Кир Булычев - Алиса и Алисия

Алиса и Алисия 370K, 27 с. (Алиса Селезнева-43)   (скачать) - Кир Булычев

Кир Булычев
Алиса и Алисия




Глава 1
ЗАПОВЕДНИК НА СУМАТРЕ


Через сто лет все уроки в школе будут наглядными.

Вы поняли, что это значит?

Если не поняли, объясню.

Например, историю Средних веков школьники будут изучать в Средние века. Ты хочешь узнать о Робин Гуде — пожалуйста, отправляйся в Шервудский лес и погляди, как Робин Гуд стреляет из лука. А если задали узнать, как выглядели неандертальцы, то следует сгонять в каменный век и поглядеть, как они охотятся на мамонта.

Например, Алиса решила писать контрольную работу по тропическим бабочкам. Но что такое контрольная по тропическим бабочкам? Это фильм об их жизни, который тебе надо снять на острове Суматра или в малайских джунглях.

В субботу с утра Алиса приготовила камеру и собралась на остров Суматра, и тут к ней заявился ее друг Пашка Гераскин и сказал, что летит вместе с ней. Вообще-то он задерживаться на Суматре не намерен, а собирается полететь дальше, на небольшой остров Комодо, где живут последние на земле драконы — трехметровые драконы острова Комодо.

Пашка с Алисой по спутниковой линии за полчаса долетели до экватора, там на другой станции взяли небольшой флаер и спустились на Суматру.

Алису встречал Омир, сотрудник национального парка. Маленький, темнокожий, толстенький, похожий на пережаренный колобок.

— Здравствуй, Алиса! — воскликнул он. — Я так рад, что ты прилетела. Смотри! Это сняли орангутаны — оберегатели носорогов. — Он показал Алисе фотографию.

— Неужели они не вымерли? Какое счастье для науки!

— Судя по всему, где-то сохранилась небольшая популяция жемчужных мотыльков. Может быть, один или два. Надо выяснить, сколько их и где скрываются, — сказал Омир.

Он протянул фотографию Алисе и добавил:

— У меня нет ни минуты свободной: в стаде слонов начался коклюш. Пожалуйста, проведи расследование без меня.

Пашка взял у Алисы фотографию. На ней — бабочка размером с Пашкино ухо с толстым пушистым тельцем и треугольными крыльями, которые переливались перламутровым блеском.

— Редкость, говорите? — произнес Пашка.

— Уже сто лет, — ответила Алиса. — Богатые коллекционеры платили по сто тысяч гульденов за экземпляр. В результате мотылек постепенно исчез. И вот — жив! Сохранился здесь в глубине джунглей.

— Где же его искать? — спросил Пашка.

Он понимал, что остров Суматра больше размерами, чем средняя европейская страна. Попробуй отыщи там мотылька!

Омир перевернул фотографию и показал Пашке, что на обороте нарисован план того места, где увидели этого мотылька.

— Его сфотографировали на берегу реки Наас, как раз за бамбуковой рощей у горы Адама.

— Туда я и отправляюсь, — сказала Алиса.

— И я с тобой, — сказал Пашка.

— Но ты же собирался лететь к драконам!

— Драконы немного подождут, ждали меня сто миллионов лет, неделя лишнего ожидания им не помешает. А вот тебя я не могу бросить в такой сложный момент твоей молодой жизни!

Алиса пожала плечами. Она не поняла, почему этот момент в ее жизни должен быть особенно сложным. Но если друг хочет быть с тобою рядом… другу не отказывают.

Омир свистнул, и с громадного мангового дерева, что росло над конторой заповедника, спустился молодой орангутан.

— Познакомьтесь, — сказал Омир. — Это Амиран, царь обезьян, лентяй, оберегатель носорогов, работать не хочет, учиться тоже не желает. Вот и устроился в заповеднике проводником. Слушай, Амиран, ты помнишь, где эту бабочку видел?

— Приблизительно, — ответила обезьяна.

Орангутан Амиран ростом был повыше Пашки, ходил он согнувшись, упирая костяшки пальцев в землю.

Орангутан первым отправился по дорожке в лес.

Было жарко и влажно.

В лесу гудели насекомые. Пашка отмахивался от них, как мельница от рыцаря Дон Кихота.

— Далеко еще? — спросил Пашка минут через десять, когда они свернули на узкую тропинку.

— А кто его знает, — вздохнул орангутан.

— А ты что, не знаешь куда идти?

— Приблизительно знаю, — ответила обезьяна. — Точно не знаю.

Орангутан Амиран был неразговорчив.

— Ты из школы умных зверей? — спросила Алиса.

— Попрошу меня не тыкать! — ответил орангутан. — Все животные равны!

— Но я же не животное!

— Хуже, — заметил орангутан. — Потому что разучилась лазить по деревьям, рвать бананы и прыгать через пропасти.

— Ну, ты тоже не все умеешь, — сказал Пашка.

— Но по крайней мере я хорошо воспитан.

— Ах! — раздался крик из чащи. — Ах-ух-ух-у!

С дерева, держась лапой за лиану, слетел другой орангутан. Видно, Амиран ему был нужен. Иначе бы он не стал прыгать вокруг и верещать по-обезьяньи.



— Ну пошли, — сказал ему Амиран и последовал за ним в заросли бананов.

— А нам что делать? — спросила Алиса.

— Идите дальше, — ответил Амиран. — Меня ждут, у нас занятия по аэробике.

Только его и видели. Сначала Алиса хотела рассердиться, но потом передумала.

— Ничего хорошего из школы умных зверей не получилось, — сказала Алиса.

— Я чего-то слышал о ней, но забыл, — признался Пашка.

— В Сингапуре, — напомнила другу Алиса, — в Психологическом институте решили воспитать разных животных так, чтобы они стали умными. То есть научились говорить, считать до ста, есть ложкой и вилкой, смотреть сериалы по телевизору. Директор института профессор Лю был уверен, что поумневшие животные смогут многое рассказать о себе и своих родных.

Почти все животные, которые сильно поумнели, о себе рассказывать не пожелали. Они теперь служат в санаториях, кто ночным сторожем, а кто дневным дворником. Обязанности свои они выполняют никуда не годно, но кое от кого есть и польза. Например, один тигр дрыхнет в винограднике у замка Арманьяк и рычит по ночам так, что ни туристы, ни местные мальчишки не смеют лазить туда за ягодами.

А орангутан Амиран решил стать обходчиком и младшим научным сотрудником в заповеднике на острове Суматра. Климат там отличный, а в лесу живут родственники. Считается, что он оберегает носорогов, но на самом деле близко к ним не подходит, боится, забодают.

Алиса с Пашкой дальше шли не спеша, было душно. Вдруг они услышали неподалеку командирский голос. Пашка осторожно поспешил на голос. Алиса — за ним.

На поляне стоял орангутан Амиран, он взмахивал длинной волосатой лапой и командовал нестройной шеренгой из шести орангутанов разного размера.

— Воображает, что он их лесной командир, — прошептала Алиса. — Стоило ли для этого делать его умным?

— Что, будем ждать, пока он наиграется?

— А как мы без Амирана найдем место, где поймали мотылька?

— Я знаю, чем питаются такие мотыльки.

— Чем же?

— Они пьют нектар орхидеи «Память о фее». Я здесь уже бывал и запомнил, где растет орхидея.

Они выбрались на берег быстрой лесной речки, которая булькала, щебетала, стремительно неслась по камням. К самой воде с той стороны подступали могучие деревья, за ними высились отвесные скалы.

— Гляди! — Алиса показывала на высокий куст, из которого поднимались тонкие стебли, увенчанные золотистыми с голубыми полосками цветами, похожими на танцующие женские фигурки в длинных платьях. — Вот это и есть феи. Правда, похожи?

