Борис Владимирович Сапожников - Воин

Воин 381K, 85 с. (Повести о Ромео)   (скачать) - Борис Владимирович Сапожников


Сапожников Борис Владимирович
Воин

Amor omnibus idem.

(Вергилий)


Пролог

Цинохай — одна из величайших империй этого мира. Сильнейшее государство востока, отделённое от остального мира высоким Отпорным хребтом. Именно он дал несколько сотен лет назад первому императору Циню возможность объединить десяток с лишним мелких царств и княжеств, вечно боровшихся за куски земли величиной не более нескольких сотен ярдов, на которых находились парочка деревень и, может быть, маленький городок или глиняная крепость. Жестокий, упорный и бесконечно умный Цинь когда дипломатией, но чаще силой объединил эти царства и княжества в единую страну, назвав её Цинь-о-хай — Империя под солнцем. Многие считали, что это более дань его гордыне, ибо велел изменить иероглиф в слове "империя", ранее звучавшим как синь, но тех, кто открыто высказался бы по этому поводу не нашлось ни тогда, ни позже.

Цинь, повелевший называть себя Цинем Первым, а своего наследника Цинем Вторым и так далее, дабы укреплять и поддерживать династию правителей, часто называл воссоединённую страну "Вечной империей", однако не прошло и сотни с лишним лет, как из-за того же Отпорного хребта, защищавшего Цинохай с севера и запада, нагрянули могучие завоеватели — полудикие кочевники каганы. Кровь в жилах цинохайцев остыла после стольких войн, им более хотелось мира, каганы, закалённые жизнью в степях и постоянных сражениях друг с другом и чудовищами, обитавшими на их родине, были для них слишком сильным противником. К тому же, и в стане самих цинохайцев не было единства, ибо на трон претендовал брат императора Циня IV Мин, не побрезговавшей помощью каганов. Он якобы нанял кочевников под предводительством мудрого вождя Чингиза, которого незадолго до этого курултай объявил "Ханом над ханами" — практически главой всех каганов. Мин даже не сразу понял, что вскоре после смерти Циня и провозглашения его императором, он стал марионеткой в руках Чингиза, вынудившего его даже жениться на своей дочери и тем привести к власти своих потомков. Для укрепления власти и предотвращения восстаний Чингиз разделил страну на несколько округов, во главе каждого из которых стояли гражданский правитель цинохаец и военный — каган, фактически подчинив своим людям всю страну, оставив цинохайцам лишь видимость власти.

Но шли годы и подобно робким росткам травы из-под снега стали пробиваться первые зачатки сопротивления.


Глава 1

Я забросил копьё на спину и зашагал к дому предводителя Циня — последнего из прямых потомков Циня IV. Оставив на пороге своё оружие, я, почтительно поклонившись, вошёл в фан-цзы предводителя. Цинь, как обычно сидел перед алтарём предков и внутри дома повис тяжкий дух сожжённых свечей. По знаку его я присел у входа и приготовился долго ждать, когда он начнёт разговор, иногда такие паузы длились почти по часу. Однако на сей раз Цинь лишь закончил возносить молитву предкам и обернулся ко мне.

— Мы давно портим жизнь минцам, — сказал он, поглаживая длинный тонкий ус, — но этого отныне слишком мало. Пора заявить о себе, как о единственной подлинной власти в Цинь-о-хай. Я ношу то же имя, что и страна, следовательно она — моя. Мой отец, да прибудет он в мире, не решился открыто заявить о себе и так и умер в этой деревне, но я собираюсь выгнать каганов в их степи ещё при своей жизни и передать крепкую и сильную страну моему сыну.

Я слушал его, стараясь не шевелиться лишний раз, чтобы не пропустить ни единого слова, сказанного предводителем. Так учил меня мастер Чжоу.

— Я долго переписывался со многими гражданскими чиновниками в округах, — продолжал предводитель Цинь. — Многим из них надоели самодурство и наглость каганатских военноначальников, указывающих им не только военную политику, но и, вообще, все дела округов. Наших соотечественников уже ни во что не ставят. Пришла пора покончить с таким положением дел. Как ты считаешь, Вэй-ли?

— Война, — сказал я, как обычно, невпопад, — это может привести к настоящей гражданской войне. Многие погибнут и страна в итоге может вновь развалиться на множество удельных княжеств и царств.

— Это наша вторая, но не менее главная нежели свержение каганов, задача, — кивнул мне Мин. — Мастер Чжоу был прав, говоря что ты — весьма умный молодой человек.

Тут он явно преувеличивал, лично я свои умственные способности считал скорее посредственными, если не ниже.

— Именно для этого я и направляю к тем чиновникам, кои кажутся мне наиболее верными и ненавидящими каганов, посольство из лучших воинов и чиновников под предводительством моего сына Циня-ин. Ты также войдёшь в него, как представитель "ночного воинства", ты должен будешь охранять моего сына пуще зеницы ока своего.

— Вы будете изображать небольшой торговый караван, — продолжал Цинь. — Первым делом вы отправитесь в округ Синь-и, к чиновнику Хаю. Это очень богатая провинция, однако сам чиновник — беден, как монастырская мышь, всё уходит в казну военноначальника Хатан-богатура. Я думаю, что можно выгодно сыграть на жадности этого богатура, а также прибытие в город Лоян — столицу Синь-и; купеческого каравана не станет неожиданностью ни для кого.

— Прикрытие, действительно, идеальное, — согласился я, — однако и каганов не стоит недооценивать. Вы готовы рискнуть жизнью своего сына, предводитель Цинь?

— Тоже самое спросил у меня мастер Чжоу, — позволил себе улыбнуться предводитель, — и я ему ответил: "Мастер Чжоу, мой сын может стать наследником или императором Цинохая, а значит станет рисковать жизнью каждый день и час. Он должен привыкнуть к той игре со смертью, что зовётся жизнью".

— Такая привычка, конечно, дело хорошее, но наша миссия в Синь-и — куда как более опасная игра со смертью, нежели жизнь императора, которого охраняют как зеницу ока сотни куда более умелых в обращении с оружием людей, нежели сейчас есть у нас вообще.

— Но и покушаться на его жизнь будет куда больше людей, — усмехнулся снова предводитель Цинь. — Да и сам он так и рвётся в бой, желая показать чего он стоит на самом деле. Довольно я продержал юношу при себе, пора выпустить его в мир. Он ведь так мало путешествовал, как раз по тем самым причинам, что привели вы и мастер Чжоу.

Тогда я привёл последний аргумент.

— Для меня слишком велика честь — охранять вашего сына, предводитель Цинь. Я не слишком хорошо обращаюсь с оружием и, к тому же, если вы позабыли, я принадлежу к тяньган и мою нацию не слишком любят и каганы и остальные цинохайцы.

— Все помнят сражение при Баотоу, — согласился предводитель, — когда твои сородичи без разбора убивали и цинохайцев, и каганов.

— Именно так, — настаивал я. — Ни один уважающий себя купец не возьмёт себе телохранителем тяньгана.

— Однако тяньган может быть рабом купца. После разгрома твоих сородичей при Баотоу такое явление — не редкость.

— Будет ли ещё кто-нибудь из "ночного воинства" охранять вашего сына?

— Довольно будет и воинов полководца У и солдат из окрестных деревень. Всего вас будет двадцать человек. Десять воинов У, они станут изображать охрану каравана, и десятеро местных солдат — они будут простыми рабочими. В тюках кроме товара будет спрятано ещё и оружие для этих солдат.

Что мне ещё оставалось? Я кивнул и, дождавшись кивка предводителя Циня, вышел из фан-цзы.


Караван состоял из пяти крупных повозок, груженных тюками, в основном, с шёлком и пряностями (мы же ехали в юга страны, а именно этими товарами славился округ, где обосновались повстанцы во главе с предводителем Цинем), вокруг него гарцевали воины полководца У в отличных доспехах, при мечах и чианях, тут же суетились местные солдаты, сменившие кожаные брони на обычную одежду крестьян, нанятых купцом для черновой работы по обслуживанию каравана. Мне же, как рабу, было положено неотлучно находиться при своём господине Цине-ин, то есть повелитель Чэн, надо будет как следует потренироваться, чтобы произносить эти слова без ухмылки. Называть повелителем того, с кем знаком с пяти лет, с кем рос вместе, с кем плечом к плечу учился драться, ну и всё в том же духе. Хотя ему будет куда хуже, его-то не учили искусству притворства, в отличие от меня.

Меня весьма раздражало то, что мне пришлось спрятать моё копьё в тюк, вместе с остальным оружием тех, кто не изображал из себя воинов, без него я чувствовал себя неполноценным, хотя и отлично понимал, что раб, да к тому же ещё и тяньган, расхаживающий с копьём — нонсенс. Но легче мне от этого не становилось. Как, спрашивается, защищать Циня-ин, простите, повелителя Чэна, от возможных врагов, если копьё будет находиться в нескольких локтях от меня, да ещё и замотано в тюк. Я говорил об этом мастеру Чжоу, но тот лишь загадочно улыбнулся в своей обычной манере и сказал, что подлинный "ночной воитель" должен найти способ выполнить порученное задание, даже если сделать это не представляется возможным. Ему легко говорить, делать-то придётся мне, а рукопашный бой я изучал из рук вон плохо, предпочитая кулакам любимое копьё или "большой меч" да-дао. Ну да, волей-неволей, но совету мастера придётся последовать.

Мы выехали ближе к полудню, когда солнце начало основательно припекать и повелитель Чэн изволил спрятаться в головную повозку, я последовал за ним, как и должно верному рабу, тем более что тент повозки хоть немного, но спасал от жгучих лучей. Мерно и спокойно тянулись дни и ночи путешествия в округ Синь-и, к чиновнику Хаю, ничего не предвещало грядущих событий. Без приключений мы добрались до округа и даже добрались до Лояна, однако не успели мы въехать в город, как за нашими спинами захлопнулись его мощные ворота, а изо всех домов, со всех окрестных улиц и улочек выбежали солдаты, нацеливая на нас самострелы и копья. Я оттолкнул повелителя Чэна себе за спину и принялся нащупывать рукой тюк с оружием для солдат из Боян-Обо (тех самых, кого я звал местными, они изображали рабочих).

— Никому не двигаться! — крикнул высокий грузный каган в доспехах военноначальника, скорее всего, тот самый Хатан-богатур. — Стоять!!! — гаркнул он ещё громче. — Кто шевельнётся — получит стрелу!

Я, не смотря на его слова, продолжал нащупывать рукоять меча или топора, но тут в деревянную стенку повозки рядом с моей рукой вонзилась стрела.

— Это последнее предупреждение! — гаркнул Хатан-богатур. — Следующая стрела полетит в голову!

— Не замечал раньше в воинах Каганата милосердия к врагам. — Теперь уже говорил цинохаец в одежде чиновника не последнего ранга. Хай? — Особенно к тянганам.

— Что всё это значит? — спросил Цинь-ин, продолжая играть в купца Чэна, разгневанного таким поворотом дел. — Как это понимать?! Я — честный торговец и потерплю такого обхождения!

— Прекратите эту игру, Цинь-ин, — отрезал ледяным тоном "бедный чиновник" Хай, которого постоянно грабит Хатан-богатур, хотя если судить по тону и манерам главный здесь именно он, а не могучий каган. — Вас разоблачили ещё когда ваш батюшка писал письма моему глупому брату. Отпираться бессмысленно.

— Так вы не чиновник Хай? — удивлённо спросил Цинь-ин, выпадая из роли.

Я поморщился, а чиновник, имени которого я теперь не мог знать, рассмеялся, отбросив с лица длинные волосы.

— Конечно, нет, — сказал он. — Я чиновник из Эгачженя, из приказа императорского спокойствия, мой имя Шинь. Чиновник Хай за сношения с повстанцами был подвергнут пытке и казнён третьего дня. Я давно знал о его переписке Хая с новоявленным предводителем Цинем, вашем батюшкой, "купец Чэн", — он усмехнулся, покосившись в сторону Циня-ин, — и сначала хотел использовать его в игре против вас и вашего досточтимого отца, но после решил, что эта игра не будет стоить "костей". Проще отправить вас в ссылку на дальний юг, по приказу императора Мина VIII вы приговариваетесь к бессрочной ссылке в провинции Мааньсань — для работ на железных рудниках.

Тут полководец У схватился за меч, солдаты вскинули свои самострелы. Я отчётливо услышал щелчки, однако ни один болт не сорвался с лож, Хатан-богатур коротко взмахнул рукой, делая знак — не стрелять.

— Довольно, полководец У! — осадил горячего воина Цинь-ин. — Мы проиграли и надо признать это. Мы отправимся в эту ссылку, если это спасёт жизни моим людям, доверенным мне отцом.


Солнце палило всё нещаднее с каждым днём, хотя казалось, что жарче чем сегодня быть уже не может, однако на следующий день, когда мы поднимались на ноги, выпивая утреннюю норму воды, выдаваемую охранниками-каганами, все понимали, что солнце жжёт ещё сильнее. Сразу после того, как Цинь-ин велел винам полководца У сложить оружие, нас заковали в цепи, с солдат сняли доспехи и отправили в здоровенный барак без окон. Там мы просидели до утра следующего дня, кормили нас лишь один раз, после чего под охраной из полусотни каганов мы пешком отправились в ссылку.

Шаг за шагом приближались мы к конечной точке нашего вынужденного "путешествия" — провинции Мааньсань, известной своими железными рудниками, куда ссылали только "неблагонадёжных" преступников, осуждённых за преступления против власти. Вроде нас. Кандалы с нас сняли как только мы покинули Эгачжень и дальше мы шли без цепей, хотя и без этого многим первые дни стоили жизни. Многие из нас были сломлены крахом нашей миссии и впали в глубокую апатию, среди них был и Цинь-ин, чувствовавший ответственность за каждую смерть в нашем стане. В то же время горячий полководец У, наоборот, пребывал в странно приподнятом настроении, он постоянно изыскивал способы бежать, желательно, перебив всех каганов. Лишь прямой приказ Циня-ин остановил красавца полководца, не привыкшего и не любившего проигрывать. Я же постоянно следовал за Цинем-ин, стараясь оберегать его в меру своих весьма невеликих сил, хотя апатия начала одолевать и меня.

Из её плена меня вывело появление разведчика каганов на взмыленной лошади. Он буквально подлетел к предводителю отряда и прокричал на гортанном наречии степей их родины:

— Демоны с севера! Демоны севера! Они видели меня! Идут сюда!

Да уж, не знаю радоваться мне или плакать. Сюда мчится банда моих жестоких сородичей, мстящих всем и вся за подавление восстания в Баотоу. Они обычно не щадят никого и шансов присоединиться к каганам, которых они, скорее всего, перебьют у нас очень много.

— Ложитесь на землю, — бросил я, — накрывайте голову руками.

У моих сородичей была славная привычка начинать бой несколькими залпами из своих луков, которыми славилась провинция Тяньган. Тяньганы умели пустить три стрелы за пару секунд, не слезая с седла, а луки их пробивали насквозь человека в броне с расстояния в три с лишним ярда.

Вышло так, как я предполагал с самого начала. Толстые стрелы с чёрным оперением перебили почти половину каганов ещё до того, как из-за небольшого хребта показались тяньганы, атаковавшие, как всегда, без единого звука, чем наводили ужас на врагов. Однако конвойные каганы оказались не робкого десятка, они развернули коней и на полном скаку ринулись навстречу, размахивая саблями и играя копьями. Они сшиблись, зазвенела сталь, во все стороны полетели искры, хлынула кровь. Мои сородичи не оставили от каганов ничего, расшвыряв их и заставив сражаться в одиночку против двоих троих противников. Покончив с каганами тяньганы, не опуская оружия подъехали к нам.

— Кто вы такие? — спросил у нас их предводитель, оценивая нас со стороны.

Мы могли рассчитывать лишь на то, что они сочтут нас недостойными внимания и отпустят с миром. И, принимая во внимание наш внешний вид и измождённость после долгого перехода по каменистой равнине, этот вариант был вполне реальным.

— Мы солдаты истинного императора Цинь-о-хая Циня, — гордо ответил Цинь-ин, — и сейчас отправлялись в ссылку на юг, в провинцию Мааньсань. Однако вы освободили нас и мы продолжим войну с каганскими узурпаторами и предателем Мином. Приношу вам за это благодарность.

— Только благодарности вашей нам и не хватало! — рассмеялся тяньган. — Ну да с вас взять-то нечего, даже убивать жаль. Однако знай, мы ничего и никогда не делаем зря, так что не удивляйся, если к тебе или твоему отцу, Цинь-ин, придут люди моего народа и потребуют услуги взамен. А теперь прощайте, повстанцы, мы оставляем вам оружие и доспехи каганов, равно как и их еду и воду, но лошадей мы заберём с собой.

Сказав это, предводитель тяньганов развернул коня и умчался обратно за горы, откуда появился, за ним последовали его люди, хватая за поводья каганских лошадей. Мы же направились к покойникам и принялись их обирать, то есть мародёрствовать в самом наглом виде. А что нам ещё оставалось делать? Я подобрал себе копьё, очень похожее на то, что было у меня раньше, и накинул один из просторных халатов, подбитый войлоком. В нём было не слишком жарко, но с другой стороны, он мог спасти от ударов по касательной и шальных стрел, не нацеленных именно на меня. Мне было искренне жаль воинов полководца У, по его приказу напяливших на себя доспехи, которые практически раскалились докрасна за несколько часов пребывания под палящим солнцем. Сам полководец влез в доспех предводителя каганов, даже нацепил шлем, блестевший на солнце так, что глазам было больно на него смотреть. Солдаты же из Боян-Обо отдали должное кожаным броням, к каким больше привыкли, а их предводитель — немолодой лучник Чин, вообще, отказался переодеваться, он сумел сохранить одежду в почти первозданном состоянии, правда не представляю каким образом.

Как только мы закончили с этим мародёрством, полководец У и Цинь-ин отошли в сторону и принялись обсуждать нашу дальнейшую судьбу. Я находился при Цине-ин, что совершенно не понравилось полководцу У, однако он смирился с этим фактом — знал, что я личный охранник наследника нашего предводителя. Он попытался прогнать лучника Чина, но тот настоял, сказав, что он может и не имеет никаких званий и титулов, однако и его люди — так всего лишь крестьяне из Боян-Обо, обученные владеть оружием, так что кому как не ему представлять их на этом совете.

— Зачем вообще вам знать, что мы решили? — раздражённо бросил полководец У.

— Мы такие же солдаты, — спокойно ответил Чин, посмотрев ему в глаза. Полководец отвёл взгляд и более подобных вопросов не задавал.

— Довольно, — произнёс Цинь-ин, — не стоит ссориться сейчас, когда мы едва избежали ссылки и гибели от рук тяньганов. — При этих словах полководец У злобно покосился на меня, я знал, что часть его семьи была вырезана во время восстания в Баотоу, за что ненавидел всех моих сородичей и меня, хоть я и не сделал ему лично ничего дурного. — Мы должны решить, что нам делать и куда направиться сейчас? — продолжал меж тем Цинь-ин.

— Я думаю нам надо возвращаться в Боян-Обо, — первым высказался Фань — опытный воин и наставник полководца У, приставленный к нему Цинем для того, чтобы смирять горячность молодого полководца. — Надо сообщить обо всём предводителю Циню.

— Это просто трусость, Фань! — выкрикнул и без того раздражённый полководец У. — У нас ничего не вышло в округе Синь-и, но надо продолжать поиски верных людей в других округах.

— И снова натыкаться на коллег чиновника Шиня, — заметил Чин. — Приказ императорского благополучия раскинул свои сети по всему Цинь-о-хаю, мы не можем знать кто ещё из чиновников, с которыми переписывался достопочтимый отец Циня-ин казнён или подвергнут пытке. И после этого мы должны совать голову в осиное гнездо снова, даже не зная, кто нас там встретит.

— Слова крестьянина ничего не понимающего в политике, — отмахнулся полководец У. — Как мы будем выглядеть в глазах предводителя Циня, когда вернёмся ни с чем?

— Мы будем выглядеть живыми, — сказал Цинь-ин, — хоть и не выполнившими задания. Просто в следующий раз надо будет лучше готовиться к такого рода миссиям.

— Для чего нужно было это совещание, если вы, Цинь-ин, всё и так решили и слушать меня не желаете.

У повернулся и отошёл от нас.

— Мы можем пожалеть о том, что взяли У, — заметил Чин, направляясь к своим солдатам. — Многие были против, но вашему досточтимому отцу виднее.

— Фань, — обратился к старому воину Цинь-ин, — прошу тебя, приказывать в таком деле не могу, поэтому именно прошу: приглядывай за полководцем У. Он может весьма сильно помешать нам.

Я же был более категоричен в своих суждениях.

— Его горячность может свести нас в могилу.


Теперь мы двигались в прямо противоположном направлении от места нашей ссылки, с удалением на север нам даже казалось, что солнце печёт немного слабее и идти как-то легче, когда вокруг не гарцуют каганы, многих покинула апатия, казалось навечно поселившаяся в душах некоторых, все пребывали в приподнятом настроении. Однако же были у нас и серьёзные проблемы. Даже если учитывать запасы воды каганов, нам её никак не хватало на дорогу по засушливой местности, при условии, что мы, как собирались, станем обходить все крупные деревни и города. Тем более, что мы не знали расположения колодцев, равно как и самой дороги, держа путь примерно на север, ожидая, что когда мы доберёмся до более знакомых земель, можно будет определить куда точно идти дальше. Смешно звучит, но тогда нам ничего не оставалось.

Цинь-ин ввёл жесткие нормы распределения воды, при которых больше получали те, кто стоил в дозорах или отправлялся в разведку и звания с титулами никакой роли не играли. Это бесило воинов полководца У и его самого, но пока что открыто возмущаться он не смел. Зная же его горячность, я понимал, что надолго его не хватит, и в скором времени дело может дойти до рукоприкладства, а там и оружие может пойти в ход.

— Плохо дело, — сказал на одном из ночных привалов Чин, тряся мех с водой. Удивительно, но после вечерней раздачи в нём ещё что-то булькало. — Этот мех почти пуст и ещё два осталось. При таком расходе воды, как сейчас этого хватит лишь дней на пять.

— Преувеличиваешь, Чин, — усмехнулся ему я. — Не стоит меня успокаивать. Два дня, не больше. Если, конечно, люди полководца У не взбунтуются. Оставшимся после этого понадобится гораздо меньше воды.

— Но всё равно, до более обжитых мест не хватит, — заметил таким же ровным, как и обычно, тоном Чин, пряча мех. — Но будем надеяться, что до этого не дойдёт. Безлюдье скоро закончится и нам придётся иметь дело с каганами и минцами. Тогда каждый воин и солдат будет на счету.


