть ты, я никуда тебя не отпущу. Ты останешься со мной на всю жизнь…

Этот разговор продолжился в спальне, где обе женщины показали друг другу силу своих чувств.

После Клэр лежала на плече Трис, запутавшись пальцами в ее волосах… Эта ночь поразительно отличалась от предыдущих — Тристан ласкала ее с такой нежностью!

Каждый поцелуй, каждое прикосновение были так выразительны, что не требовалось никаких слов о любви. Да слова и не могли бы сказать большего…

Утомленные любовью, они уже засыпали, когда Клэр обнаружила в спальне Трис кое-что, чего не замечала раньше: на стене в красивой раме висела картина.

Засыпая, Клэр успела рассмотреть, что там был изображен буксир, плывущий по Миссисипи. Само судно четким дымным силуэтом выделялось на фоне заходящего солнца. Она хотела спросить Трис о картине, но обнаружила, что ее возлюбленная спит. Клэр выключила ночник и зарылась в постель поближе к теплому телу подруги, чувствуя, как эта близость дает ей ощущение безопасности.

На следующее утро Тристан рано уехала в офис — ей надо было закончить кое-какие отчеты. Клэр осталась дома, сославшись на то, что ей надо устроить постирушку, — ведь она практически все время проводит в доме Тристан, а значит, должна помочь с домашними делами. Но, едва убедившись, что машина Трис выехала на шоссе, Клэр быстро собралась сама.

Клэр сидела на холодном металлическом стуле, ожидая детектива, который должен разобраться с ее заявлением, и жалела, что не приехала сюда вместе с Трис.

Сжимая в руках коричневый конверт, она нервно постукивала носком теннисной туфли по кафельному полу… Что ж, она должна была сделать это сама, потому что не хотела, чтобы Трис поняла, как она на самом деле напугана… Да, она должна сделать это лично, без посторонней помощи…

— Мисс Мюррей? — обратилась к ней, приблизившись, женщина-детектив.

Служительница закона была довольно привлекательна на вид.

— Да, это я… — Клэр встала и пожала протянутую руку.

— Я — детектив Сэлметти. Давайте пройдем в мой кабинет, и там поговорим о ваших делах. Могу я предложить вам что-нибудь выпить? Может быть, кофе?

— Да, пожалуй, это было бы кстати… — вежливо согласилась Клэр.

Ожидая пока детектив принесет кофе, посетительница оглядела небольшое помещение. Клэр умилилась при виде фотографии, где мальчик-подросток сидел рядом с маленькой девочкой. Очевидно, они были очень дороги хозяйке кабинета.

— Это мои детишки, — пояснила Сэлметти, вернувшись в офис.

— Они — прекрасны…

— Да, я тоже так думаю, когда смотрю на это фото, но когда возвращаюсь домой, и вижу, что они вытворяют, то начинаю думать совсем по-другому… — усмехнулась детектив, усаживаясь на свое рабочее место. — Итак, мисс Мюррей, мне сообщили, что вас преследует неизвестный, могу я взглянуть на эти фотографии? — спросила она, переходя к делу.

Клэр трясущимися руками выложила на стол злополучный конверт.

— Здесь оригиналы. Вы можете их забрать, я сделала себе копии. Как я уже писала в своем заявлении, все это продолжается около года.

Детектив посмотрела на нее:

— Представляю, что вы пережили за это время… Почему же вы так долго не обращались в полицию?

— Когда я переехала сюда из Хьюстона, я надеялась, что с этим будет покончено. Но этот человек продолжает преследовать меня и здесь.

Клэр сделала глоток кофе и тут же поставила дымящуюся чашку на стол — у нее так тряслись руки, что она не могла ее держать.

Детектив очень тщательно изучила каждый снимок.

— Кто еще это видел? — просила она.

— Только моя подруга…

Детектив бросила на нее быстрый взгляд и снова вернулась к фотографиям.

— В большинстве подобных случаев преследователь достаточно хорошо знает свою жертву. Есть ли у вас какие-нибудь соображения, кто бы мог быть способен на такое?

Клэр прикусила нижнюю губу.

— Один парень, с которым я работаю… он немного настырно предлагал мне встречаться. Моя подруга подозревает, что он мог бы… Но я не уверена еще настолько, чтобы обвинить его. Если я назову имя, вы будете его допрашивать?

— Этот человек продолжал домогательства даже после того, как вы ясно дали понять, что не хотите с ним встречаться?

— Да… Но буду с вами откровенна: если его вызовут на допрос, по офису поползут кривотолки, а я только-только получила эту работу…

— Мисс Мюррей, я думаю, что вы должны на это пойти. Несмотря на то, что он может уволиться после того, как мы поговорим с ним, даже если и не он вас преследует.

Детектив положила снимки на стол, и откинулась на стуле, скрестив ноги.

— Вы дважды упомянули о своей подруге. Эта женщина — она просто друг или ваша любовница?

— А какое это имеет значение?

Детектив улыбнулась.

— Я спросила об этом по двум причинам. Во-первых, если вы — лесби, то вам не привыкать к косым взглядам, и я думаю, вы справитесь с возможными последствиями, когда мы допросим вашего коллегу. А во-вторых, я хочу знать, есть ли у вас или у вашей подруги бывшие партнеры, которым могут не нравиться ваши отношения.

— Я побеседовала по душам с моей бывшей, когда еще жила в Хьюстоне. Но когда она стала умолять меня обратиться в полицию, я поверила, что она здесь совсем ни при чем. Я могу назвать вам ее имя, правда, сомневаюсь, что она станет говорить с вами… Но я ничего не знаю о бывших пассиях Тристан.

— Как долго вы встречаетесь с этой женщиной? — удивленно подняла брови детектив.

Клэр побагровела от гнева. Она была уязвлена этим вопросом, потому что внезапно осознала, что на самом деле ничего не знает о личной жизни Тристан.

— Мы вместе несколько месяцев, и я не думаю, что мне нравится, куда вы клоните…

— Почему же? — многозначительно уточнила детектив.

— Вы склонны подозревать мою любовницу только потому, что мы вместе совсем недолго?

— Ну, так… На всякий случай.

— Да?.. А если обычная женщина придет сюда с такой же жалобой, вы будете подозревать ее парня? — Клэр с трудом сдерживалась.

— Мисс Мюррей, это моя работа — подозревать каждого в вашем окружении. Для меня вовсе не имеет значения какого пола ваши любовники. Бывает так, что мы не видим очевидного у себя под носом… — мягко возразила Сэлметти.

— Но я знать не знала Тристан до того, как переехала в Батон-Руж. Поэтому можете вычеркнуть ее из числа подозреваемых, — Клэр сумела взять себя в руки. — Мой коллега Майк является, как по мне, единственным возможным подозреваемым, потому что я работала с ним над другими проектами в пределах Хьюстона.

Детектив сделала пометки в блокноте.

— Позвольте мне снять отпечатки пальцев со снимков, и я предупрежу вас заранее, когда мы вызовем Майка побеседовать. Обещаю, это будет не в вашем офисе, и мы сделаем все возможное, чтобы это никоим образом не отразилось на вашей работе.

Тристан закончила свои дела в рекордно короткий срок и с удовольствием отправилась домой. Она уже успела соскучиться по Клэр за то короткое время, что они были порознь.

Ее несказанно радовало то, что у нее больше не было желания сбежать от Клэр. Она освободилась от той горечи и боли, что копились в ней годами, и теперь чувствовала себя свободной, чтобы впустить кого-то в свою душу. Впервые в жизни она хотела, чтобы кто-то еще был там, где она просыпалась каждое утро. И этим «кем-то» была Клэр… У нее уже почти не осталось скелетов в шкафу, и ей остается преодолеть только одно лишь препятствие, — и тогда Клэр сможет принадлежать ей по-настоящему.

В конце концов Клэр слегка расслабилась. Она провела гораздо больше времени в участке, чем планировала, обсуждая детали дела с Сэлметти.

Вернувшись в дом Трис, она обнаружила, что та опередила ее. Будет ли Тристан сердиться, за то, что Клэр отправилась в полицию без ее ведома?

Когда Клэр открыла дверь, в нос ей ударил пряный запах специй. Соблазнительный аромат привел ее прямиком на кухню: там, подняв крышку кастрюли, кипящей на плите, она обнаружила восхитительный гамбо из морепродуктов.

— Даже не думай! — предупредила Тристан. — Еще не готово! С часок придется потерпеть… — и хихикнула, видя, как разочарованная блондинка уронила крышку обратно.

В качестве компенсации Трис чмокнула Клэр в шею.

— Где ты была, солнышко? Ты не оставила записки, и я уж начала волноваться.

— У меня были кое-какие дела, пришлось отлучиться, — вот включила стиралку и отъехала… — ответила Клэр, и тут же попыталась сменить тему: — А ты закончила со своими бумажками?

— Да, я их победила, и метнулась домой, потому что хотела кое-что с тобой обсудить.

— Ох, милая, прости, что меня не было дома, когда ты вернулась. Но теперь я вся внимание…

Трис налила им по чашке кофе и уселась за кухонный стол.

— Я тут подумала сегодня по дороге домой… Клэр, я должна сказать тебе, что…эээ…

Тристан волновалась, и это было так очевидно, что Клэр потянулась через стол и взяла ее за руку.

— Я никогда ни с кем не обсуждала ничего такого… и это так трудно… — Трис наклонила голову, пытаясь справиться с тем, что будет дальше.

— Речь о твоей матери? — попыталась помочь ей Клэр.

— Нет! Я вовсе не о ней, Клэр… Я так тебя люблю… Переедешь ли ты ко мне?

Тристан выпалила эти слова на одном дыхании, понимая, что если не скажет этого быстро, то совсем потеряет самообладание.

Клэр приподняла ее за подбородок: глаза Тристан — нервные, бегающие, — встретились с ее.

— Ты действительно любишь меня, Трис? Потому что я влюблена в тебя по уши…

Трис слабо улыбнулась.

— Я никогда не любила по-настоящему, поэтому мне не с чем сравнить… Могу лишь сказать тебе, что никогда в своей жизни я не чувствовала ничего подобного.

Клэр сорвалась со своего места и уселась к ней на колени.

— Я тоже безумно люблю тебя, сладкая, и я бы очень хотела переехать к тебе.

Тристан, облегченно выдохнув, уткнулась зардевшимся лицом ей в шею.

— Думаю нам нужно кое-что обсудить, — сказала Клэр. Тристан уставилась на нее. — Я бы хотела поговорить о твоей матери, если ты готова к этому. Понимаю, что тебе тяжело, но я хочу знать, как мне вести себя с Мэлори, если она снова заявится сюда.

Трис кивнула и полезла за сигаретами.

— До недавнего времени я ни одной живой душе не рассказывала о своем детстве… — начала Трис, а затем последовали повествования о тех вещах, которыми она уже поделилась с Люси. Откровения все еще с трудом давались Трис, но это уже было не так мучительно, как в первый раз. Клэр слушала ее и плакала, не стесняясь.

— Как вообще можно так со своим ребенком? — воскликнула она, заливаясь слезами.

— Я бы хотела получить ответ на этот вопрос, равно как и на тысячу других. Я думаю, что частично ее поведение было вызвано тем, что она ревновала меня к отцу… Мы с ним всегда были очень близки, а она — словно чужая. Но это был, в основном, ее выбор… — Тристан вытерла глаза. — Теперь, когда я уже взрослая, я не позволю призракам из прошлого рулить своей жизнью. И первое, что я сумела сделать, это открыться тебе, позволить тебе стать ближе… И это здорово.

— Трис, раз уж мы начали… Откровенность за откровенность… Должна признаться: я ходила в полицию сегодня — отнесла фотки и письма. Детектив собирается…

— Что?!. — Трис вскочила из-за стола, едва не скинув ее на пол. — Но почему… Почему ты сделала это втихаря от меня?

Клэр была поражена такой реакцией подруги.

— Малышка, я вовсе не хотела делать что-то втайне от тебя! Я решилась на это сгоряча, пока у меня снова не сдали нервы… И потом, я чувствовала, что мне необходимо сделать это самой…

Тристан в упор смотрела на нее, пока она это говорила. В ее глазах так ясно читалась боль! Она чувствовала себя обманутой… Клэр встала и обняла ее.

— Прости, любимая… Если бы я знала, что это так важно для тебя, я бы пошла туда с тобой.

Тристан тоже обняла ее, но Клэр чувствовала, как она напряжена. Тогда Клэр прикрыла глаза и взмолилась про себя, чтобы ее досадная оплошность не разрушила все, что они успели построить.

Весь вечер Клэр пыталась загладить свой проступок. На словах Тристан вроде бы простила ее, но Клэр видела, что в ее глазах затаилась обида. Позже, тем же вечером, когда они уже лежали в постели, пытаясь заснуть, отголосок дневной размолвки давил на них обеих.

— Я на самом деле очень хочу, чтобы ты переехала ко мне… — повторила Тристан. Это была первая попытка вернуться к тому хорошему, с чего они начали этот день. — Если хочешь, можем перевезти твой диван, а мою кровать отправим в кладовку. Можем перетащить в это дом все, что пожелаешь, только скажи… Я все устрою, как тебе нравится. Мне хочется, чтобы ты чувствовала, что это и твой дом тоже, Клэр.

Единственное условие: кладовая — моя территория. Мне тяжело находиться там.

Именно поэтому, если честно, там висит замок. Там папины вещи…

Кэр подвинулась к Трис и положила голову ей на плечо.

— Что ж, та комната будет твоей. Мне-то она зачем? Я не хотела бы вторгаться в ту часть твоего личного пространства, которую ты так тщательно оберегаешь…


Глава 11

Тристан решила провести остаток выходных вместе с Клэр и отложила свои еженедельные отчеты до понедельника. Она пожалела о своем решении, когда будильник протрезвонил в полпятого утра. Трис посмотрела на Клэр: та спала так сладко, что у нее не хватило духу разбудить ее.

Она знала, что Клэр нет нужды вставать раньше восьми, и потому не стала поднимать ее.

Клэр проснулась позже сама, разбуженная шорохом. Она была уверена, что Тристан уже уехала, но у нее было явное ощущение, что она в комнате не одна… Клэр лежала, не шелохнувшись, в надежде, что ей показалось. Чуть приоткрыв глаза, она, не двигаясь, осмотрелась, насколько это было возможно в ее положении. Каждый мускул ее тела вопил от возмущения. Клэр напряглась, когда ее глаза встретились с ЕГО… Они оба выжидали, пока другой пошевелится… «Если я кинусь первой, то на моей стороне, по крайней мере, будет фактор внезапности…» — пронеслось у Клэр в голове.

Зрачки противника стали расширяться — Клэр поняла, что он думает о том же самом…

И когда он прыгнул — она была готова!.. Клэр выпрямилась — и его зубы чиркнули ей по переносице. От боли Клэр свалилась обратно на кровать. У нее потекли слезы, но она видела, как этот гад скачет по комнате и его маленький рыжий хвост развевается, точно знамя победы. Итак, счет «один-ноль», и не в пользу Клэр… Ну, ничего! Рыжий еще не знает, что его выигрыш обернется поражением, когда она отправит на помойку его любимую игрушку…

Тристан заметила крохотную царапину, едва Клэр приехала на работу.

— Что случилось с твоим носом? Все нормально?

— Со мной случился Ральф, — злобно фыркнула Клэр. — Я лежала в постели, а он решил подработать будильником. Ну, и цапнул меня, споткнувшись о мой нос…

Тристан пришлось изрядно напрячься, чтобы не рассмеяться и не усугубить тем самым досаду подруги. Как могла, она успокоила Клэр, — насколько это было возможно, — и быстренько слиняла к себе в кабинет, где ее накрыло приступом гомерического хохота.

Утреннее недоразумение немного отвлекло Клэр, но через какое-то время ее мысли снова вернулись к Лоурен и Майку. Она наблюдала за ними через стеклянные перегородки офиса. Понятно, что она на самом деле не знает толком этих людей…

Но все равно она не могла допустить, что кто-то из них может оказаться преследователем.

Одно она осознала: можно проработать с человеком бок о бок много лет, но так и не понять, что он из себя представляет на самом деле.

Лоурен сосредоточенно печатала за компьютером, не подозревая, что Клэр тщательно изучает ее профиль. Интересно, спрашивала Клэр сама себя, способна ли эта молодая, чуть полноватая женщина суетиться в темноте ради того, чтобы тайком сфотографировать ее?.. А ведь внешность Лоурен — молодой и безобидной особы — пожалуй, не вызовет у случайного прохожего никаких подозрений… Но Клэр не желала верить, что Лоурен, которая была так добра к ней, способна на подобную гадость.

И Клэр сосредоточила свое внимание на Майке. Он сидел за столом, тоже что-то печатая на компьютере. Вот ему больше подошла бы такая роль… И дело не только в его поредевших волосах, мешковатой одежде, но и в том, как он вел себя… Да и с личной гигиеной он особо не заморачивался. Он не походил на злодея, но Клэр подозревала, что вряд ли кто-то захочет повторно испытать судьбу, раз столкнувшись с ним на улице.

Да, Майк определенно выглядит более подозрительно, особенно, учитывая его настойчивые ухаживания вопреки ее постоянным отказам. Он всякий раз так удивлялся, когда Клэр отклоняла его приглашения, будто ожидал совершенно обратного. Неважно, был ли он на самом деле тем, кто преследовал ее, или нет, но он точно нарывался на обвинения в домогательстве.

— Я тоже все утро пялюсь на эту парочку, — сказала Трис, входя в комнату. — У меня возник большой соблазн пошарить по их столам, пока я была тут одна…

— И что ты рассчитывала найти?

Тристан вскинула брови.

— Не знаю, правда. Может, что-нибудь такое, что помогло бы отгадать загадку.

Клэр со вздохом откинулась на спинку стула.

— Я точно сойду с ума, пытаясь выяснить, кто это делает.

— Малышка, тебе нужен перерыв. Почему бы нам не уехать на выходные? Мы могли бы отправиться на пляж в Галф-Шоре. У Кэма там квартира, и я уверена, что он разрешит мне воспользоваться ею. Мы можем просто поехать туда и немного передохнуть.

— Это звучит божественно! — почти промурлыкала Клэр.

— Отлично! Положись на меня, я все устрою. Детали обсудим за ужином.

Остаток недели до пятницы тянулся невыносимо медленно для них обеих. Они взяли еще один день, чтобы выходные были длиннее. Клэр отнесла последние пожитки в машину и присоединилась к Тристан, которая, сидя за столом, давала Люси подробные наставления относительно Ральфа.

— Привет, сладкая, — улыбнулась Люси, увидев Клэр. — Тристан говорит, что Ральф последнее время ведет себя отвратительно. Оставлю-ка я здесь к твоему возвращению свой водяной пистолет… Когда этот негодник непочтителен со мной, я стреляю в его мохнатую морду струей воды, и это быстренько приводит его в чувство.

Едва они выехали за город, как Клэр почувствовала, что ее отпустило, и начала получать удовольствие от поездки. Она посмотрела на Тристан: та воплощала собой полнейшее умиротворение. Ее длинные волосы были собраны в хвост, торчащий из-под бейсболки. Скинув кроссовки, Трис, одетая в спортивную футболку и фиолетовые шортики, поджала под себя ногу. Клэр подумала, глядя на нее, что никогда еще не видела ее такой привлекательной.

