Сергей Александрович Коротков - Война Купола

Война Купола 888K, 200 с. (Хроники Армады-2)   (скачать) - Сергей Александрович Коротков

Сергей Коротков
Война Купола

© Коротков С.А., 2017

© ООО «Издательство «Яуза», 2017

© ООО «Издательство «Эксмо», 2017


От автора

Дорогие читатели! Я наконец-то осуществил свою мечту – написал этот роман. Давно шел к этой теме, с юношеских лет рисуя в голове образы героев, их действия, боевку и живо представляя себе ту атмосферу, царящую в современном городе, который вдруг оказался… Хорошо! Не буду спойлерить раньше времени, прочитаете сами. Хочу сказать только одно. Каким бы ни показался вам роман, плохим или хорошим, скучным или живым, я надеюсь, что он все же понравится вам. Это та реальность, в которой завтра может оказаться любой из вас. Как и кто поведет себя в сложных, зачастую страшных ситуациях, конечно же, решать вам самим, но на страницах своего произведения я попытался изложить примеры поведения людей при различных обстоятельствах, отразить дух человека, вынести на суд читательский те моменты в жизни любого из вас, которые могут возникнуть, которые таятся в вас. Для других эта книга станет настольным учебником по ведению партизанской войны в современных условиях, у кого-то, надеюсь, вызовет большее желание любить ближнего и ценить дружбу.

Моим главным помощником по праву могу назвать Юрия Коваленко, написавшего три главы, но так и не согласившегося на официальное соавторство. Спасибо этому хорошему человеку, художнику, бывшему военному!

Благодарю писателя-фантаста Алексея Махрова за помощь и возможность выйти этой книге в новом литературном проекте по вселенной «Хроники Армады», придуманной мною.

Книгу посвящаю молодежи своей страны! Растите духовно правильно, не забывайте своих предтечей и свято верьте в непоколебимость Отчизны.

…И две тысячи лет война,
Война без особых причин,
Война – дело молодых,
Лекарство против морщин.
Красная, красная кровь,
Через час уже просто земля,
Через два на ней цветы и трава,
Через три она снова жива
И согрета лучами звезды по имени Солнце!
В. Цой, «Кино»


Пролог

У вас когда-нибудь в руках разрывалась граната? Чтобы кровавые ошметки по сторонам, пальцы по углам, свисающие куски кожи и всюду кровища. И зашкаливающие децибелы жуткого ора. Нет? Ужасная картина! Меня, как и вас, бог миловал. А вот у моего друга, Димки Миронова, граната взорвалась в руке. Он не успел бросить ее под ноги врага. Не успел, и все тут. Хана Мирону! А ведь эта немецкая «колотушка» срабатывает на пятой секунде. Зачастую на восьмой. Ан нет, все случилось на второй. Видать, хрень эта, пролежавшая в сырой земле более восьмидесяти лет вместе с ее хозяином, испортилась и стала неликвидной. Как теперь и сам Мирон. Упокой его душу!

А теперь… теперь давайте все по порядку…


Глава 1
Я лох, я чмо?!

Меня зовут Олег. Куприн Олег. Сложив из первых букв фамилии и имени слово, получим мое прозвище в соцсетях – Купол. И мне далеко по кумполу, смешно ли это звучит или плоско, скажу одно – это мой позывной в играх «Контр-страйк», «Сталкер» и «Мир танков». Один ник везде. Так я захотел!

Как и миллионы моих сверстников (а мне уже стукнуло двадцать три), я влюбился в шутеры, созданные с прекрасной графикой и нереально реальным приближением к действительности. Упивался ими до умопомрачения, посвящая все свободное время компу. Игнорируя учебу, девчонок и помощь матери по дому. Она обычно только вздыхала, обходя мое личное пространство в виде компьютера и стола со сгорбленной фигурой в наушниках. Все свое время я бездарно тратил на игры. Хотя еще одно увлечение обычно два раза в год захватывало меня с ног до головы.

Охота!

С тех пор как отец подарил мне на совершеннолетие ружье, я забыл про все на свете, с неимоверной тягой уйдя в эту стихию. Видимо, сказывались многочасовые просиживания за боевыми играми, а тут нате – настоящее ружье, ТОЗ-34-ЕР! Не виртуальный дробовик и не игрушечный «калаш», а вполне убойная штука.

Даже когда отец погиб на стройке, перестав возить меня на природу, я подбивал друзей, и мы ездили на старой «Ниве» Антохи Дизеля по разным местам вокруг родного города. Уток валили со вскидки, будто всю жизнь только и занимались стендовой стрельбой. Заправски, словно ковбои в старых америкосовских фильмах, иногда от бедра или с одной руки (это я про себя сейчас). С подхода, с наезда из окон машины, под громкие возгласы и всеобщее ликование.

Мой родной Энск славился красивыми пейзажами за городской чертой, сразу за постом ГИБДД начиналась болотистая местность, облюбованная утками. Но постреливать вблизи представителей правопорядка как-то не хотелось – гоняли нещадно, да и так называемая «зеленая зона» города все же запрещала охоту в ней.

Катались чуть подальше и били водоплавающую там.

А потом все закончилось! Вообще…

Сначала мы с друганами погрязли в новом шутере, появившемся в Сети. Впереди маячили сентябрь и пятый курс универа, лето заканчивалось, навевая грустные мысли об окончании отдыха. Но на открытие охоты, которое приходилось на последнюю субботу августа, вырваться было просто необходимо. Не так уж и часто разрешали охотиться на утку местные власти – всего два раза в год. Оставалось купить патронов, да Антоха Тягачев, прозвище в сети Дизель, попросил купить ему новый шомпол взамен сломанного старого. Как будто в случае чего веткой нельзя прочистить ствол!

Вот я и отправился в тот злополучный день в оружейный магазин «Выстрел».

Стоял вполне обычный августовский денек. Народ сновал туда-сюда, на небе ни облачка, машины гудят, птички в кустах громко чирикают, деля кусок черствого батона. А я иду в наушниках, весь такой на позитиве, подмигивая девчонкам (не страшным, как атомная война), напевая мелодию, звучащую в ушах, равнодушно поглядывая на снующих прохожих.

У кинотеатра «Космос», что возле оружейного магазина, два мужика «качают» права, размахивая руками и горячо обсуждая легкую аварию своих машин. Один шоркнул другого, а теперь воплей на всю вселенную. Так и до мордобоя дойдет, если самому умному из них не придет в голову махнуть рукой и отвернуться.

На скамейке старушка разворачивает нетерпеливому внуку мороженое, облизывая пальцы от таявшего лакомства. Окно второго этажа дома, в подвале которого приютился магазин, моет парень азиатской национальности, тщательно водя чистящей палкой по стеклу.

Собака, оставленная на привязи ушедшим хозяином, тявкает на пацана, попинывающего футбольный мячик и этим дразнящего животное.

Мой мозг отметил все это в секунды, впитав информацию, казалось бы, абсолютно ненужную и незначимую. Но через десять минут он восстановит в памяти все ранее увиденные детали, потому что резкие непредвиденные обстоятельства или шокирующие события обычно возвращают человеку картинку последних минут предыдущего бытия…

– Добрый день! Чем могу вам помочь, молодой человек?

Заискивающий взгляд и дежурная улыбка продавца тоже запечатлелись в памяти. Мужчина лет сорока с пивным пузиком под полосатой футболкой дружелюбно смотрел из-за узорной решетки витрины, отделяющей стенды с оружием и лотки с амуницией от узкого зала для покупателей. Ни охранника, ни сейфов, тусклый свет с потолка да угрюмая тетка, развешивающая на стене рыболовную сеть с ценником. Из посетителей я и плюгавый мужичок в потертой рыбацкой куртке, изучающий блесны под стеклом витрины.

– Мне шомпол, – сказал я, снимая наушники, и, вспоминая наказ друга, зачем-то пояснил: – Для гладкоствольного «ИЖа».

Мужик улыбнулся, отошел, вернулся с двумя средствами очистки стволов, показал их:

– Деревяшка с зажимом на конце под ветошь или губку, дешевка. А этот шомпол алюминиевый, разборный, со специальным оголовком. Дороже, но эффективнее и удобнее. Какой возьмешь, парень?

– Деревяшки хватит, – ответил я, следуя наказу Дизеля, такого же бедного студента. – Сколько?

Расплатился, получил в руки шомпол, зачем-то помахал им, словно рапирой, чем вызвал ехидную гримасу у продавца.

– Что-то еще?

– Патронов две пачки, двенадцатый, тройку.

– Итальянские, бельгийские, немецкие или… – мужик опять скривился, поняв, что студенту предлагать дорогие даже не стоит… – отечественные, по восемнадцать рэ штука.

– Пойдет. Только не старье. Там срок годности имеется?

– Парень, ты колбасу, что ли, покупаешь? Какой срок годности? Они хранятся сто лет.

– Ага. Знаем. Только все же мне свежие дайте.

– Х-хосподи!

Оплатил, принял через окошко между чугунными витиеватыми прутьями решетки две коробки, приятно оттягивающие ладони вниз.

– Все?

– Да. Скажите, вон та «Сайга» сколько стоит у вас? – я показал на плод своих воображений и мечты, десятизарядный нарезной «ствол», любимую штуку геймера Купола. То бишь меня.

– Слышь, студент, она явно не по твоему карману! – скривился в нехорошей ухмылке толстяк.

– А я не про это спрашиваю, может быть, я через год разбогатею и куплю ее. Или через месяц банк ограблю. Или сейчас витрины вынесу и заберу сам. А?

– Че?

– Хрен, во че! Ты, мужик, следи за базаром и к покупателям относись как к равным.

– Чего-о-о?!

Продавец аж посинел, нахмурил лоб и стал похож на ту псевдоплоть, каких я гасил в игре пачками. Противных злостных хряков-мутантов. Его негодованию неизвестно бы когда наступил конец, но я, тоже хорош, непристойным жестом послал его далеко и направился к выходу. Вслед понеслись гадкие слова и угрозы, но я уже покинул подвал и, миновав две железные двери и бетонные ступени, очутился на свежем воздухе. И здесь-то понял, что зря дерзил продавцу и напрасно ушел из магазина…

* * *

Какой-то невообразимый кавардак творился на улице. Вокруг бегали люди, да так быстро, часто падая и крича, что явно не походило на «Веселые старты» или день массовых гуляний. Сначала показалось, что идут съемки художественного фильма, причем военной драмы: стрельба, суетящаяся массовка, дым от пожара двух машин на дороге, лежащие тела, мелькающие там и сям люди в странных одеяниях и с оружием в руках. В некоторых из них я угадал фашистов в только им присущем обмундировании и со «шмайссерами» наперевес, которые на самом деле и не автоматы Шмайссера, а типичные МП-38/40. Они сновали взад и вперед, иногда паля по массовке из винтовок и автоматов, что-то орали на своем картавом наречии, хватали за волосы женщин, расстреливали мужчин, прикладами прочь прогоняли детей. Но пару раз я заметил каких-то варваров, разодетых в шкуры и меха, обтянутых ремнями и обвешанных старинными доспехами. Эти тараторили на своем диалекте и гоняли публику кривыми саблями и пиками.

– Что за… – Я стоял обалдевший от увиденной сцены несуразного кино, разглядывая картины вакханалий и разрухи. Щемящее чувство тревоги стало нарастать из глубин организма, все больше овладевая телом и душой. Рука, державшая пакет с покупками, отчего-то задрожала, взгляд медленно охватывал поле сражения, а мозг уже начал посылать колкие импульсы «Беги! Беги! Спасайся!».

Я еще ничего не осознавал даже тогда, когда увидел ту парочку водителей, устроивших разборки десять минут назад, а теперь валявшихся в лужах крови. Не понял и актера в форме эсэсовца, застрелившего из пистолета собачку на привязи, отчего бедняжка заскулила и издохла как натуральная…

«Как натуральная!» Эта мысль осенила меня и взорвала мозг. «Собаки не умеют играть так, как человек. Она умерла правдоподобно… по-настоящему… Так это что значит?.. Вот же, мляха-муха!»

А дальнейшие события уже подтвердили страшные догадки в воспаленном мозгу. Удар кривой сабли раскроил седую черепушку бабушки-одуванчика на скамейке – во все стороны брызнула кровь, истошный крик утонул в яростном вопле кочевника, разодетого в кольчугу поверх меховой куртки. Его зловещая физиономия с раскосыми глазами приняла довольное выражение, он стал искать взглядом ребенка, бросившего мороженое и нырнувшего в декоративные кусты. А уж свалившийся сверху гастарбайтер, недавно мывший окно, завершил ужасную сцену и окончательно внес коррективы в мои размышления – тело его жестко упало прямо на асфальт, рука жутко хрустнула, голова расквасилась и явила струйки крови изо рта и глаза.

Я, кажется, завопил что-то нечленораздельное, потому как увидел себя со стороны, словно амебообразную медузу, плывущую обратно в подвал. В любое укрытие. В стену рядом впились пули, кирпичной крошкой кольнув мое лицо. Я запнулся и чуть не переломал ноги на ступеньках, обронил пакет и больно ободрал ладонь и щеку.

Можно представить, с какой гримасой я ворвался в помещение магазина, ошарашив трех человек там своим видом и известиями. Рыбачок скривился в недоверчивой улыбке, покачал головой. Продавец начал возгудать что-то насчет разрыва моей жопы в его руках, а тетка покрутила у виска пальцем и сморщилась.

– Паря, какие немцы, какие варвары?! Ты там спайса жевнул? – рыбачок хмыкнул и снова повернулся к витрине.

– А ну пшел отседова, молокосос! – грозно объявил толстяк. – Лен, нет, ты видела такого прохвоста?

– Да уж, тот еще проныра! – молвила Лена.

– Я… я отвечаю… Там враг, блин! Там… – Я думал, захлебнусь недостатком воздуха и чрезмерным адреналином, тряс руками, подбородком, всем своим видом выказывал крайнюю степень страха и негодования.

Все же рыбачок смог обратить внимание на мои опасения и шок, видать, жизнь потрепала его немало, а опыт подсказывал, что я все же не фальшивлю.

– Малец, ну, пошли, покажешь, чего там, – сказал он, направляясь ко мне, но вдруг остановился на полпути и прислушался. – Стреляли вроде? Тихо-о. Слышите?

Лицо его стало приобретать совсем другой цвет и иное выражение, мужичок застыл истуканом, впитывая ауру помещения слуховыми нервами.

– Я не пойду туда! – твердо заявил я, сторонясь двери и отходя в дальний угол. – Там жопа полная. Не пойму, что такое вообще случилось. Убивают всех подряд, режут, стреляют. Фашисты вперемешку с какими-то кочевниками. Будто Гитлер с Мамаем сговорились.

– Звездец! Пацан, ты че пургу несешь? – продавец как-то натянуто улыбнулся, но почему-то взял из-под кассы короткий помповик «Фокстерьер», передернул его и сердито посмотрел на меня. – А ну, вали на хер отсюда, козел! Будешь еще мне шутки шутить тут. Мстишь, что ли?

– Слышь, толстый, хлебало закрой свое и помолчи минуту, мля! – неожиданно ответил рыбачок, рука которого зачем-то поползла к набедренному карману, взволнованное лицо еще больше напугало меня.

– Че ты сказа…

За дверью раздались голоса на незнакомом наречии, топот, бряцание железа. Мужик в рыбацком прикиде отпрянул за худосочную крону диффенбахии, росшей в кадке у входа. В его руке блеснул охотничий нож. Я успел уловить его жест и последовал мысленному посылу незнакомца – сделал шаг назад и прижался спиной к стене за высокой стеклянной витриной с туристскими прибамбасами. Пяткой больно стукнулся о стойку огнетушителя.

И в эту секунду в помещение ввалились трое врагов.

Почему именно врагов? Да потому что их странные одеяния и оружие сразу как-то подсказали, что это жестокие люди. Да и чумазые злые физиономии не внушали ничего хорошего. С громкими междометиями они как-то сразу заполонили зал магазина собою и своей отвратной аурой, а передний из них кинулся к решетке и попытался с жутким оскалом на лице достать кривой саблей толстяка. У того отвисла челюсть и вмиг побелели щеки, руки дико затряслись, чуть не выронив ружье.

«Стреляй, урод!» – почему-то мелькнула в моем воспаленном мозгу отчаянная мысль, а ноги предательски ослабли, потягивая безвольное тело вниз.

– Стреляй, твою мать! – вслух вторил моей мысли рыбачок и кинулся на ближнего к нему кочевника, уже заметившего опасность сбоку.

Хвала богам, что в этом подвале оказался хоть один настоящий мужик, не струсивший при виде вооруженных незнакомцев! Толстяк успел только раз выстрелить, и то, видимо, случайно или инстинктивно. Сноп картечи разворотил грудь противника, просунувшего руку с саблей сквозь решетку и пытавшегося достать острием продавца. Женщина дико заверещала в углу прилавка, но тотчас ее ор прекратился после того, как копье другого кочевника проткнуло тело ее пузатого коллеги. Женщина вяло сползла без чувств на пол.

Третий варвар в меховом плаще до колен хрюкнул и, схватившись за шею с сочившейся из нее кровью, дико завращал злыми глазами и начал приседать. Рыбачок, перерезавший врагу горло и что-то крикнувший мне, бросился на убийцу продавца, но сначала получил толчок в грудь, а потом стал отстраняться от выпадов кочевника. Злодей оставил короткое копье в покое, перестав тыкать им уже мертвого толстяка, и обратил всего себя на нового противника – мужика с охотничьим ножом.

– Помогай, паря-я! – снова закричал рыбачок, отступая под свистом кривой сабли и рычаниями варвара. – Отвлеки его. Отвлеки-и.

Он сам делал тычки в сторону наседающего противника, но уже получил резаную рану предплечья, а зал позади него кончился. Матерная ругань, огласившая своды магазина, заставила меня вздрогнуть и дернуться по направлению к дерущимся. Но снова подвели слабые от страха ноги и при этом здравая мысль, что безоружным бросаться на спину врага не стоит. Кое-что из каратэ я умел, но все эти рукопашные навыки вдруг в мгновение ока растворились, исчезли в безвольном теле и возбужденном мозге.

Взгляд упал на красный цилиндр в деревянной оправе. Я кинулся к огнетушителю и стал вырывать его с мясом из крепежной стойки. Очередной крик, уже боли и отчаяния, придал мне сил и уверенности, хотя насчет последнего я впоследствии мог бы поспорить. С диким ревом, похожим на клич Тарзана, я бросился на помощь герою-рыбачку, в обеих руках над головой зажав пожарную болванку.

Кочевник, во второй раз рубанув сгорбленную фигуру рыбачка, успел повернуться на звук несущегося бизона. Точнее, Купола. Огнетушитель с мягким глухим шлепком опустился на его голову в мохнатой шапке. Еще и еще. Я колотил уже лежащее тело, превращая его в месиво, до тех пор, пока хриплый затихающий голос рыбачка не остановил меня:

– Харэ, паря! Хва… хватит… Мы побе… бедили… Все…

И с этими словами он умер.

Я затрясся от шока и избытка чувств, смотрел на окровавленное лицо мужичка, его рубленые раны ключицы и плеча и тихо всхлипывал. Стало больно на душе, прямо в сердце. Виски застучали, голова налилась свинцом. Вмиг ослабевшие пальцы выпустили ношу, и огнетушитель со стуком брякнул о пол. Мое амебообразное тело окончательно сдалось и опустилось вдоль стенки рядом. Глаза продолжали следить за алым ручейком, стекающим с мертвого рыбачка.

«Не успел. Я лоханулся… Я не успел помочь этому мужику, этому герою! Секундой раньше – и он бы жил. Я опростоволосился. Какой же я лох! Я чмо!»


Глава 2
Рембо рулит

На улице туго ухнуло, будто большой шарик лопнул. Сразу в остывший от адреналина мозг ворвался сноп чего-то здравого и свежего. Сильно захотелось пить. Еще больше сжать в руках оружие. Ощутить холодную сталь стволов, спусковой крючок на последней фаланге указательного пальца, почувствовать крепь и надежность боевого средства.

От же! Какой я все-таки… тюфяк. Кругом полно оружия на любой вкус. Бери и защищайся.

Бери?! Ну да как же? Оружие чужое, не мое. Да еще и за решеткой. Не мое! А чье оно сейчас? Вот того толстяка, замешкавшегося с помповиком в руках, а потому подвергшего нас опасности? И где ты сейчас, шкура товарная? Отошел в мир иной?

Иной!

ИНЫЕ!

Кто это вообще такие? Откуда прибыли? Что за…

Взгляд упал на лежащие тела в дубленках и шубах. Я присмотрелся тщательнее, даже носком кроссовки подтолкнул один из трупов чужаков. Мертвее мертвого. Я и мертвецов-то видел только на панихиде по усопшим близким. Здесь такое же восковое лицо, синие уже губы, черные дыры ноздрей. Хотя нет! Вполне свежая физиономия. Кровь еще не отошла от лица, и губы вполне как у живого. Обыкновенный нос. Только не славянский. А мой город самый что ни на есть русский. Сердце, середина отечества. Город-герой, еще в старину видавший набеги татаро-монголов, нападки тевтонцев, слышавший барабаны и пушки Наполеона, пьяные возгласы махновцев и испытавший зверства фашистов… Стоп! Татаро-монголов? Фашистов?

Взгляд снова пробежался по мертвецам. А мозг уже анализировал и посылал импульсы дальше. Эти распластанные тела в лужах крови как раз и были теми кочевниками, что Мамай, или Батый, или еще какой хан Золотой Орды привел в Русь-матушку. Жечь, насиловать и вырезать. И фрицы потом повторяли их стратегию. А до них были и тевтонцы, и бандиты, и белые с красными. Словно из прошлого прибыли эти… эти попаданцы. Господи-и! Придет же в голову такое. Может, рассудок помутился или от избытка адреналина чудится?

Рука стала шарить по полу, залезла в жидкие пятна крови, но продолжила щупать линолеум. Будто жила отдельной жизнью от всего организма. Чего ты там ищешь, клюшка? О! Нашла. Нож погибшего рыбачка. Хороший нож. «Касатка». Маде ин Златоуст. Что-что, а в ножах я научился разбираться. Их, хороших, не так уж и много в стране сделано. «Касатка» не самый лучший клинок, не боевое оружие, но в любой ситуации сможет с лихвой вскрыть и банку тушенки, и нутро утки, и… черепушку врага тоже. Машинально вытер кровь с широкого лезвия о штанину, сморщился брезгливо. Можно было и о мех вот этого чудика вытереть. А не мараться. Хотя руки и кроссовки и так уже забрызганы красными каплями.

Ну-ка, как там в шутерах… Завалил первого врага, возьми его снарягу и осторожно иди дальше. Искать второго и, возможно, третьего. А не повезет, так и сотого. И каждый раз шмонай трупы, забирай их хабар и будь начеку. И все время думай, думай, думай. И сейчас, Купол, думай. Ты не в игре, а в реальной жизни. Кончилась игра! И игровое зло тоже. Игра сама пришла к тебе. И зло пришло тоже.

Вставай, Олежа, шевели колготками. И мозгами тоже.

Волшебных аптечек нет и не будет. Забудь про виртуальные муви-рейды. Ты теперь не геймер, а боец. Натуральный боец. Реально, блин, натуральный солдат. Или… скорее, партизан.

Аптечек не будет. А значит, первая пуля твоя, Купол. И первая засечка от сабли твоя, Олежа. Поэтому будь первым во всем. На шаг впереди врага. Иначе смерть! Как вот эти мужики, рыбак и толстяк, будешь лежать в луже крови под вой мамки.

Мама!

Она же там. ТАМ!

Вставай, Куприн Олег, студент пятого курса, геймер и ловелас. Вставай. Ты теперь Купол наяву. Ты боец. Поэтому вытри сопли на хрен, вставай, бери оружие и иди, воюй.

Что?

Воюй! Бей врага в родном городе, искореняй зло, вернувшееся из прошлого в настоящее. Гниль эту иди и мочи. Ты, а не кто иной. Только ты!

Потому что у тебя все козыри в руках. У тебя тонна оружия, у тебя опыт сотен прохождений шутеров, отличная реакция и железная воля. А еще… потому что ты охотник. Не на уток, а на врага. Теперь на настоящего врага. И этот враг уже близко.

Очень близко! Буквально за дверью.

Иди и воюй, Купол.

И я пошел…

* * *

Значит, попаданцы?

Значит, прибыли оттуда?

Зачем? Как?

А не все ли равно? Это потом выясним. А сейчас затариться стволами по самое не балуй и на выход. В самом же деле – не тут ночевать и прятаться. Я не крыса подвальная. Я боец, черт побери!

Вход. Нужно быстро закрыть все двери.

Я с опаской приоткрыл внутреннюю железную дверь, прислушался. Наверху так же продолжали стрелять и кричать, изредка ухали взрывы. Сноровисто пробежав по ступенькам, со скрежетом задраил внешнюю дверь, даже боясь взглянуть в щель наружу. Это потом. Сейчас другое важнее.

Закрыл и вторую дверь. Молодцы продавцы! Блюдут охрану оружейного магазина хорошо. Гм… Блюли.

Теперь все мертвые.

Как все? А тетка та? Где она?

Я ринулся к решетке, стал цепляться за нее и подтягиваться, пытаясь заглянуть за витрины. Толстяка видно хорошо. Копье все так же торчит в его груди. Где женщина? Сбежала?

Нет. Вон она. Лежит, уже шевелится. Видать, в обморок сбрякала. А сейчас очухивается. Нужно брать быка за рога, пока совсем не пришла в себя. Иначе за эту чугунную преграду мне никогда не попасть.

– Лена? – вспомнил я имя тетки и ласково позвал ее: – Ленка, быстрее открой нашу шарашку, пожар в подсобке.

– Что-о? – будто спросонья спросила женщина, утирая квелое лицо ладошкой и с кряхтением поднимаясь с пола. – Где я? Что случилось?

– Все очень плохо, тетя Лена! Так плохо, что промедление и нашей смерти подобно. Открой быстренько свою каморку, нам нужно вооружиться и выставить оборону.

В ответ только молчаливая кривая гримаса. Такая тупая и чужая, что снова захотелось подобрать огнетушитель. Атас, как эти женщины бывают глупы и медлительны!

– Алле, Ленок! Вернись на землю, Терешкова.

– Что за хамство? Ты, козел, на кого батон крошишь?

Вот этого я никак не ожидал. Просто полный абзац.

– Лена, ты чего, умом тронулась? Нас кончат в один миг, пукнуть не успеешь. Слышь, ты, мадам?

– Кто кончит? Вали отсюда, чувак!

– Звездец! Послушай меня внимательно, кобыла ты заезженная! Посмотри на вот эти трупы, можешь потрогать даже. И скажи – они настоящие или все это куклы и бутафория. Только живей, твою мать! Снаружи уже в гости просятся.

Из внешнего мира действительно послышались гулкие удары металла о металл. На душе вновь стало тревожно, предательская слабость потекла по конечностям.

– А? Чего?

– Думай быстрее, Леночка! Я тут погибать не намерен в окружении целого арсенала и объятиях одинокой напуганной бабенки. Нужно действовать, голуба моя.

Женщина оторопело двинула по узкому проходу, присела и осторожно, словно мину-растяжку, потрогала руку коллеги. Толстяк невозмутимо пялился мертвым взглядом на кассу. На зов и очередные толкания женщины он как-то тоже не откликался.

– Может, искусственное дыхание рот в рот сделаешь ему? Или пульс пощупаешь? – съязвил я, теряя терпение.

– Иди в жопу, козел!

– Я ща уйду. Конечно, уйду. Не с тобой же мне тут маяться. Только вот прихвачу десяток стволов и тонну патрончиков и уйду. Даже убегу с криком. Мне оставаться здесь совсем не хотца! Мне еще семью спасать, друзей и подружек. И домой добраться бы. А не выслушивать херню какой-то сумасшедшей.

Женщина вдруг заревела, да так истошно, что у меня бубенцы сжались. Будто лобзиком по ним приложились. И пару пилок в мозг засунули. Я, безусловно, понимал состояние тетки, сам еще не отошел от хреновых новостей, но дальше мотать сопли на кулак и тянуть резину не мог.

– Тихо… тихо-о! Послушай, моя милая девушка, – в ход пошел пряник, – давай так. Поплакать и подумать у тебя времени будет навалом, а пока открой дверцу своего сим-сима и позволь мне набрать столько, сколько унесу. Там наверху, – я показал пальцем в потолок, другой рукой утирая пот со лба и вороша и без того всклокоченные волосы, – там враг. Жестокий циничный враг, покусившийся на нас, энчан. Сам Энск, видимо, уже в полной жопе! Не спрашивай, дорогая моя, откуда явились эти… гм… попаданцы, кто такие и почему они убивают всех подряд. Я не знаю ответа. Пока. Но обязательно выясню. Их не самые современные представители, коих ты видишь сейчас на полу магазина, покусились на простых безоружных горожан, то бишь на нас. Мне эта резня на хер… гм… извини… совсем выбила из колеи. И если ты не хочешь оказаться в лужах крови рядом со своим толстяком, черт побери!..

Я начал срываться на крик. Попытался сдержать себя, проведя ладонями по возбужденному лицу, но спокойно смотреть на ее тупую отрешенную рожу тоже не мог.

– …Леночка! Баш на баш. Ты сейчас останешься одна. Так?

Физиономия женщины с растекшейся косметикой стала преображаться. Даже кивнула. Скорее машинально, чем осознанно.

– Почему?

– Потому что я сию минуту уйду прочь, если не дождусь твоего презента.

– Какого еще…

– …Звездец, дура-а! Прости. Если ты не откроешь мне доступ к оружию, я попросту сваливаю на улицу и бегом до дому. А ты остаешься одна! Среди этих мертвяков, крови, нападок злых басурман и голодная на дни и, может статься, на недели. Слышишь?

– Да-а, – тетка выдавила что-то нечленораздельное, а глаза ее раскрылись от ужаса, будто увидела за мной нового кочевника. Я даже невольно обернулся. Никого, но стук по внешней двери продолжился с новой силой, что придало мне твердости в словах и страха в гениталиях.

– Так… я ухожу прямо сейчас или все-таки ты вооружишь своего единственного защитника всем необходимым? Могу взять в кредит, в лизинг, в подлизинг и прочую хрень. Ну-у?

– Нет-нет. Сейчас, – она ломанулась к двери решетки в углу помещения, споткнулась, чертыхнулась и побежала дальше.

У меня от сердца отлегло. Наконец-то. Дотямкала, дубина стоеросовая. Ан нет. Опять, смотрю, воткнула.

– Чего опять?

– Что мне пообещаешь? – Женщина встала как вкопанная, держа руку на замке.

– Пипец! Поцелуй на ночь пойдет?

– Щас сама застрелю, козел… ой, извини, козлик мой ненаглядный!

У меня аж между ног не на шутку взволновалось все от ласковых слов этой кикиморы. Конечно же, наигранных и пустых, но до того ли было?!

– Обещаю вернуться ночью с запасом хавчика и воды и подежурить с тобой сутки.

– Трое.

– Двое хватит. Родину спасать нужно!

Последнюю фразу я выпалил обдуманно и твердо, будто всю жизнь готовился защищать отечество и мечтал об этом дне. Сам себя даже не узнал, но услышал. И поверил.

Поверила мне и тетка, закусившая губу и что-то еще гоняющая в голове. Новый удар в дверь рассеял ее сомнения. Видать, оставаться здесь одной среди бесчинствующей нечисти ей совсем не хотелось.

– Расписку оставишь.

– Лады. Но возьму, сколько унесу. По рукам?

– Заходи.

Через минуту я был внутри. Женщина прильнула ко мне как к давнему возлюбленному и томно посмотрела снизу вверх прямо в глаза. Чего-то от этих прилипания и слов опять мое достоинство зашевелилось.

– Не обманешь? Вернешься?

– По чесноку. Отвечаю.

– Действуй, мой герой!

Ух ты! Я аж выпрямил осанку, подобрался, облизнул давно сухие губы. Пока свои. Про ее потом подумаем. Нужно и правда скорее чесать наверх и мамку спасать. И сеструху. И друганов поднимать на смертный бой. Как там, в знаменитой военной песне дедов… Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой?! Сейчас я отоварюсь по полной и встану на защиту родной страны. Сейчас, родная страна, обожди пару сек!

Знаете, любоваться стволами из-за решетки магазина – это одно, а очутиться внутри, между стоек с весьма разносортным оружием, трогать его, клацая затворами и ощущая приятную тяжесть, совсем другое!

Я бросился к десяткам ружей, винтовок, пистолетов и полуавтоматов, еле сдерживая эмоции, чтобы не закричать. Наверное, любому мужчине… гм… настоящему мужику доставляет неслыханное удовольствие оказаться в мире оружия и боезапасов, понимать, что все это твое, бери, сколько можешь, а трать, сколько хочешь. Здесь, в этом подвале, было сосредоточено столько разнообразного оружия, что моим слюням понадобился стаканчик, а глаза заболели от выпучивания.

Море патронов, пулевых и дробовых, амуниция, экипировка, арбалеты и лук со стрелами, ножи и даже несколько инкрустированных под старину единиц холодного оружия: палаш, меч, алебарда, казацкая шашка, дамасский клинок, пара мушкетерских шпаг.

Аж сознание помутнело. Столько «добра» я еще не имел в своем распоряжении. «Тетя Лена», на вид которой было от силы лет сорок, уселась возле прилавка с карандашом и блокнотом, приготовилась составлять список заемных товаров и с щенячьей готовностью уставилась на меня. Я хмыкнул и начал вооружаться.

Перво-наперво, как в своих играх, достал со стендов и аккуратно сложил на одном из стеклянных лотков СКС, «Ягуар», итальянскую пятизарядку и ВПО-123. Минуту смотрел на них, обдумывая, как все это водрузить на себя с центнером патронов. Убрал импортный ствол, почесал затылок. Ладно, посмотрим, когда все напялим на себя.

Травматический ПЯ лег рядом с серьезными стволами. Ну, а что? Табельное, быстро выхватываемое оружие тоже необходимо. В ближнем бою эффективно валит с ног. Если враг не в бронике, конечно. А он вроде бы не в бронежилетах. Как показали эти трупы в меховых дубленках.

Нож есть, сюрикены кидать не умею, не ниндзя я. Что поделать.

– Бронежилеты какие имеются? – бросил я через плечо.

– Пара есть. Один легкий итальянский для копов. Но, говорят, надежный, – ответила Лена, убирая прядь с лица, – другой кевларовый наш. Но тяжелый, зараза, сама мерила на себя как-то.

– На себя?! – я вздернул брови, повернулся к девушке и криво усмехнулся. – От толстяка своего защищалась, что ли?

Ее лицо вмиг посерело, губы сжались. Задел за живое. Поди, у нее связь интимная с тем хозяином была. Или кто он там, просто коллега.

– Ладно, ладно, шучу. Мне сейчас шутить полезно, иначе свихнусь тут. Давай, неси итальянский. Посмотрим, что за фанерка там.

Она принесла действительно облегченную версию бронежилетов итальянских карабинеров. Комиссар Каттани вроде как в таком же бегал. Я начал натягивать на себя черную безрукавку с эластичными пуленепробиваемыми пластинами в армированной ткани. Понял, что вспотел и неплохо бы заменить свою футболку на чистую и новую. Лена кивнула, поняв меня с полуслова, убежала в подсобку, принесла тельняшки и пару маек защитного цвета. Я отрицательно помотал головой:

– Не-а, неси футболки. Тельняшки – это патриотично, но в темноте будут выдавать яркими полосками, как зебру. Пусть не обижается наша десантура! Хотя одну в рюкзак суну. Кстати, мне нужен небольшой, компактный рюкзачок. Сделаешь?

Скоро у меня был заспинный сидор, похожий на ранец школьника. Походный вариант спецназовского РД, только уменьшенных размеров. Сойдет.

Стал пихать в ранец мелкий скарб, возможно, не нужный в бою, но необходимый в выживании на улицах: моток шпагата, фляжка, запасной комплект нательного белья, охотничьи спички, фальшфейеры, фонарик с батарейками, четыре рации, навигатор, несколько коробок с патронами к «Ягуару», запасные магазины к СКС, две аптечки, комплекты питания ИНП-4. Вдруг голод сморит. Водрузил «Вепрь». Стал похож на оруженосца в квадрате.

– Разгрузочный жилет тащи. Под мой размер. Темный.

Принесла. Не подошел. Визуальный осмотр не удовлетворил меня. Мало кармашков и нет ячеек под магазины. Пошел сам, из десятка висящих на стойке выбрал нужный, на два размера больше моего. Натянул его поверх броника. Вроде не тесно. Начал нашпиговывать разгрузку патронами и магазинами.

Через четверть часа стал похож на Рэмбо, брутальности в физиономии как у киношного героя не хватало, да и раскраски на ней тоже. А еще кровавых царапин по телу. Но с этим я не торопился. Тьфу, тьфу!

Удары по двери снаружи прекратились, видимо, дебилы все же отказались от затеи ломать закрытый магазин, и решили взять то, что доступней. На душе сразу стало спокойнее и легче. Не от обилия оружия на теле, а от того, что не хотелось встретиться лицом к лицу со сворой злых кочевников или свинцовой очередью гитлеровца. Авось пронесет.

– Ну что, Лена, Леночка, Ленуся? Бывай. Я пошел мочить гадов. Спасибо за подарки.

– Ты обещал вернуться!

– Я? А-а… да. Хорошо, что напомнила, – и, не успев дать девушке ахнуть, обнаглел и шлепнул ее по попке, – конечно, приду. Разберусь там и приду. Условный стук запомнила? Хорошо. Прибери тут, оттащи трупы в дальний угол, закройся, возьми «Фокстерьер» и книжку, сиди и читай. Никого не бойся. Пусть теперь они нас боятся, сволочи!

Я на миг задумался, представляя, как выйду из подвала и начну поливать округу из всех стволов. Откинул эту мысль. Встрепенулся от очередного взрыва на улице.

– Пока.

Она провожала меня долго и ласково, на прощание обняв и поцеловав в губы. И я ушел.

Ушел, чтобы начать войну. Войну Куприна Олега, Купола.

Я поднял ствол СКС на уровне груди и толкнул наружу исковерканную какими-то уродами дверь. Сделал шаг вперед. И ахнул…


Глава 3
Сходил за молочком!

Улицы города оглушил невыносимый крик боли, страдания и ощущения близкой смерти. Смерти, которая металась между домами, лишая жизни коренных обитателей. Трупы, обагренные кровью, лежали там, где их застала костлявая. Изломанные, порубленные, простреленные допотопным оружием тела валялись выброшенными куклами на обочинах, тротуарах, в еще недавно оживленных дворах и в прочих оживленных местах Энска. Городом правили хаос и страшная в своем обличье смерть.

Люди прятались там, где, казалось, можно было спрятаться от разящей опасности. Но они явно не были готовы к такому роду событий. Пришельцы извне, по своей сущности, не намерены были щадить этот новый для них мир. Привыкшие убивать и властвовать, наслаждаясь своей безнаказанностью, они тупо исполняли свою миссию. Кровь лилась рекой.

Прямо посреди торгового центра появилась толпа диких, вонючих кочевников, с победным улюлюканьем и гиканьем ворвавшаяся в толчею праздно шатающегося и отдыхающего народа. Никто и ничего не смог предпринять, не то чтобы подумать, как на головы отдыхающих после трудового дня горожан обрушились невиданные к нынешнему времени грубо оперенные стрелы и ржавые, но достаточно острые сабли. Алые брызги окрасили стены домов и тротуарную плитку. Первые крики боли и ужаса заполонили улицы, загробным эхом оглашая ближайшую территорию.

Блестящие от жира и пота лица кочевников не выражали никаких эмоций. Словно зомби, будто на автомате, как в плохом художественном фильме, они издавали несуразные по нашим понятиям звуки, а грязные руки совершали привычные для них жестокие манипуляции, отчего жители города вмиг теряли конечности и падали на многострадальную землю, кто замертво, а кто захлебываясь в собственном крике от страшных ран.

Николай Тягачев успел инстинктивно прикрыть голову пакетом с только что купленными продуктами из супермаркета, как почувствовал, что левую руку, судорожно сжимавшую полиэтиленовые тесемки, жестко дернуло в сторону. От неожиданности он засеменил ногами и, споткнувшись, упал навзничь. Это и спасло его вторично. Противно вжикнуло в воздухе, и за шею побежала струйка холодной жидкости. Взгляд непроизвольно выхватил торчавшую из пакета стрелу и стекающую из-под нее белую струйку.

«Вот и попил молочка!» – подумалось запоздало. Мозг еще не осознавал, что вдобавок просвистевшая мимо сабля могла лишить его возможности возмущаться досадности нелепого падения.

Всадник на низкорослом коне, недоумевая, взвизгнул от неудачи, заметив, что его разящее оружие не достигло цели, и несостоявшаяся жертва продолжает пялиться на него недоуменным взглядом. Конь взвился на дыбы, пронзительно заржал от боли в разодранной уздой губе и чуть не опрокинулся. Сабля снова сверкнула молнией сверху вниз, но человека, готового принять своей плотью острую сталь, разрушающую все живое на своем пути, она не встретила. Искры метнулись от тротуарной плитки на месте загадочным образом исчезнувшего человека.

Николай, сам еще толком ничего не соображая, как на учениях, кувырком ушел в сторону, поднырнул под дрожащий круп коня, пружинисто подскочил и ухватился обеими руками за вражью руку.

Конь устоял на месте, а вот всадник в седле – нет. Миг – и он с грохотом свалился вниз, невольно теряя как оружие, так и остатки былой самоуверенности.

Пакет с остатками покупок еще летел в сторону, когда освобожденный от ноши кулак уже искал новую мишень, найдя такую в виде поросшей редкими волосами рожи попаданца. Хрустнула носовая кость, и бывший всадник не успел даже крикнуть, как мелко засучил обутыми в ичиги кривыми ножками. Сабля вывалилась из ослабевших пальцев.

Что за хрень, – мелькнула запоздалая мысль. – Что здесь происходит?

Вокруг тенью метались вооруженные всадники, направо и налево разящие своим допотопным оружием беспомощных жертв.

Николай молнией метнулся к трофейному оружию, еще толком не осознавая серьезности происходящего, схватил за эфес еще влажный от чужого пота клинок и начал по-казачьи рассекать им воздух. Точь-в-точь как на былых тренировках. Хоть палка, хоть дубинка, хоть нунчаки, а теперь хоть и непривычная для обращения старинная сабля.

Замер, оценивая обстановку. В мозгу сработал условный рефлекс бывшего воина. Хотя почему бывшего? Ведь бывших офицеров не бывает, а Николай не так давно сменил статус военного на скромный статус пенсионера. Но ведь военного пенсионера!

Боковой взгляд четко фиксировал происходящее. Теперь организм уже без малейшего сбоя реагировал на действительность. Шаг вперед… Нагнулся… Снова кувырок… Выпад с разворотом… И конь потерял своего седока. Темная кровь обагрила покрытие, точно повторив в движении траекторию падающего всадника.

Эх-х… Помнят руки… А враги пусть вздрогнут!

Ближайший всадник заметил падение своего соплеменника, возмущенно взвизгнул и молнией метнул короткий дротик в сторону противника.

Николай слегка отвернул свое тело, уходя с траектории летящего острого предмета.

– Твою мать! – Рука непроизвольно метнула в ответ короткий клинок.

Даже сам не ожидал такого. Честно.

Сабля просвистела свою смертоносную мелодию в воздухе и грузно, почти до половины вошла в грудь кочевника. Тот без звука свалился на землю. Осоловелые глаза затянулись туманной дымкой и сомкнулись в последний раз.

Николай судорожно вздохнул, захлебываясь от недостатка кислорода в легких, растерянно посмотрел вокруг себя.

Кругом царили хаос, смерть и разруха. Просто фантастика какая-то, сцены из фантастического фильма, наблюдаемые наяву. Наше время, обычные, современные люди, в одночасье подвергшиеся нападению средневековых, диких кочевников! Да что же здесь происходит, черт возьми?!

Не успел подумать дальше, как воздух молниеносно обогатился еле видимой дымкой и рядом с очередным монголоидным воином появился человек в форме наполеоновского воина именно тех времен, когда сам Кутузов с отвращением наблюдал за оккупацией своей Родины. Новоявленный вскинул мушкет и прицелился в грязного одинокого всадника. Вспыхнул огонь…

Выстрел прозвучал громче разряда молнии. Действенно и разрушающе.

Кочевник слетел с коня, обливая кровью газон. Свинцовый заряд знатно разнес ему полголовы.

Солдат в треуголке победоносно вскрикнул. Голова солдата раскололась, забрызгав все кругом кровью.

Камень из допотопной пращи превратил его голову в расколовшуюся вазу. Солдат, даже не успев возрадоваться победе над поверженным врагом, кулем слетел с коня и остался лежать громоздким мешком на асфальте. Тело его не подавало признаков жизни.

Средневековые кочевники, французские кирасиры, реальная смерть…

Да что, черт возьми, происходит?!

Тягачев, все еще ничего не понимая и находясь в растерянности от происходящего, инстинктивно рванул в сторону запасного выхода. Прямо перед ним снова, словно из воздуха, возник силуэт волосатого существа, пьяным бестолковым взглядом оглядывающего пространство вокруг себя.

Николай машинально взмахнул рукой в направлении нападающего и скользящим ударом смахнул его злорадную ухмылку. Удар утонул, словно в киселе. Вязкая сущность взамен податливой плоти. Средневековый азиатский воин кувыркнулся и исчез невидимкой.

– Оп-пачки! Ниче се. Неправда… обман зрения… Такого не может быть! – Николай, морщась от недоумения, все глядел в пустоту.

Очевидно, кочевник испарился из этого мира в параллельное измерение. Ну, или как-то так.

– Это сон, такого просто не может быть!

Вместо исчезнувшего средневекового воина на том же месте, в том же мистическом мареве возник силуэт…

– Нет, не может такого…

Самый натуральный гитлеровец, как в фильме об Отечественной войне. Жетон жандарма, автомат МП-38/40 на кожаном плаще…

Ствол повернулся в сторону резни и выдал первую очередь смертоносной струи в направлении людей.

Это уж точно как у поэта: «Смешалось все – и кони… люди…» Нормальному человеку теперь уже было трудно различить в этой какофонии и мешанине что-то четкое и понятное. Средневековые воины, наполеоновская братия, нацисты прошлого века… Явно где-то наверху произошел сбой даже в осознании логики исторических событий. Но в то же время бойня намечалась не маленькая.

В грудь неуемного автоматчика воткнулась оперенная стрела, и его отбросило в сторону. Но и самого лучника не пожаловала судьба: длинная очередь из автомата успела сразить стрелка свинцовым веером.

Замешательство в рядах пришлых воинов дало возможность обычным людям, попавшим в замес исторического хаоса, и Николаю попытаться спрятаться от неизвестно откуда возникшей напасти.

Он незамедлительно этим воспользовался. Стеллажи послужили неплохим убежищем для укрытия тела и сбора мыслей в единое целое. Но те все никак не хотели воссоединяться. Мозг не желал трезво воспринимать случившееся, вопреки увиденному, пережитому и осознанному.

Казалось, первая угроза была отражена… Но все его естество не желало мириться с происходящим вокруг. Даже лежавшие в хаотической небрежности обезображенные внезапной кровавой смертью трупы не позволяли осознать всю серьезность случившегося. Такое даже во сне не явится, в фантастической книге не прочитается – не то что наяву увидишь…

А события между тем продвигались своим, немыслимым чередом.

Внутренний двор супермаркета заполняли появляющиеся словно ниоткуда воины разных времен и эпох. Теперь среди кочевников метались люди в треуголках с допотопными ружьями и зажженными фитилями, между ними вертелись солдаты вермахта времен Великой Отечественной войны, ведя неприцельный огонь из более современного огнестрельного оружия, а среди них махали самыми настоящими мечами самые что ни на есть настоящие… тевтонские рыцари.

Грохот от разваливающегося, когда-то скрупулезно сложенного товара, казалось, заглушил шум внезапно возникшей бойни. Стекло от разбитых бутылок смешалось с макаронами, чипсами и крупами.

Николай в очередной раз увернулся от нанесенного пришлым воином удара, несущего смерть или увечье, пригнулся, извернулся пружиной в ответном броске и зажал руку воина. Раздался неприятный хруст. Крестоносец только содрогнулся от полученного увечья, но попытался второй, здоровой рукой дотянуться до противника. Это ему не удалось. Тягачев согнул шею в противоположном направлении и с усилием дернул тело. Оно повисло безвольным кулем в мускулистых руках.

Теперь все попаданцы занялись физическим истреблением соперников в своих рядах и, кажется, забыли о существовании коренного населения, уничтожение которого как будто было заказано кем-то выше.

Николай глубоко вздохнул и придвинул к себе тело только что убиенного им противника. Оно напоминало изломанный временем древний предмет, даже не живое существо, только что угрожавшее примитивным оружием всему сущему в этом мире, а словно изъеденную молью плюшевую игрушку, выброшенную на помойку. До такой степени жалко выглядел труп неизвестного.

Стрелы, копья и пули все еще рикошетом повизгивали вокруг, но прямой угрозы для жизни уже не несли, и невольно появилась возможность осознать и воспринять происходящее.

В то, что данное явление не является сном, Николай поверил еще пару минут назад. Об этом явственно твердили ушибленные спина и рука. Да такое не могло бы показаться даже в самом тяжелом бреду. А запоями бывший офицер российской армии не страдал. Самый же настоящий бой завязался не на шутку.

Передовые всадники лихой кавалерии не успевали появляться, как были встречены перекрестным огнем из оружия, почти идентичного современному стрелковому. Пальба стояла невообразимая. Неизвестные солдаты, одетые в мышиного цвета форму вермахта, только и успевали вскидывать винтовки, сбивая всадников с лошадей. В дыму и всполохах схватки смешались все – и животные, и люди. Среди стародавних кочевых воинов появлялись и тут же падали замертво еще более древние солдаты Средневековья – рыцари, с ног до головы одетые в бронированные латы. Их железо, предусмотренное для защиты от холодного оружия, легко пробивалось пулями.

Ужасную картину сумбурного боя прервала машина вневедомственной охраны, из которой, стремительно выпрыгивая, появились бойцы в темной униформе. Двое. Естественно, не успев сделать и пары выстрелов, они украсили своими напичканными стрелами и тупыми пулями телами тротуарную плитку.

Автомобиль еще долго и натужно ревел дросселем холостого хода под давлением ноги мертвого водителя, глядящего пустым, наивным, непонимающим взглядом на происходящее вокруг.

Николай отбросил труп, свалившийся минуту назад на него, и молнией метнулся в сторону работавшей на холостом ходу «Нивы». Прямо перед автомобилем лежало тело хрипящего в предсмертной агонии молодого полицейского, судорожно сжимавшего в руках куцый АКСУ. В былые времена Тягачев к такой пукалке даже не притронулся бы, зная не понаслышке его тактико-технические характеристики. Но в данной ситуации для выбора не было возможности.

– Извини, брат. – Он потянул к себе бесполезное для умирающего оружие, а тот лишь умиротворенно вздохнул и закрыл застилающиеся поволокой глаза. – Теперь это тебе уже ни к чему…

Рука машинально нащупала запасной магазин, и он вовремя откатился в сторону, уйдя от очередной татаро-монгольской стрелы, вонзившейся встык между плитками.

Теперь руки и тело работали слаженно, как на учениях. Автомат, как и думалось, был на предохранителе. Один легкий щелчок, движение затвором – и ствол в патроннике.

Привычная очередь с отсечением в три выстрела, а пули точно полетели в цель. Здесь уже не до пристрелки чужого ствола, но в умелых руках и такое оружие могло выдавать чудеса. А автомат и не думал подводить своего нового хозяина.

Выстрел. Уход телом в сторону. Снова короткая очередь. И уже два трупа беспомощными тряпками лежат на полу. Один из них выглядел точь-в-точь как солдат Наполеона, одетый в стандартную форму тех времен. Второй же, бряцая по плитке коваными доспехами, покатился, отбросив двуручный меч, и замер в паре метров от первого. Два солдата разных эпох, но одна и та же судьба, а точнее – смерть.

Николай экономил патроны, помня об их количестве. Глаза успевали охватывать территорию боя, а точнее, бойни. Со скрежетом зубов, с тоской и болью успел заметить лежавшую неподалеку в луже собственной крови соседку, тетю Машу. А ведь буквально минут десять назад она, весело улыбаясь, просила его помочь донести до дому сумку с продуктами, мол, набрала с запасом, как перед войной, чтобы подольше хватило и было чем приехавших долгожданных гостей потчевать.

Как загадала, войну эту самую… Сумка с выпавшими гостинцами валялась неподалеку, а по ней топтались грязные ноги солдат прошлых веков.

Напоминание о гостях соседки непроизвольно обожгло мыслью о своих родных. Ведь дома остались жена с младшей дочерью, которые наверняка и не подозревали о появившейся внезапно, словно гром с ясного неба, угрозе! Да и сын Антон куда-то ушел из дому с утра пораньше, кажется, с другом, Олежкой Куприным, в оружейный магазин собирались наведаться. Ведь, как и отец, он был помешан на всякого рода навороченных стволах.

Э, нет! Нужно скорее и осторожно выбираться из этой мясорубки, пока пришлые враги, все появляющиеся из туманного марева, в одночасье отвлеклись от кровавой бойни и уничтожения безоружных мирных жителей, на междоусобицу.

А бой тем временем завязался неслабый! Пришельцы в нацистской форме потихоньку брали верх над более слабыми в современном бое тевтонцами, кочевниками и солдатами наполеоновской армии. Автоматы, винтовки и пулеметы, не требующие дополнительного времени на перезарядку, выплевывали порции смертоносного свинца и косили всех подряд. Местные жители, коим еще посчастливилось остаться в живых, уже не кричали от ужаса внезапного нападения. Кто-то испуганно жался под упавшими стеллажами, а кто и пытался бесполезно укрыться за трупами несостоявшихся покупателей.

Николай приготовился к молниеносному рывку, мысленно наплевав на рой смертоносных пуль и стрел, жужжавших вокруг, но практически рядом протрещала длинная очередь, по звуку явно отличающаяся от грохота разномастного оружия. «Сто процентов – «АК» укороченный!» Боковое зрение выхватило стоящую на четвереньках фигуру человека, одетого в темную униформу бойца вневедомственной охраны, который судорожно нажимал на спусковой крючок, посылая выстрелы чуть влево от себя. «А ведь точно, патрульные по одному не ездят!» – мелькнула запоздавшая мысль. Теперь напарник убитого вохровца отошел от шока и поливал нападавших свинцовым веером.

«Ай да молодца, парень!» Эти спонтанные очереди невольно спасли их обоих от неминуемой гибели. Грудь очередного пришлого вояки, решившего покончить с оставшимися в живых и оказавшими жесткое сопротивление потенциальными жертвами одним броском противопехотной гранаты на длинной ручке, окрасилась алыми точками в виде распускающихся гвоздик. Тело задергалось от попаданий, смертоносный предмет в виде пестика для измельчения мака, именуемого в народе колотушкой, упал не возле них, а лишь неподалеку.

Николай рывком бросился к вставшему бойцу и, падая, увлек его за собой вниз, спасая от неминуемых осколков.

Взрыв прозвучал приглушенно, возможно, шум боя задавил грохот гранаты. Свист металлических кусочков рванул не только воспаленный слух, но и болью отозвался в левом предплечье. Теплая жидкость алым пятном моментально выступила на рукаве.