И ведь словно накаркал — предсказатель. А ведь так хорошо начинался день. Почти с самого утра мы натолкнулись на лагерь бродячих торговцев, нас привели к нему, фигурально выражаясь, наши носы. Едва проснувшись почти все почуяли запах жаренного мяса, кое-кто даже слышал его шкворчание на сковородах, поначалу решили, что это — голодные галлюцинации, но когда все сошлись во мнении, что жарят не что-нибудь, а говядину и скорее всего на углях, то тало ясно — действительно кто-то что-то неподалёку жарит. Все вместе с ума не сходят, по крайней мере, в таких количествах. Мы зашагали на запах и вскоре вышли к тому самому лагерю.

Торговцы раскинули лотки прямо посреди каменистой равнины, будто именно нас дожидались, однако когда мы подошли и начали расспрашивать их о ценах на еду и напитки, а заодно и отчего так странно выбрано место положения лагеря, нам ответили, что здесь сходятся несколько торговых путей и торговцы продают им ту самую еду, что готовилась сейчас на углях.

Истратив почти все отобранные у каганов деньги, мы наконец, впервые за последние несколько недель, наелись как следует и купили достаточно воды для дальнейшего путешествия. Также у них мы на остатки денег приобрели неплохую карту, которая, конечно, не указывала дороги до самой Боян-Обо, но всё лучше чем ничего. Для того, чтобы хватило денег на карту нам пришлось продать отличный шлем, принадлежавший теперь полководцу У, он долго сопротивлялся, однако когда торговец вынул из сундука великолепный да-дао — любимое оружие полководца; и предложил обменять его и карту на шлем и остатки денег, всё же согласился.

Мы уже собирались отбывать, когда в лагерь ворвались несколько десятков каганов в доспехах и при оружии. Они осадили коней, при этом пятеро постоянно держались при небольшом возке с заколоченными окнами. Эти пятеро не поспешили в лагерь, они лишь спешились и остались стоять вокруг возка, придерживая под уздцы своих лошадей. Остальные же подобно голодным волкам — детьми которых считали себя каганы, накинулись на еду. Их предводитель — седой воин с благородным лицом в одеждах из кожи, меха и стали, отлично заменявших доспех, хоть и не выглядевших таковым с первого взгляда, расплатился за всех с главой торговцев и сам сел есть. Он то и дело косился на нас — сразу заметил каганские доспехи; и наконец подозвал к себе одного из торговцев, что-то сказал на ухо и тот направился к нам.

— Тэнгэ-богатур, — сказал нам торговец, — желает знать: кто из вас, почтенные, командир или иной начальник среди вас?

— Я, — сразу бросил Цинь-ин, — моё имя Чэн. Чего желает от меня могучий Тэнгэ-богатур?

Услужливый торговец побежал обратно и вскоре вернулся с новым посланием от кагана:

— Тэнгэ-богатур желает поговорить с вами, Чэн.

Цинь-ин поднялся, я — с ним, забросив на плечо копьё. Полководец У хотел было остановить меня, но Цинь-ин бросил ему:

— Не забывай, У, что тяньган — мой раб и телохранитель, ему положено находиться при мне.

У недовольно покосился на нас обоих, но открыто перечить сыну предводителя Циня не стал.

Мы же подошли к Тэнгэ-богатуру и сели напротив него.

— Откуда у вас доспехи сынов волка? — сразу спросил богатур, не тратя времени на лишние слова. Говорил он довольно чисто, хоть и с характерным акцентом каганов.

— Мы — торговцы, — как принято у нас, издалека начал Цинь-ин, — подверглись нападению тяньганов не так далеко отсюда. — При этих словах каган покосился на меня, но ничего не сказал. — Кое-кому удалось остаться в живых, благодаря мужественным воителям из вашего народа. Тяньганы схватились с ними, оставив нас, а когда последний из них пал, сказали нам, что после таких противников убивать нас неинтересно. Они оставили нам оружие и воду убитых каганов, забрав лишь коней. Мы забрали всё, что нам оставили тяньганы и двинулись дальше.

— Сколько дней прошло с тех пор? — выслушав рассказ, спросил Тэнгэ-богатур.

Цинь-ин прикинул в уме и сказал:

— Около недели, может немного больше. Мы долго брели по этой каменистой пустыне и сбились со счёта дней.

Каган покивал.

— Так там, действительно, были лишь мёртвые? — вперившись взглядом в глаза Циня-ин поинтересовался он.

Я понял, что от того, что увидит Тэнгэ-богатур зависит очень многое, может быть, и сама наша жизнь. Это заметил не только я, но Чин с полководцем У. По рядам наших воинов пробежал шепоток и они начали незаметно готовить к бою оружие. Каганы, вроде бы, этого не замечали, продолжая есть как ни в чём не бывало.

— Только мертвецы, — кивнул Цинь-ин. — Тяньганы живых не оставляют.

— Это верно, — согласился Тэнгэ-богатур, — а мы не оставляем в живых своих врагов. Мы здесь потому, что преследовали шайку тяньганов — мы покончили с ними. — Теперь он смотрел в глаза мне.

Тут он мог бы пялиться хоть до конца света. Мои глаза давным давно выцвели и многие сравнивали их с оловом. Хотя мастер Чжоу говорил, что именно такие глаза и должны быть у настоящего "ночного воителя". Мне, если честно, было всё равно.

— Многие из моих воинов погибли, — продолжал Тэнгэ-богатур, — и кто-то должен отпеть их, чтобы их души могли попасть к Отцу-небу.

— Среди нас нет монахов лао, — пожал плечами Цинь-ин, — как и конечно же, жрецов вашего народа.

— Я мог бы сделать это, — неожиданно для всех нас произнёс неслышно подошедший монах лао.

Все обернулись на его голос, кое-кто даже вздрогнул от его глубокого голоса. Признаться, даже мне стало несколько не по себе, мало кому удавалось подкрасться ко мне незамеченным, значит это — очень опасный человек.

— Но мне нужно знать их имена. — Монах присел рядом с нами с Цинем-ин. Выглядел он точно так, как должен выглядеть монах лао, отправившийся нести в мир мудрость своего учения — бритая голова, просторное одеяние, чётки и чиань-бо, который он прислонил к столу, и совершенно незапоминающееся лицо.

— Называй их "сыновья серого волка", — бросил Тэнгэ-богатур, которого, похоже, также весьма смутило появление монаха.

Выпив воды из небольшой пиалы, монах поднялся и размеренно зашагал к телам каганов, что те привезли с собой и теперь несколько насытившихся кочевников рыли для них могилы. Что самое интересное, теперь он громко щёлкал чётками и топал по каменистой земле деревянными сандалиями.

Мы проводили его глазами и вернулись к еде. Больше каган нас своими вопросами не доставал. Ел, как и мы, молча, что нас вполне устраивало, а главное, из-за своего стола не гнал, а на его столе еды было куда больше, нежели могли позволить себе мы, да и сама она была получше. Конечно, для "могучего богатура" торговцы уж расстарались вовсю.

Наевшись, я решил прогуляться по одному весьма важному делу и, свернув за один из крытых лотков, развязал трофейные штаны, когда заметил, что одно из окон в охраняемом каганам возке не было заколочено, а лишь прикрыто тонки шёлком. Как раз в сейчас в него один из стражей протягивал еду. Шёлк откинулся и я на мгновение забыл зачем пришёл сюда. Из этого окна выглянула девушка, красивее которой я ещё в жизни не видал. Я торопливо отступил глубже в тень от возка, чтобы она не увидела чем я занят, но так чтобы самому видеть её. Я наслаждался её красотой ещё несколько секунд, прежде чем шёлк снова опустился. Я вернулся обратно, дав себе зарок снова посмотреть на девушку, когда она отдаст пустую тарелку своему стражу.

Так я и сделал, когда каган направился обратно к возку. Я вновь был счастлив лицезреть красивое лицо девушки, но на сей раз я не скрывался, что привело к определённому результату.

Поев и схоронив погибших, каганы двинулись дальше в путь. Возок ехал последним и стоило страже отвлечься на мгновение, как из него на землю упал небольшой белоснежный шарф. Стоило каганам скрыться из виду, как я первым подошёл к шарфу, обнаружив, что он испачкан кровью, но не просто вымазан — на нём алым было начертан лишь один иероглиф, значивший "помогите".

— Что это значит? — поинтересовался полководец У, заметив у меня в руках шарф.

— Каганы везут пленницу, — ответил я. — Судя по всему, это знатная дама, может быть, даже принцесса.

— Я видел её, — неожиданно сказал Цинь-ин. — И даже узнал. Она очень похожа на своих предков. Это, действительно, принцесса из дома Мин.

— Но почему каганы везли её, как пленницу? — спросил Фань. — Принцессу дома Мин должен сопровождать богатый эскорт, а не конвой из каганов.

— Это всё не важно, — отмахнулся полководец У. — Мы должны следовать намеченному плану. На всяких принцесс у нас нет ни времени, ни сил.

— Мы должны спасти её, — твёрдо произнёс Цинь-ин.

— Но, господин Чэн, — встрял Чин, — полководец У прав. Нас слишком мало, чтобы нападать на каганов. Даже если мы перебьём их, то после нас останется слишком мало, чтобы и дальше идти по враждебной нам стране, где пока ещё правят каганы и минцы.

— Между ними уже нет былого согласия, — заметил Цинь-ин, — раз они везут минскую принцессу, как пленницу. Мы сможем ещё сильней расширить это пропасть, отбив у каганов принцессу.

Но что-то совсем не политические резоны звучали в голосе сына нашего предводителя.

— Ладно, — пожал плечами полководец У. — Я всегда рад прикончить нескольких каганов, особенно на благо нашего дела. Но повторяю: это неразумно.

В кои то веки я мог бы подписаться под каждым его словом, однако ещё не знаю точно, на чью бы сторону встал, дай мне кто-нибудь право слова.

Мы собрались за несколько секунд и двинулись вслед за каганами. Те ехали по дороге на север, что было нам на руку, однако и атаковать превосходящих нас числом и, что греха таить, выучкой (это, в основном относилось к солдатам из Боян-Обо) каганов в лоб было по крайней мере глупо, так что мы искали подходящее для засады место. Спустя два дня его обнаружил лучник Чин, ездивший на разведку. Он же посоветовал обойти каганов ночью, когда они встанут лагерем. Что мы и сделали, обогнув лагерь каганов по широкой дуге.

Место для засады было почти идеальное. Два небольших холма — или сильно истрепавшихся за долгую жизнь горы — окружали с двух сторон дорогу, бегущую между ними. За ними можно было и отлично укрыться, и быстро атаковать, жаль только коней у нас не было — верхом атаковать куда сподручнее.

— Я со своими воинами ударю с левого холма в лоб каганам, — начал излагать свой стратегический план полководец У. — Его склоны гораздо круче и мы сумеем атаковать их неожиданно. В это время ты, Чин, и твои люди нанесут удар с тыла, когда каганы отвлекутся на меня, и довершат разгром. — Он похоже ничуть не сомневался в победе, что вполне в его духе.

— Кто останется с Чэном? — спросил Чин, продолжая называть Циня-ин вымышленным именем, даже когда мы были одни.

— Вэй-ли, — пожал плечами полководец У. — Это ведь его обязанность.

— Нам бы очень пригодилось его умение обращаться с копьём, — сказал Чин.

— Его обязанность — находиться при Чэне, — резко бросил полководец У, — а наша обязанность — сражаться. Каждый должен делать своё дело.

— Если вам нужен Вэй-ли, — пожал плечами Цинь-ин, — то я могу отпустить его. Я и сам могу постоять за себя, меня учили обращаться с мечом, копьём и да-дао наравне со всеми вами. Отец специально сказал, чтобы для меня не делали исключений и поблажек.

— Вы слишком важны, — покачал головой Фань. — Лишний воин в этой атаке не окупит тот риск, которому вы подвергнетесь, оставшись один.

— Некогда спорить, — оборвал всех появившийся из-за гребня холма, где он сидел в дозоре, солдат из Боян-Обо. — Каганы идут.

Полководец У недовольно покосился на него, возмущённый столь бесцеремонным вмешательством в разговор, но ничего не сказал, просто ушёл со своими людьми на противоположный холм. Стоило поторопиться, чтобы каганы ничего не заподозрили.

Мы с Цинем-ин заняли места на гребне холма, так чтобы видеть дорогу, но нас самих оттуда видно бы не было. Нам предстояла самая интересная роль в предстоящем сражении — роль зрителей.

Как и планировал полководец У его люди атаковали с противоположного холма. Его воители врезались во фронт каганов, хоть и обескураженных неожиданным нападением, но боеспособности от этого не потерявших ни на йоту. Они старались разбиться на несколько групп и взять воинов полководца У в кольцо. Однако как только они начали этот манёвр, с тыла ударили солдаты из Боян-Обо, прикрываемые лучником Чином, стрелявшем на бегу. Один за другим падали на землю каганы, пронзённые его стрелами. Вот теперь они смешались по настоящему, не понимая, сколько же врагов атакуют их, хотя и это замешательство продлилось недолго. На сей раз Тэнгэ-богатур выбрал исключительно оборонительную позицию, но промедление стоило им жизни. Сбившись в кучу они потеряли инициативу и преимущества, даваемые лошадьми, а заодно и затоптали нескольких спешенных солдат.

Бой продлился не больше получаса. Лишь одному кагану удалось спастись, им был, как сказал Циню-ин полководец У, предводитель кочевников — Тэнгэ-богатур. За ним было помчался кто-то из воинов, взяв трофейного коня, но вскоре вернулся — слишком уж резвый жеребец был у Тэнгэ-богатура. Мы же потеряли почти половину солдат, многие были тяжело ранены и кое-кто из них до утра не дотянул бы. Никто из нас не умел лечить, мы лишь перевязали раны, надеясь на силы людских организмов и всех богов, в каких верили. И те словно откликнулись на молитвы, произносимые про себя или в слух. На дороге показалась фигура в просторных одеяниях лаосского монаха, зазвенели кольца в навершии чиань-бо. К нам подошёл тот же самый монах, что хоронил тех же каганов в лагере торговцев на перекрёстке нескольких дорог. Он ничего не сказал нам, сразу же занявшись лечением раненных.

— Мне нужно несколько человек, — бросил он через плечо, склонившись над получившим копьём в живот солдатом из Боян-Обо, — чтобы помогли в лечении.

Полководец У распорядился, остальных отправив хоронить убитых — как наших, так и каганов. Сам же он направился к возку с пленницей, где уже стояли мы с Цинем-ин. Сын предводителя вежливо постучался в дверь возка и сказал:

— Прошу вас, выйдите. Мы разбили ваших пленителей, как вы и просили нас.

Дверь отворилась и изнутри вышла та самая небесно прекрасная девушка в богатых одеждах. Судя по ним, она, действительно, была принцессой дома Мин.

— Кто вы? — спросила она у нас, смотря прямо на Циня-ин.

— Моё имя Чэн, я торговец, — ответил он, — а это мои сопровождающие и мой слуга.

Принцесса окинула нас взглядом, но тут же вновь вернула своё внимание Циню-ин, даже не поинтересовавшись нашими именами. Для чего они ей?

— Я — Юнь из семьи Мин, — представилась она. — Дочь императора Мина.

— За какие же преступленья вас держали под охраной эти каганы? — спросил у неё полководец У.

Принцесса Юнь недовольно покосилась на него, однако ответила:

— Мой отец пожелал расторгнуть союз с Итигул-нойоном. И тот взял меня в заложницы и его ближайший советник и друг Тэнгэ-богатур повёз меня на север, где стоят основные силы каганов.

— Надо продолжать двигаться к Боян-Обо, — встрял подошедший к нам лучник Чин. — Тэнгэ-богатуру удалось бежать и скоро сюда приедут остальные каганы. На пощаду их нам рассчитывать не стоит.


Тяжело раненный, истекающий кровью, уже сочащейся из пробитой стрелой груди и прорубленного почти до кости бедра, Тэнгэ-богатур ехал, припав почти к самой холке своего низкорослого конька, который вот уже несколько часов как начал спотыкаться и то и дело качался из стороны в сторону. Если б каган мог пошевелить хоть пальцем, он бы давно слез с седла, потому что отлично понимал — долго его верному коньку не протянуть. Однако без него у Тэнгэ-богатура не будет и того мизерного шанса выжить, что есть сейчас.

Видимо, Отец-небо и Мать-земля были в тот день на его стороне — не дали умереть отважному Тэнгэ-богатуру. Он приехал в укреплённый лагерь каганов, из которого выехал несколько дней назад за дочерью непокорного цинохайца, сидящего на троне, и куда возвращался с ней. Он вывалился из седла, когда увидел помутневшим взглядом ворота лагеря. Его подхватили на руки солдаты Кулай-богатура, командовавшего этим лагерем, отнесли в шатёр, привели лекаря.

Первым, что сказал, открыв глаза, Тэнгэ-богатур было:

— Верните принцессу. Её выкрали цинохайцы в наших доспехах.


Глава 2

Мы размерено ехали по каменистой местности, постепенно сменявшийся всё более приемлемыми для жизни районами. Появлялись леса, рек становилось всё больше, так что о воде и, благодаря усилиям лучника Чина, провизии беспокоиться не стоило. Беспокоило другое, за нами по пятам шли каганы — об этом рассказывали разведчики, отправленные в тыл Фанем.

— Их множество, — как один докладывали они. — Они едут по нашим следам и нагонят через несколько дней. У всех по несколько лошадей и движутся они почти без отдыха.

— Когда нас нагонят, можно будет попрощаться с жизнью, — мрачно бросил Чин, выслушав очередного разведчика.

Мне же жизнь была не мила с тех пор, как к нам присоединилась принцесса Юнь. Я был впервые очарован красотой какой-либо женщины, ранее я относился к ним почти потребительски, никогда не испытывая высоких чувств, воспеваемых поэтами. Однако красавица принцесса не бросила на меня и одного взгляда, всем её вниманием владел Цинь-ин, практически всё время гарцевавший вокруг её возка, хотя я находился тут же — сидел на козлах возка, правил лошадьми.

— Их надо отвлечь, — предложил Фань. — Увести с наших следов.

— Верно, — согласился полководец У. — Они идут по следам возка, если он поедет в отличную от нашего пути сторону, каганы помчатся скорее за ним, чем за нами.

— Но где тогда поедет принцесса Юнь? — спросил Цинь-ин.

— Как и все мы — верхом, — бросил полководец У, звякнув наплечниками.

— Она — принцесса, У, и не обучена ездить верхом, — как ребёнку объяснил ему Цинь-ин.

— Можно соорудить какие-нибудь носилки и поместить их между двумя лошадьми, — предложил Фань. — Так мы не станем оставлять таких приметных следов, как сейчас.

— Это не слишком подобающее средство передвижение для принцессы, — осадил его Цинь-ин.

— Это — единственный путь к спасению, как для нас, так и для неё, — заметил я. Мне надоело это препирательство и я решил брать инициативу в свои руки, хотя по мнению многих здесь присутствующих мне то она как не полагалась совсем. — Надо сработать для принцессы носилки, а я поведу возок прочь. К нему ещё нужно привязать наших заводных коней, как-нибудь без них обойдёмся, для отвода глаз.

— Пока что не ты здесь главный, тяньган, — рявкнул на меня полководец У, — не забывай об этом!

— Тут ты ошибаешься, полководец, — усмехнулся я, намерено называя лишь его должность, как он — мою нацию. — Я тут от "ночного воинства" мастера Чжоу и такие операции — по моей части. В них я — главный, особенно когда это касается безопасности торговца Чэна. Как в данном случае. Кроме того, — добавил я, — обмотайте копыта лошадей тряпками, чтобы совсем не оставлять следов, и отправляйтесь вон к той роще. Там вы подождёте пока каганы не поедут по моим следам. После этого отправляйтесь дальше на север.

— Ты хочешь остаться один против рати каганов? — удивился Фань. — Ты же должен охранять Чэна, Вэй-ли!

— Охрана состоит не в постоянном нахождении рядом с тем, кого охраняешь, — процитировал я мастера Чжоу, — но предотвращении всех опасностей, грозящих ему. Сейчас я как раз этим и занимаюсь. Я попробую поводить каганов за собой ещё несколько дней, за это время вы уйдёте достаточно далеко и напасть на ваш след снова у них навряд ли получится. А если и получится, то фора у вас будет весьма приличной.

— Идёшь на смерть? — спросил у меня Цинь-ин, глядя прямо в глаза. — Ради чего? Или кого?

— Тебя, повелитель Чэн, — усмехнулся я, — и всех нас. Не забывай, это — моё ремесло.

— Брось это лицедейство, — отмахнулся тот. — Я ведь вижу, как ты смотришь на принцессу Юнь. Теперь же хочешь умереть, чтобы доказать мне и ей свою любовь, так?

— Не в этом дело, — бросил я. — Я всего лишь делаю своё дело. И советую всем поторопиться, как и поторопить принцессу. — Очень надеюсь, что мой голос не дрогнул, когда я произносил последнее слово.

Когда мы остались одни с Цинем-ин, он специально отозвал меня в сторону, пока все были заняты носилками и копытами лошадей, сын предводителя первым делом спросил у меня:

— Зачем ты делаешь это? Что хочешь доказать? И кому?

— Да, да, да, — рассмеялся я, — три тысячи раз "да". Я впервые испытал настоящее чувство, когда увидел принцессу в том возке. Даже если б мы решили не отбивать её у каганов, быть может, я бы и сам, нарушив слово, данное твоему отцу, кинулся спасать её. Я понимаю, что — не пара ей. Какой-то жалкий тяньган с оловянными глазами и принцесса правящего дома Мин, — это даже не смешно. Другое дело ты, Чэн, — даже сейчас я ни на мгновение не забывался, называя Циня-ин вымышленным именем, — глава отряда и человек видный, не то что я. Мне даже и думать нечего тягаться с тобой на этом фронте. А вот жить с таким грузом на душе почему-то совершенно не хочется.

— Да это предательство какое-то! — вспылил Цинь-ин. — Ты предаёшь и меня, и всё наше дело, ты даже принцессу предал, и своё чувство к ней, ты это понимаешь?

— Понимаю — не понимаю, какая разница, — отмахнулся я. — Может и предаю, но наказание последует через несколько дней максимум. И знаешь, что скажу тебе, Чэн: проживи жизнь с принцессой Юнь и за меня тоже. А я из Подземного мира погляжу на вас.

— Ты сейчас говоришь как старик ста лет со своими правнуками, — сплюнул на землю Цинь-ин. — Слушать противно.

— Старики разговаривают так, чувствуя скорую смерть, также и я, — пожал я плечами.

Тут к нам подошёл лучник Чин и сообщил, что всё готово. Я кивнул ему и зашагал не оглядываясь к возку, от которого уже тянулись несколько длинных ремней, к каждому привязана по паре лошадей — все наши заводные, отбитые у каганов.

— Каганы попытаются взять тебя примерно вот здесь, — указал мне на карте, купленной у торговцев, место лучник Чин. — Никаких деревьев голая степь, практически как на их родине. Они окружат тебя и станут кидать арканы, чтобы стащить с козел, и мой тебе совет: лучше покончи с собой до того, как они возьмут тебя.