Трис почувствовала ее взгляд, и отвлеклась от дороги:

— О чем задумалась?

— О том, как ты обворожительна… — подмигнула Клэр.

Трис рассмеялась:

— Надеюсь, ты-то не собираешься разряжаться в пух и прах, потому что именно таков наш дресс-код на эти выходные. Я планирую, что мы будем бездельничать все это время. Поднимем попы разве что только ради поесть и надеть купальники.

— Согласна! Но я могу не захотеть возвращаться домой после такого, — с этими словами Клэр помассировала ей шею.

— Кстати, Трис, я хотела кое-что спросить… Фотография буксира, сделанная на закате, — та, что у тебя в спальне… Это твоя работа?

Трис посмотрела на нее со странным выражением лица. Когда она заговорила, в ее голосе были мечтательные нотки.

— На самом деле, это моя мама сделала ту фотку многие годы тому назад. Снимок висел в офисе отца. За последние несколько лет мать стала весьма популярным фотографом. У нее есть напечатанные работы в местных изданиях — фото дикой природы.

— С трудом могла бы представить ее в этой роли… Как по мне, так она больше похожа на банкира.

Трис скептически хмыкнула:

— О да-а… она выглядит точь-в-точь как эти зануды из мира бизнеса, готовые сожрать тебя, если ты пропустишь платеж по кредиту.

— Э-э… Трис, я вовсе не это имела в виду. Просто она не ассоциируется у меня с фотографом… А как насчет тебя? Ты унаследовала хоть какие-то творческие гены?

— Неа… Боюсь, что нет. Я вся в отца, никакой творческой жилки.

Дальше они ехали молча, каждая, погрузившись в собственные мысли.

Тристан боролась со слезами, готовыми пролиться из ее глаз.

Ее терзало раскаяние, потому что она соврала своей возлюбленной. Трис училась справляться с болью прошлого, но воспоминания, наполнявшие ее душу, доставляли болезненные ощущения иного, доселе не испытанного свойства. Она страдала оттого, что не была готова поделиться ими.

Трис очень четко помнила день, когда была сделана та фотография… Они бежали по насыпи с «дядей Кэмом». Освещение было очень удачным для того, чтобы сделать снимок. Она нащелкала много фотографий в тот день, ожидая, пока отец закончит работу на борту судна в сухом доке. Это был прекрасный день, который она провела с теми, кто на самом деле любил ее.

Она сидела рядом с Кэмероном, любуясь закатом. Его рука лежала у нее на плечах, он рассказывал ей о шутливых проделках ее кажунской бабушки. Трис прижалась к нему ближе — он был ей словно отец. Это давало ощущение, что она любима. Но к сожалению, для десятилетнего ребенка радостные чувства бесследно испарялись по возвращении к родным пенатам.

По пути домой Тристан без умолку тарахтела, рассказывая о своих проделках вместе с дядей Кэмом. Отец, казалось, мог бесконечно и без устали слушать о ее приключениях.

— Я сделала кучу фоток, пап… Как думаешь, мама сможет проявить их для меня?

Ее бесхитростный взгляд выжидающе уставился на взрослого.

Митчел, ее отец, немного замялся с ответом.

— Не уверен, сладкая. Она может быть занята, когда мы вернемся. Давай я сам попрошу ее об этом?

Когда они приехали в дом Делакруа — чинный и благопристойный — Тристан притихла и скуксилась. Митчела огорчало то, как его жена обращается с ребенком. От его внимания не укрылись изменения в поведении Тристан, когда она оказывалась в присутствие матери. Он пытался найти причины этих перемен, но тщетно: у супруги был тяжелый характер, и любые попытки выяснить, что же происходит с их девочкой, воспринимались ею как оскорбление. Митчел делал, что мог, чтобы поддержать мир в семье, но опасался, что все это впоследствии все равно скажется негативно на жизни дочери.

Мэлори Делакруа сидела за столом, когда дочь с отцом вошли в дом. Она и не подумала обнять их и поцеловать. Занятая своими делами, она лишь велела им умыться перед ужином. Митчел, по обыкновению, за едой похвалил жену за стряпню.

А Тристан, как обычно, не произнесла ни слова, слушая, как разговаривают родители.

Когда с большей частью ужина было покончено, Митчел накрыл ладонью руку жены, и попросил ее проявить пленку Тристан.

— Мэлори, Трис сделала много снимков на судне, на котором мы сегодня работали в ремонтном доке. Мне хотелось бы увидеть, что она запечатлела. Не могла бы ты все это довести до ума, если у тебя будет минутка?

Мэлори посмотрела на мужа.

— Если тебе нужны снимки судна, почему ты не поручил это взрослому? Все, что там наснимала Тристан, наверняка совершенно не оправдает твоих ожиданий. Тебе повезет, если она сняла хоть что-то путевое.

— Я хотел бы увидеть, что получилось у Трис, — осторожно выбирая слова, парировал Митчел. Он надеялся, что Мэлори не проявит свой норов. — Вдруг она пошла в тебя и у нее есть способности к фотографии? Как знать, может дочь пойдет по твоим стопам?

Но Мэлори бросила вилку на стол и отодвинула тарелку. Затем она посмотрела на Тристан — та избегала ее взгляда.

— Как я уже сказала, если ты надеялся получить достойные фото, ты должен был поручить это взрослому человеку. Я не вижу смысла тратить свое время и усилия на ребяческие поделки.

На большие карие глаза Трис навернулись слезы. Но она упорно не смотрела на мать, чтобы не дать этой ненавистной женщине получить удовольствие от своего унижения. Справившись с эмоциями, Тристан попросила разрешения выйти из-за стола. Поставив тарелку в мойку, она ушла в душ.

И только там дала волю своим слезам.


Глава 12

Подруги условились по дороге не говорить о преследователе. Вместо этого разговор свелся к еде. К тому времени, когда женщины свернули с шоссе на магистраль, ведущую к Галф-Шору, они уже изрядно проголодались. Спустя четверть часа они приметили ресторан, который, по мнению Клэр, выглядел привлекательно.

— Эй, как тебе это местечко? — оживленно воскликнула она. — «Дом летающих плюшек»… Ну как девушке пройти мимо такого?

— Клэр, я не уверена, что хочу есть там, где швыряются едой.[10]

— Да ладно, Трис, давай! — стала канючить Клэр, подпрыгивая на своем месте, точно ребенок.

Обстановка ресторана оказалась удобной и располагающей к отдыху. Меню заведения состояло преимущественно из домашних блюд южной кухни, что пришлось по вкусу обеим подругам. Они сделали заказ официанту, и в ожидании готового, потягивали чай со льдом и ели булочки, которые Клэр пришлось героически ловить, пока им не принесут их полные тарелки.

Еда оказалась превосходной — Клэр уминала так, что за ушами трещало. Трис тоже наслаждалась трапезой, пока ей не прилетело прямо в голову черствой хлебной завитушкой. Эта маленькая неприятность испортила ей все удовольствие от обеда, зато Клэр ржала над этим весь десерт.

Галф-Шор — маленький город у залива — поразил воображение Клэр. Отдыхающих было много, но город не был переполнен. Клэр шла по улице, на ее лице сияла широкая улыбка, и она тыкала пальцем во все подряд, что ей хотелось бы узнать поближе.

Они добрались до своего жилья после полудня. Разобрав вещички, женщины решили, что слишком сыты после плотного позднего завтрака, чтобы еще и пообедать, и вместо этого отправились на пляж полюбоваться закатом. На берегу они расположились в беседке для пикника. Кроме них на пляже никого не было, если не считать случайных прохожих.

Тристан выбрала стол в углу — так, что две большие балки скрывали их от посторонних глаз. Она принялась целовать и покусывать ушки и шею Клэр, а ее руки залезли к женщине под рубашку.

— Трис! — остановила ее подруга. — С ума сошла? Нас же могу увидеть! Я уж молчу о том, что есть еще и какой-то псих, что бегает вокруг, чтобы сфоткать меня…

— Ты права, Клэр. Извини, я как-то не подумала… Просто, когда я с тобой, я теряю голову. Да и потом, здесь так романтично! Меня это жутко заводит… — и Тристан очень выразительно посмотрела на нее.

Клэр привлекла ее к себе и поцеловала в шею.

— Не извиняйся, любовь моя. Мы сможем продолжить, когда вернемся на квартиру.

На самом деле мы можем все выходные делать то, что твоей душе угодно.

Лицо Тристан озарила лукавая улыбка. Домой они шли гораздо быстрее, чем на пляж… По большей части их обратный путь пролегал по полосе прибоя, и они брызгались друг в друга водой с песком. Поэтому когда подруги наконец добрались до дома, они промокли и все были в песке.

— Почему бы нам не принять душ вместе? — предложила Трис. — Ну так, ради экономии воды? Тогда у нас не будет песка кругом по всему дому. Уверяю тебя, я ни на что такое не намекаю… — и она соблазнительно посмотрела на Клэр.

И она просто обалдела, когда в ответ Клэр тут же молча сняла с себя одежду и бросила ее к ногам Тристан. А затем, обнаженная, взбежала по лестнице, оставив изумленную любовницу восхищенно следовать за ней взглядом.

Тристан присоединилась к ней в душе, когда та намыливала голову. Стоя сзади, Тристан любовалась, как струи пенной воды сбегают по стройному телу Клэр. Она не уставала наслаждаться красотой любимой женщины. Для Тристан Клэр была столь же прекрасна внешне, как и внутренне.

Трис не стала бороться с соблазном дотронуться до тела возлюбленной. Она налила в ладони гель для душа и принялась любовно намыливать Клэр, наблюдая, как та реагирует на ее прикосновения. Смыв с себя мыльную пену и песок, женщины продолжили ласкать друг друга — и в ход пошли руки, губы…

Трис развернула любовницу лицом к стене и принялась целовать ее спину. Колени Клэр вмиг ослабли, и она оперлась о скользкую стену, пытаясь удержать равновесие.

Тристан продолжала прокладывать вниз дорожку из поцелуев по ее бедрам и ягодицам, пока не зацеловала ее всю сзади.

— Клэр, я так много хочу с тобой сделать… — в порыве страсти шепнула Трис ей на ухо, царапая ногтями ее спину и чувствуя, как та дрожит. — Клэр… скажи мне, что я могу делать все, что захочу…

Клэр смогла только кивнуть в ответ. Но Тристан этого было мало, и она продолжала настаивать:

— Скажи мне, что я могу делать с тобой все, что угодно, Клэр… скажи мне это… — и она усилила свои притязания, ущипнув женщину за соски.

Клэр откинула голову на плечо Тристан. Ее тело содрогнулось.

— Да… Ты можешь делать со мной все, что хочешь. Я вся твоя…

Трис развернула женщину к себе и подняла ее голову. В глазах Клэр она увидела подтверждение этих слов.

— Я никогда не сделаю ничего такого, что не понравится тебе, любовь моя.

Она продолжала ласкать шею Клэр, разжигая в ней такой огонь, который не смогла потушить даже холодная вода. Они целовались так страстно, и пальцы Тристан легко скользнули вниз по телу Клэр, дразня ее и едва касаясь тех местечек, которые так жаждали прикосновений.

В ответ Клэр запустила руки в ее волосы и прижалась теснее. Тристан проникла в нее двумя пальцами, движения стали более быстрыми и жесткими. Клэр вонзила ногти в спину любовницы, поощряя ее усилия. Но когда Тристан почувствовала, что женщина близка к оргазму, она остановилась и отпрянула от нее.

Клэр обвила ее руками, умоляя продолжать, но Тристан выскользнула из объятий и ухмыльнулась:

— О нет, сладкая, я еще не закончила с тобой, но я хочу, чтобы ты меня попросила…

Трис выключила воду и вышла из душевой. Она вытерлась полотенцем, с улыбкой наблюдая, как Клэр делает то же самое. Взяв любовницу за руку, Тристан повела ее в спальню. Стоя позади Клэр и целуя ее шею, она ласкала ее грудь. Клэр едва не упала, когда Трис, терзая ее соски, шептала ей на ухо обо всех тех вещах, которые она собиралась проделать с ней.

По счастью, соседний дом был пуст, иначе его обитатели не раз могли бы услышать, как Клэр выкрикивала вслух ее имя…

Клэр уже было задремала, проваливаясь в крепкий сон, когда услышала шум в комнате, и это мгновенно вернуло ее к реальности. Она открыла глаза, не понимая, то ли ей это приснилось, то ли на самом деле она что-то слышала… Тристан, свернувшись калачиком, лежала рядом, тяжело дыша и всхлипывая.

Клэр поняла, что именно эти звуки разбудили ее.

Она лежала рядом с Клэр, колеблясь, разбудить ли Тристан? — ту явно мучили кошмары. Делакруа зашевелилась и что-то пробормотала во сне. Клэр не сумела разобрать слов. Секундой позже Тристан начала метаться и умоляюще звать ее по имени.

— О, нет, Клэр… пожалуйста…

Когда Клэр потянулась к ней, чтобы успокоить, Тристан подскочила на постели.

— Трис, милая, все хорошо… это просто дурной сон.

Даже в темноте Клэр видела, какие испуганные у нее глаза.

— Это просто сон, детка… Все хорошо… — повторила она. Тристан сконфуженно огляделась вокруг, прежде чем успокоиться. Клэр обняла ее, чувствуя, как неровно колотится сердце подруги.

— Что тебе приснилось? — спросила Клэр.

Тристан дрожала в ее объятиях. И Клэр услышала, как она тяжело сглотнула, но так ничего и не ответила.

— Трис? Поговори со мной, малышка… — попросила Клэр, убирая ей со лба пряди влажных волос.

— Ты умерла, и я не могла ничего сделать… — всхлипнула Трис, и у нее по щекам ручьями потекли слезы, капая на плечи Клэр.

— Детка… Это просто ночной кошмар. Я — здесь, я жива и невредима. Тебе не о чем беспокоиться.

Клэр успокаивала Трис, пока не убедилась, что та снова провалилась в сон. Клэр лежала в темноте, ожидая, пока дрема одолеет и ее, и наслаждалась тем, что Трис в ее объятиях. Она не переставала думать о том, как история с преследователем может действовать на ее возлюбленную. Клэр понимала, что Трис не из тех людей, кто станет в открытую обсуждать то, что их беспокоит. Но поведение Трис косвенно подтвердило, что ей тоже страшно.

* * *

— …Трис, посмотри, во что ты превратила эту комнату! — воскликнула Клэр, обозревая их пристанище при утреннем свете. Кровать была раскурочена, а одеяла и простыни валялись на полу. Прикроватный столик был опрокинут, и что-то нигде не было видно ни телефона, ни будильника.

— Похоже, я могла проглотить твою сережку… — хрипло отозвалась Трис. — И я здесь вообще-то была не одна, мисс Ятутнипричем… Твой язык был… — она не смогла договорить, получив подушкой в лицо.

Клэр повалилась ничком на кровать и зарылась в постель. Ее бросило в жар при воспоминании о том, что они ночью здесь вытворяли… Она, конечно, была далеко не невинна в вопросах секса, но до сих пор краснела, когда перед ее мысленным взором пронеслось то, как Трис толкнула ее за пределы ее границ, и как она отреагировала на это… Спина Тристан наверняка вся в отметинах от ее ногтей.

— Жаль, что в этом доме нет обслуживания номеров, — вздохнула Трис. — Мне так лень выходить за едой!.. Мы могли бы провести в постели весь день напролет, и как по мне, это было бы классно. Правда, мы бы не выходили при этом на солнце, и пришлось бы объясняться потом, почему мы не загорели…

При упоминании о еде в желудке у Клэр заурчало.

— Давай позавтракаем где-нибудь по-быстрому и пойдем на пляж. А потом мы можем изучить местные достопримечательности и пообедать в каком-нибудь из прибрежных ресторанчиков.

— Достопримечательности?.. — скептически хмыкнула Тристан. — Я так понимаю, что ты имеешь в виду шопинг. Держу пари, ты собираешься протащить меня по всем тем магазинам, чьи вывески ты мне показывала по дороге.

— Ты так хорошо меня знаешь, крошка! — засмеялась Клэр. — Давай, поднимайся… я умираю с голоду!


Глава 13

Позавтракать подруги решили в местечке под названием «У Хейзел». В ресторане было полно народу — и местные и туристы.

Тристан на раздаче набрала полную тарелку, а Клэр ограничилась омлетом, напичканным ее любимыми вкусняшками. Завтрак в уютной обстановке спокойной южной атмосферы им понравился.

Тристан ела, не замечая никого вокруг, кроме Клэр. Некоторые посетители открыто любовались ею, и это вызывало улыбку у Клэр: она вместе с самой красивой женщиной на свете, и чужое внимание только укрепляло в ней эту уверенность.

Потом Трис устроила Клэр экскурсию в Галф-Стейт Парк, где сама многие годы останавливалась в кемпинге. Они ехали по живописному парку, протянувшемуся на многие мили вдоль залива. Клэр заметила плакат, предупреждающий: «Крокодилов не кормить и не домогаться!!!»

— Кому нафиг взбредет в голову кормить этих тварей, а уж тем более — приставать к ним? — удивилась она. — Хотя, думаю, раз так написали, значит, дураки попадаются…

— Разве ты не находишь крокодильчиков сексуальными? — прикололась Трис. — Я так частенько фантазирую, как бы съесть какого-нибудь на обед. Он такой — вытянулся на столе, а ты глядишь в его большие глаза, поглаживаешь зеленую кожу… ммм… меня это просто заводит, едва представлю…

— Трис, я тебя обожаю, но у тебя, милая, извращенное чувство юмора. Наверное, за это я тебя так сильно и люблю.

Найдя место для парковки, женщины спустились на пляж по одному из волнорезов.

Они заняли местечко у самой воды, подальше от остальных отдыхающих. Едва устроившись, они тут же взмокли. Тристан первой прыгнула в изумрудную воду. Клэр последовала за ней.

Освеженные, подруги вернулись на свое место на пляже и развалились в креслах, которые принесли с собой. Расслабившись, они наблюдали за детьми, плещущимися в волнах прибоя и копающимися в песке.

Один малыш особенно привлек их внимание. Белобрысый растрепа, лет четырех-пяти на вид, сидел голышом в ямке, которую сам же и выкопал пластмассовой лопаткой. Набежавшая волна наполнила ямку водой. Он взвизгнул и засмеялся, плескаясь, а затем подпрыгнул и возбужденно завопил во всеуслышание:

— Ма-а-ам! Я пукнул в водяную дырку и сделал пузыри! — и бегом припустился к сконфуженной мамаше, вопя во все горло о своем чудесном открытии.

Трис и Клэр не смогли удержаться от смеха, потешаясь на его выходкой.

— Трис, а ты когда-нибудь думала о том, чтобы завести детей?

— Подобные мысли частенько меня посещают. А ты?

— Я все время думаю об этом. Дети — это чудесно. Даже несмотря на такие нудные вещи, как приготовление пищи или помощь с уроками…

Тристан одарила ее широкой улыбкой.

— Ну, если у меня каким-то чудом получиться сделать тебя беременной, я с удовольствием позволю тебе готовить и убираться. А я буду заниматься всякими веселыми вещами, типа строить домики на деревьях, играть в софтбол… Конечно, у нас будет куча времени, чтобы всем этим заниматься. Мы станем самыми богатыми женщинами в мире и наши имена увековечат во всех научных журналах планеты.