«Касательное…» – мелькнула запоздалая мысль, а ноги уже сами несли его подальше от шума происходящей вакханалии.

Боец охраны еле поспевал за ним, судорожно передвигая сведенные страхом ноги. Всевышнему спасибо, что опасные инородные предметы, неприцельно посылаемые в сторону убегавших, миновали свои цели.

На площади перед супермаркетом практически ничего не происходило, все события развивались непосредственно у входа в магазин, где одиноко стояла искореженная последствием близкого взрыва «Нива». Оба беглеца спокойно пересекли пустую площадь и скрылись в ближайшем дворе, едва переводя сбившееся дыхание.

– Ты как? – Николай чувствительно встряхнул остановившегося за ним бойца, невидящим взглядом смотревшего вперед. Он явно находился в прострации.

– А? – Тот еще не осознавал происходящего с ним.

Николай понимающе прищурился и со всего маху залепил ему довольно ощутимую пощечину.

Подействовало.

– Ах, ты… – Воина словно подбросило невидимой волной, наверняка он не привык к подобному обращению к себе.

– Тихо… Тихо. – Тягачев машинально поставил блок на ответный инстинктивный удар. – Вижу, что все в порядке.

– Что здесь происходит? – охранник неудомевая, но уже осмысленно огляделся.

– Хотелось бы самому понять. – Николай тяжело вздохнул. Рана дала знать о себе тянущей болью, заставив слегка застонать. – Идти сможешь?

– Наверное, да…

– Ну и ладушки. – Огляделся вокруг. Похоже, они вырвались из смертельного супермаркета. Выстрелы, крики и взрывы раздавались неподалеку, но уже не так беспокоили беглецов.

– Патроны остались?

– Н-не знаю, наверное, еще есть… – сержант (Николай только сейчас заметил на погонах знаки отличия) судорожно отсоединил магазин от автомата и посмотрел на виднеющиеся в его основании патроны, словно мог их таким образом сосчитать.

– Замени магазин и не пали зазря, – скомандовал, как отрезал.

– Ты-ы… В-вы… Кто? – заплетающимся языком издал сержант.

– Ну вот, уже ближе к истине. – Тягачев здоровой рукой ободряюще хлопнул того по плечу. – Видишь открытый подвал вон в том доме? Давай-ка, двигай задницей, только пригнись, боец.


Глава 4
Лара Крофт отдыхает

Наташка Чикунова перестала эсэмэситься с Димкой Мироновым не потому, что он опять черканул ей обидное слово, а из-за вдруг выключившегося смартфона. Она чертыхнулась, нервно нажимая на кнопку включения, но гаджет молчал, дав понять, что умер навсегда.

– Зашибись! – Девчонка соскочила с кровати, кинув телефон на стол. – Полный отстой, блин.

Она бросила взгляд в зеркало, задержалась, убирая локон за ухо, поправила майку на плече. Снова посмотрела на себя хорошую в отражении. Двадцать лет, красивая, молодая, задорная, а, блин, парня нормального все еще нет. Че за на фиг, Чика?! Сверстницы уже не только имеют парней почти все, даже чпокаться начали, а Алиска вообще двух уже заимела. Я че, уродина какая? Вполне симпатичная, умная, интересная девочка. Че ему надо еще?

Наташка поправила загнувшуюся ресничку на веке, отошла от зеркала, ненавистно взглянула на мертвый смартфон на столешнице. Взяла, попробовала снова включить – никакой. Сквозь зубы прошипела бранное словечко, машинально, вся в думах о том, что сейчас делает Димон, сделала шаг к шторе поправить ее. И мельком взглянула на улицу.

Заполненный автомобилями двор, одна из машин надрывно воет включенной сигналкой, кроны тополей, переставшие шелестеть без ветерка, бегущая с коляской женщина, мчащийся на велосипеде парень. Вроде все обыденно, привычно.

Но что-то в этой картинке показалось не так, не то. Наташка отогнула край тюля и нахмурилась. Где ветер? Чего так женщина с коляской боится, озираясь и спотыкаясь? Велосипедист вдруг с разгону врезался в одну из стоявших у газона машин и грубо плюхнулся на клумбу.

Наташка вздрогнула, прильнула носом к стеклу, ощутив его холод. Не сводила взгляда с лежащего парня, который не шевелился.

– Че за… Реально грохнулся! – прошептали губы девушки. И тут она вскрикнула.

Женщина, не отпускавшая до последнего ручку коляски, упала, начала вставать, но к ней подскочил невесть откуда взявшийся азиат в старом замызганном халате и жилетке поверх него, с саблей. Схватил молодую мамочку за волосы и потащил в кусты. Коляска накренилась и повалилась, ребенок выпал из нее и заверещал, корчась в ползунках на травке.

Захотелось вмиг кинуться на помощь маленькому чаду, но вокруг же были взрослые, почему никто не помогал бедной женщине, было непонятно.

Наташка ощутила животный страх, пальцы задрожали, спазм сковал горло. Все еще не понимая, что происходит на улице, она продолжала глазеть на нее. Язык еле вывернулся и позвал громко:

– Пап! А, пап? Иди живей сюда.

Из кухни раздался бас отца:

– О, как! Доча меня назвала папой?! Не предком, а папой? Я просто в ауте, дочура.

Отец в трико и майке с отвисшим животом и давней небритостью на круглом лице заглянул в комнату.

– Пап, че там творится? Ты глянь на улицу. Там в натуре треш полный!

– Треш ей, ишь. – Отец встал рядом, от него пахнуло колбасой и луком, а еще пивом, без которого он никак не мог провести день. – Чего там стряслось? Хачье опять моросит или кирпич на машину сбросили?

– Хуже, пап! Че-то мне страшно…

– …Твою-ю ма-ать!

Челюсть отца отвисла, глаза вылезли из орбит, рука, отогнувшая тюль, дико затряслась. Сцена, развернувшаяся во дворе трех домов, повергла его в шок.

На детской площадке двое смуглых низкорослых мужичков в мохнатых нарядах кочевников начали насиловать женщину, грубо шлепая ее по лицу и громко хохоча. И никто не бежал ей на помощь, хотя на улице еще находился народ. Странный какой-то народ! Одни, в которых угадывались горожане Энска, носились, падали, прятались и исчезали в подъездах и арке. Другие, незнакомые и видом своим вызывавшие удивление и где-то омерзение, гонялись за жителями домов, хватали их, откровенно грабили и лупили, других рубили саблями и протыкали короткими копьями. Крик обезумевших людей, довольные вопли чужаков, вой автомобильной сирены, выстрелы в подворотне, звуки разбитых стекол – все слилось в страшную какофонию. И все это не было похоже на плохое кино.

– Пап, че это там? – Наташка дернула отца за локоть и тихонько заскулила. – У меня что, галюники в зенках?

– Атас… Полный атас-с… Доча… Натаха… Я ниче не понимаю… – Отец с трудом мог говорить, еле владея языком. Бледность на его ошарашенном лице не сулила ничего хорошего и еще больше напугала девушку.

– Там же Женька гуляет! – пролепетала она, повышая голос. – Папка, там же Жендос наш! Он же там, на улице-е.

Оба кинулись в прихожую, начали суетливо одеваться, но вдруг отец замер и схватил дочь за руку.

– Стой! Нельзя туда. Тебе нельзя. Звони в полицию. В «Скорую». Мамке звони на работу. Тут полная жо… Я за Женькой сам сбегаю. Сиди тут и не смей выходить. Слышишь меня?

– Я помогу тебе.

– Сидеть, я сказал! Чтоб носа своего не выказывала наружу. Все. Я быстро. Вот же срань!

Отец накинул жилетку, натянул старые истоптанные туфли и рванул дверь, но, будто опомнившись или сообразив что-то, вернулся, выудил из угла прихожки биту, сказал в пустоту темного коридора «Ага» и выскочил на лестничную площадку. Наташка машинально закрыла все замки двери, побежала в свою комнату, стукнулась локтем о дверной косяк, сморщилась, но, влетев внутрь, схватила смартфон и осторожно отогнула тюль у окна.

Во дворе ничего не изменилось – женщина под насильниками перестала дергаться и кричать, став безвольной куклой в руках сильных чужаков, велосипедист лежал бездыханным, одна машина горела, несколько новых трупов появилось за эти минуты. Они лежали в неестественных позах, смерть не щадила никого – пенсионеры, дети, женщины.

Возле ржавого гаража какой-то мужик отбивался штыковой лопатой от двух наседавших кочевников, третий валялся с разбитой головой рядом. Подобрать его саблю, видимо, не хватало момента, поэтому герой мужественно сражался орудием труда со злыми азиатами. Шансов у него не было. Путилыч, в коем Наташка признала соседа по дому, начал сдавать позицию. Вот одна рубленая рана, затем вторая окрасили его тело. Кочевник выбрал момент и воткнул копье под мышку героя, другой подскочил и резким взмахом сабли отрубил голову Путилыча.

И тут из подъезда выскочил отец. Наташка ахнула и зажала ладонями рот, наблюдая за действиями родного человека. Сразу все злости и негодования, все ранние недовольства отцом отодвинулись на задний план, растворились. Теперь он стал так близок и уважаем дочерью, что не было на всем белом свете человека ближе и роднее, не было мужчины сильнее и авторитетнее отца.

Татаро-монголы не сразу заметили бегущего мужика с битой, который на всех парах помчался в соседний двор высотки, так любимый десятилетним сыном. Пробегая мимо насильников молодой соседки, он успел огреть пару раз одного из чужаков, а другого только пнул по ребрам. Бросившиеся в его сторону степные дикари не на шутку испугали, отчего он припустил спринтером прочь через газоны, бордюры и скамейки.

Теперь во дворе не виднелось ни одного живого человека. Как Наташка ни всматривалась, кроме ползающего на коленках азиата никого больше не заметила. Изнасилованная женщина еле шевелилась, подогнув ноги под живот и прикрываясь разорванными лоскутами платья. Дома по периметру двора замерли, словно огромные слоны, взглянувшие в глаза Горгоне. Ни один человек не выскочил наружу, все попрятались, боясь выходить. Те немногие, кто в это время находились в квартирах, с ужасом подглядывали за улицей, большинство других в настоящее время отсутствовали по причине рабочего дня.

Наташка терзалась в мучениях, что ей предпринять. Хотелось бежать сломя голову за отцом, искать Женьку, возможно, им обоим нужна была помощь. Но чем могла помочь им хрупкая девчонка? Плюс страх липкими щупальцами сковал ноги и горло, давил на виски, морозил конечности. Оружие дома отсутствовало, только столовые ножи, топорик в инструментах да клюшка с автографом от Овечкина, фанатом которого слыл отец.

Наташка вновь попробовала дозвониться хоть до кого-то, но смартфон не включался. Схватила отцовский кнопочный сотовый – то же самое. Кроме всего прочего в квартире отключился свет, а розетки больше не дарили энергии. Апокалипсис как-то неожиданно и страшно явился в их квартиру, в их город, а вероятно, и охватил весь мир. Хаос и смерть, попаданцы-враги, о которых Наташка читала в ридере, скачивая пиратские версии постапокалиптических романов из Сети.

И все же сидеть и тупо дрожать она не могла. Там, на улице, оставались ее братишка и отец. И пора было вырастать из девочки-припевочки в сильную самостоятельную взрослую личность. Она чувствовала, что сможет, справится, победит. Жаль, что нет рядом друзей! Где они? Где Димка? Где его дружки Купол и Дизель? Как там моя мамочка сейчас? Наверное, эти уроды из степей и пустынь в данный момент разоряют все учреждения, жилые дома, магазины и школы?!

Я не могу сидеть как дура, как лохушка! Я не могу-у…

Она сидела, раскачиваясь в позе лотоса, еще четверть часа. Пока на улице не раздался выстрел. Потом другой.

«Менты пожаловали! Наконец-то», – почему-то подумалось вздрогнувшей девчонке, она вскочила и прильнула к окну. Во дворе почти строем прошлись солдаты неведомой армии, по-киношному разодетые в яркие мундиры и старинную обувку, их ружья со штыками торчали во все стороны, иногда оглашая улицу громом выстрелов и пуская облачка белого дыма. Куда они палили, Наташка не понимала, но длинные стволы мушкетов были направлены в окна и балконы домов.

– Это еще кто такие? Что творится? Че за фигня?! – вслух поразилась девушка, закрыв штору и шарахнувшись от окна вглубь комнаты. – Папка, ты где? Женька? Мама-а!

В подъезде кричали, потом грохот выстрела заглушил женский вопль. Наташка застыла в коридоре, боясь подойти к дверному глазку. Рука сжимала хлеборез, косточки на пальцах побелели от напряжения.

– Мирон, дурак, где ты сейчас?

* * *

Мирон, он же Димка Миронов, на год старше своей возлюбленной Чики, в данный момент корчился на полу коридора своего родного универа под тяжестью потерявшего сознание… рыцаря. Настоящего тяжеловооруженного тевтонца в латах с красным крестом на доспехах, в шлеме-ведре и с мечом в руке. На голову этого пришельца (иначе никак и не назовешь явившихся из ниоткуда средневековых псов) только что обрушился стул из лабораторной по физике. Потом еще раз пять. Хвала однокашнику Костяну, не растерявшемуся и с подручным предметом мебели кинувшемуся на помощь Димке. Стул в щепки, вражина в аут, а обескураженный Костик Липов по прозвищу Клип сполз вдоль стенки и хватал воздух открытым ртом, будто рыба на берегу. Шок поверг парня в полуобморочное состояние, силы покинули его, а рвотный рефлекс упорно давил горло и грудь. И не только от вытекшего из щели шлема глаза поверженного рыцаря, а еще и от кровавых трупов трех своих товарищей-студентов. В углу человек пять пацанов дружно мутузили ногами и тыкали кулаками скорчившегося чужеземца в кольчуге, пока один из них не догадался схватить брошенный меч и не насадить чужака на длинное лезвие, как шашлык на шампур.

Мирон выбрался из-под туши вырубленного тевтонца только после того, как подскочившие парни помогли свалить труп в сторону.

– Ты как, Мирон?

– В полной жопе.

– Звездец подкрался незаметно! – выдавил всегда молчаливый Пашка Дорофеев по прозвищу Пандора. – Мы попали в прошлое, пацаны!

Все посмотрели на него, хмурясь и покрываясь бледными пятнами. По коридору пробежался шепоток негодования.

– Да нет, мужики, скорее они к нам залетели, – сказал от торцевого окна Сашка Отрепьев, в игровой сети Репей, – мы влипли по самые колокольчики. Глядите, че творится снаружи.

Народ бросился к окну, толкаясь и молча созерцая ужасные картины бойни какими-то неизвестными мужского населения Энска и гонения студенток вдоль фасада здания университета. Эти незнакомцы походили на массовку, сбежавшую только что со съемок кинофильмов «Александр Невский» и «Викинг».

– Смотрите, там и французы, мать их! – прошептал Репей, тыча в угол окна. – Кто-то что-то понимает, или я один не врубаюсь?

– Фашисты! Охрене-еть! Не, вы гляньте, че… – показал Мирон.

Со стороны перекрестка показался мотоцикл с люлькой, газующий прямо по тротуару. Пулемет застучал так, что даже здесь, в укрытии, стало не по себе, ноги подгибались, по спинам студентов побежал холодок. Люди на улице падали, сраженные пулеметчиком. Но попадало и другим пришельцам. Вот свалился рыцарь в белой накидке поверх лат, громко брякнув железом по асфальту. В стороне скорчились в предсмертных судорогах двое печенегов, а наполеоновец, получив сквозное ранение бедра, ковылял прочь и орал что-то на французском.

– Вот, блин. Они и друг друга мочат? Я думал, они все заодно, – промолвил обескураженный Клип, облизывая сухие губы.

– Валить надо, пацаны, – вдруг сказал Мирон, отпрянув от окна и с трудом справляясь с собой, – валить куда подальше. И желательно оружие раздобыть. Стульями больше не отмашемся.

– Верно, Мирончик, нужно пробираться до дому, но чего-нибудь в руки взять, иначе в капусту порубят как лохов, – поддержал товарища Пандора. Аж кулаки сжал.

– Да ну вас, идиоты! – Вовка Фоменко по кличке Мазепа трусливо сжался и сморщился, глазки его бегали, руки тряслись. – Какое оружие? Ноги в руки и чесать вдоль заборов. Скрыться быстрее. Дольше будем тут трещать – они придут за нами сюда. Тады капец всем.

– Да пошел ты! – Репей плюнул под ноги, прислушался к очередям на улице. – Хватаем оружие этих уродов и валим отсюда через второй корпус. Там вроде спокойнее.

– Пацаны, по чесноку страшно. Яйца в точку, блин!

– Пошли, ботан.

Из коридоров и аудиторий здания раздавались крики, топот, скрип мебели, а ватага парней, завладев двумя мечами, парой ножей, двумя щитами и одним копьем, осторожно двинулась на выход. На первом этаже трупов было больше. В лужах крови, в неестественных позах, порубленные и заколотые студенты и студентки валялись там и сям. А с ними и несколько преподавателей. И ни одного мертвого чужака!

– А мы двоих завалили! – выдал общую мысль Пандора, осматривая помещения и кривясь от кошмарной обстановки. – Значит, можно их валить?! Значит, не все потеряно?

– Помолчи, Пашка! – цыкнул на друга Мирон, острием копья отворяя дверь.

Все напряглись, Вовка Фоменко опять запричитал, прижимаясь к товарищам, на него зашипел Репей:

– Слышь ты, Мазепа, заткнись, а то выдашь нас всех с потрохами своим нытьем, чмо. Тихо, я сказал.

Полдесятка парней очутились во дворе. Везде трупы студентов, двое лежат в объятиях. Пригляделись – мертвый преподаватель физкультуры душит кочевника, зажав сгибом локтя его шею. Видимо, успел кончить азиата, но его самого рубанули по голове, отчего череп раскроен надвое. Картина ужасная. Еле узнали физрука по спортивному костюму.

– Хана Гире, кончили его!

– Заткни хлебало, он красава! Был Гирей, погиб настоящим мужиком. Не Гиря он больше, он…

– …Алексеич, кажись.

– Ага, его Владимиром Алексеевичем звали. У меня в тетрадке записано.

– Молорик, мужик!

Слева, из подворотни раздался ружейный залп. Крики на незнакомом наречии известили, что, скорее всего, там французы.

– Наполеон пожаловал к нам, что ли?

– Пацаны, это не кино снимают? Че за фигня такая?

– Иди и проверь, умник. Или спроси у Гири это… гм… у Алексеича.

– Не юродствуй, Мирон.

– Черт!

Топот ног, выстрел, вопли. Репей выглянул за угол, через две секунды отпрянул с бледным лицом цвета штукатурки на здании университета.

– Че там, Санек?

– Крындец. Наполеоновцы штыками шпигуют раненых. Даже немцев на моцике положили. Всех. Самих штук пять валяется.

– А че, Франция разве с Германией не дружит?

Все поглядели на нелепую ухмылку Мазепы. Тот виновато отвернулся.

– Вы еще ничего не поняли? – пробурчал Мирон.

– А ты типа понял все и самый умный тут?

– Да эти уроды настоящие, они откуда-то из прошлого появились. Видно же. Может, из параллельного мира?

– Звездец!

– Поди-ка террористы переоделись в местном театре и решили таким образом прославиться на весь мир, заявить о себе…

– …Ничего умнее не мог придумать?

– Да пошел ты…

– Сам пошел!

– Какие театралы? Какие на хрен террористы?! Они друг друга мочат, не видно, что ли. Не-е, это че-то из потустороннего.

– Ага. Мистика. Фантастика, епрст.

– Тихо вы…

Француз в мохнатой шапке и пыльном мундире, забрызганном кровью, с мушкетом в левой руке внезапно вышел из-за угла. Его ступор, как и одеревенение студентов, длился, казалось, вечность. Вдруг он открыл рот и заорал, но почему-то не применил оружие. Репей дернул копьем и неумело ткнул им в пах наполеоновца. Тот скорчился и завопил уже другим голосом, от боли.

– Руби его, Мирон! – крикнул Пандора.

Очнувшийся Димка Миронов взмахнул мечом и опустил обоюдоострый клинок на плечо солдата. Неприятно чавкнуло. Француз пал на колени и закатил глаза. Кровь брызнула ему на щеку и на меч.

– Дай я.

Пандора выпростал руку с ножом, лезвие которого вошло в горло врага. Снова фонтан крови, приглушенный всхлип и рвотные позывы у студентов. Тихий мат, крики за углом.

– Деру отсюда! – первым очнулся Репей, пнул ногой повалившегося на бордюр солдата и побежал обратно к крыльцу здания.

Все тотчас рванули за ним, только Мазепа замешкался. Его нещадно тошнило у стены, парень скорчился и изливал нутро прямо под ноги. Мирон хотел было вернуться за ним, зовя его, но выскочивший из-за угла кирасир быстро оценил ситуацию, вскинул мушкет и выстрелил в сгорбленную спину студента. Вовку Фоменко отбросило на стену, он сполз по ней и, дернувшись в последний раз, замер.

– Бежим, Мирон!

Димка, ощущая спазм в горле, мурашки на спине и ватность в ногах, смог пересилить предательскую слабость и бросился вслед за товарищами. Позади истошно орал француз, стреляли, но парни уже были далеко.

* * *

Она кралась по родному городу, по двору собственного дома словно чужая. Ветер вакханалии, пронесшийся недавно по закоулкам соседних домов, оставил только трупы. Черный дым с едким химическим привкусом застил глаза, пришлось взять чуть вправо, где на корточках, где в три погибели двигаться дальше. Машины, ограждения, кусты, бордюры. И кругом мертвые люди. Будто сцена из фильма ужасов перенеслась в реалии настоящих будней.

Вот и детская площадка. Два трупа в меховых накидках. Чужаки. Как два? Из окна же наблюдала, был один. Ан нет, второй тоже откинулся – мертвее мертвого. Зарублен. Кем только? Неужели ею?!

Наташка остановилась возле истуканом стоявшей молодой мамочки с саблей в опущенной руке. Отрешенный взгляд, изорванное платье, синяки и ссадины. Видать, она отомстила обидчикам, зарубив одного из них его же оружием. Похоже, умом тронулась. Стоит и смеется, а взгляд пустой и в одну точку. Плачущий где-то в кустах ребенок не привлекает ее внимания. Надо бы помочь.

Наташка положила клюшку на землю, кинулась к зарослям. Выудила живую куколку – девочка наплакалась до одури, теперь только кряхтела и пускала пузыри. Нужно срочно отдать ее маме. Но можно ли? Та свихнулась и как бы не натворила беды.

– Женщина, возьмите ребенка, вот ваша девочка, – позвала Наташка горемыку.

Та чуть повернулась на голос и криво усмехнулась.

– Это ваша дочка, она живая! Живая она. Берите и уходите домой. Слышите?

Женщина вздрогнула, взгляд стал более осмысленным. Рука выронила саблю, подкашиваемые ноги понесли ее навстречу девчонке с ребенком на руках. Она буквально выдернула свое чадо у Наташки, грозно посмотрела на нее и кинулась прочь. Ни спасибо, ни до свидания!

Клюшку в руки и дальше в путь. Соседний двор метров сто отсюда, а пройти его нужно живой и невредимой. А потому не замеченной пришлыми чужестранцами.

Мертвый обезображенный Путилыч возле гаража, рядом труп кочевника. А ведь можно бить их! Можно сопротивляться. И женщина смогла, и Путилыч тоже, хоть и пал в неравном бою. И я смогу.

Наташка поправила топорик на ремне, который дома надела… отцовский… хлеборез в набедренном кармане туристских штанов тоже успокаивал. Вместо копья – клюшка. Вперед.

Отец! Папа… Папочка-а!

Девушка бросилась к знакомой фигуре возле автомобиля, приткнувшегося в соседнем дворе. И обомлела.

Отец был мертв. Копье, пронзившее его насквозь, пригвоздило тело к дверце машины. Трико потемнело от крови, голова свесилась, как и рука, сжимавшая… такая знакомая кроссовочка. Женькина кроссовка!

Наташка прижалась к убитому папе, не брезгуя его страшным видом и липкой кровью.

– Папуль… папулечка-а! Почему? За что? Па-ап?

Она скулила, ком в горле мешал говорить, да и незачем уже было что-то кому-то говорить. Ее родной человек, еще недавно живой и сильный, теперь оказался мертвым. Заколотым неизвестными убийцами, явившимися из ниоткуда. Злыми гадами, выскочившими из пустоты в мирный город. Чтобы просто убивать невинных горожан. Чтобы гадить!

Женька! Где он? Пап, ты видел нашего Женьку? Ты нашел его? Ну, как же! Конечно, нашел, вот обувь братишки в руке. А где он сам? Неужели?..

В смерть младшего братика Наташка никак не могла поверить, хотя и рядом находился труп отца. И кроссовка его сына. А где сам мальчик?

Изнутри машины послышался всхлип. Сердце девушки чуть не разорвалось на тысячу мелких кусочков. Она чуть целиком не влезла в салон кроссовера, заметила там сжавшегося ребенка, родного милого человечка.

– Женька! Жондосик мой родной. Иди ко мне. Это Наташа, сестра твоя. Ну… не бойся, глупенький, это я. Честно я!

Мальчик в шортиках и рваной футболке не сразу, но все же подался к рукам сестры. Она сграбастала его и сжала так, что тот заскулил.

– Наташ, Наташа! Мне страшно-о. А что с папой?

Девушка смахнула свои слезы, утерла заплаканное лицо братишки, заметила белую прядь над его ухом и заскулила в унисон пацанчику. Как больно было ей сейчас, как тяжело. Не должны дети видеть мертвых родителей! Не должны терпеть горе и ужасы насилия. Так не должно быть!

На миг представила, почти воочию увидела страшную картину спасения отцом сына. Как он нашел Женьку, схватил на руки и побежал, а за ним гнался и гнался обезумевший кочевник.

И догнал…

Она чуть разжала объятия, начала шептать ему что-то успокаивающее, отвернула головку от вида мертвого папы.

– Пошли домой. Я отведу тебя домой, Женька. Быстрее.

А во двор уже на низкорослых лошадях въехали двое кочевников…

– Хана вам, твари!

Наташка то ли подумала так, то ли воскликнула – сама не поняла. Ее сейчас переполняла такая злость, такая обида овладела мозгом, руки стали крепкие, как древко хоккейной клюшки.

А еще она никак не могла снова потерять братишку.

Девчонка с криком бросилась на остолбеневших кочевников, слезших с лошадей, чтобы развлечься с этой молоденькой девицей, и не ожидавших от нее такой прыти.

– Это вам за отца… за папу… за двор… за папу… за Женьку…

Наташка колотила клюшкой азиатов, пытавшихся уйти из-под ее ударов и не соображавших, куда им деваться. Вот только что они были хозяевами этого города, час назад проникшими сквозь пространственно-временную щель, а теперь неожиданно стали жертвами разъяренной девахи.

Один из них извернулся и вынырнул из опасного сектора ветряной мельницы, но не успел вынуть из ножен саблю, как ощутил сильнейшую боль в животе. Хлеборез смачно вошел в тело, пробив мех жилетки. А перо клюшки нещадно рубануло по лицу. Азиат упал и стал корчиться в агонии, зажимая рану с торчавшим ножом.

Другой успел выхватить саблю, но кровь от удара клюшкой застилала ему глаза, а девчонка все время меняла позицию, скакала вокруг жертвы и лупила, лупила, лупила ее хоккейным орудием. Даже когда сломалось перо, палка еще продолжала наносить болезненные удары. Потом в ход пошел топорик.

Пять минут спустя Наташка устало опустилась на окровавленный истоптанный газон, села ягодицами прямо на землю и тяжело задышала. Глаза закрыты, плечи опущены, пальцы дрожат, во рту пересохло. Но ни жалости, ни разочарования, ни тошноты.

Испуганный сценой скоротечной схватки сестры с чужаками братик подошел к девушке и обнял ее.

– Ната! Ната-а?

Сестра подняла голову, от теплого взгляда братишки на сердце стало хорошо как никогда.

– На-ат, ты как Лара Крофт! – восторженно и даже с улыбкой сказал мальчик и поцеловал сестренку в бровь. – Всех врагов победила. Ты сильная у меня! А я думал раньше, что слабачка.

– Ага, Женька… Сильная. Такая сильная, оказывается, что эта Лара Крофт… вообще отдыхает!

Она встала, подобрала топорик и саблю, плюнула на ближний труп и, потрепав братишку за ухом, поплелась с ним к подъезду. Домой.


Глава 5
Участок жизни и смерти

– Городское управление полиции Энска… – дежурный офицер устало кивнул головой, прижал к уху телефонную трубку и прислушался к сообщению. Уже в который раз сморщил недовольное лицо, не дослушав, в сердцах бросил ее на свое место.

– Да что за день сегодня, – обратился к сидящему рядом помощнику, вопрошающе глядящему на старшего. – Надцатый звонок за последние полчаса, все разные голоса, кричат о том, чтобы срочно приехал наряд, а дальше полнейшая чехарда, «бе-ме», все рывками и ни хрена не поймешь. Что случилось, где именно?.. Правда, прорываются какие-то посторонние звуки, словно петардами кто-то балуется. Так ведь праздника никакого нет и свадьбам рано еще салюты бросать. Ты бы перезвонил на узел связи, что у них там за проблемы со звонками на стационарный телефон.

Сержант понимающе кивнул.

– Уже, Иваныч, пока ты мучился, прислушиваясь к треску, я попробовал их набрать. Результат нулевой, даже вызова нет.

– Фигово… Давай команду от моего имени нарядам, пусть проедутся по улицам вблизи центра, а то стоят небось бензин экономят. Радиостанция-то хоть фунциклирует?

– Фунци… что?

– Блин! Работает или нет на прием? Вижу, что ты не работаешь.

Помощник дежурного виновато округлил глаза, даже приподнялся со стула.

– Иваныч, не проверял.

– Военный – это залет! – почти по-киношному рявкнул дежурный.

Сержанта словно ветром сдуло со своего места. Он рванул галопом в сторону стационарной радиостанции, и уже через пару секунд в эфир полетели отрывистые команды.

В ответ прозвучали короткие подтверждения принятого распоряжения.

– Радиосвязь работает, но помехи ужасные. Приняли все экипажи, буду ждать результатов проверки. – Панибратство в таких случаях исключалось напрочь, и помощник, в обычное время по-дружески общавшийся с дежурным, понял, что нужно отвечать четко и по сути. Ведь реально мало ли что могло случиться на улицах города, а завалить службу в период своего дежурства ну никак не хотелось.

Звонки к этому времени прекратились совсем. Капитан поднял трубку телефона, но та уже не подавала признаков жизни. Больше для пафоса, чем для проверки он подул в нее и медленно опустил.

– Вообще сдохла связь. А может, оно и к лучшему? Хотя неопределенность хуже неизвестности.

В груди что-то тревожно ныло, а в мыслях занозой отзывалась мысль, которую капитан старательно гнал от себя, что в городе произошли неприятные события. Как в далеком семнадцатом году прошлого столетия сначала пропала связь, а потом… Тьфу-тьфу-тьфу, лишь бы не сглазить. Будучи слегка суеверным человеком, верящим в приметы, дежурный старался в таких случаях не озвучивать свои опасения вслух, а при подчиненных держаться бодрячком.

Он качнулся на стуле, рывком поднимая свое слегка грузное тело, и подошел к окну, с наружной стороны густо зарешеченному фигурной арматурой.

– Слушай, Степан, – задумчиво прозвучал хрипловатый голос дежурного, – а у нас сегодня никакого художественного мероприятия не запланировано по городу? Хотя вряд ли, на пятиминутке шеф сообщил бы об этом наверняка, – сам себе и ответил.

– Что случилось, Иваныч? – Сержант был рад отвлечься от хрипящей помехами эфира радиостанции.

– Кино, что ли, снимают? – все так же озабоченно сказал дежурный, проигнорировав вопрос сержанта, и продолжил размышления вслух: – Хотя какое, на хрен, кино возле режимного объекта, меня никто в известность не ставил. А ну, пошли постового проверить, что за ряженые возле отдела ошиваются, да еще на мотоциклах по тротуару.

Помощник в два прыжка преодолел расстояние до окна и с интересом уставился в стекло, прежде чем выполнять непонятную команду.

Прямо напротив отдела полиции возле клумбы остановились два мотоцикла неизвестной для него модификации, на сиденьях которых вольготно расположились… самые что ни на есть фашисты времен Великой Отечественной войны, да не просто солдаты, а натуральные эсэсовцы со всеми сопутствовавшими прибамбасами в экипировке в виде кожаных плащей и нагрудных жетонов. На груди каждого болтался пистолет-пулемет МП-38/40. Все бы ничего, но сидящие в колясках почти синхронно направили установленные на сошках классические пулеметы МГ-34 (или их муляжи) в сторону здания, угрожающе покачивая ими из стороны в сторону.

Можно было бы воспринять комичность происшедшего и всю создавшуюся ситуацию списать на артистизм исполнявших свою роль актеров, если бы в стеклянных глазах мнимых артистов не зияла в данный момент некая пустота.

Капитан непроизвольно дернулся с командой дать отбой подчиненному, направленному к этой непонятной шарашке с выполнением проверки, но было уже поздно. Входная дверь приоткрылась, и по ступенькам вальяжно спустился вниз младший сержант полиции, исполняющий обязанности часового и выполняющий задачу по обеспечению пропускного порядка на режимном объекте, экипированный по всем правилам в бронежилет с тупорылым АКСУ на груди. Он еще успел сделать несколько шагов в направлении мотоциклистов, как первый фашист, сидящий в коляске, припал щекой к прикладу пулемета, из которого прозвучала такая неожиданная в наше время очередь, сеявшая пули довольно солидного калибра.

Младшой был сбит с ног струей свинца, даже не осознав в свой последний миг того, что в данный момент с ним произошло. Падая, он продолжал улыбаться, словно все еще намеревался начать приветливое обращение к прибывшим незнакомцам. Легкий бронежилет, не предназначенный для защиты от пуль калибра 7,92 мм, с легкостью принял и пропустил сквозь себя веер огненного смерча, окропляя темную материю алой кровью.

Труп полицейского даже еще не успел соприкоснуться с асфальтом, как внезапная оторопь дежурного сменилась мелкой дрожью всего тела, но профессиональные навыки превысили в данной ситуации человеческую слабость, и он, резко отпрянув от окна, заорал что есть мочи:

– Тревога, вооруженное нападение на отдел!

Это уже серьезно. Сколько раз учебная вводная по данной команде была отработана в штатном режиме, а навыки никогда не пропадают даром. Помощник молниеносно сработал на все сто. Один удар ладошкой по специальной кнопке привел в движение механизм автоматического запора входных дверей, и бронированная плита в центнер весом молниеносно перекрыла свободный для доступа проход, превращая отдел в некое подобие сейфа. Теперь открыть вход возможно будет, лишь зная секретный код, в данный момент находящийся в сейфах дежурки и штаба управления.

Громкая связь не подвела. Сирена взревела на всю мощь электронных «легких» и огласила воплем ближайшую округу. Оперативная группа уже стучала каблуками по лестничной клетке, когда тревожные события начали развиваться вовсе не по накатанному сценарию тренировочной вводной.

Пулеметная очередь прошлась огненными искрами по всем оконным рамам, заставив присесть всех присутствующих от осколков якобы пуленепробиваемого стекла. Непонятно, по каким критериям оценивалась его непробиваемость, но огненный смерч оставил свои отметки по всему периметру.

Дежурный по отделу крутанулся юлой после первых вспышек выстрелов по оконным стеклам и извлек из кобуры табельный ПМ.

– Степан, в оружейку!

Согласно инструкции, в случае вооруженного нападения помощник дежурного должен был занять позицию по защите комнаты хранения оружия непосредственно в ней самой. Весь личный состав полиции обязан получить автоматическое оружие, надеть бронежилеты и металлические каски, а потом лишь занять места для обороны на втором и третьем этажах. Но все это добро заперто в КХО, а она находится в противоположной стороне дежурки. Пройти невозможно, а ползти – нет желания, осколки стекла тонким ковром покрыли весь пол.

Первый шок уже прошел, и мысли начали собираться вместе. Пока нападающие не прекратят огонь, пробраться в оружейку не получится никак. Остается одно – принять бой с тем, что есть в наличии, а это всего лишь несколько «макаровых», которыми вооружена опергруппа, плюс два магазина по восемь патронов каждый да один АКСУ у постового… Стоп, с этим промах, ведь он пал самым первым, а может, и жив еще, истекает кровью… В ближайшее время уже не узнать, да и узнаешь ли вообще. Здесь бы самим уцелеть и отбиться от неизвестно зачем ряженной под фашистов банды злоумышленников.

О том, что это самая настоящая банда, одетая зачем-то в музейную форму немецких солдат времен Третьего рейха, сомнений не возникало ни у кого.

– Ребята, в дежурку не суйтесь, – рискуя сорвать и без того хриплый от курева голос, прокричал капитан, – посекут, ироды!

Непонятно было, услышали ли его в этой вакханалии полицейские, воробушками испуганно присевшие в коридоре, но пока они находились в относительной безопасности под прикрытием настоящего толстостенного пуленепробиваемого стекла, стоящего между ними и дежурной частью, а спереди вообще маячила бронированная плита, но глупые мысли о том, чтобы заскочить внутрь помещения, не возникали ни у кого.

– Валите их с этажей с «макаровых» или хотя бы дайте передышку, а то в оружейку не проскочить.

Патроны у пришлых, казалось, и вовсе не собирались заканчиваться – пули ложились местами кучно, а иногда и хаотично, вопреки разумной логике для любого стреляющего, словно стволами водили из стороны в сторону первобытные люди, впервые нажавшие на спусковой крючок оружия. Противоположная окнам стена уже давно представляла собой дуршлаг.

Словно услышав вопль дежурного, хотя в этом пыльном грохочущем бедламе он вряд ли слышал самого себя, из окон второго этажа робкими хлопками, на фоне стрельбы оружия более крупного калибра, раздались выстрелы ПМ. Проявил нужную инициативу совсем юный еще и робкий для своего возраста участковый инспектор, лейтенант Иванов. Не выспавшись перед работой по уважительной причине флирта с прекрасной особью противоположного пола, парень просто прикорнул за столом и не услышал начала стрельбы по райотделу, а уж тем более команды сбора от дежурного офицера. При первых пулеметных очередях он испуганно соскочил со стула, но из-за онемевших ног грохнулся на пол. Это его спасло в первый раз, слепые пули зло просвистели над светлыми волосами, лишь опалив кожу на голове, и не причинили лейтенанту никаких повреждений. Растерянность от неожиданности сменилась испугом, и адреналин моментально наполнил тело мелкой дрожью, которая никак не давала справиться с волнением, пока рука лихорадочно нащупывала клапан кобуры. Пистолет, с трудом извлеченный из грубой кожи, мелко трясся в неопытных руках, а глаз с трудом совмещал мушку с целиком, вмиг набежавшая слеза затуманила взор, мешая прицелиться. Пули больше не залетали в кабинет, лишь повизгивали слепым рикошетом от кирпичных стен, да ветер, ощутив свободу продвижения между разбитых стекол, приятно охлаждал разгоряченное лицо.

Большой палец опустил вниз флажок предохранителя, а левая рука оттянула назад затвор, досылая патрон. Все, что ни делается в первый раз, так трудно исполняется. Стрелять же в живых людей лейтенанту не приходилось никогда, хотя он в своих мыслях не раз прокручивал картины красочного задержания преступника, когда тот, картинно взмахивая оружием, угрожающе вскидывал ствол в его сторону, тем самым подпадая под действия статьи, разрешающей работнику полиции привести в готовность огнестрельное оружие и даже применить его. Естественно, лейтенант Иванов всегда был на высоте, и простреленная рука повисала плетью, выпустив, как представлялось, пистолет, а преступник покаянно сдавался на милость закона в лице молодого сотрудника полиции. В реальности все происходило наоборот. Страх сковал все мышцы, сопротивляясь разуму и стремлению исполнить положенный профессиональный долг. Но инстинкты плюс желание исполнить предписанные обязанности требовали свое, и Иванов, дрожа, осторожно выглянул в разбитое окно и резко отпрянул от созерцания увиденного. Мотоциклисты в форме эсэсовского патруля дружно поливали из пулеметов нижнее здание его родного отделения полиции. Выстрелы не прекращались ни на секунду, и лейтенант мысленно представил себя на месте обстреливаемых сослуживцев. Там, по логике вещей, уже не осталось никого живого. Но, тем не менее, на него никто не обращал внимания, а это радовало. Мимолетное время для обзора позволило привести свои чувства в порядок, а затем и свои эмоции.

Первые выстрелы если и были хаотичные, но зато самые прицельные. Даже в тире Иванов никогда не показывал таких результатов.

Первая пуля пришлась пулеметчику прямо в грудь. Тупорылая свинцовая калибра девять миллиметров откинула стрелка на спинку коляски мотоцикла, а пулемет уже вслепую продолжал исполнять свое предназначение, не прекращая жалить металлом вездесущее пространство. Иванов на миг зажмурился, но, выдохнув, снова продолжил стрельбу по мишеням. Вторая пуля попала автоматчику прямо в кадык, отчего тот свалился со своего сиденья без малейшего крика. Другой пулеметчик, словно очнувшись, отвлекся от первого этажа, поливаемого, как из лейки смертоносным свинцом, перенес огонь на второй этаж, не обращая внимания на безжизненный третий. Стекла трещали и щелкали теперь уже по всему периметру здания, осыпались, морально подавляя его защитников.

Иванов успел укрыться от первых пуль, когда следующая очередь заставила его упасть навзничь и инстинктивно накрыть голову руками. При этом молодой офицер умудрился не потерять табельное оружие, опустевшее наполовину. Этого замешательства в рядах противника было более чем достаточно, чтобы совершить решительный маневр. Капитан заметил паузу в действиях нападавших, и эта заминка сыграла свою роль. Он с быстротой молнии, несмотря на свой внушительный вес, ласточкой взметнулся в сторону КХО и пластом приземлился на пол среди разбитого оконного стекла. Дрожащей рукой достал связку ключей и, найдя нужный, вставил его в замочную скважину.

– Степан, пулей за мной!

Ключ от ниши лежал в условленном для всех смен дежурных месте под вторым противогазом и тотчас оказался в руке капитана. Остальное уже было делом привычных манипуляций по открытию железного ящика. Оружие личного состава, аккуратно расставленное в пирамиде, предстало во всей своей грозной красе, поблескивая вороненой сталью.

Иваныча в первую очередь интересовали патроны к ПМ, снайперская винтовка и пара автоматов Калашникова со снаряженными магазинами. Все это добро с грохотом было сброшено на пол. Дежурный даже скукожился от неприятного звука и самого неприятия такого варварского обращения с огнестрельным оружием. Но время поджимало, а неприятель, опомнившись от краткосрочной паузы, возобновил ураганный огонь по стенам и окнам райотдела. Пули, рикошетом взвизгивая, отскакивали от бетонных стен, грозя изрешетить в своем слепом безумии затаившихся в укрытии полицейских.

Нельзя было медлить, вокруг пылью от вгрызающихся в штукатурку пуль плясала безумно витающая в воздухе смерть. И промедление для должного отпора грозило гибелью каждому присутствующему здесь живому человеку.

Капитан судорожно ссыпал в первую попавшую под руку металлическую каску пээмовские патроны, аккуратно вставленные в пластмассовые колодки по 16 штук, рассчитанные на два снаряженных магазина. Затем схватил ее за ремешок и, словно шар в боулинге, с силой бросил через всю дежурку в сторону кем-то распахнутой входной двери. Попал четко, будто ранее постоянно тренировался. Каска влетела в коридор, потеряв лишь несколько патронов.

Иваныч даже не успел отследить полет запущенного им «снаряда», как уже автоматически присоединил магазин к АК и дослал патрон в патронник, выставил ствол в проем оружейки и послал короткую очередь в сторону разбитых окон.

Оказалось, не зря. В эту минуту в проеме показалась тень врага, пытающегося забросить внутрь помещения предмет, похожий на гранату. Он только-только замахнулся, как его смело наземь неприцельной очередью, отбросив в сторону вместе со смертельным зарядом.

Взрыв прогремел оглушительно, разметав остатки оконного стекла, но за пределами здания, не причинив при этом никакого вреда находящимся внутри людям.

«Уже плюс!» – отметил про себя капитан полиции. Снова возникла заминка среди всполохов огня, и дежурный поспешил воспользоваться этим моментом.

Помощник испуганно лежал на полу, не предпринимая никаких попыток движения, парализованный страхом, и постанывал от ужаса происходящего.

«Пацанюра…» – мелькнуло в мыслях офицера, но он не испытывал к подчиненному никаких чувств презрения или пренебрежения.

Капитан схватил в охапку лежащие на полу автоматы, кое-как распихал по карманам запасные магазины со снаряженными патронами и рывком метнулся в сторону выхода из дежурной части, не забывая при этом резким движением закрыть дверь в оружейку. Хорошо смазанные петли мягко сомкнулись, и замок автоматически закрылся, запирая Степана за вполне надежной дверью. При этом инструкция по защите объекта в случае внезапного нападения на райотдел была абсолютно соблюдена.

Капитан, грузно переваливаясь, пробежал под ураганным огнем противника по ставшей родной комнате дежурной части и почти достиг порога входной двери, как в плечо вонзилась стая ос, опрокидывая его навзничь. Он пробежал по инерции еще пару метров и свалился на руки старшему оперу Котельникову, опасливо пригнувшемуся в ожидании прибытия старшего товарища.

– Б-больно… – только и смог произнести Иваныч, как его взгляд безжизненно уставился в недоумевающее лицо подчиненного.

– Товарищ капитан… Владимир Иванович, ты что?

На губах капитана выступили кровавые пузырьки, и он, слегка дернувшись, замер навсегда. Пулеметные пули прошили насквозь плечо и грудь дежурного, оставив краповые следы на руках опера.

Капитан все еще сжимал охапку из трех автоматов Калашникова.

– Батя… Ты это… не умирай, – тоскливо протянул Котельников, все еще надеясь на благополучный исход.

Спустя минут пять, придя в себя и поднявшись на ноги, опер уже был другим человеком. Жестким и сильным. А еще злым.

– Ну, твари, держитесь! – Котельников подхватил упавшее оружие и, сглатывая подступивший к горлу ком, рванул к верхним этажам. Каску с патронами к ПМ подхватил другой сотрудник.

Схватка только начиналась.


Глава 6
Попаданцы

Никто из горожан даже не догадывался, откуда явились эти враждебно настроенные ряженые. Люди, захваченные врасплох, метались по улицам родного Энска в поисках укрытия, чтобы спрятаться поглубже и подальше от злых, жестоких чужаков. Ведь по прошествии двух десятков лет с начала нового тысячелетия народ расслабился без войн и от слащавых успокоений правительства, обещавшего мир и порядок на все времена. Угрозы в глубинке своей страны люди никак не ожидали. А она явилась так внезапно и жестко, что ее не встретили как полагается, вмиг куда-то подевались все эти хваленые Министерством обороны технологии и военные новшества по защите страны от любого врага.

Где они были сейчас, эти военные? Современная техника, зеленые человечки, системы подавления огня и защиты от массового поражения, тактические боевые звенья быстрого реагирования, полиция, спецотряды Национальной гвардии. Куда подевались в страшные минуты войны?

А тем временем кварталы горели. Черный дым, едкий от тлеющего пластика и химии, охватил половину города, создавая легкую завесу. Множество трупов кислили вид тех горожан, которым повезло находиться в квартирах и на предприятиях. Попаданцы, как прозвали воинов вторжения, особо пока не совались в здания и дома. «Работенки» им хватало и на улицах: случайные жертвы, грабежи, насилия, пьянство. Да и опасно стало соваться попаданцам в защищенные стенами и баррикадами дома, из чрева которых нет-нет, но раздавались выстрелы или летели острые предметы. Энчане, имеющие оружие для охоты и самообороны, умело использовали его против врага, чтобы выжить, чтобы спасти себя и семьи.

Опыта военных действий в современном городе у прибывших из далекого прошлого иноземных убийц не имелось, тактику зачистки зданий они никогда не проходили, поэтому зачастую теряли энное количество своих сподвижников в коротких стычках с местным населением. То из ствола какой-то воинственно настроенный охотничек зарядит в упор дуплетом, то топорик или нож в живот или дубиной по хребту, огнем или кислотой в морду, кипятком за шиворот, кулаком в зубы, ногой в пах или карандашом в глаз. Да, бывало даже и такое, когда пришлые загоняли защищавшегося жителя в угол!

Попаданцы и сами не поняли, что с ними произошло в тот день. Судный день! Все они погибли и легли в сырую землю чужой страны в далекие времена. Кочевники-ордынцы осаждали этот городишко в XIII веке, многие из них пали тогда под частоколом старинного русского поселения. Тевтонцы, захватывающие эти исконно славянские земли, десятками гибли под напором простых крестьян и дружинников богатых князей. Некогда бравые солдаты сильной армии Наполеона сломали свои хребты под стенами пылающего города, когда народ восстал против иноземного врага и при поддержке отдельных мобильных частей Кутузова стал громить французов, а потом гнать их со своей территории. Войска вермахта потерпели фиаско в этом районе: целая дивизия группы армий «Центр» и батальон СС впридачу сгинули в местных лесах и в подворотнях города, который неоднократно горел, разрушался и вновь восстанавливался из руин и пожарищ. Энск стал Энском уже после всего этого, на рубеже двух тысячелетий, когда нынешние президент и правительство решили по какой-то специальной программе строительства закрытых городов стратегического значения сделать из него конфетку, возвести внутри ряд важных объектов типа Спецметро и Геоцирка. Ходили слухи о связи этих учреждений и ученых, работавших в них, с чем-то еще важным и секретным, неподвластным разуму и масштабам, кое было сокрыто где-то в окрестностях Энска. Но что такое огромное можно было спрятать или, наоборот, найти в толще торфа и песков вокруг города в центре европейской части России, местные жители не понимали. Ни полезных ископаемых, ни военных разработок, ни биологических или химических комплексов. Грибы – и те росли в том количестве и сортаменте, что и во всей средней полосе страны. Может быть, это было связано с той аномалией в районе болот, где разом глючила вся радиоэлектроника, глохла техника, плохо чувствовали себя люди: грибники и ягодники, мелиораторы, осушавшие огромное болото, геодезисты, туристы.

Так или иначе, но никто не знал причин нелепостей, происходящих до Судного дня… Как и недоумевали по поводу воинственных чужаков, явившихся из параллельного измерения на улицы Энска.

А они прибыли!

Они явились из прошлого, чтобы вернуть мирное настоящее обратно, в ад.

Поначалу определенного места врат, из которых материализовались попаданцы, не было – они просто возникли из воздуха, вышли из потустороннего мира и очутились на улицах современного города. Затем аномалия «купол», накрывшая город, надежно захлопнула горожан и попаданцев от внешнего мира прозрачной энергетической аурой. Непробиваемой, непроходимой внутрь и наружу, огромной колдовской полусферой. Прямо весь Энск.

Те, кто пытался скрыться от смерти и выскочить из города на транспорте или пешком, непременно натыкались на сверхпрочную абсолютно невидимую преграду: техника тут же ломалась, люди мучились головными болями, животные скулили и выли, пятясь от аномалии.

Выхода из города ни для кого не было!

Пока еще оставшиеся в живых и плененные аномалией горожане свято верили, что им помогут извне, армия и МЧС не бросят, родственники что-то сделают, предпримут. Они отчаянно пытались вырваться из адского каземата, погибали и тщетно прятались, но смерть всюду находила их. Энчане молили бога, чтобы помощь пришла, ведь жители сел и деревень, расположенных поблизости Энска, военные и строители, по службе и работе посещающие город, должны были попасть в него, попытаться спасти горожан…

Но помощь не могла прийти! Потому что некому было спасать энчан…

За пределами Энска никого не осталось в живых после Судного дня…

* * *

Дениса Коробкова Судный день застал не где-либо, а в офисе судебных приставов. Здесь тридцативосьмилетний парень оказался не по воле случая и не по своей прихоти, а по принуждению. Так, по крайней мере, расценивал сам Денис, прибыв в трехэтажное здание с одной лишь целью – взять справку об отсутствии алиментов, штрафов и кредитов для спокойного выезда в Турцию по путевке.

Не сразу он понял, что Турция унеслась неосуществимой мечтой в далекие дали, как и справка о его «чистоте». А вместе с ними и мысль об отпуске. На улицах города прозвучали первые выстрелы, взрывы и крики заставили всех служащих ФССП и трех штатских броситься к окнам. Выяснить, что же все-таки происходит снаружи, съемки исторического кинофильма, театральное представление или что-то из ряда вон выходящее, народ не успел – в здание ворвался враг.

Натуральный жестокий враг, начавший крушить все на своем пути, рубить направо и налево, стрелять и жечь. Первыми пали оба охранника на проходной, не успевшие применить табельное оружие, техничка с разрубленной головой сползла по стенке, а девушку из окна выдачи пропусков сразу превратили в объект сексуального насилия со всеми известными степным варварам извращениями.

Денис опомнился и вышел из коматозного состояния раньше всех остальных. Хотя и никогда не служил, не воевал, не работал в спецорганах и вообще не имел отношения к силовым структурам. Он был врачом-урологом, но почти всю жизнь ремонтировал автомобили, так как машины, особенно импортные, еще с детства превратились в хобби.

Он быстро оценил обстановку на улице, шоковую нирвану приставов, большую часть которых составляли женщины, отметил про себя отсутствие какого-либо оружия и средств защиты в большом, но тесном от мебели и людей помещении. И сморщился.

Никогда доселе он не попадал в такие патовые ситуации, чтобы его жизни угрожала опасность, а он не был готов к ее защите. Даже тогда на Урале, с братом в экспедиции, когда заблудились ночью в тайге, напоролись на восьмерых пьяных отморозков из местной деревушки, но разрулили неожиданную «стрелку». Как говорится, победили словом, а не оружием.

Здесь же, похоже, словом одолеть врага не выходило! Кочевники, будто обозлившиеся на судебных приставов за накопившиеся долги по штрафам и кредитам, кинулись уничтожать служащих под корень. Некоторые офицеры бросались в рукопашную, понимая, что только силовой отпор и непоколебимость могут дать шанс на их спасение. Другие оторопели, струсили и пытались бежать в надежде лишь на свои ноги. Оказались и такие, что запаниковали, начали роптать, разлагая и без того падший моральный дух коллектива.

Денис понял, что ярких личностей и боевых здравомыслящих мужиков не видать, поэтому решил взять оборону в свои руки. Счет шел на минуты, вот-вот в помещение мог ворваться враг, а защиты никакой. Уняв дрожь в коленях и подбородке невероятным самообладанием, постоянно сжимая кулаки и ощущая сухость во рту, пойдя на хитрость, он объявил:

– Тихо! Все умолкли. Кто из присутствующих здесь есть в звании выше капитана?

Народ молчал, десятки глаз уставились на незнакомца в джинсах и такой же темно-синей толстовке. Больше десятка женщин, трое мужчин.

– Повторяю вопрос: кто тут старше капитана?

– Нет таких, – отозвался пухлый с белесыми бровями конопатый парень в форме, – выше лейтенанта никого. А что?

– Я, как бывший капитан внутренних войск, беру руководство обороной этажа на себя. От всех вас требую беспрекословного подчинения, выполнения приказов и… – Ден задумался над дальнейшей игрой воображения и продолжением красивой лжи, – …и немедленных действий. Как поняли меня?

– А вы, простите, вообще кто? – робко спросила женщина среднего возраста в очках.