— Я знаю нравы каганов, — мрачно улыбнулся я, — и совсем не понаслышке, мастер Чин. Или вернее, учитель Чин по прозвищу "Молниеносный лук". Я много слышал вас от мастера Чжоу, передайте ему привет от меня и поблагодарите за науку, преподанную мне.

— Ты славно усвоил её, Вэй-ли, — кивнул Чин, отходя от возка, на козлы которого я забрался.

Я слегка хлопнул коней вожжами по спинам и те понесли меня размеренной рысью, всё сильней отклоняясь к западу от нашего маршрута к Боян-Обо. В то время как Цинь-ин, полководец У, мастер Чин, принцесса Юнь на своих носилках, закреплённых между двумя лошадьми, и солдаты с воинами скрылись в указанной мною роще.

Конечно же, водить каганов несколько дней мне не удалось, уже спустя полчаса с нашего разброда на горизонте за моей спиной показались фигурки конников, а вскоре я услышал их крики, которыми они подбадривали своих лошадей, радуясь тому, что нагнали наконец беглецов. Разглядеть, что вместо беглецов к возку привязаны лишь кони они ещё не могли — расстояние велико, но что будет, когда они это увидят? Скорее всего, всё равно продолжат преследование, хотя для того, чтобы узнать куда поехали остальные.

Так оно и вышло. К вечеру того же дня, когда я увидел и услышал каганов, они окружили возок и принялись брать меня "на копьё". Засвистели волосяные арканы, некоторые вытащили из саадаков луки, на скаку принялись натягивать тетивы. Я как мог отмахивался от них копьём, мне даже удалось сбить с седла парочку, но это так — капля в море. Меня опередил один из каганов в богатых доспехах — предводитель отряда, он ловко гарцевал перед носами лошадей возка и что-то крикнул на своём языке. Я в ответ послал его подальше, одновременно откидываясь назад, чтобы увернуться от очередного аркана. Вместо моей шеи он поймал середину моего копья и я, используя его как рычаг, сорвал с седла неудачливого метателя. Тот сорвался с седла и протащился за возком несколько ярдов, покуда не отпустил свой конец аркана. Я же быстрым движением скинул аркан с копья, приготовившись к следующей атаке. Поводья я почти сразу привязал к козлам, чтобы отбиваться было сподручней.

— Эй ты, ответь где остальные! — крикнул мне по-цинохайски предводитель каганов. — Ответь — и мы дадим тебе уехать!

Ну раз ты говоришь по-нашему, то и понимаешь, что говорю я. На сей раз я изгалялся в словоблудии битых несколько минут. Предводитель каганов зло сплюнул под копыта коня и что-то крикнул своим людям. Тут же засвистели несколько арканов одновременно, мне пришлось пригнуться к самым ногам, сложившись почти вдвое и едва не ткнувшись носом себе же в ботинки. О том, чтобы отмахиваться копьём нечего было и думать. Воспользовавшись этим, несколько каганов подъехали вплотную к возку и перерубили вожжи. Обезумевшие от погони лошади рванулись вперёд, возок проехал по инерции несколько ярдов и замер. Не дожидаясь этого, я спрыгнул с козел и сбил одного из каганов с седла, тут же вскочив на спину его коню и рванул дальше, прижавшись к его холке, хоть какая-то защита от каганских арканов. Но теперь вместе с ними в меня летели и стрелы. Правда каганы пытались не убить меня, а лишь ранить, надеялись, выпытать куда уехали остальные. Бессмысленное занятие, раз уж с ними остался мастер Чжоу, который наверняка изменил путь движения, чтобы я не знал куда едет сейчас наша экспедиция. У каганов молчать не удавалось никому и я в свои скромные силы на этом мало приятном поприще не верю.

Мне надо было лишь добраться до вон той расщелины между двумя холмами, так похожую на место нашей засады на каганов (вот ведь ирония судьбы!), там можно встать надёжней чем сто энеанцев в ущелье Сломанных пик, там можно очень хорошо помахать копьём. Но для начала надо ещё туда доехать, а это очень непросто.

Однако удалось. Где-то на середине расщелины, в которой, как я и думал, могли разминуться только двое, я буквально слетел с седла и замер, готовясь к бою. Каганы тут же осадили коней, никому не хотелось первому налететь на моё копьё. Снова впереди всех загарцевал предводитель.

— Моё имя Кулай-богатур, — крикнул он, поигрывая саблей. — Я ещё раз говорю тебе, мастер копья, скажи куда поехали твои люди и можешь идти с миром. Это моё слово, воин!

— Куда поехали мои друзья, я и сам не знаю, — отмахнулся я, делая приглашающий взмах копьём, — а ты со своими сходи-ка… — Ну дальше в том же духе.

— Ты сделал свой выбор, воин, — кивнул как ни в чём не бывало Кулай-богатур. — Взять его!

Два кагана помчались на меня, на скаку разворачивая ловчую сеть для меня. Они рассчитывали, что я попытаюсь увернуться от неё, и тут же попадусь в аркан, один из тех, что раскручивают мчащиеся за ними воины. Нет. Я на такие детские трюки не ловлюсь. Дождавшись когда кагана натянут сеть до предела, я прыгнул им навстречу, нанося широкий рубящий удар по ней. Затрещали толстые канаты, из которых она была свита, я проскочил в образовавшуюся брешь и ткнул в живот ближайшего кагана. Тот опустил на "жало" моего копья саблю, но слишком поздно, оно уже почти наполовину погрузилось в его внутренности. Выдернув копьё, я откатился назад и вновь встал на ноги.

За моей спиной каганы, проскочившие мимо, пытались совладать с конями, потому что расщелина дальше очень резко сужалась и всадники едва не врезались друг в друга, едва удержавшись в сёдлах. Остальные каганы отступили, приготовившись атаковать меня сразу с двух сторон. Новых сеток не разматывали, видимо, понимали, толку от них маловато будет. Я также готовился этой атаке, она станет для врагов очень большим сюрпризом.

Когда сорвались в галоп двое каганов впереди, я понял, что и те, что сзади, атакуют. Я даже прикрыл глаза, чтобы слышать лишь стук копыт, хоть и необучен был почти "слепому" бою. Когда копыта забарабанили практически вплотную ко мне, я рухнул на землю, крепко приложившись спиной о твёрдую землю, вскинул копьё обратной стороной, цепляя обратной его стороной, где был укреплён крюк, специально для этого предназначенный, бедро кагана и стаскивая с седла. Повернув копьё, освобождая крюк, я ткнул коня второго кагана в брюхо, целя в подпругу. Получилось, что выпустил ему кишки, хотя и не любил я убивать лошадей. Не виноваты они, в общем-то, ни в чём.

Упавшего на землю врага я прикончил быстрым ударом, едва поднявшись на ноги, тот запутался в стременных ремнях и ничего не успел сделать для своей защиты. Однако оставались те двое, что атаковали спереди. Они теперь были у меня за спиной и сразу же развернув коней помчались обратно. Я обернулся к ним и кинулся в контратаку, раскручивая над головой копьё. Памятуя о смертоносном крюке на обратной стороне моего копья, каганы попытались разъехаться подальше, но размеры расщелины этого не позволяли. Левого врага я срубил широким "жалом", скользнувшим по клинку его сабли, правый от крюка увернулся, но и сам ничего сделать мне просто не успел — слишком сильно разогнал коня.

Каганы поймали освободившегося коня и Кулай-богатур что-то крикнул им на их наречии. Видимо, он счёл потери слишком существенными и приказал прикончить меня. Я улыбнулся им и поиграл копьём. Каганы вскинули луки, навели их на меня, я улыбнулся ещё шире, предчувствуя смерть, а ведь настоящий тяньган должен смеяться ей в лицо. Запели тетивы, полсотни стрел сорвались с них, боль рванула грудь, руки, правую ногу, несколько прошлись по лицу, расширяя ухмылку. Я рухнул на землю, на сей не притворно и мир померк…


Я плыл в пустоте, но был там не один. Кто-то поймал меня за шиворот и вернул обратно. Хотя куда это, обратно, я не представляю. Перед глазами возникли два полуразмытые фигуры. Одна — человек крепкого телосложения, одетый как может быть одет кто угодно — богатый ли купец, или обедневший чиновник, или даже каган, судя по длинным чёрным усам, какие не слишком-то хорошо растут на лицах цинохайцев, лицо её практически не было видно, однако оно отчего-то казалось мне знакомым, правда весьма смутно, но я его уже где-то видел, это точно. Вторая же, скорее всего, происходила из западных земель, что лежат за Отпорным хребтом, об этом говорило всё — разрез глаз, цвет лица и волос (удивительно бледные для живого человека), а главное, одет он был так, как я одеваются там, по крайней мере, я подобной одежды никогда в глаза не видел — длинный плащ, странная куртка незнакомого мне покроя, прямые штаны, каких никто у нас не носил и туфли, таких мне тоже раньше видеть не приходилось.

Между фигурами шёл яростный спор, хотя обе казались абсолютно спокойными и голоса их звучали, как треск ледяных гор — айсбергов, сталкивающихся между собой. И предметом этого спора был я, от чего становилось на душе холодно от какого-то потустороннего страха.

— Он умирает, — говорил черноусый. — Он уже одной в могиле, в моём мире.

— Моей силы будет достаточно, чтобы вырвать его и оттуда, — возражал беловолосый, — и ты это знаешь.

— Ты лишь получил чужую силу, — отмахнулся черноусый, — силу заточённой богини. Со мной тебе силами не тягаться.

— Ты так уверен в своих словах? — в голосе беловолосого звенела ледяная усмешка, граничащая с угрозой. — Не беспочвенно ли?

— Желаешь проверить? — Ирония в голосе черноусого так же холодна.

— Это приведёт к обрыву свитка жизни этого смертного. Он не уйдёт на новое перерождение, его душа рассеется по этой дороге в твой мир. И чего ты этим добьёшься?

Ответить черноусому было нечего, он молча буравил глазами беловолосого, стоявшего спиной ко мне, так что я не мог видеть выражения его лица, однако мне отчего-то казалось, что он усмехался, примерно так же, как я перед тем, как каганы спустили тетивы луков.

— Хорошо, — сдался, наконец, черноусый. — Забирай этого смертного, но платить за него придётся тебе. И главное, он сам должен захотеть жить.


Было ли это сном или наваждением, однако когда я открыл глаза, то увидел знакомое лицо лаосского монаха, лечившего наших раненых после битвы с каганами. Он ушёл от нас почти сразу после того, как последний из наших солдат и воинов либо встал, либо умер. Никто не пытался остановить его или заплатить за услуги — оскорблять практически святого человека никто не желал.

Я чувствовал боль от каждой раны, нанесённой мне стрелами каганов, однако кто-то словно на время закупорил их, не давая крови и жизни вытекать из моего тела.

— Я могу исцелить тебя, Вэй-ли, — произнёс монах, — но во-первых: ты сам должен хотеть жить; и во-вторых: кое-кто сделать для меня. Что скажешь?

— Жизнь, — прохрипел я, говорить было достаточно тяжело, — зачем она мне? Нет, она мне не нужна. Любовь была, но на меня её объект и смотреть не желает, её мыслями владеет Цинь-ин.

— В будущем ты можешь встретить другую женщину, которая полюбит тебя, ответив на твоё чувство.

— Нет, — вновь возразил я, — в эту сказку я не поверю. Никогда. Скорее уж я снова влюблюсь, а девушка в мою сторону и не посмотрит снова. Во второй раз ничего подобного я пережить не хочу.

— Хорошо, у меня есть кое-что для того, чтобы справиться с этой твоей проблемой. Я могу сделать твоё сердце стальным — неподвластным никаким эмоциям, вроде любви. Но это не так просто, как может показаться…

— Согласен, — недослушав его, поторопился согласиться я. — На таких условиях я стану жить и служить тебе, кем бы ты ни был.

Монах покачал бритой головой и приложил к моей груди руки. От ладоней потекло приятное тепло, я погрузился в него и заснул.


— Как мне называть тебя? — спросил я у монаха.

Мы сидели перед небольшим костерком, трещавшим на сухих ветках вот уже полчаса, хотя никто не подбрасывал новых, а те, что есть прогорели бы за пару минут. Этот костерок уже горел, когда я только открыл глаза, и сел чинить истыканную стрелами одежду. Делать это было достаточно сложно, так как на нитки я распустил небольшой кусок ткани, оттяпанный от полы рубашки, а иглу заменял наконечник одной из каганских стрел. Дело шло ни шатко ни валко, из меня швея ещё та. Монах равнодушно наблюдал за моими мучениями, сидя привалившись к скальному обломку и рассеянно поглаживая чиань-бо, от чего мелодично позвякивали его кольца, укреплённые в верхней части. Тут я понял, что даже не знаю его имени.

— Называй меня просто Ши, — пожал плечами монах. — На самом деле имя значения не имеет.

Продолжать беседу у него явно не было никакого желания. Монах Ши потёр бритую голову, на которой уже появилась короткая поросль абсолютно белых волос, и вытащил бритвенный прибор. Я хотел было предложить свои услуги, однако сразу понял, что они излишни, Ши всё равно откажется и, скорее всего, в не слишком вежливой форме. Так мы и провели тот день — за работой над своим внешним видом, словно готовясь к встрече с большим миром, которая грядёт завтра.

Спалось плохо. Видимо, слишком хорошо исцелил меня монах Ши, много сил было в моём теле. Однако всё же ближе к середине ночи меня так сморило. Проснулся я от чувствительного пинка под рёбра, примерно так будил своих учеников мастер Чжоу, я быстренько вскочил на ноги, потянулся за копьём, думая, что это каганы нашли нас и пинают теперь под рёбра. Однако оказалось, что это Ши, он протягивал мне несколько кусков зажаренного мяса на длинной палке. От костерка не осталось и следов. Отдав мне палку с мясом, Ши зашагал, так что пришлось есть на ходу. Как только я доел мясо, Ши начал разговор.

— Меня интересует некий алтарь или капище, оставшееся с незапамятных времён, — сказал он на ходу. — Такие существуют во многих местах, но везде, где я побывал они забыты. Думаю, дело в том, что я искал их на западе, где с подобными вещами боролись клирики и, в особенности, инквизиция. Но у вас капище должны охранять, скорее всего, некто вроде волшебников или магов.

Последние два слова он произнёс по-адрандски, с которым я был, к счастью, знаком, как и ещё с несколькими западными языками. Аналогов этих слов в цинохайском не было, равно как и самих волшебников. О чём я и сказал Ши.

— Да, точно, — кивнул тот, — у нас почти любой великий воин владел разнообразными техниками, выходящими за пределы возможностей простых людей. Но кто тогда может охранять капище?

— Монахи, вроде тебя, — удивился я. Как он мог не знать таких простых вещей? Хотя я с нашего первого разговора сомневался, что Ши — тот за кого себя выдаёт.

— Обычным монахам с подобной задачей не справиться, — покачал он бритой головой, — тут нужны те самые особые способности, о которых я говорил.

— Тогда остаётся только одно, — пожал я плечами, — Горный монастырь. Всё тайное и загадочное, как правило исходит оттуда. Многие герои, обладавшие особыми способностями, либо проходили там обучение, либо каким-то образом связаны с ним. И вообще, всё, что хоть немного затрагивает Шесть лао, всяко исходит из Горного монастыря.

Мне показалось, что Ши сейчас спросит, что это за монастырь, однако он удержался.

— Найти этот монастырь будет очень непросто, — сказал вместо этого Ши. — Я не знаю, где он, а ты, Вэй-ли?

— Хороший вопрос, — усмехнулся я. — Не забывай, я — тяньган, а нас не слишком любят. Мы всегда больше полагались на своё оружие, нежели на какие-то способности или Шесть лао.

— Но ты, Вэй-ли, ещё и "ночной воин", ученик одного из самых лучших мастеров, — каждым словом Ши словно слегка журил меня. — Вы столько лет обеспечивали безопасность резиденции своего движения сопротивления и нескольких поколений его предводителей. Мастера "ночного воинства" должны знать если не всё, то почти всё о Горном монастыре.

— Мастера, — развёл я руками. — Кто они, а кто я. Я ведь не самый лучший ученик мастера Чжоу.

— Но твой учитель — один из лучших, — заметил Ши. — И он ничего не говорил тебе об этом монастыре?

— Ничего, — пожал я плечами, — у нас с ним обычно не было времени для праздных разговоров. Да и мне дела до них особого не было.

Тут я ни словом не солгал, — некогда нам было болтать о всяких там Горным монастырях, да и незачем. Но с другой стороны, я не то чтобы совсем ничего не знал о нём.

— Я и без этого кое-что знаю о монастыре, — добавил я, — но всё же слишком мало. Только то, что он находится в Отпорном хребте, где-то на северо-востоке.

— Практически точное место расположения, — усмехнулся Ши, — осталось обыскать несколько тысяч лиг Отпорного хребта. У нас с тобой появилось занятие на ближайшие сотни две лет.

— Как бы то ни было, Ши, — припечатал я его последней фразой, — Горный монастырь можно найти только если этого хотят, или хотя бы не хотят обратного, сами монахи. В противном случае, нас, если очень повезёт, просто поводят по горам.

— А если нет? — уточнил Ши.

— Многие нашли свою смерть под камнями.


Несколько дней прошли без каких-либо происшествий, даже разговаривали мы мало. Просто шли себе и шли на север, обходя города и останавливаясь в маленьких деревенских гостевых домах. Деньги у Ши не переводились, правда и тратил он их так, как положено лаосскому монаху. С этих же денег он кормил и меня, конечно, тем же, что ел сам. В каждом доме и я и он аккуратно расспрашивали о Горном монастыре, однако никто нам помочь не мог. Правда, я не сильно рассчитывал на какой-нибудь результат, что могут знать тёмные крестьяне, однако Ши, что называется бил с дальним прицелом, он явно хотел, чтобы нами заинтересовались сами монахи из Горной обители. Да уж, это был самый реальный вариант развития событий, найти монастырь своими силами у нас никоим образом не получится. Остаётся полагаться на удачу. Причём дважды. В смысле, если монахи обратят на нас своё внимание, то нам надо ещё и пережить встречу с ними.

Нам повезло гораздо больше. Мы наткнулись на горного монаха сами до того, как они нашли нас.


Глава 3

Узнать в молодом человеке, путешествующем в компании довольно странных субъектов, монаха было достаточно просто, хоть он и не был обрит, как положено по классическому лаосскому учению. Белые одеяния с чёрным кантом и массивные чётки не оставляли никаких сомнений по поводу рода его занятий и положения в обществе. Парень был достаточно высокий и по-своему красивый, волосы он стягивал на затылке в пучок чёрной лентой с золотым узором. Вместе с ним путешествовал мальчишка, опирающийся на длинный боевой посох, словно он был тривиальной дорожной палкой, что меня несколько покоробило. Кроме мальчишки при монахе находились парочка молодых людей — один рыжеволосый, с немного разбойного вида лицом, украшенным несколькими шрамами, вполне понятного происхождения, второй был его полной противоположностью, щупловатый, с бледным лицом скорее учёного, нежели путешественника, и не то очень светлыми, не то седыми волосами и очками в роговой оправе на носу. Одеты оба были вполне по-дорожному, но если на первом она сидела практически идеально, то на втором висела и больше мешала ему, не смотря на все его героические усилия.

— От них исходит сила, — сказал мне Ши, — особенно от того, что в белом.

Я лишь кивнул, понимая, что теперь нам, точнее, мне, придётся следить за этой компанией. Мне было по большому счёту всё равно. Вообще, в последнее время я стал более флегматичным нежели раньше, многое больше не находило отклика в моей душе.

— Он очень силён, Вэй-ли, — продолжал меж тем Ши, — вполне может почувствовать меня, так что до поры я подержусь в тени. — Он сунул мне в руку небольшой приятно звякнувший мешочек. — Это тебе на первое время. Как закончатся, подкину ещё.

И Ши исчез, словно его и не было здесь никогда.

Здесь, это перед небольшим гостевым домом, почти в самых предгорьях Отпорного хребта. Дорога сюда со всеми вывертами и обходами городов заняла у нас почти полгода и теперь, уйдя далеко на север, я почти с теплотой вспоминал жару, царившую когда мы двигались в ссылку из Лояна. Особенно холодными ночами, когда приходилось спать в открытом поле или в лесу, запахиваясь в купленную по случаю тёплую одежду, правда не самого лучшего качества.

В этот самый гостевой дом и зашла четвёрка, возглавляемая монахом в белом. Я — следом. Они вели себя достаточно шумно и привлекали внимание большинства присутствующих, особенно этим отличался мальчика с посохом. Он откровенно развлекался и по-дружески подшучивал над всеми своими спутниками. На первый взгляд он производил впечатление тривиального ярмарочного шута, вооружившегося для пущего смеху боевым посохом, однако после того, как рыжий отшвырнул его со стола, на который тот заскочил, сбив с него тарелку рыжего, и мальчишка, крутанув двойное сальто назад, ловко приземлился на пару свободных стульев, причём не помогая себе посохом, наоборот приняв одну из самых провокационных стоек, как раз не помогавшую держать равновесие, я резко сменил своё мнение о нём. Этот юнец был, пожалуй, опасней всех остальных — его ни за что сразу не примут всерьёз, а это может стоить жизни.

Я решил набиться в знакомцы к этим людям, проще всего это сделать, конечно же, затеяв с ними драку, она, как правило, помогает сблизится, особенно, если среди тех, к кому набиваешься, есть такие, как рыжий тип со шрамами. Лучшая же драка в гостевом доме — драка пьяная. Я прикинул на глаз количество денег в кошельке, данном Ши, его обещание подкинуть ещё, когда закончатся эти и способность появляться и исчезать по желанию, я нарочито громко заказал самой крепкой ханши. Как я и ожидал пойло оказалось просто отвратительным, но выбирать не приходилось. Я проглотил первый кувшин и заказал ещё, прежде чем начать серию упражнений, помогающих не хмелеть, — надо, чтобы в последующих событиях всё выглядело вполне реалистично, а для этого я должен быть не вполне адекватен. Для этого мне обычно хватало как раз одного кувшина ханши. Остальное я пил уже для запаха и поддержания соответствующего представления у моих "жертв". Действительно, как это — человек выпил два кувшина ханши и уже лезет в драку, тут что-то не так.

Приняв ещё несколько кувшинов ханши, я поднялся на ноги, держась за стол, и двинулся к компании, покачиваясь из стороны в сторону, активно изображая будто ноги меня не держат. Я выбрал весьма удачный момент, ибо как раз именно тогда парнишка с посохом решил совершить очередной трюк. Он вновь взлетел на стол, но на сей раз перевернул еду на колени светловолосого юноши в очках и тут же принялся выплясывать, распевая потешные куплеты. Я "совершенно случайно" поймал вместо столешницы ногу паренька, выписывающую очередное замысловатое коленце, мальчишка, естественно, рухнул лицом вниз, заметав оставшуюся еду, большая часть её попала на спутников маленького весельчака. Первым взвился рыжий, подхватывая свой да-дао, прислонённый к стене. Я рухнул на пол, уворачиваясь от его массивного лезвия. Оно снесло почти половину столешницы и едва не отрубило ноги мальчишке.

