Елена Геннадьевна Бабинцева - Мой крестный демон. Война Третьего мира

Мой крестный демон. Война Третьего мира   (скачать) - Елена Геннадьевна Бабинцева

Бабинцева Елена
МОЙ КРЕСТНЫЙ ДЕМОН. ВОЙНА ТРЕТЬЕГО МИРА


Глава 1. Узы

«Сегодня тридцать первое число последнего весеннего месяца Травня. Мой пациент— трактирщик Уль Дэкой. Мужчина, сорок лет. Жаловался на резь в правом боку, почти у самой паховой области. Как выяснилось, при осмотре, у пациента был воспален „волчий хвост“ или аппендикс. После проведения операции, аппендикс был устранен, и жизнь пациента спасена…»

Я задумчиво возвела глаза к синему небу, и повертела карандашом около рта. Не особо мне нравилось составлять отчеты после визита к больным, но так требовал наш мастер, и приходилось подчиняться.

Оперившись на шершавый ствол дерева, я с наслаждением закрыла глаза и вдохнула терпкий весенний запах. Кора приятно грела кожу, сквозь накидку и тонкий сарафан. Сандалии я давно сняла и сейчас наслаждалась тем, что запустила ступни в траву и ощутила легкую прохладу.

Однако взволнованный трубный глас ворона, который пролетел мимо, вывел меня из ступора. Я с печальным вздохом, открыла глаза и посмотрела на тетрадку на моих коленях. Надо заполнить… мастер увидит, что опять поленилась дописать, и всыплет за лень. А потом еще и сверхурочными часами завалит…

Я взяла карандаш и…

Земля странно дрогнула подо мной. Я удивленно вскинула брови. Было, похоже, что где-то глубоко под землей раздался взрыв. Мне стало не по себе. Я встала и обула сандалии, взяла свою сумку и запихала в нее тетрадь и карандаш. Допишу дома… и спокойнее, и ничего не отвлекает. А то мало ли…

Я шла знакомой тропинкой через лес, в котором не водилось ничего опаснее летучей мыши. Я играла здесь, когда была маленькой, и мне всегда казалось, что безопаснее места нет. Но в этот момент, мне перестало так казаться.

Затихли звуки животных. Ни дуновения ветра. Все будто замерло…

Я сглотнула и удвоила шаг.

Свернув с открытой тропинки, я зашла в лес. Тут можно было здорово срезать. Я затравленно глядела назад, думая, что неизвестная сила кинется за мной, как только увидит, что я схитрила.

В этот момент, я повернула голову, и налетела носом на что-то очень твердое. Я отшатнулась и, потирая ушибленное место, испуганно взглянула вперед.

Мужчина и женщина. На вид, будто простая молодая пара… но, вот их одежда, говорила об обратном. Так одеваются аристократы. Бароны и всякие там леди из высшего общества. Что могли забыть такие индивиды в лесу. Тем более у них не было ни экипажа, ни слуг…

Мужчина скривился, увидев меня, будто я была больше похожа на насекомое, которое досаждало ему.

Я сглотнула и решила заговорить первой.

— Простите… вы, не ушиблись?

Мужчина окинул меня оценивающим взглядом, будто решая, что со мной делать. И я только сейчас заметила, что он имел странные глаза. Изумрудные, почти прозрачные. И его спутница имела такой же цвет глаз. Брат и сестра? Но они так не похожи…

Мужчина был черноволос, а его дама имела белые, будто седые волосы.

Мужчина снова окинул меня взглядом и пренебрежительно махнул рукой. Потом он просто взял свою спутницу под руку, и они продолжили свой путь.

Я стояла столбом, не понимая, что только что произошло. Куда интересно, они идут? Тем более, если не свернуть на лево вон у того пня, то можно вообще заблудиться в непролазной чаще…

Я пожала плечами, и двинулась следом за ними. Дойдя до своеобразного указателя, я повернула на лево, но вот парочка пошла на право. Но тут женщина охнула и схватилась руками за живот. Я удивленно отметила, что та была беременной. А раньше я не видела, что она в таком интересном положении,… неужели морок?! Но… раз она смогла наложить морок, то…

Мужчина помог своей спутнице опуститься на землю, где расстелил специально свой камзол. Женщина побелела еще больше. На ее лбу выступили капельки пота. Кажется, дело плохо…

— Простите… — я подошла ближе. — Я могу помочь! Я лекарь!

Но стоило мне приблизится еще на шаг, как мужчина выхватил откуда-то из — за пояса широкий длинный нож. Я даже чуть язык не прикусила!

— Рэйдар! Хваэ! — прерывисто выкрикнула женщина. Что это за язык…? — Нин хвэл ирэ…

Мужчина гортанно рыкнул и убрал нож. Он жестом показал, чтобы я стояла на месте и не приближалась.

А тем временем события разворачивались все интереснее. Женщина кусала губы до крови, когда была очередная схватка. Ее спутник, просто сидел рядом и держал ее за руку, что-то тихо шепча на ухо.

Я уселась на пень, и настороженно сузила глаза. Трудно сказать, как протекают роды. Но прошло без малого час, а дела стоят на мертвой точке. Либо мать умрет, либо ребенок. Либо они оба… она не сумеет родить, а ребенок задохнется.

Я решительно встала. В конце концов, я же лекарь. Да, пока только учусь. Да, грамоты нет. Но, я уже дала клятву, помогать всем, кому нужна помощь!

Я двинулась вперед, мужчина снова вскочил на ноги, и вырос передо мной, будто скала. А взгляд-то какой…! В мыслях убил, расчленил и пепел по ветру развеял.

— Значит так, я не знаю, как вас там зовут, и кто вы такой, но! Я лекарь. Ваша… спутница очень плоха. Она не сможет родить без посторонней помощи! Вы что, хотите, чтобы она умерла?!

Мужчина как-то неуверенно сжал зубы и повел бровями.

— Ребенку надо помочь, — стала довить я. — Понимаете? Я могу помочь ей родить.

Мужчина прикрыл глаза и выдохнул. Пресветлые боги! Чего я мнусь?!

Оттолкнув обалдевшего мужчину, я решительно направилась к женщине, которая уже даже не стонала, от боли. Она просто склонила голову на бок и лишь изредка морщилась.

Я скинула накидку, и положила ей под голову.

— Эй… милая, давай открывай глаза. Ну же… вот молодец. Так… теперь давай поговорим. Скажи, у тебя это первый ребеночек?

Женщина слабо кивнула.

— Значит первый. Ты только не засыпай. Без тебя, мне не справиться. Ты должна толкать, когда я скажу. Понимаешь? Давай глянем, что тут у тебя.

Я задрала ее юбки. Сколько крови… дело и, правда, плохо. Осторожно ощупав ее, я поняла, что ребенок, скорее всего, запутался в пуповине. А тут тужься не тужься, ничего не выйдет. Я сжала зубы. Никогда не делала поперченное сечение при родах. Видела, да. Но вот чтобы самой…

Я вздохнула.

— Надо резать.

Женщина округлила глаза, и с надеждой метнула взгляд на своего спутника. Тот стоял за моей спиной, сложив руки на груди. Я повернулась к нему.

— Если вы хотите, чтобы ребенок родился, то надо резать.

Женщина вцепилась в мою руку. Я взглянула на нее. Она протягивала мне длинный тонкий нож, богато украшенный, да еще и с каким-то символом на рукояти. Вот так вещица…

Я сжала нож в ладони.

— Будет очень больно, — предупредила я.

Но она лишь кивнула и сжала зубы.

Не припомню, чтобы у меня дрожали руки во время операций. Я не боялась вида крови или изуродованных тел. А сейчас меня колотило, будто в лихорадке. В голове ворохом стали пробуждаться лекции, главы и отрывки из книг.

Я уложила женщину на спину. Вспорола ножом ее богатое платье, обнажив белую… чешуйчатую кожу! Но на удивление не было времени и сил. Я осторожно провела кончиком ножа ровную линию в паховой области. Кровь хлынула в разные стороны. Тряпок не было, и пришлось вытирать своей накидкой. Женщина, стиснув зубы, утробно рычала, вцепившись руками в землю.

— Терпи милая! — попросила я ее, — Терпи!

В ушах стучала кровь, я почти ничего не слышала. Раздвинув пластинки чешуи, я не ожидала того, что крохотная ручка тут же схватит меня из разреза. Я запустила руку в нутро женщины и ощупала шейку ребенка. Так и есть. Пуповина обмоталась вокруг шеи. Крохотные ручонки вцепились мне в руку. Я потянула на себя, снимая пуповину с горлышка малыша. Едва он выскользнул мне на руки, то пронзительно закричал. Женщина полузабвенно улыбалась, глядя на малыша, уже невидящим взором. Она лишь слегка тронула его за ручку и просто перестала дышать.

Я держала ребенка на трясущихся руках и глядела…

Во-первых — малыш был черным, как головешка из костра! Во-вторых, у него был короткий маленький хвостик, который постоянно извивался. На лбу два круглых комочка под кожей. Больше похоже на будущие рога!

И вдобавок ко всему, в ротике малыша уже были зубы! Два клыка сверху торчали из нежной детской десны.

Я оглянулась на мужчину. Он так и стоял, сложив руки на груди, и был полностью бесстрастен. Будто ничего такого не произошло.

Он лишь мрачно выдохнул и оглядел тело своей спутницы. Потом его взгляд упал на окровавленный нож около моих ног. Этот нож, мне дала его спутница.

Я вскочила на ноги, прижимая странного ребенка к себе, и схватив нож, наставила на странного индивида. Но мужчина лишь усмехнулся. Надо же… а я думала, он не умеет вообще улыбаться.

— Кто… кто вы такой?!

Однако ответить мне он успел. Земля под ногами вздрогнула еще раз. Только на этот раз, как-то протяжно и со стоном.

Я даже опомниться не успела, как поняла, что этот тип, схватил меня за руку и стал тащить дальше в лесную чащу.

— Но… ваша подруга… мы не можем ее бросить!

Мужчина лишь толкал меня вперед, поторапливая. Он выглядел обеспокоенным, и даже напуганным.

А ведь еще только утро, а я уже вляпалась в какие-то неприятности…


Глава 2. Ритуал

Мы уже не просто быстро шли. Мы бежали. Ребенок у меня на руках странно ворчал, будто он не был новорожденным.

Мужчина подгонял меня все быстрее. Я понимала, что бежать сил уже нет, и что я сейчас просто упаду в прелую прошлогоднюю листву.

Однако в этот момент мы остановились. Мужчина прошел немного вперед, и что-то сказав на своем странно языке, махнул рукой. Воздух пошел рябью, открывая передо мной простую лесную лачугу.

Мужчина снова повернулся ко мне, и взял за плечо.

— Туда?! Зачем?

Но он только грубо подтолкнул меня к хижине.

Что вообще происходит?!

Я вошла внутрь. Ничего примечательного. Простая старая развалюха. Тут давно никто не живет. Кое-где прогнившие половые доски, зияли дырами. На стенах была плесень, от чего воздух внутри был каким-то приторно сладким. Я поморщилась.

Мужчина зашел следом за мной и закрыл дверь. Он оглядел место, в котором оказался, как я поняла впервые, и сел прямо на грязный пол, сложив руки на коленях. Я стояла напротив него, и ждала…

Ребенок снова заворчал, и я только сейчас подумала, что может, стоит отдать ребенка отцу…

— Вы можете подержать? Все-таки это ваш малыш… кстати, мальчик, если это интересно.

Но мужчина снова брезгливо кинул на меня взгляд и просто отвернулся. Я чуть не задохнулась возмущением! Да что он себе позволяет?! Кто он вообще такой?!

Я раздраженно сняла с плеча сумку, достала свою тетрадь, в которой не так давно писала отчет, и переложила малыша туда. А когда я обвела взглядом потолок, то увидела здоровый гвоздь, торчавший из старой балки. Я подвесила сумку на гвоздь и пару раз качнула. Сойдет на первое время.

— Значит так… — решительно начала я. — Все было очень весело… но мне пора домой. Благодарить меня не надо, это был мой долг. И поздравляю вас с рождением малыша. Всех благ.

Я направилась к двери, и мужчина видимо понявший, что я хочу делать, моментально вскочил на ноги и преградил мне дорогу.

— Отойдите.

Но он лишь мрачно сузил глаза.

— Вы видимо не понимаете по нашему… — благосклонно кивнула я. — Так я вам объясняю на пальцах. Моя идти домой! Топ-топ-топ.

Мужчина юмора не оценил и лишь зашипел, сквозь стиснутые зубы.

Я готова была уже расплакаться! Кто его знает, что он будет делать дальше… а может, он какой-то маньяк? Или опасный преступник? Ох, что за жизнь…

— Если вы меня не отпустите, то вас ждут серьезные проблемы! — я уперла руки в бока, и старалась придать себе больше уверенности.

Однако мужчина как-то цинично хмыкнул. Меня он понимает! Значит, и говорить по-нашему может!

— Либо вы говорите, кто вы такой, и что происходит, либо я начну орать! Можете не сомневаться, у меня неплохо получается.

Мужчина страдальчески возвел глаза к потолку, и, вздохнув, стал уверенно приближаться ко мне.

Я вздрогнула и стала отходить от него, пока не уперлась спиной в шершавые старые доски стены. Спину сразу заломило от холода. Было страшно…

Он припер меня к стене, и намеревался явно поцеловать!

— Да что вы себе позволяете?!

Я возмущенно взмахнула руками, но он перехвати их, и сжал в своих ладонях. Я чуть не взвыла от боли. И в этот момент, он уверенно запечатал мои губы властным поцелуем.

Горло обдало жаром! Сразу стало нечем дышать. Я почувствовала, что слабею. Веки стали закрываться сами собой, будто я не спала много ночей. Руки были словно ватные.

Я стала оседать по стеночке вниз. А этот… индивид, даже не сделал попытки меня поймать! Я так и грохнулась мешком на пол. Мир померк, и я провалилась в обморок.

Не знаю, сколько прошло времени, и что происходило со мной, пока я вот так лежала. Когда, я начала приходить в себя, то подумала печально, что этот странный тип мог воспользоваться моим состоянием и сделать со мной все что хочет. Но кроме слабости в теле, я ничего нового не ощущала.

Попробовав открыть глаза, я осмотрелась. Все там же… какая жалость. Моя сумка со странным ребенком все так же висела под потолком, но только теперь в домике прибавилось на одного человека.

Мужчина стоял ко мне спиной и беседовал на том странном языке с другим господином. Судя по его внешнему виду, тоже какой-то аристократ. Только одет больше, как рыцарь. Легкие латы, ножны с мечом. Какой-то герб на латах… никогда такого не видела. Тоже не из наших мест? Незнакомец был высоким. Волосы были такими же белыми, как у погибшей женщины. Может, это ее брат?

Они беседовали, и я старательно симулируя обморок, старалась понять, о чем они ведут разговор…

* * *

— Как вы выбрались из засады? За вами прислали целый ангельский полк.

— Чудом, — пожал я плечами. — Но, увы. Хельцэя не смогла выжить. Роды начались в лесу. И если бы не эта человеческая самка, то, скорее всего, плод был бы мертв.

— Она приняла роды?

— Что тебя так удивляет?

— Как вообще она смогла принять роды… разве кровь Хельцэи не обжигала ее?

— Нет, — я пожал плечами. — Насколько я помню, она все делала сама. Прости, но твоя сестра умерла от потери крови.

— Она была не только мне сестрой. Рэйдар. Но еще и твоей женой.

— Формально.

— У вас есть отпрыск. Разве тебя это ничему не обязывает?

Я фыркнул.

— Все затевалось исключительно ради того, что бы подразнить Верхние чины. Союз демона и ангела… тебе ли не знать, что подобной глупости хуже не придумаешь…

— Если дитя выживет…

— Не выживет… — отрезал я. — Этот человек принял роды и спутал нам все карты. Его источником силы и защитником, должен быть ты. Тогда Высшие чины ничего не смогут поделать. А теперь что? Она не сможет питать его. Дать ему силу…

— Рэйдар, ты как обычно драматизируешь. Пускай этот человек и связал себя узами крови, но теперь мы сможем провести ритуал на ней.

— Привязать ее к тебе?

— Не ко мне, а к тебе.

— Почему?!

— Потому что, Хельцэя отдала ей свой клинок. Значит, сделала ее достойной. Не дуйся Рэйдар. Тебе надо будет потерпеть чуть-чуть. Пока твой отпрыск не наберет достаточно сил.

Я раздраженно сложил руки на груди.

— Вечно все шишки мне…

— Кстати о шишках… почему она лежит без сознания? Ты что…

— Я ее поцеловал, чтобы умолкла.

— А вот с этим надо быть осторожнее. Она человек, не забывай. Мог и убить.

— Такая жить будет, даже если ее голову от тела отделить! И та будет болтать еще какое-то время…

— Здесь вам оставаться нельзя. Найдут.

— И куда нам идти?! Мою ауру учуять, как нечего делать!

— Проведем ритуал, и твоя аура будет замаскирована человеческой энергией. Ни один ангел тебя не найдет. Если, конечно ты сам не станешь делать глупостей.

— Ладно… убедил.

— Я очень рад, что мы пришли к компромиссу.

* * *

Эти двое довольно долго говорили. И видимо спорили… что им от меня надо?

В этот момент мужчина, развернулся в мою сторону и направился ко мне. Убьет!

Я не ожидала от себя такой прыти. Вскочив на ноги, я припустила к выходу. В этот миг меня больно дернуло назад. Да так, что я упала. Этот гад держал в кулаке мою косищу, и мстительно шипел.

Он крайне сильно вздернул меня наверх.

— Больно!

Но он пропустил сказанное мной. Незнакомец тем временем, достал свой меч, и что-то бормоча под нос, стал выводить на гнилом полу замысловатые линии и символы, которые вспыхивали тут же алым светом!

В этот момент, мужчина поднес свободную руку к своему рту и прокусил кожу на запястье. Подставив мне кровоточащую рану, он напряженно ждал.

— Это… что… надо пить?! Да вы все тут психи! Отпустите меня! Люди!!! Убивают!!!

Мужчина раздраженно рыкнул, и, поднеся к себе запястье, сделал глоток своей же крови. А потом, он подтянул к себе мою косищу, и притянул мое лицо ближе. Его губы снова впились в мой рот, наполняя ее солоноватой и терпкой кровью.

Символы загорелись ярче, будто свидетельствуя что-то. Меня скрутило судорога. Тело выворачивало в каком-то непонятном приступе. Кажется, я даже кричала, но я не слышала своего крика.

* * *

— Не выживет.

— Выживет. Раз кровь ангела не нанесла ей вред…

— Я демон. Моя кровь — яд. А она простая смертная.

— Рэйдар, я бы тебе советовал вознести молитвы своим богам, чтобы эта человечка осталась жива. Она твой билет к цели, которую ты так отчаянно жаждешь получить. Так что можешь не скрежетать зубами. Твоя судьба будет зависть от этой смертной девчонки.


Глава 3. Жизнь

Голова… гудит, как колокол!

Сознание медленно возвращалось. То будто выныривая из забытья, как из какого-то дегтя, то снова с головой окуналась в него.

Я открыла глаза. Все тот же замусоренный пол, отвратительный запах старого дома, привкус крови во рту…

В памяти тут же всплыли события, которые предшествовали моему обмороку! Этот тип напоил меня своей кровью! Вот сейчас встану и…

— Я бы на твоем месте, не делал резких движений, — раздался вкрадчивый голос откуда-то сбоку.

Скосив взгляд, я увидела, что мужчина сидит у дальней стены, меланхолично поглядывая на меня. Рыкнув, я чуть не испугалась… потому что, и правда зарычала, как какой-то дикий зверь. Боги… что… с моим телом?!

Я кое-как встала и оглядела свои руки. Черная чешуя покрывала, когда-то чуть загорелую кожу, длинные когти уродовали пальцы. Я с ужасом подняла руки и ощупала свое лицо. Так и есть… лицо покрывала такая же чешуя. Во рту явно прибавилось зубов, которые торчали наружу, как у монстра! Изо лба торчали два рога, изгибаясь назад!

— Что… что со мной такое?! — воскликнула я, и между зубов пробился раздвоенный красный язык! — Это ты со мной сделал?!

Мужчина как-то отстраненно пожал плечами. Мол, сама виновата.

— Да. Иначе, ты бы не дожила и до завтра.

— Верни все на место! — изо рта полыхнуло пламенем. Сил удивляться уже не было…

— Зачем? — усмехнулся этот тип. — Тебе идет эта ипостась куда больше твоего жалкого человеческого облика.

— Мне плевать, что ты думаешь! — закричала я. — Я человек, и не должна выглядеть как… как…

— Демон?

— Да! Как… — я осеклась. — Почему демон?

Мужчина вздохнул и подставил руку под щеку.

— Потому что, я дал тебе своей крови. Помнишь? А когда кто-то пьет кровь демона, это не проходит бесследно.

Я нервно хихикнула и поцарапала губу о свой же клык.

— Очень смешно! Ты демон… ага. А я императрица Тристании.

— Раз ты такая умная, дай другое объяснение, — издевательски бросил он. — Что молчишь? Ничего в голову не идет? Ну, тогда, раз ты соизволила, наконец, замолчать, я скажу, что происходит, потому что, теперь ты будешь отвечать за жизнь и здоровье моего отпрыска.

— Я не…!

Мужчина встал, и мне пришлось замолчать. Он подошел ко мне и взглянул в глаза.

— Я Рэйдар Азель. Из расы демонов. Твой мир ничего не знает о нас, потому что, много тысяч лет назад нас заперли в нашем Отражении вселенной. Читала ведь, про Извечную битву?

Я только кивнула. Этот манускрипт был моим самым любимым…

Тысячи лет назад, между светлыми богами и темными духами разразилась война. Битва длилась веками. Темные желали доказать, что они ничем не хуже светлых. Что имеют такое же право жить и участвовать в судьбе этого мира. Но как могли светлые боги позволить это? Ведь те рождены, страшно сказать, бескрылыми. Без светлой печати на их ликах. Различия между этими расами были столь велики, что привели к ужасным последствиям.

Финальная битва светлого бога Лаэтера и самого первого из расы демонов Баракуса уничтожила почти все живое на континенте. Но по силам они были равны. И тогда светлые решили закончить миром эту войну. Темные были согласны, потому что война затянулась на много веков, и что толку воевать, если стороны равны по силе.

Но светлые боги схитрили. Они заманили Баракуса в ловушку. Уничтожили его тело и развеяли прах по ветру. Без лидера, темное воинство не знало что делать. Предательство светлых так поразило их, что они стали драться до последнего, не жалея сил и пролитой крови. Но в итоге, темных пленили. Их закрыли в темном измерении, куда нет хода простому смертному. Там нет солнца. Нет ничего… лишь тьма и бесконечная пустота. Лишь ангелы и светлые боги могут путешествовать между мирами.

Рэйдар усмехнулся, наблюдая работу мысли на моем лице.

— Вижу, ты знакома с этой легендой. Что ж, тем лучше. Рассказывать не надо.

— Этой истории тысячи лет…

— И все эти тысячи лет, светлые пытаются решить миром ту историю, которая произошла с нами. Переговоры, мирные условия сосуществования и прочее…

— Разве это… плохо? — удивилась я.

— Ты бы поверила предателю?

Я открыла рот и замолчала. Конечно же, нет. Вот и они теперь не верят ни единому слову…

— В одной очень старой легенде, которой нет в книгах вашего мира, есть предание, что однажды Баракус снова явится в мир. И отомстит светлым богам, за то, что они сделали.

— И как он вернется? Он же был самым первым. А его скрутили как мальчишку, и уничтожили!

— Правильно, — кивнул устало Рэйдар. — Но откуда появился Баракус? Самый первый, самый сильный… чего смотришь так, будто не знаешь, откуда дети берутся?

— Я знаю! — обиженно сказала я, и раздвоенный язык нервно вырвался изо рта. — Родился у мамы с папой.

— Простота твоего ответа ввергает меня в ужас, — ехидно сказал Рэйдар. — Да. Говоря твоим неискушенным языком, Баракус родился у мамы с папой. Вот только папой был ангел. А мамой — демон.

— Да… ты… да быть не может!

— Почему? — даже удивился Рэйдар. — Это правда. Все демоны это знают.

— То есть Баракус был помесью ангела и демона… — сказала я. — И…

— И мой отпрыск такой же, — кивнул демон, указывая на мою сумку, которая все так же качалась под потолком. — Моя умершая подруга, Хельцэя, была ангелом. Когда узнали, что она беременна, да еще и от демона, от нас задумали избавиться. Мы чудом сбежали. И как раз шли сюда, чтобы ее брат провел ритуал рождения…

— А… и вот тут появляюсь я.

— Именно, — кивнул Рэйдар. — Ты принимаешь первородную клятву. И вдобавок кинжал ангела. Ты привязала себя даже крепче, чем думаешь… поэтому, чтобы твое смертное тело не умерло в муках, я дал тебе свою кровь. Велонсий провел обряд уз, и теперь мы все связаны. Ты, мой ребенок, и я. Меня это не особо радует, так что…

Я сидела на полу. Услышанное ввергало меня в ужас. Моя тихая спокойная жизнь летит всем драконам под хвост… что же, я теперь скажу мастеру?! Он же с меня шкуру спустит!

— Вижу работу мысли на твоем лице… — как-то ехидно протянул Рэйдар. — Испугалась? Хочешь, чтобы ничего не случилось? Чтобы ты жила своей тихой мирной жизнью муравья?

— Твое какое дело?! — огрызнулась я, и пламя, шипя, вырвалось из груди. — Если бы не ты…! Если бы…!

— Позволь тебе напомнить, я не просил тебя о помощи, — кисло усмехнулся демон. — Ты сама все решила сделать. Неужели ты не видела, что я мог тебя убить, лишь бы ты не приближалась?

— Видела. И что? Знаете сколько мужиков, в страхе никого не пускают к своим рожающим женам? Так что твоя реакция меня не удивила.

— Похвально, — усмехнулся он едко. — Ну что? Есть еще вопросы?

— Издеваешься?! Их тысячи!

— Уложись в три.

— Точно издеваешься…

— Вовсе нет, — серьезно сказал демон. — Время дорого. Мы не можем сидеть тут вечно. Поэтому ты должна знать все, что тебя интересует. Чтобы потом не тратить время на праздные вопросы.

Ну что ж… говорил он убедительно. Может и правда скажет что-нибудь стоящее.

— Ладно. Тогда мой первый вопрос… зачем вы вообще… ну решили родить этого вот…? Разве вы не в состоянии холодной войны?

— На последнем собрании по переговорам между темными и светлыми, высший бог Лаетэр сказал такую фразу — «Если бы это было в моей власти, я бы вернул Баракуса в этот мир и честно дал бы ему бой». Проклятый лицемер…

— Тише! Нельзя так говорить о светлых богах!

— Сама наполовину демон, а все ж туда же.

— Это не то!

Рэйдар пожал плечами и продолжил.

— Наш совет подумал, а почему бы и нет? Ведь придание гласит, что Баракус вернется. И мы решили действовать. Нашего лидера пора вернуть. Но тут встал вопрос об… инкубаторе, так сказать.

— О женщине!

— Да какая разница… — небрежно отмахнулся демон, и я сжала зубы. — Велонсий изначально был моим врагом. Потом стал таким же книжными червем на заседаниях, потом мы постепенно стали находить общий язык. В конце концов, что толку в этой вражде. Велонсий был необычным ангелом. Когда он почитал наши предания и легенды, он был расстроен.

И вызывался помочь. Его сестра Хельцэя стала моей женой. А потом и матерью нашего отпрыска.

Светлые боги не перечили нам. Говорили, что, дескать, это новый путь. Это начало перемирия… но и тут они предали нас.

Конечно, Лаетэр боялся исполнения пророчества. Конечно… спустя неделю после нашей свадьбы на нас напали. Мы бежали.

— Неделю… но… я думала, что Хельцэя как минимум на восьмом месяце!

— Энергия жизни ангелов куда больше, чем у смертных. Плод созревает за неделю. Иногда меньше.

— Какая жалость… — я поникла. — Бедная Хельцэя.

— Она знала, на что шла, — пожал плечами Рэйдар. — И понимала, что может не выжить.

— Ты так спокойно говоришь об этом… — меня даже передернуло. — А ведь она мать твоего ребенка!

— Ничего, возродится снова, лет через пятьсот… подумаешь.

Вот же… и ничем его не пробить!

— Так значит теперь, все светлые духи будут искать этого ребенка?!

— Именно, — кивнул демон, — но так как ты человек, твоя аура скроет нас от их всевидения. В этом нам повезло.

— А… что мне теперь делать?! Я же никогда не воспитывала полу демонов, полу ангелов! И почему я должна помогать?! А вдруг, когда этот ваш Баракус возродиться, он уничтожит весь мир?!

Рэйдар сморщился.

— Что за чушь?

— Так все монстры делают!

— А ты знаешь много монстров лично? И все они хотели непременно уничтожить мир?

Я замялась.

— Ну, я читала о таких… и очень много!

— И какие придания и легенды гласят, что мы хотели уничтожить мир? М-м?

— Э-э…

— Никакие, — ответил за меня демон. — Потому что, мы никогда этого не хотели. Из нас сделали козлов отпущения. Валят все беды.

— Слухи на пустом месте не берутся!

Рэйдар поморщился и как-то обреченно спросил.

— Ты своей головой хоть думаешь иногда?

Так… у него это входит уже в привычку! Чуть что, он начинает меня оскорблять!

— Если хочешь, можешь не помогать, — пожал плечами демон, перебивая мои мысли. — Главное, не уходи дальше, чем на двадцать километров. Иначе дитя может не получить нужную ему энергетическую подпитку.

— И что… умрет? — тихо спросила я.

— Ну, умереть не умрет, но потеряет твою защиту. Его ауру засекут светлые, и нас, скорее всего, схватят. Может, допросят на совете. Может, сразу в темницу. Лет на шестьсот. Потом подумают.

— Ты так спокойно об этом говоришь… — ужаснулась я.

— Я говорю тебе, что будет, если ты решишь сделать этот выбор, — мрачно проговорил Рэйдар. — Почему ты так смотришь на меня?

— Я тебя… ненавижу!

— Что ж, прекрасно. Я тоже не люблю смертных. У нас много общего…

Я выдохнула и вдруг поняла, что бросить их не смогу. Тем более маленького ребенка…

— Ладно. Считай, что ты меня уговорил, но придется пожить у меня. Здесь я оставаться не хочу и не могу.

— Хорошо. Только прежде чем идти в люди, смени облик. Не спорю, ты мне так более симпатична, но твой вид не оценят.

— Легко сказать… смени облик! — надулась я.

— И сделать легко, — кивнул Рэйдар. — Представь себя, какой ты была до превращения. И все.

Я вздохнула и, закрыв глаза, старательно нарисовала в голове свой облик. Как я сегодня смотрелась в зеркало… О боги, как же давно это было.

Я представила свое отражение. Еще сонная. Только проснулась. Каштановые волосы запутались за ночь. Я никогда не любила заплетать их перед сном. Карие глаза недовольно сощурены. Тонкий нос, чуть пухловатые губы. А ведь раньше, я думала, что они некрасивые…

— Ну вот… — усмехнулся где-то сбоку демон. — В следующий раз, будешь менять ипостась, как перчатки.

Открыв глаза, я оглядела руки. Затем ощупала лицо. Я прежняя! Хвала богам!

— Только не забывай, что теперь ты обладаешь силой, — напомнил мрачно Рэйдар. — старайся контролировать свои новые способности.

— Ясно, — устало вздохнула я. — Что — что еще?

— М-м… думаю, нет, — сказал Рэйдар и снял мою сумку с гвоздя. — Не забывай, что теперь именно ты его защитница.

— А кто же защитит меня? — кисло усмехнувшись, проговорила я.

— А это буду делать я. — серьезно сказал демон. — Ты кровь от крови моей. Мы связаны так же тесно, как ты связана с моим отпрыском.

— И что… ты теперь будешь всегда знать где я, и что делаю?

Подобная перспектива меня ввела в ужас! Мало мне событий, так еще и это на мою голову!

Рэйдар усмехнулся, но теперь как-то беззлобно.

— Я буду чувствовать твое местоположение, и состояние здоровья. Но не больше. Так что не беспокойся. Твоя личная жизнь не пострадает.

— Надеюсь, что ты не врешь… — прищурилась я.

— Какой смысл? — удивился он, — ложь придумали не демоны.

Я забрала у него сумку с ребенком, и повесила через плечо. Чем только кормить этого чудо-дитя… не думаю, что он будет пить простое молоко…

— И еще…

— Что еще?! — недовольно обернулась я на Рэйдара.

Он снова усмехнулся и пару раз потыкал пальчиком куда — то назад. Я проследила его взгляд и чуть не забулькала от возмущения!

— Хвост тоже надо убрать…

Пресветлые боги! Ну, за что?!


Глава 4. Новый шаг

— Ну, так… как тебя зовут?

Я удивленно скосила глаза на Рэйдара. Поразительно, он спрашивает, мое имя.

Мы вышли из леса. Дорога до деревни была ровно и утоптанной. Но, тем не менее, мы поднимали своими ногами пыль. Давно дождика не было. Душный день, переходил в вечер. Стоял терпкий запах летних трав, хотелось, искупаться в речке, что находится как раз вниз по склону. Но, увы…

Я сжала руки. Влетит… влетит от мастера! Он ведь наверняка потерял меня вчера! Ох, только бы не поднял шумиху…

— Я с тобой говорю, — мрачно сказал демон.

— Какая тебе печаль, что у меня за имя? — недовольно фыркнула я.

— Мы теперь связаны, помнишь? Не думаю, что тебе хотелось бы слышать от меня «Эй ты».

Я поморщилась. Сумка с ребенком висела у меня на плече. А он… подрос! И стал тяжелее.

А еще копчик болит. Никогда не забуду, как этот гадкий демон смеялся, когда я убирала хвост! А это было ужасно больно!

— Все еще дуешься?

Я покраснела и, сжав зубы, глянула в его сторону. Изумрудные глаза насмешливо смотрели в мое лицо. О, если бы он меньше острил и шутил… то, мог бы мне нравится. Мог бы! Но не нравится. Тем более, он сам не понимает, что обидел! «Я говорю только правду!» Тьфу!

Рэйдар вздохнул и продолжил путь. Правильно. Нечего ко мне лезть. Настроение не то, чтобы болтать.

Итак… ну, допустим я приведу его в съемную комнату. Ладно, ребенок, много места не занимает, а вот этого здоровяка уложить некуда! Кровать — то только одна! Ох, еще и перед хозяином оправдываться… стыд-то, какой будет…

— Твое лицо носит неясный характер.

Я зарычала и, остановившись, топнула ногой. Пыль так и взметнулась.

— Я уже сыта по горло твоими подколками!

Рэйдар удивленно заморгал.

— Во всех лучших традициях хорошего тона, я поддерживаю разговор.

— А я же во всех традициях, пытаюсь его задушить!

— Не знал, что люди, так делают… — задумчиво протянул демон. — Запишу на будущее.

Меня перекосило.

— Прекрати! Хватит сыпать остротами!

Демон вздохнул и, сложив руки на груди, прикрыл глаза.

— Я понимаю, что ворвался и перевернул твою жизнь. И что для тебя, это большой стресс. Но, позволь мне напомнить… я не просил помощи. Ты все решила сама. Так что теперь, ты наблюдаешь результат своих необдуманных поступков. Я же со своей стороны, даровал тебе возможность выжить. Столь глупое существо, не способно оценить и понять, какой чести удостоилось. Так что, если ты еще раз откроешь свой рот, чтобы возмутиться, обидеться, и тем более повысить на меня голос, я сделаю так, что до конца взросления моего отпрыска ты не скажешь ни слова. Надеюсь, я понятно объяснил.

Да… понятнее некуда.

Я прерывисто вздохнула и, отвернувшись от него, зашагала дальше. Невозможный, себялюбивый, отвратительный, мерзкий, грубый…

— Твое лицо носит неясный характер.

О, пресветлые боги! Дайте мне сил!

К деревне мы вышли уже в сумерках. На дороге был большой караван, и пришлось огибать его через лес, чтобы к нам не было вопросов. Тем более в караване были наши местные торгаши. Меня они знали и могли привязаться…

Ну что могу сказать о нашей деревеньке… тихая, и мирная. Это наиболее подходящие эпитеты. У нас отродясь не было никаких шумных происшествий. Все новости мы узнаем посредством слухов. Газеты из больших районных участков долго идут… так что, люди предпочитали живую беседу, чем напечатанные руны.

В этой деревеньке я выросла. В приюте. Но, не будем об этом…

Потом, стала помогать мастеру по целительству и лекарству. У него был сын Мирош. Мы с ним с самого детства дружили… он тоже пошел по стопам отца и хотел стать врачом.

Ну, что еще… живописнее места во всей империи не найдете. Это точно. Наша деревенька славилась своими виноградниками. А какие у нас ярмарки…!

В этот миг не показалось, что теперь этот мир и я, стали несовместимы. Я даже поникла.

Квартирка, где я жила, была в трактирном помещении. Я снимала ее за два тристана в месяц. Вполне сносно. Трактир был на главной улице, рядом с базарной площадью.

Я шла привычным путем, по мощеным плитам, и радовалась, что на меня никто не тыкал пальцем… почему-то, мне казалось, что так и будут делать.

Рэйдар вообще ни на кого не обращал внимания. Спокоен, как боевой слон. Я покрепче прижала к себе сумку с ребенком, чтобы никто не вздумал заглянуть. Подходя к трактиру, я не могла унять дрожь. Лишь бы только мастера не было!

Я осторожно приоткрыла дверь. Внутри как обычно шумно. Очень вкусно пахнет с кухни. Хозяин Берт, готовит отменно…

Мимо меня, смеясь, прошла служанка, в лимонно платьице, которое здесь является формой для работниц. Впереди белый фартук, но сейчас он был уже заляпан неизвестно чем. А на голове белоснежный чепец, из-под которого выбились непослушнее рыжие волосы.

— Элиша! — я ухватила ее за край сарафана и она удивленно обернулась.

— Агнэшка! — она округлила глаза, и раздражение на ее лице сменилось испугом пополам с облегчением. — Где тебя боги носили?!

— Да не кричи! Мастер был?

— Был, — с чувством кивнула моя подруга. — И знаешь, что сказал?

— Что?

— Что косы тебе повыдергает!

— Это не новость.

Элиша только рукой всплеснула. Она развернулась и пошла, принимать заказ у других посетителей. Я закрыла дверь трактира и повернулась к демону.

— Зайдем с черного хода.

— Почему не отсюда?

— Чтобы все увидели, что я мужика привела?!

Рэйдар пожал плечами.

— Что в этом такого? Разве ты не взрослая женщина? И разве ты не имеешь права на личную жизнь?

Я только нервно фыркнула.

— Это тебе не столица Тристании. Это просто деревня. И весьма маленькая. Слухи тут со скоростью мухи разносятся. И никто не будет, поощрят мою такую личную жизнь. Не хватало еще, чтобы у меня за спиной шушукались…

— Какая поразительная зависимость от чужого мнения.

— Все люди такие.

— Ты больше не человек.

Я только отмахнулась. Ему не понять…

Мы прошли за здание, и около старых бочек, которые давно поел какой-то жук, я отворила дверку. Она вела прямо на кухню, но слева была лесенка, которая вела на второй этаж. Надо было проскочить, да так, чтобы никто не заметил. Тем более, хозяйка трактира, леди Уличена.

Я осторожно просунула в проем двери голову и осмотрелась. Кто-то мыл посуду. Хозяин Берт ругался на поварят. Служанки смеялись у себя в коморке, где они отдыхали. Я жестом показала Рэйдару, чтобы он мигом прошел. Надо отдать ему должное, пролетел, словно призрак. Даже меня не задел. Лишь ветер слегка по макушке прошел.

Сама же я, топая как медведь, быстро забралась по лестнице на второй этаж. Скрипнула, каждая половица…

Рэйдар скептично приподнял бровь. Да знаю, знаю.

Я прошла мимо него, по натертым половицам, и, достав ключик из сарафана, открыла затертую, деревянную дверь, которая когда-то была выкрашена в зеленый цвет.

— Так значит, это твое жилище? — произнес в тишине комнатки демон, осматривая все.

Мне стало ужасно неудобно перед ним. Да… моя комната. Самое лучшее, что я могла себе позволить на жалованье, которое платил мне мастер.

Помещение всего пять на три. Старый деревянный пол, выкрашенный в отвратительный коричневый цвет. Доски давно рассохлись и ужасно скрипели при каждом шаге. Старый маленький коврик непонятного мышиного цвета на полу. Стены в простеньких обоях. Потолок кое-где подтекает, и во время дождя приходилось подставлять корыта и кастрюли, чтобы не залило водой. Одна кровать у стены, один стол, у окна. Окно выходило на стену другого дома. Все мои вещи хранились в коробках…

— Да. Это мое жилице.

— Давно ты тут живешь? — Рэйдар прошелся вперед (ни одна половица не скрипнула!), и сел на пол, скрестив ноги.

— Давно. Лет шесть. Или семь.

Я закрыла дверь, я сняла с себя сумку. Заглянув внутрь, я отметила, что младенец спал тихо и мирно. Странно, есть не просит…

— А где твои родители?

Меня будто током дернуло. Не люблю говорить о своем прошлом. Демон удивленно приподнял бровь.

— Ты сирота. Прости.

— Какая разница… — буркнула я. Я осторожно достала маленького демоненка и укутала его в свой плед, который мне очень нравился. Я себе его сама купила, когда получила премию…

Вздохнув, я села на край своей кровати, а вот странный ребенок занял мою подушку. Да… он стал больше. Будто растет, как на дрожжах.

Рэйдар будто прочел мои мысли.

— Дети ангелов и демонов, растут быстро.

— Насколько быстро?

— Ну… всегда по-разному, — пожал он плечами. — Но за месяц достигается половое созревание.

Я почему-то покраснела.

— За месяц?!

— Ну да, — кивнул демон. — Если подпитывающий сосуд достаточно силен, чтобы дать нужную энергию, то месяц.

Я подперла щеку рукой. Целый месяц… и как мне жить все это время?!

— Не беспокойся, — подал голос Рэйдар. — Я не буду контролировать или претендовать на тебя и на твое личное время.

Я кисло усмехнулась.

— Спасибо…

Наступила тишина. Надо было идти к мастеру. Пусть лучше я сейчас получу нагоняй от него, чем завтра. К тому же, Мирош уже дома. Может, заступится…

Я решительно встала на ноги.