– Для вас всех я пока капитан Коробков. Но в данный момент не до фамильярностей, поэтому можно просто Денис. Еще вопросы есть? Только быстрее, противник уже близко.

– Кто это на нас напал? Что творится в городе, как вы думаете? – покрывшись румянцем, спросила девушка в короткой юбке с третьим размером груди.

– Вопрос не по существу. Так. Все вопросы, не относящиеся к обороне вашей конторы, потом. Сейчас нужно брать быка за рога. Итак…

Денис еще толком не осознавал, что и как ему предпринять, но в первую очередь необходимо было забаррикадировать двери, потом искать оружие, расставить людей, связаться с полицией и ОМОНом, максимально успокоиться самому и утихомирить народ. Что он и начал делать, раздавая команды, сам принимая активное участие во всем.

– Эй, ты… Павел? Хорошо. Павел, ты с десятком человек хватай крупную мебель, все громоздкое и большое, таскай к лестничному маршу, сваливай там прямо на ступени вниз. Нужно срочно захламить проход врагу наверх. Создай там полный кавардак, чтобы ни одна мышь не просочилась к нам. Понял?

– Да. Только с кем таскать? Женщины одни!

– Еп… Паша, с ними и таскай. Сейчас нет женщин – есть бойцы самообороны. Ополченцы все до единого. Никаких больных и старых. Все для фронта, епрст, все для победы! Дуй. Э-э, девушка, как вас?

– Эльвира.

– Эля, срочно с двумя девчонками обойди весь офис, собери все острое и весомое, что может пригодиться для ближнего боя. Ножи, вилки, ножницы, дубинки, палки, провода от компов. Короче, все, чем можно обороняться в рукопашке.

– В чем?

– В рукопашке, Эля, в рукопашной схватке.

– Господи-и!

– Вперед, выполняй.

– Слышь, мужик, тебя как величать? – обратился Ден к пухлячку.

– Лейтенант ФССП Тихомиров. Анатолий.

– Толя, оружие имеется в здании?

– Ну… надо подумать…

– Некогда думать, Толян. Нету времени размышлять…

Снаружи раздались выстрелы, дикие вопли заставили всех в офисе замереть и прислушаться, лица, и без того бледные, посинели. На втором этаже здания энского ФССП послышались звуки борьбы, предсмертные крики.

Голос Дениса в полной тишине офиса третьего этажа заставил всех вздрогнуть и снова окунуться в работу.

– Бегом-м! Живо все работаем.

Сам он с хрупкой симпатичной девушкой тягал компьютерный стол – грузчиков поблизости не имелось, а мужики, офисный планктон, все уже были задействованы в других делах.

За пять минут натаскали мебель к лестничному маршу и с затаенным дыханием, боясь навлечь на себя внимание врага, стали загромождать пролет баррикадой. Стулья, столы, тумбы и шкафчики, компьютеры, коробки, прочий инвентарь – все пригодилось для создания непроходимой преграды снизу, со второго этажа, наверх. Затем Ден прогнал всех с площадки, задумался на миг, осматривая стены и плакаты. И юркнул за своими помощниками внутрь офиса.

Двери тут же закрыли, ключ провернули в замке и выбросили. В мгновение ока перед входом выросла гора системных блоков, мониторов и тумб. В ход пошли даже жалюзи, провода, опутавшие баррикаду, холодильник, микроволновка и обогреватели.

– К окнам не подходить, – дальше распорядился Денис, оглядывая помещение и людей, возбужденных авралом и звуками боя на улице, – теперь следующее. Женщины быстро к телефонам, вызваниваем полицию, МЧС, местное отделение ФСБ, мужей, любовников. Сообщить о проблеме, вызвать подмогу, выяснить причины нападения противника на город. Эльвира, ты за старшую по сбору информации.

– Поняла. Девочки, быстро хватаем телефоны… – тут же отреагировала девушка, увлекая подруг в дальний угол офиса.

– Мужики, мы с вами занимаемся сборкой холодного оружия. Сварганим копья и щиты. Судя по всему, эти гондурасы на улице вооружены плохо, противостоять им мы сможем.

– Там стреляли! – осторожно заметил конопатый пухлик.

– Справимся. Все, братцы, работаем.

Звонки никуда не проходили, а большей частью вообще телефоны молчали. Будто аномалия какая накрыла весь город. Ни связи, ни электричества, ни оружия. И настроение никакое.

Денис, как мог, подбадривал народ, отвлекал разговорами от панических стонов, но две женщины особо истерили. И этим очень мешали остальным. Пришлось покрыть их ядреной матерной руганью, после чего, ворча, они немного затихли.

Ден снова и снова вспоминал про любимый «Иж», оставшийся дома бесхозным. Охотничья двустволка сейчас бы очень помогла. А еще лучше нарезной ствол типа ВСП-123 «Вепрь», аналог СВД. Парень с детства мечтал о снайперской винтовке, даже пробовал накопить деньжат на нее, но мечта так и оставалась несбыточной. Пришла мысль посетить именно сейчас какой-нибудь магазин по продаже оружия, но условия были не те, да и, скорее всего, все охотничьи магазины уже закупорились в осадном положении. Первым делом предстояло выжить в этом здании, разобраться с причиной появления весьма необычного противника и позже как-то выбраться отсюда и оказаться дома. Там были уют, оружие, еда и родные. А здесь ноющий женбат и трое напуганных до смерти толстозадых приставов.

Спустя полчаса связь так и не появилась, зато мужчины соорудили пики и некоторое подобие щитов, для чего задействовали карнизы с окон, ножи и ножницы, скотч и столешницы от тумбочек. По предложению Дениса бойцы ополчения сварганили себе допотопные латы на руки и ноги из журналов и папок, обмотанных проводами и клейкой лентой. От ударов дубинками или ножами они вроде бы могли спасти, а вот от мечей и сабель – вряд ли. Но, как говорится, за неимением лучшего…

На улице крики и вопли затихли, видимо, враг положил всех несчастных. Из коридоров здания тоже перестали доноситься шум борьбы и клич новоявленных чужаков. Сгрудившиеся в одном углу, дальнем от входа в помещение, женщины неотрывно следили за лидером, еще недавно абсолютно незнакомым им парнем. Денис ощущал на себе многочисленные взгляды, некоторые из них носили тень мольбы и даже вожделения к сильной личности главного защитника. И теперь это стадо нужно было как-то вывести из здания и помочь ему выжить. Задача сложная, даже невыполнимая. Денис не располагал арсеналом огнестрельного оружия, средствами защиты и хорошо обученными бойцами. Он сам был из простого народа, но свято верил в свои силы, способности (главным образом полученные из книг, фильмов и игр) и не собирался идти на убой теленком. Как можно дороже отдать свою жизнь – вот что сейчас стало главенствующим в его душе. А почуяв шанс на свободу и даже победу над какими-то степными дикарями, он чуть приободрился и вообще откинул мысль о смерти.

– Все будет хорошо! – постоянно вслух твердил Денис, прохаживаясь по офису от окон к баррикаде возле двери. – Мы выживем. Дождемся ночи и в темноте свалим отсюда. Тупо сидеть и ждать смерти от нагрянувшего противника или от голода не покатит. Эльвира, составь список всех присутствующих с адресами, куда их нужно доставить. Буду думать над маршрутом. Все будет хорошо, земляки! Вы, главное, не падайте духом и держитесь огурцами.


Глава 7
Ловелас

Альберт Ливадный по прозвищу Ловелас и до Судного дня слыл любителем секса и прочих вольностей в отношении женского пола. Нет, ну, секс все мужики уважают, с миленькой ласковой девочкой замутить никто не против, даже женатики, но Алик, как его называли сами партнерши, просто жить не мог без интима.

Чем он их брал, понять было не сложно: симпатичен, материально раскрепощен, остроумен и обходителен. В общем, наделен всеми качествами Казановы, ловеласа и Альфонсо. Девок менял как перчатки, не задерживаясь ни на одной из них больше недели. Сколько он перетра… отшпилил их в Энске, одному богу известно, да и тот уже, видать, махнул рукой свысока на сексуальную революцию, которую устроил Алик.

В тот день, когда случилось пришествие чужих, Альберт занимался любовью с Ленкой Шумилиной на заднем сиденье своего «Джипа Чероки». Ну, как любовью?! Она так думала, а для него это было рядовое занятие сексом с очередной подружкой, которую он подснял, то есть познакомился на дискотеке.

В час «Ч», последовавший во всем мире за техногенным (хотя человечество в минуты своей гибели, а оставшиеся в живых много позже думали, что природным) катаклизмом, еще не ведая о причинах и последствиях ужасного явления, Алик разводил Ленку на оральные ласки, прежде чем стянуть с нее трусики. Просторные кожаные сиденья в автомобиле с тонированными стеклами неплохо подходили для эротических утех, снаружи редким прохожим не было видно, что творится в черной машине, а ее пассажирам наоборот – все видать.

– Ален, кончай ломаться! Че, как целочка, давай уже, покажи, что ты умеешь. Ну же. А потом поедем в «Макс», фишки покидаем, тусанемся, – все пытался взбодрить девушку Альберт, лаская ее руками и горячо целуя в ушко.

Ленка млела от удовольствия и желания, которое, впрочем, она старалась сразу не выдавать своему бойфренду, но его чересчур настойчивые просьбы интимного характера стопорили ее, мешали раскрепоститься и попробовать сделать то, что она еще не умела и стеснялась.

– Давай уже не жмись… Ей-богу, как школьница-неумеха! – продолжал настаивать Альберт, ладонью проникнув смущенной девушке в трусики. – Хотя сейчас и школьницы зажигают по полной… Не то что некоторые! Ну же… Расслабься, лапуль. Я тебя хочу, ты меня. Чего ты, зайка?

– Алик… Ну… Я… Я не могу вот так сразу… скажи мне что-нибудь, скажи мне… Что ты мой, а я твоя… Что любишь… Скажи-и… – шептала разомлевшая от ласк парня Ленка, томно дыша и закатывая глаза.

Еще чуть-чуть, и она бы сдалась, а перевозбужденный Альберт уже начал стягивать ее трусики и сыпать нежности и комплименты в ушко подружки. Но снаружи что-то произошло, сбившее настрой и планы парочки. Что-то из ряда вон…

Переходившую по пешеходной зебре старушку вдруг снес появившийся из ниоткуда, буквально материализовавшийся из воздуха дикий степной наездник, сородич ханов Мамая или Батыя. Всадник грубо сбил бабушку, притормозил, конь встал на дыбы от натянутых вожжей. Смуглый с раскосыми глазами азиат, обвешанный блестящими цепочками и какой-то дешевой бижутерией, с металлическими нарукавниками и с колчаном стрел за спиной, стал крутить животное мордой во все стороны, оглядывая фронт действий на триста шестьдесят градусов. Бездыханная старушка не шевелилась, лежа на асфальте посреди проезжей части. Отчего городской автобус резко затормозил и встал, пассажиры в нем повалились, создав кавардак в салоне и матеря водителя.

Далее картина перед глазами ошарашенной молодой парочки из джипа поплыла, словно в плохом немом кино. На улице показались еще всадники на степных низкорослых лошадях, вооруженные маленькими круглыми щитами, с луками и копьями, в мехах и скудных латах. Они махали кривыми азиатскими саблями, тыкали копьями и пуляли во все стороны стрелы, сея смерть среди случайных прохожих. С какой целью вдруг появились и откуда прибыли столь жестокие кочевники, Альберт не знал и не понял, он недоуменно посмотрел на Ленку, открывшую от удивления ротик с пухлыми губками, затем стал заправлять джинсы и нести какую-то ересь насчет смертельной опасности и сматывания удочек. Потом полез на водительское сиденье, лихорадочно соображая, что предпринять и как найти объяснения кошмару, творившемуся снаружи автомобиля. Но пока не находил их.

Тем временем кочевник с диким воплем пришпорил коня и понесся к автобусу, заметив высыпающих из него людей. Народ, все еще потирая ушибы и проклиная неумелого шофера, с удивлением глядя на творившийся беспредел на улице, пер из автобуса, создав в узких дверях столпотворение. Началась паника. Особенно после того, как ордынец проткнул копьем одного из мужчин. Кровь брызнула на пассажиров, крики боли и вопли ужаса огласили округу. Люди бросились врассыпную, не осознавая истины происходящего, но пытаясь скрыться от злых всадников азиатской внешности. Но их настигали стрелы, рубили сабли, пронзали копья и топтали лошади, легко управляемые чужеземцами.

Те, что сообразили и успели укрыться в автобусе, ненадолго продлили свои жизни. Хаос, охвативший улицы и сеявший смерть, вмиг приобрел настолько широкий масштаб, что Альберту показалось немыслимым и дико страшным. Парень не на шутку испугался, газанул и понесся напролом. Первого сбитого кочевника он воспринял с легким шоком, но за этим тяжелый черный джип задавил случайно попавшую под колеса женщину, а потом и наездника. Дикарь исчез из поля зрения, а его лошадь копытами разбила фары и лобовое стекло авто, помяла капот и залила кровью половину машины. Джип застрял в телах людей и животных, но, сдав назад и тюкнув еще кого-то, Альберт виртуозно вырулил и погнал транспорт по тротуару через кусты и заборчик, сбивая урны, ограждения и афишы.

На заднем сиденье болтыхалась и визжала Ленка, не успевшая привести себя в порядок после интимных прелюдий бойфренда. Она кричала что-то нечленораздельное, из чего Алик понял только, что девушка в шоке и пытается узнать у него, что происходит.

– Заткнись, дура! Молчи-и… Сам в ахере! Сиди тихо… Щас я… щас…

Но неугомонная, напуганная до смерти девушка продолжала выть и стонать на все лады. Алик выбирал места с наименьшим скоплением народа и пришлых чужаков, дабы не сбить еще кого-то и не напороться на огонь злых басурман. Мимо мелькали французские солдаты времен войны 1812 года, какие-то рыцари в доспехах и иногда на конях-тяжеловозах, раз встретились фрицы из кино про войну, но автомобиль ушел и от этих.

В одной из подворотен Альберт остановил джип и долго сидел, упершись потным лбом в руль. Молчал и думал. Размышлял по поводу причин появления всех этих ряженых, которые на поверку оказались настоящими убийцами из прошлого. Причем из разных эпох. Что им нужно здесь, в двадцать первом веке, в современном закрытом городе стратегического назначения, парень никак не мог додуматься. Где полиция, где военные и ОМОН? Почему эти уроды безнаказанно рыскают по городу и крушат все вокруг, убивают всех подряд, бесчинствуют на русской земле, хотя все родом из зарубежья. Как в одночасье все эти кочевники Золотой Орды, крестоносцы, наполеоновцы и фашисты очутились в одном месте? Прямо из воздуха, которым горожане дышали. Которым дышал он, Альберт Ливадный.

– Твою мать!

Алик стукнул кулаком по рулю. Услышал тихие всхлипы подружки, посмотрел в зеркало заднего вида, заметил размазанную на лице тушь, красное вспотевшее лицо, мокрое от слез, взгляд мольбы и страдания. Ему не стало жаль эту девочку, не хотелось уже утешить или дальше мучиться разводить ее на секс. Теперь другие чувства овладели парнем. И о другом.

Он осторожно приоткрыл дверь, рукой нащупав рукоятку металлической бейсбольной биты, так полюбившейся «золотой молодежи» дорогих иномарок. Стало чуть спокойнее, но тут же из памяти выплыли сцены кровавой резни на дороге. Как легко чужаки справлялись с энчанами, сея смерть.

– Тут не бита нужна, а оружие посерьезнее, – вслух сказал он и вздрогнул от нового всхлипа Ленки, – да успокойся ты уже. И так тошно, еще стенания твои терпеть. Далеко живешь?

– Ты же… ты же подвозил меня, не помнишь… что ли? – заикаясь, пробурчала девушка, продолжая разукрашивать лицо на спецназовский манер стекающей тушью.

– Да разве упомнишь вас всех, где вы обитаете? Че, сложно сказать? Адрес скажи, до кровати доставить не обещаю, но до дома, поди, управлюсь. Хотя… до кровати, говоришь?!

Ленка часто заморгала, пыталась понять, на что он намекает. И поняла. Вдобавок и он еще подтвердил вслух:

– Довезу живой до хаты твоей, сделаешь мне все, что попрошу. А нет – так вали сама пешкодраном прямо сейчас. Времени на раздумья нет. Жду ответа.

Он все так же смотрел на девушку в зеркало, иногда его взгляд спотыкался, уходил в сторону, но снова возвращался. Ленка прищурилась, не только раздумывая над своим бедственным положением, но и понимая, с каким козлом она связалась. Быть настолько циничным и хитрым – это нужно было учиться с детства. Ее задевало не столько понимание сущности расплаты за безопасную доставку ее тела домой этим прощелыгой, сколько его жесткость в условии – решайся или выходи прямо здесь. А за стеклами машины кричали, стреляли, лилась кровь и гибли люди. И этот урод ставил условия.

– Согласна. Черт с тобой, козлина! Вези живей уже, че зенки выпучил. У меня нет выбора. Подыхать посреди улицы я не намерена, да еще молодой и красивой.

– Гы-ы, – Алик довольно осклабился, вывернул руль и выехал из арки, – как немного надо для большой любви!

– Пасть закрой свою! Какой любви? Я поняла, кто ты и что ты. А сейчас сделай милость, заткнись до места назначения, чтобы не нервировать меня. И так тошно! Адрес…

Она назвала улицу и дом, где жила. Родители были в отъезде за рубежом, скоро обещали вернуться, а тут такое…

Езда заняла минут десять – Алик гнал джип, ловко уходя от толп чужаков и мечущихся в панике горожан. Но пожилую женщину все же сбил, огибая угол дома, где жила Ленка. Наплевав на бедолагу, замершую на обочине, прыткий циничный парень затормозил только у нужного подъезда, быстро выскочил с битой сам, за руку вытащил Ленку и, на бегу закрывая через пульт машину, увлек ее в здание.

Квартира девушки была богато обставлена, уютна и безопасна. Словно и не творилась на улице кровавая оргия, будто и не было воинственных диких пришельцев из прошлого, переворачивающих город вверх дном.

Алик нырнул в ванную, скоренько так умылся, скинул батник и освежил подмышки. Затем предстал перед Ленкой радостный и возбужденный.

– Ну, понеслась, дорогуша! Условия те же, туда, туда и классика. Чего вылупилась? Условия были такие. Че хочу, то и делаю с тобой. Все, расслабься, начинай, твою мать!

И как бы невзначай приставил рядом к шкафу биту, вполсилы принуждая девушку присесть и начать ласки. Ленка сморщилась было, с трудом проглотила ком в горле и без всякого желания и с чувством ненависти к этому «герою», мать его за ногу, пала на колени…

* * *

От Ленки, исполнившей через силу ласки и так не вошедшей в раж даже от его, удовлетворяющих всегда и всех девок, интимных чудачеств, Алик вышел ближе к вечеру. Он прихватил из квартиры девушки «Сайгу» ее отца-охотника, хотя Ленка и сопротивлялась этому. Довольный и на полном расслабоне парень покинул подъезд, осмотрелся и с ружьем наготове побежал к своей машине.

Кругом стояла гробовая тишина, дым от близкого пожара застилал двор, несколько трупов уже давно остыли, лежа в тех позах, в каких их застала явившаяся из ниоткуда смерть. Смерть в облике возбужденных насилием зверских оскалов.

Алик прыгнул в автомобиль, чертыхнулся, глядя на паутину лобового стекла и мятый капот, завел его и нажал акселератор. Джип послушно рванул со двора, унося хозяина в новые места, к новым событиям и исполнениям похотливых желаний. Неугомонный ловелас с одноименным прозвищем несся на поиск очередных красоток, чтобы овладеть ими по их вынужденной воле или против, но получить сполна те удовольствия, которыми он жил уже несколько лет. А тут подвернулась еще и такая возможность – безнаказанно и легко получать доступных телок, пользоваться ими и наслаждаться, особенно теми, которые через силу выполняют его прихоти. Так сказать, расплачиваются натурой, дабы избежать смерти от чужаков и оказаться в безопасности. Понимал ли он, что почти ничем не отличается от этих ублюдков из прошлого, вырвавшихся с того света мстить местному люду? Скорее всего, что-то и мелькало в его уже давно взрослой голове, но этакий спермотоксикоз давил на мозг, вызывая только одни похотливые желания. Все остальное, гуманное и доброе, уходило прочь.

И Алик без зазрения совести встал на путь насилия, своим необычным методом добиваясь задуманного. Он стал ездить по улицам и адресам своих знакомых и их подруг, тех, кого еще ни разу не добился в сексуальном плане в мирное время, но теперь-то водворяя в жизнь грязные желания.

«Алка из ЦУМа. Явно на работе застряла, боится выйти и попасть под раздачу этим дикарям. Значит, еду к ней! За то, что спасу ее, довезу до хаты и пообещаю защиту, она отдастся мне с потрохами. Красивая девка. Моя!

Наташка из «Газпром-оптики». Вау! Чертовка та еще. Не дала тогда мне, даст сейчас. Тоже на работе должна быть. Если эти уроды еще не вломились в магазин и не вырезали там всех бедняжек. Блин, как я ее хочу!..

Анжелка сейчас на учебе. Ого, неплохо бы ее найти и отвезти в безопасное место. Черт! У нее бабка дома и братишка. Не-е, домой нельзя. Облом. А чем отель не подходит? Е-мое, в любую гостиницу ща можно зарулить. Пустят, куда денутся! У меня ствол нехилый, припугну. Анжелку с собой прихвачу, всяко разно ее там отчехвостю. Сучка крашеная. Уже нескольких пацанов перебрала, а мне, тварь, отказку лепит все время. Я тебе ща залеплю отказку! Сама у меня в ногах ползать будешь, умолять чего-нибудь тебе сделать, лишь бы спасти…

Ирка из школы, училка молодая…

Вероничка…»

Алика аж трясло от перевозбуждения и предчувствия большой работенки на сексуальном фронте. Недавние интимные утехи с Ленкой уже улетучились и забылись. Он благодарил бога за то, что тот подарил ему такой шанс осуществить давние юношеские мечты, стать сильным и главным, стать влиятельным и всемогущим. Алик периодически трогал холодный металл «Сайги» и все уверенней вел машину по дорогам и тротуарам Энска, по дворам и переулкам. Он уже никого не боялся и все распланировал.


Глава 8
Один в поле тоже воин

Я, конечно, стрелять умею и попадать тоже. Но… Знаете ли, когда палишь в живого движущегося человека… Человека! В жизни еще не приходилось, честно говоря, замертво валить настоящего живого человека. Ветеранам всех чеченских войн, Афгана и прочих локальных конфликтов, убивавшим врага, может быть, уничтожать сейчас попаданцев и было привычным делом (только я на улицах Энска еще не встретил за два дня ни одного опытного бойца), а мне лишать жизни чумазого монгола или стального рыцаря поначалу пришлось очень и очень трудно. Просто невозможно. Противно. Меня тошнило и рвало, я часами сидел в углу какого-нибудь дома и утирал слезы, пот и сопли, вспоминая трагические эпизоды своего рейда. Но постепенно душа приняла эти смерти, мозг впитал неизбежность гибели потенциального врага, руки машинально давили на спуск, искали привычную скобу от ружья. Даже тот кочевник, которого довелось отправить в мир иной с помощью огнетушителя в подвале магазина, и он не казался первым. Настоящим пионером в списке убийств стал тевтонец на коне, тараном несущийся по главной улице Энска с копьем наперевес. Улицу нужно было миновать во что бы то ни стало, я, признаться, маленько сдрейфил, долго выбирая момент. Брешь в пробке. А потом решился. Попаданцы, являющиеся чуть ли не из воздуха, постоянно враждовали друг с другом и успевали мочить всех встречаемых жителей города, толпами носились по улицам и резали, расстреливали, кололи, жгли. Пятиминутка, которая выдалась между ними, показалась долгожданной. И я рванул. Хотя и имел кучу стволов, изрыгающих смерть на расстоянии. И тут выпал этот крестоносец, едрить его налево!

Весь такой в белых одеяниях поверх кольчуги, с жирным красным крестом великого магистра Тевтонского ордена, перья на шлеме, символики святых тамплиеров, вооружение по полной программе средневекового богатого рыцаря. Мчался по проезжей части улицы, успев снести по пути двух зазевавшихся несчастных французских солдат. А вот мимо меня не смог проскакать! Не дал я ему разгуляться.

Или пан, или пропал.

СКС против копья в любом времени и измерении перспективен. Пуля 7,62 мм легко пробивает тевтонские латы и тело немецкого вассала за ними. Как в этот раз и случилось. Рыцарь грохнулся на асфальт так, будто банку тушенки со всего размаху бросили об стену. Конь ретивый понесся дальше без седока, только поржал напоследок. Крестоносец, громко лязгая и скрежеща по твердыни улицы, замер у бордюра. И наступила тишина.

Я посмотрел на оружие, выплюнувшее смертельный заряд в бравого противника, и сглотнул. Выходило так четко и легко мочить этих уродов из прошлого, что карабин слился с рукой, стал неотъемлемой частью тела. Захотелось крушить и валить врага и дальше. Но вот рвотный рефлекс решил иначе. Тошнота подкатила вдруг к горлу так рьяно и тяжело, что я еле успел пробежать остаток пути до укрытия. Бедные кусты! Как же обильно я окропил их своим переработанным завтраком. Печальный, хотя и победный опыт встречи с противником один на один надолго запомнился мне. И уже никогда не отпускал ни в каких ситуациях.

Потом были еще тевтонцы и наполеоновцы, татаро-монголы и фашисты. Но часто выручал дальнобойный СКС, иногда, в запале схватки или от неожиданного появления чужаков помогал «Ягуар», еще реже был действенен травматический пистолет. Рука стала набиваться, глаз выцеливать противника быстро и точно, интуиция и знание города подсказывать, где лучше спрятаться, куда идти, в каком месте враг. И я понял, что один в поле – тоже воин. Что человек сам себе и спаситель, и воин, и гомо сапиенс. Нет мозгов – ты мертв. Нет оружия – найди, не нашел – ты мертв! А еще ноги. Не нужно быть спортсменом в квадрате, чтобы вовремя смотаться от вездесущего врага или, наоборот, догнать его. Все в шаговой доступности, все в твоих силах. Иди и бери. Иди и бей!

А палец жал и жал на спусковой крючок. Список заслуг пополнялся новыми и новыми победами. А врага становилось все меньше и меньше. Но еще так много на родной земле, в родном городе.

Постепенно постоянные прятки и маскировки, рваный бег во избежание попадания стрелы или пули, поиск еды и воды, обострение чутья – все это стало вырабатывать во мне опыт ведения городской войны, навыки выживания. А еще позитив от победных стычек с врагами. Счет убитых мною пошел на третий десяток, дыхание выравнивалось, страх уходил, появлялись зачатки лидера и бойца. Я сам ощущал, что меняюсь духовно, оружие в руках, разящее врага, придает сил и уверенности. И я незаметно для себя становился охотником и воином. Взгляд искал врага, чтобы прицелиться и быстрее нажать спусковой крючок, чтобы одним гадом стало на этой земле меньше.

* * *

В тот день, когда явились попаданцы, я удачно добрался до родного дома, побывал в квартире. Мама, слава богу, оказалась дома, чему оба мы неслыханно обрадовались. Я наспех рассказал ей о творящемся в городе беспределе, о войне, развязанной пришельцами из прошлого, о своих приключениях. Да, мне хотелось кому-то высказаться, похвастать своими успехами и подвигами. Первым слушателем оказалась мама. Конечно же, она меня похвалила, сграбастала в объятия, трепала по голове, приговаривая: «Воин ты мой, весь в отца! Настоящий мужчина. Но больше я тебя не отпущу никуда, не хочу потерять».

– Мам, ты о чем? Мне Родину спасать нужно. Мне город наш освобождать от врага ненавистного. Друзей и подружек найти, вызволить из ада этого. Какие посиделки дома?! Провианта нет. Добыть нужно на неделю минимум. Там и войска подоспеют. Армия придет, наведет шороху этим гадам.

Я тогда еще верил, что непобедимая и несокрушимая российская армия быстренько прихлопнет всю эту нечисть, выметет грязь с улиц Энска. Как я ошибался…

– Мам, я все равно уйду! И ты меня не удержишь. Все, я сказал. Для начала продуктов и воды раздобуду. Тихо, мам, не обсуждается. Сообрази мне перекусить, я помоюсь и в путь. Точнее, в рейд.

Вскоре я уже крадучись выбирался из подъезда своей девятины, внимательно оглядывая округу. Мать, пускающая слезы и шепчущая молитвы, закрылась на все замки. И ее расстройство можно было понять.

Мимо меня, скуля, проковыляла собака на трех лапах, четвертая, красная от крови, висела соплей. Видать, и животному досталось от иноземных варваров. В конце двора визжала женщина. Не от насильника, а звала ребенка. Искала, металась, падала. И все звала и звала какого-то Диму. Сколько лет было этому Диме, неизвестно, но истерика женщины резала мои уши и сердце. Слушать это было невыносимо мучительно.

Помогать каждой встречной и поперечной я еще не был готов. Время утекало, вечер наседал сумерками. С одной стороны, предстоящая темнота автоматически становилась прекрасной маскировкой, с другой… Все равно я страшился некоторых вещей, из-за любого угла могли прилететь стрела или пуля, обрушиться булава или меч. Расслабляться никак нельзя. Ни на минуту. СКС в руках успокаивал лучше домашней кроватки и десятка стен, слух обострился, глаза стали оптическими прицелами. Все тело напружинилось, желваки играли, а руки твердо сжимали оружие.

Патруль фашистов я заметил первым. В смысле, раньше, чем он меня. Унтер-офицер с автоматом, а с ним двое солдат с винтовками типа «маузер». Причем один выполнял роль рефрижератора – сам толстый, как боров, жует за обе щеки что-то нахапанное в местном магазинчике, через плечо держит баул с награбленным добром. У всех немцев вороты чуть не до пупа расстегнуты, пилотки набекрень, рукава закатаны, сапоги приспущены. Этакие дембеля из вермахта, мать их за ногу!

Ну, я и не выдержал. А ведь мог и пропустить мимо. Сам не понял – то ли автомат понравился, всю жизнь мечтал о таком, читая книги про ВОВ, любя фильмы про ту войну, то ли гадов этих не мог пропустить в наш двор. Или и то, и другое сработало. Короче, прицелился и, затаив дыхание, как в тире, нажал спусковой. Еще и еще.

Унтер еще корчился в агонии, а толстяка вообще ранило в бедро. Но добивать их я не стал. Не знаю. Не мог или не хотел. Много позже я научусь это делать, а сейчас ножки подкашивались, да икота напала. Все же после двух десятков убитых врагов видеть смертельные конвульсии и слышать душераздирающие вопли попаданцев я еще не привык.

Поэтому быстро так обобрал троицу фрицев, согнулся под тяжестью оружия и боекомплектов. Застыв, минуту пялился в открытые стеклянные глаза солдата с простреленной головой, затем опомнился, плюнул в его мертвый оскал и побрел прочь. Позади еще долго стонал толстяк, пока его не услышали дикие кочевники, околачивающиеся недалеко. Больно подумать, что они устроили с ранеными гитлеровцами.

Одновременно таскать охапку стволов и при этом искать продукты для матери выглядело задачей сложной и глупой. Поэтому я припрятал между гаражами половину боекомплекта, СКС и ВПО-123, а с МП-38/40 и «Ягуаром» двинул к ближайшему мини-маркету. В дальнейшем пара этих стволов оказалась наиболее выгодным и удобным оружием в рейдах, а винтовки пришлось подарить друзьям.

Кругом валялись трупы, стояли почти нетронутые бесхозные автомобили, местами дымили ларьки или транспорт. Изредка проносилась машина, водитель которой торопился скрыться от преследователей. По сторонам иногда мелькали тени случайных прохожих, точнее, беглецов. Редкие горожане искали пути спасения от злобного врага, пытались найти безопасные места, а еще лучше добраться до своих квартир. Судный день выдался в Энске какой-то кровавый и мертвый. Что же принесет неделя, сложно было представить.

В одном из мини-маркетов я смог затариться продуктами и водой. Набрал только самое необходимое и питательное, а не то, что вкусно и малоэффективно: пять булок пока еще нечерствого хлеба, коробку шоколада, полуфабрикаты, сервелат, сало, макароны, рис, воду. Когда попытался водрузить на себя все это, понял, что не донесу – либо убьют меня, поймав на занятости, либо сам сдохну от тяжести груза. Нужны были колеса.

Машин в округе оказалось множество. И уже ничейных. Пока выбрал кроссовер «Тойота», но мозг бурила одна мысль – найти авто побольше и сильнее. Танк, а не легковушку. Желательно джип типа «Хаммер». На таком разъезжать по городу можно денно и нощно, не боясь проткнуть колесо, сбить роту солдатни противника или схлопотать стрелу с картечью. Но это все позже. Сначала мама и хавчик.

Погрузив все в «Тойоту» и оттащив давно пронзенного стрелой водителя в сторонку, я воспользовался его ключом от зажигания и вскоре доставил груз к своему подъезду. Правда, из подворотни по мне шмальнул одиночка-француз, но его заряд разбил боковое стекло позади водительского места и не причинил мне вреда. Пришлось остановиться и отомстить обидчику, за одним испытав немецкую «игрушку».

МП-38/40 на удивление оказался в бою машинкой легкой, почти миниатюрной и аккуратно стреляющей. Но, блин, с неопытности пришлось всадить в кирасира половину магазина, пока тот не уснул вечным сном.

Подрулив прямо к скамейке у входа в дом, я осторожно выполз с сиденья наружу, осмотрелся, боясь снова оказаться под прицелом нечаянного гостя. Тихо и пусто вокруг. Тьма вечера опустилась на город, заволакивая все дворы и улицы. Свет в квартирах и на фонарях отсутствовал, поэтому наступающая ночь казалась более зловещей и черной, чем раньше, в мирное время. Мелькнула мысль добраться до энской электростанции и выяснить, в чем дело. Почему нет электроэнергии. Вполне возможно, что попаданцы «поработали» и там, вырубив подстанцию и обесточив город. Только зачем им это было нужно, я не понимал. Да и вряд ли дикие и тупые кочевники могли додуматься накосячить со сложным оборудованием. Как и тевтонцы, и наполеоновцы. Размышлять о том, что более умные фрицы уничтожили электростанцию, совсем не хотелось.

Перетаскав почти все продукты в квартиру на пятом этаже, при возвращении за последней партией пришлось схлестнуться с незваным татарином. В прямом смысле слова. Кочевник орудовал в открытой машине, мохнатый зад торчал наружу, незнакомый диалект степного воина и его вид сразу дали понять, кто покусился на мой хабар.

– Это мое! Ты понял, сволочь? – с этими словами, сказанными на одном дыхании достаточно спокойно и ровно (автомат в руках все же внушал о-очень много доверия), я дождался, пока противник вылезет и развернется, оценит ситуацию и похлопает своими раскосыми глазенками на чумазом лице. А уж потом пнул его между ног. Кроссовкой и прямо туда! Видимо, это очень болезненно, потому что ордынец закатил глаза на горько-кислой гримасе и, схватившись за больное место, загнулся возле автомобиля. И чего-то уже не лыбился и не напевал азиатский мотив монгольской песенки.

Жаль патроны тратить на это чудо! И громыхать во дворе из ствола тоже не хотелось. Поэтому от души, как заядлый бомбардир футбольной команды, я саданул пенальти. Отключка на полчаса обеспечена. Можно идти и заниматься своими делами дальше. Но тут слух уловил детский голос. Призыв о помощи. И ноги уже сами несли тело в соседний подъезд.

Девчонкой из нашего дома, кажется, ее звали Полиной, пытался овладеть крестоносец средней тяжести вооружения. Я все понимаю, у них там, в средневековой Германии, в те времена принято было жениться на пятнадцатилетних или насиловать пленниц юного возраста, но не здесь же и не в наше время! Да еще десятилетнюю девчушечку из моего дома.

Автомат за спину, «Ягуар» в руки. Нет, можно обойтись и проще. Ножичком махать я, конечно, не стану, Рембо строить из себя не выйдет перед тевтонцем в кольчуге и с мечом в ножнах. Глупо и опасно, черт побери! А вот… травматический пистолет испытать пора бы.

И испытал. Выстрел, еще. Тяжелые шарики из плотной резины причинили рыцарю дикую боль. Не убили, но и отогнали мысль о насилии над малолеткой на ближайшие сутки. Тем более, когда третья пуля угодила в пах. Белобрысый с рыжей челкой немец выронил из руки шлем, застонал и завалился на стену лестничного марша, я рывком выудил за руку девочку из-под ног вопящего насильника и увлек ее ниже по ступенькам.

Тевтонец что-то прорычал вслед, но у меня в обойме было еще три заряда. Не упускать же такой удобный случай!

Выстрел в бедро, затем в темечко и уже упавшему в затылок. Зрелище неприятное, особенно, когда сопровождается истошными воплями боли. Красивые доспехи, конечно, у богатеньких немецких феодалов, но брать с собой весь этот хабар – кишка тонка тащить. Да и зачем? Повесить дома на стену? Рубиться и махать на улицах родного города самому? Да вот еще! Огнестрел имеется на этот случай.

А вот девочку пришлось тащить с собой, не бросать же бедняжку тут. Куда теперь ее, один черт знает.

– Куколка, ты чья будешь?

Девочка находилась в небольшой прострации, утирая слезы.

– Ты Полинка? Не бойся. Все уже позади. Я Куп… Я Олег с этого дома. Помнишь меня?

Девочка кивнула, но молчала.

– Мама твоя дома? Давай отведу тебя к ней.

Полина заплакала еще больше. Видать, с мамой случилась беда.

– Ч-черт! Что же с тобой делать? – Я немного потерялся с этой малюткой, лихорадочно соображая, что предпринять. – Давай пока к моей маме пойдем, побудешь с ней. Отойдешь, очухаешься, поешь, умоешься, и там уже решим, где твоя родня.

Девочка охотно пошла со мной, понурая и молчаливая. Мама приняла ее с пониманием, сразу повела в ванную комнату, стала шептать ласковые слова, махнув мне рукой. А я снова отправился в рейд.

Ночью все кошки черные. Это действительно так. И люди тоже. Я давно не гулял по Энску ночью, последний раз как-то топал выпивший с дискотеки. Но детали этого возвращения помню плохо. А сейчас все красоты темного города стали во сто крат заметнее и ощутимее. Шорохи, скрипы, топот, крики, отсветы пожаров и взрывов, а самое главное, таящаяся в ночи опасность – все пугало и тормозило. А нужно было очень много сделать за эту ночь.

В одиночку тащиться на электростанцию что-то не хотелось, да и суперменом я себя при наличии трех стволов тоже не ощущал. Поэтому взял курс на университет, выручать своих корешей.

А ведь точно все кошки ночью черные! Застреленный мною силуэт во тьме оказался простым горожанином. Так опростоволоситься и убить случайного прохожего для меня стало хуже смерти. Стыд и позор. Вечный бан! Мужик рванул от дерева, до того сливаясь со стволом в одно целое, что вызвал во мне бурную реакцию – руки среагировали молниеносно. Выстрел. Всего один! А ведь попал сразу.

Какого хрена ты, бедолага, зайцем сигаешь в потемках перед вооруженным незнакомцем?!

Отпрянув от трупа, я побрел дальше. В полном замешательстве и сгорании от стыда.

Вот так бы пролететь через весь город пушечным ядром, чтобы быстро и незаметно. И сразу до пункта назначения. Машину брать не стал – с включенными фарами я бы сразу стал приманкой для всех желающих пострелять. Привлекать внимание несущимся по темным улицам транспортом как-то не хотелось. И навлекать на себя лишние проблемы тоже.

Лучше пешочком. Аккуратно, окольными путями, до боли знакомыми с детства.

Говорят, один в поле не воин! Правильно говорят. Скорее всего, это так и есть. Только вот у меня вышло наоборот. Попал я конкретно. В сквере, у памятника ученым-атомщикам. Капитально попал. И чуть в штаны не наложил от переизбытка адреналина и врагов.

Сначала напоролся на трех фрицев. Пьяных, но оттого смелых и наглых. Играться с травматическим пистолетом больше не получилось, а длинная очередь из автомата мигом покончила с гитлеровцами. Перезарядить немецкую игрушку не получилось – из кустов выпали двое кочевников с яростными физиономиями и кривыми саблями.

Знаете, никогда прежде я не ощущал себя в такой жопе, в безвыходной и стремной ситуации, как сейчас. Ночью, среди трупов только что убиенных мною врагов, с разряженным стволом, против наскочивших диких азиатов… Это в страшном сне не привидится. Ан нет, даже явью стало.

«Ягуар» тут же пошел в дело, в упор сбив бесстрашных наглецов. Грохот от выстрелов эхом разлетелся по кварталу. Показалось, что во всех углах и закоулках зашипели, зароптали, заскребли. И отовсюду ко мне потянулись черные щупальца смертельного спрута.

Со всех сторон ко мне устремились попаданцы. Ордынцы, крестоносцы, французы, снова фашисты. В такой ситуации спасала только смена позиций, причем тело двигалось не по зову мозга, а благодаря ногам, попросту говоря, подстегиваемое страхом. Бегал, стрелял, прятался за скамью, урну или куст и опять стрелял. Из автомата, дробовика и пистолета. А перезаряжать времени не было. В броник, упрятанный под курткой, ударила дробина французского мушкета, стрела кочевника вонзилась в рюкзак за спиной. В тумбу афишы воткнулось копье прямо возле меня. Не попадая магазином в ячею автомата, я матерился и вспоминал маму. А противник лез и лез на рожон, будто и не боялся смерти.

Расстреляв половину боезапасов и попросту убежав с поля боя, на котором осталось полтора десятка мертвецов, ваш достопочтенный слуга, доморощенный Рембо, затаился на задах парикмахерской. Валяющийся рядом труп старика никак не омрачал мое положение, руки машинально возились с оружием, пополняя его патронами. Они выпадали и звенели по тротуару, ладони в темноте шарили по асфальту, а фонарик включать как-то было страшно.

И тут я увидел тени.

Палить по ним наугад после того случая с прохожим я не стал, а позвать позвал. Может быть, чересчур грубо или внезапно, потому что люди, крадущиеся вдоль стены дома, чуть не наложили в штанишки, присели и умерли.

А при ближнем рассмотрении оказалось, что это мои друганы. Студенты, мать их в одно место!


Глава 9
Геймер в ударе

Сергей Еремин, как обычно, сидел за монитором компьютера, все свое внимание отдав восприятию игрового мира. Зомби, апокалипсис, всемирное разрушение, атака пришельцев извне… Наушники словно прикипели к вискам играющего человека, лишь постоянно меняющаяся мимика геймера выдавала в нем живого человека. Монстры-пришельцы угрожали всему насущному на земле, а ему, Сергею, спасителю человечества, предстояла миссия сохранения цивилизации. Никто, кроме него, не мог выполнить данное задание.

Это по игре Еремин был прокачан до высшего уровня и мог в одиночку расправиться с десятком противников, почти не напрягая свои бойцовские мускулы. В жизни же он был самым что ни на есть настоящим лузером. Серега и на турнике вряд ли смог бы подтянуться хотя бы пару раз, не говоря уже о том, чтобы дать отпор мелкому хулигану. Но игровой мир, завораживая, требовал вливания реальных материальных средств, а ведь настоящий геймер не мог быть хуже того, чем он хотел бы выглядеть в реале. Статус того требовал. Деньги приходилось выкладывать, если не со своей кредитки, так втихаря с карточки матери, а иногда и сестры. У отца опасался брать. Алкаш алкашом – но материальные ценности тот умел считать. А пропажа даже минимальной суммы была чревата тошнотворным расследованием дотошного человека до установления момента истины. Но всему есть свой предел, а деньгам свойственно заканчиваться.

Ах, когда не везет, так не везет совсем. Геймер не может быть всегда везучим. Сегодня явно не его день, и Еремин с досадой смахнул с головы массивные наушники. Шум реального мира ворвался в комнату, и Сергей скорчил кислую мину. Консоль отлетела в сторону, а ее хозяин даже не удосужился убедиться в целостности гарнитуры.

В окно врывались яркие лучи солнца, даруя жизнь всему живому и радуя взор. Сергей протер воспаленные от непрерывного напряжения глаза и блаженно зажмурился, подставляя бледное лицо живительным лучам.

Пластиковое окно всегда помогало сохранять чувствительные уши геймера от резких звуков, не касающихся оттенков игрового мира, но в данный момент парню захотелось, наконец, вынырнуть из глубин компьютерного хаоса. Ручка легко сдвинулась с места, и створка сама по себе невольно впустила в комнату струю свежего воздуха, наполнив помещение какофонией посторонних, но вполне естественных для обычного слуха живых звуков. Воробьи, словно рыночные торговки, старались перекричать друг друга, громогласно чирикая друг на друга, и невольно заглушали шум улицы. Жизнь своим текущим естеством заполняла все уголки реального мира, с грохотом врываясь в слух отвыкшего от этого игрового фаната.

Внезапно раздавшийся уличный гвалт неприятным скрежетом ворвался в тишину комнаты. Показалось, что виртуальный мир вгрызается в реальность. Ведь никаким другим образом нельзя было объяснить раздавшийся рядом с его родным, таким незыблемым домом самый что ни на есть настоящий взрыв то ли гранаты, то ли самодельной бомбы. По-другому и не понять, ведь Сергей до этого никогда не слышал наяву звука активированных взрывоопасных предметов. Стеклопакеты никак не отреагировали и выдержали резкий звук и ударную волну.

Еремин невольно отшатнулся в сторону, не прекращая с любопытством глядеть на двор. А смотреть в данный момент было на что.

Пространство перед домом озарилось оранжевым цветом, огненный шар диаметром в десяток метров лопнул и разметал по двору снопы искр и протуберанцев. Среди бела дня возникло марево, из которого на свет божий начали появляться призрачные силуэты античных воинов. По крайней мере, так показалось на первый взгляд.

«Что за цирк? Какое-то реалити-шоу?» – подумалось сначала.

Призраки постепенно принимали очертания реальных людей, которые, мгновенно осваиваясь в текущей реальности, начинали губительную для всего окружающего мира деятельность: мелькали факелы, поджигая автомобили и деревья, летали стрелы и копья, сверкали сабли, метались люди и кони.

«Че за хрень?! Точно, не от мира сего!» – Сергей нахмурился, бегающий взгляд блуждал по двору в поисках первопричины ужасной картины. В это же мгновение человек, возникший ниоткуда, одним движением насадил на палку, напоминающую своим видом допотопное копье, дворовую собаку дворняжку Нику, набросившуюся на незнакомца с неистовым остервенением хозяйки, и тот с победным криком отбросил ее рыжий труп в сторону.

– Эй, ты, чучело, – вырвалось поневоле, – да что ты делаешь?!

Все еще не верилось, что милой, дружелюбной ко всем соседям собаки Ники больше нет на этом свете. Визг все еще звучал в ушах, а незнакомец, нагло ухмыляясь, заметил свидетельницу, выглядывающую из припаркованной рядом машины. И, издав яростный клич, метнулся к жертве.

– Ща ее поимеет! Спасайся, телка. Беги-и.

Но «телка» не слышала геймера, прячущегося за шторой, а, наоборот, пыталась закрыть все кнопки дверей и затаиться в салоне иномарки. Мужчина в меховых одеяниях и кожаных портках с недобрыми намерениями кинулся к автомобилю и стал корчить двусмысленные гримасы, прижимаясь узкоглазым лицом к стеклу. Можно было представить состояние той женщины в машине, которой грозила неминуемая расправа от этого страшного чужака.

Сергей схватился за виски, утер лицо ладонями, боялся вновь выглянуть в окно. Что-то шло не так, не таким образом апокалипсис должен был ворваться в двери современного мира. Какие, к чертям собачьим, кочевники?! Почему дикие степные ордынцы носятся по двору и нападают на всех жителей Энска? Откуда и кто они на самом деле?

Еремин утер потный лоб. И чихнул. Чихать в моменты страха было его козырной фишкой в школе, а потом в колледже. Друзья смеялись, девчонки жалели, врачи сетовали на наследственность – аллергия необычного характера досталась парню от родителей, в молодые годы работавших под Семипалатинском в Казахстане. Тамошние условия способствовали ранним смертям, онкологии и букету болезней работников полигона: степь с ее вечной духотой, радиация, в воздухе непонятная взвесь из антрацита, пыльцы бессмертника и песка.

Лишь бы его чих не спугнул незваных гостей и не выдал места его засидки!

И все же спасать женщину кому-то нужно было.

Такой герой нашелся. Мужик с соседнего дома с лопатой в руках бросился на обидчика женского пола, только вот клич издал не вовремя. Точнее, раньше, чем можно. Кочевник с ехидной, как показалось Еремину с высоты пятого этажа, ухмылкой отпрянул от автомобиля, в котором уже вскрыл дверь, и за волосы тащил девушку. Выставил копье и хитро сделал выпад в сторону набегающего противника. Острие проткнуло грудь спасителя, не успевшего отбить лопатой финт ордынца. Он свалился и задергался в ужасных судорогах. А кочевник все тыкал и тыкал неудачника копьем, пока не дождался его смерти.

Еремину стало плохо. А ведь минуту назад он сам было подумал идти на помощь той женщине. Как-то отвлечь негодяя и убежать со всех ног прочь. Но позволить пленнице перепрятаться или вообще покинуть двор.

А теперь он стек по стенке у окна вниз и мычал. От страха, от жалости к бедняжке, от недоумения и собственной трусости. Только в компьютере, в играх, он мог кромсать врага налево и направо, погибать и восстанавливать свои силы аптечками. Там он был смел и меток. А здесь…

Сергей снова поднялся на ноги, заставил себя отогнуть тюль. И увидел только зад ордынца, совершавшего насилие над пленницей. Открытая дверь, разбитое стекло, копье рядом.

– Вот сука! Добрался-таки до телки. Серый… Серега, чего стоишь? Иди и кончи этого ублюдка. Иди и убей его.

Еремин даже сжался от своих же слов. Это он сказал? Это его мысли вслух? Кошмар!

Парень долго стоял в нерешительности. Прятаться дома до последнего или… все равно прятаться. Мозг свербила одна мысль – спасайся сам, ибо скоро и до тебя доберутся. А душа сопротивлялась – на улице мучитель издевался над беззащитной женщиной, и никто не мог помочь ей. Никто!

А я? Резинка от презерватива, что ли? Я мужик! Я боец, в натуре. Я…

И он пошел.

Навстречу судьбе.

* * *

Спустя три дня квартал, в котором жил Еремин, мог выдохнуть – на улицах стало спокойнее и тише. Геймер, вооружившись трофеями, потерял покой и ночами бродил по дворам и переулкам в поисках врага. Находил его и мочил, мочил, с особым рвением, без всякой боязни. Ту девушку он спасти не успел – чужак-насильник задушил ее, перестаравшись в борьбе. Сергей жестоко наказал убийцу, порубив его в капусту подобранной саблей. Цвет и наличие крови вызвали злость, негодование овладело им, руки чесались рубить и пронзать этих гадов, покусившихся на его родной город. Из кроткого тихого геймера он превратился в смелого сильного бойца. А уж найденный среди двух трупов фашистов, заколотых копьями промчавшихся степных всадников, автомат придал уверенности и бесстрашия. И Серега стал партизаном.

Порою жители окрестных домов, прятавшиеся по квартирам и боявшиеся высунуть носы наружу, слышали короткие очереди из автомата. Это Еремин прочесывал улицы родного квартала в поисках противника. Неважно, кто ему попадался на пути, тевтонцы, закованные в латы, пьяные наполеоновцы или дико верещавшие кочевники, пули его МП-38/40 настигали любого чужого. Потом Сергей начал привлекать народ к вылазке наружу, зазывать наиболее осмелевших мужчин на улицу. Чтобы накормить и напоить своих земляков, обеспечить семьи, ютящиеся по квартирам затемненных домов, продуктами и питьем. Одному ему справиться с объемами работы было невозможно, но все больше и больше людей стало выбираться из подъездов, включаться в общий аврал. Под неусыпным надзором парня-автоматчика. Его хвалили, благодарили, слушали. Он благодушно раздавал товары первой необходимости людям, подсказывал, помогал. И все время был начеку – никоим образом враг не должен был посягнуть на жизни его земляков.

Когда местные магазинчики опустели, понадобились еще продукты и вода, оружие, медикаменты. Сергей не смог сколотить из все еще напуганных и прятавшихся по квартирам мужиков отряд самообороны, чтобы сделать вылазку в большой гипермаркет или на рынок, поэтому, встретив группу Купола, охотно влился в нее.

В Олеге он увидел неоспоримого предводителя городских партизан, пользующегося авторитетом и уважением бойцов. Тех ребят, которых в его отряде уже на пятый день после пришествия попаданцев набралось с полноценный общевойсковой взвод. Прослышав о подвигах геймера, Купол назначил Сергея командиром звена, дав ему в подчинение пятерых парней. Это не могло не радовать – бывший фанат шутеров охотно принял это назначение, воодушевился и рьяно взялся за дело.

В отряде Купола царили дисциплина, беспрекословное подчинение воле командира и абсолютное взаимопонимание. Последним парни вообще не кичились – выискивать врага и безжалостно уничтожать его они за эти несколько дней научились хорошо. Еще недавно никто из них и не думал, что сможет стать искусным воином и матерым охотником на живых людей, а сейчас весьма разносортный люд, сколоченный Олегом Куприным в мобильное боевое подразделение, выглядел сильным военным звеном, почти без потерь очищавшим город от противника.

В качестве базы был выбран двор между тремя длинными жилыми домами и мегамаркетом, входы-выходы которого ограничивались только лишь двумя арками и одним проулком. С одной стороны, при внезапном и продуманном широкомасштабном нападении двор оказался бы зажат врагом и оккупирован им без какого-либо шанса на спасение. Но с другой… Купол все четко продумал, подыскивая место для базы партизанского отряда. Арки захламили баррикадами с пулеметами, проулок загородили автобусом, в любое нужное время быстро маневрирующим и служащим и преградой, и воротами.

Жители домов, попавших под охрану Купола, успокоились и расслабились – ведь больше никто не мог позариться на их очаги и жизни. Тем более бойцы самообороны постоянно подпитывали местный люд провиантом, лекарствами и водой. Народ безмерно благодарил ребят, охранявших их покой, всячески помогал им. Особенно важна была моральная поддержка защитников. Частые ночные посиделки у костра, шутки, истории, знакомства – все выливалось в приятное общение, заведение дружеских и даже любовных отношений. В этом месте Энска образовался этакий конгломерат из горожан, противостоявших новоявленному врагу. Новости об отряде ополченцев разнеслись по всему городу.

Противник пару раз пытался потушить очаг возрождавшегося бунта внутри своих владений, но разрозненные группы враждующих между собой попаданцев из прошлого не смогли одолеть растущего физически и духовно противника. Атаки врага бойцы Купола отбили легко и почти без потерь.

Теперь Олег смотрел шире и дальше. Он поставил задачу перед своими парнями – сделать вылазку, достичь энергоцентра и разобраться там с проблемой. Света в городе так и не было, что создавало определенные проблемы: ни тепла, ни электричества для готовки, ни связи. Поэтому ответственное задание Купола освободить энергоцентр и создать там блокпост Сергей Еремин воспринял с честью и охотно. Тем более, командир приказал именно ему, Сергею, выполнить это поручение. Такое значимое для всего Энска.

