Борис Владимирович Сапожников - Орден Дракона

Орден Дракона   (скачать) - Борис Владимирович Сапожников


Сапожников Борис Владимирович
Орден Дракона

Damnant, quod non intelligunt.

(Квинтиллиан)



Пролог

Сибиу — небольшое княжество, с двух сторон окружённое могучим Халинским халифатом. Правда и остальные два соседа у него были не из лучших. Штирия так и норовила оторвать кусочек полакомей от славных северных земель, а в Богемии царила постоянная смута, вызванная неожиданным восстановлением и столь же неожиданным разрушением проклятого замка Вышеград, не смотря на то, что с тех пор минуло больше полугода, клирики и баалоборцы и не думали покидать пределы этого Вольного княжества, что весьма нервировало местных священнослужителей из Первородной Церкви. Практически всё свою историю Сибиу было вынуждено сражаться за само своё существование, умело лавируя между союзниками, желавшими полностью подчинить себе столь стратегически выгодно расположенное государство, и врагами, с которыми всё и так понятно. Первые легко превращались во вторых, вторые — в первых, куда реже.

У Сибиу не было такого мощного аргумента в споре с агрессивными соседями, как виистский Легион Хаоса или лучший в мире флот, как у Коибры, приходилось выкручиваться своими средствами. Таким стал для Вольного княжества орден Господнего Дракона, созданный князем Владом I Цепешем — отцом нынешнего князя Влада II. По его замыслу, он должен был объединить всех монархов, верующих в Господа в борьбе с мегберранской ересью, коей грозил в те времена миру Халинский халифат. Однако из этой затеи ничего не вышло — слишком пеклись монархи о собственной власти, не очень-то веря в реальность угрозы со стороны халифата, не вмешивавшегося в дела северных соседей со времён Походов за Веру, оказалось все эти века они копили силы для мести. Но и внутри страны не было единства — бояре, сибийский нобилитет, всячески пытались ограничить власть князя, или вовсе узурпировать её. Поэтому в ордене Влад I объединил не верующих монархов, а верных ему людей, вне зависимости от их знатности и богатства. Это помогло ему удержаться у власти и он умёр в своей постели на семидесятом году жизни, с лёгкой душой передав бразды правления своему сыну Владу II, которому в ту ночь было не до того — его жена, красавица Рада, рожала ему, как он надеялся сына и наследника.


Молнии били одну за другой, гремел гром, казалось, что от его ударов сотрясаются могучие стены замка Цепеш — родовой цитадели рода Цепешей, к которому принадлежали все князья Сибиу. Эхом отдавались в небольшом зальчике шаги князя Влада II. Обычно выдержанный и всегда — даже в разгар самых горячих битв — спокойный князь в этот раз даже не скрывал своего волнения. Он привык контролировать всё в своей жизни, но сейчас был вынуждено положиться на милость Господню и умение повитухи, хоть он и обещала озолотить её, если с Радой и ребёнком будет всё в порядке и, напротив, придать медленной и страшной смерти, если — нет, сам князь — ещё не знавший о смерти отца и заговоре мачехи — отлично понимал, пожелает Господь забрать к себе его жену и ещё не родившегося сына — и ни самые щёдрые посулы, ни самые жестокие угрозы, их не спасут. Так что, Владу оставалось мерить зальчик шагами из конца в конец, нервно теребя пальцами рукоять отличного, хоть и несколько старомодного меча норбергской работы, подаренный ему императором Билефельце. Замереть его заставило появление тёмной фигуры в дверном проёме, не том, что вёл в спальню его жены, где она рожала ему сына и наследника, а втором, ведущем в остальные помещения замка. Во вспышке молнии на плече его блеснула эмблема ордена Господнего Дракона — обвивший крест дракон с разинутой пастью. Кроме того, она высветила серебристые волосы и неестественно бледное лицо вошедшего, что вкупе с самой модной одеждой синего и чёрного цветов, позволило князю узнать в нём Виктора Делакруа — верного соратника его отца, которого боялись все в Сибиу и не только, даже Влад, у которого вроде бы не было причин к тому, всё равно, опасался этого человека, без малейшего акцента говорившего, по крайней мере, на пяти языках.

— Ваш батюшка, — произнёс он, — приказал всем нам долго жить.

Влад кивнул. Всё шло к тому уже несколько месяцев, не смотря на то, что отец находился в здравом уме и твёрдой памяти, он чувствовал приближение смерти. Но в такой момент это не могло изменить настроения Влада — мысли его занимали лишь роды его любимой, как это не странно для монарха, жены. Но вот двери спальни, где рожала Рада, вышла повитуха, державшая на руках дрожащий комочек, то и дело издающий пронзительные вопли.

— У вас родился сын, — сказала повитуха, поднимая на руках комочек. В тот же миг за окном сверкнула молния и почти сразу же ударил гром. Именно под такими знаками пройдёт почти вся жизнь только что появившегося на этот свет человека, наречённого Владом III Цепешем.


Глава 1

Мне было пять лет, когда отец привёл меня в мрачную комнату, с обитыми чёрным бархатом стенами, лишь с одной стороны — северной — эту черноту нарушал золотой дракон, обвивший крест. Я знал, что это — эмблема ордена Господнего дракона, но что меня ждёт — не представлял. На плечо мне легла тяжёлая рука отца, заставляя опуститься на колени. Словно из самой тьмы, царившей вокруг соткался высокий человек с бледным лицом и серебристыми волосами — Виктор Делакруа.

— Клянёшься ли ты, Влад Цепеш, сын Влада, — произнёс он своим обычным равнодушным голосом, — быть верным отцу своему, Владу — князю Сибиу, до последней капли крови в твоих жилах, до последнего дыхания в твоей груди, до того, как потухнет взгляд в глазах твоих?

— Клянусь, — ответил я, стараясь говорить возвышенным голосом, но он сорвался от волнения и я едва не "дал петуха".

— Встань с колен, верный сын своей страны и своего отца, — продолжал Делакруа и отцовская рука исчезла с моего плеча, — и не давай более никому поставить тебя на колени.

Я встал — и на плечи мне лёг тяжёлый — потому что «взрослый», сшитый без всяких скидок на мой нежный возраст — плащ с эмблемой ордена Господнего дракона на правом плече. Отец грубовато, впрочем, это была его обычная манера, притянул меня к себе и порывисто обнял. Я был на седьмом небе от счастья, даже не от вступления в орден, объединявший самых верных и достойных подданных княжества, а от столь редкого проявления отцовской заботы.

С тех пор меня стали считать почти взрослым, что сильно злило моего младшего брата — Лучана, всегда мнившего себя куда умнее и достойнее меня. К слову, кое в чём я был с ним даже согласен, Лучан был умнее меня, взять хотя бы то, как ловко он устроился при дворе халинского халифа, но это я забегаю вперёд, хоть и не сильно. Однако обо всём по порядку.

Как я уже сказал — меня стали считать почти взрослым человеком и отец начал брать меня на советы ордена, где я даже имел право голоса, правда сугубо совещательного и частенько не успевал и рта открыть, как отец приказывал мне заткнуться и мешать. Но и само присутствие на этих советах было нешуточной честью для меня — её удостаивались отнюдь не все члены ордена, для меня это было частью системы образования, избранной отцом. Самое сильное воспоминание моё об одном из первых советов, на которых я присутствовал. На нём отец встал и объявил:

— Пора закончить с преступным разделом нашей родины. Моя мачеха нагло подделала завещание моего отца, Влада I, основателя нашего ордена, и её сын — мой единокровный брат Александр Алди — получил почти половину моего княжества в практически безраздельное владение. Сегодня мне стало точно известно, что это завещание — подделка и что сам наш орден был поражён предательством.

Тут по рядам сидевших в чёрном зале людей пробежал шепоток, все принялись переглядываться, глазами ища предателей. Я же нашёл взглядом Виктора Делакруа, тот, как обычно, слегка улыбался уголками губ, и по лицу его ничего нельзя было прочесть. Я отчего-то ничуть не сомневался в том, что именно он выяснил, что завещание моего деда — подделка и кто именно предал орден Господнего дракона, переметнувшись на сторону Александра Алди.

— Я не стану карать предателей, — меж тем продолжал отец, — не желаю раскола в рядах ордена. Все, кто станет верно служить мне, стране и ордену, будет полностью прощён и все прегрешения его будут мной забыты, но до того — все они под моим личным контролем. Пусть они не думают, что я не знаю хоть об одном из предателей. Но не будем больше об этом. — Он положил руки на стол. — Вы все знаете о том, что я потратил почти всю казну страны на войско наёмников из Мейсена, Штирии и Салентины, они составят костяк нашей армии, что пойдёт на земли Алди, чтобы, наконец, объединить наше княжество.

Помню, как смотрел на сотни и сотни солдат, расположившихся под стенами Тырговишты. Скрипела кожа, звякала сталь доспехов, глухо стучали по земле копыта кавалеристов. Все вытягивались в струнку перед окнами дворца, отдавая честь, каждые по-своему, как принято на их родине. Штирийские крылатые гусары вскидывали два пальца к «козырькам» шлемов, мейсенская пехота поднимала сжатый кулак правой руки — полк за полком, как один человек, салентинские пистольеры и гренадёры стучали также кулаками правой руки по груди. Да уж, мой дядюшка Александр мало что мог противопоставить такой силе — он был, если честно, очень скуп и практически ничего не тратил на свою дружину, разбегавшуюся от него, преимущественно к моему отцу, что играло лишь на руку ему. Зря отец истратил столько денег на наёмников. Хотя, как я понял гораздо позже, он не только вполне обоснованно намеревался восполнить затраты за счёт денег Алди — что, к слову, ему вполне удалось, — но и припугнуть бояр, пытавшихся набрать как можно больше власти в свои руки. Последнее привело к прямо противоположному результату.

Нет, бояре, конечно же, были напуганы, но вместо того, чтобы сидеть после этой демонстрации силы многие бояре кинулись в ноги халинскому халифу старику Мустафе, лелеявшему уже давным давно мысли о завоеваниях на западе и востоке. Сибиу располагался так удобно — пройдя через наше княжество можно было атаковать Штирию, затем вечно неспокойный Мейсен и, обойдя море, ударить по Билефельце с севера. Главное, что сил и войск для этого у халифата вполне хватало, в этом ещё убедится весь запад несколькими десятками лет позже, уже при сыне Мустафы Мехмеде, прозванном «непобедимым». Но это — позже, а тогда старый Мустафа решил показать отцу и всему миру, так как наёмники ещё находились в окрестностях Тырговишты, своё войско. В Сибиу с "почётным эскортом" из десяти тысяч воинов — к слову, отцу, чтобы расправиться с Александром Алди понадобилось чуть больше полутысячи наёмников и тысячи сибийских солдат из боярских дружин — прибыл посланник Халинского халифата. Из того же окна я смотрел на входящих в столицу воинов, возглавляемых человеком в золочёных доспехах, восседавшем — иначе не скажешь — на громадном вороном жеребце. Он был по-мужски красив и статен, во всём его облике, взгляде, манере держаться в седле было нечто приличествующее человеку, привыкшему подчинять и приказывать. Несколькими днями спустя я узнал, что это — сын халифа Мустафы Мехмед, которого тогда звали «великолепный», что весьма и весьма подходило ему. За спиной его ехали конники с длинными копьями, закованные в сталь, с саблями и пистолями на поясах, гарцевали лёгкие кавалеристы, вокруг шлемов-касок которых плясали разноцветные бунчуки из конского волоса, шагали пехотинцы — также тяжёлые и лёгкие, при саблях же или длинных кончарах, с винтовками или длинными (ещё длинне чем у кавалеристов) копьями. И так далее, и так далее…

Я, как и мой брат Лучан, присутствовал при аудиенции посланника халифата у моего отца. Мне особенно запомнилось то, что послы и сам Мехмед отказались снять свои головные уборы — тюрбаны, сославшись на то, что их пророк Мегберр запретил всем своим потомкам снимать их. Отец проглотил это почти оскорбление, он принял их верительные грамоты и попросил изложить содержание миссии, с которой их послал халиф Мустафа.

— Повелитель всего правоверного мира, — начал Мехмед, — сиятельный халиф Халина, господин Измира, Баргада и Газиантепа, хранитель Меча Измаила et cetera, et cetera. Не желает войны ни с одним из Вольных княжеств. — На нашем языке он говорил чисто, почти без малейшего акцента, как и на энеанском. — Для этого я и сии достопочтенные мужи прибыли в пределы вашего государства, как самого ближнего к границам халифата.

Меня начал порядком утомлять этот бесконечный церемониал, совершенно непонятный для двенадцатилетнего ребёнка. Из всего этого словоблудия я вынес лишь одно: нас с Лучаном отправляют в Измир — столицу Халинского халифата. Как выразился Мехмед, для того, чтобы мы познакомились с культурой и обычаями ближайших соседей и возможных союзников. На мою беду за несколько дней до этого я на уроке истории, преподаваемой стариком Радеком, который, как мне тогда казалось, знал всё на свете, узнал о наследнике адрандского престола дофине Карле, который пять лет прожил в Альдекке — столице Иберии, как заложник, гарантировавший невмешательство Адранды в войну Иберии с Коиброй. Тогда это тоже маскировалось тем же самым "изучением традиций и жизни страны".