Но Пашка не слышал Алису. Он показывал на тот берег речки.

— Алиска, что это такое?

Алиса пригляделась. Сквозь лианы и переплетение ветвей был виден гладкий металлический конус. Такому совсем не место в тропических джунглях.

— Грузовой флаер? — подумала вслух Алиса.

— Нет, — сказал Пашка. — И ты отлично знаешь, что это не грузовой флаер. А если бы это был грузовой флаер, который разбился, сюда давно бы уже прилетел отряд спасателей и стоял такой шум, что все орангутаны бы разбежались.

— Надо вызвать Омира.

— Да погоди ты! Сначала посмотрим. Вдруг это космический корабль, который потерпел крушение, а в нем лежат раненые астронавты?

— Ты с ума сошел!

Пашка не слушал Алису. Он не стал раздеваться и разуваться, а вбежал на большой камень на берегу и с него прыгнул в быструю воду.


Глава 2
КОРАБЛЬ ИЗ ТОГО МИРА

Алиса стояла на берегу и смотрела, как вынырнет Пашка.

Нет, она не боялась, что Пашка утонет, он неплохой пловец. Но речка была быстрой, дно каменистое, и если прыгаешь с берега, нетрудно расшибиться о камни.

Пашкина голова показалась посреди реки, он отфыркивался, перевернулся на спину и крикнул:

— Вода теплая, только бы и плавать!

Алиса не стала разуваться, а вошла в воду и поплыла следом за Пашкой.

Вода была приятной, но над ней стаями кружили комары!

Пашка раньше Алисы вылез из воды и пошел к металлическому конусу. Алиса догнала его у корабля.

Теперь было ясно, что они нашли космический корабль, который непонятным образом попал в джунгли Суматры.

Пашка остановился и подождал Алису.

— Погляди, — сказал он. — Там должен быть люк.

Алиса пошла вдоль металлического цилиндра. Он был опутан лианами, и ветви кустов прижимались к нему.

— Как ты думаешь, — спросил Пашка, — он давно здесь?

— Поверхность как новая, а лианы здесь растут очень быстро. Порой и дня достаточно, чтобы тебя опутали.

— Удивительно, — сказал Пашка. Он остался на берегу, и потому его голос доносился все глуше — шум воды, пение птиц, треск сучьев мешали слушать его. — Удивительно, что его раньше не заметили.



— Я с тобой согласна! — откликнулась Алиса, пробиваясь сквозь лианы вдоль цилиндра. — Даже пылинка не может прилететь из космоса незамеченной. Особенно теперь, когда все на Земле опасаются космических террористов. И я нигде не слышала о таком корабле и не читала о нем. Странно, правда?

— Даже Омир в заповеднике ничего нам не сказал. Уж он-то должен был знать.

И тут Алиса увидела люк. Овальный люк заподлицо с корпусом. Она провела по нему ладонью, и что-то внутри корабля зашуршало, запело, зашевелилось… Алиса даже отскочила, споткнулась, упала было больно и вскрикнула.

— Что с тобой? — Пашка кинулся на выручку. Но когда он оказался рядом, Алиса уже поднялась.

Пашка ушиб колено и уселся на землю.

— Хоть бы так не пугала! — проворчал он. — Я же мог без ноги остаться.

— Я люк нашла, — сказала Алиса. — Когда я дотронулась до него ладонью, в нем сработал биоэлемент. Он среагировал на меня.

— И что же?

— А ты посмотри.

Пашка поднялся и проковылял к люку. Люк открыт, внутри горит слабый свет. Корабль как бы приглашает к себе гостей.

— Ты куда? — крикнула Алиса.

Но Пашка не ответил. Он мгновенно забрался в корабль и прошел несколько шагов по коридору.

— Погоди!

Была бы Алиса одна, никогда бы не сунулась в неизвестный и, возможно, инопланетный корабль. Сначала, как разумная девочка, связалась бы с Интергалактической полицией, а вернее, со своим старым знакомым комиссаром Милодаром. И рассказала, что в джунглях острова Суматра нашелся космический корабль, наверное, потерпел крушение, может быть, на нем были пассажиры или космонавты, так что я, Алиса, останусь снаружи и не буду совать носа внутрь, а вы, комиссар Милодар, срочно присылайте спасателей, исследователей и дезинфекторов.

Но Алиса была не одна, а ее неразумный друг меньше всего на свете любил кому-то докладывать. Увидел тигра — лезет к нему в логово, увидел корабль — несется по его коридорам. А вдруг там лежит весь в синяках инопланетный пришелец? А вдруг туда забрался дикий пират и с ним надо сразиться до последней капли крови? Так что, как вы понимаете, за ним надо глаз да глаз иметь.

Алиса поспешила по коридору вслед за Пашкой. Корабль был пуст. Даже воздух в нем был пустой и гулкий. Как в музее, где уже неделю не было ни одного посетителя. Лишь одинокая пчела залетела в коридор и теперь бестолково летала, ударяясь о стенки.

— Паш! — громко сказала Алиса.

Пашка не откликнулся.

Алиса прошла дальше. Корабль был устроен нелогично, то есть неправильно. Ты ждешь, что коридор закончится люком и ты перейдешь на пульт управления или в кают-компанию, а ты оказываешься на складе.

Следующее помещение тоже было складом. Но складом боевых шлемов — скафандров для боя в космосе. Алиса их наяву не видела, но в фильмах о звездных войнах такие показывали. А может быть, это кинокорабль? Корабль-декорация. Снимали на нем очередные «Звездные тайны», а потом запустили и потеряли. А так как он принадлежал киногруппе, то никто его не хватился. Пропал, ну и ладно. В кино так бывает.

Вам, наверное, известна удивительная история, которая случилась года два назад на съемках «Ильи Муромца»? Там должен был появляться Змей Горыныч. Настоящего отловить не удалось, так что сделали биоробота. Съемки длились долго, к Змеюше все привыкли, он был добрый характером, только близко к пасти подходить не следовало — мог и огнем дыхнуть. Когда съемки закончились, режиссер приказал ассистенту по роботам сдать Змеюшу на металлолом или найти ему какое-нибудь другое достойное применение, а ассистент забыл выполнить это приказание. Группа уехала со съемок, вернулась в Москву, а Змеюша остался на опушке леса. Зиму он кое-как перекантовался, но с первыми травинками отправился искать счастья подальше от неблагодарных людей в Сибирь. И надо же — встретил на озере Лабынкыр самую настоящую Змеиху, которая давно скрывалась от людей. Они стали жить-поживать, и Змеиха снесла три яйца, из яиц вылупились совсем уж непонятные существа, которые питались деревьями и быстро росли. А летом туда добралась туристическая группа. Змеиные детишки выбрались на берег и решили проверить на зуб палатки туристов. Хорошо еще проснулся Змеище и отогнал детей — а то остались бы от туристов только рожки да ножки. Теперь целый институт изучает обитателей озера Лабынкыр, потому что раньше никогда не было змеиных семей, которые состояли бы наполовину из биороботов, а наполовину из рептилий.

Но чем дальше шла по коридору Алиса, тем больше она понимала, что, конечно же, это не декорация и никакого отношения к кино корабль не имеет. А то, что он был таким пустым, вызывало тревогу.

Значит ли это, что все ушли отсюда и бродят по лесу или погибли в джунглях Суматры? Или, может быть, с самого начала это был корабль-разведчик, которому экипаж и не положен?

— Пашка! — позвала Алиса.