В помощь звену Еремы были приданы еще три человека. Их Сергей уже знал по предыдущим дням службы в отряде. Ими оказались Николай Тягачев, оказавшийся отцом друга Олега – Антона Дизеля, помощник Тягачева сержант-вохровец и Денис Коробков по прозвищу Уран. Все трое ранее доказали свою состоятельность и боеспособность, когда самостоятельно выбирались из лап попаданцев, используя смекалку и трофеи. Все они случайно примкнули к группе Купола, охотно вступили в нее и теперь с воодушевлением и большим желанием бились в рядах взрослого не по годам командира.

Они вышли рано утром, вереницей вдоль жилых домов и служебных зданий, осторожно и скрытно. Путь предстоял неблизкий, цель важна, а события ожидали парней нешуточные…


Глава 10
Спецметро

– Анатолий Михалыч! – Сергей Кузнецов, по-простому Кузя, вопрошающе посмотрел на главного инженера по обслуживанию подземных коммуникаций города, смешно сморщил свой усыпанный никогда не исчезающими веснушками нос и с ожиданием ждал, пока тот закончит разговор по мобильному телефону.

– Да, Сережа, – инженер поднял на подчиненного усталые глаза и тепло улыбнулся. Паренек ему нравился своим дружелюбным бесхитростным характером, да еще и вечной неуемной энергией в работе, особенно если это касалось работы под землей.

– Докладываю, – почти по-военному приосанился Кузнецов, комично вытягивая губы трубочкой, – вентиляторная установка АВР-16 с вентиляторами типа ВО-16/10 скважины блока № 3 отремонтирована и запущена…

– Ну, запущена, положим, она была предыдущим монтером, – хитро улыбнулся Анатолий Михайлович. – Ты ее наладил, за что тебе преогромнейшее спасибо, сберег выходной день, точнее, его остатки, и уберег от нагоняя вышестоящего руководства. Родина, как говорится, тебя не забудет…

– Но и не вспомнит, – заученно продолжил старую шутку Кузнецов.

Оба посмеялись и пожали друг другу протянутые для прощания руки.

– Ты, Сережа, завтра не опаздывай, а то дел выше крыши накопилось по твоей линии. Мелочовка, но все же. Тебя подбросить к центру, мне время еще позволяет?

– Михалыч, а я разве опаздывал когда-либо? – обиженно протянул Кузя. – Так, задерживался пару раз. Спасибо, я своим ходом прогуляюсь, мне по пути еще в одно место нужно заглянуть.

– Молчи уже! Знаешь ведь, кто задерживается, – теперь откровенно смеялся инженер. Он явно был доволен оперативностью и смекалкой подчиненного, исправившего неполадки вентиляции объекта, скажем-таки предназначенного для доступа не каждому гражданину, поэтому мог себе позволить немного похохмить. – Знаю я твое «в одно место заглянуть»… Пользуешься теперь своим допуском для подземных прогулок в личных целях напропалую!

Но это уже было сказано чуть-чуть ворчливым тоном, поскольку инженер не одобрял увлечение Кузнецова в исследовании старых городских подземных ходов.

– Ну, дядя Толя, – совсем теперь по-домашнему виновато прогнусавил Сергей, скорчив покаянную мину.

Михалыч только махнул своей широченной ладонью, словно предупреждая последующий поток оправданий от честно и невинно глядящего на него своими серыми глазами парня.

– Иди уже, диггер малолетний… Вот прищучат тебя органы за причинное место, даже не посмотрят, что пропуск к секретным коммуникациям объекта имеется…

День еще был в самом разгаре, солнце весело светило ласковыми и отнюдь не палящими для этого временного сезона лучами, награждая животворящим теплом окружающую природу. Свободного времени было вагон с тележкой. Кузнецов, весело насвистывая, проскочил мимо проходной угрюмого охранника, чисто символически махнул у того перед лицом раскрытым пропуском. Человек в черной униформе завистливо проводил взглядом убегающего через турникет паренька, лишь запоздало кивнул в спину разрешающим жестом. Везет же некоторым, а здесь придется торчать еще энное количество часов, дожидаясь конца смены и вечно опаздывающего напарника.

«Езжай, езжай, Михалыч, пока ты через светофоры да перекрестки с их вечными пробками доберешься, глотая выхлопные газы, я напрямик в аккурат под землей в два раза быстрее в центре окажусь», – мысленно пропел Сергей скороговоркой.

Он забежал за ближайшие кусты, густо растущие вдоль периметра высоченного забора, и уже, нисколько не прячась, свободно подошел к массивному люку городского коллектора. Достал из своей походной сумки короткий, но массивный крюк, которым ловко подцепил край железки и так же привычно отодвинул его в сторону. Сел на краю разверзшегося отверстия, снова порылся в сумке и водрузил на лоб фонарик, предварительно пощелкав тумблером, проверяя его исправность. Чисто так, для проформы, ведь знал наверняка, что батарея заряжена на все сто процентов, мельком оглядел окрестности и тенью скользнул вниз по влажным ступенькам, не забыв при этом вернуть люк на свое законное место.

Вмиг наступила оглушительная тишина (как еще можно было назвать такой резкий и трепетно волнующий душу переход в совершенно другой мир, недоступный для восприятия и ощущения иному простому человеку?). Темнота только казалась иссиня-черной, непрозрачно-вяжущей и пугающей одновременно. Глаза быстро привыкли к отсутствию привычного для глаз света, и почти моментально зрение уловило расплывчатые очертания кирпичных стен, покрытых естественной вязкой плесенью. Зато одновременно с этим обострились органы слуха, и теперь ухо улавливало малейший шорох пробежавшей мимо вездесущей крысы, завсегдатая этих мест. Тишь, гладь и благодать! Не каждому дано в такой ситуации ощутить всю прелесть данной обстановки.

Капли накопившейся естественным образом влаги мерно срывались вниз под действием закономерной силы тяжести, гулким благим эхом отзываясь в нервной системе молодого диггера. Нет, он не страшился этих звуков, просто все естество приятно будоражилось от всплеска падающей воды.

Как хорошо! Все равно обычному человеку этого не понять… Душа отдыхает. Чувства напряжены и обострены до высшей степени. А может, в этом и заключается вся прелесть оглушающей для всех органов восприятия и осязания тишины?

Желтоватый свет тонким лучом, словно ножом, разрезал кромешную тьму, рассеивая ее у основания источника, лишь в нескольких метрах начиная постепенно скрывать видимость. Этого было достаточно, да и Сергей досконально знал весь маршрут. Как свои пять пальцев. На стенах были прикреплены старые провода коммуникаций, когда-то крепко державшиеся на своих местах, сейчас же местами провисающие от времени.

Наверное, в прошлой жизни он был кротом (или землеройкой), всегда с юмором думал о себе Кузнецов, ведь под землей чувствовалось намного вольготнее, даже в некотором роде спокойнее, чем на поверхности. Сейчас уже с трудом вспоминался тот случай, когда еще в глубоком детстве маленький Сережа втайне от родителей забрел в вечно закрытый, сырой подвал дома. Так сказать, воспользовавшись случаем, следом за дядей Леней, соседом, спустившимся вниз за консервами. Он и не заметил, как за вышедшим дядькой наглухо закрылась дверь и щелкнул навесной замок, отрезая мальца от внешнего мира. Тьма не пугала, душу паренька распирало от восторга проникновения в совершенно другой, таинственный мир. Кузя помнил, как бродил вдоль кирпичных стен короткими коридорами, пытаясь проникнуть вглубь тайны, не заметил, как заблудился, но продолжал упорно идти вперед. Страха так и не было, лишь сплошное любопытство. Там, в подвале, его и обнаружили спящим, свернувшимся калачиком на груде какого-то тряпья обезумевшие от тревоги родители. Нагоняя в тот раз он так и не получил, просто все были счастливы благополучным исходом, мать целовала сонное личико ничего со сна не соображающего ребенка, поливая его непрекращающимися солеными слезами радости, а отец только хмурил густые брови, старательно пряча свои добрые глаза.

Потом родители развелись, отец уехал в другой город, лишь изредка приезжал, чтобы встретиться с любимым отпрыском. А Сергей остался жить с матерью, вечно занятой на своей работе, всегда уставшей и сердитой. Поэтому в свободное от учебы время, а иногда и во время оного Кузя втихаря от всех проникал в святое для него место, городские подземные коммуникации, где отдыхал душой и телом, постепенно, круг за кругом, осваивая новые территории. Он уже умело и незаметно мог спрятаться от рабочих, обслуживающих подземные объекты, а многих уже узнавал по гулким шагам или расплывчатой тени. За все время его и поймали только пару раз, да и то дальше словесного нагоняя и крепкого подзатыльника дело не пошло, кому охота было обращаться в полицию. А к тому же, что можно было предъявить для обвинения молодому пацану, никакого вреда коммунальной собственности не наносящему. Ну, лазит тот по подвалам да канализации, матери только работу преподносит в виде грязной одежды да неприятный запах от него вечно.

Когда стал постарше, Сергей стал замечать, что не все подземные строения одинаковые по возрасту и времени. Коллекторы и подвалы советских времен отличались даже формой кирпича от построек более раннего периода. Тот, что постарше, был как-то добротнее, что ли, массивнее, да и цветом другой.

В одном из таких древних проходов Кузя совершенно случайно обнаружил старый тайник, скорее всего со времен гражданской войны. Просто поскользнулся в лужице и спиной пребольно приложился о замшелую стену, а пока собирал в кучу растерянные мысли, плевался, проклиная свою нерасторопность, ветхая кладка упала вниз. Обвалилась и добавила ко всеобщему хаосу гулкий грохот, слышимый на многие десятки метров. А еще и чувство внезапного страха со стремлением срочно убежать. Но никто не спешил задерживать и наказывать Сергея Кузнецова за впервые испорченное им имущество города, а влажная пыль быстро осела на полу и одежде правонарушителя. Луч подсевшего фонарика слабо прорезал тьму, но все же взгляду отчетливо открылась маленькая комнатушка со старой рухлядью, когда-то служившей мебелью. Кузя с опаской протиснулся в брешь, но к его огромному облегчению, внутри не оказалось бренных останков усопшего или убиенного человека. Зато в углу стоял самый что ни на есть настоящий старинный сундук, густо опутанный старой паутиной. Такой только в кино да в музеях можно встретить. Заинтригованность и любопытство пленили юного диггера, а руки сами потянулись к таинственной находке. До этого Кузя еще ничего толкового не находил в своих бесцельных исследованиях подземных ходов, поэтому в такой момент он ощутил мелкую предательскую дрожь и слабость в суставах. Немедленно приспичило опустошить мочевой пузырь, и в это же мгновение отчаянно захотелось пить. «Два в одном», – подумалось мимоходом, а увесистая, крепкая палка, с которой Сергей никогда не расставался в аидовом царстве, используя ее для ощупывания подозрительных мест и защиты от мерзких надоедливых крыс, уже сама сметала на пол комки паутинной пакли. Замка не оказалось, и крышка, чуть скрипнув, легко отвалилась назад. В это время фонарик слабо замигал, блеснул в последний раз, и комнатушка накрылась привычным мраком.

Кузя чертыхнулся под нос, извлекая из наплечной сумки запасные батарейки. Вот так всегда, на самом интересном месте!..

Когда бодрый луч фонарика ярким сполохом ворвался в закрытое помещение, казалось, должны были лопнуть отвыкшие от резкого света глаза. Даже больно стало, а ведь знал, что нужно было поберечься, прикрыть веки в момент нажатия на кнопку включения. Пока левая рука стирала с лица выступившие слезы, правая осторожно нащупывала находящиеся в сундуке предметы. Зрение постепенно привыкало к внезапной смене освещения, а сердце уже бешено колотилось о грудную клетку, рискуя вырваться наружу. Это был настоящий клад, реальное сокровище!

Сверху лежал то ли кафтан, то ли камзол, а может, и сюртук, фиг его знает, что носили в начале двадцатого века зажиточные люди. В том, что имущество принадлежало довольно-таки обеспеченному человеку, сомневаться не приходилось. Под одеждой, служившей, скорее всего, защитой от влаги того, что находилось ниже, рука нащупала книги, среди которых самой узнаваемой была Библия, не изменившаяся за все эти годы, посуда из серебра, пачка каких-то акций, вряд ли теперь представляющих ценность для кого-то кроме собирателей антиквариата, не менее внушительная кипа царских денег, перетянутая бечевкой, и… целая стопка золотых червонцев, ничуть не потускневших от времени. Радости не было предела до такой степени, что Сергей, забыв обо всем на свете, громко заорал что-то совершенно несуразное.

Приглушенное эхо попыталось продублировать радость источника звука, но почти моментально было задушено вязкой темнотой. Кузя продолжал дикий танец, любуясь находкой и мечтая о том, как все обзавидуются, слушая его приукрашенную историю обнаружения клада, как вдруг бешено скачущий, полный заряда и оттого яркий луч фонарика обнаружил еще одну вещицу. Та скромно лежала в углу сундука, бережно замотанная в вощеную бумагу и пропитанную маслом чистую тряпицу. Несколько манипуляций по извлечению и… Казалось, ничему уже невозможно было удивляться…

Это было самое настоящее боевое оружие, и не просто какой-нибудь замшелый наган или револьвер, каких даже в частных коллекциях было пруд пруди. В руках Сергей держал самый что ни на есть «Маузер К96», который в двадцать первом веке можно было увидеть только в музеях. И вот именно у него, Сергея Кузнецова, лежит внушительный, без единого пятнышка ржавчины, один из таких драгоценных раритетов. Наверняка в рабочем состоянии! Теперь о том, чтобы хоть кому-нибудь можно было разболтать о находке, не могло быть и речи. Где знают двое – знает и свинья. А книги, монеты и посуда подождут своего времени и очереди, ничего с ними не станется.

Особенно Кузя обрадовался, когда под деревянной кобурой, тоже лежавшей отдельно, выявил еще и внушительную коробку из-под леденцов «Монпансье» с россыпью блестящих патронов количеством не менее сотни штук.

«Никому не скажу, разве что только Куполу…» С Олегом Куприным Сергей дружил с самого детства, уважал того за цепкий ум, смелость, умение быть лидером в их компании. Да за многое что. Этот не продаст, не позавидует черной завистью, а теперь перестанет прикалываться над страстью Кузнецова к подземному миру.

Так и получилось. Куприн вначале скептически выслушал товарища, прищурив глаза, приоткрыл от удивления рот, когда Кузя с победным выражением лица представил другу свои находки.

Серега сиял от счастья, увидев удивленную реакцию Купола, которого не просто уважал, а даже обожествлял в некоем роде и всегда прислушивался к его мнению.

Было обоюдно решено оружие проверить на боеспособность и спрятать в надежном месте до лучших времен (а что такие времена могли наступить, никто не сомневался). Пару монет и часть посуды продали коллекционерам за довольно приличную сумму через Интернет. Остальное Кузя спрятал в своем тайнике, естественно, все там же под землей.

После той истории Сергей более пристально и тщательно стал искать старинные подземные ходы, коих как в черте города, так и вне его оказалось довольно много. Город Энск был старинным, а раньше люди считали самым надежным укрытием и убежищем те места, где меньше всего можно встретить себе подобного, то есть под землей. Вот и строили различные подвалы, ходы, переходы и целые склады для собственных и государевых нужд.

Со временем хозяева отходили в мир иной, а ходы ветшали, осыпались и приходили в забвение. Никто или почти никто подземным поиском не увлекался, теперь получалось, что Сергею Кузнецову придется это устранять. Зачем?

Кузя и раньше об этом задумывался, споря с собой и не находя более-менее верного оправдания своим подземным путешествиям, пока не пришлось оправдываться по-настоящему…

В один прекрасный момент (но только не для него самого) Сергей чисто случайно обнаружил потайную дверь абсолютно современного образца, искусно выполненную под стать старой кирпичной кладке, да и, скорее всего, сделанную из идентичного материала. Любопытство не порок, а большое свинство, как точно гласит пословица. Дверь оказалась незапертой и мягко без всякого скрипа провернулась по центру вокруг оси, явно предназначенная для прохода одного человека.

Кузя почти ослеп от внезапной иллюминации и от увиденного, он тер глаза и не верил им. Юный диггер стоял посреди небольшого перрона самого настоящего метрополитена, разве что стены не были вычурным образом разукрашены лепниной, как в Москве или Питере. Рельсы блестели как новенькие, лампы дневного света не оставляли даже для тени никакого шанса, а воздух был девственно чист и продувался легким ветерком. Затхлости, привычного запаха сырости подземелья не было и в помине. В том, что тоннель метро действующий, сомневаться не приходилось, везде чувствовалась рука хозяйственного человека. Но Кузя никого не увидел, зато увидели его. Это уж потом он понял, что везде в секретке, как называли тоннель силовики, натыканы видеокамеры, старательно укрытые от случайных, каким он являлся, посетителей.

Даже испугаться не успел. Люди в черной униформе спеленали его как младенца. Потом был допрос, правда, без пристрастия, но с моральным нажимом так, что Кузя с испугу поплыл и выложил всю подноготную своих подземных приключений и становления его как личности и диггера. Ну… почти все. История о найденном кладе укромной комнатушки была скромным образом утаена.

Допрашивавший Кузю фээсбэшник оказался довольно неглупым мужиком. Вместо того чтобы отправить парня по инстанции, спихнув проблему со своих плеч для дальнейших формальностей и проверок во избежание утечки информации о нахождении совершенно секретного объекта под поверхностью Энска, майор для проформы пропесочил парня, козыряя страшными и непонятными статьями Уголовного кодекса, а потом резко сменил тему о будущем нарушителя закона, Сергея Кузнецова. Он уже знал из длинной беседы, что пацан успешно окончил техникум и прекрасно разбирается во всяческих электрических приборах и электронных девайсах, не боится темноты и мрака подземелья, а просто обожает бродить и заниматься любимым делом в недрах подземного царства. И поэтому попросту предложил ему работу по обслуживанию коммуникаций секретного объекта. Естественно, майор не просто так поверил попавшему впросак молодому человеку, а успел во время коротких перерывов на перекур и «на размышление» доложить о происшествии руководству, получить от него нагоняй, потом подробный ответ на запрос о личности задержанного со всей подноготной, а также «добро» на привлечение парня к работе в качестве стажера-электрика. Так и пацан под присмотром, и тайна сохранится лучше.

С той поры Кузя перестал опасаться даже представителей коммунальных служб города и патрульных полицейских, совершавших внезапные рейды в самых неожиданных местах. Специальный пропуск в пластиковой упаковке надежно хранился в кармане, оберегая хозяина от разных неприятностей.

Теперь Кузнецов с доброй улыбкой вспоминал о прошлых событиях, весело посвистывая в такт быстрым шагам. Он бодро шел знакомыми ему коридорами и почти не смотрел под ноги, ориентируясь лишь по своим меткам да старым номерам, еще давно написанным старыми рабочими на стенах колодцев с намертво вмурованными железными скобами для спуска-подъема. Он даже представил удивленное лицо Михалыча, когда появится в городе раньше него, тащившегося на автомобиле. Просто захотелось повыпендриваться, выйти из-под земли в районе улицы, где жил главный инженер, дождаться его автомобиля и неспешным шагом пройтись перед ним по пешеходному переходу. Вот будет умора! Кузя представил такую картину и, не удержавшись, прыснул от смеха. Вот и знакомый колодец с нужным номером. Скобы привычно охладили тепло рук, и Сергей легко начал подъем к свету.

На полпути остановился, насторожившись необычным шумом. Послышалось или нет? Наверху явно что-то происходило. Где-то слышались взрывы, звучали выстрелы… Да нет, бред, померещилось. Черт, кто-то кричит не своим голосом, да так, словно его на куски режут. Что за фигня?!

Люк отъехал в сторону, яркий свет резко ударил по глазам, заставив зажмуриться привычные к мраку глаза. Зелень травы первой бросилась взору, а потом… в лицо брызнуло чем-то вязким, теплым и приторно пахнувшим. Кузнецов даже не успел выглянуть в открывшееся пространство, как на него сверху упало что-то мягкое и очень тяжелое, своим весом пытавшееся утянуть его в бездну колодца. Невольно пытаясь удержаться на ненадежной поверхности хрупких от времени и сырости ступеней, Сергей отшатнулся и попытался схватиться рукой за это нечто.

Ужас сковал все конечности, а мозг отказывался воспринять увиденное. На него невидящим взглядом смотрело лицо мертвой женщины, оскалившей в немом крике свой сведенный судорогой окровавленный рот, словно она пыталась рассказать незнакомцу что-то совершенно откровенное и немыслимое. Но уже не могла. Возможно, от толчка извне, а может, от случайного рывка подземного путешественника тело плавно сползло вниз, накрыв лицо Кузнецова шлейфом воздушно-легкого платья и мягким ароматом приятного парфюма. Кузя тонко и тихо закричал, все еще ничего не понимая и не воспринимая происходящее, когда его вмиг ставшие скользкими ладони сами по себе непроизвольно разжались и он почувствовал, что тело, подчиняясь силе тяжести, полетело вниз. Уже падая, он осознал, что приземление будет если не смертельным, то предельно болезненным, и в этот момент в отверстии открытого люка мелькнуло чье-то абсолютно чужеродное для местного региона лицо. Плоское, с прищуренными от природы глазами, усыпанное мелкими гнойными язвами с явными признаками давней нечистоплотности. Казалось, пахнуло гнилым мясом и ощутимой ненавистью.

Потом все исчезло. Наверное, совсем ненадолго, потому что Сергей не потерял сознание, упав с приличной высоты. Он приземлился на что-то мягкое, упругое и липкое. Даже не ушибся, так, лишь зашипел от удара.

Фонарик потух, но возможно, это и спасло диггера от неминуемой смерти. Совсем рядом в это самое мягкое с противным хлюпаньем что-то вонзилось.

Фонарик все еще держался на голове, удивительным образом не свалившись. Рука привычно нащупала рычажок выключателя, и яркий свет моментально озарил узкое пространство подземелья. Он лежал на трупе неизвестной молодой женщины, безвольным кулем лежавшей на дне колодца. Но самым жутким было то, что в спине стройного тела торчало древко самой что ни на есть настоящей стрелы. Прямо как в фильмах про Робин Гуда.

Животный страх охватил тело юного Кузнецова, и непроизвольный крик заполонил узкое пространство подземелья громогласным звуком. Он пятился назад, всеми конечностями перебирая скользкую поверхность дна коллектора, пока спиной не уперся во влажные кирпичи.

На поверхности происходило что-то ужасное, но удостовериться в деталях произошедшего уже не возникало ни малейшего желания. Только спастись, убежать, укрыться…

Отказывающиеся слушаться ватные ноги пьяно несли его прочь от ужасного места, а в мыслях даже не было, чтобы остановиться и убедиться в том, что тело упавшей сверху женщины могло еще подавать признаки жизни.

Лишь пробежав в кромешной тьме, освещаемой тусклым, широким лучом фонарика, неопределенное количество метров, Кузнецов остановился, с трудом переводя дыхание. Палку и сумку он потерял при падении и чувствовал себя абсолютно беззащитным перед лицом неизвестной опасности. Голова была совершенно пустая, мыслей – никаких. Кто, что, где и при каких обстоятельствах – абсолютный ноль. Ничего не понятно.

Главное, обеспечить свою безопасность. Но здесь, под землей, вполне можно не только скрыться, а даже спастись в привычном для себя и недоступном для врагов мире. Нужно успокоиться.

Дыхание медленно приходило в норму, а мысли собирались в кучу. Теперь уже не было нужды панически бежать, спасаясь бегством от неожиданной и непонятной опасности. Скорее всего, враг был вполне осязаем и плотски уязвим. Ведь не духи же убили женщину среди бела дня в центре большого города и сбросили ее тело в колодец коллектора?! Да и крики были не единичные, исполненные коллективным хаосом… Скорее всего, в городе правит балом какая-то залетная банда, а значит, показываться на поверхности в ближайшее время не стоит. Но… там же мама… А ее место работы почти рядом с выходом на поверхность. Бежать, спасти, защитить!

Что можно сделать в данной ситуации молодому безоружному парню? Стоп! Почему же безоружному?

Сергей даже воспрянул духом. От этого места до его схрона с самым ценным сокровищем совсем недалеко. Ноги сами понесли его в нужном направлении, уже не чувствуя в чреслах предательской слабости. Поворот, еще один… Вот и знакомое место. Давным-давно очищенные от древнего цемента кирпичи грубо падали вниз под ноги, освобождая проход для проникновения внутрь в тайную комнату. Вожделенный сверток в промасленной материи лежал там, где и был оставлен в последний раз. Несколько судорожных, но четких движений, и взору предстал тусклый вороненый металл, мрачно поблескивавший в свете налобного фонарика.

«Маузер», раритетное, но совершенное смертоносное оружие, мечта любого коллекционера-оружейника! А к тому же еще и с кучей запасных патронов. Кузя привычно проверил снаряженный магазин, взвел курок и плавно опустил его, легко сопровождая большим пальцем, во избежание случайного выстрела. Работает четко, как часовой механизм.

Назад, к открытому люку, хода нет, это и ежу понятно. Но на поверхность выйти надо, только вот где? Мысли путались в голове, как серпантин на новогодней елочке.

Стоп! Сергей даже присел от посетившей его мысли. Несколько месяцев назад он нашел новый выход на поверхность, не очень безопасный, как казалось ему тогда, ведь он находился не просто в самом центре города, а непосредственно в подвале районного отделения полиции. Да-да, смешно даже сказать – почти рядом с учебным тиром, где полицейские совершенствовали свои навыки в пулевой стрельбе из табельного оружия. Откуда в относительно новой постройке взялась старая дверь, открывающаяся довольно легко и практически без скрипа, он не знал. Но факт оставался налицо, и однажды, сам того не ожидая, Кузя очутился среди размещенных в полумраке грудных мишеней в момент перезарядки табельного оружия и еле-еле успел упасть навзничь после команды старшего: «Огонь!».

Слепые пули свистели рядом, поражая мишени, и норовили достать диггера.


Глава 11
Где мы – там победа!

Олег сидел на опрокинутом колесе иномарки, задумчиво уставившись в костер. На огонь он любил смотреть часами. Всегда. В любом настроении. Переливающееся волшебно-завораживающее пламя, треск угольков, приятный жар заставляли думать и уноситься в прошлое, рисовать картинки будущего и вообще расслабляться. Теперь прошлое действительно стало безвозвратным прошлым. Это только попаданцы смогли каким-то чудом оказаться здесь, в XXI веке, в современном городе, явившись из былых времен. Далеких времен. Причем прибыли только враги.

Это Купол осознал еще после первых суток своих скитаний по уничтожаемому городу. Все убитые им чужаки своими видами и настроями дали знать, что уже когда-то погибли в этих краях, но вновь ожили и из потустороннего мира залетели теперь сюда. «Попаданцы хреновы!»

Олег дожевал бутерброд и взглядом поискал фляжку или бутылку с водой. На глаза попался пакет томатного сока. Не самый лучший способ утолить жажду, но сойдет и это. С водой дела становились все хуже и хуже – водозабор Энска перестал централизованно подавать ее уже на третьи сутки. Теперь перед отрядом Купола все острее стояла задача добраться до загородного промышленного объекта, установить и устранить причину сбоя поставки воды в город. Но было одно «но»…

Они уже два раза, рискуя жизнями и повсеместно встречая противника, пытались выбраться за городскую черту, даже на расстоянии наблюдали водозабор, а подступить ближе к нему не могли. И все из-за проклятого непроницаемого и непроходимого экрана, прозрачного как слеза, заслонившего, казалось, весь белый свет. Какая-то неведомая аномалия накрыла Энск и его окраины невидимой, слегка переливающейся полусферой в десяток километров диаметром. И никого не пропускала наружу и внутрь.

Один лишь солнечный свет пробивался сквозь таинственный купол, с трудом просачиваясь сквозь туман, окутавший пригород, отчего внутри, в самом Энске, почти всегда висели сумерки или властвовала ночь.

«Купол! Именно купол накрыл мой город. Как в старом сериале по книге Стивена Кинга. Вот и частичное объяснение появившимся из ниоткуда попаданцам. Они проникли сюда только в тот злосчастный день, в Судный день. Как проникли, откуда? Значит, есть брешь в этом куполе… Что происходит? Кто ниспослал на землю негатив и голимый треш? Сам купол или тот, кто его образовал? Так ведь и я Купол! Купол против Купола. Кто победит, кто окажется сильнее и умнее?!»

– Слышь, Репей? – обратился Олег к подошедшему другу, несущему деревянный ящик для костра. – Как думаешь, брешь или портал, которые вроде как пропустили сюда чужаков, до сих пор активированы? Открыты? Или захлопнулись, запустив зло внутрь Энска?

Сашка Отрепьев молча водрузил источник топлива из местного магазина в центр кострища, задумчиво нахмурился, потирая кулаком лоб, уселся рядом с командиром на бетонный бордюр:

– А хрен их знает! Может, и закупорился. Свежих попаданцев вроде не видать, не прибывают их силы.

Олег фыркнул и ехидно скривился:

– Вот то-то и оно. Новых нет, а проведать как-то нужно.

– Чего проведать?

– Дырку в куполе. Или… назовем это окном в аномалии «купол».

– Командир, ты че, с дуба рухнул?! Как проведать ее? Как можно найти невидимое глазу окно в невидимом всем глазам «куполе»? Да и ходили уже в разведку два раза. Чисто.

– Значит, плохо искали! – сказал как отрезал Купол. – Нужно снарядить экспедицию и пройтись вдоль всего периметра.

– Какого периметра? Весь город обойти? Атас!

– Не, Репей, смешной ты, блин! Как с телкой в лесок скататься или окраину Энска найти тихую, так это за милую душу. Это ты горазд был до Судного дня вдоль и поперек в доску укататься на своей скрипучей фуфлайке под названием «Солярис». А тут так пас?

– Купол, у нас че, дел мало? – возразил Репей, пряча смущенный взгляд после колкого воспоминания командира о лихих молодых годах друзей. – Воду запустить на город нужно? Нужно. Свет дать и энергию тоже необходимо. Спецметро мы хотели окучить. Сам знаешь, там наверняка скопилось много людей, которых желательно бы освободить, вывести на свежий воздух. С вояками Геоцирка установить контроль. Связь наладить. Наше подразделение неплохо бы увеличить. Да много проблем и задач. А ты тут про брешь в аномалии задвигаешь. Искать иголку в стоге. Какими силами? Где точно искать? Несколько десятков кэмэ по окружности города прочесать взводом пацанов?! Утопия, командир.

Репей бросил в костер деревяшку.

– Утопия – она давно везде утопия! Согласен с тобой, Санек. Но и эту задачку тоже решить нужно. Не найдем причину появления чужаков из прошлого, вход в город извне… пиши-пропало. Без толку тогда их тут мочить и вылавливать поштучно, если они без конца и края будут проникать пачками снова и снова. Как хвост этой… как его…

– Гидры.

– Точно. Кстати, Мирон должен привести новую группу с завода. Вот и пополнение будет. Сутки на освоение, тренировки, и вперед. Разобьемся по звеньям, по секторам начнем обследовать «купол». Вычислим дырку – поймем, че к чему. Глядишь, ликвидируем вход. Сам знаешь, рану зализывать бесполезняк, пока пуля внутри сидит. Кровь не остановить.

– А ЖэКэХа? А метрошка?

– И это успеть нужно. Все по порядку. Так… – Купол встал, отряхнул экипировку от хлебных крошек и деревянных стружек, бросил опустевший пакет из-под сока в пламя. – Зови всех, терять время не будем. Пока Ерема свет городу дает, мы в носу ковыряться не станем. Нечего на каждую операцию ночь выделять. За одну можно успеть все сбацать. Зови всех!

Репей отошел несколько метров от костра, пропав в темени, включил сигналку автомобиля, дежурную на базе. Двор огласила громкая трель со специфической мелодией. Через пять минут у костра дугой выстроились бойцы местного ополчения.

Олег минуту смотрел на ставшие родными, до боли знакомые лица. Какие изможденные и уставшие, другие возбужденные, третьи внимательные и сосредоточенные. Два десятка партизан разного возраста и внешности смотрели на своего молодого командира, ожидая новостей или распоряжений. Никто не хотел и не мог отлеживать бока на казенных кроватях и бездарно проводить время, тогда как враг все еще властвовал в городе. Разношерстная компания с огнестрельным и холодным оружием, в основном трофейным, почти по стойке «смирно» молчаливо глазела на того, кто за эти дни сплотил их всех, по отдельности найдя каждого, многих спасая и вызволяя из патовых ситуаций. Кто дал не только оружие, пищу и кров, но и надежду на победу, на светлое мирное будущее. Купол повел их за собой, сумев доказать и наглядно показать, кто он, какой он и куда двигаться дальше. Что не трусливо нужно поджимать хвосты и прятаться по домам, а взять оружие и гнать врага с родной земли. Как когда-то, судя по школьной истории и музейным лекциям, и происходило много лет назад в этой местности.

– Бойцы. Друзья мои! – начал Олег громко и немного пафосно, чуть помедлил, выбирая слова, часто слышимые им в кинофильмах про войну и от деда-фронтовика. – Вы все прекрасно знаете, какое зло обрушилось на наш город и, вероятно, на всю страну. К сожалению, мы не имеем возможности заглянуть за пределы «купола», накрывшего Энск, чтобы связаться с основными силами наших, не можем сами выбраться наружу из этой сра… этой чужеродной загадочной ауры, из западни. Много погибло наших земляков, многих родных и друзей потеряли все мы. И чтобы не продолжалась эта вакханалия, чтобы больше не гибли наши соотечественники по глупости и случайности, чтобы дать городу шанс на выживание и вернуть его в наши руки, считаю целесообразным… гм… ну, нужным… ускорить освободительную войну, очистить от мрази улицы и как можно скорее найти причину всего этого гадства. В связи с этим предлагаю начать боевые операции прямо сейчас, участить и совместить некоторые рейды и начать немедленно. Понимаю, что многие из вас только из дозоров и не выспались! Знаю, что нас мало. Но пока стоит ночь, пока враг не сжег и не разрушил город и пока не случилось худшего варианта как отголоска Судного дня, необходимо форсировать события и выходить. Предлагаю рейды по восстановлению воды в городе, освобождению заложников в метро, контакту с вояками и поиску бреши в «куполе» провести одновременно и сразу несколькими группами. Есть вопросы?

– Командир, нас мало для решения всех этих задач одним махом, – отозвался Клип, Костя Липов, почесывая висок под немецкой каской.

– Клип, сколько раз можно говорить, – с укором ответил Олег, – поменяй набалдашник, иначе свои спутают в темноте, подстрелят. Либо бабушка вилы воткнет с перепугу.

– Ага, когда на нее полезет в койке! – шутканул Пандора, Пашка Дорофеев, стоявший в строю рядом с другом.

– Иди ты! Командир, откуда вилы в городе? Да поменяю я, поменяю шлем.

– По существу вопроса… – Олег ближе подошел к другу. – Нас мало. Да. Но мы в тельняшках. И никто кроме нас не справится с противником, сами же знаете. Энчане от страха боятся носы казать из домов. Только мы сами должны и можем сделать это. Вы уже настоящие бойцы. Опыт партизанства познали в схватках не один раз. С закрытыми глазами помните все закоулки и подворотни своего родного города. Оружие теперь имеем цивильное. Спасибо фрицам и оружейным магазинам. Разобьемся по пятеркам, выдвинемся через полчаса, чтобы к утру вернуться на базу с результатами и без потерь. Прошу бдеть в оба, беречь силы и головы. И мне нужны результаты! Кто, что, где. Ясно?

Закивали. Зашептались.

– Что с водичкой делать? Ходили же, «Водоканал» вне зоны досягаемости. За экран этот чертов не выйти, как быть? – спросил Сашка Стадухин, натирая ладонью приклад «Тигра».

– Дух, резонный вопрос ты задал. – Олег достал карту города, свернутую так, что квадрат с нужным кварталом оказался снаружи. Он приблизился к костру и еще раз внимательно всмотрелся в топографию бумаги. – Есть перекачивающая станция в Антипинском микраше. Если снаружи «купола» водокачка работает в прежнем режиме, то и станция принимает воду как раньше. Дух, твое звено как раз пойдет туда и проверит все на месте. Подойди.

Сашка резво оказался рядом с командиром, стал вглядываться в карту.

– С пацанами пройдешь вдоль улицы, обогнешь гаражный кооператив и аккуратненько так исследуешь водонапорную станцию. По пути в стычки с чужаками не встревать, зароетесь – цель не достигнете. Яйца тогда отрежу ржавым лобзиком, понял? Вот. По-тихому пробрались, изучили, все включили и доложили.

– Не понял, Купол! Что включили? Как доложили? Среди моих парней спецов-инженеров по водонапорке нет, и рации наши не берут далеко под экраном… тьфу… «куполом».

– Еп. Дух, пришли, увидели, победили. Помнишь это? Если враг захватил станцию, выбейте его оттуда и займите оборону. Вышлешь связного… вон, Димку возьми с собой, он парнишка ушлый, быстрый. Только ствол не давай ему, забодал просить уже. Малек еще. А вот связным побыть или БэКа тащить – это нужнее. Слышишь, Димон?

– Е-есть! – вяло ответил пацанчик лет двенадцати, сын поварихи отряда, Тимофеевны.

– Если силы попаданцев там весомые, – продолжил Олег, – не шугайте их, вернешься, обмозгуем, как их выбить со станции. В случае освобождения вами объекта держите его, проверьте краны там, вентиля покрутите, может, спеца местного найдете или освободите. Залетному противнику же тоже водичка нужна, пить хотца всем, и нашим, и вашим! Теперь ясно?

– Да.

– До утра все успеть и сбацать. Понятно?

– Есть.

– Свободен. Репей?

– Я.

– Возьмешь Клипа, Пандору, Скола, Ломика и Дюшу. Наведаетесь в «Ашан», загрузите «газельку» провиантом, сам знаешь каким, прикатите сюда. Воды берите больше. С водой жопа.

– И все?

– А что еще? В нагрузку снять «купол» с города и оживить всех мертвых? – съязвил Олег, убирая карту в рюкзак.

– Так для этого и троих достаточно будет. И баб привлечь можно. Вон, Чику направь, я-то какого хрена буду продуктами заниматься?

– Слушай сюда, умник! – Олег ближе подступил к другу, строго взглянул ему в глаза. – Не бабы, а девчонки. Пойдешь с перечисленными бойцами и окучишь этот маркет. Там явно полно врагов, заложников, тонны продуктов. По-твоему, наши девки должны с ними бодаться и таскать груз? На месте разберешься с людьми, всех освобожденных запрягай на погрузку, никакой срачки там и своеволия, понял меня?

– Да понял, понял. Есть!

– Все. Чика? Ты отбери десяток людей. Можно не всех с оружием. Возьмите грузовик, фонари, рации. Ваша задача – обследовать окраины Энска, начав с автостоянки на объездной. И далее на север по кругу. Каждый раз тыкаете и проверяете на прочность защитный экран «купола», ищете его слабые места. Где-то имеется вход сюда, в город. Не с неба же они свалились, в самом деле! Это при раскладе, что возле оболочки никого нет. Никакой опасности. Ну, а завидев попаданцев, лезущих извне к нам, станет ясно, где дыра. Зафиксируешь место, втихаря посчитай пропускную способность врага и дуй обратно. И чтоб никакой самодеятельности там! Нат, ты поняла?

– Слушаюсь.

Наташка Чикунова, еще недавно из-за братика и отца пластавшая чем попало врага в своем дворе, теперь выглядела настоящей амазонкой: горящие глаза, алые щеки, остриженные волосы, боевая раскраска, экипировка и оружие из местного охотничьего магазина, горделивая осанка. От той девахи, что часами колотила эсэмэски в сотовом телефоне да надувала розовые пузыри из жвачки, лежа на неприбранной кровати, не осталось и следа. Отчаянная сорви-голова, боец не хуже любого парня в отряде. Счет поверженных ею врагов за неделю перевалил уже за полсотни. Она подмигнула Куполу и кивнула. Если бы не связь с Мироном, Олег бы давно захомутал Чику – так она ему симпатизировала. В общем-то, без фанаток и помощниц Олег и не скучал. Кругом их было хоть отбавляй. Кастинг. Но это другая история, не в тему войны…

– Ты сам-то куда, командир? – спросил Клип.

– Возьму Антоху Дизеля, Паровоза и Кису, скатаемся до метро, разведаем там, что и как. Если пришлых там мало, справимся сами, если до кучи и больше – перенесем на завтра операцию. На обратке заскочим в центр, проверим слухи насчет «чморей». Правда ли такие объявились в городе или люди гонят лажу.

– Вчетвером хотите рискнуть в эту жопу залезть?! – удивился Скол.

– Залезать мы никуда не будем, а только проверим. Прикинем, че почем там. Так. Все. Сборы полчаса, и разбежались. Связь по рации или связными. Пацанов отобрать толковых. Оружие проверить. Соблюдать светомаскировку и осторожность. На рассвете всем быть на базе с докладом. Семеныч, на тебе охрана базы. Могу оставить только двоих парней да девок с полдесятка.

– Есть, – кивнул пожилой мужчина в туристской экипировке с танкистским шлемом на седой голове. Двустволка за плечами, патронташ на талии, залихватски закрученные усы. Отец погибшего два дня назад Федьки Рукомойникова. Третьего, павшего в отряде за неделю.

– Разбежались, черти!

Народ засуетился, пятачок возле костра вмиг опустел. Олег сходил до арсенала, набрал патронов и пару гранат, трофеи гитлеровцев. Его подчиненные уже находились «при параде», ожидая командира возле «Хаммера». За руль сел Паровоз, здоровый парняга-качок, полжизни проведший в тренажерках и безумно любивший дорогие тачки. Автомат Калашникова он положил между сиденьями, рядом сел Купол, удобно устраивая между ног МП-38/40. Позади разместились Дизель и скромная, всегда молчаливая Киса, девушка тридцати лет, потому и самая взрослая в группе Олега. Кочевники вырезали в Судный день ее семью, родителей, мужа и ребенка, она чудом спаслась. Хотя, говорили, это «чудо» вышло так, будто бы Киса в одиночку покромсала обидчиков. Сколько их было, чем она орудовала и как – тайна за семью печатями. Но жесткий, колкий взгляд женщины, твердая рука и постоянная готовность уничтожать пришлых говорили сами за себя и обо всем.

Здоровенная машина заурчала мощным движком, никелированный «кенгурятник» на передке джипа блеснул в свете фонарика часового. «Хаммер» выехал за пределы базы и, набирая скорость, умчался по улице прочь. Автобус-заграждение снова закупорил вход во дворы, а бдительный охранник прильнул щекой к ружью.


Глава 12
Удачи и поражения

Это утро, когда солнце вроде бы и стало всходить где-то там, по ту сторону «купола», но не проясняло обстановку темных улиц Энска, не всем жителям города принесло радости. Несчастья, выпавшие на долю энчан, сыпали как из рога изобилия, только какого-то черного рога, из преисподней.

Семен словно впал в прострацию, неотрывно глядя на чужака, загипнотизированный его раскосыми карими глазами, разрезом и строением более всего подходящими для лиц восточных народностей. Да и одет он был не по местным меркам: то ли халат, то ли древняя хламида, в жизни никогда не видавшая стирального порошка, вся одежда была покрыта пятнами старого жира, чьей-то крови и корками застарелой грязи. На плечах – шкура неизвестного животного. А руки… Руки развернули в сторону застывшего Семена настоящий лук. Не тот, что мама выращивала на даче в огороде, а такой, как у эльфов, орков и древних воинов, боевой, бьющий, вероятно, очень острыми и смертельными стрелами.

Он еще завороженно следил за медленными, как бывает на киносъемках, движениями неизвестно откуда взявшегося чужака, как сорвавшаяся с тетивы стрела теперь уже быстро, даже слишком быстро полетела в его сторону. Семен Середа, сорок восемь лет от роду, инженер-проектировщик секретного Спецметро, казалось, мог даже определить остроту небрежно заточенного кустарным методом наконечника. Хотя при такой скорости выпущенного заряда он вряд ли смог бы даже увернуться от такой штуки. Возле лица колыхнулся воздух, будто от порыва ветерка, но тонкое древко с пестрыми перьями на конце весело пропело в миллиметре от уха зазевавшегося мужичка и с противным звуком вонзилось в обшивку микроавтобуса, из которого Семен только что вылез после туалетных дел.

Наверное, в таких случаях герою положено отшатнуться или испугаться. Середа лишь потерялся, не на шутку струхнув до мелкой дрожи во всех конечностях. Он не был героем вообще. Ни в жизни, ни в бою, ни на бумаге своих очерков и эссе, строчившихся в областную газету и в ящик собственного стола дома. И здесь, сейчас он тоже не ощущал себя персонажем боевика со счастливым концом и бурным повествованием. Он попросту струсил. И рванул под машину. Резко захотелось натянуть на себя одеяло или ветошь, а еще лучше кусок шифера, что лежал в трех метрах поодаль, зарыться в асфальт, оказаться в подземном лабиринте метро, которое он проектировал десять лет назад… А еще лучше проснуться! Потому что все эти дни происходящее на улицах черного города стало похоже на сон… Страшный, долгий, холодный сон. Или на бредовое воспаленное воображение.

Стрелок, раздосадованный нелепым промахом, скрипнул гнилыми, никогда не видевшими даже подобие зубной щетки зубами, снова потянулся за висящим за спиной колчаном и выудил новую оперенную стрелу. Но не тут-то было! Мишень, до этого неподвижным болванчиком торчавшая посреди переулка, внезапно заползла под транспорт и исчезла из поля зрения. Середа ужом заполз между колес, тяжело дыша, спиной прильнул к холодному диску колеса и замер.

Семен вспомнил о женщине, которая час назад приклеилась к нему в подъезде и неотрывно следовала всюду за мужчиной. Пыталась с ним заговорить, привлечь к своей беде, жаловаться и жаться к первому встреченному на улицах мужику. Он все сторонился ее и боялся, что причитания женщины привлекут внимание пришлых. Но никак не мог отделаться от навязчивой испуганной до смерти тетки. И вот сейчас…

Вжикнула новая стрела, противно пропев во тьме жутко-заунывную песню. Семен, уже не раздумывая, рванул наружу с другой стороны микроавтобуса, намереваясь без оглядки бежать, пока убивают незнакомую женщину, пока заняты ею, словно это могло бы обезопасить от надвигающейся опасности его самого, но истошный крик заставил его окаменеть, ватные ноги подкосились, тело непослушно встало в одной позе. Такого подвоха со стороны своего организма в трудную минуту Середа никак не ожидал.

Кричала все та же тетка, назвавшаяся Марией. Этот вопль ни с каким другим звуком нельзя было перепутать, децибелы низких тонов вперемешку с фальцетом звучали совсем рядом и, казалось, должны были смести напрочь все непотребные действия со стороны пришлых незнакомцев. А их к этому моменту умножилось в несколько раз. Уже с десяток воинов в старинном восточном обличье находилось в районе детской площадки, их мечи и сабли тускло поблескивали, готовые разить и уничтожать противника. Некоторые целились в сторону микроавтобуса из своих луков, прищуривая и без того узкие азиатские глаза. И теперь, глядя в эти от природы узкоглазые рожи, орала не своим голосом пожилая тетка. Она все еще крепко сжимала в руках наполненные продуктами после посещения магазина сумки и от страха увиденного оглашала округу.

Семен только икнул в тот момент, когда несколько стрел пронзили грузное тело тети Маши, постепенно прервав гортанный рев женщины. Внушительные сумки беспомощно вывалились из вмиг ослабевших рук, а сама тетка, словно усталость в один момент сразила ее на полпути, просто присела на пятую точку. Смерть настигла ее, глаза в одночасье остекленели, а из все еще распахнутого рта тоненькой струйкой полилась кровь.

Теперь уже было не просто страшно, а по-настоящему жутко! Середа сломал хрустальное тело, осел на асфальт и прижался спиной к колесу, закрыв воспаленные веки. Это уже был далеко не мужчина-герой, сильный и умный инженер… Возле машины испуганным воробышком сидел обычный трусишка, едва-едва не обмочивший штанишки во время совсем не игрушечной потасовки.

За спиной раздались победные вопли и одобрительные возгласы разгоряченных пролитой кровью воинов. Татаро-монголы сотрясали в воздухе своим допотопным оружием, кровожадно созерцали окрестности в поисках очередной жертвы и все еще не догадывались, что рядом за хлипким укрытием сидит очередная жертва.

Инженеру, продвинутому в компьютерных играх, наверное, проще всего было поверить в происшедшее, да и мозг соглашался в данном случае позитивно воспринять увиденное. Непонятные всполохи сумеречного неба все еще продолжали издали отражаться в оконных стеклах домов, искажаясь причудливым отблеском невиданной доселе аномалии, словно причудливым колпаком вырисовываясь посреди ясного летнего неба. Как мыльный пузырь, только страшнее и красивей в своей непонятности.

Семена словно толкнуло изнутри. Так вот ты какое, искажение пространства, времени и действительности на самом-то деле?! Вот как все по-настоящему выглядит или должно выглядеть! Почти детский восторг внезапно сменил страх заблокированного доселе самосознания умного научника. Забыв о естественном природном инстинкте самосохранения, но не истребив в душе полагающийся в данном случае прилив адреналина, Середа вскочил на ноги, схватил в дрожащие руки банку с вареньем из опрокинутого пакета мертвой тетки и, представляя ее подобием огненного смерча, как неиссякаемый комок энергии, швырнул ту в сторону ненавистного лучника, совсем недавно пытавшегося продырявить инженера с помощью своего примитивного оружия.

И самодельный снаряд метко попал в цель – разрываемый от удара о хрупкий человеческий череп стеклянный сосуд разлетелся на десятки осколков, а поверженный враг кулем свалился наземь.

Победный клич инженера оказался сродни громогласному крику новоиспеченного Тарзана. Все клокотало в душе победившего внутреннюю трусливость, выигравшего кратковременный бой над своими чувствами Семена. Он даже не почувствовал, как в его тело вонзились сразу три стрелы. Душа еще продолжала петь, а тело медленно умирало. Нет, это трус умирал, а Семен Середа продолжал ликовать, улыбаясь радужным переливам красочного «купола» в небе. И тающее сознание не замечало теней людей, бросившихся между ним и кочевниками, не услышало выстрелов, а затем слов, обращенных к нему.

* * *

Треск в эфире. Шипение.

– База? Вызываю базу.

– База на связи. Кто там тужится?

– Это Мирон. И я не тужусь. Семеныч, я наоборот обкакался тут от испуга.

– Давай точнее, Мирон. Связь скачет.

– Вояк нашел. Прижучили нас конкретно…

Треск, провалы связи.

– Мирон? Где ты? Что у вас?

– Все пучком сейчас. Поначалу за попаданцев приняли нас. Разрулили. Водки выпили, зазнакомились уже.

– Мирон, по существу давай.

– Военные с нами. Но идти под крыло ополченцев не желают. Сказали, что только союзничать будут. Нужно по секторам город разбить, выработать план…

– …Мирон, ты в эфире. Не забывай. Давай дуй сюда. С Куполом свяжись.

– Не могу с ним связаться. В отключке он. Где командир сейчас?

– В рейде он. К метро ушел. Там, поди, и связи-то нет.

– Метро? Куда именно? Я подрулю туда.

– Собирался на «Заречную». Уже два часа нету.

– Все, заметано. Иду туда, сам доложусь. Покеда, Семеныч!

– Бывай, Мирон. Конец связи.

* * *

Пока Чика со своей группой обследовала окраины Энска в поисках бреши в аномалии, а звено Репея затаривало машину продуктами в мегамаркете, выбив оттуда полдесятка французов, Сашка Стадухин со своей пятеркой пробирался вдоль бетонной стены водокачки. Трупы, которые не убрали волонтеры-санитары из числа бесстрашных горожан, уже смердили, кисля физиономии крадущимся бойцам. «Купол», накрывший город неделю назад, тем не менее не создал духовку в городе, не пропускал тепло солнца, постоянно держа улицы в сумерках и прохладе. А то уже бы давно многочисленные мертвецы от разложения вызвали эпидемию. Люди, собирающиеся кучками, в белых повязках на рукавах, сносили трупы в определенные места и сжигали их. Зрелище не для слабонервных, трагичное, но необходимые меры по санитарии позволяли избегать наихудшего варианта гибели города.

На станции действительно, как и предполагал Купол, оказался противник, взявший в заложники часть работников объекта. Это были даже не заложники, а просто те, кто не пал в первые часы Судного дня от рук появившихся из ниоткуда палачей. Горстка людей успела закрыться в одном из подвалов комплекса, умирая от голода и страха. Чужаки пытались выкорчевать их оттуда, колотили и стреляли в кованые двери, но без толку. Исхудавшие и до смерти напуганные пленники держались на воде из бойлера и беспрестанно молились.

Взявшие водокачку французские солдаты в количестве двух десятков и во главе двух офицеров сумели перекрыть вентиля и задвижки, обесточить кварталы города и организовать продолжительные посиделки с выпивкой и продуктами из местного магазинчика. Поэтому какой-никакой блокпост у врага имелся, но с похмельной атмосферой и нарушенной дисциплиной.

Сашка закусил губу, нахмурил лоб и задумался. Брать своими силами водокачку, разбив в пух и прах отряд пьяных наполеоновцев, требовало тщательного планирования операции. Долго думать и подробно рассчитывать дальнейшие ходы парень не привык. Поэтому решил рискнуть, не докладывая Куполу о ситуации, а сделав приятное для всех. Приятное и быстрое.

– Рыжик, очень аккуратно так заходишь слева, пробираешься вон на ту будку и делаешь положение лежа. Бди внутренний двор в оптику. Лупишь не сразу, а как услышишь нас или поймешь, что настала жопа. Понял?

– Один, что ли?!

– Да. А че, сдрейфил? Первый раз замужем?

– Иди ты. Сбацаю. Ушел. Мамке скажите, если че, что…

– Иди ты! Все, – прервал парня Дух, продолжая рассматривать станцию и прислушиваться к нетрезвому говору противника. – Жбан, ты иди справа. Залезь на тот старый тополь и стань кукушкой.

– Сам ты кукушка, мля!

– Да тихо ты! Громогласный мой. Кукушка – это финский снайпер на дереве. Залезь туда тихо и держи сектор свой под прицелом. Чтобы мы с парнягами без проблем смогли через ворота проникнуть. Не свались только, бугаина.

– Дух, давай лучше я. Этот громила на первом сучке обломится, треску будет на весь Энск, – предложил белобрысый парень с чересчур белым лицом и родинкой на носу.

– Я щас попу на морду натяну тебе, будешь сам трещать сучком потом, – парировал Жбан, показывая кулак.

– Тихо вы! – цыкнул на них Дух. – Юрик, давай ты тогда. Жбан нам на проходной поможет. Все, поменялись местами. Димка, ты сиди в кустах и не суйся никуда. А то перед мамкой потом отвечать за тебя. Сделаем дело, отправлю тебя нарочным. Если связи не будет. Понял?

– Угу, – кивнул пацанчик, забираясь в куст рябины.

Через пять минут все крались к боевым позициям, выставив стволы вперед и вглядываясь в сумерки. Французы до того расслабились, что даже не обращали внимания на прикрытые ворота, подпертые сгоревшим «жигуленком». Сами вповалку спали во дворе, в кабинетах, в коридорах, таскали за руки молодую девчонку, изнасилованную уже на третий раз по кругу. Один офицер дремал в углу на кресле бывшего директора станции, другой что-то усердно писал карандашом на листке бумаги. Вероятно, письмо своим давно почившим родителям в Гавре. Свет горел только на крыльце здания и на фонаре углового столба. Огонь из бочки мало освещал площадку перед двухэтажным зданием.