Мы покинули Тырговишту и Сибиу, вообще, с тем же посольством, которое возвращалось в Измир. Мы ехали в личной карете самого Мехмеда, предпочитавшего скакать верхом, кормили нас также как и его, и вообще оказывали все почести, положенные наследникам престола. Мехмед, как правило, всё время находился рядом с нами, вёл долгие разговоры о своей родине, о других государствах, где он побывал как гость и не скрывал, что хочет побывать там и как завоеватель. Он никогда не упоминал в этих разговорах Сибиу, но то, что наша родина станет первой в списке завоёванных им стран, было понятно и без слов. Похоже, Лучан очень сильно приглянулся Мехмеду, он всё чаще приглашал моего младшего братца к себе в палатку не только на трапезу, но и на ночь. В двенадцать лет я не понимал, что же происходит там, и искренне завидовал смазливому братишке, который спит на толстом ковре под тёплым одеялом, в то время, как мне приходилось жаться к гаснущему костру. Никто из воинов не хотел и близко подходить ко мне, считая, что тем самым могут навлечь на себя гнев Мехмеда. Какая глупость, его занимал лишь Лучан.

В том путешествии я впервые в жизни увидел смерть. Посольство халифата было атаковано объединённым воинством Богемии, Мравии и наёмников, ещё совсем недавно служивших моему отцу. Всего их было около семи тысяч отлично обученных и вооружённых воинов, они рассчитывали на внезапность, поэтому напали через полтора часа после рассвета, когда халинцы заканчивали утреннюю молитву — намаз — и трапезу и собирали лагерь. Самое удачное время для нападения на армию, почти вдвое превосходящую той, которой ты располагаешь.

В лагере халинцев не было ни малейшей суеты или, Господь сохрани, паники. Несколько сотен человек выстроились заградительным частоколом на пути врага, хоть и не были достаточно вооружены и практически без доспехов. Они знали, что им не выжить, но без промедления приготовились к бою, чтобы прикрыть собой перегруппирующихся товарищей.

— Назад! — кричал Мехмед, гарцующий на своём громадном жеребце, указывая отрядам места, куда они должны становиться для отражения атаки. — Отходите к камням!

Лучан бестолково метался вокруг, по щекам его катились крупные слёзы. За ним неотступно следовал Казан — могучий телохранитель, приставленный к нам обоим, однако на меня он обращал мало внимания. Эти метания едва не стоили мне жизни. Один из прорвавшихся первым крылатых гусар, ткнул с налёта копьём в плечо Казана. Тот попытался отвести удар ятаганом, но не слишком удачно. Наконечник копья пробил тело могучего, правда не слишком умелого, воина, он рухнул на колени, выронив кривой кинжал, который держал в левой руке. Штириец вскинул своего коня на дыбы, выхватывая саблю, чтобы зарубить меня, а скорее Лучана, одетого куда богаче — ему дарил одежду Мехмед. Лучан замер, следя за блеском кривого клинка, летящего в него, завороженный его смертоносным свистом. Спас его, да и меня, скорее всего, Мехмед. Он налетел на гусара, подобно дикому ветру его родины — через мгновение голова штирийца рухнула к нашим ногам. В следующее мгновение он слетел с седла.

— Как ты посмел! — крикнул Мехмед, нанося удар наотмашь по лицу телохранителя. — Ты оставил подопечных без охраны!!!

— Я готов понести любую кару, — буркнул Казан, зажимая левой рукой рану на правом плече.

— Позже, — отрезал Мехмед, обратив свой гнев на меня. — Ты, Влад, мог бы и защитить своего младшего брата. Тебя этому отец не учил.

— Он учил меня выживать, — пожал плечами я, — любой ценой. Ибо я — наследник престола и нужен своей стране.

— И как же ты смог бы сделать это? — усмехнулся Мехмед, запрыгивая в седло.

Он не видел мравийского кавалериста, несшегося во главе отряда, разметавшего оборонительный строй халинцев. Он сильно вырвался вперёд, скорее всего, увидев богатого всадника и пожелав славы убийцы вражеского полководца. С усмешкой, которой позже станут до дрожи в коленках бояться многие люди и не люди, я поддел ногой кинжал Казана, лежавший у самой моей стопы, забросил его в руку и метнул в открытое горло кавалериста. Мравак дёрнулся в седле и запрокинулся назад, раскинув руки. Мехмед обернулся и увидел мёртвого всадника, болтающегося в седле с кинжалом в горле.

— Кто научил тебя этому? — спросил он, удерживая железной рукой заплясавшего, почуяв кровь, жеребца.

— Отец, — ответил я. — Он сказал, что с мечом в руках я ещё не смогу постоять за себя, а вот научившись метать различные предметы, сумею дать достойный отпор почти любому врагу. Особенно, если он этого не ожидает — Последнее я добавил от себя.

Подъехавшие солдаты забрали нас с Лучаном в тыл, откуда я с интересом наблюдал за сражением, исподволь изучая стратегию и тактику, которой пользовался Мехмед, словно знал, что в будущем мне придётся воевать против него. Он выстроил пехоту прямо на пути атакующих врагов, настолько увлекшихся атакой, что кавалерия слишком сильно оторвалась от их пехоты. Кажется, первыми такой приём применили виистские солдаты во войне против билефельцев. Первые ряды халинцев опустились на колено, выставив перед собой длинные пики, стоявшие за их спинами опустили свои, превосходящие оружие первых вдвое, образовав густой частокол на пути конников. Те не успели удержать коней, грудью налетевших на стальные наконечники, да и сами посыпались на землю, как горох. Следом дали залп стрелки, сметя оставшихся кавалеристов почти подчистую, и только тогда с флангов атаковали конники самого Мехмеда. Тяжёлые врезались в редкий строй вражеской кавалерии, лёгкие — налетели на замешкавшуюся пехоту. Салентинцы, правда, не сплоховали, тут надо отдать им должное. Они дали залп как раз вовремя, подпустив халинцев как можно ближе к своим рядам, но в то же время не достаточно близко, что те выстрелили из своих пистолей. Халинцы стреляли, но только в воздух, рефлекторно нажимая на курки, когда их выбивали из седла пули салентинцев. Мейсенцы тут же выступили вперёд, взмахнув алебардами, добивая оставшихся в живых. На пути халинцев встала монолитная стена обитых сталью щитов, из-за которого не переставали бить смертоносные лезвия алебард.

Мне даже показалось, что — всё. Халинцам конец. И тут я понял, что не знаю кому желаю победы. Халинцам — врагам моего княжества (это я знал уже тогда) или же — объединённому воинству, солдаты которого навряд ли пощадят меня с Лучаном в запале сражения. Однако пока я напряжённо размышлял над этим вопросом, тяжёлая кавалерия халинцев под предводительством самого Мехмеда расправилась-таки с дезорганизованной конницей врага и перешла в контрнаступление. Земля затряслась под ногами, застонала под подкованными копытами коней. По приказу Мехмеда они выстрелили до того, как салентинцы дали залп, и хоть ни один не попал во врага, но и их самих окутало плотное облако едкого порохового дыма, отчаянно мешавшего салентинцам прицелиться. Однако всё равно потери были колоссальные — почти половина тяжёлых всадников остались в кровавой грязи. Но и оставшегося врагам вполне хватило. Удар длинных копий разметал строй усталых мейсенцев, подкованные копыта втоптали их в ту же грязь вместе с так и не успевшими перезарядить винтовки салентинцами.

Сразу после боя к нам с Лучаном буквально подлетел Мехмед, разгорячённый схваткой. Он спрыгнул с караковой кобылы, сменившей вороного жеребца и буквально швырнул в ножны саблю. К нему тут же подбежал мой братишка с поздравительным криком.

— Это было великолепно!

Однако Мехмед отмахнулся от него, бросив:

— Будь у них более менее толковый командир… — не договорив, он повернулся ко мне и спросил: — Твой отец — умный человек, но ты уже достаточно взрослый, чтобы учиться владеть мечом. Я займусь этим.

Тут он был немного не прав. Отец с пяти лет учил меня и Лучана фехтованию, как старомодным мечом, который предпочитал сам, так и шпагой, и саблей, и рапирой. Он не признавал деревянных игрушек, какими сражаются в знаменитых школах в Иберии, Адранде или Салентине, у нас были не заточенные «настоящие» орудия убийства. Так что вместо шишек и синяков у нас обоих — не без гордости вспоминаю, что у Лучана гораздо больше — были ссадины, разбитые носы и даже переломы, в основном, конечно, когда мы учились фехтовать мечами.

С тех пор Мехмед стал нашим учителем. Он словно только заметил меня после той битвы, но смотрел он на меня совсем не так, как на Лучана, может быть, уже тогда он понимал, что воспитывает и обучает будущего смертельного врага. Каждый вечер, несмотря на усталость после долгого перехода — мы двигались с максимально возможной скоростью, покуда лошади не начинали спотыкаться, потому что повторного нападения нам было не пережить — Мехмед приходил к нам, вручал по сабле или шпаге и начинал занятия. И снова у Лучана получалось куда хуже чем у меня, и как-то раз Мехмед даже в сердцах крикнул: "Бесполезный мальчишка!" Лучан после этого насмерть обиделся на него, на целых два дня.

Нападений, на наше счастье — или горе, с какой стороны посмотреть — больше не последовало и мы прибыли в Измир даже на несколько дней раньше, чем должны были. Я все глаза проглядел, смотря на золотые купола дворцов и мечетей (мегберранских храмов), стены сложенный преимущественно из белоснежного мрамора, людей в непривычных длиннополых одеждах, приветствовавших возвращение наследника Орлиного трона. Воители, охранявшие халифа меня не слишком удивили — я уже успел наглядеться на солдат за время путешествия, разве что одеты и вооружены они побогаче; зато сам Мустафа меня поразил до глубины души. Ему было около семидесяти лет (Мехмед, хоть и был наследником престола, но далеко не старшим сыном халифа, остальные трое погибли в сражениях с мятежниками), однако назвать его стариком у меня не повернулся бы язык даже тогда, длинные волосы его были очень аккуратно расчёсаны и на них возлежала простая зубчатая корона с несколькими самоцветами, прямое и честное лицо лишь казалось таким, многие и многие обманывались, что стоило им жизни.

Нас с Лучаном почти сразу увели в роскошные покои, которые, как я выяснил через несколько часов, запирали на ночь. Бой братец был в крайнем восхищении, оказавшись в этих покоях, его совершенно не волновали решетки на окнах и мощных замок на двери — он видел лишь мягчайшие ковры под ногами и на стенах, красивую мебель, украшенную затейливой резьбой, да лепнину на высоченном потолке, каких не было даже во дворце нашего отца. У нас, в Вольных княжествах, строили куда скромнее — беднее мы были, чего уж таить-то. Со мной теперь занимались фехтованием лучшие учителя Измира, в том числе и признанный во всём мире мастер Амир ибн Гарруф — победитель многих турниров и участник не одной междоусобной войны. Он, к слову, был единственным, кто после второй недели не побежал к Мехмеду жаловаться на то, что их извожу. Я, действительно, пользуясь преимуществами своего юного возраста почти требовал от них занятий, не смотря на то, что они гоняли меня весь день и сами успевали выбиться из сил. Тогда-то их и сменил Амир. Мудрый, немолодой человек, как и халифа, я не назвал бы его стариком ни за что, особенно после того, как он принялся обучать меня. Наши тренировки не были таковыми в прямом смысле этого слова, Амир не учил меня — именно меня, Лучану до этого дела уже не было — фехтованию, он учил меня быть воином. Он мог войти в нашу комнату в любое время и просто стоять и наблюдать за тем, как я ем или сплю, а мог, к примеру, выбить из-под меня стул и швырнуть в лицо обнажённый клинок. Обычно я падал на пол, на лету подхватывая оружие, и отбивался от молниеносных, как мне тогда казалось, атак учителя. Я искренне недоумевал, за что он так мучает меня, на что Амир отвечал:

— Ты должен быть готов к атаке в любое время дня и ночи. — При этом он обычно потирал свой длинный, не раз ломаный нос. — Ты ведь не знаешь, когда и как именно на тебя нападут, сколько будет врагов и как они будут вооружены. Часто в тебя будут стрелять из арбалета или пистоля, а может даже из винтовки, будут колоть кинжалами, кончарами или шпагами, которые становятся так популярны на северо-западе, ну и так далее. Ты же должен уметь держать в руках практически любое из названных мною орудий убийства, а не только отбиваться от них саблей или мечом. Почему? — каверзно спрашивал он, хитро щуря глаза.

— Потому что я не знаю, — отвечал я, — чем буду вооружён в момент нападения.

— И будешь ли вообще вооружён, — добавлял Амир, — поэтому вскоре я начну учить тебя отбирать у врага оружие из рук или из-за пояса.

Так оно и было. Я перехватывал запястье Амира, выхватывая из пальцев рукоять сабли или меча, выдёргивал из-за пояса кинжал или пистоль, или же просто откатывался назад, используя для защиты стул, на котором сидел, часто пинал его под ноги учителю.