— Осторожней, Са! — крикнул тот. — Мне ещё нужны мои ноги!

— В следующий раз, — заметил монах в белом, которого ничуть не смутило практически полное уничтожение стола, — руби ему сразу голову.

— Пппрросссттиттте, — протянул я, кое-как поднимаясь с пола. — Нннеее хххооотттеллл.

— О чём это свистит этот чайник? — поинтересовался мальчишка, удобно расположившийся на остатках стола.

— Не слышал, чтобы в чайниках держали ханшу, — усмехнулся светловолосый.

— Ты кого чайником назвал? — Я изображал непомерные усилия вдрабадан пьяного человека говорить почти нормально, в итоге, сил уходило вдвое больше. — Не… я н-не по-н-н-нял, т-ты ког-го чайником наз-зв-вал, а?! Чо, думаешь, железку взял, так сразу крутой, да?! — Я попытался толкнуть рыжего в грудь, тот рефлекторно увернулся, закрывшись древком.

— Довольно, — вдруг резко осадил меня светловолосый, — ломать эту глупую комедию. Я чувствовал как ты перераспределяешь ки в своём теле, чтобы не захмелеть от ханши.

Вот тебе и вся наука мастера Чжоу!

— Что тебе нужно от нас, "ночной воитель"? — поинтересовался монах в белом, начав мерно щёлкать чётками.

И я ляпнул первое, что пришло в голову:

— Я ищу Горный монастырь.

Все четверо так и покатились со смеху, под спиной и ногами паренька, валявшегося на полу, хрустели остатки посуды и трещали доски разрубленного стола.

— Самый простой способ, — отсмеявшись, бросил монах, — остальные твои "сослуживцы" были несколько изобретательней.

— Не понял? — Мне даже не пришлось строить глупую физиономию, моя собственная была в тот момент — глупее не придумаешь.

— Ясно, — покивал монах, — никто не распространяется на этот счёт, однако все каким-то образом узнают об этой дурацкой традиции — посещать наш монастырь. Это уже стало чем-то вроде посвящения у всех "ночных воителей".

— Ничего не знаю об этом, — покачал я головой. — У меня свои резоны искать монастырь.

— Он не лжёт, — заметил светловолосый, поправляя очки, — однако я чувствую в его душе следы чьего-то вмешательства. Очень похоже на Чёрное лао, но куда хуже и страшней. Больше похоже на то, что мы охраняем.

— Стой, Чо, — осадил его монах. — О таких вещах не стоит болтать. Так кто же так "наследил" в твоей душе?

Я лишь пожал плечами в ответ. Выдавать Ши совершенно не хотелось. Однако это — способ проникнуть в монастырь и не самый плохой.

— В этом-то всё и дело, — сказал я. — Я знаю, что в моё душу проникло нечто и оставило там свои следы. Даже не знаю, я это чувствую это… В общем, словами не передать. Мудрые люди посоветовали мне искать Горный монастырь, только там мне могут помочь.

— Я не был бы настолько категоричен, — отложил в сторону чётки монах. — Горный монастырь — не место, где можно избавиться от всех проблем.

Я обречённо плюхнулся на остатки стола рядом с мальчишкой. И тут же к горлу моему оказалось приставлено лезвие да-дао.

— Слишком всё складно, — произнёс державший её рыжий Са. — Откуда ты узнал, что Сандзо — горный монах?

Обожаю таких людей, как этот рыжий тип. Их и расспрашивать не надо — сами всё расскажут, главное, делать всё аккуратно и правильно.

— Не поверишь, — усмехнулся я, игнорируя лезвие да-дао у своего горла, — но я практически на любого монаха кидался. С вами повезло в первый раз.

— А весь спектакль для чего?

— Да так, для порядка. Привычка.

— Можно сказать, тебе повезло, — произнёс монах. — Мы как раз возвращаемся в обитель, однако ты будешь постоянно находиться под присмотром Са. У тебя, вижу, с ним возникли особенно "тёплые" отношения.

Что же, монах среди здесь, похоже, самый умный человек. По нему невозможно понять, доверяет он мне или нет, значит, будем исходить из того, что — нет.

— Однако от соседства с нами, — продолжал монах, — тебе может захотеться бежать подальше. Дело в том, что нас преследуют. Я отказался лечить тяжело раненного богатура каганов и принять участие в преследовании каких-то мятежников, умыкнувших минскую принцессу. Теперь по нашим следам идёт некий Кулай-богатур со своими людьми.

Мне отчаянно захотелось расхохотаться, покатываясь рядом с пареньком по остаткам стола. Кулай-богатур — старый знакомец, будет ли нам дано закончить дело, начатое в узком ущелье далеко на юге.


Мы заночевали в том же гостевом доме, все вместе, в одной комнате. Рыжий Са первым делом отнял моё копьё, внимательно оглядел его, однако вернул — пленником я всё же не был.

Поднялись рано и, наскоро перекусив, двинулись на север — к предгорьям Отпорного хребта. Где-то ближе к середине дня, Гоку — мальчишка с боевых посохом сообщил всем, что чует запах дыма.

— У Короля обезьян и нос обезьяний, — заметил Са, перекладывая да-дао с одного плеча на другое (отчего-то Гоку все чаще звали Королём обезьян, я так и не понял почему), — всё чует.

— Страдания, — неожиданно произнёс светловолосый Чо, — людей режут и жгут заживо.

— Для того, чтобы это понять, — заметил я, — стоит просто оглянуться. Дым стоит столбом, там где раньше находился гостевой дом. Ваши каганы нагонят нас через пару часов, максимум через три. Это если они и сейчас режут людей в гостевом доме.

— Как можно быть настолько циничным, — ненаигранно возмутился Чо, — ведь речь же идёт о людских страданиях.

— Люди много страдают, — пожал я плечами, — можно сказать, что вся жизнь — цепь страданий. Так зачем же переживать по поводу гибели нескольких людей?

— Это бесчеловечно, — заклеймил меня Чо и больше старался не разговаривать со мной вовсе.

Не прошло и часа, как за нашими спинами забарабанили копыта каганских коней. Это ничуть не смутило моих спутников, равнодушно продолжавших идти на север, к горам, уже видневшимся на горизонте. Окружили нас профессионально и быстро — миг и копыта уже стучат вокруг нас, да мечутся серыми тенями среди клубов пыли всадники. Я не скрывал лица намерено — это, обычно, слишком привлекает ненужное внимание, но и старался держаться в тени остальных.

Из хоровода вылетел уже знакомый мне Кулай-богатур, поигрывая саблей с резной рукоятью. Его цепкий взгляд прошёлся по нам и замер на мне, он сотворил какой-то оберегающий от зла жест, характерный для их веры, и что-то крикнул.

— Он назвал тебя выходцем, — перевёл Гоку, видевший, что я не понимаю по-кагански, в отличие, похоже, от остальных. — Выходцем с того света.

— Узнал меня, Кулай-богатур, — усмехнулся я, выступая вперёд. — Не будет мне смерти, пока ты жив. Наши дороги раз за разом будут пересекаться — и ты, в конце концов, отправишься к своим богам.

— Сейчас я сам отправлю тебя к твоим! — крикнул Кулай-богатур, посылая своего коня вперёд и взмахивая саблей.

Остальные каганы остались на месте — никто не пожелал вмешиваться в поединок своего командира с выходцем с того света. Это было мне на руку.

Я пригнулся и, как только Кулай-богатур оказался на расстоянии удара копьём, резко выбросил его вперёд. Но целил я не во врага, как он мог подумать, а в его лошадь. Широкое лезвие лишь вскользь прошлось по горлу несчастного животного, всадник же, не ожидавший такого поворота событий, просто вылетел из седла. Ещё до того, как он коснулся земли, я пронзил его насквозь. Я выдернул копьё из тела Кулай-богатура и, уперев его "пятку" в землю под ногами, нагло воззрился на замерших каганов.

— Он умер, не припав к груди Матери-Земли, — заявил я им, — и отныне обречён вечно скитаться, не зная покоя. Желаете той же участи, волчьи дети?

Каганы не спешили с ответом, их кони грызли удила, чуя пролитую кровь, но они крепко держал своих скакунов, не давая им сорваться в галоп. Потеряв командира, ни были слишком растеряны и многие попросту не знали, что им делать теперь. Инициативу на себя взял один самых молодых и, видимо, самый решительный из них. Он дёрнул поводья своего коня, разворачивая его, и прокричал несколько слов на языке степей. Остальные с видимым облегчением последовали за ним.

— Неплохой трюк, — усмехнулся Са, опуская да-дао, — но что это за чушь с выходцем с того света?

— Мы уже встречались с этим каганом, — ответил я, — и в тот раз он посчитал, что убил меня.

Са смерил меня долгим взглядом, однако комментировать мои слова не стал. И без этого было ясно — не верит ни на грош.

К вечеру мы добрались до отрогов Отпорного хребта. Гостевых домов здесь не было, поэтому мы разбили небольшой лагерь и поужинали припасами, купленными в сожжённом сегодня каганами гостевом доме. Стражу на ночь выставлять не стали, Сандзо — белый горный монах, прочёл несколько молитв своему лао, погрузившись в глубокую медитацию, — и наш неказистый лагерь окружило белоснежное сияние, почти тут же погасшее. Однако чувство защищённости, возникшее при его появлении, осталось.


Вечером того же дня молодой воин Кунд, уведший каганов от жуткого человека, вернувшегося из мира мёртвых, осадил своего коня. Прямо перед ним из сгущающихся сумерек возник невысокий человек, плотного телосложения в серой одежде, какую носят путешественники, и невысоком коническом колпаке. Оружия он не носил, однако от него так и исходила опасность, словно лучи тусклого зимнего солнца из-за неплотного слоя облаков, грозящих миру грозой.

— Вы знаете, кого упустили, дети волков? — спросил он ледяным тоном, в котором слышался отдалённый волчий вой.

— Среди них был выходец из мёртвых, — как бы оправдываясь, ответил Кунд.

— Никогда не бывать тебе богатуром, Кунд-глупец, — усмехнулся серый. — Ты мог схватить горного монашка и его приятелей и получить богатую награду от Тэнгэ-богатура, а испугался одного человека с копьём.

— Как убить того, кто уже бывал в мире мёртвых? — совсем смутился Кунд, разминая пальцами поводья.

— Ты и не пытался, Кунд-глупец. Сначала всади ему в горло саблю, а уж после думай, можно ли его убить. Цинь-о-хай и его слабые жители сделали слабее и детей серого волка.

Кунд не мог больше выдерживать укоризненного взгляда серых глаз, он рухнул с седла почти под ноги серому человеку, прижался лбом к земле перед носками его сапог.

— Что мне делать? — пробормотал он. — Как исправить свою вину?

— Я дам тебе силу, — ответил серый. — Ты станешь более могуч чем сто человек и более быстр чем тысяча лошадей, никакое оружие не пробьёт твоей кожи, но лишь на два дня. Ты пойдёшь по следу упущенных тобою людей и убьёшь их. После этого ты станешь свободен и никакой вины на тебе не будет.

— Но мои люди, — произнёс Кунд. — Я принял командование над ними, я ответственен за их жизни.

— Они вернутся в лагерь, где некогда командовал Кулай-богатур, и принесут весть о его бесславной гибели. Никто не станет чинить им препятствий и беды обойдут стороной.

— Благодарю тебя, могучий, — ещё сильней вжал лоб в пыль Кунд. — Я готов принять твою силу.


Горный монастырь ничем не отличался от любого другого, каких полно по всей стране. Вот только выстроен он был весь из камня, ни единого бревна, как поведал мне словоохотливый Гоку, не пошло на его постройку. Оно и понятно, в округе самой завалящей хворостины не найдёшь, не то что полноценного дерева. Интересно чем они топят по ночам или же принимают ледяной холод со свойственным им равнодушием ко всему земному. Меня это, надо сказать, не устраивает, я конечно могу переносить невзгоды не хуже любого монаха, однако хотелось бы попасть хотя бы в минимально пригодные для жизни условия.

Спрашивать у Сандзо или Чо мне не хотелось, я предполагал ответ и знал, что мне он, скорее всего, не понравиться. Поэтому решил молча ждать будущего, которого этим, как ни крути, глупым вопросом не изменить.

Мы подошли к громадным воротам из двух цельных кусков базальта, из которого состоит практически весь Отпорный хребет. Они были распахнуты настежь и судя по тому, что нижняя их часть буквально вросла в землю, их не закрывали с самого момента постройки обители.

— Ворота Горного монастыря всегда открыты для всех, — объяснил Гоку, — и закроют их тогда, когда миру будет грозить смертельная опасность.

Из голоса парнишки пропала обычная бесшабашная весёлость, казалось, что и сам он неуловимо изменился вместе с голосом.

Нас встретили двое бритых наголо монахом, более соответствующих классическому представлению о лаосцах, нежели Сандзо, хотя тот, вообще, мало соответствовал каким-либо стереотипам. Монахи проводили нас к настоятелю — дородному человеку в небогатых, однако очень красиво расшитых одеждах, постоянно щёлкающему нефритовыми чётками, изображающими людей, лошадей, драконов и птиц. Он производил впечатление человека добродушного и простого, однако я не был бы "ночным воином", если бы не понял, что оно насквозь фальшиво. Перед нами сидел исключительно опасный, но вместе с тем бесконечно мудрый человек, каждое слово в разговоре с ним следует взвешивать по несколько раз, прежде чем произнести.

— Я рад принимать у себя в обители такого человека, как ты, брат Сандзо, — благодушно произнёс настоятель, звали его Шиминь. — Однако я хотел бы знать, что именно привело тебя и твоих товарищей сюда?

— Война рвёт на части не только страну, — начал издалека Сандзо, — но и души людей. Я чувствую это, конечно, не так сильно, как Чо, однако и мне становиться страшно. Минцы и каганы разоряют нашу родину и вгоняют наших братьев и сестёр в бедность и нищеты всё сильней. Повстанцев множество, но у них нет единого центра, каждый предводитель — сам себе господин и не желает идти ни на какие контакты с остальными. Многие из них думают даже не о победе над каганами, а о собственном обогащении или достижении иных сугубо корыстных целей. Примером может стать история нойона провинции Ли-ун, он погиб от руки молодого воина, владеющего техникой летящего боя. Он собрал отряд и обучил его этой технике, после чего присоединился к армии одного из предводителей повстанцев. Они взяли несколько провинций и изгнали оттуда каганских военноначальников, перебив их отряды. Однако вскоре выяснилось, что предводителю нужны лишь секреты техники летящего боя. Люди предводителя схватили юного воина и подвергли его пыткам, но люди, обученные им ворвались в темницу, прикончили предводителя и его присных и скрылись с телом своего учителя. Когда люди предводителя повстанцев поняли, что им не скрыться, они убили молодого воина. Через несколько месяцев оставшихся повстанцев выбили из провинции подошедшие подкрепления каганов, каждого пятого жителя казнили. Так что получилось, что ни в чём неповинные люди страдают из-за разобщённости повстанцев и корыстности их предводителей.

— Я понимаю тебя, — кивнул настоятель Шиминь. — Однако ночь на пороге, вы провели много дней в пути и желаете отдохнуть, так что сообщи своё дело скорее, чтобы вы могли отдохнуть.

Тут я не мог не согласиться с ним. Красноречие Сандзо уже заставило мой желудок, не знавший еды со вчерашнего вечера, начал протестующе урчать, пока тихо.

— Я хотел бы, чтобы мы поддержали одного из предводителей повстанцев, — сообщил Сандзо, — самого достойного по вашему мнению. Остальные ничего не смогут противопоставить ему, народ пойдёт лишь за ним. Тут на него сработает наша репутация.

— Мы очень долго думали над этим, брат Сандзо, — произнёс настоятель Шиминь, — однако как найти достойного. Очень велик риск наткнуться на кого-то столь же корыстного, как и предводитель из провинции Ли-ун.

— Может быть, вы выслушаете меня, — решил подать голос я. — Я, конечно, не официальный представитель моего предводителя — прямого потомка последнего законного императора, однако могу сказать вам: он достойный человек, радеющих за родину более, нежели заботящийся о собственном благополучии.

— Ты служишь ему, юный Вэй-ли, — улыбнулся мне почти с отческой теплотой настоятель, — естественно, что ты со свойственной юности запальчивостью защищаешь своего предводителя.

— Да, это естественно, — кивнул я, припоминая слова Сандзо насчёт "дурацкой традиции" "ночных воителей". — Я не особенный авторитет для столь уважаемых людей, но предводителю Циню служат мастер Чжоу, обучивший меня всему, что я умею, и учитель Чин. Вы без сомнения знаете их обоих, ведь они проникали в вашу обитель из глупого куража молодости.

— Положим, Чин пробрался сюда ещё при моём предшественнике, — усмехнулся настоятель. — Значит, нарушили-таки слово — рассказали о "визите".

— Мне никто из них не рассказывал об этом, — покачал я головой. — Так что в этом отношении совесть моего учителя или мастера Чина чиста, как снег с вершин вокруг вашего монастыря. Об этой традиции мне поведал Сандзо, считая, что я, как и все, знаю о ней.

— Да уж, — почти рассмеялся настоятель Шиминь, — некоторые люди — просто подарки для "ночных воителей". Однако я верю тебе, равно как и свидетельству мастеров, бывавших у нас. Однако я хотел бы сам убедиться в верности твоих слов. Ну не совсем сам, мои люди. Са, ты отправишься с Вэй-ли в резиденцию его предводителя, выяснишь всё сам и вернёшься ко мне с докладом. По его результатам я и стану решать — помогать вам или нет.

— На это уйдёт много дней, — заметил Сандзо, — за которые погибнут ещё множество людей. Мы не должны этого допустить.

— Однако же если мы ошибёмся с выбором предводителя, их погибнет гораздо больше. Мы не имеем права на ошибку.

— Но хватит, — помолчав минуту, продолжил он, — вы устали с дороги, а разговоры о политике выматывают подчас больше самого долгого пути. Ступайте отдыхать. Ваши кельи уже готовы.


Нечто промелькнуло мимо двоих привратников. Оба практически одним движением потёрли глаза и недоумённо переглянулись.

— Что это было? — спросил один.

— А было ли оно? — поинтересовался в ответ второй.

— Было — не было, — пожал плечами первый, — а настоятелю доложить надо.

Второй кивнул и двинулся внутрь монастыря, однако через мгновение до слуха первого донёсся короткий всхлип и плеск крови. Привратник обернулся и увидел своего брата по монастырю, лежащим на земли с рассечённым горлом, а над ним возвышался громадный монстр с серой шкурой, горой литых мускулом и лицом, похожим на маску, красовавшимся на лысой голове, украшенной длинными рогами, в сгущающихся сумерках глаза твари горели подобно угольям пламени Подземного мира. Монах замер в ужасе и даже не заметил удара здоровенного да-дао, которым был вооружён монстр.

Кунд огляделся и бросился внутрь монастыря. Обитель пила его силы, дарованные серым шаманом, время его быстро подходило к концу, однако он нашёл того, кого искал и надо поскорее их прикончить.


Суета в коридоре привлекла наше внимание. Монахи носились туда сюда, вот мимо пробежал кто-то дородный, буквально исходящий лекарственными ароматами. Са поймал какого-то послушника за воротник его одеяния, так что тот практически повис на его руке, болтая в воздухе ногами.

— Что стряслось? — спросил мальчика Сандзо.

— Братьев-привратников кто-то убил, — выпалил он.

Вся моя сущность "ночного воина" возопила — эти смерти связаны с нашим появлением. Я мгновенно забыл о голоде и усталости, вновь погрузившись в родную для меня стихию, можно сказать, моё лао, то что на западе называют "шпионаж" или как-то так. Все вместе мы бросились к воротам, позабыв о послушнике, которого Са поставил на землю, словно котёнка. Вокруг двух тел с разорванными горлами собралась небольшая толпа. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять — удар каждому достался только один, но лезвие оружия, которым они были нанесены, было просто чудовищным. Плоть была в прямом смысле этого слова разворочена, из ран торчали осколки костей. Как только головы на плечах удержались?

— Страшная смерть, — заключил настоятель, находившийся тут же. — Кто-нибудь может узнать кто их убил?

Ничего не говоря вперёд выступил Чо, он присел рядом с телами, накрыл рукой пропитанную кровью землю между ними.

— Серое ки, — заключил он через минуту, — и словно волки воют.

Я лично ничего не понял из его слов, однако для настоятеля, похоже, они не были тайной за семью печатями.

— Работа серого шамана, — заключил он. — Лао каганов. Где-то здесь находится монстр, сотворённый серым шаманом. Он не остановиться, пока не найдёт свою цель.

— Эта цель — мы, — сказал Сандзо. — А значит мы должны найти его раньше, пока тварь не прикончила ещё кого-нибудь.

Изнутри монастыря раздался душераздирающий вопль. Все мои чувства "ночного воителя" кричали — убивают. Мы бросились на звук, опережая замешкавшихся монахов. Знаток внутренностей монастыря Гоку на бегу крикнул, что кричали точно в трапезной. На сей раз никто не усмехнулся и не пошутил по поводу любви Короля обезьян к еде — не ко времени, хоть и ирония судьбы, однако.

На сей раз мы застали не только трупы, но и того, кто сделал ими ещё несколько минут назад живых людей. Громадный монстр — гора мускулов с впечатляющими рогами на голове и здоровенным да-дао в руках. Только тут я понял, что никто из нас не вооружён. На территории монастыря запрещено носить оружие, ибо лао отрицает любое насилие, мы оставили своё оружие в небольшом домике неподалёку от ворот, специально для этого предназначенном. Глупцы! Мы были так близко, что стоило заскочить туда и забрать, так нет, бросились на крик, ни о чём не подумав. И вот, остались безоружными против этакого гада с да-дао.

— Вы пришли, — рассмеялся тот, — не стали прятаться за спины бритоголовых святош. Примите свою смерть!

Лезвие да-дао свистнуло — глаз не успевал заметить движения монстра. Глаз не успевал, но тренированное тело среагировало вовремя. Мы разлетелись в разные стороны, следом полетели осколки камня, лезвие раздробило пол там, где мы только что стояли. Перекатившись через плечо, я подхватил один из этих осколков и швырнул его в морду твари. Острый осколок попросту отлетел от шкуры урода, тот рассмеялся в ответ и рубанул меня. Я откатился снова, наткнувшись на тело одного из монахов, попытавшись подняться, я влез ладонью в лужу крови, поскользнулся и рухнул обратно, ткнувшись в грудь мёртвого монаха. Это спасло мне жизнь. Над головой у меня свистнул да-дао. Поблагодарив молча убитого паренька, я ещё раз перекатился прочь, попутно сорвав с него пояс, хоть какое-то, а оружие.