— Я скоро вернусь.

— Хорошо.

— И ты не спросишь, куда я обралась? — удивленно спросила я. — А вдруг, я сбегу?

Губы Рэйдара тронула легкая усмешка.

— Я чувствую тебя на расстоянии. И буду знать о каждом твоем шаге. Но, ты слишком привязана к своим личным вещам. Ты не станешь бросать то, что заработала своим трудом. Дети без родителей рано взрослеют и у них другие приоритеты.

Я поджала губы. Он как обычно не хотел меня обижать, просто сказал правду…

— Ладно, я быстро.

— Агнэшка…

Я удивленно обернулась. Моё имя из его уст, не звучало издевательски. Даже наоборот…

— Что?

— Не задерживайся.

Я лишь кивнула.

Выйдя из комнаты, я снова закрыла дверь. К мастеру идти не хотелось, но лучше сейчас.

Я быстро спустилась по лесенкам, и так же прошмыгнула в заднюю дверцу. Улицы деревни подсветили фонариками. Прохладный вечер лета, был наполнен запахом цветов с лугов. Я даже всплакнула. А ведь раньше, я не замечала, какой беспечной и счастливой была…

Дом мастера Буля был через улицу, почти у старой пекарни. В окнах его мастерской горел свет, и мое сердце невольно сжалось и бухнулось куском льда куда — то в живот.

Я перешла дорогу и несмело толкнула калитку.

Однако едва я приблизилась к дому, как от стены отделилась тень и схватила меня за руку. А потом, меня куда-то поволокли.

Кажется, я даже не испугалась.


Глава 5. Приоритеты

Мирош прижал меня к стене дома. Я поняла, что это был он, когда почувствовала запах лекарств и мазей вперемешку с терпким запахом мятного чая.

Я и слова сказать не успела, как его требовательные губы нашли мои и запечатали их в поцелуе. Страх и нервозность сменились спокойствием и ощущением радости, что меня снова обнимает Мирош. А я так сильно соскучилась по нему…

Руки Мироша уже ловко расстегнули пару пуговок на моем сарафане, и его рука уверенно скользнула в вырез. Я выгнулась дугой ему навстречу. Он что-то пробормотал и снова накрыл мои губы поцелуем.

Где-то наверху скрипнули ставни на окнах.

— Мирош! Где его опять носит…

Я вздохнула и, отойдя от Мироша, застегнула пуговицы на сарафане. Мирош взъерошил свои пепельные волосы и печально улыбнулся.

— Прости, что вот так на тебя набрасываюсь… просто, тебя так долго не было. Я уж начал думать, что случилось страшное…

— Ничего… — сипло проговорила я, и поправила волосы. — Надо зайти к твоему отцу, сдать отчет.

— Где ты была так долго? — спросил Мирош обеспокоенно, беря меня за руку. — Мы уже думали патруль вызывать из района, чтобы тебя искали!

— Со мной все хорошо, просто… по дороге обратно кое-кому понадобилась помощь. Женщина рожала…

— Ох… — выдохнул Мирош, — все хорошо? Ты справилась?

— Ну…

Ответить я не успела, так как громко хлопнула входная дверь. Мастер Буль вышел во дворик и сердито позвал.

— Мирош!

Мы оба вздохнули и вышли из тени домика.

Мастер Буль обернулся на наши шаги и, увидев меня, скорчил такую мину, будто из-за меня у него зубы заболели.

На самом деле он был добрым и единственным, кто взял меня в ученицы… я, сначала подумала, что такой живенький старик, с пшеничной бородой и ясными голубыми глазами, будет добрым учителем для меня. Но старик Буль оказался требовательным и придирчивым. Он постоянно ворчал, что я безрукая, что ничему не научусь, и что он зря тратит на меня время. Но Мирош меня уверил, что если бы не я, он бы не смог сам ходить к пациентам. Их было много, а он один. В лавке работать тоже надо. А еще и продавать лекарства здесь. Так что, все его слова, просто слова. Он никогда не думал обо мне плохо, и видел, что я стараюсь на пределе своих сил…

Однако сейчас, я пожалела, что согласилась работать и помогать этому старику с добрыми глазами и весьма располагающей улыбкой.

Мастер Буль упер руки в бока, и грозно свел кустистые брови на переносице. Его рабочий фартук был заляпан так, что было не понятно, какого же цвета он на самом деле…

— Мастер, я вот…

— Явилась! — громко проговорил мастер. — А я уж думал, тебя разбойники украли. Или дикие звери съели!

— Да я просто…

— Отчет принесла?

Я суетливо полезла в сумку за тетрадкой и передала ее мастеру. Он грубо вырвал ее из моих дрожащих рук, и, открыв, начал читать. Я даже побелела от страха. Сейчас скажет, что опять глупости написала, и что это никуда не годится, и скажет переписать все нормальным языком…

Мастер хмыкнул в усы, и закрыл тетрадь.

— Ладно. Конечно, опять написала ерунду.

Ну вот…

— Идемте в дом.

Я удивленно вскинула на него глаза. Но Мирош улыбнулся и подтолкнул меня к дому.

— Пойдем. Не бойся.

Не нравится мне это…

Дом у мастера Буля был подстать ему. Коренастый и строгий. Внутри царила атмосфера работы, даже не смотря на то, что Мирош регулярно убирал за отцом, оставленные на столе книги, колбы с мазями, и прочее борохло. Мастер Буль очень давно потерял жену. Мироша растил сам. Говорили, что он когда-то был веселым и общительным человеком, но видимо это было и правда так давно, что теперь никто уже в это и не верит.

Мы прошли в светлую гостиную, и мастер показал нам с Мирошом сесть на старенький диванчик у столика. Внутри меня нехорошее предчувствие зрело все больше. Сейчас скажет, что я лентяйка и что он больше учить меня не будет…

Я опустилась на диван и Мирош тут же сел рядом, положив руку мне на плечо. Странно… он такой спокойный. Однако он тоже как-то странно вздыхал, будто в предвкушении.

Мастер Буль опустился в кресло напротив нас и, смерив нас обоих взглядом, проговорил.

— Агнэшка, ты работаешь у меня вот уже седьмой год. И ты, несмотря на свою безалаберность, многому научилась.

Я сглотнула. Что он хочет этим сказать? Не выгонит? А что тогда?

Мастер Буль вздохнул, и хлопнул себя по коленям.

— Мы с Мирошом поговорили, и он хочет, чтобы я дал согласие и свое благословение на вашу свадьбу.

Что?!

— Ты будешь ему верной и хорошей женой. К тому же будете продолжать семейное дело. Я уже далеко не молод, хотелось бы и внуков понянчить.

Что?!!

Мирош сжал мою руку, и я очнулась.

— Агнэя, — улыбаясь, проговорил Мирош, — я буду самым лучшим мужем! Вот увидишь! И теперь, тебе не придется жить в той комнатке в трактире! Ты сможешь переехать сюда! Отец дозволяет нам пожениться и жить вместе, как мужу и жене!

Я сидела, ни жива ни мертва. Ну почему сейчас?! Почему именно сейчас?! Да, я любила Мироша, но замуж?! Я не была готова к этому! Тем более теперь, когда у меня появился демон, которого надо опекать!

— Но учтите! — тут же сурово влез мастер Буль. — Спуску не дам. Работать будете так же! Если не больше… потом, когда появится первый внук, я…

Я так резко встала, что мастер удивленно замолчал.

— Агнэшка, ты чего это?!

— Мне… надо подумать, — проговорила я, дрожащими губами. — Я… пойду.

Не слушая, возмущенных окриков мастера, я выскочила из дома, будто пьяная. За мной тут же вышел Мирош и поймал за руку.

— Нэя, ты чего?! — назвал он меня по прозвищу. — Что — то случилось?

— Да… случилось, — я резко повернулась к нему. Мирош дернулся, будто увидел меня впервые. — Ты… ты что вообще придумал?!

— А что…?

— Какая свадьба?! А?! Какие внуки?!

Мирош растеряно сжал руки.

— Но… мы же уже решили, что хотим всегда быть вместе! А отец, наконец-то, дал свое согласие! Как ты не понимаешь, теперь нам не придется прятаться от людей! Теперь все будет иначе…

Мирош попытался меня обнять, но я стряхнула его руки, будто они были мне противны.

— А меня ты спросил? Спросил, хочу ли я такой жизни?

— Но разве, ты была бы против?

— Была! — выдохнула я, сквозь слезы. — Ты знаешь, что я хочу уехать из этой деревни! Я хочу мир увидеть! Я может… и не хочу быть лекарем!

Мирош удивленно выдохнул и сглотнул, будто ему тяжело было говорить.

— Нэя, но… мы же с тобой понимаем, что это лучшее, что у тебя сейчас есть… я, предлагаю тебе нормальную жизнь. Со временем, ты поймешь, что я был прав и…

Я нехорошо рассмеялась и Мирош зло нахмурился.

— Я ради тебя все это делаю!

— Да что ты?! — желчно усмехнулась я. — Ради меня? А ты меня спросил? Надо оно мне?

— Любая нормальная девушка хочет выйти замуж и жить достойно! — с обидой в голосе сказал Мирош. — Мало тебе было насмешек и обид? Все деревня думает, что такую как ты, замуж-то, и никто не возьмет!

— А ты значит, доброе дело решил сделать? — развеселилась я. — Вот спасибо! Вот так помощь!

Мирош зло сплюнул в сторону и махнул рукой.

— Знаешь что… если, тебе так противна мысль о том, что ты можешь стать моей женой, то иди! Иди на все четыре стороны! Поняла? Держать не буду! Найду еще себе нормальную девушку, которая будет меня уважать!

— Желаю удачи, — ехидно проговорила я, выходя за калитку. — Она тебе понадобиться.

Мирош зло топнул ногой и ушел в дом, громко хлопнув дверью. В доме тут же что-то опрокинули с оглушительным грохотом. Затем раздался возмущенный голос мастера Буля, а потом и гневный окрик Мироша.

Я стояла за калиткой и понимала, что теперь моя жизнь окончательно перевернулась с ног на голову. Работы теперь у меня нет, а значит, нет и заработка. А значит, что следующую аренду за жилье я не выплачу…

Я пошла прочь от дома мастера. Что со мной такое…? Я ведь люблю Мироша… почему меня так обидело то, что он сделал? А собственно, что он такого сделал? Хотел, чтобы мы поженились. Ну, так и что? Ну да, без моего ведома он решил это с отцом. Ну… так разве не этого я хотела? Не об этом мы с ним мечтали? Почему меня так задели его слова и его такое распоряжение мной?

Но одна мысль о том, что мне пришлось бы, покориться воле другого человека, выводила из себя и заставляла кровь возмущенно бурлить в венах!

Я тряхнула головой и заставила себя смотреть вперед, а не себе под ноги, как это обычно было.

Не судьба. Вот и все. Все изменилось. И я тоже. Если Мирош себе сейчас позволяет такое отношение ко мне, то, что будет, если бы я стала его женой? Нет и нет.

Вот так думая о своей судьбе, я дошла до трактира и поднялась к себе в комнатку. Леди Уличена обеспокоенно сложила руки на груди и окликнула меня, когда я уже собиралась открыть дверь комнаты.

— Агнэя, на тебе лица нет… что случилось? Опять Буль наорал? Вот же склочный старик! Ты же на него без продыху пашешь, а он бы хоть доброе словечко сказал! Старый козел!

Я слабо улыбнулась.

— Нет, я не по этому поводу…

Леди Уличена удивленно моргнула и всплеснула руками, от чего ее грудь пошла волнами, как море в шторм. А голубое платье добавило сходства.

— Чего опять с Мирошом не поделили?

Я вздохнула и опустила глаза.

— Да так… ничего такого. Я это… спать пойду. Тяжелый день был.

— Да-да! Конечно, иди! — леди Уличена, направилась к лестнице, что-то приговаривая поводу того, что я молодая девка, а дурью занимаюсь в этой лавке, и детей бы уже надо, а вот же…

Я открыла дверь и зашла. Рэйдар все там же сидел на полу. Даже не пошевелился, кажется. Маленький демонёнок мирно спал.

Демон поднял на меня глаза и, оглядев с ног до головы, проговорил.

— Ты расстроена.

— Да неужели…

Я бросила сумку в угол комнаты и, пройдя к кровати, уселась с краю, подперев щеку рукой. Мне не хотелось говорить, но Рэйдар и так это понимал. Поэтому он замолчал. Снова закрыл глаза и не сдвинулся с места.

Я скосила глаза на маленького демона. Кожа черная, маленькие рожки, вот-вот скоро проклюнутся. Если не брать в расчет его странную внешность, он был довольно милым…

— Скорее всего, нам придется скоро уехать.

Демон удивленно взглянул на меня.

— Почему?

— У меня нет денег на квартиру.

Наступила тишина. Рэйдар полез во внутренний карман своего пиджака и извлек небольшой мешочек из темной бархатной ткани. На его ладонь высыпались золотые монеты.

— Этого хватит?

Я вяло посмотрела на деньги в его руке, но не почувствовала радости или облегчения. Дело ведь не в деньгах и не в этой глупой комнате… теперь, когда я свободна от этой деревни, я могу уехать куда угодно… увидеть мир.

Рэйдар молча, спрятал золото в карман и усмехнулся.

— Я так и знал.

— Что ты знал?

— Ты хочешь уехать, но не потому, что тебе нечем платить. Ты устала. В твоей душе живет просто огромная тоска. И как ты только могла жить и не обращать на нее внимание…

Я не нашла что сказать. Да он был прав. Я подавляла в себе желания и эмоции. Я делала то, что от меня хотели, и думала, что так и проживу. Но теперь я ощущаю себя по-новому. Я не хочу ни от кого зависеть, не хочу быть чьей-то собственностью. И тем более не буду жить по чужой указке!

— Ты бы поаккуратнее с эмоциями… — подал голос демон. — Держи их в узде. Иначе покажешь всем, кто ты есть.

Я удивленно отметила, что руки стали чернеть и покрываться чешуей. Да… надо было быть осторожнее.

— Нам нельзя здесь оставаться, — сказала я уверенно.

— Как скажешь, — пожал плечами Рэйдар. — Только куда мы пойдем? Мой отпрыск еще мал, и не может менять обличие. А у тебя, насколько я знаю, нет другого жилья.

— У тебя есть деньги, — сказала я спокойно. — Снимем другое жилье.

— Это все, что я успел с собой взять, — мрачно сказал демон. — В мире людей без денег туго. А если мы будет необдуманно тратить их, то останемся с голой…

— Я поняла, — перебила я его. — Но, тем не менее… оставаться здесь рискованно. И… я уже не хочу сама быть здесь.

— Поругалась?

Щеки тут же вспыхнули, и я почувствовала, как сердце заходится в бешеном ритме. Руки похолодели. Почему я так испугалась?

— Ни с кем я не ругалась.

— Врать не хорошо, — спокойно сказал демон. — Тем более, я чую твою ложь. Мне ты соврать не можешь.

Я раздраженно скривилась.

— Да. Поругалась. И не жалею.

— Врать не хорошо.

— Да иди ты! — я вскочила на ноги. — Ты обещал, что не будешь ко мне лезть и контролировать мою личную жизнь! Вот и не лезь! Это мое дело! И тебя оно не касается.

Рэйдар спокойно выслушал меня и лишь слегка улыбнулся уголками губ.

— Ты стала меняться. Ты мыслишь иначе. И тебя раздражают вроде бы простые вещи. Я предупреждаю тебя, держи себя в узде. В тебе сейчас говорит твоя вторая сущность. А она коварна, зла и безжалостна.

Я, молча, выслушала его. Он прав, конечно, но что я могу поделать с собой?

— Если ты так хочешь, мы можем уехать.

— Правда? — я с надеждой вскинулась на него.

— Правда, — кивнул он, — Но мне придется кое с кем поговорить, прежде чем двигаться в путь. Надо чтобы нам подыскали жилье.

— А… тот высокий мужчина, с которым ты говорил в той хижине?

Рэйдар утвердительно наклонил голову.

— Это брат Хельцэи. Его зовут Велонсий. Он поможет нам в нашем путешествии. А заодно и расскажет кое-какие новости.

— И когда же нам двигаться в путь?

— Завтра. Но этой ночью мне придется оставить вас, — сказал демон, поднимаясь на ноги. Он взглянул на своего сына, а потом на меня. — Береги его.

— Хорошо.

Я тоже встала, и увидела, как Рэйдар выскочил в окно темной смазанной тенью и просто исчез.


Глава 6. Страхи и традиции

Рэйдар


Ночь встретила меня тихим шелестом листвы на деревьях. Теплые ночные ветра подхватили меня, и сразу унесли по направлению к темному лесу, которой чернел на горизонте, зловеще топорща свои пики к небесам.

Звезды усеивали небосвод, и я все время нервно осматривался. А вдруг увидят? Вдруг заметят? Но я тут же прогнал эти страхи. Никто кроме Велонсия не знает, что мы здесь. Моя аура скрыта. Меня не могут найти.

Впереди показалось какое-то ветхое строение. Видимо раньше это был замок или какой-то особняк. Но время превратило его в мрачную груду камней с пустыми глазницами, на месте окон. И именно там, на овальной лестнице, которая вела внутрь дома, стоял ангел.

Я сложил крылья и спикировал к нему, шумно приземлившись рядом, и обдав его волной воздуха. Велонсий лишь возмущенно фыркнул, поправляя свои светлые волосы.

— Я смотрю, ты в хорошем настроении. Ну что, сосуд попался сильный?

— Да, — я кивнул. — Она… весьма сильна. Думаю, что ее хватит.

Велонсий кивнул.

— Зачем тогда ты вызывал меня? Учти, моя аура не скрыта. Меня найти легко могут.

— Нам надо сменить место нашего прибивания.

Велонсий нахмурился.

— Зачем?

— Вокруг слишком много людей. Агнэя пока не умеет контролировать свои эмоции и может показать демоническую натуру. А нам этого не надо.

Велонсий тонко улыбнулся, расправляя белоснежные крылья.

— Ты так сильно заботишься о ней…

— Я забочусь только о своем отпрыске, — мрачно проговорил я, сложив руки на груди. — И ты это знаешь. То, что в ней течет моя кровь…

— Наверное, очень сильно тебя подстегивает, — усмехнулся ангел, перебивая меня. — У демонов очень неспокойная кровь. Все время ей что-то надо.

Я замолчал. Не люблю с ним говорить долго. Начинает нос задирать.

— Да ладно тебе, Рэй.

— Не называй меня так.

Велонсий понял, что дразнить меня небезопасно. Тем более я прилетел сюда, оставив свою подопечную и отпрыска, не для праздного разговора.

— Что ж… — наконец проговорил ангел и повернулся к дому. — Думаю, это место подойдет вам. Оно далеко от людских селений. Тут никто не ходит. Считают это место проклятым… забавно, да? Люди и понятия не имеют, что такое настоящее проклятие.

— Дом слишком ветхий.

— Для тебя это имеет какое-то значение? — удивленно вскинул ангел светлые брови.

— Для меня нет. А вот Агнэя может возмутиться.

Велонсий хмыкнул, и я зло метнул на него взгляд, выпустив пламя из носа.

— Ой, сколько гнева… — снова усмехнулся он, но на этот раз усмешка была ледяной. Как прикосновение опасного оружия к шее. — Рэйдар, ты слишком много думаешь о простом человеке. Переживаешь о ее комфорте? С какой стати? И не списывай все на свою кровь в ее жилах.

Но мне нечего было ответить. Да отчасти, это была моя кровь. Я чувствовал ее в Агнэе, и меня тянуло к ней. Но это ведь совсем не то.

Велонсий печально вздохнул и, прикрыв глаза, улыбнулся.

— Ладно, мой друг. Не надо так хмуриться. Я понял тебя. К вашему прибытию дом будет в надлежащем виде. Но вам идти лучше утром. И послушай меня Рэйдар, хотя бы на этот раз. В небе опасно летать. Теперь уже опасно.

Велонсий улыбался, но его взгляд был серьезным. Значит теперь, ангелов пустили и в это измерение. Это плохо. Я думал, они отступились от идеи найти меня.

— Как обстоят дела с переговорами? — спросил я.

Велонсий устало махнул рукой и зевнул.

— Да как… совет светлых богов пытается все объяснить с точки зрения банального недоразумения. Мол, мы не хотели нападать, но ангелица была из нашего стана, и она предала нас. А значит, была дезертиром. А то, что ты попал под раздачу, уже твоя вина. Мол, за тобой никто и не гнался.

Я рыкнул, и раздвоенный язык, шипя, выскользнул изо рта.

— Ублюдки!

— Эй, полегче, — мрачно сказал Велонсий. Но он быстро сменил гнев на милость. — Теперь это измерение открыто всем ангельским легионам. Тебя будут искать. Я бы посоветовал сменить его.

Я нехорошо усмехнулся.

— Ты знаешь, что в человеческом мире, найти демона труднее, чем в других. Тем более я не собираюсь тащить за собой Агнэю.

Велонсий улыбнулся и, подойдя ко мне, со вздохом, опустил руку на плечо.

— Осторожнее с этим, мой друг. Мы затеяли с тобой большую игру. А дразнить светлых иногда бывает опасно.

— Моя раса, не выходит на контакт со светлыми богами? — решил я перевести тему.

— Нет. Твое измерение закрыто. Конечно, мы легко можем сломать барьер, но зачем усугублять ситуацию.

— И не было никаких требований?

— Пока нет. Тебя это настораживает?

Я кивнул, и задумчиво потер подбородок. Возможно, мне решили дать хоть немного времени. Если это так, то лучше не лезть на рожон. Но светлые боги были слишком хитры и коварны. Они знают, кого родила ангелица. Знают и боятся, что легенда станет явью.

— Рэйдар…

Я поднял глаза на ангела.

— Ты уже сказал этой девочке, что ее ждет, когда, твой отпрыск повзрослеет?

— Ни к чему.

— Мне кажется, она имеет право знать. Тем более, ты так опекаешь ее.

Я зло метнул взгляд на ангела, но он лишь усмехнулся и поднял руки в знак молчаливой сдачи.

— Мы придем сюда завтра утром, — сказал я, расправляя крылья, — сделай все к этому времени.

Не оглядываясь на ангела, я взмыл в ночное небо, и слился с ним, став просто ночной тенью. Слова Велонсия, однако, волновали меня. Как сказать Агнэе, что ей жить недолго осталось? Что она, просто еда для моего отпрыска? Без жертвоприношения мой отпрыск, возможно, так и останется простым полукровкой. Нужна именно она…

Я тряхнул головой. Глупости. Это все моя кровь. Она делает меня таким параноиком. Если бы не это, я бы и сам свернул этой девчонке шею, даже не взглянув.

В эту секунду по телу прошла нехорошая дрожь, как от волнения. Но это волновалась Агнэя. Что-то ее встревожило. Однако теперь, я чувствую некую примись жалости и сострадания. Интересно, что там происходит…

* * *

— Мирош, пожалуйста, иди домой, — взмолилась я, выглядывая из окна на улицу.

— Агнэшка, впусти! Я… я все понял! Ты была права!

Мирош стоял под моим окном. Но даже в ночной темени, я видела, как опухли от выпитого, его глаза. Он вообще редко пил. А тут, наверное, постарался на славу. Еще и разбудит соседей… на утро, вопросов будет, не оберешься!

— Я сейчас выйду, — сказала я. — Стой на месте.

Я мрачно вздохнула, кинула взгляд на ребенка. Спит. Сопит так забавно и ручки сложил под щечкой. С ним ведь ничего не случится? Я тут рядом. Успею быстро вернуться.

Накинув на плечи свою вязаную кофту, я вышла за дверь и закрыла ее. Стараясь не скрипеть половицами, я прошла по тихому и сонному коридорчику до лестницы. Спустившись, я достала ключик из-под пустой бочки, около входа. Я повернула ключик в замке и открыла дверь и чуть не столкнулась с Мирошом.

— Я же сказала стоять на месте! — зашептала я громко.

Руки Мироша тут же обвились вокруг меня, и мне в лицо ударил крепкий запах алкоголя. Сколько же он выпил?!

— Агнэшка, — страстно прошептал он, обнимая меня крепче и стараясь поцеловать. — Я так… переживал! Ты ушла, а я себе места найти не мог…

— Я вижу, как ты его себе найти не мог, — буркнула я. — Поплелся в трактир и напился! Отпусти меня!

— Не отпущу, — пьяно проговорил Мирош, закрывая за собой дверь, и мне пришлось отойти назад, чтобы не шуметь лишний раз. — Я все… обдумал. Ты была права! Мы с тобой мир увидим! Я уже сказал… отцу. Пусть он и его… лекарская лавка, горят в Пекле.

— Лекарство, дело всей твоей жизни, — мрачно сказала я, пытаясь убрать его руки со своей талии. — Ты сам так говорил.

— Ты важнее, Агнэшка… — снова проговорил он, и прижал меня к стене. Деваться было некуда.

Поцелуй Мироша был властным и пах горьким вином. Мне стало неприятно. А когда его руки по-хозяйски стали шарить под моей кофтой, то я вовсе взбесилась.

— Мирош! Немедленно прекрати…!

— Пойдем к тебе… Агнэшка. — прошептал Мирош, глядя мне в глаза. — Только ты мне нужна. Правда…

— Мирош ты пьян, — сказала я сурово, и наконец, сняла с себя его руки. Мне почему-то было противно его прикосновение ко мне. — Иди домой и проспись. А завтра поговорим на трезвую голову. Ты может, и не вспомнишь, что был у меня!

Мирош сжал зубы и нахмурился. Я думала, что хорошо его знаю. Думала… именно поэтому, я не ожидала, что он вздумает ударить меня по лицу наотмашь. Мне не было больно. Но ноги подкосились и я осела на пол. В волосы мне тут же вцепилась грязная пятерня, дурно пахнущая кабаками. Мирош тащил меня в пустой зал таверны. Вот тебе и друг детства…

Я ошибалась, когда думала, что хорошо его знаю. Я о Мироше и не знала ничего толком никогда. Снаружи добрый. Но стоит начать перечить ему, и вот что появляется вместо доброго и улыбчивого юноши.

Меня приподняло над полом, и швырнуло на широкий деревянный стол. Я убрала с лица волосы. Мирош суетливо возился со своими штанами, пытаясь расстегнуть их, но петелька была слишком сложным механизмом для пьяного человека. Я лишь презрительно усмехнулась. Как же он жалок… и я его любила? За что? Что мне в нем так понравилось? Или мне было все равно, к кому в рабство себя отдать?

У Мироша, наконец, получилось справиться со штанами, и он торжествующе спустил их. Он больно схватил меня за бедра и подтянул к себе. Его горячая плоть коснулась внутренней стороны бедра и он, схватив меня за затылок, заставил смотреть ему в глаза. Не знаю, что он хотел увидеть. Может слезы или страх. А может покорность и согласие. Но ничего из этого не было. Я была спокойна. Мирош растерялся, и я поняла, что он хотел увидеть меня сломленной и слабой.

— Мирош, — начала я спокойно, — все еще можно исправить. Ты уйдешь отсюда. И я никому и никогда не расскажу о том, что тут было. Я думаю, не надо говорить, что теперь между нами все кончено. Мы не пара друг другу. Прости…

В его глазах отразилась такая мука, что мне стало его жалко. Но жалость, это не любовь.

Мирош вскрикнул, и я получила по физиономии еще раз. Я откинулась на спину, прикладывая к скуле свою ладонь.

— Все равно… все равно я тебя трахну! — пыхтел он, суетливо возясь с моей юбкой. — Кому ты потом будешь такая нужна?! Шлюха!

И это был Мирош… тот самый добрый и светлый Мирош. Мальчик, который так трепетно хранил нашу любовь?

Он пытался проникнуть в меня, но видимо алкоголь и недостаток опыта в этом деле, делали свое дело. Мои руки он схватил и прижал к столу. Но я не сопротивлялась. Мне стало настолько плевать, что я сама себе поразилась. Почему я не вырываюсь и не пытаюсь позвать не помощь! Ведь это же ужасно!

Но эмоции будто покинули меня. Я смотрела иными глазами на происходящее. Вот глупый и слабый человек. Не более чем животное, когда напьется. И что он хочет сейчас доказать, изнасиловав меня? Что он лучше? Что я была недостойна такого мужчины?

Но мысли мои прервал внезапный и холодный порыв ветра. А потом Мироша просто отшвырнуло от меня куда-то в сторону. Передо мной возникли глаза демона.

Язык присох к нёбу.

— Ты в порядке?

— Да…

— Он не…?

— Нет. Не смог, — презрительно сказала я. — Слишком пьян.

Я слезла со стола и опустила юбку. К сожалению, нижнее белье было порвано и восстановлению не подлежало. Рэйдар шумно выдохнул, и я удивленно взглянула на него.

Но демон тут же отвернулся и направился к Мирошу. Я уж испугалась, что он его убьет. Но демон просто взял его за шиворот и выкинул за дверь, которую тут же закрыл. Мирош здорово приложился затылком. И в отключке пробудит до утра. Скорее всего, ему все это покажется ночным бредом из — за выпитого.

Рэйдар обернулся ко мне.

— И что? Почему ты не защищалась?

— Зачем? Что он мне мог сделать?

Рэйдар рыкнул и подошел ко мне, заглядывая в глаза.

— Ты сосуд для моего отпрыска! И никто не имеет права тебя трогать! Тем более какой-то человек!

— Этот человек, был когда-то моим женихом! — обиженно проговорила я, сложив руки на груди.

Рэйдар желчно фыркнул, показывая клыки.

— Он? Ты серьезно? Этот мешок безвольного мяса? Какой из него спутник жизни? Даже изнасиловать тебя не смог…

Я чуть не чертыхнулась! Каков наглец, а?! Он еще осуждать меня будет! Да какое право он имеет мой выбор критиковать?!

— Мне плевать, что ты сейчас думаешь обо мне, — мрачно сказала, — но читать мне нотации, не позволю. Тем более по этому поводу! Мирош и я были вместе так долго, что и вспомнить трудно. Я знаю, каким он был, и я его любила. А то, что он не смог надо мной надругаться, виновато вино и наше обещание о том, что мы будем верны друг другу и духом и телом. Ясно тебе, демон?!

Рэйдар спокойно меня выслушал и только опустил голову, шумно выдыхая через нос. Ну что опять не так?!

— Все ясно.

И что все?

— Ты так и будешь стоять? Завтра нам предстоит длинный путь. Я нашел нам другое место.

Я очнулась от своих мыслей и с надеждой подалась вперед.

— В какой город мы поедем?

— Это не город.

— Ну… может деревня? Или поселение?

— Нет. Там вообще нет людей. Как раз то, что нужно, — сказал Рэйдар, поднимаясь по лесенке, наверх в комнату.

Я вздохнула и пошла за ним.


Глава 7. Дом

Мы вышли из трактира рано утром. Было еще достаточно темно, но все же, мы крались по тихим улочкам, настороженно оглядываясь. Рэйдар время от времени, втягивал носом прохладный летний воздух, будто ждал подвоха.

Я ничего не взяла с собой из вещей. Рэйдар сказал, что все необходимое у меня будет, а это никому ненужный мусор из прошлого. Я не обиделась. Он был прав. Если теперь у меня новая жизнь, то старым вещам в ней не место.

Я печально оглядела свою комнату, перед тем, как закрыть дверь навсегда. В этом месте я прожила почти семь лет. Все трещинки и потертости на стенах и полу, казались родными, и напоминали о том, сколько всего произошло со мной. Вещей у меня было мало. Да и то… большинство из них были мне не по размеру, потому что леди Уличена любезно снабжала меня своими старенькими вещами. Кое-что я перешивала, кое-что я так и не взялась сделать.

На мне был мой любимый сарафан и сандалики. На плече висела сумка с ребенком. Хотя… еще чуть — чуть, и скоро сумка будет ему мала.

Ребенок ни разу не проснулся… я, уже было забеспокоилась, но демон сказал, что это нормально. Пришлось лишь пожать плечами.

Итак, теперь я шла по полю, трава неприятно щекотала мне ноги. Рэйдар шел впереди и настороженно оглядывался.

— Далеко еще?

Демон лишь скосил на меня взгляд и снова отвернулся.

— Нет. Скоро придем.

— Ты это говорил два часа назад.

— Тогда почему ты снова спросила?

Я вздохнула и, остановившись, вытерла пот со лба. Сумка с маленьким демоненком тянула меня вниз. Он стал очень тяжелым…

Рэйдар повернулся ко мне, и, заметив, что я стою, подошел ближе.

— Я понесу. Дай его мне.

Я безропотно сняла сумку и протянула демону. Он с легкостью закинул сумку себе на плечо и снова продолжил путь. Мне пришлось идти за ним. Ноги я давно натерла. Но снимать сандалии не хотела. В траве много всяких жуков ползает… тем более острые сучки и камни…

Когда высокая трава сменилась ровным полем, я даже удивленно моргнула. Передо мной стоял высокий статный дом. Или нет… скорее особняк. Немного мрачноват, но выглядел внушительно. В окнах было темно. Неужели там никто не живет…?

— Идем.

— Это… наш дом?!

— Да. Что тебя так удивляет?

— Он… такой большой. И… явно не для простых людей.

— Я думал, ты будешь довольна, что будешь жить в комфорте, — протянул холодно Рэйдар. — Но если тебе не нравится, то я…

— Нет-нет! — быстро сказала я. — Мне все нравится. Спасибо…

Я покраснела и опустила глаза. Демон лишь фыркнул и направился к дому. Мы поднялись по витой белой мраморной лестнице, и прошли к большой двери между двумя шикарными клумбами.

Рэйдар открыл дверь и прошел внутрь, как к себе домой. Свет тут же загорелся где-то под потолком. Я даже сморщилась, от такого внезапного яркого света.

— Располагайся. — Раздался голос демона. — Тут два крыла. Полагаю, ты можешь занять восточное крыло. Я займу западное.

Я растеряно кивнула, оглядывая свое новое жилище.

Холл был огромным. Изысканные столики с цветами в вазах. Ковер был изумительного лазоревого цвета с потрясающим растительным рисунком. Картины на стенах, были явно нарисованы очень умелыми художниками. Гобелены были верхом мастерства и утонченности.

Потолки были с лепниной и расписаны умелой рукой.

— Вот это да…

— Нравится?

— Очень…

— Я рад, — послышалась усмешка демона.

Я растеряно опустила взгляд и постаралась предать своему виду безразличие. Однако демон уже переключился на своего отпрыска.

— Вот.

— Что? — я удивленно вытянула руки, куда демон положил своего сына. — А почему сразу я?!

— Потому что, ты его защитница, — проговорил Рэйдар и, повернувшись ко мне спиной, направился к лестнице, которая вела в западное крыло. — Я буду у себя.

— Эй! А что будет, если он захочет есть?! — испугано прокричала я.

— Позовешь, — раздался ответ, и демон хлопнул дверью.

Я вздохнула, слушая, как эхо от хлопка двери, разносится по дому. Наступила тишина и я взглянула на маленького демона. Теперь он был больше похож на годовалого ребенка…

Как же быстро он растет.

Но делать нечего. Я перехватила его удобней, и направилась к себе в крыло.

Я поднялась по лестнице, и, открыв дверь, вошла в длинный светлый коридор. Дверей было шесть. Все белые, с красивой резьбой и покрытые позолотой. Я осторожно прошла мимо первых пяти дверей, и открыла последнюю.

Я осторожно заглянула внутрь, и, убедившись, что там никого не было, прошла внутрь. Это была просторная спальня. Кровать была двуспальной, с балдахином и резными столбиками. Я всегда хотела такую кровать…

Ковер был приятного персикового цвета. Стоял прекрасный ночной столик с зеркалом в чудесной резной раме. Тут же был пуфик в тон ковру. Два глубоких кресла с белым и черным рисунком. Шкаф и широкая софа у окна. Кстати на окне, были прекрасные струящиеся белые шторы. Я осторожно положила ребенка на кровать и прошла к окну. Я несмело потрогала шторы и тут же отдернула руку. Это был Сильский шелк! Самый дорогой шелк в империи! Отрезок всего в метр такой ткани, стоит целое состояние! Я уже видела такую ткань, когда к нам в район приезжала ярмарка. У торгаша тканями был всего небольшой кусочек шелка. И он всем желающим давал его потрогать…

Я отошла от окна. Чей же это дом? Не думаю, что такой особняк могли бросить…

А может…!

Я в ужасе схватилась за лицо. А может Рэйдар убил его хозяев?!

Но я тут же себя отругала. Какие глупости. Вокруг такая тишь и не ухоженное поле. Дорожка, которая вела к дому, давно заросла травой, не смотря на то, что была мощеной камнем. Нет… дом, явно был заброшен.

Я оглянулась на свою комнату. М-да… в такой роскоши спать, наверное, будет трудно.

Ребенка я устроила рядом с собой, обложив его подушками, чтобы не упал случайно. Сама прилегла рядом. Лишь чуть-чуть отдохну… прикрою глаза.

«… яркая вспышка ударила по глазам. Как больно. Меня отшвырнуло, будто куклу. Но рана тут же затянулась. Я хмыкнул.

— И это все, что ты можешь?

— Наша битва не продлится долго.

— Я не могу убить тебя, а ты не можешь убить меня. К чему тогда наша вражда?

— Ты сам знаешь.

Я усмехнулся. Он никогда не скажет правды. Потому что она его пугает. И пугает так сильно, что он хочет уничтожить другую часть бытия, лишь бы больше не бояться.

— Тебе смешно?

— Да, а почему нет? Ты не находишь наше противостояние смешным?

— Я найду способ тебя уничтожить.

— А почему ты думаешь, я не нашел этот способ? — удивленно спросил я. — Просто я им не спешу воспользоваться. Я хочу все решить миром.

Он рассмеялся. Мерзко и надменно.

— Ты? Хочешь решить миром?! Жалкий демон. Тебе нет веры.

— Какая патетика.

— Не юродствуй! Я знаю, на что способен ты, и твой род!

Я лишь усмехнулся.

— Тебя просто бесит наше родство. Так ведь. Скажи… по глазам твоим вижу, что я прав.

— Ты… — прошипел он, сквозь стиснутые зубы. — Ты мне никто! Слышишь?! И никогда мне не будешь кем-то! Жалкое порождение тьмы! Отродье бездны!

Гневный окрик превратился в поток энергии, которая накрыла меня обжигающей волной…»


Тяжело дышать… о боги. Ну и сон…

Чужие руки, по — хозяйски обхватили меня за пояс. Я напряглась, но не стала открывать глаза. Пальцы ловко расстегнули пуговки на моем сарафане. Сбивчивый шепот, какие — то сглатывания… будто слюной давится. Что за маньяк?!

О боги! А где ребенок?!

Я вскочила так резко, что мой неудавшийся насильник отпрянул в сторону. Я даже не удосужилась запахнуться, сейчас меня заботило лишь одно.

Я напряженно сопела и смотрела на… черное тело в чешуе! Это был демон! Длинные черные волосы, два рога изо лба, руки в ужасных когтях, а сквозь зубы пробивается раздвоенный красный язык!

Демон приподнялся и двинулся ко мне. Да он еще и голый!

Моя язык почему-то присох к нёбу, и я не могла и слова сказать. Он стал подходить ко мне. По-хозяйски взял за руку и притянул к себе. Я протистующе выставила свободную руку вперед и уперлась в его грудь!

— Отпусти!

— Почему?

Я удивленно вскинула глаза. Он понимает меня?

— Где ребенок?! Что ты с ним сделал?!

— Ребенок?

— Не делай вид, будто не знаешь, о чем речь! — вскрикнула я.

Незнакомец отпустил мою руку и посмотрел на кровать, на которой не так давно лежала я. Потом он снова перевел взгляд на меня и слегка улыбнулся.

— Это я.

— Что значит, я?! — нетерпеливо вскрикнула я. — Ты мне тут зубы не заговаривай!

На эти слова, он рассмеялся и его упругий хвост обвился вокруг моей талии.

— То и значит. Я это я. Я вырос.

Я с нескрываемым удивлением, вперемешку со страхом, взглянула в его лицо. У него были прозрачные зеленые глаза. Как у Рэйдара.

Я пораженно прикоснулась к его груди, и провела рукой до лица. Демон прикрыл глаза и прерывисто вздохнул.

— Ты… но… я же… почему так быстро…? — только и лепетала я.

— Ты призвала меня. Дала свою силу.

— Я ничего не делала!

— Но, тем не менее, — улыбнулся он, и прижал меня к себе. — Ты вкусно пахнешь…

— Эй-эй! — я напряглась и вывернулась из его хватки. И опять этот удивленный взгляд. — Руки не распускай!

— Почему?

Я рассержено топнула ногой.

— Потому! Мал еще, к девушкам приставать!

Демон рассмеялся.

— Ну, тут другое. Ты моя.

Я удивленно открыла рот.

— Что значит твоя?!

— Я это чувствую, — сказал он и его глаза плотоядно вперились в меня.

Сарафан я застегнула так быстро, как могла. Рванувшись к двери, я надеялась выбежать и позвать Рэйдара, но демон смазанной тенью скользнул вперед, и, схватив меня поперек талии, снова повалил на кровать.

— Отпусти! Слышишь?!

— Прости… — искренне покаялся он. — Не могу… не могу!

Он обнажил клыки во рту, и тут мне стало по-настоящему страшно! Он же меня сожрет!

Клыки вонзились мне в плечо, и я взвыла от боли. Однако в этот момент демона рвануло куда-то наверх. Я тут же перекатилась со спины и встала.

Рэйдар держал своего отпрыска за шиворот, как нашкодившего щенка.

— Может, ты мне скажешь, что тут произошло?


Глава 8. Отпрыск

— Я уже говорила тебе, что ничего не делала!

— Он не мог так вырасти только за одну ночь! Это невозможно!

— Полагаешь, я вру?! Очень остроумно…

— Агнэя не пререкайся!

— А ты не кричи на меня!

Я встал и гневно уперла руки в бока. Рэйдар стоял напротив, мрачный, как бог правосудия.

Его… отпрыск сидел за столом в большой гостиной и уплетал за обе щеки… свежую тушу кабана. Все было измазано в крови. Шикарный деревянный стол был безбожно испачкан, на полу под столом, уже была широкая кровавая лужа и ошметки органов бедного животного.

Я почувствовала, как к горлу подкатила дурнота.

— Агнэя!

Я мрачно вздохнула и перевела взгляд на Рэйдара. Стоит, смотрит, будто это я виновата, что его сынок изволил вырасти так быстро!