Лучан же тем временем постигал совсем иную науку. Он становился всё красивее с возрастом — и из симпатичного мальчишки превращался в красивого юношу, который нравился не только женщинам, но и мужчинам — нравы в халифате были куда более свободные нежели в остальном мире. Мой братец частенько не ночевал в нашей комнате, оставаясь у придворных или гаремных женщин. Таким образом он пробивался к Орлиному трону, став фаворитом Мустафы и гаремным юношей Мехмеда. Он легко воспринимал науки и угождал преподавателям — философам и учёным, он даже разговаривал и, похоже, думал по-халински. Я же отказывался от халинских наук, предпочитая занятия с Амиром, говорил исключительно на родном языке, благо Амир знал его в совершенстве, равно как и ещё несколько, и даже однажды осмелился потребовать от халифа, с которым случайно столкнулся, чтобы мне дали одежду западного образца, вместо той, в которой ходят здесь. Жестокий от природы человек, Мустафа велел выпороть меня, однако одежду мне с тех пор шили западную. Как сказал Амир, когда я обратился к нему вопросом по поводу этого непонятного мне тогда решения халифа:

— Мустафа привык к подчинению, он не терпит дерзостей, особенно со стороны очень и очень молодых людей. Для него — это проявление крайнего неуважения. Но с другой стороны, он всегда ценил в людях не раболепие, а отвагу и, как не смешно, ту же самую дерзость, которую почитает одним из смертных грехов. Ты сумел понравиться ему, можешь гордится.

Мне оставалось лишь чесать в затылке.


Жизнь моя текла медленно и размерено, пока однажды в моём запертом покое не появился Виктор Делакруа. Была ночь, в окно светила полная луна, на фоне которой он казался чёрной тенью, чернее самого мрака. Он шагнул к моей постели и я замер от ужаса, в тот миг мне казалось, что сам Баал явился по мою душу, однако вместо того, чтобы забрать меня в Долину мук, он протянул мне длинный свёрток из чёрной ткани.

— Встань, Влад Цепеш, — произнёс Делакруа, — сын Влада Цепеша — князя Сибиу.

Я едва сумел выбраться из постели и замер перед ним. Он поведал мне о том, что алчный князь Мравии Янош, вместе с боярином Петром Алди — сын разгромленного отцом Александра, подбили жителей Тырговишты на мятеж. Подзуживаемым жителям, не слишком довольным миролюбивой политикой отца в отношениях с халифатом, раздали оружие, привезённое из Мравии, более того в столицу тайно вошли несколько рот мравийских солдат, одетых в цвета Алди. Они ворвались во дворец, скандируя лозунги против моего отца и за "достойного потомка князя Александра". Хотя князем Алди никогда не был, он даже, пускай и формально, являлся вассалом отца. Отец был вынужден бежать из дворца на север, к единственному морскому порту нашего княжества — Констанце, но по дороге, в болотах Балиары, его настигли те самые солдаты во главе с Петром Алди. Спастись удалось лишь Делакруа, он вынес из болот умирающего отца и похоронил в одному ему ведомом месте, дабы враги не смогли надругаться над ней. Перед смертью отец наказал мне вернуть трон и вручил для этой цели меч норбергской работы — подарок кайзера Билефельце и кольцо главы ордена Господнего дракона.

Я был полон ненавистью к Яношу и Петру Алди, той самой, что сжигает сердца юношей (а мне тогда только-только исполнилось шестнадцать), мои мысли имели лишь одно направление — враги, убийцы моего отца.

— Я пришёл сюда, чтобы помочь тебе бежать, — вырвал меня из плена жестоких мыслей об отмщении голос Делакруа, — и вернуть себе трон Сибиу.

— Я сделаю это, — ответил я, разматывая свёрток и вынимая из нож меч. — Пускай сам Господь или Баал встанут у меня на пути, но я выпущу кровь из жил Петра Алди и взойду на трон Сибиу. И враги мои проклянут тот день, когда они убили Влада Цепеша, сделав своим врагом Влада Цепеша — сына дракона.

— Во дворе нас ждут кони, — произнёс Делакруа. — Стоит поторопиться, пока…

Он не договорил, потому что дверь распахнулась — на пороге стоял Амир. Почему он решил устроить мне проверку именно в ту ночь?! Не разобравшись толком в ситуации, он кинулся на Делакруа. Я никогда не видел более смертоносного человека нежели Амир, но до того, как увидел в бою Делакруа. Как и откуда верный советник моего отца успел выхватить меч — не представляю, но сабля Амира отлетела в сторону, а через мгновение — на пол упала голова учителя фехтования.

Я замер, глядя на тело человека, практически заменившего мне отца на долгих четыре года. Но Делакруа подхватил меня под локоть и практически потащил в коридор, по полу которого грохотали подкованные сапоги стражей, услышавших звон стали. Первый попытался достать меня саблей, но я опередил его — сработали рефлексы, выработанные долгими тренировками у Амира, отбив клинок вверх и вонзив свой меч ему живот. Остальных троих прикончил Делакруа — я и не заметил его движений. Он бежал впереди меня, указывая дорогу и убивая попадавшихся на пути охранников, от его меча не ускользнул ни один. Наконец, мы прибежали к огромному, в полстены, окну — дальше бежать было слишком опасно, дворец уже гудел от топота сапог, а ушах отдавался звон стали и скрип доспехов. Мы забаррикадировали обе двери разной мебелью, ведшие в зал с окном, и Делакруа без предупреждения выпрыгнул в окно, не потрудившись открыть его. На пол брызнули разноцветные осколки стекла — витраж, помнится, всегда поражал меня своей красотой. Однако я без промедления последовал за своим освободителем, потому что в двери уже ломились, я слышал отчётливый стук топоров по дереву.

Во дворе Делакруа оглушительно свистнул, призывая двух здоровенных вороных коней, мы вскочили в сёдла и помчались на север — к границе моей родины, Вольного княжества Сибиу.



Глава 2


Я не очень люблю вспоминать дорогу домой, хотя именно тогда я научился подлинной жестокости. Я трижды проклял свою глупость, потому что западная одежда выдавала во мне беглеца и каждый стремился схватить меня и вернуть халифу, как выяснилось несколькими неделями позже, за хорошее вознаграждение. Так что приходилось убивать практически любого из тех, кто встречался нам на пути. Мы беззастенчиво крали еду из домов селян — города мы обходили седьмой дорогой; а если нас обнаруживали, убивали тех, кому не повезло встать на нашем пути.

Однажды мы забрались в дом сельского старосты (не знаю, как он звался здесь, в халифате) и пока Делакруа рылся в погребе, в поисках съестного, в дом вошла девочка лет десяти — не больше. Она замерла на пороге, открыв рот, и явно была готова закричать. Я вскинул руку с кинжалом и метнул его. Девочка осела на глиняный пол дома. Мне навсегда запомнился её взгляд, когда я склонился над ней, чтобы вытащить из груди кинжал. В нём было лишь удивление и ни капли страха, она попросту не успела испугаться.

— Идти к цели любыми путями, — положил мне руку на плечо Делакруа, — хорошее качество для будущего князя. Поспешим, пока сюда не нагрянули её родители.

Так мы и проделали весь путь до самой Тырговишты. Остановившись где-то на окраине столицы, Делакруа отпустил лошадей и проводил меня к огромному дереву, помнившему ещё эльфов, росшему среди таких же в паре миль от городской стены. Он ловко забрался по его могучему стволу и через несколько секунд едва ли не мне на голову упала верёвочная лестница. Я быстро залез по ней наверх и моим глаза предстал самый настоящий эльгус — эльфийский дом, который едва можно было отличить от ствола дерева.

— Когда я только прибыл в Сибиу, — сказал Делакруа, обводя широким движением помещение дома, — и ещё не был никем и ничем, мне не было даже где жить. Вот я и забрался в этот эльгус, он верно — последний во всех княжествах. Я довольно долго прожил здесь, пока не вошёл в орден и твой дед не пригласил меня жить во дворце.

Он сел на здоровенный, покрытый толстым слоем пыли сундук. Я смахнул с другого такого же пыль и сел напротив.

— Отдохнём здесь, — сказал я, — а завтра я подамся в Тырговишту. Надо узнать что осталось от ордена Господнего дракона.

— Это я мог бы сказать тебе ещё в Измире, — усмехнулся Делакруа. — Очень мало. После смерти твоего отца орден фактически развалился, бояре просто перегрызлись за власть в нём.

— Однако они всё ещё причисляют себя к ордену или нет?

— Я у них в головах не рылся, — пожал плечами Делакруа, — но, скорее да, чем — нет.

— Тогда я попробую собрать их именем моего отца и Господним драконом.

— Я бы не слишком рассчитывал на это. Бояр вполне устраивает нынешнее положение дел. Промравийская политика Петра Алди, конечно, раздражает кое-кого, но и изменений большинство не желают.

— На кого же мне опереться тогда? — Это был скорее риторический вопрос, но Делакруа ответил на него.

— Эльфы, — произнёс он. — Со времён Конкисты их никто не брал в расчёт, хотя довольно большая община осталась к северо-западу отсюда.

— Вступать в союз с эльфами. — Мне как-то не очень верилось в то, что Делакруа серьёзно предлагает мне подобный союз. — Клирики обеих религий с ума сойдут, когда узнают.

— Тебя так сильно волнуют бородачи и тонзурники? — усмехнулся Делакруа. — Они ничем не помогут тебе, даже если ты обратишься к ним за помощью, как наследник основателя и нынешний глава ордена Господнего дракона. Пётр Алди уже давно распускает слухи, что вы с братом перешли в мегберранство, да и его самого обе Церкви приняли практически "на ура", даже "защитником Веры" нарекли.

— Да уж, после таких слухов союз с эльфами мне, действительно, мало чем повредит. Но примут ли эльфы меня. Не хотелось бы получить стрелу в лоб, как только подойду к возможным союзничкам.

— Это уже твои трудности. Я посоветовал, но помочь тебе ничем не могу. Эльфы прикончат меня, как только я подойду к ним достаточно близко.

Для меня тогда это была самая реальная перспектива возвращения себе трона. Ни бояре, ни клирики, ни войско, полностью преданное Алди, не могли бы поддержать меня — Делакруа был прав на все сто, всех устраивало нынешнее положение дел. Всех, кроме меня и эльфов, угнетаемых и презираемых всеми и вся, практически как и я.

Следующим утром я оседлал вернувшегося коня, одного из тех, на ком мы проехали весь путь от самого Измира, и направился на северо-запад, к небольшому леску, где обитали жалкие остатки некогда великой расы эльфов, жившие в княжестве. Дорога заняла не больше нескольких часов, я остановил коня у опушки леса и спрыгнул с седла.

— Эй, живущие под сенью этого леса! — крикнул я. — Прошу вас, поговорите со мной!

Ответом мне была стрела, вонзившаяся у самых ног. Что же, по крайней мере, меня заметили, хоть и дали знать, что дел иметь не желают.

— Я - Влад Цепеш, — не смотря ни на что, продолжал я, — сын Влада Цепеша. Я — истинный наследник престола Сибиу. Я прошу вас, старший народ, о помощи!

Вместо стрелы теперь был смех. С одного из деревьев спрыгнул эльф в зелёном одеянии разведчика с длинным луком на плече.

— Помощи, говоришь, — усмехнулся он. — Ты — сын и потомок нескольких поколений угнетателей нашей расы, просишь у нас помощи. Вы пришли в наши леса с огнём и мечём, вы жгли наши города, заражали нас корью, безвредной для вас самих, а после низвели тех, кто остался на тех землях, что вы отняли у нас, до уровня животных. Такова же ваша плата за помощь в Войне огня и праха?

— После них ещё была Война листвы, — напомнил ему я, — есть ли, вообще, смысл вспоминать старые обиды. Пришло время объединить наши силу, чтобы вернуть нам то, что принадлежит нам по праву рождения.

— Для тебя это трон, — ответил эльф с обычной усмешкой, — а что для нас?

— Клянусь драконом, — торжественно произнёс я, — я оставлю ваш род в покое. Никто в моём княжестве не посмеет обидеть эльфа, а те, кто пожелают лучшей доли нежели ваше нынешнее прозябание в этом лесу, могут присоединиться ко мне в будущем, став полноправными членами нового ордена.

— Ордена Господнего дракона, — рассмеялся эльф, — у эльфов уже множество лет нет своего бога. Галеан умер, а Килтия превратилась в отвратительную тварь — повелительницу орд нежити.

— Мне нет дела до пантеона любых богов, — отмахнулся я. — Орден Господнего дракона изжил себя, особенно после того, как умер мой отец. Мой орден будет зваться орденом Дракона, без оглядки на Господа.

— Это ты говоришь так сейчас, — покачал головой эльф, — но вы, люди, слишком переменчивые создания и слишком легко отказываетесь от своих слов.

— Я не из таких, — отрезал я со всей горячностью шестнадцатилетнего юнца. — Предателей я стану карать, а верных мне — награждать.

— Нуждаемся ли мы в твоей награде, юноша?

— А разве, нет? Только что ты сам говорил, как сильно угнетают тебя и весь твой род.

Эльф от души рассмеялся.

— Вижу, ты умён не по годам, юный Влад. Если бы ещё все твои слова оказались бы правдой… Хорошо, мы поможем тебе, но помни о том, что пообещал мне, а значит и всем нам.

Он повернулся, чтобы раствориться в лесной чаще. Но прежде я окликнул его.

— С кем я имел честь разговаривать?

— Мелинор, — ответил он и пропал из виду.

Теперь настало время проверить, наконец, что же осталось от детища моего деда. Я вернулся в эльгус, который мы делили с Делакруа, где переоделся в чёрно-синее платье с крестом и драконом на плече, принадлежавшем Делакруа, оно, впрочем, пришлось мне вполне впору. Провокационное одеяние в нынешние времена, не спорю, но я прикрыл знак ордена чёрным плащом. День только-только перевалил за половину и я двинулся теперь уже к стенам Тырговишты. Самого хозяина эльгуса дома не было, и меня мало волновало где он, в конце концов, это было не совсем моё дело.