Молчание. Алиса поспешила дальше. Ага, вот и Пашкин след! Алиса увидела на пластиковом полу припечатанный зеленый листок. Видно, приклеился к Пашкиной подошве.

Алиса шла дальше, проходя сквозь комнаты, в которых никогда никто не жил. Нет, не приходилось Алисе видеть такого странного корабля! Он к тому же был велик. Обычно на планету опускается катер — небольшое судно, чтобы не тратить энергию, а корабль остается на орбите. Поэтому большие космические корабли не бывают обтекаемые, как в кино. Ведь им не надо пробиваться сквозь атмосферу. А этот корабль опустился на Землю, значит, он мог проходить сквозь атмосферу.

Алиса торопилась к центру корабля — к пульту управления и капитанскому мостику. Такие пульты есть на всех космических судах.

Но дойти до пульта не удалось. Перед ней была завеса. Нет, не матерчатая, а будто газовая. Руку можно ввести, но потом она утыкается в какое-то препятствие. По сторонам дверей не было. Значит, Пашка тоже дошел до туманной стены. И возвратился обратно? А может, пошел дальше? Пашка ведь не выносит останавливаться на пути…


Глава 3
АЛИСА В ПЛЕНУ

Алиса еще раз позвала Пашку. И снова тишина. Как бы проникнуть за газовую завесу?

Она еще раз протянула вперед руку. Рука уткнулась в теплую преграду, но преграда не была непроницаемой. Если нажать сильнее, она поддавалась. Рука уходила все глубже, будто ее засасывало внутрь. Алиса сделала шаг, еще… и вошла в этот туман. Он ее затягивал!

Хотела испугаться, но не успела, потому что ее засосало, как засасывает воду в умывальник…

Плюх!

Проскочила преграду. И, не удержавшись на ногах, упала на четвереньки. Она все еще была в корабле. Просто перескочила в другую половину. Непонятно, зачем было делить корабль?

— Пашка! — позвала она.

Конечно, он умчался дальше. Исследователь! Алиса поднялась и пошла вперед.

Такие же пустые помещения, похожие на склады. А вот и пульт управления. Пилотские кресла чуть великоваты для Алисы, видно, инопланетяне формой и размерами похожи на людей.

Правда, только по форме кресел нельзя понять, каковы из себя инопланетяне. Вдруг они выше пояса карлики, а ниже — слоники.

Тут Алиса усомнилась: с чего она так упорно считает, будто это инопланетный корабль? Это же можно проверить!

Алиса подошла к пульту. Здесь должны быть надписи или даже судовой журнал.

Никакого судового журнала не нашла, зато справа у ряда кнопок и переключателей было написано: «Вкл», «Выкл», «Нейтрал».

Нормально написано, по-нашему.

Значит, первая ее мысль была правильной — это киногруппа снимала «Звездные мечты», или «Звездные молнии», или даже «Звездные волны». А корабль они потеряли в чаще.

Ну хорошо, тайн больше нет, надо отыскать Пашку, пока он не свалился с какого-нибудь обрыва, и возвращаться.

Алиса вылезла из корабля. Джунгли. Жужжат насекомые, птицы поют. Алиса прислушалась. И вдруг ей почудился крик. Голос Гераскина! Алиса тут же кинулась в ту сторону.

Конечно, скажете вы, Алиса опять поступила неправильно. Надо было звать на помощь, а не кидаться сломя голову в неизвестные заросли. Но хорошо вам, взрослым людям, читающим повесть в удобном кресле. Конечно, вам ничего не страшно. А Алиса испугалась за Пашку. Ведь они не на асфальте, а в настоящих джунглях, а Пашка такой неосторожный, он может провалиться в ловушку или столкнуться с суматранским носорогом, который меньше африканского, но злобный, как крокодил.

Лианы старались схватить девочку, листва сыпалась под ноги, ветви смыкались перед ней — лес не хотел ее пропускать.

— Пашка! — крикнула она. — Ты здесь?

— Алиса…

Голос Пашки теперь ближе.

Наконец кусты расступились, и Алиса увидела своего друга. Но в каком ужасном виде!

Два рыжих полицейских тащили его к черному автомобилю.

— Немедленно прекратите безобразие! — закричала Алиса.

Но опоздала.

Дверцы машины захлопнулись, и она покатила по лесной дороге прочь.

— Что все это значит? — спросила Алиса сама себя вслух.

Никто не ответил. Она вышла на дорогу. Почва была мокрой, недавно прошел ливень, рядом со следами шин были видны следы марафонок Пашки и сапог полицейских. Дорога терялась в лесу. Бежать за машиной нет никакого смысла. Все равно не догонишь. Надо вызывать заповедник и Интергпол — комиссар Милодар не оставит без наказания такое самовольство.

Алиса включила коммуникатор на виске.

Произнесла номер заповедника, который помнила наизусть.

Гудки, гудки, гудки… и никакого ответа.

— Да отвечайте же!

Тогда Алиса набрала номер Галактической полиции. Уж там-то всегда есть дежурный.

Гудки, гудки, гудки… никакого ответа.

Может, сломался телефон?

Какой номер набрать?

Алиса назвала свой собственный. Она знала, что домашний робот Поля сегодня дома, у него большая уборка. Но и дома — гудки, гудки, гудки… и никакого ответа.

Значит, точно — телефон сломан.

Перед Алисой было два пути. Или идти по лесной дороге, по которой уехала полицейская машина, или возвращаться в правление заповедника, чтобы позвать на помощь Амира.

Когда спешишь и волнуешься, принять правильное решение нелегко.

Сначала Алиса побежала по дороге вслед за машиной. А вдруг там, недалеко, есть деревня, куда они привезут Пашку? Ведь это какое-то недоразумение!

Пробежав шагов сто, Алиса остановилась.

Неизвестно, сколько бежать до деревни, тем более что связь не работает и некому пожаловаться.

Но Пашка сейчас в опасности. Наверное, это какие-то сумасшедшие полицейские. Нормальные никогда не будут хватать в джунглях русского туриста.

И Алиса вновь побежала по лесной дороге.

Дорога плавно повернула направо и пошла наверх. Земля под ногами была мокрой и скользкой. Приходилось смотреть под ноги, чтобы не упасть. Поэтому Алиса не заметила, как выбежала на то место, где лесная проселочная дорога вливалась в узкое потрескавшееся шоссе.



Там стояла скамейка. А на скамейке сидел…

— Амиран! — воскликнула Алиса. — Я тебя ищу. Ты не видел, машина здесь проезжала? Полицейская машина черного цвета, в ней увезли моего друга Пашку.

Амиран смотрел на Алису, как на таракана, и презрительно шевелил выпяченной верхней губой.

Потом запустил за спину волосатую лапу, вытащил оттуда полицейскую фуражку и надвинул на лоб. Когда он поднялся, Алиса поняла, что он в синих полицейских штанах, а в руке болтается полицейская куртка.

— Какая машина? — спросил он.

— Полицей… Послушай, Амиран, ты шутишь? Это игра такая?

— И кто же тебе позволил шляться одной по лесу? — спросил он наглым голосом. Даже у обезьян бывает наглый голос.

— Каким тоном ты разговариваешь? — удивилась Алиса. — И что это вообще за маскарад?

— А ну пошли со мной, — приказал орангутан. — И не разговаривать по дороге. А то когда вы разговариваете, у меня в голове ваши слова крутятся, как вертолетные винты.

— Что все это значит? — Алиса сердилась и говорила серьезно, но она уже начала побаиваться. Орангутан был большой обезьяной, вдвое больше и сильней Алисы. И полицейскую форму он носил привычно. Алиса уже поняла, что произошла ошибка. И это, конечно, не Амиран, а другой воспитанник умной школы. Его выучили на полицейского, и он охраняет порядок в заповеднике.