— Ха… кто сказал, что это я буду вынашивать ребенка? Может, это ты забеременеешь от меня? — самодовольно возразила Клэр.

— Ладно… вернемся на грешную землю. Ни одна из нас не способна оплодотворить другую. Так что встает вопрос о доноре спермы. Я лично думаю, что у меня аллергия на нее, потому что мне становится дурно при одной только мысли об этой жидкости.

Поэтому, Клэр, дело за тобой…

Клэр в ответ на это заявление покатилась со смеху. Тем не менее, этот разговор заставил ее волноваться по поводу их совместной жизни: ведь впервые в жизни она встретила человека, с которым поверила в общее будущее.

Клэр откинулась в кресле, наслаждаясь легким ветерком, веющим с моря. Она размышляла о жизни с Тристан, мысленно рисуя себе картину, как они заводят и растят вместе детей. Снова обрести семью — мысль об этом наполнила ее таким умиротворением, какого она давно уже не ощущала.

Когда желудок Тристан заявил о себе громким урчанием, они решили найти местечко, чтобы пообедать. В итоге подруги остановили свой выбор на «Hooters»[11], - там имелась открытая веранда, где можно было расположиться в мокрых купальниках.

Они с наслаждением ели жареные крылышки с картофелем фри, отдыхая в тени навеса.

Клэр рассматривала Трис, пока та задумчиво прихлебывала свой чай, глядя на берег. Тристан поразительно отличалась от той женщины, которую она увидела в их первую встречу. Она выглядела счастливой, особенно посреди всего, что их сейчас окружало.

Клэр дала себе зарок, что это место станет их безопасным убежищем, если они столкнутся с проблемами в совместной жизни: они тогда приедут сюда, чтобы преодолеть трудности.

— Клэр, ты когда-нибудь занималась снорклингом[12]?

Вопрос застал Клэр врасплох, вырвав ее из раздумий.

— Я всегда хотела попробовать, но у меня никогда не было никого, кто мог бы меня научить. А что, ты умеешь, да?

Тристан улыбнулась:

— Здесь есть одно местечко по дороге на Орандж Бич. Я была там пару раз. Под водой нечего смотреть, зато здорово собирать ракушки недалеко от мола. У меня все снаряжение в багажнике, хочешь попробовать?

Клэр восприняла предложение с энтузиазмом, и через несколько минут они уже мчались по дороге на Орандж Бич. Тонированные стекла автомобиля Тристан спасали путешественниц от жаркого солнца. Клэр осмотрела себя и решила, что ей не повредит еще один слой крема от загара, — вот и подходящая работенка для Тристан. В отличии от своей загорелой подруги, Клэр была белокожей, и без защитного крема стала бы красной.

— Если хочешь увидеть, где мы будем нырять, смотри на воду, когда мы переедем вон тот мост, — сказала Трис.

Клэр посмотрела на сине-зеленую воду. Там, насколько глаз хватало, вовсю бурлила жизнь. Она видела флажки ныряльщиков на поверхности. А пляж был усеян телами загорающих, жарящихся на солнышке.

Когда Трис отыскала-таки место для парковки на забитом людьми пляже, они выгрузили вещи из машины. Тристан повесила на плечо плетеную сумку, где были маски и трубки, и вдобавок прихватила пару бутылок с водой, понимая, что очень скоро им захочется пить.

По песчаной тропинке Трис привела Клэр на берег.

— Многие дайвинг-клубы проводят здесь свои занятия, потому что вода тут очень чистая. А волны вымывают ракушки, которые попадаются на скалах. Я здесь много чего интересного находила, — на ходу поведала Трис.

Когда они отыскали хорошее, по мнению Трис, место, она бросила сумку со снаряжением на песок, и стала наносить на маски антизапотеватель. Когда она справилась с этим делом, женщины по пояс зашли в воду.

— Погрузись в воду и зачеши волосы назад. Тогда маска не будет цеплять волосы.

Клэр сделала, как велела наставница. Когда она была готова, Трис помогла ей с маской. Потом она закрепила трубку так, чтобы Клэр было удобно ею пользоваться.

— Плавать с маской и трубкой очень просто. Плывешь себе по поверхности, воздух в легких держит тебя на плаву. Когда видишь что-нибудь интересное — группируешься, ныряешь и двигаешься вниз за счет движений ног. Ты можешь очистить трубку, повернув голову вниз и дунув в нее, прежде чем подняться на поверхность. Тогда в трубке не будет воды и тебе не придется поднимать из воды лицо. Пока ты плаваешь, вода все равно будет проникать в маску. Чтобы не заливало лицо, проще всего нажать сверху, чтоб немного нарушить герметизацию, и сильно выдохнуть носом. Давление выдавит воду из маски.

Закончив инструктаж, Тристан обнаружила, что подопечная смотрит на нее, как баран на новые ворота:

— Ты реально думаешь, что я все это запомню? Хорошо, если я не захлебнусь в первую же минуту, как только опущу личико в водичку! — буркнула та, и попыталась лягнуть маленькую рыбку, что плавала вокруг ее ног.

— М-да?.. Ну тогда просто запомни: не плавай слишком близко к молу, а то волны могут отбросить тебя на них, а там — куча острых ракушек. И еще: не суй руки в дырки в скалах. Тот, кто там живет, может быть недоволен вторжением в его дом, — улыбнулась Трис.

После нескольких попыток, Клэр быстро уловила суть. Она плавала рядом с Трис, которая показывала ей разные штуки. Когда они доплыли до мола, им стали попадаться маленькие стайки серебристых рыбок. Клэр восхищалась их храбростью: они плавали прямо перед ее носом, но тут же пускались наутек, стоило ей попытаться дотронуться до них.

Тристан исследовала дно залива в поисках раковин. Она нырнула и собрала несколько экземпляров. Но обнаружив, что они повреждены, выкинула. Клэр наблюдала за ее действиями с поверхности, по-прежнему не чувствуя себя способной на такие же подвиги.

Вместо этого она хватала Трис за ногу, указывая на то, что ей казалось интересным.

Особенно настороженно она относилась к молу, где, как и описывала Тристан, были большие нагромождения скользких камней, утыканных острыми ракушками.

Спустя какой-то час они собрали прекрасную коллекцию раковин.

Трис была разборчива: она не брала те ракушки, где внутри был живой моллюск.

Подруги добрались обратно до берега, где Трис обнаружила, что спина и ноги Клэр покраснели, не говоря уже о неприкрытых купальником частях тела.

— Клэр, похоже, нам надо спрятаться от солнца. Ты сзади вся подрумянилась.

Клэр не стала спорить, потому что ее кожа начала саднить. Она посмотрела на двух мужчин, сидевших на песке и наслаждавшихся солнцем. Один из них весьма откровенно разглядывал ее, пока она вытиралась полотенцем. Клэр затопила тревога, как только она позволила своим страхам, теплящимся в подсознании, всплыть на поверхность. Наблюдает ли сейчас за ними тот, кто вот уже так много раз подглядывал за ней?

Но все ее мысли и страхи снова спрятались в самых потаенных уголках души, едва она почувствовала прикосновение губ Тристан на плече. Этот простой жест вернул ей самообладание и уверенность в том, что Тристан сможет защитить ее от того, кто пытался нарушить ее покой.

Они собрали вещи и пустились в обратный путь. Уставшие, они почти не разговаривали.

Длинноногая Трис шагала гораздо быстрее, и Клэр не могла за ней угнаться, поэтому слегка отставала. Зато Клэр могла любоваться сзади ее фигурой: раздельный купальник удачно подчеркивал прелести высокой брюнетки.

Клэр задумалась о том, насколько скромна Трис. Когда они были не в воде или лежали на пляже, Тристан повязывала парео вокруг талии. Однако, жара была слишком изнуряющей, когда они шли назад к машине, чтобы заморачиваться с накидкой, и это позволило Клэр и другим отдыхающим наслаждаться прекрасным видом.

Пока они шли, Клэр восхищалась про себя прекрасной мускулатурой своей возлюбленной, ее стройной осанкой. Большую часть пути ее взгляд был прикован к нижней части Тристан. Это так распалило ее воображение, что вряд ли бы ей помог холодный душ. Желание разгорелось еще больше, когда она вспомнила, как прошлой ночью вцепилась ногтями в эти крепкие ягодицы. Одного этого воспоминания было достаточно, чтобы сердце заколотилось сильнее.

Добравшись наконец до машины, они сделали по глотку из бутылки с водой. Тристан достала еще бутылки, и они устроили импровизированный душ, смывая с кожи морскую соль.

Вытеревшись кое-как, они забрались в машину, где Трис предусмотрительно включила кондиционер, когда они подошли.

Когда Трис потянулась к рычагу передач, Клэр остановила ее.

— Трис, подожди… Давай просто посидим здесь еще чуть-чуть.

— Что у тебя на уме? Решила еще чем-то заняться? Послушай, тебе нельзя сегодня снова шастать по жаре. Ты и так куда краснее, чем себе представляешь.

— У меня совсем другое на уме, Трис, — лукаво усмехнулась Клэр, наклоняясь к ней и скользя пальцами по ее бедру.

Брови Тристан выгнулись от удивления:

— Не ты ли вчера спорила со мной по поводу публичного выражения чувств?

— Да, но мы были на открытом месте. А сейчас мы в машине с тонированными стеклами… — и пальцы Клэр продолжали свое путешествие вверх по бедру Тристан, в то время как Клэр не отрывала взгляда от ее глаз и чувствовала, как тело ее любовницы реагирует на прикосновения.

— Трис, откинь сиденье, закрой глаза, и забудь, что здесь есть еще кто-то, кроме нас, — вкрадчиво промурлыкала Клэр, забираясь под тонкую материю, отделяющую ее от цели.

— На парковке полно людей. Что, если нас застукают?.. — нервно спросила Трис, оглядываясь по сторонам.

— В этом-то и весь кайф! — возразила искусительница.

И Клэр понадобилось меньше секунды, чтобы понять, что Трис совсем не против…

— Трис, твое тело выдает тебя с потрохами… Расслабься и позволь мне сделать то, что я хочу. Обещаю, ты не разочаруешься…

Трис подчинилась и откинула спинку сиденья. Она чуть шире раздвинула ноги, давая Клэр возможность сделать то, что она хотела. Но сама смотрела в оба — не приближается ли кто к машине.

— Закрой глаза и расслабься! Если я увижу кого-нибудь рядом, то дам тебе знать. Я хочу, чтобы ты сосредоточилась только на своих ощущениях, — сказала Клэр, и два ее пальца скользнули к комочку нервов, который так явно жаждал ее внимания. Она массировала вдоль набухшего бугорка, медленно и нежно, избегая прямого прикосновения к самому чувствительному месту.

— Клэр…это может занять какое-то время… Я немного нервничаю… — задыхаясь, сказала Трис, содрогаясь от ее ласк.

— А я не спешу… Чем дольше, тем лучше, — и Клэр продолжала ласкать нежное местечко. Она видела, как сокращаются мышцы на ногах и животе Трис.

— Божественно!.. — сказала сама себе Клэр, когда тело ее любовницы выгнулось, словно тетива, показывая, как напряжены ее мышцы.

Клэр отказывалась внимать внутреннему голосу, упорно нашептывающему, что она соблазнила Тристан, чтобы освободиться от тревожащих ее мыслей. Ласкать Тристан вот так, как сейчас, было приятным приключением, и Трис, конечно, не возражала, когда Клэр погрузила пальцы еще дальше — в самую глубину ее страсти.

А затем скользнула обратно — туда, где ее прикосновение заставило Трис содрогнуться.

Дыхание Трис стало неровным, она вцепилась в края сиденья. Клэр совершенно забыла о своей роли часового. Она просто не могла отвести глаз от Тристан, которая была близка к экстазу. Из горла Трис вырвался стон, и Клэр увидела, как ее тело замерло на мгновение, прежде чем она выкрикнула ее имя.

— Ты прекрасна, малышка. Я так люблю тебя… — прошептала Клэр, видя, как любимая пытается отдышаться.

В качестве дополнительного бонуса ей было позволено вести машину домой. На лице Клэр блуждала самодовольная улыбка, когда она везла по улице свою обессилевшую любовницу в ее же спортивной тачке. Укатали сивку крутые горки — ногам Тристан не под силу было справиться со сцеплением…


Глава 14

После сна, как Трис и предполагала, они провели остаток дня, шатаясь по сувенирным магазинам. Клэр соизволила сжалиться над подругой лишь тогда, когда у той потускнели глаза, пока они таскались из одной лавчонки в другую. В одной из них нашлась превосходная копию маяка, и подруги решили, что игрушка будет прекрасно смотреться на каминной полке их общего дома. После они отправились домой, намереваясь провести вместе последнюю ночь, завершающую чудесный отдых.

Тристан заметила, что Клэр морщится от боли и поднимает воротник рубашки. Она еще и кондиционер в машине убавила до минимума.

— Клэр, как насчет того, чтобы взять что-нибудь поесть и вернуться домой? Не знаю, смогу ли я еще куда-нибудь выбраться сегодня вечером.

Клэр охотно согласилась на ее предложение. Это лишь укрепило подозрения Трис, что Клэр перегрелась на солнце.

Тристан остановилась у продовольственного магазина.

— Возьму что-нибудь попить и какое-нибудь средство от солнечных ожогов для тебя.

Она закрыла дверь машины, прежде чем та успела возразить. Вернувшись обратно с покупками, Трис засмеялась, увидев, как Клэр скорчилась на сиденье. Она снова подняла воротник.

— Как ты догадалась, что я обгорела?

Тристан хихикнула:

— Да потому что я весь вечер наблюдаю, как ты воюешь со своей одеждой.

Подозреваю, что у тебя температура, как и положено при сильном загаре. Я — то провела много времени в саду, поэтому моя кожа загорала постепенно. Хотя та часть моей попешки, что не была прикрыта плавками, сегодня тоже как в огне.

Клэр приуныла.

— Я хотела повторить прошлую ночь, но моя кожа этого не позволит. Я даже не собиралась тебе об этом говорить, надеясь, что перетерплю.

Едва они вошли в дом, как Клэр сбросила одежду. Тристан ушла на кухню, где разложила по тарелкам купленные по дороге гамбургеры и картошку фри. Она как раз принесла еду и напитки на журнальный столик у телевизора, когда Клэр, в чем мать родила, присоединилась к ней. Это зрелище несказанно изумило Трис.

— А где твои одежки? — спросила Трис. Ее глаза заблестели.

— Ну-у… я пыталась найти что-нибудь подходящее, что не раздражало бы кожу, но ничего не подошло. Всё трёт, даже твои вещи. Я их тоже примерила.

— После еды примешь что-нибудь от температуры, а потом я намажу тебя гелем с алоэ. И если ты будешь хорошей девочкой, то я позволю тебе смазать мою обгоревшую попу, — игриво пообещала Трис, утягивая Клэр на диван.

После ужина Трис разобралась с посудой, а когда вернулась в гостиную, то обнаружила, что Клэр улеглась, прикрыв те части тела, которые лишь слегка опалило солнцем.

— Я знаю, что дважды мазала тебя кремом от загара. Как же так? — удивилась Трис, забирая покрывало и расстилая его на полу.

— Трис, посмотри на меня. У меня такая светлая коже, но я сейчас как помидорка. Не думаю, что есть крем, способный защитить меня. Просто не представляю, как я умудрилась так обгореть.

Клэр легла животом на диван, как велела Трис.

Трист села на колени рядом с ней. Ей было страшно прикасаться к Клэр, настолько та была обожжена солнцем. Она выдавила на руки немного геля и нежно принялась размазывать его по пылающему телу пострадавшей.

— Ох, посмотри на себя! Ты словно вареный лобстер, — пожурила Трис подругу. — Теперь ты всегда будешь моим маленьким лобстером.

Клэр удивленно воззрилась на нее, повернувшись:

— Хочешь отведать моей клешни?

Последнюю ночь в Галф-Шоре они провели на балконе, лежа на покрывале и любуясь игрой лунных бликов на поверхности океана.

Тристан убедилась, что Клэр выпила много вина, что помогло ей расслабиться. Она дремала в объятиях Трис, оставив ту наслаждаться лунным светом в одиночестве.

Тристан прижимала ее к себе, думая о том, что им еще предстоит. Ситуация с Майком дала новый поворот событиям. Трис стиснула зубы, едва подумав об этом человеке, о том, как он смотрел на Клэр. Она ненавидела чувство ревности, которое вызывал у нее Майк.

На следующий день около полудня женщины закончили сборы и отправились восвояси. Клэр было немного грустно покидать место, где ей было так спокойно. Но она утешала себя мыслью о том, что когда-нибудь они с Трис вернутся сюда.

Спустя четыре часа они вздохнули с облегчением, подъезжая к дому. У дверей их поджидал взволнованный рыжий пушистик. На кухонной стойке лежал водяной пистолет. Записка Люси рядом с пистолетиком гласила, что в их отсутствие все было прекрасно. Едва Трис взяла пистолет, чтобы рассмотреть вещицу, как рыжий молнией метнулся прочь: Люси явно держала шпаненка в ежовых рукавицах.

Позже, пока Трис готовила ужин, Клэр занялась постирушкой. Ей нравилось, что они пришли к согласию в разделении домашних обязанностей. Это помогало ей по-настоящему ощущать себя дома. Когда здесь будет больше ее собственных вещей, ей станет тут еще более уютно, — так же хорошо, как и Тристан.

Перед сном Тристан протянула Клэр маленькую коробочку.

— Что это? — спросила Клэр, садясь на кровать. Трис широко улыбнулась:

— Просто маленький подарок на память о нашем первом совместном путешествии на пляж.

Клэр открыла коробочку и заглянула внутрь. Хихикнув, она достала оттуда две серебряные цепочки. На каждой был прикреплен кулон в виде ракообразного. Она вопросительно посмотрела на Трис, ожидая пояснений.

— Помнишь последнюю ночь, когда я мазала тебя гелем от загара? Я тогда сказала, что ты будешь моим маленьким лобстером. Вот теперь у нас есть то, что напомнит нам обеим об этом, — ухмыляясь, объяснила та.

— Трис, как мило! Надень это на меня, — попросила Клэр, поворачиваясь так, чтобы Трис могла застегнуть цепочку на ее шее.

Потом она одела украшение на Трис. Делакруа нежно погладила пальцами цепочку на груди Клэр.

— Никогда не снимай это, ладно? — сказала она, глядя прямо в глаза Клэр.

— Хорошо, я обещаю. И ты должна пообещать, что никогда не снимешь свою…

Когда две утомленные любовницы мирно уснули, держа друг друга в объятиях, рыжий кот улегся в изножье кровати, хмуро посматривая на спящих. Его любимица только что надела ошейник на ту, которая, похоже, теперь тоже станет его домашним питомцем…


Глава 15

Понедельник наступил слишком быстро. Никому из них особо не хотелось возвращаться к трудовым будням. На этой неделе начнется смена экипажей, а значит, они будут очень заняты организацией смены вахт на всех судах флотилии.

Тристан приехала на работу чуть раньше Клэр, чтобы встретиться с координаторами.

Клэр прибыла спустя час после Трис и заскочила на кухню, чтобы выпить чашечку кофе перед тем как подняться к себе. Там ей встретилась Линда из бухгалтерии.