Я прошёл по городу, заглянул на рынок, где застал преинтересную сцену. Прямо посередине его был установлен характерный помост, на котором был распластан полуголый человек, по спине которого раз за разом проходился длинным кнутом не кто иной, как князь Пётр Алди. Я задержался поглядеть на эту странную экзекуцию, потому что мне было очень непривычно наблюдать за тем, как облечённый абсолютной властью в княжестве человек исполняет работу палача, полностью расставаясь с человеческим достоинством.

— И этот человек правит вами, — усмехнулся какой-то человек в мейсенской одежде, стоявший рядом со мной, — теперь я понимаю, почему вас почитают вторым сортом даже среди Вольных княжеств.

— Последи за языком, — осадил его торговец свежим хлебом. — Тот парень корчится за куда меньшее чем такие слова.

— А можно и не дожить до появления стражи, — заметил я. — Если на троне сидит ублюдок, это ещё не значит, что здесь не осталось людей, не забывших слова честь.

— Осади, парень! — рассмеялся мейсенец. — Я не хотел оскорбить всех вас, сибийцев, мне не по душе ваш князь и только он.

— Однако оскорбил ты всех нас, — возразил я. — Я бы вызвал тебя на дуэль, если б ты не был мейсенцем.

— Ха! — Он хлопнул меня по плечу. — Достойный ответ. Я — Бруно, нищий мейсенский юнкер. У меня есть только мой меч, которым я зарабатываю себе на жизнь.

— Хорошо зарабатываешь, раз до нас добрался, — усмехнулся я, мне начинал нравиться этот несдержанный юнкер, на таких людей всегда можно положиться. — Мой имя Влад.

— Опасное имя в наши дни, — заметил всё тот же торговец хлебом, — и опасные знаки на одежде.

Только тут я понял, что от удара Бруно плащ на моём плече откинулся, обнажив дракона, обвившего крест. Видимо, не один торговец заметил это, потому что к нам уже начинала проталкиваться стража.

— Ага, — покосился на них Бруно. — За кем из нас пожаловали?

— За кем бы ни пришли, порадуются обоим, — заметил я, кладя руку на меч и двигаясь в противоположную от стражей сторону. Бруно последовал за мной.

Нас перехватили уже на выходе с рыночной площади, когда я посчитал, что спасение рядом и расслабился. Три человека умело блокировали улицу, ведущую с рынка, а за спинами уже вовсю грохотали подкованные сапоги стражей. Я выхватил меч, Бруно — свой драгунский палаш, однако нападать на нас трое, стоявших у нас на пути не собирались. Более того, они пропустили нас и вновь сомкнули плечи за нашими спинами. Мы же бросились бежать дальше, мало понимая, за что нам оказана такая милость. Всё прояснилось, когда в конце улицы нам навстречу выступил Делакруа. Бруно вновь схватился за рукоять палаша, но я остановил его.

— Ты ввязался в опасную авантюру, — покачал головой Делакруа. — Я едва успел вытащить тебя. Кстати, кто это?

— Бруно фон Ульм, — коротко кивнул в ответ мейсенец. — К вашим услугам.

— Виктор Делакруа, — представился Делакруа и продолжил: — Я был в городе и сумел вызнать немного больше, чем ты. Орден всё ещё собирается, но теперь уже, конечно, не во дворце, а в доме боярина Владислава Валеску, считающего себя чем-то вроде хранителя ордена на время отсутствия истинного главы. Ближайшее собрание состоится через два дня.

— Я должен быть там, — непреклонно заявил я.

— Будешь, — кивнул Делакруа. — Меня ещё помнят и провести с собой лишнего человека я сумею.

— Двоих, — неожиданно для нас обоих произнёс Бруно. — Я вижу вы тут обговариваете планы свержения князя, а мне надоело быть никем и ничем.

— Находиться при власти, особенно здесь, в княжествах, бывает опасней, нежели зарабатывать себе на жизнь мечом.

— Я готов рискнуть, — усмехнулся азартный мейсенец.


Дом боярина Владислава Валеску был не самым шикарным в Тырговиште, он не мог поспорить с роскошными особняками приближённых Алди и, если честно, требовал ухода, но был ещё крепким и было видно, что и без него простоит ещё не одну сотню лет. Мы с Делакруа и Бруно прошли «чёрным» ходом и слуга проводил нас в небольшой зал, основную часть которого занимал длинный стол. Мы заняли места и приготовились ждать сбора всех членов ордена. Пришли все где-то спустя полчаса, мне уже надоело сидеть на жёстком стуле, однако терпение моё было вознаграждено. Бояр собралось человек пятьдесят, хотя за столом поместилось бы по крайней мере в два раза больше, когда подошёл последний из них сидевший во главе стола Валеску тяжело поднялся и провозгласил:

— Во имя Господа нашего говорю вам, да начнётся наше собрание.

И тут встал я, расчётливым движением отбросив на спину капюшон плаща. По рядам бояр пробежал шепоток, говорят, многим в тот день показалось, что перед ними сам Влад Цепеш, восставший из могилы. Перед ними и был Влад Цепеш, но иной Влад Цепеш, которого запомнят надолго.

— Пришло время, — произнёс я, — вернуться на престол Владу Цепешу. Есть ли здесь те, кто воспротивится этому? — И я швырнул на стол кольцо главы ордена, принадлежавшее моему отцу.

Бояре зашептались ещё сильнее, я же стоял и смотрел на них, понимая, что здесь и сейчас имею над ними полную власть. Уже тогда они боялись меня. Я выжил в халинском плену, бежал, добрался до Сибиу и сумел явиться на собрание ордена — в их глазах такое просто не мог совершить мальчишка шестнадцати лет отроду. Однако же я стоял перед ними вопреки всему тому, что они думали о себе и обо мне.

Уже на следующее утро в замок Цепеш вошли несколько десятков человек в плащах с орденскими знаками. Гвардейцы из сибийцев ничего не предпринимали, их командир, Михаил Дьюржу, был «своим» человеком и все знали, что оружия против нас обнажать не надо. Они стояли молчаливыми статуями вдоль стен, провожая нас глазами. А вот мраваки, конечно же, встряли в бой. Они отлично понимали, что живыми из дворца им уже не выйти.

Первым шагал Бруно, лихо орудующий своим драгунским палашом, за ним я, хоть меня и отговаривали многие бояре, Делакруа же оружия не носил, но всё равно шёл следом за ними. Настоящий бой мраваки дали нам уже практически в тронном зале, они перегородили длинный коридор, ведущий к нему и непрерывно стреляли в нас из арбалетов и винтовок. Правда палили они, как говорят карайцы, в белый свет, как в копеечку, им было далеко до слаженности, присущей тем же салентинцам — вторым стрелкам нашего мира после эльфов. Словно в ответ на мои мысли несколько окон за спинами мраваков разлетелись — и пол коридора стал похож на подушечку для иголок, так сильно его утыкали длинные стрелы с зелёным оперением. За ними последовали несколько десятков фигур также в зелёном и длинных плащах с капюшонами, короткие мечи их закончили дело, начатое невидимыми стрелками. Один из вновьприбывших выпрямился, стирая с меча кровь, снял с лица повязку, закрывавшую нижнюю его часть. Я даже не сильно удивился тому, что это оказался мой знакомый эльф Мелинор.

— Я сдержал своё слово, — сказал он. — Теперь дело за тобой, Влад Цепеш.

И они исчезли в разбитых оконных проёмах так же стремительно, как и появились.

Я лишь пожал плечами, сбил ногой часть баррикады и прошёл дальше по коридору, к дверям в тронный зал, где сидел трясущийся от страха — в этом я ничуть не сомневался — Пётр Алди. Двери эти даже не были заперты, я и их отворил ударом ноги — и ворвался в зал, подобно вихрю. Алди, действительно, сидел прямо на троне и мне в первый момент показалось, что у меня двоиться в глазах, такой крупной дрожью дрожал нынешний князь.

— К-кто в-вы? — прохрипел он, клацая зубами. — З-з-зач-ч-ч-чем в-вы п-пр-р-ришли-и-и-и? — затянул он.

— По твою душу, — усмехнулся я.

— Сколько тебе заплатили? — каким-то неимоверным усилием воли он сумел перестать клацать зубами. — Я заплачу вдвое больше, только оставьте меня в жи-и-и-ивы-ы-ы-ых, — под конец сорвался таки он.

— Плата, — словно в раздумье произнёс я, подходя всё ближе к трону. — Вот этот трон и всё княжество, мне пожалуй хватит. — С каждым словом я подходил всё ближе, вынимая из заспинных ножен кинжал.

— И ты оставишь меня жить? — пролепетал Пётр Алди, у которого не осталось сил на то, чтобы заикаться.

— Нет, — честно ответил я, всаживая кинжал ему в живот по самую рукоять и добавил, двигая его вверх — к грудной клетке: — Я никогда не даю пустых обещаний.


Так началось моё правление. Я избавился от убийцы моего отца, но этого было мало. Алди был лишь исполнителем, подлинными убийцами его были наши родные бояре, бессовестно предавшие его и отказавшие в помощи, после того, как он был вынужден бежать. Пора было посчитаться и ними. Я не стал разбираться кто из них прав, кто — нет, но и начинать репрессии, как это делал мой отец было глупо. Доказательством тому служит сама его смерть. Надо было покончить со всеми боярами одним ударом, иначе многие сумели бы скрыться, найдя прибежище у того же Яноша Мравийского или даже халифа Мустафы.

С этой целью я пригласил бояр на праздничный пир по случаю моего восшествия на трон. Я не делал различий между членами ордена и не вошедшими в него боярами, собрал всех в одном зале, легко вместившем и в несколько раз больше человек. Там для них были накрыты столы, которые просто ломились от лучших яств, на которые ушло колоссальное количество денег из и так скудного бюджета княжества, но для таких людей мне ничего не было жалко. Я дал им закончить трапезу, просидев всё время во главе стола. Я не пил, лишь подносил к губам полный кубок с вином, отвечая на многочисленные тосты бояр в мою честь, слуге, стоявшему за моей спиной было специально наказано также лишь делать вид, что он подливает в кубок вино. Вскоре бояре упились до такого состояния, что немногие из них заметили, как я вышел из зала.

За пределами зала меня уже ждали Бруно с Мелинором и сотня верных эльфов и людей. Я кивнул им и мы ворвались обратно в зал. Мы выволокли бояр из зала, протащив по всему замку, они бились в корчах, кричали и молили о помощи, но мы были непреклонны. Ещё больше нас укрепило то, что на улице нас приветствовал простой люд, приветствовал мою расправу над боярами.

День был прекрасным, светило солнце, небо было пронзительно-синим, воздух удивительно чистым. Очень скоро он наполнился криками бояр, увидевших небольшой новый лесок из кольев, «выросший» в нескольких ярдах от стен Тырговишты. Я сел за специально приготовленный для меня стол и наконец сделал глоток из своего кубка, который нёс в руках от самого дворца. Я смотрел на то, как бояр одного за другим сажают на колья, прихлёбывая вино и наслаждаясь их мучениями.

— Я и не знал, что ты так жесток, — сказал стоявший рядом Бруно. — Не слишком ли страшная казнь?

— Они предали свою страну, продали её мравакам и халинцам, — ответил я, делая знак бледному слуге подлить мне вина и поставить на стол корзину с хлебом. — Мой отец карал их, обычно лишая всех наделов и лишь в крайних случаях казня, но этого оказалось мало. Значит, надо быть ещё более жестоким с ними, чтобы они боялись не просто потерять своё имущество, но саму жизнь, да ещё и расстаться с ней столь жестоким способом.

— Это может вызвать ожесточение среди оставшихся в живых, — заметил Бруно, оказавшийся на поверку не только отличным воином, но и довольно умным человеком. — Ты нажил сегодня множество врагов — родственников казнённых бояр.

— Трясущихся от страха, — усмехнулся я, — которым по ночам будут сниться колья с их родителями, братьями и прочими родственниками.

С этого началось моё правление.


Когда с предателями было покончено полностью, я начал укреплять страну, что оказалось весьма непростым делом. На меня разом свалилось столько дел, что если не помощь Делакруа — моего единственного советника, которому я мог верить безоговорочно; я был бы просто погребён под ними. Страна была практически разорена правлением Петра Алди, тратившего деньги направо и налево, совершенно не заботясь о княжестве. Он бездумно брал деньги у Яноша, влезая в долги перед богатой Мравией, умудрился сдать в бессрочную аренду Салентине наш единственный порт, Констанцу, радовало лишь то, что ввязавшийся в серьёзную войну с халифатом Янош не спешил требовать возврата денег и я мог спокойно заняться решением проблемы с салентинцами, распоряжавшимися в Констанце, как у себя дома.

— Ты собираешь разорвать договор, заключённый Петром Алди? — спросил у меня непосредственно перед аудиенцией Делакруа.

Я коротко кивнул.

— Зря, — покачал головой он. — От Констанцы проку будет весьма мало. Салентина и Билефельце полностью контролируют всю торговлю во Внутреннем море, к тому же там свирепствуют халинские корсары, а собственного флота для защиты у нас нет.

— Но и сейчас, по договору Алди, от Констанцы мы практически ничего не получаем. Прибыль от порта идёт в карман к салентинцам, а расходы несём мы. Меня это не устраивает. К тому же, вчера прибыл посланник Билефельце, он привёз новый проект договора аренды Констанцы. Его положения меня устраивают полностью.