Первым пал сонный часовой возле запертой изнутри пленниками двери в подвал. Жбан раскроил ему череп булавой, трофеем от кочевников.

Пьяное бормотание другого солдата прекратил Дух ударом ножа в шею, а затем ногой в голову. Стали пробираться дальше.

– Баня, че он там охранял, этот солдафон? – спросил шепотом Сашка, полуобернувшись к одному из друзей.

– Какой из них?

– Тот, которого верзила наш оприходовал.

– Подвал какой-то. А че?

– Через плечо. Там, наверное, заложники ютятся. Нужно сразу их освободить.

– Давай я.

– Топай. Только смотри сам, чтобы они с перепугу тебя на шишку не насадили! – предупредил Дух, мягко оттолкнув парня в сторону. – Жбан, пошли дальше. Стрелять только в крайнем случае.

– Да знаю я. Че, фильмов не смотрел?!

– Еп… киношник!

Пока боец по прозвищу Баня терся возле кованой двери в подвал, шепча в щель, что он свой, Дух с товарищем миновали коридор первого этажа. И тут женщина, корчившаяся у плинтуса, завидев земляков-освободителей, закричала. Ее зов о помощи скорее походил на вопль, утробный рев. Но офицер в углу очнулся и, увидев чужие силуэты, заорал тревожную команду на языке, неподвластном разуму русских парней. И вдобавок еще и выстрелил из пистоля. Пуля весом в двадцать с лишним граммов и калибром в семнадцать миллиметров разворотила грудь повернувшегося на крик Жбана. Здоровяка отбросило на ползающую девку, а Дух немного растерялся, дергая автомат. Офицер-наполеоновец с палашом в руке и с боевым кличем нормандцев кинулся в атаку, но споткнулся и, может быть, этим дал фору врагу. Трясущейся рукой Сашка передернул затвор МП-38/40 и нажал спусковой. Не целясь, чуть прищурившись, сгорбившись и икая. Он, конечно, убивал врага на улицах родного города, но не в такой безумной и неожиданной ситуации. Француз пал, сраженный очередью, но вместо него в проеме вырос другой офицер. С карандашом в левой и со шпагой в правой руке. Тот не споткнулся, а сразу бросился на противника. Из кабинета выскочил солдат в высоком кивере, с перетянутой позолоченными шевронами грудью, со штыком на пехотном ружье, нацеленным прямо в лицо Сашки.

Дух отпрянул, растерявшись, в кого сначала стрелять, но палец уже нещадно жал спусковой крючок. Штык воткнулся в стену, оцарапав плечо парня, враг завалился рядом со Жбаном, но вот шпага офицера достигла цели. И только машинально подставленный локоть Сашки спас ему жизнь – острие клинка больно вонзилось в кость. Произошло секундное замешательство. Крик боли, вопль злости, выстрелы, шорохи.

Последний заряд Дух выпустил уже в бегущего солдата. И скорчился на полу возле первой ступеньки лестничного марша. Стало дико страшно и больно. Ситуация, в которой оказался командир звена, просто выбила его из колеи и заставила осознать всю соль происходящего кошмара. Без патронов, не успевая перезарядить оружие, раненый, заваленный телами врага, он валялся на грязном кафеле водокачки ночью и ничем не мог продлить свое существование.

Друзья оказались где-то, но не рядом, а вмиг отрезвевшие разъяренные французы бежали к нему со всех ног, громко топая каблуками тяжелых сапог и остервенело бранясь. Сейчас он окажется насаженным на штыки, как мясо на шампур, и никто никогда больше его не увидит живым. Его сожгут так же, как те трупы.

Дух застонал, извернулся и достал пистолет. Травматическое, но все же оружие ближнего боя. И начал стрелять.

Одного врага он поверг, влепив порцию резины в лицо, а вот тяжеловооруженный кирасир в латах вообще не воспринял двух пуль, последних в обойме пистолета парня. С победоносным кличем он замахнулся слегка кривой полусаблей, чтобы раздвоить череп молодого бойца.

И тут выстрел дублетом в спину опрокинул наполеоновца снопом картечи. Стрелял Баня, освободивший пленников и подоспевший к командиру на помощь.

– Баня-я… блин-н… Ты во… вовремя. Звездец! – промычал Дух, пытаясь подняться.

Но только он успел встать и выдохнуть, как топот по коридору вдруг завершился, а глаза друга широко раскрылись, будто ему горячий уголь за шиворот кинули. Баня осел и с горькой физиономией упал на пол. Из спины торчал штык, его продолжением являлся ствол ружья, а далее – руки солдата.

И Сашка понял, что судьба теперь-то уж точно повернулась к нему задом…

* * *

Кочевников, убивших незнакомую тетку с продуктами и ранивших мужичка в старом задрыпанном костюме, мы покрошили быстро. Несколько выстрелов – полдюжины трупов. Двое смотались прочь, юркнув в темень подворотни.

– Дизель, они на твоей совести! – бросил я через плечо Антохе, фильтровавшему двор в поисках беглецов. – Спрячутся, потом в спину всадят стрелу грязную, мало не покажется. Твой же сектор был! Какого хрена проворонил их?

– Сорри, командир, профукал, признаюсь! – виновато промямлил друг, перезаряжая «Иж». – Че с мужиком? Нам так-то некогда с ранеными вошкаться.

– А я бы с тобой, как ты выразился, вошкался, – пояснил я, бросив укоризненный взгляд на Дизеля, присел возле тела мужика и обратился уже к Кисе, орудующей над ним: – Будет жить?

– Должен выкарабкаться. Но нам, правда, некогда тут хирургией заниматься. Врач серьезный нужен. На базу таранить его далеко. Что делаем, Купол? – твердо и почти строго промолвила девушка, вынув последнюю стрелу из плеча стонущего Семена Середы.

– Мужик, ты кто? Можешь говорить? Какого черта ты делаешь посреди улицы и без оружия? Хата далеко твоя?

Раненый открыл глаза и разлепил сухие губы с кровавой коркой:

– Семен я… Середа… Инженер-метростроитель. Местный… Помогите, братцы! Не бросайте… Я вытяну… Я жить хочу. Как… как глупо все…

– Метростроитель?! – Я обернулся к Дизелю, тот вопросительно смотрел на меня. Взгляд Кисы тоже был полон недоумения. – Знаешь Спецметро? Подробно?

– Я проектировал его… Все знаю. Объект секретный в южной части… но… блин, как больно-то! Но я проведу, если…

– Я понял тебя, понял. Молчи, береги силы, Семен.

Лица боевых товарищей ничего хорошего не говорили, Паровоз вообще развел руками. Решение нужно было принимать мне, причем очень быстро – времени до рассвета оставалось мало, а в соседнем дворе раздались выстрелы.

– Паровоз, бери его на руки, в машину неси. Только очень нежно неси. Киса, прикрой. Останься с ним там, бинтуй всем, что есть. Не жалей, еще достанем. Аптек много, простыней по квартирам тоже. От заражения умереть сейчас не сможет, а вот потеря крови не сулит ничего хорошего. Дизель, мы с тобой разведаем двор вон того дома. Че-то пальба мне не нравится эта!

– А чего?

– Современное стрелковое, не слышишь, что ли? Свои кто-то палят. Городские. Вдруг помощь нужна? – сказал я суетливому Антохе.

– В кого палят? Других не слыхать чего-то.

– Верно подметил. Могут и «чмори» оказаться. Пошли, дружище, выясним. Паровоз, нежнее, я сказал. Мужику и так не повезло. Нашпиговали как ежика, блин. Пошли, Антон.

– Вдвоем против «чморей»?! Че, круто, еп! – пробурчал друг и потопал вслед за мной.

«Чмори». Слухи об этих безбашенных отморозках распространились по городу со скоростью пули. И ведь самое неприятное было то, что эти твари вышли из горожан, а не являлись попаданцами. Они убивали, грабили и насиловали похлеще пришлых иноземцев. Сколоченная каким-то хитроумным жителем Энска банда наводила шороху на горожан и даже на беснующихся чужаков. Не брали пленных, не пытали, не разбирались, кто перед ними, попаданцы или земляки. Жестокие циничные убийцы в черных с прорезями масках, экипировке цвета серого хаки и с огнестрельным оружием, в основном захваченным у ВОХРа и полиции Энска.

Найти их и покончить с группировкой для Купола и его друзей стало делом принципа. Хотя в рядах самообороны и ходил шепоток – люди откровенно побаивались своих смышленых соотечественников.

– Это ОНИ! – вырвалось у Дизеля, когда в его наблюдаемом секторе с темного двора высыпали трое крестоносцев и дали деру в соседний проулок.

Я сразу понял, что он имеет в виду, и перестал красться вдоль ряда автомобилей, мертвыми металлическими телами усеявших всю правую сторону дороги. Замер так, что услышал стук своего сердца. Руки предательски вспотели, спину холодил страх. «Мало нас. Ой, как мало для встречи с «чморями»!»

Преследователь удирающих рыцарей не торопился выглядывать наружу из-за угла жилого дома, только ствол автомата тускло блеснул. Я поднял «Ягуар», прицелился.

– Выходи, падла! – шепнули губы еле внятно.

«Чморя» спугнул Дизель, начавший пальбу в другую цель с полста метров от меня. «Неужели он не видит стрелка сбоку?» Я ждал появления мишени, но и боялся за друга, который мог схлопотать пулю раньше врага. Благо Антоху прикрывал небольшой детский домик на площадке во дворе. А передвинуться правее я не мог – мешали машина и свет фонаря.

Противник, как назло, не спешил подставляться под огонь, водил стволом и не выдавал себя до поры до времени. И я не выдержал. Точнее, заметил спину Дизеля, отшатнувшегося и перезаряжавшего свое оружие. Пришлось открыть огонь мне.

Картечь перебила запястье и кисть врага, державшего автомат. Вопль боли огласил округу, чужак показался весь, согнутый и дергающийся. Я дал второй залп, приятно млея от ощущения отдачи и попадания в цель. Испуганный Антоха развернулся, в секунду оценил ситуацию и добил противника, хорошо видимого со своей позиции. Потом показал жестом «спс» и продолжил постреливать в сторону главного подъезда дома.

Дозарядив оружие, я короткими перебежками миновал сектор, прижался к холодному кирпичу стены. Сверху шелестела крона яблони, с балкона свисала веревка. Странно, кому понадобилось со второго этажа ретироваться по веревке вниз, когда спрыгнуть делов-то?! Поразмышлять дальше не пришлось – враг открыл ураганный огонь по Антохе, грозя зацепить его, но сначала в щепки разнести укрытие. А если у них еще и гранаты окажутся, то вообще хана будет!

Машина под одним из окон дома пригодилась как нельзя кстати. Я ловко забрался на кроссовер с пробитыми колесами, прикладом разбил стекло, оказавшееся без решеток, забыв про то, что в упор могу схлопотать свинцовый заряд защищавшего свой кров хозяина. Вынес окно и запрыгнул внутрь, нелепо запутавшись в тюле и шторах, а также снеся огромный цветок в напольном горшке. Короче, в комнату я ввалился, как слон в посудную лавку. И тут же получил сковородой по башке. Благо шлем спас! Мягко (как показалось мне) оттолкнул обидчика, вскочил и, одергивая с головы занавеску, вскинул оружие. Упавшая на диван девочка при ближнем рассмотрении оказалась вполне смазливой девушкой лет двадцати, с круглыми от ужаса глазами, испуганным лицом и железным настроем расквасить мне морду.

– Привет! Я Купол… то есть Олег. Отряд городской самообороны. А ты кто?

– Оксана. Э-э… отряд домашней самообороны, – легко парировала девушка, все же не опуская орудия защиты.

– Ксюх, ты это… черпалку-то опусти. Как-то неуютно мне.

– Ты не из этих? Точно? – спросила настороженная хозяйка квартиры.

– Не-а. А кого, этих?

– Бандюганы бродят по улицам. Где-то здесь осели, видать, гнездо у них недалеко. Постоянно вижу, – девушка опустила сковороду, – ты из армии спасения?

– Типа того. Не бойся, не трону. Я в разведке здесь, с тыла зайти, в спину им ударить. У меня боец там отражает их огонь. Помочь нужно, – я зачем-то начал пояснять ей подробности своего плана, – пропустишь?

– Давай. Только без выкрутасов, Олежа! Махом сварганю из твоей милой мордашки блин. – Оксана посторонилась, пропуская меня мимо. Симпатичная маечка с тонкими бретельками, слегка видная грудь, острые пуговки сосков под голубой тканью. Хотя, возможно, цвет в темноте комнаты мог оказаться и другим.

– Ну, да-а, из моей милой мордашки блин вкусный получится. Спасибо, моя хорошая! Я быстро и потом на чай заскочу, только мне без сахара и с разбавлялкой. Не люблю горячий.

– Ишь ты! – она открыто удивилась, усмехнулась и пошла следом за мной. – Чай можно пообещать, а что впущу обратно – не могу в этом заверить, Олежа.

– Дык… Я тогда снова в окошко влезу. Делов-то!

Снаружи здания вновь послышались выстрелы. Дизель уже явно оборонялся, а не нападал. И ему срочно нужна была помощь.

– Ксан, я ведь вернусь, рано или поздно. Ты милая. По чесноку.

– А вот всех гадов во дворе истребишь, конфет в ларьке возьмешь, тогда жду в гости. На чай без сахара!

– О как! Лады. Я ради этого весь город изведу от врага, не только твой двор, – воодушевился я, паря как на крыльях по коридору квартиры и подмигивая во тьме девушке.

– Иди-иди, Рембо!

Показалось, что сейчас на прощание чмокнемся в губки, но, видать, это почудилось только мне. Она же лукаво стрельнула красивыми глазами, кокетливо заправила локон за ухо и затворила за мной дверь. На все замки, а судя по долгому лязгу, на все сто двадцать замков.

– Хороша Ксюшка, съем я эту плюшку! – шепнул я и снова превратился в сгусток звериного и опасного.

Обстановка снаружи, по всей видимости, сложилась уже не в пользу Дизеля. Парень еле успевал перезаряжать две боевые единицы, «Иж» и автомат, с последней гранатой уже распрощался. И, похоже, материл пропавшего командира.

Я появился очень даже кстати, действительно зайдя с тыла противника. Выстрел, и один из врагов распластался ничком в подъезде, второй и третий залпом снесли стрелка на выходе, еще сноп картечи поверг того, что подбирался с моей стороны к Антохе. Два трупа, валявшихся в сломанных позах до моего прихода, наглядно говорили о заслугах друга.

Не успел он громко порадоваться успешному завершению боя над «чморями», как на лестничном марше мы услышали топот и бряцание оружия.

– Туда, живо!

Хитрым маневром мы с другом зажали последнего «чморя», подстрелив его на третьем этаже. Парень в черной маске еще корчился, зажимая фонтанчик крови в боку, как сверху показался еще один. Но я не смог выстрелить в него, потому что незнакомец пальнул в агонизирующего «чморя» со словами «Сдохни, тварь!», а при ближнем рассмотрении оказался очень даже знакомым.

– Ловелас?! Алик, ты, что ли?

– Купол? Вот встреча, блин! Не ожидал тебя увидеть здесь, – Ливадный стал перезаряжать ружье, бледность на его лице выдавала крайнюю степень волнения, – спасибо, что покрошил этих ублюдков. Закупорили меня здесь, не выйти, не соскочить с балкона. Думал, навечно останусь тут.

– А ты что здесь делаешь? Прикид нехилый у тебя, – поинтересовался я, краем глаза поглядывая через окно подъезда на двор.

Экипировка Ливадного реально вызывала завидки: чистая новенькая «горка», натовские скандинавские берцы, АК-103 за спиной, под завязку набитая БК разгрузка, «Сайга-20» в руках. Хорошо где-то отоварился. Дизель кивнул Ловеласу в знак приветствия и встал в охранение этажом ниже. Ему порядком чиркнуло на улице пулей плечо, и сейчас парень пытался оказать себе медицинскую помощь.

– Я как обычно… По бабам. Сам же знаешь, какая у меня страсть! – Глаза Алика бегали, хитрая физиономия сменила испуганный фейс.

– Ну, мы все любим девчонок, но не в это же время, когда город тонет в крови, задыхается от пришлых!

– Как пафосно, е-мое! Война войной, а обед и телки по расписанию, – Алик криво улыбнулся, но вид его говорил о том, что он спешит и переживает за что-то, – ну… ты это… бывай, дружбан. Почешу дальше, пока очередных фраеров не подвалило.

– Ты не слышал про «чморей», где они прячутся? Говорят, где-то в этом секторе, – спросил я, пропуская его мимо себя.

– Не-а. Мне по барабану, кто такие, где кантуются. Я сам по себе, вольный стрелок, мля!

Алик подмигнул и скрылся в сумерках подъезда. Снизу донеслось его прощальное «Покеда, партизаны!». У меня осталось чувство, что я натворил страшных дел или заколол бабушку своего друга, а теперь пытался скрыть следы. На душе стало тяжко, на языке горько, в висках застучало. Все бы ничего, но бабушка явилась вдруг в реальности. Сверху, тихо шоркая и громко причитая, показалась старушка из квартиры на пятом этаже. Из ее сумбурной словесной околесицы я с ужасом понял, что только что подъезд покинул один из бандитов, наводящих страх на местный район.

Ловелас!

От этой мысли у меня чуть мозг не взорвался. Я попытался успокоить старушку, выпытать у нее приметы бандита. И, судя по описанию, этот Алик только что «положил» всю семью этажом выше, изнасиловав с элементами изуверства дочь главы семьи. Я бросился наверх, в квартире с распахнутой дверью нашел лужи крови, обрызганные ею же стены, четыре трупа, включая ребенка и девушку лет восемнадцати. Когда-то очень симпатичную девчонку. Ее обнаженный вид и поза подсказали о насильственных действиях убийцы. На всех телах в основном виднелись резано-колотые раны, но обнаружились и пулевые, рваные. Рядом валялись гильзы от…

– Дизель! – крикнул я в лестничный пролет.

Друг быстро взлетел по ступенькам, скривился при виде ужасной картины и, не обращая внимания на увещевания бабушки, вопросительно посмотрел на меня.

– Ловелас.

– Уверен? Не может быть! – удивился Антон, сжимая кулаки.

– Все сводится к одному. Его почерк, его гильзы, да и присутствие его здесь не случайно. Быстро наружу. Может, недалеко ушел.

Мы помчались вниз, во дворе кроме трупов и разгорающегося домика на детской площадке не наблюдалось ни души. Ясно-понятно, что изувер ушел, буквально сбежал, унося ноги от вездесущего и проницательного командира самообороны Энска. Каковым я и считал себя.

– Знаешь что, вдвоем сейчас мы вряд ли найдем этого гандона, а вот на заметку взять стоит, – сказал я, осматривая местность в прицел, – это же надо так… Стоял рядом и целку строил из себя, типа свой в доску и по бабам ходит ночами. А он, оказывается, свое хобби с мирного времени перетащил в настоящее, стал маньяком и хладнокровным палачом. Сука!

– Купол, мне вообще кажется, что он их предводитель, – пробубнил Дизель.

– Чей?

– «Чморей» этих. Командир их.

– Почему ты так считаешь?

– Ну… среди трупов не увидел приверженца высшей иерархии, а Ловелас был экипирован лучше всех. Да и хитрее всех оказался. Своего завалил для проформы. Хитер, сволочь! Он мне и раньше не нравился, козел, а сейчас я понял, что все к одному. Что он способен на такие деяния, врал, волновался.

– Что ж ты раньше-то свои доводы мне не высказал, взяв на мушку фраера этого? – с укором сказал я, тряхнув оружием.

Антоха что-то заворчал, но я уже зна́ком показал ему сваливать. Потому что за углом дома послышались сигнальный гудок знакомого «Хаммера» и выстрел «Сайги».


Глава 13
Нерешенные задачи

Вдоль обшарпанной, забрызганной кровью стены на коленях с закинутыми на затылок руками стояли семнадцать человек. Понурые, грязные, сгорбленные тела, испуганные до смерти взгляды. Они пялились в пол и боялись поднять глаза на своих палачей. В углу бездыханными лежали пять человек из обслуги энергоцентра. Участь оставшихся в живых, казалось, была решена.

Ерема опустил бинокль, повернулся к товарищам. На их вопросительные взгляды сказал:

– Семнадцать живых, в том числе раненых. Пятеро фрицев возле них, двое на входе, трое с пулеметом у проходной. Мотоцикл с люлькой, снайпер на крыше возле вентилятора. Больше не заметил никого.

– Оружие какое у тех охранников, что пасут пленных? – спросил Николай, потирая цевье своего АКСУ.

– Винтовки. У офицера автомат.

– Раз офицер с ними, значит, других фрицев в здании нет. Типа отдыхающих, – заметил Денис, закурив «в кулачок», чтобы, не дай бог, не выдать себя искоркой в ночи, – я в оптику тоже снайпера засек. Благо пялится большей частью во фронт, а не в нашу сторону.

Ерема прищурился, глядя на Урана. Странная кличка у парня этого. Сам боец хорош, проявил себя в рейде отлично, вовремя замечая врага и метко паля в него, предостерегая этим товарищей. Ему бы в спецназе служить, а не с машинами ковыряться в СТО.

– Слушай, Ден, ты кто по Зодиаку? Уран – это, я так понимаю, твоя планета? – Сергей закинул в рот орех, начал жевать его.

– Планета-то моя, но большей частью не с ней связано прозвище, – Денис как-то смущенно улыбнулся, видимо, вспоминая шутливый эпизод в своей жизни, – друзья-медики так обозвали еще в ординатуре. Я медакадемию заканчивал, потом урологом поработал года три, пока не понял, что зарплаты врача не хватит прокормить семью и повозить их на моря.

– А зарплаты автослесаря хватает? – отозвался сержант, мышкой ютившийся сбоку.

– Я не слесарем роблю, а по электрике. Движки перебрать могу с закрытыми глазами. По иномаркам больше. Нет, капусты и в этой стезе не хватает. Но дело любимое и не могу сидеть лениво в кабинете, писюны да анусы всю жизнь трогать мужские.

Сержант хихикнул, Ден зло посмотрел на него.

– Че смешного? Тебя эта проблема еще не затронула, мент? Скоро прибежишь к врачу, ойкать и стонать будешь, на цыпочки вставать, крыльями махать.

– Я не мент, – пробурчал недовольно вохровец, – чего это я вдруг махать стану?

– Станешь, – поддержал разговор Николай, – поверь мне, станешь. Ты еще молод, пацан. Тебя такие проблемы в жизни не посещали. А я сталкивался уже и с геморроем, и с простатитом, мля буду! Когда врач в жопу залазит, мало не покажется.

– Че это он в зад залазит? Зачем? Других способов нет, что ли?

Денис вздохнул, затушил окурок о каблук, пристально посмотрел на сержанта. Тот даже в сумерках заметил блеск его глаз.

– Способов лечить простату много, но все они неэффективны. Или долго. Лучший вариант – массаж ее по методу пальпации. Поверь мне, мужики в кабинете взлетают не только с запущенной болезнью. А в среднем состоянии. Даже амбалы и качки плачут как дети.

– Да ладно-о?!

– По чесноку говорю. Вот этим пальцем, знаешь, скольким целку порвал?

Ден демонстративно показал средний палец, стал всяко сгибать его, тыкать воздух перед глазами вохровца.

– Короче, работа не по мне оказалась. Свалил с медицины.

– А зачем тогда шел в урологи? – поинтересовался Ерема, улыбаясь манипуляциям товарища.

– Мать хотела сильно, чтобы сын стал врачом. Настояла в свое время. Пошел. И вот одиннадцать лет коту под хвост!

– Почему одиннадцать?

– Восемь академии с интернатурой, три практики в поликлинике.

– А-а, ясно.

– Так что опыт имеется, заболит скоро, ко мне прибежишь, Вася.

Сержант недоуменно пялился на Дениса:

– Че это я прибегу скоро? Я молодой еще с простатитом бегать по урологам.

– Никогда не рано, никогда не поздно, да ведь, Николай? – Денис взглянул на Тягачева, тот подмигнул. – Простатит такая штука, не разбирает возраст и пол. Ко мне ходили и студенты, и старики. Ты вот сейчас сидишь на холодном бетоне, а он подбирается к тебе сзади, очень даже сзади. Так хитро и близко, что уже проникает в тебя!

– Кто?! – испуганно стал озираться сержант.

– Простатит.

Мужики захихикали, еле сдерживаясь, чтобы не загоготать громко.

– А к тебе что, только мужики ходили? Бабы бывали? – Ерема снова припал к биноклю.

– Женский пол тоже страдает подобными делами. Но им не лазил в попы.

Сержант прыснул, широко улыбаясь, Тягачев показал ему кулак:

– Тише ты, молодой! Всех фрицев щас поднимешь. И хватит уже про простаты и цыпочки. Как вспомню, тошнит аж.

– Так почему Уран-то? Урин, скорее всего, должен быть?

– Потому что Уран! И все тут. Подрастешь, поймешь, – сердито бросил Денис сержанту.

Если бы не светлые окна и площадка под включенными фонарями, в бинокль бы рассмотреть владения энергоцентра стало невозможно из-за темноты вокруг. Ерема еще раз оценил положение пленных, позиции врага и спросил мнения товарищей.

– Я снимаю их снайпера, благо у меня ствол хороший. Спасибо Куполу, подарил ВПО-123 с барской руки. Затем переношу огонь на офицера с автоматом, иначе покрошит в капусту всех заложников. Тьфу, пленных. Ты, Сергей, гранату в КПП, добиваешь охрану. А парни, Николай и Васька, орудуют с теми, что держат пленников.

– Ловко, – Ерема закусил губу, – на словах. А в деле? Кто устранит часовых у входа? Они же сразу внутрь подадутся. А как эти двое проберутся в помещение к пленным? А если ты промажешь в офицера? В смысле, не успеешь.

– Успею. Я, конечно, не призер-биатлонист, но двоих положить смогу. Вот только думаю, кого первым, офицера или снайпера?

– Вали старшего их, снайпер никуда не денется, – предложил Тягачев, – а вот если наоборот, то офицеришка успеет спрятаться.

– Николай, ты тогда с Василием аккуратно пробирайся вокруг здания, через черный вход заберитесь внутрь, дайте сигнал Дену, что готовы.

– Каким образом?

– Фонариком в окошко светани. Че как маленький. Не селезнем же свистеть, как в фильмах про партизан.

– Ясно.

– Валите там этих палачей, занимайте оборону, прикрывайте пленных. Мы разберемся на улице, сообщим. Все.

Денис кивнул и показал большой палец из кулака:

– Ты прям как бравый военачальник! Не служил?

– Не довелось. Больше по шутерам спец.

– Понятно.

– Работаем, парни.

Они и сработали. Все прошло гладко, будто всю жизнь учились ликвидировать террористов, освобождать заложников и форсировать препятствия. Только вот не оставили наружное наблюдение и не учли, что звуки их боя мог услышать недалеко шастающий отряд крестоносцев…

* * *

– Что это было? Кто?

Паровоз смотрел на меня широко раскрытыми глазами, пятерней почесывая ухо. Типичный заправский «бык» из заводских. Амбал. Я еще раз бросил взгляд на побелевшее от дробин лобовое стекло, попытку Ловеласа захватить крутую тачку, снова обратился к товарищу:

– Ты уверен, что это Алик?

– Ага. Он! Как пить дать, он. Тенью промелькнул, пальнул два раза, зашел с тыла и крикнул, чтобы вылезали и мотали отсюда. Киса не растерялась, шмальнула несколько раз. Кажись, ранила его. Но тот исчез. Я пока сообразил, вылез, а его и нету уже.

«Еще бы… Ты пока вылезешь, бугай, можно нужду справить, в зубах поковыряться и эсэмэс по телефону любимой девушке отправить», – подумал я, а вслух добавил: – Ясно все с тобой, Паровоз. Быстрее нужно и ловчее быть. Кисе зачет. Молодчинка! Впрочем, как и всегда.

Девушка даже никак не среагировала на похвалу, оставаясь невозмутимым хладнокровным бойцом. В эту минуту она размышляла о том, что не прикончила того гада, который, вероятно, и убил всех ее родных. Его почерк. Его работа.

Я поймал мысль Кисы, прищурился:

– Ты считаешь, Ловелас – главарь «чморей»? Тех, что твою… твоих…

Киса кивнула. Молча, холодно. Глаза только блестели. Руки как прежде твердо сжимали оружие. Поза пантеры, готовой к броску. Смертельному и точному короткому выпаду.

– Тогда обязательно найдем его. Обещаю. Но сейчас нам нужно к метро.

Киса отрицательно помотала головой. Лаконично как никто дала понять, что не согласна с моим решением. Дожидаться ее красноречия было равносильно попытке разговорить муравья.

– Хочешь остаться и искать его?

Кивок.

– Сама? Одна?

Снова утвердительный жест.

– Киса, ты как рыбка на берегу. Ладно, понял. Про осторожность и риск не буду учить – сама взрослая и умеешь постоять за себя. Помощника дать тоже не могу. У нас раненый, важный перец для внутренностей Спецметро, а бойцов со мной всего трое. Но будь на связи, если вычислишь его, зови. Придумаем чего-нибудь. Налетим как Красная армия. Выходи. Можно.

Девушка благодарно замотала головой. Стройная фигура, короткая стрижка под пацана, экипировка бойца быстрого реагирования, жесткие черты на женском лице. В глазах мелькнула радость от возможности поохотиться одной, в свободном плавании. Причем за тем, чьей смерти жаждала больше всего.

– Возьми мой пистолет. И запасную обойму, – я протянул ей свое табельное, трофейное от вчерашнего офицера вермахта, – в ближнем бою пригодится. Он ранен, но хитер и шустр. В рукопашку не вступай, мочи на дистанции и закрывай дело. И удачи тебе, милая!

Мы стукнулись кулаками, подмигнули, и Киса нырнула в тень от жилого дома. Я минуту смотрел в сторону, куда убежала девушка, прислушивался, пока меня не отвлек Дизель:

– Командир, мы едем? Светает уже.

– Едем. Что связь? – я залез в джип.

– Мирон сообщил, что уже возле «Заречной». Ждет нас. У Чики пока по нулям все, но ищут. От Духа и Еремы инфы нет. Не отвечают.

– Что думаешь?

– Эфир херовый.

– Это вряд ли. Не нравится мне что-то. А что, не пойму. Вызывай их всегда. Паровоз, чего ждешь, вперед. Рули уже.

«Хаммер» взревел и, переваливаясь на бордюрах, устремился по улице. Салон оглашал голос Антона, вызывающего друзей по рации.

* * *

Как разодетые в доспехи и тяжелые одежды тевтонцы умеют подкрадываться незаметно и бесшумно, Ерема не знал до того момента, пока сам не столкнулся с этим. Легкому шороху он не придал значения, но когда раздался хруст разрываемой плоти и треск экипировки, а глаза вохровца вылезли из орбит, Сергей понял – пришла смерть. Нежданно, негаданно подкралась и начала свою губительную миссию.

Тело сержанта, до этого занятого шмоном трупов немцев, осело и завалилось вбок, а за ним оказался крестоносец с мечом и диким оскалом. Кровь Василия еще капала с длинного лезвия, перекошенная злобой физиономия его убийцы сходила на нет, а в дверном проеме уже появлялись новые враги.

Ерема открыл рот в немом крике, сам не осознавая еще того, звать на помощь или ором своим предупреждать остальных товарищей об опасности, как из бокового помещения вывалился Тягачев и с яростным кличем стал поливать коридор из АКСУ. Это отрезвило Сергея, он схватил свой автомат и открыл огонь по толпе противника. Заколовший сержанта рыцарь прикрылся рукой, но пулям было наплевать на его жесты и манипуляции, на его кольчугу и латы поверх нее. Тевтонец охнул и изрешеченный девятимиллиметровыми пулями повалился рядом с вохровцем.

– Пустой. Перезарядка, – крикнул Николай, снова вернувшись в укрытие кабинета.

У Еремы как раз тоже кончились патроны, он лихорадочно рвал подсумок и тыкал магазином в автомат, глядя на свалку вражьих трупов и раненых. Ему повезло, что не оказалось ни одного живого и дееспособного, иначе смерть неминуемо бы поразила и его из черного входа в здание.

– Где Ден? – заорал Сергей. – Какого хрена… Откуда-а?

На улице стала слышна стрельба из винтовки Урана, крики древнегерманских воителей оглашали двор энергоцентра так, будто вся монархия средневековой Европы собралась там и устроила прилюдную казнь еретиков.

– Сколько же их там?! – Ерема опешил, волосы на голове зашевелились. Стало страшно не то чтобы выглянуть наружу, но и находиться здесь, внутри здания.

Денис с крыши методично расстреливал врага, бегающего по двору энергоцентра, тихо ругался и скрежетал зубами. Он ненавидел немцев вообще: и натовцев, и гитлеровцев, и этих тевтонцев. И стрелял до тех пор, ловко перезаряжая снайперку, пока арбалетная стрела не пронзила его плечо выше локтя. Ткань куртки лопнула, зафонтанировав багровой жидкостью, пробитые мышцы свело судорогой, рука вмиг повисла плетью и сильно заболела. Но парень мужественно воспринял ранение, присел, уйдя из сектора поражения, закатил глаза и застонал. Утробный рык огласил крышу. Никогда еще чужеродный элемент размерами больше, чем заноза, не проникал в плоть Дена. От ощущения железяки в своем теле стало вдвойне больней. Он занялся раной, в первую очередь перезарядив оружие.

Ерема беспрестанно вызывал по рации Купола, постреливая через коридор короткими очередями в сторону входа. Николай сдерживал атаку врага в холле здания. Мысль о включении оборудования энергоцентра и подаче света на город пропала сама собой. Теперь только чувство самосохранения овладело бойцами. Пленные, освобожденные от гитлеровцев, не успели убежать и даже понять, что произошло, – новый противник одолел и грозил вернуть их в статус заложников. Ни один из полутора десятков пленников не предложил свою помощь в отражении атак тевтонцев, люди, и мужчины, и женщины, забились в угол, прикрываясь руками и причитывая.

Тягачев в перерыве между двумя атаками крестоносцев не выдержал и, заглянув в помещение с морально подавленными людьми, крикнул:

– Какого хера вы тут припухли? Лохи. Нам бойцы нужны. Быстро хватайте трофейные стволы и помогайте… Крысы, мля!

Ни один не шелохнулся. Здесь в основном присутствовали руководство энергоцентра и служащие АУП, простых работяг фрицы уничтожили еще в самом начале захвата объекта. Менталитет же этих пленников сводился к тому, чтобы выжить и запрятаться как можно глубже и дальше. А воевать… Пусть там бьются те, кто уже пожил или мнит себя героем.

Звену Еремы повезло, что враг обладал только холодным оружием, арбалетчиков выбил Денис, да двух положил Тягачев. Пара десятков тевтонцев уже валялась вокруг, но еще несколько рыцарей упорно рвались внутрь. С ожесточением, присущим диким убийцам типа кочевников или эсэсовцев, крестоносцы махали мечами и тыкали копьями, оглашали местность боевым кличем, бряцали латами и настырно лезли вперед.

– Эх, пулеметик бы сюда! – подумал Николай, бросая опустевший автомат на пол и скользя по кафелю со стреляными гильзами.

Он стянул со спины винтовку и сноровисто стал палить из нее, прячась за углами и дверями. Ему из дальнего помещения помогал очередями Ерема. Грохот стоял невообразимый, пленники, особенно женщины, жмурились и ахали, ползая на коленях по директорскому кабинету.

Все-таки справились сами. Одолеть на расстоянии древних крестоносцев, вооруженных орудиями ближнего боя, не составило особого труда. Но и на избиение младенцев это тоже не походило. Среди своих один погибший, один раненый, остальные напуганные до смерти и истратившие почти весь боекомплект.

Пока Ерема матерился, все еще вызывая по рации Купола, а Ден бинтовал рану, чертыхаясь, Николай ходил по местам схватки, пинал трупы противника и собирал трофеи. Он задержался возле тела сержанта, минуту стоял в глубокой задумчивости. И жаль было беднягу, и нет. Он все эти дни с их знакомства возле супермаркета вел себя как тюфтя, вяло и нерешительно, все время подставляясь под смерть, нисколько не задумываясь о мерах предосторожности и абсолютно не умея воевать. Но это был его, Тягачева, товарищ, боевой напарник, человек. И теперь мертвым лежал среди врагов, в родном городе. Николай утер лицо, наклонился, сдернул с лежащего рядом рыцаря белую накидку с красным крестом, накинул ее на труп вохровца.

– Прости, что не уберег! Спи спокойно, Василий. Ты жил и воевал как мог, пусть тебе там будет хорошо и спокойно. Не как нам здесь. Аминь.

Николай перекрестил труп и поймал недоуменный взгляд Еремы. Сергей оторвался от рации и смотрел на манипуляции товарища, слушая его слова погибшему. Вот так же, возможно, он будет прощаться и с ним, Еремой, когда смерть настигнет и его. Сердце сжалось, в затылке застучало. Враг продолжал лютовать на улицах Энска, хотя и стал действовать осторожнее. Попаданцы смекнули, что этот городишко может противостоять им и огрызаться свинцом, выкашивая их ряды.

Теперь предстояло запустить станцию, дать электричество жителям Энска. За этим они сюда и пришли. Сергей убрал рацию, бесполезную в этот момент. Видимо, аномалия над городом активировалась и заглушала всякую связь. Он подошел к окну и взглянул в светлеющее небо. «Купол» переливался радужными всполохами, мелкие электрические разряды плавали по мерцающей оболочке. «Тесла бы сюда, его стихия!» – подумалось вдруг. Из памяти всплыли уроки физики и передача Игоря Прокопенко об этом великом ученом, которому масоны-олигархи так и не дали создать дешевую энергию для всего мира.

– Николай, кончай таскать железо это! – бросил Ерема корпящему над трофейным оружием Тягачеву. – Я гляну Дена, ты найди среди пленников спеца, пусть врубает свои катушки и релюшки. Пора дать свет землякам.

Разошлись. Николай выудил из толпы освобожденных пленников соображающего инженера, пошел с ним в зал управления энергоцентром. Испуг с лиц дрожавшего персонала станции не сходил еще долго, люди жались друг к другу и озирались. Их унылый вид не менялся даже с приходом освободителей.

– Я нормалек, – сказал Ден подошедшему Ереме, – они мне кровью десятка своих заплатили. Сволочи! Больно, зараза. Впилась. Никогда в жизни не думал, что почувствую средневековую стрелу в своем мясе… Вот же ш, блин!

– Тебе помочь?

– Да я че, на калеку похож? Сам могу ходить. Спасибо.

– Там Тягач свет запускает. Пленники все целы. Фрицев положили. Рыцарей этих чертовых тоже. Сержанта потеряли только.

– Вот, еп! Жаль парнягу. Как так-то? Вроде с автоматом против мечей можно было письками померяться. На перезарядке поймали?

– Хуже. Сам недоглядел копьеносца. Ты это… оставайся пока на крыше. Бди округу. Чтобы очередные отморозки не схватили за жопу. Я потом свистну, как сваливать будем.

– Лады. Мне бы сестричку. Ну, там медичку какую… раны залатать, зализать. А, Ерема? – Ден ехидно улыбнулся, почесал подбородок.

– Я бы сам не отказался от такой. Все, сиди, карауль двор.

– Слушаюсь, товарищ главнокомандующий!

Энергия от подстанций, как кровь по венам, побежала с лихвой по проводам и кабелям, районы стали оживать, темень отступать, народ приободряться. Вновь заработали электроплиты, бытовая техника, водяные тэны, батареи. Бойцы Купола вдохнули жизнь в мрачный город. Назло врагу, наперекор аномалии, закрывшей Энск от всего человечества.

И только одна «дуга», огромная аркообразная аномалия, перекрывшая местные болота, заискрила, возбудилась, будто часть ее энергии забрали для оживления бедного городка. Она загудела, завибрировала, замерла и… выстрелила в мир новой Вспышкой. Блеснувший ореол очень яркого света озарил регион на многие километры вокруг, ослепляя случайных зевак, выжигая им мозги, превращая в зомби. Выброс отрицательной энергии огромной мощности волной разбежался по местности, убивая все живое, превращая в слепых калек, животных в мутантов, а кого и в бездушных ходячих овощей. И Армада ничего не могла поделать с этой странной и злой аномалией, выросшей рядом. Будто Основатели когда-то ошиблись, соорудив аккумулятор белой энергии на Земле, а в противовес ему родив носитель черной. Армада потонула в толще болот, охраняемая ненавистной чуждой разуму «дугой». И горе настало тем, кто еще не погиб в Судный день! Беда обрушилась на все живое. Беда и страшная смерть…


Глава 14
Живые и мертвые

Друзья познаются не только в беде. Они необходимы и ценны даже на той стороне бытия. За границей жизни и смерти. Именно ценны.

Это Сашка Стадухин по прозвищу Дух понял раз и навсегда, возвращаясь не только из забытья, но и с того света.

– Санчо… Алле! Санек? Дух… ты меня слышишь?

Слова друга долетали будто бы из сна, нарушая размытую границу явного и потустороннего. Юрик тряс командира, и на лице его запечатлелась угрюмость в десятой степени. Он явно был обеспокоен состоянием старшего звена, находясь на грани нервного срыва.

Теперь до слуха Сашки начали долетать звуки стрельбы. Бой, по всей видимости, еще не закончился, а может статься, еще только набирал силу. Он полностью очнулся, потер болезненную шишку на голове с запекшейся кровью, недоуменно уставился на друга.

– Где я? Что со мной? Юр… Юрик?

– Хуюрик. Еп, Санчо, ты че так пугаешь-то меня? Я уже подумал было, что капец тебе. Вставай, сончас кончился. Харэ валяться, – парень помог товарищу подняться на ноги, придержал его шатающееся тело, – Жбану и Бане капутики настали. Нету больше пацанов! Нету-у!

– Тише ты. – Санек помотал головой, пытаясь совладать со слабостью в конечностях и болью в затылке. – Кто там палит?

– Рыжик сдерживает этих уродов. Там бой. Быстрее туда, Дух. Иначе потеряем и его. Быстрее… пожалуйста.

Последние слова друг сказал так жалостливо, что Сашке сразу стало лучше – по телу пробежала волна бодрости, мозги прояснились. Он поднял автомат, сначала небрежно и неохотно, но затем ловко закинул его на плечо. Машинально проверил магазин, защелкнул его обратно, передернул затвор.

– Пошли.

Они миновали подсобку, обогнули дизельную и приблизились к источнику стрельбы. Рыжик, взмокший и грязный, успевший поваляться и получить ссадину в пол-лица, вяло огрызался из пистолета. Раздолбанное в щепки ружье валялось рядом с телом француза, физиономия которого залила кровь. Парень безбожно матерился, утирал пот и кровь с щеки и снова стрелял в сумерки, где мельтешили фигуры противника. Трупы по всей территории говорили о продуктивной схватке, победителем которой пока оставался невзрачный худощавый паренек из отряда самообороны Олега Куприна.

– Все, Рыжик, назад. Остынь, покури, – бросил Сашка, наводя автомат на приближающихся врагов.

Тот облегченно вздохнул, отпрянув назад, закатил глаза и сполз по стенке на бетонный пол. Он что-то бурчал под нос, но Дух уже не слышал товарища, поливая служебную стоянку короткими очередями. Французы спеклись и вновь отступили. Быть выбитыми из насиженного гнезда да еще и стратегического объекта дохлой кучкой молодых горожан им казалось делом позорным и неразумным. А отбить станцию обратно остатками некогда сильного отряда стало невозможным. Но и сдаваться наполеоновцы не желали. Алкоголь улетучился из крови, похмелье покинуло их организмы, руки уверенней держали оружие, но несколько штыков и сабель уже не могли противостоять свинцовому дождю из бетонных укрытий. Поэтому раненый офицер отдал приказ отойти.

Трое парней лихорадочно меняли обоймы и магазины, выдыхали и пытались расслабиться, кто как мог. Дух закурил, Рыжик трясущимися руками выудил фляжку с коньяком и булькал ею, Юрик потирал лоб и унимал дрожь в пальцах. Он морщился и ежеминутно поглядывал на небо, переливающееся, словно северное сияние в его родном Ямбурге. Как давно и недавно это было: сугробы и морозы, газовые факелы в тундре и радужное сияние над Арктикой, морошка во мху и кедровые орешки. И мама! А потом практика в Воронеже, на механическом заводе, новые друзья и девчонки, лето… А теперь Судный день и аномалия над башкой, трупы горожан и пришельцы из прошлого, жаждавшие крови и еще бог весть знает чего. Юрка перевел взгляд на мертвого Баню. Был парень, и не стало его. Тоже любил пиво гекалитрами, сауны, бильярд и курнуть. А сейчас лежит его холодный труп и больше не видит ничего хорошего. Да и нет ничего хорошего! Все очень и очень плохо…

– Санек, че там Купол?

– Какой? – Дух вздернул брови, вяло повернулся к товарищу. – Олег или вон тот пузырь над нами?

– Че мне пузырь этот?! Командир наш что? Связи нет? Знает про наши дела?

– Еще нет, видишь, еле живой сижу… Не будет связи. Стопудово. Вона как мерцает, беснуется аномалия. Даже озоном пахнет. Чуешь?

– Ага. Я думал, от вас кого-то завоняло. С перепугу, – Юра осклабился, но устало и отрешенно.

– С испуга иначе несет, – Сашка бросил в друга пустой гильзой, – Рыжик, поди, обделался. Или током накачался.

– Сам ты… накачался, – Рыжик тяжело встал, будто бочку поднимал, – айда обход делать да воду народу запускать. Задание еще не выполнено. Какого хрена связь дрочить, если доложиться нечего?!

– И то верно. Пошли.

Они, кряхтя, поднялись, поправили оружие и рюкзачки за спинами, напряженно осмотрели округу. Взгляды всех остановились на убитом товарище.

– Что с Баней делать бум?

– То же, что и со Жбаном, – Дух кисло сморщился, словно речь шла о захоронении взвода врагов, – я не могу, пацаны. Рука не повернется. Может, мамке его сдать? Показать, попрощаться, а?

– Прикалываешься? У него мамка не меньше самого Жбана фигуркой. С горя долбанет – мокрое место останется. Похоронная команда, блин! Сжигать… как и всех. Однозначно.

Сашка посмотрел на Рыжика так же зло, как на француза, который пытался его убить недавно. Но тут же осекся, понял, что парень дело говорит. И махнул рукой.

– Лады. Потом займемся. Ща воду запустить нужно. Айда.

– А ведь вот так и мы можем валяться в пыли и ждать участи своей быть сожженным или закопанным в местном парке. – Юрик вытер набежавшую слезу, тряхнул винтовкой и потопал вслед друзьям.

Через полчаса город получил долгожданную воду. Вместе со светом и электричеством, любезно предоставленным землякам звеном Еремы.

* * *

Чика водила своих людей вдоль окраин города, бессмысленно выискивая брешь в «куполе». Прохода в энергетической оболочке аномалии, через который якобы проникали внутрь Энска попаданцы, нигде не было. Как и самих пришлых врагов. Все шло спокойно и тихо – ватага девчонок и женщин сновала взад и вперед, тыкаясь руками и оружием в прозрачную невидимую преграду. Ни дыры в ней, ни следов врага, ни намека на что-то необычное.

Тем временем в городе светлело, не сказать что быстро, но все же стали видны сначала очертания домов и машин, кроны деревьев и столбы, а затем все четче вырисовывались их детали.

– Осторожней, девочки, нас теперь видно издалека! – сообщила всем Наташка, заправски держа в левой руке саблю кирасира, а в правой – «парабеллум».

– Чика, как думаешь, он есть на самом деле, этот проход? – раздалось за спиной.

– Есть. Непременно есть, Машуль! Как-то же они попадают сюда, к нам.

– Девочки, а вдруг они не пролазят внутрь «купола» до сих пор, а залетели только тогда, в тот страшный день, в первый день? Скопом оказались, и все.

Чика ухмыльнулась, прищурила один глаз.

– Не, вряд ли. Лезут крысами, продолжают. Интуиция мне подсказывает.

– Мне показалось, они прямо из воздуха появлялись, – отозвалась Ксанка, девушка в джинсах, безрукавке и с коротким копьем в руках, бредущая следом, – такое чувство, что материализовались из ниоткуда. Сама видела.

– Да чего ты там видела? Вприпрыжку, визжа, чесанула, как их заметила, – съязвила Вика, подруга, – я еле догнала тебя в квартале от кровавой бойни тех ребят.

– Что за ребята? – спросила Чика.

– Там пожарная команда стояла. Расчет их. Эти крестоносцы как появились из-за угла, начали рубить всех подряд. Сначала прохожих, потом и на мужиков в робах напали. Те не сплоховали, давай отбиваться, что под рукой оказалось. Даже урной по башке. Одному гаду чуть шланг в жопу не воткнули. Напором воды сбивали попаданцев, руками, ногами колотили. Молодцы, парни! Жаль, полегли все. Но отпор дали нехилый этим рыцарям. Показали, какие они, русские пацаны!

Минуту шли молча, оглядываясь по сторонам и прислушиваясь.

– Все, девочки, ищем дыру эту, – Чика громко сплюнула под ноги, – задание Купола выполним. Там сейчас наши мальчишки наверняка бьются с врагом, а мы тут на прогулке и результатов ноль. Ксан, Машуль, Вика… Загибайте вон туда, после коттеджного городка встретимся на заправке. И осторожно там. Поняли?

– Хорошо, Наташ. Не волнуйся за нас.

Тевтонец зарядил стрелу в арбалет и прицелился. Рядом, зажав мечи и щиты в руках, замерли семь других воинов. Они ждали сигнала старшего и точного выстрела в ту, что несла огнестрельное оружие. Убойное в тесной рубке и поэтому опасное.

* * *

Она сильно облажалась. А ведь Купол предупреждал, что этот скот хитрый и умный, что стоит его опасаться и не пренебрегать мерами предосторожности.

Киса, вставшая на след Ловеласа, главаря «чморей», нашла его. Нашла и влипла по самое… А теперь эта гнида пыталась изнасиловать ее, опытную, матерую, познавшую премудрости городской войны и жестокости врага. Но, видимо, из-за переизбытка чувства мести словившую слабину в преследовании сильного противника.

Алик тряс пистолетом перед ее головой и принуждал сделать ему оральные ласки. Он поймал ее на площадке жилого дома, куда зарулил, заметив хвост. Решил обмануть девчонку, без опаски войдя в подъезд. Там, дергая ручки всех квартир, спрятался в одной из них, оказавшейся свободной: два трупа хозяев и погром не смутили его. Выждав, когда преследователь пройдет мимо, выстрелил в ногу Кисе и сразу налетел на нее. Наташка сопротивлялась как могла, даже в кровь расквасила Ловеласу физиономию, но мужик все же победил. Ударил по ране, сознание покинуло девушку, предательская слабость сковала тело и позволила спеленать себя.

Такого позора, такого оборота событий и желаний она никак не ожидала. Лучше умереть сразу, погибнуть как ее семья, но не идти на поводу этого скота и тем более не давать ему овладеть ею. Как теперь выпутаться из патовой ситуации, Киса не знала. Рана в бедре перестала кровоточить, нога онемела, стала стоеросовой дубиной. Шишка на голове от удара пистолетом наконец-то позволила проясниться сознанию, но никаких умных мыслей в воспаленный мозг не шло. А его противный гадкий член уже маячил перед ее лицом.

– Живей, сучка! – Алик сильно надавил стволом оружия в темечко Наташки, его уже начала раздражать медлительность этой стервы. – Башку прострелю, курва. Не сразу, а постепенно, трахая тебя и отстреливая конечности.

Он снова затряс своим рабочим органом перед разбитыми губами девушки, перевел дуло пистолета к глазу Кисы.

Наташка собралась с силами и духом, еще раз скосила взгляд на лежащую на затоптанном ковре зубочистку, выплюнутую этим «чморем», и решилась.

От укуса за половой член Ловелас дико заорал, от резкой и сильной боли он встал на цыпочки, выронил пистолет и больше не увидел света включенного ночника. В глазах потемнело. Последующий удар в пах опрокинул его на пол, Алик заерзал змеей, попытался увернуться и уползти в коридор. Но Киса достала его. Наверное, еще никто и никогда не погибал от зубочистки. Наташка вонзила тоненькую деревянную палочку в ненавистного врага двадцать семь раз. Она исступленно тыкала его в глаза, щеки, шею, а когда зубочистка не выдержала и сломалась, схватила негодяя за горло и вырвала кадык. Потом, не обращая внимания на море крови и конвульсии затихающего тела, нещадно кромсала ножом череп Ловеласа. И еще долго сидела возле трупа с отрешенным видом. С разбитым в кровь лицом, растрепанная, полуголая, изможденная и оттого страшная обликом.

Но довольная…

* * *

Мы добрались к метро «Заречная», когда уже рассвело. Просто по пути напоролись на конный отряд тевтонцев, с ходу вступивших в бой. Их головной рыцарь кинулся на наш джип с храбростью смертника, даже умудрился пробить и без того покрытое трещинами лобовое стекло копьем. Нас не повредил, а вот конем машину протаранил порядком. Опять месиво, ржание умирающего животного, стоны крестоносца и матерная ругань Паровоза. «Хаммер» получил увечья, словно с микроавтобусом столкнулся: встал подбитым танком, задымил, заискрил искореженным железом.

Никто никогда не думал, что эту махину можно остановить встречной атакой верхового.

Средневековые воины на лошадях, покрытых специальной защитой, бросились на штурм покореженного автомобиля. Нас защищали стекла и кузов джипа, огонь пришлось вести вкруговую, на заднем сиденье постанывал раненый инженер, прикрывавший уши ладонями. Грохот в салоне действительно стоял невообразимый, сами оглохли, но позволить врагу нашпиговать авто копьями мы не могли.

Оказалось, что дробь и даже картечь не в силах справиться с латами тяжело защищенных тевтонцев – свинец отскакивал от их щитов и доспехов горохом от стенки. Я заорал, чтобы били пулями, но парни не сразу приняли команду к исполнению. Машина скрежетала и качалась под натиском огромных упертых всадников, обшивка «Хаммера» трещала от ударов копий и мечей. Стало жутко, мы напугались до смерти. Одна из пик пробила боковое стекло и скользнула по моему бронику, ушла дальше, чуть не вспоров Паровоза, и застряла острием в руле.

Пришлось орудовать пистолетом, потому что автомат развернуть в стесненных условиях не удалось. Благо выручил Дизель. Снопом картечи влепил в незащищенный глаз лошади, отчего та встала на дыбы и завалилась на бок, придавив хозяина.

– Всем из машины! – крикнул я, сам с трудом выкарабкиваясь наружу.

Друзья сыпанули из разбитого автомобиля, выбираясь из стесненных условий и поливая врага огнем из стволов. Противник хоть и не имел подобного оружия, но оказалось, что завалить его не так уж и просто – всадники в тяжелом вооружении и нехилой защите постоянно маневрировали на своих скакунах, уклонялись, при этом норовили рубануть обоюдоострым мечом или приплющить палицей. Ни убежать от них, ни укрыться на голой улице.

Решение пришло само собой.

– Сюда… Сгрудиться всем… Спинами и огонь по кругу.

Втроем мы в тесноте, но уверенно заняли позицию возле машины, изолировав один из флангов от неустрашимых крестоносцев этим прикрытием.