Клэр до этого общалась с ней всего лишь может пару раз, но ей всегда почему-то было неуютно в ее присутствии, хотя она даже не могла бы объяснить — почему?

— Вау, да ты слегка подкоптилась! — воскликнула Линда, едва увидев ее.

— Мы вместе с Трис ездили в Галф-Шор, и так классно провели время, что мне не хотелось возвращаться. Это было чудесно.

Линда подвинулась к ней ближе и понизила голос:

— На твоем месте я бы глядела в оба!.. Ты в курсе, что она — лесбуха?

Клэр ощетинилась:

— Какое это имеет значение?

— Слушай, не злись!.. Я просто хочу помочь. Если будешь продолжать общаться с ней, люди начнут трепать языками, и в итоге тебя станут считать такой же больной, как и ее.

— Больной?.. Ты считаешь, что если у человека нетрадиционная ориентация, так значит, он — болен? — Клэр разозлилась еще больше, отказываясь сдерживаться.

— Но это же извращение, Клэр! Бог ненавидит гомосеков, и если ты проводишь время с такими людьми, то это может кончиться тем, что и ты навлечешь на себя гнев Божий…

— А почему ты думаешь, что я не такая же, как они? — парировала Клэр, глядя, как лицо собеседницы искажается от отвращения.

Но прежде чем Линда успела ответить, диалог был прерван седовласой женщиной, незамеченной ими прежде. Она сидела в углу кухни и завтракала. Ее мягкие черты были исполнены добродушия, но когда она заговорила, ее глаза буквально пробуравили Линду.

— Уж прости меня, Линда, но я прекрасно знаю Библию, и мне очень интересно, в каком там месте говорится, что Бог ненавидит геев?

— Там, где про Содом и Гоморру, — самодовольно заявила Линда.

— Я хорошо знаю эту историю, но нигде там не находила слов о том, что Бог ненавидит людей. Там сказано, что Он ненавидит грешников, а люди в этих городах грешили напропалую… Тем не менее, мне все еще интересно, где ты нашла доказательства тому, что Бог ненавидит гомосексуалистов? — очень вежливо продолжала пожилая женщина. — И раз уж ты цитируешь Библию, можешь сказать мне, что Иисус говорил о грехе?

Когда же Линда позорно промолчала, женщина продолжила сама:

— В Библии сказано, что все согрешили и лишились славы Божьей. Другими слова, это означает, что все мы облажались. У каждого из нас есть свои недостатки, Линда, включая тебя. Я бы посоветовала тебе изучить Библию более прилежно, прежде чем произносить проповеди… Если будешь искажать слово Божье на свой лад, то однажды сама навлечешь на себя Его немилость.

Линда покраснела и, развернувшись, вылетела прочь из кухни. Пожилая женщина улыбнулась Клэр и вернулась к своей трапезе.

— Спасибо, что вмешались. Я, пожалуй, сказала то, чего не должна была бы говорить.

— Бог никого не ненавидит. Не позволяй уверить себя в этом. Он любит каждого из нас, и у всех нас есть свое предназначение. Дай Ему шанс, и Он покажет тебе, что ты есть на самом деле… Иногда Он посылает тебе всего лишь одного человека, и тогда и ты, и этот человек меняетесь навсегда… Я изменилась, когда мой племянник покончил с собой. Он был геем… В прощальной записке он написал, что годами боролся с собой в одиночку. А когда, наконец, решил признаться брату, то этот секрет распространился в семье, словно лесной пожар. Моя сестра была в ярости.

Женщина немного помолчала, борясь с эмоциями.

— Я никогда не узнаю, почему сестра поступила так, как она сделала. Если бы она переживала за его бессмертную душу, то, думаю, было бы по-другому.

Подсознательно я признаю, что ей было просто стыдно.

Женщина вздохнула.

— Упокой Господи его душу!.. Его последние слова были нацарапаны на клочке бумаги. Он сказал, что если даже Бог ненавидит его, то на что еще ему уповать?..

Он вынес себе мозги, а ему было всего 22… Если бы кто-то остановил его и сказал ему правду, он все еще мог бы быть с нами.

Клэр не могла говорить, у нее блестели слезы.

— Спасибо, что поделились со мной. Я никогда этого не забуду.

— Я рада, что ты позволила мне открыться, — собеседница похлопала Клэр по плечу и вышла из комнаты. Клэр так внимательно слушала ее рассказ, что забыла даже спросить ее имя, но она была рада, что женщина вмешалась в их разговор с Линдой, иначе той пришлось бы ох как несладко!

Встреча на кухне немного задержала ее. Когда Клэр поднялась к себе на этаж, там вовсю разрывались телефоны. Координаторы отвечали на звонки и пересылали по электронной почте заявки на перемещения в отдел Клэр. Она вошла в кабинет и быстро включилась в работу, помогая своим агентам.

Сквозь стекло, разделяющее их, Клэр посмотрела на Тристан. Делакруа была занята: разговаривала по телефону и одновременно что-то печатала. Ожидая, пока загрузится ее комп, Клэр продолжала рассматривать Тристан, отвечающую на звонки, один за другим лавиной поступающие от координаторов.

Клэр по достоинству оценила то, что Трис работает с ее людьми и выполняет их работу, когда те заняты. Эллен была права, когда сказала, что Тристан — прекрасный руководитель.

Буквально перед самым ланчем к ним в офис заскочил Кэмерон и пригласил подруг и их команды на корабль поесть раков. Клэр была в восторге, предвкушая, что отведает наконец-то знаменитых луизианских речных раков! И когда наступило время обеда, весь отдел дружно отправился прямиком в порт.

Тристан села рядом с Клэр и показала ей, как чистить мелких рачков.

— Ешь только тех, у которых хвосты скручены под брюшком. Если хвостик прямой, то выкидывай клешнястого нафиг, — это значит, что рак уже был дохлый, когда попал в котел, а это нехорошо.

Клэр последовала совету, тщательно очищая хвосты, и наблюдая, как мастерски это делает Трис, лопая за двоих.

Через стол Клэр бросила взгляд на Майка. Тот, съев раковую шейку, смачно обсасывал потом его голову, прежде чем выкинуть объедки. Это было отвратное зрелище.

Заметив, что Клэр смотрит на него с явным отвращением, он улыбнулся и спросил:

— Что-то не так? Ты не высасываешь бОшки?..

Тристан мгновенно вскинулась и пристально посмотрела на него. Он ехидно улыбнулся и ей, и запихнул в пасть очередную рачью голову, с хлюпаньем высасывая из нее сок.

— Тристан явно не в курсе, что вкуснее… — с намеком сообщил он.

— У меня нет ни малейшего желания учиться есть рачьи головы, — парировала Клэр. — Я предоставлю это удовольствие тебе. Ты в этом деле явно разбираешься… И поскольку ты не местный, могу предположить, что кто-то здорово поднатаскал тебя по части отсасывания…

Ответ был на грани фола: еще чуть — и она скатится до уровня противника.

По лицу Трис расползлась торжествующая ухмылка: весь стол грохнул от смеха, потешаясь над Майком. Клэр отплатила хаму его же монетой!.. Остаток обеда Майк ел молча, лишь изредка мрачно поглядывая на Трис.

— Ну, что, Клэр, как тебе страна каджунов? — поинтересовался Аллен, один из диспетчеров флотилии.

— Мне нравится… Здесь не очень отличается от Хьюстона — такой же климат, похожая кухня. Мне и правда нравится изучать все, что связано с Луизианой и ее культурой.

Тристан любезно взяла надо мной шефство и показывает мне местные достопримечательности.

— О, Трис, ты должна свозить ее на болота! — сказал Аллен.

В разговор тут же встрял Майк:

— Я всегда хотел сделать это, Клэр. Почему бы нам как-нибудь не прогуляться? — и он в упор посмотрел на Тристан.

Чувствуя напряжение между Майком и Трис, Аллен попытался разрядить обстановку.

— Майк, а может нам с тобой прошвырнуться на болота? У меня есть своя лодка. Мы могли бы сами устроить себе экскурсию и, может, даже немного порыбачить.

Прежде чем ответить Аллену, Майк посмотрел на ухмыляющуюся Трис.

— Звучит заманчиво, чувак. Позвони мне в офис, и мы все спланируем. Я даже куплю пивка.

Тристан продолжала ухмыляться, хотя на самом деле ей хотелось пинком загнать нахалу ежа в зад. Она просто кипела от злости, потому что Майк был слишком настойчив и реально мог поставить Клэр в неловкое положение перед целой толпой народу. Тристан решила, что потолкует с ним один на один.

К пристани были причалены несколько судов. Трис повела Клэр туда, чтобы встретиться с экипажами. Майк и Лоурен отправились вместе с ними — они до сих пор еще ни разу не были ни на одном из кораблей. Пока Клэр разговаривала с кем-то из капитанов, Трис заметила, что Майк просто глаз не сводит с ее подруги. Он пялился на Клэр, откровенно рассматривая ее с головы до ног. Бросив взгляд на Тристан, он понял, что его засекли.

Они, молча, с вызовом уставились друг на друга — глаза в глаза, но тут у Трис зазвонил сотовый.

Она прошла на корму, чтобы ответить на звонок. Слушая звонившего, Трис закурила.

Речь шла о больничном отпуске для одного из матросов. Спустя несколько минут она щелчком закрыла телефон и развернулась, чтобы идти обратно. И нос к носу столкнулась с противником.

— Не больно-то я тебе нравлюсь, да?.. — без обиняков спросил Майк.

— Мне вообще-то плевать на тебя, — не моргнув глазом, ответила Трис.

— Это почему же? Я тебе мешаю? — самодовольно уточнил он.

— Не льсти себе… Меня просто бесят твои попытки уговорить Клэр встречаться с тобой, хотя она ясно дала понять, что не заинтересована. Ты, кстати, в курсе, что означает «сексуальное домогательство»? Нет?..

— Тристан, ты мне угрожаешь?

— Если бы ты работал на меня, то прямо сейчас вылетел бы отсюда как пробка… Но ты работаешь на Суареса, и потому представляешь проблему для Клэр. Если будешь и дальше продолжать в этом же духе, то я готова вмешаться и решить этот вопрос за нее. Хочешь, можешь считать это угрозой. Валяй!..

Майк достал сигарету и закурил, нарочно выдохнув дым в сторону Тристан.

— Я слыхал, эти суда очень опасны… Говорят, если человек упадет за борт, то течение очень легко затянет его под днище, и он утонет, если не успеет за что-нибудь зацепиться, — и он с холодной яростью вперился в Тристан.

Делакруа явственно ощутила, как у нее волосы на затылке встали дыбом, едва она посмотрела на него в ответ… Эта немая дуэль между ними передала так много!

Гораздо больше, чем это могли бы сделать слова.

— Ты абсолютно прав, дружище. Если свалиться за борт, то остальным останется лишь беспомощно наблюдать, особенно, если сила течения будет такая, как сейчас…

Майк оглянулся на людей, что толпились на пристани и набережной.

— Что ж, полагаю, мне стоит быть очень осторожным, да?.. — уточнил он, прежде чем щелчком отправить сигарету в воду.

Его тонко замаскированная угроза не осталась незамеченной. Тристан и раньше угрожали всякие личности, куда более брутальные, поэтому ее лично Майк не напрягал. Но вот Клэр — другое дело, и это ее беспокоило. Тристан смотрела Майку вслед — пока тот шел по трапу обратно на причальную баржу.

— Да, дорогой, тебе стоит быть о-очень осторожным… — пробурчала она и отправилась на поиски Клэр.

Тристан понимала, что Клэр не понравятся их с Майком разборки из-за нее, поэтому решила сохранить этот разговор в тайне.

По дороге обратно в офис Клэр болтала с Лоурен о судах, а Трис мысленно размышляла, как бы избавиться от Майка. Парню пришло время двигаться отсюда, и она бы хотела быть уверенной, что так и будет.

Клэр была так занята сменой экипажей, что неделя для нее пролетела очень быстро.

В пятницу они с нетерпением предвкушали спокойный уик-энд дома. Тристан проводила Клэр к ее машине — на случай, если там вдруг окажется какой-нибудь незапланированный сюрпризец… К облегчению Клэр, зловещего конверта не было.

Трис предположила, что если это все-таки дело рук Майкла или Лоурен, то они были слишком заняты на прошедшей неделе, чтобы отвлекаться на что-то еще, кроме работы. Клэр выслушала ее доводы, и это лишь усилило ее подозрения относительно коллег.


Глава 16

Проклятые письма не прилетели и в следующие месяцы. Подруги вздохнули с облегчением. Клэр, по большей части, очень хотелось верить, что тот, кто преследовал ее, просто слинял отсюда.

Детектив Сэлметти постоянно была на связи, и держала Клэр в курсе относительно того, как продвигается расследование. Детектив также пообщалась с Майком — тот разыграл целый спектакль по поводу того, что его считают подозреваемым. Им всем оставалось просто ждать следующего конверта…

Тристан изо всех сил пыталась убедить Клэр подать начальству официальную жалобу на Майка. Ну, или пристрелить его, что ли… Но парень оказался не дурак и вел себя тихо: был вежлив и обходителен в разговоре, но глаза выдавали его с потрохами.

Как-то раз Тристан отправили на одно из судов, и она не должна была попасть домой до вечера. Клэр, закончив работу чуть позже, чем рассчитывала, шла по безлюдной парковке. Она не торопилась — ведь дома было пусто. Когда женщина дошла до машины, то обнаружила Майка: тот прислонился к дверце ее джипа, и она не могла сесть в авто. Клэр стало трудно дышать… Она оглянулась по сторонам, в надежде увидеть поблизости еще кого-нибудь.

Откашлявшись, Клэр заговорила, пытаясь казаться спокойной, как обычно.

— Майк, что ты здесь делаешь?

Он бросил на нее взгляд исподлобья.

— Это правда, Клэр?..

— Что именно?

— Это правда, что ты новая подстилка этой сучки, на которую мы работаем? — Майк буквально выплюнул эти слова.

— Правда в том, что это — не твое дело. И я была бы очень признательна, если бы ты не говорил так о ней, — робко парировала Клэр.

— Клэр, ты достойна гораздо большего, чем это!.. Говорят, она трахает все, что движется! Не могу поверить, что ты пала так низко, чтобы якшаться с ней… И кстати, это ее способ пометить тебя, как свою собственность? — он показал на цепочку на шее Клэр. — Я заметил, что она носит точь-в-точь такую же…

— Я не собираюсь стоять тут перед тобой и оправдываться, — отрезала Клэр. — Моя личная жизнь тебя никоим образом не касается. Тебе стоит поменьше интересоваться сплетнями и побольше — работой. А теперь, если не возражаешь, я бы отправилась домой, — Клэр надеялась, что он отступит.

Но тот стоял на месте, как вкопанный. Он уставился на Клэр, и в его глазах зажглись нехорошие огоньки.

— Ты позволяла мне посылать тебе цветы, увиваться вокруг тебя, а сама сдалась на милость этой глупой суки…

Клэр отчетливо поняла, что ситуация стремительно выходит из-под контроля. Она снова оглянулась по сторонам, рассчитывая на посторонних свидетелей. Но вокруг не было ни души, и она запаниковала.

— Майк, я терпела, когда ты продолжал волочиться за мной даже после того, как мы с тобой откровенно поговорили. Теперь ты просто не оставляешь мне выбора…

Пожалуйста, не вынуждай меня писать на тебя жалобу.

— Жалобу?!.. — он рассмеялся ей в лицо. — Ты серьезно думаешь, что Суарес мне что-то сделают?.. Политика компании в отношении сексуальных домогательств — это просто фикция, чтобы все верили, что они серьезно к этому относятся. Я уже через это проходил… Помнишь Шарлотт? Она была настолько тупа, что накатала на меня заяву, но в Суарес перевернули все с ног на голову. И к тому времени, когда они покончили с ней, она уже была убеждена, что сама плохиш… Это все еще мир мужчин, и мы всегда одержим верх… О, и насчет обвинений в преследовании… Даже не думай! Это была ужасная ошибка — посылать ко мне детектива, Клэр. Я просто рассказал ей, какая ты на самом деле… Ты явно из тех, кто разводит бедолаг вроде меня. Машет перед ними хвостом, флиртует, называя это дружеским общением… А стоит мужику оказать тебе капельку внимания, как ты с мерзкими воплями бежишь прочь… Честно, я правда думал, что тебе нравятся мои ухаживания.

Несмотря на то, что наедине с Майком Клэр дрожала до самых кончиков ногтей, ее затопил гнев:

— Это твоя проблема, Майк, что ты западаешь на женщин, которые ведут себя с тобой вежливо и дружелюбно. Но глубоко внутри ты понимаешь, что недостоин порядочной женщины. Именно поэтому в твоих извращенных мозгах простая вежливость превращается в нечто мерзкое… Знаешь, в чем вся загвоздка на самом деле? Ты — слабая и жалкая пародия на мужика, и сам прекрасно это понимаешь!.. А теперь — убери свой жирный зад от моей машины!

— Браво, Клэр! — процедил он сквозь зубы. — Ты гораздо умнее, чем я думал. Трахаться с боссом — это хороший способ укрепить свои позиции в компании. Плохо, что у меня это не сработало.

Он отошел в сторону, наблюдая, как Клэр нервно возится с ключами. Уже сев в машину, она заперла двери и оглянулась на Майка. Он все еще стоял рядом с джипом, испепеляя ее взглядом.

Так Клэр и умчалась прочь с парковки, провожаемая его взглядом. У нее так тряслись руки, что она едва могла держать руль. Она ехала к дому Трис в полном смятении.

Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, Клэр схватила телефон и набрала Трис.

— Привет, дорогая… Когда ты будешь дома? — ее голос предательски дрожал.

— Я уже почти на месте. Что-то случилось? У тебя расстроенный голос.

Тристан почувствовала, как у нее заколотилось сердце.

— Трис, я не знаю, что мне делать, — проговорила Клэр и заплакала. — Майк поджидал меня этим днем на стоянке. Он наговорил мне столько гадостей!..

— Ладно-ладно, просто успокойся, — сказала Трис, сама пытаясь сохранить спокойствие. — Где ты?

— Я на шоссе, недалеко от поворота к твоему дому, — прохныкала Клэр сквозь слезы.

— Это в миле от дома. Я буду на связи, пока ты не приедешь. Он причинил тебе вред, Клер?

— Нет, Трис, но мне так страшно… Он был очень груб со мной… Видимо, он теперь знает, что я встречаюсь с тобой, и это его разозлило. Он считает, что я провоцировала его… — прорыдала Клэр в трубку.

— Малышка, он угрожал тебе?! — Трис пыталась не выдать голосом, как она сердита.

— Нет. Он взбесился из-за того, что я встречаюсь с тобой, и обвинил меня в том, что я сплю с начальством, чтобы укрепить свое положение в компании.

— Просто возвращайся домой, Клэр. Мы обратимся в полицию и сегодня же вечером позвоним в Суарес. Хочу, чтобы кто-нибудь подъехал к нам в офис в понедельник. Он не будет больше работать с нами, и если у меня получится, он вообще останется без работы.

Подъехав к дому, Тристан увидела свет фар джипа Клэр, и у нее отлегло от сердца.

Она выпрыгнула из машины и схватила подругу в объятия, чувствуя, как та дрожит.

Очень нежно она взяла любимую за руку и повела в дом. Оказавшись внутри, она заставила Клэр сесть за кухонный стол и налила ей бокал вина.