Короткая верёвка мало годилась на эту роль, но лучшего у меня не было. Осталось придумать, как его использовать. Смотав из верёвки простенькую, но весьма действенную ловушку, я кинул своё творение под ноги монстру, не поднимаясь с пола. На несколько мгновений ловушка задержала его, он покачнулся, однако ноги его оказались гораздо мощнее, чем я мог подумать. Верёвка разлетелась в клочья, а тварь и не покачнулась. Если б я не кинулся прочь сразу же, как только кинул ловушку, да-дао монстра разрубил бы меня надвое. А так только новой порцией осколков обдало.

Я вновь остался без оружия, но и без особенных надежд на спасение. Не думаю, что моего мастерства рукопашного боя хватит, чтобы победить эту тварь, даже не будь она вооружена да-дао. Однако же смельчак, решившийся противостоять уроду всё же нашёлся. Им оказался, к моему крайнему удивлению, Гоку, в руках у которого буквально из ниоткуда возник его боевой посох. Ловкий мальчишка подставил середину его под лезвие да-дао — и как ни странно посох выдержал, хотя до того лезвие легко крошило камни. Он отвёл да-дао в сторону, опёрся на один конец посоха и лихо прыгнул вперёд, буквально выстрелив в монстра обеими ногами. Тот покачнулся, удержав равновесие, и крутанулся на месте, нанося мощный удар, используя инерцию разворачивающегося тела, да ещё такого громадного. Гоку не стал блокировать его, понимая, что его просто сметёт силой удара, он попросту перепрыгнул да-дао, одновременно ударив в ответ своим посохом в морду урода. Монстр легко качнул головой, закрываясь от посоха массивным рогом. Гоку приземлился на пол, едва не поскользнувшись на очередной луже крови, и тут же скрылся за разбитым столом.

В этот миг разнесённую на куски трапезную озарил белоснежный свет. Я обернулся на него и увидел, хоть и не сразу узнал, Сандзо. Монах стоял в нескольких шагах от монстра, творя загадочные для меня знаки и одними губами шепча молитвы. От его фигуры оторвались несколько белоснежных лент шириной в ладонь, они опутали монстра, спеленав, как ребёнка, и тут он начал меняться. Гад уменьшался в размерах, мускулы на его теле буквально сдувались на глазах, на уродливой морде проступали человеческие черты, рога отвалились и исчезли, рассыпавшись прахом. И вот перед нами на коленях стоит смутно знакомый парень в изодранной одежде, какую носят каганы, преимущественно воины, лицо и грудь которого украшают сине-чёрные синяки, один глаз стремительно заплывает. Не смотря на это я узнал его. Это был тот самый молодой каганский воин, развернувший отряд после гибели Кулай-богатура.

— Серый шаман превратил его в это подобие человека, — заключил Чо, выбиваясь из-за баррикады, где укрывались они с Са. — Дав колоссальную силу для того, чтобы он совершил некое определённое деяние.

— Проще говоря, прикончил нас, — добавил Са, вытряхивая из рыжей шевелюры щепки и осколки камня.

— Он умирает, — ни с того ни с сего бросил Чо, — время, отпущенное ему шаманом истекает.

— Ты можешь помочь ему? — зачем-то спросил я.

Чо в ответ лишь покачал головой.

Тем временем сияние, которым исходил Сандзо погасло, ленты, опутывавшие кагана исчезли и остался лишь юноша, медленно умирающий на полу перед нами. Мы все просто стояли и глядели на него и ничего не могли поделать для его спасения. Когда жизнь покинула молодого кагана, несколько монахов по сигналу подошедшего настоятеля подняли его и вынесли из трапезной.

— Его похоронят, — сказал он, — как должно. Давайте покинем трапезную, мы отужинаем в моей келье. Там же обсудим сей прискорбный инцидент.


— Это нападение может быть как-то связано с вашим появлением у нас, Вэй-ли, — твёрдо произнёс Шиминь.

— Это так, — признал я. — Дело в том, что я убил предводителя отряда каганов. Этот юноша решил мне отмстить.

— Однако пострадал весь монастырь.

— Не стоит обвинять нашего спутника, настоятель Шиминь, — неожиданно встрял Чо, обычно молчавший на таких разговорах. — Если кто и виновен в гибели наших людей, то это — серый шаман, превративший молодого кагана в чудовище.

Похоже, к словам мастера Белого лао, которым являлся немногословный юноша, прислушивался и сам настоятель, хотя Чо не был ни горным, ни даже простым монахом лао. Потому что Шиминь сменил гнев в отношении меня на милость.

— Я прошу простить меня, юный Вэй-ли, — сказал он, — я несколько потерял контроль над собой из-за гибели братьев. Ты проявил себя с лучшей стороны, без оружия встав на пути чудовищного творения каганского шамана. Поэтому я слушаю тебя, что ты желаешь получить в награду за свою храбрость?

— Для себя я не хочу ничего, настоятель Шиминь, — покачал головой я. — Я лишь прошу о помощи для своего предводителя.

— Видимо, он действительно достоин нашей помощи, — задумчиво произнёс Шиминь, — если ему служат такие люди, как ты, юный Вэй-ли.

Выходит, мои слова относительно мастеров Чжоу и Чина практически ничего для настоятеля не стоили. Видимо, он из тех людей, для которых реальные люди и их поступки значат куда больше нежели слова.


Ночью ко мне явился Ши. Он возник в моей келье, вышел из тёмного угла. Я долго не мог понять — сплю ли или же нет, однако вскоре плюнул на эти размышления и сел на кровати.

— Очень странное место, — произнёс Ши, присаживаясь на край небольшой стоявшего в келье стола. — И сила вроде разлита в воздухе, а не дотянешься никоим образом. Надо добраться до капища. Идём.

Говорить Ши, что я спать хочу и, вообще, устал с дороги было бесполезно. Пришлось подниматься и идти вслед за ним, лишь накинув одежду, зашнуровывать её пришлось уже на ходу. Всю дорогу я отчаянно жалел об оставленном у ворот копье, куда больше чем при встрече с рогатым монстром. Хотя оно бы меня не спасло, едва мы приблизились к единственной во всём монастыре закрытой на засов двери, как нас окружили призраки, отдалённо похожие на людские фигуры.

— Кто посмел проникнуть сюда?! — прогремел голос настоятеля Шиминя. — Юный Вэй-ли, — через мгновение заключил он, — ты привёл-таки в монастырь шпиона. Вчерашнее чудовище служило лишь для отвода глаз!

Ши начал меняться на глазах, прямо как давешний каган, вот только место лжемонаха занял тот самый беловолосый человек с западными чертами лица, одетый в чёрный плащ. Именно он спорил с кем-то в моём сне-бреду за мою душу и отспорил её у черноусого крепыша.

— Я слышал о тебе, получивший силу богини мёртвых древнего мира, — произнёс невидимый Шиминь. — Ты пришёл за её силой, обманом проникнув в монастырь, поэтому я говорю тебе — убирайся! И забудь дорогу сюда на веки вечные. Со всеми нами тебе не справиться. Юный Вэй-ли останется с нами.

— Он — мой, — отрезал Ши, хотя наше имя подходило ему сейчас, как корове седло. — Я отспорил его жизнь у Владыки Подземного мира и не намерен отдавать его вам за просто так.

— Он останется здесь! — Это уже Сандзо. Он появился в коридоре, вновь полыхая белоснежным светом, начал надвигаться — другого слова не найти — на Ши. — Ты не имеешь больше власти над ним, Делакруа!

— Не тебе говорить такие слова, монашек, — отрезал изменившийся Ши, которого Сандзо назвал Делакруа — вот это имя как нельзя лучше подходило ему. — Я могу стереть тебя в порошок.

Их взгляды скрестились подобно клинками западных шпаг, мне даже показалось, что я услышал скрежет стали. Ни один не отвёл глаза, безмолвную дуэль прервал настоятель Шиминь.

— Довольно! — осадил обоих невидимый настоятель. — Убирайся отсюда, Делакруа! Я не пожалею никаких сил, чтобы выгнать тебя, даже если после этого от монастыря останутся лишь руины.

— Я уйду, — неожиданно покладисто отозвался Делакруа, — но я ещё вернусь. — Следующие слова были обращены ко мне: — Ты исполнил свой долг передо мной и отныне свободен от каких-либо обязательств по отношению ко мне. Прощай, Вэй-ли. — И он исчез.


Глава 4

Это не было дурным сном или галлюцинацией, не смотря на то, что я проснулся в своей постели и одежда была аккуратно сложена именно так, как я оставил её вчера вечером. Однако когда я заговорил о ночном происшествии с Сандзо, тот лишь пожал плечами и сказал, что мне просто приснился кошмар и не более. Са на его месте не был столь дипломатичен и прямо заявил мне, что все ночные похождения были лишь плодом моего разгулявшегося после сражения с чудовищем воображения, мне лучше всего считать именно так, а не иначе. Я лишь пожал плечами в ответ на его достаточно резкую отповедь и больше ни словом не обмолвился об этих событиях.

Настоятель Шиминь так же вёл себя, как в чём не бывало. Он сообщил мне, что со мной к предводителю Циню отправятся мои былые компаньоны, в качестве, как он выразился, передового отряда лаосцев. Я с благодарностью поклонился ему в ответ и попросил выделить нам еды в дорогу, ибо путь до нашего дома далёкий, а выступить я хотел бы прямо сейчас.

— Ты ещё худший узурпатор, чем Сандзо, — заклеймил меня Гоку, узнав эту новость, — тот хотя бы кормит прежде чем гнать в дальнюю дорогу. — При этом мальчишка корчил мне страдальческие рожицы, видимо пытаясь уморить меня.

— Может быть, — кивнул я, кусая губы, чтобы не рассмеяться, — но времени у нас слишком мало. Ты же не хочешь просидеть всю начинающуюся войну здесь.

— Между прочим, — заметил он, — и просидел бы. Только у меня никто не спрашивает, что я хочу. Скажи я хоть слово поперёк, так меня тут же или Сандзо или Са за шкирку ухватят и потащат за собой.

— Теперь к ним присоединюсь ещё и я, — всё же позволил себе усмехнуться я.

Мы вышли из монастыря и двинулись на запад, к Боян-Обо. Я очень надеялся, что Цинь-ин со своими людьми добрался туда удачно. За это говорило то, что отряд Кулай-богатура налетел на нас в окрестностях Горного монастыря, да и разыскивали они не беглецов, а лекаря для Тэнгэ-богатура. Интересно, нашли ли?


Тэнгэ-богатур поёжился. Отчего в его шатре так холодно? Он поднялся на своём лежаке, оглядел шатёр. В углу его сгустился туман, из которого выступил невысокий человек в серой одежде и колпаке. Богатур узнал его — это был дядюшка Ву собственной персоной, один из сильнейших шаманов Каганата. Не смотря на замогильный холод, вонзившийся в кости Тэнгэ-богатрура, он постарался приосаниться, хотя раны, полученные им в недавнем сражении всё ещё страшно болели и каждое движение отдавалось во новой болью во всём теле.

— Что тебе нужно, Ву? — поинтересовался он.

— Я принёс тебе весть о гибели Кулай-богатура, — произнёс в ответ Ву, — а также о том, что его отряде потерял и второго толкового, но излишне горячего командира — воина Кунда.

— Так они больше не преследуют циньских мятежников! — возмутился Тэнгэ-богатур. — Проклятье! Если б я мог сам возглавить новый отряд!

— Я могу помочь тебе, — кивнул дядюшка Ву. — Я исцелю тебя, но взамен ты не только покончишь с циньцами, но и принесёшь мне головы мастера копья Вэй-ли и его спутников из Горного монастыря.

— Всё что угодно, — отмахнулся Тэнгэ-богатур.

— Не будь столь самоуверен, Тэнгэ-богатур, — покачал головой дядюшка Ву. — Горный монах и его спутники очень сильны, а Вэй-ли очень талантливый воин, один из лучших в обращении с копьём.

— Я уже слышал это, — вновь отмахнулся Тэнгэ-богатур, — сколько бы слов ты ни сказал, Ву, менее опасными они от этого не станут, а время слишком дорого.

* * *

Дорога была на удивление лёгкой для нашего тяжёлого времени. По слухам во многих провинциях и округах шла настоящая гражданская война, где-то каганов выбивали, где-то, напротив, те громили разрозненный отряды бунтовщиков. Мои родичи, тяньганы, активно резали и тех и других, зачастую заставляя объединяться самых заклятых врагов. Однако здесь, на севере, в отрогах Отпорного хребта всё было удивительно спокойно, даже тяньганы не совались сюда, что было нам на руку.

Быть может, мы бы добрались до Боян-Обо вообще без приключений, однако прошлое нагнало нас. Вернее, меня. В одном гостевом доме я случайно услышал разговор парочки крестьян из деревеньки, находившейся на берегу реки, что текла неподалёку.

— Крепко каганы их обложили, — говорил один, — очень крепко. Прижали к речке нашей, а все мосты и паромы — сожгли.

— Не одни мосты с паромами, — мрачно добавил второй, — но и деревни по тому берегу тоже. У меня там сын с невесткой жили, так вот третьего дня ко мне прибежали. "Ужас, — кричат, — что твориться". Жгут, режут, насилуют, а всё из-за циньцев этих, забери их якша в Подземный мир.

— Да они, верно, уже там, — вздохнул первый. — Каганы ежели кому на хвост сядут, так уж с живого не слезут.

Не дослушав их, я поднялся со своего места и взял копьё.

— Что стряслось? — схватил меня за плечо так же вскочивший Са. — Куда ты собрался на ночь глядя, Вэй-ли?

— Я должен найти этих циньцев, — бросил я, стряхивая его руку.

— Погоди, — осадил меня Сандзо. — Обо всём этом нужно поговорить и не в общей зале гостевого дома. Идёмте в нашу комнату.

— Времени мало.

— Слишком поздно, — заметил Чо. — На улице почти ночь, а ты, как и все мы, устал после долгого дня дороги. Твоим друзьям не станет лучше, если ты свалишься в придорожную канаву и станешь добычей для разбойников.

Да уж, теперь я начинаю понимать, почему к словам этого светловолосого юноши прислушивается даже настоятель Горного монастыря Шиминь.

Я кивнул своим спутникам и мы все вместе поднялись на второй этаж гостевого дома, в комнату, снятую нами на ночь. Мы расселись на кроватях и я вкратце рассказал своим союзникам историю Циня-ин и нашего неудавшегося "посольства" к покойному чиновнику Хаю, не забыв о лжемонахе Ши, спасшем мою жизнь после первого столкновения с Кулай-богатуром, опустил лишь историю своей несчастной любви к принцессе Юнь из дома Мин.

— Значит, ты считаешь, что те циньцы, о которых говорили крестьяне, это твои бывшие спутники, — заключил из моего рассказа Сандзо. — Но почему ты так думаешь?

— Из-за тривиального отряда повстанцев, — ответил я, — каганы не стали бы жечь мосты с паромами и даже деревни на другом берегу реки. Нет, они решили изловить беглую принцессу, ведь без неё у Итигул-нойона не будет рычагов для давления на императора Мина.

— А они так нужны? — удивился Са. — Мин полностью под каблуком у каганов.

— Видимо, не полностью, — пожал я плечами, моя жажда активности улеглась — разум взял над ней верх, — раз каганам понадобилось силой забирать её. Я же говорил вам, что она выбросила из своего возка шарф, на котором написала просьбу о помощи. — О том, что этот шарф я до сих пор ношу под одеждой я не стал говорить.

— Это всё, конечно, очень хорошо, — покачал головой Сандзо, — но мы должны идти в Боян-Обо — это наше задание.

— Предводитель Цинь, — гнул своё я, — приказал мне охранять его сына, Циня-ин. Никто не снимал с меня этого задания.

— Так что же ты бросил своего подопечного? — бросил мне Са.

— Я уводил от него погоню, — отрезал я, — и думал, что расстанусь с жизнью спустя несколько часов, максимум, через сутки.

— Ясно, — кивнул Сандзо, — наши задания вошли в противоречие. Но мне кажется, что новое задание, от настоятеля, отменяет предыдущее. Сейчас речь идёт не о нескольких людях, а о судьбе всего движения сопротивления власти минцев и каганов.

— Пойми, Сандзо, предводитель Цинь уже немолод и у него нет других наследников его дела. Как он сам часто шутил, у него просто не было времени зачинать детей — борьба в властью каганов отнимает всё его время. Ты понимаешь, что случиться, если погибнет Цинь-ин. Наше дело останется без предводителя, без последнего прямого потомка великого Циня, объединившего нашу страну.

— Довольно лекций, — отмахнулся Са. — Ты выполняешь свою работы, мы — идём с тобой. Это не обсуждается — и хватит. Пора спать.


Лес был невелик и вряд ли мог защитить от атаки каганской конницы, а ведь они шли за ним попятам. Каким-то чудом воскресший Тэнгэ-богатур вёл за ними новый отряд. Куда делся предыдущий, тот, что увёл за собой Вэй-ли, никто не знал. Хотя вполне может быть, что отряд тот же, лишь сменился командир. В общем-то, это не имело особого значения для беглецов. Каганы превосходили их числом в несколько раз, они меняли лошадей, у них было вдоволь припасов из разграбленных деревень, ничего подобного у беглецов не было и в помине.

— Об этом лучше не думать, — сказал Фань Циню-ин. — Чёрные думы лишь привлекают несчастье на наши головы.

— Что поделать, Фань, — невесело усмехнулся Цинь-ин, — других у меня нет.

— Надо дать каганам бой, — решительно завил полководец У. — Мы разобьём их, как тогда на дороге, и у нас снова будет вдоволь еды и кони.

— Полководец, — тяжело вздохнул Чин, — я же говорил вам: каганов не вдовое и не втрое больше чем нас. Тэнгэ-богатур ведёт за собой больше сотни опытных, отлично обученных воинов на сытых конях. Они не оставят от нас и мокрого места.

— Это слова труса, — вспылил полководец У. — Мы проявили мужество тогда и, проявив его сейчас, сможем одолеть каганов, сколько бы их не было!

— Довольно, — прервал его разглагольствования Цинь-ин. — У нас, действительно, нет сил, чтобы драться с каганами. Однако и бегать от них мы больше не можем. Очень скоро они нагонят нас, вы все это понимаете, и придётся драться с ними там, где нас сведёт судьба. До этого момента мы должны сами выбрать место для боя. Полководец У, вы займётесь этим, вам помогут Фань и Чин.

Полководец удовлетворённо кивнул. Наконец, будет хорошая драка, бегать ему надоело до смерти. Если бы Цинь-ин решился на это раньше, они были бы куда свежее чем сейчас и сражаться с каганами было б куда сподручней.

Утром следующего дня трое воинов отделились от отряда и проехали по окрестностям, ища место для боя с каганами. Мнение всех троих сошлось на том, что лучше всего встретить врага в небольшой рощице неподалёку от дороги, по которой они уходили в Боян-Обо. На горизонте же уже были отлично видны фигуры каганов, мчащих во весь опор. Близость цели, казалось, подгоняла неистовых всадников диких степей.

Вскоре весь небольшой отряд циньцев развернулся и весь направился к рощице, как бы пытаясь спрятаться от преследователей. Однако обмануть бывалого воина Тэнгэ-богатура им не удалось.

— Хотите свести на нет преимущество моих коней, — усмехнулся он, поигрывая вынутой загодя из ножен саблей. — Умный ход, вот только вам он не поможет.

… Полководец У расположил своих людей вдоль маленькой тропинки, проходящей через всю рощицу, солдаты же из Боян-Обо должны были принять удар каганов, расположившись прямо посреди тропки. Они поворчали, однако стоило Чину прикрикнуть на них и все тут же замолчали, построившись боевым порядком. Предварительно они наломали молодых деревьев, заострив их с одного конца. Когда каганы, как обычно, налетят на них лавой, их выставят, подперев с обратного конца. Такой манёвр применили несколько десятков лет назад виистские пехотинцы, обороняясь от тяжёлой билефелецкой кавалерии, о нём поведал своим людям Чин, много чего знавший о делах за пределами Отпорного хребта.

Каганы налетели на них, на скаку стреляя из своих сёдельных луков. Плохонькая кожаная броня солдат из Боян-Обо не выдерживала попаданий их стрел, многие падали пронзённые ими. Однако боевой дух солдат поддерживал Чин, стрелявший из-за их спин — его стрелы наносили не меньший урон в стена врага. Удар конницы был страшен, но никто не побежал. Трещали стволы молодых деревьев, словно жалуясь на жестокую судьбу и раннюю смерть под топорами жестоких людей. Солдаты из задних рядов упирались в спины, стоявшим впереди, помогая им своим весом выдержать могучий удар.

— Бей их! — воскликнул Чин, пуская одну стрелу за другой.

Солдаты из Боян-Обо побросали отслужившие своё обломки стволов и принялись неистово рубить замешкавшихся от неожиданности каганов. Поначалу это было форменное избиение — каганы смешались, не понимали, что творится вокруг, многие были выбиты из сёдел, ещё больше — ранены, вокруг свистели стрелы, неизменно находившие свою цель, клинки мечей и шуанов отсекавших головы и конечности. Однако прирожденные воины, каганы, очень быстро пришли в себя, их сабли и короткие копья принялись прорежать ряды солдат из Боян-Обо. Это была неравная битва, преимущество кочевников с численности играло главную роль, также как и то, что они сидели в сёдлах, нанося мощные удары сверху вниз своими тяжёлыми саблями. Солдаты из Боян-Обо по приказу Чина, у которого закончились стрелы и он присоединился к ним, выхватив гибкий дан гьен великолепной работы, в первую очередь рубили лошадей и многие падающие на землю каганы попадали под удары сабель своих товарищей, уже не слишком разбиравших кого именно рубят.

Именно сейчас по замыслу полководца У он и должен был атаковать из засады свежими силами, однако сделать этого он не мог. Тэнгэ-богатур разделил своё войско на две части и теперь полководец отчаянно рубился с каганами, у которых правда не было такого численного преимущества, как перед солдатами из Боян-Обо, однако и никаких уловок полководец У не применял и дрался он против вполне готовых к бою врагов. Многие погибли под стрелами, пущёнными степняками ещё на подходе по не ожидавшим нападения воинам, хотя доспех их был гораздо лучше чем у солдат из Боян-Обо и многие стрелы пропали втуне.


— Там идёт бой, — заметил Са, указывая на маленькую рощицу неподалёку от дороги. — Вмешаемся?

— Обязательно, — кивнул Сандзо. — Друзья Вэй-ли, скорее всего, там. Вперёд!

Мы бегом бросились в эту рощу, хотя я не очень понимал, как могут пятеро человек чем-то помочь в битве, что шла там. Даже при условии, что двое из них были горными монахами, а ещё один великолепно обращался с да-дао. Из моей памяти как-то стёрлись воспоминания о столкновении с демоном-каганом в Горном монастыре.