– Перезарядка.

– Я.

– Пустой.

– Слева.

– Снова я.

Матерная ругань дополняла азарт боя и треск автоматов. Я не пожалел целого магазина, веером распылив его содержимое по дуге. Но все же сбил напал врага. Дизель прицельно завалил особо настырного тевтонца, попав ему картечиной ровно в щель забрала.

– Граната. Бойся! – сообщил я в пылу боя, замахиваясь немецкой «колотушкой».

Парни юркнули за угол джипа, граната плюхнулась под копыта рыцаря, смело наседавшего на нас из гущи врага. Только я спрятался за «Хаммером», попав в объятия друзей, как взрыв сбил напор противника, посеял в его толпе панику и создал кавардак. Мы успели перезарядить стволы и дружно дали залп в опешившего, измученного неудобной схваткой врага.

Тевтонцы окончательно дрогнули, подали назад, теряя воинов и лошадей. Еще залп и еще. И храбрые рыцари обратились в бегство. Ушли только трое, похоже, израненные и изрядно уставшие. Добить валявшихся вокруг не составило труда, хотя кое-кто из них и пытался ударить кованым кулаком с кинжалом или ткнуть мечом.

– Вот так помахались! – выдохнул Паровоз, прильнув спиной к искореженному борту джипа.

– Пипец, прокатились!

– Как там наш ученый?

Инженер все так же лежал на заднем сиденье, боязливо таращась на поле боя. Я успокоил его, дал глотнуть коньяка из фляжки, помог выбраться наружу. Парни вяло шевелились и заряжали оружие.

Я утер лицо и заметил светлый радостный взгляд Дизеля – со стороны метро к нам бежали пацаны из группы Мирона.

– Наши!


Глава 15
Погибаем, но живем!

Утро в Энске на восьмой день после Судного задалось безоблачным и теплым. Полусфера аномалии, накрывшая город, сегодня и пропускала солнечные лучи, и воочию явила чистое голубое небо. Только стояла полная тишь, да безветрие из-за непробиваемого «купола» докучало духотой.

Пальба к рассвету обычно утихала, народ, будь то попаданцы или защитники города, прятались в укрытиях, чтобы в сумерках и на ночь снова выйти на охоту. Но иногда и днем раздавалась стрельба, лилась кровь, происходила какая-то движуха.

Недалеко от метро «Заречная» мое звено встретила группа Мирона. В полном составе, что меня, как молодого командира самообороны, приятно удивило. Я потрепал друга, пожал руки остальным.

– Докладывай, Мирон. Только вкратце. У нас раненый. Паровоз уже сдох тащить его.

– Кто такой? – поинтересовался Дмитрий, присев на бордюр рядом с командиром и закурив.

– Инженер Середа. Хорошо знает план метро. Проектировал его. Нам очень сгодится, особенно если Чика твоя не найдет бреши в оболочке.

– А она ищет? – парень вздернул брови.

– Ага, послал ее с группой на поиски дырки, где могут пролазить эти уроды. Не боись, все пучком будет. Она у тебя деваха смышленая и шустрая. Справится.

– Да знаю. Просто уже волноваться начал за нее. Молчит рация. Связи никакой.

– Связи вообще ни с кем нет. Группы Еремы и Духа не отвечают. Послал их на водокачку и в энергоцентр. Навести там марафет.

– А не мало сил для таких важных дел?

– Бойцов не хватает у нас. Это правда. Народ Энска неохотно идет в ополчение. Боятся, черти!

Я пригубил коньяка из нагрудной фляжки, сморщился.

– Держи конфетку, закуси хоть. – Мирон выудил из кармана и протянул сладость. – Олег, короче расклад такой. Вояки вроде с нами, но точно не враги. У них старший – майор Збруев, позывной Варяг. Раньше в спецчасти здесь служил, охраняли Геоцирк и РЛС. Сейчас у него до взвода бойцов, вооружены так… средне. Мало патронов, но стволы есть. Сказали, нас поддержат в случае чего, но подчиняться не будут. Типа, сами по себе.

– А где раньше были? Почему мы о них не слышали?

– Охраняли спецобъект до упора, пока не поняли, что крышка настала всем. Тем более, аномалия накрыла их Геоцирк, разделив отряд надвое. Одни остались за «куполом», а эти, с Варягом, внутри. Это на юго-востоке, за третьим микрорайоном.

– Где они сейчас?

– Неподалеку. Квартал отсюда. Раз связи нет, сказали, по ракете могут прийти.

– Понял. Что с метро?

– Сунулись туда, а там фрицы. Держат «Заречную» под контролем. Пара мотоколясок, один бронетранспортер, даже один танк есть. Отделение солдат. Вооружение в основном винтовки, пара автоматов, станковый пулемет и два ручных.

– А что делают у метро?

– А по ходу не дают нашим выйти наружу. Загнали как в концлагерь.

– Кого «наших»?! – удивился я, перестав посасывать конфету.

– Горожан. Кого еще-то?

– В смысле?! Пленных энчан согнали?

– Ну да.

– И сколько их там?

– А я знаю? Не считал. Мне фрицы не разрешили спуститься вниз и посчитать головы. Но десяток трупов снаружи валяется. Танк прямо пушкой внутрь стоит.

– А какого хер… Почему они не вылезут через другой выход? Недалеко же «Мраморное», там можно выбраться. А?

– Спроси че полегче, командир.

Мирон устало выдохнул, отпил воды из личной фляжки, выбросил окурок.

– Че почем, братцы? – подошел Плакса, поигрывая ножом.

Я кисло взглянул на друга, вздохнул, поднялся:

– Ты все пропустил, Ромка. Мирон показывал совокупление журавлей-стерхов, очень интересно было…

Парни заржали, Мирон покраснел, Плакса недоуменно почесал голову.

– Так, бойцы… – я окинул взглядом всех парней. – Выдвигаемся на исходную с трех точек. Я с Паровозом по центру, Мирон с Плаксой со стороны остановки, Дизель, ты с пацанами справа. Берем на мушку всех фрицев, по сигналу мочим. Пленных не брать. Заложников желательно всех сохранить. Поэтому не палить бездумно, а точечно уничтожать врага. Как положим немцев, мое звено идет внутрь, группы Мирона и Дизеля сторожат снаружи. Ясно?

Друзья закивали. Мирон нахмурил лоб:

– С танком чего делать? Мы не панфиловцы… ни гранат, ни бутылок, ни ПТР.

– А что тебе мешает сварганить пару коктейлей? – я легонько пнул пустую бутылку из-под шампанского, которая громко покатилась по асфальту.

– Такой можно даже танк помять, – заметил Плакса, ковыряясь в зубах.

– Понял, сделаем. Может, вояк позвать, пусть помогают?

– Сами справимся. Заодно им покажем, на что мы способны. Все, кончай болтать, пошли арбайтен, – я тряхнул автоматом, жестом увлекая бойцов.

Парни вяло, но все же дружно, все до одного, встали, стали собираться в кучки возле своих старших. Мирон подмигнул мне, мол, все будет в ажуре, береги себя, дружище. И подобрал бутылку.

Гитлеровцы чувствовали себя вольготно и спокойно в чужом городе, вдали от перестрелок с горожанами и от других попаданцев. Переговаривались, курили, пили кофе, чистили оружие. Из танка вывалилась женщина лет сорока в рваном платье и, больно ударившись о железо, упала наземь.

– Вот сволочи! Насиловали, поди? – прошипел рядом Паровоз, крепче сжимая цевье автомата. – Как им в гробу этом не тесно?

– Кто о чем, а лысый… – я заскрипел зубами, посмотрел на светлеющее небо, местами уже голубое. – Ждем сигнала Мирона и гасим этих уродов. Паровоз, коси вон тех у танка, я возьму офицера и его ординарца, потом тех, что развалились у мотоцикла.

– Есть.

Ждать пришлось недолго. Звено Мирона соорудило горючие зажигалки для «Тигра II», просигналило фонариком.

– Поехали! – сказал я и первым открыл огонь.

Почти разом с трех сторон затрещали стволы, площадь перед метро огласилась канонадой. Фашисты даже не понимали, откуда приходит смерть, – падали, сраженные пулями и картечью, вскакивали и прятались, но, настигаемые свинцом, замирали навсегда.

Один за другим раздались три взрыва. В дело пошли гранаты, выколупывая врага из всех щелей. Башня танка загудела и стала поворачиваться. Это грозило скорым выстрелом пушки в ряды ополченцев.

– Мирон! Где бутылки? – заорал Паровоз, перезаряжаясь.

Мирон будто услышал друга, появившись слева с двумя коктейлями в стеклянной таре. На его напряженном чумазом лице, словно у негра, белели зубы и белки глаз. Где он успел перепачкаться в саже, мне было невдомек, но я приветственно кивнул и жестом показал направление удара.

– А то я сам не знаю! – пробурчал Мирон, поправляя за ремнем гранату с длинной ручкой и готовясь к низкому старту.

– Мироныч, давай! Всыпь им по первое число, – крикнул Паровоз.

К этому моменту с пехотой противника покончили быстро, отдельные солдаты пытались огрызаться одиночными выстрелами, набившись между гусеницами железного мастодонта и укрывшись за расстрелянными мотоциклами. Пушка долго выбирала цель, внутри танка что-то клацало и гудело.

– Все прикрываем Мирона. Залп! – скомандовал я и начал стрелять из автомата.

Шквал огня обрушился с разных точек на уцелевшего врага, сбивая его и громко звякая по броне махины пулями. Мирон набрал в легкие воздуха и вынырнул наружу из-за бетонного укрытия. Следом бросился Плакса с уже знакомой всем бутылкой из-под шампанского. Прикрыли их хорошо, но вот…

Танк, объятый пламенем от трех разбитых о его броню коктейлей, заурчал, дернулся, но гитлеровцы, сидевшие в нем, смекнули, что вот-вот станут цыплятами гриль, и сиганули наружу.

Сиганули!

Громко сказано. Всегда считал, насмотревшись фильмов про войну, что бедолаги-танкисты – это смертники, зажатые в тесном пространстве своего транспорта. В случае подрыва или пожара попадающие в разряд конченых лауреатов на неминуемую смерть.

В общем-то, считал я правильно. И стал свидетелем подобной сцены. Фрицы, как тараканы от дихлофоса, полезли во все щели, даже не предпринимая действий по отражению огня наших стволов. Спастись от пожара – вот что было главным в данный момент. Но тут их ждало разочарование. Может быть, самое главное в жизни.

Пули косили горящих танкистов, мой внимательный взгляд выцепил даже плавящуюся кожу одного из немцев. Из-под танка наружу пополз гитлеровец с пистолетом, сбоку появился другой, с винтовкой. Мирон выхватил из-за ремня «колотушку», рванул колпачок, замахнулся…

…Граната взорвалась у него в руке. Старая немецкая граната, пролежавшая в земле вместе с трупом ее прежнего хозяина много десятков лет. Смерть Мирона была страшной и быстрой. Плаксу, пригнувшегося рядом, изрядно побило осколками, а щепка рукоятки гранаты проткнула ему щеку и застряла во рту. Зрелище ужасное.

Фашистов срезал очередью Паровоз, Дизель добил картечью. Парни всех трех звеньев сноровисто прочесали местность, расстреливая раненых фрицев, собирая оружие и прочие трофеи.

Я сидел на корточках возле обезображенного Мирона, с трудом глотал слюни и воздух, загаженный дымом от танка. Рядом корчился Плакса, которому пыталась оказать помощь Богдо, Лена Богданова. В прошлом стоматолог частной клиники, женщина сорока с лишним лет, в отряде значилась медсестрой. Конечно, были девахи и других медспециальностей, но такой чуткой, проницательной и ласковой к раненым слыла только Богдо. Она умело и как можно осторожней избавила парня от боли, применив укол, убрала щепку, обработала лицо. А затем принялась за остальные раны.

– Жить будет? – спросил я суетящуюся Ленку.

– Он сильный, справится. Потерпи, Ромочка. Потерпи, хороший мой! – Богдо сноровисто оказывала первую помощь раненому.

– Главное, чтобы ты справилась.

Я встал, оглядывая округу и принимая короткие отчеты от бойцов. Потерь с нашей стороны больше не было кроме нелепо погибшего Мирона и изувеченного Плаксы. Фрицев наколошматили около полувзвода. Плюс догорающий у входа в метро «Тигр-II».

Что я скажу Чике? Как посмотрю ей в глаза за глупую гибель ее парня? Кстати… Чика! Как ты там?

* * *

Один из тевтонцев нечаянно лязгнул мечом о металлическую оградку придомовой клумбы, на что девчонки среагировали молниеносно – шарахнулись в стороны, приседая и вскидывая оружие. Поэтому арбалетная стрела впилась не в шею, а в рюкзак за спиной Чики, пробив его и застряв в бронежилете. Благо ими Купол снабдил почти всех бойцов в отряде!

– Девки, угроза слева! – крикнула Наташка и первой выстрелила в появившегося с грозным кличем врага.

К ней присоединились другие, кто имел огнестрельное оружие. Сразу два крестоносца свалились, сраженные картечью и пулями возбужденных внезапной схваткой амазонок. Те, кто был вооружен холодным, стоически приняли атаку средневековых рыцарей.

Успешно биться с опытными рубаками древней Германии в рукопашной – равносильно тому, чтобы махать прутиком перед львом, тут к бабке не ходи, исход предрешен в пользу напавшего противника. Арбалетчика срезала Ксанка из пистолета, всадив в него всю обойму, но сама пала, пронзенная копьем другого воина. Машка махала саблей минуту, пока один из рыцарей не рубанул девчонку огромным мечом. Его тут же осадила Вика, воткнув копье в незащищенный бок вражины. Чика бросила саблю и палила из дробовика направо и налево, не успевала перезарядить его и продолжала стрелять из пистолета.

Но силы все равно оказались неравными. Поняв это, Наташка дала сигнал на отступление. Изрядно поредевший отряд быстро рванул во двор жилого дома, забился в один из подъездов, чтобы перезарядиться и сузить фронт для нападавших. Тактика частично оказалась удачной, особенно учитывая нанесенный урон от предыдущей схватки и открытое пространство боя.

– Вика, чеши наверх, найди хату второго этажа, где можно ретироваться через балкон на ту сторону дома, – отдала распоряжение Чика, перезаряжая стволы, – Ленчик, Верка, копья в них. Аленка, гранату готовь. Как скажу, бросай ее с окна подъезда под козырек. Я ща. Блин!

Толстые патроны выпадали из дрожавших рук, не хотели вставляться в стакан магазина. Появившиеся на крыльце крестоносцы сразу стали долбиться в запертые двери и рубить их боевыми топорами и палицами. Сердца девчонок сжались в точку, бешено застучали и готовы были вырваться наружу. Дикое волнение охватило их. Еще бы – не каждый день гибнут твои подруги, да еще и в брызгах крови ночной мясорубки!

Полдесятка тевтонцев одновременно ломанулись в подъезд, но в узком проходе, мешая друг другу в стесненных условиях и тяжелых доспехах, наткнулись на копья и застопорились.

– Аленка, ты готова?

– Да-а.

– Как прекращу палить, кидай гранату в окно.

– Поняла.

Чика высунулась из-за плеча одной из подруг, сдерживающей противника. На миг осеклась в своих намерениях, заметив вблизи лица врагов. Потные, усато-бородатые, сонные и какие-то бледные. Мертвенно бледные, будто у зомби. Еще бы! С того света прибыли, чтобы вновь угодить туда же. Глаза злые, белки красные. Зубы скрежещут, из уст раздается ругань.

Чика выстрелила в эти жестокие циничные физиономии. Раз, другой. Рядом в них начала палить из пистолета подоспевшая Вика. Тевтонцы завопили, отпрянули, падая и запинаясь о тела своих раненых сподвижников.

– Аленка, давай!

Через несколько секунд на улице громыхнуло. Сумерки подъезда озарились вспышкой от взрыва, послышались стоны противника.

– Не убирайте копья, Вика, мы с тобой наверх. Живей!

Чика с напарницей рванули на второй этаж, стволами вынесли остатки стекол, стали стрелять в разбегающиеся по двору фигуры. В разгаре боя Наташка не заметила, как материт врага всеми тяжкими словами.

Стихло минут через пять. Сосчитали живых в своем отряде и раненых – получалось, что половину потеряли. Много. Непростительно много для бойцов ополчения, уже неделю державших город и научившихся бить противника всеми доступными способами. А еще быть чуткими и осторожными.

Чика утерла лицо рукавом, поблагодарила Вику, снявшую со спины стрелу, закрыла глаза. Усталость навалилась внезапно, как пять минут назад враг возле дома. Ватные ноги не желали поднимать тело. Чика все так же, не открывая глаза, спросила сумерки:

– Вик, что с запасным выходом?

– Квартира открыта на втором, веревка есть. А что, уходим через балкон? Кажись, разогнали же этих уродов.

– Девчонки, стойте и продолжайте держать оборону. Аленка, Вика… Высуньтесь наружу, гляньте, что там и как. Миновала ли опасность? И аккуратно там.

– Хорошо, Наташа.

Пока подруги выполняли поручение, Чика снова зарядила дробовик. Ладонью провела по стволу, зачем-то пальцем поколупала дуло. В эту минуту на нее накатила волна дум о Мироне, как там с ним и что. Жив ли? На душе стало как-то неуютно. Кольнуло. Рация! Работает ли рация?

Она схватила гаджет, набрала нужный адресат. Вызвала Мирона. Еще и еще. Эфир трещал, но вместо Мирона ответил Купол.

– Это Олег. Чика, как ты там? Целы?

– Да. Потеряла шесть человек… Шесть девочек! Тевтонцы выпали.

– Где вы? Что с заданием?

– Бреши нет. Осталось обследовать пару кварталов. Ну, и район коттеджного городка. Мне бы подкрепление. А, командир?

– Пока не могу. Сильно не торопитесь там, в пекло не лезьте. Окучим метро, будет тебе помощь. Мы все тут на «Заречной». Все, кто смог прийти… – сказал Купол и, опередив вопрос девушки, сообщил: – Мирон погиб. Крепись, Чика! Отбой связи.

И тишина. Мертвая, гнетущая тишина. А еще пустота…


Глава 16
Дети подземелья

Сотни глаз заключенных в метро горожан с радостью, каким-то нескрываемым вожделением смотрели на своих освободителей. Народ, и стар, и млад обоих полов, сгрудился на станции «Заречная», не решаясь подняться наверх, в утро своего родного города. Да еще и речь незнакомого молодого ополченца в хаки, увешанного оружием, заставляла людей слушать его и думать. Думать, как быть дальше, как жить, бороться, что делать, чтобы снова не попасть в плен и не погибнуть как скот на убое. А акцентировал Купол внимание всех на борьбе с врагом. Подняться всем как один, одной волной народного восстания окатить Энск, очистить его от попаданцев. И оружие есть, чтобы снабдить им одну-две роты ополченцев, и провизия, и знание инфраструктуры. А горсткой бойцов весь город не очистить, тем более быстро. При этом необходимо найти место просачивания врага внутрь через аномалию «купол», обесточить этот канал.

– Вы не поверите, уважаемые земляки, как уже много нам удалось сделать! Треть города под нашим контролем, есть свои база, разведка, связь, оружие. Водоснабжение, электричество под нашей защитой. Военные, те, кто остался в живых после Судного дня, готовы нам помочь, но их мало. Поиск бреши в «куполе» вот-вот закончится, мы найдем эту адскую дверь, закроем ее навсегда. Нам как воздух нужны силы. Живые смелые бойцы, а не стадо и не против воли идущие в бой. Сейчас я бы с удовольствием принял в свой отряд всех, но мне нужны только добровольцы. Умеющие держать оружие, знающие город, готовые прямо сейчас встать в ряды ополчения. Мой отряд понес определенные потери, погибли хорошие и верные товарищи, поэтому здесь и сейчас я объявляю новый призыв. Те, кто готов воевать, а не прятаться крысами по подвалам и квартирам, подходите к кассе, стройтесь, вас примет и запишет мой помощник. Богдо, пожалуйста, займись списком. Люди! Земляки. Я обращаюсь к вам всем. Задумайтесь. На миг. Кто, если не вы?! И сделайте потом этот шаг. Туда, наверх, в бой с захватчиками. Или темными закоулками и задворками домой, продолжать сидеть по углам, дрожать и ждать развязки. Ждать свободы и чуда. Чуда не будет! Это чудо сотворим мы! Сами. Пойдем наверх и одолеем последнего врага. Вы готовы?

Несмотря на то, что речь молодого, но красноречивого оратора оказалась сильной и пронзительной, а народ зашевелился, загудел, обсуждая планы и взвешивая свои силы, люди не бросились толпами записываться в добровольцы. Вместо этого послышались многочисленные вопросы, интонация некоторых язвительно и неприятно колола мозг Купола. Все же с десяток мужчин и пара женщин вышли и пристроились возле кассы продажи билетов на метро. Купол отвечал на все восклицания, теребил в руках ремень автомата и играл желваками. Раскочегарить эту толпу было равносильно попытке зажечь поле под слоем снега. Но он старался, пытался, краснея и потея, ища поддержки у своих друзей и в лицах пожилых горожан.

Вдруг из толпы выбрался молодой паренек с чумазым лицом, смешной шевелюрой и в рваном свитере. Чем он привлек внимание Купола, Олег еще не понял, но в душе что-то екнуло.

– Говори, пацан.

– Вы тут сказали про брешь в аномалии, накрывшей наш Энск. И что ищете эту дверь.

– Да, это так.

– А почему вы думаете, что она там? – паренек показал пальцем, которым только что ковырял в носу, вверх.

– Ну… – Купол замялся, недоуменно уставился на мальчонку… – потому что «купол» там, наверху. Его даже видно иногда, моя разведка обыскивает сферу по секторам.

И в следующий миг пацанчик ошарашил не только Купола, но и всех остальных в большом зале станции. И заставил тишине надолго повиснуть в спертом душном помещении.

– Я, кажется, знаю, где этот проход. Он здесь, под землей. В дальнем метро, где ветка «Южная» уходит в сторону болот.

* * *

Рация ожила, будто трубу на кухне прорвало. Зашипела на разные лады, затрещала. Видимо, аномалия над городом дала сбой, либо прояснившееся небо над «куполом» позволило заработать гаджетам. А может, просто из-за того, что я поднялся из метро наружу. Но друг за другом стали докладываться звенья, посланные на важные стратегические объекты, да еще и незнакомцы вклинились. Я встрепенулся, еще не отойдя от новости паренька, знающего место нахождения портала в «куполе», принял доклады друзей.

– …Это Дух. Вода наша. Можете включать краны. Персонал в наличии, освободили кое-кого.

– Красава, Санек! Я не сомневался. Потери есть?

– Жбан и Баня. Геройски… Жаль парней.

– Жаль. Это да… Ты чего кряхтишь?

– Маленько задело. Но писюн шевелится еще.

– Ха. Это хорошо. Шутишь, значит, жив. А писюнами мы еще померимся, Дух. Потом, в сауне. С девчонками нашими боевыми. Спасибо за воду! Давай собирайся, оставь там кого-нибудь с персоналом охранять водокачку, а сам дуй на «Заречную». Нам здесь силы нужны. Кажись, портал нашли в аномалии.

– Понял, есть.

– …Ерема на связи.

– О-у! Слушаю тебя, боец.

– Вода – это хорошо. Мы тоже не пустые. Энергоцентр наш.

– Вижу уже. Молодцы-ы! – Я заметил кое-где желтые окна домов и фонари улиц. – У тебя, Ерема, как обстановка? Все целы?

– Почти. Сержанта убило. Остальные трехсотые. Тут больше десятка обслуги станции, сейчас соорудим им баррикады, обезопасим и дунем к тебе, командир. Слышал, тебе подмога нужна?

– Есть такое. Смотри сам, Ерема. Если транспортабельный, то жду вас здесь. Дену и Николаю привет. И… респект тебе, бро! Всем вам.

– Принято, Купол. Собираемся.

– …Купол, мы тоже к тебе выдвигаемся, какого хрена нам тут продуктовкой заниматься?! – сообщил Репей. – «Ашан» окучили, базу затарили. Выдвигаемся к вам на «Зареку».

– Давай, Репей. Рад буду встрече.

Шипение и треск в эфире.

– Командир, я в поряде, – отозвалась Чика, – прошли полусферу до конца, бреши нет. Да и попаданцев тоже больше не видим. У меня все так же полдесятка штата.

– Чика, вы там просто супер! Люблю вас. Портала нет в твоем секторе. Похоже, он здесь, в метро. Чешите сюда, девчонки… поможете своим парням… Уп-с. Извини, Нат!

– Выходим к вам. До связи.

– До встречи, красавица!

Казалось бы, доложились все группы, но вдруг рация ожила снова. Моему недоумению не было предела, когда в трубке сначала один незнакомый голос, а затем другой сообщили:

– Майор национальной гвардии Збруев, позывной Варяг. Здравия желаю. У меня взвод бойцов на станции метро «Мраморное». Можем зайти с нее на соединение с тобой, Купол. Поможем в зачистке тоннелей…

– …Приветствую командира самообороны Энска. На связи участок полиции по Крестовскому району. Оперуполномоченный Котельников. Наслышаны о ваших успехах, Купол, готовы присоединиться к ударной группе по зачистке метро. Какие будут распоряжения?

У меня дар речи пропал. Ну и ну! Вояки и полицейские вдруг проявили себя, причем не в самую трудную минуту оккупации города. Но ладно, хоть вообще обозначились. И, судя по отзыву, признали меня командиром самообороны Энска. Клево! Работаем, Купол.

– Говорит Купол. Рад принять ваши предложения, офицеры. Прошу в течение часа прибыть к станции «Заречная» для планирования операции по освобождению метро от врага, решения вопросов по поиску бреши в аномалии и уничтожению оной. Как поняли меня, друзья?

– Так точно. Выдвигаемся.

– Принято. Будем через полчаса.

– Есть. Хорошо. Жду.

Лица товарищей, к которым я обернулся после сеанса связи, выражали пик радости и удивления. Бойцы затрясли оружием, гогот и боевой клич огласили округу. Эйфорию, охватившую народ, невозможно было передать. Такое нужно видеть и впитывать всеми фибрами тела и мозга. На душе сразу стало свободнее и легче. Даже из числа освобожденных заложников сразу полсотни человек вызвались стать добровольцами.

Я быстро схватил рацию.

– База? Срочно подготовить все имеющееся оружие, вскрыть запасной арсенал. Репей, если ты еще не выехал к нам, прихвати стволы… все, что есть. У нас тут два взвода волонтеров намечается для зачистки метро.

– Понял тебя, командир. Отлично! Сбацаем, – ответил Репей.

– Дизель, – обратился я к Антохе, пританцовывающему рядом, – собери все трофеи фрицев, раздай добровольцам. Перепиши с Богдо всех, накорми и построй вон там.

– Чем же я их накормлю, Купол? Я не ходячий ларек. Магазины кругом опустошенные.

– Репей, еще тебе ЦУ. Слышишь?

– Слышу тебя, Купол, – отозвалась рация.

– Оружие погрузи в ту «Газель», где провиант. И все вези сюда. У нас тут толпа голодная.

– А нам? Скину немного на базе?

– Я сказал, вези все сюда. Выполняй.

– Есть.

Я повернулся к медсестре.

– Богдо, в первую очередь, накормить всех потенциальных бойцов, а то нам сейчас идти в катакомбы. Потом всех остальных. Но сначала детей и женщин. Репей скоро прибудет, притаранит провизию.

– Поняла тебя, командир.

Лена побежала с Дизелем разбивать людей по группам, помогать им выбираться наружу.

– Пашка, оставлю тебе ребят-добровольцев, организуй охрану периметра. Чтобы попаданцы, шастающие поверху, случаем не заглянули на огонек. Вон там выставь трофейный пулемет с мотоколяски, а с бронетранспортера станкач направь во фланг, на улицу. Сейчас светло, видать далеко. Действуй, паря.

– Есть.

Когда и как я стал профессиональным воякой и хорошим командиром, неизвестно. Хотя «когда» – это помню. Да и хорошим ли? Будто прочитав мои мысли, рядом шепнул Паровоз:

– Олега, ты прям заправский командарм! Ништяк рулишь. Глаз радуется.

– Ладно не сказал «очко»! Спасибо, дружище.

Мы оба рассмеялись, Паровоз остался охранять меня, исполняя как всегда роль телохранителя. Я всем раздал распоряжения, Плакса лежал на куске брезента и стонал во сне – Богдо вколола ему успокоительное. Тело Мирона, прикрытое тряпьем, покоилось в стороне. До прихода Чики и ее решения, что делать с трупом. Но сжигать друга как-то не хотелось. Такому герою полагались пышные похороны с памятником. Блин! Вот же…

Вскоре прибыли группы Духа, Еремы и Чики. Затем пятерка полицейских с лейтенантом Котельниковым. С ним познакомились, но выслушивать историю их выживания и борьбы не было времени – да и у всех нас эти истории походили друг на друга. А вот парня не в форме силовика нацгвардии представлять не нужно было – Кузя улыбался во всю ширь рта и заправски махал «маузером». Он как диггер, владевший тайнами подземелий города, а самое главное, знавший секрет особой важности, годился в деле сейчас более всех остальных.

– Я проведу вас транспортным тоннелем до Спецметро. Там, кажется, и есть этот самый портал.

– Кажется?

– Ну… есть он. Сам видел.

– Что именно? Серег, нам некогда рыскать по всем сомнительным уголкам города, нужна более точная инфа. Что ты видел?

– Купол, ты играл когда-нибудь в STALKERа с точками? Наверняка играл! Помнишь поиск «оазиса», катакомбы, треск электрический, ореолы белесые, телепорталы?

– Конечно, играл. Помню. Кто ж не помнит этого?! И?

– Я такое же там и видел. ТАМ!

Кузя даже пальцем показал под ноги. Я машинально проследил за его жестом.

– Еще что?

– Самих попаданцев не видел, но слышал. За блеском порталов и шумом разрядов не заметил их, но слышал, как они появляются и переговариваются. Различил даже что-то типа: «Страж, мы, кажись, не туда попали» и еще: «Как обжигает этот портал при переходе».

– Ты уверен?

– Отвечаю.

– Хм… – я недоуменно посмотрел на Котельникова и других бойцов, стоявших рядом, и высказал вслух неожиданно посетившую меня мысль: – Как ты мог понять эти фразы, если попаданцы не говорят на нашем языке?

– Кто не говорит? – Кузнецов, казалось, даже не сконфузился.

– Попаданцы эти. Из прошлого, – пояснил я с ехидной ухмылкой, подбоченившись, – ордынцы, тевтонцы, наполеоновцы, фрицы. Все те, кто залетает к нам из прошлого. Ты че, с луны свалился?.. Ах-х, да-а… Ты же все по подземке бродишь, откуда тебе знать про Судный день.

– Он вышел на нас прямо в участке, – доложил Котельников, – там скрытный проход оказался за тиром в подвале. Сами долго поверить не могли. Но вот… так… тебе кумекать, Купол.

И Кузя добил меня очередной фразой:

– Дык они по-русски говорили. Это не попаданцы! Это какие-то свои, славяне…


Глава 17
Запах Армады

Вместе с вояками Варяга нас, бойцов самообороны, оказалось около сотни. С такой силой уже можно было не только рвануть в катакомбы Энска, но и начать поквартально освобождать город. Правда, самих военных, оккупировавших другую станцию метро, я не видел, но майор Збруев прислал связного. Тот доложил о готовности военных выступить на прочесывание ветки «Мраморное – Заречная», а касаемо его самого – сопровождать ополченцев. Так сказать, быть глазами и ушами Варяга в отряде городских защитников.

Но больше всего меня мучал другой вопрос. Что за попаданцев, говорящих на нашем языке, слышал диггер Кузя? А как же натуральные татаро-монголы, крестоносцы, французы и фашисты? Кто там в славянском обличье мог пользоваться телепорталами аномалии? Страж? Что за страж? Уж не те ли Стражи, о которых в своих романах писали лет десять назад отечественные фантасты?! Кажется, там были Стражи и еще какой-то священный внеземной объект, который охраняли эти самые Стражи…

– Репей, – обратился я к ближнему из стоявших бойцов, – ты читал книги наших писателей про Стражей?

– Купол, ты че? Я ваще книг не читаю.

Я сморщился, глядя на этого неуча, в жизни не бравшего ни одной книжки. Тьфу, е-мое!

– Паровоз?.. А-а, ты тоже вряд ли…

И тут я заметил Дена, сидевшего в сторонке на перевернутой урне и пускающего кольца дыма. Подошел к нему:

– Куришь? Как рука?

– Болит. До свадьбы заживет. Ты не думай, я воевать могу. А то еще как не возьмешь на зачистку, скажешь, что ранен, больной, – Денис улыбнулся уголками глаз, перестав смаковать сигарету.

Прислоненная к стене снайперская винтовка, которую я ему подарил недавно, носила на прикладе несколько зарубок. Видать, не бесполезной дубиной парень таскал ВПО-123. Пригодилась. Ден будто прочел мою мысль:

– Кстати, эспээс тебе еще раз за «Вепря». Хороший ствол. Гасит врага только так.

– В метро, думаю, он тебе мало пригодится. Темно и не повернуться.

– Справлюсь. Да и свет дали мы на город. Вон пока как светло на ветке. У меня и «макаров» имеется для ближнего боя. И топорик викинга.

– Одной рукой махать будешь?

– Зубами грызть уродов этих буду. Эти суки всех моих друзей в СТО завалили. И бабушку тоже. Старую и немощную. За что?

– За бабушку да-а, кончать ублюдков надо. Согласен.

– Я серьезно, Купол!

– Я тоже. Почти, – попытался улыбнуться я, но мозг пилила совсем другая мысль, которую и озвучил товарищу: – Слушай, Ден. Судя по возрасту, ты лет десять назад почитывал книжки. Не то что мои сверстники. Им тогда лет по тринадцать было. Тебе больше.

– И? Об чем вопрос?

Я присел рядом на корточки, поправил мешающий приклад автомата, взглядом проследил за суетящимися кругом бойцами, которые готовились к прочесыванию метро.

– Случаем не читал книг наших фантастов, не помню фамилий их, о каких-то там Стражах?

Видимо, попал в точку, обратившись к нужному человеку. Денис сразу преобразился, дернулся, поперхнулся дымом, лицо его стало крайне удивленным и озабоченным.

– Конечно, читал. Хроники Армады. Была серия такая в одном из ведущих московских издательств. Пара десятков романов. Андрейченко, Заваров, Приходько писали про них. Еще плеяда авторов.

– И как?

– Ну… мне нравились их истории. Интересно так. Постапокалипсис, боевик, приключения. Весьма неплохо. А что, Купол?

– Стражи. Кто такие? Чем занимались?

Ден затушил окурок, выкинул его, потянулся за флягой:

– Стражи! Были такие одиозные личности, супермены. Они избирались Армадой из числа простых, обычных людей, отличившихся чем-то неординарным. Ну, там… физическими и умственными способностями, смекалкой в сложных ситуациях, решать ребусы и загадки, выживать в любых условиях. Короче, героев в жизни. А потом героев в деле. Деле Армады.

– А кто такая «Армада»? – Я ощутил прилив крови к вискам и лицу, будто сам был частичкой чего-то таинственного и мощного.

– О-о, это долгая история! Целая легенда. О внеземной цивилизации, Основателях, разместивших до начала всех времен на Земле особые энергетические объекты, спрятанные от глаз человеческих. Для аккумуляции белой энергии, восстановления жизни на планете после Судного дня. Когда выжившие в Пади люди стали…

Денис, уже было распалившись от воспоминаний и увлеченности, неожиданно замолчал. Я увидел на его лице блеснувшие глаза, мимику, выражающую какую-то догадку. Он схватил меня за руку, крепко сжал и посмотрел прямо в глаза:

– Слушай, командир. Такое чувство возникло, словно… Будто этот Судный день, когда-то описанный авторами в книгах, случился сейчас. Неделю назад. Веришь, нет? Как раз же в этой местности все и началось. Возникшая из руин и пепла Падь – оплот выживших. Пустоши вокруг на сотни километров. Мутанты, порталы, артефакты – производные этих аномалий. Армада. «Купол»…

– Что?

– Я не про тебя. Я про «купол» над неким городом, который возник от страшной огромной аномалии над болотами. Мля-я-а! Олег! Как все совпадает, блин. Как все точно и к месту-у…

– Вот и мне чего-то неймется. Как будто я давно знаю эту Армаду и Стражей.

Молчали минуту, каждый погруженный в свои мысли. Пока Денис не толкнул меня с вопросом:

– А ты чего про Стражей спросил? Кто подсказал?

– Так Кузя сказал.

– Какой еще Кузя?

– Сергей Кузнецов, диггер из метро. Друган детства. Которого менты нашли и привели.

– И че? – Ден аж привстал, заглядывая мне в глаза и нетерпеливо теребя рукав моей куртки.

– Он недавно слышал в метро разговор двух незнакомцев, появившихся из портала. Они упомянули какого-то Стража. Скоро двинем туда, искать портал и зачищать попаданцев. Явно это их происки.

Я сплюнул. Денис открыл рот от недоумения, затрясся, с трудом проглотил комок в горле. И буквально выкрикнул:

– Где он?

– Кто?

– Этот Кузя. Где он сейчас?

– Блин. Ну, наверное, наверху. Готовится с нами пойти. Хавает, поди.

Денис вскочил, сморщился от боли в раненой руке, закинул за спину винтовку, побежал, но резко повернулся и бросил мне:

– Купол, это… это просто чудо, что ты мне сказал… Что Кузя этот сказал тебе. Это… Вот же блин!

Он помчался к эскалатору, через три ступеньки поскакал наверх и скрылся из вида. Я так и остался сидеть в прострации, гадая, что такого важного сообщил товарищу. Но чувствовал, что инфа эта стоящая и очень годная для всех нас. И для меня.

* * *

– Командир, там стреляют, – доложил прибежавший запыхавшийся Димка, тот паренек, что ходил в рейд с Духом, – в дальней ветке.

– Где именно? – Я оторвался от своих мыслей, нахмурил лоб, невольно схватился за автомат. Рядом вмиг очутились друзья: пыхтевший как локомотив Паровоз, жующий жвачку Дизель, хмурый Ерема, беспрестанно куривший Ден, даже Дух подтянулся, кислясь от ран.

– Меня Репей на шухере поставил. Там. За третьим прожектором. Ну… в сторону «Мраморного». Там услыхал стрельбу.

– Понял. Молодец, что сразу сообщил. А вот свой шухер бросил – это плохо! – Я потрепал пацанчика по голове.

– Так я сменился, там Колян на стреме сейчас.

– Димон, не на стреме и шухере, а дежурит на посту. Понятно? А теперь, братцы-кролики, – я повернулся ко всем, – Ерема, бери своих, позови Репея и ментов с Кузей. Идем в метро.

– А если нас мало будет? Может, еще остальных позвать? Вон сколько добровольцев, – спросил Ерема.

– Они еще в бою не обкатаны. Не притерлись. Пойдут тыльным отрядом. Арьергардом. Выполняй.

– Есть.

– А я че, не гожусь уже? – проворчал Дух.

– Санчо, ты ранен, а мне там не нужны калеки и тормоза.

– Сам ты… блин.

– Рыжика и Юрика ко мне. Сам с ранеными здесь, в охранении «Заречной». А то не дай бог за задницу нас куснут. Отвечаешь головой. Ясно?

– П-понял.

– Командир, со стороны «Мраморного» стрельба? Там же вояки. Как так? – удивился вслух Дизель, проверяя оружие.

– А вот задача наша и разузнать, что там и как. Встряли, поди, с чужаками. Паровоз, найди связного вояк, где он шастает. Я пока по рации попробую с ними соединиться. Репей, чего таращимся? Собирай команду, еп.

Все разбежались. Рация молчала, эфир пустовал. Варяг молчал, словно и не было его. Вообще.

Светильники метро начали мигать в тот момент, как наш взвод достиг часового. Колька, паренек тринадцати лет, сжимая обеими руками пистолет, дрожа от страха, сидел не на скамейке, а за ее спинкой. Увидев нас, он очень обрадовался, бросился в объятия ко мне, стал сбивчиво докладывать.

Выяснилось, что в тоннеле в сторону «Мраморного» шел бой, кто с кем воевал – неясно, но только что прекратился.

– Ты по звуку выстрелов не определил, из какого оружия палят? – спросил Дизель вспотевшего пацана.

– Да откуда ему знать? Ты сам-то умеешь различать? – перебил Паровоз.

– Ну… уж немецкий МП отличу от «калаша». И пистолетные тоже могу.

– Кажись, стреляли только из однотипного оружия, – удивил всех Колька, переводя взгляд с одного бойца на другого, – скорее всего «калашниковы». Были еще взрывы.

– Ого! Могешь, паря.

– Оттуда кто-то приходил или проходил? – спросил я.

– Нет. Свет вырубался на минуту. Было жутко страшно. Потом включился.

Я потрепал Кольку по густой шевелюре, сказал ему пару благодарственных слов. Отправил в сторону станции «Заречная», к группе прикрытия.

– Скажи Духу, пусть в оба глядят, – крикнул я убегающему парнишке и повернулся к друзьям: – Ну что, братва, какие будут соображения? Кто там кого мочил и почему Варяг не выходит на связь?

– Порешили их всех, – первым высказался Ден, – как пить дать, всех покрошили. То-то и молчат.

– Ты думаешь, взвод профессионалов погиб от разрозненных групп чужаков? Вот так просто и быстро? – Репей задергался, стал курить и часто сплевывать. – Со слов Коляна звук выстрелов не был похож на оружие пришлых.

– Ну, а кто? Сами своих положили?

– Ерема, ты чего думаешь?

– Думаю. Пока не увидим сами, не хрен сопли жевать, гадать, кто там и че.

– Верно.

– Точно сказал.

– Опер, ты что скажешь? – обратился я к Котельникову.

Силовик тяжело вздохнул, поправил ремень автомата на плече, почесал лоб.

– Он прав, – Котельников показал на Ерему, – нужна разведка. Только не всем сразу соваться, а то мало ли… Засада или ловушка. Послать вперед дозор, остальным идти следом. Пока свет есть, пока по горячим следам.

– Я тебя услышал, офицер. Так, бойцы. Группа разведки выдвигается прямо сейчас. Экипироваться по полной. Состав… – я на миг задумался, оглядывая друзей, выбирая самых обстрелянных и храбрых… – Ерема, Дизель, Репей, Клип, Пандора, Скол. Вы со мной. Остальным во втором отряде за нами. Отдаление – сто метров. Ден с оптикой и Дюша с пулеметом в прикрытии. Старшим Паровоз. Все ясно?

– Я с сыном пойду, – сказал Николай Тягачев, встав бок о бок с Дизелем, – то бишь с вами.

– Кто сказал? Я решаю, кому и где быть. Николай, прости, но мы тут родственными душами не будем семейные подряды лепить. Если накроют нас, кто-то из вас двоих останется жить. А так только вместе поляжете и не будет больше Тягачевых. Ясно изложил?

– Тогда я пойду вместо Антона, – продолжил отец.

– Николай, я уже выбрал бойцов. Будешь здесь самым взрослым, – я посмотрел на полицейских, оценил их возраст, – опера с вами в отдельное звено. Все. Сборы – минута. Пашка, периодически вызывай вояк и проверяй связь с нашими, с Духом.

– Есть.

Через минуту мы попрощались с боевыми товарищами и выдвинулись по рельсам тоннеля в сторону южной ветки. Трое вдоль влажной бетонной стены слева, трое справа. Скол посередине с пулеметом.

Я оглянулся – в достаточно светлом проеме хорошо виднелись лица оставшихся на оговоренной дистанции друзей: угрюмые, озабоченные, но, я верил, преданные. И хотя часть их была мне незнакома, включая оперов с полицейского участка, но присутствие «своих» в группе поддержки внушало доверие и успокаивало.

Звуки шагов эхом разлетались по тоннелю, мы старались не разговаривать, медленно продвигаясь вперед с выставленным перед собой оружием. Посторонних шумов почти не слышалось, только изредка доносился лязг железа, будто металлическую створку вентиляции мотало ветром, да капель тихонько напоминала о протекающих потолках. Пахло сыростью, легкая затхлость щекотала ноздри, легкая поволока дыма струилась под сводами метро. Ни транспорта, ни людей, ни звуков боя. Связь с наружным миром тоже отсутствовала.

– Скол, Пандора, вперед. Дистанция двадцать.

– Есть.

Парни, сглотнув слюну, переглянулись и осторожно стали продвигаться вдвоем в сторону мерцающей арки. Там, на границе света и темноты, мигали светильники метро, теряя дальнюю часть тоннеля от наших взглядов во тьме. Остальные вместе со мной присели и прицелились.

Минуты потянулись часами. Шаги ребят уже не стали слышны. Фигуры их растаяли во мгле подземелья.

Я заметил напряженный взгляд Дизеля, затронул его плечо. Мимикой показал, типа, все нормально, дружище, не дрейфь. Он кивнул и показал большой палец из кулака.

Вскоре включились фонарики дозора, лучи забегали по стенам. Свист оповестил о безопасности. Мы помигали фонарем заднему отряду, получили ответ. Снова встали и пошли дальше. На душе почему-то скребли кошки, ком в горле никак не желал исчезать, отчего дышать стало труднее. Сам себя я пытался успокоить и взбодрить. «Купол, ну, чего ты? Все пучком! Все в порядке. Сейчас минуем тоннель, выйдем на «Мраморное», разберемся, что там и к чему. На тебя смотрят бойцы. Соберись, тряпка!» Но мысль о странном затихшем бое и слова Кузи о подслушанном разговоре незнакомцев никак не давали мне покоя. Интуиция покалывала мозг тревогой.

Я крепче сжал рукоятку автомата, выдохнул и продолжил движение.

И тут началось…

Сначала во тьме раздался дикий ор Скола, потом фонари замелькали так, что в глазах зарябило, а мозг чуть не взорвался от адреналина. Сразу заколотил пулемет, ему вторил автомат Пандоры.

– Всем занять позиции к бою! – крикнул я, упал в нишу между рельсами и прицелился. – Дизель, скажи нашим, чтоб подтягивались.

– Ско-ол! – позвал громко темноту Клип. Еще и еще.

Но вклиниться в эхо выстрелов оказалось сложно.

– Им явно нужна помощь, – шепнул Репей, переминаясь с ноги на ногу, чтобы не рвануть вперед, на подмогу друзьям, ведущим беспорядочную стрельбу по невидимому противнику.

– И? Куда идти, кого-то видишь?

– Не пойму, с кем они там…

Договорить Репею не пришлось – и он, и остальные увидели цель. Да такую, что в штаны чуть не наложили. И чуть не начали пальбу, опасаясь попасть в своих.

– Мляха-муха-а! – вырвалось у Репея.

– Мужики, это… это че-е? – открыл рот Дизель.

Подозреваю, какая физиономия стала у меня при виде необычного врага, которого пытались подавить огнем два стрелка из дозора, но, собравшись с мыслями, я заорал:

– Всем огонь по этой хрени! Огонь, мать вашу-у!

Парням повторять не нужно было – шквал огня и металла обрушился на нечто светящееся, мерцающее, витающее во тьме на высоте метров трех от рельс, почти под сводами тоннеля. Пучок каких-то электрических разрядов величиной с шаровую молнию в центре, не считая ярких щупалец, метался по периметру метро, сыпля искры и гулко гудя. Я пару раз в жизни видел шаровую, даже достаточно близко, но эта тварь явно была живой и более смертоносной. Прям аномалия летающая! Видимо, свою мысль я озвучил вслух вперемешку с матом, потому что Ден, подбежавший сзади, стреляя в мельтешащую хрень, крикнул:

– Полтергейстов нам еще не хватало!

– Кого-о? Ты че, в натуре, Ден? Перезаряжаюсь.

– Ты в сталкера играл раньше? Я да… Там таких вот… уродств до жопы было… Точно она. Только откуда?..

– Пандора, чеши оттуда… – бросил Репей, заметив, что полтергейст рванул к нему с потолка… – Скол, мочи эту тварь. Мочи-и-и!

Серега Осколков, еще не разрядив ленту МГ-42, палил в летающий сноп от живота, ловко водя пулеметом. Но все же один из разрядов достал убегающего Пандору, сверкнув длинной кривой линией в воздухе и ткнув ею в спину парня. В его рюкзаке, прикрывающем лопатки, видимо, как и у многих из нас, находились запасные боеприпасы, которые вдруг воспламенились от электрического тока, ударившего как раз в них. Рюкзак взорвался вместе с телом Пашки Дорофеева, рваные части его разметало в разные стороны. Сумасшедший треск от электроразрядов еще больше оглушил нас всех, затмив предсмертный ор погибшего. Картина явилась настолько ужасающей, что некоторые из нас просто встали в ступор, поплыли, попятились или присели.

Один лишь Ден, воткнув новый магазин, продолжил палить из «Вепря» в гадкую тварь, от которой при попадании пуль отлетали искры и плазменные ошметки. Скол дико заорал и снизу вверх почти в упор выпустил последнюю очередь в мерцающего противника. Скорее всего, полтергейст уже получил достаточную порцию свинца, потому что от последней из пулемета Скола он буквально лопнул и разлетелся на мелкие расплавленные капли и сгустки. Один из них угодил Сколу на голову, отчего парень с жутким воплем повалился наземь и стал корчиться в ужасных конвульсиях.

– Дизель, помоги Сколу. Репей, Ерема, в дозор. Бдите округу в оба. И вверх смотрим. Клип, ты со мной. Ден тыл.

Бойцы кивнули, разбежались. По Репею было видно, что боится идти вместо погибшего Пандоры и раненого Скола, но угрюмый Ерема упрямо пошел, стало быть, и Репею пришлось следовать за ним.

Плазма от уничтоженного полтергейста еще шипела и плавила материал, на который она попала. Вязаная шерстяная шапочка на голове Скола истлела и вместе со сгоревшими волосами парня теперь создала неприглядную картину, а с нею и запекшуюся корку на черепе бойца. Скол стонал и вертелся в сильных руках Дена. Я приказал двум бойцам из подоспевшей группы прикрытия помочь унести раненого обратно к станции «Заречная». Снайпер вытер руки, промокнул рукавом пот со лба и шепнул:

– Жить будет, но уродцем останется. Навсегда. Чуть черепушка не проплавилась.

– Что это было, Ден?

– Я ж говорю, полтергейст… Стопудово. Ну, вспомни шутеры, моды по Зоне. Такая же хрень.

– Откуда здесь-то ему взяться? Из игры? Че, блин, квазимазителепорталы? Фантастика, ей-богу!

– А все эти залетные пришлые из других времен тебе не фантастика? Попаданцы, мля. Это откуда все? – Ден нервно стал зажигать сигарету, но сломал ее и выкинул.

Рядом пыхтели товарищи, ощерившись во все стороны стволами. Особенно в ту темную, откуда явилась электрическая тварь и куда ушли Репей с Еремой. Я приблизился к Дену вплотную:

– Думаешь, это дыра Зоны открылась?

– Не-а… Это портал Армады. Веришь, нет? Врата ее.

– Армада? Та, что потом описывалась в параллельной ветке авторов-сталкеристов? Я уже не читал дальше, потому как в танки резаться начал, да в них и потерялся.

– А я читал. И скажу тебе, здорово писали армадовцы о своем детище! Придумали это, а оказалось… Вона че. Прямо реальность.

– Ну, мы еще не знаем этого. Нужно уточнить, проверить. А вдруг это была шаровая молния, необыкновенная, оригинальная.

– Да нет, Купол. Не молния. Портал открылся из другого мира. Чую это всеми жабрами, епрст. И всех гадов из прошлого закинуло к нам неспроста. И эту хрень, полтергейста. Боюсь, это только начало! Если к нам пожаловали эти гости, то и остальные попрут. Мутанты, блуждающие аномалии, группировки. До кучи заразы всякой не хватало еще и радиации. Нужно срочно закрывать портал. Иначе капец нам всем и городу. Аномалия над Энском не зря появилась! Армада смогла закрыть город защитой, но вот дырку проворонила. На нашей совести оставила. Типа, давайте-ка, чуваки выжившие, бодайтесь там сами, приложите свои усилия.

Я слушал Дениса и верил каждому его слову. Почему, не знаю, но верил. Меня вдруг охватила какая-то волна. Чего именно, какой субстанции – не знаю. Но словно в кисель опустили. В бочку киселя. Теплого, реального, но невидимого. Я следил за губами Дена, что он говорил, как. Пытаясь впитать всю информацию, не упустить ни одной детали. Будто сам автор Армады решил поведать мне историю его детища. Ден и тут пояснил кое-что мне непонятное.

– Эти Основатели, видать по всему, были на самом деле! Не с потолка же создатели Армады в книге взяли Армаду в действительности. Они либо что-то знали, либо рассчитали или нашли. Теперь нам нужно найти отгадки этой тайны. А потом и саму Армаду, если доведется.

– Ты серьезно?

– А то! Мы не будем торопиться с ликвидацией портала, а сначала выясним, откуда ноги растут. И что на той стороне.

Ден ушел в нирвану, словно обкурился или зачитался новым романом об этой Армаде. Он еще что-то говорил о Судном дне, Стражах, попаданцах и Пади, которая якобы в реальности находится за пределами Энска, за болотами.

– Что ты сказал? Стражи? – я встрепенулся, вспомнив о фразах из тоннеля, услышанных Кузей.

– Мне ведь Кузя подробно рассказал, что слышал и где. Стражи есть. И они уже здесь. В помощь нам, Купол. Ты слышишь? В подмогу ополчению. Против зла, залетевшего сюда в тот страшный день. И мы как раз идем туда.

– Куда?

– К порталу, к Стражам и Армаде.

Я открыл рот, челюсть сама отвисла у меня, глаза округлились. Автомат в руке сразу показался пудовым, стал тянуть вниз. Я захотел сказать или спросить всезнающего Дениса еще о чем-то, но из темноты послышался свист ребят. Означающий внимание…


Глава 18
Зачистка

Ажиотаж, вызванный мыслями Дениса вслух, не успели ощутить и впитать ни я, ни он сам – по сигналу разведки впереди нас явно ждал враг. Быстро реорганизовавшись, наш отряд достиг станции «Мраморное». И встал в ступор.

От увиденной картины волосы зашевелились во всех местах, пару бойцов вырвало прямо под ноги товарищей, спины и конечности замерзли от страха и жути.

Везде, куда падал взгляд: стены, своды и платформа метро – следы крови и ошметков плоти. Трупы солдат валялись всюду в неестественных сломанных позах, в таких, каких их застала смерть и еще потом рвала на части уже безжизненные тела. Разбросанное оружие, какой-то спертый запах с привкусом чего-то химического, шорохи по затемненным углам – все напрягало и пугало вдобавок к дикому ужасу от изуродованных мертвецов и понимания, что взвод вояк-союзников накрылся медным тазом. Причем от неизвестного противника невиданной силы.

– Это… это че? – только смог вымолвить ошарашенный кошмаром Паровоз, подойдя ближе.

– Парни, ОНИ уже здесь! – загадочно и тихо прошептал Ден и вместо сигареты потянул из кармана фляжку с коньяком.

От этой его фразы на душе каждого из бойцов ржавый лобзик стал пилить пенопласт. Задор ополченцев вмиг улетучился. Признаться, и мне стало не по себе. Темное окно тоннеля в сторону станции «Южная» отдавало смертью. Липкой, неминуемой и страшной смертью, какую только можно придумать в фильмах ужасов. Но наяву ситуация походила на нечто немыслимое и безысходное. Нужно было как-то поддержать друзей и поднять их боевой дух, но язык предательски прилип к небу. Ноги! Я их просто не ощущал, только невероятная слабость в паху и колики в животе.