Клэр колебалась, стоит ли пересказывать Трис то, что сказал про нее этот кретин, но она понимала, что не сможет утаить ни малейшей подробности. Вспоминая их разговор до последнего слова, Клэр все рассказала подруге. Взволнованная, она увидела, как Трис побагровела от гнева.

— Трис, я не хочу тебя расстраивать еще сильнее, но я думаю, что нам не стоит обращаться в полицию. Он ведь не угрожал мне. Он просто высказался насчет наших с тобой отношений… Кроме его выходок, у нас нет никаких доказательств, что это он посылал мне те фотографии.

— Не оправдывай его, Клэр! — резко ответила Трис. — Независимо от того, преследует он тебя или нет, то, что он сделал сегодня — мерзко и непростительно. Я изо всех сил старалась не вмешиваться, позволив тебе самой разбираться с ним, но теперь с меня хватит! Если ты не хочешь обращаться в полицию, это твое дело, но на Валор он больше работать не будет, уж я постараюсь…

Говоря это, она выскочила из-за стола и расхаживала по кухне. Клэр знала, что с ней лучше не спорить. И потом, Трис была права: необходимо что-то предпринять и как можно скорее.

— Хорошо, в понедельник я подам официальную жалобу своему управляющему.

Посмотрим, что из этого выйдет, — сказала Клэр.

Ей претила сама мысль о том, что она оказалась в эпицентре конфликта. И кроме того, она проиграла Майку и теперь вынуждена признать свое поражение.

— Нет, дорогая, мы не будем ждать и смотреть, что они решат. Мы заставим их принять меры. Я не желаю, чтобы он работал в этом подразделении. В понедельник его переведут и с этим будет покончено. — Тристан чуть смягчилась, когда увидела отчаяние в глазах Клэр. — Знаю, что это трудно, но я тебя люблю, и не собираюсь сидеть сложа руки и наблюдать все это. Иначе это будет выглядеть так, будто я потворствую всему этому.

— Ты права. Ты все это время была права… Я впервые работаю как самостоятельный управляющий, и я просто хотела чтобы все было гладко.

Тристан опустилась на колени возле стула Клэр.

— Ты — прекрасный управляющий. Даже если бы я не была влюблена в тебя, я вынуждена была бы признать, что ты проделала отличную работу в нашем подразделении. Я приветствую твое стремление устроить все наилучшим образом. И если не считать проблем с Майком, у тебя это получилось.

— Что ты намерена предпринять? — спросила Клэр, вытерев слезы.

— Мне нужно посоветоваться с Кэмероном. Он должен все это знать, — сказала Трис, продолжая стоять на коленях перед Клэр, и держа ее за руку.

— Что именно ты собираешься рассказать ему? Я не хочу, чтобы они с Люси были в курсе насчет фотографий. Это слишком унизительно. Что, если об этом прознают остальные сотрудники компании?

— Ну, раз ты хочешь, чтобы я не упоминала про фото, я и не стану. Но непременно расскажу Кэму про сегодняшний случай. Ему нужно встретиться с представителем Суарес в понедельник, — Тристан пыталась быть убедительной.

— Согласна, он должен принять в этом участие, но я не готова сказать ему о наших подозрениях насчет Майка. Вся эта ситуация и так достаточно щекотливая. Я напишу заявление детективу Сэлметти. Пусть она с этим разберется.

Тристан вздохнула.

— Ладно… Мы расскажем Кэму только о том, что случилось сегодня. Но если ты получишь еще одно письмо, нам придется серьезно все пересмотреть. Я уверена, что Майк будет очень зол на нас после того, что принесет ему понедельник, и не хотелось бы получить в результате какие-то последствия.

Клэр слышала, как Трис говорила с Кэмероном. Делакруа пришлось не единожды заверить его, что Майк не поднимал на Клэр руку, и что у Клэр действительно все в порядке. Закончив разговор, она всячески постаралась уговорить Клэр поесть. У нее ушло несколько часов, пока Клэр немного расслабилась и перекусила бутербродом.

Той ночью, когда Трис уснула, Клэр рядышком с ней свернулась калачиком. Тепло Трис и ее близость создавали ощущение безопасности. Но даже несмотря на присутствие Тристан, охранную сигнализацию и усатого сторожа, лежащего в ногах, Клэр целую вечность лежала, пялясь в темноту, прежде чем сон сморил ее.

Проснувшись следующим утром, Тристан, лежа рядом с Клэр, рассматривала ее напряженное лицо. Она знала, что Клэр долго не спала, и была уверена, что большую часть ночи та проворочалась без сна. Трис потихоньку вылезла из постели, предоставив Клэр возможность поспать столько, сколько влезет.

Сама же поплелась, сонная, на кухню, сопровождаемая жутко оголодавшим котом.

Зарядив кофеварку, она наполнила его миску и стала смотреть, как тот уплетает корм. Когда кофе был готов, она налила себе чашечку и отправилась на веранду.

Ральф последовал за ней.

Сидя в плетеном кресле, она потягивала кофеек и курила: любовалась, как дымок поднимается вверх, и размышляла о том, что когда все успокоится, им с Клэр надо будет избавиться от этой привычки. Интересно, сколько выдержит ее любимая, прежде чем сдастся под ее напором?.. Сейчас, конечно, не время бросать курить…

Она смотрела в окно, и это успокаивало ее нервы.

Со всем тем, что произошло за последнее время, Тристан была слишком занята, чтобы сражаться со своим внутренним хаосом. Она училась справляться с собственными страхами и тревогами. Иногда по утрам, она лежала в кровати рядом с Клэр, молча глядя на спящую женщину. И у нее наворачивались слезы раскаяния, когда она думала о том, что пришлось вытерпеть Клэр из-за нее. Как отреагировала бы Клэр, узнай она, до каких глубин опускалась Тристан в своем прошлом? И несмотря на всю любовь Клэр к ней и ее способность к состраданию, надо ли ей знать о Тристан нечто совсем личное?

Ральф встрепенулся и побежал, мяукая, навстречу входящей в комнату Клэр. Держа в руках чашку кофе, она уселась в кресло напротив Трис и, закурив, слабо улыбнулась ей. Темные круги под глазами свидетельствовали о том, что ей не удалось толком отдохнуть.

— Малышка, почему ты встала так рано? — нежно спросила Трис. — Ты явно не спала прошлой ночью.

— Право, не знаю… Я просто не смогла заснуть после того, как ты встала. И потом, я не хотела проспать весь день напролет. Мы и так мало проводим времени вместе наедине, и я предпочитаю по возможности пользоваться каждой минуткой, — сказала Клэр, улыбаясь.

— Я вот тут сидела и думала, что мы будем делать сегодня, — Трис сделала глоток. — И у меня есть отличная идея. Примем душ, оденемся, позавтракаем, и проведем день, занимаясь твоим любимым хобби.

— Хм… И что, по-твоему, я люблю?

— Шляться по магазинам, — не задумываясь выпалила Трис, и Клэр рассмеялась. — Мы можем отправиться в торговый центр и посмотреть, есть ли там еще что-нибудь, что тебе нужно. Затем я подумала, что мы могли бы выбрать новое одеяло для нашей кровати. Знаешь что-нибудь эдакое, что угодило бы нам обеим. Такое, что позволит тебе еще больше чувствовать себя здесь как дома.

Клэр потянулась к ней и взяла за руку.

— Любовь моя, ты не можешь дать мне большее ощущение дома, чем уже дала. Твое присутствие — вот что делает это место моим домом.

В этот патетический момент Ральф решил, что ему пора вмешаться в разговор, и отхаркнул комок шерсти прямо к ногам Клэр… Она могла бы поклясться, что он сделал это в знак того, что его тошнит от их сладких речей!.. А котяра смотрел, как его подопечная убирает за ним, и явно наслаждался ее бурчанием.

Успешно осушив кофейник и приняв совместный душ, что сделало их довольными и счастливыми, женщины отправились в торговый центр.

Клэр чувствовала себя вполне способной вести машину, и поэтому они взяли ее джип. Исподволь она наблюдала за Тристан — как та устраивается на пассажирском сиденье.

— Не любишь когда тебя возят? Да, малышка? — с ухмылкой уточнила Клэр.

— Думаю, что это вопрос контроля. Мне нравится водить, но не беспокойся за меня, — Трис поерзала еще немного, отодвигая сиденье назад, чтобы дать больше простора своим длинным ногам.

Клэр свернула на трассу и выстрелила вперед, точно ракета, словно участвуя в гонке «Инди-500»[13].

Когда Клэр пристроилась позади медленно плетущейся тачки в левом ряду, она начала бурчать.

— Это длинная узкая педаль, которая справа. Придави ее уже, недоумок!..

Когда та машина наконец перестроилась в правый ряд, Клэр пристроилась рядом и посмотрела на водителя.

— Я просто хотела взглянуть на этого придурка, — прорычала она.

— Милая, с тобой все нормально? Мне кажется, ты малость напряжена сегодня, — сказала Трис, опасаясь за свою жизнь.

— Не… я в порядке. Я всегда так езжу… Если бы ты поездила по Хьюстону с его движением, ты бы тоже стала агрессивнее, — ответила Клэр, не отрывая глаз от дороги.

Трис придвинулась ближе и взяла ее за руку.

— Что тебя гложет? Ты знаешь, что можешь рассказать мне обо всем?

— Ничего такого, любовь моя. Все нормально, честно… — Но спустя секунду, она выдохнула: — Я боюсь встречи с ним в понедельник утром…

Тристан поднесла ее руку к губам и нежно поцеловала.

— Тебе придется потерпеть совсем немного. Он не вернется на работу в Валор, и после вашей встречи его выпроводят с территории.

В течение дня Клэр вроде бы немного полегчало. Особенно она вдохновилась новым одеялом, которое они прикупили. Естественно, за этой обновкой последовали новые шторы и несколько других безделушек, призванных освежить интерьер. После их похождений багажник был забит покупками доверху, и Клэр порадовалась, что они взяли джип.

Она посмеивалась про себя, вспомнив оживление Тристан, когда они покинули торговый центр. Трис сразу взяла курс на маленький крендель, обозначавший местонахождение фуд-корта. Клэр с изумлением наблюдала, как Трис мгновенно уплела мягкий кренделек. Она блаженно щурилась, проглатывая последний кусочек.

Клэр предположила, что подруге нужна будет сигарета и сон после того, как она подкрепится.

Они решили поужинать в одном из многочисленных рыбных ресторанчиков, коими была утыкана Луизиана. Клэр не переставала восхищаться аппетитом Тристан, когда та в один присест уничтожила практически целое блюдо морских гадов. Клэр очень понравилась жареная сомятина с картошкой фри, а так же кукурузные оладьи, которые им все время приносили. На десерт они заказали чизкейк и кофе, и в конце концов обе почувствовали, что еще немного — и они лопнут.

Когда подруги вернулись домой, то поняли, что не смогут усидеть перед телеком, так что они быстренько перестирали купленное бельишко и украсили спальню обновками. Тристан познакомила Ральфа с новым кошачьим домиком, в надежде, что их котейшество соизволит спать там и перестанет оккупировать их кровать.

Кот покружил вокруг домика, принюхиваясь. Клэр подумала, что он выглядит недовольным. Так и оказалось: если его подопечная хоть на миг рассчитывала, что он будет спать в этом чудовищном сооружении вместо ее постели, то она чертовски ошибалась… Хотя эта штука могла быть полезной для хранения его вещей. (Кот, заметим, все еще оплакивал таинственное исчезновение своей любимой игрушки).

— Трис, зачем ты купила ему это? Похоже, ему не нравится, — рассмеялась Клэр.

— Я надеялась, что он будет спать там, а не на новом одеяле. Он практически уничтожил мое старое, делая свои печеньки.

— Делая… печеньки? — недоверчиво полюбопытствовала Клэр.

— Ну, да… Знаешь, когда он точит когти — вот так, взад и вперед, — он похож на повара, который замешивает тесто. Поэтому я называю это «делать печеньки»…

Клэр захихикала и поцеловала Трис, которая собиралась вытащить новое белье из сушилки. Трис посмотрела на Ральфа — его рыжая морда выглядела очень возмущенной.

— Ну, давай, попробуй еще раз, пушистый негодник! — сказала она, пытаясь запихнуть его в домик. Но Ральф вырвался из ее хватки и слинял прочь — обдумывать грядущую месть.

Женщины вместе заправили постель и встали, любуясь, как преобразился облик всей комнаты.

— Думаю, нам стоит опробовать свежие простынки, — с хитрой улыбкой намекнула Клэр. — Я чувствую, что мне надо пометить мою новую территорию.

Тристан бросила на нее косой взгляд.

— Пометить территорию?.. Если ты собираешься написать вокруг кровати, Клэр Мюррей, — клянусь! — ты сама будешь спать в кошачьем домике…

Тристан утянула ее в ванную, где они решили снова принять совместный душ. Как Клэр и хотела, они испробовали новые простыни, занимаясь любовью до самого утра.

А после, когда обе насытились, Клэр положила голову на плечо Трис, наслаждаясь ощущением накрахмаленных простыней с одной стороны, и человеческим теплом — с другой.

Ранним воскресным утром по заведенному обычаю приехали на завтрак Кэм и Люси.

Они были приятно удивлены, когда увидели, чем их будут угощать: подруги поднялись на заре и из-за дождливой погоды решили приготовить завтрак дома, вместо того, чтобы идти куда-то.

Кэмерону претила сама мысль о том, чтобы говорить о Майке во время их домашних посиделок, но он чувствовал необходимость первым делом разобраться с неприятными вещами.

— Клэр, я много думал об этом случае с Майком, и полностью согласен с Тристан.

Будет лучше удалить этого парня из-за его поведения и нежелания себя контролировать. Завтра утром я хочу, чтобы вы с Трис зашли ко мне, прежде чем идти наверх. Думаю, будет лучше сначала встретиться с управляющим отделом из Суарес в моем кабинете.

Придя к согласию, они провели утро, наслаждаясь обществом друг друга.

Клэр была с любовью принята в их узкий круг, и она снова почувствовала себя частью семьи. Она смотрела, как любовь всей ее жизни разговаривает с гостями, и удивлялась всем тем чудесным вещам, которые эта женщина привнесла в ее жизнь…


Глава 17

Утро понедельника наступило быстрее, чем хотелось бы Клэр. По дороге на работу она держалась за руку Трис и нервно ерзала на месте, пока они ехали. Клэр не случалось прежде оказываться в центре скандала. И ей казалось, будто одно ее присутствие является причиной всех проблем, с которыми они столкнулись. Трис, похоже, читала ее мысли, и уверяла, что все только из-за Майка.

Войдя в офис Кэмерона, подруги встретились с мужчиной примерно их возраста, чей деловой костюм состоял из брюк цвета хаки и рубашки-поло. Он улыбнулся и протянул руку Тристан, представляясь. При этом он в упор не реагировал на Клэр.

Это не ускользнуло от внимания Тристан. Поэтому она в ответ просто кивнула головой, не приняв рукопожатия.

Клэр только раз встречалась до этого с Юджином Моррисом, и удивилась, почему из Суарес прислали разруливать эту ситуацию такого неопытного члена команды топ-менеджеров. Этот человек был выдвинут на должность управляющего кадрами всего за шесть месяцев до того, как она получила повышение.

Он быстро перешел к делу и попросил Клэр перечислить все инциденты между нею и Майком. После того, как Клэр все расписала в деталях, она сидела, ожидая пока Моррис делает пометки. Через несколько минут тишины, которые показались женщинам бесконечными, Юджин заговорил, избегая смотреть на Трис и Клэр, и обращаясь, в основном, к Кэмерону.

— Я согласен, что его поведение абсолютно неподобающее, но я думаю, что перевод и письменный выговор заставят этого человека понять всю серьезность его проступков.

Тристан не смогла скрыть своего возмущения.

— Итак, вы говорите, что собираетесь пожурить его и дать ему возможность устроить проблемы еще кому-нибудь?

— Мисс Делакруа, со всем уважением, я не считаю, что мы должны испортить карьеру человеку из-за отсутствия у него здравого смысла в подобном деле.

Тристан собиралась возразить, когда ее опередил Кэмерон.

— Мистер Моррис, из того, что я услышал сегодня, я полагаю, что у Майка есть некоторые проблемы. Я не могу заставить вас уволить его, но я не ожидаю когда-либо увидеть его здесь после сегодняшнего разговора. Кроме того, он не должен больше иметь никаких контактов с мисс Мюррей. Ни электронных писем, ни телефонных звонков, ни какой-либо другой переписки любого рода…

Юджин хотел было что-то сказать, но Кэмерон оборвал его:

— Мистер Моррис, я возглавляю эту компанию уже долгое время. И позвольте мне сказать, что мне не нравится ваше отношение к мисс Мюррей. В первую очередь вы должны были принести ей извинения за поведение вашего сотрудника. Вы же сгладили эту ситуацию, просто давая ему перевод. Учитывая все это, я решил назначить мисс Мюррей нашим управляющим по перевозкам. И ее первым заданием будет найти новое транспортное агентство, отвечающее нашим запросам.

Пожалуйста, проинформируйте свое начальство, что мы больше не нуждаемся в услугах Суарес Тревел.

Евгений побледнел при мысли о том, что они потеряют такой выгодный контракт.

— Уверяю вас, мистер Хьюз, мы сделаем все, чтобы у Майка не было контактов с Клэр или каких-либо взаимодействий с Валор. Мы ценим вашу компанию и сделаем все возможное в разумных пределах, чтобы убедиться, что вы удовлетворены.

Теперь его перебила Тристан.

— Если вы закончили лизать Кэму задницу, то я хочу, чтобы этот кусок дерьма покинул мой офис немедленно.

Даже Кэмерон, видавший виды, при этих словах вздрогнул, и с трудом удержался от смеха, видя, с каким выражением лица Юджин вылупился на Трис. Делакруа уставилась на того в ответ — прямо в глаза — пока тот не отвел взгляд.

Кэм снова обратился к Юджину.

— Мистер Моррис, можете считать нашу встречу законченной. Я вызову службу безопасности и вас проведут наверх, где вы сообщите своим служащим о тех изменениях, которые имеют место быть. Вы можете принять любые необходимые меры, чтобы вынести свое оборудование из здания, и я пожелал бы, чтобы все было завершено сегодня.

Кэм открыл дверь и пригласил войти двоих секьюрити.

— Эти джентльмены поднимутся с вами наверх. Вы и ваши сотрудники покинете нас без эксцессов, иначе через несколько минут здесь появится полиция. Я ясно выразился?

Моррис молча кивнул, собрал свои вещи, и вместе с охранниками покинул офис.

— Клэр, извини, что я не предупредил тебя заранее тебя о своих планах. Я надеялся, что этот человек будет более энергичен в решении нашего вопроса. Но когда ты только вошла сюда, сразу стало понятно, чью сторону он выбрал.

Мне много раз приходилось наблюдать подобное. Тому, кто подавал жалобу, частенько приходилось куда хуже, чем обвиняемому. Надеюсь, ты согласна с тем предложением, которое я тебе сделал. Я уверен, что ты принесешь много пользы Валор, где будут относиться к тебе с достоинством и уважением.

Ошеломленная развитием событий, Клэр еще не до конца осознала, что Кэмерон в одну минуту принял ее заявление об увольнению и тут же нанял ее.