— Са, Вэй-ли, налево! — крикнул нам Сандзо. — Там тоже идёт бой! Гоку, следи за Чо!

— Ну вот, — буркнул Гоку, — как налево, так Са, а как при Чо, так — я. Где справедливость?

Его никто не слушал. Мы разбежались в разные стороны и влетели в рощицу. Главный бой шёл на небольшой тропке, проходившей сквозь неё, но и слева от тропинки также дрались. Мы с Са налетели на каганов, увлекшихся сражением и не заметивших нас, пока копьё и да-дао не сразили первых из них.


Чин рубился в седле, откуда выбил метким ударом хозяина, тут же заняв его место. Это позволяло ему видеть всю картину сражения и она его удручала. Каганы теснили солдат из Боян-Обо, а подкрепления всё нет, значит, и не будет. Видимо, у полководца У возникли свои проблемы. Чин вновь и вновь поднимал и опускал руку с трофейной саблей, гораздо больше подходящей для заполошной конной схватки, нежели его гибкий как змея дан гьен. Он уже не глядел по сторонам, слишком уж безрадостной была картина, поэтому он не заметил юношу в белом, подошедшего к месту сражения с тыла и принявшегося творить какие-то загадочные пассы руками. А вот сверкающие белые полосы, сметавшие каганов с сёдел, он уже увидел и едва увернулся от одной из таких, мелькнувшей у самого его носа. Каганы падали один за другим и Чин даже позавидовал человеку, спустившему их на врага, его стрелы не нанесли им и десятой доли от вреда, наносимого белыми полосами.

Когда последний из каганов упал на землю, сражённый белой полосой, к циньцам подошли трое — монах в белом, светловолосый юноша и мальчишка с боевым посохом. Светловолосый тут же направился к раненым, в изнеможении садящимся на землю, он перевязывал их раны, что-то шептал — и раны сами собой затягивались. Глядя на это, Чин понял с кем их свела судьба.


Никогда не видел такого мастерства в обращении с оружием, какое проявил в этом бою Са. Также я переменил своё мнение относительно его — это был не человек. Он буквально расплылся, движений его заметить было практически невозможно, а за спиной его оставались лишь трупы — людей и лошадей. Я не поспевал за ним, довольствуясь теми, кто ушёл от лезвия его да-дао. Это, с позволения сказать, сражение продлилось не дольше пяти минут. Са замер посреди кровавой мистерии, устроенной им, а вокруг него оседали на землю разрубленные тела и фонтанами хлестала из разрубленных артерий кровь.

— Кто это? — враз севшим голосом спросил командир оборонявшихся воинов, в котором я узнал, хоть и не без труда, полководца У.

— Это мой друг и наш боевой товарищ, — сказал я, подходя к нему, — его зовут Са.

Реакция на моё появление воинов полководца У и его самого весьма напоминала реакцию Кулай-богатура. Все зашептались и принялись творить жесты, отгоняющие зло.

— Я не демон и не злой дух, — усмехнулся я. — Мне просто удалось остаться в живых.

— Надо спешить! — неожиданно вскинулся полководец У. — Чин с остальными дерутся на тропинке.

— Не беспокойся, полководец У, — покачал я головой, — с каганами покончено и там. Не слышишь, что ли, сталь не звенит?

— Там Чо, — заметил Са. — Он, наверное, уже занялся ранеными, так что и этим, — он кивнул на воинов полководца У, — стоит отправиться туда.

Мы прошли к тропинке, где сражался со своими солдатами мастер Чин. Сейчас большинство их сидели на земле, их ранами занимались сам Чин и Чо.

— Надо продолжать двигаться, как можно скорее, — сказал полководец У, занимавшийся осмотром тел каганов. — Ни здесь, ни у нас нет Тэнгэ-богатура, а значит, преследование возобновится.

— Поблизости, где-то в радиусе нескольких сотен миль, — пустился в пространные объяснения Чо, не отрываясь, однако, от перевязки раненых, — нет ни единого каганского гарнизона. Так что этому вашему Тэнгэ-богатуру — так? — придётся ехать несколько дней до ближайшего и столько же — обратно. Времени у нас предостаточно.

— Кто ты такой, чтобы учить меня?! — воскликнул в ярости полководец У.

— Он тот, кто лечит наших людей, не жалея сил, — произнёс Цинь-ин, подходя к нам.

С сыном предводителя Циня был небольшой отряд воинов, двое из которых вели в поводу лошадей, везущих носилки с принцессой Юнь.

— Я видел как Тэнгэ-богатур покинул поле боя, — добавил Цинь-ин. — Он сумел увернуться от белой ленты и во весь опор умчался отсюда.

— И что же, теперь стоять на месте и радоваться чудесному избавлению от каганов?! — продолжал скорее по инерции злиться полководец У, очень нелюбивший когда кто-то противоречил ему, даже если это был Цинь-ин или его отец.

— Кстати, кому мы им обязаны? — пропустив его слова мимо ушей, спросил Цинь-ин у Сандзо, сходу определив лидера.

— Мы — монахи Горного монастыря, — ответил тот. — Вернее, монахи я и Чо — тот, кто лечит ваших людей, а Са и Гоку — воители, прикрывают нас.

И воины, и солдаты из Боян-Обо зашептались, услышав об этом. Как же, монахи из легендарного Горного монастыря пришли им на помощь, да ещё и Вэй-ли, которого все давно почитали погибшим, с ними.

— Что привело вас к нам? — всё тем же светским тоном поинтересовался Цинь-ин.

— По меткому выражению нашего настоятеля Шиминя, — точно так же ответил Сандзо, — мы — передовой отряд горных монахов, посланный в помощь вашему отцу — предводителю Циню. Мы сопроводим вас до Боян-Обо и будем также служить проводниками для остальных монахов, владеющих лао.

— По-моему, это шпионы каганов, — бросил как бы в пространство полководец У, — а Вэй-ли сговорился с ними, когда "увёл" от нас погоню. Видите, он предал нас и сообщил врагу всё.

— Глупец, — усмехнулся Са, — если мы знаем обо всём, так зачем же спасли вас сейчас. Проще было оставить на расправу каганам.

— Довольно, — осадил готового бросить что-то обличительное полководца У Цинь-ин. — Не время для споров, надо поскорее возвращаться домой.

Теперь, когда у нас было достаточно трофейных лошадей и припасов, отобранных у мёртвых каганов, мы достаточно быстро добрались до родной провинции. Чо оказался прав, Тэнгэ-богатур потратил слишком много времени на дорогу и не то что догнать, даже выследить нас каганам не удалось.


Глава 5

После нашего возвращения подготовка к крупномасштабному восстанию пошла полным ходом. Вербовались всё новые и новые люди, многие из которых отсеивались, как не подходящие для дела восстановления истинной династии на троне Цинь-о-хая, большую часть этих людей никто больше не видел. Все понимали, что среди нас есть шпионы и провокаторы приказа императорского спокойствия и живыми ненадёжных людей никто не оставлял. Жестоко, не спорю, наши методы привели некоторых особенно нежных мастеров белого лао в шок, кое-кого заставил остаться с нами лишь прямой приказ настоятеля Шиминя, но выбора у нас не было, на фишку было поставлено всё — от наших жизней до судьбы всей страны.

Я не удивился новому вызову к предводителю Циню, даже воспринял его с радостью — до смерти надоело натаскивать новичков в обращении с копьём, особенно понимая, что большинство из них не переживут первого же сражения — такова судьба почти всех копейщиков, именно они встречают первый удар и гибнут в немыслимых количествах. Оставив копьё у входа в фан-цзы предводителя, я с поклоном вошёл. Цинь-старший очень постарел с тех пор, как я отправился с его сыном в посольство к покойному ныне чиновнику Хаю. Морщины избороздили его лицо, улыбка всё реже появлялась на лице, волосы и небольшая бородка почти полностью поседели, хотя, на самом деле, он был не таким уж старым человеком.

— Вэй-ли, — обратился он ко мне, отпивая из пиалы какой-то прямо пахнущий отвар, что прописали ему врачи, — я чувствую, что мои дни на исходе. Не надо, — оборвал он мои вежливые заверения в том, что он ещё сто лет проживёт, — время не обмануть, а моя звезда катится по небосклону всё ниже. — Всегда знал, что наш предводитель прирождённый поэт. — У меня нет времени на лишние слова, которыми я сыпал раньше слишком много. Я поручаю тебе отправиться в округ Синь-и, тот самый, где вы повстречались с чиновником приказа императорского спокойствия Шинем. Твоей целью будет именно он. По сообщению моих агентов, Шинь посвятил всего себя предотвращению нашего восстания. О нём все говорят, как об очень умном и крайне опасном человеке, который ни перед чем не остановится для выполнения поставленной им самим перед собой задачи. Ты должен будешь любыми способами втереться к нему в доверие и сделать так, чтобы мы перестали его интересовать.

— Проще говоря, прикончить, — усмехнулся я.

— Это самый простой способ, — кивнул предводитель Цинь, — но не единственный. А вообще, действуй по обстановке, ограничивать тебя я не стану. Но знай одно, подобные вещи чиновник Шинь отслеживает и старается уничтожить в зародыше, так что о твоём задании будем знать только ты и я. Согласен, это очень опасно для тебя, но другого выхода у меня просто нет. Позже, после твоего отъезда, я посвящу в детали этого дела Циня-ин, но дальше него это не пойдёт.

— Лихо, — усмехнулся я, — ну да я к таким вещам привык. Мне уходить тайно или вы придумаете мне достойный предлог для отбытия?

— Конечно, он у тебя будет, — одна из редких улыбок промелькнула по лицу предводителя Циня. — Я может и постарел, но маразм от меня ещё далеко.


Повод, действительно, был достойный, правда, уже не помню какой именно. Я вышел из нашего лагеря пешком направился на юг, в округ Синь-и. Дорога мне предстояла долгая и сложная, в центральных провинциях и округах уже шла настоящая война. Я обдумывал, что мне делать с этим чиновником Шинем, который активно работает именно против нас. Убивать его не слишком хотелось, хотя если придётся — моя рука не дрогнет; просто я не люблю убивать без особой надобности. С другой стороны, другого способа "вывести из игры" этого чиновника я пока придумать не мог. Ладно, буду действовать по обстановке, в точном соответствии с распоряжением предводителя Циня.

До далёкого округа Синь-и я добрался без каких-либо приключений, не смотря на бушующую по стране войну. Я рискнул войти в Лоян, справедливо считая, что меня никто не запомнил, — кому нужен какой-то тяньган, чтобы ещё запоминать его лицо? Первым делом, как и положено любому путнику, я зашёл в питейное заведение средней руки и заказал ханши и чего-нибудь на закуску. Однако не прошло и нескольких минут, как ко мне за столик подсел самый тривиальный чиновник, судя по одежде не последнего ранга, лицо его казалось мне отдалённо знакомым, но вспоминать откуда я не стал.

— Вижу, ты узнал меня, тяньган, — улыбнулся он, щелчком пальцев подзывая подавальщицу, — но имени вспомнить не можешь. Я — Шинь, бывший чиновник приказа императорского спокойствия.

Я сразу напрягся, потянувшись к копью, чиновник же лишь отхлебнул заказанной ханши, не переставая улыбаться.

— Не дёргайся, — бросил он. — Мы больше не враги, тяньган, так ведь?

— Именно так, — кивнул я, усилием воли заставляя себя расслабиться и положить руки на стол. — Я больше не служу повстанцам, как и ты — императору. — Окончанию фразы я придал несколько вопросительный оттенок.

— Ты неверно понял меня, — покачал головой Шинь. — Я всё ещё чиновник, вот только приказ императорского спокойствия расформирован. Итигул-нойон посчитал, что в сложившей ситуации виноват именно приказ, не обеспечивший должным образом пресловутого спокойствия императора. Я теперь простой канцелярист, правда место мне дали даже с повышением, но без каких-либо перспектив.

— И кто теперь обеспечивает это самое спокойствие? — спросил я, отпивая ханши и заказывая ещё.

— Напрямую люди самого нойона. Они не щадят ни правых, ни виноватых, людей топчут конями, сотни людей, — добавил он. — Довольно любого подозрения, чтобы отправить человека в Подземный мир, в тамошней канцелярии, наверное, дел невпроворот. — Теперь он усмехался ещё более мрачно чем прежде.

— Такие времена, — пожал плечами я. — Я вот прошёлся по стране с юга на север и теперь вот с севера на юг — идёт настоящая война. Так что жестокость каганов вполне оправдана.

— Может и так, но то, что творит у нас в округе их серый шаман, — он поёжился, — от одних рассказов у меня кровь в жилах стынет. Дядюшка Ву, так его все называют, теперь фактически правит округом, Хатан-богатур ему едва в рот не смотрит, а нашего чиновника здесь со времён казни Хая так и нет. Лучше уезжай отсюда, тяньган, — посоветовал мне напоследок Шинь, вставая.

Он вышел из питейного заведения, я же остался, за ханшой обдумывая ситуацию в округе. По всему выходит, что мне лучше всего возвращаться обратно в Боян-Обо, раз чиновник Шинь больше целенаправленно не вредит нашему делу, да и вообще, весь приказ императорского спокойствия распущен. Конечно, можно предположить, что Шинь солгал мне, но слишком уж масштабная какая-то ложь выходит — её запросто можно опровергнуть, попросту расспросив за чашечкой ханши других чиновников, куда проще ему было заявить, что он ушёл из приказа, для чего городить такой огород. Правда и сам факт роспуска приказа, ещё означает, что Шинь не ведёт со мной какую-то изощрённую игру, надо узнать какую именно или же выяснить, что таковой нет и с чистой совестью возвращаться домой.

Я снял небольшую комнату у небогатой семьи, чей дом был несколько больше чем они могли себе позволить, оставил там вещи и отправился гулять по городу. В городе царила откровенно нервозная обстановка, все то и дело оглядывались, провожали взглядами воинов-каганов, патрулирующих улицы, те же откровенно потешались над местными жителями, цепляли их, роняли в грязь и приставали к женщинам. Никто не перечил им. Каганы то и дело бросали злобные взгляды в мою сторону, однако задевать вооружённого копьём тяньгана никто не решался — репутация моих жестоких соплеменников, терзавших сейчас своими набегами практически всех, сейчас работала на меня, а не против, как обычно. Я уж было начал подумывать, а не ввязаться ли мне в ссору с каганами намерено, но поразмыслив решил, что не стоит — одному против всех мне не продержаться.

Гуляя по улицам Лояна, я понял, что совершенно не представляю, что же мне теперь делать. Выходов на агентуру, если она и есть, у меня нет, до чиновника Шиня мне никоим образом не добраться — я даже не знаю, где он; и как же теперь выполнять приказ предводителя Циня. На меня обратил внимание сам чиновник, однако никаких последствий этого не было. Догадки, догадки, одни лишь догадки, — ничего иного мне не оставалось, только догадки и предположения. А громоздить одни на другие — очень опасное занятие, они могут похоронить меня под своим весом.

Я вернулся в дом небогатой семьи и завалился спать. Утром за мной пришли.

Пятеро каганов, возглавляемые невысоким человеком в сером, которого все называли дядюшкой Ву, вошли в дом, как раз когда я завтракал со всей семьёй, у которой снимал комнату. По виду воинов было ясно, что они бы с удовольствием вытряхнули меня из дома, однако дядюшка Ву вежливо поприветствовал всех и, отказавшись от еды, предложенной хозяином, присел за стол.

— Я пришёл за тобой, Вэй-ли, — сказал он. — Доедай и идём с нами.

— Для чего тебе, Ву, — спросил я, спокойно доедая кашу, — эти орлы, что сейчас сожрут меня взглядами?

— Для представительности, — пожал плечами шаман, — как-то несолидно ходить по городу в одиночку. Меня всё же почитают тайным правителем Синь-и.

— А разве нет, — усмехнулся я, поднимаясь. — Я весь в вашем распоряжении. уважаемый Вон, — обратился я хозяину дома, проследите пожалуйста за моим копьём и прочими вещами. Как только смогу, я вернусь за ними.

— К-конечно, — слегка заикнувшись кивнул тот.

Я попрощался с ним и его семьёй и вышел. От меня не укрылось, что меня проводили взглядами, словно в последний путь. Я усмехнулся, хотя путь и вправду мог оказаться последним.

Для начала, в точном соответствии с Наказом о наказаниях меня поместили в сырую темницу и дважды в сутки пороли ременными плетьми, вскоре должны будут перейти на розги. Мне не впервой было терпеть боль, да и палачи покуда ничего не выспрашивали, а значит, секут меня лишь для подготовки к серьёзному разговору, скорее всего, с дядюшкой Ву. Однако раньше него в моей камере нарисовался чиновник Шинь, одетый старшиной тюремной канцелярии, на поясе его весели чернильница и печать, а за ним следовали двое чиновников рангом пониже. Первым делом Шинь отослал профосов и своих починённых, сказав, что должен лично поговорить со мной. Те лишь плечами пожали, явно не ожидая подобного поворота, но перечить никто не стал.

— Почему ты не последовал моему совету, тяньган? — сокрушённо спросил он. — Убрался бы из города — целее б был.

Я бы пожал плечами, если бы не был растянут на лавке профосами, которые перед уходом и не подумали меня освобождать, как и чиновник Шинь. Пришлось выразительно молчать.

— И что мне теперь с тобой делать? — продолжал престранный допрос он. — Я же хотел тебе только добра. Думал даже на вашу сторону перейти, с твоей, кстати, помощью. Вот только не надо говорить мне, что ты бросил циньцев — ваш предводитель слишком умный человек, он никогда бы не оставил в живых столь опасного для его дела человека.

Он принялся распутывать мне руки, продолжая распекать, как нерадивого ученика.

— Как нам теперь выбираться отсюда, а? Хорошо, что дядюшка Ву уехал из города на несколько дней и я сумел проникнуть сюда, не то тебя ждали бы ещё несколько периодов пыток и весьма неприятный разговор с самим Ву.

— С чего это я должен верить тебе? — поинтересовался я, растирая ноющие запястья и щиколотки. — Ты ведь хоть и бывший, но чиновник приказа императорского спокойствия, а там предателей не держали никогда.

— Пока я служил там, — голос Шиня сталь холодец, как лёд с вершин Отпорного хребта, — предателем и не был. Минцы предали всех нас, продали каганам, понимая, что власть им не удержать. Теперь умным людям, вроде меня надо искать подходящего предводителя повстанцев, чтобы примкнуть к нему.

— И ты выбрал моего, — отпираться было бесполезно и я начал играть в открытую, — исключительно потому, что он — прямой потомок Циней, издревле правивших нашей страной.

— Не язви, тяньган, — отмахнулся Шинь, — ты отлично понимаешь чем именно обусловлен мой выбор. На стороне Циня горные монахи, а эту силу не превозмочь никаким каганам.

— И всё равно, слишком похоже на провокацию, даже не с твоей стороны, Шинь, а скорее от этого вашего дядюшки Ву. Слишком он непонятный тип.

— В общем, так, — хлопнул себя по коленям уставший от разговоров Шинь, — я могу вывести тебя отсюда — полномочия на это у меня есть, а могу оставить здесь, на милость палачей и дядюшки Ву его с его новым приятелем из-за хребта, Делакруа.

— Делакруа, — от звука имени человека спасшего меня и желавшего проникнуть в тайну Горного монастыря меня мороз по коже продрал. Оставаться с ним наедине в этой сырой камере мне совсем не хотелось. — Я готов.

Шинь кивнул мне, обмотал для виду руки за спиной верёвкой и мы вместе вышли из камеры. Профосы и чиновники косились на нас, ничего не понимая, однако возражать старшине никто не стал. Оказывается предусмотрительный Шинь забрал мои вещи и, главное, копьё у Вона и озаботился четвёркой лошадей для нас — парой верховый и парой вьючных, с припасами.

— Менять коней возможности не будет, — сказал он, вскакивая в седло, — полномочий у меня больше нет. Так что придётся беречь этих.

Я лишь пожал плечами, сжимая ногами бока своего коня.


За отъездом предателя Шиня и освобождённого им тяньгана наблюдали двое, сидевшие на стене Лояна. Это были серый шаман дядюшка Ву и загадочный даже для него адрандец Делакруа.

— Итак, — усмехнулся последний, — Вэй-ли мы упустили, что теперь?

— Проследим за ними, — пожал плечами Ву, — тяньган приведёт нас, в конце концов, к логову повстанцев. Предварительно он, конечно, будет устраивать Шиню проверки лояльности. Оба отлично понимают, что один не верит другому ни на грош, так что покружат они по стране изрядно.

— И что же делать в это время нам? — спросил Делакруа. — Мне нужно проникнуть в Горный монастырь, ты ещё помнишь об этом?

— Помню, Делакруа, отлично помню, — кивнул Ву, — но пока мы не свернули голову восстанию Циня, а вместе с ним и горным монахам, примкнувшим к нему, нам не проникнуть в монастырь.

— По-моему, именно сейчас, когда большинство монахов вне монастыря, мы должны ударить по нему.

— Ну, если так считаешь, — равнодушно пожал плечами Ву, — можешь делать, что хочешь, но до конца восстания я тебе не помощник.

Делакруа несколько коробило отношение к нему этого флегматичного серого шамана, однако однажды обломав зубы в Горном монастыре, он понимал, что без помощи столь сильного в магическом отношении человека, как Ву, ему не обойтись.


Глава 6

Я поводил бывшего чиновника Шиня по всему северо-западу страны, запутывая следы, однако никаких следов измены со стороны своего освободителя я не обнаружил, поэтому обратился за помощью к одному из мастеров Белого лао, как нельзя кстати оказавшемуся на нашем пути в Боян-Обо.

Мы повстречались с ним в городе Чиун на самой границе родного округа. Он сам узнал меня, вспомнил по сражению в монастыре, подошёл, вежливо поздоровался. Я кивнул ему, пригласив за наш столик, и тут совершенно неожиданно Шинь заговорил проверке.

— Я много слышал о Белом лао, — сказал он, — и один из этих слухов утверждал, что мастера этого искусства могут легко отличить правду от лжи. Это так?

— Да, это верно, — кивнул монах, которого звали Янг. — Сконцентрировавшись, я могу по виду говорящего понять — лжёт он или нет.

— Тогда вы не могли бы проверить меня, — предложил он. — Я произнесу одну короткую фразу, а вы скажете — сказал я правду или солгал.

Янг пожал плечами и, сложив руки каким-то особым образом, прикрыл глаза. Через несколько секунд он коротко кивнул, тогда Шинь произнёс:

— Я полностью верен предводителю повстанец Циню и буду предан ему покуда сочту это нужным. Я — не провокатор и не шпион каганов или дядюшки Ву.

Он замолчал и Янг открыл глаза.

— Он говорил правду, — сказал он. — Лживые слова окрасили бы его губы в чёрный цвет.

— Есть ли способ обмануть тебя? — спросил я.