— Я и не знал об этом, — покачал головой Делакруа. — Как-то мимо проскочило.

Послов Салентины, прибывших выяснить, что станется с договором аренды Констанцы было трое, он были шикарно одеты по последней моде, надеясь этим потрясти патриархальное и отсталое с их точки зрения княжество. Меня это мало волновало, выросший среди роскоши халифского дворца, я относился к ней с презрением. Они вежливо раскланялись, сняв шляпы, но под ними оказались скуфейки.

— Почему вы оставили на головах эти скуфейки? — спросил я у послов на салентинском, сильно удивив их знанием их языка (вообще, языки были единственной наукой, обучению которой я не противился в халифате). — Я, конечно, князь, а не король или император, однако же я — такой же помазанник Господен, как и любой из владык нашего мира, перед коими вы обнажаете головы.

— Согласно обычаю, признанному всеми, — ответил мне глава посольства, — мы — жители Салентины не обязаны снимать скуфейки ни перед кем, будь то князь, король или император. Лишь перед Господом в храме обнажаем мы головы.

— Хороший обычай, — сказал тогда я, вспоминая послов халифата, также не обнаживших головы перед моим отцом. — Я признаю его.

Я сделал знак слугам. Один из них склонился к моему уху и отдал ему приказ, он кивнул и вышел.

— Они принесут небольшой подарок для всех вас, — пояснил я послам свои действия, — как подтверждение вашего обычая.

Следом в комнату, где я принимал послов, ворвались несколько стражей и Бруно с молотком и длинными гвоздями.

— Я принимаю ваш обычай, синьоры, — усмехнулся я, вколачивая первый гвоздь в голову главы посольства, — и усугубляю его.

Посланник Билефельце, которого я принимал следом удивлённо косился на пятна крови на полу и белый платок, которым я стирал кровь с ладоней.

— Гости, бывшие здесь до тебя, — объяснил я ему, — были невежливы.

В итоге договор был заключён на ещё более выгодных условиях, чем предполагалось, наверное, посланник был слишком напуган.


Однако этот город надо было ещё отбить у салентинцев, занявших его, потому что согласно договору Алди они имели право держать там неограниченное количество солдат и военных кораблей. Отлично понимая, что мне не справиться с Салентиной, но и не желая открытой войны со Страной поэтов, билефельцы провели через Штирию несколько рот своих солдат, как они называли такие маленькие армии, экспедиционный корпус, формально временно вошедших в мою армию.

Тем временем я выдвинул свои войска на северо-запад на соединение с корпусом билефельцев, под командованием Иогана фон Штауффенберга. Я оставил в Тырговиште Виктора Делакруа, а сам возглавил армию, хотя военного опыта у меня не было никакого. Об этом я честно сказал фон Штауффенбергу, который покивал и произнёс:

— Я понимаю, что вам нужна слава военного. Что же, ничего не имею против. Я — солдат, мне слава не нужна, всё, что я хочу, вернуться домой живым.

Я кивнул ему и более не возвращался к этой теме.

Полководцем фон Штауффенберг оказался превосходным, его задачей было не просто взять Констанцу, но и как можно меньше повредить его, ведь он должен начать давать прибыль в самом скором времени. В этом были заинтересован и я, и билефельцы, по вполне понятным причинам. Салентинцы не стали выводить солдат в поле, более того, они оставили в городе минимальный гарнизон, мои шпионы-эльфы сообщали, что они активно жгут склады с товаром, который не успевают вывезти, а из порта один за другим отплывают торговые суда в сопровождении боевых галеонов. Услышав эти новости, я мысленно поздравил себя с верным решением: незадолго до отбытия из Тырговишты я отправил тайную весточку халинским корсарам, на которых имел выходы Делакруа. Думаю, они хорошо поживятся на этих караванах, ослабляя экономическую мощь гордой Салентины.

К невысоким стенам Констанцы подтащили целую батарею пушек, скорее для устрашения, нежели из желания, действительно, разрушать город. Она дала лишь один залп, неся часть крепостной стены и проломы устремились мои кавалеристы и билефелецкая пехота. Бой был недолгим, но кровавым. Ведомые Бруно конники вихрем пронеслись по городу, вырезая всех вооружённых людей на своём пути, он первым ворвался в порт, промчался по сходням салентинского галеона, готовившегося дать залп по наступающим. Бруно, не слезая с седла, взлетел на капитанский мостик корабля и приставил к горлу его капитана свой меч, вынудив его поднять белый флаг. Билефельцы за спинами кавалеристов занимались грубой и кропотливой работой, прочёсывая город частым гребнем, они добивали салентинцев, прекращали грабежи и мародёрства, которые я запретил, нередко расправляясь с моими конниками, как этим и занимавшимися. К слову, тех, кого взяли при грабежах и насилии, я велел посадить на кол.

Мы с победой вернулись в Тырговишту, где я на деньги, полученные от корсаров, как они выражались "за наводку" (знали бы они кому платили процент с прибыли от разграбленных салентинцев), и взятые на не успевших отплыть кораблях, я устроил праздник. Я с усмешкой наблюдал за тем, как дети казнённых мню не так давно бояр пьют и едят в том же самом зале, из которого их отцов выволакивали на казнь, хотел было поднять тост "за наших отцов", но не стал портить такой день напоминанием о предателях.

Однако праздновать нам пришлось очень недолго.

Потерпев несколько поражений от мраваков, объединивших силы с Каганатом. Это, пожалуй, был ещё более противоестественный союз, нежели мой — с эльфами. Однако он сработал едва ли не лучше моего. Привыкшая воевать на открытых пространствах своей степной родины каганатская конница, мало уступавшая в мощи и тяжести, как халинской, так и западной, разметала несколько пограничных армий халифата, мраваки заняли города. Это вынудило Мехмеда, тогда уже ставшего халифом, двинуть против них серьёзные войска, что привело к затяжной войне, в которой мраваки и каганы потерпели сокрушительное поражение, но и халифат был настолько истощён, что вторгаться на территорию Мравии сил у него уже не было. Однако обида на все княжества у Мехмеда осталась и он начал «покусывать» наши границы, постоянными налётами своих полудиких союзников — азабов, джинсарров и сипархов. Они несли смерть и разрушение моим пограничным городам и крепостям, "летучие отряды" ускользали до того, как успевали подойти части моей армии, даже эльфийские дозоры, обнаруживавшие их до нападения помогали далеко не всегда, да и не везде они были, эти дозоры.

Они раз за разом атаковали моё княжество, всё больше наглея, что вызывало всё большее недовольство в народе. Да, меня всё ещё любили, некоторый почти боготворили, но уже кое-кто из жителей пограничья начинали спрашивать: "Где же ты был, князь Влад? Где твои были войска, когда халинцы жгли наши посевы, убивали наших жён и детей, разрушали наши деревни?" Но я понимал, что настоящей войны даже с сильно ослабленным халифатом нам не выдержать, поэтому я довольствовался рейдами вдоль границы, не преследуя отряды врага, чтобы не дать Мехмеду повода к войне.

Хотя он нашёл его и сам. Этим поводом стал Лучан, претендовавший на трон княжества. Его поддержал Мехмед, лично выступивший с ним в поход против меня с многосоттысячным войском. Он перешёл границу одновременно на юге и западе, желая взять меня в клещи, а Лучан в это время засыпал моих бояр подмётными письмами. Мой братец призывал их предать меня, перейти на сторону победителя — то есть его, — обещал вознаградить их за мудрость. Однако мой новый орден — орден Дракона — был настороже.


— Итак, — произнёс я, просматривая длинный список, вручённый мне Делакруа, — это все, кто получил послание от моего братца?

— Именно, — кивнул тот и добавил: — Особо отмечены те бояре, кто не сообщил о письме.

Я проглядел список снова, особо останавливаясь на тех из не сообщивших, кто был в ордене, к счастью, таких не оказалось. Что же, орден оправдывал себя, я был даже несколько горд за своё детище.

— Что будем делать? — вырвал меня из плена приятных мыслей Делакруа. — Халинцы наступают по двум направлениям, скоро будут под стенами Тырговишты.

— Тех, кто не сообщил о письме, на кол, — первым делом бросил я и обратился к Бруно, который был моим главнокомандующим. — Отправляйся на юг и принимай командование. Отводи войска на север, сжигая за собой всё, что нельзя вывезти или забрать с собой, отравляй все колодцы, ставь дамбы на пути халинской армии, чтобы земля у них под ногами превращалась в болото.

Бруно кивнул и вышел, я же обернулся к Мелинору:

— Ты должен превратить каждый шаг халинцев в кошмар. Нападай со своими эльфами на лагеря, атакуй их в пути, особенно разоряй фуражиров, не жалея ни людей, ни скота, ни зерна.

— Смысл слов "партизанская война" мне объяснять не надо, — хищно улыбнулся Мелинор и также вышел.

— Не изменяешь себе, Влад, — когда остались одни, сказал Делакруа. — Твоя жестокость, похоже, только растёт с годами.

— Именно благодаря ей я всё ещё сижу на троне, — заметил я, подкручивая недавно отпущенные длинные усы.

— У Мехмеда и его любовничка, твоего братца есть более чем реальные шансы скинуть тебя.

— Хорошо сказано: "реальные шансы", — усмехнулся я. — Но пока я жив, князем Сибиу будет Влад Цепеш, и никто иной. Если погибну я, то им станет мой сын. Думаю, ты сумеешь воспитать его.

Несколькими месяцами ранее моя жена, Ванда, дочь богемского князя Кароля, с которой я заключил брак, дабы укрепить союз с соседями, родила мне сына и наследника престола, которого я по давней традиции рода Цепешей назвал Владом. Я вывез их из Тырговишты как только стало известно о вторжении халинцев.

— Тактика "выжженной земли", конечно, не нова, — сказал Делакруа, — но обычно она ожесточает население и настраивает его против правителя. Ты рискуешь потерять свой народ, который уже начинает роптать.

— Пусть ропщут, — отмахнулся я, — народ почти всегда чем-то да недоволен, как правило, правителем.

— А если что — на кол, — покачал головой Делакруа. — Не находишь, что скоро в Сибиу не останется деревьев, чтобы делать из них колья.

— Ничего. — Я попытался скопировать хищную улыбку Мелинора. — Сибиу не зря называют страной лесов.


Я вновь выступил с армией на север, но уже не к Констанце, а — к Снагову, укреплённому городу-крепости на севере княжество, выстроенной на острове, на основе древнего монастыря. Там я решил закрепиться и дать бой халинцам под его стенами. С самого начала своего правления я укрепил старую крепость, выстроенную первыми детьми Церкви на этих землях, кишевших самыми разными язычниками и эльфами, теперь её стены превышали человеческий рост вдвое, а толщина их позволяла выдержать залпы халинских пушек, на пяти башнях были установлены гаубицы, купленные у Билефельце, простреливавшие местность на несколько сотен ярдов вокруг. Над погребами потрудились монахи ордена святого Йокуса, так что в них хранились запасы провизии, способные прокормить всё население Снагова в течении года.

Я отступал, а по пятам за мной следовала армия Мехмеда и Лучана. Я глядел на поля, с которых селяне лихорадочно собирали урожай, на дороги, полные беженцев, они шли и шли вместе со мной на север, упряжки тащили исхудавшие быки и кони, многие несли весь свой скудный скарб на плечах, кое-кто пытался спекулировать на чужом горе, продавая еду и зерно по грабительским ценам, а часто попросту грабя и убивая беженцев. С этим я боролся безо всякой пощады — и вскоре вдоль дорог потянулись целые леса из кольев, на которых корчились спекулянты и разбойники, дабы остальным неповадно было.

Сибиу не зря зовут страной лесов, они покрывают большую часть территории княжества, что сейчас играло мне на руку. Лес — вотчина волков и эльфов, давних союзников, практически братьев. На дорогах солдат Мехмеда и Лучана ждали постоянные атаки Бруно, налетавшего на них словно призрак среди ночи, а часто и днём, в лесу же — стрелы эльфов и зубы волков. Еды на пути армии не было практически никакой, не было и домов, где можно было бы укрыться, солдаты выстраивали лагеря, многие ночевали под открытым небом, что не улучшало настроений в войске. Джинсарры, как докладывал мне один из разведчиков, уже начинали роптать, они были свободолюбивым народом и привыкли к быстрым налётам и богатой добыче, затяжная война, да ещё в таких жутких условиях, была им не по душе.


— Вспыхнуло несколько восстаний, — сообщил мне эльф-разведчик, явившийся ко мне с докладом о положении во вражеском войске. — Джинсарры развернулись и двинулись назад, на юг. Их предводитель бросил в лицо Мехмеду оскорбление и вышел из его шатра без разрешения. Халиф велел казнить его и отправил за джинсаррами азабов, те окружили дезертиров и тогда к ним вышел сам халиф. Он пообещал жизнь тем, кто вернётся в его армию, хотя раньше ничего подобного не случалось.

Действительно, железная дисциплина в армии Мехмеда поддерживалась весьма жестокими способами, а за дезертирство было лишь одно наказание — смерть. Если уж Мехмед обещал жизнь дезертирам, значит, ему, действительно, не хватало солдат, однако надо будет ещё уменьшить их количество.

— И много согласилось? — спросил я у эльфа.

— Большинство, — ответил тот. — Джинсарры, конечно, гордый народ, но их дух сломлен и многие попросту хотят жить.