— Ты из умной школы? — спросила Алиса.

— Иди и не оборачивайся. А то схлопочешь за здорово живешь!

Он разговаривал совершенно свободно. Даже лучше, чем настоящий Амиран.

— А как тебя зовут? — спросила Алиса.

— Попрошу не отвлекаться, — прикрикнул на нее полицейский. — На месте тебя допросят как следует.

Алиса решила не спорить и пошла перед орангутаном.

— А что здесь происходит? — спросила она. — Почему здесь машина, почему арестовали Пашку?

— Это государственная тайна, — ответила обезьяна. — Иди, иди!

Было жарко, и воздух был влажным, как будто ты идешь по большой бане. Даже рюкзачок с Алисиным добром казался тяжелым и неудобным.


Глава 4
МИЛОДАР ПОСТАРЕЛ

Скорей бы это недоразумение кончилось, думала Алиса. А то просто погибну в этой жаре. И почему Омир в заповеднике не сказал мне, что один из орангутанов устроился здесь полицейским?

— И кого же вы ищете? — спросила Алиса.

Орангутан лишь подтолкнул ее костяшками пальцев.

Алиса поняла, что от обезьяны не убежать. Она же всего-навсего человек. Значит, придется немножко потерпеть, пока они не доберутся до людей. Что и случилось довольно скоро.

У шоссе стоял небольшой дом, в таких обычно сидят пограничники и ждут, когда подъедет турист или нарушитель границы. На крыльцо дома вышел еще один полицейский. И тоже орангутан!

Он увидел Алису под охраной своего товарища и крикнул:

— Давай, давай! Один уже есть!

Орангутан от радости даже стал подпрыгивать. Он упирался ладонями об асфальт и подкидывал зад, обтянутый полицейскими штанами. Полицейский был без сапог, босой, но это никого не смущало.

Алису втолкнули в помещение.

Там стоял стол, за ним кресло с высокой спинкой, и возле спинки в пол был воткнут незнакомый Алисе флаг с большой бабочкой на синем фоне.

За столом сидел не кто иной, как друг Алисы, научный сотрудник заповедника Омир. Странно — он был одет в такую же форму полицейского, как и обезьяны, только его форма была расшита золотом и украшена позументами. Был он во всем похож на Алисиного знакомого, правда, казался чуть постарше.

Напротив него, по другую сторону стола, сидел Пашка Гераскин.

Пашка был расстроен, сидел, опустив голову, как будто страшно устал.

— Омир! — воскликнула Алиса от дверей. — Как хорошо, что я тебя нашла. А то здесь творится форменное безобразие.

Сотрудник заповедника, такой милый и добродушный, повернул к Алисе тщательно расчесанную на пробор голову, чуть нахмурился, смерил ее холодным равнодушным взглядом и произнес:

— Посадите задержанную вон там, в углу. И если она будет поднимать шум, заткните ей рот кляпом.

— Что ты говоришь, Омир! — возмутилась Алиса. — Ты заболел, что ли? Мы с тобой час назад говорили!

Тут орангутан быстро, по-звериному, схватил с пола грязную тряпку и помахал ею перед лицом Алисы.

Алисе дурно стало от отвращения. В ушах прозвучал голос Омира:

— Ну что, обещаешь молчать?

Алиса кивнула. Как смогла.



Орангутан захохотал. Ему очень понравилось, что Алиса его боится.

Омир повернулся к Пашке:

— Что вы там делали? Сколько раз тебе повторять? Что вы делали в лесу?

— Мы искали бабочку, — слабым голосом ответил Пашка.

— А ну всыпь ему парочку горячих! — приказал Омир.

Орангутан взял со стола кнут и ударил два раза Пашку по спине.

— Не смей! — закричала Алиса. — Он же мальчик!

— А мне какое дело? — удивился Омир.

— Мальчиков бить нельзя, — объяснила Алиса. — Они терпеть не умеют.

— Тогда будем бить тебя, — согласился с ней Омир.

И по его знаку орангутан так огрел Алису кнутом, что она взвыла во весь голос.

Не может быть, чтобы за один час Омир так изменился. Значит, он притворялся тогда или притворяется сейчас. А если притворяется сейчас, то наверняка даст Алисе понять, чтобы она не боялась.

Но Омир не подавал сигнала. Он продолжил допрос:

— А как вы сюда попали? — спросил он у Пашки.

— Как все, — ответил Пашка.

И он сжался, ожидая нового удара кнутом.

Но удара не последовало.

— Девочка, — спросил Омир Алису. — Твои имя, фамилия и задание?

— Мое имя Алиса, Алиса Селезнева, и ты об этом отлично знаешь, потому что мы еще в прошлом году с тобой встречались и ты меня в джунгли водил охотиться на светлячков.

— Нет, это невозможно! — возмутился Омир. — Отправляю тебя в подвал, и учти, что я не шучу. Я вообще не умею шутить.

— Погоди, погоди, — услышала Алиса другой голос.

В комнату вошел новый человек.

Был он невысокого роста, широкоплечий, но его большая голова казалась еще больше из-за того, что ее украшала грива седых курчавых волос.

Человек был очень скор в движениях и говорил быстрее, чем обычно говорят люди.

На нем был щегольской мундир, рядом с которым расшитый золотом мундир Омира казался скромной солдатской гимнастеркой. На одни эполеты, украшенные бриллиантовыми звездами, ушло килограмма два золота.

— Комиссар! — обрадовалась Алиса. — Комиссар Милодар, какое счастье, что вы наконец пришли!

— А ну-ка, — приказал комиссар Милодар, — попрошу всех посторонних удалиться.

И он так показал пальцем на дверь, что всех орангутанов, не говоря уж об Омире, как метлой вымело.

Он уселся за стол на место Омира и улыбнулся доброй привычной усмешкой комиссара, которую так боятся космические пираты и межпланетные карманники. Почему он так поседел за месяц, что Алиса его не видела?

— Милодарчик! — воскликнула Алиса. — Комиссар! Что это за театр?

Алиса думала, что очень смешно шутит.

Но Милодару это не показалось смешным. Усмешка исчезла с его лица.

Он строго произнес:

— Молодые люди, вы задержаны в запретной зоне, вы одеты странно, не как положено, вы сопротивлялись нашим сотрудникам. Разве это не основание вас допросить?

— Что еще за запретная зона? — возмутилась Алиса. — Если вы имеете в виду заповедник, то мы прилетели сюда по разрешению. Мы бабочку ищем!

— И какую же бабочку? — спросил комиссар.

— Вы полицейский, — буркнул Пашка. — Откуда вам в бабочках разбираться?

— У нас, как ты отлично знаешь, только слепой в бабочках не разбирается.

Алиса посмотрела на Пашку, Пашка только плечами пожал и тут же сморщился от боли. Все-таки ему как следует досталось!

— А драться не надо, — сказала Алиса.

— Орангутанов взяли в полицию в виде опыта. Пока они еще грубоваты, зато в лесу хорошо ориентируются, — сказал комиссар.

— Нам пора возвращаться домой, — сказала Алиса.

— И где же ваш дом? — спросил комиссар.

— Как где? В Москве! Вы же знаете!

— Я могу подозревать, — ответил комиссар. — И с какой целью прибыли сюда?

— Да я же сказала — за бабочкой! — воскликнула Алиса. — За жемчужным мотыльком. Это редчайшая бабочка, и, возможно, она уже вымерла, но на Суматре нашли один экземпляр.

— Вот именно! — комиссар хлопнул ладонью по столу, словно прибил комара. — Нашли! Я так и думал.

— Что вы думали?