— Меня — есть, — кивнул Янг, — лао — нет.

Дальше упираться было бессмысленно. Я провёл Шиня и Янга заодно в Боян-Обо кратчайшей дорогой.

…В родном округе я первым делом наткнулся на похоронную церемонию. Хоронили, как выяснилось, предводителя Циня, скончавшегося за несколько дней до моего возвращения в Боян-Обо. Самым неприятным было то, что его сына, Циня-ин (хотя теперь уже без суффикса "ин", просто Циня, нашего нового предводителя), не было тогда в округе, он уехал куда-то по поручению отца, не знавшего тогда, что прощается с сыном навсегда.

Даже не переодевшись с дороги мы присоединились к процессии, слушая перезвон траурных колокольцев и заунывный скорбные молитвы жрецов лао. Хлопали на лёгком ветру алые ленты — верные спутники смерти, мерно шагали люди — сюда, кажется пришли все, от полководца У с его воинами до простых крестьян, оставивших на время работу в поле. И лишь сына предводителя не было здесь, хотя кому же, как ни наследнику первому положено прощаться с почившим родителем. Когда тело Циня опустили в землю на родовом кладбище и все разошлись, мы с Шинем первым делом от правились к мастеру Чину. Увидев нас, он кивнул и пригласил обоих в его фан-цзы.

Мы с Шинем поведали мастеру нашу историю, тот кивал, слушал, не перебивая, даже вопросов не задавал, ни во время, ни после того, как мы закончили.

— История, — протянул Чин, нервно поигрывая полузаконченной стрелой, принялся прилаживать к ней оперение, — очень дурная история. Зря предводитель не рассказал обо всём мне и Чжоу, уж нас-то в предатели он зачислить никак не мог, равно как и в болтуны. Не подозревал, видно, что вот так за пару дней сгорит, как свечка.

— А может его?.. — предположил я.

— Нет, — покачал головой мастер Чин, — просто жизнь его и так не сахар была, а ещё и война эта, и дела, подготовка восстания. Вот сердце и не выдержало. Он к тому же и за сына очень волнуется.

— А куда он его отправил, кстати? — спросил я.

— Не важно, — отмахнулся мастер Чин, покосившись на Шиня, я в ответ покачал головой. — Твой новый знакомый, значит, решил присоединиться к нам. Я бы хотел подробней узнать о мотивах, подвигших его на это.

— О расформировании приказа императорского спокойствия вы уже знаете, — начал Шинь. — Я не мыслил своей жизни без дел, которыми занимался с самой юности. Как бы вы почувствовали себя, узнав, что теперь каганы занимаются вашим любимым делом? Да ещё и делают это столь глупым и непозволительным образом. Вы слышали что они творят? Слышали. Ну тогда, как "ночной воин" вы должны меня понять. Мы с вами играли в халинские шахматы, а они ломами и копьями вгоняют в землю людей, никого не щадя. И эти люди ещё смеют говорить, что мы не справились с поставленной задачей. Мы делали что могли, но как могут люди остановить лавину, которую спустили на страну сами же каганы своей заносчивостью и бесконечно повышающимися поборами.

— Это всё достойные речи, — кивнул мастер Чин, — но чем ты можешь подтвердить их.

— Мои слова может подтвердить мастер Белого лао Янг, — произнёс Шинь, — приехавший вместе с нами. Он проверял меня. Но с другой стороны, у меня есть ещё кое-что. — Он извлёк из-за пазухи небольшой свёрток и передал его мастеру Чину. — Это карта укреплений и расписание гарнизонов округа Синь-и. Можете сверить его с имеющимися у вас, думаю, мои буду несколько точнее, но в общем и целом они совпадают, что подтвердит их подлинность.

— Славный документ, — усмехнулся мастер, хотя мало что подтверждает в отношении тебя. Ты сам сказал, что у нас есть достаточно подробные карты, выходит, минцам не будет нанесён особый ущерб от их потери. Однако словам мастера Белого лао, даже не зная кто он я склонен верить. Вот только в отсутствии предводителя главным у нас становиться полководец У, для него моё или чьё-либо слово значит очень мало, даже слово Фаня, научившего его всему, что он знает.

— Знаю, — кивнул я. — Он не поверит ни мне, ни тем более Шиню, скорее всего, до приезда Циня, — я едва сдержался, чтобы не сказать ин, — придётся посидеть под замком, но ничего — после застенок минцев наши мне нипочём, родные как-никак.

— Не стоит смеяться, — покачал головой мастер Чин. — У ненавидит тебя и может запросто казнить до того, как вернётся Цинь.

— Ненавидит? — вполне искренне удивился я. — За что?

— Ты спас Циня тогда, когда мы бежали от каганов с принцессой, — объяснил мастер Чин. — Ты, а не он. Ну а после, в роще, ты со своими друзьями из Горного монастыря перебил всю погоню и вновь спас нас, хотя мы уже, честно говоря, прощались с жизнями. Для такого гордого человека, как полководец У, этих поводов вполне достаточно для ненависти. А казнить тебя по обвинению в предательстве, что может быть проще? В это даже все поверят.

— Очень мило. Ну да от судьбы не уйдёшь, как не мечись.

Я вышел из фан-цзы мастера Чина и тут же наткнулся на ледяной взгляд полководца У. Он в сопровождении троих воинов стоял прямо перед дверьми дома "ночного воина" Я усмехнулся, уж очень эта картина напомнила мне моё задержание дядюшкой Ву. А вот Шиню было не до улыбок. Полководец У кивнул своим людям и те ловко заломили ему руки за спину.

— Я бы и тебя отправил в темницу вслед за ним, — жёстко бросил он мне, — да вот вони слишком много поднимется. Слишком любят тебя все. — В голосе полководца слышалось нескрываемое презрение и ко мне, и к пресловутым "всем".

Шиня увели, я же остался стоять посреди улицы, не очень-то понимая почему полководец У не забрал и меня. С каких это пор он начал считаться с чьим бы то ни было мнением, кроме своего?

Так, пребывая в полнейшем недоумении, я и зашагал к своему дому.


Тэнгэ-богатур покосился на восток, где небосклон начал медленно светлеть. Самое время для атаки. Добрую службу сослужил ему снова серый шаман дядюшка Ву, наведя на логово самых опасных мятежников — людей Циня. И опасны они были не только тем, что их предводитель потомок последнего из императоров циньской династии и даже не помощью горных монахов, а — умом их предводителя, не встрявшего в общую потасовку, выжидавшего пока всё не затихнет само собой и тогда можно будет брать ослабевшую от долгой войны власть. Но ничему из того, на что рассчитывал Цинь не суждено сбыться и главная заслуга в этом дядюшки Ву и Тэнгэ-богатура, который вполне возможно очень скоро станет Тэнгэ-нойоном.

Вынырнув из мира сладких грёз, которые он позволил себе погрузиться на мгновение, Тэнгэ-богатур взмахнул саблей, давая знак атаковать.


Разбудил меня, как и многих, стук копыт, крики каганов и вой пламени, поджигаемых фан-цзы. Я выскочил из своего дома с копьём наперевес и тут же наткнулся на мчащегося во весь опор кагана. Степняк вскинул пику, но я опередил его, поразив ноги его коня. Каган полетел на землю, я прикончил его и огляделся.

Каганы метались призраками Подземного мира среди поджигаемых ими фан-цзы, им противостояли, в основном, простые солдаты, неорганизованные и плохо понимающие, что твориться. Ими пытались руководить мастера Чин и Чжоу, но паника медленно, но верно расползалась среди наших людей. Полководец У же собирал своих воинов для контратаки.

Времени на размышления о стратегии у меня не было, я кинулся в атаку на превосходящие силы противника. Первого кагана я проткнул, так что степняк налетел на моё копьё, сам себя насадив так сильно, что несколько дюймов древка вышли из спины. Освобождать оружие было некогда, я бросил его и вырвал из креплений пику. Дурная замена моему копью, но на лучшее рассчитывать не приходилось. Вытряхнув из седла труп, я вскочил на коня, теперь шансы несколько сравнялись. Каганы не ожидали, что им будет противостоять конник (мало кто из цинохайцев хорошо умеет держаться в седле, в отличии от тяньганов). Я воспользовался этим, сбив нескольких до того, как они успели сориентироваться. Но долго их замешательство не продлилось.

Пика не выдержала и одного удара вражеской сабли, я ткнул её обломком в лицо кагана, перерубившего пику, и промчался мимо, оставив выть, прижимая к окровавленному лицу руки. Я остался без оружия, но ненадолго. Следующий каган слишком высоко вскинул руку с зажатой в ней саблей, я выдернул ноги из стремян и прыгнул на него. Мы покатились на земле. Левой рукой я удерживал подальше саблю кагана, вцепившись ему в запястье, правой же вытянул из-за вражьего пояса кривой кинжал, не смотря на град ударов, которыми осыпал меня противник. Я всадил кинжал в грудь кагана по самую рукоять, тут же вскочил на ноги, не забыв вырвать из немеющих пальцев врага саблю. Вовремя. На меня обрушились сразу несколько ударов пролетающих мимо каганов. Я мог лишь обороняться, но лишь до поры.

Стоило степнякам промчаться мимо и развернуть коней для новой атаки, я поддел ногой кинжал, которым проткнул кагана, забросил его себе в левую руку. Я метнул этот кинжал в горло самому ретивому из врагов. Тот покачнулся в седле, схватившись за незащищённую шею, конь под ним дёрнулся, загородив дорогу остальным. Каганы смешались, сдерживая лошадей, атака их сбилась, чем грех было не воспользоваться. Противостоять сразу пятерым противникам мне было совершенно несподручно, так что я поспешил скрыться.

Я присоединился к небольшому отряду под предводительством учителя Чжоу. Они соорудили отличную баррикаду, воспользовавшись стенами пару домов и мебелью оттуда. Каганы несколько раз атаковали её, но взять не пока не смогли. В ней были таки лазейки, в одну из которых и проник я, правда для этого пришлось пробежать через горящий фан-цзы.

Я поспел как раз к новой атаке каганов, вскочив на баррикаду и рубанув ближайшего врага трофейной саблей. Тот отбил атаку и тут же контратаковал. К нему присоединились ещё парочка, пришлось спрыгивать обратно на грешную землю, ибо один из них был вооружён тяжёлой булавой, разбившей в щепки тот сундук, на котором я стоял. Через мгновение кагана с булавой прикончил учитель Чжоу, срубив ему голову шуаном. Я вернулся на баррикаду, занявшись первым каганом. Тот вновь ловко подставил под мою саблю свою, но это был всего лишь финт. Я провёл своим клинком по его, вонзив саблю ему в горло по самую рукоять. Спасло меня то, что сундук под моим ногами был разбит булавой, он не выдержал и я с треском рухнул вниз, и тут же над головой моей просвистела сабля нового врага.

Воспользовавшись моим незавидным положением — я был практически скован по рука и ногам проклятым сундуком — каган ударил меня сверху вниз. Я мог лишь закрываться, да и то до первого трюка со стороны кагана. На сей раз меня спас какой-то простой солдат. Он рискнул запрыгнуть на остатки сундука, размахивая здоровенной секирой с двойным лезвием, отбивая предназначенные мне удары. Кто-то подал мне руку, выдёргивая из плена. Я тут же вернулся на баррикаду, прикрывая солдата спасшего меня. Но было поздно, он получил в правый бок, однако продолжал драться, не обращая внимания на боль и потерю крови. Мы отчаянно рубились плечом к плечу, покуда каганы вновь не отлетели от нашей баррикады. Только тогда смерть взяла верх над лихим солдатом, рухнувшим ничком с баррикады.

Ещё до того, как каганы начали новую атаку нам пришлось покинуть наши позиции, обрушилась стена дома, прикрывавшего нас справа, и оттуда грозили ворваться в образовавшуюся брешь новые враги.

С крыши одного из домов буквально нам на головы спрыгнул Са. Сам он и его да-дао были залиты кровью, в левой руке он держал моё копьё.

— Не бросай больше своё оружие, — усмехнулся он, кидая его мне. — Тут всё же бой идёт. Отходите к полководцу У, — бросил он остальным, занимая оборонительную позицию, — он готовит контратаку. Я — прикрою.

— Я тоже, — отмахнулся я, вставая рядом с ним. — Полководец У, едва увидев меня, посадит под замок, а ещё хочу принести хоть какую-то пользу здесь и сейчас.

— Как хочешь, — пожал плечами Са и тут я понял, что сам он не собирается возвращаться, он принимает последний бой.

Размышлять над этим было некогда, потому что каганы преодолели-таки полуразрушенную баррикаду и теперь неслись во весь опор прямо на нас. Са не стал ждать удара и прыгнул им навстречу, раскручивая да-дао. Первых врагов он буквально скосил ещё на лету, дальше принялся прыгать по плечам каганов и лошадиным крупам, вне зависимости от того, сидит в седле кто-нибудь или нет, раздавая удары направо и налево. Я был не столь могучим воином, поэтому остался стоять, ожидая когда опешившие каганы поймут, что у них не один, а два противника.

К чести их, они поняли это очень быстро, атаковав меня, благо на улице в ряд могли проехать не более пяти всадников. Я бесстрашно — хоть и отчаянно боялся — прыгнул под копыта их коней, копьё подсекая их ноги. Двоим удалось подрубить конечности, ещё пару просто сбил древком, всадники их полетели ан землю. Я вскочил на ноги, ткнул в спину последнего кагана, не успевшего развернуть своего коня. Лезвие пропороло ему правый бок, на руки мне потекла тёмная кровь. Оставшиеся четверо вскочили на ноги и бросились на меня, но были слишком оглушены неожиданной атакой и падением с сёдел, чтобы долго противостоять мне. Я буквально прошёл сквозь них, закрывшись оседающими в кровавую грязь телами от налетающих на меня каганов. Многих скосил Са, однако каганов было слишком даже для столь блестящего воина как он. Проделывать рискованный трюк с прыжком под копыта я не решился, приготовившись встретить мощный натиск каганской конницы. Обезумившие кони мчались, разбрызгивая пену, всадники занесли надо мной сабли. Когда те уже готовы были обрушиться мне на голову, я припал на колено, делая широкий взмах копьём, опять же по ногам. Как я и рассчитывал, образовалась свалка и я вовремя убрался с дороги окончательно потерявших от боли разум коней. Мне не повезло, я плечом врезался в горящую стену дома, рухнувшую на меня. Я отпрыгнул ещё дальше в полыхающий дом и кинулся сквозь него, прикрывая лицо руками от дыма и искр.

Промчавшись через фан-цзы, я выскочил с другой стороны, причём прямиком под копыта новому отряду каганов. Делать было нечего, пришлось вновь прыгать под копыта. На сей раз врагов было гораздо больше и удача окончательно изменила мне. Копыто одного из коней угодило мне в висок, правда вскользь, что спасло мне жизнь. По лицу заструилась кровь, перед глазами всё поплыло, я едва сумел вновь вскочить на ноги, земля под ногами плясала, как корабельная палуба в пятибалльный шторм. А надо мной нависал взвивший коня на дыбы Тэнгэ-богатур, заносящий над головой саблю. Я не нашёл ничего лучше как закрыться древком копья, не раз спасавшим меня от вражьих ударов. Но сегодня было не мой день. Тяжёлое лезвие богатурской сабли разрубило древко и обрушилось на меня.

Боль пронзила всё тело и мир померк, как когда-то, в узком ущелье.

* * *

По телу распространялось животворное тепло, я чувствовал, как затягивается глубокая, почти смертельная, рана и ещё одна, практически царапина. Сабля Тэнгэ-богатура разрубила меня от плеча до середины груди, разрубленное древко частично отклонило её полёт и сердце не пострадало, хотя одно лёгкое было разорвано в клочья. Лишь благодаря этому мне удалось протянуть до того, как подоспел Чо, с риском для жизни исцелявший солдат и воинов прямо на поле боя. Именно он спас и меня, и израненного Са, до последнего рубившегося с каганам, не смотря на не один десяток полученных ран, и ещё не один десяток человек.

Когда я открыл глаза, то в первый момент мне показалось, что увидел призрака — настолько измождённым было лицо Чо, и так не блиставшего особенно здоровым цветом лица. Сейчас же на его лице единственной живой деталью были глаза, горевшие каким-то лихорадочным огнём. Интересно, чего стоит ему использование Белого лао? Наверное, лучше и не задумываться.

— Как идут дела? — произнёс я первым делом, садясь на лежаке в одной из не пострадавших от огня фан-цзы. — Что с каганами?

— Самое время интересоваться, — ко мне подошёл полководец У в помятых доспехах и кровью на лице и броне. — Как бы ты ни старался, тяньган, мы отбили их атаку. Но знаешь скольких жизней нам это стоило? Если б не мастер Чо и другие мастера Белого лао, врачевавшие людей прямо на поле боя… — Он оборвал сам себя и сделал короткий знак своим людям, стоявшим у него за спиной. — Отправляйся к своему минскому предателю.

Как я и ожидал меня кинули в сырой подвал, где уже сидел Шинь. Он ничего не зал ни о нападении каганов, ни о его исходе, — ни полководец, ни сторожившие подвал люди не собирались оповещать его о "надземных", как он выразился, делах. Да уж, в чувстве юмора бывшему чиновнику не откажешь. Я вкратце поведал ему о нападении и том, что по словам полководца У мы сумели-таки отбить его, не забыв добавить, что возглавлял степняков, по всей видимости, Тэнгэ-богатур.

— И что теперь? — спросил у меня Шинь, дослушав рассказ.

— Остаётся лишь надеяться на возвращение Циня — нашего нового предводителя, — пожал плечами я. — Правда полководец У может казнить нас до этого, хотя после нападения у него слишком много дел. Может быть, за этими заботами у него не дойдут до нас руки. Но надежд на это слишком мало, полководец У ничего не забывает, особенно людей, которых ненавидит так сильно, как меня.

Так оно и оказалось. На следующее утро нас вывели из подвала двое воинов с измождёнными лицами, они явно не спали с самого боя. Ни плахи, ни виселицы поставить не успели, видимо, казнить нас станут прямо на земле. Вот такие странные мысли бродили у меня в голове, пока меня вели к здоровенному солдату с громадным топором, отчего-то напомнившего мне того, кто спас мне жизнь, взобравшись на разбитую баррикаду.

— Предатель Вэй-ли, — начал короткую речь полководец У, — и его пособник Шинь — чиновник приказа императорского спокойствия, вы обвиняетесь в организации нападения на Боян-Обо войск каганов. Вы приговариваетесь к смертной казни. Приговор буде приведён в исполнение немедленно.

— Прошу прощения, — встрял Шинь, — но приговор не может быть вынесен без суда.

— Округ находится на военном положении и судопроизводство идёт по упрощённому варианту. — Полководец У оказался столь же подкован в правовых вопросах. — Я — комендант Боян-Обо и властью, данной мне покойным предводителем до возвращения его сына, я приговариваю вас к смертной казни.

— Не прикопаешься, — буркнул Шинь.

Нас подтолкнули к палачу и по сигналу полководца У Шиня принудили опуститься на колени.

— Остановитесь! — раздался окрик. — Остановите казнь!

На площадь, превращённую временно в лобное место, вылетел Цинь на разгорячённом коне. Он остановил его и обратился к полководцу У:

— Что ты творишь? По какому праву казнишь Вэй-ли и этого человека? — Под "этим человеком" он подразумевал Шиня.

— Я — комендант Боян-Обо, — ответил полководец. — Ваш отец наделил меня этой властью.

— А где он сам?

Все начали опускать глаза и Цинь догадался в чём дело. Он переводил неверящий взгляд с одного лица другое, пока полководец У не сказал:

— Он скончался третьего дня. Теперь вы — наш предводитель.

Цинь спрыгнул с седла.

— Отпустите обоих, — тусклым голосом бросил он. — Вэй-ли всё делал по приказу отца, в детали были посвящены только я, он и сам Вэй-ли.

— Но они навели на нас каганов, — попытался возмутиться полководец У.

— Я разберусь в этом деле сам, — ответил Цинь. — А пока они свободны.

Нас приютили у себя Сандзо сотоварищи, занимавшие не пострадавшую фан-цзы (таких, к слову, было немного). И вновь я столкнулся с тем, что делать мне было абсолютно нечего. Повсюду кипела работа, восстанавливали сгоревшие дома, собирали людей, подсчитывали потери. Чо постоянно пропадал в импровизированном госпитале вместе с остальными мастерами и подмастерьями Белого лао, возвращаясь оттуда он становился всё более похож на призрака, однако с самого утра уходил снова.

— Его призвание лечить людей, — сказал мне Сандзо, маявшийся бездельем как и все остальные, — любой ценой. Мастера Белого лао не щадят себя, дабы исцелить как можно больше людей.

— Были б мы все такими, — мрачно заметил Шинь, — и никаких войн, ни восстаний, ни сражений… — Он замолчал.

— Мечты, мечты. — Я откинулся на стенку фан-цзы, забросив руки за голову. — Какая жалость, что они настолько несбыточны.

Обещанного разбирательства не произошло. Циню было не до того, потому что начались такие события.

Несколько дней спустя к нам заявились представители объединённого движения сопротивления каганам. Наконец, предводителям почти всех банд, воюющих с минцами, удалось договориться. Оказывается, они знали о нападении каганов и теперь к нам на помощь спешили их отряды.

Я присутствовал на аудиенции, на которой Цинь принимал этих представителей. Не смотря на разгром, царивший у нас, он умудрился обставить этот приём воистину по-императорски. Он восседал на единственном уцелевшем кресле с высокой спинкой, облачённый в самое роскошное одеяние, что смогли отыскать, а поверх него — вполне боевой доспех, на поясе — меч, на голове — шлем, более похожий на корону. Настоящий император, ни дать ни взять.

На представителей повстанец он произвёл неизгладимое впечатление, те так и жались к стенам, бросая взгляды то а Циня, то на два ряда воинов полководца У, выстроившихся по обе стороны от кресла, однако произвести такое же впечатление на их предводителей навряд ли удастся, по крайней мере, на всех.

— Мы благополучно отбили атаку каганов, — сказал Циня, — однако благодарим своих верных слуг за ту помощь, что они были готовы оказать нам. Мы с радостью примем всех, кто готов противостоять предателям из дома Мин с оружием в руках, с двойной же радостью тех, кто делает это уже сейчас. Так и передайте своим предводителям.

Ошеломлённые посланцы и слова вымолвить не сумели, даже не подумав высказать требования людей, приславших их. Так они и ушли, озираясь по сторонам и, похоже, так и не отойдя от зрелища столь блистательного императора в такой глуши.

На день прибытия предводителей восставших Цинь назначил свадьбу с прекрасной Юнь из дома Мин. Он объявил, что две династии отныне объединены и все остальные члены правящего дома — предатели, незаконно владеющие троном Цинь-о-хая.