— Спасибо… — только и сказала она, потеряв дар красноречия из-за всего случившегося.

Тристан тоже обалдела не меньше подруги.

— Кэм, не подумай плохого, но я скажу: ты мог хотя бы предупредить нас о своих планах?

— Извини, Трис, — начал оправдываться Кэмерон. — Мне просто не понравилось то, что я услышал. Клэр стала очень важна для нас с Люси, и не было иной возможности прекратить это безобразие, какое устроил здесь этот мелкий засранец.

Клэр встала и обняла Кэмерона, чем удивила и его и Тристан.

— Спасибо за заботу, Кэм. Я никогда этого не забуду.

— Я всегда буду защищать моих девочек, — сказал тот и подмигнул Трис. Тем самым он дал понять, что Клэр — не просто член команды Валор. Она — принята в его собственную семью.

— А теперь, если вы двое позволите, я хочу удостовериться, что мои указания исполняются. Поэтому я должен позвонить моему адвокату. Суарес могут оказаться достаточно тупыми, чтобы устроить мне проблемы за расторжение контракта.

Трист подошла к Клэр и взяла ее за руку.

— Все хорошо?

— Конечно. Просто за один день потеряла одну работу и нашла другую. А так — все окей.

Трис не смогла удержаться от смеха.

— Я сама до сих пор в шоке! Пойдем в отдел кадров и оформим все официально.

Тебе придется заполнить кучу бумажек.

— Прежде мне нужно сделать кое-что… Я должна рассказать об этом Эллен. Она меня убьет, если кто-то узнает все раньше нее!.. — сказала Клэр и, обняв Трис, поцеловала ее.

Клэр перевезла большую часть своих пожитков в дом Трис, и в ее квартире осталось очень мало мебели. Жилище Делакруа стало походить на их общий дом. И несмотря на то, что они делили одну спальню, Трис выделила одну комнату специально для Клэр, чтобы та могла заниматься там своими делами.

Как-то днем в субботу Трис отправилась в сад почистить клумбы от растений, погибших из-за ранних октябрьских заморозков.

Клэр была в своей комнате, настраивала комп и разбирала вещи. Она наткнулась на коробку, где хранила копии снимков, которые присылал ей преследователь. Клэр заколебалась: может, выкинуть эти фото?.. Но потом решила, что лучше их оставить.

Ей захотелось найти для них надежное местечко. Она вспомнила про кладовую, которую Трис держала запертой на замок. Рассудив, что это — самое то, чтобы хранить там подобные улики, Клэр отправилась на кухню и взяла с крючка связку ключей Трис. Клэр хотела просто положить снимки, не вторгаясь в священное для Трис пространство, хранящее память об ее отце.

Возвращаясь обратно, Клэр мельком взглянула на свою милую, работающую в саду.

Та была увлечена делом, которое действительно любила. Она обрезала кусты, вырывала засохшие растения, и насыпала новый слой мульчи.

Клэр позабавил видок Тристан, ползающей на карачках. Ральф тоже был занят: носился по саду и ловил букашек, потревоженных работой Трис. Все выглядело так мило и спокойно, что Клэр аж вздохнула от избытка чувств.

Поставив коробку с фотками на пол у двери, Клэр стала перебирать ключи в поисках подходящего. Когда она вошла в эту комнату, в нос ей ударил запах затхлости. Она сделала мысленно зарубку на память: надо будет здесь проветрить.

Вдоль дальней стены стояли пластиковые ящики со всякими инструментами, которые были ей теперь знакомы после экскурсии на один из буксиров.

Она решила, что все это принадлежало отцу Трис.

Потом она заметила в этой пыльной комнате нечто необычное: в углу было рабочее место — стол, оборудованный компьютером, принтером и сканером. Клэр поставила на стол свою коробку и села. В ее душе зародилось странное предчувствие, когда она смотрела на эти вещи… Она медленно открыла дверцу стола, и у нее глаза на лоб полезли от удивления.

Она достала фотокамеру размером с чернильную ручку.

Онемевшая от удивления при виде всех этих цифровых прибамбасов, Клэр вытащила все наружу. Может, Клэр хранит здесь фотооборудование своей матери?..

Она помнила, как Трис говорила, когда они были в доме с привидениями, что у нее самой нет фотоаппарата. «Хм… Зачем ей врать?..»

На краю стола лежала одна из сумочек Трис. Клэр показалось странным, что та могла оставить ее здесь.

Она взяла его и обнаружила там нечто загадочное на ремешке. При тщательном изучении этого предмета у Клэр чуть не остановилось сердце: это была миниатюрная фотокамера размером не больше пейджера, прикрепленная к ремешку.

Сердце Клэр заколотилось как бешеное, когда она припомнила, что именно этот кошелек, который она сейчас держала в своих руках, был у Тристан в мексиканском ресторане на их первом свидании. У нее затряслись руки, когда она обнаружила пластиковый ящик: когда Клэр открыла его, у нее хлынули слезы. Внутри ящика были те самые снимки, которые она получала в прошлом году. Теперь Клэр понимала, почему Тристан держала эту комнату запертой…

Она чуть не грохнулась в обморок, когда выйдя из комнаты и завернув за угол, буквально налетела на Трис. По выражению лица любимой Клэр поняла, что сбылись ее самые худшие опасения.

Клэр попятилась.

— Клэр?.. Что ты делаешь здесь?

— Все это время я жила в сплошном кошмаре, а теперь выясняется, что моим кошмаром была ты!

Голос Клэр упал до шепота. На лице Трис, стоящей перед ней, отразилась целая гамма эмоций.

— Знаешь, что самое печальное? Я приложила столько усилий, чтобы ты поверила, будто это был Майк, что и сама начала верить в это… — сказала Тристан, не смея поднять на нее глаз. — Ты боишься меня. Я чувствую это…

Слезы гнева застлали Клэр глаза. Она набросилась на Трис, колотя ее в грудь, вытолкала ее в коридор, а затем — в гостиную. Выкрикивая проклятья, Клэр почти загнала ее на веранду.

— …Как ты могла, Тристан?! Скажи, как ты могла сделать это с тем, кому ты призналась в любви? Как ты могла так поступить со мной?

Голос Трис был низкий и спокойный.

— Клэр, успокойся и просто выслушай меня.

Но у Клэр кровь вскипела от гнева, и она сильно толкнула Тристан в дверь, ведущую на веранду. От боли и неожиданности Трис с размаху влепила ей пощечину, да так, что ее развернуло на сторону. Когда Клэр снова оказалась лицом к ней, Трис увидела тонкую струйку крови, текущую из ее разбитой губы.

Тристан схватилась за голову, ее руки затряслись:

— О, Боже, Клэр! Прости!

В ужасе Трис отступила назад и упала в одно из плетеных кресел, стоящих на веранде, и закрыла лицо руками.

Клэр стояла в дверях: растрепанная, лицо — в крови и слезах.

— Зачем, Тристан? Скажи, зачем?! — снова спросила она и сорвала с шеи заветную цепочку.

Слез потекли ручьем по щекам Трис, когда она увидела, как серебро упало на пол.

— Года назад компания послала меня в Хьюстон, чтобы помочь в переоформлении нашего контракта на перевозки. Поскольку я должна была работать в тесном контакте с отделом перевозок, я сопровождала Эллен на ее переговорах в Суарес…

Когда ты приехала сюда, мне стало ясно, что ты меня не помнишь. Но я тебя помнила…

Я заметила тебя во время пребывания в головном офисе Суарес и запала на тебя в ту же самую минуту, как увидела… Я слишком боялась подойти к тебе, и потому пользовалась малейшей возможностью, чтобы увидеть тебя хотя бы мельком… Когда я вернулась домой, ты не выходила у меня из головы.

На следующих же выходных я вернулась в Хьюстон. Я караулила возле твоего офиса, пока у тебя не закончился рабочий день, и пошла потом за тобой до дома.

Я могла ездить в Хьюстон на выходных и делать снимки. Дома я смотрела на них и чувствовала себя не так далеко от тебя. Честно, я думала, что эти фото — единственное, что я могу иметь с тобой общего. Я никогда не мечтала, что кто-то такой прекрасный, как ты, захочет встречаться с такой, как я…

Клэр ошеломило признание Трис. Это было точно в ужасном сне, и ей казалось, что она вот-вот проснется…У нее в голове все так смешалось и поплыло, что она боялась потерять сознание.

— Я знаю, это кажется странным, — продолжала между тем Тристан без всяких эмоций, — но я стала посылать тебе эти снимки, потому что это давало мне ощущение, будто у нас с тобой таким образом возникает некая связь.

Я была так счастлива, узнав, что ты одинока! У меня затеплилась надежда… А потом я увидела, как ты целуешься с той девушкой… Я так переживала, так ревновала!

Поэтому и послала тебе записку. Я надеялась, что ты с ней больше не увидишься.

В ходе переговоров с Суарес я завязала отношения с твоим начальством. Всего один звонок — и они удовлетворили мою просьбу перевести тебя в Валор. Я пыталась выжить Ронду, чтобы освободить место для тебя. Все получилось очень удачно, когда она забеременела.

Наше с тобой знакомство началось неудачно… Я чувствовала, что отдаляюсь от тебя, поэтому продолжила посылать тебе фотографии. Мне казалось, что это странным образом связывает нас. После того, как наше первое свидание прошло так хорошо, я остановилась… Я так боялась, что ты заподозришь что-нибудь, что постаралась перевести подозрения на агентов.

Я поклялась себе, что никогда больше не сделаю снова ничего подобного. Но когда я увидела, что Майк продолжает ухлестывать за тобой, я почувствовала себя уязвленной и послала тебе наши фото.

Думаю, что я продолжала хранить все эти штуковины и фотки, потому что подсознательно хотела, чтобы ты нашла все это. Я хотела быть пойманной… Мне нужен был предлог, чтобы очиститься перед тобой. Я просто боялась признаться самой себе, что я натворила…

Тристан встала и медленно приблизилась к Клэр.

— Я знаю, что расстроила тебя, но прошу, поверь, что я не хотела тебя обидеть…

Она подошла к Клэр, надеясь, что ее объяснения будут приняты.

Внутри Клэр точно лопнула туго натянутая струна. Кипящая лава — гнев и боль — затопила ее разум.

В ярости она ударила Трис кулаками в грудь. От неожиданного удара Тристан отлетела назад в стеклянные французские двери, которые обрушились на нее дождем осколков.

Клэр окаменела… Когда она подошла к дверному проему — Тристан без сознания лежала на полу. В морозном воздухе ее дыхание превращалось в маленькие клубочки пара, лишь это говорило о том, что она жива. Ее рука была неестественно согнута. Клэр поняла, что рука — сломана.

Казалось, прошла целая вечность, пока она так стояла…

В голове у нее, точно в записи, прокручивались разговоры минувшего времени: вот Кэм и Люси рассказывают о детстве Трис… вот женщина с седыми волосами:

«…иногда Бог посылает тебе человека, и тогда и ты, и этот человек меняетесь навсегда…»

Клэр посмотрела на тело, распростертое перед ней, и приняла решение, которое могло навсегда изменить ее жизнь…

…Взяв телефон, Клэр набрала 911. Затем пошла в дом и кое-что сделала там.

Потом вернулась и села возле Тристан.

…Очнувшись, Трис почувствовала адскую головную боль. Услышав какие-то звуки, она попыталась повернуться, и ее затошнило. Правая рука была тяжелой и болела даже сильнее головы. Когда Трис наконец смогла сфокусировать взгляд, то обнаружила, что рядом с кроватью стоит Клэр, а сама она, очевидно, в больничной палате.

Клэр посмотрела на нее и быстро проговорила:

— Когда выяснится, что ты пришла в себя, копы захотят пообщаться с тобой. Поэтому слушай очень внимательно! Если ты не согласишься с моей версией событий, то я расскажу им правду… И тогда ты отправишься в тюрьму. Так ты со мной?

Трис попыталась кивнуть, но острая боль мешала ей это сделать. Она хотела заговорить, но у нее так пересохло во рту, что она не смогла даже пикнуть. Клэр дала ей воды.

— Я поняла… — прохрипела она.

— Ты, возможно, не помнишь, но я протаранила тобой стеклянные двери на веранде.

Ты отделалась переломом руки, сотрясением мозга и несколькими глубокими порезами. Пришлось наложить швы… Чтобы избежать твоего ареста, я соврала полицейским. До того как приехали копы, я выбила одно из стекол в задней двери, чтобы сделать вид, будто кто-то его разбил. Я сказала, что когда мы вернулись, в доме был посторонний мужчина. Мы обе сцепились с ним, он толкнул тебя в двери и убежал. Тебе нужно подтвердить эту историю…

Тристан выслушала ее молча.

— А теперь то, на что хочу особенно обратить твое внимание. Я люблю тебя, Трис… Я как бы понимаю, почему ты сделала то, что сделала, но тебе нужна помощь… Я хочу, чтобы ты обратилась к психотерапевту. Я буду рядом, буду помогать всем, чем только смогу. Если ты не выполнишь это условие, я пойду в полицию — ради твоего спасения и моего… Итак, все что я хочу знать сейчас, согласна ли ты?

Слезы заструились по лицу Тристан.

— Я сделаю все, о чем ты просишь. Клянусь…

Она сотрясалась от рыданий.

Клэр была рядом, когда детектив Селметти допрашивала Трис. К удивлению Клэр, Тристан смогла запомнить ее наставления по поводу «нападавшего», и их показания сошлись. Клэр постаралась устроить так, чтобы мнимый обидчик никоим образом не имел сходства с Майком. Тот, конечно, был виноват во многом, но она не хотела бы, чтобы эта история отразилась на нем.

После того, как детектив ушла, Трис, напичканная обезболивающим, провалилась в сон. Клэр позвонила Хьюзам. Как она и предполагала, Кэм и Люси решили во чтобы то ни стало приехать в больницу. Она встретила их у дверей палаты Трис.

— Как я уже сказала вам по телефону, с ней ничего серьезного. Ее оставили здесь под наблюдением из-за сотрясения. Утром ее выпишут. А сейчас она спит… Вы можете зайти и посмотреть на нее, но после этого я хотела бы переговорить с вами наедине.

Супруги переглянулись и прошли в палату. Стоя по разные стороны кровати, они оба потрогали спящую, чтобы удостовериться лично, что она и вправду в порядке. Клэр вкратце отчиталась им по поводу травм, полученных Трис, и что по этому поводу говорят врачи. У тех явно отлегло от души. Когда же Люси убедилась, что Трис будет в полном порядке, она попросила Клэр рассказать, что же произошло.

Клэр глянула на Кэма:

— Побудьте тут с Трис, пока мы с Люси покурим внизу, ладно? Я так паршиво себя чувствую, что мне нужно передохнуть хоть минутку, прежде чем рассказать о том, что случилось вчера вечером.

Люси взяла ее под руку и они вышли.

Клэр было приятно ее прикосновение — это было так по- матерински… Но что почувствует Люси, когда узнает, что это Клэр нанесла ее приемной дочери такие увечья?.. Они молча спустились на лифте вниз на первый этаж. Люси усадила Клэр на скамью прямо напротив дверей «неотложки».

Они немного посидели молча, пока Клэр курила и собиралась с мыслями. У нее потекли слезы и она не могла их остановить. Люси обняла ее и погладила по спине, пытаясь успокоить.

— Люси, прости, но я соврала вам… Никто не вламывался в наш дом. Это я толкнула Трис в стеклянные двери. Я и полицейским наврала, чтобы скрыть, что случилось на самом деле.

Люси отпрянула, услышав это.

— Да что ж случилось-то?

Клэр посмотрела на Люси глазами, полными слез.

— Я так много должна объяснить… не знаю, с чего начать…

— Начни с начала, — спокойно посоветовала та.

Глубоко вздохнув, Клэр последовала совету.

— Когда я жила в Хьюстоне, какой-то неизвестный тайно фотографировал меня и присылал мне эти снимки. Иногда к фото прилагалась напечатанная записка, где меня обзывали шлюхой. Когда мне предложили работу в Валор, я воспользовалась шансом, чтобы уехать из Хьюстона, в надежде, что это решит проблему.

Но вскоре после переезда письма стали приходить опять… Я рассказала об этом Трис, и мы начали подозревать Майка и Лоурен. Когда Майк стал выкидывать фортеля, я решила, что это — он. Я даже поделилась своими подозрениями с полицией.

Вчера я решила спрятать эти снимки в той комнате, которую Трис держала под замком. Взяла ее ключи и пошла туда. Там я нашла кучу дорогих фотокамер, а помимо этого — копии точно таких же снимков, какие мне присылали.

Люси покачала головой, словно не в силах уразуметь услышанное.

— Что ты говоришь? Тристан тебя преследовала?! Клэр, но это абсурд!.. Как ты можешь так говорить?

— Да потому что Тристан во всем призналась!.. Она рассказала мне в подробностях, как она это делала. Она даже сфотографировала нас на первом свидании с помощью нагрудной камеры!..У нее явно крыша течет!

Люси сидела, потрясенная.

— О боже!..

И когда до нее дошел смысл сказанного Клэр, она заплакала.

Клэр робко придвинулась ближе и похлопала ее по плечу.

— Люси, Тристан нужна помощь. Я пообещала ничего не говорить полицейским, если она согласится на прием у психотерапевта. Я буду помогать и поддерживать ее во всем. Я представить не могу свою жизнь без нее… Веришь или нет, но я действительно люблю Трис.

Просто я была так потрясена и шокирована, что когда она стала приближаться ко мне, я оттолкнула ее. Я не хотела навредить ей… Пойми, я никогда не сделала бы ничего такого намеренно…

Люси потянулась к пачке сигарет.

— Не возражаешь, если я возьму одну? Мне надо как-то успокоиться, прежде чем рассказать все это Кэму.

Клэр дала ей сигарету и помогла прикурить. Люси сделала затяжку и медленно выдохнула, немного поперхнувшись дымом.

— Что же теперь делать?

Клэр пожала плечами.

— Думаю, нам надо немного побыть врозь. Я могу остаться в своей квартире, пока мы не разберемся со всем этим, — у меня еще не кончился срок аренды. Я так люблю Трис, однако мне немного страшно. Я ничего не знаю о ее темной стороне… Все эти месяцы меня мучил безликий монстр, и вдруг оказывается, что это — моя любимая женщина. Узнать такое — это больше, чем шок… Я даже не представляю, как мне справиться с этим.

— Клэр, я не оправдываю ее поведение, потому что она прекрасно понимает разницу между тем, что хорошо, а что — нет. Я просто пытаюсь понять, почему она вообще хотела делать что-то такое… Что происходило в ее голове?

Люси дрожащей рукой поднесла сигарету к губам.

— Я считаю, что это своего рода следствие того, как с ней обращалась мать. Трис сказала кое-что тем вечером, что заставляет меня так думать. Она обмолвилась, что была уверена, будто я никогда не смогу увлечься кем-то вроде нее… Я понятия не имела, что у нее такая низкая самооценка.

Люси стрельнула у нее очередную сигарету и закурила, закашлявшись на выдохе.

— Клэр, ты вообще понимаешь, что ты — первая, с кем у нее настоящие отношения?

Она встречалась с девушками, но всякий раз это не шло дальше пары свиданий.

Честно, я думаю, это был просто секс. Эти девушки добивались ее, но она избегала их. До тебя она никогда ни к кому не прикипала душой даже на время.