Я кивнул сам себе, глядя на проходящих мимо беженцев, жестом отпустил эльфа, скрывшегося из виду. Взгляд мой наткнулся на небольшой отряд прокажённых в просторных жёлтых одеждах. В голову мне пришла одна очень интересная мысль, как сказал бы Делакруа: "вполне в моём духе". Я вскочил в седло и подъехал к пленникам, которых каждую ночь приводили в мою армию, чтобы они выполняли всю чёрную и грязную работу, на какую я бы не отрядил и последнего сибийца. Многие из них были не последними людьми в войске Мехмеда и одежды их, не смотря на плен и побои, были всё ещё в приличном состоянии. Я велел стражам раздеть пленных — и солдат, и вельмож, и полководцев — и раздать их одежду прокажённым, чумным и холерным больным, попадавшимся на пути. Переодетых больных я отправил к халинцам, дабы они заражали моих врагов своими смертельными болезнями. Но и на этом я не остановился. Я собрал всех больных дурными болезнями шлюх из передвижных солдатских борделей, следовавших за моей армией, отправив их следом за прокажёнными и чумными. Возвратившимся я щедро платил за доказательства того, что они побывали в стане халинцев, и отправлял их обратно.

Наконец, мне надоело тащиться со своей основной армией и я сменил Бруно во главе "летучих отрядов", отправив его командовать отступающими к Снагову войсками. Кровь заиграла в жилах, я редко воевал сами, предпочитая делать это чужими руками, теперь же я в полной мере ощутил радость сражения и победы. Я налетал на халинцев, выбирая отбившиеся или застрявшие в сотворённых мной болтах, как волк, вырезающий отставших и слабых овец. Однажды я даже подобрался вплотную к лагерю Мехмеда, но он был, естественно, слишком хорошо укреплён, чтобы я мог взять его, и я поспешил убраться подальше со своим отрядом, покуда меня не обнаружили дозорные халифа. Однако удача в тот день была не на моей стороне. Нас увидели и выслали погоню, хотя враг явно недооценил силы моего отряда.

Я уводил своих людей всё глубже и глубже в лес, пока не завёл в такую непроходимую чащу, что азабы, составлявшие большую часть вражьего отряда, не начали оглядываться по сторонам, вполне логично сомневаясь, что они сумеют найти дорогу обратно к лагерю. Вот тогда-то я и приказал воинам разворачивать коней и атаковать азабов на довольно большой открытой поляне. Я первым налетел на них, первыми двумя ударами срубив головы двум замешкавшимся азабам. Дальнейшее помню какими-то урывками, словно картинки мелькали перед моими глазами. Я рубил и колол, отбивал удары азабских сабель, бил в ответ. Мои воины, часть которых спешились, стаскивали азабов в сёдел копьями с крючковатыми наконечниками, срубали их топорами на длинных рукоятках.

Бой продлился не больше получаса, мы перебили всех врагов, правда потеряв при этом почти половину. Однако я набрался куража и велел отрезать всем халинцам головы. Ночью мы вернулись к лагерю Мехмеда и закидали его этими головами, громко насмехаясь над врагом. Выслать новую погоню за нами халиф не решился. На моё счастье.


Чего-чего, а упрямства Мехмеду было не занимать, равно как и гордыни. Он продолжал двигаться на север, хотя армия его слабела и таяла буквально на глазах. Он понимал, что возвратиться сейчас обратно в пределы халифата для него было смерти подобно, он бы показал свою слабость, что стоило бы ему и трона и самой жизни. И вот к середине осени он добрался-таки до Снагова. Его войско миновало лес, окружавших остров, и глазам их предстал ещё один. Он состоял из кольев, на которых корчились ещё живые пленники, в том числе и друзья и полководцы халифа, которых он надеялся выкупить. Это окончательно подорвало боевой дух армии, но весьма ожесточило самого Мехмеда. Он приказал двигаться к острову, не устанавливая крепкого лагеря вблизи этого нового леса, и тут же начал штурм Снагова.

Именно на это я и рассчитывал. У Мехмеда осталось слишком мало пушек и пороха, его солдаты были вынуждены переправляться на остров, где стояла крепость едва ли вплавь, потому что он не заготовил по дороге достаточного количества плотов. Мы постоянно обстреливали их со стен Снагова, не встречая достойного ответа со стороны халинцев, — и вскоре вода озера, посередине которого располагался остров, окрасилась алым и почернела от трупов халинцев.

Я наблюдал за всем этим со стены. Рядом со мной стояли Бруно и Делакруа.

— Ты верно угадал, — сказал мне мейсенец, — когда велел прорыть тоннель из реки, стекающей с гор ещё севернее, а не из озера. Теперь эту воду пить будет нельзя довольно долго.

— Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять это, — отмахнулся я. — Куда же ещё деваться трупам халинцев, когда они посыплются с плотов и стен.

Бруно не обиделся на мою отповедь, лишь приложил к лицу ладонь, чтобы разглядеть отряд боярина Михаила Галоша.

Лес из кольев должен был не только устрашить халифа и его войско, но и отвлечь его, заставив не глядеть по сторонам. Ведь за этим лесом, в полумиле к западу от армии Мехмеда, стоял мощный отряд Галоша, который по сигналу из крепости должен будет напасть на халинцев. Его можно было увидеть отсюда, со стен Снагова, но не с берега озера.

Я дождался ночи, стоя на стене вместе с моими вернейшими друзьями. Когда же тьма опустилась на мир, мы спустились вниз, где меня ждала большая часть моей армии. Мне подали коня и я, вскочив в его седло, сделал знак отворить несколько широких ворот Снагова и опустить мосты через озеро. Мы пронеслись по ним, ворвавшись, наконец, в лагерь халинцев. Мои воины несли с собой по несколько факелов, многие обмотали паклей и подожгли наконечники своих копий. Один за другим вспыхивали шатры, стражей и успевших вооружиться врагов мы просто сметали, втаптывая в землю. Целью нашей был красный шатёр, стоявший посередине лагеря, я был уверен, что в нём находился сам Мехмед. Подскакав к нему, мы с Бруно спешились и ворвались в шатёр, но внутри находились лишь двое полководцев халифа. Эти смелые люди выхватили свои ятаганы, но мы были слишком злы из-за своей ошибки, и слишком спешили — скоро отошедшие от шока халинцы поймут, что нас куда меньше, чем им казалось. Я пригнулся, пропуская ятаган противника над головой, и широко рубанул его поперёк живота. Пышные одежды не спасли его и халинец согнулся пополам, зажимая чудовищную рану. Бруно же раскроил «своему» халинцу голову палашом. Мы вышли из шатра и, запрыгнув в сёдла, хотели было отправиться дальше на поиски Мехмеда, но тут я заметил, что не смотря на огонь горевший на стенах Снагова, Михаил Галош не спешил атаковать. А вокруг нас уже начало смыкаться кольцо халинской конницы.

Прорываться обратно было очень тяжело. Я дрался, как всегда в первых рядах, не ведая усталости, ибо в жилах моих билась ярость. Битва стала для меня чем-то второстепенным по сравнению с грядущим разговором с Галошем. Я не замечал получаемых ранений, которых, как говорят было очень много, больше чем может вынести простой смертный, рубил и колол вокруг себя, так что даже полубезумные сипархи, по слухам не ведавшие страха, опасались подходить ко мне на длину меча. Когда же копыта моего коня застучали по камням Снагова и я позволил себе расслабиться, на меня нахлынула боль и усталость. Я покачнулся и вывалился из седла, как многим показалось тогда — замертво.



Глава 3


За те несколько дней, что я пролежал в беспамятстве, меня успели даже приготовить к похоронам. Когда я открыл глаза, то обнаружил, что лежу в часовне Снагова, одетый в белоснежное одеяние и укрытый полупрозрачным саваном. Надо мной стоял Бруно, то и дело стиравший с лица слёзы. Я невольно усмехнулся, никогда б не подумал, что мой всегда невозмутимый мейсенский друг может ещё и плакать.

— Не стоит оплакивать меня, Бруно, — сказал я, поднимаясь из открытого гроба, в котором лежал, — я ещё не умер. Где мой меч? — спросил я следом у оцепеневшего друга. — И принеси мне нормальную одежду. В этой я, действительно, похож на привидение.

Когда я вышел из часовни, священники, находившиеся неподалёку, да и все, кто это видел, попадали на колени. Кто-то даже прошептал: "Баалово отродье".

— Вы считаете, что Господь отрёкся от нас, святой отец? — вежливо поинтересовался я. — Что он не мог явить всем нам чудо, воскресив меня войны с безбожными мегберранскими еретиками?

Мой расчёт оказался верен. Один из священников так побледнел, что сравнялся цветом лица с моим одеянием. Мне даже показалось, что он сейчас хлопнется в обморок.

Я сменил платье на более приличествующее военному времени, повесил на пояс отцовский меч и собрал на совет своих военноначальников. К слову, все они были членами ордена Дракона.

— Итак, что случилось за те две недели, что я отдыхал? — спросил я, подёргивая изрядно отросшие усы.

— Ты даже не дышал, — вместо ответа произнёс боярин Роман Нигулеску, один из самых мистически настроенных из моих людей. — Врачи сказали, что ты умер от ран.

— Я - жив, — отрезал я ледяным тоном, — всё, что было раньше — не имеет значения. И не порти мне настроения, Роман, оно слишком хорошее. Так что там с халинцами?

— Эти новости твоё настроение только улучшат, князь, — сказал Михаил Дьюржу, командовавший моей гвардией со времён восшествия на престол. — Мехмед бежал в ужасе, его войско частично рассеяно, частично мчится с ним на запад.

— Кто преследует его? — задал я следующий вопрос.

Тут все замялись и один лишь Бруно нашёл в себе силы ответить:

— Никто, — сказал он. — Мы слишком сильно были опечалены твоей гиб… — Он осёкся. — Тем, что мы приняли за твою смерть, и никто не последовал за беглецами.

Меня, конечно, сильно расстроила эта весть, но ничего иного от своих бояр, в общем-то, и не ожидал. Никто из них не умел мыслить на ход вперёд. Разве что Делакруа, но его я сегодня ещё не видел. О нём был мой третий вопрос.

— Его не видели с тех пор, как мы покинули стену, — пожал плечами Бруно.

Я привык к тому, что Делакруа исчезал и появлялся по собственному желанию. Хотя когда он действительно был нужен, он всегда был на месте.


Очень много времени, сил и, главное, денег ушло у меня на восстановление. От княжества остались — благодаря халинцам и, конечно, моим «усилиям» — руины, города и деревни были сожжены, поля вытоптаны, колодцы отравлены. Мне пришлось влезть в огромные долги перед всеми соседями, даже пересмотреть договор с Билефельце об аренде Констанцы (мне не хотелось об этом думать, но он всё больше напоминал договор Алди с салентинцами), гипотетический доход княжества на несколько лет вперёд были заложены салентинским банкирам. Я знал, что примерно то же твориться при дворе адрандского короля, но там глупый монарх сделал это, чтобы обеспечить себя невероятной роскошью, потрясающей королей и императоров соседних государств, мне же эти деньги требовались для восстановления княжества. И ещё я понимал одно — мне будут давать деньги, как князья-соседи, так и салентинцы с билефельцами. Я ведь не только снискал славу победителя самого халифа Мехмеда, но и ослабленная страна моя была отличным буфером на пути жаждущего расширяться халифата. Значит всем было нужно сильное Сибиу и сильный князь на его троне, даже столь непредсказуемый, как я.

И тут с нами начал «заигрывать» халиф Мехмед. Он прислал мне посольство, во главе которого поставил не кого иного, как моего братца Лучана. Опешив от такой наглости, я даже не стал казнить их, как только они вошли в Тырговишту, хотя именно это было моей первой мыслью. Однако же я решил их принять.

На сей раз все послы щеголяли бритыми головами, кроме Лучана, носившего короткую причёску. Что же, салентинских посланников и моё усугубление их традиций пошло кое-кому на пользу. Я не видел своего брата со времён моего побега из Измира и теперь невольно разглядывал его. Он вполне засуживал прозвища «Прекрасный», данного ему при дворе халифа, в полной мере унаследовав красоту нашей матери Рады, мне же достался отцовский ум, но вот красотой меня Господь обделил. Я рано начал лысеть и к двадцати пяти у меня образовалась достаточно внушительная лысина, ещё более заметная оттого, что часто забывал вовремя остричь волосы и никогда не заплетал их в косицу или нечто подобное. А как говорили мои недоброжелатели, длинные усы делали меня похожим на рака, меня их слова не интересовали.

— Господин князь, — церемонно обратился ко мне один из послов, но я отмахнулся от его слов и потянул руку, чтобы они передали мне свиток с письмом халифа.

Просмотрев его, я был немало удивлён как доброжелательным тоном письма, одно заверение в том, что наша война была лишь недоразумением, и это после того, как я едва не прикончил Мехмеда полтора года назад, так и предложением, изложенным в нём. Он предлагал мне регулярные и совершенно бесплатные поставки хлеба из халифата, ссылаясь на то, что его страна велика и пахотных земель в ней вполне хватит для того, чтобы прокормить ещё и несчастный народ Сибиу, пострадавший из-за нашего «недоразумения». В обмен он хотел всего лишь "вечного мира" между нашими странами. Предложение, конечно, весьма заманчивое, но всё же неприемлемое, мне стоило укреплять связи с детьми Церкви, а не исповедующими веру Мегберра. Как ни крути, а я был посвящён Господу, правда уже не помню точно какой именно Церкви, но это и не важно, и не к лицу мне было искать союза с халинцами. Однако я ничего такого не сказал послам, отделавшись несколькими общими фразами, и отослал их, оставив только Лучана для личной аудиенции.