— Мотылек есть, он существует! Да здравствует прозорливость великой и неповторимой тиранши и деспотки, нашей дорогой олигархатки Алисии Первой и единственной!

В своем ли уме постаревший комиссар?

И вдруг девочку посетила гениальная мысль!

— Какой сегодня год? — спросила она.

— Зачем тебе понадобилась эта информация? — смутился комиссар.

— Я подозреваю, — Алиса смотрела на комиссара в упор и не спускала с него глаз, — я подозреваю, что между тем моментом, когда мы вошли в корабль, и нынешней минутой прошло по крайней мере лет десять. Омир растолстел, комиссар поседел, орангутаны вообще одичали и стали полицейскими.

— Говори, девочка, говори, — почему-то обрадовался комиссар. — А как же это сделано?

— Проще простого, — сказала Алиса. — Это вовсе не корабль лежит в лесу, а машина времени. Мы сквозь нее прошли — и бац! — десять лет в одну минуту! Я вас, комиссар Милодар, знала на Земле десять лет назад, вы были добрее, не кричали на детей, а ваши обезьяны не смели людей колотить.

— Значит, за десять лет мы стали плохими?

— Еще как! — буркнул Пашка. — Человек человека в наше время не колотил.

— А обезьяны колотили?

— Обезьяны из леса и носа не смели высунуть, — сказал Пашка.

Комиссар Милодар чуть усмехнулся и спросил:

— А где же теперь взрослые Алиса с Пашкой?

На этот вопрос Алиса ответить не смогла. И в самом деле — где она? Почему она не постарела?

— Наверное, где-то здесь гуляю я сама, только на десять лет старше, — сказала она.

— И хотела бы познакомиться? — спросил Милодар.

— А что она… то есть, что я делаю через десять лет?

— Полетим, посмотрим, — сказал Милодар.

— Вы же знаете, — воскликнул Пашка, — что путешествие в будущее невозможно! В прошлое можно попасть через Институт времени, а в будущее нельзя ни за какие коврижки. Потому что его еще нет. Каким оно станет — никому неизвестно.

— Смотри-ка, соображает, — сказал Милодар. — Но вы домой хотите?

— Хотим, — сказал Пашка, — нам здесь не очень нравится.

— Это не так просто сделать. И за возвращение вам придется платить.

— Я согласен! — закричал Пашка раньше, чем Алиса успела его остановить.

— По рукам? — спросил комиссар.

— По рукам.

— Тогда подождите, — сказал комиссар, и с этими словами он вышел из комнаты.

Алиса с Пашкой остались одни.

— Ты веришь, что мы в будущем? — спросил Пашка.

— Я им вообще не верю. Но подозреваю, что это не будущее.

— Если не будущее, — удивился Пашка, — то откуда здесь эти люди, такие же, как прежде, но старше на десять лет?

— Сейчас мы все узнаем, — прошептала в ответ Алиса и поманила Пашку к открытому окну.


Глава 5
БЕГЛЕЦЫ

Порой Пашка понимает свою подругу без единого слова.

Так случилось и в том кабинете на острове Суматра.

Окно было открыто. В двух метрах от окна стояло манговое дерево. Оранжевые тяжелые плоды тянули к земле ветви дерева.

— Допрыгнешь? — спросила Алиса.

— Спрашиваешь! — ответил Пашка.

Алиса первой вскочила на подоконник и кинулась вперед. На лету успела ухватиться за ветвь мангового дерева и, быстро перебирая руками, стала подниматься к стволу.

Вдруг ветка, по которой она ползла, резко пошла вниз. В нее на лету вцепился Пашка. Еще через полминуты они уже сидели в гуще листвы на развилке дерева. А в окне появилось сердитое лицо комиссара Милодара.

— Задержать их! — потребовал он. — Хватать и не пущать!

Алиса взглянула вниз. По дорожке к дереву бежал целый отряд полицейских орангутанов под начальством Омира.

Вот они окружили дерево и принялись смотреть вверх, чтобы разглядеть в листве Алису и Пашку. Вот один из орангутанов увидел Алису.

— У-у-у-у! — зарычал он. — Она здесь!

Он кинулся к дереву.

Пашка сорвал большой плод манго и запустил им в орангутана, который только-только дотянулся до ствола. Плод манго ударился о макушку обезьяны и расплющился как страусиное яйцо. Липкая жижа залила ему всю рожу и залепила глаза. Орангутан принялся сдирать жижу с лица, лапы тоже стали липкими, и чем больше он размазывал, тем грязнее становился.

Второму орангутану Пашка по черепу угодил. Но второй орангутан не стал расстраиваться, а начал слизывать с морды липкую жижу длиннющим розовым языком. Поражение полицейского отряда было полным — ведь они были без касок, а спелых плодов манго на дереве были сотни.

Омир вытащил пистолет и стал угрожать им Пашке, Алисе это не понравилось, и она выстрелила в него пулеметной очередью плодов: два на плечи вместо эполет, один плод на голову, один в нос и самый большой в грудь.

Все!

Полиция в беспорядке отступила, унося начальника.

— Что будем делать дальше? — спросил Пашка. Он раскраснелся, глаза горели, руки сжаты в кулаки!

— Дальше полетим домой и поймем наконец, что произошло.

— А как полетим? — спросил Пашка.

— Давай решать проблемы по мере их возникновения!

Это была любимая фраза комиссара Милодара. Но не того седого Милодара, что хотел посадить Пашку с Алисой в тюрьму, а нашего, доброго.

— Какая первая проблема? — спросил Пашка.

— Найти флаер.

Они не стали спускаться с дерева на землю, а перебрались по толстым ветвям на соседнее дерево — благо их там было немало. По пути они испугали летучих лисиц, которые таились в большом дупле, страшно удивили зеленую древесную змею, которая раньше таких существ не видала, и разозлили маленького сонного лемура, который как раз начал смотреть интересный сон про белых медведей и настоящий лед.

И вот они уже на земле.

Сквозь густые кусты они пробрались к дороге. Обычная пластиковая дорога, вдоль которой бежала пешеходная дорожка.

Пусто.

— Я думаю, что мы с тобой в каком-то городе, — сказал Пашка. — Жаль только, что нет у нас с собой карты. С картой мы стали бы похожи на туристов, и никто бы нас не нашел.

— Я думаю, что с картой и без карты нас никто бы за туристов не принял.

Да и как можно было кому-то показаться туристами, если одежда измазана манговым соком и зеленью листвы, мокрой грязью и глиной.

Но все равно, не стоять же здесь и ждать, пока полицейские опомнятся и тебя поймают.

Алиса первой шагнула на бегущую пешеходную дорожку, и Пашка скоро догнал ее.

К счастью, никого не встретилось. Лишь по автодороге порой проносились автороботы с грузом — одни везли бананы, другие — манго или ананасы. А третьи — телеобъемники.

А вот и съезд с дорожки на стоянку флаеров.

— Считай, нам повезло, — сказала Алиса и первой побежала к флаеру.

Пашка — за ней.

Алиса набрала на пульте «Джакарта», чтобы поскорее добраться до столицы Индонезии.

Флаер резко пошел вверх, а потом стал заворачивать правее, словно кто-то тянул его за ниточку.

— Это еще что такое! — воскликнул Пашка.

Красные огоньки загорелись на пульте, показывая пилоту, что флаер летит совсем не туда, куда его направила Алиса. Этот путь заблокирован. Их перехватили.

Алиса попыталась перевести машину на ручное управление, но ничего из этого не вышло.

Флаер сделал круг и спустился к большому белому дворцу.

— Будем сопротивляться! — сказал Пашка. — До последней капли крови.