С кем предстояло нам встретиться, да еще и сражаться, сложно и больно представлялось, ибо двадцать с лишним неплохих воинов в короткий срок погибли ужасным образом, судя по всему, даже не нанеся урона врагу. Кстати, о нем!

– Дизель, возьми пару ребят, обследуй…

– …Че?! – Антоха оборвал мой робкий приказ, испуганно таращась и кашлянув. – Командир, ты с ума сошел? Я не пойду туда. Я че, лох? Я ваще-то жить хочу.

– Э, орел! Говорю, взял двух ребят и быстро наверх, узнай, кто там остался и что такое тут произошло. Ясно?

– Й-есть. Я думал, ты меня пошлешь туда, – Дизель показал на черную арку тоннеля.

– Так и есть. Вернешься сверху, доложишь, потом пойдешь в дозор к «Южной».

Ден рядом хохотнул, чуть не подавившись очередным глотком коньяка. Я укоризненно посмотрел на него, отобрал фляжку и пригубил сам. Нужно было как-то снять стресс, вернуть былой пыл.

– Чего ржешь? Ты тоже с ним пойдешь… Знаток сталкерской фауны и флоры.

Ден вмиг погрустнел, глядя на один из обезображенных трупов в луже крови, сглотнул.

– Репей, с пацанами осмотри все здесь на предмет выживших и останков врага. Кого-то же они замочили, надеюсь! Паровоз, ты с тремя бойцами вон туда, – я показал на тоннель, – займи позиции, стерегите. Вдруг нагрянут снова.

– Думаешь, оттуда пришли?

– Ясен день! Там и портал, и Стражи эти, и станция «Южная», ветка которой ведет под болота… Так, Кузя?

Диггер вздохнул, оторвав взгляд от мотка кишок одного из погибших вояк, и, еле сдерживая рвотный позыв, кивнул.

– Вот. Разбежались. А мы пока с парнями соберем трофеи и попытаемся выяснить, что тут произошло. Опер, ты у нас спец в расследованиях, начинай.

– П-понял, – Котельников шагнул вперед и занялся тщательным изучением места бойни.

При ближнем рассмотрении сразу стало понятно, что военных атаковали странные, неведомые человеку существа. Мелкие останки некоторых из них удалось обнаружить следопытам Купола, которого эти находки не привели в восторг. Только Ден все хмурился и стал бледнее той плитки, что покрывала стены тоннеля. Плитки, во многих местах побитой пулями и окрашенной брызгами крови солдат и мутантов. Именно так охарактеризовал Денис напавших.

– Это либо мутанты из Пади и соседнего с ним Анклава, либо блуждающие аномалии. Оттуда же. Но и те, и те – не есть хорошо. Просто жопа!

Парни застыли в сгорбленных позах, слушая доводы товарища, бледнели еще больше и искали в теле пропавшие яички. А Ден продолжал дальше:

– Прыгуны их ваще отстой полный. Скачут как резиновые, когти и зубы хуже лезвий, силища немереная, попасть в них в темноте – вагон патронов нужен. Перезаряжаться не дают, человека режут на хлястики, тут же поедают. А если карлики пещерные или снобы подвальные уже здесь, в метро, то нам точно хана. Те пользуются телекинезом, ментальной силой и гипнозом. В них палишь, палишь, а им хоть бы хны. Замычит, как раненый бизон, выхватит у тебя оружие и им же с разлету огреет. Да так, что мозги долой из черепушки. И никакая реакция не помогает против них. И пули тоже.

– А врукопашную? – вдруг пробурчал Паровоз, давно переставший жевать шоколадный батончик.

Ден криво усмехнулся, отпил коньяка из фляжки, протянул остатки мне. Я недовольно помотал головой:

– Земеля, кончай пугать народ. И так в штаны наложили, я свои-то причиндалы найти в трусах не могу, а ты сказки тут гонишь страшнее страшной.

– Да не пугаю я. Больше предупреждаю. Всех! А кикбоксингом с ними заниматься не советую, – Денис сплюнул под ноги, подмигнул Паровозу, – даже тебе, бугай. Они не подпускают к себе близко. На расстоянии мочат. Все, что видят вокруг, телепатически используют против врага. То бишь против нас.

– А вот тот вагон смогут поднять?

– Нет. Он вон тем болтом тебя убьет.

– Да ладно-о?!

– Точно говорю. Вскинет его в воздух и с огромадной силой бросит в тебя, точно в лоб. Прошьет эта железка твою черепушку насквозь и застрянет в стене, обтекая мозгами…

– …Ден, я сказал, кончай гнилой базар!

– Сорри, шеф.

– Я тебе ща сам болт меж глаз вкручу, – обиженный Паровоз выпятил нижнюю губу, став похожим на злого носорога, – умник, мля.

– А ты попробуй, – спокойно сказал Ден, принимая от меня фляжку, – я никого здесь не пугаю и не тяну на вас. Мне на хрен это не нужно. А вот когда здесь появятся эти уроды и вы, обмочившись, побежите прочь, теряя друг друга под ударами мутантов, станет не смешно.

– Нет, ты че, воевал с ними уже где-то? Или книжек обчитался до одури? – завелся Паровоз, играя желваками. – Сам-то не побежишь?

– Побегу. Может быть, даже быстрее всех вас. Поэтому давайте не будем очко расслаблять, а внимательнее бдеть округу.

От эскалатора отозвался Ерема:

– Я тоже играл в шутеры по Зоне. И моды все прошел не на раз. Если эти твари существуют на самом деле, если допустить, что они как-то смогли проникнуть сюда, то Ден прав… Они вездесущи, трудно убиваемы и многократно сильны. Это не в ордынцев палить картечью и не французов лупить с автомата. Это много-много хуже.

В большом полутемном помещении повисла пауза, народ застыл и пережевывал полученную информацию. Как и я. Потом мне надоел непосильный груз тревоги и страха, взгляд с раскромсанного трупа солдата перетек на Дениса.

– Бери ребят покрепче и посмелее, пулемет, трофейный фаустпатрон, фонари, факелы, коктейли – и вперед в тоннель. Пройдем до «Южной», зачистим метро и закроем эту тему раз и навсегда. Меня запарило тут ссать в штаны и ждать, когда какие-то гоблины и гномы придут и начнут нагибать моих парней и меня. Подъем, братва! Я по центру, Кузя с ментами бдят тыл. Сбор – две минуты. Поехали.

* * *

Два человека в одежде, похожей на туристическую, стоя спиной к спине, вели огонь из АК-12 в наседавшего врага. Некогда чистая экипировка светлого защитного цвета теперь превратилась в грязную, местами обтрепанную и кое-где окровавленную. Гильзы звонко цокали по напольной керамической плитке станции, трехэтажный мат вместе с треском выстрелов оглашал своды метро, суровые чумазые лица не выражали испуг и боль, хоть и было отчего им появиться. Ведь несколько ран кровоточили и саднили, а противником оказались злобные кровожадные мутанты из потустороннего мира. Этот мир, точнее, это измерение два бойца, ведущих смертельную схватку с тварями, знали не понаслышке – они сами прибыли оттуда, чтобы предотвратить гон мутантов через внештатный портал в единственный город на всей земле, где еще ютилась жизнь, существовали нетронутые апокалипсисом Судного дня люди. Они еще не знали, что население этого городка уже больше недели вело борьбу за выживание. С прибывшим из прошлого врагом. Врагом всех мастей и времен.

Эти двое благодаря некоей Армаде проникли сюда, в Энск, сквозь тайный портал в «куполе», с благими намерениями и с верой в свои неординарные способности. Там, в Пади, снаружи «купола», их называли Стражами Армады. Лучшими из лучших, главными Хранителями тайны Мироздания, его защитниками и верными служителями. Таких было мало, но они существовали. И могли перемещаться во времени и пространстве благодаря силе Армады и ключам от временных телепорталов, небольшим кварцевым амулетам в виде красивых полупрозрачных октаэдров, носимых на груди. Мощь Армады позволяла Стражам телепортироваться в прошлое или действительную реальность на любые расстояния, отправляя их на особые задания из своего чрева, из портала, расположенного внутри огромного подземного комплекса. Но без оружия и любых металлических элементов. Через порталы же, замаскированные в опустошенной в Судный день местности и невидимые простому смертному, Стражи могли перелетать сотни и тысячи километров в любую точку планеты.

Тот портал, которым они воспользовались сейчас, прибыв в подземный Энск, оказался не сооружением Армады, а изъяном аномалии «дуга». Это она породила брешь в «куполе», пытаясь навсегда покончить с оплотом мира на земле, с городом и его жителями. Тот, кто управлял всем этим злом, видимо, понял, что мертвяки из прошлого в виде воинов разных времен и народов не в состоянии справиться с современным городком. И напустил на него мутантов из Пади и Пустошей. Использовав всю накопленную отрицательную энергию для образования портала в защитной оболочке Энска.

Два Стража сражались с превосходящим количеством уродливого и сильного врага, осознавая, что могут погибнуть уже совсем скоро, но бились с желанием забрать на тот свет как можно больше тварей. Там, у себя, в Пади, они слыли героями. Первыми и почетными людьми среди выживших. Здесь они никому не были известны, но стояли насмерть. Чтобы выполнить задание Армады, чтобы защитить своих соотечественников от неведомого им зла.

– Гур, каюк нам, – бросил через плечо тот, что моложе, в перерыве между очередями, – наседают твари дальше некуда.

– Армада заберет тебя, Грешник… Ты верь… – проговорил пожилой стрелок, почти старик.

– Дык… уже забирала раз. Вряд ли еще шанс даст… Ишь, прут, гады! Патронов кот наплакал. Я скоро пустой…

– Бей, пока можешь. Уверен… горожане помогут. Чую, рядом они… Идут.

– Пустой. Перезарядка.

– Есть. Граната на двенадцать.

Взрыв от брошенной Гуром гранаты разметал двух прыгунов, напружинившихся для атаки. Дикий вой огласил периметр станции «Южная», последняя лампочка свода треснула и потухла. Вмиг стало темно.

– Уходим к эскалатору, нельзя им наверх…

– А тоннель?

– К черту тоннель! Держим верх.

Старик, несмотря на возраст, довольно шустро двигался и метко стрелял. Чувствовалось, что это или бывший военный, или заядлый охотник, которого страшные перипетии апокалипсиса вынудили приобрести профессиональные навыки выживания. А может, и то, и другое. Старая полевая экипировка могла быть и не его родной, но сидела на нем отлично. Грешник, боец в форме вояки цвета хаки, лет на сорок моложе напарника, тоже умело вел бой, без тени страха, хотя и в его фразах проскакивала настороженность рокового исхода.

Они не давали мутантам одолеть себя, даже подойти на ножевой удар, огнем подавляя напор врага. Последний со всех сторон пытался наседать на парочку людей, прибывших из того мира сюда, чтобы и тут карать не самых симпатичных представителей фауны Пади. Прыгуны, шатуны, псевдопсы, хряки и гуффоны яростно метались по станции, спотыкались, визжали, иногда петушились между собой, но настойчиво лезли в схватку со Стражами. Ими двигали инстинкт выживания в чужой среде и ментальный посыл неведомого хозяина. Псевдопсы, эти плешивые рычащие создания, ранее бывшие обыкновенными собаками и волками, сами обладающие психотропным оружием благодаря наростам на черепах, могли давить на мозги людей менталом. Но у этих двух человек в специальных поясных контейнерах имелись артефакты, защищавшие их от пси-оружия. К тому же амулеты Армады отлично выполняли свои функции, охраняя своих хозяев от боли и зла.

– Сюда бы Орка с Никитосом, вмиг бы одолели тварей этих… На, сука! На… и тебе… – Грешник короткими очередями сбивал атаки того или иного мутанта, медленно перешагивая ступеньки замершего эскалатора.

– Или Треша с его командой, – добавил Гур, перезаряжая автомат.

– Точно!

Теперь двум Стражам стало чуть легче отстреливать страшных зверей, потому что периметр сузился до одной стороны ведения огня. Сверху никто не нападал, потому что там и не могло быть мутантов – они лезли из тоннеля, из бреши в «куполе», расположенной под землей, в одной из пещер Плато Зеро, окаймлявшего болота с необычным названием «Большие лужи».

Но Стражи не учли один фактор. Тот, с которым уже больше недели боролись ополченцы Энска…

Группа наполеоновцев появилась сверху неожиданно и кучно, сразу ощерившись стволами. Они услыхали стрельбу и еще на расстоянии поняли, что в метро находится их противник. Дружный залп их мушкетов поверг попаданцев Армады. Стражей снесло с эскалатора крупным калибром свинца прямо на агонизирующие трупы зверей. В последнюю секунду Гур, заметивший полдюжины стволов, успел прикрыть молодого напарника, взяв на себя почти весь удар.

Офицер отдал команду перезаряжаться, но не учел скорости давно взбешенных тварей. И их силы. Сразу двое солдат императора схватились за головы и начали стонать, кривляться в мученическом танце, их начало рвать. Крайнего кирасира сбил наскочивший прыгун и стал нещадно полосовать его грязными острыми когтями. Некое подобие истлевшей кислородной маски на его уродливой физиономии намертво прилипло к гнилой коже. Казалось, давно мертвый нелюдим все еще жил и искал жертв, чтобы насытиться их плотью и кровью. Офицер тотчас выстрелил из пистоля в голову мутанта, убивающего его рядового, отчего черепушка твари разлетелась на куски. Рычащие, с облезлыми боками и плешинами опаленной шерсти псы спотыкались на ступенях эскалатора, но упорно взбирались наверх. Их встретили штыками и саблями. Напуганные до смерти солдаты ошалело таращились на наседавших тварей, ругались и стонали, но продолжали схватку.

Вот еще одного воина сбил гуффон, мутировавший журавль на толстых длинных ходулях, с крепким острым клювом. Он намертво вцепился в горло опрокинутого солдата, выщипывая из него трахею. Другой наполеоновец ткнул уродливую птицу прикладом. Не помогло. Снова ударил. Бесполезно. Пехотинец заорал и стал колотить тварь оружием как молотом по наковальне.

Грешник открыл глаза после того, как одна из лап пробегающего по его телу псевдопса наступила ему на лицо. Мутанты неслись наверх, не разбирая дороги и не обращая внимания на повергнутых Стражей. У них теперь появилась другая цель – горстка людей в ярких мундирах на вершине эскалатора. Которая стойко оборонялась и обжигала зверей огнем стволов и сталью штыков.

– Гур-р… – прошептал Грешник, силясь повернуть голову… – ты это… живой?

Молчание было ему ответом.

– Старик, ты че… Ты это… не шуткуй так…

Страж выпростал из-под себя руку, осторожно придвинул ее к телу лежащего навзничь пожилого напарника. Потрогал плечо старика. Вялое. Ткнул сильнее. Никакой реакции.

– Гур, твою мать! Очнись.

Пробегавший мимо лисоед, уродливая смесь лисы со скунсом, приостановился и уставился на тела Стражей. Зарычал. Прильнул мордой к голове Гура, окрашенной в красный цвет. Попытался ухватить седую прядь человека зубами, но взлетевшая из-под тела рука с ножом пробила лезвием нижнюю челюсть мутанта. Зверь задергался, отшатнулся и стал биться в агонии.

Рука принадлежала старику.

– Е-мое, Гур, ты напугал меня. Черт старый! Лежишь как труп. Че молчишь? Эй?

Еще один уродец появился рядом с лежащими Стражами. На Грешника уставился невидящим взором ходячий мертвец, рот его исказился, послышался душераздирающий стон.

– Иди в задницу, ирод! – сказал ему молодой боец, пытаясь сесть и прислониться к стенке эскалатора.

Но зомби и не собирался выслушивать все еще живого человека. Он выставил синие руки-пакли вперед и шагнул к Стражу. Такой укусит или оцарапает – потом плоть гнить будет днями, пока зараза полностью не одолеет организм, убив его или превратив в труху ходячего.

– Пшел вон, сволочь!

Грешник пнул зомбака в пах, отчего тот не устоял и грубо рухнул на ступени транспортера. Сломал пару конечностей и остался корчиться внизу лестницы. Страж выудил пистолет, глазами стал искать АК-12, к которому в разгрузке остался всего лишь один запасной магазин с патронами. Еще имелись фальшфейеры, нож, две гранаты и артефакты. Но и мутантов виднелось с пару десятков, включая нового противника в виде французских солдат.

Кажется, этим наступал каюк, потому как зверье наседало с трех сторон, все хлеще кусало и рвало редеющую группу наполеоновцев. А в ответ уже меньше и тише раздавались ругань и выстрелы. Началась рукопашная, в которой обычно кирасиры преуспевали. Но… не с дикими живучими тварями Пади.

– Гур!

Страж понял, что старик мертв. Он понял это, ощупав шею и пульс на руке, потрогав виски, прислушиваясь к дыханию напарника. Гур умер, в предсмертной агонии убив лисоеда. И одна Армада могла знать, куда сейчас улетела душа пожилого Стража, бывшего генерала ГРУ, много лет служившего Хранителем Мироздания.

– Как же так, старик?! Почему ты? Почему сейчас?..

Грешник утер свое потное лицо от слез, перевернул напарника на спину, скрестил его руки на груди. Вся экипировка оказалась залита кровью, амулет перекочевал в карман молодого бойца, некоторые элементы амуниции тоже. И тут снова появился зомбак. Тот же самый, что уже пытался скушать Стража.

– Да тебе че неймется-то, красавчик?

Грешник повторил прием, саданув мертвяка ботинком между ног. Ходячий свалился и замычал. «Неужели у них сохранились рецепторы боли? Все так же больно получать по яйкам?» – подумал Страж, оборачиваясь на рык сзади.

Прыгун напружинился перед броском, как кот, завидевший мышь, но Грешник опередил его. Точный выстрел из пистолета в лоб опрокинул гада на спину, тот взбрыкнул и заверещал. Еще выстрел – и прыгун с брызнувшим из стекла противогаза глазом затих. Страж усмехнулся. Давно ему не приходилось так быстро кончать прыгуна с полтора выстрела. Видимо, если четко попасть в самое уязвимое место, то и проблем меньше.

Он еще раз взглянул на тело Гура. Что придется рассказать Истребителю после возвращения в Падь, как смотреть в глаза главному Стражу Армады? Никита очень расстроится, ведь Гур был его командиром в давние годы, еще далеко до Судного дня, да и потом много раз выручал его и Треша, сына Никиты Топоркова. А в народе поговаривали, что Стражи неубиваемы!

– Вот же блин!

Мутанты победили французов, тоже изрядно посеяв своими трупами станцию метро. Раненые твари ползали и корчились в конвульсиях, издавали звуки боли, некоторые из них еще были дееспособны. Грешник бросил гранату в гущу оставшихся в живых уродов, спрятался за будкой охранника. Взрыв разметал часть мутантов, остальные разбежались по углам.

– Сейчас добью остатки, перекрою спаркой артов вход в метро наверху, возьму тело Гура и назад, в Падь. И так задержались тут, – вслух сказал Грешник, доставая из поясного контейнера диковинные штучки, порождаемые аномалиями.

Он не заметил скакнувшего сверху мутанта, находясь вполоборота к нему. Прыгун уже преодолел половину пути до жертвы, расставив корявые руки с веерами когтей для захвата, как сноп картечи сбил его ровный полет и откинул изувеченное тело к подножию эскалатора. Звук выстрела откуда-то сбоку заполонил станцию пушечным грохотом.

– Че за… – Страж присел и выставил пистолет в сторону источника шума.

– Чувак, остынь! – раздался молодой строгий голос. – Свои.

– Кому свои, кому чужие! – ответил Грешник, прищуриваясь от лучей фонарей. – Кто такие?

– А ты?

– Жопой мну твои цветы… Алле, пацан, назовись!

– Мля, послал же бог очередного мудака! – Купол вышел из тьмы с «Ягуаром» в руках, через плечо автомат МП-38/40. – Я Купол. Командир отряда самообороны города. Ты кто есть таков?

– Купол?! Прям как аномалия над вашим Энском. Надо же.

– Не по теме, братишка. Слушаю. Мы все тебя слушаем.

Грешник резко обернулся, прищурился. Со всех сторон из сумерек вышли в полосу света, падающую сверху из зала ожидания, бойцы в разномастном камуфляже и с оружием, большей частью трофейным. Неизвестным в Пади.

– Народ, вы че, в музее затарились? Или страйк-клуб ограбили? – Страж усмехнулся, хотя и ощущал себя не в своей тарелке. Наставленные на него отовсюду стволы щекотали нервы не меньше наседавших недавно мутантов.

– Ты Страж Армады?

– Ого. А мы че, знакомы?

– Догадался. В одном из сталкерских шутеров видел тебя.

– Да ладно-о?!

– В стрингах прохладно. Я жду. И не люблю этого делать. Назовись.

С другой стороны раздался голос одного из бойцов:

– Командир, че-то гусь какой-то попался. Может, его в оборот взять? Мы это махом.

– Эй, умник, ты там дупло закрой свое, пока не расширил его, – бросил в сумерки Грешник, а сам не сводил косого взгляда с Купола.

– Ден, это чуть позже, я уверен, этот супермен сам нам представится, – промолвил Купол, поднимаясь по эскалатору и разглядывая трупы французов и мутантов.

– Да, Страж Армады, позывной Грешник.

– Грешник? Нам тут батюшки из церкви не хватает, грехи отпустить, а тут еще один совсем не ангелочек… Ща отпущу ему парочку кистенем своим, – хохотнула темень.

– Я ща пальну на звук пердежа твоего, остряк, там и посмотрим, чьи грехи кто отпускать будет. Купол… или как там тебя? Чего-то у тебя в отряде анархия и беспредел.

– А кому сейчас легко? Война, еп.

Олег подошел вплотную к незнакомцу, да так близко, что тот чуть отшатнулся. В упор посмотрел на него. Прямо в глаза.

– Поцелуемся?

– Да я уже понял, что ты этого и хочешь.

– А теперь серьезно. – Купол обошел Стража, носком кроссовки откинул труп прыгуна, покатившегося вниз по эскалатору, присел рядом с трупом старика. – С тобой был?

– Мой напарник. Страж Гур.

– Ден? – Олег крикнул через плечо. – А ты говорил, что Стражи непобедимы и не умирают.

– Так оно, командир. Так то ж в книгах. А в жизни… Видать, все мы люди.

Денис подошел ближе, протянул руку Грешнику, кивнул:

– Ден. Извини, проверял на прочность. Вдруг ты хрен моржовый, а не Страж.

– Принято. У тебя оригинальный тест на определение настоящего Стража. Скинь ссылку потом в гаджет.

– Заметано.

Оба улыбнулись. Купол встал с корточек:

– Сколько вас тут?

– Теперь один.

– Откуда?

– Оттуда, – Страж жестом показал на юг, в сторону темного тоннеля.

– Зона? Падь?

– Падь.

– Давно тут?

– Двое суток. Не совсем удачно залезли через портал, блуданули в катакомбах, пережидали активацию «плазмы», потом эти твари ломанулись, с ними пободались.

– Кузя вас вчера вычислил.

– Какая Кузя? Собачка ваша?

– Сам ты… Диггер местный. Вон он.

– А-а-а.

Купол спустился, дал отмашку бойцам, которые по знаку командира рассредоточились по округе, с отвращением добивая раненых мутантов и настороженно изучая все углы станции.

– На соседней станции эти мудозвоны вояк завалили, – сказал Купол, обернувшись к собеседнику, – не в курсе?

– Может быть, пара и просочилась в ту сторону. Остальных мы здесь зачищали.

– Пара?! – Купол заметно удивился. – Всего пара мутантов покрошила в хлам взвод вооруженных солдат на «Мраморном», а вы здесь, наоборот, расхлестали кучу их вдвоем?! Ты пошутил?

– А что, похоже?

– Слышь, запарил ты загадками крыть и краткостью таланта блистать!

– Ты тоже!

– Твою мать!..

– Грешник, на, глотни, – Ден протянул фляжку с коньяком Стражу, – успокой нервишки после тяжкого боя, помяни напарника. Понимаю, тебе щас больно и плохо.

Купол недоуменно уставился на друга, хмыкнул и отошел в сторону, достал нож и стал ковырять останки респиратора на морде одного из убитых прыгунов, изучая его анатомию. Рядом морщился Репей, прикрывая ладонью нос и рот.

Грешник благодарно кивнул Дену, пригубил коньяк, отдал фляжку.

– Мне его в напарники дала Армада… Так сказать, в старшие наставники. Чтобы учил и не дал глупо помереть. А получилось все наоборот. Я выжил, он погиб.

– Первая твоя ходка?

– Так точно, – Грешник недоуменно взглянул на Дениса, – а что, видно? Ты не оттуда случаем?

– Нет. Но кое-что знаю.

– А знаешь, паря, ты сильно похож на одного моего боевого товарища. Холодом кличут. Один из Стражей в Пади. Он даже очень смахивает…

– …Кто-о???

– Холод. Кстати, его тоже кличут Деном, особенно друг его, Истреби…

– …Ты че, в натуре?

Денис весь преобразился, вытянулся, губы задрожали, кулачки сжались.

– Ну да. Не брат твой случаем?

– Не знаю. У меня был брат, но не двойняшка, да и тот давно потерялся.

– Ты прям вылитый близнец Холода, только возрастом младше и повадки другие. Одежда.

– Расскажешь мне про него?

– Без проблем, только… Только когда? Некогда мне. Задание выполнить нужно. И Гура снести в Армаду.

– Какое задание? Спасти город? Ты опоздал уже, Страж, – вклинился в разговор Купол, – мы почти освободили Энск, почти нашли брешь в аномалии и сами… только сами всего добились. Где ты был раньше?

– Молодцы, конечно, но… – Грешник стал приводить себя в порядок, собирать манатки. – У меня иная цель. Кое-что выяснить здесь и захлопнуть портал, связывающий Падь с вашей реальностью.

– А что, у нас разные реальности? Ваша Падь и наш Энск?

– Да.

– Что?

– Да, говорю. Время разное и континуум тоже.

– Звездец! Вот сказанул.

– Тебе пока не понять это. Позже сам все поймешь. Ты, смотрю, лидер здесь. Сильный противник оказался?

– А ты выйди наверх, глянь сам. Сколько здесь их и каких. И сколько горожан полегло уже от рук пришлых.

– Это Иные сработали.

– Что?

– Ты че, командир, глухой, что ли? Говорю, Иные сработали. Навлекли зло на ваш город в виде армии врага, аномалию, портал, мутантов. Проверяют на вшивость, на прочность. Решили уничтожить единственный островок той, до Судной реалии, в своем мире, измерении. Исказили континуум, рискнули пойти ва-банк против Армады и ее Хранителей.

– Да ты че?!

– Да. Армада все видит и знает. Она послала меня и Гура ликвидировать брешь, восстановить баланс.

– И вы двое, твой умерший старик и ты, чувак-одиночка, этакий спецназ Армады из другого измерения и времени? Я щас обоссусь от смеха.

– Купол, зря ты так. Армада направила нас, оказавшихся ближе всех к Вратам и Энску. Остальные либо на других объектах Мироздания, либо далеко за пределами Пади. Треш изучает Стену.

– Китайскую?

– Нет, за Уралом, за Восточным фортом местность. Там своя Падь.

– Пригрузил ты че-то меня. Без водки не разобраться.

– Я не против. Давай.

Купол хмыкнул, поймал согласный жест Дена, посмотрел на Грешника:

– Ты торопишься? Или сначала зачистим тоннель, расставим посты и потом отдохнем. Я не спал уже сутки. И выпил бы за знакомство.

– Все бы хорошо, но закрыть портал я смогу только с той стороны. Чтобы остаться в Пади.

– Ден, – Купол подозвал друга, – давай соображай, а то у меня уже глюки в башке. Как поступим, чтобы и нам, и вам, и всем дам?

Парня не нужно было долго ждать. Он засиял от радости встречи и полученной информации.

– Пацаны, быстренько так осматриваем станцию, выставляем дозоры и бухаем. Спецметро завтра окучим.

Купол и Грешник переглянулись, усмехнулись и согласно кивнули.

– Ден, ты красава! Дал дельное предложение, обстоятельно сформированное и проанализированное, – пробурчал Олег, шутливо ущипнул друга за ляжку и стал громко раздавать команды.


Глава 19
Поднимите мне веки!

С ног валились все, особенно после пережитого стресса и «поработав» санитарами и уборщиками на станциях «Мраморное» и «Южная». На одной собирали трупы вояк, на другой мутантов. К тому же выпили по сто боевых, народ разморило, спали где попало. Со стороны Спецметро угроза пока не шла, но растяжки и патруль выставили. Сверху Дух доложил, что пока все в порядке, разрозненные группы попаданцев бродят, но уходят после предупредительных трассеров в их сторону. Ночью приковыляла с кровавой повязкой на бедре Киса, устало повалилась в углу, рядом с Куполом. Олег приоткрыл один глаз, поежился:

– Нашла?

– Да.

– Отдыхай, девочка, утром работенка будет, – только и всего сказал Купол, снова погрузившись в дрему. Ему и без слов было понятно, что и как прошло у Кисы, судя по ее довольной мимике и перепачканной в крови экипировке.

Костер долго горел в центре станции, обогревая лежащие и сидящие тела, отгоняя липкий страх местных сумерек и унося в безоблачные дали воспоминаний. Не спали только трое – Ден, Грешник и Кузя. Этих парней сейчас вместе свели общие интересы, которые они без умолку обсуждали вслух, часто срываясь с шепота на повышенные тона. Интересы, а еще алкоголь из ящика, притащенного одним из парней.

– Вот ты мне скажи, Витек, – не совсем трезвый Денис протянул бутылку пива осоловевшему от алкоголя Грешнику, – континуумы, ху…нуумы, телепортация, прочая хрень… Почему я, например, не могу воспользоваться этим твоим порталом и переметнуться туда, в вашу Падь? Или мордой не вышел?

– Ты-то? – Страж пристально посмотрел на собеседника, сконцентрировал внимание, насколько позволяла туманная голова. – Не можешь. Хоть и вышел физикой. Красаучег!

– А че так? Билет не купил… это… в твой конец.

– Мой конец?

Кузя захихикал, жуя сушки из пакета, не отводя гипнотического взгляда от пламени костра.

– Иди ты… на хрен мне твой? Ты не юли… не юли… Отвечай мне.

– Не юлю я. Сказал же, е-мое, – Грешник пятерней схватил свое лицо и скомкал его, будто полотенце с хлебной корзинки снял, – тебе нельзя видеться со своим двойником, с клоном.

– Ты про Холода, что ли?

– Ага.

– А я че… с ним лобызаться собрался? Я одним глазком, так чисто… Поручкаться.

– Ты че, в натуре, собрался в Падь? – Грешник округлил глаза, уставившись на Дениса. – Тебе Армада добро дала? Или Истребитель согласовал? Ты об чем, паря?

– Значит, мордой не вышел… – Ден сморщил лоб, щепоткой из пальцев вытер губы, отхлебнул из бутылки и снова впялился рентгеновским взглядом сломанного аппарата в Стража. – Да. Я хочу в Падь. Хочу-у! Фули мне здесь-то делать? Попаданцев этих все равно уже замочили, остатки бродят… прячутся по закоулкам. Дело времени. Купол и без меня уже дальше справится. И че потом? Награды, почести от жителей? А над городом все тот же «купол», за пределы Энска не выйти, власть вернется в закрома – отберет оружие, забудет твои подвиги. Че потом? Скукота-а! А у вас там… ТАМ… Очко не расслабить, кругом суета, интересненько… Только и успевай жопу свою прикрывать от всяких гадов… Артефакты искать по Пади, уродов мочить всяких… Круто, еп!

– Слышь ты, крутой, – пробурчал от стены Репей, ворочавшийся от тарахтенья у костра, – спать ложись. Утром как стеклышки все нужны. Командир сказал. А ты бухаешь там. Да хрень всякую несешь.

– Че-е? Хлебало закрой, умник. Нашелся тут, нарво… нравоучитель. Без тебя трусишки чисты. Спи, маленький. Спи-и. Так все, мля, проспишь на свете.

Денис катнул ногой пустую бутылку, завалился на бок, выискивая очередную, полную. Кузя кинул ножку стула в огонь, проследил за искрами, таявшими под сводами метро, и шепнул:

– Так я не пойму, какой из порталов ваш, Армады, а какой не ваш. Эти мутанты и вы, Стражи, из Пади. Вы через какой портал сюда зашли? Тот, что в Спецметро?

– Ага, – кивнул Грешник, опорожняя бутылку, – так и есть.

– А фрицы и монголы откуда?

– Я хрен знаю… Оттуда.

– Не, ну серьезно?!

– Они не наши, не Падьевские. Из другого, поди, портала. Серега, че пристал?

– Ясен день, они оттуда, – встрял Ден, бренча пустыми катающимися по плитке бутылками под ворчание Репея, – не Армада же их слепила… Из того, что было… А потом и полюбила, что слепила.

– Ден, кончай пить. Спать пошли.

– Армада добрая! Она не пустит в город всякую хрень, чтобы… Чтобы… А для чего?

– Она мудрая, – поправил Грешник, закуривая и морща левый глаз от дыма, – и знает, кого, куда и когда посылать.

– Я тоже… знаю… На три буковки всегда пошлю хоть кого и когда…

– Ден, завтра поговорим серьезно и по трезвянке, – сказал Грешник, давая понять, что устал и хочет уединиться или поспать.

– Заметано, Витек! Я… я запомнил…

– Давай уложим его, а то в костер упадет, не дай бог. – Кузя встал и с помощью Грешника оттащил слабо сопротивляющееся тело в сторону, как можно нежнее уложил его на полотно оргстекла от входных дверей станции, головой на рюкзак.

– Ты давно тут по катакомбам шаришься? – спросил Страж, вернувшись к костру с Кузей.

– Да порядком уже. Изучил их как свои пять. Благо все метро Энска состоит из нескольких станций. Это не Москва и не Питер. Но и там бы походил.

– Там, и только там сейчас люди и выживают. Москва-сити да Северный форт. Их метро стало пристанищем оставшимся в живых. Немногим.

– Там тоже попаданцы?

– Нет. Эти залетные, видимо, только у вас здесь. И этот нонсенс наиболее волнует меня. Нужно доложить Армаде, пусть кумекает, откуда они и зачем. А в Пади и вокруг ее фортов только мутанты да группировки околачиваются. Но и их хватает с избытком. Проблем куча. Да еще и аномалии, и Чащоба прет как иго на Русь.

– Веришь, нет, но мне здесь, в этой темной подземке, более спокойно. Я тут свой, все знаю, никого не боюсь. Ну… или почти никого. Вас вот недавно услышал, чуть в колготки не наложил. Думал, конкуренты. Ходоки-диггеры. Ан нет. Стражи!

– Да уж! Один я остался. Нету больше Гура. С ним и мне спокойнее было. Сколькие беды миновал он, сколько ловушек прошел и врагов, а тут… Проклятые французы!

Молчали минуту. Грешник затушил окурок, осушил бутылку, аккуратно поставил ее рядом.

– А я не знаю, чему бы рад сейчас был больше, – сказал он, зажав руками колени, как ребенок перед игрушками, – то ли остаться в городе вашем, все же уголок, не тронутый Судным днем. То ли вернуться к привычному выживанию в Падь. И без того мира скучно, непривычно, и в вашем намного сытнее, радостно. Осточертела эта война! В Пади и Пустошах война, здесь война. Не пойму, как наши деды и прадеды бились четыре года с превосходящими силами противника?! Тут кирасиров-то увидел, чуть мурашками не подавился. Такой реакции от мутантов не помню. А уж встретиться лицом к лицу с верзилой фашистом с волосатыми руками и закатанными рукавами, стальной мордой и злыми глазенками… гм… как-то стремнее. Мне не в падлу всадить заряд в бочину кабана или в бошку тиирмена, но схватиться в рукопашной с гестаповцем-амбалом или с разъяренным узкоглазым ордынцем?.. Извините.

– Но парни… вот те парни, обычные недавно пацаны… Они же схватились! Они встали поперек этих попаданцев из прошлого. И сумели. Выстояли. И я жалею, – Кузя сморщился, почесал голову, – жалею, что не принял участия в этой войне. Не сражался с Куполом против врага. Не смог применить свои знания по подземке для победы над противником. Может… может, еще завтра как-то пригодятся мои навыки? Как думаешь?

Грешник внимательно посмотрел на лицо, обращенное к нему. Глаза, честно говорящие о мыслях, бушующих в голове. Рука невольно зажала амулет на груди. И он увидел, почувствовал, что парень чист и честен в своих желаниях и помыслах. Что верит в светлое будущее и готов всеми силами помочь городу, а не отсиживается в метро, боясь высунуть нос наверх.

– Конечно, Сергей, у тебя получится. И ты еще поможешь Куполу и своему городу. Вижу тебя.

Кузя облегченно вздохнул и расслабился, даже закрыл глаза, уносясь в далекие дали мечтаний и фантазий. А Страж с трудом проглотил ком в горле и отвернулся. Его привлек не храп Паровоза у стены. Он просто не смог больше смотреть на довольное лицо Кузи, потому что в корке его сознания мимолетным эскизом мелькнула смерть диггера. Нелепая и очень скорая…

* * *

Не считая того, что под утро сработала хлопушка под копытами хряка, больше никто не беспокоил отряд Купола. Разорванного мутанта рассматривали человек десять, обступив его полукругом. Сонные бойцы быстро приходили в себя, матерясь и ворча от увиденного. Саблезубая пасть кабана весом в полтонны принадлежала не акуле, но очень походила на ту. Копыта размером с каску солдата, пятак как бампер автокара, залитые кровью глаза.

– Твою мать! А если бы не растяжка, этот бульдозер укатал бы всю нашу ночлежку? – обалдел Дизель.

– Стопудово, – промямлил Репей, кисля физиономию и еще крепче сжимая автомат, – растоптал бы в котлеты. Слушайте… А он точно один был?

Все как по команде повернули головы в сторону темнеющего тоннеля, клацнули затворы, щелкнули предохранители.

– Шутник, еп! Все, разойтись, – приказал Купол, – спать дальше смысла нет – этот кабаняра взбодрил лучше ведра холодной воды. Паровоз, возьми ребят с сончаса, запали костры у дозоров и смени их.

– Есть.

– Остальным завтракать, сбор БК и выступаем через пятнадцать минут. Киса, метнись к Духу, скажи, что мы выдвигаемся к Спецметро, вояки все в ауте на «Мраморном», пусть пошлет с тобой обратно Богдо. Нам медичка не помешает. Тьфу-тьфу-тьфу. И прихватите этого… как его… Середу.

– Кто это?

– Инженер раненый. Там Богдо над ним колдует, должна на ноги поставить. Семеном зовут. Тащите сюда его. Он нам сгодится со своими знаниями по Спецметро.

Девушка кивнула и удалилась, тряхнув оружием, словно заправский спецназовец перед броском врукопашную. Котельников подошел к командиру:

– Купол, давай мы вперед пойдем, что ли? А то в конце отряда плетемся все время, как-то не айс. Хочется доброе дело сделать, принять участие в бою.

– Лады. Бери своих, с фонарями и факелами пойдете первыми. Кузя, почему света у нас нет в метро? На город же дали, в чем дело, не знаешь?

– Я не электрик, но, судя по всему, распредщиток накрылся, нужно поискать его.

– Найди. Возьми Дюшу в прикрытие. Страж?

Грешник вяло отозвался, поднявшись от туши хряка, разорванное брюхо которого он разглядывал, ковыряя его ножом.

– Приказывать тебе не могу, но попросить имею право. Помоги менту с разведкой, вы там были с напарником, нужно дойти до соседней станции и найти ваш портал. Кроме тебя и Кузи никто не знает искомой точки. Сделаешь?

– Конечно, шеф. Без проблем. Только мне нужно прихватить тело Гура.

– Зачем? Он через полдня начнет воня… гм… извини. Зачем тебе тащить труп в Падь? Что это тебе даст?

– Даст.

– Лом, Пашка? Возьмите брезент с погибшим Стражем, понесете в арьергарде.

– Труповозки?

– Лом!

– Да понял, понял я. Поможем.

– Всем остальным разбиться на звенья по пять бойцов, пойдем за разведкой ромбом…

– …Свиньей как тевтонцы? – перебил командира Репей.

– Свиньей ты пойдешь, выскочка. Все остальные ромбом.

Парни засмеялись, бросая на обиженного Репея ехидные взгляды.

– Ден, ты оклемался? Запашком своим всех мутантов распугаешь. Тебя, может, вперед пустить для отпугивания?

– И без фонарика метров сто дальше разведки, – съязвил Репей, заулыбавшись.

– Ты ща у меня один туда пойдешь, юморист, – проворчал Денис, умываясь бутилированной водой. Видно было, что с похмелья парень страдал изрядно.

– Ой-ой, страшно-о, боюсь!

– Петушки! Харэ. Быстро зубы чистить и на выход. – Купол выплюнул жвачку, обратился к Грешнику: – Если поможешь закрыть врата… то есть… портал, будем безмерно благодарны тебе.

– Звезду Героя?

– Почетного гражданина Энска обещаю. И ящик коньяка французского.

– Во-о! Это уже лучше, это по-нашему, – Грешник похлопал по плечу Купола, – согласен. Сразу бы так и говорил.

Снова улыбки, выдохнули, чуть расслабились.

– Пацаны, на самом деле, – сказал Купол громко, – поставленную задачу необходимо выполнить. Вечной жизни никому не обещаю, но поить три дня лучшей горючкой городских супермаркетов точно буду всех. И сам, блин, накочегарюсь до потери сознания. Только живите, братцы! Не лезьте в пекло бездумно. А теперь… теперь подъем, выдвигаемся. Ден, кончай на Репея быком зырить. Через час, может быть, он тебе жопу прикрывать будет. Он хоть и репенистый, но боец нормалек, парень бодрый. Поцелуйтесь, и вперед.

Ополченцы зашевелились, заголосили, обсуждая детали задания и рейда по метро. Страж кивнул Куполу, мол, молодец, все верно сказал, затем позвал Кузю, и они первыми зашагали в тоннель.

* * *

Говорят, у страха глаза велики. Кузя ощутил это на себе сполна. Никогда особо не боялся темноты и звуков подземных, а тут в штаны наложил. Ну, в переносном смысле, близком к прямому.

Страж, шедший рядом, внимательно бдел сектор впереди, мало увлекаясь его ответвлениями. Кузя наоборот, высвечивал тактическим фонариком все закоулки тоннеля. И вот в очередном коллекторе чуть не опорожнил свой кишечник, скользнув лучом по черной нише прохода.

Два огромных глаза уставились на него, сверля и гипнотизируя вертикальными зрачками. Сразу захотелось не бежать, а почему-то бросить амуницию наземь, вытянуть вперед руки и блаженным придурком шагнуть в объятия неведомого жуткого существа. Почему жуткого, если виднелись только глаза? Да потому что такие большущие зрачки могли быть только у страшилы. Явного урода из уродов.

Кузя струхнул, присел на ослабших коленях, замахнулся, чтобы бросить фонариком в чудовище, зовущее человека к себе одним лишь пристальным взглядом. Но чуткий Страж успел вовремя, спохватившись и стволом автомата преградив замах диггера.

– Тише, тише, Кузя! Не нужно делать этого. И не свети лучом в него. Он не выносит этого.

– Хто-о это-о? – еле-еле смог прошептать ошарашенный Кузя.

– Базилио.

– Че?

– Базилио из Пади. Око тьмы. Существо, живущее только в пещерах и подвалах, но очень темных и холодных.

– Охренеть! Грешник, так какого ты не палишь в него? Позади наши идут, он же их это… скушает.

– Дурак ты, Кузя. Не всякое животное – зверь, не всяк мутант – зло. Среди них встречаются уроды от искаженной в Судный день природы, но не все кровожадны и злы. Это Базилио. И он добрый. Когда его не трогают.

И в довершение сказанного Страж обратился с речью в эти ужасные глазища, чем еще больше поверг диггера в шок.

– Базилио, опусти свои веки, закрой глазки, спи-и.

Раздался глубокий томный вздох, от которого создался порыв смрадного ветерка, ударившего в лицо Кузи. Он сморщился, задержал дыхание, прищурился. Светящихся здоровенных глаз в темноте больше не было видно. Сразу тело и мозг охватила полная апатия, руки обмякли и повисли плетьми.

– Ты… ты в цирке не работал случайно… дросси… дрессировщиком, – промямлил диггер, пытаясь вглядываться в тьму коллектора.

– У нас в Пади многие ими становятся. Если патроны кончаются не вовремя. Стой тут, дождись наших, предупреди, чтобы в нишу эту не светили, а сам потом дуй ко мне. Покажешь, где здесь потайной зал Спецметро.

Кузя кивнул, начал разминать ледяные пальцы, но взгляда с места обитания Базилио не отводил. Позже, когда он догнал Стража, все еще не справившись с унятием страха, спросил:

– Слушай, Грешник, а почему Базилио? Тот, что в сказке про Буратино, кот слепой был, незрячий. А у этого чудища шары размером с обруч.

– Так и этот незрячий, – бросил Страж через плечо, шагая вдоль стены тоннеля и осматривая своды с гуляющим по ним пятном фонаря, – он не видит, но очень хорошо слышит. Его мало кто видел целиком, во всей красе. Говорят, что это жуть типа кроторога, но не столь суровое, как тот червь. Тебе повезло, что он услышал тебя заранее и первым, сразу открыл глаза. Вот если бы ты подкрался незаметно и тихо, а потом спугнул его, то последствия стали бы необратимыми. Как в твоем кишечнике после пургена. Я тоже с ним пару раз сталкивался, в горах у Восточного форта и на Плато Зеро. Но облик привычный человеческий сохранил, как видишь.

– А… а что с теми, кто не справился со страхом и внезапно увидел этого Базилио? – озабоченный Кузя шагал нога в ногу со Стражем, заглядывая ему в лицо в сумерках тоннеля.

– Заики, психи, обосранные и седые во всех местах.

– Уж лучше просто седым стать, чем остальное перечисленное.

– А это не порознь, – сказал Страж, остановившись и задумавшись, – это четыре в одном. Увидел такие глазища, поседел, обхезался, стал дико заикаться и психически неадекватен. А хуже всего, сердце не выдержало – и помер от его разрыва. Вот так, Кузя. Слышь… Давай-ка осторожнее. Если сюда ночью занесло хряка и Базилио, значит, и других могло понабежать мутантов. Нужен свет. Много света. А то идем как слепые котята. Я даже силы кристалла не ощущаю.

– Опусти свои веки, поднимите мне веки… – прошептал оторопевший и вставший истуканом диггер… – будто Вий вернулся из книги Гоголя.

– Алле, Кузя? Слышишь меня? Да забудь ты про этого Базилио. Еще и не такое встречается после Судного дня! Включаем налобные, подствольные, факел зажги – они огня боятся почти все.

– Кто?

– Мутанты, еп твою… Кузя, соберись, а.

– Ага. Черт! Вот попадалово. Зачем я подписался первым идти сюда?

– Зажигай, твою мать! Слышу че-то.

Из тоннеля раздались шелест и шорох, затем скрежет, словно ветром гофронастил пошурудило. Грешник направил АК-12 вперед, шепнул напарнику:

– Факел воткни рядом, а сам дуй обратно. Зови подмогу. У нас гости.


Глава 20
Внимание! Следующая станция – «Смерть»

– А помнишь, как нелепо погиб Мазепа? – спросил Скол, утирая пот с лица, шагая рядом с Репеем. – Не струсил бы, не сглупил тогда, сейчас бы с нами топал. Со стволом и в окружении друзей.

– Ага. Сдрейфил, вот и откинул копыта. Лох! – констатировал Репей, вглядываясь в спины впереди идущих товарищей.

Отряд двигался вдоль рельсов по тоннелю вперед, пока крик Кузи не остановил всех в замешательстве. Казалось бы, нужно срочно бежать к Стражу на помощь, но ноги отказывали, а мозг превратился в кисель.

Как всегда вывел всех из коматоза Купол.

– Че встали? Живо вперед. Опер, ты со своими держи левую стенку, Ден – правую. После первого отстрела мы вступаем. Репей, прикрываешь тыл. Скол, пулемет во фронт. Паровоз, готовь фауст. Пошли, пошли, не хрен булки мять. Стража потеряем – вообще всего лишимся. Живей!

Толпа бойцов рванула вперед, громыхая обувкой и разнося эхо по всему метро. А там, в темноте, уже трещал короткими очередями автомат Грешника.

Парни сразу вклинились в бой, поливая свинцом овал тоннеля, из которого то и дело выскакивали оскаленные морды уродливых тел. Стрелки сменялись по хлопку товарища сзади, чтобы перезарядиться. Этому их научил Купол, не вылезавший до Судного дня из сайтов и видеоблогов о работе спецназа. Тактика уже не раз подтверждала себя с положительной стороны, таким образом огонь велся беспрерывно и метко – бойцы успевали выдохнуть флюиды страха, обновить магазин или обойму, прицелиться. Навыки, приобретенные в перестрелках с попаданцами из-за укрытий, неплохо сказались и сейчас – урон, наносимый мутантам, оказался высоким. Волна зверья захлебнулась, твари скулили и стонали на все лады, давя друг друга у полосы огня, которую создал Грешник брошенным факелом и тремя фальшфейерами. Мутанты боялись пламени и яркого света, который к тому же позволял людям хорошо видеть цели и уничтожать их.

Подбросили еще огня к горе трупов свирепых животных Пади, в ход пошли ручные и подствольные гранаты, отчего даже ополченцам пришлось «приземлить» свой строй: передний ряд стрелков лег, а задний – присел на колени.

– Где Дюша? Где огнемет? – заорал Купол.

Пермитин Андрей по прозвищу Дюша появился как из-под земли, поправил ранец из спаренных баллонов за спиной, навострил ствол аппарата и дал первую струю. Обширное пламя не достало тел тварей, поэтому пришлось увеличить напор и сделать три шага вперед. Новый сноп пламени порядком окатил мутантов, перебирающихся через мертвые туши своих сородичей. Визг и жалобный скулеж полетели по тоннелю многократным эхом. Псы, волки, хряки, гуффоны, шипуны, гигантские сколопендры, ракоскорпионы, жуки и прочие уроды Пади отпрянули, загудели, попятились назад. Один из шипунов, паук колоссальных размеров, от боли дернулся и умудрился воткнуть жало попавшему под его головобрюхо зверозубу, отчего последний взвизгнул и стал корчиться в предсмертной агонии. Новая волна огня снесла обоих. В воздухе установился стабильный запах горелого хитина и паленой шерсти.

Еще минута боя, и атака мутантов накрылась – звери и насекомые дали деру.

– Не суйтесь в эту срань! – заорал Грешник, размахивая автоматом. – Не преследуйте их. Там много раненых и недобитых. Опасно.

Купол приказал прекратить огонь. Стволы замолкли, наступила относительная тишина – раздавались только шорохи и шипение противника, да громко трепыхал в углу опаленными крыльями стрекозел, загибаясь от дикой боли. А еще тяжело дышали возбужденные боем парни.

– Вот же хрень! – вымолвил Паровоз, утирая пухлые губы. – Я такого уродства еще в жизни не видел. Даже в кино.

– Точно.

– Ага.

Скол опустил ствол пулемета, все еще не закрывая рот. Парень всадил в это сборище уродов всю ленту и сейчас понимал, что не спасли бы и две других, запасных, если бы не помощь огнем друзей.

– А она, эта нечисть, блин, когда успела стать друг для друга союзниками? – прошептал он. – Когда собаки плешивые начали дружить с тараканами? А кабаны с волками? Или я че-то не догоняю?

– Да уж, такой противник пострашней попаданцев будет, – сказал Купол и, перезаряжая автомат, посмотрел на Стража. – Вить, и часто у вас в Пади такое происходит?

– Совру, если скажу, что часто. Наверное, раз в неделю точно. И они не союзники. Там, – Грешник показал наверх и в сторону уже недалекого тупика Спецметро, – они враги вечные там и постоянно грызутся. Но стоит произойти Вспышке или получить ментальный посыл телепата, как все эти твари объединяются, и начинается Гон.

– Что?

– Гон! – ответил вместо Стража Денис, устало вставший с корточек. – Это когда все мутанты Зоны или Пади неведомой рукой обращаются в живую волну, и это цунами несется во все стороны от эпицентра ментального удара, сметая все на своем пути.

– Именно так, – сказал Грешник, улыбнулся и подмигнул Дену, – вы и лучше меня уже знаете, что там и почем. А теперь давайте делать проход, добивать еще живых уродов и спешить к порталу. Иначе скоро вся фауна Пади тут будет. А я пока свяжусь с Армадой и попрошу ее заткнуть мозговую атаку Иного.

– А сразу кончить его она не может? – поинтересовался Репей. – Че мараться-то?

– Твоими бы устами да медку… Не все так просто в Пади, да и Армада не всесильная и вездесущая. Только мы с вами, простые нормальные люди, можем сделать то, что непостижимо внеземному комплексу. Только ты, Репей, сможешь повлиять на ход истории сейчас, чтобы завтра твой сын смог жить радостно и счастливо. Пафосно, блин, получилось, но истину говорю.

Репей довольно осклабился, аж грудь выпер от гордости.

– А кто такой Иной? – спросил Рыжик.

– Иные? Антиподы нам, Стражам. Злодеи, мать их! Те, кого Армада записала во враги, те, кто издревле противостоял Основателям, кто гадил, искал Армаду для своих корыстных целей. Они обладают некоей черной энергетикой, даже могут противостоять силе амулетов Армады, которые мы, Стражи, носим.

– Они уродливы как мутанты? Как выглядят, чтобы их вычислить, распознать?

– Они скрываются в любом человеческом обличье, – как-то печально ответил Грешник и шагнул вперед, – и их сложно вычислить. Они сами тебя найдут!

От этих слов у некоторых бойцов спины покрылись мурашками, они стали переглядываться, словно ища друг в друге признаки Иных, боясь удара в спину.

Тварей-недобитков кончили дружно и быстро, разве что умирающая сколопендра чуть не укусила за ногу Скола. Отряд направился дальше, внимательно осматривая сектор перед собой.

Вскоре показался искомый объект – боковое помещение тоннеля в виде коридора-аппендикса и большой зал в три уровня с винтовой лестницей, гудящим, но неработающим эскалатором и тремя мерцающими светильниками под серым потолком. В центре, почти у подножия эскалатора, расположилась светящаяся ядовито-зеленым цветом арка семь на семь метров. И несколько трупов попаданцев возле нее.

Бойцы по еле заметному мановению жеста командира рассредоточились по периметру зала, заняли позиции для отражения возможной атаки противника. Купол с Грешником и Сколом спустились вниз, мозоля указательные пальцы на спусковых крючках оружия. Осмотрелись.

На грязном мраморном полу в струпьях засохшей крови валялись четверо тевтонцев. Оружие при них, позы нелепые, раны глубокие, рваные и резаные. Оставить такие могли только звери.

– Вот тебе и ответ на многие вопросы, – шепнул Грешник Олегу, поводя стволом автомата по сторонам, – откуда твои попаданцы взялись в городе, кто их кроме вас мочит и почему в Средневековье оказались некоторые мутанты типа драконов, троллей, вепрей и зомби. Это гарпии, троглодиты, хряки и ходячие из Пади. Боюсь, кого-то еще ненужного и стремного занесло отсюда в историю!