— Для чего ему всё это? — спросил я его. — Для чего Мехмеду нужны эти поставки? Его страна пострадала от войн не меньше моей, восток и северо-восток разорены мраваками и каганами. Хлеб нужен будет ему не меньше чем мне.

— Верно, — кивнул брат, приглаживая короткие волосы, чёрные как смоль, — но в союзе с тобой он заинтересован куда больше, нежели в жизнях тех нескольких тысяч человек, что умрут от голода, не получив этого хлеба.

— Завоевать не получилось, — усмехнулся я, — значит, надо попробовать купить. Но ты же понимаешь, что я не могу принять это предложение. Соседи меня просто съедят. А то ещё натравят инквизицию, они уже давно точат зубы на меня за терпимость к Первородной Церкви, а уж после моего «воскрешения» в Снагове, меня спасает только смена Отца Церкви и конклав кардиналов, выдирающий нового после смерти Хитрого коибрийца.

— Церковные проблемы меня мало волнуют, — отмахнулся Лучан, — но ты же не станешь отрицать, что этот хлеб нужен тебе.

— Но не настолько сильно, чтобы заплатить за него троном, — сказал я. — Ступай, Лучан, и завтра же убирайся из княжества.

— Я хотел бы попрощаться с нашим отцом, — неожиданно произнёс мой брат.

— Раньше его судьба тебя не сильно беспокоила, — заметил я.

— Он был мне отцом, — с неожиданным упорством потребовал Лучан, — не отказывай мне в праве попрощаться с ним. Сам-то ты часто бывал на его могиле? — спросил он.

Тут мне нечего было ему ответить. Я был на могиле отца, укрытой в болотах Балиары, лишь однажды, почти сразу после восшествия на престол, после как-то не было на это времени.

— Ладно, — нехотя кивнул я, — отправляйся, но с тобой поедет эскорт из эльфов. Балирара довольно опасное место, там много волком и прочих опасных хищников.

Лучан лишь пожал плечами, его, похоже, мало волновал мой эскорт.

Я ещё вспомнил это равнодушие, когда узнал, что всех моих эльфов нашли мёртвыми неподалёку от могилы моего отца. Я приказал искать моего братца, отлично понимая, что это бесполезно, он уже скрылся в халифате. Но я ошибался, можно сказать, фатально.


— Кто сеет смуту? — спросил я у боярина Романа Нигулеску. — Я приказал тебе выяснить и что ты мне говоришь после двух недель? Ты не знаешь. Чего стоит мой орден, если никто не может выяснить, кто сеет смуту в княжестве?

Все, собравшиеся в зале, молча опустили глаза. Как же мне не хватало Виктора Делакруа! Он так и объявился со времён моего «воскрешения» в Снагове, но лишь сейчас мне стало его по настоящему не хватать.

— Мне, по-вашему, мало того, что билефельцы обосновались в Констанце, как у себя дома, — продолжал я, — и теперь претендуют на земли вокруг неё. На меня со всех сторон давят соседи, на границах с халифатом идёт настоящая война и войско моё тает, как кусок сахара во рту. А тут ещё и эти подмётные письма. — Я хлопнул по столу. — Найдите мне этого Господаря. Или я столь многого прошу от вас, мои бояре?

Подмётные письма, подписанные неким Господарем Сибийским (именно так, с двух заглавных букв), начали появляться несколько месяцев назад. В них народ княжества призывали к бунту против меня, особенно делался упор на то, что я разорил страну во время войны с халифатом, которая никому не была нужна, а после отказался от "разумной контрибуции" со стороны Мехмеда. Все эти обвинения были просто смешны, однако люди верили им. Удивляться тут, в общем-то нечему, народ не слишком любил меня после войны, по понятным причинам. Княжество долго и тяжко приходило в себя после неё и многие были склонны винить во всех бедах меня, а не халинцев, ведь именно я жёг деревни и города, вытаптывал посевы, отравлял колодцы, оставляя за собой лишь выжженную землю. Им было как-то невдомёк, что в противном случае здесь бы уже хозяйничал мой братец Лучан, а следовательно халиф Мехмед.

— Более чем многого, князь, — осмелился подать голос Дьюржу. — Этот Господарь существует лишь на бумаге. Мы в меру сил отлавливаем распространителей этих писем, но это борьба с последствиями. Как же вылечить болезнь мы не знаем.

— Я хочу, чтобы знали, — снова хлопнул я по столу кулаком, — для чего тогда нужен орден. Или без Делакруа мы уже ни на что не способны? — Как-то не хотелось думать, что дела обстояли именно так.


Делакруа в тот момент был уже очень далеко от границ Вольного княжества Сибиу, направляясь к Отпорному хребту, разделяющему Каганат от Цинохая. Когда Влад Цепеш «воскрес» в Снагове, Делакруа окончательно стало понятно, что он при рождении вычерпал капище Килтии, располагавшееся под дворцом, однако же в полной мере овладеть ей не мог, даже не понимая, какой мощью обладает. Видимо, кровь его матери Рады, пролившаяся при его появлении на свет, активировала капище, высвободив силу, находившуюся внутри него, а Влад поглотил её.

Теперь делать в Сибиу Делакруа было нечего, он решил поискать счастья в Цинохае.


Положение моё становилось всё более шатким. Юго-запад княжества теперь практически безраздельно властвовал мой братец Лучан, мне пришлось уступить халифу, занявшему эти территории в ходе продолжительной и, по большому счёту, проигранной мною войны. Я разбил халинцев везде, где только встречал, но моя армия таяла всё быстрее. Лучан же, сидя в Сильвании, закидывал Валахию, где правил я, всё теми же подмётными письмами, теперь, правда, не скрываясь под псевдонимом Господарь Сибийский. А орден без Делакруа, действительно, оказался практически недееспособен. Тогда я решил покинуть пределы княжества и начать всё сначала. Тем более, что халинцы вновь перешли в наступление и уже подошли к Тырговиште. Тактика же "выжженной земли" была более неприменима, ещё сильней разорять родную страну я не мог, да и народ от меня отвернулся. Они встречали халинцев, во главе которых шёл Лучан с предателями из моих бояр, переметнувшихся на его сторону, едва ли не как освободителей страны от "кровавого Влада", так теперь всё чаще называли меня.

Я собрал верных мне бояр из членов ордена и решил бежать, но тут халинцы подошли к самым стенам Тырговишты, заняв деревеньку в полумиле от стены, и принялись обстреливать её стены из своих пушек. Они, конечно, мало что могли противопоставить толстым стенам Тырговишты, обложенным глиняным кирпичом, смягчавшим удары ядер, но каждый день их штурмовали сотни и сотни тупых халинских солдат, готовых умирать за халифа и Лучана, ибо они не знали иной доли, нежели война и смерть.


— Подземный ход выведет нас из Тырговишты в деревню Ардеш, — сказал Дьюржу. — Она уже полностью находится под контролем эльфов Мелинора, так что неожиданностей и сомнительных сюрпризов ожидать не приходится.

Сюрприз явился со стороны моей жены Ванды. Она наотрез отказалась бежать.

— Как ты можешь бросить страну сейчас?! — вопрошала она, заламывая руки. — Халинцы топчут её, твой безбожный брат Лучан готов воссесть на трон, а ты планируешь побег. Что же ты за князь после этого?!

— Живой, — спокойно отвечал я. — Есть тонкая грань между доблестью и безумием и я не намерен переходить её, Ванда. Что толку будет Сибиу, если я героически погибну сейчас? Но я вернусь на трон с войсками и поддержкой, хотя бы от твоего отца.

— Узнав, что ты столь позорно бежал, — вещала Ванда, — он не даст тебе ни золотого, ни единого солдата.

— Плевать! — взорвался я, мне надоело это препирательство. — Хочешь оставаться здесь — оставайся, неволить не стану.

— Значит, тебе всё равно, умру я или нет. — Она подбежала к окну и распахнула его. — Тогда я лучше умру…

Её оборвал на полуслове взрыв халинского ядра, пущенного не из пушки, а из требушета, осколки и пламенные брызги ударили в Ванду. Она вскрикнула и вывалилась из оконного проёма, я не успел и пальцев шевельнуть. Мне было до определённой степени жаль Ванду — можно сказать, что я даже любил её, в той степени, в какой мог себе позволить, но время не терпело, мне надо было убираться, покуда халинцы не прорвали оборону.

Я беспрепятственно покинул Тырговишту и двинулся на восток, к границам Богемии, где надеялся найти укрытие у своего тестя, князя Кароля. Я понимал, что мне предстоит очень неприятный разговор с ним и его супругой Ядвигой, но относился к нему достаточно стоически. Однако по пути на восток нас атаковали войска Мстислава Алди — вернейшего союзника Лучана, которому тот даровал боярский титул.

— Им нужен только я, — сказал я, натягивая поводья. — Бруно, бери моего сына и уводи его подальше. А я поговорю с этим новоявленным боярином.

— Он не оставит тебя в живых, отец, — твёрдо произнёс мой сын, Влад, также трезво мысливший в свои пятнадцать лет, как и я в его возрасте.

— Поверь мне, Влад, — ответил я (я всегда называл его просто Влад, как когда-то называл меня отец), — я так просто не дамся врагам. Я ещё не собираюсь умирать.

Бруно, Влад и несколько доверенных бояр отправились к границе, я же пришпорил коня, повернув к северу, уводя за собой погоню, уже заметившую меня и отправившуюся за мной.

Я не солгал сыну, умирать я не собирался. Заранее договорившись с Мелинором в Ардеше, как раз на этот случай, я заводил преследователей прямиком в расставленную мной ловушку. Они ничего не поняли до тех пор, пока им на головы не посыпались стрелы, сшибавшие их с сёдел. Я подъехал к ещё живому Алди и, свесившись с седла, спросил:

— Сколько лет будут враждовать наши рода, а? Ни разу вам не удавалось выиграть у меня.

Я поднял коня на дыбы, опустив его опыта на голову Мстислава, последнего в роду Алди.


Через несколько недель я прибыл в Кралов, ко двору князя Кароля. Там я узнал, что в пределы Вольного княжества Богемия мой сын и отряд его не прибывали. Я уж было собирался тут же разворачиваться и ехать обратно, разыскивать сына, но меня задержал князь Кароль, пригласивший на аудиенцию. Как же мне не хотелось идти!

— Ты погубил мою дочь, — первым делом произнесла княгиня Ядвига. — Этого я тебе никогда не прощу.

Я опустился на колено и склонил голову.

— Я прошу простить меня, княгиня, — сказал я, — хоть и понимаю, что вы не можете сделать этого. Отпустите меня на родину, дабы я не испытал чего-то подобного. Мы расстались с моим сыном, когда я покидал пределы родины, уводя погоню подальше от них. Мы должны было встретиться с ним при вашем дворе, однако здесь не появлялись ни он, никто из отряда бояр, сопровождавшего его.

— Славная байка, Влад, — усмехнулся Кароль. — Ты отлично всё продумал, но только не подумал о том, что тебя могли продать.

— О чём вы? — спросил я, поднимаясь на ноги.

В ответ Кароль просто я рассмеялся и кинул мне в лицо свиток с княжеской печатью Сибиу. Я развернул его и внимательно прочёл. Теперь стало понятно в чём дело. В письме сообщалось, что я собираюсь втянуть Кароля в войну с халифатом, дабы захватить власть, пользуясь своим родством с князем через его дочь. Подписано было "Ваш друг на веки вечные Лучан князь Сибиу".

— Умно, — кивнул я, дочитав письмо. — Значит, помощи мне не видать, не так ли?

— Более того, — произнёс Кароль, всё ещё усмехаясь, — ты, видимо, каким-то образом узнал об этом письме и решил бежать, сыграв на наших чувствах. Не выйдет. Уже общеизвестно, что твой сын начал настоящую партизанскую войну со своим дядей, твоим братом, Лучаном. Так что, ты посидишь пока у меня под замком, в Высоком замке, а я подумаю, что с тобой делать.


Так начался самый спокойный период моей жизни. Заключение у князя Кароля нельзя было назвать таковым в полной мере, мне выделили отдельные покои в Высоком замке, на самом деле, они были куда лучше моих, в Тырговиште, меня часто навещал Кароль, мы вели с ним долгие разговоры. Он рассказывал мне о событиях в мире и, особенно, в моём родном княжестве.

Мехмед вёл экспансивную политику по отношению к Сибиу, в чём Лучан ему нисколько не мешал. Поселенцы из халифата обживали юг и запад княжества, практически заброшенные из-за постоянных войн, оттуда же постоянным потоком шли практически дармовой хлеб и товары, Констанца стала формальным поводом для войны с Билефельце и вскоре через Сибиу вновь двинулись войска, ведомые Мехмедом. Но на сей раз они не грабили и не разоряли землю, их целью была могучая империя на северо-западе. Одновременно флот халифата развернул бурную деятельность во Внутреннем море, разогнав салентинских корсаров и обеспечив постоянное снабжение армии, вторгнувшейся в пределы Билефельце.

Мне льстило, что такая могучая страна, как Билефельце не выстояла против халифата в одиночку. Мехмеда сумели остановить лишь под стенами Хоффа объединёнными усилиями армий трёх стран — Салентины, Фиарии и остатков билефелецкого войска.