— Я не возражаю, — ответила Алиса. — Но я не знаю, какое у нас с тобой есть оружие.

— А на что у нас когти, локти и колени? — спросил Пашка.

— А если они не помогут?

— Никто еще не выдержал удара моей коленки, — смело сказал Пашка.

Флаер тряхнуло.

Он замер на зеленом газоне.

— Выходите, — раздался голос. — Идите к моему дому.

— Будем сражаться? — спросил Пашка.

Он первым вылез из флаера, ведь надо быть последним дураком, чтобы сопротивляться, когда твой противник настолько сильнее тебя.

— Сражаться не надо, — произнес голос, который подслушал Пашкин шепот. — Никакого вреда я вам не причиню. Как только вы выполните мою просьбу, я вас отпущу домой.

— Пойдем, Пашка, — сказала Алиса. — Мне этот голос кажется знакомым.

— Еще бы, — произнес голос. — Добро пожаловать.


Глава 6
ПАШКА ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Пашка с Алисой вылезли из флаера и пошли по усыпанной мелким гравием дорожке к широким ступеням, что вели к подъезду замка.

Двери в замок медленно и торжественно распахнулись, и в них появился молодой человек в белом тропическом костюме, пробковом шлеме и с большим сачком для ловли насекомых. Он держал его как ружье на параде, но был при том очень грустным.

— Добро пожаловать в мою обитель печали, — сказал он и всхлипнул.

Голос был знаком. Но узнать его Алиса не смогла.

Странное чувство, будто она вот-вот угадает, кто же стоит перед ней, и в то же время угадать не может.

— Не узнаешь? — спросил молодой человек.

— Нет, — призналась Алиса.

— И ты, Павел, не узнаешь?

— Я бы узнал, — ответил Пашка, — но вы будете смеяться.

— А ты попробуй!

— Вы очень похожи на меня, — сказал Пашка. — Так мне показалось…

Он смутился и замолчал.



— Ты прав, Пашка, — сказала Алиса. — Я тоже так подумала, но не посмела сказать вслух.

— Да вы заходите, заходите, — сказал молодой человек и пригласил их жестом внутрь замка.

Он шел первым.

Сначала они очутились в просторном холле в два этажа высотой, окруженном мраморными колоннами. Полукругом вверх поднималась лестница, покрытая ковром.

— Нам направо, — сказал молодой человек и открыл дверь из красного дерева.

Они оказались в библиотеке.

До самого потолка стояли полки с книгами в красивых переплетах, а между шкафов к стенам были прикреплены обтянутые синим бархатом застекленные витрины с рядами бабочек.

— Садитесь, — сказал молодой человек, — пейте лимонад и слушайте мою печальную историю.

Пашка с Алисой уселись в мягкие глубокие кресла, словно утонули в них. А молодой человек начал свой рассказ.

— Вы правильно догадались, — сказал он. — Я и есть Павел Гераскин. Мне двадцать два года, я временно живу здесь, на острове Суматра.

Наш Пашка Гераскин обернулся с негодованием к Алисе и спросил:

— Получается, в будущее путешествовать можно? И с самим собой встречаться тоже можно?

— Нет, — сказал Пашка-старший. — Исключено.

— А чего же ты здесь делаешь?

— Бабочек ловлю.

Наш Пашка выбрался из кресла и пошел прочь из библиотеки. Он рассердился, потому что решил, что его разыгрывают.

— Постой, тезка, — остановил его Пашка-старший. — Дай объясню.

Он прислонил сачок к стеллажу с книгами и стал рассказывать. Рассказывал медленно, печально, потому что вся эта история была печальной.

— Никакое это не будущее, — начал Пашка. — А самое что ни на есть настоящее, но не ваше, а соседнее. Вы когда-нибудь о параллельных мирах слышали?

— Это теория, — сказал Пашка.

— Это действительность, — ответил Пашка-старший. — Вселенная состоит из бесконечного множества миров, некоторые из них точно такие же, но с маленькой разницей, другие различаются больше, третьи — совсем иные. Некоторые чуть забежали вперед во времени, другие отстали. Ваш мир отстал от нашего примерно на десять лет. И не пытайтесь понять, как и почему это получается. Многие ученые старались это сделать и попросту сошли с ума.

— Значит, мы попали на нашу Землю, какой она будет через десять лет? — спросила Алиса.

— Нет, — сказал Пашка, — вы попали на другую Землю, на соседнюю Землю. И у нас время течет чуть-чуть быстрее, чем у вас, а в остальном наши миры почти одинаковы.

— Ну и отлично! — воскликнул Пашка. — Значит, ты и я — разные люди, а не один человек. Как-то неприятно разговаривать с самим собой. Хорошо еще, что разница не в пятьдесят лет. А то бы ты вышел с палочкой — шамк-шамк…

— Да, — согласился старший Пашка. — Мы с тобой разные люди, но кое в чем похожи так, что ты удивишься.

— Например!

— Когда тебе было шесть лет и тебе подарили на день рождения…

Старший Пашка замолчал.

Младший Пашка подхватил:

— Попугая!

— И что ты сделал?

Пашка пожал плечами, он не спешил ответить.

— А ну, смелее!

— Я вытащил у него из хвоста перо.

— Правильно. Ты вытащил из хвоста три пера, почти половину хвоста, потому что тебе нужны были перья для стрел. Ты хотел стать Робин Гудом.

— Откуда знаешь?

— Оттуда. Я такой же, как и ты. Мне тоже подарили попугая!

Наш младший Пашка подумал несколько секунд, пригляделся к старшему Пашке и сказал:

— А, в общем, я буду выглядеть неплохо. Только не очень мускулистым. Ты почему спортом мало занимаешься?

— Потому что я лентяй. Такой же, как ты. И спортом занимаюсь обычно в понедельник с утра, когда новая неделя начинается.

— Здорово! Значит, жизнь течет и ничего не меняется?

— Примерно так.



— А почему тогда орангутаны здесь полицейскими служат, а Омир такой грубый?

— Потому что кое-что различается. К тому же все у нас нервничают, а некоторые даже ловят шпионов.

— Почему? — спросила Алиса.

— Из-за бабочек, — сказал старший Пашка.

И показал на витрины с бабочками по стенам.

— Ну расскажи, не томи! — взмолилась Алиса.

— Это долгая история.

— А ты расскажи ее коротко, — попросила Алиса.

— Боюсь, что ты огорчишься.

— Я?

— Тогда слушай. Да, наши миры различные, но очень похожие. И ты, Алиса, через десять лет найдешь себе занятие, и я стану взрослым. Правда?

— Разумеется.

— Тебе хочется думать, что ты станешь хорошей, умной и даже талантливой.

— А какой же еще? — засмеялась Алиса.

— Так-то это так. Да не совсем так. Как ты думаешь, кто теперь Алиса, которую у нас зовут Алисией?

— Наверное, я работаю на биостанции?

— А если подумать?

— Неужели я стану историком?

— Ты станешь… — старший Пашка вздохнул и продолжал: — Ты станешь властительницей Сингапура, правительницей Вольной Суматры, наследной президентшей Джакарты.

— Ты шутишь!

— У нас с вами разные политические системы и разная история.

— А я кто? То есть ты? — спросил Пашка.

— А я вольный художник, коллекционер бабочек и верный слуга Алисии.

— То-то! — сказала Алиса Пашке-младшему.

— Это твоя коллекция? — спросил Пашка.

— К сожалению, я собираю бабочек.

— Почему к сожалению? — удивилась Алиса.

И тут старший Пашка продолжил свой рассказ:

— У правительницы и повелительницы принцессы Алисии лучшая в мире коллекция бабочек.

— Я тоже люблю бабочек изучать!