— Она говорила мне об этом… Ума не приложу, что мне делать, но я не отвернусь от нее. Мне просто нужно время, чтобы пройти через это, тогда я смогу сосредоточиться на Тристан.

После нескольких сигарет женщины вернулись наверх. Еще в дверях они услышали рыдания Трис. Кэм заботливо обнимал ее, а она плакала, спрятав лицо у него на груди. Когда он посмотрел на вошедших, его глаза тоже были полны слез.

Хьюзы настояли, чтобы Трис, раз она получила травмы, немного пожила у них. Клэр вернулась в дом Трис и присматривала за ремонтом дверей и окон. Клэр звонила Трис каждый день, чтобы узнать, как она. Но Люси объяснила ей, что Трис так стыдно за свое поведение, что она почти ни с кем не говорит.

Трис сдержала обещание, и Люси пришлось помочь ей найти психотерапевта.

Убежище Хьюзов Трис покидала только тогда, когда ей надо было на прием к врачу.

Клэр не вмешивалась, ожидая, пока Трис окрепнет душевно и физически. Ведь все равно она ничем не могла помочь… Да и вообще, сложатся ли у них снова нормальные взаимоотношения?..

Наконец, терпение Клэр лопнуло, и в один прекрасный день она очутилась у дверей дома Хьюзов. Люси встретила ее радушно и пригласила войти.

— Есть ли хоть какой-то шанс, что Трис захочет увидеться со мной? — спросила Клэр.

В ее голосе явно слышалось волнение.

— Солнышко, она очень мало общается с нами. Она не ест, пока не поставишь ей еду под нос, да и то клюет помаленьку… Я очень переживаю за нее. И если откровенно, я даже не знаю, насколько это хорошая мысль — увидеться с ней прямо сейчас… — Люси погладила ее по руке, стараясь приободрить расстроенную гостью.

— Я так по ней скучаю… — всхлипнула Клэр. — Она отгородилась от меня, а я так не могу. Понимаю, что ей стыдно, но я уже простила ее. Я приняла серьезные обязательства по отношению к ней и хочу их выполнить. — Клэр вытерла слезы. — Она стала всем для меня…

— Дорогая, дай ей немного времени, — Люси обняла ее, — Она сейчас очень уязвима. Я верю, что Трис очень скоро примирится со всем, что натворила. Необходимо, чтобы с ней поработал специалист. И вполне возможно, что вам придется вместе сходить на несколько сеансов.

Кэр шмыгнула носом и вытерла слезы.

— Ох, Люси, я так тоскую!.. Ты не представляешь, как мне хочется вбежать к ней и схватить ее в охапку!.. Но ты права, пока не стоит. Думаю, я смогу сдержаться….но недолго.

— Давай-ка о чем-нибудь другом… Как сама-то? И как вы там ладите с рыжим террористом?

Клэр невольно хихикнула.

— Ну, он по-прежнему наотрез отказывается спать в кошачьем домике, что купила Трис. Зато приспособился ныкать в нем ворованные вещички… Я как-то нашла там два носка и лифчик. От них, правда, мало что осталось… Он тоже скучает по Трис и, похоже, в растерянности из-за ее отсутствия.

Позже, вернувшись в опустевший дом, Клэр покормила кота и поиграла с ним в «кошки-мышки». Да, пожалуй, от отсутствия Трис была некоторая польза: им с котярой поневоле пришлось слегка полюбить друг друга.

После ужина Клэр уселась на диване перед телевизором. Чуть погодя, кот присоединился к ней, свернувшись клубком у нее на коленях. Ей казалось, что он чувствует ее боль и одиночество. Рыжий даже позволил себя погладить и, спустя какое-то время, довольно заурчал.

Так она и сидела в прострации, бездумно глядя в никуда и перебирая пальцами мягкую шерстку мурлыки. Потом ее рассеянный взгляд наткнулся на что-то блестящее на полу возле веранды. Клэр встала, скинув кота на диван, и пошла полюбопытствовать, что же это такое… У нее задрожали руки, когда она поняла, что это, и подняла с пола серебряного лобстера. Она вспомнила, какое лицо было у Трис, когда она сорвала с шеи цепочку… И этот ее поступок причинил ее любимой больше боли, чем кулаки. В ее карих глазах Клэр тогда увидела такое отчаяние!..

При воспоминании об этом Клэр снова расплакалась. Она вернулась на диван к рыжему приятелю, прижимая к груди серебряную безделушку.

Люси постучала в дверь комнаты Трис. Не дождавшись приглашения, она вошла, потому что не могла уйти, не получив ответа. Люси волновалась насчет Трис больше даже, чем могла признать. В глубине души она знала, что Трис ничего с собой не сделает, но надо было исключить малейшую подобную возможность.

Войдя в темную комнату, она увидела Трис, лежащую на кровати.

— Люси, я в порядке…

Голос Трис больно резанул ее сердце.

— Можно я не буду ужинать? Я не хочу… — проговорила Трис, не поворачиваясь к ней.

— Солнышко, нельзя так мало есть, — возразила Люси. Сев рядом, она стала гладить упрямицу по голове. — У нас сегодня были гости — Клэр приходила. Но я сказала, что ты еще не в силах видеться с кем-либо. Она очень скучает по тебе и хочет, чтобы ты поскорее вернулась домой.

— Зачем? Я ее не стою… — без всякого выражения прошелестела Трис.

— Тристан, хватит казнить себя! Она тебя простила и хочет, чтобы ты вернулась поскорее. Я понимаю, трудно в это поверить, но она скучает, правда!.. Ее любовь к тебе ничуть не меньше, чем раньше.

— Мне так стыдно перед ней! Люси, я ведь была там, я видела, что делаю с ней! Вряд ли я сама смогу простить себя когда-нибудь… Она столько вытерпела из-за меня в прошлом году. Я врала ей, хотя она была добра ко мне… Как она сможет верить мне снова?!

Глаза Трис налились слезами.

— Трис, она хочет преодолеть все это. И она будет доверять тебе — все зависит только от тебя… Детка, Мэлори так обращалась с тобой, что совсем неудивительно, что ты теперь думаешь, будто Клэр может бросить тебя. Но Клэр предана тебе и очень любит тебя. Она готова дать тебе шанс, так почему бы не дать ей тоже?

Тристан замолчала, потом призналась:

— Я тоже скучаю… Просто не уверена еще, готова ли я встретиться с ней…

— Что же, тогда ты встретишься на кухне с моим мясным рулетом! — заявила Люси, пихнув ее. — Давай, поднимайся! Поужинаешь с нами. Я сделала твой любимый шоколадный чизкейк на десерт. А потом мы можем допоздна посидеть во дворике и поболтать.

Кэмерон был удивлен и обрадован, когда эти двое с заплаканными физиономиями появились на кухне. Он пытался делать вид, что все нормально, но у него просто сердце разрывалось из-за Тристан. Кэм никогда не видел ее такой убитой. После ужина Хьюз поведал ей, что произошло за день в офисе, наблюдая за реакцией на его рассказ. Но Тристан осталась практически безучастна, что было нехарактерно для нее.

После десерта Кэм отправил своих любимых женщин во дворик, пока сам прибирался на кухне. Бросив случайный взгляд, он увидел, что они разговаривают.

Тристан отвечала, потупив глаза… Ах, как бы ему хотелось очутиться рядом с ней и взять ее на руки! Ну, по крайней мере, она хотя бы нарушила свое затворничество…

— … Ну, наконец-то!.. С тех пор, как вы с Трис вместе, я очень редко слышу тебя, — шутливо укорила Эллен, когда Клэр внезапно позвонила ей.

— Помнится, ты сказала, что я буду отныне твоей младшей сестрой? — спросила Клэр, отчаянно пытаясь не заплакать. — Так вот, мне прямо сейчас нужна моя старшенькая…

Клэр показалось, что Эллен примчалась быстрее, чем она положила трубку. Когда Мюррей открыла двери, подруга стояла на пороге, нагруженная, как мул, пакетами с выпечкой.

— Я тут подумала, что домашняя сдоба поможет Трис быстрее пойти на поправку. К тому же я не могу держать дома такие вкусняшки, — взахлеб поясняла гостья, выгружая коробки с провизией на стол в кухне.

Едва руки Эллен освободились, как Клэр упала в ее объятия и заревела.

— Милая, что стряслось? — огорчилась Эллен, крепко прижимая ее к себе.

Но Клэр, впитывая ее тепло, плакала, пока Эллен чуть не лопнула от любопытства.

Они уселись за кухонный стол.

— Что так тебя расстроило? И где Тристан?..

— Мне так много надо тебе объяснить, Эллен. Даже не знаю, с чего начать… — Клэр вытерла слезы и закурила. — Тристан сейчас у Хьюзов, а я — здесь, вместе с котом из преисподней, — она нерадостно засмеялась. — Это долго рассказывать, может, кофейку?..

Она поставила на стол две чашки, налила свежесваренный кофе. Эллен смотрела на нее с беспокойством.

— То, что я тебе скажу, не должно уйти за пределы этой комнаты. Кэм и Люси будут очень расстроены, если кто-то еще об этом узнает.

— Я — могила! — пообещала гостья. — Но если ты и дальше будешь тянуть резину, я точно чокнусь… — заявила Эллен, закуривая. Мысленно она уже приготовилась, что не услышит ничего хорошего.

Клэр выложила ей всю историю про неведомого преследователя. Эллен слушала очень внимательно. Ей пришлось не один раз напомнить себе, что все это — не пересказ какого-то триллера.

— Так ты думаешь, что это Майк сюда вломился? — уточнила она. Ей было страшно за Клэр и Трис.

Клэр посмотрела на гору окурков в пепельнице — ничего себе! Вот это она успела выкурить! А ведь это только половина истории… Видимо, для финала ей потребуется валиум. Она набрала в грудь побольше воздуха.

— Я знаю точно, что это не Майк меня преследовал…

— Нет? А кто?.. Почему ты в этом так уверена?

— Эллен, это была Тристан… Я нашла снимки и фотокамеры в этом доме.

Клр помолчала, давая Эллен время осознать эти слова. Та молча уставилась на нее.

Потом, будто очнувшись, она затрясла головой.

— Нет, Клэр. Я не могу поверить…

— Она сама созналась, когда я нашла все эти вещи, — сказала Клэр. У нее снова потекли слезы.

Эллен замялась, не зная, как реагировать и что сказать.

— Как… Я понимаю, что… она в тюрьме?

— Я сказала полиции, будто бы в доме был злоумышленник, когда мы вернулись. Я выгородила ее, — у Клэр тряслись руки, едва она взяла чашку. — Когда Трис поняла, что я узнала правду, она объяснила, почему сделала это. Но я была так расстроена и шокирована, что когда она попыталась прикоснуться ко мне, я словно обезумела… Я толкнула ее в стеклянные двери… Когда Трис выписали из больницы, Кэм и Люси забрали ее к себе, чтобы я могла разобраться со всем этим.

— Так ты ничего не сказала копам, а просто позволила Хьюзам обо всем позаботиться?.. — Эллен воздела руки вверх, стараясь уразуметь то, что пыталась донести Клэр. — Но какого черта ты еще здесь, в этом доме? Я бы тотчас собрала вещички и нашла бы себе новое пристанище подальше отсюда!

— Я не брошу ее, Эллен. Я люблю ее, и она обратилась за помощью к специалисту, как и обещала.

— Ты хоть понимаешь, что рассуждаешь подобно тем побитым бабам, которых в итоге разрубают на части, — и все только потому, что они думали, будто могут изменить своих дружков?.. Да у нее куча серьезных проблем, Клэр! — отрезала подруга, рассерженная ее наивностью.

— Она не хотела навредить мне. Я это знаю! Люси водит ее к психотерапевту, и я надеюсь, что она скоро сможет вернуться домой.

Эллен не смогла усидеть на месте.

— Ты правда думаешь, что несколько сеансов терапии что-то исправят?.. Да она, черт возьми, нуждается в серьезном наблюдении в стационаре, а может, даже и в медикаментозной терапии! И одно точно: ты не можешь оставаться здесь с этой чокнутой!

Клэр аж подпрыгнула со своего места и тотчас оказалась лицом к лицу с Эллен.

— Не называй ее так! У нее была тяжелое прошлое, и если слежка за мной — это самое плохое, что Трис совершила, то она еще молодец!

Ошарашенная таким горячим заступничеством, Эллен постаралась сгладить напряжение. Умерив пыл, она спросила Клэр:

— Это точно самый большой ее косяк? Ты только что сказала, что у нее была тяжелая жизнь… А вдруг было еще что-то, о чем ты не знаешь? — говоря это, Эллен не сводила с нее глаз, наблюдая за ее реакцией.

— А ты, когда выходила замуж, все-все знала про него? Разве можно знать всю подноготную другого человека? — раздраженно возразила та.

Эллен мягко обняла ее за плечи.

— Я сильно беспокоюсь за тебя, поэтому так и переживаю. Я очень доверяю Кэмерону и Люси, и они любят ее, но ведь и они-то не знали, что она делает, разве не так? — тихо сказала Эллен.

— Прости, что я сорвалась… Я понимаю, ты заботишься обо мне, но я знаю, что Трис никогда не причинит мне физического вреда. Я люблю ее, и останусь с ней. Ей нужен кто-нибудь… Она нуждается во мне.

Эллен вздохнула.

— Ладно… у тебя есть что-нибудь покрепче кофе? Мне надо успокоить нервишки, да и тебе, думаю, тоже… Мы можем еще поговорить обо всем этом, и я клянусь, малыш, что больше не выйду из себя.

Клэр усмехнулась и обняла ее.

— У нас есть ром, но нет колы. Пепси сойдет?

— Ммм… ром и пепси? Пожалуй, это сработает. — согласилась гостья, и Клэр направилась к холодильнику.

Клэр вернулась на работу почти спустя три недели. Ей не понравилось, что Лоурен перевели в связи с тем, что Суарес потеряли контракт. Эллен работала непосредственно с ней над поиском новых перевозчиков, и проводила большинство вечеров вместе с Клер, разговаривая и ведя себя так, как и положено обращаться с названной маленькой сестренкой.

В жизни Клэр изменилось буквально все. У нее не было больше никого из близких знакомых, кроме Эллен. Работа на Суарес осталась в прошлом, и она приспосабливалась к новым условиям. Тристан все еще не вернулась к работе, и офис казался без нее совсем чужим.

Клэр с головой погрузилась в работу, стремясь заполнить пустоту, образовавшуюся из-за отсутствия Трис. Она частенько кидала взгляд через стекло на пустой кабинет, желая, чтобы там оказалась Трис, которая с нетерпением ждет приглашения на обед… Какая-то часть ее хотела бы, чтобы она никогда не узнала о том, что сделала Трис, но теперь уже ничего не исправить…

Иногда Клэр спрашивала себя: а нормально ли это — остаться с Трис после всей той боли, которую она ей причинила?.. А в другой момент она чувствовала, что просто уже не может без нее ни одного мгновения…

Текли дни, от Делакруа не было ни весточки, и Клэр отчаивалась все больше. Она не отреклась от Трис, но что, если та отказалась от нее?..

* * *

— Я не готова, Люси! — взорвалась Трис, когда та привезла ее домой из офиса терапевта. — И если честно, я не знаю, смогу ли вообще когда-нибудь посмотреть ей в глаза. Я не заслуживаю ее.

— Да?.. Тогда, может, хотя бы поговоришь с ней? Она-то заслуживает этого. Бедное дитя названивает каждый день, и боюсь, она начинает думать, будто ты больше не хочешь ее.

Говоря это, Люси изо всех сил вцепилась в руль, пытаясь сохранить спокойствие.

— А ты бы осталась с Кэмом, если бы он превратил твою жизнь в ад? — спросила Трис, отвернувшись в окно.

— Ты сейчас превращаешь ее жизнь в ад, Трис. Она скучает по тебе и чувствует себя одинокой… Ты можешь думать, что наказываешь себя, оставаясь взаперти в этой комнате и моря себя голодом, но это не только твое наказание. Те, кто любят тебя, тоже страдают.

Тристан вжалась в кресло. У нее голова шла кругом: было бы намного легче просто исчезнуть, и пусть все дальше живут своей жизнью. Она проклинала себя за то, что у нее не хватает смелости взять и уйти посреди ночи.

— Я знаю, о чем ты думаешь, Трис, — сказала Люси, прерывая ее самобичевание. Она поставила машину на парковку и выключила зажигание, чтобы сосредоточиться на Трис. — Ты думаешь, что для нас жизнь без тебя была бы легче? Я угадала?..

Трис не сумела скрыть удивление.

— Ты теперь читаешь мысли? — саркастически осведомилась она.

— Нет, но я считаю тебя своим ребенком, и потому прекрасно знаю тебя. Я знаю твой образ мыслей. А теперь позволь мне донести до тебя кое-что прямо сейчас… Твое бегство никому не сделает лучше. Мы с Кэмом сойдем с ума, гадая каждый день: где ты и жива ли ты?.. Клэр будет так же тяжело. Есть кое-что, чего ты не учла: она потеряла свою семью, когда ей было 10 лет. Я уверена, ты можешь понять что это такое, потому что ты потеряла отца… Но лишиться в один миг всех своих близких — это гораздо страшнее. Ты стала теперь ее семьей, Трис, и она снова все потеряет, если ты уйдешь от нее…

Глаза Трис налились слезами. До этого момента она не чувствовала ничего, кроме собственного оцепенения. Теперь же ее затопила тоска по Клэр.

— Она сказала мне в тот вечер, когда мы приехали в больницу, что любит тебя и будет поддерживать во всем. Она не колебалась ни минуты за все это время… Трис, это ведь и есть проявление любви: она приняла сознательное решение остаться с тобой, несмотря ни на что. Но любишь ли ты ее настолько, чтобы принять это?

Тристан молчала, обдумывая услышанное. Люси завела машину и направилась к дому, надеясь, что ее слова перевесят чувство вины и стыда, в которых тонула ее приемная дочь.


Глава 18

И вот еще одно одинокое субботнее утро… Клэр спала на диване, куда перебралась с тех пор, как рядом не стало Трис. После сна она чувствовала себя одеревеневшей.

Ральф пристально гипнотизировал ее взглядом, пока до нее не дошло, что он хочет есть. Они отправились на кухню, где Клэр сначала наполнила его миску, а потом уж занялась приготовлением кофе для себя.

— И что же мне делать в субботу, кроме как сидеть тут и жалеться? — вслух спросила себя Клэр, взъерошив рукой светлые волосы.

Взяв кофе и сигареты, она пошла на веранду. Растянувшись на плетеном диванчике, она закурила, попутно потягивая кофе. Вслед за ней пришел Ральф: следуя новой привычке, он удобно устроился у нее на коленях. И тут она заметила старую толстовку Трис, забытую на кресле.

Клэр прижала толстовку к лицу, упиваясь ее запахом, и заплакала по женщине, которая перевернула ее мир. Она почувствовала себя такой одинокой!..

Всласть нарыдавшись, Клэр пошла в душ. Она долго стояла под струями воды, бьющими по затекшим плечам и шее. После купания стало немного легче. Она влезла в любимые старые джинсы и толстовку Трис. Вернувшись на кухню, чтобы сделать еще кофе, она увидела Ральфа: весьма довольный собою, тот игрался какой-то палочкой с белым наконечником.