– Подожди… – Купол не отрывал пристального взгляда от переливающейся приятным светом арки портала… – Ты хочешь сказать, что эти врата не только оттуда сюда, но и обратно работают?

– Странный ты! Конечно. Я же как-то собрался обратно попасть в свою реалию, тут та же схема. Вероятно, активированная «дуга» подкинула вам, горожанам, эту хрень. Нужно срочно закрывать портал, чтобы не получить на-гора очередное войско Батыя или зондеркоманду СС.

– Ты сможешь сделать это? А то мы взрывчатку прихватили, если что.

– Я тебя умоляю! – Страж криво усмехнулся, бросив на Купола ироничный взгляд. – Какая, на хрен, взрывчатка? Это портал между временами и пространствами, а не вход в бункер Гитлера. Это все равно что пытаться уничтожить путь в сто метров, который только что преодолел бегун за, например, десять секунд. Ты ни время, ни расстояние уже не сможешь стереть никакими средствами.

– Упс. А… э-э… – Купол стоял в нерешительности, почесывая бровь… – А как же ты тогда сможешь это сделать?

– Ну… я же Страж. Я полномочный представитель Армады. Смогу, поверь мне. Только дайте мне пять минут, сообрази охрану, чтобы ни мутанты извне, ни попаданцы из портала не смогли за яйца схватить меня во время работы.

– Ага. Понял. Сделаем.

Купол раздал команды, бойцы, до этого косо поглядывающие на диковинный портал и подслушивающие разговор двух старших, резво перегруппировались, заняли исходные. Часть из них стволами наружу, другие в сторону светящейся арки. Скол и Паровоз уставили дула пулеметов в эпицентр портала, а Купол не сводил глаз с манипуляций Стража.

Грешник вынул из поясных контейнеров три артефакта. Один из них походил на яркую грушу дюшес, другой напоминал амбарный замок, третий просто походил на драгоценный камень кровавого оттенка.

– Это «янтарь», «факс» и «рубин», – пояснил Страж, уловив мысли Олега, возясь с диковинками из своей реальности, – одни из самых дорогих и чудесных артефактов Пади. Для вас, во имя вашей свободы не жалко, да и Армада оценит. Только вот…

Грешник замолчал, помещая один за другим все бесценности в один контейнер, снятый с ремня. Купол подумал, что Грешник увлечен процедурой совмещения артефактов, поэтому притих, но потом понял, что ошибался. Страж продолжил:

– …Только я не смогу закрыть портал между вами и Падью.

– Кажется, я понял, почему! У тебя нет больше дубликатов этих артов?

– Ага. И найти такие же в Пади, честно говоря, получится не скоро. Может быть, никогда. Хотя, у Треша имелись подобные, но его еще самого найти нужно. Иногда это сложнее, чем отыскать очередной «янтарь».

– И че делать бум?

– Что делать? – Грешник утер вспотевший лоб плечом, посмотрел на стоявших рядом ополченцев, подмигнул. – Пока закрывать эту брешь. Из прошлого в настоящее. А уж отсюда проход в будущее, в мою реальность, покумекаем позже, как сбацать. А ну… отходим все на десяток метров.

Скол с Паровозом метнулись по эскалатору вверх, спотыкаясь и толкая друг друга. Купол отошел назад, но неотрывно смотрел на руки Стража с напяленными на них фольгированными перчатками. Видимо, оставался один шаг до чуда, и это чудо Олег хотел увидеть воочию.

– Осторожней, Купол. Я сейчас метнусь в твою сторону, не хочу застыть в позе сломанной березы ногами в Золотой Орде, башкой здесь, в двадцать первом веке. Готов? Пожеланий никаких нет?

Олег прищурился, разглядывая ухмылку Стража.

– Например?

– Ну… вдруг ты мечтаешь попасть в прошлое, к Наполеону или в рейхстаг. Пока не поздно, а, Купол?

– Мечтал когда-то. Во снах или лежа в кроватке, с солдатиком игрушечным в руке, фантазируя и начитавшись исторических и военных книжек. А теперь? – Олег вздохнул. – Теперь после явления их сюда, после того, как плотненько так познакомился с ними, че-то как-то не хочется. Ну их в задницу! Я готов, Витек. Работай.

– Гм. Понял.

Грешник сунул в контейнер третий артефакт, закрыл крышку ячейки, повернул маленький тумблер в ее оболочке и тотчас бросил все это в сердцевину портала. Контейнер не успел долететь до блестящей ауры, а Страж уже очутился возле Купола.

– Смотри, Олега. Смотри и не говори потом, что не видел!

И командир ополченцев, и все его бойцы, да и сам Страж с любопытством созерцали картину волшебного явления. Не было грохота, вспышек, смертоносных разрядов. Контейнер, угодивший в чрево портала, просто глухо пыхнул, мигнул искрой, будто только-только зажгли бенгальскую свечу, и сработал. Мигающая арка булькнула, чавкнула и погасла. В воздухе запахло озоном, он стал снова прозрачным в том месте, где только что светился вратами в другой мир. Словно и не было ничего.

Тишину прервал Грешник:

– Ну, вот и все. Цирк закончился, все сдали по пятерочке и гуляем.

– Вить, а это… Портал точно исчез? – спросил недоуменный Купол.

– Точнее некуда. Иди, потрогай руками.

– И это точно тот самый портал, откуда попаданцы из прошлого являлись сюда?

– Да.

– Вау! Отлично. Блин, Страж, ты красава! Объявляю тебе благодарность с занесением.

– Ага, служу Армаде и трудовому народу! – нарочито шутливо ответил Грешник, и оба расхохотались. Купол облегченно и радостно, Страж – от смешной немой картины. И от ощущения своей безмерной помощи этим парням.

– Пацаны! – Олег крикнул на весь зал, переводя взгляд с парапета на парапет, где ютились его бойцы. – Все-е! Баста, карапузики, кончилася песня. Попаданцам дорога в наш город закрыта. Навсегда. Победа!

И под приветственные овации и гогот друзей, словно в подтверждение слов командира все коридоры, зал и тоннель озарились светом. Лампы под сводами метро включились, вентиляция заработала, где-то за стенами загудели пневмоприводы, а эскалатор дернулся. Лестница поехала, чуть не опрокинув стоявших на ней людей.

Источник сбоя аномального континуума действительно исчез, навсегда закрыв вход в Энск. Навсегда ли?..

* * *

Еще одна радостная весть ждала ополченцев при выходе их в тоннель. С появлением электричества в метро ее бывшие работники запустили один локомотив с тремя вагонами и вовремя подкатили на нем к группе Купола. Правда, по пути пришлось затормозить, врезавшись в баррикаду из трупов мутантов, поохать и сконфузиться от вида мертвых уродов, луж крови и тысячи пустых гильз. Напуганный машинист и бойцы из звена Духа недоумевали, что здесь произошло и живы ли их товарищи, ушедшие в рейд.

Встретились.

– Ряха, как я рад тебе, дружбан! – бросился в объятия старого знакомого Репей. – И знаешь, ты очень кстати тут.

– Мужики отремонтировали состав, сразу запустили, как включили свет, – пояснил прибывший боец, парень спортивного телосложения, с немецким пулеметом через плечо, – Дух к вам отправил. Сказал, вдруг вам помощь нужна или еще что. Киса вон с нами да тот инженер-метростроевец. Медичка с нами и десяток бойцов. Пива вам взяли и факелов еще соорудили.

– Красавчик, – подошедший Купол похлопал по плечу детину, приветливо улыбнулся, – Дух тоже молорик. Нам колеса… то есть транспорт рельсовый не помешает. У нас радость, Ряха. Мы нашли и закрыли портал. Теперь попаданцы к нам не пройдут. Это нужно отметить. Всем по бутылке пива и полчаса привал. Я пока с инженером перетру кое-что.

– Олег, я бы поторопился с выходом из Спецметро к моему порталу, – встрял Страж, – вопрос с мутантами остается открытым, не хотелось бы снова схлопотать гон зверья в нашу сторону.

– Вить, согласен, но ты знаешь, как мы ждали этот миг?! Искали брешь в «куполе», теряли друзей. Дай им немного выдохнуть. Полчаса, не больше.

– Смотри сам.

– Тебе домой сильно охота?

– Да при чем тут это? Мне Гура доставить нужно, портал захлопнуть. И за вас волнуюсь. Если тебе показалось, что с мутантами легко и быстро можно справиться, то ошибаешься. Эти твари были еще не самые страшные и сильные. Да и ждали мы их.

– Ой, братишка, не пугай нас, – бросил стоявший на раздаче пива Паровоз, – давно пуганые. Справились с этими, порубаем и других.

– Смелый ты больно! Но хочу предупредить еще раз. В Пади хватает гадов в таком обличье, что мама не горюй. Те же мимикримы, телепаты, огарки, рогачи.

– Это еще кто такие?

– Мимикримы невидимы и весьма кровожадны. Подбираются тихо и незаметно, хватают жертву, иногда рвут на части, чтобы быстрее кровь заполучить фонтаном, но зачастую сковывают сильными объятиями и впиваются в тело, щупальцами сосут кровушку. Попасть в такого из оружия – редкость, вырваться из захвата – бесполезняк.

– О, ё!

– А телепаты?

– Эти на расстоянии действуют, мощным ментальным ударом подчиняют волю жертвы и делают с ней что хошь.

– Секос?

– И это могут, – Грешник ухмыльнулся, – сделают так, что сам все побросаешь и овощем побежишь к нему, отдашься всяко, потом умрешь от его истязаний и… и снова будет тебя иметь во все… гм… ну ты понял.

– Звездец!

– Ого. Просто красавчик какой-то! Жеребец.

– Ну да. Я посмотрел бы на это.

– Зад темноте еще больше будешь подставлять, так и узнаешь скоро.

– Иди ты…

Хохот и недовольные ворчания слились в один шум, Купол махнул рукой:

– Кончай базар! Ну вот что за люди?! Только им поблажку дашь, разрешишь отдохнуть или глоток алкоголя, так сразу начинается гнилой базар. Дети малые, ей-богу!

– Точно.

– Да уж прямо, подумаешь, порамсили малеха.

На глазах у изумленной Богдо, прибывшей с локомотивом и инженером, Страж, вынувший очередной артефакт из поясного контейнера, прилепил его к ране Середы. Семен взбодрился, морщины на его изможденном лице расправились.

– «Чакра», – пояснил Грешник, разгибаясь, – один из немногих артов Пади, лечащий раны за час-два. Любые. Ну… или почти любые.

– Да ладно-о?!

– По чесноку. Заживет и не вспомнит. Диковинки аномалий.

– Так скоро и я не нужна буду со своими лекарствами и навыками, – грустно промолвила Богдо.

– Поверь мне, сестричка, зубы рвать ты точно сможешь всегда, – сказал Паровоз и заржал.

– Ну, тебе я и сейчас могу проредить твой гнилой забор.

Теперь засмеялись все, кроме самого Паровоза, обиженно насупившегося на женщину.

Грешник отошел в сторону, снял перчатку, стал пить пиво из бутылки жадными глотками. Такой роскоши в Пади давно уже не водилось. Рядом стоял Дизель, комплектующий патронташ зарядами из рюкзака.

– Слушай, ты давно знаешь Купола? – спросил Страж.

– С детства почти. А че?

– Он что, служил? Или в органах робил?

– Все так думают. Не-а. Ни там, ни там. Охотник-любитель – да. Спортсмен – да. Турист. Но не вояка и даже в армейке не был. Жизнь сама в нем раскрыла этот талант. Точнее, война, пришедшая внезапно в наш город.

– Ну-у… А как же какие-то командирские знания, опыт, тактика, стратегия… Откуда это?

– Говорю же, шестое чувство открылось. Проявил себя сразу и в деле. В бою и потом, на собрании на базе. Организатором и бойцом. Конечно, были такие, кто называл его сопляком, не хотели ему подчиняться и так далее. Но большинство увидели в нем командира и ум отметили. Тут у нас с первого дня вторжения попаданцев образовался смежный отряд. Его Ряха возглавил, инструктор по пейнтболу. Собрал человек двадцать парней. Они попытались воевать тем, что есть… Шариками от пейнтбола да страйкбола, пневматикой, травматикой, трофеями французов. Зрелище было стремное, когда в ответ на краску и пульки фрицы ответили пулеметом и автоматами. Положили всех ряховцев. Один он и выжил. И вступил в наш отряд.

– Так вы все вроде не лохи, вона и пострелять любители, и покомандовать горазды.

– Не-е, Купол другой! Он даже не пацан. Он больше. Он мужик. Хоть и молодой. Слышь, Страж… А может, твоя Армада его сделала таким? Раз она тебя прислала, ведет нас, помогает. Вдруг она Купола наделила сверхспособностями?

Грешник почесал голову под шлемом, вытер нос, хмыкнул и пристально посмотрел на стоявшего неподалеку Олега:

– Все может быть! Все может…

Через четверть часа отряд, расселившись по вагонам и выставив во все разбитые окна стволы, покатил в сторону тупика секретной станции Спецметро. Туда, где находился еще один портал. Особенный. И где, возможно, каждого из ополченцев ждал свой рок. Предначертанный на жизненной стезе только ему.


Глава 21
Тот самый рок и ни граммом меньше

Взрыв опрокинул машиниста и его помощника, воспламенил кабину локомотива и заставил содрогнуться все вагоны. Откуда на рельсах возник заряд, никто не понял, но врезались в облако разряда ощутимо и внезапно.

– Обычно после подрыва поезда его атакуют, – заметил Ден, пригибаясь и выставляя ствол «Вепря» наружу.

– Бойцы, занять позиции! – крикнул Купол, вскидывая автомат.

– Стойте! – Страж спустился на железнодорожное полотно, внимательно стал осматриваться. Поглядел на амулет и, успокоившись, пошел к началу состава.

Через несколько минут он сообщил, что впереди чисто, а взрыв произошел от столкновения с аномалией.

– Что? – Ден крайне удивился. – Аномалии тут? Откуда? Тоже из портала? Они же не мутанты, чтобы…

– …Это блуждающая аномалия, – пояснил Грешник, держа в руке светящуюся лампочку, – называется «энерго», вот ее продукт «батарейка». Неплохой артефакт, кстати! Один сможет питать пару лет целый автопарк или жилой дом. Заряжает любые аккумуляторы, батареи, энергоносители, двигатели. Может послужить нехилой бомбой.

– Сколько стоит? – Репей аж на цыпочки привстал, выглядывая из-за спин товарищей.

– У вас всех не хватит бабла купить это. Здесь, на Большой земле. Там, в Пади, «батарейку» можно обменять на ящик водки или пару цинков патронов. На оружие или аптечки, на…

– …Женщин! – перебил его Репей.

– Нет, женщины там почти бесплатны. Вот еще, тратить арты на их услуги!

– Как бесплатны? Почему? – удивился все тот же Репей, косо поглядывая на Кису.

– У нас их так много и они заняли низшую ступень в иерархической лестнице после Судного дня, что толку от них мало. Поэтому занять их нечем, когда кругом бойня, выживание, радиация и эпидемии.

– Охренеть! Клево, – расплылся было в ехидной улыбке Репей, но, снова заметив суровый взгляд Кисы, осекся. – Ну… в смысле… Плохо так им у вас… наверное.

– Слушай, Страж, – выступил вперед Клип, – меняю твою «батарейку» на четыре магазина к АК, аптечку, бутылку грузинского коньяка и бронежилет свой. Смотри, какой он клевый!

Толпа перевела взгляды с бойца на Грешника. Тот хмыкнул, улыбнулся:

– Ишь ты. Сообразил первым. Да без проблем. Большего просить не буду, условия приемлемые. У меня как раз патронов полмагазина осталось. И броник не лишним будет. С этим в Пади проблема. Меняемся.

Он снял с пояса контейнер с артефактом, протянул его ополченцу под завистливые взоры товарищей и восторженные реплики.

– Вот ты орел, Клип! Вертанулся, блин.

– Красава!

– Ушлый паря.

– Молодец, Костян!

Оба обменялись согласно договоренности, разгруженный Клип не спрятал бесценную диковинку в ранец за спиной, а прошел сквозь толпу и протянул контейнер машинисту локомотива:

– На, воткни куда положено. Составу же нужно ехать. А то простоим здесь хрен знает сколько!

Этот поступок очень удивил всех, Купол сделал шаг к другу.

– Ну, Костян, я не ожидал от тебя такого! Думал, ты только бухать да девок мацать готов. А за эти дни узнал, что воюешь неплохо и не трусишь. А тут еще и… Че сказать? Красавчик! Потом забери артефакт, как доедем до места. Благо немного осталось.

– Естестно! – Костя Липов широко заулыбался. – Рад стараться.

Под одобрительный говор товарищей и похлопывания по плечам боец вернулся на прежнее место.

– Эй, дядя! – обратился Грешник к машинисту, мужичку среднего возраста в очках и серой униформе. – Только голыми руками не трогай арт. Он обжечь может не хило так. Только через фольгу или асбестовые рукавицы. Прислонишь к генератору или что там у тебя под капотом паровоза… Положишь его там. Он тебе энергии даст хоть до Пади доехать.

– До Пади нам не нужно, – пробурчал Купол задумчиво, – нам бы до станции добраться.

– Эт точно!

Локомотив действительно заработал, загудел, хотя до этого стоял мертвым железом.

– Аномалия его кончила, она же его и оживила! – заметил Дизель, жуя охотничью колбаску.

Все погрузились, поезд снова отправился вперед, но уже на малой скорости во избежание новых неприятностей.

* * *

Грязный тучный человек сидел прямо на холодном влажном бетоне и грубо чесал пятерней плешивую голову. От этого чеса остатки жидких волос легко вырывались и опадали вниз. Сморщенная бледная кожа на теле, покрытая язвами и коростами, придавала ему вид давнишнего трупа, выкопанного после месяца лежания в земле. Гнилые зубы, порванное ухо, периодически издаваемый рык, обгрызенные корявые ногти и красные белки глаз придавали ему ужасный вид. И вообще это был не человек. Давно уже не человек! Он стал уродом Пади, однажды попав под Вспышку, рождаемую «дугой», а до того еще и схлопотавший изрядную дозу радиации при пересечении Пустошей.

Теперь он стал мутантом, назывался телепатом и являлся одним из самых злых и страшных существ Пади. Заслышав вдалеке шум двигающегося поезда, телепат хрюкнул, тяжело поднялся и повернулся в сторону приближающегося звука. Множество уродливых зверей, до этого момента ютящихся по углам и нишам станции, встрепенулись. Толстый урод вытянул кривые руки вперед и утробно замычал. Тотчас в тоннель полетела волна ментального удара, сопровождаемая гулким эхом. Будто выхлоп ТЭЦ, стравливающей давление в котлах. Мутанты дружно сбились в разномастную и разношерстную стаю и рванули в направлении телепатического посыла. Теперь ими распоряжался этот мрачный убогий человек-мутант, обладающий невидимой, но огромной силой.

Два десятка тварей бросились прямо по рельсам навстречу локомотиву, слепящему прожектору, и во главе гона несся больших размеров рогач. Уже не медведь, но и еще не носорог. Машина убийств.

Он и послужил тараном, остановившим ценою своей жизни тяжеленный, медленно двигавшийся состав с ополченцами. Машинист не успел крикнуть пассажирам об опасности, поэтому тряхнуло так, словно в стену въехали. Народ попадал, получая увечья и громко бранясь. И только Страж понял, что наступил момент истины в их подземных приключениях. Потому что кристалл Армады на его груди покраснел и стал светиться, реагируя на приближение опасности.

– Угроза по фронту! – заорал Купол, поднимаясь с пола и растирая ушибленное предплечье. – Всем оставаться в вагонах, стволы по периметру, огонь на поражение.

Бойцы вяло среагировали, все еще кривясь от полученных ушибов, не понимая, что произошло, и оказавшись снова в темноте. Артефакт, лежащий на электродвигателе, слетел от удара, и вновь накрылось питание поезда. А вместе с ним погасло освещение вагонов.

Некоторые ополченцы уже спустились на путь. Кто испугался темноты и замкнутого пространства вагонов, другие очень уж буквально восприняли аварию поезда, выискивая врага. Поэтому именно эти бойцы оказались жертвами звериной волны…

Первыми пали два добровольца из тех, что вступили в отряд Купола на «Заречной». Их просто разорвали псы и волки, стаей накинувшиеся с платформы. Мужики не успели даже выстрелить. Дюша, встретивший залпом огнемета мутантов, схватился за голову и упал на колени в страшных мучениях. Со стороны показалось, что он пытается вырвать из черепной коробки боль, царапая лицо и жутко крича.

– Это телепат, мать его!.. – ругнулся Страж, высунувшись по пояс в окно. – И он недалеко. Я займусь им, иначе с тварями этими будем сложно и долго сражаться. Купол, ты обороняйся здесь, я поверху пойду, по платформе.

– Понял. Только возьми кого-нибудь. Одного не пущу!

Грешник кивнул, скидывая лишнюю амуницию, непригодную в бою.

– Клип, Ден, Ерема. Идите с Витьком. Мы тут сами.

– Есть.

Кругом уже стояла канонада, ополченцы оборонялись, паля прямо из окон.

Группа Грешника рванула прочь, перемахнув край платформы и растворившись в темноте. Мозг Олега резанула мысль, что Клип отдал почти весь боекомплект Стражу в обмен на артефакт, а теперь убежал почти пустой. Но очередная смерть отвлекла его – прямо на его глазах Пашку схватил почти невидимый мутант, сдавив его так, что у парня лопнули глаза. Зрелище было отвратительное, существо то появлялось, то пропадало от взора Купола. По всей видимости, это и был мимикрим – мутант со стелс-режимом в организме, умеющий быть невидимым и принимать окрас окружающих его предметов, а иногда и являть себя в полном уродливом обличье.

Мимикрим сразу впился щупальцами в шею и спину жертвы, все еще переливаясь в отблесках фонарей радужными контурами. Купол зашипел сквозь стиснутые зубы, будто его самого сдавливал мутант, и, прицелившись, дал очередь из автомата. Девятимиллиметровые пули немецкого МП-38/40 нанесли твари ощутимый урон, выбив ему последние мозги. Но и попали уже в бездыханное тело Пашки. Мутант расцепил конечности, обмякшая жертва сползла наземь, но новая очередь повергла зверя. Пришлось всадить в него весь магазин, чтобы умертвить окончательно.

– Паровоз, вдарь в их гущу. Парово-оз!

Снаряд фаустпатрона угодил в центр звериной волны, взрывом разметав ее значительную часть. Но бешеные твари, подгоняемые ментальным посылом телепата, неумолимо рвались в атаку, вгрызаясь в противника и в обшивку вагонов, влезая в окна и прыгая на крышу.

– Киса, лезь наверх, снимай их оттуда, – бросил Купол в перерыве между стрельбой, – Ряха, подсади ее. Скол, отгоняй их от поезда. У тебя же пулемет, а не дубина, мля!.. Лом, возвращайся, твою мать. Куда ты?

Макс Ломейко, поливая из «калаша» зверье, запнулся о труп пса и упал, ударившись головой о борт состава. Тотчас в него впились гигантские крысы величиной с кошек. Прикрывавший его Рыжик сразу не заметил в пылу боя потери товарища, а когда обернулся, то его стошнило тут же – истерзанный труп Лома подергивался от многочисленных укусов грызунов.

Ряха успел подсадить Кису, буквально закинув ее на крышу вагона, но сам, торчавший наполовину в окне, стал целью атаки прыгуна, который после огромного скачка ударился в человека и тут же начал вгрызаться в него. Ряха мужественно держался, почти не издав ни звука, пытался сбросить тварь с себя и влезть обратно в вагон. Вовремя Киса сверху всадила всю обойму пистолета в урода, повергнув его наземь. Раненого Ряху затащил внутрь Репей и продолжил вести огонь.

Юрика, ставшего героем на водокачке, теперь нещадно рвал зверозуб, напавший на него сзади, пока тот отбивался от крысаков. Парень истошно вопил, терзаемый клыками мутанта, так и утонул в гуще тел тварей.

Купол понимал, что всем друзьям помочь невозможно – вереница бойцов, растянутая на полста метров, ожесточенно сопротивлялась мутантам, не в силах уже собраться воедино. Нужен был иной выход из сложившейся ситуации, гибельной и патовой. «Скорей бы ты достал эту мразь, Страж!» – подумал Олег и, воткнув новый магазин, снова открыл стрельбу.

– Паровоз, собирай народ в первом вагоне, – крикнул он телохранителю, – нельзя порознь, нельзя-а!

– Понял.

– Репей, ты в третьем держи оборону…

– Там пока пусто. Че я как лох буду тылы сторожить?

– Сказал, держи-и, твою мать!.. Кузя, охраняй Середу. Не подпускай гадов к нему…

Пальба иногда затихала – парни перезаряжались и в этот момент были наиболее уязвимы для нападок зверья. Особенно доставали крысаки, в которых попасть оказалось сложно. Вездесущие и прыткие, они лезли во все щели и, нисколько не боясь людей, впивались в их ноги острыми как бритвы зубами.

– Картечью лупи, дробью.

– Пинай их.

– Топчи-и.

– Слева гад. Бойся…

– Дизель, сзади-и…

Бах-бух-тра-та-та. Звук выстрелов несся отовсюду, оглушал в замкнутом пространстве. Иногда вой и скулеж мутантов перекрывал шум стрельбы. Поезд стал похож на огнедышащего червя, пыхтящего дымом и пламенем, которого терзали муравьи.

Машинист, защищаемый в кабине стеклами и помощником с пистолетом, водрузил «батарейку» на нужное место двигателя, снова запустил локомотив и попробовал сдвинуть сдыхающего рогача. Это получилось плохо. Огромная туша еле-еле шевелилась под напором буфера состава, окровавленный передок поезда бесполезно тыкался в мутанта.

Машинист начал сдавать назад, уводя транспорт из-под гнета зверья. Смена позиции оказалась правильным решением – поезд давил израненных тварей и тех из них, кто не успел выбраться из-под вагонов. К тому же защитники приободрились, приветствуя отход. Потери среди личного состава и беспрерывные атаки мутантов создали кромешный ад, из которого выбраться теперь мечтал каждый.

Мечтал об этом и Кузя, до боли сжимавший «маузер» и неотрывно следивший за салоном вагона. Сзади постанывал инженер, сидящий возле брезентового трупа Гура. На миг засмотревшись на что-то, округляя глаза от происходящего чуда, диггер потерял контроль за дверью. И очень сильно поплатился за это.

Вбежавший в вагон мимикрим невидимой мощью обрушился на человека с пистолетом. Кузя вскрикнул и невольно выстрелил в тот момент, когда мутант схватил его. Пуля попала в жизненно важный орган зверя, поэтому сбила его стелс-режим, но прояснившийся вид урода и оглушающий рев выбили диггера из колеи. Навсегда. Сердце парня не выдержало внезапного ужаса от вида страшилы и его рыка и от резкого выплеска адреналина сорвало свой рабочий режим. Кузя умер в лапах кромсающего его мутанта, рука повисла плетью, пистолет выпал на пол с глухим стуком. И только Семен Середа, застыв в сидячем положении, с леденящим ужасом созерцал страшную картину поедания своего товарища мимикримом…

– Степан, вон прыгун, – крикнул Котельников, нервно теребя подсумок, – я пустой, пустой.

– Скол, полосни справа.

– Я кончился… Капец!

И вдруг напор тварей прекратился. Часть их стала разбегаться, другая вяло продолжала нападки, но уже поджимая хвосты и боязливо отстраняясь от людей.

– Братва, дожимаем их! – скомандовал Купол. – Это Страж сработал. Вперед, пацаны.

– Гранаты к бою.

Два взрыва громыхнули перед поездом, новый залп раздался из горячих стволов. И мутанты сдали, отступили, бросились назад, туда, откуда пришли в этот мир, к тому, кто их направил на бойню.

Телепат лежал вдоль рельсы с простреленной головой. Аккуратная дырка в переносице и кусок отсутствующего затылка говорили о снайперском выстреле разрывной пулей. Рядом стоял и виновник – Ден, с безразличием поглядывающий на труп мутанта. Минуту назад он снял его, спрятавшись за будкой служащего метро, а двух прыгунов прикончили товарищи.

Теперь Грешник и Ерема вели огонь в тоннеле, встречая отступавших от поезда мутантов. Ден вздохнул, вскинул «Вепрь» и стал выцеливать отдельных тварей.

* * *

Воевать с мутантами из какой-то чертовой Пади оказалось намного сложнее и трагичнее, чем с себе подобными, с попаданцами из прошлого. Потери превысили все те, что до сих пор ополченцы Купола понесли в стычках с человекоподобным врагом, а не зверьем. Четырнадцать «двухсотых», девять «трехсотых», закончившиеся боекомплекты, нервный срыв. Вот что заимели бойцы, устало развалившиеся по раскромсанным и окровавленным сидушкам вагонов.

– А где Клип? – вдруг встрепенулся Репей, не находя друга среди выживших.

Все стали вертеть головами, взгляд Купола метнулся к Стражу.

– Он с вами же пошел!

– Погиб ваш парень, – уныло сказал Грешник, оторвавшись от фляжки, – я уже жалею, что взял его броник, выменяв на артефакт.

– В смысле?

– Его огарк убил.

– Кто-о?!

– Огарк. Живой сучок.

– Кто-о???

– Да блин, Купол… Я сам знаю, что не уберег парня, что профукал одиноко стоявшую ветку тополя у стены на станции. Это и был огарк, на хрен! Он пропустил нас вперед, а потом ожил и пронзил Костика со спины. Без бронежилета парень влип, конечно. Он там лежит. Отдельно от зверья и телепата. Хороший был парень. Таких уже мало…

– Гребаные мутанты! – Репей кулаком ударил в обшивку вагона. – Командир, какого черта мы сюда полезли? Столько людей потеряли. Плакса… черт побери-и… Рыжик, Юрик, Лом, Дюша, Пашка, Кузя-диггер. Николай вон тяжелый. Тягачев. Ряха и Скол ранены. Поди-ка, заражение от этих гнилых, грязных тварей пойдет. Жопа полная!

– А что, нужно было их в тылу оставлять у нас? Приберечь на потом? Это даже правильно, что зачистили метро от попаданцев и мутантов. Портал закрыли. Многое узнали и увидели. Поняли.

Купол присел рядом с телом Тягачева, возле которого склонился его сын, Дизель.

– Крепись, Николай. Ты молодец. Видел тебя в бою. Зверь! Может, Страж тебе поможет артом своим. А, Витек?

– Часик пусть потерпит ваш герой, с инженера снимем, когда долечим. Нельзя бросать сейчас, а то плоть неправильно регенерирует, перестанет заживляться естественным путем. Тут либо сама рана должна заживать, либо полностью с артефактом.

– Ясно. Николай, держись. Антоха, будь рядом пока. Сам-то как? Цел? Чья кровь на штанах?

– Не моя. Да все пучком, Олег. Я нормалек.

– Киса, ты как?

Девушка только кивнула, сидя с закрытыми глазами, но не убирая указательного пальца со скобы спускового крючка. Люди не могли расслабиться, не веря, что наступил конец бойне. Всех одолело ощущение, что это не все, что придется судьбу испытать на прочность еще и еще.

Вонь от мертвых мутантов стояла невыносимая. Как заверил Страж, они и при жизни пахли не лучше. Пока очухивались от смертельного боя и зализывали раны, Купола мутило в углу. Смерть нескольких друзей, жуткий запах и духота, вид истерзанных тварей, ручьи крови и куски плоти кругом – все вызвало тошноту, он успел отбежать в сторону, стесняясь быть увиденным товарищами.

– Возьми, ополоснись, – подошедший Грешник протянул фляжку, – правда, там пара глотков осталась. Не смущайся своих позывов, состояния. Я в первый раз, помню, вообще сознание потерял при виде разорванного подствольной гранатой прыгуна, ошметками и кровякой которого меня окатило. Позже привык ко всей этой грязи и нечисти.

– А как… как свыкнуться со смертью друзей? – Олег сплюнул остатки пищи, медленно выпрямился и вылил из фляжки тонкой струйкой воду на лицо и в рот, не касаясь губ.

– А, ты вон о чем? С потерей товарищей и родных невозможно смириться. Никогда. И это худшее в жизни любого человека. Даже самка псевдоволка скулит и плачет, льет слезы по своим умершим щенятам. Сам видел в оптику.

– Да при чем тут волки? Мы люди! Люди-и. И мрем в двадцать первом веке ни за хрен собачий. Пачками. От, казалось бы, надуманной неестественной проблемы, давя этих гадов, мутантов из другой реальности, и попаданцев из прошлого, которых в помине как бы нет и которые сдохли давно уже. Завтра аномалия над Энском исчезнет, страна увидит нас и ахнет. Скажут, вы че, охренели там?! Вы положили треть города ради чего? Ради каких-то выдуманных зомби или ряженых? Или чтобы выловить собак в метро, каких-то вшивых, плешивых да бешеных.

– Ни хрена себе! Ну, ты, Купол, сказанул, как в лужу… – Страж положил ладонь на плечо молодого командира, заглянул ему в глаза. – Ты город родной защищал. Ты поднял народ на борьбу с врагом, в каком бы обличье он ни явился сюда. Людей, которые мышами разбежались по норам, прячась от ига иноземного. Они не готовы были ни вчера, ни сегодня драться за свою жизнь, за будущее счастье. А завтра они смогут. Благодаря тебе и таким, как ты. Вы все сделали больше, чем можно, чем нужно. А насчет страны… Нет этой страны больше! Давно нет. После Судного дня прошло четыре года, мир пал, покрытый прахом и пеплом…

– …Как четыре года? – Купол вздернул брови, выгнулся. – Вторая неделя пошла.

– Это у вас здесь вторая неделя, а там, за пределами «купола», четвертый год. Вот так, брат! Это и есть нарушение континуума.

Грешник оставил Олега в полной прострации и направился к парням, поддержать, приободрить. Он в своей жизни сам терял друзей и боевых товарищей, ему знакомы были горечь потерь и боль ран, но сейчас он снова ощутил их, побывав в бою с ополченцами Купола. Он заглянул в вагон, где оставлял труп Гура, завернутый в брезент. Но кроме инженера Середы больше никого не заметил – ни живого, ни мертвого.

– А где мой друг?

– Какой?

– Гур. Здесь его тело лежало в зеленом брезенте. Куда оно подевалось?

Мужик недоуменно уставился на Стража.

– Черт его знает!.. Гм…

– Черт-то, может, и знает, а вот… я… нет. Хотя…

Грешник рванул наружу, спустился под вагон, стал осматривать рельсы и углы, стены и платформу, обходить трупы мутантов, спрашивать народ. Гур пропал.

– Видать, Армада забрала его. Не Иной же утащил, в самом деле!

Он вспомнил, как тела погибших Избранных и Стражей Армада уже забирала себе, чтобы, как утверждал Истребитель, командир всех Стражей, восстановить их в новом обличье где-то очень далеко, за пределами Пади и вообще всего Мироздания. И Грешник верил в эту легенду. Он вернулся к Середе.

– Ты вообще не видел труп?

– Видел, конечно. Но до боя. Потом в пылу не заметил, куда он делся. Вот же тут лежал…

– В каком пылу?! Ты же не уходил отсюда наружу.

– Командир приказал Сергею быть тут. Он и был, пока это чудовище… этот… Я не виноват, что…

– …Страж, – вошедший в вагон Репей кивнул Грешнику, – я тоже видел труп до боя, потом его не стало.

– И мутантов в вагоне не было?

– Нет. Только крысы. Десяток набежало, Кузя их отпугнул из пистолета. Потом я, перезарядившись, срулил наружу, а уж потом, видать, мимикрим наведался к диггеру. Эх-х, бедолага Серега!.. Но утащить мертвого Гура крысы не могли. Точно. А вот этот хренов кровосос мигающий в стелсе?.. Но… опять же… Зачем ему хватать холодный труп старика, если даже Кузю не утащил и инженером побрезговал? Странно.

– Середа, ты че, спал, что ли? Как ты не увидел, куда исчез мимикрим, почему он бросил мертвого Кузю и как исчез мой напарник?

– Не знаю… Не видел… – робко проблеял инженер и опустил невинный взгляд.

– Атас! Ничего не понимаю.

Страж вышел из вагона, прислонился спиной к обшивке, закрыл глаза. Получается, Армада прибрала Гура! Как когда-то Зиму, Ксенона, Вальтера, Самоделкина. Это все были Избранные Армадой, кандидаты в Стражи, друзья Треша и его, Грешника, боевые товарищи. В знаменитом рейде Треша по Пустошам и за его пределы, далеко на восток, участвовал и Грешник. Тогда все члены отряда стали героями, Избранными. За исключением предателя Лабуды, оказавшегося агентом Всевластия. Всевластия, которое испокон веков направляло против Армады Иных…

Страж вздохнул, прощаясь с воспоминаниями еще недалекого прошлого и возвращаясь к рутине – вокруг него суетились люди, горожане Энска, города, очутившегося под воздействием аномалии «купол».


Глава 22
Исход

Громкий топот по платформе и ступенькам эскалатора встревожил Купола не на шутку. В сердце екнуло, по спине пробежался неприятный холодок. Связной действительно принес нехорошую весть.

– Командир, там наверху… – запыхавшись, проговорила Вика, девчонка из группы Чики. – Там… наших мочат.

– Что-о???

– Быстрее, иначе капец им…

Олег отдал распоряжение Котельникову оставаться здесь старшим и бдеть закуток тоннеля с массивными закрытыми воротами, в которые упиралось Спецметро, а далее начинался секретный сектор Геоцирка. Оставил с ним два десятка ополченцев, свистнул свою команду и помчался за Викой наверх, на ходу пытаясь выудить у нее более подробную информацию.

Оказалось (к радости Купола), что мочат не парней Духа, а совершенно левых мужичков, но тоже горожан. Не успел Олег выдохнуть, как сам воочию стал свидетелем кровавой схватки. Осторожно и незаметно бойцы Купола перетекли из метро вдоль бетонных стен на улицу, затем рассредоточились и заняли позиции с дуговым охватом детской площадки между тремя домами. Купол жестом показал Вике пригнуться, приветственно кивнул Чике, засевшей за автомобилем с парой девчонок, и чуть выглянул из-за своего укрытия в сторону детской площадки. На ней-то и разыгралась трагическая сцена, до мозга костей потрясшая и молодого командира, и Стража, присутствующего с ним, и остальных бойцов ополчения.

Два мужичка весьма незаурядной внешности, в тельняшках и потертых штанах, стоя спиной друг к другу, отбивались от наседавших попаданцев холодным оружием. Судя по возрасту и схожим чертам лиц, защитники состояли в родственных отношениях, скорее всего, отец и сын. Одному под пятьдесят, другому около тридцати. Они ожесточенно оборонялись, размахивая заточенной рессорой и ломом. Еще были ножи. Неплохие такие армейские штык-ножи еще от старых «калашей». Но удивили Купола не эти нюансы.

Во-первых, вокруг мужичков валялось уже около десятка трупов, еще трое раненых успели отползти за пределы опасного сектора. Наколотить столько врагов совсем не боевым оружием, в окружении двух десятков попаданцев и оставаться до сих пор живыми – нужно было постараться на славу.

Во-вторых, поразило наличие в плотном кольце противника представителей всех враждующих группировок и разных времен. Абсолютно мирно стояли рядом тевтонцы и наполеоновцы, фашисты и ордынцы. Ржали, злились, азартно подбадривая очередных смельчаков из своих рядов выйти на импровизированный ринг и сразиться с двумя простыми горожанами, которым терять уже было нечего. Те из чужаков, кто имел огнестрельное оружие, выжидали, потирая стволы и приклады, ехидно кривились, паясничали и распивали спиртные напитки. Другие с мечами, палицами и копьями, саблями и штыками пытались сразиться с двумя обреченными на убой энчанами, кружа возле них и нападая по двое и трое сразу.

Как эти изуверы различных национальностей и эпох нашли общий язык, Купол не понимал. Но терпеть нападки на своих соотечественников и ждать неминуемый конец их он не собирался. В голове начал созревать план помощи землякам, а тем временем отец с сыном из последних сил махали допотопным оружием и мысленно прощались друг с другом и с жизнью. Картина настолько поразила Грешника, что он еле сдерживался, чтобы не рвануть в бой. Купол положил руку на плечо Стражу и помотал головой. «Рано еще, нельзя. Можем потерять своих».

– Чего мы ждем? Их щас порубят в капусту.

– Тс-с, смотри вон туда и туда.

Грешник проследил за жестом Купола, прищурился. Различил фигуру Дена, забирающегося с оптикой на гараж, а в другой стороне Кису, примостившуюся на рекламном баннере. Олег зна́ком показал Паровозу и Дизелю о готовности снайперов работать, повернулся к другой шеренге бойцов – кивнул Сколу и Репею. Те шепотом отдали команды своим звеньям. Затем подмигнул Стражу и, удобнее перехватив автомат, высунулся из укрытия. Грешник тоже прицелился.

– Выбиваем сначала огнестрелов, потом уже остальных, – сказал Купол, – работаем, Витек.

Ден и Киса будто всю жизнь воевали в паре. Огонь открыли почти одновременно и по разным целям, а не в одни и те же. Сухие щелчки сначала не напрягли врагов, рьяно участвовавших в шоу, но после падения с кровавыми дырками в телах трех союзников заставили их вздрогнуть и опомниться. И тут с разных сторон на них обрушилась смерть.

Выстрелы слились в одну канонаду. Защитники, сын и отец, смекнули, в чем дело, и рухнули наземь, потными лицами в содержимое песочницы. Кругом падали сраженные пулями попаданцы, офицер СС вскинул пистолет и выстрелил в сторону гаража, но тут же свалился с пробитой головой. Фуражка с блестящим черепом отлетела далеко назад и покатилась по асфальту тротуара. Попавшие в ад иноземцы метались по детской площадке, ставшей для них последним пристанищем.

– Пустой.

– Я тоже.

– И я.

Бойцы вставали во весь рост и опускали разгоряченные стволы. Паровозу показалось мало отстреляться из автомата, и он кинулся добивать остатки врага с трофейным палашом. То же самое сделали Дизель и Скол, с яростными воплями и саблями бросившись на противника. Отец-защитник вскочил и продолжил кромсать чужаков рессорой, обмотанной синей изолентой на рукоятке.

Закончив побоище и добив раненых, ополченцы собрались в центре схватки и познакомились с героями. Ими действительно оказались отец и сын, уставшие в окно смотреть на страшные улицы и произвол, царящий в городе.

– Надоело бояться, слушать причитания жены, плач дочки, – пробурчал усатый пожилой мужчина, представившийся Василием Павловичем. – Сами устали прятаться и считать крошки хлебные, майонез растягивать на неделю и воду отмеривать колпачками. Вот и вышли наружу, едрить их в коромысло!

– Мы же дали воду и свет, – сказал Скол, шмоная труп французского кирасира, – зачем рисковали так?

– Ты, парень, молодой и зеленый, тупо бросился на улицы молотить кулаками и искать приключений на энное место, а я на своем веку навоевался вдоволь. Где – промолчу, но… веришь, нет?.. Устал. И испугался поначалу. А ради семьи голодной и дрожащей не выдержал. Сына вон прихватил. Он у меня бывший десантник. Поддержал батю, да, Вовка?

– Ага, батя. А как же иначе? Мы же русские! Мы один за всех должны быть. И никто, кроме нас.

Бойцы переглянулись и продолжили заниматься шмоном мертвецов. Страж тоже принял активное участие в мародерстве трупов.

– Хабар – он и в Африке хабар! Все сгодится опосля, – вздыхал он, выуживая из кармана гитлеровского офицера документы и рейхсмарки.

Купол окинул округу равнодушным взглядом, махнул рукой Кисе, чтобы та снималась с позиции и подходила. Ден уже стоял рядом и холодно смотрел, как Грешник орудует над мертвецом.

– Его так-то я завалил. Вон та дырка в глазу моя. Хабар, получается, тоже мой.

– Уп-с, сорри, братишка! Я думал, что в этой толчее никто не разобрал, куда попадал, – Страж встал с корточек, протянул Денису скудные вещи офицера СС. – Твое по праву.

– По праву Зоны?

– Пади.

– А-а, ну, тады ладно. Я возьму на память только железный крест. Остальное твое.

Купол закинул в рот жвачку, стал поправлять амуницию, проверил магазин в автомате. Пустой.

– Народ! Боеприпасы нам не помешают. Мы даже кончили скудные запасы вояк, погибших на «Мраморном», и свои почистили закрома. Скоро воевать нечем будет. Нужно прибарахлиться трофеями. Видать, пора мечами учиться махать да с луков стрелять.

– Научим, – оживленно откликнулся сын-десантник Вовка, – батя научит. Он всеми видами оружия владеет. И рукопашным боем. Да и я не лыком шит.

– И вы до сих пор сидели в квартире? Носы прятали? – Подошел Репей. – Махать и бить мы сами горазды. Но от допсилы не откажемся. Да, командир?

Василий Павлович посмотрел на Купола. «И этот молодой пацан у них командир?! Вот же… О, времена, о, нравы! Хотя я и сам в его возрасте уже летехой воевал…»

– Рады будем присоединиться и очищать землю от гадов пришлых!

– Принято, отец! Воюйте. А рессору свою смени на меч-кладенец или палицу. Более эффективно будет.

Все засмеялись, а Репей потрогал ломик в руках Вовки-десантника и ехидно заметил:

– А говорят, «против лома нет приема». Еще как нет! Вона сколько накрошил уродов. Красава!

Подошла Киса, доложила:

– В районе чисто. По улице в сторону площади убежали двое из трех кочевников. Пожар в соседнем квартале. И видела мутанта, юркнувшего вон в тот двор. Уродливая такая свинья.

– Все?

– Да.

– А третий ордынец? – спросил Олег, похвально хлопая девушку по плечу.

– Успела его достать.

– Репей, возьми Скола и Степана, найдите мутанта, уничтожьте. Не хватало еще, чтобы с окон народ пугался еще и невиданных зверей Пади! Так, Страж?

– Так, командир.

– Понятно, боец?

– Есть. Ушли уже.

– Мы в метро ждать будем. Дизель, ты с Паровозом собери оружие. Огнестрел. Чика? Привет, моя хорошая! Как ты?

– Держусь. Спасибо, Олег.

– С девчонками своими обыщи округу, нужна вода и пожрать чего-нить. Час на все. Вместе с ужином. Давай, девочка!

– Хорошо.

– Василий Павлович. Вы с сыном помогите моим парням трофеи собрать. Лады?

– Так точно… командир.

Все разошлись по делам, Купол отвернулся и довольно улыбнулся. Ему импонировал ответ пожилого воина. Чего уж греха таить, стало приятно.

Он собрал оставшихся бойцов в кучу и повел их к метро.

* * *

Наступил момент прощания со Стражем. Они стояли возле обычной серой стены, жирно выкрашенной понизу зеленым цветом. Никаких мигающих светящихся арок подобно той, которую уничтожили, порвав нить настоящего с прошлым. Купол еще раз осмотрел тупик тоннеля, частично освещенного плафонами под сводами метро. Рельсы с упорной стенкой, пятиметровые ворота в закрытом положении, стены, два трупа мутантов. И больше ничего. Олег оглянулся на толпу друзей, стоявших поодаль и уже пожавших руку Грешнику. Кто-то сказал ему напутственные слова, другие поблагодарили за помощь в бою и лечение раненых.

Купол протянул руку:

– Ну что, Страж, рад был нашему знакомству! Надеюсь, мы еще увидимся в той жизни или в этой! Ты на многое нам и мне раскрыл глаза, ты одновременно огорчил вестью о разрушенном мире там, за городом, но и вселил надежду на выживание и развитие цивилизации с нуля. Спасибо тебе за поддержку в бою плечом к плечу, за инженера и Тягачева, которых вылечил от смертельных ран. Короче… Жаль, что ты уходишь!

– Дружище, ты еще всплакни давай! – Страж улыбнулся и пожал руку Куполу, что-то сунув ему в ладонь. – Помни нерушимую связь братства Стражей и сделай все так, как подсказывает тебе сердце. Это тебе как настоящему человеку, как отличному воину, командиру. Я видел тебя в разных ситуациях, прокачал и изучил. Спросишь, за такое малое время как я вычислил тебя? Отвечу. Я Страж! У меня свои критерии определения сущности человека. И пусть я беру на себя сейчас большую ответственность, пусть Армада поймет и оценит мой поступок. Но я хочу, чтобы ты был с нами!

Купол разжал пальцы и обомлел – в руке сверкал приятным мягким переливом кварцевый кристалл. Тот, что раньше носил Гур, напарник и наставник Грешника, погибший здесь, вне Пади.

– Но это же…

– …Да, это священный амулет Армады, даруемый ею только Стражам. Он обладает многими необыкновенными свойствами. Он и артефакт, и ключ от порталов, и предсказатель. Он теперь твой оберег и путеводитель. И друг.

– Ни хрена себе! Вить? Ты уверен? – Олег чуть дара речи не лишился, но нашел слова благодарности.

– Уверен. Иначе бы и не подарил.

– Ну… Тогда мой большой респект тебе, бро! Вовек не забуду и буду стараться… буду достоин и дальше служить… защищать отчизну и… и…

– Ладно-ладно, зазаикался аж, – Грешник расплылся в улыбке, – верю. Как раз за твою любовь к родной стране, за патриотизм и тягу защищать семью, родных и друзей этот дар тебе! Ну, все, хватит слюней и эмоций. Береги амулет, береги себя и друзей. Таких больше нет. С такими хоть в ад, хоть в рай! И еще… Олег, помни, что у любой светлой стороны есть другая, темная. И у нас, Стражей, существуют враги. Всякие и много. Но самые хитроумные и скрытные – Иные. Прям вот так с большой буквы. Иные.

– Кто они?

– Любой из твоего окружения, незнакомец, в любом обличье. Амулет подскажет тебе цветом, кто рядом с тобой, и предупредит об опасности. Но он не столь волшебный, как можно подумать. Его нужно беречь и ни в коем случае не позволить попасть в руки Иных. Иначе они обернут его против Армады. Понял?

– Да. Послушай, Виктор. А что там, за этими воротами? Так-то там Геоцирк, еще до Судного дня охраняемый силовиками и до опупения секретный объект. Нам сейчас он нужен?

– Думаю, нет. Вам не вскрыть его никак. Да и не нужно это. Это другая история, другая тайна. К ней доступ только со стороны Больших Луж, из Пади. Пригрузился? Да забей на это. У тебя еще очень много дел в городе. И победа уже близка.

– Значит, и инженер Середа сейчас мне не нужен?

– Он позже пригодится тебе. И сыграет немаловажную роль, зная это Спецметро с закрытыми глазами… А теперь досвидос, братишка! Не прощаюсь, потому что уверен, что еще свидимся. И тебе спасибо за все! Бывай.

– Удачи там, в своем мире!

– В нашем, Купол, в нашем мире!

Страж просто шагнул к стене, обернулся. Бойцы подняли руки в знак прощания. Купол кивнул. Грешник оперся рукой с зажатым в ней собственным амулетом на стену тоннеля, которая вдруг поплыла, растаяла, переливаясь, будто мираж в пустыне. Страж шагнул в образовавшийся портал и исчез. Голограмма булькнула и вновь превратилась в крепкую бетонную стену. Купол даже потрогал ее, удостоверившись в прочности сооружения.

– В твою первую ходку туда, – сказал за спиной подошедший Ден, – обязательно возьмешь меня. Страж отказал, но ты, думаю, понимаешь меня. Мне здесь тесно и скучно станет уже завтра. Я хочу в Падь, хочу в тот мир, в ту реальность. Купол?

– Я услышал тебя, Ден. Поживем – увидим!

Купол развернулся и вздохнул. Уже не тяжело и горестно, как в эти дни, а облегченно, свободно. И улыбнулся. От души. Теперь он Страж. Теперь все будет иначе. В родном Энске, внутри себя. Он переключился с Дена на толпу бойцов. Они стояли тихо, почти смирно и пялились с открытыми ртами на Купола и стену за его спиной. И еще больше уверовали в силу и ум командира.

А Олег спрятал амулет в нагрудный карман, поправил шлем и подмигнул товарищам:

– Чего стоим? Замерзнете. Улицы ждут нас. Так идем же и окончательно вернем их себе. Вперед!

Бойцы восторженным кличем поддержали призыв командира и суетливо ринулись к станции. И только один из них криво хмыкнул и недовольно заскрипел зубами. У него были другие планы. И другая вера. Иная…


Эпилог

Страж справился с невесомостью и горячим дыханием телепортации, ощутимо плюхнулся на пригорок и ударился плечом о камень. Он открыл глаза и, все еще оправляясь от воздействия перехода в свою реальность, обомлел. Перед ним стоял на ширине плеч солдат вермахта и стволом винтовки тыкал чуть ли не в лицо внезапно появившемуся сталкеру.

– Вот же засада! – прошептал Грешник и отбросил автомат в сторону.

Он тотчас воспользовался моментом, когда гитлеровец на миг отвлекся на отлетевшее оружие, и кувырком кинулся ему под ноги. Сбил, стал подминать и колотить его локтями, кулаками, коленями. Вырубив врага, на карачках отполз в сторону, поднял автомат и тяжело выдохнул. Откуда здесь, в Пади, взялся фриц, ему было невдомек. Скорее мутант бы попался, но не попаданец из прошлого, побывавший под «куполом» Энска. Страж чертыхнулся и посмотрел назад, все еще сидя на влажном утреннем мху.

Энск! Вон он, призрачно переливается под полупрозрачной сферой аномалии. Все еще под ней. Ну ничего, Купол справится с проблемой. Сможет. Только нужно захлопнуть портал отсюда в подземку Энска. Прямо сейчас…

Страж привстал, закидывая автомат на плечо, и тут понял, что все еще не один здесь. Амулет на груди сиял нехорошим красным цветом, а он, Страж, опять забыл про осторожность. По спине пробежался озноб, рука легла на приклад.

Грешник резко вильнул и бросился вбок, одновременно хватая оружие в руки. И не прогадал.

Сразу три врага устремились к нему с явными намерениями прикончить новоявленного чужака. Три попаданца со злобой на лицах попытались убить Стража Армады. Французский солдат, вскинувший мушкет, тевтонец с щитом и мечом, издавший боевой клич, и ордынец в грязных мехах и ржавой кольчуге, махавший пикой.

И Страж принял бой, вступив в смертельную схватку с новым противником только лишь с одним патроном в магазине. Но с огромной верой в силу Армады и правое дело.


Тюмень, сентябрь 2016 – февраль 2017


Оглавление

  • От автора
  • Пролог
  • Глава 1 Я лох, я чмо?!
  • Глава 2 Рембо рулит
  • Глава 3 Сходил за молочком!
  • Глава 4 Лара Крофт отдыхает
  • Глава 5 Участок жизни и смерти
  • Глава 6 Попаданцы
  • Глава 7 Ловелас
  • Глава 8 Один в поле тоже воин
  • Глава 9 Геймер в ударе
  • Глава 10 Спецметро
  • Глава 11 Где мы – там победа!
  • Глава 12 Удачи и поражения
  • Глава 13 Нерешенные задачи
  • Глава 14 Живые и мертвые
  • Глава 15 Погибаем, но живем!
  • Глава 16 Дети подземелья
  • Глава 17 Запах Армады
  • Глава 18 Зачистка
  • Глава 19 Поднимите мне веки!
  • Глава 20 Внимание! Следующая станция – «Смерть»
  • Глава 21 Тот самый рок и ни граммом меньше
  • Глава 22 Исход
  • Эпилог
  • X