Свадьбу обставили столь же шикарно, как и приём представителей. Священный союз двух людей скреплял не кто иной, как Сандзо. Жених и невеста были красивы, как никогда. Юнь в церемониальном одеянии цветом своего дома и Цинь в лёгком, но отнюдь не парадном доспехе и с мечом на поясе.

Мне хватило одного взгляда на принцессу, чтобы понять — моя любовь, и вправду, умерла, как обещал лжемонах Ши, он же загадочный адрандец Делакруа. Да, она была бесспорно очень красива, но больше сердце трепетало от одного взгляда на принцессу и не хотелось придушить Циня своими руками за одно то, что он рядом с нею, он, а не я. Спасибо тебе за это, Делакруа.

Не то узнав от своих посланцев, не то просто пытаясь произвести впечатление на будущего союзника, прибывшие предводители были также шикарно, однако же подчёркнуто по-военному, одеты, даже единственная среди них женщина. Все носили лёгкие доспехи, практически все — при мечах, лишь двое носили иное оружие. На поясе одного висела пара шуанов, по ним я опознал в нём Тонга Два Топора; единственная же женщина не была вооружена, что не делало её менее опасной чем остальные — Ксинг Смертоносная Красотка в совершенстве владела приёмами нескольких стилей рукопашного боя, к тому же в её арсенале было множество разнообразных хитрых вещиц, зачастую замаскированных под совершенно тривиальные, вроде спиц или заколок. Первым к алтарю подъехал самый крупный из всех — могучий воин в воронёных доспехах и с двуручником за спиной. Лонг Большой Меч.

— Вы могли бы и предупредить нас и свадьбе, — сказал он, спрыгивая с седла и отвешивая Циню и его невесте глубокий и изящный поклон. — Мы бы приготовили подарки.

— Прошу прощения, господа, — ответил ему Цинь, — но лучший подарок для меня и моей невесты — это сам факт вашего появления. А теперь прошу вас быть гостями на моей свадьбе, до окончания церемонии и праздника по её случаю переговоров не будет.

— Мы понимаем, — усмехнулся красавчик Занг, один из самых могущественных предводителей, отличавшийся тем, что всегда вёл себя, как на приёме у императора. — И, думаю, я выскажусь от лица всех нас, когда скажу, что мы с удовольствием принимаем ваше приглашение.


Глава 7

Мгновенной победы, после объединения, конечно, не последовало, однако совместными усилиями мы начали выдворять каганов из нашей страны. Многие и многие чиновники присягали на верность "подлинному императору Циню V", передавая под командование его "верных полководцев" войска, которые не успевали уйти с каганскими военноначальниками или же по своей воле становились под наши знамёна.

Поначалу мне не очень-то верилось в то, что абсолютно все вчерашние предводители повстанческих банд как один встанут под руку новоявленного императора, даже не смотря на то, что они шли ему на помощь. Многие из них и не помышляли о свободном Цинь-о-хае и сражались против каганов они скорее для собственной наживы, а не за благородные идеи, коими руководствовался наши предводитель Цинь и его отец. Однако, дело в том, что кандидатура Циня устроила всех предводителей, не желавших делиться властью с вчерашними конкурентами и едва ли не врагами. Главная беда в том, что единство их могло продлиться лишь до окончания войны. Но об этом думать ещё рано, надо выиграть последнюю, решающую битву.

… Мы собрались вокруг отличной карты, нарисованной на листе рисовой бумаги. Синим на ней был заштрихованы провинции и округа лояльные нам, красным — каганам. Последних было, к слову, всего ничего, что ни могло не радовать. На этом стратегическом совещании присутствовали кроме Циня, полководца У и мастеров Чжоу и Чина (ну и конечно, меня), ещё все новоявленные полководцы нашей армии — Тонг, Ксинг, Лонг и Занг, предводители повстанцев рангом (в их обществе, живущем по непонятным для меня законам) сюда не пригласили, они командовали соединениями на местах.

— В руках каганов, — произнёс Тонг Два Топора, — фактически осталась только Лысина святого. — Лысиной святого называлась равнинная местность, преимущественно степь, очень похожая на родину каганов, где было, к тому же, сложно устраивать им "сладкую жизнь", как выражалась Ксинг, не ведавшая равных в искусстве партизанской войны. — Они стягивают армии туда, готовятся к атаке на контролируемые нами провинции.

— Хотят ударить по Ван-Мину, — заметил Цинь. — Эта провинция богатейшая из тех, которыми мы владеем, без неё всё наше восстание может провалиться.

— Это понятно, — вздохнул мастер Чжоу, — однако каганы, видимо, сами того не понимая, заманили себя в ловушку. Они провоцируют нас на решающее сражение, однако не понимают, что Лысина святого — идеальное место для их разгрома.

— Как это? — не понял Тонг. — Это же сплошная степь, там будет где разгуляться их знаменитой коннице. Если мы примем бой там — нас просто раскатают по всей Лысине.

— Ты ошибаешься, — покачал головой мастер Чин. — Видишь вот эту отметину на карте? — Он указал на белое пятно в северной части Лысины святого. — Это засохшее озеро, фактически, корка соли над ядовитой водой. Копыта каганских коней разобьют её и они просто провалятся, их атака сорвётся. Когда же остановится их лава, мы контрударом покончим с ними.

— Славный план, — усмехнулся Занг, — но только в общих чертах, но над деталями ещё работать и работать.

— Вы все так уверены в глупости каганов, — заметил Лонг Большой Меч. — Они могут запросто заманивать нас в ловушку, давая нам подумать, что в ловушке они.

— Нельзя отрицать эту возможность, — кивнул Занг, — однако я для этого и сказал, что нужно работать над деталями. Для этого их разрабатывают, учитывая все возможные варианты.

— Не надо учить нас стратегии, — отмахнулся полководец У. — Мы знаем её не хуже тебя.

— Частности, — бросил Тонг, — а мы здесь именно стратегию обсуждаем. Надо решить, что делать — оборонять ли Ван-Мин или же атаковать каганов на Лысине святого.

Споры в тот день продлились до самого вечера, однако уже после захода солнца решили двигать все войска к Лысине святого.


Я стёр с лица крупные капли пота, стекающие на глаза. Под ногами хрустела корка соли, под которой, по словам мастера Чина, скрывались несколько дюймом ядовитой воды, впитавшей столько гадости, что и глотка хватит, чтобы прикончить здорового человека. От этого становилось как-то не по себе. Хорошо бы наша ловушка сработала, а то лежать здесь, медленно растворяясь в той дряни, что плещется под коркой соли, как не очень хочется.

Напротив нас выстроились каганы, сдерживавшие своих хоть и низкорослых, но довольно горячих лошадок. Битва будет страшной. С нашей стороны было двадцать с лишним тысяч человек, в основном пехота и лучники, что послужило каганам дополнительным стимулом для немедленной атаки, считавших, что они растопчут нас одним могучим навалом своей обычно несокрушимой лавы, насчитывавшей, как сообщали мои коллеги по "ночному воинству", не меньше тридцати пяти тысяч конников и десяти тысяч пехотинцев. Им казалось, что при более чем двукратном численном преимуществе, победа у них в руках. В общем-то, так оно и было, но только в теории, наша же задача опровергнуть эту теорию практикой.

Сколько длилось это затишье перед бурей, готовой разразиться, не знаю. Мы смотрели на каганов и прочих минцев, они — на нас, все ждали. Кто-то молился, кто-то шептал сквозь стиснутые зубы проклятья непонятно в чей адрес, кто-то, как и я, молча глядел на врага. И тут взвыли рога среди каганов, их войско двинулось на нас, набирая скорость. По нашим рядам пронеслась в тот же миг короткая команда, отданная мастером Чином — нашим командиром лучников:

— Товсь! Луки — вверх! — и как один поднялись вверх несколько тысяч луков.

Каганы приближались, из под копыт их коней летела белая соляная крошка, однако корка держалась — и мне это совсем не нравилось.

— Тетивы! — пронеслось по рядам, ответом был характерный скрип.

Каганы всё ближе. Я уже различал их лица, сбрую коней, по которой можно было отличить простых воинов от богатуров, наконечники копий, детали доспехов, крошку соли, летящую из-под копыт.

— Выцеливай!

И следом уже для нас:

— Копья — товсь!

Я вскинул сделанное на скорую руку копьё, предназначенное лишь для отражения первого удара врага. Моё же висело за спиной, ожидая своего часа.

— Огонь!!!

Каганы были всего в нескольких ярдах от нас, когда с тетив сорвался град стрел. Благо луки наши несколько мощнее каганских сёдельных, а они уже готовили их, мы опередили их лишь на несколько секунд. Залп оказался удачным — практически весь первый ряд каганов вылетел из сёдел, покатившись по земле. Однако остальные и не подумали смешиваться или же прерывать атаку, ехавшие следом за ними просто прыгали через упавших, зачастую затаптывая ещё живых и пытавшихся подняться на ноги товарищей. Многие спускали тетивы на полном скаку, начали падать наши воины. Одного стрела поразила прямо в лоб, он рухнул и тут же вперёд шагнул солдат их второго ряда, быстрым движением подобрав копьё павшего. Первые три ряда составляли самые опытные и выдержанные люди, в которых все были уверены полностью, зная, они не дрогнут и не побегут.

В следующие несколько мгновений время словно замедлило свой бег. Я отчётливо видел кагана, перемахивавшего через завал из человеческих и конских тел, натягивая тетиву своего лука. Наконечник стрелы был нацелен точно мне в грудь, но я не шевельнулся, зная, что в крайнем случае, воин, стоящий за мной подхватит копьё и встретит врага. Копыта коня врезались в корку — и разбили-таки её, по самые бабки уйдя в ядовитую воду. Руки кагана дрогнули и стрела ушла куда-то в сторону, прочертив полосу по соляной корке, а сам он вылетел из седла, грянувшись прямо перед моими ногами. Я прикончил его коротким движением копья и тут же поднял его в исходную позицию.

Это словно прорывало своеобразную плотину, корка соли ломалась под ногами одного кагана за другим, она трещала, крошилась, ядовитая вода выплёскивалась из своеобразных прорубей, разъедая кожу. В общем, смертоносного навала не вышло, мы без труда отразили атаку разрозненной рати, я даже плохонького копья не сломал.

Отбросив его, я выхватил из-за спины нормальное и ринулся в атаку, подобно сотням и сотням моих соратников. Мы ворвались в подобие строя, образованного каганами, а за нами бросились остальные. Я наносил быстрые удары, как колющие, так и рубящие, хотя в царящей тесноте драться было очень сложно, особенно моим копьём.

Каганы не могли ни контратаковать, ни даже толком отступить. Корка соли подламывалась всё чаще и чаще, не осталось практически ни единого ровного участка. И кто сказал, что Лысина святого равнина, под ногами у нас были сплошные ямы, впадины и камни, о которые спотыкались и мы, и каганы, хотя последним приходилось куда хуже из-за их лошадей. Это уже было не сражение, а какая-то свалка — кони, люди, живые, мёртвые, — всё смешалось в единый ком боли и крови. Наверное, именно так выглядит Подземный мир, где люди несут заслуженную кару за свои грехи. Несколько раз я замечал Са, мчавшегося среди каганов, оставляя за собой горы трупов и реки крови, смешивавшейся с ядовитой водой. Чо врачевал, как обычно, на поле боя, нарушив приказ оставаться в лагере и лечить только в госпитальных палатках, его прикрывал Гоку, работавший своим шестом так, что казалось вокруг них образовалась непроницаемая сфера — все каганы, посмевшие подойти или подъехать к ним на расстояние удара, вылетали из сёдел. Где был Сандзо, как и остальные монахи, я не знал, однако следы их работы можно было увидеть повсюду.

С левого фланга по каганам ударил отряд воинов, которых я никогда не видел, да и выглядели они как-то странно. Сероватые, почти бесплотные, сквозь них были видны каганы и другие воины, однако мечи их разили вполне нормально — из-под них кровь вражья хлестала фонтанами; зато вражье оружие их не брало, проходило словно через туман.

В общем-то, мне было не до того, чтобы глядеть, как идут дела. Понимая, что им не спастись, каганы дрались, как крысы, загнанные в угол, стараясь продать свои жизни подороже. А сражаться с крысами, загнанными в угол, очень тяжело. Я отбивал удары каганских сабель, бил в ответ, целя когда в человека, когда — в лошадь, когда — в оружие. Сколько раз ранили меня, скольких я убил, сколько раз падал и сколько поднимался, — не представляю. Я нахлебался горькой воды, ноги, хоть и обутые в новенькие сапоги с проложенными сталью голенищами, сработанные для всех солдат от полководца до последнего солдата, были разбиты в кровь о корку соли, которая разъедала раны, но и этой боли я не чувствовал до самого окончания сражения.

Я увидел его, а он — меня. Тэнгэ-богатур, лишившийся коня, рубился пешим, не пытаясь вскочить на нового. Я целенаправленно двинулся к нему. Он заметил меня, развернулся, усмехнулся:

— Дважды тебя отправляли в ваш Подземный мир, но видимо ты слишком живуч, чтобы упокоиться там.

— Я не могу умереть, — кажется это прозвучало слишком пафосно, но меня, что называется, понесло, — пока мою страну топчут ноги таких, как ты.

Он снова усмехнулся, взмахнув саблей. Я атаковал, делая длинный выпад копьём. Тэнгэ-богатур был куда лучшим бойцом, нежели Кулай, да и страха передо мной не испытывал, хоть и сам разрубил меня едва ли не надвое во время налёта на Боян-Обо. Копьё отлетело в сторону и Тэнгэ-богатур тут же контратаковал, крутанувшись и целя саблей мне в горло. Я подался вперёд, ударив его "пяткой" копья в живот. Доспех принял на себя удар, так что я не нанёс ему реального вреда, лишь отбросив на полшага и сбив замах. Тэнгэ-богатур использовал инерцию и попытался рубануть меня снова. Я разорвал дистанцию и опустил на плечо кагана копьё. К сожалению, ударил я не лезвием, а древком, но этого хватило, чтобы Тэнгэ-богатур рухнул на колени. Я тут же шагнул вперёд, изо всех сил приложив его ногой по лицу. С головы степняка слетел шлем, по лицу заструились кровь и солёная вода, однако он сумел каким-то чудом удержаться на ногах и даже попытался ткнуть меня саблей. Я легко увернулся и ударил Тэнгэ-богатура "пяткой" копья. На сей раз, он отлетел почти на полфута, плюхнувшись в ту жижу, что плескалась под ногами. Тэнгэ-богатур тут же вскочил, отплёвываясь, и ринулся в контратаку, попутно выхватывая левой рукой кривой кинжал. Он делал это слишком демонстративно, поэтому я понял — бить будет точно саблей, однако же сделал вид, что поддался на его трюк и сместился вправо. Я ошибся. Он атаковал обеими руками, развернув корпус таким образом, что оба клинка были примерно на одной линии. В ответ я просто крутанул копьё, чудом отбив и саблю, и кинжал. Руки кагана разлетелись в разные стороны, подобно крыльям хищной птицы, оканчивающимся стальными когтями. Я снова крутанул копьё, на сей раз перпендикулярно предыдущему вращению, целя лезвием в голову врага. Тэнгэ-богатур успел скрестить клинки над головой за секунду до того, как лезвие опустилось ему на темя, тут же увёл его в сторону, хоть и видел, как перекосилось от боли его лицо, когда он принял мощный удар на клинки. До того, как он сумел ударить меня, пользуясь тем, что теперь моё оружие было слишком далеко, я крутанулся, снова врезав ему ногой в лицо, но в этот раз мой удар усиливался поворотом тела. В третий раз получив по лицу, Тэнгэ-богатур покачнулся, левый глаз его стремительно заплывал, кровь из разбитого лба струилась всё сильней, однако я отлично понимал — от этого он не становится менее опасным противником.

— Я никогда не сомневался в тебе, тяньган, — ухмыльнулся он, стирая тыльной стороной ладони с лица кровь и воду. — Ты — мастер копья.

Едва договорив, он атаковал обоими клинками с разных сторон, вынуждая меня выбирать, какой именно клинок парировать. Я не стал этого делать, просто сделав быстрый прямой выпад в грудь Тэнгэ-богатуру. Теперь уже он был вынужден обороняться, вновь сведя клинки. Однако заплывающий глаз и несколько изменившееся от этого зрение сыграли с ним роковую шутку. Лезвие моего копья распороло ему правую руку, срезав украшенный наруч и сбив и так плохо сидящий наплечник. Рука Тэнгэ-богатура повисла как плеть, сабля выпала из разом ослабевших пальцев.

— Ну вот и всё, — шепнул он, кидаясь на меня с одним только кинжалом в руках, отлично понимая, что ему уже не жить. Но и крыса, загнанная в угол, понимает это, однако кидается на во сто крат более сильного врага.

Я прикончил его быстро. Одним коротким ударом.

Эпопея, начавшаяся в далёком сейчас округе, на полпути к железным рудникам провинции Мааньсань, подошла к концу. Это словно знаменовало падение режима минцев и каганов.


Эпилог

Делакруа с интересом разглядывал настоятеля Горного монастыря Шиминя. Этот человек, обладающий сверхчеловеческими возможностями, когда-то не без помощи белого монаха вышвырнул его из монастыря, отняв даже спасённого им человека, принадлежавшего ему по праву.

— Одного не пойму, — усмехнулся он, — почему вы выкинули меня в тот раз, как нашкодившего котёнка, а теперь принимаете, словно дорогого гостя? — В подтверждение своих слов он поднял чашку с ароматным чаем. — Да ещё и сами пригласили, так настойчиво.


Дядюшка Ву отлетает на несколько футов. Он полностью лишён силы, которую накапливал многие сотни лет. Через него переступает высокий юноша в белых одеждах.


— Ты хотел получить силу древней богини смерти и разрушения Килтии, — ответил настоятель, — тем самым ты освободишь нас от нашего служения, длившегося очень долго. — Он неожиданно улыбнулся. — Хотя, на самом деле, тогда ты ворвался сюда силой, но достаточно было прийти с миром и попросить. Не более того.

— Вроде бы все мы люди, — пожал плечами Делакруа, — однако вас, цинохайцев, понять порой куда сложнее, чем тех же эльфов или гномов.

— Чужая душа — потёмки, — позволил и себе улыбнуться настоятель Шиминь. — Это ваша, западная, поговорка.

— Однако от этого она не стала менее верной. Вот только я не понял, вы можете отдать мне силу Килтии из охраняемого вами много веков капища? Но ведь Сидней Лосстарот, которого я обманул, получив эту силу впервые, сказал мне, что без особого рисунка на спине мне никогда не получить её вновь, ибо сила попросту уничтожит меня. Вы можете сотворить такой рисунок?

— Точно такой, как был у Лосстарота — нет, — покачал головой настоятель Шиминь. — Но рисунок, что выдержит одно освобождение капища Килтии, сумею. Я не так силён, как Ворон, однако на это меня хватит. Но куда дальше ты направишь свои стопы? Я знаю, что ты обыскал практически весь запад, кроме Эльфийских лесов, Алого анклава и Карайского царства, и нашёл все капища, что есть в нашем мире.

— В Такамацу, — ответил Делакруа.

— Но ведь там нет капищ, — удивился настоятель Шиминь.

— Я ищу не только капища Килтии, но и человека, который, как выразился перед смертью Лосстарот, заклеймил его.

— Ворона, — протянул настоятель. — Немного радости обычно приносят встречи с ним и очень немногие сами ищут этих встреч. Но и его нет на островах Такамо.

— Знаю, — кивнул Делакруа, — но моя дорога идёт дальше. Я отчего-то не очень верю, что материк Предтеч затонул, как о том говориться в Книге Всех Книг.

— Вы слишком буквально понимаете вашу главную церковную книгу. "И затопила землю волна баалова", — процитировал настоятель, — эти слова вовсе не значат, что материк наших предков ушёл под воду. Хотя тут ты прав, если Ворон ещё жив, то он, скорее всего, именно на материке Предтеч.

Он поднялся и двинулся к выходу из кельи, сделав знак Делакруа следовать за ним.

— Кстати, — заметил он, словно только что вспомнив о чём-то. — Совет Праха и Пепла куда пропал. В полном составе. И никто не знает куда. Скорее всего, ты встретишь их на материке Предтеч.


Конец.

июль — август 2005


Примечания

Любовь у всех одна и та же.

Курултай — собрание каганатской знати (нойонов).

Фан-цзы — цинохайский каркасный дом, распространён преимущественно в сельской местности.

Ин — суффикс, прибавляющийся к имени сына человека, если оно совпадает с именем отца. Дословно "младший".

"Ночное воинство" — название тайных служб повстанцев.

Богатур — представитель военной аристократии в Каганате.

Тяньган — нация северного Цинохая, её представители отличаются особенной жестокостью и не особенным уважением к законам империи.

Чиань — тяжёлое копьё с широким листообразным наконечником и утолщением на другой стороне древка.

Да-дао — близок к древковому оружию, поскольку кривой и тяжёлый клинок с расширением к концу и односторонней заточкой крепится к рукояти, по длине равной длине клинка или даже его превышающей.

Приказ императорского спокойствия — официальное название ведомства, негласно занимающегося поддержанием безопасности и претворением в жизнь собственных представлений о политике в Цинохае.

Чиновник имеет в виду фишки для игры в го, называемые в Цинохае "костями". Вообще же, это распространённая поговорка.

Чиань-бо — посох лаосского (буддийского) монаха.

Подземный мир — царство мёртвых в лаосской религии.

Саадак — он же наруч, футляр для лука, вместе с колчаном составлял саадачный набор (иногда он также назывался саадаком).

Имеется в виду легенда в общих чертах соответствующая легенде о трехстах спартанцах в Фермопилах.

Шесть лао — четыре стихии, Тьма и Свет, пути преобразования человеческого ки (духовной энергии), в общем и целом, аналогичны западной магии, хоть и не совсем.

Ханша — цинохайская (китайская) рисовая водка.

Ханшу в Цинохае, как и сакэ в Такамацу подают маленькими кувшинчиками, примерно по четверть литра объёмом.

В фехтовальных школах Цинохая и Такамацу практически не применяются удары по клинкам противника.

Шуан — китайский парный топор.

Дан гьен — узкий прямолезвийный обоюдоострый меч с гибким клинком (Китай). Используется также в парном варианте для занятий в некоторых школах.

Наказ о наказаниях, пытках и прочих средствах добытия правды и раскаяния — свод правил и предписаний, как именно следует карать и пытать, добиваясь признаний, преступников всех мастей. Составлен ещё во времена Циня I, с тех пор неоднократно дополнялся, особенно после каганского завоевания.

Пытки по Наказу подразделяются на пятидневные периоды, по истечении которых пытки усиливаются.

Государственных преступников и повстанцев в Цинохае не хоронят, а оставляют гнить на месте смерти.

Острова Такамо — официальное название Такамацу.

XLIX


Оглавление

  • Сапожников Борис Владимирович Воин
  •   Пролог
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Эпилог
  •   Примечания
  • X