— Знаешь, я уже устала повторять, что ничего не делала. Я легла спать, а когда проснулась, то увидела… вот это!

Я ткнула пальцем в сына демона, и тот удивленно вскинул голову от туши кабана. Еще и улыбнулся. Жуткое зрелище.

Рэйдар шумно выдохнул.

— Хорошо. Я тебе верю. Но, тем не менее, просто знай, что его рост, это в любом случае твоя вина. Энергию он берет от тебя. А если ее было много…

Я вздохнула и потерла лицо ладонями.

— Надо думать, теперь моя миссия окончена?

Рэйдар удивленно вскинул брови.

— С чего ты это взяла?

— Но… ты же сказал, что моя помощь нужна, пока твой сын мал! — воскликнула я. — Теперь он вырос и я…!

— Нет, пока я не разберусь, почему он так быстро вырос, ты никуда не пойдешь. Тем более с моей кровью в жилах.

— Ты… ты… ты врун!

— Агнэя…

— Врун и мошенник!

— Прекрати кричать иначе, я закрою тебя в комнате.

— Давай! — я сердито замахала руками, — давай! Закрывай меня! Я же просто так, мебель. Захочу, оставлю, захочу, выброшу! Так, да?!

Послышался быстрый шорох, и в ту же секунду меня за пояс обнимал сын Рэйдара, оскалив зубы на своего папочку.

Рэйдар нервно дернулся и свел брови на переносице.

— Тебя это не касается. Отойди.

— Она моя! Не смей ее трогать!

Демон рыкнул, и раздвоенный язык нервно вырвался из его рта.

— Ты всего лишь кровь от крови моей, жалкий щенок! И я твой предок. В моей власти заставить тебя подчиняться.

— Ты не смеешь обижать Агнэю! — тут же в ответ рыкнул сынок Рэйдара. — Она хорошая. И она мне силу дала вырасти, а не ты!

Я была растрогана тем, как он защищает меня. Пускай, как юный парнишка, но так страстно и предано!

Я похлопала его по макушке, и он поднял на меня взгляд.

— Все хорошо. Я разберусь.

Демоненок кивнул и отпустил меня. Рэйдар наблюдал за нами, сузив глаза, и сложив руки на груди.

— Тебе бы вымыться не мешало… — сказал я, оглядывая сына демона. — Весь испачкался…

— Ты поможешь?

— Я? — не думала, что так покраснею.

Рэйдар рыкнул и, схватив своего отпрыска за рог, потянул его в свое крыло, при этом что-то ворча на непонятном языке.

Сын демона бодался, шипел, брызгал слюной, кусался, но его папа был неумолим.

Я не стала идти следом за ними. Пусть сами разбираются. Дурдом какой-то…

* * *

Совет давно был окончен. Но в зале заседаний еще витала напряженность. Сам воздух звенел от негодования и от грозных речей, которые были сказаны не так давно.

Велонсий поморщился.

— Прости, мой друг, я задержался.

Ангел повернулся к вошедшему, и низко приклонил голову.

Светлый бог, Лаетэр, прошел мимо ангела, волоча за собой свои огромные голубые крылья, покрытые звездной пылью. Велонсий часто думал, как наверняка было бы ему трудно ходить, будь у него такая ноша на плечах. Однако божество имело огромный рост, в отличие от самого ангела.

Лаетэр опустился на белоснежную скамью, посреди зала и повел рукой ангелу. Велонсий кивнул и приблизился.

— Есть новости?

— Его пока не нашли, — проговорил ангел. — Тело моей сестры нашли в лесу, в третьем мире.

Божество кивнуло, от чего светлые волосы, колыхнулись, будто в зале не было воздуха. Лаетэр взглянул на ангела лазоревыми глазами, от чего Велонсий слегка поежился.

— Мне жаль твою сестру, Велонсий. Но ты ведь понимаешь, что она совершила преступление. И своей смертью искупила его.

— Да, я понимаю…

Бог кивнул, и прикрыл глаза. Велонсий молчал и его господин тоже. Ангел рассматривал божество, будто видел впервые. У него была тонкая белая кожа, которая светилась каким-то странным светом. Все говорили, что это божественное начало дает о себе знать. Иногда ангелу хотелось протянуть руку и дотронуться до божества, но он всегда одергивал себя за такие кощунственные мысли.

— Ты, кажется, хочешь о чем-то спросить? — мерно раздалось по залу.

Ангел вздрогнул от голоса бога, и вскинул на него взгляд.

— Я бы не посмел…

— Дозволяю.

Велонсий выдохнул через нос.

— Я думал, наша цель, это перемирие… мы так долго этого добивались. Неужели, мы будем охотиться на маленького демона?

Лаетэр прикрыл глаза, и кивнул.

— Поверь мне, мой друг, если этого не сделать, то этот маленький демон, станет судьей всем девяти мирам. Он будет сильнее и злее, чем когда-либо.

— Мы не можем этого знать…

— Это знаю я.

Божество встало с места. Ангел вздрогнул и отступил, когда бог прошел мимо него, едва задев своими белыми одеждами. Золотые браслеты мелькнули на свету, будто были сами сделаны из сгустка света.

— Велонсий, я ведь могу тебе доверять?

— Конечно.

— И ты честен со мной?

— Я не посмею врать.

— Хорошо, — с улыбкой кивнуло божество и огромная рука, с приятной прохладой, коснулась лица ангела. Велонсий растеряно взглянул на бога, но он тот уже отнял руку и, отвернувшись от ангела, ушел прочь из зала совета.

Ангел еще какое-то время стоял неподвижно и боялся нарушить это ощущение. Он хотел поднять руку и дотронуться до своего лица, но сдержался…

* * *

Мне так и не удалось поспать. Рэйдар и его… сыночек, всю ночь изучали способности демона. Меня заставили смотреть и мотать на ус, потому что, это и меня якобы касается.

Ну что тут скажешь… удивительная скорость, сила, и способность перевоплощения в других людей и животных. Но вот последнее мне Рэйдар запретил делать, так как я еще неопытна и запросто могу не справиться.

Зато «новорожденный» скакал по залу то оленем, то волком, то лисой. Бегал так быстро, что я только смазанную фигуру видела. Ах да, еще он огнем дышал. Выдал такой рев в сторону Рэйдара, что я думала, сгорит демон, как нечего делать. Но он лишь смахнул копоть с лица, и дал своему отпрыску щелбан.

Это было трудно, но, в конце концов, сын Рэйдара смог принять человеческую форму. Очень милый парнишка получился. Черные, как смоль волосы, немного ниже плеч, в меру атлетическая фигура. Эх, красив… чего обо мне не скажешь. Кровь демона в моих жилах, красоты мне не прибавила, как и не сбавила лишние килограммы…

— Агнэя!

Я встрепенулась и встала, от чего стул, на котором я сидела, отлетел в сторону.

Рэйдар вздохнул и сложил руки на груди. Ну, вот… опять этот взгляд! Я что, жить ему мешаю?! Такое ощущение, что будь я мухой, он бы меня по стенке размазал.

— Что?

— Я тебе уже третий раз говорю, чтобы ты подошла и приняла участие в ритуале наречения.

— Ч-чего…?

— Моему отпрыску нужно имя, — вкрадчиво пояснил демон. — А ты… как его хранитель, должна засвидетельствовать это.

— Угу… а без меня…?

— Никак.

— Ясно. Могла бы и не спрашивать.

Я поплелась за демоном в центр комнаты, где он уже начертил печать, покарябав прекрасный паркет. Ужас… вот вандал.

— Станьте в печать, — приказал Рэйдар.

Я и его сын шагнули вперед почти одновременно. Печать вспыхнула мерным голубоватым светом.

— Ты бы хоть одел его… — как-то смущенно сказала я, оглядывая сына демона. — Простудится…

— Агнэя, просто помолчи, — мрачно буркнул Рэйдар.

Демона зачитал какие-то обеты, привязывающие меня к моему подопечному. Потом монотонно начал говорить что-то на своем странном языке. Печать под моими ногами грелась все сильнее, и я насторожилась.

— Твое имя отныне — Азель. — наконец сказал Рэйдар. — Ты будешь носить имя нашего рода, пока не станешь старше, чтобы выбрать имя самостоятельно.

Печать вспыхнула, как искра на ветру и… выжгла весь паркет под нами к чертовой матери…

Я стояла и пялилась на обугленную дыру под ногами.

— Ритуал окончен, — на всякий случай сказал демон. — Азель, иди, оденься.

— Зачем?

— Я сказал, оденься, — прошипел Рэйдар. — Нечего разгуливать голышом.

Азель пожал плечами и, подмигнув мне, ушел в крыло демона. Я проводила его взглядом, про себя отметив, что попа у парня тоже ничего… интересно, у Рэйдара такая же?

— Нет, — мрачно раздалось над ухом. — Не такая же.

Я даже не удивилась. Этот демон давно объявил меня своей собственностью, и делиться ни с кем, не собирается.

— Что дальше? — спросила я. — Запрешь меня в комнате? Ты вроде обещал.

— Нет, — проговорил демон. — Запирать не буду. Лишь предупрежу…

Азель — не маленький мальчик. Теперь он демон. И демон, который пока не может как должно, контролировать свои… желания. Поэтому не провоцируй его. Никаких улыбочек, никаких хлопаний глазками и так далее. Я говорю серьезно, Агнэя. В его понимании проявить симпатию — значит сожрать того, кто понравился.

Я оттопырила нижнюю челюсть.

— Что значит сожрать?!

— То и значит. Не забывай кто он.

Я вздохнула.

— Хорошо… ну а теперь, я могу поспать?

— Нет.

— Опять нет?!

— Мне надо поговорить с Велонсием, и Азель будет без присмотра.

Рэйдар повернулся ко мне спиной и вышел через парадную дверь. Я кинулась за ним и увидела, как он расправляет свои огромные крылья. Красота… но я быстро опомнилась. Подбежав к нему, я вцепилась в его рубашку.

— Лучше возьми его с собой!

— Это опасно.

— А оставлять его со мной не опасно?!

Демон отцепил мои руки от себя, свел брови на переносице.

— Ты его хранитель. Тебя он будет слушаться беспрекословно. Главное больше уверенности.

Я ничего не успела возразить. Рэйдар слегка пригнулся и его крылья с хлопком ударили по земле, поднимая демона в небо. Меня обдало волной горячего ветра вперемешку с песком.

Печально проводив его взглядом, я со вздохом обернулась к дому. Ну, держись…


Глава 9. Подопечный

Уже почти два часа к ряду, я просила Азеля слезть с потолка. Неугомонный полу ангел, полу демон, рассекал по прекрасному потолку, оставляя на фресках ужасные покорябонные следы. Ну, хоть одетый, и на том, спасибо…

— Азель, пожалуйста, слезь… ты, можешь упасть и пораниться!

— Не волнуйся! Агнэя! Смотри, без рук!

— Ужас! — я топнула ногой. — Прекрати сейчас же!

От того что я постоянно смотрю вверх, шею начало ломить. Паршивец! Все Рэйдару расскажу! Пусть он его воспитывает!

Но он лишь веселился, наблюдая мою беспомощность. Я вздохнула и уселась на пол. Легко Рэйдару говорить… больше уверенности. К такому надо силу применять, а не пустыми словами разбрасываться!

Я прикрыла глаза лишь на мгновение. Вот бы поспать… всего чуток. Что с ним будет? Он ведь уже взрослый.

Глаза слипались нещадно. Будь проклят этот Рэйдар! Я не нанималась нянькой быть!

— Агнэя!

Меня обдало ветром, а в следующее мгновение, Азель уже стоял передо мной. Волосы растрепаны, в глазах огонь, улыбается во все… клыки.

— Чего тебе?

— А есть что покушать?

— Ты кабана ел недавно! — я удивленно округлила глаза. — Мало что ли?!

— Угу, — печально кивнул Азель. — Можно я на охоту схожу?

— Нет, — я сурово свела брови на переносице. — Никаких вылазок, пока твой отец не вернется. Это опасно.

— Так я быстро! — не унимался Азель. — Ты ведь видела меня! Я бегаю быстрее всех! И могу дышать огнем! А если что, то я смогу стать диким зверем!

— Вот это меня и тревожит…

— Агнэя… ну, пожалуйста! Ну, что тебе стоит?!

Я нервно хмыкнула и встала на ноги. Азель тут же оказался рядом, преданно заглядывая в глаза.

— Мне это будет жизни стоить, — сказала я мрачно. — Твой папа по головке меня не погладит за такую самодеятельность.

Азель сник и вздохнул. Я сразу почувствовала себя виноватой. Ну, голодный ведь… я его хранитель. Значит, отвечаю за его сохранность. Если он голодный будет, то Рэйдар на меня опять свои глазищи выкатить и скажет свое коронное «Агнэя! Я же просил!».

— Хочешь, вместе сходим? — сдалась я, но тут же, добавила, видя, как глаза Азеля радостно загорелись. — Но, соблюдаем правила! Ты не отходишь далеко! Слушаешь меня! И если я сочту, что нам грозит опасность, мы возвращаемся! Все ясно?

— Да! Спасибо, Агнэюшка!

Азель радостно заплясал, и в порыве благодарности, обнял меня так, что кости захрустели.

Ох, не к добру это…

* * *

Рэйдар помнил предостережение ангела о том, что опасно летать, и пускай он под защитой ауры Агнэи, риск есть всегда. Но он не мог ждать. Надо было прояснить ситуацию. Его отпрыск вырос так быстро… слишком быстро. Что теперь делать? Отдать Агнэю? Если не провести ритуал, то его демоническая сущность никогда не проявится в полную силу. А значит, Баракус никогда не придет в этот мир снова…

Рэйдар увидел пустую поляну среди тощих елей, и, сложив крылья, спикировал вниз. Земля дрогнула от его приземления. Он выпрямился и огляделся. Велонсий опаздывает. Раньше такого не было. Он всегда приходил вовремя.

— Прости мой друг. Меня задержали срочные дела, — раздалось сбоку от демона.

Рэйдар обернулся и увидел ангела, который шествовал к нему, с той стороны поляны. Демон сразу отметил задумчивый и опечаленный взгляд Велонсия. Но он промолчал. Если надо будет, он сам ему расскажет, что тяготит его.

— Ты сказал, что дело срочное, — напомнил ангел. — Я слушаю.

— Он вырос.

Велонсий на мгновение отвлекся от своих мрачных мыслей и с удивлением взглянул на Рэйдара.

— Подожди… кто вырос? Твой сын?

— Да, — кивнул демон. — Вырос и полностью готов к ритуалу.

— Это… невозможно, — как-то раздосадовано протянул ангел. — Его время еще не пришло и…

— Ты слышишь меня? — мрачно перебил демон. — Мой отпрыск вырос. Его тело получило силу. Он полностью готов. Эта… человечка как-то дала ему слишком много энергии! Не знаю, как, не спрашивай. Но я не знаю, что теперь делать? Проводить ритуал опасно, пока я не буду уверен, что мы полностью защищены. Едва мы скинем защиту Агнэи, то нас обнаружат.

— И что ты хочешь от меня?

— Помощи, — рыкнул Рэйдар. — Тьма бездны! Велонсий, я говорю тебе о том, что наш план близок к исполнению! А ты…!

Ангел вздохнул и потер переносицу. Рэйдар выдохнул пламя, через сжатые зубы.

— Я вижу, что тебе пока не до нас…

— Прости мой друг, но… я пока не помощник вам.

— Как это понимать?!

— Не нервничай, Рэйдар, — сузил глаза Велонсий. — Я понимаю, что ты в замешательстве. Да я и сам, если честно, обескуражен такой новостью… но пока, ритуал проводить и, правда, опасно. Ангельские легионы прочесывают Третий мир. Дождитесь, пока они уберутся отсюда…

— Мы можем уйти отсюда в мое Измерение, — сказал Рэйдар.

— А девушка? — вопросил ангел. — Пусть в ней твоя кровь, но она всего лишь человек. Не забывай. Она может не пережить такого перехода. И тогда весь наш план рушится.

Рэйдар сложил руки на груди и, сжав зубы, хмуро процедил.

— То есть опять ждать?

— Да, — развел руками Велонсий. — Это единственное, что нам остается в нашей ситуации. Рэйдар, можешь не делать такое лицо. Мне это ожидание, тоже не доставляет никакого удовольствия. Высшие постоянно следят за мной! Я не могу и шагу ступить, чтобы за мной не присматривали!

— Тебя подозревают?

— Я не уверен, что мне доверяют, — поправил Велонсий. — А это, знаешь ли, еще хуже. Хельцэя была моей сестрой, и они уверены, что она строила этот заговор не один век. А значит, я мог знать ее планы.

— Надеюсь, ты не проболтался…

— Обижаешь, Рэйдар, — отмахнулся ангел. — В нашем положении, под удар попадут все…

Демон кивнул, но ничего вслух не сказал. Он — то видел, что ангела стали точить сомнения. Все-таки он демон, и может видеть пороки… Странно только, что могло Велонсия заставить так сомневаться? Он неоднократно говорил, что эта вражда ужасная ошибка. Что это дисбаланс мироздания. Что, так быть не должно…

— Тогда, я буду ждать от тебя вестей, — сказал демон и, не дожидаясь слов ангела, расправил крылья, и взмыл вверх, словно тень.

Велонсий проводил демона взглядом, и лишь когда он скрылся из виду, за черными пиками лесов, он поспешил исчезнуть сам.

* * *

— Азель, пожалуйста, не надо так шуметь! — взмолилась я, когда демон в очередной раз свалил какое-то дерево.

Уже темнело, и в лесу становилось как-то зловеще. Странные шорохи, непонятные рыки диких животных, скрежет веток на ветру. Я поежилась и плотнее укуталась в свою вязаную кофту.

Азель скакал по стволам деревьев и уже съел несколько больших птиц, нашел олениху, и тут же, буквально на лету слопал от нее половину… я, чуть не вырвала. Опять ведь придется его заставлять мыться. Конечно, ботинки он давно потерял, и сейчас скакал босиком.

— Азель, давай возвращаться, — сказала я и остановилась. — Уже темно, и если Рэйдар вернется, а нас нет…

— Агнэя, давай ко мне! — Азель спрыгнул с дерева и приземлился около меня. — Ты ведь можешь так же!

— Я не хочу лишний раз показываться на глаза в таком виде, — буркнула я, и уже успела пару раз шлепнуть Азеля по рукам, когда он стал особенно навязчиво тянуть их ко мне. — И вообще, ты уже, кажется, наелся. Так что…

— Не пойду!

— Что?!

Азель зло рыкнул, выпустив клыки. Я испуганно отшатнулась. Так-так, Агнэя… спокойно. Он твой подопечный. Ты можешь его поставить на место…

Азель почуял мой страх и, оскалив клыки еще шире, схватил меня за руку, и больно дернув на себя, сделал головокружительный прыжок. Я захлебнулась воздухом, который с непривычки хапнула полной грудью. Высоко… слишком высоко!

— Азель! — я кое-как извернулась, и, убрав волосы, которые лезли мне в лицо, гневно посмотрела на демона.

Он расправил крылья… не такие как у его отца. Они были белыми, и пушистыми, как коврик в нашей гостиной… это были крылья его матери. Ведь Хельцэя была ангелом…

Но я подавила в себе восторги и гневно ударила Азеля по лицу наотмашь. Он зашипел и метнул взгляд на меня.

— Отпусти меня!

— Ты моя!

— Я тебе не собачка! Азель, если твой отец узнает, то…!

— Пусть! Но ты ему не достанешься! Я сам тебя сожру.

Я испуганно вытаращила на него глаза, и меня стало трусить от ужаса. Он не шутит…

— Зачем?! Я ведь… практически твоя родственница! Ты мой подопечный! Зачем тебе меня есть?!

— Потому что… — Азель сглотнул набегающую слюну и плотоядно вперил в меня взгляд помутневших от желания глаз, — потому что… я тебя люблю!

Я рыкнула. Ох уж мне эти демоны! Все не как у людей! Конечно, Рэйдар предупреждал меня, что Азель еще молод, и просто не может себя контролировать, но путать любовь с… голодом?!

Я насторожено взглянула вниз. Лес проносился над нами так быстро, что я не понимала, где мы. Но лучше упасть и переломать себе пару костей, чем быть съеденной!

Я сжала зубы и, извернувшись, укусила Азеля за руку. Конечно, он вовсе не почувствовал боли, но замешкался. И этого мне хватило. Я вывернулась из его рук и стала падать в темноту ночи, куда-то вниз. Внутри все бухало от страха и ужаса. Разобьюсь… сломаю себе шею и все.

— Агнэя!

Я открыла глаза и тут же получила диким порывом ветра по глазам.

— Дай мне руку!

Азель пикировал вслед за мной, и отчаянно тянул ко мне руки. Но я падал слишком быстро. Сжимая зубы, от отчаяния, я тянула руки к Азелю, но понимала прекрасно, что не достану. В любой момент я ждала жесткого удара о землю. Или что острые ветви деревьев вопьются в мое тело.

— Агнэя! Прости меня…! Я… не буду так больше…!!! Пожалуйста! Дотянись…!

Слова Азеля срывал ветер, и я еле понимала его. Жаль, что у меня нет крыльев… я бы, смогла летать, как и Азель.

Меня больно дернуло наверх, обдав волной горячего воздуха. Плечо, кажется, вывихнула…

В следующую секунду мои ноги плавно коснулись земли. Я открыла глаза.

Стоит… руки на груди сложил, ноздри трепещут от возмущения. Как же я рада была его видеть!

— Конечно, ты послушала меня. Ты сидела дома и никуда не совалась. И уж тем более не тянула моего отпрыска с собой. Отвечай Агнэя! Почему я снова обнаруживаю тебя в опасной для жизни ситуации?! Ты каким-то магическим образом находишь неприятности!

Я вяло смотрела на Рэйдара и на его возмущенный вид. Только что огонь изо рта не пускает.

Рядом приземлился Азель, и демон переключился на своего сына.

— Ты наказан.

— Я просто хотел, есть, и Агнэя…!

— Именем своей крови, я тебя связываю.

Азеля скрутило на земле. Он корчился и хрипел и просто застыл в позе зародыша с гримасой боли на лице.

Рэйдар обернулся ко мне и его взгляд стал не злым, а усталым и каким-то сочувствующим.

— Агнэя, не плачь. Я чувствую твое состояние.

Но я не могла не плакать. Все это… вся это жизнь. Я попала туда, куда не хотела попадать. Я не хотела тут быть. Я хотела снова стать собой. Той самой Агнэшкой. Жить в своей комнатке. И знать — не знать, про демонов и ангелов… никогда.

Теплая рука демона осторожно коснулась моего затылка. Я подняла ладонь и коснулась его руки, сжимая ее, будто спасательный круг.

— Пойдем, — хрипло сказал Рэйдар. — Уже темно.

Он осторожно отнял руку, и, повернувшись к Азелю, закинул его на плечо. Потом протянул руку мне. Я слабо улыбнулась и протянула свою ладонь в ответ.


Глава 10. Опасности и тревоги

— И долго он так будет лежать?

Рэйдар кинул вялый взгляд на своего отпрыска и нахмурился. Это первые слова, которые я произнесла с тех пор, как мы вошли в дом.

Демон внес Азеля на руках, прошел в гостиную и просто свалил его в угол, около камина. Он развел огонь, и кивком указал мне сесть рядом с ним. Видимо понял, что я замерзла.

И вот так мы и сидели. Смотрели на огонь и думали каждый о своем. Но я чувствовала напряжение демона. Он хмурился, что-то бормотал, и вздыхал чаще обычного. Его что-то тревожило, но я пока не решалась спрашивать.

— Сколько надо будет, столько и будет лежать. Он наказан.

— Но так же нельзя…! Он еще мал! И… совсем не думал о последствиях!

— А ты на что?

Эти слова заставили меня стыдливо опустить взгляд. Да… я тоже хороша.

Рэйдар тяжко выдохнул и провел руками по глазам. Он тоже устал…

— Агнэя, ты не сможешь быть ему хранителем, если не научишься пресекать его выходки на корню. Он манипулирует тобой. А ты охотно ведешься.

— Ну, так, а что я могу? — чуть ли не плача проговорила я. — Он сказал, что хочет есть, и я…!

Рэйдар поднял руку, мрачно сведя брови на переносице. Ясно. Он не будет меня слушать. Это уже было и это прошло. Понятное дело, виновата тут я. Азель сейчас за меня отдувается.

Я вздохнула и плотнее укуталась в свою кофту. Да уж… потрепала меня ночная прогулка. На локтях дыры. Со спины все издергано в рваных нитках. Такое уже не починить…

— Тебе надо учиться выпускать свою вторую натуру на свободу.

— Но ты говорил…!

— Я знаю, что я говорил, — перебил меня демон. — Но сейчас, это необходимо.

Я напряженно замолчала. Что же это значит? Неужели неприятности? Спросить его? А вдруг опять посмотрит так, будто меня это не касается.… Но ведь это и моя жизнь.

— Рэйдар… пожалуйста, ответь мне. Я имею право знать.

— У нас проблемы, да.

Я закрыла рот, потому что, говорить расхотелось. Проблемы? То есть раньше их не было? Но если демон говорит, что дела плохи, значит теперь, она и правда плохи.

— Я могу помочь?

Рэйдар усмехнулся и морщинки на его лбу слегка разгладились. Он не злился. Уже хорошо…

— Если бы… пока все что ты можешь, это заботиться об Азеле.

— Но если бы ты рассказал мне…

— Я пока сам не уверен в своих догадках, Агнэя. — он посмотрел на меня, и в его глазах я увидела тревогу. А ведь он был всегда таким собранным…

Я повела плечами.

— Но если ты расскажешь, что тебя тревожит, мы сможем подумать вместе, — предложила я. — Это лучше, чем ничего. И я буду готова…

Демон потер подбородок и, прикрыв глаза, вздохнул.

— В твоих словах есть смысл. Но я пока не уверен в том, что нам грозит. Я не хочу пугать тебя напрасно.

— Почему?

Я тут же прикусила язык, так как Рэйдар очень внимательно посмотрел на меня. Это напряженное молчание длилось… сама, не знаю сколько. Но в горле у меня пересохло, и сердце тяжело ухало о ребра. А Рэйдар все смотрел, будто видел меня впервые.

Я так была увлечена его взглядом, что не заметила, его протянутую руку в сторону моего локтя. Как раз там, где кофта зияла рваными краями.

Прикосновение холодных пальцев к моей коже, вызвало дрожь. Я вздрогнула и опустила взгляд.

— Ты поранилась.

— Это? Да это ерунда… ободрала локти, когда падала.

Послышался глубокий вздох и звук сглатываемой слюны. Но пока я удивленно переводила взгляд на демона, он уже встал и направился в свое крыло.

— Азель останется здесь на ночь, — сказал Рэйдар, открывая дверь гостиной.

Ушел, так и не обернулся.

* * *

Как долго тянулись заседания. Но чем больше дней проходило, тем взволнованнее были заявления. Не думал Велонсий, что демона и простого полукровку, будут так бояться. Но, тем не менее, меры принимались все жестче, а поиски расширились даже за пределы Третьего мира.

Верховные боги ничего не предпринимали. Лишь отмалчивались, предпочитая дать слово Лаетэру. Все-таки он главный, так пусть сам решает сложившуюся ситуацию. Велонсию показалось, что его затея теряет смысл. Им не дадут вернуть равновесие в Третий мир. Он хотел сделать это так давно, что уже не помнил, почему пошел на это.

И его тяготили слова верховного божества. Если Баракус вернется в этот мир, то он все уничтожит. Не будет равновесия. Не будет уже ничего. Так правильно ли поступал ангел, решив вмешаться в эту давнюю вражду. Возможно, Лаетэр был прав. И демоны, это просто насмешка над святостью и благодатью высших божеств.

Громкий звук от гонга, отвлек Велонсия от тягостных мыслей. Заседание окончено. Ангел встал и стал идти к выходу.

— Велонсий…

Ангел не поднимая головы, обернулся и поклонился.

— Да, повелитель?

— Задержись, — мягко раздалось у него над ухом. — Хочу поговорить с тобой.

Ангел кивнул и выпрямился.

Зал совета опустел. Светлые ангелы покинули его. Солнечный свет проникал через купол и освещал ровную, гладкую площадку, где стояло верховное божество. Велонсий еще раз поразился его красоте и размаху огромных крыльев.

В зале стояла поразительная тишина. Лишь тонко пели лучи света. Как струны огромной арфы…

Лаетэр повернулся к ангелу, и, улыбаясь, поманил рукой ближе. Велонсий кивнул и подошел к богу.

— Ты больше не летаешь…

— Простите?

— Раньше ты покидал зал совета, вылетая в купол, — пояснил Лаетэр, поманив откуда-то сверху небольшую птичку.

Та прилетела, заливаясь радостной трелью, и села богу на палец. Велонсий оглядел птицу и проследил ее полет обратно, в окно купола.

— Я…

— Ты плохо себя чувствуешь?

— Нет, повелитель. Я здоров.

— Тогда что же тяготит твою душу? И тяготит так сильно, что ты не в силах расправить крылья…

Велонсий прикрыл глаза, лихорадочно думая, что же делать.

Прохладная рука легла на его подбородок, заставляя выровняться и смотреть в глаза. Ангел понял, что соврать не получится. Тем более, если верховное божество спросит напрямую.

— Мой бедный Велонсий… — тихо сказал Лаетэр. — Ты так измучен сомнениями, что я вижу какую огромную ношу, ты взвалил на себя.

— Я не…!

— Тише, — улыбаясь, сказал Лаетэр. — Это будет наш секрет. Я знаю, что тобой движило лишь желание справедливости. Но, видимо, ты внял моим словам. И ты правильно сделаешь, если раскаешься, и расскажешь мне все, прямо сейчас. Пока у мира людей, есть шанс на спасение…

— Повелитель… — Велонсий, почувствовал, как ноги подогнулись, и он рухнул на колени. Его тяготило огромное чувство вины. Как он посмел лгать?! Да еще и кому?! Нет прощения… отступник! Предатель!

— Ну-ну… — светлые пальцы божества, успокаивающе прошлись по его волосам. — Не кори себя так. Ты вовремя осознал. И пришел ко мне сам. Ты чист передо мной. Ни к чему такие угрызения. Посмотри на меня…

Велонсий, поднял взгляд. Его господин и повелитель, улыбался спокойной и чистой улыбкой, которая манила своим светом и теплотой. Обещая успокоение и благодать любому, кто раскается и придет просить помощи…

— Мой друг… — мягко сказал Лаетэр, и поднял ангела на ноги. — Я не виню тебя. Но… ты совершил ужасный поступок…

— Да, я понимаю, повелитель.

— Ты не сможешь жить, зная, что твоя ошибка была не искуплена.

Велонсий кивнул и взглянул на божество. В этих глазах было столько спокойствия и всепрощения, что Велонсий ощутил облегчение на душе, и его накрыла волна раскаяния.

— Что же ты будешь делать?

Ангел сжал зубы и выдохнул. Он докажет свою преданность. Он сделает все, чтобы очистить свою душу.

— Я… сам приведу к вам Рэйдара Азеля и его полукровку.

Лаетэр прикрыл глаза и улыбнулся.

— Но, они не пострадают. Обещай мне, Велонсий. Никакой крови. Я не хочу смертей.

— Да, повелитель. Они будут невредимы.

Лаетэр кивнул и, повернувшись к ангелу спиной, проговорил.

— Ты порадовал меня, Велонсий. Я верил, что твою душу еще можно спасти.

— Я… очищу свое имя. Мой повелитель, если только вы позволите, то…!

Лаетэр покачала головой и с улыбкой проговорил.

— Нет. Это не твой бой, Велонсий. Просто помоги мне. Помоги нам, мой друг… я полагаюсь на тебя.

— Я не подведу вас.

Велонсий низко поклонился и уже не оборачиваясь, ушел вон из зала совета. И подходя к огромным резным колоннам, на выходе, громко сказал.

— Отряд боевых серафимов ко мне. И скорее!


Глава 11. Предатель

Я, наконец, смогла поспать. Сначала меня немного напрягало то, что Азель лежит кулечком в углу. Я пробовала его расшевелить, но он на меня не реагировал. Я даже пробовала, как и Рэйдар, приказать его крови, но, увы… видимо, это мне недоступно. Пришлось смириться и лечь спать. Конечно, в свое крыло я не пошла. Осталась с Азелем. Натаскала подушек к камину, укрыла несмышленого демона пледом… И легла спать, прямо рядом с ним.

Ночь прошла спокойно, но вот утром…

Я проснулась от странного ощущения. Будто мороз по коже. Я решила, что замерзла, но, Азель был теплым, да и мои руки были теплыми. Я не могла озябнуть… странно.

Но это тревожное ощущение не пропало. А только усилилось. Заснуть, конечно же, я уже не смогла.

Пришлось вставать и придумать себе что-нибудь поесть… а то второй день, на честном слове…

Я вышла из гостиной, и направилась к кухне, но у главной двери я вдруг почувствовала…

— Добрый день, — раздалось глухо из-за двери.

Я подскочила от неожиданности. Не показалось…?

— Здравствуйте… — тихо ответила я.

— О, это вы Агнэя? Я узнал вас по голосу. Не могли бы вы открыть дверь. Это, я Велонсий.

— Кто…?

— Ну… тот ангел, который помогает Рэйдару, — терпеливо пояснил он. — Вы могли видеть меня, когда мы совершали ритуал в том домике…

— Ах, да… — кивнула я. — Помню. Да, конечно, сейчас открою…

Внутри все екало. Почему я не бегу к Рэйдару? Почему открываю дверь? Почему…?

Я потянула за ручку двери и деревянная массивная дверь плавно открылась. Да, это был тот ангел… я запомнила его. Он улыбался и держал руки за спиной. Вроде в прошлый раз, он не был так сильно вооружен…?

— Извините, что разбудил… — раздался его виноватый голос.

— Нет, что вы… — растеряно, улыбнулась я. — Я и не спала…

Велонсий вздохнул и заглянул в дом.

— А где же Рэйдар?

— Так… наверное, спит… — я слегка прикрыла дверь, схватившись за ручку двери побелевшими от страха пальцами. — Я могу его позвать и…

— Нет-нет, — быстро сказал Велонсий. — Я, собственно, не к нему пришел.

— Ко мне? — удивилась я. — Я вас едва знаю.

— И, тем не менее… — кивнул ангел, — буду очень вам признателен, если вы меня впустите.

Я уловила, как Велонсий нервно топчется у порога. Примерно около шага назад от двери… он не может войти.

— Входите, — милостиво разрешила я.

Велонсий нервно усмехнулся.

— Видите ли… я не могу, пока барьер на доме стоит.

— Барьер? Какой барьер? Рэйдар ничего не говорил…

— Скорее всего, он опасался нападения, — уклончиво сказал ангел и растеряно запустил пальцы в свои светлые волосы.

— Ну, раз, он посчитал нужным, поставить барьер, то я не могу вас впустить… — решила я логично и уже хотела закрыть дверь. — Возвращайтесь, когда Рэйдар проснется.

— Но вы можете сами снять барьер… — сказал быстро Велонсий. — Надо только…!

— Простите, но я уже вам сказала, когда лучше зайти…

Чувство тревоги усилилось.

Я закрыла дверь и повернулась к ней спиной. И в этот же миг увидела, перед собой перепуганного Азеля! Он схватил меня за талию и просто повалил на пол! В эту же секунду дверь разлетелась в щепы, а в проеме двери показался Велонсий, вооруженный огромным ангельским мечом, который светился будто тысяча солнц!

Ангел вошел в дом. Он сразу же посмотрел на меня и теперь не выглядел милым и добродушным. Его лицо было полно гнева. Глаза сузились, поблескивая ровным металлическим светом.

— Жалкий кусок человека! — громом раздалось из его уст. Я зажала уши от такого резонанса. — Как ты смела, мне перечить?!

Азель загородил меня собой, расправив крылья¸ и показывая обидчику свою вторую ипостась. Но Велонсий отмахнулся от него, как от назойливой мухи. Одним лишь взглядом, он отправил Азеля в стену, припечатав его несколько раз. Я слышала, как хрустнуло крыло у Азеля, и меня будто подменили. Гнев поднялся во мне здоровой волной, и я сама не поняла, как схватив Велонсия за горло, просто швырнула его в другой конец зала, как пушинку! Ангел пролетел несколько метров, и впечатался в стену. Посыпалась крошка с потолка.

Я в мгновение ока оказалась рядом с ангелом и, вытащив его из дыры в стене, несколько раз швырнула в потолок, потом в пол. Я что-то бессвязно рычала и хотела лишь одно — убить это порождение лживого света!

Велонсий выхватил свой меч, но я не глядя, поймала его запястье в захват и просто вывернула. Хрустнула рука…

Ангел взвыл дурным голосом. В этот же миг я услышала пронзительный крик Азеля! Отшвырнув от себя раненого ангела, я кинулась на помощь моему подопечному. В большой гостиной были еще трое ангелов! Но в отличие от Велонсия, у них было по три пары крыльев, и они были одеты в сияющие латы с ног до головы. В руках у них были длинные копья и щиты. Один из них пригвоздил Азеля копьем, прямо к полу.

Я зарычала так, что стекла в доме зазвенели. Мне было не важно, что они сильнее и их больше. Мне было не важно, что я могу умереть. Существовал, только Азель и его крик!

Я кинулась на ангелов, обнажив длинные когти. Первый же смельчак, который попался мне под руку, получил дыру прямо в груди. Он просто упал, навзничь, обливаясь какой-то светящейся жидкостью. Двое других поняли, что дело со мной иметь, не безопасно, и выставили вперед копья и щиты. Утробно зарычав, я бросилась на них, так быстро, что они явно этого не ожидали. Щиты разлетелись в ленточки от моих когтей. Однако одно из копий угадило мне в предплечье. Но я, зажав его в ране, переломила древко пополам. Обезумев от боя, я прыгнула на грудь ближайшего безоружного ангела, и схватила его за шею. Победно зарычав, я просто оторвала ему голову.

Азель лежал на полу, и кое-как повернулся в мою сторону. Его живот кровоточил, и я поняла, каким-то шестым чувством, что его надо уносить отсюда! Куда угодно и как можно скорее!

И где Рэйдар, черт подери?!

Я не стала мешкать и думать, где шастает этот демон. Я просто схватила Азеля, закинула его на загривок, и, выбежав во двор… взлетела, расправив крылья!

— Не дайте им уйти…! — донесся до меня разгневанный выкрик Велонсия. Но я летела так быстро, что ветер в ушах заглушил его голос.

* * *

Плохая была идея немного погулять перед сном. Плохая была идея, встретив отряд серафимов, дать им бой.

Первый же удар освещенного ангельского копья, скосил меня. Давно я не получал…

Если сбросить демоническую форму и снова стать человеком, то возможно, я смогу дать деру, но видимо мои мысли хорошо отразились на моем лице. Я получил вторым копьем, но уже в основание крыльев. Боль была адской и нестерпимой.

Я взвыл дурным голосом. Меня завернули в цепи из священного металла, и вдавили мордой в землю. Я не переживал за себя. Я думал об Агнэе! Если они нашли меня, то они знают где Агнэя! Последней силой воли, я снял заклятие крови, с Азеля… надеюсь, они смогут сбежать.

* * *

Я очнулась в высокой траве. Солнце было в зените. Вяло скользнув взглядом по своим ободранным ногтям, я кое-как встала.

Азель!

Вся моя слабость и боль в мышцах тут же пропала. Я стала лихорадочно оглядываться в поисках моего подопечного. Он лежал чуть поодаль. Тяжко дышал и хрипел.

Кинувшись к нему, я тут же оценила ситуацию. У него была рана в животе и в плече. Конечно, он помесь ангела и демона, но, тем не менее, раны не затягивались…

— Азель… давай, открывай глаза. Ты должен помочь мне.

Он открыл почти потухший взгляд и поднял его на меня. Слабо улыбнувшись бледными губами, он сплюнул кровь себе на грудь.

— Что же делать… — я испуганно схватилась за голову.

Я не могла ничего поделать. У меня не было ни лекарств, ни даже нитки с иголкой! Ничего не было… а ведь мастер Буль, всегда ругал меня за такую халатность! Надо всегда носить с собой…

Мастер Буль!

— Азель! Как ты? Протянешь еще чуть-чуть?

Он поднял на меня взгляд, и кисло усмехнулся.

— Мне плохо, но думаю, что я смогу идти… хотя бы попробую.

Я помогла Азелю встать и, взвалив его руку себе на плечо, помогла опереться на себя. Хорошо, что Азель смог поменять облик демона. Если мы встретим людей по пути, то у нас могут быть неприятности.

Солнце припекало так сильно, что казалось, грозилось просто расплавить. У меня перед глазами все плыло. Но лишь одна мысль не давала мне свалиться в траву… мне надо спасти Азеля.

Поле кончилось лесополосой. А за ней была моя прежняя деревня. Пришлось обойти ее кругом, и проникать в дом мастера с заднего хода. На заднем дворе калитка никогда не запиралась, потому что пациенты или просто люди, могли прийти среди ночи и просить помощи.

Я зашла и старалась не шуметь. Азеля уже волокла просто на спине, потому, что он еле перебирал ногами. Надеюсь мастер дома…

— Ну же Азель… давай! — я тащила его на себе, и понимала, что сама почти падаю от слабости во всем теле.

Мы с ним просто ввались в дом мастера. Темное помещение встретило нас полумраком и пылью, которая взвилась верх с полок и пола.

— Во имя всех богов…! — разгневанно раздалось откуда-то сверху и по лестнице послышались тяжелые шаги мастера Буля. — Агнэшка?!

— Мастер… — я подняла на него воспаленные глаза. — Помогите…

Это все что я успела сказать, потому что потом сил говорить уже не было. Я повалилась на деревянный пол, вдыхая пыль из щелей.

— Мирош…! Быстро сюда…!

Последние слова мастера отозвались звоном в моем потухшем сознании.


Глава 12. Последствия

— Я, кажется, внятно сказал, никакой крови и никаких жертв…

Светлый бог Лаетэр говорил тихо, но Велонсий чувствовал его настроение. Он был зол. И разочарован. От этого ангелу делалось не по себе. Хотелось сжать в комок, и не чувствовать гнева высшего бога.

— Я… прошу прощения. Мне нет оправдания.

— Два серафима убиты, один ранен… — меж тем продолжил Лаетэр, повернувшись к Велонсию. — А ты выглядишь так, будто встретил демонический отряд и отражал его натиск один. Объясни мне теперь, что там произошло, и постарайся тщательно выбирать слова.