— Не понимаю, как это удалось тебе? — спрашивал не раз и не два в то время Кароль.

— Билефельцы отступали, не оставляя за собой выжженной земли, — отвечал я. — За них жгли и разрушали халинцы. Я же не доверил им такую работу, пускай моё княжество страдает от моих рук, нежели от чужих.

— Но тактика "выжженной земли" не может принести победы над такой могучей армией, как у Мехмеда, — возмущался Кароль.

— Почему же нет? — удивлялся я. — Проходя по землям Билефельце, халинцы не только жгли и рушили, они ещё и забирали все плоды рук людских, которые могли забрать с собой. У них не было недостатка в провианте и фураже, в то время как, продвигаясь по Сибиу они были постоянно страдали от голода и жажды, потому что я отравил колодцы. Я или Бруно или мои эльфы постоянно терзали халинцев набегами. Их пушки застряли в болотах, потому что мы понастроили дамб и землю под ногами врага размыло, превратив в настоящую трясину.

— Я опасаюсь, — неожиданно произнёс Кароль в последнюю нашу встречу. — Я не знаю кто опасней на троне Сибиу: ты или Лучан? Ты, конечно, не послушная марионетка халифа, но ты настолько непредсказуем, что я попросту боюсь тебя.

Эти слова заставили меня задуматься — такое признание стоило дорого, особенно прозвучавшее из уст обычно надменного князя Кароля. Я потёр подбородок и внимательней прислушался к тому, что Кароль говорил дальше.

— Однако ещё больше, чем тебя я опасаюсь халифа, — продолжал тот. — Он отступил сейчас домой, однако войско у него осталось очень и очень сильное и, главное, у него осталась злоба от проигранной войны. Он нападёт на княжества снова и целью его будет моя Богемия, а там и Мравия. Ослабленные страны запада не помогут нам, тем более, что считают нас странами второго сорта. Значит, мне снова нужен буфер между мной и халифатом.

— Иными словами, нужен я, — усмехнулся я. — Деньги, оружие и люди, — вот всё, что мне нужно.

Кароль лишь кивал и вид у него был такой, будто он всё размышлял принял ли он правильное решение или нет.


Однако вернулся я в Сибиу один. Солдаты остались на западной границе Богемии, равно как и оружие и деньги, я взял с собой лишь очень небольшую часть их. Я должен был узнать, что случилось с орденом и что за то время, пока меня держал взаперти князь Кароль (к слову, прошло три с лишним года), поделывает мой сын Влад. Со слов того же Кароля я знал, что он ведёт весьма активную партизанскую войну с Лучаном, не проходит и недели, чтобы не вспыхнул какой-нибудь склад с оружием или едой, гибли мытари, собиравшие налог с земель, нападали на иных чиновников, по большей части они были халинцами, было даже несколько покушений на самого Лучана, правда безуспешных. Ну и всё в том же духе. Однако правда заключалась том, что серьёзного ущерба нанести он не мог — все потери восполнялись халифатом, скарбница которого была поистине неисчерпаема, равно как и живые ресурсы.

Я приехал в окрестности Тырговишты и, как и много лет назад, принялся искать приютивший нас с Делакруа эльгус. Найдя знакомое дерево, ничуть не изменившееся с тех самых пор, я ловко вскарабкался по веткам наверх и открыл дверь эльфийского дома. И тут в лицо мне уставился ствол знакомого мне пистоля, подарил его Владу, когда тому исполнилось десять лет. Теперь он смотрелся несколько несерьёзно в руке взрослого юноши, которого я не видел вот уже три года.

— Я же обещал вернуться, — усмехнулся я. — А вот ты не исполнил моего приказа, Влад. Где твоё сыновнее послушание?

Я продолжал отчитывать его самым серьёзным тоном, но на лицах у нас неуклонно расползались широкие улыбки. Не успел я договорить, как мы обнялись, долго хлопая друг друга по спине и плечам.

— От ордена почти ничего не осталось, — объяснял мне Влад, когда мы оба уселись на тех же ящиках, только очищенных от пыли (эльгус, вообще, выглядел вполне обжитым). — Слишком многих переманил на свою сторону Лучан. Все эти годы тебя считали мёртвым, в слухи о том, что ты находишься в заключении у князя Кароля Богемского, почти никто не верил. С самыми верными тебе и мне боярами и их людьми я как могу борюсь с Лучаном, но… — Он не закончил фразу, слишком мрачной она получалась.

— Ничего, — сказал я, — Кароль выплатил мне небольшую компенсацию за проведённые в его плену годы, а также любезно предоставил оружие и солдат. Они ждут на границе. Скажи мне, Дьюржу всё ещё командует гвардией? — Влад кивнул. — И он на нашей стороне?

— Да, — снова кивнул мой сын, которого за жестокость и беспощадность к врагам прозвали драконом. — Он сумел втереться в доверие к Лучану, используя как прикрытие историю с твоим проникновением во дворец.

— Это когда вся сибийская гвардия усиленно смотрела в другую сторону в том время, как мы вырезали мраваков, служивших Алди. Умный ход. Вполне в духе Дьюржу, он мастер строить из себя флюгер. Так вот, Влад, пусть он обеспечит мне несколько сотен комплектов гвардейской формы, а после обеспечит моим людям беспрепятственный проход во дворец. В общем, как в прошлый раз.

— И пускай прихватит один комплект для меня, — усмехнулся Бруно, забираясь в эльгус с пыхтением и бормотанием сквозь зубы ругательств на разных языках.

Я обернулся, чтобы приветствовать старого друга. Он практически не изменился с нашей последней встречи в лесах, лишь на лице его прибавился жутковатый шрам. Приветствовав друг друга, мы снова разошлись. Я отправился на границу, а Бруно с Владом — готовить встречу с Дьюржу.

Через несколько дней к нам на границу приехала небольшая повозка, гружёная формой гвардейцев князя Сибиу. Надо сказать, она довольно сильно изменился со времён моего правления, став больше похожей на ту, что носили солдаты халифата, ну да, что взять с Лучана, он всегда буквально преклонялся перед всем халинским. Нацепив её, мы двинулись к Тырговиште. По пути мы не скрывали своего присутствия — местные жители и представители власти считали, что лучше держаться подальше от заносчивых гвардейцев и не задавать им лишних вопросов. Очень умно с их стороны, мы бы не пощадили никого, стань он задавать вопросы.

Мы приехали в Тырговишту и тут начались проблемы. Стража в воротах не знала меня, одевшегося полковником, ведь полковников в гвардии был не так много и все они были видными боярами. Пришлось начинать атаку несколько раньше. Никто из стражей не успел и алебардой взмахнуть, всех прикончили за несколько секунд. И мы рванули галопом по улицам Тырговишты, распугивая всех стуком копыт и блеском обнажённой стали. Гвардейцы в воротах княжеского замка опешили и не успели вовремя выхватить мечи, мы смели их точно также, как и стражей при входе в город. Спешившись, мы почти бегом ринулись к княжеским покоям. Сопротивление нам оказывали примерно такое же, как и в мой предыдущий штурм. Вот только братца моего мы так и не нашли. Он вовремя успел скрыться.


Я не долго удержался на троне Сибиу. От меня отвернулся мой народ. Не было больше прежней поддержки, которой я пользовался раньше. Когда-то народ боготворил меня, сейчас же меня ненавидели. Лучан обеспечил им безбедное существование, отсутствие голода за счёт халифа и мир на западной и южной границе. Я же громоздил по всей стране колья, на которых корчились и бояре, предавшие меня, и дезертиры из моей армии, и простые крестьяне, отказавшиеся платить налоги. Так плохо не было ещё никогда.

Халинцы всё сильнее трепали мои границы, а мне почти нечего было им противопоставить. Лучан практически развалил армию, мне же восстановить её было почти невозможно — самые жестокие меры не помогали бороться с массовым дезертирством. Также не удавалось восстановить и орден Дракона. Меня воспринимали лишь как временщика, но не подлинного правителя Сибиу. Тогда я решился на шаг, которого от меня никто не ждал. Даже мой сын Влад, за которым прочно закрепилось прозвище «дракон».


Ночью я покинул замок Цепеш. Рядом со мной ехал боярин Милуш Шалеску. Он был не самым умным из бояр, но зато более преданного мне человека было не найти, а главное, он был примерно моего роста и телосложения. Враг вновь приближался к Тырговиште, остановить новое вторжения халинцев мне было нечем, и я, отправив Влада подальше, сам покинул замок Цепеш.

Убийцы присоединились к нам уже на утро того же дня. Мы пустили коней галопом, пригибаясь к самым сёдлам, но враг не отставал. Я на это и не надеялся. Так мы мчались несколько дней, меняя лошадей на постоялых дворах, покуда не достигли болот Балиары, того самого места, где погиб мой отец.

Перед отъездом я отдал Владу свой меч, отцовский подарок, но оставил себе кольцо со знаком ордена Дракона. По нему и опознали позже мой изуродованный и обезглавленный труп, найденный среди тел убийц. На самом деле мы дали им славный отпор. Милуш оказался ещё и славным бойцом. Он развернул коня навстречу врагам и сразил первых двоих одним широким ударом. Я присоединился к нему, ворвавшись в строй убийц. Мы покончили с ними за несколько секунд, тогда я повернулся к Милушу, довольно улыбавшемуся мне, и всадил ему в череп свой меч, так что конец вышел из макушки. После этого я надел ему на палец кольцо сына дракона, а голову, раскроенную мои мечом закинул подальше в трясину.

Моё княжение закончилось. Я стал полностью несостоятелен как правитель, потеряв даже то, за счёт чего всегда оставался у власти, любовь народа. Севшего на трон Лучана воспринимали как избавителя от кровавого тирана. Теперь настало время моего сына Влада Дракона. И да поможет ему Господь.

Хотя у меня осталось одно незаконченное дельце.


Эпилог

Лучан заново обживал замок Цепеш. Ему постоянно снились странные сны — о нём, о его брате Владе, об их отце, но, главное, в них он видел то, чего видеть никак не мог. Он видел убийство его отца, Влада II, в болотах Балиары, сражения брата, Влада III, с восставшими боярами и халинцами, даже оба штурма замка, когда Влад прикончил Петра Алди и вытеснил его, Лучана, из княжества несколько лет назад.

Именно этот сон он видел в ту ночь, когда ему послышался шум в тронном зале. Лучан вскочил с постели и, наскоро одевшись и схватив саблю, бросился туда. В тронном зале его ждал я.

Я сидел на открытом окне, за которым раз за разом били молнии и гремел гром (я специально выбрал эту ночь, хоть и пришлось прождать несколько месяцев).

— Привет, братишка, — бросил я. — Не ждал?

Лучан отступил на несколько шагов, выронив саблю. Звон клинка о мрамор отдался в наших ушах зловещим эхом.

— Ну что же ты, братишка? — Я двинулся к нему, раскрыв объятья. — Мы же братья, или ты забыл об этом? Давай же обнимемся, мы же не виделись несколько лет.

Я подошёл к оцепеневшему брату и крепко сжал его в объятьях. Не знал, что у него окажется настолько слабое сердце, он так и умер, обмякнув на моих руках. Я опустил его на пол и кинжалом отворил ему кровь. Я написал на стене: "Влад Ш Цепеш, подлинный господарь Сибиу, передаю власть сыну своему Владу IV Цепешу, по прозвищу Дракон. Ныне и присно и вовеки веков. Да будет так!"

Конец.

июль 2005 г.

Осуждают то, что не понимают.

Первородная Церковь — аналог Православной церкви. Раздел произошёл непосредственно после окончательного распада империи Каролуса Великого, когда часть только образовавшиехя Вольных княжеств дабы окончательно отмежеваться от королевства Эмри д'Абиссела переняли религию Карайского царства, несколько отличавшуюся от свойственной западу мира, хоть и придерживающуюся основных догматов Веры. Что не мешает западным клирикам и, в особенности, баалоборцам считать их еретиками и схизматиками.

Кончар — с XV-го века восточно-европейское название эстока.

Мегберранцы считают свою веру единственно верной, а остальных — заблуждающимися, что неудивительно. Однако, что характерно, никакого аналога инквизиции для борьбы с неверными их мир не знает. В основном, культы на завоёванных халифатом землях ассимилировали в мегберранство, иные же, как, к примеру, Вера, в не преследуются и в городах, где живут инаковерующие — неверные — действуют церкви. В Ферраре сидит даже кардинал халиский, которому — как и его предшественникам на этом посту — так и не дано разрешения на въезд в страну.

И так далее, и так далее…

Сын дракона — официальный титул главы ордена Господнего дракона.

Большая часть территорий Вольных княжеств принадлежала эльфам до Конкисты.

Бородачи — уничижительное прозвище священников Первородной Церкви дано из-за того, что им запрещено брить бороды на протяжении всей жизни. Тонзурники — соответственно клирики обычной Церкви, преобладающей к западу, выбривающие на голове небольшое пятно — тонзуру, знак принадлежности к духовному сану.

Война огня и праха — война с нежитью и демонами Долины мук, происходили во времена окончания правления Каролуса Властителя.

Война листвы — последовала непосредственно за Войной огня и праха, вызвана непонятными до сих пор причинами и привела к полному исчезновению высоких эльфов, произошедшему, согласно легендам, за одну ночь.

Юнкера — дворяне в Мейсене и Билефельце.


Оглавление

  • Сапожников Борис Владимирович Орден Дракона
  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Эпилог
  • X