— Но ты занимаешься этим в школе и не подозреваешь, что тебе грозит опасность полюбить бабочек на всю жизнь.

— Я не возражаю, — произнесла Алиса.

— Твоя старшая Алисия, если ее так можно назвать, — продолжал старший Пашка, — собирала бабочек по всему миру. У нее лучшая коллекция. Но неполная.

— Почему?

— А потому что оказалось, что некоторые бабочки на нашей Земле вымерли. Еще сто лет назад, даже десять лет назад их находили в лесах, а теперь их и след простыл.

— Что же делать, — вздохнула Алиса. — Ведь мамонта тоже не соберешь в коллекцию. Кто вымер, тот вымер.

— Но наша Алисия заявила, что не выйдет замуж до тех пор, пока не соберет всех бабочек или по крайней мере пока не добудет жемчужного мотылька.

— Я его видел, — сказал младший Пашка. — У нашей Алисы даже фото есть.

Алиса достала фотографию и показала старшему Пашке.

— Эта?

— Она самая! — Старший Пашка взволновался, побледнел и прижал к груди фотографию.

Странно было смотреть, как взрослый мужчина так переживает, прижимая к себе фотографию небольшой бабочки.

— Она самая! — сказал старший Пашка. — Мое несчастье! Все правильно! Появилась маленькая надежда!

— Скажи, что происходит? — попросила Алиса.

— Именно эта бабочка исчезла на нашей Земле уже десять лет назад. И тогда властительница Алисия, которую я люблю с самой юности, заявила, что отдаст свою руку и сердце тому биологу или энтомологу, который принесет ей жемчужного мотылька. И единственной надеждой было отыскать мотылька в каком-то близком параллельном мире. Я нанял ученых и конструкторов, которые построили межмирный корабль. То есть корабль, который может пронзить тончайшую, почти условную, преграду между мирами. И я пришел к принцессе Алисии и сказал: «Ваше высочество, подождите еще немного, и я достану вам мотылька». А Алисия отвечала: «Я жду две недели, потому что профессор Суходрев обещал мне достать мотылька ровно через пятнадцать дней». А вы себе и представить не можете, насколько коварен этот профессор Суходрев! Он может построить из одной молекулы почти любое живое существо. Конечно, это будет не совсем настоящий мотылек, но кто отличит его от настоящего?

На глаза старшего Пашки навернулись непрошеные слезы.

— Надо помочь, — сказал младший Пашка.

— Погоди ты! — остановила его Алиса. — Но почему вы не послали через ваш корабль охотников?

— Да я и сам пытался! — воскликнул старший Пашка. — Но ничего не выходит. По непонятной причине нас эта преграда не пропускает. Она отбрасывает человека назад. Я был в отчаянии! И тут мне сообщили, что сквозь преграду пробрались два ребенка…

— Вряд ли нас можно назвать ребенками, — возразил Пашка. — Меня даже мама уже перестала ребенком называть.

— Два молодых человека, — поправился старший Пашка. — И я приказал вас схватить и доставить ко мне… Но вы же знаете, какие необразованные у меня сотрудники! Ни на кого нельзя положиться! Скажите спасибо, что вам головы не проломили.

— Спасибо, — сказала Алиса.

А Пашка добавил:

— И некому было бы идти для вас за бабочкой.

— Друг! Младший брат! Двойник! — закричал старший Пашка и принялся обнимать и тискать младшего брата. — Какой ты сообразительный. Весь в меня!

— Не знаю, кто в кого, но я заранее согласен вернуться к себе. Оттуда мы тебе пришлем твою бабочку, твоя Алисия выйдет за тебя замуж, и ты пришлешь мне поздравление с Новым годом, — сказал младший Пашка.

— Вы все правильно поняли, дети, — сказал старший Пашка. — Когда вы здесь появились, у меня от радости чуть сердце из груди не выскочило. Значит, сквозь преграду между мирами пройти можно! И, значит, вы сможете вернуться обратно… И вдруг я узнал от тебя, Алиса, что на вашей Земле жемчужный мотылек еще сохранился! Какое счастье! Вот, бери скорее мой сачок и иди.

Алиса согласилась.

— Хорошо, — сказала она. — Но учти, что если там, на Суматре, остался лишь один мотылек, ты его не получишь. Он нужен в заповеднике. Мы его охраняем. Ну а если я найду целое гнездо, считай, тебе повезло и ты заполучишь сердце своей Алисии.

— Отлично, — улыбнулся старший Пашка. — Но учти, что жизнь — это довольно жестокая штука. И шутить она не любит. Ты пойдешь к себе одна.

— Как так одна?

— А Пашенька, мой младший близняшка, останется со мной, мы поедим, погуляем, я его в Сингапур свожу, с Аркашей Сапожковым познакомлю.

— И не надейся! — рассердилась Алиса.

— А я и не надеюсь. Я знаю, что делаю. Я не могу рисковать. Я как Ромео, а Алисия как Джульетта. Если я ее не получу, то погибну. Так что Пашеньке придется потерпеть, пока ты вернешься. И учти, что никаких разговоров о редкости бабочки, о заповедниках и так далее я не потерплю. Как увидишь — хватай и беги. Поняла?

— Поняла, — мрачно сказала Алиса. Она понимала, что старший Пашка шутить не намерен. Вот изменился!

— Иди, — сказал Пашка-младший. — Ничего нам не поделать. Чем скорее ты уйдешь, тем скорей вернешься.

— Я тебе слово дам, — сказала Алиса старшему Пашке. — Слово дам, что вернусь. Но Пашку я оставлять боюсь.

— Значит, за себя не очень боишься, а Пашке не доверяешь?

— Доверяю! Но боюсь. Мало ли что может случиться?

— Не теряй времени даром, — твердо сказал старший Пашка. — Иди и без мотылька не возвращайся, а то погубишь мое личное счастье. А если ты погубишь мое счастье, я погублю твою жизнь.


Глава 7
МОТЫЛЬКИ ДЛЯ АЛИСИИ

Перед тем как Алисе уйти за преграду, старший Пашка прикрепил ей к поясу карабинчик, от которого тянулся длинный белый шнурок.

— Это будет твоя нить Ариадны, — сказал он, — чтобы ты не заблудилась в лабиринте и не попала на зуб Минотавру. Ты слышала о таком греческом мифе?

— Не знаю, как у Минотавра с зубами, но на рога я этому сказочному быку никогда не попадусь, — ответила Алиса, которая отлично знала все древнегреческие мифы.

Она вошла в зыбкую, серую, мутную стену и с трудом протолкнулась сквозь нее. Зря она опасалась — стена оказалась проходимой.

Все. Она дома! Теперь надо первым делом отыскать жемчужного мотылька. Может, найти нашего Омира, и он поможет?

Алиса отстегнула карабинчик и положила его на пол. Ей совсем не хотелось бегать по Земле, словно собачонка на поводке.

Перед ней тянулся скучный коридор корабля, который соединял собой два соседних мира.

Алиса шла по нему и думала: как странно, неужели в ней, в Алисе, живет какой-то чужой человечек, и, когда она вырастет, он может взять над ней верх — и станет Алиса тираном, диктатором и будет мучить Пашку Гераскина, чтобы он достал для нее какого-то там мотылька!

Значит, есть еще один мир, где Алиса воровка, а третий, где она убила бабушку?

Нет, не может этого быть. Люди остаются прежними, только их достоинства или недостатки вырастают неравномерно. Когда человек становится взрослым, какая-то его черта оказывается сильнее других. Но внутри человек остается прежним. И Алиса подумала, что, когда она достанет мотылька, надо будет обязательно встретиться с Алисией и поговорить с ней.