Велонсий глубоко вздохнул, заставляя себя успокоиться. Он, наконец, поднял взгляд на бога. Тот был и, правда, на грани. В таком состоянии он может, как казнить, так и помиловать…

— Мы… напали на дом, где скрывался Рэйдар и его полукровка, рано утром. Но… в доме была только девчонка-хранитель.

— И ты хочешь сказать, она дала вам отпор?

— Я не знаю, что конкретно произошло… но, она вдруг сменила ипостась. Я никогда такого не видел… Такая сила нехарактерна для простого человека с кровью демона в жилах. Она раскидала наш отряд, как первогодок. Я повинен в том, что два моих брата умерли. И я готов понести любое наказание, которое вы сочтете нужным.

Лаетэр вздохнул и прошел к мраморной скамье, посреди зала совета. Он в задумчивости опустился на нее и снов посмотрел на Велонсия.

— Где сейчас эта девушка из рода людей и полукровка?

— Их местонахождение неизвестно, — проговорил ангел, напряженно сглатывая слюну. — Но мы ищем! Все поселения людей будут тщательно проверены и…!

— Не заставляй меня разочаровываться в тебе еще больше Велонсий. — гневно перебил его бог. — Ты хочешь посеять панику и смуту в Третьем мире?! Тем более вы не найдете их так просто, без крайних мер. Полукровка скрыт человеческой аурой. Все равно, что искать праведника в оскверненном грехами городе!

Велонсий замолчал и приклонил голову. Он боялся. Все-таки его вина и, правда, велика.

Наступила тишина. Ангел не посмел поднимать головы. Он только слышал, как верховный бог изредка вздыхает.

— Что ж… — наконец произнес Лаетэр. — Ты это начал, тебе и заканчивать.

Велонсий вскинул взгляд на верховного бога. Тот стоял к нему спиной, и его крылья напряженно подрагивали в чистом лунном свете. Это зрелище было прекрасным, но в тоже время и смертоносным. Одним взмахом крыла, верховный бог мог уничтожить отряд демонов. А что уж говорить о простом ангеле…

— Что вы прикажете?

— Во-первых, отзови отряды. Третий мир нейтральная территория. И темные не должны узнать, что мы серьезно взялись за этого полукровку. Иначе они ответят тем же. А это уже война. Третий мир будет уничтожен, а мне этого совсем не надо. Ты меня понял, Велонсий?

— Да, все будет исполнено.

— И, во-вторых,… мы будем искать правильно. Не как ангелы, а как люди.

— Но…!

Один лишь взгляд Лаэтера заставил Велонсия съежиться и покорно опустить голову. Ангела будто обдало волной холода и гнева. Стало трудно дышать, но Велонсий выдержал этот натиск. Однако во второй раз, может и не повезти…

— Мы знаем имя этой девушки, — продолжил верховный бог, — Как ты говорил, ее зовут? Агнэя? Узнай о ней все. Кто такая, где родилась, кто были родители, есть ли близкие родственники или друзья. Узнай все. А потом, мы решим, как правильно будем искать ее. Надеюсь, в этот раз, ты не наделаешь глупостей, Велонсий.

Ангел кивнул и гулко сглотнув, поклонился. Он уже собирался развернуться и идти исполнять приказ, как Лаетэр снова заговорил.

— Где Рэйдар Азель?

— Его поместили в изолятор, — сказал Велонсий. — Если вам будет угодно…

— Нет, — перебил верховный бог. — Я сам решу, когда навестить его. Я так понимаю, он упорно молчит?

— Да. Он не произнес ни слова с тех пор, как мы поймали его.

— Пускай, — кивнул Лаетэр. — Еще пара дней в освещенном месте, и он будет петь, как птица на заре…

* * *

Я открыла глаза, но перед собой ничего не увидела. В испуге, что я могла ослепнуть, я вскрикнула, и потянула руки вперед, но тут же наткнулась на теплые ладони.

— Спокойно! Все хорошо. У тебя повязка на голове. Ты рассекла себе кожу на лбу и переносице… сейчас уберу. Вот…

Мягкий свет от светильников тускло освещал небольшую комнатку на чердаке у Мироша. Здесь ничего не изменилось. Шкафы с книгами, комод с вещами, еще какие-то стопки тетрадей и неизвестных мне свитков.

Я выдохнула и повалилась обратно на подушки. Мирош сел около меня на стул, и смочил тряпицу в настое, которой стоял на прикроватном столике. Он осторожно прикоснулся к моим ранам, и как можно бережнее промыл их еще раз. Я даже дернулась от неожиданности, но тут же получила волну жара, которая пронзила мое правое предплечье.

— Тише! Еле зашил тебя… — обеспокоенно сказал Мирош и уложил меня обратно на подушки. — Ты потеряла много крови. Настойка помогла, но пока лучше полежать.

— Азель! — я, несмотря на боль, приподнялась и села. — Я должна…!

— Тот парень внизу, — сказал Мирош и успокаивающе подал мне стакан с отваром. — Живой. Не смотри так. Отец его буквально с того света вытащил. Раны мы зашили. Если не помер при таких ранениях, то будет жить, как нечего делать…

В словах Мироша я услышала ворчание старика Буля. Хвала небесам… успели.

Я выпила стакан с отваром и закашляла от того, что, оказывается, дико хотела пить. Горло свело судорогой.

— Ну, тихо, куда спешишь? — буркнул Мирош и забрал у меня стакан.

Я отдышалась и взглянула на Мироша.

— Спасибо вам… — и это мой голос?! Ужас…! Будто древняя старуха!

Мирош лишь хмыкнул.

— Да ладно. Не чужая ведь…

— Я просто не знала, куда еще можно пойти… как только Азель почувствует себя лучше, мы уйдем.

— Куда? — Мирош спокойно сел около меня и взглянул в лицо. — Ранены. Голодны. Вид, как у побитых собак. Я, конечно, вас не держу, но сама подумай Агнэшка…

И он был прав. Я сейчас не боец. И куда нам идти? Рэйдара нет… а у кого еще просить защиты? Обратно нам нельзя возвращаться, это ясно как божий день.

Пока я так напряженно думала, Мирош вздыхал и порывался что-то спросить.

— Послушай Агнэшка… а что с вами случилось? Это из-за меня…?

Я удивленно взглянула на него.

— С чего ты взял?

— Ну, тогда… я сильно выпил, — краснея начал Мирош, — возможно, я делал плохие вещи… но я, правда, не хотел! Я не хотел, чтобы ты уходила из деревни! Я понимаю, что ты попала в неприятности, потому что, я так поступил! Но я клянусь тебе, что…!

Я усмехнулась и Мирош замолчал. Забавный он. Не находите? Слюнтяй, бесхребетный, инфантильный. Он ведь прекрасно помнит, что сделал, но делает вид, будто ничего не запомнил… Что я могла в нем найти? Прямо самой противно. Но сейчас речь не о Мироше и его достоинствах. Он помог нам, и это делает ему честь… Спасибо, что за дверь не выбросил, как только очнулась.

— Ты тут вовсе не причем, Мирош, — кое-как проговорила я. — Твой поступок… не вынудил бы меня покинуть деревню. Просто так совпало.

— Но… что тогда с тобой произошло? Ты выглядишь так, будто побывала в битве!

— Почти… — прохрипела я.

Я начала вставать и корчиться от боли.

— Эй! Куда?! Лежать! Постельный режим! С такими ранами…!

— Мне надо увидеть Азеля…

— С ним все нормально… Агнэя! Агнэя!

Но я не слушала его. Кое-как доковыляв до двери, я прошла к лестнице и по стеночке спустилась вниз.

Мастер Буль трудился у себя в комнате, где недавно Мирош просил моей руки…

Посреди маленькой гостиной был расставлен стол, на котором лежал Азель! Весь в каких-то трубках, и колбочках. Повсюду кровь…

Мастер Буль стоял над моим подопечным с иглой, и зашивал его живот. Когда я появилась в гостиной, он уже сделал последний стежок.

— Агнэя! Себя вы пожалела, дуреха! Глянь в зеркало! Краше тока в гроб кладут!

— Мастер… — я подошла к своему бывшему учителю и заглянула в его глаза со всей серьезностью, на которую была способна в таком состоянии. — Он будет жить…?

Мастер Буль сердито снял свой фартук и швырнул его на кресло. Потом подошел к Азелю и укрыл его.

— Будет, куда он денется. Вот оклемается, и…

— А когда он очнется?

— Вот про то, не знаю, — отмахнулся мастер. — Ты его раны видала?! Такая дыра в пузе! Да там можно кулак мой засунуть и ничего не задеть!

— Мастер…! — я хрипло вскрикнула и он, хмурясь, обернулся. — Просто скажите, что ему ничего не грозит, и он будет жить…

Мастер с досады сплюнул, поглядывая на Мироша за моей спиной.

— Дура ты Агнэшка. Так ладно бы сама была такая по себе. Но ты ж еще и всех вокруг инфицируешь, как зараза какая! Будет жить, слышь? Будет. На тот свет пока не собирается. И заканчивай слезы лить!

Но я, наконец, поняла, какое напряжение копилось у меня в груди все это время. И вот оно лопнуло, как струна, которая не вытерпела всей той тяжести.

Я просто осела на колени и разрыдалась от запоздалого испуга и страха. Страха, который я никогда в своей жизни не ощущала.


Глава 12. Лицом к лицу

— Ты расскажешь, что произошло?

Я вяло скользнула взглядом по почти потухшему камину и только потом перевела взгляд на Мироша. Он был взволнован. И даже напоминал мне того прежнего Мироша, которого я любила. Осознание этого заставило меня сжать зубы.

Я сидела на чердаке у Мироша и держала в руках остывшую кружку отвара. Пить не хотелось. После выплеска эмоций, все чувства будто оставили меня, и я напоминала себе пустой сосуд.

Мастер Буль, ворчал, что потом спросит что произошло, а сейчас не намерен смотреть на мои слезы и сопли. А вот Мирош видимо решил узнать все сейчас.

— Ты согрелась? Если нет, я могу…

— Нет. Спасибо… — хрипло сказала я. — Все прошло.

Мирош вздохнул и снова опустился на табурет.

— Агнэшка… — меня передернуло, — расскажи, что случилось. Тебе будет легче. И я уверен, вместе мы придумаем, что делать.

Я нервно усмехнулась и плотнее запахнулась в клетчатый плед, сидя на кровати.

— Ты… не поверишь мне. Это, во-первых. А во-вторых, я не хочу тебя втягивать в мои проблемы.

— Но… — Мирош беспомощно моргал глазами, думая, что бы еще сказать, — но ведь, тебе наверняка, грозит опасность! Я могу помочь!

— Не можешь. Ты уже сделал все, что мог. И я тебе благодарна. Спасибо. Но как только Азель поправится, мы уйдем отсюда. Я не хочу, чтобы вы страдали из нас.

Мирош говорил что-то о моем скверном характере и упертом нраве, и еще что-то… но я уже не слушала.

Я думала о Рэйдаре. Где он? Почему не пришел нам на помощь? И почему его «друг» оказался предателем? Если бы не Азель… Велонсий разрубил бы меня мечом.

Воспоминание об ангеле заставили тело съежиться от страха. Это было ужасно и страшно. И я не хочу повторять это.

Итак, я решила для себя следующее. Когда Азель поправится, мы уйдем и найдем другое место. Подальше от людских селений. А затем, узнаем, где Рэйдар. Азель его сын… может он почувствует с ним связь.

— Агнэшка!

Я встрепенулась. Мирош смотрел на меня с укором. Я лишь усмехнулась.

— Прости меня… но, думать мне сейчас хочется меньше всего.

— Я так понял, что спрашивать у тебя, что произошло, бесполезно, — проговорил Мирош и взъерошил свои волосы. — Но скажи хоть, что это за парень внизу на операционном столе? Твой жених?

— Нет, — я чуть не засмеялась. — Это… мой крестник. Как бы…

— Как бы? — удивленно переспросил Мирош. — Откуда ты знаешь, что он твой крестник? На вид он твой ровесник!

— Просто прими, как данность, — устало проговорила я. — Мирош… поверь мне. Я не могу сказать тебе всего, только потому, что очень сильно боюсь. За вас, за себя.

Мирош вздохнул и, кивнув, встал на ноги.

— Я буду внизу. Посмотрю как твой крестник, и подежурю около него эту ночь. Если что… зови.

— Хорошо… Мирош! — мой тихий окрик застал его около двери. — Спасибо…

Он улыбнулся и, открыв дверь, вышел.

Я откинулась на подушки и посмотрела в потолок. Может я и храбрилась, говорила себе, что все будет хорошо, но на самом деле, я вообще не знала, как все будет!

Мы с Азелем одни! Рэйдар ни с кем больше не вел дел, кроме этого проклятого ангела! Чтоб его Бездна поглотила! Надо было убить и…!

Кстати об этом…

Я подняла вверх руку. Там в доме, на меня что-то нашло. Я даже сама не знаю, что это было. Но я просто покрошила в капусту вооруженных ангелов! И еще… я летела! Я могла летать! Рэйдар не говорил мне о том, что может мое тело, но видимо он тоже был бы удивлен, узнай о том, что я могу выпускать крылья, как настоящий демон!

Перевернувшись на бок, я укрылась почти с головой.

Рэйдар… не знаю, где ты, но держись. Мы обязательно тебя найдем.

Дальше была лишь темнота. Видимо я устала гораздо больше, чем думала.

* * *

Было светло. Так светло, что даже закрытым глазам было больно. И эта боль была постоянной. Она терзала и не девала вдохнуть. Из меня будто тянуло все жилы, и хотелось лишь одного — скорее умереть.

Я впервые сижу в освященной камере. Но знавал тех, кто побывал в таких, во времена Первых войн. И скажу, что они очень сильно преувеличивали свою силу духа. Уже после часа в таком месте, хотелось выколоть себе глаза и заглушить одну боль, другой.

Но меня хорошо скрутили цепями, концы вдели в кольца на полу, и притянули так, чтобы я стоял на коленях.

Контролировать себя в таком месте невозможно. Свет и постоянный гул, будто хор ангельского легиона надрывается. Моя демоническая ипостась давно вырвалась на волю. Сначала я мужественно терпел, потом стал сдавать позиции. Я сошел на крик, а потом просто на рев. Три хвоста дубасили стены моей темницы, Рога давно корябали потолок. Освященная сталь впивалась в мои руки, шипя, прогрызая путь прямо к костям.

Когда сил не осталось на гнев, я просто опустился на пол и выл на одной ноте. Голова разрывалась от напряжения. Нещадно хотелось пить.

Внезапно тяжелая ноша света пропала. Я чуть не разрыдался от облегчения. Во имя Бездны… пусть это продлится дольше. Я не вынесу больше… не смогу.

Я наконец-то смог оглядеться. Мраморная площадка, я лежу на полу, все также прикован. Стены еле-еле угадывались в темноте. Потолок нависал низко. С решетчатым окном. Полагаю, именно через него проникает божественный свет, чтобы мучить меня и заставлять корчиться от боли.

Раздались шаги. Точнее, легкая поступь босых ног по гладкому мраморному полу. Уверенная и размеренная.

А потом из темноты коридора, сияя, как солнце после грозы, вышел Лаетэр. Я не стал сдерживать желчную ухмылку и раздвоенный язык с шипением вырвался наружу.

— А кого еще я ждал увидеть… — кровь сплюнул прямо к ногам высшего. Стоит, морщится. Забавно.

— Рэйдар… — спокойно сказал он, — мне очень жаль, что мы видимся при таких обстоятельствах.

— Ни черта тебе не жаль, кусок дерьма… — хмыкнул я.

Лаетэр лишь прикрыл глаза и вздохнул.

— Я хотел решить все миром.

— И поэтому решил нас грохнуть. Логично.

— Я не хотел, чтобы так все кончилось, — проговорил он. — Велонсий немного забылся, выполняя приказ.

— Теперь понятно, куда ветер дует. Я так и знал, что он сломается. Вы все такие… ангелы. Боги. Вами легко манипулировать. Ни капли мозгов. Все перьями забито.

Лаетэр нервно дернулся и вздохнул.

— Рэйдар, нет смысла грубить мне. Меня не трогают твои слова. Одно мое слово, и тебя могли убить, но я не стал этого делать. Я просил все решить тихо и без крови. Так что, приношу тебе свои извинения.

Я не выдержал и просто рассмеялся этому ублюдку в лицо. Дерзко, громко, и яростно.

— Да мне твои извинения до Бездны.

— Ты храбришься… — понятливо кивнул Лаетэр. — Я понимаю. Но подумай о своем отпрыске.

— Азель не пропадет, — усмехнулся я. — Он сильный. И готов поставить ключи от Рая на кон, что тебя это бесит.

— Я лишь пекусь о благополучии Третьего мира. — Лаетэр возвысил голос. Глаза яростно сверкают. — Вы, не думая решили сделать то, что уничтожит этот мир.

Я перевернулся на спину. Обручи на руках зашипели, и я оскалился.

— Я слышал, другую сказку, Лаетэр. И знаешь, ты ее сам рассказал…

— Вернуть Баракуса в этот мир невозможно, без разрушений…

— Вранье.

— Ты готов рискнуть бесчисленным числом жизней?! — громыхнул бог.

— Я готов на все, чтобы вывести всю вашу шайку на чистую воду… — хрипло проговорил я. — В числе Первых войн, были уничтожены десятки миров… сотни миров. А в них такие же невинные души. И где ты тогда был, Лаетэр?

Верховный бог сжал кулаки, и его светлая аура гневно окрасилась в красный цвет. Ой, малыш, сердится…

— Ты нечестивое порождение тьмы! Как ты смеешь так пренебрегать договором?!

— Договора давно нет… ровно с того момента, как умерла Хельцэя от ангельского меча.

— Она была предательницей.

— А-а… — я радостно растянулся в улыбке, выставляя напоказ свои клыки. — То есть теперь вы списываете все на меня? Она дезертир и была казнена, а я как потенциальная угроза, буду устранен, дабы священный договор был «не рушим». Удобно…

— Ты вынудил нас…

— Я лишь хотел исполнить желание высшего бога на справедливость… ведь, кажется, именно это ты ценишь.

Лаетэр повернулся ко мне спиной. Всполохи гнева постепенно таяли. И вот его чистый свет, снова освещал мою темницу.

— Тебя бесполезно увещевать.

— Весьма точное наблюдение. Когда прибудет совет Темных?

— Его не будет. — Лаетэр обернулся. — По официальной версии, ты давно мертв. Попал в Третий мир и случайно натолкнулся на патрульных серафимов. Ты остался один Рэйдар.

Я молчал. Он все продумал. Они соврали совету, чтобы смочь делать, что хотят. Я слышал, нет хуже палача, чем ангел… не хотелось бы, проверять, да видимо придется.

— Так что… — меж тем продолжил верховный бог, — договор все еще в силе. Ты же, скажешь, где нам искать твоего отпрыска, пока не произошло страшное.

— Ты и, правда, думаешь, что я заговорю?

— Я не думаю, — поправил Лаетэр. — Я знаю это.

— Хм… и что тебя заставило так решить? Постой, дай угадаю…

— Рэйдар, — верховный усмехнулся, и это заставило меня замолчать. — Нет нужды храбриться. Я чувствую твой страх. И ты боишься меня. Меня и того, что я могу сделать…

— Ты ничего не можешь… — усмехнулся я. — Боли я не боюсь. Смерти тоже.

— А твоя Агнэя?

Сознание полоснуло ножом. Руки дернулись в оковах, так, что зашипели оголенные мышцы. Верховный бог снисходительно улыбнулся.

— Она ведь не вытерпит пыток и боли. Она простой человек. И как все люди, боится смерти. К чему такой взгляд, Рэйдар? Разве ты потом не должен был скормить ее своему же отпрыску, как жертву, для пробуждения? Так что, не будет никакой разницы, если ее случайно убьют. Твой выродок лишится сил, и будет легкой добычей. И останешься, только ты… итог печален, не так ли? Я предлагаю тебе выбор. Выбор, который даст этой бедной девочке жизнь. Укажи место, где они находятся, а когда она будет перед тобой, отзови свою кровь. Она ведь не причем. Так ведь? Чиста и невинна. Подумай головой Рэйдар…

Азель, будет конечно расщеплен. И тогда ты сможешь вернуться к своим. Никто ничего не узнает, и твоя жизнь продолжится. Будто ничего не было. Это шанс… шанс на то, что все мы так упорно хотим воплотить в жизнь. Перемирие! Светлое будущее, которое…!

Я не стал слушать его дальше. Брезгливо сплюнув кровь, я заляпал его светлое одеяние. Лаетэр медленно поднял на меня взгляд. Я широко улыбался, утирая раздвоенным языком кровь, с подбородка.

— Можешь эту чушь залить уши Велонсия. Я так понял, что ему нравится, когда его имеют.

— Ты совершаешь ошибку, Рэйдар. — холодно сказал Лаетэр.

— Пускай… зато она того стоит, чтобы учуять страх Верховного бога.

Лаетэр покинул мою камеру под мой хохот, который тут же перекрыл адский приступ боли. Свет снова заполнил мою камеру, заставляя съежиться на полу. Но теперь мне было не так больно. Я смеялся в голос. Пусть слышит. Пусть знает. Я учуял его страх… а это значит, что мы еще повоюем.


Глава 14. Внутренняя суть

«… Бесконечная тьма…

Сколько я уже здесь? Кто я? Почему, я никого не могу найти? Где мой дом? Где мой…

Брат?

У меня есть брат? Я… почти забыл об этом. Видимо, это было вечность назад. И все же, сколько я уже здесь? И почему, раз у меня есть брат, он не приходит за мной? Может, он потерян, как и я? Да… скорее всего. Два потерянных ребенка.

Мне так хочется снова открыть глаза. Снова увидеть свет. Ощутить ветер на лице. Почувствовать прикосновение. Ощутить тепло чужих рук.

Но… ничего не меняется. Все так же темно. И больше ничего нет. Видимо, я погибну здесь. Сгину в этой темной пучине, без следа, будто меня никогда и не было. Будто, я всего лишь эхо чужого голоса.

Как холодно…

Нет! Я не хочу…! Пожалуйста! Ну, хоть кто-нибудь! Прошу! Помогите! Дайте мне руку…!»


Я проснулась от того, что мне стало трудно дышать. Моя рука замерла и была устремлена вверх. Будто я искала спасения…

Пальцы до сих пор трясутся. Снова сон.

Я села в кровати и кое-как поправила волосы. Дыхание вырывалось со свистом. Надо успокоиться. Видимо, это все чьи-то воспоминания. Может Рэйдара. Может Азеля…

Я огляделась. Еще слишком рано. Солнце едва над горизонтом показалось.

Пойду, проверю, как там Азель. Мирош наверняка задремал…

Я спустила ноги на пол и поежилась от того, что пол был холодным. Накинув на плечи плед, я прошла к двери, и, потянув ее, вышла в коридорчик. А оттуда, по лестнице вниз. В гостиной горел приглушенный свет. Я осторожно заглянула в комнату и слегка улыбнулась.

Мирош спал, скукожившись на маленьком кресле, подложив под голову руку.

Вымотали мы его…

Азель все так же лежал на столе, с какими-то трубками, банками, и прочим… было жутко на такое смотреть, но мастер знает, что делать.

Мой подопечный дышал. Уже более уверенно. Раны слегка затянулись. Они были покрыты бледной тонкой кожей.

— Ну чего подорвалась? — раздалось ворчание позади меня.

Мастер Буль.

Он тоже не смог нормально поспать. Вон, какие тени под глазами. А ведь сон, это самое важное для лекаря и целителя. Заменяет все лекарства.

Я слегка улыбнулась. Мастер всегда это говорил, когда я писала отчеты допоздна в его коморке. Как же это было давно…

— Я не смогла уснуть, мастер.

Он прошел к столу, где лежал Азель и нащупал его пульс. Потом осмотрел раны, и вытащил из его тела половину трубок.

— Не называй меня мастером, — проворчал он, беря нитку и иглу. — Ты уже давно мне не ученица.

— Мне привычнее называть вас так… если вы не против, конечно.

Мастер Буль лишь повел плечами и нахмурился, зашивая отверстия от трубок, на руках Азеля.

Я решилась подойти ближе, и может, помочь, если понадобится.

Меня заинтересовало то, что за лекарство использовал мастер Буль. Темная тягучая жидкость, будто и не жидкость вовсе.

Мастер поймал мой взгляд и проговорил.

— Из него этой гадости, очень много вышло…

— Это… не лекарство?

— Да разве ж похоже оно на лекарство, — мрачно буркнул мастер. — Нет. Это та дрянь, которой его тело было напичкано. Похоже на яд… запах едкий. И судя по тому, в каких количествах она была в нем, этот парень чудом выжил…

Я лишь взглянула на Азеля. Яд… его ранили освященным оружием, и вот что получается, если жертва не умирает сразу…

— Агнэшка.

— Да?

— Ты конечно, хорошая и добрая, — сказал мастер Буль. Я даже удивилась. Никогда не слышала от него ничего подобного, — но нет нужды скрывать от нас правду. Чай не слепой.

Этот паренек не человек, ясно как божий день.

Я лишь вздохнула. Да… мастер Буль, не Мирош. Его так просто не обмануть. Да и зачем его обманывать… он мудрый человек. Может и подскажет что-нибудь.

— Мастер… я знаю, как это прозвучит, но это демон.

— Демон, значит…

— Что-то не вижу ужаса в лице, — удивленно протянула я. — Вы не удивлены.

— А чего удивляться, — хмыкнул в усы он, осторожно отрезая нитку и приступая к следующей ране. — Всякого в мире есть непонятного. Ну, демон, что ж теперь.

Мне нечего было сказать. Возможно, мастер Буль просто решил не спорить со мной. Мол, дурочка, головой ударилась. Несет всякую чушь.

А может он мне верил. Потому что…

Я осторожно перевела взгляд на мастера. Он был сосредоточен и не обращал на меня внимания.

— Мастер…

— Ну?

— Скажите, а почему вы взялись меня обучать?

Его руки дрогнули. А ведь мастер считался одним из самых стойких и несгибаемых лекарей. И я ни разу не видела, чтобы у него дрожали руки! Ни разу…

Мастер Буль выдохнул и закончил шить рану. Потом отрезал нить, обработал швы и повернулся ко мне.

— Пошли.

— Куда?

— Пойдем. Нечего тут трындеть. Пошли на кухню.

Я не стала ничего говорить, но пошла следом за мастером. Это уже интересно…

* * *

— Нашли?

Велонсий с поклоном предстал перед верховным божеством и приклонил голову. В его руках была не очень большая папка с бумагами. Он старался вызнать об этой смертной как можно больше и перерыл весь архив. Однако…

— Информация об этой смертной очень скудна… — сказал ангел и выпрямился.

Лаетэр был сегодня явно не в духе. Его светлый лик, помрачнел. Глаза потемнели и были похожи на грозовое небо. Даже огромные могучие крылья, больше походили на скалы, около бушующего моря. Велонсий никогда не видел верховного в таком расположении духа.

Божество перевело взгляд на ангела.

— Расскажи все, что удалось узнать.

Велонсий кивнул и раскрыл папку.

— Ее зовут Агнэя. Имени рода нет. Она простая сирота. Ей двадцать земных лет.

Попала в приют в младенчестве. Об истинных родителях нет ни слова. Скорее всего, мертвы.

После приюта стала обучаться лекарству у единственного в деревне мастера. Замужем не была. Детей нет.

— Так мало?

— К сожалению, — кивнул Велонсий. — Я пробовал найти сведения о ее родителях. Но, увы…

— Этот мастер… по лекарству, — проговорил Лаетэр. — Где он живет?

— Захудалая деревенька в Третьем мире, — сказал Велонсий. — Он все еще там.

— Хорошо. Отправляйся. Скорее всего, наша смертная девочка будет там. Ведь, больше ей некуда пойти.

— А отродье Рэйдара?

Верховный бог взглянул на ангела.

— Если он будет с ней, доставь обоих сюда.

— Врядли я смогу уговорить их…

— Так прояви фантазию!

Голос громом отразился от стен зала совета. Велонсий даже голову вжал в плечи. Верховный бы явно весьма расстроен. Интересно чем…?

Послышался вздох. Ангел не смело посмотрел на бога. Тот печально улыбался и смотрел на Велонсия.

— Прости мой друг… я, никогда не позволял себе такие вспышки гнева.

— Вы не должны извиняться…

— Нет, я знаю, что должен.

Велонсий не нашел, что ответить. Поэтому предпочел лишь согласно кивнуть.

Лаетэр встал и прошел к ангелу.

— Если тебе улыбнется удача, то я хочу видеть их здесь, перед собой. Целыми и невредимыми. Девочка должна стать для Рэйдара мотивом быть сговорчивее. А полукровка должен быть лишен жизни, по всем правилам… чтобы сама суть Баракуса больше не тревожила этот мир никогда.

— Я повинуюсь и сейчас же исполню все.

— Я рассчитываю на тебя, мой друг.

Велонсий кивнул и поспешил покинуть зал совета.

Верховный был у Рэйдара. И он говорил с ним. Вот только зачем? Узнать у него где девчонка и его отпрыск? Рэйдар бы никогда этого не сказал. И неужели верховный так глуп, что надеялся на это? Нет… тут что-то другое. Он ходил к нему не просто говорить. Возможно, он хотел увидеть в нем страх? Или подавленность? Но он их явно не нашел. Рэйдар от своего не отступится. Он тверд в своих суждениях и его вера в Баракуса, делает ему честь…

Велонсий одернул себя, за такие мысли. Ему больше нет дела до этого демона.


Глава 15. Правда

Мастер Буль вошел на кухню, зажег настольную лампу и водрузил котелок с водой на печку. Я, молча, наблюдала за его действиями. Я не припомню мастера таким задумчивым.

Отодвинув стул, я села за стол и сложила перед собой руки.

Мастер Буль сделал отвар и поставил передо мной чашку. Я благодарно кивнула, и осторожно отпила.

Мастер сел напротив меня и потер руки.

— Что ж… с чего начать?

Я удивленно моргнула. Мастер вздохнул и посмотрел на меня.

— Ты появилась на пороге моего дома в теплый летний день.

— Но подождите… я, думала, что меня отдали в приют!

— Агнэшка, не перебивай! — проворчал мастер, — мне очень трудно сосредоточиться. Я слишком волнуюсь!

Я только кивнула, и мастер огладил свои усы, собираясь с мыслями.

— Так… тогда, моя жена только родила Мироша. И ты была такой же крохой, как и мой сын. Она сразу взяла тебя. И кормила, как родную дочь. Увы, через месяц, супруга заболела. Я пытался вылечить ее, но тогда, я был слишком неопытен, как лекарь. Она умерла…

Я нанял кормилицу для Мироша, а тебя пришлось отдать в приют.

— Так… вы, нашли меня, — тихо проговорила я. — Но, как же имя?

— Имя тебе дала моя жена, — сказал мастер, и прикрыл глаза. — Она любила тебя называть лучиком солнца. Вот и имя такое получилось… Агнэя.

— Поэтому вы так часто ходили в приют, чтобы навестить меня?

— Я переживал. Часто думал, правильно ли поступил. Мирош, ходил вместе со мной, и привязался к тебе. Вы учились вместе. Росли вместе. И я, решил, что, буду и дальше приглядывать за тобой. Так, ты и попала ко мне. Стала моей ученицей. Хотя, я сам не знаю, почему не рассказал тебе все раньше…

Я молчала. Мастер Буль, закрыл лицо руками и тоже молчал. Свет от лампы на столе дрожал и делал тени жуткими и необычными. Кружка отвара в моих руках приятно грела пальцы, но мне все равно было холодно. Мастер нашел меня, и его жена не дала мне погибнуть. Получается, что мастер тоже не знает, кто я такая и откуда.

— Агнэшка… ты прости, что я молчал.

Я слегка улыбнулась.

— Ну что вы, мастер Буль. Я благодарна вам и вашей жене. Но… это, к сожалению, не объясняет моего происхождения. Я думала… может, вы знаете, кто я такая и откуда взялась.

Мастер лишь отрицательно покачал головой.

— Когда в дом постучали, я открыл дверь. Ты лежала на пороге, завернутая в белую пеленку. Только что родилась…

— И это все?

— К сожалению.

Я снова вздохнула. Вопросов стало только больше. Наверное, спрашивать не стоило. Ладно. Может, я просто накручиваю себя.

— Агнэя…

— Это Азель!

Еле тихий шепот, но я услышала его. Я, не помня себя, кинулась к своему подопечному. Азель лежал на столе, и пытался перевернуться на бок. Едва он увидел меня в проеме двери, тот ту же потянул ко мне руки.

— Агнэя!

Как же я боялась, что он не выживет…

Его холодные руки обвились вокруг меня, прижимая к себе. Он тяжело дышал, но его дыхание было уверенным.

Я гладила его по голове, запуская пальцы в волосы. Азель прерывисто выдохнул.

— Агнэя… я так испугался. Было темно и страшно. Я тебя звал, а тебя все не было…

— Все хорошо, Азель. Я с тобой…

— Ты… ранена!

Я слегка улыбнулась.

— Это пустяки… главное, что ты идешь на поправку.

Азель обвел взглядом место, где он оказался и удивленно взглянул на меня.

— А где мы…? И где Рэйдар?

Я открыла рот, но горло стянуло невидимой рукой. Рэйдар…

Заставив себя улыбнуться, я снова посмотрела на Азеля.

— Мы находимся в доме у моего учителя по лекарству. Он тебя вылечил…

Азель лишь кивнул и снова откинулся на стол. Он прикрыл глаза. Я не стала говорить ему о Рэйдаре. Мне самой не верилось, что демона так долго нет. Но Азель почувствовал мое настроение, потому что его глаза тут же открылись и взглянули мне в лицо.

Ладонь моего подопечного осторожно сжала мою руку.

— Не тревожься, Агнэя. Я уверен, он жив.

Я сдержала слезы. И мне пришлось только согласно кивнуть. Я должна быть сильной. Пусть Азель видит, что я не падаю духом.

Мастер Буль зашел в гостиную и, не смотря на возмущенное шипение Азеля, взял его запястье, проверил пульс, заглянул в глаза, проверил раны. Азель ворчал, показывал клыки, но руки не распускал.

— Зубы-то убери! — вдруг сказал мастер. — Не то, не досчитаешься потом.

Азель захлопнул рот. Видимо, тоже был поражен.

— Все хорошо, — наконец, сказал мастер. — Можно даже встать. Вот сюда… на диван.

Я помогла Азелю подняться и перейти на диванчик. Я укрыла его пледом, и сама села рядом.

Мирош посапывал спокойно, но когда Азель слезал со стола, он всхрапнул и открыл глаза.

— А-а… что… папа? Агнэшка?

Азель недобро сверкнул взглядом в сторону Мироша, но ничего не сказал.

Мастер Буль, встал напротив нас и сложил руки.

— Итак, я не спрашиваю у вас, что произошло, и почему вы были так потрепаны. Но мне необходимо знать, что вы хотите делать дальше.

Я и Азель переглянулись. Видимо, мы подумали об одном и том же.

— Мастер, спасибо вам за доброту. Но, остаться мы не можем.

— Что?! — Мирош вскочил на ноги. — Почему? Агнэшка…!

— Ее зовут Агнэя! — Азель рыкнул и показал клыки.

Мирош где был, там и сел. Он таращился на Азеля и показывал на него дрожащим пальцем.

— Кто… кто…?!

— Не смей даже смотреть на нее!

— Азель! Хватит! Сядь и успокойся.

Мой подопечный надулся, но все-таки сел на диванчик, и завернулся в плед.

Мастер Буль вздохнул и потер переносицу.

— Агнэя, подумай хорошо. Куда вы пойдете? Вам и так досталось, и ты хочешь повторить это? Нет. Даже не думай возражать.

— Нет, мастер, — я вздохнула. — Вы не понимаете. Я не буду подвергать вас опасности. Тем более, Азель демон. Ему надо охотиться. Да и натуру свою, он плохо сдерживает.

— Демон?!

Я недовольно повернулась к Мирошу. Сидит, глаза на лбу, рот открыт…

— Да, демон, — буркнул мастер Буль. — Не ори Мирош. И так мысли не на месте.

— Мастер, мы должны идти и…!

Раздался стук в дверь. Я напряглась, как струна. Сердце застучало отбойным молотом. Азель сразу вскочил и загородил меня собой.

Мастер Буль ушел открывать, так спокойно, будто ничего не боялся.

— Добрый вечер.

Руки похолодели. Этот голос… Велонсий!

— Добрый, — сказал мастер Буль. — Что-то произошло? Необходим лекарь?

— Нет, уважаемый Буль, я пришел к Агнэе.

Напряженная пауза переросла в натуженное сопение мастера.

— А вы кто такой?

— Не переживайте. Я не причиню вам никакого вреда. Я здесь, чтобы поговорить.

— Нет!

Я выбежала к мастеру, и оттолкнула его от двери.

— Нет, мастер! Не верьте ему! Этот лживый ублюдок, чуть не убил меня и Азеля!

Велонсий стоял за дверью и выглядел как простой смертный. У него не было крыльев и сверкающих лат с мечом. Будто, простой человек. Но его глаза выдавали его с головой…

— Добрый вечер Агнэя. — кивнул мне ангел. — Я рад, что вы целы и невредимы.

— Рад?! — я чуть не зашипела от гнева. — Ты хотел нас убить!

Велонсий дернулся в сторону. Он меня… боялся?

— Да… понимаете, это было недоразумение.

— Недоразумение это, что я оставила тебе жизнь, — сквозь зубы прорычала я.

— Агнэшка, что…?!

— Мастер, — не думала, что мой голос, будет таким напряженным и холодным, как камень, — прошу вас, берите Мироша и Азеля. И уходите.

Спасибо мастеру, он не стал спорить. Просто ушел в гостиную и, потратив некоторое время на уговоры и возмущения Азеля, они вышли через заднюю дверь.

— Я… не брошу ее! Агнэя! Агнэя…!!!

Когда их голоса стихли, я смогла более спокойно выдохнуть. Велонсий был бесстрастен. Он наблюдал за нами, и его лицо было абсолютно спокойным. Нельзя было понять, о чем он думает.

— Теперь вы выслушаете меня, Агнэя?

— Я должна была бы сразу захлопнуть дверь перед твоим носом, — прошипела я.

— А разве вас не волнует судьба Рэйдара?

Снова защемило сердце. Взволнованный выдох вырвался из моей груди. Велонсий усмехнулся и прикрыл глаза.

— Видимо, вы очень сильно переживаете о нем.

— Где он?

— Далеко. Очень далеко… и, поверьте мне, он долго не протянет. Он оказался в этой ситуации из-за вас. Если бы вы не сопротивлялись тогда…

— То вы бы убили нас!

— Не исключено, — слегка улыбаясь, кивнул Велонсий. — Однако, сейчас, у меня есть приказ, доставить вас Агнэя в целости и сохранности.

— Полагаю, если вы приведете меня, но не Азеля, вас не погладят по головке.

— Это дело будет поправимо, — усмехнулся ангел. — Сейчас, ваше решение может спасти жизнь Рэйдара.

Конечно, он прекрасно знал куда надавить. Я бы никогда не бросила Рэйдара в беде.

Я стояла напротив ангела и смотрела в его глаза, выискивая подвох. Но он был спокоен. В Бездну все! Я все равно пойду…

— Хорошо. Я пойду с вами.

— Я очень благодарен вам, за ваше доверие, — Велонсий протянул мне руку, и я вложила в нее свою ладонь.

— Я не доверяю вам, — жестко сказала я.

Велонсий растянулся в улыбке и дернул меня к себе. Он обвил другой рукой меня за талию и расправил огромные сияющие крылья.

— Держитесь.

В следующий миг воздух стал давить с неимоверной силой на мою макушку. Глаза нельзя было открыть вообще. Казалось, я сейчас задохнусь и умру. Я вцепилась в пояс ангела, стараясь не выскользнуть из его рук.

Все закончилось так же быстро, как и началось. Тяжелая ноша потока воздуха исчезла, и мои ноги коснулись твердой поверхности.

— Агнэя, добро пожаловать в Светоносный город.

Я кое-как открыла глаза. Теплый свет будто ласкал руки, обещая покой и блаженство. Выпрямившись, я не сдержала вздоха восторга. Огромные шпили, уходящие в небо, белые облака, обволакивающие светлый и сияющий город, лазурное небо, которое просто казалось бездонным. И в небе летают прекрасные ангелы с сияющими крыльями. Все казалось таким чистым и безупречным!

— Вам нравится?

Я очнулась от наваждения и взглянула на Велонсия.

Весь былой восторг тут же улетучился. Не стоит забывать, где я. Пускай тут все такое светлое и доброе, но это лишь мишура. Ширма.

— Нравится, — кивнула я. — Но это просто пыль в глаза. Хотите, чтобы я прониклась благодатью? Тогда можете не стараться.

Велонсий усмехнулся и пошел вперед.

— Идем. Нам сюда.

— Вы отведете меня к Рэйдару?

— Непременно. Но сначала, вы кое с кем побеседуете.

Я насторожилась.

— Кое с кем?

— Не бойтесь. Вам ничего не грозит, Агнэя.

И хотя Велонсий говорил, что мне нечего опасаться, мое внутреннее нутро вопило об опасности! Но я шла… шла, чтобы спасти Рэйдара.


Глава 16. Нет обратного пути

— Где это мы?

Азель осмотрелся. Старый подвал. Пахнет землей и сыростью. Тут давно никого не было. Какие-то полки и стеллажи, давно покрылись пылью и слизью. Старые склянки, баночки и пробирки.

Мастер Буль зажег лампу под земляным потолком.

— Это моя старая лаборатория. Я тут лекарства делал. Ну и лечил особо заразных пациентов.

Азель и Мирош переглянулись.

— Не бойтесь, — криво усмехнулся старик. — Тут уж давно все микробы передохли.

— И долго нам тут сидеть? — нетерпеливо спросил Азель.

— Столько, сколько потребуется, — проворчал мастер Буль, и протер стол какой-то тряпкой. — Садитесь. Вон там есть стулья.

Азель нервно взял какую-то старую табуретку и, размахнувшись, швырнул ее куда-то в угол. Несчастный стул разлетелся в щепки.

— Какой в этом толк?!

— Слышь, ты мне тут зубы не показывай, — хмуро проговорил мастер Буль и сложил руки на груди. — Плевать мне, что ты демон. И не таким морды чистил.