Наливая кофе, Клэр пыталась вспомнить, где она уже видела подобные штуки?

— О боже… — ее внезапно осенило и она чуть не уронила кофейник. — Ральф, брось сейчас же!..

Она подбежала к коту — тот аж опешил! — и выхватила палку у него из пасти.

Схватив кота в охапку, Клэр ринулась к телефону.

— Люси, у нас проблема! Я застукала Ральфа, когда он жевал один из этих ядовитых колышков от муравьев. Кто его ветеринар?.. — лихорадочно выпалила Клэр.

Клэр помчалась в ветеринарку.

Рыжий, утробно рыча от негодования, всю дорогу сражался с защелкой на кошачьей переноске. Клэр решила, что у него расстройство желудка от муравьиного яда: за милю до пункта назначения кот так поддал газку, что Клэр чуть не вылетела на обочину, пока пыталась открыть окно в машине. Зато после этого бедолаге, похоже, полегчало, и он насладился поездкой.

Пока врач осматривал негодующую рыжую бестию, Клэр, в ожидании, маршировала взад и вперед по крошечной приемной. Прошло несколько минут, когда она, к своему удивлению, узрела целую процессию, входящую в помещение: Кэм, Люси и… Трис.

Клэр глаз не могла оторвать от Тристан: та была такая худая и бледная! Но даже в таком виде она вызывала у Клер душевный трепет.

Тристан же старательно отводила глаза. Потупившись, она слушала, когда Клэр описывала, как она обнаружила Ральфа, грызущего ядовитые муравьиные палочки.

— Доктор хочет оставить его на ночь, чтобы понаблюдать и, может, сделать несколько анализов. Это все, что я знаю, — пояснила Клэр, нервно жестикулируя.

Трис, по-прежнему не глядя ни на кого, сообщила, что собирается подождать на улице, где можно покурить. Она попросила, чтобы ей дали знать, когда выйдет доктор. Люси пообещала, что тотчас позовет ее, как только он появится.

Клэр проводила ее взглядом, а потом умоляюще посмотрела на Люси.

— Иди к ней, солнышко, — вздохнула Люси, — но должна предупредить тебя, что понятия не имею, как она поведет себя. Уж очень сильно она мучается угрызениями совести.

Клэр направилась к выходу. На мгновение она запнулась, прикидывая, как бы половчее подойти к Трис. Потом глубоко вздохнула, выдохнула, и решила, что у нее все получится. Не спеша, Клэр подошла к Трис. Нужно было что-то, чтобы успокоиться, и она закурила.

— Теперь, я думаю, мы квиты, — задиристо сказала она.

Трис слегка повернулась на звук ее голоса.

— Да?

— Ну, я траванула твоего кота… Я решила, что только так могу заставить тебя встретиться со мной. Я, конечно, не хотела его убивать… Так, легкое недомогание. Я была уверена, что ты тут же примчишься, как узнаешь.

Трис повернулась к ней, и посмотрела ей в глаза, — впервые с той ночи, когда Клэр узнала правду. Когда она последний раз так смотрела, эти глаза были полны боли, разочарования и страха. Но теперь там было нечто другое — надежда. Клэр же изо всех сил старалась не нервничать под этим испытующим взглядом.

— Я тебе не верю, Клэр, — спокойно сказала Трис.

— Это правда! Я должна была увидеть тебя, и я бы сделала что угодно, чтобы это произошло, — вызывающе заявила Клэр.

Впервые за долгое время Трис рассмеялась.

— Ты — плохая врушка! Я все вижу по твоим глазам.

— Возвращайся домой ко мне, Трис, а не то, клянусь! — я побрею твоего кота налысо и выкрашу его в синий цвет. — пригрозила Клэр, и у нее из глаз брызнули слезы.

— А ты все еще считаешь мой дом своим? — тихо спросила Трис.

— Без тебя — это не дом. Я не спала в нашей кровати с тех пор, как ты ушла, — Клэр шмыгнула носом и улыбнулась. — Ты со мной теперь не расплатишься из-за чертовой спины.

Глаза Трис тоже заблестели от слез.

— Готова массировать твою спинку до конца жизни, если только ты простишь меня…

— Я простила тебя еще в ту ночь в госпитале, и я именно это имела в виду, — Клэр несмело приблизилась к Трис и обняла ее… Как же это было чудесно — снова держать ее в своих объятиях! И когда Люси выглянула из дверей и позвала их, она с трудом оторвалась от любимой.

Отстранившись, Клэр застенчиво посмотрела на Трис и протянула ей руку. Та взяла ее за руку и позволила отвести себя в приемную.

Ветеринар сказал им, что с котом «все как обычно», так же, как было и «в прошлые разы». Он собирался оставить его на ночь в клинике под присмотром. Судя по состоянию ядовитой приманки, Ральф не успел слопать много.

— Э-э… в смысле, как обычно? — не поняла Клэр.

Трис усмехнулась.

— Он уже в третий раз попадается на эту удочку. Я думала, что все убрала, но он все находит эти палки то там, то сям…

Клэр смутилась и покраснела:

— Так ты не купилась на мои байки?

Трис улыбнулась еще шире:

— Как я уже сказала, враль из тебя — никудышный!

— Мисс Делакруа, — перебил ее врач. — У меня тут еще один неотложный случай… Я позвоню вам домой и скажу, когда можно будет его забрать, — и резко развернувшись, отправился к своим пациентам.

— Думаю, раз он собирается звонить мне домой, значит я должна быть дома, — сказала Трис.

При этих словах на лице Клэр отразилось облегчение, а Кэм и Люси счастливо переглянулись.

….По дороге к дому Трис была относительно спокойна, зато Клэр сильно нервничала: щебетала что-то там насчет того, как классно им сделали ремонт, а сама в волнении терзала цепочку. Серебряную цепочку, которую она починила и снова носила на шее.

Взгляд Трис упал на кулон в виде лобстера. Клэр заметила, что она смотрит на талисман.

— Трис, я… — она задохнулась от волнения. — Ты, наверное, решила в тот вечер, что я отказалась от тебя, когда сорвала цепочку… Трис, я никогда не хотела и не собираюсь отказываться от тебя. И я больше никогда не сниму это, любовь моя.

У Тристан задрожал подбородок и покатились слезы.

— Милая, прости меня! — прошептала она.

Когда Трис вошла в собственный дом, казалось, будто она первый раз здесь. Она была робкой, словно гость, ожидающий, что ему предложат присесть.

— Ты ела? — спросила Клэр, испытывая неловкость.

— Нет, но я не хочу… — ответила Трис, усаживаясь в одно из кресел.

— Я собираюсь сварить кофе, будешь? — Клэр тоже начала ощущать тяжесть момента.

— Да, это было бы чудесно, — отозвалась гостья, глядя в окно на деревья в саду.

Клэр занялась приготовлениями, потом, сев за стол, спросила:

— Ты явно чувствуешь себя не в своей тарелке… Может, поговорим об этом?

— Думаю, мне надо привыкнуть к тому, что я снова дома… Последний раз, когда я была здесь… Словом, все вышло не очень хорошо… И теперь, когда я тут, я заново все это переживаю… — объяснила Трис, избегая смотреть на Клэр.

— А когда в прошлый раз Ральфу попалась в лапы такая палочка, что было? — спросила Клэр, наливая кофе.

— Ветеринар обычно оставлял его на ночь, а потом отправлял домой. Кот никогда не лопал столько дряни, чтобы серьезно пострадать, — озадачилась Трис сменой темы разговора.

Клэр вернулась к столу с двумя чашками кофе.

— Я понимаю, что сейчас холодно, но подумала, что можно было бы съездить снова в Галф-Шор. Только я и ты… Вдвоем, без всяких посторонних. И мы могли бы снова узнать друг друга.

— Уверена, Кэм и Люси будут просто счастливы заполучить свой дом обратно в полное распоряжение, а потому с радостью вручат мне ключи от виллы в Галф-Шоре, — слабо улыбнулась Трис.

— Давай возьмем с собой Ральфа, если с ним все в порядке. Ведь ты наверняка будешь скучать по нему. Хотя… знаешь, я должна сообщить тебе кое-что не очень приятное…

— И что же это может быть? — удивленно подняла брови Трис.

— Ну-у… Помнишь тот темно-синий бюстик, который тебе так нравился?.. Он принял ужасную смерть и похоронен в кошачьем домике, — глуповато улыбаясь, сообщила Клэр.

Люси ответила на звонок практически мгновенно, точно нутром чуя, что это Тристан.

— Привет, малышка, как тебе в родном доме? — спросила она, услышав знакомый голос.

— Привыкаю понемногу… Ральф тут навел ревизию в моем бельишке, а в остальном вроде все в порядке…

— Я не это имела в виду. Как у вас с Клэр? — уточнила Люси. Кэм навострил уши в надежде услышать хорошие новости.

— Я, собственно, потому и звоню… Мы с Клэр хотели бы смотаться в Галф-Шор на пару дней. Можно ли воспользоваться вашей виллой? Ну, и конечно, я хотела узнать, когда Кэмерон ждет меня обратно в офис.

— Хм… А почему бы тебе не спросить у него самого? Подожди минутку, солнышко… — сказала Люси.

Кэм взял у нее телефон, в его глазах застыл немой вопрос, но Люси только улыбалась, довольная.

— Привет, дорогая… Я уже соскучился!

Тристан тоже улыбнулась, услышав такое ласковое обращение.

— Могу я взять ключи от виллы, пап? — спросила Трис. Это прозвучало совсем как раньше.

— Конечно! Готов поспорить, что ты прихватишь с собой Клэр, — подначил ее Кэмерон.

— Да, и потому хочу спросить еще кое о чем… Можно ли ей несколько выходных? И как скоро ты ждешь меня назад?

— Передай Мюррей, что она может лентяйничать столько, сколько захочет. Уверен, Эллен будет не против подменить ее. А касаемо тебя, дорогая, вернешься, когда сочтешь, что готова… Но, если честно, нам тебя не хватает, и все будут просто счастливы твоему возвращению.

— Спасибо, Кэм… Просто передать тебе не могу, как я благодарна за все, что ты для меня сделал. Люблю вас!.. Мне так стыдно, что я заставила вас переживать, — голос Трис дрогнул.

Кэм откашлялся, прежде чем ответить:

— Мы тоже тебя любим, малышка…

На следующее утро Ральф, выписанный из заточения, живой и здоровый, был уже на пути в Галф-Шор. Соскучившись по своей питомице, довольный кот устроился у нее коленях, принюхиваясь к гипсу, который все еще был на руке Трис.

Клэр с улыбкой наблюдала за сладкой парочкой, а те отчаянно сражались с одолевающей их дремотой. Она счастливо вздохнула, вспоминая о прошедшей ночи, и о том, каково это — снова спать в нормальной кровати, прижавшись к любимому человеку! Ночью Клэр долго и всласть наслаждалась запахом кожи и волос Трис — она так соскучилась по этому! А проснулась бодрой и свежей, — такой же, как в начале их отношений…

Всякий раз, когда Клэр смотрела в эти темно-карие глаза, она чувствовала бабочек в животе — точь-в-точь как в первую встречу.

Интересно, каким будет их секс, если представить, будто у них еще ничего никогда не было?.. Она испытывала волнение от одной только мысли об этом! Интересно, а чувствует ли Трис что-то подобное?..

Трис же прикрыла глаза и притворилась спящей, — подобно тому, как опоссум от испуга прикидывается дохлым. Ей так много хотелось сказать Клэр, но она не знала, как начать: в голове царил полный кавардак. Изображая сплюшку, она могла хотя бы избежать разговоров, — по крайней мере до тех пор, пока не соберет мысли в кучу.

Клэр была так деликатна накануне, дав ей время, чтобы освоиться, прежде чем говорить о чем-то серьезном. Тристан видела, как Клэр сгорает от нетерпения расставить наконец все точки над i, и тем сильнее оценила ее тактичность.

Трис даже не заметила, как на самом деле задремала, очнувшись от звука открываемой двери. Открыв глаза, Трис обнаружила, что они уже припарковались рядом с домом. Был серо и пасмурно. Клэр чесала Ральфа за ухом, а тот таращился на незнакомую обстановку.

— Вставай, засоня! — нежно скомандовала Клэр. — Присмотришь за рыжим, пока я достану вещи?

— Давай-ка я занесу его в дом, а потом вернусь и помогу тебе, — сонно возразила Трис.

Управившись со своим багажом, женщины отправились прогуляться на берег, оставив кота осваивать новые владения. Они молча брели по кромке воды — там, где песок был плотнее.

— Я так много должна сказать тебе, Клэр, но, похоже, растеряла все слова… — нарушила, наконец, неловкое молчание Трис.

— Понимаю… — тихо ответила та. — Я чувствую себя так же. Можно я спрошу тебя кое о чем?

— Да, так будет проще, — согласилась Трис, чувствуя, как внутри все напряглось.

— Ты любишь меня?

— Да… Хотя по мне так и не скажешь, но я очень тебя люблю, — Трис бросила на нее тревожный взгляд.

— Хочешь, чтобы я съехала из твоего дома на то время, пока ты разберешься сама с собой? — продолжала Клэр, молясь про себя, чтобы не услышать снова «да».

— Вообще-то я считаю, что это наш дом. И не хочу, чтобы ты уезжала…Или ты сама этого хочешь?

— Нет, — шумно выдохнула Клэр. — Не хочу… Если откровенно, то я думаю, что лучше всего будет для нас пройти через все это вместе.

Они немного помолчали, обе довольные таким решением.

— Трис, почему же ты продолжала слать эти фото и письма, после того, как узнала меня ближе?

Трис тяжело сглотнула, борясь с эмоциями, которые мешали ей говорить.

— Когда мы впервые повстречались, я так тебя боялась… Ты была такой открытой и дружелюбной, а я — такой стервой! Старалась не понравиться тебе, потому что уже чувствовала себя виноватой за то, что сделала… Не знаю, но почему-то я ощущала, будто имею власть над тобой, когда заставляю тебя бояться. Потом, узнав тебя получше, я было перестала, но на горизонте возник Майк, и я заревновала.

Я чувствовала, что должна бороться за тебя, хотя подсознательно понимала, что он тебе не интересен. Но когда ты не послала его так, как по мне следовало бы, я разозлилась. И тогда я просто снова сделала то, что придавало мне уверенности.

— Ты веришь, что я люблю тебя? — Клэр остановилась, чтобы посмотреть ей в глаза.

— Я знаю это, но иногда не понимаю — за что?.. Терапевт говорит, что все из-за моей низкой самооценки… Хоть ты и доказываешь свою любовь на словах и на деле, мне все еще трудно принять это, — честно призналась Трис.

— Мы должны вместе работать над этим. Я очень терпелива, вот увидишь! И я чувствую, что дело того стоит.

Клэр улыбнулась, когда Тристан взяла ее за руку, и они продолжили свою прогулку.

— Трис, а ты больше ничего не хочешь мне рассказать?.. Обещаю, что не сбегу с проклятьями и не стану осуждать тебя… Я просто хочу, чтобы между нами все было начистоту.

Трис проследовала за подругой в беседку, где Клэр уселась на стол для пикника.

Трис встала перед ней, заключив ее в объятия.

— Есть еще одно страшное преступление, в котором я хотела бы признаться… — сказала Трис, положив голову ей на плечо.

— Валяй, малышка, можешь все мне рассказать, — Клэр прижала ее к себе.

— Помнишь, ты как-то приготовила шпинат?.. Так вот, я спрятала его в салфетке. Умоляю, никогда больше не готовь эту тошнотину!

Клэр запрокинула голову и рассмеялась так искренне и так долго, как не смеялась за весь этот месяц.

— Тристан Делакруа, я люблю тебя, хитрожопик!..


Эпилог

… Трис пошевелила пальцами и согнула руку: без гипса было очень непривычно.

Клэр разглядывала ее, пока они возвращались на машине от ортопеда: женщина, сидящая рядом с ней, очень сильно изменилась за эти несколько месяцев. Клэр пришлось стать свидетелем ее срывов во время сессий с терапевтом, когда они восстанавливали события детства. Она была поражена, как Трис вообще могла нормально существовать в такой угнетающей обстановке?

Она полюбила Трис еще сильнее, благодаря этим сеансам. И, к вящему удивлению Делакруа, ее авторитет в глазах Клэр только вырос. Каждый сеанс, когда они встречались с терапевтом, только усиливал решимость Клэр поддерживать Трис.

У них были хорошие времена, были и плохие… Но трудности только укрепляли их союз, а те раны, что они получали в борьбе за свое счастье, заживая, делали их отношения вечными.

перевод velvet_season и частично just_me


Примечания


1

дурашка (фр.)

(обратно)


2

Mitsubishi 3000GT — спортивный автомобиль класса GT японской компании Mitsubishi Motors… ну о-очень крутая тачка! https://ru.wikipedia.org/wiki/Mitsubishi_3000GT

(обратно)


3

Традиционный сэндвич в Луизиане: жареная говядина, или жареные морепродукты — креветки, раки, устрицы и крабы. Все это подается на багете.

(обратно)


4

Волосы пострижены коротко спереди и по бокам, а сзади они остаются длинными.

(обратно)


5

Мультяшный персонаж. Сюжет большинства мультфильмов происходит вокруг пса Скуби и четырех подростков-членов корпорации «Тайна»: Фреда, Шэгги, Дафны и Вилмы. Команда расследует различные таинственные детективные истории и борется со злом

(обратно)


6

Больше 40 по привычному нам Цельсию.

(обратно)


7

Акадия — французская колония времен колонизации Северной Америки

(обратно)


8

Coonass или coon-ass — используется в США для обозначения этнической группы кейджн. Сами представители этой группы также используют это слово. В большинстве случаев оно не обидное. Происходит возможно от французского conasse — дура, идиотка.)

(обратно)


9

Каджуны — своеобразная по культуре и происхождению субэтническая группа, представленная преимущественно в южной части штата Луизиана, именуемой Акадиана, а также в прилегающих округах южного Техаса и Миссисипи. По происхождению каджуны — одна из групп франкоканадцев, а точнее акадийцев, депортированных британцами из Акадии в 1755–1763 годах.

(обратно)


10

РЕАЛЬНО бросаются хлебобулочными изделиями!!! Советую найти видео на ютубе, забив в поиск Home of the throwed roll и посмотреть. Первый такой ресторан «Ламберт», где обслуга кидается в посетителей плюшками, был открыт в 1942 году в городе Сайкстон, штат Миссури супругами Ламберт.

История гласит, что домашняя кухня в «Ламберт» была такой хорошей, что персонал был перегружен работой. В один из особенно напряженных вечеров кто-то из завсегдатаев крикнул через весь зал: «Да кинь пару сюда!» Остаток вечера официанты бросали сдобу для всех. На следующий вечер кто-то пришел и спросил: «Это то место, где летают плюшки?»

(обратно)


11

Сеть американских спорт-баров.

(обратно)


12

Вид плавания под поверхностью воды с маской и дыхательной трубкой и, обычно, с ластами.

(обратно)


13

«500 миль Индианаполиса», также известная как Indianapolis 500, Indy 500 или The 500, — наиболее популярная ежегодная гонка, проводящаяся в Новом Свете с 1911 года; старейшая регулярная автогонка планеты, считается одной из трёх самых престижных в мире, наряду с «Гран-при Монако» и «24 часа Ле-Мана».

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Эпилог
  • X