Размышляя так, Алиса пошла к выходу.

Вскоре она оказалась у люка и выглянула наружу.

В джунглях наступал вечер. Тени стали длинными, воздух замер и был похож на теплый кисель. Пели птицы, видно, готовились к ужину, далеко-далеко раздался пронзительный крик гиббона, захрюкал карликовый кабан… Лес готовился к ночи, которая в джунглях бывает куда более бурной и опасной, чем день.

«Что ж, — сказала себе Алиса, — придется идти к Омиру и вместе с ним искать мотылька, а то Пашке грозит опасность из-за влюбленного двойника».

Алиса направилась к тропинке. Но не прошла и трех шагов, как что-то маленькое и серебристое опустилось ей на рукав.

Мотылек! И очень похожий на жемчужного.

Но она не была уверена в собственном везении.

Хоть бы Омира найти! И орангутаны исчезли, спать, что ли, забрались? Алиса побежала к станции заповедника.

Рой мотыльков спустился с вершины дерева, они порхали вокруг Алисы, и от этого воздух наполнился сказочным мерцанием.

Алиса достала специальную коробочку, которую всегда носила с собой, когда отправлялась на экскурсию за бабочками. Она поймала десяток мотыльков.

Теперь надо бежать обратно и выводить Пашку.

И в этот момент она услышала голос:

— Ты что здесь делаешь?

Она обернулась.

Нет, такого быть не может! Перед Алисой стояла Алиса собственной персоной.

— Алиса? — спросила она.

— Меня зовут Алеина, — ответила девочка, так похожая на нее. — А тебя?

— Я — Алиса.

— Ты собираешь жемчужных мотыльков? — спросила Алеина.

— Все так странно! — сказала Алиса. — Когда я уходила отсюда, жемчужные мотыльки были редчайшими бабочками. А здесь их миллионы.

— Они так расплодились, что я пишу классную работу о том, как их сократить, — согласилась Алеина.

— А я — как их найти…

И только тут Алиса догадалась, что попала не в свой мир, а в какой-то из соседних. И чтобы проверить свою догадку, она спросила:

— Алеина, а как твоя фамилия?

— Селезенкина, — ответила Алеина.

— Этого и следовало ожидать, — сказала Алиса. — А где наш с тобой Пашка Гераскин?

— Ты имеешь в виду Сашку Гервасиева? Так он же полетел на остров Комодо изучать своих любимых драконов.

— Если у тебя есть пять минут свободных, — попросила Алиса свою двойняшку, — проводи меня до перехода в параллельный мир.

— До какого перехода? — спросила Алеина, но пошла.

По дороге Алиса ей рассказала о квантовой теории параллельных миров, а раз Алеина была все же двойняшкой Алисы, она все поняла, проводила Алису до корабля, и там они попрощались. И было ясно, что, пока наука не разберется как следует с параллельными мирами, им увидеться не придется.

Прижимая к груди коробочку с мотыльками, Алиса пробежала сквозь преграду.

На секунду сознание оставило ее, потом снова стало светло.

Здесь должны быть ее друзья и враги!

Но пусто.

Никого.

Алиса выскочила из корабля.

Перед кораблем на корточках сидел орангутан и писал палочкой на земле. Он пытался изобразить буквы, но не получалось.

— Учусь, — сказал орангутан.

— А кто-нибудь еще здесь есть? — спросила Алиса.

— Я здесь с утра один, — сказал орангутан.

Алиса посмотрела под ноги. На площадке перед кораблем совсем не было человеческих следов.

— Я опять промахнулась!

Алиса была в отчаянии. Сколько можно носиться по другим мирам? Неужели до бесконечности, пока не помрешь от голода?

Она вновь кинулась в корабль.

Теперь она знала, что существует множество миров как похожих, так и совсем непохожих. Пока что она гуляет по схожим мирам. А что если в следующем переходе она окажется среди пауков или во время дикой войны?

Но не стоять же здесь! Тут может быть похожий папа и похожая мама. Но ведь у них уже есть своя, хоть и похожая на нее, другая Алиса, Алина, Алена или даже Аллочка.

Как же отыскать свою единственную Землю?

Надо стараться. Другого выхода нет.

Алиса сказала сама себе: «Мне совсем не хочется плакать. Я совсем ничего не боюсь. Надо только потерпеть».

Она вернулась в корабль и прошла сквозь преграду.

Когда она очутилась на другой стороне корабля, то попала под дождь. Дождь шел давно — все было мокрым, под ногами хлюпало, и небо было серым. Алиса даже не стала вылезать наружу, а возвратилась к преграде.

И тут она увидела шнурок с карабинчиком на конце.

Как же она забыла о нити Ариадны, которую ей дал старший Пашка?

Когда она была здесь прошлый раз, то карабинчика не заметила. Может, это значит, что именно теперь по ту сторону серой преграды она увидит своего друга Пашку?

Была не была! Она пристегнула карабинчик…

Алиса ринулась вперед и пробила преграду, как молочную пенку.

Какое счастье!

Перед ней полукругом стояли старший Пашка, комиссар Милодар, толстый постаревший Омир и, конечно же, ее друг младший Пашка.

— Со щитом или на щите? — спросил старший Пашка, и голос его дрогнул.

— Возьмите, — Алиса протянула ему коробочку с мотыльками. — Только парочку оставьте для меня. Я их отдам в наш заповедник. У нас ведь их тоже почти не осталось.

— Дайте мне коробочку, — раздался новый голос.

Оказывается, к кораблю незаметно подошла высокая красивая девушка, похожая на Алису Селезневу.

И Алиса сразу догадалась, что это принцесса Алисия, ее двойняшка из параллельного мира, которая умудрилась обогнать ее на десять лет.

Старший Пашка буквально затрепетал от смущения. Так он любил Алисию.

Он протянул ей коробочку с мотыльками.

Алисия осторожно заглянула внутрь, закрыла коробочку и сказала:

— Все правильно. Это те мотыльки, которых я так долго искала. Теперь у меня полная коллекция бабочек, и я подарю ее на день рождения моему папе профессору Селезневу.

— А я? — спросил старший Пашка. — А что мы будем делать со мной?

— Тебе еще надо учиться и учиться, — сказала Алисия.

— А любовь?

— Отстань ты, Пашка, со своей любовью! — воскликнула Алисия. — Рано еще на такие темы разговаривать. Лучше отправляйся на мыс Кеннеди, там тебя ждут, чтобы ты возглавил спасательную экспедицию на Юкатун-5, где сошел с ума колдун Марчилян.

Старший Пашка печально опустил голову и пошел прочь, даже забыл попрощаться с Алисой и младшим Пашкой.

— Зря ты его так, — сказала Алиса.

— А с ним иначе нельзя, — сказала принцесса Алисия. — Как только его похвалишь, он тут же задирает нос и думает, что он пуп Земли.

— Это клевета! — воскликнул младший Пашка.

— Я с тобой совершенно согласна, — сказала Алиса.

Она взяла у Алисии коробочку, в которой ей оставили двух мотыльков, попрощалась с новыми знакомыми, и они с Пашкой прошли преграду и оказались дома.

К счастью, не промахнулись.



Оглавление

  • Глава 1 ЗАПОВЕДНИК НА СУМАТРЕ
  • Глава 2 КОРАБЛЬ ИЗ ТОГО МИРА
  • Глава 3 АЛИСА В ПЛЕНУ
  • Глава 4 МИЛОДАР ПОСТАРЕЛ
  • Глава 5 БЕГЛЕЦЫ
  • Глава 6 ПАШКА ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ
  • Глава 7 МОТЫЛЬКИ ДЛЯ АЛИСИИ
  • X