Мирош вздохнул.

— Мне кажется он прав. Какой толк в том, что мы тут сидим. Агнэшка ведь в опасности…

Мастер Буль перевел взгляд на сына и, прикрыв глаза, проговорил.

— Агнэшка, велела нам спрятаться. Что мы и делаем.

— Нам не спрятаться от их ока! — зло сказал Азель. — Агнэя теперь далеко, и меня легко найти! Раньше ее аура скрывала меня от глаз ангелов. А теперь нет… это лишь вопрос времени.

Азель прислонился к стене и сполз по ней на пол.

Мирош и мастер Буль переглянулись.

— Может, расскажешь нам, кто ты такой и как получилось, что… Агнэшка стала твоей… ну кто она там тебе?

— Она мой хранитель, — прошептал Азель. — Должна была быть рядом и давать свою силу.

Мирош тихонько сел на стул и внимательно слушал демона.

— Она приняла роды у моей матери, — меж тем продолжал Азель. — Связала себя клятвой крови. И мой отец дал ей свою кровь, чтобы она могла быть со мной рядом и поддерживать до поры до времени.

— А… почему за вами охотятся? — спросил осторожно Мирош.

— Я… не знаю точно, — сказал Азель, и прикрыл глаза. — Может причина в том, что моя мама была ангелом…

Мастер Буль удивленно вскинул кустистые брови.

— Ты помесь ангела и демона?

— Да…

Наступила тишина. И в этой тишине, было слышно каждый шорох. Мирош выдохнул и проговорил.

— Вот так чудеса… а я думал, что это все мифы и сказки. И как только Агнэшка умудрилась встретить демона и… беременного ангела.

— Теперь это не важно, — оборвал мастер Буль и хлопнул себя по коленкам. — Мне плевать какие у вас там терки с ангелами. Агнэшка сказала, что тебя надо сберечь. Ей я верю больше, чем тому красавчику, который пришел сегодня.

— Это мой дядя… — хмуро сказал Азель. — Велонсий. Он брат моей матери. И скорее всего, теперь он быстро найдет меня. Учует родную кровь…

— Но… надо же что-то делать! — Мирош вскочил на ноги. — Мы не может вечно оставаться здесь! Надо… надо спасти Агнэшку!

— Ее зовут Агнэя! — Азель вскочил и показал клыки Азель. — Сколько можно?! Она не твоя! Хватит постоянно думать о ней, как о своей собственности!

Мирош дернулся в сторону, как от удара.

— Ты… не лезь ко мне в голову!

— Я тебе сейчас тебе просто ее оторву, чтобы соблазна думать больше не было!

Мирош и Азель уже просто стукались лбами. Мастер Буль встал между ними.

— Хватит! Что вы как петухи драчливые?! Будто у нас есть на это время!

Азель рыкнул, но в сторону отошел. Мирош вздохнул и только кивнул.

Мастер Буль оглядел обоих спорщиков и возвел глаза к потолку.

— Значит так… завтра утром, выйдем отсюда. А пока, это наше убежище. Еды тут нет. Зато, есть кран с водой. Думаю, потерпим.

— А что будет завтра? — вяло спросил Мирош.

— А завтра, будем обдумывать план.

— План? — удивился Азель. — Какой еще план?

— Как будем Агнэю спасать.

Азель фыркнул и усмехнулся. Мирош недовольно покосился на демона.

— Вы серьезно? Вы хотите спасать Агнэю? Вы? Простые смертные? Вам не выстоять, простив ангела в бою. Это, во-первых…

— А во-вторых, прикрой хлеборезку, — оборвал грубо мастер Буль. — Да, мы простые смертные, но это не значит, что мы ничего не можем сделать.

Азель молча, смотрел в глаза старика и понимал, что тот говорит серьезно. Видимо у него есть какой-то козырь в рукаве, но пока он не спешил раскрывать его. Значит, остается только ждать

* * *

Мраморные коридоры тянулись бесконечно. Все сверкало и переливалось всеми оттенками радуги. Это зрелище захватывало. Но в тоже время напоминало мне, где я нахожусь.

Велонсий шел впереди, сложив руки за спиной. Он не оглядывался на меня. Не старался идти так, чтобы я была у него на виду. Видимо, его совсем не тревожило, что я могу сбежать. Хотя… куда мне бежать здесь? Найдут быстро. К тому же… я должна увидеть Рэйдара. Удостоверится, что с ним все в порядке.

Хорошо, что я уговорила мастера спрятать Азеля подальше… но, что с ним будет, если я здесь?

Я взволнованно метнула взгляд на ангела. Но он даже не повернулся.

Спокойно Агнэшка… просто посмотрим, что будет дальше. А там сообразим, как быть…

Вот так, уговаривая себя, я шла за Велонсием.

Вскоре коридор сменился огромной аркой, которая переходила в огромный зал, просто гигантских размеров! Все сверкало и блестело, будто серебро на солнце. Стены опутывали растения и лианы, которые просто потрясающе цвели. Аромат цветов кружил голову…

Пели птицы, заливаясь радостной трелью. Проемы арок зала показывали вид на огромный и блестящий водопад!

Это место было волшебным.

— Ждите. К вам скоро придут.

Велонсий просто развернулся и пошел обратно! Я удивленно расширила глаза и нервно вскрикнула в след ангелу.

— Эй! Ты… ты куда?!

Велонсий усмехнулся, слегка повернув голову в мою сторону.

— Вам ничего не грозит, Агнэя. Просто ждите.

Мне стало не по себе. Вздохнув, я повернулась к залу лицом и сделала несколько шагов вперед. Тревога усилилась. Может все-таки стоит прислушаться к своему чутью на этот раз? Оно пока не подводило меня!

Так! Никого нет, и это мой шанс, чтобы…

— Здравствуйте, Агнэя.

Этот голос…

Меня передернуло. Будто в нутро сунули нож и провернули его там несколько раз.

Гулко сглотнув, я повернулась на голос.

Я раньше никогда не видела богов. Только на барельефах и гобеленах в музее. Но их изображали, на мой взгляд, не правдоподобно. Потому что теперь, я видела его воочию.

Божество имело огромный рост… светящаяся кожа, будто сотни солнц струились по его венам. Легкие одежды струились за ним шлейфом, волосы, прядями будто висели в воздухе, обрамляя его фигуру, как нечто сказочное.

На секунду появилось странное и одновременно желчное чувство, будто он совершил нечто мерзкое. Столь мерзкое, что не достоин быть носителем всего того света, который он имеет.

Божество тем временем опустилось на мраморную скамью посреди зала и посмотрело на меня.

Видя мой напряженный вид, он улыбнулся. Снова это ощущение…

— Не бойся дитя… я, не причиню тебе никакого вреда. Меня зовут…

— Я знаю ваше имя…

Не ожидала от себя такого. Я перебила его. Но дело в том, что я знала его имя. И не из книг или свитков. Просто… я знала. Откуда-то…

Лаетэр милостиво кивнул и поманил меня рукой.

— Подойди. Нам надо о многом поговорить.

Я несмело сделала пару шагов. Затем еще два. Но дальше не пошла. Нутро просто вопило об опасности. Спокойно Агнэя…

— Я вижу, ты хороший человек, Агнэя… и тебе дорога судьба одного демона.

— Где Рэйдар?

— Здесь. В этом городе.

— Отпустите его, — и это мой голос? И почему я так дерзко с ним говорю?

Лаетэр лишь усмехнулся и покачал головой.

— Простите, но это пока невозможно. Рэйдар нарушил одно очень важное правило. И должен понести наказание. Но вы, можете все исправить.

— В обмен на Азеля?

Лаетэр взглянул на меня и кивнул.

— Видимо Рэйдар рассказал вам о том, что происходит… и скорее всего, вы поверили ему. Не надо так смотреть на меня Агнэя. Вы были втянуты в войну, которой много тысяч лет. И я предлагаю вам выбор. Вы сможете вернуться к нормальной жизни…

Почему так жжет в груди…?

— … разве не этого вы хотели? И никто ни о чем не узнает…

Перед глазами плывет…

— … надо только отказаться от крови демона, которая сейчас течет по вашим венам.

Какой мерзкий у него голос… как же противно его слушать…

«Дай мне руку…!»

Этот голос… он мне снился. Тогда в темноте…

— Агнэя? Вы слушаете меня?

«Дай мне руку…!»

Перед глазами встала темнота. И в этой темноте, ко мне тянулась рука. Ищущая, и ждущая спасения. Ободранные ногти, царапины, синяки и ссадины… я должна помочь. Должна вытащить его оттуда…

— … так, что же вы решили, Агнэя?

Мир подернулся пеленой. Но я теперь видела все по-другому! Будто заново прозрела. И вид верховного бога, просто разрывал мое нутро на части от гнева и мщения!

— Ты…

Лаетэр дернулся и встал на ноги, с ужасом смотря на меня.

— Ты… всегда был лгуном.

В моей глотке будто говорило сотни монстров сразу. Но я не удивилась этому!

Я стала подходить ближе к богу, но каждый шаг давался мне невероятно трудно. Лаетэр затравленно стал отходить и озираться по сторонам.

— Ты… ты… как ты…!

— Я провел во тьме тысячи лет!

Мой голос гневным ревом ушел в потолок зала. Затрещали камни, посыпалась крошка. Бушевал злой ветер, который срывал прекрасные растения, и растирая их в порошок.

В зал набежали ангелы, которые хотели атаковать меня, но Лаетэр гневно вскрикнул.

— Не трогайте ее! Отойдите! Все, отойдите!

Сам вид этого бога наполнял меня жаждой убийств. Как же мне хотелось скорее схватить его за шею и раздавить, как жалкое насекомое!

— Ты мне заплатишь… за предательство! Все твое племя… ответит передо мной!

Порывы ветра рушили стены зала, завывая, и рыча на тысячи голосов. Я не оставлю от этого места и камня на камне! Все уничтожу! Даже память об этом жалком роде будет стерта!

Лаетэр уперся лопатками в стену. Ему некуда было идти. Я оскалилась, предвкушая его гибель от моих рук.

— Агнэя…!

Этот голос…

— Агнэя…!!! Стой…! Посмотри на меня…!

Я повернулась на голос, который пробивался сквозь ветер.

Рэйдар…

Вот зачем я здесь… спасти Рэйдара. Липкая темнота поглотила меня полностью.


Глава 17. Жертвы

Рэйдар


— Итак… с чего бы начать…

— Начни с того, как решил нас предать, — мрачно проговорил я.

Велонсий стоял передо мной, виновато понурив крылья, хотя в глазах было столько ехидства, что всему Третьему миру, хватило бы…

— Я никогда тебя не предавал, мой друг.

— Жалкий лгун!

Мой отпрыск вскочил с места и довольно бесцеремонно ударил ангела в плечо.

— Да мы с Агнэей чуть не погибли! Если бы не она…!

Я прикрыл глаза, вспоминая, то, что видел в тот день…

Велонсий решил пока промолчать.

— Я все расскажу по порядку… кстати, Рэйдар, что это за люди?

Ангел указал на двух смертных. Учитель моей подопечной и ее… бывший жених.

Мы как раз и сидели в их доме. Собственно, куда еще я мог пойти. И зная Агнэю, я догадался, что она придет сюда, если сможет выжить…

Старик — мастер Буль. Лекарь. Он и вылечил Азеля. Кстати, надо будет потом спросить у него, как он смог… и его явно не тревожит, что в его доме ангел и демон.

И Мирош… сидит, глаза вылупил. Разве что только на колени не бухается. С Азелем он, кажется, поладил. Но все еще выясняют отношения иногда…

Я вздохнул и посмотрел на Велонсия.

— Рассказывай. Этим людям я доверяю.

— Потому что им, доверят Агнэя?

— Либо ты рассказываешь, либо катись в Бездну!

Велонсий усмехнулся и выставил руки вперед.

— Ладно, не кипятись! Скажем так, мне пришлось на некоторое время подыграть Лаетэру.

— Высшему богу…? — пискнул Мирош.

Мастер Буль тут же отвесил ему подзатыльник. Правильно, нечего лезть в разговор.

Велонсий улыбнулся.

— Да, высшему богу… на меня были направлены сотни взглядов. Я понимал, что если дам хоть малейший повод сомневаться во мне, то все… я бы уже никогда не смог помочь тебе, Рэйдар. Пришлось «покаяться» и придумать красивую сказку о моем чудесном становлении на путь истинный. Лаетэр поверил. Видимо, так сильно жаждал поймать вас, что просто закрыл на все глаза. Простите меня, вы оба за то, что пострадали… Рэйдар, я все делал, что бы ты и Азель были в безопасности. Мне нужно было время…

— Время для чего? — мрачно спросил я, сузив глаза.

Велонсий говорит правду. Он и, правда, старался дать себе больше времени…

— Я… кое-что искал.

— Что именно?

— Ты ведь знаешь, что без особого допуска, в наш архив, никого не пускают. И вызнать хоть крупицы информации, это такой труд!

— Велонсий!

— Да-да… — нервно дернулся ангел. — Я знал, что рано или поздно, Лаетэр захочет узнать, кто такая твоя Агнэя. Тем более, после того, как она, шутя, раскидала отряд серафимов. Это был мой шанс. Я им воспользовался.

— И что ты узнал? — спросил я. — Только давай без отступлений!

— Скорее всего… Агнэя помесь ангела и демона.

Наступила тишина. Я понял, что у меня похолодели конечности. Не может такого быть! Наш с Хэльцеей союз, был первым за эти сотни лет! Агнэя человек! От нее даже не пахнет ангелом! Тем более демоном! И… она так молода! Не может… не может…!

Велонсий видимо хорошо наблюдал работу мысли на моем лице и печально усмехнулся.

— Понимаю, как это выглядит. Но подумай сам… сначала, она приняла роды у ангела и не обожглась. Потом выпила твоей крови и не умерла. А вскоре, показала такую чудовищную силу.

— Это не показатель, — отмахнулся я. — Может в ее роду и были ангелы, но это было давно! Кровь, чья бы она ни была, перемешалась с человеческой, за эти годы. Агнэя — человек.

— Я знал, что ты не поверишь мне так сразу… — кивнул ангел. — Когда, я копался в архивах, я искал любое упоминание о Баракусе. До Великих Битв, ангелы и демоны, ладили. Ну… относительно. А ты знаешь, что после того, как Лаетэр убил Баракуса, он отдал приказ найти всех отпрысков двух рас.

Я сжал зубы. И не был особо удивлен. Зная этого бога, и его методы… все можно предположить.

— А … зачем? — этот вопрос Азель и Мирош задали одновременно. Они очень внимательно слушали ангела и старались не пропустить ни единого слова.

Велонсий печально вздохнул и в его глазах я увидел грусть.

— Чтобы убить… всех до единого.

— Как?! Маленьких детей?!

— Да… маленьких детей… — кивнул Велонсий. — Младенцев, подростков, юношей и девушек. И даже если потомок ангела и демона, успевал обзавестись семьей, то убивали всех…

Мирош прерывисто выдохнул

— Это бесчеловечно…

— Никто не спрашивал тогда, — мрачно сказал ангел, — следовали отданному приказу.

— И ты… ты тоже убивал, таких как я, дядя?

Азель встал с места и напряженно смотрел на Велонсия.

Ангел лишь едко усмехнулся и прикрыл глаза.

— Старые грехи не замолить ни перед одним богом. Потому что, какой бог, может оправдать детоубийство.

Азель рыкнул, но я зло глянул на него и он сел на место.

— Прости, Велонсий, но твой рассказ не объясняет происхождение Агнэи, — сказал я нетерпеливо, — даже если она потомок ангела и демона, то просто не может она обладать той силой, которую призвала. Даже моя кровь не пробудила бы ее! Слишком много поколений прошло. Слишком много кровосмешений было.

Велонсий усмехнулся.

— Ты не понял Рэйдар?

— Чего именно?

— Агнэя не просто, потомок… Она истинное дитя ангела и демона.

— Чушь собачья!

Я вскочил на ноги и стал нервно расхаживать по маленькой комнатке.

— Рэйдар, сядь и упокойся, — повысил голос Велонсий. — Почему ты не желаешь слушать правду?

— Потому что это не правда! Это… это… да в Бездну все!

Велонсий вырос передо мной и жестко глянул прямо в глаза.

— Если ты хочешь спасти ее, ты должен знать, все что полагается. Иначе ей не выжить. Да и тебе тоже. Поэтому закрой пасть, и сядь на место!

Я никогда не слышал, чтобы Велонсий так говорил. Видимо его пыл немного отрезвил меня. Выдохнув пламя через ноздри, я опустился на старый потрепанный диванчик, сложив руки на груди.

Ангел стал передо мной и снова заговорил.

— Думаешь, я бы рассказывал подобное, не будь уверен в своей правоте. Нет, я все проверил. После зачистки, мы не досчитались одного из ангелов. Сказали, что он напоролся на отряд из демонов и принял бой. Конечно же, погиб…

— Селестин? — удивленно сказал я. — Ты мне говорил, что он был предателем и просто сбежал. Не стал марать руки кровью невинных.

— Да, говорил… — кивнул Велонсий. — Но он, правда, отказался участвовать в зачистке. И он не был предателем, каким я его считал все это время.

Я нашел архив одного очень интересного разговора в Зале совета. Селестин пришел к Лаетэру сам и сказал, что не будет этого делать. Он не опуститься до того, чтобы убить невинную жизнь. Верховный бог увидел его мысли, желания… и понял, что Селестин никогда не убьет свою темную подругу, ни их новорожденное дитя. Селестин, был уничтожен, и сброшен с небес. А ребенок… его так и не нашли.

— Когда это было?

— Десять тысячелетий назад.

Я рассмеялся. Ангел удивленно приподнял брови.

— А ты мастер, сказки придумывать. Тебе бы свитки писать детям.

— Это правда.

— Ну и что?! — все-таки не выдержал. — Агнэе всего двадцать земных лет! Она не может быть прямым потомком ангела и демона!

— А что если ее прятали во временной петле? — парировал Велонсий. — Это ведь возможно!

— На это уйма сил потребуется… — буркнул я и сложил руки на груди.

— Но ведь это возможно, — снова усмехнулся Велонсий. — Уважаемый Буль, скажите, как Агнэя появилась в вашем доме?

Старик вздрогнул. Его лицо побледнело. Видимо наш разговор, его очень сильно взволновал. Хотя, он старался не проявлять эмоций.

— Дак… ночью. В пеленки завернутая. Только рожденная…

— Нет, вы не поняли, — перебил ангел. — Кто вам принес девочку?

Мирош оглянулся на отца.

— Ты сказал, что Агнэю просто оставили на пороге.

— Мирош…

— И вас совсем не заботило, что я демон… — припомнил Азель. — Мастер Буль, вы ведь уже видели демона, так ведь?

Наступила тишина. Я смотрел на старика и очень хотел, чтобы все это было неправдой! Пусть Агнэя, будет простым ребенком, от простой человеческой женщины…! Пусть…!

Старик вздохнул и поднял к лицу руку. Он нервно потер лоб и снова посмотрел на нас.

— Не думал, что расскажу об этом… я ведь, даже Агнэшке соврал, лишь бы ей жилось спокойней.

— Отец, расскажи! — взмолился Мирош. — Это теперь важно знать!

Мастер Буль кивнул.

— Да понял уже… чай не дурак. Ну, так вот… в дверь постучали. Я пошел открывать. И стоит на пороге женщина. Вся в плащ закутанная. А на дворе тепло! Я еще удивился. Стоит и держит на руках ребенка. Я уж перепугался, что заболел, или может помощь, какая нужна. Хотел спросить, что да как… а она мне ребенка протянула. А у самой руки чернее головешки из печи! И еще дышит так… тяжело, натужно. Я тогда еще подумал, что может болезнь, какая, и она хочет, чтобы я ребенка осмотрел. Ну, так вот… принял я ребенка, а она просто развернулась и ушла! Да тока, я никогда не забуду, как у нее хвост — то болтался под плащом… такой же черный, как и руки.

Наступило молчание. Старик вздохнул и прикрыл глаза рукой. Я его понимал. Он молчал не ради себя. Ради Агнэи.

Велонсий победно посмотрел на меня.

— Агнэя дитя ангела и демона. Она провела в замерзшем потоке времени тысячи лет. А когда у ее матери не осталось сил, чтобы поддерживать это состояние вечности в девочке, она отдала ее. Чтобы та росла, как простой ребенок. И она, правда, стала походить на человека. Есть такая особенность у таких детей… подстраиваться под тот вид, с которым живешь. Что-то вроде эффекта маскировки. Вот почему ты не чуял ее, как демона или ангела.

Я прикрыл глаза.

Агнэя, последний потомок двух видов. А это значит…

— Именно в ней, мог пробудиться Баракус.

Я ждал этих слов. Ждал и боялся их. Азель нервно дернулся и заметался по комнате.

— Но теперь — то все хорошо! Она здесь с нами! И просто спит… она ведь придет в себя и все наладится! Правда? Дядя…?

Ангел печально взглянул на Азеля.

— Я не знаю… может, проснется Агнэя. А может… проснуться Баракус. Шансы равны.

— Ты притащил ее наверх, зная наверняка, кто она такая?! — взревел я и вскочил с места.

— А как еще я должен был тебя освободить? — холодно спросил Велонсий. Его нисколько не напугала моя вспышка гнева. — Я решил попробовать. Сработало с серафимами, могло получиться и с Лаетэром. К сожалению, я не думал, что эффект от их встречи будет иметь такие масштабы…

— Ты рисковал жизнями!

— Когда было иначе…

— Ты чуть не убил меня!

— Рэйдар, не преувеличивай, — отмахнулся ангел, — главное, что теперь, мы можем наверняка сказать, что в Агнэе спит изначальный демон. Тот, кто может и захочет смести весь ангельский род с лица этого измерения. Ты видел, что она творила…

— Что ты хочешь этим сказать?

— А не выйдет ли нам боком его возрождение?

Вопрос остался без ответа.

Я оглянулся назад. В углу, около окна, на старенькой софе, лежала Агнэя, укрытая одеялом. Она побледнела и даже сейчас, я видел, какая тяжелая борьба идет в ее душе. Но помочь ничем не мог…


Глава 18. Не отводи взгляд

Раскуроченные колонны, валялись тут же, зияя трещинами в прекрасном белом мраморе. Под ногами крошилась каменная крошка. В воздухе висела белесая пыль. Кое-где повыбивало стены. Зал Совета напоминал поле битвы.

И посреди всего этого побоища стоял верховный бог Лаетэр. Его взгляд был остекленевшим и пустым. То, что он увидел, напугало и одновременно подняло в нем гнев. Он надеялся, что этого никогда не случится. Но вот случилось… бастард Рэйдара, был вовсе не будущим сосудом для Баракуса. А это значит, что сотни лет упорных поисков прошли впустую.

Осознание этой мысли больно полоснуло по сознанию.

Лаетэр скрипнул зубами.

Вокруг суетились ангелы, разгребая завалы, убирая валуны, и приводя Зал Совета в порядок.

Верховный бог обернулся к ним и, не сдерживая гневного всполоха своей ауры, закричал.

— На это нет времени!

Ангелы недоуменно подняли взгляд на Лаетэра, и это взбесило его еще больше! Драгоценное время уходит!

— Найти их! Сейчас же! Всех найти!

Ударная волна горячего воздуха с глухим звуком рванула в разные стороны.

Зал опустел мгновенно. В воздух снова поднялась белесая пыль, оседая на грязный пол.

Лаетэр тяжело дышал и постепенно успокоился.

Рэйдар сбежал, Велонсий предал его еще раз. Хотя, разве он не догадывался об этом? Догадывался, но был занят лишь тем, как скорее найти мальчишку полукровку. На поведение Велонсия он смотрел сквозь пальцы. И это его вина. Он должен был быть более последовательным. Но такое близкое исполнение его желания, найти сосуд Баракуса, просто опьянило.

Но теперь ясно, что эта девчонка… Агнэя. Именно она его вместилище. А значит, счет пошел на дни. Если Баракус явил себя один раз в своем сосуде, то его полное пробуждение уже совсем близко.

Эта мысль заставила верховного бога вздрогнуть. Снова увидеть эти желтые глаза…! В которых нет ничего, кроме презрения и цинизма! Само его существование оскорбительно!

Лаетэр вздохнул.

Надо было раньше об этом думать. Травля демонов и поиски среди них воплощения Баракуса ничего не дала. Но это было почти тысячу лет назад. И он расслабился, думая, что искоренил любое упоминание об этом демоне. Что уничтожил все возможные сосуды…

Но видимо, теперь сама судьба наказывает его за беспечность…


Агнэя


— … Эй! Кто — нибудь…!

Тишина.

Почему так тихо? Здесь никого нет. Только темнота и больше ничего. Я стояла на одном месте и просто вертелась вокруг себя, с выставленными руками. Стало страшно. А вдруг… вдруг, я никогда не выберусь из этой тьмы? Вдруг, никто не придет за мной?!

— Азель! Мастер Буль! Мирош…! — голос сорвался и захрипел. Мой голос ушел в темноту и ей же был просто проглочен.

Я села на холодный каменный пол и обхватила себя за колени.

— Рэйдар…

Но никто не откликнулся. Я умру здесь… в этом странном месте. Где нет света. Нет звуков, кроме стука моего перепуганного сердца. Нет запахов или ощущений.

Внезапно меня охватило полнейшее равнодушие. Ну и пусть… пусть я сгину здесь. Зато теперь никто не сможет обидеть. Никто не сможет причинить боль.

Раздался смешок.

Я вскочила на ноги.

— Кто тут?!

— Всего пару дней в Бездне, и ты уже готова сдаться?

Голос был… ужасным. Он пробрал до костей морозом страха.

— Пожалуйста… помогите!

— Пожалуйста?!

Смех камнепадом отразился от липкой тьмы и больно ударил по ушам. Когда наступила тишина, я несмело отняла руки от головы. Тихий вздох.

— Тебе никто не поможет. Я провел тут сотни веков. Звал, умолял. Но никто не пришел. Никто… до недавнего времени.

Я сглотнула. Это странное чувство ужаса охватило до кончиков пальцев. Бежать! Но куда…?!

Снова смех. Злорадный и циничный. Я рассержено закричала.

— Хватит! Хватит! Кто ты?! Покажись!

— Я это ты.

— Где ты?!

— Здесь. Верху, внизу, слева и справа. Везде, одним словом.

Я затравлено озиралась и не понимала, откуда доносится его ужасный голос. Везде темным-темно. Бежать некуда и этот… кто бы он ни был, но заставлял сжаться в комок от страха и просто умереть!

— Почему ты не выпустишь меня?

Я вздрогнула. Выпустить? Куда выпустить? Это я в ловушке!

Смешок.

— Только ты можешь меня выпустить… Агнэя.

— Знаешь мое имя…?

— Я все о тебе знаю. Твои страхи, желания, мечты и планы…

Странный голос стал затихать. Будто его хозяин просто развернулся и ушел. Стало тихо.

Мороз пробрал до костей.

— Выпусти меня…

Казалось, шепот раздался в моем сознании! Я закричала и, осев на колени, схватилась за голову.

— Не смей лезть ко мне в голову!!!

Но он только рассмеялся.

— Слишком поздно, Агнэя. Я уже в ней.

Мой крик ушел в пустоту, где и затерялся, под смех этого чудовища…


Рэйдар


Уже второй день прошел с тех пор, как мы вернулись с небес. Агнэя так и не просыпалась.

Переполох, который она устроила наверху, заставил нас задуматься о новом безопасном месте. Легионы серафимов не сегодня, так завтра, начнут охоту. И тогда будет поздно…

Лаетэр не дурак. Он понял, кто такая Агнэя, и будет делать все, чтобы заполучить ее.

Велонсий предложил мне отправиться в измерение моего родного мира. Но смертные…

Я вяло кинул взгляд на учителя Агнэи. Хороший старик. Не хотелось бы, чтобы он умирал…

Азелю мастер Буль, тоже нравился. Они друг друга стояли. Чуть что, начинали друг на друга огрызаться.

Мой взгляд зацепился на Велонсии и Мироше, которые стояли у кровати Агнэи. Ангел что-то успокаивающе говорил мальчишке и хлопал его по плечу. Мирош не оставлял Агнэю ни на секунду. Был рядом. Держал за руку.

Я даже поймал себя на мысли, что мне это не нравится, но с чего бы…? Я почти не чуял в Агнэе своей крови… будто, ее выжгло всю до капли.

Развернувшись, я вышел из комнаты, и, открыв заднюю дверь в доме, вышел наружу. Пока все тихо… но это затишье напрягало меня. Так долго продолжаться не будет. Надо придумать, как быть. Уходить самим? А как же мастер Буль и Мирош? Агнэя с меня голову снимет, если с ними что-то случится…

Я усмехнулся. Даже сейчас я вижу перед собой ее недовольное лицо, когда она сердилась на меня…

— Рэйдар…

Велонсий вышел следом за мной. Я лишь вяло кивнул, давая понять, что не помешал мне. Ангел стал рядом со мной.

— Тебя тревожит их судьба?

— Да. Это странно. Меня раньше не волновала судьба каких-то смертных…

Велонсий лишь улыбнулся слегка и проследил мой взгляд, устремленный на небо.

— Ты знаешь, что Агнэю необходимо спрятать в темном измерении. Там она не сможет натворить тех бед, которые ожидают Третий мир.

— А как же…

— Не переживай.

Я недоуменно посмотрел на ангела. Велонсий печально улыбнулся, и в его взгляде проскользнула грусть.

— Только не говори, что ты хочешь остаться. Тебя казнят, если найдут.

— Когда тебя заботила моя судьба, Рэйдар?

— Сейчас заботит, — огрызнулся я. — Ты мой союзник, Велонсий. Единственный ангел, который не хочет выпустить мне кишки.

Велонсий рассмеялся.

— Ну, скажем так, иногда очень даже хочется.

Я не улыбнулся.

— Велонсий, ты погибнешь. И люди погибнут.

— Они согласны.

— Что?!

Ангел кивнул.

— Я поговорил с ними. Мастер Буль, весьма бодро высказался о том, что видел в… ректальном отверстии все ангельские легионы. Он будет защищать Агнэю, если это необходимо. И этот мальчик Мирош, тоже согласен.

Я скрипнул зубами. Черте что!

Мне на плечо легла теплая рука ангела. Но я не обернулся.

— Рэйдар, люди намного сильнее, чем ты думаешь. И вдобавок, не думай, что я буду очертя голову кидаться в бой. Нет… я предпочитаю отступление. И если понадобиться, только тогда драться. Хотя сначала, пусть попробуют найти меня…

— Хлебнул, человеческой крови?

— А что? — усмехнулся ангел. — Зато теперь, моя аура замаскирована.

Я вздохнул и потер переносицу.

— Ты сумасшедший, Велонсий. Зная наверняка, что тебе грозит смерть, жертвовать собой ради… ради…!

Велонсий лишь отмахнулся.

— Ради справедливости. Равновесия. Ради того, чтобы истинный свет снова засиял на небесах. И пусть меня называют предателем. Мой путь труден, а значит, он правильный.

Мне больше нечего было сказать. Он все уже решил. Они все решили. Оставалось только смириться и принять это.

— Бери Агнэю и Азеля. И как можно скорее уходите.

— Энергию от перехода темное измерение могут засечь…

— Есть поле в паре километрах отсюда, — сказал Велонсий и кивнул головой в сторону запада. — Можете сделать проход там.

— А не опасно ли? — спросил я. — Они будут уверены, что, мы пришли из ближайшей деревни.

Велонсий усмехнулся и сложил руки за спиной.

— К тому моменту, нас тут не будет.

— Играешь с огнем Велонсий.

— Когда было иначе.

Я только фыркнул. Корчит из себя, не пойми кого. Я ведь чую его страх. Знаю, что он боится.

— Хорошо, тогда не будем терять времени. Я соберу все необходимое.

— Подожди, Рэйдар. Вот, возьми с собой.

Я недоуменно смотрел, как Велонсий расправил крыло и выдернул длинное белое перо.

Он протянул его мне.

— Зачем?

— Для того чтобы открыть проход в иное измерение, нужно много энергии. А в тебе ее не так много. Часть моей силы, может пригодиться… на всякий случай, как говорят смертные.

Я протянул руку и взял перо. Оно приятно грело кожу и слегка билось в руках. Будто было живое.

— Спасибо…


Глава 19. Грань

Рэйдар


— Почему мы убегаем?! Это… неправильно! Мой дядя и те смертные… они их убьют! Ты ведь понимаешь, что они умрут! Так почему мы бежим, поджав хвост?!

Я остановился и вздохнул. Агнэя сидела у меня за спиной, а я поддерживал ее крыльями. Перед нашей ранней вылазкой, мастер Буль заботливо укутал свою воспитанницу в теплый плед. И я старался идти как можно тише, чтобы не потревожить Агнэю. Хотя ее продолжительный сон заставлял меня волноваться за нее. Опять — таки почему? Я так жаждал возрождения Баракуса, а теперь готов отступиться от своих идей и планов? Из-за просто девчонки, пускай и родной мне по крови…

Перед моим лицом возник разгневанный взгляд Азеля.

— Азель, сейчас, не место и не время.

— Но когда мы будем в безопасности, то их уже не будет в живых! Отец…!

— И что ты предлагаешь?! — все-таки повысил голос. — Вернуться и погибнуть вместе с ними? Тогда их жертва во имя нашего спасения будет напрасной. А Агнэю ждет еще более худшая судьба. Когда она попадет в руки Лаетэру, то от нее даже частицы души не оставят! Уничтожат. И она никогда не возродится.

Мой отпрыск, лишь шумно выдохнул огонь через ноздри и покорно уступил мне дорогу, чтобы я мог продолжить путь. Понимаю его. Самому тошно, от того, что я делаю. Я никогда не бежал с поля боя.

Азель шел за мной, и гневно сопел. Но поделать в такой ситуации ничего нельзя. Все, что нам остается, это бежать. Бежать и спасти Третий мир, а заодно и Агнэю, от того, что ей уготовил высший бог.

— Скажи хоть, куда мы направляемся.

— В мое измерение, которое находится в темной части Мироздания. Там мой дом.

— Мы привлечем ненужное внимание… — буркнул Азель. — Выплеск от такого перехода укажет им, где мы. Будем светиться, как крестик на карте…

— Придется рискнуть. У нас больше нет места, где можно скрыться от Лаетэра.

— А там, Агнэе ничего не будет грозить?

— Там ничего не будет грозить Третьему миру, — поправил я. — Если Агнэя проснется, как Баракус, то, скорее всего наше измерение будет просто уничтожено.

Было слышно, как Азель чертыхнулся и стал крыть меня всевозможными ругательствами. Узнаю словечки мастера Буля. Велонсий его не мог такому научить…

Я повернулся в сторону сына. Он замер в паре шагов от меня.

— Ты не обязан погибать со мной. Ты еще можешь затеряться в этом мире, и тебя не найдут.

— Предлагаешь мне бежать? — сухо спросил мой отпрыск, сложив руки на груди.

— Я предлагаю тебе жизнь, Азель. Нет ничего постыдного в том, чтобы хотеть жить. Твоя мать, хотела жить и хотела, чтобы ее сын тоже жил.

— Да, но мамы здесь нет, — усмехнулся Азель, но усмешка получилась грустной. — И если я смогу спасти чужую жизнь, то пусть будет так. Идем.

Я удивленно проводил его взглядом и пошел следом. Хотя, чего я ждал… Он, похож на меня даже больше, чем я думал.

К полудню мы вышли на поле, о котором говорил Велонсий. Не достаточно далеко от деревни… но теперь некуда отступать.

Я осторожно снял Агнэю и уложил в траву. Затем отошел подальше и простер руки вперед. В правой руке было зажато перо ангела, и, произнеся древние слова, открывающие вход между мирами, я высвободил энергию, которая таилась в ангельском пере, и открыл врата на ту сторону…

Звук с глухим воем распахнул черную дыру, которая хаотично вращалась и трещала алыми молниями.

Я повернулся к Азелю и кивнул. Он взял Агнэю на руки и, разбежавшись, прыгнул в черный зев врат. Тьма поглотила их и растворила в своем чреве. Алый всполох свидетельствовал о том, что они успешно достигли места назначения.

Я стоял напротив врат и смотрел, как завихрения медленно стягиваются. Как молнии, перестают скрежетать и опоясывать черные ветра, которые с шипением вырывались из портала. Всего миг, и врата схлопнулись, с глухим ударом, чуть не сбив меня с ног. Вот и все… прости меня Азель. Но ты был прав. Убегать нельзя.

Я повернулся к солнцу и, щурясь, смотрел на небо. Они уже узнали, где я. И скоро будут здесь.

Не стесняясь, что кто-то может увидеть, я поменял свое обличье, и расправил огромные кожистые крылья, рыкнув пламенем. Сухая трава вспыхнула моментально. Голову непривычно тяготило наличие шести рогов. Давно я гуляю в образе человека…

Жаль, что у меня нет подходящего оружия на такой случай…

В небе промелькнуло шесть фигур. Или… нет, кажется семь. Отряд серафимов. Они мелькали в небе, и переливались всеми цветами. Пока не стали стремительно приближаться. Воздух задрожал от близкого столкновения. Заложило все четыре уха…

Семь гулких ударов, чуть не сбило с лап. Земля дрогнула, как он подземного взрыва.

Когда пыль, вперемешку с гарью, немного осела, я разглядел, кто именно пожаловал за мной. Я ошибся… это, были не серафимы. Это ребята похуже…

Вперед вышел высокий синеглазый архангел, закованный в священную броню, и вооруженный только копьем. Ну подумаешь, архангел, скажите вы. Но нет… таких ребят, вообще не убить. К ним, не прикоснуться… потому что, по своему усмотрению эти воины могут пользоваться высшим священным светом, который выжигает не то что глаза, а вообще все. Обычно этих ребят Лаетэр всегда с собой таскал на заседания. А тут послал вниз. Какая честь, надо сказать.

— Не сопротивляйся демон.

Архангел первым заговорил со мной. Был весьма спокоен. Будто я не демон, а так, просто рядом валялось…

— Чтобы меня убили без боя? — я усмехнулся и пару раз взмахнул крыльями.

— У нас приказ, доставить тебя целым и невредимым.

— И именно поэтому верховный бог направил своих личных нянек на такое важное дело. Простите, но звучит неубедительно. Я склонен отказать.

— Ты смеешь противиться богам, демон?!

В синих глазах сверкнул неподдельный гнев. Надо же сколько пыла…

— Сколько патетики…

— Хватит! Я хотел решить это дело миром… но видимо, придется применить силу.

Он направил свое копье на меня. Окружающие его архангелы разошлись, давая нам место для боя. Паршиво… я может на словах и храбрился, но сейчас получу священным орудием по лбу, и мне будет не до смеха.

— Последний раз, я предлагаю тебе демон сдаться без боя…

Но я не стал слушать его дальше. Я взлетел и огрызнулся огнем на словоохотливого архангела. Огненный дождь не причинил ему вреда. Он отбился от огня копьем, и тоже взмахнул крыльями. В этот миг его крылья засияли, так ярко, что стало больно глазам. А потом я услышал шипение в мозгах. Вот он и священный свет. В ту же секунду мне прилетело копьем в корпус, и я, потеряв равновесие, просто свалился на землю.

Архангел грузно приземлился рядом. Я разлепил обожженные глаза.

— Верховный бог, Даритель жизни, и Священный Указующий Свет, Лаетэр…

— Не торопись… я, могу и подождать.

— … велел доставить тебя на небеса живым, демон Рэйдар, — не обратил внимания на меня архангел. — И я выполню приказ.

— Как благородно…

— Где смертная, по имени Агнэя?

Я нервно дернулся, но старался не подавать вида, что знаю, где она.

Кое-как встав на лапы, я повернул окровавленную физиономию в сторону архангела.

— Не понимаю, о чем ты…

— Ты прекрасно знаешь, демон…

В следующую секунду мне в спину впились два копья. Я заревел так, что воздух дрогнул. Была ужасная вонзающаяся боль. Спину парализовало в тот же миг. Лапы мне вывернули, чтобы я не мог подняться. Архангел возвышался надо мной, и очень нехорошо вертел кончиком копья у моего носа.

— Я спрошу еще раз… — спокойно сказал он. — Где смертная?

— Катись в … Бездну!

Архангел усмехнулся.

— Ты зря храбришься, демон. Твои сообщники уже взяты в плен. Жалкая защита, надо сказать… два смертных и ангел предатель. Хотя нет, кажется, только один смертный… старик так отчаянно пытался защитить свое дитя, что буквально сам напоролся на копье…

Мастер Буль!

Я зарычал, и стал выкручиваться. Копья впивались все глубже, но мне было плевать.

— Ублюдки! Вы… не имеете права говорить об истинном свете! Вы убили простого старика!

— Тварь из Бездны не имеет права вообще говорить со мной! И тем более судить!

Получил по морде сапогом архангела. Как только смогу двигаться, оторву этому архангелу крылья!

— Раз ты отказываешься сотрудничать, то может священный свет, развяжет тебе язык?

И этот ублюдок засиял, как новорожденная звезда. Я заорал, от ужасной боли. Мне выжигало глаза, даже сквозь закрытые веки, через уши сочилась кровь. Голова трещала и грозилась разлететься на куски. Кровь давно вскипела, и выжигало мне все нутро. Еще немного, и я просто подохну в луже из своих собственных внутренностей. Печальный итог, демона Рэйдара.

— Хватит, пожалуй…

Неистовый свет исчез. Я почти ничего не слышал и не видел. Только в голове гулким гонгом стучало биение моего сердца.

— Берите его. Он предстанет перед высшим богом. Но теперь он понял, с кем имеет дело…

Меня подняли на лапы, крылья и руки сковали, а потом, бешеным потоком воздуха мне чуть не высадило челюсть.

Дальше я просто не стал себя утруждать держать сознание в ясности. В конце концов, мне чуть мозги не вскипятили. Но одно грело меня… теперь они не достанут Агнэю. Она в безопасности. И если Азель расскажет, что творится в Третьем мире, то раса демонов будет в курсе, что творят высшие у них под носом. А это путь к войне. Но Лаетэр не дурак… он постарается замять это дело. Война ему не нужна, тем более, когда Баракус может вот-вот воскреснуть. Интересно, как он будет выкручиваться. Я позволил себе едкую усмешку, перед тем, как окончательно потерять сознание.


Глава 20. Взгляни на меня

Агнэя


Сколько времени прошло? День? Два? Или может уже целый год? Ничего не было. Ничего не менялось. Все та же тьма и ужасающее присутствие кого-то еще. Уже много раз я пыталась спросить, кто он такой, и почему мучает ее, но в ответ лишь едкий смех и слова из какой-то детской песенки.

Я не помню, сколько слез пролила. Не помню, как охрипла от постоянного крика. В те редкие минуты, когда удавалось просто поспать, снились кошмары. А потом, я поняла, что это мне не снилось. И я не спала. В этом месте невозможно было отдохнуть. Находясь в таком подвешенном состоянии, невозможно было успокоиться и даже подумать. И вот сейчас, когда я пыталась привести свой разум в порядок, этот некто снова изводил меня какими-то неясными словами и едким смехом, будто что-то знал такое, что мне глупой, недоступно будет еще лет тысячу, как минимум.

Я закрыла лицо руками. О боги, у меня еще есть тело, а я уже не чувствую себя…!

— Прошу вас… хватит… я так устала…

— Четыре ангела летали в небесах,
Подрезали крылья, один из них упал…

Я вздохнула. Опять завел свою шарманку! Детская песенка или считалочка… смысл в том, что пока в небе не останется последний ангел, заново ничего не начнется, потому что…

— Один ангел летает в небесах
Подрезали крылья, и он познал лишь страх…

— Но он не упал.

Я даже удивилась, что сказала это. Раньше, я не заговаривала с ним о его странном и несвязанном бреде.

Голос удивленно смолк. Видимо он долго ждал, чтобы я хоть как-то включилась в его игру.

Тишина стала резать слух.

— Да… он не упал.

— И что с ним стало?

Вздох.

— Страх завладел его душой. Сделал из него ужасное существо. С ужасными помыслами. И столь велико было его ужасающее черное нутро, что он пожелал скрыть это… скрыть, и никогда никому не показывать.

Я гулко сглотнула. Но тишина разразилась пронзительным смехом.

— А-ха-ха-ха! Мерзкий ублюдок! Как же тебе идет твое святое лицо… я помню тебя. О, помню так яс-с-с-но! С каким упоением, я сломаю твои мерзкие крылья!!!

Тьму разорвал бешеный звук ломаемых костей. Я зажмурилась, и боялась пошевелиться. Казалось, что это у меня ломаются все кости в теле. Было страшно… хотя, я думала, что уже утратила эту способность… бояться.

Наступила тишина. Я вздохнула.

— Возможно… если вы, скажете, о ком говорите, я смогу, как-то помочь вам…?

Меня охватило ужасное чувство, что меня сейчас раздавит! Голос окружил меня со всех сторон и просто бешено орал прямо в моей голове на тысячи голосов из глоток самых ужасных монстров!

— Выпусти меня! Выпусти!!!

— Я не знаю, как! Не знаю…!

— Глупая … девчонка! Ты… я так долго ждал! А ты…! Бесполезный кусок мяса! Никчемный…! Мерзкий…!

— Я хочу помочь, но вы не говорите, как!!!

Дикий смех снова ударил по ушам. Какой у него отвратительный голос…!

— Помочь?! Помочь?! Мне?! Как мило! Ты не можешь помочь даже себе! Сейчас! В эту минуту! Ты все еще думаешь, что ты человек! А мне не нужно слабое тело. Слабое тело не выдержит меня. Не выдержит боя…

— Боя…?

Я встала на ноги. Ужасно дрожало все тело. Почему-то именно сейчас страх стал нестерпимым.

— О ком вы говорите? С кем боя не выдержит мое тело?

— С презренной тварью, которая льет яд на все сущее.

— Вы говорите о… Лаетэре?

Горло сдавило невидимой рукой. Да так сильно, что у меня затрещали кости. Хрустели сухожилия, и я почувствовала, как лопаются сосуды в голове.

— Не смей! Слышишь?! Не с-с-смей!!! Никогда…! Мерзкое имя! Да! Отвратительная пернатая тварь! Лживый и подлый…! Само гнусность и уродство в одном хилом пернатом трупе!

— Пустите… нечем… дышать…!

Ужасная лапа разжалась, и я упала там, где и стояла.

Я больше не выдержу! Не могу! Не хочу снова все это переживать!!!

Вскочив на ноги, я просто побежала. Куда? Не важно. Подальше от того, кто был за моей спиной. Я могла упасть, или оступиться. Впереди мог быть обрыв, но мне было все равно! Я жаждала смерти. Быть в этом месте больше не было сил. Убивалось все, что делало меня — мной. Уходили воспоминания, стирались имена, лица… Я чуть не забыла всех тех, кто мне был дорог. Мастер Буль, Мирош, Азель…

Я поняла, что слезы градом текут из моих глаз. Рыдания уже не были скромными и тихими, они душили горло и вырывались с криком.

Я поняла, что если не позову его сейчас, то просто забуду навсегда. Его вечно не довольное лицо, укоряющий взор, и сложенные руки на груди. И голос…

Собравшись с силами, я зажмурилась и на бегу, что есть силы, прокричала в темноту.

— РЭЙДАР!!!

Мой голос ушел в пустоту, разбив тишину на тысячи осколков эхо. Оно вторило мне, а я продолжала кричать. Кричать и тянуть вперед руку… ну хоть кто-нибудь! Пожалуйста! Прошу…! Я здесь! Здесь! Дайте мне руку!!!

Теплая ладонь схватила меня за запястье. Я выдохнула и, не веря, открыла глаза…

* * *

— Агнэя! Все хорошо! Это я! Посмотри на меня! Вот так… все будет хорошо.

Мягкая кровать. Приглушенный свет от магических кристаллов на стенах. Но даже этот свет показался мне слишком ярким.

Я щурила глаза, и старалась разглядеть, кто был здесь…

Азель…

Из глаз покатились слезы, но я не проронила ни звука. Кажется, мое лицо даже не дрогнуло.

Мой подопечный с опаской и страхом заглядывал мне в глаза, и держал меня за руку. Он так крепко сжимал ее, что я чувствовала, как стучало от волнения его сердце.

— Бабушка! Она не реагирует! С ней все хорошо?!

Бабушка?

Я кое-как скосила взгляд на того, кто был около моей кровати. Это значит, мама Рэйдара?

На бабушку эта женщина, с черной, как смоль, кожей, была похожа меньше всего. У нее были черные глаза. Как два бездонных колодца. Вместо волос на голове была длинная и переливающаяся чешуя. Четыре рога росли тут же, и имели яркий алый цвет. За спиной женщины росли два огромных кожистых крыла, а хвост упруго хлестал по ногам. При всем при этом, она была одета в белое легкое платье, которое больше напоминало тунику. И это бабушка Азеля?

— Сколько раз тебе говорить, не называть меня так?! — она зашипела и два длинных змеиных языка вырвались из ее рта. — А что ты хотел?! Она провела в Бездне три дня! Посмотрела бы я на тебя. На котлету был бы похож.

Демоница обошла кровать, цокая по каменному полу когтями, и подошла ко мне. Она довольно бесцеремонно схватила меня за лицо, и повернула к себе. Не чувствую ее пальцев…

Она сощурилась и шумно выдохнула через нос сноп искр.

— Сильная. Долго держалась…

— Она… с ней все будет хорошо?

Демоница пренебреженно хмыкнула и повернулась к Азелю.

— Хорошо? С ней теперь никогда не будет все хорошо. Тупая твоя башка. Чему тебя Рэйдар только учил…

— Но она же очнулась! — воскликнул Азель.

— Очнулась, — кивнула демоница и встала с моей постели, — только у нее сожрано половина души. С этим жить не просто, знаешь ли! Вообще, от такого не то, что люди, даже демоны дохнут. А она живая. Будет теперь, как овощ.

Азель сел около меня и взял мои руки в свои ладони. Все так же. Не чувствую прикосновений. Не могу чувствовать.

— Агнэя…

Демон прижался ко мне своим лбом. Его рука мягко легла на мое лицо. Демоница хмыкнула и уперла руки в бока.

— Поздно сырость разводить. Надо было раньше думать.

— Бабушка! Ну, есть же способ вернуть Агнэе душу?!

Демоница лишь тяжело вздохнула. Затем она взглянула на Азеля. Мой подопечный дернулся в сторону. Взгляд его бабушки был тяжелым и суровым.

— Ее душу сожрал Баракус. А значит, он не остановится на полпути. Эта девчонка — его вместилище. Когда он закончит, она исчезнет навсегда. А ее тело займет он. Для этого она была рождена. Ради этого гибли сотни демонов. Это ее долг. Сначала думали, что это будешь ты… но я рада, что моему отпрыску не доведется испытать в себе гнев Баракуса.

Азель сжимал кулаки. Я слышала, как костяшки его пальцев хрустят. Я вяло скользнула взглядом по его руке.

— Агнэя… никому ничего не должна!

— А мне старой, суть Высшего демона в его глазах, просто привиделась, — передразнила демоница. — Не болтай ерунды Азель. Все решилось сотни лет назад. И не тобой. Хочешь ей помочь? Облегчи ее грядущую боль. Уверяю тебя, это еще конец. Только начало…

Демоница развернулась и вышла в большую арку, куда-то в коридор. Она громко распорядилась о сборе совета. Видимо, мать Рэйдара имеет весьма высокое положение в иерархии демонов.

Я прикрыла глаза. Пусто… ничего нет.

— Агнэя…

Это мое имя? Странно звучит… я, ничего не ощущаю, слушая этот набор звуков.

Теплая ладонь прошлась по моему лбу. Я открыла глаза. На меня смотрел молодой юноша с черными волосами. Он был так печален. Кто он такой? Однако этот вопрос тут же перестал меня интересовать.

— Взгляни на меня…

Зачем? Может просто закрыть глаза и позволить этому забытью завладеть мной? Все так непонятно. Не хочется думать. Не хочется даже слушать.

— Агнэя!

Я дернулась от этого властного окрика. И снова увидела эти глаза, полные скорби и боли. Почти сквозь пелену дремы, как будто через мутное стекло…

— Пожалуйста, взгляни на меня…!

И я посмотрела. Смотрела и видела, как будто иначе…

— Я знаю, что ты меня помнишь! Знаю, что ты все помнишь! Ну, скажи… прошу!

Но я не могла даже язык во рту повернуть. Говорить? А как это говорить?

Видя мое отрешение, этот странный юноша сжал зубы, и кажется, заплакал…

— Я — Азель. Полу ангел, полу демон! — он сжал мою руку и, приподняв за лицо другой рукой, заставил смотреть на себя. — Ты — Агнэя. Моя защитница. Тебя такой сделал мой отец — демон Рэйдар. Помнишь?! Рэйдар! Мастер Буль! Мирош! Дядя Велонсий!

Все эти имена… звуки… они что-то тревожили во мне. В самой глубине…

Юноша уперся в мои руки своим лбом. Я почувствовала, как по моим ладоням заскользили горячие слезы…

— Прости меня…! Я так виноват! Это я должен был тебя беречь! И не смог…! Агнэя… ну взгляни на меня!

Агнэя… это мое имя. Агнэя. Еще меня называли Агнэшкой… так ласково, меня называл мой учитель по лекарству. Давно, правда… но, все же. А это… Азель. Так смотрит, бедняга… почему он плачет? Я ведь здесь. Со мной все хорошо.

Я протянула руку и погладила его по макушке.

— Агнэя?!

— Спасибо… — просипела я и разревелась от чувства нахлынувшей свободы!

Как-будто с души сняли оковы!

Азель кинулся ко мне, и обнял, задыхаясь от своих рыданий. А я цеплялась за него и боялась, что снова могу исчезнуть и оказаться в этой бездонной темнице, где сидит сейчас Баракус…


Глава 21. Принять судьбу

Рэйдар


— Знаешь, я всегда заботился о мире. О том, чтобы поддержать равновесие и покой. Но вот появился ты и… все испортил. Молчишь? Конечно, что еще ты можешь сказать. У демона не может быть сожаления о содеянном.

Я сидел в углу своей камеры. Правое крыло порвано по хрящу, левая лапа сломана и кость торчит наружу. Трех рогов нет. Их просто вырвали во время «беседы».

На низкой лавочке из белого камня, сидел Лаетэр и вот уже несколько минут молчал. И это были его первые слова, когда он вошел в мою камеру. Я, молча, сплюнул кровь. Верховный бог взглянул на меня и вздохнул.

— Ты сам виноват в том, что с тобой происходит Рэйдар. Зачем? Скажи, зачем все это? Неужели, ты жаждешь увидеть конец этого мира? Разве не понимаешь, какие разрушения принесет Баракус? Он сметет с лица вселенной не только светлый град, но и Третий мир. Уничтожит… погрузит во мрак. А ты защищаешь его? Не разумно. Я бы даже сказал, не логично. Что тебе с того? Осознание, что ты освободил своего лидера? А ты даешь гарантию, что твое желание, не приведет к гибели всего живого? М-м? Ответь мне.

Я поднял на верховного бога заплывшие от ударов глаза. Его вид заставил меня усмехнуться.

— Баракус был частью равновесия когда-то… а потом ты убил его.

— Я избавил миры от его желчного влияния!

— Он был справедлив. И никогда не хотел смерти живым существам. А ты его убил, только потому, что по силе он мог сравняться с тобой. И тебя это бесило, не так ли?

Увидев в глазах Лаетэра замешательство, я даже рассмеялся, не смотря на боль в челюсти.

Верховный бог встал на ноги.

— Ты ничего не знаешь, Рэйдар. А потому, не можешь делать такие выводы.

— Но ты ведь убил его. Мотивы мне не известны, но кажется, и эта версия не плоха.

Лаетэр вздохнул и прошел по камере. Однако почти сразу остановился, и жестко взглянул на меня.

— Ты можешь помочь избежать этому миру смерти.

— Точнее, помочь тебе избежать смерти, — усмехнулся я. — Баракус в первую очередь за тебя возьмется.

— Я не понимаю тебя, Рэйдар… — выдохнул верховный. — Кого ты сейчас защищаешь? Баракуса или ту смертную девчонку, которая носит его в своей душе?

Мысли об Агнэе заставили внутренне нутро заныть, будто туда кол всадили. Лаетэр желчно усмехнулся.

— Вижу, тебе не безразлична эта девушка. Что ж, значит, в твоем сердце еще есть немного света…

Давай сделаем так… ты, говоришь, в какой из миров она убежала, а я даю тебе слово, что постараюсь сохранить ей жизнь. Извлечение демона весьма болезненная процедура и очень давно этим никто не занимался. Но как только я вытяну сущность Баракуса из нее, и если она останется в живых, я отпущу вас. Всех вас. Что скажешь?

Я наигранно покачал головой и изобразил удивление на морде.

— Ух ты… какие жертвы. Ради того, чтобы избавится от Баракуса, ты согласен оставить жизнь тем, кто будет знать, что произошло. Не в твоих правилах так поступать. Ты ведь не любишь свидетелей. Предпочитаешь быть чистым.

— Твое решение Рэйдар?

— М-м… катись в Бездну. Предельно понятно?

Лицо верховного бога исказила злоба и гнев. Светлая сияющая аура, полыхнула огнем. Но меня повеселила его вспышка гнева. Я рассмеялся ему в лицо. Надменно и с вызовом.

— Вижу, тебя бесполезно увещевать. Может боль развяжет тебе язык?

— Я не боюсь боли.

— Твои крики, говорили о другом, — усмехнулся Лаетэр. — Я давал тебе шанс. Ты его отверг. Тогда я поступлю так, как и хотел. Я убью девчонку, пока она не породила смерть этого мира. А потом принесу тебе ее бездыханный труп. Полюбуешься. Конечно, и до твоего отпрыска дойдет дело. Не смотрит так. Ты думал, я оставлю жизнь Азелю, из-за того, что он полукровка? Нет-нет-нет… ведь, ты сам сказал, это не в моих правилах.

Повисла тишина. Я смотрел на него и понимал, если бы не цепи, на моих лапах, то я бы просто свернул ему шею.

— Ты не достоин, называться верховным богом. Никогда не был достоин этого.

— Не демону рассуждать о том, чего я достоин, — отмахнулся Лаетэр.

— М-м… в Баракусе было больше достоинства, чем в тебе. А ведь, он мог быть на твоем месте…

Удар в переносицу был точным и быстрым. Ну и конечно, болезненным. В голове гонгом отозвалась боль и затопила сознание.

— Я — верховный бог! А ты ничтожество, которое решило, что сможет свергнуть меня!

Пока я, пытался хоть как-то сфокусировать взгляд, Лаетэр подошел ко мне и опустился на одно колено, заглядывая в глаза.

— Ну и как ощущения, Рэйдар? Ты ничего не смог сделать. И никого не спас. Можешь не торопиться с ответом. Подумай. Надеюсь, к нашей следующей встрече, ты дашь мне другой ответ. Если, сможешь вообще говорить…

Верховный бог встал, и направился к двери. Когда он вышел, зашли серафимы. Дверь с лязгом захлопнулась. Я сжал зубы и приготовился к агонии.


Агнэя


— Где мы Азель?

Я сидела в кровати, и Азель подавал мне еду, потому что, двигаться я могла с трудом. Когда, я поела, то мой подопечный со вздохом забрал у меня чашку с отваром и сжал ее в руках.

— Это темное измерение. Родной дом Рэйдара.

— Так мы у него дома? А та… женщина, которая была у меня…?

— Это моя бабушка… ну то есть, это мама Рэйдара. Но она не любит, чтобы ее так называли. Ее зовут Шэисэ Азель. Она как бы одна из членов верховного совета.

— А где Рэйдар?

Азель странно дернулся и на мгновение в его глазах, я увидела тревогу.

— Азель?

— Он… не пошел с нами…

— Что?!

— Он нас спасал. Я вообще был против, куда-то бежать! Но дядя Велонсий и Рэйдар, решили, что здесь ты… точнее Третий мир, будет в безопасности. Ведь ты носишь в своей душе, воплощение Баракуса… ты была без сознания, и мы не знали, кто очнется. А это был риск. Не смотри так на меня! Я хотел дать бой этим крылатым ублюдкам! Даже мастер Буль и Мирош меня поддержали, но…!

— Они тоже остались?!

Азель кивнул и отвернулся. Я откинулась на подушки и положила руки на голову. Что же это творится? Их ведь могут схватить, если еще не схватили! Я сжала зубы и решительно выдохнула. Откинув одеяло, я спустила ноги на пол. Азель всполошился, и, вскочив следом за мной. Успел подхватить меня, когда я чуть не упала.

— Куда?! Тебе нельзя вставать!

— Я иду за ними!

— Агнэя, тебе нельзя сейчас…!

— А ну цыц! Что ты раскудахтался?! Я в порядке!

Азель сжал зубы, нахмурил брови, и свирепо рыкнув, просто взвалил меня на плечо, как куль с картошкой. Я возмущалась, кричала, лупила его по спине, но ему было все равно. Он дошел до кровати и просто швырнул меня обратно.

— Азель!

— Ты никуда не пойдешь, пока бабушка не придет с большого совета! Она велела ждать. И не выпускать тебя из этой комнаты. А если надо будет, то и ноги переломать…

— Сам придумал?

— Все средства хороши, — буркнул мой подопечный.

Он сложил руки на груди и снова уселся на кровать.

— Ты была без сознания… я, боялся, что ты вообще никогда не очнешься. А потом, когда ты открыла глаза… ты бы себя видела! Пустой взгляд… если бы ты не дышала, тебя бы легко можно было с мертвецом перепутать. Агнэя… это не шутки. Ты пробыла в Бездне слишком долго…

Я уже хотела открыть рот, но в этот момент в арку комнаты вошла демонесса. Да, вид весьма внушителен… одни ноги, прошу прощения, лапы чего стоили. И она и правда чем-то была похожа на Рэйдара.

Подойдя к моей кровати, она уперла руки в бока, и оглядела меня с ног до головы.

— Ты и, правда, сильная…

— Простите, я…

— Я знаю кто ты. Мой внук все мозги мне выпотрошил, пока ты была без сознания.

Я мельком взглянула на Азеля, но он предпочитал не вмешиваться.

— Я прошу прощения, что доставила вам неудобства…

Но она, кажется, вообще меня не слушала! Обошла кровать, подошла почти вплотную и взяла мое лицо в свои холодные руки.

Я замерла и боялась пошевелиться.

— Это поразительно, — вдруг сказала она. — Как ты смогла вернуться? Что тебя так тянуло сюда?

Демонесса скорее рассуждала сама с собой. Ее глаза шарили по моему лицу, не мигая, и от этого становилось жутко. К тому же три зрачка в каждом глазу добавляли жути…

— Хм… ты любишь.

— Что?!

— Да. Твою душу изодрали на лоскуты, но ты все же нашла путь обратно. Я не вижу другой причины. Но вот что больше меня интересует, как Баракус тебя отпустил?

Меня передернуло от воспоминаний.

— Ты ведь не дура, и понимаешь, что носишь в своей душе? Понимаешь, что ты дитя ангела и демона? И какова ответственность, которую ты взвалила на себя?

— Бабушка… — подал голос Азель.

— Не называй меня бабушкой! — огрызнулась демонесса и отпустила меня, — сколько раз повторять!

— Агнэя не выбирала себе такой судьбы.

— Это уже не важно, — демонесса уперла руки в бока. — Она носит в своей душе Баракуса. А значит, от нее зависит дальнейшее всех миров.

— Все так плохо…? — подала я голос.

— Пфф… милая, ты ведь в Бездне была всего три дня. А Баракус там сотни тысяч лет. Скажи мне, как быстро ты стала желать себе смерти?

Горло перехватило. Да… Баракус сейчас неуправляем. Если его выпустить, он смете с лица земли все, до чего дотянется, и ему будет плевать. В попытке достать до Лаетэра, он не будет смотреть на жизни каких-то смертных…

Наступила тишина. И в этой тишине, было слышно, как напряженно хвост демонессы бьет по полу.

— А что решил совет? — вдруг спросил Азель.

— Мы не будет вмешиваться.

— Что?!

— Да, — кивнула демонесса. — Это дело Лаетэра и Баракуса.

— Но…! — Азель пораженно открыл рот. — Он ведь ваш лидер!

— Он был нашим лидером. Но тогда была война. И его смерть, несомненно, была ударом в спину от светлых. Но с тех пор минули века. Пока у нас перемирие. И мы не станем развязывать войну снова. Наши ряды и так понесли большие потери.

— А как же… — Азель беспомощно глянул в мою сторону.

Демонесса повернулась и встретилась со мной взглядом.

— Там ваш сын. Что же, вы и его бросите?

— Рэйдар, всегда был импульсивен и глуп, девочка. Если его жизнь будет поставлена на кон в вопросе мирного сосуществования, я готова заплатить эту цену.

Я чуть не поперхнулась от гнева. Она так спокойно говорила о его смерти, будто он ничего не значит для нее!

Я встала на ноги.

— Как хотите. Я иду за ним.

— Ты никуда не идешь.

— Почему это?

— Пока в тебе спит Баракус, тебя нельзя выпускать в Третий мир. Решением совета, было принято оставить тебя здесь.

— Здесь?!

— Навсегда.

Я не нашла что сказать.

— Бабушка!

Азель тут же схлопотал по лбу хвостом и повалился на пол, ударившись локтем и коленом. Демонесса развернулась и ушла обратно в арку.

Я осела на кровати и сжала пальцы. Остаться здесь навсегда? Но… как же Рэйдар? Бросить его там? Пока эти твари мучают его? Нет… выше моих сил! Я не буду прятаться, пока их всех там мучает этот пернатый ублюдок! Презренная тварь, которая не знает ни морали, ни чести!

— Агнэя…?

Я встрепенулась. Азель указал на мои пальцы. Они почернели, и когти порвали белоснежное одеяло. Откуда во мне этот гнев? Такая ненависть…

Я подняла взгляд на Азеля.

— Мы должны помочь им.

— Я согласен с тобой. Но вход может открыть лишь чистокровный демон. Я не смогу. Да и ты тоже…

— Придется заставить совет поменять свое решение.

Азель нервно усмехнулся.

— Ты серьезно? Поменять решение? Агнэя, они демоны и им сотни тысяч лет. Не думаю, что полукровка сможет им доказать свою правоту!

— Надо попытаться, — отмахнулась я, и скинула на пол рубашку, в которой была, — где моя одежда?

Я стояла перед Азелем голая, и он смотрел в мое лицо. Смотрел и еле видно улыбался.

— Ты сумасшедшая.

— Да и слава Бездне. Нормальный бы не пошел на такое.

Азель вздохнул и ушел в угол комнаты, где на комоде лежала стопка одежды.

— Вот… твой сарафан, к сожалению, был непригоден для дальнейшего ношения… я взял на себя смелость подобрать тебе новые вещи.

Я кивнула, и приняла от Азеля одежду. Ничего лишнего. Простые черные штаны, рубашка, жилет и легкая куртка из кожи. На ногах короткие сапожки со шнуровкой.

Я наскоро оделась, не забывая рассуждать о дальнейших действиях.

— Пойдем к этим умным дядям в большом зале… и скажем свою точку зрения.

— Они демоны.

— Да плевать! — я зашнуровала сапог и встала. — Мы спасем Рэйдара и Велонсия. Спасем Мастера Буля и Мироша. Я уйду отсюда, чего бы мне это не стоило. Ты со мной?

Азель залихватски подмигнул мне и взял меня за руку.

— Я всегда был с тобой.


Глава 22. Порождение тьмы

— Я ожидал всего… что угодно. Ложь, тайны… но предательство, это было слишком.

Велонсий поднял взгляд на верховного бога. В отличие от Рэйдара, Велонсия не трогали. Он был прикован освященными оковами, и не мог даже двинуться.

— Где человек, которого вы взяли вместе со мной?

Лаетэр удивленно вскинул брови. Видимо его поразило, что сейчас ангел заботился не о своей судьбе.

— Какое тебе дело до него? Лучше подумай о себе.

— Прошу… скажите мне.

Верховный бог прикрыл глаза и отвернулся от ангела, заведя руки за спину.

Велонсия пробрал нехороший холод.

— Убили?

— Это произошло случайно. Старик и юноша стали на твою защиту. Пришлось применить силу. Не рассчитали…

Ангел растянулся в желчной ухмылке, и небольшую камеру огласило эхо хохота. Лаетэр недовольно поморщился, снова поднимая взгляд на ангела. Но Велонсию было все равно. Он видел истинное лицо своего господина и это веселило. А ведь когда-то он верил, что от его имени творит добро, несет свет и тепло всем мирам. Как же быстро крушились его идеалы.

— Тебя забавляет эта ситуация, Велонсий?

— О, да! — улыбаясь, кивнул ангел. — Я многое бы отдал, чтобы вернуться в том день, когда единым голосованием, тебя избрали на пост Верховного бога, по праву рождения. Уж я бы высказался.

— В тебе говорит гнев, Велонсий.

— В Бездну! — гневно закричал ангел и дернулся в цепях. — В Бездну твое великодушие! Я не верю ни единому твоему слову. Убийца!

Удар по лицу был неожиданным, причем для самого Лаэтера. Велонсий молча, повернул голову и сплюнул кровь на пол. Верховный бог удивленно смотрел на свою руку, а потом его взгляд устремился на ангела.

— Ты… ты вынудил меня.

— Прекрасное оправдание… — усмехнулся Велонсий, запрокидывая голову назад. — Тебя вынудили… тебя вынудили на войну. Тебя вынудили на убийство целой расы. Тебя вынудили на уничтожение полукровок.

— Они были опасны!

— Они были детьми!!!

Наступила тишина. Лаетэр выдохнул через нос, и его лицо снова приобрело жесткое и непроницаемое выражение маски.

— Тебе никогда этого не понять. Не понять, чем я руководствовался. Ты не знаешь…

— Может, и не знаю, — вдруг перебил его Велонсий. — Но зато я знаю, что ни одна цель во всех мирах не оправдывает убийство. Ты не имеешь права называться Светлым богом… теперь, уже нет. Ты порождение тьмы.

Велонсий не отводил взгляд. И что-то в этом взгляде напугало Лаэтера. И напугало так, что он поспешил уйти, даже не смотря ангелу в лицо.

* * *

Агнэя


— Так, давай еще раз… что ты им скажешь?

— Чтобы они выпустили меня обратно. В мой мир.

— А чем аргументируешь?

— Мне надо!

Азель вздохнул и удвоил шаг, так как еле поспевал за мной.

Мы шли по темным и сумрачным коридорам, которые уходили в темноту, а потолки то и дело, пропадали в звездных туманностях. Зрелище было прекрасным, но не было времени на любования. Азель держал меня за руку, чтобы я не потерялась, а ведь заблудиться тут, как нечего делать.

— Твоя бабушка в зале Совета?

— Да. Я чувствую ее и других демонов. Их много. Идем… надо сюда свернуть.

Я безропотно шла за Азелем, пока тьма не расступилась и не открыла нам огромную арку, которая переходила в большой зал. В отличие от коридоров, в зале было много света. Будто, там было сотни свечей. Но это были звезды. И потом до меня дошло, что в главном зале не было крыши… а над их головами и, правда, сияли галактики.

— Так, давай сначала я, а потом… Агнэя!

Но я уже бежала вперед, весьма бесцеремонно ввалилась в зал, когда какой-то сухонький демон, с синей шкурой, и в богатой накидке что-то патетично зачитывал перед собранием.

Послышался гомон. Недоумение, сменялось гневом.

Азель вбежал за мной и схватил за руку.

— Ну, нельзя же так врываться!

— Когда ты стал таким правильным?! У нас нет времени на сантименты! Каждая секунда может стоить Рэйдару жизни!

— Азель!

Внушительный щелбан хвостом по голове моего подопечного не заставил себя ждать. Его бабушка стояла над нами, как бог правосудия, сложив руки на груди. Знакомая поза…

— Шэисэ, кто эти дети?! В зал совета нельзя входить посторонним!

Около нас приземлился здоровенный демон, с такими рогами, что я непроизвольно присвистнула. Шкура его была насыщенного кровавого оттенка. Хвоста было… три. И каждый заканчивался металлическим наконечником.

— Прошу меня простить, Верховный, — бабушка Азеля виновато приклонила голову. — Это мой отпрыск и его…

— Хранитель, — перебила я ее, и взглянула на демона, который тут же нахмурился, глядя на меня. Но что удивительно, мне не было страшно. Такое ощущение, что страх, просто покинул меня. Странное чувство… но приятное.

Демон хмыкнул.

— Я вижу в твоей душе печать Баракуса.

Зал совета снова ожил и начал возмущенно выкрикивать. Демон выпрямился и поднял вверх лапу.

— Тише… мы уже приняли решение о твоей участи, дочь Третьего мира. Пускай ты часть от нашей крови, но ты так же являешься частью от крови врагов. Тебя нельзя выпускать во внешний мир.

— Вы не хотите отомстить Светлым богам? — вдруг выпалила я. — Вы все?!

Я стала тыкать в трибуны на стенах, и Азель напряженно зашептал мне на ухо.

— Осторожнее Агнэя, им сотни тысяч веков. Они стары, но и очень сильны…

— Послушай его девочка, — подала голос бабушка Азеля. — Ты ничего не добьешься.

— А я попробую.

Я отошла дальше в центр зала, обогнув Верховного демона. Он удивленно вытаращил на меня все шесть глаз, но не возражал.

— Посмотрите на себя! — мой голос отразился от стен и вернулся ко мне. — Вы — великое племя! Воины! А сидите здесь, как трусы! Рэйдар Азель отдувается за всех вас, там наверху! Вы хотели вернуть Баракуса, и вот, пожалуйста! А теперь, когда я здесь и готова драться за вас, вы вжали головы в плечи и что?!

Наступила тишина. Меня слушали, но мне не спешили отвечать. Будто не считали меня достойной этого.

— Мы были воинами, сосуд Баракуса, — вдруг сказал Верховный. — Были великим племенем. Но это было давно. Как и наше желание вернуть Баракуса в этот мир. Нами движило лишь чувство мести. Когда мы отчаялись, наше отчаяние поглотило нас. Мы перестали ждать возвращение Баракуса и решили просто жить спокойно.

— И вам плевать? — мой голос вдруг стал гулким и низким. — Я… был во тьме… и ждал вас!

Воздух дрогнул, как от удара.

Азель дернулся в мою сторону, но его бабушка, схватила внука за плечо и покачала головой.

— Я дрался за вашу свободу! Я умер за вас!

Верховный демон сделал пару шагов в мою сторону, но тут же отшатнулся, когда я повернулась в его сторону. Мое лицо исказила хищная улыбка.

— О, я вижу, мне быстро нашли замену. Хагал… какого тебе нести бремя моей власти?

Я стала наступать, и демон затравленно оглянувшись, стал отступать.

— Послушай… мы, были сломлены. Нас почти уничтожили! Надо было что-то делать! Не я выбрал себе такую судьбу! Баракус!

— Не смей произносить мое имя своим гнусным ртом!

Азель кинулся ко мне, стряхнув руку бабушки. Она дернулась за ним, но ее снесло в арку толпой демонов, которые в панике стали покидать свои места. Стены стали трещать, и по ним змеились длинные борозды, падали камни, рушился пол, открывая бездну под ногами.

— Агнэя!

Руки обвились вокруг моей шеи, и меня прижали к груди. Испуганное сердце молодого демона стучало так быстро, что казалось, вот-вот выскочит из груди. Я подняла на него взгляд.

— Азель…

— Да! Это я… смотри на меня. Все будет хорошо…

Я огляделась по сторонам. Пусто. Зал опустел. В воздухе висела пыль. И лишь одинокая фигура Верховного демона стояла у стены.

Я печально выдохнула.

— Меня опять занесло.

— Ничего, — быстро сказал Азель. — Никто не пострадал. Как ты?

— Нормально… голова болит немного. Кажется… я не смогу долго его контролировать.

Азель кивнул и жестко глянул на Хагала. Кажется, его так зовут.

— Видите? Даже Баракус считает вас трусами. И если вы не хотите драться во имя его веры в равноправие рас, то вы недостойны его памяти.

Верховный демон кое-как отошел от стены и прошел к нам. Он снова взглянул на меня, но теперь по — другому.

— Ты носишь в своей душе огромное бремя. Он стал неуправляем. Ты ведь чувствуешь это.

— Проведи вы в Бездне столько времени, вас бы тоже трудно было контролировать, — хрипло сказала я. — Он жаждет мести. И ему все равно кого сносить на своем пути, ангелов или демонов.

— Чего ты хочешь?

— Выпустите меня в Третий мир! Я сама найду дорогу в Светлый град. — я сжала кулаки и подалась вперед. — Это будет на моей совести, если вы так переживаете. Я хочу дать Баракусу, то, что он хочет. Можно назвать его психом, но он имеет право на месть… как и я.

Верховный перевел взгляд на Азеля.

— И ты идешь, полукровка из рода демонов?

— Иду, — кивнул Азель. — Агнэя мой друг. А Рэйдар мой отец. Мне не все равно.

Хагал прикрыл глаза и шумно выдохнул сноп искр.

— Вы подвергаете гибели весь Третий мир. Осознаете ли вы это?

Я и Азель переглянулись. Но что мы могли ответить?

— Если сейчас я отступлю, то будет куда хуже, — проговорила я. — И вы это понимаете, Хагал. В моей власти уничтожить Лаэтера. А вы больше не будете пленниками этого мира. Разве это мало? Разве за это не стоит умирать?

Верховный демон лишь кивнул и, пройдя мимо нас, отошел к центру зала. Он вытянул вперед руку и что-то пробормотав, ударил воздух рукой. Дыра в пространстве открылась так быстро и неожиданно, что я вздрогнула.

Хагал отошел в сторону.

— Это путь в Третий мир. Когда окажитесь наверху, то можете дождаться светлое воинство. Они засекут энергию перехода. Вас доставят в Светлый град.

— Спасибо.

— Не стоит… — Хагал понурил голову. — Баракус был прав.

— Не он решает, кто вы такие, — хмыкнул Азель. — Если вы еще воины, то сделаете правильный выбор!

Мой подопечный прыгнул в портал первым.

— Стой, сосуд Баракуса.

Я оглянулась. Хагал смотрел на меня очень внимательно.

— Как только ты выпустишь Баракуса в мир, то, скорее всего, умрешь.

Я печально усмехнулась.

— Чудо, что я вообще еще жива… не надо меня оплакивать. Я уже давно смирилась со своей судьбой.

Переход был резким и быстрым, а потом мне по глазам ударил светлый яркий день. И я почувствовала запах летнего луга.


Глава 23. Memento mori

Рэйдар


Сколько дней я уже здесь? Я потерял счет.

Постоянные пытки становились все изощреннее и жестче. После каждой экзекуции ко мне приходил Лаетэр и ждал, что я выдам ему местоположение Агнэи и моего отпрыска. Но я молчал. Или смеялся ему в лицо. Его это раздражало. И меня снова мучили. Я уже давно лишился крыла, и всех своих рогов. Вскоре мне пригрозили взяться за зубы. Но мне было плевать. Главное, что Агнэя в безопасности.

Агнэя…

Мысли о ней наполняли меня каким-то странным теплом, которое раньше не касалось моего сердца. Я вспомнил, как мы встретились. Как она забавно злилась и постоянно пропускала мимо ушей мои наставления. Как я на это злился. Оказывается, это было спокойное, и даже счастливое время. Как же быстро меняются приоритеты.

Я поднял свой единственный здоровый глаз. Второй уже давно заплыл синяком и ушибом от побоев. А теперь я здесь… не знаю, выживу или умру. Не знаю, какая судьба коснулась Велонсия. Но его не убьют. Он ведь свой. Конечно, предатель. Но ему полагается суд. Со всеми вытекающими последствиями. Изгонять, лишат крыльев. Отнимут бессмертие. Но убивать не будут. Лаетэр будет до конца играть в благородство и добросердечие. Покажет всем свою милость и всепрощение.

Я желчно усмехнулся и сплюнул кровь. Эта картина была настолько смехотворна, что я засмеялся. Болели сломанные ребра, но я уже давно не обращал на эту боль внимания.

А как на него смотрят? С таким раболепием в глазах, что становится тошно. Все уверены в его внутреннем свете. Никто не может даже допустить мысли о том, что это самое порочное и темное существо во всех мирах.

В коридоре послышались властные и тяжелые шаги.

Я сжал зубы. Опять… что на этот раз придумали эти пернатые выродки?

Дверь тяжело сдвинулась в сторону, пропуская в мою темницу того самого архангела. Никак не могу запомнить его имя.

— Ты готов демон?

— К чему именно? — усмехнулся я. — Что будем вырывать сегодня? Или может вы решили сразу оторвать мне конечности? Правильно, чего церемониться. Я бы тоже так сделал.

Архангел тряхнул крыльями от злости и посмотрел на меня.

— Верховный бог, своей милостью, дарует тебе, жалкий демон, право суда. Тебя будут судить светлые боги.

Я даже не скрывал своего удивления. Меня? Судить на небесах? И чем же я это заслужил? Не думал, что Лаетэр будет выставлять на всеобщее обозрение свои мелкие делишки.

Тем временем меня отстегнули от стены, еще двое вошедших архангела застегнули мне на лапах тяжелые оковы.

— Шагай, демон!

Меня грубо толкнули в спину копьем. Я зашипел, но пришлось идти вперед. Лапы меня почти не слушались. Много крови потерял.

Меня подпихивали вперед, не забывая поливать руганью.

Я даже не помню, как вошел в зал Совета. Видимо, был настолько погружен в свои мысли, что было плевать на все происходящее.

В глазах неприятно зарябило от света. Когда глаза привыкли, я смог разглядеть все высокое собрание. А зал привели в порядок после буйства, которое тут Агнэя устроила. Я усмехнулся.

Я снова опустил взгляд. Смотрел, как на красивый голубоватый мраморный пол, падает моя черная кровь и шипит, оставляя в нем дыры.

Меня дернули за плечи, и остановили. Потом грубо опустили на колени, положив на шею меч, чтобы я не смел подняться.

— Демон Рэйдар Азель…

Я хищно оскалился. Бездна… сколько же надо жизней отдать за одну его? Сколько надо убить, чтобы добраться этого гнусного светлого лика?

— Ты осознаешь, почему здесь находишься?

Меч убрали с моей шеи, и я смог поднять голову. Лаетэр сидел на широкой мраморной лавке, сложив руки перед собой. Весь такой спокойный и правильный. Сверкает мягким светом чистоты. Но только меня тошнило от его вида.

— Осознаю? Нет. Без малейшего понятия. Я ведь простой демон.

— Твое преступление было доказано, — мрачно сказал Верховный бог. — Ты совершил ужасное предательство мирного договора между светлыми и темными мирами. Ты посягнул на вселенское равновесие. Что ты можешь сказать в свое оправдание?

Я рассмеялся. Вот значит, как… из меня сделали козла отпущения. Я во всем виновен. Меня принесут в жертву этому безумию, а потом объявят войну темным за такое отношение к их «мирному» договору. В такой суматохе будет уничтожен не только Третий мир…

Я замолчал. И в зале наступила гробовая тишина.

— Ты безумен Лаетэр. Ты хочешь уничтожить миры, лишь бы убить Баракуса?

Верховный бог дернулся, как от пощечины. Именно так он и думает. Я растянулся в улыбке, видя его замешательство. В зале нарастал гомон и шум.

— Баракус воплотился?!

— Почему совет этого не знает, Верховный?!

— Так темные нарушили перемирие?!

Лаетэр встал так резко, что шум тут же прекратился. Он смерил меня самым своим тяжелым взглядом. Но я лишь снова усмехнулся. Пусть видит, что я готов принести эту жертву. И что мне не страшно, потому что она… Агнэя…

— Это лишь пустые слова лживого темного существа, — проговорил Лаетэр, и его слова пронзили тишину в зале. — Не верьте ни единому слову этого демона.

Я расхохотался, видя, как светлые боги послушно садятся на место, не смея даже подвергнуть сомнениям слова Верховного бога. Никто…

— Видите? Он безумен, — громко сказал Лаетэр. — Мы сейчас же соберем совет темных, чтобы они тоже видели, какое ужасное предательство было совершено их сторонником.

— А как же мирный договор…?

Этот слабый голос послышался откуда-то сверху, с трибун. Может даже из самого дальнего угла, от какого — нибудь слабого светлого бога, который ничего не решает, но вынужден присутствовать на этом фарсе.

Лаетэр недовольно поднял взгляд куда-то наверх.

— А этот вопрос будет решаться. Темный нарушил договор первым. Мы имеем полное право напасть без предупреждения. Но… мы не будем этого делать. Сначала надо собрать совет темных для решения этой проблемы…

Я фыркнул. Как же слепы все эти светлые существа. И слепы и глухи. Не только к голосу своего разума, но и к голосу своего сердца. Он хочет лишь того, чтобы темные помогли найти ему Агнэю. Чтобы сохранить шаткое подобие перемирия, он пойдет на это. Не ясно только, согласится ли мое племя принять его условия.

— Рэйдар Азель… — я снова поднял взгляд на Лаетэра. Он возвышался надо мной и смотрел в глаза, ища в них хоть крупицу страха или сомнения. Но ни того, ни другого не было. Потому что, мне не было страшно, и я не сомневался в том, что будет со мной дальше.

— … скажи мне, где находится воплощение Баракуса сейчас, Рэйдар, — тихо сказал Лаетэр, — скажи мне это, и я пощажу тебя.

Я снова рассмеялся в его лицо. Жалкий и слабый. Презренный и тщедушный.

— Все ваше племя будет уничтожено, когда она придет сюда! — громко выкрикнул я. — И никто не остановит ее. Ни ты, ни твои марионетки, Лаетэр!

Лицо верховного бога искривила злоба. Я наотмашь схлопотал ударом крыла в корпус. Меня отбросило в сторону. Однако паника в зале уже началась. Конечно, ведь Верховный никого не посвятил в то, что происходит.

— Уведите демона! — выкрикнул Лаетэр. — Совет будет продолжен. Успокойтесь! Это всего лишь жалкая ложь!

Меня выводил конвой из архангелов, и я хохотал в глотку, видя их бессилие перед неизбежным.


Агнэя


Теплое солнце пригревало спину. Как же я соскучилась по этому ощущению тепла… и легкие ветерок, который треплет волосы, пробуждал во мне все большее желание жить и не дать погибнуть этому миру.

Я открыла глаза и направилась в сторону деревни.

— Агнэя, ты куда?!

Азель припустил за мной, но я даже не обернулась к нему. Мастер Буль и Мирош…

Видимо мой подопечный понял мое настроение, и встал у меня на пути.

— Агнэя! Стой!

— Уйди с дороги, Азель!

— Не уйду… — проговорил он. — Ты не думала… что, они могут быть мертвы?

Я дернулась в сторону. Не думала? Думала, конечно же… но мене хотелось самой увидеть и убедиться.

Азель вздохнул и подошел ближе.

— Я не хочу, чтобы ты разнесла там все. Мастер Буль и Мирош были хорошими людьми. Но они знали, на что идут. И могли отдать за это жизни.

Я вздохнула и сжала зубы.

— Азель, я хочу их увидеть. Живыми или… мертвыми. Просто хочу.

Мой подопечный лишь тяжко выдохнул и пожал плечами, мол, делай, как знаешь. Я благодарно кивнула и двинулась дальше.

Но чем ближе я была к деревне, тем больше чувствовала запах гари и обожженной человеческой плоти. А когда мы подошли к краю поля, где за небольшой лесополосой начиналась моя деревня, я просто не смогла идти дальше…

Не было больше края поля. Да и лесополосы не было. Как не было и самой деревни…

На месте моего дома, теперь дымился огромный черный котлован, с прожженной насквозь землей. Гарь и кровь пропитала воздух.

Я упала на колени и вцепилась в жженую землю почерневшими пальцами…

Так много людей…

Дети, старики…

Леди Уличена…

Мои друзья, моя семья…

— Агнэя…!

Мой сдавленный плач перешел в дикий рев. Азеля просто отшвырнуло взрывной волной куда-то в сторону. Я с диким воплем просто вытолкнула два огромных крыла на спине, и меня хватило пламя. Голову стали тянуть два огромных рога. Ноги корежились и менялись.

Но я уже перестала чувствовать боль от изменений.

Как надоело терять друзей.

Как надоело видеть предательство.

Надоело видеть бессмысленные смерти.

НАДОЕЛО!!!

«… -наконец-то…»

Мой разум будто исчез в сияющей белизне, а мое тело растворилось в бесконечном солнечном потоке. Теплые руки обнимали меня, обещая успокоение и тишину. Обещали спокойствие моей душе, которая достаточно выстрадала. И более меня ничего уже не заботило…


Азель


— Агнэя…?

Хотя, то, что я видел перед собой не было Агнэей. Передо мной стояло громадное чудовище, с лоснящейся черной шкурой. Его хребет усеивали огромные шипастые иглы кровавого цвета. Четыре кожистых крыла имели просто гигантский размах! Это чудовище подняло голову, которую украшали шесть изогнутых рогов. Оно открыло пасть и дохнуло потоком огня!

Я кое-как встал и подошел ближе.

— Агнэя…? — снова позвал я.

Огромный демон расправил крылья и повернул в мою сторону свою ужасную голову. Эти глаза…

— Баракус…

Демон растянулся в безумной улыбке и, выпрямившись, устремил взгляд наверх.

— Солнце…

Я зажал уши. У него был чудовищный и тяжелый голос! Я не смогу так долго выдерживать его присутствие. Оно ужасно тяготило. Давило, словно целый мир… он был чудовищно силен, и его сила была так высока, что затрагивала всех, кто был рядом.

— Где Агнэя?

Баракус повернул голову в мою сторону, и его зрачки вперились в меня, будто потроша мои внутренности. Я сжал зубы и не показал, что мне больно. Демон прикрыл глаза лапой, и выдохнул.

— Её поглотила моя внутренняя Бездна.

— Она умерла?! — не думал, что смогу вообще голос повысить в его присутствии. — Отвечай мне Баракус!

— Существо из бытия должно отдать свою жизнь, чтобы появилось существо из небытия. Агнэя отдала свою жизнь. Обмен совершен.

Я сжал кулаки. Агнэя…

— Жаждешь мести, полукровка?

Я вскинул на него взгляд. Он сменил обличье. Передо мной стояла Агнэя. Но я видел, что это теперь не она. Ее аура полыхала алым, как огнем. Глаза навсегда стали безумными, цвета заходящего солнца. Ну и конечно, два гигантских крыла за ее спиной, говорили о том, что теперь она переродилась в самое ужасное существо всех миров.

Баракус подошел ко мне и усмехнулся.

— Они отняли у тебя то, что тебе дорого. Так отомсти же им. Всем им!

— Как…?

— Идем со мной, полукровка, — усмехнулся Баракус. — Идем со мной в Светлый град. И ты своими глазами узришь священную месть.

И мы пошли. Баракус просто пошел по воздуху! Он стал подниматься все выше, и я последовал за ним и даже не удивился, почем воздух держит меня.


Глава 24. Тварь без лица

Лаетэр


Среди возмущенных выкриков и шума зала, я услышал его шепот…

Пальцы побелели, а скулы свело от осознания неизбежного. Вот и все… он обрел плоть.

И так незначительна, показалась эта глупая возня. Все это…

Постепенно голоса в зале совета стихали, пока не наступила полная тишина. Все взоры были устремлены на меня.

— Господин…

Я отрешенно поднял взгляд.

Передо мной стоял архангел.

— Да?

— Дозорные сообщили о странной крылатой девушке, которая стоит у ворот Светоносного города. Нам впустить ее?

Кровь зашумела в ушах так сильно, что я схватился за голову. Не поддаваться панике… сейчас, надо сосредоточиться на том, чтобы вывести, как можно больше богов из города. Пока он не убил всех… но какой в том толк?! Он найдет всех и каждого… не скрыться. Не убежать.

— Господин?

Я заставил себя успокоиться. Придав себе, как можно более уверенный вид, я проговорил.

— Немедленно… уводите всех из города. Открыть портал в Шестой Мир и укрыть там всех, кого сможете. Собрать боевой отряд архангелов и серафимов. К воротам.

Наступила гнетущая тишина. Я чувствовал это напряжение, которое грозилось лопнуть и выпустить на волю страх.

— Ну, вот и все… — раздался смех Рэйдара. — Все, Лаетэр. Бежать некуда.

В такой зловещей тишине, эти слова прозвучали, как смертный приговор всему живому.

Я зло повернулся к архангелу.

— Выполнять приказ! Уводить всех из города!

— Да, господин!


Рэйдар


Началась паника. Светлые божества и ангелы стремительно покидали зал совета. Потом прозвучал трубный глас, снаружи наступила такая же суматоха, как и внутри. В мгновение ока Светоносный город стал напоминать возбужденный оголенный нерв. Мои конвоиры оставили меня, и я просто сидел на мраморном полу и смотрел, как все эти жалкие светлые трусы, стараются спасти свою жизнь. Вершители судеб и миров… а на деле бегут, как перепуганные зайцы. Какая ирония…

Зал опустел. Лаетэр подошел ко мне. Трудно было сказать, о чем он думал. Но сейчас его лицо было похоже на восковую маску, без эмоций.

— Ты доволен? Доволен делом рук своих, Рэйдар? Ты выпустил в этот мир монстра.

Я желчно усмехнулся.

— Я? Нет… монстра, создал ты, Лаетэр. Ты сам виноват в том, что сейчас произойдет. Баракус пришел за тобой. Хоть раз в своей никчемной жизни, прояви благородство и выйди к нему.

Верховный бог вздохнул и прикрыл глаза.

— Ты не понимаешь.

— Конечно, куда уж мне…

Лаетэр взялся за цепь, на моих лапах и вздернул меня наверх. Я не спрашивал, куда и зачем мы идем. Это было понятно.

Выйдя из зала, мы миновали коридор, вышли в огромную арку, которая вела на залитую солнечным светом площадь. Я сощурился. Меня больно дернули за цепи и заставили смотреть. Почти все светлое воинство было здесь… они стали в ровные ряды у золотых ворот Светоносного города и выставили вперед копья и мечи. А за воротами стояли лишь две фигуры… Азель и…

— Агнэя!

— Это уже не она.

Я оглянулся на Верховного бога. Лицо исказила злоба. Его руки дрожали мелкой дрожью.

Мне осталось лишь снова перевести взгляд на ворота.

Не она? Но почему тогда она не изменилась? Однако мое внутреннее чутье тут же подсказало мне, какая чудовищная аура таится в этой хрупкой фигуре. Казалось, на нее было даже тяжело смотреть…

— Господин, — к нам подлетел ангел и тут же опустился на одно колено перед Лаетэром. — Воинство готово. Мы ждем вашего приказа.

Верховный кивнул.

— Пока ничего не предпринимать. Это очень опасный враг… ждите.

— Как прикажите.

Я усмехнулся и оглянулся на бога.

— Все бесполезно. Признай уже это.

— Я буду защищать этот мир. И использую все, что потребуется.

— То есть, пожертвуешь бесчисленными жизнями, чтобы спасти свою? Как благородно.

Но Верховный ничего не ответил, потому что, со стороны ворот раздался чудовищный громкий голос…

— ЛАЕТЭР!!!

Такой резонанс, что я просто не выдержал. Лапы подогнулись сам собой. Послышался скрежет и грохот. Ворота Светоносного города, просто снесло в разные стороны. Агнэя шла вперед и никто не смел, приблизиться к ней. Все чувствовали, какая чудовищная сила за ней стоит.

Светлое воинство просто расходилось перед ней, держа наготове мечи и копья. Никто не решался приблизиться к странной девушке с темной кожей и зловещими глазами, безумного оранжевого цвета с примесью крови…

Азель робко следовал за Агнэей, но на него никто не обращал внимания.

Я чувствовал, как дрожат руки у Верховного бога. Чувствовал, какое напряжение таится в нем. Будто, есть то, что он хочет сказать и не может… а может, не хочет? Потому что, услышат все…

Почему-то эта мысль показалась мне логичной. Ведь очень много раз Лаетэр говорил, что никто ничего не понимает и не знает. Может ли такое быть, что Верховный бог хранит страшную тайну, о которой никому не хочет говорить, потому что, это будет означать конец…

Агнэя… то есть, Баракус остановился, и застыл, стоя в кольце из серафимов и архангелов. И лишь безумные глаза сверкали неистово.

Демон рассмеялся, и я содрогнулся от того, что голос уже давно не принадлежал Агнэе. Что теперь, ее душа умерла…

— Лаетэр… что же ты стоишь? Вот он я. Мы так давно с тобой не виделись мой брат…

Воины стушевались.

— Брат?! Этот демон…?!

— У господина?!

Лаетэр скривился и желчно усмехнулся. Я переел на него взгляд. Брат демон? И это то, что он так скрывал ото всех?

Моя цепь упала на мраморный пол. Верховный бог, расправил крылья и сделал неимоверный прыжок куда-то вперед. Воины расступились перед ним.

— Не позволяйте этой лживой твари задурить вам головы! — громко крикнул Верховный бог. И его лазоревые глаза уперлись в лицо Баракуса. — У меня нет брата…

Баракус ехидно рассмеялся, и я снова скорчился от того, как больно звук ударил по ушам.

— Ты всегда был лгуном… мелочным, циничным, отвратительным…

— Здесь только одна отвратительная тварь… и это ты Баракус. Зачем ты явился сюда?! Тебе тут не рады.

— О, но ведь это ты убил меня, братец. Я у тебя в долгу… и этому долгу уже многие тысячи лет. Там в темноте… я так желал вернуть тебе то, что ты так милостиво подарил мне.

— Ты хочешь драки? Подумай о жизнях, о тех кто…!

— МНЕ ПЛЕВАТЬ!

Вот это рев! Ударная волна горячего воздуха хлынула во все стороны, и просто положило половину войска! Меня снесло в стену и вжало в нее так, что трещины побежали в разные стороны.

Когда наступила тишина, я услышал быстрые шаги рядом с собой.

— Вставай! Чего разлегся?!

— Ве… Велонсий? Как ты удрал…?

— Убежал, пока была паника и шумиха, — проговорил ангел. — Давай лапу. Не копайся! У нас мало времени.

Велонсий взвалил мою тушу себе на плечо и поморщился, и я только сейчас заметил…

— Велонсий, где твои крылья?

Ангел едко усмехнулся.

— В Бездну крылья.

— Отрезали?

Ангел лишь махнул рукой и потащил меня дальше.

— Надо забрать Азеля… — прохрипел я.

— Азель сейчас под очень хорошей защитой, мой друг, — пропыхтел Велонсий. — Это нас с тобой придется туго. У тебя нет крыльев, и у меня. Как спускаться будем? В Светоносном городе нельзя оставаться…

Я оглянулся на Агнэю и Азеля. И понял, что никуда не смогу уйти…

Осторожно убрав лапу с плеча ангела, я кое-как выпрямился.

— Я не пойду.

— То есть?!

— Велонсий… тут Азель и Агнэя. Я их не брошу.

Велонсий вздохнул и потер переносицу, будто у него голова болела от моей глупости.

— Рэйдар, Азелю, ничего не грозит. А Агнэи больше нет. В ее теле возродился Баракус! Ее душа давно погибла.

Я кисло усмехнулся.

— И все же…

— Остаешься?

— Да. Прости, что из-за меня у тебя такие сложности.

Велонсий, лишь хмыкнул и махнул на меня рукой.


Лаетэр


Как только дым рассеялся, я почувствовал, как холодная рука обхватила мое горло, и сдавила так, что мне нечем было дышать. А безумные глаза, которые преследовали меня в кошмарах, теперь были передо мной и смотрели на меня, обещая мне самые страшные муки.

Баракус усмехнулся и приблизился ко мне.

— Ты жалок. Даже перед лицом смерти… твоих подданных, твоих богов… ты не сознаешься. Как же тяжел твой грех, светлый бог.

Последние слова он презрительно сплюнул. Да… мой грех тяжек. Слишком тяжек, чтобы жить с ним дальше. Я породил этот день. Я положил конец Третьего мира. Я создал это чудовище…

— Посмотри мне в глаза, и скажи…

— Ты, жалкий демон!

Один из архангелов, не думая о своей жизни, кинулся на Баракуса. Другие, опомнившись от странного страха, перед этой хрупкой оболочкой, бросились в атаку.

Я увидел лишь безумство в этих хищных глаза и широкий радостный оскал в пол лица…

Он отшвырнул меня в сторону, и первые же архангелы, которые рискнули обратить против него свои мечи, разлетелись на куски мяса и костей.

Он ничего не делал, просто стоял. А гора трупов становилась все больше… гибли ангелы. Гибли серафимы и архангелы.

Когда ему надоело просто стоять, он с радостным гортанным рыком бросился в бой. От одного его удара, колонна из сотни архангелов смялась в груду костей! Кровь хлынула во все стороны. Треснула правая опора моста, который вел в Светоносный город. Потом плита стала постепенно оседать. В воздухе стояла пыль и гарь, перемешиваясь с криками умирающих…

Я поднял руки, которые уже почти по локоть были в крови.

— Сколько жизней, надо уничтожить, чтобы ты мог спастись и нести крест своей мерзости? Сколько Лаетэр?!

Я поднял на него взгляд. И теперь, даже не смотря на его оболочку, я увидел его. И вспомнил, каким он был… и каким был я.

— Да… я вижу это в твоих глазах, светлый бог. Ну, так что же? Скажи мне, кто я такой?

Мой рот наполнился кровью. В глазах помутнело. Я опустил вниз руки и нащупал, как в мой живот уперся длинный костяной шип из его лапы.

— Стой…!

Мне не послышалось…?

— Баракус, Лаетэр…

* * *

Да… все так и начиналось. Когда-то давно, когда я только был рожден из света и тепла, я помню, как меня приняли теплые руки моего отца. Верховного бога Девяти небес. Тогда, я уже помнил, его глаза. И жаждал быть таким же, как он. Быть светом и справедливостью всем мирам.

А потом…

В нашем доме появилось это… черный комок, завернутый в тряпки. Когда я спросил отца, чей это ребенок, он ответил, что это теперь мой брат. Верховный бог не может иметь двух детей, это всем известно. Но у меня появился брат. Но он родился черным, как ночь. Он был не похож на меня, и был совсем другим…

Отец просил, чтобы я поладил с ним, потому что, это очень важно. Потому, что мы части одного целого.

Но я не желал быть одним целым с этим чудовищем! Меня отвращала сама мысль о том, чтобы быть ближе к этому существу!

Я никогда не понимал отца. Мне не нужен был брат. Не нужен был тот, кто мог стать наравне со мной и быть таким же вершителем судеб многих миров. Не такой, как он…

Поэтому, однажды, когда, никто не видел и не знал… я, сверг своего брата с небес. Просто столкнул вниз, не заботясь о том, куда он попадет, и что будет делать. Я просто, хотел избавиться от него.

В тот же день, мой отец, внезапно скончался. Но я никогда не забуду, как он посмотрел на меня… я, думал, это было понимание неизбежного перед ликом смерти. Теперь, я понимаю, он понял, что я натворил. Я убил свет своего брата. Убил навсегда… и Баракус стал тем, кто он сейчас. Он создал себе последователей. Демонов. И потом многие тысяч лет война… за кого он мстил? За себя, или за отца? Или он мстил только мне?

Заточить его в Бездне было труднее всего… изначальная тьма, могла просто не выдержать, но, она поглотила его со временем, и его глас стал утихать с каждым веком. Я думал, что теперь смогу спокойно смотреть на этот мир…

* * *

Я снова вернулся. В нос лез запах гари и крови. Огонь бушевал повсюду. А он все смотрел на меня.

— Если ты пришел отомстить мне… то делай это. Я перед тобой.

— Ты думаешь, что я окажу тебе милость смерти? — его оскал заставил меня съежиться. — Это слишком просто… Я мучился жаждой мести в Бездне. И ты будешь мучиться там же! Но уже без крыльев и не как светлый бог!

Баракус схватил меня за плечо и вытащил костяной шип из моего тела. Я чуть не задохнулся от боли. Однако в следующую минуту, я закричал от ужасного рвущегося ощущения на спине. Баракус схватил меня за крыло и просто оторвал его, вырвав с костью.

Злость заменила мне боль, и я огрызнулся светлой атакой. Видимо от меня этого не ожидали. Баракус поймал атаку корпусом, и его протащило по каменному полу. Он пропорол камень головой и врезался в стену города.

Я кое-как поднялся. Немногие архангелы и серафимы подходили ко мне. В их глазах был немой вопрос.

— Господин… Баракус ваш брат?

Я затравленное озирался, но понимал, что уже не смогу соврать…

Однако я так и не произнес этого. Даже сейчас, мне было мерзко осознавать свое родство с ним! Даже сейчас, я не хочу иметь ничего общего с этой мерзкой тварью! И если, чтобы уничтожить его потребуется вся моя сила, так пусть так и будет!


Глава 25. Отринувший свет

Рэйдар


Я увидел, как Лаетэр отшвырнул от себя Баракуса. Тот отлетел от него, будто кукла, взметнул горы мрамора, и оглушительным треском врезался в стену. Камень крошился, как песок.

— Останемся здесь, и нас просто убьют, Рэйдар, — проговорил мне Велонсий. — Пускай они разбираются сами! Мы ничего уже не сможем сделать.

— Я не брошу Азеля и Агнэю… — упрямо прохрипел я.

— Нет больше Агнэи!

Я взглянул на ангела. Но вместо злости увидел лишь сожаление и печаль в его глазах. Ему было даже больнее, чем мне.

Я усмехнулся и встал на лапы.

— Спасайся. Ты достаточно увидел и достаточно был слугой лживого света. Теперь, ты можешь уйти отсюда. Тебя ведь ничто не держит теперь здесь. Ты более не ангел. Без крыльев, тем более…

Велонсий смотрел мне в глаза, и бушующее пламя, которое радостно танцевало на каменных плитах Светлого города, отражалось на его лице. И это был лик не ангела…

— Чего ты хочешь добиться? Что ты хочешь изменить, Рэйдар? Исход этой битвы? У тебя не выйдет. Ты ничтожно слаб по сравнению с ними. А если в твоей голове есть мысль о том, чтобы спасти Агнэю, так можешь расстаться с ней. Ее душа мертва. Навеки.

— Она пила мою кровь…

— Тьма Бездны, Рэйдар! — выругался Велонсий. — И что с того! Ты не вернешь ее обратно! Это невозможно! Ее тело теперь стало вместилищем Баракуса. Твоя кровь, давно уже покинула ее.

— Но я слышу ее… Она все еще там. Велонсий, ты можешь мне не верить, и я не буду просить тебя, сделать это. Но я готов повторить еще сотню раз… я не брошу их.

Велонсий глубоко вздохнул и опустил голову. А потом просто развернулся ко мне спиной. Даже если бы он ушел сейчас, просто не оборачиваясь, я бы не стал его винить. Нас ничто не связывает. И он мне, по сути, был никем.

— Какой у тебя план?

Я удивленно вскинул на него взгляд. А я уж думал, мне показалось…

— Ты остаешься?

— Тебе же оторвали пару рогов, но не уши, — вяло огрызнулся Велонсий. — Так какой у тебя план?

— Я хочу все это остановить.

— Ты сам хотел всего этого, Рэйдар.

— Но не такой ценой…

— Цена за мир, как и за право, воевать, всегда будет высокой, — нервно сказал ангел. — ИХ вражде уже сотни тысяч веков. И какой-то полудохлый демон, врядли сможет остановить это.

— Я тоже верю в тебя…

Велонсий желчно усмехнулся.

— Но тебе плевать, как я посмотрю…

— А когда было иначе?

Ангел вздернул бровь и скептично кивнул. Потом он подобрал у лежавшего убитого ангела меч и щит.

Я взглянул на то место, где стоял Лаетэр и несколько уцелевших серафимов. Там же стоял и Азель…

Оглянувшись на Велонсия, я проговорил.

— Мне кажется, Баракусу нужен Азель…

— С чего бы это?

— С самого начала боя, он держит его при себе. Защищает. Как думаешь почему?

Велонсий сощурил глаза и проследил мой взгляд.

— Думаешь, оболочка Агнэи слишком слаба?

— Дело не в этом. Баракус был уничтожен телесно, но дух его был заточен. Такая мощь не сможет долго находиться в одном сосуде. Он рискует потерять тело, и снова оказаться в Бездне. Поэтому ему нужен Азель. Как только он поймет, что сосуд не в силах больше держать его мощь, он сменит его.

— И ты хочешь перехватить его, до этого? Думаешь, сработает?

— Теоретически…

— Хотелось бы, больше конкретики. На кону наши жизни.

— Просто сделай все так, как я прошу, а потом будем думать.

— Если вообще сможем думать…

Я лишь усмехнулся. Велонсий язвит и огрызается, но ему страшно. И мне было страшно. Страшно сейчас, в эту минуту. Страшно за целый мир. Страшно за Азеля. Страшно, за Агнэю, которую обещал сберечь, но не сделал этого…

Страшно…

Чувство, доселе мне не знакомое, охватило мой трепещущий разум. И казалось, могло дать силы, для чего-то невообразимого.

* * *

Баракус поднялся на лапы. Каменная крошка и обломки колонн отлетели в стороны, будто от невидимого удара. Раздался треск и грохот. Оскалив клыки, и вперив безумный взгляд в своего брата, он устремился к нему, с такой скоростью, что воздух дрогнул. Но Лаетэр ждал этого. Костяной шип напоролся на сияющее лезвие. Лязг был чудовищен. Посыпались огненные искры. Азеля отшвырнуло куда-то в сторону. Он едва мог открыть глаза, а дышать приходилось с трудом. Воздух стал горячим настолько, что обжигал легкие.

С каждым новым выпадом или ударом, Баракус шипел сквозь зубы.

— Лицемер, предатель, трус…

Лаетэр морщился от каждой новой атаки, так как оторванное крыло, торчало костью наружу. Помогать ему никто не спешил… серафимы стояли за его спиной и не знали что делать, ведь их господин, оказывается, брат демона, да еще какого…!

— Я не был трусом! — закричал Лаетэр.

Его меч прошел в каких-то миллиметрах от длинного костяного шипа и вскользь оцарапал кожу на руке Баракуса.

Лаетэр отскочил в сторону, давая себе хоть мгновение передышки.

Баракус посмотрел на рану. Но из нее сочилась не кровь, а словно дым, струилась тьма.

Верховный бог заметил, каким взглядом демон смотрит на рану и решил сказать.

— Ты выбрал хрупкую оболочку… эта девчонка, не сможет держать в себе твои силы долго. Баракус поднял взгляд на Лаетэра. Сначала он молчал, но потом едкая усмешка скривила его губы.

— Мой отец…

— Он не был тебе отцом!

— … говорил мне, что ты обязательно будешь меня любить. Ведь, я часть тебя. Пускай и не такая светлая…

И я ему верил. Верил тебе. А ты знаешь, что все, что есть во мне твое?

— Замолчи! Закрой свою пасть, демон!

— Ты, светлый бог, родился вот с этим внутри!

И Баракус показал свою рану, сочащуюся тьмой.

Лаетэр нервно усмехнулся и направил на него меч.

— Я не верю ни одному твоему слову!

— Отец забрал всю тьму, что отравляла тебя. Забрал и создал меня. Но мерзость из твоей души, он так и не смог вытянуть… какая ирония.

Смех, раздавшийся над полем битвы, даже пламя заставило пригнуться.

Лаетэр в ужасе таращил глаза, и не мог даже пошевелиться. Казалось, осознание этого, сковало его. Не мог он, светлый бог, родиться с такой чернотой внутри! Ведь он никогда не чувствовал себя оскверненным! А если это произошло, то…

Мертвецки холодная рука легла на шею верховного бога. Лаетэр поднял, почти потухший взгляд на Баракуса.

Его безумные глаза заставляли его вспомнить все, что он сделал. Все что, отравляло его день за днем.

— Своей ненавистью, ты давал мне силу, — проговорил Баракус. — Проклиная меня, ты давал мне новый вздох.

Ладонь сдавила горло сильнее. Кожа зашипела и стала плавиться, но Лаетэр не чувствовал боли.

— И я… копил в себе, всю эту мерзость… терпел и ждал, что когда-нибудь, смогу от нее освободиться. Веками… тысячелетиями….

А когда, я больше не мог терпеть, Отец, забрал мою боль себе. И в тот же день, ты убил меня… то есть, ты так думал. Но, своей последней выходкой, ты отнял жизнь у нашего Отца!

Пламя, которое отражалось в его глазах, жгло нутро верховного бога, сильнее, чем яд.

Лаетэр поднял взгляд на Баракуса. И… из его глаз впервые, хлынули чистые, прозрачные слезы, которые окрашивались в кровавый оттенок, пока не стали кровью…

Дыхание обжигало огнем. Нутро выворачивало от боли. Хотелось закрыть глаза и умереть.

Но верховный бог, приоткрыв сухие губы, чуть слышно прошептал.

— Прости меня…

Во взгляде Баракуса, на мгновение, проскользнуло что-то, что заставило его холодные пальца ослабить хватку, но ненадолго.

— Мне не нужна твоя жалость!

Демон встал и просто приподнял Лаетэра в одной руке, как никчемную тряпичную куклу. Но тот даже не делал попыток освободиться.

— Я раздавлю твою душу на сотни осколков!

— Господин…

Баракус некоторое время, думал, что ему послышалось, но потом он понял, что видит перед собой израненного демона, который покорно опустил перед ним голову, с отломленными рогами.


Рэйдар


Внутри меня все прыгало и обрывалось, но я заставил себя не нервничать. Многое сейчас завесило от того, смогу ли я заболтать демона из самой Бездны.

— Господин… — снова повторил я и рискнул поднять голову. — Я — Рэйдар Азель. Многие тысячи лет, я преданно верил вашему делу. Верил, что вы наш освободитель. Я не так стар, как вы, но…

— Чего ты хочешь, Рэйдар Азель?

Легенды не врали. Находится в его присутствии очень тяжело. Тем более что сейчас, даже смотря на него, я все равно видел перед собой Агнэю…

— Вы свершили, свое правосудие… правда обнажилась. Лаетэр должен понести наказание по Высшему закону. Как вы и учили нас…

Лаетэр смотрел на меня, сквозь кровавую пелену, которая застила ему глаза. И я не мог понять, что же этот взгляд выражает…

Баракус усмехнулся.

— Во всех девяти мирах, нет правосудия для того, кто сотворил такое, Рэйдар Азель. Ты кровь от крови моей. Ты чувствуешь мой гнев. И должен понимать.

— Я понимаю господин, но… ваша месть уничтожит мир, в котором мы находимся. Умрут невинные души… разве, ваша месть стоит других жизней? Чем же вы тогда, лучше Лаетэра?

Вопрос повис в воздухе, как свист от ангельского меча.

Я даже опомниться не успел…

Лаетэр держал в руке рукоять сияющего оружия. Широкое светящееся лезвие, почти по гарду ушло в тело Баракуса. Демон поднял взгляд на верховного бога.

Тело полукровки плохо слушалось, после такого ранения. Рука, которая схватывала шею в железных тисках, ослабла. Баракус выпустил Лаетэра и упал на колени. Однако пока в его теле ангельский меч, сбежать он не сможет…

— Прости меня, брат… ты прав. Мне нет прощения в этих мирах. И никогда не будет…

Лаетэр держал Баракуса за лицо, и смотрел в его глаза. Его руки побледнели, и голос дрожал, — … но ты станешь мне наказанием…

— Велонсий!

Я крикнул ангелу и махнул лапой, давая знак.

Он как раз закончил чертить печать Бездны на мраморно полу, который, чернел от крови демона…

— Теперь… мы всегда будем вместе, мой брат… — прошептал Лаетэр и достал меч из тела Баракуса.

Черный зев, который открылся за их спинами, стали бешено засасывать воздух! Гремели молнии, и казалось, чернота из портала, говорила утробными голосами…

Черный дым, который хлынул во все стороны из тела Агнэи, Лаетэр схватил одной рукой, связав в узел.

Черная дыра становилась все больше и надвигалась ближе.

Я бросился к Агнэе, и схватил ее за руку, прежде чем, ее поглотила тьма! Ветер бушевал такой, что головы не поднять.

Рука девушки стала выскальзывать у меня из лапы. Не удержу!

И когда мои лапы стали скользить, и я понял, что не устою, и меня затянет, меня кто-то больно дернул за хвост и стал тащить.

Я кое-как поднял взгляд.

— Азель!

— Я… держу…!!!

И в этот момент мимо нас прошел он. Просто прошел, будто его ни капли не беспокоил сильный ветер, и угрожающий зев Бездны.

Лаетэр пошел вперед… левого крыла нет, правое волочилось по земле. Не светлый бог, и не демон…

Тьма захлопнулась, словно пасть, которая проглотила добычу.


Глава 26. Шаг в пустоту

Рэйдар


Тишина, которая царила на поле боя, неприятно резала слух. Было слышно, как бешено, стучит кровь в ушах. И тяжелое, сиплое дыхание Азеля рядом.

Кое-как приподнявшись, я открыл глаза. Азель лежал рядом, раскинув руки в стороны, прикрыв глаза. Велонсий подошел к нам и тяжело опустился около меня, взметнув клубы пепла и пыли.

— Все кончилось.

— Ты открыл проход в Бездну?

— Это место подходит им обоим… — вздохнув, проговорил Велонсий. — Там пусть хоть на головах стоят…

Я взглянул на Агнэю. Она была белее мела. Когда-то каштановые волосы, теперь поблекли. Кажется, что ее лицо просто застыло. Что она может в любой момент открыть глаза…

Велонсий положил мне руку на плечо.

— Мне жаль, мой друг.

Азель громко шмыгнул носом. Странное чувство. Будто, чего-то не хватает. Чего-то очень важного.

— Я ее не чувствую… — проговорил я. Хотя говорил я, скорее, сам себе. Но Велонсий печально хмыкнул.

— Она мертва. Конечно, ты не чувствуешь ее.

— Дело не в этом…

— Рэйдар… — Велонсий нервно вздохнул, но Азель перебил его, подскочив к нам.

— Он прав! Пока Баракус был здесь, я чувствовал, что Агнэя жива. Чувствовал ее душу!

Ангел переводил взгляд с меня на моего отпрыска, потом обратно. Наконец, он усмехнулся и потер переносицу.

— Да вы сума сошли…

— Но что если Агнэя все еще жива… там, в руках Баракуса? — настойчиво проговорил Азель, сжимая кулаки. — Что если, ее душа каким-то чудом, уцелела?!

— Даже если это и так, то открыть вход в Бездну еще раз… это опасно, — сказал Велонсий, понимаясь на ноги. — Всего несколько минут, и она может поглотить все…

— Я открою вход, а потом, ты и Азель, будете держать его какое-то время. Я найду душу Агнэи и верну ее.

Азель и Велонсий переглянулись.

— Мы вдвоем не удержим ее! — Велонсий, нервно махнул рукой. — Тут, как минимум, нужна помощь трех ангелов.

— Придумай, что-нибудь… — сказал я, усмехаясь.

— Рэйдар, зачем тебе это?

Но я не успел ответить. Азель влез между нами и, уперев руки в бока, зло проговорил.

— Что значит, зачем?! Агнэя наша семья! Она была нашим другом! Она приняла на себя все удары, а теперь, когда ей нужна наша помощь, ты предлагаешь бросить ее, дядя?!

Велонсий печально улыбнулся и потрепал Азеля по волосам.

— Иногда, я вижу в тебе свою сестру, Азель… ты смел, как и она. Но, на этот раз, я говорю серьезно. Рэйдар, чтобы держать врата бездны открытыми, нужно много сил. Если я и Азель не справимся, она поглотит все…

Я собирался сказать еще что-то, но в этот момент Азель стал тыкать куда-то вверх, показывая на крылатые тени.

Моя мать не изменилась. Все такой же надменный взгляд, и все так же носит белое. А рядом с моей матерью, на потрескавшийся мраморный пол, грузно опустился наш Верховный.

Хагал никогда не покидал наше измерение.

Моя мать осмотрелась и презрительно сплюнув, повернулась ко мне.

— Я говорила, что эта девчонка, выйдет всем нам боком.

— Эта девчонка, сделала то, что никто сделать не осмелился, мама, — проговорил я спокойно. — Если ты прибыла на небеса, чтобы злорадствовать надо мной, то попрошу тебя удалиться.

Но она лишь усмехнулась, и подошла ко мне. Ее руки непривычно взяли мое лицо в свои ладони. Она посмотрела в мои глаза и выдохнула, будто внутри у нее была огромная ноша, которая, наконец, исчезла.

— Я рада, что ты жив.

Я лишь кивнул.

— Бабушка, ты поможешь нам?

Моя мать зыркнула на Азеля, но ничего не сказала. Удивительно…

— Мы здесь, лишь с одной целью, — подал голос Верховный. — Рэйдар, твоя выходка, стоила целому миру огромных разрушений. Баракус мог уничтожить здесь все. Небеса находятся в разрухе. И я бы хотел быть уверенным, что эта… неприятная ситуация не выйдет нашей расе потом боком. Где Лаетэр? Разговор лучше продолжить с ним.

Я и Велонсий переглянулись.

— Верховного бога больше нет, — сказал ангел, когда молчание затянулось. — Я открыл врата Бездны, и она поглотила их обоих…

Моя мать так на нас вытаращилась, что казалось, просто свернет шеи. Хагал прикрыл глаза, и в задумчивости почесал рог на лбу.

— Лаетэр должен быть возвращен.

— Он получил по заслугам! — выкрикнул Азель. — Ему там самое место.

— Молчи, если понятия не имеешь, о чем разговор! — зло рыкнула моя мать и дала Азелю подзатыльник своим хвостом.

Я повернулся к Верховному, для разъяснений.

— Зачем его возвращать?

— Не смотри так на меня Рэйдар. Понимаю, что ты чувствуешь, но это необходимо сделать. Лаетэр не назначил приемника.

— Им может быть любой достойный ангел, — отмахнулся я. — Не вижу никакого смысла, в возвращении этого бога.

— Если бы все было так просто… — вздохнул Хагал. — Лаетэр, последний верховный бог Девяти небес. У него должен быть приемник, сотворенный из света и благодати его души.

— Ха! — Азель громко хмыкнул и сложил руки на груди. — В его душе нет ничего, кроме черноты. Что хорошего он мог бы породить?

Моя мать посмотрела на меня, и в ее взгляде я увидел необходимость этого решения. Однако я не понимал почему.

— Мама, если ты знаешь, что-то…

— Во всех мирах есть понятие равновесия, — проговорила она. — Верховный бог, своим присутствием уравновешивал небытие и бытие. Если его не будет…

— Небытие возьмет верх, — докончил Хагал. — Бездна вырвется на волю и поглотит все, до чего дотянется. Растворит в себе. Как было до начала времен. Все ввергнется в пустоту. Это лишь вопрос времени…

Я перевел взгляд на тело Агнэи. Все, ради чего мы сражались, от чего пытались уберечь все миры… и какой в том толк, если нельзя спасти одну единственную жизнь?

Азель подошел ко мне и взглянул в глаза.

— Отец, что нам делать?

— Велонсий, начерти печать, — сказал я и повернулся к ангелу. — Кажется, мне в любом случае придется пойти в Бездну.

Ангел вздохнул и посмотрел на Верховного демона.

— Если Лаетэр знал это, то почему так бездумно шагнул в Бездну? Почему так поступил?

Вопрос Велонсия остался без ответа. Почему? Я видел все, что тут было, и мне казалось, что раскаяние творит чудеса. Я думал, что Лаетэр осознанно решил уйти вместе с братом, чтобы спасти все миры. Но теперь, эта идея не кажется мне такой уж хорошей…

Велонсий повернулся к тому месту, где не так давно были открыты врата Бездны. Он снова начертил печать, используя свою кровь.

— У тебя будет не так много времени Рэйдар, — сказал он, глядя мне в глаза. — Если ты не успеешь, то можно считать, что конец, всему живому наступит сегодня.

— Не нагнетай, — усмехнулся я. — Я вернусь, и буду дальше тебя раздражать своим существованием.

Велонсий усмехнулся, хотя улыбаться сейчас хотелось меньше всего.

— Когда откроются врата, мы будем держать их, — сказала моя мать, — Верховный и мой внук, помогут. Но даже этого не хватит надолго, Рэйдар. У тебя будет не больше трех минут…

— В Бездне время идет иначе, — предупредил Велонсий. — Тебе может показаться, что прошла целая вечность. Не дай этому обмануть себя. Найти Агнэю и Лаэтера раньше… и прошу, не делай глупостей.

Меня хватило лишь на короткий кивок. Все жилы напряглись. Все три сердца стали бешено колотиться. Бездна — это самое страшное, что может случиться с любым живым существом. Когда-то ей пугали маленьких демонов. А теперь, мне предстоит самому испытать на своей шкуре, что это значит…

— Отец, — Азель встал у меня на пути, — я сам могу пойти. Я смогу учуять душу Агнэи и…!

— Нет, Азель. Моя кровь могла оставить отпечаток на ее душе. А значит, только я смогу приказать ей вернуться.

Мой отпрыск хотел сказать еще что-то, но я поднял лапу и остановил его. Слова сейчас ничего не дадут.

— Велонсий, я готов.

Ангел кивнул и, встав напротив печати, произнес слова открывающие замки врат Бездны.

Сначала ничего не происходило. Но потом в воздухе появилась черная точка, которая стала расти и искриться злыми фиолетовыми молниями. Треск нарастал, пока не превратился в оглушительный грохот.

Я шагнул ближе и почувствовал, как воздух стало засасывать в эту черноту с диким воем.

Моя мать, Верховной демон и Азель стали по разные стороны и бормоча слова защиты, наложили на печать и вход в Бездну купол, который запечатал пространство.

Не знаю, что чувствовал тогда. В голове не осталось ни одной мысли. Лишь черный зев Бездны, который смотрел мне в душу своими ненасытными глазами. Не спорю, у меня тряслись лапы. Мне было страшно так, как никогда не было. Этот страх заставлял вжать голову в плечи и дать деру.

Но где-то там была Агнэя. И что — то мне подсказывало, что она бы не отступила, будь перед ней хоть сотня таких врат.

Затаив дыхание, я шагнул в липкую тьму, которая хохоча, и будто играясь, поглотила меня и мой разум…


Глава 27. Дар бога

Рэйдар


Темно.

Нет, не так…

Здесь просто ничего нет. Ни света, ни звуков, ни голосов. Просто черная Бездна без края и конца.

Где искать в таком месте душу?

Я пошел вперед. Хотя в таком месте, нет понятия вперед или назад. Просто идешь.

Прямо над моей головой раздался взрыв. В ушах зазвенело. Потом еще один взрыв. И еще один. Они гасли тут же, пожираемые ненасытной тьмой. При каждом новом взрыве, я видел, на доли секунд, две смутные фигуры, которые противостояли друг другу. Снова и снова. Раз за разом.

Тьма хохотала отвратительным голосом и болью отражалась в сознании. Не поддаваться.

Когда очередной взрыв раздался прямо у меня под носом, я не успел ничего сделать. Только лишь заметил, как на меня, отброшенный взрывом, летит Лаетэр.

Верховный бог влетел мне в руки, и мы вместе упали. Нас достаточно далеко протащило.

Я не видел его лица, но судя по сиплому дыханию, он был слаб.

— Лаетэр, ты слышишь?

— Кто… это?

— Это я, Рэйдар Азель. Ты пытал меня.

Раздался смешок.

— Зачем ты здесь? Хочешь увидеть мое Падение лично?

— Да, мне вот делать нечего. Решил, а наведаюсь-ка я в Бездну, — огрызнулся я и поставил его на ноги. — Ты мог столкнуть Баракуса в Бездну. Зачем ты за ним сунулся?!

— Его необходимо обуздать…

— Очень смешно. Ты себя видел?

— Нет… тут темно.

— Заканчивай острить! — взбесился я и рыкнул огнем. — У тебя не осталось приемника. Ты должен вернуться.

Было слышно, как он усмехнулся, а потом я увидел слабый свет в его руке. Маленький шарик, не больше яблока, светился теплым светом. Он отгонял эту липкую тьму.

— Смотри, демон… — вздохнул Лаетэр и показал мне этот свет. — Это все, что осталось от моей благодати. Это весь свет, который остался во мне. Как думаешь, какого приемника, я мог бы сотворить из этого света? И как быстро он умрет?

Слова комом встали в горле. Все напрасно…

Лаетэр увидел мой взгляд и улыбнулся.

— Ты думал, я не понимаю, что происходит? Я все прекрасно понимал. И знал, зачем иду сюда… я не смогу сотворить приемника Девяти небесам. От меня нет толку…

— Тогда все теряет смысл… — вздохнул я и прикрыл глаза.

— Смысл…

Свет в руке бога постепенно погас, пока полностью не пропал и мы снова не погрузились в темноту.

Новая атака, откуда-то сверху, была неожиданной и сокрушительной. Меня подбросило, как тряпичную куклу и швырнуло куда-то далеко. Я слышал, как шипит кожа на лапе и морде. Еще один рог оторвало, к чертям. А крыло, которое было порвано, теперь болталось лишь на тонком лоскутке кожи.

Стискивая зубы, я кое-как поднялся.

— Лаетэр!

Ни звука в ответ. Неужели, его могло убить?!

Фиолетовые молнии, которые внезапно пронзили темноту, с треском напоролись на сияющий щит, который и держал Лаетэр. А над ним, изрыгая ужасную мощь, летал Баракус.

И тут мне вспомнилось, о чем они говорили… тогда еще в Светлом граде. Лаетэр отравил Баракуса своей гордыней, ненавистью и алчностью. Они части друг друга… невозможно убить одного и при этом выжить другому. Они ведь понимают это… тогда, зачем сражаются?

Грохот атак стал просто нестерпим. Пришлось пригнуться и пробиваться к Лаетэру ползком.

Поднялся сильный воющий ветер. Еще чуть-чуть и просто содрет кожу с костей!

Надо торопиться…

Я, кое-как дополз до Лаетэра, но думал, что его защитный купол не пропустит меня, однако, едва я приложил к нему лапу, то тут же оказался внутри. Здесь было тихо. Звуки диких и бешенных атака Баракуса, доносились приглушенно. Его остервенелый рев, больше не тревожил.

Я, кряхтя, встал на лапы. Лаетэр был спокоен. Его руки были сложены в защищающем жесте, а в ладонях он держал тот самый свет…

— Его не хватит надолго… — хрипло сказал Лаетэр.

— Тогда нам надо выбираться отсюда.

— Я не могу.

— Слушай, я понимаю, что эта огромная клыкастая тварь, твой брат, но он окончательно слетел с катушек! Его нельзя убить, как нельзя выпустить отсюда. Поэтому я предлагаю, убираться самим.

Лаетэр лишь немного скосил на меня взгляд. В его лазоревых глазах отразилась невыносимая мука. И, кажется, он хотел сделать то, что могло дать покой им обоим.

— Я никуда не пойду, Рэйдар Азель. Но ты уйдешь отсюда. И заберешь с собой то, что сотворит в Третьем мире нового бога всего сущего.

Я перевел взгляд на сияющий шар из света в его руках. То, что сотворит нового бога…

— Ни черта не понял. И богов я никогда не создавал. Но если тебе так приспичило умереть, то я…

Лаетэр протягивал мне свой свет. Я удивленно вытаращился на него. Но меня больше удивило, что в этом сгустке света я отчетливо слышу сердцебиение! И я знаю, чье сердце так стучит…

— Агнэя!

— Да, — кивнул Верховный, — когда мой меч пронзил тело Баракуса, он потерял свою физическую форму. И душа той полукровки оказалась на свободе. Она пришла ко мне… и я, спрятал ее в свой свет.

Я, не веря, протянул руки.

— Как только он окажется в твоих руках, защита падет, Рэйдар, — предупредил Лаетэр. — И тогда, тебе придется искать отсюда выход очень быстро…

— А что будет с тобой?

Мне показалось, что мой голос прозвучал громко, но нет…

Купол защиты крошился на мелкие осколки. Еще совсем чуть — чуть, и пламя Баракуса спалит нас дотла.

— А я буду со своим братом…

Сияющая рука бога, протянула мне свет, и он легким перышком соскользнул в мою окровавленную руку, даря умиротворяющее тепло.

Купол треснул и рассыпался, как песок.

— Беги Рэйдар…

Я смог лишь кивнуть. Подорвавшись на лапы, я бросился бежать в темноту. Куда, и как… где же врата из Бездны?! Куда мне бежать?!

Прижимая к себе шар из света, я чувствовал, что в моих лапах трепещет сердце Агнэи. Такое беззащитное и такое теплое…

Когда я понял, что вижу, свои лапы, было поздно. Интересно, а бездна когда-нибудь озарялась светом погибающего бога?

Я смотрел, не в силах оторвать взгляд. Как сотни солнц зажглись в одном месте…

Баракус пытался достать до Лаетэра через этот свет, но не мог. Он выл и огрызался черным огнем, но все было бесполезно.

Свет ранил его. Сдирал кожу с мышц и оголял кости. А когда его ужасная лапа, с оголенными костяшками, едва дотрагивалась до лица Лаетэра, Верховный поднял руку, взял его лапу в свою ладонь.

Такого ужасающего рева я никогда не слышал…

— Прими мой свет, брат…

Голос Лаетэра эхом отразилось от липкой тьмы. Свет померк, так же быстро, как и появился, а потом воздух дрогнул, как от удара. И на месте бога и демона рождался огромный взрыв чудовищной силы!

Я видел, как алая волна жара, все ближе подбирается ко мне. Как раздувается нутро взрыва, как языки пламени переплетаются в этом ужасном танце смерти.

Тепло обдало мне пальцы. Я скосил взгляд вниз. Она всегда была такой… всем верила. Была такой хрупкой и беззащитной. Всегда влипала в неприятности. И мне всегда приходилось волноваться из — за нее…

Глупая Агнэя… вот бы ты никогда не встретила меня…

Огонь опалил мне морду, а потом наступила тишина, которая растворила мое сознание.


Агнэя


Просыпаться было больно. Воздух опалил мои легкие, и я закричала, пытаясь вытолкнуть эту боль из себя. Пахло гарью, кровью и огнем.

Мне хотелось вдохнуть свежего воздуха. Хотелось ощутить прохладу ветра.

Новый приступ боли заставил меня скрючиться. Выворачивало руки и ноги. Спину ломило напополам. Казалось, хребет пытаются вытащить…

— Агнэя!

Теплые руки. Я помню это прикосновение. Но, это было так давно…

Открыть глаза…

Яркий свет полоснул по глазам, и я с криком их закрыла. Я вскинула руки к лицу, стараясь спрятать их от этой боли.

— Несите ее под крышу! Скорее!

Меня легко приподняли. Казалось, что я ничего не весила.

— Все хорошо… все хорошо, Агнэя! Ты… в безопасности. Ты будешь жить.

Буду жить…

И голос я помню. Рэйдар всегда ворчал на меня именно таким голосом. Неужели это он?

Я попыталась позвать его, но язык прилип к небу, и не желал поворачиваться. И вместо слов, из груди вырвался непонятный хрип.

— Сюда! Осторожно! Она уже начала перерождаться!

Перерождаться? В кого?

В этот момент теплая вода, обняла мое тело, как пуховое одеяло. Никогда бы не подумала, что это может быть так приятно. Наконец-то…

Пока я засыпала, то слышала обрывки голосов. Кто-то смеялся, кажется, это был Азель. Значит, он жив…

Знакомый голос бабушки Азеля. Она тоже была рада. Кажется, мы и правда избежали большой беды. Все радовались. Я чувствовала их радость всем своим существом, и мне стало легко на душе, будто сняли огромный камень.

— Я побуду с ней.

— Рэйдар, с ней все хорошо. Посмотри на себя. Тебе нужно лечение. Идем.

— Я боюсь, что, едва я выйду отсюда, то она пропадет…

Послышался смешок.

— Ты, кажется, влюблен, мой друг…

Послышались удаляющие шаги.

Мои губы дрогнули, и я смогла улыбнуться.


Глава 28. Богиня Девяти Небес

Агнэя


Я проснулась, от того, что в глаза лез настойчивый свет.

В теле была непривычная легкость, будто я была невесома. Я приподнялась, и увидела себя в каком-то странном источнике, который искрился теплым мягким светом. Где я? И что это за место?

В памяти всплыли картины недавнего прошлого.

Рэйдар!

Я вскочила на ноги и чуть не упала. Спину заломило от тяжести. Протянув руку, я наткнулась на мягкие белые перья. Скосив взгляд, я с изумлением обнаружила у себя на спине четыре огромных крыла! Что случилось?! Почему я…?!

— Вы проснулись госпожа?

Я обернулась на голос.

— Велонсий…?

Да, это был тот самый ангел. Только почему-то без крыльев…

Он подошел ко мне и, сняв плащ со спины, укутал меня в него. Я рассеяно наблюдала за его действиями и потом, подняв взгляд, решила спросить.

— Где я?

— В целебных источниках, — тут же с готовностью ответил он. — Ваше тело должно было переродиться. Все-таки принять свет бога, это довольно болезненная процедура. Как вы себя чувствуете?

— Какой свет…? — полушепотом уточнила я. — Бога?

Велонсий кивнул и с поклоном предложил идти за ним.

Плотнее укутавшись в его плащ, я пошла следом.

Вскоре коридор вывел нас к большой арке, за которой начинался сад с колоннами из белого мрамора… то есть, видимо раньше, тут был сад и колонны…

Значит, мне не приснился тот запах гари и крови…

Белые плиты мрамора были выжжены огнем. Кое-где были огромные котлованы и рытвины, как от взрывов. Над землей вился удушливый белесый дым. Мертвые тела лежали в неестественных позах…

Я так сильно сжала плащ руками, что пальцы побелели. А затем мой взгляд упал на два белых комка у подножья лестницы. Приглядевшись, я с ужасом увидела, что это были оторванные ангельские крылья. Вскрикнув, я отступила, но Велонсий мягко поймал меня за плечи.

— Все хорошо, госпожа. Все давно кончилось…

— Что тут было? — тихо спросила я.

— Здесь был Баракус.

В глотке пересохло, а потом сердце стало бешено стучать.

— И где он сейчас?

— Судя по всему, мертв…

Я вскинула глаза на Велонсия, но он смотрел на меня и слабо улыбался.

— Тогда Лаетэр тоже мертв.

— Вы помните, что-нибудь госпожа?

Помню ли? Я давно забыла, где кончилась реальность и началась другая. Последнее что я помнила, это огромный дымящийся котлован на месте моей родной деревни…

А потом лишь пустота и мрак.

Велонсий понимающе кивнул и не стал больше лезть с расспросами.

— Что ж… пойдемте. Вас надо одеть. Не пристало богине Девяти Небес ходить голой.

Я даже не нашла, что сказать. Богиня?

Лаетэр отдал свой свет мне? Почему мне? Я ведь простая полукровка… я ничего такого не сделала в своей жизни, чтобы заслужить подобное. Ничего ведь…

— Велонсий!

Я поймала ангела за рукав кольчужной рубашки, и он удивленно оглянулся на меня.

— Где… где сейчас Рэйдар?!

Ангел слегка улыбнулся и проговорил.

— Он пока что занят. Надо уладить кое-какие дела. Я взял на себя смелость и созвал совет Темных. Теперь все изменится, и надо быть к этому готовыми. Совет Светлых богов скоро прибудет. Необходимо их поприветствовать…

Много вопросов требуют срочного решения. Восстановление Светоносного города, устранение разрушений в Третьем мире и…

— Каких разрушений…?


Велонсий повернулся ко мне. В его взгляде я увидела то, от чего стало не по себе.

— Госпожа, противостояние Баракуса и Лаетэра не осталось бесследным. Не только для нас, но и для Третьего мира. Я бы не хотел, чтобы вы смотрели на это. Предоставьте все мне, и я…

— Я хочу посмотреть.

— Госпожа, я…

— Я должна это увидеть, Велонсий.

Ангел лишь вздохнул и кивнул. Потом он показал рукой в ту сторону, где раньше были ворота города. Но теперь там были лишь груды камней.

Рэйдар


Ужасно долго длились заседания. Дни тянулись медленно. А вестей от Велонсия все не было. Чтобы хоть как-то отвлечься, я решил подготовить новые соглашения мирного договора между двумя расами. Но даже сейчас сидя в темной библиотеке моего рода, и держа перед собой старинные пергаменты, я не видел слов на них. Я будто смотрел сквозь них и все чаще возвращался к тому разговору с Велонсием.

«— Как долго она будет спать?

— Неизвестно. Перерождение очень долгий процесс, Рэйдар. Может день, может два дня. Или век…

— Век?!

— Всегда было по-разному. Наберись терпения. Ты ведь демон. Разве ты не сможешь подождать какой-то век?»

Целый век…

Пергамент шурша, выпал из моих рук, куда-то вниз. Бесполезно. Я не смогу заткнуть эту дыру работой…

— Отец?

Я поднял взгляд. Азель стоял в большой арке у входа, и смотрел на меня.

— Бабушка волнуется. Ты здесь уже неделю.

— Она разрешила называть себя бабушкой? — решил сменить я тему разговора. — Удивительно. Считай, тебе повезло.

Азель подошел ближе и поднял с каменного пола бумаги. Вяло скользнув по ним взглядом, он снова посмотрел на меня.

— Я понимаю, что это трудно. Но дядя Велонсий сказал нам ждать. Пока мы ждем, надо исправлять то, что произошло.

— Ты очень молод Азель. Ты пока не понимаешь, о чем говоришь. Но, все равно спасибо…

Азель нахмурился и понял, что я отсюда не вылезу в ближайшие недели. Он пожал плечами и, развернувшись, пошел обратно.

— Агнэя проснется.

Я удивленно вскинул глаза. Азель смотрел на меня, и в его взгляде было столько веры в слова, которые он произнес, что мне и самому захотелось поверить им.

— Да, проснется…

Азель ушел.

Я вспомнил, как Лаетэр отдал мне ее душу и свой свет. Вспомнил, как держал ее в руках, и желал всем сердцем, чтобы она никогда не знала меня. Чтобы ничего этого не было. Чтобы просто прожила свою жизнь, как человек…

А потом, я вспомнил, как меня испугали эти мысли. Когда я чудом спасся из Бездны, я решил, что мое желание было исполнено. Но вот я увидел Агнэю, и услышал ее сиплое дыхание… и вознес хвалу всем богам и демонам, что все осталось, как есть. Как трус…

— Господин! Господин…!

Я раздраженно повернулся на крик слуги. Небольшой демон, всего каких-то триста лет от роду. Мальчишка. Он остановился около меня и натужно пыхтя, высунул все три языка. Видимо, долго бежал ко мне.

— Меня не будет на совете, — проговорил я, и снова углубился в чтение пергамента. — Передай моей матери, чтобы прекратила отправлять ко мне посыльных! Это все.

— Но… господин… я не от вашей матушки… — заикаясь от усталости, пролепетал демоненок. — Вот… это… вам велено передать. Прямо сверху…

Посыльный держал в лапе аккуратный свернутый в трубочку, пергамент. Ни печати, ни подписи.

Я удивленно приподнял рога.

— Кто велел передать?

— Дык… — замялся посыльный. — Я, если честно, и сам не понял… сижу себе, никого не трогаю. И тут бац! Прямо по лбу! Упал на меня этот сверток. И голос такой говорит «Передай Рэйдару Азелю». Ну, я сразу к вам.

— Ладно, понял. Иди.

Посыльный кивнул и поспешил умчаться. Я еще какое-то время слушал звук его копыт в коридоре, и когда они стихли, развернул пергамент.

На нем коряво были написаны руны нашей расы.

«Здравствуй Рэйдар…»

Агнэя!

«… Я пока плохо пишу на рунах вашей расы, но Велонсий подсказывал мне, и я смогла написать.

Я бы очень хотела увидеть тебя и Азеля. Если ты сможешь…»

Дальше я не стал читать. Не помню, чтобы раньше я так бегал. Но вылетев в арку библиотеки, я сразу направился к площадке, у края большого зала совета.

Азель уже был там и беседовал с моей матерью.

Мой отпрыск удивленно открыл рот, когда увидел меня.

— Отец? Что случилось?

— Пойдешь со мной!

— Куда?!

Но я уже открыл портал в Третий мир. Моя мать усмехалась, видя мое настроение.

— Рэйдар, надеюсь, ты понимаешь, что эта полукровка уже не та, что раньше?

Я обернулся к матери, но она говорила серьезно.

— Что ты хочешь этим сказать?

Она вздохнула и подошла ко мне. Азель недоуменно переводил взгляд и не понимал, что происходит.

— Это раньше она была Агнэей. Полукровкой. А сейчас она богиня Девяти Небес. Думаю тебе не надо говорить, что…

— Не надо.

Моя мать удивленно взглянула на меня и замолчала. Я стоял перед порталом и напряженно молчал. Азель подошел ко мне, но так и не решился заговорить.

— Подумай. Может тебе лучше забыть ее. Может, будет проще никуда не идти. Если ты с ней увидишься, тебе будет лишь больнее. Она Светлая богиня, а ты демон.

— Бабушка, я не понимаю… — подал голос Азель. — Какая разница, что Агнэя стала богиней? Она ведь наш друг! Она осталась моим хранителем…!

— Все не так просто, Азель, — вздохнула моя мать. Она снова перевела взгляд на меня. — Рэйдар, что ты решил?

Я посмотрел на темный зев портала.

— Так Агнэя уже очнулась?! — радостно воскликнул Азель. — Ну что же мы стоим?! Отец! Скорее, идем!

— Рэйдар…

Я поднял глаза на мать. Она говорила все это, чтобы уберечь меня. И пыталась оградить меня от последствий моего решения. Но сейчас, мне меньше всего хотелось слушать ее. Тем более знать, что на моем пути есть какие-то преграды. Я просто хотел ее увидеть. Узнать, что с ней все хорошо. Просто увидеть.

— Я пойду.

— И тебя не отговорить?

— Увы, — я кисло усмехнулся. — Если бы в моем сердце были сомнения, я бы даже не думал о том, чтобы покинуть свой дом и отправиться в Светоносный град. Но сейчас, мне это надо, мама.

Она вздохнула и, подойдя ко мне, прикоснулась к моему лицу.

— Обратного пути не будет, Рэйдар. Она богиня, ты демон.

— Тем обиднее будет, не увидеть ее, — усмехнулся я, и отнял руку матери от лица. — Это зрелище стоит того. Не надо переживаний мама. Я все прекрасно понимаю.

— А я вот, ничего не понимаю! — влез Азель. — Может, вы мне объясните?

Но конечно, вопрос моего отпрыска остался без ответа. Я запихнул его в портал и шагнул следом. Однако на сердце остался очень тяжелый осадок…


Глава 29. Тяжелая ноша

Рэйдар


Попав в Третий мир, я смог спокойно выдохнуть и успокоиться. Эйфория от письма Агнэи тут же улетучилась. В голове снова вспылили слова матери. Да, она богиня. А я как был, так и остался простым демоном. По всем законам Девяти миров, мы не могли быть вместе. Даже просто видеться…

Осквернить Богиню, дело нехитрое. А вот если это Верховная богиня, потом хлопот не оберешься. Конечно, это все поправимо, но рисковать равновесием миров снова, не очень-то хотелось.

— Отец?

Я кисло усмехнулся и посмотрел на Азеля. Мой отпрыск сильно вырос за все это время. Но он по-прежнему слишком доверчив. Слишком сильно привязывается. Ну, ничего. Лет через восемьсот, это пройдет. Он будет понимать, что есть такие чувства, о которых лучше не знать. Что лучше не доверять никому, кроме себя самого. Что лучше не любить. Никогда и никого…

— Отец?

Я встрепенулся. Кажется, мысли захватили меня куда больше, чем думал, я сам.

— Все хорошо?

— Не знаю… — я пожал плечами, от чего спина заныла. Растет новое крыло. На месте вырванного. Еще и чешется… — Ты ведь слышал слова своей бабушки. Как я теперь покажусь там? Как покажусь ей на глаза? Зачем все это? Возможно, моя мать была права. Не стоит делать то, что впоследствии доставит муки и лишние переживания. А я именно это и хочу сделать…

Азель растеряно смотрел на меня и не знал, что сказать. Я чувствовал его настроение. Он был в замешательстве. Он хотел увидеть Агнэю, но доставлять этим самым мне боль, он не желал.

— Может тогда…

— Нет, — я не дал Азелю договорить, — Это все просто страх. Я боюсь. Боюсь ее увидеть. Она просила в письме скорее прибыть наверх, но думаю, что Велонсий тоже объяснил ей, что к чему…

— Думаешь, она послушает?

Я хмыкнул.

— Она теперь Богиня, Азель. У нее много неотложных дел…

Я обвел взглядом выжженную черную землю. Помутневшие небеса, закрывали голубое небо. Под копытами хрустела зола и пепел. Бой Баракуса и Лаетэра не остался незамеченным. Интересно, какие разрушения понесли другие миры? А ведь это все надо теперь исправлять. И это будет делать Агнэя. Какая дружба? Какие отношения? У нее много дел.

Азель понял меня без слов. Мы стояли на месте какое-то время, потом, нас обдало волной горячего воздуха, перемешанного с пеплом. Взмах огромных ангельских крыльев, заставил меня отшатнуться.

Азель радостно взвизгнул.

— Дядя!

Велонсий с радостью обнял своего племянника и потрепал его по голове. Я слегка улыбнулся и обвел взглядом его новый наряд.

— Одели тебя, как лорда…

— Должность обязывает, — пожал он плечами. — Советник Богини, как-никак…

— Да и крылья новые…

— Да. На своих двоих такую работу не провернешь… — усмехнулся он, и наконец, протянул мне руку. — Я рад, что ты смог прийти Рэйдар.

Протянув ему руку, я отметил его замешательство. Да, он был рад увидеть нас, но его что-то тяготило. Он хотел это сказать, но его что-то останавливало. Будто он боялся, моей реакции.

— Ладно, давай не будем играть в недотрог, Велонсий, — мрачно проговорил я, и отнял руку. — Ты пришел не просто так. Тем более, раз ты теперь советник Богини, то она послала тебя передать нам кое-что? Я прав?

Велонсий печально усмехнулся и потупил взгляд. Ну, вот… а я что говорил.

— Да, она велела мне вас проводить.

— А то я дорогу не знаю.

— Рэйдар, не паясничай, — Велонсий нахмурился и свел брови на переносице. — Она сильно рискует сейчас. Не окрепшая богиня, может подхватить скверну. А я веду к ней демона. Пораскинь мозгами, хоть немного.

Я замолчал, и мне стало стыдно. Да, она рискует собой, просто имея желание увидеть меня и Азеля. А я уж подумал…

— Тогда идем! — Азель, как обычно нетерпелив. — Идем! Чего мы стоим?! Отец! Дядя!

Я вздохнул и посмотрел на ангела.

— Ладно. И куда ты нас доставишь?

— Увидишь.

Велонсий расправил крылья, и просто махнув ими пару раз, обрушил на нас дикий поток воздуха. Я ощутил перемещение, но не понял, что мы прибыли на место. От чего мои лапы подогнулись, и я упал на искореженный мраморный пол. Я знаю это место. Здесь раньше была стена Светоносного города, пока её не разрушил Баракус.

— Это пока единственная часть города, без наблюдения, — пояснил Велонсий. — Почти везде уже закончили восстановление.

— Где она?

Велонсий указал взглядом куда-то вперед.

Я вздохнул и… сменил обличье. Пусть увидит меня таким. Так мы с ней встретились. Я уверен, она помнит этот облик. Велонсий промолчал. Он просто отвернулся, и, расправив крылья, взмыл куда-то вверх.

Азель проследил его полет, и гулко сглотнув, двинулся за мной.

— Разрушения гораздо глобальнее, чем я думал… — проговорил Азель. — Здесь уборки лет на триста…

Но я не обращал внимания на его слова. Я шел среди руин и пытался увидеть ее. А когда теплый свет коснулся моего лица, я чуть не задохнулся от щемящего чувства в груди.

Она сидела на краю поломанной мраморной плиты. И было видно, что она пока плохо контролирует свою ауру. Та была печального синего оттенка. Громадные крылья, лежали сзади нее, будто покрывало. И как она их носит?

Легкая туника из ангельского шелка, обволакивало ее тело, как облако. Струилось и переливалось всеми цветами радуги. На голове легкий венец, из маленьких холодных звезд.

Я стоял и таращился, как дурак.

Азель облизал пересохшие губы и, сглотнув, позвал.

— Агнэя!

Богиня встрепенулась и повернула голову.

Она не изменилась. Пускай, теперь в ее теле течет энергия всех миров. Пускай, она теперь всесильное божество. Но глаза принадлежали моей Агнэе. Той самой, и больше никому…

Пока я думал об этом, она легко вскочила на ноги, и, расправив крылья, сделала взмах. И пока она спускалась к нам, я видел, как она плачет и тянет ко мне руки.

Предостережения тут же улетучились, как только ее прохладные ладошки коснулись моей шеи.

— Рэйдар! Азель!

Ее крылья укрыли нас, как большое одеяло. Она смеялась и плакала. Попеременно целуя в щеки то меня, то Азеля.

— Живые…! Оба живые! Я… так рада! Так рада…!!!

— Агнэя, задушишь! Перья в такие места лезут, что стыдно сказать!

— Ой… простите… Сейчас!

Агнэя выпустила нас на волю, сложив крылья за спиной.

Она всхлипнула и тут же улыбнувшись, утерла красные от слез глаза рукой.

— Ребята, я так волновалась за вас… Как вы?! У вас, все в порядке дома?!

— Все хорошо, — посмешил ее успокоить Азель. — Наш мир задело незначительно. Пустяки. Все живы. А у вас тут, я смотрю, надо здорово прибирать!

— Да… — Агнэя погрустнела и обвела взглядом руины. — Тут работы много. Но Велонсий обещал помогать.

— Конечно! — кивнул Азель. — Он теперь твой подчиненный! Можно отыграться на нем, за тот случай в доме!

— Я уже думала об этом, — Агнэя мстительно потерла ладошки. — Но пусть пока расслабиться. Иначе будет неинтересно.

— Не забудь меня позвать! — Азель подмигнул Агнэе. — Я хочу посмотреть.

— Кстати об этом… — Агнэя потупилась и украдкой взглянула на моего отпрыска. — Я тут поговорила с Велонсием, и он одобрил мое решение…

— Ты о чем? — удивился Азель.

— Я бы хотела попросить тебя остаться… ну как мой помощник! — тут же добавила она, краснея. — Велонсий, конечно, очень опытный ангел, но с тобой Азель, мне было бы спокойней. Что скажешь?

— Что я скажу? — Азель чуть ли не лопался от восторга. — Да тут и думать нечего! Я с радостью…! — но потом его взгляд упал на мою мрачную физиономию, и улыбка тут же сошла с его лица. — То есть… знаешь, Агнэя, я бы, конечно, был бы очень рад, но, видишь ли…

— Не говори ерунды, — это были первые слова, которые я произнес. — Тебя просит Богиня Девяти Небес. — Весьма ценный опыт, для такого обалдуя. Велонсий будет неплохим учителем. А ты не отлынивай, Азель. Не позорь меня.

Мой отпрыск пищал от радости, и в знак благодарности, просто повис на меня всем весом, радостно болтая ногами.

— Спасибо отец!

— Ладно, хватит… ты же все-таки мой сын. Чего сырость развел?

— Тогда, найди Велонсия, Азель, — улыбаясь, сказала Агнэя. — Он тебя посвятит в курс дела, и сможешь приступать.

Азель лихо поклонился Агнэе, и, смеясь, расправил крылья, чтобы взмыть в небо.

Наступила тишина. Агнэя печально взглянула на меня и усмехнулась.

— Ты совсем не разговариваешь со мной.

Я пожал плечами, но так и не решался с ней заговорить. Агнэя кивнула, и я увидел, как она начинает подозрительно всхлипывать.

— Велонсий все мне объяснил… — тихо сказала она. — Я понимаю, что теперь на мне много обязательств и большая ответственность, но разве это мешает мне видеть тебя, Рэйдар?

Я смотрел на нее. И теперь до меня начали доходить слова матери. Она была права. Надо было не приходить. Надо было…! Идиот! На что я надеялся? На что, что мы сможем быть вместе? Что она отринет свой свет и станет простой смертной ради меня? Дважды идиот…!

— Поговори со мной!

Крик, полный отчаяния ушел куда-то вверх.

Она сжимала кулачки, и ее свет постепенно тускнел, будто угасал. Значит, вот как грустят боги…

Я подошел ближе, и накрыл ее руки своими ладонями. Она вскинула на меня мокрые он слез глаза. Почему мне так тяжело дышать рядом с ней?

— Не надо плакать, — тихо сказал я, и осторожно стер слезы с ее лица. — Ты теперь богиня. Престижное звание, между прочим. Надо держать себя. А с такими крыльями, ты теперь не только Третий мир сможешь посмотреть. Но и вообще все миры. Ты ведь этого хотела?

Она не улыбалась. Просто смотрела на меня, будто видит в первый раз.

— Нет. Не этого… — тихо прошептала она, одними губами, — я бы хотела жить в тихом городке. Что бы у меня был свой дом. И сад. Чтобы вставая по утрам, я слушала, как поют птицы в саду. А вечерами сидеть у камина и читать книгу. И…

— … и ждать меня с работы.

Я даже не понял, как сказал это! Что я несу?!

Агнэя с надеждой вскинула на меня глаза. Зачем я это сказал…? И что теперь делать?

Ее ладошки легли на мое лицо, и она легко поддавшись вперед, прикоснулась своими губами к моим губам…

Я даже не знаю, как описать подобное. Что — то вроде, самого потока жизни, который пронзает тело. Как прохладная вода, бьющая из самого сердца гор. Как энергия сотни солнц…

Я открыл глаза, и наконец, смог прикоснуться к ней. Я легонько коснулся своим лбом ее лба и просто слушал, как она дышит.

А потом я вспомнил, кто я такой, когда увидел свое отражение в ее глазах.

— Агнэя…

Она вздрогнула и лишь крепче обняла меня.

— Не надо ничего говорить, — попросила она шепотом, — просто побудь рядом. Хоть недолго…

Хоть недолго.

Это всего лишь миг, по сравнению с вечностью. Но такова реальность. Она богиня, я демон. Мы живем в разных мирах. Да, мы будем видеться, но теперь уже как совсем чужие друг — другу…

Я почувствовал, как ее руки соскользнули с моей спины. А потом мимолетное прикосновение к моим щекам.

Всего два взмаха подняли Агнэю так высоко, что я уже не различал ее черты. Улетела.

Я опустил взгляд. Наверное, выгляжу, как полный придурок.

— Ну что, поговорили?

Я скосил взгляд. Велонсий, скорее всего, шпионил тут неподалеку. Черта с два, он оставил бы молодую богиню с демоном наедине.

— Да, поговорили. Где Азель?

— Переодевается. Ведь у него теперь ответственная должность. Не будешь скучать?

Я пожал плечами.

— Азель волен сам выбирать свой путь. К тому же, он знает, где меня найти.

Велонсий кивнул, и, похлопав меня по плечу, указал на выход.

— Пошли. Иначе твоя кислая физиономия разжалобит меня. Дать конфетку?

Я фыркнул.

— Прекрати, Велонсий. Мне сейчас не до смеха.

— Но ведь все закончилось хорошо, — ангел пожал плечами и подмигнул мне. — Разве тебя не радует, что Агнэя теперь богиня?

— Я рад за нее…

— Врать не хорошо.

— Да что б ты понимал, пуфик с крыльями! — огрызнулся я, и отмахнулся от ангела, как от большой мухи. — Закрыли тему.

Велонсий усмехнулся и снова похлопал меня по плечу.

— Я тебе завидую, Рэйдар…

— Мне? Интересно почему?

— Ты обрел то, что мало кому удается. Тем более таким бессмертным, как мы.

Я вздохнул, и застыл перед воротами из Светоносного города.

— Я не чувствую, что обрел что-то. Скорее, ощущения такие, будто от меня кусок оторвали…

Велонсий, усмехнулся, и посмотрел вниз. Я проследил его взгляд. Сверху вид открывался удручающий.

Ангел вздохнул.

— У нее много работы. Она привыкнет к этой роли. Потом вам будет проще.

— Нет, — я кисло улыбнулся и отмахнулся от руки ангела. — Потом будет только больнее.

— Время покажет, мой друг.

Я почувствовал, как ангел взмыл в небеса, и легкий ветер взъерошил мне волосы.

Не знаю, что чувствовал в тот момент. Одиночество, слишком узкое и неподходящее слово. Видимо, для описания моего состояния, еще не придумали представления.

Ветер трепал мои волосы, и я чувствовал запах гари, который он нес с земли. Одно можно было сказать точно, внутри меня снова было пусто. Теперь там не было никого… снова.


Эпилог.


Хроники битвы за Третий мир.

Демон Рэйдар Азель.

Сорок восьмое тысячелетие со времен сотворения девяти миров.

Запись № 4 561.

«Прошел всего лишь один век. За этот век я видел Агнэю всего раз. Было заседание темного совета. Мы, наконец, убрали барьер между нашими мирами. Теперь, мы были вольны перемещаться, как пожелаем.

Я помню тот день, когда она вошла в зал совета. Она была прекрасна и совсем не похожа на себя, со дня нашей последней встречи. Истинная богиня. Все в ней дышала чистотой и справедливостью. Хотелось приклонить голову и просто ощущать ее свет на себе. Такое было впервые со мной.

Третий мир был восстановлен. Но потребуется время, чтобы люди вновь заселили эти земли.

Многие говорили, что все Девять миров переживают золотое время. И это было так. Я не помнил такого спокойствия очень давно.

Иногда, она пишет мне…

Совсем немного, но все же. И я, конечно же, отвечаю ей. Мы ничего не забыли…»


Рэйдар оторвался от пергамента и отложил в сторону перо. Минуло много времени, с того дня. Работы хватало, но это не спасало. Иногда, демон наведывался в Третий мир и прогуливался по пустым полям. Будто искал что-то. Часто смотрел в небо и не найдя ответа на свои вопросы, вздыхал, и снова продолжал свой путь.

— Папа!

Живой окрик заставил Рэйдара обернуться. Азель снова принес свет в этот темный и мрачный мир.

— Чего приперся?

— Я тоже рад тебя видеть, — хмыкнул отпрыск демона. — Я слал тебе письма.

— Ни одного не было.

Азель покачал головой и подошел к отцу.

Старая библиотека его клана, уже давно была покрыта толстым слоем пыли. Почти все демоны ушли из этого мира. Кроме Рэйдара.

— Папа… сколько ты еще будешь тут сидеть?

— Я работаю, если ты не видишь. В этой библиотеке сохранены знания…

— … тысячи поколений нашей расы, — кивнул Азель и потер переносицу. — Я это уже слышал. Тебе не удастся все переписать. Слишком много работы.

— Я никуда не спешу.

— Да брось! — Азель развернул стул вместе с отцом в свою сторону. — Я видел, как ты гуляешь по Третьему миру.

— Это запрещено?

— В том-то и дело. Ты скучаешь тут один. Прошу папа, покинь этот мир. Пора уже оставить старое позади.

Рэйдар с минуту смотрел в неумолимые глаза своего отпрыска, потом перевел взгляд на стол и пергамент.

Конечно, это все что у него осталось. Писать о том, что ему довелось пережить. О тех воспоминаниях, которые согревали его давно охладевшее сердце. Азель, конечно был прав. Пора идти дальше.

— Хорошо.

— Правда?!

— Не скалься так. Не знаю, что ты там напридумывал, но я сам выберу мир, в котором буду жить. В твою орущую богадельню, я не поеду.

— Это твои внуки!

— Так тебе и надо.

Азель усмехнулся, но конечно был рад, что его отец, решился, наконец, оставить свой старый мир.

— Как там Агнэя?

Азель замолчал. Демон почувствовал напряжение. Что-то случилось?

— Она тоже справлялась о твоем здоровье. У нее все хорошо. Она как раз прибыла из Девятого мира. Кстати, кажется, она хочет создать еще один… я, пока ничего не знаю. Это только слухи.

— Десятый мир? — удивленно протянул Рэйдар. — С девятью — то было тяжело справляться. А тут десять…

— Ну, как я уже сказал, это слухи, — пожал плечами Азель. — Ну, ты идешь?

— Да… сейчас. Мне надо кое-что сделать.

— Не задерживайся. Буду ждать тебя на площади.

Рэйдар неопределенно кивнул и дождался, пока Азель не уйдет. Его шаги стихли в коридоре. Потом он обвел взглядом свой стол, пергамент и толстый том, в который уже было вшито сотни записей.

Демон вздохнул и поднялся. Взяв том в руки, он направился к открытому балкону. И став у края, я вытянул руки, и просто спали дотла все, что написал.

Искры летели в темноте, переливаясь, словно звезды. Пепел от тома, растворялся среди темноты и холодного звездного света.

Рэйдар смотрел на это, и понимал, что только сжег часть себя. Все свои эмоции и мысли. Все воспоминания. Ничего не пожалел…

Демон дождался, пока последняя искра не потухнет.

«Все. Теперь меня ничего тут не держит».

Рэйдар пошел к арке, которая была выходом из библиотеки. Темные своды лишь изредка загорались звездами, но тут же гасли.

Демон вышел к Азелю, который уже открыл портал в неведомый мир…

Рэйдар подошел к отпрыску.

— Это что?

— Портал.

— Браво, это я и сам вижу, — огрызнулся Рэйдар. — Куда он ведет?

— Ну… даже я не знаю, — усмехнулся Азель. — Папа, не надо так хмуриться. Ты сказал, что выберешь мир сам, но я взял на себя смелость, и просто открыл наугад. Какая, по сути, разница?

— Разница есть, — мрачно сказал демон. — Не хотел бы попасть в Светлый город, к этим святошам.

Азель рассмеялся.

— Не переживай. Я знаю, что тебе никогда там не нравилось. Я исключил его из списка.

Рэйдар недоверчиво взглянул на сына.

— Если это Шестой мир, я вернусь и надеру тебе задницу!

— Чем плох мир из пушистых облачков?

— Азель!

Но сын демона лишь таинственно улыбнулся.

— Папа, просто доверься мне. Ты не пожалеешь.

Рэйдар, вздохнул и снова посмотрел на портал. Он не видел раньше такого. Совсем другая форма и цвет. Да и запах… и в какой же мир он придет?

— Ладно… еще увидимся, — усмехнулся Рэйдар, и шагнул в зев перехода.

Всего миг, и перед ним открылась новая картина.

В сердце демона сразу же защемило.

«… я бы хотела жить в тихом городке. Что бы у меня был свой дом. И сад. Чтобы вставая по утрам, я слушала, как поют птицы в саду. А вечерами сидеть у камина и читать книгу…»

Так когда-то говорила Агнэя. Тихий городок, и небольшой дом…

Рэйдар стоял на небольшом пригорке. А перед ним, внизу была долина. Небольшой городок тянулся вдоль реки. Солнце, малинного цвета, медленно садилось за горизонт, превращая этот край в настоящее волшебство. Небеса были зеленоватого оттенка с просинью. Это был не Третий мир. Тогда где же он оказался?

Легкие шаги раздались за его спиной. И он хорошо узнал эту походку. Он всегда воображал, как будет слышать эти шаги. Как будет ждать этих звуков.

Но почему — то сейчас, он очень боялся обернуться. Будто мог спугнуть это видение…

— Рэйдар…

В груди стало тесно. Все три сердца грозились вырваться наружу. Усилием воли, Рэйдар заставил себя сменить обличье.

Демон медленно обернулся и просто улыбнулся ей, как дурак…

— Добро пожаловать домой…

Теплые ладошки Агнэи снова обвили Рэйдара за шею. И демон целовал ее так самозабвенно, что не мог остановиться. Ничего не существовало, кроме нее. Кроме этих глаз. Кроме этой улыбки.

Слов не надо было. Созданный Десятый мир, был домом не только для него. Но и для нее.

В этом мире, все могло быть. Даже богиня могла любить демона. А больше им ничего не нужно было.


Оглавление

  • Глава 1. Узы
  • Глава 2. Ритуал
  • Глава 3. Жизнь
  • Глава 4. Новый шаг
  • Глава 5. Приоритеты
  • Глава 6. Страхи и традиции
  • Глава 7. Дом
  • Глава 8. Отпрыск
  • Глава 9. Подопечный
  • Глава 10. Опасности и тревоги
  • Глава 11. Предатель
  • Глава 12. Последствия
  • Глава 12. Лицом к лицу
  • Глава 14. Внутренняя суть
  • Глава 15. Правда
  • Глава 16. Нет обратного пути
  • Глава 17. Жертвы
  • Глава 18. Не отводи взгляд
  • Глава 19. Грань
  • Глава 20. Взгляни на меня
  • Глава 21. Принять судьбу
  • Глава 22. Порождение тьмы
  • Глава 23. Memento mori
  • Глава 24. Тварь без лица
  • Глава 25. Отринувший свет
  • Глава 26. Шаг в пустоту
  • Глава 27. Дар бога
  • Глава 28. Богиня Девяти Небес
  • Глава 29. Тяжелая ноша
  • X